КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 425856 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202653
Пользователей - 96488

Впечатления

1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Престон: Циклы: "Уаймэн Форд" и "Джереми Логан". Компиляция. Книги 1-9 (Триллер)

Переделанный вариант предыдущего файла. Сделана разбивка на два цикла (пока). Позже сделаю отдельные триллеры, отдельной компиляцией. Дело в том, что в старом варианте существует проблема со ссылками. Вот этот огрех и хочу исправить. Этот файл без проблем! Sorry!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
natitali про Толстой: Война и мир. Том 4 (Классическая проза)

Образование, или Долгожданная встреча с прекрасной книгой, которая – сама жизнь
«Все страсти, все моменты человеческой жизни, от крика новорожденного ребенка до последней вспышки чувства умирающего старика, все горести и радости, доступные человеку, - все есть в этой картине».
(Критик Н. Страхов о романе «Война и мир»)

ЗДРАВСТВУЙТЕ!
«Как долго я тебя ждала… Как долго я тебя ждала…» - говорит небезызвестная героиня популярного советского фильма «Москва слезам не верит». Вот и мне хочется повторить те же слова, обращаясь к недавно прочитанному 4-х томному роману. А отзыв пишу для тех, кто ещё не читал всё произведение великого мастера – Л.Н. Толстого. Пусть когда-нибудь и у вас состоится эта встреча.

Есть такое мнение: в школе изучают литературные произведения классиков с мировым именем для того, чтобы в зрелом возрасте человек захотел их прочитать (перечитать). Наверно, это так и есть. Многостраничный 4-х томный роман, роман-эпопея, в старшей школе у многих вызывал отторжение из-за его кажущейся огромности: «Да ни в жисть не осилить! И где взять время?» А вот теперь и время пришло. В зрелом возрасте.
Когда в своём рабочем коллективе сказала, что заканчиваю читать увлекательнейшую книгу «Война и мир», кто-то посмотрел на меня с удивлением, кто-то - с уважением, кто-то - с недоумением, а одна коллега выпалила: «Вам что? Делать нечего?» Но тут же нашлись и другие, которые принялись обсуждать различные экранизации этого литературного шедевра …

Конечно же, любой образованный человек знает, что роман «Война и мир» Толстого - классика литературы, и не только отечественной, но и мировой. Многие из честолюбия сознают, что уважающий себя человек должен и тому подобное. Но далеко не все, как мне кажется, знают, на сколько интересным может оказаться для них это чтение.

Я ничуть не заметила, что персонажей слишком много. Говорят, около 500. Все имена на слуху: Болконские, Ростовы, Курагины, Безуховы. Это была встреча со старыми знакомыми, но в новых условиях. Благодаря прекрасному слогу автора и коротеньким главам роман-эпопея читается легко. Прелесть больших произведений, на мой взгляд, заключается в том, что ты полностью погружаешься в атмосферу повествования и живёшь в то время и с теми персонажами. И душа, и мысли с ними. Расставаться грустно. Как с хорошим другом.

Л. Н. Толстой 5 лет трудился над своим детищем. Сколько же таланта, ума, кропотливых исторических изысканий ушло на этот труд! Потомки должны быть благодарны.

Я желаю всем, чьё время ещё не пришло, читать «Войну и мир», чтобы оно всё-таки настало. Жизнь коротка. И может быть стоит поторопить это время?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Требуются родители. История попаданки (Любовная фантастика)

даже ставя писево в жанр "фантастика" не стоит написивать, что партнёр по бизнесу не только обнулил счета и продал активы компании (без подписи второго - сделка ничтожна), но и обнулил ЛИЧНЫЕ счета ВСЕХ сотрудников, включая второго руководителя. это - не фантастика, это - дурь безграмотная.
начиная с элементарного: да откуда ему вообще их знать??? в общем, херня нечитаемая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Драконы тоже любят сладости (Любовная фантастика)

"— Что ты будешь печь, Яночка? — с любопытством поинтересовался дядюшка Марвел.
— Кексы, шоколадный торт, блинчики с творогом, мороженое, творожный крем и орехово-шоколадную пасту."
вы вот серьёзно? "испечь" мороженное, крем и шоколадную пасту? ну, то есть простого "а ещё" - ума не хватило в предложение вставить?
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Глаза зверя (ЛП) (fb2)

- Глаза зверя (ЛП) (пер. Автор неизвестен) (а.с. Тень луны-1) 467 Кб, 133с. (скачать fb2) - Саймон Хиггинс

Настройки текста:



Саймон Хиггинс Тень Луны: Глаз зверя

Элисон Гудмэн

За крутые истории


СУТРА ФУРУБЭ

(«Игнорирование»)

Подготовка

Собраться, очистить разум и оценить свои поступки

Взгляд на себя

Очистить всю ложь, совершенную за день, не рассыпать зерна жизни

Решимость

Закончить счастьем, что успокоит разум.


ТРИ УРОВНЯ ГЛАЗА ЗВЕРЯ

1. Зрение зверя

Соединиться разумом с существом и использовать его органы чувств

2. Двойное зрение

Видеть своими глазами и глазами соединенного животного

3. Управление зрением

Видеть самому и глазами животного, управлять животным, сделав его шпионом или оружием.


ОДИН

Убийство Безымянного


До рассвета еще оставалось около двух часов, светила луна.

В конце темного коридора Нанаши опустился на колено. Он поправил меч на спине, повернул голову налево и направо, пока успокаивал дыхание. Он слушал. Холодная ночь до этого была полна стрекота сверчков. Теперь не было ни звука.

Большое поместье было тихим, и он не посмел нарушать тишину раньше, чем доберется до цели. Холодный ветерок задел пот на его лбу и глаза. Он учуял запах бобового супа с кухни.

Он бесшумно придвинулся к раздвижным дверям.

Нанаши вытащил бамбуковую чашечку из скрытого кармана черной куртки. Вытащив пробку, он склонился к выемке в полу, где держались двери. Нанаши осторожно вылил воду туда. Жидкость растеклась, он медленно считал до пяти.

Он осторожно отодвинул одну из дверей на ширину ладони. Она едва слышно двигалась. Вода сдерживала шум, как он и надеялся. Момент настал. Он не думал о последствиях провала. Ради силы и ясности он старался не думать вообще. Он стиснул зубы и поправил черную ткань, скрывавшую его лицо. Если ему придется отбиваться, стражи смогут увидеть только его глаза. Если он отпустит их живыми.

Нанаши вздохнул. Конечно, приказ был четким. Забрать документы. Не убивать. Конечно, к правилам руку приложил Богомол. Ох и он! Однажды так их всех убьют. Нанаши представил худое лицо Богомола, взгляд глубоко посаженных глаз, что менялся чаще, чем тучи проносились по летнему небу: в один миг там была яростная решимость, в другой они сияли от гордости, граничащей с нежностью. И почти в каждом взгляде была нотка грусти, сильная вера. Мальчик на миг опустил голову. От его веры все было трудно!

Нанаши успокоил мысли и вдохнул холодный предрассветный воздух. Прикрытые тканью, его ноздри раздувались.

Внутри соседней комнаты, наверное, через пару стен, кто-то сильно потел. Или сильно простыл старик, или кто-то юный был напряжен. Собакам, волкам и лисам они пахли одинаково. Как и для Нанаши.

Обучение не дало ему повышенного обоняния. Это Паук называл «остатком». Отдельные способности порой задерживались в Нанаши после того, как он объединялся зрением, когда сосредотачивал разум на ближайшем звере или птице, чтобы видеть их глазами. Многие способности быстро угасали, и он знал, что эти силы тоже могли вот-вот исчезнуть.

Он осторожно открыл обе двери. Особая диета дала ему ночное зрение, Нанаши осмотрел комнату перед собой.

Она была прямоугольной. Простые стены. Татами на полу… из камыша. Дальнюю стену разбивала одинокая тонкая дверь из бумаги. Не было видно стражи, но запах пота стал сильнее. Он исходил из-за двери.

Он разглядывал пол комнаты перед собой.

«Странные маленькие тени».

Пол был покрыт аккуратными рядами железных тетсубиши: острых штучек с тремя шипами, и острия могли быть покрыты ядом. Они были выкрашены в соломенный цвет, чтобы сливались с татами. Нанаши вытащил из-под меча на спине мягкий мешок и вытащил из него черную грубую ткань.

Сопоставив рулон ткани с дверью вдали, он склонился в комнату и взмахнул запястьями. Рулон быстро развернулся по прямой. Он разворачивался и становился все тоньше, укрывал пол с шуршанием. Нанаши смотрел, задержав дыхание. Ткань закончилась в трех больших шагах от двери. От ткани исходил резкий запах с нотками хурмы и водорослей. Но Нанаши был рад ткани. Любой шип, проткнувший ткань, будет покрыт сухим противоядием.

Эта дверь была последней, если записи старого Барсука не врали. Уверенности не было. Обезьяна в библиотеке часто портила карты и записи, и Барсук, хотя мог говорить и читать на разных языках, часто отказывался расшифровать испорченные записи.

- Сам пойми, мальчик, - говорил он сотни раз, - или твой ленивый мозг высохнет, как водоросли на камнях!

Нанаши покачал головой. Спасибо, Барсук! Все же он не мог так далеко прыгнуть от ткани до двери, не под таким углом.

Двигаясь на четвереньках, Нанаши медленно ступал по ткани, равномерно распределяя вес, проверяя сначала светом каждую точку, куда переходил. Если бы он надавил на ткань сильнее, она начала бы рваться от острых концов тетсубиши.

Он добрался до конца ткани и осторожно вытащил меч из ножен на спине. Склонившись на краю ткани, Нанаши разбросал лезвием меча тетсубиши, они тихо позвякивали. Он медленно выпрямился и осторожно ступил на кусочек пола, который расчистил, держа перед собой меч. Кончик лезвия замер на высоте горла. Нанаши шел вперед, он сделал три быстрых шага и прыгнул к двери.

Он отбросил последние тетсубиши, приземлился беззвучно, скорчившись, у бумажной двери. Нанаши огляделся, спрятал меч и снова осторожно налил воду, чтобы дверь открылась не так шумно. А потом встал на ноги, медленно считая, и вынул меч. Кончиком его он осторожно приоткрыл дверь. Ноздри раздувались.

Эта комната тоже была прямоугольной, но не такой пустой. Низкий столик в китайском стиле стоял в дальнем конце под окном с запертыми ставнями: стол из запятнанного кедра с золотой гексаграммой на боку. Как и говорилось, документы должны быть там.

Как всегда, он сначала осмотрел комнату. Ловушек видно не было. Запах пота здесь был очень сильным, это мог быть страж, ожидающий момента для атаки, прячущийся в тесном углу. Но в каком? И был ли страж лишь один? Из-за стола доносились терзающие звуки. Нанаши улыбнулся, учуяв грызуна. Весьма кстати! Кто-то недавно поел, и мышь искала крошки, которые не заметила служанка.

Он опустился на колени и прижал меч к бедрам. Глядя во тьму, Нанаши направил разум к источнику шума. Его руки задрожали. Он глубоко вдохнул, закрыл глаза. Шум прекратился. Тихий шорох. Нанаши скривился и зажал нос, запах в комнате вдруг стал слишком сильным.

Мышь выбежала из-под стола, быстро водя носиком. Глазки поблескивали.

Нанаши видел теперь, словно сквозь мерцающий слой воды. Нанаши видел то же, что и мышь, врага, что ждал у двери. Страж был не обычным. Он был в темном плаще и капюшоне. Черная броня без знаков виднелась под плащом. Он резко повернул голову, словно уловил движения мыши. Сердце Нанаши колотилось. Под капюшоном врага поблескивала маска из сетки. Прямой меч висел на спине в стиле убийцы, но с ним был и деревянный посох бо. Он был крупным мужчиной.

Нанаши вернул свое зрение, заставил глаза открыться. Он растерялся, а потом сосредоточился на столике впереди. Он заметил мышь, а та убежала под стол. Через миг у двери он уловил размытое движение, услышал свист крутящегося бо.

Странный страж на большой скорости появился перед ним, взмахнув посохом в сторону головы Нанаши.

Нанаши пригнулся и побежал мимо ноги стража в последнюю комнату. Он выгнул спину и ударил мечом по ногам врага, пробегая мимо, но посох опустился быстрее, и лезвие глубоко впилось в дерево. Высвободив меч, Нанаши вскочил на ноги у столика, повернулся к врагу. А тот пробежал по комнате, крутя посох, он двигался слишком быстро для своего размера. Нанаши поежился.

Его враг надвигался на него. Посох пел в воздухе, приближаясь горизонтально к его шее. Нанаши отбил посох тупой стороной меча, пригнулся и направил сильный удар по самому посоху.

Раздался треск, бо развалился на две части, упавшие на пол. Страж развернулся и выхватил меч из-за спины с легкостью. Схватив его двумя руками, он пошел к цели на опасной скорости, меч свистел, рассекая воздух над ним, лезвие блестело как молния перед лбом Нанаши.

Нанаши невольно выбрал действия, что знал лучше всего. Умелые движения, что тысячу раз тренировал, пока они не стали его частью.

Повернув плечо к угрозе, Нанаши занял низкую стойку и повернулся к пустой точке рядом с противником, дав врагу воспользоваться его неловким положением. Он смотрел вперед, следил за движениями, пока враг не подошел достаточно близко, чтобы ударить.

И он подошел.

Нанаши резко выпрямился и ударил. Внезапная перемена в росте и расстоянии помешала стражу. Тот не успел ударить, меч Нанаши быстро задел поднятые руки. Лезвие впилось в броню. Нанаши направил силу, кряхтя, сдвинул врага на шаг. Этого хватит. Давя на перчатки врага, Нанаши резко убрал меч и с силой опустил его на плечо мужчины. Это было рискованнее, чем на голову, но ему приказали не убивать.

Страж хотел остановить меч, но двигался слишком медленно, чтобы помешать. Приглушенный звон, треск ткани. Лезвие Нанаши разорвало плащ, открыло броню на плече и соскользнуло. Страж заметил шанс, повернул меч и ударил.

Вдруг холодная сталь прижалась к потной шее Нанаши. Он застыл, опуская меч.

- В следующий раз ты умрешь.

Голос стража был приглушенным, но было слышно насмешку. Гигант в броне убрал оружие, сдвинул ткань и снял черный шлем.

- Да, это я. Ты понял, Нанаши? Тебя убили бы. Здесь и сейчас.

Где-то снаружи закричал петух.

Нанаши спрятал меч и развязал черную ткань на голове. Она промокла от пота, а теперь холодный воздух жалил его кожу.

Паук, он же страж, смотрел на Нанаши с ухмылкой. Он изгибал губы на выбритом лице.

- Бодрее! То движение было очень быстрым, знал?

- Быстрым, - Нанаши ударил себя по шее, - но не спасло. К чему тогда скорость?

- Не мне объяснять… - Паук ткнул его, - но расслабься, малый! – он улыбнулся. – Всегда такой серьезный! Когда ты будешь похож на меня? Я не даю ничему тревожить меня, даже если смерть близко. – Нанаши слышал привычную насмешку в тоне Паука. Она относилась отчасти у Нанаши, отчасти к нему самому.

Несмотря на нервное предвкушение, мальчик криво улыбнулся в ответ. Хотя Паук был напарником Нанаши в боях, учил его использовать необычное оружие, как метательные кинжалы, дымовые бомбы, но крупный парень любил и веселить его. Так получалось само по себе. А еще он отлично играл роли, притворяясь важным торговцем шелком или трудягой. Он всегда первым находил повод повеселиться, осветить тьму, а потом посмеяться над своими ограничениями.

У них было много общего. Хотя Паук был старше, его тоже бросили ребенком на пороге приюта Серого света в Эдо. Его тоже забрал и обучил Орден. Но, в отличие от Нанаши и всех, кого он знал, Паук был очень высоким и крупным, словно был рожден борцом. С силой быка в мышцах он показывал невероятную физическую силу, но очень долго развивал в себе ловкость и бесшумность. Нанаши знал, что Паук порой расстраивался, но долгие тренировки помогли ему развить тихую поступь.

А еще ему нравилось рассказывать о своем телосложении: о том, сколько он весит, и сколько ему нужно есть.

- Когда Цапля нашла меня в рисовом мешке на улице у наших ворот, - рассказывал он. – Я уже был таким большим, что она повредила спину, поднимая меня, и врачу потребовалось много горячих иголок. Месяц лечили, - а недавно после тяжелой миссии в уединенной долине Паук хвалился, что, пока прятался, ему пришлось из-за голода проглотить три ящерицы и целого дикого гуся. Сырыми. – Но не клюв, - серьезно говорил он, глаза блестели. Нанаши назвал его лжецом, Паук схватился за меч, злясь, словно его оскорбили. Нанаши тогда вздрогнул, и Паук рассмеялся и хлопнул его по спине со словами. – Все такой же тощий и пугливый!

Но сегодня Паук старался быть серьезным. Он взял себя в руки, когда свет лампы прорезал тьму в соседней комнате. Нанаши посмотрел на порог. Стало ярче, и он услышал шелест ткани. Приближался брат Орел, его лысая голова блестела, а длинная косичка привычно падала на плечо. Он нес в руке бумажный фонарик на палке, а в другой – метлу. Орел ступал осторожно, отметая метлой тетсубиши.

Паук и Нанаши одновременно поклонились. Они выпрямились, и Паук посмотрел на Нанаши, говоря взглядом, чтобы тот был смелее.

Брат Орел кивнул им с типичной сдержанностью. Он вскинул бровь, глядя на Паука.

- Докладывай.

- Мальчик старался быть незаметным, - сказал Паук серьезно и с уважением. – Он сдерживался, помня о приказе – не убивать. Его техника теперь плавная. Завершенная.

- А он нет? – Орел погладил короткую седеющую бородку. – Скажи, мог ли он убить тебя, если бы его не сдерживал приказ? Мог ли он бить смелее и увереннее?

Паук задумался и кивнул.

- Хорошо, - Орел посерьезнел. – Тогда истинная проверка пройдет в поле, - он увидел улыбку Нанаши. – Нннгх… - этот звук говорил Нанаши, что Орел сильно задумался. – Первое настоящее задание. Может, ты и не готов, но мир больше ждать не может. Пора. Ты засияешь или падешь. Огонь должен пробудиться внутри. Мы сделали все, что могли.

Нанаши опустился на колено и склонил голову.

- Благодарю, Великий учитель, но… я не провалил проверку?

- Хватит. Встань, - нетерпеливо махнул Орел. – Не провалил, а прошел. Мы сковали тебя приказами. Это была проверка умений, так ведь? Проверка со сложностями. Смог бы ты украсть документы, защититься и уйти, если тебе запретили убивать? Ты это сделал, так ведь?

Мальчик медленно встал и кивнул, глядя в пол.

- Но я не выстоял. Мне не хватило умения.

- Так всегда, - улыбнулся Паук. – Это невозможная проверка. Никто не проходит ее. А если бы это была миссия, была такой сложной, то пришлось бы биться со стражами изо всех сил, убивая.

- Не понимаю, - Нанаши смотрел на наставников.

- Это проверка, - Орел ткнул его руку метлой, - послушания, а не боевых умений. Как этот Нанаши отреагирует на миссии, которые могут закончиться ранами или чем хуже? Потому эта проверка всегда идет перед испытаниями в поле. Проверка характера. Ты сдержал себя, как и требовалось. Твоя «смерть» логичный результат послушания. Ты прошел, мальчик. И наградой, по традиции, станет то, чего у тебя еще не было. Настоящее имя.

Воины-монахи переглянулись с пониманием. Паук рассмеялся, прикрыв рот рукой в перчатке.

- Но у меня есть имя, - сказал Нанаши. – Разве не так?

- Вспомни тот великий сложный день, - сказал Паук, - когда ты сменил жизнь в нашем приюте на жизнь в этих стенах. Когда началось твое обучение. Когда мы оставили тебя в твоей комнатке, мы изменили твое имя, помнишь?

Нанаши медленно кивнул.

- Брат Орел сказал, что я не могу больше быть Го, потому что это детское имя, и раз меня выбрали, мне нужно имя получше.

Орел покачал головой.

- Ты был так рад, что тебя выбрали, но расстроился, что оставил друзей. Ты знал, наше решение делает тебя особым, но это запрещало тебе посещать место, откуда ты прибыл, - он вдохнул. – Особые одиноки.

Нанаши сглотнул, пытаясь вспомнить лица других детей. Орел продолжал.

- Это тяжело, но таково давнее правило, это часть нашего Скрытого пути, это нас и защищает. Но ранит сердце, потому ты и не помнишь мои слова в тот день. Я не говорил, имя получше. Я говорил о более подходящем имени. Го, конечно, имя, но означает «пятый». С того дня, как Цапля нашла тебя в корзине на пороге до дня, когда тебя выбрали для обучения, ты был просто пятым сиротой. Это имя не подходило тебе потом.

- А теперь, - добавил Паук, - пора изменить его в третий и последний раз, это имя будет с тобой до смерти.

- Мы тебе не рассказывали, - Орел позволил смешок, - но Нанаши значит «безымянный». С детства до конца обучения каждого ученика, мальчика или девочку, зовут Нанаши. Наш Орден мал, обучение интенсивно, так что мы готовим лишь одного кандидата за раз, и имя его никто не может узнать!

Нанаши смотрел на учителей.

- А я-то думал иногда у монастыря… почему некоторые удивляются, услышав мое имя. Теперь понимаю.

- Хорошо, что они промолчали, - улыбнулся Орел. – Мы бы рассказали раньше, но пришлось соблюдать традиции. Но каждый ученик – Нанаши до этого момента. А потом после проверки им дается титул, имя тем, кто проверял, - он указал на Паука. – Обычно имя дается по успешной технике, стратегии или навыках Старой страны.

- Он чуть не убил меня движением меча, - сказал Паук. – Угол, резкий поворот, а потом как встанет, как ударит лезвием по рукам, как начнет толкать…

- Да, - брат Орел указал на Нанаши. Глаза мужчины загорелись. – Твоя фирменная атака… Тсукикагэ. А если записать слово, оно будет значит «тень луны».

Паук положил ладонь в перчатке на плечо мальчика.

- Так тому и быть. Нанаши убит. Он возродился как Тень луны, - он отошел и вместе с братом Орлом поклонился мальчику.

- Спасибо, - он поклонился в ответ. – И теперь… я Тень луны.

- Тень луны из Серого света, - мягко говорил Орел. – Богомол старался научить тебя сочувствию, как и искусству дуэли. Паук, последователь Хачимана, старался обучить тебя ярости бога войны. Помни о том, чему тебя научили, следуй всему, что тебе дали Богомол и Барсук. И помни о том, что я скажу сейчас: стар ты или мал, но своей судьбой ты управляешь сердцем, - он посерьезнел. – Ты ведешь себя к славе или разрушению.

Тень Луны кивнул.

- Я готов, Великий учитель.

- Да? – брат Орел задумался на миг, а потом кивнул Пауку. – Оставь нас, - Паук поклонился и ушел. – Что ж, Тень Луны… - улыбнулся Орел, когда его ученик просиял от звука нового имени. – Как ты вырос! Твоими умениями мы можем гордиться.

От похвалы учителя глаза мальчика стали горячими. Орел сделал паузу, словно искал верные слова, а потом медленно продолжил.

- Вскоре ты столкнешься с опасным миром, будешь служить нашему господину, Сёгуну, среди его врагов. Как глава нашего Ордена, я хочу, чтобы ты ответил мне.

- На что угодно, наставник, - Тень Луны захотел встать на колено. Орел остановил его взмахом руки.

- Скажи: когда все превращается в дым, а твой выбор покрыт пылью, чей голос будет вести тебя? Каждый учитель на тебя повлиял, показал свой взгляд на мир. Но чей голос будет вести тебя, когда вокруг хаос? – Орел пристально смотрел на него. – Подумай, пока я поведаю тебе секрет.

Тень Луны внимательно слушал. Ему было любопытно, ведь брат Орел никогда не говорил о себе, но и был рад за время подумать. Вопрос был странным, это часть последней проверки? Он не мог ошибиться!

- Я не с рождения умел видеть глазами зверя, - сказал Орел. – Меня растили как самурая, почти не зная древние теневые искусства.

Тень луны молчал, ощущая груз секрета Орла.

- Как юного воина, меня выбрали служить йоджимбо, телохранителем, защищать беспечного и непопулярного лорда Ябу, пока он путешествовал. Он был жестоким, ужасно относился к своим подчиненным. Он легко заводил себе врагов. Высоко на одинокой тропе в горах на нас напали наемные убийцы из теневого клана Ига. Мы боролись, но лорд Ябу и его приближенные погибли в тот день… молодых забрали в плен.

- И вас, наставник, - понял Тень Луны. Орел кивнул.

- Меня держали в надежде узнать о союзниках Ябу, но… хоть они и старались, я ничего им не сказал. А со временем начал ощущать их восхищение. Конечно, я не смог защитить лорда Ябу, я хотел умереть. А как-то ночью напали на сам клан Ига, и это был старейший теневой клан Фума. Я нашел в хаосе меч. Воспитание самурая говорило мне убить Ига. Но я решил спасти их. Чтобы они были в долгу у меня. Этого никто не ожидал! Но такой была судьба.

Мальчик видел, что взгляд Орла ушел далеко в прошлое.

- И они отпустили вас?

Учитель печально улыбнулся.

- Мне некуда было идти. Я понял это в плену, весь мой клан погиб в бою, его предали союзники Ябу, человека, ради которого я терпел пытки. Моя жизнь самурая на этом закончилась. И я жил среди Ига, стал одним из них, даже узнал древнее умение, которое передал тебе. А судьбоносное задание столкнуло меня с настоятелем Ордена Серого света. Он умирал, и, к моему потрясению, он попросил Сёгуна, чтобы я занял его место. Это было невиданно, но так должно было быть.

- Так это сработало, - Тень Луны смотрел на него, - потому что вы всегда слушались себя. Следовали своим инстинктам.

- Хороший ответ, - Орел похлопал его по плечу. – Помни его там, - он указал широким жестом над сияющей головой на мир за стенами.

Вдали завыла одинокая собака.

ДВА

Чашка чая и колодец


Тень Луны проснулся через час после заката. Он сел на пятки на матрасе, потер глаз и уставился на стены крохотной комнаты. Его предрассветная проверка истощила его, хотя он подозревал, что причина была в бессонных ночах.

Три ночи он лежал на спине с полночного звона в храме до рассвета и смотрел в потолок, думая о том, какая проверка его ждет, пройдет ли он ее. Теперь все было позади, и он с радостью выполнил приказы брата Орла: «Возвращайся в комнату. Отдыхай день и ночь. Приготовь предметы и одежду для первой настоящей миссии».

Вдали, за тонкими деревянными стенами и бумажными раздвижными дверями раздавался голос брата Орла, но слова было не разобрать. Они доносились из маленькой кухни монастыря вместе с шипением сковороды и запахом чуть поджаренного лука. Он услышал голос Цапли. Ее тон был удивительно резким. Тень встал и потянулся, в животе урчало, и он отметил, что ужин приготовили вовремя.

Он посмотрел в узкое окно высоко на стене. Снаружи было уже темно, он упустил шанс совершить вторую фурубэ за день. Тень вздохнул. Сутра должна быть произнесена, чтобы успокоить, каждое утро и вечер перед тем, как действовать.

Он криво улыбнулся. Его предупреждали не пропускать сутру, это могло стать плохой привычкой. Но если он пропустит ее сейчас, лишь в этот раз, а наверстает чуть позже, кто узнает? Нужно было опередить Паука на кухне, ведь тот мог проглотить одного или двух борцов сумо.

Тень отодвинул дверь и выскользнул в темный коридор, следуя за заманчивыми запахами. Теперь имбирь, кедровые орешки и редька оказались на горячей сковороде. Такого пира не было давно. Он был в двух шагах от двери кухни, когда услышал, как Цапля произнесла его имя. Тень Луны замер, надеясь, что она с Орлом слишком заняты разговором, чтобы услышать или ощутить его присутствие в коридоре.

- Ты всегда стараешься его защитить, - услышал он мягкий голос Орла. – Может, потому что ты нашла его брошенным в то утро.

Тень луны присел, едва дыша, чтобы их острый слух не уловил его. Он повернул голову на бок и разомкнул зубы, чтобы слышать лучше. Ответ Цапли был спокойным, но в словах звенела тревога.

- Перестань, Орел. Разве все мы не полюбили его сильнее, чем стоило? И моя тревога… не материнская, а профессиональная.

- Ты слышала отчет Паука о последней проверке Тени Луны. Он тоже сильно мягок к нему? Да, он считает мальчика младшим братом, но его мнение в таком деле важно. Талант Тени Луны исключителен, а теперь у него еще и отточенные навыки. Юный или нет, но он может разобраться с горсткой хороших самураев, а в одиночку, возможно, одолеет даже шиноби. Не забывай, как мы работали над ним. Ты ошибаешься. Он наш шедевр, и он готов.

- Я не сомневаюсь, что его навыки готовы, - тихо сказала Цапля. – Но он – нет. Это наша ошибка: он почти не пробовал жизнь, мир. Он знает мало людей. Его сила впечатляет, да, но отсутствие опыта опасно. Это слабость, и это может…

- Привести к его падению? – Тень услышал, как Орел высыпает что-то со сковороды в миску. – Я сказал, что он сможет. Он справится и вернется живым. По двум причинам. Ты забыла, что предсказала Белая монахиня, когда указала на него среди других сирот, хотя тогда он был маленьким и болел?

- Конечно, нет, - прошептала Цапля. – И она не ошиблась насчет его связи с животными. Что за вторая причина?

Тень придвинулся ближе к двери, он был взволнован. Белая монахиня! Паук рассказывал о необычной буддийской провидице, она приходила в Орден раз в несколько лет, и у нее были древние знания, названные проницательностью. Такие люди могли видеть истинную сущность незнакомца или замечать то, что приготовила им судьба. Его выбрали из-за нее?

Орел за дверью раздраженно вздохнул.

- Вторая причина? Я сказал, что он справится, потому что он должен. Наших агентов теперь ждут сложные миссии. Это задание предназначалось не ему, ты знаешь сама. Но нам нужно лицо, которого враги не знают, да, это задание для более опытных, а Тени стоило дать что-то проще. Но ты знаешь, что тот, кого мы выбирали для миссии, судя по отчету, сильно ранен, может не дожить до следующей недели. Мы загнаны в угол, но если Белая монахиня не ошиблась в нем…

- Ты глава Ордена и дорог моему сердцу, - медленно сказала Цапля. – Прошу, услышь мое предупреждение. Отправлять его на это задание, когда его опыт похож на тень, все равно, что ставить чашку для чая на край колодца.

Орел фыркнул.

- Нам остается лишь надеяться… - он резко замолчал. Тень Луны услышал шелест ткани и бесшумно развернулся. Он поспешил в свою комнату. Он закрыл свою дверь, и тут отодвинулась дверь кухни.

- Это был он? – услышал Тень шепот Цапли. – Как мы его не услышали? Мы так увлеклись спором?

- Я говорил тебе, что он хорош, - проворчал Орел. – Кто еще мог бы подслушать нас? Видишь? Он готов.


Глава третья:

Новые лица на Персиковой горе


Серебряный Волк расхаживал по пустой комнате. Его руки были сцеплены за спиной, военачальник опустил голову, бормоча мысли вслух.

Его новая команда будет тут с минуты на минуту. Знатоки. Но смогут ли они работать вместе? Они были странными. Начнут ли они ссориться еще до того, как встретятся с врагами? Операция дорого обойдется. Один особый наемник мог обойтись ему дороже всех остальных…

Серебряный Волк остановился и повернулся к двойным раздвижным дверям.

Свет лился из широкого окна в другом конце длинной комнаты, во дворе замка звякали острые боккены, деревянные мечи для тренировки.

Возле окна висела броня Волка на деревянном шесте в форме Т. На горизонтальной балке рядом с броней висели для любимых меча.

В трех шагах левее от брони стояла толстая планка белого дерева между полом, покрытым тростником, и подоконником.

Он смотрел на военную маску из кожи, где изображалось страшное оскалившееся лицо. Одна секция на груди его брони изображала ребра, крашеная кожа была прицеплена к медным выступам. С мелочами, сильная и подвижная броня его должна была восхитить его гостей. Серебряный Волк фыркнул.

В последние месяцы долгой гражданской войны, когда сильнейшие лорды соперничали за власть в Японии, он доказал себя своим благородным предшественникам, показал бесстрашие в бою. Серебряный Волк вел своих людей под знаменем Токугава, он помог сокрушить врагов Сёгуна, дал ему власть над всей землей. И какой была награда? Она не совпала с обещанием, из-за которого он так отважно сражался.

Будущий Сёгун обещал, что когда земля будет под его правлением, Серебряный Волк будет руководить вторжением на корейский полуостров. Как любимый капитан Сёгуна он бы расширил границы империи, вырезал бы имя его клана на камнях чужих замков, где его навсегда запомнили бы завоевателем. Какая ложь! Вместо этого ему дали небольшой сундук золота. А с ним сообщение, что раскалило его. Адский указ.

Вскоре после победы новый Сёгун начал внедрять новое видение, как он это называл. Мечта о новой мирной Японии, королевстве искусства и процветающей культуры… как сад цветов, как писалось в указе. Мир равновесия, что не трогает соседей, но и не впускает никого к себе, как, например, тех варваров издалека, что пытались повлиять. Серебряному Волку и его союзникам приказали забыть прошлое. Немыслимо! Забыть их гордость? Забыть то, для чего была эта броня?

Перемена в поведении нового лидера резала сильнее, чем меч врага. Они дали ему власть, а он оскорбил их кровь воинов.

Император, конечно, не вмешивался. Хотя его считали живущим богом, он был беззубым тигром, лишь символом, не трогающим никого во главе армии.

Нет, теперь все зависело от Серебряного Волка. Он посмотрел на броню. Произведение искусства! Скоро это прекратится. Если все получится.

Он расхаживал по комнате. Он не чувствовал себя предателем, планирующим восстание. Нет. Он был спасителем! Это их так называемый «величайший военный лидер» предал всю знать, каждого самурая в стране. Что хотел получить Сёгун, положив конец боям?

Спокойствие. Мир! Это не для воинов! Серебряный Волк стиснул зубы. Сам титул Сёгуна означал «генерал, подавляющий варваров». Но это варвары помогут Серебряному Волку свергнуть глупого Сёгуна. Его долг – убрать предателя. Заменить его. Восстановить гордость.

Он представил новых союзников-иностранцев. Их круглые лица, зловещие голубые глаза, странную одежду. Редкие в его стране встречали этих людей с дальнего запада, звавших себя европейцами. Он мрачно улыбнулся. И редкие хотели бы, ведь они не купались каждый день, как то делали японцы. Хуже того, они ели не палочками, как подобало, а ножом – оружием – и голыми руками.

Этих варваров интересовали только деньги, они уже сыграли свою роль. Но, чтобы использовать то, что они продали ему, чтобы свергнуть Сёгуна, нужно было преодолеть препятствия. Сёгун был лишь человеком, его можно было легко сокрушить внезапной атакой или просчитанным ходом. Его скрытные слуги тоже не были новичками, они были воинами-магами, так казалось.

Лицо Серебряного Волка напряглось, шрам на левой щеке натянулся. Орден Серого света. Поколениями они были тайными защитниками каждого Сёгуна. Только некоторые лорды слышали о них. Шептали, что одни их имена показывали, что они не из нормального мира, а существуют между тьмой и светом. Тени сумерек, ранний серый рассвет, их умения были мифическими. Но их агенты были реальными, они придут за его новым оружием еще до того, как оно будет построено. Он кивнул с облегчением. Они были не единственными шпионами в стране, теневые кланы могли служить любому заплатившему.

Он посмотрел на мечи. Когда его кузнец воплотит эти планы в реальность, никакая броня не спасет Сёгуна и его людей. Медленные пушки, что выпускали по одному ядру за раз, были теперь всюду. Они были довольно опасны. Но никто не слышал о ружье, выпускающем много снарядов друг за другом с удивительной точностью.

Он представил армию Сёгуна, ряды копейщиков, ожидающих, что его стрелки будут отлетать от выстрелов и перезаряжать оружие, как было с их стрелками. Их рты раскроются под кожаными масками, когда его люди будут просто стрелять, и его новая сил будет сбивать людей и лошадей.

Если он закончит, он, лорд замка Момояма, будет непобедим. Серебряный Волк постучал пальцем по щеке. Он был готов уничтожить их агентов, не загрязнив руки. Искусство и культура! Он покачал головой.

- Мы воины. Судьба воинов – война, - ворчал Серебряный Волк. – И править должны сильные, а не мыслящие творцы!

Во дворе внизу вдруг прекратились крики и звон тренирующихся самураев. Голос главного стража заполнил паузу, пропустил кого-то в башню.

Они были здесь. Пока узнать, не зря ли он потратил деньги.

Серебряный Волк подошел к небольшой мягкой платформе у его мечей и брони. Он опустился на колени и расправил одежду, поправил головной убор.

Двойные двери открылись. Главный страж, высокий самурай со шрамом на лбу, стоял между ними. Он низко поклонился господину и махнул за плечо.

- Ваши… гости, лорд.

Серебряный Волк жестом попросил впустить их. Страж отошел, и пять человек прошли в комнату.

Военачальник осмотрел группу с медленным кивком. Двоих он знал хорошо: крупных самураев с двумя мечами, которого он выбрал сам среди своих стражей. Один из них был очень высоким, другой – низким, но они были мускулистыми в равной мере.

Другие трое были необычными.

- Вы новые и не знаете друг друга, - медленно сказал Серебряный Волк, - потому выслушаем сначала ваши имена.

Серебряный Волк указал на самого неряшливого из новых.

Самый юных среди этих троих, он выглядел подозрительно с густой бородой и длинными усами. Его длинные распущенные волосы свалялись, он носил яркую накидку в заплатках, такие были популярны среди городских игроков. Его шея и руки были покрыты подробными красными и зелеными татуировками карпов и драконов.

- Я Джиро, лорд, - сказал мужчина, быстро поклонившись. Его взгляд бегал. – Умею бросать нож. Не люблю мелкую работу и необычные цели.

Пара местных самураев переглянулась. По их лицам было ясно, что они не рады работать с бандитами. Военачальник улыбнулся. Он понимал их чувства, Джиро был худшим вариантом, но он был полезным. Его одержимость деньгами означала, что он будет действовать без вопросов, и, если что-то пойдет не так, его можно во всем обвинить и подставить кату Сёгуна. Не хотелось бы так потратить верного самурая.

- Моим людям ты не очень нравишься, - улыбнулся Серебряный Волк. – Ничего личного. Просто они гордые самураи, а ты преступник. Они не понимают, каким полезным ты можешь быть… если слухи были правдой, - он указал на белый кусок дерева у подоконника. – Покажи. Прямая линия. От верха до низа.

Без колебаний бандит Джиро полез в накидку. Он шагнул вперед, правая рука трижды взмахнула, словно ударяла хлыстом. Воздух засвистел, черные вспышки полетели от его пальцев, три резких стука заставили всех посмотреть на планку.

Серебряный Волк улыбнулся. Три черных сюрикена, метательных ножиков в форме звездочек, торчали из белого дерева. Они выстроились в идеальную линию. Джиро улыбнулся, гордо покачал головой. Он повернулся к людям рядом с ним и вскинул бровь.

- Впечатляет, - кивнул человек, стоявший рядом с ним. Он был старше Джиро, лысеющий, тощий и гладко выбритый. У него был тяжелый взгляд, простая черная одежда. – Но так ли ты хорош с мишенью, что отбивается? – спросил он, ухмыльнувшись. Он повернулся к военачальнику, схватился за меч на бедре и грациозно поклонился.

- Великий лорд Серебряный Волк, - сообщил он. – Я Акира – профессионал двух школ. Я собираю информацию. Я затыкаю врагов.

И снова два самурая переглянулись, но в этот раз на их лицах было уважение.

- Стареющий профессионал, - пробормотал Джиро.

- Так ты говоришь? – Акира посмотрел на бандита со змеиным оскалом, а потом посмотрел на военачальника. – Я буду рад показать сейчас второй навык, если пожелает милорд, на этом фазане…

- Твои умения мечника хвалили мои союзники, - Серебряный Волк вскинул руку, - так что показывать не нужно. Но я буду требовать терпение, навыки покажете в команде. Все вы!

Акира резко поклонился.

- Конечно, лорд, - он взглянул на единственного гостя, еще не назвавшего себя. – Но я не знаю всех, кто в новой команде лорда.

Высокий крепкий незнакомец повернулся, медленно окинул Акиру взглядом, а потом поклонился Серебряному Волку. Все посмотрели на гостя. Только он открыто носил темное ночное одеяние шпиона или убийцы.

Серебряный Волк смотрел на самого дорогого в команде. Прямой меч висел на спине, лицо человека было скрыто необычным капюшоном. Он был из длинной полоски ткани цвета индиго, обернутой много раз вокруг головы, закрепленной двумя узелками над каждым виском. Узелки напоминали маленькие ушки, но ничто в незнакомце не казалось смешным. Его немигающие черные глаза, плавные движения и аура физической силы делали его опасным.

- А этот человек, - сказал гордо Серебряный Волк, - Бессмертный.

- Я думал, Бессмертный – выдумка, - нахмурился Акира. – Чтобы пугать детей, - он быстро поклонился человеку в капюшоне. – Без обид.

- Сказочка, - выпалил Джиро, - ведь никто не смог бы жить с такой репутацией! Я слышал, что Бессмертному не страшны удары меча! Невозможно!

Из-под капюшона послышался уверенный низкий голос.

- Не только меча, карлик, - Бессмертный окинул Джиро взглядом и низко поклонился Серебряному Волку. – Милорд, мне успокоить этих глупцов представлением?

- Почему бы и нет? – Серебряный Волк издал смешок, пытаясь скрыть свою тревогу. – Но никого не убивай… эта операция уже дорого обошлась!

- Милорд, - Бессмертный прошел, высоко держа голову, в центр комнаты. Он беззвучно вытащил меч и направил на Джиро. – Бандит! – процедил он. – Давай, убей меня! Покажи своему лорду, как ты будешь убивать врагов! – он склонил голову в капюшоне. – Ты ведь уже убивал кого-то?

Зло фыркнув, Джиро быстро выхватил три сюрикена из накидки. Он бросил первый в голову Бессмертного. Высокий убийца присел и ушел от удара. Черная звездочка врезалась в деревянную доску за ним с громким стуком.

- Точнее, бросатель костей, - дразнил Бессмертный, - ты упустил лучший шанс!

Джиро выругался и бросил следующий сюрикен в грудь мишени, но Бессмертный поднял меч в последний миг и заблокировал. Искра отлетела от меча. Черная звездочка отлетела вверх и застряла в потолке.

Два местных самурая открыли рты от потрясения. Низкий ткнул локтем другого.

- Говорят, под этим капюшоном, - прошептал он, - голова выдры с огромными клыками.

Акира посмотрел на сюрикен в потолке и медленно кивнул себе.

- Я тебе покажу! – прорычал Джиро. Он бросил третий сюрикен, в этот раз в живот врага, а потом выхватил кинжал и бросился на Бессмертного.

Серебряный Волк моргнул. Третий сюрикен просто исчез. Что это за магия?

Высокий убийца опустил меч, Джиро промчался мимо, ударив его по груди. Серебряный Волк склонился, задержав дыхание.

Бессмертный не двигался. Джиро замедлился, восстановил равновесие и развернулся, направил кинжал на Бессмертного.

- Как тебе это? Больно?

Низкий смешок сорвался из-под капюшона. Серебряный Волк осмотрел Бессмертного с головы до ног, а потом тоже начал смеяться.

Глаза Джиро расширились, Бессмертный держал третий сюрикен. Он поймал его свободной рукой. Высокий убийца спрятал меч за спину, бросил сюрикен под ноги Джиро, а потом обеими руками укутался плотнее в накидку.

- Что? – Джиро вскинул голову. Его губы были искривлены от потрясения.

Порез был виден на ткани накидки Бессмертного. Но под ним была разрезанная белая одежда и кожа. Но крови не было. Раны не было.

Джиро осмотрел кинжал. Он был сухим. Джиро покачал головой и пролепетал:

- Как? Как… я же порезал тебя! Точно! Я ощутил! Никто не…

- По слухам, - серьезно сказал Акира, - Бессмертного учил теневой мастер Кога Данджо!

- Коге Данджо, говорят, уже триста лет, - прошептал низкий самурай.

- Запомните, - предупредил их Серебряный Волк, - наш неуязвимый друг будет в резерве, пока не попадется то, что достойно его таланта, - он кивнул Акире и Джиро. – А вы вдвоем, вместе с двумя моими лучшими мечниками, будете разбираться с посетителями слабее.

- Милорд ожидает много нарушителей? – Акира скрестил руки.

Серебряный Волк мрачно кивнул, постучал по полу рядом с собой.

- Замок Момояма… Замок Персиковой горы.

Он вздохнул и скользнул взглядом до потолка.

- Это прочная крепость, да, но ее построили не для защиты от грядущей атаки. Не сомневаюсь, наша земля полна шпионов. И кто-то снаружи может захотеть забрать мой новый приз.

- Другие военачальники могут продумать свои планы? – Акира почесал гладкий подбородок.

- Да. Пока я сижу здесь, кто-то из их агентов может попытаться узнать мои планы, - он махнул на наемников. – Но чего бояться, если есть мои стражи, если вы можете перехватить их?

- Именно, - Джиро выпятил грудь. – Мы не подведем.

- Хорошо, - Серебряный Волк улыбнулся и посмотрел на Бессмертного. – Если…

Бессмертный медленно окинул Джиро взглядом, а потом повернулся к господину и поклонился. Бандит нервно улыбнулся.

- Свободны! – проворчал Серебряный Волк.

Невидимые слуги раздвинули двери. Наемники поклонились и повернулись к проходу. Два местных самурая подбежали, собрали сюрикены, короткими мечами они отцепили сюрикены от балки под потолком и от стены.

Военачальник Момоямы дождался, пока комната не опустеет, а потом опустил голову и прошептал:

- Кто сможет это остановить?


ЧЕТЫРЕ

Предупреждения на Большой дороге


Тень Луны улыбался, пока шагал по дороге. Хорошей весенней погоды хватало, чтобы вызвать улыбку у любого, но ощущение свободы удваивало его радость. Он мог видеть, слышать и ощущать так много, и это было в новинку. За свою жизнь он часто покидал комнаты ордена Серого света при монастыре в Эдо. Сначала он бегал за покупками, чтобы научиться хорошим манерам и уметь ответственно тратить деньги.

А потом его заставляли играть в «скрытые поручения», он доставлял или принимал шифрованные послания, а потом это были простые шпионские миссии. При этом он видел разных людей. Но никто все не было так, никогда он не заходил так далеко на запад по этой дороге, Токайдо. Вокруг него теперь были люди из поселений и города, они шли, бежали и хромали. Мужчины, женщины и дети разных возрастов. А еще тут были девушки. Повсюду.

Недалеко от Эдо он вдруг обнаружил, что издалека на него смотрят большие глаза. Они принадлежали сельской девочке его возраста. Она шла она с узелком за спиной и посохом в одной руке. Она была красивой, гибкой и тонкой. Она вдруг улыбнулась ему. Он ощутил, как его щеки краснеют. Тень Луны замер и повернулся к высокому дереву у дороги. Странное чувство заполнило его. Девушки еще не смотрели прямо на него и не улыбались вот так. Он смотрел на дерево, надеясь, что она уже прошла.

Через какое-то время он осторожно оглянулся и посмотрел на дорогу впереди. Девушка была уже далеко, шагала спешно, пытаясь явно догнать маленькую группу фермеров, что почти скрылась за изгибом дороги.

Она добралась до них, и его тревога угасла. А потом они ушли.

Тень отругал себя за трату времени и пошел дальше. Он оглянулся на Эдо, его пронзил укол пустоты. Он резко понял, что скучает по Орлу, Цапле, ворчливому Барсуку, Пауку и даже Богомолу, хоть тот и устраивал тяжелые тренировки. Да, орден Серого света был ему почти семьей. И хотя все было новым и удивительным, часть его уже хотела… домой. Мир был одиноким местом для того, что был в нем один.

Тень вспомнил, как они с Цаплей говорили об одиночестве.

Хотя Паук рассказывал, как использовать дымовые бомбы, именно Цапля учила юного Нанаши, как их делать. Она же научила его, как сражаться коротким нагината, посохом с изогнутым лезвием, и тренировала его использовать скрытность, яды и снотворное.

Он вспомнил осенний день с теплым солнцем и золотыми листьями под ногами. Цапля учила его в саду монастыря, проверяла его знания в травах и цветах, которые нужны были для создания зелий. Он раз за разом неправильно называл простой цветок, и ее теплый взгляд постепенно становился строгим, а шаги – напряженными. Наконец, она раздраженно зашипела. Жестом заставив их сесть, Цапля всмотрелась в его лицо.

- Нанаши-кун, - заявила она, - почему ты здесь и не здесь? Где сегодня твой разум?

- Это из-за сна, - признался он. – Я думал о нем. Я видел двух людей. Думал, они фермеры, - он посмотрел в ее влажные глаза. – И они были моими родителями.

Сильное лицо Цапли смягчилось. Она провела длинными пальцами по ее волосам.

- Бедняга. Я тоже знаю одиночество, - пробормотала она. Глядя на него, Цапля рассказала Нанаши свою историю. – Думаю, ты уже знал, что я была женой военачальника, - начала она. – Высокого класса. Но редкие знают, как я начала служить Сёгуну в ордене Серого света.

Она рассказала о роскошной, но одинокой жизни в крепости, о благородном, но далеком муже, который жил ради славы в бою. Ее подругой была лишь стареющая служанка по имени Токи.

- Однажды летом, - рассказывала Цапля с напряженным лицом, - мой муж повел армию на сильнейшего врага. Он пал, его людей распределили на другие места. На нашу крепость напали, а после осады ее подожгли. Я взяла нагината и была готова сражаться на смерть, но Токи остановила меня, сказала, что есть другой выход. Она сказала мне, что она не та, кем я ее считала, что я не знала ее, но она любила меня, как дочь, и могла забрать нас из огня и от врага.

- Как? – прошептал Нанаши. – Токи-сан была волшебницей?

- Нет, - Цапля вскинула палец. – Но она не была простой служанкой. Токи-сан была агентом теневого клана.

Цапля была в замешательстве. Ее единственная подруга оказалась шпионкой, внедренной в замок кланом Кога, чтобы шпионить для врагов ее мужа Цапли. Но Токи не выдавала их врагам. Полюбив девушку, как дочь, она уже годами не докладывала клану. Токи верила, что ее посчитали мертвой. Не Токи, а жажда славы мужа Цапли привела к разрушению их свободу.

- Используя дымовые бомбы, укрытия и саму осаду, Токи помогла мне сбежать, - сказала Цапля. – Мы убежали в Мияджиму, где она научила меня своим тайным искусствам, чтобы бывшая госпожа не была беспомощной в огромном мире. Мы жили много лет мирно. А потом я осталась одна. Ужасающе одна.

Цапля сглотнула и продолжила:

- Умирая от старости, Токи попросила меня пойти в Эдо и найти отличного ученого, которым она давно восхищалась. Я исполнила ее последнее желание, и когда нашла его, ученого только недавно приняли на службу Сёгуну. Ты знаешь его как Барсука. Услышав мою историю, он понял, что мое обучение у Токи сделало меня полезной для ордена Серого света. С его поддержкой началась моя новая жизнь. Я взяла новое имя и уже никогда не была одинокой.

Нанаши сидел в залитом солнцем саду, где летали воробьи. Он вытер щеки.

- Я не чувствую себя сейчас одиноким.

Улыбаясь, Цапля обняла его и погладила по волосам.

Теперь у Нанаши было новое имя, но, в отличие от Цапли и остальных, он ощущал одиночество.

Он вдохнул и медленно улыбнулся.

«Забудь о тоске, от взгляда той девушки у меня были интересные ощущения», - Тень задумался, не сможет ли пересечься с ней и фермерами еще раз.

Он покачал головой, прогоняя мысль. Что с ним такое? Что ему до девушки, когда его ждало важное задание? Тень поспешил. Долгая дорога и опасности оставались впереди.

Многие звали людную Токайдо «Большой дорогой». Она шла от восточной столицы Эдо, дома Сёгуна, вилась на запад и юго-запад через горы, вдоль моря и мимо множества рек, чтобы привести в Киото, где жил император.

Тень постоянно поглядывал на лес по обе стороны дороги, пока шел. Он знал, что многие части дороги были опасными, там прятались бандиты, воры и обманщики.

Эти злодеи использовали все силы, ложь и хитрые схемы, чтобы лишить путников их денег и оружия, а порой и одежды.

Старик с одной рукой преградил путь Тени. От него пахло сливовыми благовониями, он махал над головой бумажным талисманом и кричал:

- Продажа! Удача! Всего три медяка! – Тень быстро обошел его и ускорил шаги, пока торговец не сдался.

Он заметил, что почти все двигались по Токайдо пешком. Помимо воинов, люди на лошадях встречались редко, да и телеги лошади тянули редко. Богачей несли в паланкинах, резных коробках на шестах, которые поддерживали двое и четверо силачей. Возле каждого поселения дорогу обрамляли гостиницы, лавки с едой и сувенирами. Тень потрясенно смотрел, как в одном городе богача несли в паланкине, расписанном золотом, к таверне. Самурай-охранник этого торговца оттолкнул бедняка, который сидел и просил еды, от крыльца.

Впереди его ждал барьер Хаконэ, и Тень надеялся, что пересечет его без проблем. Дорога проходила около пятидесяти городов между Эдо и Киото. И там, где она переходила из территории одного военачальника в другую, стояли посты проверки. Их охраняли самураи и воины с копьями. Пройти можно было только с документами. Тех, кого ловили с поддельными бумагами, могли убить на месте.

Тень Луны знал, что его документы настоящие, одобренные самим Сёгуном, но го предупредили, что наглые самураи на постах порой ошибаются. Они могли сразу невзлюбить некоторых путников. Порой по ошибке убивали путников с документами и даже священников.

Перед тем, как покинуть Эдо, Тень запомнил карту дороги. Он хотя бы не должен был потеряться. Он мог ясно видеть путь, когда закрывал глаза. Далеко за горами Хаконэ, что возвышались впереди, он повернет на юг, потом на восток к городу Фушими. Логово Серебряного волка, лорда замка Персиковой горы.

Он вспомнил, как Барсук описывал этого лорда. Яростный ветеран войны, снаружи верный Сёгуну, но, судя по слухам в ордене Серого света, он затевает мятеж. Хитрый и беспощадный мужчина, как говорил Барсук.

Тень миновал деревню, где новая волна путников заполнила дорогу из земли и гравия вокруг него. Одежда каждого человека указывала на его профессию или место в обществе. Тень разглядывал в тайне незнакомую форму, пока ходил мимо них, придумывая, как укрыть себя.

Были здесь фермеры с корзинами за спинами. Там они несли овощи, мешки с соевыми бобами, рисом или зерном. Он видел носильщиков, крупных потных людей, которым платили за переноску чужого груза. Писари в одеяниях своих рабочих мест со свитками под рукой. Некоторые из них были еще юными и работали на богатых торговцев.

Тень прошел по извилистой дороге в лес у Хаконэ. Деревья стали выше и гуще. Дорога стала темнее. Большие рощи бамбука появились по бокам дороги. Отличное укрытие для бандитов!

Набор путников вокруг него снова изменился. Он заметил несколько горожан. Было больше фермеров, все двигались группами для безопасности. Тень заметил несколько безработных самураев, ронинов, воинов без господина. Мечи для найма!

Дорога была усеяна и священниками, монахами и, что было важно для Тени, пилигримами разных возрастов. Их присутствие поможет ему быть незаметным в пути, сегодня он был одним из них. Большая часть пилигримов шла в известный и популярный храм в Исэ, где, как говорили, исполнялись молитвы и желания.

Для стражей барьера Тень Луны был обычным юным пилигримом, идущим в Исэ. На его спине висел свернутый матрас из тростника, как у многих пилигримов, чтобы он мог спать по пути на землях храмов. Но в его свертке был меч и много разных предметов.

Под его плащом путника, сделанном из слоев пропитанной маслом бумаги, висели два тканевых мешочка со свитками с молитвами. Там были его сюрикены. Под его широкополой соломенной шляпой, ярко раскрашенной духовными знаками, пряталась маленькая дымовая бомба.

И у него было больше серебряных и медных монет, чем у обычного пилигрима. Деньги для съема комнат, покупки еды и нового оружия, или для платы информантам. Монеты были глубоко в его поясе на животе, который еще и согревал его и, как говорили, приносил удачу.

На миг он замечтался, затерялся в запахах незнакомых цветов у дороги, странных запахах прохожих. А потом он заметил белку, прыгающую по веткам дубов у дороги. Тень замер и улыбнулся, глядя на серый мех.

Его глаза загорелись. От новых видов и запахов он осмелел, мир казался полным чудес и возможностей. Пора экспериментировать.

Брат Орел учил его «ловить взгляд зверя», входить в разум животного и на короткое время овладевать его глазами и другими чувствами. Орел говорил ему, что, кроме базового «зрения зверя» было еще две стадии выше для этого древнего знания. Второй уровень был «двойным зрением», когда можно было видеть глазами зверя, но при этом и своими тоже.

А третий, и последний, уровень назывался «управлением зрением». Такое можно было применять только на сложных животных. Дело было не только в использовании чувств. При управлении можно было заставить зверя подчиняться, становиться управляемым оружием. Полезны были сокол или медведь.

Он посмотрел на белку, потянулся к ней мыслями. Она замерла и посмотрела на него, дергая носиком. Он мог попытаться применить второй уровень, видеть ее глазами и своими. Тень пару раз делал это, но под присмотром Орла, только на пару секунд, и связь быстро обрывалась.

Тень замешкался. Он был открыт, так что было беспечно так делать, но кто узнает? Что может пойти не так? Он закрыл глаза, его руки дрожали. И тут же появился вид белки на дорогу, искаженный, словно через слой воды. А потом взгляд белки передвинулся на дорогу впереди. Она смотрела на чайный домик вдали, до холма, и Тень учуял запах тофу, готовящегося в соевом соусе. Связь с животным порой обостряла его человеческие чувства. Сегодня этот эффект был сильным. Нос Тени сморщился, желудок покалывало. Он улыбнулся. Пока что все работало. Теперь нужно попробовать второй уровень.

Хруст соломенных сандалий по гравию раздался вдали слева. Инстинкты Тени говорили ему прервать связь с белкой и проверить источник звука своими глазами. Он оборвал связь и поспешил к чайному домику, озираясь влево и вправо. После соединения разум был как в тумане, и Тень понял, что в таком людном месте, полном незнакомцев, такой эксперимент был плохой идеей.

К нему шел коренастый самурай-ронин. Это проблемы?

Притворяясь, что он смотрит на дорогу вперед, Тень изучал его. Незнакомец был с одним мечом на поясе, словно он знал, как его использовать. Он не был высоким, но его шаги были большими, он был гибким, и в каждом шаге была энергия. Его руки покачивались по бокам, но его пальцы не двигались. Самурай выглядел расслаблено, но его глаза были прикованы к Тени Луны, и он двигался целенаправленно. Скрытая угроза. На его лице не было шрамов, значит, сражался он мало, а если и бился, то побеждал. Был ли он агентом врага?

Тогда враги ордена Серого света долго ждали для своего шага!

«Стоп», - Тень стиснул зубы. А если это не враг, и он безобиден. Место людное, и он не должен был привлекать внимание к себе, пока ситуация не станет отчаянной.

Самурай ускорил шаги, а потом поднял руку и указал на него. Тень напрягся, его тело было готово к атаке. Его могли в любой момент ударить мечом.

Ему выхватить сюрикен? Тень знал, что не мог больше игнорировать мужчину. Он должен был или остановиться и понять, в чем дело, или бежать. Что же ему надо?

Убийцы нападали неожиданно. В этом был план незнакомца? Подобраться и резко ударить? Тогда реагировать будет слишком поздно.

Как бы его наставник определил мотивы мужчины?

Орел, учитель и глаза ордена Серого света, провел часы, обучая Тень тому, как читать действия других, это он называл уроками осознания. Орел был экспертом в тактике, бывшим самураем, и он заставил Тень Луны запомнить две вещи: быть наблюдательным и быть осторожным. Он вспомнил слова брата Орла: «Не реагируй слишком быстро. Подумай, а потом уже бей».

Было просто повторять эти слова, сидя на полу в комнате Орла в окружении книг по стратегии из других земель, каждая была умело переведена Барсуком. Но теперь он был в настоящем мире. Незнакомый самурай был уже близко.

Тень замер и осторожно оценил угрозу взглядом. Левая рука незнакомца поднялась, задела ножны. Тень ощутил желание броситься вправо и выхватить сюрикен. Голос Орла в голове остановил его. Если он ошибется, то этот мужчина может напасть и ранить его… или убить. Левая рука незнакомца почесала его живот поверх накидки.

- Ои! – проворчал он. – Ты! Пацан!

Тень Луны задержал дыхание. Он был уже в досягаемости меча мужчины. Он хотел ударить, но вместо этого повернулся лицом к самураю и поклонился, скрывая настороженность.

- Да, сэр? – Тень выдавил улыбку. – Могу чем-то помочь?

- Да! Найми меня! – воин указал на холм одной рукой, другой сжимая ножны. – Иначе они убьют тебя! Они ждут впереди, ты это знаешь! – Тень быстро огляделся. Кем был этот самурай? О каких врагах он говорил?

Как его могли так быстро раскрыть?


ПЯТЬ

Барьер


Был этот мужчина агентом или нет? Друг это или враг? Тень Луны вспомнил еще уроки Орла: «когда нет уверенности, ничего не признавай».

- Кто хочет меня убить? – спросил Тень с большими глазами. – Обычного путника, желающего только помолиться в Исэ за больную мать?

Самурай указал на холм.

- Чтобы попасть в Исэ, нужно пройти Хаконэ. На вершине холма – барьер. А дальше густой и темный лес. Там юные пилигримы постоянно пропадают. Их схватывают бандиты! – он ткнул Тень локтем. – Но не тех, кто нанимает йоджимбо!

Он использовал официальное название телохранителя. Тень слышал его, когда брат Орел рассказывал о своей службе лорду Ябу. Вот как. Ронин искал работу охранника. Он мог врать о бандитах, но он не был слугой врагов Серого света. Ему нужны были только деньги!

- Не знаю, как другие пилигримы, - сказал Тень, - но я не могу позволить телохранителя. Простите. Я попытаюсь сам, - он поклонился и отвернулся.

- Стой! – мужчина преградил ему путь. – Я сделаю для тебя исключение. Забудь о деньгах! Твоего матраса мне хватит, - он помрачнел. – Я настаиваю принять мое предложение! – одна рука дернулась к мечу. Он шагнул вперед.

Тень вздохнул. В этом была уловка: мужчина пытался обокрасть людей вежливыми угрозами, используя угрозу воображаемых бандитов за холмом. Вот тебе и первая проверка! Как избавиться от него, не привлекая лишнего внимания? Тень посмотрел на чайный домик. Над маленькой деревянной хижиной развевался баннер: «Угощения! Последний шанс перед карабканьем».

- Вижу, вы правы. Мне нужна защита, - сказал осторожно Тень. – Правда в том, что мне давали пару медяков, выпросил в храме в нескольких городах отсюда. Но этот холм… - он застонал при виде пологой дороги.

Самурай проследил за его взглядом и нахмурился.

- Что? Забираться надо! Только так дойдешь до Исэ.

- Да, конечно, - Тень указал на чайный домик. – Давайте выпьем холодного чаю, а потом полезем вверх. Я куплю нам на эти медяки.

- Вот как ты заговорил! – незнакомец замер и погрозил пальцем. – Но это не изменит нашу сделку насчет матраса.

- Конечно, нет, - Тень Луны повел его к пустым стульям на крылечке у домика. Он шел и осторожно выуживал из пояса медяки, а потом маленький предмет: бамбуковую колбу с пробкой. Он скрытно улыбнулся.

За несколько лет уроки Цапли дали ему много особых навыков. Ему всегда нравились уроки сражения на нагината с ней, даже ее искусство скрытности, хоть эти уроки и превращались порой в длинные лекции об уходе. Знания о зельях, о цветах и травах нравились ему меньше. Но сегодня он был благодарен Цапле за эти знания, ведь она была лучшим экспертом по зельям разных видов. И она хорошо его обучила.

Тень сказал самураю сесть и расслабиться, пока он принесет чай. Служанка наполнила две глиняные чашки и принялась мыть деревянный черпак. Перед тем, как повернуться к нежелательному спутнику, Тень быстро добавил три капли черной жидкости в одну чашку и вернул колбу на место.

- Вот, сэр, - он поставил холодный отравленный чай перед самураем, а потом бодро поднял свою чашку. – За наш успех. И… за гибель воров!

- Угу! – согласился незнакомец и осушил чашку в два глотка. Тень улыбнулся. Его жадность сработает против него. Тень сел и прислушался к пению птиц в лесу, смотрел на пассажиров и безмолвно считал.

Когда он досчитал до шестидесяти, он посмотрел на телохранителя. Глаза мужчины уже слипались, голова покачивалась. Тень Луны вскочил на ноги.

- Мне пора, сэр. Я вижу, что вы устали, так что прощайте! – он спустился с крыльца и пошел по холму. Он успел заметить, что самурай пытается подняться на ноги, покачивается и прислоняется к шаткому домику.

- Ои! – крикнул мужчина невнятно. – Ты не можешь уйти. Я тебе нужен. Мой меч… я… непобедим! – он громко отрыгнул.

Тень Луны оглянулся через плечо. Самурай поднял руку, указывая, а потом голову опустилась на грудь. Рука опустилась. Он повернулся и рухнул с крыльца лицом в пыль. Облако поднялось вокруг него.

Служанка подбежала к нему и склонилась над ним. На ее лице проступило удивление. Самурай уже громко храпел. Она вернулась на крыльцо, схватила его чашку и с тревогой заглянула в нее.

- Больше ты там пить не будешь. – Тень покачал головой и ускорил шаги. Он почти прыгал, обходя невинных прохожих.

За час он пересек вершину и пошел вниз, опускаясь в тень, где его встретил барьер Хаконэ. Стена заостренного бамбука пересекала дорогу. За стеной был домик. Защищенные врата виднелись в центре стены. С одной стороны висел флаг:

«Показывайте бумаги, уходите или будете схвачены».

На другой стороне надпись гордо заявляла:

«Подозрительные шпионы, казненные в этом месяце: Одиннадцать».

Одиннадцать за две недели! Все не могли быть настоящими шпионами. Тень заставлял себя сохранять спокойствие, хотя его мусли усердно работали. Не так давно Сёгун предложил местным военачальникам отправить на такие проверки своих самураев. Это уменьшило траты денег Сёгуна, помогло ему оставить своих верных воинов при себе в Эдо. Но это тоже создавало проблемы. Некоторые местные самураи начинали издеваться над людьми. Так делали и люди Серебряного волка, они старались быть такими же безжалостными и устрашающими, как их господин.

Тень посмотрел на воинов впереди, приближаясь к барьеру. Судя по тому, как они двигались для представления, без равновесия, его учитель Богомол легко расправился бы со всеми ними. Он почти улыбнулся. Конечно, советом Богомола было бы избегать беды, говорить тихо и проявлять терпение.

- Выражай покорность и уважение, даже если они этого не заслуживают, - Богомол говорил ему это много раз. – Это гасит гнев даже у разгоряченных юношей… как ты! – он представил пронзительный, но меланхоличный взгляд учителя и кивнул.

Он оглянулся на дорогу. Не было видно его нежелательного телохранителя, который еще будет спать от того чая какое-то время. Тень Луны поклялся быть осторожнее с незнакомцами, избегать задержек и отвлечений. Приказы были прямыми и срочными. Войти в логово Серебряного волка. Найти и украсть планы, что он приобрел, планы нового типа оружия, и так убрать угрозу для Сёгуна. Он подошел к барьеру, сунул руку в накидку за бумагами.

- Стоять! – проревел грубый голос. Тень услышал, как меч покинул ножны, и застыл, закрыл глаза, как испуганный пилигрим. Клинок просвистел в воздухе справа, кончик пронесся рядом с его шеей. Он ощутил стража на другом конце меча, еще один воин остановился за ним, третий мечник был слева, шумно и медленно вытаскивал меч из ножен.

- Мы скажем, когда и как доставать бумаги! Понятно, мальчишка? – осведомился самурай за ним.

- Да, сэр, - быстро кивнул Тень Луны. Он открыл один глаз.

Страж справа медленно убрал меч в ножны.

- А теперь поглядим! – пропыхтел он. – Только левой рукой, - Тень Луны послушался, медленно вытащил бумаги из накидки. Каждый страж осмотрел документ, прочитал описание юного пилигрима и сверил с ним.

- Хмм, думаю, это он. Все в порядке, - сказал один страж. Он взглянул на Тень. – Но я терпеть не могу религиозных попрошаек. Убьем его, - остальные кивнули.

Тень Луны думал быстро, глядя на каменное лицо мужчины. Стражи были безумны! Если они начнут двигаться, ему придется убить ближайших и бежать. Может, его пощадят, если он взмолиться? Он попытался выглядеть уязвимо.

- Но… господа, прошу. Я ничего не делал!

- О, да, - вдруг улыбнулся страж с каменным лицом. – Точно, не делал! – он огляделся, скалясь. – Какие правила? Мы должны убивать виновных! Придется оставить его в живых, - он хлопнул по бедру и высоко рассмеялся.

Остальные тоже смеялись, один похлопал по спине Тени.

- Видели его лицо? Почему пилигримы такие доверчивые? – он фыркнул и захохотал.

Его смех раздражал, Тени хотелось сразиться с ним.

- Он просто ребенок, - третий самурай зевнул, устав от игры. Он сунул бумаги в руку Тени Луны и махнул на врата. – Иди, мальчишка! Пусть боги помогут тебе дойти до озера. Бандиты в этом месяце разбушевались.

Тень пошел вниз, зло ворча. Он ненавидел такое к себе отношение, может, из-за того, как его дразнил Паук. Ох и стражи-весельчаки! Если бы не мудрость Орла и Богомола, он бы уже дважды подставил себя за первый день в пути, провалив миссию. И почему все так боялись бандитов? Как и ронин, стражи могли просто врать, дразня его.

А потом он посмотрел вперед, на дорогу. Над головой вершины деревьев соприкасались, формируя естественную арку. Лес стал темнее. Белый каменный указатель привлек его внимание. Он остановился, опустился, чтобы прочитать надпись под шапкой зеленого мха.

Там был список имен, некоторые могли быть членами одной семьи. А еще ниже было написано, что все они убиты.

Бандитами этого леса.

Он встал, глядя на указатель. Надписи было пару недель. Тень Луны начал идти по тропе, остановился и посмотрел на густые вершины. Он повернул голову влево, вправо, раскрыл рот и слушал.

Так и было. Каждая птица в лесу резко перестала петь.


ШЕСТЬ

Лесные разбойники


В сотне шагов вниз на резком повороте дороги стояла большая группа фермеров.

Тень Луны разглядывал их. Мужчин и женщин было около двух десятков, примерно поровну. Может, они были из одной деревни или одного района, там были и старики и несколько подростков.

Прижимаясь спина к спине, плечом к плечу, фермеры смотрели на вершины деревьев, как и Тень. Зловещая тишина в лесу продолжалась. Старушка испуганный шепотом просила их молчать и не шевелиться.

Тень плотнее завязал шнурки шляпы под подбородком. Он поспешил догнать путников, но, пока шел по тенистой дороге, он задавался вопросами.

Что он будет делать, когда доберется до них? Он должен попасть в Фушими не замеченным врагами Сёгуна. А теперь он подумывал применить навыки публично, что было запрещено, пока того не требовала ситуация.

Но какой прок в этих бедных фермерах? Он не вызывался защищать их. Если на них нападут, ему нельзя их защищать. Проще было сбежать. То, что будет с этими беззащитными людьми, - не его проблема. Они даже помогут ему, отвлекая разбойников, пока он будет убегать. В хаосе, пока бандиты будут грабить жертв, он скроется в лесу и пойдет на свое задание. Почему он вообще думал о помощи? Богомол и его рассказы о сострадании Будды как-то повлияли на него?

Он сказал это вслух, чтобы убедить себя:

- Не моя проблема.

Он приблизился к группе, осмотрел людей и увидел знакомое лицо.

«Это она».

Девушка улыбнулась, узнав его. Он моргнул, снова поддался ее очарованию. Его щеки снова пылали.

Тень Луны был в десяти шагах от девушки, когда из-за деревьев вырвался первый всадник. Фермеры сжались. Земля дрожала. Трещали ветки, взлетали в воздух обломки, еще три всадника выбежали из укрытий. Тень повернулся по кругу, глядя на врагов. Двое были лучниками, еще двое – с копьями. Все были в броне, но разномастной. Они забирали части с мертвых на поле боя. Каждый всадник был разноцветным от этого, они скакали кругами, а фермеры в центре кричали и молились.

Пока все сжимались, девушка стояла и сжимала посох, как меч, холодно глядя на всадников. Тень качнул головой, чтобы она присоединилась к защите группы. Она проигнорировала его. Он бездумно пошел к ней. И тут один из всадников замедлился и направил коня к девушке.

Тень замер, размышляя. Его задание… секретность… не его проблема…

Он посмотрел ей в глаза, и она снова улыбнулась. Тень Луны приструнил себя. Он не знал, как и почему, но часть его уже приняла решение: тихий побег не подходил. Но ему нужно было скрывать природу своих навыков, пока это возможно. Меч доставать нельзя. Он опустил голову, фыркнул и побежал быстро на всадника с копьем, подходящего к девушке.

Он мчался к лошади бандита, выхватил сюрикен из мешочка внутри накидки, спрятав его в руке, чтобы только темные острые края выглядывали между пальцев. Он повернулся, правая рука выпрямилась по горизонтали. Через миг, когда всадник заметил его и поднял копье, Тень отскочил в сторону.

Забыв о девушке и глядя на Тень Луны, разбойник потянул за поводья, поворачиваясь к новой мишени. Его конь сделал пару шагов, а потом широкий кожаный ремень, удерживающий седло на месте, лопнул, на нем вдруг появился разрез во всю ширину. Седло дернулось, съехало вправо и сорвалось с лошади. Уронив копье, разбойник упал со своего скакуна, с воплем полетев по воздуху. Он рухнул на спину рядом с толпой фермеров. Самые сильные из них тут же окружили его.

Тень уже бежал к следующей цели, когда бандит сел и обнаружил себя в кольце людей, которым он собирался навредить. Фермеры переглянулись, кивнули и бросились на упавшего копейщика. Он потянулся за мечом, но его схватили за руки раньше, чем он успел достать его. За ними вскинул лук другой разбойник. Он прицелился в одного из мужчин, держащих руку бандита.

Тень видела только девушка, он резко появился рядом с лучником. Его рука двигалась быстро, он пролетел по воздуху, как кот, играющий с чем-то висящим, а потом упал на землю, пригнувшись. С громким треском длинный лук всадника выгнулся в его руке. Он выпрямился, резко качнувшись, стрела отлетела, и порвалась тетива.

Лучник взвыл от боли и потянулся за стрелой, пронзившей его ногу. Тень скользнул за коня бандита. Стиснув зубы и всхлипнув, лучник съехал с седла. Он ударился о землю и сжался, бормоча с болью, пытаясь вытащить из ноги стрелу.

Тень Луны встал. Два оставшихся разбойника мчались на него с двух сторон. Первый вскинул лук, второй – копье.

Он помахал девушке, привлекая ее внимание.

- Пусть будут готовы бежать, - крикнул он. – Когда я подам сигнал, бегите без оглядки!

- Кто ты? – ее глаза были огромными. – Что ты?

- Я… - его рот замер открытым, - монах… воин.

Тень хлопнул коня раненого бандита по кругу, и тот начал кружиться в панике. Тень бросился, пригибаясь, к всаднику с копьем.

Бандит сменил хватку на копье и замахнулся им на Тень.

Тень избежал удара и схватился за древко, отклонился, проверяя хватку. Развернувшись, он потянул копье из рук мужчины. Тень вырвал оружие и бросил одному из крупных фермеров.

Обезоруженный разбойник взревел и полез за мечом, висящим в ножнах ниже седла. Тень вскочил на лошадь, разрезал ремень седла сюрикеном в руке, быстро перекатился под животным и побежал на другую сторону. Ремень седла порвался, и бандит, вытаскивая меч, рухнул с лошади быстрым сальто.

Теперь остался на коне только лучник. Он резко повернулся к Тени. Ругаясь, он быстро поднял лук и прицелился.

Сунув сюрикен в накидку, Тень начал бежать зигзагом. Лучник выпустил стрелу. Она просвистела в двух кулаках от шеи Тени.

Бедром и плечом Тень врезался в бок коня лучника, испугав животное. Конь отпрянул, заржав, а Тень схватил ногу всадника и резко потянул. Лучник издал крик боли и поехал с коня, чтобы его нога осталась на месте.

Лучник упал, а Тень развернулся по кругу, вскинув руки в защите, как ножи, озираясь. Он проверил каждого врага, а потом кивнул. Он сбросил всех с коней, не использовав свой меч.

- Бегите! – крикнул он девушке. Она кивнула, улыбнулась ему и бросила ему свой посох. Тень поймал его и отсалютовал им. Девушка торопила своих спутников.

Фермеры спешили спуститься с холма, подстраиваясь под быстрые шаги самых старших. Тень схватил посох и преградил дорогу на случай, если разбойники залезут на коней. Он оглянулся через плечо на убегающих.

Он увидел то, на что надеялся. Она была у края толпы, вела остальных, каждый пару секунд оглядываясь. В поисках опасности или на него?

Тень Луны улыбнулся и кивнул, а потом повернулся к разбойникам. Он вздохнул. В любой миг она и фермеры пропадут из виду за поворотом, уйдут в безопасность района при озере на дне Хаконэ.

Если разбойники вернуться, он сможет сражаться свободнее. Было важно, что фермеры увидели и будут рассказывать на фестивале или в людной таверне, но он не тревожился из-за того, что увидели бандиты. Никто им не поверит, так что Тень мог делать все, что хотел. Были ли они еще опасными? Он осмотрел врагов. На вершинах деревьев снова запели птицы.

Первый разбойник, которого Тень сбил с лошади, был отключен ударом фермера, был в синяках и явно спал. Его товарищ со стрелой в ноге все еще сжимался, скуля, и пытался вырвать стрелу. Третий бандит порезал руку мечом, пока падал. Быстро теряя кровь, он был бледным и слабым. Он пытался перевязать руку дрожащей рукой и зубами. Четвертый пытался подняться на ноги, используя ножны с мечом, как рычаг. Судя по тому, как он кривился, нога мужчины была почти вывихнута. Он неделями не сможет сражаться.

Тень Луны вдруг ощутил вину. В монастыре он проходил последнюю проверку на послушание. Но разве он не отвлекся от миссии ради группы фермеров? Он поджал губы. Или все было хуже? Неужели, он сделал все ради девушки?

Если бы тут был брат Орел, он точно начал бы отчитывать его за это сражение. Он задумчиво нахмурился. Богомол похвалил бы его за проявление доброты к незнакомцам, за защиту слабых и беспомощных. Паук, конечно, был бы рад бою. Барсук, как всегда, согласился бы с Орлом, цитируя при этом древнюю китайскую сагу. А Цапля пошла бы другим путем. Это так путало! Он снова посмотрел на бандитов, подумал о девушке и вдохнул. Нет. Внутренний голос предлагал ему действовать. Как Орел, пощадивший нарушителей из Ига давным-давно, Тень принял быстро решение, основанное на своих инстинктах. Он не жалел о том, что сделал. Он будет жить или умрет с этой кармой, с наградой или наказанием.

Тень проверил холм. Фермеров не было видно, не было слышно, и пыль не поднималась с дороги. Он улыбнулся. Они успели сбежать. И она тоже.

Он оглянулся на бандитов, чувствуя растерянность. Тень подумывал напугать их дымовой бомбой и пропасть. И разбойники подумали бы, что это тэнгу, длинноносый горный демон, напал на них в облике пилигрима.

Тень Луны ворчал на себя. Зачем тратить бомбу? Даже если трюк сработает, что с того, что он их запугает? Это тоже будет тратой. Они никуда не могут бежать. Он вздохнул. Он лишь будет стоять и слушать их крики. Смотреть, как они ползут по земле, пытаясь убежать от дыма тэнгу.

- В другой раз, - пробормотал он. Тень развернулся и поспешил вниз по холму.


СЕМЬ

Территория врага


Дождь прекратился, хотя небо оставалось пасмурным. Тяжелые серые тучи, а еще башни и крыши замка Момояма, нависали над Фушими.

Тень прошел по маленькой людной столовой в гостинице, под рукой была коробка с новыми письменными принадлежностями. Перед тем, как задвинуть дверь между шумной столовой и коридором к своей комнатке, он оглядел клиентов. Три женатые пары, два путешественника, старушка-пилигрим, самурай средних лет и пятеро местных жителей, чьи накидки говорили, что они делали здесь сакэ. У двери была месья с тремя шумными малышками.

Нет. Богини леса среди них не было.

Защитив ее и фермеров, он провел следующие дни без происшествий, может, потому что начались весенние ливни, заставляя всех двигаться быстрее и искать укрытия у дороги.

Перед рассветом этим утром он пробрался в Фушими, рассмотрел город с самой высокой крыши. Он разглядел город, убедился, что запомнил подробности. А потом, приняв новую маскировку, забрав одежду с сушилки по пути, он пришел в эту дешевую гостиницу.

Тень Луны теперь был одет как гонец на долгие дистанции, с ним была коробка для писем за спиной, выгоревшая накидка была с крупной пометкой «Гонец». Он хмурился, пока шел по коридору, разглаживая накидку. Некоторые верили, что гонца убивать нельзя, что это к неудаче. Может, не его враги, которые точно близко и их много. Но он не будет пока что думать о них.

Пора было готовиться, а не думать о том, кто идет за ним. Пусть сначала покажутся, как всегда делали плохо обученные враги. Сейчас ему нужно было убедиться, что он не зря потратил серебряные монеты. Тень закрыл дверь комнаты, опустился на татами и открыл коробочку.

Он вытащил и развернул большой лист самодельной бумаги. Потом кисть, брусок чернил, маленький чернильный камень и глиняную емкость для воды. Налив воды, растворив немного чернил, он обмакнул кисть и начал рисовать карту Фушими.

Тень был обучен технике под названием пассивное запоминание, и теперь она помогла ему. Уловка была в том, что нужно было смотреть на сцену – в его случае, на городок – пока информация не проникнет глубоко в разум. Цапля, научившая его этому искусству, называла знание мухой, его волю пауком, а глубокую память – паутиной. Чтобы вспомнить информацию и передать ее на бумаге, нужно было запечатлеть ее в разуме, взять кисть и дать разуму вести ее. Она дополняла обучение медитацией. Сначала звучало смешно, что в состоянии дремы можно нарисовать точную карту, но с ее советами он узнал, что пассивное запоминание позволяет нарисовать карту или план точнее, чем прочие методы.

- Так делаем только мы – шиноби, шпионы, - сказала ему как-то раз Цапля, ее теплые глаза смотрели на его решительное лицо, он протянул ей копию схемы, которую она сказала ему запомнить. – Это еще один пример нашей силы: наша мощь идет от знаний, о который забыли обычные люди. Осколки знаний Старой страны, времени, когда люди были мудрее и ближе к природе, - его кисть двигалась медленно, в такт его дыханию. Он поднял голову. Комната оказалась не пустой. Два комара кружили над головой, а взгляд на пол дал понять, что сюда проникли не только они. Потому он и совершил вторую покупку утром – резную бамбуковую трубку, полную белого порошка – она тоже была важна для выживания, почти как меч. Тень Луны выругался, но потом все же улыбнулся. Ужасная комнатка напомнила ему помещение за библиотекой ордена Серого света, где сохли карты. Маленькая, затхлая, как и любая другая крохотная комнатка, но от воспоминания он всегда улыбался.

Он вспоминал конкретный случай. День, когда брат Барсук, архивариус ордена, учитель военной истории и теории поля боя, потерял любимую обезьянку Сару-сан. Тень покачал головой. Хоть Барсук до жизни в ордене был ученым, кличка была не очень умной, означавшей «господин Обезьяна». Еще и не очень приятная обезьяна.

Тень Луны, а тогда он был Нанаши, получил приказ проверить комнату для сушки карт и прочие убежища в поисках Сару и нескольких пропавших кистей. Существо было разрушительным, а еще просто так воровало вещи. Еду, предметы, даже игрушки детей соседей. Сару прятал их, где придется, а потом злился, когда не мог найти их.

Тень вспомнил, что и Барсук забывал, куда спрятал вещь, а потом злился. Паук как-то шепнул, что Сару и Барсук похожи друг на друга внешне и по характеру. Оба лысели, порой чесали головы, и у них были очень желтые зубы.

- Такие же угасшие глаза… - отмечал Паук. – Да они почти братья.

В тот судьбоносный день Нанаши вошел в комнату, обогнул сохнущие висящие с потолка карты. Подняв бумажный фонарь, он искал Сару в темных углах. Внезапный вопль зверя над головой испугал Нанаши. Он поднял лампу и увидел разорванной самую большую карту, на ней были размазаны краски, а сам Сару покрылся разными цветами от носа до хвоста. И Нанаши предстояло потом чинить карты и перерисовывать их.

Он выругался. Сару с сияющими глазами помахал ему кистью с краской.

- Демон! – прорычал Нанаши, топнув ногой. – Спускайся, и я оттащу тебя к брату Барсуку, - он поднял лампу к Сару. – Чудовище! Брось кисть! Ты уже все испортил!

Обезьяна смотрела на него, склонив голову на бок, словно размышляла над его словами. А потом вскинула брови, отвернулась и подняла хвост. Он слишком поздно понял план зверька. Ругаясь, Нанаши бросился наутек, журчание доносилось с крыши. За секунды его лампа и одежда промокла от самого ужасного оружия обезьяны.

- Убью! В этот раз точно! – возмущался Нанаши, пятясь к двери, Сару весело кричал сверху.

Он врезался в Барсука, а тот завопил:

- В чем дело? Бардак! А вонь! О, нет, мои карты!

Тень Луны широко улыбнулся. Только теперь ему это казалось смешным.

Он представил лицо Барсука, взгляд, который Паук называл тусклым. Он помнил, что когда-то Барсук не нравился ему так же, как и его обезьяна. Но один разговор изменил его отношение к ворчливому учителю. Это случилось через месяц после случая с картами, посреди жестокой зимы, когда земли монастыря блестели свежим снегом по колено.

Он сидел напротив Барсука на полу в библиотеке, слушал длинную лекцию по истории шиноби на поле боя и в шпионаже. Ему было ужасно скучно, он утомленно посмотрел на Барсука. Учитель прищурился и придвинулся. Ученик сжался, подозревая, что его ударят за грубость. Но Барсук заговорил тихо и осторожно, с искрами в глазах.

- Ты считаешь меня старым дураком, Нанаши, скучным на фоне остальных, да? – Барсук вскинул руку. – Не нужно изображать, что это не так. Я же знаю. Ты думаешь, зачем вообще здесь этот ученый? Он не воин, едва ли он мужчина! Он не достоин уважения, терпения или внимания юного будущего героя, как ты, - он посмотрел на жертву и продолжил. – Что ж, я поведаю тебе другую историю. Историю об уважении и, что странно, о том, что порой нужно делать человеку, когда уважения слишком много, - видя искренность в глазах Барсука, юный Нанаши слушал очень внимательно. – Не так давно, - сказал Барсук, - меня звали не Барсуком – это мое имя в Ордене, данное, что иронично, из-за терпения этого животного. Я был путешествующим учителем, автором руководств по бою. Тогда меня звали Хосокава, - Нанаши резко выдохнул. – Да, точно, - улыбнулся Барсук. – Я не только рисовал карты и переводил. Часть книг, что ты уже изучил здесь,… написана мной.

Нанаши потрясенно окинул библиотеку взглядом. Хосокава! Его работы читали на уроках боя.

- И когда я был еще ним, Хосокавой, известным писателем, - продолжил Барсук, - я попал однажды летом в замок Танабэ для лекции… и на той недели его осадили. И эта осада была необычной, редкие армии использовали пушки, ведь их сложно быстро переносить по нашей горной земле. Но ряд хороших пушек стоял лицом к стенам Танабэ, - Барсук нахмурился. – Но когда их капитан узнал, что я внутри, что могу пострадать, он отложил атаку, сказав своим людям, что он читал мои книги, и они ему понравились, потому он не хочет вредить мне. Он был в тяжелом положении: его генерал был в пути, он приказал постоянно обстреливать замок.

- И он приказал атаку? – ошеломленно спросил Нанаши.

- Ему пришлось! – глаза Барсука блестели. – Он стрелял много раз, но без ядер. И генерал, прибыв, приказал объяснить ему, почему замок еще цел. Его капитан вежливо сообщил, что, похоже, забыл зарядить пушки. Генерал приказал ему говорить правду без страха. Услышав причину и мое имя, генерал воскликнул: «Хосокава? Люблю его работы! Ты мудро поступил, капитан. Хосокава не должен умереть, я же хочу его автограф!» Представь себе!

Барсук рассмеялся, а потом опечалился.

- Он приказал захватить замок без пушек. Тяжелым способом – с тараном и лестницами. Его армия захватила Танабэ, но при этом погибли треть его людей. Мне не навредили, генерал получил автограф. Но когда я узнал все об этом, мое сердце разбилось. Я перестал появляться на людях, больше не публиковал работы. Вместо этого я ответил на призыв Сёгуна, - он зашептал, - ушел в серый свет, стал одним из его призраков, жил как тайный защитник мира.

Они вернулись к лекции, но теперь уже Нанаши уважал Барсука, трудился на его уроках, терпел его характер и его питомца.

Тень Луны моргнул и посмотрел на листок, кисть в его руке капала.

Пассивное запоминание не подвело. Пока он думал о прошлом, он закончил карту Фушими. Теперь ее нужно было внимательно проверить. Он изучал влажные линии, смотрел на изображение большого замка, двигался по рисунку по часовой стрелке, сравнивая карту с воспоминаниями. Все должно быть правильным.

От этого зависел план… и его жизнь.

Город Фушими был окружен низкими холмами, за ними на горизонте виднелись горы. Складки бумаги проходили по карте, разделяя ее на четыре равные части.

В верхней левой четверти он нарисовал замок Момояма, окруженный широким рвом и соединенный с городом ниже его охраняемым мостом.

В правой верхней части карты было несколько зданий с круглыми чанами и бамбуковыми трубками, там делали сакэ. Как и замок, это место было выше города, оттуда открывался вид на него. Грузовой трос соединял дома, производящие сакэ, с замком. Лорд Серебряный волк любил сакэ, так он обеспечивал себе бочки любимого напитка в крепости.

В нижней правой четверти карты была главная дорога, ведущая в город, возле маленького храма и врат тории, простая арка с тремя балками отмечала вход в священное место.

В последней четверти его мазки кистью изобразили сами улицы города, раскинувшиеся меж низких холмов.

Он опустил кисть, смотрел, как чернила меняют цвет, высыхая. Карта выглядела правильной, так что теперь нужно было проверить ее снова, добавить детали, а потом смотреть, пока он не сможет видеть ее идеально, закрыв глаза. Если ему помешают, если он ощутит, что требуется еще раз ее так изучить, он прячет карту в потолке комнаты за балкой. Носить ее с собой слишком опасно. Если его ранят, поймают и обыщут, то будет уже плохо, когда оружие выдаст в нем шпиона. И будет еще хуже, если найдут карту, так враги поймут его миссию, другим агентам станет сложно заменить его. Как только он ощутит уверенность в своих знаниях, он сожжет карту и рассеет пепел, ведь и по пеплу опытный глаз мог что-то понять.

Только одной детали не было на карте на случай, если ее найдут: его путь к отступлению, когда он получит планы. Неотмеченная малоизвестная тропа шла на восток от Фушими к месту, где его будут ждать агенты Серого света.

То, где начиналась тропа, день и время встречи были важными секретами, которые он не записывал и не озвучивал. Ему сообщили все в последний момент. Шиноби могли схватить, и, чем меньше он знал, тем безопаснее было остальным. Тень сидел, скрестив ноги, снова и снова скользил взглядом по карте.

И тут он резко насторожился. Он повернул голову, прислушался. Гул голосов, стук палочек, дверь вдали открылась. Шаги. Не было необычных звуков, и теперь он ощущал, что человек идет по коридору, человек, съевший слишком много мочи, рисовых сладостей. Тень знал, кто так пах в этих краях. Владелец гостиницы! Убедившись, что чернила высохли, он быстро сложил карту в замысловатый плоский узел. Он поймет, если кто-то ее коснется.

- Спасибо, Цапля, - улыбнулся он. – Еще один полезный трюк, - он встал, сунул карту за пояс. Тень вспомнил, как Цапля вручила ему маленького идеального бумажного оленя. Награду. Юный Нанаши смог пробыть аккуратным целую неделю!

Цапля гордилась бы им сейчас. После встречи с богиней леса Тень тщательно мыл лицо каждое утро. И он лучше мыл волосы и подвязывал их.

Он глубоко вдохнул, а потом встал с настила в углу комнаты, завис в углу между стен и под потолком, как большое насекомое. Одна рука упиралась в ближайшую балку, ноги были широко расставлены и стояли на стенах, Тень вытащил карту из-за пояса. Он осторожно сунул ее в трещину, укутанную паутиной, между верхней балкой и крышей. От ленивого стука задрожала раздвижная дверь. Он тихо опустился на пол, выпрямился, и дверь начала открываться.

- Ах! Вот вы где! – на плоском лбу владельца гостиницы выступил пот. Мужчина был пухлым и дружелюбным, а по движениям Тень Луны видел, что он проявляет к нему искренний интерес. Владелец гостиницы махнул за плечо. – Юный господин,… вас ждет человек на улице.

- Меня? – Тень нахмурился. – Откуда он меня знает?

- Кто его знает? – мужчина зашептал, прищурив глаза. – Он спрашивал про всех молодых людей. Осторожно. Я не узнал его, но, думаю, он может быть стражем порядка. У него пронзающий взгляд!

Владелец гостиницы посмотрел с тревогой и отвернулся. Тень Луны сглотнул. Страж порядка? Только этого не хватало!


ВОСЕМЬ

Нежелательный поклонник


Тень выглянул из входной двери гостиницы. На крыльце висел ряд флажков под потолком, на ночь их снимали. Флажки были с яркими иероглифами, там читалось: «Наши комнаты дешевые, чистые и теплые!».

Крупный мужчина ждал под флажками, отвернувшись от гостиницы, сжимая в руках длинный посох. Он был таким большим, что Тень решил, что когда-то он был борцом. Если он прав, если это бывший сумоист, то незнакомец с тех пор сильно похудел. Теперь он был в одежде городского дельца. Тень пересек крыльцо, гости повернулся, словно услышал его приближение.

- Ах, юный господин! Простите за вмешательство. Я Катсу, внештатный детектив, - он поклонился, улыбка появилась под длинными усами. Тень тоже поклонился, настороженно глядя на него. Повезло, что не было видно оружия. И он сообщил, что он – следователь. Что здесь происходило?

- Я вас, кажется, где-то видел, сэр, - уверенно соврал Тень. – Вы не известный борец?

Глаза мужчины загорелись, а потом взгляд стал пристальным. Как и говорил владелец гостиницы!

- Я когда-то давно боролся. Ты был еще очень мал, - Катсу пожал плечами и улыбнулся. – Может, все борцы чем-то схожи?

Тень Луны решил, что этот мужчина опасен. Он был сообразительным, нужно было вести себя осторожно. Вопрос о борьбе был ошибкой. И незнакомец теперь знал, что Тень наблюдательный. Жаль, что он понял это так быстро.

Кто послал его? Зачем он здесь?

- Простите за грубость, - сказал Тень. – Детектив? Это так интересно! Но вы же здесь не ради меня? – он рассмеялся и вскинул руки. – Убийц здесь нет! Только гонец-трудяга из Эдо!

- Да? – Катсу рассмеялся слишком понимающе, Тень напрягся. – Я расследую не убийство. Дело в герое, а не злодее. Я ходил и искал молодого человека, - он вытащил мешочек с узором. – Я ищу смелого мальчика-пилигрима. Меня нанял… скажем так, благочестивый клиент, который пожелал остаться анонимом.

- Наняли для чего?

- Чтобы похвалить смелого юношу за его поступок. Мой клиент видел его отвагу возле Хаконэ, он сказал, что Будда не даст ему спать, пока юноша не будет вознагражден! – Катсу тряхнул мешочком, содержимое звякало.

- Вы – это не он? Возраст подходит, рост и описание тоже.

- Многие подойдут, - спокойно сказал Тень. Катсу кивнул и пожал плечами.

На миг Тень подумал, что Катсу послала девушка. Он быстро прогнал эту мысль. Опять она! Почему он думал о ней? Он заставил себя думать о детективе. Этот мужчина казался неправильным. Кем бы он ни был, чего бы ни хотел на самом деле, он точно не был союзником Серого света.

Движения Катсу, блеск глаз и ровное тихое дыхание сказали Тени три вещи. Детектив был сильным физически, умным и обученным. Он ничего не выдавал. Только дурак поверил бы ему, ведь он точно играл. Но на чьей он был стороне?

Тень Луны вспомнил уроки Барсука насчет того, как вести себя со стражами порядка. Тогда это было скучно, хоть он и уважал Барсука, эти уроки раздражали, как и вечные побеги Сару-сана. Теперь он понимал их важность и был благодарен советам Барсука. Не только слушай их вопросы, но и думай о скрытой стратегии, к которой ведут вопросы. Они заведут тебя в ловушку твоими же ответами, так что подбирай слова осторожно. Каждый факт о тебе вернется сюрикеном. Помни, что, чтобы обмануть их, нужно двигаться, дышать и смотреть невинно.

- Я не герой, - Тень потянулся, словно ему уже стало скучно, - я даже не пилигрим! – он похлопал по иероглифу на одежде. – Я лишь бедный гонец между восточной и западной столицами.

- Хмм, - Катсу кивнул, - и только что прибыл из Эдо?

Тень ощутил подтекст в его вопросе.

- Да, из Эдо. Но не только что прибыл. Я тут уже пару дней, доставляю письма из Отсу и Киото, - он чуть не скривился. Слишком подробно. Он дал Катсу «факты».

- Ах, - Катсу просиял. – Я сам был в Киото на прошлой неделе. По дороге видел замок Ниджо. Правда нет ничего прекраснее тех лугов из цветов киришима – азалии, да – весной? И у них… потрясающий цвет.

- Цветы киришима? – Тень изобразил лицом Будду у храма неподалеку. Катсу следил за ним. Любое движение выдаст его.

- Да, все холмы в них. Один цвет в этом году проявился сильнее всего.

Тень посмотрел влево, вправо, а потом взглянул в пытливые глаза Катсу.

- Жаль, что я упустил их. Я не проходил мимо замка из-за посланий.

- Эх, - на лице детектива почти появилась улыбка, - жалко, - он поклонился Тени Луны. – Простите, что занял время. Хорошего дня и безопасной дороги! – он отвернулся и пошел по улице, крутя посох и насвистывая.

Тень следил за ним. Катсу не оглянулся.

- Я тебя не в последний раз видел, да? – пробормотал Тень Луны. Ему очень не нравился этот человек. Все шло довольно гладко, но теперь он был под подозрением. Стоило потратить на подготовку еще день, но с Катсу в городе нельзя было тратить время. А если он придет завтра, а с ним будут пятьдесят местных самураев?

Тень взглянул на замок. Да. Он пойдет сегодня.

Он повернулся и решил быстро проверить возможные угрозы. Делая вид, что он смотрит на флажки на крыльце, Тень оглядел всех вокруг краем глаза.

Кроме Катсу на улице было около двадцати человек. По их лицам и походке он отметал по одному из списка возможных проблем. Вскоре остался только один. Продавщица цветов в пятидесяти шагах от него склонилась над лотком с разноцветными киришима… азалиями, о которых говорил Катсу. Красота цветов снова направила его мысли к девушке. Вдруг он задумался, не любила ли она азалии, как Цапля.

- Уйди из моей головы, - прошептал без злобы Тень. – Каждый раз, когда ты появляешься, все затуманивается. Я начинаю ошибаться.

Он быстро оглядел торговку. Ее голова и лицо были скрыты ярким шарфом. Тень смотрел, как двигаются ее плечи, пока она расставляла азалии, изучал силуэт ее спины.

- Не очень старая, - он повернулся к гостинице. – Можно не переживать.

* * *

Снежный Ястреб смотрела, как мальчик покидает крыльцо. Она чувствовала на себе его взгляд. Теперь она была рада, что, раз он ушел, ее облик обманул его. Он поверил, что она – старушка. Ее тренировки не прошли зря, она, похоже, могла обмануть любого.

Кем бы он ни был, вел он себя проницательно. Снежный Ястреб следила, как он расправился с детективом. Даже отсюда было видно, что он легко читал мужчину, как ученый мог легко распознать подделку. Успев понаблюдать за мальчиком, Снежный Ястреб убедилась в нескольких вещах.

Она не зря вернулась сюда и проследила за ним, увидев его в новом облике, идущим в гостиницу. Несмотря на облик, она сразу узнала его. Его грация и глаза сразу выдали его. Это был он: тот самый смелый незнакомец, который в виде пилигрима спас ее и фермеров на Великой дороге. Снежный Ястреб едва заметно усмехнулась. Она использовала фермеров как прикрытие. То, как он смотрел на нее в лесу, выглядело так, будто он сделал это ради нее. Фермеры были рядом случайно. То, что она ему нравилась, могло пригодиться.

Но его нельзя было недооценивать. Этот парень был умелым. Бился. Менял облик. Справился с подозрительным детективом, теперь ушедшим по улице. Парень явно был профессионалом. Но монах-воин? Снежный Ястреб рассмеялась. Его учителя, может, такими и были, но не он. Она нахмурилась.

Он был таким же, как она. Шиноби. Шпионом, да еще и одаренным.

Но не идеальным, ведь не заметил ее у себя под носом. Некоторые шпионы хорошо ощущали других. В этом он не был опытен. Она кивнула. Это тоже стоит запомнить.

Он в действии впечатлил ее. Он был выдающимся воином, был ловким и быстрым. Снежный Ястреб задумчиво смотрела на крыльцо гостиницы, туда, где видела его. Парень был очень похож на нее. Если так, то он тоже пришел за планами.

Преследовал ли его теневой клан тот же шанс наживы, как ее мастера? Они тоже хотели украсть, а потом продать планы Серебряного Волка другим военачальникам? Возможно. Значит, он был ей противником.

О таких проблемах она и не думала. Она глубоко вздохнула. Она бы хотела поговорить с парнем, может, узнать его. Задать вопросы о том, что у них было общего. Посмотреть вблизи на это смелое интересное лицо, пронзительные глаза. Он мог бы стать первым человеком, который понял бы ее одинокую жизнь. Честь, гордость и тяготы жизни шиноби. Учителя говорили ей, сколько она помнила, что она избрана творить в тайне великие дела, менять курс истории. Могла делать то, чего не могли другие.

Она закрыла глаза. Такие шли одни, без друзей, часто в страхе, не смели ошибиться. Кто бы с таким справился?

Да, он мог быть ее зеркальным отражением. Она опустила голову. В любом случае, ей придется убить его.


ДЕВЯТЬ

Пересечь ров


Остаток дня Тень Луны был насторожен, ожидая, что Катсу вернется в гостиницу с людьми Серебряного Волка. С наступлением тьмы он прочитал сутру фурубэ, а потом запер дверь комнаты на защелку. Он вытащил вещи для миссии, разложил их на полу, чтобы проверить каждый предмет.

Под его специально окрашенной одеждой для ночи он понесет тонкую сетку, легкую кольчугу, которая могла защитить тело от ударов кулаком или легким клинком. Но если стражей будет много в тесном помещении, ему нужно больше защиты. Тень развернул две части легкой брони для ног, проверил шнурки. Броня была создана специально для ордена Серого света, на каждой ноге был ряд плотных кожаных мешочков. Броня была гибкой, но плотной, шла от бедра до колена. Эти щитки были созданы по подобию брони насекомых и броненосцев, могли отражать стрелы, а в дуэли такой щит можно было резко поднять Тень надел кольчугу, ночное одеяние и щитки на ноги.

Он осмотрел каждый предмет, рассовывая их по мешочкам, распределяя вес ровно.

Сначала пара шуко, черных когтей для карабканья. Обычно шуко использовали вместе с ашико, лезвиями на ногах, но Тень предпочитал когти и сандалии с зубчатой подошвой. Он проверил прочность шуко, кожаные шнурки, закрепляющие когти на ладонях. Когда он пересечет ров, эти когти и его особые сандалии помогут ему забраться по стене.

Тень Луны затянул шнурки плотного капюшона, и тот скрыл его голову. По краю капюшон обрамляла особая красная ткань, скрывавшая кровь. Если враги ранят его шею или лицо, они не поймут, пустили ли его кровь. Даже промокшая от крови, ткань выглядела так, словно просто промокла от пота. Об этой ткани ходили легенды. Люди говорили, что у мужчин и женщин теней есть особая сила, а стражи сплетничали, что у этих шпионов не идет кровь, когда их режут.

Тень завязал шнурки капюшона и закрепил капюшон на месте лентой двойной длины. Он повязал на поясе длинный синий пояс, поднялся им на одно плечо, закрепляя на нем умные узлы, чтобы можно было повесить меч на спину или левое бедро. Лента с узлами позволяла легко перемещать оружие между этими позициями. В этом была хитрость.

Если он столкнется с хорошим мечником, то быстро переместит меч со спины на бедро, а потом нанесет быстрый удар. Многие стражи-самураи, нападая на шпиона, не ожидали такого хода, потому что шиноби обычно носили мечи на спинах. Редкие ожидали удар со стороны бедра.

Богомол показал ему эту уловку, сказав в тот раз с ноткой горечи:

- Это удивит даже опытного мечника. Это сработало на мне, когда я впервые с таким столкнулся, - он показал ученику тонкий горизонтальный шрам на груди.

В мешочки Тень разложил и отмычки. Железная скоба, чтобы поднимать тяжелые плитки крыши без звука. Маленький железный крюк и тонкие лезвия для отпирания замков. Длинный шнурок с грузом на деревянной катушке. Вода в бамбуковой фляге.

Тень посчитал количество сюрикенов и дымовых бомб, а потом принялся продумывать путь через ров. Из сумки он вытащил восемь четвертей круга и две крепкие поперечные балки с крепежами для ног, все это было из плавучего дерева. Он проверил, чтобы части легко формировали мизу гумо, «водных пауков». Четвертинки круга превращались в два больших диска, на каждом были хитрые соединения с пружинками. Поперечные балки и кожаные лямки вставлялись в каждый круг. Тень проверил силу водных пауков и разобрал их, распределив части по мешочкам.

Он улыбался, пока работал, вспоминая провальные попытки Паука использовать плавающие диски. Обув их, как круглые ботинки, легкий человек – с типичным телосложением шиноби, как Тень, - мог удерживать равновесие и пересечь ров или спокойную реку. Паук был большим и крупным для шиноби, и он падал в воду и барахтался вместе с конструкцией, как большая тонущая летучая мышь.

Несмотря на переживания из-за грядущего задания, Тень рассмеялся, представляя промокшего до нитки Паука, снимающего мизу гумо после неудавшейся попытки пересечь ров у крепости Сёгуна в Эдо.

- Чего ухмыляешься? – возмущался он. – Я лучше тебя во всем остальном! Я просто не создан для воды!

Напоследок Тень Луны просунул прямой короткий меч в узлы на спине рядом с тканевым мешком, где были его вещи. Все было на месте, и он отпер дверь. Он замер, слушая ночные звуки гостиницы, пока не убедился, что все спят, и никто не ходит по коридору между его комнатой и задним выходом. Он открыл дверь, выбрался из здания и пошел по узким улочкам к замку.

Полночный колокол донесся от самого крупного храма Фушими, от низкого гула Тень вздрогнул. Тень сжался в полумраке, разглядывая полоску рва замка Момояма впереди.

Хотя ночь была кромешной, Тень знал, что скоро появится луна из-за гор вдали. Она не будет полной, сияющий полумесяц все равно мог опасно озарить крыши. Ему нужно было опередить луну или быть на обратном пути, когда она появится.

Тень Луны миновал храм и пошел по темному берегу рва, усеянному со стороны города ивами и одинокими кривыми соснами. Его темная сине-лиловая одежда скрывала его, этот цвет было сложнее различить в тени, чем черный. Но настоящий страх уже начинали подступать к нему.

Это уже не тренировка. Все было по настоящему. Жизнь и смерть. Нужно было держать себя в руках, повторяя сутру фурубэ, но не по привычке на рассвете и закате, а почти отчаянно, ведь теперь он столкнулся с реальностью.

Фурубэ означала отбрасывание. Этот ритуал делал шпионов готовыми к миссии. Он очищал разум, обострял чувства, помогал шиноби отбросить все ненужное перед работой.

В темноте у дерева Тень скрестил ноги и сел на пятки. Он прищурился и прошептал три куплета сутры: «подготовку», «взгляд на себя» и «решимость». Он сжал ладони, сцепляя и расцепляя пальцы в сложных узорах, дополняя символом каждую строку.

Собраться, очистить разум и оценить поступки.

Очистить всю ложь за день, не рассыпав зерна жизни.

Закончить счастьем, что успокоит разум.

Когда он еще был Нанаши, Богомол заставил его долго думать о конце второй строки. Богомол повторил, что «не рассыпав зерна жизни» значит, помимо остального, не убивать, если есть выбор. В такие моменты в глазах Богомола появлялась боль. Известный в прошлом мечник, он часто говорил о карме: последствиях действий, эффект, следующий после каждого поступка. Год за годом он заставлял юного Нанаши помнить о священности жизни.

Было сложно поверить, что этот благочестивый человек, несмотря на его потрясающие навыки, когда-то убивал. Но потом Орел поведал ему, что брат Богомол «в дикие дни своей молодости» вызывал людей на дуэль, где убил семьдесят пять человек в бою один на один.

Тень медленно вдохнул. Не рассыпать зерна жизни. Придется ли ему убивать сегодня? Начнет ли он, как и учитель, свой путь с сожалениями?

Тень Луны раскрыл глаза шире. Он огляделся, отмечая ров, мост вдали, стены замка. Ему было сложно понимать себя. Что с ним? Фурубэ немного помогла, страх отступил. Но дело было и не в нем.

Он покачал головой и понял. Это была она! Она не давала ему покоя, каждую секунду врывалась в мысли. Почему? Он чувствовал ее неподалеку? Интерес к ней превратился в безумие? Он сузил глаза и повторил сутру, заставляя себя сильнее сосредоточиться.

Наконец, это ощущение угасло, заменившись ясностью. В голове наступил порядок, разум напоминал нетронутый пруд. Он открыл глаза и посмотрел на стены, за которыми был его приз. Его цель была сейчас важнее всего. Тень был спокойным, но не расслабленным. Был готовым действовать, был бесстрашным.

Он дышал ровно, встал и потянулся. Берега рва были тихими, но всплеск заставил его обернуться. Тень слушал, скользя взглядом по воде. Вот! Большой карп выглянул на поверхность недалеко от берега. Они нырнули с плеском, стали на миг длинными тенями и пропали.

Над водой разносился шепот. Голоса стражей. Тень услышал плеск еще одного карпа, поймавшего насекомое. Он нахмурился. Хоть он и был легким, если одна их тех рыб ударит его водных пауков, он рухнет в воду. Он смотрел на ров и понимал, что он полон карпов, и многие из них были длиной с его ногу.

Он взглянул на вершину стены. Тусклое сияние над камнями отмечало огонь стражей. Уверенные и опасные люди Серебряного волка у барьера Хаконэ были слабаками по сравнению с тем, что его ждало в Фушими. Самураи в замке защищали своего господина, и это сделает их опасными противниками. Если его заметят, если придется сражаться, он столкнется с людьми, выбранными не только за силу и скорость, но и за готовность жертвовать собой ради господина. Грудь Тени сжалась.

Тень смотрел на ров, ощущал запахи воды и грязи. Если он упадет, будет лишь два варианта действий. Он мог затаиться в воде, пока у него не закончится воздух, после чего он утонет. Или мог выбраться из воды и уплыть, но это было бы шумно в тихой ночи. Он посмотрел на замок. Если это случится, то, как бы он ни спешил укрыться, десятки стрел полетят со стены без остановки, пока не попадут по нему.

Может, то сияние не было костром для ужина стражи. Может, замок уже был готов к проникновению, и стражи собирались стрелять огненными стрелами во все подозрительное. Его дыхание участилось. Огненные стрелы были проблемой. Они прогоняли тьму, не давая скрыться в ней. Если на их остриях были пропитанные маслом тряпки, то они могли озарить даже немного расстояния под водой, выявив нарушителя там. Хуже всего было то, что они могли пронзить нарушителя, пока еще горели…

Он прогнал картинку из головы. Тень Луны оставался в полумраке ивы, нависающей надо рвом. На краю он нацепил конструкцию, схватился за ветки, чтобы выпрямиться и отыскать равновесие. Он отпустил ветви ивы и посмотрел на свои ладони. Кончики его пальцев дрожали.

Совладав с покачивающимися плотами, Тень замедлил дыхание и начал делать длинные ритмичные шаги, несущие его по воде. Он двигался среди теней, стараясь не выдать себя. Особая диета при обучении развила ему ночное зрение. Он уже на половине рва отлично видел стену крепости.

Факелы над большими камнями озаряли ров пятнами света. Тень двигался зигзагами, не уходя из полумрака, раскинув руки, пока шагал по воде. Плоты дрожали и скользили по поверхности. Холодная вода проникала в его сандалии и хлопковые носки с отделенным от остальных большим пальцем. Вскоре его ноги онемели, холод взбирался все выше. Иди по воде было неудобно, но техника работала. Стараясь не нарушить баланс, Тень Луны беззвучно произнес: «Видел бы это Паук».

Он приблизился к изогнутой влажной стене и направился к цели: небольшое сливное отверстие выделялось среди гладких камней и было в десяти шагах надо рвом. Тонкая струя воды постоянно лилась оттуда, камни ниже отверстия сияли. Проем был узким. Шуко, когти, и сандалии донесут его туда, а потом начнутся сложности.

Чтобы пролезть в отверстие, ему нужно будет вывихнуть левое плечо. Если у него получится так же хорошо, как на обучении, то он попадет через отверстие в кухню или прачечную замка. Судя по картам Барсука, это сливное отверстие не было связано с уборной.

А если это ошибка? Он поежился от мысли. Как ему быть уверенным, что карты были точными? Оставался риск, что линия чернил, на которую он полагался, была следом от помета обезьяны.

Он услышал спор стражи, треск огня, еще больше шума, значит, еще больше людей шло вдоль стены. Почему на стенах сегодня столько людей? Его сердце замирало, он не знал, чего ожидать. Там было очень много самураев. А если его схватят?

Он слышал, что военачальники делают со шпионами и убийцами в замке. Да, их казнили, но не сразу. Сначала терпеливо пытали, чтобы узнать, кому они служили, кто обучил их, зачем они пришли. При мыслях о том, как добывалась информация, Тени стало не по себе.

Тень Луны сосредоточился на отверстии. Теперь оно было четко впереди, но полоска освещенной воды разделяла его и стену. Он замер в тени, поднял голову, размышляя над проблемой.

Из-за края стены доносились голоса. Тень покачал головой. Камни рядом с нишей для обзора мешали ему что-нибудь рассмотреть. Были там сейчас люди или нет? Стражи могли следить в тишине. Если так, то на светлой полосе воды его заметят. И убьют.

Нужно было принимать решение. Если сейчас там нет людей, он уже тратил ценное время. Если он задержится, поднимется луна и откроет его всем лучникам. Тень огляделся. Вперед? Тень прикусил губу, приказывая себе сохранять спокойствие. Но оно не давалось ему. Большой карп вырвался из воды слева. Отлично! Только этого ему не хватало… рыба-переросток привлекала к нему внимание даже в тенях! Но она хотя бы была одна.

Еще один всплеск. Он быстро оглянулся. Вокруг появилось много карпов, наверное, интересуясь его водными пауками. А если их плеск привлечет стражей? А если эти глупые рыбы сбросят его в воду?


Цапля сидела на тростниковой циновке в кухоньке монастыря и смотрела на чашку чая между ладоней. Дверь отъехала за ней. Она повернулась на звук.

- Итак, - кивнул Орел, - я слышал тебя. Такие легкие шаги. На миг я подумал, что к нам пробрался умелый нарушитель… - он почесал шею и пробормотал, - что настало мое время.

- Прости, - сказала Цапля и вернулась взглядом к пару над чашкой.

- Это снова случилось? – Орел опустился рядом с ней. – Еще один пророческий сон:

Она с тревогой посмотрела на него.

- Я видела Тень Луны. Видела, как он стоит, пытается не упасть среди волн бушующего моря, а вокруг него поднимаются драконы. Но он не пересекает океан на этом задании. Как это понимать?

Брат Орел покачал головой.

- Кто знает? Но Белая монахиня говорила тебе в прошлом году, когда ты начала заниматься с ней, да? Что она сказала? Пока ты не обучишься лучше, ты будешь предвидеть бред: смесь факта и лжи.

- Да. Словно два цвета смешались.

Он нежно улыбнулся.

- Не нужно этого бояться.

- Но Белая монахиня просила замечать ощущения, когда я просыпаюсь, помнишь? Эти впечатления, слова всего самые четкие.

Орел кивнул.

- Да. Эти твои загадки, как я их называю… пока мы можем понять их, они должны появляться. И какие слова пришли к тебе этим темным утром? Тоже насчет юного Тени?

- Да, - Цапля испуганно посмотрела на него. – Они появились в моей голове, когда я проснулась: «Он не вернется или вернется с другим призом. Ради которого истечет кровью».

- Не понятно, - выдохнул Орел. – То есть, если он выживет, то принесет не то, за чем мы его послали? Или что он получит планы и что-то еще о войсках Серебряного Волка, чего мы не знаем?

Цапля пожала плечами.

- Прости, но я не знаю. Я могу учить ядам, дыму или оружию, но здесь я все еще ученица, - она с мольбой посмотрела на Орла. – Но как же я за него боюсь!

Орел погладил ее щеку тыльной стороной ладони.

- Хоть твоя последняя загадка и запутанна, я начну действовать.

- Как? – ее лицо просветлело. – Что ты можешь?

- Паук ушел с приказом собрать трех других агентов и встретить мальчика, когда тот закончит миссию. В свете твоих – наших – новых тревог я отправлю всадника в безопасную гостиницу недалеко от Фушими. Он донесет зашифрованные приказы Пауку, чтобы тот удвоил количество людей, которые отведут Тень домой.

Цапля обхватила его ладонь и поцеловала, ее глаза сияли от сдерживаемых слез.

- Кто знает, - пожал плечами Орел, - может, для его другого приза потребуется больше рук, - он вдруг помрачнел и покачал головой. – Будем надеяться, что это не будет нечто вроде домашнего тигра военачальника.


ДЕСЯТЬ

Взгляд зверя


Тень Луны покачивался на воде, в ужасе глядя, как еще больше карпов всплывает и окружает его. Большая черно-белая самка понюхала его плоты для ног, пытаясь понять, съедобны ли они.

- Нет, - в отчаянии прошептал Тень. – Это не едят.

Его сердце колотилось, но он не двигался. Со стены было слышно стража. Слова были удивительно четкими. Человек жаловался, как сильно он хотел убить какого-то Джиро.

- Ои! – страж с голосом намного ниже перебил товарища. – Становись в очередь, - заявил он. – Мой меч первым коснется его шеи!

Заговорил третий и назвал имя, от которого сердце Тени Луны забилось еще сильнее.

- Ах, Джиро – пустяки. Забудьте о его трюках с метанием ножей! Бандит! – тон резко изменился. – А вот от третьего мне не по себе. Бессмертный… ох! Его стоит называть Бескровным. Хорошо, что он на нашей стороне.

- Знаете, что рассказала мне одна из служанок? – послышался голос первого. – Она видела, как Бессмертный убирал с лица капюшон, чтобы поесть. Она сказала, что у него голова большой совы!

Они шептались в потрясении, а потом страж с низким голосом быстро сказал:

- Хватит! Не стоит о нем говорить. Он может быть всюду… и слушать!

Они притихли.

Тень с трудом держал под контролем мысли. Бессмертный? Может быть всюду? Звучало так, будто Серебряный Волк держал его на поводке, как сторожевого пса, пущенного охранять земли замка. Тень нервно взглянул на берега рва. Ничего. Но такой враг и не показался бы перед атакой.

Он опустил взгляд. Карпы кружили у его водных пауков. Тень сглотнул, надеясь, что они потеряют интерес и уплывут. Ему теперь было о чем беспокоиться и без глупой рыбы. Могло ли это быть правдой? Сам Бессмертный работал на Серебряного Волка?

Это очень плохие новости! Каждый шиноби в Японии слышал о неубиваемом убийце. Говорили, что Бессмертный – не миф. И что он заслужил свой титул. Что он овладел самым сложным и древним знанием Старой страны: иммунитетом к лезвию меча. Цапля рассказывала Тени почти год назад, что это искусство было потеряно, и никто в ордене Серого света не понимал его.

Толстый карп проплыл на расстоянии ладони от его левого плота. Тень задержал дыхание. Карп развернулся и нырнул, не задев дерево. В его голове теперь звенел этот титул. Бессмертный. Что еще он о нем знал?

Среди шпионов говорили, что такой силой обладает еще один человек – сам Кога Данджо, ниндзя и учитель Бессмертного. Но ходили слухи, что Бессмертный убил своего легендарного учителя. Если это было так, то теперь тайное искусство знал только Бессмертный.

Оставшиеся карпы покружили и двинулись прочь. Тень выдохнул с облегчением, глядя, как они плывут к берегу и кружат в луче света. Падающем на ров от факела на стене.

Рыбы были в поле зрения стражи сверху, но подальше от Тени, и начали поедать насекомых.

Тень прогнал из головы Бессмертного и посмотрел на карпов. Пятнистый карп еще выглядывал из воды, голова была повернута к стенам замка. У тупой рыбы, как думал он с горечью, был обзор лучше, чем у него.

И в его голову пришла идея. Использовать глаз зверя, его знание Старой страны. Он мог посмотреть глазами карпа. Узнать, пусто наверху или нет. Узнать, двигаться ему или ждать. Хорошее решение, но, конечно, не без уловок.

Чтобы связаться с карпом взглядом, ему нужно было закрыть глаза. Он мог сделать это, пока не двигался, но стоит шагнуть по воде с закрытыми глазами, как он потеряет равновесие. Было сложно сохранять его и с открытыми глазами! Если он упадет, то, даже если наверху никого нет, он скоро умрет, или ему придется плыть изо всех сил и забыть о миссии. А из-за его неудавшейся попытки повысится охрана замка.

Другого шанса не будет, и на него рассчитывал не только орден, но и сам Сёгун. Это было важно для Сёгуна, и Тени будет очень стыдно подвести тех, кто растил его и учил. Выбора не было, он должен был рисковать еще сильнее. Рисковать, пробуя новое. Он пытался тренироваться по пути в Фушими, но ему помешали. А теперь нужно было, чтобы все сработало.

После первого уровня были еще две стадии. Видеть глазами существа и своими. А потом – управлять зверем, как оружием.

Тень решительно кивнул. Так далеко сразу заходить он не собирался. Но он мог применить второй уровень. Ему нужно было увидеть глазами карпа. Но и свои глаза ему были нужны. Пришла пора прыгать, даже если он не был готов. У него уже получалось раньше под присмотром Орла, но лишь на миг. Теперь он должен был сделать это в реальности, когда на кону стояло все. И удержать это.

Карп снова вынырнул, глядя на стену. Тень закрыл глаза и сосредоточился. Его руки дрожали. Появились быстрые вспышки видения рыбы, искаженные картинки он видел словно через два слоя воды. Первый слой был настоящим, водой рва. А вторая вуаль была привычным симптомом соединения, он уже к такому привык. Тень вдохнул, готовясь открыть глаза, удерживая взгляд зверя. Сердце колотилось в груди, как барабан. Тень открыл один глаз, и зрение зверя пропало. Тихо выругавшись, он закрыл глаза и начал заново. Видения не было. В голове зазвучали слова Орла: «Чтобы сделать невозможное, сначала нужно перестать переживать о грядущем». Он понял, что страх поражения блокирует его силы. Тень Луны открыл глаза, очистил разум и снова прочитал фурубэ.

- В любом случае, - послышался откуда-то сверху голос стража. – Готов поспорить на три медяка, что Бессмертный в конце убьет Джиро за нас! – последовал смех.

- Ловим на слове! – ответил мужчина высоким голосом. Тень услышал звон монет. И еще больше смеха.

- Я не боюсь провалиться, и я не провалюсь, - прошептал Тень. Он повторил сутру и вернул спокойствие.

Он был готов. Он закрыл глаза и связался с разумом карпа. Он чуть дольше в этот раз смотрел искаженные картинки зверя, а потом уверенно открыл глаза.

Он видел стену замка и отверстие перед ним своим зрением. И в то же время он видел другую часть стены, повыше. Эта картинка искажалась, а потом стала четкой, и он смог ее рассмотреть.

Тень видел теперь парапет. Два стража с копьями развернулись и шли прочь. Усталость накатила на него. Орел предупреждал, что высокие уровни берут много сил. Они забирали жизненную силу, так что нужно было использовать ее с умом. Он моргнул, картинка исказилась из-за воды. Каменная ниша была пустой.

Тень Луны стиснул зубы и шагнул на полоску света.


На городской стороне рва, высоко на темной крыше замка Бессмертный прижал к глазу европейскую подзорную трубу. Он вытянул ее, пока изображение не стало четче.

Бессмертный улыбнулся, увидев, как Тень Луны медленно пересекает освещенную полоску воды. Он посмотрел в трубу по сторонам. Стена была пустой, стражи неподалеку не знали о присутствии нарушителя. Он опустил подзорную трубу и кивнул.

- Как ты все так рассчитал? А ты талантлив, коротышка, - пробормотал Бессмертный. – Но в этом мире ты все еще голубь, а я – сокол, - он поднял прибор к глазу. Неизвестный враг добрался до основания стены, оказался под сливным отверстием.

Как Тень Луны, Бессмертный хорошо видел в темноте. Его взгляд пронзил дымку. Он смотрел, как тощий нарушитель повис на стене, как лягушка, отцепляя части водных пауков и пряча их в карманы. Он порылся в других скрытых карманах, прижался к стене и огляделся.

- И что же ты достанешь? – прошептал Бессмертный. – Веревку и крючки? – через миг тонкий темный силуэт задвигался, уверенно взбираясь к отверстию. Убийца снова кивнул. То, как вражеский агент прижимался к стене, быстро закрепляя ноги и руки, показывало высокий уровень владения когтями. – Да, талант, - рассмеялся Бессмертный. – Но этого мало. Я буду терпеливо ждать, чтобы напасть в худший для тебя момент. И как только я узнаю, где твой предел…

Он сложил подзорную трубу с приглушенным щелчком.


ОДИННАДЦАТЬ

Неожиданный друг


Тень Луны висел на одной руке, цепляясь за отверстие, убирая другой рукой когти. После соединения взглядов он всегда ощущал смятение, но в этот раз ощущение длилось дольше. Тонкий ручеек воды лился рядом с ним из отверстия. Пахло не плохо, и Тень Луны склонился и сунул голову под воду. Холодная вода очистила разум, но он знал, что не может ждать, пока все смятение пройдет. Скоро взойдет луна.

Он забрался в отверстие, попытался вывихнуть левое плечо. Он приготовился к боли, вложил правый кулак под левую руку и вывернул плечо. С громким тошнотворным щелчком. Тень чуть не откусил язык, пытаясь подавить крик боли.

Его глаза слезились, он стиснул зубы. Сначала его руку обожгло огнем, ее словно оторвали от тела. Потом боль превратилась в постоянное пульсирование. Он повернулся правым плечом вперед, склонил голову и нырнул в отверстие головой вперед. Тень полз по тонкому слою воды, поврежденная рука тянулась за ним, задевая камни. Сверху раздался стук, прозвучавший как закрывшиеся ворота. Он застыл, поднял голову и тревожно прислушался.

Если его найдут здесь, он будет беззащитен. Паук рассказывал ему о шиноби, попавшемся в таком отверстии. Враги налили туда масло и подожгли. Шпион загорелся и прыгнул в ров, выжил, но получил ужасные ожоги.

Наверху было тихо. Он двигался, прислушиваясь.

Пройдя около шестидесяти шагов в темноте, он учуял запах мокрой шерсти. Зверь. Может, крыса? Если карта Барсука была правильной, а Тень правильно рассчитал, где он, то сейчас он двигался под двором, приближался к крепости. Позади уже остались сады и отдельные построения. Впереди возвышалась центральная башня замка. Внизу башни были жилые помещения, конюшни и кухни, над ними – комната хозяина замка и зал для переговоров. И, что важнее, наверху башни ждал его приз.

Стало светлее, он двигался вперед и вдруг увидел силуэт существа на пути. Острые уши задевали потолок отверстия. Тень скользнул вперед, сосредоточился на звере, пока не разглядел его.

Это был тощий кот, известный как кимоно-кот, и он неспешно жевал обезглавленную крысу. За ним отверстие расширялось, становилось еще светлее. Тень добрался до кота. Он с любопытством посмотрел на него, развернулся и пошел вперед, крыса свисала из его пасти. Тень нахмурился. Кот был странным! Черно-белый рисунок на его спине напоминал женщину в кимоно, потому кота так и называли. Котов с такими метками признавали священными, отправляли жить на земли храмов, так что их называли и храмовыми котами. Но у этого, в отличие от остальных, был длинный хвост. У котов из храмов хвост обычно был коротким, широким, почти треугольным по форме.

- Ты другой. Одиночка, как я, нэ? – прошептал Тень коту.

Тот замер и оглянулся, а потом приглушенно мяукнул, словно подтверждая. Тень скривился. Звук мог привлечь внимание. Кот побежал вперед, пока не замер у железной решетки. Тень слушал и пробовал затхлый воздух, пока догонял зверя. Старые запахи соевого соуса, разлитого сакэ и жженого риса подсказывали, что они добрались до кухонь в подвале башни. Острый слух говорил, что они пустуют.

Лампа или свеча светила за железной решеткой, и Тень осторожно прошел под ней. Под прутьями хватало места, чтобы он мог пролезть, не выбивая плечо. Тень Луны смог подняться на колени и потянуться к висящей левой руке. Он приготовился к боли. Кот склонил голову, следя за его движениями.

Со щелчком он вправил плечо. Кот вздрогнул от звука, бросил крысу и пронесся через решетку. Вытирая слезы боли, Тень медленно пошел за ним. Он встал на ноги и потянулся. Он был в кладовой кухни, а не на самой кухне. Кот смотрел на него, покачивая хвостом.

Теперь уже его разум пришел в норму после соединения с карпом, сила и энергия возвращались к нему. Это было хорошо. Они ему понадобятся.

Кладовая была мрачной, как и кухня за ней. Обе комнаты озаряли далеко расставленные железные фонари. Тень слышал тихое шипение. В ближайшем коридоре скрывались первые из многих стражей. Сильные самураи с двумя мечами.

Он снял сумку и опустошил. Плотно сложив одежду и саму сумку, он разложил их по карманам бронированных узких штанов. Теперь на его спине был только меч, врагу было почти не за что зацепиться. Он прошел в темный угол и посмотрел на храмового кота, а тот умывался возле приоткрытой двери из кухни. Кота можно было использовать для проверки, но нужно потратить поменьше энергии.

Тень закрыл глаза. Его руки дрожали. Кот резко сел, повернул голову и посмотрел на него. Впервые Тень видел свое лицо глазами зверя. Вуаль все еще мешала ему, но его черты были узнаваемы, и от этого было не по себе.

Он открыл свои глаза. Острым зрением кота он видел неожиданный румянец на своих высоких скулах. Пока он был связан с этим зверем, зрачки глаз, которые он не использовал, тускло сияли зеленым. Так случалось всегда? Тень смотрел, как он хмурится, странный привкус появился во рту, и он надеялся, что это не вкус крысы. Запахи на кухне стали очень сильными.

Кот отвернулся и прошел в приоткрытую дверь, чтобы закончить свои дела. Тень следил, запоминая все, что видел кот, пока шел по кухне в поисках еды.

Он заметил бумажную стену, за ней была тень стража, высокого и беззвучного. Кот прыгнул на длинный стол, избегая ножа для рыбы на нем, потом забрался на большую железную сковороду, стоящую у стены в круге камней. Устроившись в центре, кот огляделся и поднял голову. Тень кивнул, глядя на то же, что и кот.

Над плитой нависал круглый кирпичный дымоход, куда уходил дым из кухни. Там не было прутьев, сетки или заслона, места было достаточно, чтобы Тень смог туда пролезть. Но он не помнил дымоход на карте Барсука. Это что-то новое? Тогда что еще недавно изменили? Лишь одна новая прочная дверь, неожиданная решетка могла разрушить его миссию.

Страж снаружи кашлянул и закряхтел, потянувшись. Через кота Тень следил за тенью мужчины. Он прошел по кругу у двери в кухню. Он кашлянул и сплюнул в бумажный платок. Кот и Тень увидели, как тень резко повернула голову к кухне.

Страж собирался пойти за водой? Пора отступать!

Тень разорвал связь с котом и быстро пробрался из кладовой на кухню. Кот спрыгнул со сковороды, следуя на запах, подергивая носом.

Тень Луны забрался, как крупный паук, на плиту, а потом под дымоход. Глядя своими глазами на силуэт стража, он спешно искал свои когти.

Страж шел к кухне. Тень сунул ладони в когти. Страж схватился за бумажную дверь. Она начала отъезжать. Тень просунул руки, а потом голову и плечи в дымоход, карабкаясь по стенкам. Дверь открылась, стаж прошел на кухню и огляделся в поисках чашки. За миг до того, как его взгляд упал на плиту, ноги Тени пропали в дымоходе.

Тень поднимался безмолвно и быстро, когтями отыскивал щели между слоев кирпичей. Расставив ноги, упираясь ими в противоположные стены, он взбирался все выше, прислушивался к стражу на кухне. Звуки отдавались эхом и затихали. Кашель. Вода полилась в чашку. Страж хмыкнул и сел пить у плиты. Тень опустил голову. Он чуть не попался!

Дымоход выходил на скошенную крышу на середине стены крепости, проем сам был с крышей. Тень вылез из дымохода, покрутил побаливающее левое плечо и продолжил забираться.

Теперь он двигался под звездным небом. Холодный ночной воздух жалил глаза, он лез по камням и деревянным балкам к вершине башни Серебряного Волка. Наконец, его когти звякнули о черепицу высокой крыши. Тень замер, чтобы перевести дыхание, и окинул замок взглядом.

Высокая и тонкая крепость стояла в центре прямоугольника из внешних построений и их крыш, из стен и рва.

Этот внешний прямоугольник и крепость соединялись над землей лишь в одной точке. Широкий короткий мост вел от крыши, где заканчивался дымоход, к углу внешнего прямоугольника.

Это место точно было для лучника. Оттуда стрелки могли защищать крепость, если внешняя оборона пала. Он рассмотрел дизайн. Если лучники не справятся, канаты у крыши можно было обрубить, сбросить платформу, отделив ее от крепости, чтобы нарушитель не смог пройти по мостику. Тень снял когти, пока разглядывал проход. Он казался пустым, незащищенным, но Серебряный Волк не был дураком, за местом могли следить.

Он взглянул на тусклые огни города, а потом на крепость. Мостик вел к тому же углу внешнего прямоугольника, откуда трос уходил через ров к производителям сакэ.

Тень огляделся. Увидит ли он кота снова? Он был напряжен, и присутствие кота успокаивало, их связь была очень сильной. Но на крыше было спокойно, тихо. Зверь ушел по своим делам. Тень успокоил дыхание, спрятал железные когти и посмотрел на черепицу под ногами. Вот! Он вспомнил последние слова Орла в Эдо:

«Не забывай о своем почетном месте во вселенной. Тебя обучили одним из шиноби Сёгуна, и рискнуть или потерять жизнь ради него… великий почет».

Проверка его обучения уже началась. Пора заслужить почет – и доверие – оказанные ему. Его желудок сжимался, сердце колотилось. Он прогонял страх из мыслей.

Планы должны были лежать под ним, под его сандалиями. Они ждали в верхней комнате башни, запертые в красивый китайский сундук рядом с железным сундуком с сокровищами. Этот сундук был фальшивкой, чтобы отвлечь вора. Тень был удивлен тому, какую подробную информацию получил орден. Орел говорил с восхищением об их одаренном агенте. Но он сказал лишь, что они многим обязаны женщине, бывшей сироте, как Тень, которая служила в замке, а потом изобразила, что утонула в водах рва.

Тень Луны вытащил металлический уголок для поднятия черепицы, осторожно вытащил с его помощью две большие плитки из деревянных рамок. Он оставил их рядом с дырой друг на друге, чтобы, уходя, он мог лишь толкнуть их, и плитки встали бы на место, рухнули на голову преследователя.

Он осторожно спустил ноги в черную часть между крышей и потолком и собирался спуститься. Краем глаза он заметил нечто тревожащее. Он повернул голову, чтобы убедиться. И не зря! Капля пота пробежала по его спине. Небеса на востоке светлели. Полумесяц почти взошел. Планов у него еще не было, а времени оставалось мало.


ДВЕНАДЦАТЬ

Приз


Оказавшись в пространстве под крышей, Тень прижался ухом к потолку под ним. Он слушал, чтобы заметить признаки жизни в комнате внизу. Ничего.

Тень вытащил из кармана отмычки. Тонкими лезвиями он безмолвно приподнял одну из досок потолка и отодвинул ее. Он свесил голову в проем и дал глазам привыкнуть к тусклому свету комнаты. Свеча в железной подставке горела в центре отполированного пола. Еще одна сияла рядом с двумя предметами, которые он разглядел: китайским сундуком и крупным, но простым сейфом из черного металла. В каждый был встроен замок с большими отверстиями для ключа. Они стояли под единственным окном в комнате, которое было забито.

Все выглядело, как и предсказывали в ордене. Тень выдохнул. Это казалось слишком простым.

Он вытащил шнурок с утяжелителем на деревянной катушке из кармана. Тень размотал шнурок, а потом опустил груз, пока тот не коснулся пола. Легонько задевая пол, он тянул утяжелитель от одной доски к другой. Миновав несколько досок, груз перестал двигаться свободно, и Тень коснулся шнурка указательным пальцем, ощутил, как тот натянулся. Он проследил за шнурком, чтобы понять, что ему мешает. Как он и подозревал, проблема скрывалась в тени.

Несколько черных тонких нитей пересекали пол на высоте ладони от досок. Они могли поймать ноги того, кто шел от двери к окну. Он свисал из дыры в потолке и поворачивал голову, следя за нитями. С каждой стороны они соединялись с большими бамбуковыми колоколами, висевшими в тени. Он стиснул зубы. Снаружи может быть страж, а то и несколько, и они ворвутся, уловив хоть малейший звук.

Тень Луны убрал свой шнурок, а потом вернулся в свое укрытие и перебрался, пока не оказался над китайским сундуком. Он поднял и отложил другую доску. Оценив расстояние до сундука, Тень опустился в дыру. Он повис на кончиках пальцев и оглядел комнату, а потом беззвучно опустился на сундук.

Чаще всего он тушил свечи перед нападением, ослаблял натяжение нитей над их огнями и капал на нити огнем. В этой ситуации свет ему помогал. Ему нужно было все время видеть нити, ведущие к колоколам. Ему нужно было проверить, те ли планы он взял, а потом убегать, ведь Серебряный Волк мог подменить документы. Но он был готов. Благодаря Барсуку, Тень знал, что искать, когда найдет планы, знал, как убедиться в их правильности.

Он присел на сундуке, опасаясь скрытых ловушек на полу. Доски могли задевать друг друга и издавать трели, как соловьи, милым голосом призывая стражей – и смерть – к нему. Он вспомнил подробный отчет Барсука о хитром покрытии коридора замка Ниджо, где агент ордена Серого света получил смертельные раны, когда доски запели под его ногами. Склонившись, Тень Луны напал на замок сундука железным крючком и тонкими лезвиями.

Услышав тихий щелчок, он понял, что победил, и переместился с крышки на бок черного железного сейфа рядом. Одной ногой Тень откинул крышку сундука. Тут же раздалось тихое шипение, и лезвие вылетело из ароматного ящика. Тень с облегчением закрыл глаза. Если бы он неразумно навис над сундуком, лезвие уже торчало бы в его горле.

Все еще держась за сейф, он склонился над сундуком. Железным крюком Тень выудил единственное содержимое сундука, помимо ловушки с ножом. Это был конус из бамбука с кожаным ремешком. Он повис на его крючке и раскачивался перед его глазами. Был ли это его приз? Выглядело все правильно.

Ему нужно было где-нибудь встать, чтобы обеими руками проверить планы. Одной ногой Тень медленно закрыл сундук. Ловушка с ножом сама при этом сложилась, перезарядившись со щелчком, когда крышка легла на место. Он кивнул. Если эти планы будут фальшивкой, он вернет их на место. Тень вытянулся, ступил на крышку сундука. Он успокоил дыхание и вернул приборы в карманы.

Склонившись к свету свечи, он открыл бамбуковый чехол. Он осторожно вытащил изнутри свиток из листка бумаги.

Тень Луны развернул планы и оглядел их. Инстинкты сразу сказали ему, что они настоящие. Там были рисунки с подписями на чужом языке, изображалось некое устройство. Было похоже на ружье, но часть посередине, возле курка, раздувалась, как тыква-горлянка. Ниже на странице был рисунок разрезанной части, в которой было шесть раздельных частей. В каждой был свинцовый шар, отверстие и порох. Судя по зубцам по краям, эта часть двигалась по кругу, поворачивая каждую часть к дулу.

Внизу на планах была странная метка, которую Тень и искал, печать торговца черного рынка, которую использовал Серебряный Волк. Эти планы были настоящими.

Тень сглотнул. Он знал, что ему нужно было украсть планы, чтобы не дать Серебряному волку огромное преимущество. Неприемлемое преимущество в руках задумавшего мятеж. Но какое оружие! Он увидел детали ужасного прибора, и это его потрясло.

Военное дело, древнее искусство правящего класса Японии, уже не будет прежним. Каждый солдат с таким ружьем мог быстро выпустить шесть снарядов без перезарядки. Этого хватит, чтобы сбить ряды кавалерии или воинов в броне. Он покачал головой, представив длинный ряд таких стрелков. А потом представил такую армию.

Оружие будет определять правителя. Умения в бою потеряют важность, а как же правила чести на поле боя? Раньше противника выбирали, называли имя, бросали вызов и сражались в дуэли! В борьбе вблизи нужна была смелость, чтобы смотреть в глаза человека.

Стрелять в безликого врага издалека можно было без манер и смелости. Серебряный волк не только хотел погрузить страну в войну. Эта война еще и будет использовать новые знания, не ведомые Японии.

И был лишь один способ лишить его этого преимущества: сделать так, чтобы никто не получил эти планы. Или чтобы они были у всех. Тень смотрел на чертежи ужасного оружия. От него зависело, будет ли остановлен этот кошмар.

Он свернул планы и спрятал в бамбуковый чехол. Он надел ремешок себе на шею, а потом спрятал чехол в свою одежду между верхним слоем и кольчугой. Чехол не даст планам промокнуть, если ему придется плыть через ров. Но можно ли было плыть? Он посмотрел в сторону окна. За досками был виден свет. Тень выругался. Небо становилось все светлее. Побег по рву не был вариантом, ведь вскоре полумесяц превратит темный ров в идеальную мишень стрелка.

Он выпрямился на сундуке и согнул ноги в коленях, готовясь прыгнуть в дыру в потолке.

Вдали прозвучал рожок, так передавали послания в бою. Желудок Тени сжался, сердце трепетало. Что происходило? Он не трогал ловушки! Он безумно огляделся. Или все же задел? Тревога доносилась со стороны внешнего прямоугольника крепости. На них же не напали? Не сейчас!

Крики раздались с земель крепости. Он слышал спешный топот на деревянных ступеньках. Много стражей. Они были внутри, ниже него, но быстро поднимались. Как его засекли?

- Они его видят! – заявил яростный голос в коридоре у сокровищницы. Тень вздрогнул. – Нарушитель спускается!

Нет! Тень ошеломленно склонил голову. Страж снаружи кричал о том, чего он еще не сделал! Или…

Он моргнул. Они видели другого нарушителя?

Приглушенное мяуканье раздалось с крыши над ним, разносясь эхом.

- Вовремя, - проворчал Тень. Теперь кот вспомнил о дружбе! Раздалось мяуканье, стук и скрежет. Плитки, которые он оставил у дыры. Тень слушал, как скрежет резко затих. Чертов кот! Он пытался пройти к нему и запустил ловушку, перекрыв его путь к отступлению! И зверь теперь мяукал на крыше, жалуясь, что не может присоединиться к нему.

- Проверьте сокровищницу! – раздался низкий голос стража. – Их может быть больше!

Тень посмотрел на дверь, а потом на потолок, растерявшись на миг. Он был в ловушке! Что делать? Топот быстро приближался. Послышался скрежет, от тяжелой двери задрожала вся комната. Тень согнулся на сундуке, задержав дыхание. Дверь распахнулась.

Снаружи стояла дюжина самураев с длинными мечами наготове. Тень потянулся к карману, где лежали сюрикены и дымовые бомбы.

- Еще один! – заявил сильного вида мечник. – Взять его!

С общим ревом двенадцать стражей ворвались в комнату.


ТРИНАДЦАТЬ

Обнаруженный


Он бросил на пол дымовую бомбу и прыгнул в дыру над собой.

С шипением белый дым наполнил сокровищницу. Самураи ворвались в него, споткнулись о черные нити, запустив шумную ловушку, пока бежали туда, где видели нарушителя.

- Не машите оружием, пока не увидите его! – крикнул мечник, ведущий их. – Не порежьте друг друга!

Доски дрожали, стоял шум. Тень свисал с потолка и размахивал ногами. Под ним в белом облаке сталкивались стражи вокруг китайского сундука. На миг они стали кучей. Тень качнулся и упал, целясь ногами в плечи мужчины у двери. Самурай зарычал, когда Тень рухнул на него, пошатнувшись от столкновения.

Тень спрыгнул на пол, пересек порог и быстро развернулся. Он задвинул тяжелую дверь, запер ее на засов, и в нее врезались двенадцать тел. Тень побежал по коридору, пока не оказался у окна. Оно было открытым. Он запрыгнул на подоконник, выудил когти и надел их, а потом спешно полез вниз по стене крепости. Как только он принялся спускаться по стене, коридор заполнил шум топота и криков. Он ускорился.

Полумесяц озарял горы, лучи падали на черепицу крыш крепости. Тени мелькали во дворе, крики сверху показывали, что армия стражей сосредоточилась на сокровищнице. Хорошо. Тень кивнул. Пусть отвлечение сработает, пока он не найдет путь отсюда! Он опустился на крышу у дымохода, огляделся. Он оказался на половине пути. Как же быстрее поникнуть замок? Он посмотрел на пустую платформу для лучников. Так он мог быстро попасть на внешний прямоугольник.

Прячась в тени, он спрятал когти и прислушался, глядя на мостик. Признаков жизни не было. Шум поисков еще доносился с вершины башни, но в этой части все было тихо. Он кивнул. Нужно пользоваться шансом! Тень встал и полез по крыше.

Миновав дымоход, Тень ощутил кого-то поблизости. Он обернулся, но враг уже спрыгнул с крыши дымохода. Костяшки чуть не задели его голову. Тень отпрянул, заметил нападающего: тонкий силуэт в темной одежде, как у него, и с мечом на спине. Тот самый другой шпион!

Тень отпрянул, чтобы встать увереннее, одной рукой обхватил меч. Его рот раскрылся.

Крыша была пустой. Куда делся шпион?

Колено ударило его в спину сзади. Он пошатнулся и застонал. Враг умел прыгать! Тень развернулся, вскинул кулаки и, скрестив руки, остановил удар, летящий в горло. Ловкий противник сменил позицию и выбил его ноги. Он рухнул на черепицу, руками остановил падение. Тень был беззащитен, и враг упал на него и ударил его локтем между глаз. От удара голова Тени отдернулась. Все вокруг него подернул туман. Он попытался встать. Его конечности онемели. Он выдохнул, понимая, что его парализовал хитрый удар по нервам. Теперь он был легкой жертвой. Тень хотел, чтобы ноги двигались. Они не слушались. Враг навис над ним, разглядывая его одежду.

Тень Луны лежал и ждал, когда упадет, или когда его найдет меч. Этого не было. Вместо этого враг склонился и ощупал рукой его одежду, тонкие пальцы нашли бамбук и планы. Тень попытался пошевелить ногами, в этот раз они ответили. Он призвал силу и перекатился, поймал ноги врага, потянув его на крышу. Тень схватил незнакомца за пояс и быстро развернул, убирая руки противника от кожаного ремня на его шее.

Тень Луны обхватил руки и ноги врага своими, крепко сжал, пока катился к краю крыши. Он вдохнул. Если он правильно рассчитал расстояние до края, он сможет сбросить врага с крыши. Они перестанут сражаться, чтобы не упасть. Если он ошибся с расстоянием, края они достигнут слишком быстро, и они сорвутся, а там может случиться что угодно.

Меч в ножнах впился в его спину, Тень оказался на последнем ряду черепицы. Движением бедер Тень освободил противника и столкнул с крыши. Незнакомец беззвучно упал. Тень отполз от края, едва дыша. Он проверил ремень, похлопал по груди. Чехол был на месте. Он осторожно склонился на краю, искал взглядом нарушителя на стене. Враг не пытался убить его, когда мог, и Тень надеялся, что противник зацепился за стену по пути. Но он ничего не увидел.

Тень поежился. Противник исчез. Не было видно его на стене. Лунный свет не показывал веревок или следов от когтей.

Он перестарался и убил врага? Он опустил взгляд. Крови на стене не было, труппа внизу – тоже. Он покачал головой. Противник отличался от него, но был хорош. Его движения были легкими и точными, но при этом сильными. Тень поднялся на ноги, тревожно огляделся, а потом сосредоточился на мосте, соединенном с крышей.

Его нашел кое-кто еще, немного дружелюбнее. Тень Луны невольно улыбнулся. Кот сидел на середине платформы, склонив голову, разглядывая что-то между лап. Облегчение превратилось в радость, но годы обучения заставили его насторожиться. Не было времени расслабляться. Тень оглянулся через плечо. Он пережил вмешательство неожиданного препятствия. Но впереди ждала реальная угроза, с которой ему придется столкнуться: лучшие стражи Серебряного Волка, самураи крепости. И кто знал, что еще могло его ждать? Тень Луны облизнул сухие губы.

Он пошел по мосту. Кот поднял голову, огляделся и побежал к краю. Тень замер, а тот прыгнул во тьму по краям длинной платформы лучников. Он прищурился, рассматривая путь.

Да. Там был человек. Он стоял в тени, преграждая путь к внешнему прямоугольнику. Через миг Тень услышал звуки сзади.

Люди подошли тихо.

Полумесяц поднялся над крепостью, и мост озарил свет.

Тень медленно развернулся по кругу. Он был окружен.


ЧЕТЫРНАДЦАТЬ

Окруженный


Тень Луны смотрел на фигуру на пути. Если он одолеет этого человека, то пройдет на внешний прямоугольник и сбежит.

Тень приближался, быстро двигаясь в тени среди лучей лунного света.

А мужчина впереди вышел из полумрака на освещенное место. Он вытащил короткий меч шиноби из-за пояса и начал постукивать им по плечу, не вытащив из ножен. Тень рассматривал его.

Этот был лысеющим и худым. Бритым. Тяжелый взгляд, простая черная одежда. Он улыбался, шел спокойно. Горло Тени пересохло, как и губы. Человек был опасным. Он был умелым, а на лице проступила жестокость.

Он посмотрел на юношу и изящно поклонился. А потом улыбка пропала. Он сунул меч за пояс.

Помоги, Богомол. Что бы ты сделал, если бы встретил этого уверенного человека? Тень слабо кивнул себе. Да, именно это. «Используй уверенность врага, что он встретил простого шиноби, что он знает движения шиноби. Будь непредсказуемым».

Тень отпрянул в тень и пригнулся. Пряча оружие за собой, он передвинул его на бедро. Привязав его там, он огляделся.

Сзади было три человека. Двое были самураями с метками крепости, один из них был высоким, а другой – пониже. Татуировки третьего указывал, что он бандит, что он из тех группировок, с которыми ордену порой приходилось разбираться ради Сёгуна.

Трио замерло. Татуированный махнул человеку, преграждавшему путь Тени. И жест был не вежливым.

- Давай, Акира! – бандит был возбужден. – Хватит тянуть. Убей его, или я буду первым, - он понизил голос. – Я все еще считаю, что это было подстроено. Стоило использовать мои игральные кости.

Тень окинул бандита взглядом. Многие из них брили головы, но у этого были длинные спутанные волосы, борода и тонкие усы. Его накидка с яркими узорами кричала, что он гордится быть изгоем. Тень посмотрел на татуировки мужчины на руках, красно-зеленых карпов и драконов, а потом понял, что в руках бандит держит сюрикены. Тень стиснул зубы. Бандит был не простым!

Он повернулся к человеку перед собой и обнаружил его на грани тени, рука скользнула к мечу. Он был опасен и явно был хорош. Он мог двигаться без звука! Но как он выдержит… это?

Бросившись на врага в тени, он вытащил меч с ножен на бедре в стиле самурая.

Пальцы правой руки он прижал к оружию, напрягся, лезвие почти полностью покинуло ножны. Ускорившись, Тень левой рукой сдвинул ножны под пояс, повернул вокруг пояса. И от этого кончик меча полетел вперед на невероятной скорости. В свете луны быстрое движение стало горизонтально летящей вспышкой серебра, появившейся среди тени. Кончик меча Тени попал по врагу, который еще вытаскивал оружие на границе света и полумрака. Мужчина вздрогнул, Тень увидел, как его взгляд поднимается, словно он ожидал удар сверху. Перестав вытаскивать меч, противник отпрыгнул без звука. А потом нахмурился, опустил голову и сжал правую руку.

Тень улыбнулся. Даже лучших можно застигнуть врасплох.

- Вот ты и провалился, Акира! – веселился бандит. – Теперь очередь Джиро!

Джиро поднял руку. Тень нырнул и перекатился через плечо. Через миг он услышал стук двух сюрикенов, вонзившихся в доски, где он стоял раньше.

Не было времени! Вскочив на ноги, он бросился на раненого Акиру.

Акира отбил сильный диагональный удар Тени и атаковал в ответ, чуть не попав по голове юноши. Дальше он нацелился на живот Тени, но тот заметил атаку и прыгнул в воздух, подняв колени. Меч Акиры задел броню на левой ноге Тени. Юноша приземлился, восстановил равновесие и отпрянул. Акира набросился с серией диких горизонтальных взмахов, каждый почти попадал по цели. Тень низко пригнулся и обрушил атаку на ближайшую лодыжку врага. Акира едва избежал попадания, отскочил, тяжело дыша. Тень покачал головой. Так не могли сражаться с глубоким порезом руки! А потом Тень услышал, а через миг и ощутил, как сюрикен пролетел мимо его щеки. Акира чуть не стал его мишенью.

- Идиот! – заорал Акира. Он раздраженно замахнулся мечом на Тень. Тот заблокировал удар и, пользуясь нарушенным равновесием врага, миновал Акиру и побежал.

Он мчался зигзагами. Темные фигуры во дворе внизу указывали и кричали. Полумесяц был над головой, его свет доставал все дальше, уменьшая тени с каждой минутой. Впереди, в конце платформы, он уже видел ряд черепицы, а потом камни.

Это был угол внешнего прямоугольника крепости, который соединялся с мастерской сакэ. Он был близко! Стрела прилетела со двора, едва не пронзив его плечо. Он ускорился.

Его преследовали четверо, и от их топота дрожала платформа. Он оглянулся. Акира был последним, и это удивило Тень. Возможно, он сильно ранил его. Бандит отставал от двух самураев. Это не удивляло.

Он посмотрел вперед. Лунный свет блестел на тросе. Он шел от вершины железного столбика, встроенного в один из камней на углу. Тень Луны размышлял. Трос шел от крепости через ров. Это было рискованно, его путь был предсказуемым, но если бы он смог пересечь его быстро… Он оглянулся на самураев, чья одежда хлопала на бегу.

Трос не подошел бы для проникновения, потому что его заметили бы стражи. Но теперь его уже увидели, так что это не имело значения!

Он подумал о форме самураев. Да, способ был.

Еще одна стрела полетела со двора и врезалась в поручень рядом с ним, дрожа. Тень добрался до конца платформы и прыгнул на черепицу. Он пересек край, прыгнул на один из высоких камней, рядом возвышался столбик. Задыхаясь, Тень Луны оглянулся.

Акира остановился и пытался перевязать руку. Два самурая, как профессиональные воины, уже карабкались по крыше. Один из них был в пяти секундах от Тени. Бандит следовал за ними, двигался по крыше неловко.

Тень схватился за трос, а потом развернулся с мечом, направленным на самурая, забравшегося на камень.

Страж бросился на него. Тень отбил атаку, а потом лезвием ударил по запястью врага. Но страж уже видел этот трюк и быстро сменил хватку, чтобы остановить атаку.

Краем глаза Тень уловил движение и инстинктивно пригнулся. Сюрикен пролетел над его головой, еще один. Он выпрямился. Другой самурай пытался забраться на камень. Тень не обращал на него внимания и направился на высокого.

Заставляя крупного самурая отбивать быстрые удары с разных углов, Тень отодвигал его. Атака за атакой, он отгонял его к товарищу. Наконец, Тень издал яростное рычание. Он столкнулся мечом с высоким стражем и толкнул, чтобы тот врезался в напарника.

Они запутались и упали с края камня.

Пока они пытались встать, не сбив друг друга, Тень опустился на колено и ударил по плотному поясу высокого самурая. Кончик меча нашел цель, пояс мужчины упал, разрезанный возле узла на животе.

Тень встал и прыгнул, целясь ногами в живот самурая. Мужчина захрипел, когда Тень упал на него, забрал пояс и оттолкнул. Самурай с воплем обрушил на Тень удар, но тот остановил меч щитком на ноге и побежал к столбику.

Большой самурай вскочил в ярости. Его кимоно распахнулось, под ним была тщательно завязана белая ткань. С высоким воплем он бросил меч и принялся запахивать одежду.

Возле столбика и троса Тень убрал меч в ножны на бедре. Он обмотал украденным поясом руку, закинул на трос, поймал другой конец и обвил им свободную руку.

Раздался стук. Искры полетели от столбика рядом с его головой. Тень поежился. Еще один сюрикен! Он огляделся. Бандит почти забрался на камень, и метательные звездочки у него явно еще не закончились.

Высокий самурай закончил завязывать кимоно. Стражи кивнули и побежали на Тень бок о бок, взмахивая мечами, занося их над головой.

Повиснув на тросе, Тень крепко схватился за пояс и оттолкнулся. Трос затрещал. Тень был легким и быстро набирал скорость.

На половине пути сюрикен скользнул по щитку на его правой ноге. Тень скривился и вскрикнул. Кончик одного из лезвий вспорол один из шнурков его брони, чуть не задев карманы с приборами и одеждой над ним.

Он поднял ногу и осмотрел ее. На ткани была тонкая прорезь, он чувствовал, как под ней по ноге текла кровь.

Внизу пронесся берег рва. Тень отпустил пояс и упал к мастерской сакэ. Выше стояли три большие деревянные бочки на башенках, отбрасывая большую тень.

Он бежал в ее укрытие, а вокруг него свистели стрелы.


ПЯТНАДЦАТЬ

Игра в обвинения


В прекрасном саду замка два стража Серебряного Волка, а еще Акира и Джиро стояли в ряд, склонив головы. Их господин недовольно расхаживал перед ними, его лицо отражало тучи, ползущие со стороны гор.

За ними на булыжнике сидел Бессмертный, мечтательно гладил мох большими пальцами. Он медленно кивнул, ощутив силу камня под мягким мхом.

Его не пугал гнев Серебряного Волка. Как и камень, он был терпеливым, потрепанным жизнью, но мог обмануть внешней мягкостью. Бессмертный улыбнулся. Его непобедимая сторона скоро себя проявит. Но сперва он сдержался, облегчил задание врагу. Дал военачальнику выпустить гнев на подчиненных.

Бессмертный потер мох между пальцами, глядя, как ворчит, расхаживая, Серебряный Волк.

Он знал, что в городе было два нарушителя, юный, сильных, готовых напасть. Он ощутил их. Он следил, как один попал в крепость, и, если он не ошибался, то ощутил вдали и второго шпиона, забравшегося по другой стене. Их энергия немного отличалась, значит, они были из разных школ, но оба были умелыми. Бессмертный зевнул под капюшоном. Его учитель Кога Данджо перед… несвоевременной смертью научил его кое-чему большему, чем величайшие знания Старой страны. Он научил его понимать каждую ситуацию и строить стратегии. Теперь уж Данджо точно жалел об этом!

Нарушители, которых ощутил Бессмертный, были, наверное, среди лучших нового поколения шиноби. Он рядом с ними был старым опытным псом. Он позволит им посостязаться за приз, а потом загонит в угол уставшего победителя, побережет силы, ведь они могут оказаться сильнее, чем ощущались. Но он докажет превосходство. Он – сокол, они – голуби.

Он скользнул взглядом по подчиненным. По пути они погибнут, ведь те двое намного сильнее них.

Хорошо! Убьет их только он, и, может, если ситуация станет отчаянной для Серебряного Волка, он даже сможет поднять плату.

Бессмертный опустил взгляд на камень. Он мог это сделать. Но только если останется холодным, скрытным, как долина Эзо, где он родился. Двуликим, как этот крепкий камень и обманчивый мох.


- Еще несколько дней будет дождь, а потом – буря, - Серебряный Волк оторвал взгляд от туч и продолжил расхаживать по саду, сцепив руки за спиной. – Но у нас есть проблемы хуже, чем погода, да, господа?

Узнав о пропаже планов, он взорвался гневом, угрожал казнить стража, доставившего плохую весть. Серебряный Волк швырнул приборами для письма в стену, оставшись один. По пути в сад он рычал на каждую служанку, на слуг и самураев, которых встречал.

Его алый гнев теперь превратился в раскаленную злобу. Каждое саркастичное слово и пронзающий взгляд были полны этого. Но Серебряный Волк знал, что ему нужен самоконтроль, чтобы предотвратить катастрофу. Придется ему думать за этих идиотов. Он вдохнул. Мирный сад всегда помогал ему очистить разум. Здесь он принимал решения, когда что-то шло не так. В этот раз все было ужасно.

Он пересек маленький деревянный мостик над ручейком, замер у каменного фонаря под кленом. Ворча, Серебряный Волк покачал головой и пошел дальше. Обойдя участок из песка, он подошел к настороженным мужчинам.

Он холодно смотрел на подчиненных, приближаясь, не пытаясь скрыть возмущение. Он хотел убить хоть кого-то за ошибки, но тогда он лишь зря потратил деньги на того, кого убьет. И их работа еще не выполнена. Они были нужны ему. С его указаниями они смогут еще проявить себя. Иначе…

- В любом случае… закончите отчет! – рявкнул он Акире. Шпион кашлянул.

- Перед рассветом я с Джиро и вашими людьми ходил в гостиницу, о которой говорил информант. Хозяин гостиницы согласился, что у него был клиент, мальчик-гонец нужного возраста и телосложения, еще и незнакомец. Но мальчик пропал прошлой ночью. Больше его в гостинице не видели.

Серебряный Волк задумался.

- Акира, хотя ты провалился прошлой ночью, это ты сражался с нарушителем перед его побегом. По ране видно, что ты действовал ближе всех. Что еще ты можешь мне рассказать?

- Забудьте прошлую ночь, лорд, он не сбежит от нас снова! – выпалил Джиро. – Мои бандиты следят за выходами из города и приказом обыскивать каждого худого парня! Нам нужно немного времени. Его найдут.

- Если он сбежит, лишитесь голов, - Серебряный Волк посмотрел на каждого, закончив на Джиро. – И если будете говорить раньше, чем к вам обратились.

Джиро опустился на колено и склонил голову. Акира утомленно вздохнул.

- Их двое, лорд, и это запутало нас прошлой ночью.

- Кто другой? – Серебряный Волк скрестил руки. – Помощник того, с кем ты сражался?

- Не думаю, лорд. Он похож на меня, работает один, - Акира холодно взглянул на Джиро. – Для профессионалов другие – помеха. Нет, второй был его противником, но равным по силе, - он хотел что-то добавить, но промолчал.

Военачальник нетерпеливо взмахнул руками.

- Что еще? Выкладывай!

- Я видел другого нарушителя на стене крепости, лорд. Судя по движениям и телосложению, судя по ловкости, это была девушка.

- Может, стоило одолеть ее? – пробормотал Джиро. – Вот тебе и репутация.

Акира повернулся к нему и потянулся за мечом.

- Радуйся, что я еще жив и могу защищать нашего лорда! Половина твоих сюрикенов чуть не убили меня, а не его!

Рука Джиро вскинулась к накидке. Он отпрянул.

- О, так теперь я виноват! Кто потребовал атаку? Кто победил в кости и сделал по-своему? Кто…

- Тихо! – рявкнул Серебряный Волк. – Убрали оружие! Я решу, кого винить, и кто за это умрет! – он вскинул бровь. Но бандит был в чем-то прав. Кто подвел его сильнее? Он смотрел на самураев, на подчиненных, а потом на Бессмертного.

Было договорено, что Бессмертный будет держаться в стороне, а остальные станут первой волной против нарушителя. Но их ночной посетитель оказался слишком сильным для первой волны. Разве Бессмертный не наблюдал? Почему он не разобрался с нарушителем, который был достойным противником ему?

Серебряный Волк смотрел, как убийца гладит мох. Его гнев остывал. Он хотел узнать ответы, но если убийца станет ему врагом? Все же он был живой опасной легендой, он был неуязвим, и военачальник не мог угрожать ему смертью. Серебряный Волк скрыл улыбку. Конечно, его магия не защитит от пистолетов. Стоит подумать об этом, если самый дорогой наемник не станет ничего делать. Скоро.

Бессмертный поднял голову, словно прочитал мысли Серебряного Волка. Его бездушные глаза смотрели на лицо хозяина.

- Не переживайте, милорд, - медленно сказал он. – Дело еще не закончено. Я чувствую, что вор еще в городе. Будьте уверены: я отыщу его по-своему и нападу, когда придет время. Если остальные… наемники не исправятся раньше, то я верну ваши планы. И принесу голову мальчишки.

Серебряный Волк посмотрел в немигающие глаза убийцы. Вот это обещание! Он бы посмеялся над другими, предупредил бы, что за такие слова можно и умереть. Так он делал с Джиро. Военачальник медленно вдохнул. Нет, с ним так нельзя.

Вместо этого он сказал:

- Итак! Есть другой шпион. Еще и девушка?

- Уверен, лорд, - поклонился Акира. – Девушка, его соперница.

- Она тоже, - Бессмертный потирал мох, - еще здесь.

- Господин, - высокий самурай повернулся к нему, - не сочтите грубостью, но откуда вы знаете?

Бессмертный указал на Акиру, а потом на себя.

- Все шиноби могут заметить друг друга. Как и показал Акира-сан, даже скрытое тело может выдать информацию опытному глазу. Если умение отточить, некоторые могут даже ощутить присутствие другого. Но редкие достигают уровня, когда могут уловить других без ошибок, - он замолчал. – Я так могу.

- Важно, что они еще здесь, - Серебряный Волк обрадовался. – Я вижу путь! Мы заставим соперницу работать на нас, а потом убьем их.

Джиро вскочил на ноги.

- Отличная идея, милорд! – он нахмурился. – Как?

- Забудьте о поиске мальчишки. Он скрыт в городе, ждет шанса сбежать. Не нужно громко искать его. Тут нужно действовать осторожнее.

- Тогда что нам делать, лорд? – Акира потер повязку на руке.

- Ищите девчонку. Она в каком-нибудь облике появится днем. Акира, расскажи остальным о ее телосложении и ловкости. Бессмертный пусть использует свой навык уловить их! И все измените облик. Прочешите улицы. Попытайтесь узнать ее походку или манеры.

Джиро растерялся.

- А потом? – Акира закатил глаза.

- Следовать за ней, дурак! Она – противник мальчишки, нэ? Она приведет нас к нему и моим планам. И тогда вы должны напасть на обоих или кого-то одного. Но без риска! – он строго посмотрел на стражей. – В этот раз – кони и цепи!

Самураи быстро поклонились. Серебряный Волк зашипел.

- Но знайте, мое терпение вот-вот лопнет, как натянутая рисовая бумага. Подведете меня снова… - он замолчал. Гнев кипел в нем.

Бессмертный хрустнул костяшками. Высокий самурай закрыл глаза. Акира стоял с каменным лицом, не мигая. Джиро посмотрел на убийцу в капюшоне и сглотнул.

- А теперь прочь с глаз, - Серебряный Волк отвернулся.


Паук в любимом облике торговца шелком шагал по дороге вдоль побережья. Он миновал барьер Хаконэ без проблем, хотя ему хотелось сразиться с наглыми самураями, рявкающими на него, пока он искал бумаги.

В лесу Хаконэ было полно бандитов, как и в районе при озере, но и они уже были позади. Паук начинал верить, что эта часть миссии пройдет гладко.

- Просто это докажет, - пробормотал он, - как сильно меня любят боги.

Он посмотрел вперед из-под края шляпы и понимал, что рано это сказал. К нему шел инспектор со стальным взглядом, один из так называемых общественных самураев, помогающих официальным лицам.

Инспекторы следили за угрозой общественному порядку, и, хотя они редко действовали сами, они могли доложить о подозрительном или о незнакомых лицах властям. Паук сохранил улыбку и вальяжную походку торговца.

Он чувствовал на себе взгляд инспектора. Еще несколько шагов, и они разойдутся, и все останется позади. Он старался не выглядеть напряженно, ведь инспектор мог решить, что его взгляд и поведение не сочетаются. Важно было не привлечь внимания этого человека. Рядом прошли два путника. Паук замедлился, вежливо поклонился, не останавливаясь. Инспектор кивнул, окинул его хмурым взглядом и пошел дальше.

Паук выдохнул. Хорошо! Эта складка в плане могла разорваться. Он немного расслабился и посмотрел на дорогу впереди. Еще проблемы! Он ощущал их. Мышцы живота напряглись.

Крупный ронин стоял на пути, уперев руки в бока, глядя на Паука. У мужчины был один меч за поясом, как у дуэлиста. Он был на ладонь ниже Паука, но его аура показывала, что он опаснее, чем выглядит. Самурай казался расслабленным, уверенным, в глазах сияла решимость. Паук продолжил разглядывать ронина, приближаясь к нему. На его лице не было шрамов, что было плохим знаком.

- Ои! – он указал на Паука. – Торговец! Отсюда до следующего города идти опасно. И человек с такой хорошей одеждой не должен ходить там без охранника. Тебе повезло, я готов наняться.

- Прости, - сказал Паук, - но я не могу заплатить тебе, у меня сейчас только шелк… хоть он и бесценен! – он поправил большой сверток на плече и сунул в него руку, пальцы нащупали рукоять скрытого меча. – Хотите хорошего белого шелка?

- Нет, - ронин шагнул к нему и потянулся к мечу. – Но ты можешь отдать мне накидку.

- Да? – Паук изобразил неуклюжесть, возясь со свертком, а сам крепче сжал рукоять оружия. Он приготовился ударить без предупреждения. План был простым: ранить дурака, запугать до потери рассудка и быстро уйти. Он оставит бандиту первый шрам на щеке, чтобы он помнил об ошибке. – Знаешь, - сказал Паук, - я бы не хотел такую сделку.

- Я настаиваю, - прорычал ронин, медленно вытаскивая меч. Он не спешил, значит, считал, что имеет дело с легкой добычей.

Меч Паука вылетел из свертка, кончик направился к щеке ронина. Удивленный ронин отпрянул в сторону и отпустил меч и схватился за бок головы руками, воя от боли.

Паук улыбнулся. И строгий голос заставил его застыть.

- Что за беспорядок? Незаконная дуэль? – сандалии хрустели по гравию дороги за ним, Паук быстро спрятал меч. – Торговец, повернись! Лицом ко мне, - инспектор выхватил свое оружие.


ШЕСТНАДЦАТЬ

Охота


У холма с мастерской сакэ была самая бедная улица города.

Она была низко, место часто затапливало. Половина домов была заброшена, а занятые требовали ремонта. Виднелись следы недавних повреждений из-за весенних ливней.

Крохотное здание, плохенькая конюшня, гнила на краю города, рядом с ярко-красным храмом, приветствующим путников в Фушими.

Кроме крыс, в почти разрушенной конюшне было два жителя. Древний конь и Тень Луны.

Тень лежал на широкой постели из подгнившей соломы, одна рука сжимала планы у его шеи, он был без капюшона, но ночная одежда и щитки на ногах оставались. Он постоянно просыпался. Старый серый конь жевал и смотрел на него.

У двери часть досок прогнила, образовав тонкое окно, которого хватало коню. Ему становилось скучно смотреть на мальчика в соломе, и конь высовывал голову на улицу и смотрел туда, постоянно жуя.

Зверь фыркнул. Тень резко сел. Он пытался прогнать желание уснуть. Под броней его ноги были в синяках и кровоподтеках. Спина, левое плечо и конечности болели. Прошлая ночь забрала больше сил, чем он ожидал. Тень потер глаза и прислушался к шуму улицы. Конь сонно посмотрел на него и высунул голову в окно.

В конюшне была только одна дверь. Как и дыра лошади, она выходила на улицу. Единственный вход или выход. Тень почесал задумчиво щеку. Если ему придется сбегать, на ту дыру рассчитывать не стоит. Конь может все время там стоять. Вокруг доски были гнилыми. Он ворвался сюда, надеясь отдохнуть, но теперь жалел о таком выборе убежища: не было логично запирать себя в ящике.

Он пробрался в замок в первый день в Фушими, и поход из города был отложен на завтра, а не сегодня. В таком состоянии он не мог остаться в лесу на милость дождя и холода. Ему говорили о пещерах в этом районе, но если он их не найдет?

Может, ему стоило подождать вторую ночь перед ударом.

Тень подумал о другом шпионе, напавшем перед столкновением со стражами. Как он мог пропасть, упав с крыши? И куда он делся? Бой Тени в замке был хорошим отвлечением, шпион мог сбежать. Он улыбнулся. Кем бы ни был тот шпион, его навыки удивляли. Его энергия и хрупкое телосложение указывали на молодость. Он кивнул. Значит, не один он здесь – юный шиноби. Был ли этот агент одиноким, как он, или у него, как у взрослых шпионов, были друзья, не знающие о его жизни?

Тень Луны вздохнул. Ему нравилась такая жизнь.

Он покрутил плечо. Оно неприятно щелкало. Он не мог оказаться в ловушке, пока у него не было сил. Если сейчас он будет сражаться, то простой самурай сможет его ранить. Ему нужно было отдохнуть целый день, чтобы вернулась сила. Проблемой была эта конюшня. Он был слепым и уязвимым. Преследователи могли приблизиться сюда незаметно. Он смотрел на деревянный пол. Если тот Акира в черном ворвется сюда, пока он будет спать,… бой может привести к смерти.

Тень вспоминал дуэль на платформе, совет Богомола помог ему. Он ранил мужчину в черном, но как он будет чувствовать себя, если тот порез убил его?

Он вспомнил, как Богомол рассказывал ему анекдот о дуэли, который он часто вспоминал, глядя в серьезные глаза учителя. Нанаши, каким он был тогда, нечаянно раскрыл, что брат Орел рассказал ему о дуэльном прошлом Богомола.

Богомол почти скривился от почитания в глазах ученика. Подумав немного, он рассказал, как когда-то попал в город, где, как оказалось, проходили соревнования мечников, и победитель мог получить много денег.

- На пыльной улице у зала, где проходили соревнования, - говорил Богомол, - я был спасен высоким тощим самураем с двумя мечами, у которого была цветная повязка на голове, видно было только его глаза. Он сказал, что у меня ужасные умения мечника. И я сначала огрызнулся. «Пусть ваша голова расшибется, - прорычал я, - о влажный кусок тофу насмерть!».

Нетерпеливый юный Нанаши едва сдерживал энтузиазм.

- Но вы же сразились из-за оскорбления, нэ?

- Я думал об этом, потому что тогда был вспыльчивым, как ты сейчас, - сказал с горечью Богомол, – но я решил подождать официальных сражений. Я хотел те деньги, - он застонал. – Моя гордость в те дни имела цену. Но по правилам бой шел, пока кто-то не сдастся, или пока не прольется кровь. Но этот задира, когда дошло до нашего боя, потребовал смертельный поединок, который могли проводить с согласия обоих участников. Он меня оскорбил, так что я согласился. Конечно, кровожадная толпа была рада, что мы будем биться так. Я сказал противнику снять повязку и показать себя, но он лишь заявил, что покажет свое лицо настоящему мужчине, - Богомол вздохнул. – И я ужасно разозлился. Он был очень хорош. Но я был лучше. Я убил его.

- Ах, он этого и просил! – Нанаши усмехнулся, скрестив руки.

Богомол закрыл глаза и сказал:

- Когда он упал, я отошел, и доктора сняли с его головы повязку. Толпа вскрикнула. Он был не старше тебя. Высокий, но лишь глупый мальчишка.

- Но он мог управляться с двумя мечами! – возразил Нанаши. – Разве бой не был честным?

- Честное, - тихо сказал Богомол, - может оставаться неправильным.

Он посмотрел на Нанаши незнакомым взглядом.

- Я вижу их порой во снах… тех, кого убил. Вижу и того мальчишку. Все они ждут меня… в таверне в мире мертвых.

- Они ненавидят вас? – быстро спросил Нанаши. – Хотят мести?

- Нет, - Богомол странно улыбнулся. – Они поднимают чашки с сакэ и зовут выпить с нами. Говорят, что были лишь юными дураками! Это снится мне часто, но я думаю, что это сердце просто постоянно просит прощения.

Богомол притих, Тень Луны смотрел на дверь. Нет! Он не мог оставаться здесь. Так он мог умереть, да и пример учителя не покидал его мысли.

Но как избежать внезапного нападения, не выходя? Ему нужен отдых! Тень уже хотел связаться с конем, следить его глазами, ведь он как раз смотрел на улицу. Но он быстро понял, что у него не хватит на это сил.

Он вспомнил, как в прошлый раз перестарался с «глазом зверя», то унижение. Когда он обрадовался успехам в этом, Орел предупредил его не усердствовать. Отдыхать между тренировками. Но он не чувствовал усталости. От радости, что он узнает что-то новое, он не обратил внимания на предупреждение. Три дня подряд он связывался с разными существами. С собакой, голубем, а на закате третьего дня – с летучей мышью.

Когда он пропустил ужин, Паук пошел искать его. И нашел под деревом в близком к смерти сне, и Паук не сдержался от шутки. Он осторожно написал углем «репка» и «вонючка» на лбу Нанаши, а потом отнес за стол, где он проснулся. За ужином Нанаши было не по себе от кривых улыбок и блеска в глазах всех вокруг. Только Барсук держался. Но это был он.

Перед сном Цапля, пряча улыбку за рукой, принесла ему мокрую тряпку и с виноватым видом рассказала, что случилось.

Он отомстил Пауку месяц спустя, сдобрив его рис маслом, от которого часами тот мучился от диареи.

Тень Луны закрыл глаза, желая быть дома.

Нет, сегодня он рисковать не мог, и его ждала не шутка, если враги обнаружат его в глубоком сне.

Тень решил, что начнет с пристальной слежки за улицей. Он забрался на выступ у двери и посмотрел на улицу в щель одним глазом. Позже он выкопает мешок, который спрятал до этого в конюшне. Там была одежда для его следующего прикрытия: накидка, пояс и штаны юного помощника купца. У него даже были счеты. Тень улыбнулся. Вещи, сушащиеся во дворах Фушими, помогут ему. Завтра, одетый так, он доберется до места встречи с агентами Серого света. И в таком облике он отправится в Эдо. В безопасность. Домой.

Семья фермеров прошла мимо, неся корзины с овощами. Дальше по улице шел блуждающий священник в большой шляпе, пытающийся продать девушкам амулеты удачи. Тень Луны посмотрел в другую сторону и выдохнул. Знакомый крупный мужчина с длинным посохом шел к конюшне. Детектив Катсу! Все еще одетый, как делец, он ходил один от дома к дому, проверяя всю улицу.

Тень следил, а Катсу прогнал бродягу, старика с выгоревшим красным поясом. Тень опечалился, глядя, как старичок низко кланяется Катсу и спешит прочь. Красный пояс означал, что он совершил серьезное преступление, вероятнее всего – кражу. Пояс был приказом для прохожих не давать ему еду, работу или убежище. Это был смертный приговор. Тень с мрачной улыбкой опустил голову. С ним такого не случится. Шпионов по старинке казнили.

Он смотрел в ужасе, как Катсу подошел к двери конюшни и весело сказал:

- Привет, старый конь!

Тень вскочил на ноги. Он тяжело дышал, призывал решимость и оставшиеся силы. А потом он бросился к углу конюшни, выходящему на улицу. На противоположной стороне от двери и окна коня, где потолок соединялся с гниющей стеной, он схватился за балки и прижался, как насекомое.

Дверь скрипнула. Катсу заглянул и прошел внутрь. Он похлопал коня по боку, оглядывая помещение. Конь убрал голову от окна и посмотрел на гостя. Тень уже едва держался и смотрел на Катсу сзади.

В отличие от шиноби, он не посмотрел наверх. Детектив или нет, но он едва смотрел, как и все люди. Тень улыбнулся. Мужчина не привык к шпионам.

«Еще многое нужно учить, Катсу!».

И тут его шея стала слабой. Последние две связи, с карпом и котом, были близко друг к другу, довели его. Вдруг Тень ощутил, как угасает его жизненная сила.

«Быстрее, детектив. Уходи или уже подними голову и дай себя убить. Только быстрее, пока я не потерял сознание и не упал к твоим ногам».

Катсу обхватил посох обеими руками и начал ворошить солому на полу. Тень Луны едва держался. Тьма накатывала волнами. Он усилием открывал глаза. Левое плечо сильно болело.

Каждый год обучения он занимался с соломенной куклой его веса. Он поднимал ее пятьдесят раз в день и теперь мог держать свое тело под потолком больше часа.

Но не этим утром. Холод пронзил его. Еще тридцать секунд, и он потеряет сознание.


Снежный Ястреб пригнулась в переулке через дорогу от конюшни.

Крупный мужчина отодвинул дверь конюшни посохом, выходя оттуда. Уставшего вида старый конь выглянул из дыры в стене, мужчина похлопал его по носу, прощаясь.

Она оставалась в тени, смотрела, как ищейка потягивается и уходит. Похоже, он закончил поиск в бедной части Фушими. Странно. Ищейка ушел с пустыми руками, но Снежный ястреб чувствовала шпиона в конюшне. За ним явно охотились. Тогда в чем дело?

Она пересекла улицу и оглянулась на крупного мужчину вдали. Снежный Ястреб выглядела сейчас как ученица ткачихи в рабочем кимоно – конечно, украденном, - и она умела ходить по улицам незамеченной. Обычными людьми – точно. Профессионалы Снежного Ястреба могли ее заметить. Они тоже меняли облик. Она огляделась. Сгорбленный фермер, один или все из тех юных работников мастерской сакэ, кто-нибудь еще мог быть шиноби на службе лорда Фушими. Она замерла перед дверью конюшни. Она чувствовала, что рядом только один такой, как она. Он.

Он был там. Ощущение было сильным. Только бы не биться с ним… она умела подбираться близко. Он был хорош, да. Снежный Ястреб улыбнулась. Такими были и три воина, на которых она использовала свой талант. Планы будут у нее к концу этого дня.

Она схватилась за дверь, за ней раздался глухой стук. Она знала, что это за звук по своему опыту. Тело упало на солому. Снежный Ястреб нахмурилась. Звучало не как точное приземление. Слишком громко.

Может, он был ранен. Она надеялась, что не сильно. Снежный Ястреб прикусила губу. Какое ей дело? Это смущало. Она заберет у него планы. Должна. Но она хотела и увидеть его снова. У нее было много вопросов.

Но зачем? Такого с ней еще не бывало!

Снежный Ястреб медленно приоткрыла трещащую дверь. Он растянулся на соломе, его лицо было пепельным. Он умирал или сильно устал? Она проникла в конюшню и закрыла дверь. Он крепко спал без сил. Она склонилась над ним. Сильное лицо! Она скользнула взглядом по его ночной одежде и щитках на ногах.

Он резко сел, потянулся на мечом. Снежный Ястреб отскочила, защищаясь. Он посмотрел на нее, на ее стойку. На его лице мелькнуло узнавание.

- Засада на крыше! – прошептал он. – Это была ты!

В его глазах мелькнула тревога. А потом они смягчились, когда он разглядел ее лицо. Она могла подобраться ближе. Это означало победу!

Она вскинула руки и улыбнулась.

- Не убивай меня. Я хочу сначала отблагодарить тебя за то, что ты сделал по пути.

Он с подозрением прищурил утомленные глаза.

- Тебе не нужна была моя помощь.

- Может, нет, но ты поступил смело и мило. Спасибо, - Снежный Ястреб поклонилась, глядя на него.

- Спасибо тебе, - холодно сказал он, - что не убила меня прошлой ночью.

Снежный Ястреб вскинула брови.

- Не за что.

- Почему ты не убила меня? – он покачал головой. – У тебя был шанс, но ты не использовала меч. Иначе я был бы уже мертв, а ты получила бы планы. Так… почему?

Она пожала плечами.

- Не знаю, - но Снежный Ястреб знала, что любопытство в ее глазах отвечало честнее. Она часто думала о нем, о его жизни, о том, кому он служил.

Миссия! Нужно было сначала закончить с этим. Она упала на колени на солому. Он вздрогнул, но дал ей остаться рядом. Хорошо! Хоть у нее были вопросы, у нее была и работа, еще и важная. И только он мешал ее выполнить.

Снежный Ястреб разглядывала его. Юноша уже знал, что она была его соперницей. Она уже не впервые выдавала себя другим шпионам. Несмотря на соперничество, в его взгляде было желание подружиться. Но подпустит ли он ее ближе? Если да, то у нее все получится!

- Мы можем заключить перемирие? – с надеждой и ухмылкой спросил он.

- При одном условии, - она мило улыбнулась и увидела, что это сработало. – Ты назовешь свое имя. И я назову свое, конечно. А потом мы сможем быть… - она игриво сморщила носик, - друзьями.

Он склонился. Она ощутила, что он обдумывал, что сказать дальше.

- Меня зовут Нанаши.

Снежный Ястреб постаралась не выдать эмоции. Нанаши? Разве не так называли в Эдо безымянных? Она придвинулась ближе.

- Рада знакомству. Я Юки.

Снежный Ястреб была уверена, что он соврал, как и она. Они были этому обучены. Почему он не придумал имя убедительнее? Не важно. Он был беззащитен. Пора закончить задание. Она придвинулась, глядя ему в глаза.

- Ты смелый, - прошептала она, - и красивый, - она вдохнула и использовала свое самое опасное умение. Ее живот обожгло, сердце колотилось. Снежный Ястреб ощутила, как невидимая энергия движется от ее глаз к нему. Вдруг он окажется не восприимчивым? Веки юноши опускались. Нет, он был податливым, как и остальные! Она продолжила. Его глаза почти закрылись. Часть ее не хотела продолжать, но она беззвучно отправила в него третий заряд.

Трех всегда хватало. Жар в животе угасал. Сердце замедлилось.

Его глаза стали пустыми. Он упал на траву с тихим стуком, глаза закатились, опустились веки. Она кивнула. Готово.

Он был в хватке гипноза шиноби, она могла приказать или убить. Она виновато улыбнулась. Или пощадить.

Снежный Ястреб нависла над ним. Она ощупала его грудь, пока не нашла бамбуковый чехол. Сняв ремень с его шеи, она вытащила чехол из-под его одежды. Подняв его, она открыла чехол и вытащила планы. Быстро оглядев их, она убедилась, что это не подделка. Снежный Ястреб спрятала планы в чехол, надела ремень на свою шею. Она взглянула на юношу. Он захрапел.

- От этого сна не избавиться так просто, Нанаши, - приказала она жертве. – Ты будешь спать день и ночь. Если они не найдут тебя раньше, ты проснешься отдохнувшим.

Она встала, посмотрела на него и покачала головой.

- Жаль, - пробормотала она. – Тебя убьют за провал.


СЕМНАДЦАТЬ

Обокрасть вора


На следующий день после рассвета пошел дождь.

Тень Луны от этого проснулся.

Он сел и огляделся. Конь смотрел на него, двигая ушами. Он встал, чувствуя себя свежим, полез в сумку. Тень быстро переоделся в юного помощника торговца, на поясе висели счеты.

Он спрятал в сумку предметы, завязал ее, повесил рядом с украденным ковриком из тростника, где прятался его меч. Он выглянул наружу из дыры. Дождь прогнал почти всех людей под крыши, но он не мог оставаться. Ему нужно было найти ее, вернуть поскорее планы. Он закрыл глаза, потянулся чувствами, пытаясь ощутить энергию шиноби. Он ощутил что-то, но различить шпионов по энергии было сложно, он никогда не был в этом силен. Но вероятнее всего он ощущал ее неподалеку. Он открыл дверь конюшни. Нельзя было терять время, она не будет мешкать.

Тень шел по улице под ливнем, следил за округой и ворчал под нос. Он был жалок. Он был растерян. Тень злился на нее и на себя. Он был глуп. Ее подлые уловки забрали из его рук победу. Первая миссия означала все, и он не хотел провалиться. А теперь из-за нее…

Он представил ее лицо. Юки. Конечно, вряд ли это было ее настоящее имя. Кем она была? Кем была эта Юки? Тень понял, что глупо улыбается, и выругался. Сегодня он был и хладнокровным профессионалом, и идиотом, который не мог думать о работе! Это было так странно. Он злился и хотел ненавидеть эту девушку, но другая его половина…

Тень Луны остановился, мокрый и растерянный. Ни следа ее. Он ходил кругами по улицам, вернулся туда, откуда начал. На улицу с конюшней.

Рядом был красный храм на окраине города. Главная дорога расширялась, уходя из Фушими. За холмами дорога разделялась, одна вела на север к Токайдо, а другая – на запад к Киото.

В голову пришла идея. Он поспешил в храм, обходя ямы-лужи по пути. Ухоженные здания храма и большие деревянные врата возвышались впереди. Тень посмотрел на дверь неподалеку, дом богатого торговца.

Между домом торговца и главной дорогой был окруженный стеной сад. Тень Луны улыбнулся. Там он мог спрятаться и ждать птицу. А птица могла пролететь по городу и отыскать ее. Он вздохнул, опустил плечи. План не обещал успех, но другого варианта у него пока не было. Убедившись, что никто не смотрит, Тень прыгнул на стену и спустился в сад.

Он слушал, как дождь шипел на поверхности пруда. Птицы не пили из него, но будут, как только дождь закончится. Он нахмурился. Где она могла спрятаться? Он все еще ощущал энергию шиноби, теперь сильнее, так что она не была далеко. Дождь утихал. С каждого дерева и куста падали капли. Он медленно повернулся по кругу, оглядывая сад.

Его окружали четыре стены. Вокруг пруда кустам придали форму. Стена между садом и домом торговца была с бамбуковыми вратами, увитыми лозами. Тень Луны устроился там, прижался спиной к каменной стене. Он мог отсюда смотреть на пруд.

Дождь превратился в морось, прилетела первая птица. Толстый голубь пил жадно, купался, а потом начал искать червей, выползших из-за дождя. Тень приготовился связаться с голубем. Это будет просто, он уже связывался с такой птицей.

Черно-белая вспышка беззвучно соскочила со стены. Тень резко повернул голову и улыбнулся. Странный храмовый кот! Не видя или игнорируя юношу, кот пригнулся и пошел к голубю. Хвост раскачивался, живот почти касался влажной земли.

Голоса донеслись из-за стены. Кот повернул голову на звук. Голубь заметил движение и улетел. Тень понял, что дождь утих, и дорога скоро станет людной. Люди спешили по делам, приходили и уходили, не хотели попасть под дождь. Его глаза засияли. Люди уходили. Такие, как она. Вот оно! Он повернулся и кивнул коту. Он мог следить за ней, оставаясь незаметным. Это лучше идеи с птицей. Благодаря саду и лозам, он мог лечь и копить энергию. Кот посмотрел на него. А потом развернулся и запрыгнул на стену. Тень улыбнулся и губами сказал «спасибо». Кот читал его мысли? Может, связь между ними была сильнее, чем он думал. Он следил, как кот расхаживает по стене.

Дождь прекратился. Тень Луны связался с котом, лег на лозы, закрыл глаза и смотрел через кота, экономя силы. Потянув спину, кот расслабленно сел и начал умывать мордочку, глядя на прохожих на дороге внизу.

Новые голоса донеслись из-за стены. Воздух был свежим, Фушими оживал. Людей становилось все больше. Никто не тратил время без дождя.

Глазами кота Тень разглядывал каждую женщину, девушку и худого юношу, выходящих из Фушими. Чем больше он думал, тем сильнее убеждался, что Юки попробует сбежать этим путем, смешавшись с людьми, как и раньше. Конечно, в новом облике. Почему он был так уверен? Тень улыбнулся. Потому что так сделал бы он.

Прошла минута, и его догадки подтвердились. Сквозь вуаль зрения зверя он заметил ее. Сперва его привлекла уверенная походка тонких ног. Она приблизилась, и он разглядел ее лицо. Все внутри затрепетало.

Она выглядела теперь как пилигрим, и, судя по ее сумке на спине, решила покинуть город. Он улыбнулся при виде свертка коврика, зная, что там скрыто. Юки украла накидку, соломенную шляпу и даже синюю ленту, где было написано: «Пилигрим из храма Исэ. Прошу, помогите деньгами».

Он чуть не рассмеялся. Хитро! Она была в том же облике, что и он, когда пришел сюда. Тень Луны поразился ее смелости. Ход был хорошим.

Она приблизилась к стене, и он нахмурился. Он знал, что не был в этом хорош, но почему он ощущал ту же энергию? Теперь она была близко, и он четко ощущал ее присутствие, но впечатление не менялось. Он покачал головой, разрывая связь с котом. Он нашел ее, теперь все было ясно. Нужно пройти за ней из города. Забрать планы. А потом? Он придумает по пути.

Тень запрыгнул на стену. Кот вздрогнул и уставился на него, но не ушел. Он огляделся. Только мальчик, бредущий за родителями-фермерами, видел его приземление. Тень увидел шляпу уходящей Юки. Он дал ей пройти немного, собирался спрыгнуть и последовать за ней.

Вдруг она остановилась и принялась озираться. Он пригнулся. Она ощутила его? Кот зашипел и спрыгнул со стены. Тень застыл, глядя, как тот бежит по саду и исчезает за бамбуковыми вратами. Теперь он ощущал не только присутствие шиноби, но и настоящую опасность.

Он взглянул на девушку, мужчины и лошади приближались со всех сторон. Он узнал четверых атакующих. Пешком бежали бандит Джиро и Акира в черном. На лошадях были двое самураев. Тень стиснул напряженно зубы. Они могли отследить ее и установить ловушку. Он взглянул на Акиру. Да, он должен был ощутить ее. Он был опасен.

Девушка сняла соломенную шляпу и отбросила. Она выхватила меч шиноби и бросила сверток коврика в грязь. При виде клинка прохожие разбежались в стороны, некоторые кричали.

Ее окружили на широкой дороге. Тень не мог отвести взгляда от ее лица. Юки вскинула голову, ее стойка была гордой и опасной. Его сердце колотилось. Ее глаза пылали огнем. Он смотрел, не мигая. Она была потрясающей!

Он заметил на седлах толстые серые витки. Тень пригляделся. У самураев были скрученные длинные цепи.

Высокий самурай остановил коня и схватил цепь в руки. На конце висел железный восьмисторонний груз. Тень раскрыл рот. Этой цепью оглушали, но не убивали. Они хотели схватить ее живой. Серебряный Волк хотел получить планы и ответы. С ней не будут обходиться мило.

- Вперед! – крикнул Акира. Каждый самурай, качаясь в седле, раскрутил длинную цепь. Они заполнили воздух. Улица теперь была пустой, остались лишь девушка и ее враги. Ставни ближайших домов были закрытыми. Слух о беде разнесся быстро, никто не хотел связываться с мечниками из крепости.

Тень сжал кулаки. Он не мог позволить им забрать ее. Он уже не думал о планах на ее шее. Он не знал, почему, но его волновало только спасение девушки, назвавшей себя Юки. Он полез в сумку и отыскал в ней дымовую бомбу. А потом он вытащил меч и спрыгнул на мокрую улицу.


Бессмертный выставил перед собой меч. Он выбрался из-за лоз, отошел от стены. Он выпрямился, потянулся и разочарованно выдохнул.

- Коротышка был так близко, - буркнул он.

Убийца спрятал меч и прислушался к звукам за стеной. Крики, топот копыт, лязг цепей.

Он покачал головой. Он был в секундах от засады для мальчишки. Он хотел сделать это один и неожиданно.

Почему-то жертва не заметил его, скрытого среди лоз в саду. Может, заметил, но решил, что это энергия девушки? Бессмертный выжидал, следил, как мальчик устроился в лозах левее него.

Он думал, что воспользуется шансом в подходящий миг. Но он не успел сдвинуться, девчонка прошла, и жертва узнал ее. И теперь он упустил шанс.

За стеной раздался вопль:

- Кому какое дело? Окружите обоих! – Акира. Бессмертный прошел к стене, повернулся и сел, прижавшись к ней широкой спиной.

- Давайте, дураки, - пробормотал он. – Схватите девчонку и попробуйте совладать с мальчишкой. Вам нужна помощь друг друга. Я работаю один, - он склонил голову, слушая. – А потом дайте мне разобраться с ним, - Бессмертный потер плечо. – Скоро мы потанцуем, юноша, - он улыбнулся. – А потом один упадет.


ВОСЕМНАДЦАТЬ

Грязь и дым


- Что ты делаешь, Нанаши? – девушка была потрясена.

Он отвернулся от нее.

- Тень Луны, - быстро пробормотал он, поднимая меч и направляя его на всадника с цепью. – О нашем деле поговорим позже! – Тень решительно посмотрел на нее. – Я не дам им схватить тебя, Юки.

На ее лице отразились удивление и радость.

- Снежный Ястреб, - кивнула она и отвернулась от него, снова выглядя яростно.

- Я приказал окружить их! – рычал Акира. – Встаньте лучше!

Высокий самурай приблизился, одной рукой управляя поводьями. Он остановил коня, ноги зверя поехали по грязи, конец цепи полетел в юношу. Груз пролетел и мимо девушки, серые звенья звякали. Тень пригнулся, груз пронесся над его головой, цепь натянулась. Он попытался намотать цепь на меч, но ее быстро отдернули. Самурай снова принялся раскручивать ее.

Другой, повернувшись, зашел за спину девушки и метнул в нее вертикальный диск цепи. Он склонился в седле. Конец цепи летел к ней.

- Вниз! - закричал Тень. Снежный Ястреб нырнула вперед. Груз задел лишь ее волосы, она откатилась.

Акира бросился в брешь между атакующими, поднимая меч, принимая боевую стойку. Меч был направлен в горло Тени.

- Мы с тобой, мальчишка! – уверенно крикнул Акира. – Только мы… не против?

Джиро оказался за Тенью. Он ощутил присутствие и повернул голову. Джиро поднял руки с сюрикенами. Он дождался, пока Тень посмотрел на Акиру, и бросил первый сюрикен.

Краем глаза Тень Луны заметил, как Снежный Ястреб поджала губы. Ее меч быстро поднялся. Она резко бросилась на него. На миг он подумал о предательстве и поднял свой меч. А потом услышал свист сюрикена у головы и понял. Тень застыл. Клинок девушки пролетел мимо его головы и отбил сюрикен с громким звоном. Метательное лезвие пролетело по дуге в сад.

Джиро бросил второй сюрикен в девушку. Снежный Ястреб была готова, уклонилась, схватила Тень за рукав и оттащила в сторону. Сюрикен пролетел над их головами, чуть не задев Акиру. Сюрикен отразился от стены, пронесся мимо локтя убийцы и врезался в грязь.

- Еще раз, Джиро, - прокричал красный Акира, - и я тебя убью!

- Ага, - безразлично сказал Джиро, выхватывая новые сюрикены.

Высокий самурай приготовился бросить цепь. Его товарищ хотел сделать то же с другого угла.

- Двое сразу! – прошипел Тень Луны ей на ухо. – Туда!

Они прыгнули как можно выше в сторону стены. Две цепи пролетели друг к другу со звоном, чуть не спутавшись там, где раньше стояли жертвы. Самураи потянули цепи и закрутили.

Снежный Ястреб и Тень приземлились у стены, у них не было времени думать. Акира бросился к ним. Джиро поднял руки с сюрикенами, пытался выбрать угол так, чтобы не задеть атакой Акиру.

- Бери агрессивного, - пропыхтела Снежный Ястреб. – И двигайся к храму!

Тень кивнул и помчался к Акире, а тот обрадовался желанию врага сражаться. Тень приблизился, вытянулся и ударил кончиком меча, с силой прыгая в тот миг.

Акира не ожидал такого хода и, блокируя меч Тени, позволил ему сделать сальто и побежать, приземлившись. Акира развернулся и помчался за ним. Тень спешил вдоль стены к красным вратам храма.

Он оглянулся. Снежный Ястреб отбила атаку сюрикеном мечом и бежала зигзагом к Джиро. Тот улыбнулся, отскочил и выхватил кинжал.

Тень развернулся и обменялся ударами с Акирой. Они замерли с мечами в руках, ожидая ход друг друга и, с надеждой, ошибку. Тень Луны оглянулся. Как там она?

Джиро пятился от девушки с кинжалом в одной руке и сюрикеном в другой. Они смотрели друг на друга яростными глазами. Он готовился к броску, она – остановить. Напряжение виднелось в их стойках.

Копыта простучали по грязи, самураи заняли новые позиции, раскручивая цепи. Тень с решимостью фыркнул. Так не могло продолжаться. Они устанут, а потом их схватят эти цепи. Он отскочил от Акиры и поймал взгляд девушки. Снежный Ястреб взглянула на руки Джиро, а потом на юношу.

Тень Луны, глядя ей в глаза, сказал губами «врата». Он прижал кулак к животу и быстро раскрыл пальцы, показывая взрыв.

Снежный Ястреб кивнула и продолжила следить за сюрикеном Джиро.

Самураи приближались, оба целились в юношу. Акира взглянул на них и отошел. Рука Тени юркнула под накидку, пальцы обхватили дымовую бомбу.

- Сейчас! – крикнул он. И швырнул бомбу на землю к ногам Акиры. Не зная, что будет, Акира отклонился, заслонил мечом живот, чтобы заблокировать удар.

Бомба с шипением сработала. Джиро бросил сюрикен. Самураи метнули цепи. Тень Луны и Снежный Ястреб нырнули в облако дыма, растекающееся у стены. Густое белое облако появилось за секунды.

Он слышал вскрик девушки. Его желудок сжался. Последний сюрикен все-таки попал? Раздались два стука, грузы цепей врезались в стену. Белое облако все росло, Тень знал, что скоро оно пропадет. Вдруг Снежный Ястреб возникла перед ним. Стиснув зубы, она выдернула сюрикен из плеча.

- Попали, - зло прошипела она, - но пустяки. Я еще могу сражаться!

- Ты там, девчушка? – насмешка прозвучала в голосе Джиро. – Я попал, да? О, разве я забыл сказать? Я хотел победить в этот раз, и знаешь, что я сделал? Я макнул сюрикены в сонное зелье!

- Он блефует, - прошипел Тень. Снежный Ястреб накрыла рану, качая головой.

- Уже устала? – Джиро громко смеялся. – Вот! Держи еще!

Вслепую брошенный сюрикен пролетел в облаке. Он отлетел от стены над их головами. Они пригнулись. Тень Луны быстро взмахнул рукой.

- Прыгай на ворота, - выдохнул он ей на ухо, - храм, а потом выше.

Несмотря на ранение, Снежный Ястреб просияла. Если они убегут на улицы, полные грязи, самураям будет сложно преследовать их верхом.

Они прыгнули на врата храма, отчасти скрытые дымом, а меч Акиры пронзил то место, где до этого была голова Тени.


Они бежали по землям храма, мимо летели сюрикены. Перепрыгнув низкую ограду, они помчались по улице, где жили богачи. От их шагов отлетали вода и грязь.

Тень видел, что девушка выдыхается. Он ругал Джиро. Бандит не блефовал. Зелье уже на нее влияло.

Улица закончилась у мастерской сакэ, а там укрылись за тремя бочками. Они пригнулись за толстой балкой, что была частью поддерживающего построения. Тень Луны выглянул оттуда.

Снежный Ястреб потирала плечо.

- Не нравится мне быть так близко к замку.

- И мне, - он тяжело дышал, - но только здесь осталась сухая земля. Нам нужно оторваться от них, а потом покинуть Фушими, иначе нам придется сражаться в поле или лесу, а там почти негде прятаться.

- Точно. Ты их видишь? – выдохнула Снежный Ястреб, озираясь.

- Нет, но нам нельзя расслабляться, - предупредил он ее. – Они могут идти с другой стороны. Отсюда те пути не видно. Они могут обогнуть храм и пойти в обход. Стой! – он резко повернул голову. – Похоже, я слышал коня!

Снежный Ястреб схватила его за руку. Он посмотрел на нее.

- Я чувствую кого-то позади нас, - прошептала она.

Тень вскочил на ноги и повернулся, выхватив меч.

Акира вышел к ним с клинком наготове. Он был в черном. Он обошел здание. Хотел напасть внезапно. Тень огляделся. Где были остальные?

- Беги, - сказал он девушке, - на улицу и вниз по склону холма. Помни о конях, избегай ровной земли, - она покачала головой. – Иди! – рявкнул он.

Она замешкалась, а потом миновала две балки, поддерживающие бочку. Тень проводил ее взглядом и повернулся.

- Иди сюда! Я хочу боя, - он махнул Акире. – Покончим с этим!

Акира холодно улыбнулся.

- Было приятно не узнать тебя, - сказал он, глубоко вдохнул и бросился на юношу.

Вблизи Акира упал на одно колено и провел оружие по горизонтали. Тень узнал это движение и прыгнул на лезвие. Он приземлился, направил свой меч в голову Акиры, но опытный враг быстро пришел в себя. Меч Акиры повернулся и заблокировал удар Тени.

Мечи со звоном столкнулись, шумно проехали друг по другу, пока не звякнули гарды. Тень оказался лицом к лицу к Акире, с силой отталкивал врага. Он знал, что у них одинаковый план: оттолкнуть врага, освободить меч и ударить вблизи.

Тень Луны заставил Акиру отойти на шаг. Акира зарычал, обнажив зубы. Тень услышал боевой клич девушки с улицы.

- Вперед! – глаза Акиры блестели, голова блестела от пота. – Посмотри!

Тень Луны не попался на наживку и резко ударил. Акира высвободил меч и замахнулся на шею юноши. Тень едва избежал удара, срезавшего край его волос. Он развернулся и бросился между балок на улицу. Тень знал, что Акира последует за ним. Не важно. Но это мог быть единственный шанс догнать девушку.

Его сандалии коснулись грязи, а он уже понял ситуацию. Снежный Ястреб пробежала лишь десяток шагов, и всадники быстро ее окружили. С другой стороны возвышался Джиро, его грудь вздымалась и опадала от бега, сюрикены были в руках.

Тень выругался. У него никогда не кончается оружие?

Самураи закружили цепи, не давая девушке сбежать. Но двигаться коням здесь было сложно, копыта скользили по грязи, и маневрировать было сложно. Тень улыбнулся этому. Это хорошо. У них был шанс. Они не зря прибежали сюда. Цепи гремели все громче. Самураи атаковали.

- Ко мне! – крикнул он девушке. Тень Луны повернулся, и Акира был уже близко. Но убийца вдруг остановился, опустил меч, глядя на что-то за Тенью. Что-то двигалось к нему?

Акира отскочил. Тень Луны послушался инстинкта и пригнулся, груз пролетел над головой, ведя за собой цепь.

Они почти попали по толстой балке под бочкой. Цепь натянулась, груз облетел вокруг балки и упал на цепь, принялся запутываться в ней.

Тень усмехнулся. Высокий самурай случайно привязал коня цепью к этой балке. И всадник не смог бы пробежать мимо и отцепить оружие. Шанс был хорошим, но времени не оставалось.

- Вниз! – закричал Тень девушке. Она резко кивнула.

Акира замахнулся на его руку, но Тень уклонился и побежал по холму к самураю, чья цепь запуталась. Снежный Ястреб сделала то же, ее меч летел к ноге всадника.

Высокий самурай запаниковал, он бил воздух, пугая коня. Он держал обеими руками поводья, но цепь не отпускала седло, и он не мог вытащить меч. Он мог лишь отступать вниз по холму. Цепь до этого ослабла, а теперь снова натянулась, остановила коня и чуть не сорвала всадника с седла. Копыта коня скользили, цепь напрягалась и провисала. Балка зловеще трещала.

Акира посмотрел на цепь и побежал. Конь ехал по грязи. Цепь натянулась снова. С громким треском балка дрожала, слышалось хлюпанье грязи. Самурай пытался успокоить зверя, но конь бросился вниз по холму, натянув цепь еще сильнее. С оглушительным треском балка вылетела из построения.

Тень моргнул. Подставка под бочкой устояла, но конь бежал с куском балки по улице. Бочка накренилась.

Снежный Ястреб пошатнулась. Тень бросился к ней, схватил за рукав, и они побежали вниз, умения помогали им не упасть на грязи. Пролетел сюрикен, и они бросились зигзагом. Они не оглядывались, пока не пересекли половину холма. Акира и Джиро бросились на них с двух сторон.

Тень и Снежный Ястреб снова стояли спиной к спине.

- Я слабею, - прошептала она. – Словно падаю в обморок. Тебе стоит…

- Забудь, - он легонько ткнул ее локтем. – Я тебя не брошу.

Балки трещали. Тень не видел причину, но, оглянувшись, быстро заметил двух других противников Высокий самурай пытался отсоединить цепь от седла, балка все еще неслась за ним. В двадцати шагах от него скользил конь товарища, рухнул на бок, и нога всадника оказалась между ним и грязью.

Джиро вскинул сюрикены в руках.

- Последние! Посмотрим, что вы будете делать вблизи! – он пошел к ним, забрызгивая с каждым шагом одежду грязью.

Акира бросился к ним, его шаги были легче, он двигался ловко. Он явно собирался закончить.

Сверху раздался громкий треск. За ним последовало хлюпанье и стук, с грохотом бамбук и балки падали друг на друга.

- Что это? – оскалился Джиро. – Новый трюк шиноби? – он оглянулся, но боялся отвести взгляд от девушки надолго. – Что-то падает!

Акира смотрел на Тень. Тот решил воспользоваться шансом. Он резко взглянул на башни, а потом на противника.

От увиденного стыла кровь. Крайняя бочка упала с ослабевшей подставки. Бочка треснула, светлый напиток лился по холму. Куски дерева и труб из бамбука тоже отлетали и катились по холму.

Они стояли на пути этой лавины из обломков. Тень Луны крепко схватил меч, глядя на Акиру.

- Бочка несется к нам! – предупредил он.

- Хорошая попытка! – улыбнулся Акира. – Я отвернусь, и ты меня порежешь!

Крик и хлюпанье заставили всех оглянуться. Катящаяся бочка сбила в грязь высокого самурая на коне за секунды. Джиро завопил, отбегая. Снежный Ястреб собрала остатки сил и прыгнула за бандитом. Заметив, Джиро бросился в грязь и откатился от бочки и ее меча. Тень Луны отскочил и был удивлен тому, что и Акира прыгнул быстро и высоко. Бочка пронеслась по холму мимо них, теряя куски по пути. Тень огляделся и прыгнул снова, едва избежав обломка бочки. Акира заметил летящий в него кусок бамбуковой трубы и разрезал его надвое. По холму лился рисовый напиток. Воняло гнилью.

Приземлившись, все четверо смотрели, как разваливается бочка. Она преградила улицу у холма, шумно упала и превратилась в гору досок и железных обручей. Туда же падали трубы из бамбука.

Тень повернулся к Акире. Расстояние между ними теперь было больше. Он успел проверить, в порядке ли девушка. Тень посмотрел и пожалел об этом.

Снежный Ястреб пошатнулась, направляя меч на Джиро, ее рука дрожала. Тень вскрикнул, а ее ноги подкосились, и она рухнула в грязь. Джиро подбежал и занес над ней кинжал. Сердце юноши пропустило несколько ударов.

- Нет, Джиро, - покачал головой Акира. – Лорд говорил ясно. Она нужна ему живой!

Тень стиснул зубы. Холм и случай с бочкой сравняли им шансы для боя. Но без девушки двое были против одного.

- Тогда я разберусь с тобой! – Джиро бросил оба сюрикена. Меч Тени отбил первый нож со звоном. Сюрикен отлетел вниз. Тень проверил себя. Он не был ранен. Куда улетел второй сюрикен?

Он посмотрел на Акиру, убийца разглядывал разрез на черном рукаве. Второй сюрикен Джиро задел его. Порезал ли он лишь ткань или задел кожу? Упадет ли он, как Снежный Ястреб?

- Подождешь немного, мальчик? – Акира вежливо поклонился Тени и развернулся. Он вдруг направился к Джиро. – Я тебя предупреждал! – прорычал он, убирая меч.

Джиро рассмеялся, словно это была шутка, и вскинул кинжал.

- Эй… не надо сходить с ума… враг – мальчишка, да? – Акира шагал. Джиро напрягся. – О, вот ты как? Думаешь, я тебя боюсь, старик? Ха! Может, твой меч длиннее моего кинжала, но…

Тень проследил за взглядом бандита. К его потрясению, Акира вытащил сюрикен и поднял высоко. Он не был звездочкой, как у Джиро. У этого было четыре длинных тонких конца.

- Профессионалу, - холодно сказал Акира, - хватит и одного.

- Не надо! – пятился Джиро. – Я не враг!

- Бандит, - фыркнул Акира. – Только шиноби или самураи заслуживают смерти от меча.

Нижняя губа Джиро дрожала, он говорил все быстрее:

- Убьешь меня, не тронув мальчишку, и ты знаешь, что придется отвечать перед Серебряным Волком!

Акира замер и вздохнул.

- Да, убивать тебя будет ошибкой, - он быстро метнул сюрикен в Джиро. Бандит попытался отбить его кинжалом, но сюрикен вспыхнул под лезвием и полетел в его колено. Звук столкновения заставил юношу скривиться. – Но я могу вывести тебя из игры! – прорычал Акира.

Джиро опустил кинжал и посмотрел на сюрикен, торчащий из его колена. Он начал глупо улыбаться, но скривился от боли.

- Это больно, - прохрипел Джиро. – Грязный трюк… - глаза Джиро закатились, и он потерял сознание и рухнул в грязь. Тень скривил губы, глядя на рану Джиро. Он не сможет ходить месяцами.

Акира повернулся к Тени Луны, поднимая меч.

- Закончим, как подобает: в бою равных. Меня зовут Акира.

- Знаю, - Тень быстро поклонился. – Я – Тень Луны.

Глаза врага заблестели.

- Как техника меча? – Акира почти улыбался.

- Именно, - сказал Тень.

- Тогда я приглашаю, - заявил Акира, - опробовать на мне свою технику, - он зловеще улыбался. – Но знай: я ее уже видел.

- Как и тот, на ком я использовал технику в прошлый раз, - Тень Луны приготовил меч.

Через миг они бросились друг на друга.


ДЕВЯТНАДЦАТЬ

Тень Луны


Звенели клинки, Тень Луны и Акира обменивались ударами. Они почти попадали уже несколько раз, но никто не был порезан.

Задыхаясь, они отскочили друг от друга. Тень сглотнул. Акира был таким же умелым, как и он. Как победить его, не убивая? Он сосредоточился, очистил разум, думая. Что бы сделал Богомол, сражаясь в дуэли с этим человеком? В этот раз в тени не скрыться. И непредсказуемость… как? Он вспомнил хитрые глаза тренера, это его вдохновило.

«Каждая дуэль – состязание умов. Пойми, чего ждет твой враг, - часто говорил Богомол, - и поступи не так».

Тень Луны задумчиво прищурился. Защита часто начиналась с низкой стойки мечника. С такой позиции Тень мог использовать тридцать техник. Акира ожидал ту, о которой они говорили. В честь которой он был назван. Но если Акира читал знаки, он мог их понять. Тень едва держался. Он нахмурился. Дуэль – состязание умов.

Тень Луны отпрянул от Акиры, порылся в сумке на спине. Акира хмуро следил за ним. Тень вытащил ножны, вложил в них меч, а потом закрепил их на левом бедре. Он повернулся к замку, опустился на колени, опираясь на пятки.

- Никаких уловок шиноби, - Акира шагнул вперед, - это схватка мечей!

Приближаясь под углом, Акира шел к Тени, а тот не поднимался и не смотрел на врага. Тень упер руки в бедра и смотрел на ров. Его взгляд стал сонным, он казался не готовым к бою. Он еще и давал Акире преимущество в росте. Акира с подозрением смотрел на него, а потом решил воспользоваться шансом и ускорился. Его меч полетел к его голове, готовясь к сильному удару.

Его жертва не отбивалась. В последний, критический миг Тень схватил меч одной рукой, ножны – другой и повернулся, скользя на грязи, чтобы оказаться лицом к врагу. Он резко вскочил на одну ногу. Распределив вес, он ударил Акиру боком ножен.

Тот бросился в атаку. Тень Луны пригнулся в низкой стойке, лезвие покинуло ножны молниеносным движением. Его меч взлетел, свистя, описывая дугу полумесяцем. Треть меча впилась в поднятые руки Акиры, Тень не успел нанести полный удар.

От столкновения раздался стук, под длинными черными рукавами у Акиры была броня.

Никаких уловок? Тень выругался. Акира сам был готов к уловкам.

Он услышал, как вскрикнула Снежный Ястреб. Его горло сжалось от напряжения, но он просил себя сосредоточиться. Если он отвлечется, Акира убьет его, а ее отведет к Серебряному волку, где ее казнят.

Со скрежетом меча по брони Тень вспомнил бой с Пауком. Но то была репетиция, а здесь – бой жизни и смерти. Акира холодно смотрел на него. Тень же смотрел на плечо Акиры. Эта цель была сложнее, чем голова, но…

Глубоко вдохнув, он решился.

Он стиснул зубы и изо всех сил надавил на меч, чтобы оттолкнуть Акиру к бочке. Ему нужна была брешь между ними, чтобы быстро ударить. Тень Луны заревел, отталкивая его.

Не ожидая этого, Акира поехал и потерял равновесие на грязи. Он едва не упал, но Тень получил нужную брешь. Он шагнул и ударил с силой на ведущее плечо врага. Лезвие столкнулось с накидкой Акиры, порвалась черная ткань. Акира содрогнулся, они застыли. Тень вскочил и смотрел на свой меч в плече Акиры.

Акира не двигался, держал крепко свое оружие, глаза были сосредоточены. Он отпрянул, снимая плечо с меча Тени. Акира пошатнулся. Его оружие выпало из рук. Он опустился на колено.

- Поздравляю, - прохрипел Акира, держась за плечо. – Прибегнул к очевидному! Изобретательно.

- Спасибо, - Тень тряхнул мечом и убрал его в ножны.

Акира закрыл глаза. Зажав руками рану, он упал на бок. Начался дождь. Акира медленно зачерпнул грязь и заткнул ею кровотечение из пореза.

Его грудь вздымалась. Тень вытер с глаз пот и грязь и посмотрел на поверженного врага. Он мог убить Акиру, но понимал, что пытался объяснить ему Богомол. Не было никакой славы в убийстве. Враг или нет, но Акира был смелым и умелым. Профессионалом, как Тень, и хитрым. Просто он был на другой стороне. Пришлось вывести его из игры, как Акира сделал с Джиро, но он не рассыпал зерна жизни.

Он слышал в голове голос учителя: «Даже меч, служащий правосудию, остается инструментом смерти».

Тень Луны кивнул. Богомол жил, терзаемый сожалениями, совестью из-за убитых воинов. Он пока еще не жалел ни о чем. Богомол будет им гордиться.

- Не преследуйте меня, Акира-сан, - Тень поклонился врагу. – Мне просто повезло. Но вы ранены, так что в следующий раз мне везение не потребуется, - он мрачно улыбнулся, посмотрел на Джиро. – Кстати, Акира-сан, бросок был прекрасным!

Тень Луны подбежал к девушке. Подняв ее, он прижал ее к себе. Снежный Ястреб дышала, веки трепетали. Тень оглянулся через плечо. Акира лежал, обхватив плечо. На его лице была боль, но он слабо кивнул Тени.

Ноги расплескали грязь. Тень повернул голову на звуки. Сгорбленный местный житель с седыми волосами шел по холму, опираясь на сложенный бумажный зонт, как на трость.

- Юноша, - позвал тревожно мужчина, - это все? Уже безопасно? – он посмотрел на обломки и тела в грязи. – Какой беспорядок, что… точнее… хорошо, что вы не ранены!

Тень выудил из-за пояса нить с серебряными монетами. Он посмотрел на жителя города и бросил ему деньги.

- Это за ущерб. И заплатить доктору. Для человека в черном, - Тень указал на Акиру, а потом вздохнул и указал на неподвижного Джиро. – И для бандита.

- А девушка? – нахмурился мужчина.

- Я сам о ней позабочусь. Если спросят в замке, скажите, что мы ушли на большую дорогу, - Тень строго посмотрел на него. – Понятно?

Мужчина взвесил монеты в руке. Он просиял. Тень бросил ему много денег.

- Все будет сделано, юный господин, - бодро сказал он, - клянусь всеми ками. О, и Амида Буддой тоже. Обещаю!

Тень посмотрел на девушку, когда мужчина отвернулся. Он тихо молился:

- Прошу, Будда, не забирай ее в рай пока что.

Спутанные грязные волосы лежали на лице девушки. Она дышала, но во сне. В хватке зелья. И Тень решил, что если зелье простое, то эффект скоро закончится. И она захочет пить. Он вздохнул. Отчасти с облегчением, что она жива, но и из-за того, что ему нужно было сделать, несмотря на ее состояние. Или желания.

Он отцепил кожаный ремешок от ее волос и снял через голову. Снежный Ястреб открыла один глаз. Она увидела чехол в его руке и попыталась безуспешно поднять руку.

- Не-е-ет, - тихо и слабо взмолилась Снежный Ястреб.

- Прости, - Тень повесил ремешок на свою шею и спрятал планы под накидкой.

- Если я вернусь без них, мне конец, - прошептала девушка.

- Ты не вернешься, - твердо сказал он, - с ними или без них! – он прижал девушку к груди. – Мои люди не убивают агентов за поражение. Их учат. Ты идешь со мной.

- Все теневые кланы убивают тех, кто не справился, - пробормотала она. – Или заставляют убить себя.

- Возможно, - Тень решил рискнуть. – Но я не из теневого клана. Я из Серого света, секретной службы Сёгуна. Идем со мной, и я попрошу учителей принять тебя. Твои наставники заслужили твою верность? Они хорошо обучили тебя, но готовы убить за ошибку. Мы так не делаем, - его голос дрогнул от эмоций. – Слышишь? Мы так не делаем!

Он поднялся на ноги, помогая девушке встать. Ее ноги тут же подогнулись, и он едва удержал ее.

- Они будут охотиться на меня, - выдохнула она.

- Нет, - упрямо сказал он. – Они поверят, что ты мертва, или у меня в плену.

Тень посмотрел на ее лицо. Она отрыла один глаз, слабо улыбнулась и провалилась в сон. Он забросил ее на плечо и пошел по холму.

Бой закончился, и на улице открылись окна. Местные вернулись, принялись осматривать ущерб и раненых. Он осторожно шел по грязи, быстро оглядывая холм.

Конь высокого самурая не двигался, как мертвый, но, к удивлению Тени, всадник был жив. Острые уши Тени Луны слышали стоны мужчины, двое работников мастерской сакэ убирали обломки, что отчасти накрывали мужчину и его коня. Тень покачал головой. Грязь могла спасти его от смерти, но он точно сломал руки и ребра.

Его товарища вытащили из-под коня. Мускулистый фермер и три женщины помогли уставшему животному встать, пока торговец вытащил самурая. Нога самурая, казалось, была сломана.

Тень услышал топот копыт по деревянным доскам, он посмотрел на ров, врата крепости. Колонна мужчин, около двадцати самураев по двое выходили оттуда с копьями.

Он ускорился, насколько позволяла грязь. Неся сонную бормочущую девушку, тень Луны бежал по улице богатых торговцев. Когда он добрался до конца дороги и города, он скользнул в проем между двумя домами и бросился в густой сосновый лес.

Появились две новые проблемы, пока он бежал, стиснув зубы, таща на себе девушку.

Примет ли орден Серого света ее, сделает ли своей? Смогут ли верить той, что предала свой теневой клан? И он нарушил правила скрытности, но она могла помочь ордену и Сёгуну. Если Снежный Ястреб будет с ними, то сможет рассказать про их тайных врагов, может, даже о мятеже!

Он подумал о мудрости Орла, сочувствии Богомола и добром сердце Цапли. Они смогут! Он хотел рискнуть, чтобы спасти ее жизнь, и он будет просить их пустить его к Белой сестре и принять девушку. Белая сестра скажет его наставникам то, что уже знало его сердце: что Снежный Ястреб – друг для него и Серого света. Это была судьба, неожиданный поворот, о котором говорил когда-то брат Орел. Как только она придет в себя, он объяснит ей план, убедит рискнуть. Он молился, чтобы она выслушала, поверила ему.

А еще у него осталась тревога. Что он забыл? Что-то тревожило его, какое-то нерешенное дело. Но пока он думал о девушке, остальное не открывалось ему. Планы были у него. Враги пока что были остановлены. Он даже захватил вражеского агента. Но что же он не сделал? Пожалеет ли он о том, что не понял этого?

Дождик прекратился. На вершине первого холма Тень опустил девушку под высокой сосной. Она свернулась на хвое и посапывала, а он переводил дыхание и смотрел на Фушими в последний раз. Никто не преследовал их. Звуки доносились из города, топали кони, вопили самураи, но деревья и здания скрывали активность.

Тень заметил движение, склонился и прищурился. Он улыбнулся. Неужели? Храмовый кот! Он стоял на низкой каменной стене и смотрел в его сторону. Может, прощался?

Тень Луны покачал головой. Может, судьба дала ему двух друзей. Но на его плечах уже не было места, этого придется оставить позади.

Он закинул девушку на плечо и направился к месту встречи, но тревога не отпускала его. Он мысленно ворчал, ему не нравилось это чувство.

Что же такое? Какой узел он не распутал?


ДВАДЦАТЬ

Опасное испытание


Он шел вверх по склону холма. Сосны сменились белыми камнями, Тень понял, что место встречи недалеко. Он опустил девушку у узкого ручья среди камней.

Водой из бамбуковой фляги он намочил ее лицо, шею и запястья, разбудив ее, чтобы она попила. Тень смотрел, как Снежный Ястреб жадно допивает воду, часть пролилась ей на подбородок. Он заполнил флягу снова, чтобы помочь девушке утолить жажду. Чем больше она пила, тем напряженнее становилась. После нескольких фляг ледяной горной воды, она подползла к ручью и выпила еще. Она пила, а он осматривал окрестности. Между двух сосен Тень заметил проем маленькой пещеры.

Наконец, Снежный Ястреб села и вытерла рот. Она широко открыла глаза и посмотрела на него. Тень Луны видел, что она пришла в себя, но зелье серьезно ослабило ее.

- С возвращением, - он улыбнулся ей. – Вовремя ты. Мне было бы сложно нести тебя здесь, - он указал на вершину. – Если карта, которую я запомнил, не была испачкана пометом, то за той вершиной каменное ущелье. Ручей, наверное, впадает в реку там. А на другой стороне ущелья мы встретимся.

- Пометом? – Снежный Ястреб протерла глаза. – С чем вы там работаете?

- Забудь, - он улыбнулся. – Пока ты набираешься сил, мы можем немного поговорить, - он повернулся и указал на пещеру. – Там безопаснее, - она посмотрела туда, задумалась на миг, а потом кивнула. Он вскинул руку. – Тем более, или мы отдыхаем сейчас, или ты несешь меня.

Они добрались до пещеры, которая оказалась размером с половину комнаты, снятой им в Фушими. Тень осторожно опустил ее, помня о низком и неровном потолке, а потом опустился на пол рядом с ней, потирая болящие бедра, чтобы мышцы не схватил спазм.

- Помнишь, что я говорил? – он посмотрел на девушку. – Если хочешь присоединиться к нам, ордену Серого света, если они тебе разрешат, а так, думаю, и будет, тебе не нужно будет бояться, что тебя убьют свои же. Это может сделать лишь враг в бою. Но такой риск есть у всех самураев, шиноби, торговцев или фермеров!

Она молчала какое-то время, взвешивала его слова. А потом кашлянула.

- Хорошо. Расскажи мне о них. Если ты доверяешь мне и хочешь, чтобы я доверяла тебе, то расскажи мне о них. Не о делах. О том, кто они.

Тень Луны глубоко вдохнул. Он верил в нее. Он медленно описал по очереди учителей, становясь все открытее. Он следил за внимательным лицом девушки в тени пещеры, пока он рассказывал ей об особых разговорах, которые дали ему понять учителей лучше. Понять, кем они были, а не что делали. Она смеялась над историями Тени о Пауке, его шутках, гордости его размером и аппетитом, неспособностью пересекать рвы на мизу гумо. Она молчала и кивала, когда он передавал слова Орла о руке судьбы и важности доверия инстинктам.

- То, что ты должна быть с нами, пойти со мной домой… - сказал ей Тень, - я ощущаю очень сильно.

Снежный Ястреб смотрела на него со слезами на глазах.

- Домой? – сказала она. – Я из клана Фума. Они сильные, но я никогда не считала их горную крепость домом, - она вытерла один глаз и отвела взгляд.

Он кивнул и продолжил. Она была потрясена, когда он рассказал, что Барсук оказался ученым Хосокавой, из-за совести отвернувшимся от славы. Снежный Ястреб потрясенно качала головой, когда он рассказал, каким воином был Богомол, признав свои сожаления и приняв их. Когда он заговорил об одиночестве, которое обсуждал в залитом солнцем саду, о том, как важна была для него Цапля, девушка опустила голову и заплакала.

Тень обвил рукой ее плечо, прикусил губу, не зная, что сказать или сделать. Она вытерла щеки и посмотрела на него со смущенной улыбкой.

- Я знала, что ты смелый в бою, - всхлипнула Снежный Ястреб, - но теперь я вижу, что у тебя есть и другая смелость. Я выслушала тебя и постараюсь быть такой же смелой, - она вытерла нос рукавом. – Я никогда не слышала о теневом клане, как у тебя. Я пойду с тобой. А они пусть решают. Все, что будет… - она гордо подняла голову с решимостью во взгляде, - в руках судьбы.

Тень дал им отдохнуть еще десять минут, а потом они покинули пещеру, прижались друг к другу и пошли по холму, по камням вершины. Он был рад решению девушки, но тревога, что он что-то забыл все еще терзала его. Внизу показалось ущелье.

- Да, - Снежный Ястреб утомленно говорила и тяжело дышала. Она схватила его за рукав. – Я все еще растеряна. Наверное, из-за зелья. Но я кого-то чувствую. Шиноби, - она покачала головой, тряся грязными волосами. – Наверное.

- Хорошо! – кивнул Тень. – Если они не опаздывают, это должны быть мои люди!

Он смотрел на ущелье. Оно было в сто шагов шириной, его пересекал узкий веревочный мост, который можно было переходить по одному. Четыре веревки, держащие мост, выглядели старыми, потертыми, но сам мост казался крепким. Никого возле ущелья не было. Его товарищи спрятались бы, чтобы выйти, когда увидят его.

Небо светлело, но он все еще слышал воду, потоки ревели под мостом, вода бежала по острым камням.

Он посмотрел вниз. Не хотелось бы туда упасть. Было высоко, о стены легко можно было разбить голову. Река бушевала, казалось, в миллионе кан внизу. И для полного веселья там торчали острые камни, часть которых скрывала вода.

Снежный Ястреб потянула за его руку и указала назад. По камням бежал легко знакомый зверь.

- Кот? Следовал за нами? – она улыбнулась.

- Я не виню тебя за преследование, - сказал Тень, кот мурлыкал у его ног. – Фушими – неплохое место, но я бы не хотел там жить! – он рассмеялся над своей шуткой и повернулся к девушке. – Кто бы мог подумать? Похоже, я приведу домой сразу двух сирот.

- Если мы туда дойдем, - она побелела и указала на веревочный мост. – Ты его знаешь?

Тень посмотрел и медленно мрачно кивнул.

- Да… наверное, - он с ужасом понял, что забыл. О чем пытался предупредить его разум. Один враг в Фушими еще оставался.

И самый опасный. Сам Бессмертный.

Он ждал там. Он возвышался посреди моста. Тот, кого они боялись, о ком ходили легенды, у кого была ужасная репутация, о которой знали все. Высокая гордая фигура в капюшоне стояла, скрестив руки, глядя на них. Тень Луны и Снежный Ястреб переглянулись. Они знали, с кем столкнулись.

- Вижу, - крикнул Бессмертный, - что вы уже не соперничаете! Не важно. Отдайте планы, и можете идти.

- Не верь ему, - быстро сказала девушка. – Он убил своего наставника, - она поняла, что Тень собрался сражаться с Бессмертным и замолчала.

- Когда понял секрет защиты от мечей? – Тень хмуро смотрел на врага на мосту. – Не бойся. Я знаю, кто это, - он похлопал по сумке на спине. – Нет времени надевать броню, так что, может, я смогу сбить его сюрикенами.

- Забудь, - твердо сказала Снежный Ястреб. – Наставники говорили мне, что он их ловит.

Кот мяукнул, потерся о ноги Тени. Тот указал на зверя и заставил себя звучать смело и бодро:

- Если хочешь борьбы, подерись с ним!

Но сердце Тени колотилось. Это будет сложнее боя с Акирой, и если он не будет спокоен, не будет думать, то враг быстро его прикончит. Чтобы выжить, нужна недюжинная хитрость. И этого может не хватить. Он попытался храбро заявить:

- Если он уйдет, то я могу его пощадить!

- Нельзя биться с ним одному, - Снежный Ястреб сглотнула. – Я тебя не пущу.

Он сжал ее руку и сказал:

- На тебя все еще действует зелье. У меня больше шансов у одного. Если он убьет меня, беги. Иначе он отведет тебя к Серебряному Волку.

Она прикусила губу, кивая, он отпустил ее и отвернулся.

С каждым шагом его страх рос. Едва управляя им, Тень Луны шептал себе, пока он шел к важному испытанию. Всей жизни.

- Собраться, очистить разум и оценить свои поступки, - быстро говорил он, спускаясь к ущелью. – Очистить всю ложь, совершенную за день, не рассыпать зерна жизни, - он сглотнул, подавляя ужас. В этот раз он не беспокоился о том, что убьет. Этого… монстра не убить! Он забрался на мост, короткие планки дрожали под ногами. – Закончить счастьем, что успокоит разум! – закончил он сутру с усилием.

- Ах! – Бессмертный смотрел на Тень. – Слышу, ты готов, так что ты идешь сражаться! Глупо, коротышка! Может, лучше отдашь планы и будешь жить?

- Меня зовут Тень Луны, а ты – тот, кого кличут Бессмертным, - Тень старался звучать спокойно, но не смотрел в бездушные глаза врага. – Но я все же пришел биться.

Бессмертный издал низкий смешок.

- Скажи, ты сейчас цитировал учение первого уровня? Чудно! Я покажу тебе кое-что девятого уровня, но если не отдашь карты, мне придется тебя убить.

Позади раздалось мяуканье. Бессмертный посмотрел за юношу.

- Храмовые коты Фушими странные и голодные, - отметил убийца. – Смотри-ка! У этого есть хвост! Значит, изгой и девчонка увидят твою гибель, Тень Луны, - он откинул голову и захохотал. – Почему пришел зверь? Он, похоже, голоден. Наверное, хочет съесть тебя, когда мы закончим!

Сердце Тени билось в горле. Он призвал осколки смелости и вытащил меч.

- Вряд ли, - он шагнул ближе, - ведь живых они не едят.

- Ха! А ты не из робких! – Бессмертный выхватил меч из-за спины, - но это тебя не спасет.

Бессмертный бросился вперед, его скорость и ловкость поражали. Брешь между ними мгновенно сократилась. Мост шатался и качался из-за убийцы. Его меч шиноби повернулся горизонтально в одной руке и полетел к шее Тени, свистя, пока вспарывал воздух.

Тень едва уклонился. Меч врага прошипел над головой, кончик лезвия замер. Тень вскочил на ноги и атаковал руку Бессмертного. Он ощутил, что меч нашел цель. Тень Луны выдохнул, потрясенный тому, что смог ударить легендарного врага.

Высокий убийца закряхтел и отпрянул на пару шагов, раскачивая мост. Порез появился на его рукаве, в дыре показалась кожа, но не было ни крови, ни даже раны. Радость Тени превратилась в ужас, он вздрогнул. Это было правдой! Он был неуязвим к лезвию!

Он оглянулся. Снежный Ястреб спускалась к мосту. Кот все еще был за ним, боязливо пригибался из-за движения моста. Тень махнул девушке убегать. Она покачала головой. Он повернулся к Бессмертному и поднял меч. Тень стиснул зубы. Если она не убежит, то увидит, как он умрет. Он двинулся на врага, сосредоточенно хмурясь. Он еще мог бороться!

Бессмертный бросился на юношу, блокировал его меч и почти приземлился на него. Тень потерял равновесие из-за скорости и близости атаки. Он не успел занять защитную стойку, Бессмертный повернул меч, будто это была жалящая змея, и выбросил руку под острым углом. Тень зарычал от боли, клинок врага пронзил его плечо. Он отбил меч своим оружием, жар растекался от раны. Бессмертный бросился, и их мечи столкнулись, он начал отталкивать худого противника. Мост качался. Кот издал испуганное шипение.

- Бедная малявка! Это все, на что ты способен? Тень Луны, нэ? Так покажи мне эту технику! – убийца бездушно рассмеялся. – Давай, покажи быстрое движение, как показал бедному Акире. Или ты устал? – опуская с силой меч Тени, Бессмертный склонился над ним и ударил жертву лбом. Раздался стук. У моста Снежный Ястреб издала сдавленный крик.

Тень опустился на колени, он был оглушен. Бессмертный возвышался над ним. Их мечи все еще были соединены, но Тень быстро терял с силой, проигрывая. Но, несмотря на ужасный удар по голове, он все еще думал ясно.

«Думай», - приказывал он себе. Богомол сказал бы, что у каждого бойца есть слабость. И даже здесь есть выход.

Лишь один удар заставил страдать все его тело. Как? Ответ был только один: удар был не простым. Значит, повязка Бессмертного была с броней под тканью. Тень понимал одно. Если Бессмертный тайно носил броню, значит, какого-то оружия он боялся. Значит, его можно ранить. Значит, можно и поцарапать.

Тень повернул гудящую голову. Кот еще был здесь. Он заставил себя разделить энергию: половину на поддержку меча, остальное – на быструю и полную связь с котом.

Бессмертному нравилось хватиться уровнем знаний? Это был третий уровень глаза зверя.

- Наслаждайся! – прорычал Тень нависшему врагу.

- Чем? – нахмурился Бессмертный.

Движение за юношей заставило убийцу поднять голову. И тут же черно-белый комок шерсти и ярости упал на его грудь. Вонзив когти задних лап в ткань, кот передними лапами начал терзать лицо Бессмертного. Кот шипел и пытался укусить его.

Тень увидел, как противник отшатнулся. Перестав давить мечом, Бессмертный чуть не выронил меч, пытаясь убрать кота. Такая атака была проблемой для мечника. Он мог, отбиваясь, задеть и себя. Бессмертный боролся, он смог на миг убрать кота, но тот набросился снова.

Зрение мутнело от удара головой и связи с котором, Тень сжал меч и ударил ближайшую ногу Бессмертного. Он попал, но по ошибке сделал это тупой стороной клинка. Он испугался, когда на ноге врага появилась красная линия там, где он ударил ногу.

Вот оно! Тайна, которую скрывал Бессмертный. Тень стиснул зубы и встал на ноги. Бессмертный был защищен от острых лезвий. Для него они были тупыми. Обратное было правдой.

Тень поднял оружие. Бессмертный защищал ведущей рукой глаза, другой рукой пытался схватить кота за шкирку. Тень взмахнул мечом тупой стороной вперед, целясь в живот Бессмертного. И снова он ощутил, как ударил врага дубинкой. И снова кровь проступила там, где Тень коснулся его.

Бессмертный откинул голову, ревя от боли и злости. И от чего-то еще, чего Тень услышать не ожидал. От страха.

Его мысли пытались сложиться в план. Теперь он знал, как ранить Бессмертного, чтобы смочь убежать. Но убийца все еще преграждал узкий мост. Как пройти мимо него, не поранившись? И как же Снежный Ястреб? Силы Тени заканчивались, рана и управление котом забирали ки из него. Но он держался, ударяя врага по ногам.

Безумно молотя воздух, Бессмертный упал на спину. Мост качался, Тень схватился за ближайшую веревку.

- Я за тобой! – услышал он крик девушки. – Прыгай через него!

Бессмертный корчился, пытаясь сбить кота. Тень прыгнул, шатая мост, и убийца ощутил его движение. Меч взметнулся и порезал бедро Тени.

Раненая нога обмякла, он споткнулся, приземлившись, и упал на мост.

Снежный Ястреб рухнула следом без ран. Теперь они были на нужной стороне моста, а Бессмертный с котом все еще боролись в центре. Убийца корчился, словно в панике, получая новые порезы от тупой стороны своего меча. Он не привык к ранам, которые многие шиноби учились терпеть, может, он вообще не привык к боли. Он бился с котом, слабея.

Снежный Ястреб и Тень оглянулись. Он отдал ей свой меч.

- Я отзываю кота, - процедил Тень. Глаза слезились от боли, он моргал, и слезы текли по щекам.

Веревка, поддерживающая мост, рвалась. Тень принялся наматывать на запястье веревку крепкого вида.

- Сделай так же и обрежь веревки, - сказал он девушке. Его веки трепетали. – А потом держись! Мост развалится, - голова кружилась. Снежный Ястреб разрезала первую из четырех основных веревок. Мост содрогался.

- Убирайся оттуда! – позвала она кота. – Хватит уже играть! – кот продолжал бить Бессмертного. Девушка разрезала вторую веревку. Мост снова содрогнулся, а потом накренился.

Отчаянно цепляясь, Тень поднял голову и пожелал, чтобы кот превратил атаку. Он соскочил с Бессмертного и побежал к Тени, но Бессмертный вскочил на ноги. Ругаясь, он замахнулся и ударил туда, где, по его мнению, был кот. Он не попал по зверю, но разрезал третью веревку.

- Держись, Тень, держись! – кричала девушка, обматывая свое запястье. Мост извернулся, дрожа. Он висел на последнем канате, тонкие веревки сверху рвались с шумом. Последний канат громко лопнул.

Две части моста разлетелись в стороны, направляясь к стенам ущелья, их края еще были привязаны.

Бессмертный начал падать, он отпустил меч и потянулся к ближайшей веревке. Но сила, с которой отлетал мост, отбила его руки, и он полетел.

Их половина моста приближалась к стене. Тень посмотрел вниз. Он заметил Бессмертного, нырнувшего в воду, но кота видно не было.

Часть моста врезалась в камни, Тень и Снежный Ястреб закричали от столкновения. Веревки на запястьях впивались в кожу, обжигая.

Они висели полминуты, призывая остатки сил, чтобы забраться. А потом, борясь с усталостью и ранами, они отцепили от рук веревки и полезли по доскам, как по ступенькам. Девушка добралась до вершины первой и протянула Тени дрожащую руку. Он обхватил ее запястье. Она втащила его.

Они прижались друг к другу и побрели к краю леса.

- Отдохнем там, - Снежный Ястреб прислонила Тень к бревну. Она вытащила из-под накидки шарф и перевязала рану на его плече. – И там место встречи, - она оглянулась. – Стой. Голова теперь ясная, и я чувствую энергию шиноби.

Кусты в десяти шагах за ней зашуршали. Тень утомленно повернул голову. Они были в плохом состоянии. Если это не его люди, то смогут ли они сейчас одолеть хотя бы старушку-уборщицу? Он не был уверен.

Паук появился среди кустов. Он был в костюме из листьев, капюшон он снял, а на плече висели сумка и меч. Он нахмурился и указал на Тень.

- Так это ты! – Паук улыбнулся. – Девочка меня сбила. Что с ней? Заложница?

Тень Луны и Снежный Ястреб обменялись радостными улыбками.

- Не заложница, - сказал Тень Пауку, - а новая союзница с ценными знаниями. Она вернется с нами, или я не пойду с тобой.

- Да? – Паук вскинул брови. – Стал смелым после первого задания? Союзница, нэ? Значит, у кого-то из вас есть планы?

Они кивнули. Тень похлопал по бамбуковому чехлу под накидкой.

Выдохнув, Паук поклонился девушке. А потом он повернулся к Тени и покачал головой с завистью и потрясением.

- А я-то переживал, как ты справишься в этом незнакомом большом мире!

Тень огляделся.

- Поговорим позже. Ты опоздал?

- Да, но это не моя вина. Я попался по пути. Какой-то дурак-ронин пытался заставить меня нанять его телохранителем. Ха! Мне разве нужна защита? Но отказ он не принял и вытащил мечи.

- Некоторые не учатся, - Тень понимающе улыбнулся. Снежный Ястреб удивленно посмотрела на него. – Расскажу в другой раз… - шепнул он.

- Но это не худшее! – Паук хрустнул костяшками. – Из-за того, что я отрезал дураку ухо, проходящий инспектор заставил заполнить отчет. И я думал, что придется биться и с ним! Я убедил его, что это была лишь самозащита, а меткий удар – лишь удачей. Но мне все равно пришлось помучиться. Бумага! Я заполнял документы часами. И ты бы видел их! Тот, кто их делает, точно сошел с ума…

- Вы, наверное, Паук, - рассмеялась девушка. Он удивленно моргнул.

- Заполнял документы? Ты серьезно страдал, - вздохнул Тень. – Не знаешь, где остальные?

- Они присылали шифрованное сообщение три холма назад. Задерживаются из-за дорог, полных пьяных бандитов. Но они должны быть через десять минут.

Паук взглянул на девушку и с уважением ухмыльнулся Тени.

- Погоди, вот они еще услышат об этом!


Серебряный Волк махнул стражу-самураю впустить посетителя.

- Закройте двери и отгоняйте остальных, - приказал он, глядя на пустую чашку. Голова болела от того, как много сакэ он выпил ночью. Но он хотя бы смог забыться на час или два. В зале стояла зловещая тишина, еще одно напоминание об ужасном поражении. Серебряный Волк опустил голову, расхаживая по платформе. Он сел на подушки и опустил чашку на пол рядом с собой.

В комнату вошел частный следователь Катсу.

Серебряный Волк махнул ему сесть.

- Уже потратили выданные деньги? – военачальник скрестил руки в шелковых рукавах.

Катсу кивнул.

- Так было нужно. Да, к сожалению, все закончилось.

- В ваших интересах, детектив, чтобы были результаты. Кто-то заплатит за… провал. Было потрачено много денег. Планы пропали. Акира и Джиро теперь бесполезны на ближайшее будущее. Лучший мечник ранен. Его напарник тоже. Оба не будут биться месяцами. И мне сказали, что сам Бессмертный пропал, якобы убитый! Кто это сделал? Лучше вам знать это, детектив.

- Я пытался понять по обрывкам информации у полезных, хоть и дорогих информантов, и сделать выводы со слов очевидцев. С сожалением подтверждаю ваши худшие догадки, лорд, - Катсу поклонился. – Я считаю, что в этом замешан орден Серого света. Похоже, он еще и нашел поддержку в лице шпионки, которую преследовали ваши люди, или он взял ее в плен после того, как ее ранил Джиро. Здесь показания разошлись. Но мальчишка, поранивший Акиру, скорее всего из ордена. Этих псов Сёгуна учат в монастыре Эдо. Вы могли слышать, это независимая сила, где члены кланов Ига и Кога тренируются вместе. Как и многие группы шпионов, они находят многообещающих сирот и делают из них агентов.

- Отлично! – Серебряный Волк сжал кулак. – Значит, он из Серого света! – он глубоко вдохнул, едва владея собой. – Теперь самый важный вопрос. Как зовут мою цель номер один?

Катсу торжествующе улыбнулся.

- Помеху зовут Тень Луны, лорд.

- Тень Луны? – Серебряный волк вскинул бровь. – Как технику?

- Да. Похоже, шиноби такие имена любят, - Катсу вытащил сложенный листок из накидки. Серебряный волк закатил глаза, пока Катсу изучал список. – Ах, да, еще пример, лорд. Один из информантов упоминал шпиона по имени Великий порыв ветра, а это тоже название сложной техники меча.

- Да, да! Восхитительно! – военачальник раздраженно покачал пальцем. – Скажи мне! Почему жалкое насекомое, простой мальчишка-сирота так силен?

- Я узнал, что он, хоть и юный, знает глаз зверя, умение Старой страны, которое считали утерянным. Он может влиять на животных, милорд, управлять ими, использовать их как шпионов. Так мне говорили.

- Нгх, - выдохнул Серебряный Волк. – Хорошая работа… как обычно, - он бросил Катсу мешочек. – Это за услуги с бонусом для следующего задания. Нужно, чтобы ты вернулся в родной Эдо. Узнай все об ордене Серого света, - его голос был полон ненависти. – Они хотят теневую войну? Они ее получат! Я их сокрушу. Клянусь. А теперь последний вопрос. Кто ненавидит их больше всех? Даже больше меня?

Детектив сверился с записями.

- Их главные враги – старейший теневой клан, лорд. Дом Фума.

Серебряный Волк встал и посмотрел в окно, отвернувшись от детектива.

- Я напишу им, попрошу о союзе. Заберешь его завтра перед отправлением. По пути в Эдо есть чайный домик, где нужно будет его оставить, - он отмахнулся. – Все!

Катсу встал и низко поклонился.

- Это честь – служить вам.

Двери за посетителем закрылись. Серебряный Волк схватил чашку и бросил в окно. Она ударилась о подоконник и разбилась на мелкие кусочки.

- Тень Луны? – прорычал он. – Я сокрушу его! Я снесу ему голову!


ДВАДЦАТЬ ОДИН

Клятва верности


Потирая бинты на плече, Тень Луны, хромая, вышел в залитый солнцем сад в доме в Эдо. Домик был скрыт в конце тихой зеленой улицы, вдали от стен монастыря ордена Серого света.

Снежный Ястреб сидела на каменной скамейке, откуда открывался идеальный вид на пруд с карпами. Тень улыбнулся, увидев ее мечтательный взгляд на воду. Клен и вишни окружали глубокий пруд. Красная и золотая рыба всплывала, тихо ловила насекомых. Сцена была мирной. Отличалась от того, как они жили.

Она подняла голову и улыбнулась. Он сел рядом с ней. Они переглянулись, и Снежный Ястреб покраснела. Тень глупо улыбнулся.

- Поздравляю, - сказал он, отведя взгляд. – Я только услышал хорошие вести. Они приняли твою клятву верности. Так что ты можешь остаться.

- Мне еще нужно пройти проверку и поговорить с кем-то по имени Белая монахиня. Но, что бы ни случилось, я зашла так далеко… я у тебя в долгу за твою поддержку, - она поклонилась. – Потому они дали мне шанс.

- Нет, - твердо сказал он. – Они приняли тебя из-за твоих сильный умений.

- Было сложно пару дней назад, - Снежный Ястреб опустила голову. – Чтобы доказать верность ордену Серого света, я должна была выдать все о клане, где была, о бывших клиентах и миссиях. Все! Говорить о таком – против природы шпиона, но я заставила себя рассказать все, что они хотели знать, - она застенчиво улыбнулась ему. – Как ты тогда в пещере.

- Богомол сказал, что тебя в Фушими послал клан Фума.

- Да. Они хотели продать планы на аукционе мятежникам. Серебряный Волк не один этого хочет. У Сёгуна много врагов, - она посмотрела на него со слезами на глазах. – Фума учат сирот, как и в Сером свете. Но они не добры с ними.

- Это все позади, - сказал Тень. – Здесь все будет хорошо. Брат Орел расскажет тебе о наших методах, а потом он назначит тебя к кому-то. Ты проведешь с ними несколько миссий, как ученика.

Она сморщила нос, улыбаясь.

- Не знаешь, к кому меня приставят?

Тень пожал плечами. А потом его лицо покраснело.

- Я-то надеюсь…

Они оглянулись. Цапля вошла в сад с корзинкой, накрытой тканью.

Снежный Ястреб и Тень Луны встали и поклонились ей.

Цапля тепло улыбнулась и похлопала по корзинке. Из-под ткани донеслось тихое мяуканье.

- Ты говорил о дружелюбном храмовом коте. Идеальный объект для связи зрением, как ты написал, с необычным хвостом.

Она убрала ткань, кот сел, радостно мяукая.

- Представь наше удивление, - продолжила Цапля, - когда мокрый зверь такого описания появился в нашей гостинице у Фушими. Мне сказали, что зверь был ранен и чуть не утонул.

- Ты искал меня? – спросил Тень Луны у кота. Он осторожно поднял кота и прижал к груди. Тот заурчал. – Даже не знаю, мальчик это или девочка, но я обязан коту жизнью, - он смотрел на девушку.

Снежный Ястреб кивнула.

- Мы оба в долгу, ведь он помог уничтожить Бессмертного.

Тень нахмурился. Можно было верить, что Бессмертный погиб? Он посмотрел на кота. Тот как-то пережил падение в реку.

- Похоже, она хочет быть твоим талисманом, - Цапля погладила спину кошки. Зверь выгнул спину, радостно качая хвостом. – Или это просто новый друг, - она тепло улыбнулась девушке. – У нашего Тени, похоже, талант приводить домой трофеи и заводить новых друзей… еще и двух в этот раз.

Снежный Ястреб улыбнулась Цапле.

- Вы очень добры.

Тень погладил шею кошки, та заурчала громче. Вдруг он пустил зверя в корзинку и скрестил руки.

Цапля посмотрела на него и тихо сказала:

- Тень-кун. Я знаю этот взгляд и стойку! Что-то тебя беспокоит, - она опустила корзинку.

Тень Луны медленно пожал плечами.

- До первой настоящей миссии я часто думал, что буду всегда один. Судьба оказалась доброй. Она показала мне, что это не так, - он посмотрел на Цаплю и девушку. – У меня есть семья и друзья. И знаете, что? Не важно, если друзья или семья необычные, или их мало, или это кошка. Те, кто заботится о тебе, - это крепкие камни в стенах твоей крепости.

- Отличные слова, - с гордостью сказала Цапля. – Но почему тогда в твоих глазах тучи бури?

- Потому что теперь у меня есть и враг, - Тень Луны посмотрел на девушку. – Человек с амбициями, богатством и властью. И он о нас не забудет.

- Зато, - Цапля похлопала их по плечам, - вы не столкнетесь с ним в одиночку.


ГЛОССАРИЙ


Амида (лорд Амида) – буддистский дух, почитаемый многими в феодальной Японии.

Ашико – шипы на ногах, обычно используются с шуко, когтями, чтобы забираться по деревьям, льду или стенам, а порой и для защиты.

Бо – тяжелый деревянный посох, использующийся для сражения.

Боккен – японское оружие для обучения, вырезанный из дерева в форме меча самурая. У некоторых боккенов даже есть ножны.

Эзо – одно из бывших названий Хоккайдо, второго по размеру острова Японии.

Сутра фурубэ – древняя молитва приготовления, читаемая шиноби на рассвете и закате и перед действием. Она очищала разум шпиона, успокаивала.

Го – «пять» по-японски. Может быть и именем, и частью имени, и кличкой.

Хачиман (лорд Хачиман) – синтоистский бог войны, защитник Японии и народа, чьим посланником, что иронично, является голубь, библейский символ мира. По легенде император Ойджин, смертный, стал Хачиманом. Когда в Японии появился буддизм. Хачимана связали с буддистским божеством Дайбосатсу. Самураи и мирные жители почитали Хачимана в средние века, и по сей день осталось больше 30 тысяч храмов этому божеству в Японии.

Иайдо – самурайское искусство выхватывания меча и дуэли из пятидесяти разных ваза (техник), было высоко развито пятьсот лет назад.

Ками – японское название объектов поклонения синто, старой религии Японии.

Кан – традиционная японская мера массы. Один кан – около 3.75 кг.

Карма – буддистская философия о круге дел и последствий. Хорошие дела и мысли приводят к хорошим последствиям в будущем.

Ки – жизненная сила всех живых существ. Духовная энергия, которой в традиционных искусствах усиливали воина.

Кимоно – традиционная японская одежда.

Киришима – японское имя, сначала так назывались яркие азалии. Появилось из названия места, где росли цветы: Киришима – гора в префектуре Кагошима.

Кога – как и Ига, название связано с горами Японии, где обучались теневые кланы шпионов и убийц, чьи умения скрываться и действовать беззвучно стали легендарными.

Мочи – традиционные японские сладости. Обернутые в особую бумагу, мочи разные по размеру, цвету и стилю в разных частях Японии. В них могут добавлять сливы, каштаны и разные овощи.

Тень Луны – смотри Тсукикагэ.

Нагината – оружие из длинного шеста с изогнутым лезвием на конце. Порой используется шпионами. Короткая нагината – любимое оружие женщин из семей самураев.

Ронин – безработный самурай, воин, потерявший господина в войне, из-за смерти или других причин. Многие бродят по стране, бросают вызовы на дуэль или работают телохранителями или убийцами.

Сакэ – так могут называть алкоголь в общем, но обычно так называют традиционный японский напиток из риса.

Самурай – член правящего класса воинов, воин на службе военачальника.

Шиноби – ниндзя. Умеют шпионить. Порой это наемные убийцы. Обучены многим тайным искусствам, сражению с оружием и без, использованию взрывчатки, ловушек, гипноза и скрытности.

Сёгун – правитель воинского класса Японии, правит под командованием императора, который, по сути, лишь фигура. Многие военачальники хотят получить этот статус.

Шуко – железные когти для карабканья.

Сюрикен – метательные ножи в форме круга или звездочки, обычно черные. У каждого теневого клана свой стиль сюрикена. Может быть отравлен или смазан снотворным, если жертва нужна живой.

Храмовый кот (кимоно-кот) – кот с узором на спине, похожий на женщину в кимоно. Считается священным, у этих котов обычно короткий треугольный хвост.

Тэнгу – в легендах старой Японии это длинноносый горный демон, живущий на деревьях, особенно, на вершинах японского кедра.

Тории – простая деревянная арка на входе в храм синто. Часто выкрашена в красный. Через эти врата могут проходить и духи, и живые.

Тсукикагэ – техника меча школы иайдо. Иероглифы названия переводятся как тень луны.

Йоджимбо – телохранитель или ответственный за безопасность. Чаще всего это были самураи, защищающие лорда и его семью, или ронины, который выбирали в защитники за навыки.



Оглавление

  • Саймон Хиггинс Тень Луны: Глаз зверя