КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393532 томов
Объем библиотеки - 510 Гб.
Всего авторов - 165514
Пользователей - 89472
Загрузка...

Впечатления

plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
namusor про Воронцов: Прийти в себя. Книга вторая. Мальчик-убийца (Альтернативная история)

Пусть автор историю почитает.Молодая гвардия как раз и была бандеровской организацией.А здали ее фашистам НКВДшники за то что те отказались теракты проводить, поскольку тогда бы пострадали заложники.Проводя паралели с Чечней получается, что когда в Рассеи республики отделится хотят то ето бандиты, а когда в Украине то герои.Читай законы Автар, силовые методы решения проблем имеет право только подразделения армии полиции и СБУ, остальные преступники.

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
Stribog73 про Лавкрафт: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 1 (Ужасы)

Добавлено еще восемь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Юм: ОСКОЛ. Особая Комендатура Ленинграда (Боевая фантастика)

Понравилось. Живой язык, осязаемый ГГ. Переплетение "чертовщины" и ВОВ, да ещё и во время блокады Ленинграда, в общем, книгу я прочел не отрываясь. Отлично.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
загрузка...

Возвращение к истокам (fb2)

- Возвращение к истокам (пер. А. Силецкий) (а.с. Палач-28) 323 Кб, 147с. (скачать fb2) - Дон Пендлтон

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дон Пендлтон Возвращение к истокам

Цивилизованный человек — это поднаторевший в знаниях дикарь.

Генри Дэвид Торо

Может ли человек достичь внутренней гармонии, размышляя над чужим опытом? Вероятно, да, но только начинать ему придется не от сотворения мира. Иначе всю гармонию пожрет огонь!

Норман Дуглас

Дикари по своей воле никогда не сунутся в пламя. Поэтому я сам разожгу перед ними огонь, и тогда мы посмотрим, уцелеют они или сгорят.

Мак Болан, Палач

Пролог

Лил нескончаемый дождь, и за косыми тяжелыми струями темное кладбище казалось призрачным и каким-то пугающе чужим.

И лишь одно надгробие, словно воздвигнутое на стыке времен — времен ласковых и добрых, но безвозвратно ушедших, и времен нынешних, обагренных кровью и цинично-жестких, — лишь одно надгробие напоминало Маку Болану о доме, вернее, о том, что было когда-то с ним связано и что навсегда сохранялось в душе, вызывая и нежность, и тоску, и почти непереносимое чувство нелепой утраты. Кутаясь в непромокаемый плащ, он неотрывно глядел на ровные ряды букв, высеченных на гладкой поверхности камня. И это было все, что осталось от тех, кого он знал и безмерно любил.

Это надгробие всей своей массой как бы вздымалось из Прошлого. Но, боже мой, сколько же подобных надгробий воздвиг Палач в Настоящем, чтобы хоть как-то отомстить своим врагам, которые, будто насмехаясь, поломали жизнь Болана надвое, на две эпохи — когда у него были дом и семья и когда он сделался безжалостным, неукротимым Палачом.

Только Прошлое и Настоящее. Само упоминание о Будущем воспринималось им как злая и неумная шутка.

Каждый на этом свете выполняет свой долг. Так в чем же заключался долг Палача? Вечно посылать проклятия на головы убийц, разрушивших его дом, и вызывать проклятия на собственную голову?

Что ж, по крайней мере, это сделалось необходимостью, которая придавала смысл его существованию и определяла многие поступки.

Начав как обыкновенный мститель, Болан очень скоро обнаружил, что тропа его войны не имеет конца: за конкретными врагами, подлежащими уничтожению, стояла, как выяснилось, огромная и чётко отлаженная организация, целая империя, чье имя — мафия. И тогда Болан понял: кроме личных обид есть еще и некие высшие нравственные принципы, каковым необходимо следовать, уж коли ты решил на этом свете оставаться Человеком. Гибель близких — лишь частный результат действия сил зла, орудующих на земле. Дернув за конец нити, нужно разматывать целый клубок, иначе борьба теряет всякий смысл. И Болан объявил беспощадную войну мафии как таковой. Из мстителя он превратился в Палача.

Сколько трупов оставил он на своем пути? Наверное, не меньше тысячи. Он не вел точных подсчетов: в, войне на истощение никто не считает мертвых. Пока сам Болан оставался жив, количество жертв не играло для него никакой роли. Если на ночном небе вдруг погаснет тысяча звезд — кто это заметит? Так обстояло дело и с мафией — ряды ее приверженцев казались бесконечными.

Но в подобном случае не утрачивала ли смысл его война? Судя по тому дружному хору проклятий, которые раздавались в адрес Палача, — конечно же, нет! И это придавало Болану новые силы.

Словно высеченное из камня, его лицо не выражало никаких эмоций. Поливаемый холодным дождем, он молча смотрел на надгробие, навеки скрывшее самых дорогих для него людей. Внезапно Палач насторожился: в темноте кладбища, совсем близко, он ощутил чье-то постороннее присутствие. Почти неуловимым движением он выхватил из-под плаща «беретту» и мигом направил дуло в ту сторону, где между деревьями возникло легкое, едва уловимое движение.

Настоящее, как всегда, не вовремя вторгалось в прошлое...

Но тихий голос, раздавшийся в темноте, принадлежал именно прошлому, будто наваждение...

— Это я, сержант.

Они медленно шагнули навстречу друг другу, и тотчас у Болана вырвался невольный вздох облегчения. На губах у обоих заиграли радостные улыбки.

— Я уже начал волноваться за тебя, Лео, — негромко проговорил Палач.

— Извини, но тропки в лесу слишком быстро зарастают. Мне пришлось искать обходной путь, — губы мафиозного босса презрительно скривились. — Я не люблю, когда за мной идут по пятам.

— Кто именно? — поинтересовался Болан.

— Скорее всего, Оджи.

Болан чуть слышно присвистнул:

— Шустрый малый.

— Не везет нам с этими козырями. Лезут везде. Такое впечатление, что безопасных зон просто не осталось.

— Нет, они еще существуют, — угрюмо возразил Болан и после короткой паузы добавил: — В этом мире... — Он вздохнул. — И какие же новости у тебя, Лео?

Маленький человек безнадежно развел руками.

— Кажется, я зашел в тупик, — пробормотал он. — И Гарольд прав. Без спонсора дальше играть невозможно.

— Найди себе нового, — пожал плечами Болан.

— Минуя Оджи? — Лео Таррин покачал головой. — Не получится, сержант. По крайней мере, не в этой части света. Для того-то и затеяна чистка рядов. Надежды никакой. Но все равно спасибо, что пришел. — Он мрачно глянул на надгробие. — Понимаю, ты хотел здесь побыть со своими... Да только лучшего места для встречи я не придумал, извини. И мой тебе совет: проваливал бы ты отсюда. К рассвету территория закроется. Зачем рисковать?

— Ну, предположим, я уеду. Чем займешься ты?

— Вероятно, еще какое-то время поиграю в игры Гарольда. Обидно, конечно. Я ожидал, что через несколько месяцев организацией займутся всерьез. Увы!

— А что у Гарольда?

Гарольд Броньола был очень крупным чиновником в Министерстве юстиции США и тайным начальником Лео Таррина.

— Ему осталось завершить одно дельце, — тихо произнес секретный агент. — Может, об этом еще и рановато говорить, но... Это последняя игра.

Болан прервал его взмахом руки.

— Тогда уж лучше помолчи, Лео. Как только Оджи узнает, что ты раскрыл рот, он снимет с тебя голову. И тебе, и Гарольду об этом известно.

— Но ведь сперва Оджи нужно что-то пронюхать? — Слабая улыбка тронула губы Лео Таррина.

— Не болтай ерунды, Лео. Уж тебе ли не знать! Оджи Маринелло поставит на уши всю страну и, если ему приспичит, превратит в своих боевиков и высших полицейских офицеров, и сенаторов, и конгрессменов — всех вместе и каждого по отдельности. Думаешь, Гарольд знает, кому из своих людей может доверять на сто процентов? В том-то и беда, Лео. Даю голову на отсечение, что Оджи и минуты не будет сидеть сложа руки, наблюдая, как его Империю разносят по кирпичикам в здании суда.

— Если бы дошло дело до суда! — тоскливо отозвался Таррин. — Боюсь, начни мы действовать по закону, вся эта канитель затянется как минимум на десять лет, а к тому времени...

— Но ты ведь не можешь войти в игру всего на десять минут, — возразил Болан.

— Ты прав, — вздохнул Таррин. — И потому придется рисковать. У нас осталась только одна игра. Последняя.

— Риск — мягко сказано. Это прямая дорога на тот свет. Надеюсь, ты понимаешь?

— Еще бы! — согласно пробормотал тайный федеральный агент.

— Где Ангелина с детьми?

— Они прикрыты.

— До тех пор, пока тебе самому ничто не угрожает, — заметил Болан.

— Они в безопасности! — настойчиво повторил Таррин.

— Сейчас никто не может быть в безопасности. И тебе это прекрасно известно.

— Если по правде, сержант, я уже перестал что-либо понимать. Так, какие-то судорожные движения...

— Выломай дверь и беги, Лео. Я найду тебе другого спонсора.

Таррин нервно усмехнулся.

— Мне ли говорить, как я верю тебе! Но всему есть пределы. И, похоже, пора заканчивать игру — мою игру, а не твою. Что толку, если мы оба погибнем?

Из всех людей, каких доводилось встречать Болану, Лео Таррин, возможно, был самым храбрым, надежным и преданным другом, в шкуре которого Палач никому бы не пожелал оказаться. Уже много лет Таррин ходил по лезвию ножа, являясь крупным мафиози и одновременно тайным агентом ФБР. Он ежеминутно рисковал собой, решая головоломные задачи, которые ему в изобилии подбрасывала жизнь. И, как знать, теперь он, может, даже радовался тому, что его изнурительная двойная игра подходит к концу.

— Ты, безусловно прав, Лео, — Болан пристально посмотрел на друга. — Но, сдается мне, ты все же непрочь был бы и продолжить. Ради святого дела. А?

— Ну, если честно... — замялся Таррин.

— Ладно, — устало подытожил Болан. — Тогда ты у меня в долгу, дружище.

— Я и так многим обязан тебе...

— Ты мне нужен живой, Лео. Хватит с меня мертвецов.

Некоторое время они стояли молча, не глядя друг на друга, и каждый думал о своем. Наконец Таррин тряхнул головой, словно отметая всякие сомнения, и твердо произнес:

— Ну, хорошо, будь по-твоему. Согласен.

И, как бы подтверждая сказанное, вдали прогрохотал мощный раскат грома.

— Сколько ты еще можешь оставаться здесь? — осведомился Болан.

— Я же говорил тебе, если повезет — до рассвета.

Дождь усилился, и Таррин поплотнее запахнул на груди плащ.

— Вот и давай тогда поговорим на рассвете, — предложил Болан.

— Не пытайся за это время выкинуть какой-нибудь фортель, — предупредил Таррин. — Ради меня рисковать вовсе ни к чему.

— Не учи меня жить.

Таррин коротко усмехнулся. Сверкнувшая молния на миг выхватила из темноты надгробный камень с четко выбитой надписью: «БОЛАН»...

— Да, уж кому кого учить... — задумчиво пробормотал тайный агент. — Может, ты все-таки объяснишь, что затеваешь на этот раз?

Болан пожал плечами.

— Постараюсь купить для тебя еще немного времени в организации, мой бедный мафиози, — с угрюмой улыбкой ответил он. — Теперь нам придется играть с листа. А то и просто на слух.

— Тебе, похоже, неизвестно само это слово — «конец». Во всяком случае к себе ты его примеривать не приучен, — вздохнул Таррин. — Ну, хорошо, подождем до рассвета. Порядок действий — прежний?

Болан утвердительно кивнул:

— Через пять минут по прошествии каждого часа подавай мне сигнал, пока все окончательно не определится.

Друзья крепко пожали друг другу руки.

— Не сдавайся, Лео, держись, — ободряюще произнес Болан.

— У меня нет другого выхода, — в тон ему ответил тайный агент. И с этими словами быстро исчез в дождливой ночи.

Облокотившись на семейное надгробие, Болан задумчиво глядел ему вслед.

Что и говорить, не очень-то веселым получилось возвращение домой. Но надо принимать реальность такой, какая она есть. Здесь когда-то он начал свою борьбу и здесь рано или поздно ее и закончит. И тогда навеки упокоится вот под этой плитой. Но — не сейчас. Еще не время.

Он не был готов возвратиться домой навсегда, хотя фамилия его уже и значилась на надгробной табличке. Маку Сэмюэлю Болану предстояла тяжкая и очень важная работа в бесконечном «Настоящем», которое давно превратилось для него в синоним слова «Ад». А соответствовало «Прошлое» и тем более «Будущее» понятию «Рай», он попросту не знал. И даже старался не думать об этом.

Выжить можно было только сейчас. Иначе говоря — в Аду.

Если угодно, это была философия Палача. И каждый шаг по тропе войны лишь подтверждал ее справедливость.

Возвращение домой — своего рода итог, жирная черта, проведенная под всей прежней жизнью.

Мак Болан пока не смел себе позволить эдакую роскошь. Не смел и не хотел.

Глава 1

Только-только минуло десять вечера, но в большинстве домов свет уже погас. Редкие автомобили, словно тени, медленно проплывали по скользким мокрым улицам, да изредка вдалеке перетявкивались осипшие псы. На тротуарах не было ни души.

В сотне футах от дома Таррина, заглушив мотор, неприметно стоял радиофицированный автомобиль с двумя чопорными на вид пассажирами. На ближайшем перекрестке застыла еще одна такая же машина.

Люди, сидевшие в кабинах, не числились полицейскими, равно как и не являлись местными жителями.

Однако Болан хорошо знал этих людей. Гончие псы из ада, поджидающие жертву вдоль всего пути, на котором велась смертельная игра...

Оценив обстановку, Болан вернулся к своей машине, оставленной на порядочном расстоянии от пустующего дома Лео Таррина, сел за руль и не спеша покатил по улице мимо затаившихся наблюдателей.

Чуть погодя он свернул в переулок и по нему выехал на улицу, куда выходил задними дверями дом Таррина. Болан вел машину уверенно и не торопясь, стараясь ни одним своим движением не вызвать подозрений. Ключ лежал в условном месте. Болан отпер дверь и проник внутрь. Зажег единственную лампочку на первом этаже и, быстро поднявшись на второй, включил свет в спальне и ванной. Все это он проделал быстро и четко, после чего тем же путем покинул дом и, вскочив в автомобиль, немедленно отъехал прочь.

Очень скоро здесь появятся первые охотники.

Но теперь они будут играть в ту игру, правила которой диктовал Мак Болан.

Объехав злополучный перекресток, он остановился на углу и тотчас перебрался на заднее сиденье, выставив перед собой грозный ствол «беретты». Двое соглядатаев из машины неподалеку напряженно повернулись в его сторону и тотчас получили по пуле «парабеллум», которые буквально разнесли им черепа.

Болан перегнулся через сиденье, включил зажигание, поставил машину на ручной тормоз и ретировался из кабины. Так же тихо он устранил еще двух гончих псов и затем растворился в темноте напротив дома Таррина.

Ожидание оказалось недолгим. Минут через десять, чуть притормозив около наблюдательного автомобиля, к подъезду подкатил огромный лимузин «кадиллак», набитый людьми.

Сквозь беспрерывный дождь, низвергающийся с черных небес, было очень трудно что-либо разглядеть, тем не менее Болан заметил, как из лимузина, едва тот остановился, выскочили восемь человек: четверо сразу помчались к задней двери, а еще четверо расположились на площадке у парадного подъезда. Водитель остался в автомобиле.

Выждав несколько секунд, двое бандитов выстрелами из обрезов высадили входную дверь и ворвались в дом. На какую-то долю секунды их фигуры четко обозначились на фоне освещенной передней и сразу же исчезли из вида.

Двое оставшихся у подъезда в напряжении замерли, направив дула своих обрезов на окна второго этажа. Но там все было тихо.

Болан мысленно вознес благодарность Небесам за то, что Лео Таррин вовремя покинул этот дом, дом-ловушку. Ибо здесь работали профессионалы, и бедняга ничего не сумел бы им противопоставить.

Тем временем, прочесав весь дом, боевики вышли наружу.

Пользуясь темнотой и проливным дождем, Болан подобрался к головорезам почти вплотную. Теперь он мог отчетливо слышать все их разговоры.

— В доме пусто, Марио, — доложил один из них.

— И через заднюю дверь никто не выходил, — добавил другой.

— Надо спросить у наблюдателей.

— Вот и давай, Эдди. Сбегай и спроси у Коротышки Джо.

Здоровенный громила сбежал по ступенькам и быстрыми шагами направился к наблюдательной машине на перекрестке.

Болан видел, как парень рывком открыл дверь, в салоне зажегся свет, затем дверь резко захлопнулась, и малый бегом устремился назад.

Не доходя до общей группы ярдов десяти, он громко выкрикнул:

— Черт, им там посносили головы! Слышишь, Марио?

Низкий голос от парадного подъезда немедленно приказал:

— Убрать их!

Двое боевиков моментально устремились к автомобилю на перекрестке, а остальные, не произнося ни слова, забрались в лимузин. Минуту спустя заревели двигатели, вспыхнули фары, и обе машины умчались прочь.

Болан тотчас уселся за руль и последовал за ними. Так, наконец-то они обнаружили трупы и во втором наблюдательном автомобиле. Очень хорошо. Чуть подотстав от кавалькады машин, но не теряя их из вида, Болан попытался проанализировать недавние события.

Почему эти головорезы выбрали именно Питтсфилд? Что здесь случилось?

По городу гуляли слухи, будто сюда прибыли двадцать самых отъявленных головорезов — по десять из Бостона и Олбани.

Счастье Лео Таррина, что тот вовремя среагировал. Иначе и он сам, и его семья валялись бы, распотрошенные, в собственном доме.

Маленький полицейский из Питтсфилда по имени Лео Таррин никогда не сумел бы управиться с двадцатью отборными боевиками. Самое большее, что он мог бы сделать — это попытаться засадить их всех в тюрьму, где им предстояло бы гнить долгие-долгие годы. Но для подобной операции помимо удачного стечения обстоятельств требовалось еще время, много времени, а его-то как раз у Таррина не было вовсе.

Впрочем, и большой мафиозный босс по имени Лео Таррин вряд ли что мог поделать с нагрянувшими головорезами. Таррин работал с сутенерами, букмекерами, людьми, близкими к политическим кругам, с теми представителями преступного мира, которые давали деньги взаймы под очень высокий процент, которые подкупали других и сами брали взятки, — среди этой публики больше полагались на быстрые мозги, нежели на откровенную грубую силу. Они не выставили бы и дюжину полноценных боевиков. Мак Болан собственноручно разрушил империю Серджио Френчи, превратив западную часть штата Массачусетс в чистую, как ему казалось, территорию. Прежние структуры были сломлены и не подлежали восстановлению.

Единственным, кто выжил в той мясорубке, оказался Лео Таррин.

Оджи Маринелло, этот старый дикарь из Нью-Йорка, обследовал территорию и признал ее непригодной для дальнейшего ведения дел. Тут-то Лео Таррин и провозгласил себя боссом этого проклятого богом места.

Разумеется, это было чистой воды самоуправством, поскольку только Совет мафии мог назначать своего человека управлять тем или иным районом, а боссы Организации вовсе не склонны были удовлетворять территориальные претензии Лео Таррина. Таким образом, Питтсфилд превратился в своего рода изолированную область в рамках преступной империи, не только не обладавшую представительством в Совете, но и игнорировавшую все причуды и указания нью-йоркских главарей.

И однако, несмотря на всю дерзость своей выходки, Лео Таррин остался на плаву, и главным образом благодаря имиджу «главного эксперта по Болану» — тут уж Таррин не жалел сил, чтобы его слава не померкла в соответствующих кругах. И даже изрядно преуспел: Оджи Маринелло, фактический главарь всех боссов мафии, лично проявил благосклонность к дерзкому «мальчику» из Питтсфилда и исподволь принялся подбирать ему высокопоставленную должность в международной структуре мафии.

Так что же вдруг стряслось? Почему все полетело кувырком? О какой такой «большой чистке» идет речь? Что разъединило Лео Таррина и его преданные боевые порядки? Болан не сомневался: все это не было личной местью, поскольку печальные вести до него долетали и из других штатов страны.

Причем вот что важно: в случившемся не обязательно присутствовал некий скрытый смысл. По собственному опыту Болан знал: зачастую все сводилось к примитивным узкокорыстным целям, которых добивались те или иные мафиозные главари.

Итак, чтобы заполучить голову Лео Таррина, в Питтсфилд было брошено двадцать боевиков. Странно. Обычно мафия не поступала таким образом. Слишком уж много людей и вооружения задействовано ради одного человека. Значит, первостепенную роль приобретает быстротечность операции. Кто-то решил сработать молниеносно и наверняка. Но кто? И чего ради?

Болан произвел в уме нехитрый расчет. С четырьмя боевиками покончено. Девять пока следовали впереди на трех автомобилях. Но это — пока. Их судьба решена. А вот еще семерыми нужно как следует заняться.

После этого двадцать трупов благополучно отправятся из Питтсфилда назад.

Быть может, после этого им на замену Нью-Йорк пришлет сорок новых головорезов. А что потом, если и тут ничего не выгорит? В Питтсфилде появятся восемьдесят боевиков? Сто шестьдесят?

Ладно, сейчас об этом лучше не думать. Слава Богу, есть конкретная цель — три автомобиля, пассажиры которых очень скоро должны были ответить на все эти мучительные «кто», «зачем» и «почему»?

Мак Болан не любил распыляться. Начиная одну игру, он никогда не приступал к другой, не покончив прежде с первой.

И всякий раз ставкой в подобной игре была его собственная жизнь.

Глава 2

Боевики поселились в старом обветшалом мотеле, что стоял на опушке леса неподалеку от Беркшир Грейл. Здесь расположилась еще дюжина таких же домиков, как две капли воды похожих друг на друга.

Похоже, бандиты оккупировали весь мотель. Сбоку от подъездной дороги светилось объявление: «СВОБОДНЫХ МЕСТ НЕТ». Лишь в одном помещении, вероятно, служившем офисом мотеля, не горел свет. Зато в остальных комнатах лампы сияли вовсю. Группа мужчин, невзирая на дождь, вышла наружу встречать прибывшие автомобили. Слышались приглушенные настороженные восклицания. В дверном проеме, в ореоле света, застыла полураздетая женщина. Другая, явно навеселе, в одних трусиках слонялась перед домом под проливным дождем, глупо хихикала и пением приветствовала вернувшихся боевиков. Было очевидно, что преступников обслуживала целая бригада представительниц древнейшей профессии.

Возле других домов стояло еще несколько автомобилей, в том числе и огромный лимузин — вроде того, что привозил мафиози в Питтсфилд.

Если и существовало какое-то подобие охраны, то она явно была чисто условной. Похоже, ребята чувствовали себя в полной безопасности и свято верили, что при выполнении задания у них не возникнет никаких проблем.

Чуть поодаль от других стоял головорез огромного роста, атлетически сложенный и с массивной квадратной челюстью. Болан узнал его с первого взгляда.

Звали этого бандита Джо Романи, и в жизни главной радостью для него было — прострелить кому-нибудь башку. Выходец из Бостона, сейчас он, как видно, работал по контракту. Босой, в одних брюках и нижней рубашке, Джо стоял со скрещенными на груди руками и, опершись боком о борт «кадиллака», беседовал со старшим группы, которая только что вернулась из Питтсфилда.

— Так какие у тебя проблемы, Марио?

— Да такие, что твои дружки втянули меня в грязную работенку, черт вас всех побери, — донеслось из салона автомобиля.

— Тебя ранили?

— Я-то не ранен. Удар нанесли тебе. Я привез два катафалка.

Романи злобно выругался, отступил на шаг и, шлепая прямо по лужам, тотчас отправился обследовать «катафалки».

Первая радость, вызванная возвращением боевиков, мигом улеглась, едва встречавшие опознали, что вся операция если не закончилась полным провалом, то уж по крайней мере имеет отчетливый горький привкус. У мертвых остались друзья. И эти друзья на глазах начали звереть.

Болана всегда поражало, насколько своеобразно двигались мысли этих представителей мафиозного мира. А мысли их всегда двигались в одном направлении. «Ублюдок Таррин» должен был смиренно отдаться в руки тех, кто явился забрать его жизнь, да еще обязан был благодарить, что подобную честь ему оказывают его прежние друзья. А вместо этого он где-то вероломно спрятался. Именно так — вероломно, ибо в контракте все значилось прямо противоположным образом. Ну, этот Лео «Котеночек» Таррин, поплачет, когда наконец попадется! Он умрет не сразу, ему будут вырезать один орган за другим. Сначала его заставят пить собственную мочу, а потом ему затолкают в глотку его же половые органы. Затем он станет вопить и умолять, чтобы его поскорее убили, а его довольные друзья между тем будут глумиться все больше и больше, пока этот сукин сын наконец-то не издохнет, корчась среди вынутых из живота кишек.

Да, со всем этим Болан сталкивался много раз. Иной логики подобные ребята попросту не понимали, зато в их среде она срабатывала безотказно. Сегодня все они примутся мстить за вероломство своим «друзьям», столь же подло и беспощадно, а уже назавтра кто-то третий возьмется мстить им за все их бесчинства, ибо понятие «месть» в этой среде никак не состыкуется с понятием «человеческое достоинство». Цепочка варварства здесь бесконечна, и ничья смерть не способна ее оборвать.

Бессмысленно садиться с людоедами за стол переговоров. Проблема мафии могла иметь только одно решение. Для всего этого сброда единственным понятным аргументом, который принимался к сведению и хоть как-то уважался, была их собственная смерть. Вот почему Палач и не искал других путей к взаимопониманию.

Нельзя сказать, что Болан обожал насилие. Отнюдь. Он мог бы быть и вежливым, и щепетильно-деликатным, если бы жил в мире, где эти качества ценились бы превыше остальных. Но он жил в совершенно ином мире — диком и жестоком, где смирение и любовь к ближнему расцениваются как безумие, опасная для окружающих болезнь, лекарство от которой лишь одно — уничтожение ее носителя и всех, кто с ним соприкасался.

Болан все это отлично понимал и не тешил себя иллюзиями. Конечно, мечта о справедливо устроенном обществе, где нет места жестокости и беззакониям, гнездилась где-то в глубине его души, хотя как раз он сам-то и не смел жить, целиком сообразуясь с нормами высокой морали. Возможно, именно потому, что до сих пор не разуверился в своей мечте.

А для воплощения ее покуда требовалось многим поступаться. Ибо враг, с которым он боролся, никаких правил для себя не признавал. Если выпустить дикарей из-под контроля, мир обречен на деградацию.

Так считал Мак Болан, Палач. И с открытым забралом сражался с крупнейшим, по его мнению, злом — мафией, опутавшей своими щупальцами весь земной шар.

Складывалось впечатление, что в мыслях и поступках Болан руководствовался знаменитыми словами Рона Хаббарда, философа и писателя, который, как он сам уверял, умер еще до собственного рождения, хотя, конечно, вряд ли Мак читал его труды. А Хаббард, между прочим, заявил в одной из широко известных книг: «Дабы определить, на что вы пригодны, Бог не станет изучать ваши медали, дипломы и ученые степени — ему довольно будет увидеть ваши шрамы».

Что ж, если бы Господь и впрямь отыскивал только «шрамы», то он должен был бы питать громадное уважение к человеку, подобному Маку Болану.

Сам же Болан предпочитал не философствовать всуе. Просто он знал, чем обязан заниматься в каждую конкретную минуту, и довольствовался этим. И если, следуя долгу, как он его понимал, Мак собирал на своем теле и в собственной душе все новые и новые шрамы, то такова, наверное, была его судьба.

Это отнюдь не означало, что Болан был неким рыцарем без страха и упрека, эдаким суперменом, которому неведомы сомнения, усталость или горечь поражений. Нет, всякое случалось на его пути, но, будучи действительно отменным воином, он умел преодолевать эмоции и собственную слабость, возрождаться всякий раз, будто Феникс из пепла, и идти к намеченной цели, невзирая ни на что. Умение предельно мобилизоваться и побеждать в критический момент — вот что отличало его от обычных людей.

Да, надо признать, сейчас он чувствовал себя уставшим и опустошенным. Сутки назад завершилась кампания в Джорджии, очередная боевая операция, которая вымотала его совершенно. Казалось, можно было праздновать победу и немного отдохнуть. Но уже на исходе своего пребывания в Джорджии Болан неожиданно узнал, что жизнь Лео Таррина в опасности. И уже в Питтсфилде его неприятно поразила новость: Таррин признал себя побежденным и готов идти на заклание. Так передали из Вашингтона. Вряд ли это можно было считать проколом Гарольда Броньолы, общепризнанного борца Номер Один с преступностью. Скорее всего на него оказали давление — не исключено, что с самого верха, — и он поневоле отступил. Если дело обстояло именно так, то вся операция в Питтсфилде была обречена на провал. Помогать Болану никто не станет. Равно как и мешать боевикам. Неужто судьба Таррина предрешена?

Предполагалось, что Броньола был единственным в Вашингтоне человеком, знавшим всю подноготную «Липучки» — тайного агента ФБР по имени Лео Таррин. Лопни его прикрытие из-за политической нестабильности в Вашингтоне — и ничто его уже не спасет. Короче, могло случиться, что Мак Болан был втянут в кровопролитную кампанию, вообще не имевшую смысла. Или таким образом кто-то тоже хотел покончить с ним?

Так или иначе, у враждующих мафиозных групп оказались развязанными руки. Судя по тому, что на карту была поставлена жизнь Лео, это сулило широкомасштабные боевые действия. Вполне возможно, личность Таррина служила только прикрытием в данной ситуации — просто пришло время очередной дележки пирога.

Уже не год и не два Лео Таррин стоял как бы между двумя мирами — цивилизованным и дикарским, мафиозным. И в смертельной игре, которую они вели друг с другом, Таррин выглядел если не ключевой фигурой, то, по крайней мере, такой, за какую следовало побороться. В этой партии каждый классный игрок был на вес золота. Вот почему в словах Болана напрочь отсутствовала какая-либо сентиментальность, когда он обратился к «Липучке» со словами: « Ты мне нужен живой, Лео. Хватит с меня мертвецов».

Мафиозных дикарей Мак Болан людьми не считал и за их жизни не дал бы и ломаного гроша. Если они для него и представляли интерес, то только в качестве мертвых. Чем больше их трупов устилало землю, тем было лучше. Он без малейших колебаний прикончил бы миллион этих ублюдков, лишь бы сохранить одного Лео Таррина в игре.

Впрочем, сейчас задача, стоявшая перед ним, не требовала столь грандиозных масштабов — следовало лишить жизни всего шестнадцать боевиков.

Как ни смешно, они сами облегчили ее решение.

— Убрать отсюда всех шлюх! — гаркнул Романи. — Совет должен собраться через десять минут! У меня! Бобби, выставь охрану из своих ребят. Марио, идем со мной! Все немедленно привести в порядок!

Марио, возглавлявший группу из Олбани, покинул машину и с треском захлопнул дверцу.

— Почему ты мне приказываешь, Джо? — сердито спросил он. — И с каких это пор Бостон осуществляет руководство всей операцией?

Романи угрожающе потыкал пальцем ему в грудь:

— С тех пор, как вы привезли четыре трупа, Марио. Хочешь обсудить этот вопрос?

Но старший из Олбани вовсе не собирался уступать бостонскому главарю. Задрав подбородок, он с вызовом ответил:

— Ты прав, это надо обсудить. На нас свалили самую грязную работенку, и я хочу знать, кто стоит за этим!

— Пораскинь-ка мозгами, — злобно выдавил из себя Романи.

— Ладно, Джо, мы оба знаем, на кого шла охота. И кто нас в это дело втянул. Но понимаешь... А вдруг мы оказались на месте просто раньше всех остальных?

— Ты совсем спятил, да? — зарычал Романи. — Ты что несешь? Хочешь сказать, это моя вина и я тебя подставил, так?! Болван! Кому я мог тебя подставить? Ты подумай хоть чуть-чуть!

— А вдруг — полицейским? — ехидно спросил Марио. — Или самому же Лео «Кошечке»? Откуда мне знать? Но я понимаю одно: меня чуть не прикончили!

— Если бы я и впрямь хотел бы тебя подставить, — презрительно заметил Романи, — ты не стоял бы здесь сейчас и не порол бы всякую чушь. Ладно, идем ко мне и обсудим все детали в спокойной обстановке.

Он, не торопясь, поднялся по ступенькам и вошел в дом.

Марио знаками отдал приказания своей группе и последовал за бостонским главарем.

Тотчас после этого всех женщин, не особо церемонясь, выдворили из базового лагеря. Даже не пытаясь протестовать, они покорно побрели к автомобилям, стоявшим перед домиками. Профессиональные шлюхи и, понятно, не местные. Боевикам ни к чему было рисковать. Женщины сами приехали и сами же теперь убирались прочь.

Когда машины отъезжали, один из парней завопил:

— Будь тепленькой, Мари!

Голая рука швырнула трусики через открытое окошко, и изнутри послышался ответ:

— Тебе на память, дорогой!

Караван автомобилей выехал на шоссе и направился в сторону Бостона.

Не мешкая, Болан обогнул дом и, обнаружив машину с двумя охранниками, бесшумно уничтожил их. По его предположениям, это были Бобби и Джейк. Он быстро вытащил их тела из кабины и швырнул в высокие сорняки, росшие вдоль дороги, после чего вернулся к своему автомобилю и приготовился к открытой схватке.

Плащ он свернул и засунул в багажник, достав взамен объемистый патронташ, который прочно закрепил на груди. Слегка похлопав себя по бокам, дабы убедиться, что все снаряжение держится как надо, он выбрал из своего мобильного арсенала пистолет-пулемет «узи» и прицепил его к поясу.

Он очень надеялся, что, кроме «узи», ему не придется использовать взрывчатку или какое-либо другое оружие. Операция, которую он задумал, не должна нести на себе хорошо знакомый почерк Палача. В этом вся хитрость и заключалась. Главное — застать их врасплох, тогда действительно удастся обойтись одним «узи». Первый же его удар вызовет в лагере переполох, и несколько минут преимущество будет на его стороне. Потом они, конечно же, начнут соображать, что к чему, и сумеют организовать оборону. Но именно этого Болан и стремился не допустить.

Он двинулся по боковой дорожке и незаметно проник в лагерь. Несколько боевиков под проливным дождем возились с доставленными трупами, вытаскивая их из автомобилей и складывая под стену дома. Остальные головорезы стояли у дверей своих коттеджей: парни из Олбани — справа, а бостонские — слева. Нервно покуривая, они вполголоса обсуждали возможные перипетии надвигавшейся ночи.

Болан решил, что пора прекратить эту сумятицу в их головах.

Пользуясь глубокой тенью, он пробрался на открытую площадку между коттеджами и, приготовив «узи», громко крикнул:

— Эй, Джо! Джо Романи! Ты слышишь?

Настало время считать трупы в начавшейся войне.

* * *

— Между друзьями не должно быть никаких трений, иначе все мы сядем в галошу, — пытался урезонить Романи обозленного Марио Конти. — Ничего тут не поделаешь — ты подписал контракт. Не собираюсь тебя учить, но ты же видишь: ситуация вышла из-под контроля. Почему? Не знаю. Мы действовали рука об руку. И мне тем более не нравится, что четверо моих людей так плохо кончили. Однако я же не ору, что кто-то кого-то подставил. Просто вышла осечка, только и всего.

— Плохо, — проворчал Конти. — Меня заверяли, будто все спланировано и подготовлено и на это дело уйдет несколько минут, а теперь я даже не знаю, что и подумать. Хочу еще раз переговорить с Олбани.

— Глупости, Марио, — возразил Романи, и в эту секунду его громко позвали с улицы.

— Что этим олухам нужно? — удивился Конти.

— Да просто они ни черта не могут сами... — начал было Романи, но тотчас осекся. На улице явно творилось что-то неладное. — Ну-ка, выруби свет! — скомандовал он, едва из-за окна кто-то повторно выкрикнул его имя. — Что тут, дьявол побери, происходит?

— У меня сообщение для Джо от «Кошечки» Лео.

До обоих мигом дошел смысл сказанного. Конти побледнел и смятенно огляделся по сторонам. Главарь бостонской шайки тотчас подскочил к окну и распахнул ставни.

Его ребята растерянно застыли, вглядываясь в темноту между коттеджами.

Один из парней заорал совсем рядом:

— Джо! Марио! Тут кто-то есть!

— Будь начеку! — ответил Романи. Высунувшись из окна, он громко приказал: — Эй, кто бы там ни был! Выйди на свет и покажись!

В следующий момент случилось то, чего каждый опасался более всего. Бешеное стрекотание автомата разорвало ночную тишину. Первая же очередь, пробив тонкие стены, прошила коттедж из конца в конец. Со звоном лопнули и посыпались на пол оконные стекла. Здесь же валялась разбитая, раскрошенная мебель; рваная обшивка бесформенными клочьями слегка колыхалась на ветру. Густая пыль лениво закружилась, вздымаясь до потолка. Казалось, в доме не осталось ни одного кубического дюйма, где хоть раз не пролетела бы шальная пуля.

Посылая проклятия в окружавшую его темноту, Романи выхватил пистолет, и тут раскаленный кусочек свинца вонзился ему в руку. Романи взвыл и, отскочив от окна, плюхнулся на кровать, но тотчас сел и изо всех сил зажал перебитую руку между коленями, пытаясь унять бьющую фонтаном кровь.

Где-то снаружи его люди пытались открыть ответный огонь, однако стрельбу вели беспорядочно и наугад, явно не причиняя вреда тем, кто нападал.

Весь этот ад, казалось растянувшийся на целую вечность, в действительности продолжался каких-то несколько секунд. А потом вдруг стрельба прекратилась, будто невесть кто щелкнул выключателем, и наступила пугающая тишина.

Романи испытал неодолимое желание позвать кого-нибудь на помощь, но усилием воли сдержал себя. Словно чувствовал: тишина снаружи — это еще не конец кошмара. И в самом деле, чуть погодя во дворе вновь раздались короткие автоматные очереди, что означало только одно — добивали раненых. Ну вот, скоро неведомый стрелок — или стрелки? — заявится сюда, и тогда придет черед его, Романи. Вероятно, еще можно было попытаться как-нибудь спастись, но Джо совсем ослабел от боли и потери крови. Да и то сказать, куда бежать отсюда?

На крыльце послышались шаги, скрипнула входная дверь, и тотчас в комнате зажегся свет.

Незнакомец остался снаружи, и Романи увидел только его руку, просунутую в узкую щель и безошибочно нащупавшую выключатель. Из-под руки в комнату угрожающе уставилось уродливое рыло пистолета-пулемета.

Марио Конти с яростным криком рванулся было в сторону двери, но дуло, коротко грохнув, изрыгнуло огненный плевок, и Марио, отброшенный назад могучей силой, в нелепой позе замертво свалился на пол.

Романи слабо помахал в воздухе здоровой рукой:

— Эй! Ради всех святых! Не делайте этого!

Он неотрывно следил за дулом автомата, не видя больше ничего вокруг.

Холодный голос приказал с крыльца:

— Передай мои слова тем, кто тебя послал, Джо.

— Конечно-конечно, передам, — закряхтел с надеждой Романи. — А с кем я говорю?

— Неважно. Главное — передай, вот и все. Другого от тебя не требуется. Запомни: Леопольд Таррин не вернется и зря рисковать головой не будет. Пусть имеют это в виду. И еще передай им, чтобы в другой раз посылали настоящих мужчин.

— Спасибо. Я вам очень благодарен. Понимаете меня?

— Это ты должен понять, о чем я говорю, Романи. Передай им.

— Непременно. Можешь на меня положиться, Лео.

Какой-то предмет просвистел в воздухе и ударился о кровать у ног Джо. Тот невольно отшатнулся и тогда заметил маленький пакетик для оказания первой помощи.

Дуло автомата исчезло. С крыльца не доносилось ни единого звука.

Господи, неужто парень ушел? Оставил Джо Романи в живых да еще подарил ему бинты для перевязки ран? Как такое могло случиться?

А «парня» и вправду уже не было на крыльце. В эти секунды он стремительно бежал по тропинке к своему автомобилю, и в душе, его царил вселенский холод, который всегда охватывал его, когда очередная операция успешно завершалась.

В том, что все закончилось, как он и замышлял, не приходилось сомневаться. Девятнадцать трупов — и еще один живой свидетель, который расскажет, кому надо, о происшедшем. Это, наверняка, произведет впечатление и заставит уважать Лео Таррина. Пусть даже не уважать, но уж считаться с ним — определенно.

Собственно, ради этого Болан и затеял всю операцию. А теперь можно подумать и о настоящей битве. Ее кровавые зарницы разгорались все сильнее. Что ж, пусть будет так.

Глава 3

После всего происшедшего Джо Романи отправился вовсе не в Бостон, что, впрочем, и не особенно удивило Болана, который двигался следом на некотором отдалении. Миновав Питтсфилд, Романи устремился на север, к городку Поттер Маунтин, и уже оттуда взял курс на запад, в сторону курортов. Судя по всему, парню приходилось очень туго: ехал он медленно, машина постоянно моталась из стороны в сторону, то рывками ускорялась, то резко тормозила — похоже, Романи держался из последних сил, борясь с полуобморочным состоянием. Один раз он даже вылез из кабины и, не обращая внимания на проливной дождь, неуверенной походкой обошел вокруг машины. Правая рука у него болталась на самодельной перевязи, а левой он яростно хлестал себя по лицу мокрым полотенцем, пытаясь хоть таким образом привести себя в чувство.

Конечно, настойчивость и мужество Романи достойны были всяческого уважения. Раненный, лишенный чьей-либо поддержки, он, невзирая ни на что, упрямо пытался выполнить поставленную перед ним задачу. Могут возразить: он попросту боролся за свою жизнь. Да, но не всякому такое по плечу!

Чтобы одолеть каких-то двадцать миль, Романи понадобилось больше часа. Но в конце концов путешествие закончилось: они прибыли в Таконик — маленький горнолыжный курорт. Название этого места Болану ни о чем не говорило. Вероятно, в разгар зимнего сезона здесь было полно народа, но сейчас курорт пустовал. И потому можно было понять логику тех, кто пожелал обосноваться тут именно в это время года. Тихое местечко, минимум свидетелей...

Болан невольно вспомнил все перипетии своей операции в Колорадо. Неужто история повторяется вновь?

Что ж, не исключено.

Штаб располагался в небольшом коттедже за высоким забором — в сотне ярдов от проезжей дороги, на вершине маленького холма. По периметру весь двор был обсажен высокими деревьями и густым кустарником, так что снаружи виднелись только крыша и часть второго этажа. Ни огонька, ни звука. По соседству с коттеджем в темноте угадывались очертания других каких-то построек.

Романи вырулил на ведущую к дому аллею — узкий асфальтовый серпантин — остановился у ворот и мигнул фарами в знак своего прибытия. В ту же секунду появился вооруженный охранник в непромокаемом плаще и, установив личность визитера, позволил проехать во двор.

События начали принимать зловещий оборот. Перед Боланом находился не просто штаб мафиозных главарей, но, по сути дела, крепость, воздвигнутая чужаками в самом центре территории, которой владел Лео Таррин.

Болан запомнил расположение построек и тихо уехал. Теперь он не сомневался: назревали какие-то очень крупные перемены. Слишком долго никто не зарился на этот маленький городок, чтобы предположить, будто уничтожением его босса все и должно было завершиться. Нет, планировалось нечто большее. Но что?

* * *

Отправив своих людей спать и приказав всем «хорошо отдохнуть и быть готовыми», Таррин прошел в потайную комнату и устроился перед спецтелефоном, который был подключен к «чистой линии» и потому обеспечивал абсолютную секретность разговоров. В пять минут каждого следующего часа он пытался связаться с «караваном» Болана, оснащенным надежным мобильным телефоном. Этот аппарат имел секретный код доступа и непосредственное включение в коммутатор телефонной компании. Конечно, все секретные разговоры можно было засечь с помощью специального оборудования, ведущего радиоперехваты. Но суть заключалась в том, что, даже поймав такой разговор, третья сторона никак не могла установить, кто же эти абоненты и где они находятся. Поэтому основная сложность сводилась к искусному ведению беседы, дабы полностью исключить утечку информации, которую впоследствии противник сумел бы использовать в своих целях.

Основой для боевого «фургона» Болана послужил передвижной дом на колесах производства компании «Дженерал моторс». Конечно, многое пришлось усовершенствовать, приспосабливая машину к специфическим нуждам Палача, а уж по оснащенности всяческими электронными новшествами «фургон», пожалуй, и вовсе не имел аналогов. Одним из таких чудесных изобретений и стал, как они его называли, «поплавок» — мобильный телефон, размещенный на борту. Чем важен поплавок для рыбака? Сигнализирует, что рыба — на крючке. Так и здесь. Если мобильный телефон отзывался, это значило: Болан жив и продолжает действовать.

Каждый час, начиная с десяти утра, Таррин терпеливо пытался связаться с «поплавком». Но лишь в пять минут второго его настойчивость наконец была вознаграждена — на линии щелкнуло, и знакомый голос отрывисто спросил:

— Ну, что случилось? Кто говорит?

Таррин усмехнулся:

— Говорит Липучка. Есть какие-нибудь новости?

— Да, много всего, — ответил Болан деланно безразличным тоном. — Тебе следовало бы кое-что сообщить Оджи. У тебя нет на примете человека, которого можно использовать в качестве курьера?

— И не один. Думаю наберется пять или шесть. Они намерены остаться, чтобы и дальше вести игру. А ты можешь предложить им что-то другое?

— Речь идет всего лишь о послании, — возразил далекий голос. — И мне важно знать, ты обсуждал с Оджи правила этой игры?

— Я пытался с ним связаться, но ничего не получилось. Что за сообщение?

— Ровно девятнадцать слов, — ответил Болан... — Ты найдешь их на дороге Трейл Корт, около шоссе номер 9.

— Ага... Значит, девятнадцать слов?

— Можешь сосчитать их на месте. Советую обложить их льдом и отправить твоему другу.

— Хорошо, — задумчиво проговорил Таррин, — кажется, я начинаю понимать твою логику. И все же: почему сообщение должно быть заморожено?

— Да потому, что он скорей всего еще не в курсе!

Таррин с сомнением наморщил лоб:

— Боюсь, это было бы слишком просто. По-моему, события текут как раз в противоположном направлении.

— Сейчас это не играет никакой роли. Просто нужно передать сообщение, вот и все. Из него он может сделать два вывода. Или послать сюда еще больше — и тогда я отправлю все это назад в прежней упаковке; или остановиться и спросить себя: «Какого черта, Оджи, что там происходит?» Но в любом случае он должен получить сообщение.

— Согласен, — покивал Таррин. — А если он все же изберет первый путь? Не будем ли мы просто дразнить его?

— Ну что ж, пусть расценит это как плевок с нашей стороны, — усмехнулся Палач. Будет больше уважать. Но мне кажется, вероятней второй путь развития событий. Я отпустил на свободу двадцатое слово, чтобы проследить, куда оно приведет. Это, так сказать, мое собственное послание, Липучка. На нем уже нет печати Оджи.

— О чем ты?

— Похоже, скоро вырастет еще одна укрепленная стена у порога твоего дома, приятель. За ней может собраться добрая сотня слов, дожидаясь, когда им позволят прозвучать открыто.

Таррин чуть слышно присвистнул:

— На каком именно пороге?

— На пороге Олбани.

— Не сходится, — быстро возразил Таррин.

— Да тут вообще мало что сходится, вот в чем проблема! Так что отправь ему мое послание, стань сигнальщиком, и посмотрим, что из этого получится.

— Ладно, — со вздохом согласился Таррин.

— Но сделай это очень аккуратно.

— Ты же меня знаешь!

— Ну и хорошо. И еще вот что: помнишь, какой мы с тобой установили окончательный срок? Рассвет, правильно. Теперь можешь забыть о нем. Противник, конечно, будет действовать нам на нервы, но и только. Я уверен: какое-то время они ничего не станут предпринимать, а попытаются понять правила нашей игры.

— Моя жизнь зависит от этого?

— Я бы ее поберег в любом случае.

— Что ж, такое меня вполне устраивает, — хмыкнул Таррин.

— Значит, договорились, — устало подытожил Болан. — Постараюсь на ночь убраться куда-нибудь подальше. За последние полтора суток так ни разу глаз и не сомкнул. А ты постарайся, чтобы послание было доставлено еще до рассвета. И позвони мне в восемь утра. Или даже раньше, если придется совсем туго.

— Конечно, — заверил его Таррин. — Не знаю, как тебя и благодарить...

— Не стоит, — проворчал Болан и отключился.

Таррин на секунду задумчиво глядел на телефон, затем положил трубку и запер аппарат.

— Вот это парень! — вслух произнес тайный агент.

После чего пошел будить своих помощников. Если не возникнет никаких препятствий, к двум ночи они загрузят рефрижератор и подготовят его к отправке. А затем нужно будет быстро переехать границу штата и, промчавшись по широкому шоссе, к пяти часам утра достигнуть деловой части Нью-Йорка.

Оджи получит «послание» одновременно с утренними газетами — с рассветом нового дня оно будет поджидать его у входной двери.

Да, ему здорово придется повозиться с этим человечьим «фаршем», пропущенным через мясорубку Питтсфилда.

Лео Таррину очень бы хотелось увидеть выражение лица Оджи Маринелло, когда тот получит, наконец, нежданный подарок из западной части штата Массачусетс.

Хотя приятного в этом зрелище, конечно, мало...

Глава 4

Какое-то время специальную линию забивали нестерпимый треск и вой. Затем все внезапно стихло и, словно из колодца, послышался особый тон «чистого» соединения с Вашингтоном, после чего в трубке немедленно раздался встревоженный голос Гарольда Броньолы.

— Все в порядке. Линия не прослушивается. Выкладывай, Липучка. Где ты сейчас?

— Есть подходящие места, — уклончиво ответил Таррин. — Играем в новую игру.

— Кто принял такое решение?

— Страйкер. Он сейчас на месте и всячески раскачивает клетку с угодившим в нее зверьем. Я час назад отправил в Нью-Йорк тонну испорченного мяса. Похоже, это была только предоплата. Страйкер уверяет, что там, на месте, осталось еще пять или шесть тонн, которые тоже придется загружать. Как тебе эта новость? Утром мы должны связаться...

— С ума сошел! — ахнул Броньола. — Куда ты лезешь? А, Липучка? Думаешь, ты ему очень удружил, подсунув собственных врагов? Что же, он так теперь и будет носиться по всей территории и воевать вместо тебя? Ничего себе подарок!

— Расслабься, Гарольд. Он все делает самостоятельно и играет по своим правилам. Никаких подписей. И не мне его учить. Или ты сомневаешься?

Броньола тяжело вздохнул:

— Убирайся оттуда немедленно. Это мой приказ. Ты попал в смертельную ловушку, и тебе это известно. Ты уже получил свое. И потому возвращайся домой.

— Только не сейчас, — упрямо возразил Таррин. — Страйкер расчистил для меня пространство, чтобы я мог свободно дышать. Так что я еще побуду здесь немного. А у Страйкера, судя по всему, совсем другая игра. Верхушку что-то всполошило. Страйкер говорит...

— Он не играет в игры для нашего отдела, — резко оборвал Броньола.

— А кто же тогда играет? — тихо поинтересовался Таррин.

На другом конце линии вновь послышался усталый вздох:

— Ладно, я погорячился. Продолжай. Что у тебя?

— Пока ни я, ни Страйкер ничего не знаем наверняка, хотя пробуем разнюхать. Запах доносится очень сильный. И учти, Гарольд, это тухлое мясо мы отправили Оджи. Между прочим, Страйкер...

— Этому парню просто неймется встретиться со смертью! И уже давно... Поэтому я прошу тебя, Липучка, если это все-таки случится, постарайся находиться подальше. Нельзя так смеяться над старыми боссами мафии. Выходи из игры — и немедленно. Уж коли Страйкеру так это приспичило, пусть переворачивает свой родной город вверх тормашками. В конце концов, чему суждено случиться, то рано или поздно с ним произойдет. Я больше не могу продолжать эту игру, а ты, Липучка, и подавно. У него когда-то с этого города все началось. Возможно, и сейчас тут у него какие-то свои проблемы. Вот и ладно. Пусть все там и завершится, если так угодно Небу. Но пусть завершится для него, а не для тебя!

— Чертовски приятный у нас разговор, — сердито бросил Таррин. — Мы бы сделались такой прекрасной парочкой, а? Почему бы не вернуть все назад, не пустить часы вспять? Начать с прежнего... Но где ты был в то время, приятель? И где был я? Ладно, давай положим Страйкера в могилу, уготованную для него еще тогда, в самом начале, и давай вновь пройдем весь наш путь, но уже без него! Хотя бы мысленно... Где бы мы были сейчас? Я бы уже тоже давным-давно гнил в могиле, забытый всеми. Ну, разве что сохранилась бы крошечная пометка в каких-нибудь секретных реестрах Министерства юстиции: мол, жил такой-то. Ничего не значащее имя, навсегда запаянное в капсулу канувших в лету времен. Ты, безусловно, уцелел бы, но и твое имя, покрытое мраком секретности, не ведал бы практически никто. По сути, тоже мертвое имя. Неплохо, да? А ты бы между тем сушил свои мозги за разработкой боевых операций против синдиката. Бесплодных операций, так ведь, Гарольд? А в какую игру ты еще способен играть?

— Ну ладно, ладно. Я просто...

— То-то и оно! Страйкер дал нам все, что мы сейчас имеем. Это ведь благодаря ему ты оказался у руля своей дьявольской бюрократической машины. И потому не говори, что не способен на игру, которая тебя же рано или поздно возвеличит.

— Хорошо, убедил! Я сдаюсь, черт тебя побери!

— Так-то лучше, — проворчал Таррин.

— Просто я пытался взглянуть на это дело с практической точки зрения, — устало пояснил Броньола.

— Конечно!

— Господи, знал бы ты, до чего тяжко стало жить в этом проклятом городе! Жить и работать... Никто ничего не хочет делать — создают только видимость...

— Но это ведь не сегодня началось, правда? И даже не вчера?

— В том-то и беда. Я готов извиниться перед тобой, Липучка, но, боюсь, это никак не повлияет на нашу проблему. Сейчас Страйкер вздымает пыль до небес в чертовом Питтсфилде. А на самом-то деле твоей территории больше нет. И если ты хочешь помочь ему, то убеди его в этом. Вычеркните ее из своей жизни и убирайтесь оттуда вон, пока еще есть возможность.

— Тебе известно что-нибудь такое, чего не знаю я?

— Уверен — ничего.

— Мое прикрытие в Вашингтоне накрылось, как я понимаю?

— Такая вероятность существует, — со вздохом подтвердил Броньола.

— Э, нет, приятель, мне решать загадки не с руки. Я должен знать точно. Так есть еще это прикрытие или с ним покончено?

— Прямых доказательств нет. Но косвенные данные свидетельствуют, что в Сенате, похоже, всерьез начинают копать под нас. Не всем там по нутру, чем мы занимаемся.

Таррин почувствовал, как внутри у него похолодело:

— Насколько все плохо, Гарольд?

— Достаточно плохо. Я получил повестку в суд от Сената. Там уже знают, что у нас есть агент по кличке «Липучка». Кто-то втемяшил им в головы, будто мы руководим одним из кланов организованной преступности. И, надо полагать, кому-то совсем не нравится факт, что правительство США официально предоставляет средства для...

— Кретины! — взорвался Таррин. — Да любой, у кого хоть чуточку мозгов, прекрасно понимает, что мафия не может существовать без нескольких ключевых людей в правительстве, которые всем руководят! Если в Сенате вдруг запахло жареным, то почему бы им не поохотиться на мафиозных ставленников в Вашингтоне, или Нью-Йорке, или Чикаго — да во всех правительственных учреждениях, где бы они ни находились и какого уровня бы ни были?! О, наша страна невероятно прагматична. Но не говори мне...

— Дело вовсе не в этом, и ты прекрасно знаешь, — устало прервал Броньола. — Нельзя заставить политика думать прямолинейно, а тем более в год выборов. Вопрос на самом деле касается морали правительства, но много ли ты видел политиков, которые готовы обсуждать столь щекотливую тему — и не только накануне выборов? Цель оправдывает средства. И сейчас ты стал удобной мишенью.

Таррин глубоко вздохнул.

— Знаешь, Гарольд, всякий раз, когда ты заводишь разговор о политиках, у меня возникает чувство, будто все мои вопросы и возражения безнадежно уходят в толстенный слой ваты. Вот почему мое уважение к Страйкеру растет с каждым днем. Он никогда не увиливает от прямых ответов, в отличие от любого чиновника из нашего правительства.

Он услышал, как на другом конце провода щелкнула зажигался, и понял, что его собеседник прикурил сигару. Конечно, Броньола — хороший человек, но сейчас он просто сбит с толку всей этой мышиной возней в правительственных кругах. И раздражал отнюдь не человек, с которым он разговаривал, а те силы, которые двигали им.

— Ты прав, приятель, — наконец подал голос Броньола. — Прав ты — это я ошибаюсь. Так что еще не все потеряно, учти. Многое может перемениться... После обеда, перед заседанием подкомитета Сената, у меня назначена встреча. И на ней я собираюсь сообщить всем этим обеспокоенным господам, чтобы шли они куда-нибудь подальше. Пусть не суются в чужие дела. Ты выполняешь свою работу и играешь в свои игры. Никто, кроме тебя, не имеет права заказывать музыку.

— Спасибо, Гарольд. Береги себя. Твоя жизнь всем нам ох как нужна!

— Постараюсь, буду держаться за нее двумя руками. Но послушай меня внимательно. Тут и вправду задействованы очень значительные силы. И наш друг по имени Липучка может оказаться прав на все сто процентов. Дело пахнет керосином. И этот запашок способен вызвать самые кошмарные последствия.

— Все точно, Страйкер пометил многих официальных лиц в Вашингтоне. Если ему верить, у нас есть неплохой шанс пронаблюдать, как в скором времени благонамеренные конгрессмены быстренько переоденутся и превратятся в зауряднейших боевиков.

— Я повторяю, — безразличным тоном произнес Броньола, — может начаться кошмар.

— Значит, ты со мной согласен?

— Разумеется, согласен! Неужели ты считаешь...

— Тогда хватит об этом.

— Вот и правильно. Передай Страйкеру привет от меня. Но не жди отсюда никакой реальной помощи. Я сейчас хожу по лезвию ножа. Меня могут уволить, посадить в тюрьму, спалить мой дом — причем в любой момент. Ты понимаешь? Мысленно, Липучка, я с тобой. И буду молить Бога, чтобы он не отвернулся от тебя. Но это все, что я способен сделать в данной ситуации.

— Я понимаю. И все-таки выйди на своего связника в Питтсфилде. Объясни, какая у нас обстановка, и спроси, готов ли он незаметно сотрудничать с нами.

— Со Страйкером — тоже?

— Нет, Страйкер — это тихая игра. Сейчас подобная реклама нам — как нож по горлу. Может быть, потом... Тебе ли объяснять?!

— Естественно. Все? Разговор закончен?

— Да. Хотя, постой! Передай привет Энджи и скажи, что я буду занят еще некоторое время. Скажи ей... Впрочем, ничего не говори. Просто объясни, что планы чуточку переменились и пусть не волнуется, если я не появлюсь.

— Заметано. Но твоя дама меня прямо восхищает. Да, Липучка! Не многие смогли бы выдержать такое, а ей это неплохо удается. Так мне кажется.

— Мне тоже. Сообщи ей, хорошо?

— Не люблю, когда меня о чем-то просят дважды.

Линия разъединилась, и Лео Таррин, откинувшись на спинку кресла, некоторое время размышлял об этом хитром разговоре.

Итак, что же он узнал нового? Жизнь покуда не катилась к своему концу — она попросту входила в фазу сущего кошмара. Ценная информация.

Он подошел к окну и посмотрел на восток, силясь различить первые проблески утренней зари. Нет, еще слишком рано. Еще не проклюнулся над горизонтом слабенький росточек нового дня. А когда это случится, прагматичная Америка с удвоенной силой возьмется утверждать моральные устои, явленные в мир, казалось бы, от Бога. И это будет подлинный кошмар.

Так пообещал Гарольд Броньола. Очень славный человек.

И все же Лео Таррин больше склонен был прислушиваться к тем словам, которые произносил Мак Болан. И не только слушать. Ежели понадобится, он готов был верить им до самой смерти.

Глава 5

Первые отблески рассвета едва затрепетали в ночном небе над Лонг-Айлендом, когда Билли Джино, начальник службы безопасности, взбежал по широкой изогнутой лестнице к крыльцу роскошного особняка и замер перед телевизионными камерами, зорко фиксировавшими каждого, кто оказывался возле дверей.

— Важное сообщение, — доложил Билли. — Срочно впустите.

За дверью послышался шум, и она растворилась. Едва переступив порог, Джино свирепо уставился на парня, открывшего ему:

— Дэвид здесь?

— А где ему еще быть? — равнодушно откликнулся охранник.

Тот, кого искали, находился в утренней комнате — обширном зале с окнами на залив. Здесь Дэвид Эритрея по обыкновению завтракал. Вообще же он служил личным секретарем и «бизнес-менеджером» у Оджи Маринелло — дряхлого владельца дома. Поговаривали, будто Дэвид никогда не спал, а весь его завтрак на протяжении вот уже многих лет состоял лишь из стакана апельсинового сока да неполной горсти мелких сухариков. Всякий раз, чуть на востоке занимался рассвет, Эритрея принимался за еду. И это был скорей не просто завтрак, но некий знак того, что наконец-то миновала еще одна, как всегда тягостная и отвратительная, ночь.

Во сне старика Маринелло терзали кошмары. И тогда преданный Эритрея каким-то собачьим чутьем улавливал перемены в состоянии босса, неслышно мчался по спящему дому, чтобы разбудить Оджи и утешить его, словно малое дитя. Так продолжалось с тех самых пор, когда одной страшной ночью в городе Джерси-Сити некто Мак по прозвищу «Ублюдок» швырнул в Маринелло гранату.

Глава службы безопасности нашел Эритрея на его обычном месте, в кресле у окна. Рядом стоял его обычный завтрак. Парень из высших слоев общества, Дэвид всегда выглядел одинаково, говорил одни и те же слова и никогда не нарушал заведенных традиций. Возможно, он казался чересчур надменным и напыщенным, однако никто не отваживался сказать ему это в лицо.

— Привет, Билли, — ласково покивал Эритрея. — Какая тревога способна одолевать человека в столь прекрасное утро?

Прямо наваждение! Этот парень словно обладал колдовской способностью проникать в чужие мысли! А ведь до этого еще никто ни разу не сумел разгадать, что кроется за маской абсолютной невозмутимости на лице начальника охраны, заядлого игрока в покер.

— Кто-то оставил автомобиль на подъездной дороге, — тихо доложил Джино. — Никто не видел и не слышал, как он подъехал. Появился там в течение одной минуты.

Эритрея окинул его долгим испытующим взглядом.

— Вызови полицию, и дело с концом, — наконец спокойно произнес он.

— Э-э... я не уверен, что это наилучший выход.

— Не уверен? Почему?

— Я послал ребят проверить. Это здоровенный рефрижератор. Да. Рефрижератор с мясом.

Эритрея поднес стакан с соком к губам и пробормотал:

— Ну и что?

— Человеческим мясом.

Дэвид хладнокровно осушил свой стакан, зажег сигарету и только после этого пробормотал:

— Ну ладно. Тогда загоните его внутрь.

Джино кивнул, готовый уйти, и тут Эритрея быстро добавил:

— И пусть его сначала проверит сапер. Держитесь подальше, пока он не подтвердит, что все чисто.

— Будет исполнено, сэр.

— Кроме того, вызови Барни Матильду и его группу. Я хочу, чтобы он занялся этим. Передай, пусть через час представит мне полный отчет.

— До него ехать минут двадцать, господин Эритрея. Не хватит времени...

— В течение часа, Билли.

Начальник службы охраны послушно заспешил прочь.

Как же, через час! Это тебе не осушить стакан апельсинового сока, Дэвид. Нужно ведь вызвать саперов, умников из отдела идентификации, произвести тщательный осмотр автомобиля и его гнусного содержимого — и все это за один час! А тебе, Дэвид, только и останется ждать, когда готовые результаты будут поданы на блюдечке с голубой каемочкой. И так всегда... Впрочем, приказания начальства обсуждать не полагалось. Хоть в лепешку расшибись, а сделай.

В действительности на все хлопоты ушло максимум сорок пять минут. Барни Матильда знал свою работу как никто другой, тут уж на него можно было положиться. Старик с самого начала шел по жизни рука об руку с Оджи Маринелло, и одному Богу известно, сколько кровавых дел перевидал за долгие годы. Это был в своем роде специалист высшей квалификации.

Билли Джино сразу же проводил Матильду в гостиную, где Маринелло обычно проводил все встречи. Потянулись минуты томительного молчания, пока, наконец, не появился Эритрея.

— Как Оджи? — немедленно поинтересовался Барни.

— Под утро кошмары оставили его, и сейчас он крепко спит, — удовлетворенно сообщил Эритрея, сохраняя при этом надменно-начальственный вид. — Он всегда успокаивается, когда наступает рассвет. Все его страхи связаны с ночью, с темнотой... Ну ладно, ближе к делу. Что ты смог установить, Барни?

— Похоже, где-то решили повоевать, — горестно качая головой, отозвался Матильда. — Но я одного не возьму в толк: зачем нам отправили этот хлам? Там девятнадцать покойников, Дэвид. Это не шутка. Все умерли почти одновременно — в пределах одного часа, не больше. Для убийства использовалось разное оружие, это очевидно. Тридцать второй и тридцать восьмой калибр — последний обычно применяют в пулеметах. Но все равно, стандартные пули тридцать восьмого калибра не способны до такой степени изуродовать людей. Возможно, в ход пошли заряды повышенной мощности, ну, скажем, типа «люгер» или «магнум».

— Все тела опознаны?

— Пока нет. Чтобы получить полную картину, придется подождать день или два, когда будет закончена идентификация по отпечаткам пальцев. А сейчас я смог опознать только нескольких ребят из Бостона и Олбани. Обычные руки и ноги, как мы их называем. Профи, работающие по контракту.

— Все?

— Тебя интересуют мои выводы? Не будем спешить. Думаю, к вечеру я уже сумею кое в чем разобраться.

— А как насчет рефрижератора? Что удалось выяснить?

— Машина принадлежит упаковочной компании Спрингфилда в штате Массачусетс. Тут и гадать не пришлось: название компании выведено на обоих бортах кузова буквами высотой аж в два фута. Парень из фирмы, с которым я связался, сообщил, что вчера после обеда рефрижератор направился в Питтсфилд, а утром должен был вернуться назад. Как видишь, никаких чудес: обычный рейс. В замке зажигания ключа не оказалось. Кто-то просто замкнул провода и завел двигатель.

— Питтсфилд? — задумчиво повторил Эритрея. — Это примерно в часе езды от Олбани, верно? Выходит, кто-то перебрался в Массачусетс и стащил автомобиль?

Старик покачал головой:

— Маловероятно, Дэвид. Похоже, им очень хотелось, чтобы мы точно знали, откуда прибыл грузовик. Тогда это можно расценить как переданное нам сообщение. Но зачем? Какой в нем смысл? Я не понимаю.

По выражению лица Эритрея Билли Джино догадался, что дела обстоят на редкость плохо. И впрямь стряслось нечто ужасное.

— Убрать этот мусор отсюда, — холодно приказал личный секретарь.

— Я отправлю его на перерабатывающий завод.

— Куда угодно, но только чтобы вышло все без сучка и задоринки. Как только будет составлен полный отчет, немедленно покажите его мне. Конкретно указать: имена и принадлежность к группам, всех без исключения. Что делать с грузовиком, ты знаешь.

— Да. Мы обработаем его.

— Билли!

— Слушаю, сэр.

— Учти — чтоб никакого шума.

— О, сэр, разумеется.

— И пусть каждый держит язык за зубами. Никто ничего не видел. Понял? Ни ты, ни другие.

— Господи, сэр, да ничего и не случилось, верно?!

— Тебя это тоже касается, Барни.

Матильда только отмахнулся, словно услышал очевидную нелепость.

— Удвоить охрану вокруг дома, пока я не отдам приказ об обратном. Никто не имеет права войти или выйти без согласования со мной.

— Так точно, сэр.

— Когда пойдешь сейчас вниз, отправь ко мне управляющего. Скажи Нику, что я собираюсь в город через полчаса. Пусть обеспечат мне полную безопасность в течение всего пути. Срочно готовьте машины.

Эритрея встал, что означало конец разговора. Билли Джино также проворно вскочил на ноги и незаметно взял Барни за руку — на тот случай, если тот не понял этого.

— Старине Оджи — мои наилучшие пожелания, — громко провозгласил Матильда, выходя из комнаты.

— Я передам, что вы были здесь, — торжественно пообещал Эритрея.

Взгляд Матильды скользнул с Билли на Дэвида.

— Скажите ему, что я очень хотел бы поглядеть на него. Столько времени не виделись! И еще передайте...

— Он только вчера спрашивал о вас, — с мягкой улыбкой прервал его Эритрея. — Он даже попросил: «Расскажи-ка мне историю о том, как Барни вместе с Чарли Лаки гулял по атлантическому побережью». Видите, он все-все помнит.

Старик ослепительно улыбнулся на прощанье и позволил вывести себя из комнаты. Уже на первом этаже он неожиданно спросил Билли Джино:

— Когда ты в последний раз видел Оджи?

— Я вижу его каждый день, — соврал начальник службы безопасности.

— А я в последний раз виделся с ним в Монреале. Это было очень давно, — с сожалением отметил Барни.

Билли невольно задумался: а сам-то он когда в последний раз видел босса?

— Сейчас всем домом управляет Дэвид, — сообщил он старику.

В хитрых маленьких глазках Матильды вспыхнули на миг злорадные огоньки.

— Как знать, быть может, Дэвид управляет и не только этим домом. И не столько...

Джино криво усмехнулся, пытаясь скрыть внезапно охватившее его волнение.

— Не забывай, Барни, — напомнил он старику, — в последние годы Дэвид был, по сути, правой рукой Оджи. И со своим делом справлялся превосходно. А после той трагедии ему пришлось стать и ногами босса. Не стоит беспокоиться об Оджи Маринелло. Пока Дэвид рядом с ним, все будет в порядке. Они словно отец с сыном. Ты понимаешь, Барни?

Старик как-то странно глянул на него и, пожав плечами, направился к двери один.

Билли Джино, не прощаясь, побрел на кухню. Там уже суетился Куки, готовя завтрак на тридцать с лишком персон. Попутно он честил последними словами ночных охранников, которые оставили после себя грязь и кучу немытой посуды.

— Как Оджи питался в последнее время? — небрежно спросил начальник службы безопасности, наливая себе кофе.

— Хорошо, как всегда, — коротко ответил Куки.

— Насколько хорошо?

— Немного того, немного другого. Он ведь болен, господин Джино.

— Да? И серьезно?

— Вы понимаете, что я имею в виду.

— Нет, не понимаю и хочу знать точно. Так насколько серьезно он болен?

Глазки повара смятенно забегали, словно он намеревался выдать какой-то громадный секрет, но духа на это у него не хватало. Наконец Куки сдавленно произнес:

— Вам бы лучше справиться у господина Эритрея.

— Я же разговариваю с тобой, Куки.

— Ну, хорошо, тогда спросите у врача. Он приходит сюда каждый день. Поинтересуйтесь у него.

— Черт побери! Ты кормишь Оджи или нет?

— Уже больше месяца он сидит на специальной диете. Я не знаю.

Куки поспешно отошел в сторону и принялся копаться в холодильнике.

Билли Джино упрямо последовал за ним.

— Что еще за особая диета?

— Есть такая, говорят. Забыл, как называется... Да будет вам, господин Джино, ей-богу! Не заставляйте меня лезть в петлю. Господин Эритрея спустит с меня шкуру, если узнает...

— Ладно, я тебя ни о чем не спрашивал, — буркнул Билли Джино и вышел из кухни.

Ему еще предстояло проинструктировать Ника и группу телохранителей: безопасность личного секретаря во время его поездки в Манхэттен — дело исключительно важное. Если воспринимать слова Куки буквально, ничего страшного пока не произошло, однако события нынешнего утра заставляли на многое смотреть совсем иными глазами.

Отчего в последнее время никого не допускают в святая святых дома, где почивает Оджи Маринелло? Почему Дэвид Эритрея ночи напролет бродит по закрытому этажу и все хлопочет, хлопочет?.. Странно, право. И тут Билли Джино осенило. Старик умирал. И этот факт упорно старались скрыть от других. Возможно, где-то там, в глубине апартаментов, старый босс уже который день лежал, опутанный разными трубочками и проводами, обставленный хитроумными приборами, которые поддерживали угасающую жизнь в немощном теле. Очень может быть. Но зачем это окружать пеленой какой-то несусветной тайны? Ведь куда проще было бы отвезти старика в больницу и препоручить наблюдению лучших врачей — в соответствующей обстановке. Или он вовсе безнадежен, и именно утечки этой информации страшатся более всего? Ведь с его смертью уйдет в прошлое целая империя. А кто встанет во главе нее? Известно: новая метла метет по-новому... Многим бы хотелось видеть Оджи Маринелло преданным земле.

И тут еще эта партия мороженого мяса, доставленного утром к дверям дома. Конечно, это чье-то послание, предупреждение — даже так. Старый Барни сразу догадался, что дело тут нечисто, да и Дэвид почуял опасность, а вот он, Билли Джино, сплоховал, не усмотрел вначале ни малейшей связи... М-да, досадно.

Джино вздохнул и отправился инструктировать Ника.

Начинался новый день, и у Билли было скверное предчувствие, что отныне в клане Маринелло все пойдет совершенно по-другому.

На самом деле перемены наступили много раньше — сразу после той ужасной ночи в Джерси-Сити, когда Громила-Мак перебил едва ли не половину глав мафиозных семей. Уже тогда преступная империя стала рассыпаться на глазах у всех.

Неужто Болан принялся за старое?

Нет, что угодно, но только не это! Ведь всему же есть предел!

Хорошо бы еще раз переговорить с Барни Матильдой, пока тот не ушел. Старик был великим спецом по «окончательной чистке», одним из лучших умельцев, а такой человек, вне всякого сомнения, обязан был знать все. Он уже неоднократно наводил «порядок» после выступлений Мака Болана. И даже после той кошмарной ночи в Джерси-Сити это поручили сделать именно ему.

Ведь не случайно же, в конце концов!

Глава 6

Дождь кончился ночью, и вскоре небо уже очистилось от туч. Болан решил сделать небольшую остановку и выбрал для этого берег озера Понтузук, к северо-западу от города. На всякий случай он предпочел не покидать кабину своего боевого фургона. Вид, который открывался из окна, снабженного особым, поляризующим свет стеклом, невольно перенес его на много лет назад и напомнил более счастливые времена, когда они с отцом отправлялись иногда в походы по здешним окрестностям. Ах, до чего же славным казался сейчас запах обыкновенного бекона, запеченного в сухарях, какими чистыми казались дуновения предутренних ветерков, да ведь и восходящее солнце точно так же озаряло Беркширские холмы, что окружали озеро!..

Как давно это было! Казалось, вечность минула с тех пор. Воспоминания путались, ускользали, и Болан невольно напрягся, чтобы задержать хоть одно из них. И тем не менее тотчас на смену приходили другие, из совсем недавней жизни. Видения кошмарной бойни, мук и крови, постоянное чувство ужаса и неотвратимости близкого конца... Это был его жизненный опыт, и оттого путь, которым шел сейчас Болан, являлся единственно возможным для кандидата на выживание.

Да, в отличие от прошлого грядущее казалось темным и неясным. Впрочем, и в минувшем светлых дней вспоминалось не так уж и много. Но мрак, оставшийся позади, был конкретным, почти осязаемым, тогда как будущее не имело ни одного устойчивого ориентира. Каждый новый день еще предстояло прожить...

Болан принял душ, побрился и, переодевшись, наскоро позавтракал. Теперь можно было браться за работу.

Привязав тросом к фургону седан «форд», на котором он ночью разъезжал по городу, Болан погнал свой военный крейсер прямо по холмам, с удовлетворением отмечая, что мощный двигатель «Торонадо», похоже, даже и не замечал дополнительного веса. Благодаря специальному оборудованию, расположенному в передней части автомобиля, Болан постоянно получал информацию о местности, а также имел перед глазами компьютерную карту всего западного края штата Массачусетс и восточной части штата Нью-Йорк. Дисплей воспроизводил все детали местности и, что самое важное, не мешал управлять автомобилем, когда тот двигался по территории, занятой врагами.

От всей этой электроники просто дух захватывало, и Болан не уставал восхищаться ею. Компьютерные системы не только помогали ему в работе, но и порой спасали его жизнь — не раз и не два они выручали Палача в самых критических положениях. Да, что и говорить, тот гений из аэрокосмического комплекса в Новом Орлеане, нашпиговавший новейшей электроникой боевой фургон, был совершенно прав, заявив: «Теперь, господин Страйкер, у вас есть все, что космическая программа в состоянии предложить вам для решения ваших проблем».

Последние достижения космической технологии позволили Болану укрупнить масштабы его войны. Но применение одних систем вызвало потребность и в других. Вот почему на борту фургона вскоре появилась самая современная аппаратура в области связи и сбора разведывательной информации, а следом за ней Палач оснастил свою машину наиболее совершенным вооружением, снабженным электронными системами ведения огня. Естественно, все это обошлось в кругленькую сумму, деньги были взяты из особого «военного сундучка», который регулярно пополнялся за счет недобровольных пожертвований самой мафии — и получалось совсем неплохо: мафия помогала своему злейшему врагу с наличностью, шедшей на ликвидацию преступного же мира. По мнению Болана, это недурно вписывалось в систему правосудия, по крайней мере так, как он ее себе представлял.

Сейчас ему требовалось проникнуть в логово врага, окопавшегося на Беркширских холмах. А для этого, безусловно, нужно было тщательно обследовать прилегающую местность. Детские воспоминания тут мало могли помочь. Хотя бы потому, что в те далекие времена он просто бродил по лугам и лесам, а теперь на этих же холмах предстояло начать беспощадную боевую операцию. Вот сейчас-то и должно было пригодиться фантастическое оснащение «броневика».

Почти два часа Болан кружил по проселочным дорогам и узким тропинкам. Все характеристики местности моментально закладывались в бортовой компьютер. В итоге удалось получить подробнейший план окружающей обстановки — со всеми особенностями рельефа, транспортными путями, линиями электропередач и водными преградами. После этого можно было уже всерьез готовиться к проникновению в лагерь врага.

Само «проникновение» отнюдь не означало буквального пересечения некой границы, за которой притаился противник. Требовалось иное: абсолютно точно соотнести все то, что творилось внутри, с внешним окружением. Простым наскоком дела не решить — нужно было вжиться в ситуацию, ощутив все ее тончайшие нюансы.

Место удалось выбрать идеальное. Хотя дом, где засели враги, находился довольно далеко, отсюда он был виден как на ладони. К тому же, случись возле дома какие-либо перемещения, это ничуть не помешало бы Болану продолжать наблюдения, поскольку о его присутствии никто не подозревал. Кроме того, в сотне ярдов от него имелся дополнительный фактор, который мог значительно облегчить его работу, — телефонные линии, связывавшие штаб преступников с внешним миром.

Как всегда, Болан в первую очередь включил системы оптического наблюдения и видеокамеры, реагирующие на любое движение. Обыкновенный пейзаж и всевозможные статические сцены записываться не будут. Только движение определенного типа приводило в действие эту систему.

Затем он разместил микрофоны направленного действия таким образом, чтобы два из них могли собирать информацию под широким углом и определять источник звука, а третий, особо чувствительный микрофон глядел прямо в открытое окно, непосредственно на цель. После чего установил предельно низкий уровень звука, на который должны были сработать магнитофоны, и приступил к следующему, очень важному этапу своей работы.

Это дело оказалось немного труднее. Космические технологии здесь не играли уже никакой роли. Болану понадобилось всего-то навсего подключиться к местной телефонной сети. Он долго и нудно тыкал щупами в телефонные кабели, пытаясь выйти на объект своей слежки. Наконец ему повезло.

В трубке послышался резкий ответ:

— Клуб Таконик.

— Я бы хотел зарезервировать номер, — сообщил Болан.

— Никак не получится, дружище, мы закрылись на весь сезон.

— Вы уверены в этом? — с вызовом поинтересовался Болан.

— Что ты хочешь этим сказать? Конечно, уверен.

— Тогда, похоже, я не совсем туда попал. Я должен был встретить одну девушку. Как же, черт возьми, я смогу...

— Это твоя проблема, приятель, — казалось, парня даже развеселила такая занятная проблема. — Ты не знаешь толком, куда звонишь. А ты хоть знаешь, где сейчас сам находишься?

Парень явно скучал и был не прочь поразвлечься. Впрочем, юмор у него имел какой-то дебильный характер, но это было как раз то, что требовалось Болану. Он нервно хохотнул в трубку:

— Наверное, мне все-таки стоит появиться у вас. Розалия, как я понимаю, крепко облажалась. Когда она появится, учти: она высокого...

— Не дергайся, парень. Я же сказал тебе, что мы закрыты. Здесь никого нет. Дошло? И если только твоя шлюха появится, наша охрана даст ей хорошего пинка. Вам тут делать нечего. Попробуй позвонить на базу лыжного проката. Как же она называется? Джимми Крикет, что ли?

— Джимми Пик? — поправил его Болан. — А это разве не там, где вы находитесь.

— О, черт, привязался! И не вздумай соваться сюда с твоей Розалией, болван. А то ведь со мной шутки плохи.

— Извините, — пробормотал Болан и разъединил провода.

Такой разговор нисколько его не огорчил. Наоборот! Он прикрепил изолентой к столбу микропередатчик, соединил все провода и, вернувшись в свою машину, включил подслушивающую аппаратуру.

В ту же секунду он словно очутился внутри огромного здания. Более того, он чувствовал себя неким призраком, который все слышал, все видел, мог вообразить себя любым из обитателей дома и действовать наверняка.

Теперь очень скоро он будет знать, как с ними поступить. И уже не останется никаких «если», будут только четкие ответы на вопросы «что» и «когда».

А теперь пора поговорить с Лео.

Судя по всему, этим парням в доме было очень скучно, и потому, вероятно, стоило хоть немного их расшевелить.

Ровно в пять минут девятого Болан связался через «поплавок» со своим другом.

— Привет, Липучка. Нам нужен телефон, по которому мы могли бы говорить нормальным языком. Дай мне такой номер и убедись, что он чистый. Я перезвоню тебе через пять минут.

Спустя пять минут Болан вновь стоял возле телефонного столба с переносным аппаратом в руках.

— Все нормально, эта линия чистая, — сообщил Таррин.

— Ты уже смог пообщаться с кем-нибудь из Нью-Йорка?

— Да, но ничего нового не узнал. За последние два часа я звонил Оджи каждые двадцать минут и сумел пробиться только к управляющему домом, а он не пропускает звонки дальше. Очень похоже на то, что они находятся в полной боевой готовности.

— Ты знаешь управляющего лично?

— Конечно. Это некий де Флорио, прожил со стариком много лет. По телефону он говорит со мной довольно дружелюбно, но упрямо твердит, что ему велено не тревожить старика ни под каким предлогом. А правая рука Оджи, по его словам, не может ответить на звонки.

— Кто же это? До сих пор Эритрея?

— Именно он. В последние месяцы он практически вел все дела Оджи.

— Что ты о нем думаешь?

— Об Эритрея? Чертовски хороший человек. Я был бы только рад, если бы он оказался на моей стороне.

— Из новой генерации охранников, так ведь?

— Несомненно. Вышколен и образован. Кончил школу бизнеса в Колумбии и очень скоро занял должность советника при Оджи. Позднее входил в состав мафиозного Совета.

— Я все понял, Липучка. Ты, конечно, считаешь, что он полностью предан Оджи.

— Да нет, сержант, такого ощущения у меня как раз нет. Боюсь, ситуация гораздо сложнее. Но он не из тех людей, с которыми легко сойтись накоротке. Он всегда как бы вещь в себе.

— Думаешь, твое предрассветное послание дошло до получателя?

— А как же! Я тут переговорил с моим человеком в Манхэттене — он очень нервничал, беседуя со мной. Слухи пошли, и это очевидно.

— Ага, тебя начинают опасаться...

— Судя по всему. Мой собеседник заявил, что в городе творится нечто непонятное и мне лучше не звонить ему. Атмосфера здорово накалилась. Боссы требуют через Оджи созвать весь Совет. Возможно, сейчас эта встреча уже началась.

— Интересно, — усмехнулся Болан. — А кто этот «твой» человек? Расскажи о нем.

— Ну, ты же знаешь, в Совете — как в Белом Доме: свои помощники, свой аппарат. Куча людей ведет повседневные дела организации. Само собой, каждый стремится выпестовать своего кандидата и продвинуть его как можно дальше вверх. Это — связка, понимаешь, связующее звено с вершиной пирамиды. Мой парень — один из таких людей.

— Не ты ли его вырастил, а?

— В некотором роде. Все мы занимаемся подобным делом, и это не секрет ни для кого. Везде играют в похожие игры.

После короткой паузы Болан осторожно заметил:

— Но никто в точности не знает, кто из этих связников — твой.

— Ты быстро соображаешь. А по-другому ничего бы и не получилось.

— Парень может угодить в самое пекло, если пойдут слухи, что ты продвигал его.

— Ты недооцениваешь вещей, сержант. Самое худшее, что с ним могут сделать — послать его в Аризону или Нью-Мексико. В мафиозных кругах это эквивалент Сибири.

— Что ж, — задумчиво произнес Болан, — думаю, настало время слегка поворошить поленья. Тебе придется выйти на публику, Лео.

На другом конце провода послышался короткий вздох:

— Я уже подсуетился, сержант, и позвонил кому надо. Они привезут с собой всех, кого смогут собрать. Человек сорок, не больше. Половина из них — любители. Соображаешь?

— Конечно, — ответил Болан.

Он прекрасно понимал, что имел в виду Лео. Уличные ничтожества, которые за деньги готовы на все, лишь бы им прилично заплатили. Главная проблема заключалась в том, что их амбиции намного превышали их реальные возможности. Готовы похваляться до упаду, но как только доходит до дела — сразу в кусты. Мнят себя где-нибудь в подворотне настоящими крутыми ребятами, пока не окажутся в самом пекле перестрелки. Ненадежный народ, однако выбирать не приходилось.

— Сейчас нам важно показать, что и у нас есть своя маленькая армия, Лео, — отозвался Болан. — Демонстрация силы всегда впечатляет. Сам понимаешь, дело очень рискованное. Будет жарко, уж поверь.

— Не сомневаюсь, — в тон ему откликнулся тайный федеральный агент. — Но ты мне только точно скажи, что тебе требуется. Все твои планы в этой игре меня не волнуют. Просто я тоже хотел бы зацепиться за нее, понимаешь? Так вот, что мне теперь делать?

— Это все предрассудки, Лео, — усмехнулся Болан.

— Нет, боюсь, чрезмерная чувствительность, сержант, и только. Если я упаду, ты не должен упасть вместе со мной.

— Ну, хорошо, Лео, в таком случае знай: мой план на эту игру крайне прост — удержать тебя. Потому давай не отступать от этой цели и все остальное будем согласовывать именно с ней. Осознал?

Таррин издал короткий смешок:

— Надо быть круглым дураком... Спасибо тебе, Страйкер. И все же — что мне теперь делать?

— Займи прочную оборонительную позицию, откуда тебя не смогли бы вышибить. После чего малость пошуми, пусть они задергаются. Оттяни на себя их силы. Но прежде непременно убедись, что ты прикрыт со всех сторон. Никаких слабых мест, все должно быть идеально пригнано. Ну, а потом уже начинай орать во все горло, но ни в коем случае не двигайся.

— М-да, звучит довольно просто. Короче, ты хочешь, чтобы я послужил своего рода ширмой. Принято. А ты подумай о моем человеке в Манхэттене.

Болан вздохнул:

— Ладно. Тебе придется выставить этого парня напоказ, Лео. Вытяни его немного и обрежь веревку. Мне будет очень жаль, если...

— Нет, нет, все в порядке. Он бы сделал со мной то же самое. В обществе воров, сержант, просто невозможно...

— Значит, мы договорились, — прервал его Болан. — Мой план тебе известен. Должен разразиться шторм, и пусть волны докатятся до самого Нью-Йорка. Так что давай, сооружай себе надежное прикрытие — и приступай к делу. Прямо сейчас.

— Договорились, сержант. Теперь у тебя есть машина для поднятия волн. Но смотри, как бы тебя не затянуло течением под воду.

Болан громко засмеялся и отключил связь.

Ничего, уж как-нибудь он выплывет, даже если попадет в бешеный водоворот. Не в первый раз. Но именно в центре стремнины, глядя извне, лучше всего разобрать, что творится внутри, а взгляд изнутри позволяет безошибочно определить, что происходит снаружи. Болан любил использовать эту тактику, и она никогда его не подводила.

Глава 7

Билли Джино и еще двое его ребят, съехав на обочину, внимательно следили, как остальные машины проносятся мимо и занимают свои места на стоянке.

Четверо охранников заняли наблюдательные посты по углам здания, а другая пара быстро проверила площадки возле лифтов и подала сигнал, что все в полном порядке.

Джино не торопился в дом. Ему еще следовало удостовериться в безопасности припаркованных автомобилей. Подозвав водителя, он отдал последние распоряжения:

— Никуда не отлучаться. Не сиди в машине и будь все время начеку. Никого не подпускай к автомобилям. Когда мы начнем спускаться, я подам по рации сигнал. Запусти двигатель и сразу подъезжай, как только мы выйдем из лифтов.

Парням, стоящим внизу, он приказал:

— Ведите себя естественно, но не теряйте бдительность. Если хоть какая-нибудь мелочь вас обеспокоит, немедленно дайте знать по рации. — С этими словами он вытащил карманный радиопередатчик, включил его и прицепил на пояс. — Как только я поднимусь в дом, произведем проверку радиосвязи.

После чего он направился к парадной двери. Его работа всегда была нервной, особенно когда они выезжали в город. В конце концов, Билли Джино платили именно за то, чтобы он постоянно волновался, и он честно отрабатывал причитавшиеся ему деньги. Он был хорошим телохранителем и серьезно относился к своей работе.

Но в этот день волнение было сильнее обычного. Что-то тревожное и зловещее словно кружилось вокруг дома, а хороший начальник службы безопасности всегда обязан был чутко прислушиваться к подобным ощущениям. Не то чтобы Джино ожидал засаду или стрельбу прямо в центре Манхэттена — под самым носом высокопоставленных лиц из Совета такое просто не могло случиться. Но чутье подсказывало ему: где-то произошел сбой и следует быть готовым к самому неожиданному повороту событий. А вот к каким именно, где и почему — этого Билли Джино никак не мог понять, и подобная неопределенность раздражала более всего, вызывая чувство неуверенности и даже страха. И за своего босса, и, конечно, за себя.

Выйдя из лифта, он оказался в фешенебельном холле под самой крышей. Здесь он приказал двум охранникам переместиться на другую позицию, жестко добавив:

— Не смешиваться с толпой. Не зевать. Быть начеку.

Затем он проверил связь. Все большие здания, подобные этому, строились с применением изрядного количества металла, но сейчас радиосвязь была отменная. У Джино давно вошло в привычку проверять связь в этом доме, и ни разу он не был полностью удовлетворен результатами проверок, хотя до сих пор надобность во всяких дрянных радиоштуковинах не возникала.

Ему даже никогда не приходило в голову, что в нормальном людском мире не принято поступать так, как делал он. Билли было ведомо совсем иное: бесконечная забота о строжайшей безопасности на вверенном ему участке, напряженные до пределов нервы, угрюмые подозрения и оружие, которое всегда под рукой. Такой стиль жизни существовал уже долгие годы, и мало что могло измениться в будущем. А других миров, где принято жить по-другому, Билли Джино попросту не знал.

Из холла Джино прошел в огромную комнату, куда имели доступ только высокопоставленные люди компании и их личные помощники. Весь этаж патрулировался людьми с каменными лицами и с глазами, холодными как сталь, за что вся эта публика и получила прозвище «стальные глаза». Их разряженные костюмы сливались с окружающей обстановкой и делали этих людей похожими на ожившую мебель. Они полностью принадлежали мафии — своего рода элитное гестапо, им даже не полагалось иметь никаких семейных связей, а если таковые и были, то «стальные глаза» тщательно это скрывали. Они не служили никакому определенному человеку и скорее несли ответственность за всю организацию — они служили идее, а не людям. По крайней мере, так принято было считать. Билли никогда не нравились эти ребята, и он никогда не доверял им. А сегодня они и подавно его раздражали.

Один из них, завидев Джино, тотчас обратился к нему громовым голосом, словно прятал под пиджаком мощный громкоговоритель. Ни глаза, ни лицо ничего не выражали, даже губы не двигались — ну, прямо форменный чревовещатель.

— Как дела на Лонг-Айленде, Билли?

— Все прекрасно, спасибо, — так же громко отозвался телохранитель.

— Я слышал, вам сегодня утром доставили странную партию мяса.

— Где ты слышал об этом? — небрежно поинтересовался Билли Джино и, не дожидаясь ответа, продолжил свой путь.

Дэвид встретил его возле двери в Палату Совета.

— Все отлично, господин Эритрея, — отрапортовал начальник службы безопасности. — Но что-то я чувствую себя не в своей тарелке.

— Я тоже, Билли, — тихо выдавил из себя Дэвид.

Подобные слова несказанно удивили Джино: и не потому, что его начальник испытывал те же чувства, а потому, что тот доверил их своему телохранителю. Билли никогда еще не видел, чтобы Дэвид Эритрея при ком-то откровенно проявлял свои эмоции.

Они вошли в зал, и, пока Дэвид обменивался сдержанными приветствиями с собравшимися, Билли произвел привычный осмотр помещения. Протокол соблюдался безупречно. Дэвид не был боссом, но в эту Палату он всегда входил последним и садился во главе стола. Здесь Дэвид как бы переставал быть на время господином Эритрея, а превращался в самого Оджи Маринелло, вернее, в ходячее и разговаривающее добавление к боссу глав всех мафиозных кланов.

Билли Джино показал ему взглядом, что все «о'кей», и, выйдя из комнаты, занял свое место сразу за дверью. Этот пост был закреплен только за ним — личным телохранителем босса глав всех семей. Все регламентировалось неписанными законами, которые никто не обсуждал, и Билли пользовался ими в полной мере. Даже «стальные глаза» не отваживались оспаривать у него этот почетный пост около закрытой двери. И лучше было никому и не пробовать сделать это.

И все же что-то явно изменилось. Чутье никогда не подводило Билли Джино.

Неожиданно один из «стальных глаз» быстрым шагом приблизился, словно намеревался пройти мимо Билли Джино и открыть дверь. Билли пронзил его зверским взглядом, и парень резко замер.

— Куда это ты собрался, приятель? — елейным голосом осведомился телохранитель.

— У меня сообщение для господина Ди Англиа, — последовал ответ, хотя было совершенно очевидно, что незваный гость брякнул первое пришедшее ему в голову.

Билли указал на внутренний телефон, стоявший рядом на столике:

— Вот и сообщай, сколько тебе нужно.

Джино терпеть не мог, когда кто-то пытался его одурачить.

Парень снял трубку и вызвал Ди Англиа, повелителя Бронкса и Стейтен Айленда. Разговор велся шепотом и длился очень недолго. Билли отчетливо разобрал лишь одно слово — «Питтсфилд».

После чего парень бесшумно удалился, скользнув за угол, словно ядовитая, страшно опасная змея.

Оставшись один, Билли Джино еще минут десять напряженно размышлял, что бы могло значить это странное сообщение и вообще при чем здесь Питтсфилд. Неожиданно дверь отворилась и на пороге возник Дэвид.

— Пошли кого-нибудь за Энджело Флавия, — приказал он и вновь скрылся за дверью.

Флавия был одним из чиновников Совета, чьи офисы располагались этажом ниже. Билли поднял руку, и к нему тотчас заспешил парень «стальные глаза».

— Им нужен Флавия, — коротко бросил Джино.

Спустя минуту появился тот, кого вызвали.

Это был человек лет сорока, толстый, холеный и вальяжный — типичный представитель штабных крыс, живших в шикарной многоэтажке в восточной части города. Все вечера он проводил в клубе «Плейбой», делал себе маникюр и стригся дважды в неделю. Все остальное время он посвящал тому, чтобы к уже имеющимся у него акциям компании прибавить еще хоть сколько-то.

Билли всегда был невысокого мнения о подобной категории людей. Он считал их всех, и не без основания, натуральными паразитами, которые бесстыдно наживались на доверчивости простых рабочих. Эти ребята брезгливо отвергали любую грубую работу, почитая ее ниже своего достоинства. Даже если бы им и довелось вдруг заняться каким-либо «пыльным делом», считал Джино, они бы прежде всего демонстративно нацепили на себя дорогие кожаные перчатки, стремясь защитить холеные ладони и наманикюренные ногти.

Билли легонько постучал в дверь и провел Флавия внутрь.

— Останься, Билли, — скомандовал Дэвид. Билли коротко кивнул, прикрыл за собой дверь и, словно большое дерево, застыл возле нее.

Флавия волновался, точно ребенок, пока главы кланов неотрывно смотрели на него. Сидя у окна, Дэвид вкрадчиво обратился к вошедшему:

— Так как обстоят дела в Питтсфилде, Энджело?

Флавия косо глянул на Билли Джино и, упершись ладонями в стол, смятенно покачал головой:

— В последнее время я получал очень мало информации из Питтсфилда, Дэвид.

— А по моим сведениям, все обстоит как раз наоборот, — холодно возразил Эритрея.

— Я не совсем понимаю... Что именно вас интересует?

— Можно было бы и сообразить. Речь идет о тебе и «Кошечке» Лео, — беззлобно пояснил Эритрея. — У нас тут сложилась двусмысленная ситуация, Энджело. И мы должны быть уверены, что можем положиться на тебя, что ты и вправду предан нам. Надеюсь, это ты понимаешь?

Флавия глубоко вздохнул и в возбуждении заговорил:

— Дело не в моей преданности, Дэвид. Я просто... Черт! Как бы поточнее сформулировать... Само собой, я уже слышал об этой посылке с мясом, которая пришла сегодня утром. Меня это взволновало, как и всех вас. Теперь я пытаюсь выяснить, что там случилось. На это нужно время, к сожалению. Да, несколько раз я выпивал с Лео. Но я никогда не работал на него. Такое совершенно невозможно. И если сейчас что-то зависит от меня, что-то в моих силах — можете смело на меня рассчитывать. Было бы глупо обманывать вас, сами посудите. Да вы и так все знаете про меня.

В глазах Эритрея ясно читалось, что он и впрямь все знает, однако когда он вновь заговорил, по его тону трудно было определить что-либо.

— У тебя будет шанс доказать это, — мягко заметил он.

— Могу я сесть? — спросил Флавия, боком придвигаясь к креслу.

Этот вопрос пришел ему в голову как нельзя кстати, потому что еще секунда — и бедняга упал бы на колени.

Эритрея посмотрел на Билли Джино, тот торжественно кивнул и вернулся на свой порт за дверью.

Да, увидь сейчас старик Маринелло Дэвида Эритрея, он, несомненно, исполнился бы гордости за своего помощника. Не зря он так долго пестовал этого парня, нет, не зря!

Через несколько минут совещание завершилось. Главы преступных семей разошлись, на их лицах одновременно читались и смутная тревога, и нескрываемое торжество.

Дэвид покинул Палату последним, дружески положив руку на плечо Энджело Флавия. Казалось, парочка чувствовала себя вполне непринужденно, хотя несчастный чиновник все еще обливался холодным потом. Билли Джино ничуть не удивляла такая метаморфоза: в прошлом он не раз мог наблюдать, как Дэвид Эритрея подобным образом «вразумлял» своих людей и чем все это завершилось.

— Позвони в аэропорт, Билли, — тихим голосом приказал Дэвид своему телохранителю. — Подготовь самолет компании к рейсу в Питтсфилд. Мы вылетаем через час.

— А он тоже полетит? — Билли Джино скосил глаз на Флавия.

— Еще бы! — пробурчал Дэвид, улыбнувшись одними уголками губ.

Билли послушно бросился к телефону.

Да, кажется, дела и впрямь пошли на лад. Ведь еще недавно, после кровавых событий в Джерси-Сити, людьми владело чувство, что все медленно сползает в ад. Чтобы выжить, компании следовало хорошенько встряхнуться, и теперь приятно было наблюдать, как, ничуть не умаляя заслуг старика Оджи, всем заправляет такой человек.

Дэвид Эритрея вкалывал за двоих. И совершенно неважно, настоящий он босс или нет, но именно он руководил сейчас всеми действиями организации.

Былая нервозность понемногу улетучивалась. Черт побери, похоже, для нее и и не было серьезных оснований. Это все Барни Матильда виноват, когда вместо того, чтобы утешить и развеять подозрения, вдруг с важным видом заявил: «Нет типичных примет, которые указывали бы, что напал именно Болан. Но это еще ничего не значит. Если речь заходит о Болане, если само его имя возникает на языке — уже ни в чем нельзя быть уверенным». Черт дернул старика завести об этом разговор!

Но теперь Билли Джино чувствовал себя спокойно. С Дэвидом Эритрея он не пропадет.

А Болан...

Этому ублюдку он еще покажет! У страха глаза велики. Но разве стал бы Билли Джино начальником охраны, если бы хоть чего-либо боялся в своей жизни?! Так что пусть Барни Матильда говорит, что ему вздумается, все его слова — для слабаков.

Глава 8

События развивались именно так, как и предполагал Болан. А началось все с шелестящих голосов, доносившихся из динамика телефона. Абоненты разговаривали очень осторожно, тщательно подбирая слова.

— Клуб Таконик.

— Говорит Петр. Пригласите, пожалуйста, Симона.

— Да, сэр. Минутку.

Странные библейские имена, словно время повернуло вспять и дело разворачивалось на другом конце Земли...

Одного из говоривших слышно было очень хорошо, другой звучал потише. С громкой стороны донеслось:

— Нас интересует, как у вас идут дела и почему так долго нет никаких новостей.

— Приносим извинения, но все мы были чрезвычайно заняты. У вас там прохладно?

— Да, не жарко. А у вас?

— Похоже, термометр скоро расплавится, Симон. На рынке заметно изрядное смятение.

— Так вы еще не составили заявку? Мы уже разместили заказ.

Болан склонился к самому динамику, пытаясь различить тембр голосов, однако назойливые помехи в эфире скрадывали все личностные характеристики и делали собеседников поразительно похожими друг на друга.

Тихая сторона ответила:

— Теперь слишком поздно что-либо предпринимать. Приносим извинения. Новый продавец своими бросовыми ценами поставил рынок на уши. Неужто ты не в курсе?

— Эти новости до нас еще не дошли, — отозвался отчетливый шепот со стороны штаба. — Впрочем, мы не очень-то прислушивались, что там говорят на стороне. Нас больше волновала информация по внутренним каналам. Мы все ожидали вашего совета.

— Понимаю. Право же, обидно, что вы пропустили столько интересного. К сожалению, мы не смогли ответить на вашу заявку. Никак нельзя было это сделать. Ваш конкурент обошел вас. И отправил ее на Лонг-Айленд.

— Что он сделал? — изумились на хорошо слышимой стороне.

— Он отправил ее на Лонг-Айленд. На свалку. Девятнадцать тонн. В грузовике для перевозки мяса.

Воцарилось мертвое молчание, но уже через мгновение:

— Вот это потрясающая новость! А когда это случилось?

— На рассвете.

— Основной удар, так?

— По крайней мере, после этого пришлось хорошенько порыться в колодцах. Ваш конкурент может стать героем за одну ночь, вы ведь знаете, как любят сплетничать брокеры.

Из штаба последовал немедленный ответ:

— Все это крайне удивительно. Наш друг смотрится куда сильнее, чем можно было ожидать. Похоже, чересчур рано обрезали лишнее. Но это сделает его работу чистой. Мы послали заявку на двадцать. Однако нам вернули, а девятнадцать, выходит, доставили на Лонг-Айленд... Жаль, что мы не знали об этом раньше, Петр.

— Я повторяю: стояла страшная жара, а все мы были очень заняты. В такое пекло и другие-то дела не успеваешь завершить в условленный момент. Либо завершаешь, но не так, как запланировал.

— Мы понимаем это.

— Значит, говорите, одного вернули?

— Да. Получили назад наш запрос. К нему отнеслись без должного уважения, и потому пришлось забраковать его. Ведь в таких случаях запросы можно использовать только один раз.

— Полностью согласен. А вы уверены, что он вернулся назад чистым?

— Безусловно, в этом еще надо убедиться, Петр. Но вроде, все в порядке. Жаль, что мы не знали, жаль... Боюсь, нам и теперь не все известно. И в свете происшедшего придется готовить совершенно новую программу продаж. Посоветуй что-нибудь.

— Прямо сейчас ничем не в состоянии помочь. Разве что через пару часов... Между прочим, к вам направляется группа покупателей. Должны прибыть примерно через час. Встречай их. В аэропорту.

— Заметано.

— Вот и отлично.

— Делегация большая?

— Да, солидная. Но, я не сомневаюсь, вы сумеете обеспечить их поставками.

— В чем конкретная цель визита?

— Точных сведений никто не давал. Судя по всему, это — вояж за покупками, и он способен весьма изменить вашу программу. Я бы предложил попридержать ваши заявки, пока ситуация на рынке не прояснится.

— С какого они рынка?

— Вам это должно быть известно.

— Х-м, вот как? Что ж, с нетерпением будем их ожидать. Спасибо тебе огромное, Петр, за информацию о положении на рынке. Конечно, хотелось бы узнать об этом пораньше. Ну да ладно. Может быть, еще сумеем как-то компенсировать наши потери.

— Весьма сожалею, Симон. И не падайте духом. Кстати, ваши местные герои тоже наготове. Хотя они могут оказаться довольно утомительными.

— Полагаю, Петр, они слегка угомонятся, если примутся рассказывать о своих героических поступках. А что, они уже действуют на нервы?

— Да, похоже, началось. Как раз это я и имел в виду, когда говорил, что следует попридержать ваши заявки. Мне казалось, ты все верно оценил...

— Теперь я понимаю. Ладно, Петр, спасибо еще раз.

Щелчок и гудение на линии означали конец разговора. Через пять секунд магнитофон выключился. Болан вынул из него кассету и вставил в компьютерный дешифратор.

— Увы, на сей раз информация оказалась нулевой: компьютер ничего не мог сказать об этих голосах.

Впрочем, и того, что удалось узнать, было совсем немало. Кроме того, из прослушанного разговора однозначно следовало: собеседники имели друг с другом давние и прочные контакты. Интрига игры закручивалась все сильнее.

Некоторое время Болан размышлял о недавних событиях в Атланте, пытаясь соотнести их с тем, что происходило сейчас в Питтсфилде. Кажется, и впрямь здесь творилось нечто более значительное, нежели обычная чистка рядов. Но что?

Еще в Атланте Болан убедился: вся эта возня — бесконечная игра каких-то сил, оппозиционных Совету. Дикарская игра, старая как мир, за раздел территорий и сферы влияния, а соответственно — и за извлечение максимальных барышей. Болан был бы только рад, если бы в своей конфронтации противники в конечном итоге уничтожили друг друга. Но в том-то и беда, что все, как правило, завершалось совершенно иначе. После очередного дележа пирога кто-то окончательно уходил в тень, тогда как одна или несколько группировок, напротив, укрепляли свое положение и обретали почти неограниченную власть. До определенного времени, конечно, когда подобный передел начинался вновь — с прежним ожесточением и с прежним размахом.

И лишь такое противостояние внутренних сил, зыбкий баланс между ними, способный нарушиться каждую минуту, — лишь это не позволяло мафии, консолидировавшись, поглотить весь мир.

Болан не верил, что в обозримые времена объединение сил возможно. Но он также знал: любые прогнозы, а касательно преступного мира, в особенности, — вещь крайне ненадежная. Здесь во многом правил балом Его Величество Случай, и если случаю будет угодно, на матушке-Земле могут произойти непоправимые перемены.

И вдруг именно сейчас нечто подобное и началось?

Поэтому определить, что же именно творится в Питтсфилде, представлялось Болану крайне важной задачей. И не только ради спасения Лео. Здесь, завязанные в тугой незримый узел, могли готовиться события глобального масштаба. И будет чудовищно, если в итоге всем станет заправлять один-единственный, стопроцентный каннибал.

Он вышел из фургона и отцепил легковую машину. Пожалуй, основную суть телефонного разговора он уловил точно: на самолете должна была прибыть большая группа главарей. И потому Болану очень хотелось оказаться поблизости, чтобы взглянуть на гостей и оценить их реальную силу.

Противник, судя по всему, тоже готовился к встрече. Когда Болан вернулся в «броневик», звуковые подслушивающие устройства донесли до него переливчатый рык заводимых автомобильных двигателей и разрозненные взволнованные реплики отъезжающих. Болан тотчас нацелил на дом мощный бинокль.

И в самом деле, внизу выстраивался караван автомашин, по одной появлявшихся из открытых ворот. Болан насчитал пять машин. Тогда он завел свой фургон и легко покатил вниз по проселочной дороге.

Итак, все они теперь направлялись в аэропорт — встречать новых «покупателей».

Старый родной город Болана с неимоверной быстротой превращался в мерзкий непристойный рынок.

* * *

Они прилетели на большом реактивном самолете компании, который, наверняка, мог бы стать предметом гордости многих маленьких авиакомпаний. Лайнер мягко коснулся посадочной полосы и начал плавное торможение.

Аппаратура Болана для перехвата сигналов сверхвысокой частоты была настроена на местные каналы управления. Он мог прослушивать все команды во время посадки и выруливания самолета и уже скоро знал точное место, где с его борта будут сходить пассажиры. Это было очень важно, потому что публика такого рода, конечно же, не стала бы покидать аэропорт через обычный терминал — для подобной процедуры служили рабочие ангары в конце летного поля.

Расположившись в четверти мили от места высадки, Болан с помощью оптической аппаратуры внимательно рассматривал весь комплекс аэропорта. Отсюда, с некоторой возвышенности, он при желании мог бы даже прочитать заголовки газет, кое-где валявшихся на земле рядом с терминалом.

Все было необыкновенно спокойно и как-то очень буднично. Жизнь текла в прежнем, ничем не нарушаемом ритме. Между ангарами с деловым видом сновали рабочие; маленький одномоторный самолет, сделав паузу на время прибытия реактивного лайнера, вновь возобновил свое монотонное движение по кругу, отрабатывая тренировочные взлет и посадку, взлет и посадку... В конце взлетно-посадочной полосы рабочие аэропорта проверяли систему освещения, рядом, на траве, замер автомобиль технических служб...

Пять больших автомашин из клуба Таконик Клаб выстроились вдоль полукруглого подъезда, ведущего к ангарам. Когда Болан подъехал, машины уже были пусты, только водители продолжали сидеть на своих местах, нервно куря одну сигарету за другой.

Это сразу же насторожило Болана. Ведь, отъезжая от штаба преступников, каждый автомобиль был полон людей. Значит, все они прибыли сюда вовсе не для того, чтобы обеспечить транспортом прилетавшую делегацию.

Ну, хорошо, а где же сами боевики?

Болан пытался отыскать их не менее двадцати минут. Дважды он замечал через распахнутые ворота какое-то непонятное движение внутри большого ангара, а один раз в широком окне офиса увидел торопливо снующих людей, облаченных в строгие костюмы и при галстуках.

Парень в комбинезоне механика при более внимательном наблюдении что-то чересчур уж долго торчал возле самолета «Пайпер Команч» и при этом ровным счетом ничего не делал.

Другой малый, держа в руках раскрытый журнал, сидел на перилах топливозаправщика, однако за все время не только ни разу не перевернул страницу, но и вообще глядел вовсе не в журнал, а в сторону ангара.

— Мало-помалу Болан «вычислил» почти всех боевиков. Они находились и у взлетно-посадочной полосы, и возле терминала, и даже по периметру летного поля.

Трудно сказать, ради чего такое затевалось. Конечно, это можно было объяснить попыткой обеспечить полную безопасность важных гостей, однако существовало и другое, более тревожащее объяснение...

Едва самолет приземлился, Болан полностью сконцентрировал свое внимание на нем. Даже при помощи оптических систем «броневика» он не замечал вокруг лайнера почти никакого движения. Но уже через несколько мгновений он обнаружил трех боевиков, которые, метнувшись от дверей ангара, тотчас исчезли под брюхом самолета. На секунду в солнечном свете сверкнул оружейный металл, и этого времени оказалось вполне достаточно, чтобы определить: парни вооружены пулеметами.

Так-так, аэропорт кишел боевиками... Кого-то, судя по всему, совсем не устраивала конкуренция на новом рынке, и теперь крепкие молодчики быстро и решительно двинулись на защиту своей территории.

В подобных случаях Болан бездействовал и лишь, подсчитывая трупы, с огромным удовлетворением наблюдал, как враги безжалостно истребляют друг друга. Однако на сей раз события разворачивались по-другому.

Болан сразу понял: перестрелки не избежать. Собственно, этот вариант он проигрывал в своем мозгу еще заранее, по дороге сюда. Но одна деталь как-то выпала из поля его зрения: люди, множество невинных людей — и на летном поле, и в ангарах, и в здании аэропорта. Отчаянная перестрелка, без сомнения, отправит на тот свет десятки не причастных к этой оголтелой своре мирных граждан. Или даже сотни... Сам Палач никогда не вел военных действий против беспомощных мирных лиц и невинных прохожих. Но зато какая радость — растереть в пыль врага.

Он нажал на приборной панели управления клавишу «ВКЛЮЧЕНИЕ РАКЕТНОЙ УСТАНОВКИ» и дождался, пока не загорелась зеленая лампочка, которая указывала, что смонтированные на крыше ракетные установки поднялись, заняли устойчивое положение и закрепились. Еще через десять секунд он получил сообщение: «РАКЕТЫ ГОТОВЫ К ПУСКУ», а через пятнадцать «НАВЕДЕНИЕ НА ЦЕЛЬ ЗАВЕРШЕНО».

Сетка наведения с отметками расстояния наложилась на оптический монитор, и маленький красный диод в нижнем правом углу панели принялся отчаянно мигать.

Сейчас выбор цели был очень важен для Болана. Конечно, и тут возможны случайные жертвы. Но все равно их будет гораздо меньше, если в зародыше предотвратить неминуемую перестрелку. Да и в дальнейшем, как только он расправиться с врагами, многие вздохнут спокойнее.

Короче говоря, этот удар в определенном смысле не на поражение, а во имя спасения. Доля казуистики, конечно, в этом есть, но что поделаешь...

Запрограммировав установку на два последовательных выстрела, он установил желаемую траекторию, сжал пальцы в кулак и ударил им ко колену.

Одна пошла!

Болан немедленно ударил по колену еще раз, и вторая ракета с вздохом направилась в цель, оставляя за собой причудливый хвост в форме стрелы, как бы чертя тропинку, по которой души врагов через долю секунды отправятся в странствие на тот свет.

Два взрыва прозвучали почти одновременно, и тотчас огромный огненный шар взметнулся к небу, затмевая своим блеском сияние солнца.

Что ж, диким миром всегда правят дикари, но даже новейшие технологии в нем — тоже пример дикости. Этого Мак никогда не отрицал.

Вряд ли изобретатели разных смертоносных технических новинок часто задумывались, на каких дикарей они работают и кого следует считать самым страшным дикарем из всех. Себя к таковым они, конечно же, не причисляли. Они не убивали никого...

А вот Мак Болан убивал. Чтобы выжить, он первым стрелял по другим людям, таким же живым, как он сам. И потому, нанося очередной удар, Палач был искренне уверен, что он-то и есть самый страшный дикарь...

Всякий раз... И не было этому конца...

Глава 9

Билли Джино первым вышел из самолета. На мгновение задержавшись на верхней ступеньке трапа, он еще раз внимательно огляделся по сторонам, после кивком головы послал своих ребят вниз.

— Проверить все! — рявкнул он. — Проверить готовность каждой машины. Когда закончите, сообщите мне по радио.

Парни скатились по трапу и бросились к ангару, расположенному в ста футах от них. Когда они исчезли внутри, Билли отправил еще двух боевиков, чтобы те с хвостовой части самолета прикрывали высадку людей. Два других головореза пристроились возле фюзеляжа.

Дэвид окликнул его из салона самолета:

— Как обстановка, Билли?

Джино сунул голову в дверной проем и удовлетворенно сообщил:

— Кажется, все чисто, сэр. Никого. Автомобили построены в линию возле ангара и, если понадобится, через минуту будут здесь.

Он обернулся, чтобы еще раз глянуть на машины, и тут с ними начало происходить нечто поразительное.

Краем глаза Билли заметил, как непонятный сверкающий предмет пронесся мимо терминалов и тотчас врезался в самую середину автомобильной цепочки. Взметнулось к небу бушующее пламя, и одна машина разлетелась на куски. Сокрушительная взрывная волна опрокинула Джино, и тот кубарем покатился по ступенькам трапа. Но, еще не долетев до земли, успел увидеть, как еще один светящийся предмет просвистел над летным полем, — и моментально последовал новый взрыв.

Превозмогая боль, Джино вскочил на ноги и надсадно заорал:

— Всем лечь! Не высовываться! Это засада!

После чего, изрыгая ужасные проклятия, пополз вверх по трапу, к спасительному люку самолета.

В ответ на его слова из ангара дружно заговорили сразу несколько пулеметов: стрелки прицельно били по самолету на уровне окон — от кабины до хвоста. В обшивке мигом появилось множество пробоин, стекла, разбитые вдребезги, со звоном посыпались из иллюминаторов. Четверо охранников, выставленных на посты возле самолета, теперь замертво валялись на бетонных плитах, изрешеченные пулями. Билли спасло только то, что трап, по которому он взбирался, снизу охватил огонь и все заволокло густым едким дымом.

Очутившись наверху, Джино выхватил пистолет 45-го калибра и сквозь дымовую завесу принялся палить в сторону ангара. Смутно мелькнули какие-то фигуры, и тотчас по пилотской кабине ударило несколько длинных очередей. Через распахнутый люк Билли слышал, как Дэвид яростно орет, заставляя своих людей подняться и ответить на вражеский огонь. Наконец из нескольких окон, ближе к кабине пилотов, раздались хлопки пистолетных выстрелов.

Особенно интенсивная перестрелка завязалась у входа в ангар. Кто-то отчаянно прокричал оттуда:

— Нас подставили! Нам стреляют в спину! Боже, все наши машины горят!

Все произошло невероятно быстро. Поднятый взрывами мусор разлетелся во все стороны. Два автомобиля превратились в груду обломков. Еще две машины, будто факелы, пылали рядом. Пятая пока только дымилась, но корпус ее раскалился докрасна, и судьба этого экипажа также была предрешена.

Но на том представление не завершилось.

Словно огненная точка, которую невесть кто решил поставить в конце кровавого спектакля, над полем пронеслась третья ракета и ахнула прямехонько в топливозаправщик.

Билли Джино сразу с ног до головы покрылся сажей и копотью. Он скорее почувствовал, чем услышал, мощный взрыв и, полуослепший, увидел непроницаемую огненную стену, которая мчалась на него от места взрыва. Будто сама смерть, приняв кошмарное обличье, заплясала перед самолетом. В следующий миг Билли захлестнула столь горячая волна, что он взвыл от боли, — казалось, все клеточки его тела разом воспламенились и этому мучению не будет конца. Стоя на четвереньках на верхней площадке трапа, обезумевший от навалившейся на него жути, он даже не заметил, что в какой-то момент стрельба совсем прекратилась, У него еще достало сил заползти в самолет — и здесь он рухнул на пол, судорожно хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

Рядом с ним, вытянувшись во весь рост, словно стараясь казаться совсем плоским и незаметным, распластался Дэвид. Его широко раскрытые глаза с ужасом уставились на Билли.

— Ради бога, что происходит? — почти беззвучно прохрипел Эритрея.

Билли Джино ничего не ответил. У него не было ни желания, ни сил что-либо объяснять своему боссу. Ответ и без того напрашивался сам собой.

Настал судный день — вот что мог бы ответить Билли. Адское пламя спустилось на землю, и пощады не будет никому.

Именно так — никому. Ибо все заслужили подобный конец...

Глава 10

Оставшихся в живых после кошмарной бойни доставили в здание аэровокзала.

Полицейские шныряли по всему аэропорту и, к их чести, довольно быстро разобрались в случившемся. Но самое примечательное, они вполне лояльно отнеслись к незваным гостям с Лонг-Айленда. И проявляли к ним не меньше учтивости и внимания, нежели к служителям аэропорта, которые числились в пострадавших, поскольку были захвачены боевиками.

Высокий человек в гражданской одежде представился капитаном Уотерби, полицейским детективом по расследованию убийств. С ним прибыл помощник — сержант Паппас. Мельком глянув на удостоверение личности Билли Джино и разрешение на ношение оружия, они, казалось, остались вполне этим удовлетворены. Во всяком случае, никаких вопросов они ему в дальнейшем не задавали. И вообще вели разбирательство случившейся трагедии молча и сосредоточенно, всем своим видом показывая, что ни малейшего секрета в этом деле для них не существует и потому они не нуждаются ни в чьих советах. Хотя, если честно говорить, подобное происшествие намного превосходило по масштабам все то, с чем до сих пор доводилось сталкиваться в Питтсфилде.

Врачи работали не покладая рук, машины скорой помощи под аккомпанемент сирен без устали сновали между зданием аэропорта и городскими больницами. Зато пожарники явно опоздали. Когда они прибыли на место, тушить практически уже было нечего...

Конечно, большинство раненых долго не протянут и по дороге в больницу отдадут богу душу. Слишком страшной оказалась бойня, страшной и внезапной... И это чудо, что сам Билли столь легко отделался. Да, все лицо обгорело — похоже, как минимум неделю он теперь не сможет бриться; исчезли брови и ресницы. Однако в детстве был случай, он куда сильнее пострадал от обычных солнечных ожогов. Под левым глазом немного кровоточил порез от осколка стекла — и это все, других повреждений не было.

Что и говорить, ему безумно повезло. Словно Господь и впрямь решил вдруг заступиться за него...

Впрочем, и Дэвид Эритрея отделался лишь легкими мелкими царапинами. Тоже баловень судьбы...

Билли Джино невесело прикидывал, каковы же его потери. Как минимум двенадцать человек убитых боевиков плюс самолет, сгоревший вместе с экипажем. Да еще восемь раненых, шестеро из которых могли с грехом пополам передвигаться, а двое находились в крайне тяжелом состоянии. Все прочие разорванные и обугленные тела принадлежали неизвестно кому. Тоже, наверное, не меньше дюжины.

Итак, Джино лишился половины своего войска. Те же, кто уцелели, были полностью деморализованы.

Краем уха Билли услышал, как сержант Паппас, бродивший во всей территории аэропорта и бравший показания свидетелей, делился потом своими соображениями по поводу случившегося с капитаном Уотерби. Особенно насторожила Джино загадочная формулировка, прозвучавшая несколько раз, — «ограниченные военные действия».

— Это очень интересно, — разглагольствовал сержант. — Никто из сотрудников аэропорта не пострадал. Все зарегистрированные пассажиры и встречающие тоже уцелели. Из посторонних ранен только один, но он получил травму сам, когда прыгал через окошко офиса. А вот кто все эти убитые и покалеченные, откуда взялись все эти люди — совершенно непонятно.

Да, Билли Джино многое бы отдал, чтобы узнать о странных людях неизвестного происхождения. Очень может статься, их вызвал сюда Лео Таррин, этот маленький паршивец. Он на многое горазд, не только на такое.

И кроме того, если уж полицейские из Питтсфилда — не самого большого города на свете, что и говорить, — ни разу прежде не встречались с этими людьми и ничего о них не знают, то тогда...

Билли склонился к своему шефу и прошептал:

— Боюсь, здесь что-то не так, сэр. Кажется, мы встретились сразу с двумя противниками, у которых свои счеты между собой. Я слышал, как кто-то из ангара завопил, что им стреляют в спину, что это засада. То есть взрывы удивили его не меньше, чем меня. Сдается мне, такого поворота дел никто не ожидал.

Дэвид посмотрел на него взглядом загнанного зверя.

— Эти взрывы спасли нас, Билли, как бы к ним ни относиться. Прикинь, что бы с нами сталось, не начнись этот кошмар. Нас подловили, все верно. Однако в западню угодили не только мы, но и наши враги. Соображаешь?

Конечно, Билли Джино все прекрасно понимал...

Тем временем к ним подошел капитан Уотерби с полной бутылкой «Шенли» в руках, завернутой в бумажный пакет. Протянув ее Дэвиду, он весело сказал:

— Прошу передать мое восхищение городским отделом здравоохранения. А это вам — для поддержания сил. Мы вас больше не задерживаем. Однако убедительно прошу вас сразу направиться к себе в отель и не покидать город, не предупредив меня заранее. Полагаю, мы договорились?

Дэвид с благодарностью принял бутылку и заверил капитана, что тот может не волноваться.

На что Уотерби с приятной улыбкой заключил:

— Ну вот и славно. У выхода вас ждет автомобиль. Всего наилучшего.

«Да, это вам не Нью-Йорк», — подумал Билли Джино.

И все же — что произошло? Джино был отнюдь не дурак и прекрасно знал, что это такое — «группа деловых кругов». И ему не требовалось долго объяснять, с чем связаны события в зоне рабочих ангаров. Тем не менее вопросы оставались, и разумных ответов на них он не находил.

Или и вправду Лео Таррин до такой степени сумел прибрать к рукам весь Питтсфилд?

Уже выходя из здания аэропорта, Билли мягко коснулся локтя Эритрея:

— У меня такое чувство, словно весь город сейчас опутан невидимыми проводами. И каждый ведет к заложенной где-то взрывчатке. Чуть потянешь, неловко повернешься — и конец... Хотел бы знать, кто тут такой мастер...

— Чей это город, Билли? — с тихим вздохом спросил Дэвид.

В том-то и дело: проклятым городом заправлял Лео Таррин. И прежде, и теперь. Не хотелось в это верить, но, глядя голодными глазами неудачливых охотников на недосягаемую для них территорию, ни тот, ни другой иного объяснения сейчас попросту не находил.

— Теперь я почти не сомневаюсь, — пробормотал Джино. — Именно Лео спас нам жизнь.

— Не исключено, — устало согласился Дэвид. Сев в машину рядом с телохранителем и немного помолчав, он неожиданно добавил: — Вопрос не в этом, Билли. Меня интересует другое: кто пытался нас поиметь?

И эта проблема действительно имела первостепенное значение.

Билли Джино ничего не сказал. Он напряженно размышлял, как получить ответы на все окаянные вопросы уже к исходу нынешнего дня.

* * *

Если быть справедливым, Ал Уотерби знал абсолютно точно, что случилось в аэропорту. Более того, он несколько часов кряду ждал этого события.

Посреди ночи ему позвонил Броньола из Вашингтона и, как гром с небес, обрушил на него сумасшедшую новость.

— Мак Болан вернулся, Ал. Учти.

— Вернулся куда? — спросил полусонный Уотерби.

— Вернулся туда, где когда-то начинал.

Эта фраза заставила капитана вскочить с постели.

— Черт подери! — только и смог пробормотать он и машинально потянулся к торшеру.

Алиса тоже проснулась и теперь испуганно глядела на мужа.

— Что случилось? — спросила она, понимая по выражению его лица, что хорошего в новостях мало.

— Поставь, пожалуйста, кофе, — шепнул он ей, прикрывая ладонью трубку, после чего повернулся к окну и отчетливо произнес: — Вы, должно быть, ошиблись. Я плохо вас слышу.

— Все-то ты прекрасно слышишь, — возразил Броньола. — Я хотел бы попросить тебя об одном одолжении, старина.

— Если речь и вправду о Маке, то забудь, что мы с тобой давние друзья. Много лет назад я дал ему шанс, и ты знаешь, как он меня отблагодарил. Я, конечно, понимаю, и все же... Он тогда сам сказал, что с ним следовало бы сделать. Так что извини, приятель... Если хочешь, прикрывай этого человека, но не проси, черт возьми...

— Ладно, это не разговор в четыре часа утра! Слава богу, тебе известны его принципы, и он не мальчик, чтобы плакаться в жилетку. Никто никого не прикрывает, и я ничего не прошу у тебя от его имени. Но у меня на самом деле очень серьезная проблема, Ал. Моему человеку угрожает смертельная опасность.

— Твой малый всегда дьявольски рискует, как я посмотрю. Ему еще повезло, что он смог выскользнуть из рук Болана в тот, первый раз. И я не знаю, как...

— Нет, погоди. Позволь уж, я закончу, а? Ты слушаешь?

Уотерби вздохнул и потянулся за сигаретой.

— Рассказывай, — проворчал он без всякого энтузиазма.

— Тебе должно быть известно: мафия снова повела войну за сферы влияния. Так вот, мой человек угодил в самое пекло. Не могу тебе точно сказать, кто охотится за ним и почему, но доподлинно знаю: ему уже заказали гроб. Сегодня после обеда меня вызывают в Сенат, и... Ладно, опустим это. Дело в другом: мы считаем, что прикрытие, которое имел этот человек, необходимо сохранить и на будущее. Мы бы поломали над этим головы и что-нибудь, наверное, придумали бы, но тут в ваших краях вновь объявился Болан.

С тех пор, как он покинул Питтсфилд, утекло много воды. И тем не менее между ним и моим человеком сохранилась большая дружба, которая могла бы всем нам быть очень полезна. Болан в курсе намерений мафии. Сейчас он в городе и пытается его спасти. Понимаешь? Он не собирается ставить его на уши. Он хочет спасти город для нашего человека.

— Слабенькое утешение, — со вздохом усмехнулся Уотерби. — Да один его шаг способен породить цунами во всем городе! Имей в виду: мне он здесь не нужен. Забирай своего человека и пусть Болан убирается вместе с ним.

— Не так-то это просто. Мой человек хочет остаться. Операция длится уже много лет, и ты знаешь об этом. Прежде ты всегда нам помогал, поэтому я и рассчитывал на тебя. И вдруг ты говоришь мне «нет»...

— Что поделаешь, — угрюмо ответил Уотерби, переминаясь с ноги на ногу. — Ладно. Будь по-твоему. Как крепко я должен зажмуриться на этот раз?

— Не слишком сильно. Просто оставь Болану немного оперативного пространства и позволь ему работать тихо. Не мне тебя учить. Не выпускай ситуацию из рук, но делай вид, будто имеет место обычная свара между бандами. Ни к чему, чтобы газеты принялись кричать, что Болан снова объявился в Питтсфилде. Не должно быть ни малейшего намека на сотрудничество между Боланом и моим человеком. Ясно? В этом смысл всей игры. Болан не должен оставлять своих автографов. В противном случае мой человек окажется в отчаянном положении.

— Все понятно, — вздохнул Уотерби. — Я постараюсь подыграть тебе, Гарольд, но ничего не обещаю. К сожалению, я не обладаю твоим правом принимать самостоятельные решения, ты это знаешь. И если что...

— О каком праве ты говоришь! — взорвался Броньола. — У меня сейчас на хвосте висит весь чертов Сенат Соединенных Штатов!

— Поделом тебе, — вежливо отозвался Уотерби и повесил трубку.

Затем он отправился на кухню и рассказал обо всем Алисе. Он всегда делился с нею всеми своими проблемами. Так она меньше волновалась и не строила ненужных иллюзий.

— Я на его стороне, — с ходу заявила Алиса.

— Она и раньше поддерживала Болана, если речь заходила о нем. В ее представлении, это был настоящий романтический герой. Так, впрочем, считали многие женщины, даже знавшие о нем лишь понаслышке.

— Да, что-то в нем есть такое, что вызывает уважение, — невольно поддакнул супруге капитан Уотерби.

— Однако позже, беседуя со своим начальством, он уже не позволял себе никаких сентиментов.

— Федеральные власти обратились к нам с весьма деликатной просьбой, — сухо отрапортовал капитан. — По правде, мне она вовсе не по душе, и, думаю, вы тоже не будете в восторге. Тем не менее на кон поставлена жизнь офицера полиции, и потому, мне кажется, этому делу не следует особенно препятствовать. Если все обернется в выгодном для нас свете, можно будет в какой-то момент даже обеспечить поддержку с нашей стороны. Но не ранее того. Лучше не спешить.

И он рассказал об удивительном ночном звонке. Как он и ожидал, начальник воспринял эту весть без малейшего энтузиазма, однако скрепя сердце.

И результат подобного решения не заставил себя долго ждать. А ведь они договорились всего лишь «не особенно препятствовать»...

И что же?

В морге покойников складывают штабелями. Все больницы переполнены изуродованными телами. Уничтожены пять автомобилей и охвачен огнем целый самолет. Да и рабочие ангары тоже не на шутку пострадали. Мало того, город буквально кишит боевиками из других штатов, соответственно и всевозможных уголовных боссов понаехало немало. Просто жуть!

Оставил Болан свой автограф или нет — теперь уже не играло роли: все в городе несло на себе отпечаток действий Палача. Интересно, что же эта хитрая лисица, Гарольд Броньола, имел в виду, говоря: «дайте парню оперативный простор»?

Даже Джонни Паппас, давний поклонник Болана, и тот с трудом воспринял происшедшее. Пронаблюдав, как обозленные и грязные мафиози отправились в роскошные номера лучшей гостиницы города, он повернулся к капитану и со вздохом произнес:

— Я не видел ничего подобного с тех самых пор, как Болан пошел войной против старого Серджио.

— Я тоже, — кисло покивал Уотерби. — Сдается мне, ты угадал.

— Какие еще там догадки?! — возмутился сержант. — Парень точно вернулся. Ведь его следы видны повсюду! Я сверил все показания очевидцев. И что же? Пальба продолжалась не более пятнадцати секунд. Никто даже толком среагировать не успел. Чувствуешь почерк? А потери!.. Страшно даже выговорить: пять автомашин и топливозаправщик полностью уничтожены, от большого реактивного самолета остались жалкие обломки. И двадцать пять трупов. Но это только то, что можно определить сразу. А общий материальный урон, наверняка, гораздо больше. И вот еще какая странная штука. Все мертвые и раненые — исключительно боевики. И уничтоженная собственность принадлежала только воюющим сторонам, за исключением машины с топливом. Но именно залп по этому автомобилю и прекратил перестрелку. Ты представляешь, сколько невинных жизней было спасено, когда взорвался топливозаправщик?! Разумеется, во всем видна рука профессионала высшей пробы. Так спланировать операцию и так ювелирно провести ее — не где-нибудь, а в самом людном месте, в аэропорту! Замкнуть преступников на самих себе и при том обезопасить остальных! Нет, тут даже речи не может быть о случайности или каком-то везении. Это — почерк Болана, уж я-то знаю, — заключил сержант.

— А они полагают, что напоролись на обычную засаду, — удовлетворенно улыбаясь, пробормотал Уотерби. У него не было ни малейшего желания возражать своему подчиненному. — Одна банда захватила аэропорт и, напугав и связав всех работников полетных служб, принялась ждать посадки самолета. А тем временем рядом находился некто, который с интересом наблюдал за развитием событий. Похоже, в его арсенале была как минимум базука или что-то в этом роде. И когда он решил, что пора остудить чересчур разгоряченные головы, он вмешался и немедленно добился желаемого результата. Ему удалось локализовать огонь исключительно в зоне поражения, и своей стрельбой он недвусмысленно предупредил прилетевших бандитов, что их ожидает, если они покинут самолет. Ты это хотел сказать?

— В принципе — да, — ответил Паппас, все же не до конца уверенный в безупречности своих логических построений. Да и тон, каким говорил капитан, настораживал его.

— Думаю, ты совершенно прав, — невозмутимо подытожил Уотерби.

— Серьезно? Ты тоже так считаешь?

— Естественно. Но я бы рекомендовал коллеге в дальнейшем попридержать язык. Пусть те, кто в этом заинтересованы, предполагают, что мы еще ни в чем не разобрались.

Паппас одарил своего начальника торжествующей улыбкой:

— Я рад, что ты со мной согласен. Стало быть, ты веришь, что Мак Болан возвратился?

— Да, он снова пришел. Он вернулся домой, — без малейшего восторга подтвердил капитан.

И мог ли в этом городе хоть кто-то сомневаться в справедливости подобных слов?

Глава 11

Если официальные власти и сомневались на первых порах относительно того, кто же именно нанес ошеломляющий удар по аэропорту, то очень скоро этому пришел конец.

Уотерби и Паппас сидели в кабинете капитана и внимательно изучали результаты анализов, проведенных криминалистической лабораторией. Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату вошел полицейский, ведя за собой молодого человека.

— Этот малый кое-что хотел бы вам рассказать, капитан, — сообщил полицейский. — По его словам, вы непременно должны выслушать его.

Уотерби устало повернулся к парню:

— Ну, что там у тебя? Выкладывай.

Гость, казалось, только и дожидался, чтобы его об этом попросили, — до того ему не терпелось поделиться своими впечатлениями.

— Я — курсант местной летной школы. Когда все началось, я отрабатывал на самолете взлет и посадку и в тот момент находился как раз высоко в воздухе. Уже захода на посадку, я вдруг заметил, что низко над землей мчится какой-то снаряд или ракета. Источник выстрела находился по курсу один-четыре-пять, это я определил точно. И моментально следом — в хвост первому — полетел еще один снаряд. В те секунды самолет шел на автопилоте, и потому я мог внимательно все рассмотреть. Я видел, как снаряды угодили в цель, и тотчас в небо взметнулся огненный шар, словно взорвалась атомная бомба. Я думал, так бывает только в кино... Я даже подумал: «Господи, только не это!» Страшное зрелище! Я вцепился в ручку управления и начал резко набирать высоту. От всего случившегося я буквально потерял голову и, конечно же, выбился из графика своего полета. Тогда я заложил крутой вираж, чтобы наверстать упущенное время. Диспетчер сразу заорал на меня, требуя освободить зону. Я заметался над летным полем, и тут раздался третий взрыв. Я хорошо видел: снаряд вылетел из-за холма, где стоит заведение Джонсона. Эта штуковина мчалась со страшным свистом, над самыми кронами деревьев. Сначала решил, что выстрел произвели по башне диспетчеров, — такое у меня сложилось впечатление. Но я ошибся. Снаряд обогнул башню и врезался точнехонько в топливозаправщик. Вот это был взрыв, я вам доложу! Я даже видел, в какую точку на поверхности цистерны угодила эта штука. И-де-аль-ное попадание, будто стреляли в упор! Сказка! Я подлетел настолько близко, что ударной волной отшвырнуло мой самолет и я едва не потерял управление. А когда я все же выровнял машину, внизу из-за дыма и огня ничего уже не было видно.

Пока парень разглагольствовал, Уотерби пристально глядел на своего гостя.

— В твоем рассказе все уж как-то чересчур подогнано, сынок, — заметил он, когда тот наконец умолк. — Ты долго репетировал его, а?

Подросток изумленно вытаращил глаза на капитана.

— Ну, знаете, — с возмущением воскликнул он. — Конечно, я уже рассказывал эту историю. Но назвать это репетированием... Я ничего не придумал. Все было именно так. Я же видел!

— Ладно, извини и не сердись, — добродушно похлопал его по плечу Уотерби. — Значит, все заволокло дымом и огнем. Продолжай. Что ты сделал потом?

— Диспетчер заставил меня летать по кругу, пока не очистилась зона поражения. Горючего у меня хватало, так что я не волновался. Как только я приземлился, я сразу бросился на поиски полицейского.

— Молодец. Это ты правильно сделал, — с улыбкой покивал капитан.

— Если все обстояло именно так, наше предположение насчет базуки можно выбросить в помойное ведро, — разочарованно вставил Паппас.

Уотерби еще раз внимательно посмотрел на молодого человека.

— Стало быть, ты уверяешь, что третья ракета вылетела из-за закусочной Джонсона, где подают гамбургеры? Но ведь это почти в полумиле от места взрывов!

Однако парень остался невозмутим.

— Около тысячи пятисот футов, сэр, по курсу три-один-ноль от конца взлетно-посадочной полосы, — уверенно отчеканил он. — Эту точку я использовал для привязки на местности. Ракета стартовала позади закусочной Джонсона и пошла в западном направлении.

— Можешь ли с точностью до метра указать место запуска ракеты?

— Разумеется, сэр. С воздуха это не составит никаких проблем. Я пролетаю над этим районом раз пятьдесят в неделю.

— Ты видел саму ракетную установку?

— Когда ракета пошла, я заметил только вспышку среди деревьев.

— Значит, стреляли из леса, — пробормотал Уотерби.

— Так точно, сэр.

Паппас громко вздохнул.

Уотерби ободряюще улыбнулся парню:

— Что ж, спасибо за помощь. Это действительно ценная информация. Ну, а теперь ступай, занимайся своими делами. Но надолго не исчезай. Скоро мы все поедем на это чертово место. Договорились?

Парень с сияющим лицом радостно закивал:

— А то как же! Хотя, конечно, с воздуха показать мне было бы гораздо проще...

— Могу поспорить, что после всего у тебя просто не хватит сил на новый полет, — усмехнулся Уотерби. — Нет уж, лучше мы посмотрим место, так сказать, с земли.

Молодой человек рассеянно улыбнулся и вышел. Когда он удалился, Уотерби многозначительно посмотрел на сержанта.

— Вот так, сказал он. — Даже густая листва не могла скрыть вспышку.

И какой же, по-твоему, вид оружия был задействован?

— Да, — со вздохом признал Паппас, — теперь-то совершенно ясно, что ни о какой базуке не может быть и речи. Должен тебе сказать, я внимательно следил за Боланом с тех самых пор, как он покинул Питтсфилд. Собирал показания очевидцев, не пропускал никаких слухов... И пришел к выводу, что позиции его не только не ослабевают, но, наоборот, раз от разу он становится все сильней.

— Это можно было предполагать, — сухо отозвался капитан. — Ну и что?

— А то, что по непроверенным данным он приобрел себе какой-то танк. И в последнее время... Я, право, не знаю... — вдруг замялся сержант.

— Продолжай, — потребовал Уотерби.

— Ну, не совсем танк, если уж быть точным, а какое-то транспортное средство, оснащенное классным вооружением. Работники диспетчерской ничего не заметили, пока не прогремели взрывы. По общему признанию, были использованы ракеты. Да и масштабы разрушений подтверждают это. В принципе можно было бы искать и другие объяснения, не спорю. Но вот приходит малый и заявляет: он сам все видел. С расстояния в четверть мили жахнули именно ракетой. И к тому же с колоссальной точностью. Это, знаешь ли, о многом говорит.

— Поэтому я и хочу смотаться к месту запуска, — ответил капитан. — А вдруг парнишка что-нибудь напутал? Ведь он мог напутать, а?

Наивные надежды! До чего же тяжело смириться с мыслью, что случилось худшее!..

Ибо вопрос теперь стоял принципиально.

Если этот чертов охотник за бандитами и вправду приобрел танк или что-то в этом роде, значит, он уже использовал все то «ограниченное оперативное пространство», которое ему могли предоставить в городе.

— И не забывай о наших друзьях с Лонг-Айленда, сержант, — после короткой паузы угрюмо добавил Уотерби.

— Да, сэр. Мы уже приставили к ним четырех человек для наблюдения.

— Можешь смело удвоить команду, — раздраженно хмыкнул капитан. — У меня такое чувство, что в городе ничего толком еще и не началось.

Но это было не просто чувство.

Это была кричащая уверенность.

Мак-Потрошитель действительно вернулся домой.

Глава 12

Убедившись, что все три ракеты попали в цель, Болан сразу же покинул линию огня. Теперь следовало как можно скорее занять наблюдательный пост у въезда в аэропорт. И уже спустя несколько минут он с удовлетворением следил за тем, как шайка растерянных, обозленных боевиков сматывала удочки с места нанесения главного удара. Многих, очень многих недоставало в их рядах! И это было не обычное отступление, отнюдь. Разгромленные и деморализованные, мафиози в беспорядке уносили ноги — куда-нибудь подальше, где можно отлежаться и зализать раны. В аэропорт они с шиком прикатили на пяти новехоньких автомобилях, а убирались вон на двух видавших виды драндулетах, без препирательств взятых в пункте проката рядом с аэровокзалом.

Болан не стал преследовать бандитов: он прекрасно знал, где отыскать их, если вдруг понадобится. Сейчас его больше интересовала вторая группировка, которая также изрядно пострадала от взрывов. Осталось меньше тридцати боевиков — Болан мог испытывать гордость за содеянное.

Проводив колонну автомобилей до гостиницы в деловой части города, он с удовольствием, не торопясь, проехал мимо обалделых, потрепанных людей, сгрудившихся возле парадного входа.

Теперь он знал, где, при случае, найти и этих головорезов. Что ж, программа-минимум, если можно так выразиться, выполнена четко и без осложнений. В самый раз заняться другими, столь же неотложными делами.

Поколесив немного по улицам, он выбрался на окраину города и притормозил рядом с общественным телефоном.

Болан с первого раза по чистой линии дозвонился до Лео Таррина.

— Все отлично, — сообщил он. — Эти прохвосты бегут без оглядки.

— Я видел, — отозвался глава питтсфилдского клана. — Я наблюдал за тобой по телемонитору.

— Ну и как? Я хорошо выглядел?

— Великолепно! Парень хоть куда! Я видел твой автобус в самой гуще деревьев. Ну и нервы у тебя, приятель!

— А какова реакция официальных лиц?

— Пока ничего не слышно. Я тут мельком видел твоего старого друга Уотерби. Вокруг него вилась целая свора репортеров, и все хотели узнать его мнение о случившемся. Но он держался молодцом. На редкость хладнокровный парень. Так что всей этой пишущей и говорящей братии остается только теряться в догадках. Предполагают любую чушь: и неудавшийся угон самолета, и акт террора со стороны экстремистов-мусульман, и даже руку Москвы, — тайный агент нервно усмехнулся. — А кто-то, между прочим, заявил, что это событие до боли напомнило ему дни, когда сержант Болан невидимкой лютовал в городе.

— Думаю, в ближайшем времени большинство людей будут считать точно так же, — жестко произнес Болан. — Похоже, Лео, тихая игра закончилась. Видит бог, я не хотел наносить удар так рано. Но неожиданно на город снизошла спасительная благодать, и я не мог проигнорировать ее, когда готовил засаду в аэропорту.

— Ты сказал «спасительная благодать»?

— А еще кого-нибудь показывали по телевизору? — пропуская вопрос мимо ушей, поинтересовался Болан.

— Практически никого, кто мог бы тебя заинтересовать.

— Думаю, ты был бы очень удивлен, увидев на экране Дэвида Эритрея, или Билли Джино, или Роки Тамиано.

— Они там тоже были?

— Да. Ты можешь отыскать их в одном не самом захудалом отеле. Они умудрились ускользнуть от тридцати боевиков. Уотерби пока оставил их в покое, но они здорово понервничали, ожидая, что к ним начнут приставать с разными вопросами. Сам понимаешь, сейчас им только этого и не хватает.

— Постой-постой, я уже начинаю путаться. О какой...

— В настоящее время сразу три группировки воюют за твой кусок земли, Лео. Действительно, многое перепуталось. Эритрея привез в город своих боевиков, а в аэропорту на них набросилась другая банда. У этой второй шайки связи с твоей территорией очевидны. Но я не могу представить, как в эту структуру вписывается Эритрея...

— Он советник Оджи.

— Я знаю. Только с каких это пор советник стоит во главе военной группировки?

— Полагаю, первую скрипку здесь играет не он, а Билли Джино. Он для этой роли очень подходящая фигура. А если именно он заменяет Оджи, то из этого вытекает...

— Тогда кто стоит за чисткой?

— Вряд ли Оджи, — после короткой паузы проговорил Таррин.

— Почему ты так считаешь?

— Во-первых, старик покровительствует мне. Ни один человек, будучи в здравом уме, не начал бы на меня охоту без одобрения Оджи. Во-вторых, уже несколько дней я пытаюсь дозвониться до него, но меня не хотят соединять с ним. Хотя это очень просто. Поэтому я делаю вывод, что Оджи тут не при чем.

— Учти, Лео, заявление на твою территорию исходит прямо из Совета.

— Не может быть!

И тем не менее. В штабе на северных холмах находится Туз, который именует себя Симоном, а его связной в Нью-Йорке носит псевдоним Петр. А несколько дней назад в Атланте я повздорил с трио Тузов, они называли себя Иоанн, Павел и Яков.

— Ну, прямо верные ученики, как на подбор!

— Вот-вот. И я подумал: а кто же носит имя Иисус?

Таррин от волнения даже причмокнул губами:

— Попахивает крупным делом, а, сержант?

— Ты всегда был очень сообразительным парнем, Лео.

— А как это можно истолковать по-другому? Кто-то разрабатывает план мгновенного захвата. Для чего они приобрели целую колоду Тузов и решили слегка подтасовать карты в игре.

— Когда ты в последний раз разговаривал с Оджи? — осведомился Болан.

— Несколько недель назад. Обычно я звоню ему дважды в месяц. Все шло на редкость здорово, и вдруг пару дней назад — поворот на 180 градусов. Ни с того, ни с сего я превратился в прокаженного.

— Возможно, это случайное стечение обстоятельств. Или мы неверно оцениваем ситуацию. А может, есть и еще какое-то объяснение странного поведения Оджи. Кстати, как его здоровье?

— По крайней мере, две недели назад его голос звучал довольно бодро.

— А сейчас? Мы ведь этого не знаем, верно? Может, старик уже лежит на смертном одре. И теперь представь, что слухи об этом дошли до каких-нибудь молодых амбициозных турков. Что ты думаешь об этом?

— Такое развитие событий меня вполне устраивает, — тихо ответил Таррин.

— Какие у тебя отношения с Эритрея?

— Скажем так, неплохие. Конечно, я завидую ему немножко. Впрочем, это дела не меняет.

— Ладно, — сказал Болан, — полагаю, он еще свяжется с тобой. Не исключаю, что он даже приехал в город, чтобы ознакомиться с обстановкой. Сегодня утром он получил твою посылку. Поэтому будь готов к его звонку, но не вверяй ему свою жизнь, Лео. Давай сыграем с ним очень аккуратно.

— Само собой!

— И еще одно. Похоже, атмосфера может сильно накалиться, прежде чем все в городе взлетит к чертям. Не могу поверить, чтобы некто, связанный с Советом, отважился развязать войну из-за такого плевого куска земли. Причина, видимо, в другом. И нам необходимо выяснить, почему именно Питтсфилд оказался столь лакомой конфеткой.

— И все же вряд ли кто-то с самого начала строил особенные планы касательно города.

— Может быть. Но не забывай: кто-то должен нести ответственность за ошибку в расчетах. Они ведь движутся на ощупь, словно слепые и глупые котята. Это видно сразу.

— Не пренебрегай своей ролью в таких делах, сержант. Было очень сильное давление, но войну никто не объявлял. Война началась только тогда, когда пришел ты. Помни об этом.

— Возможно, ты и прав, — согласился Болан. — Тем не менее учти: они сейчас в большом замешательстве. И если Эритрея обратиться к тебе, я бы просил, чтобы ты указал на меня.

— В каком смысле?

— Скажи Эритрея, что чуешь мой запах. Прошло достаточно времени, и такое известие должно вписаться в логику событий. Эти ребята знали о моем пребывании в Атланте и о том, что пару дней назад я оттуда убрался. Дальше пусть размышляют.

— Что ж, придется слегка остудить им головы.

— Не просто остудить, а засунуть их под лед и держать там долго-долго.

Таррин рассмеялся:

— И как тебе только удается давать такие хорошие советы всем подряд, но только не себе?

— Меня можно тратить оптом и в розницу, — беззаботно откликнулся Болан.

— Черта с два тебя можно тратить, — буркнул Таррин.

— Не лей слезы на моей могиле, приятель, — усмехнулся Болан.

— Ладно, не буду, — в тон ему ответил Таррин. — Ты не забывай: в этом чертовом городе многие стоят на моей стороне. Для меня главное — найти, где протекает, и заделать дыру. У тебя это не получится. По той хотя бы причине, что тебе не нужно убирать с дороги своих друзей. Ну, а враги — это уже из другой оперы. Они только и ждут, как бы съесть тебя целиком. Так что будь осторожен. Ты меня слышишь, черт тебя дери?

— Спасибо за заботу, Лео. Ты тоже умеешь давать отличные советы.

— Ну-ну. Пожелай и мне быть предельно осторожным, — отозвался тайный агент и внезапно повесил трубку.

Болан вернулся к своему фургону и направился в сторону холмов.

С каждым часом в городе становилось все жарче и жарче. Очень скоро температура сделается невыносимой, когда все начнет полыхать. И уж Болан приложит максимум усилий, чтобы вся городская нечисть выгорела дотла.

Для этого он сюда и приехал.

Глава 13

И вновь, расположившись на прежнем месте, Болан приступил к наблюдению за вражеским штабом. Все шло по обычному распорядку и перед зданием не было почти никакого движения. Однако в одиннадцать часов к штабу стали прибывать автомобили — верхушка преступной группировки собиралась на свое экстренное совещание.

Очень скоро все прошли в дом, и только вооруженные до зубов охранники остались у ворот. Болан хорошо видел кухню, из которой время от времени выносили пиво и разные закуски, но охранники в общей трапезе не участвовали.

Все окна в здании оказались притворены, и потому аппаратура для перехвата звуковых сигналов бездействовала. Мало того, с тех пор, как главари заперлись в доме, никто ни разу не поговорил по телефону. А переговоры, между прочим, длились уже целых полтора часа.

Чтобы не терять времени зря, Болан затеял профилактическую чистку вооружения. Опустив подъемник ракетной установки и полностью развернув ее, он поднял установку на крышу и включил в системе ракет режим ожидания. Затем тщательно обследовал свое боевое обмундирование, готовя его к возможным операциям в полевых условиях.

Когда все было закончено, он вновь принялся терпеливо ждать, ловя малейшее движение в окрестностях дома.

В час дня он настроил приемник на одну из местных радиостанций и прослушал свежие новости. «Мак Болан вернулся в Питтсфилд», — такова была главная тема сообщений. После чего передали официальную версию случившегося в аэропорту, заявленную капитаном Уотерби. Болан лишь одобрительно кивнул, когда услышал это слово — «капитан». Во время их первой встречи Уотерби был всего лишь в чине лейтенанта.

Болан отметил одну любопытную деталь: никаких подробностей в радионовостях не содержалось. Не было даже малейшего упоминания, кто же стал жертвами «стычки в аэропорту». Болану оставалось только мысленно снять шляпу перед капитаном Уотерби.

Все прочие сообщения оставили Болана совершенно равнодушным.

Выключив радиоприемник, он вышел из фургона и вскарабкался на столб.

Если новость расползлась по городу, настало, вероятно, время еще раз оказать на него давление, но теперь совсем с другой стороны.

Воткнув в разъем свои головные телефоны, он позвонил по знакомому уже номеру.

— Говорит Болан, — произнес он, подражая услышанному ранее шепоту. — Позовите, пожалуйста, Симона.

— Что вы говорите?

— Ты все слышал, приятель. Позови Симона.

Похоже, Тузы использовали какое-то маскирующее устройство в микрофоне телефонной трубки. Сейчас подошел явно другой человек, однако в его голосе слышалось то же самое странное пришептывание.

— Сейчас, — ответил человек.

В трубке раздался негромкий щелчок.

— Говорит Симон. Что за дурацкие шутки?

На сей раз Болан заговорил своим нормальным тоном — безжалостным и ледяным.

— Не глупее, чем ты пытаешься себе представить, дружок. Я давным-давно прикрыл эту территорию и теперь я хочу, чтобы вы немедленно убрались отсюда.

Воцарилось долгое молчание. Судя по характерному шороху в эфире, Болан заключил, что к линии подсоединился еще один аппарат. Наконец очень далекий и надменно-официальный голос осведомился:

— Так это ты подстроил нам пакость в аэропорту?

— Конечно, — подтвердил Болан. — А вам не следовало бы выдавать себя так сразу. Я опутал вас проводами, можете не сомневаться. Даю вам на сборы десять минут, и проваливайте отсюда ко всем чертям. Ходу на запад, ребята! На запад, а не на юг. Понятно? Убирайтесь из штата и не вздумайте притормозить, пока не доберетесь до Олбани.

Вновь настало долгое томительное молчание, затем последовал вопрос:

— Чего, собственно, ты добиваешься?

— Как всегда, — холодно ответил Болан. — Я не выношу запаха мафии, а рядом с моим бывшим семейным очагом — тем более. Так что проваливайте, или я вышвырну вас силой.

Казалось, Симон умышленно проигнорировал эту угрозу и прежним ровным, официальным тоном поинтересовался:

— А как дела у других парней?

— Они не стали разбивать здесь лагерь, дружок. А вот вы позволили себе это.

— Ага, вон, выходит, как ты обнаружил нас: сначала следил за ними, а когда сорвалось, принялся шарить дальше.

— Именно так. Мне, безусловно, повезло. Но это ничего не меняет. У вас в распоряжении десять минут. Дальше пеняйте на себя.

— Откуда тебе известно мое имя?

— Надо уметь добывать информацию, парень. И учти: десять минут — всего лишь отсрочка, Симон, а не прощение. Я быстро доберусь до вас, где бы вы ни прятались. Я ведь был в Атланте, знаешь?

— Впервые слышу об этом, — соврал Симон.

— Странно, Яков знал, Павел — тоже. И Иоанн был в курсе событий. До чего смешные имена! А кто же из вас тогда Иуда?

Снова на линии воцарилось долгое молчание. Когда Симон, наконец, опять заговорил, он был зол, как черт.

— Смотри, не перегни палку, — предупредил он.

— Это уже мои проблемы, — ледяным тоном отозвался Болан. — Сейчас для меня главное — вышвырнуть вас с этой земли. А уж ваша забота — строить и дальше из себя дураков или хоть немного пошевелить мозгами.

Симон натужно рассмеялся:

— Вот это уже мужской разговор. По правде, когда я услышал о том, что ты тут натворил, я поначалу не очень-то поверил. Но ты меня убедил. Я напуган до смерти. Я весь дрожу. Как тебе это нравится?

— Пора уходить, — сказал Болан и прервал разговор.

Он вернулся к своему «броневику» и тотчас привел в действие системы ведения огня. Он отнюдь не рассчитывал, что все завершится обычной словесной пикировкой.

Если его собеседник не застыл ошарашенно у телефона, то действия должны были последовать незамедлительно.

И он не обманулся в своих ожиданиях.

Внезапно сад перед домом наполнился людьми. Пешие патрули с автоматами короткими перебежками подобрались к самым воротам. Несколько вооруженных человек появились на крыше. Вновь ожил динамик радиоперехватывающей аппаратуры. Болан слышал громкие приказания, чьи-то недовольные выкрики... Затем кто-то открыл окно на верхнем этаже и на секунду глянул вниз.

Болан тотчас навел мощный бинокль на это окно, однако угол обзора был слишком неудобен, и потому удалось разглядеть только смутные фигуры в глубине комнаты. Судя по всему, там находились как минимум двое, отчаянно споря друг с другом. Микрофон направленного действия не смог уловить ничего, кроме отдельных слов, яростных ругательств да доносившегося откуда-то издалека гула сердитых голосов.

Но реакция противника не вызывала у Болана никаких сомнений. Ему все же удалось разбередить это гнездо своим телефонным разговором.

Неожиданно окно в верхнем этаже резко захлопнулось. Чуть погодя два человека быстро вышли из парадных дверей и бегом устремились к автомобилю — тому самому, который еще недавно увозил боевиков из аэропорта.

Болан включил ракетную установку и совместил перекрестье прицела с машиной — рванув с места, она уже мчалась по аллее к воротам.

Молниеносно сделав поправку на скорость, он навел ракету на точку сразу позади распахнутых ворот, ударил кулаком по колену и послал последнюю оставшуюся ракету в цель.

Бронепробивающая насадка на носу ракеты поцеловала мишень на три дюйма выше бампера и оглушительно взорвалась. Огонь моментально охватил машину, и та, встав на дыбы, отлетела назад к воротам.

Секундой позже взорвался бензобак, и сноп искр фейерверком рассыпался в воздухе. Поднятые ударной волной, мелкие камни и комья земли жутким дождем просыпались вниз.

Ошеломленные внезапным нападением, люди заметались по двору. Болан между тем аккуратно отключил ракетную установку и спрятал ее в кузов «броневика». После чего вернулся к звукоперехватывающей аппаратуре и, отрегулировав ее чувствительность, вновь принялся наблюдать за происходящим.

Боевики показали себя хорошими профессионалами — все сразу же попрятались, словно во дворе и не было никого. Ворота разнесло в клочья, а в земле после взрыва образовался кратер приличных размеров. Длинный кусок забора лежал на земле. Машина с треском догорала.

Войска противника вели себя не очень осторожно. Болан прождал минут десять, надеясь, что хоть кто-нибудь наконец высунет нос. Этого, однако, не случилось. Огонь у ворот потух сам собой, и вокруг дома воцарилась гнетущая тишина.

— Теперь можешь подергаться, Симон, — устало пробормотал Болан и, выйдя из машины, вновь вскарабкался на столб.

Он коротко переговорил с Лео Таррином и выяснил, что Эритрея действительно пошел на контакт. Дэвид выразил свое «недоумение» по поводу тревожной ситуации на территории Лео и пообещал ему полную поддержку. Людям с Лонг-Айленда требовалось несколько часов, чтобы все вернуть на прежние позиции. Загвоздка заключалась в том, что полицейские держали мафиози рядом с собой и не спускали с них глаз. Это, однако, не помешало Дэвиду пообещать, что, возможно, уже через несколько часов он встретится с Таррином за ужином, где и обсудит насущные вопросы.

Таррин с благодарностью отклонил приглашение, сославшись на то, что за его головой продолжается охота, и пообещал связаться с Эритрея до наступления ночи.

Так складывались дела в городе.

Болан в свою очередь, правда, не вдаваясь в подробности, поведал Лео о том, что случилось возле загородной штаб-квартиры врага.

— Эти парни дьявольски осторожны, — отметил он. — Они ведут какую-то очень крупную игру и стоять будут насмерть. Но я заставил их зарыться носом в землю, а они так долго не выдержат, поверь моему опыту. Чуть погодя я врежу им еще разок, так что пока не раскрывайся. И вот еще что. Позвони Броньоле и попытайся выяснить, что думают о тебе в Вашингтоне. А заодно передай ему о повторном ударе. Пусть будет готов оказать давление и поддержать игру со своей стороны. И непременно убедись, что к тебе невозможно подобраться.

Лео заверил друга, что находится в полной безопасности, и на том разговор завершился.

Когда Болан вернулся в «броневик», его ожидал сюрприз: магнитофон снова записал телефонный разговор. Болан быстро вставил кассету в плейер и услышал следующее:

— Да, алло.

Голос из осажденного дома ответил:

— Этим звонком я очень рискую. Жаль, что так получилось.

— Одну секунду! — На другом конце провода послышались скрип кресла и стук закрываемой двери. — Теперь все в порядке. Да, я слышал о твоих проблемах.

— Почему тогда ты нам не позвонил.

— У нас тут очень жарко. Мне не следовало бы затевать все это... Ладно. Не растягивай разговор. Чем я могу помочь?

— Я и сам толком не знаю. Ты случайно не в курсе, кто нанес удар по аэропорту?

— Да уж наслышан, как же!

— Так вот, он — тут.

Последовало долгое молчание, после чего раздался радостный и удивленный возглас:

— Значит, вы взяли его? Ну, слава богу! Это просто здорово!

— Погоди, Петр...

— О чем ты говоришь?! Мы так долго этого дожидались... Давай, немедленно вези его к нам! Передай ему: это именно то, что нам все время было нужно. Словно гора с плеч свалилась. Ну, теперь-то уж мы организуем триумфальный въезд в город. Будем звонить во все колокола, шампанское будет литься рекой, и не дай бог кому-нибудь.

Парень из штаба с трудом прервал радостную бессвязную речь своего собеседника.

— Петр! — заорал он наконец. — Заткнись и выслушай меня! Ты все не так понял. Да, он — тут, и это правда. Но он вцепился в мой загривок мертвой хваткой!

На другом конце провода послышался тяжелый вздох.

— Вон ты о чем, Симон. По совести, я этого как раз и опасался. Заход с тыла... Черт, тебе не следовало бы...

— Только что он нанес нам удар. Еще один...

— Где это случилось?

— Прямо здесь, чтоб он сдох! Это похоже на осаду...

— Как же он смог? Ну, ты доигрался, Симон. Прием старый, как мир, — твои ребята сами же и вывели его на цель!

— Исключить такое нельзя. Но мои ребята не настолько тупы. И все-таки он позвонил мне за несколько минут до нанесения удара и...

— Что значит — позвонил тебе? Как это получилось?

— Очень просто, Петр, по телефону. А ты думал, он кричал мне со двора?

— Остынь. После всех событий ты, похоже, малость перевозбудился.

— Это тебе надо остыть в первую очередь. На меня сейчас давят изо всех сил. Прежде чем давать советы, выслушай внимательно, что я тебе скажу. Он назвал меня по имени. Да-да, так и назвал: Симон! И еще упомянул Иоанна, Павла и Якова. А теперь ты мне ответь: откуда у него эта информация? И я не успокоюсь, пока...

— Вероятно, он что-то раскопал в Атланте, — пробормотал Петр. — Но меня сейчас интересует другое: как много он знает?

— Не думаю, чтобы он хорошо поживился в Атланте.

— Будем надеяться, Симон.

— Теперь он начинает войну здесь и выбрал меня первым. Мне нужна поддержка.

— Главное, Симон, не перестараться. А что говорит «ОН»?

— Хочет, чтобы я позвонил тебе. «ОН» зависит от тебя, Петр.

— Неужели все настолько плохо?

— В том-то и дело. Этот чертов парень засел где-то рядом, и у него хватает средств для шикарных фейерверков. Повторяю, он дышит мне в затылок. Я никуда не могу двинуться. Я не могу даже выглянуть в окно. Ума не приложу, где прячется этот ублюдок. Но на его поиски я не отправлю никого — я уже и так потерял половину своих ребят. И я не горю желанием остаться вовсе без людей. А это обязательно произойдет, если я начну его искать. Ему того только и нужно. Как я понимаю, вся местность у него под прицелом. На кой черт мне подыгрывать ему и следовать его плану? Нет уж, не такие мы здесь дураки. Поэтому я и прошу: дай нам поддержку.

— Хорошо. Я направлю к тебе целый батальон. Часа через четыре он прибудет. Где лучше высаживаться?

— Лучше всего, если ребята сразу же рассыплются по этим чертовым холмам и, как только займут позицию, подадут мне сигнал. Мы постараемся отвлечь на себя огонь. А им решать остальное. Мы выбрали очень плохое место, Петр. Его практически невозможно защищать от такого парня.

— Никто не предвидел, что так все повернется, — отозвался Петр. — Ладно, не волнуйся, мы уж постараемся, а ты давай не высовывайся и держись.

— Только на это мы сейчас и способны, Петр. Не подведи нас.

На том разговор завершился. Болан прослушал запись еще два раза, вникая в содержание беседы:

Кто такой «ОН»? Без сомнения, этот человек находился в штабе. Никаких других телефонных переговоров аппаратура не зафиксировала. Значит, тем двоим, которые пытались проскочить на машине, предстояло передать какое-то сообщение — иного способа связаться с внешним миром у них не было.

Итак, «ОН» находится в доме. Болан припомнил, как сразу, едва начался его разговор с Симоном, к линии подключили еще один телефон. И эти непонятные, томительные паузы... Очевидно, его абонент периодически обсуждал с кем-то ход своей беседы с Палачом. Ну, хорошо, здесь вроде бы все ясно.

Тогда следующий вопрос: почему дом практически нельзя защищать? Ведь там осталось сорок, а то и все пятьдесят боевиков? И уже сейчас, не дожидаясь фатальной развязки, они с минимальными потерями могли бы запросто прорвать огневые рубежи Палача. Вряд ли Фортуна отвернулась бы от них. Это же сущая дикость, когда целая армия пасует перед противником-одиночкой — и не важно, насколько внушительно его вооружение!

Что ж, подозрения Болана начинали, кажется, оправдываться.

В Питтсфилде находилось нечто такое, что требовалось защищать — только защищать, а вовсе не завоевывать.

Но что это могло быть?

До сих пор Болан полагал, что данная территория никому всерьез не нужна.

Теперь он, наконец, понял, что все обстоит совершенно наоборот.

У него оставалось четыре часа на поиски ответов. Значит, надо особенно постараться, чтобы противник и дальше лежал, уткнувшись носом в землю, и не смел пошевелиться, а за это время ответы, быть может, и сами всплывут на поверхность.

Болан всегда рассчитывал на свою интуицию. Ну и, конечно, на толику везения.

Поудобнее устроившись в кресле, он не мигая уставился на монитор оптического слежения.

А что, если Мак нашел «Иисуса»? И вдруг именно «ОН» и был загадочным «Иисусом»?

По каким-то тайным и очень важным причинам Питтсфилд должен был превратиться в тронный зал гигантского дворца, где закладывалось будущее некоего нового царства, о котором Америка пока даже слыхом не слыхивала.

Кто новые владыки? Откуда они?

С каждым часом события все явственнее и прочнее увязывались друг с другом.

Болан в этом не сомневался.

Глава 14

Число боевиков, сосредоточенных в Питтсфилде, росло с угрожающей быстротой.

Когда Туз говорил о батальоне боевиков, он имел в виду именно батальон. Он был оснащен вертолетами, самолетами-разведчиками, специальным вооружением и транспортом для передвижения по пересеченной местности. Безусловно, эти несколько сотен человек, столь превосходно экипированные, представляли собой грозную силу.

Как бы ни котировалась данная территория, ставки были баснословно высоки. И потому оставаться возле штаба, дожидаясь прибытия сюда мощного боевого подкрепления, не имело никакого смысла. Более того, это было смертельно опасно.

И Болан решил на время ретироваться.

Переодевшись в спецобмундирование, он переключил систему ведения огня на автоматический режим. Теперь все вооружение фургона было замкнуто на системы визуального наблюдения. Если какое-либо внешнее движение включало видеозаписывающую аппаратуру, оружие немедленно срабатывало. Иными словами, любой движущийся предмет в зоне поражения сразу превращался в цель, по которой автоматически открывался огонь. Поразив ее, оружие замолкало — до нового включения.

Пока еще Болану не доводилось вести с врагом подобную игру. Он предпочитал сам ловить жертву в перекрестье прицела — так получалось заведомо точнее и продуктивнее, нежели можно было ожидать от исполнительного, но нерассуждающего робота, поскольку автоматика реагировала только на движения, не делая различия между врагом или другом. Всякий предмет достаточной массы и обладающий определенной скоростью подлежал уничтожению. Это было чревато непредвиденными последствиями, но сейчас у Болана не было другого выхода. По большому счету, вопрос стоял о его собственной жизни.

Закодировав все замковые устройства фургона, он отправился в город на припасенном «форде». Перед выездом он позвонил Таррину.

— Привет, Липучка, — сказал он другу. — Мне необходимо встретиться с тобой. Где лучше это сделать?

Таррин без колебаний указал ему укромное местечко возле кегельбана. И уже через десять минут Болан был там.

Тайный агент ФБР явился на встречу не один. В машине, прибывшей в условленное место, находилось четверо: на переднем сиденье — водитель и телохранитель, а на заднем — сам Лео и еще какой-то парень. Такое обилие людей Болана ничуть не удивило. Ни один высокопоставленный мафиози никогда бы не отважился на подобную встречу — да к тому же в это время суток — без обычных мер предосторожности. А Лео приходилось осторожничать вдвойне.

Болан перехватил его напряженный взгляд и, как ни в чем не бывало, медленно пошел по аллее вдоль игровых площадок. Повсюду, дожидаясь своей очереди, весело щебетали дамы самых разных возрастов. Мужчин же было всего несколько. Они бойко торговали возле кассы всевозможной мелочью, и процесс игры их, похоже, совершенно не волновал.

Около закусочной Болан купил себе кока-колу в бумажном стаканчике и, закурив сигарету, отправился в сектор для зрителей, откуда принялся вяло наблюдать за муравьиной суетой в очередях.

«Интересно, — вдруг подумал он, — почему женщины от каких-то занятий получают куда больше удовольствия, чем мужчины, хотя именно мужчины эти занятия и изобрели? Быть может, женщины проще и естественней относятся к выигрышам и поражениям, понимая, что за этим стоит обычная игра, которая вовсе не требует тотального самоутверждения?»

Появился Лео с безразличным видом и сел на ряд ниже перед Боланом. Никто даже не обратил внимания на нового зрителя.

С минуту, наверное, Таррин с подчеркнутым интересом следил за игрой, а затем, повернувшись вполоборота, небрежно обронил:

— Посмотри, сколько здесь тигриц! Ты смог бы с ними сразиться?

На что Болан безразличным тоном отозвался:

— Не знаю, Лео, как насчет тигриц, но все тигры собрались сейчас совсем в другом месте. И если мы не наведем порядка в городе, то через несколько часов мне придется начать с ними войну.

— Извини, приятель, — усмехнулся Таррин, — но сначала мне надо было убедиться, что это действительно ты. Ей-богу, ты похож на хамелеона. Сейчас ты смотришься, как настоящий Туз Пик.

— Неплохая мысль, — пробормотал Болан и, достав маленький бумажник, передал его Лео.

Таррин мельком глянул на него и тотчас вернул обратно.

— Все верно, — подтвердил он. — Я бы купил это.

Лео вновь крутнулся на свеем сиденье и успокаивающе моргнул низкорослому телохранителю, напряженно застывшему в толпе. Тот пристально посмотрел на Болана и незаметно переместился к закусочной.

— Тот же самый человек, — подметил Болан. — Его зовут Фресни, да? Тебе никогда не приходила мысль, что он однажды может поумнеть?

— Только не Джоко, — заверил Таррин. — В последний раз, когда он пытался сбежать из тюрьмы, ему хорошенько дали по голове. Впрочем, у него и прежде не было задатков мыслителя. Зато на всем восточном побережье он быстрее остальных способен применить оружие, а преданность, которую он демонстрирует, не купишь ни за какие деньги. Так что у тебя происходит?

Болан коротко обрисовал другу развитие событий, а потом добавил:

— Времени остается в обрез, и теперь нам придется работать вместе. Ты в хороших отношениях с Эритрея?

— Более или менее. Слушай, а может все-таки попробуем решить проблемы одним махом? Сдается мне...

— Ничего не выйдет, Лео. Твою деятельность придется малость переориентировать. Попомни мои слова: Эритрея готов к разговору. Я не верю, что он твой враг, по крайней мере, сейчас. Ведь, чтобы понять смысл послания, оставленного у его порога, он не кинулся сюда, как некоторые другие, с бригадой вооруженных боевиков. Это хороший признак, Лео. Кстати, кто тот человек, с которым ты работал в Совете?

— Его зовут Флавия.

— Ладно, этот-то нам и нужен. Он прибыл сюда вместе с Эритрея.

— Почему ты так решил? — изумился Таррин.

— Интуиция, мой друг. Я ей всегда доверяю. Не может быть, чтобы у них не возникало общих проблем с теми ребятами, которые прячутся в штабе. Боюсь, Лео, в Совете назревает переворот. Слишком уж все дергаются. Это неспроста.

Какое-то время Таррин напряженно размышлял, а потом кивнул с мрачным видом:

— Все может быть, сержант. Подобная мысль меня беспокоит уже несколько лет. В руках некоторых главарей сосредоточилось чересчур много власти. Они, по сути, оттяпали себе огромную территорию, где работают практически автономно. И учти, самые главные боссы входят не только в состав Совета. Они замахнулись и на правительство страны, точнее, на ту его часть, которая именуется бюрократической машиной. Таким высокопоставленным чиновникам нет нужды ни от кого прятаться. Это, так сказать, легальная верхушка айсберга. Но ведь есть еще и анонимная государственная власть. При братьях Талиферо она сделалась почти неконтролируемой. И все же имей в виду: не все высшие чины мафии очень огорчились, когда ты уложил тех ребят. Действительно, наметился какой-то раскол.

— А вдруг при новом Тузе станет еще хуже? — заметил Болан. — Кого конкретно ты подозреваешь?

— В том-то и беда, что я толком даже и не знаю этих ребят. Тому кивнул, другому улыбнулся — вот и все общение. Думаю, их вообще никто не знает, кроме председателей Совета. Похоже, некоторые главы мафиозных семей и не рассчитывают, что когда-нибудь им удастся выяснить, кто же их Тузы. Эти загадочные парни меняют свои имена, как листки отрывного календаря, да и внешность — тоже. У меня от всего этого мурашки по телу бегают. Никогда не знаешь, с кем разговариваешь: с простым боевиком или с самим Тузом. Тут запросто можно свихнуться.

— Да, немудрено, — согласился Болан. С подобными «странностями» в структуре мафии он сталкивался неоднократно, специально изучал их, и школой для него послужили многие «сумасшедшие места». — Ну, а Флавия?

— Каким образом он вписывается в организацию? — уточнил Таррин. — Нет, никакой он не Туз, а просто секретарь офиса. Только и всего.

— Тем не менее кто-то пытается оказать влияние на раздел власти. Еще в Атланте я пришел к выводу, что в этом заинтересованы сразу несколько группировок. Пока Оджи крепко держится за штурвал, но ведь чем черт не шутит... Ты правильно сказал: тут запросто можно свихнуться. Когда думаешь об этом, все вроде получается складно, а стоит выразить мысль словами — и сразу начинаешь чувствовать себя круглым дураком.

— Ты мне будешь объяснять! Ладно, сержант, оставим эту тему. Для нее нужны собеседники с крепкими нервами, а я уже который год — потенциальный клиент в психушку.

Болан криво усмехнулся, закурил новую сигарету и быстро оглядел толпу. Джоко Фресни играл в электрический бильярд. Еще один парень, прибывший с Таррином, расположился у выхода и с подчеркнутым вниманием изучал расписание работы групп.

— Кто это там, у двери? — поинтересовался Болан.

— Мой человек. Джо Петрилло. Отвечает за проведение операций. С ним все в порядке.

— Ну, хорошо, тогда давай вернемся к нашим баранам. Оджи, судя по всему, угасает, а ведь все остальные боссы много лет держались за него. На кого они будут ориентироваться теперь? Ты знаешь достаточно сильного босса, который мог бы занять место Оджи?

— Ни одного, — без раздумий ответил Таррин. — Оджи — последний, кто прогрыз себе путь наверх, начиная с самого уличного дна. Все остальные закрепились в организации уже совершенно другими путями. Среди них нет второго «Оджи».

— Да здравствует король! — тихо проговорил Болан.

— Согласен с тобой, — отозвался Таррин.

— Итак, они будут держаться за него до тех пор, пока он не исчезнет. К кому они тогда обратятся? К королевской рати?

— Как знать, — Таррин неопределенно пожал плечами. — По крайней мере, сейчас они все могут собраться у изголовья Оджи. Эритрея, конечно же, займет председательское место — он постоянно замещает Оджи после событий в Джерси-Сити. Старые вояки вроде Ди Англиа, Фортуны или Гастини скорее всего встанут на сторону Дэвида. У них есть на то свои интересы. А что касается остальных боссов... Трудно сказать. Они приходят и уходят настолько быстро, что за ними невозможно уследить. — Лео желчно усмехнулся. — В верхах нынче очень много трений. Вряд ли ты в курсе...

Как раз этот секрет, который тщательно скрывали в Совете, Болану был хорошо известен. «Трения в верхах» постоянно сопутствовали ему во время всей его войны. Поначалу этот вопрос всерьез занимал Палача, но довольно скоро утратил свою актуальность. Мафия — чудовище, способное бесконечно отращивать новые головы. Стоит снести одну, как на ее месте немедленно появляется другая. Или даже две, а то и три.

Но тут он припомнил странный телефонный разговор между людьми с библейскими именами.

— Возможно, трения наконец-то начинают приносить результаты, — задумчиво произнес он. — И теперь кому-то пришла здравая мысль, что руководство выдохлось, стало слишком мягкотелым и потому пришло время срубить сгнившее дерево и всем объединиться на другой основе.

— Что-то подобное уже долетало до меня, — признался Таррин. — Хотя вслух об этом, конечно же, не говорилось. Ну, хорошо, предположим, так оно и есть. Но не пойму: при чем тут Флавия?

— Когда я был в Атланте, Лео, они пытались вернуть долг двадцатилетней давности.

— Чей долг?

— В этом-то весь фокус. На самом деле никакого долга нет. Его попросту сфабриковали, когда не удалось покушение на Джейка Пелотти. В Бруклине Джейк был помощником Сарангетти и очень рассчитывал примерить корону главаря. Кому-то это не понравилось, и Пелотти решили хорошенько вздуть, чтоб больше никогда не дергался.

— Это было еще до меня, но я кое-что слышал, — кивнул Таррин. Да, покушение провалилось. Ну и что?

— Несколько дней спустя полиция выловила из реки чей-то труп. В конце концов удалось установить, что это — боевик, работавший по найму. Тогда-то и возникло предположение: может быть, как раз он и пытался добраться до Пелотти? Надеюсь, ты слышал о человеке со странным именем Иоанн Павел Яков?

— Х-м, тут целых три библейских имени! Ты же мне сам говорил!..

— Совершенно верно. Но человек по имени Иоанн Павел Яков существовал на самом деле — так в точности звали наемного убийцу! Трудно сказать, какими соображениями руководствовалась мафия, но после этого случая в качестве подпольных кличек стали давать исключительно библейские имена. Это сделалось незыблемой традицией. Интересно, правда? Что же касается долга двадцатилетней давности, которого в действительности никогда и не было, то как раз он-то и может послужить ключом ко всей этой загадочной истории.

— Но если не Иоанн Павел Яков нанес удар, тогда — кто?

— Теперь это уже не имеет особого значения. Главное другое: они отправились в Атланту за двадцатилетним долгом.

— Стоп! Похоже, я что-то пропустил. Ведь мы начали говорить о Флавия!..

— Я до сих пор о нем и говорю. Насколько я понимаю, чтобы вернуть просроченный долг, необходимы немалая сила и крепкая власть, помноженная на железную дисциплину. Так?

— Определенно. Мафия выходит из укрытия и начинает собирать долги.

— Вот то-то и оно! Сдается мне, сборщики вышли на охоту, которая началась чересчур давно. И тебе не кажется, что Дэвид Эритрея втянулся в такую же игру? Предположим, он мог посчитать, что Флавия ему должен. И ты, между прочим, тоже.

Такой поворот в рассуждениях несколько обескуражил Таррина.

— Ну, не знаю, — забормотал Лео. — Конечно, Флавия кормит меня уже третий год... И я не спорю, успех в моих отношениях с Оджи во многом зависел от этой подпитки.

— А теперь Эритрея приехал сюда потребовать долг, — заключил Болан. — Он пытается выступить твоим посредником, Лео. Ну так дай ему то, что должен! Черт с ним! Зато укрепишь свое положение. Вырой себе колодец и безбоязненно пей из него.

— Да ведь я всегда был там — рядом с Оджи. — Таррин озадаченно посмотрел на друга. — О каком долге может идти речь? Это он в долгу передо мной и душой, и телом!

— Ты имеешь в виду Оджи?

— Конечно.

Болан пустил вверх тоненькую струйку дыма.

— А я говорю о Дэвиде Эритрея.

Таррин неожиданно успокоился и даже как будто повеселел.

— Что ж, — сказал он, — может, ты и прав.

— Ты еще хорошенько подумай над этим и все тщательно взвесь. В такие игры надо играть очень осторожно.

— Уж как-нибудь догадаюсь. Не первый день живу на свете. Ладно, не волнуйся. Я еще заставлю этого сукина сына сплясать мне на прощание.

— В таком случае будем считать эту тему исчерпанной. Теперь о другом. Что ты можешь сказать о штабе мафиози на Пике Хэнкока? Они называют его Клуб Таконик. Знаешь это место?

— Разумеется! — Глаза Лео недобро блеснули. — Когда-то, еще при Серджио, Манни Манилла содержал там публичный дом. И уже давным-давно я самолично прикрыл этот гадючник, возглавив отдел по «девичьим» делам.

— Как этот дом выглядит внутри?

— Сейчас так сразу и не вспомню... Здание фундаментальное, большое. На верхнем этаже — масса комнат, обычные бордельные номера, довольно тесные, но есть и несколько просторных, вроде как гостиные. На первом этаже, если память не изменяет, расположены залы для вечеринок. Здесь же — бар и танцплощадка. Всюду — шикарная мебель, лепнина. Да, еще специальный холл, где девушки могли показать себя клиенту. Все очень продуманно.

— А никаких построек рядом нет? — допытывался Болан.

— Действительно, есть несколько небольших домиков с верандами. Для особых вечеринок, так сказать.

— Кто теперешний владелец усадьбы?

Таррин развел руками:

— Манни продал ее, как только заболел туберкулезом, и сразу умотал в Аризону. Там подхватил сифилис и умер пару лет назад. Честно говоря, еще до того, как он отправился на Запад, в его поведении стали замечаться некоторые странности. Мне кажется, компания попросту отобрала у него дом, и это Манни очень огорчило. А кто конкретно сейчас владеет усадьбой, я не знаю. Ведь заведение находится довольно далеко. С тех пор, как я прикрыл его, мне туда ездить уже было не с руки.

— Хорошо, Лео, на том мы, пожалуй, и закончим. У нас с тобой еще куча забот. И начни с того, что сразу свяжись с Эритрея и поговори с ним о сделке. Пора этот вопрос окончательно решить. Постарайся, чтобы сделка удалась.

— Присматривай за мной, — усмехнулся Таррин, собираясь встать. Но тут быстро подошел Джоко Фреско и что-то зашептал ему на ухо. — Мне и вправду пора. Лео многозначительно посмотрел на Болана. — Чей-то срочный звонок. Интересно, кому это я понадобился? Ладно, скоро узнаем. А ты свяжись со мной по телефону из машины. Думаю, будет что обсудить.

Болан кивнул ему на прощание и принялся следить за игроками. Лео между тем торопливо направился к телефонной будке возле закусочной.

Однако, закончив переговоры, Таррин так никуда и не уехал, Наоборот, бросив трубку на рычаг, он выскочил из будки и стремглав вернулся назад. Лицо его сделалось совершенно белым, а глаза смотрели отрешенно и тоскливо. Он плюхнулся в свободное кресло рядом с Боланом и прерывисто вздохнул.

— Все кончено, — тихо объявил Лео.

— Что кончено?

— Звонил Гарольд. Они взяли мою Энджи!

На скулах Болана заиграли желваки.

— Кто взял ее?

— Ее выкрали. Гарольд сам только что узнал об этом. По его словам, за ней пришли ночью. Когда пропажу обнаружили, во всем доме горел свет, а разбитые настенные часы валялись на полу и показывали четыре двадцать две. Вот и все, приятель. Это — конец.

— Не сходи с ума раньше времени. Откуда ее похитили?

— Из секретного дома на Кейп Код.

— Им распоряжалось правительство?

— Да, но он был очень хорошо прикрыт. И мне казалось, что надежней места не придумать. К тому же ее постоянно стерегли два человека Броньолы. А третий повез детей в летний лагерь, организованный Католической молодежной организацией на одном из островов. У самого же Гарольда дел в Вашингтоне было невпроворот, и потому он... О, Господи, конечно, он не виноват! Он дважды пытался туда дозвониться, но никак не получалось — не срабатывала линия. Ну, а потом...

Болан упрямо выпятил свой лепной подбородок.

— Как он узнал об этом? С ним кто-то связался?

Лео покачал головой:

— Нет, они так не поступают. Им важно, чтобы я натерпелся страха и при этом не смел двинуться с места. Они уверены: довольно быстро мне все станет известно, и тогда следующий шаг будет за мной. Выбора нет. Мне придется самому направиться в их логово, а уж меня там встретят... Ты это понимаешь?

— Не суетись, — жестко произнес Болан. — Твоя жизнь не прибавит Оджи ровным счетом ничего. И Энджи подобный шаг не спасет.

— Нет, это немыслимо, это ужасно!

Болан попытался направить разговор в новое русло:

— С детьми все в порядке?

— Да, дети в безопасности. Гарольд отгородил их от мира целой ротой своих подчиненных — до тех пор, пока не рассеется дым, как он говорит. Дети только-только вернулись из лагеря, и тут обнаружилась пропажа. Я повязан по рукам и ногам, сержант! Сижу в этой дыре, а они там вытворяют, что хотят. Как мне вести себя теперь. Только подстраиваться под них, и больше ничего.

— Прежде всего свяжись с Эритрея, — заявил Болан. — Это даст шанс выровнять положение и укрепить твою позицию. Заодно посмотришь, что можно добыть через новые каналы, если такие появятся. Попытка — не пытка, Лео. И это, пожалуй, единственный вариант, который способен спасти Оджи. Ты ведь прекрасно знаешь, как работают эти ребята.

— Да, но...

— Ты обязан позвонить Эритрея, — жестко повторил Болан. — Но сначала успокойся. Ты ничего не добьешься, если очертя голову кинешься в драку. А когда мысли прояснятся, договорись с Эритрея о встрече. Можешь даже немного подыграть ему на первых порах, однако, пока не оценишь результаты своей игры, не принимай никаких решений. Все должно делаться в нужное время. Тут главное — не переборщить!

Таррин с благодарностью взглянул на Болана. Конечно, жизнь тайного агента всегда была очень трудна, но сейчас она стала почти невыносимой. И если бы не верный друг, сидевший в эти минуты рядом...

— Спасибо, — выговорил Лео с натянутой улыбкой и, быстро поднявшись с кресла, пошел было прочь, однако на полпути вдруг остановился. Глаза его блеснули лихорадочным огнем. — Имей в виду, сержант. Хотя у меня в зубе дырка, но у меня есть и таблетка, которая как раз в эту дырку точнехонько входит. Вот так-то! И помни об этом. Я никогда не превращусь в легкую добычу.

В ответ Болан только изумленно развел руками.

Не оборачиваясь, Таррин стремительно взлетел по ступенькам и исчез из виду.

Давно уже Болан не пребывал в столь подавленном состоянии духа.

Он прекрасно понимал, что испытывает сейчас его лучший друг. И без того несладкая жизнь этого человека грозила теперь обернуться полным крахом, превратиться в сущую бессмыслицу, ибо то, ради чего он трудился многие годы, казалось, начинало ускользать от него, уходить навсегда, и не оставалось даже шанса все вернуть на круги своя.

И самое худшее заключалось в том, что за все случившееся Болан чувствовал виноватым прежде всего себя. Ведь это он уговорил Лео всеми силами воспротивиться чистке среди мафиозных рядов. Да, он хотел помочь Таррину. Более того, ради друга, ради спокойствия в городе он нашел способ, как нанести по врагу повторный сокрушительный удар. И чего он в итоге добился? Прямо противоположного результата. Лео деморализован и готов полностью капитулировать, а в обозримом будущем — никаких надежд на лучшее.

Конечно же, досадно было, что жену «мафиози» похитили из секретного правительственного учреждения. Впрочем, досадно — не то слово! В глазах мафии ее присутствие в подобном месте могло означать только одно. Вернее, одно из двух: либо Лео Таррин заключил сделку с Федеральным Бюро Расследований, либо сам работал в Бюро. И эта нехитрая логика не предвещала ничего хорошего ни для Таррина, ни для его жены.

Уже в который раз Болан ощутил себя бесконечно одиноким человеком.

В свое время он отрекся от единственного, уцелевшего из всей родни младшего брата, порвал с единственной женщиной, которую по-настоящему любил, — и все ради того, чтобы не подвергать дорогих ему людей каждодневному смертельному риску. Случай с Лео говорил сам за себя. И потому Мак решил раз и навсегда: пусть для окружающих — для друзей и для врагов — он останется последним «легальным» отпрыском семейства Боланов, пускай, уж если суждено, все шишки валятся лишь на него. Зато это давало верный шанс уцелеть юному Джонни, который под вымышленным именем жил тайной жизнью в одном из западных штатов страны.

Что и говорить, порой чувство одиночества делалось почти невыносимым. Но теперь, глядя на удаляющегося Лео Таррина, Болан вдруг подумал, что и у проклятия есть свои плюсы. Беспокоиться за судьбу близких в сто раз тяжелее, чем ощущать себя ненужным никому.

Единственная мысль могла служить утешением Палачу: умирать в одиночку ему не придется. Прежде чем навсегда распроститься с этим светом, он отправит в ад впереди себя множество людей. Веселенькая будет компания! Грех жаловаться...

Минуты расслабления прошли. Он вновь был прежним Палачом, расчетливым, холодным и безжалостным к врагу.

Уже покидая зрительский сектор, он бросил последний — печально задумчивый — взгляд на резвящихся неподалеку женщин.

И только сейчас с неожиданной ясностью понял, что вся разница между мужчинами и женщинами — в их жизненной ориентации.

Казалось, все мужчины, желая того или нет, упрямо шли навстречу смерти. Или тащились следом за ней. Что, по большому счету, разницы особой не имело.

Поскольку в этом представлении, которое помпезно называлось «жизнь», извечно главным персонажем оставалась Смерть.

Глава 15

— Говорит Страйкер. Лео в шоке и ничего толком не может объяснить. Что произошло?

Главный федеральный чиновник пребывал в том же состоянии духа, что и Болан. По защищенной от прослушивания линии он ответил нервно и на повышенных тонах:

— Случилась утечка информации. И я готов распять этого чертова помощника из Сената, который виноват в случившемся. По крайней мере, безнаказанным я это дело не оставлю.

— Я понимаю твое рвение, Гарольд, но боюсь, что уже поздно, — отозвался Болан. — Ты проявил чрезмерный оптимизм и теперь расплачиваешься за это. Но что конкретно ты теперь собираешься предпринять?

— Полицейские пятидесяти участков теперь прочесывают все — от паутины на чердаке до песка на пляже. Готовится очень серьезный налет ФБР на штаб мафии в Нью-Йорке. Через несколько минут начнется чистка всего восточного побережья. Я посажу этих ублюдков на раскаленную сковородку, если с головы захваченной женщины упадет хотя бы волос! Я...

— Ты же знаешь, что тебе никто не позволит провести подобную операцию. Вместо этого ты будешь в очередной раз плясать вальс в бальном зале Белого Дома, и этим все кончится.

— К черту! Они могут потребовать моей отставки, если...

— Гарольд! Перестань трепаться и подумай хорошенько. Кому мы нужны, черт побери? Что вообще произошло? Похитили жену Президента, да? Любовницу госсекретаря? Ты здраво рассуди. Исчезла никому не известная домохозяйка, которая была женой какого-то итальяшки, тайного агента твоей службы, мешавшего при этом очень многим. На что ты рассчитываешь, я не понимаю!

Секунд десять в трубке висело напряженное молчание. Вряд ли высшему чиновнику ФБР могла понравиться столь резкая отповедь, но ведь он понимал, что все сказанное — сущая правда. И если эту правду к тому же изрекал преданный ему человек...

— Жаль, Страйкер, что ты не сидишь в моем кресле двадцать четыре часа в сутки, — глухо произнес Броньола. — Хочешь, махнемся? Прямо сейчас. Хочешь?

— Не получится, — ответил Болан. — Неси свой крест, а мне надобно тащить свой. Давай лучше сцепим их друг с другом — может, сообща нам станет нести их легче...

— Все может быть, — со вздохом согласился Броньола. — Ладно, ты абсолютно прав насчет домохозяйки и маленького итальянца. У тебя есть что переложить с твоего креста на мой?

— У Лео забот полон рот, и давай пока просто не будем мешать ему. А тебе придется поломать голову над проблемами несколько иного рода.

— Какими именно?

— Да хотя бы над проблемой прикрытия! Они ведь ухитрились похитить женщину из дома, охраняемого правительством! Это что, нормально?

— Нет, конечно, — мрачно подтвердил Броньола. — Полагаю, в Сенате произошла очередная утечка информации. Они могли даже не знать, кого обнаружили, пока не схватили ее. В этом вся штука. Поначалу они знали только, что мы пеклись о безопасности какого-то очень важного правительственного оперативника, который собирался обратиться в суд. Но теперь, Страйкер, я думаю, они в курсе всех событий.

— Что сталось с человеком, который ее охранял?

Броньола тяжело вздохнул:

— Его похороны состоятся послезавтра.

— Кто, по-твоему, это сделал?

— Видишь ли, я почти не сомневаюсь, но доказательств нет.

— И тем не менее — схвати этого подонка. Плюнь на законность. Сунь его в камеру и вытряси из него душу. Напугай, посули что угодно, но только узнай, на кого он работает. И не говори мне, что есть какие-то этические нормы...

— После разговора в подобном тоне, — хмыкнул Броньола, — ни о чем таком даже думать невозможно.

— Ты имеешь дело с дикарями, Гарольд, и за одну ночь они не превратятся в цивилизованных людей. У нас в запасе всего несколько часов, и мы должны дорожить каждой минутой. Действуй, Гарольд. И если сомнения все-таки начнут терзать тебя, свяжись со мной через мой любимый телефон, и я твой грех возьму на свою, давно уже не праведную душу.

— Ты ведь знаешь: твои методы пригодны только для тебя, — тоскливо возразил Броньола. — Ладно. Если что прояснится, я немедленно свистну тебе.

— Думаю, это случится скоро, — подвел итог Болан и повесил трубку.

* * *

Для Болана полицейский участок всегда представлял зону повышенного риска. А в родном городе такая опасность даже удваивалась, поскольку человек, которого он разыскивал, хорошо знал сержанта Болана не только по его делам, но и в лицо. Мало кто мог похвастаться эдаким знакомством.

Оставив машину возле тротуара, где стоянка разрешена не более десяти минут, он нацепил на нос дымчатые очки и вошел в помещение. Здесь он предъявил красивой женщине свое удостоверение личности, выданное в ФБР, и коротко объявил:

— Я должен переговорить с капитаном Уотерби.

Вежливо улыбнувшись, она жестом пригласила его подождать немного в мягком кресле, после чего связалась по селектору с шефом. Через минуту вопрос был улажен, и дежурная указала Болану на вторую дверь направо.

С тех пор как они виделись в последний раз, Уотерби набрал несколько лишних фунтов веса, но это, пожалуй, было все, что отличало нынешнего капитана от тогдашнего щеголеватого лейтенанта. На лице — все то же знакомое выражение тихого торжества, готовое, впрочем, в любой момент смениться кислой гримасой; и прежние зоркие глаза, которые все подмечали, но ничего не выдавали. То был прирожденный полицейский, не представлявший для себя в этой жизни никакого другого дела.

Болан пожал ему руку и тотчас предъявил вашингтонское удостоверение. Уотерби мельком глянул на него, однако на лице капитана не отразилось ни малейших эмоций. Да, этот профи умел владеть собой. Болан не спеша шагнул к окну и замер на несколько секунд, глядя на улицу.

— Красивый город, — произнес он, словно разговаривая сам с собой.

— Вы впервые у нас, э-э... господин Пуласки?

— Не совсем, — отозвался Болан, поворачиваясь к полицейскому, но не отходя от окна, чтобы яркий солнечный свет контрастно обрисовывал его фигуру, а лицо тем самым оставалось как бы в глубокой тени. — Вы превосходно уладили этот инцидент в аэропорту, за что мы вам очень благодарны.

В глазах капитана вспыхнули настороженные огоньки.

— Мы с вами не встречались раньше?

— Вполне возможно. Однако за последнее время я впервые в вашем городе. Люди со временем меняются, как вы понимаете.

— Да, вы правы, — казалось, капитан начал терять интерес к столь банальному разговору. Он закурил сигарету и, не вынимая ее изо рта, с легким раздражением спросил:

— Чем могу быть полезен федеральным властям?

— В город спустился сам дьявол, а многие уже отправились в ад. — Им не нужно было далеко ходить, потому что ад и Питтсфилд — теперь одно и то же, — буркнул Уотерби и резким движением перемешал глянцевые фотографии, разбросанные по столу. — Мы до сих пор пытаемся разобраться в происшедшем.

— Думаю, к ночи вы напрочь забудете о какой-то там потасовке в аэропорту, — холодно процедил Болан. — Группа преступников из Нью-Йорка вызвала сюда целый батальон боевиков. Через несколько часов они уже заявятся в город.

Капитан и глазом не моргнул:

— Так что же вы не вышвырнете их куда подальше?

— К сожалению, я не та фигура, и к тому же слишком поздно. Я счел своим долгом предупредить вас...

— Это вы сделали великолепно. От всех жителей города Питтсфилда благодарю вас. Ну, а теперь — почему бы вам не убраться к черту, прихватив с собой весь причиненный вами беспорядок?

Болан снял очки, плюхнулся в кресло и непринужденно улыбнулся.

— Ты вычислил меня, когда я только вошел, да? — тихо спросил он.

Капитан никак не ответил на улыбку. Напротив, взгляд его стал жестким и напряженным.

— Считай, что так. У тебя железные нервы, парень. Но почему ты решил, что сможешь беспрепятственно выйти отсюда?

— Разве вход в участок запрещен?

— Вход — нет. А вот все остальное... Откуда у тебя такая уверенность?

— Пришлось рискнуть, Ал. Слишком большие дела затеваются, ты должен знать.

Уотерби презрительно хмыкнул:

— А кто к этому приложил руку, скажи на милость? Я и раньше тебя предупреждал, и теперь предупреждаю. Ты ввязался в грязную игру, победить в которой тебе просто не по зубам. И конец всей этой истории мне совершенно ясен. Запомни, мистер: уже сейчас ты — обычный кусок мяса, ожидающий похорон. И не рассчитывай на чудо. — Неожиданно взгляд капитана потеплел. — А вообще-то, старина, ты — самый лучший человек, какого я видел за свою жизнь. Даю тебе пять минут — это более чем достаточно. Ну, а потом пеняй на себя: так легко, как ты сюда вошел, ты отсюда уже не выйдешь.

— В таком случае четыре из них я проведу здесь, — невозмутимо отозвался Болан.

Наконец-то полицейский позволил себе улыбнуться:

— Вечная твоя манера давить!.. А что, удостоверение, которое ты мне предъявил, и впрямь настоящее?

Болан покачал головой и одними губами ответил «нет».

— Но время от времени оно помогает, — добавил он уже громче.

— Только не здесь, дружок. И запомни это на будущее. Итак, они направили против тебя целый батальон... А что это вообще такое — батальон?

— Несколько сотен человек. Вертолеты. Вездеходы. Возможно, какое-то экзотическое вооружение. Даже могут быть обученные собаки.

Уотерби задумчиво поковырял в носу:

— Короче, похоже на военизированное подразделение.

— Не похоже, а именно так и есть.

— Тогда тебе лучше сматываться.

— Я надеялся, что ты свяжешься с властями штата и графства и уговоришь их установить дорожные заслоны. Хорошо бы закрыть несколько аэродромов. Словом, нужны конкретные меры.

— Почему я должен этим заниматься? Я даже не знаю, что к нам скоро пожалуют гости.

— Теперь ты знаешь все, Ал, а мне и вправду пора уходить.

Капитан пристально взглянул на Палача.

— Значит, ты не передумал? — спросил он после тяжелой паузы.

Болан пожал плечами:

— У меня всякий раз возникает одна и та же проблема, капитан. Сейчас она выступает в образе вражеского батальона. Сомневаюсь, что кто-нибудь их остановит. Так что мне понадобится все то время, которое ты сможешь мне подарить.

Уотерби медленно покачал головой:

— Я понимаю: тебе неймется их достать. Вероятно, с этим ты управишься быстро. Но сколько же потребуется времени для твоего спасения, дружок? Ты об этом подумал? Неужели ты еще не выпил достаточно крови, чтобы омыть грехи всего мира?

— Ты говоришь так, будто я затеваю какой-то званый пир.

— Месть — всегда пир, разве нет?

Болан в свою очередь пристально поглядел на полицейского.

— Думай, как считаешь нужным. — Он поднялся. — Мои четыре минуты истекли.

— Поверь, это не праздный вопрос, — доверительно начал Уотерби. — Слышал бы ты, какие споры возникали у меня с моей женой, Алисой! В ее представлении ты чем-то похож на Джека Армстронга[1] этого стопроцентного янки на все времена Я ей постоянно возражал, что в реальной жизни все получается по-другому. И если это не месть, то что же тогда? И почему даже такой крутой гусь, как Гарольд Броньола, каждый раз преисполняется отеческой любовью, когда ты спотыкаешься на своем пути? Что заставляет хороших, порядочных полицейских забывать о долге и чести мундира и с восторгом смотреть тебе вслед?

На секунду Болан задержался у двери и угрюмо пробормотал:

— Ладно, Ал, пустое. Что же касается заслонов на дорогах...

— Я попробую.

— Вот это да! — тихонько присвистнул Болан. — Ты только что задал мне кучу вопросов, капитан. Позволь, со своей стороны я добавлю еще один. Как могло получиться, что такой опытный и закаленный полицейский, всегда ненавидевший перекладывать никчемные бумажки, вдруг вошел в сговор с преступником, которого разыскивают по всей стране? Подумай об этом на досуге.

Он вышел в коридор и возле двери столкнулся с другим полицейским — молодым здоровяком с наивным, почти детским лицом.

— Привет, Паппас, — отсалютовал ему Болан и направился прочь.

— Кто это был? — спросил сержант Паппас, появляясь в кабинете.

Уотерби вздохнул и, заложив руки за спину, медленно прошелся вдоль окна.

— К нам, — торжественно провозгласил он, — заглянул на огонек сам Джек Армстронг.

— А мне показалось, что он похож... Кто такой Джек Армстронг?

— Ты еще слишком юн, мой мальчик, чтобы лично знать его. Он — трепетный анахронизм, исчезающий символ американского образа жизни.

— Я и вправду не знаю, о чем ты говоришь, капитан. Но он назвал меня по имени. Откуда оно может быть ему известно?

— Этот парень, — произнес Уотерби, подмигивая сержанту, — все видит, все знает и, думаю, способен сделать абсолютно все. И кое-что, быть может, сверх того.

— Не понимаю...

— Только что, Джонни, ты напоролся на Мака Болана — собственной персоной. Мне кажется, в ближайшие минуты тебе стоило бы поднять тревогу. Полагаю, он уже успел скрыться.

Еще задолго до того, как взволнованный сержант Паппас поднял тревогу, трепетный анахронизм и в самом деле словно растворился в воздухе.

Он спешил покинуть город. Он хотел во что бы то ни стало убедиться, что Лео Таррин все-таки сумел удержать на плаву свою лодку, грозившую вот-вот пойти ко дну. И, кроме того, Болану очень хотелось тайком от всех переговорить с Дэвидом Эритрея...

Глава 16

Между Дэвидом и Лео состоялся секретный разговор, и потому в комнату к ним никого не пускали. Флавия сидел у окна, держа в руках газету, Тамиано и еще один охранник смотрели по телевизору какой-то старый фильм, почти полностью убрав звук. Коренастый маленький телохранитель Фресни напряженно сверлил взглядом Билли Джино.

Билли тоскливо прислушался. Нет, за дверью — полная тишина. Черт бы побрал этого Фресни! И пялится, и пялится... О чем он сейчас может думать, этот болван? О результатах переговоров? О том, что, случись хоть малейшая заминка, Джино немедленно откроет огонь, целясь прежде всего в его босса?

Он испытал огромное облегчение, когда радиопередатчик неожиданно тихонько пискнул. Рывком вытянув антенну, он ворчливо спросил:

— Ну, в чем дело?

— У нас посетитель, Билли, — отрапортовал дежурный по первому этажу. — Вам лучше бы спуститься.

Билли знаком велел Тамиано сменить его у двери и, послав Фресни лучезарную улыбку, вышел, чтобы встретить гостя.

Высокий человек в темных зеркальных очках и костюме, ценой не меньше чем в пятьсот долларов, стоял в лифте, окруженный тремя охранниками, и о чем-то непринужденно болтал с ними. При виде столь идиллической картины Билли Джино мигом разозлился, поскольку такое отношение охранников к своим обязанностям никуда не годилось. Но тут к нему подбежал дежурный и, понизив голос почти до шепота, сообщил:

— Это — Черный Туз, Билли. Он ищет Лео Таррина.

Этих слов оказалось вполне достаточно, чтобы у Билли мигом полегчало на душе.

Наисердечнейшая улыбка помимо воли заиграла у него на губах, и он легкой походкой приблизился к дверям лифта.

Пиковые Тузы, которых называли также еще и Черными Тузами, стояли в организации совершенно особняком. И если к любому простому Тузу Джино относился почти как к ровне, то перед Черными Тузами он благоговел. Да и как иначе?! Это была высшая элита, самые сливки ее! Мало кто мог похвастаться, что за всю свою жизнь видел хотя бы одного Черного Туза, а уж о том, чтобы вот так, запросто, общаться с ними, — и говорить не приходилось. Люди-призраки, люди-легенда... Все боевики, вместе взятые, были ничто по сравнению с этими таинственными и всевластными людьми. Конечно, к ним питали огромное уважение, к которому примешивалась и изрядная толика страха.

Теперь понятно, почему с таким почтением глядели в рот непрошеному гостю ребята из охраны. Прикажи он им сейчас — и они немедленно выстлали бы перед ним ковер из розовых лепестков. И ничего нет странного, что он легко и весело беседует с парнями. На то ведь он и Черный Туз, чтобы естественно и без натуги находить общий язык с любым, с кем посчитает нужным. Этому их учат. Обаяние и способность контактировать с аудиторией — своего рода визитная карточка Черных Тузов.

Когда Билли Джино приблизился к ним, нежданный гость как раз заканчивал какую-то смешную историю:

— ... выпрыгивает из окошка третьего этажа, а брюки завязаны вокруг шеи. Так я в последний раз видел Томми Доменчио, и дама тоже никогда больше не встретилась с ним...

Охранники загоготали, даже не обратив внимания на своего босса. Но Черный Туз сразу же заметил его и, как старому знакомому, протянул руку:

— Привет, Билли! Чем занимаешься так далеко от дома?

Билли Джино пожал руку Туза.

— Мы... Нам когда-нибудь уже доводилось встречаться? — осторожно поинтересовался он.

— Да, Билли, в самых разных местах, — небрежно отозвался гость. — Тебя вряд ли информировали об этом, но я хорошо помню все наши встречи.

У Билли Джино не было оснований не верить ему. Подобные ребята всегда напоминали сказочных невидимок, которые, находясь поблизости, оставались незаметными для окружающих. И потому сам факт встречи с Черным Тузом, а тем более беседы с ним, считался редкостным везением. Поговаривали, будто эти люди знали всю подноготную о каждом члене организации, вплоть до того, каких женщин тот любил и какие позы предпочитал в постели. Конечно, тут не обходилось без преувеличения, однако такие слухи лишь подчеркивали то благоговение, с которым смотрели на Черных Тузов обыкновенные уличные боевики.

Шутка ли, ведь человек, случайно встреченный тобой, — на первый взгляд, один из многих, — мог оказаться избранным, могущественным и неуязвимым! Своего рода воплощенная мечта любого мафиози. Было от чего испытывать невольный трепет!

Вот и Билли Джино — хоть и относился с неким скепсисом к подобным сказкам, все же признавал неоспоримое, значительное превосходство этих удивительных людей над остальными. В том числе и над собой. И гость, конечно, не был исключением. За дымчатыми стеклами едва можно было разглядеть глаза, но Билли Джино всем своим существом ощущал, как они пронзают его, ощупывают и оценивают — раз и навсегда.

Обменявшись с охранником рукопожатиями, Черный Туз неторопливо вытащил бумажник с удостоверением личности.

— Зовите меня Омега, — отрекомендовал он. — Мне нужен Лео Таррин. Дело очень срочное. Передайте Дэвиду мое почтение и немедленно пришлите Лео.

Джино лишь скользнул взглядом по глянцевой отделанной особым образом пластиковой карточке в бумажнике. С нее смотрел Пиковый Туз, а карточка была единственным документом, который мог предъявить этот человек. Но иного от него никто бы и не посмел потребовать.

— Проходите, сэр, — любезно пригласил Билли. — Без сомнения, господин Эритрея был бы очень рад поприветствовать вас лично. Однако сейчас он как раз проводит конфиденциальную встречу с Лео Таррином. Впрочем, я уверен...

Черный Туз дружески положил руку ему на плечо, давая тем самым понять, что дальнейшие объяснения излишни. Выйдя из лифта, они направились к комнате переговоров, и Билли все никак не мог понять, кто же из них первым начал движение в нужную сторону. Между тем Пиковый Туз проникновенным тоном сообщил:

— Увы, Билли, настали плохие времена, и я не позволил бы себе без нужды отрываться от дел. У меня очень печальные новости для Лео, и сообщить их надо немедленно.

— О, разумеется, никто не будет возражать, — заверил Джино.

Он ничего не мог противопоставить напору нежданного визитера и где-то в глубине души даже презирал себя за это. Но, черт подери, как он должен был вести себя в подобной ситуации? К тому же по дому уже разнеслась весть о высоком госте. Доходило до того, что некоторые, приоткрыв двери, полуодетые, неприбранные, выглядывали наружу, лишь бы хоть мельком увидеть пришедшего. Такая бесцеремонность еще более раздосадовала Билли Джино. Он чувствовал, что следовало бы извиниться за всех этих людей, словно явившихся поглазеть в зоопарк, но не знал, в какие слова облечь свое возмущение, не рискуя выставить себя перед гостем круглым дураком.

— У нас тут заселен целый этаж, — наконец пробормотал он. — Поэтому двери остаются открытыми и ребята могут разгуливать по дому. Если сидеть все время в четырех стенах, можно запросто свихнуться. А так... Ну, вы меня понимаете...

Туз лишь усмехнулся в ответ и дружески потрепал Джино по плечу. Конечно же, он все-все понимал! И потому, чтобы снять напряжение, он время от времени обращался к глазевшим на него людям:

— Будь осторожен со шведками, Джерри! Как дела на Лексингтон-авеню, Эдди? Ох, и здоров же ты стал, Фредди.

— Очень скоро появление этого человека превратилось в настоящее событие, и Билли Джино поневоле делался свидетелем того, как на земле рождаются легенды. Естественно, воображение всех этих парней с улицы не мог не поразить тот факт, что они внезапно повстречались с одним из лучших боевиков мафии, который так тепло приветствует их, демонстрируя при этом удивительные знания о личной жизни каждого. Подобное не забывается потом до самой смерти.

Билли прекрасно понимал: главное в этой организации — безоговорочная преданность рядовых членов своим боссам, их готовность идти до конца, даже не спрашивая, ради чего необходимо умирать. У него самого были в подчинении трое или четверо таких ребят, верных его телохранителей. Их собачья преданность воспитывалась годами совместной работы буквально на износ. А гостю удалось добиться ее, просто пройдя мимо по коридору. И эти чертовы глупцы на глазах у Джино переполнились готовностью хоть сейчас умереть за человека, который всего лишь назвал их по имени да вспомнил какую-то деталь из их личной жизни, причем в довольно расплывчатой и туманной форме, вот что удивительно!

Билли всегда с легкой иронией относился к восторженному преклонению толпы перед кем бы то ни было, однако сейчас вдруг с досадой обнаружил, что и сам готов влиться в ее нейтральные ряды, готов стать частью стада, как он порою мысленно именовал всех этих уличных вояк. Что и говорить, ведь он был искренне польщен, когда Туз, пожимая ему руку, запросто сказал: «Привет, Билли! Чем занимаешься так далеко от дома?»

Малый знал его имя и его прошлое — и Джино в тот момент был на верху блаженства. Смеет ли теперь он укорять других?

Приблизившись к двери, за которой шли переговоры, Билли несколько занервничал: Туз, словно зная дорогу, шагал на корпус впереди. Так кто кого ведет?! А может, Туз уже бывал здесь, если столь отменно разбирается в расположении и, главное, в предназначении всех помещений? Но когда он появлялся в доме? Билли, хоть убей, не помнил этого.

Завидев гостя, Джоко Фресни настороженно вскочил, готовый к худшему, на что Пиковый Туз лишь помахал ему рукой:

— Эй, Джоко, сколько набрал очков?

— Я выиграл дважды, а потом пришлось уйти, — вспыхнув от удовольствия, откликнулся охранник. Он даже не стал возражать, когда Билли рванул ручку двери на себя и бесцеремонно вошел в комнату переговоров.

— Что за шум, Билли? — недовольно обернулся Дэвид.

Джино передал ему бумажник с удостоверением личности гостя:

— Его зовут Омега. Прибыл повидаться с господином Таррином. По его словам, дело не терпит отлагательств.

— Ты знаешь человека по имени Омега? — Дэвид с любопытством поглядел на Таррина.

— Кажется, знаю, — выдержав короткую паузу, кивнул Лео. Затем, в свою очередь, повернулся к Билли Джино. — Такой высокий, холеный и приятный на вид человек, да?

Джино машинально ответил «ага» и сразу поймал себя на мысли, что, вероятно, любой черной Туз должен выглядеть точно так же.

— Он просил передать: у него для Лео Таррина очень неважные новости.

Таррин забрал у Дэвида бумажник и, ни слова не говоря, быстро направился к двери. Эритрея тоже встал и неторопливо двинулся следом, по пути критически оглядев себя в зеркале на стене.

Билли Джино едва скрыл свое неудовольствие. Такое поведение Дэвида граничило с откровенным наплевательством, а ведь даже самые главные боссы, как рассказывали знающие люди, вели себя совсем по-другому, если на их территории появлялся Пиковый Туз.

У двери Дэвид остановился, не решаясь выйти и явно ожидая, что гость сам войдет в комнату.

Однако тот заходить не торопился.

Тогда Билли шагнул в коридор и громким, торжественным голосом объявил:

— Господин Эритрея, к вам господин Омега!

Дэвид тотчас возник на пороге, приветственно протягивая руку. Но Омега, словно не замечая этого, принялся бесцеремонно отдавать приказания.

— Вы, ребята, — его палец нацелился на Билли Джино и Джоко Фресни, — останетесь здесь. Вот Вы — можете ступать отсюда, подышите свежим воздухом. А ты, Энджело, тоже останься. — После чего, не делая ни секунды паузы, он крепко пожал трясущуюся руку Эритрея. — Прости, что врываюсь подобным образом, Дэвид. Мне будет достаточно одной минуты.

Дэвид так и остался с глупым видом стоять перед открытой дверью, а Черный Туз, дружески взяв под руку Лео Таррина, увлек того в соседнюю маленькую комнатку для приватной беседы.

Никто не решился последовать за ними.

— Что тут происходит, черт возьми? — со злобой прошипел Дэвид.

— Ведите себя достойно, и у вас не будет никаких проблем, господин Эритрея, — твердо ответил Джино и притворил дверь в большой кабинет. Еще не хватало ему извиняться перед Черным Тузом за этого человека! Да и вообще за все, что происходит в этом доме!

С какой стати?

Да, сегодня у Билли Джино были все основания остаться недовольным собой.

Глава 17

— Ты с ума сошел! — убито простонал Лео. — Какого черта...

— Заткнись и слушай, — жестко оборвал его Болан. — Я разговаривал с Гарольдом. Можно начинать наше представление — положение дел выглядит куда лучше, чем мы предполагали. Я намерен прямо здесь хорошенько надавить на Эритрея, но мне нужно знать, насколько далеко ты зашел в переговорах с ним.

— Довольно далеко, — признал Лео. — Он пытается намертво привязать меня к себе. Все так, как ты и говорил.

— Что он предлагает?

— Власть, сержант, что же еще! Клянется, будто за ним стоят Ди Англиа и другие боссы из Нью-Йорка. Они вроде бы склонились к переговорам, и очень скоро в этом деле наступит прорыв.

По его словам, им нравится мой стиль, так что я могу рассчитывать на них и их решительную, быструю поддержку. Как тебе все это?

— Он упоминал Оджи?

— Нет.

— А ты спрашивал?

— По крайней мере, намекал. Так, между делом справился о здоровье Оджи. Дэвид ответил, что с ним все в порядке, но сейчас он всецело поглощен своими будущими делами. По-моему, это намек на то, что Оджи ищет себе надежного преемника, которому он даже из могилы мог бы оказывать протекцию. — Таррин ядовито усмехнулся.

— Что ж, ладно, попробуем воспользоваться этим.

— Я готов.

— Тогда давай разыграем маленький спектакль. Прямо сейчас. Итак, я пришел сообщить тебе, что твою Энджи схватили. Ну же, Лео!

Тайный агент резко отступил назад, глаза его сверкнули, и он громко выкрикнул:

— Как?! Не может быть!

— На этот возглас Фресни вихрем ворвался в комнату и напряженно замер у двери.

— Ты в порядке, Лео? Ничего...

— Успокойся. Все нормально, — прорычал Таррин.

Он ударил кулаком о стену и яростным движением сбросил подушку с дивана.

— Не болтай пока лишнего, — предупредил Болан. — Пусть эта новость поработает там, где сумеет принести реальную пользу!

Между тем Билли и Дэвид осторожно заглянули в комнату. Лео демонстративно повернулся к ним спиной, на негнущихся ногах приблизился к окну, словно не замечая ничего вокруг, тяжелым взглядом уставился на улицу.

— Что с ним такое, черт подери? — изумленно пробормотал Эритрея.

— Нам нужно поговорить, Дэвид, — произнес Болан ледяным тоном.

Эритрея широким жестом пригласил гостя в свои апартаменты.

— Билли, принеси нам что-нибудь перекусить, — распорядился он.

— Вполне достаточно одного кофе, — небрежно заметил Болан.

— Да, Билли, мне тоже. Сходи на кухню и завари покрепче.

Очутившись в кабинете Эритрея, Болан резко захлопнул дверь и с надменным видом повернулся к хозяину дома.

— Учти, Дэвид, наша беседа будет носить сугубо конфиденциальный характер.

— Разумеется, — коротко кивнул Эритрея.

Дэвид вежливо пододвинул Болану кресло, но Мак отрицательно покачал головой и отошел к окну, где и остался стоять, глядя на своего собеседника со снисходительной улыбкой.

— Сразу, как только у вас случились неприятности, я решил переговорить с вами.

— Я весьма польщен.

— Каков причиненный вам ущерб?

— Он достаточно серьезен. Мы потеряли половину своих людей. Лео уверяет, будто в городе объявился Болан. Кстати, полицейские того же мнения. Поначалу я решил, что это Лео атаковал нас в аэропорту, но он клянется в своей непричастности к этому делу. По его словам, он чует запах Болана по всему городу.

— Лео можно доверять — он прожил тут целую жизнь.

— Да, у него нюх отменный, это мне известно.

— Но ведь в аэропорту был не только один Болан.

— Разумеется. Только мне до сих пор не ясно, какого черта он полез в самое пекло и спас наши жизни. Ему-то от всего этого какой прок?

Черный Туз пожал плечами:

— Не пытайтесь понять логику этого парня. Он живет по своим собственным законам. Но интуиция подсказывает мне, что на какое-то время он может исчезнуть из поля нашего зрения. По дороге сюда я заглянул к Уотерби в полицейский участок.

— Куда? К Уотерби? И долго вы с ним разговаривали?

— Нет, перекинулись буквально несколькими фразами — этого мне было достаточно. По мнению полицейских, для Болана в городе стало чересчур жарко, и я с ними согласен. Но, что бы ни происходило, сейчас ваша главная проблема отнюдь не в Болане.

— Вы знаете, в ком именно?

— По крайней мере, один, кто должен вызывать у вас сильнейшую головную боль, находится сейчас за дверью, — Болан слегка кивнул в сторону коридора. — Поступайте с ним правильно — и вы получите верного союзника на всю оставшуюся жизнь. Я не люблю голословных заявлений.

— Да, ваши познания общеизвестны. Но что такое — «поступить правильно»?

— Я принес ему очень плохие вести. Надеюсь, он уже рассказал вам, что с ним произошло?

Эритрея быстро кивнул:

— Кто-то заключил контракт на его убийство. Полагаю, я сумел бы...

— В этом только часть проблемы. Я хотел сообщить ему и кое-что другое. Они похитили его жену.

Глаза Эритрея расширились:

— Ах, грязные сволочи!

— Не просто грязные, а мерзкие. Они изо всех сил пытались подставить парня — так было оговорено в условиях сделки с одним вонючим торговцем из Вашингтона. Ворвались в дом, охраняемый правительством, и прикончили парочку фэбээровцев.

Эритрея слушал с задумчивым видом.

— Скользкое это дело, — наконец проговорил он, — чертовски скользкое. Они хотят, чтобы он работал на них?

Болан вздохнул и несколько секунд неотрывно смотрел в окно. Затем вновь повернулся к жертве своего мошенничества:

— Такое исключить нельзя, но может быть и наоборот. Они пытаются вытянуть из него долг — это их главная цель. Но у них ничего не должно получиться, Дэвид.

— Вон вы куда клоните...

— В связи с этим я предлагаю следующее... Вы слушаете меня?

— Да, конечно.

— Верните это дело обратно в Нью-Йорк. И непременно заберите с собой Лео. Там, на месте, соберите Совет в полном составе и выложите все начистоту. Виновные окажутся либо во главе Совета, либо уберутся к черту. Можете рассчитывать на мою всемерную поддержку — я выступаю от имени нескольких, весьма влиятельных людей. Понимаете?

Эритрея не мог сдержать довольной улыбки:

— О, мне даже не хватает слов, чтобы выразить, насколько я...

— Пустое, — отмахнулся Болан. — Я всего лишь выполняю свою работу, и мне совсем не нравится то, свидетелем чему я стал в последнее время. И не только я. Итак, вам известно все, и я полагаю, что моя миссия выполнена. А теперь поступайте, как сочтете нужным. Я не собираюсь на вас давить.

— Это ваше законное право, — еще шире улыбнулся Дэвид. — Но вы ведь понимаете: мне необходимы точные гарантии поддержки, поскольку наш противник исключительно силен.

Пусть сила оппозиции вас не беспокоит. Кстати, это еще одна причина, почему я здесь. Уверяю вас, вернувшись домой, вы обнаружите своего противника беззубым и не способным ни к какому сопротивлению.

— Я просто потрясен, Омега, честное слово. Даже и не знаю, как мне вас благодарить...

Болан самодовольно и с оттенком превосходства улыбнулся в ответ.

— Это излишне. Все, что от вас теперь потребуется — предпринять соответствующие шаги. Нужны не слова, а дела. Верно, Дэвид?

— Несомненно! Я готов! Но что вы думаете насчет Оджи?

Лицо Болана продолжало излучать неколебимую уверенность и самодовольство:

— Действительно, а что с Оджи?

Эритрея понял его с полуслова:

— Ну и отлично. В принципе давно уже пора...

А вот Болан не уловил намека, однако виду не подал:

— Вам, Дэвид, придется вплотную заняться проблемой Лео. Но смотрите, чтобы она не подмяла вас. Если им удастся выйти сухими из воды, они вас не пощадят.

— Может, мне прикончить его прямо здесь?

Болан с неудовольствием покачал головой:

— Не советую. Обязательно поползут слухи, будут думать, что вы не так уж и сильны. А вы должны заткнуть им глотки, Дэвид. Раз и навсегда.

— Да, вы правы, — воспрянул духом Эритрея. — Я уже представляю себе, как это сделать.

Болан и не сомневался.

— Отлично, — сказал он. — Вытащите его женщину из лап негодяев, а потом напихайте самого вонючего дерьма в их поганые глотки. Сделать это крайне важно. Лео весьма популярен среди многих из нас, и нам совсем не по душе, как эти мерзавцы обходятся с ним. Чаша терпения вот-вот переполнится. Так что — подсуетитесь. И тогда всеобщая признательность обратится именно к вам, Дэвид. Не провороньте выгодный момент.

— Еще бы! К Лео я испытываю самые дружеские чувства. Он необычайно ценный человек, и его потеря стала бы для нас подлинным ударом.

— Я так и полагал. Кстати, Дэвид, вы тоже много значите для нас. Учтите.

— Право ж, я бесконечно рад... Когда наша организация еще более окрепнет, я бы очень хотел сблизиться с вашими людьми...

— Для этого есть все предпосылки. Дело за вами. Когда мы можем начинать?

Эритрея бросил взгляд на часы.

— О, черт!.. Все нюансы еще нужно обсудить с Уотерби!..

— Оставьте это мне.

— Великолепно. Ведь надо же как-то организовать поездку. Мне даже в голову не приходило...

— А почему бы не отправить Лео, чтобы он подготовил несколько машин? Вы сможете добраться за пару часов.

— И то верно. Я согласен.

— Запомните, Дэвид, теперь все мы очень зависим от вас.

Уже направляясь к двери, Болан доверительно взял своего собеседника под руку.

— Как только вернетесь назад, свяжитесь с Ди Англиа и введите его в курс дела. Растолкуйте ему все детали. Пусть заполнит улицы своими людьми и хорошенько пошумит. Нас должны понять правильно и сразу.

— Да, именно так! Отлично сказано!

Они пересекли коридор и прошли в гостиную. Как раз в этот момент Билли Джино вкатывал в комнату тележку с кофе и печеньем.

— Шепните при случае Билли, — многозначительно заметил Болан, — что я давно уже наблюдаю за ним. Я рад за его будущее. Так и передайте.

— Ну, Билли — чертовски хороший парень, — с готовностью кивнул Эритрея. — Редкой души человек.

— Кандидат на место в Совете, — как бы между прочим обронил Болан.

— Да ведь и Лео — тоже! Разве нет? — восторженно подхватил Эритрея.

— Славная идея, — оживился Болан. — Действительно, а почему бы вам не попробовать продвинуть его? По дороге в Нью-Йорк спросите, что он думает об этом.

— Непременно.

— Ну, а перед тем как распрощаться, я хотел бы сказать бедняге несколько слов утешения.

— Да, это ему сейчас не помешало бы, — согласился Эритрея.

Болан тотчас направился к Лео Таррину, оставив Дэвида и Билли наедине друг с другом.

— Чем ты занимаешься? — корча зверскую гримасу, прошипел Лео.

— Веду разные игры, — тихо ответил Болан.

— Но какие именно, а?

— Игры в продвижение и проталкивание. Похоже, ситуация стабилизируется, так что об Энджи теперь можешь не волноваться. С ней все будет в порядке. С тобой, кстати, тоже. В ближайшее время ты отправляешься в город вместе с Эритрея и его компанией. Вытяни из них все, что сумеешь.

— Погоди-погоди! А ты?..

— Я незаметно удалюсь с этой территории и затем исчезну за горизонтом. И в новом месте Омега получит новое лицо и новое имя — никто ни о чем не догадается. Улыбайся, друг! Тебя вот-вот продвинут вверх по лестнице власти.

— Ты с ума сошел!

— Безусловно. Вместе с тобой. Но и все остальные — тоже не в своем уме. Так какая разница? Играй, Лео, и, главное, не раскрывайся!

Он круто развернулся и пошел прочь от этого удивительного человека, у которого была дырка в зубе и идеально входящая в нее смертоносная пилюля.

Воистину, в сумасшедшем доме любой псих достоин быть царем!

Глава 18

Теперь все события приняли такой оборот, о котором еще недавно Болан даже и не помышлял. Синица сама прилетела в руки, ну, а что касается журавля... Как и всякий профессиональный солдат Болан был жестким прагматиком и ради призрачных замков никогда бы и палец о палец не ударил. Хотя, по большому счету, вся его война с мафией и являла, по сути, отчаянную попытку возвести на земле именно такой воздушный замок.

Зайдя в первую же попавшуюся телефонную будку, Болан связался с Алом Уотерби.

— Как поживает твое дело? — насмешливо поинтересовался он.

— Никогда не чувствовал себя так хорошо. Начальство назначило срочное совещание, где будет окончательно решено, как стабилизировать это дурацкое положение. К работе подключаются и штат, и графство. Говорят, должны даже прибыть несколько человек из ФБР. Для начала они собираются закрыть весь город. Но его закроют для всех, братец вояка.

— В любом случае — хорошие новости. Спасибо за них, Ал.

Уотерби вздохнул:

— И все же постарайся, чтобы твои карты легли как надо. Может, заработаешь себе еще одну поездку вокруг кладбища. Это ведь твой излюбленный маршрут.

— Рано или поздно каждый выбирает его для себя, — рассудительно заметил Болан. — Просто я наметил его чуть раньше остальных... Кстати, у меня тоже есть для тебя хорошая новость. Боевики спешно упаковывают вещи и прощаются с местом дислокации. Думаю, тебе не стоит тормошить их — пусть проваливают.

— Откуда такая информация?

— Видишь ли, кое-кто подсказал Эритрея эту идею, и тот, как человек разумный, решил последовать совету. Я же в свою очередь пообещал Эритрея, что непременно поставлю тебя в известность.

— Не верю! — фыркнул Уотерби.

— Дело твое, Ал, но все же пусть они спокойно уедут.

— Ладно, будь по-твоему. Кто-то, вероятно, обзовет меня старым дураком, но я уже и вправду не настолько молод, чтобы проявлять излишнюю прыть, когда этого можно не делать.

— Ой, не прибедняйся! — засмеялся Болан. — Твою Алису хватил бы удар, услышь она такие слова.

— А знаешь, она и впрямь считает меня довольно забавным. Сегодня вечером я буду ей изображать Рудольфо Валентино. Или этого, ну, как его?.. Ну, словом, того самого, который, весь в сверкающих доспехах, сидел во главе круглого стола! Неплохо, а? Круглый стол, а ты — во главе!

Болан со смехом повесил трубку и тотчас набрал другой номер.

Трубку снял Билли Джино.

— Это я, Билли, — без предисловий начал Болан. — Передай Дэвиду, что с Уотерби все обговорено. В вашем распоряжении полчаса. Они закрывают весь город, и тогда вы уже никуда не сможете выехать. Понятно?

— Так точно, сэр. Спасибо, господин...

— Называй меня Омега, Билли. Просто — Омега. Без всяких там....

— Да, конечно. Так вот, Дэвид передал мне, о чем ты говорил с ним. Ты замечательный парень, Омега! Теперь, если вдруг приспичит, ты только свистни Билли Джино: где, что и когда. Смекаешь?

— Спасибо, Билли. Я знал, что на тебя можно положиться, — торжественно ответил Черный Туз и повесил трубку.

Вот ведь как: не прошло и часа, а Билли Джино уже клялся ему в верности до гробовой доски. Причем совершенно искренне. Он в самом деле мог теперь пойти за Болана в огонь и в воду! Грустно это. Поскольку такие, как Джино, встречаются везде. Столько усердия — и ради чего?!

«Эх, — с горечью подумал Болан, — если бы эдаких людей объединить всех и направить их старания не на дикарский промысел, а на служение высоким идеалам — мир скоро превратился бы в буквальном смысле в рай! Одно не ясно: хорошо ли было бы в нем жить?..»

Впрочем, только исполнителей для дела недостаточно. Необходимы лидеры, достойные, порядочные, умные. Но где они?

Любопытный нюанс, на который Болан давно уже обратил внимание: все эти многочисленные «Билли Джино» в душе были убежденными романтиками. Они верили в некую идею, казавшуюся им по-своему прекрасной, справедливой и заманчивой, и точно так же они верили в ее глашатаев, готовые за них пожертвовать и собственные жизни, и всех тех, кто попадался на пути. Склонность к риску, к приключениям — черта отнюдь не единиц. Просто одни либо подавляют в себе эту тягу, либо находят ей цивилизованное воплощение, тогда как другие, желая вырваться из повседневного однообразия, но не видя, где применить себя, становятся преступниками. Это щекочет им нервы и способно возвеличить в глазах таких же, как они. Да и сами себя они начинают ощущать вовсе не изгоями, а едва ли не избранными на этой земле. Ибо они — не такие, как все. И не случайно по всей стране тюрьмы в основном переполнены подобными людьми.

Нет, Билли Джино и иже с ним Болан никогда не причислял к настоящим, убежденным дикарям. Скорее это были дети, которым не позволили стать взрослыми. Они по-прежнему любят играть, и их ли в том вина, что смысл многих игр им непонятен? Их обрядили в дикарей, велев и по-дикарски же вести себя, и все-таки их можно переубедить и даже перевоспитать.

Но кто готов взвалить на свои плечи столь неблагодарный труд?

Мак Болан был простой солдат, и он не мог один воспитывать страну. Он мог лишь убивать особенно зарвавшихся ее сынов...

Зато людей, подобных Дэвиду Эритрея, он без колебаний причислял к разряду дикарей, причем особенно опасных, поскольку в их руках была сосредоточена невидимая сила — власть. Эти люди встречались повсюду, и не только в мафии. Продажные политики и бюрократы, ошалевшие от власти исполнительные директора больших компаний, амбициозная молодежь всех сословий, отчаянно рвущаяся вверх, да и многие-многие другие — все они, полные цинизма, лишенные сострадания, готовы были ради собственного благополучия раздавить, уничтожить любого, кто оказывался хоть на йоту слабее, нежели они. Чувство благородства, доброты, элементарной порядочности — изначально было чуждо им. Уж вот где дикость расцветала пышным цветом, принимая самые немыслимые формы!

Эту публику Мак Болан ненавидел всей душой. Но что он мог поделать с ними! Чопорность и внешний лоск, умение подать себя плюс вопиющее, хотя и зачастую показное, в лоб, законопослушание — все это ограждало их от тени подозрения, что на поверку-то они, быть может, даже больше дикари, чем те, кто причислял себя к элите мафии. Недаром мафиози так легко и безнаказанно внедрялись и во властные структуры, и в легальный бизнес. Уголовный мир давно и прочно сросся с миром, так сказать, цивилизованным. Будь воля Болана, он начал бы войну и против сытых, беспринципных обывателей, стоящих у руля страны. Но это было бы уже слишком. Тут бы поражение последовало сразу. Бороться с ветряными мельницами Болан не умел и не хотел. Пока ему хотя бы разрешают воевать с объявленными вне закона дикарями — с мафией. Что ж, и на том спасибо. Может статься, те, кто в высших эшелонах власти, вдруг опомнятся, почувствуют и для себя опасность — и тогда каким-нибудь законом вообще прикроют всякую борьбу. Такого поворота событий Болан особенно боялся. И не без оснований.

Что бы там ни толковал Броньола, Мак Болан никогда не собирался нести крест за весь мир. Ровно как не пытался искупить грехи всех кровью некоторых, вопреки философствованиям капитана Уотерби. Просто он хотел достойно завершить отпущенный ему отрезок жизни.

Сколько различных «спасителей» этого свихнувшегося мира, никому не ведомые, догнивали в земле, сколько со славой почивали в вечности! А он, Болан, по-прежнему оставался жить. Потому что, по большому счету, он спасал не мир, а собственную душу — и только ее. Ну, и еще, может быть, души таких, как Лео Таррин. Просто, заботясь о чистоте своей души, он вынужден был думать и о целом мире. Но так уж он был устроен.

Жестоким прагматиком Мак Болан сделался лишь оттого, что был рожден романтиком — до мозга костей.

Чья здесь вина?

Глава 19

Не снижая скорости, Болан спокойно вел автомобиль по шоссе, полого взбиравшемся на невысокий холм.

Наконец он пересек условную границу круга, в пределах которого самонаводящиеся орудия спрятанного «броневика» били по любой движущейся цели.

Теперь жизнь Болана зависела исключительно от быстроты его реакции.

В какой-то момент он боковым зрением уловил на фоне далеких деревьев внезапную крошечную вспышку. И тотчас прямо на него устремилась ракета, оставляя позади себя дымно-огненный след.

Одним движением через распахнутую заранее дверцу Болан выбросился из автомобиля, и тот, никем не управляемый, помчался по шоссе навстречу своей погибели.

Откатившись с обочины, Болан успел спрятаться за массивными валунами. На счет «четыре» траектория ракеты и маршрут автомобиля пересеклись. Ахнул оглушительный взрыв, и огненный шар взметнулся над землей.

Секундой позже Мак уже был на ногах и сломя голову бежал к дому, видневшемуся неподалеку.

— Не стреляйте! — заорал он, выскакивая на лужайку перед домом, и со скоростью спринтера добрался до порога.

Дверь распахнулась. Болан влетел в вестибюль и ничком растянулся на полу, жадно хватая ртом воздух. В Мака тотчас вцепились чьи-то руки и бесцеремонно перевернули на спину. Живот тяжко придавил кованый башмак, кто-то больно стиснул горло, а в лицо уткнулись стволы нескольких укороченных обрезов.

— Нагрудный карман! — едва выдохнул Болан.

Ловкие пальцы залезли под пиджак и вытащили из кармана бумажник; одновременно пальцу другой руки выдернули «беретту» из подплечной кобуры.

Несколько мгновений спустя давление на горло и живот исчезло, и кто-то с усмешкой произнес:

— Вот это забег! Высший класс!

Услужливые руки поставили Болана на ноги и отряхнули от пыли костюм ценою в пятьсот долларов, после чего словно растворились в пустоте.

Говоривший почтительно вернул Болану «беретту», однако оставил у себя бумажник с документами.

Добро пожаловать, сэр. Как вам удалось выбраться? Ей-богу, это было просто потрясающе!

Разбитая машина покоилась в каких-то ста футах от забора, вся охваченная огнем. Отблески пламени, проникая в окна дома, вычерчивали на стеклах причудливые узоры. Несколько человек из охраны зачарованно смотрели на полыхающий костер.

Неожиданно в комнате появился еще один человек. Чуть пониже Болана, он вместе с тем казался гораздо массивнее и выглядел моложе остальных, хотя, если честно, по их неподвижным, словно маски, лицам возраст определить было трудновато.

— Так как же вам удалось остаться в живых? — без предисловий осведомился Симон.

— Заметил, как приближается эта чертова штука, — с трудом выговорил Болан. — Поверьте, Симон, я был просто потрясен.

Похоже, парень усмехнулся, но Болан не был уверен в этом до конца.

— Ваши глаза столь же хороши, как и ноги, — процедил Симон.

— Чистое везение, — скромно отозвался Болан. — Я заметил разрушенную машину у ворот и стал глядеть по сторонам, пытаясь понять, что тут произошло. Ну, а потом объяснение само нашло меня.

— Вы заметили, откуда вылетела ракета?

— Вон оттуда, с холмов на западе.

Парень удовлетворенно кивнул и протянул руку за бумажником с документами, глянул на них и вернул Болану.

С этого момента он стал вторым по званию после Болана, что не замедлило проявиться в его отношении к гостю.

— Вы застали меня несколько врасплох, — проговорил он извиняющимся тоном.

— Зовите меня Лаки[2], — небрежно бросил Болан, глянув на пожар за окном.

В ответ парень ухмыльнулся, но ухмылка больше напоминала оскал.

— Я очень рад, что вам удалось попасть к нам, но весьма сожалею, что это оказалось сопряжено с некоторыми затруднениями. — Он развернулся и злобно посмотрел на охранников: — Могли бы и полегче обойтись с гостем. Не видели разве, что человек бежит, спасая свою жизнь?

Здоровенный малый, видимо, старший в группе, поспешно извинился.

— Ладно, с кем не бывает, — добродушно кивнул Болан. — Я сам виноват: слишком поздно закричал.

По глазам Симона было видно, что его буквально распирают всевозможные вопросы, но букву протокола следовало соблюдать неукоснительно. Поэтому первым делом он предложил визитеру подкрепиться.

Болан наотрез отказался.

— Батальон немного задерживается, — сказал он, сверля тяжелым взглядом Симона.

Парень сразу как-то потерянно заморгал, однако на его лице не отразилось никаких эмоций.

— Надеюсь, не слишком надолго? — тихо пробормотал он.

— Трудно сказать. Им пришлось двигаться кружным путем. Атмосфера сильно накалилась. Мне необходимо переговорить с «НИМ».

Симон безропотно махнул рукой в сторону лестницы, и они плечом к плечу прошли через большую комнату. Болан быстро насчитал не менее тридцати человек. Планировка дома во многом совпадала с описанием Таррина, а вот что касается «возрождения былой роскоши», то здесь Лео явно перегнул палку. Никакой лепнины, никаких дорогих украшений, даже мебель была хоть и новая, но самая простая.

Люди, которых встретил Болан, выглядели изнуренными и крайне озабоченными. Это уже была не команда отборных боевиков, а, по сути, деморализованный сброд. Их начальник еще пытался хорохориться, но все его потуги оставляли жалкое впечатление.

Все двери на верхнем этаже, кроме одной, были открыты настежь. Позади запертой двери, вероятно, как раз и находилась та самая «громадная комната», о которой говорил Лео.

Смутное подозрение внезапно овладело Боланом. Ему вдруг показалось, что за этой дверью он увидит не только «ЕГО». Конечно, заходить туда было весьма рискованно, если не сказать больше, но и отказаться от проверки Болан не мог. Собственно, за тем он сюда и явился.

В закрытой комнате он рассчитывал обнаружить Ангелину Таррин.

— Подождите здесь, пожалуйста, — попросил Симон, чуть слышно постучал костяшками пальцев по полированной двери и быстро распахнул ее.

Болан остался в коридоре. Напустив на себя равнодушно-скучающий вид, он терпеливо ждал, когда же наконец его пригласят войти.

Но приглашения так и не последовало.

Вместо этого из комнаты донесся крик:

— Это — Мак Болан! Взять его! Немедленно!

Дальнейшие события разворачивались с головокружительной быстротой.

В мгновение ока в руках у него очутилась «берет-та» и принялась поливать свинцовым дождем все вокруг. В следующую секунду Болан бросился на пол и покатился по коридору. В голове тревожно билась единственная мысль: как невредимым выбраться отсюда?

Решение созрело сразу. Собственно, даже не решение — им двигал инстинктивный порыв. На полной скорости он врезался в окно в конце коридора, разбил его и вылетел из дома, не представляя даже, что находится внизу.

Судьба к нему благоволила: он угодил на покатый навес перед входом на кухню. Болан автоматически согнул ноги, когда те коснулись твердой поверхности, и тотчас изо всех сил снова распрямил их, как бы полурикошетом совершив прыжок уже непосредственно на землю.

С трудом удержав равновесие, он тотчас рванулся за угол дома, и почти одновременно по тому месту, где он только что находился, из окна верхнего этажа ударил пулемет. Но Болан уже был в безопасности — перед ним открывалось пустое, никем не охраняемое пространство.

И тут неведомо откуда бахнул обрез. Болан среагировал вовремя, и все же пуля обжигающей молнией чиркнула по его спине, распоров пиджак. Болан рухнул на траву и, выхватив парабеллум, послал пулю туда, откуда раздался выстрел. Раздался громкий вскрик, и на землю неподалеку с лязгом шмякнулся теперь никому уже не нужный обрез.

Болан вскочил на ноги и, не обращая внимания на боль в спине, даже не раздумывая сейчас, насколько может быть серьезно ранение, помчался к ближайшему бунгало. Пробегая мимо, он машинально заглянул в низкое окно, однако новые выстрелы, которые загремели вдогонку, не позволили ему задержаться ни на мгновение.

Позади бунгало тянулся забор. Болан с ходу преодолел его и только теперь, углубившись в густой кустарник, позволил себе остановиться и перевести дыхание. Все плыло перед глазами, тело от напряжения сотрясала сильная дрожь.

Погони почему-то не было...

И тотчас из дома донесся злобный окрик:

— Достаточно! Оставить его! Никому не пересекать линию ограды!

Да, они там осторожны — дальше некуда. Что-то, значит, заставляет их сидеть и не высовываться.

Ну и ладно. Это Болана вполне устраивало. Хватит, пора сделать временную передышку.

Он осторожно ощупал рану на спине. Ничего страшного — простая царапина, могло быть и хуже. Если не считать нескольких ссадин и ушибов, он остался цел и невредим. Действительно — «везунчик»!

Правда, на сей раз спектакль с Черным Тузом не удался. Интересно, почему? И чей это голос, скрипучий и какой-то неживой, звучал из-за двери? Болан силился припомнить, где же он мог раньше слышать этот голос, и все больше утверждался в мысли, что — нигде.

Жаль, конечно, что не удалось проникнуть в запертую комнату. И все же половина дела сделана!

Перед внутренним взором с необыкновенной ясностью возникло вдруг окно бунгало. Пробегая мимо, Болан глядел в него не более секунды. Тем не менее его феноменальная, фотографическая память запечатлела все детали.

И теперь он вновь увидел как бы наяву: ярко освещенная, большая комната без всякой мебели — и у дальней стены, прижавшись к ней спиной, раскинув руки, словно силясь вжаться, уйти в холодную шершавую поверхность, застыла совершенно обнаженная женщина. Выражения ее глаз Болан не заметил. Да это и не важно!

Главное другое, что оправдывало его дьявольский набег на этот окаянный дом.

Он все-таки увидел Энджи Таррин.

Он нашел ее!

Глава 20

Память автоответчика была девственно пуста — подслушивающей аппаратуре не удалось перехватить из крепости ни единого сообщения. Потому Болан в последний раз вскарабкался на столб и принялся за работу. Сначала он отключил все линии связи преступного гнезда, полностью изолировав его от внешнего мира. Затем набрал вашингтонский номер и некоторое время ждал, пока его абонент проверит линию на защищенность от подслушивающих устройств.

Броньола начал без предисловий:

— Даже не надейся, Страйкер! Это совершенно невозможно!

— Предоставь решать мне.

— Кто-то пытался втянуть меня в эту грязную историю. Они пристрелили человека прямо на ступеньках Сената!

— Это хорошо, — заметил Болан.

— К чертям собачьим! Что ты там несешь?

— Послушай меня внимательно, Гарольд, и постарайся не упустить ни единой детали. К северо-западу от Питтсфилда, на холмах возле шоссе Хэнкока, расположена усадьба — так называемый Клуб Таконик. Сейчас там настоящая крепость, которую защищают не меньше пятидесяти боевиков. По моим данным, «трон» новой империи находится именно там. И там же пребывает «ОН» — тот, кто стоит за всем. Ты слушаешь? Я мог бы сровнять этот дом в любой момент и смыться подобру-поздорову. Это было бы несложно. Но...

— Ангелина?

— В том-то и беда! Они держат ее в одном из бунгало, около южной стены. Учти, перед главным домом большое открытое пространство, а мелкие строения отстоят друг от друга довольно далеко. Вся территория отлично простреливается. Сомневаюсь, что мне удастся вторично проникнуть туда, если только не принять крайних мер и не вскрыть основное здание, как консервную банку. Похоже, я буду вынужден пойти на это, в противном случае...

— Не суетись, я займусь этим.

— Лучшего и не придумаешь, Гарольд, у тебя уже нет времени. К ним на подмогу идет целый батальон, и его ждут с часу на час. Я рассчитываю накрыть их всех скопом, и да поможет мне Бог. Если ты пошлешь туда полицейских, женщина погибнет первой, это однозначно, так что выбора у нас нет. Но подмога мне нужна, только твои люди не лезут на рожон. Я буду их иметь в виду на крайний случай — мало ли, вдруг я не справлюсь. Тогда — очередь за ними.

— Понимаю.

— Хорошо, еще одно... Нет, погоди-ка!

— С тобой все в порядке?

— Да, просто я...

— Ну, что случилось? У тебя какой-то странный голос...

— Поцарапался немного, а сейчас сижу на верхушке столба, и чертов ремень сполз на больное место. Все, поправил! Ну так вот, я еще хотел тебе сказать пару слов о Липучке. В данный момент он направляется в Манхэттен. Если он позвонит, выложи ему все, он должен знать.

— Разумеется. Но... Не слишком ли он рискует? Мы ведь так и не решили ничего насчет его прикрытия.

— Сдается мне, его положение изрядно укрепилось? И все-таки тебе придется для подстраховки добавить своих людей в некоторых местах. Для сложившейся ситуации у меня уже готов сценарий. Все очень просто. Кто-то пытается вытянуть из Лео несуществующий долг. Эти ублюдки ворвались в охраняемый правительством дом и укокошили нескольких фэбээровцев. У них есть человек в Вашингтоне, который уже распустил слухи, будто некий очень важный информатор готовится выступить в суде. Поэтому-то фэбээровцы и держали семью этого информатора под своей охраной. А на них напали. Хорошо звучит?

— Великолепно.

— Теперь дело за малым: нужно вызволить жену информатора, которая расскажет, как на охраняемый дом было совершено нападение. Доброволец-исполнитель говорит сейчас с тобой.

— Что ж, если удача от тебя не отвернется... Тогда мы сможем прекрасно подыграть друг другу.

— И еще один вопрос, Гарольд. С ним тоже лучше не тянуть. Необходим козел отпущения. Прикрой им утечку, понимаешь?

— У тебя уже кто-то есть на примете?

— Пока нет. Но постараюсь найти по дороге. Холодное мясо, думаю, устроит всех. Как ты считаешь?

— Тогда все намного упростится, — согласился Броньола.

— Вот и договорились. Я постараюсь передать тебе посылку через местных полицейских. Она будет хорошо перевязана и промаркирована.

— Посмотрим, все ли я правильно понял. Между прочим, на самом деле произошла очень серьезная утечка информации. Откуда-то стало известно, что Энджи похитили. Это тоже надо иметь в виду. Ну ладно, значит, события будут развиваться так: мы возвращаем Ангелину и одновременно прикрываем Липучку версией о каком-то старинном долге, который тот якобы должен возвратить. Все верно?

— Тютелька-в-тютельку.

— Отлично. И все-таки проблема остается, и от нее нам не уйти. Какая-то сволочь поделилась секретом: некий очень важный мафиози — замаскированный федеральный агент. Это не шутки! По-твоему, нам необходим козел отпущения, который принял бы на себя удар, предназначавшийся Липучке. Да, полагаю, таким образом нам удалось бы немного разрядить обстановку в Вашингтоне.

— Придется прикрывать сразу два фронта — твой и Лео. Если все пойдет так, как мы договорились, Лео удастся прикрыть достаточно надежно, а это, несомненно, аукнется на позиции нашего врага. Что же до твоих шагов... Вот что, Гарольд, ты должен явиться в комитет Сената и заявить: «Поглядите, ребята, этот сукин сын — перед вами, и он мертв. Конечно, я пощекотал немного ваши чувствительные нервы политиков, за что и приношу извинения. Но все благополучно завершилось, и давайте забудем о наших прежних разногласиях и будем жить дружно, как и подобает настоящим мужчинам». Затем организуй похороны «героя» и созови пресс-конференцию — ну, я не знаю, что ты делаешь в подобных случаях. После чего, может статься, дело и впрямь будет окончательно закрыто. Одобряешь?

— Звучит неплохо. Так кого ты собираешься мне послать?

— Выберу что-нибудь среднее, не слишком мелкое и не очень крупное. Но брать придется то, что попадется по дороге, так что лучше все нюансы обговорить сейчас.

Броньола вздохнул:

— На твое усмотрение, Страйкер. Я заранее согласен.

— Буду стараться, — заверил его Болан. — Не волнуйся, друг.

— До чего приятно слышать это слово! И в особенности — от тебя. Я уж начал думать...

— Ерунда! Я все еще люблю тебя, Гарольд. Просто порою нам трудно ужиться друг с другом...

— Тоже мне, философ! — усмехнулся главный фэбээровец. — Так что, договорились? Больше нет вопросов? Ну и ладно. Кажется, Липучка ждет не дождется, когда начнется пьеса.

— Как я его понимаю! Да и мне уже пора.

— Послушай-ка, эй! Я, конечно, не могу просить тебя быть осторожным — ты же все равно не знаешь, что это такое...

Болан презрительно сплюнул с высоты.

— Осторожностью тут никого не победишь, приятель. Никого и никогда.

С этими словами он вырвал провода и спустился на землю, готовый приступать к действиям немедленно.

Действительно, о какой осторожности может идти речь?

Это уж пусть те, которые засели в доме, берегут себя.

Вот тут-то он их и накроет. Всех.

Глава 21

Все время, пока Болан готовился нанести решающий удар, его не отпускало чувство тревоги.

Он никак не мог понять: почему все события разворачивались именно здесь? Кому вдруг понадобилась эта территория, на которую столько лет никто не обращал внимания? Отчего Питтсфилд сделался яблоком раздора? Между кем и кем? Это тоже было очень важно.

Поначалу Болан надеялся, что сумеет найти ответ непосредственно в крепости. Однако, проникнув в штаб преступников, он не обнаружил ровным счетом ничего такого, что пролило бы хоть какой-то свет на запутанную обстановку.

И что значили все эти яростные нападки на Лео Таррина? А похищение его жены!.. Это ведь какой же им пришлось проделать путь, какому подвергаться риску!.. Чего ради? Быть может, то был заурядный акт мести — после того, как неожиданно раскрылась двойная жизнь Лео? Но если уже требовалось убрать парня со сцены, к чему было поднимать столько шума? Такие дела обделывают быстро и незаметно, с этим Болан сталкивался много раз. Значит, подпольная деятельность Таррина тут не при чем. Вернее, она может играть свою роль, но выступает не более чем эпизод в грандиозном спектакле, имя которому — интриги в мафиозном дворце. Да, мир мафии раскололся, и паутина интриг, заговоров и предательств намертво оплела его. Но какое отношение имеет ко всему Питтсфилд, этот маленький, Богом забытый городок?

Возникали и другие вопросы.

Почему войска Симона пугливо прятались в старой усадьбе, спешно, хотя и без всякой системы отреставрированной буквально в последние дни? Да, они ждали подмогу, но зачем? Ждали постороннего вмешательства, а сами, ну, скажем так, не имели полномочий на ведение активных действий? Ведь не стали же они преследовать Палача, когда тот уносил ноги с их территории. Хотя, казалось бы, никто им не мешал, а уж воспользоваться подвернувшимся случаем, чтобы покинуть штаб и найти более защищенное место, они, по всем законам военной тактики, были просто обязаны! Но продолжали сидеть на месте. Вывод напрашивался один: что-то такое они тщательнейшим образом охраняли и потому даже не рисковали — под угрозой смерти! — выбираться за ограду. Очень интересно... Впрочем, странностей не меньше.

Ясное дело: Симон — не дурак. Но есть резон внимательнее присмотреться к его поступкам, а точнее — к его реакции на внешние раздражители. Едва Болан нанес первый удар по штабу, парень просто укрылся за стеной и занял оборону. Запер всех и срочно вызвал подмогу. На что он, собственно, рассчитывал? Ведь если Болан одним-единственным снарядом без помех взорвал автомобиль с людьми, то с такой же легкостью он мог бы стереть в порошок и весь дом, отправив на тот свет не один десяток мерзавцев.

Конечно, Симон вовсе не был дураком, но мыслил он в системе логики, приемлемой для Туза. Да, Болан вывел из строя автомашину с двумя его ребятами. Но не стал вести огонь по дому, где укрылись пятьдесят боевиков и представитель Совета. Из этого следовал вывод: Болан не способен взорвать целый дом.

И еще убедительный довод. Выйдя из дома, Симон бросил взгляд на вершины холмов и спросил себя: «Откуда стреляли?» Он провел воображаемую линию и нашел то место, где должно было стоять орудие. С этой точки оно могло поразить ворота и подъездную дорогу, но никак не могло попасть в дом. А поскольку до сих пор дом не подвергся нападению, однозначно следовал другой вывод: орудие и не нацелено для стрельбы по дому.

А тут еще эта невероятная попытка Болана проникнуть в здание. Тому тоже имелось объяснение: Палач не один, у него есть помощники. Потому что немыслимо подорвать собственную машину, за рулем которой ты сидишь, стрельнув в себя же из орудия, установленного в доброй полумиле!

Возможно, это тоже побудило Симона не преследовать Палача, а, оставаясь на месте, дожидаться подкрепления. Поскольку совершенно ясно: те, кому удалось разнести на кусочки машину Болана, с таким же успехом могли уничтожить и все средства передвижения боевиков.

Итак, в поступках мафиози прослеживалась логика. Но легче от этого не становилось. Логика логикой, а ведь нужно было как-то вновь проникнуть за ограду, войти в бунгало и умыкнуть оттуда женщину. Живую и невредимую. И все это под носом озверелых и безжалостных охранников. Тут призадумаешься не на шутку!

Но под рукой у Болана был его верный и испытанный помощник — нашпигованный новейшей техникой фургон, «броневик», как он его любовно называл. Человек и машина — в одной связке.

Хватит ли этого сейчас?

Разумеется, многообразные огневые системы не могли подвести, что они недавно с блеском доказали. Автоматическая дальнобойная артиллерия работала безупречно. А для поддержки пехоты, в качестве каковой намеревался выступить Болан, имелись и вовсе уникальные возможности. Одним из таких чудес являлось «Управление РВА» (Работа Вне Автомобиля). Используя эту систему, человек посредством пульта дистанционного управления размером всего с пачку сигарет мог управлять стрельбой на расстоянии одной мили от автомобиля.

Действовала система следующим образом. Сначала производилось нацеливание ракет на четыре заранее выбранные точки, затем включалось «Управление РВА», после чего залповая установка немедленно переводилась в режим «Готовность к ведению огня». На пульте дистанционного управления было четыре кнопки, каждая из которых соответствовала одной запрограммированной траектории. Человек просто нажимал кнопку — и тотчас вылетала нужная ракета.

Что касается экипировки для разведывательно-диверсионных действий, то она была не столь экзотична, но зато исключительно эффективна и надежна в бою. В зависимости от стоящей перед ним задачи Болан применял: комбинированную винтовку М-16/М-79 с мощными пиропатронами, автоматический пулемет, а также ручную пушку большого калибра и сокрушительной убойной силы, без труда способную подорвать даже крупный танк. Кроме того, в кобуре на правом бедре у Болана покоился «отомаг» 44-го калибра, а на поясе висело немалое количество гранат, позволявших поддерживать наступательно-заградительный огонь в течение продолжительного времени. К ремням, опоясывавшим грудь и плечи, крепилось дополнительное вооружение, до которого можно было моментально дотянуться свободной рукой.

Итак, настало время поднести огонь к стопам врагов.

Прекрасно, когда можно зажигать огонь в сердцах людей, но современные новейшие технологии к такого рода акциям не располагали. Они подразумевали в этом мире лишь наличие противников, в большем или меньшем числе, а тут уж если сердце вдруг воспламенится, то и человеку сразу же — конец.

Дикарский мир, дикарская мораль, дикарские утехи — это ли не истинный, дикарский, разумеется, прогресс?!

Запустив системы ведения огня, Болан начал не спеша спускаться с холма.

Из дома никак не могли заметить его приближения. Трудно сказать, ожидали ли они нового визита Палача. Если и да, то уж по крайней мере не так скоро. Вполне вероятно, что они все еще вспоминали его прежнее посещение — слишком необычным, наглым и неожиданным должно оно было показаться всем, кто бесцельно проводил время взаперти. Конечно, Болан внес сумятицу в их души — вот и славно, пусть теперь понервничают, это только на руку ему. Противник, который деморализован и не знает, с какой стороны ждать опасности и ждать ли вообще, — вдвойне уязвим.

Приблизившись к разрушенным воротам, Болан сделал короткую передышку и, прежде чем ступить на вражескую территорию, вызвал себе на подмогу первую огненную птицу. Ракета с ревом сорвалась с крыши «броневика» и устремилась точнехонько к правому крылу здания. Через несколько мгновений последовал оглушительный взрыв.

Огненный смерч взметнулся над домом, разбрасывая во все стороны оплавленные кирпичи, горящие обломки мебели и разорванные в клочья тела людей, которые так и не успели ни понять, ни почувствовать, что же с ними произошло. По-своему счастливый, безболезненный конец... Не пробудившись толком, они навсегда уснули мертвым сном. Да, в новых технологиях убийства есть какая-то особенная прелесть!..

Те, кто уцелели, в ужасе метались по полуразрушенным этажам и, не придя еще в себя со сна, с отчаянной решимостью выпрыгивали вниз из окон — и немедля попадали в смертоносные объятия огня.

Мак поддал еще жару, пальнув по ним из своей М-79, а сам тем временем, по кругу обходя лужайку, неуклонно приближался к цели — низкому бунгало в южной части территории.

«Броневик» выплюнул в сторону усадьбы новую ракету, которая, будто нарочно, угодила в охранников, сбившихся в кучу на подступах к бунгало. В ответ гулко заухали обрезы, с разных сторон длинными очередями ударили пулеметы.

Кажется, какая-то шальная пуля все же зацепила Палача, но сейчас, в смрадном огненном бедламе, он не придал этому значения. Если он по-прежнему живой и может двигаться — на остальное наплевать!

Вперед, вперед!

Несколько раз он пустил в ход свою винтовку, и она пропела огненную колыбельную ублюдкам, призывая их забыться вечным сном. Что и говорить, эта штуковина еще ни разу не сфальшивила — и слова, и мелодия ее всегда оказывались к месту, им внимали все, хотели или нет.

Болан чувствовал, как у него по шее течет кровь. Левая рука внезапно сделалась тяжелой и непослушной, хотя боли он почти не ощущал. Четыре кандидата на спасение душ, дико выпучив глаза и потрясая обрезами, возникли, будто ниоткуда, у него на дороге и тотчас пожалели о собственном неблагоразумии — четыре последовательных выстрела размозжили им головы, отпустив разом все грехи, и боевики, как один, опрокинулись навзничь на землю.

Теперь Болан почувствовал вкус крови на губах и странную, баюкающую теплоту в груди.

Тогда он вновь обратился к «броневику» и нанес третий удар — по хлипкой постройке, оставшейся у него за спиной. Этот залп довершил начатое двумя предыдущими — огонь разлетелся по всей территории, цепко прихватывая крыши соседних построек. Теперь пожар угрожал уже и крайнему к югу, самому дальнему бунгало. Надо было спешить.

Когда он, наконец, достиг цели, занялась боковая стена. Ударом ноги Болан высадил дверь и ворвался в помещение. Несчастную итальянскую домохозяйку, верную жену его лучшего друга, он заметил сразу. Она сидела в углу, сжавшись в комочек, и с ужасом глядела на него. В ее глазах он прочитал готовность к неминуемой и страшной смерти. Отшвырнув оружие, Болан молча подхватил Ангелину, перебросил ее безвольное обнаженное тело через свое омертвевшее левое плечо и огромными скачками устремился прочь из бунгало. В правой руке его громыхал могучий «отомаг» и расчищал ему путь.

А стая дикарей, словно почуяв запах крови и нарастающую уязвимость жертвы, сгрудилась в одном месте и пыталась достать Палача, добить его. Они не понимали, что в отличие от них он не испытывает страха перед огнем, что вообще он не испытывает страха — за себя, по крайней мере. А та, за которую он мог бы опасаться, лишь удваивала его силы. Нет, сейчас он был непобедим.

Четвертая — пошла!

Огонь охватил все, и Болан выскользнул из пламени с бесценной ношей, чтобы, возвратить ее из мира дикости в мир нежный нецивилизованный. Во всяком случае он этого хотел.

Он отнес женщину в машину, в свое тихое, надежное пристанище, и, произнеся напоследок что-то ласковое и ободряющее, тотчас же вернулся к полыхающему дому.

Возле развороченной стены он вдруг наткнулся на счастливчика, каким-то чудом уцелевшего и пытавшегося выползти из огненного ада.

Да и то сказать — уцелевшего, какое там!..

Парень был похож на ребенка, который забрался в огонь посмотреть, каков он изнутри. Лицо и все тело его были покрыты страшными ожогами, но он дышал, все понимал и судорожно дергался из стороны в сторону, взывая к Богу, чтобы тот ему помог. Давным-давно отвергнутый им Бог... А кто еще мог милость оказать? Ведь рядом не осталось никого...

Тут он заметил Болана. В глазах затрепетали искорки надежды.

— Болан, подари мне жизнь! Прошу... — чуть слышно прошептал он почерневшими губами.

Глаза Болана сузились при виде жалкого, беспомощного существа, и он поднял «отомаг», чтобы уменьшить муки обреченного. Голоса он не узнал, да и не мог при всем желании, а вот манеру выговаривать слова он очень хорошо запомнил. Даже слишком.

Что делать, умирать никто не хочет. И когда нет шансов жить, надежда разгорается с особой силой.

Болан ответил ледяным тоном, в котором сквозила плохо скрываемая ярость:

— Я знаю, Симон, ты всегда любил жизнь. Так скажи же, почему с мольбой о ней ты обратился ко мне в Питтсфилде. Ответь, и я тебе подарю ее, парень.

Измученные глаза медленно скользнули по развороченной стене дома — к тому месту, где еще недавно позади запертой двери располагался «тронный зал». И Болан увидел: в дыму, среди языков пламени стояла странная кровать — эдакое хитроумное медицинское приспособление со множеством никелированных трубок, свисающих ремней, микроподъемных механизмов... По краям болтались наручники, от жара подвижный матрас вздыбился, и на вершине его, без всяких признаков жизни, покоилось чье-то убогое тело, вернее, половина того, что когда-то называлось человеком.

И внезапно в голове Болана не осталось ни единого вопроса. Все, точка!

Он вложил пулю точно между горящих, умоляющих глаз, уронил снайперский значок на грудь «неисправимого романтика» и зашагал прочь.

Да, с вопросами покончено. Сразу — и навсегда.

Он все-таки нашел «Иисуса» — если только эти библейские имена имели в данной ситуации какое-либо значение.

Человеком, стоявшим на вершине пирамиды, — так сказать, Царем Царей — был Оджи Маринелло.

Так и сдох, будто собака, на не нужной никому территории.

Никому не нужной, кроме него самого.

Эпилог

Встречаясь взглядом с Боланом, Энджи всякий раз смущенно опускала глаза. И дело не в том, что когда-то, теперь уже в далеком прошлом, когда он впервые появился в Питтсфилде, она всадила в него пулю. Это он простил ей, и она знала. Дело в другом. Она была чертовски красива, и случилось так, что Болан смог лицезреть ее, что называется, во всем блеске ее очарования. С одной стороны, это наполняло Энджи потаенной, свойственной любой женщине гордостью, а с другой — конечно же, слегка смущало. Не ее вина, что эти выродки, прежде чем бросить в голую клетку ее саму раздели догола. И все же, и все же...

Разлив по чашечкам кофе, она наклонилась, быстро поцеловала Лео в нос и, извинившись, вернулась на кухню.

— Тебе чертовски повезло, Лео, — пробормотал Болан.

— Повезло! Не то слово! — самодовольно ухмыльнулся новый член Совета. — А вот про тебя, сержант, я могу сказать точно: твой ангел-хранитель не дремлет — ни дня, ни минуты! — Он протянул руку и осторожно коснулся повязки на шее и плече Палача. — Могло все кончиться плачевно. Еще один сантиметр, приятель, — и ни один из нас не вышел бы оттуда. Как плечо?

— Заживет, — отмахнулся Болан. — У тебя как дела? Ты уверен, что ваш союз с Эритрея прочен?

— Убежден. У нас с ним прекрасные отношения. Я никогда еще не чувствовал себя столь уверенно. А сейчас мне он даже и не нужен. У него свои игры — вот он и подарил меня Совету.

Болан кисло улыбнулся:

— Жаль. А я как раз решил отдать его.

— Это в каком же смысле?

— Я пообещал Гарольду найти козла отпущения, фальшивку. Холодное мясо. Но у меня не осталось ничего, что можно было бы послать ему, так что придется отправить теплое мясо.

— Дэвида? — Глаза Лео расширились.

Болан согласно закивал:

— Только его одного. Он заработал это. Послушай, Лео, Симон был человеком в десять раз дороже, чем Эритрея. Но он хоть честно умер — рядом с боссом. Он до конца боролся за эту идиотскую идею, которую себе втемяшил в голову старик. Да и не только одному себе.

— Я до сих пор не понимаю, как все было организовано. Ты говорил, будто Дэвид и впрямь намеревался...

— Это только мои предположения, Лео, а правду мы уже вряд ли когда-нибудь узнаем. Ведь мафия — хорошо организованная кучка психов, а разве можно до конца уяснить логику сумасшедших? Но факт остается фактом — после событий в Джерси Дэвид Эритрея занимал место Оджи Маринелло. Две последние недели Оджи был здесь, в Питтсфилде, так сказать, сидел на пороге твоего дома.

Поэтому Дэвид делал все возможное, лишь бы оттянуть время, выиграть у других хоть полкорпуса в этой безумной гонке по кругам ада. Все это время Билли Джино полагал, будто старик безвыездно сидит на Лонг-Айленде.

— Да, он так и говорил. Не знаю, как после всего он станет относиться к Дэвиду.

— Для многих это навсегда сохранится в тайне, — с тяжелым вздохом ответил Болан. — Я расскажу тебе, Лео, во что я верю сам. Оджи изо всех сил старался выжить, но Дэвиду удалось прибрать дела к своим рукам. Когда Оджи стало об этом известно, он предпочел убраться в тень, куда-нибудь подальше. Возможно, ему помогали Симон и другие Тузы. Оджи давно уже еле дышал. Прикованный к постели, он отчаянно боролся за каждый новый день жизни. Люди из близкого его окружения, вероятно, догадывались, что старик обречен. Спрашивается: зачем же они шли у него на поводу? Идеализм — в определенной мере. Или романтизм — как хочешь называй. Старому кораблю нужна была тихая, удобная гавань. А где ты найдешь место лучше Питтсфилда? Манхэттен рядом, от главных же мафиозных тропок — далеко. Никому не нужная территория. Ну, а если и вправду не нужная... Вот Тузы и порешили выпихнуть тебя с насиженного места и полностью завладеть этим краем. Редкий случай: вместо того, чтобы перегрызться, сидя подле царя в надежде занять его трон, эти пауки объединились. Начали метаться по стране, собирая старые долги, и так нарастили свою власть, что напугали Дэвида Эритрея до смерти. Они решили поддержать парня, пока Оджи хоть с каплей достоинства не отдаст Богу душу. Под достоинством я понимаю одно — завещание, честное и внятное. Они могли надеяться только на это. А я перепутал все их карты, чем, полагаю, сыграл на руку Дэвиду. Дальше ты уже знаешь: операция завершилась, ты бросился целовать родную землю, а Дэвид вернулся домой целым и невредимым.

— Я давно знаю про этот сумасшедший мир, сержант, — со вздохом произнес Таррин. — И мне всегда казалось, что старик относился ко мне вовсе неплохо. Странно, почему он не втянул меня в это дело. Мог хотя бы попытаться... И у него не было никаких оснований заключать контракт на мою смерть, куда-то исчезать, да еще потом похищать мою жену.

Болан уставился на него тяжелым взглядом:

— Будь реалистом, парень!

— Стараюсь, — невесело хмыкнул Таррин.

— Неужели не ясно: они обманули тебя! В какой-то момент для них перестало играть роль, живой ты или мертвый. А когда Энджи оказалась в их руках, они и подавно стали считать тебя мертвецом. Они ведь не забывали, откуда похитили ее.

Лео слегка передернуло. Машинально он устремил нежный взгляд на свою маленькую спутницу жизни, хлопотавшую на кухне.

— Она хочет повидать детей, сержант. Она не станет ждать, пока нам тут не надоест трепаться.

Болан с улыбкой обернулся на Энджи:

— Ну, если там вся радость...

— Именно там, а где же еще?!

— Ладно, — согласился Болан. — Тогда отправляйтесь. Если представится возможность, расскажи Алу Уотерби, как все в действительности было. Да и потом: Алиса волнуется...

Лео усмехнулся:

— Я тоже волнуюсь. Куда война забросит тебя в следующий раз, приятель?

— Хочешь отправиться со мной?

— Нет уж, извини! — Лео вскочил и слегка постучал костяшками пальцев по деревянной панели на стене «броневика». — Ты тоже постучи по чему-нибудь деревянному. Я сообщу тебе потом мой новый номер телефона. Теперь я могу тебя очень хорошо подкармливать. Займу до такой степени, что не останется времени носиться по стране и спасать всяких дураков вроде меня.

Глаза Болана потеплели.

— Я спас для себя самое дорогое в этой жизни, Лео, — мягко ответил он. — Поверь, это правда. А теперь забирай жену, и прямиком — к детям! Мне еще надо позвонить Гарольду и уладить с ним вопрос насчет тепленькой подсадной утки.

— И как же ты собираешься выкручиваться?

— Это уже совершенно другая история, Лео. Потом, быть может, я расскажу.

Ангелина вышла из кухни, несколько секунд, не мигая, смотрела на Болана, а потом наклонилась и запечатлела жаркий поцелуй на его пересохших губах.

— Я очень люблю твой дом, — прошептала она. — Здесь так хорошо!

Болан стоял в дверях и долгим взглядом провожал трогательную маленькую пару, пока она не растворилась в нью-йоркской ночи.

— Первый огонь, — тихо пробормотал он себе под нос, — был разведен женщиной.

И бравым парням теперь потребуется целая вечность, чтобы его затушить.

Он огляделся по сторонам, вспоминая последние слова Энджи. Вот странно: он думал, что здесь, в этом немыслимом «броневике», хорошо только ему. Оказывается, есть на свете и другие... Ну, и слава Богу.

Стало быть, всегда найдется кто-то, кто захочет просто так, без лишних уговоров, заглянуть на огонек. И в этой простоте, возможно, и заключена одна из тех немногих радостей, которые дарует жизнь.

Где бы он ни был, у него всегда есть дом, открытый для гостей. Здесь можно принимать друзей, любимых...

Дом Мака Болана!

Неплохо ведь звучит, а?

Там, где билось его сердце... И останется, пожалуй, навсегда.

Примечания

1

Джек Армстронг — персонаж радиопередачи 30-х годов, очень популярной в США.

(обратно)

2

Лаки — по-английски «счастливчик», «везунчик».

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Эпилог


  • загрузка...