КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604512 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239611
Пользователей - 109518

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Зае...ся расставлять в нотах свою аппликатуру. Потом, может быть.
А вообще - какого х...я? Вы мне не за одни ноты спасибо не сказали. Идите конкретно на куй.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Мой учитель светится в темноте [Брюс Ковилл] (fb2) читать онлайн

- Мой учитель светится в темноте (пер. Кирилл Александрович Савельев) (а.с. Замок чудес ) 2.51 Мб, 187с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Брюс Ковилл

Настройки текста:



Брюс Ковилл
Мой учитель светится в темноте




«Похоже, я никому не нужен» - эта мысль бродила в голове юного американца Питера Томпсона. Сделав такой вывод, он покидает нашу планету вместе со своим новым другом Броксхольмом - пришельцем из космоса, который скрывался под маской школьного учителя.

А оказавшись вдали от родного дома, в чужой галактике, Питер узнает нечто ужасное о человечестве. Более того, на Межзвездном Совете инопланетяне решают наказать людей и уничтожить Землю. Ее спасение зависит от вмешательства Питера.

И тут он узнает, что далеко не безразличен своим бывшим одноклассникам, отцу и, главное, девочке по имени Сьюзен…

Если ты пропустил первую книгу этого автора - не беда. Начни читать с этой. Питер введет тебя в курс дела: объяснять что-то - его любимое занятие!


МОЙ УЧИТЕЛЬ СВЕТИТСЯ В ТЕМНОТЕ
Глава первая
Я ВЫБИРАЮ ЗВЕЗДЫ

Итак, мы трое - Сьюзен Симмонс, Дункан Дугал и я, Питер Томпсон,- сидели в инопланетном корабле размером со штат Нью-Джерси и терпеливо ждали, когда нам объяснят, как мы можем спасти свою планету.

- Ну ладно, Питер, выкладывай,- вдруг сказала Сьюзен.- Прошу прощения? - Я невинно округлил глаза - Расскажи нам, что происходит! Пять месяцев назад ты отправился в космос вместе с Броксхольмом. Пять минут назад ты возвращаешься в луче голубого света и говоришь, что мы с Дунканом должны помочь тебе спасти Землю. Я хочу знать, что произошло в промежутке. Только не смей пожимать плечами и бурчать «ничего интересного»!

- Давай, Питер, мне тоже хочется послушать! - поддержал ее Дункан.

Пять месяцев назад мне было наплевать на мнение Дункана. Насколько я знал, он был величайшим бездарем на свете, чьим основным занятием было прогуливание уроков, выпендреж в классе и бесконечные попытки вздуть меня (которые, должен признать, часто заканчивались успехом). Он казался мне не более привлекательным, чем москит, не более дружелюбным, чем гремучая змея, и не более полезным, чем калитка на космическом корабле.

Но все это было до того, как мне удалось выяснить, что творится у него в голове. Это зрелище оказалось гораздо менее пугающим и более печальным, чем я предполагал раньше.

- Ну, раз уж вам так хочется…- промямлил я.

- Послушай, Питер,- жестко сказала Сьюзен.- Целых пять месяцев после твоего исчезновения каждый школьник в Кентукки-Фоллс умирал от желания узнать о твоих приключениях в космосе вместе с Броксхольмом. Прекрати мычать и отнекиваться, и расскажи нам обо всем, иначе тебе придется сильно пожалеть о встрече с нами!

Как тут возразишь? Конечно, я все рассказал, но и этого оказалось недостаточно. Они принялись настаивать, чтобы я написал книгу. «Мы написали о том, что случилось с нами,- повторяли они.- Теперь твоя очередь».

Что ж, вот начало моего рассказа:

Как вы уже, наверное, знаете, все началось с того, что инопланетянин Броксхольм прошлой весной решил похитить пятерых учеников из нашего шестого класса. Для начала он заключил в силовое поле настоящую учительницу, мисс Шварц. Он держал ее в мансарде своего дома, а сам в это время изменил внешность и стал работать с нашим классом под именем мистера Смита, временно замещавшего классную преподавательницу.

В один прекрасный день Сьюзен проследила за Смитом после уроков и увидела, как, оказавшись у себя дома, он снял с себя человеческое лицо. Под лицом-маской оказался пришелец с изумрудно-зеленой кожей и оранжевыми глазами.

Сьюзен обратилась за помощью ко мне - в основном потому, что считала меня единственным человеком, способным поверить ей. Видите ли, я обожаю научную фантастику, и она прекрасно знает об этом.

Мы вдвоем потратили много дней на размышления о том, как остановить Броксхольма. Несмотря на все усилия, у нас не выходило ничего мало-мальски подходящего. Но вот как-то вечером я сидел дома один, ел холодные бобы прямо из консервной банки и спрашивал себя, куда мог запропаститься мой отец. Внезапно меня поразила мысль: если мы не можем остановить Броксхольма, если некоторым ученикам придется отправиться в космос вместе с ним, то я могу стать одним из них! Хуже, чем сейчас, мне все равно не будет. А вдруг будет лучше…

Само собой, мысль об этом пугала меня, но я не думал, что пришельцы станут расчленять меня на части, брать на анализ мои мозги и так далее. В сущности, я полагал, что смогу узнать от них не меньше, чем они - от меня.

Да, вот в чем суть дела: я верил, что смогу что-то узнать, чему-то научиться. Учеба и приобретение знаний - единственное, что мне по-настоящему нравится. Возможно, это звучит для вас странно, но попробуйте представить себе: если другие ребята все время относятся к тебе как к слабаку и зубриле, если у тебя давно появилось чувство, что книги - твои единственные друзья, то в желании учиться нет ничего странного.

Так или иначе, до сих пор мне приходилось делить свое время между школой, где я служил боксерской грушей для разрядки чьих-то негативных эмоций, и домом, где единственным родственником был мой отец, который и в грош меня не ставил. Я решил, что мне нечего терять.

Вот почему, когда Сьюзен со школьным ансамблем разоблачила пришельца на нашем весеннем концерте, я проскользнул за сцену, чтобы помочь ему убежать. После того, как я выпустил пришельца наружу, он обернулся, вытащил маленький предмет, похожий на карандаш, и заплавил им двери школы.

«Ого-го,- тревожно подумал я.- Теперь твоя очередь, Питер». Но секунду спустя у меня мелькнула другая мысль: «Подожди-ка: ведь если у него есть такое оружие, то он мог поджарить заживо тех, кто за ним гнался!»

Однако он этого не сделал. У меня появилась надежда, что он не превратит меня в сосиску - по крайней мере, не сию минуту. Поэтому, когда он пустился бежать, я побежал за ним.


- Чего тебе надо? - крикнул пришелец.

- Я хочу улететь вместе с тобой!

Наверное, Броксхольм остановился бы как вкопанный, если бы ему не приходилось думать о погоне. Но погоня шла по нашим следам, и он продолжал бежать. Он находился в хорошей форме: я не слышал его дыхания, и он ни разу не споткнулся.

В трех кварталах от школы он остановился и вдруг исчез. Исчез бесследно, растворился в воздухе!

Никогда прежде я не испытывал такого разочарования. Что с того, кем был Броксхольм - ученым-исследователем, коварным похитителем людей или просто зеленым, тощим пришельцем из космоса?

- Броксхольм! - в отчаянии крикнул я.- Подожди! Возьми меня с собой!

- Помолчи! - раздался его голос где-то сбоку от меня- Сейчас я переключу…

В следующее мгновение я тоже исчез - вернее сказать, стал невидимым благодаря таинственным манипуляциям Броксхольма.

- Вот это да! - прошептал я, глядя на то место, где должны были находиться мои ноги.- Грандиозная штука!

- Заткнись, или останешься здесь! - грубо рявкнул Броксхольм.

Я прикусил язык. Возможно, мне и удалось спасти его из школы; возможно, я был единственным человеком, который хотел отправиться с ним, но я справедливо рассудил, что если я стану помехой на пути бегства Броксхольма, то он бросит меня еще быстрее, чем мама бросила моего отца, когда ей подвернулся лучший кандидат в мужья.

- Теперь следуй за мной,- прошептал Броксхольм.

- Как? Я же не вижу тебя! - В волнении я обращался к нему на «ты», словно это было совершенно естественно.

Несколько секунд Броксхольм молчал, видимо размышляя, а затем его сильные руки обхватили меня поперек туловища.

- Ни звука! - выдохнул он, забросив меня к себе на плечо, словно мешок с картошкой. Это напомнило мне первый день нашего знакомства, когда он разнимал драку между мною и Дунканом.

Он побежал дальше - с огромной скоростью. Когда мы ворвались в маленький дом, где жил Броксхольм, он снова сделал нас обоих видимыми.

- Перед отъездом мне нужно уладить кое-какие дела,- сказал он, повернувшись ко мне.- Кстати, я перед тобой в долгу. Взамен я даю тебе три минуты на то, чтобы изменить свое решение. Иначе ты отправишься со мной, хочешь ты того или нет.

Прежде чем я успел ответить, он ушел, оставив меня размышлять над важнейшим выбором в моей жизни.

В школе мне было легко принять решение; лежа в постели в пустом и неуютном доме, я тоже прекрасно знал, чего мне хочется. Но теперь игры кончились. Мечты превратились в реальность, и обратной дороги не будет.

Я подумал о своем отце. Будет ли он скучать без меня? Наверное - по крайней мере, первое время. А потом, пожалуй, он будет только рад моему исчезновению: одной заботой меньше, и порядок!

Я подумал о школе, где большую часть времени мне приходилось избегать стычек с Дунканом и похожими на него болванами, считавшими, что быть умным - уже преступление.

Моя жизнь сложилась бы совсем по другому, если бы в школе приветствовали умных учеников. Но это не так. Школе нужны отличники, а не те, кто придумывает что-то новое и выступает с предложениями. Когда-нибудь те, кто называет нас умниками и «яйцеголовыми», станут взрослыми и зададут себе вопрос: почему же они не могут ничего изменить к лучшему в нашем далеко не лучшем из миров?

Я могу вам ответить. Большинство ребят, в самом деле способных что-то изменить, становятся замкнутыми и ожесточенными еще до окончания школы. Готов поспорить, что в эту самую минуту какого-нибудь парня или девчонку, которые в будущем могли бы изобрести сверхсветовой двигатель или прививку от рака, обзывают презрительными кличками и пинают исподтишка.

Еще вопросы? В общем, у меня было много причин для побега. Но даже не это определило мое решение. Я хотел не просто убежать; я хотел увидеть другие миры, скрытые в глубинах космического пространства.

Я снова подумал об отце. Любит ли он меня? А если нет, то любил ли когда-нибудь?

Я подумал о далеких звездах и о секретах, которые они хранят.

Броксхольм вошел в кухню. Он принес с собой деревянный ящик и два плоских куска пластика. Я узнал эти куски: они были частью его переговорного устройства. Позднее я обнаружил, что ящик представлял из себя его туалетный столик, сложенный в несколько раз.

- Ну, что ты надумал? - спросил он. Мои руки дрожали, словно кролики, брошенные в яму со змеями,- отчасти от страха, а главным образом от восторга, пронизанного предчувствием чего-то грандиозного. Я заглянул в огромные оранжевые глаза пришельца и прошептал:

- Я лечу с тобой.


Глава вторая
ТАЙНИК ПОД ПОГРЕБОМ

Броксхольм не поблагодарил меня, не поздравил с правильным выбором и не сказал, что будет рад моему обществу.

- Следуй за мной,- сказал он и направился к двери погреба.

Внутри погреб выглядел точно так же, каким я его помнил с тех пор, когда заглядывал туда вместе со Сьюзен. Но Броксхольму все-таки удалось удивить меня. Когда мы подошли к дальней стене, он приложил ладонь к бетонному блоку, и целая секция пола провалилась куда-то вниз. В образовавшееся отверстие хлынул поток бледно-голубого света.

- Ты пойдешь первым,- сказал он, указывая вниз.

У меня пересохло в горле. С трудом сглотнув, я подошел к освещенному кругу. Но когда я посмотрел вниз, страх бесследно исчез, сменившись восторгом и изумлением. Люк открывался в огромный подземный зал, где стоял космический корабль.

Металлическая лестница обегала стену зала, плавно спускаясь вниз. Я медленно пошел по ступеням. Броксхольм держался сзади, совсем рядом.

Этот второй «погреб», в отличие от первого, был отполирован до блеска. Неяркий свет, наполнявший помещение, исходил от стен. В сущности, это была одна изогну-тая гладкая стена, без краев и углов. Когда я потрогал ее, она показалась мне слегка теплой.

У меня возникло ощущение, что я нахожусь внутри огромного яйца. Однако мое внимание в первую очередь было приковано к космолету. Его вид вызывал во мне прилив такой бурной радости, что казалось, я вот-вот взлечу. Этот корабль был не просто «билетом» на выезд с планеты, где я никогда не был особенно счастлив,- он служил пропуском в далекие миры, ключом ко всему, о чем я только мог мечтать.

Верхняя часть корабля представляла собой полусферу, покоившуюся на основании, напоминавшем пятнадцатиметровую суповую тарелку, опоясанную кольцом огней. Снизу оно сужалось конусообразной спиралью, чем-то похожей на игрушечный волчок.

Броксхольм трижды свистнул на особый лад, и в борту корабля появилось отверстие. Длинная полоса серебристого металла протянулась вниз к тому месту, где мы стояли.

- Входи,- скомандовал Броксхольм, повернувшись ко мне. Я ступил на серебристую поверхность, которая сразу же начала двигаться. Мне показалось, будто корабль собирается проглотить меня, и я инстинктивно попятился.

- Быстрее! - крикнул Броксхольм. Я бегом припустился наверх. Мне страшно хотелось оглядеться вокруг, но Броксхольм проворно втащил меня на платформу, поднявшую нас на следующий уровень.

- Садись,- он указал на одно из четырех больших кресел. Я сел. Кресло оказалось очень удобным, с изогнутой спинкой и мягким подголовником.

Опустившись в соседнее кресло, Броксхольм нажал две кнопки. Часть изогнутой стены неслышно отошла в сторону. Пришелец положил руку на светящийся выступ, и корабль двинулся вперед, в сторону темного пространства за стеной. Внезапно мы поднялись в воздух. Я боялся, что сейчас корабль врежется в потолок, но в самый последний момент весь задний двор дома распахнулся, словно крышка огромного люка. Когда мы поднимались вверх, я увидел полицейские машины, на полной скорости мчавшиеся к дому. Одна из них остановилась, и оттуда выпрыгнула маленькая фигурка с каштановыми волосами.

- Сьюзен! - воскликнул я. Конечно же, она не могла меня услышать, но от этого я не повел себя разумнее. Увидев ее, я внезапно понял, что не все, оставшееся там, внизу, можно было стряхнуть с себя, как грязную одежду.

- Подожди! - крикнул я, повернувшись к Броксхольму.- Подожди, я хочу вернуться!

Броксхольм даже не взглянул на меня, колдуя над приборной панелью.

- Сейчас уже поздно поворачивать назад,- бесстрастно произнес он.

Корабль увеличил скорость. Я видел, как стремительно уменьшается под нами поверхность земли. За какие-то несколько секунд я потерял из виду Сьюзен, дом Броксхольма и весь наш город. Внутри у меня разверзлась зияющая пустота.

- Прекрати,- с легкой укоризной сказал Броксхольм и покачал головой, как будто удивляясь моему поведению.- Вы, земляне, очень странные существа - никогда не знаете, чего, вам хочется. Если бы вы перестали цепляться за все на свете, то ваша жизнь стала бы гораздо более счастливой и спокойной.

Пока он не обратился ко мне, я не чувствовал, что по моим щекам текут слезы.

- Извини,- прошептал я, вытерев глаза тыльной стороной ладони. Броксхольм дотронулся до моего плеча.

- Не смотри вниз,- тихо посоветовал он.- Взгляни вверх!

Последовав его совету, я снова заплакал, но на этот раз от радости - чистой, невыразимой радости бытия. Мы летели к Луне. За ней простирался хаос дальнего космоса - глубокая чернота, усыпанная огоньками звезд.

Луна продолжала расти.


- Мы движемся с огромной скоростью, верно? - немного помолчав, спросил я.

- Смотря с чем сравнивать.

- Ну… например, с земными ракетами.

- Да,- сухо ответил Броксхольм.

Пришелец явно не собирался вступать со мной в дружескую беседу. Я уже хотел спросить, почему ускорение не вдавило меня в кресло, но тут наш корабль обогнул Луну. Зрелище, открывшееся впереди, на время отбило у меня всякую охоту разговаривать. Наверное, я утратил дар речи от изумления.

Когда пишешь о пришельцах, иногда бывает трудно объяснить довольно простые вещи. К примеру, если бы я сказал, что увидел самый большой предмет, который мне когда-либо приходилось видеть, это было бы неправдой. Многие природные объекты, такие, как Солнце, Луна или Земля, имеют большие размеры. Но если бы я сказал, что увидел самый огромный предмет, созданный руками человека, то это опять-таки оказалось бы неправдой: люди не имели к нему никакого отношения. Он был огромен - гигантская сфера нежно-фиолетового цвета, по сравнению с которой кораблик Броксхольма казался муравьем у подножия Эвереста.

- Что это такое? - наконец прошептал я.

- Доброе старое судно «Нью-Джерси»,- невозмутимо ответил Броксхольм.

- «Нью-Джерси»? - ошеломленно повторил я.

Броксхольм ухватился за кончик своего носа, оттянул его почти вдвое против обычной длины и со щелчком вернул на место. Позже я узнал, что у обитателей его планеты этот жест используется вместо печального вздоха.

- Один из старших членов команды этого корабля обладает довольно странным чувством юмора,- сказал он.- Это существо посвятило много времени изучению вашей планеты. После постройки корабля оно решило, что поскольку его площадь равна площади штата Нью-Джерси, то так и следует назвать новое космическое судно. Не всем это понравилось.

- Оно решило? - озадаченно спросил я.

- Да, член команды,- подтвердил Броксхольм.

- Но ты сказал «оно», а не «он» или «она».

- Дело в том, что мне имплантирован транслятор, переводящий мою речь на английский, а в вашем языке нет местоимения, которое бы надлежащим образом описывало пол этого члена нашей команды. Это не «он» и не «она», а нечто совершенно иное.

- Как это понимать? - Броксхольм снова потянул себя за нос. - Оно происходит с планеты, где для зарождения одного эмбриона требуется пять разнополых существ, а следующие три пола необходимы для высиживания полученного яйца.

В моем мозгу завертелась карусель бестолковых вопросов. Но прежде, чем я успел их задать, на поверхности огромной сферы возникло отверстие, и к нашему маленькому кораблику протянулся разноцветный луч.

- Причальный луч,- объяснил Броксхольм.- Скоро мы будем внутри, и тогда-то начнется веселье.

- Веселье?

- Шутка,- тихо сказал Броксхольм.- От меня потребуют объяснить, почему я взял тебя с собой, и это будет совсем не смешно.


Глава третья
НАГИШОМ В КОСМОСЕ

Шутка? Означало ли это, что у Броксхольма есть чувство юмора? Это заинтриговало меня, но тему юмора пришлось отложить до лучших времен. У меня были на уме более важные вопросы, например:

- Почему это будет не смешно?

- Объясню попозже, если смогу,- ответил Броксхольм.- Сейчас я слишком занят.

Его руки быстро забегали по приборной панели, похожей на плиту из черного мрамора со множеством выпуклых сенсоров-шариков. Иногда он нажимал на эти загадочные шарики, иногда вращал их в гнездах, а иногда осторожно постукивал по ним.

Неожиданно на экране в правом углу приборной панели возникло лицо. К моему удивлению, оно оказалось совсем непохожим на лицо Броксхольма. Низкий лоб выдавался вперед, череп был сплюснутым, а кожа имела неприятный желтовато-зеленый оттенок.

- Оорбис тиктум? - спросило существо.

- Броксхольм запрашивает разрешения на срочную посадку. Со мной один молодой землянин.

Меня удивило, что он ответил по-английски, но потом я вспомнил, что имплантированный транслятор заставляет его делать это. И новый инопланетянин, похоже, отлично понимал его речь.

- Куупла дактум! - воскликнуло существо. Его кожа стала оранжевой, а затем экран погас.

- Он не слишком-то обрадовался, правда? - спросил я.

- Это была «она», а не «он». Поскольку меня ждали не раньше, чем через шесть часов, да еще с шестью человеческими особями, погруженными в глубокий сон, то ее беспокойство вполне понятно.

Причальный луч уже почти втянул нас внутрь. Попробуйте представить себя блохой размером с булавочную головку. А теперь представьте себе, что вы входите в дверь Эмпайр Стейт Билдинг - вот что напоминало мне наше вступление в глубины корабля. В голове у меня вертелась одна мысль: «Эта штука такая большая, а я такой маленький!» Я испытывал нечто среднее между страхом и восхищением. Потом в мозгу как будто что-то щелкнуло, и я сказал себе: «Ну вот, теперь ты знаешь, как выглядит настоящий космический корабль. Со временем мы научимся строить такие же».

Луч втянул нас на площадку длиной примерно в три футбольных поля. Вдоль стен, отвесно поднимавшихся вверх на полкилометра, тянулись огромные полки. Около половины полок были заняты космическими кораблями всех форм и конструкций, причем ни один из них не напоминал суденышко Броксхольма. Мы покрыли три четверти пути над площадкой; потом луч потащил нас в сторону и мягко опустил на одну из свободных полок.

Броксхольм вздохнул, то есть прищелкнул носом по своему обыкновению.

- Ну что ж, музыканты на месте, и представление начинается,- проворчал он.

Учитывая то, как сильно Броксхольм не любил музыку, в его устах эта фраза прозвучала зловеще. Или дело было просто в трансляторе, искажающем смысл в переводе на английский?

У меня не хватило времени спросить, поскольку верхняя крышка нашей «летающей тарелки» откинулась, и мы поднялись в воздух. Броксхольма потащило в одну сторону, а меня - в другую.

- Броксхольм, что происходит? - с беспокойством крикнул я.

- Нам нужно пройти дезинфекцию,- ответил он как раз в тот момент, когда в стене передо мной открылось отверстие.

Я сопротивлялся, но это было все равно что хвататься за воздух. Как я ни дергался, как ни изгибался, невидимый луч держал меня стальной хваткой. Меня перевернуло на спину ногами вперед и втолкнуло в маленькую комнату, напоминавшую своей формой яйцо, поставленное вертикально.

- Бранна праксим пии-дунджи прит! - произнес переливчатый голос.

Я огляделся. Собственно говоря, глядеть было не на что: в комнатке размером полтора на два метра не было ничего примечательного. Я не видел того, кто говорил со мной, и не заметил переговорного устройства или хотя бы выключателя.

- Бранна праксим пии-дунджи прит! - терпеливо повторил голос. На стене передо мной появилась картинка. Она изображала инопланетянина, стоявшего в точно такой же комнатке. Пока я смотрел, инопланетянин начал снимать с себя одежду.

Они хотели, чтобы я разделся!

- Минутку,- запротестовал я.- Послушайте, нельзя же…

- Бранна праксим пии-дунджи прит! - повторил голос.

Извините, не понимаю. Но я не хочу оказаться голым перед незнакомыми… э-ээ, людьми.

Но говоривший либо тоже не понимал меня, либо не обращал внимания на мои призывы. Из потолка вырвался луч голубого света, пригвоздивший меня к месту. Это было силовое поле - такое же, как то, в котором Броксхольм держал взаперти бедную мисс Шварц. Я пытался бороться, но не мог даже пискнуть. Когда попадаешь в силовое поле, все останавливается.

За моей спиной послышался тихий шелест. Мне хотелось повернуться и посмотреть, что там творится, но, ясное дело, об этом не стоило и думать. Силовое поле неподвижно удерживало меня.

Вдруг что-то ласково защекотало мне спину. Да что же, в конце концов, там происходит? Секунду спустя шелест донесся с другой стороны. Из стены передо мной вырвался тонкий, как иголка, но ослепительный луч све-та. Лазер! Начав откуда-то с моей шеи, луч медленно поехал вниз. Я не мог наклонить голову, но ощущал легкую щекотку, словно кто-то проводил по коже куриным перышком. Еще несколько прикосновений вдоль рук, вокруг ног - и силовое поле исчезло!

Я снова мог двигаться, но, увы, это не доставило мне особой радости. Дело в том, что, как только я пошевелился, моя одежда тут же упала на пол. Лазерный луч разрезал рубашку, брюки, туфли, носки и даже нижнее белье, не прикоснувшись к моему телу!

- Выпустите меня отсюда! - завопил я.- И дайте мне другую одежду!

Никто не ответил. Означает ли это, что здесь больше никого нет? Может быть, оно и к лучшему, решил я, раз уж меня оставили нагишом. Но как долго они собираются держать меня здесь? Или один из них уже сейчас незаметно наблюдает за мной? Пожалуй, что так. Если миссия пришельцев заключается в изучении Земли и ее обитателей, то им предоставилась отличная возможность: ведь я был единственным человеком на борту этого невероятного корабля.

Ладно, если уж меня выбрали образцовым землянином, то надо постараться и первым делом - прекратить валять дурака. Я начал делать глубокие вдохи и постепенно успокаиваться.

Понимаете, дело не в том, что никто раньше не видел меня голым. Мне приходилось бывать на осмотре у врача, а в следующем учебном году у нас будет общая душевая на уроках физкультуры. Пожалуй, если бы мне дали выбирать - оказаться голым среди пришельцев или среди своих одноклассников на уроке физкультуры,- то я бы выбрал пришельцев. По крайней мере, они не будут хлестать меня по заднице мокрым полотенцем.

Не успел я расслабиться, как маленькая комната начала наполняться газом. Может, это испытание, и пришельцы хотят посмотреть, не ударюсь ли я в панику? Или они собираются усыпить меня для медицинских экспериментов?

Я удерживал дыхание до тех пор, пока легкие не начали разрываться от недостатка воздуха. Тогда я сдался и тяжело задышал, с ужасом ожидая неизбежных последствий.

- Прандит коома,- произнес тот же голос, который я слышал раньше.

Помещение наполнилось странными музыкальными звуками. На меня напала сонливость. Послышалось слабое шипение, и с потолка начали сочиться струйки розового тумана. Снова задержать дыхание? Что толку? К тому же мои силы были на исходе.

Музыка продолжала играть. Она ничем не напоминала то, что мы обычно называем «музыкой», но тем не менее была прекрасна. У меня слипались глаза. Вскоре я прислонился к стенке яйцевидной комнатки, сполз на пол и погрузился в глубокий сон.


Глава четвертая
КРОК-ДОК

Когда я снова открыл глаза, то обнаружил, что лежу в комнате, освещенной спокойным зеленоватым сиянием. Я по-прежнему оставался голым. Высокий инопланетянин, подозрительно напоминавший земного крокодила (если бы крокодилы были красными, а не зелеными), горой возвышался надо мной.

- Ну как, тебе лучше? - негромко спросил он. На самом деле он произнес: «Клааках грибрац?», но мой мозг воспринял это как вопрос о моем самочувствии.

Я сел, и у меня сильно закружилась голова. Пришлось лечь обратно.

- Что со мной случилось? - прошептал я.

- Я немного покопался в твоей голове,- ответил инопланетянин с такой небрежностью, словно сообщил о визите к соседу.- Извини, что не успел объяснить тебе суть дела с самого начала… но я не ожидал твоего появления.

- Что ты со мной сделал? - с тревогой спросил я, ощупав затылок. Вроде бы все было на месте.

- Я имплантировал в твой мозг универсальный транслятор, и теперь ты можешь понимать мою речь. С этой минуты ты сможешь понимать язык почти всех разумных существ. У всех нас есть такие трансляторы; по правде говоря, они сильно облегчают жизнь. Теперь тебе должно быть ясно, почему я не предупредил тебя об операции: ты бы все равно ничего не понял. Единственный член экипажа, имеющий транслятор с блоком перевода на твой язык,- это Броксхольм, но он в последнее время был сильно загружен.

Означало ли это, что Броксхольм был очень занят, или его «загрузили» чем-то в наказание за оплошности, допущенные на Земле? Кто знает, как работает разум у пришельцев…

- Пожалуй, ты уже можешь сесть,- сказал нейрохирург (во всяком случае, так я определил профессию «крокодила»).- Постарайся на первых порах поменьше думать и не очень напрягайся.

Я медленно сел. Руки-ноги вроде бы двигались как положено.

- А где мои очки? - вдруг спохватился я.

- Разве они тебе нужны? - спросил «крокодил».

Я оглянулся вокруг и изумленно заморгал. Никогда раньше у меня не было такого острого зрения, даже в самых лучших очках.

- Что случилось? - воскликнул я.

«Крокодил» выразительно наклонил голову.

- Видишь ли, пока я копался в твоем мозгу, мне пришло в голову, что не мешало бы заодно поправить и твое зрение.

- А… э-ээ, спасибо,- пробормотал я. Наверное, мне следовало бы проявить побольше энтузиазма: в конце концов, инопланетянин оказал мне огромную услугу. Но меня по-прежнему беспокоило, что кто-то рылся у меня в голове, не имея на то моего разрешения.

Как же здорово видеть все своими глазами, без очков! Мир вокруг меня заиграл новыми красками.

- Большое спасибо,- повторил я, на этот раз с гораздо большей искренностью.

Красный крокодил улыбнулся - это означало, что я увидел примерно триста сорок два острых загнутых зуба, расположенных в четыре ряда.

- Не стоит благодарности,- добродушно отозвался он.

За моей спиной послышался легкий хлопок. Обернувшись, я увидел другого инопланетянина, хотя в стене не было двери, через которую он мог войти. Он был низеньким - ростом, наверное, не более метра,- совершенно лысым и голубокожим. Большие карие глаза, крупный нос и щеточка седых усов придавали его лицу сходство с человеческим. Впечатление усиливалось при взгляде на длинные худые руки и выпирающий животик. На нем не было никакой одежды, кроме мешковатых красных шортов с картинками в виде резвящихся желтых рыбок. Я видел жутких пришельцев, видел странных и почти неописуемых пришельцев, но этот был первым, чей вид показался мне приятным.

- Добро пожаловать, Питер,- сказал он - Меня зовут Ху-Лан.

На самом деле он произнес: «Грргн руксзин, Питер, пррна-пррна Ху-Лан», но благодаря транслятору я отлично понял его.

Пока он говорил, его уши оттопырились. К своему удивлению, я понял, что это означает улыбку. Выходит, мой транслятор переводит не только слова, но и жесты? Если подумать о том, как много мимика и жесты значат для нашего общения, то можно понять, почему я обрадовался. Не то что на уроках французского, где тебя заставляют зубрить склонения и спряжения!

- Как ты себя чувствуешь? - спросил он.

- Отлично,- ответил я, почти не раздумывая.

Ху-Лан снова оттопырил уши.

- Рад слышать это. Надеюсь, ты уже понял, что, кроме имплантации универсального транслятора, тебя полностью продезинфицировали. Эта процедура необходима как для тебя, так и для Броксхольма, чтобы вы могли свободно перемещаться по кораблю. Разреши принести тебе наши извинения за то, что все было сделано без твоего согласия.

Извинения? Странно было слышать такое от пришельца, но Ху-Лан явно не подшучивал надо мной. Его голубое лицо оставалось совершенно серьезным.

- Я могу встать? - спросил я, повернувшись к «крокодилу».

- Попробуй, если хочешь,- предложил он.

Когда я впервые задумался над своим состоянием, то понял, что чувствую себя просто потрясающе. Похоже, пришелец поработал не только над моими глазами, но и над двигательным аппаратом. Мои мышцы налились упругой силой, движения стали плавными и легкими. Опять нейрохирургия? Я решил не спрашивать.


- У вас случайно не найдется какой-нибудь подходящей одежды? - осведомился я.

Ху-Лан забавно дернул носом, вынул руку, которую раньше держал за спиной, и протянул мне пакет из блестящего черного материала.

- Конечно, нам понадобится одежда,- сказал он.- Пора нанести визит капитану, а к нему надо являться в приличном виде.

В пакете лежала моя одежда - чистенькая и совершенно целая.

- Не понимаю,- пробормотал я.- Мне казалось, что все это было разрезано на мелкие кусочки лазерным лучом.

- То, что ты держишь в руках,- компьютерные копии,-объяснил Ху-Лан- Мы положили остатки твоей одежды в синтезатор. Компьютер проанализировал ткань и покрой, а затем воссоздал новый набор. Эта одежда почти такая же, как та, которую ты носил раньше; правда, ее почти невозможно порвать или запачкать. Если ты захочешь, то позже сможешь изобрести новую одежду по своему вкусу.

Интересная мысль! Я очень редко обращал внимание на свою одежду, но если в моем распоряжении окажется компьютер, выполняющий словесные указания, пожалуй, можно попробовать несколько новых стилей.

Одевшись, я повернулся к Крок-Доку (сокращение от Крокодилий Доктор, как я теперь решил называть его) и снова поблагодарил за оказанную мне помощь. В ответ он трижды похлопал себя по плечам. Согласно моему транслятору, это означало выражение удовлетворения и надежду на то, что в будущем ему не придется съесть мою бабушку.

Да, скажу я вам, разнообразие космических культур кого угодно может выбить из колеи!

- Следуй за мной,- сказал Ху-Лан.

Я кивнул Крок-Доку и пристроился сзади. Оставалось лишь найти дверь.

Маленький инопланетянин подошел к участку стены, обведенному тонкой окружностью. Рядом с окружностью находилась панель с двенадцатью рядами разноцветных шариков - таких же, как на приборной панели Броксхольма. Ху-Лан последовательно прикоснулся к нескольким из них, и окружность превратилась в круг, отливающий синевой.

- Иди туда,- скомандовал он, словно передо мной открылась дверь.

- Через стену? - нервно спросил я.

- Это не стена, а телепортационная камера,- ответил он, слегка подтолкнув меня в спину.

- Эй! - крикнул я, испугавшись, что сейчас разобью лицо о гладкую поверхность стены. Но, к моему изумлению, я свободно прошел внутрь и в то же мгновение ощутил сильное покалывание по всему телу. Так бывает, когда отлежишь ногу или руку во сне, только сейчас покалывало везде… все сильнее и сильнее!

Я хотел закричать, но не смог: у меня не было рта. Правда, у меня больше не было рук, ног, головы и всего остального.


Глава пятая
КРИСТАЛЬНЫЙ КАПИТАН

Все закончилось так же быстро, как и началось. Живой и здоровый, хотя и немного ошалевший, я стоял посреди блистающей комнаты, словно вырезанной внутри огромного бриллианта. Ху-Лан стоял рядом со мной.

- Что случилось? - прошептал я.

Он удивленно взглянул на меня.

- Ты что-то почувствовал?

- Еще бы!

Он нахмурился (для него этот жест означал то же, что и для нас с вами).

- Ты не должен был ничего почувствовать. Придется мне кое-что подправить.

- Но что случилось? - повторил я свой вопрос.

- Телепортер разложил тебя на составляющие и снова собрал - в другом месте.

- Что?

- Не волнуйся, со мной произошло то же самое. Так работает телепортационная камера: она превращает твое тело в пучки энергии, посылает в другое место, а затем собирает в исходном виде.

- Не проще ли ходить пешком? - спросил я, опасливо похлопывая себя по разным частям тела.

Ху-Лан пожал плечами.

- Расстояние между кабинетом врача и капитанской рубкой превышает сто миль,- сухо сказал он.

- А, ну конечно. Тогда, пожалуйста, распыляйте меня на молекулы.- Я был не вполне уверен в том, что транслятор переведет мою иронию.

- Так мы и сделали,- серьезно отозвался Ху-Лан.- А теперь нам пора встретиться с капитаном.

Вокруг меня заиграла тихая музыка. «Давно пора»,- так перевел ее мой транслятор.

- Кто это сказал? - прошептал я, оглядываясь вокруг.

Ху-Лан указал на прозрачный резервуар, стоявший в дальнем конце помещения.

- Что это?

- Это капитан нашего корабля.

- Подойди сюда, молодой землянин,- донеслось из резервуара.

Я взглянул на Ху-Лана; он молча кивнул. Затаив дыхание, я подошел к резервуару, больше всего напоминавшему огромный круглый аквариум. Правда, там не было ни рыбок, ни водорослей. От дна резервуара змеились два толстых кабеля, уходившие в пол.

- Посмотри внимательнее,- произнес голос. Я пригляделся, и через несколько секунд увидел множество многоугольных, ограненных кристаллов. Потом до меня дошло, что они медленно движутся.


- Это наш капитан,- сказал Ху-Лан, добавив имя, которое мой транслятор отказался переводить.

- Но как…

Мимо меня прошелестел звенящий вздох.

- Жизненные формы, основанные на углероде, всегда молекулярно-центричны,- заметил капитан,- Пока им не встретится другая форма жизни, они убеждены, что углерод - единственная основа для живых организмов.

- Извините,- пробормотал я.- Я не хотел вас обидеть. Послышался звон хрустальных колокольчиков: капитан рассмеялся.

- Ху-Лан,- сказал он,- я хочу поговорить только с Питером. Если хочешь, то можешь оставить нас.

Ху-Лан кивнул мне:

- До свидания, Питер, скоро увидимся.

Я завороженно наблюдал, как он исчезает в телепортационной камере, но голос капитана отвлек меня от этого увлекательного зрелища.

- Друг мой, надеюсь, ты понимаешь, какую проблему ты создал для нас?

- Не совсем,- озадаченно ответил я.- А в чем она заключается?

- Если одним словом, то в тебе. Согласно галактическому закону, ни один землянин не имеет права находиться на борту этого корабля.

- Но мне казалось, что Броксхольм собирался доставить сюда пятерых землян,- возразил я. Мне почему-то стало неловко.

- Только для наблюдения и анализов. Все воспоминания были бы стерты из их памяти еще до возвращения на Землю.

- А вас не волнует, что мы можем подумать о таком обхождении с нами?

- Не особенно. Впрочем, иначе я бы не командовал этим кораблем. Помимо нашей экспедиции, занимающейся сбором данных, Межпланетный Совет запретил любые контакты с населением Земли. Кстати, такое решение было принято впервые за тысячу лет.

- Вы хотите сказать, что Земля впервые за тысячу лет подверглась изоляции? - спросил я, думая о том, сколько же раз пришельцы посещали нас в прошлом.

- Земля - первая планета, подвергшаяся изоляции за последнюю тысячу лет,- прозвучал бесстрастный ответ.

Мне это не понравилось.

- Означает ли это, что нам оказана честь? - спросил я более вызывающим тоном, чем хотелось бы.

- Скорее, это означает, что вы должны ужаснуться.

- Ужаснуться? - пролепетал я. Транслятор сделал такое ударение на последнем слове, что мне и впрямь стало страшно. Голос капитана зазвенел еще громче, чем раньше:

- Земля представляет собой самую большую угрозу для Союза Планет за всю его более чем трехтысячелетнюю историю. Эта планета кажется нам охваченной всеобщим безумием. Мы хотим выяснить, почему вы убиваете друг друга с такой жестокостью и равнодушием.

Транслятор переводил голос капитана в слова, но мелодичные звуки наполняли меня горечью и тревогой. Кристаллы на дне резервуара сместились, образовав подобие сложного узора.

- В вашей планете есть нечто очень странное,- продолжал капитан.- Во всех остальных мирах развитие на-уки протекало гораздо медленнее, чем на Земле. Но те, кто вступал на путь освоения космоса, всегда были значительно цивилизованнее людей.- Капитан сделал паузу и печально добавил: - Мы опасаемся, что если позволить землянам выйти в космос в их теперешнем варварском состоянии, то это приведет к самым разрушительным результатам, непостижимым для тебя.

- Позволить? - с тревогой переспросил я.

- Именно так. Сейчас мы рассматриваем возможность установки бессрочного карантина вокруг Земли. Вход в запретную зону и выход из нее будет запрещен. Мы не возражаем против того, чтобы вы исследовали свою Солнечную систему; в ней нет ничего особенно примечательного. Но мы не можем допустить распространения вашей болезни (в чем бы она ни заключалась) по всей Галактике.

Мне хотелось плакать. С детства я мечтал о встрече с инопланетянами; теперь моя мечта осуществилась - и что же выясняется? Оказывается, моя планета скомпрометировала себя перед лицом всей Галактики! Я чувствовал себя каким-то межзвездным монстром, непонятным отклонением от нормы.

- Разумеется, карантин - лишь один из возможных вариантов,- заметил капитан, прервав мои размышления.

- В чем же заключаются другие варианты? - с еще большей тревогой спросил я.

- Я предпочел бы пока что не говорить об этом. В конце концов, учитель не всегда обсуждает с учеником все имеющиеся у него возможности.

Показалось ли мне, что «с учеником» прозвучало как «с врагом»? Воображение иногда выделывает странные шутки.

- Как бы то ни было,- продолжал капитан,- ты можешь понять, что твое присутствие здесь создает проблему для нас.

- Вы собираетесь запереть меня?

Колокольчики вокруг меня мелодично вздохнули.

- Вот видишь? Лишь землянин может так быстро подумать о враждебных действиях. Полагаю, если бы ты стал причинять неприятности, то нам пришлось бы тебя изолировать, но мы поступаем так лишь в крайних случаях. Однако следует решить, что же с тобой делать. Для начала объясни мне, что привело тебя сюда? Чего ты хочешь?

- Учиться! - с жаром произнес я.

- Похвальное желание. Однако тебе следует понять, что чем больше ты узнаешь, тем менее вероятным становится твое возвращение домой.

- Меня это не волнует. Я хочу увидеть звезды!

- Ты мог видеть их, даже оставшись у себя дома.

- Я хочу посетить другие планеты. Я хочу исследовать Галактику. Я хочу понять, как устроен наш мир! - выкрикнул я с горечью, понимая, что, возможно, окажусь единственным человеком, которому выпадет такая удача.

- Тогда мы будем рады, если ты присоединишься к нам. Ты будешь заниматься с Ху-Ланом; в последнее время он специализируется на изучении Земли и ее обитателей.

- А что подумает Броксхольм? - спросил я, хотя и не сомневался, что Броксхольм вряд ли захочет снова меня видеть.

- Это неважно,- ответил капитан.- У Броксхольма есть другие дела, как, впрочем, и у меня, мой новый коллега и подчиненный. Это означает, что тебе пора идти. Телепортер доставит тебя в твою комнату.

Немного нервничая, я подошел к окружности, откуда мы появились. Когда я оглянулся, резервуар потемнел, и в воздухе прозвенело «До свидания».

На этот раз я не испытывал покалывания и рвущего на части ощущения, так сильно испугавшего меня в первый раз. По-видимому, Ху-Лан и впрямь кое-что наладил. Но там, где я оказался, было совершенно темно. Неужели произошла поломка?

Сердце гулко забилось у меня в груди. Что, если меня занесло туда, где я сгину навсегда - в какой-нибудь запертый отсек или забытый склад? Ведь здесь нет даже дверей! Пожалуй, я умру от истощения, прежде чем меня найдут.

Я был уже готов позвать на помощь, когда за моей спиной разгорелся голубой свет.


Глава шестая
ХУ-ЛАН

Я резко обернулся и лицом к лицу столкнулся с Ху-Ланом. Правда, принимая во внимание его рост, правильнее было бы сказать «лицом к груди». Свет исходил от него в буквальном смысле. У маленького инопланетянина не было ни лампы, ни электрического фонарика: каждый квадратный сантиметр его кожи сиял мягким голубоватым светом. По-видимому, он обладал способностью к люминесценции, которая встречается у некоторых глубоководных земных рыб.

- Ради всего святого, Питер, не будь таким пугливым,- попросил он.

Его голос звучал как-то необычно, и вдруг я понял, что он говорит по-английски без малейшего акцента! Я изумленно уставился на него.

- Ты еще многого не знаешь обо мне, не говоря уже обо всем остальном. Поэтому я сделал так, чтобы ты попал сюда, а не в твою комнату. Мне нужно место, где мы могли бы поговорить в более или менее секретной обстановке.

- Зачем? - с беспокойством спросил я.

- Сталкиваются могучие силы, и древние таинства снова выходят на свет.

От его голоса у меня по спине пробежал неприятный холодок.

- Какое это имеет отношение ко мне? - шепотом осведомился я.

- И большое, и малое. Помни: информация распространяется очень быстро, если знать, в какое русло ее направить.- Выдержав паузу, он добавил: - Звучит довольно высокопарно, не правда ли?

- Зачем мы здесь? - спросил я, пытаясь вернуть его к действительности- Объясни хотя бы, где мы находимся?

- В складском помещении на одной из нижних палуб «Нью-Джерси», который, кстати, сейчас пересекает орбиту Юпитера.

Мне стало не по себе. Последнему из спутников, направленных за пределы Солнечной системы, понадобилось несколько лет, чтобы долететь досюда. Итак, я наконец-то получил прямой ответ: мы движемся с невероятной скоростью.

- О чем же ты собирался мне рассказать?

Ху-Лан указал на большую коробку, предлагая мне сесть. В свете, исходящем от его тела, я мог видеть, что помещение забито емкостями самых разных форм, цветов и размеров.

Я сел. Ху-Лан подошел поближе, сунул руку в карман своих мешковатых шортов и вытащил черную коробочку размером чуть меньше видеокассеты.

- …урак,- неразборчиво пробормотал он, протягивая ее мне.

- Что я такого сделал? - обиженно спросил я.

Он растерянно заморгал:

- А, ты неправильно меня понял. Я вовсе не называл тебя дураком. Это устройство называется УРАК - Универсальный Ретранслятор с Автоматической Кодировкой. Нажми большим пальцем на верхнюю крышку.

Я сделал, как он велел. Коробочка раскрылась как книга, состоящая из двух очень толстых страниц. УРАК остался жестко зафиксированным, словно никогда и не был закрытым.

- Теперь это будет твоим главным источником информации,- сказал Ху-Лан- Там содержится небольшой каталог сведений, необходимых тебе для перемещения по кораблю и удовлетворения личных потребностей, а также список всех членов команды. А теперь, будь добр, сообщи ему свое имя.

- Меня зовут…

- Постой, постой! Думаю, тебе понадобится новое имя.

- А чем тебе не нравится это?

Мне стало досадно, хотя и непонятно почему. В «Питере Томпсоне» не было ничего особенного. Что касается «Томпсона», то он вообще достался мне от отца, и я был бы рад избавиться от своей фамилии не меньше, чем отец - от меня. Что касается имени, то чаще всего им пользовались, чтобы дразнить меня. Невелика потеря! С другой стороны, имя сопровождало меня всю жизнь, и я успел как-то привыкнуть к нему.

- В твоем старом имени нет ничего плохого,- терпеливо объяснил Ху-Лан.- Просто оно является частью твоей прошлой жизни. «Новая жизнь - новое имя», - так у нас говорят. Я назову тебя Крептой - на языке моего народа это означает «Дитя Звезд». Это подходящее имя для тебя, поскольку отныне у тебя нет планеты, которую ты мог бы назвать своей.

У меня мучительно сжалось сердце. Последние слова Ху-Лана наполнили меня ощущением бесконечного одиночества.

- Меня зовут Крепта,- прошептал я, обращаясь к УРАКу.- Дитя Звезд.

- Приветствую тебя, Крепта,- отозвался он.- Чем могу быть полезен?

Я посмотрел на Ху-Лана.

- Скажи ему, что тебе хочется осмотреть корабль,- предложил Ху-Лан.

- Куда ты хочешь отправиться в первую очередь? - спросил УРАК, когда я последовал совету.

- Вообще-то, не мешало бы подкрепиться,- пробормотал я.

- Мудрый выбор,- одобрил Ху-Лан.- Правильный, с биологической точки зрения. Когда попадаешь в новое место, первым делом выясни, где можно поесть и где можно спрятаться.

- Мне придется прятаться? - нервно спросил я.

Ху-Лан пожал плечами. Я продолжил бы свои расспросы, но УРАК неожиданно начал попискивать. Посмотрев на прибор, я увидел узор из цветных точек - уменьшенную копию того, который находился на стене возле каждого телепортера. Некоторые точки начали вспыхивать.

- УРАК показывает код места назначения,- пояснил Ху-Лан - Когда хочешь куда-нибудь отправиться, спроси код и набери его на панели телепортера. Потом смело шагай вперед, и попадешь в нужное место.

- Я могу ходить везде, где хочу?

- Разумеется,- ответил Ху-Лан - Почему бы и нет?

- Но разве у вас нет правил… мер безопасности против шпионов и других нарушителей?

- Мы больше не на Земле,- сурово напомнил Ху-Лан- Чтобы стать одним из нас, тебе придется изменить свой образ мыслей. Мы ведем себя иначе. Правда, по земным меркам я могу считаться кем-то вроде шпиона. Во всяком случае, от меня больше неприятностей, чем от любого другого члена экипажа.

Я с ужасом посмотрел на него.

- Ты и меня собираешься втянуть в неприятности?

- Может быть. Каждый, кто пытается сделать что-нибудь действительно стоящее, рано или поздно сталкивается с неприятностями - тебе не приходилось этого замечать?

Сказать по правде, я не знал, что и думать. Сперва нужно хоть что-то узнать, а поразмышлять можно и на досуге.

- Так ты шпион или нет? - напрямик спросил я.

Ху-Лан грустно улыбнулся.

- Я - тот, кто представляет точку зрения меньшинства. Как тебе известно, твоя планета сейчас находится в центре жарких споров, и в настоящий момент я представляю проигрывающую сторону.

- А кто проигрывает?

Прежде чем Ху-Лан успел ответить, послышалось настойчивое попискивание. Сунув руку в карман, маленький инопланетянин вынул второй УРАК Когда он раскрыл коробочку, на маленьком экране появилось изображение существа, похожего на багряную жабу.

- Срочный вызов на совещание,- громыхнуло оно и исчезло.

- Главное неудобство этих штучек заключается в том, что хотя они великолепно приспособлены для общения, но очень мешают, когда нужно побыть в одиночестве. Извини, Крепта, я не могу оставить этот вызов без внимания. Закончим наш разговор попозже, а пока что попробуй поесть и отдохнуть. Скоро я свяжусь с тобой.

Он подошел к стене и начал набирать код на панели телепортера.

- Поскольку ты не можешь видеть в темноте, то тебе лучше идти первым - Он сделал приглашающий жест.

Разумное предложение. Уходя, Ху-Лан забирал единственный источник света в этом помещении - то есть самого себя.

Я подошел к стене. Мой УРАК все еще высвечивал код здешней «столовой»: кнопки загорались в определенной последовательности, повторявшейся через равные промежутки времени. Запомнив код, я набрал его на панели, сделал глубокий вдох, вошел в стену… и оказался посреди ожесточенной дискуссии!


Глава седьмая
ЗАВТРАК С ГУРКОМ И ФЛИИФ

- Эта идея с самого начала была неудачной! - громко произнес инопланетянин, похожий на большой коричневый огурец с тонкими ручками.

- Чушь! - отрезало второе существо, стоявшее рядом с ним.- Несколько часов не имеют для них совершенно никакого значения!

Это второе существо было лишь немногим выше меня и явно принадлежало к женскому полу - во всяком случае, по земным понятиям. Хотя ее кожа отливала оранжевым, черты ее лица во многом напоминали человеческие… за исключением зеленого стебелька в палец толщиной, растущего из ее макушки. Стебелек заканчивался мясистым утолщением, которое я принял за орган чувств, так как оно постоянно вращалось, и, останавливаясь лишь на считанные мгновения, издавало протяжное «Ниип! Ниип!»

- Ты только посмотри, кто здесь! - воскликнула оранжевая инопланетянка, заметив меня.- Мы можем спросить у него.

- Сначала не мешало бы поздороваться с ним,- заметил «огурец».

- Какая же я растяпа! Когда я волнуюсь, то забываю об элементарных вещах.

Повернувшись ко мне, инопланетянка спросила:

- Ты - молодой землянин, не так ли? - Ее голос звучал мягко и приветливо.

- Раньше я был им,- ответил я.- Теперь меня называют «Дитя Звезд».

- Что я тебе говорила, Гурк? - с вызовом обратилась она к своему собеседнику.- Это не имеет значения!

Гурк сдавил один из бугорков на своей пупырчатой коже, и тот лопнул, распространяя вокруг ужасный запах. Транслятор перевел это как жест решительного несогласия.

- Йии-йю! - воскликнула оранжевая инопланетянка.- Я же просила тебя не делать этого!

Стебелек на ее макушке печально поник.

- Ниип,- пропищал он.- Ниии…

Я с беспокойством взглянул на инопланетянку, опасаясь, что запах повредил ее нежный орган, но она казалась скорее раздраженной, чем страдающей. Гурк извиняющимся жестом положил ладони на голову.

- Прости, я забылся. Но я по-прежнему считаю, что ты ошибаешься. Давай начнем этот разговор заново, иначе мы произведем неблагоприятное впечатление на молодого человека.

Он повернулся ко мне. Я приготовился задержать дыхание на тот случай, если он снова вздумает общаться с помощью запахов. Но его голос звучал спокойно, а когда я присмотрелся повнимательнее, то увидел в его глазах больше тепла и доброты, чем у любого другого пришельца.

- Меня зовут Гурк, юноша,- представился он, сложив худые руки,- Мою компаньонку зовут Флииф.

- Приветствую тебя,- сказала Флииф, пытаясь вернуть свой стебелек в вертикальное положение.

- Здравствуйте! - отозвался я.

Они выжидающе посмотрели на меня.

- А как зовут тебя? - спросил Гурк, когда молчание начало затягиваться.

- Ох, извините. Меня зовут…- Я замешкался. Что им сказать? Кто я: Питер Томпсон или Крепта?

Пришельцы смотрели на меня. Мне показалось, что они сомневаются в моих умственных способностях.

- Меня зовут Крепта! - с вызовом сказал я. От этих слов у меня внутри что-то оборвалось. Я отказался от своего имени и от своего дома, и хотя теперь у меня появилось новое имя и новый дом, я еще не чувствовал их действительно своими. Мне даже хотелось крикнуть: «Подождите, я ошибся! Меня зовут Питер!»

Но это было бы ложью. Питер остался на Земле. Ху-Лан прав: у меня нет планеты, и имя, принесенное мною из прошлой жизни, больше мне не подходит.

- Крепта,- удивленно повторил Гурк,- В самом деле, Дитя Звезд! А что случилось с тем именем, которое ты носил раньше?

- Теперь я стал другим человеком,- тихо ответил я.

- Ну что ж, Крепта, не желаешь ли разделить с нами стол? - спросила Флииф.- Возможно, ты поможешь нам разрешить наше несогласие.

Положа руку на сердце - хотелось ли мне сесть за стол с этими двумя существами? Пожалуй, что нет. Однако если я собираюсь жить на этом корабле, то пора обзаводиться друзьями.

- Буду рад составить вам компанию,- ответил я, втайне надеясь, что никто из них не собирается есть какую-нибудь гадость, от одного вида которой меня может стошнить.

- Ты прикасаемый? - неожиданно спросил Гурк. Я недоуменно наморщил лоб. Должно быть, его транслятор перевел этот жест, поскольку он сразу же пояснил:

- Некоторым существам нравится, когда к ним прикасаются, другие чувствуют себя глубоко оскорбленными,- его замечательные глаза пристально рассматривали меня.- Если физический контакт не причиняет тебе неудобства, то я, скажем, смогу положить руку тебе на плечо, чтобы проводить к нашему столику. Но сначала все равно следует спросить.

Я помедлил с ответом. От отца я получал в лучшем случае снисходительное похлопывание по плечу. Там, на Земле, ко мне чаще всего прикасался Дункан Дугал, и это, ясное дело, были не дружеские объятия. Как видите, я не привык к чужим прикосновениям, поэтому немного нервничал. Гурк, с его бородавчатой кожей… с другой стороны, я вступил в новый мир, начал новую жизнь…

- Все в порядке,- решительно сказал я.- Ты можешь прикасаться ко мне.

Я чуть было не добавил несколько слов о том, где он может прикасаться ко мне, но решил, что в этом нет необходимости. Этот инопланетянин искренне старался не причинять мне никаких неудобств.

Взяв меня за руку, Гурк подвел к столику в углу помещения.

- Тобою многие интересуются,- прошептал он,- Поэтому сейчас не стоит привлекать к себе внимание.

- Хотя бы в этом мы согласны друг с другом,- фыркнула Флииф.

- Ниип! - пискнул стебелек на ее макушке. Я заметил, что он снова выпрямился.

В огромной комнате было довольно темно. Сначала полумрак озадачил меня, но потом я подумал, освещение установлено на уровне, приемлемом для большинства разнообразных существ, которые приходят сюда.

- Как мы получим еду? - спросил я.

- Прямо отсюда,- ответила Флииф, указав на гладкую черную крышку стола. Перед каждым из нас находился набор кнопок, очень похожий на пульт управления телепортером.

- Нужно набрать определенную комбинацию, чтобы сделать заказ? - спросил я, указав на кнопки.

- Вот видишь, я же говорил тебе, что они вовсе не тупые! - заметил Гурк.

- Сообразительность и эмоции далеко не всегда связаны между собой,- возразила Флииф. Ее оранжевая кожа немного потемнела, что мой транслятор перевел как признак раздражения.

- Вы можете объяснить мне, в чем дело? - Я поглядывал на обоих, стараясь не обидеть никого из них.

- Попозже,- сказал Гурк- Сначала сделаем заказ. Ты еще не запрограммировал свои блюда?

Я покачал головой, надеясь, что его транслятор переведет этот жест.

- Хорошо. Тогда мы покажем тебе, как это делается. Если я не ошибаюсь, ты представляешь из себя форму жизни, основанную на углероде?

Я кивнул, стараясь не думать о том, что мне могли бы предложить в ином случае.

- Прекрасно, тогда набери свой личный код…

- Но у меня нет личного кода! - перебил я.

- Гурк,- мягко вмешалась Флииф - Позволь мне показать ему, как это делается.

Пупырышки на коричневой коже инопланетянина вздулись и опали (это означало вздох разочарования). Он опустился на свое место, а Флииф показала мне, как найти свой личный код. Потом она помогла мне объяснить компьютеру, какую еду я хотел бы получить. Это заняло минут десять, поскольку синтезатор пищи не был запрограммирован на земные организмы. Задавая наводящие вопросы, Флииф в итоге составила меню, которое, по нашему общему мнению: 1) не могло убить меня и 2) не вызвало бы у меня рвотного рефлекса.

Мы одновременно набрали коды наших блюд. Через считанные секунды в крышке стола открылось отверстие, и наружу выплыли три тарелки, остановившиеся перед нами.

На тарелке Гурка извивалась дымящаяся масса мелких трубочек. Казалось, ей хотелось выползти на стол и поздороваться со мной.

Завтрак Флииф напоминал голубые трюфели, помазанные сверху обувным кремом и пахнувшие тухлыми яйцами.

То, что лежало в моей тарелке, выглядело превосходно: Флииф показала мне, как запрограммировать желаемый цвет и форму. На вкус пища оказалась далеко не такой, как на вид, но, по крайней мере, она была съедобной. Я не мог примириться лишь с тем, что жареная ломтиками картошка отдавала прогоркшим ореховым маслом и рассыпалась от первого прикосновения.

Пока мы ели, Флииф объяснила мне, как улучшить качество следующего заказа, исходя из того, что мне не понравилось в этот раз. Она оказалась хорошей учительницей и начинала мне нравиться.

Некоторое время мы ели в молчании. Потом Гурк с довольным видом хлопнул в ладоши и объявил:

- Вот вопрос, который мы обсуждали в тот момент, когда ты вышел из телепортера: что произойдет, если…

Прежде чем он успел закончить, свет в зале трижды мигнул.

- Ложись, Крепта! - крикнула Флииф и подала мне пример, бросившись на пол.- Ложись, иначе завтрак не пойдет тебе впрок!


Глава восьмая
БЫСТРЕЕ СВЕТА

Я растянулся на полу рядом с Флииф и Гурком. Но ничего не происходило, и я с опаской поднял голову. Практически все, кто находился в огромном зале, лежали на полу вместе с нами.

- Опусти голову,- прошептала Флииф.- Быстро!

Мне почудилось, будто я попал в сказку, где подданные ожидают появления своего короля, низко склонившись и не смея оторвать глаз от пола. Я перевернулся на спину и уставился в потолок. Интересно, нет ли у пришельцев какого-нибудь верховного главнокомандующего, которого они почитают, как божество?

Сначала мне казалось, что потолок сделан из зеленого мрамора, затем я заметил, что волны и завихрения, составлявшие узор, медленно передвигаются. Зрелище захватило меня, но внезапно раздался жуткий режущий скрип, словно чья-то чудовищная клешня прочертила глубокую борозду на обшивке нашего корабля. Инопланетяне, лежавшие на полу, испустили дружный стон, словно дети, которых укачало в автомобиле.

Секунду спустя я понял, что мой голос присоединился к этому стону. Мой желудок сжался, схваченный болезненной судорогой. Я схватился за живот, пытаясь удержать съеденное. Мне не хотелось внушить отвращение своим новым друзьям, но я в свою очередь надеялся, что они тоже смогут удержаться.

Тут меня начало разрывать на части. Это было в тысячу раз хуже первого путешествия в телепортере. Один великан держал меня за голову, другой - за ноги, и каждый тянул на себя, а с десяток великанов поменьше растягивали меня с боков. Когда я подумал, что больше не в силах терпеть - все, конец! - мои мучения вдруг прекратились. Я лежал не двигаясь, с нехорошим ощущением, что у меня не хватает жизненно важных частей тела.

Гурк прикоснулся к моему плечу.

- С тобой все в порядке, Крепта? - тихо спросил он.

Я был совершенно выбит из колеи и не сразу понял, что он обращается ко мне.

- Не уверен,- прошептал я.- Что произошло минуту назад?

- Корабль осуществил пространственный сдвиг,- ответила Флииф.- С галактической точки зрения, это единственный способ путешествий между звездными системами.

Я несколько раз открыл и закрыл глаза. Узор на потолке уже не казался мне привлекательным; скорее, он вызывал тошноту.

- Что такое «сдвиг в пространстве»? - слабым голосом поинтересовался я.

- Мгновенное перемещение.- Гурк оттолкнулся руками от пола, помогая себе встать.

- Тут применяется тот же принцип, что и в телепортерах, только в значительно большие масштабах,- добавила Флииф. Она уже поднялась на ноги и протянула мне шестипалую оранжевую руку.- Корабль только что преодолел расстояние в несколько световых лет от того места, где ты присоединился к нам.

На меня нахлынуло чувство неожиданной утраты. Как же далеко я теперь от дома!

- Вы не могли бы объяснить поподробнее? - попросил я.

- Ты знаешь, с какой скоростью движется свет в вакууме? - спросил Гурк.

- Сто восемьдесят шесть тысяч миль в секунду,- ответил я, надеясь, что их трансляторы переведут мили в стандартные меры длины - Это наивысшая известная нам скорость.

- Это наивысшая скорость, известная всем разумным существам,- ответила Флииф, похлопав по своему стебельку, никак не хотевшему возвращаться в вертикальное положение - Ограничения, налагаемые скоростью света, делают обычные путешествия по Галактике почти невозможными, поскольку путь от одной звездной системы к другой занимает многие годы и даже столетия.

- Поэтому в данном случае лучше всего идти в обход,- с важным видом произнес Гурк, убрав одну из своих шишечек со лба на затылок.- Что мы сейчас и сделали.

Я кое-как добрел до своего места, стараясь удержать желудок от выставления съеденного завтрака на всеобщее обозрение.

- Не понимаю. Нельзя ли выразиться яснее?

Гурк набрал комбинацию кнопок на панели пищевого синтезатора. Появилась тарелка с толстой красной макарониной, длиной не меньше метра.

- Как ты можешь есть так быстро после сдвига? - недовольно спросила Флииф.

- Это не для еды, а для демонстрации,- возразил Гурк,- Садись, Крепта, я попытаюсь объяснить тебе.

Он взял макаронину.

- Если ты вытянешь бии-ранга (кстати, на планете Хопфнер это излюбленное лакомство), то у тебя получится прямая линия. Если ты находишься на одном ее конце, а место, куда ты хочешь попасть, находится на другом конце, то тебе придется пройти по всей длине, чтобы попасть туда, верно?

Я кивнул.

- Но если ты соединишь концы бии-ранга - вот так, смотри! - то твой путь сильно сократится.

Он с победным видом соединил вместе концы макаронины.

- Но какое это имеет отношение к нам?

- Таким образом движется этот корабль. Мы совмещаем два места в пространстве, а затем переходим из одного в другое.

- Переход - самая неприятная часть,- добавила Флииф.- Большинство разумных существ плохо переносят его.

- Но как же это получается?

- Я не знаю принципа действия,- ответил Гурк.- Могу объяснить только основную идею.

Это показалось мне странным, пока я не подумал о том, сколько людей на Земле ездит в автомобилях, не имея ни малейшего представления о принципах работы двигателя.

- Если мы перепрыгнули на несколько световых лет, то где же мы сейчас находимся? - продолжил я свои расспросы.

- Откуда нам знать? - откликнулся Гурк, неспешно заглатывавший бии-ранга- Мы же не командуем на этом корабле.

Вид блаженствующего Гурка, казалось, глубоко возмущал Флииф.

- Если бы мой друг был немного повежливее, он бы добавил, что ты можешь это выяснить, спросив свой УРАК,- шепнула она- Полагаю, мы направляемся обратно, к центру Галактики. Если это был обычный прыжок, то мы, скорее всего, переместились на двадцать световых лет.

Мною овладело странное чувство. Самая быстрая ракета, построенная людьми, и за сто лет не улетит так далеко! Тоска по дому вдруг нахлынула с такой силой, что я забыл обо всем на свете.

- С тобой все в порядке, Крепта? - обеспокоенно спросила Флииф.

- Что? Ах да, конечно,- солгал я- Все прекрасно, просто замечательно.

Мне не хотелось говорить инопланетянам о своих чувствах, но я даже не был уверен, что сам их понимаю. Годы, прожитые с отцом, научили меня не затрагивать неприятные темы и вообще как можно меньше проявлять свои чувства.

- Хорошо,- сказала Флииф.- Тогда я наконец задам тебе вопрос, послуживший предметом нашего спора. Если бы мы на время забрали к себе нескольких детей с вашей планеты, то имело бы это какое-нибудь значение для землян?

- Вы имеете в виду замысел Броксхольма, собиравшегося украсть нескольких учеников из нашей школы?

- Нет-нет,- запротестовала Флииф.- Мы не собирались никого красть, просто задержать на короткое время. Это часть исследовательского проекта. Мы бы обязательно вернули их обратно, поэтому я и говорю, что вряд ли кто-то из землян стал бы сильно возражать. Однако Гурк утверждает, что люди, особенно родители, были бы ужасно расстроены. Так кто же из нас прав?

- Гурк,- не задумываясь ответил я.- Родители сошли бы с ума от беспокойства. У нас не принято красть… прошу прощения, одалживать детей подобным образом.

- Вот видишь! - торжествующе произнес Гурк. На самом деле он промолчал, но помахал большим пальцем перед лицом Флииф, что мой транслятор перевел как победный жест.

- Но это же бессмысленно! - воскликнула Флииф. Она казалась расстроенной, и не только из-за того, что ее противник одержал верх; что-то сильно беспокоило ее.

- Почему же бессмысленно? - осведомился я.

- Э, не обращай на нее внимания,- добродушно проворчал Гурк.- Она расстроилась, так как ей хочется поверить в то, что люди не обладают хорошо развитыми эмоциями.

- Это почему же?

Флииф промолчала, и Гурк ответил за нее:

- В этом случае она будет чувствовать себя менее виноватой, если нам придется взорвать вашу планету.


Глава девятая
КОМНАТНЫЕ УСЛУГИ

Если вас только что чуть не раздавил грузовик, то вы поймете, что я чувствовал в тот момент. У меня дрожали руки, сердце стучало как бешеное, желудок скрутило в узлы.

- Что вы хотите сделать? - прошептал я, в ужасе глядя на Флииф. Утолщение на конце ее стебелька быстро вращалось, сигналя: «Ниип, ниип, ниип!» Согласно моему транслятору, это было признаком сильнейшего эмоционального расстройства.

«Ну-ну,- подумал я,- Вряд ли ты можешь расстроиться сильнее меня».

Конечно, у меня были свои счеты с Землей, но эти ребята говорили об уничтожении миллиардов живых людей, включая моего отца, мисс Шварц, Сьюзен Симмонс - и вас в том числе.

- Тебе лучше уйти, Крепта,- тихо сказал Гурк.

- Нет! Я хочу знать, в чем тут дело.

Гурк поиграл своими шишечками, дав мне понять, что тема окончательно закрыта для обсуждения. Пожалуй, в самом деле стоило уйти. Если я больше не получу никакой информации, то пора поразмыслить в тишине и одиночестве над тем, что уже известно.

Когда я встал из-за стола, Флииф умоляюще взглянула на меня.

- Пожалуйста, Крепта, не принимай этого близко к сердцу. Мы поговорим позже.

- Вы собираетесь взорвать мою родную планету и хотите, чтобы я не расстраивался по этому поводу? - спросил я, трясясь от ярости, и отошел от стола.

Возле телепортационной камеры я попросил УРАК дать мне код моей комнаты. На экране замигали огоньки. Я ввел код, вошел в телепортер и оказался в яйцеобразном помещении. Его изогнутая стена имела мягкий, коричневато-оранжевый оттенок. Отсутствие дверей и окон создавало впечатление, что я в самом деле нахожусь внутри яйца.

Мне нравился цвет и размеры комнаты, но, к сожалению, она была совершенно пустой. В доме Броксхольма тоже не было мебели: может быть, у инопланетян такой стиль жизни? Что же мне остается делать - сидеть и смотреть на голые стены?

Удивительно, как сильно отвлекают человека разные мелочи, когда у него на уме грандиозная проблема. Мне хотелось размышлять о судьбах Земли, а вместо этого я обнаружил, что больше всего обеспокоен отсутствием сиденья для своих размышлений.

В конце концов я решил обратиться к УРАКу. Раскрыв коробочку, я спросил напрямик:

- Могу я получить мебель для своей комнаты?

- Разумеется,- ответил механический голос.

- Как это делается?

- Все, что от тебя требуется,- задать вопрос.

- Но я же спрашиваю!

- Нужно уточнить свои требования.

- А какой выбор у меня есть? - поинтересовался я, сдерживая нетерпение.

- В каталоге имеется множество предметов обстановки,- ответил УРАК,- Ты можешь также изобрести что-то специально для себя. Возможности практически безграничны.

- Есть ли способ познакомиться с содержанием каталога?

На стене передо мной моментально возникло изображение. Это было здорово! Вся стена превратилась в огромный телеэкран, но изображение было более четким и насыщенным, чем в любом телевизоре.

Я увидел таблицу с образцами всевозможной мебели. Это не преувеличение. Кроме стульев, столов и кроватей здесь было огромное количество непонятных предметов, с виду годившихся для любых целей - от средневековых пыточных орудий до туалетов, приспособленных для осьминогов.

Последнее напомнило мне об одной важной потребности моего организма.

- Рядом с этой комнатой есть уборная? - спросил я.

- Нет.

- Тогда как же мне попасть в туалет? - с неожиданным отчаянием выкрикнул я.

- На «Нью-Джерси» много уборных, Крепта, просто эта комната не снабжена отдельным санузлом.

Звуки механического голоса отрезвили меня. В конце концов, если телепортер может мгновенно доставить тебя из одного места в другое, нет нужды в личном туалете или ванной комнате. Уборная может находиться за пятьдесят миль, но это не имеет значения. Телепортер может послать тебя в любое место, которое в данный момент пустует.

- Пожалуйста, дай мне код любой свободной уборной,- обратился я к УРАКу.

- Недостаточно информации.

- Что ты имеешь в виду? - встревоженно воскликнул я.

- Я не знаю, в каком типе уборной ты нуждаешься. Мы имеем пятьдесят три различных типа помещений для личной гигиены.

Я вспомнил про туалеты для осьминогов и вынужден был согласиться с компьютером. Принимая во внимание разнообразие инопланетных рас, строители корабля должны были предусмотреть десятки различных конструкций для туалетов.

- Хорошо еще, что я не работаю здесь водопроводчиком,- пробормотал я сквозь зубы.

- Да,- согласился УРАК- Это было бы катастрофой.

- Послушай, я не собираюсь сносить насмешки от компьютера! Объясни мне, как найти подходящую уборную, да поживее!

УРАК заявил, что ему нужно узнать побольше о моем внутреннем и внешнем строении. Задав пятнадцать - двадцать вопросов (некоторые весьма личного характера), он в итоге выдал нужный код.

«Самое время»,- подумал я, набирая комбинацию на панели. Уборная выглядела, скажем так, слегка необычно; то есть мне потребовалось всего лишь пять минут - пять мучительных минут! - чтобы выяснить принцип ее работы.

Покончив с этим делом, я вернулся в свою комнату. Изображение мебельного каталога по-прежнему занимало всю стену. У меня мелькнула мысль, что в таблице показаны только доступные категории мебели, поскольку там был лишь один стол, один стул, диван и так далее.

- Ты можешь показать мне другие стулья? - спросил я.

Изображение мгновенно изменилось: передо мной появилась таблица, изображавшая более пятидесяти разных стульев и кресел.

- Мне хотелось бы получить вот это.- Я указал на кресло, показавшееся мне наиболее удобным.

- Цвет? - спросил УРАК.

- А какие у вас есть?

На стене появилась спектральная картинка, изображавшая более двухсот оттенков. Выбрав подходящий, я приготовился к встрече со своим приобретением, но УРАК спросил о размере.

Размер? Стулья и есть стулья, верно? Но, увы, не на космическом корабле размером со штат Нью-Джерси, населенном разнообразными инопланетянами.

Когда я закончил отвечать на вопросы, мы на пару с УРАКом сконструировали кресло, подходившее для меня не хуже, чем костюм ручного пошива. Не прошло и пяти минут, как послышался гудящий звук, и мое кресло выползло из отверстия телепортера. Это было триумфом покупок по заказу!

Устроившись поудобнее, я попытался обдумать положение. Из слов Флииф и Гурка было ясно, что, хотя некоторые пришельцы не прочь убрать Землю с глаз долой, окончательного решения еще не принято.


В любом случае ясно одно: наша планета находится в опасности. Я покидал Землю с чувством, что она мне больше не понадобится, но, как выяснилось, я просто обманывал себя. Над Землей нависла угроза уничтожения, и я оказался единственным, кто может предотвратить катастрофу… но я не имел понятия, с чего начинать.

Внезапно я показался себе очень маленьким и испуганным ребенком.

Я протянул руки и посмотрел на них. Они были слишком слабыми, чтобы удержать судьбу целого мира.


Глава десятая
МЕЖПЛАНЕТНЫЙ СОВЕТ

Просидев около часа и ничего не придумав, я решил поискать Броксхольма. Вы можете представить, как тяжело было у меня на душе, если я начал думать о нем как о возможном союзнике. Ведь он вполне мог оказаться одним из тех, кто обеими руками голосует за уничтожение Земли.

Но я почему-то не мог заставить себя поверить этому. Появилась новая проблема: где его искать. На «Нью-Джерси» много тысяч самых разных помещений. Задача казалась невыполнимой, пока я не перебрал в памяти события сегодняшнего дня. Судя по всему, главный компьютер имел возможность определять местонахождение членов команды, поэтому я попросил УРАК дать мне координаты Броксхольма.

Через несколько секунд я получил нужный код телепортера. Нажав на кнопки, я прошел сквозь стену и обнаружил перед собой широкую спину Броксхольма. Таким образом, я оказался в меньшинстве, так как все остальные смотрели на Броксхольма спереди.

«Все остальные» были группой из восьми инопланетян, расположившихся широким полукругом. Некоторые сидели, некоторые стояли; один свисал с потолка вниз головой, а другой растянулся на подпорках, поддерживавших его пурпурные щупальца. На вершине конструкции располагались два раструба, время от времени выпускавшие сиреневый туман, который сохранял щупальца влажными и блестящими.

- Мы надеемся в ближайшее время восстановить связь с Криблим,- произнесло это необычное существо.- Она сможет использовать для этой цели землянина, поэтому…

Инопланетянин заметил меня и сразу же замолчал. Осознав, что все остальные смотрят мимо него, Броксхольм развернулся, чуть не столкнувшись со мной.

- Питер! - резко произнес он.- Что ты здесь делаешь?

- Ищу тебя,- прошептал я. Я не на шутку испугался: было совершенно ясно, что мне нечего делать в этом месте.

Бугорки на голове Броксхольма угрожающе завибрировали.

- Возвращайся в свою комнату,- распорядился он.- Я зайду к тебе сразу же, как только освобожусь.

Я кивнул и повернулся к выходу, но самый рослый из инопланетян - огромный тип цвета морской волны, на две головы выше Броксхольма - остановил меня.

- Подождите,- сказал он- Давайте немного поговорим с мальчиком, пока он здесь.

Он обвел взглядом полукруг пришельцев. Все они выразили свое согласие жестами, варьировавшими от простого кивка до тройного почесывания под мышками.

- Расскажи нам, почему ты попал на этот корабль,- попросил инопланетянин с пурпурными щупальцами.

Я немного подумал, прежде чем ответить.

- Я верю, что человечеству суждено отправиться к звездам. Сам я мечтал об этом с тех пор, как научился думать.

- Расскажи нам о своей школе,- предложил другой член Совета.

Я начал рассказывать. Пришельцы внимательно слушали, выражая жестами согласие, интерес или разочарование. Иногда они казались изумленными, а иногда открыто выражали свое возмущение - например, после того, как я рассказал об экзаменационной системе.


- Этого пока достаточно,- неожиданно вмешался тип цвета морской волны.- Спасибо за интересное выступление.

- Подожди меня в своей комнате,- сказал Броксхольм, когда я направился к телепортеру. Я молча кивнул и прошел сквозь стену.

Когда я вернулся в комнату, меня всего трясло. Не люблю выступать перед аудиторией - после этого у меня нервы начинают пошаливать.

Перед приходом Броксхольма я занимался с УРАКом, пытаясь разобраться во внутреннем устройстве корабля.

Для начала я попытался выяснить, почему он так огромен. Зачем посылать через всю Галактику целый космический город, если все, что требуется,- высадить на Землю нескольких шпионов?

Выяснилось, что метод, используемый пришельцами для преодоления огромных расстояний, требует искажений гравитационного поля, которые могут быть достигнуты лишь за счет огромной массы корабля. В сущности, «Нью-Джерси» был самым маленьким кораблем из всех, построенных до сих пор.

Еще меня интересовало, почему места на причальной площадке были заполнены лишь наполовину. Оказалось, что во время своего странствия по Галактике «Нью-Джерси» в разных местах отправлял и принимал на борт небольшие космолеты, предназначенные для путешествий внутри планетных систем. В этом заключалось его основное предназначение: челночные межзвездные рейсы с погрузочно-разгрузочными работами. Кроме того, команда выполняла особое распоряжение Межпланетного Совета.

Я так углубился в чтение, что вскочил с испуганным криком, когда Броксхольм неожиданно появился из стены и положил руку мне на плечо.

- В чем дело? - тревожно воскликнул он.

- Ничего страшного,- пробормотал я.- Ты просто испугал меня.

Броксхольм понимающе вздохнул.

- Полагаю, что обитатели такого жестокого мира, как твой, вырабатывают защитную реакцию, чтобы оставаться в живых,- заметил он.

Хотя я добровольно расстался с Землей, меня возмутило такое снисходительное отношение к ее обитателям.

- Что же ты там обсуждал со своими приятелями? - с горечью спросил я.- Какой-нибудь чистенький, ненасильственный метод уничтожения жизни на Земле?

Теперь Броксхольму пришла пора изумляться, но он быстро овладел собой.

- Такая возможность находится в числе рассматриваемых,- спокойно ответил он.

При этих словах я содрогнулся. Здесь, далеко от дома, было легче вспоминать все хорошее, что осталось на Земле,- например, Сьюзен Симмонс, дельфинов и шоколадное мороженое.

- Какое вы имеете право хотя бы рассматривать такую возможность? - спросил я, стараясь справиться со слезами, неожиданно подступившими к глазам.

Броксхольм задумчиво потянул себя за нос.

- Я не говорил, что сам рассматриваю такую возможность. Она находится в числе рассматриваемых - не более того. Ты должен понять, Питер, что ситуация, которая сложилась на Земле, волнует обитателей всей Галактики. Какое-то время мы позволяли делам идти своим чередом. Мы даже надолго отложили принятие окончательного решения, поскольку несколько десятилетий назад ваша наука сбилась с прямого пути и пошла по одному из тупиковых ответвлений. Но близится время, когда нам придется окончательно разобраться с загадкой, известной каждому под названием «Проблема Земли».

- Почему?

- Потому что человечество, пусть и неосознанно, ускоренными темпами приближается к решительному прорыву в технологии космических путешествий.

- Ты хочешь сказать, что мы стоим на пороге открытия сверхсветовых скоростей? - с благоговейным ужасом прошептал я.

Броксхольм кивнул.

- Мы внимательно следим за развитием вашей науки и лучше вас самих представляем, как скоро вы сможете выйти в глубокий космос.

Он немного помолчал, а затем опустился передо мной на корточки. Положив руки мне на плечи, он посмотрел мне в глаза и спросил:

- Ты понимаешь, что это означает, Питер?

Я смущенно покачал головой.

- Это означает, что впервые за три тысячи лет существования Межпланетного Союза нам придется иметь дело с существами, которые, с одной стороны, обладают технологией межзвездных путешествий, а с другой стороны, настолько глупы, что не могут покончить с войнами даже у себя дома. Это означает, что мир, продолжающийся три тысячелетия и охватывающий более десяти тысяч цивилизаций, находится в опасности. Разумеется, нам приходится рассматривать и крайние меры, но фактически есть четыре главных плана.

- Расскажи мне о них,- попросил я, хотя не был уверен, что мне понравится услышанное.

- Одна группа считает, что мы должны установить контроль над вашей планетой. Другие полагают, что вам следует предоставить свободу развития и посмотреть, что из этого получится; они уверены, что вы уничтожите друг друга задолго до того, как превратитесь в проблему для других. Третья группа предлагает установить карантин вокруг Солнечной системы…

- Что ты хочешь этим сказать? - перебил я.

- Отрезать вас от всех связей с внешним космосом,- пояснил Броксхольм.- Это можно сделать, установив непреодолимый для вас пространственный щит либо внедрив на Землю агентов для саботажа вашей науки, чтобы вы никогда не смогли покинуть планету.

- Но это чудовищно! - выкрикнул я. Мысль о том, что кто-то может лишить нас возможности изучать звезды, приводила меня в бешенство.

- Я согласен с тобой,- отозвался Броксхольм.- Но не так чудовищно, как то, что может произойти, если вы начнете массированное вторжение в Галактику. Именно поэтому четвертая группа выступает за уничтожение вашей планеты. Им совсем не нравится такое решение, но они считают, что это гораздо лучше, чем выпускать вас в открытый космос при нынешнем уровне развития общества.

- Но почему вы просто не поможете нам? - Я был одновременно испуган и рассержен. Броксхольм прикрыл свои оранжевые глаза.

- Неизвестно, сможем ли мы это сделать. Мы убеждены, что человечество страдает от непонятного и опасного недуга, который определяется тремя факторами. Во-первых - то, как вы обращаетесь со своей планетой. Во-вторых - невероятная жестокость, которую вы допускаете по отношению друг к другу. В-третьих - и это самое поразительное - развитие вашего мозга.

- Нашего мозга?

Броксхольм потянул себя за нос и со щелчком вернул его на место.

- Больше всего нас смущает тот факт, что человеческий мозг значительно мощнее мозга любого другого существа во всей Галактике,- тихо сказал он.


Глава одиннадцатая
КОСМИЧЕСКИЕ АНТРОПОЛОГИ

Некоторое время я тупо смотрел на Броксхольма, потом потряс головой, словно не веря своим ушам.

- Повтори-ка! - потребовал я.

- Ты слышал меня. Человеческий мозг, возможно, самый мощный в нашей Галактике.- Он приставил зеленый палец к моему лбу - В этой черепной коробке заключен мозг, составляющий предмет зависти для каждого разумного существа нашего корабля.

- Но я же не умнее тех, с кем уже встречался здесь,- возразил я. Мне было трудно это признать, поскольку ум и знания были моей единственной гордостью.- Или…

Броксхольм покачал головой.

- Нет, ты не умнее их. Но ты можешь стать умнее. Это тоже часть загадки. Человеческий мозг - не только самый поразительный образчик органического вещества; это наименее используемый мозг в известной нам части Вселенной. Мы никогда не встречали ничего подобного: нигде не было такого разрыва между тем, что есть, и тем, что может быть.

Слушая его, я заподозрил, что Броксхольм в самом деле завидует возможностям человеческого мозга.

- Ты имеешь хоть какое-то представление о том, что мы могли бы совершить, имея такой мозг? - с жаром спросил он.- Представляешь ли ты, как больно нам видеть этот потенциал и знать, как слабо вы им пользуетесь?

Я покачал головой. У меня не было слов.

- Больше всего нас пугает то, что может случиться, если вы научитесь пользоваться своим разумом в полную силу прежде, чем станете действительно цивилизованными людьми. Великие звезды! Бели вы выйдете в космос прежде, чем исправите недостатки своей натуры, то вред, который вы причините, заставит потускнеть все, что вы сотворили или можете сотворить с собственной планетой!

Я прислонился к стене, глядя на него. Что я мог сказать?

- Как ты думаешь, почему я находился на Земле? - продолжал Броксхольм.- Зачем я пытался доставить сюда нескольких детей для кратковременного исследования? Мы пытались выяснить причины вашего поведения. Мы ищем ответ; если угодно, мы ищем лекарство от вашей болезни.

Он принялся расхаживать по комнате - не рассерженный, но сильно взволнованный. Вскоре я узнал, что ему пришлось пройти через годы обучения и конкурсный отбор за право попасть на Землю. Он вошел в группу инопланетян, которых можно было назвать «космическими антропологами»,- в команду, наблюдающую за всем человечеством, словно за диким племенем, затерянным в джунглях.

Меня посетила новая мысль.

- Если вы все такие замечательные, то почему ты так скверно обходился с учениками нашего класса? - спросил я, вспомнив, как он вел себя, будучи школьным учителем.

Броксхольм потянул себя за нос.

- Во-первых, у меня от природы довольно резкий характер. Во-вторых, я должен заметить, что у землян довольно странные представления о «скверном» и «хорошем». В моем мире мы не употребляем и десятой доли тех любезностей, которые вы, люди, расточаете друг другу. Мы говорим правду и делаем дело. С другой стороны, мы не оставляем людей голодать на улицах.

Помолчав, он добавил:

- Вообще-то, моя природная резкость не имеет отношения к моему поведению в роли учителя. Я без труда мог бы стать таким добрым и обходительным, как вам того хотелось. Однако мы проводили исследование ваших реакций на различные методы обучения. Сейчас в вашем городе работает наш агент, который кажется ученикам твоего класса настолько же «добрым», насколько я был «скверным». Все это - часть нашего исследования.

- Ты хочешь сказать, что на самом деле ты совсем не злой? - глупо спросил я.

Броксхольм уставился на меня. На какое-то мгновение я испугался, что он сейчас рассердится, но внезапно его нос задергался - сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Я понял, что если бы он был землянином, то сейчас бы он изнемогал от смеха.

- Питер,- пробормотал он,- там, откуда я родом, меня относят к тем, кого у вас принято называть «настоящими лапочками». Послушай, юноша, каково твое величайшее желание?

- Увидеть звезды! - немедленно ответил я, хотя сердце подсказывало мне совсем другое. Я отогнал это ощущение, не позволив ему оформиться в слова: оно было слишком пугающим.

- Увидеть звезды,- медленно повторил Броксхольм.- Ты хоть представляешь себе, какие громы и молнии я обрушил на свою голову, притащив тебя сюда?

Я покачал головой.

- Не знаешь - и не надо. Но пойми: я нарушил строгий приказ из Центра по двум причинам. Во-первых, я задолжал тебе услугу за то, что ты помог мне скрыться.

Я вздрогнул, впервые в полной мере осознав, что скрывалось за этими словами.

- А вторая причина? - Мой голос упал почти до шепота

Броксхольм развел руками.

- Ты мне нравишься,- просто ответил он.

Я заморгал. Почему мне вдруг так захотелось плакать?

- Спасибо тебе,- прошептал я, чувствуя себя последним дураком.

Броксхольм положил руки мне на плечи.

- Бедный мальчик,- прошептал он. Потом он выпрямился и отвернулся.- Бедные вы люди,- сказал он так тихо, что я едва смог услышать его - Бедные, печальные, удивительные существа, переполненные любовью и ненавистью, надеждой и ужасом.

Он издал ужасный, скрежещущий звук. Внезапно я понял, что он плачет: оплакивает планету, которая не была его домом, оплакивает страдания, которые ему довелось увидеть.

Я подбежал к нему и обнял его. Мы стояли посредине моей комнаты и плакали до тех пор, пока у нас не осталось слез.


Глава двенадцатая
КАК ПОЛЬЗОВАТЬСЯ УРАКом

Так закончился мой первый день на борту «Нью-Джерси». Стоит ли удивляться, что я был выжат как лимон?

Возможно, вы заметили, что мой день начался поздним вечером. Но время на корабле не связано с временем на Земле; точнее говоря - с отсчетом времени в Кентукки-Фоллс. Корабль жил по собственному распорядку, и хотя некоторым его обитателям требовался более долгий отдых, чем другим, в общем и целом сутки продолжались двадцать семь, часов.

По словам Ху-Лана, размер суток был определен решением большинства членов Межпланетного Совета.

Разумеется, поскольку управление освещенностью и температурой не составляло труда, многие инопланетяне имели личные помещения, приспособленные под их нужды. В некоторых комнатах сутки длились лишь десять часов, а жара там была как в Долине Смерти в разгар лета. У одних дни были долгими и теплыми, у других - короткими и холодными и так далее. Но при этом каждый мог находиться и в общих отсеках корабля, хотя для некоторых это означало необходимость носить теплую одежду, в то время как другие расхаживали практически обнаженными.

В ту первую «ночь» после ухода Броксхольма я воспользовался УРАКом, чтобы подобрать себе подходящую постель. Наиболее интересным предметом в таблице (по крайней мере, для меня) оказался небольшой удобный гамак. Правда, я не знал, где его повесить, так как стены комнаты были совершенно гладкими, и в них вряд ли разрешалось вгонять гвозди или шурупы, даже если бы у меня имелись соответствующие инструменты.

Я зря беспокоился. К концам гамака крепилась веревка, заканчивавшаяся пластичным шариком. Брошенный в потолок, шарик прилипал там, куда попадал, и не отлипал до тех пор, пока за веревку не дергали три раза. Итак, я получил гамак и подвесил его, закрепив на потолке.

Это было все равно что спать на облаке. Правда, ложился я таким измученным, что, наверное, уснул бы на мокрых водорослях или горячих камнях.

У меня не было часов, поэтому я не знал, сколько я проспал. Меня разбудил громкий звонок.

- Кто? Что? - спросонья забормотал я, барахтаясь в гамаке.

- Это Ху-Лан,- укоризненно произнес голос, исходивший непонятно откуда.- Можно мне войти?

- Пожалуй, да.- Я зевнул.

Ху-Лан сразу же шагнул в комнату. Его синие шорты были расписаны алыми и желтыми цветами таких ярких оттенков, что если бы я еще спал, то теперь бы наверняка проснулся.

- Ты готов к началу нового дня? - весело поинтересовался он.

- Вряд ли,- простонал я.

- Так-так. Нам предстоят великие дела, а ты валяешься в постели! Всем хорошим мальчикам уже давно пора вставать и спасать свою планету.

Мою сонливость как рукой сняло.

- Ты можешь помочь мне?

Большой нос Ху-Лана дернулся из стороны в сторону.

- Фигура речи, друг мой. Я пришел сюда, чтобы помочь твоему мозгу. Ведь я твой учитель, помнишь?

Я с любопытством посмотрел на него. Он ответил невозмутимым взглядом, словно приглашая меня прочитать его мысли. Но, разумеется, я не мог этого сделать.

Во всяком случае, пока что не мог.

- Первый урок,- сказал Ху-Лан после того, как я побывал в ванной и умылся.- Навыки пользования УРАКом. Ты уже открыл для себя некоторые его возможности. Полагаю, ты мог бы обнаружить многое другое самостоятельно, но давай-ка ускорим этот процесс.

- Отлично,- согласился я, устраиваясь в своем замечательном кресле.

- Тогда приступим,- торжественно произнес Ху-Лан - Начнем с того, что УРАК соединен микроволновой связью с главной библиотекой корабля. Это означает, что он может почти мгновенно предоставить тебе любую информацию.

Вскоре выяснилось, что УРАК может служить и для развлечений - просмотра пьес, видеофильмов и концертов из других миров. Если бы мне захотелось развлечься на всю катушку, я мог бы даже подключить его к голографическому проектору. Потрясающая штука! Представьте себе, что вы сидите в своей гостиной и смотрите трехмерный кинофильм, действие которого разворачивается вокруг вас - с монстрами, космическими сражениями и неземными пейзажами. Набор сюжетов был поистине неисчерпаемым.


Затем Ху-Лан повел меня в настоящую библиотеку, где имелись аппараты, к которым можно было подсоединиться напрямую, ощущая все происходящее. Эти аппараты могут проделывать невероятные вещи с человеческими чувствами. Вы не только видите происходящее - вы можете попробовать, понюхать, прикоснуться, послушать - словом, делать все, доступное для вас в реальном мире.

Это открывало грандиозные возможности для литературы, хотя должен признаться, что некоторые инопланетные произведения оказались совершенно недоступны моему пониманию.

Но еще лучше это подходило для исследовательских целей. Представьте себе, что преподаватель попросил вас написать сочинение о первом путешествии Колумба. С помощью такого аппарата вы могли в буквальном смысле попасть на одну из каравелл Колумба, ощутить морской ветер, запах матросского пота, попробовать пищу, которую тогда ели.

Если вы, как и я, любите перескакивать с одного на другое - начинаете читать про лошадей, а заканчиваете Древней Грецией,- то исследования по этой методике могут доставить ни с чем не сравнимое удовольствие.

Вот один пример. Скажем, вы изучаете историю плавания Колумба, но вдруг ваше внимание привлекает птица, пролетающая над кораблем. Произнесите мысленную команду - и птица окажется у вас в руках. Это вроде трехмерной картинки, которую можно взять в руки и осмотреть со всех сторон. А пока вы изучаете ее, компьютер доводит до вашего сознания все сведения о ней.

Теперь, допустим, вас заинтересовало, как выглядит мир с точки зрения птицы. Скажите лишь слово - и вот вы уже находитесь в полете, в теле той самой птицы, которую только что держали в руках.

Пролетая над морем, вы замечаете остров, который вам нравится. Вы снижаетесь, покидаете тело птицы и начинаете гулять по пляжу.

Стоит жара, и вы решили немного поплавать. Вы чувствуете сопротивление воды, ощущаете ее горьковато-соленый привкус… и в то же время находитесь в комнате, подключенный к одному из аппаратов.

Да, скажу я вам, человек может просто потеряться в таком невероятном мире!

Как оказалось, это и впрямь уже давно стало проблемой. Ху-Лан рассказал мне, что после изобретения этих аппаратов некоторые существа были так зачарованы их возможностями, что не захотели возвращаться обратно. Кое-кто так пристрастился к невероятным путешествиям, что умер от истощения. Поэтому главный библиотекарь корабля (пурпурный осьминог с двенадцатью щупальцами) предъявлял строгие требования к тем, кто пользовался аппаратами. В первую очередь это касалось ограничений по времени: те, кто слишком долго оставались подключенными, рисковали стать «наркоманами».

Разумеется, я не сразу же узнал обо всем, что сейчас рассказал. В тот день, когда Ху-Лан закончил свои объяснения, я снова устал до изнеможения, хотя и не переставал восторгаться новыми поразительными возможностями.

Зато потом я мало-помалу начал впадать в уныние. Чем глубже я знакомился с инопланетной технологией, тем яснее мне становилось, что если пришельцы задумают что-то сотворить с Землей, то у нас нет ни одного шанса выстоять. Мне казалось, что будущее планеты находится в моих руках, таких слабых и маленьких.

Как выяснилось, я ошибался. Судьба Земли находилась не столько в моих руках, сколько в моем мозгу. Однако, так как я считал мозг своей самой драгоценной собственностью, меня совсем не обрадовало, когда пришельцы обратились ко мне с просьбой «попользоваться» им.


Глава тринадцатая
ПРИШЕЛЬЦАМ НУЖЕН МОЙ МОЗГ

Пожалуй, вернее было бы сказать, что пришельцам хотелось ненадолго одолжить мой мозг. Я обнаружил это через пару дней после прибытия на борт «Нью-Джерси». Выбравшись поутру из своего гамака, я умылся и как раз задумался о завтраке, когда мой УРАК начал попискивать.

Раскрыв его, я увидел Ху-Лана. Мой маленький учитель выглядел расстроенным.

- Крепта, я должен поговорить с тобой,- отрывисто произнес он.- Могу я зайти к тебе?

- А это не может подождать до тех пор, пока я не поем? - в свою очередь спросил я.

- Тогда, может быть, мы встретимся за завтраком?

Меня это вполне устраивало. Мы назначили место встречи (так как на корабле имеется более тысячи «столовых»); я набрал код на панели телепортера и прошел через стену.

На этот раз Ху-Лан вырядился в бархатно-черные шорты, разрисованные тропическими цветами и бабочками. Мы устроились за столиком в тихом уголке.

- Так в чем дело? - спросил я.

Он не успел ответить. Прозвучал сигнал тревоги, и нам пришлось лечь на пол лицом вниз, пока корабль совершал очередной прыжок в пространстве.

- Ну почему они всегда делают это, когда я собираюсь поесть? - простонал я, снова усаживаясь за стол.

- Один ученый провел исследование,- с готовностью отозвался Ху-Лан.- Там доказывается, что большая часть сдвигов в пространстве без всякой видимой причины совершается как раз в то время, когда большинство членов команды садится за еду.

Он нажал несколько кнопок на панели пищевого синтезатора, поднял голову и добавил:

- Иногда Вселенная ведет себя непредсказуемым образом. Кстати, кто-нибудь рассказывал тебе о временной составляющей этих прыжков?

- Прошу прощения? - Я усердно массировал живот, надеясь, что все-таки смогу поесть.

- Полагаю, это означает «нет»,- заключил Ху-Лан.

Из отверстия в центре стола выплыла тарелка, на которой лежала горка предметов, весьма напоминавших маринованные глазные яблоки. Я решил отказаться от завтрака.

- Нет, об этом мне ничего не рассказывали. Расскажи мне о временной составляющей.

- На самом деле это очень просто. Когда мы совершаем прыжок в космосе, он длится всего лишь минуту по нашему времени, в то время как во внешнем мире этот промежуток значительно увеличивается.

- Я знаю, что чем быстрее мы движемся, тем медленнее течет для нас время,- заметил я.

Я узнал об этом из научной фантастики. Если движешься со скоростью света, время внутри корабля практически останавливается. Это означает, что если для внешнего наблюдателя прошло целых сто лет, то для экипажа корабля прошло немногим более секунды. Но у меня появилось подозрение, что Ху-Лан имеет в виду нечто иное.

- Мы еще не вполне понимаем принцип сдвига в пространстве,- признал он, выслушав мой вопрос,- Мы просто знаем, что, начиная прыжок в одной точке, мы через несколько секунд оказываемся в другой, а между тем в так называемом «реальном мире» проходит довольно много времени.

- Подожди минутку,- перебил я,- Сколько времени прошло с тех пор, как я появился здесь?

Ху-Лан подцепил одну из круглых штуковин, сунул ее в рот и с хрустом разжевал. Нет, лучше бы мы встретились в моей комнате!

- Точно не знаю,- ответил он.- Я редко обращаю внимание на подобные вещи. «Нью-Джерси» большую часть времени движется со скоростью около половины световой. Учитывая сдвиги в пространстве, можно полагать, что на Земле прошло от одного до полутора месяцев.

Я откинулся на спинку стула, пытаясь скрыть свой испуг. Я покинул Землю 24 мая. С моей точки зрения, прошло около трех суток, но Сьюзен Симмонс прожила уже шесть недель. Как странно: я стал старше на три дня, а Сьюзен - на полтора месяца! Я подумал о том, каково будет вернуться домой и обнаружить своих сверстников, ставших взрослыми людьми. Эта мысль мне совсем не понравилась.

- Так о чем ты хотел поговорить со мной? - спросил я, решив сменить тему.

Ху-Лан отодвинул в сторону пустую тарелку и задумчиво взглянул на меня.

- Меня попросили узнать о твоей реакции на предложение, выдвинутое одним из участников совещания - кстати, того самого совещания, на которое ты ворвался позавчера.

Сначала меня удивило, что Ху-Лан слышал об этом инциденте. Но с другой стороны, раз уж его назначили моим наставником, то он должен быть в курсе всех моих «подвигов».

- Что это за предложение? - спросил я.

Ху-Лан заерзал на стуле.

- Ты знаешь, что Межпланетный Совет кипит от споров о будущем вашей планеты. Члены Совета просят твоего разрешения на исследование твоего разума для получения дополнительной информации.

- Исследование моего разума? Как это понимать?

Ху-Лан не отрывал взгляда от стены, как будто увидел там что-то интересное.

- Во-первых, они собираются задать тебе массу вопросов. Затем они, вероятно, загипнотизируют тебя, чтобы ты мог рассказать им забытые эпизоды из твоего прошлого.- Он выждал паузу и добавил: - И наконец, им хотелось бы поработать с твоим мозгом.

- Поработать? - нервно переспросил я.

- Они надеются, что если как следует покопаться, то, может быть, станет понятна причина вашей неполноценности.

- Что ты хочешь этим сказать? - сорвался я.- Я совершенно нормален!

Это было не совсем так. Я знал, что далек от совершенства, но все же не считал операцию на мозге единственным средством для устранения моих недостатков.

- Я имел в виду не тебя лично, а всех землян. Нас интересует, какого рода эта проблема - органическая или психологическая.

- Какая проблема? - по инерции спросил я, заранее зная, каким будет его ответ.

- Общечеловеческая проблема,- терпеливо сказал Ху-Лан.- Слепая готовность землян убивать друг друга, разрушать жилища, не обращать внимания на голодающих и так далее.

Ах, вот как, «и так далее»! И они надеются найти причину всего этого в моем мозге?

Внезапно меня поразила жуткая мысль: а что, если причина действительно там? Я не имел в виду конкретно себя - но что, если в нашем мозге имеется какой-то внутренний изъян? Означает ли это, что все наши беды происходят, в сущности, не по нашей вине? И если да, то означает ли это, что мы безнадежны, что нам никогда не Справиться со своими недостатками?

Могут ли пришельцы что-то изменить? Допустим, они заглянут в мой мозг и найдут способ помочь нам - остановить голод, навсегда покончить с войнами?

Ладно, всего-то делов! В конце концов, Крок-Док уже копался в моей голове, а потом я встал с операционного стола и пошел как ни в чем не бывало.

- И долго они собираются работать с моим мозгом? - поинтересовался я.

- Речь идет о полном комплексном исследовании, Питер,- ответил Ху-Лан.- Большая часть работы - это сканирование, магнитные и ядерные пробы. У наших врачей очень высокая квалификация… но все-таки полной гарантии нет.

Я с трудом сглотнул; в горле у меня совсем пересохло.

- Гарантии чего?

Ху-Лан посмотрел мне прямо в глаза.

- Гарантии того, что к тебе вернется способность нормально думать,- прошептал он.


Глава четырнадцатая
РАСЧЛЕНЕН!

Я молча смотрел на Ху-Лана. Несколько минут назад я никак не мог решить, стоит ли заказывать завтрак; теперь мне предложили решить, хочу ли я рискнуть собой ради блага планеты, от которой я отказался.

Долгое время я сидел без движения. Я думал о своем доме и о своей школе. Меня не особенно радовала перспектива превращения в слюнявого дебила ради благополучия Дункана Дугала. Но потом я подумал о тех вещах, которые видел в выпусках теленовостей: о детях с Ближнего Востока, гибнущих под артобстрелами, о младенцах со вздувшимися животами, голодающих в Африке, о маленьких беспризорниках из Южной Америки, которых убивают просто потому, что они путаются под ногами.

- Ты не обязан отвечать сразу же,- сказал Ху-Лан,- И мы не принуждаем тебя. Теперь ты один из нас.

- В самом деле? - прошептал я. Я действительно стал одним из пришельцев в том смысле, что они приняли меня, пустили в свое общество. Но правда ли, что я навсегда отказался от Земли, или моя душа устремлена к звездам, а сердце осталось в Кентукки-Фоллс?

Ху-Лан молчал. Я отвернулся от него. Как много хотелось сделать, увидеть, изучить! Я проторил свой путь к звездам. Я был единственным землянином, вырвавшимся на просторы Галактики, а теперь меня просили рискнуть моим самым драгоценным достоянием ради того безумия, которое осталось позади.

Я потер руку в том месте, где Дункан обычно щипал меня, когда бывал в дурном настроении из-за своих домашних неурядиц.

Мне снова вспомнились африканские дети.

- Когда мы начнем? - прошептал я.

Немного попозже ко мне зашел Броксхольм.

- Ты знаешь, что не обязан это делать,- сказал он.

- Ты думаешь, я должен отказаться?

Он потянул себя за нос.

- Я просто беспокоюсь за тебя.

- Я тоже беспокоюсь,- отозвался я.- Но слушай, я ведь улетел с Земли еще и потому, что там никто не пожалеет обо мне. Так какая разница?

Броксхольм окинул меня задумчивым взглядом.

- Мне кажется, ты слышал часть нашего разговора на Совете и понял, что у нас есть проблемы со связью. Из-за моего спешного отлета с Земли другой наш агент в Кентукки-Фоллс остался без необходимого ему оборудования, поэтому я не могу тебе ничего доказать. Но я уверен, что если бы я мог показать тебе землян, то ты бы обнаружил, что кое-кто очень скучает по тебе. Например, Сьюзен Симмонс.

Я промолчал. Мне не хотелось говорить о своих чувствах к Сьюзен.

Появление Ху-Лана, буквально выпрыгнувшего из стены, прервало нашу беседу. Сегодня он вырядился в зеленые шорты с узором из алых колибри.

- Все готово, Крепта,- сказал он.

Мы с Броксхольмом соприкоснулись лбами, что по обычаю его планеты означало «проститься с достоинством», и я последовал за Ху-Ланом через телепортер в операционную. Крок-Док уже ждал нас.


- Рад снова видеть тебя, Крепта,- серьезно сказал он. Его красные челюсти раздвинулись, но это даже отдаленно не напоминало улыбку. Я кивнул, и он сделал жест, переведенный транслятором как «отдаю должное вашим фолликулам», явно имевший больше смысла для него, чем для меня.

Операция на мозге на борту «Нью-Джерси» - совсем не то же самое, что на Земле. Меня не обрили и не одели в больничный халат. Должен признать, мне почти хотелось этого; какое-то подобие ритуала могло бы подбодрить меня или заставило бы относиться к происходящему с большей серьезностью. Должно быть, от страха я чувствовал себя оцепеневшим и двигался словно во сне.

Короче говоря, Крок-Док положил меня на стол, сообщил мне, что операция проходит под наблюдением нескольких десятков известных специалистов с доброй дюжины планет, а затем вколол мне в ухо какой-то препарат, от которого я моментально отключился.

Через некоторое время ощущение сна возобновилось. Я плыл в серебристо-сером тумане, густом как патока.

Вокруг меня шептали невнятные голоса. В моем сознании проплывали человеческие лица, некоторые знакомые, другие - совершенно незнакомые. Иногда знакомые и незнакомые лица сливались, или лицо, которое я знал всю жизнь, расплывалось и принимало незнакомый облик.

Я видел мисс Шварц, Сьюзен, Дункана и многих других ребят из нашей школы. Если бы я мог размышлять (а я не мог), то, наверное, пришел бы к выводу, что Крок-Док прикасается к нервным волокнам моего мозга, вызывающим те или иные воспоминания.

Я увидел своего отца. Он плакал. Я снова увидел Дункана. Он был испуган. Я пытался позвать его, так как был уверен, что с ним случилось что-то нехорошее, но, конечно же, у меня ничего не получилось - ведь я крепко спал.

Потом я увидел человека, высокого мужчину в костюме. Он сидел за столом в помещении, напоминавшем обычную классную комнату. Там было темно, как будто он заработался допоздна и забыл включить свет. Насколько я мог судить, раньше мне не приходилось видеть его.

На лице этого человека отражались противоречивые чувства. Я не знал, что это было - страх, гнев, печаль или, возможно, все вместе. Чувство было таким сильным, что не поддавалось точному определению. Под воздействием этого чувства лицо мужчины медленно перекашивалось, и вдруг он с такой силой оттолкнул стол, что тот опрокинулся, и все бумаги рассыпались по полу.

Потом он встал, пересек комнату и остановился перед телевизором, стоявшим на столике в дальнем углу комнаты. Его черты все еще были искажены сильным чувством, когда он поднял руку и начал стаскивать с себя человеческое лицо.

Кожа под маской отливала голубым цветом. Появилась щеточка седых усов, комичный нос, огромные глаза…

Это был Ху-Лан! Дрожа всем телом, он поднял руку. Его ладонь начала светиться, разгораясь все ярче и ярче. У Ху-Лана вырвался жуткий стон гнева и боли, и в то же мгновение с кончиков его пальцев ударил мощный разряд энергии, взорвавший телевизор и разметавший его на мелкие кусочки.

Потом вся сцена почернела и пропала. Мне показалось, что я умер.


Глава пятнадцатая
МОЗГ В БАНКЕ

Когда я очнулся, надо мной склонилось встревоженное лицо Ху-Лана.

- Как ты это сделал? - сразу же спросил он.

- Что? - Мое сознание было еще затуманено сном.

- Ты проник в мой мозг: я почувствовал это. Теперь я хочу знать, как тебе это удалось.

- Но я даже не знал, что сделал это!

Я не лгал: видение, посетившее меня на операционном столе, стало неясным и расплывчатым. Зато я заметил, что произношу слова медленно и невнятно. Все ли со мной в порядке? Трудно было сказать.

- …Питер, ответь мне,- настойчиво повторил Ху-Лан.

- Оставь мальчика в покое,- распорядился Крок-Док.- Ему пришлось тяжело.

- А я… а вы… как прошла операция? - поинтересовался я, наконец умудрившись расставить слова в правильном порядке.

- Трудно сказать,- ответил Крок-Док, глядя на меня своими печальными глазами.- Нужно проанализировать полученные сведения. Но я смог это сделать! - с гордостью добавил он, подняв банку, наполненную прозрачной жидкостью.

В банке плавал мой мозг.

- Мой мозг! - завопил я - Ты вынул мой мозг!

Я попытался ощупать голову, но мои руки отказались повиноваться.

- В общем-то, да,- признал Крок-Док.- Но ненадолго. Когда закончу, верну все на место, можешь поверить моему слову.

Я попробовал спрыгнуть со стола. Ничего не вышло: либо мое тело было жестко закреплено, либо я просто не имел власти над ним. С другой стороны… вряд ли имело смысл расхаживать без мозгов в голове (хотя на Земле я знал многих людей, которые только так и делали).

Я сделал глубокий вдох, стараясь успокоиться. Мне пришлось многократно повторить эту процедуру, прежде чем она привела к положительному результату.

- Почему я могу видеть? - прошептал я, когда ко мне вернулось самообладание.

- Твой мозг по-прежнему соединен с телом,- сказал Крок-Док. Он снова поднял банку и указал на ее днище.- Видишь эти провода? Они ведут к твоему черепу и обеспечивают контакт с нервными окончаниями. Я буду отсоединять их каждый раз, когда мы соберемся провести эксперимент, который может причинить тебе неудобства. Но в промежутках ты сможешь присоединяться к нам.

- В промежутках…- пробормотал я.- Как долго я был без сознания?

- Примерно десять дней по земному счету,- ответил Ху-Лан.

- Больше недели! Они… они ничего не сделали с Землей? Скажите мне правду!

- Нет, нет. Все действия отложены до получения результатов исследований твоего мозга.

Как типично для меня. В большинстве известных мне фантастических романов судьба всего мира находится в руках героя. В моем случае судьба Земли находилась где-то в моем мозгу - возможно, в лобных долях, в мозолистом теле или в коре одного из полушарий - в общем, там, где находится предмет их поисков. Они найдут его… или не найдут, ведь не было никакой гарантии, что ответ действительно находится в моем мозгу. Так, просто предположение.

Послышался сигнал зуммера. Крок-Док нажал кнопку.

- Кто там? - спросил он.

- Мы можем войти?

Голос показался мне смутно знакомым, но уверенности не было: сознание оставалось подернутым невидимой пеленой. Стану ли я снова «совсем живым», или же я приговорен к жизни вечного паралитика с вынутым мозгом?

Хуже всего было то, что в моем нынешнем состоянии меня это почти не волновало. Я не мог даже заставить себя волноваться. Наверное, то же самое испытывают люди, пристрастившиеся к наркотикам.

- Ты не прочь принять гостей? - спросил Крок-Док.

- Почему бы и нет? - отозвался я, хотя, сказать по правде, мне было абсолютно все равно.

Флииф с Турком вышли из стены и остановились там, где я мог их видеть.

- Батюшки-светы! - воскликнула Флииф, увидев мое тело, пристегнутое к столу, и мозг, плавающий в банке на столе. Ее лицо приобрело темно-оранжевый оттенок, а утолщение на конце стебелька запищало: «Ниип, ниип!»

- Как ты себя чувствуешь, Крепта? - спросил Гурк. Его большие глаза светились тревогой и состраданием.

- В общем-то, неплохо,- ответил я.

- Мы беспокоились за тебя,- сказала Флииф.- Твоя смелость произвела на всех очень сильное впечатление.

- Означает ли это, что вы больше не хотите взрывать Землю? - прошептал я.

- Я надеюсь, что нам не придется этого делать,- ответила Флииф, сжав мою руку.

Я был разочарован. С другой стороны, я подозревал, что мое согласие на эксперимент не слишком ослабит угрозу, нависшую над нашей планетой.

- Мы принесли кое-что для тебя,- с наигранной жизнерадостностью произнес Гурк и показал мне сумку - Хочешь посмотреть?

Я попытался кивнуть, но не смог: моя голова оставалась неподвижной.

- Конечно,- сказал я.- Давай посмотрим.

Он покопался в сумке и вытащил пушистый шарик.

- Что это? - спросил я.

- Это скиммл,- с довольным видом ответила Флииф.

Гурк поднес существо к моему лицу. Оно было круглым, примерно десяти сантиметров в диаметре, и красным, чем-то напоминая большую пушистую божью коровку. Секунду спустя из меха выползли два стебелька.

Глазки на концах стебельков посмотрели на меня и моргнули.


- Они эластичные,- пояснил Гурк.- И почти неуязвимые. Видишь?

С этими словами он сжал скиммла посредине, и тот выпятился сверху и снизу, как воздушный шарик, наполненный водой.

- Много меха и никаких костей,- добавила Флииф.

Гурк положил скиммла мне на живот. Зверек прогулялся вверх, еще раз заглянул мне в глаза, вернулся на живот, три раза обернулся кругом и со вздохом устроился отдыхать. Через некоторое время он заурчал, словно вентилятор, работающий на низких оборотах.

- Ты ему понравился! - радостно воскликнула Флииф.

Я назвал скиммла Майклом. Он составлял мне компанию в последующие дни, когда Крок-Док то включал, то отключал мой мозг, занимаясь своими исследованиями. У меня было много посетителей, и всем им, похоже, нравилось играть со скиммлом.

Броксхольм заходил почти ежедневно, так же, как и Флииф с Гурком. Инопланетяне, которых я никогда раньше не видел, приходили поздороваться со мной. Кристальный капитан прислал мне растение, чьи цветы, звеневшие словно хрустальные колокольчики, напоминали о моем разговоре с ним в алмазной рубке. Ху-Лан каждый день по нескольку часов сидел рядом со мной и ублажал меня удивительными рассказами о галактических путешествиях.

Время от времени он странно косился на меня и спрашивал, что произошло со мной во время операции, но Крок-Док всегда находился поблизости и не позволял ему слишком сильно давить на меня.

Наконец настал день, когда Крок-Док собрался поместить мой мозг обратно.

- Ты нашел то, что искал? - спросил я, с трудом пробиваясь через апатию и оцепенение.

Он щелкнул челюстями.

- Еще нет, но мы продолжаем анализировать полученные сведения. Не отчаивайся, Крепта: все это было не зря.

Когда я проснулся, скиммл ворочался у меня на животе, а мой мозг вернулся на свое привычное место. Крок-Док склонился надо мной так же, как в первый день, когда он имплантировал мне универсальный транслятор.

- Я… живой? - прошептал я.

- Если я не ошибаюсь, то гораздо живее, чем раньше,- ответил он.

Я похлопал глазами и обвел взглядом комнату. Мое зрение осталось острым. Я потянулся и только тут понял, что мои руки свободны.

- Я могу встать?

- Полагаю, что да,- сказал Крок-Док.- Только не торопись.

- Посиди-ка тут.- Я пересадил Майкла с живота на плечо. Скиммл прильнул ко мне, пока я садился и перебрасывал ноги через край стола.

- Осторожнее,- предупредил Крок-Док.

Я немного подождал, прежде чем встать, но уже знал, что чувствую себя просто великолепно. Если раньше мой мозг был словно окутан туманом, то теперь туман рассеялся.

Крок-Док сделал жест, означавший «повергаю свое почтение к твоим стопам», и в вежливых выражениях поблагодарил меня за содействие.

- Можешь в любое время заходить ко мне и спрашивать, как продвигается исследование,- добавил он.- Это самое меньшее, чем мы тебе обязаны.

Я собрал свои вещи, маленькие подарки от инопланетян, сжал Майкла в руке «на счастье» и приготовился к возвращению в свою комнату.

Но телепортер выбросил меня в совершенно незнакомом месте.


Глава шестнадцатая
ДУНКАН

Я находился в зале, заставленном различной аппаратурой. Некоторые устройства показались мне знакомыми: пришельцы пользовались ими для связи в космическом пространстве.

Справа от меня находился стол, на котором лежал круглый шлем.

- Надень его,- произнес голос за моей спиной.

Я подпрыгнул от неожиданности, заставив Майкла протестующе запищать.

- Ху-Лан! - Я резко повернулся к своему учителю.- Прошу тебя больше никогда так не делать!

- Извини,- пробормотал маленький инопланетянин.- Я постоянно забываю о том, как вы пугливы.

- Полагаю, это ты устроил так, чтобы я попал сюда?

Ху-Лан потянулся за скиммлом, и я передал ему зверька.

- Ты прав,- ответил он, перекатывая красный меховой шарик в ладонях. Майкл заурчал от удовольствия.

- Ты не скажешь мне, зачем ты это сделал?

- Надень шлем,- повторил Ху-Лан.

- А это безопасно? - Я с тревогой взглянул на круглый предмет.

«Глупый вопрос, Питер»,- подумал я, как только эти слова сорвались с моего языка. «Если это опасно, он все равно тебе не скажет».

- Нет, не совсем,- неожиданно ответил Ху-Лан.

Видите, как мало я знал о нем?

- Тогда почему ты просишь меня надеть его? Разве я недостаточно рисковал до сих пор?

- Я прошу потому, что возможная польза от этого перевешивает любой риск,- ответил Ху-Лан.- Надень его.

Помешкав, я уселся за стол и надел шлем. Следуя указаниям Ху-Лана, я подкрутил пару шариков на приборной панели, вмонтированной в стол.

В ту же секунду я без всякого предупреждения оказался в голове у Дункана Дугала!

Я вскрикнул так громко, что скиммл завизжал и, выскользнув из рук Ху-Лана, распростерся на полу. Он весь дрожал, а его глаза-стебельки высовывались наружу и быстро прятались внутрь.

- Ради всего святого, потише! - зашипел Ху-Лан, наклоняясь за Майклом.

По крайней мере, мне показалось, что он это сказал. Я был полностью сосредоточен на происходящем у меня в голове и почти не обращал на него внимания.

Не знаю, как мне удалось так быстро сообразить, что я попал в мозг Дункана Дугала. Я не видел никаких ярлыков с надписями вроде «Это мозг Дугала». Но знание о личности Дункана Дугала было впечатано в каждую клетку этого мозга, передавалось по каждому синапсу.

Я чувствовал себя неловко. Как бы я ни относился к Дункану, у меня не было никакого права копаться в его разуме.

«Дункан,- подумал я.- Дункан, ты слышишь меня?»

Ответа не последовало. Он либо не осознавал моего присутствия, либо не мог ответить, или же отвечал, но я его не слышал.

Внутри человеческого мозга все происходит очень быстро. За считанные мгновения я узнал о Дункане Дугале гораздо больше, чем мне когда-либо хотелось узнать. Наиболее важным, с моей точки зрения, было следующее:

1) частично скотское поведение Дункана объяснялось тем, что дома над ним постоянно издевались;

2) он оказался невероятно умен (это поразило меня до глубины души, но потом я узнал, в чем было дело);

3) он был значительно более несчастным человеком, чем я считал раньше;

4) недавно он разговаривал с моим отцом, который был страшно расстроен и подавлен моим внезапным исчезновением. Поверьте: эта последняя новость была настоящим потрясением для меня.

«Дункан,- снова подумал я.- Ты слышишь меня?» Снова тишина. Я окинул его мозг прощальным взглядом и решительно снял шлем. Ху-Лан выжидающе смотрел на меня.

- Это что еще за новости? - сердито спросил я.

- Ты хочешь сказать, что установил контакт? - В его голосе звучали нетерпеливые нотки.

- Чего ты добиваешься? - ответил я вопросом на вопрос. Мне надоело давать больше ответов, чем получать взамен. Но Ху-Лан, по-видимому, не хотел пускаться в объяснения. Он довольно долго смотрел на меня, а потом вдруг сказал:

- Тебе хотелось бы посетить другую планету?

Я знал, что он намеренно меняет тему, но ничего не мог с собой поделать.

- Когда мы отправимся? - выпалил я.

- Да хоть сейчас.- Отдав мне Майкла, Ху-Лан указал на белый круг, нарисованный на полу.- Встань тут,- приказал он.- И не двигайся, если тебе дорога жизнь!

Он отошел в другой конец зала и поколдовал над приборами, потом вернулся и встал рядом со мной. Почти немедленно с потолка ударил луч голубого света и помещение растаяло, как дым.

Открыв глаза, я обнаружил, что стою на крохотном песчаном островке посреди бескрайнего водного простора. Здесь была ночь, и небо над нами отличалось от любого, которое мне приходилось видеть,- черное бархатное покрывало, густо усыпанное звездами. Ладно, пусть это не так уж и странно, но огненные точки незнакомых созвездий сияли так ярко, что при этом свете можно было читать. Справа над нами проплывала маленькая зеленая луна. От одного края неба до другого тянулась мерцающая полоса, играющая разными цветами.

- Вот здорово! - завопил я.

- Ш-шш! - одернул меня Ху-Лан.- Здесь водятся очень крупные животные, и нам не стоит привлекать их внимание.

Я сжал Майкла и с беспокойством огляделся по сторонам. Вокруг не было никаких животных, но кто знает, какой облик они могут принимать на этой планете? Да что там - тот островок, на котором мы стояли, мог ока-заться огромным морским существом! Я невольно посмотрел вниз, наполовину ожидая увидеть в песке чью-то разинутую пасть.

- Как мы попали сюда? - прошептал я.

- Мы воспользовались телепортером типа «корабль - планета»,- ответил Ху-Лан.- Принцип тот же, что и при перемещениях внутри корабля, только расстояния побольше.

- Почему же Броксхольм не спустился на Землю таким же способом? - спросил я, вспомнив нашу «прогулку» от Кентукки-Фоллс до «Нью-Джерси».

- Потому что сначала нужно установить телепортер на поверхности планеты,- ответил Ху-Лан.

- Но зачем кому-то понадобилось устанавливать его здесь, в таком заброшенном месте?

- Это сделал я. Я люблю уединяться в этом уголке для размышлений.

Я посмотрел на Ху-Лана. Его легко было увидеть, так как он снова светился.

- Кто ты? - тихо спросил я.

- Твой учитель,- сухо ответил он, как будто это что-то объясняло.- И как твой учитель, я хочу показать тебе некоторые интересные вещи.

Он вынул из кармана тоненькую трубку и сыграл на ней незатейливую мелодию. Секунду спустя я услышал, как мелодия повторилась где-то над водой, словно подхваченная птицей.

Я повернулся к Ху-Лану. Он приложил палец к губам, призывая к молчанию.

Мы ждали. Мелодия повторилась снова, на этот раз с другой стороны. Внезапно вода перед нами забурлила: что-то яркое и огромное поднималось из глубин к побережью островка.

- А вот и наша колесница! - объявил Ху-Лан.

Мой взгляд был прикован к зеленому предмету, просвечивавшему под поверхностью воды. Насколько я мог судить, его длина превышала тридцать метров. Если это была колесница, то весьма странная: передо мной явно находилось морское животное или очень хорошая его имитация.

Ху-Лан сыграл новую короткую мелодию. Существо всплыло на поверхность и вскинуло голову размером с небольшую комнату. Его огромный серебряный язык протянулся к берегу, словно причальный трап.

- Вперед! - воскликнул Ху-Лан,- Добро пожаловать на борт!


Глава семнадцатая
РУУМБА-РАЙД, ДОМ ХУ-ЛАНА

Вам когда-нибудь приходилось идти по языку? Должен сказать, что при этом испытываешь странное чувство. Поверхность твердая, но скользкая, и поэтому трудно сохранять равновесие.

Я обернулся, ища взглядом Ху-Лана. Дело не в том, что я не доверял ему, но входить в разинутую пасть одному было страшновато.

Он кивнул мне. Стиснув Майкла, я вошел внутрь. Ху-Лан поравнялся со мной, когда я проходил мимо зубов морского чудовища. Они были больше меня и напоминали гигантские сосульки. Как только мы отошли на несколько шагов, животное втянуло язык, задвинув нас так глубоко в свою глотку, что я испугался в конце концов оказаться проглоченным.

Потом оно закрыло пасть, и мы погрузились в непроглядную темноту. Впрочем, тьма рассеялась, когда Ху-Лан начал светиться. Голубой свет, отражавшийся от серебряного языка, придавал окружающему странный, призрачный вид.

- Куда мы направляемся? - прошептал я. Я не думал, что чудовище может нас услышать, но в таком месте невольно хочется говорить шепотом.

- Ко мне домой,- с довольным видом ответил Ху-Лан. Он прямо-таки лучился от удовольствия.

- Мы плывем по поверхности или под водой?

- Под водой, разумеется, под водой. Руумбы не любят подниматься на поверхность и стараются избегать этого.

- Руумбы?

- В одном из них мы сейчас находимся,- пояснил Ху-Лан.- Это, наверное, лучший способ перемещения в нашем мире.

- А с ними случаются… э-ээ, дорожные происшествия? - пробормотал я. Мне было трудно заставить себя спросить напрямик, не глотают ли они по ошибке своих пассажиров.

- Никто не застрахован от случайностей,- сухо ответил Ху-Лан.

Я заметил, что он снова говорит по-английски.

- Почему ты это делаешь?

- А что ты видел в моем сознании?

Наверное, у меня был растерянный вид, поскольку Ху-Лан добавил:

- Если ты скажешь мне, что ты видел, то я объясню тебе, почему я говорю по-английски.

Я помедлил по двум причинам. Во-первых, у меня не было полной уверенности в том, что именно я видел в сознании Ху-Лана; это еще следовало обдумать. Во-вторых, когда кто-то с таким пылом добивается от меня признания, я начинаю нервничать.

- Я долго изучал Землю,- продолжал Ху-Лан по-английски.- Удивительное место!

В моей памяти всплыла фраза Броксхольма, произнесенная им, когда я впервые увидел корабль пришельцев.

- Ху-Лан, это ты назвал наш корабль «Нью-Джерси»?

- За эту догадку с меня причитается сигара в твою пользу,- невозмутимо отозвался он, приложив палец к носу.

Кто ты? - снова спросил я, уже в третий раз с тех пор, как познакомился с ним.

- Когда берешь и не даешь ничего взамен, то дружба становится однобокой,- заметил он- Скажи мне, что ты видел в моем сознании.

Я прикрыл глаза и задумался.

- Ты сидел в классной комнате, но выглядел не так, как сейчас. Ты был замаскирован под человека - так же, как Броксхольм, когда он пришел в наш класс. На улице уже стемнело. Ты был чем-то сильно рассержен - настолько рассержен, что начал светиться, и свечение проступало из-под твоей искусственной кожи: А потом с кончиков твоих пальцев сорвалось что-то вроде молнии, взорвавшей телевизор.

В глазах Ху-Лана застыло выражение, близкое к ужасу.

- Ты рассказывал об этом кому-нибудь еще?

Я покачал головой.

- Пожалуйста, не рассказывай никому!

- Это произошло на самом деле? - спросил я.

Прежде чем он успел ответить, над нами раскатился низкий, стонущий рев.

- Ага, мы приехали,- сказал Ху-Лан.- Продолжим наш разговор попозже.

- Куда мы приехали?

- В подводный город.

- Но как же мы выйдем наружу? - воскликнул я. Я не боялся промокнуть, но знал, что если мы находимся достаточно глубоко, то давление воды попросту раздавит нас.

- Отступи немного назад,- распорядился Ху-Лан, отводя меня поглубже в глотку руумбы. Через несколько шагов мы попали в округлое помещение с плавно изгибающимися вверх стенами. Как только Ху-Лан удостоверился, что я стою в нужном месте, он три раза похлопал по упругой, едва заметно пульсировавшей перегородке. Руумба взревел, и мы взлетели вверх, подхваченные могучим порывом ветра.

Я приземлился на мягкую поверхность в маленькой комнате. Оправившись от изумления, я увидел инопланетянина, очень похожего на Ху-Лана, который бросил что-то вниз, в дыхательное отверстие руумбы, так плотно прижатое к люку в полу комнаты, что можно было видеть выпирающие складки глянцевито-зеленой кожи животного.

- Подкормка,- пояснил незнакомец, заметив мой вопросительный взгляд. Потом он захлопнул крышку люка, загерметизировав маленькую комнату.

В стене открылась дверь, и еще три инопланетянина, явно принадлежавшие к расе Ху-Лана, чуть ли не вбежали внутрь. В отличие от моего учителя, они носили тоги светло-зеленого цвета. Один за другим они хлопали Ху-Лана по спине и обнимали его.

Закончив обмен приветствиями, они повернулись ко мне и хором произнесли:

- Добро пожаловать, Крепта!

- Спасибо,- пробормотал я, слегка смущенный таким теплым приветствием.

Крепко сжав Майкла (он успокаивающе действовал на меня), я последовал за ними наружу. Мне было немного жаль, что Ху-Лан так и не закончил свои объяснения, но сожаление испарилось, как только я обнаружил, что стою в центре огромного города с широкими улицами, обсаженными рядами деревьев, высотными зданиями, словно парящими в вышине, и просторными площадями, где кипела жизнь.

Что-то в архитектуре города показалось мне странным. Лишь через несколько минут я сообразил, что здесь почти не было острых углов. Здания, даже самые высокие, имели плавно скругленные очертания и неуловимо мягкий, как будто деревенский облик. Некоторые из них были покрыты декоративными украшениями из неизвестного вещества, переливавшегося разными оттенками голубого, желтого и зеленого.


Еще более поразительным, чем сами здания, был тот факт, что весь город размещался под прозрачным куполом, далеко превосходящим по высоте самые высокие башни. По другую сторону купола, наверху и вокруг города, была лишь вода.

- Ху-Лан,- прошептал я,- это просто чудо!

- Я рад, что тебе понравилось,- отозвался он, похлопав по спине шестиногого зверька, пробежавшего мимо.- Я очень горжусь этим городом.

Весь день мы осматривали город. Его красота превосходила всякое воображение. Руумба, доставивший нас сюда, мог служить типичным примером того, как местные жители справлялись с разными повседневными проблемами: большую часть работы, которую обычно берут на себя городские службы, здесь выполняли специально выведенные и обученные животные. Больше всего- мне понравились пожиратели мусора. В каждом доме и магазине был один такой - маленький толстый зверек, с удовольствием поедавший любые отбросы.

- Почти полностью сокращает расходы на уборку,- заметила маленькая голубая женщина, познакомившая меня с их предназначением.

Все животные выглядели счастливыми и хорошо ухоженными. И люди тоже. Через некоторое время во мне зашевелились сомнения. Я достаточно много знал о больших городах и чувствовал, что здесь чего-то не хватает.

- Неужели у вас нет ни одного голодного, ни одного бездомного? - спросил я через некоторое время.

- С какой стати? Нам это совсем не нужно.

- Я понимаю, что вам это не нужно. Просто я не знаю ни одного большого города, где было бы иначе.

- Так и есть - на вашей планете. Разница в том, что мы уже давно решили: так быть не должно. Места достаточно для всех, как здесь, так и на Земле. Люди не должны голодать и страдать от холода. Вы просто еще не поняли, что это плохо.

- Разумеется, мы знаем, что это плохо! - раздраженно возразил я.

- Нет, вы лишь думаете, что это плохо. Если бы все люди, сколько их ни есть на Земле, действительно поняли, насколько это неправильно, то они прекратили бы разговаривать об этом и сделали бы так, чтобы этого больше не было.

Я стиснул Майкла, стараясь не сердиться на слова Ху-Лана. У меня возникло ощущение, что учитель обвиняет меня лично во всем, что есть плохого на Земле.

Этот наш спор произошел перед входом в огромное здание.

- Ладно, пошли,- сказал Ху-Лан.- Я хочу тебе кое-что показать.

Люди в здании приветствовали его, как будто он приходился им старым другом, но я уже не удивлялся. Приветствия сыпались на нас с тех пор, как мы вошли в город. Наверное, самым странным впечатлением от сегодняшнего визита было то, что каждый встречный, похоже, хорошо знал моего учителя.

Длинные, змееподобные существа, похожие на лианы, поднимали нас с этажа на этаж, и везде люди выкрикивали приветствия Ху-Лану.

- Кто ты такой? - снова спросил я, когда мы вышли за дверь на верхнем этаже здания.

Ху-Лан улыбнулся.

- Почему бы тебе не заглянуть в мой мозг и не узнать все самому? - предложил он.


Глава восемнадцатая
КОНТАКТ!

Ху-Лан привел меня в комнату, заполненную различными приборами и аппаратами, иногда совершенно необычного вида.

- Знаешь,- сказал он, начиная возиться с каким-то механизмом,- я потратил значительную часть своей жизни, пытаясь разгадать секрет телепатии.

- Ты имеешь в виду прямое общение одного разума с другим? - спросил я.

Ху-Лан кивнул.

- Дело в том, что ты владеешь этим секретом.- Он пристально посмотрел на меня.- Ты вошел в мой мозг во время операции и вытащил оттуда мысленные образы. Разумеется, разрозненные и беспорядочные,- быстро добавил он.- Но ты буквально выдернул их из моего сознания, причем без какой-либо тренировки. Думаю, на операционном столе произошло нечто, позволившее тебе высвободить эту способность.

Он взял у меня скиммла и принялся поглаживать зверька.

- Ты не поймешь, что это означает, Крепта, если не узнаешь, что мы уже несколько столетий пытаемся развить эту способность у некоторых из нас. Под словом «мы» я подразумеваю весь Межпланетный Союз. Наилучшее, чего нам удалось добиться,- усиление передачи мысленного сигнала с помощью определенных приборов. Кстати, именно этим сейчас занимается твой друг Дункан.

- Он мне не друг!

Я пожалел об этих словах в то мгновение, когда они слетели у меня с языка. Они прозвучали эгоистично и неуместно.

- Так что ты все-таки имеешь в виду? - спросил я, пытаясь сгладить впечатление от своего глупого замечания.

- Видишь ли, одной из первых проблем, с которыми мы столкнулись в эпоху межзвездных путешествий, было ограничение скорости распространения радиоволн. Это делало почти невозможной связь между точками, удаленными друг от друга на расстояние в несколько световых лет. Наконец мы изобрели гиперпространственный трансмиттер и получили возможность почти мгновенно налаживать связь между звездными системами. К несчастью, единственный трансмиттер, доставленный на вашу планету, находился у Броксхольма. После его вынужденной эвакуации другой наш агент в Кентукки-Фоллс, существо женского пола по имени Криблим, осталось без связи с кораблем, покинувшим вашу Солнечную систему. Для того чтобы устранить это неудобство, она воздействовала на мозг Дункана с помощью усилителя умственных способностей.

- Ты хочешь сказать, она сделала его умным? - воскликнул я. Значит, вот как объясняется мое открытие, сделанное в мозгу у Дункана, когда я связался с ним на «Нью-Джерси»!

- Нет, она не сделала его умным. Она просто высвободила определенную часть его внутреннего потенциала. Вы, земляне, настолько умнее, чем кажетесь, что иногда прямо диву даешься. Но так или иначе, поскольку мысль передается мгновенно, то, передавая свои сообщения через мозг Дункана, Криблим снова смогла установить связь с нами.

- Зачем же тогда волноваться из-за телепатии? Похоже, вы уже решили эту проблему.

Ху-Лан покачал головой.

- Нет. Это не то же самое, что прямая связь между двумя разумами, которая возникла, когда ты смог заглянуть в мой мозг. Именно такую связь я и хочу получить. Когда ты сегодня вступил в контакт с Дунканом Дугалом, тебе это удалось без специальной обработки мозга и подсоединения к силовым агрегатам, которыми мы пользуемся для такой связи. Лишь три члена команды «Нью-

Джерси» способны на это, но должен тебе сказать, что каждый из них прошел многократную тренировку вместе с курсом мозговой стимуляции и при этом может осуществить контакт, лишь находясь внутри силового поля, с подсоединенной аппаратурой.

Он испытующе взглянул на меня.

- Но ты… ты сделал это без малейшего напряжения! Секрет находится здесь.- Он указал на мой лоб.- И там же находится секрет вашей бессмысленной жестокости.

Мне надоело, что каждый считает своим долгом намекнуть на секреты, хранящиеся во мне. Как будто я знал, что это за секреты!

- Видишь ли, это не «Британская Энциклопедия»,- сердито сказал я, постучав пальцем по лбу (хотя должен признать, что мне часто приходилось заглядывать в «Британскую Энциклопедию»). Тут меня поразила новая мысль, от которой я похолодел.

- Ты не собираешься делать мне новую операцию?

Ху-Лан взял меня за руку.

- Я просто хочу посмотреть, сможем ли мы поговорить друг с другом,- успокаивающе произнес он, подводя меня к аппарату, выглядевшему как копия того, который я видел на корабле.- А я сяду вот тут: так я смогу получать кое-какую информацию о том, что происходит в твоем мозгу. Если добьешься контакта, используй эти верньеры для тонкой настройки. Если сигнал станет слишком интенсивным, нажми на кнопку выхода - вот она.

Все произошло так быстро, что у меня не было времени подумать, хочу ли я участвовать в эксперименте. Я сжал Майкла со странным ощущением испуга и надежды одновременно.

Ху-Лан включил аппарат.

- Теперь сосредоточься! - скомандовал он.- Попытайся прочесть мои мысли!

Я последовал его приказу. Но вместо того чтобы связаться с Ху-Ланом, я неожиданно снова вступил в контакт с Дунканом!

Нарочно не придумаешь! Меня отделяло от Земли огромное количество световых лет, я находился на далекой планете, и с кем же я вступил в телепатический контакт, как только предоставилась такая возможность? С Дунканом Дугалом!

Эй, ребята, дайте мне передышку! На душе у Дункана было не лучше, чем у меня, хотя он пока что не подозревал о моем присутствии. В общем и целом, он испытывал то же самое чувство, которое мне приходилось испытывать неоднократно еще до того, как все это началось: горечь и печаль перед лицом нашей жестокости, горя и страданий и стыд при мысли о том, что пришельцы из других миров наблюдают за нами.

«Это ужасно»,- думал он.

«Это точно»,- подумал я в ответ. На этот раз он услышал меня! Я понял это: ведь я был тесно связан с ним и ощутил его панику при мысли о том, что он сходит с ума.

«Кто это?» - подумал он.

«Брось, Дункан,- разве ты не узнаешь меня?»

«Питер? - изумленно подумал он.- Питер Томпсон?»

«А кто же еще? Подожди, дай-ка я кое-что налажу…»

Я подкрутил верньеры, на которые указывал Ху-Лан.

«Где ты?» - спросил Дункан.

«Тс-сс! Подожди».

Он сгорал от любопытства, но терпеливо ждал, пока я возился с настройкой. Это немного напоминало настройку телевизионной антенны. Внезапно фокусировка стала полной: я не только оказался в мозгу Дункана, но и Дункан оказался в моем мозгу! Сказать по правде, я не был уверен, что мне это сильно понравилось. В прошлом Дункан общался со мной лишь посредством синяков и зуботычин, но теперь мы соединились, находясь на разных планетах, и это было волнующее событие, даже если моим собеседником оказался Дункан Дугал. Я мог слышать его мысли так четко, как если бы он разговаривал со мной, а не просто думал.

«Где ты?» - снова спросил он.

«В космосе, глупый. Где же еще ты ожидал меня найти? Если бы ты знал, какая здесь красотища! Звезды… в общем, словами не опишешь. И красиво, и страшно немножко. Здесь творятся большие дела, и Земля имеет к этому самое прямое отношение. Мы с тобой имеем к этому самое прямое отношение!» - «Что ты имеешь в виду?» - «Межпланетный Совет - это что-то вроде всегалактической Организации Объединенных Наций - пытается решить, как быть с нами. Похоже, мы попали в крупный переплет. Судя по тому, что я слышал от Броксхольма…»

«Подожди,- перебил он.- Расскажи мне о Броксхольме. Он хорошо к тебе относится?»

«Он добрый, хотя и немного странный,- ответил я.- Иногда я не могу понять, что с ним происходит. Но слушай - сначала о самом главном. Не знаю, сколько я

смогу здесь оставаться, но обязательно передай людям все, что услышишь. Между пришельцами разгорелись жаркие споры о судьбе землян. Это уже не шайка Броксхольма - речь идет о. существах с сотен разных планет. Насколько я смог понять, они выработали четыре главных подхода к решению проблемы. Одни предлагают установить контроль над Землей, другие советуют оставить нас в покое, третьи хотят стереть планету в порошок, а четвертые собираются установить космическую блокаду».

«Что?»

«Они утверждают, что это необходимо ради блага остальной части Галактики. Похоже, они считают нас очень опасными ребятами, Дункан».

«Не понимаю».

«Только не проси меня объяснить, как работают мозги у пришельцев,- отрезал я.- Насколько я понял, они считают нас ненормальными в двух отношениях. Во-первых, их не устраивает наше поведение, поэтому они посылают на Землю разведчиков вроде Броксхольма, изучающих образ наших мыслей и поступков».

«Выходит, Броксхольма можно назвать космическим антропологом, изучающим все человечество, словно ка-кое-то первобытное племя?»

«Можно сказать и так.- Меня поразило, что Дункан знает слово «антрополог», но потом я вспомнил, что с ним произошло.- Во-вторых, их интересует, насколько вырастет наша мощь, если мы когда-нибудь объединимся и начнем работать вместе. Броксхольм явно завидует; он то и дело повторяет, что человеческий мозг - самое плохо используемое орудие во вселенной. Видишь ли, они боятся, что если мы научимся использовать свой интеллект на всю катушку прежде, чем станем цивилизованными людьми…»

«Но мы цивилизованные люди!» - раздраженно выкрикнул Дункан.

«Только не по их представлениям. Как бы то ни было, они напуганы, и…»

Я не успел закончить. Кто-то входил в комнату. За моей спиной раздались звуки шагов и голоса.

«Ого! Кто-то идет сюда. Мне пора, Дункан».

Я нажал кнопку выхода. Но лучше бы я этого не делал, поскольку зрелище, представшее моему взору, когда я вышел из транса, едва не разбило мне сердце.


Глава девятнадцатая
УГАСАЮЩЕЕ СИЯНИЕ

Ху-Лан лежал на полу, вытянувшись во весь рост. Его тело было жестким, как доска. Несколько маленьких голубокожих инопланетян собрались вокруг него, испуганно вскрикивая и размахивая руками.

- Что случилось? - спросил я, подбежав к ним.

- Как… Лидер! - воскликнула женщина с зелеными волосами.- Что ты сделал с нашим лидером?

- Это из-за аппарата! - крикнул один из мужчин.- Он знал, что ему нельзя пользоваться аппаратом!

- Нет! - возразил другой,- Это не аппарат, это все из-за него, из-за землянина!

- Не понимаю,- пробормотал я- Что стряслось с Ху-Ланом? - Но прежде чем кто-либо успел ответить, раздалось громкое попискивание. Я сразу же узнал сигнал УРАКа. Сигналили оба прибора - мой и Ху-Лана.

- Корабль! - воскликнул мужчина, склонившийся над Ху-Ланом.- Он улетает. Ты должен доставить лидера обратно на корабль!

- Но ему плохо,- с отчаянием произнес я. Меня самого чуть ли не мутило от страха.

- Да, но он должен быть на корабле: там находится его лечащий врач. Вам нужно как можно скорее вернуться на корабль.

Собравшись вокруг окоченевшего тела Ху-Лана, маленькие мужчины и женщины подняли его и отнесли в соседнюю комнату. УРАК запищал еще громче.

- Встань здесь,- распорядились одна из женщин, указав на круг, нарисованный на полу.- Стой и не двигайся!

Они положили Ху-Лана рядом со мной. Мужчины дергали себя за усы - жест, переведенный моим, транслятором как признак большого горя.

- Но что с ним…

Луч голубого света, ударивший с потолка, оборвал меня. Нас с Ху-Ланом в мгновение ока вытянуло из подводного города и перенесло в космос, вернее, на борт «Нью-Джерси».

Я растерянно заморгал. Мы находились в том зале, откуда началось наше путешествие.

- Ху-Лан! - крикнул я, опустившись на колени возле него. - Ху-Лан, ты слышишь меня? Поговори со мной!

Он издал слабый стон. Его кожа светилась, но очень тускло. Внезапно прозвучал сигнал тревоги: корабль собирался совершить очередной прыжок! Я бросился на пол рядом с Ху-Ланом, сжал Майкла, заверещавшего от страха, и приготовился к самому худшему. Только бы Ху-Лан пережил это!

Жуткий пронзительный вой ворвался в уши, заглушив мои сдавленные стоны. Меня начало медленно разрывать на части. Снова, как и в прошлый раз, мучения прекратились лишь в тот момент, когда стали совершенно невыносимыми. Я лежал рядом с Ху-Ланом, дрожа и пытаясь прийти в себя. Где мы теперь? Сколько световых лет осталось позади?

Я подполз к Ху-Лану сразу же, как только смог двигаться. Его сияние совсем потускнело. Я знал, что он умирает.

- Дай мне код кабинета Крок-Дока,- крикнул я, поспешно раскрыв УРАК.

В тот момент, когда на экране вспыхнули цветные точки, я уже подбежал к телепортеру и начал набирать код места назначения. Потом я бегом вернулся обратно и попытался поднять Ху-Лана. Он оказался тяжелее, чем я думал. Его тело оставалось окоченевшим, но в конце концов я смог взвалить его на плечи.

Больше всего меня беспокоила мысль, что я не успею дойти до телепортера, прежде чем сработает автоматическое отключение кода. Я тащился вперед, выбиваясь из сил. Сигнал отключения прозвучал как раз в тот момент, когда я ввалился в кабинет Крок-Дока.

Но самого доктора на месте не было.

- Отыщи его! - приказал я УРАКу.- Быстрее!

Компьютер выдал мне новый код. Оставив Ху-Лана на полу, я пронесся сквозь стену. Там шло какое-то совещание. Бесцеремонно прервав докладчика, я схватил Крок-Дока за руку и зашептал:

- Быстрее! В твой кабинет!

К моему облегчению, он не стал отмахиваться от меня, а встал и послушно последовал за мной.

Наконец-то я мог спокойно вздохнуть! Я сделал все, что мог; по крайней мере, мне так казалось. Крок-Док попросил меня помочь ему уложить Ху-Лана на стол. Он внимательно осматривал моего учителя. Я с ужасом и надеждой следил за ним, когда с потолка грянул голос Броксхольма:

- Питер, необходимо твое присутствие в зале Совета Телепортер уже запрограммирован. Будь добр, поторопись.

- Но, Броксхольм…

- Приходи немедленно!

- Тебе лучше идти,- посоветовал Крок-Док.- Я позабочусь о Ху-Лане.

- Но он… выживет ли он?

- Не могу дать гарантии,- ответил Крок-Док.- Однако я считаю, что он еще будет- здесь, когда ты вернешься.

«Будет здесь»? Что это означало? Будет лежать на столе, но мертвый, как телевизор без кинескопа? Я начал что-то говорить, однако голос Броксхольма заставил меня замолчать:

- Питер, где ты?

- Иди,- шепнул Крок-Док.

Я повиновался. Броксхольм ждал меня, как и остальные члены Совета - восемь существ, которых я видел во время своего прошлого визита сюда.

- Питер Томпсон - Крепта - Дитя Звезд,- нараспев произнес инопланетянин цвета морской волны.- Близится то время, когда мы примем решение относительно дальнейшей судьбы планеты Земля.

На мгновение мне захотелось убежать прямо сейчас, скрыться в комнате дальней связи и попробовать передать Дункану последнее послание. Он должен предупредить правительство, городские власти, любого человека, способного хоть что-то сделать! Тогда, по крайней мере, у Земли появится шанс для борьбы.

- Мы предоставляем тебе возможность говорить в защиту Земли,- произнес тот, кто свисал с потолка.- Скажи нам что-нибудь, о чем мы еще не знаем, что могло бы повлиять на наше окончательное решение.

- Вам нужно спросить кого-то другого! - с отчаянием возразил я.- Я всего лишь ребенок, что я могу вам сказать?

- Следует ли это понимать так, что ты отказываешься говорить от имени своей планеты? - спросил инопланетянин, напоминавший пурпурного осьминога.

- Нет, я имел в виду другое. Я просто не знаю, что сказать. У меня недостаточно опыта, я еще мало видел в жизни. Но я знаю: кроме того, что я видел, на Земле есть много достойного сохранения, прекрасного и удивительного. Я знаю это!

Тем не менее ты решил покинуть свою планету,- заметил один из инопланетян, до сих пор молчавший,- темное существо, больше похожее на тень, чем на нечто реальное.

- Я решил покинуть ее, но не разрушить,- возразил я.

- Любой уход несет в себе элементы разрушения,- назидательно произнесла Тень.- Цыпленок разрушает скорлупу яйца, когда появляется на свет. Ни один дом не остается неизменным, когда обитатели покидают его.

- Почему вы не поможете нам? - выкрикнул я.- У вас есть ответы, вы можете многое исправить!

- Вам не. нужны наши ответы,- холодно сказал другой инопланетянин.- Ваша проблема заключается не в недостатке земли или пищи. Вы живете на одной из самых благословенных планет в Галактике - по крайней мере, жили, пока не осквернили ее до такой степени. Что мы можем вам предложить, кроме технологии, и что можете вы сделать с этой технологией, кроме создания новых проблем? Дело не в технологии, а в умах и сердцах.

- Пошлите меня обратно,- предложил я, почти не веря, что эти слова исходят от меня.- Позвольте мне найти веские доводы в защиту Земли. Я не убегу. Я не боюсь за свою жизнь. Но я не хочу, чтобы вы причинили вред моим друзьям. Я не хочу потерять своего отца!

Я замолчал, пораженный своей речью.

- Ты можешь покинуть нас,- сказал инопланетянин цвета морской волны.- Мы сообщим о своем решении.

Я посмотрел на Броксхольма; тот кивнул. Я вышел из зала.


Глава двадцатая
ПОЖЕЛАНИЕ ХУ-ЛАНА

Я даже не запрограммировал телепортер, будучи уверенным, что пришельцы отправят меня туда, куда им захочется. К своему удивлению, я попал обратно в кабинет Крок-Дока.

Ху-Лан лежал на столе, застывший и неподвижный. Его сияние почти совсем угасло.

- Как его состояние? - прошептал я.

- Не слишком хорошее,- отозвался Крок-Док.

Некоторое время я стоял в молчании, глядя на своего друга, своего учителя.

- Могу я что-нибудь сделать для него?

- Нет,- сухо сказал Крок-Док.

- Я вернусь,- пообещал я. Подойдя к телепортеру, я узнал у УРАКа код помещения дальней связи, где впервые установил контакт с Дунканом. Из-за своего ухода я чувствовал себя виноватым, хотя не мог ничего поделать. Я бросил прощальный взгляд на маленького инопланетянина и шагнул через стену.

Что случилось с Ху-Ланом, когда он попытался вступить со мной в мысленный контакт? Произошло ли это по моей вине? Неужели мой человеческий мозг оказался столь смертоносным, что сотворил с его рассудком нечто ужасное?

Мне потребовалось некоторое время, чтобы снова выйти на связь с Дунканом. Находится ли он по-прежнему в силовом поле? Хотя после разговора с ним по моему времени прошло лишь два часа, корабль совершил прыжок в пространстве. Сколько же времени прошло на Земле?

Повозившись с настройкой, я наконец установил контакт с Дунканом Дугалом, моим старым врагом и новым союзником. Когда я приступил к тонкой регулировке, мне пришло в голову, что если эта Криблим, о которой упоминали пришельцы, находится где-нибудь поблизости, то мне следует соблюдать предельную осторожность.

«Дункан,- подумал я,- здесь кто-нибудь есть?»

- «Только ты и я».

«Хорошо - Я завершил фокусировку, и мы смогли видеть друг друга.- Слушай, здесь у меня атмосфера накаляется. Пришельцы замышляют что-то крупное. Не знаю, что именно, но тебе пора обратиться к правительству».

Дункан объяснял, почему он считает мое предложение глупым и неосуществимым, когда мы услышали, как кто-то поднимается в мансарду по лестнице.

«Сделай вид, что меня здесь нет,- прошептал я,- Нельзя, чтобы нас поймали за разговором! Я попытаюсь быть на связи, но оборву контакт, если придется туго».

«Понял»,- отозвался он.

Гость, появившийся в мансарде, не нес с собой угрозы. Правда, увидев его, я почувствовал, как у меня внутри что-то сжалось.

Это была Сьюзен Симмонс, и я неожиданно понял, что скучал по ней гораздо сильнее, чем мне казалось. Я вздохнул. Ну почему пришельцы не могли соединить меня с ее мозгом?

С помощью УРАКа я объяснил Сьюзен, как освободить Дункана из силового поля. Когда она вызволила его, я немного удивился, обнаружив, что мы все еще сохраняем контакт между собой. По его словам, он тоже ничего не понимал. Немного подумав, я воскликнул:

«Конечно же! Твой мозг можно назвать биокомпьютером, органическим механизмом. Сейчас ты - одно из мощнейших средств связи во всей Галактике, Дункан! А теперь слушай, у меня есть важные новости. Ты должен немедленно обратиться к… не-ет!»

Последние слова прозвучали как крик ужаса, потому что в этот момент две сильные руки схватили меня за плечи и развернули на сто восемьдесят градусов.

- Ты не должен был этого делать, Питер,- сказал Броксхольм, вперившись в меня взглядом своих огромных оранжевых глаз.- Теперь нам будет труднее доверять тебе.

Мне хотелось знать, как много он успел услышать из моего разговора со Сьюзен и Дунканом, но потом я сообразил, что он не мог ничего слышать: ведь разговор происходил у меня в голове!

- Члены Совета снова хотят видеть тебя,- сообщил Броксхольм. Крепко держа меня за руку, он подошел к телепортеру, и мы перенеслись обратно в зал Совета.

- Что тебе известно о приступе, случившемся с Ху-Ланом? - сразу же спросил инопланетянин цвета морской волны. Он держался холоднее, чем раньше; возможно, он даже был рассержен.

- Он пытался соединиться с моим разумом,- помедлив, ответил я.- Когда я выключил аппарат, он уже лежал на полу без сознания.

Члены Совета беспокойно зашевелились. У меня появилось неприятное ощущение, что я сказал или сделал что-то неправильное.

- Ху-Лан был дураком! - резко бросил пришелец с пурпурными щупальцами.

Во мне что-то оборвалось. С меня было достаточно их превосходства, их покровительственно-презрительного тона! Ху-Лан мне нравился; нет, я любил его! Он был добр ко мне, он учил меня разным вещам, он заботился обо мне!

- Не говори так! - заорал я и бросился на пришельца. Полагаю, это было наилучшей демонстрацией умения землян владеть своими эмоциями. Впрочем, для меня уже ничто не имело значения: я пробежал сквозь пурпурного осьминога, даже не прикоснувшись к нему.

Остановившись, я растерянно покрутил головой и пошел обратно, размахивая руками. Они свободно проходили через тело инопланетянина.

- Броксхольм! - воскликнул я.- Что это такое?

- Ты в самом деле думал, что они физически присутствуют здесь? - удивленно спросил он.- Ты хоть понимаешь. кто они такие?

- Старшие члены экипажа корабля? - неуверенно предположил я.

Нос Броксхольма задергался. Трехмерные изображения остальных пришельцев отреагировали каждый по-своему, но я догадывался, что все они смеялись.

- Это главные лидеры Межпланетного Совета,- наконец объяснил он.

Оглушенный его словами, я бочком пробрался поближе к нему. Я только что попытался подраться с одним из правителей Галактики! Для человека, считающего себя интеллектуалом, это было не самым блестящим достижением.

- Что они здесь делают… или не делают? - пытаюсь хотя бы частично спасти свое достоинство с помощью юмора.

- Мы обычно встречаемся через голографические проекции,- ответил красный инопланетянин, напоминавший кучу водорослей.- Это наиболее простой способ, так как мы можем устраивать совещания везде, где пожелаем, и при этом оставаться на своих планетах.

- Что касается твоего выступления в защиту Ху-Лана, то сама эмоция похвальна, хотя способ ее выражения достоин всяческого осуждения… и является полностью типичным для землян,- заметил пурпурный осьминог, которого я пытался ударить.

У меня появилось ужасное ощущение, что они собираются уничтожить нашу планету лишь потому, что я не смог вовремя справиться с собой. С таким грузом на совести я уж точно не смог бы жить!

- Однако ты неправильно понял наше отношение к твоему наставнику. Когда-то Ху-Лан был членом нашего Совета, но потом покинул его, преследуя другие интересы. Мы глубоко чтим его, но считаем его мнение ошибочным.

В моем горле застрял комок. Неужели простого прикосновения к моему мозгу оказалось достаточно, чтобы убить Ху-Лана? Неужели земляне настолько ужасны?

- Но даже при нынешних печальных обстоятельствах Ху-Лан, возможно, еще присоединится к нам,- сказала Красная Водоросль, обращаясь к Тени.

- Может быть, а может быть, и нет,- откликнулась Тень.- Но так или иначе, хотя вам известно, что я выступаю за уничтожение Земли, я готов временно снять свой голос в пользу Ху-Лана из уважения к его просьбе - возможно, последней в его жизни.

- К какой просьбе? - дрожащим голосом осведомился я.

- Он просит Совет провести еще одно, последнее исследование вашей планеты перед тем, как вынести окончательное решение,- ответила Тень- Лично я считаю это напрасной тратой времени и сил, но из уважения к бывшему соратнику я уступаю его просьбе. Это означает, что вы с Броксхольмом должны вернуться на Землю и с помощью нашего агента, который уже находится там, составить последний отчет.

- Кто «за»? - спросил инопланетянин цвета морской волны.

Решение было принято единогласно.


Глава двадцать первая
ДОМОЙ ИЗ ДОМА

Когда пришельцы принимают решение, они не склонны обсуждать его. Через несколько минут мы с Броксхольмом унеслись с корабля на Землю в голубом свете транспортного луча. Мы смогли это сделать, потому что последний прыжок корабля вернул нас обратно на земную орбиту. Транспортный луч действует в пределах лишь нескольких сотен тысяч миль.

Пожалуй, самым забавным зрелищем, которое мне когда-либо приходилось видеть, было выражение лица Дункана, когда мы с Броксхольмом материализовались в мансарде дома Криблим.

Но самым прекрасным зрелищем (не могу поверить, что это говорю я!) было лицо Сьюзен Симмонс. Я и не предполагал, как она обрадуется, увидев меня.

- Питер! - Она подбежала ближе и обняла меня.

Я немного смутился.

- Привет, Сьюзен,- сказал я.- Я очень рад тебя видеть.

Тьфу! «Очень рад тебя видеть»! Как глупо! Это было десятой, тысячной частью того, что мне хотелось ей сказать. Но я не знал, как это сделать, к тому же мы были не одни.

Броксхольм рассеял возникшую неловкость в своей церемонной манере.

- Добрый вечер, мисс Симмонс, мистер Дугал,- произнес он, кивая своей зеленой головой.- Не могу сказать, что мне очень приятно снова встретиться с вами, но поскольку мы собираемся работать вместе… Короче говоря, я надеюсь, что мы сможем забыть о прошлых недоразумениях.

Для Броксхольма это была очень вежливая речь.

- Работать вместе? - переспросила Сьюзен.

- Не желаете ли вы спасти Землю? - спросил я, попытавшись изобразить небрежный и героический тон.

Сказать по правде, у нас было мало времени для разговоров. Через несколько минут мы приготовились к отбытию на корабль. К моей досаде, Дункан стоял между мною и Сьюзен. Я заставил себя не обращать на это внимания; теперь я знал, сколько ему пришлось вытерпеть за последний месяц.

С другой стороны, мне самому пришлось многое испытать. Вокруг замерцал голубой свет. Невидимая сила разложила нас на электроны и вынесла в космос, а затем воссоздала внутри огромного корабля пришельцев, на котором я уже летал к далеким звездам.

Где-то внизу осталась планета, которую нам предстояло спасти.

Где-то внизу остался мой отец. Где-то на корабле лежал маленький инопланетянин со светящейся голубой кожей, чьим последним желанием было дать Земле еще один шанс.

Нам следовало уважать это желание и постараться сделать все, что в наших силах.

Я надеялся, что Ху-Лан все-таки выживет и Сьюзен с Дунканом смогут познакомиться с ним.

Несколько секунд спустя прибыли Криблим с Броксхольмом.

- Вам повезло,- обратился я к Сьюзен и Дункану - Путешествие по транспортному лучу освобождает вас от необходимости проходить через дезинфекцию.

- Дезинфекцию? - переспросил Дункан, наморщив нос.

- Я расскажу тебе об этом попозже.

- Можешь рассказать сейчас, если хочешь,- заметил Броксхольм.- Нам с Криблим нужно присутствовать на совещании в зале Совета. До нашего прихода у вас будет время.

С этими словами оба они исчезли в телепортационной камере.

- Ну ладно, Питер, выкладывай,- сказала Сьюзен.

- Прошу прощения? - Я невинно округлил глаза.- Но об этом вы уже знаете: Я рассказал Сьюзен и Дункану ту же самую историю, которую только что рассказал вам.

Когда мы заканчивали делиться друг с другом своими впечатлениями, вернулись Криблим с Броксхольмом.

- Вас приглашают на Совет,- объявила Криблим, помахивая своим длинным носом.

Взволнованные и сгорающие от нетерпения, мы последовали за ней через телепортер туда, где голографические изображения инопланетян собирались дать нам последние инструкции.

На этот раз зал выглядел по-другому. В его центре светилась огромная голографическая проекция нашей планеты. Представьте себе глобус трехметрового диаметра, с безупречной точностью воспроизводящий все детали вплоть до движения облаков и смены дня и ночи!

Сьюзен незаметно взяла меня за руку.

- Земля так прекрасна! - прошептала она.

Я промолчал. Отсюда, из космоса, наша планета действительно казалась прекрасной, но я знал, что происходит там, на поверхности; я знал, что делают люди друг с другом.

Что будет с нами, когда мы вернемся туда? Сможем ли мы найти хоть какой-то способ убедить пришельцев не разрушать наш дом?

Внезапно я понял, что Дункан тоже стоит рядом со мной. К моему удивлению, он положил руку мне на плечо.

- Мы сможем это сделать, Питер,- прошептал он.

Я кивнул, не отрывая взгляда от изображения Земли - планеты, которую я покинул, а теперь собирался спасти.

Там был мой дом.


ЭКЗАМЕН ДЛЯ ПЛАНЕТЫ
Вступление
ПРИВЕТСТВУЮ ВАС, ЗЕМЛЯНЕ!

Меня зовут Питер Томпсон, и я - либо величайший герой в истории Земли, либо величайший предатель всех времен и народов.

Все зависит от вашей точки зрения. Но какого бы определения я, по-вашему, ни заслуживал, мне приходится делить его со Сьюзен Симмонс и Дунканом Дугалом. Сейчас их здесь нет, и эту историю буду рассказывать я.

Если вы читали другие книги о наших приключениях с пришельцами из космоса, написанные мною, Сьюзен и Дунканом, то вы можете сразу переходить к первой главе. А может быть, вам захочется прочитать вступление как напоминание о событиях, случившихся раньше. Если же вы еще не читали наши предыдущие книги, позвольте мне вкратце поведать их содержание.

На самом деле вся эта история началась со Сьюзен. Когда исчезла мисс Шварц, учительница нашего шестого класса, именно Сьюзен обнаружила, что «мистер Смит», заменивший ее, на самом деле был инопланетянином по имени Броксхольм. Он собирался похитить пятерых учеников нашего класса и забрать их в космос.

Сьюзен обратилась за помощью ко мне. Хотя ребята смеялись надо мной и называли меня «умником», она выбрала меня, так как я читал много научно-фантастических романов и мог поверить ей скорее, чем кто-либо другой. Я действительно поверил ей, но лишь после того, как мы тайком пробрались в дом «мистера Смита» и обнаружили мисс Шварц, заключенную в силовом поле, в мансарде наверху.

В последнюю минуту Сьюзен сумела расстроить планы Броксхольма. Тогда же я решил бежать вместе с инопланетянином и таким образом оказался на борту космического корабля «Нью-Джерси», странствующего по Галактике.

Осенью, в начале следующего учебного года, наш главный классный хулиган Дункан Дугал обнаружил, что в школе по-прежнему находится инопланетянин, выдающий себя за учителя. Им оказалось существо Женского пола по имени Криблим. Криблим воздействовала на мозг Дункана с помощью усилителя сознания и превратила его в гения, собираясь использовать его взамен передатчика, оставшегося на корабле Броксхольма в тот вечер, когда мы бежали с Земли.

Пока Дункан стремительно умнел, я заводил себе новых знакомых среди инопланетян. Моим лучшим другом стал маленький голубой инопланетянин, которого звали Ху-Лан. Он дал мне новое имя - Крепта, означавшее «Дитя Звезд», и сообщил, что он будет моим учителем.

Ху-Лан часто вел себя очень загадочно, и я заподозрил, что он знает гораздо больше, чем говорит мне. Но он был добрым и обаятельным, и я сильно привязался к нему.

Потом произошел трагический случай. Ху-Лан, увлекавшийся идеей телепатии, попытался соединить свой разум с моим с помощью сконструированного им аппарата. Когда он включил аппарат и вошел со мной в мысленный контакт, потрясение от этого повергло его в шоковое состояние.

Перед полным погружением в кому он успел выразить свое последнее желание. Он попросил Межпланетный Совет, рассматривавший возможность уничтожения Земли, дать нашей планете еще один, последний шанс.

Теперь я хочу рассказать вам о том, что было дальше.

Питер Томпсон, Дитя Звезд


Глава первая
«НИККА, НИККА, ФЛЕКСИМ ПУСПА!»

Оранжевые глаза Броксхольма загадочно сияли. Лимонно-зеленая кожа на его лице туго натянулась, знакомые черты приобрели новое, непонятное и пугающее выражение. На огромном экране за его спиной светилось трехмерное изображение Земли, плывущей в необъятном великолепии космического пространства.

Броксхольм указал на красную кнопку, сиявшую еще ярче, чем его глаза.

- Вот она,- произнес он.- Та самая кнопка.

У меня пересохло в горле.

- Что произойдет, если ты нажмешь ее?

Его безгубый рот раздвинулся в подобии улыбки, приоткрыв закругленные ярко-красные зубы.

- Ничего. По крайней мере, сейчас ничего не произойдет. Чтобы активизировать кнопку, нужно ввести в компьютер сложную серию секретных команд.

- А что будет, если сделать это? - спросила Сьюзен Симмонс, стоявшая рядом со мной.

Броксхольм отвернулся и посмотрел на изображение Земли.

- Звездная пыль,- прошептал он.

- Ничего себе! - воскликнул Дункан Дугал.- Большой «Бум»?

В помещение вошел кто-то еще. Повернувшись, я увидел Криблим, инопланетянку, которая воздействовала на мозг Дункана и сделала его суперсообразительным. Ее лавандовые волосы, толстые, словно черви, извивались в разных направлениях.

- Совет готов к встрече с вами,- сообщила она, указав через плечо своим длинным носом с тремя отростками.

Я сделал глубокий вдох. Межпланетный Совет пытался решить, как следует поступить с так называемой «Проблемой планеты Земля». Главный вопрос сводился примерно к следующему: «Что нам делать с единственными существами во всей Галактике, которые достаточно умны, чтобы открыть секрет межзвездных путешествий, однако так глупы, что не могут покончить с войнами?»

Разумеется, под этими существами подразумевались мы, люди, и мне не очень нравились планы пришельцев относительно нашей дальнейшей судьбы. Об этих планах я рассказал Сьюзен и Дункану немного раньше, после того как закончил историю своих приключений в космосе.

- Начнем с наименее скверных возможностей и будем двигаться в сторону ухудшения,- сказал тогда я.- Итак, согласно плану. «А» пришельцы должны на время оставить нас в покое.

- Это не так уж плохо,- заметила Сьюзен.

- К сожалению, большинство инопланетян, отстаивающих эту точку зрения, полагает, что если нас оставить в покое, то мы перебьем друг друга раньше, чем выйдем в глубокий космос. Таким образом, проблема решится сама собой, и им не придется чувствовать себя виноватыми.

- Но это подло! - воскликнул Дункан.

- Согласен. Пойдем дальше: инопланетяне, поддерживающие план «Б», хотят захватить планету.

У Сьюзен расширились глаза.

- Инопланетное вторжение, как мы и боялись с самого начала! - прошептала она.

- Не совсем,- возразил я.- Они собираются покончить с болезнями, прекратить войны, справиться с бедностью и голодом и так далее.

Дункан удивленно заморгал.

- Звучит здорово,- признал он.

- Возможно, но они сделают это лишь в том случае, если мы уступим им полный контроль над планетой.

Дункан хотел было о чем-то спросить, но затем кивнул.

- Они боятся, что если мы получим их технологию, то воспользуемся ею против них.

- Ты совершенно прав,- согласился я, стараясь не удивляться тому, как быстро он соображает.

- Какова третья возможность? - спросила Сьюзен.

- План «В»: запереть нас в пределах Солнечной системы- либо подорвав развитие нашей науки, чтобы мы никогда не смогли открыть секрет сдвига в пространстве, либо установив военную блокаду.

Поскольку я всегда считал, что человечеству суждено отправиться к звездам, план «В» казался мне таким отвратительным, что я с трудом мог говорить о нем.

- Большинство пришельцев считают этот план обреченным на неудачу,- продолжал я.- Они полагают, что раньше или позже мы все равно вырвемся к звездам. Поэтому существует план «Г», который можно назвать Глобальным Уничтожением. Те, кто поддерживает этот план, хотят избавиться от нас немедленно, прежде чем мы выйдем в космос и сможем причинить им крупные неприятности. Они считают, что если выпустить нас за пределы Солнечной системы, то окончательная цена, которую придется заплатить за борьбу с нами, окажется гораздо большей, чем в том случае, если уничтожить нас, скажем, сегодня вечером. Они рассматривают нас так, как мы могли бы рассматривать стаю обезьян, случайно овладевших технологией изготовления атомной бомбы. Мы для них - интересные, но слишком опасные существа.

Вся беда заключалась в том, что пришельцы, похоже, склонялись к плану «Г». Но были и обнадеживающие новости: они собирались позволить нам собрать факты, способные изменить их точку зрения.

Мы последовали за Криблим к стене. На ее плече сидел ручной пуут, которого, кстати, по непонятной для меня причине звали тоже Пуутом. Пуут был чем-то вроде большого слизняка, способного изменять свою форму и перетекать с места на место. Я заметил, что Дункан с большой нежностью относится к нему. По-видимому, Пууту он тоже нравился, поскольку каждый раз, когда он оказывался поблизости, слизняк выпячивался в его сторону и радостно булькал: «Пуут!»

Криблим остановилась перед большим кругом в стене, рядом с которым располагалась панель с двенадцатью рядами разноцветных шариков. Она прикоснулась к шести шарикам, и круг налился синим цветом.

Инопланетяне называли это устройство «телепортационной камерой». Отсюда они могли мгновенно перемещаться из одного места в другое - полезное приспособление, особенно если учесть, что на «Нью-Джерси» (так назывался космический корабль) имелось много тысяч помещений, а коридоры тянулись на сотни миль.

Я прошел сквозь стену следом за Криблим и оказался в зале совещаний Межпланетного Совета.

Сьюзен, появившаяся рядом со мной, тихо ахнула. Мне было трудно винить ее. Члены Совета принадлежали к разным мирам, и их компания представляла собой весьма странное зрелище для любого землянина.

На самом деле мы видели лишь голографические проекции членов Совета; сами они оставались у себя дома. Однако трехмерные образы выглядели настолько реальными, что я почти не вспоминал об этом.

Первым заговорил инопланетянин, похожий на кучу красных водорослей с толстыми зелеными стеблями, растущими наверху. Он издал серию чмокающих звуков и пошевелил стручками, свисавшими с конца каждого стебля, указывая на то, что собирается задать вопрос.

Я понял его жест, поскольку пришельцы установили в моем мозгу универсальный транслятор, переводивший все, что они говорили. В свою очередь я переводил их речь и жесты для Сьюзен и Дункана.

Я повернулся к Сьюзен. Ее волосы, обычно светло-каштановые, приобрели зеленоватый оттенок из-за странного освещения в зале. Сьюзен очень красива по земным меркам, но с тех пор как я присоединился к пришельцам, мне довелось видеть столько разных версий красоты, что теперь я почти не обращал на это внимания.

- Он хочет знать, понимаешь ли ты, почему находишься здесь,- перевел я.

- Да,- ответила она, обращаясь к Красной Водоросли.- Питер мне все объяснил.

- И ты согласна принять эту задачу?

Сьюзен долго мешкала с ответом, и я начал опасаться, что у пришельца иссякнет терпение. Я понимал важность вопроса, но все же… я слегка подтолкнул ее.

- Я согласна! - произнесла она даже громче, чем я ожидал.

- А ты, Дункан Дугал? - спросил инопланетянин, больше похожий на тень, чем на осязаемое существо. Он говорил, меняя угол отражения света от своего «тела».

Округлое лицо Дункана приобрело серьезное выражение. Мне было трудно представить, что парень, прославившийся на всю школу своими хулиганскими выходками, тот парень, у которого ума было ни на грош, вдруг оказался ответственным за жизнь целой планеты. Но мною двигало предубеждение. Дункан так долго изводил меня и всех остальных учеников нашего класса, что приходилось постоянно напоминать себе: теперь, когда пришельцы высвободили присущие ему от природы умственные способности, он стал совершенно другим человеком.

Когда я перевел вопрос, Дункан кивнул.

- Я согласен,- торжественно ответил он.

- А ты, Крепта? - спросил высокий инопланетянин цвета морской волны.

Я медлил лишь одно мгновение. В конце концов, предложение отправить нас на Землю частично исходило от меня.

- Я согласен.- Хотя я хотел произнести эти слова с гордостью, собственный голос показался мне тихим и испуганным.

Следующим заговорил пурпурный инопланетянин, чьи длинные щупальца поддерживались конструкцией из серебристых подпорок. Раструбы, укрепленные сверху, выпускали фиолетовый туман, постоянно увлажняющий щупальца.

- Броксхольм игн Гнарх Иркскен ксакс Шрадзз? - спросил он. Эта мешанина слогов представляла собой полное имя Броксхольма, включая его семейную группу (Гнарх Иркскен) и его планету (Шрадзз). Броксхольм стоял у меня за спиной. Я повернулся и посмотрел на него. Положив руку мне на плечо, он наморщил высокий зеленый лоб, выражая этим жестом свое согласие.

Последним членом нашего отряда, чье мнение оставалось неизвестным, была Криблим. Ее толстые лавандовые волосы сплетались и расплетались от противоречивых эмоций, напоминая кучу червей, заползших ей на голову. Я уже начал опасаться, что она передумала, но тут она закрыла свой третий глаз, находившийся посередине лба.

- Я согласна,- сказала она.

Инопланетяне не попросили нас поклясться на Библии или на другом предмете. У них принято считать: если вы согласны что-то сделать, то сделаете это. Правда, я был не совсем уверен в успехе нашего предприятия.

В наше распоряжение было предоставлено три недели, оставшиеся до конца октября, чтобы составить отчет о нынешнем состоянии дел на Земле и населяющих ее людях. Но о чем писать в этом отчете? Как заставить инопланетян изменить свое мнение о нас в лучшую сторону? Мы казались им чем-то вроде микробов простуды - незначительными, однако прилипчивыми и опасными или еще того хуже. Возможно, они рассматривали все человечество как болезнь, угрожающую благополучию Галактики.

- Новоприбывшим потребуются трансляторы,- заметил волосатый, похожий на летучую мышь инопланетянин, свисавший с потолка. Его голос, который мне раньше не приходилось слышать, напоминал скрип гвоздя, скребущего по стеклу. Я ощущал этот звук в своем позвоночнике.

Когда Сьюзен и Дункан перестали зажимать уши руками, я перевел им слова инопланетянина.

- Зачем нам понадобятся трансляторы, если мы возвращаемся на Землю? - с озадаченным видом спросил Дункан.

- Потому что на вашей планете, еще не открывшей для себя выгоды настоящего общения, существуют сотни разных языков,- проскрежетал инопланетянин.

Остальные пришельцы жестами выразили свою печаль и неодобрение по этому поводу.

- Вы хотите сказать, что эти трансляторы позволят нам понимать любой земной язык? - с энтузиазмом воскликнул Дункан.

- В противном случае их не назвали бы универсальными трансляторами,- заметила Красная Водоросль, добавив жест, означавший что-то вроде: «Можно ли назвать воду мокрой?»

- Ого! - восхищенно произнес Дункан.- Вот будет здорово! - Внезапно его улыбка потускнела, с лица схлынула краска.- Подождите минутку,- дрожащим голосом сказал он.- Вы что, собираетесь сделать мне операцию на мозге?

По моему мнению, прежнему Дункану ничуть бы не повредила такая операция, поскольку ему и так было нечего терять. Но мне удалось пару раз заглянуть в его мозг (в результате связи через передатчик, усовершенствованный Ху-Ланом), и теперь я понимал причину его расстройства. После того как Криблим прочистила ему мозги, он приобрел поразительные способности. На его месте мне бы тоже не захотелось рисковать своим драгоценным приобретением.

Я пытался решить, стоит ли мне немного поддразнить Дункана или подбодрить его, когда у меня вдруг сильно закружилась голова. Мой собственный мозг как будто взбесился и начал вращаться со все возрастающей скоростью.

- Никка, никка, флексим пуспа! - выкрикнул я. Я не успел задуматься о том, что означали эти слова. Мир вокруг почернел, и я мешком свалился на пол.


Глава вторая
ДОЛГАЯ РАЗЛУКА

В моем сознании мелькали странные образы: взрывающиеся телевизоры, огромные морские чудовища, люди, которые были разлучены и встретились снова. Я чувствовал себя великаном. Я чувствовал себя карликом. Я чувствовал себя соединенным с чем-то неизмеримо большим, чем я сам. Я плавал в океане, наполненном не водой, а… не знаю, как это выразить. Может быть, электричеством, хотя такая идея показалась мне слишком нелепой.

Передо мною выросла стена. Мне нужно было преодолеть ее. Но как? Снести ее? Проползти под ней? Проплыть сквозь нее?

Я не знал. Зато я знал, что там, по другую сторону стены, меня ожидает необычайно важное открытие.

Прежде чем я успел найти проход за стену, моего слуха достиг голос Сьюзен, зовущей меня. Дункан взял меня за руку, и - щелк! - меня выбросило из сна (или видения). Открыв глаза, я увидел четыре лица - два человеческих и два не человеческих,- с тревогой следивших за мной.

- Питер, что случилось? - спросила Сьюзен.

Я потряс головой.

- Не знаю,- пробормотал я, думая о том, как хорошо снова видеть ее лицо.

- Что ты такое сказал? - спросил Дункан.- Что это означало?

Должно быть, я непонимающе взглянул на него.

«Никка, никка, флексим пуспа».

Внезапно я вспомнил. Хотя сначала эти слова не имели для меня смысла, теперь я понимал их. Они были произнесены на языке Ху-Лана, маленького голубого инопланетянина, ставшего моим учителем на борту космического корабля. Именно Ху-Лан назвал меня Креп-той. Я очень любил его. Мысль о нем наполнила меня горечью, поскольку сейчас он находился в коме и никто не знал, выживет ли он.

Еще горше мне было от того обстоятельства, что шок Ху-Лана стал следствием его попытки установить телепатическую связь с моим разумом.

- Ну? - нетерпеливо спросил Дункан.

- Это означает примерно следующее: «Один за всех и все за одного»,- сказал Броксхольм, прежде чем я успел ответить.

Дункан растерянно покачал головой.

- Но это же лозунг из «Трех мушкетеров»! - пробормотал он.

«Мне пора привыкнуть к тому, что Дункан знает подобные вещи»,- подумал я. Но эту мысль пришлось отложить. Прежде всего следовало выяснить, почему я процитировал фразу из французского романа на языке другой планеты.

- Ты можешь встать, Крепта? - участливо спросила Криблим. Мы познакомились всего лишь несколько часов назад, и меня обрадовала теплота, прозвучавшая в ее голосе.

- Думаю, да,- ответил я.

- С мальчиком все в порядке? - осведомилась Красная Водоросль, когда Сьюзен и Дункан помогли мне встать.


- Все нормально,- пробормотал я.- Просто немного кружится голова.

По правде говоря, мое состояние трудно было назвать нормальным, но я боялся признаться в этом: ведь тогда меня могли бы исключить из нашего отряда.

- Мне кажется, ему надо немного отдохнуть,- сказал Броксхольм.

Неплохая мысль, особенно если вспомнить о том, сколько мне пришлось пережить за последние двадцать четыре часа.

- Он может отдохнуть в своей комнате, пока остальным будут имплантировать трансляторы,- предложил пурпурный инопланетянин.

Дункан, похоже, нервничал все сильнее. Наконец он повернулся к Криблим и спросил:

- Ты не позволишь мне взять с собой пуута?

Помедлив, Криблим сняла с плеча светящуюся желеобразную массу.

- Пуут! - булькнул слизняк, выпустив два тонких гла-за-стебелька.

Криблим посмотрела на Дункана.

- Тебе в самом деле нравится Пуут? - спросила она.

Дункан кивнул.

Инопланетянка задумалась. Потом она крепко взяла слизняка обеими руками и развела их в стороны, растянув пуута, словно шарик жевательной резинки.

- Прекрати! - завопил Дункан.

Пуут вытянулся почти на метр в длину.

- Пуут! - жалобно скулил он.- Пуу-ут…

Потом он со щелчком разорвался пополам.

- Зачем ты это сделала? - дрожащим голосом спросил Дункан.

- Мне показалось, что тебе хочется иметь собственного пуута,- ответила Криблим.

Реакция Дункана, казалось, озадачила ее.

Дункан недоуменно покачал головой. В каждой руке Криблим держала по пууту, как две капли воды похожему на того, который сидел у нее на плече, но вполовину меньшего размера. Был ли один из них «родителем», а другой «ребенком»? Или один и тот же пуут теперь жил в двух разных телах? Я совсем запутался.

- Ты сделала ему больно? - тихо спросил Дункан.

- Ему пришлось испытать неприятные ощущения,- признала Криблим.- Но продолжение жизни всегда связано с болью. Выбери себе одного.

- А какой из них старше - правый или левый? - смущенно спросил Дункан.

- Они совершенно одинаковые,- раздраженно отозвалась Криблим.- Выбирай любого.

Дункан помедлил, потом протянул руку и взял маленького пуута, подрагивавшего в левой руке Криблим.

- Спасибо,- сказал он, но в его голосе не чувствовалось благодарности.

- На здоровье,- насмешливо отозвалась Криблим.

Дункан посадил пуута себе на плечо. Тот моментально вытянул псевдоподию, похлопал его по щеке и пискнул: «Пуут!»

Дункан улыбнулся и вроде бы немного успокоился.

- Пора идти,- сказал Броксхольм, набирая на панели телепортера код кабинета Крок-Дока. Старина Крок-Док мне очень нравился, несмотря на то что однажды он вынул мой мозг для исследования. Поэтому я пошел вместе со Сьюзен и Дунканом, собираясь поздороваться с ним.

Как только мы вошли в комнату, ребята испуганно отпрянули назад. Я не мог их винить: Крок-Док был почти трехметрового роста и выглядел чрезвычайно похожим на земного крокодила, только красного цвета.

- Не волнуйся,- шепнул я Сьюзен.- Это очень хороший врач.

Она кивнула, но осталась напряженной и испуганной.

- Приветствую тебя, Крепта,- произнес Крок-Док, показав все свои зубы.- Да пребудет с тобою мудрость Великого Яйца!

- Привет тебе, о Исцеляющий Тела,- ответил я, прикоснувшись ко лбу жестом уважения. Потом я перевел слова Крок-Дока для Сьюзен и Дункана, когда он попросил их лечь на операционные столы.

- Увидимся позже,- сказал я, когда они устроились. Потом я наклонился к Сьюзен и шепотом добавил: - Не волнуйся, все будет в порядке.

Затем я повернулся к Дункану и пожелал ему приятно провести время. В ответ он лишь крепче сжал своего пуута, прильнувшего к его плечу.

У меня снова закружилась голова. Я знал, что должен пойти в свою комнату и отдохнуть, но вместо этого решил нанести визит Ху-Лану. Тому было две причины. Во-первых, я боялся, что он может умереть до того, как мы завершим свою миссию; в этом случае у меня оставалась последняя возможность повидаться с ним. Во-вторых, хотя он находился в коме, я подозревал, что он каким-то образом причастен к случившемуся со мной в зале Совета.

Я вынул свой УРАК, подаренный мне Ху-Ланом в первый день нашего знакомства. УРАК (Универсальный Ретранслятор с Автоматической Кодировкой) похож на карманный компьютер, но содержит в себе больше ин-формации, чем вы можете себе вообразить. Раскрыв прибор, я запросил код комнаты Ху-Лана. На экране возник световой узор. Я набрал его на панели телепортера в кабинете Крок-Дока и шагнул сквозь стену.

Маленькое голубое тело моего учителя плавало в центре почти невидимого пузыря - замкнутого подобия того силового поля, где Броксхольм и Криблим в разное время держали в плену мисс Шварц и Дункана. Я знал, что приборы следят за всеми жизненными функциями Ху-Лана, начиная от температуры его тела и заканчивая электрической активностью его мозга.

Приблизившись к пузырю, я посмотрел через прозрачную изогнутую стенку. Странно было видеть Ху-Лана, такого энергичного и оживленного, лежащим без движения. Его густые белые усы безвольно обвисли, большие глаза оставались закрытыми. С тех пор как он впал в кому, его свечение ослабло и стало едва заметным. Оно напоминало мне умирающего светлячка.

Я задал УРАКу вопрос. Когда он дал мне «добро», я приложил ладонь к поверхности пузыря.

Ничего. Никакого ощущения контакта, возникавшего у нас со Сьюзен, когда мы прикасались к силовому полю, где томилась мисс Шварц. Но, принимая во внимание причину теперешнего состояния Ху-Лана, это, возможно, было и хорошо.

«Какая ужасная особенность человеческого мозга могла сотворить такое с моим учителем?» - подумал я и прижался пылающим лбом к поверхности пузыря, сдерживая слезы.

К моему изумлению, Ху-Лан приоткрыл один глаз. Его глаз очень медленно открылся, потом снова закрылся. Я ждал, но больше ничего не происходило.

Мне понадобилось несколько недель, чтобы понять смысл этого жеста.


Глава третья
БОЛЬШАЯ ДЖУЛИЯ

Вскоре из стены появился другой инопланетянин. За его спиной горбились твердые надкрылья, как у земного жука, а спереди болталось конечностей больше - не знаю, рук или ног,- чем я мог сосчитать.

Он начал с обращения, состоявшего в основном из щелчков и жужжания.

- Приветствую тебя,- отозвался я.

- Наши приборы зарегистрировали слабое движение,- продолжал инопланетянин, приблизившись к пузырю с телом Ху-Лана.

- Он приоткрыл один глаз,- сообщил я и продемонстрировал, как это выглядело. Жукообразное существо помахало своими усиками-антеннами.

- Это все, чего ему удалось добиться с тех пор, как мы поместили его туда! - воскликнуло оно.- Должно быть, твое присутствие не осталось незамеченным.

От этой новости у меня немного улучшилось настроение, хотя я по-прежнему чувствовал себя виноватым перед Ху-Ланом за неудачный телепатический контакт с ним.

Понаблюдав за жукообразным существом, бесцельно бродившим вокруг пузыря, я решил вернуться в свою комнату. Когда я прошел сквозь стену, с потолка сорвался красный меховой шарик и пристроился на моем плече. От удивления я подпрыгнул, но тут же успокоился, а шарик довольно заурчал.

- Привет, Майкл,- сказал я.

Майкл - это скиммл. Его подарили мне Гурк и Флииф - двое инопланетян, с которыми я познакомился в первый день своего пребывания на «Нью-Джерси». Когда Крок-Док вынул мой мозг для исследования, мне пришлось очень .нелегко, и они решили утешить меня таким подарком.

- Они эластичные,- пояснил Гурк- И почти неуязвимые. Видишь?

С этими словами он сжал скиммла посредине, и тот выпятился сверху и снизу, как воздушный шарик, наполненный водой.

- Много меха и никаких костей,- добавила Флииф.

Сейчас я тоже сильно сжал Майкла, и он заурчал еще громче. Он любил, когда его тискали. Прижав его к груди, я прошептал:

- Думаю, дружок, тебе лучше остаться здесь. Я не знаю, что ждет нас там, на Земле.

Воспользовавшись УРАКом, я послал записку для Флииф, попросив ее позаботиться о Майкле в мое отсутствие. Потом я начал собираться.

Через пятнадцать минут, когда все мои пожитки лежали в рюкзаке, я устроился посмотреть голографический фильм. Поскольку Сьюзен с Дунканом предстояло провести еще некоторое время в кабинете Крок-Дока, я выбрал длинную научно-познавательную программу о подводной жизни на планете Ху-Лана. Но даже наблюдение за трехмерными морскими чудищами, плавающими прямо в моей комнате, не могло отвлечь меня от мыслей о том, что нам предстояло сделать. Я даже испытал нечто похожее на облегчение, когда в комнате неожиданно появился Броксхольм и объявил:

- Нам пора идти.

Я последовал за ним в транспортационный зал. Дункан, Сьюзен и Криблим уже были там.

Никто не пришел попрощаться с нами и пожелать нам удачи. Не играл духовой оркестр, благословляющий нас на выполнение героической миссии. Правда, последнее было неудивительно, учитывая отношение Броксхольма к оркестровой музыке.

Кроме того, пришельцы вовсе не считали нашу задачу героической. Они предоставили нам последнюю возможность перед тем, как окончательно решить нашу судьбу, и мы лишь делали то, что нам следовало делать.

Я окинул корабль прощальным взглядом, закрыл глаза и вступил в луч голубого света.

Мы материализовались на кухне в доме Бетти Лу Карпентер (это земной псевдоним Криблим). Я ощутил, что за последние несколько часов здесь что-то изменилось, но поначалу никак не мог понять, что это.

Потом я услышал дыхание, которое не могло принадлежать ни одному из членов нашей группы. Дышало ка-кое-то большое, очень большое существо.

Я взглянул на Броксхольма, который с озабоченным видом поворачивал голову из стороны в сторону. Вспомнив, насколько чувствителен его слух, я подумал, что он сразу уловил звуки странного дыхания.

- В чем дело, Броксхольм? - озадаченно спросила Криблим. Прежде чем он ответил, она тоже услышала звук. Ее глаза расширились, и она вымолвила одно слово, почти непроизносимое для человеческого языка. Оно возникло где-то в глубине ее горла, а затем раскатилось как-то вроде: «Юарбигджоуоуол-лии!»

Броксхольм подтверждающе наморщил лоб. Дункан тоже наморщил лоб, но в его случае это означало недоумение.

- Что ты сказала? - поинтересовался он.

- По-английски это звучит похоже на «Большая Джулия»,- заметила Сьюзен.

- Она сказала не совсем то, что тебе показалось,- с мрачноватой усмешкой произнес Броксхольм- Но для вас, пожалуй, сойдет и так.

- А кто такая Большая Джулия? - спросила Сьюзен.

- Это я!

Хотя слова были произнесены шепотом, они громом раскатились по комнате, так что даже пол под нами задрожал. Дункан вскрикнул и схватил Сьюзен за руку.

- Кто это сказал? - нервно спросил я.

Пол снова вздрогнул от громогласного шепота:

- Я!

- Прекрати, Юарбигджоуоуол-лии,- попросила Криблим.- Ты пугаешь наших друзей.

- А они пугают меня!

- Броксхольм, пожалуйста, скажи нам, что происходит,- умоляюще прошептала Сьюзен.

Броксхольм потянул себя за нос, что означало глубокий вздох.

- К нам приставили сторожевого пса,- с расстроенным видом сообщил он.

- Как это понимать? - воскликнул я.

- Члены Совета не вполне доверяют мне и Криблим,- пояснил Броксхольм,- Они считают, что мы можем слишком привязаться к вам, землянам. Поэтому они послали Юарбигджоуоуол-лии присматривать за нами, чтобы воспрепятствовать нам, если проявление любви приведет нас к пристрастным оценкам.

- Ты хочешь сказать, это существо находится здесь для того, чтобы помешать вам стать слишком «приземленными»? - спросил я. Если бы ситуация не была столь серьезной, эта идея показалась бы мне очень забавной.

Криблим закрыла свой средний глаз.

- Можно сказать и так,- согласилась она.

Сьюзен нахмурилась.

- Но где же она? Или это вообще бестелесное существо? Она что, растворила свои молекулы в досках пола?

Нос Броксхольма дернулся, как будто он собирался рассмеяться.

- Большую Джулию трудно назвать бестелесным существом…- начал он. Он хотел добавить что-то еще, но его слова потонули в рокоте глубокого голоса:

- Я здесь. Идите и смотрите.

Дункан придвинулся ближе ко мне. Я вопросительно посмотрел на Броксхольма.

- Все в порядке,- сказала Криблим.- Большая Джулия не причинит вам вреда - по крайней мере сейчас.

- Что это означает?

Броксхольм обнажил свои пурпурные зубы в странной усмешке.- Большой Джулии не слишком нравятся земляне,- заметил он.- Кроме всего прочего, она является одной из самых рьяных и громогласных сторонниц фракции, выступающей за немедленное уничтожение Земли. Но, несмотря на это, вы можете без опаски взглянуть на нее.

- Мне кажется, звук дыхания доносится из коридора,- прошептала Сьюзен. Она посмотрела на Броксхольма, и тот подтверждающе наморщил лоб.

Мы вышли в коридор. Воздух наполнился звуком медленного, ровного дыхания Большой Джулии.


Глава четвертая
«ПОХИЩЕНИЕ» СЬЮЗЕН

Представьте себе, что вы идете по коридору в доме инопланетянина. Вы испуганы, но все-таки не очень боитесь, поскольку инопланетянин на поверку оказался весьма дружелюбным. Однако вы понимаете, что попали в довольно странное место.

Воздух вокруг вас наполнен звуком невероятно глубокого дыхания, медленного и едва различимого, словно кто-то сделал глубочайший вдох, не смог остановиться и продолжает вдыхать, вдыхать, вдыхать… А потом - шелестящий, кажущийся бесконечным выдох.

- Там,- прошептал я, указав на закрытую дверь. Сьюзен кивнула. Дункан ничего не сказал, зато глубоко вздохнул.

Мы подошли ближе. Я ощутил слабое дуновение, как будто по ногам потянуло легким сквознячком.

- Нужно ли постучаться? - прошептал Дункан.

- Это может показаться агрессивным,- заметила Сьюзен.

- Тогда давайте просто поговорим с ним,- предложил я и немного повысил голос: - Нам можно войти?

- Нет!

- Может быть, лучше уйти? - шепнул Дункан.

Прежде чем я успел ответить, голос раздался снова:

- Вам нельзя войти, потому что вы не сможете войти. Но вы можете открыть дверь.

Я сделал шаг вперед, повернул дверную ручку и потянул дверь на себя. Потом я закричал.

Мне и сейчас не стыдно за свою реакцию. Готов поспорить, вы бы тоже завопили во все горло, если бы столкнулись «лицом к лицу» с глазом, чей размер превышает ваш рост.

По крайней мере я понял, почему Большая Джулия сказала, что мы не сможем войти. Там не было свободного места! Огромное тело - зеленовато-коричневое, если тот кусок плоти, который виднелся у самого пола, мог служить образчиком всего остального, что занимало все пространство по ту сторону двери.


- Приветствую вас, малыши. Вам понравилось на корабле?

- Какое тебе дело до нас? - с горечью спросила Сьюзен.

Большая Джулия моргнула. Ее веко двигалось очень медленно, опустившись, словно штора на окне, а затем поднявшись вверх. Это движение напомнило мне о чем-то важном, случившемся совсем недавно, но я никак не мог вспомнить, что это такое.

- Я не держу на вас зла,- громыхнула она.- Человеческий род - вот что пугает меня.

Мне не хотелось снова ввязываться в бесполезный спор, поэтому я решил сменить тему разговора.

- Как ты попала в эту комнату? - спросил я.- Тебя доставили сюда по транспортному лучу?

- Я спустилась по частям.

- Фу,- скривился Дункан.- Это отвратительно!

Пол вздрогнул от вздоха Большой Джулии:

- Одна из многих проблем вашего народа - это ваше отвращение и презрение к жизни. Слушайте!

Большая Джулия оглушительно рыгнула, отчего стены комнаты заходили ходуном.

- Слышали? Это звук жизненного процесса, свидетельство биологического существования. Прервите этот процесс - и вы умрете. Как вы можете называть это «отвратительным»?

- Это было замечательно,- торопливо согласился я.- Пожалуйста, расскажи нам о том, как тебя доставляли сюда по частям.

- То, что было единым, может стать множественным,- загадочно ответила Большая Джулия.- А то, что было множественным, может стать единым. Следует лишь знать, как это делается.

- Что это означает? - спросил Дункан, чье любопытство, по-видимому, пересилило страх.

- Если что-то было разделено, это не означает, что оно было уничтожено.

- Спасибо за объяснение,- пробормотал Дункан.

Я пытался сформулировать следующий вопрос, когда Броксхольм подошел к нам по коридору. Остановившись перед Большой Джулией, он прикоснулся к своему лбу жестом, который мой транслятор перевел как признак формального уважения, но не дружбы.

- Нам нужно посовещаться,- сказал он.- Поэтому, если ты извинишь нас…

- Валяйте, совещайтесь,- громыхнула Большая Джулия. Ее голос звучал безразлично, как будто она знала, что любые наши усилия не смогут ничего изменить.

- Не понимаю, как она будет присматривать за нами, если она не может выйти из комнаты,- обратился я к Броксхольму, ведущему нас обратно на кухню.

- Парень, да если она «присмотрит» за тобой, то расплющит тебя в лепешку,- ехидно заметил Дункан.

- Мы с Криблим будем регулярно отчитываться перед ней,- объяснил Броксхольм.- Если она сочтет, что мы слишком увлекаемся, то сообщит о своем мнении на корабль, и нас отзовут обратно. Кроме того, как я подозреваю, она может слышать все, что говорится в этих стенах.

- Совершенно верно!

Я надеялся, что в кухне мы наконец-то сядем и поедим, но тут Сьюзен взглянула на часы и вздрогнула.

- О нет! - воскликнула она.- Я уже полчаса как должна быть дома!

После всего случившегося с нами я совершенно забыл, что родители Сьюзен думают, будто она отправилась на вечеринку с танцами в школе. На самом деле она ушла с танцев и проникла в дом Криблим, надеясь найти Дункана, а в результате ее вытащили в космос и сделали ей операцию на мозге. Учитывая это, получасовое опоздание выглядело не таким уж страшным, но мать Сьюзен вряд ли прислушается к подобным оправданиям.

- Если я не попаду домой в ближайшие полчаса, меня посадят под замок! - простонала она.

- Твои родители не могут этого сделать,- запротестовал Дункан - Ты должна спасти нашу планету!

- Расскажи это моей маме,- огрызнулась Сьюзен. Внезапно ее лицо омрачилось.

- Вы отпустите меня домой, правда? - с тревогой спросила она, повернувшись к Криблим.

Лавандовые волосы Криблим склонились вправо.

- Придется… Когда я задержала Дункана у себя, люди поверили в то, что он убежал. Они были расстроены, но у них не зародилось других подозрений.

Вообще-то, я сомневался, что исчезновение Дункана расстроило кого-нибудь, кроме его матери. Я еще очень хорошо помнил вечера, когда молился о том, чтобы Дункан сбежал куда-нибудь подальше. Разумеется, теперь он изменился, но вряд ли многие успели привыкнуть к этому.

- Если ты тоже исчезнешь, это может вызвать панику,- продолжала Криблим.- Люди свяжут твое исчезновение с событиями прошлой весны и с нашей работой.

Произнося эти слова, она взглянула на Броксхольма, резко изогнув свой нос влево. Этот жест раскрыл мне то, о чем я раньше не догадывался: она была начальницей Броксхольма! Нос, повернутый в сторону, служил напоминанием о допущенной им опасной небрежности, когда он позволил Сьюзен и ученикам из школьного оркестра одолеть себя. Они сломили его волю с помощью музыки, чье воздействие на слух Броксхольма можно сравнить с воздействием на наш слух десятикратно усиленного царапанья гвоздем по стеклу. (Я случайно узнал, что после этого инцидента он поставил себе в уши специальные слуховые фильтры.)

Все это промелькнуло у меня в голове за одно мгновение. Криблим даже не помедлила, продолжая говорить:

- Хотя паника, вызванная твоим исчезновением, не остановит нас, она создаст проблемы, которые мне хотелось бы избежать.

- Что же нам делать? - спросила Сьюзен. Ее голос звучал надтреснуто, и я подумал, что она, должно быть, очень устала.

- Для начала я позвоню твоим родителям под именем Бетти Лу Карпентер и приму на себя вину за твое опоздание. Скажу, что попросила тебя убраться в школе после танцев и мы совершенно забыли о времени.

Сьюзен улыбнулась.

- Это должно сработать. Мама любит, когда я помогаю учителям.

Криблим сняла с плеча своего пуута и вручила его Дункану. Он держал слизняка на расстоянии вытянутой руки, словно боялся, что этот пуут сольется с его собственным любимцем, отдыхавшим на плече.

Сьюзен сообщила Криблим номер своего телефона. Инопланетянка покрутила диск, немного подождала и обменялась с миссис Симмонс несколькими тихими, спокойными фразами. Потом она протянула трубку Сьюзен.

- Если вы сможете доставить меня домой за полчаса, то все в порядке,- сказала Сьюзен, поговорив с родителями.- Тогда нам останется лишь придумать, как освободить меня от школы на следующий месяц.

- У меня есть идея! - с энтузиазмом произнес Дункан. Когда все посмотрели на него, он залился краской. Я был удивлен: а я-то думал, что его ничем не проймешь!

- Мы слушаем,- подбадривающим тоном сказала Криблим.

Дункан глубоко вздохнул и почесал кончик носа; мой транслятор перевел это как жест замешательства.

- А если мы скажем родителям Сьюзен, что она выиграла какой-нибудь поощрительный учебный приз?

- Что ты имеешь в виду? - спросил Броксхольм.

Дункан пожал плечами.

- Сьюзен постоянно получает призы за хорошую учебу. Мы можем сказать, что она послала свое сочинение на конкурс и выиграла поездку в Вашингтон или в какое-нибудь другое место.

- Неплохо,- заметила Криблим, прикрыв свой средний глаз в знак одобрения.

Инопланетянам не потребовалось много времени, чтобы развить идею Дункана. Но что самое приятное - они внимательно рассматривали наши предложения и относились к нам как к равным. Вскоре мы решили, что Сьюзен выиграла приз фонда Патриции Макдональд по номинации домашнего хозяйства для средних школ - поездку в Вашингтон. Поскольку «Бетти Лу Карпентер» преподавала в школе именно домашнее хозяйство, Криблим может сказать родителям Сьюзен, что она собирается сопровождать их дочь во время поездки.

Но поверят ли они? Вот вопрос! Надо признать, я недооценил мастерство пришельцев. После того как Криблим сообщила Симмонсам реальную причину опоздания Сьюзен - только что полученную новость о ее потрясающем успехе,- они с Броксхольмом все следующее утро посылали телеграммы и звонили по телефону, поздравляя Симмонсов. «Именно такие дети, как Сьюзен, дают нам надежду на лучшее будущее, а в сущности на любое будущее вообще» - так говорилось в заказном письме, которое Симмонсы получили во второй половине дня.

Похожее письмо отправилось и к миссис Уилбурн, председателю совета директоров нашей школы.

- Она так восхищалась мной, что я не знала, куда деться от стыда,- простонала Сьюзен, когда мы встретились вечером.

Про себя я подумал, что ей следовало бы привыкнуть к комплиментам, поскольку учителя всегда носились с ней как с писаной торбой, но ничего не сказал.

- Мне было труднее убедить миссис Уилбурн отпустить меня, чем уговорить родителей Сьюзен,- проворчала Криблим, дергая носом из стороны в сторону.- В конце концов мне пришлось согласиться заплатить за работу учителя, который меня заменит.

- Деньги для вас не проблема, не так ли? - с интересом спросил Дункан.

Броксхольм рассмеялся, издав скрежещущий звук.

- Дело не в деньгах,- ответил он.- Криблим любит торговаться: это особое искусство, принятое среди ее народа. Она расстроена, так как не смогла выторговать для себя лучших условий.

Нос Криблим продолжал сердито дергаться.

- Мне с самого начала чинили всяческие препятствия в работе,- ворчала она.- В этом мире нет почти никакого уважения к учителям!

- Я и говорю - гиблое место,- пророкотала Большая Джулия.

Броксхольм согласно наморщил лоб.

- Это одна из первых несуразиц, удививших меня на этой планете,- заметил он.- Я до сих пор не могу понять, почему здесь так плохо относятся к самой важной работе.

Я удивленно взглянул на него. Неужели он действительно считает обучение самой важной работой?

Этим вечером мистер и миссис Симмонс вместе с миссис Уилбурн отвезли Сьюзен и Бетти Лу Карпентер в аэропорт Гамильтона, ближайшего к Кентукки-Фоллс го-рода. Нельзя сказать, что инопланетянам это нравилось, но родители Сьюзен были полны решимости лично проводить свою дочь.

Однако мистер и миссис Симмонс не знали, что после посадки самолета их дочь и ее «учительница» уедут на такси из Вашингтона, чтобы присоединиться к пришельцу из космоса, пытавшемуся похитить Сьюзен прошлой весной.


Глава пятая
СЛУХИ О ВОЙНЕ

- Пошли,- сказал Броксхольм- Они скоро приземлятся.

Дункан посмотрел на настенные часы.

- Я в этом не слишком уверен,- пробурчал он, пересадив своего пуута с одного плеча на другое.- Самолеты в наши дни часто запаздывают.

Я улыбнулся, когда Броксхольм протянул свой УРАК так, чтобы Дункан мог видеть экран, показывающий изображение Криблим в обличье мисс Карпентер. Увидев Криблим-Карпентер, пуут Дункана поднял голову (во всяком случае, ту свою часть, которую он в данный момент использовал как голову) и забулькал: «Пуут! Пуут, пуут, пуут!» Собственный пуут Криблим сейчас находился в пластиковой банке, стоявшей в холодильнике.

Криблим улыбнулась.

- Привет, Дункан,- произнесла она одними губами.

Дункан недоуменно моргнул.

- Она может видеть меня?

Броксхольм в подтверждение наморщил лоб.

- Перед ее отъездом в аэропорт мы установили связь между нашими УРАКами. Она может даже поговорить с тобой, но ей не хочется привлекать к себе внимание.

- Это еще проще, чем телефон,- прошептал Дункан. Он старался не слишком выказывать свое удивление перед чудесами инопланетной техники, но это ему не всегда удавалось.

- Как бы то ни было, Криблим говорит, что самолет заходит на посадку,- сказал Броксхольм.- Следовательно, нам нужно выдвигаться на исходную позицию.

Мы последовали за Броксхольмом в подвал дома Криблим. Как и в подвале его дома, здесь был потайной люк, ведущий во второй подвал - огромный, сияющий зал яйцеобразной формы, где Криблим держала то, что большинство людей назвало бы летающей тарелкой. Мне не нравится этот термин; он звучит слишком приземлен-но. Но если бы я стал описывать людям этот корабль - его форму, огни, способ его передвижения,- они бы кивнули и сказали: «О да, конечно! Летающая тарелка!» Поэтому для простоты я буду и дальше пользоваться этим названием.

Наши сиденья располагались в пузыреобразной кабине с прозрачными стенками, позволявшими видеть окрестности. Правда, сейчас перед нами не было ничего, кроме изогнутой светящейся стены.

Броксхольм прикоснулся к желтой полусфере на приборной панели и издал глубокий горловой звук. Корабль начал двигаться вперед. Когда мы поднялись в воздух, Дункан приглушенно ахнул; думаю, он боялся, что мы врежемся в потолок. Я сам испытывал сходное чувство в тот вечер, когда впервые улетал с Земли вместе с Броксхольмом. Но нам не стоило беспокоиться. Задний двор дома Криблим распахнулся, словно огромный люк, и мы без помех взвились в ночное небо.

Броксхольм покрутил две полусферы на приборной панели.

- Это защитит нас от радаров,- пояснил он.

Через несколько минут мы уже летели над Вашингтоном, хотя нам потребовалось бы несколько часов, чтобы добраться сюда на реактивном самолете. Мы находились так высоко, что Вашингтон и Балтимора выглядели всего лишь пятнышками света на расстилавшейся под нами земной поверхности.

- Я думал, это зрелище может тебе понравиться,- сказал Броксхольм, указывая на огни. Он снова прикоснулся к приборной панели. Мы устремились вперед, а потом начали почти вертикально падать вниз.

Иногда человеческий мозг знает вещи, в которые тело отказывается поверить. Например, я был уверен, что Броксхольм полностью контролирует управление кораблем, но, увидев, как стремительно приближается земля, едва смог удержаться от крика.

Он начал замедлять наше падение задолго до удара о землю. Через пять минут мы совершили мягкую посадку на заброшенном поле.

- Как далеко мы находимся от города? - спросил я, когда мы выбрались из летающей тарелки.

- Примерно в шестидесяти милях,- ответил Броксхольм. Он вытянулся на траве и устремил взгляд в ясное небо, усыпанное звездами.

Я лег рядом с ним. Теперь, когда я знал о том, что происходит там, наверху, знал о существах с десяти тысяч разных планет, решающих нашу судьбу, звезды казались мне совсем другими.

Через некоторое время Броксхольм задумчиво потянул себя за нос. Может быть, он тосковал по дому?

Легкий ветерок растрепал мои волосы. Трещали сверчки, и летучие мыши проносились в темноте над нашими головами. Трава покрылась росой, приятно освежавшей мои руки, скрещенные под головой. Хорошая выдалась ночь! «Если бы мне приходилось так проводить время со своим отцом/ смог бы я тогда убежать вместе с Броксхольмом?» - подумал я. Я повернулся к Броксхольму, собираясь кое-что ему сказать, но в последний момент передумал.

Примерно через сорок пять минут я услышал отдаленный звук работающего автомобильного мотора. Звук приблизился, затих, затем появился еще ближе.

- Это они,- сообщил Броксхольм, взглянув на свой УРАК

Вскоре я увидел Сьюзен и Криблим, идущих к нам через поле.

- Пуут! - пискнул пуут Дункана, вытянув пару глаз-стебельков по направлению к Криблим.

Падающая звезда прочертила в небе над нами яркую дорожку.

Летающая тарелка Криблим двигалась с огромной скоростью; меньше чем через двадцать минут после того, как она и Сьюзен присоединились к нам, мы были в Аризоне. Мы уселись впятером на краю утеса и поделились сандвичами с ореховым маслом, сочными яблоками и какими-то круглыми штуковинами, которые Криблим называла фимфлитами. Первая порция фимфлитов заставила меня испытать райское блаженство. Когда я спросил о них, Криблим объяснила, что фимфлиты представляют собой род грибов, употребляемых жителями ее планеты.

Потом она сообщила, на чем они растут.

- Тьфу! - скривился Дункан и опорожнил содержимое своего рта над краем утеса.

Я не хочу разглагольствовать о пользе невежества, но Дункан определенно был гораздо более счастлив до того, как узнал всю правду о фимфлитах.

Вскоре Криблим потерла ладони и трижды хлопнула себя по щеке - на ее планете этот жест означал, что пришло время перейти к делу.

- Полагаю, нам нужно начать с общего обзора,- сказала она, ловко смахнув носом фимфлитовую крошку со своей щеки.

- К обзору чего? - спросила Сьюзен.- Возможно, это звучит глупо, но я до сих пор плохо представляю, чем мы занимаемся.

- К общему обзору проблемы,- пояснила Криблим.- Прежде чем искать признаки перемен к лучшему, вы должны понять причины, объясняющие, почему Земля превратилась в такой болезненный вопрос для всех разумных обитателей Галактики.

Помедлив, она добавила:

- Вы увидите не слишком приятные вещи. Думаю, ваши взрослые могли бы сказать, что детям не подобает видеть такое.

- Странное отношение,- заметил Броксхольм.- Ведь многие из этих «неподобающих» вещей происходят именно с детьми.

- Но это же не наша вина,- прошептала Сьюзен.- Мы еще не выросли. Почему бы вам не поговорить с кем-нибудь из правительства?

- Мы рассматривали такую возможность,- признал Броксхольм.- Но большинство наших расчетов показывает, что формальный контакт между Союзом Планет и одним или всеми вашими правительствами приведет к большой войне на Земле.

- Ты хочешь сказать, что в результате мы будем воевать друг с другом? - изумленно спросил я.

- Совершенно верно,- отозвалась Криблим.

- Но это же бессмысленно! - запротестовал Дункан.

Криблим пожала плечами.

- А многие ли из ваших войн имеют смысл? Страх - могучая движущая сила для людей. Он толкает их на бессмысленные поступки.

Нам пришлось замолчать.

- У меня есть идея! - внезапно воскликнул Дункан.- Почему бы вам не прочистить мозги всем землянам?

Серебряные веки быстро опустились на оранжевые глаза Броксхольма и поднялись вверх - признак удивления и тревоги. Он переглянулся с Криблим. Хотя оба молчали, я ощущал что-то недоброе.

- Дункан,- наконец сказала Криблим,- пойдем со мной. Нам нужно поговорить.

Дункан с испуганным видом поднялся на ноги и поплелся в темноту вслед за Криблим.


Глава шестая
ЧТО ТВОРИТСЯ В СЕРДЦЕ ЧЕЛОВЕКА?

Броксхольм, Сьюзен и я сидели на краю утеса, ожидая возвращения Дункана и Криблим: Над нами изгибался усыпанный звездами купол неба.

- Воздействие аппарата убьет его, да? - тихо спросила Сьюзен спустя некоторое время.

- Разумеется, нет,- отозвался Броксхольм.

- Но долго это не продлится, не так ли? - спросил я, закрыв глаза.- Он снова станет тупым?

- Дункан никогда не был тупым,- резко ответил Броксхольм.- Он считал себя тупым, поэтому и вел себя соответственно. Насколько я понимаю, такая черта очень распространена среди вашего народа. Каким-то образом, даже не имея намерения делать этого, ваши родители и педагоги оказывают на детей оглупляющее воздействие. Это пугает нас.

Я ненадолго задумался над его словами.

- Но воздействие все-таки ослабеет, верно?

Броксхольм утвердительно наморщил лоб.

- Дункан вернется к своему прежнему состоянию, но с одним отличием,- пробормотал он.- Он будет знать - причем так, как не знает никто на вашей планете,- на что способен его мозг.

- Это хорошо или плохо? - поинтересовалась Сьюзен. Броксхольм вопросительно взглянул на нее.- Я хочу сказать, поможет ли это ему лучше пользоваться своим разумом или он просто будет страдать от безысходности?

Прежде чем Броксхольм успел ответить, неподалеку от нас раздался крик:

- Не-ет! Нет, я не хочу, чтобы это случилось!

Крик эхом отозвался в темноте. Я поежился и придвинулся к Сьюзен. По ее щеке медленно сползала слезинка.

Вскоре вернулись Дункан и Криблим. Дункан был бледен и дрожал всем телом. Меня поразила симпатия, которую я ощущал к нему после того, что он делал со мной за эти годы. На его лице так явственно отражалось чувство потери, что мне самому захотелось плакать.

Мой мозг всегда был моим самым драгоценным достоянием, поэтому я до некоторой степени понимал его чувства. Но я с трудом мог себе представить, на что это похоже: всю жизнь быть тупым, внезапно овладеть невероятными мыслительными способностями, а потом узнать, что тебе предстоит утратить их.

Еще больше меня смущала моя зависть к Дункану. Какая-то часть меня радовалась тому, что ему суждено потерять свой бесценный дар, и это наполняло меня отвращением к самому себе.

Сперва никто не знал, что и сказать. Дункан так крепко сжимал своего пуута, что складки слизняка выпирали между его пальцами. Червеобразные волосы Криблим неподвижно улеглись на ее голове, словно умерли (транслятор сообщил, что это признак большой печали).

- Что ж,- наконец сказал Дункан.- Мы собираемся начать с общего обзора всего, что есть плохого на этой дурацкой планете. Чем же мы займемся потом - чем-нибудь столь же забавным?

Нос Криблим дернулся в сторону. Тон Дункана оскорбил ее, но, по-видимому, она сделала скидку на его отчаяние, потому что спокойно ответила:

- Как только мы закончим общий обзор, начнется настоящая работа. Мы приступим к исследованиям, в результате которых станет ясно, есть ли надежда на изменения к лучшему.

- Каким образом мы будем это делать? - спросила Сьюзен.

- Мы будем встречаться с людьми, разговаривать с ними, пытаться понять их. Я уверена: теперь вы уже понимаете, что мы в течение многих лет следим за земными телепередачами. Именно изучение телепрограмм впервые открыло нам глаза на опасность, исходящую от вашей планеты. Однако некоторые из нас считают, что в вас должно быть заложено больше, чем можно подумать, если судить по вашему телевидению.

- Великий космос! - воскликнул Броксхольм с таким жаром, словно обращался к какому-то божеству.- Если бы мы судили о землянах лишь по их телевидению, то мы бы сразу же уничтожили планету и покончили со всеми заботами! Наверное, я никогда не узнаю, как они изобрели его, но ясно одно: они оказались совершенно неподготовленными к телевидению. Как цивилизация может оставлять свое молодое поколение беззащитным перед таким… таким…

Он так расстроился, что не смог закончить фразу. Вместо этого он сделал жест, не имеющий точного земного аналога. Наиболее точный перевод, сделанный моим транслятором, означал: «Я с глубоким отвращением плюю на ваши игры в помойке».

Правда, последнее слово было не «помойка», а нечто иное.

- Разве вы уже не встречались с людьми в нашей школе? - спросил Дункан после того, как Броксхольм немного успокоился.

- Исследования в вашей школе были всего лишь частью экспериментального проекта,- пояснила Криблим.- Так сказать, точкой отсчета.

- А почему вы выбрали именно нашу школу? - спросил я.

- Она совершенно типична,- ответил Броксхольм.- В этой стране люди хотят видеть школы такими, как ваша. Кроме того, нам было легко вписаться в окружение; мы просмотрели очень много телепрограмм о школьной деятельности и знали, чего можно ожидать. Потом мы планировали приступить к следующему этапу исследований.

- Что же случилось с вашим планом? - полюбопытствовала Сьюзен.

- Вы все испортили,- резко бросил он.

- Это не совсем справедливо, Броксхольм,- возразила Криблим. Повернувшись к Сьюзен, она добавила: -

Но в его словах есть доля истины. Ты разоблачила Броксхольма как раз в то время, когда мы получили кое-какую тревожную информацию о новых успехах в развитии земной науки. Это совпадение предоставило сторонникам уничтожения Земли новые веские аргументы.

Сьюзен побледнела.

- Не понимаю,- пробормотал Дункан.- Если вы имеете такую мощную шпионскую систему, для чего тогда предназначена наша миссия?

- Наше наблюдающее и переводящее оборудование собирает всю информацию, транслируемую вашими правительствами,- ответил Броксхольм.- Но мы не понимаем, что творится в человеческом сердце. Как могут разумные существа воевать друг с другом? Эту загадку нам предстоит решить, прежде чем Совет сочтет Землю слишком серьезной угрозой и лишит ее права на дальнейшее существование.

- И здесь нам понадобитесь вы,- подхватила Криблим.- Мы с Броксхольмом покажем вам разные места. Мы снабдим вас маскировкой, даже сделаем вас невидимыми, если это окажется необходимым. Но вы нужны нам для того, чтобы интерпретировать события, объяснять их с точки зрения землян. В конце концов, ваш образ мыслей для нас так же чужд, как наш - для вас.


- На самом деле мы ищем надежду,- добавил Броксхольм.- Мы ищем основания для веры в то, что дела обстоят не так плохо, как кажется. Может быть, мы даже найдем объяснение, почему все сложилось так, а не иначе. Тогда, возможно, мы сумеем разработать метод лечения.

- Но почему мы? - спросил Дункан.- Разве взрослые не рассказали бы вам больше о причинах теперешнего положения вещей?

Криблим отрицательно помахала носом.

- Немногие из взрослых могут приступить к изучению этой проблемы без предубежденности. Как только взрослые принимают вещи такими, как есть, они практически не меняют свою точку зрения. Вы трое подходите в самый раз: вы достаточно взрослые, чтобы служить проводниками, однако вы еще достаточно молоды и не погрязли в рутине повседневности.

Она встала и пошла к летающей тарелке. Мы последовали за ней. Немного спустя мы уже летели над Большим Каньоном. Я никогда здесь не был - мы с отцом ни разу не отправлялись хотя бы в одну мало-мальски запоминающуюся поездку. Конечно, я видел фотографии каньона, но это не то же самое. Фотографии не могут передать того ощущения, которое вы испытываете, находясь на месте.

Криблим прикоснулась к приборной панели. Летающая тарелка остановилась и зависла в воздухе над каньоном. Его необъятная глубина в свете полной луны выглядела величественно и загадочно. Я почему-то вспомнил о странном видении, промелькнувшем в моем мозгу, когда я упал в обморок в зале Совета.

- На вашей планете есть удивительные вещи,- тихо сказал Броксхольм за секунду до того, как Криблим снова устремила наш маленький корабль в ночное небо.

Мы недолго оставались в темноте. Летающая тарелка двигалась с такой скоростью, что могла обогнуть полсвета за считанные минуты. Сначала Криблим отвезла нас в Азию, хотя, по словам Броксхольма, мы могли отправиться практически куда угодно - в Африку, Европу, Центральную Америку - и увидеть там то же самое.

- Подготовьтесь заранее,- посоветовала Криблим, постепенно снижая скорость - Вам предстоит увидеть не слишком приятное зрелище.


Глава седьмая
ПРОБЛЕМА, НАПИСАННАЯ КРОВЬЮ

Конечно, мне приходилось видеть по телевизору, как умирают люди, - иногда в кинофильмах, иногда в выпусках новостей. Позвольте мне сказать вам: в действительности это выглядит совсем по-другому. Вы испытываете совсем иные чувства, когда воочию наблюдаете за тем, как люди стреляют друг в друга, как льется кровь, как мужчины, женщины и дети падают, чтобы никогда больше не подняться.

Глядя на сражение, я вспомнил слова Броксхольма о том, что прошло уже три тысячи лет со времени последней войны между разумными существами в нашей Галактике, и понял, почему инопланетяне так боятся нас. Я взглянул на своего друга. Его кожа, обычно имевшая глубокий лимонно-зеленый оттенок, почти совсем пожелтела. Это было признаком глубочайшего расстройства.

- Возможно, было бы лучше положить этому конец,- глухо произнес он.- Мы не можем позволить такой заразе распространиться по Галактике.

Я понимал, что он имеет в виду. Стараясь сдержать слезы, я посмотрел на мрачное лицо Дункана, прижимавшего пуута к своему плечу. Я вспомнил, как он рассказывал мне, что в детстве ему не разрешали играть с плюшевым медведем. Отец Дункана считал, что такие игрушки сделают из его сына «размазню». Внезапно мне захотелось увидеть Майкла - единственное живое существо, которое я мог бы прижать к своей груди.

Новый шквал автоматного огня сотряс воздух под нами. Еще кровь, еще крики. Вдруг Сьюзен схватила меня за руку.

- Что он делает? - прошептала она.

Глядя в указанном ею направлении, я увидел человека, ползущего вдоль линии огня. Потом я заметил, куда он направляется. Он пытался спасти мальчика немногим старше меня, который был ранен и не мог передвигаться самостоятельно.

Смотреть было жутко. Я ощутил, как мои мускулы напряглись, словно я каким-то образом мог поделиться своей силой с тем человеком. Он подползал все ближе и ближе. Потом, когда он находился уже меньше чем в метре от мальчика, сверху упал снаряд. Комья земли взлетели в воздух.

Мужчина и мальчик исчезли. Сьюзен, стоявшая рядом со мной, задрожала.

- Мы даже не знаем, на чьей стороне они сражались,- всхлипнула она.- Кто они - плохие или хорошие?

Я закрыл глаза, не в силах ответить ей. Сьюзен повернулась к Криблим:

- Пожалуйста, увези нас отсюда!

- Мы можем уйти,- ответила Криблим - Но сражение от этого не закончится.

Наша следующая остановка произошла в Южной Америке. Летающая тарелка пролетала над огромным пространством выжженной, черной земли. Дым клубился над остатками упавших деревьев. Сперва я подумал, что мы стали свидетелями огромного лесного пожара.

- Не могу поверить, что люди могут быть такими неосторожными,- пробормотал я.

- Неосторожными? - переспросил Броксхольм,- Это вовсе не случайность.

Он объяснил, что мы видим часть амазонских дождевых лесов, выжженных под пастбища для скота.

- Вы как будто воюете с самой планетой,- заметила Криблим, показав нам реку в России, отравленную ядовитыми химикатами, и лес в Америке, побуревший от кислотных дождей. Судя по тону ее голоса, люди творили вещи, которые находились за пределами ее разумения.

- В землянах как будто скрыта тайная ненависть, побуждающая вас разрушать окружающий мир,- добавила она.

- Так обращаться со своей планетой - все равно что воевать с собственным телом,- эхом отозвался Броксхольм.

Сьюзен, Дункан и я промолчали. Что мы могли сказать? Через несколько минут мы уже летели над Африкой. Криблим замаскировала корабль так, чтобы нас никто не заметил. Когда она повела летающую тарелку на посадку, Броксхольм вытащил из небольшого отделения под приборной панелью три маленьких цепочки. С каждой цепочки свисал металлический шарик. Одну за другой он обмотал цепочки вокруг наших голов, а потом взял коробочку с желтой кнопкой на верхней крышке и нажал на кнопку.


- Эй! - крикнул Дункан.- Куда все исчезли?

Я рассмеялся. Дункану не понадобилось много времени, чтобы понять свою ошибку.

- Ого, мы стали невидимыми! Как вы это сделали?

- Ты можешь ознакомиться с техническими подробностями через компьютер в доме у Криблим,- сказал Броксхольм.

Я принялся было возражать, но затем понял, что на самом деле мне даже хочется показать Дункану, как обращаться с компьютером.

- Мы собираемся подойти ближе для наблюдения,- сказала Криблим.- Мы будем невидимыми, однако нам нужно общаться друг с другом. Броксхольм, если ты ненадолго перефокусируешь…

Внезапно мы снова стали видимыми.

- Возьмите вот это,- сказала Криблим, протягивая каждому из нас У-образную полоску. К концу каждой полоски был прикреплен маленький эластичный шарик, а на противоположном конце находился кружок из какого-то липкого материала. Она продемонстрировала, как это делается.- А потом подсоедините передатчики к своему горлу.

Шарики были микрофонами, а липкие кружочки - передатчиками. Я прижал кружок к своему горлу и почувствовал, как он прилип к коже.

- Это позволит нам говорить друг с другом, не опасаясь оказаться услышанными,- объяснила Криблим.- Бегунок, расположенный на правой стороне полоски, устанавливает требуемую громкость звука. Поставьте его примерно посередине, а потом отрегулируйте по своему усмотрению. Для того чтобы включить устройство, два раза прикоснитесь к передатчику. Чтобы выключить, прикоснитесь трижды.

Мы немного повозились со своими устройствами, и Криблим спросила:

- Ну, как вы меня слышите?

Я захлопал глазами. Она беззвучно шевелила губами, однако ее слова ясно доносились из маленького микрофона, вставленного в мое ухо.

- Если вы будете шептать очень тихо, передатчик уловит вибрацию ваших голосовых связок и преобразует ее в радиоволны,- пояснил Броксхольм.

- Так? - спросил Дункан.

Я вздрогнул. Его голос прозвучал так громко, словно он кричал мне в ухо. Броксхольм скорчил страдальческую гримасу.

- Нет, не так,- яростно прошептал он. Дункан понурился, начал извиняться, но замолчал, опасаясь снова что-нибудь испортить.

- Отсоедини приемник,- сказала Криблим.

Он подчинился.

- Вы тоже,- добавила она, взглянув на меня и Сьюзен.

Мы сделали то же самое.

- Сначала вам следует попрактиковаться,- продолжала она.- Ты ни в чем не виноват, Дункан.

Он кивнул, но я знал, что на душе у него нелегко. Тот, прежний Дункан, которого я знал, счел бы свою выходку очень забавной.

- Старайтесь говорить так, чтобы не издавать ни звука,- предложил Броксхольм.

Мы немного попрактиковались. Когда у нас стало получаться лучше, пришельцы разрешили нам снова прикрепить к горлу липкие кружочки.

- Ну как? - спросил я едва слышным шепотом. Криблим улыбнулась и кивнула.

- Все правильно,- прозвучал ее ответ в моем ухе.

Мы еще немного поупражнялись и вышли из корабля, невидимые и молчаливые. Я ахнул. Если от фимфлитов мне показалось, будто я попал в рай, то теперь мне показалось, будто я умер и попал в ад.


Глава восьмая
СОРОК ТЫСЯЧ

Солнце палило нещадно. Земля была сухой и бесплодной, и повсюду умирали люди. Но они умирали не быстро, как в зоне боевых действий, а медленно.

Очень медленно. Мы стояли перед лагерем беженцев, куда приходили люди в поисках пищи. Но пищи не было - во всяком случае, ее было слишком мало, чтобы как-то исправить положение. Я не знаю, как писать об этом, не знаю, как мне объяснить вам, что я тогда чувствовал. Даже сейчас мои пальцы дрожат, а глаза наполняются слезами. Я помню, как Криблим сказала Сьюзен: «Вы увидите не слишком приятные вещи. Думаю, ваши взрослые могли бы сказать, что детям не подобает видеть такое».

Я думал об этом, когда стоял возле ограды и смотрел на девочку. Если мне не подобало знать о том, что с ней происходило, то каково приходилось ей? Разве это было подобающим?

Хотя девочка была не старше меня, я определил ее вес килограммов в двадцать - двадцать пять. Я сложил большой и указательный пальцы в колечко. Хотя я не видел колечка, у меня не было сомнений в том, что оно охватило бы ее предплечье, и еще осталось бы свободное место.

Лицо девочки заострилось, огромные глаза запали. Она шла походкой пожилой женщины.

- Зачем вы привели нас сюда? - требовательно спросила Сьюзен. Она обращалась к пришельцам, а не ко мне, но передатчик на ее горле транслировал ее слова прямо мне в уши. Хотя она и не говорила вслух, ее голос звенел от напряжения.

- Первый шаг - это определение всех последующих,- сказал Броксхольм.

Я решил пойти за девочкой. Она подошла к навесу, где сидели двое малышей, такие же худые, как и она. Самый маленький - я не смог определить его возраст - был совсем голым. Его руки напоминали веточки, но живот безобразно вздулся. Он смотрел куда-то вдаль, словно ничто земное его больше не интересовало.

Девочка заговорила. Я удивился тому, что понимаю ее слова, но затем вспомнил об универсальном трансляторе.

- Сегодня еды не будет,- вот и все, что она сказала. Двое малышей не ответили. Они не плакали, не жаловались, и я понял, что они уже потеряли последнюю надежду. Они ничего не ожидали и поэтому ничему не удивлялись.

Я осознал, что мне ни разу в жизни не приходилось голодать. Мне много раз казалось, будто я голоден. Я часто сердился на своего отца, который не покупал продукты заранее, а если покупал, то они мне не нравились. Но я не имел представления о том, что такое настоящий голод.

«Ешьте, что вам дают,- в Эфиопии дети умирают от голода» - так родители говорят своим детям. Мы шутим над их словами, так как знаем: пища, которую мы не съели, ничем не поможет этим детям. Но сейчас мне совсем не хотелось шутить. Будучи соединенным с мозгом Дункана, я нашел там воспоминание о том, как он прятался в контейнере для пищевых отходов за нашей школой. Теперь я подумал: «Отбросы, в которых он валялся, могли бы сохранить жизнь этим детям».

Я двинулся дальше и подошел к палатке, где работали двое врачей, мужчина и женщина. Люди стояли, сидели, лежали на земле, ожидая своей очереди. Врачи выглядели очень усталыми.

- Что я здесь делаю? - прошептал мужчина, всаживая иглу шприца в руку, состоявшую больше из кости, чем из плоти- Я не обязан быть здесь. Почему я это делаю?

- Ты можешь уехать домой в любое время,- тихо ответила женщина.

Мужчина покачал головой.

- Там я буду думать только об этом.

- Я знаю,- отозвалась женщина.

Они вернулись к своей работе. Возле дальнего конца палатки я увидел молодую женщину, сидевшую под высохшим деревом. Женщина держала младенца возле груди, плоской и морщинистой, как смятый бумажный пакет. У нее не было молока. Я долго смотрел на нее.

Через некоторое время она опустила ребенка на колени и закрыла глаза. Ее плечи начали вздрагивать. Тогда я понял, что ребенок умер.

Я повернулся и побежал.

- Почему вы взяли нас сюда? - снова спросила Сьюзен, когда мы вернулись на корабль. Ее лицо побледнело, по щекам текли слезы. Мне еще не приходилось видеть ее такой сердитой.

- Потому что мы хотим, чтобы вы объяснили нам то, что вы видели,- ответил Броксхольм.

- Забудьте об объяснениях! - отрезала Сьюзен,- Почему вы не можете ничего сделать?

Оранжевые глаза Броксхольма изумленно блеснули.

- Что ты имеешь в виду?

- Остановите это! Вы можете накормить этих людей, разве не так?

- Но почему мы должны это делать? - с искренним удивлением спросил Броксхольм.

- Потому что это ужасно!

- Да, но почему мы должны накормить их, если вы можете сделать это сами?

- Но мы не можем! У нас не хватает еды на всех…- Сьюзен осеклась.- Или нет?

Криблим взглянула на Броксхольма. Он кивнул, и она подняла летающую тарелку в воздух. Вскоре мы зависли над огромным зданием неподалеку от того места, где находились голодающие люди. Криблим что-то покрутила на приборной панели и сказала:

- Посмотрите вниз.

На полу возник голографический образ - трехмерная картина склада продуктов, находившегося под нами.

- Смотрите,- сказал Броксхольм. Криблим снова что-то покрутила. Картинка переместилась: стены здания исчезли, открывая внутренние помещения.

Там была еда. Огромное количество еды. Инопланетяне целый час перемещали нас по всему свету, показывая нам место за местом, где хранились огромные запасы пищи. Мы видели горы неиспользуемой еды - достаточно, чтобы накормить любого голодного человека на планете.

- Ну хорошо, я верю вам,- наконец сказала Сьюзен.

- Ты в самом деле не знала? - спросил Броксхольм.

- Я знал,- вдруг заявил Дункан.

Я удивленно посмотрел на него. Он уже давно не раскрывал рта.

- Я знаю много вещей,- сказал он,- Я пытался обратиться к правительству, но меня не захотели слушать. Сперва я думал, что они просто не понимают, но теперь я в это не верю. По какой-то причине они убеждены в том, что положение никак не исправишь. Но я не могу понять, почему.- Он обхватил голову руками.- На короткое время я стал одним из самых умных людей на Земле; возможно, самым умным. И однако я не могу постичь смысл того, что здесь происходит.

Криблим помахала носом из стороны в сторону.

- Мы тоже зашли в тупик,- призналась она.- Но это должно быть связано с общей ситуацией. Должна существовать причина, по которой вы позволяете людям голодать, когда вокруг достаточно еды.

- Но ведь голодают немногие? - с отчаянием в голосе спросила Сьюзен.

Я понимал: ей ужасно хочется поверить в то, что мы видели какую-то ошибку, странное отклонение от нормы.

- Сорок тысяч,- произнес Дункан. Его глаза были закрыты, как будто он читал страницу книги у себя в голове.

- Что? - непонимающе спросила Сьюзен.

- Сорок тысяч,- повторил он.- Столько детей умирает каждый день от войн, болезней и голода.

Я со свистом втянул в себя воздух. Сорок тысяч! Это вдвое больше, чем все население Кентукки-Фоллс!

- Сорок тысяч в день,- бесстрастно подтвердил Дункан.- Это четверть миллиона в неделю, больше миллиона в месяц. Почти пятнадцать миллионов в год. Они умирают оттого, что не получают прививок, которые стоят меньше доллара штука. Они умирают от грязной воды и недостатка пищи. Они умирают оттого, что другим людям нет до них дела.

Дункан сидел неподвижно, словно в трансе. Слезы струились из-под его опущенных век, пролагая дорожки в пыли, покрывшей его щеки в лагере беженцев. Его голос был словно голос Бога, перечисляющего наши грехи.

- В прошлом году четырнадцать миллионов детей умерло потому, что мы, земляне, решили потратить свои деньги на другие цели. В позапрошлом году было то же самое. И в этом году, наверное, тоже.

Внезапно он открыл глаза и посмотрел прямо на меня.

- Питер, за последние несколько недель я узнал очень многое. Я прочел больше книг, чем ты можешь представить. Я вобрал в себя миллионы фактов и пытаюсь связать их между собой. Я не понимаю, что все это означает, но мне известны цифры. Мне известно, что деньги, потраченные на вооружение и содержание армий за один день, могли бы спасти пятьдесят миллионов детей в следующие десять лет.

Пока Дункан говорил, перед моими глазами возникло видение, мечта о том, что люди Земли - не президенты, не правительства, а просто люди - внезапно обрели способность говорить одним голосом. И они сказали: «Достаточно. Мы не хотим,- чтобы так продолжалось и дальше. Пусть все будет правильно!»

Но мы не могли говорить одним голосом. Мы почему-то были бессловесны перед лицом надвигающейся катастрофы. Мы делали вид, что ее не существует.

Мне было нехорошо от стыда и гнева. Я знал, что после сегодняшнего вечера я уже никогда не буду таким же, как раньше.

Я был свидетелем преступления. Теперь я буду говорить о том, что я видел, ибо молчание - это тоже преступление.


Глава девятая
СИГНАЛИЗАТОРЫ И АМОРТИЗАТОРЫ

К концу нашего первого полета мы совсем выбились из сил, и не только потому, что провели без сна большую часть ночи. Сильнее всего мы устали от вещей, которые нам пришлось увидеть, и от чувств, которые они в нас вызвали. Даже сейчас я не помню, как вышел из летающей тарелки и лег в постель. Должно быть, мне все же как-то удалось это сделать, поскольку, когда я проснулся, солнце ярко светило мне в лицо, а моя голова лежала на подушке.

Интересно, не Броксхольм ли отнес меня наверх? Я помнил, как отец однажды носил меня на руках, когда я был еще совсем маленьким.

Некоторое время я просто лежал, глядя в потолок и размышляя о пережитом. Мои мысли то и дело возвращались к двум врачам из Эфиопии и к человеку, пожертвовавшему своей жизнью ради спасения мальчика с поля битвы в Азии. Никто не принуждал тех врачей оставаться в лагере беженцев. Никто не принуждал того человека рискнуть своей жизнью ради ребенка.

Криблим сказала, что мы ищем надежду. Даже в худшем из возможных мест нам удалось обнаружить немного надежды. Может быть, положение все-таки не совсем безнадежно?

Вскоре я услышал дыхание Большой Джулии и посмотрел на часы, стоявшие рядом с кроватью. Уже почти полдень! Вынув из рюкзака чистую смену белья, я оделся и спустился вниз.

Сьюзен, Криблим и Броксхольм уже сидели на кухне за завтраком. Поскольку инопланетяне были без масок, сценка напоминала кошмар из фильма ужасов.

- Возьми плескит,- предложила Криблим, когда я сел. Она положила мне что-то круглое и пурпурное. Я недоверчиво, взглянул на незнакомый предмет.

- Ешь,- тихо сказал Броксхольм. Я не нуждался в его подсказке, но перед моими глазами стояли люди, которых мы видели вчера. Как мог я есть после этого?

- Ты не поможешь им, если будешь морить себя голодом,- резко произнес Броксхольм, словно читая мои мысли.- Ешь!

Я немного помедлил и осторожно надкусил круглый предмет, мысленно поклявшись найти какой-нибудь способ помочь голодающим детям.

Плескит оказался сочным, немного хрустящим и имел изысканный вкус. Его аромат напоминал лесную землянику. Может быть, Криблим не случайно замаскировалась под учительницу по домашнему хозяйству?

- Что мы будем делать теперь? - спросил я в тот момент, когда Дункан вошел в комнату и Криблим протянула ему плескит.

- Займемся полевой работой,- отозвался Броксхольм, отправляя в рот что-то коричневое и извивающееся.

- Сперва еда, потом работа,- пророкотала Большая Джулия.

Броксхольм потянул себя за нос.

- Действительно. Сперва накормим Большую Джулию, потом приступим к работе.

- Кто будет кормить ее? - спросила Сьюзен.

- Ты!

Сьюзен вздрогнула от неожиданности (впрочем, я сделал то же самое).

- Не беспокойся,- прошептала Криблим, помахав носом.- Она просто проверяет тебя. Вы можете покормить ее все вместе.

- Как это делается? - с беспокойством спросил Дункан.

- Вот ее пища.- Броксхольм указал на ведра, стоявшие рядом с кухонной раковиной - Она ест не так много, как можно предположить, судя по ее размерам.

- Не стоит забывать о том, что сейчас она пребывает в пассивном состоянии,- заметила Криблим.

- В любом случае, сначала мы должны покончить с собственным завтраком,- заключил Броксхольм.- Юарбигджоуоуол-лии может подождать.

Доски пола вздрогнули от недовольства Большой Джулии. Я начал было подниматься, но Броксхольм жестом велел мне остаться на месте.

- Я сказал, она может подождать,- тихо, но твердо повторил он.

- Предатель!

- Вовсе нет,- ответил Броксхольм, немного повысив голос.- Ты знаешь правила не хуже меня, Юарбигджоуоуол-лии.

Червеобразные лавандовые волосы Криблим тревожно зашевелились.

- Броксхольм, нам не стоит раздражать ее!

- А ей не стоит невежливо обходиться с нашими друзьями,- отозвался Броксхольм, подмигнув мне. Согласно моему транслятору, подмигивание ничего не означало на родной планете Броксхольма. Он пользовался этим жестом так же, как если бы говорил на иностранном языке с помощью своего тела.

Что-то начало всплывать в глубинах моей памяти. Подмигивание. Кто-то кому-то подмигнул, и я должен вспомнить или догадаться, в чем было дело.

Что же это такое? Я растерянно улыбнулся Броксхольму и вернулся к своему завтраку. Поев, мы со Сьюзен и Дунканом подошли к ведрам, наполненным буроватой жидкостью.

- Что это за вещество? - спросил я, отвернувшись в сторону: жидкость воняла болотной тиной.

- Болотная вода,- ответила Криблим.

- Местная или привозная? - осведомился Дункан.

Броксхольм улыбнулся.

- Местная. Большая Джулия любит пробовать туземные лакомства.

Я взял пару ведер и зашагал по коридору.

- Интересно, что мы будем делать дальше? - пробормотала Сьюзен, идущая следом за мной - Я хочу сказать… нельзя же покормить глаз, верно?

Ей не стоило беспокоиться. Большая Джулия немного изменила свое положение. Открыв дверь, я обнаружил себя, так сказать, лицом к лицу с самым большим ртом, который мне довелось видеть с тех пор, как мы с Ху-Ланом катались на руумбе.

Если бы мне не пришлось кормить Большую Джулию, то я, возможно, так и не узнал бы о том, что у нее есть рот. Зубов там не было; я мог видеть лишь огромное темное отверстие. Толстая складка коричнево-зеленой кожи внизу, по-видимому, представляла собой нижнюю губу Большой Джулии.

- Просто наливайте, и все,- крикнул Броксхольм из кухни.

- Питер, берегись! - крикнул Дункан, когда я поднял ведро.

Я отпрыгнул назад и едва успел избежать столкновения с толстой полосой влажной, коричнево-зеленой плоти, выкатившейся из двери и со шлепком ударившейся о противоположную стену. Она имела губчатую структуру и была покрыта шишечками размером с кулак.

- Что это такое? - в ужасе спросила Сьюзен.

- Наверное, ее язык,- отозвался Дункан, передернув плечами.

- Ах-хххххххх! - раздалось в ответ.

Я хотел сказать: «Давайте зальем воду и уберемся отсюда!», но передумал, испугавшись оскорбить Большую Джулию. Молча, стараясь не наступить на язык, я подошел как можно ближе к двери и опорожнил содержимое своих ведер. Сьюзен сделала то же самое, потом Дункан. Через несколько секунд огромный зелено-коричневый язык скользнул обратно в дверь. Темная дыра закрылась, и по коридору раскатился вздох удовлетворения.

Мы закрыли дверь и направились на кухню. Когда я садился, чашки на столе начали дребезжать и подпрыгивать, как в фильме про землетрясение.

- Хорошо,- одобрила Криблим.- Еда ей понравилась.

Оказывается, мы услышали отрыжку Большой Джулии.

Теперь мы могли приступить к обсуждению наших планов. К моему удивлению, инопланетяне прежде всего захотели, чтобы мы изменили свой облик. Это оказалось более веселым занятием, чем я ожидал.

- Как бы тебе хотелось выглядеть? - спросила Криблим.

Сперва я не знал, что ответить. Мне всегда хотелось быть похожим на героев, изображенных на обложках фантастических романов, но такое лицо не приделаешь к голове мальчишки, верно?

Как выяснилось, для изобретения подходящей маски я мог воспользоваться своим УРАКом. Я немного поиграл с разными чертами, пока не получил лицо, которое мне понравилось. Потом я передал изображение через УРАК в аппарат, изготавливавший маски. Несколько минут спустя мое новое лицо появилось на свет.

Броксхольм показал мне, как надеть его, а потом дал мне зеркальце. Я изумленно уставился на себя: теперь у меня были темные волосы и глаза, нос безупречной формы и рот, выглядевший гораздо более героически, чем мой собственный (я не знаю, что придает рту героический облик, но, поверьте, так оно и было).


Я знаю, что о человеке нужно судить не по внешности, а по поступкам. Однако сейчас я судил о себе по своей внешности. С другим лицом я и чувствовал себя по-другому.

Нельзя сказать, что это открытие сильно обрадовало меня.

- Наверное, нам нужно выбрать новые имена, подходящие к новым лицам,- заметил Дункан, когда мы надели свои маски.- Я хочу стать Альбертом.

Хотя он не объяснил причин, я не сомневался, что он выбрал свое новое имя в честь Альберта Эйнштейна. Это немного раздосадовало меня, поэтому я сказал:

- О’кей. Тогда я буду Стоуни.

- Откуда ты взял это имя? - сразу же поинтересовался Дункан.

Мне не хотелось объяснять ему, что Стоуни был моим любимым фантастическим героем. Получалось просто смешно: Дункан назвал себя в честь выдающегося ученого, а я назвал себя в честь выдуманного героя!

- А как насчет тебя, Сьюзен? - поинтересовалась Криблим.

- Спасибо, я оставлю себе прежнее имя,- с улыбкой ответила она.- Оно меня вполне устраивает.

Следующие две недели мы путешествовали по всему свету, наблюдая за наилучшими и наихудшими деяниями человечества. ,

Мы бродили по музеям, где хранились прекрасные картины, при виде которых мне хотелось плакать, и по улицам, наполненным таким количеством голодающих людей, что я с криком просыпался по ночам, разбуженный выражением их запавших глаз.

Мы стали называть плохие признаки «сигнализаторами». Это были факты, способные убедить пришельцев нажать на красную кнопку и уничтожить Землю.

Факты, дававшие надежду - например, в тот вечер, когда мы сидели у костра в Африке и слушали старика, рассказывавшего легенду о сотворении мира,- получили название «амортизаторов». В тот вечер я был счастлив, что имею транслятор. Слова рассказчика перенесли меня в волшебный мир, и я почувствовал себя соединенным со всеми остальными слушателями, как будто мы стали одним существом. Это был один из лучших вечеров в моей жизни.

На следующий день мы стали свидетелями наихудшего «сигнализатора» из всех. Мы невидимками прокрались в тюрьму, где мужчин и женщин подвергали пыткам за несогласие с политикой их правительства. С этими людьми творили такие ужасы, которые невозможно описать, и даже память об этом осталась в моем мозгу как шрам от раскаленного железа.

Но - что хуже всего - это продолжалось и дальше. Когда я увидел, что человек в мундире собирается сделать с женщиной, пристегнутой ремнями к столу, я вжался в стену и закрыл глаза. Но даже зажав уши руками, я не мог заглушить ее крика.

Крик длился не дольше секунды. В первый и последний раз за всю нашу совместную работу Броксхольм нарушил правило невмешательства. Открыв глаза, я увидел, что он оглушил палача и оставил его лежать на полу.

Я мог бы написать целую повесть о том, как мы освобождали заключенных. Мы подвергались огромной опасности, и Сьюзен показывала чудеса храбрости, но, к сожалению, это не относится к нашей истории. Скажу лишь о том, что мне по-прежнему снятся кошмары о той комнате, а Броксхольм весь следующий день дрожал от сдерживаемой ярости. Возможно, он начинал верить, что красная кнопка - единственный выход для нас.

- Не обращать внимания на голодающих - это одно,- обратился он ко мне.- Но намеренно…- Он замолчал и передернул плечами.

- Здесь скрыта великая тайна,- сказала Криблим.- Лучшее из сотворенного вашим народом указывает на глубинную потребность в объединении, однако наихудшие ваши деяния происходят от вашей отчужденности и замкнутости. Вы как будто не считаете себя принадлежащими к одному роду.

- Они безнадежны,- сказала Большая Джулия.

Они безнадежны. Не так ли будет выглядеть окончательное решение Межпланетного Совета? Я с трудом смог заставить себя таскать болотную воду для Большой Джулии: мне казалось предательством кормить существо, считавшее нас достойными поголовного истребления.

Примерно через десять минут после очередного кормления Большой Джулии кто-то постучал в дверь. Криблим мгновенно насторожилась, словно дикое животное, услышавшее неожиданный звук.

- Кто это может быть? - прошептала она. Действительно: с тех пор как «мисс Карпентер» уехала из города вместе со Сьюзен, никто не стучал в дверь ее дома.

- Возможно, какой-нибудь коммивояжер,- прошептал я.

Стук в дверь возобновился.

- Это полиция! - крикнул хриплый мужской голос.- Откройте!

- Плеввит! - фыркнула Криблим. Это слово на ее родном языке было таким непристойным, что транслятор отказался его перевести.

В дверь снова застучали. Мы сидели без масок, поэтому ни Броксхольм, ни Криблим не имели человеческого облика Сьюзен полагалось быть далеко отсюда, а меня считали похищенным пришельцами из космоса Если бы кто-то из нас ответил на стук, это привело бы к опасным последствиям. Оставался Дункан. Хотя если он откроет дверь, то полицейские почти наверняка увезут его домой…

- Может быть, нам следует затаиться? - спросила Сьюзен.

Бам! Бам! Бам!

- Ничего не выйдет,- отозвался Броксхольм.- Похоже, они готовы взломать дверь. Если они сделают это, то почти наверняка обнаружат Большую Джулию.

Ему не понадобилось объяснять, к какой катастрофе приведет подобная находка.

- Я пойду открою,- сказал Дункан.

- Подожди! - воскликнула Сьюзен, когда он направился к двери.

- Нет,- возразил Броксхольм.- Он - единственный, кто может это сделать. Пошли - нам нужно убраться с глаз долой.

Оглянувшись через плечо перед уходом, я подумал о том, перестанет ли Дункан когда-нибудь изумлять меня.


Глава десятая
ЭВАКУАЦИЯ!

Я согнулся в три погибели на лестнице и прислушался. Дункан открывал дверь. Сьюзен стояла за мной, положив руку мне на плечо.

- Боже мой! - воскликнул полицейский, требовавший, чтобы его впустили в дом.- Да это же Дункан Дугал! Так вот где ты прячешься? Мы приехали по вызову соседей: они говорят, в доме что-то взорвалось. Что ты здесь делаешь - балуешься с динамитом?

- Должно быть, они услышали отрыжку Большой Джулии! - прошептала Сьюзен, наклонившись к моему уху.

- Ничего я не делаю,- мрачно буркнул Дункан.

- Ну конечно, всего лишь вламываешься в дом бедной мисс Карпентер, пока ее нет в городе,- произнес второй голос.- Здесь еще кто-нибудь есть?

- Да,- издевательским тоном проблеял Дункан.- Куча пришельцев из космоса.

Пальцы Сьюзен впились в мое плечо, но я понимал замысел Дункана. Он решил, что если сможет рассердить полицейских, то они вытащат его из дома, не заходя внутрь.

Какое-то мгновение мне казалось, что его план сработает.

- Пошли, парень,- сказал второй мужчина.- Мы отвезем тебя домой.

- Давай заглянем в дом, Энди,- возразил первый полицейский.- Нужно удостовериться, что все в порядке.

Мы со Сьюзен начали пятиться вверх по лестнице. У меня возникло ощущение, будто в доме что-то изменилось. В следующую секунду я понял: мы больше не слышали дыхания Большой Джулии! Я сделал еще один шаг назад и чуть не вскрикнул, столкнувшись с Броксхольмом на лестнице. Инопланетянин прижал палец к губам и втащил меня наверх. Проделав ту же процедуру со Сьюзен, он осторожно наклонился.

Я слышал, как Энди расхаживает под нами.

- Эй! - внезапно крикнул он.- Что это такое?

Тревожное колыхание волос Криблим подсказало мне ответ: пуут по-прежнему лежал на столе, за которым мы завтракали! Я надеялся, что у слизняка хватит сообразительности оставаться в аморфном состоянии. Он будет выглядеть как комок неприятного на вид, но безвредного желе. Если же он высунет голову и заголосит «Пуут!», старину Энди может хватить удар.

Я ждал новых криков, однако ничего не происходило. Через некоторое время шаги Энди зазвучали в коридоре. Неужели он собирается открыть все двери? В таком случае его поджидает большой сюрприз.

Я оглянулся через плечо. Криблим надевала маску, но не лицо мисс Карпентер, а другое. Видимо, она собиралась отвлечь Энди от дальнейших поисков. Но прежде чем она успела двинуться с места, Дункан завопил:

- Отпусти меня, ты, скотина!

- Эй! - взревел полицейский.- Выбирай выражения, парень… А-ууу!

Я улыбнулся про себя. Хулиганское прошлое Дункана на этот раз сослужило нам добрую службу. Он лягнул в голень первого полицейского, чтобы отвлечь внимание Энди от осмотра дома.


Тут я растерянно заморгал и потряс головой. Откуда я мог узнать, что сделал Дункан и почему он это сделал? На меня нахлынула знакомая волна дурноты, но в это мгновение внизу раздался оглушительный крик.

- А-ааа! - кричал Энди, сильно напоминая Дункана в тот день, когда он случайно включил переговорное устройство с кораблем пришельцев - А-ааа!

Его вопль пресекся вместе с порывом ветра штормовой силы: Большая Джулия перестала удерживать дыхание.

Последовавший за этим звук удара, судя по всему, означал, что Энди врезался в стену. Вонь болотной тины заполнила воздух. Послышались странные булькающие звуки, а затем по коридору затопали.

- Нужно убираться отсюда! - заорал Энди, выбежавший через входную дверь.

- Почему? - спросил другой полицейский.- Что там творится?

- Не спрашивай! Не болтай! Уходим, быстрее!

- Отпустите меня! - завизжал Дункан.- Я не хочу садиться с вами в автомобиль, слышите?

Полицейские не обратили внимания на его жалобы. Через несколько секунд мы услышали звук отъезжающего автомобиля.

- Плеввит! - снова произнесла Криблим.

- Что будем делать? - спросила Сьюзен.

- Эвакуироваться! - решительно сказал Броксхольм.- Все, что может послужить хотя бы намеком на наше пребывание здесь, должно исчезнуть.

- Начиная с меня,- громыхнула Большая Джулия.

- Совершенно верно - начиная с тебя,- подтвердил Броксхольм.

Следующие полчаса мы работали как сумасшедшие, перетаскивая снаряжение и личные вещи инопланетян в летающую тарелку Криблим. Мы со Сьюзен по очереди выглядывали в окна, проверяя, не приехала ли полиция. Трудно было сказать, когда они вернутся: это зависело от их испуга и от того, сколько людей они сочтут необходимым собрать для второй попытки.

Если бы дело происходило во второсортном фильме ужасов, они бы вернулись очень быстро, прихватив с собой несколько человек с пистолетами. Но жители Кентукки-Фоллс уже имели опыт общения с пришельцами и не слишком торопились с решительными действиями.

Заметив, как что-то ползет за мной по коридору, я обернулся… и тут же отвернулся в другую сторону. Это было частью тела большой Джулии, направлявшейся к транспортному лучу для возвращения на «Нью-Джерси».

Меня сильно беспокоило наше будущее. Найдем ли мы новую базу или наша миссия будет прекращена? И если это случится, то каким будет решение Межпланетного Совета относительно Земли?

Снаружи появился автомобиль. Он остановился не прямо перед домом, а там, откуда водитель мог видеть окрестности. Немного спустя рядом припарковался другой автомобиль.

- Мы находимся под наблюдением,- сообщил я.

Криблим выглянула в окно.

- Плеввит,- прошептала она.

- Еще одна ходка,- сказал Броксхольм.- Питер, Сьюзен, берите эти коробки. Посмотрим, сможем ли мы унести все за один раз.

Устрашенный мыслью о том, что полицейские могут ворваться в дом без предупреждения, я поднял коробку, на которую указал Броксхольм, и направился к потайному подвалу. Сьюзен шла за мной.

- Питер,- сказала она,- все наши усилия могут пойти прахом. Нужно что-то делать!

В этом была вся Сьюзен. Существа с десяти тысяч планет пытаются решить, как им поступить с Землей, а она считает, что ответственность лежит лично на ней!

- У тебя есть какие-то предложения? - спросил я.

- Пока что нет,- ответила она.

Вскоре Криблим присоединилась к нам в подвале. Мы закончили погрузку, и Броксхольм запечатал дверь лучом карманного лазера, чтобы никто не мог проникнуть сюда.

Как только мы заняли свои места в кабине, Криблим склонилась над приборной панелью. Мы наклонились вперед. Задний двор распахнулся, словно крышка огромного люка, и мы взмыли вверх.

Внизу послышался треск: полицейские обстреливали дом! Я знал, что они испуганы. Я и сам был изрядно испуган, но вряд ли стрельба могла рассматриваться Межпланетным Советом как знак доброй воли.

- Как нам быть с Дунканом? - спросил я, когда мы поднялись высоко над землей.

Волосы Криблим беспокойно зашевелились.

- Не знаю. Если он расскажет о том, чем мы занимаемся, это вызовет настоящую бурю. Совет может попросту отозвать нас с планеты.

- А если это произойдет? - спросила Сьюзен.

- Давай скажем, что нам лучше отыскать Дункана,- произнес Броксхольм.

От его тона меня бросило в дрожь. Я посмотрел на мир, расстилавшийся внизу, и подумал о красной кнопке.

Конец света, похоже, близился с каждой минутой.


Глава одиннадцатая
ГДЕ ДУНКАН?

К несчастью, поиски Дункана осложнялись тем фактом, что слухи об Энди, видевшем огромного инопланетянина в доме мисс Карпентер, начали распространяться с невероятной скоростью. В результате население Кентукки-Фоллс буквально взбесилось.

В любом другом городе подобные слухи вызвали бы лишь презрительные смешки. Но жители Кентукки-Фоллс знали о существовании пришельцев; многие из них видели разоблачение Броксхольма прошлой весной, на школьном концерте. Мое бегство вместе с ним лишь ухудшило положение, так как взрослые не могли примириться с мыслью о том, что я улетел добровольно. Они убедили себя в том, будто меня похитили. Теперь их тревожила возможность исчезновения новых детей.

Мы узнали о слухах с помощью приборов, позволяющих слушать радиопереговоры полицейских. Мы настроили аппаратуру так, чтобы записывать передачи по всему штату, а затем компьютер проверял их содержание на ключевые слова вроде «Дункан Дугал», «пришельцы» и «вторжение». Через несколько часов мы узнали о том, что люди запирают своих детей дома, покупают оружие и запасаются едой.

Мне казалось, что паника достигла предела, но на самом деле все еще только начиналось.

Мы также узнали, что, хотя при обыске в доме «мисс Карпентер» не было обнаружено ничего необычного, полицейские серьезно рассматривали возможность раскопок на заднем дворе. Услышав эту новость, Броксхольм скрипнул своими пурпурными зубами.

- Если они начнут копать, то найдут доказательства нашего существования. Тогда они обратятся за помощью к федеральному правительству или даже к военным.

- Будет война? - спросил я, вспомнив, что инопланетяне говорили о своих расчетах.

- Кто знает? - отозвался он и оттянул свой нос дальше, чем когда-либо раньше.

Как назло, из-за слухов родители Сьюзен поверили, будто их дочь схвачена инопланетянами. Мы узнали об этом, когда компьютер перехватил интервью с Симмонсами. Они были близки к истерике.

- Сьюзен, позвони домой,- предложил я.

- Отличная идея,- заметила Криблим, манипулируя с приборной панелью.- Звонок от Сьюзен может успокоить их нервы.

В следующее мгновение голос мистера Симмонса произнес:

- Добрый день!

Я вовремя сообразил, что Криблим каким-то образом дозвонилась Сьюзен домой и попала на автоответчик. Сообщение мистера Симмонса закончилось, и послышался длинный гудок.

- Давай,- прошептала Криблим, кивнув Сьюзен.- Говори!

Сьюзен наклонилась вперед и сказала:

- Привет, папа, это я. У меня все в порядке. Кри… мисс Карпентер - просто чудо. Мы замечательно проводим время, и я узнала гораздо больше, чем рассчитывала.

Надо было слышать, с каким чувством она произнесла эту фразу!

- Жаль, что не застала вас дома,- продолжала Сьюзен- Я не знаю, какой номер телефона у нас будет завтра, поэтому перезвоню сама. Надеюсь, что дома все в порядке.

Она кивнула, и Криблим прервала связь.

- Думаю, это немного успокоит их,- сказала Сьюзен.

- Пожалуй,- согласился Броксхольм.- Теперь наша главная задача - вернуть Дункана.

- Мне не составит труда определить его местонахождение,-сказала Криблим.- Передатчик, который он получил в Африке, может послужить сигнальным маяком. Но мы по-прежнему не будем знать, охраняют ли его и в каком состоянии он находится.

- Полагаю, местные власти возьмут его под стражу,- заметил Броксхольм.- Или, по крайней мере, подошлют людей присматривать за ним.

- Они добьются от него не больше, чем он захочет им рассказать,- сказал я.- Дункан - невероятный лгунишка. Конечно, я знаю, что теперь он стал гораздо умнее, но сообразительность не имеет отношения к вранью. Если ты умный, это еще не делает тебя честным.

Мне не понравились мои последние слова, поэтому я добавил:

- В общем, я имею в виду, что у него есть большой опыт в таких делах… и так далее.

- Твоя неприязнь к Дункану совершенно нормальна,- поучительно произнес Броксхольм.- Ты не должен скрывать ее от нас, словно мы можем использовать ее как улику против вашей планеты. Не каждое разумное существо может поладить с другим разумным существом. Мне самому приходится иметь дело с такими типами, которых я терпеть не могу.

- Тогда почему мы вам так не нравимся? - сердито спросила Сьюзен.

- Потому что мы не считаем неприязнь, несогласие с чужой точкой зрения или даже вспышку ярости достаточным основанием для убийства.

- Но ведь именно это вы и собираетесь сделать с нашей планетой! - воскликнула она.

Броксхольм потянул себя за нос.

- Это предложение, выдвинутое некоторыми из нас. И хотя я не согласен с самой идеей, но могу сообщить вам по меньшей мере два соображения, свидетельствующие в ее пользу. Во-первых, у землян выработалась привычка к убийству. Вы постоянно убиваете; раньше нам не приходилось видеть ничего подобного. Во-вторых, если мы действительно сделаем то, о чем ты говорила, это будет сделано лишь с одной целью: предотвратить трагедию гораздо больших масштабов- Он сделал паузу - Возможно, вы еще не поняли как следует, но я говорю совершенно искренне: если мы примем решение покончить с человечеством, мы не будем радоваться, хвастаться и слагать песни о наших завоеваниях и убитых врагах.

Не будет праздника победы. Наоборот, наступит время печали и слез. Мы будем оплакивать вас как никого раньше, но ваша гибель не будет бессмысленной.

Если он рассчитывал поднять мне настроение этой тирадой, то сильно ошибся.

- Как же нам быть с Дунканом? - спросил я.

- Нам нужно постараться как можно скорее вернуть его,- ответил Броксхольм,- Возможно, он хороший лжец но ему не устоять перед теми методами, которые к нему могут применить.

- Что ты имеешь в виду? - тревожно спросила Сьюзен.- Какие еще методы?

- У ваших властей есть способы, заставляющие людей говорить,- объяснила Криблим.- И далеко не все из них являются приятными.

У Сьюзен расширились глаза.

- Но Дункан же еще ребенок!

Лавандовые волосы Криблим склонились вправо.

- Пусть ребенок, но если представители вашего правительства сочтут угрозу достаточно реальной, они не замедлят воспользоваться любыми средствами, имеющимися в их распоряжении.

Я вспомнил о том, что пришельцы наблюдают за секретными правительственными сообщениями, и содрогнулся.

- Однако я сомневаюсь, что дело дойдет до этого,- продолжила Криблим.- Скорее всего, Дункан просто расскажет им все, что они захотят узнать.

Сьюзен покачала головой.

- Он изменился, но по-прежнему остался Дунканом. В дополнение ко всему прочему это означает, что он невероятно упрям. Он не забыл твои слова: если нас раскроют, то вся миссия провалится и на Земле может разразиться новая война. Если Дункан считает, что от него зависит безопасность целой планеты, он будет держать рот на замке.

- Нужно как можно скорее найти его,- повторил Броксхольм.

- Это одна из тех ситуаций, ради которых к нам приставлена Большая Джулия,- с беспокойством заметила Криблим.- Мы слишком втягиваемся в дела землян.

- Но Большой Джулии здесь нет,- возразил я.

- Она вернется,- отозвалась Криблим.

- Тогда нам лучше поторопиться, не так ли? - Сьюзен гневно сверкнула глазами.

- Дитя! - произнесла Криблим.- Понимаешь ли ты, что провал нашей миссии приведет к концу вашего рода?

- Понимаю, и мне кажется, что от этого дурно пахнет! - отрезала Сьюзен.- Но я ничего не могу поделать, да и вы тоже. Лично я считаю вас отъявленными циниками, но тут тоже ничего не поделаешь. Зато мы можем попытаться вернуть Дункана, раз уж он попался, пытаясь защитить нас.

Броксхольм переглянулся с Криблим, потянул себя за нос и со щелчком вернул его на место.

- Сначала посмотрим, где он.- Повернувшись к приборной панели, Криблим прикоснулась к нескольким сенсорам. Вскоре ее нос начал возбужденно подрагивать.

- В чем дело? - поинтересовался Броксхольм.

Червеобразные волосы Криблим извивались во всех направлениях - признак сильнейшего беспокойства.

- Я не могу обнаружить его,- изумленно призналась она.

- Как это? - спросила Сьюзен.

Криблим переключила свое внимание на панель и начала лихорадочно манипулировать сенсорами.

- Дункан исчез,- прошептала она, не глядя на нас.

- Но этого не может быть! - воскликнул Броксхольм.- Он должен где-то находиться!

- Может быть, ты хочешь поработать с датчиками? - осведомилась Криблим, хлопая себя носом по щекам.

На какое-то мгновение мне показалось, что они готовы поссориться, но Броксхольм опустил голову и сказал:

- Нет. Я верю тебе.

- Не понимаю,- прошептала Сьюзен.- Даже если с Дунканом что-то случилось, разве ты не можешь обнаружить передатчик?

- Это беспокоит меня больше всего остального,- сказала Криблим.- Передатчик очень мощный и почти неуничтожимый. Даже если бы передатчик находился на дне глубокой шахты, мои локаторы смогли бы засечь его, и тогда…

- Постой-ка! - перебил Броксхольм.- На мониторах что-то появилось.

В кабине воцарилась тишина. Компьютер начал передавать запись сообщения полицейского управления штата.

«Дункан Дугал исчез из-под стражи,- произнес глубокий мужской голос.- Объявлен интенсивный розыск этого мальчика. Возможно, затронуты вопросы национальной безопасности. Повторяю…»

- Что происходит? - спросила Сьюзен, широко распахнув глаза.

- Не знаю,- ответил Броксхольм. Его лицо исказилось от беспокойства - Правда, не знаю.


Глава двенадцатая
ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

Остаток этой долгой ночи мы провели в небе над Кентукки-Фоллс, пытаясь определить местонахождение Дункана. У нас ничего не получалось. Наконец инопланетяне с большой неохотой решили вернуться к выполнению прежней задачи, начав с обустройства новой штаб-квартиры.

- Пожалуй, нам стоит поселиться на ферме,- предложила Криблим.

- Да, так будет лучше,- согласился Броксхольм.- Это самое уединенное из наших мест.

- Ваших мест? - переспросила Сьюзен.

Криблим прикрыла свой средний глаз.

- В прошлом году мы купили несколько земельных участков,- пояснила она.

Сьюзен толкнула меня в бок.

- Если люди, недовольные тем, что японцы скупают здания в Америке, узнают об этом, у них волосы дыбом встанут! - прошептала она.

Ферма находилась примерно в десяти милях от Кентукки-Фоллс - пятьдесят акров земли и большой старый дом, забитый всякой всячиной. Нам потребовалось почти полдня, чтобы все подготовить. Большая часть времени ушла на сооружение укрытия для летающей тарелки; на этот раз оно располагалось не под домом, а под одним из амбаров.

По окончании строительства ангара мы с Броксхольмом воспользовались силовыми агрегатами с летающей тарелки, чтобы прорыть тоннель под фундаментом дома. К моему удивлению, работа доставила мне большое удовольствие. Наконец-то я занимался настоящим делом, и мне нравилось работать бок о бок с Броксхольмом.

Когда тоннель был готов, с «Нью-Джерси» по частям вернулась Большая Джулия.

- Не могу сказать, что я рада вернуться сюда,- пророкотала она, устроившись в своей новой комнате - Но, по крайней мере, здесь интересно. Дела принимают плохой оборот. Как насчет ленча?

Поскольку Сьюзен была занята, я сам перетаскал восемь ведер болотной воды к двери Большой Джулии.

- Спасибо тебе,- сказала она- Здесь безопасно переваривать пищу?

- Броксхольм говорит, что твоя… э-ээ… отрыжка не сможет побеспокоить соседей,- тактично ответил я,- Он специально подобрал уединенное местечко.

- Хорошо,- громыхнула Большая Джулия, и стены вздрогнули от ее вздоха. Когда я повернулся, собираясь уйти, она добавила: - Кстати, я отговорила Совет от прекращения вашей миссии после исчезновения Дункана.

Я повернулся и уставился на дверь.

- Но почему? - Возможно, вопрос прозвучал грубовато, но это показывает, как сильно я удивился.

- Слишком интересно,- ответила она.- Не хочется заканчивать прямо сейчас.- Наступила длинная пауза, а потом она добавила: - Кроме того, ты мне нравишься.

Наверное, мне следовало сказать: «Ты мне тоже нравишься», но она бы все равно поняла, что это неправда.

- Большое спасибо,- пробормотал я.

- Не стоит благодарности,- громыхнула Большая Джулия - И никому не говори об этом!

У меня возникло ощущение, что она не шутит.

- Даю тебе слово,- сказал я.

На следующее утро мы снова приступили к поискам Дункана. Осталось лишь несколько дней до составления отчета и нашего возвращения на «Нью-Джерси». Почти единственной надеждой был тот факт, что в любом месте, куда бы мы ни отправились, всегда находились не-сколько человек, старавшихся изменить положение к лучшему.

Воспоминание: гуляя по городской улице, где ютились десятки бездомных людей, спавших на тротуарах, я увидел мужчину, жившего в картонной коробке. Он читал книгу по философии.

Воспоминание: я стою в государственном приюте, где правительство платит две тысячи долларов в месяц на содержание семьи из пятерых человек в одной-единственной комнате. Отец как-то сказал мне, сколько он платит в месяц за аренду нашего дома. Наблюдая за тем, как мать семейства смахивает тараканов с кроватки ребенка, я пытался уяснить, почему правительство платит сумму, в три раза превышающую плату за аренду целого дома, чтобы содержать людей в таких условиях. Мимо меня пробежала крыса, юркнувшая под кровать.

Воспоминание: я провел день в настолько переполненной школе, что некоторым детям приходилось заниматься в туалетах, потому что им не хватало места. Потом мы отправились в другую школу, где ребята не могли пользоваться площадкой для игр, загрязненной токсичными отходами.

На тот случай, если вам интересно, могу сказать, что все это происходило здесь, в нашей стране. Правда, вряд ли в других местах было лучше, но мне всегда казалось странным, когда мы видели такое у нас - ведь наша страна считается богатой.

- Это поразительно,- согласилась Криблим, выслушав меня.- Вы действуете исходя из лучших побуждений, однако проблемы остаются нерешенными. Я не могу этого понять.

- Плохая кровь,- громыхнула Большая Джулия.- Они больны изнутри.

Я ненавидел ее, когда она говорила подобные вещи - отчасти потому, что не знал, как с ней спорить. Все мы уже знали, что проблемы не являются неразрешимыми. Мы видели уже много хорошего и понимали, как следует поступать. Но мы знали и другое: той малой толики добра, которую нам довелось увидеть, еще недостаточно, чтобы убедить инопланетян выпустить нас в галактические просторы - во всяком случае, пока они видят все остальное.

Но самое главное - будет ли этого достаточно, чтобы они решили не уничтожать нашу планету?

Иногда, после того как Броксхольм и Криблим расходились по своим комнатам, мы со Сьюзен разжигали огонь в большой дровяной печи на кухне сельского дома. Там мы сидели и разговаривали. Мы знали, что Большая Джулия слышит нас, но постепенно привыкли к этому и не обращали внимания. Нам нужно было говорить друг с другом, обсуждать свои впечатления и пытаться найти смысл в происходящем. Броксхольма и Криблим, похоже, не волновали наши поздние посиделки.

- Главное, чтобы с утра вы чувствовали себя хорошо отдохнувшими,- сказала Криблим как-то раз после того, как мы со Сьюзен засиделись далеко за полночь.

Обычно Сьюзен сначала разговаривала со своими родителями. Чтобы убедить Симмонсов, что их дочь по-прежнему путешествует с мисс Карпентер, инопланетяне наладили специальную линию связи. Сьюзен давала родителям разные телефонные номера; набирая их, они попадали прямиком к нам.

Мистер и миссис Симмонс часто говорили об угрозе . инопланетного вторжения и радовались, что Сьюзен находится в безопасности.

- Я скучаю по родителям,- призналась мне Сьюзен после одного из таких разговоров.

«По крайней мере, у тебя есть родители, которых тебе не хватает»,- подумал я. Но вслух я этого не сказал. Мне не хотелось ввязываться в игру под названием «Кто самый несчастный».

- Ты беспокоишься за них? - спросил я.

- Я беспокоюсь за всех,- мрачно ответила Сьюзен.- Я постоянно думаю о том, что произойдет, если инопланетяне выберут план «Г». Мне часто снится та кнопка.

- Мне тоже,- признался я. С приближением последнего дня нашей работы на Земле сны стали еще ужаснее. Еще мы со Сьюзен подметили странную вещь: несмотря на то что нам довелось видеть самые страшные вещи, мы оба все больше любили свою планету.

- Мне хочется все исправить,- сказала мне Сьюзен как-то вечером.- Я хочу сделать как лучше.

Конечно, она всегда была такой. Но теперь она, по крайней мере, имела ясное представление о том, сколько предстоит исправить!

Каждый вечер Криблим снова и снова пыталась найти Дункана.

- Ничего не понимаю,- нервно говорила она.- Что могло с ним случиться?

Мы не могли ответить. Иногда, ложась в постель, я смотрел на потолок и пытался установить телепатический контакт с Дунканом. Пару раз мне показалось, что я что-то нащупал, но потом накатывала дурнота, и все исчезало.

Хотя страх перед угрозой инопланетного вторжения до сих пор ограничивался пределами нашего штата, он продолжал усиливаться. Люди почему-то считали, что пришельцы готовы к нападению, а правительство бездействует и пытается всеми правдами и неправдами скрыть истинное положение вещей.

Чем шире распространялись слухи, тем шире распространялась паника. Через неделю после того, как Энди увидел Большую Джулию, группа жителей Кентукки-Фоллс устроила демонстрацию против пришельцев в столице штата. За два дня до нашего планового возвращения на «Нью-Джерси» наши мониторы перехватили сообщение полиции: шайки подростков нападают на людей и избивают их, обвиняя в связи с пришельцами.

- Теперь видишь, как сильно вы боитесь тех, кто не похож на вас? -. спросил Броксхольм на следующее утро.- Это источник многих проблем.

- Но этому должна быть причина,- заметила Криблим.- У страха и ненависти должен быть корень. Если мы вскроем его, то, возможно, найдем способ лечения.

Это было наиболее обнадеживающим замечанием, услышанным мною от пришельцев за последние две недели.

- Возможно, нам стоит сходить на одну из этих демонстраций,- сказал Броксхольм.- Не исключено, что мы обнаружим какую-нибудь ниточку.

У меня не было такой уверенности. Многое из услышанного на демонстрации могло сильно оскорбить чувства пришельцев. Когда я упомянул об этом, Криблим фыркнула:

- Разве мы можем услышать и увидеть что-либо более оскорбительное для себя, чем то, что мы уже слышали и видели? Завтра мы возвращаемся на корабль. Если идти, то сегодня.

Завтра? На меня накатил леденящий ужас. Завтра мы вернемся в космос. Завтра мы выступим с докладом перед Межпланетным Советом. Завтра, уже завтра будет решена окончательная судьба Земли.

Поэтому во второй половине дня я чувствовал себя довольно нелепо, следуя вокруг мэрии вместе с участниками марша протеста, несущими транспарант с надписью: «АКЦИЯ ПРОТЕСТА ПРОТИВ ПРИШЕЛЬЦЕВ».


Раньше мне никогда не приходилось бывать на демонстрациях. Меня изумляло, как энергия перетекает от одного человека к другому. Когда эмоции накалились, что-то похожее на электричество связало толпу в единое целое. К своему удивлению, я почувствовал, как меня затягивает внутрь. Я как будто становился частью чего-то большего, чем я сам.

Крики усилились. Лозунги стали более яростными. Люди выступали с речами, заявляя, что правительство скрывает правду об инопланетной угрозе.

Потом кто-то швырнул камень. Этого хватило, чтобы взорвать обстановку. Я не успел и глазом моргнуть, как толпа превратилась в разъяренное стадо. Вскоре -полицейские начали стрелять в демонстрантов патронами со слезоточивым газом. За считанные секунды вокруг воцарился хаос.

Когда первая порция газа начала жечь мне глаза и нос, толпа растеклась, словно живое существо, дробясь на части и снова соединяясь. Я почему-то подумал о Большой Джулии.

Толпа раскачивалась взад-вперед на площади перед зданием мэрии. Инерция ее движения подхватила меня и унесла прочь. Вскоре я потерял из виду Броксхольма, Криблим и Сьюзен. Секунду спустя я споткнулся и упал. В течение нескольких ужасных мгновений люди спотыкались о меня. Потом мужчина и женщина помогли мне встать, несмотря на риск оказаться сбитыми с ног другими бегущими.

Кашляя, чихая и задыхаясь, я протолкался к углу площади. Внезапно какая-то маленькая девочка схватила меня за руку.

- Крепта! - воскликнула она и потащила меня по направлению к боковой аллее.- Слава Богу, я нашла тебя!

В тот момент я был слишком ошеломлен. Мне и в голову не пришло изумиться тому, что она назвала меня моим инопланетным именем. Я просто последовал за ней.


Глава тринадцатая
ШАРЛИН

Я стоял в начале аллеи, хватал ртом воздух и смотрел на девочку, вытащившую меня из толпы. Она была ниже меня и одета в обноски. Взлохмаченные волосы и большие карие глаза придавали ей какой-то диковатый вид.

- Почему ты привела меня сюда? - спросил я после того, как отдышался. Внезапно я вспомнил, как она ко мне обратилась. - И почему ты назвала меня Крептой? Кто ты такая, в конце концов?

Она улыбнулась.

- Местные жители зовут меня Шарлин, но ты знаешь меня под другим именем.

Я уставился на нее. Она прижала пальцы к шее и сдвинула узкую полоску кожи, приоткрыв сияющую голубизну внизу.

- Ху-Лан! - радостно воскликнул я.

- А кого же еще ты ожидал увидеть?

- Где ты был? Когда тебе стало лучше? Почему ты не присоединился к нам? Кто тебя…

- Тише, тише! - взмолился он, отгораживаясь ладонями от потока моих вопросов.- Задавай по одному вопросу за раз. Я работаю на свой страх и риск, как это бывало всегда. Ты должен понять, Питер, что я до некоторой степени являюсь отступником. Межпланетный Совет не вполне доверяет мне- Помедлив, Ху-Лан добавил: - В сущности, вряд ли они вообще доверяют мне. Но они задолжали мне кое-что и обязаны относиться ко мне с определенным уважением, потому что когда-то я был председателем Совета.

Я с благоговейным ужасом посмотрел на него.

- Председателем Совета? Означает ли это то, что я думаю?

- Если ты хочешь знать, был ли я правителем нашей Галактики, то ответ положительный.

- Я это знал! Ты всегда отмалчивался, когда я спрашивал, кто ты такой на самом деле, но в тебе есть что-то особенное…

- В каждом живом существе есть что-то особенное,- возразил Ху-Лан и махнул рукой почти земным жестом.- Как бы то ни было, не стоит слишком серьезно относиться к чинам и званиям. Я не обладаю такой властью, как тебе может показаться. Во-первых, я вышел в отставку; мне становилось все труднее осуществлять свои замыслы. Сказать по правде, иногда мне требовалось уединение для дел весьма рискованного характера.

Я хотел спросить, что это были за дела, но он снова отмахнулся:

- Достаточно! Теперь я хотел бы узнать, как продвигается работа вашей миссии.

- Не очень-то хорошо,- уныло признался я.- Мы обнаружили много разных вещей - как хороших, так и плохих,- но ничего, что могло бы убедить Совет в необходимости принять Землю в Союз Планет.

- Если бы только это!

- Я вообще не знаю, позволят ли они нам жить дальше,- подавленно прошептал я.

Ху-Лан кивнул.

- Как дела там? - спросил я, показав глазами на небо.

- Тоже не очень хорошо. Общее мнение склоняется против вас. Сейчас ведется активное наблюдение, и новости о демонстрациях против пришельцев транслируются на всю Галактику.

- Но это нечестно! Демонстрации начались только потому, что вы напугали людей.

- Одна лишь мысль о том, что вы не одиноки во Вселенной, должна была стать для вас радостной и обнадеживающей,- возразил Ху-Лан.- Реакция обитателей любой другой планеты на существование иных разумных форм жизни была однозначной: радость и надежда на лучшее. Они радовались, так как им просто не приходило в голову бояться. Вы же боитесь, потому что вам не приходит в голову радоваться. В этом-то и заключается различие.

У меня не было настроения выслушивать очередную лекцию о моральных изъянах человечества.

- Ты слышал о Дункане? - спросил я.

Ху-Лан усмехнулся.

- Я не только слышал о Дункане, но и приложил руку к тому, что случилось потом.

- Что ты…

Окончание моего вопроса потонуло в реве, донесшемся с площади. Похоже, бунт вспыхнул с новой силой.

- Пошли,- быстро сказал Ху-Лан, взяв меня за руку.- Пора убираться отсюда. Поговорить мы сможем в другом месте.

- Я не могу уйти без Сьюзен и остальных! - запротестовал я.

Ху-Лан потащил меня в конец аллеи. Толпа по-прежнему раскачивалась взад-вперед. Порыв ветра, несущего облачко слезоточивого газа, огнем обжег мне глаза.

- Ты полагаешь, что сможешь найти их в этой свалке? - спросил инопланетянин.

Я покачал головой. Нет, это невозможно.

- Что же нам делать? - спросил я.

- Ты можешь передвигаться невидимым?

Я кивнул.

- Тогда лучше сделаться невидимками. Если мы проберемся вдоль стены, держась за руки, то вскоре выйдем на открытое место. Там и решим, что делать потом.

Я сделал себя невидимым и последовал за Ху-Ланом. Взявшись за руки, мы начали осторожно огибать край толпы. Я снова почувствовал, как она похожа на живое существо; люди в ней вели себя скорее как единая масса, чем как отдельные личности.

Несколько человек, отброшенных в сторону, наткнулись на меня. Если человек в обычных обстоятельствах неожиданно встречается с невидимым препятствием, то он, по идее, должен в страхе отпрянуть в сторону. Но сейчас, в пылу схватки, люди почти не обращали на это внимания.

Где сейчас Сьюзен, Броксхольм и Криблим? Я надеялся, что им удалось скрыться с площади без ущерба для себя. Я вспомнил о том, как упал посреди толпы, и вздрогнул, представив себе Сьюзен, оказавшуюся в таком же положении.

Нам потребовалось почти пятнадцать минут, чтобы покинуть район волнений. Оказавшись на спокойной улице, мы на всякий случай пробежали еще несколько кварталов, прежде чем снова сделаться видимыми.

- Ничего себе приключение! - пропыхтел я, прислонясь к стене.

- Запомни его хорошенько,- посоветовал Ху-Лан.- Оно может оказаться частью ответа.

- Что ты имеешь в виду? Если бы члены Совета видели это безумие, они бы, наверное, решили избавиться от нас немедленно!

Ху-Лан пожал плечами. Я заметил, что жесты его народа больше всего напоминали человеческие. Пожатие плечами или подмигивание у других инопланетян могли означать все, что угодно, от «у тебя прелестные волосы на ушах» до «беги прочь отсюда!». Но жесты Ху-Лана редко нуждались в переводе.

- Крок-Док все еще анализирует данные, полученные при исследовании твоего мозга,- сказал он.- Вместе с ним работает большая команда ученых. Они также изучают то, что произошло со мной после контакта с твоим разумом.

- Ху-Лан, прости меня за тот случай. Я не желал тебе зла…

- Разумеется, не желал! Я сам виноват: очертя голову кинулся вперед. Должен признаться, это было пугающее переживание. Я оказался совершенно неподготовленным к той безмерности, которую обнаружил в тебе. Но мы поговорим об этом позже, когда обстановка немного уляжется. А сейчас нужно решить, что нам делать дальше.

- Может быть, вернемся на нашу базу? - предложил я.

- Это зависит от того, чего мы хотим. Мне интересно, как отреагируют Броксхольм и Криблим на твое исчезновение. Дай им пищу для размышлений.

- Но они же будут волноваться!

- Немного здоровых эмоций не причинят им вреда. Они избавятся от предвзятости, начнут мыслить более широкими категориями.

Что бы ни случилось с Ху-Ланом, пока он лежал в коме, он остался таким же непонятным и загадочным, как и раньше.

- Что же ты предлагаешь? - спросил я.

- Я остановился в приюте для детей, сбежавших от своих родителей. Ты еще маловат для этого места, но, думаю, ты там не пропадешь. Даже наоборот: ты кое-чему научишься и даже можешь встретить своих старых знакомых

- Старых знакомых?

Ху-Лан таинственно улыбнулся.

Я слишком хорошо знал его и понимал, что большего мне не добиться - по крайней мере сейчас. Я глубоко вздохнул и поплелся за ним. Пройдя около двух миль, мы оказались в мрачном районе, где я предпочел бы оказаться в обществе Броксхольма - ведь он самый сильный из тех, кого я знаю. Общество Ху-Лана казалось далеко не столь безопасным; к тому же начинало темнеть.

- Вот мы и на месте,- сказал Ху-Лан, когда мы подошли к зданию, похожему на старую, обветшавшую церковь. Деревянная табличка гласила, что здесь находится «Приют Тайши Гамильтон для трудных детей». Но слово «детей» было зачеркнуто, а над ним кто-то написал слово «подростков». Мне показалось, что большинство обитателей приюта уже не считают себя детьми.

- Пока мы находимся здесь, ты должен называть меня Шарлин,- заметил Ху-Лан, открывая дверь.

Я очень нервничал. Почти все ребята, которых я увидел, выглядели гораздо старше и сильнее меня. Потом «Шарлин» подвела меня к пареньку, сидевшему у стены, и прошептала:

- Питер, вот человек, которого ты очень хорошо знаешь.


Мальчишка встал.

- Питер? - спросил он.

Я вытаращился на него, онемев от изумления.

- Дункан? - наконец пробормотал я.

- Ш-шш! Здесь меня знают как Роджера.

Дункан носил маску, делавшую его лицо совершенно неузнаваемым. Мне начало казаться, что все вокруг носят маски. Но тут я увидел двух людей, чьи лица были мне слишком хорошо знакомы,- мужчину и женщину, ведущих занятия с дискуссионной группой в дальнем углу помещения. Потрясение оказалось таким сильным, что у меня задрожали колени и мне пришлось ухватиться за руку Ху-Лана, чтобы не упасть.


Глава четырнадцатая
РЕВНОСТЬ

Я перевел дух и подошел поближе. Я очень хорошо знал женщину, ведущую занятие с дискуссионной группой, и не удивительно: она почти год работала учительницей в нашем классе. Мисс Мэри Шварц, учительница шестого класса - та самая, которую Броксхольм запер в силовом поле в своей мансарде.

Мужчину я знал еще лучше, чем женщину. Это был мой отец.

- Что он здесь делает? - прошептал я.

- Почему бы тебе не спросить его самого? - тихо отозвался Ху-Лан.

Тут я рассердился.

- Если ты хочешь, чтобы я задавал прямые вопросы, давай начнем с тебя! Зачем ты привел меня сюда?

Ху-Лан пожал плечами.

- Мне казалось, что ты сможешь узнать здесь кое-что интересное для себя,- ответил он.

- А если я не хочу этого знать? - прошипел я.

Он снова пожал плечами.

- Между прочим, я все еще остаюсь твоим учителем.

- Я предпочел бы урок математики.

- К сожалению, у тебя нет выбора,- мягко сказал Ху-Лан.

Дункан наклонился ко мне.

- Они ходят на свидания друг с другом,- прошептал он.

- Что?!

Все обернулись и посмотрели на нас. Я покраснел, хотя вряд ли это было заметно под маской. Дункан жестом показал, что все в порядке, и они вернулись к прерванному занятию.

- Твой отец гуляет с мисс Шварц,- прошептал он.

Я промолчал. Да и что я мог ответить! У меня в голове не осталось никаких мыслей.

- Ладно, пошли в мою комнату,- предложил Дункан, когда молчание начало затягиваться.

Я кивнул. Не все ли равно, куда идти?

Дункан повел нас по обшарпанному коридору со множеством дверей по обеим сторонам. Пятая дверь слева открывалась в комнату с тремя койками, расположенными друг над другом. Он взобрался на верхнюю койку.

- Идите сюда,- позвал он. Мы взобрались по лесенке и присоединились к нему.- Не забудьте сделаться невидимыми, если кто-нибудь войдет,- предупредил он.

- Разумеется!

- Девочкам не положено околачиваться в комнатах, где живут ребята,- объяснил Дункан, пока Ху-Лан взбивал подушку.

В моей голове теснилось огромное количество вопросов, и я не знал, с чего начать. В конце концов я решил вернуться к самому началу.

- Когда ты вышел из комы? - спросил я Ху-Лана.

- Вскоре после твоего отъезда с корабля. Помнишь, как ты упал в обморок в Зале Совета?

- Как я могу забыть об этом?

- Так вот: в тот момент наши сознания соприкоснулись и я начал приходить в себя. Не сразу, некоторое время я бредил. Но я уже шел на поправку, и мне не хотелось, чтобы членам Совета стало известно об этом. Поэтому, когда ты пришел навестить меня, я подал тебе сигнал, чтобы ты не беспокоился обо мне.

- Какой еще сигнал?

Ху-Лан удивленно взглянул на меня:

- Разве ты не понял?

Прежде чем он закончил фразу, я хлопнул себя по лбу. Вопрос, занозой засевший в моем подсознании, внезапно получил ответ.

- Ты подмигнул мне! - воскликнул я, вспомнив, как он медленно открыл и закрыл глаз, когда я стоял рядом с ним.

Однако мое удовольствие от этого открытия улетучилось, когда меня пронзила новая мысль.

- Значит, все это было подстроено? - спросил я, не зная, сердиться мне или нет - Ты подшутил надо мной, да?

- Шутки могут быть очень серьезными,- с суровым видом произнес Ху-Лан.- С другой стороны, многие серьезные вещи могут показаться ужасно смешными, если взглянуть на них под правильным углом.

- Можем ли мы обойтись без философствований и перейти к фактам?

Он пожал плечами.

- Если воспользоваться земным выражением, то я валял дурака. Причины? Первая: я не хотел оказаться включенным в состав вашего отряда. Вторая: я не хотел, чтобы мои противники знали о моем возвращении в игру. Позже, когда мне стало значительно лучше, я довольно долго «приходил в себя», чем вызвал бурную реакцию со стороны медиков. Мне предоставился удобный случай. Я попросил одного друга помочь мне обмануть остальных. В следующие несколько дней я делал вид, будто теряю сознание и снова прихожу в себя. Таким образом, у меня появилась возможность произвести подмену.- Он улыбнулся- В силовом пузыре на «Нью-Джерси» по-прежнему находится кое-что, и это существо никак не приходит в себя. К счастью, оно лишь выглядит похожим на меня.

Я нахмурился.

- Разве такая совершенная технология, как ваша, не позволяет немедленно раскрыть обман?

- По мере движения вперед технология для одурачивания тоже развивается,- заметил Ху-Лан,- Очень справедливое равновесие, тебе не кажется?

Я кивнул, думая уже о другом.

- Когда же ты спустился сюда?

- Когда услышал, что ваши стражи порядка захватили Дункана и держат его в плену,- ответил Ху-Лан.

К моему удивлению, я ощутил укол ревности. Ху-Лан был моим учителем, и мне не нравилась мысль о том, что он проводит время с Дунканом.

- Почему ты не присоединился к нам? - спросил я.

- Я все еще не готов гласно заявить о своем выздоровлении и о визите на Землю,- заявил Ху-Лан,- И уж конечно, мне не хочется отчитываться в каждом своем шаге перед Броксхольмом и Криблим, а тем более чувствовать, как Юарбигджоуоуол-лии дышит мне в затылок. Мы с ней никогда особенно не ладили.

- Какими же делами ты занимался, раз не можешь сказать о них Броксхольму и Криблим?

- Например, я проводил телепатические эксперименты с Дунканом,- невозмутимо ответил Ху-Лан.

- Ты что, собираешься убить себя? - выкрикнул я.

Я не спросил, удачным ли оказался его контакт с мозгом Дункана, поскольку боялся возможного ответа. Я боялся, что какое-то свойство, присущее только моему мозгу, представляет опасность для его жизни.

- Успокойся! - Ху-Лан поднял руку.- Я не предпринимал рискованных шагов. Это было нелегко, но я строго ограничивал себя. На этот раз я не пользовался никакими приборами.

- Ху-Лан научил меня, как лучше пользоваться моими умственными способностями,- заговорил Дункан.- Он научил меня фокусировать сознание и прояснять мышление. Это пришлось кстати: ведь мой мозг стал таким мощным, что я буквально сходил с ума.- Он печально улыбнулся,- Думаю, я все-таки смогу справиться, когда воздействие усилителя сознания начнет ослабевать.

- Хорошо,- пробормотал я, осознав, что поведение Дункана изменилось. Он стал более спокойным и сдержанным.

- О, я вспомнил одну вещь,- неожиданно сказал он.- Ты не хочешь иметь своего пуута?

- Что?

- Ты не хочешь пуута? Я могу подарить тебе одного. Оказывается, им не вредит, если их делят пополам. Нужно только давать им подсоленную воду и немного отдыха после операции. Я сделал несколько новых пуутов для ребят из приюта.

- Ты шутишь! - я ошарашенно повернулся к Ху-Лану.- Разве это не создаст новых опасных проблем? Ведь пуутов могут заметить взрослые люди!

- Возможно,- отозвался он.- Не исключено, что это был опрометчивый шаг с нашей стороны.

Дункан пожал плечами.

- Я просил других ребят держать это в секрете,- сказал он.

Я не верил своим ушам. Они обсуждали положение с таким спокойствием! Криблим наверняка отреагировала бы по-иному. Я почти не сомневался, что она бы пришла в ярость.

- Как вы оказались в этом месте? - спросил я.

- Мне хотелось немного понаблюдать за вашей прежней учительницей,- ответил Ху-Лан.- Я навел справки и узнал, что она работает здесь. Поэтому мы тоже отправились сюда. Присутствие твоего отца - это что-то вроде приятного сюрприза.

- С твоей точки зрения! - горячо возразил я.

- Как скажешь,- спокойно отозвался Ху-Лан.

Дункан спустился к одной из тумбочек и вынул оттуда

пластиковую банку. Внутри лежал пуут. Я прикинул, сколько слизняков ему уже удалось сделать, а потом подумал: а что, если ребята, которым он дарил пуутов, в свою очередь делили их пополам?

- Как долго им нужно отдыхать между… э-ээ… между делениями? - спросил я.

- Примерно полдня, если не держать их в холодильнике, как делала Криблим,- ответил Дункан.

Полдня? Я произвел быстрый подсчет в уме. Разделив пуута в полдень, вы получаете двух пуутов. Разделив двух пуутов в полночь, вы получаете четырех. Если разделить их снова в полдень и полночь следующего дня, их становится шестнадцать, а на следующий день - шестьдесят четыре. К концу пятого дня у вас будет больше тысячи пуутов. Меньше чем за десять дней можно создать более ста тысяч слизняков!

Я с тревогой огляделся вокруг, ожидая увидеть многочисленных пуутов, свисающих с потолка, ползущих по стенам и просачивающихся под дверью.

- Пууты имеют очень важное значение,- весело сообщил Ху-Лан.

- Пуут! - булькнул слизняк, когда Дункан сжал его.

Я потерял сознание и упал с кровати.


Глава пятнадцатая
СВЯЗИ

Первое, что я почувствовал, когда пришел в себя,- большую и болезненную шишку на затылке. Надо мной склонились два незнакомых лица. Секунду спустя я понял, что незнакомцы были Ху-Ланом и Дунканом в масках Роджера и Шарлин.

Мне становилось не по себе оттого, что все вокруг носили чужие лица. Мне захотелось сорвать собственную личину, как будто она душила меня. Но тогда отец или мисс Шварц могут увидеть меня, и кто знает, к каким неприятностям это приведет!

- Я знал, что здесь существует связь! - радостно воскликнул Ху-Лан.

- Что ты имеешь в виду? - спросил я, когда Дункан помог мне встать на ноги.

- Люди, пууты и телепатия,- туманно пояснил Ху-Лан,- Вы с Дунканом вступали в телепатическую связь раньше с помощью приборов. Теперь мне кажется, что приборы нам не понадобятся. Я хочу обойтись без них, и пууты каким-то образом могут помочь нам в этом. Думаю, они действуют, как направляющая антенна для излучения вашего мозга.

- Пожалуй, мне больше не стоит сжимать его,- заметил Дункан, с сомнением глядя на своего пуута.- Кажется, он имеет тесную связь с Питером.

- Это имеет отношение к предыдущему телепатическому контакту через приборы,- убежденно заявил Ху-Лан,- Возникло переплетение психических каналов, в котором я пока что не могу разобраться.

- Замечательно,- с горечью бросил я,- Так что теперь соединим наше сознание и вместе с песнями встретим конец света?

- Не будь таким мрачным,- посоветовал Ху-Лан,- Если ты уже совсем пришел в себя, то почему бы тебе не позвать своих товарищей и не попросить их прийти за тобой?

Меня это вполне устраивало. Усевшись на нижней койке, я вынул свой УРАК из кармана и попытался связаться с Броксхольмом или с Криблим. Отсутствие контакта обеспокоило меня. Я надеялся, что с ними не случилось ничего страшного.

- Попробую снова через несколько минут,- сказал я,- Буду вызывать их каждые пять минут, пока они не выйдут на связь.

- А тем временем я покажу тебе окрестности,- предложил Дункан.- Это странное место, но оно мне чем-то нравится.

- О’кей,- согласился я.- Будь моим проводником. Ты идешь, Шарлин?

Ху-Лан покачал головой.

- У меня есть другие дела,- сказал он.- Увидимся позже.

«Ну конечно»,- подумал я. Вслух я произнес:

- Прекрасно. Значит, до скорой встречи.

- Почему вы вдвоем остались здесь? - спросил я Дункана, когда мы пошли по коридору. Я надеялся, что, расставшись с Ху-Ланом, он даст мне другой ответ. Но Дункан упорно гнул ту же линию.

- Ху-Лан пока что не хочет объединяться с вами,- ответил он.- Не знаю, по какой причине. Мне всегда трудно понять, что он собирается сделать в следующую минуту.

- Я уже подметил в нем эту черту,- с иронией отозвался я.

- Конечно, мы могли бы остановиться в отеле, но Ху-Лан сказал, что тут мы больше узнаем,- продолжал Дункан.- По-моему, он выбрал это место потому, что здесь работает мисс Шварц.

- Как это могло случиться? - спросил я.

- Я сам задал ей этот вопрос. «Видишь ли, Роджер, я была учительницей шестого класса,- сказала она- Но потом со мной произошла одна очень странная вещь». Разумеется, я знал, что это за «вещь». Я сам в этом участвовал, но не мог ничего сказать - ведь я замаскирован.- Он помедлил - Странно разговаривать со знакомыми людьми, когда они не знают, кто ты такой. В общем, мисс Шварц сообщила, что после всего случившегося с ней она приняла решение изменить свою жизнь. Она была уверена в одном: ей хочется работать с детьми. Рассмотрев несколько возможностей, она в конце концов отправилась сюда.

- А мой отец? - спросил я. Один лишь звук слова «отец» заставил меня внутренне напрячься.

Роджер-Дункан пожал плечами.

- С тех пор как ты пропал, он сильно изменился. Но я не знаю, каким образом он познакомился с мисс Шварц. Возможно, тебе следует спросить об этом у него.

«Вряд ли»,- подумал я. Но потом меня осенило. А почему бы и нет? В конце концов, пока я ношу маску, он ни за что не догадается, кто я такой на самом деле.

Дункан показал мне комнаты, расположенные по обеим сторонам коридора. Все они были очень похожи на ту, где он жил,- с тремя койками и тремя тумбочками. Иногда на стенах или на дверях висели плакаты. Везде было сравнительно чисто. Потом он повел меня на кухню - в просторное помещение, заставленное кастрюлями, в которых я мог бы поместиться целиком. Вращающаяся дверь вела из кухни в главный зал, где я видел своего отца и мисс Шварц. Мы выглянули наружу. Группа все еще продолжала занятия.

- Позволь мне попробовать связаться с Броксхольмом, прежде чем мы пойдем туда,- прошептал я Дункану.

Он кивнул, и мы отступили назад. Я вытащил свой УРАК. К моему облегчению, Броксхольм ответил почти немедленно, но как только его лицо появилось на экране, чей-то голос за моей спиной прорычал:

- Что это за штука, карманный телевизор? Что ты там смотришь - кино про пришельцев?

Прежде чем я успел ответить, над моим плечом протянулась грязная рука, выхватившая УРАК. Я обернулся.

- А ну отдай! - завопил я с бешено бьющимся сердцем.

- Пошел вон, козявка! - отозвался парень, схвативший мой УРАК. Он был на полторы головы выше меня, с крепкими бицепсами, выпиравшими из-под выцветшей темной футболки. Я заметил на его руках много мелких ожогов и подумал о том, что могло заставить его убежать из дома.

- Эрни,- тихо сказал Дункан,- зачем ты беспокоишь моего друга?

- Я не беспокою его,- заявил Эрни.- Просто мне захотелось посмотреть на его телевизор.

- Ты беспокоишь его,- твердо возразил Дункан.

- Ладно, я извиняюсь,- промямлил Эрни, внезапно залившись краской,- Вот, бери.- Он протянул мне УРАК

- Спасибо, Эрни,- сказал Дункан,

- Так можно мне посмотреть? - вежливо попросил Эрни,- Я не буду ничего крутить, обещаю тебе.

Я был так удивлен, что мне потребовалось некоторое время для ответа.

- Да, конечно,- наконец сказал я.- Только будь осторожен. Дай-ка я его немного настрою…

Мы с Броксхольмом уже обсуждали, что мне следует делать, если я попаду в подобную ситуацию. Немного покрутив верньеры УРАКа, я протянул прибор Эрни.

- Вообще-то он плохо работает,- извиняющимся тоном произнес я, показывая ему экран с заставкой шоу Фила Донахью.

Внезапно экран замигал и погас - так я его запрограммировал.

- Эй! - воскликнул я.- Ты сломал его!

- Я ничего не делал! - запротестовал Эрни, протягивая мне прибор.- Клянусь, я даже не трогал его!

- Эрни, я сильно разочарован в тебе,- ледяным тоном сказал Дункан.

- Я ничего не делал! - Эрни повысил голос.

Внезапно дверь, ведущая в кухню, распахнулась.

- Что здесь происходит? - спросил мужской голос.

Я быстро запихал УРАК обратно в карман, обернулся и лицом к лицу столкнулся со своим отцом.


Глава шестнадцатая
КАТАСТРОФА

Я ожидал, что он узнает меня, и уже приготовился бежать без оглядки, но вовремя вспомнил о своей маске. Какое облегчение!

- Ничего серьезного,- сказал Дункан.- Мы немного поспорили, но теперь все в порядке.

Отец кивнул:

- Спасибо, Роджер. Ты не представишь меня своему другу?

- Это Стоуни,- помедлив, ответил Дункан.

- Он хочет на какое-то время остаться здесь? - поинтересовался отец.

- Сейчас мы как раз обсуждаем это,- ответил Дункан.- Сегодня вечером будем знать точно.

- Ну что ж… Почему бы вам втроем не присоединиться к нам? У нас очень интересная беседа.

- Сначала мне нужно зайти в туалет,- быстро сказал я.- Вернусь через пару минут.

- Туалет прямо и направо,- сказал отец.

Я поблагодарил его и почти бегом направился в том направлении, которое он указал,- не потому, что я хотел в туалет, но потому, что мне не терпелось снова связаться с Броксхольмом. Захлопнув за собой дверь, я выхватил

УРАК и набрал вызов. Почти мгновенно на экране возникло лицо Броксхольма.

- Что произошло? С тобой все в порядке?

- Возникла небольшая проблема. Я должен…

- Хорошо,- перебил он.- Мы сами попали в сложное положение, но теперь я установил твое местонахождение. Мы придем за тобой, как только это будет возможно.

Он оборвал связь. Похоже, у них тоже возникли неприятности. Я немного встревожился, но решил, что инопланетяне смогут справиться с любой проблемой. Убрав УРАК, я медленно поплелся обратно через кухню. Нельзя сказать, что мне очень хотелось присоединиться к группе, где были мой отец и мисс Шварц. Сперва не мешало бы разобраться в своих чувствах относительно них, но я не мог; происходящее казалось мне настолько странным, что- рассудок отказывался подчиниться.

Наконец я присоединился к кружку ребят. Несколько парней и девчонок, большей частью старше меня, рассказывали о том, как с ними обращались дома и как они оказались на улице.

Я сидел и молча слушал. Было здорово снова видеть мисс Шварц. Она была самой лучшей нашей учительницей, и я уже забыл, как сильно я любил ее (знаю, что ребятам не положено говорить такие вещи, но я действительно многому научился от пришельцев).

Мне стало интересно, как бы она отреагировала, если бы узнала о том, что Броксхольм торопится сюда и будет здесь с минуты на минуту.

Потом я посмотрел на своего отца. Со времени моего отъезда он заметно похудел и в его глазах затаилась печаль. Но он выглядел немного оправившимся по сравнению с воспоминанием о нем, на которое я набрел в мозгу Дункана во время нашего телепатического контакта.

«Что он здесь делает?» - подумал я. Стук в дверь прервал беседу. Несколько человек вскочили на ноги. Прежде чем кто-либо успел подойти к двери, она распахнулась настежь, и, появился Броксхольм. Сьюзен лежала у него на руках, и ее голова безвольно свешивалась набок. По ее щеке бежала струйка крови.


Горе и ярость Броксхольма были хорошо заметны даже под его маской. За ним хромала Криблим; ее одежда была изорвана и заляпана грязью.

- Что случилось? - воскликнул я, вскочив на ноги.

- На нас напали,- ответила Криблим.

Я подбежал к ним; впрочем, как и все остальные. Мой отец взял Сьюзен из рук Броксхольма. Броксхольм покачнулся; на какое-то мгновение мне показалось, что сейчас он упадет. Потом он заметил мисс Шварц, и его глаза изумленно расширились. Разумеется, она не узнала его - он носил не то лицо, под которым был известен как «мистер Смит». Кроме того, ее внимание было обращено на Сьюзен, хотя и ее она тоже не могла узнать под маской.

- Неси ее сюда, Роджер,- попросила мисс Шварц моего отца, проходя по коридору, в который я еще не заглядывал.

Отец последовал за ней, сопровождаемый Криблим и Броксхольмом. Остальные потянулись следом.

- Пожалуйста, ребята, оставайтесь здесь,- крикнула мисс Шварц.- Вы не поможете нам, если будете толпиться вокруг.

Почти все ребята остановились, но мы с Дунканом продолжали идти вперед.

- Я просила всех остаться,- сказала мисс Шварц.

- Он пойдет с нами,- заявила Криблим, показывая на меня.

Мисс Шварц странно взглянула на меня, а затем пожала плечами.

- Пошли,- сказала она.

Я видел: она не поняла, в чем дело, но решила не спорить из-за недостатка времени.

- Он тоже пойдет.- Я указал на Дункана.

Мисс Шварц кивнула и повела нас в маленькую комнатку, похожую на врачебный кабинет в школе, но значительно проще обставленную. Мой отец осторожно положил Сьюзен на топчан. Опустившись на колени рядом с ней, он положил ладонь ей на лоб и прислушался к ее дыханию.

Мисс Шварц начала набирать телефонный номер. Броксхольм начал было возражать, но потом махнул рукой и замолчал.

- Что с ней случилось? - спросил мой отец.

- Мы шли сюда за… за нашим другом,- ответил Броксхольм, показав на меня.- Мы очень устали и поэтому потеряли бдительность. После разгона демонстрации в центре города вспыхнули беспорядки. Повсюду бродят шайки подростков, нападающие на людей. На нас тоже напали.

- Они закричали: «Это инопланетяне! Расправимся с ними!» - прошептала Криблим.

Я начал гадать, как хулиганы смогли разглядеть под масками настоящие лица пришельцев, но потом понял, что они попросту объявляли пришельцем каждого, кто выглядел достаточно беззащитным и уязвимым, пользуясь этим как предлогом для бесчинств.

Мысль о том, что могло случиться с шайкой хулиганов, напавших на Броксхольма, доставила мне определенное удовольствие. Как я уже говорил, он сильнее всех, кого я знаю. Должно быть, на месте стычки осталось немало пострадавших подростков.

- Нам удалось скрыться,- с горечью продолжала Криблим.- Но один из них бросил камень и попал Сьюзен в голову.

- «Скорая помощь» уже выехала,- сказала мисс Шварц, положив трубку.- Похоже, вам обоим тоже нужна медицинская помощь…

- Нет! - резко возразил Броксхольм.

Мой отец и мисс Шварц посмотрели на него, удивленные энергичностью его реакции.

- Нет,- уже спокойнее повторил он.- С нами все в порядке.- Он повернулся к моему отцу:- Как состояние девочки?

Тот поднял голову. На его лице застыло жесткое, суровое выражение.

- Тяжелое,- прошептал он.

До этого момента мне и в голову не приходило, что Сьюзен Симмонс может умереть.


Глава семнадцатая
МАСКИ СБРОШЕНЫ

Увидев выражение моего лица, отец переглянулся с мисс Шварц. Она кивнула, и он подошел ко мне.

- Пошли, Стоуни,- сказал он.- Давай немного поговорим.

Я кивнул, хотя не знал, о чем мы можем поговорить.

Даже смогу ли я говорить вообще. Сьюзен Симмонс была лучшим человеком, которого я знал. Умная, веселая, добрая, со множеством друзей - и однако она согласилась дружить со мной, в то время как все остальные относились ко мне словно к ненормальному. Она одна пыталась помешать Дункану издеваться надо мной и в результате заработала синяк под глазом. Она всегда боролась за добро, она была одной из тех, кто может изменить мир, когда вырастет, и я не мог представить себе нашу планету без Сьюзен.

Отец привел меня в маленькую комнатку, где стоял стол, пара стульев и потрепанная кушетка. Мы устроились на кушетке.

- Мне показалось, что тебе не мешает немного посидеть, приятель,- дружелюбным тоном сказал он. Когда я был его сыном, он ни разу меня так не называл.

- Сьюзен была моим лучшим другом,- прошептал я, закрыв глаза.

Он кивнул.

- Я уверен, что тебе не хочется потерять ее.

В его голосе слышалось страдание, как будто что-то сжимало ему горло.

- А вам когда-нибудь приходилось терять любимых людей? - спросил я.

Некоторое время он молча смотрел на меня, потом кивнул.’

- Да, несколько раз.

Несколько раз? Что это означало? Должно быть, он имел в виду мою мать и меня, хотя в последнее верилось с трудом. Но «несколько» все равно не получалось. Кого он имел в виду?

Внезапно я понял, что практически ничего не знаю о своем отце. Правда, он никогда не рассказывал мне о себе.

С другой стороны, я и не спрашивал его. У меня просто не было такой возможности.

- Кого вы потеряли, мистер?

Он покачал головой:

- Мне не хочется говорить об этом.

- О’кей.- Я пожал плечами.- Я тоже не люблю болтать о своих чувствах. Так оно безопаснее.

Он рассмеялся, но даже его смех прозвучал печально.

- Ладно, Стоуни, тебе удалось поддеть меня,- признался он.- Сейчас я как раз учусь расслабляться, не удерживать так много в себе. Наверное, поэтому я и нахожусь здесь.

- Вы работаете здесь? - спросил я.

- На добровольной основе. Меня убедила моя знакомая - та, что осталась в медицинском кабинете. Сначала я заезжал сюда на автомобиле и забирал ее после работы. Потом я постепенно познакомился с детьми и увлекся работой с ними. Все получилось само собой.

«Почему ты не удосужился познакомиться со мной?» - подумал я. Мне хотелось кричать, но вместо этого я спокойно спросил: - Как вы познакомились?

Мне действительно хотелось узнать об этом - ведь пока я жил дома, отец ни разу не поинтересовался моими школьными делами.

Он долгое время смотрел на меня, словно пытался решить, как много мне можно рассказать.

- Что ты знаешь об угрозе инопланетного вторжения? - вдруг спросил он.

- Так, разные слухи,- осторожно ответил я.

- Ты когда-нибудь слышал о мальчике по имени Питер Томпсон?

- Может быть. Про него рассказывали в выпусках новостей или писали в газетах?

- Не совсем так. Местные власти постарались замять дело, но слухи все равно не остановишь.

Отец встал и отошел в сторону.

- Питеру было примерно столько же лет, как и тебе,- сказал он, глядя в окно.

Я пытался превратить свое сердце в камень. Я должен был это сделать, иначе не смог бы слушать дальше. А я должен был слушать, должен был знать, что он скажет дальше.

- Так вы знали этого парнишку, Питера? - осведомился я.

- Я был его отцом,- прошептал мой отец с закрытыми глазами. Потом он открыл глаза, пристально посмотрел на меня и добавил: - Правда, не слишком хорошим отцом. Почему я тебе это рассказываю? - тихо спросил он.

- Наверное, чтобы отвлечь меня от мыслей о Сьюзен,- заметил я.

- Кто ты такой? - спросил он, напомнив мне о том, сколько раз я задавал такой же вопрос Ху-Лану.

- Меня зовут Стоуни.

Он пожал плечами.

- Если это все, что ты хочешь сказать, будь по-твоему. Это одно из здешних правил: мы не задаем лишних вопросов. Послушай, Стоуни, я не знаю, убежал ты из дома или нет. Я не знаю, что тебя связывает с теми людьми, которые пришли сюда. Я не знаю, где твоя семья. Я вообще ничего не знаю о тебе, но все-таки расскажу тебе свою историю. Мне почему-то кажется, что ты должен выслушать ее. Может быть, где-то есть человек, который любит тебя сильнее, чем ты думаешь. Может быть, где-то есть место, куда тебе следует вернуться.

- Интересная идея,- отозвался я.

- Питер Томпсон был моим сыном, и, по-моему, он был самым умным парнишкой на свете или одним из самых умных. Я любил его больше, чем могу выразить словами, но никогда не показывал этого. Не знаю, почему так получилось. Так бывает с некоторыми людьми, особенно с мужчинами. Так бывает, если ты ни разу в жизни не видел своего отца, а твоя мать умерла в канун твоего совершеннолетия, когда ты был уже слишком взрослым и не мог иметь приемных родителей. Так бывает, когда твоя жена уходит от тебя с другим человеком и ты остаешься с сыном, которого любишь, но не знаешь, как воспитать.

Он остановился и перевел дыхание.

- Я погрузился в работу. Это казалось мне наилучшим выходом: у меня будут деньги, а у моего мальчика будут вещи, которых я никогда не имел, а только мечтал о них. Но этого оказалось недостаточно. Я не смог дать ему того, чего мне больше всего хотелось, когда я сам был ребенком. Я не смог быть ему отцом.

«Оставайся застывшим,- сказал я себе- Твое сердце должно быть высечено из камня, иначе ты этого не вынесешь».

- Потом в нашей школе появился инопланетянин,- продолжал отец.- Питер и его подруга - кстати, ее тоже звали Сьюзен - узнали, кто он такой на самом деле. Но они не могли сделать так, чтобы им поверили.

Его плечи уныло опустились.

- Питер даже не пытался рассказать мне об этом. Как бы мне хотелось, чтобы все вышло по-другому! Иногда я прихожу в ярость, когда думаю о своем сыне. Меня бесит, что он не доверял мне, что он не дал мне ни единого шанса. Но потом я вспоминаю, что он в течение многих лет пытался достучаться до меня и в конце концов сдался.

Как я уже говорил, Питер был умным мальчиком. Он любил читать научную фантастику; это была та малость, которую я смог ему дать. Я покупал ему фантастические романы - первые книги, которые он прочитал.

Я вздрогнул. Как я мог забыть об этом?

- Его величайшей мечтой было исследование других планет. Он считал, что в этом состоит предназначение человечества. И знаешь ли ты, как поступил Питер, когда его подруга Сьюзен смогла разоблачить пришельца?

Он выждал паузу и торжественно произнес таким тоном, словно сам я никогда бы не догадался:

- Он улетел в космос вместе с инопланетянином! Понимаешь ли ты, какой это смелый поступок?

Его глаза сияли гордостью. Он гордился - гордился мною! Раньше мне никогда не приходилось этого видеть. Я почувствовал, как мое каменное сердце дало трещину у меня в груди.

- Я долго отказывался поверить в то, что произошло на самом деле,- продолжал он.- Мне казалось, Питер просто сбежал из дома. Я исколесил весь штат в его поисках, обращался во все детские приюты, которые смог найти. Так я познакомился со своей новой подругой. Видишь ли, когда-то она была учительницей в классе Пите-ра, но потом ей пришлось уйти из-за скандала с пришельцами. Теперь она работает здесь. Когда я пришел сюда в надежде найти Питера, она в конце концов убедила меня, что он не сбежал, а улетел с Земли. Полагаю, она знала моего сына гораздо лучше, чем я. Некоторое время она довольно резко обходилась со мной, не давая мне забыть, как скверно я вел себя по отношению к Питеру. Но хотя сперва она считала меня бесчувственным пнем, у нас было кое-что общее: мы оба понесли утраты из-за пришельцев.- Он немного помедлил и добавил: - Странно, как самое плохое в жизни человека может привести к самому хорошему!

- В самом деле,- прошептал я.

- Так или иначе, я остался здесь и теперь стараюсь помочь некоторым из этих ребят. Я надеюсь, что если смогу это сделать, то, возможно, кто-то поможет и моему мальчику. Это моя сделка со Вселенной, Стоуни. Не знаю, выполнит ли она свою часть сделки и поможет ли кто-нибудь Питеру, но это все, что я могу для него сделать.

Помолчав, он посмотрел мне в глаза.

- Позволь мне кое-что тебе сказать, парень: если ты кого-то любишь, не держи это в секрете. Не позволяй людям уходить от тебя, если ты не уверен, что они знают о твоих чувствах. Мне бы хотелось…- У него что-то екнуло в горле, и по его щекам поползли слезы.- Мне бы хотелось сказать об этом Питеру.

Камень, служивший мне сердцем, раскололся надвое.

- Ты только что сделал это, папа,- прошептал я.

Ухватившись за шею, я начал стягивать маску со своего лица. Отец изумленно смотрел на меня. Его губы задрожали. На секунду я потерял его из виду, когда стаскивал маску через голову. Когда я снова увидел его, его лицо было искажено выражением такой сильной радости, что казалось почти страдальческим.

- Питер! - прошептал он и протянул руки.

Я подбежал к нему и спрятал лицо у него на груди. Потом я заплакал, хотя и поклялся не делать этого.

Мой отец тоже плакал. Он крепко обнимал меня, и я чувствовал, как он содрогается от рыданий, оплакивая себя и меня - все, что мы потеряли и обрели снова.

В те мгновения у меня не хватило смелости сказать ему, что сегодняшний день, возможно, станет последним для планеты Земля.


Глава восемнадцатая
Е РOOTIBUS UNUМ

Нам с отцом нужно было сказать друг другу тысячи разных вещей. Нам нужно было многое объяснить и простить. Но прежде чем мы смогли заговорить, прежде чем мы оторвались друг от друга, во дворе взвыла сирена «скорой помощи».

. Мы выбежали из комнаты, в которой сидели, и устремились к медицинскому кабинету. Нам не удалось войти внутрь; врачи уже находились там, и в комнате было слишком тесно.

Отец положил руку мне на плечо. Нам не пришлось долго ждать. Меньше чем через пять минут я услышал всхлипывания мисс Шварц. Из комнаты вышли трое врачей. Двое из них, мужчина и женщина, несли носилки, на которых лежала бледная, неподвижная Сьюзен. Отец протянул руку и прикоснулся к рукаву третьего врача.

- Она не…- начал он.

Мужчина покачал головой.

- Еще нет,- тихо сказал он.- Но надежды мало.

Сьюзен! Я снова прижался лицом к отцовской груди и заплакал. Но тут вокруг начало происходить что-то странное. Не знаю, как мне удалось уловить это. Я ничего не видел и не слышал, но глубоко во мне росла уверенность: сейчас все изменится.

- Что это такое? - воскликнул мужчина, к которому обратился мой отец.

Повернувшись, я увидел желеподобную субстанцию, проворно ползущую по коридору. Она на мгновение остановилась, вытянула пару глаз на стебельках и булькнула: «Пуут!»

Другой пуут приближался сзади, за ним еще один. Потом я увидел новых пуутов, приближавшихся с разных сторон. По коридору бежали ребята.

- Вернись! - кричали они.- Вернись, пуут!

- Питер, что происходит? - спросил отец.

Прежде чем я успел ответить, старший врач «скорой помощи» крикнул:

- Вперед! Нам нужно выбраться отсюда!

- Мне очень жаль, но я не могу вас выпустить,- сказал Броксхольм. Он стоял в дверях, держа в руке маленький цилиндрик, похожий на карандаш. Но в отличие от карандаша, с помощью этого цилиндрика можно было наглухо припаять дверь к косяку.

Разумеется, сотрудники «скорой помощи» еще не знали об этом. Они остановились, но было совершенно ясно, что им с трудом удается держать себя в руках.

- Почему вы нас останавливаете? - возмущенно спросил старший врач.

- Позвольте мне выразить это в форме требования,- ровным голосом ответил Броксхольм.- Нам нужно немного времени. Пожалуйста, внесите девочку обратно в кабинет.

Пууты приближались отовсюду - иногда своим ходом, иногда на руках у озадаченных владельцев. Все они направлялись к маленькому медицинскому кабинету.

- Нам нужно время,- повторил Броксхольм.

- У нас нет времени! - отрезала женщина, державшая носилки спереди. Она двинулась к выходу.

- Подождите! - Подняв руку, Броксхольм начал снимать с себя маску, открывая лимонно-зеленую кожу и огромные оранжевые глаза. Ребята завизжали. Один из мужчин стал белым как мел, и похоже, ему грозил обморок. Отец привлек меня ближе к себе. Возможно, он боялся Броксхольма, а может быть, ему казалось, что я снова убегу вместе с инопланетянами.

Шоковая тактика сработала.

- Чего вы хотите? - нервно спросила медсестра, поглядывая на пуутов, проползающих в комнату мимо нее.

- Подождите немного,- повторил Броксхольм.- Что-то происходит. Я не знаю, что это такое, но мы не должны этому мешать. Я обещаю: мы не тронем вас, пока вьг находитесь здесь, если вы занесете Сьюзен обратно в кабинет.

«Ловко придумано,- подумал я.- Они могут взорвать планету чуть позже, но им не хочется трогать людей, пока они находятся в приюте для бездомных».

Пууты продолжали прибывать. Похоже, Дункан и его новые приятели не теряли времени даром: здесь были сотни слизняков!

- Питер,- прошептал мой отец.- Что это за твари?

- Это пууты,- тоже шепотом отозвался я.

- Что они делают?

- Не имею ни малейшего представления.

Врачи «скорой помощи» все еще колебались. Броксхольм сделал неуловимо быстрое движение, и луч света, вырвавшийся из цилиндрика, прожег дыру в стене над ними.

- Пожалуйста, занесите Сьюзен обратно в кабинет,- повторил он.

Врачи повиновались без единого слова. Пууты обтекали их с обеих сторон.

- Питер, мне кажется, ты должен войти сюда,- позвала Криблим.

Отец отпустил меня, и я протолкался в кабинет, переступив по пути через дюжину пуутов. Дункан стоял на коленях возле тела Сьюзен и плакал. Мисс Шварц стояла рядом; на ее лице попеременно отражались горе и растерянность.

- Питер, я собираюсь выйти отсюда и помочь Броксхольму,- сказала Криблим.- Ты оставайся здесь вместе со Сьюзен.

- Броксхольм? - воскликнула мисс Шварц. Ее лицо исказилось от страха. Потом она увидела меня и просияла, словно забыв об инопланетянах.- Питер? О, Питер, твой отец будет так счастлив!

- Полагаю, в этом больше нет необходимости,- пробормотал Дункан. Он осторожно снял маску с лица Сьюзен, а потом, взглянув на мисс Шварц, потерявшую дар речи от изумления, снял маску с себя.

Я опустился на колени рядом со Сьюзен. Из коридора до меня доносились голоса Броксхольма и Криблим, решавших, каким образом будет лучше удержать людей в здании приюта, прежде чем мы дадим деру отсюда. Но все это перестало беспокоить меня, когда я увидел то, что делали пууты.

Это началось, когда два пуута встретились в центре комнаты и слились воедино. Вскоре к ним присоединился третий, затем четвертый. Пууты, вползавшие в комнату, двигались прямиком к желеобразной массе, колышущейся на полу. Она продолжала увеличиваться по мере того, как все новые пууты присоединялись к ней. Она выросла до метра в длину, потом до двух метров…

Пууты по-прежнему приходили - поодиночке и целыми дюжинами. И вот наконец перед нами предстал гигантский трехметровый пуут.

Мисс Шварц склонилась надо мной, положив руки мне на плечи.

- Питер,- прошептала она.- Что происходит?

- Не знаю,- ответил я.- Давайте просто смотреть.

Масса на полу задергалась, по ее поверхности пробежали колышущиеся волны. Я мог видеть, как она перетекает в себе, словно стараясь переформировать свою структуру. Внезапно наружу выползло два глаза-стебля, каждый толщиной с мою руку, и чудовищный слизняк взревел:

- Пуут!

Потом он заскользил по направлению к телу Сьюзен.

- Дункан, берегись! - завопил я.

Дункан тупо взглянул на меня, но в последний момент успел отпрыгнуть от топчана. Гигантский пуут остановился в ногах у Сьюзен и откинулся назад, достав почти до потолка. Потом он упал на Сьюзен. Мы с ужасом наблюдали, как он обволакивает ее тело, словно амеба, поглощающая кусочек пищи. На какой-то ужасный момент мне показалось, что пуут в самом деле поедает ее. Я едва мог различить очертания тела Сьюзен под желеобразной массой, словно смотрел на нее сквозь стекло, смазанное вазелином.


Как только я перевел дыхание, чей-то голос за моей спиной произнес:

- Теперь нам пора идти.

- Шарлин! - воскликнула мисс Шварц- А что ты здесь делаешь? И как следует понимать твои слова?

- Мисс Шварц, вы мне очень нравитесь,- сказала «Шарлин».- Поэтому постарайтесь не слишком расстраиваться, ладно?

Ху-Лан поднял руки и стянул с себя маску. Судя по силе, с которой пальцы мисс Шварц стиснули мое плечо, я догадался о ее состоянии. Голубое лицо инопланетянина с большими круглыми глазами было печальным и задумчивым.

- Все в порядке,- прошептал я, стараясь успокоить ее.- Это мой учитель.

- Как замечательно,- слабым голосом отозвалась мисс Шварц.

- Нам пора идти,- повторил Ху-Лан.- Криблим уже вызвала летающую тарелку. Сейчас она находится над нами и приземлится на ближайшем пустыре, как только мы выйдем наружу.

- А как насчет моего отца? - спросил я с чувством, близким к панике.

Ху-Лан развел руками и глубоко вздохнул.

- Вряд ли я могу доставить себе больше неприятностей, чем уже имею. Я приглашаю его идти с нами. И вас тоже, мисс Шварц.

Мисс Шварц посмотрела на меня и Дункана. Я улыбнулся ей.

- На этот раз никаких силовых полей не будет,- сказал я.- Верно, Ху-Лан?

- Обещаю! - торжественно заверил он, подняв руку.- Вы будете в безопасности до тех пор, пока сама Земля находится в безопасности.

В тот момент его слова звучали не слишком надежным обещанием, но для мисс Шварц этого, похоже, оказалось достаточно.

- Я пойду,- прошептала она.

Я видел, как ей страшно. Думаю, она согласилась идти только потому, что считала себя обязанной присматривать за нами, своими бывшими учениками.

Криблим грациозно обогнула Ху-Лана и прикоснулась к гигантскому пууту металлической палочкой. Пуут стал совершенно неподвижным. Когда Криблим подняла палочку, огромный слизняк поднялся в воздух вместе со Сьюзен.

- Дело сделано,- сказала она.- Мы уходим.

В самом подавленном состоянии духа я поплелся по коридору вслед за отцом и мисс Шварц.

Мы спрятали летающую тарелку в подвале под амбаром. С помощью своей антигравитационной палочки Криблим пронесла Сьюзен и обволакивающего ее пуута через тоннель, прорытый мною и Броксхольмом к сельскому дому. На кухне она опустила Сьюзен на длинный деревянный стол. Все мы собрались вокруг, глядя на желеобразную субстанцию с живым человеком внутри.

- Что происходит? - пророкотала Большая Джулия.

- Я пойду объясню ей,- сказал Ху-Лан.- Ей пора .узнать о моем возвращении в игру.

Броксхольм потянул себя за нос. Судя по всему, он был благодарен Ху-Лану за такое предложение.

- Но все-таки что же происходит? - нервно спросил отец.

- Не знаю,- ответила Криблим, расстроенно помахивая своим длинным носом.- Такой тип поведения пуутов до сих пор нигде не описывался.

Это был самый длинный вечер в моей жизни.

- Вы должны понять, что завтра мы должны вернуться на «Нью-Джерси» и представить Совету наш последний отчет,- сказал Броксхольм, после того как мы вкратце поведали мисс Шварц и моему отцу о наших приключениях.

- У нас мало надежды, не так ли? - прошептал я.

- Больше, чем я ожидал,- лаконично ответил Броксхольм.

- Однако все же недостаточно,- добавила Криблим.- Справедливо это или нет, но сегодняшние события подтвердят худшие опасения Совета. Ваше недоверие к пришельцам выражается так сильно и в такой агрессивной форме, что я не вижу для вас никакой возможности вступить в Союз Планет.

- Что же тогда? - спросил Дункан.- Красная кнопка?

Криблим закрыла свой средний глаз.

- Я опасаюсь худшего,- тихо сказала она, неподвижно уложив свои волосы в знак глубокой печали.


Глава девятнадцатая
ВСТРЕЧА РАЗУМОВ

Эту ночь я провел без сна. Даже если бы меня не мучила тревога за Сьюзен, я не смог бы заснуть. Меня угнетал ужасный факт: существование человечества близится к концу из-за того, что мы потерпели неудачу в своей миссии.

Частицей человечества был и мой отец, отдыхавший в соседней комнате. Возможно, он тоже не спал. Я не мог вынести мысли о том, что потеряю его теперь, когда мы наконец встретили друг друга.

Как много тайн еще оставались нераскрытыми! Что означало мое видение в Зале Совета незадолго до нашего отправления на Землю? И кстати, что означало то видение, которое промелькнуло в моем сознании в момент связи с мозгом Ху-Лана на «Нью-Джерси», когда Крок-Док исследовал мой мозг? Почему Ху-Лан был одет как учитель? Почему я «видел» его взрывающим телевизор в припадке безумной ярости? И почему он так испугался, когда я спросил его об этом, почему умолял никому не рассказывать?

Я уже решил было отправиться в его комнату и потребовать откровенных объяснений, когда услышал шепот Сьюзен:

«Питер? Питер, это ты?»

- Сьюзен? - Я сел на постели и огляделся. В комнате было пусто.

«Питер?» - повторила она.

Только теперь я осознал, что ее голос звучит у меня в голове.

«Я здесь!» - радостно подумал я, ощущая ту же связь, которую имел с Дунканом, когда аппарат Ху-Лана помог мне вступить с ним в телепатический контакт, пока он находился в силовом поле.

И Дункан тут же появился - во всяком случае, в моем сознании.

«Эй, я тоже тут!» - произнес он.

«Что происходит?» - спросила Сьюзен.

«Ты установила телепатический контакт с нами!» - ответил я.

«Мы думали, что ты умерла. Потом сотни пуутов собрались вместе и обволокли тебя. А теперь ты здесь, у меня в голове».

«У нас в головах»,- поправил Дункан.

Я ощутил облегчение Сьюзен, когда она подумала: «Значит, я не умерла?»

«Разумеется, нет!» - отозвался я.

«Но ты находишься внутри самого большого пуута в истории Вселенной»,- добавил Дункан.

На меня накатила волна паники, но в следующий момент я понял, что паника исходит от Сьюзен, чей разум был тесно связан с моим.

«Я не могу двигаться»,- подумала она.

Пытаясь мысленно успокоить ее, я почувствовал, как чей-то другой разум старается присоединиться к нам. Он боролся изо всех сил, словно ему мешала какая-то стена, которую он не мог преодолеть. Это был Ху-Лан. Я чувствовал его горечь и негодование из-за того, что он не может присоединиться к нашему «тройному» разуму. Его мысли доносились обрывками - что-то вроде «поздравления», «хорошо сделано» и «торжественный момент».

Я попробовал зацепить его сознание и присоединить его к нам, но он куда-то пропал.

«Дункан, помоги мне,- подумал я- Нам нужно вовлечь Ху-Лана в телепатический контакт. Мне нужно узнать у него кое-какие сведения».

«Я тоже могу помочь»,- заметила Сьюзен. Ей не понадобилось объяснять, что, работая вместе с нами, она не будет чувствовать себя такой испуганной и одинокой.

Внезапно я понял, что если захочу, то могу видеть, чувствовать, понимать все, имеющее отношение к Дункану или к Сьюзен. А они могли знать все, имеющее отношение ко мне.

Секретов не осталось. Наша любовь и наша ненависть стали явными. Каждая моя мысль, добрая или злая, благородная или низменная, оказалась доступной для них. Я стал потихоньку пятиться, страшась столь полного единения с ними, но Дункан удержал меня силой своего разума

«Не уходи,- попросил он.- Чтобы сделать это, нам нужно оставаться объединенными».

Я подчинился. Вместе нам потребовалось всего лишь несколько мгновений, чтобы захватить разум Ху-Лана и присоединить его к нам.

«Вы это сделали!» - изумленно подумал он. Его мысли оказались не такими четкими и открытыми, как те, которыми обменивались мы, земляне. Но так или иначе, он был прав: мы сумели подключить его к нашему тесному кружку. Теперь у него, как и у нас, не осталось секретов. Однако мне по-прежнему было трудно понять его мысли. Информация, доходившая до меня, казалась бессмысленной.

«Сколько тебе лет?» - спросил я, решив идти напролом.

Его веселое удивление эхом отозвалось в моем мозге.

«Это очень сложный вопрос. Ответ на него зависит от вашего определения возраста, времени и от многих других факторов».

«Я знал, что ты не добьешься от него прямого ответа»,- с отвращением подумал Дункан.

«Я дам вам самый прямой ответ, на который способен,- серьезно, произнес Ху-Лан.- Но дело в том, что, когда путешествуешь с огромной скоростью, время замедляется. Питер находился на борту «Нью-Джерси» около пяти земных месяцев, но для него путешествие длилось лишь несколько недель. Это объясняется парадоксами времени на околосветовых скоростях, не говоря уже об искажениях, вызванных сдвигами в пространстве. Жизнь, полная космических путешествий, делает понятие возраста очень расплывчатым».

«Так сколько же тебе лет?» - повторила Сьюзен мой вопрос.

«По вашему летосчислению я родился в тысяча тринадцатом году».

«Но тогда тебе должно быть около тысячи лет!» - подумал Дункан. Его изумление приятной щекоткой прошлось по моему сознанию.

«Да, если не учитывать эффекты межзвездных перелетов,- ответил Ху-Лан.- В действительности я прожил лишь сто семнадцать лет - по понятиям нашего народа меня можно назвать человеком средних лет».

«Но ты уже долгое время интересуешься Землей, не так ли?» - спросил я.

Ху-Лан не мог солгать, даже если бы и захотел. Я ощущал его ответ всеми фибрами своего существа.

Он решил пуститься в объяснения.

«Ты знаешь, что я уже давно бьюсь над задачей прямого общения разумов - такого, какого удалось добиться вам втроем»,- начал он.

Хотя я ощущал, как он завидует нашей способности к более полному и четкому объединению разумов, мне также передавалась его искренняя радость за нас.

«Задолго до того, как ваша планета привлекла к себе внимание всей Галактики, я пришел к выводу, что такое общение скорее всего осуществится именно здесь»,- продолжал он.

«Следовательно, ты навещал Землю раньше, чем другие инопланетяне узнали о нашем существовании?»

Я не знаю, кто задал этот вопрос. В самом деле, не знаю. Мы были связаны так тесно, что это мог быть Дункан, Сьюзен или я сам… или все мы одновременно.

«Я довольно давно начал работать на Земле,- ответил Ху-Лан.- И сразу же стал нарушать правило невмешательства, но это не всегда приводило к успеху. Например, я пытался убедить королеву Изабеллу не давать Колумбу денег на снаряжение его каравелл. К сожалению, она не прислушалась к моим советам. Я считаю, что если бы коренные американцы еще некоторое время развивались сами по себе, они оказались бы гораздо лучше подготовлены к вторжению из Европы. Но мне никто не помогал, а в одиночку со всем не управишься».

Я вспомнил его слова, сказанные мне раньше, и тут же ухватился за них. Возможно, у нас появился рычаг для давления на Межпланетный Совет!

«Но в конце концов ты нарушил правила по-крупному, не так ли? - спросил я.- Ты не просто вмешался. Ты сделал кое-что похуже».

Смешанное чувство стыда и возмущения, обрушившееся на нас, указывало на то, что я попал в самую точку.

«Ваша наука развивалась гораздо быстрее, чем ваша возможность справиться с ней. Без постороннего вмешательства вы бы вышли в космос задолго до того, как ста-ли более или менее цивилизованным народом. Межпланетному Совету пришлось бы раньше предпринять те меры, к которым он склоняется сейчас. Но тогда вероятность уничтожения Земли была бы гораздо большей».

Сьюзен и Дункан, соединенные со мной, следовали за мной в глубины мозга Ху-Лана, раскапывая его секрет. Обнаружив его, мы вместе изумленно подумали: «Значит, ты подсказал людям, как изобрести телевидение?»

Стыдливое согласие Ху-Лана эхом отдалось в нашем сознании. Наконец-то я понял смысл своего видения в кабинете Крок-Дока! Ху-Лан прокрался в операционную и попытался соединиться с моим разумом. Частично он преуспел в этом, и образ, который мне удалось уловить - образ Ху-Лана в костюме учителя, взрывающего телевизор в припадке слепой ярости,- был отражением его вины за содеянное.

«Это было моим величайшим преступлением,- признался Ху-Лан.- Я прекрасно понимал, что земляне совсем не готовы иметь дело с таким мощным орудием массовой коммуникации, но тем не менее медленно и осторожно направлял мысли ваших ученых в нужном мне направлении. Я знал, что это пойдет вам во вред, но еще я знал, что, когда лучшие умы вашей планеты начнут превращаться в швейцарский сыр от ежедневного просмотра того жуткого месива, которое станет литься с экранов телевизоров, развитие вашей науки сильно замедлится, и у нас появится достаточно времени для размышлений. Я надеялся, что, слегка замедлив ваше развитие, я смогу предоставить возможность вашей человечности сравняться с вашей технологией. Я надеялся увидеть вас принятыми в галактическое сообщество наравне с другими цивилизованными существами».

Я вспомнил слова Броксхольма о том, что несколько десятилетий назад земная наука по загадочной причине сбилась с верного пути. Теперь я знал, кто был виноват в этом!

«Но я не предвидел, до какой степени вы злоупотребите телевидением,- продолжал Ху-Лан- Вскоре у меня возникло ощущение, будто я дал заряженный пистолет невинному ребенку, считающему его безобидной игрушкой. Не знаю, как мне искупить свою вину».

«Зато я знаю»,- ответил я.

Потом я познакомил их со своим планом спасения человечества.


Глава двадцатая
«ОДИН - ЭТО ВСЕ, И ВСЕ - ЕДИНЫ»

Незадолго до утра в доме раздался дикий крик. Я знал, что произошло, но тем не менее бегом кинулся на кухню, как и все остальные.

Криблим, дежурившая на кухне, изумленно смотрела на стол, где лежала Сьюзен. Сьюзен стонала и беспокойно шевелилась, но была, без сомнения, жива.

На полу рядом со столом валялась сухая прозрачная оболочка, похожая на кучу скомканного целлофана,- все, что осталось от гигантского пуута, поглотившего Сьюзен, исцелившего ее и позволившего нам вступить в телепатический контакт друг с другом.

Собственный пуут Криблим, который во время создания огромного пуута мирно лежал в банке в холодильнике, подполз к краю высохшей оболочки.

- Пуут! - пропищал он так жалобно, что у меня сжалось сердце.- Пуут, пуут, пуут!

Но как я мог печалиться, если один из двоих самых близких мне людей, которого я знал так же хорошо, как и себя самого, был жив и здоров.

Секунду спустя Сьюзен открыла глаза и улыбнулась.

- Я здесь,- сказала она.

«И здесь»,- подумал я, приложив руку к голове и к сердцу.

Она кивнула, так как могла понимать меня, обходясь без слов.

Ранним утром мы устроили небольшой праздник и поздравили Сьюзен с восходом солнца, наполнившего комнату золотистым светом.

Но поздним утром все изменилось. Настала пора вернуться в космос и представить свой отчет Межпланетному Совету.

Ху-Лан зашел ко мне незадолго до полудня, улыбаясь так широко, что я испугался, как бы он не растянул себе челюстные связки.

- Сегодня утром я связался с Крок-Доком и рассказал ему о нашем ночном сеансе,- сообщил он.- Он присоединил эти сведения к уже имеющимся и снова прогнал весь массив данных через компьютер.

- И что же? - с нетерпением спросил я.

Ху-Лан улыбнулся еще шире.

- Возможно, твой мозг все-таки спас Землю,- ответил он.

Через два часа мы стояли перед Межпланетным Советом, готовые говорить от лица человечества. Мой отец был с нами, и мисс Шварц тоже.

Сердце гулко билось у меня в груди. Я никогда особенно не любил выступать на публике, а теперь мне предстояло выступить перед всей Галактикой - и выступить хорошо, чтобы инопланетяне раз и навсегда отказались от красной кнопки.

К счастью, мое выступление не значилось в начале списка. Сперва вперед выступил Ху-Лан.

- Как вам известно, я уже давно испытываю особенный интерес к рассматриваемой планете,- сказал он.

- Нездоровый интерес, о бывший председатель,- прошелестела Тень из своего угла.

- Это личное мнение,- резко возразил Ху-Лан.- В сущности, мой интерес оказался хорошо оправданным.

- Почему? - проскрежетала Летучая Мышь.

Ху-Лан улыбнулся.

- Потому, что мне удалось обнаружить у землян черту, уникальную для всей Галактики. По нашим собственным законам существа, обладающие уникальными свойствами, должны находиться под защитой до конца программы исследований.

- Они уникальны в своем стремлении к разрушению,- с иронией подтвердила Красная Водоросль.- Больше в них нет ничего необычного.

- Все человечество - это одно существо! - торжественно провозгласил Ху-Лан.

Смятение и тревога, охватившие членов Совета, выразились в самых различных формах. Тень поблекла и почти исчезла. Стебельки Красной Водоросли принялись быстро двигаться вверх-вниз. Инопланетянин с пурпурными щупальцами вздрогнул так резко, что брызги фиолетового тумана разлетелись во всех направлениях (разумеется, они не попали на других членов Совета, так как мы видели лишь голографические проекции).

- Тебе придется объяснить подробнее,- заявил инопланетянин цвета морской волны, возвышавшийся над всеми остальными.

- Никка, никка, флексим пуспа.- Ху-Лан произнес те слова, которые он, должно быть, вложил в мои уста тремя неделями раньше, на этом же самом месте. Но теперь я точнее уловил смысл фразы. Она означала не «один за всех, и все за одного», а «один - это все, и все - едины».

- Это выражение точно описывает состояние человечества,- продолжал Ху-Лан.- Есть лишь одно человеческое существо, хотя и обитающее во многих отдельных телах. Это единый, огромный, взаимосвязанный организм.

- У тебя есть доказательства? - осведомилась Красная Водоросль.

Крок-Док вышел вперед.

- Мои исследования мозга Питера Томпсона указывали на такую возможность,- важно сказал он.- Однако мне не хватало подтверждений этой довольно эксцентричной истории до сегодняшнего утра, когда Ху-Лан проинформировал меня о новом повороте в развитии событий.

- Это из-за меня,- вмешалась Сьюзен.- Я была серьезно ранена и умирала, но множество пуутов соединились в одно существо и вылечили меня.

- Вполне возможно, что пууты представляют собой тот же самый феномен «многого в одном»,- заметила Криблим.- Но их интеллект находится на таком низком уровне, что мы до сих пор не обращали на это внимания.

- Когда я находилась внутри, гигантского пуута, мое сознание каким-то образом раскрылось и я смогла соединиться с Питером и Дунканом,- продолжала Сьюзен.

- Наше сознание уже было до определенной степени открытым из-за попыток Ху-Лана вступить в контакт с нами,- добавил Дункан.

По Совету снова прокатилась волна смятения. Подождав, пока инопланетяне успокоятся, Ху-Лан сказал:

- Они смогли подключить к своей связи и меня. Исходя из опыта обмена с их разумами, я уверен, что теория единого организма совершенно правильна. Она многое объясняет, и Дункан может об этом рассказать.

Дункан залился краской.

- В последние месяцы я много занимался наукой и историей,- сказал он - Если суммировать всю информацию, то можно с большой вероятностью утверждать, что на ранних стадиях нашей эволюции мы возвели барьеры, разделяющие наши индивидуальные разумы. Нам было слишком тяжело оставаться в объединенном состоянии. С развитием человечества открытое восприятие становилось слишком мучительным. Полное осознание для каждой частицы единого существа, количество которых все возрастало, было просто ошеломляющим. Те, кто смог заблокировать полное сознание, получили преимущество в виде возможности продолжать отдельное существование.

Блокировка связи превратилась в черту, необходимую для выживания. За миллионы лет практически все люди так или иначе заблокировали эту связь. Мы выжили, но ценой неослабевающего чувства потери и разъединенности. Единое стало множественным.

Я вспомнил слова Большой Джулии, сказанные ею в первый день нашего знакомства: «То, что было единым, может стать множественным, а то, что было множественным, может стать единым. Следует лишь знать, как это делается».

Броксхольм потянул себя за нос.

- Это страдание, это чувство потери и является движущей силой их безумия,- печально произнес он.- Они сердятся, но не знают почему. Они плачут, не зная причины. Они оплакивают потерю, которую не могут вспомнить, и покой их сердца мимолетен, как порыв ветра. А когда они впадают в ярость, то не могут почувствовать боль, которую они причиняют.

- Разумеется, это всего лишь теория,- жизнерадостно перебил Ху-Лан.- Нам понадобятся годы исследований, прежде чем мы убедимся в ее справедливости.

«У нас в запасе еще много времени!» - радостно подумал я.

«Аминь»,- подумала Сьюзен, взяв меня за руку.

- Будучи открытым, человеческий разум был беззащитен более, чем любой другой разум в Галактике,- снова заговорил Ху-Лан.- Мучительно открытый и уязвимый. При попытке измениться он наглухо закрылся. Если мы поможем землянам научиться работать в обе стороны - открывать и закрывать свой разум при необходимости, то получим в их лице великого союзника. А теперь я собираюсь попросить своего друга и ученика Питера Томпсона вынести на обсуждение Совета одно предложение.

Наконец очередь дошла и до меня. Отец стиснул мне руку. Я встал и повернулся лицом к зрителям.

Я знал, что мои слова и мое изображение транслируются на планеты, о которых я не имею ни малейшего представления. Существа из многих миров смотрели на меня и судили по мне обо всей Земле.

Выживание человечества выглядело вполне возможным - по крайней мере на некоторое время. Но я не хотел просто выжить. Я хотел, чтобы людям дали возможность занять место, по праву принадлежавшее им.

«Ты можешь это сделать»,- подумала Сьюзен.

«Мы будем с тобой»,- добавил Дункан.

Я начал свою речь.


Глава двадцать первая
ВЕЛИКИЙ ПЛАН

- Разумные существа Галактики! - сказал я - Я обращаюсь к вам от имени неблагополучного народа и свидетельствую о совершенном против нас преступлении. Это преступление, запрещенное вашими собственными законами, совершил мой друг и учитель Ху-Лан. Он позволил мне говорить с вами об этом и требовать компенсации за содеянное.

Я выдержал паузу, пока члены Совета разными способами выражали свой ужас и негодование.

- Вот что произошло,- продолжал я, когда они немного успокоились.- Несколько десятилетий назад Ху-Лан втайне снабдил земных ученых информацией, необходимой для изобретения телевидения - технологии, к которой мы совершенно не были готовы. Это вмешательство, осуществленное бывшим председателем вашего Совета, нанесло огромный ущерб моему народу. Поэтому теперь я хочу обратиться к вам от лица людей планеты Земля с требованием полного возмещения умственных способностей, потерянных из-за телевидения.

Все члены Совета начали говорить одновременно. Я подождал, пока Красная Водоросль не призвала их к порядку.

- Каковы твои требования? - спросил инопланетянин таким тоном, словно в горле у него застряла рыбья кость.

- Дайте нам учителей,- обратился я к нему и ко всей Галактике.

Стебельки Красной Водоросли изумленно подпрыгнули:

- Что?

- Я прошу вас дать нам учителей. Хотя мы узнали правду о своем разуме, простое знание того, что все мы связаны между собой, не решит наших проблем. Нам нужно научиться восстанавливать эту связь. Нам нужно научиться обуздывать свои силы, и здесь нам понадобится ваша помощь. Пришлите нам учителей - самых лучших, потому что дети и учителя могут изменить мир. Пришлите тысячи учителей, сотни тысяч, если сможете набрать их. Если вы сделаете это, то, возможно, через двадцать, тридцать или сорок лет земляне наконец займут подобающее им место во Вселённой!

Инопланетяне попросили нас выйти из зала на время, пока они будут обсуждать мое предложение.

- Ты молодец, Питер,- сказал отец, обнимая меня.- Я так горжусь тобой!

Через два часа, наполненных тревожным ожиданием, инопланетяне пригласили нас обратно в зал Совета.

- Крепта, мы обсудили твое предложение,- обратился ко мне инопланетянин с пурпурными щупальцами.- Теперь мы хотим знать следующее: собираешься ли ты остаться на Земле и помочь с выполнением этой миссии?

Я непонимающе посмотрел на него. Остаться на Земле, если я всегда мечтал отправиться к звездам?

Но я уже видел звезды. Я побывал на другой планете. И я нашел кое-что еще, чего мне хотелось больше всего с тех пор, как я познакомился с Броксхольмом.

Я снова обрел отца. Более того, я был свидетелем наихудших и наилучших деяний человечества. Я знал вещи, которыми следовало поделиться с другими. А после посещения родной планеты Ху-Лана мне стало ясно, что мир в обществе - не мечта, а реальная возможность.

Я посмотрел на пришельцев.

- Земля - мой дом,- прошептал я.- Я останусь и буду помогать.

- В таком случае мы пришлем учителей,- сказала Красная Водоросль.- И будем с нетерпением ожидать того дня, когда Земля сможет присоединиться к нам.

Первая группа учителей прибывает этим летом. Конечно, им придется оставаться замаскированными, пока земляне не привыкнут к новому пониманию вещей. Но это только начало. Поэтому, если в новом учебном году у вас появился необычный учитель, который много требует от вас… кто знает? Может быть, вам просто достался крепкий орешек.

А может быть, вы познакомились с существом, способным показать вам другие миры.

Но вам не следует беспокоиться. Когда настанет время, вас не будут похищать.

Вас пригласят.

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО

Мне казалось, что полный телепатический контакт, когда вы знаете о других людях все, а они в свою очередь знают все о вас, заставляет человека испытывать смущение и неловкость. Но так случается лишь в том случае, если вы глупо себя ведете, если вы боитесь вашего тела и разума, если вы хотите спрятаться от природы и не желаете принять себя таким, как есть.

На самом деле это прекрасно. Я и не знал, насколько я был одинок, пока мое одиночество не закончилось.

Даже теперь я не один, хотя Сьюзен с Дунканом путешествуют к звездам вместе с инопланетянами. Мы по-прежнему связаны друг с другом.

Конечно, я тоже мог улететь с ними. У меня есть свое законное место среди пришельцев.

Но я уже был в космосе, а теперь я нужен здесь, чтобы помогать другим. Кроме того, у меня есть родной дом, где живет отец и его жена, моя новая мама - мисс Шварц.

Меня зовут Питер Томпсон. Но меня зовут также Дункан Дугал. И Сьюзен Симмонс. Мое имя, наше имя - это жизнь на Земле. История, которую вы только что прочитали, произошла не только с нами, но и с вами. Ведь вы являетесь частью нас, а мы - частью вас.

Жизнь гораздо лучше и разнообразнее, чем вы можете вообразить. По крайней мере, она будет такой, когда мы - все мы! - поймем это как следует.

А пока - следите за собой! В конце концов, все, что происходит с вами, происходит и со мной.



Оглавление

  • МОЙ УЧИТЕЛЬ СВЕТИТСЯ В ТЕМНОТЕ Глава первая Я ВЫБИРАЮ ЗВЕЗДЫ
  • Глава вторая ТАЙНИК ПОД ПОГРЕБОМ
  • Глава третья НАГИШОМ В КОСМОСЕ
  • Глава четвертая КРОК-ДОК
  • Глава пятая КРИСТАЛЬНЫЙ КАПИТАН
  • Глава шестая ХУ-ЛАН
  • Глава седьмая ЗАВТРАК С ГУРКОМ И ФЛИИФ
  • Глава восьмая БЫСТРЕЕ СВЕТА
  • Глава девятая КОМНАТНЫЕ УСЛУГИ
  • Глава десятая МЕЖПЛАНЕТНЫЙ СОВЕТ
  • Глава одиннадцатая КОСМИЧЕСКИЕ АНТРОПОЛОГИ
  • Глава двенадцатая КАК ПОЛЬЗОВАТЬСЯ УРАКом
  • Глава тринадцатая ПРИШЕЛЬЦАМ НУЖЕН МОЙ МОЗГ
  • Глава четырнадцатая РАСЧЛЕНЕН!
  • Глава пятнадцатая МОЗГ В БАНКЕ
  • Глава шестнадцатая ДУНКАН
  • Глава семнадцатая РУУМБА-РАЙД, ДОМ ХУ-ЛАНА
  • Глава восемнадцатая КОНТАКТ!
  • Глава девятнадцатая УГАСАЮЩЕЕ СИЯНИЕ
  • Глава двадцатая ПОЖЕЛАНИЕ ХУ-ЛАНА
  • Глава двадцать первая ДОМОЙ ИЗ ДОМА
  • ЭКЗАМЕН ДЛЯ ПЛАНЕТЫ Вступление ПРИВЕТСТВУЮ ВАС, ЗЕМЛЯНЕ!
  • Глава первая «НИККА, НИККА, ФЛЕКСИМ ПУСПА!»
  • Глава вторая ДОЛГАЯ РАЗЛУКА
  • Глава третья БОЛЬШАЯ ДЖУЛИЯ
  • Глава четвертая «ПОХИЩЕНИЕ» СЬЮЗЕН
  • Глава пятая СЛУХИ О ВОЙНЕ
  • Глава шестая ЧТО ТВОРИТСЯ В СЕРДЦЕ ЧЕЛОВЕКА?
  • Глава седьмая ПРОБЛЕМА, НАПИСАННАЯ КРОВЬЮ
  • Глава восьмая СОРОК ТЫСЯЧ
  • Глава девятая СИГНАЛИЗАТОРЫ И АМОРТИЗАТОРЫ
  • Глава десятая ЭВАКУАЦИЯ!
  • Глава одиннадцатая ГДЕ ДУНКАН?
  • Глава двенадцатая ПОСЛЕДНИЕ ДНИ
  • Глава тринадцатая ШАРЛИН
  • Глава четырнадцатая РЕВНОСТЬ
  • Глава пятнадцатая СВЯЗИ
  • Глава шестнадцатая КАТАСТРОФА
  • Глава семнадцатая МАСКИ СБРОШЕНЫ
  • Глава восемнадцатая Е РOOTIBUS UNUМ
  • Глава девятнадцатая ВСТРЕЧА РАЗУМОВ
  • Глава двадцатая «ОДИН - ЭТО ВСЕ, И ВСЕ - ЕДИНЫ»
  • Глава двадцать первая ВЕЛИКИЙ ПЛАН
  • ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО