КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг в библиотеке - 352185 томов
Объем библиотеки - 410 гигабайт
Всего представлено авторов - 141215
Пользователей - 79226

Впечатления

чтун про Атаманов: Верховья Стикса (Боевая фантастика)

Подвыдохся Михаил Александрович. Но, все же, вытянул. Чувствуется, что сюжет продуман до коннца - не виляет, с "потолка" не "свисает". Дай, Муза, ему вдохновения и возможности закончить цикл!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Чукк про Иванович: Мертвое море (Альтернативная история)

Не осилил.

Помечено как Альтернативная история / Боевая фантастика , на самом ни того, ни другуго, а только маги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Михайлов: Кроу три (СИ) (Фэнтези)

Руслан Алексеевич порадовал, да, порадовал!!! Ничего скказать не могу, кроме: скорей бы продолжение, Мэтр... (ну, хоть чего-нибудь: хоть Кланы, хоть Кроу)!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
чтун про Чит: Дождь (Киберпанк)

Вполне себе читабельное одноразовое. Вообще автор нащупал свою схему и искусно её культивирует во всех своих книгах. Думаю, вполне потянет на серию в каком-нибудь покетном формате, ну, или в не очень дорогой корке от "Армады" например... Достаточно затейливо продуманный сюжет, житейский психологизм, лакированные - но не кричащие рояли, happy end - самое оно скоротать слякотный осенний день.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Fachmann про Кожевников: Год Людоеда. Время стрелять (Триллер)

Дрянь, мерзость, блевотная чернуха - автор будто смакует всю гадость, о которой пишет. Читать не советую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Калашников: Завтра была война. (Публицистика)

Когда начинаешь читать очередную «книгу-предостережение» очень трудно «сверить суровую реальность» с еще более суровой тенденцией указанной в книге. Самый же лучший способ поверить гениальность (или бредовость) данных мыслей — это прочесть данную книгу по «прошествии...» (не веков а пары-тройки лет). И о чудо! Все те грозные предсказания «запланированные автором на завтра», в нынешнем «сегодня» уже не кажутся столь ужасными, а предсказанный «конец света» (столь ярко описанный автором) слава богу так и не наступил.... Между тем вдумчивый читатель все же проведет некую параллель (если хотите «золотую середину») и сравнит «степень ужаса несбывшихся катастроф» и «нарисованную в СМИ оценку происходящих событий и уровня угрозы» на момент прочтения книги. Конечно данные выводы в большинстве субъективны, но все же, все же... Здесь главным лейтмотивом книги был крик о прекращении «преступной бездеятельности» Кремля в суровом вопросе собственной безопасности... С одной стороны поскольку войны все же не случилось (помолимся...) то руководству страны сходу ставится жирный плюс... (значит все же смогли побороть те гибельные тенденции развала 90-х годов). С другой стороны, такое впечатление что принятые меры по улучшению обороноспособности (не буду вдаваться в частности, тем более не являюсь лицом сколько-нибудь обладающим соответствующими познаниями) могли (на мой субъективный взгляд) иметь и более глобальный характер, а отдельные «вопиющие случаи» по прежнему «имеют место быть» и поныне... И все же несмотря на это... хочется, безумно хочется верить что все наше «отставание» было лишь «игрой» скрывающей «нашу истинную мощь», а не очередным «кровавым предостережением» очередного 41 — года... Может я (как и все большинство) «человек далекий и пугливый», однако у нас по прежнему по всем каналам идет реклама (прокладок, таблеток, животворящей иконы выполненной из...), а вот инструкции «куды бечь при случае» я ни разу не видел... Да и есть ли куда бежать? Как там инфраструктура ГО? Не сгнила еще со времен СССР? Или теперь каждому самому следует «запастись» противогазом и дозиметром, самостоятельно? Хотя при плотности боеголовок на отдельный город и противогаз как-то может и не понадобиться... А в это время: ТОЛЬКО У НАС... ВСЕГО за ..... РУБЛЕЙ ВЫ СМОЖЕТЕ ПРИОБРЕСТИ МОНЕТУ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ МАТРОНЫ МОСКОВСКОЙ.... ПОТРЯСАЮЩИЙ РАРИТЕТ который ВЫ СМОЖЕТЕ вложить В БУДУЩЕЕ СВОИХ ДЕТЕЙ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Михайлов: Вор-маг империи Альтан (Фэнтези)

оказывается я это уже когда-то читал,только тогда был только кусок первой части...
что можно сказать,обычный середняк из серии о попаданцах,ГГ часто выглядит полным балбесом,
не способным критически
оценивать ситуацию и из всех вариантов выбрать самый плохой,
ну а затем добрый автор щедро подбрасывает роялей и на этом держится сюжет.вобще,не понятно зачем ему быть вором,когда умеет делать эксклюзивные артефакты,используя знания нашего мира?походу только для придания занимательности,читать о мастере-артефакторе скучнее,чем о воре.годится,как средство скоротать время в дороге,когда пейзаж за окном уже приелся,а ехать еще долго.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Мой папа - птиц (fb2)

- Мой папа - птиц (пер. Ольга Александровна Варшавер) 8916K (скачать fb2) - Дэвид Амонд

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дэвид Алмонд Мой папа — птиц

Фрейе и Дэвиду Лану посвящается… (Д. А.)

Моему отцу (П. Д.)


1

В доме 12 по Жаворонковой улице начиналось обычное весеннее утро. За окном щебетали и посвистывали птицы. Рычали моторы, шуршали шины. У Лиззи затрезвонил будильник. Соскочив с кровати, она умылась, почистила зубы и уши, причесалась, надела школьную форму, спустилась на кухню, налила воды в электрочайник, включила, сунула хлеб в тостер, поставила на стол две тарелки, две кружки, разложила ножи и вилки, вынула из холодильника молоко, масло и джем и подошла к лестнице.

— Папа! — крикнула она. — Папа!

Нет ответа.

— Пап, вставай! Пора!

Нет ответа.

— Вставай! А, то поднимусь сейчас и…

Она топнула правой ногой по нижней ступеньке. Топнула левой — по второй ступеньке, погромче.

— Уже поднимаюсь! — крикнула она.

Фырк, стон. Опять тишина.

— Считаю до пяти. Раз… два… два с половиной… Папа!

Сверху донеслось глухое бурчание:

— Иду, Лиззи…

Грохот, снова стон… А вот и папа: мятый заношенный халат, тапки просят каши, сам лохматый-прелохматый, и щетина на подбородке торчком.

— Давай уже, спускайся, — велела Лиззи.

Папа поковылял вниз.

— И не гляди на меня такими глазами, — добавила Лиззи.

— Не гляжу, не гляжу… — забормотал папа.

Она поправила халат у него на плечах.

— На кого ты похож? И почему копался там наверху так долго?

Папа мечтательно улыбнулся.

— Сон смотрел.

— Сон он смотрел! Что за человек?! Сядь уже за стол. И не горбись.

— Ага. Понял.

Он присел на самый краешек стула. Глаза его возбуждённо посверкивали. Лиззи поставила перед ним полную кружку чая.

— Пей давай.

Он отпил глоточек.

— И тост с джемом ешь.

Он откусил с уголка.

— Пап, кусай как положено, — велела Лиззи.

Он откусил побольше.

— Теперь жуй. И проглотить не забудь.

Он пожевал и широко улыбнулся.

— Ну? Глотай!

— Уже глотаю, Лиззи.

Он откусил большой кусок, пожевал и разинул рот — показать, что там пусто.

— Видишь? Всё съел!

Лиззи отвела глаза.

— Давай без глупостей, пап.

Она пригладила ему лохмы, расчесала щёткой. Вытянула наружу загнувшийся воротник пижамы. Укололась о щетину на подбородке.

— Совсем ты себя запустил, — вздохнула она. — Так больше нельзя. Или льзя?

Он покачал головой.

— Нельзя, Лиззи. Конечно, нельзя.

— Чтоб сегодня же принял душ, побрился и… Сними наконец этот жуткий халат.

— Сниму, Лиззи.

— Вот и молодец. Какие планы на день?

— Летать буду, Лиззи. Летать прям как птица!

Она закатила глаза.

— Вот ещё, птиц выискался!

— Да, Лиззи! Птиц! А потом соревноваться буду.

— С кем? В чём?

Он рассмеялся и, потянувшись через стол, взял её за руку.

— С такими, как я! С человекоптицами! С птице-человеками! Объявлен Всемирный конкурс! Неужто не слышала? Летуны съезжаются к нам в город совсем скоро! Я вчера узнал. Нет, позавчера. Нет, позавчера от сегодня на прошлой неделе. Главное: кто первым перелетит через реку, получит тысячу фунтов. Я непременно полечу, Лиззи. Клянусь! Речку я перелечу, приз я точно получу! Войду наконец в историю!

Папа вскочил, раскинул руки и захлопал ими, точно крыльями.

— Ну как? — спросил он. — Ноги от пола оторвались? Уже лечу?

Он разбежался и захлопал руками ещё сильнее.

— Папа, — одёрнула его Лиззи. — Опять глупости? Но он забегал по комнате, и она устремилась следом — круг за кругом. Наконец догнала, снова пригладила ему вихры, поправила халат.

— Ладно, — сказала она. — Летай, если хочешь. Но не забудь тут без меня пообедать и глотнуть свежего воздуха.

Папа закивал.

— Пообедаю, Лиззи, глотну, Лиззи! — Он снова захлопал руками-крыльями и захихикал.

— Да, кстати, тётя Дорин обещала сегодня зайти, — сказала Лиззи.

Эта новость оборвала папин вдохновенный полёт.

— Тётя Дорин?

— Да, папа. Тётя Дорин.

Он скривился и вздохнул.

— Опять она!

— Да, опять она. Вернёт тебя с небес на землю. Папа топнул левой ногой. Папа топнул правой ногой.

— Но… Лиззи… — простонал он.

— Что — но, Лиззи? Да, я Лиззи. И я тебя люблю. И тётя Дорин тебя любит и тревожится о тебе, не меньше чем я. Поэтому веди себя с ней прилично.

Он разом поник, ссутулился, и руки его повисли, как плети. Лиззи подхватила свой портфель с учебниками, чмокнула папу в щёку и оглядела его от макушки до пят. Стоит такой… маленький шкодник. Даром что верзила. Она улыбнулась и покачала головой.

— Ну что мне с тобой делать прикажешь?

— Что хочешь, Лиззи, — пробормотал он.

— Даже не знаю, можно ли тебя одного оставить…

Он рассмеялся.

— Можно! Нужно! Тебе надо в школу: задачки решать, диктанты писать.

Он прав. Ей действительно надо в школу. Она любит школу. Любит задачи, и диктанты, и учителей, и директора мистера Ириса. Он так добр — и к ней, и к папе.

— Ладно, уговорил. Пойду. Поцелуй меня, и пойду.

Он поцеловал её в щёку. Они обнялись на прощанье.

Потом она погрозила ему пальцем:

— Всё помнишь? Повтори!

— Да-да, Лиззи, помню. Умыться. Побриться. Пообедать. Подышать свежим воздухом. Не обижать тётю Дорин.

— Молодец. Правильно!

— И полетать не забуду.

— Ох, папа…

Он подтолкнул её к двери.

— Иди-иди, — сказал он. — Не о чем тебе волноваться. Ноги в руки — и в школу. Ты без неё жить не можешь.

Лиззи открыла дверь. Оглянулась, пристально посмотрела на папу.

— Пока-пока, — быстро сказал он.

— Пока, папуль.

Она прошла через сад, до самой калитки, и снова оглянулась — уже с улицы. Стояла и смотрела на него.

— Иди-иди, — пробурчал папа. — Я справлюсь.

Лиззи зашагала прочь.

Он махал ей вслед, пока она не скрылась из виду. А когда скрылась — затворил дверь, захлопал руками-крыльями, хихикнул, чирикнул — чик-чирик! — и выплюнул откуда-то из защёчных глубин недожёванный тостик.

— Чик-чирик, чик-чирик, — радостно повторил он. — Фюить-фюить.

Тут он заметил, что по столу ползёт муха.

— О! Вкуснятина! — воскликнул папа и устремился за мухой.

2

Мушка, однако, оказалась шустра: взмыла со стола и нахально зажужжала у него над головой. Потом она уселась на потолок и оттуда, кверху лапками, наблюдала, как он хлопочет, чирикает, пыхтит и пытается до неё допрыгнуть.

— Вот словлю тебя, жужжалка, не отвертишься, — тяжело дыша, проговорил папа. — Лучше сама спускайся, всё равно съем.

Но муха спускаться даже не думала. И дотянуться до неё папа не мог. Тогда он сел на пол, чтобы перевести дух. Тут ему в голову пришла новая мысль, и он медленно пополз вдоль плинтуса, поскрёбывая доски ногтями. Так обнаружились несколько чёрных жучков, пара-тройка коричневых жучищ, а ещё крошечные забавные многоножки. Он их выковырял из щелей и отправил в рот.

— Пища богов! — сказал он. — Что мне ваши тостики? Такому мужчине, как я, надо питаться жуками, мухами и сороконожками.

Он довольно облизнулся. Потом встал и взмахнул руками. Подошёл к окну, выглянул в сад. Спрятавшуюся за деревом Лиззи папа не заметил.

— Такому мужчине, как я, нужны червяки! — воскликнул он. — Эй, червячишки! Скользкие, вкусные червячочки! Всех переловлю!

Тут он замолчал, глаза его мечтательно затуманились, и улыбка растянулась до самых ушей.

— Если бы она знала, — прошептал он. — Если бы моя Лиззи только знала…

Он сунул руку в карман халата, достал ключ и на цыпочках отправился наверх.

3

Проскользнув в свою комнату, папа, по-прежнему на цыпочках, обошёл кровать и подкрался к шкафу Бережно вставив ключ, он отомкнул замок и приоткрыл дверцу Выдохнул — и радостно улыбнулся.

— Ну-ка, идите сюда! — Он протянул руку и извлёк из шкафа пару самодельных крыльев. — Вы мои красавцы!

Сняв халат, папа остался в пижаме и — прямо на пижаму — надел крылья: перья, скреплённые верёвкой и лоскутами старой рубахи, с каркасом из бамбука, проволоки, ниток, картона… и снова перья, перья, перья…

— Красавцы мои! Вот, погодите, покажу вас Лиззи, порадую дочку.

Он встал на цыпочки. Развёл руки в стороны. Закрыл глаза. И представил, что взлетает над домом — как стриж, как сокол — всё выше и выше. В самую высь… И тут с улицы донёсся крик.

— Запись на конкурс! Всемирный конкурс летунов! Спешите!

Слова раскатывались эхом по всей улице, отскакивали от стен и крыш, но поначалу папа не вник, его занимали только крылья.

— Скоро Лиззи вас увидит, красавцев моих, — повторил он, поглаживая крылья. — Вот уж порадуется.

Тут голос всё-таки ввинтился в его мысли.

— ЗАПИСЬ НА КОНКУРС ЛЕТУНОВ!!!

— Что? — вскинулся папа, но тут же вернулся к своим мечтам. — Лиззи Скажет: «Вот так папуля! Мой самый лучший, самый крылатый папуля!»

Голос прогремел, казалось, в самое его ухо:

— ЗАПИСЬ НА КОНКУРС ЛЕТУНОВ!!!

Папа подбежал к окну. У калитки стоял кругленький господин в очках и орал в мегафон.

— ЗАПИСЬ НА КОНКУРС ЛЕ…

Папа распахнул окно.

— Эй! — крикнул он и замахал руками. — Мистер! Меня! Меня запишите!

Господин с мегафоном посмотрел на папу.

— ВАС? — проорал он в мегафон.

— Да, мистер! Меня! Погодите…

Папа сбежал по лестнице, распахнул входную дверь и снова крикнул:

— Меня запишите! Меня!

Кругленький господин отвёл мегафон от губ, открыл калитку и двинулся через сад к папе. Переступив порог, он прошёл прямиком на кухню и водрузил мегафон на кухонный стол. Достал бланк, облизнул карандаш и взглянул на папу. Папа вздрогнул. Его крылья зач трепетали. Он почти не дышал.

— Итак! — произнёс кругленький господин. — Вы желаете принять участие во Всемирном конкурсе летунов?

— Ага, — закивал папа. — Запишите меня скорее, мистер…

— …Пуп.

— Да, мистер Пуп, миленький, записывайте! — взмолился папа.

Мистер Пуп оглядел папу вместе с крыльями. Потом он оглядел кухню. Лизнул карандаш. Занёс карандаш над анкетой, которую предстояло заполнить.

— Имя? — спросил он.

— Джеки! — ответил папа.

— Фамилия? — спросил мистер Пуп.

Папа растерянно заморгал. Попытался припомнить.

— Меня зовут Джеки… Кар-Кар.

— Вы уверены?

— Ага. То есть да! Да, мистер Пуп.

Заполняя анкету, мистер Пуп бормотал:

— Джеки Кар-Кар… Слитно или через чёрточку?

— Через чёрточку… наверно…

— Род занятий?

Папа опять заморгал. Он опять растерялся и опять пытался припомнить.

— Мистер Кар-Кар, ваш род занятий? — настойчиво повторил мистер Пуп. — Кем вы работаете?

— Я птиц, — выпалил папа. — Прежде я кем-то работал, не помню кем. Сейчас я птиц! Человекоптиц.

Мистер Пуп лизнул карандаш.

— Че-ло-ве-ко-птиц, — вывел он в анкете. — Движущая сила?

Глаза у папы вылезли на лоб. Сила? Движущая? Это о чём?

— Э-э-э… — пролепетал папа.

— Каким способом вы передвигаетесь, мистер Кар-Кар? — пояснил мистер Пуп. — На чём полетите?

До папы наконец дошёл смысл вопроса. Он браво тряхнул крыльями и задрал их к самому потолку.

— Как на чём? На крыльях! Отличная у меня движущая сила, да, мистер Пуп? — Бурно захлопав крыльями, папа пробежался по кухне. — Ну правда же, отличные крылья?

4

Папа всё бегал — он был красный как помидор и пыхтел как паровоз. Наконец он остановился. Мистер Пуп приблизился и осмотрел крылья. Погладил их. Понюхал. Подёргал. Поразмыслил. Вздохнул.

— Восторг, да? — сказал папа. — Или… не восторг?

— Гм-м-м-м-м-м-м-м-м, — промычал мистер Пуп.

— Ладно, сам знаю, — вздохнул папа. — Они пока далеки от совершенства. Здесь надо подлатать, там булавкой подколоть, верёвочку подзатянуть, картоночку подклеить, да и перьев погуще налепить не помешает. Но в остальном…

— Гм-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м, — снова промычал мистер Пуп.

— Ещё у меня, понятное дело, будут клюв и гребень, — добавил папа.

Мистер Пуп обошёл вокруг папы. Потрогал. Понюхал. Подёргал. Вздохнул.

— Крылья, клюв, гребень, — пробормотал он.

Папа посмотрел на мистера Пупа. Прислушался к его бормотанию. И понял, что мистера Пупа снедают сомнения.

— Ещё у меня есть вера! — ободрил его папа.

Мистер Пуп удивился.

— Какая такая вера?

— Настоящая вера, мистер Пуп. Я верю, что у меня всё получится.

Мистер Пуп задумался. Почесал щёку. Облизнул карандаш. Погладил свой круглый животик. И произнёс:

— Борьба будет нешуточной, мистер Кар-Кар. Участники прибывают со всех концов света. Парень из Франции прикрутил крылья к своему велосипеду. Девушка из Японии прыгает на трёхметровой палке-кузнечике. Есть ещё один тип из Бразилии с зонтиком на голове и пропеллером на попе. Они везут парашюты, и катапульты, и мопедные моторы, и гигантские пружины, и…

— A у меня есть крылья и вера, — сказал папа.

— Гм-м-м-м-м-м, — озадаченно протянул мистер Пуп. — Вы хоть представляете, как это опасно? А вдруг головой ударитесь, кости переломаете, в речке утонете? Да от вас живого места не останется, мистер Кар-Кар, если вы рухнете с неба.

— Рухну?! — Папа фыркнул. — Ну-ка, где тут подписать надо?

Мистер Пуп дал папе карандаш. И протянул ему анкету.

— Вот здесь, мистер, Кар-Кар, — сказал он.

Папа поставил подпись с лихим росчерком.

— И здесь, — сказал Мистер Пуп. — И ещё вот тут.

Папа поставил вторую подпись, потом третью.

Мистер Пуп осмотрел анкету. И поставил свои подписи тоже — маленькие округлые закорючки.

— Заявка принята, — провозгласил он.

Счастливый папа потянулся обнять мистера Пупа, но тот проворно отодвинулся.

— Встретимся в воскресенье, — сказал мистер Пуп. — Взлёт в десять утра. И рекомендую обзавестись шлемом. До свидания.

Он взял со стола мегафон, сунул папку с анкетами под мышку и вышел за дверь. Папа смотрел ему вслед, пока мистер Пуп, миновав сад, не скрылся за калиткой.

Тогда папа взглянул в небо, на птиц.

— Шлем?! — воскликнул он. — Кому нужен шлем? Вон ворона — разве она в шлеме? И ничего! Парит в вышине не хуже орла. Легко и прекрасно! Так и надо! И я смогу!

Он стоял и мечтал. В мечтах он летел над садом, над городом, над рекой — высоко-высоко… Он не заметил, как из-за дерева выскользнула его дочка Лиззи. Она подошла к нему совсем близко, но он её всё равно не увидел. Она принялась махать руками перед его лицом, а он по-прежнему ничего не замечал.

— Папа, — окликнула она. — Папа!

Но папа был где-то далеко — в небесах, в мечтах… Он вернулся в дом и затворил за собой дверь. Лиззи успела проскользнуть в дом вместе с ним — а он и этого не заметил.

5

Папа бегал по комнате. Махал руками. Чирикал, ворковал, пищал и пронзительно верещал. Лиззи пыталась обхватить его, когда он проносился мимо. Окликала его, звала. Но он её не видел, не слышал. Он был весь там, в мечтах. Лиззи отошла в угол — ей оставалось только наблюдать.

— Я в воздухе! — завопил папа. — Мои ноги уже оторвались от земли! Да-да! Точно! Лечу! — Однако он тут же смущённо захихикал: — Летит он, ага! Поглядите на этого летуна доморощенного! Ноги от земли оторвались, как же! Но они оторвутся! Надо ещё немного потренироваться. Пару часов! Пару дней! У-у-у-и-и-и!

Он споткнулся, затормозил, нагнулся и запыхтел — всё никак не мог отдышаться. Потом он осмотрел крылья. Перещупал все перья, верёвки, скрепки и булавки. Да, снаряжение не ахти. Да, оно нуждается в некоторой… починке: тут подвязать, там подлатать. Но, на его вкус, лучше этих крылышек всё равно ничего в мире нет! Они веселее любых пропеллеров и парашютов, круче катапульт, пружин и моторов. Эти крылышки поднимут его ввысь, и он полетит, точно птица, к победе! Да-да, Джеки Кар-Кар из дома 12 по Жаворонковой улице непременно победит! Скорей бы конкурс! Папа обхватил себя за плечи, прямо-таки обнял себя. Ему представлялось, как остальные участники барахтаются в речке и зовут на помощь, а он гордо парит над ними в вышине. Он представил, как Лиззи стоит там, на берегу, задрав голову, смотрит на него, машет и кричит всем вокруг: «Это мой папуля! Это — Джеки Кар-Кар! Мой папа — птиц! Он самый лучший птиц и самый лучший папа на свете!»

Он засмеялся и, подобрав с пола жука, запихнул в рот. Лиззи затошнило.

— Вкуснотища, — сказал папа.

Он смахнул со стола всё, что она приготовила и расставила к завтраку И залез на стол.

— Папа, не смей! — воскликнула Лиззи.

— Раз! — объявил он. — Два!..

— Папа! Нет! — Лиззи бросилась, чтобы его удержать, но… поздно.

— Три! — провозгласил он. — Взлёт!

Он подпрыгнул к потолку — и рухнул на пол.

— У-у-уй! Ай, спина! Ой, колено! Ох-ох-о… голова!

— Папа, ты не птица, ты человек! — сказала Лиззи. — Ты же убьёшься!

Он захихикал, преодолевая боль.

— Почти получилось, Лиззи! Я почти летел! Ты видела? Мои ноги оторвались от… — Он вдруг умолк. И вытаращился на неё. — Ты почему дома?

Лиззи просунула ладонь под крылья и помогла папе сесть.

— Я дома, потому что тревожилась, — ответила она. — И недаром. Ты — не птица. Ты мог позвоночник сломать!

— Позвоночник сломать? Глупости! — Он передёрнул плечами, проверяя крылья. — Ну как тебе мои крылышки, Лиззи? Я их тебе ещё не показывал. Хотел сюрприз сделать.

Она погладила крылья. Понюхала.

— Да, папуль. Отличные крылья, но…

— Никаких «но»! Эти крылья сделают меня знаменитым и богатым!

— Но, папа…

— А ты вообще должна сейчас быть в школе. Что ты тут делаешь? Как там без тебя задачки и диктанты? Что скажет мистер Ирис?

Лиззи не знала, что скажет мистер Ирис. Но ему не всё равно, это точно. Он наверняка захочет узнать, что у них происходит.

— Мистер Ирис хороший, — сказала она. — Он понимает, что мне иногда надо оставаться дома.

Она снова принялась осматривать крылья. Как же здорово всё это сделано, сплетено верёвкой и проволокой: пёрышко к пёрышку! Она дотронулась кончиком пальца до одного пера. Гладкое-гладкое. Прекрасное! Она погладила другое перо — иссиня-чёрное, блестящее.

— Это перо обронил чёрный дрозд? — спросила она.

— Да, Лиззи.

Папа снял крылья. Когда снимал, крылья зашелестели, словно деревья, словно живые существа. Папа показал ей, где чьи перья. Вот это потерял голубь, вот это — тоже дрозд, только певчий, а это — перо сороки. Он показал ей перья вороны — самые крупные, и перья чайки — самые крепкие. А ещё — крошечное хрупкое пёрышко коноплянки, нежное пёстрое пёрышко пеночки и самое красивое — пёрышко маленького крапивника.

Он показывал, а Лиззи улыбалась. И ахала, и любовалась вместе с ним красотой перьев и крыльев. Сколько она помнит, папа всегда что-то мастерил. Когда ей исполнилось пять лет, он подарил ей кукольный дом, а на Рождество, когда ей было шесть, — целый театр кукол-марионеток. Да ещё качели в саду! Да ещё домик-теремок под яблоней! И, конечно, самодельные книги. Но крылья… это что-то новое, неведомое, удивительное.

— Потрясающе, папа, — прошептала она.

— Всё из нашего сада, — сказал папа. — Даже не представляешь, сколько перьев валяется под деревьями.

— Ты ведь такой умный, пап, — начала Лиззи, но осеклась. Как же ему объяснить? Как убедить его, что его затея обречена на провал? — Пойми, ты разом и умный, и глупый. Человек не может полететь только оттого, что надел крылья с перьями.

— Может! — воскликнул папа. — Просто надо подгадать: чтобы разом и прыгнуть, и взмахнуть крыльями. И надо верить в себя. Всё получится! — Он вздохнул. — Только есть одна закавыка.

— Какая? — спросила Лиззи.

Он многозначительно погладил свой живот. Пошлёпал его. Лиззи улыбнулась. На её памяти папа всегда был немного… пухленький.

— Растолстел я, дочка, — сказал он. — Поэтому никак не взлечу. Ты когда-нибудь видела толстую птицу? Птицу, которая аж колышется от жира… как мой живот?

Лиззи задумалась. Вспомнила раскормленных гусей и индеек, которые и ходят-то с трудом. Куда им летать? Но им и не надо летать. Им надо нагуливать жир, ведь жизнь их закончится на праздничном столе на Рождество. Жестоко, но факт. Потом она вспомнила бедных грустных цыплят в тесных клетках. И…

Папа понял ход её мыслей и уточнил:

— Ты когда-нибудь видела птицу, которая колышется от жира, но при этом летает?

Она покачала головой;

— Разумеется, не видела!. — воскликнул папа. — А почему? Потому что птицы правильно питаются!

Он высмотрел на полу крошечного жучка и закинул в рот. Лиззи охнула.

— Они едят жуков, мух, ягоды и зёрнышки. И червяков, — сказал папа. — Они не едят жирную пищу. Они не едят тостики. И они, безусловно, не едят стряпню твоей тётушки!

Папа съел ещё одного жука. И сказал:

— Чик! Чик-чирик! Чик-чирик-чирик!

Снаружи какая-то птица зачирикала в ответ.

— Слышишь? — обрадовался он. — Работает.

Тогда он закаркал — «кар-кар-кар», — совсем как ворона. И снаружи тут же отозвалась ворона: «Кар-кар-кар». Папа захихикал.

— Ну, ты слышишь? Ты понимаешь, что я настоящий птиц? И всё это — для тебя. Ты будешь мной гордиться.

— Но, папуль, — сказала она мягко и сжала его руку. — Мне не важно, птиц ты или не птиц. Мне важно, что ты — мой папа.

Он умолк. Заглянул ей в глаза.

— Правда, Лиззи? — спросил он, точно эта мысль никогда не приходила в его голову.

Лиззи начала отвечать, но тут с улицы донёсся голос:

— Джек! Джеки!

Папа вздрогнул.

— О, нет! Дорин уже здесь!

Он вскочил на ноги. Закаркал по-вороньи. И выбежал в сад. Остановить его было невозможно.

— Привет, червячатки! — крикнул он.

6

Тётя Дорин ворвалась в дом. В зелёном фартуке в красный цветочек. В жёлтой шляпе и блестящих синих сапогах. Огромную клетчатую хозяйственную сумку она водрузила на стол.

— Элизабет! — вскричала она. — Ты видела этого большого безумца?

— Какого большого безумца? — уточнила Лиззи.

— Тут только один большой безумец, и это не я и не ты. Что, интересно, он задумал? Участвовать в этом безумном конкурсе?

— Да, тётя Дорин.

Тётушка выпучила глаза.

— Тоже мне, птиц выискался! — возмутилась она. — И не он один! Весь город спятил. Вот что я вам скажу: людям пристало быть людьми! Ты не согласна, Элизабет?

— Согласна, тётя Дорин.

— Людям пристало прочно стоять на старой доброй земле, двумя ногами. Ты не согласна, Элизабет?

— Согласна, тётя Дорин.

— Ещё бы! Конечно согласна! — Тётушка вперевалку обошла кухню. Она взмахивала руками и пронзительно кудахтала — исключительно чтобы показать, как презирает она все эти птичьи глупости. — Видишь? — сказала она. — Взлететь нельзя. Категорически. Мы не птицы. Птицы не мы. От осинки не родятся апельсинки. Надеюсь, тебя именно этому учат в… — Она умолкла. И уставилась на Лиззи. — Почему ты не в школе, девочка?

Лиззи опустила глаза.

— Ну? — грозно выдохнула тётя Дорин.

Лиззи задумалась. Что же ответить?

— Я нездорова, — наконец произнесла она.

— На мой взгляд — здоровёхонька! — сказала тётушка. — Что болит-то?

— Нога, — ответила Лиззи. — Нет, голова. То есть живот. — Она скорчилась, обхватила руками живот и простонала: — О-о-о-о!

Тётя Дорин поджала губы, прищурилась — и ни чему не поверила.

— Живот у неё болит! Вот ещё выдумала! — сказала она. — Питаться тебе надо. Доброй домашней едой! И безумцу этому тоже. А у вас тут разруха. Полнейшее разорение. Сколько будет два плюс два?

— А? — Лиззи растерялась.

— Не А и не Бэ, а простите-извините, вопрос не расслышала.

— Извините, не расслышала, — покорно сказала Лиззи.

— Повторяю! Сколько будет два плюс два? Надо понять, насколько ты отстала.

— Четыре.

Тётушка проверила, загибая пальцы.

— Правильно! Хоть что-то в этом доме правильно, и на том спасибо. После смерти твоей бедной матери… отец совсем того… с ума соскочил. — Она споткнулась о лежавшие на полу крылья. — А это что валяется?

Лиззи подняла крылья и показала тётушке.

— Это его крылья, тётя.

Тётя Дорин вытаращила глаза.

— Его крылья? — переспросила она. — Его. Крылья. Дела обстоят хуже, чем я думала!

Тётушка выглянула в сад и увидела папу и червяка, зажатого у папы меж пальцев. Червяк болтался, а папа норовил поймать его губами. Тётя ахнула.

— И что, интересно, он делает с этой несчастной ползучей тварью?. — спросила она.

Лиззи тоже выглянула в окно, и обе они увидели, как червяк исчезает у папы во рту.

— Похоже, он его ест, тётя, — сказала Лиззи.

Тётушку чуть не стошнило.

— Джеки! — завопила она. — Джеки, кто ты, по-твоему?! Выплюнь скорее! Совсем спятил?

Но папа подобрал другого червяка и тоже потянул в рот.

— Нет! Фу-у-у-у-у! — Тётя Дорин зажмурилась, схватилась за живот. — Что за дурдом?

— Тётя, у нас очень хороший дом, — возразила Лиззи.

— Был хороший. Был, да сплыл. — Тётушка обхватила Лиззи и прижала к своей необъятной груди. — Бедный, бедный ребёнок.

— Я не бедный ребёнок, — пробормотала Лиззи в тётину грудь.

— Не спорь. Бедный. — Тётушка снова выглянула в сад и в ужасе застонала. Отодвинула Лиззи, выпрямилась и кивнула на крылья. — Убери с глаз моих все эти глупости.

Лиззи повесила крылья на дверь сзади, с невидной стороны.

— Вот и славно. А теперь — за работу! — объявила тётя Дорин. — Там в сумке есть нутряное сало. Достань-ка его, девонька! Я знаю, что нужно этому безумцу! Клёцки!

7

Тётушка драила и драила стол. Лиззи достала из её клетчатой хозяйственной сумки сало, а ещё яйца и муку. Набрала кувшин воды. Нашла деревянные ложки и поставила на стол большую миску. Тётя Дорин бросила туда много-много всего и принялась размешивать. В окно она старалась не смотреть.

— Разлетался он, как же! — приговаривала она. — Но ничего, сейчас мы его по крошечке, по крошечке да и накормим. Глядишь, вся дурь из башки выветрится. Клёцки для этого — первое дело. Сальце-то какое! Жирок отменный! Сейчас как нагреется, как зашкварчит, как распахнется на весь дом. Клёцки самого разбезумного безумца в ум вернут. Меси-ка тесто, Дорин, лепи-ка шарики — тугие, упругие, прекрасные шарики!

Тётушка скатала ослепительно белый шар — он еле умещался в ладонь. Подбросила его и поймала. Снова подбросила — и не стала ловить, и он упал на пол с глухим стуком.

— То, что надо! — просияла она. — Тугая тяжёлая клёцка!

Она скатала вторую.

— Лови! — Тётя Дорин запулила белый шар прямо в Лиззи. Лиззи поймала. — Ну, какова? — спросила тётя. — Тяжёлая, что твой свинец!

Тут она краем глаза заметила, что папа лезет в саду на вишнёвое дерево.

— Джеки, слезай немедленно! — завопила она. — Как есть безумец! Да и мы тут с тобой ума лишимся.

Она слепила ещё одну клёцку. Вышла на порог и крикнула:

— Джеки, слезай! Добром прошу!

Папа её не слышал. Просто лез и лез с ветки на ветку, посвистывал да покаркивал. Тётя Дорин размахнулась и швырнула в папу сырую клёцку. Он и этого не заметил, поскольку кусок теста пролетел мимо и упал на траву, словно пушечное ядро.

Тётушка со стоном захлопнула входную дверь.

— Молю Господа, чтобы ты, Элизабет, не пошла по стопам отца, — сказала она.

— Не пойду, тётя, — пообещала Лиззи.

Тётушка чмокнула её в щёку.

— Умница! Мама бы тобой гордилась… — сказала она. — Я так и сказала мистеру Ирису…

— Мистеру Ирису?!

— А кому ж ещё? Он ведь директором в твоей школе сидит, вот я с ним и поговорила. О тебе и об этом безумце… Он сказал: ты — хорошая, разумная девочка. Всегда прилежная, сказал. Всегда вежливая. Хорошая. Как пишется «хорошая»?

— А где тут ошибку можно сделать? — Лиззи растерялась.

— Не дерзи! — одёрнула её тётушка. — Скажи: простите-извините, не расслышала, а сама пока думай.

— Извините, не расслышала, — повторила Лиззи.

— Как пишется «хорошая»?

— Х-о-р-о-ш-а-я, — ответила Лиззи.

Тётушка улыбнулась.

— Умница! Из тебя выйдет толк. Ну, теперь — за клёцки!

И она снова принялась за работу. А заодно и запела:

Клёцки прекрасные! Клёцки тугие!
Месим их бережно, лепим их ловко!
Теперь в кипяточек пойдут, дорогие!
Чтоб дурь-то повыветрить,
Нужна-а-а сноровка…

Тётушка пела, а Лиззи под её песню танцевала: поднимала руки, махала ими и мечтала взлететь. Дурь из её головы что-то никак не выветривалась… Тётя Дорин водрузила на плиту большую кастрюлю и, едва вода вскипела, стала бросать в кипяток клёцку за клёцкой. Готовые она вынимала и выкладывала подсыхать. От клёцок поднимался парок, и скоро всю кухню заполнил их нежный запах. Внезапно дверь распахнулась, и в дом вбежал папа. В руках у него был пакет с ручками, а в пакете что-то щёлкало и шуршало, хлопало и хрипело.

— Поймал! — закричал папа. — Смотри, Лиззи! Поймал!

8

Пакет словно тянул папу за собой, и они вместе кружили по комнате. Ещё пакет то и дело норовил взмыть в воздух, а потом резко нырнуть вниз. Но папа крепко держался за ручки. Волосы у него вздыбились, глаза горели. В какой-то момент он остановился и попытался заглянуть в пакет, но тут же его захлопнул и завопил:

— Ай, больно! Уж и посмотреть нельзя?!

И тут пакет снова потащил его за собой. Потом они опять остановились. Папа поднёс трепещущий пакет к самому лицу.

— Ну, успокойся… — сказал он. — Хочешь червячка? — Пакет в ответ пронзительно закричал, завизжал, затрещал, захлопал, и они с папой снова бросились бежать. Тётя Дорин замерла над клёцками. Лиззи тоже изумлённо застыла.

— Что ты затеял? — вымолвила наконец тётушка.

— Я поймал ворону! — завопил папа.

— Он поймал ворону! Нет, вы видали? Ловец выискался! Зачем тебе ворона сдалась?

— Для исследования! — ответил папа. — Хочу понять, как она летает и что я делаю не так. Ай! Уй! Да тише ты, глупая!

— Джеки, отпусти птицу! — сказала тётя Дорин.

— Папа, это жестоко, — сказала Лиззи.

— Уй! Ой-ой! Не отпущу, — отозвался папа. — Я её не обижу, Лиззи. — Он снова поднёс пакет к лицу. — Я ведь твой друг, понимаешь? Друг! — прошептал он, но ворона не захотела с ним дружить. Она проклюнула в пакете дырку, высунула в дырку большой серый клюв и клюнула папу в розовый нос. Потом она высунула в дырку всю голову и злобно вытаращила круглые блестящие глаза-бусины.

— Привет, ворона, — сказал папа. — Я только хотел…

Но ворона не дослушала, клюнула его в щёку, пронзительно заверещала, закаркала и забилась в пакете. Тётушка перепугалась.

— Выкинь её к лешему! Она нас всех сейчас заклюёт!

Папа подбежал к двери и подкинул пакет с птицей в небо. Ворона вылетела, а пакет упал папе на голову, да так там и остался.

— До свидания, ворона! — крикнул папа и повернулся к Лиззи. — Эх, улетела… А я ведь в научных целях…

— Джеки, — окликнула его тётя Дорин.

— Чего? — отозвался папа.

— Съешь клёцку.

— Чего?

— Лови! — Она бросила ему клёцку. — Смотри, какая прекрасная!

Папа клёцку поймал, рассмотрел, понюхал — и забросил куда подальше.

— Вот ворона была прекрасная! — сказал он.

— Но ты поступил с ней жестоко, папа, — заметила Лиззи.

— Она так на меня смотрела, так смотрела… Мне показалось, дружить хочет. Она мне прям улыбалась!

— Папа, — сказала Лиззи. — Это было жестоко.

— Ты уверена? — Папа задумался. — Пожалуй, ты права… Огорчил я ворону.

— Лови! — крикнула тётя Дорин и кинула папе ещё одну клёцку.

Папа увернулся, и клёцка угодила куда-то в глубь сада. Тётушка сердито зыркнула на папу.

— Ну всё! — объявила она. — Мне надоело!

Она водрузила на голову жёлтую шляпу. Стряхнула с рук муку.

— Элизабет, — сказала она. — Собирай вещи. Пойдёшь со мной.

Но Лиззи не послушалась. Она подошла к папе и встала рядом.

— Пап, ты же мог просто понаблюдать за птицами, — укоризненно сказала она. — Притаиться тут, в саду, и подглядывать. Мог записывать, что они делают. Рисовать мог. Зачем их ловить-то?

Папа посмотрел себе под ноги и пробормотал:

— Верно, зря я это…

Над садом как раз пролетала очередная ворона. Лиззи дёрнула папу за рукав.

— Смотри! Видишь эти длинные перья? Как пальцы врастопырку, на концах крыльев. У тебя вроде таких нет?

— Точно, нет! — оживился папа.

— Лиззи! А ну иди сюда! — рявкнула тётя Дорин.

Но Лиззи и ухом не повела. Она снова указала на что-то в поднебесье.

— Пап, посмотри на во-о-он того крапивника. Совсем крошечный, а как поёт! Слышишь?

Они стояли рядом, смотрели и слушали. Птицы пели в небе и на деревьях. Птицы пели на крышах, трубах и карнизах, и воздух полнился их пением. И это было прекрасно.

— Прям чудо, да, пап? — сказала Лиззи.

— Чудо, — подтвердил он.

Они стояли и слушали, а потом папа свистнул, и какая-то птица засвистела в ответ. Тогда он каркнул, и в ответ каркнула ворона.

— Ты такой умный, пап, — тихонько сказала Лиззи.

— Элизабет! — снова рявкнула тётушка. — Надевай куртку и пошли!

— Ой, а вон, посмотри, — продолжила Лиззи. — Видишь тех двух воробышков?

Папа улыбнулся. Тётя Дорин молча смотрела на Лиззи с папой. Слова у неё иссякли.

— Ага! А вон ещё один! — подхватил папа. — Теперь их три! Три воробышка.

Они смотрели, как воробьи перепархивают с ветки на ветку.

— Их тут целая семейка! — сказал папа.

— А вон, гляди, ласточки! — воскликнула Лиззи. — У них на хвостах острые-острые перья. У тебя таких тоже нет, правда?

Папа кивнул.

— Так, может, тебе надо усовершенствовать крылья? Тут подлатать, там подвязать, и пёрышки новые приделать? И ты полетишь! — Лиззи обняла папу крепко-крепко. — Послушай, папуль. А давай я тебе помогу?

Папа взглянул на Лиззи. И заулыбался. Он был на седьмом небе от счастья.

— Правда? Поможешь?

Она тоже улыбнулась. Конечно, поможет! Ещё бы! Она же помогала ему мастерить кукольный дом. И кукол они вместе раскрашивали. И ясень в саду сажали. Папа тогда сказал, что они — отличная команда.

— Конечно помогу, — сказала Лиззи. — Ты же мой папуля.

Папа рассмеялся и сказал:

— Мы — отличная команда.

Он подхватил Лиззи и понёсся кругами по кухне, держа её над головой, точно в полёте, а Лиззи хохотала и хохотала и кричала:

— Ноги уже оторвались? Да? Мы летим? Ле-ти-и-им!

Тётя Дорин топнула каблуком:

— Поставь девочку на пол!

— Тётя! Нет! — засмеялась Лиззи. — Мне так весело!

Тётушка решительно натянула шляпу на лоб и на уши. Откусила изрядный кусок клёцки. И тяжёлым шагом направилась к двери.

— Тётя! — воскликнула Лиззи. — Не уходи!

— Я покидаю твой безумный дом, Джеки, — объявила тётушка. — Элизабет, за мной! Для тебя это последняя надежда на лучшее будущее.

Папа поставил Лиззи на пол.

— За мной, девочка, — повторила тётя.

Лиззи не двинулась с места. Ей не хотелось, чтобы тётушка уходила такой разгневанной, но папу она бросить не могла.

— Смотри, что ты сотворил с дочерью! — воскликнула тётя Дорин.

Лиззи засмеялась.

— Знаешь, папа, я, наверно, тоже запишусь на твой конкурс! — сказала она. — Давай и мне сделаем крылья?

— Мы полетим вместе! — подхватил папа. — Семья человекоптиц!

— Скорее! За перьями! — воскликнула Лиззи, и они с папой устремились в сад — собирать перья.

Печатая шаг, тётушка сошла с крыльца.

— До свидания, тётя! — крикнула Лиззи.

— До свидания, Дорин! — крикнул папа.

— Свидание не будет тёплым! — рявкнула тётушка. Она протопала через сад и с грохотом захлопнула за собой калитку. — Я вернусь! И приведу кой-кого. Он вам крылья-то обкорнает!

9

Лиззи с папой трудились весь день и всю ночь: собирали перья, верёвочки, нитки, лоскуты, обломки вешалок, ленты, пуговицы и бусины. Сшивали, приматывали, склеивали. К утру крылья Лиззи, её клюв и гребень были вчерне готовы. Донельзя уставшие, но счастливые и ужасно гордые, папа с Лиззи вышли на порог, и на спинах у обоих были крылья. Лиззи прижалась к папе и шепнула:

— Ты прав, папуль. Мы — фантастическая команда.

Лучи солнца скользили по крышам и, пробившись сквозь листву, падали на их взволнованные лица. Вокруг щебетали и свистели птицы. На улицах грохотали и ревели машины. И тут папа хихикнул: он вдруг понял, чего им не хватает!

— Нам нужно гнездо, Лиззи! — сказал он.

— Гнездо?

— Да. Всё чин по чину. Иначе какие из нас птицы?

Лиззи посмотрела ему в глаза.

— Ну же! За работу! — сказал папа. — С гнездом я буду счастлив.

Лиззи улыбнулась, пожала плечами и сказала:

— Отлично, папуль! Из чего будем вить гнездо?

Им понадобились прутья, трава, солома, листья и верёвка, а ещё рваные кухонные полотенца, лоскуты от старой рубахи и шерсть от старого джемпера, тряпки, дырявые носки, перья и ворс от ковра. Они отнесли всё это на кухню и, встав на колени, принялись мастерить гнездо. Лиззи улыбалась и мурлыкала какую-то песенку. Папа щебетал, свистел и каркал.

— Ну, скажи! — потребовал он. — Славный домик, правда? Заживём!

Он сунул руку в карман и извлёк оттуда червяка. Подержал на весу, полюбовался — и проглотил!

— Хочешь червячка, Лиззи? — спросил он.

Она покачала головой:

— Я лучше это съем, — и ссыпала себе в рот немного арахиса из пакетика.

Папа встал на цыпочки, раскинул крылья, втянул живот и крикнул:

— Гляди! Я уже похудел!

— Не может быть! — Лиззи засмеялась и ткнула его пальцем в пузо. — Точно! Кожа да кости!

— Я скоро стану лёгким, как пёрышко! — отозвался папа.

— Ты молодчина, папуль. И ты такой умный!

Они продолжали трудиться, и гнездо уже становилось похоже на гнездо: этакий круг с глубокой ямкой посередине.

— Ты знаешь, что птицы лучше всех на свете заботятся о своих малышах? — сказал папа. — Они воспитывают птенцов добрыми и сильными. Защищают их от любых опасностей.

Они всё работали, работали, и наконец гнездо было готово. Тогда они устроились там, в своём замечательном самодельном гнёздышке, а на спинах у них были замечательные, самодельные крылья. И папа, и Лиззи сияли от радости.

Вдруг папа хихикнул, заёрзал и объявил:

— О-о-о! Сейчас снесу яичко! Вот-вот! Оно уже близко!

Он отложил воображаемое яйцо. Затем пошарил под собой, достал его и, бережно баюкая в ладонях, протянул яйцо Лиззи. Она приняла яйцо и принялась его рассматривать; Сказала, что яйцо — просто загляденье! Провела пальцем по ярко-синей скорлупе, по пёстрым крапинам. Потом она вернула яйцо папе, и папа снова уложил его в гнездо.

— Теперь буду высиживать, пока не вылупится. — Папа закрыл глаза и сосредоточился. — Эй, птенчик, ты скоро проклюнешься? — прошептал он. И вдруг подпрыгнул. — Есть!

Он подобрал воображаемого птенца и в ладонях, точно в колыбели, поднёс к самому своему лицу.

— Привет, малышок, — сказал он. — Смотри, Лиззи! Хорошенький, правда?

Лиззи вгляделась. Улыбнулась.

— Правда!

Она протянула руку и потрогала воображаемого птенца. Погладила встопорщенные пёрышки.

Тут папа раскрыл ладони и поднял птенца повыше.

— Он уже подрос! Ну же, пора! — Папа подкинул птенца вверх. — Лети, малыш! На все четыре стороны!

Воображаемый птенец сорвался с его ладоней и полетел! Папа вертел головой, следя за его полётом.

— Вон! Видишь? Вот там! Летит! Летит!!!

— Глупый ты мой папуля, — засмеялась Лиззи. — Яйца-то мамы откладывают. Не папы.

— Конечно, ты права, — согласился папа. Он всё махал и махал, пока воображаемый птенец не скрылся из виду. — До свидания! До свидания! Прощай, мой чудный малыш.

Потом они снова устроились в гнезде. День длился и длился, а они мечтали о полёте. А потом задремали. И летали во сне.

— Я мог бы тут целую вечность просидеть, — сказал папа. — Только я и ты.

Внезапно он подскочил.

— Нет! Отдыхать не время! Ведь скоро конкурс, Лиззи! Пора готовиться! Надо усовершенствовать хвостовые перья, клювы и гребни!

И они снова принялись за дело. Лиззи искоса понаблюдала за папой, а потом тихонько сказала:

— Па-а-ап…

— Да? Что, моя радость?

— Послушай, пап, — начала она. — Нам всё-таки надо понять. Даже с длинными хвостами, клювами и гребнями… может… не сработать.

— Что? Что может не сработать?

Он заморгал и покачал головой, словно не понимал её или даже не хотел понимать.

— Но это ведь не важно, да? — продолжила Лиззи. — Даже если не сработает, это не имеет значения. Пускай нас даже выловят из реки. Ведь мы всё равно полетим, да, пап?

Папа снова заморгал и уставился на Лиззи. Потом он сожрал червяка. Пошуршал крыльями.

— Чик-чирик! — сказал он.

Лиззи взяла его за руку. Встряхнула.

— Ты меня понял, папа? — спросила она. — Ты понял, что, скорее всего, ничего у нас не выйдет? Но мы будем вместе, да, пап? Что бы ни случилось — мы вместе. Это самое главное.

Папа подпрыгнул и, хлопая крыльями, забегал по комнате.

— Кар! Кар! — вопил он. — Кар! Кар!

— Папа! — окликнула его Лиззи. — Ты меня слышишь?

И тут с улицы донеслось:

— Последний шанс! Запись на Всемирный конкурс летунов!

Лиззи с папой замерли. И снова услышали:

— ПОСЛЕДНИЙ ШАНС! ЗАПИСЬ НА ВСЕМИРНЫЙ КОНКУРС ЛЕ…

Папа распахнул дверь. За калиткой стоял кругленький маленький мистер Пуп с мегафоном и папкой анкет.

— ПОСЛЕДНИЙ ШАНС! ЗА…

— Сюда! — завопил папа. — Заходите, мистер Пуп!

10

Мистер Пуп посмотрел на папу поверх забора. И открыл калитку.

— Но вы у нас уже числитесь, мистер Кар-Кар, — сказал он.

— Речь не обо мне, — пояснил папа. — Со мной летит моя птичка.

Сделав шаг в сторону, он подтолкнул Лиззи вперёд.

— Отлично! — обрадовался мистер Пуп. — А не мала ли она для такого опасного приключения?

— Я о ней позабочусь, — сказал папа. — Птицы — самые заботливые родители на свете.

— Гм-м-м, — протянул мистер Пуп.

Папа провёл его в дом. Прищурившись, мистер Пуп смерил Лиззи скептическим взглядом и покачал головой.

— Она сильная, — заверил его папа. — Она храбрая. Самая храбрая в мире. Так все говорят, верно, Лиззи?

— Все-все? — уточнил мистер Пуп.

Лиззи пожала плечами. Она вспомнила, что сказал про неё однажды мистер Ирис, что иногда говорит тётушка, что всегда твердит ей папа. А ещё она вспомнила маму, которая повторяла: ты храбрая, ты смелая, ты самая отважная из всех отважных.

— Наверно, все… — ответила Лиззи мистеру Пупу.

Взгляд мистера Пупа на миг смягчился.

— Хорошая девочка, — прошептал он.

Потом он достал чистый бланк и послюнил карандаш.

— Имя? — спросил он.

— Элизабет, — сказала Лиззи.

— Э-ли-за-бет, — вывел мистер Пуп. — Фамилия?

— Элизабет Кар-Кар! — подсказал папа.

— Кар-Кар? — Лиззи опешила.

— Кар-Кары мы, — пояснил папа. — Кар-кар-кар! Мистер Пуп смотрел на них пристально-препристально.

— Вы уверены? — спросил он.

— Да, — быстро ответил папа. — Что мы, свою фамилию не знаем, что ли?

— Знаем… — неуверенно подтвердила Лиззи и принялась каркать вслед за папой, точно ворона. — Кар-кар! Кар-кар-кар!

Мистер Пуп записал фамилию.

— Род занятий? — спросил он.

Лиззи пожала плечами.

— Я просто девочка, — сказала она. — В школу хожу.

— Нет, — возразил папа. — Ты не просто девочка! Ты девочка-птичка. Я — птиц, а она — птичка. Это у нас семейное.

Мистер Пуп заполнил графу «род занятий» маленькими округлыми закорючками. Дописал. Задумался. Снова взглянул на папу с Лиззи. Он всматривался в их крылья.

— Движущая сила? Крылья и вера, так надо понимать?

— Совершенно справедливо, — сказал папа. — Крылья и вера. А ещё клюв и гребень. Покажи ему, Лиззи.

Лиззи надела клюв И гребень.

— Вы такого, небось, в жизни не видели! — воскликнул папа. — И у нас будут длинные хвостовые перья, как у настоящих птиц. Это Лиззи придумала. Она гений! Изобретатель наших движущих сил!

Мистер Пуп осмотрел Лиззи и папу с головы до ног.

Заглянул в гнездо. Почесал щёку. Лизнул карандаш.

— Гм-м-м… — пробормотал он. — Гм-м-м-м-м-м…

Он почесал свой круглый животик.

— Участников-то с каждым днём всё больше, — произнёс он. — С Мадагаскара приплыл чемпион по прыжкам в длину. Из Смоленска припрыгал прыгун с шестом. С острова Мальта прилетела воздушная гимнастка, с Кубы прикатил на тележке уличный разносчик, да ещё из Ташкента пританцевали семь дервишей. Парашютисты, эквилибристы и силы-тяжести-преодолевисты. У одного парня миллион розовых резинок. Есть планёры, гигантские шаги, трёхметровые арбалеты и…

— А ещё есть мы! С крыльями! — воскликнул папа.

— Увы! — подтвердил мистер Пуп и протянул Лиззи заполненную анкету и карандаш. — Речка в это время года очень мокрая, мисс Кар-Кар, — добавил он. — Подпишите вот здесь. И здесь. И ещё здесь.

Лиззи подписалась и улыбнулась.

Он проверил её подписи.

— Заявка принята! — объявил он и, поставив внизу свою закорючку, сунул папку под мышку. — Мисс Кар-Кар, а нет ли у вас случайно подводных крыльев? — спросил мистер Пуп.

Папа фыркнул.

— Водные-подводные! Кому они нужны, мистер Пуп? Идите уже, вам пора.

Мистер Пуп направился к калитке.

— До воскресенья! — крикнул он напоследок. — Взлёт в десять утра!

Папа закрыл за ним дверь.

— Папа-птиц и дочка-птичка! — сказал папа. — Мы станем самыми знаменитыми в мире летунами! Нам не будет равных! Йо-хо-хо!

Он принялся кружить по комнате, но потом вдруг остановился и задумался.

— Я уступаю тебе победу, Лиззи, — произнёс он.

— Что?

— Я хочу, чтобы ты победила. Ближе к финишу я приторможу, чтобы ты меня догнала и перегнала. Со свистом! Пролетишь мимо — и вот он, финиш! Ура-а-а-а! Лиззи Кар-Кар, девочка-птичка! Поскорей вручите этой девочке тысячу фунтов!

Они захихикали. Умолкли. Прислушались.

— В саду кто-то есть, — шепнула Лиззи.

Они подкрались к окну, выглянули.

— Кто там может быть? — прошептал папа.

Вроде всё как обычно: стоят деревья… под ними сгущаются тени. Но шорохи слышатся явственно, и это не шелест листвы. А вот что-то мелькнуло — в самой густой тени, под деревьями. Что это? Кто? Лиззи всматривалась, всматривалась и наконец различила знакомый силуэт.

— А-а-а, это опять тётя, — сказала Лиззи и ахнула: — С ней мистер Ирис!

— Быстро! — скомандовал папа. — В гнездо!

11

Тётя Дорин и мистер Ирис топтались у порога. Прижимали уши к двери. Но в доме было тихо. Мистер Ирис вздрогнул.

— Вы уверены, что мой визит уместен, миссис Дуди? — спросил он.

— Разумеется, уместен, — сказала тётушка. — Этот безумец — совершенный псих, его надо лечить. Но сначала надо вызволить из его лап бедную девочку.

Она медленно повернула ручку, медленно открыла дверь…

— Позвольте… нельзя же вот так, тайком… — сказал мистер Ирис. — Человеку в моём положении…

Тётя Дорин втащила его за собой в дом.

— Из чего только делают директоров в наше время? — вздохнула она. — Из детского пластилина! В моё время директора школ были из стали! Что женщины, что мужчины — несгибаемы!

Она вынула из кармашка фартука клёцку и протянула мистеру Ирису.

— Угощайтесь! Еда всегда бодрит.

Мистер Ирис осмотрел эту странную, весьма подозрительную еду.

— Что это? — спросил он.

Тётушка воззрилась на него в изумлении. Неужели Лиззин директор вообще ничего в этой жизни не знает?

— Клёцка это, что же ещё! — сказала она.

— Но я не люблю клёцки, — сказал мистер Ирис.

— Вот ещё глупости! Клёцки все любят. Ешьте и помалкивайте!

Она потянула его за собой на кухню. Осмотрелась. Мистер Ирис откусил кусочек клёцки.

— Однако! Вполне съедобно! — сказал он и откусил ещё кусочек. — Даже вполне вкусно. Спасибо, миссис Дуди.

— За что? — удивилась тётя Дорин.

— За клёцку, миссис Дуди. Вкус… м-м-м… восхитительный.

Тётушка покраснела и скромно потупилась.

— Вам действительно нравится? — спросила она.

— Да, миссис Дуди!

— Дорин, — сказала тётя Дорин.

— Что? — растерялся мистер Ирис.

— Можете называть меня Дорин, — сказала тётушка. — И можно на «ты».

Теперь покраснел и потупился мистер Ирис.

— Спасибо, Дорин. — Он откусил ещё кусочек клёцки. — Ваша… твоя клёцка прямо из детства. Теперь таких не делают. Теперь они даже пахнут иначе. И нет в них такой… основательности.

— Ой, спасибо вам, мистер Ирис, — сказала тётушка Дорин.

— Мортимер, — прошептал он.

— Что?

— Меня зовут Мортимер. Мортимер Ирис. И, пожалуйста, на «ты».

— Мортимер Ирис? — повторила тётушка Дорин. — А всё-таки «Ирис», уж прости, похоже на название конфеты.

— Да-да, моя матушка так и говорила, — подхватил мистер Ирис. — Ещё она говорила, что я и сам похож на конфетку. Такой сладкий. Вот и называла меня Ириской. А ещё Ирис-кис-кис.

— Кис-кис?

Мистер Ирис запнулся.

— Ты ведь не проговоришься, Дорин? А то ученики меня задразнят…

Тётушка подняла палец. Сощурилась. Огляделась.

— Тс-с! — прошипела она. — Слышишь?

— Что надо слышать? — прошептал мистер Ирис.

— «Щёлк-щёлк» слышишь? — спросила тётушка. — А теперь вроде шорох. А сейчас свист. И щебет!

Они всматривались. Вслушивались. За окном щебетали и свистели птицы. Рычали моторы, шуршали шины. Они услышали собственное дыхание. И громкий стук своих сердец. Они стояли молча, как зачарованные. Мистер Ирис дожевал клёцку. Улыбнулся. И стал тихонько подсвистывать птицам. Он поднял руки, словно собрался взлететь.

— Это просто птицы, Дорин.

Тётушка крякнула.

— Просто птицы? И ты туда же, мистер Мортимер Ирис? Чепуху несёшь. В этом доме происходит много странного. Причудливого. Совершенно невероятного. Секреты с перьями, интриги с клювами, тайны с крыльями. И я этого не потерплю! — Тут что-то прожужжало мимо её носа… Тётушка вскинулась. — Ой, что это? Кто это?

— Да муха пролетела, только и всего. — Мистер Ирис похлопал тётю Дорин по руке. — Ты ведь не проговоришься? — спросил он.

Тётушка захлопала глазами.

— Про что? Кому?

— Детям. Про кис-кис.

— Не мели ерунду, Мортимер. Мы с тобой пришли спасать бедную девочку. Смотри, в каком беспорядке она живёт. Смотри, сколько мусора на полу! Целая куча!

Она на цыпочках подкралась к куче. Которая, конечно же, была не мусором, а гнездом. Глаза у тёти Дорин выкатились на лоб. Она онемела, только тыкала пальцем в гнездо. Там, сунув головы под крылья, сжавшись в комочек, притаились Лиззи с папой.

— Я же предупреждала, что это не дом, а дурдом! — прошипела тётушка.

Она подошла поближе. Наклонилась. Мистер Ирис тоже подошёл. Тоже наклонился.

И тут папа внезапно подскочил, замахал крыльями и закаркал:

— Кар-кар! Кар-кар-кар! Кар-кар!

Мистер Ирис взвизгнул и метнулся к двери.

12

Тётя Дорин поймала его за воротник и отбуксировала обратно. А папа всё хлопал крыльями и каркал.

— Вот он, преступник! — сказала тётушка. — Это он морочит голову твоей ученице, Мортимер! Ишь, птиц выискался!

Мистер Ирис протянул руку:

— Очень рад снова с вами повидаться, мистер…

— Кар-Кар! — ответил папа. — Кар-кар-кар!

Он ткнул мистера Ириса клювом. И тот снова бросился наутёк, а тётушка бросилась следом.

— Мортимер! — закричала она. — Кис-кис!!!

Мистер Ирис остановился. И потупился.

— Ну же, — подбодрила его тётушка Дорин. — Выскажи наконец этому горе-папаше своё мнение.

Но мистер Ирис молчал. Стоял, потирая глаза.

— Ну же! — понукала его тётушка. — Объясни этой вороньей семейке, что тебя сюда привело. Ты директор или ты не директор, в конце-то концов?!

Лиззи расправила крылья, вылезла из гнезда и медленно приблизилась к гостям.

— Элизабет, иди сюда, — сказала тётя Дорин. — Мы пришли забрать тебя из этого кошмара. Мортимер, это твоя ученица! И твоя ответственность!

Лиззи замахала крыльями.

— Кар-кар! — объявила она.

— Нет, ты только посмотри! — возмутилась тётушка. — Ты только послушай! Элизабет, сколько будет семь плюс два плюс шесть плюс восемь плюс пять? Ну, видишь? У неё же все знания выветрились! А как пишется «здравствуйте»? Нет ответа! Значит, до свиданья! Её ждёт полный провал! Жизненный крах!

— Кар-кар! — ответила Лиззи. — Кар-кар-кар-кар-р-р-р-р-р-р-р-р-р!

Она сделала вид, что вот-вот клюнет мистера Ириса, но потом вдруг остановилась. И улыбнулась. Конечно же, директор её поймёт!

— Мистер Ирис, — тихо сказала она, — я сейчас не хожу в школу, потому что за папой надо приглядывать.

— Приглядывать? — заверещала тётушка. — Да её отца надо в психушку упечь!

— Не слушайте тётю, — посоветовала Лиззи. — На неё накатывает, бывает… Она вообще слегка не в себе.

— Я? Не в себе? — заверещала тётушка ещё громче.

Захлопав крыльями, Лиззи подлетела к тёте Дорин и поцеловала её в щёку.

— Но тётя у меня чудесная на самом деле!

Тётушка на миг онемела, а Лиззи снова обратилась к мистеру Ирису:

— Я вернусь в школу в понедельник, после конкурса.

Папа засмеялся. И стянул с себя клюв.

— Хорошо сказано, Лиззи! А ты, Дорин, иди откуда пришла. И вы, мистер Ирис. Кыш!

Мистер Ирис улыбнулся и направился к двери. Тётушка изумилась.

— Неужели уйдёшь? — возмутилась она. — Неужели так ничего ему и не скажешь? Ты — заслуженный человек. У тебя авторитет! У тебя власть! Хоть за что-нибудь ты отвечаешь?

Мистер Ирис вздохнул. Задумался. Поскрёб макушку, почесал подбородок. Вернулся к гнезду и придирчиво осмотрел крылья на спинах у папы и у Лиззи. Снова вздохнул и задумался. Все ждали.

— Думаете, сработает? — спросил он.

— Что? — заорала тётя Дорин.

— Конечно сработает! — ответил папа. — Мы смастерили замечательные крылья, мистер Ирис.

Директор погрузился в размышления.

— Так-так, — бормотал он, — если разбежаться достаточно быстро, и подпрыгнуть достаточно высоко, и махать крыльями достаточно энергично…

Он рысцой пробежался по кухне. Пару раз подпрыгнул, помахал руками.

— Ну да, в этом вся соль, — сказал папа. — Хотите примерить крылья?

— Мортимер! — пропищала тётушка и швырнула в директора клёцку. Однако она промазала, и клёцка, угодив в стену, так там и осталась. Прилипла.

Папа протянул директору червяка.

— Угощайтесь, Мортимер. Отличное лакомство.

Мистер Ирис рассеянно забрал червяка и положил в рот. Тётушка покачнулась и ахнула.

— Надо ещё хвосты сделать, — сказал папа. — Лиззи говорит, без них не взлетим. И она права.

— Точно! — сказал мистер Ирис. — Очень хорошая идея, Элизабет. Дочка у вас умница всё-таки. — Он снова задумался. — Дело-то в костях, они легче, чем у нас. Значит, чтобы компенсировать эту разницу, надо…

— Мортимер! — рявкнула тётя Дорин. — Кис-кис!

Мистер Ирис и ухом не повёл.

— Конечно, — продолжил он, — летают и довольно тяжёлые существа и предметы, тому много примеров… — Он отлепил клёцку от стены и принялся подбрасывать, проверяя вес. — Интересные задачи вы решаете, мистер… Кар-Кар. Ты почерпнёшь много полезного, Элизабет… — Он взглянул на клёцку. — Эх, придать бы вам начальное ускорение… — Он встал в позу копьеметателя, занёс руку за спину и метнул клёцку. Она просвистела над тётушкиной головой и снова прилипла к стене… Мистер Ирис улыбнулся. — А записаться на конкурс ещё не поздно? — спросил он.

— Конечно не поздно, — ответил папа. — По городу записывальщик ходит. Бегите к нему скорее, мистер Ирис.

Директор кивнул и опять задумался. Тётя Дорин схватила его руку и поволокла к двери. Он не сопротивлялся.

— До свидания, тётя! — крикнула Лиззи им вслед. — Спасибо, что навестила нас. До свидания, мистер Ирис. До понедельника.

— Или даже до воскресенья! — откликнулся мистер Ирис.

— До конкурса?! — воскликнула Лиззи. — Как здорово!

— Летающий директор! — обрадовался папа.

Тётя Дорин вздохнула и простонала:

— Мир спятил. Совершенно спятил.

Лиззи внезапно вспомнила, о чём спросила её тётушка, когда пришла.

— Тётя! — окликнула Лиззи.

— Что?

— Двадцать восемь!

Тётушка вытаращила глаза.

— Чего двадцать восемь? Кого?

— Семь плюс два плюс шесть плюс восемь плюс пять, — пояснила Лиззи. — Ответ: двадцать восемь. А «здравствуйте» пишется: з-д-р-а-в…

— Умница! — воскликнул мистер Ирис. — Ты умница, Элизабет!

Но тётушка закрыла уши руками.

— Мир спятил! — повторяла она. — Мир сошёл с ума!

13

Когда за тётей Дорин и мистером Ирисом захлопнулась калитка, папа с Лиззи заперли дверь.

— Бедная тётя, сказала Лиззи.

— Да, бедная Дорин, — сказал папа. — А твой мистер Ирис толковый!

— Он чудесный, — подтвердила Лиззи и захихикала в кулачок. — Ирис-кис-кис!

— Ирис-кис-кис! — подхватил папа.

День уже клонился к вечеру. Они смотрели в окно на полыхающий в листве и на крышах закат.

— Время летит… — сказал папа. И улыбнулся. И крикнул: — Вот же оно, вот! Мимо пролетает! Лови!

Он подпрыгнул повыше, поймал время и показал его Лиззи, приоткрыв ладони. Она забрала у него время и снова подбросила в воздух.

— Лети!!! — закричали они. — До свидания, время! До свидания!

Они снова выглянули в окно. Небо переливалось: ярко-красный, жёлтый, оранжевый. Как же красиво!

Папа запел:

Вон месяц — рогалик, намазанный маслом,
И ухают совы, и ночь так прекрасна.
И в небе черно, как в акульем желудке,
Мы спать будем крепко до самой побудки.
Подушка — наш верный, и давний союзник,
Нежна, точно стираный детский подгузник.
Мы, чтобы заснуть, посчитаем овечек,
А вон — погляди — полетел человечек!

Лиззи тихонько захлопала.

— Папочка, — прошептала она. — Спасибо!

И они спели колыбельную снова, на этот раз хором.

— Я эту песенку сам сочинил, — сказал папа.

— Папуль, какой ты у меня умный!

Скоро погасли последние сполохи заката, по небу растеклась чернильная чернота, и одна за другой засияли звёзды. Заухала сова, потом другая.

— Я люблю ночь, — сказала Лиззи.

— Я тоже, — сказал папа. — И, знаешь, ты права.

— Насчёт чего?

— Ты права, — повторил папа. — Не важно, долетим мы или упадём. Зато мы друг у друга есть. И мы вместе. Остальное не важно!

Лиззи улыбнулась.

— Да, папа, — прошептала она. — Главное, мы вместе.

В комнату заструился серебристый лунный свет. Ухали совы, вдалеке посвистывала ночная птица. Лиззи с папой снова запели колыбельную и стали танцевать — под свою песенку и под пение птиц. Они танцевали тихо, почти бесшумно. Поднимали руки, хлопали крыльями, пели, щебетали, ворковали и время от времени посматривали вниз, на свои ноги — не оторвались ли они от пола.

А потом они легли спать, и снились им птичьи сны.

14

— СПЕШИТЕ! НАСТАЛ ЧАС ЛЕТУНОВ! ВСЕ НА КОНКУРС!

Голос мистера Пупа разносился по улицам, отскакивал от стен, перепрыгивал через крыши. Его слышал весь город.

— СПЕШИТЕ! НЕЗАБЫВАЕМОЕ ЗРЕЛИЩЕ!

Папа с Лиззи крепко спали. Голос мистера Пупа проник в их сны и даже там раскатился гулким эхом.

— СПЕШИТЕ! СПЕШИТЕ!

— Куда? — вскинулся папа.

— А какой сегодня день? — вскинулась Лиззи.

— НАСТАЛ ДЕНЬ КОНКУРСА ЛЕТУНОВ! — ответил голос мистера Пупа.

— Уже?! — ахнул папа..

— Мы не готовы! — сказала Лиззи и на подгибающихся ногах устремилась к окну.

За калиткой стоял кругленький мистер Пуп с мегафоном.

— Участники прилетели из Эдинбурга и Санкт-Петербурга! Из Шароля и Тироля! Из-за океана с острова Буяна! С нами Женщина-стрекоза! С нами Хьюберт Холл — Человек-вертолёт!

— Папа! Мы опоздаем! — воскликнула Лиззи. Они поспешно нацепили крылья. Надели клювы, гребешки и хвосты.

— С нами Шмунни — Мальчик-шмель из Шуррамунни! — вопил мистер Пуп. — Торопитесь! Состязание вот-вот начнётся! Скорее! СКОРЕЕ!

— Мы успеем! — сказал папа. — Лиззи, поправь крылья! А мои как? Ну-ка, проверяй!

Он открыл дверь и крикнул:

— Мы почти готовы, мистер Пуп!

— Тогда идёмте! Идёмте скорее! — сказал мистер Пуп.

— Это правда? — крикнула ему Лиззи.

— ЧТО «ПРАВДА»? — спросил мистер Пуп в мегафон.

— Что все эти летуны уже здесь?

Мистер Пуп поразился.

— Мы, деточка, с тобой не во сне, мы наяву! Вон, видишь, идёт Эдди-резина из Портоджино! И Донни-копьё из Монтрё! Вилли-юла из Фонтенбла! Не упустите!

Приходите! Среди участников Бойкая Бесс с озера Лох-Несс и Парящий Сид! Скорее! Спешите! Будьте сегодня с нами!

— Ох, папуль…

— Что, Лиззи?

— Как я выгляжу?

— Прекрасно. А я?

— Прекрасно!

Они обнялись.

— Вот бы… — начал папа. — Вот бы мама сейчас нас с тобой увидела.

Они замахали крыльями. И послали в небо свои приветы:

— Эге-гей, мама!

— Эге-гей, любовь моя!

Напоследок они вздохнули поглубже, обнялись покрепче — и выбежали за дверь.

15

— Не смейте туда ходить!

От калитки рысцой бежала тётушка.

— Ты опять за своё, Дорин, — проворчал папа. — Что ж тебе дома-то не сидится?!

— Лиззи, не смей туда ходить, — сказала тётушка. — Твой отец совсем спятил!

— Вовсе нет! Он чудесный, — сказала Лиззи и поцеловала тётю в щёчку. — И ты тоже!

— Джеки, балда ты, вот ты кто! И ты, Лиззи! Говори: как пишется «пневматизация»? Сколько будет двадцать плюс восемь плюс семь плюс три плюс шесть? Ну? Сколько? Нет ответа? Мозгами не пользуешься — вот и отсохли! Не смейте ходить на этот дурацкий конкурс!

Лиззи и папа, хохоча, пробежали мимо неё и устремились к мистеру Пупу.

— Вот и они! — объявил мистер Пуп. — Дорогу Кар-Карам! С нами Лиззи-попрыгунья и Джеки-летун, семья Кар-Каров из вашего родного города! Итак, мы начинаем Всемирный конкурс летунов! Час настал!


— Что за бред?! — сказала тётушка. — Какие дурни всё это выдумали?! Пустобрёхи и пустозвоны!..

Тут она ахнула. Потому что по улице мчался мистер Ирис. Пониже спины у него была прикручена целая обойма для фейерверка, а голову венчал заострённый шлем. Пробегая мимо калитки, мистер Ирис послал тётушке воздушный поцелуй.

— А вот и директор школы, Ракета Ирис! — завопил мистер Пуп. — Пропустите его! Дорогу! Дорогу Ракете!


Мистер Пуп заметил, что тётушка смотрит во все глаза. И подошёл поближе.

— Не желаете поучаствовать? — спросил он. — Мы ждём только вас, мадам!

— Меня? — квакнула тётушка.

— А кого же ещё? Конечно вас! Присоединяйтесь! Давайте-ка запишем ваше имя и движущую силу!

— Запишем? Куда это? В список буйнопомешанных?! — возмутилась тётушка.

— Не бойтесь, мадам! Не тушуйтесь! — взывал мистер Пуп. — Шагните вместе с нами в небо!

Тётя Дорин сунула руку в карман фартука, извлекла оттуда клёцку и швырнула её в мистера Пупа, но он успел пригнуться.

— Ага! — крикнул он. — С нами Клёцка Клара из Коннемары!

Она запулила в него ещё одну клёцку и умчалась в дом. Там она достала свои припасы: нутряное сало, муку и яйца. Навалила всё это в миску и принялась месить тесто и напевать:

Клёцки прекрасные! Клёцки тугие!
Месим их бережно, месим и месим!

А конкурс тем временем начался.

— На старт приглашается первый участник! — провозгласил мистер Пуп. — Дятел Талли из Сортавали!

Тётушка прислушалась.

— Это безумие, — сказала она себе. — Кому только в голову пришло…

— Пять! — крикнул мистер Пуп. — Четыре… три… два… ОДИН! Вперёд! Смотрите, люди, смотрите!!!

Барабанная дробь. Рёв толпы. Тётя Дорин закрыла глаза и принялась молиться.

— Ну же, Талли! Давай, Дятел! — вопил мистер Пуп. — Да! Да! О-О-О… Нет!

До ушей тётушки донёсся громкий ПЛЮХ!

— Ничего, Талли! В другой раз! — закричал мистер Пуп. — Кто следующий?

16

Тётя Дорин всё месила и месила тесто.

— Клёцки! — пела она. — Клёцки прекрасные! Клёцки тугие! Месим их бережно, месим и лепим…

Но было ей неспокойно. Что-то её снедало.

— У меня уже мозга за мозгу закрутилась, — пожаловалась она. — Закрутилась-завертелась. И сердце колотится и бухает… ой-ёй-ёй… мамочки родные…

Она не сводила глаз с окна, вслушиваясь в то, что происходило там, далеко, у реки. Конкурс! Она внимала голосу мистера Пупа.

— Какое замечательное творение! — кричал мистер Пуп. — Какое изобретение, какое устройство! Только посмотрите!

Но тётя Дорин ничего не видела. Она привстала на цыпочки. И опять ничего не увидела… только деревья и пустое небо.

— Вы готовы, мадам? — воззвал мистер Пуп.

Тётушка не выдержала. Она выбежала в сад. И влезла на высокую вишню.

— Крутите педали, мадам! — орал мистер Пуп. — Сильнее крутите!

Тётушка вытянула шею. Вот ей уже видно небо над рекой.

— Жмите на педали! — вопил мистер Пуп. — Быстрее! Ещё быстрее! Она взлетела!

И верно! По небу летит велосипед! И машет крыльями. На велосипеде сидит женщина и крутит педали так быстро, что даже ног не различить. Толпа верещит, гикает, ревёт.

— Быстрее! — вопит мистер Пуп. — Ещё быстрее, мадам! Вот это да-а-а… Это по-нашему! Ой, нет… Не-е-е-ет!

Велосипед покачнулся, споткнулся и — полетел вниз. Раздался мощный всплеск, и толпа разочарованно ахнула.

— Не-е-ет! — кричал мистер Пуп. — Ну что ж, бывает! Выловите её, парни! Вам ещё улыбнётся удача, мадам… А теперь! Смотрите! С нами Эдди-резина! Он уже на старте!

Толпа взволнованно загудела, потом наступила тишина. Ударили барабаны.

Тётя Дорин полезла выше — на самую верхушку вишни. Наконец она увидела реку вместе с берегами. И толпы людей на обоих берегах. И Эдди-резину в голубом резиновом комбинезоне и жёлтом шлеме. Она увидела, как он помахал зрителям и влез в кольцо, состоявшее из миллиона резинок и огромной рогатки. Его помощники взялись за резинки на спине Эдди: они тянули их, и резинки натягивались всё сильнее.

— Молодцы, парни! — похвалил их мистер Пуп. — Надеюсь, они крепкие, резинки эти. Тяните, тяните! Эдди, ты как там? Готов?

Эдди показал сразу два больших пальца. Рогатка-катапульта натянулась почти до предела.

— Превосходно! — обрадовался мистер Пуп. — Чуть подальше, дамы и господа! Отойдите! Молодцы, парни. Пять, четыре, три… Нет! Рано!!!

Но натяжение было слишком велико, и парни сплоховали: отпустили резинки слишком рано.

— Держись, Эдди! — завопил мистер Пуп.

Увы, держаться Эдди было не за что. Потеряв равновесие, он полетел над рекой вверх тормашками.

— У-у-у! — простонала тётя Дорин.

— А-а-а! — простонал мистер Пуп. — Не-е-ет!!!

Стон прошёл по толпе, потом раздался мощнейший всплеск — и снова голос мистера Пупа:

— Неудача, Эдди! Ну, в другой раз! Эй, выловите его скорее! А теперь — Длинноногий Бенни, Человек-блоха!

Тётушка вздрогнула. И посмотрела вниз. Как же её угораздило забраться так высоко? Как теперь слезть с этой вишни?

— Бенни! Вперёд! Кто, если не ты? — воззвал мистер Пуп.

— Не надо! — закричала тётушка. — Вы все с ума соскочили! Сбрендили! Рождённый ползать летать не может! Снимите меня! Их надо остановить!

— Ну, Бенни! Вперёд! Прыгай! Ну? Ты же отважный парень! Ну? Ради меня!.. О, боже!

Крик, выдох толпы, всплеск, и снова:

— Выудите его из воды поскорее. Не вышло, Бенни? Ну, бывает! Кто дальше по списку?

А тётя Дорин одиноко поскуливала на дереве:

— Помогите! Снимите меня!

17

На берегу Лиззи с папой ожидали своей очереди. От волнения их слегка потрясывало. Вместе с толпой они то и дело взвывали — сначала для поддержки, потом от разочарования. А ещё они тренировались: подпрыгивали и перепархивали с места на место. Хлопали и махали крыльями.

Вот Шмунни — Мальчик-шмель из Шуррамунни — прогудел над их головами и рухнул в реку. Вилли-юла поюлила совсем недолго и тоже плюхнулась в воду. Бойкая Бесс с озера Лох-Несс прокатила в прозрачном шаре по крутым длинным сходням и, так и не взлетев, нырнула в реку. Парящий Сид воспарил с острого шпиля, трижды перекувыркнулся в воздухе и плавно, ласточкой, вошёл в речные воды. Человек-вертолёт по имени Хьюберт Холл соступил с карниза, повисел в воздухе пару секунд, пока над головой у него крутились самодельные лопасти, а затем камнем рухнул в воду. Безудержно вопила толпа, лаяли собаки, орали коты, верещали чайки, а мистер Пуп стоял на верхней ступени высокой стремянки и непрерывно кричал в мегафон: советовал, ободрял, сокрушался вместе с проигравшими.

— Выше! Сильнее! Быстрее! Ты же храбр как лев! Ну!!! Да!!! Наконец-то! Ура! Боже! О нет! Не-е-ет! Выловите его! Выудите её!

Кто следующий? Замечательно! Изумительно! Потрясающе! Вот это — стиль! О господи! Ну-у-у! Ой-ёй-ёй! Почему? Ах, какая беда!

И снова крушение, снова фонтан брызг, снова вопли, охи-ахи и наконец:

— Кар-Кары! — объявил мистер Пуп. — Настал черёд Кар-Каров! Дорогу отцу-летуну и его попрыгунье-дочке!

Лиззи с папой вскочили на ноги. Толпа взревела.

— Посмотрите, сколько труда вложили эти участники в свои крылья! — призвал зрителей мистер Пуп. — Какая изобретательность! Какое воображение! Взлетят ли они? Долетят ли они? Подбодрите же их, дамы и господа! Они ваши соседи! Помогите Кар-Карам подняться в воздух!

Но Лиззи вдруг заколебалась.

— Как же без тёти Дорин? — спросила она.

— Что без тёти Дорин? — удивился папа.

— Она непременно должна увидеть, как мы летим, — пояснила Лиззи.

Они оглянулись, посмотрели на свой дом.

— Тётя Дорин! — закричала Лиззи. — ТЁТУШКА! НАСТАЛА НАША ОЧЕРЕДЬ!

Тётя Дорин прекрасно знала, что настала их очередь, поэтому и сидела на самой верхушке дерева, крепко зажмурившись, зажав уши ладонями и дрожа крупной дрожью.

— Ну же! Вперёд! — воззвал мистер Пуп. — Удача сопутствует храбрым!

— Вперёд! — взревела толпа.

— Вперёд! — закричали выловленные из реки участники конкурса.

— Вперёд! — сказала Лиззи папе и побежала на родную Жаворонковую улицу.

— Погодите пару минут! — крикнул папа мистеру Пупу и устремился следом.

Они распахнули калитку, ворвались в сад, в дом, в кухню. Никого! Они облазили все комнаты. Кричали. Звали. Где же она?! Где тётя Дорин? И вдруг из сада донёсся тоненький писк. Они выглянули. И увидели на вишне тётушку! Мгновение спустя они уже стояли под деревом, задрав головы.

— Дорин, как тебя туда занесло? — удивлённо спросил папа. — Что ты там забыла?

— Это не важно, — прервала его Лиззи. — Тётя! Пошли скорее. Наша очередь! Посмотри, как мы полетим!

Голос мистера Пупа эхом раскатился по крышам.

— Где Кар-Кары?! Что стряслось с Кар-Карами? Эй, возвращайтесь скорее, а то дисквалифицирую!

— Пожалуйста, тётя! Прошу тебя! — взмолилась Лиззи.

— Всё это абсолютный бред и… — начала тётушка.

— Это тоже не важно! — сказала Лиззи. — Пойми, если мы сейчас не вернёмся и ты не пойдёшь с нами, получится, что мы трудились зря!

— ЛИЗЗИ! ДЖЕКИ! — орал в мегафон мистер Пуп. — КУДА ПОДЕВАЛИСЬ ЭТИ КАР-КАРЫ?!

— Пожалуйста! — повторил папа вслед за Лиззи.

— Пожалуйста! — снова сказала Лиззи.

— НЕУЖЕЛИ ОНИ СТРУСИЛИ? — прогремел голос мистера Пупа.

Тётя Дорин смотрела на них сверху.

— Но я не могу спуститься, — тихонько сказала она.

— ЛИЗЗИ! ДЖЕКИ! МЫ ЖДЁМ ВАС!

— Прыгай, — сказала Лиззи. — Прыгай, тётя, не бойся!

— СМЕЛЕЕ! — кричал мистер Пуп.

Тётушка глубоко вздохнула, быстренько помолилась — и свалилась с вишни, точно большая рыхлая клёцка.

18

И они, все втроём, понеслись к реке. Завидев их, толпа взревела — с облегчением и восхищением.

— МОЛОДЦЫ! — обрадовался мистер Пуп. — Я ЗНАЛ, ЧТО ВЫ НЕ ПОДВЕДЁТЕ. РАССТУПИТЕСЬ, ЛЮДИ! ДОРОГУ КАР-КАРАМ!

Лиззи с папой взялись за руки. Они готовились к взлёту.

— Пожелай нам удачи, тётя Дорин, — попросила Лиззи.

— Скажи хотя бы, что ты в нас веришь, — попросил папа.

— Джеки! — взывал мистер Пуп. — Лиззи!

— Обними нас, — попросила Лиззи.

— Поцелуй нас, — попросил папа.

— Скажи, что ты нас любишь и в нас веришь!

— Кар-Кары! На старт! — взывал мистер Пуп.

Папа и Лиззи глядели на тётушку. Тётушка глядела на них.

— Да, — прошептала она. — Я вас люблю. Я в вас верю.

— Мы готовы, мистер Пуп! — крикнул папа.

— НАКОНЕЦ-ТО! ЭЙ, ПАРНИ! ДАЙТЕ РАЗБЕГ!

Его помощники начали поднимать сходни. Барабанщик выбил дробь. Толпа взволнованно загудела.

— Расступитесь, расступитесь, — деловито распоряжался мистер Пуп. — Люди! В сторонку! Крылья и вера! — проникновенно прошептал он в мегафон. — Кар-Карам больше ничего не нужно. Ни моторов, ни педалей, ни пропеллеров, ни резинок. Только крылья, и вера, и надеждами… смею ли я произнести это слово? Только любовь!!!

Сходни были готовы. Теперь они поднимались резко вверх, и дальний конец их нависал над водой. Лиззи с папой ступили на сходни, готовясь к разбегу. Тётя Дорин закрыла глаза ладонями, но пальцы раздвинула: подглядывать. Её сердце стучало и бухало. А в голове у неё кипело и булькало.

— Только посмотрите на них! — не унимался мистер Пуп. — Какая отвага в глазах! Какие храбрые улыбки! Позади тяжёлый упорный труд. А теперь надо сосредоточиться, расправить крылья и верить! И любить! Да-да, дамы и господа. Надо любить! Если кто-то здесь заслуживает приза, так это Кар-Кары!

— Пожалуйста, — прошептала тётушка. Она сжала кулаки и зажмурилась. — Прошу тебя, Джеки. Прошу тебя, Лиззи. Взлетите! Победите!

— Теперь готовы? — спросил мистер Пуп. — Крылья-гребни-хвосты на месте?

Папа поднял оба больших пальца. Лиззи подняла оба больших пальца. И они широко улыбнулись друг другу.

— Десять… — начал отсчёт мистер Пуп. — Девять… восемь… семь… шесть… пять… Мы с тобой, Джеки! Доброго пути, Лиззи!

Взревела толпа. Загрохотал барабан.

— Вперёд! Порви их, Джеки! Порви их, Лиззи!

— Вперёд! Ввысь! Выше — только небо! — сказал мистер Пуп и продолжил отсчёт: — ЧЕТЫРЕ…

ТРИ… ДВА… ОДИН… СТАРТ!

И Лиззи с папой — отважные, полные надежд — побежали по сходням изо всех сил, изо всей мочи, всё вверх и вверх… Над рекой они замахали крыльями, подпрыгнули — и устремились в небо. Они полетели! Они летят! Такого с Лиззи ещё не бывало. Новое, пьянящее, прекрасное ощущение! Лиззи взглянула на летящего рядом папу, на бескрайнее синее небо, на раскинувшийся внизу город. Они махали крыльями и хохотали, хохотали — от счастья, от безумия происходящего.

Тётя Дорин не могла на это смотреть. Она закрыла глаза.

— ВПЕРЕД! — орал мистер Пуп.

— ВПЕРЁД! — орала толпа. — ДА! ДА! ДА!

— А-а-а-ахххх! — выдохнул мистер Пуп, когда папа вдруг захлопал крыльями часто-часто и полетел вниз. Но Лиззи не сбилась с ритма! Громко хохоча, она упорно махала крыльями и летела, летела, летела…

— Не огорчайся, пап! — крикнула она сверху.

— Давай сама, Лиззи! — крикнул он ей вслед. — Лети, дочка! Лети!

Но тут и Лиззи начала падать.

— A-a-а-а-ах! — выдохнул мистер Пуп. — О-о-о-о! НЕТ!

— О, НЕТ! — выдохнула толпа.

Лиззи рухнула в реку с громким плеском.

— Экая беда! — прокомментировал мистер Пуп. — Ничего, в другой раз, Лиззи! Эй, парни, выудите их. Кто у нас следующий?

На берегу тётя Дорин затопала ногами.

— Плюх! — в сердцах сказала она. — Плюх, плях, плых! Переплюх-плях-плых!

Убедившись, что Лиззи с папой плывут к берегу, тётушка побежала назад, на кухню, к своим клёцкам.

19

Она приготовила целый поднос гладких, исходящих духовитым паром белых клёцок. Лучше она в жизни не делала! Белые как снег, круглые и тяжёлые, как пушечные ядра! Они лежали на кухонном столе, поджидая Лиззи и папу. Тётушка печально сидела рядом.

— Клёцки их утешат, — сказала она себе. — Спустят их с небес на землю.

Она смахнула слезу со щеки. Простёрла руки к тем самым небесам, Потом медленно уронила их на колени и прошептала:

— Бедняжки мои родные…

Вскоре она услышала стук калитки. Услышала шаги в саду. И вошли Лиззи с папой: насквозь мокрые, грязные, с всклокоченными гребнями, растрёпанными хвостами и крыльями, впитавшими всю воду из речки.

— Привет, тётя, — сказала Лиззи.

— Привет, Дорин, — сказал папа. — Мы вернулись.

— Вот и славно, — отозвалась тётушка. — Снимайте-ка свои крылышки.

Она помогла им снять крылья и развесила на двери для просушки.

— Вот, смотрите, — сказала она. — Я вам тут свеженьких клёцок приготовила.

— Прекрасно, — сказал папа.

— Прекрасно, — подхватила Лиззи.

Тётя Дорин накинула им на плечи полотенца. Все втроём они уселись за стол и принялись есть клёцки. Тем временем за окном начало смеркаться. И папа с Лиззи тихонько запели колыбельную:

Вон месяц — рогалик, намазанный маслом,
И ухают совы, и ночь так прекрасна.
И в небе черно, как в акульем желудке,
Мы спать будем крепко до самой побудки.
Подушка — наш верный и давний союзник,
Нежна, точно стираный детский подгузник.
Мы, чтобы заснуть, посчитаем овечек,
А вон — погляди — полетел человечек!

— Какая милая песенка, — похвалила тётя Дорин.

— Спасибо, — ответил папа. — Я её сам сочинил.

— Какой ты всё-таки умный! — сказала тётушка.

— Сорок четыре, — задумчиво пробормотала Лиззи.

— Что сорок четыре?

— В ответе сорок четыре. Ты мне задала двадцать прибавить восемь прибавить семь прибавить три прибавить шесть, — сказала Лиззи. — Получилось сорок четыре. И «пневматизация» пишется через Е: п-н-е-в-м-а…

— Правильно, — сказала тётушка. — Я сама не знаю, что такое эта пневма… но тебе верю. Ты такая умная девочка.

Они ели и пели, а потом папа откинулся и погладил живот.

— Я почти сыт… — сказал он. — Послушай, Дорин. Клёцки-то удались на славу.

— Спасибо, Джеки, — сказала тётушка. — Ты очень добр. Вот, возьми ещё штучку.

Лиззи с папой согрелись, повеселели, заулыбались, и наконец Лиззи не могла больше сдерживать свой восторг.

— Как же я летела! — воскликнула она. — Это… это было удивительно! Просто чудо!

— Да! Это было потрясающе! — подтвердил папа. — Чудесно!

— Мы так быстро побежали! — сказала Лиззи.

— И так высоко подпрыгнули!

— И так махали крыльями!

— И поднялись в самое небо!

— И воздух там такой прозрачный!

— Как же там здорово!

Счастливые, они смотрели друг на друга. Счастливые, они дарили друг другу свои воспоминания и мечты.

— Подумаешь, упал! — сказал папа. — Ерунда какая!

— Я так смеялась! — сказала Лиззи. — Даже когда падала, всё равно смеялась!

— Я тоже смеялся, — сказал папа. — А вода, кстати…

— Очень мокрая! — хихикнула Лиззи.

— И холодная!

Они соскочили со стульев. И закружились в птичьем танце вокруг стола.

— Иди к нам, Дорин! — позвал папа.

— Иди к нам, тётя! — позвала Лиззи.

Тут открылась дверь. За дверью стоял мистер Ирис — мокрый до последней нитки. Сзади у него на брюках зияла огромная дыра с обожжёнными краями.

20

— Мортимер! — ахнула тётушка. — И ты туда же?

— Да, Дорин. Я — туда же.

Оставляя за собой лужицы, он переступил порог.

— Но всё-таки… — Он покачал головой. — Но всё-таки это было… удивительно! Прыжок! Полёт! И — плюх!

Он захихикал.

— Возьми клёцку, — велела ему тётушка.

— Вкуснота какая!.. — проговорил он с набитым ртом. — Восхитительный вкус, Дорин!

— А мы танцуем! — сказала Лиззи. — Доедайте и идите к нам!

Мистер Ирис съел свою клёцку и присоединился к танцующим. Потом он нагнулся, взял тётушку за руку:

— А ты танцуешь, Дорин?

— Но клёцки остынут, — возразила она.

Мистер Ирис рывком поднял её на ноги.

— Тебе понравится, главное — начать, — сказал он. И тётушка стала танцевать вместе со всеми.

— Молодец, тётя! — похвалила Лиззи.

— Отлично, Дорин! Так держать! — похвалил папа. Тётушка танцевала всё быстрее, топала всё громче, хихикала, хохотала…

— Ты замечательно выглядишь, — сказал ей мистер Ирис. — Ты очень хорошенькая!

— Ну, как там мои ноги? — кричала тётушка. — Уже оторвались от пола?

— Да! — кричала в ответ Лиззи. — Ты летишь, тётя! Ты летишь!


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20