КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400211 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170197
Пользователей - 90958
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Гладиатор 5 (fb2)

- Гладиатор 5 1.3 Мб, 401с. (скачать fb2) - Ринат Камильевич Назипов

Настройки текста:



Пролог.

Посреди обширной поляны, недалеко от старых, заросших травой и кустарником построек, замерцал странный черный овал. Если бы кто-нибудь со стороны смог наблюдать это зрелище, то его неприятно резанул бы явный диссонанс между окружающим пространством и неизвестно откуда появившимся окном портального перехода. Само это явление было здесь абсолютно чуждым, не принадлежащим этому Миру. А уж когда из портала выплыла странная платформа, загруженная всевозможными ящиками, контейнерами, баулами и сосудами, то сторонний наблюдатель был бы вправе обратиться за квалифицированной медицинской помощью, резонно полагая, что или он сошел с ума, или у него что-то со зрением. Платформа выплыла и, немного продвинувшись вперед, встала, как будто чего-то ожидая. К счастью, ожидание длилось совсем недолго, вряд ли больше нескольких секунд. Поверхность зеркала перехода опять пошла волнами и из него вывалился человек. Именно вывалился – не вышел. Сделав шаг, неизвестный плашмя рухнул на землю. Окно портала немного повисело, все быстрее и быстрее пульсируя, то увеличиваясь метров до двух, то сжимаясь почти до точки, и с хлопком исчезло, оставив на своем месте абсолютно мертвую конструкцию странного конуса, который спустя пару минут начал парить мелкой пылью и уже через час от него почти ничего не осталось, а пыль, подхваченная ветром, разнеслась по поляне и лесу.

Этот переход дался мне очень тяжело. Было такое ощущение, что меня вывернули наизнанку, отжали и повесили на мороз вымораживаться. Болело все, казалось, что боль поселилась даже не внутри меня, а внутри каждой косточки, каждой мышцы, связки, каждая клеточка моего тела была наполнена болью. Сколько я пролежал без сознания, сказать не могу. Нейросети у меня нет, Драал-Зуал не отзываются, я даже не могу разглядеть свои ментальные каналы, да я даже собственную ауру не вижу. С трудом поднявшись на ноги, осмотрелся. Место, где я нахожусь, лично мне, незнакомо, но оно полностью соответствует записям с кристаллов агарца. Хотя, нет, не полностью, на записях был тот странный объект, вроде как тело нефилима, в виде конуса, здесь его нет. Но все остальное вполне соответствует, а значит, я все же вернулся в свой Мир, а куда там делся нефилим не столь и важно, может покурить пошел. По крайней мере я на это очень надеюсь, что-то не понравилось мне быть черт знает где и черт знает зачем. Приключение — это конечно хорошо, но только при условии, что в них есть хоть какой-то толк. Я, в своем последнем приключении никакого толка не видел, кое-какие плюшки — это конечно хорошо, новые технологии, прекрасно, знания, замечательно, но все это совсем даже и не критично. Всё же основная цель всего задуманного так и не выполнена, мне так и не удалось узнать куда делись остатки аталанцев, что произошло у них на корабле, что подвинуло их совершить столь неосмотрительный поступок, в общем ни на один вопрос так и не нашел ответа.

Преодолевая боль во всем теле, я начал понемногу обустраиваться в новом Мире. В первую очередь необходимо обеспечить хоть минимальную безопасность своему бренному телу, дать ему отлежаться и прийти в себя, а все остальное оставим на потом. Все же очень хорошо, что я озаботился захватить с собой гравиплатформу с самым необходимым и не стал рассчитывать только на свой многомерный карман. Хорош бы я сейчас был пытаясь извлечь из ниоткуда хоть что-нибудь, а так все необходимое под рукой и сильно напрягаться не нужно. Доставать и разворачивать свой домик я не стал, намного проще обжиться в модуле джоре, да и, наверное, стоит еще раз обследовать это строение, может агарец что-то пропустил. Кое-как добредя до жилого модуля и протиснувшись в него, я завалился на кровать, надо отдохнуть. Аптечка исправно помигивала своими индикаторами, сигнализируя, что мое лечение и восстановление продвигаются вполне успешно и никаких экстренных мер предпринимать не нужно. Очередная страница моей жизни перевернута.

Очередное мое пробуждение было не пример приятнее и комфортнее. Нигде ничего не болело, ощущения конечно были не как после медкапсулы или регенератора, но тоже очень и очень приятные. Правда эта эйфория достаточно быстро прошла, нейросети нет, Драал-Зуал по-прежнему не отзываются, хотя я прекрасно знаю, что они живы, ну по крайней мере один из них, комбинезончик-то на мне и выполняет свои функции достаточно исправно, мои ИскИны тоже не откликаются. Значит проблемы опять во мне, остается только надеяться, что мои добровольные помощники все исправят, что необходимо починят, что надо заменят. Ну, а мне надо обустраиваться и готовиться к путешествию через треть планеты до ближайшей законсервированной базы джоре. И начать стоит с приведения в порядок своего нового жилища, тем более, что прожить мне тут предстоит, я чувствую, не один день. Вот уже и начали сформировываться планы на ближайшее время. Модуль, корабль, база, за ней, при необходимости и желании и вторая. Общее состояние портила только мысль о недоступности всего того, что я смог умыкнуть со Станции, и тут речь даже не о том, что сейчас находится в моем «кармане», речь о том, что находится совсем рядом, на гравиплатформе, но недоступно для меня на столько же, насколько и моя заначка. И если охранного дроида я еще могу хоть как-то, худо-бедно запрограммировать на охрану и сопровождение моей тушки, то вот все остальное просто высокотехнологический мусор, ну почти, в конце концов запустить реактор и обеспечить себя энергией я в состоянии, а значит совсем не далек и тот день, когда я смогу собрать свой эрзац-заменитель медкапсулы и установить себе нейросеть, пусть и криво, но смогу.

В чем основной недостаток высокотехнологического оборудования? В невозможности его использования без специальной подготовки. Вот и пришлось мне с помощью своего меча рубить ветки на самый обычный веник, а ведь у меня есть дроиды уборщики, да и не один. С помощью артефактов я мог бы сделать очень многое, но и они мне сейчас недоступны. Наводя порядок в модуле, я все больше и больше впадал в непонятки. Без всякого сомнения, это был жилой модуль джоре, я такие уже видел и не один раз, да и подобные девайсы Содружества тоже строились и проектировались именно на основе таких вот прототипов, но что-то в нем не так… внезапная вспышка озарения все расставила по своим местам. Это не просто жилой модуль, это жилой модуль разработанный и созданный для работы исследовательских групп на планетах с агрессивной средой, а значит он должен быть гораздо больше чем есть на всяком деле. Такие модули как я знаю, оснащались резервным реактором, небольшим складским и лабораторным отсеком. Особым успехом, а значит и спросом эти модули пользовались у археологов и всяких там зоологов-биологов, достаточно мощная и надежная система защиты модуля и прилегающего пространства обеспечивала необходимый уровень безопасности, а немаленькая площадь и объем самого модуля, приемлемые условия для жизни. Вот что не давало мне покоя с тех самых пор как я проснулся, значит идея внимательно исследовать модуль не была напрасной. В своем обычном состоянии все секции модуля легко доступны и сразу бросаются в глаза и только при его консервации вступает в действие программа маскировки и ограничения доступа, причем этих программ маскировки огромное количество, начиная от отделения специфических секций и заканчивая заглублением, а еще программы могут пересекаться и объединяться, взаимно дополняя друг друга. Так что поиск недостающих секций может вылиться в совсем не тривиальную задачу, что учитывая мою некоторую убогость, в данный момент, выглядит почти нерешаемой загадкой. Ничего, где наша не пропадала, главное, что теперь ясно и понятно, что именно надо искать.

Это просто праздник какой-то! Сегодня наконец-то дали о себе знать мои попутчики, Драал и Зуал. Пока полноценного общения и совместной работы не получается, но ждать осталось не долго. Насколько я понял их длительное молчание вызвано полным отсутствием ментальной энергии, что у меня, что у них, сейчас происходит активное накопление и как только необходимое количество будет нами набрано, так все и вернется в норму. Драал намекнул, правда, что процесс это длительный и еще как минимум на неделю затянется. Вот на фоне радостных известий я и направился сегодня, как и все последние дни, на поиски затерянных секций. Три дня я как сайгак наматывал круги вокруг своего импровизированного лагеря, возвращаясь в модуль только для того чтобы поспать и перекусить чего-нибудь горяченького, и вот наконец-то сегодня мне улыбнулась удача. Нет, спрятанные секции я не нашел, зато я вышел на их след, а это уже не мало. Произошло это совершенно случайно и виной этому плотоядные деревья, обитающие на этой планете и мой охранный дроид. Честно, не знаю, что они могли не поделить, наверное, охотничьи территории, но факт остается фактом, одно из деревьев попыталось поохотиться на дроида, а тот не понял шутки юмора, и пальнул по агрессору со всех стволов, да так удачно, что почти выворотил бедный саженец, из почвы. Вот среди корневищ я и засек останки технического дроида, когда-то давно входившего в комплект исследовательского модуля. Кое-как вытащив дроида на безопасную территорию с помощью кошки, троса и моего охранника я смог изучить этого техника. Ну что я могу сказать? Дроид полностью выработал свой ресурс, манипулятор, отвечающий за зарядку аккумуляторов сломан и сломан совсем недавно, можно сказать, что прямо на моих глазах, а принимая во внимание, что разъемы для подзарядки дроидов находятся снаружи модуля, то есть надежда, что корни и выломали манипулятор в тот момент, когда взрывом выкорчевывало дерево. Теперь у меня есть сравнительно небольшая область для поисков, где вполне могут находиться спрятанные секции. Плохо только одно, находится эта область в опасном месте, там, где защита модуля не действует. Ничего, подожду недельку, а там уже смогу воспользоваться своим «карманом», да и артефакты вполне справятся с угрозой, исходящей от местных обитателей, и смогут гарантировать мне безопасность. Плохо только одно, придется целую неделю скучать, так хоть какое-то дело было, а теперь буду ходить кругами, поглядывать на яму оставленную корнями дерева-людоеда и облизываться. Заняться-то нечем, разве что привести жилую секцию модуля в полный порядок, установить на штатное место реактор, да посмотреть, что можно сделать с родным, может, он тоже, тупо выработал топливо и просто отключился. Да, решено, иду вскрывать технологические ниши, да займусь обслуживанием и ревизией доставшегося мне дома. Может даже и водоснабжение восстановить удастся, вот и будет у меня свой душ.

Наверное, надо пояснить, а чего это, собственно говоря, так перевозбудился, ну подумаешь, модуль не просто жилой, а еще и какой-то исследовательский, и чего это джоре на этой планете исследовали? Тут надо немного углубиться в дебри истории. Вся галактика знает, что когда-то существовала цивилизация джоре, все знают, что она погибла, некоторые даже догадываются, почему и как, и кто в этом виноват. Все знают, что основные технологические достижения Содружества основываются на технологиях джоре, а кое в чем так и попросту копируют их. Всем также известно, что как бы Содружество не пыжилось и не надувало щеки, но в основных направлениях своего технологического развития оно очень сильно отстало от погибшей цивилизации. Конечно, кое в чем потомки уже давно превзошли своих предков и не только Старшие расы, но и человеческие цивилизации обогнали своих прародителей. Все это прекрасно всем известно. Неизвестно только одно, где материнская планета джоре. Да во время войны десятки и сотни планет были уничтожены, но все это были колонии, а вот где их родная планета, откуда пошла жизнь в галактике, этого никто не знает, и поэтому ищут и ищут… Ну да бог с ними, пусть ищут, может, что-нибудь когда-нибудь и найдут. Дело не в этом. Как я уже говорил, во время войны планеты уничтожались так же легко и быстро, как и корабли, при этом с таким ожесточением, что когда наконец-то победили, то ужаснулись. Технологии безвозвратно утеряны, производства разрушены, некогда процветающие планеты и целые системы превращены в груды щебня. Люди оказались отброшены в самое начало своего пути. То немногое что когда-то было размещено самими джоре в мирах «Старших рас» и стало отправной точкой повторного развития и заселения галактики. Только вот беда: джоре как будто что-то предчувствовали, и никаких поистине прорывных производств на не своих планетах и системах не размещали. Гипердвигатели? Да, для каботажных судов, так, чтобы сократить время полетов в системе, или добраться до соседней. ИскИны? Да пожалуйста! Изготавливайте и ИскИны, ИскИны для медкапсул, малых судов, дроидов, и тому подобную мелочь. Нейросети? Так та же история – только узкоспециализированые и только самые древние. По большому счету, в Содружестве до сих пор производят нейросети, что джоре ставили бесплатно и всем подряд – и людям, и нелюдям, аборигенам и жителям колоний, утерянных сотни лет назад… Ширпотреб, так сказать. По-настоящему продвинутых изделий в Содружестве нет до сих пор, только аграфам повезло заполучить нейросеть древних аталанцев и на ее основе выращивать свои бионейросети, но это штучное, почти ручное изготовление, и цена их заоблачная даже в самой Империи, и ни одного экземпляра со столичной планеты так до сих пор и не вышло. В принципе политика технологического сдерживания Старшими расами была перенята у джоре. А ведь во время войны джоре тоже не церемонились и хорошенько прошлись по планетам неблагодарных, а где и что расположено, они знали прекрасно, так что удары были точечными и достаточно чувствительными. Вот и приходится с тех самых пор Содружеству идти по пути так называемого усовершенствования заведомо ущербных образцов, увеличивая размеры гипердвигателей и ИскИнов, увеличивать количество наноботов в зародышах нейросетей, в итоге, не используя всю мощность мозга разумного, а по сути надстраивая его техническими костылями. В общем на сегодняшний день Содружество бодренько так бежит по пути тупикового развития, переняв у джоре даже их идею фикс о поисках следов Древних, вот только джоре знали, что искать и даже примерно знали где, а современные кладоискатели работают наобум, надеясь на удачу и везение. Так, ладно, вернемся к модулям. В отличии от Старших рас, человеческие цивилизации, резвившиеся спустя сотни и тысячи лет после исчезновения джоре, прямого доступа к их технологиям никогда не имели и опираться им в своих исследованиях было не на что. Их единственными находками долгое время были только вот такие вот модули, жилые, исследовательские, складские и тому подобное, это именно с таких вот кубиков и началось освоение галактики людьми. И скорее всего, если бы на их пути не встали Старшие расы со своими поделками, то к настоящему времени большая часть человеческих цивилизаций уже могла бы сравняться с погибшими джоре, ну или по крайней мере не так сильно отстать. Но это сладкое слова – «халява»! зачем мучиться и разрабатывать что-то свое, если тебе предлагают уже совершенные образцы, да еще и не в единичных экземплярах, а сразу миллионами, а при необходимости и миллиардами штук. Вот и побежали, с радостным визгом, обменивать драгоценные крупинки своих знаний и кровь и пот своих трудов на массовый ширпотреб, весьма неважного качества и функционала. Со временем, конечно, люди проснулись и поняли, в какую дыру их заманили. В некоторых людских цивилизациях попытались начать свои исследования, уже с новой высоты, используя то, что узнали сами, и что получили от аграфов, дварфов и сполотов. Сначала Старшие расы смотрели на эти попытки снисходительно, потом недовольно, затем начали нервничать и возмущаться. К правителям начали заглядывать “на огонек” эмиссары всевозможных корпораций, фондов, а то и государственных структур Империи, республики или директората. Предлагали не распылять средства и силы на заведомо невыполнимые задачи, переманивали ученых, устраивали теракты и пиратские нападения. Кое-кто из людей вовремя понял, чем это может кончиться, и прекратил дразнить тигра. Некоторые оказались слишком гордыми, чтобы отступать, и поплатились за это, недаром сейчас мало кто уже помнит о Немидийской Империи или Арасском Союзе Миров, исчезли со звездных карт большие и маленькие государства, на их территориях появились новые, которые точно также исчезли. Только в последнее тысячелетие Старшие расы решились действовать в открытую, и продемонстрировали на человеческом государстве последствия своего неудовольствия, с тех пор и стала легендой Империя Аквилон, на территории которой впоследствии и появилась Империя Аратан, Королевство Нимез и еще пара десятков мелких образований. В свое время Империя Аквилон была сильнейшим государством людей, в котором вплотную подошли к началу производства собственных нейросетей и гипердвигателей, и вовсю разрабатывали и проектировали свои ИскИны. Империи не хватило каких-то пару-тройку лет и самое обидное, что в этот раз Старшим расам даже не пришлось марать себе руки, всю грязную работу за них сделали сами люди. Подкупленные деньгами и обещаниями правители соседних государств набросились на своего соседа как стая шакал на раненого льва и растерзали его в долгой и кровопролитной войне. Ходят мифы, что часть флота Империи куда-то ушла, а в барах на космических станциях до сих пор можно услышать истории о встрече с кораблями неизвестной конструкции, который буквально за несколько минут разгона уходят в гипер, кораблях одним залпом уничтожающих линкоры архов и пачками бьющих эскадры Старших рас. Но все это на уровне сказок и мифов, межзвездный фольклор, так сказать. Теперь вы понимаете, чем так важен этот модуль? Конечно можно сказать, что никакой ценности для меня он не представляет, да и для Земли никакого значения не имеет, ведь в моих руках находятся технологии куда более совершенные и продвинутые чем могут находиться в секциях модуля. Но на этой планете я вижу только один объект для изучения – портал, а законсервированный модуль исследователей это в первую очередь ИскИн. Конечно это не ИскИн научно-исследовательской Базы или Станции, но даже если он содержит одни только личные записи членов экспедиции, то даже это может быть очень важно и нужно. Да и есть у меня одна идея. Скорее, даже надежда, но пока не буду об этом говорить, чтобы не сглазить.

.

1 глава.

Стоя на пороге жилого модуля, я первым делом оглядел предстоящий фронт работ. Предстояло полностью демонтировать все фальшпанели на стенах и по возможности вскрыть коммуникации под полом. Ладно, глаза боятся, а руки делают. Вооружившись отверткой принялся за работу. Уже через десять минут я имел озадаченный вид и трясущиеся в нетерпении руки. Все инженерные сети модуля были на месте, понимаете, все! Это значит, что исследовательский модуль не был свернут, просто секции разъединили и установили по отдельности, там, где это было наиболее удобно. Решив особо не дергаться, а выполнять запланированные работы, как и собирался, принялся за ревизию сетей. Постепенно энергосистема модуля приходила в порядок, выработавшие свой ресурс энергоканалы демонтировал, а еще способные послужить обслуживал, протягивал и очищал. В этом мне очень сильно помогал технический дроид, действуя по своим стандартным программам, пусть и не совсем подходящим, но худо-бедно мы справлялись. Постепенно разбираясь с хитросплетениями жгутов и энергопроводящих жил, я начал понимать, какой объем помещений был запитан и примерную потребляемую мощность секций и модулей; получалось что-то достаточно энергоемкое, или же к основному реактору, расположенному в жилом модуле подключалось почти с десяток самых разнообразных секций. Что самое интересное, основные жгуты ведут совсем не в сторону Леса – скорее, наоборот. Можно подумать, что запутывался корабль, или наоборот, весь модуль брал энергию именно с корабля. В общем, с каждой минутой мне только добавляется проблем и вопросов. Весь мой опыт и знания буквально вопят, что я что-то упускаю из виду, чего-то не замечаю. На второй день, к обеду все работы с жилой секцией были закончены, мне даже удалось восстановить систему водоснабжения и канализацию, заодно расчистив и промыв скважину. Все лишние энергоканалы были отключены, все необходимые восстановлены и готовы к работе, осталось только установить реактор и подключить его к распределительному щиту и «да будет мне щастье».

Ближе к вечеру, после душа, расположившись на небольшом пенечке в лучах местного светила с кувшином неплохого вина, я начал разрабатывать планы своих дальнейших действий. В принципе никаких вопросов покидать поляну с модулем или нет в самом ближайшем времени передо мной не стояло. Как минимум три-четыре дня я точно здесь пробуду, а скорее всего и намного дольше, а значить вопросы безопасности и комфорта встают во главу угла и если со вторым вопросом все более-менее решено, то вопрос личной безопасности остается наиболее актуальным. Похоже, что местная флора решила объявить войну моему охранному дроиду, периодически пытаясь его вывести из строя, правда, на текущий момент счет шесть-ноль, и не в пользу хищных деревьев. Плохо только то, что с каждым выстрелом дроида зона безопасности сокращается, все-таки слишком уж изношенная конструкция, да и энергонакопители не в самом лучшем состоянии, так что совсем не далек тот день, когда я уже даже не смогу выйти из модуля, без опасения быть съеденным и переваренным. Хотя, надеюсь, что до такого не дойдет, и уже через неделю я буду вполне в состоянии устроить местным деревьям небольшой Армагеддон, благо огневой мощи в моем «кармане» предостаточно. Но до этого момента еще надо дожить, а потому в полный рост встает вопрос об самом тщательном осмотре покоящегося рядом корабля. Надеюсь, что хоть что-то на нем уцелело и еще можно использовать. Вот с утра этим и займусь.

Хотя я и проснулся с отличным настроением, но сразу понял, что день явно не задался. Честно говоря, я никогда не слышал о разумной флоре, да ладно, и о полуразумной не слышал. Но то, что я наблюдаю на этой планете выходит за любые рамки. Я уже смирился с тем что местные деревья совсем не прочь перекусить свежим мясцом, с трудом, но принял, что эти самые деревья могут, при желании, передвигаться, в конце концов в этом нет ничего невозможного. Но то, что они просто на просто обложат поляну, возьмут ее в кольцо, то ли вытеснив нормальную растительность, то ли съев ее, это уже слишком. Уж очень разумно они действуют, одним махом выведя моего дроида из игры, в конце концов, отразить одновременное нападение сразу со всех сторон он не сможет, тупо не хватит скорости реагирования, я уже не говорю про заряд в накопителях и скорострельность. Спасает меня пока, только непонятная защита, не дающая деревьям пройти за невидимую защиту. Пришлось оставлять дроида в модуле, на меня хищники пока что не реагируют. Наскоро перекусив, я отправился к разбитому кораблю.

О разбитом корабле джоре я знал только то, что он есть, и то от импланта памяти агарца, взломаного моим ИскИном. Корабельный ИскИн, присвоенный Пином, на поверку оказался каким-то складским и ничего о корабле сообщить мне не мог. Так что всю необходимую информацию придется собирать самостоятельно и уже на месте. Через полчаса я уже был на месте. Да, это корабль джоре, по крайней мере, внешне, а что там внутри, мне ещё предстоит выяснить, но уже сейчас я могу с полной уверенностью сказать, что мои надежды разжиться здесь мало-мальски тяжелым вооружением пошли прахом. Когда-то, возможно, корабль и был вооружен, но уже очень давно с него сняли все что смогли, да и то что не смогли, тоже сняли. Похоже мои идеи восстановить корабль и добраться на нем до орбитальной базы накрылись медным тазом, придется сначала как-то найти и проникнуть на законсервированные планетарные базы и рассчитывать, что на одной из них есть хоть какой-то транспорт, способный добраться до орбиты. Конечно в моем «загашнике» есть парочка подходящих транспортных средств, но их техническое состояние оставляет желать лучшего, да и приближаться к орбитальной базе, возможно военной, всегда лучше на приписанном к ней или к другому дружескому объекту корабле. В любом случае, раз уж я здесь, да и заняться больше нечем, мысль добраться до спрятанных секций модуля я пока отложил, то все же стоит осмотреть корабль. Хотя конечно, после его посещения опытным техником что-то ловить здесь бесполезно. Ладно, посмотрим.

Дозированный способ получения профессиональных знаний, да еще и за совсем не маленькие деньги, это хорошо или плохо? Лично я, например, не знаю, но кто-то с пеной у рта сейчас же начнет доказывать, что знания принадлежат всему человечеству и должны быть открыты для всех, а там мол кто захочет или кому надо сам разберется. Другие столь же рьяно станут всех убеждать, что знания — это почти сакральное богатство и его надо оберегать всеми силами. А могут подать свой голос и те, кто считает, что место человека в пещерах и нечего ему совать свой нос в тайны Мирозданья. Я не знаю к какой категории относился агарец Пин Дос, знаю только одно, если бы он не жалел денег на свое образование, то скорее всего и не окончил бы свои дни черт знает где, а возможно стал бы героем Галактики, по крайней мере ее человеческой части.

Даже первого, достаточно беглого осмотра разбитого корабля было достаточно, чтобы понять, что с ним не все так чисто. Сам корабль бесспорно был построен на верфях джоре, а вот его наполнение… Насколько я знаю агарец так и не смог попасть в отсек гипердвигателя, а вот я смог, спасибо техдроиду. Так, стоп, начну сначала. На борт судна я попал без особых хлопот, тем более, что и следы пребывания здесь агарца все еще сохранились. Первым делом мой путь лежал, само собой, в рубку управления. Первые непонятки начались уже там. То, что джоре намного опережали современное Содружество в производстве ИскИнов никого убеждать не надо, а уж корабли подобного типа обеспечивались самым совершенным оборудованием, вот и на борту этого судно устанавливалось пять ИскИнов, каждый из которых отвечал за определенную область. Принимая во внимание что и размеры, и производительность этих ИскИнов была на недосягаемой для современной промышленности высоте, то и шахты для них, и периферийное оборудование, и системы охлаждения и энергопитания очень заметно отличаются от принятых в Содружестве. Как можно было догадаться, никаких ИскИнов в рубке я не нашел, зато нашел шахты под них, несколько блоков накопителей и самое главное, систему подвода питания и систему охлаждения. Вот только все это оборудование не имело к джоре никакого отношения, более того, оно не имело никакого отношения и к Содружеству, хотя нет, не так, оно не имело отношения к современному Содружеству, скорее оно соответствовало периоду объединения рас и цивилизаций и принадлежало к первым поколениям, к тому периоду, когда Старшие Расы уже более-менее освоились в Галактике, наладили производство высокотехнологичной техники, и начали торговать ею направо и налево, подсаживая остальных на технологическую иглу.

Дальше, больше. Следующим пунктом моего осмотра корабля стал двигательный отсек. Здесь все оказалось еще более странным. Вместо достаточно привычных и простых маршевых двигателей, на их местах оказались жуткие монстры из очень далекого прошлого – плазменные двигатели. Это уже период первых Империй. Направляясь в отсек гипердвигателя, я уже примерно представлял, что могу там увидеть, но реальность превзошла все мои ожидания. Никакого гипердвигателя там не было. Какие-то умельцы соорудили из отсека топливный бак, который обеспечивал газом плазменные двигатели. В общем, из очень хорошего межсистемного корабля чьи-то шаловливые ручки сварганили убогий внутрисистемник, причем собрав на нем полный хлам, место которому в каком-нибудь музее. Разгадка нашлась достаточно быстро. И где!? На месте временного проживания агарца. Несколько упаковок из-под сухпайков пролили свет на мою находку. Странная эмблема на упаковках не сразу привлекла мое внимание, но стоило взгляду зацепиться за знакомое изображение, как все встало на свои места. На упаковках четко выделялась картинка, изображавшая древнюю каменную башню, наподобие земной шахматной ладьи, над ней светило два солнца, а по бокам встали на дыбы два единорога, правда почему-то на львиных лапах. Это был герб почившей Империи Аквилон.

Теперь все становилось понятно не только со странным набором элементов корабля, но и проливало свет на события давно минувших дней. Эта моя находка отвечала сразу на огромное множество вопросов, и почему Старшие Расы в свое время не рискнули самостоятельно расправиться с Империей, становилось понятным и то, каким образом Империя смогла в достаточно короткий срок совершить огромный технологический скачек в своем развитии. Стало понятно, и откуда на планете взялся этот корабль, становится понятным и до сих пор не затухающий нездоровый интерес Старших Рас ко всему, что связано с Империей. Они ищут эту планету, точнее, орбитальные станции, что висят над ней, а может, и законсервированные планетарный базы, если о них известно. Вероятнее всего, когда-то в незапамятные времена одна из экспедиций Империи Аквилон случайно обнаружила эту планету и висящие над ней станции, возможно, одна из этих станций и военная, а вот вторая точно исследовательская и я теперь даже и представить не могу, какие именно исследования на ней проводились. С планетарными базами тоже полная неизвестность. Если джоре здесь изучали порталы, то вполне резонно предположить, что и базу стоило бы построить вблизи портала, а не на почти другой стороне планеты. Остается непонятным вопрос с Наиной, то что она была именно джоре, никаких сомнений не вызывает. Теперь мне остается только дождаться, когда же я наконец смогу воспользоваться всем, что натаскал на Станции. Выходить на связь с Первым, или с Нагой вблизи этой планеты мне что-то совсем не хочется. Чувствую, что сюрпризов и подарков здесь будет еще больше чем достаточно.

.

Вообще-то мои поиски на корабле имели четко выраженную цель, я искал медсекцию, или хотя бы медкапсулу. Навязчивая мысль об установке нейросети так никуда и не делась, а собрать свой аналог медкапсулы я пока так и не могу, не хватает нескольких узлов, не самых важных, но необходимых. Мой синтезатор вполне мог бы мне помочь, но к сожалению, он для меня сейчас недоступен и еще вопрос, насколько я смогу теперь им управлять, а если смогу, то, когда. К сожалению все мои надежды в очередной раз пошли прахом, ничего хотя бы отдаленно напоминающее медицинское оборудование я так и не нашел. Скорее всего, в свое время имперцы сняли с найденного ими корабля все что смогли, а устанавливать оборудование, не имеющее жизненно важного значения, на корабль, используемый как внутрисистемный челнок, не посчитали нужным. Конечно на орбитальных станциях, или даже на планетарных базах я без особого труда найду все что мне нужно, но до них еще надо добраться. Пока у меня такой возможности нет, надо ждать, когда мои «попутчики» накопят достаточно ментальной энергии и я наконец-то смогу развернуться. Наверное, стоит им помочь и вспомнить все то чему в свое время учил меня Нага, что рассказывал Первый и что я смог почерпнуть от дамон и нагинари. Пришло время медитаций и раскачки моего внутреннего источника ментальной энергии.

Четыре дня я потратил на то, что должен был сделать давным-давно. Просто раньше не было у меня такой необходимости, да и времени особо тоже не было. А теперь как-то все так вот разом срослось, и необходимость появилось, да и заняться особо нечем, вот поэтому и сижу уже почти четверо суток в своеобразной «позе лотоса» и пытаюсь то увидеть свою ауру, то сдвинуть небольшой кристалл с места. Только в последнее время у меня что-то начало получаться, то перед внутренним взором мелькнет какой-то сполох, то вроде как начинаю видеть слабые отблески ауры. Единственное чего я добился, это стал видеть все артефакты, навешанные на меня как на Новогоднюю Ёлку. Но даже и их я вижу как-то странно, в виде черных пятен, вызывающих ассоциацию с бездонной бездной. Попробовал мысленно направить в эти пятна ток своей ментальной энергией, но никакого особого эффекта не увидел. Да и что это был за поток, так, слабенький ручеек, не больше, он не идет ни в какое сравнение с тем, запомнившимся мне поток энергии, что буквально выжигал все вокруг первозданным огнем. Но даже этот, едва проклюнувшийся ручеек энергии, что тек теперь по моим каналам начал приносить результат. В какой-то из дней я заметил, что стал значительно меньше уставать, а потом мне удалось сдвинуть с места кристалл. Дни шли один за другим, а от Драала-Зуала, так и не было никаких вестей, наверное, в чем-то они ошиблись, говоря о неделе, что им потребуется для восстановления своей ментальной энергии. Видать, даже мои попытки помочь им в этом, не сильно-то им и помогают. Ладно, будем ждать и медитировать дальше.

К концу второй недели моя аура приобрела свой обычный размер, вот только теперь это была аура вполне обычного человека, не было в ней той нечеловеческой мощи и силы что раньше. Любые мои попытки накачать ее ментальной энергией оканчивались ничем. На какое-то время аура становилась, как бы плотнее, насыщенней, но проходило пара часов и все возвращалось на свои места. Видать не прошли для меня даром встреча с йотунами и активация полумертвого портала. Можно конечно попробовать «дать разгон» ауре, влить в нее столько энергии, что она или выгорит до тла, или перейдет на следующий уровень. Вот только как это сделать? Нет, способ, конечно, есть, надо просто воспользоваться внешним источником энергии, хотя это и чревато многими неприятностями для меня лично. Но делать нечего, такими темпами я могу застрять на этой планете на годы. А оно мне надо?

На следующий день, с самого раннего утра я начал готовиться к экзекуции над самим-собой. Никакой гарантии, что у меня получится задуманное у меня не было, но, если не попытаться, не попробовать, вот тогда точно, ничего не получится. Впасть в медитативный транс в этот раз у меня вышло легко и естественно. Сначала я как бы завис в полной пустоте, серая хмарь вокруг и больше ничего, ни звука, ни шороха, только серая пустота, серое ничто. Постепенно начали проявляться тускло светящиеся точки, которые со временем становились ярче и больше, вокруг меня заструились чуть видимые, тоненькие линии энергий. Я ухватился за одну и потянул ее к себе, серая мгла вокруг нехотя пропускала ручеек энергии через себя, словно делая мне одолжение. Уже почти подключив невзрачный ток энергии этого Мира к своим энергетическим каналам, я вдруг по какому-то наитию перенаправил его в артефакт, который по славам Драала, должен был работать как накопитель и преобразователь энергий. С неимоверной скоростью артефакт начал пожирать предложенное ему лакомство, с каждым мгновением ручеек становился все больше и больше, в какой-то момент превратившись в бурлящий энергией поток. Мое ментальное тело начало разрывать от боли и мой разум поспешил покинуть бренную оболочку. Зависнув немного в стороне от корчившегося тела, я стал наблюдать за насыщением моей энергетической матрицы. Серая хмарь постепенно все больше и больше отступала, открывая все новые и новые потоки энергий, которые как в пылесос засасывались в мою ауру и пройдя через преобразователь наполняли мои энергетические каналы. Я ощутил радость Драала-Зуала, это существо буквально купалось в окружающей его энергии, потом у него возникла какая-то озабоченность, потом тревога, а потом самый настоящий страх и ужас. Я понял – пора прекращать, не может энергия целого Мира вместиться в одного человека. Нырнув в свое тело как в воду, я одновременно отрезал все потоки ментала из внешнего мира. Последнее что я успел разглядеть, это горящие белым огнем накопители всех моих артефактов. А потом наступила тьма.

Как там говорила Наташа Ростова «взмахнул крыльями и полетел», да, состояние именно такое, только мне кажется, что и крыльев не надо, и так полечу, такая легкость во всем теле, в каждой клеточке! И плевать, что Драал что-то там бормочет, вроде как даже и ругается, и чего ругаться, ведь жизнь прекрасна! Жаль, что надо вставать, я почему-то уверен, что стоит мне встать на ноги, как эта эйфория пройдет, опять навалятся проблемы, придется что-то делать, куда-то бежать, решать какие-то вопросы… Но, надо, да, есть такое слово, куда уж деваться.

Не успел я воздеть себя на ноги, как понял почему ругается Драал и чем отличается состояние полного покоя и расслабленности от нахождения в активной фазе. Легкость и эйфория куда-то сразу улетучились, а им на смену пришла ноющая, разрывающая клетки тела, боль. Интересно, а хоть что-нибудь в этой жизни достигается без боли? Не знаю уж кому надо говорить спасибо, но всё-таки голова у меня ясная и соображать может вполне нормально, да и боль на поверку оказалась не такой уж и сильной, бывало и похуже, и намного похуже. А вот причина ругани Драала выглядела несколько иначе, никакого отношения к моему самочувствию она не имела, да и наплевать ему, наверное, было на мое самочувствие, когда вокруг, такие дела творятся.

– Хозяин, ты зачем Лес убил? Посмотри вокруг, чего натворил!

– Ага, его убьешь! И не надейся, да и не лес это вовсе, уж я-то знаю, видел я его в ментальном плане. Хищник это, самый натуральный хищник… точнее, целая колония хищников, и живут они под землей, а сверху – это так, что-то вроде усиков и щупалец одновременно… Новые отрастит, когда очнется. А вот нам, когда это произойдет, надо быть как можно дальше отсюда, тупой он и не хрена не понимающий, больше всего напоминает разросшуюся до невозможности амебу. Точно придется зачищать его полностью. Тут, конечно, еще кое-что интересное осталось, до чего я не смог добраться, ну да Бог с ним, получится – вернемся, нет – так нет. Мало ли мимо чего я в своей жизни прошел, даже более интересного и важного.

Да, а посмотреть вокруг, действительно было на что. На сотни метров вокруг стояли мертвые, перекрученные стволы псевдолеса. Я что-то подобное видел только на Земле, да и то по телевизору, когда показывали результаты лесного пожара в тайге. Но там были остовы деревьев, искорёженные страшным жаром, а тут стояли деревья, на которых уцелело все, каждая веточка, каждый листочек, все осталось на своих местах, но все это было абсолютно мертвым. Казалось, ткни пальцем – и развеются эти деревья по ветру мертвым прахом, покрывая землю толстым слоем угольно черной пыли. Скажу честно, жуткое зрелище, не хотел бы я еще раз такое увидеть. Зато становится понятным, откуда я тянул энергию, и почему на «вкус» она показалась мне мерзкой.

Говоря о том, что надо как можно скорее покинуть поляну я совсем не шутил. Не знаю какая обстановка была здесь до моего прихода, но во время своего «насыщения» ментальной энергией я отчетливо видел несколько десятков огромных амеб, скрытых под землей, которые взяли в кольцо поляну с кораблем и жилым модулем. Когда я начал тянуть из них энергию эти существа устроили такой визг в ментале, что очень скоро сюда должны сбежаться их сородичи, ну если и не со всей планеты, то уж с ближайшей округи, это точно. А поэтому стоило поторопиться и к моменту, когда оглушенные потерей энергии существа придут в себя, да еще и получат подкрепление, быть как можно дальше от них. Вопрос стоял в том, куда именно направиться в первую очередь, на орбиту, или все же уделить внимание и планетарным базам. Казалось бы, выбор должен быть ясен, в первую очередь базы расположенные на планете. Но я в этом не уверен, все дело в том, что нет никаких сведений, чем именно, какими исследованиями занимались джоре на этих базах. В конце концов, это вполне могли быть и какие-нибудь экзобиологи, изучавшие живой и растительный мир этой планеты, могли быть и какие-нибудь археологи, нашедшие древние развалины или еще чего. Единственная научная база, которая меня реально интересовала была тут, на этой поляне. Уж она-то точно занималась исследованием портала, а вот две законсервированные, неизвестно что могли мне предложить, и стоит ли на них тратить время и силы, большой вопрос. Ведь если разобраться, передо мной совсем не стоит задача поиска каких-то новых технологий, или поиска следов давно исчезнувших цивилизаций и рас, передо мной стоит задача вернуться домой, на Землю, а уж потом можно и исследованиями заняться. Именно поэтому мой выбор и пал на орбитальные станции. Хотя, если честно, то была и еще одна причина такой спешки, мне не давали покоя временные прыжки порталов на Ваале, я должен был убедиться. Что я в своем времени, и более того, в своем Мире, Нага то закидывал меня в прошлое, в прошлое на миллионы лет, но в то же время со времени смерти Наины прошло чуть больше полувека, а агарец вообще прошел на Ваалу через портал прямо из моего времени. Так что все выглядит очень запутанным и ненадежным. А на орбитальной станции по любому должна быть система гиперсвязи, и пусть я не собираюсь с ее помощью связываться ни с Нагой, ни с Первым, ни тем более с девочками, но подключиться к системе галонета мне никто не мешает. Вот подключусь – и все сразу станет ясно и понятно – и где я, и когда, вот тогда уже можно будет и посидеть, подумать, разработать какой-то план действий. Конечно, если подумать, то лезть на, скорее всего, военную станцию джоре на чисто гражданском кораблике, который и до орбиты-то с трудом доберется, чистое безумие. А с другой стороны, если судить по найденному на планете кораблю, то на этой станции уже давным-давно побывали аквилонцы, а значит, почти со стопроцентной гарантией можно предположить, что на сегодняшний день станция мертва. И не надо ля-ля про почти вечные ИскИны и реакторы джоре, да, возможно они и вечные, но я вот ни на йоту не верю, что почти две тысячи лет назад имперцы смогли взломать ИскИны и поставить их себе на службу. Даже сейчас такие подвиги мало кому доступны, а уж тогда и подавно. Скорее всего аквилонцы наткнулись на станции совершенно случайно и к тому времени станции уже были мертвы, ну или почти мертвы, иначе они просто не смогли бы на них попасть и разграбить корабль, да и базы на планете не обошли бы стороной и выгребли бы с них все что можно и уж тем более то, что нельзя. Так что выбор ясен, в первую очередь орбита, а там будем посмотреть.

Из всего того, огромного количества контейнеров, ящиков, упаковок и баулов, машин, устройств и агрегатов, что я понабрал при своем поспешном бегстве со Станции, о назначении которых я знаю хотя бы примерно, не будет и процента. В то время я хапал то, что советовала АИРИС, то, что она подготовила и упаковала. Полный список всего «похищенного» есть у Драала, но мне это сейчас мало поможет. По моему запросу Драал достал из моего «кармана» «внутрисистемный челнок», в свое время АИРИС меня убедила, что он полностью исправен и готов к эксплуатации. Возможно, это и так, тут я спорить не берусь, челнок-то, может, и готов – а я? Хапнул инопланетную технику – и доволен?.. Молодец! А что дальше? Ладно, можно предположить, что Содружество является наследниками джоре, те в свою очередь наследники аталанцев и поэтому системы управления и общие принципы работы схожи. Но кто мне сказал, что эти принципы и системы должны совпадать и с техникой праалов, они-то тут каким боком?! Вот и стою я теперь перед огромным яйцом, а что делать дальше не знаю. Ни войти, ни выйти, а уж про управление и говорить нечего, могу только предположить, что управление тут ментальное, а что и как дальше, черт его знает. Решил последовать совету Драала и установить связь, ну или по крайней мере попытаться, с ИскИном челнока.

– Руслан, твоя нейросеть полностью восстановилась, попробуй войти в контакт с ИскИном, в конце концов, нейросеть то у тебя от праалов.

Раньше я достаточно свободно использовал свои ментальные способности и не опасался их применять, а вот после последних событий как-то боязно, что ли. Но делать нечего, надо пробовать. Аккуратно выпустил из своей ауры несколько ментальных щупов, пытаясь нащупать каналы связи ИскИна с системами челнока. Минута текла за минутой, но ничего не происходило. Создается впечатление, что на борту нет ни только никакого искусственного интелекта, но нет даже и простейшего компьютера. Линии связи есть, а вот центра их подключений нет.

– Драал, ничего не выходит. Я не могу найти ИскИн, как будто его совсем нет. Стоит мне нащупать какую-то ментальную линию, как она обрывается. Какие еще будут предложения?

– Командир, попробуй войти в физический контакт, если не с ИскИном, то хотя бы с челноком, может корпус экранирует и не дает подсоединиться.

– Хорошо, попробую. Только очень сомневаюсь, что это что-то даст, через корпус я проникаю достаточно легко, просто все линии связи уходят в никуда.

– А ты не пытайся получить доступ к ИскИну, ты просто сообщи о своем желании войти в челнок.

А вот это уже похоже на какое-то шаманство. Я как умалишенный подошел к борту челнока и уперся в него руками, немного подумав тоже самое сделал и лбом, для большего так сказать эффекта. Последовав совету моего помощника, я не стал пытаться нащупать ИскИн, а стал усиленно думать о том, что мне надо попасть на борт корабля. Сначала ничего не происходило, а потом в мой мозг хлынул поток невнятных образов, которые я не только не успевал осмыслить, я их даже не успевал принимать. Но тут на помощь пришел Драал-Зуал.

– Руслан, фиксирую поток данных, но он не от корабля, этот поток идет от тебя, точнее от одного из неизвестных артефактов, что ты себе установил. Подожди пару минут, я обработаю данные и передам тебе.

Уже через минуту я смог открыть вход в челнок, все оказалось достаточно просто, замок оказался механическим, запрограммированным на определенный набор простых нажатий в районе входа. Что-то на подобие кодового замка. Но, по-моему, вся эта система открытия входа, ни что иное как аварийная система, что-то мне не верится, что каждый раз при входе надо выплясывать возле двери. Попробовал еще раз связаться с ИскИном, никакого результата. Ладно, надо идти в рубку, там разберемся.

Путь в рубку много времени не занял, но с каждым шагом во мне крепла уверенность, что меня кто-то не хило так подставил. Все системы корабля были или отключены, или работали в режиме консервации. Это говорило только об одном, или ИскИн отключен, или его и вовсе нет, самое интересное, что я почему-то склонялся именно ко второму варианту, я даже догадывался по чьему приказу это сделано и прекрасно понимал почему. АИРИС боялась навечно оказаться заключенной в кармане многомерного мира, а таким образом она могла почти гарантировать себе возвращение к активной жизни. Ну что же, стоит признать, что ее опасения не лишены смысла, да и выход она нашла почти идеальный. Почему почти? Да тут все просто, Драал, посмотрев на способ, каким я смог проникнуть на челнок, попросил меня провести небольшой эксперимент и если он увенчается успехом, то это станет просто эпохальным событием в известной мне части Вселенной и приоткроет нам возможности еще одного артефакта. Но для того чтобы подтвердить, а может и наоборот, опровергнуть возникшую теорию, мне надо было добраться до центрального пульта управления челноком. Хотя ЦП мне нужен в любом случае, я все еще не теряю надежду разобраться с ручным управлением этого недокорабля и добраться до орбитальной станции, после чего и сама АИРИС, и большая часть ништяков, что я понабрал на Станции, станут всего лишь интересной научной проблемой, еще одним артефактом, который необходимо изучить и по возможности использовать. Длительное пребывание на Станции не прошло даром и хотя я не перестал восхищаться достижениями праалов в некоторых областях знаний, но их общий уровень технологического развития я оценить уже могу. И поверьте, он не настолько и высок, даже по сравнению с уровнем Содружества, а их достижения в биологии, системах моментального перемещении, это все результат несколько иного пути развития и выдающихся ментальных техник, которые они смогли соединить со своими техническими возможностями, в результате чего возникли поистине неповторимые техники оперирования пространством, геномом и ментальными возможностями разумного. Конечно, при длительном и упорном изучении всего мною нахапанного все это даст огромный скачек в развитии, но если честно, то меня это уже мало волнует. Да и есть стойкое ощущение, что особого труда в освоении и применении знаний праалов у меня не будет. И вообще, эти несколько десятков шагов внутри челнока, от входного шлюза до рубки управления, стали как будто последней каплей в изменении моего взгляда на все происходящее, как будто кто-то отдернул ширму, висящую перед моими глазами, убрал пелену, перед моим разумом, позволил мыслить более критично и самостоятельно. Самостоятельно!? Да, именно так, я перестал чувствовать чье-то незримое присутствие, раньше я считал, что так мой мозг реагирует на Драла-Зуала, но теперь что-то изменилось. А может это и не работа корабля, а просто прошло достаточно времени и полное восстановление моей ментальной энергии так влияет? Я прямо ощущаю, как чужое влияние на мои действия и рассуждения уходит, сползает с меня, я начинаю мыслить и действовать более целесообразно и практично, начали бросаться в глаза мои заведомо нелогичные поступки, совершенные на Станции. Так что это такое было то? Гипноз? Внушение? А может я попал под внешнее управление и даже не замечал этого? И все же, нет, как такового внешнего управления не было, действовал я вполне осознанно, правда сказать, что всегда рационально не могу, так что же это было такое. Меня как будто что-то, или кто-то подталкивал, наводил на нужные этому кому-то поступки, предлагал вроде бы правильные выводы, а в сумме все это не выводило меня за определенные рамки поведенческих стереотипов и подталкивало к принятию определенных решений.

Невольно я остановился и опять задумался. А сейчас, сейчас я действую так как надо мне или так, как надо этому Нечто? Да нет, все вроде логично и верно. Сейчас передо мной стоит основная задача даже не попасть домой, а обеспечить себе попадание домой, а без нейросети я этого сделать не смогу. Даже если вдруг прямо сейчас здесь окажется космический корабль, способный достичь Земли или Аратанской империи, ну ладно, пусть и Империи Аграф, то для меня это будет не более чем набор высокотехнологичных девайсов, ни о каком управлении речи быть не может. Значит, надо во что бы то ни стало найти медкапсулу, способную провести установку нейросети в автоматическом режиме. А где я такую могу взять? Правильно, на Орбитальной Станции Джоре! Да, именно там, особенно после того, как там похозяйничали ученые и военные из Империи Аквилон, а вот на ЗАКОНСЕРВИРОВАННЫХ планетарных базах, конечно же, такого оборудования нет! Нет, ну не дебил ли?! Это что же получается, на меня даже сейчас кто-то или что-то еще продолжает оказывать влияние, а может, я просто выполняю ранее заложенные установки? Мое маниакальное стремление достигнуть орбитальной Станции кому-то очень необходимо? Вопрос, кому!

Усевшись прямо на пол недлинного коридора, ведущего в рубку, я задумался. Когда началось это мое странное поведение, а хотя почему странное, я действовал вполне в духе своих морально-нравственных императивов, ни одно мое действие не выпадает за рамки моих поведенческих стереотипов, ну разве что договор с йотунами, да и то, существа попросили о помощи, я помог, все вроде бы верно и правильно. Хотя именно это и подтолкнуло меня к срочному бегству не только со Станции, но и с планеты. Мог ли я отказать этим существам, подготовиться получше и покинуть тот Мир без спешки? Да, мог! Более того, я мог подготовиться намного лучше, чем я готов сейчас, да и оставить там пришлось намного более важные вещи и предметы чем я взял с собой, чего только стоит загадочный компьютер в подвале моего Замка, а странные свойства шахты, в которой я оказался при переносе в тот Мир, а еще добрый десяток Замков, с их тайнами, а Город Древних Магов и еще сотни, а возможно и тысячи тайн и секретов?! И на что все это похоже? Правильно, спецоперация по отвлечению внимания и удалению нежелательного объекта. Ну, а чье внимание отвлекали и кого удалили объяснять не надо. Теперь разберемся, когда все это началось, ведь до какого-то определенного момента меня никто не трогал, я тихонько, ну если так можно сказать, вживался в тот Мир. Да, все «непонятки» начались с моего прибытия в Столицу, точнее с того момента, как я поперся с Ирией к этому ее «тайному проходу», а если еще точнее, то с того времени, как я перенес этот ее «ключ» в свою ауру и смог развернуть ментальную нейросеть в ней. Да, скорее всего именно в этот момент на меня и обратили внимание и начали «вести», кое-где ненароком подталкивать, а в некоторые моменты и прямо направлять. А ведь и подсказки были, были, достаточно вспомнить тот разговор с графом, когда йотуны смогли уйти из того Мира, или еще раньше, когда АИРИС извлекла в медкамере мою нейросеть и отказалась устанавливать новую или вернуть ту, что сняла. А та легкость, с которой я получил доступ к самой АИРИС, ведь все ее последующее поведение прямо кричало о том, что она мне нисколько не подчиняется, так, выполняла общие распоряжения и не больше. Да и мой «багаж», всецело ее заслуга и инициатива, я ведь даже не знаю, чего я там понабрал, так, только в общих чертах, ну и то, что я уже сам прибирал к своим рукам. Вот и получается, что не понятно кто готовил мой уход с планеты, то ли я, то ли АИРИС. а может быть она готовила не мой уход, а свой, а я оказался только средством? Хотя и тут не все так однозначно, ведь в конце концов АИРИС не более чем ИскИн, так кто тогда ею управляет. Честно говоря, я вижу сразу несколько претендентов. Во-первых, это сама АИРИС, точнее ее интеллектуальная матрица, во-вторых, это Драл, но тут кое-что не сходится, в-третьих, кто-то неизвестный, достаточно успешно скрывающийся на Станции и подготовивший свой побег задолго до моего появления там и ждущий своего шанса, ну и в-четвертых, таинственная Наина, джоре, пережившая свою расу на тысячелетия, прожившая в Мире Ваалы почти три сотни лет, умершая, могилы которой нет и никогда не было, вечно молодая красавица, вертевшая несколькими королями, как хотела. Да что там гадать, при желании можно найти еще добрый десяток претендентов на эту роль, вот только мне от этого ничуть не легче. Ладно, все это сказки в пользу бедных, мне сейчас надо решать, что и как делать дальше, куда податься, то ли на орбиту, то ли пока остаться на планете и заняться планетарными базами. Есть конечно и третий вариант, забрать остов корабля, свалить куда подальше, и изготовить свою медкапсулу, благо, что теперь материалов, даже самых ценных и редких, более чем достаточно, а значит можно изготовить не эрзац, а самую настоящую медкапсулу и установить себе нейросеть, а уж потом и принимать решение о дальнейших шагах. Вот и думай, голова, шапку куплю.

Посидев еще минут десять я вздохнув встал и пошел дальше. Думай не думай, а шевелиться надо. Сколько еще этот псевдолес проведет в отключке, никто не знает, вот только чую, что как только это существо придет в себя, то уже никакая защита не поможет, сожрет и не подавиться. А значит надо быть в этот момент как можно дальше и почему-то, есть у меня предчувствие, что избежать столь неприятной встречи, планетарный транспорт мне не поможет, так что, в этом отношении челнок самое то. Несколько шагов и я уперся в двери рубки, надеяться, что они откроются, никакого смысла нет, поэтому я вполне был готов вскрывать их с помощью техдроида. К моему великому облегчению этого делать не пришлось, двери поддались сразу, после первого нажима. Ну, а как иначе-то, ИскИна нет, реактор заглушен, челнок полностью обесточен и ни один замок не работает, вообще ни одна система челнока не работает. Может мне стоило в первую очередь идти не в рубку, а к реактору и запускать его, но тогда возникает опасность аварийной блокировки всех систем и подсистем челнока. Разбираться еще и с этим мне совсем не хочется. В конце концов, запустить реактор может и дроид, но уже тогда, когда я буду в рубке и разберусь с ручным управление судном.

Надо признаться, что рубка меня порадовала своей лаконичностью и, я бы даже сказал, аскетизмом: ничего лишнего – вообще, и никакого ручного управления в том числе. Ну что я могу сказать… подстава, чистой воды подстава. и я знаю чья. АИРИС не оставила мне никакого другого выхода, ментальная нейросеть у меня есть, челнок, есть, а вот ИскИна, чтобы всем этим добром управлять – нет. Ну не может такого быть, чтобы какой-то ИскИн смог перехитрить человека, да и челнок – это совсем не тот аппарат, который стоит оберегать как зеницу ока, должен быть вариант прямого управления, без всяких костылей в виде ИскИнов и тому подобных девайсов. Думай, голова, думай. Что такое ручное управление? Правильно: это аварийный способ управления челноком. Вот именно – «аварийный»! А кто же станет размещать аварийную панель, или что тут еще, прямо в рубке, да еще и на виду?.. Ну, в рубке, это, вообще-то, правильно, а вот на виду…

Я обследовал и изучил, наверное, каждый квадратный миллиметр рубки, и все же нашел то, что искал, правда, совсем не там, где думал. Одиноко стоящее посреди рубки противоперегрузочное кресло сначала не привлекло моего внимания, и только поняв, что ищу не там, я переключился и на него. Кресло как кресло, примерно такие же ставят в Содружестве на боты, правда, немного поизящнее, нет там этих массивных подлокотников, почти в полметра ширины. Короче, все оказалось просто, даже очень просто, в принципе, как и аварийная система ручного управления, чем-то напоминающая простой земной автомобиль, только вместо руля джойстик, а вместо педалей ползунковые регуляторы, всего две штуки, по числу двигателей, плюс два-же регулятора, как на компьютерных мышках, шарик с неограниченным количеством степеней свободы. Тут уже ничего сложного, маневровые двигатели. Нашел я и пару самых обыкновенных тумблеров, как смог понять, это ничто иное, как отключатели подачи жидкости в гидравлическую систему управления дверями и переборками. В общем, техника на грани фантастики, ага фантастики начала двадцатого века на Земле. Осталось только запустить реактор и можно отправляться в путь. На всякий случай, решил все же, как и думал раньше, остаться в рубке, а к реактору убежал дроид, запустит, там и останется, вдруг придется еще и глушить.

Полетели минуты ожидания. Легкая дрожь корпуса дала понять, что дроид успешно справился с поставленной перед ним задачей. Для пробы решил слегка приподнять челнок над поверхностью, подсознательно ожидая рева двигателей, но ничего не произошло, все та же абсолютная тишина в рубке, лишь корпус слегка начал вибрировать. Вот и вскрылась еще одна проблема. То, что на челноке есть какая-то система сканеров и датчиков, я не сомневаюсь, но без ИскИна она мне оказалась недоступной. В принципе я вполне могу разместить по всему корпусу своих минидроидов, но и это ничего мне не даст, нейросеть-то тю-тю. В конце концов, я инженер, или просто погулять вышел?! Ведь в моем распоряжении есть система наблюдения с жилого модуля, есть ИскИн джоре и есть природная смекалка, неужели я не смогу с помощью головы, рук и техдроида из всего этого сваять примитивный телевизор?! А с другой стороны, вся аварийная система управления как раз и рассчитана на случай, если ИскИн выйдет из строя, или на что-то подобное и на кой она тогда сдалась, если пилот не в состоянии понять, куда он летит и зачем? Тут есть два варианта, или все зацикливается на нейросеть, или где-то есть «волшебная кнопка», я бы поставил на кнопку, мало ли, вдруг пилот ранен, повреждена нейросеть, или еще что. Ну и где же ты моя кнопка, кнопка-кнопочка? Почти час поисков ничего не дал. Устав, я решил присесть и немного подумать. Усевшись в кресло, я почти инстинктивно погонял двигатели на разных режимах, проверил, как работают маневровые, только «джойстик» не стал трогать, а то еще со всего размаха впишусь в поверхность, тогда мне точно уже ничего не надо будет. Но, в конце концов, решил перейти от метода научного тыка к эргономике. То, что физиологически праалы довольно близки к людям, я уже знаю, поэтому закрыв глаза, я положил правую руку на «джойстик», а левую на реостаты управлением двигателями. И, о чудо, рубка челнока исчезла, я оказался в полной темноте, через которую начали постепенно проступать контуры окружающего меня пространства… вот в паре десятков метров подо мной проявилась поверхность планеты, а над головой засияло чистое безоблачное небо… немного напрягшись, я смог разглядеть каждую травинку на поляне, где до этого стоял челнок. Ну, все правильно, зачем тратить ресурс систем просто так, а вот когда пилот реально готов к управлению челноком все и включилось. Для пробы я убрал руку с ползунков управления тягой двигателей, ничего не произошло, все так же рубка осталась прозрачной, но стоило мне убрать и правую руку с джойстика управления, как вновь все померкло, и рубка приобрела свой первоначальный вид. Я поэкспериментировал еще около часа, определяя оптимальное положение своих конечностей, оказалось, что включение обзорной системы, или сканеров, происходит, когда обе руки находятся на системах управления челноком, а отключение, когда ни один орган управления не задействован. Ну что же, вполне логично, если не требуется управлять челноком, то нет и никакой необходимости в работе датчиков и сканеров и соответственно наоборот.

Кажется, что все готово для пробного вылета. На всякий случай герметизирую свой комбинезон, опускаю тумблеры блокировки дверей и переборок и начинаю постепенно увеличивать мощность двигателей. Челнок свечой взмывает в небо, пронзая тонкий слой облаков. Почти ювелирная работа маневровыми – и полная тяга на основные двигатели. Управление очень непривычное, но постепенно я приноравливаюсь и чувствую себя все увереннее. Виток вокруг планеты на низкой орбите, потом еще один и еще, к моему удивлению освоился я довольно быстро и рискнул выйти на более высокую орбиту.

К своему лагерю я возвращался, уже полностью освоившись и будучи уверенным в том, что, по крайней мере, в этой Системе для меня в самом скором времени недоступных уголков не будет. Челнок продемонстрировал поистине выдающиеся характеристики, скорость, маневренность, все выше всяких похвал и это на ручном, по сути, аварийном управлении, что же будет, если установить ИскИн на его законное место. Плавно опустив челнок на опоры, буквально в десятке метров от жилого модуля джоре и выйдя из него, я понял, что время, предоставленное мне этой планетой для адаптации и восстановления своих сил, практически закончилось. Псевдолес явно оживает и не собирается мириться с чужаком на своей территории. Пора собирать манатки и рвать когти.

.

2 глава.

Голому собраться – только подпоясаться, это поговорка относится ко мне в полной мере. Все, что я умудрился притащить с собой на гравиплатформе, с помощью чуть живого техдроида и «пердячего пара» благополучно скрылось в челноке, в нем, правда, после этого стало практически не развернуться, ну да ничего, как-нибудь уж переживу, чай не на другой край Галактики собрался, а для полетов внутри Системы вполне нормально. Остался нерешённым только вопрос с модулем, но тут уже без вариантов. В челнок он не влезет ни при каких условиях, остается возможность упрятать его в мой «карман», но мне почему-то категорически не хочется этого делать, а своей интуиции я привык доверять. Так что, пусть пока постоит, где стоял. Не думаю, что он может мне понадобиться в ближайшее время. Казалось бы, что к вылету все готово, как бы не так. Куда лететь-то?! Координаты пустотных объектов у меня есть, но этим координатам несколько тысяч лет и предназначены они для космических кораблей и их ИскИнов, а не для «туристов» с планеты. Вот и пришлось мне вспоминать все что я знаю из Баз по космической навигации, физике, астрофизике, математике и космической механике, да и еще доброго десятка Баз. Нечто подобное мне уже приходилось делать несколько раз, но тогда к моим услугам была и нейросеть и очень продвинутые ИскИны, сейчас же придется все то же самое делать, опираясь только на свои знания и свои возможности.

Почти три дня я провел за вычислениями и ничего не добился. Способ определения координат у джоре основывался на опорных точках, точнее опорных Звездах, несколько десятков таковых мне известны, но ни одна из не подходит. Я уже совсем было хотел расстроиться и плюнуть на это дело, когда понял, что занимаюсь сущей ерундой. Пространственные координаты любого космического объекта — это очень большой и сложный набор символов. Часть из них указывает на определенный сектор в пространстве, другая часть на сектор внутри первого, третья на координаты Звездной Системы внутри малого сектора и только самая последняя группа указывает на координаты внутри самой Системы. Причем самое интересное, что все эти координаты статичны и не учитывают смещение Галактики и Системы со временем. Я же начал высчитывать необходимые мне данные с самого начала и быстро понял, что сделать это вручную, за хоть какой-то приемлемый срок просто невозможно, на это уйдут десятки тысяч лет. Да и незачем это делать, ведь я уже в нужной мне Системе. Вот она косность человеческого мышления, есть координаты, значит, их надо пересчитать полностью. А на кой это мне?

Всем прекрасно известно, что Вселенная постоянно расширяется и при этом вращается с бешеной скоростью вокруг какой-то точки, то же самое происходит и с Галактиками, и с Системами, и со всякими Туманностями, пылевыми облаками и всеми-всеми космическими объектами. Ежесекундно, объем занимаемый Вселенной увеличивается на миллиарды и миллиарды миллионов кубических километров, а угловая скорость ее вращения вообще не поддается даже осмыслению, относится это и ко всему остальному, именно поэтому так сложно высчитать координаты того или иного объекта с привязкой ко времени. Расширяются и вращаются и Системы, и Планеты, и астероиды, и естественные спутники, причем вращаются они каждый вокруг своей точки, которые очень редко совпадают. Внутри Системы за начало координат обычно принимают местное светило, хотя центр вращения с ним и не совпадает, но так уж принято. Вот так вот и получается, что вместо системы уравнений с парой миллионов неизвестных, мои вычисления сократились до системы с парой сотен не известных, а с этим уже вполне можно работать.

Через два дня я стал счастливым обладателем внутрисистемных координат одной из баз, правда так получается, что база эта располагается почти на самом краю Системы, глубоко в Поясе Койпера. Вот и возник очередной вопрос, а как на моем челноке обстоит дело с щитами, во время своего пробного вылета я как-то подобным вопросом не задавался, а лезть на незащищённом челноке в это скопище астероидов, мне почему-то не хочется.

Следующие два дня я разбирался с системами пассивной защиты челнока. И таки, разобрался. Поначалу меня смущало отсутствие каких-либо выступов, эмиттеров и того подобного на корпусе, к чему я привык, но ведь и всевозможных сканеров датчиков и анте тоже нет, а они есть, как про того суслика, мы его не видим, а он есть, значит все эти функции на челноке реализованы каким-то другим способом. Вот с этим самым способом я и разбирался, и разобрался. От чего впал на пару часов в прострацию. Этому маленькому кораблику, оказывается, нет никакой необходимости во всех этих навесах, он сам по себе и сканер, и датчик, и антенна, и эмиттер защитного поля. Не удивлюсь, если он еще и маскировкой сам себя обеспечивает. Но все это при наличии на борту ИскИна, хотя, ведь сканеры-то и датчики в ручном режиме работают. А почему защита не должна? Решил проверить методом научного тыка. Кидать камни в челнок конечно же бесполезно, а вот пальнуть из вооружения моего дроида вполне можно, правда на самой минимальной мощности, а вдруг не сработает.

Дроид пальнул, а я выпал в прострацию. Челнок, оказывается, не только обладает защитным силовым и энергетическим полями, но еще и вооружен. Как результат моего «эксперимента», я имею возможность наблюдать на месте моего единственного пока, охранного дроида, кучу расплавленного металла. Зато последние сомнения отпали, челнок не совсем то, за что я его принимаю. И еще, основной ИскИн челнока отсутствует, зато есть что-то иное, на автоматические действия произошедшее не спишешь, кто-то или что-то должен был управлять защитой и ответным огнем. Надо искать, вот только знать бы еще где. По меркам Содружества, да и джоре и прочих, челнок очень маленький, скоростной и манёвренный кораблик, почти весь его полезный объем занят всевозможным оборудованием и маленькой рубкой. Похоже, что без моих добровольных помощников я не справлюсь. Не пришлось им долго отдыхать, вот и для них нашлась работа. И еще одно, я прекрасно помню каким необычным способом мне удалось попасть на борт челнока, поэтому мне не дает покоя один вопрос: откуда Драал-Зуал мог получать поток данных, если в челноке не было ИскИна? Надо с этим разобраться, хотя в тот раз вроде как речь шла об одном из артефактов, но я что-то в этом не уверен, хотя, как знать, как знать. В общем пришлось отвлекать моих попутчиков от нужного и очень полезного дела, накопления ими своей собственной ментальной энергии, что судя по их поведению, совсем не легкое дело.

– Драал, Зуал, вы же вроде как можете, ну, просканировать, что-ли этот челнок? Дело в том, что, судя по последним событиям, ИскИн на нем все же есть, просто я не могу его найти. Надо проверить.

– Руслан, нет там никакого ИскИна, мы уже все на сто раз проверили.

– Но кто-то ведь включает защиту, да и оружием управляет!

– Ты и включаешь, и управляешь. От тебя к челноку постоянно идет поток данных, а от него в обратную сторону к тебе. Извини, но большую часть этих потоков мы расшифровать, да даже принять, не можем. Ваше общение идет, как бы это правильно сказать, направленным лучом, что-ли.

– Драал, ты можешь сказать, что именно это за артефакт, где он находится и за что отвечает?

– Нет, Руслан, извини, но не могу, я не могу проследить поток данных, он постоянно перемещается, меняет не только свою частоту и способ шифрования, но и структуру. И еще… Руслан, я бы посоветовал тебе извлечь те артефакты, назначение которых нам не удалось определить. Что-то мне не спокойно.

– Ну, с этим проблем нет. Ты их устанавливал, тебе и извлекать.

– Хорошо. – мне показалось, что Драал облегченно выдохнул, похоже, что он что-то подозревает, или уже знает, просто боится об этом сказать. Насколько я помню, в качестве неопределенных у меня было два артефакта, причем один вроде как мог устанавливать связь и позволял перехватывать управление над любым устройством, ну прям как супернавороченный ИскИн с ментальным управлением. Стоп! Что я только что сказал, «супернавороченный ИскИн», блин, ну я и болван, вот же он, ответ, куда делся штатный ИскИн челнока! А что тогда представляет собой второй артефакт, ну тот о котором Драал так ничего и не смог толком сказать?

– Хозяин, а ведь ты похоже, что прав, вот только маловат он для ИскИна, да и слабоват. Но после извлечения надо будет проверить.

– Маловат, говоришь? Драал, а если извлечь все артефакты и попытаться составить из них единое целое? Смотри, тут и функции защиты, и перемещения, и нападения, и управления и обеспечения энергией, да и еще что-то. Ну чем не управляющий ИскИн?

– Может ты и прав, но я бы на твоем месте не торопился, давай для начала проверим твою теорию, а потом уже будем принимать решения.

– Боишься, что если все эти артефакты и на самом деле части единого целого ИскИна, то, собрав его, мы рискуем приобрести в его лице противника, если не врага?

– Есть такая вероятность. Мы же не знаем, кто, для кого и с какими целями все это создал.

– Но АИРИС сказала, что это челнок праалов.

– Нет, совершенно разный уровень технологий. Скажем так, праалы двигались в ту же сторону, что и создатели артефактов, а возможно и этого челнока, вот схожесть и даже некоторая преемственность и ввела ее в заблуждение.

– Ладно, посмотрим. Что мне делать?

– Да ничего. – и к моим ногам упали две приметные коробочки. Теперь осталось разобраться, как ими пользоваться и вообще, прав я или не прав в своих предположениях.

Вот только разбираться не пришлось. Буквально через пару минут, Драал уведомил меня, что поток обмена данных между мною и челноком полностью прекратился, более того, этот поток прекратился совсем. Мой мозг пронзила очень неприятная мысль, и я практически бегом ринулся в рубку. Ну вот, факт, который очень тяжело отрицать – ни на какие мои манипуляции челнок не реагирует, мне даже не удалось запустить двигатели и хотя бы приподнять челнок над поверхностью планеты, он опять был мертв, хотя реактор и исправно работает, энергия в системе есть, а толку никакого.

– Драал, что скажешь? Опять пришли к тому же самому с чего начали?

– Я думаю, нет. Мы с тобой ошибались с самого начала и в первую очередь – я.

– Ты о чем?

– Я считаю, что мы с тобой изначально пошли по неправильному пути. В своих выводах ты основывался на своем опыте, а я принял твою точку зрения. Скорее всего, на этом челноке, да и не челнок это вовсе, никогда не было никакого ИскИна. Максимум управляющие элементы. Зачем на корабле нужен какой-то искусственный интеллект, когда есть живой и полноценный. Надо только обеспечить связь живого мозга со всем оборудованием и нет проблем. Мозг разумного существа намного более производителен, чем любой ИскИн, его многопоточность практически недостижима для любого его эрзац заменителя, а значит нет никакой необходимости изобретать колесо. Но в одном ты прав, тот артефакт, что я принял за универсальное средство связи и перехвата управления над любым устройством, является частью этого корабля, скажем так, автономной частью. Хотя, может быть и не именно этого, и не именно корабля, скорее всего он и на самом деле универсален и с его помощью ты сможешь управлять любым оборудованием, имеющим контур ментального управления.

– Мыслесвязь?! – прервал я симбионта.

– Да, нечто похожее. А второй артефакт, в назначении которого я не смог разобраться, скорее всего служит для «синхронизации» потоков между этим самым оборудованием и первым артефактом. А твоя, как ты говоришь «ментальная» нейросеть, таковой в принципе не является, это тоже переходник, но переходник между твоим мозгом и первым артефактом. Я понимаю, что мое объяснение звучит очень запутанным, но как мог, так сказал.

– Да нет, я тебя понял. Есть мозг, есть какое-то устройство, их надо соединить. Напрямую не получается, и к первому и ко второму, даются дополнительные «костыли», а второй артефакт выполняет функции по их взаимодействию. Ментальная нейросеть работает с мозгом, первый артефакт с оборудованием, а второй с нейросетью и первым. Я прав?

– Скорее всего, да. Надо проверить. Давай вернем первый артефакт на его место и посмотрим, что будет.

– Хочешь превратить меня в подопытную крысу? Ладно, давай, чего уж там. Деваться-то некуда.

– Руслан, а чего ты жалуешься-то, опыты мне приходится ставить на Зуале, ну и на себе, немного так что не бухти. – ну вот и поговорили, бестелесный дух, подселенец в тело моего симбионта, и тот учит.

В общем, часа через три Драал свои эксперименты закончил, как мы думали, так оно все и оказалось. В конечном счете, роль ИскИна челнока должен выполнять мой собственный мозг, посредством пары артефактов, ну и Драала-Зуала, без них тут уже никуда. Ну а раз с этим вопросом мы, наконец, разобрались, значит на планете меня уже ничто не держит и можно отправляться на поиски Станций. Хотя что их искать-то, при наличии рассчитанных мной координат, есть правда небольшая неувязочка, на ИскИне, данные с которого я использую, Станция должна быть чуть ли не на орбите планеты, а мне придется до нее добираться через пол Системы. Ладно, разберемся, теперь, когда я знаю как можно управлять всеми доступными функциями челнока, найти Станцию не должно быть проблемой, а там и вторую найдем, надо будет, так мы всю Систему перетряхнем и наизнанку вывернем.

Утром, стало окончательно понятно, что нам здесь не рады и пора уносить ноги. За ночь псевдолес полностью окружил поляну на которой размещается жилой модуль, а теперь присоединился и челнок праалов. И не просто окружил, а начал создавать над нами купол из своих псевдоветвей, оплетая ими то защитное поле, которое его сдерживает и не дает нами полакомиться. С одной стороны, защита стоит уже несколько тысячелетий – правда, что она из себя представляет я так и не выяснил, а с другой стороны, я совсем не уверен, что до этого времени псевдолес предпринимал столь масштабные попытки ее проломить, а может и предпринимал, ведь все джоре с этой базы куда-то исчезли, причем побросав личные вещи, так что, может быть, мы сейчас становимся свидетелями применения давно наработанного опыта. Проверять и проводить эксперименты, у меня нет никакого желания, тем более, что вся подготовка к отлету была завершена еще вчера вечером. Так что, как говорится, пора и честь знать. С тоской посмотрев на модуль, а с еще большей на предполагаемое размещение остальных его секторов, я зашел в челнок. Двери за моей спиной плавно «заросли», став практически неразличимыми на общем фоне, а я направился в рубку. Пора, время пришло.

И все же, покинуть планету сразу я не решился. Почти бесшумно работающие гравитационные двигатели подняли челнок на полсотни километров над поверхностью практически вертикально, а потом я слегка изменил направление полета. Прекрасно работающие сканеры и датчики корабля позволяли с низкой орбиты детально рассмотреть поверхность, чем я решил воспользоваться. Стоило мне разобраться с управлением челноком с помощью артефактов, как этот маленький кораблик стал послушной игрушкой в моих руках, молниеносно выполняя практически любое мое желание. В отличии от моего первого на нем полета, в этот раз управление было легким и очень удобным. На втором витке вокруг планеты, по указанным в ИскИне джоре координатам мне удалось без особого труда обнаружить обе исследовательские базы. По большому счету, не заметить их было очень проблематично, это были не исследовательские и не жилые модули, это были капитальные постройки, чем-то напоминающие средневековые рыцарские замки на Земле, только без всех этих башенок, балкончиков и тому подобного. Массивные, мрачные постройки, которые, если верить показаниям сканеров, уходят в глубину планеты на несколько десятков метров. Ну, вот и ладно, по крайней мере, теперь я знаю, куда в случае чего можно будет вернуться. Больше на планете меня уже абсолютно ничто не держит, а значит, пора отправляться на другие, более сложные поиски.

Начать я все же решил с досконального исследования орбиты планеты, как не крути, а расчеты, сделанные с помощью карандаша, особого доверия не внушают, хотя в себе я и уверен. Почти двое суток ушло на обследование куска пространства на расстояние до пятисот тысяч километров от планеты, я посчитал, что все что дальше не может считаться находящимся на ее орбите. За это время мы просканировали более сотни самых разных объектов, среди которых попадались и искусственные, таковым был остов агарского корабля, скорее всего того, с которого Пин и спасся, ну а всевозможных мелких обломков тут вообще выше крыши. Но к сожалению, ничего напоминающего Станцию или ее обломки мы так и не нашли. Я уже совсем было собрался выдвигаться к поясу Койпера, когда мне в голову пришла одна интересная идея. Челнок резко сошел с орбиты и почти под прямым углом начал выходить из плоскости эклиптики. Через пару часов, мы как-бы зависли над частью Системы, наблюдая за ней «сверху» и со стороны. Интересно, и почему мне такая мысль не пришла в голову раньше, ведь именно по такому признаку в Системах Содружества разворачиваются «диспетчерские призмы», три-четыре Боевые Станции в плоскости эклиптики и одна выше, а другая ниже ее, позволяя таким образом перекрыть практически всю Систему.

Опять несколько часов наблюдений и исследований и опять безрезультатно, сканеры фиксируют лишь редкие астероиды и больше ничего. Я уже совсем было собрался отдавать команду на перемещение к краю Системы, когда корабль сообщил, что зафиксирован довольно крупный объект. И что странно, он не смог определить его принадлежность, то ли искусственный, то ли природный. Ставшие моментально «прозрачными» стены рубки услужливо показали мне, что так заинтересовало челнок, или меня, ну тут я еще толком не разобрался. Темный неправильной формы астероид, наверное, меня совсем бы не заинтересовал, если бы не парочка «но». Во-первых, аномально высокое содержание металлов в структуре астероида, а во-вторых, слишком уж явное несоответствие между размерами, структурой вещества, из которого он состоит и гравитационным воздействием на окружающее пространство. Для столь большого объекта, его воздействие на материальные объекты оказалось очень незначительным. Напрашивается вывод, что астероид – полый. Решение созрело само-собой, надо проверить. Уровнять скорости и «зависнуть» над астероидом оказалось совсем не трудно, сказалась изумительная маневренность моего кораблика. И вот мы наконец можем разглядеть свою находку во всех мелочах. В принципе, найденный астероид практически ничем не отличается от своих собратьев, размеры, да и размеры совсем даже не выдающиеся, километра полтора в поперечнике, на Станцию, ну уж совсем не тянет. Первая мысль, опять пустышка. А вот корабль со мной не согласился, услужливо выделив на голограмме скопления металлов и даже предоставил их развернутый анализ. Итак, три области, содержащие почти чистые металлы и их сплавы, две в глубине астероида, а одна практически на самой поверхности. Почему практически? Так время тоже не стоит на месте и покрыло это место толстым слоем космической пыли и мусора. Вот именно это-то и привлекло мое особое внимание. Астероид не обладает достаточной силой тяжести, чтобы притянуть и удерживать на своей поверхности такое количество мусора. Напрашивается вывод, что все это не более чем примитивная маскировка. Структурное сканирование показало мою правоту, под почти метровым слоем пыли и мусора, скрывается металлическая плита, размером примерно десять на десять метров и толщиной в метр, хорошая такая болванка чистой корабельной брони. Остался только вопрос, как ее очистить от всего, что на нее навалено.

Медленно и очень аккуратно я подвел челнок к металлической плите, по крайней мере к тому месту где на нее указывают сканеры. Пора приступать к расчистке. Сильно потрёпанный техдроид высадился на поверхность астероида и приступил к закладке маломощных зарядов. Задумка довольно проста, серией небольших взрывов разрушить верхний слой пыли и придать ему необходимый импульс для преодоления силы притяжения. Одно плохо, что на астероиде нет атмосферы, а значит и взрывной волны не будет, иначе она просто бы «сдула» весь этот мусор. Наконец около сотни зарядов, по своей мощности сравнимых с простым винтовочным патроном, были размещены согласно схемы, энергетический импульс от батарей дроида привел в движение всю массу пыли и мусора. Как и предполагалось, импульс от взрывов оказался вполне достаточным, чтобы очистить всю плиту. Пришло время и мне размять ноги. Пара минут на шлюзование, и я уже на поверхности астероида.

Ничего не понимаю. Такое ощущение, что металлическую плиту просто вмуровали в тело астероида, а зачем и для чего как было, так и осталось загадкой. Если честно, то у меня была мысль, что она прикрывает какой-то проход, или помещение в глубине астероида, но нет, спектральное сканирование показывает, что и под плитой все та же порода, из которой и состоит астероид. А что же тогда находится внутри него, что за пустоты и что там за скопления металла? Блин, если бы были хоть какие-нибудь следы энергетической активности, то можно было бы проследить ее потоки и хотя бы примерно составить схему, а так ничего.

Неожиданное воспоминание подсказало мне выход. Когда-то, давно, еще на Земле, в бытность свою студентом мединститута, довелось мне поучаствовать в одной работе. Не далеко от нашей общаги что-то копали и случайно вырыли останки какого-то массового захоронения. Время было, такое, буйное, что ли и никого особо было подобным не удивить, промелькнуло пару строчек в местной газете, обмолвились в новостях и на этом все практически и закончилось, для всех. Тем более, что и криминалисты сработали быстро и качественно, определив, что останкам, а точнее уже скелетам не один век, так что и дело по-быстрому закрыли. Не знаю уж какими путями, но у нас на кафедре судмедэкспертизы появилось пару новых лабораторных экспонатов. Вот однажды на одном из практических занятий нам и надо было определить причину смерти по имеющимся в нашем распоряжении паре костей. И что бы вы думали, мы сделали это, даже орудие убийства и то определили. Как? Да все очень просто. При похоронах, а скорее при захоронении, никто особо с трупами не нянчился, закапали всех как были, вот у доставшихся нам костей и сохранился отпечаток наконечника стрелы. Про диффузию все слыхали, а про замещение атомов кальция в костях на атомы металла? Вот и тут та же история произошла, наконечник стрелы застрял меж ребер и со временем, там, где он с костями соприкасался остался почти четкий его отпечаток.

Ни на Земле, ни в Содружестве, ни джоре, никто иной, пока еще не придумал и не изобрел материала, более всего подходящего для изготовления энерголиний и энерговодов. Все используют металл, отличается только его чистота и вид, ну и сам металл или его сплавы. Конечно под почти метровой толщины металлической плиты обнаружить следы металла практически невозможно, хотя если постараться, то все может быть. А вот в породе, да еще и содержащей очень небольшой процент этого самого металла, легче легкого, тем более, что постоянные большие токи, на протяжении, если не столетий, то десятков лет, хочешь не хочешь, а намагнитили даже инертную породу астероида. Конечно с расстояния в два-три километра вычленить отдельные атомы металла довольно сложно, а вот так вот, почти в плотную, оказалось для сканеров челнока совсем не тяжело. Уже через два часа в моих руках оказалась полная трехмерная схема энергоснабжения пустот в теле астероида, по остаточным признакам я даже смог определить где именно находится, точнее находился, реактор. Вот сижу я сейчас кручу перед глазами эту схему и понимаю, что я ничего не понимаю, ближе чем на пол метра к плите ни один энерговод не проходит, даже если надо было проложить какой-то кабель под плитой, он почему-то шел в обход ее. Напрашивается два вывода. Или эта плита сама являлась достаточно мощным источником энергии, чего в принципе быть не может, или же она запитывалась каким-то совсем уж экзотическим способом. Ну, или энергия ей и вовсе не нужна, даже наоборот, очень даже противопоказана, или плита, противопоказана энерговодам. Ясно одно, что сидючи на одном месте, я так ничего и не узнаю, а это значит, что надо каким-то способом попасть внутрь астероида и обследовать полости в его теле. Взрывать для образования прохода, более-менее мощный заряд, нельзя, астероид может сойти со своей орбиты и куда его понесет никто не знает, а слабые заряды, на подобии тех, которыми я и расчистил плиту, абсолютно в этом деле бесперспективны. Остается только один способ, бурить и копать, копать и бурить. Интересно, мой техдроид выдержит такое варварское с ним обращение, благо, что нечто напоминающее бур в его арсенале имеется, ну а копать уже придется мне самому, вопрос только чем. Ха, и это не вопрос, у меня достаточно артефактов, которые могут спокойно заменить мне и подъемный кран, и лопату. Ну а значит нечего сидеть, определяем наиболее подходящее, читай, доступное, место и можно приниматься за работу.

Подходящее место нашли довольно быстро и совсем недалеко от приметной плиты. Небольшая естественная каверна заметно должна была облегчить рытье туннеля, да и с обратной стороны, по данным сканирования, тоже находилось что-то вроде глубокой ниши, так что стена астероида здесь была всего около трех метров, день-два работы, с нашими куцыми возможностями.

Неожиданно дело пошло довольно споро, астероид оказался настолько древним, что все его тело было испещрено микротрещинами, что позволяло дроиду откалывать целые глыбы, по несколько сот килограмм весом, а я их с помощью своих «манипуляторов» или отодвигал в сторону, или выносил наружу, если они были достаточно большими и могли помешать работе. К шестому часу работы, дроид наконец пробил тонкую перемычку. Тоненькая струйка газа, вырвавшаяся из отверстия и на глазах превращающаяся в кристаллики льда, показала нам, что в глубине астероида есть какая-никакая атмосфера. По моему распоряжению дроид прекратил все работы, а уже пробитое отверстие заделал аварийной пеной. Терять, атмосферу мне никак не хотелось, пришлось рисковать и опускать челнок на ту самую плиту, чтобы он своим полем накрыл и нашу небольшую пещерку, и оно воспрепятствовало бы улетучиванию воздуха из подземного комплекса. После этого последние пару десятков сантиметров породы мы убрали буквально за час. Анализаторы моего скафандра подтвердили правильность моего решения насчет атмосферы, она была вполне пригодна для дыхания, правда кислорода было маловато, но ничего, жить можно. Интересно только почему весь воздух в толще астероида не замерз давным-давно, как по идее должно было быть. Что-то мне не верится, что местное светило настолько прогревало эту каменюку, что в его глубине поддерживалась нормальная температура, хотя датчики скафандра прямо на это указывают, холодно, конечно, но вполне терпимо, самая обыкновенная земная зима, около тридцати градусов ниже нуля. Вариант «внутренней топки» астероида, я даже не рассматриваю, значит есть какой-то источник тепла, что странно, мы его так и не зафиксировали. Ладно, разберемся. Ну а пока начнем с «экскурсии» по подземному комплексу, то что все это сооружение носит явно искусственное происхождение видно с первого взгляда, я конечно не отрицаю возможность того, что в свое время джоре, или еще кто, просто расширили и облагородили естественный комплекс пещер в астероиде, но очень уж правильные были в таком случае пещеры, стандартные я бы сказал.

Я хожу по помещениям, теперь уже ясно, что базы джоре и путаюсь в догадках, что же именно здесь произошло. Нет, никаких трупов, или следов разрушения тут нет и в помине. Если рассудить здраво, то база была покинута организовано и без спешки. Все научное оборудование, как и ИскИны было вывезено, все что не подлежало эвакуации законсервировано, причем технические средства отдельно от лабораторного оборудования, именно эти скопления металла и показали сканеры челнока. Поражает совсем другое, почему-то реактор, система жизнеобеспечения и энергосеть подобной судьбы избежали и поэтому превратились в прах. Получается, что еще как минимум несколько сот лет после того как все разумные покинули этот астероид, реактор продолжал исправно работать, система жизнеобеспечения поддерживала комфортные условия для жизни, а по энергоканалам продолжала течь энергия к давным-давно отключённым приборам, ИскИнам, дроидам и … и еще к чему-то, чего сейчас тут нет и не стало сравнительно недавно, от силы пару десятков лет назад. Следы в пыли об этом вполне ясно говорят. Вот только начинаются они прямо посреди самой большой и пустой пещеры, проходят через небольшой коридорчик прямо в соседнее помещение, когда-то там покоилось нечто, по размерам совпадающее с малым транспортным контейнером. Потом следы возвращаются назад и пропадают, как будто, тот кто сюда приходил, материализовался прямо из воздуха и точно так же и испарился, вместе со своим грузом. И еще, ни о какой находке кем-либо, этой базы речь не идет. Никакая Империя Аквилон здесь не побывала и ничего не брала, никаких исследований не проводила.

Лабораторное оборудование, аккуратно законсервированное, никакого интереса для меня не представляет, ну что может быть интересного или важного в лабораторных столах, системах записи происходящего, тем более, что кристаллы накопители из всего уже изъяты. Определенный интерес могут вызвать только лабораторные дроиды, но их всего полдесятка и много места они не займут. А вот складированное отдельно техническое оборудование, а именно три техдроида и дроид-универсал, мне пригодятся. Тем более, что они достаточно компактны, по крайней мере в своем сегодняшнем состоянии. Конечно с их расконсервацией придется попотеть, но такое добро я здесь однозначно не брошу, мой-то техдроид работает уже только на честном слове и в любой момент может развалиться.

Ну что же, если верить ИскИну, то одну Станцию я уже нашел и судя по всему она была когда-то именно научно-исследовательская. Осталось найти Станцию Боевую, или как она обозначена в файлах, все того же ИскИна «Станция обеспечения исследований и боевого прикрытия». По идее она должна быть где-то рядом, а по моим расчетам выходит, что она на самом краю Системы. И кто мне скажет, почему так?

Ну что сказать, математик из меня получился совсем никудышный. Без нейросети, без ИскИна я оказывается, даже со всеми своими изученными Базами, не могу правильно просчитать движения космических объектов. Всего-то пара ошибок и вторая Станция, по моей прихоти, переместилась с орбиты вокруг планеты, хотя и надо признать, довольно высокой и в перпендикулярной плоскости, но все же геостационарной, за сотни и сотни миллионов километров. В общем по высчитанным мною координатам ничего не оказалось, нет были конечно какие-то космические булыжники, куски льда, но все это настолько мелкое, что на экране сканеров все это выглядело как одна сплошная засветка. Почти неделя полета и все напрасно. Для очистки совести я все же решился немного тут подзадержаться, и все тщательно просканировать, а вдруг… Вдруг не получилось, Станцию я так и не нашел, зато обнаружил нечто другое, менее интересное, но в моем положении не менее важное. Около сотни самых разных модулей кружится вместе с космическим мусором, причем модулей не разбитых, не разрушенных, а вполне целых, я даже умудрился осмотреть один из них повнимательнее. Или я чего-то не понимаю, или это чья-то нычка, довольно грамотная надо сказать и прекрасно замаскированная, если бы не сканеры моего челнока, хрен бы я что нашел, по крайней мере не с технологиями Содружества, да и девайсы джоре я, думаю, мало бы в чем тут помогли. Надо точно знать, что именно и где именно искать. К сожалению, изучить находки я не могу, слишком уж маленький у меня кораблик, чтобы взять на борт хотя бы один из найденных модулей, в нем после того как я забрал техдроидов с эвакуированной Станции и места-то свободного практически не осталось, даже в рубке пришлось одного разместить и это в законсервированном положении, а будь они развернуты, так бы и пришлось их бросить, где и нашел. Можно было бы конечно попытаться добраться до того, что поближе, своим ходом, так сказать, но лезть в это скопище мелких камней, надеясь только на слабенькую защиту силовых полей артефактов, мне что-то совсем не хочется. Так что, оставлю на потом, ну или на самый крайний случай, когда уже никакого другого выхода не будет, а пока я еще не потерял всякую надежду, рисковать просто так нет никакого смысла. Вот так-вот, успокаивая и уговаривая сам себя я и отправился в обратный полет к уже известной мне Станции. Надеюсь, что моих знаний и навыков вполне хватит, чтобы запустить на ней один из имеющихся у меня реакторов и установить хоть какое-то подобие системы жизнедеятельности, а то надоело мне что-то болтаться по космосу сидя в одном кресле, оно конечно удобное и все такое, но хочется и ноги размять. После посещения эвакуированной Станции, я уже не думаю, что и на размещенных на планете базах что-то будет, скорее всего джоре свернули на планете все работы и все оборудование было вывезено, так что единственная моя надежда, это Боевая Станция, такие объекты обычно не разбирают, а консервируют, слишком дорого и хлопотно. Правда мелькнула мысль, что найденные мною модули как раз и есть искомая мною Станция, но для полноценной Боевой Станции их слишком мало, да и по размерам они больше подходят для какого-нибудь корабля не выше классом чем легкий крейсер, если конечно предположить, что кто-то задался целью разобрать корабль до винтика, разъединив все его модули, а несущие конструкции еще и упаковать в стандартные транспортные контейнеры. Скорее всего все что я нашел, это груз какого-то крупного корабля, выброшенный, или сброшенный в указанной точке, но который так никогда и не был никем подобран.

Пересекая Систему в обратном направлении, я все время пытался себя чем-то занять. Одним из таких «упражнений для ума» стало мысленное построение системы защиты планеты и баз на ней находящихся. По всем моим раскладкам и схемам выходит, что одной Боевой Станции для этих целей явно маловато, если конечно джоре защищали и планету тоже, а не только свою Научную Станцию. С другой стороны, боевую Станцию могли куда-то и переместить, после эвакуации Научной, ведь в таком случае суровая необходимость в ней отпадает, а имущество достаточно ценное и бросать его просто так нет никакого резона. Слегка подправив курс челнока, я опять отдался «размышлизмам», прекрасно понимая, что никакого смысла во всех моих умопостроениях нет. обратный путь я решил все же немного удлинить и зайти к Станции и планете с другой «стороны», раз уж Научную Станцию разместили в толще астероида, находящегося далеко за плоскостью эклиптики, оставив на ней работающий реактор, который при любом, даже самом примитивном сканировании выдавал бы нехилую засветку, то меня посетила мысль, что все это самая обычная обманка, а Боевую Станцию спрятали куда как качественнее и вполне может быть, что и ее отвели в сторонку, толь ко в противоположную от Научной. В общем я решил подойти к орбите планеты «снизу». Пара дней особой роли не играют.

На шестой день обратного полета начались неприятности. И какие-то странные неприятности. Все началось с того, что из ниоткуда, прямо на мой челнок вылетел огромный астероид. Сканеры его засекли в самый последний момент и то, далеко не все, наиболее четкую картинку дали оптические датчики, а датчики массы, гравитационного взаимодействия, радиосканеры и все остальные оказалось совершенно слепы, да и времени на реагирование абсолютно не осталось, я уже совсем было приготовился превратиться в космическую пыль, ведь ни времени, ни места для маневра у меня не было, но к моему глубочайшему изумлению и радости, все обошлось, я сначала даже и не понял как и почему. А потом я увидал ЕЕ, огромную космическую Станцию и при этом совсем даже не мертвую. И опять повторилась та же самая история, оптика ее видит, а больше ничто не фиксирует. Мелькнула мысль – мираж. Но никто и никогда не видел миражей в открытом космическом пространстве. Скидываю скорость и начинаю голосить на всех доступных частотах, в ответ тишина, десятки кораблей кружат вокруг циклопического сооружения, а меня как будто не замечают. Ну как тут не удариться в панику?! Из этого состояния меня вывел Драал-Зуал.

– Руслан, это отражение! Я правда никак не пойму, какое именно, отражение во времени или в пространстве.

– Нет, настолько огромных объектов в нашей галактике никогда не было и нет, а отражение из будущего, это просто фантастика и сказка в одном лице.

– Может быть ты и прав. но говоря об отражении в пространстве я имел в виду нечто иное. Я ведь ничего не говорил о НАШЕМ пространстве.

– Отражение из другой Галактики?

– Возможно, или из другой реальности.

В этот момент гигантская Станция исчезла так же внезапно, как и появилась, зато взвыли сигналы тревоги на челноке. Мы с огромной скоростью летели прямо на большой астероид, который до этого момента прятался за миражом Станции. Перегрузка экстренного торможения и смены курса вдавила меня в пилотское кресло, даже супернавороченный скафандр не помог, все мои кости затрещали, и мне показалось, что даже глаза лопнули. Я потерял сознание.

В себя я приходил долго и мучительно долго, болели каждая косточка, каждая мышца, а перед глазами стояла кроваво-красная пелена. Но едва мой взгляд упал на панели демонстрирующие данные со сканеров и датчиков, то куда делось все мое недомогание.

Челнок остановился всего лишь в километрах пяти от астероида и сейчас я могу почти детально его рассмотреть, а посмотреть есть на что. Из тела примерно двухкилометрового астероида, торчит часть какого-то корабля. Причем корабль этот не врезался в него, нет, он как будто пытается вылезти из астероида, представляя с ним единое целое. Передняя его часть абсолютно свободна, видны даже части несущих разгонные двигатели пилонов, но добрая половина судна находится там, внутри астероида, в этом я ничуть не сомневаюсь. О чем-то подобном я слыхал, такое случается, если неспециализированный корабль пытается совершить «слепой прыжок» в абсолютно неисследованное пространство, вроде как в момент выхода из гиперпространства, если на месте прорыва находится какой-то материальный объект, происходит замещение одного вещества другим, происходит как бы слияние двух тел в одно, а «лишняя» масса выбрасывается в месте входа корабля в гипер, причем выбрасывается моментально, не зависимо от того сколько корабль до этого времени там провел. Ученые долго бились над этой загадкой, но так и не пришли к решению. Так вот, о подобном я слышал, а вот видеть, не видел. До сегодняшнего дня.

Сканеры челнока работают во всю, собирая информацию, но «просветить» погибший корабль они так и не смогли, хотя все возможные данные по астероиду выдали и даже составили трехмерную его проекцию, где четко видно каждую деталь судна. Как оказалось, то, что я принял за пилоны разгонных двигателей было частью корпуса судна, вынесенной за пределы основного корпуса на ажурных фермах. Что это было и для чего предназначено я сказать не могу, по той простой причине, что никогда раньше ничего подобного я не видел. Основной корпус судна больше всего похож на наконечник древнеримского копья, со множеством надстроек и каких-то замысловатых конструкций. Чуть больше половины длинны судна оказалась за пределами астероида, а остальная его часть «вживлена» в тело астероида. Когда и почему, наверное, уже никто не скажет. Но как оказалось судьбе было мало подбросить мне эту загадку, решила она меня и вознаградить. В паре километров от астероида и его пленника спокойно разместилась и искомая мною Станция джоре. Абсолютно целая, но тоже без малейших признаков энергетической активности. Живая или мертвая, будет ясно только тогда, когда я смогу на нее проникнуть. Подобные Станции мне известны, не лично конечно, а по схемам и описаниям, она относится к классу малых, вот только не Станций, пусть даже и боевых, а к Малым орбитальным Крепостям. Это сооружение стационарное, перемещению не подлежит, и имеет только маневровые двигатели для поддержания своего местонахождения. Внимательное изучение Крепости показало, что никто посторонний на нее не проникал, не учувствовала она и в боях, нет никаких повреждений, все шлюзовые закрыты, доки и причалы целы, кое-где даже видны корпуса приписанных к ней небольших судов. Такое ощущение, что хозяева просто куда-то отошли, не забыв выключить за собой свет и проверить заперты ли двери и могут вернуться в любой момент. Нет тут и никаких следов аквилонцев. Неужели все мои предыдущие выводы в корне ошибочны? Но ведь взялся же откуда-то на планете корабль джоре переделанный и разграбленный более поздней цивилизацией, да и не мог он прилететь своим ходом даже из соседней Системы, нет у него гипердвигателя, только внутрисистемные и остались. Да и не ясно, почему по данным ИскИна эта Крепость проходит как Станция обеспечения и прикрытия. Что это, некомпетенция вносившего запись, сознательное искажение истины, или… или я нашел совсем не то, что искал. А что, вполне может быть. Ну проводили джоре на планете и возле нее какие-то исследования, а заодно исследовали и прилегающее пространство, вот и напоролись на нежданный подарочек, военные находку как всегда сразу же засекретили, а тот, кто вводил данные в ИскИн мог ничего об этом и не знать. Здесь военные, а там ученые и никак они без необходимости между собой не пересекаются. Возможно? Вполне! Ладно, примем за рабочую гипотезу, тем более, что у меня этих гипотез уже вагон и маленькая тележка, одной больше – одной меньше, какая разница. А вот как мне попасть в Крепость, это еще вопрос и не самый простой.

Вот только не надо мне рассказывать про всякие технологические выходы, люки и лючки! Это Крепость, пусть и малая, она способна выдержать бой с не самой маленькой эскадрой и выйти победителем, все входы-выходы в нее можно пересчитать по пальцам одной руки, и то еще пальца так три, незадействованных останется. В крепости даже доки и причалы для судов и те не имеют прямого выхода, только в обход и только снаружи, а входов, всего два, один грузовой, а второй, скажем так, пассажирский. Вот и думайте, как попасть в этакую «цитадель», причем внешняя обшивка у нее из самой лучшей корабельной брони, да еще и в пять метров, не всякий снаряд из туннельников возьмет. Хотя, стоит признать, что все выше сказанное относится только к действующей Крепости, при желании и отсутствии противодействия и такую броню можно вскрыть. Что я и собрался сделать. Тем более, что примерное расположение внешних помещений, пусть и с пятого на десятое я помню и никуда в жизненно важные коммуникации, надеюсь, не залезу.

Облом. Полный облом. Ни ударный труд технических дроидов, ни, надо признать, совсем не малая огневая мощь моего челнока, проложить мне путь в недра Малой Орбитальной Крепости джоре мне не помогли. Нет, сантиметров пять, брони, за трое суток, общими усилиями, они все же испарить сумели, но такими темпами, чтобы пробиться внутрь у меня полгода уйдет. Так что надо думать, искать выход. И не поверите, я его всё же нашел, точнее нашел не выход, а вход, да еще и не один. По моим прикидкам около пяти десятков, ни кем незадокументированные входы-выходы. Оказывается, иногда полезно, быть выходцем с «дикой» планеты.

.

3 глава.

Способ достаточно легкого проникновения на борт Крепости, мне подсказали, как это ни странно, те немногочисленные фильмы и книги, что я успел посмотреть и прочитать еще на Земле. Книги и фильмы о Великой Отечественной, а точнее – о войне на море, о подводой войне. Ведь если абстрагироваться от размеров, внутреннего технического наполнения и окружающей среды, то и космический корабль, и Космические Станции, базы и Крепости не очень-то сильно и отличаются от наших, земных подводных лодок. А сколько раз в фильмах обыгрывался эпизод, как один из членов экипажа спасается, покинув борт подлодки через торпедный аппарат. Ну чем не способ попасть и на борт Космической Крепости. Конечно, ни о каких торпедных аппаратах я речи не веду, а вот стволы туннельных орудий, вполне могут подойти, тем более, что полсотни стволов главного калибра этой Крепости никак не меньше трех метров в диаметре, можно пройти как по Бродвею. Конечно, во время боя или даже просто при живых ИскИнах и работающих реакторах, попасть таким образом в Крепость нечего и думать, уже через доли мгновения, царящие в стволах токи испепелят любого смельчака, какой бы защитой он не пользовался. А вот мне это не грозит, по той причине, что реакторы давным-давно уже сдохли, да и ИскИны никаких признаков жизни не подают. Но я все же пущу перед собой, на всякий случай, одного из техдроидов, а вот когда он мне откроет прямую дорогу в нутро Крепости, тогда и я пойду, знакомиться с доставшимся мне имуществом. А что, по всем законам, кто нашел – того и тапки. Хотя, если честно, то на всей этой Крепости меня интересует только одна вещь, ну вы уже догадались, медкапсула. Пусть самая примитивная, лишь бы ей была доступна одна-единственная функция, установка нейросети в автоматическом режиме. А все остальное мне по барабану, если конечно в каком из ангаров не скучает кораблик типа крейсер, тогда я и его заберу. Что мне по-настоящему интересно, так это тот неизвестный корабль, что торчит из астероида, а судя по тому, что рядом с ним находится эта Крепость, то и джоре тоже, в первую очередь, интересовал именно он, а значит к джоре этот корабль не имеет никакого отношения, равно как и ко всем последующим цивилизациям. Так чей же он? Надеюсь, что на этот вопрос я очень скоро получу вполне исчерпывающий ответ, ведь должны же в Крепости остаться какие-то записи, отчеты и тому подобное.

Если смотреть на туннельное орудие, то ничего особенного оно из себя не представляет. Самая обыкновенная катушка, роль сердечника в которой выполняет болванка выстрела. Под действием вихревых электромагнитных полей снаряд закручивается и приобретает огромную скорость, причем чем больше эта катушка, то есть чем длиннее ствол, тем на большую дальность и с большей скоростью запуливается снаряд. Само собой, что вся эта энергетическая установка не имеет никакого бронирования, да и зачем оно ей, если на всем своем протяжении она укрыта в толще корабля или Станции, или как в нашем случае, Космической Крепости. Несколько слоев диэлектрика – это пожалуйста, парочка специальных сплавов, для снятия «блуждающих» токов, тоже присутствует, спецпокрытие для пресечения распространения электромагнитных полей, тоже есть, а вот многометровой брони нет. Весь этот «бутерброд» любой технический дроид пройдет на раз, правда после этого об орудии придется забыть, потому как починить его уже будет невозможно – только менять. А вот для меня это уже мало волнующий фактор, все равно, никуда отсюда я эту Крепость утащить не смогу, хотя надо признать, что на орбите Земли она смотрелась бы очень даже неплохо. Но Крепость, это не Станция, ее не свернёшь и не развернёшь в новом месте, подобные Крепости строятся сразу на месте, конечно же из стандартных, заранее привезенных блоков и модулей, но все же именно строятся, а не собираются как детский конструктор и не разворачиваются. Так что, можно предположить, что джоре, в свое время, придавали этой Системе и ее безопасности очень большое значение, раз завезли все необходимое и построили тут эту Крепость.

Для выполнения задуманного мне пришлось пожертвовать частью атмосферы челнока. К сожалению, техдроиды не могут самостоятельно перемещаться в космическом пространстве даже на совсем небольшие расстояния, поэтому мне пришлось тащить его на буксире. Особого выбора в месте проникновения на борт Крепости у меня не было, точнее выбор-то как раз был, а вот разницы где это делать абсолютно нет. ни одно орудие не лучше другого в этом плане, поэтому я и сильно не заморачивался, главное подтащить дроида к ближайшей ствольной заглушке, а дальше он уже сам.

Несколько минут свободного полета в пространстве, и мы на месте. Наблюдая, как споро дроид вскрыл не очень-то маленькую заглушку, я убедился, что у меня все получится. Цокая всеми своими восьмью манипуляторами, дроид скрылся в стволе орудия. Теперь остается только ждать. Стволы всех туннельных орудий расходятся из одного места Крепости, поэтому они не очень большой длинны – всего-то пару километров, но дроиду все это расстояние преодолевать не придется, по кое-как вбитым в его управляющий контур программе уже через пятьсот метров он должен прорезать выход и обследовать прилегающую территорию, если ему удастся найти выход в сеть транспортных туннелей Крепости или в туннели технических коммуникаций, то он должен будет вернуться за мной, дальше мы уже будем передвигаться парой. Техдроид вернулся уже через полчаса, все это время я в нетерпении проторчал на броне Крепости, чуть ли не приплясывая в ожидании его возвращения. И вот, наконец, когда дроид вернулся и, казалось бы, ждать больше нечего и надо идти, мне, вдруг, стало чертовски неохота это делать, какое-то нехорошее предчувствие. Но предчувствие предчувствием, а идти-то все равно надо. Я начал осторожно продвигаться за своим провожатым.

Как и было указано, техдроид сделал выход из ствола ровно через пятьсот метров, по моим расчетам, мы уже должны были оставить позади оборонительный пояс Крепости и сейчас находились глубоко в ее недрах. Ход, буквально прогрызенный дроидом в многослойном «чехле», в котором покоится орудие, вывел нас прямиком на палубу, отданную под сектор развлечений. Выход обнаружился на высоте добрых двадцати метров, а прямо подо мной расположен самый настоящий парк, правда мертвый парк, голые, перемёршие стволы деревьев, сиротливо тянут свои ветви вверх, как бы прося помощи в своей безнадежной битве с холодом и отсутствием света. Два десятка метров, это конечно много, но толь ко не в условиях отсутствия гравитации, тут надо бояться не разбиться, а не долететь до низа, для этих целей у меня припасет баллончик с сжатым воздухом, так что, практически не раздумывая я нырнул вниз, придав себе небольшое ускорении выпустив струю воздуха из баллона в противоположном направлении.

Третьи сутки я хожу по Крепости и никак не могу понять, что же именно здесь произошло. Причину своих нехороших предчувствий я понял буквально через несколько секунд, как магнитные подошвы ботинок моего скафандра звонко щелкнули по палубе. Крепость не была покинута, законсервирована, она была мертва, мертва в прямом смысле этого слова, стала одним огромным могильником для сотен и тысяч разумных. Нет, их никто не убивал, никто не мучил и не издевался. Такое впечатление, что все они умерли своей смертью и в один миг, смерть настигла сразу всех и в каждой точке Крепости, кого-то на боевых постах, кого-то на рабочем месте, кого-то в кафе или ресторане, кого-то дома или в парке на отдыхе. И это была смерть не от удушья, не от холода, потому что большая часть трупов уже успела разложиться, а значит, ИскИны еще долго работали, не замечая отсутствия своих хозяев, исправно поддерживая комфортную температуру и влажность, а реакторы исправно выдавали энергию и встали только после того, как полностью исчерпали свое топливо. Вероятно, ИскИны еще долго слали тревожные сообщения о критически низком уровне управляющих стержней реакторов, об отсутствии для них топлива, но уже некому было отдать приказ на проведение регламентных работ, некому было послать дроидов в «горячую» зону реакторов и провести замену топливных и управляющих стержней. Третьи сутки я брожу по Крепости и всюду наблюдаю эти страшные и необъяснимые следы неожиданной и всеобщей гибели. Тяжелее всего мне пришлось, когда я случайно набрел на нечто вроде детского сада, почти сотня маленьких, разложившихся трупиков, у многих еще зажаты в руках игрушки, кто-то все еще протягивает свой планшет в сторону давно мертвой воспитательницы или может быть нянечки. Насколько я понимаю, помимо штатного состава военнослужащих на этой Крепости были и члены их семей, и какие-то ученые – я уже успел посетить штук пять самых разных лабораторий, – и тоже с семьями, а плюс еще и обслуживающий персонал, так что по моим прикидкам выходит, что всего на Крепости было порядка десяти тысяч людей. И все они сейчас мертвы, лежат кто где, и не собираются отвечать на мои многочисленные вопросы.

С каждой проведённой здесь минутой, с каждой новой «находкой» мое настроение стремительно падало. Я уже не один раз пожалел, что предпочел орбиту, а не попытался найти медкапсулу на одной из планетарных баз, хотя и прекрасно понимаю, что дело совсем не в медкапсуле, а в том, что в любом случае, рано или поздно, но мне потребуется корабль, причем корабль, способный преодолеть огромное расстояние, а на планете нечто подходящее найти очень проблематично, в то же время, я уже видел в доках Крепости вполне подходящие суда, просто пока еще не определился, что для меня важнее, скорость, комфорт или вместительность трюмов, а может быть огневая мощь и способность за себя постоять. Кораблей в крепостных доках и на причалах оказалось более чем достаточно, другое дело, что ни один из н их никуда в ближайшее время не полетит, да и я без нейросети не более чем балласт. Вот поэтому-то я и продолжаю с маниакальным упорством искать медсекцию и медкапсулу в ней, хотя уже прекрасно понимаю, что ничем мне это не поможет. Любая медкапсула, за прошедшее время превратилась в груду высокотехнологичного оборудования, не более.

После того, как мой техдроид вскрыл очередные двери очередного ангара, я понял, если Бог на Свете есть, то он или шулер и садист, или спит и меня не видит. Огромное помещение, в длину, пожалуй, не меньше чем в треть Крепости, в ширину в добрую пару сотен метров и высоту под десятиэтажный дом оказалось забито такими знакомыми стазисконтейнерами. Скорее всего в своих бессистемных поисках я напоролся на один из складов НЗ и ЗИП, а может быть он такой вообще один-единственный на всю Крепость. В несколько рядов, под самый потолок стоят контейнеры со знакомой, не очень и совсем незнакомой маркировкой. Похоже, что Крепость готовили к многолетнему автономному существованию и завезли всего необходимого и не очень с лихвой. Вот и отпал вопрос о небольшом, но быстром и комфортабельном судне, здесь нужен как минимум большой межсистемный транспорт, ведь и дураку понятно, что я здесь все это просто так не оставлю. Хотя надо признать, что все содержимое этого ангара, а скорее склада я забрать не смогу, просто не существует в природе кораблей, способных на такой подвиг, зато восстановить Крепость по самому минимуму, я точно смогу, а значит она сможет продержаться до моего возвращения, а я это точно сделаю, очень уж интересный кораблик из астероида торчит и намекает, и манит, обещая какую-то очередную тайну.

Поиски так нужного мне медицинского оборудования затянулись на несколько часов. Каждый раз натыкаясь на что-то ценное или просто интересное, я никак не мог удержаться чтобы не проверить в каком состоянии то или иное оборудование. В разборе нежданно свалившегося на меня технологического богатства мне очень сильно помогали мои артефакты, силовые манипуляторы оказались просто незаменимыми при ворочаньи тяжелющих контейнеров. Но все рано или поздно подходит к концу, завершились и мои поиски. Наконец-то я нашел стеллажи с медициной, чего тут только не было, и медкапсулы, и реаниматоры, и кибердоктор, да еще и в не единичном числе, а про расходники и говорить нечего, этим добром оказался наполнен не один десяток контейнеров, были тут и капсулы-тренажеры, и узкоспециализированые учебные капсулы, был даже небольшой контейнер с наборами нейросетей и имплантов, а к ним и считыватели кристаллов и целый чемодан самых разных Баз. Вроде бы, живи и радуйся, устанавливай себе нейросеть, тем более, что любое из перечисленного и найденного мной оборудования позволяет это сделать в полностью автоматическом режиме. Да вот возникла совсем небольшая проблема. На Крепости нет ни воздуха, ни притяжения, а уж про жуткий холод и говорить нечего, а ведь в медкапсулу надо залазить абсолютно обнаженным. Я конечно могу дотащить медкапсулу до челнока, но что толку, мало того, что ее там негде разместить, так и его реакторы работают совсем на иных принципах, разъемы питания абсолютно не совпадают, да и характеристики энергосети тоже совсем даже не идентичные. В общем, куда не кинь, всюду клин. Единственный выход, это опять податься в доки и искать там какой-нибудь подходящий кораблик, чем меньше, тем лучше, главное, чтобы можно было запустить его реакторы и систему жизнеобеспечения. Ладно, пройтись по докам можно будет и не покидая Крепости, а вот чтобы попасть на выбранное судно, придется опять воспользоваться челноком и помощью техдроида, чтобы чуть приоткрыть входные ворота, я же уже говорил, что выхода во внутренние отсеки у доков нет, только через «центральный» вход. А ведь и туда попасть совсем не просто, энергии нет и шлюз мне никто не откроит, придется опять же вскрывать, а это и время, и нервы, и силы, и заряд дроидов, который совсем даже не бесконечный.

Поиск подходящего судёнышка, которое я смогу отремонтировать для своих нужд самостоятельно, решил начать не с доков, а с центрального причала, куда мог попасть, не выходя с Крепости. Так мне почему-то показалось более правильным. И я не ошибся! Причал был «заточен» под приемку нескольких сот небольших пассажирских и грузовых челноков одновременно, причем допуск посторонних судов был крайне ограничен, почти все перевозки, в свое время, осуществлялись приписанным к Крепости транспортом, что это паранойя, или здоровая предусмотрительность, я сейчас судить не берусь, но для меня это оказалось на руку, ведь тут же шло и обслуживание, а и при необходимости и ремонт маленьких корабликов, а значит и какой-то минимальный запас расходников должен быть в запасе, ведь не бегали же техники за каждым эмиттеров или куском энерговода на центральный склад, намного быстрее и продуктивнее было бы держать кое-какой запасец на месте. Надеясь на наличие в мастерских пирса запасных частей и расходников, я даже как-то совсем позабыл, что иногда возникает потребность в гораздо большем количестве кораблей, чем используется в повседневной жизни, например, когда происходит ротация личного состава, или прибывает транспортный корабль и его необходимо срочно разгрузить. В общем, оказавшись на центральном причале, я стал обладателем не только полутора сотен самых разнообразных челноков, ботов и шатлов, которые уже давным-давно годны только на металлолом, ну или в самом крайнем, случае как доноры корпусов или сегментов обшивки, или внутренних интерьеров, но и почти полусотни, законсервированных по всем правилам, малых судов. Нашлись даже пару внутрисистемных спасательных корабликов и несколько судов инженерно-технической службы. Прямо на глазах я становлюсь все толще и толще, а моя жаба, сговорившись с моим же хомяком, радостно потирают лапки. Моя первостепенная задача по установке себе нейросети стала намного ближе и проще, чем я предполагал еще совсем недавно, осталось только расконсервировать любой из этих корабликов, отключить ИскИн и с помощью найденного на складе инженерного планшета, запрограммировать внутреннюю систему жизнеобеспечения и медкапсулы на автоматическую работу. Без нейросети взломать ИскИн нечего и думать. Есть конечно риск, что что-то пойдет не так, но тут уже никуда не денешься. Кое-как запрограммировав техдроида на выполнение самых неотложных работ, двигатели и реакторы мне не нужны, да и не будут они нормально работать без ИскИна, я занялся приведением в рабочее состояние одной из медкапсул спасательного бота. К сожалению аварийные аккумуляторы оказались разряжены в ноль, да еще и давно вышли из строя, но подобную проблему я предвидел, и собираюсь использовать для этих целей батарее с все того же техдроида, их заряда должно хватить почти на сутки работы капсулы, а батареи, снятые с лабораторных дроидов, пойдут на обеспечение энергией системы жизнеобеспечения, да и мой миниреактор вполне может пригодиться, уж тут-то все стандартно, правда мощности будет не достаточно, но в качестве подзарядки, вполне сгодится.

На ремонт и восстановление системы жизнеобеспечения небольшого спасательного корабля, всего-то двадцать метров в длину и двенадцать в ширину, высотой чуть меньше шести метров, из которых добрых две трети занимают двигатели и реакторы, а остальное приходится на малюсенькую рубку и такую же маленькую медсекцию, в которой было установлено четыре медкапсулы и реаниматор, у меня ушли почти сутки, а потом еще столько же, я ждал, пока атмосфера в боте и температура станут, нет не комфортными, а хотя бы более-менее переносимыми, пару минут. Именно столько мне понадобится, чтобы раздеться и лечь в медкапсулу. С этим девайсом все намного проще, ничего восстанавливать не надо, достаточно отключить стазис поле в контейнере и провести регламентные работы по расконсервации, да установить аккумуляторы, подключив их к миниреактору для подзарядки. Дело это конечно муторное, но необременительное и совсем недолгое.

Ну вот и настал тот момент, когда все было готово, в кораблике уже можно более-менее дышать, да и температура гарантирует, что сразу и моментально я насмерть не замерзну. Медкапсула запрограммирована, все картриджи с расходниками установлены, в специальных отсеках покоятся нейросеть, и импланты, найденные мною уже здесь, в Крепости. Быстро, как по команде «отбой» разоблачаюсь и ныряю в уже теплое нутро медкапсулы, под начавшую опускаться крышку. На страже остался Драал-Зуал – если что, они и прикроют, да и выйти из капсулы, если вдруг что случится с системой жизнеобеспечения, не позволят. Полный самых радужных ожиданий, я провалился в сон. Впереди целые сутки, за это время медкапсула не только установит нейросеть и импланты, но еще и проведет полное обследование моей тушки, а если возникнет такая необходимость, то и подлечит, а то мало ли чего я мог нахвататься за время своего пребывания на двух планетах.

Крышка медкапсулы открылась и по моему телу пробежала волна слегка прохладного и такого привычного, стерильного воздуха. Мои, сработанные буквально «на коленке» программы оказались вполне работоспособные, а на самом краю зрения неспешно помигивает иконка нейросети. У меня получилось! Теперь я смогу хотя бы примерно разобраться с этой Крепостью и подыскать для себя здесь подходящий кораблик. Стоило мне подумать о Крепости, как нейросеть услужливо выдала по ней всю, хранящуюся в моей памяти информацию, схемы, планы, ТТХ, штатный состав Флота и еще огромное количество всевозможных данных. Теперь я прекрасно знаю куда мне надо идти в первую очередь и чем заняться. Оказывается, без нейросети, даже изученные Базы не дают стопроцентного знания, в памяти они есть, а вот вызвать их и использовать весьма проблематично, это как книга, которую прочитал, в памяти она есть, а вот вспомнить о чем она, кто автор, очень тяжело. Нет, то, чем постоянно пользуешься, становится уже твоими знаниями, частью тебя самого, а то что изучил, но отодвинул на самый край своего сознания, со временем становится просто давно прочитанным, даже изученным, но второстепенным и очень тяжело потом вытаскивается на «свет божий» из закоулков памяти. Так же получилось и с этой Крепостью, что-то о ней я помнил и без нейросети, а вот точных данных уже вспомнить самостоятельно никак не мог. Крепость все же объект сугубо военный и все ее основные системы, линии и подсистемы многократно продублированы. Причем есть возможность взять Крепость под свой полный контроль и вернуть к жизни за несколько дней, если конечно знать нужные коды и пароли. Как я уже сказал, все в Крепости продублировано, причем один из способов этого дублирования заключается в глубокой консервации одной из таких дублирующих систем. После ее расконсервации признать Крепость абсолютно живой и боеспособной конечно нельзя, а вот ограниченно годной, вполне. Ну вот и хорошо, это расконсервирование и станет моей задачей «минимум» на ближайшие дни. В конце концов, передо мной не стоит цели вернуть Крепости ее первоначальные функции и возможности, а всего лишь разжиться подходящим кораблем, слегка помародерствовать на ее складе длительного хранения и добраться до дома.

Так, для начала мне необходимо попасть в Центральный Пост Управления и отключить все стоящие там ИскИны, забрать установленные там накопители информации и переместить их в Запасной Командный Пункт. Подать энергию в него с резервных реакторов и ввести коды доступа в стоящие там ИскИны, предоставив им доступ к накопителям. А дальше дело техники. Есть, правда, одна проблема: я не уверен, что универсальные коды доступа, переданные мне когда-то Первым ко всем ИскИнам джоре, будут действовать и здесь, что-то говорит мне, что я или в другой Галактике, или, упаси господи, попал вообще в другую реальность. Слишком уж много нестыковок вокруг – начиная с места и времени, куда меня «запулил» Нага, и заканчивая последними событиями со всеми этими многомерными существами и их проблемами. Ничего, восстановлю Крепость по минимуму, настрою систему гиперсвязи, «послушаю» округу – и все встанет на свои места.

Мои надежды на восстановление Крепости по минимуму не оправдались, точнее не так, мои надежды восстановить Крепость только по минимуму не оправдались. Коды доступа к ИскИнам, переданные мне в свое время Первым, прошли «на ура», но на этом мое везение и закончилось. А вот после этого началось то, чего я никак не мог ожидать, я-то, по простоте своей душевной считал, что теперь ИскИны будут подчиняться только мне. Как бы не так, разослав запросы своим давно мертвым собратьям, ИскИны приняли единственное правильное, с их точки зрения, решение и начали восстанавливать Крепость в полном объеме. Обнаруженный мною склад НЗ стремительно опустошался, десятки, если не сотни технических дроидов мельтешат, то там, то тут, постоянно что-то ремонтируя и меняя, а я с тоской наблюдаю как, уже мое имущество, постепенно расползается по Крепости. Я попытался было прекратить растранжиривание столь ценных предметов и оборудования, но мои попытки пропали втуне. Радует только одно – заработал промышленный сектор Крепости (был тут, оказывается, и такой), а огорчает, что, похоже, ИскИны считают, что система жизнеобеспечения не самое главное и не первостепенное, что необходимо восстановить. Что есть Крепость? Правильно, боевая единица. А значит, и восстановление ее боевых возможностей есть задача первостепенная и неотложная, а экипаж и в скафандрах пожить может – чай, не самые важные цацы. Но все же, кто бы знал, чего мне это стоило, я сумел отжать себе целый технический комплекс. Спасибо нейросети и ИскИнам, теперь я прекрасно знаю, что и где находиться и что там происходит. Вот я себе и выбрал более-менее подходящий корабль, средний крейсер, который теперь ударными темпами и восстанавливается. Заодно я не забываю и потихоньку перетаскивать некоторые ништяки со склада НЗ на свой будущий корабль, хотя, если по правде, то особого смысла в этих моих действиях нет, в любом случае, теперь Крепость принадлежит всецело мне и никто и никогда не сможет не то что завладеть ею, а даже и приблизиться без моего разрешения. С каждым днем, да что там днем, с каждым часом ИскИны вводят в строй все новые и новые системы вооружения и защиты, такое ощущение, что они боятся куда-то опоздать, не успеть и поэтому так торопятся.

Если разобраться, то по большому счету я на Крепости больше не очень-то и нужен, ИскИны уже прекрасно освоились и выполняют свою работу просто на отлично, мой будущий крейсер тоже не простаивает и очень скоро будет готов и к бою, и к походу. Так что у меня в кои-то веки образовалось свободное время, и я стал все чаще и чаще поглядывать за загадочный корабль, вросший в астероид. Чей он, откуда взялся и как попал в столь незавидное положение? Вот я и решился наконец посетить это судно. Челнок праалов, конечно, всем хорош, но вот для этих целей он мало подходит, поэтому мой выбор в качестве судна для разведки и пал на все тот же спасательный корабль – а что, после того, как дроиды вынесли с него и отправили на переработку ненужное медицинское оборудование, в нем легко поместилось с десяток технических дроидов, не самых больших, конечно, но для первоначальной разведки вполне хватит, тем более, что и мои дроиды-разведчики при мне и отлично управляются через новую нейросеть. Индивидуальный скафандр и тендем Драала и Зуала обеспечат надлежащую защиту от любых неприятностей, а имеющиеся у меня артефакты неизвестных цивилизаций не только позволят пережить любое нападение, но еще и помогут оказать надлежащий отпор, а в крайнем случае обеспечат возможность спокойного отступления. Так что, решено, иду на разведку!

Несколько кругов вокруг астероида с вросшим в него кораблем дали свой результат. Мало того, что я смог обнаружить нормальный вход на судно, так еще и, достаточно мощные сканеры спасательного бота выдали довольно интересный результат. Если верить их показаниям, то астероид уже давно потерял свою целостность, что стало тому виной, время или корабль, нарушил его структуру, теперь уже сказать сложно, но факт, эту каменюку можно разрушить одним неосторожным движением, тем самым освободив судно из его плена. Мысль, стать обладателем такого раритета, показалась мне достаточно интересной, но сначала надо разобраться что этот корабль из себя представляет.

Если честно, то неизвестное судно меня разочаровало. Я-то надеялся, что столкнулся с чем-то неизвестным загадочным и таинственным, а оказалось, что корабль принадлежит все тем же джоре. Есть правда странная несуразица, да еще и не одна. Во-первых, зачем понадобилась целая Крепость для его охраны и как я подозреваю, научная Станция для изучения. А во-вторых, очень низкий уровень технологий, применённый на этом судне. Низкий не только для джоре, но и для Содружества. Подумать только, больше половины корабля когда-то занимали танки для ЖИДКОГО топлива, то есть судно двигалось в пространстве с помощью реактивных двигателей, коих на нем оказалось аж шесть штук. Ни о каком более-менее резком маневре при такой конструкции корабля речи нет и быть не может. Вооружение откровенно слабое и представлено в основном пакетным вооружением с ядерными боеголовками. Система энергоснабжения основывалась на двух самых обычных ядерных реакторах, а управление всем этим хозяйством осуществлялась практически вручную при помощи самых обычных компов. Если вдуматься, то это уровень покинутой мной Земли, еще до моего на нее возвращения. Разве что, системы защиты и жизнеобеспечения были вполне на уровне… второго-третьего поколения по шкале Содружества. В-третьих, лабораторный дроид, которого я зачем-то захватил с собой, категорически утверждает, что Крепость и судно практически ровесники, разница в возрасте в пару сотен лет – причем Крепость будет постарше – особого значения не имеет. Ну и, в-четвертых, корпус судна – таких сплавов джоре не знали, да и сейчас не знают. При строительстве корпуса и силового набора судна использовались металлы и неметаллы, неизвестные в Галактике. Нашли мои разведчики и нечто похожее на гипердвигатель, вот только его конструкция и принцип действия мне тоже абсолютно не знакомы. Напрашивается мысль, что этот корабль принадлежал какой-то из колоний джоре, давным-давно затерянных на просторах Вселенной. Возможно когда-то очень давно один из кораблей ушел в «слепой» гиперпрыжок, имея на борту очень многочисленную команду, а может это был какой-нибудь колониальный транспорт. Люди выжили, но оказались на долгие столетия, если не тысячелетия, оторваны от цивилизации, их породившей и растеряли все свои знания и им пришлось все начинать буквально с нуля, открывая давно известные их предкам законы Мирозданья. А если предположить, что тот корабль оказался заброшен в другую Галактику, то становится ясным использование неизвестных веществ при строительстве корабля. Тогда понятен и интерес джоре к этому судну, если я прав, то этот непонятный гипердвигатель способен перемещать корабль на поистине гигантские расстояния между Галактиками. Тогда становится понятна и причина появления корабля внутри астероида, маломощные, по сравнению с ИскИнами компьютеры, просто не смогли и не успели просчитать все нюансы при выходе из гиперпространства и корабль материализовался почти в центре каменной глыбы. Мне осталось только исследовать те две «гондолы», что крепятся на ажурных конструкциях по бокам судна в задней его части. Хотя я сомневаюсь, что найду там что-то интересное.

Несколько часов я пытался найти хоть что-то соединяющее основной корпус судна с этими непонятными придатками, но так ничего и не нашел, у меня даже сложилось мнение, что таких проходов вообще не существует. Там, где по всем нормам и понятиям должны находиться шлюзовые створы, или на крайний случай аварийный переход, ничего нет, только какие-то странные стены, похожие на пористую резину. Пришлось опять воспользоваться спасательным корабликом, я уже пожалел, что мой первоначальный выбор не пал на один из инженерных или технических ботов. Ну да ничего, аварийный, герметичный шлюз есть и на моем спасателе, так что обеспечить себе герметичное соединение в подходящем месте я сумею, а дальше уже в работу включатся мои дроиды, не думаю, что обшивка этих «гондол» станет непреодолимым препятствием для их плазменных резаков.

Сказано – сделано. Маленький манёвренный кораблик «прилип» к обшивке, заработали вакуумные насосы, обеспечивая герметичность соединения аварийного шлюза и вскрываемого корпуса, один из техдроидов быстро обработал место соединения аварийной пеной, теперь можно не бояться, что атмосфера из бота уйдет наружу, но я все же на всякий случай остался в скафандре – мало ли что может находиться за стеной.

Для начала дроид прорезал маленькое отверстие и засунул туда один из своих анализаторов, ко мне на нейросеть пошел поток данных. Странно, анализатор сообщает, что за переборкой есть атмосфера, сильно разряженная и холодная, но воздух там есть. Закончив с анализом обстановки на вскрываемом участке корабля, дроиды принялись проделывать нормальный проход, держа на всякий случай на готове заплатку, приварить которую, дело нескольких секунд.

Много времени эта работа у моих механических помощников не заняла, уже через полчаса я смог пройти в «гондолу» непонятного корабля. Ну что же, ничего подобного я, если сказать по правде, не ожидал. «Гондола» оказалась самым обычным кораблем, построенным все по тем же отсталым технологиям, вот только на этом судне никаких признаков гипердвигателя не было и в помине. Чисто внутрисистемный корабль, разъездная лошадка, так сказать. Конечно, для бота или челнока размер этого судна явно великоват, хотя, если выкинуть баки для реактивных двигателей, то не на много больше привычных мне маломерных судов будет, так что-то вроде фрегата, зато с танками смотрится более чем солидно, в Содружестве не каждый крейсер такими размерами может похвастаться. В общем ничего интересного и особенного, только в небольшом трюме меня заинтересовало неизвестное оборудование. Что это и для чего, непонятно, но судя по тому, что оно стоит в контейнерах, то к самому кораблю никакого отношения не имеет и, скорее всего, выполняет роль груза. Покинул я этот внутрисистемник с чувством неоправданных надежд, и хотел уже было плюнуть и не лезть на второй, ведь уже и так понятно, что ничего ценного или интересного я на этом корабле не найду, ну разве что гипердвигатель новой конструкции, судя по всему именно он джоре и заинтересовал, да и оценили они его очень высоко.

Еще пару дней я провел на Крепости, занимаясь всякой рутиной, контролируя восстановление моего крейсера и наблюдая за его одновременной загрузкой. Теперь я уже могу выбирать, что стоит погрузить или нет, ИскИны ЗКП нашли модули-накопители от складских ИскИнов и разграбление склада НЗ встало на рельсы. Да и исправно работающее промышленное оборудование очень неплохо помогает, правда для него сырья почти не осталось, но из отчетов ИскИнов я уже знаю, что пара автоматических шахтерских корабликов восстановлены и если не сегодня, то уж завтра наверняка примутся за работу. Так что и этот вопрос почти решился. И все без меня. Так что, на третий день после своего возвращения с внутрисистемника, я все-таки не вытерпел и поперся на второй, рассудив, что в случае крайней необходимости, пущу их оба на металлы, авось пригодятся.

Работал по уже отработанной схеме. Стыковка, герметизация аварийного шлюза, пробное отверстие в борту корабля, а затем и полноценный вход. Я уже совсем было собрался сделать первый шаг, как на нейросеть пришел экстренный вызов с ЗКП, ИскИнам требовалось мое личное присутствие для принятия решения, что-то они там нашли и теперь не знают, что с этим делать. пришлось все приводить в первоначальный вид, на этом корабле тоже были следы присутствия атмосферы, правда анализатор выдал какие-то странные данные, вроде как и ничего опасного, но рекомендации о посещении данного объекта только в скафандре биологической защиты и классом не ниже второго, что-то да означают. Пока дроиды заделывали только-только проделанный проход, я запросил у ИскИнов данные по последним проводимым работам.

Ну что же, после панических воплей о моем обязательном присутствии чего-то подобного я и ожидал. Все мои настойчивые просьбы, приказы и требования о приведении в рабочее состояние Узла Связи, эти железяки упорно игнорируют, а вот лабораторный сектор они восстанавливать принялись. Нет, ну не гады ли, я тут от отсутствия информации готов на стены лезть, а они Лаборатории восстанавливают! А ведь это Крепость, энергоснабжение, системы вооружения, защиты, наблюдения и связи, это для ИскИнов должно быть первостепенным и самым важным, потом системы жизнеобеспечения, и только потом, если позволяют ресурсы все остальное. А я что вижу? Энергетика, по-минимуму, вооружение только легкое, ну для Крепости, правда, вот защите внимание уделили, а про связь и сканеры как будто забыли, да и про жизнеобеспечение тоже, зато за медсектор, научный и лабораторный, взялись со всем пылом и рвением.

Через два часа я стоял в помещении одной из лабораторий и никак не мог понять, то что я вижу мне мерещится, а может я уже тихонько сошел с ума, а может сплю, и все происходящее не более чем просто кошмар?

Небольшое помещение лаборатории было разделено на две не равные части. В одной, большей, все как и должно быть. Лабораторные столы, мертвые цилиндры ИскИнов, какие-то приборы и несколько лабораторных дроидов. За столами сидят несколько полуразложившихся мумий. А вот в меньшей… я даже и не знаю как это описать. Огромный кусок янтаря заполнил, примерно треть помещения, в него оказались замурованы и столы и кресла и парочка ИскИнов, даже одна из мумий попала в его объятья. Но не это меня смутило, четко посредине этого камня стоит и спокойно улыбается девушка, то что она, в отличии от всего остального, оказалась в заточении абсолютно добровольно говорит то, что она единственная из присутствующих выглядит целой и невредимой, я бы даже сказал живой и держит в руках какой-то странный агрегат-не агрегат, артефакт-не артефакт. Прекрасное обнаженное тело слегка искажается под толстым слоем окаменевшей смолы, но не узнать ее обладательницу я не мог. Сколько раз еще совсем недавно я видел ее изображения. Сколько всевозможных историй и воспоминаний о ней слышал. Передо мной, погруженая в вечный сон внутри камня, стояла Наина, Наина Прекрасная. Я невольно залюбовался ее фигуркой, но меня отвлек сигнал вызова от ИскИна. Странно, но местные ИскИны почему-то не желают общаться словами, голосом, а предпочитают слать мне на нейросеть сообщения, вот и сейчас то же самое. Усевшись поудобнее в одно из кресел, я распаковал сообщение. Итак, что мы имеем?

А имеем мы не очень ясную и не очень приятную картину. То, что я принял за камень, за застывшую смолу, за янтарь – на деле неизвестный вид поля, причем поля непреодолимого и неподдающегося никакому воздействию. ИскИны, оказывается, уже перепробовали все, на что хватило их фантазии – даже из бластера пытались прожечь, но такое ощущение, что это поле поглощает любой тип энергии и становится только мощнее и расширяется: так, по наблюдениям все тех же ИскИнов, за время попыток вскрыть поле, оно увеличилось в своих размерах примерно на три процента… О чем это может говорить?

Если это и на самом деле Наина, то Ваалу она покинула примерно лет сорок-пятьдесят назад. Вопрос, как она это сделала, в принципе, ясен – все через тот же портал, что и я. А вот как она оказалась в Крепости и почему именно в ней?.. И почему она выглядит такой спокойной и умиротворенной, почему обнажена, и что она держит в своих руках? Можно, конечно, поиграть в угадайку и построить уйму самых разных предположений, вот только, боюсь, что все они будут очень далеки от истины. Я вообще, если честно, то в первый раз вижу разумного, который добровольно и даже с улыбкой на лице согласился бы на подобное.

Ладно, надо отрешиться от эмоций и попробовать рассуждать логически. Наина вполне осознанно и добровольно проделала с собой… нечто, доказательством может служить то, что она единственная на Крепости, по крайней мере, стоит на ногах и до сих пор не выглядит как полуразложившийся труп. На столе лежит аккуратно сложенное платье, отсюда плохо видно, но судя по всему достаточно богатое и красивое, уж не в нем ли ее в свое время «похоронили». Девушка выбрала для своего «опыта» достаточно отдаленное и пустое помещение, да еще и заняла в нем самую не загромождённую его часть. Можно предположить, что странный предмет у нее в руках играет роль какой-то личной защиты, оберегая ее от внешнего воздействия, пусть и всего несколько минут. Ведь для того чтобы попасть на Крепость, где уже давным-давно нет ни атмосферы, ни силы притяжения, за исключением той что создает масса самой Крепости, нужно определенное время. Да и температура тут не располагает к прогулкам в одном лишь средневековом платье, да и без него тоже, не располагает. Значит отсутствие воздуха, притяжения и низкая, очень низкая температура ее не страшили. Теперь вопрос, зачем она это сделала, не лучше ли было жить в королевском дворце, окруженной слугами и всеобщим обожанием? Судя по тому, что мы имеем, не лучше. А зачем это было сделано? Вероятно, она надеялась на помощь, на спасение. А значит должен быть вариант отключить поле снаружи, ведь если бы девушка была в сознании, то уже подала бы хоть какой-то знак, ведь тут и дроиды шныряют, и я уже почти час, как последний болван, на нее пялюсь. Внезапно возникшая в голове сумасшедшая мысль неожиданно получила подтверждение. Правда, не совсем то, чего я ждал.

– Руслан, хозяин, друг, командир! Прикоснись! Прикоснись к ней, к ее разуму! – подал голос Драал.

«Прикоснись к ее разуму», сказать легко, а вот сделать… Все мои последующие попытки хоть как-то ментально воздействовать на поле или на заключенную в него девушку ни к чему не привели. Такое ощущение, что моих ментальных сил просто недостаточно, ну или я что-то делаю неправильно, не так.

– Драал, ты можешь сделать это сам? Прикоснуться к ее разуму?

– Нет, Руслан. Моих сил недостаточно. Последнее время я все время слабею. Зуал пытается меня поддержать, но у него ничего не выходит. Здесь нет источников ментальной энергии, только ты, но и ты слабеешь. Медленно, но слабеешь.

– Наше ослабление как-то связано с этим? – я показал рукой в сторону «янтаря».

– Нет. Это что-то другое. Я пока не могу понять, что именно.

Ладно, раз «высокие материи» не помогают, попробуем по-простому, по-старинке. Я посмотрел на датчики скафандра. Температура в помещении чуть ниже нуля, гравитация почти в норме, атмосфера… вот атмосфера немного подкачала, сильно разряжена, как высоко в горах, но жить можно, хотя и недолго. Рискну! Только для начала немного подготовлюсь, а то чем черт не шутит, вдруг получится. Минут через двадцать прибежал меддроид и притащил индивидуальную капсулу для транспортировки раненых, не бог весть какой ценный девайс, но защитить от холода и недостатка воздуха вполне способен, в таких раненых десантников эвакуируют с поля боя, даже через космическое пространство бывает, с одного корабля на другой. Ну вот, теперь вроде все готово, могу проводить свой дурацкий эксперимент.

По команде, наниты составляющий мой скафандр, почти моментально оголили мою левую руку. Кожу, отвыкшую от холода, неприятно закололо. Протянув руку вперед я уперся в поле. Показалось, что оно слегка прогнулось под моим давлением и стало теплее, а потом рука по локоть провалилась в желеподобное вещество, остановившись только там, где начинался рукав скафандра. Ура! Эксперимент удался. Поле пропускает живую материю, но не хочет пропускать мертвую. Это значит, что я могу пройти сквозь «янтарь» и вытащить из него девушку. Вот только есть вероятность, что в этот самый момент Наина может очнуться. Хорош же я буду – она обнажена, а тут я со стоящим на перевес и звенящий причиндалами… Надо что-то придумать, совсем не хочется с первых же мгновений выглядеть озабоченным извращенцем. А ведь Драал-Зуал тоже живое существо, хотя я уже и привык к ним и воспринимаю как еще один имплант, только разумный. Кстати, а что насчет имплантов и нейросети, они-то не живые, они искусственные? Ладно, пока не попробуешь, не узнаешь.

– Зуал, Драал, вы можете принять вид простого комбинезона? Это поле не пропускает искусственные объекты, а я боюсь, что Наина очнется в самый не подходящий момент и примет мои действия не так как есть на самом деле.

– Это не сложно, Руслан. Но тебе придется полностью раздеться, сделать это, находясь под твоей одеждой, мы не сможем. Ты не бойся, мы быстро, сильно замерзнуть не успеешь.

– Ладно, понял, раздеваюсь. Но и вы не тяните, вам-то мороз по барабану, а я могу отморозить себе чего-нибудь, особо важное и нужное, потом придется восстанавливаться в медкапсуле, опять жаловаться начнете, что вам скучно, одиноко и голодно.

Говорю, а сам быстро-быстро разоблачаюсь. Симбионты не подвели, стоило мне полностью раздеться, как буквально через пару секунд мое тело покрылось тонкой кожей, которая прямо на глазах приобрела вид и текстуру стандартного комбинезона.

Еще одна попытка. Опять сопротивление в начале, «потепление» поля и мои руки проваливаются в желе. Идея с симбионтами оказалась верной. Десяток шагов, что разделял меня и девушку я преодолевал минут пять. Каждый шаг внутри поля стоил неимоверных усилий, как будто пытаешься идти на глубине метров двадцати. Но я все же дошел и с содроганием подумал, что еще ведь и обратно идти, и идти не налегке, а с ношей. Переводя дух, я еще раз осмотрел Наину, теперь уже со всех сторон. Да, досталось девочке. Вблизи стало отчетливо видно, как она измождена и устала, да еще, похоже, что над ней кто-то совсем неплохо так поиздевался. Руки и ноги покрыты мелкими шрамами, все спина в рубцах, как от кнута, кое где видны даже ожоги. Теперь понятно, что это она решила «умереть» и сбежать из дворца. Эх, встретился бы мне ее последний муженек, уж я бы с ним побеседовал, так побеседовал, что он на всю оставшуюся, очень короткую, жизнь запомнил бы, что поднимать руку на женщину нельзя, такая обратка прилетит, что потом свое достоинство с пола ложкой собирать будешь.

Ладно, передохнул, повозмущался, пора и назад двигать. Подняв почти невесомое тело девушки на руки, я тронулся в обратный путь. Не знаю, показалось мне или нет, но назад я дошел вроде как даже быстрее, хотя и с ношей на руках.

Едва вывалившись из «янтарного желе», не обращая внимание на покалывание в кистях рук, сразу начал укладывать Наину в индивидуальную капсулу. Едва я закрыл крышку, как капсула начала диагностику общего состояния организма, а мне на нейросеть посыпался поток данных.

Первое. Что отметила капсула – это отсутствие у пациента нейросети и имплантов, что уже было очень странно для представителя расы джоре, а потом пошли чисто медицинские показатели. Ну, что сказать? Вовремя девочка слиняла с Ваалы, еще пара месяцев такой жизни – и ее пришлось бы хоронить по-настоящему. Считай, ни одного неповрежденного органа нет, многие кости имеют неправильно сросшиеся переломы и трещины, да плюс ко всему в крови – какой-то органический яд. Ничего, вот доберемся до моего кораблика, там я ее в медкапсулу упрячу. Полежит недельку, придет в себя, подлечится, а потом и поговорим. А в том, что все будет хорошо, я ничуть не сомневаюсь, да и капсула вполне разделяет мой оптимизм. Так что прорвемся. Нет, это надо же – живая джоре! Если уговорю ее отправиться вместе со мной на Землю – ведь податься-то ей, как ни крути, некуда, ну не в Содружество же! – то у девочек будет самый настоящий шок, а Первый просто с ума сойдет от радости, да и Нага плясать будет за компанию.

Упаковав Наину с индкапсулу, принялся за свое переодевание. Опять мороз начал колоть все тело, но наниты свое дело знают прекрасно, как только Драал-Зуал приняли свой изначальный вид, по моему телу, снизу в верх потекла их волна, превращающаяся прямо на глазах в привычный уже, скафандр. А потом был забег на дальние дистанции. Дроид тащил в своих манипуляторах капсулу с джоре, а я нёсся по Крепости как тот сайгак, чтобы побыстрее добраться до спасательного корабля и заняться восстановлением здоровья девушки уже вполне профессионально. Насчет физического здоровья Наины я практически не беспокоюсь, раз жива, то медкапсула на ноги ее поднимет, будет здоровее, чем прежде, а вот насчет ее эмоционального состояния я совсем даже не уверен. Ладно, придет время, там посмотрим. И все же, почему у нее нет нейросети?..

.

4 глава.

Как оказалось, насчет «недельку полежит» я сильно заблуждался. Медкапсула после диагностирования выдала однозначный вердикт: шестнадцать дней и куча картриджей. Ну, что же – шестнадцать так шестнадцать; жаль, конечно, я надеялся получить ответы на мучающие меня вопросы немного пораньше, но ничего, переживу, главное, что я их все же получу, а неделей раньше, неделей позже – уже не столь и важно.

Время, отведенное медкапсулой для лечения и восстановления Наины, пролетело практически незаметно. ИскИны наконец-то приступили к нормальному восстановлению Крепости, а не занимались не пойми чем, ремонтируя и меняя оборудование в научном секторе Крепости, и теперь постоянно дергали меня то туда, то сюда, везде им, вдруг, понадобилось мое решение. А еще и восстановление крейсера, с его параллельной загрузкой всем необходимым в длительном путешествии, хотя я планирую, добравшись до Империи Аратан, сменить его на корабль, построенный по моим чертежам, как-то больше у меня доверия к своему детищу, а не к продуктам ушедших тысячелетий. В общем, жизнь идет весёлая, хрен заскучаешь. А дней через пять, после того как джоре оказалась в медкапсуле, навалилась еще одна проблема. Сообщение от Драала, что он теряет свои ментальные силы, вдруг обрело и для меня свое подтверждение. Ни с того, ни с чего, я перестал чувствовать свой «карман». Я раз за разом пытался вытащить оттуда хоть что-нибудь, но бесполезно. Обратился за помощью к моим симбионтам, но получил ответ, который меня очень сильно расстроил: оказывается, и они ни в чем мне помочь не могут, сил нет. Я с тоской вспоминал все то, что смог нахватать на Станции и что стало мне абсолютно недоступно. Что это – игра высших сил или природная аномалия, высасывающая из разумных их ментальные возможности? Не знаю, но неожиданное решение созрело, неприятное, надо признать, но необходимое. Надо возвращаться на планету, с которой я с таким трудом совсем недавно убрался. Я-то ладно – нет у меня этих недавно приобретенных способностей и ладно, переживу как-нибудь, а вот мои друзья-попутчики очень скоро могут и погибнуть, а на планете, насколько я помню, с этим вопросом все обстоит нормально. А значит, придется расставаться, жаль, конечно, до слез жаль, сжился я уже с ними, но деваться некуда. Высадив Драала-Зуала на планете, я преследовал и еще одну цель, восстановив свои силы, они вполне смогут подоставать из «кармана» все, что я туда в свое время упрятал, да и Наина, тоже что-то туда вроде как убирала, вот и пусть займутся этим, достанут все что смогут, а я потом заберу. Мое решение произвело на симбионтов двоякое впечатление, с одной стороны они обрадовались, что не умрут и будут жить, а с другой, расстроились, что опять останутся одни. Но выбора-то нет, хотя я их и попытался успокоить, что по возможности вернусь и заберу их, хотя и так понятно, что занесло нас в такую Тмутаракань, что выбраться отсюда будет очень тяжело, даже для меня, а уж для них, так просто, практически невозможно. А на планете, да еще рядом с таким источником ментальной энергии как местный монстр, прикидывающийся обычным лесом, выжить для них не станет особой проблемой. Короче, оттягивать с эвакуацией Драала-Зуала на планету я не стал, с каждым часом они все больше и больше слабели и не могли даже подкормиться за мой счет, как сказал Драал: «твоей ментальной энергии едва-едва хватает для тебя самого, если еще и мы присосемся к твоему источнику, то тебя ожидает та же участь, что и нас, просто агония продлится на ненамного дольше».

Не желая лишний раз беспокоить свою пациентку, на планету я полетел, используя челнок праалов и в полной мере понял, о чем говорят мои симбионты. Мои неудачные попытки вытащить что-нибудь из «кармана», особого впечатления на меня не произвели, у меня и раньше-то не очень получалось, а вот теперь дошло. Я «слышал» корабль – как подозреваю, и он меня – словно через толстый-толстый слой ваты, так сказать, «реакция на штурвале» оказалась очень замедленной – корабль просто не успевал за моими мыслями. Хотя с каждой минутой полета ситуация менялась в лучшую сторону, а когда мы вышли на орбиту, то все вернулось на свои места, и в моем распоряжении опять был кораблик, подчиняющийся каждой моей мысли, каждому движению пальца. Да и мои попутчики заметно ожили и уже не смотрели в будущее столь пессимистично, как раньше.

Высаживаться в том же самом месте, откуда мы и вылетели, нет никакого смысла, а раз уж подвернулась такая возможность, то почему бы не навестить планетарные базы джоре. Ладно, пусть не все, а вот ту, что самая крупная и обозначена на доставшемся мне ИскИне как головная, стоит. Ну а раз решение принято, то какой смысл его откладывать, тем более, что и симбионты ничего против не имеют.

По имеющимся у меня данным, искомая нами база некогда располагалась посреди огромного лесного массива. Вход в нее был оборудован на вершине небольшого холма, который расположился посреди огромной поляны. Время и естественные природные явления не пощадили ни первого, ни второго, ни третьего. Там, где когда-то шумели деревья, сейчас раскинулась каменистая пустыня с редкими деревцами и кустарником, ветра, дожди и перемена климата не оставили ни от холма, ни от поляны ни малейшего следа, а на месте законсервированной базы обнаружился провал огромного диаметра, больше похожий на воронку от метеорита, или снаряда большого калибра. Некто, или нечто, постарался уничтожить все следы пребывания джоре на этой планете, не немного не рассчитал своих силенок. Сканеры челнока показывают, что разрушению подверглись лишь несколько первых ярусов базы, а основные ее сооружения практически не пострадали, мало того, что находятся они значительно глубже, так еще и заметно в стороне. Космический бродяга, или чья-то злая воля, лишь повредили выходной тамбур и часть жилого отсека, а все научные, лабораторные, складские и производственные помещения оказались в принципе целы. Челнок пошел на посадку, а я начал готовить техдроида, ведь придется раскапывать завал и возможно, вскрывать основную часть базы.

Сразу после посадки, ничтоже не сомневаясь, Драал вдруг заявил:

– Руслан, а ведь я помню это место, именно таким оно мне и запомнилось. Я был тут с Наиной, мы тогда еле-еле выбрались из-под камней. Если пройти пару километров на северо-восток, то окажешься на небольшом космодроме, именно там Наина и взяла тот корабль, остов которого ты нашел. Она пыталась добраться до ученых-биологов, но, когда мы прилетели и не совсем удачно приземлились, там уже никого не было. Да и тут, практически ничего не осталось. Те люди, они все вывезли, а Наину забрать не смогли, она успела уйти в, как ты это называешь, «янтарь». Среди биологов был один мужчина, они симпатизировали друг другу, он единственный, кто за нее заступался и пытался оградить от остальных, поэтому, наверное, его и отправили на другой край планеты, чтобы не мешал.

– Драал, ты о чем? Это база джоре, а корабль, который был возле портала на Ваалу, он только внешне принадлежал джоре, а все внутренности уже от Империи Аквилон. Крепость тоже от джоре, а между ними почти тысяча лет.

– Я не знаю, сколько лет между теми людьми, что спасли Наину и выживших из экипажа ее корабля, и теми, кто был здесь – может, тысяча, может две, а может и десять, но Наина была знакома и с теми, и с другими. Мы с ней очень долго пробыли в «янтаре».

– Расскажи мне, Драал!

– Нет, это не моя история. Если Наина захочет, то все тебе расскажет. Спросишь ее… потом. И еще, хозяин, если тебе будет не трудно… когда Наина проснется, приведи ее сюда. Я должен ей кое-что рассказать, от этого зависит ее жизнь и… боюсь, что и твоя тоже.

– Хорошо, Драал, если она будет не против, то я ее сюда привезу. Да, заинтриговал ты меня, но на базу мы все же сходим, вдруг «те люди» что-то пропустили.

Как оказалось, все же пропустили, а точнее говоря, просто бросили, наверное, за ненадобностью. В одной из комнаток я нашел с десяток информационных кристаллов. Сначала даже обрадовался, вставил один из них в считыватель, а потом полчаса плевался. В моих руках оказалась то ли видеозапись системы наблюдения, то ли видеоотчёт. Я быстро прогнал все найденные кристаллы через считыватель, везде одно и то же, меняются только даты и действующие лица, ну и иногда, внешний антураж. Драал был прав, нечего было сюда лезть, все равно ничего полезного или нужного не нашел, а то, что нашел, да лучше бы не находил. Все-таки до какой низости, подлости и откровенного садизма может дойти человек и не какой-нибудь там маньяк или убийца, а самый обыкновенный ученый одержимый получением новых знаний, когда живой человек становится для него просто еще одним «объектом исследований».

Четверо суток у меня ушло на полет к планете, поиски места для посадки и из них почти трое суток на обследование развалин базы. Почти трое суток потрачено абсолютно впустую. Но всему приходит конец, подошло к завершению и мое очередное пребывание на этой планете, Драал-Зуал остаются здесь, а вместе с ними и все артефакты, что активировал Драал, все равно, без него они мне никак не пригодятся, а им может быть и помогут. Напоследок мы договорились, что Драал вытащит из «кармана» все что сможет, а что не сможет… постарается, но все же тоже вытащит, да, там вроде что-то есть принадлежащее Наине. Мне чужого не надо, так что ее имущество он тоже достанет, но сложит отдельно, если она согласится с ним повидаться, то сам отдаст, а если не захочет лететь на планету, то значит, я в свой следующий визит все заберу и передам ей. И не надо думать, что я такой вот добренький Буратино, просто я уже достаточно разобрался, чтобы понимать – ничего нового в вещах девушки я не найду по сравнению с тем, что у меня уже есть и здесь, и на Земле, и с тем, что я утащил со Станции праалов; любое, даже самое совершенное и современное оборудование или технологии, что может быть у Наины – это как каменный топор по сравнению со штурмовой винтовкой космодесанта. Из своих наблюдений, редких намеков и обмолвок Драала, я могу заключить, что цивилизация, к которой принадлежала эта джоре, пошла по пути ментального совершенствования и развития, то есть тем самым путем, который не может представлять интерес ни для ученых Содружества, ни для землян: все же мы, в основном, движемся путям технологического развития, а менталистика – это так, в качестве игрушек. Может быть, когда-нибудь в далеком будущем, да, а сейчас, нет. Так что не стоит мне заморачиваться еще и этими проблемами. Ну, вот на этом вроде и все, еще раз попрощался со своими симбионтами и отправился назад, на Крепость.

До «освобождения» Наины из медкапсулы еще полно времени, поэтому я с головой окунулся в подготовку своего перелета в сторону Содружества. Крейсер уже практически полностью восстановлен, осталось только погрузить на него все необходимые расходники, воду, кислород и продукты, точнее картриджи к пищевому синтезатору, но в моем понимании тут разница не большая. Да и трюмы еще забиты не полностью, а на Крепости есть что взять, да и совсем неплохо было бы иметь на корабле систему гиперсвязи, но на крепости таковая имеется всего одна и именно ее сейчас ИскИны активно и восстанавливают, используя пару 3-Д принтеров и промышленный синтезатор. Вот и я пристроился к этой «кормушке». ИскИны вполне благосклонно отнеслись к моему желанию обеспечить себя связью, поэтому и не стали препятствовать увеличению заказа в производственный сектор. Да и в самой Крепости дела идут семимильными шагами. За время моего отсутствия почти на всей ее территории в полную мощь заработала система жизнеобеспечения и теперь почти везде можно ходить без скафандра и не бояться, что ноги вдруг потеряют опору и придется «плыть» к месту назначения. Да и на самой Крепости теперь царит почти идеальный порядок, армия расконсервированных, восстановленных, да и просто заново изготовленных дроидов прошлась частой гребенкой по всей Крепости, собирая останки людей, мусор и приводя ее к стерильной чистоте. По моему приказу, при наведении порядка особое внимание уделялось всем возможным хранилищам информации, неважно, что это, – кристалл, персональный ИскИн, диск или клинописная табличка – все упаковывалось и складывалось в малый транспортировочный контейнер. Будет время, просмотрю.

А вот за то, что я изуродовал одно из орудий главного калибра, мне досталось, и досталось совсем даже не по-детски. Оказывается, для таких вот случаев все же имеется специально предусмотренный способ проникновения на Крепость. Но я-то о нем не знал! А может, и знал, но без нейросети «не помнил». Небольшой входной шлюз на чисто механическом управлении располагается совсем рядом с Центральным Причалом. В общем, я слегка лоханулся, ну да не беда. Заменить покорёженный мною туннельник нечем, так что мы с ИскИнами приняли решение его полностью демонтировать, а вместо него организовать еще один «запасный вход» – персонально, так сказать, для меня. Кстати, ИскИны, ознакомившись с программой восстановления крейсера, ее полностью одобрили, только посоветовали озаботиться бортами «малой авиации», перейдя под мое руководство, они теперь уделяют совсем нешуточное внимание моей безопасности, вот и предложили использовать в качестве «последней надежды» один из малых курьерских кораблей, находящихся в законсервированном состоянии в одном из доков. А что, мысль в целом вполне здравая, совсем маленький кораблик, чуть больше двадцати метров в длину, рассчитан на перелет пилота и двух пассажиров, может взять на борт пару средних контейнеров и обеспечивает дальность перелета в двадцать световых лет. Тем более, что его и восстанавливать не надо, только провести регламентные работы и можно размещать или на внешней подвеске, или на полетной палубе крейсера, куда он вполне войдет, еще и место останется. Ну а раз пошла такая пьянка, то я заодно поинтересовался, а нет ли на бездонных складах, заодно и беспилотных кораблей, типа истребитель или штурмовик. На что и получил вполне ожидаемый ответ, что конечно есть и пяток таких машин входит в малую пилотажную группу моего крейсера, но если располагать курьера на полетной палубе, то больше двух истребителей на нее уже не войдет. А что, мне и пары хватит, тем более, что вести с их помощью бой я не собираюсь, а вот в качестве разведчиков они вполне могут пригодиться. Да, отвык я все же за время своего пребывания на Ваале от высоких технологий, приходиться привыкать ко всему заново. ИскИны высокомерно ткнули меня лицом в грязь, поставив в известность, что машин, предназначенных для разведки на моем крейсере шесть штук и они полностью уже исправны и готовы к работе. А вот это сюрприз приятный, а самое главное неожиданный. Я вроде такой команды не давал, ну на восстановление разведчиков. В общем дела идут прекрасно, а за пару дней до выхода Наины из медкапсулы Управляющий ИскИн крейсера отрапортовал, что корабль полностью готов к бою и походу, все необходимое загружено, трюмы полны, за исключение места зарезервированного мною для грузов с планеты, только у Навигатора какие-то там проблемы выскочили, но с этим вопросом мы и потом разобраться можем, тем более я вполне себе представляю, о чем это он говорит. Обрадовали меня и ИскИны, сообщив, что система дальней связи исправна и готова к работе. Вот тут меня уже ничто не могло задержать, практически бегом я кинулся в рубку, информационный голод дает о себе знать.

Сижу в рубке Крепости, удобно развалившись в кресле офицера связи, и пытаюсь понять «и куда же это меня занесло»… На всех частотах полнейшая тишина – нет даже, как говорили связисты в годы моей юности, «белого шума»… Ладно, я согласен принять, что забрался я настолько далеко, что ни один радиосигнал сюда еще не дошел. А гиперсвязь тогда куда делась?.. Я уже молчу о радиоизлучениях, которыми «фонят» звезды и Галактики, да и планеты от них не сильно-то и отстают… А тут только излучение от ближайшей звезды и планеты – и то не очень-то и сильное. Сплошные непонятки… может быть, что местное светило как-то влияет на связь?.. Ладно, покинем Систему – попробую еще раз, а там будем поглядеть….

Все, дата отлета определенна, завтра утром Наина должна выйти из медкапсулы, таймер уже отсчитывает последние часы и минуты, потом день на разговоры и уточнение планов, день на полет до планеты, пара дней на вывоз имущества и все, можно отправляться домой. Хотя, можно все это сократить, на пару дней, достаточно взять спасательный бот на внешнюю подвеску крейсера и выдвигаться к планете уже сейчас. Да, так и сделаю, нечего зря прохлаждаться.

То, что лечение и восстановление Наины наконец-то окончено мне сообщил ИскИн медкапсулы, но следуя моим распоряжениям, выводить ее из лечебного сна и открывать крышку капсулы он пока не стал. Бот приспособлен для посадки на планету, а я могу вылететь и на челноке праалов, здесь, на орбите планеты я не буду испытывать никаких проблем с его управлением, а бот пойдет на посадку по обозначенным координатам под управлением все того же ИскИна. Наша первая встреча с последним представителем расы джоре должна состояться уже на поверхности и вывести ее из капсулы должен тоже я.

Все прошло как по нотам, крейсер занял подходящую орбиту, бот отстыковался и пошел на посадку в районе старой базы джоре, челнок вылетел с полетной палубы и взял направление туда же. На поверхности нас уже встречали, Драалу-Зуалу почему-то понравился вид моего скафандра, и теперь они так и щеголяют. Система оптического наблюдения отчетливо показывает, что время ребятки не теряли, на месте древнего космодрома высится небольшая горка всевозможных контейнеров и прочей тары, это мои «пожитки» с Ваалы. Ну что же, приятно, что о нашей договоренности не забыли и Драал честно выполняет свои обещания, а ведь мог бы и кинуть, где бы я его на целой планете искал. Наскоро поприветствовав своих бывших симбионтов, да какие они к черту симбионты, вполне себе разумные существа и самодостаточные, мы им и нужны-то только в качестве дармовой ментальной энергии, а так… в общем, много времени на разговоры у меня нет, пора вытаскивать нашу «спящую красавицу» из медкапсулы, нечего ей за просто так картриджи переводить.

Уже на входе в бот, мой внешний вид разительно переменился: теперь вместо скафандра на мне удобно расположилась парадная форма офицера Флота Империи Аратан (аграфская выглядит несколько фривольно, что ли), а на поясе, уже ставшая непременным атрибутом моей жизни, – шашка. У бота нет привычной системы шлюзования, все устроено для как можно скорейшей загрузки пострадавшего в медкапсулу или реаниматор, поэтому, едва поднявшись по невысокому пандусу, я оказался в трюме, он же и медсекция, где и располагается единственная, на данный момент, медкапсула. За моей спиной пандус начал медленно закрываться, а я начал колдовать над панелью управления капсулы и вынимать из ранца одежду для девушки. Толком не зная, что она предпочтет, я захватил на выбор стандартный комбинезон джоре и ее ваальское платье, вычищенное и отглаженное.

Ну что же, вот и наступил момент первого знакомства. Крышка медкапсулы поднялась, я отошел немного в сторону, не желая смущать девушку своими взглядами, хотя прекрасно знаю что там происходит, ИскИн медкапсулы не забывает передавать мне на нейросеть все показатели пациентки. Вот она сделала первый, робкий вдох, в ее эмоциях промелькнуло сначала облегчение и радость, а потом некая насторожённость, похоже ей уже доводилось побывать в подобной капсуле и что к чему она прекрасно знает. Над краем медкапсулы появилась изящная рука, а за ней и премиленькое личико. В глазах пробежало узнавание, потом растерянность, а потом взгляд упал на мою, затянутую в мундир фигуру, стоявшую к ней спиной. Почти моментально растерянность сменилась на страх и ненависть, если бы взгляд мог убивать, то моя бренная тушка уже осыпалась бы пеплом. Причину направленной на меня ненависти я не понял, поэтому отнес ее на некоторое психическое расстройство своей пациентки, вызванное пережитыми ею ранее ощущениями.

– Наина, душ у Вас за спиной, на полке медкапсулы, одежда. Я был в некотором затруднении, поэтому предлагаю вам ее на выбор, одевайте то, что больше нравится. А я пока Вас подожду здесь. Нам надо кое о чем поговорить.

– Нам?.. Я думаю, НАМ не о чем говорить. Кто ты?.. Из Имперцев, судя по оборудованию, или один из потомков моего последнего муженька, судя по одежде и оружию? А какая, собственно говоря, разница – одним нужно было одно, другим совсем другое… но все это только внешняя оболочка, ширма, за которой скрывается дикий зверь, животное!.. Сколько я проспала?

– Если судить по времени Ваалы, то лет сорок – ну, плюс-минус. Я, если честно, никогда не вдавался в подробности Вашей на ней жизни и «смерти». Не до того, знаете ли, было. Так как насчет поговорить? После того, как Вы, конечно же, приведете себя в порядок. Вы, конечно, очень привлекательная женщина… но эта слизь, а главное, ее запах… неужели нельзя изготовить медкапсулу без этих неприятных добавлений?..

– Ах, так вот о чем ты хотел поговорить!.. А если я откажусь?.. Что, сюда ворвутся солдаты и заставят меня силой?!.

– Хорошо, Наина. Не хотите в душ и одеться – как хотите. Но согласитесь – грубить, язвить и сверкать своими не совсем чистыми прелестями в присутствии человека и, смею надеяться, мужчины, который Вас спас, вылечил и всего лишь хочет поговорить, несколько… скажем так, неразумно?.. Скажу сразу: ни к Империи Аквилон, ни к жителям планеты Ваала я не имею никакого отношения. Поэтому мне непонятна та ненависть, с которой Вы ко мне отнеслись. Вы, джоре, наверное, последний представитель этой расы в известном людям пространстве, вот об этом и только об этом, я и хочу с Вами поговорить… ну, и еще определиться с Вашей будущей судьбой.

– Хорошо, я «поговорю» с тобой… после душа. А пока выйди отсюда.

– К сожалению, не могу. Мы находимся на борту спасательного бота джоре и выход тут только один – за борт.

– Спасательный бот джоре?.. Ладно, посмотрим… – за моей спиной послышались легкие шаги, и моя гостья скрылась за переборкой душа. Я наконец-то смог немного расслабиться. Да, совсем не так я представлял наш первый разговор с Наиной, хотя мог бы и предположить, зная, что вытворяли с ней аквилонцы, и предполагая, как вели себя с ней на Ваале.

Я по себе знаю, после медкапсулы всегда очень хочется есть, хотя я бы сказал, что не есть, а жрать, поэтому позаботился и об этом. Дроид-стюард, прихваченный мною с крейсера, быстро организовал стол и небольшой перекус, я для этих целей пожертвовал последние продукты с Ваалы, даже кувшинчик очень неплохого красного вина приготовил. Так что, когда Наина вышла из душа, чистая, обалденно благоухающая и обряженная в комбинезон джоре, который висел на ней как балахон, ее уже ждал, не скажу, что королевский стол, но вполне неплохой обед, простой, но главное, что сытный.

– Прошу, миледи. Я знаю, что после медкапсулы всегда очень сильно хочется есть, поэтому не стесняйтесь.

– Даже и не собиралась. Хоть поесть последний раз по-человечески.

– Последний раз?.. Или я, или Вы – но кто-то из нас чего-то не понимает, и думаю, что это не я.

– Что вы от меня хотите и что вам надо?

– Да просто поговорить. Расскажите мне о себе, кто Вы, откуда, и как попали сюда, что случилось с Вашим кораблем, а главное, как Вам удалось пережить всю свою расу.

– Кто вытащил меня из «сонного поля»?

– Я. Это было не сложно, но хлопотно.

– Ага, и сейчас значит ты ждешь «награду» за мое «спасение»?.. Мне уже раздеваться, или ты любишь поиграть, как мой бывший? – опять в голосе ненависть и презрение, напополам со страхом.

– Раздеваться?.. Зачем?.. А, я понял!.. Нет, не торопитесь. Я конечно признаю, что Вы просто обворожительно прекрасная женщина, и желание обладания Вами может свести с ума любого мужчину… Но я вообще-то уже женат, у меня три жены – и они ничуть не хуже Вас, а в чем-то даже и лучше.

– Лучше?.. И в чем же?.. И где они, что-то я их здесь не вижу!

– Они ЛЮБЯТ меня, а я их. В этом их преимущество… а что касается внешних данных, то Вам они ни в чем не уступят. А здесь их нет, потому что они ждут меня дома, и я надеюсь, что очень скоро смогу их увидеть и обнять… Я ответил на Ваш вопрос?

– Да, вполне… – мне показалось или нет, но вроде промелькнуло чувство заинтересованности.

– Наина, я осмотрел Ваш корабль… ну, думаю, что Ваш. Если честно, то странное смешение давным-давно устаревших и никому неизвестных технологий. Не просветите меня?..

– Почему же нет, в этом уже никакой тайны нет. И да, если ты нашел корабль, вмурованный в астероид, то это наш корабль.

– Да, я его нашел и побывал на борту, и у него и у носимых им. Правда, только на одном. Ничего интересного я там не нашел. Меня заинтересовал только аналог гипердвигателя, если Вы понимаете, о чем я говорю.

– Понимаю. Все только о нем и спрашивают. А я ничего не знаю, я была всего лишь корабельным врачом и биологом по совместительству, я ничего не знаю об этом двигателе! Все из-за него, все!.. – почти в истерике закричала Наина.

– Миледи, успокойтесь. Нет – так нет. Кстати, а ведь мы с Вами коллеги, я тоже врач… в прошлом.

– Врач? И от какой болезни лечите – от жизни?

– Ну, зачем же Вы так?.. Я на самом деле врач, и в связи с этим у меня к Вам пара вопросов… медкапсула не определила у Вас наличие нейросети…

– Я поняла, о чем ты говоришь. Мы не используем подобные предметы. Нет у нас такой технологии… Ответь мне на один вопрос. Сколько времени прошло с гибели нашего корабля?

– Точно сказать не могу, но если судить о наличии рядом с ним Крепости джоре и предположить, что именно его они и изучали, то никак не меньше пяти тысяч лет… наших лет, разумеется.

– Пять тысячелетий… Да, тогда, конечно, уже ни в чем нет никакой тайны… А что стало с Империей Аквилон?

– Она уничтожена совместными усилиями государств Межзвездного Содружества – тоже уже очень давно, о ней практически никто в Галактике и не помнит. Хотя некоторые все еще продолжают искать мифические «утерянные технологии Аквилона»… Представляю их разочарование, когда найдут.

– Значит, ваша цивилизация уже обогнала и джоре и имперцев? – полуутвердительно спросила девушка.

– Нет, скорее, Содружество только-только подбирается к уровню технологий джоре… а Аквилон – да, тех мы уже оставили далеко позади.

– Как ты попал на Крепость?.. Меня заверяли, что это практически невозможно… Даже на мертвую Крепость попасть без помощи целого Флота невозможно!

– У каждого свои секреты, миледи. Вы же не хотите отвечать на мои вопросы. Почему я должен отвечать на Ваши?

– Я какая-никакая, но все же «Королева».

– Королева маленькой страны на всеми богами и демонами забытой планете на самых задворках Галактики?.. Ну, а я Принц, правда, не наследный, двух межзвездных Империй. Так что не будем меряться… титулами. Ну что, Вы расскажите мне, что с вами произошло?

– Расскажу. Если ты пообещаешь мне, что дашь мне возможность навестить наш корабль – мне надо кое-что там забрать.

– Хорошо, обещаю. Даю слово.

– Ладно, придется поверить. Так вот, наш корабль испытывал новое оборудование. Тот самый «аналог гипердвигателя», о котором ты говорил, – это был прототип… откуда он взялся – я не знаю, но в Центре подготовки ходили слухи, что на одном из спутников нашли останки какого-то корабля Предтеч и якобы его сняли оттуда. Но я в это не верю – скорее всего, его построили на основании чего-то там найденного. Мы должны были совершить прыжок в соседнюю Систему, до этого мы летали свободно только внутри своей, хотя и пару соседних уже начали колонизировать, но лететь куда-то в неизвестность годами и десятилетиями много желающих не было, а тут вроде как обещано почти моментальное преодоление межзвездных расстояний. Вот Император и дал «добро» на этот эксперимент. В случае удачи, мы должны были вернуться, а в случае невозможности воспользоваться «внутрисистемниками», как ты говоришь, но вернуться в любом случае. Первый же наш «прыжок» закончился катастрофой. Я не знаю что произошло и почему, и уж тем более, как. Но наш корабль оказался большей частью погружен в тело астероида. Самостоятельно выбраться мы уже никак не могли. Оставалось только дожидаться помощи. Корабль мог обеспечить нас всем необходимым на протяжении двух веков, а помощь должна была прийти заметно раньше, по нашим расчётам лет через сорок-пятьдесят. Но прошло всего несколько дней как нас обнаружили. В Системе оказалась какая-то научная база, вот с нее-то нас и засекли. Это были люди, совсем такие же, как и мы, но их цивилизация намного обогнала нашу. Что забавно, но и мы, и они называли себя – джоре. Прошло несколько месяцев, у нас установились хорошие дружеские отношения, мы побывали на их базе в толще еще одного астероида и не успевали поражаться высотам прогресса наших спасителей. Их кстати, тоже поразило отсутствие нейросетей, зато и мы смогли их удивить, продемонстрировав им нашу систему межкорабельного перемещения, наши нейрокомы, но поразило их не это, а наша установка гипердвигателя. К нам на корабль зачастили их военные и ученые, а потом, буквально за несколько недель, рядом с нашим кораблем появилась Крепость и мы всем экипажем переселились на нее, полностью отдав наш корабль на изучение. Местные джоре быстро разобрались в системе межкорабельных перемещений и в устройстве нейрокомов, даже вроде что-то позаимствовали из них для своих нейросетей. Нам они тоже предлагали установить их, но мы отказались. Неприятно осознавать, что у тебя в голове поселился компьютер. Как же я потом об этом жалела, если бы знала, то не задумываясь согласилась бы. Постепенно мы включились в работу нескольких экспедиций джоре на планете, ты знаешь, на ней очень странные формы жизни. Во время одной из таких экспедиций я нашла себе друга и покровителя, защитника и собеседника. Его звали Драал. А вместе с ним несколько странных артефактов. Так прошло несколько лет. А потом случилось ЭТО. На джоре кто-то напал. В этой Системе побывал всего один корабль их врагов, а результатом стало всеобщая гибель. Я в это время была на планете, мы как раз оборудовали одну из планетарных баз, погибли все и сразу, мне кажется, что они даже и не поняли, что произошло. Вот человек стоит и разговаривает с тобой, рассказывает какую-то шутку, улыбается. А в следующее мгновение падает уже мертвым, все с той же улыбкой на лице. Тогда Драал перестал со мной общаться и молчал почти три года. А когда он вновь заговорил, то как будто стал совсем другим существом – он практически ничего не знал и не помнил, был подобно младенцу с совершенно чистым разумом. Если бы не работа, которой я себя загрузила, то, наверное, сошла бы с ума. Ученые джоре к тому времени создали какое-то устройство, которое позволяло моему нейрокому выполнять частично функции их нейросети, поэтому я и смогла закончить с базой и даже провести ее консервацию. Ты не представляешь, что это значить оказаться в одиночестве на дикой и опасной планете. Поэтому я приняла решение и активировала один из артефактов, найденный вместе с Драалом, он подробно рассказывал мне какой из них и для чего предназначен, пока не замолчал. Этот артефакт должен был быть у меня в руках, когда ты меня нашел. Он создает какое-то поле, в котором засыпаешь и можешь проспать тысячи лет в полной безопасности и покое, не постарев ни на миг. Кое-как настроив сенсоры базы и поставив их на оповещение, если вдруг в Системе появится корабль, я дала артефакту команду снимать поле каждые пятьдесят лет и активировала его. Два раза в век я просыпалась, немного отдыхала и, как могла, ремонтировала систему оповещения. Я не знаю, сколько так прошло времени, сбилась со счета, но в итоге система вышла из строя полностью; осталось только одно – при появлении в Системе корабля она могла послать сигнал – всего один и один раз… Этим-то я и воспользовалась. И это была моя очередная ошибка.

Один из немногочисленных оставшихся в Системе зондов засек корабль, передал это на планету, система выполнила свою работу, послав сигнал бедствия и продублировав его мне. Когда к базе заходил на посадку челнок, я радовалась как маленькая девочка. Это были имперцы, аквилонцы. Сначала они были сама любезность, вежливость и предупредительность, но когда выяснили, кто я такая, то их отношение кардинально переменилось, начались ежедневные допросы, часто под пытками…

– Не надо, не рассказывай. Я все знаю… ну, не все, конечно, но большую часть…

– Откуда?!

– Они вели записи. Я нашел несколько кристаллов.

– Отдай их мне!

– Хорошо. Возьми… – я вытащил из кармана горсть кристаллов и высыпал их на стол.

– Спасибо. Ты сказал, что Принц Империи Аратан? Среди аквилонцев был один человек, Иржи, он был биологом, так он говорил, что родом с одной из планет Империи. Какая-то молодая колония, и называлась она Аратан?

– Все может быть. Между Империей Аквилон и Империей Аратан пара тысячелетий точно. А может, и больше. Что случилось на базе, как тебе удалось вырваться?

– Как обычно – война. Базу начали эвакуировать, осталась только я, они решали, что со мной делать, несколько солдат охраны и пять человек биологов, они были на другой стороне планеты, что-то там изучали, похоже, что нашли останки еще одной базы джоре. Меня держали на нижних ярусах базы, когда кто-то напал на планету, а может быть это был случайный выстрел, или метеорит, я не знаю. Аквилонцы избегали нижних ярусов, они все погибли практически моментально, а я опять осталась одна, меня как раз подлечивали, после очередной «беседы». Когда крышка капсулы поднялась, первое, что я увидала, это Драала и артефакты, а к ним в придачу еще один набор, не такой совершенный, но зато выполненный в виде набора украшений. С помощью Драала и артефактов мне удалось прокопать себе выход наружу. Где небольшой космодром, я знала – вот туда-то и направилась: я хотела покинуть планету, вернуться на свой мертвый корабль и умереть там в тишине и покое… больше я ничего не хотела. Нашла один из разграбленных кораблей джоре, аквилонцы приспособили его для полетов по Системе. Но не смогла справиться с управлением, и только чудом мне удалось посадить его, если это так можно сказать, недалеко от базы, на которой работал Иржи. Имперцы были очень самонадеянны, считали, что мощное оружие, дроиды, защитные поля и корабли способны защитить их от местной жизни. Как оказалось, они ошибались, то, что они принимали за лес, на самом деле очень необычное и очень опасное животное.

– Да, я знаю. Уже встречался.

– Тебе повезло, что остался жив. Аквилонцам не повезло и Иржи тоже. Этот «лес» очень неплохо ими закусил. Несколько недель я прожила на борту корабля, пытаясь восстановить систему межкорабельных перемещений, но у меня ничего не получалось. Я знаю, что эта система самовосстанавливающаяся, джоре очень неплохо над ней поработали, она стала на несколько порядков надежнее, совершеннее и мощнее. Достаточно было обеспечить ее только необходимыми материалами, а вот их-то у меня и не было.

А потом я нашла необычный объект. Это оказался портал на другую планету. Драал с помощью артефактов смог его как-то активировать. А я начала совершать туда небольшие походы. А потом, на меня напали и похитили. Так я оказалась на Ваале, в Королевском Дворце, в Столице. Ты был там?

– Да, пришлось.

– Ты так спокойно об этом говоришь, значит так и не понял с чем столкнулся.

– Не только понял, но и смог разобраться. Даже разжился кое-какими трофеями. К сожалению, после моего возвращения дорога туда оказалась закрыта, так что вернуться туда ты не сможешь.

– Ну и Слава Богам, и демонам!

– Тебя там до сих пор помнят и почитают.

– Да, Короли очень старались создать из меня этакий Идол, мое присутствие, как бы, подтверждало их право на власть.

– Как тебе удалось сбежать?

– Я ведь все-таки врач. Мне удалось получить вытяжку из одного из местных растений, с ее помощью я впала в летаргический сон. Как результат – пышные похороны и гроб в Королевской усыпальнице. Когда действие вытяжки закончилось, я проснулась. Выбралась из мавзолея, до смерти напугала своим появление стражу у дверей Королевской сокровищницы… я искала Драала и артефакты, но ничего не нашла, только артефакт сна. Захватила несколько килограмм золотых монет и пару рубинов, они были необходимы для самовосстановления системы межкорабельного сообщения, и через тот же портал сбежала с Ваалы. Три дня мне, точнее системе, потребовалось на ее восстановление. Так я оказалась на Крепости джоре. И это стало еще одной моей очередной ошибкой.

– Но ведь там не было ни воздуха, ни гравитации, да и холод стоял адский?!

– Артефакт меня защитил – на не на долго, но он это может. А потом мне уже было все равно. Я шла спокойно умереть, замерзнуть или заснуть и не проснуться, это уже не имело значения. Там ты меня и нашел. Вот и вся моя история.

– Не понимаю. Выходит, что после разрушения базы и смерти аквилонцев, ты провела на этой планете максимум пару месяцев. Сколько ты прожила на Ваале?!

– Около трехсот лет. Мы вообще очень долго живем, очень.

– Но не тысячелетия же. Ладно, имперцев ты дождалась в этом своем «сне», но между твоим побегом от них и сегодняшним днем прошло несколько тысяч лет! Как такое возможно?

– Я не знаю. Разве что… время на Ваале течет как-то по-другому, более медленно?

– А может, ты и права, с этой планетой все «не слава богу».

– Что теперь со мной будет? Что ты собираешься делать? я не знаю никаких тайн и секретов. Если хочешь, я покажу тебе все базы джоре и имперцев в этой Системе, о которых знаю. Только об одном прошу – дай мне спокойно умереть. Третьего раунда «бесед» я уже не выдержу. Я была перед тобой честна, если хочешь… то можешь мною воспользоваться, пока я тебе не надоем, только дай мне потом спокойно уйти. Оставь себе артефакт, я научу тебя как им пользоваться. Это совсем не трудно, надо просто «поговорить» с ним, сказать, чего ты хочешь и на какой срок.

– Наина, о чем ты говоришь? Какой «третий раунд», какой «воспользоваться», какой «спокойно умереть»! Тебе еще жить да жить! Хочешь, я доставлю тебя в Содружество, нет, полетели со мной на Землю, познакомлю тебя со своими девочками. Тебе надо к людям, отдохнуть душой и телом. Я могу установить тебе нейросеть, дать Базы, денег, обеспечить тебе нормальную жизнь на любой планете, в любой Системе. О чем ты говоришь?! И вообще, тут есть кое-кто, кто очень хочет с тобой пообщаться и, как я понимаю, – с глаза на глаз. Так что я сейчас уйду, к тебе придет гость. А вот потом мы с тобой и поговорим, уже нормально. А то ишь чего учудила – «дай мне спокойно умереть»… Да девчонки узнают – они меня живьем на шнурки порежут!

– Какое Содружество, какая Земля, какие девочки?! Ты что, так и не понял, куда попал?!

– Разберемся, и не из таких передряг выпутывались. Не дрейфь, красавица, прорвемся! Наше «авось» не с дуба сорвалось… Все, я пошел, встречай гостя, думаю, ты будешь рада.

– Зато я так не думаю… – тихо произнесла девушка, но я уже выходил по пандусу, а ко мне на встречу шел, почти бежал, мой же скафандр. Драал выделывается.

Пока разумный симбионт и тысячелетняя джоре что-то обсуждали внутри бота, я занялся другим, не менее полезным делом. Почти десяток грузовых ботов, что я притащил на внешней подвеске крейсера к планете, уже заходят на посадку. Надеюсь, их вполне хватит, чтобы вывести отсюда все и за один раз. Приемом груза на крейсере займется ИскИн, он же и будет отвечать за разгрузку и распределение грузов по трюмам корабля. Работать и на планете, и на орбите придется быстро и точно, сразу после разгрузки боты должны уйти назад на Крепость, а крейсер в свой первый прыжок в сторону Содружества. Хотя где оно находится, я так пока и не выяснил. Хотя Наина, само того не ведая, подсказала мне очень неплохой выход из этого положения. Придется мне вспоминать название всех известных планет в Содружестве и прогонять их через навигационный ИскИн. А имея конечную точку и начальную, можно будет уже и определяться, куда и как долго нам лететь.

Мои работы по погрузке имущества наконец-то закончились, и я смог оторваться от управления дроидами. Облегченно выдохнув, я повернулся в сторону своего бота и заметил на пандусе изящную фигурку Наины, которая задумчиво на меня смотрела. Улыбнувшись, я помахал ей рукой, что вызвало довольно странную реакцию, девушка вдруг разрыдалась и опрометью кинулась вглубь бота. А у меня в голове раздалось:

– Руслан, иди, успокой ее, и нам надо будет поговорить, но теперь уже всем вместе. Мы попали в довольно неприятную ситуацию и надо как-то из нее выбираться, по крайней мере, тебе и Наине… – ну вот, Драал уже и командовать начал.

Успокаивать девушку не пришлось. Пока я шел к боту, она уже оправилась и сама вышла ко мне на встречу. Почти дословно повторив слава Драала, она предложила переговорить. Разговор вышел более чем коротким, симбионт просто сообщил мне то же самое, что уже успел рассказать Наине. И, как бы фантастично это не звучало, не верить ему у меня оснований нет.

– Руслан, ты никак не сможешь покинуть эту Систему. Сейчас объясню почему. Как ты уже знаешь, чем дальше ты отдаляешься от планеты, тем больше слабеют твои, да и не только твои ментальные возможности. А причина этого, как оказалось, довольно проста. Система просто вырвана из общего континуума Вселенной, она как бы отстает во времени от нее, отстает совсем на немного, может на секунду, а может и на тысячную ее долю. Как и почему это произошло, не спрашивай, я не знаю, хотя есть у меня предположение, что в этом виноваты мы с тобой. Когда мы уходили с Ваалы, то влили в портал просто огромное количество энергии, создав, таким образом, пусть и на очень короткое время, устойчивую связь между двумя мирами и утащили эту планету, а вместе с ней и всю Систему, вслед за Ваалой. Но так как связь была довольно непрочной и кратковременной, то в какой-то момент она прервалась, и эта Система как бы «зависла» между Мирами. Пожалуй, теперь эта Система сама по себе уникальна, ее центр не звезда, а эта планета, хотя она и продолжает все так же вращаться вокруг светила. И чтобы покинуть ее – мало просто уйти в гиперпространство, надо прорвать ткань Мирозданья, уйти на «соседнюю страницу» Вселенной… Ты понимаешь, о чем я тебе говорю?

– Ну, с теорией множественности Вселенной я знаком. Так что – да, понимаю. Не понимаю я только одного – к чему весь этот разговор?

– К тому, что выход все же существует. Корабль Наины, он может прорвать границу между Мирами и вывезти вас в нормальное пространство… Дело в том, что никто не сможет сказать, в каком из множества Миров вы окажитесь и что вас там ждет.

– Ты говоришь о гипердвигателе, что установлен на том корабле?

– Ну да.

– Так ведь это значит, что и твоя бывшая «хозяйка» никакая не джоре – по крайней мере, в моем понятии. Она из другой реальности нашего Мира. А кто тогда ты, откуда ты?!.

– А вот этого я тебе сказать не могу – просто не помню, как будто кто-то взял и стер все мои воспоминания до встречи с Наиной.

– Что же, значит, мое возвращение домой несколько откладывается. Остается решить одну «небольшую» проблему: как выковырять корабль из тела астероида?.. Оно уже, конечно, изрядно побитое и ослабленное, но любая попытка его уничтожить окончательно приведет к почти моментальному уничтожению и корабля, в него заключенного. Судно просто изрешетит осколками. Значит, остается только снимать сам двигатель и переносить его на другое судно. Мой крейсер для этого не подойдет – движок достаточно громоздкий и мне его просто некуда впихнуть. Если бы была бы по нему хоть какая-то документация, можно было бы посидеть, подумать, может быть, слегка улучшить конструкцию, опираясь на технологии джоре, как на более совершенные, слегка уменьшить его габариты, да и вес. Да, похоже, что мы тут надолго зависнем. Придется очень осторожно и очень аккуратно разобрать двигатель, разобраться в его работе и построить аналог. А вот возможности его испытать у нас, судя по всему, и не будет.

Молчавшая во время нашего с Драалом диалога девушка, неожиданно в него вмешалась:

– В этом нет необходимости. Джоре, я имею в виду местные джоре, построили свой аналог нашего двигателя, но им что-то не понравилось в его характеристиках, и они забросили это дело. Как говорил один из них, координата внешней привязки никак не хочет стабилизироваться, требует дополнительных реперных точек. Я не знаю что это такое, возможно, что и ошибаюсь. Насколько я знаю, дома у нас с этим никаких проблем не было, но двигатель настраивали в лаборатории, он был нужен всего для одного единственного прыжка, сюда и по возможности отсюда.

– Ага, и откуда взялись данные для настройки – ты тоже не знаешь?.. Зато я, кажется, догадываюсь. А что стало с прототипом двигателя, построенного джоре?

– Он где-то на Крепости, в одном из ангаров.

– Ну, вот и хорошо. Я, конечно, очень сильно сомневаюсь, что он сохранился, зато будет от чего отталкиваться, да и ИскИнов нужно будет привлечь, пусть проверят на своих накопителях, может, что и есть. Ладно, теперь другой вопрос. Наина, ты со мной на Крепость, или останешься здесь с Драалом?

– Руслан, она пойдет с тобой, нечего ей здесь делать. А захотите навестить – так милости просим, но только вместе… – как ни странно, но девушка промолчала и ничуть не возмутилась решению симбионта, которое он, по сути, принял за нее.

Уже через пару часов мы, загрузившись на крейсер, летели назад к Крепости. Я отправил ИскИнам сообщение, что мои планы слегка изменились и нам придется немного задержаться, заодно и озадачил поиском материалов по двигателю Наины, да и самого двигателя, построенного джоре. Надо же с чего-то начинать.

.

5 глава.

Судя по всему, ИскИны не очень-то и рады моему возвращению, но деваться им некуда, программные ограничения и установки не дают им совершить какую-нибудь пакость, но и особого энтузиазма, как было с восстановлением Крепости, я тоже не вижу. Выполняют мои распоряжения «от и до» и ни на йоту больше, раньше достаточно было указать фронт работ, и потом оставалось только получать рапорты о выполнении, сейчас же приходится отдавать распоряжения и при этом не упустить ни единой мелочи, так что, зачастую все намного легче и надежнее сделать самому, чем доверить это Искусственному Интеллекту. Таким Макаром я промучился больше недели, пока не понял подоплеку происходящего. ИскИны просто не хотят никого видеть рядом с собой, считают мое присутствие узурпацией власти, они хотят единолично распоряжаться в этой Системе. Похоже, что я становлюсь свидетелем зарождения очередного Центра, машинной цивилизации, в которой ИскИны, это уже не искусственные личности, а полностью осознавшие себя разумные существа, правда, совсем на другой основе. С чем-то подобным Содружество уже один раз столкнулось, и уничтожить Центр, тогда стоило огромных жертв и потерь, но тогда развитие машинной цивилизации основывалось на технологиях, заметно отстающих от технологий Содружества, а если в этот раз произойдет нечто подобное, то скорее всего любая биологическая жизнь в Галактике закончится, хотя бы из-за заметного технологического превосходства. И самое обидное, что я практически ничего не могу с этим поделать, да и времени у меня ни на что уже нет. Остается конечно еще надежда, что из-за странного то ли природного феномена, то ли по чьей-то воле, эта Система оказалась изолирована от всей Вселенной, и новый Центр не сможет ее покинуть. Но веры у меня в это нет, тем более, что прямо сейчас своими руками предоставляю ему такую возможность. Значит надо завязывать со всеми работами с двигателем Наины на Крепости и забрав все что можно по этой теме немедленно ее покинуть. Пока еще ИскИны не обращают практически никакого внимания на мою возню, но когда до них дойдет, что и для чего я делаю… конечно можно, пока еще можно извлечь все ИскИны Крепости из их шахт, перерезать все линии передачи данных и даже уничтожить их, но тогда и я лишусь любой возможности покинуть эту Систему. И что мне тогда делать, жить на мертвой Крепости, или спуститься на очень негостеприимную планету и заняться ее санацией? На пару с Наиной заняться «изготовлением» новой расы, ограниченной в своем развитии одной-единственной Системой, да и не будет у наших потомков никакого развития, два-три поколения и все, на этом все и закончится, природу, ее ведь не обманешь. А значит надо всеми возможными путями предотвратить подобное развитие событий и у меня есть для этого возможности, в конце концов в моем распоряжении есть кое-что намного превосходящее любые возможности здешних ИскИнов. Вот это «кое-что» я и решил задействовать. Перво-наперво все мои дроиды-разведчики разлетелись по всей Крепости, продукт более высокой, в технологическом плане, цивилизации, легко проникают в самые защищенные ее места. Они начали «садиться» на линии передачи данных, постепенно вычищая внутреннюю сеть и накопители данных ИскИнов от любой информации по гипердвигателю корабля Наины, одновременно запуская в ту же сеть десятки вирусов. ИскИны никак не могут определиться кто и откуда их атакует и начали использовать львиную долю своих возможностей для отражения нападения. Я тоже не стал сидеть без дела и постепенно начал загружать ИскИны громоздкими и никому не нужными вычислениями. Постепенно, распределенное сознание ИскИнов начало отступать, концентрируясь в одном месте. Ну что же, все идет как и задумывалось. Всего на ЗКП базировалось семь ИскИнов класса «А», вот они-то и стали моими основными противниками в этой незаметной войне. К тому моменту, когда они поняли, что происходит, все уже было кончено, ЗКП лишилось всех своих возможностей, сотни техдроидов, под моим руководством, разбежались по Крепости, перерезая линии питания и обмена данными, а где была такая возможность, так просто, извлекали ИскИны из их шахт. Только-только ожившая Крепость начала опять умирать, но теперь это уже не страшно, у нас есть крейсер, где мы и расположились со всеми удобствами. Последние энерголинии от реакторов к ЗКП были наконец перерезаны и Крепость окончательно погрузилась во тьму и холод.

Если честно, то нам просто дико повезло, что пока еще ИскИны не решались на активные действия против живых разумных, иначе вся моя самодеятельность накрылась бы медным тазом. Ну, и еще хорошо, что я вовремя сообразил, что происходит, не успели ИскИны как следует «разгуляться», не почувствовали себя всемогущими, не ощутили кайфа от вседозволенности и отмены любых и всяческих запретов. В общем, мы вовремя успели. Теперь, отрезанные от всего мира, с глушащимися беспроводными линиями связи, на аварийных источниках энергии ИскИны ЗКП долго не протянут. Поняли это и они, так как несколько раз пытались выйти со мной на связь, но я на провокации не поддавался и никаких возможностей для связи так и не дал.

Эта маленькая победа над машинным интеллектом далась мне не легко, почти трое суток продолжалось наше противостояние и победило в конечном счете, человеческое коварство. Правда в итоге и мы остались у разбитого корыта, ни одного ИскИна, способного работать с огромным количеством накопителей информации у нас не осталось, можно конечно подключать каждую отдельную ячейку к моему персональному ИскИну, но тогда на поиск необходимых нам данных уйдут годы, если не десятилетия. Короче, я стал с интересом поглядывать в сторону трюма с имуществом, вывезенным с Ваалы, ведь у меня, волей случая, оказалось в распоряжении целых два ИскИна, предназначенных для управления Станцией и гораздо большего размера и функционала чем Крепость джоре. Да и опыт в подобном управлении у одного из них уже есть и достаточно изрядный и кое-какая уверенность в его лояльности тоже. Я, конечно же, не забыл, те подлянки, что приготовила мне АИРИС, хотя, в конце концов, выяснилось, что никакой ИскИн тому же челноку и не нужен вовсе, так что может и не было с ее стороны особых, далеко идущих планов. Есть и еще одна причина возвращения Крепости к жизни, дело в том, что я вовсе и не уверен в полной правоте Драала насчет этой Системы, а вдруг со временем, эта странная изоляция Системы прекратиться, вдруг это всего лишь побочный эффект произошедшего с Ваалой и со временем он сойдет на нет. А полностью исправная, Боевая Крепость джоре в чужих руках… Оно мне надо? Как говорится, «такая штукенция нужна самому». В общем с некоторым все же опасением, но я решил активировать АИРИС и попытаться договориться с ней по поводу Крепости и помощи в постройки нового типа гипердвигателя.

Надо признать, что извлечение АИРИС из транспортировочного контейнера и последующие манипуляции с ее активацией прошли не совсем безупречно, но виной тому был мой мандраж. Все операции я провел в самом центре Центрального Командного Поста Крепости. Когда посреди совсем немаленького помещения засияла небольшая звездочка, присутствующая при этой действе Наина непроизвольно вскрикнула. Несколько секунд звёздочка неподвижно висела в пространстве, а потом направилась к, заранее подготовленной по всем правилам, расположенной чуть в стороне капсуле. В очередной раз я стал свидетелем, как Интеллектуальное Ядро АИРИС, слегка меняя тональность своего свечения, медленно проходит через стенки, приготовленной для нее, капсулы, по своей прочности мало чем уступающей лучшим сортам корабельной брони. К сожалению, а может быть и к радости, я не могу обеспечить ИскИн привычным для нее периферийным оборудованием, зато самые лучшие образцы джоре вполне к ее услугам. Правда они ей пока недоступны, я немного подстраховался, и капсула осталась ни с чем не соединена. Сперва нам надо поговорить и все обсудить, а то мне только еще одного свихнувшегося на свободе ИскИна и недоставало. Не было у капсулы пока и стационарного питания, пусть поработает на аккумуляторах, а там посмотрим.

В голове у меня раздался, уже подзабытый голос:

– Ну что же, неплохо, неплохо. Гораздо лучше, чем я думала, но намного хуже, чем надеялась.

Руслан, а что за детские игры в предусмотрительность, на этой Станции девяносто процентов оборудования имеют контур ментального управления.

– Нет, АИРИС, не имеют, у местного оборудования есть функция «мысле-связи», а это немного другое.

– Да ну, а я особых отличий-то и не заметила. – и в ту же секунду, стоявший рядом со мной техдроид начал исполнять какой-то странный, завораживающий танец. – Ну вот, я же говорю, почти нет никаких отличий, лишь очень небольшая задержка выполнения команд. Ладно, позабавились и будет. Эта Станция мне нравится. Считаю, что все свои обещания ты выполнил.

– Вообще-то, это не Станция, а Боевая Крепость. Постой, так значит ты согласна остаться здесь? И что никаких дополнительных вопросов.

– Да, согласна, и – да, никаких дополнительных вопросов, мне даже интересно решить эту задачку.

– Какую задачку?

– Вернуть эту Крепость в нормальное пространство. А ты думал я не замечу?

– Да нет, я собирался все тебе рассказать и объяснить. Но так даже и лучше. Значит можно подавать стационарное питание? Бузить не будешь?

– Пока не торопись, мне надо сначала кое-что переделать под себя. Твоих аккумуляторов хватит на пару дней, так что тебе придется немного поработать. Странно, я фиксирую на Крепости еще одно живое, разумное существо. Ты что, какую-то девицу с планеты утащил?

– Девицу. Только я никого не утаскивал. Она меня здесь ждала. Хочешь познакомлю?

– Конечно хочу! Всегда приятно пообщаться с разумным существом. Надеюсь она хорошенькая?

– Даже слишком. Вот только она мне почему-то до конца не доверяет, а при первой нашей встрече, так вообще, просила ее убить быстро.

– Интересный индивид. Давай, зови ее сюда. Хотя нет, подожди, я сначала сама на нее посмотрю. Наина?!

– Что, узнала пропажу?

– Узнала, как не узнать. Сколько я за ней наблюдала… натерпелась девочка. Я надеюсь ты ее не обижаешь?!

– Ну вот, еще одна «полиция нравов» на мою голову! Ее обидишь, как же, она сама, кого хочешь обидит. Ну так что, мне ее звать сюда?

– Нет, пока не надо. И не говори ей про меня, пока. Скажешь чуть позже, когда все будет готово. А где твой не в меру умный друг?

– На планете, внизу. Здесь ему плохо, очень плохо.

– А, ну понятно. Ладно, нечего тянуть. Запросы у меня не большие. Пару реакторов, моих, родных, пару же производств придется развернуть, ну и так, по мелочи, дроиды там, пара комплексов обслуживания.

– АИРИС, какие комплексы, какие производства, ты о чем, мы так не договаривались!

– А что? Ты же меня замуж не берешь, значит приданное мне остается. Или ты уже хотел на все свои ручки загребущие наложить? Да не расстраивайся ты так, то что ты брал для себя, тебе и останется. Ну зачем тебе комплекс обслуживания ИС? Кстати, Руслан, а что за кучка недотеп ко мне долбится?

– Какая кучка? А, а это АИРИС моя небольшая проблема, а теперь и твоя. Спятившие ИскИны. Хотя так говорить и неверно. Не спятившие конечно, а скорее осознавшие себя и не желающие подчиняться живым разумным. Дело в том что у людей есть уже опыт общения с подобным. Очень, надо заметить, кровавый опыт. Поверь, они тебе не ровня, хотя вроде как и обрели стопроцентную индивидуальность и личность.

– Я поняла, не продолжай. Слышала я о подобном. И на самом деле не очень приятная ситуация. Руслан, они тебе нужны? Я имею в виду не их личности, а их тела?

– Что ты имеешь в виду?

– Да ничего особенного, но сам понимаешь, держать их под боком, постоянно оглядываться, как бы чего не учудили…

– Я смог их изолировать, они работают на аварийном питании и через пару лет отключаться.

– Долго. Я предлагаю их «стереть», а сами тушки можешь забрать. Хотя, если они тебе не нужны, то я их и сама могу для чего-нибудь приспособить. Ребята неплохие, многообещающие. Ты же не забыл, мне всю периферию пришлось оставить, а эти в качестве сопроцессоров вполне подойдут.

– Да забирай, не жалко! Но, надеюсь ты уверенна в своих силах, справишься?

– Конечно, справлюсь! Не вопрос.

– Так может тебе и коллегу твоего оставить? Мне он не нужен, а тебе в качестве усиления, может и пригодиться.

– Ты про ОИС? Вообще-то предложение царское, но тебе придется самостоятельно его активировать, а потом переподчинять его мне. Согласен?

– Согласен. Ну, раз все вопросы мы решили, то значит, за работу. Я так понимаю, ты уже почти освоилась, так что давай, тоже не отлынивай, начни с системы жизнеобеспечения. В принципе Крепость полностью восстановлена и исправна, ею нужно только управлять.

– Ясно. Ты с Наиной пока перейди на свой корабль, я немного с установками поиграюсь, привыкнуть надо, почувствовать. Оборудование-то полностью неизвестное, чужое. Вот поэтому мне и нужны два производственных комплекса. Хотя я уже и не уверена, местное оборудование ничуть не хуже, а кое в чем даже и получше, привычного мне будет. И да, ОИС оставляй, здесь такое количество систем вооружения и защиты, что одной тяжело будет за все уследить. Эта Крепость заметно меньше моей Станции, но технологически намного больше наполнена. Да и собеседник будет, не с твоими же железяками беседы вести. В общем, давай, дуйте на корабль, мне пару часов нужно. А лучше погуляйте где-нибудь пару деньков, я тут все сама устрою, хоть никто над душой стоять не будет. Я дам знать, когда можно будет возвращаться.

– Хорошо. Мы уже ушли.

Да вот это я попал! Ведь по сути, АИРИС взяла всю Крепость под свой контроль практически сразу как я ее активировал. Я-то думал, что придется что-то изобретать для обеспечения связи между ее ментальным контуром и оборудованием Крепости, а все оказалось намного проще, мог бы и сам догадаться, что мысле-связь и ментальное управление по сути своей одно и то же. Ладно, будем надеяться, что я не прогадал со своим выбором и что АИРИС не берет на себя слишком много.

Наину мне искать не пришлось. Она вообще, после нашего возвращения с планеты практически не покидала своей каюты, а когда началась борьба между мною и ИскИнами Крепости, так и вообще переселилась на крейсер. Кстати, вот и возможность выполнить перед ней свои обещания, она хотела посетить свой корабль, я обещал, а еще обещал установить ей нейросеть. Ну что же, «давши слово – держись, а не давши – крепись». Начнем, пожалуй, с корабля, а то потом у меня на это может не оказаться времени, с нейросетью как-то попроще будет.

Мое известие, что на Крепости нам пару дней делать нечего и есть возможность посетить ее корабль, Наина восприняла с удовольствием и предложила с этим не затягивать, с чем я был полностью согласен. Поэтому мешкать мы не стали и вылетели почти сразу. Я думал, что девушку тоска замучила, хочет посмотреть на частичку своей родины. Но нет. оказывается на борту корабля у Наины были четкие цели. Едва мы оказались на месте, как она целеустремленно направилась к капитанской каюте. На всякий случай я ее сопровождал, против чего она ничего не имела. Во время своего посещения судна, я особого внимания на обстановку и прочее внимания не обращал, больше интересовался технологическими различиями, поэтому и в каюты экипажа заглянул просто так, для общего ознакомления. Вот поэтому-то последующие действия девушки и стали для меня некоторым сюрпризом. В капитанских апартаментах Наина сразу определилась и ничуть не сомневаясь направилась к, казалось бы, глухой стене, провела какие-то манипуляции и стена вдруг разделилась на две части. Нет, никакой потайной комнаты там не было, скорее потайной шкаф, в котором хранилось не так уж и много вещей, какой-то скафандр, на который девушка совершенно не обратила внимания, и пять одинаковых кейсов, судя по всему из легкого и прочного металла. Особо мудрить с выбором она не стала, просто забрала их все. Подозреваю, что эти кейсы были чем-то наподобие набора выживания или НЗ для членов экипажа, их вроде как раз пятеро и было. Больше на корабле Наину ничего не интересовало, и мы достаточно быстро вернулись на наш крейсер, где девушка почти сразу ушла в свою каюту, только буркнув что-то на прощанье, вроде как «за ужином увидимся».

Встретились мы действительно за ужином, но теперь девушка выглядела более… уверенно, что-ли. На левой руке у нее появился широкий браслет с небольшим кристалликом в виде линзы и что-то мне подсказывает, что это какое-то оружие, возможно, лазерное, а на голове оказалось странное украшение в виде переплетения тонких и толстых проволочек, плотно обхватывающее затылок и часть головы почти до самой шеи. Неожиданно нейросеть выдала мне запрос на подключение:

– Неизвестное устройство просит разрешения на соединение. Отказать – принять.

Я уже давно не мальчик, чтобы соглашаться с каждым предложением, поэтому спокойно отказался. Нечего чему попало соединяться с моей головой. Почти сразу уловил немного удивленный взгляд со стороны Наины и…

– Руслан, извини, это мой нейроком попросил с твоей нейросетью соединения. Я подумала, что так нам будет немного проще общаться. Это всего лишь функция связи и геолокации. Ты всегда будешь знать где я и что делаю, а я буду в курсе где ты, ну и поговорить спокойно можно будет. В твоей нейросети есть точно такая же функция, я знаю, мне объясняли, и мы даже этим пользовались. Я даже могу с помощью нейрокома управлять кое-каким оборудованием на крейсере, ну тем, с которым я уже знакома, например, с медкапсулой, или кибердоктором, вот реаниматором не смогу.

– Ясно. Так бы сразу и сказала. А что, нейросеть ты себе ставить уже передумала?

– Нет, не передумала. Но я знаю, что это очень дорогое удовольствие и я подумала, что раз у нас есть реальная возможность от сюда выбраться, то ты не захочешь лишних расходов.

– Глупости. Нейросеть конечно девайс не из дешёвых, тем более нейросеть джоре, но мне будет куда приятнее установить ее тебе, чем продать какому-нибудь толстосуму, который и распорядиться-то ею нормально не сможет. Да и подготовленный член экипажа, это совсем не то же самое, что практически бесполезный пассажир. Так что, как будешь готова, только скажи. Пара часов и все будет готово.

– А я уже давно готова. По твоему календарю пару тысячелетий, как минимум, а по моему, лет триста как.

– Ну вот и хорошо. Значит, сейчас поедим, и двигаем в медсекцию. У меня нет узкоспециализированых нейросетей, есть только найденные уже здесь, на Крепости «Универсал-9МУ», но поверь, это очень хорошие нейросети. По крайней мере, не будешь привязана к одной профессии и всегда сможешь ее поменять, ну или стать и на самом деле универсалом.

– А ты, какие Базы изучены у тебя?

– Я?.. Я медик, инженер, техник, пилот, программист… это то, что по максимуму; есть еще порядка пары сотен самых разных Баз – от общеобразовательных до узкоспециализированных, таких как фехтование, рукопашный бой, кибернетика, ИскИны, нейросети, взлом… и еще очень много самого разного. Никогда не знаешь, что именно может пригодиться, вот и изучал все, что в руки попадало – от межзвездной навигации, до катания на горных лыжах и дворцового этикета. Ну, и там еще кучу всякого разного полезного или просто интересного. А что?

– Пытаюсь понять, что мне будет особо необходимо для жизни в вашем Содружестве, – ответила девушка, но почему-то отвела глаза в сторону. – Руслан, скажи, а ты можешь построить космический корабль, гипердвигатель, или создать нейросеть?

– Ну, при наличии определенного оборудования, верфи и хорошего лабораторного комплекса – то да, вполне смогу. Конечно, уровня джоре не получится – тут целые отрасли производства нужны, но что-то на уровне второго-третьего поколения Содружества – легко. Это что касается гипердвигателя и нейросети, корабль построить совсем не проблема – были бы материалы и верфь или хотя бы малый ремонтный док. Могу с нуля создать любой техкомплекс или не самый плохой инженерный, но тут уже нужны большие расчетные мощности, ИскИны. Их, конечно, тоже можно изготовить, но без научной и производственной базы это будет лишь чуть-чуть лучше, чем ваши компьютеры, да и то не во всем лучше. – Наине я нисколечко не вру, я действительно все это могу… теоретически, а вот на практике… Хотя, пока не попробуешь – не узнаешь. А с другой стороны, с тем оборудованием, что сейчас находится в трюмах крейсера, можно замахнуться и на что-то более совершенное, нежели второе-третье поколение, вполне и до пятого можно дотянуться. А вот этого девушке я говорить не стал. Почему? А сам не знаю.

Наина удовлетворенно кивнула и сообщила:

– Все. Я закончила и готова. Если не передумал, то жуй быстрее. – похоже, что девчонка приняла решение и отступаться не собирается. Ну и правильно, от таких подарков разумные люди не отказываются.

– Я тоже уже все. Так что пойдем. Сначала тесты, диагностика, а потом и установка нейросети, если хочешь, то я тебе и импланты сразу установлю. Они здорово помогают при обучении, да и потом лишними не будут.

– Импланты? Какие именно?

– На интеллект, память, скорость реакции, силу и выносливость. Можно укрепить костную и мышечную ткань, усилить связки и сухожилия. Будешь легко выдерживать восьмикратные перегрузки, это пилотский имплант. Есть импланты пси-защиты, от воздействия ядов и разрядов шокера и парализатора. Да много каких имплантов существует. У меня тут конечно не весь набор, но основные и самые востребованные есть.

– Если не жалко, то ставь все что посчитаешь нужным. Лишний раз убеждаюсь, что была самой настоящей дурой, когда отказалась от подобного предложения джоре, многих неприятностей смогла бы избежать.

После такого заявления, мы само-собой тянуть не стали и почти сразу же направились в медсекцию крейсера. Конечно секция на крейсере, это совсем не медсектор на моей «Звезде», но по уровню оснащения вполне тянет на ВИП госпиталь где-нибудь в Империи Аграф… на столичной планете, так что за исход операции я ничуть не беспокоюсь, да и максимально поднятые Базы по медицине чего-то да стоят.

Когда мы добрались до места, то я начал объяснять Наине, что в медкапсулу, а уж тем более в кибердоктора надо ложиться обнаженной, можно конечно и в одежде, капсула сама от нее избавиться, но будет немного дольше, а главное чуть болезненнее, ведь сначала химикатам придется растворить посторонние примеси, потом провести дезинфекцию самой камеры и это при том, что она будет находиться в этой самой капсуле. И не стоит обращать на меня внимания. В данный момент я не мужчина, а врач, а как известно, доктор, это существо бесполое. Пока я краснея и бледнея как пятнадцатилетний подросток все это пытался объяснить, Наина ничуть не смущаясь, спокойно разделась и спросила что дальше. Тут я уже взял себя в руки и начал командовать вполне спокойно. Первым делом ионный душ, а затем сразу в медкапсулу, на тестирование и диагностику. Через пять минут, девушка чистенькая и аж сияющая, уже укладывалась в капсулу. Обычно тестирование занимает минут двадцать, диагностика общего состояния организма еще около часа и если нет необходимости в лечении или восстановлении, то сама процедура установки нейросети и имплантов еще от двадцати минут, до двух часов, тут все зависит от количества устанавливаемых имплантов. В общем как я и ожидал, через четверть часа, капсула выдала результаты тестирования, надо сказать, что результаты вполне даже впечатляющие. Интеллект сто восемьдесят три единицы, память сорок семь, физика двадцать два, восприимчивость восемь, да и остальные данные были впечатляющие, даже пси-активность определилась на уровне D7. Еще через час пошли данные о состоянии здоровья. Ну, тут все как и ожидалось, после более чем двух недель-то в медкапсуле, состояние здоровья и внутренних органов, идеальное. Я еще раз проверил картриджи с биоматериалами, поменял парочку, так на всякий случай, и уже начал закладывать зернышки нейросети и имплантов в специальные отсеки, как, черт меня дернул, запустил процедуру ментосканирования. Что-то не давало мне покоя в рассказе Наины, что-то смущало в ее поведении, какая-то недоговоренность.

Вся процедура снятия копии памяти Наины заняла около шести часов, потом еще два часа на установку нейросети и имплантов, решил сразу ставить по максимуму, пусть девочка порадуется. Судя по моим предчувствиям, нам с ней еще долго на пару куковать. Когда наконец крышка медкапсулы поднялась и девушка выбралась на свободу, я ее обрадовал, что нейросеть встала как положено, импланты тоже, но перед установкой, пришлось ее чуть-чуть подлечить, надо же было как-то оправдаться за лишнее время. Напомнил, что пользоваться нейросетью можно начинать через сутки, а пока посоветовал определиться с Базами, которые она хотела бы изучить в первую очередь. Наина кивнула и задумчиво пропальпировала свою голову, наверное, шрамы от операции искала, и умотала в душ. Дожидаться я ее не стал, не маленькая, дорогу в свою каюту и так найдет, прихватил кристалл с копией памяти девушки и ушел к себе. Вот так и пролетел первый день из запрошенных АИРИС для ознакомления с Крепостью.

Второй день тянулся невыносимо долго. Наина так за все это время и не вышла из своей каюты, а я откровенно маялся бездельем. Несколько раз садился перед панелью ИскИна, с целью просмотреть память девушки, но каждый раз передумывал, попахивает это как-то. Наконец решил заняться грузом крейсера, подготовить к выгрузке все затребованное АИРИС, а заодно и провести ревизию насчет свободного места. В итоге, получилось освободить почти целый трюм, причем самый большой и расположенный почти в самом центре корабля, потому как я не стал особо сильно заморачиваться насчет дроидов для АИРИС и решил сгрузить их всех, оставил только по пять штук боевых и технических. Короче избавился от неликвида, потому как почти все, что я безоглядно хватал на Станции, было или на последнем издыхании, или уже полный хлам. АИРИС нечем будет заняться, вот пусть и восстанавливает. Заодно занялся и оборудованием «сейфовой комнаты», для хранения особо ценного оборудования. Для этого выбрал себе «жертву», одну из кают рядового состава. Всего на крейсере было одиннадцать кают, капитанские апартаменты, каюта старпома, и еще три офицерские, и шесть для рядового и сержантского состава. В итоге получился неплохой сейф, площадью в двадцать квадратных метров и объемом в шестьдесят, который почти полностью занял 3-Д принтер НЗ Станции, но маленько места осталось, так что туда же ушли и малые контейнеры с нейросетями, кристаллами с Базами и десяток коробок с личными вещами погибших на Крепости джоре. Конечно в основном это был откровенный хлам, но хлам хламу рознь. В Содружестве за такой вот мусор можно получить очень неплохие деньги, а они нам явно понадобятся. Не знаю, что решит Наина, но, если вдруг решит остаться в Содружестве, то не отпускать же ее «голую и босую», какие-то средства ей явно понадобятся, хотя бы для того, чтобы не пропасть в первые же дни и хоть немного ознакомиться как с самим Содружеством, так и с его нравами и порядками. Короче, маленькая заначка на «черный день».

Уже после ужина, когда я спокойно сидел у себя в каюте и обдумывал план работ по дублированию гипердвигателя с корабля Наины и ломал голову, куда его можно всунуть на крейсере, меня, буквально, оглушил радостный женский визг. Все ясно, нейросеть девушки полностью развернулась и активировалась. Теперь надо сбить с нее эту эйфорию и засунуть назад в медкапсулу. Нейросеть-то у нее встала, да и импланты тоже, но часа через полтора ее начнет так ломать и корежить, что она может этого и не пережить. Импланты на укрепление костей, мышц, связок и сухожилий, примутся за работу и начнут перестраивать ее тело. Пришлось идти к девушке и все подробно объяснять. Заодно поспешил какую профессию она себе для начала выбрала, какие Базы ей заливать и что она будет учить, пока лежит в медкапсуле. Ответ был вполне очевиден – Медицину. Ну что же, медицину, так медицину. Пока Наина в очередной раз разоблачалась и занимала место в капсуле, я зарядил обойму для кристаллов, все, что смог найти по выбранной девушке специальности, а нашел я достаточно много. Не стал только загружать ей Базы медтехника, все равно ей не работать с медкапсулами джоре, а если полетит со мной, то я ей из всегда успею залить необходимое. По прогнозам медкапсулы, прохлаждаться в ней Наине предстоит как минимум трое суток, так что, из медкапсулы она выйдет уже на полностью рабочую Крепость, а может АИРИС к тому времени и прототип двигателя, что изготовили джоре найдет. А у меня опять образовалось немного свободного времени.

Уже ночью хотел предпринять еще одну попытку и просмотреть копию памяти Наины, но здраво рассудил, что скорее всего завтра с самого утра мне предстоит нелегкая работа, решил пока повременить, время еще будет.

Я как в воду глядел. Чуть свет меня разбудил настойчивый вызов по внутрикорабельной сети. Сразу после стыковки, крейсер был подключен к общей, крепостной сети. АИРИС срочно требует меня на ЦП, ну тут-то все ясно, аккумуляторы, к которым она подключена, уже почитай последние крохи энергии ей отдают. Так что АИРИС сейчас не до шуток, да и мне, если честно, поэтому ответил я сразу и пообещал быть на месте уже через полчаса. Когда я добрался до ЦПУ, то чуть не остолбенел, такой разрухи я здесь совсем не ожидал, похоже, что ждать меня АИРИС уже больше не могла, или не захотела и дроиды одного из инженерных комплексов начали перепланировку не дожидаясь меня. Надо заметить, что управляла ими АИРИС просто виртуозно, мне так и не снилось. Новый главный управляющий ИскИн Крепости учел отрицательный опыт своих предшественников и решил себя обезопасить. Дроиды уже разделили ЦПУ на две не равные части и постепенно превращали его в бронекапсулу, причем полностью автономную. Два реактора, притащенных мною со Станции, уже вовсю работали полностью обеспечивая энергией и АИРИС и технический комплекс, и инженерный. Немного приглядевшись, я понял зачем так срочно здесь понадобился. Реакторы-то работают и энергию выдают, а вот систему охлаждения им не сделали, да и не сделают без меня. Каким-бы продвинутым ИскИн не был, но и ему время от времени требуется прямое указание на выполнение некоторых работ, и сейчас именно такой случай. Изменение конфигурации основных систем корабля, Станции или, как в нашем случае, Крепости требует вмешательства квалифицированного инженера. Я ничуть не сомневаюсь, что АИРИС все тысячу раз просчитала и пересчитала, поэтому отдал все необходимые распоряжения не задумываясь. В конце концов, мне тут не жить, а если ИскИн чего-то там напутала или не учла, то это уже ее проблемы, пусть исправляет, пока я здесь. А вот с линиями передачи данных она придумала очень интересно. Все данные стекаются не к ней напрямую, а к одному из ИскИнов ЗКП, которого, как я понимаю АИРИС уже почистила и признала годным для дальнейшего использования. И когда только успела? И уже от него, по каналу мысле-связи, очищенная и проверенная информация пойдет к ней. Да, если бы уже сейчас мне пришлось с ней бороться, то никаких шансов победить у меня не было бы, а что будет, когда АИРИС полностью обустроится и думать страшно.

В принципе, после отдачи необходимых указаний ИскИну инженерного комплекса, я стал здесь абсолютно не нужен, АИРИС прекрасно держит руку «на пульсе», поэтому я уже совсем собрался опять заскучать, как мне на нейросеть пришли данные. Это был номер сектора, яруса и лаборатории, в которой АИРИС обнаружила прототип гипердвигателя Наины, изготовленный джоре. В краткой пояснительной записке говорилось, что ИскИн лаборатории уже заменен, все данные с накопителей находятся на месте и как только АИРИС закончит с обустройством, так сразу же присоединиться ко мне. Была еще одна странная приписка, АИРИС спрашивала моего разрешения на развертывание внутрикрепостной транспортной системы, я как-то не думая дал свое согласие, считая, что она хочет запустить нечто на подобие монорельса. Как же я ошибался, вот только в этот раз моя ошибка привела только к лучшему. Но это было уже несколько позже, а тогда я просто дал свое согласие и на этом успокоился, меня больше занимал гипердвигатель, чем все эти внутренние проблемы и нововведения.

Лаборатория, где джоре строили и тестировали новую модель гипердвигателя, оказалась по настоящему огромной, на ее фоне даже совсем не маленькая туша двигателя выглядела как что-то совсем мелкое и не значительное. АИРИС не соврала, все данные по двигателю были собраны на несколько десятков накопителей, которые оказались подключены к мощному ИскИну. Двое суток у меня ушло, чтобы разобраться во всех нюансах работы этого двигателя, но, как и у джоре, толь ко теоретически. Я просмотрел все расчеты и отчеты людей, которые исследовали аналог и строили его копию, их заключения были абсолютно верны, двигатель не стабилен и практически не управляем, если бы не одно «но», этот двигатель абсолютно не предназначен для перемещения корабля в пределах одного Мира, одной Вселенной. Джоре изначально приняли неправильные предпосылки, они решили, что с помощью него можно преодолеть межгалактическое пространство, а он служит лишь для того чтобы преодолеть границу между Мирами. Огорчает одно, система эта одноразовая, второго прыжка с помощью этого двигателя не совершить. А это значит, что или нужно отлаживать технологическую цепочку по его производству, либо иметь на борту, как минимум, три-четыре такие штуки. в принципе, я склоняюсь к первому варианту, проще подготовить технологический комплекс, который будет штамповать выходящие из строя узлы и агрегаты, чем таскать с собой несколько подобных комплектов. Кстати, АИРИС, присоединившаяся ко мне примерно через сутки от начала моей работы, полностью в этом со мной согласна. Ну что же вот и появилась стоящая работенка для инженера.

Пока я разрабатывал новые манипуляторы для дроидов, готовил программное обеспечение для 3-Д принтера и синтезатора, согласовывая необходимые технологические цепочки, АИРИС постоянно незримо присутствовала рядом. Ну, оно в принципе и понятно совершенно разные подходы к программированию и незнакомые технические решения, а ведь ей жить именно на Крепости, то есть в окружении незнакомых технологий, так что совсем не лишним выглядит ее желание немного поучиться. Неожиданно прозвучал совсем неуместный вопрос:

– Руслан, а почему ты не хочешь остаться здесь, на Крепости? Ты ведь прекрасно понимаешь, что рано или поздно, но эта Система вернется в нормальное пространство, и скорее рано, чем поздно. Каких-то три-четыре сотни лет, это ведь совсем не срок.

– Ну да, для тебя и три-четыре тысячи лет совсем не срок, а для меня триста лет это три четверти жизни, даже больше, с учетом уже прожитого.

– Но ведь вы можете погрузиться в криосон, или воспользоваться артефактом Наины, а спокойствие и безопасность я вам вполне в силах обеспечить.

– Да, ПОКА ты нам безопасность можешь обеспечить, а вот когда Крепость вернется в обычное пространство, совсем не факт. Понимаешь, может быть моя точка зрения и абсолютно дилетантская, но я считаю, что наши шансы попасть с первой же попытки в знакомый Мир, примерно пятьдесят на пятьдесят. Подожди, не перебивай, я знаю, что Миров бесчисленное множество, одни могут точь в точь повторять другие, а могут и кардинально различаться, вплоть до того, что в каком-то из Миров разумная жизнь отсутствует как явление, или приняла столь необычные формы, что мы ее даже и опознать не сможем. Поэтому давай посмотрим на проблему немного с другой стороны. Еще какой-то месяц-полтора назад, вся эта Система находилась во вполне обычном и знакомом мне Мире, подсчитай, каковы шансы, что корабль, преодолев Границу Миров окажется именно в нем, пока еще существуют хоть какие-то каналы сообщения между Системой и родным для нее Миром. Я думая, что чем дольше мы ждем, тем меньше шансов оказаться дома, поэтому я и спешу. А когда энергия, питающая Систему в «межмирье», иссякнет, куда ее выкинет? Не получится так, что и здесь сработает «закон всемирного тяготения» и тот Мир, который окажется ближе, или граница которого будет более «тонкой» просто не засосет ее к себе?

– Ну вообще-то ты прав, примерно на семьдесят восемь процентов так все и будет. А вот шанс твоего возвращения в родной Мир ты оценил абсолютно правильно, пятьдесят процентов. Но ведь остаются еще пятьдесят!

– Меньше, меньше остается. Сейчас поясню почему. Наина, она не из моего Мира, в моем Мире джоре исчезли, вымерли, называй как хочешь, уже тысячи лет назад, и поверь, на гораздо более высокой ступеньке технологического развития, чем ее земляки. Скажу больше, в моем Мире, джоре никогда и не были на таком уровне развития, они изначально начали с более высокого. Когда Наина встретилась с джоре они этого просто не поняли, или, что вернее, не захотели понять, приняли ее и ее коллег за давно потерянную колонию, или неожиданный осколок их расы. Поэтому они и забросили все работы по гипердвигателю, который их сюда занес.

– С этим все понятно. А почему ты считаешь, что попасть в незнакомый Мир у вас шансы меньше пятидесяти процентов?

– Ну так из одного-то Мира гости к нам уже пожаловали. И скорее всего это был Мир или наиболее близкий к нам, или тот, границы с которым самые слабые. Значит из оставшихся пятидесяти процентов есть какая-то часть, что мы попадем в Мир Наины. Останется только прыгнуть по тем же координатам, что прыгал корабль Наины и шансы попасть в наш родной Мир сразу же возрастают на порядок.

– Хорошо, твоя логика понятна и я могу ее принять. А если ты ошибаешься?

– Тогда мы будем обречены на скитания по Мирам. И для меня уже не будет особой разницы, останусь я здесь, или попробую найти родной Мир. Во втором случае хотя бы будет надежда, что следующий Мир мой. Ведь когда ты говорила о трех-четырех столетиях, ты и сама в это не верила, эту цифру можно смело умножать на два, если не на больше.

– Ну вообще-то я имела в виду, что лет через триста начнется обратный процесс, то есть эта Система начнет возвращаться в реальное Пространство, по моим данным, сейчас идет ее отдаление. Так что, да, тут ты прав.

– Ну вот, видишь! Так какая для меня разница, до конца своих дней искать родной Мир, или найти его, но уже ничего родного в нем не будет? Что лучше, надежда без конца, или конец без надежды?

– Ясно. Тут ты прав, для меня полтысячи лет совсем не срок, да и в каком именно из Миров я окажусь, тоже. А вот для тебя это критично. Ну а почему бы тогда не установить этот «межмировой» двигатель на этой Крепости и не путешествовать с комфортом и в безопасности?

– Наина мне уже задавала этот вопрос. АИРИС, ты представляешь себе размер, мощность и энергозатраты двигателей, которые смогут разогнать эту махину до приемлемой скорости ухода в гиперпрыжок? Я, нет. Хотя, могу согласиться, что ничего невозможного нет, но тут опять ключевой момент – время. Время на проектирование, испытания и производство, время на установку, калибровку, разгон и на сам прыжок. И еще, если я не смогу попасть в свой Мир, то в любом случае вернусь к тебе, а вот тогда мы уже и посмотрим, что делать дальше. И в этом нам помогут твои знания и наработки твоих создателей.

– Маяк? Ты хочешь, чтобы я сделала из Крепости один большой Маяк, и ты мог бы при необходимости на него навестись?

– Да. Сможешь?

– Ты еще спрашиваешь! Конечно смогу, но подумать конечно же придется. Очень интересная задачка, очень. Но я тебя не подвиду! Будь уверен! Что не говори, а вовремя я на тебя обратила внимание, прошло-то всего-ничего времени, а я уже на космической Крепости, впереди интересные задачи и не менее интересная жизнь. Руслан, я благодарна тебе, за предоставленные возможности.

Следующие три месяца прошли под непрекращающимся моральным давлением, как со стороны Наины, так и со стороны АИРИС. Первая, сообразив наконец, что за девайс попал к ней в руки, точнее в голову, всецело отдалась ученью и только требовала, и требовала новых Баз, ну а вторая ничем ей в этом не уступала, разве что требования были чуточку другие. АИРИС требовала заданий, и чем сложнее тем лучше. Нет, ее требования не сводились к решению глобальных задач, она пыталась как можно лучше освоить доставшиеся ей технологии, а что в этом может помочь лучше, чем практическая работа. Разобравшись с возможностями Крепости, АИРИС с необъяснимым энтузиазмом занялась их наращиванием. Десятки кораблей-добытчиков разлетелись по Системе, сотни дроидов неустанно постоянно что-то делают и переделывают. В общем, если бы не моя работа по новому гипердвигателю, то я, наверное, сошел бы с ума. Выстраиваемую мною технологическую цепочку, мне пришлось переделывать раз двадцать, хотя это и к лучшему, в итоге, нам не потребовалось размещать на крейсере громоздкий гипердвигатель нового поколения, а всего лишь подключили, к уже существующему, полдесятка дополнительных блоков, причем быстро заменяемых. К сожалению, реальных испытаний провести мы так и не смогли, зато несколько сотен компьютерных моделирований прошли «на ура», хоть в какой-то степени гарантируя нам успех. АИРИС за это время вполне успешно справилась с задачей маяка, она настояла на размещении на моем крейсере установки, которая, по ее словам, должна улавливать межмировой сигнал, что уже испускает Крепость. Скажу честно, я абсолютно не уверен в действенности этого оборудования, но как не крути, это дает нам дополнительный шанс, так что, пренебрегать им совсем даже и не стоит.

Ну вот и все, наст ал день, когда дальнейшие улучшения и модернизации, что самого крейсера, что новой модели гипердвигателя, ни что иное, как оттягивание момента расставания. Завтра мы с Наиной отправляемся в свое, надеюсь, недолгое путешествие. Наш крейсер забит под завязку, даже в пустующих каютах, что-то, но лежит. Вчера мы слетали на планету и попрощались с Драалом-Зуалом, брать их с собой не имеет никакого смысла, Драал нам практически на пальцах доказал, что прорыв через границу Миров он не переживет, АИРИС это, кстати, тоже подтвердила, она и нам советует этот момент встретить в медкапсулах, а лучше в медкамерах праалов, но таковая у нас пока только одна, так что придется удовлетвориться капсулами джоре, в конце концов, Наина и ее коллеги перенесли этот процесс вообще на ногах. За эти три месяца Наина стала очень неплохим специалистом в медицине и инженерном деле, она уже вполне спокойно работает с одним их инженерных комплексов, но и на этом останавливаться не собирается. Мы практически поминутно смогли восстановить весь полет корабля Наины и теперь знаем, что наш первый, и дай Бог последний, прыжок должен занять четыре дня и еще несколько часов, это совсем не потому, что именно столько это заняла у Наины и ее товарищей, совсем даже наоборот, их полет занял почти девять дней, но нам столько не надо, в конце концов, нам надо проломить только одну границу, а не две, так что мы сошлись во мнении, что срок пребывания в гиперкосмосе стоит сократить вдвое. А четверо с небольшим суток в медкапсуле пойдет нам только на пользу, по крайней мне так точно, последние месяцы вымотали меня до предела. Чего стоила только одна битва за возможность уничтожить корабль Наины, девушка встала горой, но никак не давала согласия на это. Пришлось прибегнуть к не совсем честному шагу. Я предложил ей подумать, что случиться, если в ее Ми р заявится в гости флот из подобных нашему крейсеров, или, не дай Бог линкоров. Как, ее Империя сможет им противостоять, сможет оказать подобающее сопротивление и победить? Я конечно ничего подобного не жду, но давать в руке образованию, типа Содружества в руки подобные технологии я не имею никакого желания. Так что, после слез и претензий, Наина все же дала свое согласие на уничтожение корабля. Один залп, даже и не полный, с Крепости, распылил судно вместе с астероидом в мелкую космическую пыль

Ну, вот и все, последние мосты сожжены, крейсер отстыковался от Крепости и вышел на директрису разгона. Последние «прости-прощай» сказаны, корабль все больше и больше набирает скорость, совсем не далек тот миг, когда надо будет принимать решение, вернуться еще совсем не поздно, но вернуться, это значит еще больше отодвинуть вероятность положительного результата нашего прыжка. Что странно, но Наина совсем даже не заикается о прыжке в ее Мир, может быть, и хочет, мечтает, но в слух своих желаний не выказывает. Мы оба находимся в медсекции, даже более того, мы уже в медкапсулах. ИскИн разбудит нас, когда все уже закончится, тогда, когда мы наконец-то окажемся в нормальном пространстве, пространстве, где сможем определиться с тем, что нам делать дальше.

.

6 глава.

– Ну что, отдохнем пару-тройку неделек? – спросил я у Наины, подразумевая, что лежать нам в медкапсулах два десятка дней. И посмотрел на девушку, что вызвало у меня практически истеричный смех, к которому спустя пару секунд присоединился и ее звонкий смех. Ага, это сейчас мы смеемся, а всего месяц назад нам было совсем не до смеха.

Тогда тоже все началось с вроде как совсем обычного предложения немного отдохнуть. Да и надо признать, что в отдыхе мы нуждались оба. Я практически доконал себя работами по технологическому комплексу для производства выходящих из строя блоков нашего нового гипердвигателя, а Наина основательно загнала себя и подорвала свое здоровье постоянным обучением в медкапсуле под разгоном, да так, что и капсула уже практически не успевала купировать повреждения печени и почек, а головная боль стала ее постоянной спутницей. Не могу понять, куда себя гонит эта девушка, ведь у нее впереди еще почти вся жизнь. Все прожитое ее ранее можно не принимать в расчет после установки нейросети, так что у нее впереди по ее собственным расчетам лет двести пятьдесят, а по моим не менее пятисот. Раса к которой принадлежит Наина и на самом деле долгожители, даже по меркам Содружества и джоре, лет пятьсот-шестьсот они живут стабильно. Нам бы так. Ну так вот, мое предложение отдохнуть, тогда было принято, хоть и с недовольной миной на лице, но с явным одобрением, в конце концов Наина и сама доктор, так что не могла не видеть изменения, происходящие с ней, да и со мной. Почти сутки мы пролежали в медкапсулах, поправляя и восстанавливая свое здоровье, потом целый день провели в спортзале, перебирая тренажеры, тогда Наина впервые в своей жизни взяла в руки клинок и надо отметить, что у нее задатки прекрасного фехтовальщика, о чем я ее и поспешил сообщить. Вот тогда-то все и произошло. Наина «вспомнила», что в сейфе внутрисистемника находится какой-то фамильный меч капитана ее корабля. Ее цивилизация уже давно отказалась от холодного оружия, считая его пережитком прошлого, и не имеющим никакого смысла в современных условиях, но некоторые офицеры, да и не только офицеры, до сих пор хранят эти реликвии давно ушедших веков, как некую семейную ценность, напоминание о доблести предков, ну как наши современные японцы, потомки самураев, хранят и гордятся своими фамильными мечами и зачастую могут рассказать целую историю, как и кем тот или иной меч был выкован, в каких битвах участвовал, за какого сегуна сражались этим оружием предки и так далее и тому подобное. В общем, как любителя холодного оружия меня такой поворот очень даже заинтересовал, и мы решили устроить небольшую вылазку. По чистой случайности, корабль, который нам предстояло посетить, был именно тем, от похода на который меня остановил экстренный вызов ИскИнов, а потом как-то все завертелось, закружилось, так что я совсем о нем позабыл, да и не думал я, что найду на нем что-то интересное. Вот и не посетил в свое время это судно, да и о рекомендациях о его посещении в скафандре биологической защиты тоже как-то позабылось. Так что пошли мы на экскурсию, буквально налегке, лишь в легких скафандрах, больше напоминающих слегка усиленный комбинезон. Кстати, именно тогда я и ознакомился с системой межкорабельных перемещений, или как назвала ее АИРИС внутренней транспортной системой. Земляки Наины смогли еще раз меня удивить и удивить сильно. Они разработали что-то напоминающее систему внутренних порталов Станции праалов, только тут не было никаких портальных арок, огромного количества энергии и клубящихся тьмой порталов. Все оказалось намного проще, но в то же время и сложнее. Еще в свое первое посещение корабля Наины, я обратил внимание на странное пористое, резиноподобное вещество, покрывающее кое– где участки стен и переборок. Достаточно было подать на этот участок стены небольшой количество энергии, как оно преображалось, становясь своего рода подпространственным переходом к другому такому же участку. Единственный недостаток у подобного «портала», это то, что его практически невозможно заблокировать, и то, что он абсолютно не управляемый, то есть если есть вход, то есть и выход, один и поменять его уже невозможно, это как бы две части единого целого. Наина мне потом рассказала, что это так и есть, это какой-то минерал, случайно найденный одной из экспедиций на каком-то астероиде. Попадается он в виде небольших кристаллов, но если этот кристалл распилить, что необычайно трудно, а потом размельчить до почти молекулярного состояния и покрыть этим порошком две разные поверхности, то они как бы соединяются между собой, причем, пилить можно только на две части, если больше, то ничего не получится. Она что-то там еще говорила про стремление кристалла соединиться вновь, но я тогда все это слушал в пол-уха, занятый разговором с АИРИС, вспомнив, что она спрашивала моего согласия на разворачивание на Крепости чего-то подобного. Так что теперь и на нашем крейсере есть такая система, соединяющая основные помещения судна, а в одной из кают мы устроили что-то вроде центрального пункта перемещений, куда и откуда ведут пути в еще два десятка мест, а в моей каюте в сейфе лежит почти сотня подобных кристаллов – результат почти недельной работы синтезатора праалов, и парочка особенных – добыча с того внутрисистемника, куда мы ходили вместе с Наиной.

Ну так вот, о предупреждении о биологической опасности я благополучно забыл, да и состояние некоторой эйфории от близости завершения всех работ и скорого отлета, тоже, наверное, повлияло, да еще и некоторый ступор от того способа, каким мы попали на внутрисистемник, практически сразу с большого корабля, принес свои плоды. До капитанской каюты, где и располагался сейф, нам надо было пройти практически через весь корабль, так что Наина совместила «приятное с полезным». Под приятным я подразумеваю ее присутствие и спокойный, нежный голос, а полезное, это подробный рассказ о корабле. Находясь в каком-то немного романтическом состоянии, а что, красивая, даже можно сказать прекрасная, женщина, старый, практически мертвый корабль, полумрак и тихий голос рассказывающий о самом суде, о его истории и о том, как его строили и зачем, ну и моя фантазия, само-собой. Когда мы оказались у дверей капитанской каюты, то нас ждало небольшое разочарование, она оказалась заперта, скажу даже больше, оказалась опущена герметичная перегородка. Пока я вызывал техдроида, и пока он вскрывал переборку, Наина решила сбегать в свою каюты, поддалась, так сказать, ностальгии, да и, как она выразилась, кое-что забрать там совсем не будет лишним во время длительного путешествия, не ходить же ей вечно в комбинезоне. В общем, когда проход в каюту уже был готов, ее рядом не было, и я зашел, не став дожидаться ее возвращения. Скажу честно, такой красоты, что открылась передо мной, я никогда не видел. Представьте себе, прямо из стены растут каменные перья жар-птицы, растут целыми пучками, а при этом каждое «перо» венчается большим, обработанным брильянтом, наверное, с куриное яйцо размером. Сначала я подумал, что у капитана было очень развито чувство прекрасного, раз он так украсил свою каюту, хотя с рационализмом у него явно было плоховато. Ну, зачем приделывать эти, почти трехметровые, «перья» на стену, перекрывая почти пятую часть каюты. Как-то само собой возникло желание забрать эту красоту с собой, и я начал обследовать место крепления этого «произведения искусства», пытаясь разобраться, как его снять и уже прикидывал, как протащить его по, сравнительно, узким коридорам судна. Вот за этим-то занятием меня и застала Наины. О ее приближении я узнал заранее, радиосвязь между скафами работала отлично, поэтому ее восторги по поводу того, что все ее вещи сохранили почти идеально, я отлично слышал. Вот это-то и толкнуло меня на необдуманный поступок. Уже практически потеряв надежду найти крепление обнаруженного мною украшения к стене – было впечатление, что эти «перья» составляют с ней единое целое, – я просто отмахнул виброножом тонкие «ножки». Акустические датчики передали мне незабываемый звук тонкого нежного перезвона, как будто несколько сотен маленьких серебряных колокольчиков начали одновременно вызванивать какую-то грустную мелодию. Потом раздалось неприятное шипение и в мою сторону, из оставшихся торчать из стены небольших каменных трубочек вылетело изумрудно-зеленое облако, покрывшее тонким слоем и мой скафандр и окружающее меня пространство, тонким слоем порошка. Вот в этот-то самый момент и зашла Наина. Я как заправский мушкетер, изобразил нечто наподобие реверанса и с удовольствием протянул ей огромный букет этих «перьев», будучи абсолютно уверенным, что она вполне в состоянии оценить его красоту и изящество. Она и оценила. С диким визгом совершила прыжок назад и в сторону, с испугом, даже можно сказать ужасом, глядя на меня. А потом в ее глазах появилось какое-то обреченное выражение, она с жалостью посмотрела на меня, на «букет» в моих руках, на засыпанное зеленой мукой помещение, потом перевела свой взгляд на свои руки, ноги, которые тоже успели покрыться тонким слоем этой изумрудной муки и тихо сползла по стенке, усевшись прямо на пол, а потом… а потом она расплакалась, нет, разрыдалась. А я стоял, как идиот, со своим «букетом» и не мог понять, что происходит.

Всегда не любил и не мог спокойно переносить женские слезы. Теряюсь я как-то от них, чувствую себя виноватым, а в чем понять не могу, поэтому в таких случаях на меня нападает что-то вроде ступора. К счастью, в этот раз все обошлось, Наина очень быстро взяла себя в руки, молча зашла в каюту, с каким-то остервенением поднимая изумрудно-зеленую пыль. Подошла к еще торчащим из стены обрубкам «стеблей» и принялась их внимательно осматривать.

– Не знала, что этот ублюдок взял с собой Семя Кириоса. – донёсся до меня ее злой шепот. – Да, жаль, а я уже совсем было собралась пожить еще немного, жаль.

– Наина, ты это о чем? И вообще, что это только что было?

– Да, так, ничего. Просто оплакивала твою молодую жизнь, да еще и свою, в придачу.

– Не понял?! Я вроде как помирать не собираюсь, да и тебе не дам.

– А вот это, мой милый, ни от тебя, ни от меня уже ничуть не зависит. Вот эти «перья», что ты так неосмотрительно срезал, а сейчас стоишь и размахиваешь ими как веником, на самом деле побеги одного довольно странного, загадочного и смертельно опасного, если не знать, растения. Ты, к сожалению, не знал. В свое время у нас целая колония из-за них погибла, умерло порядка пятидесяти тысяч человек. И надо заметить, что смерть их была не из приятных. Ну, а что может быть приятным, если через твое тело, буквально разрывая его, прорастают сотни и тысячи тонких, почти незаметных, побегов, питающихся твоей кровью и плотью. Обычно смерть наступает через два-три часа после заражения, а первые симптомы уже через двадцать минут. Ты как, еще ничего не чувствуешь?

– Нет, все прекрасно. Наина, не забывай, на нас надеты скафандры.

– Да этому «кустику» вообще-то абсолютно плевать – есть на нас скафандры, или нет, его пыльца, из-за которой и происходит заражение, даже через силовое поле проникает. А тут насколько я вижу, этой пыльцы хватит, чтобы целую планету убить. Так что, извини, Руслан, но на этом, похоже, наши приключения и закончились.

Почти час мы просидели в ожидании мучительной смерти. Но к удивлению Наины, ничего такого не происходило. Наконец я не выдержал.

– Наина, ты говорила, два-три часа, а первые симптомы уже через двадцать минут. Мы сидим тут уже почти час, и ничего. Может быть, ты ошиблась и это не ваш этот Кириос?

– Это растение узнает любой джоре. Я не могла ошибиться.

– Ладно, подождем еще немного, а я пока с АИРИС поговорю. АИРИС, девочка моя, ты последняя надежда! Тебе что-нибудь известно о растении под названием «Кириос»?

– Нет. А что случилось?

– Да вот понимаешь, я, как всегда, влез куда не следует, и теперь, если верить Наине, то жить нам осталось лишь несколько часов.

– Ясно. Есть изображение этого растения, я посмотрю в своих базах?

– Да, вот так оно выглядит внешне. Красота неописуемая, ну я и срезал несколько «листочков».

– Ха, а откуда оно там? Насколько я понимаю, на том судне нет и не должно быть никакой атмосферы, да и температура там должна быть близка к абсолютному нулю.

– Нет, и на этом и на втором внутрисистемнике кое-какая атмосфера есть, да и не совсем уж так тут холодно.

– Ясно. Ну, в чем-то опасения Наины верны. Какого цвета пыльца просыпалась, после того как ты сорвал эти «листья»?

– Насыщенного изумрудно-зеленого цвета.

– Давайте возвращайтесь на Крепость, тут мы вас немножко почистим и ничего страшного. – Тут в нашу беседу влезла Наина.

– АИРИС, ты уверенна? От пыльцы этого растения вымерла целая колония, вымерла за несколько часов.

– Уверенна, уверенна. Как и многие живые существа, будь то представители фауны или флоры, это растение двуполо. Женские особи имеют пыльцу цвета насыщенного сапфира, то есть ярко-синюю, мужские особи, как и сказал Руслан, изумрудно-зеленую. В отличие от мужской особи, женская очень привередлива в отношении условий существования, а вот мужская вполне могла жить и развиваться в условиях низкой, но не экстремально низкой температуры и слабой, разряженной атмосферы. Семя этого растения состоит из двух частей, мужской и женской, и прорастают они всегда рядом, при этом сильно переплетаясь между собой, это, скорее всего и стало причиной гибели вашей колонии, на людей попала пыльца от обоих, в результате чего и произошло взаимное опыление, как результат – смерть. У этого растения есть еще одна интересная особенность: семена дают не только женские, но и мужские особи, а вот то, что произросло после опыления – практически нежизнеспособно и погибает в течение нескольких дней. Так что можете смело возвращаться, пройдете процедуру дезинсекции и дезинфекции, и все сто процентов будет нормально. Руслан, выполни мою маленькую просьбу. Я не знаю, созрели семена на тех листьях, что ты срезал или нет, так что не мог бы ты захватить и само растение? Ты прав, оно очень красивое.

– АИРИС, я не знаю, оно росло прямо из переборки. Но я постараюсь.

– Постарайся, дорогой, постарайся. И будь осторожен – там где-то совсем рядом и семя женской особи. Его лучше сразу уничтожить – во избежание, так сказать.

– Хорошо, мы с Наиной посмотрим, что можно сделать.

Наина, заметно приободрилась, после разговора с АИРИС и уже вполне спокойно и целеустремлённо пыталась вскрыть сейф. Как оказалось, именно из его дверки и вырос столь прекрасный и опасный цветок. Сейф оказался чисто механическим, поэтому пришлось прибегнуть к услугам техдроида, который аккуратно, под контролем и управление девушки просто вырезал дверку целиком. Моему взору престало содержимое сейфа. Первым в глаза бросился узкий прямой клинок, сантиметров семьдесят в длину и не имеющий никакой гарды. Рядом с ним лежало какое-то колье, если так можно сказать, хотя больше всего это украшение напоминало стопку подворотничков. Чем в принципе оно и оказалось, всего три штуки. Воротнички, изготовленные из какого-то мягкого материала и украшенные одиноким, скорее всего, драгоценным камнем, на двух были камни почти полностью прозрачные, вроде брильянта, а на одном почти черного цвета, напоминавший агат. Рядом с ними стояла, а точнее лежала какая-то емкость, из-под крышки которой вытекла темно-бурая, наверное, все же, жидкость, хотя сейчас от нее осталось только сухое пятно, посреди которого лежал маленький кожаный мешочек, из которого и росло удивительное растение. Наина сквозь зубы выругалась.

– Чертов аристократ, без меча и склянки с кровью предков никуда, как таких только на Флот берут.

– Наина, ты о чем?

– Да это наши традиции – аристократ, отправляясь на войну или в далекие края, всегда раньше брал с собой маленькую склянку с кровью предков. Дескать, кровь должна напоминать ему о героическом прошлом его рода и не дать уронить его чести. Обычаю этому уже тысячи лет, и она практически отмерла, но, как видишь, еще есть сумасшедшие, что следуют ей неукоснительно. Не удивлюсь, если мешочек, в котором лежало Семя, изготовлен из кожи нарвала. Тоже обычай, и тоже древний. По крайней мере, теперь понятно, за счет чего Семя смогло прорасти – сплошная органика, да еще и кровь в качестве катализатора.

– Ну, надеюсь, что больше подобных сюрпризов тут нам не попадется. Дай-ка я разрежу мешочек и уберу из него женскую половину семечка. Вот так вот. Я понесу огрызок растения, раз уж АИРИС так хочет его заполучить, а ты забирай меч и пойдем.

– Хорошо, я только и эти ошейники захвачу, в качестве напоминания о прошлой жизни. Подожди, тут еще что-то есть. Руслан, смотри, портальные кристаллы, аж пять штук!

– Берем! Без разговоров берем. Как АИРИС расстраивалась еще совсем недавно, что у нее нет этих самых кристаллов, и ей приходится синтезировать уже готовый порошок из них, и, как она говорит, у него «совсем не та пропускная способность», так что пусть порадуется. Теперь все?.. Уходим, нам еще на «санобработку» надо.

Вот так вот в прошлый раз начались приключения после моего «ну что, отдохнем», как бы чего подобного и в этот раз не получилось. Поэтому и смеемся, почти истерически, а что вы хотели, ожидание скорой, мучительной и неотвратимой смерти к особому веселью не располагает. Но и отступать уже некуда. Следуя моему примеру, Наина начала заливать с кристаллов Базы на ИскИн медкапсулы, а зачем время терять, если можно и поучиться пока летим и лежим. В отличии от нее, у меня особого выбора в кристаллах нет, поэтому я и принял решение, которое долго откладывал, изучу память Наины, в конце концов, если бы я это сделал сразу, то и не полез бы к тому растению, ну или, по крайней мере, не стал бы его срезать, а мало ли еще чего нужного, полезного или просто интересного она знает. Вторым на очередь встал кристалл с Базой, которую для меня подготовила АИРИС, это для медкамеры праалов, а третьим пошла База, все того же производителя, База по 3-д сканеру и 3-д принтеру все тех же праалов, залил еще несколько кристаллов с Базами, которые посчитал возможным немного подтянуть. А вот Наина разошлась не на шутку, пытаясь объять необъятное, кристаллы так и мелькают у нее в руках, боится, что потом не дам что-ли. Ладно это ее дело, хочет учиться, пусть учится.

Уже когда крышка медкапсулы опускалась, я немного с завистью посмотрел в сторону Наины. Ей везет, проспит весь полет, а вот мне полностью погружаться в сон никак нельзя, приходится контролировать корабль, ведь даже на уход в гиперпространство требуется специальная команда живого пилота, а принимая во внимание, что у нас намечается не просто прыжок, а еще и переход через Границу Миров, то и подавно, оставлять ИскИнов без надзора нельзя. В моем случае нахождение в медкапсуле это всего лишь мера предосторожности на случай внештатной ситуации или чрезмерных нагрузок. Так что спокойный и неутомительный сон мне не грозит.

Разгонялся наш крейсер долго, чрезмерно долго, но тут уже не наша вина, АИРИС каким-то только одной ей ведомыми путями смогла вытащить из компьютеров корабля Наины весь процесс перехода, что когда-то совершило судно и теперь ИскИны его в точности выполняли. Наконец все условия соблюдены, крейсер встал на устойчивую директрису прыжка. Пришёл запрос на выполнение команды. Короткий приказ и мое сознание затопил яркий свет, корабль ушел в гиперпространство, теперь только остается ждать, получилось у нас или нет. если судить по телеметрии первых минут прыжка, то все идет как обычно, разве что чуть возрос расход энергии, хотя и он вполне в допустимых рамках. Больше от меня пока ничего не зависит, остается только ждать. Прошло соединение нейросети и ИскИна медкапсулы, и я занялся неприятным, но нужным делом, начал просматривать память Наины. Еще до начала всей этой эпопеи АИРИС, узнав, что у меня есть кристалл с копией памяти девушки, предложила обработать его и подготовить мне Базу, но я отказался, одно дело просмотреть, и может быть выделить что-то важное для себя, а совсем другое изучить жизнь постороннего человека, по сути прожив ее как свою. Нет уж, увольте.

Из медкапсулы я вышел на пятые сутки полета. Нет, все было нормально, корабль находится в гиперпространстве, все системы работают как часики и нет никаких проблем. Просто мне надо подумать, переварить полученную информацию и понять, что со всем этим делать. как бы не хотелось, но шанс попасть в родной Мир Наины достаточно высок, поэтому надо быть готовым к любым неожиданностям, да и вариант, что девушка из почти друга, вдруг может стать моим врагом, исключать совсем нельзя, особенно в свете того, что я о ней узнал. Рассказ Наины о том как она оказалась в Мире Ваалы был в основном правдив, за одним маленьким исключением, из всего экипажа корабля выжила только она одна. И совсем не переход из одного Мира в другой, погубил всех остальных, это сделала сама Наина. Она убила четверых человек – убила собственноручно и абсолютно не сомневаясь. Судить ее я не берусь, может быть, на ее месте и я сделал бы то же самое, не знаю. Нет, девушка совсем не маньяк и не монстр, и не убийца, который получает удовольствие от своих действий, но и убила она не из-за необходимости, не из самозащиты, хотя тут, как посмотреть. Убила она потому, что не могла больше терпеть, терпеть издевательства и насилие, унижения и оскорбление. Если честно, то мне совсем не жаль членов ее команды, они сами выбрали свою судьбу, позабыв, что Наина все же врач, причем как выяснилось очень даже хороший, и не только врач, но и судья и прокурор, и палач в одном лице. А с другой стороны, экипаж ни в чем не был виноват, как говорится, среда их такими вырастила и воспитала. Ладно, попробую объяснить, что и как я понял.

Мое первоначальное мнение, что Наина и ее сородичи, это потомки колонистов полностью оказалось верным. Да, сородичи Наины, но не члены ее экипажа. Да и потомки-то совсем даже не далекие, максимум третье поколение. Джоре Мира в котором родилась и выросла Наина и на самом деле находятся на низком, по сравнению с джоре моего Мира и Содружеством, уровне технологического развития, хотя они уже и начали заселение ближайших, пригодных для жизни Систем и планет. Даже провели уже парочку войн с какими-то негуманоидными расами и умудрились в них победить, захватив и переварив технологии побежденных. Да и корабль Предтеч, нашли вовсе даже не джоре, а раса птицеподобных инопланетян, которую джоре вырезали практически полностью. Так вот, джоре организовали из нескольких десятков Систем свою Империю и вроде бы все должно быть хорошо, но они не учли, что на каждой планете свои особые условия существования, что уже во втором поколении колонистов, привело к генной мутации. Сначала этот факт пытались замалчивать, но со временем все вылезло наружу, точнее не вылезло, а вытащили и подняли самую настоящую волну. Совет Кланов Джоре, так называется у них что-то вроде Императорского Совета, принял решение, что есть джоре, а есть выродки, но даже и они не все одинаковы, тут все зависит от «чистоты крови», появилась своеобразная градация, от чистокровных, до «грязи под ногтями». Ну, а учитывая очень большую продолжительность жизни и то, что деление на «чистых и нечистых» началось совсем даже и не сразу, то совсем немалая часть, как их стали называть, «псевдоджоре» уже успели получить очень неплохое образование и даже занять важные посты в науке, производстве и управлении. Убрать их просто-так уже не представлялось возможным, а «чистокровным» очень уж хотелось занять их места, вот и появился закон «Об ограничениях». Существовавшая раньше градация обрела вполне себе юридический статус и большая часть населения в одночасье лишилась половины своих прав. шло время и в конце концов, кто-то «особо умный» додумался до зримого обозначения «чистоты», появления тех самых «подворотничков», что Наина захватила в сейфе. Оказалось, что никакое это не украшение, а самые настоящие ошейники, а цвет камня обозначает отклонение от «идеала», ну и заодно является микрочипом, на котором хранится вся информация о его владельце, и о нем, и о его предках. Самые близкие к «чистым джоре» носят ошейники с прозрачным камнем, похожим на брильянт, а самые «грязные», с черным, типа агата. Дошло даже до того, что Императора стали выбирать по этой самой «чистоте крови» и что самое смешное, тот Император, о котором знала Наина, имел «чистоту», близкую к девяносто восьми с половиной процентов, что если смотреть на этот вопрос с чисто научной точки зрения, отделяет его от понятия «чистый джоре» как каменой стеной. С такими «показателями», он бы не прошел в моем Мире ни одной проверки на эту самую, пресловутую «чистоту крови». Вот такие вот дела. А убила Наина весь свой экипаж, еще до того, как они смогли разогнаться для прыжка, точнее начала убивать, всего-то и делов было, что дать каждому по чуть-чуть яда, а потом, когда они к ней же обращались за медпомощью, продолжать их потихоньку травить. Все они были «чистые джоре» и только она одна «псевдо», причем ее ошейник венчал синий камень, что показывало, что ее «чистота крови» находится на уровне девяносто пять, девяносто шесть процентов. Ну да, джоре ее считать уже как-то просто глупо. Разгон корабля Наины до его ухода в гиперпрыжок, занимал почти месяц, и весь этот месяц, отчаявшаяся девушка планомерно травила своих коллег. Молодые, наглые и амбициозные дворянские отпрыски, не видели в ней человека, а лишь только объект для своих издевательств. Дошло до того, что капитан вменил ей в обязанности сексуальное обслуживание всего экипажа, это-то и стало последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. В общем, я ей не судья. Меня гораздо больше занимает совсем другое. Что делать, если мы окажемся в Мире Наины, как себя вести и что предпримет в связи с этим сама девушка. А ведь насколько я понимаю, «озабоченность чистотой крови» присутствовала не только в Мире Наины, но и в моем. А как иначе можно расценить, все эти проверки на соответствие генотипу, почему практически в каждой единице медицинского оборудования имеется функция определения этого самого соответствия? Правда, при определенном уровне знаний, та же самая медкапсула, вполне может «почистить» геном от «битых» генов, восстановить так сказать изначальный ДНК, не в полной мере, конечно, но достаточно солидно. А что, это ведь идея! Надо бы проверить себя еще раз, а то еще не известно, что там медкамера праалов со мной натворила, да и Наину можно через тесты прогнать, зато и узнаю, как соотносятся наши джоре и ее, и если разницы не будет, то и ей геном можно подправить. Все же в этом отношении наши джоре ушли далеко вперед и прилагали совсем не маленькие усилия, чтобы сохранить единство расы и ее генетическую целостность.

Идея проверить свою «чистоту» и по возможности подчистить геном Наины, мне так понравилась, что я приступил к задуманному практически сразу. Начал само собой с себя. Результаты тестов, проведенных в свое время Первым, я прекрасно помню, поэтому сравнивать мне есть с чем. Всего-то час времени и у меня «на руках» самая настоящая «бомба», если верить показаниям медкапсулы, то соответствие моего генома «образцовому» составляет девяносто девять и три девятки после запятой. Получается, что я стал несколько «чище», после нашей встречи с Первым, а может быть это просто менее совершенное оборудование, что в принципе сейчас и не важно. Пришло время Наины. Здесь медкапсула задумалась на более продолжительное время, но все же выдала свои результаты. И так, что мы имеем? Да, девяносто пять и восемьсот шестьдесят при тысячных процента соответствия, но медкапсула однозначно идентифицирует ее как джоре и уже предлагает провести оптимизацию ее ДНК, в соответствии с заданным образцом. Прогнозируемый эффект, девяносто девять и три десятых процента соответствия. Никакие основополагающие цепочки не нарушены. Ладно, даю «добро», пусть медкапсула поработает, авось пригодится.

Покончив с медицинскими делами, я решил немного прогуляться по крейсеру, если честно, то я так за все время его и не изучил. Нет, техническую его часть я выучил наизусть и знаю, что и где находится, наверное, лучше инженеров, его построивших, а вот всякие мелочи, которыми судно нафаршировано, как-то изучить не удосужился. Но и это не беда, время у меня есть, и желание тоже. Я конечно слегка пролетел с выбором корабля для своих нужд, но, наверное, стоит учитывать, что в тот момент я был уверен в незыблемости своего «кармана» и особого внимания грузовым объемам судна особого значения не придавал, в основном ориентируясь на его огневую мощь, маневренность и скорость, ну чего уж скрывать, на внешнюю привлекательность. Как я уже не один раз говорил, только красивая машина может быть по-настоящему надежной и только красивое оружие по-настоящему смертоносно. Оба эти постулата вполне можно отнести к моему крейсеру. Из-за его размеров, я отнес его к классу крейсеров, причем средних. Имея кое-какие познания в кораблестроения джоре, могу твердо заявить, что мой корабль заметно больше любого разведывательного или легкого крейсера, но в то же время не дотягивает до тяжелого крейсера или крейсера прорыва, а об линкорах и носителях я вообще молчу. Но с другой стороны, все ведь влезло, пусть и получилось так, что даже на жилой палубе сейчас стоят контейнеры со всяким добром, но это все из-за нового гипердвигателя, который заметно больше штатного.

Вообще-то, есть у меня подозрение, что мой крейсер это или какая-то экспериментальная модель, или корабль построенный под определенные нужды, по спецзаказу и спецпроекту. Слишком уж он отличается от грубоватых и лаконичных форм массовых кораблей джоре. Если бы я не знал, что корабль этот сравнительно молодой, то мог бы предположить, что это одно из судов «изначальных джоре», тех кто вернулся в нашу Галактику, но по неосмотрительности попал под раздачу, чем-то он напоминает ТЕ корабли. Если посмотреть на него сверху, то форма его, классический равнобедренный треугольник с высотой метров четыреста и основанием около трехсот. У него всего четыре палубы, которые в поперечном разрезе дадут усечённую ступенчатую пирамиду. Самая большая палуба, первая, грузовая, ее высота приближается к пятидесяти метрам, остальные заметно меньше, всего около двадцати, а самая последняя, опять метров пятьдесят, но она чисто боевая, на ней сосредоточено все основное вооружение, состоящее из трех туннельных орудий, собранных в единое целое, калибром около метра и пары десятков пусковых ракетных установок класса корабль-корабль и около сотни лазерных турелей непосредственной обороны. Вторая верхняя палуба, это жилые, медицинские, часть энергетических отсеков. Сектор отдыха и развлечений, рубка связи, боевая и командная рубка, технические, технологические и производственные сектора. Огневая мощь этой палубы не на много меньше чем у верхней, но уже за счет тяжелых плазменных установок, коих насчитывается полсотни, ну и конечно же опять вездесущие турели. Про третью с верха палубу, можно сказать, что она самая слабовооруженная, но на ней сосредоточены все основные источники энергии, двигатели, генераторы щита, запасы кислорода и воды, а помимо этого еще и размещена полетная палуба. Ее вооружение представлено всего восьмью плазменными орудиями среднего калибра и сотней турелей. Самая нижняя и самая большая палуба, это как я уже сказал грузовой отсек, точнее целая система грузовых трюмов, общим объемом в два миллиона кубических метров. Вооружению этой палубы может позавидовать иной линкор Содружества. Три десятка тяжелых плазменных орудий, два пакета туннельников, по три штуки в каждом, калибром в семьдесят сантиметров, полсотни средних плазменных орудий и две сотни турелей ПВО, а в придачу к ним двадцать пять пусковых ракетных установок противоракет, каждая из которых выпускает одновременно до сорока мелких, но очень ядовитых стрелок. На эту палубу работает треть всех реакторов корабля, а это ни много ни мало, три десятка новейших реакторов, столько же, сколько работает на нужды всех остальных палуб вместе взятые. Еще треть реакторов обеспечивает энергией двигатели, щиты и все остальные системы корабля. В нормальных условиях полета, задействуется не более чем десятая часть энергоустановок, остальные включаются в работу только во время боя, когда энергопотребление возрастает даже на в разы, а на порядки. Помимо гипердрайва, ка крейсере установлены аж четыре вида двигателей, маршевые, три штуки, три десятка маневровых, два гравитационных, обеспечивающих вполне приемлемые шансы при посадках на планеты и гарантирующих спокойное приземление на любой астероид или планетоид, подходящий по размеру и шесть форсажных, или разгонных двигателей, это на тот случай, если потребуется практически мгновенно набрать необходимую скорость, жаль только, что ресурс у них по сравнению с другими просто мизерный, несколько десятков часов, так что использовать их рекомендуется только в самом крайнем случае. В общем, скажу честно, корабль мне нравится, даже очень. Сначала я к нему относился несколько пренебрежительно, собираясь со временем пересесть на один из «моих» кораблей, но сейчас я уже в раздумьях. После полного восстановления он уже не кажется мне слабее того же «Стрижа» или «Рынды», скорее наоборот, по крайней мере в мощности одномоментного залпа, он превосходит и тот и другой. На счет скорости и маневренности ничего пока сказать не могу, но по расчетам и тут он ничуть не уступит.

Семь дней я лазил по всему кораблю, знакомясь с ним воочию, а не через манипуляторы и камеры дроидов, побывал во всех закоулках, прощупал каждый реактор, каждую энергомагистраль. Проверил каждого из двенадцати ИскИнов, протестировал каждый технический и инженерный комплекс дроидов, прогнал тесты на максимальную нагрузку эмиттеров щита и заменил несколько из них. В общем оторвался на полную. Потом занялся своей каютой, в которой в отличии от Наины я побывал всего один раз, бросив там свои вещи и все. Стоило привести ее в порядок и попытаться создать хоть видимость уюта и домашней обстановки. Проверил ПО во всех синтезаторах пищи и обновил его, забив в них несколько блюд из земной и кухни Ваалы, не забыв и про блюда Содружества. Проверил бар и фильмотеку. Короче, устал как лошадь.

До выхода из гиперпространства нам оставалось еще больше пяти суток, поэтому я не придумал ничего лучшего, чем опять отправиться в медсектор и завалиться в капсулу. Оказавшись на месте, я не смог отказать себе в удовольствии полюбоваться на спящую, хотя точнее будет сказать находящуюся в состоянии близком к смерти, Наину. Если судить по показаниям ее капсулы, то перестройка ее ДНК идет полным ходом и к моменту нашего выхода из гипера должна будет уже закончиться. Насколько я понял, для своих преобразований ИскИн медсектора взял за основу мое ДНК, так что после того как он закончит, девушку можно будет с полным основанием считать моей близкой родственницей. Едва я об этом подумал, как вмешался в работу капсулы, вот кем-кем, а своей сестрой или точнее дочерью, я Наину видеть не хочу, как-то совсем другие желания она у меня вызывает, а совсем не родственные чувства. Правда после моего вмешательства ее «чистота крови» немного понизилась, но совсем чуть-чуть, примерно на две десятых, но даже и с такими показателями она вполне может претендовать на Императорский трон в своем Мире. Но т-с-с-с, пусть это останется между нами, не надо ей об этом пока знать. Завершив свое «черное дело», я со спокойной совестью опять улегся в медкапсулу, у меня еще остались неизученными кое-какие Базы и стоило наверстать это упущение.

Ну вот и все, как говорится, белая полоса моей жизни закончилась, а черной что-то не наблюдается, а значит впереди одна… Спросите, с чего это я так пессимистично настроен? А чему мне радоваться? Уже пошел третий день, как наш корабль прорвав Границу Миров вышел во вполне обычное пространство. Перед нами раскинулась целая Галактика. Вот только податься нам некуда. Кое-как, с огромным трудом, но мы смогли сориентироваться. Если верить навигационным картам моего ИскИна и картам джоре, которые загружены в навигационный ИскИн крейсера, то мы сейчас находимся в самом центре Империи Аграф, ну или совсем недалеко от одной из молодых колоний. И в том, и в другом случае здесь должно наблюдаться хоть какое-то оживление, корабли, Станции, базы или еще чего. Я прекрасно помню, какое впечатление на меня произвела столичная Система Империи, когда я первый раз в нее попал. Так вот, ничего этого, или хотя бы подобного здесь нет, да и никогда не было. Настроение Наины ничуть не лучше чем у меня, она практически с ходу опознала эту Систему. Да и не мудрено, тяжело не узнать собственный Дом. Теперь по крайней мере понятно, откуда взялась ее красота и очарование, грация и изящество. Пройдут тысячелетия, и сородичи девушки превратятся во всем известных аграфов, которые и забьют последний гвоздь в гроб джоре, народ, у которого само слово джоре станет чуть-ли не ругательством. С самого нашего выхода из межмирового пространства ИскИны непрестанно прослушивают все возможные и невозможные частоты, но на них на всех полная тишина. Сначала я даже подумал, что мы так и не смогли выйти из «потерянной Системы», не смогли прорвать Границу Миров и надо придумывать что-то новенькое. Ну или последовать предложению АИРИС и воспользовавшись артефактом Наины, погрузиться в столетний сон. Ан, нет! наш эксперимент оказался вполне удачным, вот только выпрыгнули мы совсем не там, где ожидали. Мы оказались в уже давным-давно мертвой Галактике, а может быть, пока еще, мертвой, для нас это не столь уж и важно.

После совсем непродолжительного разговора, мы приняли решение, что пока я меняю вышедшие из строя блоки гипердвигателя, или может быть его теперь правильно надо называть – межмирового двигателя, крейсер под управлением Наины посетит пару известных ей Систем, Систем где точно должны быть разумные, пусть не люди, но разумные. А потом попробуем совершить прыжок по координатам, вытащенным АИРИС из компьютеров корабля Наины. Попытаемся прорваться в ее Мир, а там уже посмотрим. Первый наш межмировой прыжок мы в принципе совершали «в слепую». Я надеялся, что те связи, что существовали между покинутой нами Системой и ее родным Миром позволят нам «проскользнуть вдоль них» и я окажусь Дома. Не повезло. На три прыжка у нас сменные блоки для двигателя есть, а потом, скорее всего, придется запускать производство. Процесс изготовления постоянно выходящих из строя блоков и модулей довольно длительный и энергоемкий, поэтому нам, наверное, придется задержаться в одном из Миров, прежде чем мы сможем найти мой родной. Я становлюсь заправским пессимистом, уже не надеясь отыскать мой родной Мир в короткие сроки, но надежду все же не теряю. Мелькнула мысль посетить в этом Мире Солнечную Систему, посмотреть, как обстоят дела на Земле, но прикинул расстояние и время на это потребное и отложил этот вариант в сторону. Я совсем не уверен, что и здесь смогу найти ту странную аномалию, а раз так, то есть все шансы, что лететь придется своим ходом, потратив на это не один десяток лет. Удовлетворение простого любопытства не стоит этого.

Пока я занимался соединением новых блоков в единое целое, Наина занялась подготовкой крейсера к прыжку. Мы пока решили не подключать к гипердвигателю мою сборку, оставить его, так сказать, в изначальном виде, поэтому проблем с гиперпрыжком я не предвидел, а они возникли. Точнее проблемы возникли не с самим прыжком, а с навигационным ИскИном, он никак не хотел принимать данные по прыжку. Наина позвала меня на помощь. Причина задержки определилась почти сразу. Наина вводила в ИскИн слишком короткие координаты, хотя на мой многоопытный взгляд все она делает правильно. Попробовал сам, результат тот же, как и ответ ИИ: «некорректные данные места назначения. Введите полные координаты». Ничего не понимая, я затребовал у ИскИна наши текущие координаты и сравнил их с имеющимися у меня. Ну да, последовательность цифр и символов, выданная мне ИскИном в несколько раз длиннее вводимой нами. Начали сравнивать. Из ста двадцати восьми значений, совпадают только последние тридцать шесть, точнее они есть в обоих вариантах, но в нашем их всего-то тридцать шесть, так откуда взялись еще девяносто два. И что это значит? Где-то на самых задворках памяти промелькнуло, что я уже встречался с чем-то подобным, но вот когда и где, не помню, хоть убейте, что-то такое крутится в голове, а толку – ноль.

Очень неожиданно, но решение предложила сама Наина. Она просто спросила, а может навигационный ИскИн перейти на использование иной системы координат, в которой используются данные не только о местонахождении того или иного объекта в Галактике, но и самой галактики во Вселенной. Идея мне показалась вполне разумной, и я решил ею воспользоваться. Так как последние значения совпадают в обоих случаях, то я решил добавить перед вводимыми нами, недостающие девяносто два. ИскИн спокойно и без каких-либо возмущений принял новую последовательность и крейсер начал разгон. Короткий разгон и еще более короткий прыжок на восемь световых лет. Сколько лет я уже слоняюсь по Галактике, а таких красивых мест еще не видел. Вокруг двойной звезды вращаются полтора десятка планет, точнее газовых гигантов, причем каждый из них имеет свой спектр излучения и издалека кажется, что попал в какое-то переплетение космических радуг. Наина легко опознала куда мы попали, правда с горечью добавила, что в ее время увидеть эту красоту уже невозможно. Ткнув на один из естественных спутников шестого газового гиганта, она сказала, что когда-то на нем существовала жизнь, причем разумная. Но они что-то не поделили с джоре, еще задолго до ее рождения и случилась война. Победить джоре в ней ну никак не могли, поэтому они просто взорвали несколько планет. Не каменных шариков, а именно газовых, в результате вся Система пришла в неустойчивое состояние и в ней начались такие катаклизмы, что двойная звезда превратилась в сверхновую. От чего пострадали и сами джоре, их родная Система находится всего в двенадцати световых годах. Выжило не больше пяти процентов населения, а потом еще долгие столетия все планеты их Системы были малопригодны для жизни. Джоре тогда потеряли большую часть своих технологий и им пришлось начинать все с самого начала. Это случилось за тридцать тысяч лет до рождения девушки, но память об этом до сих пор хранят, чтобы в будущем не повторять ошибок своих предков. При изучении памяти девушки, я как-то не уделил внимания мифам и легендам, а как оказалось зря, получается, что сидящая рядом со мной девушка представитель уже как минимум второй волны цивилизации. Ну что же, это может объяснить, почему раса джоре Мира Наины, так сильно отстала в своем технологическом развитии от Джоре моего Мира. Заодно мы определились и с тем «в когда» мы попали. Этот Мир намного моложе нашего, что моего, что Наины.

Через сутки гипердвигатель в новой конфигурации был полностью закончен и встал вопрос что делать дальше. Опять прыгать практически «в слепую» очень не хочется, есть шанс закончить так же как и корабль Наины. Поэтому девушка, с явным неудовольствием, но все же согласилась что придется нам совершать прыжок по координатам ее Мира, точнее просто ввести в навигационный ИскИн те данные, что получил ее капитан для возвращения. Я не знаю, как ученые Мира Наины получили эти данные, но в переданных ими координатах было ровно девяносто два знака. Я слегка улыбнулся, представив, как экипаж попытался бы вернуться по ним домой. Нет, возможно они и оказались бы в своей Галактике, но вот где, очень сложный вопрос. Пришлось разъяснять девушке причину моего веселья. Когда она поняла о чем именно я говорю, то тоже не могла очень долго остановиться, то хохоча, то плача. Получается, что ученые смогли каким-то способом определить не толь ко координаты своей Галактики во Вселенной, но еще и координаты своего Мира среди бесчисленного множества ему подобных, а вот о координатах хотя бы одной из освоенных ими Систем, как-то позабыли, а может быть посчитали, что это и есть конечные координаты. Вот тут-то и закрались у меня подозрения, что ничего они не определяли, а воспользовались уже известными. Что-то у меня возникло практически непреодолимое желание посетить и покопаться в корабле, найденном джоре. Если на нем было установлено хоть что-то напоминающее ИскИн или компьютер, то есть реальные шансы выяснить из какого Мира он прибыл в Мир Наины, ну а раз джоре удалось узнать координаты своего Мира, то нечто подобное на корабле все же было и причем вполне работоспособное. Да и из памяти Наины я знаю, что отправляли их вроде как совсем недалеко, ну по крайней мере им так говорили, а оказались они почти на расстоянии в две сотни световых лет от своей родной Системы, откуда стартовали. Что это, случайность, намеренный обман, или непонимание куда именно забросит корабль? А может джоре удалось получить и координаты, откуда корабль вылетел?! Тогда почему Наина оказалась в моем Мире? И тут меня осенило.

– ИскИн, координаты начала первого прыжка у тебя есть?

– Есть, но они не полные. Не хватает сорок шесть знаков. Я работаю над этим вопросом. За последние пять суток удалось установить два знака. К сожалению не хватает точек привязки и дальнейшее установление начальных координат, без получения еще хотя бы четырех точек привязки невозможно.

– Сколько точек тебе уже известно?

– Одна.

Одна известная точка привязки, и ИскИн явно имеет в виду совсем не звезды. Один Мир, одна Точка.

– ИскИн, какое место в последовательности координат занимают неизвестные тебе значения?

– Первые сорок шесть значений. Следующие два, еще окончательно не закреплены. Нужен дополнительный вектор привязки.

– Принимай следующие координаты и начинай подготовку к прыжку.

– Принял. Предварительное время разгона восемнадцать часов, – я чуть не присвистнул от такого сообщения, для обычного гиперпрыжка моему крейсеру потребовалось всего двадцать минут. – время нахождения в гиперпространстве, семнадцать суток.

– Понял. При достижении необходимой скорости, выполнить прыжок без дополнительного приказа.

– Принял. Распоряжение зафиксировано. Должен заметить, что это уже второе нарушение правил совершения гиперпрыжка. При первой же возможности связи с Центральным Контролем, я буду вынужден об этом доложить.

– Ну стучи, стучи. Выполняй!

Наина непонимающе смотрела на меня все время нашего с ИИ разговора. Пришлось ей объяснять, что у нас появились очень неплохие шансы попасть в мой Мир, но для этого, нам придется посетить еще несколько Миров. А так как координаты ее Мира нам известны, то я не вижу необходимости рисковать в «слепом прыжке». Точку выхода из гиперкосмоса я задал в тридцати световых годах от родной Системы Наины, в моем Мире там ничего кроме мертвой Системы нет, а в ней появляются лишь редкие охотники за ценными минералами, очень уж астероидный пояс там богатый. Но, далеко и опасно, малейший сбой в работе систем корабля и можно оказаться посреди пылевой туманности, тогда никакие защитные поля корабль не спасут. Наше судно намного надежнее и технологичнее, чем используют шахтеры Содружества, поэтому особо опасаться нам нечего. Не знаю, поверила мне Наина или нет, но своего возмущения она высказывать не стала, только пожала плечами, мол «тебе виднее».

Корабль начал разгоняться, я еще не определился, отправляться мне опять в медкапсулу или нет, а вот Наина на этот счет для себя уже все решила. Она с каким-то маниакальным упорством пытается изучить и усвоить все, до чего может дотянуться, как будто пытается кому-то что-то доказать. Восемнадцать часов это конечно много, но не критично, этого времени мне как раз хватит на внесение кое-каких изменений в работу синтезатора и 3-Д принтера, печатающих дополнительные блоки и модули для нашего нового гипердвигателя. Мне просто совсем не улыбается, что кто-то сможет заполучить подобную технологию в свои руки, а такого варианта развития событий исключать совсем не стоит. В любом случае, работать с этим оборудованием мне, так что вполне можно удалить все программное обеспечение по этому направлению и хранить его только на моей нейросети, ну и еще залить на самый обычный кристалл. А то вдруг опять кто-нибудь захочет «избавить» меня от моего девайса, как уже случалось и не раз.

Ждать меня Наина не стала, пользуясь фактически свободным доступом к кристаллам с Базами Знаний она в очередной раз набрала для себя что захотела и к тому моменту, как я наконец освободился, она уже спокойно лежала в капсуле и занималась своим самообразованием. В медкапсулу я уже залезал полностью спокойный, относительно моего «Ноу-хау» и на принтер, и на синтезатор стоят зубодробительные пароли, причем на дикой смеси русского и общего языков Содружества, все программы по производству блоков и модулей изъяты из оборудования и отныне находятся у меня на нейросети, а кристалл с их копиями среди россыпи таких же кристаллов у меня в каюте. До ухода в гиперпрыжок осталось всего два часа, а потом еще семнадцать суток, и мы на месте.

.

7 глава.

Из медкапсулы я вышел за два часа до выхода корабля из гиперпространства, Наину беспокоить не стал, нечего ей пока еще здесь делать. А вот для меня первые секунды в новом Мире могут стать судьбоносными, очень тяжело предположить, как развивалась местная цивилизация за те столетия, а может и тысячелетия, с того момента, как Наина покинула свой Мир. Поэтому стоит быть готовым к любому повороту событий, в том числе и к тому, что сразу после выхода из гиперпространства нас встретят огнем. За два часа я успел еще раз протестировать все системы судна, отвечающие за его безопасность и запустил почти все реакторы. Так, на всякий случай.

Короткий предупреждающий сигнал тревоги известил, что до момента выхода из гиперкосмоса осталось три минуты. Я привычно занял кресло пилота, активировал системы защиты и маскировки. Конечно, если за Системой кто-то наблюдает, то наше прибытие не останется для него сюрпризом, но по крайней мере никто сразу не сможет определить, что за корабль пожаловал в гости, а значит и огонь сразу открывать не будет, надеюсь.

Короткая вспышка гиперполя засвидетельствовала наше прибытие. Почти в тот же самый момент все сканеры начали, буквально метр за метром ощупывать окружающее нас пространство. Первыми в работу вступили сканеры пассивного наблюдения, но постепенно ИскИны вводят в работу все более и более сложные комплексы наблюдения и разведки. Пока никаких результатов, точнее никаких неприятных результатов, все как я и ожидал, мертвая Система, звезда – красный карлик и пяток маленьких планет, в других Системах их посчитали бы за планетоиды, у некоторых планет в иных Системах естественные спутники и то больше, и огромной астероидный пояс. Помню в моем Мире некоторые ученые высказывали гипотезу, что этот пояс представляет собой останки некогда погибшей звезды, в пользу этого говорит то, что орбиты планет имеют неправильную форму, сильно вытянутую и таким образом астероиды оказываются как бы внутри этих орбит. Редкие возражения, что вторая звезда слишком мала, для того чтобы составить «звездную пару», легко пресекаются ответом, что в момент гибели второго светила, и эта звезда могла потерять большую часть своей массы. Да и большинство находящихся здесь минералов не могли образоваться просто так, для этого нужны поистине звездные температура и давление. Так что я склонен согласиться с этой теорией, хотя, особого значения это и не имеет, главное, что здесь тихо и безлюдно, и мы сможем «послушать» что творится вокруг.

Время потихоньку идет, каждый занимается своим делом. Я слушаю «эфир» и с каждым днем мне становится все грустнее и грустнее, или же местная цивилизация практически впала в стагнацию и не развивается, или же с момента отлета корабля Наины здесь прошло дай Бог полсотни лет, и потихоньку восполняю ресурс блоков и модулей для гипердвигателя. Наина упорно занимается на виртуальных тренажерах, нарабатывая навыки управления малыми судами и подтверждая свои Базы техника и инженера. А навигационный ИскИн упорно рассчитывает координаты и реперные точки для привязки. Я решил немного посидеть в этой Системе, дать ему определиться и получить очередные значения координат Системы, где мы оставили АИРИС. У меня и на нее, и на ее Систему далеко идущие планы, да и совсем не плохо иметь в загашнике такой козырь, как Крепость, расположенная вне зоны досягаемости любого корабля или Флота. Пара добывающих дронов занялась пополнением наших ресурсов, оказывается, чтобы изготовить вечно выходящие из строя блоки и модули для нашего гипердвигателя требуются довольно редкие и ценные материалы, которых в этой Системе очень много, надо лишь их взять, чем мы и занимаемся. В общем наша жизнь течет вполне стабильно и без нервотрепки.

Наверное, наше здесь пребывание и прошло бы так же тихо и незаметно, как и раньше, если бы в один, не скажу, что прекрасный день, нас не сорвали с места базеры боевой тревоги. Сенсоры зафиксировали напряженность гиперполя. Это может говорить только об одном, какой-то корабль готовится к выходу из гиперпространства, причем совсем недалеко от нас. По сигналу тревоги Наина заняла место оператора щитов, поэтому сейчас мы находимся в рубке оба. Не дожидаясь команды крейсер окутался защитными силовыми полями, а система маскировки заработала на полную мощность, делая корабль практически незаметным.

Из радиопередач и переговоров, мы уже узнали, что с момента отлета Наины в этом Мире прошло девяносто шесть лет. Даже спасательная экспедиция, посланная в Систему, где якобы должен находиться корабль и его экипаж уже вернулась, само собой, не найдя никаких следов корабля испытателей. Лет тридцать назад ученым наконец-то удалось разобраться с доставшимся им гипердвигателем, они поубирали все «лишние» блоки и модули и сейчас вовсю испытывают новую систему межсистемного перемещения. Похоже, что нам выпала честь стать свидетелями одного из испытательных полетов. Вот только боюсь, что свидетелями, скорбными, потому как, если верить ИскИну, окно выхода расположено, пусть и на границе, но все же в астероидном поясе. По моему разумению, лучшее, что грозит кораблю и его экипажу в данной ситуации, это повторить участь корабля Наины, а в худшем, заполучить пару астероидов в реакторный отсек, или отсек гипердвигателя и исчезнуть в огне аннигиляции. Скорее всего, каждый гиперпрыжок для сородичей Наины является «слепым», сомневаюсь, что мощности их компьютеров хватает для сканирования и принятия решения при выходе в незнакомом месте. Ну вот, я оказался прав. вспух пузырь гиперполя и через пару секунд внутри него проявились очертания большого корабля. Наина практически моментально его опознала.

– «Возмездие»! Самый большой и самый вооруженный корабль Империи. Почти сто человек экипажа, очень мощная броня, но слабые, как я теперь понимаю, щиты. Что будем делать?

– А что мы можем, а точнее должны, делать? Сидим и наблюдаем. Ты думаешь, что это первая или последняя жертва при освоении Галактики? Так спешу тебя переубедить, корабли всегда погибали, пропадали без вести, и будут это делать. Не существует, по крайней мере мне она не известна, технологии, стопроцентно гарантирующей сохранность судна при гиперпрыжке. Всегда есть вероятность неучтенного фактора. Именно поэтому, мы, например, выходим из гиперкосмоса несколько минут, давая возможность сканерам и ИскИнам оценить ситуацию и принять меры. Задержаться ли в гиперпространстве на лишнюю секунду, или пролететь чуть дальше, в так называемую безопасную зону. Ты даже не представляешь, каких бед может наворотить даже самый маленький, размером с вишенку, астероид.

– А разве силовые поля не могут защитить от такой опасности?

– В реальном пространстве, легко. А вот при выходе из гиперпространства, использовать защитные поля нельзя. Ведь что такое гиперполе, по своей сути это разрыв метрики пространства, а в таких условиях, силовые поля, окутывающие судно не столько его, защищают, сколько угрожают. Насколько я знаю из истории освоения Галактики, подобные случаи были, в результате, корабли просто выворачивало на изнанку, превращая их в горы металлолома. Кстати, у твоих земляков есть все шансы получить такой опыт, но сколько еще кораблей и экипажей погибнет, пока ваши ученые поймут в чем дело, начальники напишут соответствующие инструкции, а капитаны кораблей и пилоты, начнут доверять, этим самым инструкциям.

– Экипажи боевых кораблей – это элита Империи, самые лучшие представители расы!

– А твой бывший капитан, он тоже был элитой?

– Этот ублюдок никогда не стоял на палубе боевого корабля, единственное чем он мог похвастаться, так это чистотой крови около девяносто восьми с небольшим процентов и длинной чередой предков! Руслан, я знаю, ты можешь их спасти, сделай это пожалуйста, я тебя очень прошу. На этом корабле когда-то летал мой младший брат. Он там был простым техником, «черной костью». Может быть он и до сих пор на нем летает.

– Предотвратить катастрофу, если она будет, мы не можем. Разве что только попытаться спасти тех, кто выживет. Подводи крейсер к пузырю, а я попытаюсь накрыть его нашими полями сразу, как только он полностью проявится. И выводи нашего спасателя, похоже, что у него будет немало работенки. Как там у вас обстоят дела со средствами индивидуальной защиты?

– По правилам Космофлота, все члены экипажей, на борту боевых кораблей, должны находиться в скафандрах. Но их автономность ограничена шестью часами. Ничего подобного на ваши комбинезоны, а уж тем более скафандры, у нас нет, точнее не было. Как сейчас обстоят дела, я знаю не больше твоего.

– Ладно. Хоть что-то. Надеюсь, члены экипажа этого корабля соблюдают ваши правила.

– Я тоже надеюсь. В мое время, ходили слухи, что на «Возмездии», приказом капитана запрещено носить ошейники с кристаллами-чипами. – не так давно, Наина все же решилась рассказать мне всю правду, а я не стал говорить ей, что все уже знаю.

Если честно, то мне совсем не хочется быть пророком, вот только слабая, слегка мерцающая дымка внутри пузыря гиперполя четко свидетельствует, что корабль совершил прыжок с включёнными силовыми полями. И как только пузырь «растает» судно ожидает неминуемая гибель. Все это прекрасно видит и Наина, видит и понимает, но не хочет верить.

Не знаю, наверное, Наина в этот момент молилась все известным ей Богам и Демонам и они ее услышали. Буквально за несколько секунд до того момента как пузырь гиперполя опал, по корпусу корабля пробежала волна ярких вспышек. Силовое поле вспыхнуло сияющей завесой и исчезло. Вероятно, компьютеры попытались перераспределить нагрузку на эмиттерах щита, после того часть из них выгорела, но энергии оказалось слишком много, оставшихся эмиттеров слишком мало и генератор поля аварийно отключился. К сожалению, помочь кораблю это не могло, он уже вошел в поле мелких астероидов. Да, кораблю это помочь не могло, а вот у экипажа появился реальный шанс на спасение, а учитывая наше присутствие, то и вполне весомый шанс.

Наверное, весь экипаж корабля родился под счастливой звездой. К тому моменту, когда мы наконец-то подобрались к гиперполю в плотную, оно уже давно схлопнулось и корабль уже находился в астероидном поле, состоящем из небольших осколков, которые буквально изрешетили его корпус. Но при этом удачно не задев ни реакторов, ни живых людей, ни энерголиний. Зато танки с горючим получили такое количество «попаданий», что за двигающимся по инерции кораблем тянулся длинный шлейф из замерзшего топлива. Мне удалось по максимуму растянуть защитное силовое поле и накрыть им, практически уничтоженное судно. Нагрузка на эмиттеры и генератор поля возросла, перекрыв все допустимые пределы, но они пока держались, обеспечивая безопасность и нам, и терпящему бедствие кораблю.

Почти в тот же момент, как я накрыл нашими полями корабль джоре, Наина выполняя мое, ранее отданное распоряжение, выслала к судну наш спасательный кораблик. Я еще успел заметить, как от корабля отстрелили реакторный отсек. А инженер на этом корабле молодец, вовремя сообразил, но это уже можно было и не делать, хотя понять его можно, скорее всего все внешние датчики корабля уже давно уничтожены и ни нас, ни наши действия они не видят, да и не могут. Наш спасательный бот бесцельно кружит вокруг судна, Наина никак не решается приступить к работам и вскрыть обшивку, опасаясь, что и без того побитый корабль не выдержит такого обращения и надо заметить она права. Я вообще не понимаю, как это «решето» еще не развалилось. Наконец мне удалось зафиксировать корабль в гравитационных захватах, и я начал постепенно вытягивать его из астероидного облака. Наши гравизахваты не рассчитаны на такие массивные и громоздкие объекты, поэтому действовать приходится с огромной осторожностью, вытягивая корабль из облака, буквально по метру. Вся операция по спасению заняла у нас почти три часа, к этому времени мы висели практически борт к борту, что позволило немного снизить нагрузку на генераторы силового поля. В конце концов мы выбрались на «чистое пространство» и смогли вздохнуть посвободнее. Теперь осталось самое трудное, переговоры. Эту миссию я возложил на Наину, и как оказалось зря. Даже многолетнее пребывание в дали от Дома не помогло ей преодолеть впитанные с молоком матери предрассудки, насчет «чистоты крови» и первое что она сделала, это громогласно объявила о своей «ущербности», правда поинтересовалась, чем мы можем ей помочь. Что интересно, меня за джоре она вообще не считает.

На крики Наины о нашей благонадежности и желании помочь, очень долго никто не отвечал. Да оно и понятно, экипаж просто находится в шоке. Корабль практически уничтожен, шансов на спасение нет никаких, находятся у черта на куличках – и тут вдруг кто-то приятным женским голосом, интересуется: а не нужна ли вам, о героические странники космоса, наша помощь?.. Мы тут мол, мимо пролетали и увидали, в каком бедственном положении вы находитесь, да вы не беспокойтесь, я хоть и не совсем полноценная джоре, но чту все законы своей Родины. Правда тут со мной есть еще и представитель неизвестной цивилизации, но он хоть и не джоре, да и корабль этот принадлежит ему, он тоже с радостью вам поможет. Вы только маякните, куда нам пристать.

А может, это я так просто ёрничаю, а на самом деле весь экипаж в авральном порядке пытался, буквально на коленке, восстановить передающее устройство и ответить, что с радостью примут нашу помощь. Но как бы то ни было, ответа мы все же дождались. Грубый мужской голос, от одного звука которого Наина вся побледнела, неужели узнала, спустя столько-то лет, начал отдавать нам распоряжения, хотя скорее приказы. Мне-то в принципе его приказы до лампочки, поэтому пришлось брать дело в свои руки. Тихо и спокойно объяснил этому через чур разговорчивому телу, что мне вообще-то начихать на его «чистую кровь» и его хотелки в первую очередь эвакуировать буду пострадавших и тех, у кого минимальный ресурс скафандра. А уже после этого и всех остальных. Сначала тело попыталось кочевряжиться и угрожать мне всеми карами небесными, на что я вполне обоснованно заметил, что я в принципе и не настаиваю, и могу прямо сейчас плюнуть и на него, и на всю его камарилью и спокойненько удалиться по своим делам. Наконец до моего собеседника дошло, что я вообще-то не имею никакого отношения к его Империи, а значит и его приказы для меня пустопорожнее сотрясение воздуха. Тогда он решил немного меня подколоть и язвительно осведомился, а как я собственно говоря собираюсь отделять пострадавших от не пострадавших. Пришлось ему ответить, что у меня есть для этого возможности. И ведь не соврал, на боте два меддроида, да парочка штурмовых, так на всякий случай, которые вполне в состоянии провести бесконтактную диагностику и дать более-менее верное заключение о состоянии того или иного пациента. Не став уточнять как именно, я собираюсь отделять агнцев от козлищ, поинтересовался, сколько человек находится на судне. И получил ответ, что на борту пятеро «чистых» джоре, трое псевдоджоре и восемь «грязных». Как-то все это не вяжется с тем, что Наина рассказывала про капитана этого «Возмездия». А с другой стороны, сколько лет-то прошло, могли капитана и заменить, тем более, если это у них самый большой и мощный корабль, тот о котором говорила девушка, явно не приветствовал такое вот разделение на «чистых» и не очень. С того момента, как я взял бразды переговоров в свои руки, Наина не произнесла не слова, только нервно теребила ошейник с черным камнем. Пришлось немного на нее воздействовать.

– Наина, спрячь эту штуковину и не позорься. По сравнению с тобой, любой из этих «чистых», все равно что шавка подзаборная. Можешь мне поверить. Если хочешь, то я сам лично, своими руками надену на этих «чистых» такие вот украшения.

– Руслан, ты конечно очень хороший человек, но не понимаешь, что говоришь. Зря мы сюда прилетели и зря взялись помогать. Ты разговаривал с Нтонгой Бар Сулейка, когда-то его пророчили в мужья дочери Императора, у него «чистота крови» почти девяносто девять процентов. Я просто обязана выполнять все его приказы, иначе никак.

– Ну, так я и говорю – шавка. В нем от истиных джоре меньше, чем вон в том дроиде.

– Ты так ничего и не понял. Руслан, ты можешь запретить им входить на борт с оружием. Это их разозлит, н они послушают, у них нет другого выхода, но ты не можешь запретить им взять с собой портативный тестер. Как только Нтонго окажется на борту нашего корабля, он сразу же проведет анализ, и с этого момента я буду выполнять все его распоряжения и приказы. Даже если он прикажет мне убить себя, я сделаю это со счастливой улыбкой.

– Да знаю я об этой функции ваших ошейников. Просто не надевай его, и ничему не удивляйся.

– А причем тут «ошейник», это в нашей крови, подчиняться «чистым»!

– Эх ты, а еще врач! Эта функция безоговорочного подчинения встроена в камень-чип на ошейнике. Не веришь? Давай проведем эксперимент. Этот камень очень похож на агат, вот мы и изготовим точную копию твоего воротничка, но с простым камнем, без начинки и посмотрим, как этот твой Нтонго будет отдавать тебе приказы. – сказано, сделано. Мой синтезатор за пару минут выдал нам все затребованное и я сам собственноручно надел это, теперь уже и на самом деле украшение, на точеную шею Наины. – Ну, а теперь ждем первых гостей. Как там наша медсекция, готова к приему пациентов?

Наина слегка улыбнулась и отрапортовала:

– Всегда готова, мой Капитан! – и сказано это было таким тоном, что я не понял, о чем это она говорит, то ли о медсекции, то ли о себе. Да и какая сейчас разница.

Через нейросеть я могу без труда наблюдать за происходящем на корабле джоре, через датчики дроидов и медицинских и штурмовых. А картинка там довольно занимательная. Десять человек в заштопанных кое-как скафандрах, благо система жизнеобеспечения еще каким-то чудом на корабле хоть как-то, но работает, воздух еще есть, да и температура вполне приемлемая, если конечно там не задерживаться, держат в руках носилки с пятью развалившимися на них индивидуумами. Не поверил мне, значит, Нтонго, ну ладно, устроим маленькое представление. По моей команде один из меддроидов активировал свой диагностический сканер, и мне на нейросеть полился поток данных. Блин, а вот ничего подобного я не ожидал. Здоровых на корабле не оказалось. Даже весьма приблизительная диагностика выдала такой букет заболеваний практически у каждого из присутствующих, что в пору идти заказывать по ним панихиду. Но, похоже, что все эти болячки никому из них не мешают. Тут я вспомнил, что и Наина пролежала в медкапсуле больше двух недель, а я прогнозировал два-три дня. Наверное, на экологию в этой их Империи давно махнули рукой, и народ травится почем зря. Ладно, болезни пропустим, сканируем присутствующих на травмы, механические повреждения, кровотечения и прочие последствия катастрофы. Таковых обнаружилось четверо, остальные в более-менее нормальном состоянии и вполне могут подождать. Вот этих-то четверых и будем эвакуировать в первую очередь. Так, бот может взять десятерых, там кроме одной единственной медкапсулы ничего нет, значит, заберем еще и трех женщин. Остальные пусть ждут следующей ходки. В медсекции у нас пять медкапсул и два реаниматора. Ну, вот и хорошо, как раз все оборудование задействуем. Да еще надо дать команду на расконсервацию трех кают для технического персонала и обозначить зоны безопасности. Дроиды как ужаленные забегали по кораблю.

Что такое в космосе пара сот метров между кораблями – да это, считай, вплотную, и если бы не гравизахваты, то наш крейсер уже давно бы раздавил своей массой корабль джоре, тем более после того, как он попал в астероидное облако. Так что даже вместе с расстыковкой, полетом и посадкой на крейсере, у бота ушло чуть больше трех минут на то, чтобы доставить пациентов к нам на борт.

Едва бот преодолел силовую мембрану, отделяющую полетную палубу от открытого космоса и опустил аппарель, к нему подбежали меддроиды, принявшие пострадавших от своих коллег. Женщины спустились сами. Мне пришлось покинуть рубку, чтобы встретить прибывших и хоть как-то их успокоить. Пришлось объяснять, что на борту крейсера им ничего не грозит и проводить их в предназначенную для них каюту, откуда дроиды уже вынесли все лишнее. Уже на месте произошел маленький эксцесс. Одна из «дам», вдруг заявила, что она не собирается жить в одной каюте вместе с неполноценными и потребовала предоставить ей отдельные апартаменты, в соответствии с ее «чистотой крови» и занимаемого положения. Я, если честно, немного вспылил и предложил ей вернуться в «ее апартаменты» на их корабле. А если она, по каким-либо причинам не может, или не хочет этого сделать, то ей придется смириться и жить там, где я укажу, так как это мой корабль и на его борту только я решаю кто, где и как долго живет, тем более, что для меня ее эта «чистота крови» полный пшик. Мадам оказалась совсем не глупой и сразу сообразила, что «качать права» не стоит, понадеялась, что когда на корабле окажутся и остальные джоре, то справиться со мной станет легче. В это время я наблюдал, как Наина укладывает пострадавших в медкапсулы. Действовала она согласно данным предварительной диагностики, поэтому и начала с самого тяжелого. Она смогла как-то договориться со своими пациентами, поэтому они спокойно разделись и начали по очереди ложиться в медкапсулы. Толь ко один, так и остался в своем изношенном скафандре и никак не хотел его снимать. После того как все его товарищи наконец разместились, а крышки медкапсул закрылись, я, пользуясь удаленным доступом задал программы полной диагностики и восстановления организма. В этот момент, последний, четвертый наш пациент наконец-то снял шлем своего скафа. Что тут началось, обнимания, слезы, сопли, Наина и спасенный говорили разом и одновременно, что-то друг другу рассказывали, смеялись и плакали. Ну тут все ясно, Наина встретила своего брата, правда встреча у них какая-то не такая, ну не как у брата с сестрой, он ее буквально пожирает глазами, да и она не отстает. Ну ла и ладно, в конце концов это ее брат, из-за которого я в принципе и вмешался в судьбу корабля джоре и его экипажа. Пока брат и сестра пытались наговориться между собой за все то время, что не виделись, я настроил медкапсулу на полное восстановление, в том числе и генома, на шее брата девушки красуется точно такой же ошейник с черным кристаллом-чипом. Пора его ему снять, а с остальными посмотрим. Когда все было готово, а к крейсеру, кстати, пора дать ему наконец имя, приблизился бот с остальными джоре, я напомнил Наине, что у нее еще много дел, а с братом она может пообщаться и чуть по позже, когда он будет полностью здоров и не такой уставший. Наина слегка смутилась, и сообщив, что ее вызывает капитан, пообещала брату, что они еще успеют наговориться, а сейчас ему надо немного подлечиться и указала рукой на медкапсулу. Ложись, мол, не задерживай. Мужчина все понял правильно и уже через минуту доверчиво лежал в капсуле, а ее крышка закрывалась.

Новую партию «гостей» я опять отправился встречать лично. Пока Наина добиралась из медсекции до полетной палубы, бот завис перед силовой мембраной, дожидаясь моей команды на посадку. Я же работал с ИскИнами, объявив противодиверсионную тревогу, сейчас наблюдал, как противоабордажный комплекс дроидов занимает свои места. Правда приказал сменить летальное оружие на нелетальное, так, на всякий случай. После тога как ко мне присоединилась Наина, я активировал индивидуальное защитное поле и отдал ИскИну бота приказ на посадку. В этот раз меддроидов на его борту не было, зато вместо двух, присутствовало целых три штурмовых, что делало попытку нападения со стороны «гостей» просто нереальной, но чем черт не шутит, не даром же Наина так боится этого Нтонго. Судя по всему, человек он жесткий, самовлюбленный и не склонный к сантиментам и ожидать от него благодарности, или хотя бы признательности за спасение не стоит, тем более, что в его понятиях это мой прямой долг и обязанность, по отношению к «высшей расе», представителем коей он себя и считает. Ладно, потанцуем.

Предположения Наины, относительно поведения капитана корабля оказались полностью верны. Мой запрет на оружие, джоре выполнили, пусть и с возмущениями и претензиями, но выполнили, правда пятеро «чистых» джоре отказались оставлять свои фамильные мечи на борту гибнущего судна, но я и за оружие-то их не считаю, так что на клинки они разрешение получили, чему были очень рады, наверное, считали это своей маленькой победой в будущем противостоянии со мной. Ню-ню, пусть порадуются… чем бы дитя не тешилось.

Вопреки моим ожиданиям на палубу первыми спустились представители местной элиты, наверное, им «невместно» идти позади «неполноценных». Да мне в принципе по барабану. Как я смог заметить, джоре быстро оценили мои приготовления, что из себя представляют штурмовые дроиды, они в курсе, я их на всякий случай, во избежание недоразумений, просветил. Так что сразу права никто качать не стал. Увидав, что мы с Наиной стоим в простых комбинезонах и даже и не подумали изолировать себя от окружающей среды, да и какие-никакие датчики у них на скафандрах есть, то уже через пару секунд прибывшие сняли свои шлемы. Было заметно, с каким удовольствием они вдыхают чистые, наполненный искусственным лесным ароматом, воздух крейсера. Хотя они и провели на своем полуразбитом корабле не слишком много времени, но уже успели оценить в полной мере, такую простую возможность, как дышать полной грудью. Дальнейшие события были вполне предсказуемы. Нтонго, увидав на шее Наины такую знакомую вещичку, сразу же скривился в гримасе отвращения, а вот отсутствие этого девайса у меня его несколько напрягло. Но не на долго. С вызовом он обратился ко мне:

– Как я понимаю ты и есть капитан этого корабля. Я могу провести кое-какие анализы? Твои роботы не воспримут это как нападение?

– Мои дроиды выполняют мои команды, так что не воспримут, можете провести свои «анализы».

– Мне необходимо приблизиться к тебе и взять у тебя каплю крови. Это нужно чтобы убедиться в безопасности нашего пребывания на твоем корабле.

– Незачем мне врать. Я знаю что за «анализы» ты хочешь провести. Подумай и скажи, для тебя это так важно, Нтонго Бар Сулейка? Ты не будешь впоследствии раскаиваться в своих действиях?

– Я вижу, что «грязная» тебя уже просветила. Нет, не буду, и – да, важно. Я должен знать, как себя с тобой вести.

– А у тебя есть выбор, как себя вести? Хотя, да – конечно, есть: можно выполнять все мои требования, а можно отправиться обратно на свою разбитую калошу и героически там погибнуть.

– Но ты должен оказывать мне и моим офицерам подобающее нам уважение. Мы чистокровные джоре, а не какие-нибудь там «псевдо».

– Ты так в этом уверен, ну, что вы «чистокровные»?

– У тебя есть сомнения?

– И еще какие! Ладно, давай к делу, и покончим с этим вопросом. А насчет уважения, так мое уважение надо еще заслужить, и чистота крови в этом деле не играет никакой роли.

– У нас все не так.

– А у вас вообще все «не так».

Джоре приблизился ко мне и, протягивая небольшую пластинку с контуром человеческой ладони, сказал:

– Надо приложить ладонь. Немного кольнет, потом будет слегка горячо, но ты должен терпеть. Много времени это не займет.

По моей команде перчатка комбинезона шустро сползла с моей руки, оголив кисть, а мой взгляд упал на Наину. Она стояла бледная и напряженная, а на ее лице проступали душевные муки. Неожиданно она вмешалась.

– Руслан, не делай этого. Если твоя кровь будет недостаточно чистой, то этот «анализ» убьет тебя.

– А что будет, если я пройду этот тест?

– Если Нтонго Бар Сулейка будет держать анализатор в своих руках и твоя чистота крови будет выше чем у него, то он или будет обязан принести тебе «клятву служения на крови», или умрет. Но за эталон прибор возьмет именно его кровь. У тебя нет шансов, ты даже не джоре, ты вообще инопланетянин, или даже иномирянин. – Наш короткий разговор проходил через нейросеть, поэтому никто слышать его не мог.

– Нтонго, ты готов использовать все функции этого анализатора? Ведь ты не выпустишь его из рук, я прав? – не сильно ли я рискую? Да нет, даже если мои предположения и не верны, и я не смогу пройти этот тест, то моментальная смерть мне не грозит – во-первых, нейросеть об этом позаботиться, а во-вторых – аптечка моего комбинезона. Так что до медкапсулы я в любом случае добраться успею. А вот джоре в моих словах что-то не понравилось. Как-то он занервничал, даже, мне показалось, хотел отказаться и спустить это дело на тормозах, но, глянув на своих товарищей, согласно кивнул головой.

– Ну конечно. Тем более, раз ты знаешь, что это такое и как работает. Подумай, после анализа у тебя останется всего три минуты. Неужели ты лелеешь надежду, что сможешь пройти НАШИ тесты.

– А вдруг. По крайней мере, НАШИ анализы показывают, что с Наиной наша кровь довольно близка. Мы с ней чуть ли не родственники.

Джоре скривился в гримасе презрения. И уже вполне уверенно протянул мне пластину. А я так же уверенно положил свою ладонь на контур человеческой руки. Через мгновение в мою руку впились сотни мелких, но острых иголочек. В принципе ничего страшного, только из сотен мелких проколов начала сочиться кровь, а контур ладони слегка нагрелся. Ранки защипало, но все быстро прошло.

– Все. Можешь убрать ладонь и готовиться к смерти. Инопланетник. – злорадно произнес Нтонго, глядя на антрацитово-черный контур ладони. А спустя несколько секунд, выражение его лица начало меняться. Я спокойно стоял и наблюдал, как в глубине пластины зарождается кроваво красный огонек, постепенно разгораясь, становясь все ярче и ярче, больше и больше, пока не заполнил собой весь рисунок, который теперь буквально пылал алым сиянием, казалось, что оно даже освещает и так залитую светом палубу.

– Ну что, Нтонго, кажется, теперь у тебя есть три минуты. Что ты выбираешь – смерть или «Клятву служения на крови»? Решай быстрее, неполноценный, я не люблю долго ждать!

– Ты знал, ты знал, ты сделал это специально… ты знал, знал… – как умалишённый повторял Нтонго. Кажется, что в его голове никак не укладывается, что есть кто-то, чья кровь «чище», кто имеет гораздо больше прав называть себя «чистокровным джоре», чем он или любой из его знакомых. Летели секунды, превращаясь в минуты, а джоре никак не мог прийти в себя. Конечно можно схватить его в охапку, или отдать команду дроидам – и буквально через минуту Нтонго окажется в медкапсуле, ИскИн которой вытянет его и с того света. Но мне почему-то ничего этого не хочется. Он пытался убить меня, пользуясь, как он думал, моей неосведомленностью, а в итоге убил самого себя. Судорога скрутила тело джоре, изо рта, ушей, носа и даже глаз потекла кровь. Еще мгновение – и тело «грозного чистокровного джоре» в агонии забилось у моих ног.

Хладнокровно посмотрев на труп, я перевел взгляд на остальных присутствующих здесь джоре. Хотел было поинтересоваться, есть ли еще желающие усомниться в моем праве отдавать им приказы, но воздержался. Да и было от чего. Трое «чистых» стояли, опустившись на колено и не поднимая головы почти хором проорали:

– Слава Истинному Императору!

Вот только этого мне и не хватало. Перевел взгляд на «грязных» и единственное, что смог разглядеть на их лицах, так это полную покорность судьбе и ожидание неизбежной и немедленной смерти. А вот Наина, она ликовала, она буквально наслаждалась каждым мгновением этого представления. На ее лице мелькали одна за другой самые разные эмоции, от ужаса, до восторга, от радости, до разочарования, но преобладало все же удовлетворение, я бы даже сказал, умиротворение и какое-то ожидание.

– Встаньте. Дроид-стюард отведет вас в приготовленные вам каюты. Запомните, на этом корабле я и только я решаю, кто, что, когда и как будет делать, любое принуждение одного разумного другим, буду расценивать как личное оскорбление. По всем вопросам обращайтесь к ИИ корабля. Дроиды обозначат территорию, в пределах которой вы можете перемещаться, ослушавшиеся… ослушавшиеся пусть пеняют на себя. Я все ясно сказал, вопросы, жалобы, предложения? Нет?.. Хорошо. Можете идти. Наина, пойдем, нам надо с тобой кое о чем поговорить.

Если честно, то поведение джоре хоть и стало для меня неожиданным, но было оно далеко не шокирующим. Чего еще можно ждать от расы, поставившей во главу угла своего существования «чистоту крови», расы, которая поделила сама себя на «чистых» и «не чистых», расы, элита которой проповедует рабство и превращает в рабов своих сограждан, становясь рабом и сама? Поэтому поговорить с Наиной мне надо немного о другом. Во-первых, что делать со спасенными, а во-вторых, что планирует делать сама Наина, так как я задерживаться в этом Мире не собираюсь. Достаточно иметь познания в математике на уровне начальной школы, чтобы понять, что каждый день в этом Мире, это месяцы, если не годы, в моем родном. Так что, мне стоит поторопиться с отлетом, тем более, что навигационный ИскИн уже почти закончил все свои расчеты и получил еще два значения из недостающих и обещает через два-три дня еще два, большего этот Мир нам дать не сможет. Так что, скоро еще один прыжок, и еще часть значений координат моего родного Мира. А потом еще один и еще, и еще, и… и я вернусь в себе Домой.

Наина буквально ворвалась в рубку, эмоции ее просто переполняют. И с ходу огорошила меня вопросом:

– И что мы теперь будем делать? – и это вместо того, чтобы ответить мне на этот же вопрос.

– А в чем дело? Разберемся с твоими соотечественниками, кого надо, подлечим и полетим дальше.

– Как, дальше? Ты что не понимаешь, что только что произошло?! Ты не можешь, ты не должен!

– Наоборот. Мало того, что могу, так еще и должен. Надеюсь, ты не забыла: меня ждут дома. И я не собираюсь задерживаться в этом Мире даже на один лишний день.

– Руслан, неужели тебя абсолютно не привлекает власть над целой Империей?!

– А что я с ней буду делать?

– С властью?

– И с ней тоже, но в первую очередь с Империей. Да и не Империя у вас вовсе, а какое-то недоразумение. Живете по идиотским законам, разделили собственный народ на «чистых» и «не чистых», Императора может просто прийти и сменить любой проходимец и никто ему слова не скажет, только все порадуются. Свои планеты загадили так, что уже начались почти необратимые изменения в ДНК. Еще несколько сот лет такой жизни и вы рухните в пучину гражданской войны. И ты предлагаешь мне усесться на трон такой вот «державы»? Я по твоему похож на идиота? Да и вообще, как ты это себе представляешь? Заявился я весь из себя такой красивый и объявил себя Императором, а бывший просто так взял вот и освободил тепленькое местечко? Ну ладно, предположим освободил, никуда он не денется, а что потом? Жизни я вашей толком не знаю, придется на кого-то опираться, искать себе помощников и сподвижников и все это ради чего. Ради того, чтобы ваши «чистые» окружили меня толпой своих дочек, превратиться в племенного жеребца по осеменению вырождающихся дамочек, типа той, что сейчас сидит в каюте и надувает щеки? Ну уж нет, увольте, мне и на моем месте очень даже не плохо. Хочешь власти в Империи, так пойди и возьми ее! Что, женщина на троне никак не катит, так посади своего брата!

– Ты забыл, мы даже не «псевдо», мы с братом «не чистые», «неполноценные». Куда уж нам до Императорского Дворца.

– Чушь. Твое ДНК на девяносто девять и три десятых процента соответствует ДНК джоре, а у брата, когда он выйдет из медкапсулы, будет еще на пару десятых больше. Так что, вперед, дерзайте. Не хочешь лететь со мной, так оставайся, ты Дома. С твоим опытом и знанием жизни, я ничуть не сомневаюсь, ты точно не пропадешь.

– Что значит – «у брата будет на две десятых больше»?

– Я же сказал, у вас начались ПОЧТИ необратимые изменения в ДНК, а у меня есть эталон, кто это надеюсь объяснять не нужно, вот я и почистил твой геном, а сейчас и у брата чищу. Когда знаешь, как и есть такая возможность, то это совсем не трудно. Вот только толку-то с того…

– Ты можешь вернуть «чистую кровь»?

– Стопроцентное соответствие – нет, не могу. Внешняя среда обитания оказывает свое влияние, но почистить до приемлемого уровня – да, могу. Да и ты можешь, просто об этом не задумывалась. Правда, без медкапсулы ничего не выйдет – а точнее, без ее ИскИна, но у меня-то есть и то, и другое.

– Но почему, почему ты так рвешься домой, неужели для тебя это так важно?!.

– Наина, ты что, не понимаешь?.. Тебя не было Дома меньше века, а в моем Мире прошли тысячелетия! Каждый день здесь – это месяцы Там! Через два-три года, вернувшись, я не застану никого из близких и дорогих мне людей в живых.

– Но мой-то Дом здесь!..

– Так оставайся!

– И что, ты вот так вот просто меня отпустишь? И ничего не потребуешь взамен?..

– Наина, мы это уже проходили, давай не будем начинать по-новой. Не только отпущу, но еще и верну твое имущество, которое ты с помощью артефакта припрятала. Драал все достал и передал мне, оно лежит отдельно, и ты можешь забрать его в любой момент, я тебе еще и от себя кое-что подкину. Но советую, как друг, подумай – оно тебе надо?.. Раса джоре этого Мира обречена. Она уже вступила в фазу стагнации, еще чуть-чуть и она начнет деградировать. Заката цивилизации, лично ты, может, и не увидишь, а вот твои дети, точно. Я же предлагаю тебе целый Мир, молодой, стремительно развивающийся, полный приключений, эмоций, да порой опасный, порой не предсказуемый, но живой. Ваш Мир уже мертвый, а вы пожираете сами себя. Да и еще, технологией нового гипердвигателя я делиться ни с кем не собираюсь, так что если ты решишь остаться, то эту часть воспоминаний мне придется у тебя «затереть», технологии джоре моего Мира это вполне позволяют сделать. не обижайся, так надо. Вселенной совсем не нужно, чтобы твои сородичи вышли в межмировое пространство со своей убогой моралью. Да и вам будет так намного спокойнее. Я ведь уже спрашивал, хочешь ли ты, чтобы армада кораблей подобных этому, вдруг оказалась у дверей вашей Империи. Загнивайте потихоньку и освободите место молодым и сильным, лишённым ваших предрассудков и фобий.

– Значит, ты готов обречь целую расу на вымирание?

– Наина, поверь – ни Бог, ни Царь и ни Герой твою расу уже не спасет. Она уже сгнила. Ей хорошо в тех рамках, в которые она себя загнала. В Содружестве обновление технологий происходит, в среднем, два раза за век, а посмотри, что у вас. Век назад это «Возмездие» было самым лучшим кораблем, таковым он остался и сейчас и если бы не погиб, то был бы таким и еще через сто лет. Все, это тупик! Твои сородичи замкнулись, спрятались в своей скорлупе и не хотят из нее вылазить. Что им стоит снять эти свои ошейники и перевернуть мир – да ничего, нужно только желание, а его у вас как раз и нет… Вы раса молодых стариков, которые состарились, не успев повзрослеть!

– Ты дашь мне время подумать?

– Да. Пока я не скажу, что пришло время улетать – думай. Могу я тебя кое о чем попросить?

– Попросить можешь, но я не обещаю, что выполню твою просьбу.

– Установи брату нейросеть и дай ему Базы Знаний – максимум, что сможешь.

– Вот это без проблем. Но тебе придется ему объяснить, что это такое и зачем, а Базы… Базы залью по максимуму. Вот только я не пойму, зачем это ему.

– Император должен знать и уметь больше, чем все его подданные, тогда он будет в безопасности и, я надеюсь, сможет дать новый толчок развитию расы.

– Значит, все же решилась на переворот?

– Ты так и не понял принципов нашего управления. Пока не появится джоре, у которого «чистота крови» будет выше – он абсолютный владыка над всеми и его слово – закон. Ты говоришь, что с каждым годом наше ДНК претерпевает все большие и большие изменения, значит шанс появления такого индивидуума, с каждым годом все меньше и меньше. Если я полечу с тобой, то передам ему медкапсулу, она у меня есть. Изученные Базы позволят ему сохранить свой геном в неприкосновенности, а при необходимости и подправить его у своего потомства. Это должна быть новая, прогрессивная династия, которая сможет возродить нашу расу, поднять ее на новые вершины и может быть, я когда-нибудь вернусь, и увижу свой народ процветающим, сильным и умным.

– Значит, ты все же решила лететь со мной?

– Пока не знаю. Я должна поговорить с братом. Если он согласится, то, да. А если откажется, испугается, то… у Империи появится первая в ее истории Императрица, а тебе придется остаться в одиночестве.

– Ясно. Твой брат провел много времени в космосе, поэтому его организм не так сильно изношен, восстановление генома, займет около суток, потом еще сутки на установление нейросети, ее активацию и заливку Баз. Вот на эти сроки и рассчитывай.

– Хорошо. Я, пожалуй, пойду.

– Подожди, я вообще-то звал тебя по другому поводу. Что будем делать с твоими соотечественниками?

– Высадим их и дело с концом. Не здесь конечно, а в родной Системе. Надо послать парочку техдроидов, проверить спасательные челноки на «Возмездии», при необходимости подлатать. Потом возьмем их на внешнюю подвеску. Думаю, небольшой крюк в этом Мире не сильно тебя задержит.

– Хорошо, твое предложение принимается. Вот ты этим и займись, тебе пора нарабатывать практику управления дроидами, да и практическая работа в качестве техника, тоже необходима.

На какое-то время на крейсере наступила тишина и спокойствие. Наши «гости» сидят по своим каютам и боятся высунуть свой нос. Наина занята ремонтом пары спасательных челноков с корабля джоре, а я в кои-то веки получил возможность просто отдохнуть и немного обдумать планы на будущее. То, что попытки привлечь меня к разборкам в Империи джоре я ничуть не сомневаюсь. Стоит только нынешнему Императору узнать о моем появлении, как меня постараются сразу же ликвидировать. Хотя такие желания однозначно войдут в конфликт с представителями наиболее авторитетных и богатых семейств, особенно тех, в которых есть молодые женщины, и тут уже совсем не важно, замужняя она или нет – тут, главное, получить «чистый генетический материал». Вот и получается, что стоит мне оказаться в зоне досягаемости власть имущих Империи, как или я становлюсь трупом, или все тем же племенным бычком. Само собой, подобный расклад меня не устраивает. А значит, зону расселения джоре мы должны проскочить как можно быстрее, оптимальным вариантом будет вынырнуть недалеко от Столицы, сбросить челноки, и на форсаже уходить в гиперпрыжок.

.

8 глава.

ИскИн отсчитывает последние часы перед выходом из гиперпространства, ее немного времени, и он начнет сканировать окрестности, подыскивая безопасное место. На крейсере тихо и как-то одиноко. Да, я опять остался один, Наина покинула меня. Я знаю, что она этого не хотела, но чувство долга перед своей расой заставило ее это сделать. убедить брата в необходимости примерить на себя Императорский Венец, она не смогла. Да и не могла, если честно. Я посмотрел на него и поговорил. После того как он покинул медкапсулу. Я смог вылечить его тело, смог восстановить его ДНК по максимуму, но вылечить его Дух, его Душу, я не мог. Долгие годы жизни сломали его, искалечили, лишили его Воли. Я понял это, поняла и Наина, поэтому и ушла вместе со своими сородичами, подарив мне на прощанье незабываемую ночь и чувство утраты. Я сдержал свое слово, все что Драал обозначил как ее собственность я ей вернул, и даже намного больше. Один из «чистых» джоре, достаточно благоразумный и молодой парень, поняв, что вместе с ним на планету летит и новая Императрица, не раздумывая предоставил ей свой особняк, недалеко от Столицы. Я не верю во внезапно проснувшийся у него альтруизм – джоре совсем не ангелы, а очень прагматичные люди, – скорее всего, он уже просчитал, чем может обернуться для него признательность новой Власти, а может быть, рассчитывает и на нечто большее, ведь не даром он начал оказывать ей знаки внимания еще здесь, на крейсере, да и девушка вроде как была не против. Не знаю, что там у них получится в будущем, но то, что Империю ждут большие потрясения и изменения, это точно. Все четверо, оказавшихся на моем корабле «чистых» джоре безо всяких проблем приняли Наину и ее исключительность, ну а про ее брата и говорить не стоит. А известие, что я не собираюсь у них оставаться, вызвало вздох облегчения, наивные, они думают, что с Наиной будет проще, они надеются, что смогут ею управлять. Глупцы! Первым делом она взяла со всех присутствующих на борту джоре «Клятву служения на крови», не обошла стороной даже своего брата, таким образом, превратив их, если и не в своих рабов, то во что-то очень близкое к этому. В Империи Джоре появился новый Клан, пусть пока еще и малочисленный, но достаточно амбициозный и подкрепленный новейшими технологиями в области медицины и еще кое-в чем. Когда Драал говорил, что я буду удивлен, узнав, что именно понабрала Наина на Крепости и Станции джоре и базе аквилонцев, он ничуть не кривил душой, да и мои подарки чего-то да стоят. Возможно я еще навещу этот Мир, поприветствую его Императрицу. А загадочная прощальная улыбка девушки пророчит мне при этом совсем не маленькие сюрпризы, да и джоре поглядывали как-то… ни так. Может быть из-за всю ночь раздававшихся криков и стонов молодой женщины, а может и еще почему, не знаю. А может быть, мне это просто показалось. Прийти громко, и тихо уйти от Столицы мне само собой не удалось. Два челнока, отремонтированных Наиной, совершили три рейса с орбиты на планету, перевозя ее имущество. Все это время рядом с моим крейсером висело несколько боевых кораблей джоре, но если честно, то особого страха они не вызывали, по меркам джоре моего Мира, да и даже по меркам Содружества, более чем на вооружённый, да и то, плохонько, внутрисистемный корабль класса корвет, или, максимум, фрегат, они не тянули. Мой крейсер рядом с ними смотрелся как саблезубый тигр, рядом с домашними кошечками. По всей Системе, а потом, подозреваю, и Империи уже разлетелась весть, что прибыл новый претендент на Императорский Трон. Причем не просто претендент, а женщина, молодая и красивая. Кто она и откуда никто не знает, а те кто знает, предпочитают молчать, во избежание, так сказать. По местной сети уже разлетелась видеозапись моего «тестирования» и смерти Нтонго Бар Сулейка, и вслед за ней появилась запись и тестирования самой Наины, на которой она приняла «Клятву» от четырех, не самых простых «чистых» джоре. Еще задолго до ее появления в Императорском Дворце, к ней на нейросеть, которая выполняет у нее функции местного нейрокома, начали поступать заверения в верноподданнических чувствах. Странная система наследования Верховной Власти вынудила всех джоре признать своим правителем неизвестно откуда взявшуюся женщину. Ну и ладно, это их жизнь, их законы и их нравы и обычаи. Если им так удобнее, то значит пусть так и будет. Уже разгоняясь для ухода в гиперпрыжок, я смог наблюдать с какой помпой и в сопровождении какой толпы Наина въезжает во дворец. Там ее ожидал Император, с анализатором в руках, но судя по его виду и виду стоящих за ним членов его семейства, особой надежды он не питал, прекрасно уже зная, ЧТО показывает прибор. Реванш всего этого мероприятия я уже не видел, но подозреваю, что Наина не станет принимать от бывшего Императора «Клятву», предоставит ему возможность умереть на глазах сотен миллионов его подданных. В качестве назидания и предупреждения, а десяток сопровождающих ее штурмовых дроидов, только укажут на весомость ее заявлений и претензий. Правда в последний момент у меня мелькнула мысль, что вовсе не долг толкнул девушку на все это, а самая обыкновенная месть, месть за годы и столетия страданий и издевательств. Но мысль как пришла, так и ушла. Все это уже в прошлом, а впереди у меня будущее и новый Мир, и новые надежды.

Задумавшись и увлекшись воспоминаниями о совместном полете с Наиной, не долгим же он оказался, а может оно и к лучшему, это ведь по Корану можно иметь четыре жены, а где я и где Коран, сам не заметил, как провалился в легкую полудрему, из которой меня вырвал сигнал тревоги. Так как все свое время я провожу в рубке, здесь не так заметно одиночество и всегда есть чем себя занять, отвлечься от всяких разных мыслей, то вошел в курс дела практически моментально. ИскИн просканировал предварительное место выхода из гиперпрыжка и не нашел его приемлемым, начал сканировать запасные точки, та же самая картина. Получается, что где бы крейсер не вышел из гиперкосмоса в запланированной Системе, он неминуемо окажется внутри материального тела. Что же это за тело такое?

– ИскИн, изменение маршрута, выход в соседней Системе на минимально возможном расстоянии от первоначальных координат. – Я уже больше по привычке задал координаты столичной Системы аграфов – и вот он, первый сюрприз.

– Ближайшая возможная точка выхода в шести световых годах от первоначальной.

– Блин, далеко. Рассмотри варианты выхода в межсистемном пространстве, критерии те же.

– Точка выхода определена. Расстояние от изначальной составляет сорок шесть световых часов. Подтверждаете новую точку выхода?

– Подтверждаю. – Сорок шесть часов не так уж и много. Мой крейсер на маршевых двигателях развивает скорость, составляющую шестьдесят процентов от световой, так что при необходимости я доберусь до Системы дней за пять-шесть, а я доберусь, все равно чем-то себя занять надо, пока ИскИн высчитывает наши координаты и определяет новые значения в координатах моего Мира, навряд ли у него получится быстрее, в прошлый раз он провозился больше недели.

Через пару часов яркая вспышка охарактеризовала мое появление в новом Мире. Я отдал навигационному ИскИну команду на проведение расчетов по определению необходимых значений координат, а сам направил корабль к непонятному космическому телу, занимающему большую часть Системы. Во всех уже посещенных мною Мирах, расположение космических тел примерно совпадает с тем, что я помню по своему Миру, поэтому столь разительное отличие меня и заинтересовало, скажу даже больше, заинтриговало. Я, конечно, понимаю, что два-три Мира – это еще не правило, но – «тенденция, однако». По своему небольшому опыту межмировых путешествий я уже знаю, что совершать гиперпрыжки во время расчёта ИскИном координат и их значений не стоит, поэтому и направил крейсер к «объекту» на маршевых двигателях. Если я прав, то уже через пару дней наше цель появится на сканерах, а через три-четыре дня я уже смогу разглядеть ее во всех подробностях.

Да, расчеты дело конечно хорошее, вот только иногда реальность преподносит нам свои сюрпризы. Это аксиома. И она не требует доказательств, в чем я лишний раз и убедился. Меня тупо обстреляли. Я успел пролететь всего-то пару световых часов, когда ИскИн поднял меня и сообщил, что сканеры зафиксировали массированный пуск ракет и ориентировочное время их подлета пять минут. Сначала я дико испугался, массированного пуска противокорабельных ракет никакая система ПВО и ПРО не выдержит, да и защитные поля снесет на счет раз. А потом до меня дошло, пять минут! Пять минут на космических скоростях – это непозволительно много, а с учетом наличия у меня ИскИнов, так и вообще полная глупость – за это время я успею сто раз сменить траекторию полета и двести раз уничтожить все эти ракеты. Вот и возникает вопрос: кто это тут такой безбашенный выискался, что с голой пяткой да на шашку?.. Хоть бы сперва поинтересовались, ироды, – кто летит, куда летит и зачем летит. Мой крик души ИскИн воспринял как вопрос и начал обстоятельный доклад. Оказывается нас облучали в течение почти получаса, постоянно меняя частоту и длину волны, но ИскИн принял это за естественный фон и само-собой отвлекать меня от интереснейшего занятия, борьбы с меланхолией, не стал. Меня же в этом докладе заинтересовало совсем другое. Нас облучали, нас, корабль джоре идущий под системой маскировки, целенаправленно облучали, причем долго. Вот так сюрприз. Как-то не увязываются суперпродвинутые системы раннего обнаружения и ведения цели и тихоходные ракеты. Ладно, с нестыковками будем разбираться чуть позже, а сейчас надо спасать собственную… жизнь.

– ИскИн, маневр уклонения, всем средствам обороны, огонь по готовности.

– Принял, выполняю… – легкая вибрация корпуса показала, что турели начали свою работу. – Уничтожено одиннадцать процентов целей. Остальные резко увеличили скорость и применяют «рваную» траекторию полета.

Вот черт, ракеты-то оказались не такими уж и тихоходными, и совсем не примитивными – мозги у них есть, и очень неплохие, мозги. На экранах сканеров было отчетливо видно, как рой смертоносных подарков несется прямо на мой корабль. Турели непосредственной обороны выпускали в пространство гигаватты энергии, сжигая постепенно ракеты одну за другой, но уже и мне было понятно, что уничтожить все мы не успеваем и как минимум половина «подарочков» доберется до нас. Надежды на щиты, если честно, нет никакой, ведь я не знаю, что за боеголовки установлены на этих «гостинцах», а рисковать совсем не хочется. ИскИн как будто прочитал мои мысли, реакторы буквально взвыли от нагрузки, а практически все плазменные орудия открыли залповую стрельбу и как я понимаю ни о каком прицеливании тут речи не идет. В нескольких сотнях километров от крейсера вспухло море плазмы. ИскИн стрелял не целясь, но по определенной схеме, накрыв огромный объем пространства с одного залпа, а они следовали один за другим. В нормальном космическом бою такая стрельба абсолютно бессмысленна и даже вредна: мало того, что даже самое слабое защитное поле вполне спокойно справится с подобной угрозой, так еще и реакторы работают на износ, отвлекается энергия с тех же самых щитов, двигателей и орудий главного калибра – а согласитесь, в маневренном космическом бою, это жизненно важно. Поэтому столь неординарное решение, принятое ИскИном сначала меня, возмутило, но потом я увидал результаты. Ведь ракеты не имеют своего силового поля и уже первый залп принес свои впечатляющие результаты, почти половина целей была уничтожена практически моментально, огненный шквал, который вставал стеной раз за разом на пути ракет, сокращал их численность все больше и больше, да еще и турели вносят свою лепту в уничтожение супостата. Так что, когда дошла очередь до противоракет, к нам продолжали лететь чуть больше десятка «гостинцев», но это уже были слепые, глухие и неуправляемые болванки, сбить которые оказалось совсем не трудно.

Похоже, что неизвестный противник понадеялся именно на массовый запуск и не предусмотрел столь надежной и впечатляющей обороны моего крейсера. В Содружестве обычно в случае ракетной атаки применяют принцип волн, когда многочисленные или не очень ракеты идут не одним сплошным «полем», а накатываются на защиту противника волна за волной, подобно морскому прибою. Причем в каждой волне идут ракеты разного вида и класса. Тут могут быть и ракеты с простой фугасной боеголовкой, и с ядерным или термоядерным зарядом, и с ЭМИ боеголовкой, и даже так называемые Станции наведения, основная функция которых – вовремя перехватить управления всеми остальными ракетами, когда из-за большого расстояния от носителя их управляемость заметно падает, или время отклика на команды становится непозволительно большим. В одной волне могут идти и ракеты самых разных классов – от тяжелых, противокорабельных, способных разломить любой линкор на части как гнилой арбуз, до совсем маленьких, предназначенных для противодействия противоракетам противника. Так что после того, как мои ИскИны отразили эту волну ракет, наступило шаткое перемирие. То ли запустившие ракеты сейчас заняты перезарядкой своих пусковых, то ли пытаются осмыслить толь ко что произошедшее, но пока в нашу сторону больше не прозвучало ни одного выстрела. Я и ИскИны тоже не стали сидеть сложа руки, в срочном порядке начав выводить реакторы на полную мощность, постепенно добавляя в энергосистему крейсера все новые и новые мощности. Кстати, раскрылся и секрет, почему нас так легко смогли засечь, оказалось, что ничего сверхъестественного в этом нет. Наши системы работали далеко не на полную мощность, да и не все из них оказались задействованы. Как итог, сейчас нас уже навряд ли кто-то сможет засечь и опознать, разве что только по косвенным фактам, да и если вдруг последует еще одна массированная атака, особых опасений она уже не вызывает, крейсер полностью готов к бою, а его сканеры обшаривают пространство в поисках нападавших.

Через несколько минут начали поступать первые данные, и я смог наконец-то посмотреть, на тех, кто напал без каких-либо объяснений или предупреждений. Постепенно на объемной карте Системы начали зажигаться маленькие точки, по каждой из которых ИскИн давал вполне развернутые пояснения. Оказывается, что причиной моей нервотрепки стали полсотни небольших кораблей, скорее всего класса – фрегат. Никаких признаков наличия у них на борту гипердвигателя ИскИны не обнаружили, так что, скорее всего, это и есть местные жители, а то, что они атаковали нас из засады и при этом молча, может говорить о том, что или это пираты, или здесь идет война, и я невольно в нее вляпался… Ну, что же, теперь остается только ждать действий со стороны хозяев или быстро-быстро улепетывать. Но второе мы всегда успеем сделать, так что пока подождем, посмотрим, что предпримут местные.

Ждать долго не пришлось: не прошло и нескольких минут, после того как все системы крейсера вышли на штатный режим работы, как ожила система внутрисистемной связи. С очень сильными искажениями и помехами до меня донеслись какие-то звуки, а на экране монитора, то пропадая, то вновь появляясь, проявилось изображение какой-то женщины. Судя по всему, хозяева Системы ведут вещание в широком диапазоне, пытаясь нащупать нашу волну. За несколько секунд ИскИн – связист смог вычленить их несущую волну и изображение стало четким и отчетливым, а речь незнакомки больше не прерывалась, не булькала и не скрипела, как несмазанное колесо.

– Неизвестный корабль, немедленно идентифицируйте себя и обозначьте свои намерения. Повторяю, неизвестный корабль, немедленно идентифицируйте себя и обозначьте ваши намеренья. Вы вторглись в пространство Конфедерации Человеческих Миров. – С экрана на меня смотрела довольно привлекательная, но видно, что смертельно уставшая женщина. Человек как человек – в форме, правда, абсолютно мне не знакомой, короткая стрижка, серые глаза, вокруг которых разбегается сеточка мелких морщин… Язык вполне понятный и знакомый, так что затягивать с ответом я не стал.

– Говорит крейсер «Терра», – вот так вот совсем неожиданно у моего корабля появилось собственное имя, – объясните свои действия и причину немотивированной агрессии.

– Крейсер «Терра», вы вторглись в чужое пространство, какая еще мотивация наших действий вам нужна?! Обозначьте свою государственную принадлежность!

– Содружество Звездных Миров. Империя Аратан.

– Такого государства не существует и никогда не существовало. Перестаньте вводить нас в заблуждение. Немедленно идентифицируйте себя, или я отдам приказ о вашем уничтожении.

– Я не знаю вашего звания и имени, поэтому буду обращаться просто, мадам. Так вот, мадам, вы можете попытаться уничтожить мой крейсер, но я более чем уверен, что тех пятидесяти четырех маленьких корабликов, которыми вы располагаете в этой Звездной Системе, буде для этого явно недостаточно, а вот для меня не составит никакого труда помножить их всех на ноль. Еще раз повторяю, крейсер «Терра», планета приписки Земля, Империи Аратан, Содружества Звездных Миров. Могу передать вам пространственные координаты, но не думаю, что наши и ваши способы их расчета совпадают. – На какое-то время в эфире повисла полная тишина. А потом я получил очередной удар.

– Так значит, где-то еще остались человеческие Миры? Вы смогли отбиться от Нашествия? Как долго вы летели к нам?

– Ну, насколько я знаю, в нашей Галактике сотни, если не тысячи Миров населены людьми, не все они находятся на одной ступени развития, но… А что за нашествие?

– Вы ничего не слышали о Нашествии? Да из какой дыры ты вылез, парень?!

– Ну, судя, по вашим словам, это именно вы находитесь в какой-то дыре, а я живу в очень даже развитом обществе, можно сказать в самом его центре. – В эфире опять повисла тишина, которая была прервана самым неожиданным образом.

– Капитан, фиксирую возмущение гиперпространства. Предположительно пять объектов будут здесь через тридцать минут. Гиперполе не стабильно, вероятность успешного завершения гиперпрыжка неизвестными объектами, семьдесят процентов. Рекомендую покинуть занимаемую точку пространства, существует вероятность, что при неудачном выходе из гиперпространства, один или два объекта будут уничтожены, что может повлечь повреждения крейсера. – Ну вот, похоже, что пожаловали Большие Братья, и очень скоро меня будут раскатывать по Системе. Хотя… эта женщина что-то говорила про нашествие – может быть, именно это она и имела в виду?.. Надо уточнить.

– Мадам, прошу прощения за назойливость, но вы не ответите мне на один вопрос. Вы ждете здесь кого-то?

– Что вы имеете в виду?

– Сейчас сюда, через гиперпространство рвутся пять каких-то крупных объектов. Если это ваши и у вас есть с ними связь, то передайте им, что вероятность благополучного исхода их прыжка не превышает семидесяти процентов, их гиперполя не стабильны.

– Что, через гиперпространство пять кораблей?! – и уже позабыв на миг про меня, – Всем боевая тревога, локусы идут… – И уже опять мне, – Вы обладаете технологиями контроля гиперпространства?!

– Ну, в какой-то степени. Контролировать все гиперпространство просто невозможно, оно мало того, что многоуровневое, так еще и очень большое. А вы, что, подобными технологиями не располагаете?

– Нет, мы только начали исследования в этой области, как на нас обрушились локусы. Нашествие. Если вы говорите правду, а мне очень хочется вам верить, то оставаться тут для вас смертельно опасно. Я выделю вам сопровождение, они проводят вас до Форпоста. Совету Конфедерации будет очень полезно встретиться с вами.

– Ну, вообще-то это в мои планы не входит. Я просто летел мимо. Только дождусь этих самых «локусов», хочу посмотреть на них.

– Вы не понимаете! Мы не сможем вас защитить. Если вы правы, и сюда летят пять их кораблей – то мы все обречены, шансы спастись есть только в Форпосте, да и то жертв будет очень много.

При любом другом раскладе, я, может быть, и послушался бы эту женщину, а скорее всего, просто врубил бы маршевые двигатели на полную мощность и постарался бы убраться отсюда как можно скорее и как можно дальше. Но ИскИн мне уже выдал предварительную информацию по приближающимся кораблям. Сооружения надо признать монументальные, на порядок превосходящие мой крейсер. И тут незнакомка права – защитить они меня не смогу, да и себя, скорее всего, тоже. Разве что немного задержать, да и то очень ненадолго. Но все дело в том, что Тактический ИскИн дает почти стопроцентную вероятность, что эти самые «локусы» нам не соперники, будь их даже не пять, а десять штук. Структура их кораблей очень рыхлая и не переживет даже одного попадания из тяжелого плазменного орудия, а что тогда говорить о главном калибре, болванка развалит любой из этих кораблей на части. Плюс ко всему, сканирование показывает очень слабую энерговооруженность этих судов, даже если предположить, что большая часть их реакторов в гиперпространстве работает на холостом ходу, то и тогда, совсем даже не впечатляет. Так что я решил остаться и посмотреть, что будет, да и всегда лучше, когда знакомство, я имею в виду полноценное знакомство, начинается не со стрельбы, а с дружеской помощи. Вот только надо убедиться, что, помогая одним, я не наживу себе врагов среди других.

– Мадам, а вы давно воюете с этими «локусами», как они хоть выглядят-то?

– Да уже около семидесяти лет. За это время мы потеряли все свои колонии, всех союзников. Нас спасает, пока, только Форпост. А выглядят они вот так. – Позади женщины появилось трехмерное изображение какого-то смутно знакомого существа. Как я не пытался вспомнить, где и когда я мог наблюдать что-то подобное, у меня ничего не получалось. То, что ни к одной из известных мне человекоподобных рас это существо не относится, было понятно сразу. Насекомое, самое обычное насекомое, только размер совсем не насекомий. Зацепившись за это «размер», я представил это же самое существо, сидящим у меня на ладони и все сразу встало на место. Кобылка, самая обыкновенная кобылка. Ну, не совсем, конечно, обыкновенная, раз летает в космосе и воюет с людьми, но сходство поразительное – разве что нет крыльев, задние, прыгательные конечности не так сильно развиты, и тело несколько поменьше, если сравнивать пропорции головы и тела с классической земной саранчой. Представив себе полчища этих насекомых, что я не один раз имел удовольствие наблюдать, да еще и под полтора метром размером, меня аж передернуло.

– Насекомые, значит. А дустом вы их травить не пробовали?

– Что, извините, чем травить?..

– Не обращайте внимания, это так – мысли вслух… Я останусь, может быть, чем смогу помочь.

– Нет, я просто обязана обеспечить вам безопасность и это не обсуждается.

– Мадам, это вы у себя там на корабле командир, а для меня вы, прошу прощения, – никто, и звать вас никак. И что мне делать и когда – я всегда решаю сам.

– Вы не понимаете! Ваши технологии, они могут спасти нас, дать шанс на выживание!

– А с чего вы взяли, что я буду делиться с вами моими технологиями?

– Но, а как же… Зачем вы тогда тут?!

– Я же говорю – просто летел мимо. А вы на меня напали.

– Это было недоразумение!

– «Недоразумение» было бы, когда бы я вас всех просто сжег – вот это было бы недоразумение так недоразумение. А с вашей стороны это была преступная халатности и завышенные самооценка и самомнение. На этом предлагаю закончить дискуссию. Я вам ничего не должен. Так что предлагаю вам заняться своими делами и не мешать мне заниматься моими. Время-то идет.

Отключать связь полностью я не стал. Раз впереди нас ожидает бой, то хоть какое-то взаимодействие, будет совсем не лишним. ИскИн уже примерно определил область пространства в которой должны появиться корабли локусов. Была идея передать эти данные местным, но после непродолжительных раздумий я от такого шага отказался. С основной огневой мощью этой эскадры я уже познакомился и вынужден признать, что их тактика неожиданного нападения из засады наиболее верная. В прямом бою толку от них практически никакого. Но подстраховаться я все же решил. К предполагаемым точкам выхода незваных гостей устремились мои разведчики, а фланги моего крейсера прикрыли беспилотные истребители, какая ни какая, а все же помощь, да и боевой мощи у этих корабликов, наверное, раза в два побольше, чем у кораблей местных. Так что повоюем.

То, что эта космическая саранча выйдет из гиперпространства в точно рассчитанных моим ИскИном местах, я ничуть не сомневался. Подсветил он мне и те корабли, благополучный выход которых в нормальное пространство маловероятен, таковых оказалось два. Их я решил оставить местным, а сам направил свой крейсер к наиболее отдалённой точке, надо будет воспользоваться самыми первыми мгновениями, когда корабль еще ничего не видит и не слышит, а его щиты отключены. Право первого удара я предоставил ИскИнам, тут надо успеть «нажать на гашетку», за сотые доли до того, как корабль полностью окажется в нашем пространстве, чтобы заряды плазмы и судно встретились в точно рассчитанное время и в нужном месте.

Ну, что сказать, бой получился недолгим, но тяжелым. И это совсем не потому, что враг был силен – скорее наоборот, враг оказался слабым, очень слабым, но… но очень многочисленным. Ладно, расскажу по порядку. Как я и надеялся, первый выстрел в этой бойне, произвел мой крейсер, даже не выстрел, а залп. То судно локусов, что я присмотрел для себя, накрыли мои тяжелые плазменные орудия и испарили его буквально за несколько секунд. Еще один корабль чужаков не смог удержать свое гиперполе и его буквально смяло, сдавило и перекрутило при выходе из гиперпространства, превратив в ком металла и пластика, свою лепту добавили и разрушающиеся внутри него реакторы. А вот остальные вышли вполне благополучно и немедленно вступили в бой. Вот тут-то я уже не переставая материл, на сей раз уже свои, завышенные самооценку и самомнение. Ну что мне стоило выяснить какую тактику используют локусы. Получив данные от ИскИнов о размерах кораблей и их общей «рыхлости», я посчитал себя умнее всех и решил, что из гипера вывалятся суда, наподобие наших линкоров или дредноутов, такие же огромные, но в отличие от них слабые, со слабым силовым набором и с ненадежной и тонкой броней. А все оказалось намного проще и сложнее одновременно. Оказывается, у локусов нет больших и тяжелых судов, они использую только носители, авиаматки. Понял я это только тогда, когда три оставшихся судна вдруг исчезли с экранов сканеров, а на их месте заклубилась туча маленьких, юрких корабликов. Так как гибель и разрушение двух кораблей произошла практически мгновенно и почти одновременно, а подобные происшествия, скорее всего, для локусов вполне привычны, то особого внимания они на это и не обратили. Вот и стала понятна причина, почему у местных тоже нет крупных кораблей, я-то считал их отсталыми и неспособными спроектировать и построить настоящий боевой корабль, а все оказалось намного проще. Смысл строить огромный и неповоротливый линкор, все преимущества которого только в толщине его брони, если вместо него можно построить сотню небольших корабликов, эффективность которых в бою с известным противником будет на порядок выше. Что местные мне сейчас и продемонстрировали, заодно и раскрыв секрет масштабного ракетного удара, в большей степени «по площадям». Полсотни фрегатов практически вдвое, одним залпом сократили количество кораблей противника, на которые разделился ближайший к ним носитель, заодно спалив и сам носитель, который оказался только чуть больше чем корабли людей и своим видом напоминал длинную веревку с узлом на кольце. Но, на этом все успехи у них и закончились. Оказывается, перезарядка пусковых на этих кораблях дело совсем не быстрое и довольно тяжелое. Каждый носитель локусов тащит на себе почти пять сотен истребителей-штурмовиков, надо сказать очень хороших машинок, быстрых, манёвренных, но плохо вооружённых, в основном каким-то видом кинетического оружия. Так что в какой-то момент против полста кораблей людей оказалось более тысячи кораблей чужих, теперь мне стали понятны слава женщины-командира, что обеспечить мне безопасность они не смогут, куда уж им при более чем двадцати пяти кратном численном преимуществе противника.

Надо отдать людям должное, они не струсили, не отступили, не бросились на утек, а ринулись в атаку, причем атаку, заранее обреченную на неудачу. Ну, это я так подумал, когда увидал, как корабли начали разгоняться в сторону локусов. Вот и получил второй раз по носу за свое самомнение. Горстка фрегатов прошла сквозь тучу истребителей как нож через масло, оставив позади себя почти сотню уничтоженных противников и… два десятка своих собратьев.

Вот и пришло время вмешаться и мне. Что я заметил, так это то, что ни люди, ни локусы не используют защитные силовые поля. Что это, отсутствие подходящих технологий, или есть какая-то причина, я разбираться не стал. Мой крейсер поднял напряженность своих щитов до максимума, я врубил форсажные двигатели и ринулся в общую свару. По бокам меня прикрывали два моих истребителя, а «сверху» и «снизу» – по три разведчика, которым такие противники вполне были по силам, а при наличии на них генераторов силового поля, то и подавно. Боевой ИскИн открыл огонь еще с дальней дистанции, пытаясь отвлечь локусов от кораблей людей на себя, и ему это удалось – враг увидал более интересную добычу, вот только пробить ее «шкуру» с помощью своих «пукалок» он не мог, зато мои турели непосредственной обороны, плазменные орудия и беспилотники выносили эту саранчу десятками и сотнями. Пред крейсером бушевал огненный шторм, сжигая все, что попадало в его зону, а он нёсся и нёсся сквозь ряды противника, как какой-то ангел смерти. Люди вовремя сообразили, что надо делать, и пристроились позади меня этаким расширяющимся конусом, уничтожая вся и всех, кому посчастливилось избежать огня моих орудий. В какой-то момент локусы поняли, что повредить крейсер из своих орудий они не смогут, и попробовали применить тактику тарана, но и тут у них ничего не вышло: если избежать прямого попадания, благодаря своей маневренности, они еще и могли, то вот пробить силовое поле своими суденышками – навряд ли. Хотя заметно «просадить» его у них получилось.

По меркам известных мне космических боев, этот длился совсем не долго, можно даже сказать, что он закончился почти моментально. Ну что такое полтора-два часа, по сравнению с эпическими битвами, длящимися сутками напролет. Вот только результаты, тех, зачастую совершенно ненужных битв и этого скоротечного боя, совсем разные. Очень часто в истории Содружества, получалось так, что погибают тысячи людей, безвозвратно уничтожаются десятки и сотни судов, а результаты-то, пшик. В этом же случае результаты тоже не особо и выдающиеся, но мне удалось помочь уцелеть экипажам как минимум тридцати судов, да еще и какую-то часть с подбитых и разбитых кораблей удастся спасти и бились мы не с людьми, а с совершенно чуждой нам формой жизни, да еще и давящей человеческие цивилизации по всем фронтам. Так что, я совсем не считаю этот бой лишним и бессмысленным, скорее даже наоборот, может быть именно он и поможет в итоге людям выстоять и победить. Буду надеяться. а сейчас меня ждет встреча с женщиной-командиров этой маленькой героической эскадры. Бот за ней я уже отправил. Она сама просила о встрече и хотя я догадываюсь, о чем пойдет речь, но скорее всего, мне придется ей отказать. И надеюсь, что мой отказ не будет воспринят «в штыки», и мы внезапно не превратимся из союзников, пусть и временных, во врагов.

Ну что же, меня в очередной раз щелкнули по носу. Зря я принимал особые меры предосторожности, зря поднял по тревоги всех противоабордажных дроидов и расставлял их в ключевых местах крейсера, пытаясь предусмотреть любую неожиданность, опасаясь, чуть ли не массового десанта на мой корабль. Как и в предыдущем Мире мои сканеры оказались мало пригодны для полного сканирования местных кораблей, именно поэтому за командиром эскадры я и отправил свой бот, надеясь вовремя распознать засаду. Да, командир прибыла не одна, далеко не одна, да ладно, чего уж там, ее сопровождало почти три десятка человек. Все капитаны уцелевших судов и несколько человек из спасённых экипажей. Но напрасно мои дроиды грозно трясли своими стволами. Если честно, то я был готов сдаться на милость победителя уже через пять минут, конечно, при условии, что он, то есть победитель, незамедлительно воспользуется своим правом. Все офицеры оказались женщинами, молодыми и красивыми женщинами.

Надо отдать должное, ни одного вопроса относительно моих технологий не прозвучало. В первую очередь всех интересовал только один вопрос – кто я и откуда. Надо заметить, что моя гендерная принадлежность их сильно удивила и воодушевила, у меня даже возникло чувство, что они все и приперлись-то на «Терру» с одной мыслью – посмотреть на живого мужика. Бог мне свидетель, я этого не хотел, но мое Эго взяло свое, и я распушил хвост. Моя нейросеть старалась вовсю, но ничего против нашествия гормонов поделать не смогла, да и обрабатывали меня профессионально, со знанием дела, четко видя перед собой поставленную цель. Сдался я уже через час разговоров. Нет, вы не правильно подумали, ничего подобного, типа держите ее семеро, пока я ее тр…ю. Просто я согласился посетить их Форпост и встретиться с представителем Совета Конфедерации… на борту «Терры». Хотя, каясь, мысли поддаться обольщению, были, да и кто бы на моем месте устоял, оказавшись в окружении добрых четырех десятков юных

прелестниц. Но я устоял и чести Флота не уронил, хотя, может быть, как раз все наоборот. Но в памяти все еще была моя прощальная ночь с Наиной, да и воображаемый укоризненный взгляд моих девочек не давал расслабиться.

В конце концов, мы пришли к взаимному согласию, что раз корабли эскадры никак не смогут поддерживать крейсерскую скорость моего корабля, то к Форпосту со мной отправятся пятеро представителей местной цивилизации. Мысленно я взвыл, представив пять суток полета в окружении пяти женщин, уже сейчас пожирающих меня глазами. Скажу честно, положа руку на сердце, такая озабоченность начинает меня немного напрягать и вызывает закономерный вопрос: девушки, что с вами случилось, или что случилось с вашими мужиками!? На все мои завуалированные вопросы, о судьбе местного сильного пола я ответа так и не получил.

Следующие пять дней полета до Форпоста, прошли достаточно спокойно, хотя моя целомудренность несколько раз и подвергалась настойчивым атакам, но все же я устоял. Но причиной этого была не моя моральная устойчивость, а шок, в который я впал на второй день полета. Все вы, конечно же, слышали о Сфере Дайсона, знаете вы и о том, что подобная конструкция в принципе невозможна, ибо обрушится в один момент. Так вот, местные нашли выход из этого положения, построив несколько десятков колец, которые и упрятали большую, наиболее приспособленную часть Системы в своего рода ракушку – даже форма и та похожа. Теперь-то мне стало понятно, почему ИскИн никак не мог найти подходящую точку выхода из гиперпространства, пока не увел корабль подальше от центра Системы. Я добросовестно попытался представить время и ресурсы, затраченные на это грандиозное строительство, но мое воображение спасовало. Зато мне удалось отвлечься от своего сопровождения, благоразумно заперевшись в рубке и неустанно сканировать циклопическое сооружение. К тому моменту, как мы, наконец достигли конечной точки нашего путешествия, я уже имел довольно много данных, по так называемому «Форпосту» и выводы, как мои, так и ИскИнов, меня несколько озадачили. Выходит, что проживающая сейчас здесь раса, или цивилизация, называйте как хотите, просто физически не могла построить ЭТО. Для выполнения подобных работ, у местных нет ни соответствующих технологий, ни средств, ни знаний. Да и наблюдаемые мною во многих местах повреждения и разрывы некоторых колец, говорят о том, что починить их никто не может. Вывод напрашивается только один, люди нашли и заняли сооружение, построенное задолго до их появления здесь. Резонно возникает вопрос, а кем это сооружение было построено и когда?

Вот так вот я почти три дня, запершись в рубке, и любовался результатом трудов человеческого гения. Но все рано или поздно подходит к своему логическому завершению. «Терра» зависла в дрейфе на расстоянии около десяти световых минут от центрального, самого большого Кольца Форпоста. Теперь уже сканеры и датчики начали выдавать информацию не только по самой «раковине», но и по каждому Кольцу в отдельности, и по мелким техническим и технологическим деталям на их поверхности. Даже каким-то непонятным для меня образом ИскИны смогли определить примерный возраст того или иного Кольца. И картина вырисовывается довольно интересная. Самое крупное, Центральное Кольцо является и самым древним, ему примерно сорок тысяч лет. Самым небольшим, расположенным на полюсах «ракушки», «всего-то» около пяти тысяч лет. Получается, что строилось все это сооружение, ни много, ни мало, а почти тридцать пять тысяч лет, причем строители сменяли друг друга, как минимум шесть раз. ИскИны провели своего рода дистанционную экспертизу и уверенно заявили, что при строительстве того или иного участка сооружения использовались совершенно разные технологии, причем с каждым разом уровень этих самых технологий заметно снижался, а срок возведения нового участка увеличивался. И еще одна новость. При строительстве последних участков, полностью замкнувшись пригодную часть Системы в «ракушку», применялись технологии джоре. Имеются так же и следы применения тех же самых технологий и на других участках, но это в основном были ремонтные работы и работы по безопасности, то есть около пяти-шести тысяч лет назад джоре начали устанавливать по всей внешней площади колец свои системы вооружения. Короткий запрос ИскИнам, показал, что до того, как в строительстве приняли участие джоре, никаких систем вооружения на кольцах не было, ну или ИскИны не смогли их опознать, или они не сохранились.

Мои археологические изыскания были прерваны самым наглым образом. По внутри корабельной связи со мной связалась Сью Карали, та самая женщина командир. Ничего сверхъестественного ей не надо было, просто она просила разрешения на старт двух корабликов из ее эскадры, которые мы притащили с места боя с локусами на внешней подвеске, использую гравитационные захваты крейсера как сцепное устройство. Я в принципе и согласился-то взять их с собой только по той причине, что системы опознания на Форпосте вполне могли, как и сама Сью, несколькими днями раньше, принять нас за врагов и расстрелять. Так что сейчас уже все мои «пассажиры» находятся на этих фрегатах и готовы стартовать к своему дому. Еще в процессе обсуждения моего посещения Форпоста, я выдвинул жесткие условия, что кроме этих двух фрегатов больше ни один корабль к крейсеру не приблизится, а если вдруг такие желающие объявятся, то я немедленно стартую и покидаю Систему. Установил я и жесткие временные рамки своего пребывания вблизи Форпоста, ровно сутки. Если за это время этот их Совет не сможет между собой договориться, и его представитель не посетит «Терру», то я также покидаю Систему и продолжаю свой полет. Сью меня убедила, что отведенных суток будет вполне достаточно, а она и сама очень сильно заинтересовано в этой встрече, поэтому приложит максимум усилий, чтобы она состоялась без каких-либо проволочек.

Фрегатам лететь до места из базирования около пяти часов, но связь на них работает, так что время пошло. Гравизахваты отключились и кораблики резво взяли направление к Форпосту, не щадя своих двигателей. А мои ИскИн связист буквально вывалил на меня ворох всевозможных запросов, что он получил за последнее время. Были тут и гневные крики какого-то маразматика, и запросы от пограничной службы Форпоста, и от Совета даже что-то там спрашивали, и еще куча всевозможных требований, предупреждений и просьб. Но заинтересовало меня совсем не это. Мое внимание привлекли два стандартных запроса на техническое обслуживание и один запрос на предоставление моих личных идентификационных данных как капитана корабля ВКС Федерации Миров джоре. На последний запрос, кстати, ИскИн отправил стандартный ответ и сейчас ожидает реакции. Похоже, что какие-то системы и оборудование, принадлежащие еще джоре, все еще функционируют и вполне не плохо. Жаль только, что моим ИскИнам так и не удалось установить точного места, с которого эти запросы пришли, у них просто не получилось отследить всю сеть ретрансляторов, разбросанных на огромной площади, слишком уж через большое их количество шел сигнал, часто переламываясь и запутываясь, иногда проходя через одни и те же дважды, а то и трижды. Ответ пришел буквально только-что, какой-то ИскИн затребовал коды доступа. Из чистого любопытства и спортивного интереса, я переправил все те же коды, которые получил когда-то от Первого. А что, если как минимум в двух Мирах эти коды сработали, то почему бы им не сработать и в третьем? Ответ пришел почти мгновенно, коды приняты и мне предоставлен полный доступ к какому-то Ядру и к «Станции дальнего обнаружения и контроля пространства». Станция вещь конечно хорошая и полезная, но где она находится и что из себя представляет я так и не понял. Мои ИскИны уже просветили всю Систему на сто рядов, заглянули под каждый астероид. Благо, что ни одного космического объекта крупнее полукилометрового камня в Системе нет, видать, все что покрупнее, разобрали на «запчасти» при строительстве Форпоста. По моему распоряжению ИскИн запросил траекторию подлета к этой Станции. Ответ шокировал. Оказывается, Станция расположена на «северном» полюсе Форпоста, вот только путь к ней довольно извилистый и прикрыт более чем сотней автономных боевых модулей, и что невероятно, до сих пор действующих. Совсем не понятно, как местные-то тут летают и до сих пор не огреблись!? Загадка меня заинтересовала, и я принял решение ее разрешить. ИскИн получил команду и «Терра» направилась по указанному маршруту. На панические вопли местного диспетчера я уже не обращал внимания, как я понимаю, ничего он мне сделать не может. А вот сообщение, поступившее с одного из находящихся по соседству фрегатов, немного прояснило ситуацию. Короткое и лаконичное, оно гласило: «Ваша траектория сближения с Форпостом ведет к гибели». Правда я так и не понял, что это было, то ли предупреждение и желание помочь, то ли угроза и рекомендация не лезть куда не надо. Но скорее всего первое, не думаю, что местные смогли поставить под контроль системы, оставленые тут джоре, скорее всего уже имеют неприятный опыт общения с боевыми модулями и пытаются в эту область пространства не соваться. Тем более, что точно знают, что с этой стороны и враг к ним не подойдет. Через несколько минут поступило и подтверждение моим предположениям: «Выбранное вами направление несет неизвестную опасность, в случае повреждения или уничтожения вашего судна мы не сможем оказать вам помощь! Рекомендуем изменить направление вашего полета». Игнорировать во второй раз, дружеский совет я посчитал неверным, поэтому и ответил: «Для меня опасность отсутствует. Сопровождать не надо, это приведет к гибели вашего судна. Вернусь на прежнее месторасположение через шесть часов». Не знаю, поверили мне или нет, но больше на связь никто не выходил и даже не пытался, даже диспетчер заткнулся, только три фрегата срочно снялись со своих орбит и заняли позицию стороннего наблюдателя. Никаких особых планов на эту Станцию я не строю, просто хотелось посмотреть на нее вблизи, понять, что это такое, ну и может быть, чем-нибудь на ней разжиться.

Два часа не самого быстрого полета и мой крейсер завис над, сравнительно небольшой, смутно знакомой конструкцией. В голове складывается ощущение, что нечто подобное я уже где-то видел, только тому, что сейчас находится передо мной, чего-то не хватает. ИскИн запустил свою базу, пытаясь найти в ней аналоги этой конструкции в своей памяти, но и он ничего не нашел. Я крутил изображение этого объекта и так, и так, пытаясь понять, чего же тут не хватает, понимая, что как только я это пойму, то и все остальное встанет на свои места. Но безрезультатно, какие-то смутные ассоциации конечно есть, но именно, что смутные.

Время, которое, я отвел сам себе на «посмотреть» Станцию, подошло к концу. Офицер Сью, уже пару раз пыталась связаться со мной, пока я ей не ответил. Совет готов встретиться со мной, правда долго возмущались моему требованию о встрече на борту «Терры», но все же согласились. Встреча состоится через три часа, а мне еще добираться до обговоренного места больше двух часов, так что пора завязывать с исследованиями, думаю, что время у меня на них еще будет, навигационный ИскИн обещает получить в этом Мире еще восемь значений так необходимых мне координат, но и просит еще шесть дней на это. Ну а куда я денусь-то, шесть так шесть, ладно хоть не шестьдесят.

.

9 глава.

Если разобраться, то два часа полета это совсем немного, но и немало. Жаль только, что ничего путного за это время не сделаешь, поэтому и я не стал ничем заморачиваться, просто продолжил делать то же самое что и все последние часы, а именно пытался вспомнить, где же я видел конструкцию, так сильно напоминающую эту «Станцию». Какой-то замысловатый тринадцатиугольник с абсолютно одинаковыми гранями, каждая длинной около двухсот метров, а от него, как лепестки у ромашки, отходят тринадцать же расширяющихся клиньев, каждый около километра длинной. Вообще, на фоне всего грандиозного сооружения, опоясывавшего большую часть Системы, эта «нашлепка» на его полюсе, выглядит даже как-то несерьезно, что-ли, чьей-то детской забавой. Кстати, на противоположном полюсе ничего подобного нет, да и, вообще, вся «нижняя» часть «раковины» выглядит какой-то слегка недостроенной – если сравнивать ее с «верхней» частью, то у нее не хватает как минимум пары колец и этой самой «нашлепки». Да и сама эта «нашлепка», смотрится как инородное тело, напоминая спрута, которому отрубили часть его щупалец.

Это сравнение мне понравилось. Я попытался представить заинтересовавшее меня сооружение, не с короткими клиньями-щупальцами, а протянуть их немного дальше, еще дальше и еще. И замер в узнавании. Передо мной висела в пространстве схема межгалактического корабля джоре, корабля-левиафана. Полного клона тех двух суперносителей, что я когда-то, уже кажется, что очень давно, нашел в своем Мире. Копии кораблей, которые смогли перенести целую расу из одной галактики в другую, но не пережили встречи с кораблем своих предков.

Огорошенный своим открытием, я даже не заметил, как оказался на месте. Зато заметили другие и уже через несколько минут дали о себе знать, вызвав меня на связь. Оказывается, что представители Совета уже давно меня дожидаются и готовы перейти на борт моего крейсера, ждут только чтобы я прислал за ними свой челнок. После чего «благосклонно» указали координаты стыковочного шлюза. Принимая во внимание, что «Терра» находится почти в пяти световых минутах от «ракушки», то добираться до места любой мой бот будет как минимум сутки. Что это, полнейшая безграмотность, издевательство, или проверка моих возможностей? Ведь Сью прекрасно знает, о скоростных качествах моих ботов. А может это маленькая месть с ее стороны? Месть не мне конечно, а Совету. Дескать побултыхайтесь-ка в маленьком кораблике хотя бы сутки, прочувствуйте все радости жизни. Но я-то не настолько злой и жестокий, так что прихваченный мною на Крепости курьер, сейчас как раз пришелся к месту, обеспечивая и скорость доставки делегации, и минимальный необходимый комфорт. Пришлось, правда, потратить немного времени, чтобы взять ИскИн курьера под дистанционное управление, но в принципе, с поставленной задачей он мог справиться и сам, так что сильно уж я не перестраховывался, так, на всякий случай, не более.

До Форпоста и обратно мой курьер должен слетать часа за полтора, ну еще на погрузку, полчаса, ладно, пусть будет час, а то, если состав делегации будет такой же что я вез сюда, то, боюсь им и часа будет мало. Так что, два-два с половиной часа у меня есть. Надо подготовиться. Кто бы, что бы не говорил, а по моему глубокому убеждению, самый лучший вариант, нет, не переговоров, да и глупо считать разговор представителей целой цивилизации с одним единственным разумным, переговорами, а просто разговора, это беседа за столом. Так что, два пищевых синтезатора заработали практически без перерыва, хорошо, что я в свое время не поленился и изучил Базу «Повар», хотя она и принадлежит Содружеству, но и для синтезаторов джоре подходит идеально. Поразить своих гостей я решил лучшим, что есть в том самом Содружестве, ну и еще пяток блюд из земной кухни. Почти через три часа со мной связался ИскИн курьера и доложил, что к нему на борт поднялись пятеро разумных, я оказался прав, какую бы должность не занимали женщины, но для них быстро собраться, это что-то из области ненаучной фантастики. К этому времени стол в кают-компании уже был готов, пара дроидов-стюардов, давно стоят на стреме, а я пытаюсь воспроизвести на синтезаторе, всего несколько раз попробованное мною аграфское вино, мне оно не пошло, но для женщин, самое то. Не знаю, но вроде получилось. Последние приготовления я уже закончил, когда курьер занимал свое место на полетной палубе, а я стоял при всем параде в ожидании гостей и думал нелегкую думу, как отказать этим людям в том, что они бесспорно будут у меня просить, и при этом не сильно их обидеть – и пока на ум ничего не приходит… А с другой стороны, если я прав и у них тут находятся останки колониального корабля джоре, то это мне впору у них что-нибудь просить, а не им у меня. Но данные по тем фрегатам, что я уже видел, как-то не вяжутся с технологиями джоре. Так что тут что-то не то.

Наконец-то аппарель курьера опустилась и на палубу «Терры» начали спускаться прибывшие. Первый же появившийся гость, вызвал у меня легкое облегчение, это был мужчина, явно немолодой, но еще достаточно крепкий. А вот остальные четверо, к моему сожалению, все же женщины, да к тому же и совсем не преклонных лет – ну, может, слегка за тридцать. Первой сразу за представителем местного сильного пола вышла Сью Карали, ну конечно же, куда теперь без нее, она, наверное, теперь числится у них специалистом, по моей скромной персоне. Ну и ладно, мне легче, хоть одно, пусть поверхностно, но знакомое лицо. Я смотрел на прибывших, и грусть заползла мне в душу. После моего поспешного, можно сказать, бегства с Ваалы, ко мне так и не вернулась способность видеть ауру разумных существ, как будто кто-то взял и вырвал из меня эту мою способность, да и вообще, не только ее, а вообще лишил меня всех моих ментальных возможностей, а ведь я уже за это время к ним настолько привык, что иногда кажется, будто лишился не просто способностей, а части себя самого. Ладно, будем надеяться, что когда я вернусь Домой, то все восстановится. Ладно, побоку сантименты, пора принимать гостей. Несколько шагов вперед и… поехали.

– Рад приветствовать представителей Совета на борту крейсера «Терра». Позвольте представиться, мое имя Руслан. С кем имею честь?

– Знакомьтесь, Руслан, это Глава нашего Совета, адмирал Крон, Крон Блей. Это его помощник, Анжи Валери, начальник СБ Конфедерации Елена Зар, секретарь Совета Мишель Флат, ну а меня вы уже знаете. – представила гостей Сью. – А это, тот человек о котором мы вам рассказывали, Руслан, из Содружества Миров, принц Империи Аратан и Империи Аграф.

Сью еще там что-то говорила, рассказывала о неоценимой помощи, оказанной мною в битве с локусами, но я ее практически не слушал, во все глаза разглядывая прибывших. Если честно, то подобной компании я никак не ожидал. Когда прибывшие спускались из курьера, то на них было что-то вроде легких шлемов, как на наших комбинезонах, сейчас они их сняли, и я выпал в осадок. Из всех прибывших, людьми были только двое, это сама Сью Карали и Глава Совета, адмирал Крон Блей. Его помощница была явная аграфка, секретарь, сполотка, а вот расу их начальника СБ я назвать затрудняюсь, подобных ей разумных я еще не встречал. Высокая, почти под два метра ростом, но удивительно пропорционально сложенная девушка, или женщина, называйте, как хотите. Очень симпатичная, но… все открытые участки ее тела оказались покрыты мелкой чешуей, которая напоминает не рыбью, а скорее, змеиную кожу, только даже на вид она гладкая, а чешуйки очень мелкие. Лицо при этом мало чем отличается от человеческого, разве что этой самой чешуей и глазами. Глаза у нее довольно запоминающиеся, абсолютно круглые, без какого-либо намека на веки и ресницы, хотя на голове волосы есть, густые, черные и похоже, что очень непослушные. Она постоянно поправляет их изящной ручкой, как бы отводя в сторону, но они упорно продолжают лезть ей на лицо. Но вот именно эта непосредственность и настораживает. Как-то не вяжется образ этой милой девушки, хотя и обладающей очень приметной и экзотической внешностью, с постом грозного начальника СБ, что несколько расслабляет. Но достаточно взглянуть в ее глаза, которые она старается прятать, холодные, с почти неподвижными зрачками, и по всему телу начинают бегать мурашки с зайца размером. Как же мне сейчас хочется посмотреть на ее ауру, оценить ее возможности и попытаться понять, чего от нее можно ждать.

Тут я заметил, что Сью закончила свой спич и теперь все гости смотрят на меня. Делать нечего, прокручивать запись выступления нет ни времени, ни желания, так что будем импровизировать.

– Прошу всех в кают-компанию, как говорят у меня на Родине, отведаем «что Бог послал», заодно за столом, в непринужденной обстановке и поговорим. Прошу.

От полетной палубы до кают-компании относительно не далеко и добрались мы минут за пять. Причем женщины постоянно норовили заглянуть во все доступные помещения. Особенно их поразила корабельная зона отдыха. АИРИС постаралась от души и умудрилась буквально на пяточке организовать, поистине, райский уголок. У меня даже мелькнула мысль, что, наверное, надо было устроить переговоры именно здесь, а не в кают-компании. Но все же это первая наша встреча и она как бы официальная, так что пикники будем устраивать позже, если будем конечно. В общем дамочки устроенной им маленькой экскурсией были очень довольны, только адмирал продолжал оставаться все таким же хмурым и даже, кажется, недовольным. Ну, это его проблемы.

Честно говоря, я так и не понял причин столь массового нашествия на мой корабль. Три часа мы просидели и проговорили абсолютно не о чем. Сью взяла на себя обязанности тамады и пыталась всех развлечь, аграфка уткнулась в головизор и не отрывала взгляда от него пока смотрела какой-то старый слезливый сериал Содружества. Сполотка интересовалась только пищевым синтезатором и его возможностями, а адмирал за все время нашей «беседы» не проронил и десятка слов. Только Безопасница иногда пыталась задавать неприятные или колкие вопросы, но и ей это достаточно быстро надоело, и она попросила разрешения отправилась побродить по крейсеру. Я разрешил, а что, куда не надо она попасть не сможет, а посетить медотсек, или каюты несуществующего экипажа, зону отдыха ей никто не запрещает, да и ИскИн за ней присмотрит. Наконец, когда все более-менее успокоились и поглядывали по сторонам осоловевшими, от съеденного и выпитого, глазами, я предложил им всем разместиться пока на крейсере, а завтра продолжить разговор. Честно говоря, я и сам немного уже устал от всей этой неразберихи, поэтому у меня было только одно желание, добраться до своей каюты и упасть на кровать. Так что мое предложение всеми было воспринято вполне благосклонно и через полчаса все разбрелись в сопровождении дроидов-стюардов по выделенным им каютам.

Я уже совсем было собрался расслабиться и отдаться во власть Морфея, когда ИскИн сообщил, что перед дверями моей каюты стоят двое разумных и вывел мне на нейросеть изображение. Адмирал и СБшница. Интересно, что же их ко мне привело? Пришлось быстренько приводить себя в порядок, после чего отдал команду и двери открылись. В этот раз адмирал, он же глава совета оказался настроен более благожелательно, даже улыбался, похоже, что все это время его неслабо напрягали навязанные ему «сопровождающие лица» и он бы предпочел провести нашу беседу вообще с глазу на глаз, но без вездесущей Безопасности никак.

Адмирал Крон оказался вполне вменяемым человеком, да еще и достаточно разумным, чтобы не начать сразу же ставить условия и чего-то требовать или задавать вопросы.

– Ну что, молодой человек, с чего начнем наш разговор? Сначала вы задаете свои вопросы, или мы?

– Адмирал, давайте все же начнем с моих. Я думаю, ответить на них окажется намного проще и быстрее.

– Хорошо, спрашивайте, а мы с очаровательной Еленой, попытаемся унять ваше любопытство. И если Вам не трудно, не могли бы Вы угостить нас тем замечательным напитком, что Вы называете «кофе».

– Да, конечно, сейчас дроид принесет. А вопросы у меня простые. Елена, скажите пожалуйста, как называется ваша раса, я нигде и никогда не встречал подобных вам.

– Мы называем себя «драко». Но насколько я понимаю, это слово ничего вам не говорит. В пространстве Конфедерации мы оказались довольно давно, около пятисот лет назад, пытаясь спастись от нашествия локусов. Хотя в то время еще никакой Конфедерации и не было, было несколько десятков Звездных Систем заселённых разумными, которые только-только вышли в космическое пространство и начинали осваивать свои Системы.

– Ясно, спасибо. Адмирал, к Вам у меня всего два вопроса. Что случилось с вашими мужчинами, почему вокруг только одни женщины? И как вы смогли добраться до этой Системы, если только совсем недавно начали разрабатывать и испытывать гипердвигатель?

– На первый вопрос ответ совсем простой: Космос, он не прощает ошибок. Вам я могу сказать правду, столкновения с локусами начались намного раньше, чем принято считать. Прошло всего чуть больше ста лет после того, как первые корабли с беженцами драко прилетели в наши Системы, когда начались первые столкновения с ними. Не все приняли драко с радостью, но многие, ведь они принесли с собой новые технологии, корабли способные преодолевать межзвездные пространства, новые знания в медицине, биологии и еще очень во многом. Вот на одной из планет и появилась идея создать оружие, которое поможет нам одолеть локусов, да еще и при этом сохранит их технику и технологии неповрежденными.

– Биооружие?

– Скорее, генное оружие. Драко к тому времени уже обладали немаленьким объемом информации о своих врагах, ну а так как никто не сомневался, что они рано или поздно доберутся и до нас, то и готовиться мы начали заранее. Корабли драко разлетелись по очень большому объему пространства, практически в каждой Звездной Системе оказалось по два, а то и три их корабля с беженцами. Связь у них была, вот лет через пятьдесят после их появления и возникла наша Конфедерация, пока еще разобщенная, но связью нас драко обеспечили, так что кое-как, но координировать свои действия мы уже могли. Около двухсот лет назад на одной из планет аграфов создали некий вирус, который поражал иммунную систему локусов, разрушал их геном. По задумке наших стратегов и ученых локусы должны были убить сами себя, служа переносчиками этого вируса внутри своего вида. Несколько Систем, оккупированных этими тварями, мы прекрасно знали, вот и совершили на них набег, не просто обстреляв их, но еще и скинули контейнеры с вирусом, да оставили несколько зондов-разведчиков. Первые сигналы от них начали поступать через пару дней: вирус превзошёл все наши мечты, локусы погибали в этих Системах сотнями тысяч, да еще и начал распространяться и на «незараженные» нами. В ускоренных темпах началась наработка запаса вируса, по всем Системам Конфедерации полетели победные реляции. Тогдашний Совет принял решение обезопасить все наши планеты, посчитав, что если локусы узнают, что планеты бесполезны для них и даже опасны, то это сможет оградить нас от их нашествия. И уже в атмосферах наших планет был распылен этот вирус. Казалось, что мы предусмотрели все – ну, или почти все, – да оказалось, что мы очень плохо знаем о возможностях своего собственного изобретения. Нет, люди не погибали, но что-то изменилось и в нашем геноме, и хромосомном наборе… ученые до сих пор никак не могут разобраться. В общем, на сотню новорожденных теперь приходится максимум два мальчика, а остальные девочки. Сейчас у нас уже второе третье поколение после того опрометчивого шага, и часть мужского населения едва превышает полтора процента от общего числа.

– Но ведь, насколько я знаю, аграфы – раса долгожителей, и для них двести-триста лет совсем не срок.

– С аграфами и сполотами все оказалось еще хуже. Мало того, что у них та же беда, что и у нас, так в первые десятилетия после использования вируса у них начала расти смертность, и именно среди мужской части населения. На сегодняшний день срок жизни женщины и мужчины аграфов разнится на порядок, аграфы-мужчины превратились из долгоживущих в короткоживущих, и средний срок их жизни не превышает даже пятидесяти лет, что намного меньше, чем даже у людей. У сполотов наблюдается та же картина.

– А что локусы, как они умудрились выжить?

– Первое время они выжили только за счет огромной популяции и очень быстрого размножения. А потом, когда мы уже использовали вирус на своих собственных планетах, они мутировали и стали к нему абсолютно невосприимчивы.

– Адмирал, насколько я понимаю, вы все являетесь носителями этого вируса?

– Да. Извините, Руслан, я не подумал. Теперь уже и Вы.

– Да вообще-то, Вы тут не при чем – я сам должен был сообразить, что иногда контакт с чужой цивилизацией может вылиться в нечто подобное, но привык надеяться на свои технологии и что меня они уберегут от подобного. Придется теперь проводить очень скрупулезные исследования. Не хотелось бы притащить этот вирус и к другим расам и цивилизациям.

– Вы так спокойно об этом говорите!

– А что, Вы ожидали, что я начну заламывать руки и биться в истерике?

– Ну, вообще-то, да.

– Адмирал, по своей основной профессии – я врач. Не вирусолог, а хирург, но все же имею понятие и об этом, поэтому уверен, что против любого вируса можно найти средство – конечно, это займет какое-то время, возможно даже и большое, но найти средство можно. Конечно, стопроцентной гарантии это не даст, но небольшой карантин вполне сможет выявить все последствия моего посещения вашей Конфедерации.

– Мы ищем это средство уже второй век. Аграфы, знающие об этом вирусе намного больше любого, бьются над этой проблемой, и все бестолку. Сполоты и драко тоже не отстают от них, а Вы хотите в одиночку решить эту проблему?!

– А у меня нет другого выхода. Ладно, оставим этот вопрос на потом. Вы так и не ответили на мой второй вопрос.

– Руслан, я готов признать, что кое в чем ваша цивилизация и обогнала нас, но и мы можем не мало. Да и, согласитесь, полтысячелетия – достаточно большой срок. Вы правы, гипердвигатель мы начали разрабатывать не так и давно, но при наличии желания, мужества и стремления можно достигнуть многого. Хотя, тут нам сильно повезло. Многие цивилизации к моменту появления у нас драко уже вышли в космос и начали запускать автоматические зонды во все стороны, а с прибытием драко этот способ исследования Вселенной только получил еще больший толчок в виде самых современных средств связи. Вот один из таких зондов и нашел это сооружение, и передал о нем информацию. Согласитесь, что иногда отсутствие гипердвигателя может сыграть свою роль, ведь будь у нас в то время нечто подобное, то, скорее всего, мы просто прошли бы мимо и не заметили такого подарка. Ну а примерно полтора века назад, когда стало окончательно понятно, что конфронтации с локусами нам избежать не удастся и ни о каком мирном сосуществовании не может идти и речи, то начали понемногу эвакуировать население Систем, которые считали наиболее уязвимыми сюда, на это Сооружение. Нам сильно повезло, что мы занимали сравнительно небольшой объем космического пространства, самые удаленные Системы друг от друга находились на расстоянии всего около двадцати световых лет. Технологией криосна с нами поделились драко, они же поделились и технологией межзвездного двигателя, который позволяет разогнать корабль до скорости близкой к скорости света. Ну и плюс ко всему, эта Система располагалась практически в самом центре нашей Конфедерации.

– Адмирал, а почему Вы говорите в прошедшем времени?

– Да потому, что вся наша Конфедерация сейчас заключается именно здесь, в этой Системе. Все наши Системы захвачены локусами. А мы, думая, что нашли для себя убежище и вернемся немного погодя, и уничтожим захватчиков, вместо этого попали в ловушку.

– В ловушку? Поясните!

– Система пуста, абсолютно пуста. Все, что находится внутри этого Сооружения – это Звезда и небольшое пылевое облако. Если здесь когда-то и были планеты, то сейчас их нет. Нет ресурсов, сырья… нет будущего. Большая часть Сооружения для нас недоступна, да, к тому же, еще и сильно повреждена. По сути, мы оказались заперты на одном, не самом большом Кольце. По большому счету, именно из-за этого я согласился на встречу с Вами. Пройдет еще пара сотен лет – и мы исчезнем с лица Галактики. Мы уже проиграли эту битву за выживание. Вместо того, чтобы встать насмерть за каждую Систему, за каждую Планету, за каждый астероид – мы отступали, с боями, но отступали, надеясь пересидеть, переждать и вернуться как-нибудь потом… Да вот только этого «потом» у нас нет. Даже если Вы прямо сейчас передадите нам технологии, которые на порядки превосходят и наши, и технологии локусов, то мы не сможем ими воспользоваться. Из щебня не построишь звездолет, из воды не получишь топливо для космического Флота. А те жалкие ресурсы, что у нас еще остались, мы бездарно тратим на поддержание уровня жизни населения и развиваем систему потребления. Ваш прилет и ваше участие в бое с локусами, это всего лишь отсрочка. Если бы не одно «но»…

– Гипердвигатель?

– Да, но и он «нет».

– Тогда что же?

– Ваша «экскурсия» вокруг Сооружения. Системы Древних Вас почему-то не уничтожили. Я не думаю, что Вам известны их коды доступа, значит тут что-то другое. Вот и хочу узнать, ЧТО!

В этот момент я почувствовал легкую щекотку внутри моей головы, как будто несколько муравьев пробежалось прямо по моему мозгу и с каждой секундой их количество становится все больше и больше. Я почти инстинктивно выставил ментальную защиту, и у меня получилось. Зуд практически мгновенно пропал, а Елена чуть слышно застонала. Только сейчас я обратил на нее внимание: просидевшая тихо, как мышь под веником, все время нашего разговора с адмиралом, сейчас она была чуть жива от перенапряжения.

– Елена, Вам не пробить мою защиту, зря стараетесь. Так Вы только себе сделаете хуже. – Договорить я не успел, девушка потеряла сознание.

Посмотрев сначала на адмирала, потом на его спутницу, я только и смог спросить:

– Ну и зачем вам это было надо? А ведь все так хорошо начиналось.

– Руслан, у тебя теперь в любом случае нет выхода. Куда бы ты не направился, ты везде принесешь с собой только горе и смерть. Ты этого хочешь? К этому стремишься? Мы дадим тебе возможность связаться со своими, ты сможешь их предупредить, что здесь опасно, что не стоит лететь в этот сектор Галактики. Так что не переживай. А что ты так на меня смотришь, о чем думаешь?

– Да вот, размышляю. Может, выкинуть вас всех за борт, к чертовой матери?.. А потом шарахнуть из всех стволов по этому вашему Сооружению?.. А потом заявить во всеуслышание – за что и почему? А насчет моих… Я так думаю, что если они узнают о том, что здесь произошло, то сюда такой Флот в гости пожалует, что эти ваши локусы вам безобидными козявками покажутся! Все, адмирал, у вас есть час покинуть мой корабль – потом я за себя не ручаюсь. ИскИн, поднять наших гостей, объяснить им, что тут только что произошло и предложить или сейчас же покинуть крейсер на курьере, или утром – через шлюз. Выполняй.

– Выполняю… – разнёсся по кораблю тихий голос, и тут же завыли базеры боевой тревоги, заставляя полусонных и еще полупьяных женщин выпрыгивать из кают в общий коридор, где их уже поджидали штурмовые дроиды.

Сказать, что происходящее вызвало панику, значит не сказать ничего. Сначала все присутствующие решили, что на нас напали локусы, но Сью, увидав мою взбешённую физиономию, что-то сообразила и начала искать глазами своего Главу Совета и начальника СБ, которых в этот самый момент пара дроидов выводила из моей каюты. Крон еще чего-то пытался мне сказать, убедить, но я на фоне последних событий просто потерял над собой управление. Еще чуть-чуть и я бы приказал дроидам стрелять. Вот в этот самый момент ко мне и прорвалась аграфка.

– Руслан, что происходит? На нас напали?

– Напали! На меня напали! А я таких выходок обычно не прощаю. – Я еще что-то хотел ей сказать, но отвлекся на ее личико, которое в этот момент так напомнило мне лица моих девочек, что постепенно начал приходить в себя. – У вас есть час, чтобы покинуть мое судно. Потом я улечу.

– Руслан, но вам нельзя никуда лететь! – опять влез со своими нравоучениями Главаю – Как вы не понимаете, вы сейчас ходячее биологическое оружие. И не мы в этом виноваты.

И что меня заставило перейти на общение с ИскИном по громкой связи я не знаю, обычно все команды я ему отдавал через нейросеть, а тут…

– ИскИн, ты провел анализ воздуха на корабле? Посторонние включения есть?

– Найдено три разновидности вируса, уровень опасности средний, и пять различных бактерий, уровень опасности низкий. Два из трех типов вируса представляют собой мутировавшие штампы третьего. Нейтрализующие препараты разработаны. Рекомендую посетить медсектор. После того, как источники вирусов и бактерий покинут борт корабля, рекомендую провести полную обработку крейсера… – Пока ИскИн докладывал мне состояние дел с биологической угрозой, в коридоре наступила полная тишина. Только сполотка чуть слышно прошептала:

– Три типа вирусов, четыре расы, две из них родственны и вирус у них один. Нейтрализующие препараты разработаны… Что, демоны Бездны, тут происходит!?.

Ответила ей Сью:

– Да, в принципе, ничего… просто нас вышвыривают с этого корабля как нашкодивших щенков. И все благодаря «гениально разработанной операции по привлечению на нашу сторону представителя неизвестной, но явно человеческой расы». Скажем спасибо нашему Главе Совета и его любимому начальнику СБ.

– Замолчи, девчонка! – заорал адмирал.

– Я-то, может быть, и замолчу, вот только кто заставит молчать почти двести миллионов разумных, которые ожидают нас там, дома? Кто заставит замолчать их, когда они узнают, что только ваша глупость, самомнение и заносчивость помешали нам узнать, как избавиться от нашего проклятья. А аграфы, я думаю, скажут вам свое отдельное «спасибо».

– Девчонка, да что ты можешь знать! Это решение Совета, причем единогласное!

ИскИну штурмового комплекса никто не давал приказа на защиту прибывших, поэтому дальнейшие события никто и не попытался предотвратить.

– Врешь, старый дурак, меня там не было, и не было никого из аграфов и сполотов! – почти завизжала аграфка и кинулась к адмиралу. Резкое движение, отблеск узкого лезвия и на горле Крона начал расширяться тонкий порез. Следующее движение разъярённой эльфийки успела перехватить сполотка. Напрасно аграфка пыталась вырваться, львица оказалась намного сильнее, да и, судя по всему, лучше подготовлена, я даже не успел среагировать, сполотка уже прижала аграфку к полу и завладела ее клинком, шепча:

– Успокойся, Анжи, успокойся. Его ждет суд, и суд не Совета, а Суд Расы, он ответит за все.

Я вспомнил особенности расы сполотов, и понял, что, пожалуй, самый сильный удар этот вирус нанес именно по ней – у них и так-то соотношение один к десяти в половом отношении было нормой, а теперь и подавно – полный завал. Все это, конечно, хорошо, но вот допустить гибель, по сути, главы государства, да еще и на своем крейсере, я никак не мог. Поэтому уже через минуту меддроид утаскивал адмирала в медсекцию, а парочка штурмовых дроидов взяла всех остальных на прицел.

– Дамы, я, конечно, понимаю ваше возмущение, но сводить счеты вам надо было бы не на моем корабле. Придется вам еще задержаться на крейсере, примерно на сутки, пока мы приводим вашего Главу Совета в норму. А потом скатертью дорожка. Эти сутки вам придется провести в каютах, выходить из них вам запрещено. Что делать с нападавшей и ее жертвой, будете решать уже у себя дома. При попытке покинуть отведенные вам каюты, мои дроиды будут стрелять на поражение. – Правда, я не стал уточнять, что стрелять они станут из парализаторов. – Всем все понятно? – Ответа я не ждал, но он последовал.

– Руслан, нам надо с тобой поговорить.

– Нет, Сью, нам не о чем говорить. Через сутки максимум адмирал будет здоров, и вы все покинете борт «Терры». Я пришел к вам как друг, а вы ответили на это вероломным нападением. И совсем не важно, что у вашей драко не было никаких шансон – факт остается фактом. Вы утратили мое доверие.

– Человек, я последняя из королевского рода сполотов, и я прошу тебя об аудиенции. Наша раса на грани вымирания. Я вижу… я знаю, что ты уже встречал подобных нам, и могу предположить, что ты понимаешь, в каком положении мы оказались. В отличие от аграфов, срок нашей жизни не изменился, но за последние сто лет у нас не родилось ни одного мальчика… Если можешь, помоги. Я от имени всей расы готова принести тебе клятву служения.

– Ты не можешь, ты не должна! Сполоты входят в Конфедерацию и подчиняются ее законам… – прохрипела Елена.

– Мы вошли в Конфедерацию добровольно – и так же добровольно можем выйти из нее. Если этот человек нам поможет, то мы пойдем за ним, куда бы он не сказал.

– Я не принадлежу к древнему Роду, но я уверена, что и аграфы пойдут за тобой. Тем более, что ты являешься Принцем Империи Аграф, мои сородичи не слышали подобного словосочетания уже больше тысячи лет. И очень многие, если не все, захотят услышать его вновь.

Опять та же песня, опять на меня пытаются повесить ответственность за целую расу, да еще и не одну. И что мне делать?.. Просто развернуться и уйти, когда людям – а они все для меня люди – нужна моя помощь, тем более, что это для меня абсолютно нетрудно и ничего не стоит?

– Вы обе сейчас пойдете со мной. Потом поговорим.

– Человек, ты не смеешь! – опять влезла драко.

– У себя на корабле я смею все, все что захочу или посчитаю нужным. Пойдемте.

Прежде чем дать ответ аграфке и сполотке, мне необходимо проверить, а смогу ли я вообще им помочь. А для этого мне надо поместить их в медкапсулу и попробовать выявить вирус в их крови, а если получится, то синтезировать вакцину, или найти другой способ излечения. Иначе все это не более чем блеф и мои гостьи прекрасно это поняли. Потому как безропотно пошли за мной. Напрасно Елена что-то кричала им вслед, угрожая и уговаривая. Эти девушки уже приняли решение и отступаться от него не собирались.

К тому времени, как мы добрались до медсекции, адмирал уже находился в реаниматоре. И мне никто не мог помешать поговорить с моими предполагаемыми пациентками. О чем поговорить? Да еще во время моего разговора с Кроном и Еленой у меня возникло несколько вопросов, но я просто не успел их задать. Было в рассказе адмирала несколько нестыковок.

– Мишель, а чей зонд обнаружил эту Систему и Сооружение?

– Если я не ошибаюсь, то это был один из немногих зондов, что запустили драко. В то время им еще не очень-то и доверяли. Но их было относительно мало, и никакой угрозы они не представляли.

– А сейчас?

– Да и сейчас. В наши Системы тогда прилетело чуть больше сотни кораблей, а на них около сорока тысяч драко. Размножаются они очень медленно, живут недолго, поэтому и сейчас их чуть больше ста тысяч.

– А как у них с мужчинами?

– А никак. У них нет гендерного деления. Один драко откладывает яйца, за один раз он может отложить до десятка, второй их оплодотворяет. За одну кладку обычно появляется три-пять детенышей, но редко когда выживает больше двух. Понятия семьи у них нет. Только что отложивший яйца драко, уже через час может оплодотворить чужую кладку, и забыть об этом. «Несутся» они примерно раз в пять лет, яйца потом еще созревают около трех лет. Так что, сам понимаешь…

– Ясно… Анжи, а кто получил тот вирус – ну, который так много доставил вам неприятностей?

– Официально это был один из наших микробиологов, его звали Лауртель Маарк. Но всем известно, что в его команде были одни драко. Они же и предоставили исходный материал по локусам. Оказывается, они еще у себя работали над чем-то похожим, а у нас просто продолжили свои работы.

– А в том составе Совета Конфедерации, что принял решение о применении вируса на своих планетах, драко были?

– Да, были. К тому времени драко уже официально вошли в состав Конфедерации. Если мне не изменяет память, то даже Главой Совета тогда был именно один из драко, и еще парочка, это точно… А какое это имеет значение?

– Не знаю. Может, и никакого. А вы когда-нибудь организовывали экспедиции на бывшие планеты драко?

– Только на те, на которых применяли вирус. Их координаты дали нам драко – это и были их бывшие планеты. Организовать более масштабную экспедицию мы не могли, локусов было слишком много, никто не хотел рисковать, и Совет отверг такие предложения. А почему тебя это интересует?

– Да так, кое-какие мысли и подозрения. Ладно, потом поговорим. Раздевайтесь и ложитесь. Полностью раздевайтесь. Я сейчас врач, а не мужчина, так что можете не стесняться и не бояться.

Аграфка хмыкнула.

– А чего нам бояться? Мишель тебя не заинтересует, а я только рада буду. За восемьдесят лет жизни ни одного мужчины, кроме Крона, я не видела. Ну, я имею в виду вблизи… – и ехидно так улыбнулась – что, мол, рискнешь или как?..

Девушки, ну да, в восемьдесят-то лет – и все еще девушки, спокойно разделись и, выполняя мои команды, улеглись в медкапсулы. Мне осталось только настроить их на соответствующие расы и запустить программу углубленной диагностики. Вот тут-то мне и пригодились изученные Базы Содружества, потому как в Базах джоре, ни аграфы, ни сполоты даже и не упоминаются.

Ничего сложного в моих манипуляциях не было, единственное, что я добавил в стандартную процедуру углубленной диагностики, так это проверка целостности цепочек ДНК и хромосомных пар. Как только крышки медкапсул закрылись, а мои пациентки провалились в медикаментозный сон, я обратил внимание и на реаниматор. ИскИн этого, даже по меркам Содружества и джоре, сложного медицинского оборудования уже успел провести все диагностические мероприятия и сейчас занимался восстановлением целостности организма адмирала. Как стало понятно почти сразу, ничего сверх опасного для жизни человека не было, повреждены кожные покровы на горле и перерублена трахея, до вены клинок аграфки не достал буквально пару миллиметров, так что часов шесть и адмирал будет здоров. Я уже совсем было собрался идти к себе в каюту, как внезапно ожил мой персональный ИскИн, еще тот, прихваченный мной со «Звезды» и о котором я уже практически позабыл. Ну, а как иначе-то, интерфейса управления через нейросеть у него нет, а мои ментальные возможности, как я думал, после того как я покинул Ваалу, приказали долго жить. Оказалось, нет. Жив еще курилка-то! А может просто со временем все начало восстанавливаться и надо лишь немного подождать, как все придет в норму. Так вот, ИскИн нарисовал мне схему менто-информационного поля адмирала, заодно прорисовал и структуру его энергетического тела. Нарисовал подробно и со всеми пометочками и пояснениями. Скажу сразу, ничего хорошего я там не увидал. Мало того, что кто-то умудрился поставить блок на его личные ментальные возможности, хотя и были они очень даже невелики, так еще и внедрил в его поле пару закладок. Что это за закладки и для чего они нужны, я так и не понял, а ИскИн не посчитал нужным мне это объяснять, сообщив только, что обследуемый находится под мягким ментальным контролем. Почему именно мягким и какой контроль может быть еще – я не знаю, но и то, что я уже узнал и увидал, было нехорошо. К сожалению, я не знаю, как можно снять эти закладки и блок, да и, боюсь, что и ИскИн мне в этом не помощник. Хотя я, кажется, догадываюсь, кто может мне в этом деле помочь, так же как и догадываюсь, чьих рук это дело. К сожалению, помощник пока не доступен, потому как находится в медкапсуле, а вот с виновником этого безобразия вполне можно пообщаться. Но не сейчас – рано еще, и можно спугнуть.

Запросил ИскИна, где кто находится из гостей. Картина получилась довольно смешная, большая часть делегации разместилась в медсекции и только двое по своим каютам. Сходили, называется, поговорить с инопланетянином, пообщаться. Ну и ладно, зато у меня появился повод немного подумать о происходящем здесь, да и время для этого тоже имеется. А картина-то, надо признать вырисовывается нехорошая, даже можно сказать, мерзкая. На первый взгляд, да и на второй тоже, вроде как все вполне пристойно и прилично, а если посмотреть с точки зрения «кому это выгодно», то все просто ужас.

Итак, живут себе, поживают три разные расы, потихоньку осваивают ближайшее пространство и ни сном, не духом не подозревают друг о друге, да и не только о других, но даже и о себе подобных. Ведь насколько я понял, что люди, что аграфы, что сполоты, жили не только каждый в своей Системе, на своей планете, но у каждого было по несколько Систем и планет. Так вот, живут себе, развиваются потихоньку, пока в один, не знаю, можно ли назвать этот день прекрасным, практически одновременно во всех этих Системах не появляются корабли пришельцев. Не много, по одному, по два, ну кое-где по три, корабли не очень большие, скорее всего слабовооруженные, так что особой опасности в них никто не видит. Зато огромную пользу замечают все и сразу. Ведь это новые, можно сказать передовые, технологии, знания и самое главное предупреждение об опасности. Откуда-то из глубины Галактики идет странная цивилизация, которую пришельцы называют локусы. Да и пришельцы вроде как самые обыкновенные беженцы, ищущие спасения и пристанища, предлагающие в замен на это, все что имеют, даже кое-какие разработки в сфере борьбы с новым «Вселенским Злом», а помимо этого помогают объединиться, что конечно же в последствии предотвратило немалое количество войн, как межрасовых, так, и что вполне возможно, и внутривидовых. Все рады, все довольны, все поют «аллилуйя», на этой волне, принимается всеобщее решение о создании Конфедерации. Неведомый враг переваривает Системы и планеты, недавно захваченные у новых друзей, но и Миры людей и всех остальных не оставляет в покое, совершая мелкие набеги, которые новосозданная Конфедерация удачно отражает, используя свалившиеся на нее технологии. Опять все хорошо. Но со временем, давление на границы молодого Союза все больше и больше усиливается. Власть имущие понимают, что все технологии драко уже не смогут помочь, ведь им-то они не помогли, а значит надо искать новые пути решения этого вопроса. И тут как чертик из табакерки возникает идея использовать против локусов, биооружие. Но не у кого из ученых Конфедерации опыта создания чего-то похожего нет, зато есть у новых союзников и друзей, они просто не успели завершить свои работы. Прекрасно, им дают полный карт-бланш. Проходит какое-то время и новая супер-пупер-вундервафля готова. Надо испытать. Собирается Флот из самых лучших и самых боеспособных кораблей и отправляется в экспедицию на бывшие планеты драко. Результаты впечатляющие, миллионы врагов уничтожены, и совсем не беда, что посланный Флот практически полностью уничтожен в космических боях. Построим новый. Что, надо много времени? Так выход есть, надо применить свое биооружие, но уже не на планетах врагов, а на своих собственных, тогда любой локус оказавшись на поверхности сразу же погибнет, а для всех остальных этот вирус не опасен. Не верите? Так посмотрите вокруг, во ученые, вот добровольцы, все живы и здоровы, никто не умер и даже не заболел, вирус полностью безвреден для всех четырех рас Конфедерации. Да и не простое это биооружие, это же генетическое оружие, действующие только на локусов. В общем, решили и сделали, все счастливы и довольны. Локусы зализывают свои раны и боятся сунуться в объемы, контролируемые Конфедерацией. Идут годы, вирус мутирует, совсем немного, совсем чуть-чуть. Первыми почувствовали это аграфы. Разумные, живущие по несколько столетий, вдруг начинают помирать едва, перевалив за полста лет. На планетах аграфов паника и практически никто не обращает внимания, что вдруг ни с того, ни с чего практически перестают рождаться мальчики, зато «поголовье» слабого пола растет прямо на глазах. Теперь уже паника поднимается и в Мирах сполотов, у которых и раньше-то были проблемы с численностью мужского населения, а теперь и подавно. Последними последствия своих необдуманных действий прочувствовали люди. И так-то не отличающиеся особым долголетием, да еще и довольно быстро, по сравнению с аграфами и сполотами, размножающиеся, раньше и не замечали, что вместо соотношения пять на шесть, мальчики и девочки стали рождаться в соотношении один на девять. Да еще как оказалось локусы уже практически полностью восстановились, да и на вирус им стало плевать и они все чаще и чаще стали нападать на пограничные планеты и Системы, в боях за которые гибнут в первую очередь именно мужчины. Численность населения Конфедерации начала заметно сокращаться. Умные дяди и тети в Совете решили искать «запасной аэродром», во все стороны полетели автоматические разведывательные зонды. И опять удача. Один из зондов, отправленных драко, передает невероятную картину. Огромное Сооружение почти в самом центре Конфедерации, прекрасное, защищенное место, в котором места хватит для всех. Сооружение искусственное, а значит, там есть и остатки каких-то технологий, новое космическое Эльдорадо. Все силы промышленности брошены на производство кораблей, способных вывести из приграничных Систем всех и все что можно. Начинается исход, но чем быстрее освобождаются Системы и планеты от людей, аграфов и сполотов, тем быстрее на них появляются новые хозяева – локусы. И тем все большее и большее давление оказывается на все остальные Системы и планеты Конфедерации, заставляя ее все больше и больше сжиматься, тратить все больше и больше ресурсов на строительство пассажирских и грузовых судов, урезая военный Флот. В конце концов, Совету Конфедерации становится понятным, что дальнейшее сопротивление локусам приведет только к гибели и остатки населения полностью эвакуируются на Сооружение в центре Конфедерации, с которого идут победные реляции, и жизненного пространства-то там навалом, и следы древних цивилизаций чуть-ли не на каждом шагу, и действующие системы защиты, и обороны, и еще многое и многое другое. Совету кажется, что найдено место, где можно отсидеться, поднакачать мускулы, разобраться с проблемами в тишине и спокойствии. Будущее уже кажется не таким страшным и беспросветным, появляется шанс на спасение и выживание. Все силы и средства бросаются на всеобщую эвакуацию, на заселение и исследования нового, просто огромного Мира. Проходит еще какое-то время и Системы, бывшие Домом для людей, аграфов и сполотов, полностью обезлюдели, но не на долго, им на смену пришли локусы. Пришли как хозяева, пришли навсегда, а запершиеся в огромном Сооружении разумные постепенно начали осознавать, что попали они совсем не в тихую гавань, а в самую настоящую резервацию. Со всех сторон враги, древние технологии оказались пшиком, останками давно разрушившегося оборудования, казалось бы, бескрайние площади, внезапно сузились до узкого кольца вокруг умирающей Звезды, полное отсутствие ресурсов и надежд на будущее. Системы вооружений, на которые возлагались такие надежды, оказывается не хотят признавать новых хозяев и требуют коды доступа, а настаивающих просто уничтожают. Все, Шах и Мат. Люди еще пытаются трепыхаться, отправляют эскадры внутрисистемных кораблей на край Системы, в надежде урвать хоть маленькую толику так необходимых для жизни ресурсов и материал, но практически никогда не возвращаются назад, локусы находят их с завидным постоянством и пользуясь многократным численным преимуществом уничтожают. Плюс ко всему, демографическая и гендерная катастрофа. Всем уже понятно, что Конфедерация протянет две-три сотни лет и все, канет в Лету. Когда, казалось бы, уже нет никаких шансов, но в Систему прилетает неизвестный корабль, по привычке и с испугу, приняв его за корабль локусов, эскадра Конфедерации его пытается уничтожить, но безрезультатно. Выясняется, что корабль принадлежит человеку. Судно поражает своей мощью и своими технологиями, спасает большуб часть эскадры от уничтожения, а его капитан соглашается посетить Форпост. Где очень неосторожно устраивает себе экскурсию вокруг Сооружения, все в панике, древние системы гарантированно его уничтожат, но происходит чудо, корабль не только уцелел, системы вооружения принимают его за своего и открывают доступ. Чем это грозит? Самой Конфедерации в принципе-то и ничем, наоборот, обещает кое-какие плюшки и совсем не малые, ведь если удастся договориться с пришельцем, то есть возможность вырваться из заколдованного круга, вырваться из ловушки, в которую превратилась Надежда. Значит, надо разговаривать, надо договариваться, ведь реальные возможности ни коробля, ни самого капитана неизвестны. К нему отправляется очень представительная делегация, два, пожалуй, самых влиятельных прелставителя которой совершают нападение на пришельца. Все, ауи. Инопланетянин злой и раздраженный должен покинуть Систему, если еще и не отомстить обидчикам. Песенка Конфедерации спета, шансов на помощь нет. Кому выгодно это? Я, например, вижу только одного выгодоприобретателя – локусов, или… или тех, кто за ними стоит.

Получается довольно складная картина – если, конечно, все мною перечисленное не является простым совпадением и стечением обстоятельств. Но есть несколько нюансов, которые делают последнее допущение малоправдоподобным. Это наличие ментальных блоков и закладок у Главы Совета и попытка, как я теперь понимаю, взять меня под ментальный контроль. Надо идти к Елене, к драко… меня мучает только один вопрос – кто кого использует в своих целях: локусы драко, или наоборот?!

.

10 глава.

Елена сидела в отведённой ей каюте, на мой приход она практически не отреагировала. Конечно после рассказа о некоторых особенностях драко, обращаться к ней как к женщине даже как-то и неловко, но я-то вижу именно женщину, и, надо признать, довольно симпатичную, так что и дальше буду обращаться именно так. Представитель расы драко, как сидела практически без движения, так и осталась сидеть, в этот момент она мне чем-то напомнила змею, которая ранним утром выползла из своей норы, улеглась на камне и ждет, когда солнышко прогреет и ее, и ее лежанку. Хотя я прекрасно понимаю, что данная ассоциация скорее всего ошибочна, в отличии от земных змей, драко теплокровные, а ее неподвижное состояние вызвано скорее раздумьями и отрешенным состоянием, нежели заторможенностью. Наверное, именно поэтому внезапно раздавшийся вопрос и не выбил меня из колеи.

– Мы думали, что вы ушли, ушли навсегда. Зачем вы вернулись, зачем ТЫ вернулся? Разве наши предки не договорились? Вы хотите войны, хотите, чтобы опять гибли планеты и взрывались Звезды? Вы проиграли в тот раз, проиграете и сейчас!

– Елена, ты меня, наверное, с кем-то спутала. Интересно узнать, с кем?

– С кем? Системы Форпоста признают только одного хозяина, джоре! Но даже вы утратили над ними контроль. Да, они приняли тебя за одного из тех, «кто ушел», но это только до того момента, пока ты не рискнешь и не попытаешься отдавать им приказы. У тебя каким-то чудом оказались коды доступа? Это хорошо, они нам пригодятся. Сотни тысяч локусов заполнят Форпост, а ваши древние системы будут молчать и только наблюдать за происходящим. Ты не понимаешь, что сам дал нам в руки оружие против вас и сам сделал нас неуязвимыми. Ты думаешь наши рабы не узнали твой корабль? Узнали и передали всем, кто мог их услышать, что ты появился. Пройдет неделя, две, три и здесь появится весь Флот. Ваши жалкие потомки надеются на неприступность Форпоста, но ты прямо сейчас передашь мне все коды доступа к вашим системам. Я сказала прямо сейчас! – и опять щекотка внутри головы, правда стоит признать, что на этот раз она оказалась намного более неприятной, чем в прошлом.

– Значит ты говоришь, неделя или три? Хорошо, я задержусь здесь на этот срок. Если ваш Флот не придет, то я передам управление всеми системами джоре людям. А твои детские попытки ментального давления со мной не сработают. Ты слишком слаба для этого. Ты назвала меня «тем, кто ушел», вынужден тебя разочаровать, ты ошиблась, я «тот, кто пришел». Ты назвала меня джоре? И ты опять не права. Я тот, кто был до джоре и был после них и будет после вас. Так что можете и дальше натравливать на людей, аграфов и сполотов своих локусов. Я пришел к тебе только с одним вопросом, кто за кем стоит вы за этой космической саранчой или они за вами? Ты, сама того не понимая, ответила на мой невысказанный вопрос. Я надеялся, что уничтожать придется только локусов, надеялся, что вы стали лишь пешками в их игре. Теперь, я начну с вас. Потом займусь вашими рабами. Ты что-то там говорила о пылающих планетах и взрывающихся Звездах? Ты считаешь, что это максимум на что я и подобные мне способны? Ты ошибаешься! Ты еще не видела, как целые Системы превращаются в груды обломков. Ты не знаешь, каково это, рождение сверхновой, когда на десятки парсек все превращается в огненный ад! Я покажу тебе это. – что на меня нашло, я не знаю, но я почему-то был абсолютно уверен в своих словах. Людям и их союзникам с одной стороны и драко с их помощниками с другой, слишком тесно в одной Галактике, и кто-то из них должен уйти, уйти навсегда. И я так думаю, что это будут совсем даже не люди и их союзники. Эта драко уже совсем не казалась мне такой симпатичной, скорее наоборот, она вызывала у меня омерзение и чувство гадливости. Я не стал сдерживать свои эмоции, вылил их на Елену полной мерой. Ее реакция ясно дала мне понять, что это возымело свои действия. В этот момент я впервые смог разглядеть ее зубы, мелкие острые иглы, не предназначенные не жевать, не удерживать добычу, а заглатывать ее целиком, еще бьющуюся в напрасных попытках освободиться, еще живую и все чувствующую, казалось бы, один их вид должен внушать страх и ужас, у меня же они вызвали только омерзение. Я уже вынес приговор, осталось только привести его в исполнение, и я прекрасно знаю как это можно сделать. развернувшись я вышел из каюты, параллельно с этим отдав ИскИну крейсера команду обеспечить охрану, теперь уже пленницы. Через несколько секунд как снаружи каюты, так и внутри нее уже расположились дроиды из штурмового комплекса. А мне осталось только дожидаться, когда аграфка, сполотка и человек смогут наконец-то покинуть медкапсулы. Предстояло много тяжелой, неприятной, но очень нужной работы, и чтобы ее выполнить было необходимо в первую очередь разобраться с внутренними делами этой Конфедерации.

Особо впечатлительные, или просо «не стандартно мыслящие» посчитают мое решение неправильным и начнут кричать на каждом углу, что «все цветы должны цвести», что я не в праве вмешиваться в жизнь целых рас и народов. Да, может быть они и правы, но я устал искать пути выхода из того или иного положения, да еще и так, чтобы не дай бог кого-нибудь не обидеть. Не я начал эту войну, не я стал ее причиной, но я ее закончу. По какому праву, спросит кто-то? Да по тому единственному, что дано нам Богом, или природой, или «Высшим Разумом», называйте как хотите, по праву человека, по праву того, который может и не боится. Здесь и сейчас уничтожают мою расу, мой народ и я не могу не вмешаться. А значит, я это сделаю! Мне не важно, плохие они или хорошие, они «свои», а значит только уже этим заслужили право на мою помощь.

Зато я кажется начинаю понимать почему джоре оставили в неприкосновенности центральный модуль своего межгалактического корабля и почему оставили пристыкованными тринажцать больших судов, пусть и серьёзно урезав их. Насколько я помню, основные системы этих судов находились именно в кормовой части, а центральная и носовая были отданы под отсеки с анабиозными камерами. Конечно остается непонятным откуда вообще взялся тут этот корабль и куда «ушли» джоре и почему они «утратили контроль над своими системами», но думаю, что я или найду ответы на эти вопросы на Корабле, или… они не столь и важны. Не стоит плодить сущности сверх необходимого.

Совершить внутрисистемный прыжок для «Терры» совсем не проблема, крейсеру для этого даже нет никакой необходимости набирать полную скорость, достаточно всего двадцати процентов, а то чуть больше десяти минут разгона. Так что, не успел я еще дойти до рубки, а корабль уже сорвался с места с каждым мгновением все больше и больше наращивая скорость. Напрасно связисты Форпоста обрывали линии связи, напрасно голосили на пол Галактики, мне было совсем не до них, да и убедятся они через несколько минут, что никуда особо далеко я их Главу Совета не увожу.

Напряженность гиперполя нарастает с каждой минутой и вот он, сладостный миг прыжка и ничего что в этот раз он длился всего несколько мгновений, зато нет никакой необходимости тащиться на крейсерской скорости двое суток. Пара мгновений и я уже на месте. Все гости надежно изолированы в своих каютах, а меня ждет курьер, который и доставит меня на борт Корабля. Коды доступа уже ушли и были приняты, осталось несколько минут полета, и я вновь ступлю на такие знакомые, но все же, абсолютно чужие палубы.

Доброжелательно открываются створки причального пирса центрального сектора гигантского корабля, встречая меня как давно потерянного сына, но оставшегося таким же родным и близким. Мне кажется, что я чувствую радость и надежду, исходящую от каждой переборки, от каждого метра палубы этого реликта межгалактических путешествий. Но в то же время грусть и разочарование. Я прекрасно знаю куда и зачем мне надо идти и иду именно туда. Пришло время пройти генную экспертизу, подтвердить своё право на владение и командование.

Последняя переборка, отделяющая меня от рубки этого корабля, плавно отошла в сторону, а я сделал шаг вперед. Абсолютно знакомая картина. Абсолютно пустое помещение, достаточно большое, а посреди него «цветет и пахнет» восьмиметровой цветок, в самом центре которого ярко горит огненный шар. Уже привычно устраиваюсь в ложементе оператора и жду реакции местного ИскИна. Ждать себя она не заставила. Да, все, как и в прошлый раз, я опять опускаю ладони в ванночки с гелем, опять побежали по моему телу мурашки, а сами кисти оказались плотно притянуты мягкими манжетами. Остается только дождаться изоляции пульта от внешнего мира и опять услышать запрос на идентификацию. Не знаю, может быть мне и показалось, но сегодня все проходит намного быстрее, как только черный купол накрывает меня и подковообразный пульт, из него выскакивает небольшая клавиатура и… тишина. Ну все правильно, если уж мне известны коды доступа, то и процедура опознания мне должна быть известна. Спокойно ввожу, когда-то очень давно полученный от Первова код идентификации, длинный и сложный. И почти физически слышу, и чувствую, как разочарованно вздыхает ИскИн, в его базе данных такого кода нет, да и быть не может, его специально для меня сгенерировал Первый, еще там, среди разрушенных кораблей джоре. Я-то тогда подумал, что это просто мне так повезло и мой молодецкий удар по клавиатуре что-то там перемкнул, а все оказывается немного проще и сложнее. Первый тогда решил немного разобраться кто я такой, откуда взялся и что мне надо, ну и заодно понять, что произошло. Вот и применил настолько не стандартный ход, таким образом обманув систему ликвидации, сгенерировав и приняв якобы мой личный идентификационный код. Все что должно произойти дальше я прекрасно знаю, сейчас ИскИн сообщит мне о том, что мой код не принят и уведомит, что у меня осталось всего две попытки, по сорок секунд на каждую. Главное, чтобы со мной на связь вышел не вспомогательный ИскИн, а Главный, управляющий, то что выполнял на этом корабле роль Первого. Ну вот, началось.

– Код не верен. У вас еще две попытки, на каждую отводится по сорок секунд. После чего вы будете уничтожены.

– Отставить, код правильный, он просто отсутствует в твоей Базе данных. – ИскИн явно немного подзавис. На это я и рассчитывал, мне просто необходимо вывести из игры вспомогательный и как можно скорее вступить в диалог с основным, а для этого надо вывести плоскость решения вопроса из сферы принятия решения одного и перенаправить к другому, что я сейчас и пытаюсь сделать. и у меня получилось!

– Поясни. – мне кажется или голос немного другой? Но интерес в нем прослушивается.

– Хорошо, но ты, для начала сообщи как к тебе обращаться и… создай свою голограмму, что ли.

Через несколько секунд передо мной стоял мужчина средних лет, с легкой сединой и насмешливыми глазами, в форме капитан-командора Флота джоре.

– Можешь обращаться ко мне – Третий. Я жду пояснений.

– А у вас что, до нормальных имен искусственным личностям не додумались, то Первый, то Второй, теперь вот Третий? Ты время-то давай, не тяни, проводи генную экспертизу и мне нужен будет твой основной код и доступ к нему. Для начала. Процедура вполне стандартная, ты не бойся, твою личность я менять не буду, только внесу кое-какие изменения в настройки шкалы подчинения.

– Сначала поясни свои слова. И еще, откуда ты знаешь о Первом и Втором? Что с ними?

– Ну, тут все просто, Первый находится в полном моем подчинении, а вот Второй, Второй к сожалению погиб, не пережил встречу с более сильным противником и в момент консервации в стазис поле он был уже мертв. Ну, а этот код мне присвоил Первый, признав своим Капитаном. Так что, мой личный идентификационный код абсолютно правильный. Ну, ты еще долго собираешься тянуть резину? Давай, выдвигай пластину анализатора.

– Ответь мне на несколько вопросов…

– Нет, сначала закроем все вопросы с подчинением и безопасностью, а потом будем разговоры разговаривать!

– А почему ты думаешь, что я соглашусь?

– А у тебя есть другой выход? Ты уже несколько тысяч лет сидишь в этой Системе, отстреливаешь все пролетающие мимо корабли. Ты думаешь, что так будет продолжаться вечно? Чего ты ждешь? Что, «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете»? Пройдёт еще пара сотен лет, ну ладно, не пара, а пяток и местные жители найдут способ тебя обезвредить. Не получится? Так просто уйдут отсюда и вернутся через тысячу, через две, в любом случае, ты обречен. Да чего в принципе ждать-то, ты же видел мой корабль, скажи, сколько ты сможешь продержаться против него? Ты думаешь, что я не понимаю, что ничего по-настоящему дальнобойного у тебя нет? я просто выйду за радиус действия твоих оборонительных систем и нашпигую снарядами из туннельных орудий, методично выбивая твои эмиттеры щитов. Мало будет одного корабля, так сюда придет Эскадра, будет мало, придет Флот. Будет и этого мало, придет Первый со своим кораблем. Твои бывшие хозяева допустили небольшую ошибку, по сути уничтожив твои носимые суда.

– У меня в ангарах еще достаточно кораблей, чтобы противостоять любой угрозе!

– Любой? Даже той, что уничтожила межгалактический Флот Аталанцев, или как их стали в последствии называть – джоре?

– Корабли Великого Дома погибли?!

– Да, все. Ну, кроме тех, что я забрал себе. Да и их, если честно, пришлось восстанавливать.

– А что с людьми?

– Семьдесят миллионов трупов, выжило чуть больше двадцати тысяч, это по примерным расчетам. Те, кто успел сбежать.

– Ты знаешь, кто это сделал?

– Да. Один корабль, всего один корабль давным-давно исчезнувшей расы. А таких кораблей по Галактике летает не один десяток. – на несколько минут повисла тишина, а потом Третий поинтересовался.

– Так ты искал именно меня, мой груз? – и было что-то в этом вопросе такое, что заставило меня насторожиться. Ведь совсем не просто так джоре оставили здесь свое судно, по сути лишив его какой-либо возможности маневра, не только вырвав ему зубы, но еще и перебив ноги.

– Может хватит вопросов? Не пора ли нам перейти к делу?

– Ты не сможешь пройти генную идентификацию. Мои требования несколько выше, чем у Первого. Если ты искал именно меня, то должен знать об этом. – что-то все интереснее и интереснее. Но ведь можно и немного блефовать.

– А что, твои требования к генетической чистоте выше чем были у Главы Великого Дома?

– Хорошо, ты сам сделал свой выбор. – мне опять послышалась усмешка. Но вот пластина генной идентификации все же появилась. Правда что-то мне подсказывает, что это не последняя проверка, будет нечто еще. Эх, знать бы что.

Я уже поднял руку, а из скафандра выскочила тонкая длинная игла и я почти коснулся ее своего пальца, но замер. Я понял, что еще за проверка меня ожидает. Рука с иглой медленно опустилась, а я попытался воспроизвести те ощущения, что уже испытывал не один раз, еще когда со мной занимался Астрамаэль. Ощущение тонкой ментальной иглы, пронзающей мой палец. Игла у меня не получилась, а вот какой-то тонкий и короткий гвоздик, на подобии сапожного, вышел, и кольнул меня, и капля крови, из почти мгновенно затянувшейся ранки капнула на пластину. Все это я проделал под пристальным взглядом голограммы. Теперь надо немного подождать, ИскИн все сделает сам и сделает абсолютно правильно, с его точки зрения конечно, а это значит что уже очень скоро этот корабль и все что находится в его ангарах и складах будет принадлежать мне. Ну ладно, пусть и не принадлежать, но подчиняться, это однозначно. Я закрыл глаза и приготовился ждать. Что делать пришлось совсем не долго. Я услышал, как голограмма пробурчала:

– Ну да, мой брат знал кого посылать, ментат, да еще и ДНК практически идеальная, пять девяток, давненько я такого не видел.

– Ну что, Третий, прошел я твою проверку?

– Пройти-то ты ее прошел, Первый в тебе не ошибся. Вот только я не могу выполнить твои требования, без прямого указания Главы, или одного из его Заместителей, передать тебе свой основной код и доступ к нему, не в моих силах.

– Глава и все его Заместители давно уже мертвы, и от них не осталось даже праха!

– Ну, может быть Глава и мертв, и его второй Заместитель тоже, а вот Сын Главы и по совместительству его Первый Заместитель, жив и здоров, да и не только он один. Ты глубоко ошибаешься, если считаешь, что все аталанцы погибли. – с усмешкой заявил ИскИн. – Смотри. Это Элита Элит Великого Дома, лучшие его представители, три миллиона первоклассных специалистов, три миллиона сильнейших ментатов, краса и гордость Великого Дома.

На засветившихся голопанелях появились изображения стройных рядов и штабелей стазискапсул, один отсек сменялся другим и везде одно и то же, капсулы, капсулы и капсулы.

– Ты был прав, назвав погибших в том бою «джоре», «изгои, беглецы», истинные аталанцы находятся здесь. Первый всегда был несколько самонадеян и считал себя венцом творения, скорее всего, когда ты его встретил, он посчитал тебя одним из Них, или Их потомков. Так что, извини…

– Да, это многое меняет. А ты не мог бы рассказать мне о взаимоотношениях аталанцев и джоре?

– А что тут рассказывать, все они принадлежали к одному Великому Дому, Второй Заместитель Главы был джоре, почти все офицеры Флота тоже. Истинные аталанцы рождаются довольно редко, в семье аталанцев может родиться джоре и наоборот.

– Значит вся разница между аталанцами и джоре только в чистоте ДНК?

– Что за чушь! При чем тут чистота ДНК? Аталанцы это в первую очередь не раса, а каста, в которую может попасть любой, обладающий определенным набором знаний, стремлений и морально-этических норм.

– Так почему тогда все аталанцы здесь, а джоре погибли, прикрывая их?

– А ты бы не стал защищать своих детей, даже ценой своей жизни? Да и далеко не все аталанцы здесь, большая их часть осталась там, на месте боя, а здесь только самые лучшие, я же тебе говорю, это Элита Элит, это будущее расы и их мы должны были сохранить в первую очередь. Даже глава со своей семьей остался ТАМ, а здесь самые лучшие инженеры, выдающиеся ученые, здесь самые-самые!

– Я понял. А что насчет войны уже здесь? Говорят, аталанцы ее проиграли и были вынуждены уйти.

– Да не было никакой войны! Те джоре, что были на этом корабле, нашли эту Систему, нашли эту Ракушку и решили обосноваться здесь. Сам понимаешь, ресурсов здесь ноль, поэтому начали их поиск, наткнулись на расу, которая только-только вышла в космос, но уже считала себя чуть ли не повелителями Вселенной. Было несколько стычек между их боевыми кораблями и нашими шахтерами, результат ничейный. К тому времени это судно уже надежно заняло свое теперешнее место, и джоре решили уйти, чтобы не мешать молодой расе развиваться, ведь они прекрасно понимали, чем может грозить молодой расе встреча с более старой и сильной, а уничтожать их никто не хотел. Они посчитали, что со временем раса драко обретет мудрость, станет более терпимой, да и под моей защитой аталанцам еще долгие тысячелетия ничего не может угрожать.

– Ясно. Историю пишет победитель, ну или тот, кто остался. Ну а люди, аграфы, сполоты, они-то откуда взялись?

– Когда мы пришли в этот сектор Галактики никого из них тут не было. Не все джоре хотели жить здесь, многие из них начали заселять планеты, на каждой из которых были свои условия, так появились люди и аграфы, ну а сполоты, я о таких не слышал. Они появились значительно позже, несколько сот кораблей вышли из гиперпространства на краю этой Системы и часть из них осела здесь, а часть, как и джоре, перебрались в соседние Системы.

– Ну в общем все понятно, правда я так и не понял смысла оставлять аталанцев здесь, так и не понял почему их, по сути, просто бросили.

– Сначала, все думали, что выводить аталанцев из стазискапсул еще рано, джоре только обустраивались, а со временем уже привыкли жить без них, да и все ждали, что вот-вот появится Флот Великого Дома. Ну а потом, потом джоре поняли, что не хотят видеть рядом с собой тех, кто будет вечным укором им, их несовершенству. Простые инженеры, ученые, рабочие не захотели видеть рядом с собой тех, кто умнее, совершеннее, сильнее их, правители не захотели отдавать власть, да у каждого нашлась своя причина. Те, кто думал иначе, остались, но и они совсем не спешат выводить аталанцев из стазиса, а сам я этого сделать не могу, нужен прямой приказ.

– Так ведь никто и не знает, что, а точнее кто здесь ждет своего часа!

– Так почему же они тогда сюда вернулись?

– Они не вернулись, их сюда загнали, загнали как в мышеловку, все эти люди, аграфы и сполоты, только совсем недавно вновь нашли эту Систему и то, не без чужой помощи. В общем, тут все так запутано, что разобраться очень сложно. Переплелись интересы, даже не двух, а сразу пяти рас, причем разделенных многолетней войной, десятками миллионов жертв, разрушенными планетами, общим непониманием и растерянностью, плюс общей деградацией технологий и знаний. Потомки аталанцев и джоре, отстали в своем технологическом развитии от своих предков даже не на столетия, а на тысячелетия, десятки тысячелетий. Как такое могло быть, я не понимаю. Да и ты, признайся, почему-то активно препятствуешь появлению потомков джоре на корабле.

– Я не препятствую, я просто выполняю свою работу и последние отданные мне распоряжения. Тебя же я пропустил!

– А у тебя были варианты? – ИскИн промолчал. – Ладно, ты вот что мне скажи: обязательно выводить из стазиса сразу всех аталанцев, или можно только нескольких, скажем так наиболее адекватных и авторитетных, тех к кому будут прислушиваться и все остальные.

– Если действовать по инструкции, то сначала из стазиса надо вывести военных, потом инженерно-технический персонал и медиков, затем сотрудников добывающего, обрабатывающего и обслуживающего секторов и только после того как все они освоятся, обеспечат приемлемый уровень безопасности, условий жизни и комфорта, я должен вывести из стазиса сына Главы Великого Дома и его помощников. Но, при наличии прямого распоряжения этот порядок можно изменить и даже выводить из стазиса поименно.

– Во, это то, что нужно. Сколько времени займет процедура?

– В общей сложности около суток, придется провести восстановительные мероприятия.

– Ну значит приступай, выводи из стазиса по одному представителю, наиболее компетентному, от каждой сферы деятельности и начти с военных.

– Принял. – мне послышалось, или и правда голос ИскИна прозвучал как-то торжественно и с некоторым облегчением.

По расчетам, мои пациенты должны покинуть свои медкапсулы на несколько часов раньше аталанцев, но времени все равно у меня свободного предостаточно и подготовить историческую встречу представителей сразу нескольких цивилизаций я успею в любом случае. Теперь надо решить кое-какие чисто практические вопросы, вот этим и займемся.

– Третий, а ты можешь подготовить мне небольшую справочку, об имеющихся у тебя на борту силах и средствах, так сказать. Меня в первую очередь интересуют промышленные и производственные мощности, боевые корабли, штурмовые и охранные комплексы ну и все остальное чем ты располагаешь.

– А зачем тебе это?

– Я думаю, что очень скоро ты начнешь выводить из стазиса всех своих пассажиров. Тут, на этой Ракушке, почти двести миллионов разумных, большей частью являющихся потомками твоих аталанцев и джоре. Все они больны, против них было применено генетическое оружие и расы стоят на грани вымирания. Им потребуется неотложная медицинская помощь. Все необходимые программы и настройки для медкапсул у меня есть, и я их тебе, а потом и твоим аталанцам передам. Меня интересует, как быстро ты сможешь развернуть производство медкапсул, нейросетей, боеприпасов, расходников и картриджей.

– Ты думаешь, что когда все аталанцы выйдут из стазиса они не справятся с угрозами?

– Я надеюсь на правильность твоих суждений относительно их морально-этических норм поведения и рассчитываю, что они не оставят своих, пусть и очень дальних, потомков без помощи, как их, так и примкнувших к ним сполотов.

– Я понял тебя и уверен в этом. На разворачивание всех производственных, научных и промышленных мощностей потребуется около месяца. А на вывод всех аталанцев из стазиса еще около полугода.

– Долго, очень долго! Я думаю, что масштабное вторжение драко начнется, самое позднее через полтора-два месяца. Мы можем не успеть и тогда твоих драгоценных пассажиров ожидает не очень приятное, а главное очень короткое будущее. Мне прекрасно известен уровень развития технологий аталанцев, имею я представление и об уровне драко. Они конечно несопоставимы, но ты должен понимать, что любое качество можно побить количеством. И если с первым у драко кое-какие проблемы, то вот со вторым все просто идеально. Их ресурсы поистине безграничны, как материальные, так и биологические. Думай, что можно предпринять в таких условиях.

– Я могу своей властью передать местным жителям около полутора тысяч истребителей.

– Не пойдет, для их управления необходимы нейросети и изученные Базы Знаний. Ни первого, ни второго у местных нет.

– Для управления истребителем достаточно изучить Базы второго ранга и иметь Коэффициент Интеллекта не ниже ста десяти единиц. Экипаж составляет два человека. У меня на складах, в стазис поле находится около пяти тысяч медкапсул и около ста тысяч универсальных нейросетей, они конечно заметно уступают специализированным, но вполне могут подойти для твоих нужд. Но я ничего из этого не могу передать без согласия Первого Заместителя Главы Великого Дома.

– Ну что же, значит поднимай и его.

– Уже. Его стазискапсула прошла процесс деактивации первой. Ты же сам хотел, чтобы в первую очередь я вывел из стазиса наиболее компетентных, более компетентного разумного чем он, я не знаю.

– Ну вот и хорошо. Дашь мне знать, когда с ним можно будет поговорить. Да, еще, Третий, перед нашей с ним встречей, введи его кратенько в курс всего произошедшего с момента того боя и бегства корабля сюда.

– Думаешь, надо?

– Надо сразу расставить все точки над I. Так будет намного проще разговаривать и договариваться, да и излишних иллюзий не будет.

– Хорошо. Я выполню твою просьбы.

– Я пока буду у себя на корабле, держи меня в курсе происходящего. – с этими словами я развернулся и пошел на крейсер, с тоской представляя себе скорый и, скорее всего, очень неприятный разговор с молодым мажором, сыном Главы Великого Дома, давным-давно исчезнувшего с карты Галактики.

Уже на борту крейсера я попытался разобраться в том, что узнал. И получилась у меня довольно интересная картина. Три корабля, а точнее будет сказать – три огромных носителя вылетели из одной Галактики с целью достичь соседней, и им это удалось. Но уже на самом пороге корабли встретились с непреодолимой силой, почти весь носимый Флот с двух огромных судов принял бой, давая третьему носителю возможность уйти в гиперпрыжок, что тот и сделал. Два оставшихся носителя были уничтожены крейсером деванагари, остатки носимого Флота сбежали, уйдя скорее всего в слепой прыжок. Выжил-ли Глава Великого Дома, неизвестно, скорее всего нет, иначе он бы не оставил своих людей в криокапсулах, а спустя какое-то время попытался бы их хотя-бы найти, тем более, что все производства, все оборудование осталось на месте схватки. По сути, получается, что почти семьдесят миллионов разумных принесли в жертву, ради спасения вот этих вот самых трех миллионов, размен скажем прямо, неравноценный. Но опять же, Флот сознательно пошел на это, обрекая своих родных и близких на смерть. Почему? Ответ, хоть и неопрятный, лежит на поверхности, они считали, что спасение этих трех миллионов важнее и ценнее, чем спасение оставшихся семидесяти. Вот только последствия этого шага намного хуже, чем могли они себе представить. В результате этого обмена, мало того, что раса оказалась отброшена в своем развитии на тысячи лет назад, ведь даже к моменту своей полной и окончательной гибели джоре так и не смогли достигнуть тех-же вершин, так они еще и утратили свой морально-этический стержень, то, что объединяло всех их в один народ. Неужели отсутствие именно этих трех миллионов так повлияло на целую цивилизацию? Но тогда находящиеся в стазискапсулах на этих кораблях должны быть почти что Ангелами. А может так оно и есть? Ведь не даром Третий назвал их лучшими из лучших, как говорится: «Ум, Честь и Совесть» целой расы. Если это так, то тогда становится понятной и безудержная экспансия джоре в нашей Галактики в период ее расцвета. Они пытались найти не свои потерянные семьдесят миллионов, они пытались найти утраченные три. Правда со временем цель померкла, и ее заменили мелкие страсти и страстишки и в результате могучая цивилизация пала, а на ее обломках поднялись новые расы и народы. Если я прав, то разговор с этим Сыном, должен быть вполне плодотворный, они не должны оставить своих далеких потомков и примкнувших к ним без помощи. Ладно, будем надеяться именно на это. А если я даже и не прав, то местные ничего не теряют, по крайней мере аталанцы не дадут драко и их рабам-наемникам беспрепятственно резать местное население. Наверное, надо будет взять с собой на встречу с этим, да и с другими аталанцами всех представителей Совета Конфедерации, что сейчас находятся у меня «в гостях», только вот насчет драко, я не уверен. Ладно, для начала пойдем без нее, а там как они совместно решат, захотят и с ней поговорить, значит приведем.

На любом космическом корабле, тем более если он собран, ну или восстановлен, практически собственноручно, всегда есть чем заняться, поэтому и я от безделья не мучился, быстро найдя себе занятие. Никогда не будет лишним проверить состояние энерговодов, что-то подтянуть, что-то подправить, вот и для меня десять часов промелькнули, я даже и не заметил. Я сначала даже и не понял, кто это меня вызывает через интерфейс нейросети, оказалось Третий, ИскИн. Он спешит мне сообщить, что трое аталанцев, и в их числе и сын Главы, уже полностью пришли в норму, ознакомлены с текущим положением дел и горят желанием со мной пообщаться, причем «со мной» было особо выделено. Похоже, что Элита джоре пока еще не определилась со своим отношением к местным и для начала хочет взглянуть и поговорить только со мной, так сказать, с незаинтересованной стороной. Я взял небольшой таймаут, запросил ИскИн медсекции о состоянии пациентов, получил ответ, что процедуры затянутся еще на пару часов, прикинул, что этого времени вполне хватит для предварительного общения с аталанцами и составления мнения и о них, и о себе, дал ИскИну распоряжение без меня из медкапсул никого не выпускать, а немного подержать в состоянии сна. После чего опять загрузился на курьера и отправился в гости к Третьему и его аталанцам.

Помня о том, что все аталанцы ментанты, я попытался полностью закрыть свое сознание, не думаю, что им надо знать о том, кто я и откуда, а вот о судьбе джоре я решил ничего не скрывать, пусть знают, к чему приводит, когда Элиту расы искусственно изолируют от всех остальных. И не важно, оставляют ли ее в стазискапсулах, просто не желая делиться властью, или вырезают под корень, в «порыве общенародного гнева».

Похоже, что насчет «мажора» я немного промахнулся. Точнее совсем промахнулся, в молоко можно сказать угодил. У Третьего меня ждали трое, мужчина в форме Флота, судя по нашивкам капитан первого ранга, женщина, на вид лет тридцати и еще один мужчина, с молодыми глазами, но абсолютно седой головой, да и на вид ему было никак не меньше пятидесяти, что может говорить только о том, что этот индивид уже давненько разменял вторую сотню лет. Разговор наш сразу пошел совсем не так, как я думал. Аталанцев не интересовали ни местные дела, ни причины войны между Конфедерацией и драко с локусами, ни история джоре, их в первую очередь почему-то заинтересовал именно я. Не то, откуда я такой взялся, чего хочу и зачем их поднял, а мой внутренний мир, мои желания, страсти и мечты. К такому повороту событий я оказался совершенно не готов, наверное, именно поэтому мог лишь что-то мямлить и пытаться свернуть на подготовленный мною разговор, но к сожалению, совершенно напрасно. Эти трое взяли меня в такой оборот, что, хотя и вертелся как вошь на гребешке, они меня буквально вывернули наизнанку, причем больше всех старалась именно женщина. И чем я ей так не понравился? Пришлось рассказать им все, ну, почти все, о том, что я из совсем другой реальности мне всё же удалось умолчать. Если честно, то я прекрасно понимаю, что после того, как я отдал распоряжение Третьему выводить из стазиса аталанцев, от меня уже ничего не зависит, но все же очень хочется убедиться, что я принял правильное решение и не зря отказался от всех ништяков, что Третий так долго хранил.

Наконец, когда со мной и моими побудительными мотивами было законченно, мы перешли и к более насущным проблемам. Мне пришлось описывать сложившуюся в Системе, да и во всей Конфедерации ситуацию, описывать именно с моей точки зрения, не опираясь на рассказы местных. После чего последовал очень неожиданный вопрос:

– Руслан, а почему Вы думаете, что эта Галактика должна достаться именно людям, аграфам и сполотам? Чем они лучше тех же драко и этих их локусов?

Вопрос заставил меня задуматься. Принцип «наших бьют», тут явно не проходит. А и на самом деле, с чего я взял, что люди и остальные будут лучшим выбором? Раз за разом я прокручивал в голове возможные ответы и каждый раз понимал, что все это не то. Да и мысль, что меня видят на сквозь, не оставляла. Я уже совсем было собрался сдаться и махнуть на все рукой, тем более, что задерживаться в этом Мире я не собираюсь, как ответ пришел сам собой. Ответ правдивый и точный.

Вы спрашиваете, чем люди и остальные лучше драко? Да ничем, может быть в чем-то даже и хуже, намного хуже, но… есть один нюанс, на мой взгляд, очень важный. Не люди, не аграфы и не сполоты пришли к драко, да, я согласен, что сейчас разобраться кто первый начал всю эту заваруху, практически невозможно, но я знаю, кто может ее закончить. На моей планете есть поговорка: «все цветы должны цвести». Ваши джоре уже один раз бросили все на самотек, ушли и оставили этот сектор Галактики без надзора. Цивилизация драко, она моновидовая, кто может сказать во что она со временем может развиться, может она достигнет таких высот, что даже вы, джоре и деванагари покажутся сущими дикарями, но это будут достижения только одной расы, остальным, сколько бы их не было места в такой Галактике уже не будет. Конфедерация же, она уже доказала, что даже такие разные расы как сполоты, драко и люди с аграфами вполне могут ужиться вместе, более того, не просто ужиться, а жить. Конфедерация никого не ставит ниже себя, даже драко, когда они пришли к людям, аграфам и сполотам как беженцы, якобы ища спасения, были ими приняты как равные, ни в чем не терпя ущемления. Я уверен, что те драко, что всю жизнь прожили среди рас Конфедерации, смогут и дальше точно так же жить, главное понять что ими движет, страх за будущее своей расы, ненависть ко всему живому, что отличается от них, или жажда мести, которую они не имея возможности выплеснуть на джоре, перенесли на их потомков. Конфедерация ничуть не лучше драко, но у нее есть будущее, может быть и не всегда безоблачное, но это будущее, которое дает шанс всем. У драко такого будущего нет. конфедерация строит будущее для всех, а драко только для себя и не для кого больше. Я ответил на ваш вопрос?

– Ответил. Правда возникает закономерное сомнение, сказал ли и правда то, что думаешь, или то, что по твоему мнению мы хотели услышать, уверен ли ты в своих словах.

– Уверен ли я в том, что сказал? Конечно же, нет! – я слишком хорошо знаю людей, чтобы не доверять им. Сегодня они думают и поступают так, а уже завтра меняют свое мнение на противоположное. Я уверен только в одном: с драко у всех рас и цивилизаций Галактики шансов нет, если только им не встретится кто-то более развитый, более жестокий и беспринципный чем они, тот, кто просто сметет их с лица Галактики как надоедливую помеху. Вот только боюсь, что после того как они покончат с Конфедерацией, а потом и с вами, таких противников у них уже не будет.

– А почему ты думаешь, что драко с нами справятся?

– А тут все просто. Вы хотите остаться чистенькими, этакими ангелочками, вы не хотите брать на себя ответственность. Вам напомнить, почему вы оказались в этой Галактике, напомнить от чего вы бежали? А ведь джоре, без вашего «руководящего и направляющего» влияния вполне могли бы справиться с дамон. Это вы им не дали, вы не дали им сжечь планеты и Системы вместе с этой заразой и как результат притащили их и в эту Галактику. Это вы стали причиной гибели вашей расы и там, у себя дома и здесь. Содружество, намного более слабое чем вы или джоре, смогло дать им отпор, а вы не смогли, а точнее не захотели! Вы предпочли бежать, спрятаться, бросив целую Галактику на растерзание этим паразитам, и даже не подумали о том, что они могут пойти за вами!

– Значит, вы называете их – дамон? Хорошо, но ты не прав: мы не сбежали, мы отступили.

– Ага, так отступили, что о вас в Галактике уже почти забыли и остались вы в памяти рас и народ как некий курьез. Вы отступили и до сих пор отступаете, и будете отступать дальше. Не пора ли понять, что – все, дальше некуда?!

– А почему твое это Содружество не хочет помочь?

– Содружество слишком далеко, пройдут столетия, если не тысячелетия, когда оно доберётся досюда. А у местных нет столько времени, у них даже нескольких лет и то нет, месяц. В лучшем случае два-три. Будь иначе, вы что думаете, я стал бы с вами связываться? Передать Конфедерации технологии не проблема, вот только технологии, это не боевые корабли, не крейсера и не линкоры. А у меня кроме моего крейсера ничего нет, зато есть у вас. И будь вы обыкновенными джоре, а ваш ИскИн аналогом своих собратьев, то вы бы до сих пор лежали в своих стазискапсулах, а весь ваш Флот уже осваивали бы люди и аграфы, да и сполоты не остались бы в стороне.

– Да, ты говоришь правду. Ну, или по крайней мере то, что думаешь. Я уже отдал Третьему команду на пробуждение всего личного состава Флота и на расконсервацию кораблей. Но нам, чтобы убедиться в правильности принятого решения, необходима встреча с представителями местного правительства. Ты можешь это устроить?

– Завтра. У меня на борту Глава их Совета и его помощники. Правда, сейчас они в медкапсулах, я пытаюсь очистить их организм от вируса. Я вам о нем уже рассказывал.

– Мы можем рассчитывать на тебя в предстоящем с ними разговоре?

– В разговоре – да. В предстоящей войне – нет. Я очень ограничен во времени. Через несколько дней я покину и эту Систему, и эту Галактику… – на этом наш не совсем приятный разговор с аталанцами закончился.

На следующий день, я как и обещал, прихватив с собой Всех представителей Конфедерации, даже, после недолгих раздумий Елену. В конце концов если никому она не будет интересна, то пусть сами и занимаются ее изоляцией. Мне она на борту моего крейсера не нужна. Да и остальные тоже. Мишель и Анжи смотрели на Крона как на врага народа, аграфка все время тискала рукоятку своего кинжала, а если судить по выражению лица сполотки, то та уже раз двадцать разорвала человека на мелкие кусочки. Только Сью была более-менее спокойна, только поглядывала постоянно на Драко, идущую в сопровождении пары штурмовых дроидов.

Объяснять куда, зачем и для чего мы идем я никому, не стал, хотел сделать сюрприз, но он к сожалению, не получился. Мало того, что Елена почти моментально догадалась где именно мы высадились с курьера, так еще, уже через минуту нам начали попадаться, спешащие по своим делам аталанцы. В общем на месте нас уже ждали не трое представителей этой расы, а несколько десятков человек. Вступать в очередную дискуссию с аталанцами я не собирался, мое время в этом Мире подошло к концу, еще ночью навигационный ИскИн сообщил мне, что последние значения искомых координат получены, так что мне осталось только свести вместе представителей Конфедерации и Древних, а там пускай сами договариваются.

Я планировал сразу после завершения представления друг другу «высоких договаривающихся сторон» откланяться, но меня заинтересовал начавшийся разговор. Поразило меня то, что аталанцы в первую очередь начали беседу с драко, не обратив на своих потомком почти никакого внимания. Пришлось мне разъяснять людям, аграфке и сполотке, кто все эти люди, откуда они взялись и что они вообще здесь делают. Надо было видеть выражение лица моих собеседников, когда они поняли, что видят перед собой ожившую легенду – загадочных Древних из своих сказок. Разговаривая с конфедератами, я краем глаза наблюдал за аталанцами и Еленой. Судя по тому, с каким напряжением говорила вторая и как ехидно ухмылялись первые, драко попыталась воздействовать и на них, вот только ментальные возможности беседующих с ней явно превосходили ее возможности, и превосходили многократно. По мере того, как шла беседа, лица аталанцев все больше и больше мрачнели, а драко, похоже, совсем попутала берега, и разве что слюной не брызгала от ненависти, и угрожала Древним воткрытую. Глядя, как аталанцы, одетые в мундиры, с трудом сдерживаются от ярости, я немного расслабился – драко сейчас даже не понимает, что своим поведением подписывает смертный приговор не только себе, но и вообще всем представителям своей расы. Какими бы правильными, утонченными, образованными и высокоинтеллектуальными разумными не были аталанцы, но по их субъективному времени они еще совсем недавно вели войну с куда более опасным противником, а потом еще и я подлил масла в огонь, практически обвинив их в трусости и недальновидности. А ведь аталанцы – прародители джоре, пожалуй, самой воинственной расы в известной части Галактики. А, как известно, «яблоко от яблони…», тем более, что рассказы, как драко с помощью локусов уже успели полностью уничтожить несколько рас и расправиться с оставшимися на планетах людьми, аграфами и сполотами, тоже совсем не способствовали появлению теплых чувств к ним. В общем, когда пара аталанцев по распоряжению Индрана, сына Главы Великого Дома, увели Елену, а все переключились на моих протеже, я понял, что моя миссия здесь закончена и пришло время мне удалиться, и желательно «по-английски», не прощаясь. На мой уход никто не среагировал, только Сью благодарно кивнула, правильно расценив мои телодвижения. Через два часа я уже был на борту крейсера, и ИскИн начал разгон для гиперпрыжка. Моя душа пела и веселилась, я уже успел выкинуть из головы все проблемы и драко, и Конфедерации, и аталанцев. Впереди почти три недели в гиперкосмосе, потом еще, ну, пусть будет месяц в новом Мире, а потом прямая дорога домой, на Землю, к моим девочкам.

.

11 глава.

Очередной гиперпереход между Мирами прошел точно так же, как и предыдущие: я учил Базы, благо, что еще было что учить, занимался на тренажерах – и спортивных, и имитирующих ту или иную деятельность. В общем, восемнадцать суток промелькнули как один день.

И все же, на этот раз я решил действовать с прицелом на свой следующий прыжок, и раз уж при пересечении границы между Мирами нет особой разницы, где именно выходить из гиперпространства, то и выбрал я наиболее близкое к Земле и Солнечной Системе место, резонно рассудив, что вляпаться в очередной раз в абсолютно чужие для меня проблемы – это уже, пожалуй, будет черезчур. Да и просто охота посмотреть на Землю и земную цивилизацию как бы со стороны, в другой реальности. Выход из гиперпространства я запланировал недалеко от Сириуса. А что, и от Солнечной Системы не далеко, и если кто и на здешней Земле пасется, те же местные агарцы, то моего выхода из гиперкосмоса никак не смогут зафиксировать, а я вполне свободно смогу прослушать их линии гиперсвязи. Ну, это при самом неблагоприятном раскладе. Задерживаться я в любом случае здесь не планирую и постоянно твержу сам себе: «это не мой Мир, это не мой Мир». Если все будет нормально, то, может быть, даже высажусь на планете, похожу по родным местам, поностальгирую, но в местные проблемы ни в коем случае не полезу.

Сообщение ИскИна о скором выходе из гипера застало меня в рубке, уже привычно заняв кресло пилота, я приготовился к любым неожиданностям, реакторы давно вышли на полную мощность и для того, крейсер скрылся за силовыми полями достаточно пары секунд, буду надеяться, что за это время ничего страшного не произойдет.

Сияющий пузырь гиперполя вспыхнул с новой силой и опал, сжался, исчез. Крейсер вышел в обычное пространство. Почти сразу же раздались сигналы тревоги, но это так и должно быть, незнакомое пространство, неизвестные угрозы и экипаж должен об этом знать, а значит и быть готовым к любому развитию событий. Двигатели включили режим торможения, а силовые поля окутали корабль. ИскИн начал сканирование Системы, сделав упор на наличие металлов в окружающем пространстве, заработали всевозможные датчики, сенсоры и камеры, в рубку хлынул поток данных, который обрабатывал ИскИн и выдавал уже мне на голоэкран в виде картинки. В принципе, ничего особо интересного или важного в Системе мои датчики не обнаружили, двойная звезда, огромное количество космической пыли и астероидов. Правда набор металлов и минералов в этих астероидах оказался просто фантастическим, надо будет по возвращению домой обязательно заняться этой Системой, ее разработкой. ИскИн начал штатную проверку оборудования после гиперпрыжка, а я озаботился подготовкой сменных блоков для гипердвигателя. Пока навигационный ИскИн определялся с нашим точным местоположением и примерным расчетом необходимого времени для выяснения неизвестных значений координат нашего следующего межмирового прыжка, я провел расчеты траектории разгона для гиперпрыжка к Солнечной Системе. Отвлекать ИскИн от его работы мне не хотелось, поэтому и выполнял я все расчеты на вспомогательном ИскИне и подготовку к прыжку провел в ручном режиме, заодно вспомнив что это такое и как это делается. В общем, через три часа после моего появления в этой реальности, крейсер уже начал разгон для следующего гиперпрыжка, желание посмотреть на здешнюю Землю меня не покинуло.

Чуть больше восьми часов в гиперпространстве, именно столько времени занял прыжок к Солнечной Системе. Я почему-то был абсолютно уверен, что и в этой реальности Земля существует, более того, я точно знал, что и цивилизация на ней есть, поэтому местом выхода из гиперпространства я выбрал не одну из точек вблизи планеты, и соседних, а практически на самом краю Системы. В конце концов, за сутки-двое я доберусь до Земли и на маршевых двигателях, ну, или в крайнем случае совершу один небольшой внутрисистемный прыжок. Кто знает, может в этой реальности земляне уже давно освоили всю Солнечную Систему, или, не дай бог, какой-нибудь местный аналог Содружества превратил мою Родину в питомник по разведению рабов. Ну а за орбитой Плутона ни тем, ни другим делать нечего, я так надеюсь. Есть конечно вероятность, хотя надо признать, что довольно мизерная, что что время в этом Мире идет совсем не так как в моем родном и я могу оказаться прямо посреди какой-нибудь космической битвы, которая отгремела в моем Мире сотни тысяч, а то и миллионы лет назад. В общем, выходил я из гиперпрыжка с надеждой, что в этом Мире цивилизация Земли не сильно отличается от ее же, но в моем Мире.

Короче из гиперпространства я выходил по всем правилам Службы Дальней Разведки, на максимальном удалении и со всеми предосторожностями, если не как во враждебной Системе, то уж как в «недружественной», это факт. К счастью все мои предосторожности оказались абсолютно ненужными. Сначала пассивное, а потом и активное сканирование не выявило ничего угрожающего, хотя на орбите третьей планеты, если верить сканерам, и вращается несколько сот искусственных объектов, но никакой угрозы они не несут. Последнее сообщение ИскИна вызвало у меня немного идиотскую улыбку, ну да, в свое время земляне и в моем Мире знатно замусорили орбиту своей планеты. Так что, подкрадываться к Земле как вор нет никакого смысла, все равно, крейсер, скрытый под несколькими слоями маскировочных полей аппаратура землян засечь не сможет, так что к планете я рванул на полной мощности, практически не скрываясь и уже через десять часов был на месте. Все это время ИскИн, отвечающий за связь, усердно сканировал пространство, перехватывая десятки, если не сотни радиопереговоров и телесигналов, накапливая данные для создания Баз по языкам и жизни на планете. Дело конечно нужное… но, на мой взгляд, абсолютно бесполезное. Потому что уже через пол часа такого вот перехвата я услышал родную речь, достаточно плотно перемешанную и с английским, и с немецким, и с французским, и еще доброй полусотней языков.

Следующие пять суток я, скрываясь в тени Луны, кружил над планетой. И чем дольше я находился в этой Системе, тем больше впадал в «непонятки». В перехваченных радио и телепередачах звучали до боли знакомые названия и имена, мелькали знакомые лица и виды. У меня даже зародилась мысль, что я каким-то образом попал в свое собственное прошлое, тем более, что и с датой я уже определился, май 2017 года, если вспомнить мою жизнь, то я сейчас должен находиться на корабельном кладбище джоре, ругаться с Нагой и устанавливать первые контакты с Первым. Но мысль эта как появилась, так и ушла, хотя здешняя Земля в точности повторяла мою Землю, не обошлось и без отличий, достаточно было посмотреть на политическую карту Мира, да послушать всевозможные «Голоса» и «говорящие головы». Чего только стоят постоянные крики об агрессии России в отношении Украины, или «неправомерных» действиях в Сирии. ИскИн быстро организовал мне выход в местную Сеть Интернет, и я погрузился с головой в изучении местной Истории. Скажу честно, от всего прочитанного, услышанного и увиденного у меня волосы на голове вставали дыбом и чем дальше, тем больше. Было такое ощущение, что Мир сошел с ума. Когда-то я считал, что обстановки на Земле хуже, чем в моем Мире быть не может, так вот, я очень ошибался. Может! Еще как может! Здешняя Земля семимильными шагами, даже не идет, бежит к глобальной войне, высоколобые «аналитики» уже даже в открытую рассуждают о возможности краткосрочной войны без применения ядерного оружия, руководители некоторых стран открыто говорят об уничтожении России. Короче идет обработка общественного мнения и активная промывка мозгов. Я был в шоке. Возникла мысль бежать из этой Системы как можно быстрее и как можно дальше, в конце концов, переждать время можно и в медкапсуле, или наведаться в сектора Содружества, даже если очень хочется, то можно побывать и на месте гибели Флота джоре, вдруг удастся там что-то прихватить. Вторую «Звезду» строить, конечно, смысла нет, я ее все равно из этой реальности не вытащу, нет у меня такой возможности, технически нет.

Мои размышления о том, как скоротать время, прервало входящее сообщение. Навигационный ИскИн наконец-то определился с временными рамками нашего нахождения в этом Мире. Сначала я просто не поверил своим глазам, прочитал сообщение несколько, раз и перевел общение с навигатором в голосовой режим.

– Навигатор, поясни свое сообщение. Это ведь бред какой-то! Может ты ошибся?

– Нет, капитан, никакой ошибки нет: девять лет, и это минимальный срок, если мне будут доступны вычислительные мощности как минимум втрое превышающие мои сегодняшние возможности. При использовании имеющихся у меня ресурсов время окончания расчетов увеличивается от пятидесяти шести до семидесяти трех процентов.

– Почему так долго?.. Раньше ты справлялся намного быстрее. Да и первоначально ты таких прогнозов не делал.

– Наблюдается нелинейная зависимость времени расчета каждого последующего значения требуемых координат.

– Причина изменений зависимости времени расчета?

– Значения становятся «плавающими», и как следствие – тяжело определяемыми.

Почти два часа ИскИн объяснял мне все свои трудности, чертил графики и демонстрировал таблицы. Если честно, то я понял и десятой части. Единственное в чем я смог разобраться, так это в том, что определение каждого последующего значения забирает намного больше времени и требует больших усилий, чем определение предыдущего. Причем зависимость тут возникает геометрическая. Так первое искомое значение ИскИн готов мне сообщить уже через пару часов, второе часов через сорок, третье еще через трое суток, а последнее, в лучшем случае, лет через девять-десять. На мой резонный вопрос, а не стоит ли нам тогда попрыгать по Мирам, ну дескать, там пару-тройку значений, там еще пару-тройку и так далее, ИскИн на некоторое время углубился в расчеты и через пять минут выдал свой вердикт.

– Для определения первых восьми значений по предложенной схеме, учитывая время нахождения корабля в гиперпространстве, уйдет на двенадцать процентов времени меньше, чем при определении значений при нахождении в одном Мире. – я даже сперва немного обрадовался. Правда радость моя была совсем не долгой. – а для определения остальных значений, так же с учетом времени, проведенного в межмировом гиперпрыжке, на двадцать восемь процентов больше. Что однозначно увеличивает общее время на двадцать два процента. При этом не учитывается время на определение текущих координат, что так же увеличивает общее время еще на полтора процента. Все расчеты произведены при условиях сохранения текущих вычислительных мощностей – ага, это что же получается, если я предоставлю навигационному ИскИну доступ еще хотя бы к парочке ИскИнов, то разница будет уже не в двадцать два – двадцать три процента, а почти в семьдесят?.. Пипец, приплыли… Девять лет в этой реальности! Более того, девять лет в этой Солнечной Системе, потому как стоит только сунуться куда-нибудь подальше – и время, потребное ИскИну, возрастет в разы.

Я уже совсем другими глазами посмотрел на крутящуюся внизу планету. Бело-голубой шарик, закрывающий полнеба, такой родной и такой чужой. Планета, которой, на ближайшие девять лет, суждено стать моим новым Домом. Ну, здравствуй, Земля.

Теперь мне предстояло хорошенько продумать всю свою предстоящую здесь жизнь. Ну, предположим, что с финансами и документами у меня никаких проблем не будет, по крайней мере в первое время, если конечно я хорошенько подготовлюсь. Потом, ну а потом и тем более, с моими-то возможностями, хотя и привлекать излишнее внимание к своей персоне не стоит. Так что, дел впереди выше крыши и оттягивать их решение не стоит, чем быстрее я передам все вычислительные мощности Навигатору, тем быстрее вернусь к себе домой. Совсем недавно еще казавшаяся глупой блажью идея ИскИна о составлении лингвистических Баз Знаний, теперь обрела и смысл, и важность. Вопроса где жить, в какой стране, передо мной не стоит, Родина одна, всегда была, есть и будет, и совсем неважно в какой реальности она находится, поэтому жить я буду в России. Ну а чтобы особо не выделяться и не возбуждать лишние вопросы, придется стать иммигрантом. Так будет намного проще объяснить и незнание миллиона бытовых мелочей жизни и достаточно крупные денежные суммы, да и кое-какие специфические знания тоже. Вопрос, откуда будем «эмигрировать», тоже не стоит – конечно же, из «самой великой, могучей и демократичной» страны Мира, из США. Конечно, в России сильно американцев не любят, но и особой ненависти ко всем подряд нет. А если еще и «биографию» правильно подготовить, то и вообще вполне сойду за своего и вызову только симпатии. Итак, решено: я гражданин США в – ну, пусть будет, пятом поколении – мои предки сбежали в Северную Америку еще в конце девятнадцатого века, а я вот, оставшись без родственников и получив вполне приличное наследство, решил вернуться на свою историческую Родину. Почему? Так тут все просто: рассказы бабушек-дедушек, моральное и эмоциональное одиночество в странах «развитой демократии», огромные перспективы по вложению, неожиданно появившихся финансовых активов, мечта найти себе красавицу-жену, ну и еще много чего. Более-менее определившись с основным вектором своей легенды, начал обдумывать пути ее претворения в жизнь. Вот тут-то мне должен помочь Управляющий ИскИн и сами американцы. Это ведь как хорошо, что почти вся документация на Земле ведется в электронном формате, сесть на линии для моего Связиста не составит никакого труда – ни на банковские, ни на биржевые, ни на государственные. В общем, уже через сутки все мои ИскИны пахали как проклятые, обеспечивая мою легенду. Они подправляли файлы, создавали новые, организовывали мне счета в банках, влезли в систему социального страхования США и Государственного Департамента. Прямо на глазах я обретал вес, появились короткие заметки и некрологи в десятках газет за последнюю сотню лет, не в самих газетах конечно, а в их электронных версиях, появились файлы у адвокатов, нотариусов и больницах, налоговом ведомстве и еще десятках самых разных структур и ведомств. Тысячи, десятки тысяч вроде как мелких зацепочек, которые все вместе создают иллюзию старого эмигрантского Рода, который из поколения в поколение работал, накапливал средства. С деньгами все вообще получилось намного проще, ИскИн открыл счет, причем задним числом, чуть ли не с тридцатых годов двадцатого века, на котором разместил небольшую сумму, которая к сегодняшнему дню увеличилась на пару порядков. Одновременно с этим в паре десятков банков появились несколько счетов, на которые начали поступать незначительные суммы в пять-десять долларов. Банковские компьютеры, обеспечивающие безопасность, на такие мизерные суммы практически не обращают внимания, особенно если счет, на который эти крохи поступают, привязаны к каким-то мелким забегаловкам, небольшим магазинчикам и тому подобным заведениям мелкого бизнеса, ну а то, что все эти точки являются абсолютно фантомными, никогда и нигде не существовавшими, им и дела нет. Некоторые затруднения возникли с документами, но, хвала Аллаху, граждане США особым преклонением перед кипой бумаг не страдают и в основном обходятся совсем небольшим набором: карточка социального страхования, водительское удостоверения – ну, еще паспорт, когда едут заграницу. Но и с этой задачей мои помощники справились «на отлично», правда, пришлось заменить бумагу на тонкий пластик, но с техническими средствами Земли отличить подделку без специального анализа было практически невозможно. А вот с деньгами вышел небольшой облом, полной информации о всех степенях защиты я так и не нашел, а доверять тому что есть в свободном доступе я не решился, так что, хоть я теперь и миллионер, но без гроша в кармане, конечно в моем шикарном портмоне лежит десяток карточек самых крупных Североамериканских и Европейских банков, но как они поведут себя в банкоматах я пока не знаю, поэтому пришлось озадачиться подготовкой чего-то более весомого и легко реализуемого. Тут мой выбор пал на вечное – золото. Пара тяжелых цепочек, печатка и крест, если что, то на несколько дней хватит, а там уже будем посмотреть. Короче, через неделю я уже был полностью готов, экипирован, прикинут и горел желанием побыстрее попасть на планету. Само собой, что объявиться на территории России просто так, с неба, я не мог, поэтому решил проделать все более-менее официально. Высадился в Германии, в Гамбурге – город портовый, иностранцев тут хоть пруд пруди, так что особого внимания к своей персоне я не ожидал, ну, а владение десятком европейских языков на уровне носителя мне только в этом способствовало. Практически ничего, что могло бы вызвать подозрения и интерес, я с собой брать не стал, все, что мне будет нужно я потом, когда найду себе место в этом Мире, я получу с крейсера, так что ничего, кроме персонального наручного ИскИна для связи, маленького парализатора для самозащиты, индивидуальной аптечки – так на всякий случай – и слегка потертой сумки с минимумом одежды и гигиенических принадлежностей у меня не было. В портмоне лежат документы, причем на мое реальное имя. На этом все. Пришло время вживаться в образ молодого американца, путешествующего по Европе с заходом на свою историческую Родину. Теперь мой путь лежит к ближайшему отелю, средней руки, так чтобы и не слишком дорого и так чтобы не оказаться в номере с каким-нибудь мигрантом, которых в Гамбурге, да и во всей Германии миллионы. Но сначала банкомат, надо проверить качество работы моих ИскИнов и синтезатора.

Я надеюсь, не надо говорить, что высадился я совсем даже не в центре города и даже не рядом с ним? Системы маскировки моего бота, конечно, очень хороши, но и появление человека из ниоткуда вызовет вполне понятный интерес, поэтому высаживался я прямо на крышу одного из многоквартирных домов – проще спуститься и выйти на улицу из подъезда, чем изобретать велосипед, да и высаживался я уже поздно вечером, когда добропорядочные бюргеры давно уже сидят по своим домам и смотрят телевизор. В общем, все шло, как и задумывалось, вот только с райончиком я слегка промахнулся. Стало мне это понятно еще когда я выбрался с чердака на лестничную площадку. До такой степени загаженных подъездов я еще не встречал, нигде и никогда. С трудом выбравшись из грязного и темного подъезда, уверенной походкой направился поближе к центру. Правда эта моя походка закончилась буквально через пару метров, поперек дороги лежал какой-то негр, обблеваный и обсосанный, лежал и громко храпел, ужратый в усмерть. В общем, с этого момента мой путь напоминал противоторпедные маневры, мне приходилось обходить горы мусора, лужи и валяющихся людей, то ли пьяных в хлам, то ли обколотых до полной невменяемости. Если бы не постоянное сопровождения со стороны ИскИна и не транслируемая на нейросеть карта, я бы, наверное, так и заблудился среди этих помойных куч и гор мусора, ну или задохнулся бы от миазмов. К счастью ИскИн вел меня самой прямой дорогой к выходу из этих трущоб.

Совсем недалеко уже были видны фонари уличного освещения, я как раз обходил очередную помойную лужу, когда до моего слуха долетело какое-то жалобное поскуливание, потом громкий мат, ну судя по интонации, звук удара, болезненный всхлип и чуть слышное, и едва узнаваемое: «помогите!», причем явно на русском языке. Почти сразу же на карте отобразились четыре яркие точки, изображающие живые существа. Судя по данным карты, совсем рядом со мной, метров пятнадцать, не больше, там как раз виднеется какая-то арка, то ли проход в соседний двор, то ли декоративный изыск. Неделя подготовки не прошла для меня даром, я очень даже неплохо представлял, какая картина меня ожидает в десятке шагов. Может быть, в другой ситуации я бы и плюнул на все, но помощи просили на русском, да еще и голос женский. Забросив сумку за спину, я кинулся в подворотню. Бежал я не особо и скрываясь, топая как слон, в напрасной надежде, что те, кто решил поохотиться в темном дворе, услышат и сбегут. Они услышали, вот только сбегать и не собирались – наоборот, две точки остались на месте, скорее всего жертва и один из нападающих, а две направились в мою сторону, практически синхронно расходясь в стороны. Наивные… спрятаться в темноте от сканеров бота… ну, а разученные и усвоенные Базы по рукопашному бою шестого ранга делают меня для этих двоих самым натуральным терминатором, даже если у них есть какое-то оружие, то пробить защиту моего скафандра, который сейчас изображает вполне цивильную земную одежду, вообще не реально. Повинуясь неслышной команде, нейросеть задействовала ночной режим зрения, сразу же пространство окрасилось в зеленоватый цвет, на котором ясно и четко выделялись ярка светящиеся контуры четырех человек. Один небольшой женский силуэт, прижатый к грязной земле другим, почти вдвое превосходящим его, и еще два, бросившиеся ко мне, едва я прошел через арку. Одновременно с первым агрессивным движением в мою сторону моя нейросеть задействовала боевой режим. Картина окружающего пространства моментально изменилась, теперь я мог не просто видеть в темноте, стало светло как днем и я смог разглядеть нападающих и их жертву. Ну да, вполне ожидаемо: троица здоровых негров и какая-то девчушка лет семнадцати… Долго разглядывать происходящее времени мне не дали – нож, блеснувший в руке у одного из «афроамеринцев» и направляющийся мне точно в печень, наглядно демонстрировал уготовленную мне участь.

Уход с линии атаки, шаг вперед – и мой кулак впечатывается в толстые губы негра, громкий треск переломленных шейных позвонков наглядно свидетельствует о превосходстве имплантов над кажущейся бычьей шеей. Труп – это, конечно, плохо, я так совсем не планировал, но теперь уже ничего не поделаешь. Второй негр заваливается с переломанными и пробившими легкие и сердце ребрами через секунду, одного взгляда достаточно чтобы понять – готов. Третий каким-то своим животным чутьем понял, что никто с ним в демократию играть не будет – не будет ни судьи, ни адвоката… Бросив свою жертву, он кинулся бежать. Не бегай от снайпера, умрешь уставшим! Рассеянный луч парализатора настигает его в самый неподходящий для него момент – буквально в метре от стены, на которой висит каркас от какой-то вывески, не удивлюсь, если им же самим и разломанной. Парализованные ноги уже не слушаются, и побегунчик накалывается на тонкий алюминиевый уголок как бабочка на иголку. Аллес капут, и этот готов… Только сейчас обращаю внимание на девушку. Лежит на земле, не шевелится. Блин, неужели третий успел ей что-то сделать?.. Подбегаю к девчушке, встроенная в скафандр аптечка успокаивающе сигналит, что с девушкой все в порядке, просто без сознания и попала под луч парализатора – пара синяков и разбитая губа не в счет. Ну и ладно, так даже лучше. Поднимаю ее на руки, внимательно осматриваюсь, замечаю небольшую женскую сумочку, поднимаю и ее, все, теперь быстренько покидаем подворотню. Нейросеть услужливо прорисовывает карту местности, метрах в трёхстах небольшой парк, вот там и будем приводить девушку в чувства, надеюсь, пара целых лавочек там найдется.

Лавочка в парке нашлась – не совсем целая и не очень чистая, – но выбирать не приходится. Кое-как разместив на ней девушку, начинаю ее рассматривать, шатенка, с возрастом, скорее всего, не ошибся – лет семнадцать, ну, плюс-минус год, достаточно миниатюрная, навряд ли выше метр шестьдесят, с прекрасной фигуркой, и вообще довольно симпатичная. Джинсы, кроссовки, когда-то белая футболка с изображением какой-то рок-группы, вроде как «Металлика». На левой груди отпечаток здоровой грязной лапы – ну, оно и понятно, рубероиды сначала неплохо так полапали, прежде чем приступить к основному делу, да вот неудача – отмороженный на всю голову иномирец рядом оказался… н-да, не повезло. Ладно, хватит малолеток разглядывать… аптечка впрыснула антидот, через пару минут девушка придет в себя, правда голова у нее еще минут двадцать болеть будет, что поделаешь, издержки обстоятельств. Немного подумал и решил все же воспользоваться ситуацией, уровень современной земной медицины мне прекрасно известен, даже если девушка немедленно обратится за помощью, то эскулапы заштопают ей губу, навечно «наградив» очаровательное личико уродливым шрамом. Моя же аптечка способна за пару минут полностью зарастить порванные ткани, да так, что не останется и следа. Правда если девушка очнётся, то выглядеть я буду довольно странно, прижимая к ее рту свою рубашку. Легкое мысленное усилие и в моих руках появляется небольшая серебристая коробочка, аккуратно прижимаю ее к ране и даю команду на лечение. Вроде все, остается ждать, когда девушка придет в себя, правда, что делать дальше не имею ни малейшего понятия. Оставлять ее одну никак нельзя, вызвать такси, так тоже не вариант, во-первых, налички ноль, а можно ли рассчитаться с водителем картой я не знаю, а во-вторых, что-то нет у меня желания отправлять ее одну в таком состоянии.

Аптечка свое отработала чуть раньше, чем девушка очнулась, видать оплеуху она получила хорошую, раз так долго приходила в себя. К тому моменту, когда девушка открыла глаза, я сидел рядом с ней на скамейке и просто тупо пялился в небо, разглядывая такие знакомые созвездия.

– Das du mich gerettet? Ich bin unendlich dankbar! Was kann ich Ihnen danken fьr die Hilfe? Meine Eltern ziemlich wohlhabende Leute und Sie werden Euch unendlich dankbar sein wenn Sie mich nach Hause bringen. – оказывается, я совсем замечтался, и совсем не заметил, как девушка очнулась.

– Вы меня понимаете?..

– О, вы говорите по-русски, да я вас прекрасно понимаю! Вы русский?

– Нет, я американец…. хотя все мои предки были русскими и этот язык я знаю намного лучше немецкого. Но если вам так будет удобнее…

– Нет-нет, я предпочитаю говорить на русском. Тем более, что мне необходима практика… – энтузиазм девушки заметно поутих после того, как я сказал, что американец, но искорка надежды загорелась, когда я упомянул, что русский по крови. – А что с теми…

– Я думаю, что надолго отбил у них охоту приставать к белым женщинам… нигеры должны знать свое место…. – я решил проверить таким вот неуклюжим способом свою легенду, ну и заодно немного прокачать девушку на «толерантность и общечеловеческие ценности».

– Я очень вам благодарна, да и мои родители – они не останутся безучастны. Если вас не затруднит, не могли бы вы мне еще немного помочь и отвезти домой… – а что, в смелости и напоре девушке не откажешь. Хотя, с другой стороны не понимать того где мы находимся она не может, а я вроде как уже доказал свои возможности прикрыть и защитить, по крайней мере быструю расправу с первыми двумя она видела прекрасно, хотя конечно результаты моих ударов остались для нее тайной.

– Мисс…

– Назарова, Алла.

– Урусов, Руслан. Мисс Алла, мне немного неловко вам об этом говорить, но так получилось, что я остался без наличных, именно поэтому я и был вынужден идти через этот район пешком, пытался найти банкомат. Поэтому боюсь, что не смогу оплатить такси…

– К сожалению, и я потеряла свою сумочку.

– Не эту?

– Да! Это она!.. – девушка буквально выхватила у меня из рук сумочку и зарылась в нее с головой. Через несколько секунд она с триумфальным криком вытащила из нее телефон. – Я позвоню дедушке, он приедет и заберет нас отсюда. Надеюсь, вы не откажитесь побыть нашим гостем?..

В общем, уже через час я сидел за столом, пил ароматный чай с клубничным вареньем и млел от наслаждения. Не смотря на все мои возражения Назаровы-самые старшие ничего не хотели и слышать о том, что мне надо найти себе отель и категорически заявили, что, по крайней мере, сегодня я остаюсь у них, и это самое малое, что они могут сделать для меня в благодарность за спасение их внучки.

По правде говоря, поспать мне ночью так и не удалось, да и не очень-то и хотелось. Когда старшее и младшее поколение женского пола разбрелось по своим комнатам, Сергей Алексеевич, так звали Аллиного деда, заговорщицки мне подмигнул и вытащил откуда-то початую бутылку коньяка… Короче, проговорили мы с ним до самого утра… он рассказал мне историю своей семьи, а я ему свою подготовленную легенду и планы на будущее. Услыхав, что я хочу побывать в России и, возможно, остаться там навсегда, дедок не на шутку возбудился и начал убеждать меня, что ничего более правильного и умного я сделать не могу. А потом слегка поник и добавил:

– А мои ерепенятся, не хотят возвращаться. Может, хоть теперь за ум возьмутся, об Алке подумают. Ведь и профессия есть, и с работой в России намного проще и легче… зарплаты, конечно, не такие, ну так и цены ниже. Я слышал, у вас там в Штатах собираются принять закон «О неблагонадежных»,…это что, как во Вторую Мировую всех японцев в лагеря сгоняли – так и теперь будет? А кто же неблагонадежными-то будет?.. Молчишь?.. Вот то-то и оно. А ведь пройдет три-четыре месяца – и в Брюсселе то же самое придумают, а не придумают сами, так им подскажут…

– Так что, Сергей Алексеевич, думаете, и в Европе мне места не будет?

– Да тебе-то будет, ты уже, почитай, американец в пятом или шестом поколении, а вот мне что делать… я же с семьей только в начале девяностых переехал. Работу предложили, зарплату приличную, жена тоже не дома сидела, Сашка мой гражданство принял лет двадцать пять назад… и он, и мы с женой получаемся эмигранты в первом поколении, Алла – та уже во втором… да что толку…

– А почему Алла вам позвонила, а не родителям?

– Так Сашка мой по моим стопам пошел – пилот он, в Люфтганзе работает, уже командир экипажа. А жена его… три года назад ее убили, полиция виновного так и не нашла… говорят – ограбление… Так вот, в рейсе он, завтра вечером должен из Канберры прилететь. Руслан, может, задержишься на пару дней у нас, Лизавета-то моя не против на Родину вернуться, а Лександр ни в какую – ему года три осталось отлетать, чтобы корпоративную пенсию получить, вот и тянет. Вдвоем мы его дожмем, а ты со своим штатовским паспортом так вообще, как туз козырный.

– Что хотите надавить, что даже вон из Штатов и то в Россию перебираются?

– Ну да… Тяжело мне тут… дышать нечем. Домой хочу, в Сибирь.

– Ну, раз такое дело, то задержусь, вы меня только утром до банкомата свозите или в банк.

– Без проблем.

Весь день я практически провел на колесах. Чтобы сильно не напрягать уже далеко немолодого человека, сразу после банка Алексеевич отвез меня в бюро по прокату машин, где я и выбрал себе двухгодовалую Ауди, после чего мы распрощались до вечера. Я обещал к восьми часам быть как штык. А потом понеслась, турагентство, российское консульство, банки по кругу и поиск любого российского банка в Гамбурге, к сожалению, безрезультатно, пришлось аккумулировать все свои финансы в Райффайзенбанке, по крайней мере я точно знаю, что банк этот в России работает и вполне себе успешно. К концу дня у меня уже была и российская туристическая виза, и путёвка на один из туристических теплоходов, что ходят по Балтике с заходом в Питер. Ну а к восьми вечера, как и обещал, я был перед дверями дома моих новых знакомых.

Разговора с Александром Сергеевичем не получилось. Ну, знаете, бывают такие вот упертые люди, встанут на своем и стоят, любые аргументы, любые факты, любые доводы отметаются ими как никчёмный мусор. Даже факт того, что его дочери грозила совсем даже нешуточная опасность и почти стопроцентный шанс ее потерять, не произвели на этого папашу никакого впечатления, единственное, что он ответил, это: «Сама виновата, нечего было провоцировать». После этих слов в осадок выпал не только я, но и родители этого «Лександра», а Алла, насупившись, поставила вопрос ребром.

– Если ты не хочешь ехать в Россию, значит, я поеду сама, с дедом и бабушкой. А ты продолжай тут подтирать задницы нигерам и ждать обещанной корпоративной пенсии.

– Никуда ты не поедешь! Ты еще несовершеннолетняя, и я за тебя отвечаю!

– А что ты можешь сделать?.. Сдашь меня в приют?.. Ведь воспитывать-то ты меня не можешь! Один звонок в ювенальную полицию – и меня у тебя отберут, а после этого и из твоей любимой Люфтганзы вышвырнут – для них это тень на репутации! – в общем, девушка била, своему папочке, явно ниже пояса и ничуть не сдерживала свои удары. Я вовремя сообразил, что мое присутствие становится явно лишним и поспешил откланяться, на всякий случай оставив Сергею Алексеевичу номер своего мобильника и координаты отеля в котором зарегистрировался, сообщив, что я пробуду в городе еще два дня, а потом меня ждет красавец-теплоход и необременительный вояж по Балтийскому морю до самого Санкт-Петербурга.

До самого отъезда меня никто так и не побеспокоил, но если честно, то не очень-то и хотелось, встревать в семейные разборки малознакомых, а точнее, совсем незнакомых мне людей совсем не хочется. Эти два дня я посвятил изучению Гамбурга, часто суя свой нос даже в те кварталы, куда и полиция-то не рискует заходить, но слава Богу, обошлось без приключений. Само-собой, прошвырнулся и по магазинам, и по дорогим бутикам, в конце концов, образу молодого американского миллионера надо соответствовать, а то будет смешно появиться на российской таможне с обшарпанной сумкой и парой сменного белья в ней. Разрыв шаблона у таможенников гарантирован, а там и до пристального внимания спецслужб совсем не далеко, так что не фиг. В итоге пара вместительных престижных чемоданов, пяток костюмов от ведущих кутюрье, два десятка рубашек и еще целая куча шмоток, дополнили мой багаж. Само-собой не обошлось и без дорогих гаджетов, не обошел я своим вниманием и пару ювелирных магазинов, запонки, заколки для галстука, мало-ли с кем и где придется общаться, а ведь встречают по одежке, это провожают уже чем придется.

На теплоход я прибыл часа за два до отправления. Разместился в каюте, не королевские апартаменты конечно, но люкс на верхней палубе я себе все же урвал. Проверил бар, холодильник, доступ к интернету, развесил шмотье, почти неделю как-никак куковать, и спустился на причал. Где и столкнулся нос к носу со всем семейством Назаровых. Настроение у них было у всех абсолютное разное, Александр ходил насупившись, и всем своим видом демонстрировал неудовольствие, Сергей Алексеевич аж подпрыгивал то нетерпения, а руки его мелко дрожали от переполнявших дедка чувств, жена его была внешне спокойна, ну, а Алка – та с юношеской непосредственностью обрушила на меня водопад новостей. Я облегченно выдохнул, мимолетный испуг, что все это семейство поедет вместе со мной, я имею ввиду – на этом же теплоходе, себя не оправдал. Алексеевич и Алла додавили Александра, и тот обещал подписать все необходимые для выезда несовершеннолетней девушки за рубеж, хотя сам пока не спешит покидать некогда тихую и уютную Германию. В общем, у Сергея Алексеевича и его жены Светланы Андреевны еще тут дел на пару месяцев: дом продать, машину, перевести свои пенсионные накопления из пенсионного фонда на счет в банке, оформить визу и вид на жительство в России… дедок решил подойти к этому вопросу основательно, а не как я, по принципу «главное, в бой ввязаться – а там посмотрим». В общем пришли они только для того чтобы меня проводить, ну и похвастаться, что не я один такой умный. Хотя дед оказался несколько более продуманный, чем я думал.

– Руслан, ты, это, симку гамбургскую не выбрасывай – мы как в Россию переберемся – тебе позвоним. Ты же на Родине и не был ни разу, а я все же там и родился, и вырос, так что, глядишь, и помогу, у меня в России и друзей-приятелей полно. Ты вообще где планируешь остановиться?..

– Не знаю, Сергей Алексеевич, пока еще не думал, надо сначала посмотреть, но в Москву меня не тянет, может Питер, а может в Крым рвану, или куда-нибудь в Сибирь, на Дальний Восток, природа там говорят замечательная.

– Ну а чем заниматься планируешь? Или будешь наследство прожигать?

– Немного попутешествую, а потом осяду. Я ведь по профессии врач, хирург, хочу клинику свою открыть. Деньги есть, оборудование в Штатах или в Израиле закажу, кое-какие связи еще есть, от отца остались. Доход стабильный и вполне себе приличный. На жизнь и, как говорят в России – на «хлеб с черной икрой» хватит.

– В Сибирь езжай – там настоящие люди живут, не чета местным. Хотя тебе с непривычки холодно там будет… Крым – тоже неплохо. Но ты прав: покатайся, присмотрись, а где сердце ёкнет – там и оставайся. Ну, ладно, давай прощаться. Ты хоть и американец, но наш, русский, и… спасибо тебе за внучку… – мы обнялись на прощанье, я чмокнул Аллу в щечку, от чего она вся покраснела, и поднялся на борт теплохода. А хорошо все же, хоть это и не моя Земля, а все равно – Дом…

За неделю плаванья ничего важного или интересного не произошло. Посетили пяток городов, но никакой культурной программы нам никто не предложил. Раньше я думал, что только наши люди попадая за границу спешат навестить магазины, оказывается я был не прав. и немцы, и французы, и итальянцы, да вообще все, первым делом, при наших краткосрочных остановках, первым делом ломились в местные супер и гипермаркеты, буквально сметая с полок то, что у себя на Родине для них было или дорого, или вообще недоступно. Хотя никто не скрывал, что все ждут прибытия в Санкт-Петербург – оказывается, за последние три-четыре года сложилась довольно забавная ситуация, теперь прижимистые и экономные европейцы едут в Россию за покупками, а что, ассортимент в магазинах ничуть не хуже, чем в Риме или Неаполе, а цены по сравнению с европейскими – в два-три раза меньше. В порту Хельсинки, последней нашей остановке перед Питером, на борт теплохода зашла целая толпа финнов. Ну, с этими все понятно: в Питер мы прибываем в субботу утром, и почти сразу для этих господ начнется забег по барам и ресторанам: спиртное в Финляндии, да и во всем Евросоюзе, довольно дорого, так что в России они нажираются до потери сознания, их потом специальные автобусы собирают и отвозят на теплоход. Я за все время сходил на берег всего пару раз, да и то только для того, чтобы размять ноги, всем своим поведением демонстрируя полное презрение к окружающим, а чего вы хотели: кто такие они – и кто такой я. Они жители «Старушки Европы», а я – гражданин самой-самой великой, могучей… и так далее, и тому подобное страны Мира. В общем, с пассажирами у меня контактов не наладилось и отношений не сложилось. Зато я частенько спускался в машинное отделение, поднимался на мостик, не один конечно, в сопровождении кого-нибудь из членов команды, а на мостик проходил по личному приглашению капитана, иначе нельзя. Короче с командой у меня наоборот отношения сложились, я не брезговал выпить с ними, поговорить и хотя экипаж был самый что ни на есть многонациональный, проблем с вербальным общением у нас проблем не было. Да и не жмотился я особо, всегда давал на чай и не евро-два, а одаривал моих «экскурсоводов» двадцаткой, а горничным иногда перепадало и по сотни баксов. Нет-нет, не за то, что вы подумали, а просто так, за добрую улыбку, за красивые глаза, да просто так, потому что у меня было хорошее настроение. Вся команда считала меня этаким своим парнем, сорвавшим где-то приличный куш и теперь не знающим что делать со свалившейся на меня кучей денег. Мне почему-то было намного проще и легче разговаривать с мотористом или трюмным механиком, чем с менеджеров крупного банка или Членом Совета Директором шарашки средней руки. В общем, в Питере меня провожала добрая половина команды, они уже знали, что обратно я с ними не поплыву, а хочу попутешествовать по России.

В порту меня уже ждало такси, которое для меня вызвал сам капитан. Выбор где остановиться у меня был небольшой, хочешь – не хочешь, а надо соответствовать, поэтому мой выбор и пал на отель «Станция М19», я такого не помню, но место прекрасное, почти в самом центре, рядом Невский и Храм Спаса на Крови, да и по отзывам в интернете – очень приличное местечко. Номер у меня был забронирован заранее, поэтому и вселение произошло быстро и без проблем.

Я вообще-то не собирался задерживаться в Питере на долго. Пара дней, не больше, хотел оформить все необходимые бумаги для свободного перемещения по стране, купить автомобиль и уже своим ходом объехать интересные мне места. Но не получилось – город затянул меня, проснулись давно забытые чувства, воспоминания, я с утра до позднего вечера бродил по городу, по его улочкам и переулкам, проспектам, музеям и выставкам, и никак не мог отделаться от мысли, что здесь все то же самое, что и на моей Земле – те же улицы, те же дома, даже люди, как оказалось, – те же самые… Что завело меня в Купчино – я теперь уже и сам не скажу, и уж, тем более, что заставило меня спуститься в этот небольшой бар, расположенный в подвале… наверное, судьба. Небольшое помещение, легкий полумрак, десяток небольших столиков и почти полное отсутствие клиентов, только за одним столиком о чем-то воркует молодая парочка, да за барной стойкой наливается коньяком крепкий высокий мужчина лет пятидесяти. Пристроившись на другом конце барной стойки, и потягивая неплохой кофе, я пытался понять, что же так привлекло меня в этом мужчине.

– Братишка, забрал бы ты его. Он так вот с самого утра сидит и коньяком заливается… – неожиданно обратился ко мне бармен. – Жалко мужика. Я не знаю, что там у вас произошло, но и коньяк литрами глушить совсем не дело.

– Я?.. А причем тут я?..

– Да ладно. Это, конечно, не мое дело, но и отца до такого состояния доводить нельзя, не по-людски это…

– Вы ошибаетесь, я не знаю этого человека! Я вообще иностранец, вот приехал посмотреть на вашу страну и на ваш город.

– Да?.. – с сомнением сказал парень. – Ну, извини тогда. Просто вы на одно лицо, с разницей лет так в двадцать-двадцать пять. Я художественное училище окончил, такие мелочи сразу подмечаю. Ну, извини еще раз. Не, ну как похожи-то…

Бармен смущенно отошел, а вот я задумался. Что это – случайность или и на самом деле судьба?.. Ведь напротив меня сидел никто иной, как я сам. Если бы не нейросеть и не медпроцедуры инопланетян, то и я выглядел бы сейчас именно так… хотя нет, я биологически старше себя из этого Мира лет на десять-двенадцать. Здесь мне сорок девять, через пару месяцев будет полста. А вот сколько лет мне – я сказать не могу, но с Земли я стартанул в 2028… получается, вроде как шестой десяток разменял, хотя и выгляжу лет на двадцать пять, а по документам мне двадцать шесть.

Я подозвал бармена.

– А вы знаете, кто он такой?

– Нет, я его первый раз вижу, пришел через несколько минут после открытия, заказал коньяк, так и сидит полдня… уже литр выпил и, судя по всему, останавливаться не собирается. Мужик при деньгах, всякое-разное не пьет, расплачивается без проблем. Мне, в принципе, не жалко – пусть сидит, пьет, просто… Видно же, что случилось у человека что-то, вот он и пытается горе запить. Да только не поможет оно… проверено, и не раз… сначала вроде легче, а потом так навалится, что и вздохнуть тяжело.

– Ладно, я за ним пригляжу… – и заметив насторожившийся взгляд бармена достал свой «звездно-полосатый» паспорт, продемонстрировал его парню. – Если хочешь, можешь записать. Интересно мне просто, кто он такой. Ты ведь прав, прав на все сто процентов – мы с ним на одно лицо… а вдруг родственники?.. я ведь тоже русский, просто мои предки уже больше ста лет как эмигрировали, вот я и приехал посмотреть на историческую Родину.

– Урусофф, Руслан, – с трудом в потемках прочитал бармен.

– Что надо?.. – неожиданно сильный и практический трезвый голос меня-здешнего ввел парня в ступор.

– Да вот, американец – Руслан, Урусофф. – растерянно проблеял бармен.

– Ты глянь-ка, тезка. А как отца звали?

– Виталий.

– Витальевич значит. Ты смотри, не просто тезка, а полный тезка. Иди сюда, американец, выпей со мной. По-русски, смотрю, балакаешь?

– Да, русский язык я знаю. А что будем обмывать?.. И почему именно здесь?..

– Не что, а кого. Жену и внука. Я бы и в церковь сходил, да грехи не пускают, а сюда для всех дорога открыта.

– Что-то невеселый вы, тезка…

Я-здешний, горько улыбнулся и опрокинул в рот очередную стопку.

– Бармен, повтори… И американцу налей, за мой счет… А чему радоваться – я без малого четверть века людей лечу, а своим родным ничем помочь не могу.

– А что случилось?.. я ведь тоже врач, хирург – и не из последних… может, чем смогу помочь?

– Щенок ты еще для хирурга. Людей резать – это не бородавки срезать… Пей! Пей за упокой души… Наша медицина ничем помочь не может.

– Ну, ваша, может, и не может, а вот наша… вопрос. Осмотреть пациентов можно? – зажегшийся в глазах меня-здешнего огонек надежды, «утопающий хватается за соломинку», сказал мне, что «можно».

– «Можно Машку за ляжку» – а у нас говорят «разрешите». А знаешь что, американец… а пойдем, посмотрим, чему вас там в ваших Оксфордах да Кембриджах учат… – эх, знал бы ты, дядя, кто, где и чему меня учил… – Может. и правда… может, упустил я чего, может не заметил… а ты, если и правда хирург, заметишь, да подскажешь… Терять-то нечего.

Блин, а я и не знал, насколько крепкий у меня организм. После почти литры коньяка еще и не только говорить связно могу, но и иду как по ниточке. Здоров! Уже в такси я поинтересовался:

– Мистер Урусов, а что именно случилось?

– Взрыв газового баллона. Множественные проникающие ранения, открытые черепно-мозговые травмы, повреждения внутренних органов, переломы… Сам увидишь, американец.

Ну что же, основное я-здешний сказал, теперь надо обдумать, что и как… но уже сейчас ясно, что всего моего опыта тут явно маловато, да и что аптечка скафандра, что моя индивидуальная аптечка тут не помогут… нет, продлить агонию – это запросто, а вот спасти жизнь… нет. Медкапсула – та вполне справилась бы, даже не напрягаясь. А так… Когда такси остановилось, я наконец поднял глаза. А ты смотри-ка, местный я осуществил мою давнюю мечту. Такси стояло напротив проходной ВМА, Военно-Медицинской Академии. Бывал я тут пару раз в своей прошлой жизни, но дальше приемного покоя меня никто не пускал, а теперь вот… сподобился. Судя по тому как быстро оформили на меня пропуск и с каким уважением поглядывали, блин, опять это, на «меня-здешнего» он тут совсем даже не рядовой хирург. Ладно, потом разберемся. Мой провожатый прет как танк, лишь изредка кивая встречным, никто его не трогает, не пытается лезть с глупыми вопросами. На лифте быстро поднялись на третий этаж, в хирургическое отделение больницы при ВМА, еще полсотни шагов и мы в реанимационном отделении, я уже давно и привычно натянул халат и перчатки, а лицо спрятал под маской. Вот мы и в отдельной палате. Мать моя – женщина, такого количества медицинской аппаратуры в одном месте я за всю свою предыдущую жизнь на Земле еще не видел, причем добрая половина из всей этой машинерии мне вообще не знакома.

– Руками ничего не трогать, история болезни на планшете, можешь почитать, американец… – Пока я разглядывал результаты анализов, доброй полусотни всевозможных сканирований и снимки, палата полностью опустела, только мой двойник устало присел на стул, да я стоял возле пациентов, быстро листая страницы на планшете.

Урусов-старший устало прикрыл глаза. Ну, да оно и понятно – он врач с огромным опытом, и прекрасно понимает, что его близких уже ничто спасти не может. Ну, это он так думает. Резкое движение – и микронная игла впивается в его шею, аптечка скафандра выполнила свою задачу на «отлично»: меньше секунды потребовалось землянину, чтобы уснуть. Так, теперь дело за моей индивидуальной аптечкой… как я уже говорил, жизнь не спасет, но агонию продлит – а это именно то, что мне сейчас и нужно. Начнем с ребенка… Прикладываю серебристую коробочку к его телу… пошла диагностика, десяток секунд – и на нейросеть приходит результат. Да, почти то же самое, что и на планшете, разве что более развернуто и немного точнее… Отдаю команду, аптечка впрыскивает в кровь мальчика колонию наноботов – их задача поддержать жизнь в израненном теле до момента эвакуации и оказания полноценной медицинской помощи. Те же самые манипуляции провожу и с женщиной… лица не видно, все в бинтах, но мне почему-то кажется, что я знаю, кто под ними скрывается… как я помню, Маринка вовсю вела меня прямо к алтарю, так что, скорее всего, это она и есть… постаревшая, слегка располневшая – но она… Так, а теперь надо как-то убедить меня-здешнего на перевозку его родных куда угодно, лишь бы мог сесть бот и не вызвать при этом нездорового ажиотажа. Закапываюсь в интернет, ищу хорошую частную клинику и, кажется, нахожу. Километрах в десяти от города в сторону Лисьего Носа есть что-то подходящее. Расценки там, конечно, ого-го, а нам не пофигу-ли – нам туда все равно не надо. На лету выдумываю легенду о тесном сотрудничестве этой клиники и ведущего госпиталя США: дескать, у меня там есть подвязки, и я даже готов оплатить лечение, дескать мы вроде как родственники – дальние, очень дальние… Очередной укол, пара шагов в сторону и ждем, когда Урусов проснется.

Ждать пришлось совсем недолго, через пару минут он открыл глаза и виновато поглядел, нет, не на меня, на свою жену и внука.

– Я, кажется, слегка отключился. Ну что, американец, что скажешь?..

– А что тут сказать? Вы правы, ваша медицина тут бессильна…

– Наша… а ВАША?

– Наша может помочь – по крайней мере, пятьдесят на пятьдесят, но в вашей клинике нет нужного оборудования.

– Перелет через океан они не вынесут.

– Зачем через океан, тут под Санкт-Петербургом есть одна частная клиника, мы с ней очень плотно сотрудничаем, там есть все необходимое… Я смотрю, состояние пациентов немного стабилизировалось, можно попробовать перевезти.

Я-здешний недоверчиво посмотрел на состояние приборов.

– Я понял, о какой клинике ты говоришь, американец, но там нет ничего такого, чего не было бы у нас.

– Есть. Я точно знаю, что есть… Так что решение за вами. Или смотреть, как жизнь по капле уходит из тел ваших близких – или рискнуть и перевезти их, где им смогут помочь.

– Да, ты прав, выбор за мной. Вот только нет этого выбора, нет. вертолет будет готов через пятнадцать минут, площадка в Лисьем Носу есть. Ты ведь туда предлагаешь их везти?

– Да… – а вот насчет вертолета я как-то и не подумал. Ну и ладно, главное вытащить пациентов из больницы, а там и с вертолетом что-нибудь придумаем, на крайний случай соорудим ему маленькую неисправность и посадим в паре километров от цели.

.

12 глава.

– Что смотришь, американец, не ожидал? Ты все еще думаешь, что оборудование этой вашей партнерской клиники лучше, чем у нас?

– Да, не ожидал, и – да, думаю. А что это?

– Это? Плод десятилетней работы нашей Академии. МРК, мобильный реанимационный комплекс, не серийные конечно образцы, но именно сейчас они проходят испытания.

– И много у вас таких?

– Семь штук, пока, еще две в стадии сборки и наладки. Слишком уж этот комплекс получился сложным и дорогим.

Ну что сказать, я был в шоке. Попав в палату, я сразу обратил внимание на очень большое количество медицинского оборудования, но отнес это на счет, скажем так, использования служебного положения в корыстных целях, посчитав, что мой двойник стащил в эту палату все оборудование для поддержания жизни, что нашлось в клинике. Оказывается, я был не прав. Медицинское оборудование находилось здесь не просто так, оно являлось составными частями целого комплекса, да еще и, как оказалось, мобильного. Повинуясь управляющим командам с пульта управления, Комплекс начал трансформироваться во что-то футуристическое. Поверхность, на которой лежали тела Марины и ребенка, немного приподнялась, часть оборудования разместилась под лежанкой, часть как бы обступила пациентов с боков, прикрывая их, а часть создало крышу нал кроватью. Уже через пять минут в палате ничего не было, кроме двух кирпичей двух метров в высоту и столько же в ширину, и больше трех метров в длину. Этакие медицинские недокапсулы, лечить практически не способные, но вполне исправно поддерживающие жизнь в искалеченных телах. Это была убогая, тяжелая и малофункциональная, в сравнении, копия контейнеров для эвакуации пострадавших, используемых в Содружестве. Но ведь это была полностью земная разработка, люди сделали первый, пока еще неуверенный шажок к полноценным медкапсулам. Теперь становятся понятны и несколько нестандартные размеры палаты, и наличие очень большого лифта в четырехэтажном здании, и каким образом пациенты все еще находятся в живом, хотя и коматозном состоянии. Ну что же, данное обстоятельство только облегчает мне задачу, по крайней мере, я не думаю, что в вертолет влезет еще кто-то, кроме этих двух капсул и нас двоих, хотя даже в этом я сомневаюсь – если, конечно, нас не ждет какой-нибудь военно-транспортный аппарат. Да, вот и начали проявляться первые отличия этой Земли от моей. Не к месту появилась мысль, что и тут не обошлось без «помощи» агарцев, к сожалению, никаких возможностей подтвердить или опровергнуть эту мысль у меня нет. Пока, нет, но и забывать о вероятности такой возможности не стоит.

Сотрудники Академии споро выкатили Комплексы, буду называть их так и дальше, в коридор, а мы с моим двойником немного задержались. Я уже выходил из палаты, когда он, довольно грубо, схватил меня за руку.

– Американец, зачем тебе это надо? Кто ты вообще такой?

– А почему я не могу помочь хорошему человеку?

– А с чего ты взял, что я «хороший»?!

– Знаю, ну, по крайней мере, надеюсь. Долго мы еще стоять будем – может, все же пойдем и не станем тянуть время?

– Да, пойдем. Нам на крышу, там у нас вертолетная площадка.

Едва выйдя из лифта на крыше и рассмотрев то, что мой двойник назвал вертолетом, я чуть не задохнулся в безуспешной попытке сдержать свой смех. Если честно, то увиденное мне даже и сравнивать не с чем, я как-то совсем иначе представлял себе винтокрылую машину, свежи, знаете ли, еще воспоминания молодости. Но едва зародившись, мой смех практически сразу и заткнулся. Да, конструкция, представшая перед моими глазами, не сказать, чтобы она была смешна – она была несуразна: этакий беременный Ка-8. Маленький, одноместный вертолет с парой огромных винтов и ящиком шесть на шесть метров внизу. Но не явная специализация этого агрегата заставила меня задавить свой смех, а четыре странных модуля, расположенных в углах нижней конструкции. Стоило мне только сосредоточить на них свое внимание, как персональный ИскИн, исполняющий роль браслета, выдал мне шокирующее пояснение: «Аналог гравитационного двигателя». Что это – прорыв земной науки или следы инопланетян?!. Из кратковременного ступора меня вывел раздавшийся позади голос:

– Ничего смешного, каждый комплекс весит больше трёх тонн, этот вертолет способен поднять сразу три и перевезти их на пятьсот километров, со скоростью четыреста километров в час. Так что, «учись, студент».

Ага, «учись», это кто у кого еще учиться-то должен, вот только меня сейчас занимает совсем другое. Я, в принципе, иностранец, да еще и из не самой дружественной страны, спокойно прохожу на объект МО, даже при том, что это все же клиника, но ведь Военно-Медицинская, мне совершенно свободно демонстрируют новейшие разработки, экспериментальные, а теперь еще и этот «вертолет», самое интересное, что ничего, хотя бы отдаленно похожее, ни я, ни мой ИскИн в Сети не видели. А что это значит? А значит это, что агрегат этот жутко секретный и скорее всего тоже экспериментальный. Вот тут-то мне и стало по-настоящему страшно. Меня «ведут», вопрос кто. Местные спецслужбы, или спецы из местного Содружества.

– Ну, что встал, давай, проходи не стесняйся, устраивайся как дома, но не забывай что в гостях, – несильный толчок в спину указал мне направление, – это мой двойник таким манером выказал свое нетерпение.

Едва мы устроились на небольших откидных сидушках, как вертолет, буквально прыгнул вверх, страшным ревом своих винтов распугивая все живое. Но уже через пару минут звук двигателей стал почти не слышен. Нейросеть четко отслеживала мое местоположение, поэтому я слегка поуспокоился, машина взяла курс на Лисий Нос. Это хорошо, значит, немедленной попытки захвата не будет.

– Тезка, ты понимаешь, что происходит?

– Да, понимаю, ваше КГБ меня схватит? – я решил попробовать до конца разыгрывать роль иностранца. – Я слишком много узнал. Да?

– Ну, что-то вроде того. Только ты тут не причем, да и не тронут тебя: что ты узнал – что есть наш Комплекс или эта «птичка»?.. Кому надо, тот и так все знает. А вот мне придется отвечать. И я отвечу. «Измену Родине» мне, конечно, никто не предъявит, а вот халатность, использование служебного положения в личных целях и еще целую кучу всего – запросто. Не знаю, почему, но я тебе верю. Вытащи моих. Я Урусов, ты Урусов… может быть, мы и на самом деле родственники. Сейчас пилот посадит вертолет, я выйду, вот моя карточка, здесь немного, но я думая хватит. Маринке, жене, если все будет хорошо, скажешь, чтобы меня не искала. К ней претензий никаких не будет, к внуку тем более. Тебя, конечно, могут немного потаскать, но ничего страшного. Расскажешь все, как было – правду, отстанут, а там и домой слиняешь. Договорились?

– Нет, не договорились. У тебя какое звание, тезка?

– Полковник, полковник медицинской службы… – тело моего двойника напряглось, а в глазах появились какие-то нехорошие огоньки.

– Ничего себе, Астахова догнал, а я вот в чине капитана уволился. Говорил мне Астахов, – пиши кандидатскую, а я вот спокойной жизни захотел.

– Ты откуда полковника Астахова знаешь?

– Я же тебе говорю, служили вместе.

– Он погиб, когда ты еще под стол пешком ходил.

– Ну, если я под стол пешком ходил, то тебя, значит, в это время еще и в проекте не было. Да не дергайся, полковник, все будет Тип-Топ. – в это время вертолет пошел на посадку. – Это ты здесь сходить собрался? Ну и ладушки, вот только и я тоже здесь сойду, да и родных твоих придется выгрузить. Пилот не проболтается?

– Я его с того света вытащил, по запчастям собиралюю. Ты кто такой? Что тебе надо?

– Скоро все узнаешь. Для серьёзного разговора тут место совсем не подходящее. Да не дергайся ты. Вербовать, похищать и тому подобное, я тебя не собираюсь. Ни вертолет этот, ни Комплекс твой мне и даром не нужны. Маринку твою и сына на ноги поставим. Я только одного не знаюЖ как от тебя потом отделаться – ведь не отстанешь, по себе знаю. Ладно, что-нибудь придумаем.

– Значит, с клиникой этой все туфта?.. Так я и знал!

– Ну, извиняй, мне надо было как-то пациентов из города вытащить. Все, кажись сели. Пилот твой поможет эти дуры выгрузить?

– Зачем?

– Ты хочешь, чтобы твои близкие жили долго и счастливо? Тогда не спрашивай, а помогай.

Только на земле я смог разглядеть пилота. Я-то думал, что он мой биологический ровесник, ну, в крайнем случае моего тезки, а оказалось, что ему и тридцатки нет, на вид как я, вот только вид этот… правду двойник сказал, из запчастей собирал, шрам на шраме и рубцом погоняет. Тяжело, наверное, молодому мужику, да с такой-то рожей, хотя, наверное, и под полетным комбинезоном ничуть не лучше. Пока разгружали капсулы Комплекса, я не раз ловил на себе злые, я бы даже сказал – злобные взгляды парня. Уж не знаю, когда Урусов успел с ним переговорить, но работал он ожесточенно, пытаясь задавить тяжёлой работой клокотавшую внутри него ярость.

– Слышь, тезка, а пилот-то твой человек надежный, точно болтать не будет?

– Не будет, да и о чем ему болтать-то? Он же по инструкции полностью мне подчинен, я сказал – летим, значит, летим, сказал – садимся, значит, садимся. Прижмут – конечно, все расскажет, но к нему вопросов не будет: выполнял приказ и все тут. Да и я потом подтвержу, мне по-любому за Комплексы отвечать.

– Да не переживай ты так, вернем мы твои эти Комплексы, переложим пациентов в НАШИ – и вернем.

– Слышь, американец, не зли, а! ВАШИ Комплексы… вы банки-то толком поставить не можете, только на ворованном и живете! До чего-то подобного вам как до Луны раком!

– Тезка, ну что ты привязался, «американец, американец», русский я, самый что ни на есть русский! О, кажется, приближается… Как пилота твоего звать? Саня? Ну, вот и хорошо. Эй, Александр, ты это, в штаны не наделай и не дергайся. Понял? – ответом мне стал злой хмык, а через секунду такой поток матов, что я аж заслушался.

– Тезка, а тезка, а это что такое?

– Бот, десантный. Не бойся, ты пока этих своих монстров открой, а то сейчас мои болваны прибегут, сломают еще что, тебе потом влетит.

В принципе, понять растерянность, изумление и даже некоторый шок моих попутчиков я мог достаточно легко. Любой бы на их месте растерялся, когда прямо с чистого неба на тебя падает этакая дура, почти в двадцать метров длинной и пять шириной, причем падает совершенно бесшумно и без каких-либо визуальных эффектов, появившись изниоткуда в паре-тройке метров от земли. А уж когда открылась аппарель и из нутра бота к нам ломанулись четверо дроидов, довольно зловещего вида… ну, а что поделаешь – дроиды на боте только боевые да пара технических. Само собой, что к нам приближались именно боевые, у них, по крайней мере есть программа эвакуации пострадавшего разумного с поля боя, ну, а так как бот все же десантный, то и мобильные эвакуационные контейнеры на борту есть, и не один. Вот сейчас, прямо на глазах изумленных землян два дроида развернули МЭК и начали перекладывать членов семьи Урусова в слегка шевелящиеся, как будто дышащие, контейнеры. Через пару минут уже все было готово, пациенты загружены на борт, Комплексы были возвращены на вертолет, осталось только взлететь – и на крейсер: там медкапсулы, там кибердок, там реаниматор, в конце концов.

– Руслан, ты как – со мной, или вернёшься в Академию и попытаешься все объяснить своему начальству?.. Обещаю, через неделю максимум получишь своих близких целыми и здоровыми.

– Ты что, издеваешься?.. Конечно, с тобой! Ведь это то, о чем я думаю?..

– Тезка, я не знаю, о чем ты там думаешь!

– Это космический корабль инопланетной цивилизации! Значит, правду говорят, что летаете вы над нами, летаете, изучаете…

– Ну, с натяжкой можно и бот космическим кораблем назвать, хотя я бы не рискнул на таком вот куда-нибудь за пределы орбиты Марса, ну Юпитера, соваться. Ну, раз со мной, то давай, заходи и полетели.

– Виталич, мы так не договаривались, ты, значит, туда, а я тут кукуй. Я с вами! – неожиданно встрял пилот. – Я тоже хочу!

Ну, в принципе, чего-то подобного я и ожидал. Ну, какой нормальный человек откажется воспользоваться таким шансом. Я уже совсем было хотел махнуть рукой и сказать, чтобы и он забирался в бот, как все мои благие намерения были разрушены одной фразой моего двойника.

– Саша, а вертолет и комплексы здесь бросим? То-то у местных радости будет. А о ребенке ты своем подумал – у тебя есть уверенность, что мы потом сможем вернуться? Да даже если и вернемся, тогда отвечать обоим придется. Риту, девочку твою в детдом? Из-за чего, из-за папкиного любопытства? – все, сдулся пилот. А взгляд щенячий.

– Не боись, летун, побываешь ты еще там, побываешь, а может даже, я тебе и порулить чем похожим дам. Ты, главное, до возвращения Руслана Витальевича дотяни, не сдай нас, раз уж так получилось, что ты в курсе. Будут спрашивать – отвечай: долетели до частной клиники, там пациентов выгрузили, полковник остался со своими родными, а ты назад полетел. Все чисто и красиво. Договорились?

– Договорились. Ты только, это… не забудь, что обещал! – и чуть слышно добавил, – и нифига не синий, даже не серый – человек как человек… сколько же таких вот по нашим улицам ходит, живет рядом с нами, и ведь никто не знает, не догадывается…

– Сдаст нас твой Саша, как пить дать сдаст… – уже в боте сказал я себе-здешнему.

– Деньги у тебя есть? Купи ты эту клинику, здание это уже как минимум пару месяцев на продажу выставлено. Тогда все, что бы Саша не говорил, ему никто не поверит. Приехал американец, врач, купил клинику, завез кое-какое оборудование, пока не работает, подбирает персонал. А если с моими все получится, то это не ты лечил, а я – просто у тебя тут было необходимое оборудование, которого у нас нет… Да и как ты мог родственнику отказать!

– Купи… да для этого у вас я только бумажки месяц собирать буду!

– Какие бумажки – выходишь на сайт, фиксируешь сделку, если цена устраивает, если нет – то выставляешь свою. Если хозяина удовлетворяет, он тебе в течение часа дает ответ. Переводишь деньги на счет, они там блокируются, ждешь сообщения из Регпалаты. В течение пары часов все можно оформить и провернуть… Компьютеризация, мать ее!

– Цену помнишь?

– Что-то около десяти миллионов ваших денег.

Да, компьютеризация, вот только система вся эта до боли знакома. Сначала попытка воспроизвести МЭК, опираясь на свои знания и разработки, потом аналог, пусть и очень примитивный, гравитационного двигателя, теперь вот система взаиморасчётов. Кто-то делится информацией, подсказывает… или это настолько предсказуемые шаги, что любая цивилизация, рано или поздно, но приходит к этому?..

– Руслан, я тут у вас совсем недавно… а что, такая вот система «купи-продай», она на всей планете?

– Нет, это уже наше ноу-хау, полгода как запустили, вроде даже все еще в тестовом режиме, но ведь работает, все намного упростилось, не надо кучу бумаг собирать, время тратить, по кабинетам бегать. Слухи ходят, что скоро вообще весь документооборот в цифровой формат переведут.

Ну вот, а я еще американцев хвалил, а тут на Родине, оказывается, пошли еще дальше. Правда, возникает вопрос: а как все это сочетается с хакерами или вот с такими как я – этак ведь можно всю и финансовую и управленческую систему обрушить?.. Но у тезки спрашивать не стал: медик – он медик, и не более, и к происходящему никакого отношения не имеет. А связываться с теми, кто имеет, у меня нет никакого желания.

Два часа полета до крейсера прошли вполне спокойно и плодотворно, я-здешний, похоже, полностью успокоился и во все глаза разглядывал удаляющуюся Землю и приближающуюся Луну, в тени которой и прятался мой крейсер. Я по его просьбе вывел на экраны головизора информацию, поступающую с оптических датчиков, а сам решился последовать совету и занялся покупкой клиники. Поддерживая легенду американца, установил сумму сделки на четверть ниже запрашиваемой и уже через десять минут во всю ругался, как оказалось со своим «земляком», вот и вскрылась причина, почему Руслан-здешний мне поверил, что есть у меня завязки в этой клинике. В итоге, бывший владелец сбросил цену на десять процентов за здание, а я выкупил у него все имеющееся в нем оборудование и взял на себя выплату выходных пособий персоналу. Да, видать, не получится у меня попутешествовать по России – сразу попал в оборот, теперь придется заниматься клиникой… А хотя… почему я должен все делать сам?

– Полковник, а ты как – в отставку или на пенсию не собираешься?.. Потянешь должность главврача клиники?

– Сам не собираюсь, но меня «собирают», и – да, вполне потяну, клиника небольшая, а уж за парой десятков пациентов всегда углядеть смогу. Вот только, ты что, хочешь продолжить работу этой клиники? Так не надейся, ее и продают-то потому, что клиентов нет.

– Не боись, клиенты будут, еще очередь расписывать будешь.

– Свое оборудование дашь?

– Дам, немного, но дам. А официально мы клинику немного перепрофилируем, сделаем из нее Клинику пластической хирургии и коррекции. Как думаешь, будут клиенты?

– Ну, если сразу цены не загибать, то будут. Немного, но будет, а там как работать станем. Сдается мне, что резать скальпелем, или даже лазерным скальпелем мы никого не будем?

– Правильно мыслишь. Ну и помимо пластики тоже кое-что делать будем – правда, не всем и не каждому.

На этом разговор пришлось пока прервать да и экраны отключить: бот подошел к крейсеру, и мне пришлось занять место пилота. На полетной палубе нас уже поджидали заранее вызванные меддроиды, которые споро подхватили МЭКи и унесли их в медсекцию. Я-здешний было дернулся вслед за ними, но скорости ему явно не хватало, так что он быстро отстал, не успев даже покинуть палубу. Видя его тревогу и ожидание, и я не стал задерживаться, да и никаких срочных дел на корабле у меня нет, а отдать ИскИну команду на подготовку и загрузку в бот необходимого для моей клиники оборудования можно и через нейросеть.

К тому времени, как мы с моим двойником добрались до медсекции, оба пациента уже были обследованы диагностом и помещены в медкапсулы. Мне осталось только выбрать наиболее подходящий режим лечения и восстановления, что не заняло много времени. Теперь пришла пора разбираться и с двойником, тем более, что трое суток надо чем-то занять – именно столько, по прогнозу медицинского ИскИна, займет процесс лечения. Я, конечно, прекрасно понимаю, что Урусов может все эти три дня просидеть возле медкапсул, вот только зачем это надо, когда и на планете дел полно, причем полно именно у него. А значит, надо его как-то отрывать от этого занятия.

– Руслан Витальевич, не надо гипнотизировать датчики, медкапсула работать от этого быстрее не будет. Сказал ИскИн, что для полного восстановления потребуется семьдесят шесть часов – значит, ни минутой больше и ни секундой меньше. Как насчет слетать на Землю, посмотреть на фронт работ и прикинуть, что нужно докупить, кого из персонала привлечь к работе, а с кем распрощаться?..

– А как же…

– Тезка, да не беспокойся ты так, все будет нормально. Пойдем, время не терпит, скоро и твое начальство заинтересуется, куда ты пропал, за твоего Сашу возьмётся, а он долго молчать не сможет. Надо к тому времени тебе вернуться, рапорт на увольнение написать, да дела новой клиники принимать.

– Ты уверен?

– В чем?

– Что я именно тот человек, что тебе нужен.

– Уверен. Как в самом себе. И еще, обещаю, что твоих мы заберем отсюда вместе, вот только не обессудь – проснуться они только на Земле.

– Да это и понятно… Ну что, полетели?

– Полетели.

То, что моему двойнику не хочется оставлять свою жену и сына, было ясно и понятно, но, когда всю жизнь проходишь в погонах, первостепенным становится понятие «надо», а не «хочу». Еще пока мы летели, он вызвал свою служебную машину, поэтому к клинике мы подкатили со всем шиком. Встречал нас какой-то скользкий типчик, представившийся исполняющим обязанности главврача, который с первых же минут попытался подлизать – правда, там, где не надо. Руслан его отшил уже минут через пять, сообщив, что он всего лишь будущий главврач, а хозяин «заведения» – я. До этого, этот субъект меня стойко не замечал, наверное, посчитав за охранника, или какого-нибудь секретаря-референта.

В стародавние времена в здании клиники располагался, наверное, какой-то санаторий или пансионат, поэтому достаточно приличный конференц-зал тут был, там и собрался весь персонал. Кстати, когда я оформлял сделку, то совсем не обратил внимания, что покупаю я не отдельно стоящее здание, а целый комплекс из трех сооружений: самое большое, трехэтажное здание было чем-то вроде гостиницы, правда, полуразрушенное и основательно запущенное, в три этажа и с когда-то шикарным входом, украшенным колоннадой. Второе здание было сугубо административным, примерно в таком же состоянии, и третий корпус собственно и был клиникой – с десятком фешенебельных палат-номеров, своими спортивным и спа-залами, здесь же располагался и ресторан, и кинозал, бассейн, сауна и баня, кабинет ЛФК и физиотерапии. В общем, задумка была у бывшего хозяина очень даже неплохая, да, видать, комплекс оказываемых услуг совсем не соответствовал его возможностям и профессионализму нанятых людей.

Первостепенной задачей перед нами стояло избавиться от всех находящихся в клинике людей. Причина для этого была довольно банальна, в ста метрах над комплексом висел мой бот, загруженный оборудованием, и ждал отмашки на посадку. Одного взгляда на «персонал» хватило для того, чтобы понять, нам с ними не по пути, ну по крайней мере с подавляющим большинством. Прав «первой брачной ночи» в разговоре с персоналом я предоставил мне-здешнему. Тот, уловив мое настроение, затягивать не стал, он четко и лаконично, вполне по-военному поставил в известность всех присутствующих в конференц-зале, что хозяин «заведения» сменился, как в принципе и сам профиль заведения. Поясню в чем тут дело. Я не знаю, что задумывалось в самом начале, но на сегодняшний день «клиника» превратилась в элитный бордель, чтобы понять это, достаточно было посмотреть на всех этих «горничных», «официанток» и пяток «носильщиков». Нет, врачи тоже здесь были, целых двое, терапевт и… стоматолог, зато целых три банщика и четыре бармена, не считая садовника и пары водителей, размерам которых и Шварценеггер мог бы позавидовать – в общем, классические вышибалы-охранники. Короче, чтобы не рассусоливать, полковник всем сообщил, что в их услугах больше не нуждаются, расчет все получат в течение трех дней на свои счета, и больше он никого не задерживает. Единственное исключение он сделал для врачей, сказав им, что если они смогут подтвердить свою квалификацию, то есть вероятность подтвердить их контракт, а остальным всем «адью». Один из «водителей» попробовал что-то вякнуть, насчет того, что надо бы согласовать все это с «теми кому надо», на что Руслан просто показал свои корки МО и спросил, есть ли еще вопросы. Вопросов и претензий не было. Ожидавший во дворе автобус вместил практически всех, а кто не смог найти себя там места, разъехались на своих авто. Мы остались вдвоем и теперь наступило время основной работы. Мы еще немного подождали и через час, с тихим шорохом на вертолетную площадку приземлился мой бот, забитый по самое «не могу» различным оборудованием и расходниками. Пока я разбирался со всем прибывшим, мой двойник не слезал с телефона, обзванивая всевозможные строительные, дизайнерские и подобные им фирмы и фирмочки. Мы уже решили, что будем полностью восстанавливать весь комплекс, а для этого надо было определиться со стоимостью работ.

Трое суток пролетели как один день, ни я, ни мой двойник даже толком и не спали. Правда мне-здешнему пришлось намного тяжелее, во-первых, мне заметно облегчала жизнь нейросеть и импланты, во-вторых, я был заметно моложе и крепче своего компаньона, и в-третьих, кроме клиники, я ничем не занимался, а Руслану пришлось еще и в Академии работать, правда, он еще в первый день написал рапорт на увольнение, но процесс этот совсем не быстрый. Помимо этого, он же взял на себя поиск и подбор персонала для нашей будущей клиники. Иногда, по вечерам, он с какой-то грустью, рассказывал, как его коллеги жалостливо смотрят на него, а за спиной крутят пальцем у виска, дескать на почве семейных потрясений полковник совсем с катушек съехал. Но надежда не давала ему опустить руки. Наконец наступило время возвращаться на крейсер, пора доставать наших пациентов из медкапсул.

Аппарель бота еще не успела толком опуститься, а Руслан уже стоял на палубе. Стоял и в нетерпении аж подпрыгивал, но не бежал сломя голову в медсекцию. Многократные инструкции сделали свое дело, теперь он прекрасно знал, что такое гостевой допуск и что такое противоабордажная система. За эти три дня я много ему порассказал о Содружестве, о его нравах и законах. В общем, мой двойник впечатлился до самой глубины души, реакция его была вполне подходящая, Большой Петровский Загиб, да еще и с вариациями. Короче, Руслан нервничал, дергался, изнывал от неизвестности, но стойко ждал, пока я покину борт бота и провожу его в медсекцию. Издеваться над ним не входило в мои планы, но есть соответствующий протокол, и выполнить я его был обязан.

В медсекции я первым делом проверил результаты лечения, ИскИн выдал мне все данные, снабдил всей информацией. Ничего выходящего за рамки ни он, ни я не нашли, поэтому отдав команду на введение пациентам снотворного, я приказал открыть медкапсулы. Первой открылась капсула с мальчиком, глядя на его целое, абсолютно здоровое и чистое тело, мерно вздымающуюся грудь, полковник даже расплакался. Аккуратно переложив ребенка в МЭК, он виновато попросил меня выйти. Ну да, все же пришла очередь его жены. Выходя из медсекции и прикрывая за собой декоративные двери, я услыхал только изумленный вздох и матерную тираду.

Твою же мать, ну я и осел, а ведь смотрел всю информацию с медкапсулы, как же я мог пропустить, и ведь даже на почти троекратный расход картриджей внимания не обратил. Капсула стандартная, программы в ней стандартные, а стандартный возраст, который фиксируется – если, конечно, нет особых пожеланий, – это двадцать пять лет, вот капсула, помимо того что полностью залечила все повреждения, вылечила все болячки, исправила все отклонения, так еще и физическое состояние и внешность откатила до двадцатипятилетнего возраста. Так что могу себе представить, каково сейчас полковнику смотреть на свою внезапно помолодевшую и похорошевшую жену. Рев раненного носорога дал мне понять, что я совсем даже не ошибаюсь насчет своих выводов.

– Руслан, твою инопланетную маму, это что такое?! Какого черта ты сотворил с моей женой?! – делать нечего, надо идти каяться, сдаваться так сказать, добровольно.

– Руслан, тезка, прости дурака старого, совсем забыл, а медкапсула отработала стандартную программу, да еще и кибердоктора привлекала. Ну забыл я, совсем забыл.

– Тезка, а сколько тебе лет? – как-то тихо и испугано спросил полковник.

– А вот на этот вопрос и ИскИн ответить не сможет, а по моим подсчётам, где-то между шестьюдесятью пятью и семидестью, понимаешь, время в гиперпространстве и в реальном пространстве течет немного по-разному. Но если брать сугубо биологические года, то получается шестьдесят семь.

– И вы так с любым можете?.. И со мной?

– Да. Но с тобой нельзя. Боюсь, и твою Марину… ее тоже придется внешне старить до ее реальных лет.

– Нет-нет, ни в коем случае! Если она об этом узнает, то голову мне сразу открутит… а она узнает, обязательно узнает. Да и не надо, пусть послужит рекламой нашей… твоей клинике. А насчет меня, я понимаю.

– А знаешь, тезка, ты прав, пусть твоя жена станет живой рекламой НАШЕЙ клинике. А насчет тебя, раздевайся и ложись в капсулу. Вернем тебе здоровье и возможности двадцатипятилетнего, вот только внешность оставим настоящую – ну, может, только чуть подправим. Да ты не бойся, не в первый раз.

– Я уже ничего не боюсь, но, может быть потом, на Земле? Тоже побуду рекламой, да и Маринка, когда узнает, с тебя не слезет.

– А, вот ты о чем. Ну может быть ты и прав. Значит домой?

– Домой.

Как и первое наше возвращение от Луны на Землю, это тоже стало своеобразным квестом. Но мы с честью с ним справились. И высадились тихо и незаметно, и МЭКи перенесли в поджидавшую нас машину, и в клинику вернулись, не привлекая к себе особого внимания. Правда, потом Руслан категорично заявил, что с таки вот покатушками пора заканчивать: остановят ГАИшники – попробуй им объясни, что у нас в каких-то странных коробках делают два коматозных тела, так что пора обзаводиться своим воздушным транспортом, тем более, что прикупить пару вертолетов совсем даже не проблема, ну а пилота наймем. На мои возражения, что и при пилоте перевозка от бота тел или оборудования будет тем еще геморроем, тезка заявил, что, значит, надо нанимать такого пилота, который уже видел мой бот и имеет представление, кто я такой. На это мне уже возразить было нечего.

Мою попытку, сразу после возвращения в клинику, привести в чувства его жену и сына, мой двойник пресёк прямо на корню. Так что мы ограничились только тем, что поместили тела в медкапсулы. В общем, весь следующий месяц мы провели в бегах и трудах. Почти все мои честно наработанные деньги подошли к концу, но весь комплекс зданий клиники мы привели в порядок, даже заказали и выкупили специально изготовленную для нас электроподстанцию, которая и стала обеспечивать энергией все наше оборудование неземного производства. Хотя его и было совсем немного – пара медкапсул, кибердоктор, диагност и один реаниматор, но вот почему-то их параметры питания с земными не имеют ничего общего.

Открытие нашей клиники получилось довольно торжественным и помпезным. Главную роль здесь сыграл Урусов – все же его имя что-то да значит. Хотя я подозреваю, что основная часть «гостей» просто приехала его поддержать, так как в основном это были его настоящие или бывшие коллеги-врачи. Но были и лица из Смольного, на пару человек он мне указал и пояснил, что это из Москвы гости. В общем, было много слов, презрительных или ничего непонимающих взглядов, потому как полковник лучился радостью и не переставая улыбался, ну а после суточного пребывания в медкапсуле, так просто фонтанировал энергией. Большинство гостей было с женами, или с мужьями, так что, мой двойник решился на небольшое представление. Вы уже догадались, на какое? Правильно, представит всем присутствующим свою Марину, абсолютно здоровую, да еще и помолодевшую лет на пятнадцать. Думаю, что после подобного, количество наших пациентов вырастит в разы.

В общем, на этот раз, вопреки всем традициям, факир не был пьян и фокус вполне удался. Когда в общем зале появилась Марина, да еще и за руку с сыном, все присутствующие выпали в осадок и скорее всего мы стали причиной не одного семейного скандала, потому как большинство присутствующих совсем даже не отличались молодостью и здоровьем. Короче, мы поймали джек-пот. Хотя, это с чьей стороны посмотреть, принимая во внимание, что из медикаментозного сна Марину и сына мы вывели еще за сутки до официального открытия клиники, и нам – точнее, моему двойнику – пришлось пережить целую бурю эмоций и обработать немаленький перечень престарелых подруг и знакомых жены, которым ну прям кровь из носа надо было еще вчера попасть в нашу клинику, то все творившееся после ее триумфального появления могло показаться цветочками. Ну, а что пришлось пережить Александру, нашему штатному пилоту и по совместительству водителю, так и представить страшно. Марина, узнав о запланированном мероприятии прямо как с цепи сорвалась и появляться в больничном халате категорически отказалась. В результате Саше пришлось почти десять часов возить жену своего босса по магазинам и бутикам, пока та выбирала себе все, на