КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 352088 томов
Объем библиотеки - 410 гигабайт
Всего представлено авторов - 141183
Пользователей - 79222

Впечатления

Чукк про Киселев: Борт 556 (СИ) (Боевая фантастика)

Аннотация от автора:
"... Рассказ, рассчитан в основном на мужскую аудиторию, но и женщинам, вероятно, будет не безынтересен тоже. В стиле эротики, любви и приключений. В самом, почти конце, полный, трагедизма. Во второй фазе рассказа."

Если честно, то вся книга - сплошной "трагедизм" для глаз и мозга, хотя я и осилил только первые 15-20 страниц. Не хочу обижать автора, но хромает всё. Слог восьмиклассника, короткие предложения, я, я, я я Я Я Я везде, произвольное расположение запятых, неукротимые "ться" и "тся".


Любовь и романтика так и фонтанируют:
- "Какая красивая крутозадая сучка" - как то сразу оценил, про себя ее, я - "И этот красивый до черноты загар, на, ее девичьих соблазнительных ножках и ручках. И это личико, наверное, не целованное еще никем. Смотрит все время на меня. Просто, прожигает взглядом! Бестия!".
Аррррррр!

Сюжет странен до пердимонокля - российский моряк из команды сухогруза оказывается единственным выжившим в крушении судна. Оказавшись на яхте пары - искателай сокровищ, он становится членом команды, перед ним раскрывают все секреты, и приглашают поучаствовать.

Есть и романтика для женщин:
"И вот такая свободная без особых обязанностей жизнь, вероятно, испортили меня как нормально мужчину, или можно сказать мужа. Одинокий кобель без привязи и ищущий свою единственную и неповторимую сучку. И, похоже, я ее нашел, или она нашла меня."

На данный момент произведение находится в разделе "боевая фантастика", но фантастики здесь нет.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
hardegor про Луазо: Власть приоритетов (Героическая фантастика)

Если не читать главы про Атлантов и пропускать патриотическую чушь неплохой современный боевичок получился.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Чукк про Савиных: Записки с мертвой станции (История)

Хорошая книга, читается легко и интересно. Описывается период работ по расконсервации космической станции экипажем Джанибекова, эксперименты, стыковка и замена экипажа на другой, и возвращение.

п.с. болезнь Васютина - простатит

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Бессердечная: Не убежишь (СИ) (Любовная фантастика)

Начала читать сей опус и поняла, что ТАКОЕ читать вредно.
Нет запятых на месте, а встретившиеся фразы просто «убивают», вроде вот этих :
«он взял маленький свёртышек у матери» - хм , что за свертышек хотела бы я знать .. Нет , по смыслу то понятно, но …
«Приятного мне аппетита!- и всунула бекон себе в рот.» - всунула , ну-да, ну-да..
«Мой приём пищи прервал звонок в дверь.» - вообще без комментов…
« но я знаю, что видеться с тобой не можно по правилам,» - надо же , не можно
«а то краска уже слазит.» - хорошо хоть не вылазит ..
Подумала, что «автору» поучиться бы орфографии не помешало и словарь «всунуть» в руки ..
И это только второй краткий абзац.. Короче, полный абзац.. То ли данный «автор» подросток, плохо учащийся в школе, то ли…….
Ну а про перечисление , каких фирм она кроссовки и джинсы одевает , может кому то будет интересно , но не мне..

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ANSI про Савиных: Записки с мертвой станции (История)

Лучше прочитать эти заметки, чем смотреть наимоднявый фильмец

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
ANSI про Владко: Аэроторпеды возвращаются назад (Научная литература)

Если книга реально написана в 1934м, то очень неплохо предвидено нападение на СССР

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Любопытная про Смирнова: Одуванчик в темном саду (СИ) (Юмористическая фантастика)

Скептически отнеслась к книге , прочитав аннотацию..
Но оказалось зря. Понравилась , даже получила удовольствие- читается легко, хороший слог.
Однако есть и небольшие минусы- одни и те же ситуации от лица разных ГГ . Ну и если совсем честно , первая половина книги читается бодренько, то вторая часть более вялая. Много «воды» и ненужного, такое впечатление, что книга не доработана.
Однако есть чуть юмора, приключений, загадки и интрига, любовь … Словом, самое то прочитать дождливым осенним вечерком.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Слуга его соплейшества (fb2)

Книга 383382 устарела и заменена на исправленную

- Слуга его соплейшества 1094K (скачать fb2) - Константин Сергеевич Павлов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Константин Павлов Слуга его соплейшества

Внезапная буря

— Алексей, зайдите ко мне.

— Сейчас, Виктор Иванович, — машинально бросил я, и снова уставился на экран, пытаясь понять, как можно было при помощи кофе, пасьянса и везения так качественно уложить базу данных.

Девочки в бухгалтерии работали толковые и славные, но с техникой всё равно были на огромное «вы», и где-то раз в месяц устраивали очередное чудо с криками «насяльника, она сама», в котором приходилось разбираться угадайте какому сисадмину, на все руки мастеру.

Даже самый простенький искин не делал бы таких ошибок, но он бы и не смог бы так элегантно лавировать с отчётностью в узких рамках закона.

Да и чем бы я занимался без очаровательных повелительниц дебета с кредитом?

Поморщив мозги ещё минуту, я сдался, подхватил под мышку папку с результатами моей полезной деятельности, для пускания пыли в глаза, и вышел из уютного логова с грозной надписью «гермозона» на двери. Благо, до заместителя директора была всего пара шагов.

Интересно, почему он не зашёл ко мне сам?

Но эта мысль не успела задержаться в моей озадаченной голове.

— Вызывали? — бросил я от дверей, — Данные уже можно вводить, я в финансовый отзвонился…

И только потом увидел, что зама на привычном месте нет. В его кресле развалился крупный мужик лет за пятьдесят в дорогом костюме, с чугунной челюстью и выражением лица «Терминатор с похмелья». Сам Виктор Иванович скромно примостился сбоку, и чувствовал себя явно неуютно. Я даже украдкой глянул, не торчит ли у него паяльник в неожиданных местах. Уж очень от незнакомца повеяло лихими девяностыми из сериалов и рассказов родных.

— Алексей Игнатов, тридцать лет, не женат, спортивный, не злоупотребляет, — со скромной гордостью представил меня зам, будто сам отбирал у меня стакан, и загонял на турники подальше от девушек.

Я включил умное лицо номер три и прикрутил себе звук. В каждой непонятной ситуации лучше промолчать и послушать. Сильно экономит время с нервами.

— Алексей, — тем временем продолжал мой ближайший начальник, — Вы любите игры? В смысле, компьютерные?

— Когда как, — осторожно протянул я, прикидывая, не началась ли очередная шумная компания за использование рабочего времени, и могли ли меня засечь, когда я от нечего делать гонял простенькие браузерки, — Новыми давно не увлекаюсь, а временами так, бывает…

Незнакомец оглядел меня, словно окорочка по акции.

— Годится, — обронил он, — Ну, мне пора.

И, встав с чужого места, величественно прошествовал к двери.

Зам кинулся его провожать, и пропал, будто завеялся пешком в Калугу. Я даже в какой-то момент подумал, что пора делать ноги самому. Времена конечно сейчас не те, но бизнес всегда остаётся рулеткой…

Иваныч вернулся минут через десять, озадаченный, будто вручную перетягивал грузовик. Сел рядом со своим местом и тут же тяпнул полграфина воды.

Я по-прежнему мудро молчал с умным видом. Что захотят — расскажут, а до остального дела нет.

Так и получилось.

— В общем так, — сказал Иваныч через пару минут, наконец-то на меня глянув, — Шеф хочет, чтобы ты сделал для него одно дело…

— Какой шеф? — тут же решил я уточнить, чтобы потом пройтись по внукам.

— Наш шеф, — рассеянно отозвался заместитель по финансам и прочим, — Звонарёв!

И добавил, чтобы уж для особо одарённых и наверняка:

— Наш директор!

Так вот кто это был! Мне осталось только кивнуть с умным видом. Директора я видел только раз со спины, да и то не уверен, что не перепутал его с водителем. Фирма как-то обходилась без его чуткого руководства, он тоже без нас справлялся, и за это ему было большое спасибо.

И то, что он проявил интерес к моей персоне, было нехорошим симптомчиком.

— И что ему было нужно? — чуть бестактно спросил я.

— Ему нужен напарник в игре для внука, — ответил зам.

И продолжил, потому что явно было нужно объяснять:

— Его внук Дениска, десять лет пацану, увяз в виртуальной игрушке. Какое-то там полное погружение, то, сё. Дело недешёвое, вокруг крутятся всякие. Игровая служба безопасности выяснила, что к пацану подкатывали с разговорами про то, сё, наркотики… Катька, то есть Екатерина Михайловна решила, что сыну в игре не помешает присмотр. Пацану-то всего десять лет. Пробовали водителя шефа, но у того давление, охранника, но он в играх дуб. В общем, решили взять профессионала.

— Отлично. А я причём? У меня среди игроков знакомств нет, — осторожно отозвался я, примерно догадываясь, о чём речь.

— Так о тебе и речь, — мягко загнал гвоздь в крышку гроба мой начальник, — Ты же в компьютерах разбираешься!

— Но это же разные вещи!

— Для Звонарёва? Возьмёшься объяснить?

Объяснять директору что-то не хотелось.

— От тебя потребуется поиграть недели две, — продолжал меня улещивать уже мой дражайший начальник, — За отдельную премию. И последить за пацаном. Что тут сложного?

— Ну хоть подумать мне можно? — буркнул я, сдаваясь.

— Конечно, — широко улыбнулся шеф, — До завтрашнего утра.

— Кстати, а что за игра? — вспомнил я у самых дверей.

— Семь гномов, или семь чудес, не помню, — неуверенно отозвался начальник, детство которого прошло слишком давно и трудно.

Ну что ж, мне не привыкать к нехватке данных.


До конца рабочего дня я честно гонял курсор по экрану, изображая добросовестный труд. Шутка? Проверка обалдевших от безделья кадровиков? Но Звонарёв явно не тянул на клоуна… Похоже было, что река моей жизни решила устроить кульбит, устав от моего упорного сидения на берегу.

Дома я тут же запустил поисковик насчёт узнать, в какую меня тянут сказку. Семь чудес отпали сразу. С таким именем в сети болтался десяток примитивных игрух плати-бросай. «Белоснежка и семь гномов» вроде была популярна и мощна, но туда бы я не сунулся ни за какие коврижки, а семье юного мажора надо было бы внимательно приглядеться к внуку и его умению обходить ограничение 18+.

А вот Семь королевств подходили по всем статьям.

На ярких картинках эльфийки в скудной броне тыкали острыми железками недовольных монстров, колдуны с фонариками вместо глаз наколдовывали плафоны для люстр, а накаченные воины размахивали здоровенными железяками из набора «мечта мясника».

Сверкающие надписи обещали незабываемые приключения и прочие радости, что все выйдут из игры поумневшими и покрасивевшими, и сдавшими экзамены за год вперёд.

На скринах красовалась какая-то изба со спящей лошадью, довольно унылый закат, и здоровенный кулак с заусеницами, летящий в лицо.

Там же лепились восторженные отзывы о том, что у кого рассосалось и пробрало, и насколько это лучше прыжков без парашюта. Не хватало только про шелковистые волосы и третий глаз. Ну когда они научатся сочинять правдивые хвалилки?

На форуме игры картина тоже была ожидаемой.

Кто-то ныл, что выронил в подземелье очень нужный для комплекта меч, сразу пятеро обещали Палачу2098, что подстерегут его возле школы, десяток нубов хором интересовался, как победить пупырчатую лягушку между локациями, а в тихом форумном уголке увлечённо плели фенечки и менялись рисунками по игре.

В общем, обычная ролевуха, в которую резались балбесы разного возраста — и в русском секторе, и в других.

Необычной была только цена. Капсулы стоили конски. Удовольствие явно не для всех.

Набрав информации, я откинулся на диване. И действительно, почему бы и нет?

Семьи я пока не завёл, и располагал уймой свободного времени. Последняя любовь, Ниночка, ушла полгода назад, когда предложила выбрать между ней и компьютером, и очень обиделась, когда я предложил найти корень из единицы. А компьютер нашёл, и без всяких условий.

В общем, ничто не мешало поиграть пару часов в день за казённые деньги. А мысль, что в случае отказа придётся объясняться со Звонарёвым, не особо вдохновляла.

Я представил, как гордо рассказываю потом кадровикам: «потерял работу, потому что предложили играть и ещё за это платили». Нда. Это уже не выглядело героически.

Игра уже года три держалась на рынке, так что всякие побочные странности вроде крови из глаз наверное исправили.

Мне выпадал шанс попробовать эти технологии будущего, и ещё при этом заработать. Почему бы и нет? Ну и кого я обманываю — мне тоже хотелось пронестись по сказочному миру с мечом или файерболом, и ударить клинком о щит, вызывая на бой хранителя набитых сокровищами пещер? Вспомнить восторг от «Меча и магии», когда врывался лихим отрядом в данж, или бил из-за угла жезлом коварного дракона?

Нужный мне номер с лёгкостью отыскался в последних.

— Виктор Иванович, я согласен, — заявил я заму, — Куда и когда подъезжать?


Подъезжать оказалось к нескромному особнячку в небедном районе. Доставившее меня такси испарилось, а я долго доказывал наглухо закрытой калитке в высоком заборе, что меня очень ждут внутри. В конце концов, дверь распахнулась. За ней оказался небольшой дворик, трёхэтажный особняк из красного кирпича, и здоровенный хмырь, способный играть тролля без грима.

— Туда, — буркнул амбал, и я шустро направился по указанному направлению, решив не играть в что-где-когда.

В сущности, так я себе жильё директора и представлял. Небедно, но и без размаха.

Распахнутые ворота гаража манили и звали. Как оказалось, не зря.

Я чуть не присвистнул при виде пары огромных сфер у стены. Эти капсулы делались для полного разворота человека с вытянутыми руками и ногами, никакой тебе матрицы с проводами в головах. И если даже их аренда в спеццентрах стоила конских денег, то на перевозку и установку их в свой дом надо было продать целую конюшню.

Возле капсул скучал пацан с кислым лицом и модным костюмом, рядом замер какой-то обряжённый в халат лаборант, в свободном углу перед входом царственно отдыхал Звонарёв, в шортах и майке. Судя по торчащей из-под лямок шерсти, он до сих пор происходил от обезьяны с медведем.

— Добрый день, — поздоровался я в сторону грозного шефа.

— Вы — новый помощник Дениса? — подкатила ко мне незамеченная ранее очень деловая дама в деловом брючном костюме, которой можно было дать двадцать лет, только чтобы отстала, — Вам нужно знать несколько несложных правил.

Я украдкой зыркнул на Звонарёва, чтобы определить, имеет ли вообще право голоса эта особа. Директор сжался и прикинулся спящим. Похоже, право голоса здесь имела только она. И угадать, чья эта дочка, я бы вызвался с пол раза.

— Вы слушаете? — недовольно уточнила дама.

— Да-да, Екатерина Михайловна, — отозвался я, изобразив вежливое внимание номер три.

Дама пожевала губами и решила простить на первый раз.

— Значит так. Все настройки выставлены, инструкция оставлена. Мне о вас хорошо отзывались, вы уж постарайтесь оправдать. Следите пожалуйста, чтобы Денисочка не встревал в неприятности. Он там связался с плохой компанией, да, пупсик, я знаю. И не хмурься. Для мамы ты всегда пупсик. Он у нас такой молодец, всех там победил, и поэтому нашлись завистники, вы же понимаете? Нам очень надо победить. Гороно учитывает игровые рейтинги!

Блин, так в рекламе не шутили про экзамены? Пупсик нырнул в спасительную капсулу, я заспешил к другой. Лаборант пытался что-то рассказать о пробном прогоне, но мы быстро договорились совершить прогон прямо в игре.

Оживившийся спец тут же начал рассказывать про волшебный гель, который твердел по команде и полностью контролировал игровую тактильность. Дочь Звонарёва продолжала мне сверлить голову ценными распоряжениями, где-то за домом разлаялся немалых размеров пёс.

— Понятно, — сказал я всем напоследок, с хлюпаньем влезая в наполненный липким желе комбинезон. Ещё через мгновение бормотание дамы исчезло под шлёмом. Потом надо мной закрылась крышка. Навалилась темнота.

Через непонятно какое время перед глазами вспыхнуло «Добро пожаловать в Семь королевств»

А потом Это. Было. Прекрасно.


Быстрые облака бежали по небу, ласково пригревало летнее солнышко, высоченные дома с резными крышами выстроились у обсаженной вековыми деревьями дороги, по которой спешили пешком и верхом сказочные существа. Огромные, зелёные, в тяжёлой броне и ярких одеждах, когтистые и прекрасные, жужжащие на десятки голосов. Я стоял в стартовой локации игры, яслях, нубятнике для начинающих.

Всё был реально донельзя, только сверху-справа болталось окошко с надписями и цифрми, словно у робокопа или терминатора.

— Анухрг! — рыкнуло что-то рядом, и я отлетел, держась за плечо. Удар почувствовался в полный рост. Замигала красная надпись о критическом уроне. Отшвырнувший меня зелёный здоровяк двинулся дальше, но тут же шарахнулся от закованной в броню горы на четырёхногом чудовище, которая почтительно уступала дорогу уже какой-то вовсе безразмерной глыбе.

Мой зелёный обидчик уже спешил по дороге вглубь города, с каждым шагом всё больше напоминая гоблина — одну из самых мелких рас в игре. Всё новые герои появлялись у фонтана, и дружно выглядели, как жертвы стероидов.

Уже начиная что-то подозревать, я раскрыл системки. Буквы полезли поверх обзора, как у робокопа с терминаторами.

«ПОЗДРАВЛЯЕМ С НАЧАЛОМ, ХНЫГ! ВЫ ВСТУПИЛИ В МИР СЕМИ КОРОЛЕВСТВ! ДА ПРЕБУДЕТ С ВАМИ УДАЧА!»

Я отмахнулся от нахлынувшего счастья.

— Хныг, вам присвоен класс «Слуга Светозарчика». Раса — человек. Уровень первый. Свободных очков умений — ноль.

Внимание! Вы получили дебаф «проклятый слуга!». Ваш господин потерял трёх прежних прислужников за десять дней. Вас считают обречённым на жертву тёмных сил. Минус десять в общении с нейтральными, минус двадцать с фракцией добра, минус тридцать в общении с фракцией зла.

Вливался в коллектив я достойно, но не успел порадоваться даже этому, как вспыхнула новая системка.

Внимание! Вами получен скрытый квест «Везунчик». Все считают вас обречённым на гибель. Настало время доказать, что вы сильнее судьбы! Выживите в течение игровых суток без единого перерождения, докажите, что у богов на вас другие планы!

Ну вот и плюшки. Но не успел я потереть виртуальные лапки, как загнанная в угол красная надпись сама выхлестнулась поверх остальных:

Внимание! Вы получили повреждения, несовместимые с жизнью. Вы мертвы.

И мрак перерождения окутал меня меньше чем через пять минут после первого знакомства с этим миром. Я погиб от единственного случайного пинка первуровневого гоблина, и заодно сходу провалил детский квест.

Неплохое начало.

Каска от плюшек

«Внимание. Вы находитесь в зоне воскрешения. Через пять минут вы будете возвращены в игру» — сообщила и растаяла надпись.

Пять минут в серой зоне пролетели незаметно. Я водил руками и ногами на крохотном пятачке посреди тумана, прыгал и отлетал от серой мглы, в общем, привыкал к виртуальному телу и читал про игру. Ведь если что-то не получилось, самое время взять инструкцию, верно?

Благо, с управлением данными разобрался быстро. Взгляд вместо курсора — довольно удобная штука.

Инструкция гласила о полном слиянии игрового и реального тела, обещала бонусы за отыграш, и очень хвалила реалистичность. То есть, размахивая руками и ногами, вы использовали свою природную ловкость плюс — минус плюшки персонажа, плюс немного голову. Но даже с нулевой ловкостью гимнаст всё равно не превращался в запихнутого в посудную лавку слона. Мне в этом плане повезло. Мне достался человек с довольно обычными данными, которые я полностью перекрывал. С движениями и координацией проблем не было.

А вот с классом…

Когда я вывел картинку на экран, то даже присвистнул. В череде монстров разной степени ужасности слуга смотрелся унылым ботаном, готовым отдать все завтраки первому гоблину. Даже снежные гремлины, самая мелкая игровая раса, выглядели гораздо задорней и опасней унылого человечка в сером исподнем «сам связал-сам ношу». Но с ростом всё равно было что-то не то. Даже этот слуга в ранжире был намного выше мелких рас, и того же гоблина превосходил на голову, а я уступал минимум полголовы. Мой перс болел в детстве?

И ещё мне надо было разобраться, что умеет мой класс, и зачем он мне достался…

Но тут пять минут истекли.

— Внимание, сейчас вы будете воскрешены, — обрадовала меня проявившаяся надпись, — Желаете изменить место привязки?

Я радостно согласился. Переполненная бестолковыми нубами площадь была явно не лучшим местом для моей трепетной особы.

— Место привязки изменить не удалось, нехватка игровой активности, — с издевательским сочувствием отозвалась система, — Приятного вам дня в Королевствах!

И я снова вывалился в суету у фонтана.

Только в этот раз меня ждали. Огромный воин с алебардой, упакованный с ног до головы в пластинчатую сталь, вдруг повернулся в сторону моей скромной особы. На его груди красовалась надпись «Двухсотый уровень» на пяти языках. Специально для глупых нубов вроде меня, неспособных даже определить уровень.

Пожалуй, он мог убить меня даже неласковым взглядом.

— Этот игр обвиняется в вашем убийстве в пределах безопасной зоны, — прогудел воин, буравя меня неласковым взглядом, — Вам полагается по закону половина экипировки преступника и десять процентов его опыта. Признаёте ли вы, что он проявил жестокость? В таком случае вам полагается ещё десять процентов.

Только сейчас я разглядел табличку «Городская стража» на его груди.

Значит, прямо сейчас меня убивать не будут.

Обрадованный этой мыслью, я только потом разглядел болтающуюся в его клешне зелёную тряпочку, оказавшуюся гоблином.

— Это нне я! У нас рейд! Я оппаздываю! — отозвался малыш, но стражник явно ему не верил. Оно и понятно — условно злая раса, вор-подрывник. Таких сначала сажают, потом разбираются.

— Это был несчастный случай, — поспешил ответить я.

— А я о чём? — подтвердил зелёный.

Страж с явным сожалением выпустил добычу, и лопоухий ринулся наутёк, одарив меня на прощание неласковым взглядом. Впору начать книгу «как убиться за минуту и быстро завести недрузей».

— В качестве возмещения ущерба вы получаете неуязвимость на пять минут и пять очков умений, — известил меня страж, — Неуязвимость действует только в пределах города, для активации обратитесь в ратушу.

— Обязательно! — пообещал я, и тут же шмыгнул к стене, пока никто не зашиб. Надо было хоть немного отдышаться и оглядеться.

В скромном городке Синие Травки жизнь кипела, как при облаве на сельской дискотеке. По опрятным дорожкам, через дворы, и по крышам домов носились игроки, временами сталкиваясь друг с другом и пугая местных неписей.

Они пулей влетали в дома и лавки, не слезая временами даже с коней, на ходу выкрикивая нужные им услуги и снадобья. Прямо у меня на глазах конный рыцарь влетел в кузницу, и тут же с грохотом вылетел вместе с конём, теряя по пути запчасти и высекая искры из мостовой. Вышедший следом здоровенный и злой кузнец молча ткнул в табличку у двери, на которой был нарисован перечёркнутый всадник. Судя по всему, рыцарь хотел немного подправить свой нагрудник. Теперь его ожидал ремонт посерьёзней, услуги лекаря, и психиатра для коня. Животина была совсем плоха и пыталась запрыгнуть хозяину на руки.

Представляю, как доставали местных все эти бесконечные новички. Наверное, дома здесь были дёшевы. Надо было при случае уточнить…

Блин, я даже начал забывать, что это игра.

В пяти шагах от меня сине-зелёный травник катался по мостовой, вовсю царапая ногтями брусчатку, чуть не угадав с новым зельем.

Неподалёку ярко разодетый маг кричал, как водитель маршрутки:

— Рейд на Пузатого Кривоклыка! Две позиции и отправляемся! Лекарь и лучник!

Где-то за углом бабахнуло и потянуло дымом.


Похоже, здесь умели ценить время, один я сидел и глазел зря. Пора было заняться своими делами.

«Задание „Везунчик“ провалено. Ваша харизма уменьшена на двадцать пунктов. Все разумные создания будут вас избегать.» «Внимание! Вами получено звание „Агнец“. Высшие силы присматриваются к вам, заинтересованные быстротой жизненного пути. Возможно, вы можете выгодно продать себя в качестве жертвы!»

«Внимание! Активирован новый квест „Несломленный“! Продержитесь без перерождения в течение трёх дней, и весть о вашем подвиге разнесётся по миру! Награда — неопределена, штраф за невыполнение — вычисляется!»

— Очень приятно, — пробурчал я, просматривая остальные системки. Благо, они сыпались целыми пачками, рисуя светлые перспективы, от которых повесился бы и колобок.


«Внимание! Ваш уровень уступает уровню господина больше пятисот процентов. Включено пассивное умение „питомец“. Ваша неопытность в жестоком и полном опасностей мире может оказаться гибельной. Вы не можете самостоятельно брать квесты и вступать в контакты с игровыми персонажами. Вы не можете распределять свои очки умений и навыков без позволения господина. Штраф вариативен.»

Ну что ж, бывал и хуже. Когда меня отдали под командование трогательного юриста, которому очень хотелось, чтобы компьютер сам вёл и выигрывал за него дела, но при этом не претендовал на его зарплату. В конце концов я сумел его убедить, что коварная машина уже вовсю роет под его тёплое место, и отделался перестановкой системы.

Успокоив себя, я перешёл к следующей простыне.

«Внимание! Вам доступно классовое умение „сплетник“!

Слуги часто болтают о своих господах, рассказывая их слабые стороны и секреты. Вы будете получать больше информации, чем любой другой класс. Умение пассивное, зависящее от харизмы.»

Красота! Ну почему вместо меня не взяли любую бухгалтершу? Сколько неохваченных бабушек у подъезда сидят и не знают, что совсем рядом находится игра их мечты!

«Внимание! У вас активировано пассивное умение „малое волшебство!“ Слугам приходится много следить за чистотой и порядком, и потому они легче вступают в контакт с духами дома и очага. Вероятность обнаружения духов-хранителей — плюс тридцать процентов. Репутация у домовых и хранителей — плюс десять.»

Я представил, как хлебаю на брудершафт из блюдечка домового.

Рядом раздались громкие голоса. Коренастый гном свирепо уткнулся в пупок остроухому лучнику, и непохоже было, что на моих глазах рождается крепкая мужская дружба. Эльф что-то неласково сплюнул на горную макушку, в ответ сверкнул топор, вокруг начали собираться зеваки.

Я быстро переполз подальше, чувствуя себя слабым и хрупким пятачком, и снова раскрыл системки.

Следующие два сообщения порадовали. Благодаря частой возне с хозяйским барахлом, я получал навык «рукодельник» — способность к мелкому ремонту и определению слабых мест вещей. Следующей свалилась способность «связь с природой» — из-за ухода за хозяйским зоопарком я мог понимать простые чувства зверей и их настроение. В общем, помесь Айболита и мужа на час. На сайтах знакомств с руками оторвали бы.

Чуть развеселившись, я открыл следующую системку, как подарок под ёлкой.

Подарок оказался кактусом.


«Внимание! У вас активирована Самоотверженность-1! Капля мудрости. Ради господина вы готовы на всё. Заработанный вами опыт достаётся хозяину. Текущий уровень отдачи — девяносто восемь процентов. Усиливается со смежными навыками. Желаете изменить?»

Желаю. Только кто же спрашивает? Со вздохом закрываю серую иконку.


«Внимание! У вас активирована Самоотверженность-2. Золотое сердце. Раны господина печалят вас, его боль — ваша боль. Болевые дебафы господина понижаются на пять процентов, вы получаете дебаф минус пять к хорошему настроению и харизме. Умение активировано! При активации смежных навыков, это умение получает бонус плюс пять на каждую ветку!»

Чтоб всем этим веткам отсохнуть!

Внимание! У вас активирована «Самоотверженность-3» «Во славу хозяина» Вы будете творить подвиги во имя хозяина. Ваши деяния прославят его, оставляя вас в тени. Внимание! Не касается классовых квестов!

Я начал подозревать, что слуга был не самым популярным классом в игре. И максимально выкрученный ползунок не внушал особых радостей. Ветки умений крепко сплелись в весёлый лес, через который мне предстояло продираться.

Вишенкой на кактусе плюхнулась зеркалка — за свою собачью преданность я всё-таки получал часть хозяйской славы, мизерный шанс освоить какое-то его умение, и возможность общаться через все преграды без слов. Но для этого надо было полностью прокачать все ветки самоотверженности. Интересно, почему они не поставили для слуги расу собаки?

Последняя весточка уже не могла меня ни вдохновить, ни опечалить.


«Внимание! Вам доступно умение „переносчик“ пассивное. Вы так долго носили вещи господина, что они стали для вас родными. Удивительно, как много вы можете взять за раз! Плюс тридцать к ёмкости рюкзака, скрытый карман (пассивное)

Итак, я умею работать сумкой на колёсиках. Ценное умение.»

И, возможно, одеваться в господские тряпки, когда никто не видит. Хорошо хоть, мне достался хозяин мужик, хотя, имя Светозарчик внушало некоторые подозрения… Оставалось надеяться, что пацан слишком мал для таки шуток.

Перспективы нарисовались ослепительные.

Уже мимоходом я ткнул в последний надоедливый квадратик.

«Внимание! До окончания ключевого квеста осталось пятнадцать минут независимого времени!»

Что за…

Уже зная, что детали меня не порадуют, я ткнул в разворачивающийся текст.

«Ключевой квест „Встреча“ активирован. Вы созданы, чтобы служить, и не мыслите жизни без вашего господина. Ваша душа тает с каждой минутой в мире, проведённой без него. Если вы не будете взяты им в слуги в течении первых игровых суток, то будете развоплощены. Награда за выполнение — инициация навыков. Штраф за выполнение — вечное развоплощение персонажей.

Игровые сутки — это хорошо. Но почему тогда системка что-то тиснула про пятнадцать минут? Я развернул пояснения и выругался вслух. „Сроки выполнения задания вариативны и зависят от уровня Самоотверженности персонажа“ Скорректированное время выполнения — тридцать минут. Осталось пятнадцать минут. Приятной вам игры!»

И на карте вспыхнула точка, между мной и которой был всего лишь весь славный город Синие Травки.

Я закрыл системки и огляделся.

Кузнец нежно вынес за шиворот очередного бронированного бедолагу и смачно запустил вдоль улицы. Низковато. Наверно, к дождю. Рядом друид лупил посохом обалдевшего вора, который никак не мог выдернуть руку из рычащей и чавкающей сумки чародея. За углом слышался совсем не колокольный звон, с которым что-то тяжёлое лупило по чему-то твёрдому. И все, от самого чахлого целителя, до разносчика воды, были крупней и опасней меня.

Как мне живьём пробраться через город?

Если в вас попала сказка…

— Помогите! — попробовал издать я писк, но даже это не получилось. Ну да, «Питомец». Мопсам слова не давали… Циферки в углу тикали, отмечая оставшееся мне игровое время. Эпично получится. Призванный на помощь специалист вываливается через двадцать минут из игры, прихватив заодно подопечного…

Ладно, красивые объяснения придумаю позже. Я быстро огляделся. Мой тихий закуток у стены был чуть ли не единственным местом, по которому никто не бегал. Возможно, всех отпугивала грозная табличка «По грядкам не ходить!», торчащая неподалёку от моих ног. А может дело было в торговце странными снадобьями, столик которого был неподалёку. Обряжённый в чалму, шаровары, и безрукавку, он уныло стоял над чередой запечатанных бутылочек, а все прохожие обходили его далеко стороной. Что же за гербалайф был у этого алладина? Эх, мой ноль в восприятии…

Вся остальная площадь бурлила, распадаясь на отдельные потоки. Упакованные в железо бойцы гордо шагали справа от меня к ряду кузниц в пешем и конном строю. Соваться под острые железки не хотелось, тем более, что среди приличных с виду рыцарей попадались совершенно безумного вида культуристы в лохмотьях и с заточенными рельсами в перекаченных лапах.

Слева, у лавок с заклинаниями, топтались в тряпках и с палками маги всех мастей, эти хоть выглядели неопасно и некрупно, всего на полголовы выше меня, и весьма напоминали кучку студентов на пересдаче. Но в их тихой компании постоянно что-то сверкало, дуло, или махало волосатыми конечностями. Каждый спешил опробовать новое заклятье, не щадя себя и других. Ну их нафиг, гаррипоттеров.

Наискось от меня тянулись к каким-то садикам благостные лекари, бритоголовые клирики, и прочие закутанные в нестиранные шкуры шаманы. Эта толпа была самой мирной, но как-то пробирала дрожь от их просветлённых глаз и лиц. Слишком уж они напоминали моего детского стоматолога, подарившего мне в школе много незабываемых минут… Тем более, что самые хитрые уже вовсю пилили друг друга ножами и неумело лупили палками, чтобы тут же попрактиковаться в исцелениях. Творили они это тихо, чтобы не увидела стража. Маньяки…

Только вот я был не золушкой, чтобы капризничать, а моя тыква вот-вот собиралась превратиться в огрызок. Тем более, что последнюю дорогу перегораживали всякие звероводы, тащившие на дрессировку своих когтистых-клыкастых-клювастых питомцев. Уж в этом зоопарке меня бы склевали в один момент.

И к тому же, в эти более-менее упорядоченные толпы постоянно входили и влетали новички. В общем, медики оставались лучшим выбором…

Блин, до чего же сложен мир у хрупкого и слабого существа…

Я оттолкнулся от стены, и сделал первый шаг к медицине.

В этот же момент из-за мерцающего полога фонтана на площадь выступила кучка новичков, перегавкивающихся на ходу, словно немецкие туристы. Их костюмы с завязками напоминали туристические, и только вместо человеческих голов торчали морды восточноевропейских овчарок. Псоглавцы. Оглядевшись, они ошарашено замерли, а потом хором залаяли на одного, наверное, проводника.

И всё бы ничего, но как раз неподалёку гордо шествовал огромный чёрный кот, влекущий на спине упакованную в чёрную кожу красавицу, у которой был даже хлыстик для тематической вечеринки.

Услышав ненавистные звуки, зверь мгновенно выгнулся и зашипел. Собакоглавые замолчали и вздрогнули. Они точно не хотели связываться со здоровенным котом, и охотно отступили бы без драки и шума. Но не удержавшаяся на выгнувшейся спине красавица с визгом съехала из седла к хвосту, и крепко в него вцепилась. В коте мгновенно взыграли дурь и кровь, он боком рванул в сторону, опрокинул лоток с пузырьками, и взвился по стене на ближайшую крышу, волоча визжащую всадницу за собой. Собакоглавые с лаем кинулись вслед, перекатываясь на четвереньки и путаясь в балахонах. Надо полагать, сработали расовые особенности при виде бегущих кошек.

Красавица застыла в метре над землёй, дёргая стройными ножками. Рычащие собакоголовые бегали рядом, кот шипел сверху на всех, вцепившись когтями в крышу. Над разбитыми бутылочками поднялся грозный туманный силуэт, от которого шарахнулись все маги.

Вот мой шанс! Точно! Другие будут только хуже!

Я нежно скользнул вдоль стены, стараясь пересчитать спиной каждую неровность оструганных балок. Передо мной медленно проплыл пахучий туман, который со свистом впитывал все молнии, огненные шары, и прочую волшебную дрянь, которую швыряли в него обрадовавшиеся новому развлечению волшебники. Через туманную завесу я видел, как из дома звероведа грозно выскочил брутальный дрессировщик с кнутом, огляделся, и шмыгнул обратно. Пара психопатов с рельсами уже бежала из кузнечной очереди на шум и гам.

Ну где же стража, когда она нужна?

Ещё чуть-чуть… Я сам не верил своей удаче…

И правильно делал.

До угла оставалась всего пара шагов, когда на меня обрушился дурно пахнущий поток.

— Нечего тут по грядкам топтаться! — грозно заявила бабка, торчащая надо мной с тазиком в руках из высокого окна. А я тихо сполз вдоль стены, любуясь безмятежным небом над славным городом.

Вы подверглись «Оглушению». Вы не можете двигаться четыре минуты. Вы подверглись «Оглушению» вы не можете слышать четыре минуты. Вы подверглись «Оглушению» вы не можете говорить четыре минуты.

Пара яблочных огрызков, которые всё это натворили, мирно лежали возле моих колен. Ну, хоть не зашибли, и то ладно. И я слышал. Похоже, система всё-таки дала сбой. Как я счастлив…

Потеряв последнюю надежду, я вдруг успокоился, и решил насладиться последними минутами в игре. Череда белых облачков ползла по небу над потемневшей черепицей. В вышине ползла крылатая тень, оставляя след реактивного самолёта. В стороне шипели, визжали, рычали и ругались. Я впитывал всю прелесть мира, в который так ненадолго заглянул, чтобы унести с собой как можно больше чуда. Надеюсь, стража не арестует меня за воровство.

В широко раскрытые глаза ткнулась надпись. «Внимание, у вас доступны нераспределённые очки умений!». Ах, да. Моя награда за мою же рекордную смерть.

«Желаете распределить?»

Желаю-желаю. Только отстаньте.

«Распределение баллов произведено автоматически» Внимание! Вы распределили все очки умения в одну ветку! Возможны сложности с персонажем! Желаете продолжать?

Да продолжайте, вот уж пристали.

Внимание! Вами получено достижение «Лебединое сердце!» Открыта способность «Вещее сердце», открыта способность «Вещий взор». Открыта способность «Вещий глас».

Карта города вдруг снова развернулась передо мной, показывая недостижимую точку на окраине. Но в этот раз всё вдруг переменилось, наполнилось движением и светом, по зелёной точке вдруг поползла синяя, отчего-то знакомая и близкая.

«Доступно новое умение „Призыв хозяина“. Вы связаны крепкими невидимыми нитями, и можете теперь услышать друг друга, даже когда другие молчат. Навык активирован».

Я не мог распределять баллы и вступать в беседы. Не мог сделать даже пары шагов или моргнуть. Но зато мог нажать всплывшее окно «Призвать хозяина»

Синяя точка зашевелилась. Услышал!

Я успел порадоваться маленькому успеху, когда на меня обрушился сверху новый поток.

Иногда чистота — совсем не залог здоровья.


Следующие пять минут были самыми долгими в моей славной игровой жизни. Кругом шумели, топтались, звенели клинками, кое-как стащенного с крыши кота отпаивали валерьянкой. Один раз на мою безвольно раскинувшуюся тушку попытался наступить орк, но принюхался, и перешагнул с горловым недовольным рыком. Ну а в целом меня избегали и не замечали.

А я всё ждал спасителя, как целых десять заточённых в башню принцесс. Всё равно ничего другого мне не оставалось. Со второй порцией помоев ко мне прилетела капустная кочерыжка, обновив все дебафы и добавив ещё «звон в ушах», который тут же был задавлен моим же оглушением.

«Поздравляю, вы первым выполнили квест „Грядки Гризельды!“ — порадовала меня система, — Триста лет злобная ведьма стерегла свои грядки, обливая каждого зашедшего на них героя. И только вы продержались на них десять минут, оставшись в живых при этом!»

По ощущениям, я скорее остался в полумёртвых, а не в живых, но спорить не было ни желания, ни силы. Возможно, вредная бабка тоже не стала меня добивать, посчитав за мёртвого.

«Вы получаете награду — бесплатный Суп Гризельды! Каждый день вы можете обедать за её столом! Вы получаете награду — стойкость к Супу Гризельды плюс десять! Вы получаете награду — стойкость к ядам плюс пятьдесят! Вы получаете награду „Рецепт супа Гризельды“. Внимание! Изучение рецептов чёрных ядов доступно с уровнем Мастер и выше в Алхимии!»

Не очень-то и хотелось…

Наверное, свежий подвиг как-то отразился на мне. Шедший мимо клирик остановился на миг, повёл в мою сторону рукой, и я снова смог дышать, жить и немного шевелиться. Сверху послышался злобный голос, лекарь вздрогнул и отскочил. До закрытия основного квеста оставалось неполных пять минут.

Чем бы их занять?

Уже не особо остерегаясь и таясь, я неуклюже поднялся и шагнул в толпу, хранимый богом всех дураков и пьяниц. Сразу же я поймал неумышленный тычок локтем, кто-то мимоходом отдавил мне ступню, а от пролетевшего над головой подзатыльника и без того красная полоска жизни просела ещё на треть.

Да плевать!

Я огляделся и направился к заново выстроившейся очереди звероводов, и сходу вцепился самому мохнатому и здоровому в лапу.

Ездовой медведь с большим сомнением посмотрел на свою шерсть, торчащую между моими пальцами.

Я пнул его в лапу ногой, перехватился другой рукой.

Почему бы не покататься напоследок на медведе?

Озадаченный зверь фыркнул, и только тогда меня заметил его всадник, сурового вида воитель в шкурах, которого почти не портила зелёная тушь вокруг глаз.

— Ты чего? — почти недоумённо спросил он.

Но отвечать я по-прежнему не мог. Единственный разговор со стражником, похоже, был игровым исключением.

Всадник потянулся за неприятного вида клинком, но тут же замер.

Будто холодный вихрь прокатился над площадью, выдув все беседы и остановив жизнь. Звери и герои глядели в одну сторону, настороженно вытянув шеи. Я ничего не видел за морем чужих плеч и голов, но как-то угадывал, что впереди толпа раздаётся, как лёд перед пламенем.

Потом я увидел странное облачко, плывущее меж домов. Нечто приближалось к площади, и все перед ним расступались. Громкий мерный стук, лязг, позвякивания, будто надвигался обвешанный колокольчиками великан.

Отчего-то вдруг звонко застучало сердце в груди.

Вот рослый бард передо мной поспешно отошёл прямо в грядки. Сверху раздался недовольный крик, но тут же смолк. Хлопнула быстро закрытая форточка.

А я, наконец, увидел пришельца.

И попятился за ногу медведя.

Он выглядел жутко неправильным, нелепым, неживым.

Крупный конь шатался и танцевал, вскинув морду с криво натянутой уздечкой, удила которой задирали ему губы в ехидном оскале, подпирая ноздри вместо зубов. Его масть сложно было определить через толстую броню смешанной с грязью пены. Одно копыто било слабей и тише, явно забыв о подкове. Этот конь был ужасен со своим диким взглядом и нечёсаной гривой, с голодным взглядом, который он кидал на все перья и плюмажи, но его всадник…

Он затмевал всё.

Это был восставший из могилы призрак рыцаря, который из окна чужой жены, даже толком не одевшись. Полуоторванный наруч качался с каждым конским шагом, нагрудник съехал почти до колен, в криво напяленном шлёме вряд ли можно было что-то видеть, и как он держался на незатянутом седле, оставалось только гадать.

Всё у него было ржавым и погнутым, даже флажок на копье поник унылой тряпочкой, а вместо герба на щите была обидная надпись на гномьем, выцарапанная коряво и впопыхах.

Но всё это меркло рядом с истиной жутью его ауры. Тёмное облако клубилось над его головой, мерцая и выворачиваясь знаками.

«Слугобойца» «Безклятвенный» «Честь-с-ноготок» — гласили огненные буквы, вызывая всеобщий ужас. И вроде ничего страшного по меркам Тьмы, но у светлого персонажа отметины смотрелись так же дико, как вставший на шпильки брутальный вдвшник в обнимку с Кончитой Вурст.

А этот всадник был паладином.

Паладином…

«Паладин. Уровень девятый. Имя: Светозарчик» гласила надпись у него над головой.

Как в море корабли

И это чудо смотрело на меня. Как же ему досталось, бедняжечке!

Перед попятившимся медведем всадник стал, а меня будто канатами потянуло навстречу.

— Прими мою службу, господин, отныне и до конца, — заявил я замершей несуразной глыбе, — Пусть твоя боль станет моей, и трудами моими я прославлю твоё имя!

Льстивая чушь хлестала из меня неостановимым потоком, впору было записывать для общения с заказчиками. Тикающая последняя минута таймера тоже способствовала красноречию. Толпа слушала то ли с восторгом, то ли с ужасом.

Последние слова я скорее выкашлял, чем проговорил.

Это были дикие секунды тишины, в которых тихо скрипели подошвы и мысли.

— Я принимаю твою службу, — прогудел наконец перекрученный шлем, — Отныне и до конца!

И неведомая сила впечатала мои губы в покрытый грязью сапог.

Это просто цифры. Набор символов и команд.

Но что за фигня? Как он вообще оказался перед моим ртом? И почему с таким мерзким вкусом?

«Основной квест выполнен!» — вспыхнула перед глазами праздничная надпись. Я едва не упал на колени от нахлынувшей слабости, какие-то плюшки сыпались на меня, и тут же растаскивались жадной системой.

— Как ты посмел явиться сюда! — прозвучал неподалёку голос двухсотого уровня. Стражник пёр через толпу, как ледокол, и его явно раздражала красная цифра, которая мигала над Светозаровой головой, уменьшаясь на единицу при каждой вспышке.

Восемь. Семь. Возникло стойкое ощущение, что нас сейчас будут бить.

Но тут что-то дрогнуло, облако над хозяйской головой посветлело, среди чёрных и красных надписей загорелась звёздочка, заслонив собой зловещую пятёрку.

Толпа как-то разом выдохнула, стражник смущённо остановился совсем рядом.

— Слава первоквестовику! — пробормотал он, явно борясь с желанием преклонить колено.

— Я жду прекрасного паладина от трёх до девяти! — игриво продребезжала из окошка Гризельда и подтянула завязки чепчика.

Вот сейчас точно пора было закругляться.

«Следуй за мной!» — вспыхнула ещё одна надпись, пока Светозарчик неуклюже разворачивал коня.

«Держись за стремя»

И я очнулся в положении «кольца и гимнаст», почти повиснув на толстой скобе рядом с ржавой пяткой, на которой красовалась устрашающая шпора с колёсиком.

«Внимание! У вас активировано умение „Держаться за стремя“», — порадовала меня система. И не успел я это осмыслить, как Светозарчик дал шпоры коню.

Мы с лошадью заорали одновременно. А потом ноги оторвались от земли, и площадь радостно прыгнула вверх-вниз.

Я зажмурился.

Через пол минуты качки я всё ещё был жив и приоткрыл один глаз. Площадь осталась позади. Мир по-прежнему качался, я всё ещё цеплялся за стремя, и умудрялся при этом перебирать ногами по дороге. Конь Светозарчика довольно бодро рысил по Синим Травкам, а я бежал рядом, как защемивший в троллейбусе голову волк из «Ну погоди». Очень хотелось сказать что-нибудь тёплое мальчишке, но я по-прежнему мог только возмущённо молчать. Поэтому я мысленно плюнул и решил хотя бы оглядеться и угадать планы моего новообретённого хозяина.

Мы проехали мимо домов местной знати, украшенных ажурными башенками. Миновали жилища богачей, пониже, но поярче, которые было запрещено выводить в высоту, но не возбранялось раскрашивать и украшать, чем богачи и пользовались. Мы проехали через ворота в каменной высоченной стене. Цитадель осталась за спиной. Дальше потянулись дома попроще, ремесленного и небогатого люда. Каменная кладка временами сменялась бревенчатой мостовой, а дома уже красили через одного, зато за заборами хрюкали свиньи и голосила прочая живность. Прохожие в тёмном платье прижимались при виде нас к заборам, а я никак не мог понять, почему не стёр до колен ноги. Всё это время я бежал с лошадью наравне, спасибо игровому произволу.

Пока я разглядывал свои многострадальные конечности в обмотках, мы миновали ещё одни ворота и ещё одну стену — пониже и деревянную.

Дальше всё поменялось, будто по воле злого колдуна. Все дома разом просели и расплылись, будто были сделаны из теста. Дорога превратилась в плохо вытоптанную полосу между кривых заборов и стен, с вечными глубокими лужами, из которых впору было ловить рыбу. Запахло близкой свалкой. Временами домишки стеснялись один к другому, криво слепленные из нешкуренных брёвен и глины, затянутые сверху шкурами и травой. Из щелей в некоторых крышах вовсю валил дым, слышались радостные крики. Укутанные в плащи личности мелькали то сбоку, то впереди, слишком быстро и ловко, чтобы их толком заметить. Мраком и безысходностью веяло от этих мест. И ещё скорой битвой.

Я бы, конечно, предпочёл отдохнуть в хорошем кабачке, но… мог только молчать в тряпочку.

Возле одного кривого чёрного забора хозяин остановился. Кивнул на покосившиеся ворота, набитые из разных жердей.

Намёк понял. Я с наслаждением отцепился от стремени, с влажным треском оттащил створку, оторвав пару гнилых палок. В глубине маленького дворика притаилась лачуга, идеально подходящая для жилья злобной ведьмы с вооот такенными когтями и котом.

И ей сейчас предстояло получить по горбу клинком.

Конь ловко скользнул в приоткрытые ворота и стал у какого-то сарайчика в стороне. Мой грозный хозяин неловко съехал вместе с седлом, не глядя швырнул повод на истёртую коновязь, и нырнул через низкую дверь в хижину, даже не взяв с собой меч.

Ну и ладно. Хозяйское дело. Любовь зла. О вкусах не спорят.

Мысленно насвистывая, я повернулся спиной к дому и начал оглядывать кривой забор. Тянулись минуты. Конь жевал замшелую крышу сарая, похрустывая палочками хвороста.

А вдруг его опоили или обидели?

По ощущениям, он был жив-здоров, но что я вообще знаю о всех этих умениях и условностях? Опыт оставалось только набирать.

Я отчаянно шагнул в тёмный проём, скользнул через сени к пятну света за поворотом и облегчённо вздохнул. Со Светозарчиком всё было в порядке. Он лежал на укрытом шкурами топчане, один, красуясь болтающимся поножем и пятнистым исподним. Под шлёмом он оказался молодчиком лет сорока, со спутанными светлыми волосами до плеч и пустым взглядом. Никто на него не покушался и к нему не спешил. Глаза всё больше привыкали к полумраку. Я оглядел комнатушку. Нда. Если ведьма здесь и когда-то жила, то в ужасе удрала от такого беспорядка. Немытая посуда высилась горой у окна, по утоптанному земляному полу валялись среди огрызков и костей части доспеха, и я почти слышал, как беспробудно пьёт под печкой смирившийся домовой. Всё вокруг раздражало, было наполнено каким-то недобрым багрянцем, от которого у меня просто зачесались руки. В какой-то момент я решил, что мой отважный господин вторгся в логово тролля и ждёт хозяина. Но потом пригляделся к стойке для оружия, к висящему на стене флагу с грустным перепачканным котом.

Нда. Не так я представлял жильё паладина-героя. Хотя, сейчас Светозарчик вполне ему соответствовал. Похоже, без помощи слуги он не мог толком ни поесть, ни одеться.

— Служи верно, не знай скверны, или познакомишься с плёткой! — внушительно заявил с кровати господин, — Отблески моей славы накроют тебя сияющим плащом! Мы, служители света, не ищем земных богатств и не заботимся о бренной плоти. Но твоя помощь будет принята ТАМ!

И он поднял взгляд в кривые балки, между которыми сосредоточенный паук доплетал очередной сюрприз для мух.

— Служить вам — единственная награда, — протарабанил я, даже не управляя своим языком.

В наступившей на миг тишине было слышно, как конь шумно счёсывает седло о забор.

— И не говорите маме про это всё. Пожалуйста, — тихо, как-то по детски добавил Светозар.

Я согласно кивнул, протирая невесть как оказавшуюся в моих руках кастрюлю оторванной от моей рубахи тряпочкой. С каждым движением посуда становилась всё чище, и утихал зуд в руках.

Зато всё больше раздражал чугунок у печи, по слоям грязи на котором вполне можно было считать голодные и тучные годы…


Руки с хлюпаньем выскакивали из наполненных гелем чудо-рукавов. В первую очередь я украдкой глянул на пальцы. Не удивился бы волдырям после выдраивания двух десятков посудин. Это были очень, очень долгие два игровых часа.

Но после вирта краски реальности вдруг показались тусклей. Я оглядел уставленный железками гараж, будто увидев его впервые.

— Как вы себя чувствуете? — бодро поинтересовался оператор капсулы за секунду до того, как отступить перед неодолимой силой в брючном костюме на каблуках.

— Как Дениска? — напористо поинтересовалась Екатерина, и я пожалел, что в этот раз не могу спрятаться у охотника на ведьм за широкой спиной. Ей совершенно не было дела до того, что я вылезал из комбинезона не особо одетым. С другой стороны, с такого рода публикой я тоже привык общаться.

Дочка директора уже успела сделать умный вид «всё знаю, но проверяю», явно натренированный с штукатурщиками.

— Ну вы же знаете, — доверительно отозвался я, как умный умному, — Сразу всего не охватить. Но в целом он очень, очень радует. Только что ему зачли два сложнейших квеста.

О том, что его реальных заслуг было на половинку, я мудро промолчал.

Мама расцвела и кинулась тискать выбирающегося из капсулы сына.

А я, обтирая руки от невидимых следов геля, поспешил к одежде. До следующего игрового дня мне надо было много чего изучить…

Мудрость всякая нужна…

Вечер за окном просверкивал огнями запоздалых машин. Давно остывший чай терпеливо ждал, пока я опрокину его на клавиатуру. ПалБорисыч, он же Пальчик, названный в честь одного сотрудника за шкодливый характер и мастерские навыки делать невинную морду над свежесотворёнными пакостями, тихонько сидел в уголке, не пытаясь качать права. Он уже давно выучил, что временами хозяина лучше не теребить глупыми просьбами — всё равно получишь тапок на первое, второе и третье.

Ну а я глядел в монитор, сводя в одну кучу свалившееся на меня счастье.

Слуга.

Три месяца с хвостиком назад разработчики Семи Королевств торжественно объявили о вводе в игру нового небоевого класса второй линии. Притом, что раньше небоевых классов просто не существовало, и да и вторую боевую линию не замечал никто, даже когда бодро убегал с нулевой и первой. А вот класс «Слуга» был именно оттуда и обещал перевернуть игровой процесс. Он обустраивал суровый рыцарский быт, со временем мог дослужиться до пажа, который превращался в оруженосца, а дальше в латника и рыцаря — если умудрится совершить геройский подвиг и получит шпоры, как простолюдин. Изначально скромные значения ума, ловкости и силы, слуга компенсировал кучей хозяйственный навыков от готовки до шитья и перевязки ран, которые можно было прокачать. И пусть он не умел пользоваться копьём и мечом, зато прилично стирал и гладил.

Игровое сообщество встретило новинку неоднозначно. Одни утверждали, что разработчики потеряли последний стыд, и готовы выманивать деньги самыми убогими поделками. Другие заступались за разрабов, и объясняли всё врождённой криворукостью и нехваткой ума. Сотни энтузиастов, кинувшиеся испытывать новый класс, вскоре отозвались жалобным воем. Такого персонажа надо было отдавать врагам, для лучших терзаний и мук.

В нулевом виде этот небоевой перс был дикой обузой, справлялся со своими обязанностями хуже неписей, качался по классу тяжело, а в бою был совершенно бесполезен.

«Блин, да ему даже лягушек приходилось держать, чтоб они его один на один не валили! — возмущался один паладин, — Мне даже кличку „Коварный“ за это дали и репу порезали!»

«А ещё он постоянно сидит в бытовых квестах, — вторил ему МудрыйЗмей35, - Блин, мусор вынести я и так могу, когда мама попросит!»

Жалобы сыпались горстями. Пара, в которой рыцарь брал слугу-игрока мгновенно проседала в статах. Слуга медленно учился, часто что-то чудил, и безнадёжно уступал неписям-слугам, которые делали всё мгновенно и быстро.

Десятки жалоб, как из-за лопнувшего ремня нагрудника или захромавшего коня проигрывались турниры и рейды, сыпались к разработчикам. И на всё приходил один ответ — происходящее в рамках игровой механики. Жалобы отклонены. Лишь один мечник бурно радовался служебному успеху — когда они удрали из своего лагеря при атаке орков, там остался чугунок недоваренной каши, которой зеленокожие дружно притравились. Так мечник смог закрыть редкий квест. Но кашу своего слуги больше не ел, и с персонажем распрощался.

Особой любви к классу это не добавляло.

Последней каплей оказалось то, что при переходе в пажи слуга безвозвратно терял половину своих умений и навыков.

В общем, мастера игры быстро сошлись, что слуга — дико неудобный класс, который надо максимально быстро качать до пажа на чужом опыте. А ещё лучше вообще не заниматься такой фигнёй, чтобы получить на выходе обычного латника, разве что с небольшим бонусом к критическому удару за счёт знания брони.

Правда, находились энтузиасты, прокачавшие латников для парных боёв на турнирах и специфических рейдах. Но это уже были очень бывшие слуги.

Я вывел статистику и присвистнул. По всем королевствам, баронствам и ничейным пустошам, среди мрачных глубин и заоблачных высей, в жарких пустынях и ледяных пустошах набирался целый один представитель этого класса.

Ваш покорный слуга.

Не улучшило настроение и углубление в детали. Рабский профиль, в котором я не мог ничего распределять, оказывается, давал пару очков умений моему хозяину на старте. Пацан радостно схватил все плюшки, не задумываясь о последствиях. Жадность фраера… И моё хлипкое телосложение, из-за которого меня мог угробить пинком даже гоблин, тоже было заслугой мудрого распределения баллов. При выставленной Самоотверженности у слуги можно было срезать очки с основных стат во вспомогательные. Угадайте, в какое пассивное умение они ушли? Так что я получился очень мелким и хиленьким, как какая-нибудь чихухахуа.

Без ухода Светозарчик быстро одичал и пришёл к нынешнему жуткому виду, наловив заодно кучу штрафов к репутации и статам. Но как он оказался в этих трущобах?

Я полистал форум. Персы с хорошей репутацией старались жить в первом-втором поясе городов, получая больше квестов и навыков. В трущобы лезли только отмороженные на всю голову некроманты, хаоситы, и воры для получения особых навыков и задач. Как туда мог залезть внук уважаемого директора — надо было разобраться. Жаль, что за пределами капсулы у меня не было доступа к Светозарчиковым логам.

Ну а в целом… Я откинулся в кресле.

Отчаиваться было не то, что рано, просто незачем. Зубастые трудности в игре, нудные сложности снаружи — мне было не привыкать лавировать и среди более опасных рифов и скал. Особенно радовало, что слуга был новым, ещё неприкатанным классом, а, значит, мог обладать какими-то незаметными бонусами. Случайно взятый первоквест это подтверждал. Итак, теперь можно было ложиться спать, чтобы завтра с новыми силами лезть в хлюпающий комбинезон. Несложный вывод после трёх часов работы с данными, но мне и не нужно других!

Я ткнул курсором в кнопку, встал, сладко потянулся, и подхватил тарелку с остатками каши со стола.

Почему-то при виде немытой посуды у меня зачесались пальцы.


Здравствуй, сказка


С самого утра мы успели сходить в самый настоящий рейд, да-да! Светозарчик приказал облачить его в доспехи. Холодея от нового дела, я облепил хозяина железом, стараясь не оставлять открытых для атаки мест. В целом вышло не очень, но лучше, чем, когда я увидел его на городской площади впервые. Светозарчик величественно вскочил на кое-как оседланного коня, скомандовал «за стремя», и мы бодро двинулись по узким улочкам к реке. Там, в тихой заводи у моста, копошилась небоевая мелочь вроде лекарей и клириков, желающая прокачать свои убийственные навыки. С деревянными ножами, нелепыми дубинками и даже пестиками для растирания снадобий, они копошились в грязи, сражаясь с лягушками. Здоровенные создания с кошку ростом нагло таращились и скакали в прибрежной мути. Дубинки и палки колотили по воде, во все стороны летела грязь. Борьба шла с переменным успехом.

Пока не вмешался Светозарчик. Одним движением хозяин съехал с коня, и направился к воде, вытянув меч из ножен.

— Во имя света! — заорал он на подходе.

Наверное, комары удивились бы меньше, если бы за ними с рёвом начал гоняться боевой реактивный самолёт. Игры и лягушки кинулись врассыпную, все они были первого уровня и совершенно не желали сражаться с девятым. А Светозарчик с уханьем обрушил на воду свой клинок.

Брызги грязи долетели до самого моста.

После десятка ударов выносливость у хозяина заметно просела. Ещё чуть позже возник дебаф «заляпанные глаза». В конце концов, паладин устало поднялся по берегу и сел на чью-то брошенную сумку.

Хозяин решил не возмущаться.

«Собери добычу», — вспыхнул приказ, и я послушно нырнул в грязь, шаря по ней пальцами.

«Лягушачья шкурка», «Лягушачья икра», «Лягушачья перчатка» — старательно сгребал я в сумку скользкое барахло, даже не стараясь разобраться. Притихшие саппортщики таращились на нас с безопасного расстояния. Я был готов перечерпать всю береговую жижу, но вдруг услышал возмущённое кваканье и очень вовремя поднял голову. На меня с пяти сторон надвигались горки с выпученными глазами, словно африканские крокодилы на антилопу. Здешние лягушки могли бояться паладина, опасаться качающихся игроков, но вот меня…

Додумывать я не стал и шустро выбрался на берег.

Сердце моё переполняла гордость за господина и его славную победу.

Обратный путь сопровождался влажным хлюпаньем моих обмоток на ногах.

Я вывалил всю добычу за домом, снял доспехи с хозяина, и пошёл расседлать коня, мечтая отдохнуть.

Наивный.

Это были очень долгие полдня, с перерывами на отдохнуть, когда проседала скудная выносливость, и долгой чередой ошибок и проб, после которых выяснилось, что я могу нести только наполовину полный чугунок, а упущенное ведро бьёт по ноге не так больно, как сковородка. Но убогая хижина постепенно преображалась, и всё меньше подсвеченных красным мест вызывали у меня желание вцепиться в них со всем героическим старанием.

Протёртый пузырь на окне пропускал теперь гораздо больше света, изгнанные вместе со старыми шкурами клопы строили планы мести на свалке в овраге, посуда уже больше напоминала себя, а не комья грязного жира. Даже чуть протрезвевший от суеты домовой, с которым я успел познакомиться, неуверенно пустил плюс один к бодрости для каждого переступившего порог. Я перечистил все бляхи, вытряхнул флаги и коврики, отправил в изгнание чью-то сушёную лапу, и в домике почти было можно жить. Руки в прямом и переносном смысле чесались заняться оружием и конём, но пока за спиной оставалась эта клоака разрухи и боли, работа просто валилась из пальцев.

Встревоженный моей суетой паук смылся куда-то под самую крышу, в печке затрещал хворост, и когда я налил первую тарелку похлёбки, то почувствовал себя космонавтом, пешком добравшимся до Луны.

А ещё я научился чудно выводить грязь.

Светозарчик, который уже переоделся в выстиранное исподнее, потянулся за ложкой. За всё это время он не проронил ни слова, но уступал мне во время уборки место, и вроде даже облачко штрафов над его головой стало светлей.

Я затаил дыхание. Сам я уже попробовал и остался жив, но вдруг обладал классовым иммунитетом?

Светозарчик осторожно двинул чугунной челюстью.

— Помогите! — вдруг прорыдало что-то за воротами.

Ложка отскочила от стола на пол, мгновенно покраснев квестом на чистоту. Я ругательски промолчал. Хозяин величественно вышел во двор. В чистой и залатанной рубахе со штанами он хотя бы не вызывал дебафов «ужас и смех»

— Помогите несчастной деве во имя света! — рыдало тем временем что-то белое за воротами, через палки я не мог разглядеть, — Я несла любимой бабушке пирожки, которые отобрал коварный дракон, чтобы сыграть свадьбу со злым королём против их воли!

У меня чуть не отпала челюсть от этого наркоманского бреда. Если этот актёр и получит Оскар за мастерство, то только очень унизительным и болезненным способом.

— Я помогу тебе, прекрасная дева, — мужественным голосом отозвался хозяин.

«Одеваться!» — беззвучно вспыхнуло в моей голове.

Я также беззвучно выругался в ответ, и потянулся за сложенными кучкой доспехами.

Хныгам слова не давали…

Даже чуть протёртые доспехи выглядели гораздо ярче и грозней, а на вытертом щите даже проступил герб с вздыбленным львом в лучах солнца. Я затянул на коне седло, спалив остаток сил. Светозарчик вскочил, и остался при этом жив, ничего не отпало и не съехало.

Я почти залюбовался своим героем.

— Скорее! За мной! — рыдало тем временем за оградой ещё фальшивей и страшней.

Ну и свет с тобой, отважный воитель. Хотя бы уберусь во дворе, пока ты бегаешь со своими странными приключениями.

«Держись за стремя!»

Ну что ж, планы поменялись. Я как раз хотел погулять!

Наша дружная троица выкатила со двора к истомившейся девице, и я едва не хрюкнул. Спасла печать молчания.

Грузный и крупный лицедей, прикрытый сомнительной свежести скатертью, нервно заламывал волосатые руки и придерживая у лица уголок покрывала в стиле Гюльчатай. Может, на каком-нибудь гей-параде это сошло бы за первый сорт, но в Семи Королевствах пока держались традиционных ценностей. Надо было быть совсем непроходимым идиотом, чтобы всё это проглотить.

— Веди нас, прекрасная дева, — скомандовал Светозар. Я наконец-то глянул в его глаза. Из них будто сбежали пропали остатки ума, вкрутив вместо себя пару лампочек.

Какого?

Конь медленно пошёл мимо луж и грязи. Садилось солнце. Багровые отблески на заборах и кустах заставляли меня дёргаться и тянуться за тряпкой. Но, прикованный долгом, я тащился рядом с набирающим ход конём, который спешил за шустрой и крепкой девицей.

— Скорее! Во имя Света, скорее! — звала она уже грубым басом, не особенно и таясь, — Вот он, этот коварный дракон!

С той стороны улицы как раз появилась группа всадников у телеги. Богато одетые мужчины, хорошо вооружённые стражники.

По спине вдруг пробежал противный холодок, который последний раз катился у меня между лопатками ещё в школе, когда мы залезли в учительскую чуть подправить свои оценки.

— Сдавайся, мерзкий дракон! — возгласил тем временем мой отважный господин, — Верни похищенные пирожки, которые ты хотел связать нечестивым браком!

Приближающейся отряд остановился на миг.

— Дурачок, — определил дородный мужчина в богатом камзоле с толстой золотой цепью, и они двинулись дальше, лишь пара охранников выдвинулась чуть вперёд.

Я до сих пор совершенно не разбирался в опасностях и уровнях, но, судя по их виду, Светозарчик был для них не противник и не боец.

— Покайтесь и сдавайтесь! Последний шанс! — завыл мой хозяин ещё раз.

— Скорее! Они томятся в неволе! — голосила лжедевица, и даже мне захотелось убить их обоих.

— Прочь с дороги, — мирно сказал передний всадник, с устрашающего вида секирой поперёк седла. С моей позиции он казался ещё сильней и страшней. Я поразился терпению незнакомцев.

Между ними и нашей троицей оставалось шагов пять.

— Во имя веры! — вдруг заголосил мой господин, со второй попытки выхватил из ножен ржавый меч, и вонзил в многострадальные бока коня многострадальные шпоры.

В Королевствах не собираются вводить класс шута?

Передний всадник сдал в сторону и неспешно начал поднимать секиру. Я ещё успел подумать, с первого или второго удара мы отправимся на серый пятачок.

А потом посреди вечерней улицы вспыхнуло солнце. Ослепительный росчерк прошёлся по стражнику вместе с конём, вперёд унеслась сияющая волна, сшибая лошадей и людей, опрокидывая на дыбы повозку. Всё это я успел заметить, прежде чем ослеп и оглох.

Наверное, просто отключился.

Верное стремя терпеливо ждало меня на пути из мира грёз. Я вцепился покрепче и проморгался. Успело ещё немного стемнеть, где-то в отдалении надрывался пёс. Среди распростёртых тел и раскиданной поклажи копошились ловкие тёмные фигуры.

Светозарчик сидел на замершем коне, будто статуя без жизни и мозгов. Все его статы были обнулены каким-то временным бафом.

— Готово! — приглушенно донеслось впереди.

— Хорошо! — прозвучало совсем рядом сзади.

Я обернулся. Прежняя несчастная дева стояла в полный небритый рост, уже не таясь. Похоже, в родословной этого красавчика были и орки, и гоблины, и шерстяные тролли. На заросшем лице красовался старый шрам, похоже, нанесённый непростым оружием.

— Спасибо, Светик, — доверительно сказал он моему замершему господину, — Ты даже не представляешь, как нам в этот раз помог. И… До встречи, что ли.

Клинок вошёл меж пластинами под рукой с одного удара. Меня ожгло болью со спины. Светозарчик молча обмяк, уносясь в серый вокзал ожидания. Я тупо смотрел в выскакивающие системки. «Квест „Помощь прекрасной деве“ выполнен. Репутация плюс пять. Нападение на купеческий обоз завершено. Репутация минус двадцать. Тёмный квест „Кристалл Короля“ завершён. Репутация минус тридцать.»

Нда. Лучше бы он курил в школьном туалете.

Тёмные тени исчезли с поклажей. Наш провожатый ушёл. На поле битвы остался я, глядя, как растворяется вместе с конём мой несравненный господин, чтобы скоро вернуться в этот прекрасный мир для светлых подвигов и чудес.

А до меня никому не было дела. Меня не стали даже добивать.

Кому нужен ничтожный слуга?

Я поднял отпавшую от Светозара шпору и зашагал домой, протирая её полой рубахи.

Сколько у меня было времени? Пятнадцать минут? Двадцать? Час?

По неведомым дорожкам

Конь преспокойно ожидал меня в сарае, и я почти ему обрадовался. Сам не ожидал добраться живым через вечерние трущобы. Тем более, что без стремени путь оказался дольше раза в два.

Конь махал кое-как вычесанным хвостом и пил из лужи.

«Буду звать тебя Бумерангом, Бумчиком, — решил я. Эх, когда я ещё смогу кого-то звать…»

И пошёл за гребнем. Всё-таки у меня при виде хвоста чесались руки. Я раздирал мощными зубцами волоски. Бумчик стоял смирно.

Что это сейчас, блин, произошло?

Наш доблестный паладин сработал в бандитской шайке. Ну, даже не знаю. Наверное, переход на тёмную сторону тоже обещал свои плюшки, но уж очень тогда Светозарчик петлял на пути к тьме. Что-то здесь было не так…

Когда павший герой явился, хвост был уже почти в полном порядке. В хижине ухнуло, через окно сверкнула вспышка.

Но я бы узнал о воскрешении и без этих спецэффектов. В груди вдруг разлилось тепло, стало спокойней.

Я хлопнул на прощание Бумчика по спине, и пошёл в дом.

Светозарчик безмятежно спал на убогом топчане, чуть потягивая носом, полуодетый в доспех. И сейчас в чертах крепкого мордоворота особенно сильно проглядывал десятилетний пацан. Статы вернулись к прежним величинам, чуть просев из-за недавней смерти, облако наказаний и штрафов никуда не делось. Я, страшась, полез в личные настройки горе-паладина. Статистика удручала. Отважный воин уже успел убиться сорок восемь раз в этом месяце. Однако, красных цифр убийцы я не нашёл. Странно. Но и слава свету! Значит, можно было не опасаться, что сейчас вломится в гости стража, а с чудесами разберёмся потом.

Где-то проникновенно выла собака. Проходивший по улице вор попытался вскрыть на наших воротах замок, недоумённо дёрнул навязанный ком из цепей и верёвок, получил по голове оторвавшейся штакетиной и с бурчанием пошёл дальше, не сумев прокачать навык.

А я поставил на печь остатки каши и раздул огонь. Мы ещё успевали поужинать здесь перед головомойкой там.

Из-под печи осторожно вылез домовой со своей миской. Прижался к ноге. Откинувшись на скамье, я глядел через дверь в прекрасное ночное небо. До чего же этот мир хорош…

И во что я здесь вляпался?

Я глянул на статы Светозарчика, запоминая. Вскоре эта реальность рассыпалась звёздочками перехода в другую. Темнота, застёжки шлема, и вечерний свет чуть расходящегося с виртом по времени реала.


Первой я увидел Звонарёву-среднюю. Пожалуй, надо бы сменить эту заставку при выходе.

— Совершенно невероятно! — искренне сказал я, выбираясь из кокона, — Ваш сын совершает невозможное. За гранью игровой логики! До него такое точно никто не совершал!

Грубая лесть — лучший подарок.

— Ох, я и не сомневалась, — расплылась в улыбке дама и почти выпустила из когтей моё скользкое плечо, — Я сама выставляла ему профиль и разрабатывала стратосферу.

— Стратегию, — на автомате поправил я. Что ж, это многое объясняет. Вот кого мне надо благодарить за все игровые чудеса…

— Успех — это отлично, — напористо продолжила она, будто я был строителем, медленно кладущим плитку, — Нам надо выбиться в первые строки рейтингов до конца недели…

Откуда это странное чувство, что я отыгрываю слугу в двух мирах сразу?

А потом из своего кокона вылез Дениска, и тут же был обтискан, общипан и обсюсюкан. Я уже спешил к своей одежде за коконом.

Машина Звонарёва довезла меня до дома. Пальчик спрятался под стол, лишь увидев меня у дверей.

А я рванул к компьютеру.

Что, блин, сегодня произошло?!?!?!


Минут через двадцать я чуть больше понимал в механике игры, и чуть приблизился к разгадке.

У каждого персонажа была профильная стата, от которой и зависел класс. Кровавое безумие у берсеркера, липкие руки у вора, тяга к стихии у колдунов. Чем больше баллов было вбухано в этот показатель, тем сильнее становился персонаж, но если профиль был закачен слишком сильно, хвост начинал вертеть собакой.

Орк мог вдруг очнуться с окровавленным топором среди мёртвых друзей, с которыми просто собирался перекинуться в картишки. У вора в рюкзаке удивлённая стража вдруг находила спёртую зачем-то старую наковальню, а огненный маг вполне мог поджечь дом просто потому, что очень удачно легли сухие балки. Опытные игроки обязательно добавляли по единичке в разум на каждые два профильных очка, выводили скучные таблицы, делились рецептами снадобий и тактики, но в целом сходились на том, что дело того стоило, хоть и действовать надо было муторно и осторожно.

У паладинов за класс отвечала сила веры. Дающая озарение, исцеление, удар света и кучу других плюшек, но при этом требующая бороться со злом.

Я глянул статы Светозарчика, уже заранее догадываясь об ответе.

Все баллы он всадил в очки веры.

Нет ума — считай калека. И очень хорошо, что прямо сейчас я не мог поделиться своим восхищением с чудной мамой Дениски. Или вскоре мне пришлось бы искать новую работу. Стратосферу она разработала. Мда.

Муторно и осторожно. Ну конечно.

Полученный на старте игры удар света позволял валить противников на десять уровней выше себя и брать классовые квесты.

Уверен, именно это и прочитала мамочка с советчиками. Поубиваем всяких драконов и троллей и обгоним остальных дураков!

Кто же лезет в форум, чтобы лопатить мнение сотен глупых неудачников…

Эти игры с перекосами были прыжком через пропасть. Победители оказывались далеко впереди, осторожные пылили в долгом обходе, а неудачники устилали собой дно.

И ещё одна интересная деталь — спецспособность использовалась опытными игроками как оружие последнего шанса, потому что за неё сильно срезался опыт, и временами даже не засчитывались квесты — считалось, что выполненный волей богини подвиг отходил целиком ложился к ней на алтарь.

Паладин с ударом света становился сильней. Но он не мог пройти мимо зла, не мог отказаться от светлых квестов, и не мог отступить в квестовом бою.

Кажется, я начал догадываться, как Светозарчик оказался в такой дыре…

На всякий случай я почитал про банды паладинов, но форум был глух. Таких вещей либо не существовало вовсе, либо о них молчали. Был путь отщепенцев-перебежчиков, но Светозарчик пока не очень тянул на Дарта Вейдера. А про застрявших в сером только раз неохотно упомянули, как одного паладина-разбойника долго поджаривали во славу непонятно каких богов. Десять казней подряд — серьёзное испытание для игра.

Ну, постараюсь хоть от этого уберечь пацана. Завтра. Как только покончу с хозяйскими делами.


Тащить постель было тяжело. По правде говоря, всё было делать тяжело, имея нолики в соответствующих навыках. Игровая механика обещала прирост после долгих повторений, а я не мог прокачать даже обучение, чтобы это случилось быстрее. Хорошо хоть, вид беспорядка пробуждал какие-то инстинкты, вшитые у этого класса. Я волок из дома постель, и конь издевательски похрапывал, а домовой будто цеплялся за углы с другой стороны. Но а как вы хотели бороться с дебафом запаха и насекомых?

Шкура шлёпнулась на просевший забор. Я довольно вздохнул, и тут за воротами раздался голос:

— Сосед, где ты там?

Одно небрежное движение, и все навязанные мной узлы упали за створками, и во двор вошёл… Вчерашняя красавица! Хорошо хоть, сейчас в обычной рубахе и штанах, с немалым свёртком под ручищей.

Я уронил себе на ногу скамейку и чуть не словил крит. А здоровяк скользнул мимо меня в дом, ловко съёжившись в крохотных дверях.

— Ага! Живой! — обрадовался он внутри, и что-то загрохотало, — А то я иду вчера по улице, гляжу — железки лежат, вроде твои. Ты их не теряй, того, значит! И съестного прихватил!

Когда я дохромал до дверей, несостоявшаяся девица уже вовсю раскладывала на столе похожие на еду предметы. А возле кровати громоздились части доспехов, которые я вчера нигде не нашёл. Значит, вчера они всё-таки выпали после хозяйской смерти, просто позже. А я уже успел порадоваться, что Светозарчика не настиг положенный за убийц штраф.

Хозяин тем временем, смотрел на соседа совершенно равнодушно, не узнавая или не подавая виду. Скорее уж первое, чем второе. Недокопал я вчера форум, недокопал… Но тут уж догадаться было несложно. Похоже, при выполнении классовых квестов у палладинов напрочь отшибало мозги. Отбить Светозаровскую пятёрку в интеллекте было совсем несложно.

Мужик всё балагурил, подсмеивался, уважительно обращался к господину паладину, просился устроить сына в пажи, выспрашивал, страшно ли в конном бою — в общем, развешивал по ушам лапшу, которой хватило бы на десяток человек. Любой бы распознал пустозвона. Любой старше наивного десятилетки.

А я мог только молчать в тряпочку, которая была при мне. Один раз только попытался налить дорогому гостю на руку кипятка, но тот увернулся, сам того не заметив. Не с моей ловкостью тягаться…

Пока я думал об этом, мужик уже исчез. А у меня уже чесались руки смазать боевые сапоги моего героического господина и сполоснуть его боевую ложку.

А ещё вон то копьё не мешало бы подточить…

Я встряхнулся, но умные мысли рассыпались.

Хоть на руке записывай.

Я выбрался во двор и загляделся на небо. Как же здесь всё-таки было хорошо! Волшебство игры дорисовывало мир твоим же воображением и мечтами, чуть больше красок, простора, света, от одного взгляда на которые хочется улыбнуться и широко вдохнуть. И я лишний раз поблагодарил свой нолик во внимании, благодаря которому видел игровой мир без скачущих обозначений, характеристик и цифр. Конь оставался для меня конём без длинного перечня его умений, забор не плевался очками прочности, а метла в руке не вещала, что она зачарована.

— Хмыг! — раздалось вдруг надменно из хижины и вспыхнувшими буквами.

Я ринулся, уронив метлу себе на ногу.

— Чего изволит господин? — подобострастно поинтересовался я, радуясь, что хоть как-то могу говорить. Система позволяла такие лакейские выходки, очевидно, относя к хорошему отыграшу класса.

— Одень меня, — величественно приказал Светозарчик.

Какого?

Но это система уже не пропустила.

«Куда его несёт?» — думал я, прикручивая ржавое железо к его героической фигуре. Чуть легче стало, когда он потребовал турнирное копьё, на котором уже висела под крышей связка лука.

Я стянул здоровенную оглоблю, разбив горшок и миску.

Турниры — это легче. Но они шли каждый день. Почему сейчас?

Привычная команда прицепила меня к стремени.

Мы бодро протопали мимо лачуг и свалок, причём и увидели шатры прямо за мостиком через речку. Понятно. Я ещё раз ткнул в системку, чтобы убедиться. Этот турнир проходил за стеной. Временами знати Синих Травок надоедало лупить друг друга по кругу на уютных междусобойчиках и они выносили ристалище за город, где не действовали городские штрафы, и можно было скрестить клинки даже с бандитами и слугами тьмы.

Естественно, такие события привлекали кучу народа, и в первую очередь игроков — можно было потренироваться перед рейдами или выполнить экзотические квесты на классового противника, не суясь в его владения.

Поле за стеной было разгорожено на восемь частей, в центре стояли трибуны с местами во все стороны, а публика толпилась у самых интересных площадок.

На одном пятачке кружили друг против друга злые маги с уже припаленными бородами и подвёрнутыми мантиями. На другой били стрелы в цель и хватали их на лету. На третьей сосредоточенно рубили друг друга рукопашники.

А на четвёртой носились вдоль заборчика закованные в железо всадники, пыхтя, как электрички в метро. Рядом стояли шатры, развевались флаги, и редкой цепью толпился народ. Туда мы и направились. Хотя больше всего публики сейчас собралось у другого пятачка, на котором сейчас две девицы с кнутами и в коже лупили друг друга, крича, как Шарапова. Скудные кожаные маечки с шортами страдали при каждом ударе, и зрителей это весьма радовало.

Но мы храбро проследовали мимо, хотя хозяин немного повернул голову в сторону действа. Наверное, проверяя, не требуется ли помощь прекрасной деве.

Публика у ристалища встретила нас вздохами ужаса, как выпускницы МГУ при виде панка на встрече одноклассников. Может, у Светозарчика было не так уж много штрафов, но зато все городские, родные, свои.

— Чистый, чарный? — равнодушно поинтересовался усталый писарь, единственный, кого не заинтересовала скромная особа моего хозяина.

— Чарный, — выбрал мой отважный господин бой с применением колдовства. Без чар ему ловить было нечего.

— С поддержкой?

Тут Светозарчик замешкался. Почти все игроки обожали биться с лекарем за спиной, временами даже помещая его в специальный железный горб на лошади. У других лечили между схватками. В общем, парный бой с поддержкой был очень популярен для тренировки перед рейдами.

— Любой! — наконец-то отозвался паладин.

Как раз сейчас встречалась одна пара. Сияющий рыцарь на огромной лошади с грохотом пронёсся на противника. Вёрткий степняк пытался увернуться, но вдруг засиявший наконечник ткнул его в плечо, как живой. Закутанный в тряпки богатырь покатился как колобок и уцелел. Судя по его довольному виду, он кое-что понял, и в чистом поле рыцарю лучше было б не встречаться с этим ловкачом.

Завершив хозяйскую анкету, писарь протянул её глашатаю.

— Кто желает скрестить копьё с доблестным Светозарчиком девятого уровня ради славы? — зычно предложил он в сторону блестящей толпы у шатров.

Мой ноль во внимательности по-прежнему позволял видеть только сияющие фигуры, и отличить чёрного рыцаря от паладина, определить уровни, или прикинуть, кто из них опасней я просто мог примерно также, как разобраться в коллекции женского белья за три года. Из-за конского бока я видел, как хмурятся, перебирая квесты игроки. Но светлым и нейтральным было не с руки бить своего, а тёмные не хотели трогать почти созревшего ренегата. А связываться с такой странной личностью просто так им не хотелось — мало ли какую заразу подцепишь на клинок. Харизмой не вышел.

Через полминуты стало ясно, что Светозарчик со свистом пролетел, даже не двигаясь с места.

— Вы можете выступить в нижнем кругу, — показал распорядитель.

И униженный паладин отправился на площадку для начинающих игроков, которая была рядом. Толпившаяся там первоуровневая мелочь с боязливым восхищением таращилась на приближающуюся глыбу. Для них девятый уровень был недостижимой пока вершиной, о которой было страшно и мечтать. Между молодняком мелькали и странные бойцы явно посильней, у которых не хватило харизмы для битв с благородными воителями.

Я вертел головой во все стороны, успевая проглядывать даже под брюхо коню. Шум, запахи, ветер, восторженные крики — всё пьянило и наполняло бесшабашной удалью.

Здесь Светозарчику нашёлся противник. С той стороны барьера выехал гном на пони, который под бронёй напоминал оседлавшую свою улитку ракушку. С ним тоже не хотели связываться и не признали за рыцаря. И даже поцепили бумажку «Боевой клоп» на спине.

Тяжка доля изобретателей новых классов…

— Да будет бой! — снова возгласили глашатаи.

Два отважных рыцаря толкнули бока свои скакунов, и двинулись навстречу друг другу.

А на стремени одного из них до сих пор торчал я.

«Золотой у меня хозяин, — подумал я, — Не желает со мной расставаться.»

Ну хорошо, я подумал чуть по-другому.

Бумчик рванул вперёд, и я натянулся вдоль крупа, как флажок на ветру, а мир превратился в пёструю ленту. На мгновение мелькнул страх, что рука не выдержит, потом — надежда, что разожмутся пальцы, и я упаду. Но не получилось ни того, ни этого. Впереди лязгнуло. Конь вдруг замедлил ход. А в уши кроме свиста донёсся хохот. Публика оценила моё представление.

Я тоже.

Когда Бумчик остановился, я выглянул под брюхом.

Конный гном благополучно выпал из седла до битвы, оставив на сиденье обломанный болт.

— Доблестный Светозарчик с помощником победили! — заявил красный от смеха глашатай.

Вокруг нас начал собираться народ. Не каждый день рыцаря носит вприпрыжку в битву какой-то дохляк. Ну ещё бы. Где бы они ещё видели единственного слугу-игра Семи королевств?

Я всё пытался понять, почему не оторвалась рука при моих-то скромных силе и ловкости. Похоже, моя самоотверженность сработала дополнительной липучкой.

— Объявляется следующий бой! Светозарчик — Таинственный Великан!

Хозяин двинулся к старту, так меня и не отцепив.

Ох, надеру я ему после уши…

На паладина-отщепенца смотрел первоуровневый рыцарь в тонкой броне. Даже копьё в его руке казалось отломанной в кустах веточкой.

Вокруг ристалища уже собралась вся публика. От хохота гуляло эхо и вздрагивали стенки шатров. Харизма Светозарчика уходила в глубочайший минус.

Сначала было слово

Ну а мне вдруг надоело изображать куклу на капоте. Я отстегнул хозяйскую шпору, и ткнул ею Бумчику в бок. Конь захрипел и пошёл боком. Я добавил ещё. И паладин закружился на месте, словно автогонщик в дрифте.

После третьего раза Светозарчик повернулся глянуть на причину заноса, и увидел меня. Как украшение, я ему, похоже, не понравился. Как талисман на удачу — тоже.

— Отцепись! — полыхнула команда, и я отступил, потирая занывшую руку.

— Ваши уровни будут понижены до разницы в единицу, магия запрещена, в случае победы вам достанется четверть от обычного опыта и вариативно, от минус двух до единицы славы. В случае вашего проигрыша, ваши доспехи и лошадь достаются победителю, — пронудил распорядитель.

Про деньги победителю вообще было ни слова. Подписаться на такой бой мог только мазохист-ипотечник. или десятилетний пацан, озверевший от безделья и хватающийся за любые шансы.

Пока Светозарчик подписывал какие-то заявления, что ознакомлен и осознал, я от нечего делать решил оглядеться. Первым делом я подошёл к Таинственному Великану.

И насторожился.

Этот паренёк выглядел пастушонком, укравшим у кузнеца ненужный хлам и оседлавший ради боя козла со спиленными рогами. Но между кусками гнутого железа не было ни малейшей щели, несуразный конь стоял, как вкопанный, а тоненькая пика была такой гладкой, будто её хорошенько отполировали. И даже грубо намалёванное лицо в маске на неровном щите блистало яркими красками дорогого художника.

Сам малец сидел спокойно, и вокруг него держалась почтительная пустота, обеспеченная неприметными крепкими мужиками.

Светозарчик явно ввязался не в свою игру.

Я поспешил к хозяину.

— По местам! — зычно крикнул глашатай.

Турнирный маг нацепил Светозачику на шею верёвку с деревянной медалью. Закованный в латы паладин вдруг стал меньше ростом.

А я…

Меня будто охватил свежий ветер. Заиграли краски, раздвинулось небо, тело чуть ли не подняло над землей.

«Режим питомец отключён. Разница между уровнями меньше пятисот процентов» — принесла весть о моей свободе системка.

— Ну нифига себе! — вырвалось у меня вслух.

Ну нифига себе! Я снова могу говорить!

Я уже бегом кинулся к паладину.

«Пойдём отсюда, этот пацан явно серьёзней, чем выглядит» — крикнул я на ходу, но с изумлением услышал собственный голос:

— Господин, покорнейше прошу отказаться от этого боя!

Светозарчик изумлённо уставился на меня вместе с конём. Оставалось только Бумчику воскликнуть «Ну ни фига себе, говорящий!»

— Я чую беду. В этой битве ловушка. Послушайте вашего верного слугу и поверните от барьера, умоляю!

И это вместо «Не стой столбом, быстрей отсюда!»

Светозарчик и правда застыл, будто статуя самому себе. Только щёки багровели от стыда или гнева.

— С дороги, — тихо приказал он, — Ни слова больше.

«Тебя же поколотят» застряло в горле.

Я протянул руку цапнуть пацана за ухо и…

Поцеловал сапог, пропуская господина на славную битву. Система, похоже, считала, что у меня острая нехватка обуви в организме.

Скованный перекаченной преданностью с самоотверженностью, я беспомощно наблюдал, как Светозарчик выехал к барьеру, и двинул по отмашке вперёд.

Закованная в сталь глыба, неслась навстречу малышу, даже не удосужившемуся опустить пику. В последний момент пацан принял копьё на щит и дёрнул своим. Гнутая деревяшка вспыхнула ослепительным светом. Гулкий удар раскатился по ристалищу. Восторженно выдохнула толпа. У меня разом отбило дыхание и ноги. Я сел в вытоптанную землю. А над полем красиво и мощно летел Светозарчик, словно уже взял класс ангела и выполнил божественный квест. Только вот скоро ему предстояла встреча с землёй.

И мне — половина радостей от этой встречи. За миг до удара я напрягся.

Он мягко пробороздил задницей по полю, ударился плечом, локтём, нагрёб за шею земли.

А меня накрыла положенная за самоотверженность хозяйская боль.

Это было очень гулко. Голова, спина, рука, нога. Я всё ждал, пока придёт забытье, но оно не шло.

Светозарчик не шевелился, а вот мне пришлось вставать. К боли тоже привыкаешь. Хорошо, что система не настаивала на полном реализме, и срезала самую яркую часть.

— Итак, Таинственный рыцарь победил своего первого великана! — кричал глашатай, — С одного удара! Копьём Грома! Воздадим же хвалу герцогу Алькиду Третьему Справа, так славно начавшему свою рыцарскую стезю!

Паренька окружила сияющая золотом знать. Над толпой взвивались сполохи выполненных квестов. У неписей был маленький праздник. Подготовленный, дико прокаченный пацан, стоящий десятого уровня и упакованный в зачарованные доспехи, победил конное недоразумение, которое упало бы и так. Славная победа. Пусть празднуют!

А я, тем временем, приковылял к бессознательному Светозарчику. Остатки его репутации уходили в глубокий минус. В званиях появилась непонятная «Детская кухня», «Не содержит ГМО», «Чучело для битья».

— А я же говорил, — прошептал я, усаживаясь рядом.

Бдым! Сверкнуло уже в моей голове.

Внимание! Вы выполнили квест «Связующий» мало что укроется от вашего взгляда. Опыт и мудрость позволяет видеть вам дальше и глубже других. Ваша внимательность увеличена на плюс пять! Вам добавлено умение «Озарение».

Баллы на миг порадовали меня, и растворились, перекаченные к хозяину безжалостной системой. Система прямо заскрипела, и у меня во внимательности появилась пятёрка вместо нуля, всё-таки никуда её не перетащив. При мне же и осталось «Озарение», похоже, не втиснувшись в голову храброму паладину.

Внимание! Вами был выполнен квест «мальчик и орки!» Вы предостерегали о невидимой другим беде. Теперь вас будут слушать. Ваша репутация увеличена на пятнадцать, харизма на десять!

Внимание! Вами получено умение «Глас вопиющего!» Вы не были услышаны в нужде. К вашему голосу прибавлен эффект пронзительности.

Внимание! Вами получена тысяча очков опыта и три балла умений! Перемешено девятьсот восемьдесят очков! Двадцать очков опыта размещено!

Страшно подумать, как окрепнет теперь моя любовь к господину.

Светозарчик не шевелился. Тем временем, за спиной раздались шаги. Я оглянулся. Рядом стояли два рослых богато одетых пажа.

— Мы пришли за доспехами этого паладина, — сказал один из них, — Теперь они принадлежат нашему господину и будут висеть на стене главной залы.

Бумчика уже уводил за повод другой паж.

— Забирайте, — отозвался я, — Только будьте помилосердней с моим господином, он ранен!

Надо же, как система перекрутила фразу «И пните его пожалуйста в процессе пару раз!»

Время разбирать камни

Я тащил свою ношу, как простоквашинский бобёр утонувшего Шарика. Встречные прохожие прижимались к заборам и делали большие глаза. А ведь в трущобах чего только не навидались…

— Дома доем. Плохо человеку. Это он ещё не спит! — говорил я прохожим, чтобы хоть как-то развлечься.

А когда совсем надоедало, доверительно докладывал, что несу с работы уставшего на стыдных утехах танцора. Надеюсь, потом никто не поднимет логи. А репутации Светозарчика уже ничего не могло помешать. Мёртвое умереть не может.

Не хотел умирать и он. Крепко оглушённый турнирным дебафом, который испепелил бы его в реальном бою, герой упорно не приходил в себя, а турнирные прислужники оттащили его только до края арены. Я с надеждой поглядывал на крутившихся неподалёку воров, но среди рыцарей плаща и кинжала не падальщиков не нашлось. Ради охапки ношеного белья шевелиться они не захотели.

Я всерьёз подумывал сдать бесценного хозяина магам для опытов, но я мечтал, слуга действовал.

Вспышка боли ударила, когда я затаскивал тушу на свои не шибко широкие плечи.

Это был оочень долгий путь.

Только перекаченная самоотверженность позволяла мне тащить паладина, который даже без доспехов был в два раза тяжелее меня. Временами он пытался прийти в себя, и меня захлёстывало хозяйской болью. Появлялось страстное желание уронить его пару раз. Но Светозарчик благополучно отрубался, и наш путь продолжался. Когда на середине пути с него спал дебаф на ограничение уровня, я и вовсе упал на колени. Но потом собрался, и поволок уже девять уровней недоразумения, ругаясь всласть.

Хорошо хоть, вся преданность уходила на переноску, и можно было сказать, что думаю.

Любому другому бедолаге кто-нибудь бы помог, но застрявшему между тьмой и светом Светозарчику могло помочь только чудо.

И это чудо уже еле держалось на ногах.

Непонятно, как я нашёл родные ворота. Я почти самоуговорился оставить хозяина на заборе, но стоило мне скинуть тело и отойти, как взыгравшая преданность сделала своё дело, и только расположив Светозарчика на сброшенных на пол шкурах я успоился. Поднять на кровать у меня всё-таки не хватило сил. У разработчиков хватил совести хоть иногда включать здравый смысл и логику.

Протерев тряпочкой лоб героическому паладину, я вдруг получил оглушительно много времени. Озадаченная хозяином система забыла раздать мне бытовые квесты. Впервые за всё моё пребывание в Королевствах я мог осмотреться и подумать.

Как-то уж получилось, что в последние дни я шёл на поводу, расплачивался за чужие ошибки, и готовился отвечать за дела, на которые никак не мог повлиять.

Пора было вводить в игру новый класс «козёл отпущения».

Я сел на порог, и палочкой начал выводить исходные данные.

Что мы имеем на входе? В моих достижениях была куча нулей и единиц, с крохотной горкой на внимательности и самоотверженности. И два поцелуя хозяина в сапог. Интересно, это нормально? И спросить не у кого. Я был единственным слугой в Семи Королевствах, и даже не надеялся наткнуться на прислужника-джедая, который меня смог бы всему научить. С другой стороны, редкий класс — редкие возможности. Ладно. С этим позже.

Я сбегал и подоткнул одеяло на Светозарчике.

Хозяин-паладин одна штука, твёрдо намеревающийся пробить игровое дно. И я отчего-то верил, что у него получится. Судя по всему, переходить на тёмную сторону он не собирался, хотя после пары таких турниров ему точно понадобится костюм Дарта Вейдера. Надо было тащить его наверх. Но как? Я обернулся, вглядываясь в статы. Хвала увеличенному вниманию, теперь всё виделось гораздо чётче, только легче от этого не становилось. Если бы многочисленные штрафы и запреты Светозарчика были татуировками, его пришлось бы набивать в три слоя. В этой путанице я только понял, что почти все штрафы были получены за первый игровой день. Вот это да! Парень наверное рано встал и поздно лёг. По идее, его нынешняя роль марионетки у бандитов могла закончиться очень быстро — пока его не опознает какой-нибудь игр, или не попадётся патруль городской стражи. Активных квестов у Светозарчика не было, а имеющиеся были забиты штрафами.

А что, кстати, с моими? Я глянул и порадовался. Для успешного закрытия Несломленного мне оставалось пережить следующее утро. Мир тут же стал светлей и краше, несмотря на сгущающиеся сумерки.

И тут у меня за спиной раздался стон.

Светозарчик охал, словно выпивоха после корпоратива.

— Где я? — пробормотал, он наконец, когда до выхода оставалось минут десять.

— Дома, мой добрый господин, — сказал я вместо «В обезьяннике, звони родителям».

Паладин мутно посмотрел на меня, чуть огляделся, и явно захотел отрубиться обратно. Представляю, как раздражали его системки с новыми наградами за свежий подвиг.

— Пить! — простонал наконец мой любимый господин.

Я, не колеблясь, протянул чашку.

Светозарчик без писка принял от меня отвар, который лично я даже не рискнул пробовать. С другой стороны, хуже ему уже не стало бы.

— Скоро ночь, господин, — буркнул я ему в спину, поправив покрывало на лежаке и вышел во двор. Без коня было непривычно пусто и тихо. Где-то в городе мерно звонил колокол. За забором копошился кто-то в чёрном, с горящими глазами. Он явно пытался прокачать маскировку, изображая столбик, но не против моей пятёрки внимательности.

— А ну брысь! — грозно крикнул я, запустив мимо него поленом.

Потрясённый вор испарился, а я замер с открытым ртом.

Я мог говорить! Я разговаривал!

— Во дворе трава… Медленно произнёс я.

Ещё не веря удаче, я трепетно нырнул в настройки. «Питомец» по-прежнему сиял, но рядом с серым деактивированным голосом красовалась упорная зелёная единичка. Пойманный мной Глас Вопиющего обошёл систему. Я получил своё главное оружие — общение!

Ну вот теперь можно было присмотреться к проблемам и поплотней…

Я быстро повернулся к Светозарчику, запоминая все его характеристики.

«С вниманием пять и выше вы можете сохранять все данные во внешний файл, — вспыхнула перед глазами нежданная системка, — Желаете сохранить!»

Внимание — это круто!

В вышине пронеслась летучая мышь третьего уровня с ловкостью восемнадцать и бронёй три.


Задолбудни


Внимание — зло. Я ещё раз, особенно тщательно протёр чугунок, глянул, и едва не отпрыгнул в сторону. Глаза песком засыпай, блин. С прокаченным вниманием мир заиграл новыми пятнышками, изъянами и грязью. Зато я неожиданно взял единичку в полотёрстве и теперь мог наводить чистоту одним касанием, как очень добрая фея. Правда, такие трюки очень пугали домового, поэтому я не злоупотреблял и подметал по старинке.

Навалившиеся заботы не оставили времени для мыслей. Светозарчик охал на кровати, щедро делясь со мной общей разбитостью и гулом в башке.

Вчера мы встряли в мутную историю. Алькид Третий Справа был приёмным сыном здешнего герцога, найденным в колыбели и чудесным образом повзрослевшим за пару месяцев. Всё бы ничего, отличная история золушки со шпорами, но вот этот бой на турнире… В Королевствах существовала целая школа подготовки турнирных бойцов. Первоуровнику валили все баллы в обучаемость, и он долго и нудно качал боевые статы простыми тренировками, не получая опыта. Система всегда охотней всего добавляла первые очки, особенно когда исходные данные были особенно скромными. А потом такого перекаченного воина выпускали на турнире против хая. И в случае убедительной победы он получал кучу бонусов сразу, пару спецумений, и титул Убийцы Великанов — опасного общения в пещере с неприветливым верзилой. Много вкусного. Только вот неписи были не в курсе игровых подлостей. Так что либо вокруг Третьего Справа что-то крутили коварные игроки, либо он сам был игроком. В любом случае, детям герцога слева и спереди, похоже, скоро придётся подвинуться. Ну а мой доблестный хозяин блестяще сыграл в этой пьесе свою роль. И, судя по его состоянию и ачивкам, других добровольцев на расправу не нашлось бы. Хоть премию проси. Уже сейчас вместо девятого уровня у него красовалась восьмёрка, и это ещё был не предел. Да и остальные звания счастья не добавляли. Похоже, после такого проигрыша проще было выпилиться и заново начать игру.

Хорошо, что товарищам с низкой репутацией система уже и не особо минусовала.

В любом случае, Светозарчик выжил, и медленно восстанавливался для новых подвигов на нашу голову.

Я вздохнул и подхватил ведро. Внимательность — зло. В первый раз глянув с утра в ковшик, я чуть не стал заикой. Все эти дни я мирно пользовался водой из бочки во дворе, и только сегодня узнал, что вода в ней действительно живая, только жизнь эта недобрая, с кучей дебафов на выносливость и силу. Самая лучшая вода оказалась в родничке из холма, до которого надо было пройти половину улицы. Как раз рядом с рынком.

Домовой подсказал.

Я шагнул за ворота, аккуратно накрутив снаружи прежний ком из цепей и верёвок. Воровать у нас кроме Светозарчика было нечего, ну а вдруг… Вечная лужа на дороге нежно поцеловала дебафом мою ступню. Я привычно загрустил и двинулся дальше по уже известному пути. Всего два поворота, и передо мной открылось сердце этих трущоб.

Этот базарчик явно не числился в городских достопримечательностях, а власти охотно его бы сожгли. Чем они и занимались где-то пару раз в месяц. Но проще было изрубить боевым топором тараканов. Когда стихал шум и расходилась стража, к зелёному весёлому холму снова сползались мрачные личности и разворачивали лотки на тележках и тряпках с верёвочками — чтобы сорваться бежать в любой миг. Под хрупкими навесиками из тряпок и палок торговали всяческими диковинами, которых не найти было за чистыми прилавками городских лавок. Доспехи, оружие, снадобья, маунты, заклинания, артефакты и посохи… Чего только не было у замотанных в тряпки торгашей. Главное было не спрашивать, откуда всё взялось.

Среди плохо одетой и выглядящей публики мелькали хорошо одетые особы в дорогих плащах. Меняя голос, они просили то особо крепкое снадобье против крыс, которое не обнаружит в вине придворный маг, то точную копию бесценного золотого кольца, но чтобы не такую ценную. Потерянно бродил загулявший вчера где-то в городе рыцарь седьмого уровня. Он проснулся совсем без доспехов, и успел найти почти всё, кроме правой поножи и гульфика. И теперь ему надо было определиться с красивой историей для жены или с заменой потерянных железяк.

Всё это теперь было для меня открытой книгой. Я брёл через рынок, читая чужие истории с двух-трёх букв. Вот склонился над колбами заклинатель пятого уровня, неуклюже пытающийся изобразить обычного ученика. Вот вор — трёшник тянется к заманчивой выпуклости сумки под плащом, готовясь познакомиться с гномьими ловушками. А эта девушка, судя по её испуганному виду, впервые зашла в такое жуткое место, наверное, ей дали какой-нибудь идиотский квест на десять заколдованных братьев, которых надо спасти особо изощрённым способом. А вот старушка с корзинкой, улыбчивая и простая, но я не могу прочитать о ней ничего.

Я опасливо уступил ей дорогу.

Но потом я нырнул в толпу, и истории кончились. Начались ноги. Я двигался, выставив одно ведро вперёд, словно бампер-кенгурятник.

Лапы в обуви можно было не задумываясь обходить с любой стороны, а к босым уже приходилось присматриваться, потому что их могло быть четыре на туловище. Больше пока не встречал.

Металл. Справа. Кожа. Слева. Я маневрировал среди толпы, уткнувшись в землю, как ищейка.

И когда очередные закованные в металл ноги вдруг оказались впереди, справа зелёные лапы, а слева возвысилась пара укрытых лохмотьями ходуль, я сначала решил, что наткнулся на многоножку.

Я попытался обойти её слева, на плечо опустилось бревно.

Вот теперь самое время было поднять глаза.

— Слуга Светозарчика? — улыбнулся латник во всё небритое лицо, — Ему послание от Хмурого!

Здоровенная лапа без труда отняла у меня ведро, подняла над моей головой, и разжала пальцы.

«Нанесено критическое повреждение», — мелькнула системная весть.

Пришибли ведром. Интересно, для сантехников в игре существует отдельная Вальгала?

Сумрак перерождения встретил меня привычным уютом. Полочки тут, что ли поставить? Итак, у Светозарчика объявились застенчивые поклонники. Будем надеяться, в плохом смысле этого слова. Хозяина срочно надо вытаскивать из этой дыры. Ну а мне хватит думать и пора тренироваться. Зона перерождения-единственное место, где нельзя умереть.

Я бодро кувыркнулся в стену и отскочил. Пусть это не даст мне единичек в ловкости, но понимать своё тело я буду лучше.

В этот раз я воскресился в хозяйской хижине, причём меня даже не спрашивали. Статус слуги обязывал, надо полагать. Страдающий на кровати Светозарчик встрепенулся. Он со дня на день ожидал возврата базовых доспехов и коня, положенных его классу. И явно надеялся, что администрация сократит сроки за его примерное поведение.

Увидев, что это был только я, и даже без седла и уздечки, он разочарованно откинулся на шкуры.

— Банда Хмурого передаёт тебе привет, — известил я, чудом обойдясь без обычных славословий.

«Внимание. Квест Несломленный провален. Ваша репутация понижена на двадцать единиц! Получено звание Обречённый. Даже некроманты не изберут вас для своих жертв. Внимание! Получен новый квест „Судьболомец“ Проживите семь дней без гибели, докажите, что у вас есть нечто больше, чем вложили боги. Штраф за невыполнение — удаление персонажа из Семи Королевств. Награда за выполнение — неприязнь Семи Богов, Старых Духов и Титанов.»

У Светозарчика синхронно мелькнула награда «Колесница смерти» Вполне пойдёт пугать врагов, которые не любят внимательно читать.

Вот и чудненько. Всю жизнь мечтал быть бегемотом. Я опустился у печи. Идти к источнику почему-то больше не хотелось. Мне требовательно ткнулся в ногу домовой.

Нет, не сейчас, дружочек. Я всё-таки нагрею этой живой воды.

А потом один паладин получит хороший горячий дебаф!

Самоотверженность временами бывает хорошей штукой.

Я вылил на орущего Светозарчика два ведра и долго гонял его по дому с тряпкой, пока не постирал вместе с бельём.

Как хорошо, что на мои жалкие статы почти не действовали штрафы посмертия.

Пожалуй, будь Паладин здоров, номер бы не прошёл. Но в результате он вдруг получил харизму плюс двадцать за чистоту и временный баф «Милашка»

А я — ачивку «Тётя Ася».

Что она значила?


Ближе к вечеру в гости пришёл Хмуг, с бочонком подмышкой, который добавлял к его дипломатии плюс пять.

— Ох, беда-то какая, — заохал он от дверей, — И доспехи потерял, и коня?

Я почти видел, как у него рушатся квесты на разбой с грабежом. Гость с хозяином вольготно расположились за столом, я налил каждому по огромной кружке пива, и вдруг оказался не у дел. Вдруг сработавший режим «обслуживание» приковал меня к этой паре тихих алкоголиков, как официанта в дорогом ресторане.

А Хмуг тем временем уже обещал отомстить хулиганам, которые подняли руку на слугу доблестного господина. Судя по всему, он действительно был не при чём. Зачем ему обижать осла, несущего золотые яйца?

От нечего делать, я решил наконец-то узнать о славном боевом пути других слуг, и неожиданно увлёкся. Предшественников у меня было трое.

Первый, судя по всему, был нанятым игроком, и всё его сотрудничество со Светозарчиком его не отпускало радостное удивление. Продержался он неделю.

— Да ты совсем…..:;%: обалдел! — гласила его последняя надпись в чате, а потом он смылся с предметом «золотой семейный медальон», перейдя на ветку «отрёкшийся слуга». И так можно было? Запомним, запомним.

Чтобы этого избежать, похоже, следующим слугам впилили преданность по самую маковку.

Следующим слугой явно был пятидесятилетний шофёр. Впечатлительный дядька не выдержал боевых будней Светозарчика, и слёг в реале с сердцем, а в игре забил чат нытьём «Аможетнедадо, адавайнебудем.»

После этого, надо полагать, слуг лишили права голоса.

Грустней всего получилось с телохранителем. Здоровый дядька так и не понял, в какую сказку попал, и решил задавить массой крутившихся неподалёку гопников, с которыми что-то не поделил. Только вот с параметрами слуги он был слабее каждого раз впять. После трёх перерождений, заскучавшая шпана просто повесила его на забор, где он и провисел двое игровых суток, поймал дебаф «коврик» и ушёл из игры в запой и нервный срыв.

С тех пор слугу решили вообще оставить без свободы выбора, и этот приз достался мне.

— Доблестный господин, — льстиво обратился тем временем Хмуг к доблестному Светозрачику, — Не сочтите за дерзость предложить вам доспех, доставшийся мне по случаю от оружейных дел мастера. Уверен, он был бы рад узнать, что его труды послужат во славу света.

Уверен, что кузнец был бы счастлив заполучить в руки этого сладкоречивого здоровяка.

А потом я понял, к чему ведёт хитрец и подпрыгнул, пролив ему пиво на колени.

Лишь бы не согласился! Лишь бы не согласился!

— Нет, — отозвался доблестный господин.

— Вот и ладно, — неожиданно легко согласился проныра, — Прошу извинений, мне уже пора.

И, совершенно не горюя о проваленных квестах, Хмуг направился к выходу.

— Слуга… До чего полезен слуга, — добавил он, развернувшись у ворот, — Скажи, ты умеешь обезвреживать ловушки?

Он исчез, не дожидаясь ответа, а я побегал пару кругов по двору, прежде чем посуда не позвала себя драить и мыть. Теперь и на меня у Хмуга есть весёлые воровские планы.

И при этом я до сих пор не вижу ни его уровня, ни навыков. Нет, что-то надо срочно делать!

Чуть позже неизвестный благодетель уронил через забор полный комплект доспехов. Хорошая наживка для пацана! Но я старательно загрёб на них грязь. Вряд ли мой доблестный господин отличался чутким нюхом.

Я сел перед дверью, протирая безнадёжно ржавую крышку кастрюли.

Что же мне с тобой делать, хозяин ты мой бесценный?

Время вертеть собакой

Я снова сидел у компьютера рядом с остывшим чаем, опять была уже поздняя ночь, но Пальчик глубоко ошибался, когда думал, что хозяин мается обычной блажью. Блажь в этот раз была необычная — хозяин готовился к битве. Ждать очередных плюшек и благ было глупо, как яблок на ёлке. Тем более, что ситуация подпирала.

На листке передо мной была схема, вроде тех, что я лепил для особо хитрых программ.

В главном прямоугольнике красовалось лаконичное «выжить семь игровых дней». Куча решений вылетала из квадратика сказочными птицами, одно нереальней другого.

Квест желательно было выполнить. Или меня развоплотят в игре и здорово помотают нервы в реальности. «Злой директор» — серьёзный дебаф, не в каждом храме снимешь.

Надо было что-то делать, когда не распоряжаешься собой, а хозяин по уши увяз в бандитских делишках. Нет, Светозарчика надо было срочно убирать из трущоб. Но как?

Мой доблестный хозяин встрял по уши, впору было давать ачивку за талант.

Каждый пришедший в город игрок был волен остаться в нём, обратиться за службой в ратушу и гильдии своего класса, и расти, развиваться и нагибать. Паладины должны были преклонить колени перед алтарём света, и дальше служить во славу Богини. Так у паладина инициировались его ветки умений и начинался долгий, осыпанный плюшками путь. Это даже квестом не считалось. Нужен был редкий талант неудачника, чтобы его провалить.

Я с невольной гордостью подумал, что служу удивительному хозяину.

Светозарчик оказался между небом и землёй. Его вышибли в трущобы раньше, чем он кому-то официально представился. Ни в ратуше, ни в храме его не благословили. Вернее, благословили наоборот. С таким букетом штрафов он точно был бы королём школьных дискотек, но в городе просто не мог появляться, брать задания, учиться и торговать. И что хуже всего, наказание было выписано бессрочно.

Светозарчик с радостью искупил бы вину своей глупой кровью, но не мог выбраться из простоквашинского парадокса про купить-продать ненужное без денег. Чтобы получить задание, он должен был быть прощён, чтобы быть прощённым, он должен был попасть к ратуше, но не мог этого сделать из-за запретов, штрафов и доброй стражи двухсотого уровня.

Конечно, в Травках его никто не держал. Можно было спокойно отправляться через дикие земли в другие города. Только вот ближние селения не очень были приспособлены для успешных карьер паладинов, светлых храмов в них не было, а по пути к ним имелись локации, в которых бойцов уровня Светозарчика ели на завтрак. В прямом смысле. И можно было очутиться в зоне воскрешения посреди населённой двадцатиуровневыми волками пустоши, например. Став для местных хищников регулярным завтраком туриста, пока не обнулится уровень. Синие Травки были наилучшим местом для стартующих отсюда классов. От добра добра не ищут. Был, конечно, ещё один способ покинуть город — в составе каравана. Но караваны формировались внутри города.

Замкнутый круг.

Уф. Лучше б этот Дениска в танки играл!

Очень, очень надо было бы запереться с ним на неделю, но с его припадками на светлые квесты и общей жаждой подвига о таком не оставалось даже и мечтать.

Всласть напечалившись, я перешёл к смотру войск по методу Чапаева. Благо, для представления всей армии мне хватило одной кружки.

В моём распоряжении был я. Ценный небоевой персонаж первого уровня.

Особенно меня не радовали возможности своего персонажа. Небоевой герой второй линии пока что мог только тягаться за хозяином, издавая звуки разной степени осмысленности. Устроить что-то самому, когда тебя случайно хлопают твоим же ведром, было сложно в построенном на насилии мире. Как ни крути, а в Семи Королевствах правил кулак, и неважно, сталь была в нём, или молнии. И моей тряпке и щётке не стоило скрещиваться с оружием любителей решать всё в бою. Моим слабым козырем был специфический класс, плюшек которого никто не знал. Ну и возможность придумывать свои правила, а не лезть в круг давно наловчившихся игроков.

Вокруг поставленной на бумагу кружки расползалось мокрое пятно.

Кстати, о ведре. Я полез в настройки. Система даже не засчитала это убийством. Непрямое воздействие небоевым предметом пошло за несчастный случай. Вот бы устроить в мэрии скандал в духе «а вы здесь негров линчуете», выбив компенсацию…

Я откинулся в кресле. Не получится. Я по-прежнему «питомец».

Снова развернув свои логи, я уставился на густо проросшую самоотверженность. Ну и как с таким воевать?

Оставалось привлекать вторые и третьи силы, и использовать то, что имеется.

Я ещё раз глянул на безмятежно дрыхнущего кота, вздохнул, и раскрыл свод законов Синих Травок в разделе наказаний.


Тяжёлый мерный шаг сопровождался лязгом. Эти пешеходы не прятались. Я как раз закручивал завязку на воротах, когда они появились на дальнем перекрёстке. Флаг с травой и звёздами плыл над заборами.

Тяжело отдуваясь, я перехватил ведро. Нельзя сказать, что в пригородах царило полное беззаконие. Городская стража временами захаживала в извилистые улочки между мрачных хибар, творя закон и силу. Услуга «закон на час». Польза, как водится, была взаимной. Низкоуровневые стражи тренировались примечать воров, высокоуровневики ловили случайно попавшихся бандитов, ну а воры, что неписи, что игроки, спешили отточить на правоохранителях навыки маскировки.

Ну и я мог спокойно выйти на улицу, не боясь фанклуба Светозарчика. Местная шпана при появлении стражей шалить остерегалась и забивалась в норы.

Латники шагали впятером, громко впечатываясь в утоптанную землю, флаг города реял над ними. Шатаясь, я шёл навстречу движущемуся островку закона. Бессонная ночь не добавила мне ловкости. Хорошо всё-таки, что по скучной хозяйственной суете я имел полную свободу действий, и ни система, ни хозяин не спрашивали, с какого рожна верный Хныг потащился с ведром грязи на улицу. Где хочу — там и выливаю. Да здравствует свобода!

Грохот вблизи стал почти оглушительным. Наверное, так в Королевствах проводится отрицательный отбор самых глупых личностей. Если уж вор не успевал убраться от такого шумного дозора, то в тюрьму ему была и дорога.

Уступая бронированным сапогам, я шагнул в сторону, махнув ведром. Бурая жижа щедро выплеснулась на поножи.

— Извините, — пробормотал я.

Стоуровневый стражник застыл, пытаясь понять, что это было. Колонна останвилась. Жижа медленно стекала с блестящей стали на не совсем блестящий сапог.

«Отношение старшего стражника Поливара к ведру меняется на недоумённое»

— Мне очень неловко, — повинился я, выливая ещё четверть ведра на вторую ногу. Грязь удачно попала в сочленение, и вроде даже дала серьёзный дебаф на подвижность, — Мне просто надо почистить хлев…

«Отношение старшего стражника Поливара к говорящему ведру меняется на ошеломлённое»

А потом я поскользнулся и упал в грязь, махнув почти пустым ведром в оказавшийся между мной и небом флагом.

На полотнище расплылись коричневые кляксы.

Стражи окончательно.

«Отношение дозора к ведру меняется на непонятное»

Блин, они меня когда-нибудь заметят?

— Тысячи извинений, я должен… мой хозяин, — сказал я уже куда громче.

В мою сторону повернулся глухой шлем, словно башня танка. Рискованный момент, но и терять мне особо было нечего.

Огромная лапа зацепила меня надёжно и безопасно, поднесла для лучшего изучения к спрятанным за забралом глазам.

— Хныг! Вы обвиняетесь в осквернении городского флага! — прогудело в меня из нижних дырочек шлёма.

— Я маленький человек, — пискнул я, — Я лишь жалкий слуга моего доблестного господина Светозарчика!

И почти услышал, как закрутились за твердью неба игровые шестерёнки, решая мою судьбу…

Теперь надо было тщательно считать слова.


Это было моё самое торжественное возвращение в лачугу. Ворота распахнулись, даже не посмев скрипнуть, замок раскрылся сам. Я плыл над землёй, как на фуникулёре, стараясь не думать, выдержит ли «рубашка простая» мой скромный вес и хватку железной лапы на воротнике.

Светозарчик был во дворе, всё ещё без доспехов. Может даже, куда-то направлялся для очередной героической глупости. Он явно не мог или не умел читать мои логи, и блестящая делегация застала его врасплох. Паладин гордо развернулся и выпятил подбородок. Правда, вышитый на камзоле зайчик добавлял к его очарованию плюс пять. Эту красоту всё равно никто не видит под бронёй, а если доспехов нет, то пусть он лучше вызывает умиление, а не желание ткнуть в него острой железкой.

Плавно, как на лифте, я опустился до земли и тут же предусмотрительно отбежал в сторону.

— Паладин Светозарчик, вы обвиняетесь в неуважении к дозору и осквернении городского флага, — заявил хозяину стражник с подкупающей простотой, — Вы приговариваетесь к заточению на десять дней!

У Светозарчика по-совиному распахнулись глаза, и не успел он даже пикнуть, как оказался в дружеской стальной хватке кандалов. Пара стражников сноровисто приняла его под руки и поволокла со двора.

— Но я… — попробовал вякнуть он.

— Вы в десятый раз пререкаетесь со стражей! На вас наложено безмолвие! — раздалось в ответ, и лёгкий хлопок латной рукавицы по губам прекратил споры.

Старший стражник Поливар вгляделся в системки хозяина взглядом Шерлока Холмса, но ничего особо страшного не увидел. Местный судья Дред махнул упрятанной в сталь рукой, и процессия двинулась к выходу. Светозарчик честно трепыхался, но его восьмой уровень против пятидесятого у самого младшего стражника делал попытки смешными.

— Не разлучайте меня с господином! — совершенно искренне крикнул я, спеша следом. Редкий случай, когда полностью были согласны игрок и персонаж.

Проходя мимо опустевшего дикого рынка, я успел заметить чьи-то вытаращенные глаза под одним из ящиков. Поливар на ходу погрозил им кулаком, и глаза исчезли.

Затык произошёл у первых ворот. Светозарчик с ходу застрял между распахнутыми створками, словно утаскиваемый дьяволом в преисподнюю Константин из одноимённого фильма. Всё-таки паладину был запрещён вход в город. Но Поливар поднатужился, его соратники подхватили моего хозяина под руки и ноги, и с уханьем прорвались через невидимый заслон. Похоже, правило «сила ломит силу» работало в Королевствах всегда. Я проскакал следом, незамеченный и ненужный. К счастью, чтобы успевать за торжественным шагом стражи хватало даже моих единичек в выносливости и скорости.

Тюрьма оказалась коричневым двухэтажным зданием неподалёку от площади. Светозарчика приняли из рук в руки, мгновенно переодели в какую-то хламиду, лишили всех уровней, хороших и плохих заклятий, но только когда за нами с лязгом захлопнулась дверь его одиночной камеры, я вытер со лба честный игровой пот. На меня просто не обращали внимания, как на таракана или крысу.

Первая часть моего отчаянного плана была выполнена.

Светозарчик сидел на нарах, прислоняясь к грубой каменной кладки стены. Судя по его взгляду «сова и стробоскоп», он по-прежнему ничего не понимал.

— Желаете позавтракать, господин? — осведомился я со всей возможной заботой.

Как правильно кататься в масле

— Желаете ещё чего-нибудь, господин заключённый? — угодливо поинтересовался седобородый тюремщик в фартухе поверх одежды и огромной связкой ключей.

«Отношение тюремщика Ахрыка к работе меняется на неприязненное»

— Нет, спасибо, моего господина всё полностью устраивает, — величественно отозвался я из кресла.

— Господин изволит откушать со всеми, или ужин принести в камеру?

«Отношение тюремщика Ахрыка к работе меняется на враждебное»

— Господин желает откушать со всеми, — я аккуратно наполнил себе кубок как раз по ободок.

«Отношение тюремщика Ахрыка к отставке меняется на благожелательное.»

— Счастливого заключения, — пожелал на прощание наш страж, и тихо закрыл дверь.

А я откинулся на мягкую спинку и потянул из кубка. Вино приличное, в меру сладкое, как я и люблю. Через занавесочки на окнах заглядывал рассвет в квадратик. Решётки всё-таки никто не отменял, но это и к лучшему. Кто бы мог подумать, что дни в тюрьме окажутся самыми приятными и лёгкими в моей игровой жизни?

Конечно, эта лёгкость имела свою цену. В реале уже третий день бушевал грандиозный скандал. Екатерина Михайловна неутомимо бомбила владельцев «Семи Королевств» претензиями и жалобами по поводу ареста его сына в игре. Писала, звонила, ездила, и даже собиралась лететь в штаб-квартиру через океан.

Честно говоря, вот уж кому не хватало пяти соток огорода в личное вскапывание.

Я мудро помалкивал о причинах ареста, служба поддержки отбивалась туманным «В рамках игрового процесса», и моя маленькая тайна осталась при мне. Ничего я пока не стал говорить и о роковом квесте. Всё равно толку от начальства было ноль. Как всегда. Но был и положительный момент — всегда приятно поглядеть, как носятся самодуры-командиры.

Чуть посидев, Светозарчик поднялся с места и двинулся к двери, которую перед ним поспешили распахнуть. Уже три раза паладин случайно выламывал замок и портил петли.

В коридоре его окружила четвёрка бледных стражников, отношение которых к заданию было близко к паническому. Я скромно пристроился следом, неприметный, как дама с сумками над сидящим в метро. Мы прошли ряд деревянных дверей и плакатов про что такое хорошо и что такое плохо, и оказались в столовой. В просторном помещении с деревянными потолочными балками мгновенно наступила тишина. Светозарчик величественно сел за отдельный стол и протянул ложку к целой кастрюле, положенной ему вместо тарелки. Остальные заключённые таращились на него с благовейным ужасом: все они были всего лишь первого уровня, да и паладин восьмого уровня с тюремной репутацией аж плюс три вызывал у них шок и трепет, как чемпион мира по штанге на физкультуре у первоклассинков.

— Ну а теперь начинаем есть! — ласково и громко сказал надзиратель, словно нянечка в детском садике, и бочком обошёл Светозарчика, прижимаясь к стенке. Да уж, непросто им приходилось.

Да и игре в целом досталось от меня. Подозреваю, что где-то до сих пор скрипели и дёргались перекрученные моей выходкой шестерёнки. Это был долгий безумный путь, достойный песни. Или бана. Как уж администрация решит.

Когда я поискал, как упрятать Светозарчика в тюрьму, то поначалу пал духом. В Синих Травках практиковались различные наказания, от тюрьмы, до изгнания и бана, но за решётку мой господин никак не проходил. Заключение грозило только первоуровневикам за всякие мелочи. Прокачавшиеся игроки уже расплачивались статами и кошельком. Да и заключение длилось всего день.

Я уже почти отчаялся, когда вдруг вспомнил про самоотверженность. И картинка начала складываться. С огромными оговорками и допусками, но… что я терял? Я развернул список преступлений, за которые полагалась тюрьма, и начал выбирать из них нужные. А потом долго читал на форумах, какая грязь пойдёт за урон, и что надо говорить охранникам. Это был труд и риск.

Но я выиграл! Светозарчик схватил десять дней срока вместо одного за свой восьмой уровень. Очевидно, система посчитала его опытность отягчающим обстоятельством, как и предыдущую биографию. Это было общее правило игрового правосудия, на которое я сильно надеялся, и угадал. Но дальше-то потеха только начиналась!

Вся соль была в том, что тюрьма предназначалась первоуровневикам, с охраной уровня пять и ниже. Пихать туда восмьиуровневого паладина — всё равно, что медведя в курятник. Недолго думая, Светозарчика понизили до первого на время заключения. Я снова свободно задышал без включённого «питомца», а тюремная стража тоскливо затеребила затылки. Ведь их беды только начинались.

Даже осаженный паладин оставался настоящим чудовищем. Для него срочно усилили камеру, когда он случайно проломил решётку, выделили дополнительную охрану, и даже организовали две миски на еду.

По-честному, эта тюрьма была скорее яслями для особо бестолковых новичков. Сюда загоняли не понимающих этого мира нубов, чтобы они не натворили по глупости чего-то ещё. И, проведя день в тихом безопасном месте, выслушав нудную лекцию под конец, они уходили обратно в мир Семи Королевств, умытыми и перевоспитанными.

Новички приходили и уходили, а Светозарчик уже третий день оставался на месте. Бушующая в реале мамаша тоже не давала вертухаям скучать. Перемежая угрозы и жалобы на недостойное для благородного воина содержание, она умудрилась выбить Светозарчику отдельную камеру с мягкой мебелью и видом на улицу. Похоже, это была комната начальника тюрьмы, а он сам сбежал в дикие земли сражаться с гоблинами.

Заключённые сосредоточенно тарахтели ложками в тарелках. Под непонятной кашей проступали поучительные картинки. На одних запыхавшиеся и нерадостные герои удирали от созданного ими паровоза из злых монстров, на других грустный перебинтованный зайчик рассказывал, как решил наехать на бурундучка на пять уровней выше, на третьих измождённый кот призывал не умирать напрасно и зря. Вся тюрьма была покрыта такой наглядной агитацией. «Надоумить и выпустить» — таков был девиз этих стен.

Трень! Звякнула системка. Администрация! С некоторым трепетом я раскрыл письмо, но опасения были напрасны. Техподдержка сдержанно благодарила меня за выявленный игровой недочёт — перекладывание ответственности на другое лицо с мультипликацией наказания в разницу уровней. В награду мне давалось уникальное умение «Стрелочник» — десятипроцентный шанс перевести вину за проступок на любого персонажа. Правда, при разнице в уровнях эти шансы уменьшались — по одному проценту за единицу. Кааакая щедрость…

Ну не забанили — и то хорошо.

Тем временем, Светозарчик закончил скрести ложкой и встал. Он до сих пор вёл себя как едва одушевлённое бревно, и я уже даже сомневался: дело в игровых ограничениях, или пацан такой по жизни? При деятельной маме нетрудно было вырасти молчуном. В тюрьме он тоже не общался ни с кем, молчал, лежал, будто прокачивал медитацию. В столовой тоже, хотя мог бы закрыть кучу тюремных квестов. Но зачем-то всё равно ходил в общий зал для еды.

И я догадывался, почему. Десятилетний пацан — ему нравилось боязливое и уважительное внимание.

— А теперь всем пора на маленькую лекцию! — голосом доброго деда мороза крикнул надзиратель. Я чинно пристроился за маленькими клириками, магами и паладинчиками, а хозяина уже и след простыл. Лекция — что может быть ужасней для десятилетнего пацана?

А для меня совсем наоборот…

Все арестанты чинно расселись по своим местам, я скромно притаился в уголке, но, конечно, был замечен.

— Здравствуйте, герои, — тепло поздоровался зашедший стражник двадцатого уровня, и вздохнул, при виде меня.

«Отношение стражника Вернослова к вам меняется на тоскливое»

— Вы плохо себя вели, нарушали правила, обижали неигровых персонажей, — строго продолжал лектор добрым и условно добрым новичкам. В городах злых фракций за такие подвиги они получили бы опыт и плюшки, но, тут уж кто что выбрал…

— И вы уже поняли, что поступили неправильно, — Вернослов глянул в мою сторону, и его отношение сменилось на обречённое, — Но мы всё-таки повторим, как надо правильно поступать в городе и за его пределами. Итак, в первую очередь надо читать все системные сообщения…

А дальше полилась обычная нудная лекция на тему, сколько надо бабушке передать пирожков, и почему не стоит бить стражу немытой саблей. Дремота разлилась по залу, словно наколдованная.

— Итак, это всё, что я хотел сказать, — объявил Вернослов в завершение, — Ну а теперь маленькая лотерея для тех, кто внимательно меня слушал.

Он глянул на меня ещё раз и обречённо вздохнул.

— Сколько шагов от фонтана длится безопасная зона ночью?

— Семь, — отозвался я из уголка.

— Верно! Вам присуждается три очка внимательности! — совершенно нерадостно отозвался стражник, — И второй вопрос — с каким уровнем репутации в городе рекомендуется начинать рейды?

— Три?

— Один?

— Семь? — раздались неуверенные голоса.

— Пять и больше, — выпалил, совершенно не раздумывая.

«Отношение Вернослава к вам меняется на отчаянное»

— Верно. Ваша репутация в городе повышена на три балла.

«Отношение Вернослава к вам меняется на дружелюбное»

Стражник мотнул головой, чтобы хоть как-то навести порядок в перепутанных мыслях, и поспешил выйти. Потянулись на выход и заключённые. А я сидел на скромной лавке, уже не сдерживая довольную улыбку. Внимательность ещё плюс три! И репутация тоже! Причём эти баллы доставались мне, не переходя урке Светозарчику. То ли дело было тюремных дебафах, то ли действовал мой Стрелочник. Не знаю. Но впереди было ещё шесть таких лекций!

Следующие четыре дня пролетели лёгкой сказочной прогулкой. С моим растущим вниманием в тюрьме просто не было опасных моментов и мест, да я особо и не совался. Я не брал в руки вилку, носил подушки на животе и оставался в камере, когда Светозарчик уходил помахать деревянным мечом в здешнюю качалку и отлупить по пят противников за раз. Он был чемпионом, что и несложно против первоуровневой мелочи. Мне эта мелочь тоже не была страшна.

И ещё четыре дня спустя, раздалось долгожданное.

«Квест „Судьболомец“ успешно завершён, — вспыхнуло у меня прямо перед глазами, когда я скромно вышивал на рубашке Светозарчика очередного оленя, добавляющего к смеху плюс пять, — Вы получили звание „Кость в горле“ Каждый ваш шаг раздражает богов этого мира.» «Внимание! Вами получено звание „Неприкасаемый“. Все верующие Семи Королевств будут вас по возможности избегать! Внимание! Ваша репутация уменьшена на пятьдесят очков!»

«Ну зато жив остался,» — философски подумал я, и сорвался с места. У меня оставалось три свободных дня, которые я давно расписал, как потратить.

Плюшки по списку

Эриен явно имел примесь эльфийской крови, от которой получил острые уши, большие глаза и приступы паники на ровном месте.

Ну хорошо, не совсем на ровном. После официального получения неодобрительного отношения богов я стал, пожалуй, вторым персонажем по жуткости в городе. Первым был мой господин.

Всё это я успел продумать за ту пару мгновений, пока бард разглядывал пришельца через приоткрытую дверь.

— Меня нет дома, болею, занят.

«Отношение барда Эриена к вам меняется на испуганное.»

— Достопочтенный бард Эриен! — я успел вставить ногу между косяком и дверью и получил несильный, но неприятный крит в ступню, — Я желаю обучиться искусству барда из ваших рук, чтобы услаждать пением слух моего неправедно заточённого господина!

Формально это действительно было так, и развлечение Светозарчика входило в моиобязанности. Вообще, как оказалось, у класса слуги была масса возможностей и свойств. Эх, если бы не «питомец» на шее, будь он неладен, как бы я тут развернулся!

— Ни в коем случае! — отрезал тем временем бард.

«Отношение барда Эриена к вам меняется на паническое»

Честно, это было обидно только первые восемь раз. Тем более, что его можно было понять. Также в реальности обычный учитель музыки глядел бы на небритого мужика в полосатой робе, с восемью ранами на спине и собакой Мухтаром, вцепившемся в задницу, который пожелал бы освоить игру на фортепиано.

— Уйди! Или я вызову стражу! — довольно высоко выдал бард. Мы явно мыслили одинаково. Только вот свои мысли мне приходилось проталкивать через крохотную дырочку положенных персонажу слов. И часто получать совершенно неприличное что-то на выходе.

— Горе моё не знает границ, — довольно искренне опечалился я, — Кто же тогда выучит бедного слугу искусству песен? Первого слугу в Семи Королевствах?

— Обратись к почтенному Элоилену Розовая улица пя…, - выпалил бард, и замолчал. Я почти увидел через дверь, как он разглядывает наживку.

«Отношение барда Эриена меняется на заинтересованное»

— Подождите!

Я спокойно ждал, чуть прикрываясь от улицы зарослями каких-то синих цветочков. Да, вокруг было полно бардов получше и поискусней, но ни один непись не стал бы связываться с проклятым даже за уникальный квест — первое обучение класса.

А Эриен был единственным игроком, который обучал и жил в Синих Травках, а не бегал с рейдами по логовам чудовищ. И чтобы игрок отказался от уникального квеста…

Я был почти уверен в итоге его раздумий.

— С другой стороны, — неуверенно донеслось через три минуты из-за двери, — Я не могу препятствовать тяге к искусству и утаивать дар, которым наделил меня божественный…

Тут он явно вспомнил, что не стоит привлекать внимание богов и прикусил язык.

— Пятьсот золотых!

За такие деньги можно было нанять Эриена целый год петь точное время и «Между нами тает снег». Но именно по столько он оценил свои риски, и я бы сказал, что серьёзно продешевил.

— Согласен!

Всё равно это были деньги Светозарчика, за которого донатили в полный рост.

— Заходи. Только быстро.

Я шмыгнул в приоткрытую дверь.

— И ещё мне нужны песни, — сказал я, когда был завершён ритуал с волшебным камертоном и «шла собака по роялю», и в системках загорелся ещё один навык.

— Какие желаете? — протянул мне сборник подобревший бард, довольный, как медведь на пасеке. Судя по всему, плюшек он получил достаточно и даже мог приплатить мне за урок.

— Желаю которые потолще, — я решительно отодвинул тоненькие сборнички эльфийских охов и понятулся к корявым стопкам самодеятельного творчества. Из-за вывихов законотворчества, все песни в игре стоили реальных денег, как и их воспроизведеие.

— Но это же… — Эриен договорил выражением лица, что именно держу я в руках.

— И эту, и эту, и поход Синеборода из таверны, — деловито сгребал я сборники, стараясь охватить всё от любви до рудокопства.

«Отношение Эриена к вам меняется на соболезнующее»

— Хорошо, — смиренно ответил бард, прикидывая, не отберут ли у него плюшки за обучение сумасшедшего.

А я вскоре выходил из дома с цветочками и скрипкой — вывеской, и моё сердце пело.

Должно сработать. Точно должно!

— Во дворе трава, — с чувством произнёс я, — Вельми вами понеже!

Отношение Эриена опять сменилось паникой, он кинулся что-то наколдовывать изнутри на окно, а я заспешил в тюрьму, на любимую вечернюю лекцию.

По пути я спел короткую песню про крокодила Гену и заработал три медных монетки у прохожих, спросил, за какую команду болеет кузнец, и обозвал пирожки круассанами.

Навык сработал!

И какая разница, что я говорю слова, а не пою. Зато теперь я мог использовать для общения все обрывки песен, а не блеять про себя и господина через слово.

Красота!

Но надо было бороться дальше.

В тюрьме тоже было весело. Шум слышался за полквартала, окна светились и шумели, я осторожно заглянул внутрь через приоткрытые ворота, готовый испугаться и убежать. На пожар-набег-побег похоже не было. По уму надо было бы отсидеться в укромном уголке, но несносная самоотверженность толкала меня на помощь Светозарчику.

С хозяином всё оказалось хорошо. Нехорошо было вокруг. Белые от ужаса тюремщики со статусами «Паника, непонимание, увольняюсь прямо сейчас» прижимались к стенам, а в камере брыкалась чёрная лошадь в полном облачении.

Светозарчику наконец-то выдали положенные классу базового маунта и доспех.

А вот тюремщикам совершенно не было нужно такого счастья, как и любому надзирателю, который кроме нового русского, оказывается, должен был ещё и хранить его шестисотый Мерседес.

Конь недобро косил глазом, брыкался, кусал протянутые швабры и явно обладал всеми боевыми навыками рыцарского коня. Чувствовалась забота мамочки о любимом сыне. Только вот хозяину сейчас этот скакун тоже был не по зубам. Светозарчик забился в угол кровати с ногами, вздрагивая каждый раз, когда рядом бухали копыта или проносился хвост.

Ему явно было неуютно рядом с этим взбесившимся мотоциклом.

И да, у гривастого чудовища было гордое имя Ураган. Ну почему не Снежинка или Лапочка?

Пока я думал об этом, конь нанёс критическое повреждение стене. Надо было вмешиваться.

Я шмыгнул на кухню и вернулся с ведром морковки. А потом вступил в камеру.

Здоровенная туша фыркнула от такой наглости и встала на дыбы, явно собираясь показать, как он умеет проламывать головы. Было бы это в реальности — фиг бы меня в такую камеру затащили.

«Отношение Урагана к вам неприязненное»

Всегда любил взаимность.

— Ураганчик хороший, — соврал я, радуясь бардовской возможности пропевать любые слова, — Ураганчик хочет сладкую морковку?

«Отношение Урагана к морковке одобрительное»

После одобрительного отношения к целому ведру, конь успокоился, опознал во мне слугу, а в забившемся в угол герое — хозяина. И позволил себя перевести в соседнюю камеру, которую совершенно добровольно освободили прежние постояльцы. Я едва успел на свою любимую лекцию.


Хотя лекции мне ещё сегодня предстояли…

Лёгкий ветерок доносился до столика на террасе. Так хорошо было бы откинуться в кресле и подремать, помечтать…

Ага, размечтался.

— Денисочка должен победить в рейтингах!

Если бы убеждённость имела свою силу, эта фраза просверлила бы шлакоблок гаража, прорвала живую изгородь, и сильно попортила соседям стёкла в парнике. Всегда любил повеселиться над людьми-баранами, для которых любое препятствие в жизни — повод наклонить голову и взять большой разбег. Несмешно было только в случаях, когда эти люди командовали мной.

Ну, примерно как в этом.

— Екатерина Михайловна, — я тщательно подбирал слова, — Вообще-то Светозарчик сейчас в тюрьме…

— Я знаю, но через два дня он выходит, — небрежно отмахнулась дама, как всегда элегантно-строгая и в огромной шляпе, которой позавидовал бы любой ковбой, — Времени остаётся всего двадцать дней, и мы тут набросали…

Эта вечная, как мир, песня — одни набрасывают, другие разгребают…

— Вы слушаете? — недовольно бросила Екатерина, — Времени мало, поэтому надо выполнить один из эпических квестов. «Победитель турнира» — выиграть пять турниров подряд, «Чаша дракона» — принести похищенную чашу света в городской храм, и «Женитьба на Принцессе» — вступить в брак с высокородной наследницей престола.

— А ещё лучше выполнить все три квеста, — поддакнул я, вспоминая, как красиво летал Светозарчик в поединке с первоуровневым хитрецом.

— Да, так было бы лучше, — серьёзно кивнула Екатерина. Когда раздавали чувство юмора, она явно вычитывала садовнику за несвоевременные дожди, — Чтобы эта крыса Лерка даже не надеялась, что её Митька победит!

Уверен, в школе она била даже старшеклассников.

— Вообще-то задача сложная, — осторожно заметил я, — И многие кланы пытаются захватить лидерство. Но для начала надо хотя бы вернуть Светозарчика в город…

— Вернуть в город? — безмятежно отозвалась Звонарёва-средняя, явно витая в больших стратегических планах по игре, — Этим уж занимайтесь вы сами. Я даже не хочу думать о таких пустяках!

— Как будет угодно! — почти по-игровому отозвался я, сражаясь с желанием вылить ей на голову стакан воды. Исключительно чтобы ей лучше думалось, конечно.


Я много читал о проблемах погружения в игры, о забывших про реальность игроках, но у меня всё было наоборот. Реальность постоянно висела на плечах, не давая восхититься чистым небом над городом и подозрительным ароматом из дома травника, через открытое окно которого доносилось подозрительное хихиканье. Квесты двух миров висели на мне, пригибая плечи.

Мне надо было научиться читать. Срочно!

Безграмотность проявлялась, стоило сделать маленький шаг в сторону от игровой линии. Я не понимал указов, развешанных для неписей на городских столбах. Не видел смысла в списках, которые задумчиво вертели в руках продавцы. И самое главное — записи в городской книге были для меня белибердой, которую три раза перевели на русский, китайский и польский а потом заставили переписать дрожащей куриной лапой. Всё, что не переводила для меня игра, оставалось китайской грамотой.

Остальных игроков это устраивало, но мне кое-что надо было узнать в книгах городской ратуши. И в первый раз я пролез туда, только чтобы протереть пыль со страниц, глянуть на них с умным видом, и положить обратно.

И сколько же времени ушло потом, чтобы найти эту нужную дверь…

Ловко лавируя между бестолковыми приключенцами, я добрался до ратуши и постучал в неприметную дверь сбоку.

— Я хочу научиться читать и писать! — объявил я гордо усталому старику на входе и протянул монеты. Незаметность незаметностью, но золото заставляет пошире открываться глаза.

Старик глянул на меня, как на говорящую тыкву. Он не был наставником и не выдавал квесты. Этот навык не был игровым. Об этом месте я узнал по воспоминаниям случайно залезшего сюда вора.

Старший переписчик магистрата скептически глянул на стату над моей головой. Скромные единички в смекалке и уме его не вдохновили.

— Даже не знаю, — с сомнением отозвался он.

— Мал трилунит да дорог, — нахально отозвался я, и добавил ещё золота.

В конце концов, моё дикое обаяние победило, и я сел за парту с великовозрастными олухами.

Над дверью класса переписчиков были нарисованы чернильница, перо и пучок розг. Но с моими блестящими данными впору было вытёсывать карательные брёвна.

Дело совершенно не шло. Буквы складывались какими угодно кучками вместо слов, уже выученные слоги разбегались, даже туповатый гоблин с задней парты, который пытался съесть собственное ухо, быстро обогнал меня на целых две буквы.

Я промучился целый день, наверное, сказывалась игровая тупость. А потом обозлился, и начал мысленно перетаскивать текст на свой внутренний экран. Обалдевшая от такой наглости система сначала даже пошла какой-то рябью, помигала, и минут через пять сдалась. Теперь брошенные на внутренний экран слова через время таяли, менялись и переводились сами. И это время становилось всё меньше и меньше.

«Внимание! Вами добыт навык Переписчик! Наказание вычисля…»

Я выскочил из школы раньше, чем система додумала, что я ей в этот раз поломал.

Везёт! Всё-таки везёт!

Я показал язык небесам, наверху сердито громыхнуло. Ну и что. Ведь у меня всегда был Светозарчик — мой верный громоотвод, готовый получить за меня все пинки и плюшки!

До освобождения оставался день с хвостиком. И мне надо было всё успеть.

Я помчался в банк открывать счёт на господское имя.

Тряпка-невидимка

Очередь растянулась снаружи до самого угла ратуши, но основное тело скрывалось внутри, в лабиринте комнат до главного зала. Разного рода личности, от жрецов до бандитов, терпеливо стояли затылок в затылок, двигаясь по шагу за минуту. Почти все они имели пожёванный, потасканный и порубленный вид. У многих в раках были подозрительно выглядящие свёртки и мешки. Многих самих хотелось спрятать в мешок и сбросить в реку. За порядком следил скучающий стражник сотого уровня, он же отгонял от очереди близкую толчею площади, по которой носились оглашённые новички. Ездовые звери героев томились у ближней коновязи — заезжать в ратушу верхом не позволялось даже безбашенным гоблинам. Вся эта толпа сдавала квесты. Вообще-то квесты можно было сдать приказчику, за секунду, в отдельной дверце. Но среди игроков упорно держался дурацкий слух, что при личной сдаче бургомистру можно получить особую награду, спецквест или умение. И долгая скучная очередь только убеждала в этом героев, которые обожали преодолевать трудности. Дай им волю — так вообще стояли бы на руках, в надежде, что игра оценит их идиотский энтузиазм. Они были неправы. Почти. Я не мог сказать, почему, но откуда-то это знал.

Очередь чуть шевельнулась. Из дверей вышел ещё один стражник, аккуратно несущий за шиворот трепыхающегося лучника.

— Я не знал! Я буду жаловаться! Отпустите! — издавал он грозные звуки, которые злорадно слушали ожидающие.

— Вне очереди обслуживаются только персонажи выше стопятидесятого уровня и ветераны Зимнепольской битвы! — внушительно сказал стражник напоследок, и ловко наподдал ногой.

«Отношение лучшика Арк28а к зимнепольской битве меняется на отрицательное»

Горячее объяснение сменилось воем, и нарушитель красиво приземлился прямо в клумбу у поворота, похоже, высаженную как раз под такой случай.

Почти уверен, что в городе есть чемпионат по метанию тяжестей.

Очередь злорадно зашумела. Стражник огляделся насчёт желающих полетать, и двинулся обратно к ратуше. Даже и надеяться не стоило его обойти.

Я вздохнул, поднял ведро и двинулся следом.

Пока мы приближались к двери, стражники протащили навстречу орущего что-то невнятное друида.

Когда мы приблизились к ратуше, колонна вздрогнула и сдвинулась ещё на шаг.

— Стоп! В порядке очереди! — грозно рыкнул неподкупный страж, мельком глянул на меня, и чуть подвинулся, освобождая дорогу.

Я шмыгнул в прихожую через высоченную дверь. Броня, доспехи, посохи — я скользил, не поднимая взгляда, навстречу громким голосам. Через богато украшенные оружием и картинами комнаты, которые много раз пытались обворовать особо глупые воры.

Последняя дверь распахнулась как раз будто для меня.

— Следующий! — рявкнуло оттуда. Съёжившийся рыцарь шагнул вперёд, прижимая мешок к груди, как футбольный мячик. Я проскользнул следом.

В огромном зале было всего персов пять. Бургомистр сидел в богатом кресле, с парой советников по бокам. Ещё парочка типов в доспехах стояли между посетителем и начальством, разглядывая рыцаря, как модница фальшивую сумочку от луи ветон.

Я повернул к стене. Ох зря, зря стояли в очереди все эти отчаянные приключенцы. Даже отсюда было видно, как взбешён бургомистр, как не пошёл ему завтрак, наговорила гадостей жена, и жал правый туфель. На его красном лице вполне можно было печь блины. Он сидел, как злобный морж с усами вместо клыков и явно не собирался отыгрывать добрую фею.

— Квест. Болотный король, — услышал я бормотание от двери.

— А что это у тебя в мешке? — подозрительно поинтересовался глава Синих Травок.

Я знал правильный ответ, но ничего не сказал. Я просто обошёл всю группу и ткнул в неприметную дверь за креслом. Она с лёгкостью поддалась. Я вступил в следующую комнату.

— Так зачем ты принёс сюда голову, когда был нужен только башмак? — донёсся до меня рёв через закрывающуюся дверь, а потом милосердная магия ратуши отсекла от меня все шумы приёмного зала. Я затворил дверь, повернулся и столкнулся со взглядом. Небольшой коридор обрывался следующей дверью, перед которой стоял ещё один страж. И если остальные ещё были чем-то заняты и отвлечены, тот этот был один на один с моей скромной особой. И прятаться было некуда, разве что сунуть голову в своё же ведро.

Я пошёл на стражника. Ведро качалось в руке. Всего лишь пятидесятый уровень. По городским меркам почти новичок. Способный засечь вора сорокового уровня за полквартала.

Ведро становилось всё тяжелей. Я шагал, не поднимая головы. Вот и дверь. Но в этот раз запертая. И, судя по оковке углов и петель, она могла постоять за себя даже без всякого стража, одними ловушками и чарами.

Всё также молча я вскинул тряпку.

Зазвенела связка, скрипнул ключ в замке. Я шагнул в открывшуюся дверь. Уверен, многие не пожалели бы реальных денег, чтобы оказаться на моём месте.

Полки из тёмного дерева, уставленные томами, чернильница на столе у окна. Я снова попал в архив магистрата. Всё-таки удивительное дело — статус слуги. Когда у тебя в руках метла или тряпка, никому нет дела, куда ты идёшь или что творится с твоей репутацией.

Воры с их невидимостью могут обзавидоваться. Это открытие я сделал вчера, когда был трижды отфутболен в ратуше, а потом попытался спрятаться от стражи за тряпкой. И когда получилось, вообразил, что обзавёлся накидкой-невидимкой. И уже под ней пошёл дальше.

Вот уж наверное все были в шоке от слабоумного прислужника…

Тогда я прошёл в первый раз, и тогда же обнаружил, что не могу разобрать здешнюю письменность. А ещё позже разгрёб среди вороха системок короткий текст, который просто перевернул мою игровую жизнь.

Внимание! Ваша репутация находится в значениях меньше десяти! У вас активировано пассивное умение «Незаметность». Никому нет дело до ничтожного слуги. Вы пройдёте мимо воров и стражи беспрепятственно. Но берегитесь! Для хищников ваше тело по-прежнему представляет ценность!

А уж как для меня представляет! Но, окрылённый Мне просто необходимо было узнать, что же натворил Светозарчик. Спрашивать у виновника было без толку, а от его мамы я получил бы новую порцию криков.

Светозарчика надо было тащить. Но сначала узнать, что да как, чтобы не спалить зря лягушачью шкурку.

Записи магистрата были аккуратно разложены по месяцам, но большинство красивых книжечек заканчивалось на первой же странице. Несмотря на бурную игровую жизнь, здесь всё текло своим чередом, а увековечивалось только совершенно вылетающее из ряда вон. Больше всего записей пришлось на апрель, когда игра ощутимо глюкнула, по небу пошла трещина, а штатные провидцы передрались в своих трактовках, одна страшней другой. Но баг устранили, патчи выпустили, и дальше всё поплыло и потщилось. Я быстро узнал, что в мае обручились детьми два соседних короля, в июне почти над городом пролетел дракон, в буйном июле почтенный алхимик Таратрим подорвал при опытах соседские георгины, а орда варваров шла всего в дне пути от города, но к счастью рассорилась и передралась, как обычно, ещё до штурма.

Ровные строки тянулись, рассказывая о ровных историях со счастливыми концами…

Я чуть зевнул и открыл август.

Вкривь и вкось начертанные слова прыгали по странице, и даже моё вымученное умение не всегда помогало разобрать смысл в кривых линиях. «Ворвался» «Сразил» «Прямо на церемонии» «Осквернил сердце света»

Да уж, не дадут Светозарчику справку… А я то по наивности надеялся, что он просто зарубил какого-нибудь короля…

Оказывается, новоиспечённый игрок припёрся на свадьбу купеческой дочери и сына бургомистра. В храме Света его и без того невеликий ум полностью растворился. И когда подружки невесты завели положенный по обычаю плач, включился квест.

Восемь переломов на пятерых отцов города, заваленная статуя богини, идиотская попытка сбежать через мозаику на стене, которую Светозарчик принял за оконный витраж, и долгое, очень долгое оскорбление властей словом и делом. Тёмный рыцарь получил бы за такой квест пару десятков уровней. Ну а Светозарчик отхватил бессрочное изгнание за вторую стену — до покаяния. А все свои уровни он получил прямо в храме, зарубив Ударом Света контрабас восьмидесятого уровня, который знал пятьсот две песни и был вытащен из сокровищницы специально под этот день. Обалдевшая система зачла рекордную разницу в уровнях, но добавила заодно почётную очивку «Тугоухий». И на язык он тоже что-то получил, уже не по приговору, от души.

Да уж…

Цель ясна, задачи тоже!

Я аккуратно поставил на место книжку, тщательно протёр всё вокруг, чтобы получить ещё пару очков мастерства за уборку высокоуровневой локации, и постучал в дверь, просясь на волю.

До конца заключения Светозарчика оставался один день.

А столько ещё дел предстояло…

Вынырнув через боковую дверцу, я заспешил к городскому театру.

За спиной звонко вылетел ещё один квестовый бедолага. Ведущий за повод свою лошадь нуб-лучник испуганно попятился. Нет, лучше бы они не ходили сегодня к бургомистру.

На ходу мне подумалось об игровых глубинах, которые вдруг передо мной открылись. Кто бы мог подумать, что в игре всё продумано до таких мелочей? А остальные скользят по её верху, как по тонкому льду, не понимая и десятой части? Похоже, класс слуги и правда был непрост, и открывал интересные перспективы…

Но пока мне надо было заниматься Светозарчиком.

Расставания и потери

Такого праздничного освобождения не знала ни тюрьма, ни город. В вычищенном до блеска коридоре замерла сияющая стража, факелы горели в два ряда, парочка бардов-заключённых наигрывала за углом бодрые марши. Ворота тюрьмы были широко распахнуты, как и все двери, начиная от камеры Светозарчика.

Чудом нашедшийся начальник тюрьмы в сопровождении старших надзирателей торжественно подошёл к камере, и с пятой попытки попал ключом в замок. Ещё никого так не провожали раньше, но и такой заключённый пока был один.

— Сегодня… — начал он и сбился вверх, — В этот знаменательный…

И расплакался навзрыд от нахлынувшего счастья.

Из камеры торжественно выступил Светозарчик, за спиной которого два надзирателя несли на руках его доспехи и вещи. Тем временем, самый храбрый и глупый страж, родом из горных троллей, открыл соседнюю дверь, из которой вытащили на верёвках стреноженного Урагана, злобно зыркающего из-под намордника в духе Ганнибала Лектора.

Я поспешил к транспортному средству с ведром морковки, которую он худо-бедно признавал. Временами мне казалось, что боевого коня покусала перед пересылкой Звонарёва-средняя. Столько энергии и желания менять мир ударами копыт я видел только у них двоих.

Увидев любимое лакомство, Ураган бойко засеменил спутанными ногами и сразу же набрал скорость. Идущая впереди процессия со Светозарчикам вынуждено прибавила ход, и в результате вся процессия вылетела из тюремных ворот с шумом и скоростью цыганской свадьбы. Всё это выглядело так внушительно, что идущие мимо латник, колдун и стрелок дружно поснимали шлёмы с шапками и замерли, ожидая каких-нибудь плюшек и квестов.

Тем временем, тюремный кузнец быстро снял символические наручники с рук обряжённого в тюремную хламиду паладина. Тюремный маг забубнил что-то из книги приёма постояльцев, и со Светозарчика слезли все печати и ограничения. Мой господин тут же засиял всей мощью восьмого уровня. Доблестный, мудрый и сильный. Какое же счастье ему служить!

Тьфу ты! Включился питомец.

Над Светозарчиком, словно кудри из-под купальной шапочки, развернулась аура с его богатой биографией. Два стражника с хозяйским добром выступили вперёд, чтобы отдать под роспись.

И всё бы завершилось красиво и мирно, но кто-то на автомате освободил и Урагана, сняв с него маску и путы.

«Отношение Урагана к собравшимся меняется на избивательное.»

Удары, крики, паника, грохнувшие створки закрывшихся ворот, и на улице остались мы вдвоём. Ураган увлечённо гнал за угол отряд приключенцев. Те удирали, перекрикиваясь на ходу, не открылся ли у кого-то от укуса новый квест.

А над головой Светозарчика вспыхнули багровые цифры. Запреты на въезд никто не отменял.

Я стоял над брошенной хозяйской бронёй и одеждой и глядел в окутывающей город вечер. Чудные сумерки для восторга и волшебства…

Тяжёлые шаги раздались за углом, будто там гуляла подкованная годзилла. А через миг латный великан с цифрой «двести» на нагруднике объявился из-за дома.

— Ваше? — прогудел он, протягивая руку. В латной перчатке висел схваченный за шкирку присмеревший Ураган. У коня хватало мозгов не бодаться с двухсотым уровнем.

А может и не хватало, и только что он крепко получил по ушам.

Я в темпе оседлал боевого скакуна, нещадно путая ремни и пряжки. Страж сдерживался изо всех сил, входил в положение, и понимал, но даже без моих пятнадцати во внимании было видно, как хочет он отправить на перерождение нарушителя. Для чего ему хватило бы одного щелчка.

— Готово, — неуверенно промямлил я.

Светозарчик взвился на коня одним прыжком и стукнул в бока пятками.

«Держись за стремя», — вспыхнула привычная команда, я привычно протянул руку и…

Остался на месте. Дробный стук копыт затихал вдали.

А в моей руке качалось крепко сжатое стремя, которое я забыл пристегнуть.

«Системная ошибка» — неуверенно мелькнуло у меня в голове.

Вечерело. Колдовские огни и волшебные тени вступали на улице Синих Травок. У стен тюрьмы застыл я, поймав крутейший глюк.

Хотя, ещё надо было разобраться, кто кого тут поймал…

Ближе к полуночи что-то щёлкнуло и я смог шевелиться. За спиной осталась тюрьма и спокойные дни. А в моей душе уже нарастала лютая пустота, требующая припасть к сапогу и получить мудрое руководство.

«Активировано состояние Тоска по хозяину. Вы будете терять два очка жизни в час… Внимание! На умение влияет Самоотверженность!»

Тихо всхлипнув, я сгрёб все доспехи с барахлом в одну невероятную кучу, подхватил её с земли, и, не разбирая дороги, помчался к родной лачуге за городом.

Я не видел пути. Мелькали тёмные пятна по сторонам, что-то спешило убраться с дороги. Наверное, ворота в двух стенах не заперли на ночь, или я их как-то миновал.

Я чуть не снёс ограду у лачуги, что-то большое шарахнулось от меня во дворе.

Я кинулся мимо него в дом, едва не снеся дверь. И сходу уткнулся в любимый сапог, с грохотом высыпав из рук вещи.

— Ыыыы… — выдавил я из себя невнятное, чувствуя, как возвращается подобие разума и растворяется проклятый дебаф.

Ох и меня накрыло… Чтоб этим разрабам кефирными пакетами завтракать…

И только через минут десять я смог понять, что Светозарчик был в доме не один. И вроде даже с кем-то разговаривал, вернее, молчал. Они сидели за столом с кувшином, и тот явно был не первым в списке. Надеюсь, для десятилеток в игре наливали клюквенный морс.

— Нет, благородный паладин, больше я не оставлю твой дом без охраны! — горячо говорил здоровенный заросший Хмуг, и вот теперь бы он точно собрал все Оскары за актёрскую игру, которые не выкрал, — Мои люди приглядят за двором, чтобы такого больше не повторилось!

Он говорил что-то ещё, но я уже не слышал. Полузабытый в ухоженной тюрьме зуд охватил руки по самые плечи. Я поспешил во двор, по которому скучно бродил Ураган, бороздя сползшим седлом мягкую землю.

Работа, работа, и ещё раз работа!

— Мы. Ещё. Повоюем. — отчеканил я слова из каких-то песен, проверяя свой дар барда под бременем питомца. Сработало! Хотя болтать по-прежнему языком я не мог.

Ну и ладно. Зато успею отболтаться в реальности!

Упакован и замотан

Это была трогательная картинка, от котрой, чуть пробегал холодок по спине. Латник в полной броне, орк в усеянной заклёпками коже, и обожжённый до лохмотьев пиромант мирно сидели на кортах у ворот и лузгали орехи за неимением семечек. Орк шумно отправлял в пасть целые горсти, чтобы потом раз хрупнуть могучими челюстями, латник бил их на железной коленке стальным кулаком, а у пироманта на ладони они сами расходились и лопались. Их звали Грум Грым и Грам, и у них сейчас как раз было что-то вроде пересменки. Вообще-то они торчали по одному.

— Слышь! Ходи сюда! — прицепились они к проходящему мимо горожанину, пара слов, пара тумаков, и ремесленник десятого уровня заспешил дальше, потеряв несколько очков жизни и монет.

Не хватало только надписи про машку с васькой на деревянной стене, чтобы полностью окунуться в родную атмосферу районов.

Вся эта троица была уровня двадцать плюс. Совершенно не по зубам нашему храброму господину.

Заботливый Хмуг сдержал обещание и ещё два дня назад прислал охрану. Причём я был готов поклясться, что в реальности эти парни были хорошо знакомы с правоохранительными органами. Ох уж эти странные федеральные программы — перевоспитывать трудных подростков через вирт, в котором они отыгрывали полноценных урок.

Но, так или иначе, парни несли свою службу исправно. Ещё позавчера они затолкали обратно во двор Светозарчика, вздумавшего выйти погонять у речки лягушек. Обошлись довольно бережно, следует признать.

Вот уж лягушки наверное радовались…

Хмуг не собирался терять ценного кадра второй раз. Теперь Светозарчик скучно бродил по двору, потихоньку обстригая мечом столб возле сарая. Меня он приказами не донимал, и я был только счастлив от этого. И ещё от того, что мог куда-нибудь пойти сам, если придумывал и проговаривал вескую для господина причину. Обалдевшая от такой наглости система принимала мои выдумки, как бытовой квест.

Вдоволь налюбовавшись на троицу, я выскользнул через приоткрытую створку. Стражи мельком оглянулись на звук, скользнули взглядом по корзинке-невидимке, и вернулись к своей беседе. Я зашагал по обочине утоптанной полосы земли между домами, носящей гордое название дороги.

За спиной раздался дикий звук, что-то среднее между визгом свиньи и гудком машины. Это смеялся Грум. Он был самым весёлым в троице.

Я обошёл стороной здешний базар, шмыгнул на главный тракт, и вскоре уже заходил в знакомую таверну за вторыми стенами с лаконичным названием «В тени стены». Это заведение было своеобразным пограничьем между желающими пообщаться с тёмной стороной и достаточно хитрыми, чтобы просочиться через стражу у ворот ворами.

Ну и ещё здесь подавали просто дивный квас, очень полезный для растущего цифрового организма. Отличный повод ходить сюда каждый день. Я просто старался для хозяина!

Тяжёлая дверь была неприступна для моей скромной единички в силе, поэтому я подождал выходящего гуляки и шмыгнул через порожек вниз.

Как всегда, в обширном полуподвале было прохладно и сумрачно. Тёмные личности в плащах шептались по углам о своих тёмных делишках. Одинокие квестовые персонажи нахохлились над своими кружками по углам. Пузатый трактирщик за стойкой не обратил на меня внимания, зато пробегающий подавальщик приветливо кивнул. Его кожа явственно отливала зелёным, и дело было не в свете трактирных фонарей. Полугоблинов охотно брали в подобные заведения, потому что они имели бонус к ловкости в сумраке, и почти не били посуду, разнося заказы.

— Привет, Тыгым, — бросил я, уступая дорогу очередному вломившемуся за квестами герою.

Полугоблин ловко расставил кружки с тарелками за столиком пары заговорщиков, принял у меня бидон, и повернулся к бочке у стены. Повернулся краник, зажурчала тонкая струя кваса.

От нечего делать я зевнул и отступил к парочке императоров из звездных войн.

— Но я не знаю, мой брат, я не уверен, — ныл один, словно выпускница на дискотеке.

— … И тогда я щедро оплачу вашу помощь, — вкрадчиво шептал второй, словно продавец гербалайфа.

— Но мой брат… Герцог будет в ярости, — продолжал первый тоном «уговори меня полностью».

— А когда вам ещё подвернётся такая возможность? На этой неделе мы должны свергнуть короля!

У меня в системках тренькнул квест «Спасти корону».

Первый тип вздрогнул, будто услышал, и заозирался по сторонам. На меня он просто не обратил внимание. Тем временем, в таверне творилась обычная подозрительная суета. Игроки забегали пачками, тут же кидаясь с вопросами к квестовым персонажам. Получали задания, и бросались наутёк. Ушлые и опытные заказывали перед этим ужин для отыграша, но не ели. Таким трактирщик обиженно рычал вслед. Самые продуманные руками запихивали в себя еду, переворачивали тарелки и тоже убегали.

Никто не хотел ждать.

Успокоенные квестовики продолжали друг другу рассказывать, как поделят вдоль и поперёк трон.

А на моё плечо тем временем легла рука с зеленоватыми пальцами.

— Пойдём! — шепнул мне Тыгым. Наполненный бидон качался у его ног.

«Отношение подавальщика Тыгыма к вам меняется на заговорщицкое»

В таверну как раз входил Хмуг. Другой может и не узнал бы его под нахлобученной шляпой и со здоровенными усами, но я слишком хорошо выучил этого персонажа. Быстро оглядевшись, здоровяк шмыгнул к уже сидящему за столиком посетителю. Он забегал в «Тени стены» по двадцать раз на день, обтяпывая свои квесты.

Ну а мне было самое время ненадолго скрыться. Не стоило проверять, сработает ли против высокоуровневого вора моя незаметность.

Следом за подавальщиком я нырнул в низенькую дверцу, сделанную в стойке. Огарок свечи давал достаточно света в длинном ящике, протянувшимся под всем столом. Это был дом Тыгыма. Ну, или служебное помещение.

Сев на подушку, ловкий полугоблин одним движением сорвал с кувшина печати, и разлил по кубкам вино. Одновременно нижней лапой он вытащил откуда-то доску с шашками. Я протянул записку в город, подавальщик нетерпеливо кивнул. Он всё передаст верно и по адресу, можно и не сомневаться.

— Сыграем? — предложил Тыгым.

— Проиграешь, — хмыкнул я. Позавчера я научил Тыгыма играть в чапаева, и несложная забава привела непися в полный и сокрушительный восторг. А подружились мы чуть раньше, когда я спел в таверне боевой марш огненных всадников, нещадно переврав слова и вставив в хвост колонны гоблинов, в ущерб смыслу и рифме. Тогда я и увидел, как равнодушное отношение полукровки сменилось горячей дружбой.

Тыгым быстро расставил шашки, заменив пропавшую белую золотой монетой.

— Вот ты, Хныг, говоришь, человек умный, — рассудительно продолжил подавальщик нашу вчерашнюю беседу. Моя шашка нанесла первое опустошение среди чёрных рядов, — А вот как человек ночью мышь поймает!

И Тыгым торжествующе рассмеялся, запрокинув голову. Он был чуть повёрнут на величии гоблинской расы и так изводил меня этими разговорами, что я временами хотел пририсовать ему щёточку-усики над губой.

— Это смотря как человек, — пробурчал я, когда вражеский кругляшок потеснил мои сияющие ряды.

— Не ловит! — торжествующе объявил Тыгым, — Сколько в лес ходил — не ловит!

Его очередная шашка вылетела за доску.

— Да куда уж людям, — мои шашки уже вовсю теснили чёрного врага, — А что там в городе слышно?

— Готовятся к празднику! Еда навезли.

Над головой глухо заорал трактирщик, потом что-то шмякнулось. Одновременно моя рать нанесла последний удар.

— Вух! Опять выиграл! — огорчился подавальщик.

— В следующий раз повезёт, — успокоил я Тыгыма. Когда он наконец-то попробует играть за белых и поймёт, что выставленная на замену золотая монета с лёгкостью выбивает все остальные. Но Тыгым никогда не будет играть за белых. Он выбрал тьму и свой народ.

— А вот ты, Хныг, говоришь, люди сильные, — продолжал тем временем неугомонной полугоблин, — А поцелуй улитки их валит!

«Активирован квест „Поединок с Тыгымом“ награда — Рог короля гоблинов. Наказание — сила минус пять. Принять/отказаться?»

Судя по дрожащим неуверенным буквам мне достался какой-то уник.

— Согласен! — быстро ответил я.

Стоп! Я же получил стойкость к ядам! Моё настроение резко выросло.

Тыгым осторожно раскупорил тыкву и налил в две чашечки. Мы застыли, как два ковбоя в полдень. Над головой шумно двигал кружками трактирщик и горько бурчал про тяжёлые времена и падение нравов.

— Давай!

Тёмная жидкость обожгла горло.

«Получен критический урон жидким огнём. Вы умерли. Воскрешение через два часа.»

— За что!? — заорал я вслух и ринулся в интерфейсы.

Система охотно сообщила, что добровольно пьющему жидкий огонь существу не хватает либо ума, либо любви к жизни, и поэтому мир Королевств пошёл мне навстречу. Хочу сидеть в чистилище — вот и сижу.

С характеристиками ядов оказалось ещё проще. Я быстро промотал свои скромные достижения, залез в хозяйские, и не удивился ярко сияющей медальке первоквестника среди многочисленных штрафов и просто ругательств славного Светозарчика.

Ну как же я забыл про самоотверженность…

После моего случайного подвига на грядках мне достались только пять очков умений, и то, потому что успел их распределить у себя прежде, чем поцеловал хозяйское колено. А значит, теперь Светозарчику предстояло хлебать едкий суп и носиться с рецептом. А ещё у него… у него…

Я вскочил и забегал кругами по уже родному и обжитому пятачку.

Два часа! Почему у меня так мало времени!

К тому моменту, когда я материализовался посреди дожидающихся меня жирных кастрюль и грязных сапог, план был уже почти готов.

Хорошо самому сочинять и выполнять квесты!

Рог короля гоблинов я выиграл у Тыгыма на следующий день. Просто поспорив, что знаю, какая у него хранится реликвия.


«Отношение Светозарчика к погоде меняется на тоскливое»

Мой хозяин уныло таращился в окно. Недавно он пытался прорваться боем, но был скручен и обезоружен. Атака на воровскую стражу постепенно стала его единственным развлечением, но ему точно не нравились сопутствующие подзатыльники и пинки. Тем более, что у него уже куда-то пропала пара монет и значок «Служим свету». Долг долгом, но ручки у разбойников дело помнили.

Хмуг не мог нас отпустить. Слишком уж Светозарчик был ему ценен. Во время нашей отсидки воры с горя решили сунуться к ещё одному отставному старичку, живущему на отшибе за городом. Ветеран внимательно выучил


— Как же нам повезло со Светозарчиком! — пьяно рыдал здоровяк на секретной сходке банды в здешнем, трущобном кабаке, на который мечтали, но не могли попасть стражники, но свободно прошёл слуга с ведром. Сходка превратилась в попойку, но, может, так оно и задумывалось.

Как оказалось, ушлые разбойники уже не раз использовали воинов света для своих тёмных делишек. Достаточно было одной заплаканной девушки с одной слёзной историей, чтобы паладин мчался выполнять квест, по пути разнося что-то нужное.

Только вот история должна была быть убедительной, как и чудовище, идущее под нож. А процесс оболванивания был делом нелёгким и опасным.

— Как мы одного старичка обхаживали, — рыдал Хмуг, — Девчонку трактирщика подучили, историю про хромого медведя выдумали, он в лес с нами поехал, а на опушке кааак достал кнуг! Атаман так и не ушёл…

Сначала они боялись мрачного воителя и обхаживали его по правилам. Но потом очередная девушка потерялась по дороге в кабаке, Хмуг остался один, с горя и спьяну накрылся простынью и изобразил всё сам. И сработало же!

А как бы оно не сработало с идиотом, который вбил всё в веру вместо мозгов, но даже не стал прокачивать «Видеть ложь».

Со временем Хмуг так обленился, что даже перестал выдумывать новые истории и просто нёс всякий бред. Может, он обошёлся бы даже тряпичной куклой вместо девушки, но душа артиста требовала игры. Так Тёмные ножи стали грозой кварталов, а Светозарчик успел заработать на восемь пожизненных в Сумрачных Рудниках. Хорошо хоть, его репутация после каждого удара светом чуть очищалась. Кстати, срабатывал этот удар тоже раз на три. И тогда Светозарчик честно погибал от озадаченных купцов, или просто получал успокоительный удар оглоблей по лбу.

Интересный он прожил в игре месяц…

Вдоволь навспоминавшись, разбойники перешли к делу.

Во время отсидки Светозарчика они провалили кучу квестов, и сейчас готовили что-то грандиозное. У меня было стойкое ощущение, что в этот раз преступный паладин всё-таки будет пойман. Я бы узнал ещё больше, но Светозарчику понадобилась вода, и я поспешил прочь с секретной встречи.

Один я стоял на пути этих зловещих планов.

Хотя нет, не один. У меня тоже был свой зловещий план…

Ах, как хочется вернуться в городок

— Вами получен новый квест — вытащить Светозарчика…

Услышав хозяйский голос, в ноги ткнулся Пальчик. Но кормом с котлетами не пахло, пахло только неприятностями. Кот удивлённо сел у кресла и поднял голову на хозяина, который явно сегодня не ел и не причёсывался.

А я ещё раз отхлебнул из пустой чашки.

— Награда за выполнение — не вынесенный мозг. Штраф за провал — неприятности пятидесятого уровня… — сказал я хвостатому, и тот мудро смылся от спятившего хозяина подальше.

Да уж, игра и жизнь сплелись в моей голове в крепкую кашу. И самое главное — второй попытки, столь милой всем игрокам, у меня не будет. Звонарёва съест меня живьём.

Цель квеста — протащить хозяина мимо урок и стражи в храм. Не имея при этом даже малейшего влияния на ситуацию. Наверное, так бы чувствовал себя мужик из задачи про волка козу и капусту, если бы у него отобрали лодку, связали руки, а капуста гонялась за козой с криком «Съешь меня». Оставалось только лавировать между силами двух миров, чтобы поймать нужный миг для рывка между Сциллой и Харибдой…

Я был одинок на своём пути в мире мощи и колдовства. Словно мышонок, который живёт в доступном только ему мире ног и закрытого великанами неба. Я бродил по изнанке игрового мира, и видел многое недоступное другим. Наступало время использовать свои знания.

Даже сейчас, когда я сидел в своей квартире за столом, по городу носился с моими записками верный непись-полугоблин. И самые разные неписи чесали в затылках, пытаясь понять, что за странные штуки хочет от них загадочный сумасшедший. Сотканная мной паутина крепла и множилась прямо сейчас. Я ещё раз поглядел на свои расчёты и выкладки, выписки из форумов и пособия по игре, и побежал за новой чашкой чая.

Завтра будет громкий день!

Радостный звон плыл над Синими Травками в чистом и солнечном небе. Даже случайная тучка не дерзила появиться над городом в день Света, а среди домов не осталось ни одной тени. Наступало краткое время мира и прощения, когда даже воры не рисковали выползать на свои делишки, чтобы не получить вдруг солнечный удар.

Слышно было, как бурчит за забором наш орк-страж, пытаясь укрыться под зонтиком из щита и своей куртки. Дивная погода чтобы лишний раз просушить постель и сменные одеяния доблестного паладина. Я как раз цеплял рядом с кальсонами редчайшего артефактного мишку из эльфийского бархата, добавляющего плюс два к восстановлению во сне, когда во двор влетел голубь. За дырявым забором встрепенулся и тут же обмяк наш страж. Птичка никаких опасений не внушала. Простенькое первоуровневое создание. Отличный материал для заклинателей зверей.

Он сел мне на руку и вопросительно курлыкнул. Должно было сработать и так, но…

Я потящил собранный загодя мешочек. Эти вещи пошили под мой заказ через полугоблина, которого я попросил наврать про ролевые игры с высокородной феечкой. А что? Феи далеко, они не обидятся.

Через пять минут моих криворуких стараний я вполне заработал на смертный приговор от защиты животных в реальном мире. Голубь обзавёлся светлым париком, накрашенным клювом и двумя выпуклостями под платьем, которые явно мешали ему летать. Радовало только, что все издевательства птица перенесла терпеливо. Ну а что поделать? Я не мог рисковать.

Да и выглядела она не хуже половины нынешней эстрады.

Ещё раз оглядев своё творение, я усадил пернатого в сенях и прошептал:

— Спой, птичка!

— На помощь, отважный рыцарь! — тут же заголосила пернатая актриса, — Явись в храм Света за прощением, развей её беду!

Чтобы не услышал наш стражник, я вовсю загремел ведром у ворот.

Выговор у птички был весьма курлыкающим, но после актёрских потуг небритого верзилы звучала она вполне ничего.

Я увидел и ощутил, что наживка схвачена. Статы хозяина подёрнулись и заледенели квестом света. Я кышнул, и птица в новом образе взвилась в небо, роняя парик и крохотный лифчик.

«Одеваться,» — мелькнула радостная команда, которую я так ждал.

И какая жалость, что один неловкий слуга как раз отдал доспехи в починку и куда-то засунул меч! Господину просто придётся обойтись тряпками, если он спешит!

Я выронил ведро и зашагал к дому.


Маскировка вышла не очень. У паладинов как класса был штраф на скрытые перемещения, атаки и засады. Причём, чем больше был прокачен дух, тем сильнее их свербило желание броситься на врага с воплем «во имя света». После долгих мучений я примотал к копью вместо флага двуспальную простынь с вышитым львом — купил по случаю у здешнего вора, не задавая лишних вопросов. Я вообще их не задавал, за что меня весьма ценили здешние рыцари плаща и кинжала. Как не стал ничего спрашивать и Светозарчик, надменно не интересуясь низкой вознёй слуги. В моём убогом царстве тоже действовали мои правила.

Этот флаг дивно вился бы на ветру, но без оного укутывал хозяина до середины ног.

Чего я и добивался.

В общем, когда закутанный в простынь Светозарчик выехал со двора, он мог бы обмануть своим видом разве что слабоумного доверчивого ёжика. Другое дело, что обманывать я никого и не хотел. Сидевший на страже Грум вытаращил глаза, хрюкнул, и в судоргах свалился на пол от дебафа «колики в животе». Даже не пришлось слепить его припасённым зеркальцем или посыпать эльфийской пыльцой. Обвешанный штрафами Светозарчик с перекошенной статой в жизни не справился бы с одиннадцатиуровневым убийцей в прямом бою. Но проехать мимо хрюкающего от смеха недруга смог. Я бежал следом с фонариком, который надо было освятить сегодня именно в храме Света. Игра согласилась с этой логикой настолько, что даже наградила меня зудом в руках.

Нашего заклятого соседа Хмуга я не опасался, он беспробудно пил «В тени стены», получив заманчивый квест «Лужёная глотка» от прислужника-полугоблина. Дальше уже было проще.

Светозарчик подъехал к дороге через трущобы, запруженной толпой, и влился в толпу поющи псалмы паломников, на фоне которых его тряпки уже не так бросались в глаза. Стража первых ворот впились в него бдительным взглядом и… пропустили без вопросов. В День Света мягче относились к жаждущим покаяться нарушителям, а под квестом веры у Светозарчика тускнели штрафы.

Я безнадёжно отставал со своей единицей в выносливости. Закутанная в тряпки фигура неотвратимо уходила вперёд, но перед вторыми воротами толпа замедлила ход.

Я увидел издалека, как скрестили перед ним копья стражники. И закричал:

— Во имя Света!

— Во имя Света! — подхватила толпа. Уверен, Светозарчик кричал громче всех.

И копья мгновенно раздвинулись. Никто не хотел скандалов с храмом. Вдруг они специально пригласили на гастроли этого киркорова? Фиг бы, конечно, Светозарчик прошёл бы с оружием так далеко, но я даже на пике заменил наконечник чёрствой булочкой.

А Светозарчик снова потерялся в белотканной толпе. Теперь я просто чуял, как он едет по Баронской улице, сворачивает на Синюю…

Я чуть не осенил себя кругом Света. Оставалось всего два квартала и один поворот. Два квартала и поворот!

А вот и поворот.


И вот над его головой вспыхнули грозные алые буквы. Просели статы. Начал действовать штраф за въезд в центр города. Даже конь тут же сбился с шага, уловив, как обмяк его седок.

Светозарчик повернул к ведущей на площадь Синей улице. Где-то вдалеке слышался перемешанный с криками звон. Нанятые мной травники-подмастерья славно отмечали день Зелёной Пыли, который я придумал специально для них, за мои же деньги, и там должна была кружиться вся стража, разбираясь с вдруг ожившими кустами и деревьями.

До ратуши оставалось с полминуты хода.

Я даже не сомневался, что мы не успеем.

Гулкие удары раскатились с той стороны площади так, что заплясал конь, а я ощутил дрожь в брусчатке. А потом из-за дома выбежала ожившая железная статуя с надписью «200» на груди и раскрасневшимся бородатым лицом.

— Ты! — пророкотал здоровяк, — Нарушитель!

Светозарчик молча справился с конём и двинулся дальше. «Слабоумие и отвага» — этот девиз родился раньше, чем достойный его герой!

Стражник стоял у него на пути, как древний титан. Даже пешим он почти доставал до плеча моему хозяину, а его алебардой можно было бы чистить снег, прицепив к трактору. Одним ударом такой оглобли можно было положить целый взвод недоумков вроде моего, даже будь он в доспехах, а не в белых тряпочках раскаявшегося грешника. Хорошо, что пацан этого не знал.

Дело шло уже на секунды.

Я вздохнул, и хлебнул из припасённой склянки.

Мир сжался, распрямился, на мгновение пошёл квадратиками, и я будто замер внутри себя чуть в стороне, не во что не вмешиваясь. Через пару мгновений в голову шмыгнул тёплый паучок, и запустил во все уголки ловкие лапки. Я не противился, открывался как мог, и всё равно это было мерзко, мерзко. Как мне вообще пришло в голову такое? Где-то неподалёку замер подмастерье менталист, которому было ещё хуже, чем мне. Я долго выбирал самого лучшего, и также долго его уговаривал, что так надо и я не псих. И теперь он старательно порабощал моё тело и разум.

Утвердившись, паук протянул лапки к хозяйскому интерфейсу.

В этот раз кнопки пылали красным мертвенным светом, противясь чужаку. Захватчик шустро пробежался по кнопкам, выбирая нужную, нежно её погладил, и она всего на миг позеленела. Пламя тут же охватило её вновь, сожгло лапку, но дело уже было сделано. Кнопка нажата.

Огромное лезвие звонко врезалось в плечо Светозарчика и отскочило за спину стражника, едва не вывернув тому руку в плече. Ошарашенный силач сел на пятую точку.

А мой отважный хозяин, окутанный божественными латами неуязвимости, которую я честно выиграл в первый день для него, прошествовал к самой двери ратуши. Собравшиеся падали ниц при виде чуда.

Паучок в моей голове лопнул. Возмущённо верещала система, накидывая на меня какие-то уж вовсе немыслимые штрафы, от которых шатался я и вздрагивал паладин. Я опустился мокрой тряпочкой на тёплую брусчатку цвета солнца, не отводя взгляда от тряпичной спины. Последний шаг был самым важным. Если он заедет в ратушу верхом… То я зря развешивал по лачуге картинки с галантными коленопреклонёнными рыцарями и двадцатью способами красиво слезть с седла.

Конь наступил на порог, но остановился. Светозарчик неуверенно сполз, задирая ногу, тряхнул упрятанными под сеточку кудрями, и зашёл в ратушу.

Через три минуты громкий бам раздался в моей многострадальной голове, и стало легче дышать. Системки хозяина разом просветлели, репутация в городе прыгнула в уверенный плюс. Пожалуй, с таким отношением ему будут доверять и золото, и дочерей, и самые лучшие квесты.

Внимание! Паладин Светозарчик выполнил квест Покаяние. Свет всегда готов осветить заблудших!

Квест «явиться в ратушу» выполнен. Квест «Разорванные тенета выполнен». Квест «Дитя богов» выполнен. Дальше пошла какая-то светоспециализированная дребедень. Я уже не вчитывался.

Поверх всего буквенного мусора бумкнулось лаконичное:

«Отношение бога Света к вам меняется на доброжелательное»

«Отношение бога Обмана к вам меняется на одобрительное»

«Отношение бога Света меняется на неприязненное»

Ну и ладно. Буду ходить в панамке.

Я вяло катал по мыслям последнюю бесполезную плюшку, когда двери храма распахнулись, и Светозарчик в сопровождении жрецов и восторженной толпы ступил на площадь. Он просто сиял. Все штрафы спали, непридавленные статы восхищали своей мощью, и Длань Света сияла на его челе.

Он был просто прекрасен, мой господин. Подавившись слезами радости, я потянулся ему навстречу.

И он меня увидел! Какое счастье!

— Я. Рад, — выдавил я через непослушный род ту малость, которую чувствовал двумя ипостасями. Я вытащил пацана! Просто не верится!

— Вычисти коня и перенеси в казарму вещи, — скороговоркой пробарабанил Светозарчик, переступая над моей согнутой спиной.

А мог и сапогом зарядить! Добрый он у меня, всё-таки.

За пять ходок я перенёс вещи в просторную светлую казарму, в которой нам теперь предстояло жить. Хмуг с компанией не мешали, куда-то потерявшись. А вечером ко мне в почту плюхнулось письмо с сияющей меткой. Система сквозь зубы благодарила меня за найденную брешь в управлении, сообщала, что неисправность устранена, Значит, я больше не смогу жать на запретные кнопки, устраивая танцы в своих мозгах. Вот и хорошо. Слава Свету!

Внимание! Вы получили навык «Кукловод». У вас есть десятипроцентный шанс захватить на десять секунд контроль над существом в десять раз меньше меня по уровню. Откат умения — десять дней.

Скоро я стану чемпионом по бесполезным плюшкам…

Я взял хозяйское знамя, и принялся пристраивать его на стене.

Эликсиры и награды

— Алексей, я очень вами недовольна.

— Да ладно, не стоит… что?

— Я очень вами недовольна, Алексей, повторила ещё раз Екатерина Михайловна ледяным голосом.

В этот раз я только булькнул. Нет, конечно, я не ждал, что меня будут два года осыпать розами и медалями за то, что вытащил их пацана из серьёзной беды. Но чтобы так быстро… А поцеловать?

Мы сидели в креслах на лужайке за домом — вполне приличном месте, чтобы можно было надеяться на приятный разговор.

— Вы слишком долго возились с такой пустяковой задачей, — безмятежно продолжала тем временем наследница маленькой бизнес-империи, — Хорошо, что Денис в конце концов взял дело в свои руки.

Теперь уже у меня окончательно отпала челюсть. Когда я в последний раз видел его в игре, Светозарчик не мог взять в руку даже стакан — его притащили прямиком с торжественного пира, где он был главной звездой, вроде Лепса. Оказалось, что виртуальное вино валит не хуже настоящего.

— Но я готова дать вам второй шанс, — милостиво продолжила Екатерина, приняв моё молчание за виноватую панику, — За следующую неделю Денису надо подняться в десятку рейтинга. Вы уж постарайтесь!

С таким же успехом она могла бы требовать от скрипача, чтобы её сын выиграл автогонки.

— Вами получен новый квест вершины мудрости… — проворчал я.

— Что?

— Ничего, постановка игровой задачи.

— Это не игры, — уточнила хозяйка и одарила меня взглядом, от которого таджики укладывали плитку в два раза быстрей, а садовники начинали выщипывать траву челюстями, — Это последний шанс для вас, Алексей. Я очень надеюсь, что вы не подведёте.

Она верила во все эти глупости, от начала до конца. Клянусь своей прокаченной внимательностью!


В игре я первым делом стукнулся об табуретку. Новый дом, новая зона входа-выхода… Длинная казарма с двойным рядом коек была пуста. Ну, почти.

«Получено повреждение ноги. Скорость передвижения уменьшена на час на десять процентов».

Я со стоном согнулся, но колено было не причём. А причём был Светозарчик. Могучее тело воителя распласталось поперёк кровати, обвешанное дебафами, как новогодняя ёлка. Ему было плохо. Уж мне ли не знать. Ведь я чувствовал то же самое!

— Оххх, — простонал ещё раз паладин, чуть ожив, когда я перенял половину его страданий и боли, — Мама. Воды. Пива. Пива!

Не уверен, что от мамы ему бы сильно полегчало.

«Получен квест — пиво Светозарчику, — тут же вспыхнула радостными буквами система, — Время выполнения — пятнадцать минут. Награда за выполнение — благосклонность хозяина плюс пять. Штраф за невыполнение — благосклонность минус пять!»

Я ещё дочитывал эту системку, когда выбежал из казармы и ринулся в ближайший по карте трактир.

Длинная угрюмая очередь из мужиков разной степени волосатости, в которую затесался даже нечёсаный мутноглазый конь, уходила за угол. Судя по их понурому виду, стояли они здесь долго.

— Мне срочно!

— Всем срочно! — страдальчески отозвался один из стояльцев. Похоже, праздник света не прошёл бесследно для города, и сейчас любые силы зла с бочонком холодного светлого взяли бы Синие Травки без боя.

Я попытался шмыгнуть к двери между ног, но был схвачен дрожащей рукой за шиворот и отброшен. За мной даже не погнались, так всем было нехорошо. Почти как мне.

Для выполнения квеста оставалось десять минут. Шатаясь и переваливаясь, я бежал к «В тени стены», когда вдруг муторность пропала вместе с болью.

— Здорово, Хныг! — зубасто ухмыльнулся мне Тыгым, вываливая на стол блюда с разноса, — Чего нужно?

— Пива! — отчаянно выкрикнул я и замер.

Квест пропал.

«Вами получено звание „увалень“. Отношение хозяина ухудшилось на пять.»

— Два пива, — пробурчал я. Праздновать — так с музыкой.

Нежная пенная шапка уже подплыла к моим губам, когда вдруг руку пронзила резкая боль.

— Ты чего? — отскочил полугоблин, на которого чуть не вылилась добрая половина кружки.

Что за? Где-то Светозарчику приходилось плохо…

Когда я ворвался в казармы, то был уже почти синим от побоев. Как оказалось, к хозяину зашёл наставник, исцелил рукой света, и погнал на тренировки. Выяснилось, что у Светозарчика серьёзные пробелы в технике работы клинком, и то, что он считал богатырским ударом, пошло бы среди местных за махание оглоблей на сельской дискотеке. Наставник вызвался выбить из паладина всю эту дурь, а дури за восемь уровней скопилось много. Добрый лысый старичок с ушами чебурашки или йоды лупил моего хозяина аккуратно и сильно, совершенно не обращая внимания на попытки отмахнуться. В бою Светозарчик давно бы отправился на перерождение, но режим тренировки такой роскоши ему не дал. И вид у наставника был весьма недовольный и нездоровый.

Дурь крепко вцепилась в хозяина и держалась насмерть.

«Вами получено задание спасти хозяина. Награда — благосклонность минус пять. Штраф вычисляется»

Я мог сделать только одно.

— Я принёс пиво! — громко возгласил я, откупоривая пробку у бочонка.

Град ударов стих, и здешний садист-джедай повернулся ко мне, напоследок наподдав Светозарчику по лбу так, что у меня посыпались из глаз искры.

— Пиво, — протянул злой учитель.

«Вы выполнили задание», — порадовала система.

— Где ты шлялся? — процедил мой хозяин.

Ну и что! Зато нас больше не били!


Это был мучительный день. Впервые за целый месяц, Светозарчик оказался среди наставников своего класса, и выступил в роли матёрого второгодника, который с детства нюхал клей. Он неправильно лечил, неправильно ездил, а от его техники работы копьём становилось дурно распорядителю на арене. Воспитанный ворами и лягушками воин с трудом вписывался в новый коллектив. Но его отёсывали, не жалея времени и сил.

И это было больно! Мне ли не знать!

Когда к концу дня Светозарчик подполз к своей кровати, он был лишь чуть живее, чем с утра. И кто сказал, что в игре легко?

Но даже в такой тяжкий час у него нашлось для меня доброе слово.

— В следующий раз будь порасторопней! — прошипел он мне до боли знакомым тоном, — Или я пожалуюсь маме! Она тебя уволит! Только никому не говори!

Наверное, его всё-таки слишком сильно сегодня били по голове.

— Да, господин, — смиренно отозвался я, стаскивая сапоги с его избитых конечностей.

Похоже, после долгих поисков я всё-таки нашёл свою работу мечты. Ну ничего. Посмотрим, как пойдёт на новом месте!

Всего через день наставники признали, что Светозарчика проще убить, чем ещё чему-то выучить. Система дрогнула. И хозяин получил официальное право выполнять городские квесты.


Кучка приключенцев шумно вломилась в казарму, обмениваясь впечатлениями на ходу. Длинный дом наполнился смехом. Паладин, клирик и стрелок тут же забились в угол, с грохотом высыпали добычу, и азартно принялись делить очки умений, взятые за какой-то редкий квест.

Светозарчик глядел на всё это глазами трёхлетнего малыша, от которого ушли паркуром старшие братья. Казарма была наполнена приключенцами, только что вошедшими в и рвущимися на подвиги.

— Внимание! — зычно объявил проявившийся у входа чиновник, — На сегодня имеются двенадцать единичных квестов!

В ответ раздался заинтересованный гул, и даже сидящий в уголке рыцарь перестал пытаться выдернуть стрелу из лба, явно полученную от не желающего расставаться со своей шкурой монстра. Эти квесты возникали случайно, и таили в себе замачнивые возможности. Только успевай взять.

— Квест первый. «Камни памяти». Достойный купец потерял на пути в город мешочек с камнями из Синих Гор! Ущелье шестого уровня. Скальные гоблины, кобольды, василиски. Рекомендуется полный отряд не ниже пятого уровня.

— Я! — тут же вызвался Светозарчик.

— Я сказал — полный отряд! — отрезал чиновник.

Тройка счастливцев получила задание и ринулась к выходу, следом ещё одна.

— Квест второй. «Путь мастера». Надо победить в пяти состязаниях странствующего паладина. Рекомендуемый уровень — восьмой. Владение навыками паладина — не ниже экспертного.

— Я!

— Я же сказал, экспертного! Квест «Твердолобый». Требуется танк с навыком щита не меньше пятого. Я сказал — пятого!

Светозарчик снова отдыхал.

В пролёте он был и на квест «Охрана ювелира» — требовалась репутация с городом не меньше десяти. Для танца богов у него не была прокачена репа основной девятки. В дом с привидением он не прошёл, потому что ни разу не ходил в театр страхов. Квесты текли, вымывая из казармы приключенцев. А Светозарчик летел в красивом пролёте, которому позавидовали бы лебеди. Часто он срезался по репутации у богов. Полученная мной неприязнь главной девятки досталась через самоотверженность и ему.

— Квест одиннадцатый! Браство стали! — крикнул уже порядком охрипший непись, — Мечник, паладин и пикинёр должны пройти за час Шепчущий лес! Рекомендуемый уровень — от шестого. Награда — плюс пять к владению основным навыком!

— Блин! Паладина нет! — заныла парочка игров, мечник и пикинёр, — Где же его взять…

— Я согласен!

— Может, на площади перехватим?

— Я пойду!

— Не, не успеем. Пойдём крыс гонять.

И приключенцы уныло двинулись к выходу, прихватив лекаря и стрелка.

Хозяин потерянно глянул вслед. Звание «раскаявшийся» не сделало его популярней, да и стата выполненных-проваленных квестов не добавляла блеска его резюме. Пока что он проявил себя незнайкой и неумехой. Не лучшие качества на восьмом уровне.

— Последний квест Слуга Света! — просипел чиновник, — Солнце сияет каждому, но даже его сила нуждается в помощи! Требуется помощь в храме Света. Уровень не выше десятого. Сила духа не меньше семи! Награда — репутация с богиней Света плюс десять.

— Хахаха! Снова конкурс инвалидов! — раздался смешок со стороны, — Кто любит боль?

Парочка клириков, подходящая по статам, ловко прикинулась глухой и затерялась за кроватями.

Будто случайно, я уронил ведро с грязной водой на ногу пригорюнившемуся хозяину.

— Да я! — взвился грозный паладин.

— Ты? — поразился чиновник, и ещё раз проверил записи. Ошибки не было. Перед ним стоял как раз тот слабоумный персонаж, который вбухал восемь очков в силу веры и при этом ещё не дорос даже до восьмого уровня.

— Квест принят, — недовольно проскрипел служака, и вышел в дверь.

Я потянулся за бронёй в сундучке.

— Здравствуй, здравствуй, добрый брат во Свету, — приветствовал его в храме священник, — Твои труды зачтутся! Свет вечен, но не его врата. Вложи свою веру и труды, чтобы он засиял вновь!

Через пять минут высокопарного трёпа выяснилось, что надо почистить двадцать пять светильников. Время выполнения — двадцать минут, пока не началась новая служба.

Светозарчику выдали длинную лестницу. Герой вооружился тряпкой и полез к сияющим белоснежным шарам под потолком.

Нельзя сказать, что у меня были плохие предчувствия. Это была уверенность.

— Ай! — вскрикнул я одновременно с хозяином.

«Отношение Светозарчика к кипящему маслу меняется на неприязненное»

А уж как это не понравилось мне!

Второй шар хозяин умудрился наклонить. Горящее масло растеклось по мраморному полу.

Когда он спустился для третьего подхода, я уже заканчивал бороться с огнём и вытирать масло.

Старый священник отвернулся.

Я глядел паладину в глаза, выразительно помахивая тряпкой и кивая на себя, и наверх.

Светозарчик надулся и полез к очередному шару.

В следующий раз я яростно махал тряпкой, протирая воздух и размахивая руками, будто летел.

Паладин молча переставил лестницу и быстро полез от слабоумного прислужника.

До него дошло только на пятый раз.

Проходивший мимо священник одобрительно кивнул при виде карабкающегося к очередному светильнику светоборца. Огромная тряпка в руках паладина надёжно скрывала меня. С тряпкой поменьше. Моя слава — его слава. Да здравствует самоотверженность!

Мне надоели эти ожоги на двоих.

По дороге с кирпичами…

Последний светильник мы завершили, когда до окончания квеста оставалась минута. Светозарчик просто подбросил меня скользкими от масла руками с середины лестницы, и я успел коснуться горячего стекла тканью, активировав навык «чистота». Я упал в тряпку Светозарчика, как в мешок. Почти сразу же ворота храма начали со скрипом открываться.

«Квест Слуга Света выполнен. Отношение богини улучшилось на десять. Внимание! Вы первым выполнили этот квест. Ваша ловкость увеличена на три. Благосклонность богини на десять. Вами получен уникальный предмет „Кольцо света“ увеличивает силу ваших заклятий света на пять процентов.»

Палец обожгло. Похоже, кольцо света было сделано из стружки джедайских мечей.

«Вами получено новое умение „Обратиться к богине“ — радовала система, — Раз в год вы можете возвысить свой голос к свету и быть услышанным. Шанс — 0,1 % за уровень. В случае несрабатывания — паралич на год»

Я с радостью понаблюдал, как этот навык был всосан ненасытной статой Светозарчика. Нам такие гранаты не нужны.

А тем временем божественный блат сработал сразу. Перестали дрожать руки и ушёл дебаф усталости.

— Невероятно! Ты выполнил квест, отважный воин!

«Отношение предстоятеля к Светозарчику меняется на дружелюбное».

Я осторожно выглянул сквозь тряпку. Старичок восторженно ждал героя у лестницы. Хорошо, что у Светозарчика хватило ума спуститься, не вытряхивая тряпку. Неудобно бы вышл.

— Я никогда не видел такой самоотверженности! Свет благодарит тебя!

Светозарчик догадался поклониться, но звучно приложил при этом меня в тряпке о пол. В этот раз боль была целиком моя.

Когда в глазах перестали плясать искорки, я сумел вслушаться.

— … А потом спохватился — нету. В шкатулке забыл. И вернуться некогда, — С тех пор уже десять лет без реликвии и обходится. Но такому отважному молодому воину это будет проще простого — взять ожерелье Рассвета и вернуть настоятелю.

Слишком гладко всё было. Не принимай!

«Квест принят» — тренькнуло у меня в настройках.

«Ожерелье Рассвета. Верните настоятелю ожерелье. Награда — меч света. Штраф — отношение предстоятеля минус тридцать. Рекомендуемый уровень отряда — не меньше тридцатого»

— Возьми этот клинок, — продолжал бодрый.

Очень это не было похоже на весёлую прогулку. Они ждали десять лет, чтобы повесить квест на Светозарчика? Светильники были тестом, отбором на молодого, глупого, ловкого и преаданного?

На меня потянуло через тряпку холодом из открытой двери.

— Не надо! — беззвучно закричал я, когда Светозарчик шагнул во влажную темноту.

«Вы вошли в квестовую локацию „Владения лохматого ужаса“» — вспыхнула системка, совершенно почему-то не ободрив.


За нами гулко хлопнула дверь, и я наконец-то вывалился из тряпки. Мотнул головой, огляделся.

И тут мне стал по-настоящему страшно.

Это место пахло смертью.

Похоже, мы находились внутри огромной сумрачной пещеры или башни, шагов тридцать шириной. Стены с десятками ярусов уходили на немыслимую для обычных домов высоту, в центре высилась колонна с неровными выступами. Остатки ступеней? Витая лестница? Всё-таки это была башня, разгромленная и брошенная. Всюду громоздились обломки мебели, куски камня, домашняя утварь. Прямо перед нами лежал опрокинутый диван со вспоротым боком. Тусклый свет лился откуда-то сверху, а спереди доносилась странная песня без слов, от которой мурашки посыпались по спине.

Что за?

— Наслаждайся, человечишка.

Этот голос пришёл отовсюду. Я даже присел. Не женский, не мужской, исполненный невероятного безразличия.

Светозарчик не дрогнул. Он не слышал. Тихо, почему-то даже не дыша, я залез в описание квеста. Условия изменились.

«Внимание! Вы находитесь в пыточной. Болевые ощущения увеличены на сто процентов. Выход из локации возможен только по завершению квеста. Возможность смерти без разрешения босса заблокирована.»

Боги Семи Королевств всё-таки вспомнили о своём любимце.

Я попятился и под моими ногами загрохотал помятый шлём с черепом внутри. Паладин обернулся.

— Стой! — почти беззвучно просипел я.

Вряд ли он видел и чувствовал хоть половину от моего. Светозарчик повернулся и шагнул за диван.

Я вскарабкался поверху, и осторожно выглянул над ножкой. Звук шёл от центра башни. Закованная в латы фигура двигалась туда, одолевая мусорные кучи.

Над завалами мелькнула мохнатая голова.

Я вытянулся, наплевав на осторожность. Потом подпрыгнул, бросив за завалы взгляд.

И упал, чуть не напоровшись на обломанную ножку.

Чёрт! Вот мы влипли!

Прокаченное внимание не подвело. Я оглядел всю башню сразу. На стенах висели кандалы, в парочке даже что-то качалось. Всё было усыпано костями, обломками оружия, доспехов.

А на столе у колонны сидел лохматый тип, похожий сразу на медведя и обезьяну.

«Кобольд четвёртого уровня». Костями, зажатыми в толстых лапах, он увлечённо колотил по привязанному на столе телу. Кто это был? Не знаю. Но каждый удар выбивал из него стоны, то громче, то тише, то звонче, то сильней, сливаясь в песню боли.

Кобольд знал своё дело. И от этой сцены, которая не предназначалась для чужих глаз, веяло ужасом.

Я подбежал к впустившей нас двери. Заперта. Кинулся обратно. И как раз увидел, как выглянул из-за кучи Светозарчик, застыл, пытаясь увидеть и понять, а потом медленно тащит клинок из ножен.

Увлечённый своей жуткой забавой музыкант не обращал ни на что внимание. Его можно критануть! Со спины! В лоб не справится!

— Именем света я атакую! — раскатился по башне клич. Светозарчик кинулся за кучу с поднятым мечом. Жуткая музыка смолкла.

Звонкий удар по дереву. Шум, шорох, топот. Рык. А потом по башне раскатился долгий визг. Лохматый музыкант пулей взвился на ближний завал, и рванул по нему к дальней стене.

Следом погрёб Светозарчик, медленно и неловко, из-за брони.

Музыкант влетел прямо в стену и исчез. А потом будто пелена спало с глаз, или развеялось заклятье. И я увидел огромную дыру в стене, через которую вполне мог бы проехать автобус.

На самом верху арки качался от сквозняка клок шерсти, из которого можно было бы связать шапку. И к этой дыре карабкался через завалы Светозарчик, не забывая что-то выкрикивать про свет.

Он не слышал. Вдруг вспыхнула системка. Хозяина поздравляли с победой над прислужником младшего кобольда, давали очки и плюшки. Всё-таки прошёл крит. Ну надо же.

Неужели всё? Я быстро нырнул в настройки. Квест не завершён. Значит, мы ещё не познакомились с нынешним хозяином кабинета. Я огляделся. Валяющиеся вокруг доспехи и клинки были грязны и сломаны, но явно принадлежали когда-то высокоуровневым героям. Куда сильней Светозарчика.

— Не надо! — пискнул я, — Назад!

Бесполезно.

— Помогите прекрасной деве!

Светозарчик озадаченно повернулся. Поняв, кто его провёл, он снова погрёб по мусору. До дыры ему оставалось метра три. Но тут же замер.

Из дыры донёсся низкий звук, от которого у меня шевельнулись волосы. Слабый свет из неё мигнул и пропал, будто заслонённый. Мелькнула пара огоньков.

А ещё чуть позже он вышел из дыры, и я тихо отступил за растерзанный шкаф.

Огромный зверь с обезьяньим телом и медвежьей мордой скользнул в башню с неожиданной для такой туши лёгкостью, и распрямился. В холке у него было метра три с половиной, не меньше. Маленькие глазки глядели остро и зло, ноздри шумно втягивали воздух. На бёдрах болталась грязная повязка, а шею украшало ожерелье из человеческих черепов.

«Кобольд-палач, пятидесятый уровень», — прочёл я с взметнувшимся ужасом. Все здешние страхи были от Него.

Чудовище вгляделось в попятившегося паладина. Похоже, музыкант издох до доклада, и хозяин пытался разобраться, что тут собственно происходит. Острый взгляд пробежался по башне, мазнул по мне, вернулся к замершей перед кучей стальной фигурке. Нет, в нём были все четыре метра, и он ещё стоял выше.

«Отношение Палача к Светозарчику меняется на одобрительное».

Светозарчик медленно достал со спины щит и прикрыл левый бок, как его и учили на тренировках. Он стоял, выведя левое плечо и занеся для удара меч. Чудище протянуло лапу.

Удар!

Зверюга отскочила с неожиданной лёгкостью, оттолкнулась от стены и оказалась сбоку. Светозарчик едва успел повернуть и принять удар на щит. Окованный деревянный диск выдержал, но мою левую руку пронзила острая боль. Светозарчик рванул в атаку, махнул перед собой клинком.

Кобольд отпрянул.

Как его победить? Ловкость у твари была запредельная. Чемпионы — гимнасты отдыхают. Он не был похож на тупых игровых боссов. Чувствовалось, что свой уровень он заработал с нуля, пожирая и уничтожая тех, кто оказался слабей.

Кобольд снова крутанулся, два раза прыгнул, и огромная туша оказалась уже справа от Светозарчика.

Удар!

Плечо обожгло болью. Светозарчик качнулся, но устоял. А тварь уже была за спиной.

Мой хозяин держался молодцом. Это при такой разнице в уровнях! Кобольд должен был его просто раздавить, но не мог. Закованная в сталь фигурка поворачивалась, грозила клинком, выставляла щит. А чудовище скакало по кучам вокруг Светозарчика, кидалось, и тут же отскакивало от клинка. На решительную атаку его не хватало.

Я глядел со стороны, и не мог пошевелиться. Там сейчас решалась наша судьба. Если Светозарчик не выдержит, то настанет мой черёд. А что толку лезть в битву ничтожному слуге? Вот и кобольд так подумал, и не обращал на меня внимания.

Удар! Я невольно схватился уже за ногу. Клинок Светозарчика успел ударить в коготь. Чудовище ухнуло, отскочило. Но полоска выносливости просела у хозяина в красный сектор.

А нанесённые повреждения болели всё сильней. Сначала они саднили, потом — жгли. А теперь стреляли пульсирующими вспышками, будто в них проворачивали шипастых ежей.

Холодея, я снова нырнул в хозяйскую стату.

«На вас наложен дебаф „Покалеченный“. Снижение ловкости на одну единицу в в десять секунд. Дебаф „Жертва“ потеря одной единицы силы в десять секунд.»

Удар! По щиту пошли трещины. В боку поселился ещё один огонь.

Палач! Кобольд-палач! Он просто играет!

Светозарчик уже почти не шевелился. А кобольд всё кружил вокруг с довольным уханьем. Его полоска жизни не уменьшилась ни на грамм. Скоро Светозарчик ослабеет окончательно, и сам падёт в его лапы. Он забавлялся новой игрушкой, и я откуда-то знал, что у него в запасе много идей для нас двоих. Но даже сейчас палач не хотел рисковать своей шкурой. Он не любил сражаться, только мучить. Болью, отчаянием, страхом, безнадёжностью.

Вот он снова закружил, выбирая для удачной атаки место.

Прыжок! Он как-то оказался позади паладина, и сгрёб его огромной лапой, как банан. На миг у меня перехватило дыхание. Но Светозарчик вдруг проскользнул между пальцами, пробороздив по ладони клинком.

Жуткий вой раскатился в башне. Тварь отскочила, размахивая лапой. Палач любил только чужую боль. Чуть отдышавшись, зарычал и примерился к прыжку. Уже всерьёз.

Но остановился. Происходило что-то странное. По уродливым кучам и звериной харе пробежались тени, воздух на мгновение посвежел, и где-то высоко сверкнул одинокий луч.

Светозарчик засиял. Тонкая плёнка будто покрыла паладина целиком, от верхушки шлёма до пяток.

Доспехи света! Доступны с десятого уровня! И ему удалось их наколдовать! Сколько он их удержит? Пять секунд? Десять?

Тварь прищурилась, попятилась, зарычала. А потом вдруг сиганула на колонну, уцепившись раненной лапой, сорвалась, прыгнула снова, зацепив другой лапой столб, с кругового разбега закинула себя на тёмные ярусы метра на три выше, опять оттолкнулась на столб, и в пять прыжков залезла в уже невидимые мне тёмные дали, громко тарахча ожерельем из черепов.

«Активирована спец атака Палача. Удар из тьмы».

Сверху с грохотом посыпались шкафы, книги, пробирки, целый лес мечей и копий. Рядом со мной, пробороздив кресло, вонзился ржавый топор. Ухнул сундук с чем-то звонким. Потом ударило сразу два камня из кладки.

Но я был укрыт верным диваном и не пострадал.

А вот стоявший на открытом месте Светозарчик получил полную порцию.

Спина. Плечо. Нога. А потом я просто превратился в сплошной комок боли. Не было сил даже выть. Где-то через ватную стену я ощутил тишину. Дождь из вещей стих.

Светозарчик был ещё жив. Одна единичка, и все виды огрушений и паралича. Дебаф палача, который сейчас спустится к своей игрушке. Остаётся только ждать.

Я выполз из-под дивана, и, скрючившись, пополз к хозяину. Боль была моим плащом и посохом. Малыми дозами я пил её всё время игры, и вот теперь, пьяный от полной чаши, оказался к ней готов.

Светозарчик был погнут, разбит и сплющен, как кукла злого великана. Правая рука была просто согнута вместе с наручем, левая и ноги скрывались под нападавшим хламом. Он не открывал под толстым слоем пыли глаз и вроде не дышал. Я попробовал его вытащить, но понял — шансов нет. И поднял кверху взгляд. Вот как он побеждал забредших сюда героев…

Высоко наверху кость стукнула в кость. Донеслось тяжёлое сопение. Это была серьёзная нагрузка даже для такого ловкого зверя. Сейчас он отдохнёт и вернётся к новым игрушкам. Он — палач, а не воин. Он не будет рисковать.

Я провёл по лицу Светозарчика рукой. Пальцы заскользили. Масло. Вот почему он выскользнул из захвата.

Какая-то мысль упорно стучала в голову, словно бутылка с письмом в океане боли. Я осторожно поднялся, доковылял к колонне, и коснулся её рукой. Добрый дуб, с остатками ступеней из толстых досок. Сколько хватало глаза, колонна была в царапинах от мохнатого гимнаста.

Я залез в инвентарь, который так и не успел очистить от мусора.

Где же она? Когда Светозарчик первый раз шатнул светильник… «Промасленная тряпка, ценность ноль. Когда-то она была частью куртки эльфа, но с тех пор прошла длинный путь от дворца до помойки». Я достал скользкий комок, приложил к колонне, и активировал способность «нанести». Что ещё поможет дереву для блеска и долговечности, если не лампадное масло из храма богини?

Мир будто остановился. Это были минуты, часы, жизни, наполненные болью. А потом колонна вдруг влажно заблестела.

А я устало улёгся у её подножья. Всё-таки надо попробовать умереть. Я взял камень и попробовал ударить себя по руке, но промахнулся.

Наверху раздалось довольное уханье. Грузная тень сделала лихой прыжок, а потом заорала, заверещала, заскреблась, пока длился её недолгий славный полёт.

Удар о пол был страшен. Мгновение я думал, что обрушится башня. Хруст, рёв, треск, камни — будто повторилась атака из тьмы.

Когда я встал, всё вокруг по-прежнему дрожало. Но ещё доносился вой.

Он лежал совсем рядом, ухая и подвывая. Он упал на какой-то склад копий и крючков. Может, как раз своего инструмента. Крючья и пики торчали из него, словно скрюченный лес. Полоска здоровья неумолимо таяла, и таяла мучительно.

Когда я, шатаясь, встал перед ним, он меня заметил.

«Добей!» — попросил его страдающий взгляд.

Пожалуй, я бы ему помог. Но даже сейчас у меня не хватило бы на это умений и сил.

Через десять секунд вой смолк. А потом вдруг накатило дикое облегчение. Светозарчик впал в какую-то кому. Я остался один. Но умение палача больше не терзало волю. В башне даже будто посветлело и стало легче дышать.

«Кобольд-палач пятидесятого уровня убит. Получено пятьдесят тысяч опыта. Вы убили персонажа, уровень которого в пятьдесят раз превышает ваш. Получено умение Богоборец. Вы убили личного палача Тёмного Бога. Отношение Тёмного Бога меняется на враждебное. Вы совершили жестокое убийство. Отношение Светлого Бога меняется на недружелюбное. Вы первым выполнили уникальный квест, используя небоевые умения. Вами получено свойство „Умелец“. Вы видите скрытую пользу предметов и умеете её применить. Шанс — один процент на уровень. Внимание! Вы прошли через боль и сохранили ясность мысли. Вами получено умение Аскет. Боль теперь для вас — источник силы и опыта. С каждым уровнем боль уменьшается на два процента, опыт от боли увеличивается на два процента. Внимание! Отношение бога Мудрости к вам меняется на неодобрительное!»

— Ну а ты-то за что? — не выдержав, заорал ближайшей книге.

Опыт полился Светозарчику мимо меня, по усам текло, а в рот не попало. Туда же начали пропадать навыки.

Внимание! Вами получено Ожерелье Света! Сила глобальных заклинаний света увеличивается на триста процентов! Вами получен меч Света. Сила заклинаний Света и их длительность увеличивается на пятьдесят процентов. Откат заклинаний сокращается на тридцать процентов!

— Спички детям не игрушка, — проворчал я, пряча меч в свой инвентарь. А потом пошёл посмотреть, что ещё есть ценного в башне. Прочих мелких кобольдов я не опасался. На мне осталось достаточно достижений, чтобы разогнать целую банду этих бабуинов-переростков.

Но теперь мне надо было серьёзно подумать, как жить дальше. Игра пошла всерьёз. Против нас выступили исполинские силы. Но именно это и добавляло страсти и азарта. Мы ещё посмотрим, кто кого накормит критами!

На ходу я развернул свой профиль, чтобы наконец-то глянуть на него свежим взглядом.


ХНЫГ УРОВЕНЬ ПЕРВЫЙ

СИЛА 1

ЛОВКОСТЬ 5

УМ 6

ВНИМАНИЕ 17

ДУХ 1

ВЫНОСЛИВОСТЬ 5


УМЕНИЯ


САМООТВЕРЖЕННОСТЬ 48

МАЛОЕ ВОЛШЕБСТВО 3

РУКОДЕЛЬНИК 1

СПЛЕТНИК 4

БАРД

ПИСАРЬ

СТРЕЛОЧНИК

КУКЛОВОД

АСКЕТ

УМЕЛЕЦ (ОЧУМЕЛЫЕ РУЧКИ)

БОГОБОРЕЦ


Репутация у богов:

Свет — недружелюбное

Тьма — враждебное

Огонь — недружелюбное

Вода — недружелюбное

Земля — недружелюбное

Воздух — недружелюбное

Мудрость — неодобрительное

Война — недружелюбное

Любовь — недружелюбное

Обман — дружелюбное


Нераспределённых очков опыта — триста двадцать.

Нераспределённых очков умений — тридцать пять.

Интересно орки пляшут!

Если опыт мне порезали даже сильней обычного, то очки умений оставались пока при мне. Наверное, сказывались все накинутые на Светозарчика дебафы, вроде тюремных.

Быстро, пока система не очухалась и не ввалила всё в самоотверженность, чтобы я приносил хозяину тапочки в зубах, я кинул двадцать в ловкость, пять в выносливость и двадцать два во внимание. Бороться и искать! Найти и перепрятать! Моё место явно где-то рядом с воровским классом, на параллельной ветке.

Мохнатая харя высунулась из норы, но я на ходу погрозил ей кулаком, и та мгновенно исчезла. Вскоре я уже топал по норе, по-хозяйски разглядывая отнорки. Сокровищница должна быть где-то здесь. Считайте это интуицией.

Вскоре я уже заходил в заваленную золотом пещеру.

«Внимание! Квест убить хранителя»… Звякнула системка… «Выполнен»

— До чего я люблю все эти богатства… — прогнуснавил я голосом бородатого мужичка из мульфильма и запустил руки в монеты. Жаль, но даже здесь нельзя было купаться в золоте. Вернее, можно. Только прокачав до гранда навык ювелира и обзаведясь хорошим сопротивлением к огню

И только когда я уже вполз в башню, едва волоча под грузом захапанного ноги, я заметил слабое движение на заваленном хламом столе, возле которого наяривал свою жуткую песню лохматый музыкант. Наверное, сработала перекаченная внимательность. Очень велик был соблазн ползти мимо, к двери, не рисковать квестом. Но любопытство победило. Я приблизился, вгляделся. Активировал способность «Очистить стол». Этот скил я прокачал отдельно ещё в первой хижине, когда сражался с завалами посуды. Наваленная гора дерева, железа и камней тут же оказалась аккуратно сложена рядом. А на столе остался прикованный пленник, он же — барабан для недавней жуткой игры. И он ещё был жив. Даже вблизи трудно было понять, кем было раньше это тело. Единственное — не гномом. Не то сложение. Скорее уж… Эльф? Я осторожно коснулся ноги, опасаясь причинить ещё более жуткую боль.

— Желаете освободить пленника? Да/Нет?

— Да.

— Внимание! Для разрушения Божественных оков Тьмы требуется спецнавык или уровень не ниже пятидесятого!

Я огляделся по сторонам в поисках пятидесятого уровня и почесал затылок. Спецнавык, говорите? Чем там лучше бить тьму?

Жаль, что дальнейшее видели лишь таящиеся в темноте кобольды. А может, и хорошо. Мало ли что сказали бы истинно верующие, увидев, как первоуровневый слуга цепляет себе на шею божественное ожерелье, которое полагалось хранить в особом ларце и доставать только для молитвы и поклонений. Как он достаёт потом легендарный Меч Света, которого достойны только герои, как примеряется, и с криком «Удар Света» бьёт им, как палкой, по цепям.

Ударили белые искры. Меня хорошенько тряхнуло. Цепи выдержали. Но… Я что-то почувствовал! Паладин из меня был так себе, но когда клинок коснулся тёмных цепей, я ощутил силу! Она будто прокатилась от меча к ожерелью, а я служил проводником!

— Во имя Света! — крикнул я и снова стукнул. Снова тёплая волна, но выносливость прыгнула почти в ноль. Блин! Осталась одна попытка.

Я опустил меч и задумался. Своей силы света у меня не было. Вызвать её я не мог. Но она возникала в артефактах при контакте с тьмой. И если её направить…

Пожалуй, надо по-другому.

Я осторожно коснулся белым лезвием тёмных цепей. Снова в плечи ударила тёплая сила, засияло ожерелье на шее. И, ловя этот зыбкий миг, я крикнул:

— Во имя Света!

И опустил на цепи меч.

Белая вспышка отшвырнула меня к дальней стенке. Хиты стремительно поползли вниз. Я увидел, как поднялась на столе-жертвеннике сияющая фигура, будто зажжённая моим клинком. Как она глянула в мою сторону и кивнула.

«Выполнен скрытый квест Освобождение пленника». Запущено глобальное событие «Битва Тьмы и Света». Награда…

Я едва успел это прочитать и спрятать в инвентарь клинок с ожерельем, когда накатило беспамятство.

Отдача и раздача

Семь королевств порвало, как мескалинового хомячка. Перегруженный форум временами начинал тормозить, как старенький комп, кидаться странными символами, и лезть в голову, даже когда я закрывал интерфейс и откидывался на серую стену зоны смерти. Сотни тысяч игроков убивались в локациях, чтобы пообщаться в сером предбаннике, задать свои вопросы, или передать весть от вожаков, не полагаясь на внутриигровых голубей, волшебные шары и грибы-телепаты. Коммуникационная сеть в игре зависла ещё раньше, здесь пока держалась. Темы множились, лезли сотнями, и во всех звучал один вопрос: что дальше? Запущено глобальное событие между Светом и Тьмой! Забывались старые свары, сколачивались новые союзы. Прямо на моих глазах помирилось пять топовых кланов чтобы выступить в решающей битве на одной стороне. Тысячи тёмных рыцарей, вампиров, некромантов и упырей робко спрашивали о пути вернувшегося к свету. Сегодня у фракции Тьмы был тяжёлый день. Гибель личного палача бога Смерти не добавила последователям тёмного культа уверенности и сил. Тем более, что Светозарчик носил гордый титул «Вернувшегося к свету». Общие данные о битве уже были у всех на слуху, и весть о том, что десятиуровневый возвращенец завалил полусотенного элитного монстра заставил многих тёмных капать слюнями на воображаемую клавиатуру. Это ж какая крутая ветка! Какой интересный класс! Сколько можно накрошить в одиночку боссов, не делясь ни с кем плюшками! В общем, и без того хилую фракцию Тьмы ждал скорый кадровый голод. А в храмах Света предстоял аншлаг, как на весенних распродажах.

Сам Светозарчик, мягко говоря, тоже вызвал некоторый интерес. Я насчитал тридцать восемь тем его имени только на первой странице. Говорили, что он — придуманный создателями игры квестовый непись, что это мстительный уволенный админ игры, что он — вернувшийся легендарный паладин Ястреб, исчезнувший после того, как первым достиг двухсотого уровня. Штук восемь кланов уже сцепились, обвиняя друг друга в происках шпионов, и забыв, из-за чего начался весь сыр-бор. И всё большую популярность набирала идея, что Светозарчик — пробный играющий непись. Виртуальный терминатор, обладающий силой электроники и привилегиями игроков. Что орги вот-вот выпустят легион таких чудовищ, которые всех нагнут, а выживших поставят на огромный донат. Адепты этой версии так лихо пугали друг друга, что я просто был уверен — создатели Королевств к ним прислушаются и что-нибудь в этом духе сотворят.

Вдоволь навеселившись, я вывалился в казарму, огляделся и чуть не нырнул под кровать. Вокруг койки Светозарчика стояли закованные в железо и одетые в ткань бойцы, щуплые бородатые маги, целители, лохматые повелители зверей, из-за плеча изящной чародейки выглядывал чумазый кузнец. Все жители казармы и половина населения Синих Травок собрались здесь. Спокойная жизнь нубятника кончилась.

Когда я появился, все вздрогнули и попятились. Бить меня не собирались. Это радовало.

— Скажите, уважаемый, — с запинкой спросил бургомистр, держащий в руках хлеб-соль и ключи от города, — А когда явится великий герой?

«Отношение бургомистра меняется на заискивающее»

— Неисповедимы пути Воина Света! — брякнул я, — Но каждый может послужить общему делу!

— Город предоставит герою всё, что нужно! — быстро отозвался ушлый градоправитель, и застыл, ожидая указаний.

— Воды.

— Что?

— Ведро горячей воды.

Вместо ведра они притащили какой-то изукрашенный золотом сосуд, с благовейным трепетом передавая над головами и ахая, когда горячие капли срывались на лоб. Я поставил его рядом с кроватью, сел на скамеечку и жестом фокусника достал тряпку.

Толпа восторженно глядела. В первые ряды лезли ушлые маги, отталкивая здоровенных воинов и варваров, самые мудрые вскарабкались на чужие плечи.

Я загнал в угол системки, отрешился от мира, и плавно окунул тряпку в воду. Достал, придирчиво осмотрел. Вытащил из под кровати пару разношенных сапог, начал их мыть.

«Грязные разношенные сапоги путешественника»

Всегда было интересно, смогу ли я снять с них этот грязный дебаф?

Отрешившись от толпы и свернув назойливые системные сообщения, я трудился. И толпа ответила взаимностью.

Когда я наглаживал рубашку горячей кружкой, на меня уже не глядели. Штопка штанов не вызвала никакого интереса. Народ гудел о своём, переминался, входил и выходил. А я занимался своей работой. Труд приносил настоящее удовольствие. И потихоньку поднимал умения. Сапоги я не победил, но зато поднял «Чистку кожи» до десяти. Очень даже неплохо!

Через пару часов, когда всё хозяйское снаряжение сияло чистотой, я довольно откинулся на кровать. Где он всё-таки бродит? Я развернул системки.

— Получено критическое повреждение Укус волка. Паладин тридцать пятого уровня Светозарчик погиб.

— Получено критическое повреждение Укус ворона. Паладин тридцать пятого уровня Светозарчик погиб.

— Получено критическое повреждение Удар копыта. Паладин тридцать четвёртого уровня Светозарчик погиб.

И так на пол страницы.

Что за?

Я вгляделся в настройки. Ну не тупица ли? Отважный герой уже полтора часа назад вернулся в игру. Но не надолго и не сюда. Нубятник был ограничен двадцатым уровнем героев. Светозарчика кинуло в локацию к высокоуровневым монстрам. И, судя по тому, что системки о его смерти приходили раз в две-три минуты, ему там были рады.

— Герой явится завтра! — заявил я скучающей толпе. Всё-таки их было жалко. Кто-то поверил и ушёл, кто-то забурчал и остался. А я быстро собирал вещи. До выхода оставалось десять минут.


— Хозяин! Хозяин! Есть кто?

Тяжёлая дверь распахнулась, чуть не прихлопнув меня критом.

— Кто здесь? — неприветливо поинтересовался здоровенный бородач, зорко глядя поверх моей головы.

«Отношение бисерщика Михаила к шутникам враждебное»

— Я здесь! — рявкнул я снизу в окладистую бороду, — Слуга Светозарчика!

Блат — хорошее дело. А незаметность — плохая.

Здоровяк тут же подобрел и нагнулся, придерживая свою растительность.

— Светозарчика? — прогудел мастер, — Проходи, милости просим.

И… захлопнул дверь перед моим носом, чуть стукнув по ноге.

Нет, надо что-то делать с этой незаметностью!

Я вздохнул на свою полоску выносливости и снова заколотил в дверь.

Со второй попытки я попал в дом. Правда, не дальше прихожей, и сесть меня не пригласили.

— Чем я могу служить великому герою? Он вернулся? — спросил Михаил, и тут же повернулся уйти куда-нибудь по своим делам.

Я уронил заранее присмотренную табуретку. Михаил вздрогнул и обернулся.

— Хозяин желает свой герб, вышитый бисером. К вечеру.

— Чего? — здоровяк завис, — Нет, не получится. Эта работа дня на три, не меньше.

— Значит, мне сказали правду, — вздохнул я, — Такая задача по силам только настоящему мастеру. Вернее, мастерице.

— Да что они понимают, пигалицы! — мгновенно завёлся здоровяк, — Ни цвет подобрать, ни стежок выдержать!

Я сочувственно кивал. Примерно такого я и ожидал от единственного бисерщика-мужчины в городе. По правде говоря, к дамам я пошёл сразу, но они меня просто высмеяли. Даже магия Светозарчика не помогла.

Стоило мне отвлечься на свои мысли, как хозяин стих и ушёл в дом. Чертыхнувшись, я побежал следом и настиг в мастерской — светлой комнате со здоровенным куском хрусталя над большими пяльцами. Михаил уже сидел там на стуле и что-то увлечённо вышивал.

— Так я пошёл? — крикнул я ему на ухо, — К Притиссе?

Конечно же, он снова заозирался и вздрогнул.

— Грр! Но я не успею! — почти жалобно заявил бородач. Переговоры шли как надо. Пора было дожимать.

— Гм… — я сделал паузу, но тут же спохватился. Надо удерживать его внимание до конца, — Вы можете сделать основной узор, а фон и детали я вышью потом сам. Это будет величайшее творение бисерного мастера Синих Травок!

— А сумеешь? — недоверчиво уточнил Михаил.

— Конечно, — уверенно и просто ответил я, честно хлопая глазами, — Ведь меня научит самый лучший мастер вышивки!

Две минуты спустя я почти урчал от удовольствия.

Вами получен навык Швея. Вами получен навык Художник Вами получен навык Нанесение узоров. Вами получен навык Ювелира. Вами получен навык Кузнеца.

Расчувствовавшийся Михаил научил меня всему, что знал сам. Мелочь я даже не читал. Да, ради одного этого стоило провернуть всю эту интригу. Тем более, что кузнеца не было дома, а художник меня прогнал. У горделивого непися было полно заказов от знати — хоть поляроид на него изобретай!

— Отлично, по рукам! — сказал я склонившемуся над полотнищем и уже забывшему про меня мастеру. На большом лазурном флаге уже появлялся набросок вставшего на дыбы льва, — Я пойду, провожать не надо! Светозарчик будет доволен!

— Скажите, а когда он вернётся, наш герой? — робко спросил меня здоровяк в спину.

— Кто знает? — таинственно отозвался я на ходу через плечо, — Непроста и туманна стезя героев…

Дверь я распахнул с разбега, с пятой попытки. Хорошо, что она не закрылась полностью из-за подложенной в щель палочки. Очумелые ручки работали! Надо было теперь навестить ещё сапожника, садовника, и повара. Особенно повара — ведь он даст шанс изучить алхимию. Посмотрим, сработает ли репутация Светозарчика для простеньких уроков.

А вот с незаметностью надо было что-то делать.

Я огляделся и припустил по затихшему городку. Где-то героически умирал и падал в уровнях мой хозяин, приближая своё возвращение в родные края. И мне надо было многое успеть до этого светлого мига. Откуда-то у меня сложилось чувство, что покоя мне после не будет.


Я угадал. Светозарчик явился вечером. Порядком растрёпанный паладин девятнадцатого уровня выпал на кровать, судорожно хватая ртом воздух. В одежде и доспехах у него был явный некомплект. Поножей не было, как и левого наруча. Ах, да, он был сломан ещё в той памятной битве…

В казарме к этому времени осталось персов пятьдесят, самых упорных и хитрых. При виде хозяина они подняли радостный крик. Светозарчик вздрогнул, нырнул под койку, но гулко встретился там головой с сундуком.

— Я уже достал ваши вещи из-под кровати, господин, — чопорно заявил я, спасая геройский авторитет, и помог хозяину подняться.

— Всё хорошо. Принимайте и не удивляйтесь, — шепнул я ему вместо «стой молча». Ох уж эта самоотверженность!

Когда пришёл бургомистр, Светозарчик уже был облачён в подаренный городом парадный доспех, а я успел закрасить набухающую на лбу позорную шишку. Что делать — целительству я так и не научился. Пока.

В общем, одетый, умытый и причёсанный Светозарчик выглядел хоть куда. Один в один принц Шарм из Шрека.

— Город приветствует героя! — рыдая от счастья заявил бургомистр.

Оркестр за окном лихо забарабанил и затрубил.

«Репутация Светозарчика в Синих Травках меняется на обожание»

Изменения были видны сразу. Все горожане в пределах видимости тут же захотели усыновить, удочерить, женить и просто затискать героя.

Интересно, в Семи Королевствах есть гибель от зацеловывания?

Медные трубы

— Молодые волки двести восемьдесят три эф приглашает разделить с ними радость побед и приключений. Адекватная команда и регулярные рейды гарантируются!

— Пф!

— Медные вороны двенадцать гарантируют две тысячи золотых могучему Светозарчику на счёт, если он присоединится…

— Дальше!

Я отложил записку и виновато пожал плечами. Незврачный голубь всё понял и взвился, унося отрицательный ответ. А ведь умная птица! Даром, что мелкая и серая. А может и недаром. Надо было бы присмотреться к этим Воронам, далеко пойдут.

Я тоскливо поглядел вслед. Из окна роскошного особняка, в котором мы теперь располагались, открывался дивный вид на город. Ряды крыш, зелень деревьев… Восторженная толпа внизу у дверей. Ох, зря мы сюда переехали, ох зря. Даже здешний домовой был какой-то надутый и глупый.

Мысленно вздохнув, я поманил следующего вестника.

— Барсуки-Еноты предлагают…

— Мелочь отсекаем!

Ничего себе слова у десятилетнего! Мамины, не иначе.

Я ещё раз вздохнул, и оглядел налетевшую почту. В казармах для переписки полагалась жёрдочка, здесь не было даже таковой, и когда вестники налетели, то обсели всё в комнате и заняли крыши соседних домов. Позже притащили сетку, кое-как натянули за окном. На ней сейчас и сидели крылатые вестники. Воробьи, стрижи, чайки, совы, белки-летяги, крылатые ящерицы, и даже ошалелого вида крот на воздушном шаре. Посланцы враждебных кланов успевали даже перещипываться. Их осталось штук пятьдесят, и новые продолжали влетать в окошко. Но это ещё ничего. Теперь будет ещё меньше.

Я отмёл суровым взмахом целую стайку воробьёв и ворон от молодых кланов. Их легко было вычислить по нелепым названиям, которые пришлось выбирать взамен занятых. И раз уж нет средств даже на дорогого вестника — приходите попозже. Прищурившись, глянул на скромных письмоносцев от старейших. Первые кланы успели накопить немало опыта и плюшек. С ними мы тоже разберёмся.

И поманил к себе самого настоящего маленького грифона, укрытого шитой золотом попоной и красующегося богато вышитым флагом на хвосте. Золотые Грифоны… Первая двадцатка в общемировом рейтинге… Хм. Вестник с достоинством подошёл, расталкивая мелочь, сам отстегнул с шеи свёрнутое в трубочку письмо, протянул хозяину и возмущённо зашипел, когда я выхватил его на полпути.

— Клан Золотых Грифонов предлагает позицию в первой полусотне, паровоз до пятидесятого уровня, обучение на рейд-лидера.

Ох, зря они пацану про обучение…

— Дальше!

— Орлы зовут выполнить глобальный квест Ангела…

— Дальше!

— Озорные феечки предлагают… Хм… Ну про это вам рано.

Я выгнал скудно одетую феечку в окно, над городом растаял озорной хихик. Спамеры! Даже сюда добрались!

— Золотые львы…

— Надоели эти кланы! — процедил сквозь зубы отважный герой, — Учиться, качаться… Что там с квестами?

Я украдкой глянул на хозяина. Светозарчик лежал уставившись в потолок, а в глазах плавали звёзды, которые он поймал. Ну один в один как у мамы, когда увидела сына в первых рейтингах. Слава оказалась для пацана неподъёмной. Круче только небо.

— Чего смолк, продолжай!

И великий герой гордо уставился в потолок, не желая тратить геройское время на пустяковые квесты.

Смешно, но Светозарчик действительно не понял, что с ним произошло в последнюю пару дней. Пришлось мне самому лезть в его логи. Благо, из-за перекаченной самоотверженности я всё лучше чувствовал хозяина, и временами даже путал, чьи характеристики смотрю.

В общем, система оценила крутость героя, разницу в уровнях между ним и заваленным палачом, восхитилась, нацепила на него ярлык «Легендарный герой» и… Забросила паладина тридцать пятого уровня в локацию к стоуровневым чудовищам. Надо полагать, чтобы герой немного покачался на мелочи и отдохнул. Тамошние монстры наверно дико удивились, но доставку еды на дом приняли. Разве что попеняли на неудобную консерву-доспех. Светозарчик даже не успевал что-то понять или почувствовать. Он просто шёл по горам- развалинам-лесу, а потом вдруг оказывался в серой зоне с очередным коротким штрафом. Героя ваншотили все, включая подвернувшуюся матёрую белку — ачивка «Легендарный» вызывала дикую ярость даже у мирных зверей.

Смерти сыпались, уровни падали — пока не достигли девятнадцатого, и паладина отправили обратно в нубятник на переучёт. Ну а здесь ему быстро объяснили, как он хорош и велик. Объяснили так хорошо, что даже послания от могущественных кланов ему теперь читать было недосуг. Мама успела ему объяснить, что он выше этого. А что ссориться с могущественными кланами не стоит — почему-то промолчала.

Я жестом отправил вестников на отдых и раскрыл меню хозяина, привычно вздрогнув от перекаченного духа. Мы с ним друг друга стоим. Два калеки, два крыла…

И можно даже не пытаться ему объяснять, что скоро он слетит с гребня успеха, на который был вознесён простой удачей…

Ага! Вот и сохранённые сообщения.

— Выступление «Битвы за свет» перед новообращёнными в храме. Благосклонность богини плюс двадцать, сила заклинаний света на сутки увеличивается на сто процентов, мудрость плюс тридцать, дух плюс пять.

— Фыр!

— Мастер верховой езды приглашает на парад, при правильной выездке даётся эксперт Наездник, навык ездить без лошади и десятипроцентный шанс оседлать крылатого маунта…

— Дальше!

— Мастер меча готов научить секретному удару…

— Господин Светозарчик, — робко раздался за дверью голос бургомистра, — К охоте на вепря всё готово!

Как же я этого не хотел! Но Светозарчик уже смотрел на меня, и деваться было некуда.

— В пригородных лесах завёлся чудовищный зверь, — упавшим голосом, — Он портит посевы и пугает путников. Где же тот герой, который сразит чудовище? Награда — триста опыта, и скидка на все блюда из свинины в королевстве… Самый ненужный сейчас квест! Провалит — позора не оберёшься. Хорошо хоть всё будет в лесу, почти без свидетелей.

Что Светозарчик всё провалит, я даже не сомневался.

— Одеваться! — раздалась команда, и все хитрые планы вылетели из моей головы.


Ну ничего себе!

Я в шоке глядел на раскинувшуюся перед нами дремучую чащу. Ровные ряды одинаковых деревьев, над которыми потрудились друиды, чёткими линиями уходили в лесную глубину. Подлеска не было, как и высокой травы. Вымощенная камнем дорога убегала по широкой прогалине между заполненными трибунами. Готов поклясться, здесь собралось пять Синих Травок, не меньше. И все они внимательно глядели на Светозарчика, чтобы ничего не упустить.

Так вот как выглядит сотня в известности по отдельному городу…

Бургомистр был очень доволен.

— Господин герой готов?

Судя по всему, они хотели сделать торжественную церемонию вроде разрезания ленточки.

Светозарчик медленно выехал к началу трибун из блестящей толпы знати.

С другой стороны вылетел кабан десятого уровня. Очень злой, выбритый до смешной розовой кожи, причёсанный, с бантиками на клыках и на хвосте, ростом с подростка в холке. Оглядевшись, он заметил Светозарчика и сходу рванул по дороге.

А Светозарчик навстречу.

«Кабан-секач активирует атаку Удар клыками»

Я едва подавил желание зажмуриться. Это было очень похоже на попытку таранить локомотив. Кабан десятого — достойная добыча для владеющего конным боем пять и выше рыцаря.

Но здесь был Светозарчик.

Они неслись навстречу друг другу с нарастающей скоростью. Удар!

Я в малейших деталях видел, как царапнуло по могучему загривку кабана копьё, а его морда поддела нагрудник лошади и дёрнула.

«Кабан-секач получает три единицы колющего урона. Ураган получает эффект Оглушение Светозарчик получает эффект Оглушение».

Конь подпрыгнул, неловко упал набок и задрыгал лапами. Толпа выдохнула. Всадник взвился, как на батуте, но не упал. Он был подхвачен на широкий нос с клыками, как на погрузчик.

Кабан отряхнулся, горделиво поднял пятачок, и медленно, красуясь, пошёл вдоль трибун на заслуженный круг почёта. Ноша на его морде слабо трепыхала обряжёнными в парадный доспех конечностями.

— Помочь герою! — закричал бургомистр. К зверю двинулись бронированные колоссы — стражники.

И побыстрей бы. Репутация Светозарчика неумолимо катилась к нулю. Ещё немного, и его никто не возьмётся спасать.


Старая добрая казарма…

Иногда хорошо вернуться туда, где начали.

Ведь вообще-то могли посадить и в тюрьму. После такой-то выходки. Зато Светозарчик сразу стал мемом в игре и опять возглавил рейтинги. Правда, уже не в такой почётной номинации.

— Подземелье Матёрых Крыс. Уровень босса пятнадцатый. За победу дают…

— Ыыыы, — страдальчески проныл Светозарчик. Пусть не врёт. Не так тяжело ему и было. Я же знал.

— Шайка гоблинов разграбила обоз с керамикой неподалёку от…

— Нееет…

— Групповой рейд на скальных ящериц в Железных Рудниках…

— Не нааадо, — прострадал паладин, которого кабанчик долго носил у арены, уворачиваясь от стражей, а напоследок уронил, станцевал на нём победный танец, и ушёл обратно в лес на правах победителя.

Светозарчик остался жив. Даже не знаю, к лучшему ли. Подозреваю, воскрес бы он где-то за городом. Уж очень рассердился бургомистр.

— Надо, — ласково возразил я, поскольку прямого приказа не было, — Всё это — групповые квесты, в которых можно научиться работать в команде и не удастся всё испортить ошибкой одного.

— Ыыыыы, — заныл Светозарчик о работе в коллективе.

— Есть ещё и уники на репутацию в городе. Чтобы можно было всё вернуть, — ободрил я, — К примеру, квест Ключи от Города. Когда-то выпивщий бургомистр уронил в реку первый ключ… Но там придётся плавать и уговаривать говорящую черепаху.

Судя по мычанию, плавать и соблазнять мы не были готовы. Ну и правильно. Это для стихийников.

— Загадка свинки. Неизвестная болезнь ширится в городе, и только не боящийся заразы герой…

Светозарчик снова застонал, не желая играть в айболитов.

Ну и третий квест. Отомстить некроманту, — медленно сказал я, — Давным-давно колдун чёрных наук заперся в городской башне магов, похитив Посох Архангела. И превратился в могущественного лича тридцатого уровня. Награда — книга заклинаний Света третьего уровня. Штраф — репутация в городе минус пятьдесят. Звание «Неудачник».

А что? Светозарчику не привыкать.

— Зато может помочь магия Света, — медленно завершил я, и паладин затих.

По-моему, мы наконец-то поняли друг друга.

И вновь продолжается бой

Оставалось всего ничего — получить разрешение бургомистра.

К нему мы попали после долгой унизительной очереди. А ведь ещё вчера глава города сам стоял под нашей дверью. Эх, переменчивая слава…

— Ну даже не знаю, — скривил губы бургомистр, выслушав предложение от Светозарчика. Я скромно стоял в дверях, и на меня никто даже не глянул.

Паладин промолчал. Я велел ему молчать и супить брови, и пацан пока справлялся. Нам позарез была нужна репутация в стартовом городе. Только в нём можно было научиться куче базовых навыков без особых хлопот. За пределами нубятника, как я вызнал, жили исключительно надменные профессора, которые впадали в ярость от просьб научиться азам. И там уже надо было выполнять зубодробительные квесты.

А бургомистр, хоть и изображал свою же дочь после танцев, должен был согласиться. Деваться ему тоже было некуда. Три проклятия висели над Травками позорным облаком, рядом с которым провальное выступление Светозарчика было просто пьяной выходкой заезжего певца. Из-за потерянного ключа в город лезла всякая пакость, а король постоянно пытался перевести Травки в простое поселение, и заставить всех разводить коров. Болезнь косила лучших людей города, заставляя их бегать в исподнем и кусать прохожих. А из-за потерянной башни магов в городе давно не было приличного специалиста, приходилось обходиться самоучками. Но выполнить квесты было делом непростым и неприятным. Ныряя за ключом, можно было запросто остаться без уровней и ушей, разбираясь с болезнью, целитель получал плюс пять процентов к шансу заразиться, а засевший в башне магов лич так ловко кидался проклятиями, что они ещё долгие десятки уровней оставались на игроках, и не исчезали в посмертии. В общем, каждый из квестов сулил серьёзные неприятности при мизерном выхлопе. Так что герои бежали тренироваться на кошках, а местную стражу привлечь для проблем бургомистр не мог — они не были ни целителями, ни водолазами. Ну а лич оставался числиться законопослушным гражданином Травок. И что самое главное — башня была ключом к остальным проблемам. Уж серьёзный маг мог разобраться и с болезнью, и с потерей.

Так что бургомистр мог сколько угодно изображать хищника. Он был у нас на крючке. И я бы даже не сомневался в успехе, но только удочка оставалась не в очень надёжных руках…

— Возможно, я разрешу тебе искупить вину перед городом, допустим, репутацией плюс двадцать, — выждав паузу, изрёк градоправитель.

— Репутация плюс пятьдесят, доступ ко всем мастерским и городским артефактам, свободное участие в городских рейдах, — выпалил как по написанному Светозарчик. Моя школа!

Бургомистр закатил глаза. Я кашлянул. Ещё раз. Кинул тряпкой.

— Значит, не получилось. Пора покинуть этот славный город, — Светозарчик начал подниматься.

В дверь уже сунулся следующий посетитель — рыцарь с подбитым глазом и похмельным видом. К уху градоправителя склонился советник и что-то зашептал. И даже не слушая я мог сказать, о чём шла речь. О том, что новички с таким прокаченным духом встречаются редко. А дураков среди них, чтобы лезть на проклятый квест — и того меньше. Что этот товар стоит брать, другого не будет.

— Хорошо, хорошо! — сдался ушлый градоначальник.

Тем временем я сложил у груди руки и сделал страшные глаза.

— И это… — вспомнил Светозарчик, — Я должен помолиться. Получить благословение богини.

Бургомистр кисло кивнул и злобно уставился на помятого рыцаря. Вряд ли он получит то, зачем пришёл.

Ну а Светозарчик всё больше радовал. Понятливый оказался пацан, когда жизнь, то есть игра, хорошенько приложила и сбила корону.

Я не удержался, и подмигнул ему на ходу.

«Сила Веры увеличилась на пятьдесят процентов»

Сработало, надо же. Стоящий перед башней Светозарчик смотрелся просто белым ангелочком, а я хлопотал вокруг него, как папа вокруг идущего в школу первоклашки.

А Светозарчик сиял. Из доспехов у него остался только левый наруч, всё остальное занял найденный в городе шмот по увеличению веры. Верёвочный пояс монаха, туфли клирика, жилетка менестреля и даже Белая Косынка Послушницы вера плюс пять. Тот же свет сиял в его глазах — хоть сейчас исцеляй и воскрешай. Жаль только, некому было любоваться на моего хозяина. Тьфу ты! Снова моя самоотверженность!

С другой стороны и хорошо, что его мама не видела сына в костюме победившего Джека Воробья.

Да и любоваться правда было некому. Рядом с башней переминался один только стражник с ключом, а возле него стояла подозрительного вида тележка — похоже, вывозить останки героя, если получится. Судя по скучающему виду стражника, в успех дела он не верил. И наверняка был прав.

— Готовы? — поинтересовался он.

Ржавый ключ скрежетнул в замке тёмной двери, я подтянул пояс своей ливреи, и мы с хозяином на пару вступили в башню Проклятого Некроманта.

Наш первый рейд, не считая того похода за ожерельем Настоятеля.

Ну как тут не попросить об удаче богов?

«Липкие Нити развеяны аурой света. Пелена тишины развеяна аурой света. Бремя старости развеяно…»

Список развеянных пакостей растянулся на пару страниц. Да уж, не поленился дедушка для гостей.

Я осторожно выглянул из-за спины Светозарчика.

Мрак медленно, вязко отступал перед светом, открывая тёмную прихожую с вешалкой, стульями, лестницей, сундуками…

И крысами-зомби пятого уровня. Зверьки уже лезли из всех углов, подсвечивая себе красными глазками путь к раннему завтраку. Было их десятка четыре, вполне достаточно, чтобы надолго занять тяжело упакованного героя.

Светозарчик поднял клинок.

А крысы добегали до его ауры и заваливались набок.

«Вы убили крысу-зомби пятого уровня»

«Вы убили крысу-зомби пятого уровня»

«Вы убили крысу-зомби пятого уровня»

«Вы убили крысу-зомби пятого уровня»

«Вы убили крысу-зомби пятого уровня»

Я подпрыгнул, не сразу сообразив, что читаю системки хозяина.

Волна крыс закончилась и настала тишина. Сундуки манили, как пончики в голодуху, но времени у нас было мало. Из двадцати отбафленных минут уже осталось пятнадцать, а значит, нас ожидал второй этаж.

— Стой, мой господин, умоляю! — шёпотом скомандовал я, когда до лестницы оставалась пара шагов. Уж очень подозрительно она колыхнулась вблизи от ауры паладина. Я даже разглядел в витой череде ступенек свернувшегося змея. Ну уж нет, пусть тут нечисть ходит!

Осмотревшись, я показал на неприметную дыру в углу потолка, откуда спускалась верёвка с узлами.

Светозарчик вскарабкался первым.

«Вы убили крысу-вампира восьмого уровня»

Когда он втащил меня следом, системки выскакивать перестали.

Удостоив коротким взглядом заваленную склянками комнату, мы ринулись наверх.

На третьем этаже были крысы-вампиры двенадцатого уровня. Эти даже успевали пробежать сквозь ауру и сделать один укус. Только вот кровь паладина здоровья им не добавляла. Этот этаж был чем-то вроде раздевалки. Мантиии, колпаки, и ещё одна лестница. Вверх!

Четвёртый этаж удивил. Заставленный кристаллами и верстаками, он был совершенно пуст и тих.

Но паладин подпрыгнул.

«Нанесён щелбан. Получен эффект Слабое оглушение. Получен эффект Искры в глазах.»

«Нанесён подзатыльник. Получен эффект „Шум в ушах“».

Светозарчик отскочил, чуть не придавив меня, и махнул перед собой клинком.

«Нанесён урон Рывок за трусы. Получен эффект „Небо с овчинку“».

В этот раз я успел отскочить, а Светозарчик с грохотом сел на пол. Он не пропустил вообще никакого урона. Что за?

Я быстро огляделся. Никого. Атаки в верхнюю часть. Потолок? Всё чисто. Хотя… По центру было подозрительно чистое пятно, свободное от паутины.

«Воздействие Палец в ухо. Получен эффект Звон в ушах».

Светозарчик закричал, махнул перед собой клинком. Его предплечья начали наливаться белым светом.

— Стой! — рявкнул я, повисая на руке с оружием и сбивая каст, — Ты чего?

Взгляд у Светозарчика был полубезумным.

— Вверх коли! Туда!

Паладин послушался.

«Призрачный шут тринадцатого уровня» получил двадцать единиц урона.

От удара будто разбежались волны по воде, и я на миг увидел дымчатую тварь, похожую на горлума и висящую под потолком. Вытаращив глазищи, она тянула к Светозарчику длиннющую лапу.

— Левее бей!

После десятого «мимо-ранил», мы затыкали общими усилиями удивлённого шутника, который даже не пытался уворачиваться. Растаявшая тушка порадовала нас каким-то опытом, плюшками и открывшимся в потолке люком. Умно придумано. Здесь озверевшие герои должны были выложить все козыря. А гадский шут, не нанося реального урона, мог оставаться невидимым. Надо запомнить…

Мы живо полезли в этот люк, наплевав на лестницу. И снова угадали. Сидевший к нам спиной у лестницы зомби-тролль четырнадцатого уровня с дубиной наготове, даже не пошевелился. Он явно был способен только встретить появившуюся в дыре голову ударом. Драться мы с ним не стали, хоть и кое-кто очень хотел налететь с криком про именем Света.

Но я поволок героя мимо просто за руку к лестнице на последний этаж.

В кабинет Лича.

Эти покои располагались в шатровом навершии башни, и были гораздо шире остальных, заставленный креслами, скамьями, досками, словно учебный класс. Полуоблезлый лич пятнадцатого уровня в железной короне скучно сидел на трухлявом кресле у стены. Урон от физических атак — пять процентов, от стихийной магии — семь, от магии света — тридцать. Вот уж где подарок отважным героям — страховка от всего.

У его ног сидели грифон-скелет и зомби-павлин, оба десятки.

Вредный старикашка не прятался в темноте. Вокруг горели зеленоватые светильники., а рядом с троном стояла череда сундуков, вряд ли с перегоревшими лампочками. Ну один- в один Кощей на переучёте. Всё это я разглядел, на мгновение высунувшись.

Когда мы поднялись у дальней стены, лич гадко захихикал и разорвал наросшую вокруг головы паутину. Дедушка явно заскучал без гостей.

«Аура страха развеяна»

«Аура боли развеяна»

«Аура тлена развеяна», — порадовали системки, но свечение Светозарчика явно стало меньше. Понял это и старикашка. И захихикал ещё сильней. Бодаться против него чистой силой в его же башне было делом глупым.

— Вправо!

Светозарчик отскочил от невидимого Шара Дряхлости.

— Вниз!

Увернуться он не успел, и ком какой-то неопределимой дряни растёкся по ауре, оставив в ней изрядную вмятину.

— В сторону!

Но в этот раз Светозарчик не послушался джойстика и по-джедайски отбил клинком Клубок Боли.

Дедушке это понравилось. Он быстро сотворил десяток призрачных пауков десятого уровня, те шустро подбежали к нам и начали плести сплошную сеть.

А некромант отвлёкся на что-то посерьёзнее.

Надо было начинать. Я полез в инвентарь. Меч Света по-прежнему находился там. Он оказался привязан ко мне, оставался невидимым даже для Светозарчика, пока я не разрешу, и его мог вытащить из инвентаря только я. Паладину он не поддавался, будто приваренный. Но я его мог передать Светозарчику по своей воле.

— Вручаю тебе меч на правое дело!

Светозарчик взял из моих рук клинок и засветился, как стоватная лампочка.

Я ощутил, как жжёт его руки, но на пять минут должно было хватить.

Аура света уплотнилась и раздвинулась, испепелив почти всех пауков. Лич, сотворявший какую-то подозрительно похожую на себя фигуру, мгновенно оценил ситуацию и скомандовал «фас». На нас кинулись грифон и павлин, полезла мебель, а лич уже вовсю колдовал что-то посерьёзней.

Павлин оказался ни о чём и сложился с одного удара.

А вот грифон-скелет кружил, подпрыгивал, клевал, царапал шипастым крылом, и даже пускал какую-то слабенькую волну смерти. Ничего серьёзного, но постоянно сбивал каст. Словно гончая, достающая до прихода охотников медведя. И у него может быть всё получилось бы, но на голове вдруг оказалась грязная тряпка из моего инвентаря, он на мгновение потерялся, и получил три удара клинком. Может, с оружием я не спец, но с хозяйственными принадлежностями…

Мы вдруг остались одни. Ползущим стульям и доскам оставалось ещё шагов пять протискиваться среди неоживших собратьев.

Светозарчик, пользуясь паузой, воткнул меч в пол. Вероятность срабатывания заклятья плюс пять процентов.

Со всеми мыслимыми бафами, благословениями и остатками награды от Светлой Богини, у него набиралось лишь сорок пять процентов шансов на удар.

От лича рванула тёмная волна, превращавшая в труху всё на своей дороге.

— Удар Света!

В последний момент я успел зажмуриться.

По глазам шваркнуло будто молнией или электросваркой. Вскрикнул получивший ослепление паладин, меня хорошенько приложило о стену, отобрав две трети жизни. Весь удар принял на себя Светозарчик.

И медленно опустился передо мной.

«Вы получили критический урон. Осталось жизни ноль из пятисот двадцати»

Волна смерти всё-таки докатилась.

Буйным снегопадом шли сообщения о гибели всяких пауков тьмы, тролля-зобми, какого-то тёмного духа башни и всякой мелочи.

Я выглянул из-за павшего хозяина. Комната преобразилась. Светильники погасли, лишь пара полосок света сочилась через трещины в крыше. Остатки многострадальной мебели смело к дальней стене. Трон тоже не задержался. В башне вдруг оказалась куча места — хоть на велосипеде катайся.

Но что паршиво — системки о смерти лича не было. И даже не стоило надеяться, что я её пропустил Нет смерти — нет квеста, нет квеста — нет репы. Игре конец. В который раз.

Всё это я думал, шагая к куче.

Она дрогнула, когда оставалось шагов пять.

Когда я был в трёх шагах — зашевелилась. А потом из кучи вырвалась голова.

— Хыыыы…

Выглядел лич даже хуже обычного. Припаленный, с одним глазом, без короны, но зато с ножкой от стула в голове. Жизни у него осталась всего пара единиц. Но не стареющий душой чародей уже двигал свёрнутой челюстью, выговаривая очередную пакость.

Я сходу ударил его подвернувшейся палкой.

Промах.

По черепу Лича бегали зелёные молнии.

Ещё один удар. Я поскользнулся и шлёпнулся рядом.

— Хргм, — отозвался лич.

Ему требовалась всего пара секунд чтобы прийти в себя, а Светозарчику — пару часов, чтобы снова пройти башню, если вообще получится.

А у меня был я. Небоевой юнит второй линии, даже без клинка. Меч света серым неактивным силуэтом висел в инвентаре, получив двухчасовой откат. А передо мной ворочался лич, как танк перед кроликом. И толку с того, что он подбит? У меня всё равно нет ни сил, ни средств его прикончить.

— Кргрпр, — продолжал тем временем лич, и пыль у его головы собиралась в шевелящуюся кучку.

— Вы использовали на рот лича чистую тряпку. Рот лича стал чище на семьдесят процентов. Наложен дебаф «Невнятность». Заклинание «Копьё праха» прервано. Сила заклинаний уменьшена на пятьдесят процентов.

Древний колдун, не унимаясь, начал хитро крутить головой и мигать глазом.

— Да умри же ты! — крикнул я и стукнул его ладонью.

Вы нанесли пятнадцать урона Магией Света.

Штраф за нулевой навык — сорок процентов.

Штаф за сопротивление лича — семьдесят процентов.

Вы нанесли три единицы урона.

Вы убили Лича пятнадцатого уровня.

Вы нашли Посох Архангела.

Квест «Проклятие некроманта» завершён.

Вами получено десять тысяч опыта.

Вами получен навык Удар Света пассивное. Уникальное. Вы пошли в бой на неуязвимого врага, вооружённые одной верой. Боги оценили ваш порыв Пятнадцать единиц урона магией Света на уровень, если бьёте без оружия.

Вами получено умение Взгляд Света, активное. Вы увидели спрятанную темноту. За две единицы маны в секунду вы можете видеть скрытых созданий тьмой, тенью и сумрачными чарами и навыками созданий. Внимание! Взгляд Света сопровождается свечением и увеличивает вашу заметность на двести процентов!

Вами получено звание Слуга Света, информация недоступна.

Вами получен навык «Магия Света». Пассивный.

Я быстро открыл свой профиль, чтобы увидеть, как скрытый пассивный навык Магия Света медленно гаснет среди моих статов.

Интересно орки пляшут…

Здравствуй, грабли-бумеранг…

Каждый. Охотник. Желает. Знать… Пятнышко на дверном косяке менялось под моим пальцем, становясь всё больше на каждом десятом тыке. Я стоял у кабинета бургомистра и прокачивал Окрашивание, которое недавно выучил у обладевшего маляра. С Нанесением рисунков от бисерщика получилось очень даже ничего — я совершенно не тратил сил и краски. А в кабинете, тем временем, бургомистр рассыпался в любезностях перед Светозарчиком. Ну, тут хозяин сам справится. Ему не привыкать.

— Дорогой наш! Несравнимый! Да мы вам! Только скажите, любой каприз!

Паладин пятнадцатого уровня сурово кивнул. Да-да. Пятнадцатого. Докатившаяся до него ослабленная Волна Смерти слизала у него десять уровней сразу, хорошо, что за убийство лича дали обратно шесть, с особым бонусом за полную зачистку и скорость прохождения. А что бы с ним сделала неослабленная волна? Помножила на ноль? И я бы баюкал личинку героя? Но в любом случае, Светозарчику повезло. Да и мне заодно. Одному из предыдущих героев он повесил штраф двадцать процентов на набор интеллекта любыми спсобами. Магу осталось только двинуть на рерол, нудный, позорный и дорогой.

И бургомистр отлично понимал, что мы для нео сделали, и чем рисковали.

— Прямо сейчас на вас куются масштабирующиеся доспехи Вера плюс пять и плюс двадцать процентов. Всего до тридцатого уровня, увы. Наш кузнец и так использовал все ингридиенты…

Блин! Опять вера! Надо Светозарчика хоть научить распевать гимны богине.

Вы также можете оставить всё взятое на бой снаряжение, казна оплатит…

— Нет, — быстро отозвался хозяин, который пришёл в искренний ужас, когда после воскрешения обнаружил на себе этот гардероб. Одевался-то он сразу после храма, и был немного не в себе…

Бургомистр широко заулыбался.

«Репутация в городе повышена на десять»

Похоже, Светозарчик выбрал верный тон.

Я снова отвлёкся, ныряя в наш инвентарь. После славной битвы я нагрёб из сундуков лича всего что потяжелее и поменьше, но никак не находил времени. В отличие от богатств Палача, практической ценности не имевших, лич порадовал, вернее, озадачил. Сундуки были просто забиты всяческим барахлом с наколдованными свойствами. Посохи и прочие жезлы я отмёл сразу, на продажу. Браслеты со всякими плюшками к духу-силе-регенерации отложил для хозяина. Мне по классу они не подходили. Проверено. Пробежался по ожерельям, облизнувшись на жемчужную нитку ловкость плюс пять. И озадаченно уставился на пять неровных грубых колец, в которые могли пролезть две моих руки сразу.

«Неправильные кольца Титана. Ловкость минус пять, сила минус восемь, выносливость минус десять, интелект минус пятнадцать, здоровье минус двадцать процентов. Ценность не определена»

Ладно, с этими позже. Я присмотрел сапоги с выносливостью плюс девять, перчатки Сила плюс два и куртку Скрытность плюс восемь. Собрал хозяину три почти полных комплекта доспехов на копейный, клинковый и булавный бой — с навыками на оружие и соответственно стойкостью, ловкостью и силой. Поглядел на кольцо с харизмой плюс пять и кинул в свой рюкзак в глубину. Ну его, хозяин и так земли не чует.

— …У нас живёт старый рыцарь, — уловил я слова градоначальника, почему-то понизившего голос до вкрадчивого и бархатного, — Когда-то он служил в имперском флоте, и освоил подводный бой. А ещё одна старая жрица умеет врачевать раны.

Мой палец соскользнул по двери, оставив яркую синюю полосу.

Кажется, бургомистр уже определился с кандидатом в герои на два других квеста. А вот я — категорически нет. Лич был нашим профилем, под Свет и то, мы победили чудом!

Ну уж нафиг!

Светозарчик величественно молчал, как я и научил.

Я выронил из инвентаря щит. А чего вы хотите от ловкости единичка?

Поймал пару недовольных взгшядов, и оказался за дверью прежде, чем прочёл безмолвный приказ.

— Так чего же вы желаете в награду, герой? — услышал я в последний момент голос бургомистра.

Ну вот, начинался звёздный час Светозарчика. Грамотный кач, хорошее снаряжение, и путь в большой мир с крепким отрядом. Ему осталось только сказать.

«Квест принят» — мелькнуло у меня хозяйское сообщение.

Ещё через минуту двери распахнулись.

— Подготовьте охоту на вепря! — громкогласно распорядился бургомистр.

— Подготовь моё снаряжение под вепря! — распорядился паладин.

В какой-то миг мне показалось, что я вижу Екатерину Михайловну в полной броне. Но тут воля хозяина согнула меня в дугу и выключила свет. Очнулся я на бегу к казарме. С дикой задышкой и мыслью, что не помешало бы найти колечко с харизмой минус двадцать, гасить корону пацану.


Пол дня спустя Светозарчик уже привычно охал на своей койке в казарме. Переезжать в особняк я не поспешил, но и правильно сделал.

— … А завтра мастер-мечник Остролист научит особому удару каждого, кто добудет для него десять волчьих шкурок, — методично зачитывал я список обучающих квестов, не обращая внимания на жалкие попытки мычания. По моей скромной просьбе в лекарство Светозарчика добавили чуть сон-травы, которая чудно вяжет язык и мысли.

Не стоит даже говорить, чем закончилась встреча с кабаном. Одно хорошо — Светозарчик получил достижение Друг Леса. Вот уж мама порадуется…

Геройские будни

Я услышал их задолго до того, как они появились на ночной поляне. Первым на крупном коне ехал закованный в металл здоровяк, следующим трусил на пони рыжебородый гном, а последней ехала девушка, слишком скромно одетая для воительницы, а вот для целителя — в самый раз. Все третьего уровня. Рыцарь мелком поглядел на костёр и палатку у скалы, на мерцающий полог на входе в пещеру, и обернулся.

— Идём обычным порядком, — внушительно сказал он спутникам, — Я агрю, ты дамажишь два на три моих. Держимся, в обморок не падаем, не визжим, из ритма не выпадаем!

— Да только раз было, — смущённо прогудел гном с руками толщиной в моё тело, похоже, танк этого отряда.

Компашка быстро спешилась и привязала коней.

— Ну, строимся, — скомандовал их железный лидер.

Гном потянулся к патронташу с бутылочками, натянутому у него поперёк груди. Отлично готовы для новичков. Даже жалко их разочаровывать.

— Ничего у вас не получится.

Компания вздрогнула, до сих пор не заметив мирно сидящего меня у костра с котелком в руках. Значимость, будь она неладна. И очень поганое восприятие.

— Кто здесь! — вскрикнула девушка, а гном даже потянул из-за плеча огромную рогатку. В ответ я вздохнул, и одним движением обрядился в специально купленную для такого случая Торжественную ливрею. Значимость плюс восемь, и, что главнее, кислотно-жёлтая расцветка, пылающая в темноте.

Первым на меня уставился рыцарь, и толкнул локтем других. Вот у кого больше прокачено восприятие.

— А почему не получится? — решил спросить стальной воитель.

— Потому что хозяин пещеры занят.

Дикий рёв, лязг и грохот донеслись через скалу, будто там ссорилась женатая пара терминаторов.

— Что это? — боязливо поинтересовался рыцарь.

— Не обращайте внимания, — отмахнулся я, — Это пещерный тролль бьёт моего хозяина-героя.

Вообще-то я говорил «хозяина-идиота», но система привычно всё подправила.

Глаза всей троицы выросли, как у совы на распродаже.

— Так там сейчас, — ахнула девушка. И правда целительница, только с отхилом ног у неё до сих пор плохо шло.

— Да, там легендарный Светозачик.

Отряд тихонько пискнул в порыве чувств. В ответ из пещеры раздался ещё один удар.

— Тот самый Светозарчик? А там особый квест? А почему он сражается один? А что он делает?

Раздался ещё один удар и лязг.

— А там точно тролль пятого уровня? — с сомнением уточнил мечник. Далеко пойдёт пацан, быстро соображает.

— Представляете, — я достал купленную по случаю простую арфу и провёл по струнам, — Вот вваливается боец пятнадцатого уровня вламывается к монстру пятого, тот конечно готовится умереть…

В пещере раздался громкий бам, и я поморщился.

— И паладин такой говорит, — конец тебе настал, чудовище!

Пыхтение и рёв из пещеры наглядно это опровергали. Троица уже слушала, раскрыв рты.

— … А потом… А потом песня.

Я рванул по струнам не хуже рок-гитариста. И с вас за неё… Пусть она разденется под музыку!

Целительница пискнула и залилась краской. Троица возмущённо загомонила и почти заглушила возню за скалой.

— Ну, если вы не хотите услышать уникальную песню… — притворно вздохнул я.

Волшебное слово всех сразило. За уникальные квесты был готов раздеться даже гном.

— Смелее! Что происходит в игре — остаётся в игре! — подбодрил я.

Целительница встретилась с суровым взглядом соратников, снова залилась краской и кивнула.

Внимание! Вы получили навык Серебряные губы! Эффект от ваших слов и песен увеличен на десять процентов! Вы добились цели простыми переговорами, не предлагая наград и денег!

Хоть кто-то из нас качался…

Я ещё раз провёл руками по струнам и предложил отряду сесть. Вокруг целительницы. Дева потянулась к пряжке на плаще, а я сурово начал:

— И заговорил тогда вепрь человеческим голосом: уберите от меня этого ду… храбреца! Тридцать раз я его топтал, сёк и разносил, а он всё приходит, не унимается! Сказал такое, и пропал с глаз, вместе с квестом. И вскричал тогда Светозарчик богатырским голосом: ой, други, пойдём рейдом врага побеждать, опыт с лутом добывать! Но ответили богатыри: не по силе нам твоя доблесть, детинушка. Так отправился Светозарчик сам монстра добывать, славы искать… И заходит он в пещеру к троллю лютому, пятиуровневому. И говорит человеческим голосом: настала тебе смерть! Испугался тролль, задрожал… а Светозарчик махнул своим клинком, и крикнул громовым голосом «Удар света!»

Я замолчал и пригорюнился.

Выполнен уникальный квест «Песня героя» вы получили навык Золотые губы! Эффект от ваших слов и песен увеличен на тридцать процентов! Вы получили навык Выдумщик. Вашим словам верят на тридцать процентов легче! Вы получили навык Первый Слог! Ваши песни приносят другим пользу!

— Ой, у меня выносливость прибавилась! Ой, у меня сила! А у меня вера! — радостно заявила последней оставшаяся в одних бусах целительница, ойкнула, и подхватила платье.

— Так а что случилось со Светозарчиком потом, в пещере? — осторожно поинтересовался латник. Действительно умный паренёк. но нуб нубом

Ну ничего, это проходяще.

— Не сработал Удар Света, — горько вздохнул я, — Штраф на силу заклятий Света под землёй тридцать процентов, штраф на шанс срабатывания пятнадцать, и сорок процентов на длительность отката. И застыл грозный рыцарь перед обалдевшим троллем, аки статуя, и начал его тролль тягать, кусать, колотить, со всеми силами пятиуровневика…

Ещё один удар, тише прежнего, показал, что тролль хоть и устал, но старался. Эх, жаль, что мы не зашли вместе. Но штраф от гнева богов, который достался от меня и хозяину, удваивался, когда мы были рядом. Такая вот обратка от нашей крепкой связи…

Новый удар, и полог перед пещерой замерцал, запереливался. Я рванул с места, выронив арфу, сунул руку в завесу, и с натугой вытащил наружу помятого, покусанного, но пока живого героя. Да, игровая механика такого не позволяла. Но мне было плевать на игровую механику, когда господин в беде!

— Ну, теперь он весь ваш, — сказал я компании, подводя коня к Светозарчику, и вдевая паладинскую ногу в стремя. Навык «Верховая езда» сработал сам, сунув его в седо, — Я про тролля. Наверное, он вымотался. Если не взял пару уровней, пока его колотил.

Изнутри раздался очень даже бодрый рёв.

Троица переглянулась. Сообразили они быстро, следует признать.

— Знаете что, — решительно заявил рыцарь, — Сегодня будем фармить слизняков.

— На слизняков! — отозвался гном.

— На слизняков, — не так радостно согласилась целительница, глядя на своё опрятное облачение.

И они зашлёпали к локации болот, а я потянул за повод лошадь, на которой качался, словно призрак, доблестный бестолковый паладин Светозарчик…

— Ну и хорошо, мой господин, пойдём теперь, зачистим кладбище, — журчал я, ведя коня за собой на поводу, — Ну его, этот Рубин Силы! Я на форумах читал, там не рубин — рубинчик. Пусть его нубы ковыряют для бургомистровой дочки. А на кладбище сейчас полнолуние, может, вампир какой пятиуровневый залетел, мы его доспехами света… А когда Удар Света откатится, к Кровавым Совам зайдём, ослепим их и надёргаем перьев. За них по двадцать опыта дают…

Нашей текущей миссией было покинуть гостеприимные Синие Травки, в которых Светозарчик заработал такую странную и противоречивую репутацию. Можно было двинуть в соседние города с караванами, но поджимало время. Семь королевств считали прогресс каждого, квесты, опыт, пройденные локации и даже прыгнувший с первого на десятый уровень везунчик мог потеснить стоуровневого хая. Так что выбраться из нубятника к новым заданиям и монстрам надо было как можно скорей, и лучше с уровнем двадцать плюс.

Я ещё раз глянул в длиннющую цепочку наград, которой хозяина можно было обмотать три раза. После эпопеи с кабаном появился ещё и «Друг леса», и тут же «Турист в своём соку», отметив сразу и его предыдущие похождения в лесах с хаями. Плюсом стало то, что нас перестали бояться звери. Но качаться на них Светозарчик с семьёй считал ниже своего достоинства. Он выходил на хаев.

Ну, примерно с такими вот результатами.

На дорогу перед нами тенью выскользнул волк третьего уровня, зыркнул, и рванул дальше в лес. Следом через полминуты шумно пронеслась ватага пятиуровевых друидов на прутиках с конскими головами. Судя по выкрикам, волка ждало принудительное перевоспитание. Локация бурлила жизнью, несмотря на ночное время.

— Ух ты! Чучело рыцаря? Что за квест? — спросил последний из волкогонов, притормозив на миг.

— Сам ты чучело! — пробурчал я в ответ.

Светозарчик так и не отошёл до самой казармы. Я доволок тело до кровати, поминая добрым словом самоотверженность, и устало сел рядом. В казарме было почти пусто, лишь в уголке жалась пара первоуровневых нубов, клирик и паладин. Приток новичков в Семь Королевств поутих, настало время состязаний и кача.

— Это вы ещё его противника не видели! — бросил я застывшим новичкам.

Я разложил комплекты брони Светозарчика из сундука, прикидывая новую конфигурацию, в которой он получит чуть больше шансов выжить и победить. Но увы, тут бы понадобился уник с плюс сто на каждую деталь.

Нубы, тем временем, с ужасом глядели на застывшего пятнадцатиуровневика и явно хотели обратно в танчики.

А я, перетасовав броню, достал свои тряпочки и начал протирать щит. Честно говоря, вот сейчас мне наконец-то начала нравиться игра. Даже Звонарёва-средняя вроде бы поняла, что сыну не догнать в рейтингах лидеров, по крайней мере, меня наставлениями не донимала. Правда, именно по её подсказке Светозарчик побежал по подземельям с самыми толстыми монстрами. Только вот тактика кота Матроскина «всего и побольше» не сработала.

«Вы наложили на щит эффект „ослепительный блеск“, — тем временем порадовала меня система, — Пятипроцентный шанс нанести ослепление противнику, десятипроцентное усиление действий заклятий Света. Внимание! Вами получен навык Полировщик. Время, терпение, и даже ворона заблестит в ваших руках!»

Я пожалел невезучую ворону, и довольно потянулся. Пока Светозарчик прокачивался грушей для битья, я обзавёлся целым ворохом навыков. Полезных ли? Время покажет.

Тем временем, мой дорогой господин начал шевелиться и все мысли дружно вылетели из головы, оставив только кудахчущую заботу. Я протёр чистой тряпицей его лоб, подал чашку с настоем, снимающем дебафы мутного взгляда и скрипучей мысли, в общем, за десять минут привёл Светозарчика в довольно пристойный вид, что-то бормоча.


Внимание! Глобальное событие! Всем героям срочно собраться на площади!

Этот голос шёл отовсюду, выскакивал системками, отпечатался у одного из нубов на лбу.

Светозарчик встрепенулся с почти таким же дурным взглядом, как и на квестах света. Похоже, время лёгких побоев прошло. Наклёвывались серьёзные.

Выше только горы!

Бургомистр вышел на площадь зелёный, будто прямо сейчас с ним надо было выполнять квест «Поцелуй лягушку», в наискось застёгнутом камзоле и нечищеных сапогах.

— Так мало…, - огорчился он кучке приключенцев, жмущихся у фонарей. Время было позднее, и все нормальные игры спали или бегали по квестам, — Ну ничего, скоро появятся… Друзья! Мы стоим перед лицом серьёзной угрозы! На королевство напала Орда! К каждому городу, каждому селу движутся полчища зеленокожих, уничтожая всё на своём пути. Королевство призывает всех героев помочь в обороне. Все города, от столичного до самого маленького и дальнего, готовятся к битве! Я призываю вас помочь защитить Синие Травки!

«Вами получен квест защита Синих Травок. Защитите город от нашествия орды Кровоуха. Награда — улучшение репутации в Королевстве в зависимости от вклада в защиту. Штраф за невыполнение звание „Дезертир“ Ухудшение репутации в Королевстве на двадцать. Штраф за отказ отсутствует. Да/нет?»

Самые ушлые шмыгнули к караванам брать ближайший билет. В столице точно давали больше плюшек за выполнение таких квестов, но и уровень битвы там ожидался повыше. Остальные тоже явно не спешили жать согласие

— Орда монстров уровня тридцать плюс идёт на Травки через лес! Они станут лагерем в лесу, и атакуют поутру! Если им удастся штурм, город будет уничтожен, а жители и игроки обращены в рабство.

После таких соблазнительных перспектив пара нубов шмыгнула к караванам, ещё пара просто аварийно вышла из игры. В кучке мечников, лучников и заспанного мага, пятнадцатиуровневый Светозарчик высился, как скала.

— Но стены Синих Травок крепки и высоки! — продолжал соблазнять бургомистр, — С них вы можете побеждать монстров, уровень которого намного выше вашего! Вы получите доступ к городскому арсеналу и заклинаниям!

А вот с этого места и надо было начинать. Собравшиеся мгновенно насторожили уши. А на площадь стали десятками прибывать ругающиеся игроки, которых только что грохнули в окрестностях Синих Травок какие-то зеленокожие. Судя по рассказам, зелёные уже были везде, практически окружив город. На площади игроки замолкали и начинали вчитываться в сообщения.

— Но у врага есть страшное оружие — таран Хаоса! — продолжал бургомистр, страшно кромсая розовые мечты о халявном опыте и луте, — Заклятье гоблинских шаманов, способное проломить любую стену.

— Уууу! — дружно отозвались игроки и начали расходиться.

— Но наши маги могут укрепить стену на его пути!

— Аааа!

— Но заклинание готовится долго. Нам надо точно знать, где будет нанесён удар!

Тут уже самые опытные насторожились и смолкли, а потом смолкли и остальные. Потому что вспыхнуло новое сообщение.

«Получен квест „Отважный разведчик“. Шаманы Орды готовят ужасное заклятие, способное погубить город. Узнайте, в какое место стены нанесёт удар Таран Хаоса, чтобы городские маги успели его укрепить. Награда — Репутация в городе плюс сто, десять тысяч опыта, Уникальный лук Разведчика. Штраф за отказ отсутствует. Принять, Да/нет?»

Вот теперь уже шумно закапали слюни у всех собравшихся рейнджеров всех мастей, а таких было большинство, именно они бродили по ночному лесу прокачивая навыки. Хлопки радостных «Да» почти слышались по площади. Ну и хорошо, что нашлось столько героев. Квесты на скрытность паладину были противопоказаны.

— Узнайте про удар, спасите город, защитите Свет! — закончил тем временем ушлый бургомистр, всегда напиравший на нейтралитет города. Вот как запел! Хотя… Блин!

Я похолодел и повернулся к хозяину. Во взгляде рослого паладина было не больше разума, чем у дождевого червяка, зато глаза слегка светились. Наверное, уходящий здравый смысл забыл выключить свет.

Я полез в настройки Светозарчика, уже зная, что там увижу. Квест света. Ну конечно. Мы идём на разведку. Да здравствует боль!

* * *

Весь лес был наполнен движением, грубыми голосами, криками. Всюду горели костры.

Но самый большой, из целых древесных стволов, пылал именно на этой поляне, поджаривая тушу лося двадцать пятого уровня. И только здесь перед костром стоял здоровенный походный трон из черепа какой-то огромной острозубой страхолюдины.

Правда, сидящий на троне орк был не намного симпатичней. Зелёный, здоровенный, неуклюжий и бугристый. Его можно было бы назвать страшным, если бы не украшающие перья и кости — они делали его отвратительным. Перед ним, в зловещем отблеске пламени, сидели на корточках примерно такие же красавцы, на которых висело столько чужих перьев, костей и зубов, что хватило бы за здоровенного костяного археоптерикса. Лучшие шаманы и вожди орды собрались на совещание о будущей битве.

— Кровоух — великий вождь! — начал с самого важного пункта предводитель, — Кровоух самый сильный, самый быстрый, лучше всех ездить на волке и петь ночную песнь!

Ответом было не очень довольное ворчание, потому что практически все считали, что лучше катаются на волках, вполне могут помериться силами, а уж в ночной песне переорут даже дикого мамонта. Но спорить пока никто не спешил. Последний претендент пробовал занять место вождя буквально вчера. Не понравилось. А вот ездовым волкам добавка к обеду понравилась весьма и весьма.

— Зелёный — могучий воин! — заорал вождь, и смачно отхлебнул из чаши кровавого напитка, которую тут же шустро долили.

В ответ заорали гораздо воодушевлённей и дружней.

— Завтра мы разрушим стойбище бледных! — продолжил Кровоух, но потом вдруг прыгнул через костёр на чересчур привставшего Кривоклыка, и они с рычанием покатились по земле.

Через пять минут довольный вождь с парой новых перьев и восстановленным авторитетом влез на своё место.

— Кровоух — великий вождь! — заявил он, облизывая поцарапанную руку, — Завтра мы разрушим стены стойбища бледных, победим их воинов, сделаем их рабами, а женщин продадим гномам за сто бочонков эля, и устроим большой барабум!

В ответ на такую повестку раздался восторженный и единогласный рёв. Может, у гномов было и были бы возражения по этому бизнес-плану, но их никто не приглашал и не спрашивал.

— Надо помолиться богу крови! — пискнул какой-то шаманишка, когда все наорались, напрыгались и снова сели.

— Да пошёл он! — проревел в ответ вождь, и над его головой мигнула системка о принятии молитвы. Похоже, у бога крови была своя система служения.

— Надо принести жертву богу крови! — не унимался шаманишка.

Вождь зыркнул в толпу, но не вычислил голос, и просто отхлебнул из снова наполненного кубка.

— Да пошё… Скормите богу бледных лазутчиков! — предложил вождь.

— Найти еду! — тут же проверещал шаман, и в деревьях, кустах, земле вокруг поляны засияли подсвеченные контуры затаившихся шпионов. Возле некоторых даже высветились таблицы с содержанием питательных веществ и рецептами. Налетевшие орки радостно принялись сгребать в мешки обалдевших разведчиков, так гордившихся своей скрытностью.

— Хорошая жертва! — срыгнул вождь. Штаб орды быстро слопал зажарившегося лося и разошёлся по боевым местам. Остались только объедки и шныряющая среди них лагерная мелочь. Кривоух победно огляделся, отхлебнул из наполненного кубка, и попробовал стукнуть прислужника по плечу, но промахнулся и упал с трона.

— Хрш, — пробормотал он, и заснул безмятежным сном убийцы и грабителя.

— Стараюсь, господин, — ответил я, огляделся, и пошёл с поляны.

«Скрытый квест Бездонная глотка выполнен. Вождь орды наконец-то напился огненного питья. Вы получили две тысячи опыта. Ваш навык Виночерпий повышен до пяти. Добавлено умение „Повышать градус“. В ваши рецепты добавлен рецепт Бормотуха,» — порадовала система за обихаживание вождя орды. Конечно, попробуй напиться, когда постоянно разливаешь брагу!

Но полученные плюшки не радовали — место удара осталось невыясненным. Кто ж знал, что оперативки у орков проходят так быстро и решительно?

Оставалось включать логику. Если удар Хаоса — это заклинание, то надо идти к шаманам. Я вслушался в оры с воплями, доносящиеся со всех сторон, и пошёл на самые мелодичные.

Всюду пылали костры, мелькали разноразмерные тени, пахло кровью, дымом и кислятиной. Зверски разукрашенные твари сидели, ходили, перекрикивались, ругались на рычащих из-под намордников огромных волков. Лагерь орды растянулся на многие лесные километры.

И никому не было дела до пробирающегося через его порядки слуги. Я шагал с охапкой хвороста, вслушиваясь и петляя, налетая на спящих, спотыкаясь о копья, дубины и ямы, уворачиваясь от лап и выслушивая недовольный рёв. Надо было выполнить этот проклятый квест, такой простой с виду. А ведь у меня даже не было ночного зрения.

Я крепче прижал к груди вязанку, с которой и прошёл как заколдованный в лес и лагерь. А Светозарчик… Его сложили на подходе, с двух стрел и одного топора.

Но горевать было некогда. Шаманов я наконец-то нашёл, по цветному дыму и почти музыкальным воплям. Они вовсю приносили в жертву пойманных лазутчиков. Те жутко орали, потому что теряли до трети уровней. Я начал обходить их корпоративчик через кусты по кругу, и наткнулся на огромную загородку. За сделанной из цельных стволов оградой ворочалась и звякала цепями невероятной величины туша. Перед воротами булькал на медленном огне здоровенный котёл. Больше никого не было. Все ушли на жертву.

Я вскарабкался на ограду по специальной лесенке, долго таращился в темноту, потом плюнул и вернулся с подожжённой веткой. В загородке пыхтел просто невообразимо гигантский носорог в два человеческих роста вышиной, и непонятно сколько в длину. Пожалуй, такой мог бы тягать камазы на парковках. Зверюга искоса глянула на меня и продолжила жевать какое-то дерево.

Единорог семидесятого уровня «Хаос», — прочитал я и хмыкнул. Ну, по всадницам и лошадка…

В котле перед загородкой кипела всякая гадость, совершенно не подходящая молодому организму вроде этого. Никаких витаминов, а только вызов кровавой ярости, бонус к скорости, и дебаф хвост в огне. Кулинар внутри меня не выдержал. Я досыпал в жуткое варево немного крупы из запасов, добавил пару растущих неподалёку трав, булькнул утащенную с пира лосиную выпечку и перемешал.

«Ваше умение Кулинар увеличено до четырёх»

Очень приятно слушать!

Тем временем, вопли у костра шаманов стихли, зато ближе раздались голоса, и я поспешил убраться.

Чуть позже, когда я бродил вокруг шаманского круга и раздумывал, как выполнить квест, меня ухватила зелёная лапа и чей-то голос произнёс:

— Что ты здесь делаешь, Хныг?

Громкое эхо войны

Я подпрыгнул, словно Штирлиц, которому посреди гестапо закричали про партвзносы в компартию, и повернулся. Меня держал за руку гоблин пятнадцатого уровня, с луком на плече и мешком в руке. Но даже если бы он был без оружия и связан, шансов не оставалось. Пятнадцатый уровень против моей вечной единицы! Он бы и мизинцем меня скрутил, даром что мелкий.

— Моя плохо понимать господина, — засюсюкал я, зачем-то коверкая язык, — Господина желать почистить сапоги?

— Хорошо отыгрываешь, — одобрительно отозвался собеседник и оттащил меня одним движением в куст, я едва успел трепыхнуться, — Так ты что меня, не узнал?

Я изо всех сил всмотрелся, лапа на плече способствовала. Нет. Всё равно.

— Площадь. Фонтан. На меня ещё метку повесили, — напомнил гоблин.

Упс! Я вспомнил трепыхающегося в руке стражника гоблина, который только что случайным пинком отправил меня на перерождение, и его злобный взгляд. Однако, за время пути, особа смогла подрасти! Вот оно и прилетело мне.

И вообще, как он меня заметил?

— Спасибо тебе, друг, — продолжил вдруг с чувством гоблин, и пожал мне руку, нанеся пять единиц урона, — Честно поступил. Не стал на мне отыгрываться. Остроух добро помнит!

Глаза у него блеснули, и уже другим, пискляво подсвистывающим голосом он завершил:

— Хотя я тебя бы на три четверти лота обул!

— Очень приятно, — брякнул я, ничего другого не придумав.

Рядом кто-то прошёл, и я притих, Остроух тоже.

— А я здесь в рейде, — радостно продолжил Остроух, — Репу качаю. Глядишь, на пятидесятом уровне и вождя возьму! В глобалке почти все зелёные участвуют!

Вождю явно пора было напрячься, с таким-то рассадником интриганов. Это не глупые неписи, сожрут и не поморщатся.

— Слушай, а как ты меня видишь? — спросил я о том, что меня сильней всего мучило.

— Нормально вижу. А что? — удивился он.

Наверное, всё дело было в статусе. Я только сейчас понял, что на плече мой старый новый знакомый тащит облезлую волчью шкуру, а в правой руке мешок. В орде низкоуровневый гоблин занимал примерно такое же место, как и я. Вот и щелчок мне по носу, привыкшему к незаметности.

— Слушай, а ты что тут делаешь?

Пожалуй, «гуляю» здесь не пройдёт.

— Да, за хозяином пошёл, его на подходе сложили, — почти честно выпалил я, стараясь не запинаться между словами.

Только вот состязаться с гоблином во вранье было не проще, чем перебодать носорога.

— Шпионский квест закрываешь, — сходу угадал он, — Ну-ну. А там как раз твоих жертвуют. Двигать тебе отсюда надо!

Я был горячо с ним согласен.

— Погоди-ка, так ты, выходит, последний непойманный шпион? — свистящим голосом отозвался Остроух, — И тебя никто из хаев не засёк? Это ж какой квест за тебя закрыть можно?

От костров заорал один из неудачников-разведчиков.

— Много, много опыта получит Остроухсс, — продолжал с присвистыванием мой собеседник, будто Горлум на пенсии, — Станет младшим вождём! Получит ездовую собаку! И духовую трубку с медными кольцами!

Голос причудливо менялся с нормального на пересвистывающий, будто игрок и перс выскакивали по очереди, и полностью был друг с другом согласны в этот раз.

Блин! Что же делать! Что же делать! Я даже убежать от него не смогу!

Быстро переворошив инвентарь, из оружия я нашёл только веник и конский скребок. Пожалуй, заскрести я его не успею, разве что мне дадут неделю и двух помощников. Магия света? Умирать — так с музыкой? Думай, Хныг, думай!

Решение пришло внезапное и глупое. Свободной рукой я подхватил горсть земли и щедро растёр по лицу, уничтожая остатки репутации. С тихим треском пополз рукав рубахи, превращая драную одежду в лохмотья.

— Остроух — могучий воин! — льстиво произнёс я.

Зелёный мелкаш горделиво надулся.

— Остроух самый сильный, самый быстрый, лучше всех ездить на волке и петь ночную песнь! Остроух быть великий вождь!

«Ваш навык Золотые Уста повышен на единицу!»

Гоблин раздулся ещё больше от заявленных перспектив, глянул сквозь меня, поправил на плече шкуру, и двинулся занимать свой трон, брезгливо отряхнув руку от налипшего грязнолицего ничтожества.

«Вы получили урон пять! Вы получили травму Вывихнутое правое плечо! Ваша правая рука не сможет шевелиться полчаса!»

Всё это я читал, тихо отползая в кусты. Даже если Остроух и вспомнит позже обо мне, ему будет не до встреченного в лагере разведчика. Судя по крикам за спиной, он уже объяснял кому-то свои претензии на лидерство.

Тихой тенью выскользнул я из леса, мимо злобно фыркающих волков с безжалостными всадниками. И покатил к городу неприметной тенью, которую видели многие, но было жаль даже тратить на неё стрелы.

Опустевшие трущобы провожали меня лёгкими шорохами.

«Квест Удар хаоса провален. Вы не смогли спасти город,» — получил я сообщение, когда коснулся городских ворот. Ну и ладно, я вообще-то вышел за компанию.

С наслаждением вытянув ноги, я сел у моста и принялся полировать захваченную с собой случайно пряжку. Оставалось дождаться какого-нибудь патруля, чтобы вместе с ним прошмыгнуть в город. Ради такой ничтожной личности, как я, они даже калитку не откроют!

* * *

Эту битву запомнили на века, и сложили о ней сотни песен. И я был счастлив вдвойне, потому что мог просто на неё смотреть, не тратя на участие время и силы. Небоевой персонаж второй линии! Какой из меня толк в бою?

Но я уже протёр всё оружие, до которого дотянулся.

Герои празднично стояли на стене, лучась от наложенных бафов, и вглядываясь меж зубцами в угрюмо нахохлившийся лес. Оттуда доносились могучие взрыкивания, и то одно, то другое дерево с треском падало, но никто не показывался. Орда готовилась к атаке.

А собравшиеся на стенах герои, которых набралось сотни полторы, готовились принять неравный бой. В ночь перед битвой в Синие Травки пришло подкрепление из других городов, которые пока что не подвергались атаке. Орда любезно пропустила караваны. Наверное, чтобы собрать в одном месте всех рабов, а не гоняться за ними по ночному лесу. И осознавшие этот неприятный факт игроки совершенно не радовались. Рейнджеры пристреливали тугие луки, полученные из городских арсеналов и ловили ветер, маги кучковались с городскими в какой-то светящийся круг, лекари и жрецы негромко бормотали молитвы своим богам. Парочка гномов с горящими взглядами крутили ворот катапульты. Вот уж кто был действительно и беззаветно счастлив. Вокруг двухсотуровневых стражников потихоньку выстраивались рукопашники — формировали отряды на случай прорыва стены или ворот. Правда, туда попадали только опытные рейдеры. Не взятый в компанию Светозарчик стоял в стороне и держал дротик, как благородная дева дохлую крысу — по классу он имел огромный штраф на дистанционные атаки, и ещё нехило их усугубил своей Верой. Лук он вообще брать опасался — чуть не задушил себя с первой попытки тетивой. Честное слово, при виде хозяина мне хотелось отобрать у него оружие или спрятаться. Но надо было держаться.

— Сначала пойдут пращники и трубники! — уже почти охрипнув, наставлял капитан стражи, бывалый латник двухсотого уровня, — От них защитят стены, можно даже не опасаться. Потом полетят на катапультах низкоуровневые игроки. Те, кто не разобьётся, будут грабить, жечь, шуметь. С этими придётся повозиться конным патрулям. Затем вождь поведёт лучших воинов в атаку. Эти уже будут посерьёзней. Всадники от тридцатого уровня владеют прыжком через стены, кто-то может перепрыгнуть. Потом шаманы запустят Удар хаоса, и тогда… все к пролому, и да подарят нам славную смерть светлые силы! Присоединяйтесь к рейду! Неприсоединившиеся не получат общей награды!

Уровень мотивации — бог. Чур я буду рабом у повара!

Сильно портили боевой дух городские маги. С утра они носились у стены, наивно ожидая чудесных результатов разведки по удару хаоса. Потом, когда окончательно поверили, что квест провален, кинулись запускать волшебных вестников и пытаться что-то высмотреть в хрустальных шарах через шаманские помехи, словно подростки в женской раздевалке. В результате половина волшебников получила дикую головную боль, а остальные просто позорно пали духом. Теперь они просто сидели на корточках перед дымящимся знаком, и постепенно рядом с ним приземлялись суетящиеся маги-игроки. Нет, городские волшебники честно заколдовали всё оружие, доспехи, и даже ров перед стенами. Но делали всё без огонька. А этот светящийся значок, похоже, был для них чем-то вроде кальяна. Хорошо, что остальные горожане были настроены бодро. Даже Гризельда в синем платье и белом чепчике стояла на стене с коллекцией метательных горшков, сковородок и подпорченной капусты.

А тем временем, солнце уже поднялось над лесом, ослепляя защитников Синих Травок.

И началось!

Грозно завыли впереди трубы, и орды мелкоуровневых созданий хлынули из леса пешком и друг на друге, крича и воя на ходу. Гоблины, мелкие орки, ящеры, шакалы, крупные крысы. Поля мгновенно стали буро-зелёными от зелёных спин и чёрных шлемов. Шагов за двести капитан подал сигнал, и лучшие рейнджеры выпустили стрелы, а катапульта хакнула, выпуская первое бревно. Залп прокосил в нападающих хорошую просеку. Набегающая толпа споткнулась, но не остановилась. Через мгновение на стену обрушился град стрел, иголок и камней, протарахтел и попадал в ров. Со стены ответили молниями, огненными шарами, копьями и топорами. Рядом заорал раненный. Надеюсь, не жертва Светозарчика.

Один из магов щедро выпустил перед стеной туман, в котором тут же раздался недовольный кашель.

— Ух ты! Получилось! — возликовал маг-игрок двенадцатого уровня.

— Развеивай! Быстро! — тут же заорал капитан с привратной башни.

— Я не умею. Надо уровень взять, — растерялся герой.

Рейнджеры опустили бесполезные луки. Маги поставили посохи. В наступившей паузе за стеной был слышен кашель, скрипы, стуки, много стуков и скрипов. В кладку взлетали стрелы и камни.

А потом вдруг над туманом воспарили фигурки, которые с визгом перелетали стену и падали где-то в городе.

Начался обстрел низкоуровневыми игроками. За ними тут же рванули конные патрули и самые прыгучие рейнджеры, а я просто разрывался между сторонами стены, словно меж двумя телевизорами. Снаружи было важнее, но интересней внутри! Со стены было ясно видно, как носятся между домами выжившие при десантировании фигурки, а за ними гоняются тяжеловооружённые всадники, рейнджеры и кружащие над головами птицы-петы.

— Туман расходится!

Я тут же переключил канал, в смысле, перебежал к зубцам. Налетевший ветер отгонял в сторону клубы тумана, и вместе с ним в стороны отхлынула суетящаяся мелочь. А из леса донёсся трубный звук.

— Вождь атакует! Приготовились! — просипел капитан.

Защитники стен подобрались. Деревья задрожали, застонал подлесок, и на истоптанные несчастные поля вырвалась элита орды. Огромные, со слона ростом, волки, несли на себе свирепых зеленокожих бойцов, одетых в шкуры, рогатые шлёмы, ожерелья из клыков и когтей. Они орали, трясли топорами и дубинами, и сильно напоминали съезд байкеров, и среди них не было ни одного ниже тридцатого уровня. Бесконечной лентой отряд тянулся из леса, а впереди, на самом грозном звере, качался Кровоух и трубил в рог. Палица болталась на ременной петле, стукая зверя в мохнатый бок.

Защитники Травок затряслись, а Кровоух вдруг повернул на середине пути, и, дудя и выкрикивая, повёл отряд обратно к лесу. На ходу волки перескакивали друг друга, словно гигантские кузнечики. Ещё пять минут мимо с шумом и воем текла Орда, прежде чем её лохматый хвост исчез в широченной протоптанной среди леса полосе.

Обалдевшие защитники застыли на стене. Разбежавшаяся в стороны зелёная мелочь тоже. А чуть позже, с руганью и шумом, шаманы выгнали из лесу огромного носорога. Шаманы носились вокруг, ругались, махали жезлами и перьями, а могучий зверь семидесятого уровня добродушно махал хвостом, зевал и норовил прилечь, пережить приятную сытость. Минут через десять шаманы заметили, что за ними смотрят со стены, и, подвывая от досады, погнали зверя обратно. Чуть позже следом кинулась зелёная мелочь, и от орды остался лишь изрытый луг с кучей тел.

Защитники Синих Травок переглядывались в полном ступоре.

— Что это было? Кому зачёлся квест?

«Защита Стены не выполнена. Удар Хаоса не отражён. Скрытая миссия — сорвать удар Хаоса выполнена. Скрытая миссия Полная чаша выполнена. Вождь так и не смог протрезветь к штурму. Миссия — спасение города завершена. Вы получили пятнадцать тысяч опыта. Репутация в городе выросла на сто, репутация в королевстве выросла на двадцать. Вы сделали это в одиночку. Вы получили десять тысяч опыта. Вы получили звание Особенный. Теперь все квесты повышенной сложности и на прохождение группы будут предлагаться вам, невзирая на несоответствие уровней. Вы получили уникальный артефакт „Щит плюс десять“ Плюс десять процентов ко всем характеристикам, масштабируемый. Вы получили парадный выезд из города. Ещё никого раньше не провожали из Синих Травок с такой пышностью и теплотой. Вы получили награду „Герой Сказаний“ менестрели королевства будут петь о вас песни не меньше раза в неделю. Вы получили награду „Защитник Света“ Отношение с богами Света плюс тридцать. В каждом храме Королевства вам будут рады»

Я едва успевал читать обрушившиеся системки.

Другие, похоже, видели лишь малую их часть.

— Не понял, так кто спас город? — нарушил тишину неуверенный голос одного из рейнджеров, в шапке которого живописно торчала кривая чёрная стрела.

— Похоже, он, — также неуверенно отозвался целитель, показывая на Светозарчика, над которым полоскалось торжественное сияние и вспыхивали надписи.

— Глянь в логи! Пять раненных, из них наших трое… Ещё скинул одного со стены. Ничего не понимаю!

Мой доблестный господин заметил, что все на него глядят, перестал в танце выдёргивать из ступни дротик, который сам же и загнал, и непонимающе выпрямился.

По дороге с облаками

Проводы вышли короткими, но трогательными. Светозарчика с конём облепили цветами и ленточками, бургомистр поцепил на шею огромный орден, Гризельда, расчувствовавшись, запихнула в отбивающегося героя целых три ложки её знаменитого супа, но потом багровые цифры над Светозарчиковой головой закончили свой отчёт, и паладина с непреодолимой силой повлекло к воротам. Я заспешил следом, без команды уцепившись за стремя. Призрачная арка портала вдруг возникла прямо посреди дороги. Светозарчик скользнул, как намыленный, а я зацепился. Нестерпимо долгий миг я торчал между мирами, пока система разбиралась, что это такое прицепилось к лошади и решало мою судьбу. Я уже был готов остаться в нубятнике, и тихо качаться до двадцатого уровня следующие двести лет. Но что-то щёлкнуло, заискрило, и уже через миг мы ехали по мощёной улочке среди нависающих двухэтажных зданий. А навстречу нам двигался, занимая почти всю дорогу, огромный рыцарь семьдесят первого уровня на коне, который вполне мог заглядывать в верхние этажи. Мы будто вывалились в метро навстречу разогнавшейся электричке.

— А ну брысь… — начал было гигант, но глянул на три ордена от города на груди Светозарчика, вчитался в достижения и замолчал. Отношение сменилось на опасливое, он прижался в сторону, чуть не снеся шлёмом балкон, и тихо объехал новичка. Готов поспорить, у него самого не было и половины всех этих цацек, когда он покинул нубятник. А с новичком, который прикинут круче негритянского рэпера, лучше было не связываться. Ведь он не всегда будет новичком.

Мы двинулись дальше по улочке и почти сразу же оказались на площади. Ураган испугался и попятился, Светозарчик сжался, я присел. Площадь Синих Травок рядом с этой была как заросший утиный луг рядом с международным аэропортом. Вымощенная ширь почти уходила за горизонт, к причудливо выведенным башенкам. С другой стороны полоскались какие-то флаги, в вышине кружили петы и крылатые маунты, а по площади носились всё те же герои, как и в Травках только крупнее и шустрей.

— С дороги! — рявкнуло за спиной, мы шарахнулись в сторону, и на площадь выскочил верхом на зайце друид. Только вот заяц был с Урагана ростом, не меньше. У такого попробуй отбери морковку…

Прижавшись к стенке, мы глазели, почти никому не мешая. Как всегда, суета на площади сложилась в два основных течения — в одну сторону спешили покрытые латами и шрамами рукопашники, а в другую — обряжённые в тряпки колдуны. Я глянул на Светозарчика и вспомнил себя в первый день, на городской площади. Похоже, он чувствовал себя сейчас точно также, маленьким и потерявшимся.

— Все пути открыты Свету… — с намёком замурлыкал я. На пятом куплете Светозарчик встрепенулся, повернул голову из стороны в сторону, как радар, и направился к известной только ему точке на площади.

Это было дивное путешествие, словно прогулка неспешным шагом через шестиполосное шоссе. Рядом кто-то проносился, кричал, сверкал. Один раз нас вообще развернуло боком, будто рядом пролетел реактивный самолёт. Я прижался к конскому боку и шустро перебирал ногами. А потом догадался поцепить на копьё ярко вышитое полотенце из городских запасов. Криков сразу стало поменьше. Вот и хорошо. А то ещё немного — и я бы его поджёг для лучшей заметности.

Чутьё Светозарчика не подвело. Мы вышли к Храму Света — домине из белого мрамора со здоровенными колоннами и пятиметровой дверью. Светозарчик исчез внутри, бросив нас у входа. Я повёл Урагана к коновязи, у которой скучал целый космозоо Алисы Селезнёвой. Крокодилы, страусы, штук десять кошачьих. Только крылатой коровы недоставало.

Зверьё было вроде в намордниках, но Урагана я привязал подальше.

— Ух ты, прикольный пет! Сам паркуется, — услышал я, справившись с делами, — Надо и себе где-нибудь такого выкопать!

Чуть в стороне рейнджер и гном уровня тридцать плюс обсуждали Урагана. Меня они, естественно, заметить не соизволили.

— Да чего его копать? Свяжемся с ворами, у этого выкрадем, — лениво отозвался рейнджер.

— Да ну его. Глянь ограничения по уровню. Масштабируемый до тридцатого, не больше.

Игроки отправились по своим делам, а я вздохнул и вытер пот со лба. Большой город, вольные нравы.

К счастью, скоро из храма показался хозяин, ощутимо светящийся от наложенных бафов. Его провожал жрец пятидесятого уровня, судя по одеянию и амулетам — не из последних.

— Да пребудет с тобой Свет, да направит он тебя на новые подвиги! — услышал я его прощание, и очень понадеялся, что это был дополнительный баф, который хоть немного направит моего непутёвого хозяина.

А Светозарчик вскочил в седло и уверенно направился в известную ему одному сторону.

К счастью, в этот раз в правильную. И я, и Ураган были просто счастливы, когда после одной улицы и двух поворотов увидели длинный ряд домиков с большой надписью «Обитель Света» на всех.

— Добро пожаловать, отважный герой, — поспешил нам навстречу Распорядитель пятидесятого уровня, — Слава от твоих подвигах спешит впереди тебя! Мы подготовили для тебя скромное жильё, в котором ты сможешь набираться сил для битв за Свет!

Оказалось, нам был положен милый двухэтажный домик с длинным общим двориком, беседками, деревьями и даже небольшим ручьём. Или в Семи Королевствах неправильно работала служба новостей, или у Света были зловещие планы на моего хозяина. Потому что за его реальные подвиги вполне хватило бы собачьей будки.

Я зашёл в дом, как в музей на экскурсию. Опрятный, чистый, с удобной мебелью и каморкой привратника. Здесь жил очень работящий домовой. Кухня на втором этаже порадовала простором и удобством, в комнате рядом стояла только статуэтка Богини и подставка для коленей перед ней.

— Здесь вы сможете отдохнуть, исцелиться в часовне, получить задания Света, повышать свои навыки и даже сражаться с другими рыцарями на турнире, и зарабатывать на своих победах и ставках.

Бам! Ну зачем он это сказал! Я, не глядя почувствовал, как напрягся Светозарчик.

Боль, страх, поражения — что ещё нужно для счастья?

— А когда ближайшее состязание, — небрежно поинтересовался он.

Распорядитель улыбнулся. Едва заметно. Похоже, название его должности относилась и к турнирам.

— Я всё вам покажу, — пообещал он, нежно увлекая под руку моего бдительного и недоверчивого хозяина, — В Синих Далях всё сделано по высшему классу, не то, что в этих посёлках. Смерть исключена! Вы можете подобрать противника по классу, по уровню, по пету, по количеству побед и поражений на турнирах или в целом. Смерть исключена, есть режимы общей схватки, битвы с магами, битвы петов и битвы с петами…

Журчание их беседы стихло внизу, а я вздохнул и пошёл искать болеутоляющее, повязки и мази.

Откуда я знал, что они скоро понадобятся?

Светлые будни

Я сидел на тёплых мраморных ступенях нашего домика и почти бездельничал. Внутренний дворик убежища Света напоминал парк какого-нибудь эльфийского лорда. Поросшая деревьями полоса между двумя рядами домов, заканчиваясь где-то вдалеке воротами. Лёгкий ветерок перебирал листву, в ручье мелькали рыбьи спины, на мостике играли водные блики. Через деревья виднелись аккуратные домики, шагах в двадцати. А что ещё важнее — Светозарчик сидел в часовне, и потому ещё с полчаса меня не мог ничего приказывать. Хорошо!

Я со вздохом потянулся и ещё раз провёл тряпкой по щиту, лежащему на моих коленях. Выгравированное в металле солнце посветлело, будто выглянуло из-за туч. Ещё пару минут трудов — и свойство щита Ослепление снова заработает в полную силу. Особенно если убрать пятнышко под правым лучом… Нахмурившись, я принялся драить непослушное местечко. Конечно, можно было очистить щит одним касаниям, но так не качалась профа, да и зачем? Мне нравилось сидеть здесь, у задних дверей нашего дома, и стараться не думать о кровавых заботах и суматохе двух миров.

Закончив с очисткой, я нежно пробежался по дырке в правой нижней четверти щита, в которую легко входило два моих пальца. Чуть вогнута, значит, противник использовал Рывок в последний момент. С медленным ударом вмятина была бы шире. Края оплавлены. Огонь? Электричество? Я понюхал пробоину. Пожалуй, всё-таки молния. Огненное заклятье спалило бы для начала копьё, а тут будто прошлись электросваркой. А это что? Ржавчина? Вот уж рыцарь постарался с перепугу… Наложил все мыслимые эффекты у специалистов, пользуясь тем, что не имел религиозных ограничений по классу. На всё про всё он потратил изрядную сумму игрового золота. Но оно и понятно — ведь против него был сам Светзарчик!

Форум три дня снова гудел о доблестном паладине, его достижениях, эффектном выходе из Синих Травок и появлении в Горках. Три медали в песочнице до него получали лишь пятеро. Читер, два админа-тестера, и пара бешеных корейских фермеров, которые прошли всё, до чего смогли дотянуться. Светозарчику снова припомнили гибель несчастного палача, добавили спасение города, и по новой начали обсуждать, что он за зверь, и с чем его лучше фармить. Когда я входил в игру, спор распался на две основные ветки: про отъявленного доната, который ввалил в игру стоимость двух вертолётов, чтобы собрать легендарку, и про невероятно хитро прокаченного хая-вора, так хорошо скрывшего свой уровень, что сумел проникнуть в нубятник. Ветки про небрачного сына создателя игры, крутого рерольщика и блуждающего вируса отпали сами собой. Уже существовало пять вариантов прокачки Светозарчика — один другого лучше. Когда я их разглядывал, то искренне жалел, что паладин не последовал любому из них.

В соседнем домике хлопнула дверь. Выскочившая из жилища светлой жрицы девушка в переднике и коричневом платье пронеслась мимо меня с тазиком белья, сверкнув на ходу улыбкой.

— Здравствуй, Глая, — поздоровался я.

— Привет, — хихикнув, отозвалась она.

«Отношение Глаи меняется на игривое»

Я покраснел и поправил щит. В этом городе у всех игроков были слуги. Шустрые пареньки у мужчин, хорошенькие девушки у женщин. Неписи, конечно. Но всё-таки. Никак не мог к этому привыкнуть. А в городе совершенно спокойно, и даже с уважением приняли слугу Светозарчика. Может даже, кто-то и разобрался, что я — человек, но не удивился — разве мог быть нормальный слуга у такого ненормального героя? По поводу меня даже завели на форуме пару тем, обозвали Альфредом и пока притихли.

А вот служанки… Я покраснел и сильней завозил тряпкой. Чт Глая, что другие питали ко мне весьма озорной интерес, и явно были не против обсудить наедине рецепт пшеничного супа с прибавкой к бодрости. А хозяйка Глаи желала уточнить у Светозарчика пару вопросов веры. Надо будет всё-таки объяснить Глае, что Светозарчик слишком мал для таких бесед. Объяснить со всем старанием. Может, и хозяйке заодно. В конце концов, надо улучшать репутацию с сёстрами по оружию.

Я встряхнулся от приятных мыслей и взялся за молоточек. В обители Света каждый домик был снабжён малым ремонтным набором оснащения героев. И если кристаллики, порошки и палочки для ремонта магической снасти мне не пригодились, то малый кузнечный набор использовался в полный рост. Несколькими лёгкими ударами я выпрямил края дырочки, провёл напильником, акульей шкуркой, потом забил дыру дубовой пробкой. Грубо, конечно, щит потерял во всех своих свойствах, но носить каждый раз на ремонт к кузнецу было бы слишком роскошно.

Я полюбовался на характерисники щита ещё раз, и повесил его обратно на чучело. У каждого дома стоял манекен проживающего сейчас персонажа с его же параметрами, на котором можно было набирать оснащение. Передо мной красовалась грозная конная фигура в полном вооружении. У чучела коня была даже грива с хвостом для вплетания зачарованных ленточек, а у паладина — дырочки в ушах под бонусные серьги. Они давали хорошие бонусы, но их носил мало кто из Светлых мужчин, разве что сильно волосатые, ну, или камнями вовнутрь, и всё равно никто не признавался. Всё снималось и убиралось в один тык. Дамы — игроки вовсю пользовались этим манекеном для подбора одежды, и перед праздничными вечерами рядом с чучелами часами крутились служанки, подбирая комплекты от и до, и никого не стесняясь. Так я узнал, что хозяйка Глаи предпочитает весёленькое розовое мини с белыми цветочками, а приветливая хилерша из дома наискосок слишком любит кожаное бельё с шипами, чтобы захотеть познакомиться с ней поближе.

Передо мной красовался полный сет Веры, масштабирующийся до тридцатого уровня, чуть просевший из-за пробитого щита, смятого шлёма и трещины в нагруднике, но всё равно уникальный.

Этот доспех Светозарчик выкупал уже одиннадцать раз, после поражений на турнире. Его славный боевой счёт составлял сейчас одиннадцать-два и не собирался останавливаться на достигнутом.

По чести говоря, хозяин выиграл только во втором бою, когда степняк пришёл в ужас от зловеще раскачивающегося копья Светозарчика, перестарался с уклоном «спрятаться под седло», и вдруг оказался оседлан собственным конём, и даже пронёс его шага три, прежде чем рухнуть. А в пятой схватке сильно хитрый противник просто загорелся от наложенных атакующих бафов, и мой хозяин получил технический приз. Ну а потом серия проигрышей покатилась по накатанной колее. А чего можно было ожидать от грозного героя с нулевыми навыками конного боя? Доспехи уходили победителю, Светозарчик их выкупал. Пара умников пробовала оставить броню себе, но встроенный доспехи бонус веры заставил одного из них сменить класс, с рыцаря на жреца, и он честно продал доспехи настоящему владельцу, а другого потащил по цепочке дурацких квестов на поиск солнечного зайчика, освещавшего раньше храм. Еле выкарабкавшиеся умник поспешил избавиться от доспехов, и они дважды обошли весь город, прежде чем вернуться к счастливому владельцу. С тех пор Светозарчик выкупал свои вещи без помех, потратив в сумме цену хорошего уникального комплекта.

И этим только подтвердил свою славу таинственного принца, скрывающего свою истинную силу от глупых игроков. Боям Светозарчика давно выделили отдельную ветку, где пара энтузиастов разбирала каждое его движение и гадала, на какого монстра он двинется в следующий раз. Уже ни у кого не осталось сомнений, что паладин был заточенным на чудовищ героем, не желающим возиться с игроками за копейки. И что на турнирах он оттачивает какую-то особую технику, мысленно дорисовывая щупальца и головы врага.

Конное чучело грозно нависало передо мной, и было явно умней и опасней оригинала. Может, выставить его раз на бой? У него гораздо больше шансов на победу, просто потому что не будет глупить. В боевой паре конь-хозяин отличались оба. Выписанный мамой боевой конь отличался буйным нравом, и оформил пару поражений, напав на распорядителя. Трудно было представить менее подходящую для копейных поединков на барьере пару. Чтобы лезть с такой прокачкой на турниры надо было быть хитрецом, мазохистом или Светозарчиком.

Пробегающая мимо Глая снова подмигнула мне. Готов поспорить, что стопка белья в его руках осталась всё та же. Надо будет заняться этим квестом. Чуть позже. Сначала работа.

Я убрал свежеотремонтированный щит и добавил другой «Грубый, воловьей кожи». Статы брони и Веры сразу просели на десяток единиц. Зато добавилась ловкость. Поменял щит на «Оконванный осадный щит Фродерика», со злобно вытаращившимся грифоном впереди, добавляющий пять процентов ко всем видам защит. В результате чучело потеряло целый километр в скорости и единицу в ловкости — сыграл вес щита. Я полез в богатую коллекцию доспехов, подбирая удачные сеты. Это на самом деле был нелёгкий труд — кроме сухих цифр работали сопряжения отдельных частей, зазоры, подгонка, сочетаемость. После минут пятнадцати трудов, я слепил ещё три удачных на моей взгляд сета. «Умный бумеранг» позволял быстро ударить и смыться, закинув щит за плечо. «Три танкиста и пожарник» давал пару лишних минут жизни под ударами огненной магии. Ну а «Камикадзе», больше всего подходящий под красивый стиль хозяина, давал максимальную ловкость и точность паладину, для одного решающего удара. А зачарованные колокольчики леса должны были усмирять боевой задор Урагана. Я полюбовался на полученные сеты, и сохранил их в группу быстрого доступа, рядом с «Полярником», «Щеголем», «Штирлицем» и «Зорро» — чёрные доспехи со Скрытностью плюс три дико чесались на честном воителе Света, совершенно его не скрывали, но давали лишних тридцать секунд при внезапной встрече, потому что скрывали класс и статы, и противнику требовалось время, чтобы их разглядеть. Вроде бы пустяк, но при встрече с лесными лучниками каждая секунда на вес подарка в мягкое место.

Пока я возился с доспехами, дворик потихоньку оживал. Глая выскочила на крыльцо и принялась начищать пояс мудрости плюс двадцать, весьма редкий, междду прочим. Слуга сира Валенгорта шустро бегал туда — обратно с мятой и льдом — хозяин явно ходил ночью в городскую библиотеку и зашелестелся с библиотекаршами, боец сегодня он был никакой. Прислужник грозного Деметриуса уныло сидел над припаркой для копыт — значит, коню знаменитого рыцаря не стало легче, и он по-прежнему хромал. Можно было бы попытать счастья на турнире и просто разъехаться пару раз, пока конь станет. Слуга Себастьяна148 снова радовал чернильными пятнами на пальцах и лбу — опять всю ночь перерисовывал карту для нового секретного рейда. Судя по форме пятен — в горных отрогах. Эх, столько тайн — пропадает зря… Но кого будет слушать десятилетний пацан, когда можно играть и сражаться?

— Светлячки, выходите! — раздался грубый голос за домом напротив, потом звук рога и смех.

Это пришли подраться хаоситы. В вольном городе Синие Горы находилось место для каждого бога и фракции, и бойцы разной веры увлечённо пыряли друг друга на манер мушкетёров и гвардейцев кардинала, для чего ходили друг другу в гости, как в соседнее село на дискотеку. Светлым в этих играх приходилось хуже всего — они не могли ругаться, не могли нападать без повода, и не могли отступать в боях за веру. Хитрые противники обычно приходили на стрелки большими толпами, и нападали, только видя своё преимущество. Им отступать вера очень даже позволяла.

— Да, господин Светозарчик, они пришли! — громко сказал я, в ответ раздался удаляющийся топот. Хозяин до сих пор внушал им ужас. Пять дней назад они столкнулись на улице, когда просветлённый Светозарчик, и дерзкие хаоситы решили проучить новичка. В ответ Светозарчик ударил атакой Света. Сверкнуло так, что на лету попадали птицы, на подоконниках в горшках распустились цветы, а банда агрессоров сменила расу на африканскую, получила чёткие негативы на ближней стене и слепоту недели на три.

Сразу после этого подвига Светозарчик поймал неслабый штраф на свой удар и милостивое дозволение молиться богине из своей часовни с бонусом на свет — оказывается, боги увидели в городе вспышку и от неожиданности немного передрались. Каждый решил, что уже началось.

И да. Очередная тема про Светозарчика была создана. Будь она неладна.

Я отвлёкся на приятные воспоминания и почти пропустил, как хлопнула входная дверь, о чём мне сообщил друг-домовой. Тревоги нет, значит, и враг не опасен. Бойко процокали по ступенькам каблучки. Раздались приглушенные стенкой голоса. Хозяйский и приятный женский.

Я слишком расслабился. А ведь мог просто сказать домовому не раскрывать перед ней дверь. Женский голос вдруг сорвался на всхлипывания, что-то прорвалось на повышенных тонах, а потом настройки Светозарчика вдруг чуть потускнели.

Квест Света! Блин, я же едва залечил Светозарчику турнирные ссадины!

— Хныг! Готовься к конному рейду! — вдруг крикнул хозяин из окна, так что я чуть не выронил щит себе на ногу. Час от часу не легче. Какой рейд?

«Надо оформить пропускную систему в дом,» — решил я, вздохнул, и, чуть подумав, достал сет «Камикадзе». Если отмучиться — то быстро.

Не ходи в чёрный дверь!

Дурные предчувствия росли во мне, как жёлудь у друида. Прежде всего, не понравилась пострадавшая девушка. Зарёванная красавица выглядела скорее хитрой, чем несчастной. Страдать ей удавалось минуты две подряд, потом начинала стрелять глазками. Только вот разобраться с ней я не успел — пришибленный квестом Света хозяин рвался в бой, и скомандовал выход, когда я только застёгивал на боку панцирь. Мы промчались по городу, удивляя даже видавших всякое горожан — держась за стремя одной рукой, я одевал хозяина в появляющиеся прямо из воздуха железки. То ли волк с гоночной машиной из Ну погоди наоборот, то ли странная версия железного человека. Мы быстро протарахтели по городским улочкам, и, через предупредительно распахнутые ворота, вырвались на оперативный простор — лесные холмы, горы, озёра, реки, и собственно горы невдалеке. Места у Синих Гор были весьма недобрые, населённые тварями по пятидесятый уровень включительно. На них периодически налетали свежеиспечённые выпускники нубятника, а временами даже успевали разбежаться. И потому в любой момент можно было увидеть ошалевшего от привалившего счастья героя, и обозлённое счастье с клыками и когтями за спиной. Говорят, в следующих городах было уже потише. К пятидесятому уровню оставался только опытный народ, и натравливал монстров только специально. Нда.

Светозарчик рванул к известной только ему одному цели, как по компасу. Через леса и поля. Я оглядывался по сторонам, и наша неведомая цель нравилась мне всё меньше и меньше. Мы лихо неслись по заброшенной дороге. Магическую ленту пучило от рвущейся снизу травы. По обочине было полно подорожника, эльфийского цвета и выворотня — самых популярных и простых компонентов для зелий, которые обязательно собирали маги и лекари, даже если очень сильно спешили. А рейнджеры с воинами гребли на продажу и обмен. Вот кролик десятого уровня ринулся нам наперерез, чудом не ухватив за копыто спешащего Урагана. Чуть позже Светозарчик с маху влетел в толстенную паутину, укутавшись в неё по колени.

«Ослепление! Скованность!» — заморгали дебафы, и паладин стал похож на вязаного мишку.

Но хода не сбавил. Мгновением позже позади что-то шлёпнулось. Я обернулся и похолодел. За нами волокся на остатках своей паутины очень недовольный, здоровый и чёрный паук пятнадцатого уровня. Поймав мой взгляд, он зашипел и щёлкнул жвалами.

— Кыш! — дрогнувшим голосом скомандовал я, паук в ответ начал подбираться, ловко выбирая паутину лапами.

«Кусать. Есть. Сердиться» — невнятно предупредила строка статуса.

Бежать с повёрнутой назад головой приходилось боком, вприпрыжку. Паук явно успокоился, и приглядывался к двум задам и одному боку с нехорошим интересом, явно составляя меню на ужин. Пройдёт ли у него крит в паладинскую спину и конский зад?

Очень не хотелось проверять.

— Кыш! Помогите! — крикнул я. В ответ паук шустрее заперебирал лапами, чтобы подтянуться и помочь. Временами он подпрыгивал на кочках, как консервные банки за машиной новобрачных. И с его клыков капал яд, неприятный даже на вид.

Я быстро нырнул в инвентарь насчёт чего не жалко. Жалко было всё, но больше всего — себя. Поэтому я сразу задавил в себе жабу и бросил.

Паук удивлённо хрюкнул, когда в него врезался «Растоптанный сапог, усталость минус три процента», и даже чуть замедлился. Второй прошёл мимо. Дальше полетел чайник походный, плюс пять к скорости кипячения воды, котелок увеличенной ёмкости даже ушиб ему лапу и закувыркался по дороге. А паук продолжал упорно лезть вперёд, словно пират на абордаж. Ножницы!

Я выдернул портняжные ножницы из набора. Всего за пять попыток мне удалось затупить «простые ножницы портного», а ещё через одну их сломать. Выносливость обвалилась в ноль. Выскочило ограничение — я мог выкинуть не больше килограмма вещей из багажа в ближайшие пять минут. Ведущий кулинар сегодняшнего шоу приближался, пуская ядовитые слюни. Хоть очаг ему разжигай. Очаг?

Я с новой надеждой нырнул в сумку. Уже через минуту «толстая паутина сумрачного паука», получило критический удар огнём, и оказавшееся совсем близко страшилище стремительно покатилось вместе с лесом назад. А я получил навык «Шутник» и порцию адреналина в цифровую кровь.

Круживший всё это время над нами коршун пятого уровня недовольно ушёл в сторону.

Серый зверь выскочил из чащи легко и бесшумно, и припустил за нами, держась чуть в стороне.

«Молодой глупый волк десятого уровня». Длинный, с Урагана, он был намного ниже и выглядел голенастым подростком. Волки — это не только ценный мех. А ещё клыки, когти, и хорошая тренировка выносливости. Что же их тут никто не трогает?

— Кыш, — устало сказал я, разглядывая на бегу карту городских окрестностей насчёт куда же всё-таки нас занесло, — Я от бабушки ушёл, а от тебя уж…

Волк остановился и взвыл. Ураган прибавил ход, а по сторонам объявились ещё три серых поджарых фигуры, и взяли коня в коробочку, как шустрые моторки прогулочный понтон.

У меня мгновенно пропала тяга к географии, и я потянулся в инвентарь.

Через десять минут рядом бежало уже десятка два зверюг, широко раскрытыми глазами глядя на бесплатный цирк. На широкой спине Урагана мирно горел костерок, а я методично рвал тряпки из инвентаря, поджигал их, и швырял в сторону самых настырных и глупых.

Системки о лёгких уронах огнём и испуге сыпались, как из града, но волки не отставали. Похоже, не каждый день к ним наведывалось такое развлечение, тренажёр и ужин — три в одном. Они с лёгкостью перелетали кусты, перескакивали овраги, в которые мы спускались, хватали тряпки на лету с запредельной для меня лёгкостью. И приближались. Я отчаянно обернулся на Светозарчика, но ничего не разглядел снизу под опущенным забралом. Поколотил по ноге, как по двери машины. Без толку.

И тут Большая волчья стая вдруг исчезла. Осталась позади. Я вывернул голову, высматривая подвох, и пропустил момент, когда мы остановились. С разбегу я рванул вперёд и стукнулся о передние конские ноги. Что там ещё? Приехали?

Оказалось, действительно приехали. Угрюмая чаща обступала нас, оставляя лишь тропу, по которой мы явились. Впереди высилась здоровенная чёрная дверь в скале.

Мой мятущийся взгляд сразу увидел десятки, сотни надписей на камнях и деревьях.

«Разрабы, вы — больные! Отаку недоделанные! Как жить! Я вас найду, уроды! Ненавижу!»

И самая частая «Не ходите в пещеру!». А мой обострившийся взгляд угадывал под оплывшими кучками земли оружие, раскрошенное о камни, изломанную броню. В общем, это было что-то вроде расширенной версии «Прямо пойдёшь — голову потеряешь».

Естественно, Светозарчик всего этого не увидел и не понял. Лихо спрыгнув с лошади, он толкнул дверь.

Преграда не шелохнулась.

Толкнул ещё раз, сильнее. Потом напряг все оставшиеся мозги и потянул.

Снова ноль эффекта. Я вежливо кашлянул, разглядывая системное сообщение.

«Вы пытаетесь войти в логово больного лорда. Внимание! Логово предназначено ТОЛЬКО для группового прохождения с танком, лекарем и дамагером в отряде!»

Светозарчик начал стучать, и тогда всё это повторили приятным женским голосом.

Подозревая, что следующим будет что-то вроде молнии с неба, я чуть отступил.

А Светозарчик задумался. Впервые я видел, чтобы шарахнутый квестом веры хозяин пытался что-то измыслить. Выглядело это титанически, словно мартышка пыталась извлечь квадратный корень из четырёх. Паладин повернулся ко мне, и на миг мне показалось, что в его пылающих белым светом глазах живёт кто-то разумный.

«Вы зачислены в группу Светозарчика как лекарь. Ураган зачислен в группу Светозарчика как дамагер. Принять/нет? Вы приняты автоматически. Внимание, прохождение логова больного лорда начнётся через пять, четыре…»

— Что за? — успело вырваться у меня, когда чёрная дверь распахнулась, и меня с неодолимой силой потянуло в мерцающую за ней тёмную глубину. Светозарчик шагнул первым. Сам. У самого входа я обогнал упирающегося из всех копыт Урагана, ухватил его за хвост, и в результате мы въехали в пещеру одновременно.

Внутри было темновато, сухо, и загромождено всяким мусором.

«Добро пожаловать в логово больного лорда-извращенца, — порадовала меня очередная надпись, — Совет: перенесите зелья лечения для лечения и яда для аварийного выхода в быстрые слоты на поясе. Счастливого прохождения!»

— Что за! — повторил я снова. Фиг они выманят меня от выхода! Ураган был полностью со мной согласен. Словно в ответ, свет стал ярче, будто включили скрытые лампочки. Кто-то зашуршал в тенях, коварно и хищно.

Мы с Ураганом переглянулись и рванули за паладином.

«Держаться за стремя», — скомандовал я себе и ухватился за болтающуюся железку.

Светозарчика мы застали за поворотом, но прежде услышали дикое верещание на разные голоса. Зрелище было эпичное. Закованный в сталь могучий воин увлечённо лупил мечом мелких зубастых тварей, с визгом носящихся под его ногами и среди камней. Системки о промахах сыпались просто градом. Хорошо хоть, он не догадался вытащить из ножен меч, и лупил им, как дубинкой. Почему-то временами под его ударами громко взлетали стеклянные брызги.

Наконец, все уродцы разбежались, оставив с пяток тел, и наступила тишина.

Я осторожно подошёл и вгляделся.

«Страж пещеры восьмого уровня» не впечатлял. Волосатый толстячок со смешной дубинкой, похожий на тасманийского дьявола. После обыска вся пятёрка выдала горсть монет, старый кожаный ремень и шипастую дубинку. Интересней было окружающее. Судя по табличке на стене, мы находились в караульной. Но раскиданные всюду разбитые зеркала и столики, покрошенные в процессе ужасной битвы, больше бы подошли к какому-то варьете.

«Лорд — извращенец», — вспомнил я, и содрогнулся. А ведь так и есть, у стражи были размалёваны морды!

Уверен, в косметичках стражи было полно ценных алхимических ингридиентов. Но Светозарчик уже вынес следующую дверь и двинулся дальше, в таившуюся за скалой неизвестность. Его команде оставалось только спешить следом. Я попытался завалить на ходу дверь прихваченной тумбочкой, но не хватило сил. А Ураган уже рванулся за паладином, только хвост сверкнул. Подумаешь, шорох от входа. Нервный какой!

Когда я скользнул в следующую пещеру, Светозарчик уже заканчивал разгонять очередной парад. Паукообразные твари десятого уровня носились по стенам, орали, махали очень красивыми и блестящими сабельками, но в драку не лезли, берегли маникюр.

Какая боль

«Вы прошли Зал Страданий! Получено 400 опыта!»

Залы Боли, Ужаса, и Отчаяния Светозарчик прошёл влёт. Он врывался с криком, кроша всё на своём пути, стражники разбегались по тёмным углам, даже не пытаясь сопротивляться, паладин оглядывался, насчёт желающих подраться, и двигался к следующей двери. Следом осторожно скользили мы с конём. Я даже машинально бормотал извинения, словно за приятеля-дебошира. Так были без боя повержены Скальные Обезьяны пятнадцатого уровня, они же шестнадцатого, и Кобольды восемнадцатого. Один из кобольдов, причёсанный, напомаженный и выглаженный, даже попробовал скрестить со Светозарчиком топор, получил царапину на лезвии, и с визгом отступил. Также в Светозарчика пару раз кидались порошками со столиков, от которых он стал разноцветней и ещё страшней. Но в целом стража совершенно не оказывала сопротивление, которое должна. Спеша за атакующим хозяином, я видел тяжёлые шипастые палицы, связанные пучком и приспособленные под вешалки, острые неподъёмные алебарды, которыми можно было переполовинить здоровье паладина с одного удара, но на них сейчас качались светильники. Под грудой тряпок угадывались странного вида доспехи, брошенные, но целые. А картинки на камнях, которые я оглядывал на бегу, показывали, как стражи рубят в капусту приключенцев прямо в этих пещерах.

Всё это было странно. Но Светозарчик вписался в локацию, как родной.

В конце третьего зала мы смогли его настичь. Паладин монтонно долбился в здоровенную дверь из стали, и также монотонно над ним вспыхивала надпись: «Внимание, вы на пороге обители Больного Лорда. Для прохождения нужен полный отряд!»

Но Светозарчик продолжал ломиться в дверь, как злостный гуманитарий.

Через пару минут дверь повторила это голосом, Интересно, что припасла система следующим? Набор картинок? Молнию? Голографического магистра Йоду? Выяснить не удалось. Хозяин услышал, понял, или просто устал. Через мгновение он вскочил в седло, я я ухватился за стремя, а дверь медленно пришла в движение, нещадно скрипя петлями. Давненько не забредали сюда герои.

Створки отошли вовнутрь. Смутно подумалось, что такая конструкция больше подходит для защиты от внутренних атак.

Но мысль не успела удержаться в голове. Светозарчик ударил коня в бока, и мы влетели в обитель Больного Лорда.

«Ловушка Больного Лорда активирована.» Не очень радостная системка, но озадачился, похоже, я один. Ураган был неграмотным, а Светозарчник рвался драться. Я завертел головой, как премудрая сова. Мы стояли на возвышенности, перед убегающими вниз ступенями. Эта пещера была куда обширней и светлей, словно крытый стадион. И вся она была уставлена статуями игроков. Воины, маги, стрелки, воры. Люди, эльфы, гномы, ящерицы — все классы и расы, похоже, были собраны здесь, с очень недовольными лицами и позами. Они стояли без явного порядка, толпами и группами, между блестящих зеркал, шкафов, и тёмных длинных холмов между ними, похожих на застывших огромных змей. В зале царил полный покой. Ни звука, ни движения. Только фигуры, полные страданий и боли.

«Коллекция Больного Лорда», — определил я, и загрустил.

За нами гулко хлопнуло, я даже подпрыгнул. Двери закрылись.

— НАСЛАЖДАЙСЯ, ЧЕЛОВЕЧИШКА, — раздался до боли знакомый голос, после которого в прошлый раз я познакомился с Кобольдом — Палачом.

Я вздрогнул.

А потом увидел шевеление в глубине зала и вздрогнул ещё. Что-то двигалось среди фигур, подсвечивая себе ярким фонариком. И оно приближалось к нам.

Но тут мы спустились, и статуи сомкнулись вокруг и надо мной, как баскетбольная команда над первоклассником. Надо себе ходули заказать. Или зеркальце на палочке.

Светозарчик зорко огляделся с седла, и двинулся куда-то в сторону. Ураган, явно учуявший движение лишь чуть позже меня, охотно повиновался. Мы двинулись непонятно куда мимо фигур и загадочных холмиков. Я даже успел тронуть один на ходу. Мягкий.

Тихо и мирно мы кружили по залу минут пять. А потом, наверное, у богов кончилось терпение. Светозарчик заметил что-то в стороне, развернул коня, мы объехали пару статуй и наткнулся на закутанную в тряпки фигуру.

«Нездоровый лорд, восьмой уровень», — прочитал я с удивлением. Всего лишь?

— Больной лорд, верни похищенное! — сходу закричал паладин.

Существо в шоке уставилось на нас.

«Отношение Нездорового Лорда меняется на озадаченное» Похоже, он впервые видел размалёванного танка верхом на дамагере, и теперь пытался понять, кто же тут действительно больной.

— Рыдания детей и дев переполнили божественную чашу! — продолжал тем временем Светозарчик, — И божественный гнев пролился моим клинком, который рассечёт тенета несправедливости!

Я чуть не поперхнулся. Во выдал!

Существо в тряпках глядело на нас, чуть повернув набок голову, или то, что было у него вместо головы. Тряпками у него было замотано всё тело, включая тонкую руку без пальцев, на которой качался фонарь. Ног не было видно под тряпками. На каких-то отростках качались, словно на вешалках, десятки штанов, рубашек, платьев. А вместо глаз торчали чёрные щиты, похожие на стекло.

Мне привидилось какое-то невнятное движение в глубине. Нет. Показалось.

Отношение Нездорового Лорда держалось между удивлённым и заинтересованным, а моя надежда убраться отсюда целым держалась между призрачной и наивной. Не нравился мне его интерес. Какой-то он был… нехороший.

Как-то сразу вдруг вспомнилось, что мы находимся за запертыми дверями, и от свободы нас отделяет четыре пещеры со стражами.

Но Светозарчика такие мелочи не волновали.

— Верни похищенный у девы гребень, и твоя казнь будет быстра!

Гребень? Блин, что же этот недобитый герой молчал раньше? Я бы купил ему на рынке двадцать таких гребешков. С любыми бафами! Он что, реально взял квест за гребешок? Я ещё раз огляделся и понял, что меня беспокоило с самого начала. В подземелье не было ни капли чёрной ауры. Это был не светлый квест! Нас заманили и обманули!

Существо тем временем мигнуло, вдруг оказавшись справа и слева. Судя по невнятным системкам, оно что-то насчёт нас решило.

— Отлично, голубчики, — закудахтало оно наконец весьма противным жеманным голосом, — Я доволен. Интересный подарок. Передадите Ишше мою благодарность. Пожалуй, я даже буду к вам милостлив.

— Вот и хорошо. Мы пошли! — сумел как-то пискнуть я, пробившись через дурные предчувствия и самоотверженность.

Естественно, меня никто не послушал и не услышал.

— Удар света! — загрохотал Светозарчик, размахувшись клинком.

Я привычно нырнул под конское брюхо и зажмурился.

Шансов было мало, но вдруг?

Вспышка шарахнула, выбивая из сомкнутых глаз цветные пятна. Ураган попятился, чуть не оттоптав мне ступню. Впереди раздался шум, гневный вскрик.

Я осторожно выглянул из-за своего временного укрытия.

Несколько статуй упало. На полу и на фигурах висели какие-то тряпки. Ближний мягкий холм, опрокинутый набок, рассыпался потрохами из одежды с тремпелями. А перед этим холмом копошился Нездоровый лорд. Очки висели наискось, обнажая голую плоть без глаз. Выбитый фонарь лежал чуть в стороне, потихоньку поджигая какую-то блузку.

А ещё у него не было ног! Хвост убегал за него, в извилистую темноту.

Хорошо хоть, он всего восьмого уровня. Даже Светозарчику такой по плечу, когда он очухается от ступора. За себя я особо не боялся. Все недруги будут бить Светозарчика, уж очень он их разозлил.

Только что это за шорох, будто от тысяч скребущихся лапок в глубине? И почему за лордом гаснет свет?

— Ахшссс! — зашипел, словно огромная змея, тряпичный владыка. А я вдруг увидел огромную, накатывающую, как волна массу, идущую из глубины зала по всей ширине. В ней шевелились замотанные в тряпки отростки. Системки мерцали сообщениями о нездоровых и почти здоровых лордах уровней от пятого до десятого. Но потом я вдруг сфокусировал взгляд и увидел. Это действительно были отростки. Всего лишь отростки, принадлежащие туше восьмидесятого уровня.

Туше Больного Лорда.

Паралич обрушился внезапно, и сковал, словно ледяная глыба. Рядом замер Ураган. Светозарчик не шевелился и раньше. Вокруг нас вдруг взметнулись десятки извивающихся щупалец, которые нежно охватили меня и поползли по телу, будто что-то вынюхивая.

«Тентакли?» — в панике подумал я, — «Эта игра настолько восемнадцать плюс? Я буду жаловаться! Это возмутительно!»

Хорошо хоть, Светозарчик ничего не почувствует и не узнает…

Это была последняя мысль, подсказанная моей глупой самоотверженностью. А после наступила темнота.

Капля славы

«Отношение Глаи меняется на востроженное. Отношение Аллы меняется на восторженное. Таис меняет свою отношение на обожание. Отношение неизвестной девушки меняется на умиление»

Девушки с тазиками, тряпками, прошли мимо и тут же вернулись на второй заход. Одна придушенно пискнула, не справившись с чувствами. Никогда раньше в двух мирах у меня не было столько поклонниц.

Я снова угрюмо развернул свои статы и вчитался. Ничего не изменилось.

«На вас наложено проклятие Игрушка Больного Лорда 24 на 7». Снимается наложившим или с его гибелью. Пассивное. На вас наложен дебаф Кукла Больного Лорда. Пассивное. Неснимаемое. Связанное с Проклятьем Больного Лорда. На вас наложен дебаф Осенняя коллекция Больного Лорда. Пассивная. Сезонная. Связанная с проклятием Больного Лорда. На вас наложена Аура стиля Больного Лорда. Пассивная. Репутация со всеми зрячими персонажами минус сорок. Невозможность брать репутационные квесты. Отношение с фракцией порядка — враждебное. Внимание! На вас наложен дебаф Показ мод! Получение опыта уменьшено на пятьдесят процентов! Основные навыки и умения уменьшены на тридцать процентов! Десять процентов заработанного вами опыта будет переходить к Больному Лорду. Внимание! Активировано пассивное умение Дефиле! Вас должны увидеть не меньше двадцати уникальных персонажей за сутки. При невыполнении в полночь активируется самостоятельно. Неснимаемое, связано с проклятием «Игрушка Больного Лорда».

Я ещё раз искоса глянул на своё изображение в системках, вздрогнул, и засобирался в дом. Надеюсь, я уже накрутил свой счётчик дефиле. Благо, все в доме Света бегали любоваться на нас со Светозарчиком.

Вот уж влипли, так влипли.

Светозарчик снова стал героем форумов. Хоть заводи постоянный раздел. Он стал героем дня в самом быстром падении репутации и статов. После вспыхнувших споров о хитрых планах мнения разделились на две основные ветки. Одна обсуждала, когда Светозарчик уйдёт на рерол, потому что с таким проклятием совершенно невозможно играть, а другая — когда он напинает Больного Лорда, который не представляет, с кем связался. Секта свидетелей величия Светозарчика крепла и ширилась. Уже искины начальных локаций жаловались на нахлынувшую нубскую орду перекошенных паладинов. Они уже вытеснили разбойников с дорог и разогнали всю окрестную нечисть в локациях, стремясь повторить славный светозарный путь.

Знали бы они, в какой сейчас их герой яме…

Я снова отрыл мануал.

«Лорд Красоты был одним из творцов этого мира, создававшим земную твердь и воздушную высь. Он стоял рядом с богами и повелевал сущим. Однако, со временем дыхание Хаоса помутило его разум, его одолели слабости, и он удалился на покой. Теперь, в глубине своих пещер, среди редчайших и ценнейших сокровищ, он творит красоту, понятную лишь ему. Сотни приключенцев стремились к его богатствам. Но горе героям, которые покусятся на его сокровища! Силы Больного Лорда по-прежнему велики! Он налагает проклятия на побеждённых, принуждая их нести в мир его понимание красоты».

Да уж, заслушаешься. Я открыл форумные справки, составленные игроками.

Проклятие Больного Лорда.

Проклятый вынужден носить созданные лордом вещи. Длительность и регулярность — вариативна. В процессе носки сильно падает репутация с порядком и примыкающими фракциями. Возможны побочные эффекты порчи вещей. Вид проклятия — неснимаемый, внешнеслоевой. Для снятия проклятия необходимо победить Больного Лорда в том же составе, в котором проклятие было получено. Или уговорить его это проклятие снять. Также возможно сброситься до десятого уровня и переждать месяц в нубятнике (не проверено). Также возможно уйти в жрецы Хаоса (не проверено). Также возможно спрыгнуть со Звонкой Скалы (Димон, ты козёл, меня русалки там месяц мурыжили, я легендарку потерял!)

Рекомендуемый уровень отряда для победы над Лордом — шестьдесят плюс.

«Ага, притом, что первый вход возможен только для партии со средним уровнем не выше двадцать пятого! Попробуй, прокачайся потом до шестидесятого с таким проклятием!» (один из комментариев)

— От меня парень ушёл, когда увидел меня такую в игре!

— Разрабы, вы озверели!

И дальше стона на пять страниц.

За дверью заскреблись, в окошко глянула любопытная мордашка. Я задёрнул штору, скучая о своей прежней незаметности, и вернулся к чтению.

«И с тех пор локация Больного Лорда заброшена. Давно уже не находится безрассудных смельчаков, готовых бросить ему вызов. Ибо участь проигравших слишком ужасна даже для отважных сердец… И напрасно Больной Лорд ожидает новые жертвы для своего проклятия, рассылая липкие чары и слуг, чтобы завлечь глупцов в свои ужасные сети…»

Обновляйте счётчик! Уже нет!

Интересно, Светозарчик может не встрять в худшее приключение из возможных?

А ведь когда я очнулся дома, то поначалу радовался, что дёшево отделался…

Недёшево.

Дёшево отделывались герои, получавшие проклятие 1 на 7, или 1 на 14. Но вспышка Светозарчика разбудила в Лорде зверя. 24 на 7. Двадцать. Четыре. На семь!

А ещё хозяина жестоко корёжило от нехватки Света в организме — когда Богиня увидела его новый стиль впервые, то от хохота зажгла пару новых звёзд. Кто ж знал, что её так развеселит костюм из десяти пучков страусиных перьев, которые крепились без всяких завязок и липучек? С тех пор Светозарчику было отказано являться пред светлый лик, пока богиня не успокоится, или проклятие спадёт. И теперь, когда Светозарчик пытался войти в храм, то в нём мигом гас свет, словно в закрытом холодильнике. Молитвы прекращались, статуи каменели, храм переходил в режим «оставайтесь на линии». Это сильно впечатлило увязавшуюся за ним толпу. Даже создали пару культов мрака имени Светозарчика, провозгласив его новым сыном Тьмы. И статуи в ужасных тряпках уже внимали новым молитвам. Правда, объекту обожания всё это не особо помогло. Разве что ещё ухудшили репутацию Светозарчика со светом и пришлось пару раз побывать у городской стражи — когда герои разгромили новые капища. Правда, потом стража оценила нездоровый интерес горожан к Светозарчику и начала приходить на дом сама.

А меньше всего от нашего рейда пострадал Ураган. Он спокойно относился к появляющимся на нём костюмам и платьям, только вот туфли его раздражали, и он постоянно пытался их сдёрнуть с задних копыт. Перчатки пошли спокойней, да и сразу рвались. Когда Ураган слишком уж волновался, я советовал ему терпеть. Только для чего?

Я с ненавистью оглядел очередной образец осенней коллекции, который сейчас красовался на мне. Никогда не считал себя противником моды, но это… Рррр! Где забота о тепле? Практичность? Походные свойства?

А тем временем, мне по-прежнему надо было выйти на улицу за водой, навстречу преданно ждущему меня фанклубу.

Я ещё раз одёрнул матроску с белым отложным воротничком, поправил бескозырку, гольфы, юбочку, и двинулся к выходу. Да. Матроску. Да. С короткой юбочкой. Да. На мужчине. На мне. Лорд был реально больной, ничего не рубящий в мужских стилях. И переодеваться бесполезно — одежда проступала поверх новой за пять-шесть секунд. И уже половина моего рюкзака была забита дизайнерскими шмотками, в которые превратились удобные и полезные вещи.

Но это ещё ничего. Вчерашнее леопардовое обтягивающее комби было хуже…

Я распахнул дверь. Собравшиеся служанки, девушки-игроки, неписи отозвались восторженным визгом. Гуляющие неподалёку скромные монахини сделали вид, что по-прежнему случайно здесь гуляют. Художник взмахнул кистью по холсту, запечатлевая с огромной скоростью моё явление. Ряды волнующихся поклонниц разошлись, и я пошёл к ручью, как по подиуму. Временами проклятие даже заставляло выводить от бедра.

Больной лорд. Реально больной. Ненавижу.

На ходу я успел пожалеть Светозарчика. Ему сегодня досталось бронированное мини. Стринги из тонкой стали вызовут у публики фурор, сомнений нет. Лорд захотел показать скрытую беззащитность нашего танка. Много тела, мало железа. Эта идея прослеживалась уже третий день.

И с этим надо было что-то делать.

Не со стрингами. В целом.

* * *

1 — Суворов 2012?

2 — Здравствуйте, аноним. Чем могу помочь?

1 — 2012 — год рождения?)

2 — Очень смешно. Почти. Внучка родилась. Так чем могу помочь?

1 — Вы занимаетесь моделированием боёв? Данжи, турниры, от первого до восьмидесятогоуровня, конфиденциальность гарантирована, год на рынке?

2 — Да, я вас слушаю.

1 — Как победить босса восьмидесятого уровня?

2- Путём нанесения ему повреждений, несовместимых с игровой жизнью.

1 — Очень смешно!

2 — Зато правда.

1 — Дана вводная — фиксированный отряд из трёх единиц.

2- Босс подземный?

1 — Да.

2 — Тогда средний уровень группы не ниже пятидесятого. С условием специальной прокачки под данного вида босса возможно снижение до сорок пятого. Плюс легендарки. Это без дополнительной информации.

1 — Есть фиксированная группа и фиксированный босс. Мне нужны стратегии.

2 — Давайте данные группы. Ого перекос! Двадцать четвёртый уровень? Против шестидесятого? Это шутка?

2 — А это что за характеристики «Кавалерийский шаг, удар копытом, грузоподъёмность…» А этот?

2- Швейное мастерство 8, способен пришить лапу противника к боку за сорок секунд, сила удержания равна силе ниток и крепости шкуры, выбирается наименьшее значение?

2 — Вы издеваетесь?

1 — Гляньте на свой счёт.

2 — Вижу. Деньги пришли. Хорошо. Клиент всегда прав. Но что за странная группа…

2 — Погодите… Так вы — тот самый!

1 — Вы обещали конфиденциальность.

2 — Све… так точно, клиент — святое. Ух, рассказать бы пацанам в школе!

1 —)))))

2 — Хорошо. С цифрой в имени вы угадали). Но на качество услуг это не влияет!

2 — В общем, посмотрим на вашу проблему. 2 — Я не уверен, что смогу дать вам устраивающий вас ответ. В случае чего я верну половину денег. Попробую собрать материалы по интересующему вас вопросу. Сейчас на форумах всплеск интереса к Л, понятно почему)


Спустя два часа


2 — Вы здесь?

1 — Я весь во внимании.

2 — Пока решений я, честно говоря, не вижу. Объект Л не был побеждён ни разу на игровой памяти. Проще на сервере жёсткий расколотить.

2 — Не сказать, что узнал многое, но больше наверное никто не узнает. Пришлось заходить на клановые форумы, кое-что даже покупать.

1 — Возместим

2 — Основные атаки Л — разум и воля. Вроде бы имеется спецатака «Вырвиглаз», дистанционная. Наверняка есть другие атаки при получении урона больше половины хитов. Здоровья, кстати, у него 380 тысяч.

1 — Ого!

2 — Причём с хорошим резистом ко всей стихийной магии и почти стопроцентной защитой он разума. Точнее сказать нельзя, но когда его шарахали Звездой Боли, то из пятнадцати тысяч урона проходило восемьдесят три единицы.

1 — Понятно (

2 — Но давайте сначала. Речь идёт о втором заходе, верно? Ну так вот, всё будет по-другому. Монстры в пещерах будут сражаться всерьёз.

1 — Чувствовал ведь, блин!

2 — Бывает) В общем, первую пещеру пройти легко. Главное — зачистить полностью. Они могут заблокировать двери. Все пещеры надо зачищать. Во второй понадобится огненная магия против пауков. В третьей — парализующая дистанционка. В четвёртой будет сложнее всего. У Скальных обезьян восемнадцатого уровня появляется спецатака «Бросок камнем». Кобольды — рукопашники, дерутся строем длинными алебардами. На них пойдёт магия Света. Прохождение четырёх пещер я вам скину, там раскадровка по шагам, по зонам, по тактике.

1 — Спасибо!

2 — Ну а с Л всё сложнее. В нынешнем виде у вас шансов, честно говоря, нет. Пока я вижу два пути — раскачка паладина до шестидесятого уровня под Вестника Света. Он тогда получит хорошее сопротивление магии Разума и ауру Света, которая снимет часть репутационных дебафов. Опять же, Вестникам положена божественная броня. Она дольше сопротивляется изменению. Но это — долгий путь. Проще подождать, пока проклятье развеется. Какой оно, кстати, степени?

1 — 24 на 7.

2 — Ну нифига себе! Это лет восемь, не меньше! Хорошо. Теперь второй вариант. Бомба Безумного Короля. Клин клином. Готовится два года. Пятьдесят четыре квеста на ингридиенты, тридцать миллионов золотом, двадцать процентов шансов на срабатывание.

1 — Ого!

2 —) Зато если сработает — сложит весь данж с гарантией. Правда, от локации короля ещё будет сложность с транспортировкой. Ну, и ещё не факт, что бомба пройдёт через двери. Придётся брать рудокопов расширять. Хотя это невозможно по условиям квеста…

2 — И ещё одно, что вы должны знать. Есть штрафы за провалы прохождения квеста. Проигравшие Больному Лорду во второй раз будут награждены проклятием Откровенная Осенняя Коллекция. Проигравшие третий раз — Эпатажно-шокирующая осенняя коллекция. Так что долго пробовать не дадут

2 — В общем, пока по вопросу всё. Узнаю что-то ещё — сообщу. Если вас не устраивает результат, могу вернуть деньги.

1 — Нет, всё замечательно. Вот ещё премия.

2 — Спасибо. Приятно было для вас поработать. И ещё.

1 — Да?

2 — Совет от меня. Практически все задачи Семи Королевств решаемы. Это принцип разработчиков. Вопрос только во вложенных средствах и силах. Но надо правильно формулировать задачу. Очень часто пользователи не делают шаг назад. Снять проклятье без вмешательства Лорда невозможно. Но вам точно нужен именно такой результат?

1 — Спасибо! А вы точно 2012 года, а не 1912 года?)

2 —)))))

Праздник, который всегда с тобой

— Бафы! Божественные бафы! Недорого!

— Кому квест на легендарку!

— Карты драконьих сокровищ. Десять золотых плюс десять процентов добычи! Мазь от ожогов в подарок!

— Держи вора! Объявляю квест!

— Эй, красивое, позолоти ручку, судьбу расскажу! Ветки развития, квесты, локации. Оракул третьего уровня, тридцать процентов вероятности!

— Спасибо. Будущее я и сам знаю. Мне б денег найти…

Базар Синих Гор бурлил чудесами и красками. Здесь можно было найти подвиг, успех, красоту, любовь, но совершенно нечего было ловить без денег.

Зачем тогда здесь был я? Так, развеяться.

Я угрюмо пробирался между рядами, стараясь не застаиваться надолго. Почему-то рядом со мной у торговцев стремительно пропадал звук, вместо слов они начинали сипеть и хрюкать… Да и с покупателями становилось не лучше. После того, как торговец пряностями рухнул вместе с прилавком от смеха, а тролль наступил на упакованного в броню гнома, я не задерживался на одном месте больше двадцати секунд. Благо, рынок простирался на хороший квартал. Магазинчики, палатки, лотки тянулись пёстрой чередой, и блуждать между ними можно было до вечера.

Из рядов торговцев воздухом, то есть, идеями, квестами и чарами, я переместился в реальный сектор. Один шаг — и над головой заколыхалось чёрное облачко, рождённое десятками кузниц, а по ушам ударил грохот, скрежет и лязг. Чумазые кузнецы, в основном гномы, колотили по красному железу, совали заготовки в горн, перекрикивались с покупателями. Здесь продавали готовые комплекты со средним зачаровыванием на ловкость, силу или стойкость, принимали заказы, раздавали квесты. Стоило всё это удовольствие недёшево, но покупателей хватало. Закованные в броню здоровяки толклись у прилавков. Здесь я почувствовал себя букашкой на параде бульдозеров, и поспешил шмыгнуть дальше. Тем более, что временами рядом я слышал обиженный рёв, когда засмотревшийся кузнец бил себя молотом или совал руку в угли.

И чего они так реагируют? Подумаешь, рядом прошёл жёлтый слоник с крыльями как у бабочки?

Больной лорд, на все щупальца больной…

Туча над кузнями висела, как над моим будущим, обещая пролиться чёрным дождём. Проклятье, невыполнимый квест, да ещё скорое банкроство. У Светозарчика осталось пять тысяч семьдесят две монеты — это после двухсот тысяч золотом, которые мы взяли в башне и у палача, и после лютого доната. Выкуп доспехов после проиграша. Рррр, ну кто надоумил благодарных горожан делать золотые инкрустации, которые можно было без ущерба для свойств выполнить простым техническим серебром? Цена доспехов прыгнула раза в три, как и их ремонт. Ни один дурак не купил бы такие по своей воле. Надо было хоть камни с них наковырять…

И даже по донату Светозарчику закрыли дверь. Любящая мама со всеми конями и золотыми аккаунтами умудрилась выбрать всю месячную норму на вливание денег. До следующего перевода оставалась неделя, а мы через три дня уже могли оказаться на улице. Или ещё раньше. Я в Светозарчике не сомневался. Последние двадцать тысяч он спустил на заезжих жуликов, например. Втюхавших ему светящийся шарик под видом волшебного солнца. Заклятье продержалось десять минут — ровно столько и хватило для иллюзионистов, чтобы смыться. Так что перед уходом я накрепко запер дверь и напоил сонным молоком домового, чтобы всё было к моему возвращению на месте.

Одно хорошо — потеря этих денег для меня не значила ничего, я всё равно не имел к ним доступа. Самоотверженность… Питомец…, в общем, личного у меня были только статы и полная сумка перепорченного проклятием барахла. Когда на рынке в мою сумку залез воришка, он выдернул руку с криком и очень быстро убежал.

— Гляди, слон с крыльями!

— А ты говорил, не бафит!

— Может, у нас третий глаз открылся, и он квестовый? Или уникальный пет? Прикинь, раскормим его и полетим!

Эльф-стрелок и игрок-алхимик начали медленно двигаться ко мне. Уровень сорок плюс, а ума как у нубов. Я шмыгнул под прилавок. Где же ты, моя незначимость!

— Какой пет? Какой квест? — загудел над головой голос хозяина прилавка, к счастью, непись, — Брысь, а то стражу вызову!

Я облегчённо вздохнул, огляделся и вздрогнул. Прямо на меня таращился человечек в тёмных одеждах, с подозрительно оттопырившимся животом. Поймав вой взгляд, он дёрнулся и немного зазвенел. Ясно. Вор.

Я грозно шевельнул ушами, и остолбеневший он ужаса жулик выставил на пол всё стащенное с прилавка, пошёл боком и исчез. Хоть здесь мы друг друга поняли.

Что тут у нас? Боевые снадобья? К ярости, к бесстрашию, к пению огня… Интересные бафы, но мне бы мозгов…

Я незаметно переправил бутылочки обратно на стол, и шмыгнул дальше. В зоне веществ было неуютно.

Сунувшись в следующий сектор, я чуть не шарахнулся назад. Тряпки, ткани, застывшие фигуры…

Тьфу! Здесь торговали небронированным шмотом. Между рядами бродили маги, целители, воры, следопыты. Торговцы жмурились, будто сытые коты, полосуя острыми взглядами. Лишь далёкое щёлканье ножниц и негромкие голоса тревожили тишину.

Мне сразу здесь понравилось.

Я пошёл вдоль рядов, разглядывая тряпки. Хм. А рядом с некоторыми даже мой жёлтый ужас — вполне ничего.

— Простите, а что за бафы у вашего костюма? — вежливо обратился ко мне изящный эльф. Этой расы среди посетителей и торговцев было большинство. Класс спрашивающего я не определил.

— Плюс десять к несчастьям, пятнадцать к неудаче, — буркнул я, — Не желаете?

Эльф мгновенно испарился, а я двинулся дальше. Никогда раньше не обращал внимание на тряпки, но несчастье помогло.

Удивительно, но здесь больше подбирали по цвету и стилю, чем я привык на бронном ряду. Там покупатели часто выглядели, как сшитые из разных запчастей франкенштейны-терминаторы. А здесь на тебе — подбор цвета и стиля, коллекция «осенний эльф», набор для Южных Пустынь, который выгодно оттенит цвет ваших глаз, одобрено песчаными джиннами! Оно и видно, в небоевые классы идёт много девчонок, рынок требует.

Интересно, а что можно подобрать к костюму слона?

Сам того не замечая, я забрёл в глубь секции песчаных локаций. Удивительно, как она здесь была велика. Похоже, отправляющимся в жару героям лучше было переодеться заранее, чтобы не словить дебафом солнечный удар. И посетителей хватало. Рейнджеры рассматривали бурые плащи, маги изучали тюрбаны и мерили на свои остроконечные колпаки. На меня здесь вообще не обращали внимания, я даже приободрился.

И когда поймал взгляд, то чуть не споткулся.

Это был как огонь маячка посреди равнодушной ночи. Я быстро огляделся. За прилавком с вывеской «Хаос, последние модели», стоял смуглый человечек и глядел на меня. Доброжелательно и с интересом!

«Творец Кхмар», — определил я и подошёл.

— Чего желаете, уважаемый? — напевно и спокойно заговорил торговец, чуть прищурив тёмные глаза. Непись. Однозначно.

— Думаю, важнее то, что желаете вы, — сходу взял я быка за рога, — Я заметил ваш интерес, с чем он связан?

— Это не разговор для улицы, — чуть успехнулся Кхмар, — Не желаете это обсудить за чашечкой чая?

— А почему бы и нет? Умру — быстрей буду дома. И я шагнул вслед за хозяином в палатку, которая начиналась прямо за прилавком.

Чай оказался неплох, сиденье тоже.

— Мы, дети Хаоса, раскиданы по свету и не имеем своих святынь, — Мягко рассказывал Кхмар, и тем более приятно увидеть печать одного из наших лордов на прохожем в далёком городе, где лишь тихие отзвуки родной для нас силы.

— А уж как мне приятно, — буркнул я.

— Простите, не могу удержаться, — Кхмар покопался в сундуке, достал оттуда алую ленту, и повязал на правой руке, — Этот ансамбль…

— Вяжите, если не жалко. Растворится, — отмахнулся я, мельком глянув системку про какие-то ансамбли.

— Поверьте, любой из нас был бы счастлив поменяться с вами местами, но…

Знал я это но. Лорд не жаловал проклятьем своих адептов.

— Может, вы расскажете, как от этого избавиться? — с мизерной надеждой на квест поинтересовался я. Торговец уставился на меня в немом ужасе. С таким же успехом можно было клянчить у эльфов задания на вырубку леса.

«Отношение Кхмара к вам падает до дружелюбного»

Ого! А какое же было только что?

— Печать Лорда — это ДАР, — потрясённо выговорил вслух торговец, — И даже мысль о том, чтобы от него избавиться… Вы даже не представляете, какое сокровище носите на своих плечах! И если вы позволите, к нам сейчас присоединится пара моих друзей, которых я вызвал заранее, чтобы разделить со мной этот счастливый момент!

Глаза у Кхмара почти закатились, а у меня в голове что-то щёлкнуло.

— Сокровища? Разделить? — конечно, почтенный Кхмар.

Я откинулся и завертел пальцами на слоновьем пузе. В моих ушах слышался приятный перезвон.

— Уверен, нам будет что поделить. Вас интересует, к примеру, созданная великим Лордом одежда по разумной цене? Полный экслюзив!

Кхмар попробовал переключиться обратно в режим торговли, но перед жёлтым слоником невозможно было устоять.

— Вот и хорошо, приятно иметь с вами дело, — завершил я спустя час, десять тысяч золотых задатка и кое-каких дополнительных услугах, — Ну а мне пора.

Выпотрошенная пятёрка торговцев, на лицах которых умиление сложно боролось с упущенной выгодой, вразнобой кивнула головами. Фиг бы я их переторговал на их поле, но тоска по родине давила вместе со мной. Я был для них чем-то вроде снеговика посреди африки для эскимоса. А со снеговиками не спорят.

Поднимаясь с места, я уловил что-то алое справа. Повернул голову и остолбенел. На толстой слоновьей руке мирно держался алый бант, которому уже час как полагалось раствориться.

— Но как? — почти как Ватсон осведомился я.

— При всём почтении, — тонко улыбнулся Кхмар, — Безмерная мощь Лорда сильно превосходит его же понимание красоты. Я просто дополнил ансамбль, как и он должен был быть.

Я сел обратно на стул. Почему я сразу не увидел, что множество вещи на фигурах недошиты?

— Полагаю, речь идёт о каком-то навыке, Творец Кхмар? — небрежно поинтересовался я.


****

Светозарчик едва пошевелился на кровати, когда я ворвался в его комнату. Зачем он вообще ходит в игру? Страдать и выгребать? Теоретически, его могли сейчас забить даже пятиуровневые персы. Сдавать его в аренду на прокачку?

Я прогнал недостойные мысли, другими недостойными.

— Хозяин, — с пафосом сказал я, привлекая внимание, — На нашем небосклоне расходятся тучи и пробивается луч надежды! Я увидел пути к спасению!

Тушка Светозарчика чуть шевельнулась.

— Но нам через многое придётся пройти, вам придётся довериться своему верному слуге, и никто, никто в большом мире не должен об этом узнать!

Что Светозарчик послушается, я даже не сомневался. Он всегда резко притихал, получив по носу, но хватит ли у него ума понять, что я говорю про маму и реал? Должно вроде. Десятилетний пацан не выглядел идиотом. Но вот его герой…

Светозарчик с трудом разлепил мутный глаз и кивнул. Сегодня на нём была смелая кольчуга с декольте и пластинчатое мини с разрезами. Женился бы этот Больной Лорд, честное слово.

В первую очередь мы поехали к клирику-игроку, который простым Касанием Света снял со Светозарчика ломку. Паладин мог бы и сам догадаться, что совершенно необязательно ломиться в храмы. Хотя… не мог.

А потом под пологом ткани, которая не касалась нас, но прикрывала от случайных взглядов, мы оказались в условленном месте, неподалёку от Арен. Мы — это наша троица, проклятая модной красотой.

— Помни, господин, как договаривались, — шепнул я в ободрение хозяину, и мы шагнули из шатра под слепящие огни волшебных софитов.

Узкая дорожка убегала в море лиц, теряясь в палаточном мраке. По собравшимся плакала стража, больница, и квестовики порядка. Такого зоопарка я не видел ни раньше, ни позже. Весь Хаос Синих Гор и окрестностей собрался здесь, горя глазами и шевеля конечностями. Колдуны, пироманты, заклинатели, всклокченные прически, безумные взгляды, беспрестанное шевеление рук. И вся эта толпа ждала нас.

— Узрите же последнее творение нашего несравненного Лорда! — заверещал сбоку невидимый голос, — После показа продажа этой коллекции. Заплативший лучшую цену получает всё! Что получит собравший полный сет? Никто не знает этого квеста!

В толпе алчно взвыли игроки.

— Как договаривались, господин, — шепнул я, — От бедра!

И мы шагнули втроём на узкую дорожку в никуда. Туда, где таилось наше спасение.

Семь дней спустя, когда счёт Светозарчика потолстел на пятьдесят тысяч монет, а я освоил новый навык, в окно нашего домика влетел голубь с условным знаком в записке. Час настал. Нужный человек найден.

— Пора, господин, завтра наша битва! — сказал я Светозарчику, который теперь хоть немного был похож на человека. Может, не стоило его бафить светом, переродился бы в няшного тёмного…

А Суворов2012 сильно удивился, обнаружив на своём счету дополнительную сумму и приписку «За совет. Иногда и правда лучше отступить и глянуть. Выход всегда есть»

Ваш выход, маэстро

Последние приготовления отняли кучу денег и остатки сил, поэтому до места я был как в полудрёме. По знакомой дороге мы добрались без приключений в крытой повозке, только Светозарчик в отважной битве победил того лесного паука — с учётом того, что он считай остался без доспехов, это было сложней, чем казалось. Волки появлялись неподалёку, но пригляделись к нашей компашке и на всякий случай исчезли.

— Внимание, вы вошли, — торжественно сообщила чёрная дверь, — Ошибка. Проверка. Ошибка.

Ровно также подвисли и стражники первой пещеры. Раскрашенные мохначи озадаченно выглядывали из-за камней, но не агрились. На их лохматых мордах застыло мучительное выражение, будто они пытаются дозвониться другу с викторины «Кто хочет стать». Тяжелей было тащить эти три тяжеленные чемодана. Ураган конечно помогал, но среди камней их временами приходилось проталкивать.

«Отношение Скальной обезьяны меняется на недоумённое. Отношение Скальной обезьяны меняется на недоумённое. Отношение Скальной обезьяны меняется с недоумённого на выпавшее из реальности»

Я бы не удивился даже системке голосом почтальона Печкина: «Рейд? Они бы ещё с чемоданом пошли!»

Залы Боли, Ужаса и Отчаяния мы прошли как туристы с молчаливым караулом по сторонам. Лишь одна Скальная Обезьяна с визгом метнула камень, но получила подзатыльник от старшего товарища и тут же угомонилась.

В последнюю дверь пришлось постучать, чтобы недогадливый кобольд выскочил откуда-то с ключами. Оглядываясь на нас, здоровенный минибосс скрежетнул ключом в замке и распахнул тяжеленные двери.

Так мы без боя вступили в зал Больного Лорда.

И только тогда я ощутил, насколько взмок. Малая и самая лёгкая часть пути была позади. Но даже там наш отряд с лёгкостью переполовинили бы, сорвав квест.

Мы быстро спустились по лестнице и разложили оборудование. Счёт шёл на секунды. Статуи со скрежетом отодвигал Светозарчик, очищая место для битвы.

Мы успели. Лорд вынырнул в десятке мест сразу. Десятки нелепых фигур, похожих на престарелых кутюрье, проявились среди скульптур. Где-то там томились и наши личины…

Больной Лорд уставился на посетителей во все щупальца, пытаясь разобраться в происходящем. Конечно, он учуял всех нас давно, но тоже не знал пока, что делать. Этот скользкий, неверный миг, который всё решал. До сих пор всё срабатывало.

Я толкнул вперёд нашу спутницу, она сделала пару шагов.

— Приветствую тебя, мой повелитель, — произнесла несчастная девушка, так горевавшая о потерявшемся гребешке.

В зале ощутимо спало напряжение, можно было выдыхать. Лорд признал свою верную прислужницу. Я почти слышал, как хрустит вывернутая мной система. Сработает? Вроде должно. Семь королевств исповедовали бесконечные варианты.

— Мы славили тебя в мире Королевств, и принесли тебе горы славы, — сказал я, привлекая внимание уже к нашей скромной компании, и ни разу не соврал. Мы со Светозарчиком даже получили ачивку «Модель года». Ураган слишком часто отвлекался и пытался прыгнуть в толпу, поэтому дотянулся лишь до «Модели дня», но не расстроился.

Каким-то способом лорд переключил внимание на нас.

И уже через мгновение разглядел. Нас обдало настоящим ужасом. Наверное, так бы встретил отец дочь-птушницу, которую отправлял учиться тихим чистеньким ребёнком в белых бантиках, а получил при встречи пирсингованную эмо с перегаром, сигаретой и сидевшим дружком в обнимку. Мы были в его коллекционных одеяниях, куда же от них деться, но чуть переработанных.

Кокетливые котики на вышивках перекрывали все вырезы и допуски. Ленточки и бантики обращали в радость боль и тлен. Имитация скелета на Урагане после пары-тройки полос стала симпатичной зебриной раскраской. Вместо трёх жертв Лорда, неделю назад покинувших пещеру, сюда вернулись три няшки, от которых к тому же крепко несло хаосом — помогло благословение подпольного храма.

— Мы вызываем тебя на состязание дефиле! — быстро завершил я, старательно избегая упоминаний про схватки и битвы.

Расставленные кристаллы дали свет. Я пинком распахнул первый чемодан и выхватил из бокового кармана дудочку. В пещеры мы провели эти вещи, как принадлежащие девушке, и так они избежали атак проклятия. Девушка не спорила. Кто-то в городе сумел её убедить, найти и сдаться. Хаоситы — серьёзные ребята. Все воры контачат с ними.

В чемодане копошился сплошной серый ковёр. Я заиграл. Крысы застыли, а потом потекли в пещеру медленным ручейком, по одному.

Я подхватил тряпки, которыми была набита вторая половинка.

— Коллекция Шёпот Листьев!

Больной лорд попятился всеми отростками, таращась на колонну в рваных юбочках, кружевных воротниках и лихих манжетах. Выученные крысы важно шествовали на задних лапках, помогая хвостом. Доходя до последней точки они разворачивались, и устремлялись обратно к чемодану. Причём в колонне не было ни одной одинаково одетой. Эти платья шили лучшие мастера Синих Гор, с прокаченным до Грандмастера моделированием. И всё было выдержано в Хаосе, по лучшим канонам Бога Без Алтаря.

Цепочка текла минуту.

«Вы нанесли Больному Лорду двести единиц морального урона»

Получилось!

— Чем ты ответишь на этот вызов? — крикнул я, надеясь, что мой голос не дрожит.

Все лорды зашевелились. За ними вколыхнулась гигантская волна, против которой у нас не было шанса.

Но затем вдруг вспыхнули огни в вышине, осветив нашу половину зала. Тяжёлый вздох пробежал среди изваяний.

И статуи зашевелились. Орки, люди, эльфы медленно и неловко двигались, на глазах обрастая одеждой. Вдруг погасли все наши расставленные огни. Амулеты посыпались сообщением о деактивации. Больной Лорд призвал свои силы. Он принял вызов.

И через пять минут движения первые неловко шагающие фигуры с лязгом появились на пустой полосе. Подволакивая ноги, как зомби, они стеной двигались на нас. Но шагах в двух, на невидимой черте, поворачивались и уходили.

Вызов был принят. Дефиле на дефиле.

Эта больная битва просто обязана была нас сокрушить. Лорд бросил в бой все свои исполинские силы и фантазию. На нас надвигались моря и звёзды, сложенные в титанические фигуры модели, абстракции и грохочущие слова, и вереница из отростков приболевших лордов в коллекции «Кому за десять тысяч».

А я выпускал в ответ то крыс, то голубей, то десяток енотов из третьего чемодана, которых выдрессировал за дикие деньги друид из цирка, но модели этих денег стоили.

Волны сталкивались с волнами. Модели приходили ко мне уже взмокшими, с вытаращенными глазами. Одна крыса не выдержала и вцепилась в загривок сопернице, пришлось её перевести на повышение к енотам. Я встречал моделей, отряхивал, переодевал одним безумным движением, и отправлял обратно, навстречу признанию и красоте.

В какой-то миг, случайно подняв голову, я вдруг увидел новых зрителей. На ступенях у входа тихо и смирно сидели вперемешку защитники всех четырёх залов, причём стражи ещё прибывали, рассиживаясь друг у друга на головах и повисая на камне. Судя по их виду, раньше они такого не видели.

Такого никто не видел!

Да, об этой битве не сложат песен. Лорд бросал в бой все свои силы. Уже все статуи пришли в движение. Да, пару раз мы были на грани, и сами вели фронт новой линии напоказ. Три титана, два из которых были моделью года. От бедра.

И мы побеждали! Пять ментальных ударов сняли у него тысячу триста восемьдесят единиц. Выход енотов в купальниках нанёс ему эффект Вырвиглаз, двадцатиминутное кровотечение и непонимание сути бытия. Голубиный Марш Валькирий его парализовал на пару минут, я хотя бы смог отдохнуть и оглянуться. Выход крыс с зонтиками сорвал аплодисменты с галёрки. Мы побеждали. По-другому и быть не могло. Ведь все эти костюмы были пошиты Грандмастерами моды, а Лорд оставался лишь мастером, талантливым и могущественным самоучкой. Ну а я переодевал, ободрял, разделял, решал мелкие проблемы. Мой уровень Модника был лишь подмастерье. На другое я не годился.

Но этого хватило.

В какой-то момент Лорд захватил нас самих. Мы оказались в общем строю каменных фигур, изображая кислотный плевок рыжей лавой. Наши костюмы скукожились, изменились. У меня попыталась вырасти третья рука. Но нацепленные Грандмастерами акссессуары и добавки сделали своё дело. Костюмы дрогнули и начали расползаться.

Это был последний удар. Жалобный вздох прокатился из темноты. На миг зависла, качнулась над нами гигантская волна. А потом вдруг сжалась и исчезла в глубине пещеры, переживать культурный шок.

«Проклятие Больного Лорда. Ошибка. Отмена. Ошибка. Проклятие Больного Лорда отменено. Ошибка. Сбой. Недостаточно памяти. Подземелье будет перезапущено через десять минут»

— Валим отсюда! — предложил я, и вместе с поклонниками из стражи мы рванули к выходу. Стража, кстати, выбежала вместе с нами. Их звериное чутье подсказывало, что внутри лучше не находиться.

Снаружи была ночь, и обалдевшие от таких новых соседей молодые глупые волки. Лес тут же наполнился верещанием, визгом и грызнёй. Чую, квестов у рейнджеров прибавится.

— Так мы победили? — неуверенно спросил Светозарчик.

— Вроде. Иконки проклятия остались, но неактивны.

— А опыт? Деньги? Награды?

Кто о чём, а пацан о цацках.

— Ушли живые — вот и награда.

Я сел у пещеры на вдруг ослабевшие ноги.

Как же мне надоело его вытаскивать!

— Теперь нам надо зарабатывать рейдами, господин, — сказал я паладину почти то, что и думал, — И нам лучше работать вместе. Я там пообщался с одним мудрым дедом Суворовым, вы его не знаете. И он подкинул пару интересных идей.

Фермеры

1 — Перестань, оставь себе деньги, заработал.

2 — Но я же не подсказал верный вариант!

1 — А его и не было. Но ты его подкинул.

2 — Ничего не понимаю!

1 — Ты скинул мне не только свои рекомендации, но и архив со всем найденным. Я нашёл это в «Байках». Вроде бы какой-то бард-хаосит подружился с той девушкой и прошёл к Лорду без боя, и вышел живым, правда, ничего не активировав.

2 — Как же я это пропустил!

1 — Нормально пропустил. Ты же искал, как выполнить квест, а не его срезать.

2 — Но как у вас получилось! Почему!

1 — Я немного почитал про перк «Модник», про «Дефиле», про Модные битвы. И решил, что забить лорда у нас всё равно не получится, но можно попробовать устроить модный батл. У других всё равно так не получится. Нужен небоевой навык, который не бывает у боевых персов. А небоевые не могут включаться в отряд. Слуга в этом смысле особенный.

2 — Блин! Я это не учёл!

1 — А откуда тебе было знать про слуг? Да не переживай ты. Тем более, что формально мы квест не выполнили, он просто завис.

2 — Прикольно. Кстати, в нубятнике стонут он наплыва героев со слугами. Всех классов, но больше конечно с паладинами. Фермеры зверские. Везде лезут, всё пробуют, жизни от них уже нет.

1 — Понятно. Успехов им)

2 — Кстати, если вдруг понадобится помощь, или клан какой-нибудь надумаете, в игре я Василёккк15. Рейнджер пятьдесят третьего уровня.

1 — Хорошо, буду иметь в в виду. Может, когда прокачаемся, что-то придумаем.

2 — Договорились! Спасибо! А чем вы сейчас будете заниматься, если не секрет?

1 — Да какой тут секрет. Фермерствовать. Долго и старательно фермерствовать…

* * *

Ещё недавно это был отлично подготовленный отряд Золотых Грифонов. Три танка, три дамагера, два хилера, три стрелка, три колдуна и лидер — стихийный рыцарь. Тридцать пятого уровня. Всё как по учебнику. Сейчас же он больше напоминал табор на пожаре.

— Мой лук, — причитал лучник над обломками сложного изделия из слоновой кости, морёного дерева и заговорённой стали.

— Моя нога! — голосил дамагер, пока над его ногой трудилась уцелевшая лекарь. В лесу с визгом носились попавшие под удар страха стрелок и колдун. В общем, обстановка была вполне конструктивная и доброжелательная.

— А я говорю, нас обманули! — злобно кричал в мутный шарик лидер отряда, оставшийся без шлёма, наруча и щита, но зато с нахлобученной кое-как на макушку шапкой мага, отправившегося на перерождение в лучший из миров, — Мне плевать на разведку! Его атака пробила ментальный блок, а камень упал точно мне на макушку!

Лидер поморщился от воспоминаний.

— Нет, я требую группу зачистки. Пусть подходят пятидесятые и выносят этого гамадрила! Да, тролля. Я знаю. Я покажу логи! Мне плевать! Да, я не могу указывать хаям, но репутация клана! Да, я пройду это подземелье. Но пусть сначала поговорят с тактиками. У этого монстра была спецатака! А я сумел вывести остатки группы! Да! Я я помню! Три полных сета из казны клана! Нет, я ещё не проводил переучёт уцелевшего! Я объяснюсь! Вычитайте!

— Да что вы там понимаете, тыловые крысы, — буркнул он уже в безответную темноту. Волшебные шары были безумно дороги и также ненадёжны. Половина слов пропадала, половина слов перевиралась, и регулярно надо было бороться с каким-то пылающим взглядом за душу, шар и судьбу мира. Один в один бесплатная игрушка на мобиле, в общем. Но зато престиж! Топовый клан должен был пользоваться дорогими цацками!

А основную весть он уже выслал с голубем.

К их скробному лагерю тем временем кто-то подъехал.

— Гонцы? Так быстро? — тускло удивился лидер под истошные вопли дамагера, которому ставили на место ногу.

На пришельце не было меток клана и герба, плащ укутывал его до стремян, и выглядел он довольно таинственно, не давая определить ни имя, ни класс. На взгляд он был уровня где-то двадцать пятого.

Но в гонцы брали всяких подработчиков, так что лидер не удивился.

— Я в рейд, — отозвался вместо всадника конь, причём где-то со стороны седла.

«Прикольный пет», — вяло удивился лидер, а вслух сказал:

— Не ходил бы ты туда, парень.

— Спасибо, — невнятно поблагодарил всадник от седла. Чуть ближе к хвосту — и было бы обидно — и двинулся к пещере.

Лидер искоса глянул вслед, пожал плечами и снова привалился к скале. Трупом больше, трупом меньше… Может, удастся забрать говорящего коня, если он не привязан к хозяину.

Из лесу выбежал испуганный криками волк, лекарша с визгом стала носиться от него по лагерю, и лидер думать забыл о самоубийце с общительным маунтом.

А тот, тем временем, спешился за камнем.

— Переодеваемся, — скомандовал ему конский бок. Плащ полетел на землю, и очень хорошо, что рядом не случилось праздных взглядов. Уж очень зрелище было странное.с

— Загружай! — пропыхтел отвалившийся от коня непонятный комок, и крякнул.

Паладин, а под тряпками оказался именно паладин, взял свёрток в руки свёрток, как ребёнка.

— Помнишь, как договорились? Всё по плану, никакой самодеятельности.

Паладин кивнул.

— Ну, начали!

И они шагнули во мрак пещеры к только что отпинавшему целый отряд сорок пятого уровня боссу.


Босс был настроен благодушно. Тролль пятидесятого уровня, похожий на выбритого зелёного тяжелоатлета-пенсионера трёх метров ростом, сидел посреди пещеры, и с угумканьем разбирал оставшиеся от последней партии приключенцев вкусности. Морща плоский нос, он тщательно обнюхивал каждое тело и предмет, проверял на твёрдость, вкусность и почесучесть, и аккуратно раскладывал по кучкам. Логики в его разборе видно не было, но сам он был дико доволен. Судя по его восторгу, нашлось и на первое, и на второе, и на интерьер. Ему бы майку и телевизор — и хоть сейчас за пивом выходить. У задней стены барахло громоздилось в причудливых кучах. То ли у босса была творческая натура, то ли дикая каша в голове.

Угумкая и почёсываясь, он трудился вовсю, и на новых гостей почти не обратил сразу внимания, но потом вгляделся, вытаращился, и застыл.

— Давай! — придушенно скомандовала ноша.

Паладин, хакнув, зашвырнул свою поклажу в выемку под самым потолком. Туда во время рейда обычно леззли лучники и колдуны, спасаясь от оглушающих атак. Только тролль впервые видел, чтобы туда залетел жёлтый слон. Паладин тоже смотрелся странно, его доспехи больше открывали, чем защищали, но хотя бы не летал.

Тролль озадаченно заморгал, и далеко отложил жезл, который сейчас нюхал. Уставился на выглядывающего из стены слона, вспоминая, заказывал ли он такой светильник.

Пользуясь замешательством хозяина, паладин вытащил из-за спины ростовый щит, воткнул его в землю и замер, активируя абилку. Поросёнок на щите улыбался чуть криво, будто чувствуя, что ничего хорошего его не ждёт.

Тем временем, хозяин пещеры очнулся, подхватил шипастую палицу с человека длиной, и двинулся к гостям, как похмельный пенсионер на коммивояжёров. Пятьдесят тысяч единиц здоровья, упакованных в непробиваемую шкуру с резистом всех магий, и снабжённые бугрящимися под шкурой стальными мускулами.

Паладин шустро прикрылся щитом целиком. На его месте так сделал бы каждый.

— У! — сказал тролль почти мирно и ткнул палицей в преграду.

Простой щит из твёрдого дерева сходу потерял половину очков прочности и пошёл трещинами.

— У, — повторил тролль и легонько нанёс щиту критическое повреждение, превратив его что-то в живописные лохмотья в стальной раме. Поросёнок окончательно загрустил.

— Давай! — пискнул паладин, и перед ним оказался новенький щит грубого дерева с кожаной обтяжкой, с которой троллю улыбался зайчик.

— У! — поразился здоровяк, будто ему показали забавный фокус, и ткнул палицей.

«Щит из грубого дерева получил критические повреждения»

— Давай!

Следующей была птичка.

Тролль веселился, как младенец, колотя по щитам и постепенно входя в раж. Тап-тап-тап, поросёнок, птичка, зайчик, уже потрёпанные, но узнаваемые… Паладин менял щиты, как фокусник. Непонятно, откуда он их доставал.

А тролль хрюкал от восторга, подпрыгивал, и гулко бил по земле свободной лапой.

Липкий щит из смолы и клея.

Палица увязла в нём всего на мгновение.

— Давай!

И палица исчезла вместе со щитом. На тролля смотрела очередная мордочка. Котик.

Босс недоумённо поскрёб его когтем и затих. Вздохнул. Ещё раз. Фыркнул так, что покатились камни.

«Тролль-сокрушитель пришёл в ярость»

И на щит обрушились удары двух лап сразу. Которые прорвали тканевую оковку

Получен давящий урон 10 единиц. Дебаф дыхания

Вжух!

Вы нанесли Троллю 500 единиц??????? урона.

Получен давящий урон 10 единиц. Наложен дебаф Ушиб руки

Вы нанесли Троллю тысячу единиц??????? урона.

Дебаф ушиб правого бедра. Скорость передвижения снижена на 30 процентов, верховая езда снижена на 40 процентов.

Три тысячи урона

Эффект помутнения в глазах.

Четыре тысячи.


В пещере бушевали рёв, грохот и ярость. Огромное зелёное чудовище молотило по спрятавшемуся за щитом герою, в стороны летели лохмотья и щепки. Но щиты волшебным образом менялись на подлатанные, прежде чем развалиться совсем. И каждый раз, когда он исчезал с застрявшим кулаком тролля, великан получал непонятный урон. После очередного повреждения тролль взревел,

— Вы получили критический урон правой руки.

Щит отлетел в сторону, и здоровяк подхватил человека, как большой бутерброд. Сунул с размаху в пасть по самый пояс, и вдруг замер, растопырив рот.

«Вы нанесли Троллю Сокрушителю критический урон кромкой щита. Тролль получает десять тысяч повреждений.»

Тролль-сокрушитель убит. Вы получаете двадцать три тысячи опыта. Вы получаете награду «Безбашенный» — монстры, уровень которых больше чем в два раза превышает ваш, имеют 3 % шанс испытать при виде вас ужас и обратиться в бегство. Вы получили достижение «Убийца дня». Ваш рекорд «Убийств дня» обновлён. Внимание! Вы выполнили скрытый квест «Коллекция тролля-сокрушителя!» Долгие годы чудовище собирало здесь свою добычу, разбирая по известным только ему признакам. Что скрывают эти кучи? Какие тайны мира? Отвезите эти кучи в ближайший университет! Внимание! Вы получили пятьдесят тысяч золотых монет! Внимание! Вы нашли пояс Тролля, качество редкий. Опознавание вещей плюс пятьдесят. Вы получили Палицу Тролля урот 100–300 дробящий. Ошибка. Палица не обнаружена. Ошибка. Ошибка. Ошибка.

— Не очень-то и хотелсь, — проворчал жёлтый слоник, осторожно спускаясь к лежащему посреди пещеры паладину, — Жив? Ну и хорошо. Потерпи, господин. Сейчас мы тебя чуть подлечим снадобьями, и вычистим эту пещеру. А ты умница! Я всё боялся, что тролль всё-таки окажется умней. Пятидесятый уровень, как-никак. А ты, помнится, и с пятым не справлялся…

И тут слоник смолк, перестал общаться сам с собой, и привалился к камню, один в один как лидер проигравшего отряда. Сейчас они вычистят эту пещеру. И множество других пещер. Нелегка ты, фермерская страда…

Рай в шалаше

Этот Зелёный Лес был почти полной копией трёхсот двадцати других Зелёных Лесов, раскиданных по королевствам. Звери уровня тридцать плюс, Лесной дух, пара десятков зарытых кладов, пять отдельных локаций с развалинами и подземельями — ничего такого, о чём стоило бы говорить отдельно. И сколько игроки не ныли, что им трудно ориентироваться среди одинаковых названий, админы невозмутимо отговаривались схожестью лесов, и советовали развивать внимание и привязывать на ветках ленточки. А разбитый в нём лагерь не отличался от других таких лагерей. Частокол из грубо ошкуренных брёвен отсекал четырёхугольник у чащобы, сторожевые вышки по углам и у ворот зорко вглядывались в заросли. Грубые Шалаши из веток с листьями давали плюс пять бодрости за каждую ночь, и Чутьё Леса, если спать в них неделю. Очевидно, считалось, что лесные комары и клопы успеют за это время напитаться твоей кровью, и ты станешь частичкой леса в их животах. Центральный костёр курился бесконечным дымком, и на нём можно было без труда вскипятить за минуту чайник. Ростовая мишень для лучников в одном углу, палочный бой в другом, звероведение и травничество в оставшихся. Полный лесной комплекс на самообеспечении, хоть наружу не выходи. Правда, временами местные белочки и зайчики выскакивали из-за веток, чтобы попробовать ограду на зубок, но навстречу им выбегали скучающие рейнджеры и устраивали свои праздники прокачки и квестов. В общем, все развлекались без нас — странной группы приключенцев в одно лицо тридцать первого уровня. Особенно пока мы не выходили за пределы лагеря — к тем самым зверькам тридцать плюс. Чуть напрячься пришлось лишь раз — когда посреди лагеря прокопался Крот тридцать пятого уровня и бурно отметил день шахтёра. Упакованный в толстую шкуру зверь гонял могучими лапами и Волнами Земли всех этих хиппи, как хотел. Остановил его только Удар Света. Зверь нырнул обратно, а в нору ещё долго пускали ядовитый дым. Ну а паладина зауважали. Репутация выросла. И на этой оптимистичной ноте нас не трогали уже неделю.

Ну, почти.

Светозарчик восседал на своём ложе, как громко называлась куча травы и веток у стенки шалаша. Рядом, сотворённая из трёх сучков, игрового волшебства и моих навыков, красовалась стойка для оружия. Я примостился в ногах, начищая сапоги. В лесу на них мгновенно налетал дебаф грязи, добавляющий веса и уменьшающий блеск. А стиль — наше всё!

— Господин Светозарчик, — почтительно сунулся в шалаш рейнджер сорокового уровня, — У нас собирается рейд на кабанов-тридцать пятников. Можно поймать уникальный квест Король кабанов. Вы пойдёте?

Светозарчик радостно встрепенулся, но поймал мой строгий взгляд и сник. В последнее время он с трудом, но выучил, что моё неодобрение значит боль, смерть и проваленные квесты. И, тем более, если он завалит рейд, нас могут выгнать нафиг из лагеря, к чему я пока не был готов.

— Спасибо, я воздержусь, — сказал Светозарчик вслух.

Рейнджер печально кивнул, расставаясь с мечтой заполучить дармового танка. Паладины редко сидели в лесах, как и прочая бронированная братия — красться они не могли, читать следы тоже, а на их снаряжение быстро ложился дебаф ржавчины. В мире тихих тряпочников, втихомолку презирающих даже сталь на своих клинках, Светозарчик был словно киборгом в стане дауншифтеров — враждебным, но обладающим ценными, уникальными здесь свойствами.

Может, отпустить его поиграть? Вытребовать повышенную долю в рейде…

Я представил, как Светозарчик с его навыками верховой сражается в лесу. Опять же, его прежний эпичный бой с кабаном и блестящее завершение эпопеи… Нафиг-нафиг, хватит с нас Друга Леса, пусть кабаны играют в мячик кем-то другим.

Рейнджер смирился окончательно и исчез. Мы остались одни в нашем роскошном жилище. Светозарчик вздохнул вслед утраченным пинкам, и погрузился в себя.

— У меня есть нераспределённые очки умений, — сказал он, совершенно по-детски шмыгнув носом. Похоже, и его донимала здешняя сырость, — Можно изучить Щит Света — плюс тридцать процентов физической защиты, плюс пятьдесят от магии Тьмы, и плюс десять от остальных воздействий. Длительность пять секунд, стоит пятнадцать маны. Или вкачать в Протык Света — пронзающий удар, пять единиц на веру, откат десять секунд на веру.

— Берите щит, добрый господин, — сказал я, — И мы совершим вместе немало подвигов!

Не хватало ещё, чтобы он выучил бессмысленный дубль Удара Света, хватит с нас одной гранаты без кольца.

— Я — меч Света, — пробурчал паладин.

Да-да, я согласен, что танковать — отстой. Особенно — для десятилетнего пацана. Особенно — для получившего за последние пять дней столько оплеух от высокоуровневых монстров.

— Но щит ещё славней, — чуть улыбнувшись возразил я, насколько позволяла моя самоотверженность с искинами на губах. Временами я будто чувствовал их, на нижней и верхней, как они шевелят ими, пока третий дёргает моим языком. Хорошо хоть, в последние дни обидная разница между говорю-думаю стала меньше.

— Моей маны хватит только на три секунды, — отозвался хозяин.

— Но ведь ожерелье мана плюс сто пятьдесят ещё с нами. Выбирайте, господин. Я не сомневаюсь в вашей мудрости!

Светозарчик послушно кивнул. Всё-таки мой авторитет был сейчас в недосягаемой выси. Ведь именно я усиленно багоюзал доставшийся нам багаж навыков на предмет усекновения монстров. Иногда срабатывало. Чаще — нет. На одно убитое чудовище приходилось семь-восемь провальных попыток. Но дело шло. И Светозарчик уже мог похвастаться тридцать первым уровнем. Ну конечно — брать подземелье считай в одно лицо, да ещё с понижением среднего уровня отряда до десятки с хвостиком — за счёт вашего покорного слуги. И триста тысяч золотых на счету, и неплохой набор доспехов и цацек. Уговорить бы ещё Светозарчика проколоть уши… Уж очень попался неплохой сет, мудрость-мана-дух. Но ладно. Хорошего понемножку.

Я ещё раз проглядел наши основные тактики, незатейливые и прямые, как дорога тролля. Мы использовали один из игровых багов в полный рост. Во время боя нельзя было менять доспех и обвесы. Вернее, можно, но с огромным штрафом на время выполнения, риском схватить крит, и безвозвратно потерять и испортить. Но никто не запрещал мне переодевать хозяина прямо в бою, мгновенно, из общего рюкзака, который носил я, но использовал Светозарчик. Ну а то, что противник получает непонятный урон в половину прочности вещи, если плотно касался её в момент замены, мы выяснили в процессе. Это был приятный бонус. Сначала я просто хотел изматывать чудовищ, непрерывно ремонтируя поломанные щиты. Моих навыков хватило добавлять им тридцать процентов в одно касание.

— Отлично, господин, — подбодрил я приунывшего хозяина, до сих пор страдающего на развилке между сияющим рыцарем и мальчиком для битья, — Уже скоро мы двинемся с рейдом до Заколдованного Замка и сразим его зачарованного хозяина!

— Там комоды дерутся, — пробурчал Светозарчик совершенно по-мальчишески, — Лучше мы снова убьём Горгону!

— Что вы! — от неожиданности я чуть не выронил тряпку, — Если бы мне не удалось повесит на неё ВырвиГлаз, мы бы там и остались, в дополнение к остальным подсвечникам!

Хорошо, что у меня завалялось ещё чуть оставшегося от Больного Лорда тряпья.

Светозарчик снова засопел, но согласился. Да, мой авторитет был непререкаем.

Я тем временем уткнулся в карту, чтобы развлечь пацана. Но подходящих логов вблизи было лишь два. Как ни крути, у нас тоже были к чудовищам высокие требования, не каждый подходил. Они должны были быть одиноки, безнадёжно тупы, или чересчур утончённы, и, что особо важно, без вредной привычки кидаться чем-то тяжёлым издалека.

Наверное, среди таких уже разослали предупреждение о нас — вооружены, опасны, смертоносны.

Почему одинокие? — да потому что свита не напрягаясь порвала бы на куски наш хитрый отряд.

Ну ничего. Я довольно провёл тряпкой по уже сияющему сапогу. Ещё немного — и можно будет выпускать Светозарчика в нормальные рейды — как только он будет хоть немного соответствовать навыками и умом своему же уровню. А я смогу оставаться снаружи и готовить лёгкие завтраки из пяти блюд…

Чуть помечтав, я решил наконец-то глянуть в свои системки. За время наших славных рейдов меня просто завалило извещениями об ошибках, неполадках и сбоях. В этом мусоре вполне могло потеряться что-то толковое.

Я глянул на список из тысячи трёхсот двадцати сообщений, вздохнул и вытер все.

Важное повторят. Критичное сам почувствую. А сейчас некогда. Скоро рейд, а я ещё не прокачал травничество у здешнего знахаря.

Я выскользнул из шалаша, оставив Светозарчика под присмотр полудикого лесного духа — предка домового. Лагерь был привычно пуст и тих. Печально звенели комары, таращились прокачивающие наблюдательность дозорные на вышках. Надо бы подняться и себе. Вышки давали хороший бонус к прогрессу. Подозрительно выглядящие фигуры кучковались у ворот. Вся эта лесная братия уж очень была похожа на воров тряпками и крадущимися повадками. Подозреваю, и разница между ними была очень условна.

Но нас тут всё устраивало. Особенно — точка привязки, в которую мы вылетали после смерти, довольно частой в последние дни.

Да и с другой стороны, разве не были мошенниками мы сами?

— Слава Хаосу, — привычно поздоровался я, входя в настоящую хижину — по здешним меркам элитный особняк.

— Слава… хсссс, — обиженно прошипел знахарь Элеваодух, ковыряющийся у бурлящего котла.

Я постоянно ловил его на этот простенький трюк. Зеленолицый скрюченный тип с острым носом изображал из себя полукровку-эльфа, хотя у него чуть ли не на лбу было написано: «Шпион Орды». Где были глаза рейнджеров, пустивших внутрь это чудо? Лагерь явно нарывался на мазохистский квест с внезапной атакой, предательским ударом и прочими распахнутыми воротами. Ну что ж, безумству странных поём мы песню.

— Я хотеть взять задание на редкий трава, — заявил я, подстраиваясь под эльфийскую речь травоведа. С ингридиентами в лагере был жуткий дефицит — во время вторжения крота в его нору сперепугу скурили всё, что можно и нельзя, и потом из дыры в земле долго доносился дикий хохот.

— Твоя жалкий смертный не постичь мудрости звёздных морей, — отозвался для начала незадачливый Штирлиц, — Найти мне пять корней Огненного Цветка, три корня МногоЛапок, и пять цветков подорожника!

Никогда не слышал, чтобы подорожники цвели, но кто я такой, чтобы спорить с неписью?

Элеваодух предлагает вам квест «Гербарий» принять, да/нет?

Конечно принять. Тут же в мою копилочку с приятным звоном упало сообщение о прокачке травничества до семи, кулинарии до девяти, а алхимии до трёх. Запутавшаяся система вкачала в меня знания о растениях, которые я должен был отыскать — ведь даже для простой беседы с травником у меня должны были быт десятки в травничестве и алхимии. Хорошо быть слугой!

— Ну ладно, посмотрю, если получится, — пообещал я, просачиваясь наружу. Всё-таки в хижине дышать было трудно.

Там, на неведомых дорожках

Я сбегал в дымную хижину ещё три раза и выбил из зелёного эльфа все мыслимые квесты, включая изготовление баночек из белой глины. Список моих базовых навыков уехал на третью страницу. В последний раз знахарь попытался спрятаться от меня под кучей листьев. Наивный. Против моей-то внимательности!

Я уже подступал к затравленной жертве, когда над лагерем раскатилось бодрое кряканье. Сигнал, который лесовики использовали вместо мерзких орущих барабанов и труб. Ну, прямо не знаю. Бодрое кряканье посреди леса привлекало внимание всех голодных и жадных.

А ещё оно значило, что скоро отходил наш лесной поезд.

— Хаос крут! — бросил я своей жертве на прощание и помчался обряжать Светозарчика в камуфлированную броню.

Мы едва успели встроиться в серо-бурую колонную у ворот. Ураган, конечно же, тут же наступил соседнему коню на копыто, а Светозарчик заехал древком копья по зелёному плащу.

Плащеносец и его конь страдальчески зашипели, но сдержались. Предводитель колонны махнул обмотанной в тряпки палкой, ворота на ременных петлях тихо распахнулись, и колонна двинулась в таинственную лесную глубину.

Дожидавшиеся за оградой комары радостно ринулись снимать с моей игровой крови пробу. Интересно, можно сделать из них точки воскрешения? Или переноситься в них, собираясь из крови заново в другом месте?

Отряд рейнджеров скользил по лесу, как подхваченные ветром тени. Не звякало стремя, не блестели глаза. Даже чуткие совы не всегда замечали топающего под деревом всадника. Конечно, не замечали.

Они уже валили в шоке над лесом, вовсю загребая крыльями.

Временами в соседних кустах мелькали тени с жадными глазами, но рейнджеры навскидку садили туда стрелами, убирая по половине здоровья за раз, и тени разбегались. По легенде эта группа должна была скрытно доставить росток Мудрого Древа к озеру. Но Светозарчик полностью обесценивал весь их замысел. Он грохотал, стучал, блестел, звенел, отбивал шлёмом ветки. Его конь налетал на деревья и соседей, спотыкался где можно и нельзя, и вскоре Светозарчик ехал посреди пустоты, словно правительственная машина в экскорте мотоциклистов. Его статус Друга Леса также вызывал у всех здешних хищников нездоровый интерес. Мы двигались между утыканными глазами стен — столько таращащихся наблюдателей сидело, летело и бежало рядом, перекрикиваясь на ходу. Наверное, сверху наш секретный рейд смотрелся прорывом носорогов-бульдозеров.

С другой стороны, рейнджеры прокачивались на лезущих к приглашённой звезде монстрах, так что польза всё равно была. Но я чувствовал, как вокруг нас всё нарастает презрение, как вокруг выпивохи, распевающего в Эрмитаже шансон. Даже лохматые лесные кони неодобрительно фыркали в нашу сторону, но держались вместе с хозяевами поодаль.

Это была безумная ночь бега в темноте, под шатрами деревьев и редкими прорехами ночного неба. Ночь в свете несущихся рядом глаз, беззвучно летящих стрел, и недовольного воя, когда стрелы попадали. Ночь тёплого бока под рукой и шелестящей опоры под ногами. Именно здесь я прокачал до трёх умение Держаться за стремя и даже рванул вперёд, едва не утащив Урагана.

Светозарчик злобно отмахивался от норовящих присесть на плечо ночных тварей, и поэтому пропустил радостный миг расставания. Но рейд это учёл. У нужного поворота стоял рейнджер и дёргался, махал руками и извивался всем телом, словно гаишник с горстью ос за пазухой. Даже его ездовая кошка озадаченно косилась на седока, но игрок отыгрывал тишину по полной. Мы свернули. Измученный рейд двинулся дальше. Как я узнал после, у них всё получилось хорошо. Они без приключений добрались до Звонкого Озера. Оно и понятно — часть оглушённых и ослеплённых Светозарчиком зверей просто отстала, а остальные…

Остальные остались с нами.

Мы стояли будто посреди жилмассива в новый год — столько огоньков светилось на всех сторонах и уровнях. Звери ещё не верили своему счастью, или определяли меню, или выстраивались в очередь.

И я в который раз пожалел о своей внимательности, благодаря которой лучше различал алчное сопение и капанье слюней. Причём на меня таращились с ровно таким же интересом, как на Светозарчика и коня. У зверей совершенно не было сословных предрассудков.

В любом случае, у нас оставалось секунд десять.

Я быстро выхватил из багажа Испорченнные духи паладина, и щедро применил на не ждущего ничего плохого хозяина.

По носу шибануло чем-то приторным, Ураган затанцевал, а в рядах зрителей прокатились звонкие чихи и спазмы. Наша компания резко потеряла в популярности.

Сработало! Да простят меня пятиуровневые хомячки, на которых я это испытывал. В конце я честно их отпустил. Продукт был целиком домашний, и в данном случае я честно пытался сделать Духи высшей пробы с бафом, но с моей единичкой в парфюмерии где-то такого и ожидал.

Один Светозарчик не дрогнул. Его чутья едва хватало чтобы отличить перец от чеснока. А в прорезь шлёма он просто не замечал гирлянды голодных взглядов. Отважный паладин двинулся по неверной тропе среди чёрных ветвей.

За нами с шумом упал в обморок кто-то здоровый и в шерсти. Надеюсь, он придёт в себя к нашему возвращению.

Вскоре самые голодные и безносые тоже отстали. Лес стал темней, ветви гуще, а посреди темноты замаячили совсем уж скрюченные тени. Мы пробирались уже через окрестности замка.

Светозарчик активировал Доспехи Света на минимуме, и чёрные тени чуть отстали, а ветки перестали цепляться за бока.

Впереди показалась полуразрушенная стена с аркой. Вход перегораживал мрачный человеко-дуб — неошкуренное бревно с глазами и руками двадцать пятого уровня. Все приличные игроки его просто обходили через стену, но с конём и в полной броне это было затруднительно, а рубить его и жечь — долго и больно.

— Кто ответит на загадки — тот пройдёт! — прохрипело дерево цену прохода.

Но играть в что-где-когда желания не было. Я на ходу достал лейку с кормовой смесью и щедро полил на корни. Страж тут же пошёл почками и завис. Что поделать, травник я так себе, чуть лучше, чем парфюмер. Подкормка явно не давала особой пользы, зато вызывала ступор и сон. С другой стороны, Страж явно был не против расслабиться. Надеюсь, я не сделал его наркоманом.

Мы въехали в полуразрушенный двор, я привязал Урагана у заросшего кустами сломанного фонтана с русалкой, и Светозарчик глубоко вздохнул. Эта локация выбивалась из наших общих неписанных правил. Здесь босс не сидел один, у него была целая куча прислужников.

Ну что поделать, всех одиночек мы уже посетили.

Довольно приятный особняк в два этажа с балконами мрачно разглядывал нас через побеги винограда и плюща.

— Держимся вместе, господин, — напомнил я ещё раз, — Всегда вместе.

Мы вместе поднялись по белым мраморным ступенькам, и Светозарчик вежливо постучал в покосившуюся дверь.

* * *

В полутёмной прихожей было пусто, грязно, и тихо. Но ненадолго. Первым выскочил Пуфик пятого уровня и запрыгал вокруг, трясясь кисточками и захлёбываясь какими-то скрипучими звуками. На потёртой розовой обивке смутно виднелось вышитое сердце. Противник не выглядел серьёзно, но стоило ему подобраться сзади и ударить под ноги… Опять же, он хорошо отвлекал внимание, пока подбирались монстры посерьёзней. Опять же, Пуфик был самым склочным и непоседливым, и договориться с ним по-хорошему никак не получалось.

Поэтому Светозарчик выхватил клинок, а я отступил к двери.

«Вы нанесли Пуфику 20 единиц урона. Вы нанесли Пуфику 18 единиц урона. Вы нанесли Пуфику Рассечение. Пуфик уничтожен»

В прихожей ещё кружился пух из вспоротой обивки, когда в углу зловеще запылали огни и огромный канделябр двинулся вперёд, выставив свечи, огрызки джедайских сабель.

Он был двадцатого уровня, и умел критовать сквозь броню. Самым неудачливым успевал заварить во время драки сочленение доспеха или забрало. На форумах очень не любили этого противника, и советовали лупить водной магией уровня пять плюс. Оставалось только найти желающих драться с канделябром магов.

Я потянулся в инвентарь.

Шлёп! Шлёп! — под колпачком для свеч грозные огни погасли, канделябр покачнулся и с грохотом рухнул, получив критический урон. Достав из него ключ, я распахнул первую дверь. Очень хотелось обозвать разработчиков больными, но после Больного Лорда это уже было неактуально. Да и вообще, возможно, разрабы просто не любили Диснея.

В следующей зале, парадно-танцевальной, мы даже не успели осмотреться, как шторы сорвались с огромных окон и полетели к нам, словно очень недружелюбные ковры-самолёты. Сковать-запутать-ослепить. А уж что с нами делать дальше — разберётся оркестровая яма, как раз сейчас со скрипом выковыривающаяся из своего угла. На форумах советовали пускать огонь и бежать обратно лечить ожоги. При необходимости пару раз повторить. Не случайно заколдованный замок назывался раем для мазохистов.

Светозарчик прижался к двери и выставил меч, а я на лету перехватил шторы, одним движением превращая хищные полотнища в сложенные и выглаженные стопки. Да, с морщинами и пятнами, но кто совершенен?

Поверженные шторы ещё шевелились, когда мы вежливо обогнули бредущую на расправу яму и нырнули в дыру, оставшуюся за её спиной.

Здесь была гардеробная. Множество шкафов и комодов приветственно захлопало при виде нас дверцами, выпуская тучи моли. А потом зашагали к нам навстречу, кривоногие и хромые.

— Светлый, из кедра! — напомнил я плохо ориентирующемуся Светозарчику, и мы нырнули по узкому проходу среди надвигающейся мебели. Я поймал в плечо удар дверцей, на Светозарчика обрушилась тумбочка, но большой шкаф пятнадцатого уровня уже оказался у нас на пути, и я сходу нырнул в его деревянное брюхо через беспечно приоткрытую дверь.

Монстр недоумённо повернулся, Светозарчик помог ему щитом, и мы оказались у ведущей к выходу двери. Я, паладин, и шкаф, с протиснувшимся комодом двенадцатого уровня и резьбой на охотничьи темы на торце.

Плохо.

— Танкуйте, господин! — крикнул я, доставая маслёнку.

Светозарчик сжался за щитом, в его колено с шумом ударил выдвинувшийся ящик.

— И только стойкость — путь героя, — напевал я, обильно капая маслом в петли и скважину.

За моей спиной кое-кого шумно били дверями, ящиками и полками, и пытались задушить тремпелями.

— Ещё чуть-чуть! Они же мебель! — вдохновлял я пацана, чтобы тот не схватился за меч. Разнести этих двоих ему было по силам, но тогда в игру вступили бы следующие пятеро, а где-то среди них скрывался шкаф с наковальней в антресоли. Уж не знаю, какой её туда засунул псих. Этот вредный мебель валил паладинов уровня Светозарчика с трёх ударов. А толкающиеся сейчас были сравнительно безобидной мелочью. Они больше сами ломались о щит.

Тем временем дверь, которой полагалось открыться после выбивания всей мебели и ключа, найденного в последнем ящике последнего шкафа, совсем разомлела и распахнулась, чтобы я смазал замки и петли с другой стороны. Её можно было понять — обычно герои просто били её топорами и заклятиями.

Оглушённый Светозарчик ввалился внутрь, я честно домазал петли, и дверь захлопнулась за волнующейся мебелью.

Здесь была кухня.

На неведомых дорожках-2

Пылал огонь в больших печах, бурлила в кастрюлях вода, а сложенный из ножей, разделочных досок и поварёшек монстр вихлялся между столом и очагом в отблесках живого огня, как жуткий терминатор. Рядом суетились поварята — столики, чем-то похожие на Валли, с лопатками-манипуляторами вместо рук. Именно из-за этой комнаты игроки не любили замок и тренировались на кошках. Здесь можно было сразу получить урон огнём, водой, сталью и разумом. И переобуться в процессе в вещи с нужным резистом не получалось — всё отгружалось сразу. Светозарчик ещё вытряхивал щепки из щелей брони, когда Повар двадцать пятого уровня заметил нас и радостно кинулся к посторонним на кухне. Его стаканчики-глаза блестели красноватыми отблесками, в сложенных из ложек и вилок руках появился консервный нож и мухобойка. Так он, похоже, оценил паладина и мою скромную особу. Следом за вождём устремились пятиуровневые поварята.

Кто как, а мне сразу захотелось убежать. Прохожденцы советовали долго ковырять Повара дробящим уроном, сдерживая парой посменных танков, лекарей, и тупого варвара с дубиной. Сколько ни строй наш отряд в три ряда, а столько не получилось бы.

Поэтому я деликатно скользнул в сторону, давая дорогу молодым. Повар замолотил ножом по щиту, зацепил щель и пошёл резать по контуру. Светозарчик засветился, Повар отскочил. Как и все порождения проклятия, он был чувствителен к магии Света.

Ну а я тем временем лихо прокатился на опешившем поварёнке прямо к котлу, и швырнул пару компонентов из заначки. Ужасный Суп с рублёной капустой превратился в Суп с капустой и крупой.

Занёсший над Светозарчиком тесак Повар вздрогнул и повернулся, а я уже колдовал над компотом из рублёных веток, превращая его из Странного в Почти Вкусный. Этого удара Повар уже не мог перенести. Ходульными шагами он кинулся к котлам, сунул в них поочерёдно голову, не боясь ожогов, а потом кинулся к шкафчику в стороне, распахнул его, и начал лихорадочно ковыряться в баночках. Он не мог пропустить шанс сделать что-то съедобное впервые за сотни лет. Поварята замерли рядом в ожидании распоряжений.

А мы на цыпочках прокрались мимо к выходу. Этот трюк я придумал, читая форум. Там одна партия приключенцев описывала, как в процессе кухонной битвы флакон с бодростью попал в котёл, и повар побежал проверять готовку. Потом он, правда, вернулся, и разнёс весь отряд. Потому что нефиг алхимикам лезть в готовку! Для этого нужна кулинария.

Мы выскользнули из душного ада прямо в прохладную оранжерею, заброшенную и сухую. Кусты дружно зашевелились в горшках, приветливо замахали шипастыми ветками. Жуткая аллейка для упакованных в тряпки друидов и рейнджеров.

Светозарчик прошёл её строевым шагом, пока я прятался за щитом на его руке. Со стороны мы наверное смотрелись, как черепашки — ниньзя. Да, пожалуй, можно было что-то придумать и для этого злобного гербария. Но зачем? Ветки скользили по стали, пытались зацепить ноги, хлестали в щель между щитом и паладином, то есть, прямиком по моей многострадальной тушке. Но вскользь, что радовало.

Куст перед дверью пытался упереться, но отлетел от хорошего пинка. Броня крепка, и танки наши быстры!

Мы ворвались в библиотеку и тут же встретили озлобленное шипение. Исполинские шкафы с книгами хмурого глядели на нас призрачными глазами. Убегающие в вышину полки навевали мрачные воспоминания про кобольда-палача. Да и вообще тут было… мрачно.

— Шшш! — рявкнул на Светозарчика высоченный шкаф со сказками, когда паладин слишком громко опустил ногу.

— Не шуметь! — проворчала набитая энциклопедиями этажерка.

Эта склочная свора была способна в прямом смысле вынести мозг неосторожным приключенцам. Достаточно было просто поверить, что удастся пройти без боя. И начать не шуметь, не топать, не горбиться и не шелестеть при чтении страницами. Вся мебель в библиотеке была менталами, очень сильными и вкрадчивыми.

Я выхватил метёлку из перьев и ткнул в самого длинного. Шкаф задрожал от удовольствия. И прекратил выносить мозг.

Я кинулся к другому шкафу. Это было похоже на клоуновское шоу с крутящимися на стержнях тарелками, когда надо бегать от одной к другой и подкручивать, не давая им падать. Я носился, как угорелый, наполняя библиотеку довольными вздохами. А Светозарчик тихо крался к выходу. Так тихо, как только и способно ведро с болтами.

Мы вырвались на большую лестницу, когда раздался первый боммм. Часы на невидимой башне отмерили первый час.

Мы успевали!

Призрачные фигуры на лестнице повернулись в нашу сторону. Дамы в старинных одеждах, изысканные кавалеры. Приглашённые, ожидающие еженочной свадьбы и бала. Десятки фигур двинулись на нас, незряче таращась белизной вместо глаз. Поймать, выпить душу, уничтожить. Заунывный стон тянулся со всех сторон. Эту зону хиппи тоже не любили и проходили обычно после жестокого боя, всё расколотив, спалив и вдоволь наплакавшись.

А Светозарчик просто врубил Доспехи Света. Толпа шарахнулась в стороны, как хипстеры от лопаты, и заткнулась. Мы торжественно поднялись по ступеням до закрытых дверей, возле которых скучали два Камердинера. Огромные, мордатые, в богатых ливреях, с окованными жезлами выше их роста в ручищах.

Двадцать седьмого уровня, между прочим.

— Ключ! Билет! У вас заказан столик? — прорычали они разом.

Я снова нырнул в инвентарь, и у Светозарчика в руке объявился меч Света. Камердинер вскинул жезл для защиты, но лезвие вдруг исчезло перед древком, и тут же появилось за ним. Крит! Вы нанесли Камердинеру Тьмы 125 урона плюс 200 урона Светом, плюс 73 урона Верой! Камердинер получает дебаф Свечение, Оглушение, Очищение!

От очищения он задымился, как негр от подарка тёти Аси.

Оценивший расклады второй Камердинер мгновенно распахнул дверь.

— Извините, сразу не признал, ваша светлость! — профессионально подлизнулся он заодно на всякий случай.

Вот и чудно. Продержались бы они недолго, но нам надо было спешить. Опять же, какой ни есть, а коллега…

Мы бежали по коридору, словно золушки наоборот, чтобы успеть до двенадцатого удара начистить тыкву принцу. Если помедлить, то сначала встречался Купец сорок пятого уровня. Очень толстый, настырный и с навыками воровства. А если протянуть с прохождением ещё, но монстров становилось двое. Хозяин и хозяйка. Нафиг нам такое счастье, тут бы хоть с хозяином совладать.

Над головой кружили злобно пищащие мыши, но не приближались к сиянию Светозарчиковой брони. Мы бежали по коридору мимо полураскрытых дверей, за которыми нас манили соблазны и богатства.

Мы летели мимо, не останавливаясь ни на шаг, рассекая клинком Света призрачные паутины.

Ну разве стоит удивляться, что я выбрал эту локацию?

Нужные двери естественно заметил я. Они единственные ничем не манили и едва были видны в тени на стене.

Мы влетели в пиршественный зал, накрытый по всем правилам вкусной и нездоровой пищи. Столы ломились от десяти видов дичи, салатов, сластей. В ярком свете люстр всё просто сверкало.

— Чего изволите? — поинтересовался угодливый голос из ниоткуда.

Вот тут уже приходилось играть по правилам. Светозарчик горстью захватил ненавистную ему в двух мирах тушёную капусту, я черпанул по плебейской привычке чёрной икры. Иллюзия как иллюзия. Главное, побыстрее жевать.

После этого я одним движением превратил изобилие на столе в ряды чисто вымытой посуды.

— Сыты! Теперь бы поспать! — быстро размечтался я.

Невидимый голос подвис. Вообще-то это печёные кабаны должны были пытаться нас съесть, и завязать весёлую схватку на двадцать минут. А кому щас легко?

Мы быстро двинулись к следующей двери, которая открывалась в уютную полутёмную спальню. Уже через мгновение мы лежали на кроватях в уютных ночнушках. Я быстрыми движениями расфасовал одеяла-душители.

Впереди неуверенно заскрипела, впуская манящий свет, следующая дверь.

— Ох ты, как же есть хочется! — услышали мы позади Купца, уже выскальзывая из спальни.

Успевали! Пока успевали! Им теперь ругаться с Голосом минут десять, пока разберутся!

А мы уже были практически у цели. Ещё одна дверь, ещё один бам часов, но мы уже попали в сокровищницу.

Тут нас ждали коллеги Светозарчика — пять рыцарских доспехов, наполненных очень бдительной пустотой.

Первым зашёл я. На меня среагировали медленно. Я колобком прокатился мимо застывших фигур, быстро трогая их на удачу, и забирая части доспехов на память. С одной стороны это были Рыцари-Призраки аж двадцать пятого уровня, но с другой они оставались рыцарскими фигурами-украшениями дома. А, значит, их можно было разбирать для чистки и смазки. И это противоречие очень устраивало мою служебную ипостась. Через секунды три круг рыцарей стал больше напоминать рыцарскую раздевалку, и в сокровищницу ворвался Светозарчик, размахивая мечом Света. Рыцари выхватили клинки, Светозарчик пошёл их вовсю критовать, лупя по открытым мной безбронным зонам.

Я привычно шмыгнул вбок у стены, не мешая резвиться старшим товарищам. Ну что за дискриминация в этих краях?

Осторожно лавируя между золотых куч, я добрался до центра сокровищницы. Там, под стеклянным колпаком, красовался цветочек в горшке, из тех, на которые вечно сюсюкают дамы, хотя он ничем не лучше полевого сорняка.

Пока успевали.

Баммм! Раскатился четвёртый удар, и одновременно с лязгом упал последний рыцарь.

— Блин! — вырвалось у меня.

Светозарчик виновато стоял над раскиданной коллекцией доспехов. Ну, увлёкся, с кем не бывает. Последний рыцарь обязательно пытался разбить колпак, чтобы вызвать Хозяина.

Но также Хозяин появлялся, если убиты все рыцари.

А значит, времени у нас осталось всего ничего.

Я не успел совсем чуть-чуть. Здоровенная тигрообезьяна пятьдесят пятого уровня с рожками влетела через другую дверь в сокровищницу, заскользила на навощёном полу, звонко впечаталась в колонну и забарахталась в разложенных шторах-убийцах. После быстрой стирки они чуть ошалели и совершенно потеряли систему свой-чужой. Правая задняя лапа, не попавшая в шторный плен, бешено задёргалась. Сам хозяин был обряжён в тапочки и халат, и это радовало. Во втором варианте он появлялся в нехилом бронежилете из кожи и после удара молнией, наносящего двести урона электричетвом.

Шторы угрожающе затрещали и из них высунулась вторая лапа.

— Скорее, пока Хозяйка не пришла! — призвал я паладина.

Светозарчик рванул вперёд, занося меч Света.

Через пару ударов монстр сдулся до вполне обычного мужика в халате. Меч света — от проклятий лучше нет!

— Не пришла ещё? — боязливо поинтересовался он сходу, зыкрая по сторонам.

Часы вдруг забили подряд, отмечая двенадцать.

— Погулять тут, что ли, — раздался голос Купца от одной из дверей.

— Дорогой, ты где? — послышался голос Хозяйки от другой.

Мы замерли посреди сокровищницы спиной к спине, как герои «Не бойся, я с тобой».

Да, мы могли без труда убить монстра. Но квест «Спасти от свадьбы» был гораздо вкусней!

Ты лети, моя стрела

Мы вышли через парадную лестницу, исцарапанные и счастливые, как мушкетёры после драки с гвардейцами. Страшилища-стражи пытались стоять смирно и улыбаться. Паладин тридцать третьего уровня безусловно был Атосом, я скромно отвёл себе роль Арамиса, ну а чудовище-хозяин был Портосом — потому что говорил не умолкая. Дожидавшийся нас Дартаньян-Ураган недовольно отвлёкся от объеденного кустика и фыркнул.

— Спасибо, друзья, — в который раз поблагодарил хозяин.

— Да ничего, ничего, — скромно отозвался я, любуясь уникальным достижением «спасти одичалого холостяка». В конце на помощь хозяйке пришли две Злых Сестры двадцать восьмого уровня, и нам пришлось действительно туго. Тем более, что в случае поражения мы тоже получили бы дебаф «брачные узы» с нехилым штрафом на опыт с деньгами и цепочкой унизительных квестов.

Одна из ступеней попыталась укусить Светозарчика за ногу каменной пастью, но потом признала хозяина и трусливо спряталась за соседку. Мы чуть не упали.

— Впервые за тридцать лет, — растроганно продолжало чудовище нулевого уровня. После Светозарчиковывх побоев клинком Света, система отказывалась принимать хозяина дома за что-то серьёзное, но и человеком не признала — для расколдовывания нужен был другой, романтический квест, с тем самым цветочком, на который я не подписал бы Светозарчика ни за какие коврижки.

— Каждую неделю, — продолжал тем временем жаловаться хозяин. В осветлённом виде он не особо отличался от меня — этакий загулявший хлипкий вельможа с нечёсанной бородкой клинышком и очень хлипким сложением. Так, наверное, система отобразила его нулевой уровень, — Я убегал! Я сражался! Прятался! Но каждый раз… И даже мои чудовища выли от жалости, слушая мои рыдания.

— Да-да, — вежливо согласился я с этим плачем в жилетку, почти мурлыкая от восторга. Плюшки мы получили просто эпические. И ценность их была не во вложенных суперсвойствах, а в очень, очень актуальности.

Очень часто забив очередного монстра, знахари получали уникальный шлём какого-нибудь Титана, в котором вполне могли бы варить траву, если заткнуть глазницы. А рыцари долго перекидывались комплектом кожаного белья какой-нибудь легендарной жрицы. Бонусы выпадали безжалостно рандомно, и тем приятней было выполнить квест для разумного существа, который мог наградить умно и в точку.

Светозарчик получил от хозяина браслет Разума, который резко сократил его откаты после всяких ударов света и уменьшил восприимчивость к призыву «Свет опасносте». Можно сказать, что с этим браслетом паладин наконец-то мог стать полноценным игроком, а не подземельным шабашником. Он же получил пояс Мудреца, который спокойно лёг поверх трольего, и добавил сто пятьдесят единиц маны. По словам хозяина, раньше это был комплект Осириса, с парочкой дополнительных штук престарелый прежний хозяин вёл бурную мужскую жизнь, но остальные детали были утеряны при проклятии.

Я получил Грубые Валенки плюс тридцать к ловкости. Теперь я мог изображать Нео под стрелами, если бы когда-нибудь это рискнул. И плевать, что в Семи Королевствах почти не бывает зимы. Рабочие Рукавицы Великана вполне мне подошли и добавили сразу тридцать силы, сорок грузоподъёмности, и накинули пятнадцать выносливости непонятно откуда. Ругаться и спорить я не стал. Но самый ценный подарок…

Я ещё раз осторожно полез в инвентарь, до сих пор в него не веря.

«Вольная великого чародея. На пять минут освобождает носителя от всех обязательств, клятв и зависимостей. Затрата маны — ноль. Знание магии Разума для прочтения — 30+»

— Всё это — лишь малая часть того, что я вам обязан и должен, друзья, — растроганно продолжало чудовище, — Вы подарили мне надежду! Сейчас, выйдем из замка, и я…

Я навострил уши, предвкушая новые плюшки. Мы уже добрались до арки в заборе, и полезли через кусты.

Впереди что-то зашелестело. Вякнул Светозарчик.

Я поднял взгляд и увидел тянущуюся ко мне деревянную лапу.

Блин, совсем забыл про человеко-дерево!

Откормившись и распустившись, оно просто жаждало пообщаться. Через пару мгновений все четверо, включая коня и чудовище-хозяина висели в цепкой, хоть и не опасной хватке.

— Кто ответит — тот зайдёт, — заскрипело старую песню неблагодарное дерево. Не в куста корм пошёл!

— Мы уже уходим, нам не нужно, — просипел я, всё ещё надеясь разойтись по-хорошему, и выдернул у Светоразчика из рук меч, которым он уже намеревался сходу отвизажировать буйные побеги. Начинать бой с такого старта было чересчур даже для него. И это с поясом мудрости! А иначе что, зубами бы грыз?

— Сколько в небе звёзд? Сколько в море песка? Сколько в мире душ? — пробормотало скороговоркой дерево. Его явно запутал процесс.

— Не знаем, не знаем, отпускай нас, мудрый древ. Ты хитрее. Не судьба нам попасть в замок, — подлизался я совершенно машинально. Рано или поздно этот нешкуренный Буратино должен был узнать хозяина.

Или не должен? Он же стоит за оградой, и может не считаться частью челяди!

Хорошее настроение мгновенно улетучилось, и я сделал страшные глаза в сторону Светозарчика, чтобы не начал орать свои героические речи, которые дуб мог принять за ответы.

Дерево тоже сомневалось. Особенно насчёт Урагана, который уже вовсю объедал державшую его ветку.

— Кто на свете всех милее… — пробурчало дерево совершенно потерянно, закрыло маленькие дупла-глазки и смолкло.

Я начал раскачивать ветку и делать в Светозарчика страшные глаза. Недогадливый паладин замер, как тушка чучела. Ураган и так бесился, как мог, а чудовище просто отдыхало на ветках. После его обычной жизни это был вполне себе курорт. Тем более, что в замке до сих пор с грохотом бродили одураченные сёстры, разгоняя оробевшую нечисть по углам. Да уж. Очень непопулярный квест.

— Отпускаю за разгадку! — вдруг скрипнуло дерево, о котором я между делом успел позабыть, — Кто всё портит и ломает, и законы презирает?

Я мгновенно заткнулся. Уж очень мне не понравился этот тон. Да и глазки-дупла смотрели теперь слишком насмешливо и остро.

— Вы хоть представляете, как тяжело было вас найти, не нарушая игровой процесс? — укоризненно спросило дерево уже без прежних перешёптываний, — В системе случаются тысячи сбоев, но вы! Вы знаете, что мы до сих пор не открыли локацию с Троллем-Коллекционером? Он забивается при виде приключенцев в угол, а остатки сокровищ наловчился зарывать прямо в камень. А ведь за его Поясом Коллекционера кланы устраивают специальные рейды! Он-часть глобального квеста Творца Миров. И системок о его выпадении ещё не было. А тут такое. Нашу службу уже завалили жалобами!

Я сделал глупое лицо и от души понадеялся, что Светозарчик поступил также — в смысле, остался собой.

— Дама-с-Зеркалом, — продолжало дерево, потихоньку расходясь, — Полный резист к физическому урону, сила сто пятьдесят, платье, сделанное по эскизам лучших модельеров. Красивейшая легенда! Что вы с ней сделали? Она вышла из ущелья и теперь бродит по деревням, играя в напёрстки с крышами. Вроде бы бормочет при этом «где же паладин». Мой сектор держит первое место по сбоям глобальных квестов. Вы не могли перейти в соседний домен?

Недовольный Ураган решил, что самое время подать голос и брыкнуться. Ох, зря. Даже Светозарчик пока вёл себя умней.

— А Горгона? — дерево встряхнуло нас в порыве чувств, — Хрупкое создание завалило вход в логово скалами! Как теперь продолжить цепочку квестов «Каменный странник»? И я молчу о гибели Палача, из-за которой запустились раньше божественные события. И о сотнях сбоев, которые мы не могли отследить!

Этому дереву явно было нужно выговориться, и я тоскливо подозревал, что ничем хорошим это не кончится. Кое-кому крепко досталось за нас, и у этого кое-кого мы теперь висели в лапах.

— Мы запустили негласный ивент «Око богов» — продолжал тем временем болтать буратин, словно злодей над привязанным Джеймсом Бондом, — Мы разослали вестников в храмы. За ваши головы была назначена награда. Но вы исчезли!

Дерево понуро заскрипело. Похоже, награда за нас была выделена за счёт чьей-то премии. Его ветки шевельнулись, глаза на минуту стали тусклыми, но снова засветились

— Мы уже отчаялись, — продолжило оно, будто и не было паузы, — Но потом я уловил двойной глюк одного объекта, и на свой страх и риск, и теперь… Хвалить! Деньги! Вода!

Речь всё больше перемежалась скрипами, да и само дерево выглядело всё глупей. Похоже, заброска была аварийной и давала сбои.

Но я рано размечтался. Буратин собрал стружки в кулак.

— Ну и вот теперрррь! Расплата!

На мгновение дерево мигнуло и стало прозрачным. Внутри переливались сложные схемы, символы, текучие команды. Ветвь, сжимавшая Светозарчика, засияла, и паладин в один миг лишился семи уровней, почти всех вещей и изрядного куска статов.

— А ттеперь тты! — прошелестело дерево.

«Только не я, только не я!» — малодушно зажмурился я, отмахиваясь от падающих системок.

Настала тишина. Рядом что-то творилось.

— Да что ж это такое! — горько вскрипело дерево.

— Ошибка устранена. Внимание. Устранение ошибки «Внепространственный урон.» Ошибка. Не обнаружено. Устранение ошибки, — сообщил женский голос.

— Хватит ошибок! Хватит! Устраняй!

Судя по всему, человек-дерево призвал на помощь искина.

— «Ошибка. Объект не соответствует параметрам. Ошибка. Объект не является слугой. Устранить?» — ответилал ему почти женский голос.

— Устранить! Устранить! Скорее! Я теряю лини

— Ошибка устранена. Внимание! Обнаружена ошибка квеста «Красавица и чудовище». Ключевой объект не идентифицируется!

— Да что же это та… — взвыло дерево и вдруг смолкло. Ветки разжались, я хлопнулся на землю, и шустро пополз в сторону, не открывая глаз.

Шагов через двадцать я рискнул обернуться. Тоскующий человекодрев махал буйной кроной и оглядывался с немым вопросом «Где я, кто я». Рядом со мной сопел ободранный Светозарчик. А в светящейся ветке висел, чуть перебирая ногами, бывший заколдованный граф, он же чудовище, а ныне — слуга нулевого уровня! Щегольскую одежду с кружевами сменил простой добротный наряд. Улучив момент, он с чисто слуговской ловкостью выскользнул и ринулся к нам. Один Ураган меланхолично пассся рядом.

— Аааа! — прорычало дерево почти прежним голосом, и вдруг посмотрело в нашу сторону. Мне очень не понравился зловещий огонёк, полыхнувший в глубине зелёных глаз, — Ну и напоследок, наслаждайся! Активировать полный канал нейросвязки!

Я снова зажмурился и сжался. Ничего.

Икеевский буратин снова задумчиво шевелил ветками, выдумывая каверзы про дважды два и восемь яблок. Рядом сидел и радовался свободе бывший граф.

Я нырнул в системки, и в череде ошибок нашёл нужную. Стрелочник, моё бесполезное умение, сработало в самый неожиданный момент. Похоже, нулевой уровень жертвы вполне устроил мой скилл. Расправа в рамках игровых процессов. Люблю королевства!

Да и граф недовольным не выглядел.

— Спасибо, друзья. Мы снова друг другу пригодились, — сказал он, — Меня ждёт целый мир, но если что, я окажусь рядом!

Подмигнув, он рванул прямо в жуткую хищную чащу. Вполне родную для него обстановку.

— Фух. Вроде, обошлось. Надо уходить, — выдохнул я, поворачиваясь к напарнику, и смутно что-то заподозрил.

Задранный нос Светозарчика грозил небу. Глаза источали вселенский холод. Нижняя губа оттопырилась вместе с мизинцем.

— Да как ты смеешь, холоп! — голос хозяина почти сорвался на визг, заставив вздрогнуть даже коня и дерево, — Живо приведи мне скакуна и молись, чтобы я не стал карать тебя за дерзость! И чтобы больше ни слова!

— Молю о прощении, господин, — вот и всё, что сумел я выдавить из себя, согнутый неодолимой силой, и рванул к Урагану. По пути я глянул в статы. Самоотверженность пылала, образовав единый ствол. Разум в статах Светозарчика скатился почти до ноля, сопротивляемость Воле упала в минус, но одновременно он получил к внушению иммунитет.

Что за дерево его укусило?

Вскоре я ухватился за стремя и мы двинулись в жутко ухающий лес. Радовало только одно — долго это не продлится. Без моих трюков мы очень скоро окажемся на точке перерождения в лагере домов из веток и тряпочной брони…

И вновь продолжается боль…

Медведь двадцать восьмого уровня высунул из логова огромную башку и вопросительно рыкнул. Даже захотел бы — сказать ничего бы не смог — в его зубах болталась железная кукла размером с человека.

— Ай, да забирай себе! — махнул от пенька здешний леший, с которым я самоотверженно резался в карты и уже выиграл три белки и сонного барсука.

Медведь смешно скосил глаза, разглядывая угодившее в зубы счастье, осторожно сплюнул и попятился.

«Оглушение пройдёт через пять минут. Оглушение пройдёт через две минуты…»

Через две минуты и три зайца кукла поднялась, безумно оглянулась, и ринулась в берлогу, потрясая поднятым суком.

Дикий рёв, раздавшийся изнутри, показал, как там рады гостю.

«Вы получили эффект Оглушение. Вы получили эффект Ни чуя ног. Вы получили эффект Душа в пятки»

Из берлоги послышались крики, как из пивбара у подворотни. Похоже, кому-то этих радостей было мало.

«Вам нанесено повреждение перелом правой руки. Вам нанесено повреждение перелом левой лодыжки.»

— Ахррр, — сдавленно отозвался я на системки, которые чувствовал слишком хорошо, даже несмотря на Аскета.

— Болит? — сочувственно кивнул бородатый мужичок, — Слушай, забирай ты его отсюда, никакой жизни в лесу от него нет!

Из берлоги выбрался медведь с прежней ношей в зубах, отчаянно оглянулся и начал рыть яму.

Получалось так себе.

— Не могу, — вздохнул я, перегоняя обратно пару белок, — Наше дело — угождать и кланяться. А он попристаёт ещё и отстанет. От лося же отстал!

Какое отстал! — вознегодовал старичок, — Этот аспид его в озеро загнал, два дня вокруг ходил!

— Но ушёл же! — парировал я, отбивая очередную атаку на моего енота, — А что такое пара дней для леса?

То ли дело для игры…

Трусливо забившийся в берлогу медведь не видел, как в свежезарытой яме дрогнула земля, как оттуда полезла рука, словно в фильме ужасов, а потом выполз и весь персонаж целиком, грязный, но несломленный.

Блестяще отыгрывая зомби, Светозарчик поковылял к берлоге. Оттуда затравленно зарычали.

— Слушай, да убери ты его, — посоветовал я лешему, заходя с пик, — Пусть пойдёт, погуляет, пошатается. Родных встретит. Сёла позорИт.

— Не положено, — качнул головой лесной хозяин.

— Ну а такое зверю положено?

В берлоге раздался почти что визг зверя, который на такое тоже не подписывался.

— И то верно, — вздохнул леший, и ловкой атакой всё-таки отобрал у меня трёх белок, но навсегда простился с енотом, — А вдруг этот за ним увяжется, а за речкой земли уже не мои, пускай там озорует!

Медведь страдальчески взревел и вылетел из берлоги. На его задней лапе висел брелок, на который медведь точно не подписывался.

Я зашёл с козыря и вздохнул. После встречи с деревом Светозарчик изменился.

Можно сказать — почти догнал то самое дерево по сообразительности и уму. Я не смел раскрыть рот при благородном господине, а господин чудил, как слабоумный зомби у церкви. Дерево-админ крепко перешерстил внутренности паладина, и, помимо прочего, вдруг переосмыслил «Друга Леса». Теперь лесные жители не могли убить Светозарчика, как и он их. В системках была целая трогательная простынь на тему напитавшихся его плотью корней Древа и про окутавшие его руки благодать. Теперь лес и хозяин могли долго мучить, критовать друг друга, но не убивать. Возможно, так система решила чуть защитить прячущуюся под паладинской броней бестолочь. Только вот случилось всё это посреди леса, а Светозарчик рвался в бой, как берсерк на выставку мухоморов.

Я даже пробовал поговорить с Екатериной об этом в реале, но получил примерно игровой ответ — чтобы не лез в господские дела своим холопским носом. Я проникся, и не лез, превратившись в безмолвного летописца безумных подвигов. Хоть эпик про Роланда организовывай…

Вскоре от Светозарчика начали разбегаться и прятаться все способные сделать это звери, даже пятидесятиуровневые. Хуже всего пришлось боссам с логовами. Вот они прошли через страх, ненависть, пустоту, боль. Не уверен, что в секторе стало меньше ошибок и сбоев. Ох не уверен…

Но на всякий случай я поглядывал по сторонам в поисках проявления матрицы. Эх, какой бы танк сейчас вышел из Светозарчика! Но брать психа в отряд не согласился бы никто. Конечно, я бы договорился, но кто даст мне слово?

Я ещё раз нырнул в системки паладина, который полз за удирающим медведем, как терминатор в конце первой части. Ну явно же проклятие, но где? Так тупо он не вёл себя никогда. Даже под квестами веры. Хорошо, что я вовремя отбирал у него мечи, а то отрубил бы себе что-нибудь в процессе битвы. Пожалуй, со Светозарчиком мог бы работать в паре даже я — пробовать добивать замученных им чудовищ.

Но лезть в господские дела мне было строго запрещено. И я послушался. Но в яме, в которую Светозарчик себя загонял, была полочка для меня, а это полностью меня не устраивало. Мы всё больше углублялись в дремучие леса, встречные монстры всё чаще облизывались на мою среднеупитанную тушку, а дальше начинались совсем уж дикие локации, в которых даже лешие не умели говорить. Мечта дауншифтера. Только вот гоняться за хозяином с последней точки воскрешения не хотелось совершенно.

Наверное, я был плохим слугой.

— Слушай, а врагов поблизости из лесных у тебя нет? — спросил я у лешего, быстро разменивая бобра на пучок мышей. Помогать лесному духу желания у меня не было, а вот чего-то заиметь — вполне.

— Найдётся пожалуй. Бродит тут один моб, — насторожился ушлый старичок, — А что?

— Да ничего, — я снова зашёл с козырей, — Давай я его тебе одолжу на пару дней, а ты потом кинешь нам тропку к деревне с храмом Света. Да не жмись, сможешь, я знаю. И бобра обратно отдам! А енота даже не проси…

Медведь попытался вспомнить молодость и спастись на дереве, но шумно съехал в объятия неутомимого врага. Вздохнул, и рухнул на передышку, подставив под удары жирный бок.

— Давно я с одним вепрем не лажу, — задумчиво обронил лесовик, — Он, глядишь ты, уровни прокачал, хозяина ни во что не ставит, хочет себе локацию отделить… Надо бы ему показать, ко в лесу главный!

— Ни слова больше! — бодро ответил я, содрогнувшись от упоминания вепря, — Место и время за тобой! Веди!

Бряммм! Вы получили квест Укрощение визгливого! Вепрь Милохвост тиранит окрестные леса. Нанесите ему двадцать пять единиц урона, понизьте бодрость до тридцати и хотя бы один раз обратите в бегство, ни разу не погибнув. Награда — Вариативная, плюс тропа Леса по вашему выбору. Принять/нет?

Эх, со временем я обещал вырасти в очень приличного переговорщика. Я содрогнулся, представив, сколько Светозарчик будет выколачивать двадцать пять дамага из толстой шкуры. С другой стороны, выколачивать не мне!

Я кивнул.

Леший щёлкнул зелёными пальцами. Медведь встрепенулся, с почти человеческим вздохом встал, и ловким движением закинул Светозарчика на спину. Человек-паладин даже почти этого не заметил, и начал колотить по загривку слабой рукой.

Леший вскочил в седло крупного зайца. Я ухватился за подпругу. Подумаешь, не стремя, сойдёт!

И сошло. Мы понеслись по лесу, как спидеры в звёздных войнах, всё слилось в сплошную полосу. Остановка.

Мы увидели мечущуюся в колючих зарослях зверюгу, которая явно могла всё разнести, но пока ленилась возиться с колючками. Медведь осторожно сгрузил паладина в колючем закутке и кинулся наутёк, леший махнул рукой и колючая стена отсекла паладина от нас, но открыла доступ к зверю. Вепрь величественно фыркнул на чуть подлеченную мной в пути тушку. Тушка сориентировалась и пошла в сторону монстра. Их ждало много незабываемых часов и дней…

— И вновь продолжается боль… — негромко запел я очень актуальную песенку, выдавая Светозарчику меч.

* * *

— Что ещё? — недовольно спросил староста, который как раз самоотверженно прицелился испробовать очередную порцию пива, сделанную для бургомистра Зелёных Крон. Он вечно ругался с пивоваром, чтобы тот не добавлял сладких приправ, но эти полукровки-эльфы вечно были себе на уме. Эх, где бы найти приличного гоблина…

Отвлёкшись, староста снова глянул на гонца — десятиуровневого конопатого парнишку.

— Ттам. Ттам! — протянул он заикаясь.

— Я же просил по пустякам меня не беспокоить! — староста сорок пятого уровня начинал сердиться. Жизнь в глухом селе была непростой, и наполненной дурацкими хлопотами. То корова уйдёт с оленями в лес, то медведь придёт ругаться за опустевшие пасеки. В городе даже не представляли, как непросты сельские будни. У них были герои на каждый чих, готовые выполнять любые, даже самые дурацкие задания. А тут надо было выкручиваться самому.

При собаке колесо

Перетир ещё чуть поворчал, но двинулся за мальчиком. Всё-таки жизнь в Кочках была отчаянно скучной, а страх пацана обещал хоть какую-то новизну. Всё тянулось как-то вяло, в тумане, без лишних воспоминаний. Староста даже не мог толком сказать, чем занимался вчера. Временами он даже имя своё не выговаривал. А приход пацана внёс яркие краски в жизнь и надежду на перемены.

Серые бревенчатые дома утопали в вязкой земле с лопухами. По небу тащилось ленивое облако. Всё было серо, сонно и неспешно, будто привалено подушкой. Встречные бабы кланялись и шмыгали в стороны, хоть обычно ни во что не ставили представителя власти.

Странно. Староста даже слегка задумался, но быстро опомнился. А вот и частокол, старый и расшатанный. Последним набегом врагов был приход жены мельника пятнадцать лет назад, когда она с руганью разогнала доблестное ополчение Кочек, и забрала супруга домой из кабака. В тот раз стены не помогли, потому их и обновлять не стали. Такая вот смекалка.

Староста почесал объёмистое пузо и осторожно начал подниматься по засиженной курами лесенке на вышку. Наверху танцевал бледный дозорный. Корь. Откуда всплыло это имя?

— Ттам! Ттам! — почти дословно повторил он доклад мальца, тыча в частокол.

Лестница зловеще скрипнула.

— Поосторожней, дыру проткнёшь! — прогудел староста, опасливо ступая с трухлявой лестницы на трухлявую вышку. Осторожно опёрся на бревно и сощурился. Рядом по-прежнему текла речка, гуляли гуси пятого уровня на заливном лугу, на целых пять стрелищ распростёрлись расчищенные поля. И кругом всё было своё, до зевоты.

— Ты чего? — грозно поинтересовался староста у дозорного, прикидывая, сколько можно содрать за ложный вызов. И успеет ли шельма-пивовар накидать в бочку травок, пользуясь отлучкой. Надо прогнать охламона. И сманить кого-то из гномов с экспертным Зельеварством. Эх, мечты…

— Ттам! Ттам! — повторил дозорный, снова тыча за стену рукой. В конце концов, у него была Наблюдательность плюс пять с прокаченной Зоркостью.

Староста вздохнул, употребил руку дозорного вместо указки. Немытый палец показывал на лес. Ну и что.

Староста вгляделся и вздрогнул.

Странное марево вставало над Лысым Холмом, временами рассыпаясь на квадратики. Прямо под взглядом старосты оно сместилось к деревне на шаг. Шевельнулись деревья. Взвились всполоханные птицы.

— Что это? — страшным голосом спросил староста, и жизнь вдруг заиграла яркими красками. Дозорный, запинаясь, рассказал что-то про заику-охотника, которого хорошо двинуло в лесу и откинуло на пять вёрст к Хлюпающим Болотам.

Собравшиеся под вышкой бабы с детьми смотрели на начальство восхищённо и боязливо. И это было непривычно. Обычно он вообще их не замечал.

Староста ещё раз почесал живот под рубахой и решил взять помощь зала.

— Старейшин сюда! — взревел он, и половину публики как ветром сдуло.

Дозорный слабо пискнул в сторону леса. Староста отмахнулся.

Вскоре прибыла коллегия в лице кузнеца и знахаря. Силач-здоровяк с силой пятьдесят и телосложением семьдесят сходу полез на лестницу, чуть её не добив. Знахарь быстро нашептал покалеченной жерди, зачаровал на всякий случай и вышку, но всё-таки не рискнул и потребовал, чтобы сначала кто-то спустился.

Согнать решили дозорного — чтобы не разводил по месту панику и не ронял авторитет сельских элит.

— Что это? — повторил староста терзающий его вопрос, тыча пальцем в сторону леса. Кузнец близоруко сощурился, наклонился, и чуть не упал, нанеся одним касанием тридцать урона многострадальному частоколу, и понизив его класс со Слабой Защиты до Хлипкой.

— Это? — вгляделся знахарь, — Лешью тропу ведут. А в урочище недобрый дух, гневается. Вот тропа и застопорилась.

— И что теперь? — поинтересовался староста.

— Теперь? — хладнокровно отозвался оккультный специалист, — Теперь дальше пойдёт.

Явственно видная полоса покатилась, будто отвечая на его слова, и разом достигла края леса. Староста напрягся.

— Кто-то важный видать к нам спешит, — всё также невозмутимо продолжал травовед, которого долгая возня с растениями приручила к непробиваемой невозмутимости, — Сильную тропу вывели.

И староста даже не успел спросить, кто же там может быть — из лесу показался медведь. Здоровой, уровня сорокового, не меньше, он совершенно невеличественно потрусил к селу.

— Тревога! — заревел староста, скатываясь по лестнице и ловя ушиб-дебаф.

Знахарь остался на вышке, и потому видел, как вслед медведю махнула от деревьев маленькая фигурка на ушастом создании. Также он видел, что на спине у медведя что-то болтается, а сам зверь явно не настроен драться.

А ещё знахарь был спокоен. Пока.

Ополчение сделало для встречи врага всё возможное — уронило одну створку ворот на старосту, заклинило вторую, и рассыпало стрелы под копыта мечущихся свиней. Ещё до прихода врага село прошло панику, анархию и грабёж. Поэтому, когда медведь добрался до ворот, на него особо не обратили внимание.

Могучий зверь по-человечески вздохнул, сбросил со спины шевелящуюся поклажу, и припустил обратно к лесу. Там его ждал туманный неверный путь, по которому всего минут за пять можно было добраться к родной далёкой-предалёкой берлоге.

А войско, тем временем, медленно приходило в себя.

— Обошлось, — выдохнул староста из-под ворот, которые с него убирали под его же чутким руководством — чтобы не доломать.

Знахарь мудро промолчал или задремал.

Тем временем, позабытая всеми поклажа-кукла шевелилась и пыталась поднять голову.

Пока что её заметил только отогнанный от ворот пацан.

— Боги явили свою волю! — вдруг заорало откуда-то рядом.

— Что? — подпрыгнул дозорный и профессионально заозирался на вышке.

— Боги, говорю, — повторил прежний голос и вздохнул, — Дайте красную ленту, что ли. Я куплю.

Гуляющая у ворот девушка ойкнула и озадаченно уставилась на золотую монету в руке. А лента из её косы образовалась на голове неприметного человечка, стоящего рядом с медвежьим грузом. Как его не заметили раньше? Где он?

Отвлёкшаяся публика бросила ворота на крякнувшего старосту.

— Боги явили свою волю! — закричал человечек прежним голосом, подпрыгивая и размахивая руками, — Вестник явился, поразив голыми руками свирепого зверя! И бежал он обратно, укрощённый и рыкающий!

Толпа недоверчиво глянула на героя.

— Было ведь такое? — ткнул вдруг в дозороного на вышке пальцем человечек.

— Ну, вроде шевелился, колотил, — неуверенно подтвердил тор.

— И явился он! — воодушевлённо подхватил малыш, — Чтобы насадить Свет и Истину!

При этих словах лежащий человек, сильно похожий на пожёванную жестяную куклу, зашевелился и захрипел. А потом начал медленно разворачиваться с явным намерением уползти обратно в лес продолжить с медведем бой.

— И вышел он к людям и вопросил! — продолжал человечек, придавив ползуна ногой на спине, — Есть ли Свет в ваши сердцах, и храм в ваших селеньях?

— Мы? — заморгал отвлёкшийся знахарь.

— Ну не мы же, — устало вздохнул человечек, — Храм в селе есть? Куда идти?

Селяне недоумённо переглядывались, вспоминая все коровники и свинарники.

— Есть, есть! — обрадовался кузнец, — Помните тот сарай, в котором мы фасоль складываем!

— Пригласите? — по-деловому вцепился человечек.

— Пригласим. Милости, значит, прошу, — опомнился знахарь, он же ведун, он же священник по совместительству, — Проследуйте в наш храм.

— Во имя веры. Во имя Света. Во имя Света! — с нажимом повторил человечек.

Дальше начались крутые спецэфекты, которых в селе не видели с тех пор, как племенному быку старосты по ошибке вылили бражки, и тот чудил три дня, позагоняв на крыши всех, кроме рыбы. Ползущая к лесу фигура замерла, как собака при оклике. Затряслась, остановилась, погребла руками и ногами, начала разворачиваться к селу. Обратно. К селу. Обратно. Явственное свечение стало проступать над заштопанной одеждой и мятыми доспехами. Он всё-таки повернулся к селу. Толпа ахнула. Из глаз чужака лился свет, словно из тыквы со свечкой и прорезями.

— Квест принят! — сказал пришелец жутким голосом, и пополз в село.

— Так это… — ахнул кузнец, как самый догадливый, — Так это игр!

Толпа ахнула, как фанатки Лепса на концерте. Увидеть игра вживую, и даже не поехать для этого в город! За всю историю Кочек в них побывал только один игр. Но Алхимик двадцать восьмого уровня квестов не брал, подвигов не совершал, и усиленно качал профу с пивоваром. Через пару месяцев за ним приехали из города хмурые друзья и забрали горланящее разухабистые песни тело. На этом геройская эпопея Кочек закончилась.

Чтобы открыться с новой страницы!

Игр полз, сипя и рыча, через заборы и лужи. Человечек суетился рядом и помогал. Толпа восхищённо следила. Один знахарь, прочно потеряв покой, метался между двумя сарайчиками, решая, в каком из них под хламом спрятан алтарь. Времени разгребать оба не было. Помог гость — целенаправленно выбрал правый.

«Была-не была!» — решил знахарь, и после жестокой битвы с недовольной козой освободил святилище. Алтарь был под сеном — грубый каменный диск с едва высеченным кругом — солнцем. Им не пользовались, сколько знахарь помнил себя, но под ладонью линии отозвались едва заметным светом.

— Приходит она, и отступает ночь, то есть тьма, — чуть с запинкой забормотал он, вспоминая нужные слова. Но заползший в сарай пришелец не придирался к служению. Он просто хлопнул по диску ладонью, как бейсболист по базе, и свет в его глазах потух.

— Квест выполнен! Возрадуемся! — громко заявил человечек.

— И правда, выполнен, — недоумённо пробормотал знахарь, прислушиваясь к себе.

— Великая эпоха грядёт отсюда, — продолжал шуметь коротышка, как нанятый, — И повлечётся отсюда справедливость на окрестны города, и возрадуются праведники и вострепещет зло!

Староста шёл по Кочкам, отряхивая с себя обломки ворот, и потерянно оглядывался. Он не узнавал свой родной угол. Всюду появились какие-то закутки, заборы. На домах проступили знаки «следопыт», «безутешная мать», «отставной кожемяка». Незнакомые люди проносились мимо по своим делам. Кузнец, отроду не бывавший в кузне, упоённо стучал молотком, готовя клинки, щиты и заплаты на броню. Знахарь у сарая приосанился и оглаживал невесть где взятую солнечную цепь. За оградой кричали про потерявшегося мальчика в лесу, а старая Фёкла, которая лазила по деревьям лучше молодых, громко причитала про козу, которую собирались принести в жертву последователи какого-то мрачного культа. За спиной с хеканьем ладили новые брёвна для ограды и ворот, опасаясь набега каких-то орков.

Одинокий и потерянный староста брёл по селу, ощущая на своих плечах гнетущую сень.

— Это глобалка, — сказал вдруг рядом сочувственный голос. Чужак-коротышка стоял рядом и понимающе глядел в глаза, — Я и сам не ожидал, но может получиться. Подтянутся чудовища, кланы, лиги. Гномы выроют рядом дыру и отравят речку. Сюда потянутся с золотом купцы. Потом рядом поселится дракон — кто знает? Жизнь Кочек изменится навсегда.

Староста сдавленно застонал.

— Но выход есть, — продолжал незнакомец, словно добрый дух Света, — Скажем, если глава города и его первожрец дадут герою задание посетить храм в Столице… И даст для этого доброго дела пару подвод…

Дураков в старосты не берут. Не в этом случае. Перетир хлопал глазами всего минут пять, а потом зычно закричал:

— Травник!

Вскоре в кочках установилась прежняя дремотная тишина, и только обвалившиеся ворота напоминали об утреннем переполохе. Куда-то подевались все люди и краски, знахарь потерял цепь, кузнец недоумённо оглянулся и опустил молот. Жизнь обрела прежний неспешный шаг, и староста позёвывая пошёл проверять пиво, уже который год выдумывая для эльфа-полукровки нагоняй.

Две подводы с припасами весело тарахтели по дикому просёлку в сторону Зелёных Крон. Нежно спелёнутый и перевязанный пришелец лежал в телеге, уставшись вверх глазами-фонариками.

— Всё будет хорошо, господин, — ворковал ему коротышка, накрутивший ещё пяток красных лент на руки и ноги, — Столичные целители избавят вас от хвори. И будем мы потихоньку расти, чудовищ пасти, да славу грести..

Медвежий всадник дрогнул, шевельнул ртом.

— Что, господин, — наклонился к нему заморыш, протирая лоб тряпкой для слабенького бафа ясности.

— Как же ты надоел, Игнатов! — вдруг явственно и чётко сказал страдалец женским пронзительным голосом.

Раздача слонов и подарков

Путешествие в столицу с прикованным слабоумным прошло гораздо проще, чем могло бы в реале. Игровая механика не давала скучать в пути. Герои или выполняли квесты «поймай бандитскую стрелу» или оказывались на месте благодаря зачаровыванным трактам, ускоряющим движение. Всего через полчаса мы уже были в Зелёных Кронах. Оттуда, в сопровождении игроков, двинулись к ближнему телепорту, который скрывался за городом в горах, чтобы жизнь не казалась мёдом. Я даже не особо придумывал, просто повторил историю про героев, и нашлось несколько бескорыстных помощников, чьи длинные носы учуяли неплохой квест. Так что разбойники хоть и мелькали в стороне, но не решались сражаться за повозку со слабоумным. Такого добра у них наверное и своего хватало. Так что мы без приключений вступили на площадку с четырьмя кристаллами по углам, и окутались белым пламенем переноса.

После пережитого в столице уже были не приключения, так, рутина. В храме Света хотели принимать паладина где-то также сильно, как участковый — оформлять супружескую склоку. Говорили, что это не их профиль, что зоофилам место на алтаре природы, и можно вообще поместить этого психа в городской зверинец, пусть выполняет квесты по боям на арене с кабанами. Но я намекнул, что речь идёт о репутации божества, и это заставило шевелиться ленивые жреческие округлости. Прокаченная Вера Светозарчика хоть раз сработала как надо.

Первым явился какой-то младший послушник пятого уроовня, которого явно оторвали от мытья полов и прочей дедовщины начального уровня. Он нервно потыкал в Светозарчика пальцами, взвизгнул, когда тот попытался кусаться, и убежал за подмогой. Вернулся он с ворчливым и востроглазым святошей-десяткой, явно управителем низкого звена.

Этот, как опытный стратег, в бой бросаться не стал, а пустил пацана. Светозарчик не промахнулся. И даже получил достижение «Зубастик» — укус зубами плюс пять к урону, плюс восемь к страху, десятипроцентный шанс повесить Колики от Смеха на видевших это вампиров. На крики послушника сбежалась куча народа, пальцем занялись. Светозарчика заметили позже. В этот раз в бой бросили какого-то зубрилу, молодого, но уверенного пятнадцатиуровневого адепта, у которого ещё ожоги от посвящения на щеках не облезли. Он долго сверял Светозарчика с толстым справочником, и только потом убежал за подмогой. Пришёл с компанией строгих старцев уровней пятьдесят плюс. Ещё полчаса они листали книги, тыкали в Светозарчика пальцами и осторожно заглядывали в глаза. Зубы я ему завязал уже давно.

Следующие полчаса вокруг паладина творился целый научный шабаш, только без шампанского и с очень скромными девочками. Надутого зазнайку славили, как нашедшего новый вид одержимости, тот кланялся и воспарял. Через тридцать минут этой важной деятельности они все ушли докладывать верховному жрецу.

О нас вспомнили ещё через час.

Весёлая и подвыпившая компашка ввалилась в отведённую нам келью, и устроила крутое световое шоу. Светозарчик светился, как главная ёлка. Очищения с экзорцизмами лились сплошным потоком минут пятнадцать.

Закончилось тем, что Светозарчик изловчился и всё-таки тяпнул за руку свежеиспечённого грандмастера, повесив ему долгий дебаф «Отмеченный Светом». После этого профессура как-то быстро сдалась и слиняла.

Следующим появился полстауровневый Чтец — скромного вида мужичок в серых одеждах. Я настроился на декламацию местной красной шапочки с любого места, но он просто положил Светозарчику руку на лоб и закрыл глаза.

Через десять минут он вздрогнул, выгнулся и захрипел. Я позвал на помощь. Вбежавшие старцы отправили его «выныривать» к алтарю, а сами принялись за Светозарчика всерьёз. Сразу была видна разница в подходе — вскоре койка Светозарчика превратилась в мини-алтарь, а пятеро бородачей в мантиях слаженно выводили закляться такой силы, что плавились пуговицы на рукавах. Я смылся из кельи, подальше от греха.

Не знаю, что у них там шло и как, но через сорок минут кто-то умный решил развязать паладина. Хорошо хоть, сумели уйти, хоть и с некоторыми потерями в одежде и самоуважении. В результате я вместе со всеми держал дверь, пока об неё изнутри с рычанием биля защитник света и справедливости. Что-то Светозарчик стал совсем плох. Или каждый получает такого господина, которого заслуживает?

Что мне нравилось в храме Света, конфликт шёл по спирали, никто не пытался трусливо сбросить задачу вниз или вбок. И с проблемой они боролись всерьёз, хоть и не сразу её приняли.

На помощь вместо профессиональных грузчиков пришли четверо Верховных Жрецов двести пятидесятого уровня. В крутых цепях, посохах и шапках. Мы раздались от дверей, они вошли, и сразу же вышли. Перед ними в облаке света плыл брыкающийся и рычащий Светозарчик. Процессия двинулась обратно, прямиком к главному Алтарю, очищенному от верующих.

И в этот раз я не удержался. Даже вор двухсотого уровня не проник бы без позволения к алтарю. Но кто обратит внимание на ничтожного слугу?

Огромная статуя Богини высилась в зале, с улыбкй сложив в лодочку ладони перед собой. В них мог без труда поместиться человек. Он и поместился. Окутанный сияющей рубашкой, одержимый паладин пытался извиваться и рычать. Очищающие потоки света лились на него, сплетаясь и распадаясь, скользя в теле ослепительными пальцами.

Вскоре у меня заболели глаза и я пожалел, что не взял маску сварщика.

А Жрецы потихоньку смолкали и отступали. Но это было не поражение. Ещё нет. Они просто приняли, что не смогут справиться своими силами.

Но кто сказал, что силы должны быть свои?

Я даже не понял сразу, что они задумали. Их посохи засияли, лучи вонзились в изваяние Богини, а голоса завели песню на странном языке, в котором посреди слов вдруг пропадали звуки, улетая с посохов в прикрытую каменным платьем грудь. Храм затрясся, загудел. Я на всякий случай забился поглубже в щель между стеной и каким-то ящиком.

А потом… Волна силы подхватила и качнула. Жрецы мягко опустились на пол без чувств. Храм заполнял странный свет, будто сложенный из мириадов крохотных светлячков, радостный и живой. От него не было ни укрытий, ни тени. И без толку было жмуриться и закрываться рукой. Он сиял. Он был везде, и я посреди него.

Плюнув на попытки зажмуриться, я осторожно высунулся.

Она явилась сюда, и Ночь отступила навсегда.

Сияющая дама, ослепительно прекрасная и ослепительная просто сама по себе, стояла посреди храма. В лёгком платье с плетёным поясом, и безо всяких корон, которыми были украшены её изваяния по всем королевствам. Что ей людские знаки власти и тщеты?

А на её ладонях покоился Светозарчик, словно ребёнок. И ни сразу я понял, что он действительно покоится, а не рвётся освободиться и бежать.

— Дитя моё, — нежно проговорила богиня, и провела ладонью у Светозарчика над головой, — Вернись из сумрака, в котором заточён!

Это было… странно и прекрасно. Одна ладонь поднялась, и на миг пальцы сверкнули бессчётным множеством сияющих нолей и единиц, она погрузилась в грудь паладина, и бережно, но неотвратимо потащила наружу что-то чёрное.

Целиком это напоминало тёмный намордник.

— Живи по сердцу и не знай тьмы, — медленно сказала Богиня. Прямо у меня на глазах она меняла характеристики, свойства, классы безвольно раскинувшегося тела, словно в мягкой глине. Похоже, я нарвался на ведущего искина локации, рядом с которым деревоадмин был шестёркой по раздаче кофе. Этих богов лучше не злить. Эх, кто бы объяснил мне это раньше? С другой стороны, выбора у меня особого не было.

И вот глаза Светозарчика дрогнули. Я это увидел даже из своего укрытия.

— Богиня, — прошептал он и улыбнулся.

— Спи, дитя, — улыбнулась в ответ она, и от её улыбки у меня на пальцах начали явственно распускаться сотканные из света ромашки. Я забился в угол, яростно отряхиваясь от побочек.

— Выходи, хитрец, — услышал я чуть позже, и мне очень это не понравилось. Захотелось даже обернуться и глянуть, не спешит ли ответить на призыв настоящий герой.

В который раз меня подвела моя незаметность. Оно и понятно. Все персоажи — песчинки для богов. С их высот уже не видна значимость.

Расправив плечи и приняв независимый вид, я вышел из-за укрытия.

— Подойди, — услышал я, и сделал три шага в море света. Что-то очень остерегало меня сейчас поднять взгляд. С детства отучился прямо смотреть на солнце.

— Даже богам видно не всё, но многое, — раскатился надо мной мягким громом, — Я вижу твои отзвуки в подвигах, которые поют не для тебя. Так ли это?

— Такова моя судьба, о великая, — брякнул я в ответ, скромно разглядывая свои башмаки.

— Даже боги не ведают всей судьбы, — отозвался голос расплавленного на солнце мёда, — Посмотри на меня!

Я поднял взгляд. Богиня улыбалась! Светозарчик уже мирно спал на полу. А ко мне плыла огромная рука, способная прихлопнуть за раз стадо мамонтов.

Дурацкая мысль. Но даже она вылетела, когда меня коснулась гигантская ладонь. Стало тепло, уютно и бодро сразу. Экран взорвался системками.

— Для каждого поступка есть цена, — услышал я сквозь золотистую музыку небесных труб, — И ты судишь верно. Как будет? Даже боги не ведают. Но твой питомец нуждается в тебе, герой. Он скован в двух мирах, а я властна только в этом.

— Я услышал, Богиня, — прошептал я, опускаясь на колено.

Огромная ладонь ещё раз прошлась по моим волосам.

А потом всё исчезло. Как не бывало.

Перетоки

— Мы очень рады, Алексей, что у вас получилось решить эту… проблему.

Ровный голос, приятная улыбка, выверенные движения и застывшее лицо с красными пятнами на скулах. Она очень хочет, чтобы я поверил. Почему?

Я смущённо опускаю взгляд и давлю желание почесать на сгибе руку. После игрового геля она почему-то зудит в локтевой выемке. Но чесаться при такой торжественной речи…

— Сначала мы считали этот… — она вспоминает выученную шпаргалку или слушает голос в голове, — Сбой? Частью игрового процесса. И только вы догадались, что речь идёт о нарушении и сумели его устранить. Проявили внимание, наблюдательность, инициативу. Нам очень повезло, что вы оказались рядом с Денисом.

Снова смущаюсь, как и полагается. В этой игре должны отработать двое. Ровно так выгоняют на пенсию подзадержавшихся трудяг, и расстаются с сотрудниками, когда те слишком много знают, но убрать их нет серьёзного повода. Заливая елеем и мёдом. Интересно, откуда это у неё? Увольняла садовника? Отпускала слишком симпатичную горничную? Или это — врождённое, полученное при с потомственным классом «господин»

Что за чушь я думаю?

— Служба поддержки уже принесла свои извинения за этот досадный случай и выдала компенсацию.

Снова ложь. Но зачем? Чтобы я сам не обращался к технарям? Значит, полагается изобразить дикий восторг. И кивать, кивать на каждое слово. Пусть верит, что я иду за её речью, как кролик за удавом.

В дверях веранды за моей спиной появляется недовольный тип. Я вижу его отражение. Смотрит, и исчезает. Значит, было велено подождать, но никто не думал, как долго будет говорить хозяйка с простым подчинённым.

Интересно.

— И теперь мы безусловно должны взять первое место в рейтингах!

Ещё недавно эти слова пылали огнём, теперь пусты, как прогноз погоды. Что-то изменилось в их планах.

— Остался только один квест, который поможет нам вырваться, — она потирает руку, словно после школьного укола, — Чаша Света. Нам надо победить Клыкохвата. Вы понимаете, как это важно для Дениса и УВЕРЕНА, что вы справитесь.

Сколько раз уже мне расставляли эти рогатки, выросшие из детского «на слабо». Когда одним махом опеределяют в пустяки дело, над которым вполне можно надорваться.

— Что вы скажете, Алексей?

Она смотрит внимательно. Нас кто-то ещё слушает? Важно моё согласие или мой отказ?

Едва удерживаюсь от улыбки. С кем ты играешь, девочка! Я пять лет воевал с бухгалтерией, не выбираясь из окопа! В такие ловушки не попадали даже рыбки из бухгалтерского аквариума!

— Безусловно! Я уже прикинул несколько возможных тактик. Смотрите, вот список квестов, который позволит собрать рейд из трёх волн, прокачать резист на огонь, и заручиться поддержкой катапульты…

Я сдвигаю к ней листик, скрежещу стаканом по стеклянному столику, почти опрокидываю сок на её белоснежный костюм.

— Очень, очень интересно, Алексей, — тепло улыбается она, — К сожалению, я мало в этом понимаю. И я слишком вас утомила. Простите. Совсем забыла, что вы прямо из игры!

— Нет, ничего, посмотрните, — гну свою линию я, изображая ровно того недалёкого энтузиаста, которого она хочеть видеть, чтобы уловить пределы.

— Да, да, замечательно. Приступайте. Мы целиком вам доверяем. И… Извините за неудобства.

Последнее она выплёвывает, как плохо прожёванный кирпич. Нас явно слушают. И всё сказанное будет использовано против нас. Я подскакиваю с невнятным бормотанием и всё-таки опрокидываю сок, правда, мимо неё. Прощаюсь, выскальзываю из террасы-веранды, спешу по лестнице к выходу мимо череды дверей. В доме тишина и спокойствие. Через минуту я шёл обратно. С тем самым деловито-глуповатым видом, каким обычно спешат исполнить чью-то важную волю недалёкие индивиды: согнувшись от навалившейся ответственности, но нахмурившись и гордо задрав при этом нос. Встреченный водитель Екатерины, по совместительству охранник, и правда встретился на пути, но уступил дорогу, всё правильно прочитав. А я уверенно поднялся к голосам, которые раздавались уже в другой комнате.

— А мне не надоела эта комедия! Я что, должна перед ним танцевать? Хватит, что папик заставил перед ним извиняться! Нет, я не могу от него избавиться. Не сейчас. Пока.

Я непринуждённо прошёл мимо этой крайне интересной беседы и уверенно свернул ко второй лестнице, рядом с Денискиной комнатой. Шедший следом водитель просто меня не заметил.

Слуги, они такие.

А я узнал достаточно. Больше, чем хотел.

В машине, кивнув знакомому таксисту, я начал собирать по кусочкам кашу фактов.

От меня хотят избавиться, но не могут. Факт.

За меня Звонарёв-старший, против — остальные. Факт.

Денис, сколько я его видел, становился всё бледней и тише в жизни, и странней в игре.

И когда я шёл мимо его комнаты, там явственно чувствовался запах больницы.

Готовится что-то связанное с пацаном, а меня хотят озадачить очередным невыполнимым заданием на вылет.

И что-то ещё, ещё…

Уже выходя из машины, я потёр руку и замер.

Звонарёва-средняя делала то же самое. Интересно, очень интересно.

Дома я раскидал все факты и долго на них пялился, собирая воедино. Был один проект, про который болтали в сети. Нейродрифт. Стимуляция интелектуальных способностей. Но чтобы такое запилили с несовершеннолетним? И почему Екатерина сама не помогает в игре пацану, раз виртится? Или как раз начала помогать, и поэтому я стал не нужен? Ну отправили бы меня на работу, и всё. Зачем секретность? Какие делишки или дела скрываются за ней?

Толком ничего не поняв, раскрыл свои новые статы, спрятавшиеся в неактивных и видных только мне. Глас Света, Око Света, Слуга Света, Длань Света — я будто стал набором светлых внутренних органов. Притом, что репутация со Светом у меня сползла в стойкую неприязнь.

«Спасти питомца, скованного в двух мирах»

Сообщить правоохранителям? Интересно, в какую психушку меня упекут за выполнение в реальности квестов от машины?

— Да ну, бред какой-то! — вслух сказал я, и испуганный вдруг заговорившим хозяином Пальчик рванул наутёк под стол. Но бред бредом, а я теперь вполне себе Труфальдино, которому приказывают женщины сразу в двух мирах.

Ну и фиг с ним.

Настало время для своей игры, но пока наши планы совпадали. Берегись, дракон!

Я ещё раз встряхнул головой, и, чтобы отвлечься, пошёл топтать клавиатуру на предмет квеста Светлая Чаша. Совсем недавно я поставил и нейродатчики, но с моей кашей в мыслях без полного погружения нечего было и стараться — машина выдавала какие угодно действия, кроме тех, что я просил. Так что, только клава, только хардкор!

Буквы вывалились на экран весёлыми стайками. Я равнодушно скользнул взглядом по последним новостям. «В связи с наплывом желающих и одномоментностью… Для упорядочения игрового процесса… Только одержавший пять побед на Королевском Турнире получает право на квест. Ранее полученный квест на Чашу остаётся в силе.»

И сотни коментов, от злорадных про «так нубам и надо» до воплей «и как же я сейчас», среди которых бесследно растворился и мой вопль души «разрабы, вы что, издеваетесь!»

Конечно, издеваются.

В битву за шишками

Сочные звуки ударов и вскриков были слышны ещё издалека, когда мы пробирались через торговые улочки. Эта музыка боли, в которой мне так хорошо знакома каждая нотка.

Я поёжился и покосился на главную скрипку этого концерта. Светозарчик, упакованный в турнирную броню с повышенной прочностью без бафов, ехал на притихшем Урагане навстречу новым тумакам. За палатками и домиками высился алтарь Страданий — огромная арена с трепещущими флагами. Как всегда — приезжайте все желающие, невзирая на репутацию и веру. Бандиты, Здесь принимают подношения от всех. Эта молитва стонется на всех языках одинаково…

Сегодня праздник у девчат…

Возле самой арены вырос целый городок наживающихся на этом празднике. Палатки лекарей всех мастей, баферов с дебаферами, дымящиеся хижины кузнецов для быстрого ремонта, и даже вигвамы друидов и волхвов — приводить в чувство шокированных этой дискотекой животных. Также крутились тёмные личности, шёпотом обещавшие договориться о паре побед за вполне умеренную по их мнению мзду. Отдельно высились шатры герольдов, которые долго и нудно объясняли желающим, как себя правильно вести за ваши же деньги. В их сторону я посмотрел с интересом — знание церемоний могло помочь. Но не с моим упакованным в доспехи бабуином.

Сейчас Светозарчик вёл себя тихо, но я-то знал…

Из-за трибун донёсся радующий душу лязг, затем согласный вой. Орали, похоже, хозяин вместе с конём. Скоро и нам предстояло вступить в это пение.

Правда, эту честь надо было ещё заслужить.

— Имя, уровень, класс, — бросил усталый распорядитель сорок второго уровня на входе. Это был игрок, явно взявший социальный квест и явно уже трижды об этом пожалевший.

Я гордо запилил имя и титулы хозяина, которые совершенно никого здесь не впечатлили. Конечно же. Семь Королевств огромны. И подвиги третьего парня на деревне совершенно не значат ничего для других.

— Десять схваток в день, из них надо взять пять. Противники плюс минус три уровня. После восьми проиграшей подряд отстранение на сутки, — заученно пробубнил распорядитель, записав наши данные.

Вот это буквы мелким шрифтом!

Совсем рядом на арене раздался ещё один жуткий крик и такой же удар.

— Мой хозяин готов сражаться хоть двадцать раз в день! — гордо заявил я, стараясь не глядеть на процессию с рыцарем тридцать второго уровня, которого будто вскрыли консервным ножом, не пожалев дорогущую броню со специальным подбоем. Его ноги до сих пор крючило дугой — явное свидетельство прокачки до Мастера верховой езды с сопутствующим штрафом на бег и шаг. Рядом с доблестным воителем суетилось сразу пять лекарей. Похоже, это была хорошо подготовленная важная шишка. Я-то мог предложить Светозарчику только примочки на лоб и Сшивание Ран. Нитки я захватил. И уж если уж этот серьёзно подготовленный боец так пострадал, то что же будет с нами… В общем, я чувствовал себя так, будто мимо рвущегося в бой велосипедиста с рогаткой протащили развороченный тяжёлый танк.

— За звание драконоборца тоже дерутся, — заметил распорядитель, будто прочитав мои мысли, — Там вроде пообещали какой-то квест. Толком никто не знает, но бойцы съехались пресерьёзные. Многие сотки даже рерольнулись ради этой чаши. Жуть что творится. Так сколько схваток, вы говорите, готовы провести в день?

У меня был шанс сказать, что я пошутил и спрятаться за Урагана.

— Двадцать, — повторил я, ёкнув за Светозарчика всем цифровым организмом, — Герои не знают устали в битвах! А мой господин отмечен великими подвигами и дланью самой Богини!

Паладин, отыгрывая величие, замолчал и надулся.

— Кхм, — скептически отозвался распорядитель, пристально вгляделся в Светозарчика, определяя статы, и его глаза натурально полезли на лоб, выдавая отношение «ошарашенный».

— Подождите! — выдавил он, и исчез.

За нами образовалась маленькая очередь. Ещё хотел попытать счастья северный шаман тридцать пятого уровня на длинном олене и какой-то тридцатник-крокодил верхом на другом крокодиле. Судя по виду туристов, они с трудом понимали, куда вообще попали. Как и я. За ними ещё пробовал пристроиться юнец-тридцатка в стандартной броне, но в это время на арене опять страшно заорали и стукнули, и он благоразумно испарился.

Распорядитель вернулся с неписем полусотенного уровня и шитой лентой через плечо. Явно начальством в здешней иерархии. Где-то я уже недавно с таким сталкивался. Закончилсь всё пришествием Богини и очередной глобалкой, кстати. Теперь в столицу тысячаси кинулись паломники. Чем закончится сейчас?

Чин глянул на Светозарчика с докторским интересом, величественно кивнул, развернулся и ушёл. А распорядитель закрыл глаза, замолчал и заулыбался.

— Простите, а что… — робко решил напомнить я о нас, хоть и просто совестно было приставать к такому счастливому человеку.

— Что? Ах, да, — он глянул на Светозарчика почти что с нежностью, — Вам надо пройти квалификацию. Статистика ваших турнирных боёв внушает сомнения, что вы готовы столкнуться со здешними противниками. Отработайте на манекене, и по результатам мы решим о вашем допуске. Сразу плюс пять к рыцарству! Плюс пять!

И снова зажмурился, упиваясь взятыми уровнями. На нас ведь поднял, точно!

А я мысленно застонал. Вот мы влипли!

Тренировочный загончик притаился в углу за съёмными щитами. Наверное, их поднимали, когда хотели повеселить публику. Наш противник застыл с той стороны барьера — сурового вида чучело с нарисованными углем глазами и выставленным вперёд тупым копьём. Его гордый конь из двух табуреток и головы — щётки просто рвался в бой. На сделанном из крышки от бочки щите был нарисован смайлик. Ох уж эти шутники-разработчики!

Распорядитель где-то потерялся. Я огляделся и решительно запер двери загона. Мы остались в нём одни. Два коня, два разумных создания, и один Светозарчик.

— Атакуй, господин, — сказал я, натравливая паладина на второго разумного, — Мы должны прежде испытать свои силы.

Спорить Светозарчик в этот раз не стал и честно стал к барьеру. Копьё дрогнуло, опускаясь, Ураган пошёл набирать ход. Коварный враг застыл на месте, ожидая удар.

Удар! Копьё соскользнуло по щиту к барьеру, и застряло там. Дикий хруст, и освобождённый от всадника Ураган весело побежал дальше. Светозарчик остался висеть, медленно соскальзывая с копья.

— Это была случайность, господин, — подбодрил я, мысленно содрогнувшись, — Сейчас вы пронзите это чудовище, как солнечный луч!

Светозарчик сполз с копья, которое я убрал из его рук в последний момент, и двинулся на исходную.

Через двадцать минут чучело вело со счётом двенадцать-ноль.

Это было что-то невероятное и за гранью. Свет не видывал менее сработанную пару, хуже подготовленного всадника и более избалованного коня. Светозарчик падал сам и с Ураганом, ронял копьё, терял его в бою, пару раз врезался в стену. Лишь однажды он — зацепил чучело — в падении, головой, но враг устоял. Три битвы сделал Ураган — как оказалось, он обожает ловко перепрыгивать барьеры и пытаться укусить врага.

Ещё раза три успех они делил поровну.

В какие-то моменты я жалел, что не продаю на это шоу билеты. В какие-то — просто впадал в ступор. Блин, ещё недавно Светозарчик был совсе не так плох!

Всё это время за стенами загончика ревела толпа, и временами мне казалось, что в нашу честь.

В дверцу деликатно постучали.

Светозарчик как раз снова приложился об стену, словно в ответ.

За дверью недоумённо смолкли.

Я привёл хозяина в относительный порядок. Если не считать лёгкой оглушённости, его можно было бы хоть сейчас пускать в бой.

И только потом дёрнул засов на воротах, за которыми начали звучать недоумённые голоса.

Распорядитель-непись и какой-то ремесленник из игроков с подозрением уставились на нашу парочку. Игрок тут же скользнул внутрь осмотреть чучело — что с ним сделала за запертой дверью эта парочка человек-с-конём?

Оставалось только порадоваться своей незаметности.

— Мой господин отказывается проходить это состязание, — гордо объявил я, следя, чтобы хозяин задрал до положенного градуса нос, — Рыцари Света идёт своей стезёй, а не крошат на потеху деревяшки!

— Так вы отказываетесь от турнира? — поспешил уточнить ушлый чинуша.

— Мы ещё вернёмся! — грозно пообещал я на манер терминатора, и мы двинулись к выходу обычным порядком.

Оглядевшись, я пошёл к самой нарядной палатке герольда восемьдесят шестого уровня. Все остальные толкователи могли похвастаться только шестидесятым, не больше. Очереди к нему не было, значит, цена отпугивала игроков. Я тоже попробовал отпугнуться, но времени не было.

— Доброго дня. Чего желаете? — бархатно поинтересовался у нас благородный знаток таких же обычаев. Он сидел в очень удобном кресле-троне, за накрытым скатертью столом, и перед нами сразу же материлизовались две чашки с дымящимся напитком, явно добавляющие ещё сотню монет к услугам.

— Да прибудет Свет! — буркнул я, стараясь держать свою беспородную сущность в тени, — Вы не могли бы рассказать нам о привелегиях, положенных приверженцам Света на здешних турнирах?

— Охотно.

— И на какие блага может рассчитывать конкретно этот рыцарь за причинённые им подвиги.

Иногда я слишком надеялся на автопереводчик искина, и он не успевал отсекать всё моё ехидство.

— Это будет стоить… — вельможа поглядел на Светозарчика взглядом-рентгеном, — Ещё семьдесят пять тысяч.

Мы возвращались к арене налегке. Лишившись всех своих игровых денег. В ближайшее время нас ждала диета из лесных корешков, а Урагана — сорняки с обочины. Все деньги до копейки вытянул ненасытный сутяга.

Но оно того стоило.

При виде нас распорядитель заулыбался и даже не стал тратить слов.

«Распорядитель Брокс приглашает вас посетить тренировочную арену Да/нет»

— Не беспокойтесь! — громко возгласил я, от всей души надеясь, что Светозарчик не тиснет Да, — Господин не собирается участвовать в турнире. Ему просто надо узнать, во сколько отходит на дракона следующий караван и объявиться старшему.

— Драконоборцем признаётся лишь выполнивший условия, — терпеливо, с нечеловеческой любезностью повторил игрок-бюрократ, — Вы можете пойти на свой страх и риск, но будете остановлены заставами.

А то я не знал. Походные клетки у пещеры были переполнены нарушителями, а королевская казна — штрафами. За вертухаев работали даже бессовестные рейнджеры-игроки. Высокоуровневые следопыты с удовольствием отлавливали слабоумную мелочь.

— Нет. Ему не нужно сражаться, — я развернул заготовленный свиток и натянул на голову красную ленту, словно камикадзе, — Ибо согласно указов Угнана Третьего, пятнадцатого короля Северных Королевств, воины ордена Света именуются вечными чемпионами за вклад в битву с северными орками в Серогорском сражени. Ибо их осталось лишь трое из тысячи, но они не отступили. И явили истиную доблесть рыцаря, когда на арене показывают лишь силу с искусством! Этот же указ обязывает всех мужей королевства склонять перед орденом колено. Но нам достаточно кивка головы.

Я решил сделать скидки. В конце концов, для королевства было не слишком напряжно кланяться перед тремя ветеранами. Но сейчас последователей Света в королевстве было чуть больше нужного, и Светозарчик отчасти был тому виной.

В общем, загрызаться я зря не стал.

Распорядитель застыл, разглядывая системки, а потом неуверенно кивнул.

— Мы готовы выступать завтра, во главе колонны, — великодушно объявил я.

Главное было — выставить отправную точку для переговоров.

— Подождите минуточку, — с любезной улыбкой сказал распорядитель и испарился.

В этот раз он вернулся быстро, всё с тем же старшим менеджером макдональдса, сиречь неписем-полусотенником. За ним тащился Брокс со сложным ожиданием новых наград и свежих шишек одновременно.

— Чем могу помочь? — опять же по-макдональдски осведомился непись. Я повторил.

Чин сочувственно покивал. Его отношение к Светозарчику сменилось на сострадание.

— Я бы с радостью выполнил священную волю славного короля, — искренне заявил он, будто носил татуировку «Третий — самый первый» на груди, — Но согласно указа Больда Шестого, после того, как Эгеральд Бесславный устроил постыдный дебош на балу, рыцари света обязаны пройти по одной линии не оступившись ни на шаг, дабы пройти в королевские заведения, дома и заставы.

Хорошая попытка! Я мысленно поаплодировал и поклонился.

— Воля короля священна для всех! — согласился я уже вслух, — Но уже Трольд Гулящий постановил, когда паладин осветил своим заклятьем тёмный погреб и позволил найти последнюю бутылку любимого вина, что каждый воин Света является другом короны и титулуется бароном без майората. И потому требует к себе должного уважения и почестей!

Норг, так звали непись, поменял ровное отношение на азартно-дружеское. Игра была принята.

Это была долгая увлекательная битва, которая вполне могла стать бесконечной. Разрабы щедро написали историю Королевств задней левой ногой случайно пойманного второгодника с журфака, который втюхал им свой перепутанный конспект по Игре престолов и удрал через форточку. Других объяснений всем нестыковкам и ляпам быть не могло. В угоду богатства процесса все королевства захватывались раз по тридцать, ещё двадцать — завоёвывались, и непонятно сколько раз страдали от переворотов и революций. В результате все расы и кланы от горных орлов до тушканчиков успели побывать и предателями, и героями, и клоунами, и обо всём имелась толстая пачка законов и указов, один законней его. Поле для квестов открывалось богатейшее, но и спорить можно было от вечера и до забора.

Мы скрещивали бумажные копья в эпичной битве, низвергая Орден в прах и вознося его к небесам из пепла. Паладины спасали королей и свергали тиранов. Возвращали крайне нужные сокровища и похищенных принцесс в самый неподходящий для принца и фрейлины момент. Битвы кипели в твердынях и спальнях. В какой-то момент, когда речь зашла о том, что паладин Дериан Пылкий, чудом защитивший королеву от убийц, попал в её спальню ночью совсем не чудом, и потому вся королевская линия может нести в себе паладинскую кровь, рядом объявились грозные личности в плащах, и я крепко струхнул, как и непись. Но обошлось, мы быстро скатились в какие-то таможенные склоки по проезду одного копья и одной лошади. Мелкой очередью ушли расправы Светозарчика над злыми магами и палачами, в ответ пришло обвинение от друидов о потоптанной конём земле.

Минут через двадцать мне это надоело, а старший распорядитель выдохся.

— И, в конце концов, — закричал я громче, карабкаясь на стащенную у чиновника скамеечку, — Каждый адепт добра должен склониться перед воином, на которого пал взгляд Богини!

Я задрал чёлку Светозарчика, под которой остался чёткий незагорелый след, когда по всему его лицу разливался чудный кофейный румянец — как следы от купальника на новоиспечённой нудистке.

Собравшаяся толпа ахнула чуду.

— Хорошо, хорошо, — обрадовался почётной капитуляции непись, — Мы признаём паладина достойным участником охоты на дракона. И смиренно просим лишь преломить одно копьё на отборочном турнире, как гласит об этом указ Годвинда Смелого, возводя сее деяние в привилегию и обязанность!

Дзынь! Вы выполнили скрытый квест Бумажная стена!

Минуты три я радовался победе, пока мы шествовали вовнутрь. Туда, где ревела толпа и раздавали удары.

— Нам сказали ждать здесь, господин, — сказал я, поворачиваясь к Светозарчику.

И чуть не отскочил. На мгновение его лицо исказилось настоящей ненавистью. Сдавленное шипение упало с губ. Но не успел я как следует испугаться, как всё прошло.

Показалось? Возможно. Но осталось чёткое ощущение, что кое-кого я своим успехом крупно разочаровал.

Как запутать лабиринты

Дальше снова возникли сложности, но я уже к ним как-то и привык. «Преломить копьё» оказалось вовсе не случайной фразой — Светозарчику предстояло в прямом смысле сделать это! После долгих препирательств с распорядителем мы решили, что именно ломать, а не побеждать очередного соперника. Также я выбил из непися право случайного выбора и наугад ткнул в предоставленный список новичков. Нам выделили всё тот же тренировочный загон, мстительно заменив чучело Светозарчиком. И вот, мы стояли у барьера, разглядывая грозного врага в мехах, с рогатым маунтом.

— Где тут праздник, однако? — безмятежно поинтересовался шаман. Ему явно дико порезали адекватность ради каких-нибудь танцев с волками. Только вот костяная пика в его сухонькой руке выглядела по-прежнему опасно.

Я покосился на Светозарчика. Паладин выглядел обычно для чужого взгляда, но я-то видел, как горят его глаза, а он замер в седле, как приклеенный. Тут явно что-то готовилось, но разбираться с этим надо будет после. Время для битвы.

— Начали! — скомандовал герольд.

И Ураган рванул вперёд, как живая торпеда. Гость с севера ещё радостно вертел головой, когда на него налетела закованная в железо глыба, и они покатились вместе рогато-копытно-меховым клубком.

— А что? — спросил я у потрясённого герольда, пряча Сапожное Шило в инвентарь, — Где сказано, что они должны сходиться по разные стороны барьера? Условия выполнены. Мы уходим.

Герольд уставился на переломанное копьё, а я пошёл к барахтающемуся герою. Светозарчик с Ураганом довольными не выглядели. Ну и пусть. Иногда герою не помешает хороший стимул. Или шило его коню.

Некогда мне разбираться, что там твориться в его голове. Позже.

* * *

Позже настало вечером. Я собрал все факты в кучу и задумчиво строил их в три ряда. Итак, Светозарчик-игрок был мне известен в четырёх режимах: ступор/апатия, бестолковая деятельность, вменяемый напарник, и озлобленный саботажник. Его мама — как барыня раздражённая и барыня любезная. Денис в реале мне известен не был вообще. Но в целом поведение героя всё меньше соотвествовало шаблону десятилетнего пацана. Вернее, соответствовало в фазе два и три. Но длилось это счастье недолго. Дело в пацане? Вряд ли. В последнее время он выглядел замученным, но худо-бедно нормальным. Да и семья так или иначе проявила бы себя, предупредила. Не прячут же они болезнь ребёнка ото всех, на его же голову. Разгадка скорее всего пряталась в персонаже и оттуда же мне дразнилась. Туда и будем копать.

Удивительно, как мало секретности осталось в современном мире. Наверное, потому что никому не интересна чужая жизнь неуловимых джо. И ценность узнанных тайн стремится к бесполезной. Ровно также нетрудно было понять вражеские планы, разве что кроме никчемных деталей. Миром всегда правят тщеславие и жадность. Просто остальным порокам хватает мелочей. Три стороны, три интриги, и я, затесавшийся в этот господский вальс…

Ну что ж, это многое объясняло… Я откинулся на спинку стула. В сущности, я мог дальше действовать по своему плану.

* * *

Лёгкое жжение прошлось по коже за миг до того, как Светозарчик вывалился из пустоты и покатился, пытаясь сбить пламя с доспехов. Липкий огонь Клыкохвата — три-семь минут горения за посмертием, два урона в секунду, пятипроцентный шанс повредить один предмет экипировки, и дебаф Сильный Ожог заодно.

Одним движением я сорвал со Светозарчика доспехи и выронил в кучу песка, не отводя от зеркала взгляда. Не так его сильно и жгло. Больше притворялся.

А я был слишком занят, чтобы отвлекаться на такие пустяки.

Лагерь драконоборцев располагался за двумя грядами от логова, под землёй. Здесь его разместили методом проб и ошибок, после того, как подлый Клыкохват уничтожил предыдущие пять, дав их сначала достроить. Очень может быть, что он собирался чуть позже грохнуть и это логово, но о таком старались не думать.

Так что пока это было весьма комфортное подземное убежище с привязкой воскрешения, кругами Силы для восстановления маны, и пятью минутами ходьбы до ближайшей дороги. Хоть объявление о продаже давай. Одни только эльфы с прочими лесовиками ныли про дебафы и пытались протащить внутрь горшки с зеленью. Но их выставляли вместе с этой зеленью наверх.

А мне нравилось. Спокойно. Тихо. Уютно. А самое главное — я всё отсюда видел.

Король не поскупился на зоркоглазы высшего качества. Я будто сидел на верхушке высоченного дерева, которое распростёрлось неподалёку от заурядного вида отверстия в скале. Лишь по кустам чуть в стороне можно было представить его размеры, чтобы не спутать с мышиной норкой.

Я глядел на логово Клыкохвата. Приближалась очередная серия в мире животных. Сколько раз я уже видел это за три дня? Но зрелище до сих пор оставалось прекрасным.

Чёрные клубы дыма рванули из пещеры, и в них незаметно вынырнула на Поляну Клыкохвата чёрная голова, похожая на крокодилью, только размером с хороший крузовичок. А потом следом заскользило, словно поезд из метро, остальное тело. Сильное, гибкое, прекрасное. И когда дым разнесло ветром, он сидел на поляне уже целиком, по-кошачьи обвив лапы хвостом. И я снова замер от восхищения.

Ранги у драконов были свои. И то, что Клыкохват имел пятидесятый уровень, лишь значило, что ему следовало бы бояться драконов семидесятого и гонять двадцаток. Для людей даже первый уровень дракона оставался драконом. Было зафиксировано лишь семь побед игроков над драконами. Все — над первыми-вторыми уровнями. И половина этих случаев была слишком похожа на враньё.

Потому что драконы были очень, очень хитры.

Покрасовавшись, Клыкохват плюнул в кусты огненным шариком, отправляя на перерождение очередного бедолагу, дунул на пещеру, накладывая печать, и взвился в небо, как он и делал каждые двадцать-тридцать минут днём и через полтора часа ночью.

На входе в скалу красовалось мерцающее марево — печать Клыкохвата.

И тут началась потеха.

Сотни игроков, таившихся в кустах, ринулись наперегонки к пещере. Многие — с привязанными маскировочными ветками и чучелами на плечах. Маги, паладины, рыцари смерти, воины, ринулись на полянку перед пещерой, как толпа истосковавшихся дачников на огород.

Рядом послышались крики и стук — возвращалась предыдущая партия неудачников, которую возглавил мой паладин. Но я не отвлекался на этот цирк. В зеркале было интересней.

Набежавшие действовали ловко и слаженно, давно поделив задачи и места. Десятка два игроков кинулось к завесе перед пещерой и начали её слушать, водить руками, колотить в неё мечами и молотами, поливать из бутылочек и обрабатывать заклятиями.

На поляне тем временем бушевал фестиваль кротов — столько народу рылось в земле, чтобы спрятаться или спрятать какой-нибудь подарок. Один одарённый друид, которого едва было видно за кустами, вовсю поливал свой моховый костюм из леечки, и уже натурально пускал корни. Другие ныряли в ямки, иногда вместе с конём, и прикрывались щитами, напарники сыпали сверху грунт. Пара воров прикидывалась ветошью прямо на бревне, которым прикрылся третий игрок. От сотен заклятий воздух над полянкой мерцал и искрил.

За три минуты игроки справились с делами и разбежались, оставив изрытую кратерами поляну.

А ещё через пару минут вернулся Клыкохват. Сделал над пещерой ленивый круг, дохнул на печать, и завеса поползла на полянку вперёд, выворачивая все ловушки и засады, словно бульдозером. Через десяток секунд у поляны образовался неровный круг из вещей и героев. Клыкохват лениво пыхнул огнём.

Минут через двадцать надо было ждать новую партию горящих приключенцев.

А Клыкохват нырнул в непроницаемый мрак пещеры. Следующие минут двадцать он будет сидеть в пещере, снайперски постреливая огнём в шуршащих по кустам героев. Может, кто-то задумает массовую атаку. Может, кто-то попробует испытать новый огнеупорный костюм или мазь. Но сейчас в передаче был перерыв.

Я отвернулся от зеркала, разглядывая воскресших бедолаг. Партия новых испытателей с суровыми лицами шагала к выходу. Уже чуть меньше, чем прежняя волна. Так получалось каждый день — новое утро начинали с новыми идеями целые толпы, а к вечеру дракона тревожили только самые упорные теневеки.

За три года квеста с драконом перепробовали всё, что могли. На него прыгали сверху, копали снизу, отряд гномов-оптимистов рыл гору с противоположной стороны, но о них уже полгода не было вестей. Всё заканчивалсь одинаково. Мы были для дракона младенцами с бубенцами, которые пытались бегать с ним наперегонки.

Нападали на него тоже регулярно. Такие заканчивали быстро.

Текучка у драконоборцев была большая. В среднем сдавались через неделю, потеряв кучу вещей в драконовом огне и поиздержавшись в финансах. Светозарчик старался вторые сутки, отыгрывая мотылька у свечи. Его дракон гасил быстрее всех. Может, получит ачивку «Светильник года»? Только вот частенько герой уж очень орал и шумел после драконового привета.

Ну, ему видней.

Я быстро сделал домашние дела и вернулся к зеркалу. Двадцать минут истекали, и поляна как раз приняла почти свой прежний вид. Снова зеленел пятачок травы, снова темнело бревно, и только разрытая яма у края напоминала о приключенцах. Это старался дух пещеры.

Форум был переполнен нытьём на тему этого квеста. Все дружно сходились, что разрабы наконец-то создали баг и насос для выкачки обратно игровых денег. Эту чашу пытались добыть самые отмороженные фермеры и самые хитроумные кланы. Они обшарили каждый кустик, попробовали все способы и чары. Десятки топовых игроков раз за разом уходили на рерол, создавали под дракона специальные билды с огнестойкостью, харизмой, скрытностью. Растили с нулевых уровней драконоборцев, которые тренировались быть чучела ящериц сутками напролёт. Но всё без толку.

А упирались в этот квест потому, что Чаша Света вместе с Ожерельем, Мечом и Щитом были частью глобального Рассвета, который должен был перекроить игровой мир.

Причём и в светлых, и в тёмных руках.

Но — не судьба.

— Сколько вам задонатить, изверги! — ныли замученные игроки. А разработчики продолжали таинственно улыбаться и намекать про плюшки, которые получит первый герой-который-смог.

И снова из сотен ртов капали слюни на клавиатуру, и сотни героев бежали убиваться и страдать.

Интересно, сколько из них были слугами?

Светозарчик притих, может, вообще вышел из игры. Мы экономили игровое золото и оставляли тела в игре. Всё равно здесь их не убьют больше обычного. В любом случае, у меня была пара часов. Значит, наступал мой выход.

В пещерах царил обычный гул. Игроки ходили между келий, тусовались в большом холле. Среди них привычно крутились тёмные личности, предлагая секретные способы победы, мази от ожогов, и флешки с вирусами от обиженных разработчиков. Обычно всю эту публику заставляли пробовать их чудо-способы на себе, собирая целую группу. Скоро будет следующая. Я проскользнул мимо толп, вынырнул по узкому ходу у ворот, и пошёл мимо не заметивших меня часовых к высящемуся впереди отрогу.

На ходу я полил себя едким настоем, отбивавшим людской запах.

Воры, невидимки — да что вы понимаете в маскировке!

Запах дыма шибанул у зарослей можевельника. Через них уже было видно тёмную пасть пещеры, до которой оставалось шагов двести. Чуть позже я наткнулся на кучку пепла с доспехами. В стороне и дальше — обугленный посох. Этих лазутчиков встретили на подходе, задолго до окопов рейнджеров и воров у поляны.

Растяпы. Я сделал ещё один шаг среди кустов, и на меня обрушилась темнота.

«Нанесено 350 единиц урона огнём. Здоровье 0 из 40. Вы убиты огненным дыханием»

Я сидел на круге воскрешения, медленно приходя в себя. Список посмертных дебафов болтался перед глазами, как прозрачное покрывало с красными жучками. Они даже не засчитали мою смерть дракону. Я был слишком ничтожен, чтобы вызвать его ярость и стать врагом.

— Да уж, — сказал я вслух, — А это, Иван Царевич, не службишка, а служба.

По дороге с облаками…

Я выкатился из ничего, встав на ноги с кувырка, и тут же зашагав к выходу. Встречные шарахались в стороны. Вид у меня, наверное, был ещё тот — без одежды, объятый пламенем, словно какой-то терминатор-шесть. На ходу я подхватил из рюкзачка мазь от ожогов, которую предлагал один из здешних шарлатанов.

И она действительно помогала.

Перед самым выходом я уже погас. По-прежнему без одежды вышел наружу. Вкрадчивые микродебафы на простуду и раны замерцали в системках. Плевать.

Уже через десять шагов я поднял новую шкуру с ветками, рядом с такими же десятью. Их воровали поначалу, но потом быстро убедились, что эти куски подходят только на карликовый размер, да и особой ценности не представляют.

Обутыми в мокасины ступнями, я тихо скользил по тропинке до знакомого отрога. Возле кривой вербы уже пополз к приметному холмику. На нём ласково зеленела успевшая выскочить трава, но я-то знал, что ещё пятнадцать минут назад здесь танцевало весёлое пламя, поджаривая землю и вашего покорного слугу.

А, значит, два-три вылета у меня было.

До холма я добрался минут за десять, двигаясь по миллиметру, когда ветер склонял в ту же сторону траву.

Чуть выставил голову над вершиной, выдохнул, и подставил под челюсть кулак.

От меня до пещеры было шагов пятьдесят наискось. Рассеянный взгляд скользил по полянке мимо чёрного входа. В глубине временами что-то отблескивало, прочь от него взгляд. Кустик на полянке чуть сместился вправо — три раза подряд над ним глумился друид, и дух пещеры до сих пор не сдвинул его на место.

Вспышка!

Я сжался, но подарок из тёмной глубины полетел в другие кусты. Криков и шума не было — только весёлый костёр. Следом из пещеры плюнуло ещё дважды, отстреливая дрогнувших трусов, надо полагать. И снова наступила тишина. Славный тёплый день, уютная пещера в скале, и живописная полянка перед нею.

Я снова уставился на полянку, лишь краем глаза следя за драконовым логовом. Атаки Клыкохвата невозможно было предугадать. Верно было только то, что бил он всегда в точку и наповал. Иногда в живых оставалась парочка наблюдателей. Иногда — ни одного.

Непредсказуемый, как и все драконы.

Я лежал, терпеливо перенося ползающих под шкурой жучков. Каким-то образом они повышали маскировку. В любой момент из пещеры мог вылететь очередной подарок или весь дракон целиком. Умирать было больно. Но я должен был видеть всё своими глазами. Через зеркало моё Внимание работало вполовину силы. По-математически говоря, я внимательно рассматривал то, что увидело со своим вниманием зеркало. А этого было мало.

Светозарчик равнодушно относился к моей бурной шпионской деятельности. Как и Екатерина Михайловна, вежливо порадовавшаяся моим идеям. Похоже, моя суета полностью всех устраивала. Так что я учился скрадыванию и маскировке без помех и ограничений в средствах. Хорошо, что Шаг на цыпочках — базовое умение слуги, чтобы не тревожить сон господина, давало хорошую базу для обучения. Труднее оказалось с маскировкой, но рейджеры оказались падки до хорошей стряпни. И после Плохо прожаренной белки моё барбикю из зайца привело их в полный восторг. Бартер — наше всё!

Я отвлёкся и вздрогнул — над головой пронеслась огромная тень, словно взлетающий боинг над аэропортом. Толпа страждущих ринулась к пещере. Я поднялся и неторопливо зашагал следом, чтобы не затоптали. Тронул Завесу ладонью. Непроницаемый полог мерцал перед пещерой, скрывая Чашу Света и прочие сокровища. Прямо сейчас его ковырял друид с лозой и маг в очках, сделанных из двух крупных кристаллов. Но мне не было дела до этой преграды. Я старался ощутить того, кто внутри.

На полянке перед пещерой разгоралось обычное веселье. Кто-то наступил на отравленные колышки, которые вколачивал трудолюбивый гном и с криком поскакал в сторону, теряя на каждой секунде здоровье. Рядом разгорался нешуточный скандал — игроки орали, чтобы парочка пиромантов — безумного вида одноухий гобин и одноглазый гном — убрали с поляны грубое чучело овцы, из-под хвоста которого торчал тлеющий шнул. Пироманты делали три честных глаза и уверяли, что никому вреда не будет.

Я поглядел на друида, который продлолжал переманивать кустик куда-то в сторону, посыпая дорожку порошком, что-то наговаривая, сюсюкая и вроде даже выговаривая кис-кис. Растение медленно тащилось, как удав по стекловате, поочерёдно вытаскивая корни. Я приложил руку к завесе. Показалось, или она вздрагивала на каждый растительный шаг?

Пора. Я зашагал обратно, не особо скрываясь. И только зайдя за холмик, лёг и аккуратно пополз тем же порядком, что и в первый раз. От пещеры бабахнуло, взвился дым. Рядом со мной упала укоризненная овечья голова, кое-как вырезанная из тыквы.

Поляна уже напоминала место битвы, в которой победили явно не игроки. Посреди вытоптанной земли дымилась воронка, кусты легли от ударной волны, будто пытаясь спрятаться, а в зарослях у поляны орали и шевелились обожжённые, притравленные и шарахнутые какой-то магией герои. Моих колдовских знаний не хватало, чтобы точно её определить, но чтобы учуять вполне хватало.

Можно сказать, что игроки постарались за Клыкохвата.

Дракон это не оценил. Он вернулся как всегда внезапно, и сделал над поляной изящный круг. Десяток плевков погасил крики из зарослей. Высвобожденная из-за печати сила поползла по земле и под землёй, выковыривая чужеродные подарочки. Тёмная, дымчатая, но не страшная. Она наступала, как туман, обтекая крупный мусор тонкими щупальцами и толкая мелочь, как мусор на волне, преспокойно перекатывая орущих подземельщиков, которых только что выковырнула из окопов. Я вглядывался изо всех сил.

«Вам нанесено 380 единиц урона. Здоровья 0/40. Вы умерли и будете воскрешены через сорок минут»

Как предсказать дракона?

Я устроился поудобней посреди серой пелены и открыл форум на теме «Волшебный помощник Клыкохвата».

Какой-то терпеливый фермер снёс сюда все стоны, касающиеся этого создания. Благо, стонов было немного. Толку от этого Помощника не было, как и особого вреда. Даже попавшие под его зачистку игроки особо не злились. Как можно злиться на бессловесный туман? Колдуны-менталы пробовали взять этого слугу под контроль, но быстро выяснилось, что для этого всего лишь нужно ментально победить его хозяина. Дракона. Да ещё убить на это дело пуд алмазной пыли, чтобы провернуть трюк с безопасной дистанции. После превращения десятка высокоуровневых магов в странных сущностей с умом золотой рыбки и такими же повадками, проект свернули, а игроки ушли на рерол. Остальные попытки тоже ничем хорошим не закончились. Духу пробовали сопротивляться, портить его, разгонять, но тоже без души. Он был частью дракона, а бодаться с драконом в чародействе и силе не нравилось никому. Итого по Пещернику, так его называли ещё, информация была следующей: он скрывался за Печатью, пока дракона не было, контролировал пещеру и поляну, когда дракон сидел дома, восстанавливал не меньше восьмидесяти процентов ландшафта поляны, несмотря на повреждения, но редко доводил его до ста. Работал на три с половиной метра в глубину и столько же в высоту. С лёгкостью, надо полагать, при помощи дракона, обезвреживал ловушки, но довольно непросто боролся с мусором. Его «зона арго» включала только поляну и пещеру, даже приводилась от руки нарисованая схемка, за которой его ничего не интересовало. Но подвох в том, что эта же зона была зоной агрессии дракона. Если сидельцев в кустах он сжигал случайно и с перерывами, то каждый вступивший в этот круг погибал сразу, когда хозяин был дома. В общем, помимо прочего, Пещерник был чем-то вроде мелкой вредной собачки на поводке, надо которой нависал мрачный хозяин с бейсбольной битой.

Абсолютный тупик. Но лучше уж биться в него, чем соревноваться с гномами в землекопстве и с магами в чарах.

Я начал писать сообщение в чат, когда вывалился в пещеру и покатился в песочницу, специально расположенную для таких вот дел. В общем холле стоял негромкий гул — отбирали отряд самоубийц для атаки на Клыкохвата — тянули спички. Светозарчик торчал в толпе добровольцев, состоящей из его одного. Ну и ладно. Я пошёл занимать место у зеркал. На сегодня, пожалуй, всё. Для задуманного мне надо собрать кое-какие ингридиенты в реале.

* * *

— Я даже не знаю, — Екатерина Михайловна участливо вздохнула, — Предложенное вами так… дорого.

Дорого, естественно, не для неё, а для меня. Достоин ли слуга такой чести?

Раскаяние. Преданность.

— Я понимаю, — склонил я голову под бременем своей дерзости и вины, — Но не вижу других путей для решения этой задачи. У меня должно получиться! Должно!

Чуть больше, чем надо «я», чуть больше отчаяния проигравшегося на рулетке. Именно это сейчас хотят видеть от меня. Человека на краю, которому нужно лишь немного средств для решительного шага. И никаких проблем. Всё решено.

Уверен, наши разговоры пишутся.

Выверенная пауза, которая явственно показывает каждому, кто есть ху.

— Хорошо, — милостливо кивает хозяйка, — Вы получите нужные ресурсы. Я распоряжусь.

— Спасибо! — я склоняюсь ещё ниже. Нелепо для реала, но знаю, что здесь это сойдёт, — Всё чтобы Денис выиграл. Я практически уверен в успехе!

Бой, который всегда с тобой

— А вы уверены, что мне ничего не угрожает? — подозрительно поинтересовался Рейнджер семдьдесят шестого уровня на уникальном крылатом маунте, похожем на огромную стрекозу. Выпученные глаза чуда были похожи на лётные стимпанковские очки.

— Уверен, что угрожают, — терпеливо ответил я, позвякивая бусами из золотых монет.

Удивительно, какими заметными делают людей деньги!

— И поэтому мы наняли игрока, а не непися, и обязуемся возместить любой ущерб.

Звон монет сопровождал мои слова самой приятной и нужной музыкой.

— Вы — разведчики клана, — попробовал догадаться рейнджер, — Вышла обнова. Патч. У вас инсайдерская инфа!

— Делайте то, для чего вас наняли, — сухо проронил я, в кои веки отыгрывая господина. И повернулся в сторону иллюзиониста восьмидесятого уровня.

— Вас это тоже касается.

— Чёртовы донаторы, как же вы задолбали, — пробурчал рейнджер, дёргая поводья маунта, и минимум двое были с этими словами полностью согласны. Мы отступили от поднятого ветра, рейнджер взвился свечкой, словно получивший хороший пинок вертолёт. Его маунт мог замирать и двигаться в любую сторону. Уникальное свойство. И очень дорогое.

Ну и плевать. Деньги не мои.

— Вскоре Рейнджер превратился в едва заметную точку на небе.

— Он готов. Начинайте, — распорядился я.

Иллюзионист забормотал, начал водить руками, откупорил череду бутылочек, из которых повалил разноцветный дым, за которыми начали проступать фигуры. Много одинаковых фигур воинов в стальной броне, только маленьких, мне по колено.

Вскоре перед нами застыла целая карликовая армия.

Иллюзионист покосился на меня совершенно страдальчески. Призраки, хоть и довольно простенькие, были весьма дороги, потому что не отличались внешне от живых. И то, что я хотел с ними сделать…

— Давай!

Солдаты ринулись на исходные, расходясь на два рукава. Из под их поступи спасались бегством удивлённые игроки. Они заняли позиции, и рванули с трёх сторон, разворачиваясь цепью.

На поляну.

Вспышки пламени замелькали, будто из пулемёта. За скрывавшими нас зарослями и холмом поднялись яркие дымки. Солдаты гибли под огнём дракона пачками.

Но всё новые и новые выходили из дыма, который выплёвывали бутылки.

Крики, суматоха, игроки разбегались от поляны, справедливо опасаясь того, что сейчас начнётся.

И правда. Через полминуты раздался рёв. Разгневанный этим шоу Клыкохват выбрался из пещеры. Мы присели, я шустро закупорил бутылки. А дракон ударил по зарослям огнём, и закружил, высматривая авторов шутки.

Мы отсиживались в заботливо вырытой яме и я в который раз поздравлял себя с тем, что взял самого сильного заклинателя, способного творить стойких и послушных призраков. Впереди слышались вопли расплачивающихся за наши эксперименты игроков.

Клыкохват улетел в назначенный час. Мы осторожно вылезли. Рядом опустился рейнджер, белый как мел, с мелко трясущимся маунтом. Уцелел.

— Всё готово? — поинтересовался я, слушая крики перед пещерой.

Рейнджер мотнул головой.

— Ещё где-то ттттретья часть.

— Вот и хорошо. Повторим через двадцать минут, — спокойно сказал я, подавая пример стойкости.

И мы повторили. Стоит сказать, оба игра проявили себя молодцом. Рейнджер, хоть и устал бояться, требовал и требовал новых забросов, а иллюзионист валился с ног, но исправно выпускал орды карликов.

Вечером рейнджер наконец-то протянул мне готовый заказ.

— С точностью плюс-минус пядь. Но всё-таки…

— Отлично! Благодарю обоих. Вы получите премию!

Игры, слишком измученные, чтобы радоваться, кивнули и побрели прочь.

А я остался один, слушая близкие и привычные крики драконострадальцев.

Чуть помедлив, я развернул полученное сокровище. На листе бумаги была карта высшей пробы, с высоты птичьего полёта. Грандмастер Картограф — это всё-таки сила.

Перед пещерой красовался неровный контур, выставленный тысячами штрихов. Это были места гибели карликовых призраков. Зона арго Клыкохвата. Чуть дальше штрихи разбегались, расходилсь заводями и островками. Там призраки гибли реже. Я ещё раз полюбовался на отличную работу, а потом достал вторую карту, почти копию первой. Тоже пещера, тоже поляна, и такой же неровный контур на ней, только гораздо грубей и проще. Эту днём раньше сделал я. Пришлось обойтись без картографа. Даже самый лучший создатель карт не имел моего взгляда. И только я видел те грани, в которых трудился пещерный дух.

Я осторожно совместил две карты, одна на другую, и вгляделся через них на заходящее солнце. Всё верно. Они совпали почти идеально. Клыкохват защищал, дух убирал. Смерть и её слуга.

Но вот в одном местечке…

Я затаил дыхание. Это радостное ощущение победы. Смутное подозрение, которое уже почти стало истиной. Его ещё нужно было проверить, но, похоже, я держал в руках бесценное сокровище, которое могло сгодиться только мне. В одном месте два контура не совпадали. Из-под зоны смерти Клыкохвата высовывался маленький язык владений пещерного духа. Местечко, которое дракон наглухо не перекрывал. Совершенно ненужное для остальных открытие.

Но не для меня!

В лагере немного поворчали по поводу устроенной свистопляски, но успокоились быстро. Всё было оговорено заранее, карту все получали в общее пользование на следующий день.

— Какая жалость, что до конца квеста всего две недели, — сладко пропела Екатерина Михайловна. После какие-то там игровые луны уходили за местных юпитеров, и можно было добывать хоть тележку таких чаш. И ждать следующего акта предстояло полтора месяца. Что-то мне подсказывало, что ждать мне не дадут. А вот расшибить лоб в напрасных попытках добыть посуду — охотно и с удовольствием!

Во время всех этих мыслей я стоял с затравленным видом, не решаясь даже сесть.

* * *

Медленно таяли дымки в кустах, обозначая замеченных драконом игроков. Резво тянулись вверх трава и кусты на месте огненных проплешин. Я сидел за пучком какого-то цветка, совершенно смешной защитой, и почти не скрывался. Край Зоны Смерти был в пяти моих шагах.

Я глядел, как работает дух пещеры.

Волна дрожащего воздуха бежала впереди. Всё чужое уже было вытеснено и сожжено, оставалось восстановить испорченное. В неясной дымке мелькали образы холмиков и кустов — будто образец, до которого надо доработать. Сдвигались побеги, медленно затягивались ямки, кое-где земля вспучивалась зачатками холмов. Многострадальное бревно ползло на своё положенное место почти у центра поляны, окутавшись туманной пеленой, которая залечит все его свежие раны, чтобы через двадцать минут приключенцы нанесли новые. Я сидел у окраины этой суматохи, и волна дошла сюда почти в последний миг.

За мгновение до того, как дымка коснулась края, я положил перед ней веточку.

Дымка наткнулась на неё и отпрянула. Потом вернулась, осторожно обволокла, будто пробуя на вкус. Я привычно сжался, ожидая родных системок, пещеры, и смерти.

Получилось! Веточка резво понеслась вглубь поляны, словно подхваченная прозрачным ручейком. Такую корявую, хитро изогнутую, с развилкой, было непросто найти. Её вечно ломали и теряли в битвах, и дух долго и мучительно выращивал её из ближнего мусора. Почти готовая заготовка была для него просто подарком.

Я выдохнул и осторожно пошёл назад. Хорошего понемножку. Дождусь следующего взлёта-посадки.

В следующий раз волна сразу побежала в мою сторону, разгоняя перед собой пыль. Словно щенок за лакомством. Лакомств было два, заботливо выбранных по точной описи хрупких но сложных предметов поляны. Дымка ухватила листик и палочку, уволокла, и требовательно ткнулась в грань. Явно просил добавки.

Добавка у меня была. Целых пять ячеек инвентаря, забитого возможно ценным мусором. И отличный план, как повышать доверие и постепенно продвигаться вперёд, умирая раз на три, чтобы вылетов через пять, на третий день попробовать…

К хаосу планы! Я протянул веточку, и коснулся рукой дымки.

«Вы вступили в контакт с Духом Ихтриоворканта».

А потом… На меня обрушилось Нечто.

Это был набор бессвязных образов. Камни, тени, ночь, пещеры, горящие глаза. Уходящие в бесконечность сплетающиеся структуры. Смена мрака и света, бьющая по мозгу и глазам. Чудовища, в которых я временами успевал опознавать гусениц и жучков, но огромных и страшных, а через миг — извилистые ходы, по которым нёсся. И мысли. Нет, даже не мысли, обрывки команд и способов их решить.

Я чуть не задохнулся в этом море образов. С таким я раньше не встречался. Домовой, леший, невнятные духи жилых пещер и шалашей, все были куда слабей, но разумней. А этот, могущественный, как архимаг, не имел разума в человеческом понимании. Скорее набор команд, наделённый огромной силой.

«Я — друг. Я — помочь,»- мысленно передавал я свои образы в этой буре. Чистота, порядок, ветки, камни, кройка, шитьё, борьба с грязью и грызунами, песни при луне и вдохновенные речи, готовка. Все взятые в игре навыки до вышивания крестиком я транслировал сейчас.

Мои образы вылетали и пропадали в чужом потоке. Похоже, мне даже не рассказывали что-то специально — я просто подключился к чужой сети и теперь получал несущуюся в ней информацию. Сколько прошло времени? Не знаю. Но я упорно рассказывал о себе, сплетая из своих умений целые цепочки, чтобы они не растворялись в чужих. Самая странная презентация из всех возможных.

И в какой-то момент меня услышали. Поток бессознания схлынул, оставив почтительную пустоту. Я будто бы стоял на огромной тёмной пустоши, с другого края которой на меня Глядели. Видя насквозь, до последней дырки на носке.

Затем мягкая волна выдавила меня из этой странной матрицы. По глазам резанул непривычный дневной свет. Я сидел на поляне, упираясь в землю рукой. А передо мной мерцала тонкая иссиня-чёрная нить.

«Дорожка мрака», — определилась она. Под моим взглядом она чуть шевельнулась, приглашая. Что ж, оставалось только посыпать себя петрушкой и специями, но их-то я как раз не захватил.

«Вот и свершилась мечта идиота», — мысленно поздравил себя я, и наступил на линию.

Мгновение — и меня снова окутала темнота, едва потревоженная далёким дневным светом. Прохлада каменной толщи приятно прошлась по телу. В углу что-то остро сверкнуло. Но тут впереди, справа, слева, вверху, шевелнулось что-то исполинское и чёрное, две горящих тарелки проявились на высоте метров трёх, и я замер, задержав вдох.

Я стоял в пещере Клыкохвата.

На меня глядел дракон.

Блин! А я всего-то хотел пролезть к пещерному духу в бытовку и покалякать за чаем!

Переговоры и воры

Я стоял перед драконом и глядел ему прямо в глаза. Не самое умное решение, но отвести взгляд я боялся ещё больше. За этими горящими глазами угадывалась алчность, ревность к любому посягнувшему на драконьи богатства. Стоит мне бросить на сокровища неосторожный взгляд… А ещё мудрость, холодная и безмерная. Глупо, казалось бы, трепетать перед набором цифр и кодов. Но здесь и я был всего лишь цифрами, жалкими, по сравнению с хозяином пещеры. И мудрость… Люди всю историю делают что-то лучше себя. Машины, которые сильней, быстрей, ловчей и лучше. А в этот раз они сделали кого-то умней. Ничего сложного.

Только вот совершенно не хотелось говорить или двигаться. Похоже, я попал под магию дракона. Представляю, как паниковали на моём месте маги, не способные вымолвить заклятье, или воины, у которых не получалось с кличем ринуться в бой.

Хорошо, что такие ситуации были мне хоршо знакомы.

— Добрый день, — выдавил я через менестрельскую примочку.

В ответ раздалось сипение, будто закипели сто чайников сразу. С писком заметались летучие мыши пятидесятых уровней над головой. На меня упала пара камешков.

Дракон смеялся! И это явно было в диковинку в этой норе.

— Ты пришшёл за моими ссокровищами, человек? — раздался вдруг голос, неожиданно приятный и мягкий, и мне по-настоящему стало жутко. Как-то вдруг ощутилось, что я нахожусь в логове безжалостного, могущественного и мудрого существа, полностью в его власти. Могу ли я спастись в смерти? Или он способен мне устроить что-то похуже?

Я поймал дебаф Страх и дрожь в коленках на пятнадцать минут.

Отблески драконьего взгляда падали на тёмную морду, скрывающую острейшие зубы. На меня будто смотрело дуло исполинского танка. Из ноздрей курился дымок, скрывая блеск чешуек.

Но рядом с мордой я вдруг уловил шевельнувшуюся безглазую тень, отдалённо похожую на человека. Пещерный дух!

И страх тут же отступил, как не бывало.

— Я пришёл за Чашей Света, Хозяин, — отозвался я как можно более беспечно, — В надежде, что ты найдёшь возможным и нужным её мне отдать. Хныг, слуга, к вашим услугам.

И коротко поклонился, вспомнив любимого Хоббита. Толку было ломать спину перед Ящером, для которого люди были пылью, даже не рабами.

Настало жуткое молчание, в котором с долгим-предолгим свистом тянулись вдохи-выдохи огромного тела. Справа от меня с грохотом скатился камень. Пахло пылью, огнём, и смертью. Я ждал удара, боли, вспышки. А дождался темноты. Глаза вдруг исчезли. Дракон смежил веки.

Неужели задумался?

— Давно уже не приходил ко мне герой столь ничтожный, — задумчиво прогудело из темноты.

Блин, до чего же жуткое было ощущение! Будто тебе пять лет, и ты пытаешься отпереться за съеденное варенье перед заслуженным опером! Ну как обмануть существо, которое видит тебя насквозь и на три хода вперёд.

— Я пришёл не для битвы! — быстро уточнил я на всякий случай.

Тут наступал скользкий момент. Можно было дать высказаться дракону самому, раз он притащил меня в пещеру. Или начинать танцы по минному полю. Первое было предпочтительнее, но играть с драконом… К хаосу всё!

— Нет в Семи Королевствах героев и армий, способных тебя победить, — продолжил я лестью в дышащую темноту.

— В мире немало ссссил, — прозвучал насмешливый ответ. Видно, дракон принял мою речь за грубую подачку.

— Но нет такой, которая заставит тебя с ней драться! — смело завершил я.

Блин, темнота реально нервировала. Если раньше мне светили будто лампой на допросе, то теперь я общался с мешком на голове. Что будет следующим? Меня будут ещё и бить?

— И я пришёл не биться, а получить чашу за службу!

Мне очень не хватало смеха за кадром. Но блин, дракон воспринимал мои слова всерьёз! Хоть щекочи его наощупь! Всё шло не так. С другой стороны, как ещё могло быть с драконами? Очень хотелось похвастаться своими боевыми успехами, но я благоразумно придержал язык. Не уверен, что здесь требуются услуги убийцы гигантов.

— И ты считаешь, что можешь мне пригодиться? — голос из темноты заставил меня в который раз дрогнуть.

«Надеюсь», — вертелся на языке ответ, но я его попридержал. На этом этапе переговоров мямли уже отдыхали.

— Я уверен в этом! — гордо сказал я, как говорил кадровикам, прочитавшим моё резюме. В конце концов, я не раз уже играл в эти игры.

— И что же ты можешь мне предложить?

Ярко вспыхнувший свет заставил меня зажмуриться, но я открыл глаза, отвечая взглядом на взгляд. В конце концов, это собеседование ничуть не хуже реальных, и в кадрах там сидели те ещё крокодилы. Не отводить взгляд. Не опускать плечи. Показывать уверенность. Что может понадобиться от меня дракону? Вычистить чешую? Возможно, но слишком лично, чтобы довериться враждебному персу. Приготовить какого-нибудь барана? И чем я смогу удивить дракона в человеческой кулинарии? Спеть-станцевать? Ближе, но он может устроить себе целую Юрмалу из пойманных менестрелей.

Я вслушивался в пещеру. Пыль, огонь, темнота. Что ещё? Думай, думай, минута истекает! Неясная тень мелькнула на морде, словно перебегающая дорогу перед машиной собака. Дракон рванул вперёд, оглушительно клоцнув челюстями.

Почему бы и нет?

— Тебе нужно, чтобы я справился с ними, — спокойно и уверенно ответил я, безошибочно показывая на тёмный угол.

Мне не морочили голову уверен-не уверен. Не предлагали помощь зала.

Глаза закрылись. Я снова очутился в темноте. Дрожащую вечность спустя у меня в голове брякнул квест, и глос, грубый и невнятный, буркнул из темноты, обдав дымом.

— У тебя есть три дня.

«Квест принят», — поспешно нажал я, пока хозяин пещеры не передумал.

— Я сделаю это, о могучий дракон, — сказал я вслух, — Но мне надо немного подготовиться, а выйти из этой пещеры я не могу — меня заметят и помешают другие.

Работа была предложена, контракт подписан, можно было и понаглеть.

— Не беспокойся об этом, — насмешливо ответила темнота.

«Вам нанесли 40 урона огнём. Здоровье 0/40»

Я сидел в серой зоне смерти, разглядывая эту системку. Чёртов дракон! И шуточки у него дурацкие.

Погрозив непонятно кому кулаком, я открыл меню и ещё раз прочитал свой квест, короткий и лаконичный.

«Вы должны убить Крысиного короля за три дня».

Всего лишь.

* * *

Я неспешно собирался в пещере, безразлично прислушиваясь к гудящим голосам. У меня не было трёх дней. Уже сегодня-завтра кто-то прочтёт случившееся перед пещерой. Мне помешают, убьют, забанят, заточат, вывернут всё, что я знаю. Серьёзные ставки — серьёзные люди. А мой секрет даже в нынешнем виде стоил очень дорого. Тысячи слуг рванут в игру, паровозами получая двадцатые уровни. Уже послезавтра здесь будут тысячи прислужников, готовых убить всех крыс в радиусе двадцати километров. Поэтому я должен успеть сегодня. За один раз. Сомневаюсь, что дракон даст мне вторую попытку.

Почему я не пытаюсь продать этот секрет? Пожалуй, это было бы моей самой большой на данный момент глупостью. Кто заплатит за то, что можно отобрать силой?

Крысиный король. Босс локации, уровень десять плюс. Ловкость, оглушающий писк, скрытность, стопроцентная стойкость к ядам и внушению. Здоровье триста плюс, урон укусом, когтями, поеданием. Садист. Обожает мучить жертву, не добивая. Бррр! Обычно перенимает часть свойств хозяина жилища, в котором обитает. Драконокрыс. Дрон-терминатор. Охраняется свитой. Ну, это дело поправимое.

— Совсем эти крысы достали! — громко сказал я для всех, и следующий час донимал героев способами крысобойства.

Через час у меня начала вырисовываться картина победы двумя сотнями способов, из которых мне не подошёл ни один. На всё было нужно время больше дня, и деньги больше двух мешков, и герой два метра ростом, с воот такенным посохом и мечом.

А у меня был небоевой перс в личном пользовании, дудочка, оставшаяся от дурацкого показа мод, и… пожалуй всё.

Так что будем работать с тем, что есть. Благо, Светозарчик азартно рубился на деревяшках с такими же недорослями и мазь от синяков пока не просил. Я быстро пробежался по хламу в рюкзаке, потом — по пещерам, собирая нужные ремешки и палки, а затем нытьём и хитростью прорвался к дорогущему хрустальному шару — чтобы с дикими криками и переспрашиваниями узнать у поставившего хвостатых моделей друида, какую песню надо играть на его дудочке для диких крыс.

Вечером, полностью упакованный, я ступил на уже знакомый пятачок и поскрёб по земле ногтем. Показалось, что дух пещеры дружески толкнулся в руку в ответ. А затем я ступил на дрожащую чёрную нитку, встретил обрушившуюся темноту, и сказал перед собой:

— Я готов.

* * *

Увидев нору, я чуть не передумал. Она убегала вглубь скалы прямо через твёрдый камень, и в ней я мог идти не сгибаясь. Если вспомнить, что крысы вообще-то бегают на четверых… Спишем на игровую условность.

Проводивший меня дух остался в пещере, ободряюще толкнувшись напоследок в спину. Здесь был только я, факел, и моё горячее желание куда-нибудь убежать. Смешно, но когда ход стал сужаться, я почти обрадовался, и начал урезать осетра. Всё-таки чудовища впереди не должны были быть такими толстыми.

Вскоре я наткнулся на первую монетку, обглоданную и медную, застрявшую меж камней. Потом — новенькую серебрушку. Чем дальше от пещеры, тем больше становилось в норе монет, слитков, цепочек и колец, лежащих где не попадя. Как успел нажаловаться мне Клыкохват, обнаглевшие крысы каким-то образом узнали про товарно-денежные отношения, и теперь под настроение тащили к себе всё, на что кинут взгляд, а потом требовали за это выкуп продуктами. И грозному дракону приходилось летать со списком по лесам и городам, наводя на бургомистров ужас странными требованиями. Капризные крысы требовали то сахарные головы, то колбаски, то пироги. И дракон молился всем богам, чтобы они не узнали про экзотические фрукты. Клыкохвату явно хотелось перед кем-то выговориться, и меня не оставляло нехорошее ощущение, что потом он захочет этого кого-то съесть. Ну, спишем на производственные риски.

На мой наивный вопрос, почему дракон не завалил эту нору, ящер неохотно ответил, что попытки были. Но крысы тут же начали бодро рыть прямо под сокровища, чтобы они текли в их логово самотёком. Дракон дураком не был, и нору быстро расчистил.

Я чувствовал себя бодрым студентом-племянником, с ходу встрявшим в застаревшие коммунальные свары. Ну, по героям и квест!

Нора впереди расходилась на три. Послышался шорох, и я подобрался.

Из хода высунулась острая морда шире моей и озадаченно на меня уставилась. Нос быстро шевелился, сканируя чужака.

— Снимайте пенсне, Киса, сейчас начнётся, — Прошептал я, и потянул из рюкзака дудочку.

Последний довод челядей

При виде меня Крысиный король едва не кинулся наутёк, как шаурмисты от санстанции. Выглядил я и верно жутковато. Лохматый, исцарапанный, в сочинённом самим же собой костюме из сыромятной кожи и такой же шапочки. Обмотки на руках и ногах здорово сажали скорость с выносливостью, зато добавляли пару единичек брони, которую я вообще-то не мог носить по классу. В руках я держал здоровый шампур. Были варианты с разделочными ножами, отбивными молотками и прочим триллером, но не с моей силой.

Король рванулся бежать, но потом вгляделся и замер.

— Недоброго дня, ваше величество, — честно, хоть и неучтиво поздоровался я и дунул в дудочку.

Король удивлённо склонил набок голову.

— Ну, попробовать надо было, — пояснил я, пряча бесполезный инструмент, и быстро выпивая целую батарею бутылочек на боевые статы, — А свита загуляла. На концерт ушла. С заплывом.

Хорошо, что все норы рано или поздно ведут к воде.

Тем временем, крысшиный король стремительно успокаивался и наглел. Во взгляде на меня появился нездоровый блеск. Двадцать пятый уровень. Пятьсот здоровья. Обычная крыса с седыми усами, шрамом на морде, рваным ухом и маленькими выпученными глазками. Не очень высокий, лишь с меня, и толстый, очень толстый, с розочкой от разбитой банки вместо короны на башке, смешно прикрученной под мордой резиночкой. Он был обряжён в живописные лохмотья какого-то детского костюма, крохотные сандалии, и почему-то балетную пачку, порванную и грязную. Ну кто я такой, чтобы судить чужие вкусы? Монстра лепил фанал балета Чайковского?

Надо полагать, я застал короля в его спальне. Почти круглая комната в полтора моих роста с тремя ходами в разные стороны, имела кучу тряпок у одной стены, похожую на царское ложе. Рядом красовалось начищенное блюдо, в котором их величество могло лицезреть свою божественную красоту. По всей камере были раскиданы цепочки и кольца, но хозяин обходился без них. Наверное, снял на ночь. На стенах ярко сияли слизняки. Я впервые мог обойтись без факела. Нора класса люкс.

И очень недовольный вторжением вип-постоялец.

Король выпрямился на задних лапах, надулся, и стал шире меня раза в два.

— Давайте уже начнём, ваше величество, — предложил я, шагнув вперёд и замахнувшись шампуром.

Блеск его глаз нехорошо напомнил мне драконий.

— Никогда, никогда, — напел я песенку из Щелкунчика и двинул в противника шампуром.

Сходу я попытался занять центр камеры, орудуя шампуром как пикой. План был незатейлив и прост — дать королю насадиться на шампур самому. Чтобы помочь ему в этом благородном деле, я шумно раскидывал ногами бижутерию и опрокинул зеркало-таз.

Не получилось.

Коронованный паршивец лениво отодвинулся от острия железной палки. Системки взорвались возмущёнными сообщениями, что я пытаюсь насадить неправильное мясо. Что мясо сначала надо ошкурить, нарезать, замариновать! Кто ж спорит? Только вот у мяса были другие планы.

Сначала я даже воодушевился. Шампур мелькал совсем близко от упитанной тушки. В конце концов, короля было слишком много на одну маленькую камеру. Куда не ткни — попадёшь в него. Да и выглядел он несерьёзно для чудовища, победившего тысячи соплеменников. Я даже размечтался, что наткнулся на типичного кабинетного работника, почившего на лаврах и подрастерявшего былой пыл. А у меня был серьёзный бонус ловкости, усиленный снадобьями.

Ага, щас!

После десятого выпада в воздух я остановился передохнуть. Король застыл у стены, ожидая. Выпад! Острие почти коснулось белой юбочки, но зверюга шатнулась, качнулась, и оказалась в стороне.

Я закрутил шампуром, как шаолинец посохом.

«Вы нанесли три единицы урона Ложу Монарха. Вы нанесли урон Царапина Вазе Монарха. Вы нанесли десять единиц урона себе.»

Я снова остановился. Король был по-прежнему рядом. И в его глазах горел нехороший огонёк. Понял! Он напоминал мне толстого китайца из фильмов с Джеки Чаном! Которого фиг догонишь, и фиг от него убежишь!

Крысиный король будто бы ждал этой мысли, чтобы напасть.

Моей ловкости хватило лишь чтобы отлететь к стене, выставив шампур.

В камере раскатился противный скрежет.

«Вам нанесено две единицы урона. Вам нанесено две единицы урона. Наложен дебаф Хромота. Наложен дебаф Травма Связок».

Король стоял у дальней стены, довольный и невредимый.

У меня осталось шестнадцать здоровья. У шампура — пятнадцать единиц прочности из тридцати. Мой костюм стал ещё живописней, от намотанной брони остались лохмотья, лишь ухудшавшие скорость.

А ещё я не мог идти. При попытке шагнуть выскочил болевой дебаф. Также отказала правая рука.

Я восстановил здоровье настойкой. Король терпеливо ждал в своём гнёздышке, словно мелкий чинуша.

Я поковылял на него, опираясь на шампур, как на костыль.

Размытая тень рванула рядом. Пол ушёл из-под ног. Но в этот раз я успел вскинуть шампур поперёк себя, как шлагбаум. Удар о камень снял пять хитов, в голове помутилось. Но сквозь шум и пелену я расслышал недовольный визг.

«Вы нанесли Крысиному Королю 15 единиц урона».

Чтобы разглядеть врага, мне пришлось повернуть голову и хорошенько вглядеться.

Его хвостатое величество стояло у стены, удивлённо разглядывая тёмнное пятно на камзоле. Сработало золотое правило — не деритесь по правилам с неумехами. Они непредсказуемы. Мой нелепый манёвр привёл к тому, чего я и хотел — король насадился на шампур сам.

Ну и почему я не чувствовал счастья по этому поводу?

Тем более, что у шампура осталась всего единичка прочности.

Монарх поднял толстый нос и зашипел.

Твою дивизию!

Он медленно подошёл ко мне, и небрежным пинком доломал мою грозную защиту.

«Вам нанесена 1 единица урона Укусом Короля. Вам нанесёна 1 единица урона Укусом Короля. Вам нанесена 1 единица урона Укусом…»

А потом что-то произошло со мной и я вырубился.

Очнулся я от влаги на лице. Король заботливо стоял надо мной, поливая из подозрительно знакомых бутылочек. Это же мой инвентарь! Но как? Нелепое действо сработало. У меня снова было целых семнадцать единиц здоровья. Я нырнул в системки глубже и почти не удивился увидев новую нерадостную заслугу «Жертва короля-палача».

Везёт мне на палачей, честное слово.

Серия укусов. «На вас наложен болевой дебаф Запрет способностей». Вы получаете статус «Подготовленнная к пыткам жертва короля-палача».

Толстая крыса довольно потёрла лапки.

— Шиш тебе, — прошептал я, — Я не буду кричать!

Я наврал. Я начал кричать минут через пять.

Это был долгий час? день? вечность? Я кричал, извивался, уходил в полуобморок и снова вдруг обретал ясность ума. В какой-то момент я вдруг обнаружил, что у меня нет ноги. И вяло подумал, что прыгая на одной можно будет быстрей развить ловкость.

Перед моими глазами качался неровный каменный свод, то едва видный, то яркий. Тело жило своей жизнью, вздрагивая, напрягаясь, замирая. Системки о повреждениях, временных и постоянных, сыпались дождём. В какой-то миг мне снова послышался насмешливый холодный голос, который я впервые услышал у кобольда-палача.

Возможно, это были просто галлюцинации.

В один из моментов, когда я очнулся и заметил подозрительную системку, повернул голову, моя рука торчала в пасти Крысиного короля уже по локоть. Такой момент, и я чуть не упустил! Меня обдавало смрадным дыханием, наши глаза были близки, как никогда прежде.

Когда Король понял, что я его вижу, он довольно прищурился.

— Приятного аппетита, — прошептал я, и нанёс удар Света.

В какой-то миг мне показалось, что его глаза осветило изнутри.

Может, так оно и было.

Вы нанесли двадцать единиц урона светом Крысиному Королю. Критический! Урон увеличен впятеро. Вы нанесли двадцать единиц урона светом Крысиному Королю. Вы нанесли…

После третьего повтора Король ударил Писком, от которого заныло в зубах. Потом извернулся в нелепом прыжке какой-то спецатаки, которой только нанёс себе дополнительный урон. Ударил хвостом по полу, выбив в камне глубокую канаву. Потом наконец-то вывернулся и откатился в угол, шумно выворачиваясь на свои сокровища.

Ну и правильно. Всё равно у меня закончилась мана.

— Забыл предупредить, — прошептал я, глядя, как последние десять единиц жизни Короля начинают торжественный обратный отсчёт, — Я аскет. Я привык к боли.

Будто эти слова добили босса.

Вы убили босса Крысиный король-палач пещеры Клыкохвата. Вы выполнили первую часть квеста Чаша Света. Вами получено уникальное достижение Первопроходец. Вами получено достижение Крысиный Дьявол. Вами получен артефакт Корона Крысиного Короля Уникальный. Вами получен уникальный предмет Хвост Крысиного Короля Уникальный. Вами получено…

Я закрыл глаза и отстранился от дождя из плюшек, падающего на мою измученную персону. Вяло подумалось, сколько я здесь пролежу в таком некомплектном виде, пока первая крыса — не меломан отправит меня на перерождение.

А пока я начал сгребать на себя сокровища, не разбираясь в цене и свойствах. Подвиг подвигом, а добычу никто не отменял!

Я уже забил весь свой рюкзал, не побрезговав даже королевским тряпьём и ингридиентами, когда в пещеру скользнула знакомая чёрная струйка и нерешительно крутанулась у входа.

— Эй, сюда! — слабо подозвал я, и она послушалась.

Вот одна проблема и решена.

Мгновение — и моё тело уже лежало в грозном мраке драконьего логова. Клыкохват плюнул в нору длинным огнём. Я почти увидел, как отекает, плавится, рушится вся система нор, а вход затягивается, как след от брошенного в грязь камня.

Чудовище смотрело на это с явным удовольствием, и не жалело о погубленных средствах.

Потом Клыкохват повернулся в мою сторону и что-то буркнул. Вокруг меня захлопотала чёрная дружеская тень. Полила из бутылочек, что-то приложила. И через пару минут я снова был здоровым, сильным и комплектным.

А на меня с прежней насмешкой глядели две горящих тарелки-глаза.

— Ты выполнил обещанное, — промолвил дракон, — Возьми теперь свою награду!

Вы получили квест Испытание Клыкохвата.

И никаких да-нет — огласите список.

Дракон отодвинул в сторону лапу, и я чуть не ослеп.

Пришлось прикрыться рукой и проморгаться. Передо мной сияла целая куча мисок, кастрюль и чаш, одна другой краше.

— Выбирай, — сказал дракон, — Но выбирай мудро!

Как же они достали, поклонники Индианы Джонса!

Я походил перед чашами в мучительном раздумье, пару раз схватился за голову, протянул дрожащую руку то к одной, то к другой посудине, пока с отчаянным видом не схватился за один сосуд.

— Ты уверен? — спросил дракон тоном Якубовича.

— Да! — отчаянно ответил я.

После пяти минут запугиваний и уговоров дракон сдался.

Вы выполнили вторую часть квеста Чаша света из трёх. Получено 50000 опыта. Получено звание Первопроходец. Звание Отмеченный Богами…

Салюта не было.

Попрощавшись с разочарованной ящерицей, я ступил на чёрную дорожку. В этот раз он даже не стал меня убивать. Как хорошо, что чуждое разгильдяйство иногда идёт на пользу. Дракон и не знал, что лишь один предмет в его куче богатств опознавался игроком как квестовый. Безошибочно и стопроцентно. А разрабы это прохлопали. Или сделали специально, чтобы поиздеваться над электронной ящерицей.

Лицом к лицу

Я с трепетом вышел из пещеры на поляну, но как всегда, остался незамеченным. Глобальные сообщения про чашу уже прозвучали по всем Семи Королевствам. И куча игроков неслась проверить, жив ли Клыкохват, не кашляет ли отравленными кинжалами, не вступил ли ему в спину волшебный меч шесть на девять. Даже огненные приветствия из пещеры не могли их остановить. А вдруг он из последних сил? В этом фестивале я скользнул как призрак. Время было дорого. Народ метался туда и обратно, поэтому мне было достаточно просто. Я всего лишь выбрал самого поджарого и стремительного на вид игрока, одним движением прикрепил к нему стремя, и скомандовал сам себе держаться за него.

Удобно, не правда ли?

Рейнджер даже не заметил маленькую просадку в выносливости, нёсся через кусты как лошадь. Шагов за десять до лагеря я отступил в кусты. В пещере мне делать было нечего. От норы в земле поднимался гул, будто от потревоженного пчелиного улея.

А мне просто надо было дождаться попутки до столицы.

Всадник с вытаращенными глазами на взбудораженном коне пронёсся через пару минут.

А ещё минут через десять мы были в столице.

Он всё-таки заметил меня, мой невольны