КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398145 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169237
Пользователей - 90545
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Соловей: Вернуться или вернуть? (Альтернативная история)

Люблю читать про "заклепки", но, дочитав до:"Серега решил готовить целый ряд патентов по инверторам", как-то дальше читать расхотелось. Ну должна же быть какая-то логика! Помимо принципа действия инвертора нужно еще и об элементной базе построения оного упомянуть. А первые транзисторы были запатентованы в чуть ли не в 20-х годах 20-го века, не говоря уже о тиристорах и прочих составляющих. А это, как минимум, отдельная книга! Вспомним Дмитриева П. "Еще не поздно!" А повествование идет о 1880-х годах прошлого века. Чего уж там мелочиться, тогда лучше сразу компьютеры!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Михайловский: Вихри враждебные (Альтернативная история)

Случайно купив эту книгу (чисто из-за соотношения «цена и издательство»), я в последующем (чуть) не разочаровался...

Во-первых эта книга по хронологии была совсем не на 1-м месте (а на последнем), но поскольку я ранее (как оказалось читал данную СИ) и «бросил, ее как раз где-то рядом», то и впечатления в целом «не пострадали».

2-й момент — это общая «сижетная линия» повторяющаяся практически одинаково, фактически в разных временных вариантах... Т.е это «одни и теже герои» команды эскадры + соответствующие тому или иному времени персонажи...

3-й момент — это общий восторг «пришельцами» (описываемый авторами) со стороны «местных», а так же «полные штаны ужаса» у наших недругов... Конечно, понятно что и такое «возможно», но вот — товарищ Джугашвили «на побегушках» у попаданцев, королева (она же принцесса на тот момент) Англии восторгающаяся всем русским и «присматривающая» себе в мужья адмирала... Хмм.. В общем все «по Станиславскому».

Да и совсем забыл... Конкретно в этой книге (автор) в отличие от других частей «мучительно размышляет как бы ему отформатировать» матушку-Россию... при всех «заданных условиях». Поэтому в данной книге помимо чисто художественных событий идет разговор о ликвидации и образовании министерств, слиянии и выделении служб, ликвидации «кормушек» и возвышения тех «кто недавно был ничем»... в общем — сплошная чехарда предшествующая финалу «благих намерений»)), перетекающая уже из жанра (собственно) «попаданцы», в жанр «АИ». Так что... в целом для коллекции «неплохо», но остальные части этой и других (однообразных) СИ куплю наврядли... разве что опять «на распродаже остатков».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про серию АТОММАШ

Книга понравилась, рекомендую думающим людям.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Козлов: Бандеризация Украины - главная угроза для России (Политика)

"Эта особенность галицийских националистов закрепилась на генетическом уровне" - все, дальше можно не читать :) Очередные благородных кровей русские и генетически дефектные украинцы... пардон, каклы :) Забавно, что на Украине наци тоже кричат, что генетически ничего общего с русскими не имеют. Одни других стоят...

Все куда проще - демонстративно оттолкнув Украину в 1991, а в 2014 - и русских на Украине - Россия сама допустила ошибку - из тех, о которых говорят "это не преступление, а хуже - это ошибка". И сейчас, вместо того, чтобы искать пути выхода и примирения - увы, ищутся вот такие вот доказательства ущербности целых народов и оправдания своей глупой политики...

P.S. Забавно, серии "Враги России" мало, видимо - всех не вмещает - так нужна еще серия "Угрозы России" :) Да гляньте вы самокритично на себя - ну какие угрозы и враги? Пока что есть только одна страна, перекроившая послевоенные европейские границы в свою пользу, несмотря на подписанные договора о дружбе и нерушимости границ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
загрузка...

Золотой торквес (fb2)

- Золотой торквес (пер. Ирина Михайловна Заславская) (а.с. Изгнанники в плиоцен-2) 1.29 Мб, 393с. (скачать fb2) - Джулиан Мэй

Настройки текста:



Джулиан Мэй Золотой торквес

Барбаре – няне, редактору и наставнице

Дверь распахни – и ты сады увидишь,

Напьешься серебристых слез луны.

Твой путь в огне, но ты без страха выйдешь

На берега неведомой страны…

Пусть рок гласит: «Не преступи порога!

Оставь надежду, отврати свой взор!

Закрыта для тебя весны дорога,

И над тобой безмолвья приговор!

Пригрезилось тебе садов благоуханье.

Лишь пустота и мрак владычат в мирозданье…»

Но тьма не вечна: после битв и бед

Наполнит душу чистый звездный свет.

Симона Вей. «Порог»

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. МЕЗАЛЬЯНС

1

Стрекоза сверкнула золотой искрой над неподвижно застывшей мачтой корабля.

При первом же дуновении ветерка, слабо, словно мягкой кошачьей лапкой, взрыхлившего речную гладь, насекомое встрепенулось, резко взвилось в небо и снова зависло в воздухе. Отсюда судно казалось крохотной точкой среди неярких мелководных лагун и солончаков, затянутых жемчужной дымкой.

Выше! Выше! На трепещущих прозрачных крыльях стрекоза устремилась навстречу рассвету. Зоркие фасеточные глаза почти во всю головку позволяли ей увидеть темную глыбу материка, восходившего к северному горизонту. Кромка Европы была окутана клубящимся каскадом Роны, протекающей по обширному плато и впадающей в почти безводный Средиземноморский бассейн плиоценовой Земли, именуемый Пустым морем.

Может, туда, к материку? Крылья понесут его со скоростью более ста километров в час короткими перелетами. С высоты он проследит путь корабля, пройденный накануне. Но можно двинуться и восточнее, к маячащей вдали громаде Корсики – Сардинии, где, по словам Крейна, нет ни единого тану.

Он может лететь куда вздумается. Он теперь свободен.

Сброшены невидимые путы, наложенные гуманоидом-поработителем. Сегодня утром, когда он проснулся, его серебряный торквес похолодел: психопринудительный аппарат обезврежен небывалой силой его ума. Метафункции, высвобожденные торквесом, работают в нарастающем темпе.

Он вытянул сверхчувствительные стрекозьи локаторы, прислушиваясь и улавливая ровное дыхание семерых спящих на борту и телепатический гомон с других судов, разбросанных по бескрайнему водному пространству. Далеко на юге – он напряг зрение, неуклюже пытаясь сфокусировать его получше, – просматривались гармоничные умственные сигналы. Великолепно! Не иначе, там столица тану Мюрия, куда они и направляются.

Если он подаст сигнал, отзовется ли ему кто-нибудь с борта? А ну, попробуем!

Сознания мгновенно достиг невыносимо яркий отзыв:

«Кто ты, сверкающий озорник?»

«Кто, кто! Эйкен Драм – вот кто!»

«Такой далекий, маленький, мерцающий умишко… Постой! О-о!»

«Нет! Прекрати!»

«Не уходи, Сиятельный! Ты кто таков?»

«Пусти же, черт тебя…»

«Погоди, кажется, я тебя знаю…»

Его вдруг охватил леденящий ужас. Кто-то странный, неведомый завладевает им, прокладывая себе путь в лабиринте его мозга. Эйкен Драм рванулся, пытаясь освободиться, но слишком поздно сообразил, что ему понадобятся все силы, чтобы разрушить эту связь. Поднатужась, он все же стряхнул с себя чужую хватку. И вдруг понял, что падает, теряя обличье стрекозы и обретая свое человеческое, уязвимое. Ветер свистел в ушах. С воплями Эйкен летел прямо на корабль; за какую-то долю секунды до крушения ему удалось вновь превратиться в насекомое. Дрожа и отдуваясь, он уселся на верхушку мачты.

Поднятый им шум разбудил остальных. Судно раскачивалось, отчего по гладкой поверхности лагуны пробегала мелкая волна. Элизабет и Крейн высунулись из крытой пассажирской каюты и уставились на него; за ними показался Раймо с выражением тупого недоумения на задранной кверху физиономии; шкипер Длинный Джон орал во всю глотку:

– Эй, Драм! Я знаю, что это ты! Помогай тебе Бог, ежели что сотворишь с моей посудиной!

Крики привлекли на палубу еще одного пассажира, антрополога Брайана Гренфелла, который не удостоился даже серого торквеса. Он был зол и явно ничего не подозревал о телепатическом поединке, происходившем между стрекозой и остальными.

– Вы что, сдурели – так раскачивать судно?!

– Эйкен, спускайся! – громко произнес Крейн.

– Как же, держи карман! – отозвалась стрекоза.

Тану насмешливо взмахнул тонкой рукой.

– Ну и лети себе, стрекозел! Потом локти будешь кусать. Подумаешь, с торквесом справился! Мы это предвидели, между прочим. Но ведь серебряный торквес – только начало: в Мюрии тебя ожидают особые привилегии.

Стрекоза недоверчиво рассмеялась.

– Ага, мне уже дали это понять.

– Брось! – невозмутимо ответил Крейн. – Тебе бы чуть пошевелить мозгами, ты бы усек: Мейвар нечего бояться. Напротив!.. А с другой стороны, она тебя и без торквеса где угодно достанет. Драм, ты делаешь самую большую ошибку в своей жизни. Рассуди, куда тебе податься одному? Только с нами, в Мюрии, ты сможешь реализовать себя… Давай, приятель, спускайся! Нам пора трогаться. К вечеру мы должны быть в столице, и ты сам увидишь, правду я говорю или нет.

Высокий гуманоид резко повернулся и ушел в каюту. Оставшиеся на палубе, разинув рты, смотрели на стрекозу.

– Какого черта! – фыркнул Эйкен Драм.

Затем насекомое ринулось по спирали вниз, село у ног шкипера и превратилось в маленького человечка, одетого в золотой костюм, весь усеянный карманами. Обретя свою всегдашнюю самоуверенность, Эйкен криво усмехнулся.

– Ладно уж, обожду малость. Посмотрим, устроят ли меня их привилегии.


Глядя на всадников, скачущих навстречу кораблю, Брайан думал только об одном: а вдруг Мерси там, в этой экзотической кавалькаде? Возбужденный антрополог метался по палубе, в то время как к борту железными оглоблями подцепили десятка два элладотериев – гигантских предков окапи, – чтобы тащить корабль посуху к Мюрии. В небе плыла яркая, почти полная луна. В отдалении понад доками, стоящими на дымных полосатых солончаках темного полуострова, похожего на звездную галактику, сверкала огнями столица тану.

– Мерси! – не сдержавшись, выкрикнул Брайан. – Мерой, я здесь!

Бок о бок с высокими гуманоидами скакали мужчины и женщины, одетые точь-в-точь, как те – либо в стеклянные доспехи с алмазной огранкой, либо в усыпанные драгоценными каменьями кисейные туники. Их незажженные факелы радужно светились. Всадники хохотали над Брайаном, даже не думая отвечать на вопросы, которые тот пытался им задать под грохот ползущего по суше судна.

Казалось, у всех женщин, восседавших на гигантских иноходцах, золотистые волосы. Снова и снова Брайан пытался получше разглядеть то одну, то другую из них, но стоило прекрасной всаднице приблизиться, всякий раз убеждался, что она даже отдаленно не похожа на Мерси Ламбаль.

Эйкен Драм вертелся на полубаке, как раззолоченная кукла, и сыпал дерзкими шутками, вызывавшими безудержный смех, что лишь усиливало общий бедлам. Финско-канадский лесоруб Раймо Хаккинен, повиснув над пневматическим планширом судна, целовал протянутые руки дам, а мужчин потчевал из серебряной фляги. Стейн Ольсон, напротив, держался в тени, причем одной своей лапищей обхватил Сьюки, как бы оберегая ее. Вид у обоих был встревоженный.

Шкипер Длинный Джон подошел и стал на носу рядом с Брайаном. Он ощупывал пальцами серый торквес на шее и во всю глотку хохотал.

– Гляди-ка, Брайан! Они нас мигом доставят. Надо же, какая встреча! Первый раз такое вижу! Гляди, гляди, как золоченый коротышка-то разошелся! Они с ним еще повозятся, пока приструнят… И то смогут ли.

Брайан тупо уставился на сияющую физиономию шкипера.

– Что? Прости, Джонни, я не расслышал. По-моему, там мелькнула моя… Ну, словом, женщина, которую я знал когда-то.

Моряк мягко, но властно взял его за плечо и усадил рядом с собой. Погонялы подхлестывали тягловую скотину, из толпы раздавались подбадривающие крики и звон мечей по усыпанным алмазами щитам. Когда корабль выполз на сушу, из сотни глоток и умов грянула песня тану; мелодия ее была странно знакома Брайану, хотя ни одного слова он не понял.

Ли ган нол по, кон ньези, Кон о лан ли пред неар, У тайнел компри ла нейн, Ни блепан алгар дедон.

Шомпри пон, а габринел, Шал у кар метан прези, Нар метан у бор тайнел о погекон.

Кар метан сед гон мори.

Пальцы Брайана вцепились в фальшборт. Фантастическая кавалькада в доспехах мельтешила вокруг бечевника, словно бы помогая тянуть судно. Растительности на берегах соленой лагуны не было никакой, но причудливые комья и столбики минерального происхождения, окутанные колеблющимися тенями, напоминали руины волшебного замка. Кортеж устремился в низину, окруженную крутыми скалами, и огненный мираж Мюрии скрылся из виду. Взятый на буксир корабль и его феерический эскорт, казалось, погрузились в черный зев пещеры, охраняемой огромными, грубо высеченными из камня херувимами. Песня эхом отражалась от нависающих стен.

Перед мысленным взором Брайана возникли образы детских лет. Глубокая, темная пещера, а в ней затерялось любимое существо. Главный герой: мальчуган, которому едва сравнялось восемь; время: шесть миллионов лет вперед; место действия: меловые холмы Англии, где в коттедже жила его семья. Пропал котенок Уголек, которого он искал трое суток. Наконец набрел на вход в пещеру, такую узкую, что еле-еле смог туда протиснуться. Больше часа он вглядывался в черноту смрадного лаза, понимая, что надо все обшарить, но страшась одной этой мысли.

Наконец все-таки достал из кармана электрический фонарик и пополз. Пещера крутыми изгибами вела вниз. Царапаясь об острые камни и едва дыша от страха, он все полз и полз по темному сужающемуся коридору. Летучие мыши навалили здесь кучи зловонного помета. За одним из поворотов дневной свет совсем померк, и перед ним открылась яма, слишком глубокая, чтобы ее можно было осветить карманным фонариком. Он направил луч в глубь ямы и не увидел дна. «Уголек!» – позвал он, и эхо возвратило ему какой-то надломленный стон. Замкнутое пространство было наполнено зловещим шуршанием и жалобным писком. С потолка на него внезапно обрушилась едкая струя мочи.

Задыхаясь и отплевываясь, он хотел было повернуть обратно, но щель была слишком узкой. Пришлось ползти задом на животе; по щекам струились слезы; он боялся, что летучие мыши в любую минуту набросятся на него и обкусают нос, губы, щеки, уши.

Он оставил на полу зажженный фонарик – может, свет отпугнет этих тварей – и продолжал двигаться, сантиметр за сантиметром, по шершавым камням. Ободрал в кровь локти и колени. Коридор никогда не кончится! Он как будто еще больше сузился, и вот сейчас его раздавит черная каменная масса.

И все же он выбрался.

От слабости Брайан не мог даже плакать и пролежал возле пещеры до тех пор, пока не село солнце. Когда наконец нашел в себе силы подняться и приплелся домой, то на заднем дворе увидел Уголька: тот преспокойно лакал сливки из блюдечка. Ужасающая вылазка оказалась напрасной. «Ненавижу тебя!» – закричал он. Но когда мать выбежала на его крик, он уже прижимал черного котенка к своей оцарапанной, испачканной щеке и гладил его, чувствуя, как тихое мурлыканье успокаивает бешеный ритм сердца.

Уголек прожил еще лет пятнадцать, превратился в толстого, самодовольного кота, а ребяческое обожание Брайана перешло в привязанность, что сродни привычке. Но, видно, ему суждено жить в вечном страхе от потери любимого существа; мало того – к страху примешивается ненависть, оттого что вся его отвага пропадет втуне… Теперь он вступает в новую пещеру.

Дружелюбный голос шкипера вернул Брайана к действительности.

– Так ты из-за Мерси сюда притащился? А ты уверен, что она тут, в Мюрии? Это они тебе сказали?

– Да. Тот тип, что допрашивал нас в Надвратном Замке, узнал ее по фотографии и сказал, что ее отправили сюда. А Крейн мне намекнул: дескать, если я буду с ними сотрудничать, то мы… я и она… может, встретимся.

Брайан секунду поколебался, затем расстегнул нагрудный карман и достал оттуда кусочек бумаги. Длинный Джон уставился на озаренное внутренним светом личико.

– Красотка! А глаза-то грустные! Такой я тут не видал, Брай, правда, я редко на берег схожу… Нет, точно не видал: такую не сразу забудешь. Ух и глазищи!.. Бедняга ты, бедняга!

– Это уж точно, Джонни.

– А чего она-то сюда явилась? – полюбопытствовал шкипер.

– Не знаю. Ты будешь смеяться: мы были знакомы всего один день. Только встретились – а мне уезжать в экспедицию: тогда она казалась такой важной… Возвращаюсь – Мерси нет. Ну и ничего не оставалось, как последовать за ней, понимаешь?

– Как не понять! Сам из-за этого здесь очутился. Правда, меня тут не ждал никто… Знаешь, Брай, ты тоже приготовься к неожиданностям.

– Мерси латентна. Скорее всего, ей надели серебряный торквес. Я почти уверен в этом.

Верзила шкипер медленно покачал головой и опять дотронулся до своего серого ожерелья.

– А-а, кабы только в этом дело… Впрочем, Бог их знает… говорят, если у тебя не было… как их… метафункций и вдруг они появились, то ты очень рискуешь. Взять хоть нас, серых… какие там у нас метафункций – и говорить не о чем!.. Ан нет, и нам кой-чего перепадает через торквес.

Поджав свои тонкие синюшные губы, он вдруг воскликнул:

– Слушай, дружище! Слышишь?

– Поют на своем языке.

– Ну да, ты, ясное дело, слов не разбираешь. А вот нам, окольцованным, песня эта говорит: «Счастливая встреча – не бойся ничего – тут вс„ для тебя – и все за одного!» Стоит человеку попасть в ихнюю шайку, он сам не свой делается, будто ему мозги новые вправили. Даже нам, серым, ей-Богу! Скажешь, телепатия? Верно, хотя не только она! Чертовщина какая-то… Можно разговаривать без слов… Не умею я объяснить!.. Все они словно одна большая семья. И ты теперь к ней принадлежишь, да-да! Она тащит тебя за собой, как вот эту посудину. Больше ты не будешь один со своей тоской. И никогда никто тебя не оттолкнет. Всякий раз, как понадобится сила или утешение, ты почерпнешь их из общего котла. И ничего тут страшного нет, потому что ты сможешь взять ровно столько, сколько надо… Есть, правда, и ограничения. Если ты пс золотой, то должен выполнять приказы, как в армии… Но главное в том, что эти штуковины все твое нутро переворачивают наизнанку. Постепенно, не враз, но переворачивают! Если ты носишь торквес, то хоть не хошь – ты уже другой человек. Так что твоя красотка теперь, надо думать, совсем не та, какой ты ее запомнил.

– Может, я уже ей больше и не нужен, а?

– Да нет, я ведь ее не знаю, Брай. Люди в торквесах по-разному себя ведут. Некоторые прямо-таки расцветают. Большинство, можно сказать.

Антрополог не решился заглянуть в темные глаза шкипера.

– Но не все… Понимаю… Что же происходит с неудачниками?

– Среди нас, серых, неудачников не особенно много. У тану пропасть всяких проверок да испытаний, чтобы выбрать, кто им подойдет, кто – нет. У них тут целая команда спецов работает, а во главе ее лорд Гомнол… Так вот, они следят, чтоб ни один нормальный человек не получил даже серого торквеса, если в нем нет метафункций. К чему зря торквесами разбрасываться, ведь их не так-то просто изготовить. Убедись они, скажем, что на тебя положиться нельзя, что ты, если не дать тебе вариться в собственном соку, и подвести можешь, так нипочем даже серого торквеса не дадут. На то у них попроще способы есть, как заставить людей работать, а не выйдет – могут и совсем сбросить со счетов. А вот если тебе в этом изгнании надели торквес – считай, полдела сделано. Тану за нас спокойны, потому как читают наши мысли и распределяют награды. Иной раз могут и на должность назначить. Возьми хоть меня!.. Все тану никудышные пловцы, а на моей посудине плавают даже рыцари Высокого Стола – главной ихней власти, смекаешь?

– Смекаю. Небось и от морской болезни не страдают.

– Смеешься? Ну и хрен с тобой! Но тану знают: со мной им нечего опасаться за свою шкуру. Уж я ни в жисть не подведу!

– Но ведь ты не свободен.

– А кто свободен? – резонно заметил шкипер. – Может, я там, в Содружестве, был свободен, когда водил паром через Таллахасси и Ли вовсю наставляла мне рога?.. Черта с два! А тут надел торквес – и повинуюсь приказам тану. И взамен имею радости, дозволенные только метапсихам в нашем двадцать втором веке. У тебя как будто тыща глаз, и всеми видишь! Или подымаешься вверх, ровно у тебя сто ног… Да не умею я сказать – я ведь не поэт и не ученый!

– Кажется, я понял, Джонни. Торквесы явно более сложные устройства, чем мне казалось.

– Во-во! Кто к ним приспособится, тому они очень даже облегчают жизнь. К примеру, язык. Там, в Содружестве, нам внушали: мол, надобно всем иметь один язык. Потому, чтоб нас оттуда не поперли, все балакали по-английски – и руки по швам! А тут, с этой мысленной речью, кого хошь поймешь. Скажем, шлет тебе какой-никакой тану послание, и ты в момент разумеешь.

– Варвары! – буркнул Брайан себе под нос. – Вот почему в Галактическом Содружестве на метафункции наложены такие суровые запреты. Особенно на человеческие.

– Чего-чего, Брай? Вот видишь, я тебя не понял. А будь у тебя торквес, так я бы зараз усек, даже без слов.

– Не бери в голову, Джонни. Я просто закоснелый циник.

– А по мне, лучше нет, чем умственное братство. Ведь кто я был?.. Бессловесная скотина, паромщик, от которого девчонка сбежала к другому. Иное дело, если б мы с ней с самого начала поняли друг друга… А ну ее к дьяволу! Теперь меня все любят… и все понимают.

Шкипер махнул рукой всадникам. И они тут же помахали в ответ. Брайан почувствовал, как ледяная рука сдавила ему все внутренности.

– Джонни!

– Ммм? – Шкипер оторвался от своих мыслей.

– Однако не всех путешественников во времени испытывали на психологическое соответствие, прежде чем надеть им торквесы. Вот Стейна не проверяли. Сразу надели торквес, как только почувствовали исходящую от него угрозу.

Длинный Джон пожал плечами.

– Что ж тут непонятного? Торквес может удерживать бунтарей либо на коротком, либо на длинном поводке. Раз твой приятель все еще с нами, значит, у них на него какие-то виды. Врачи и прочие ученые редко проходят сквозь врата времени, потому они волей-неволей получают торквес. Жизненно важные профессии, улавливаешь?

– А метапсихически латентные – такие, как Эйкен, Сьюки, Раймо?.. Ведь на них нацепили серебряные торквесы, невзирая на возможные неблагоприятные последствия.

– Ну, серебряные – это особ статья, – признал Длинный Джон. – Тут все дело в генах.

Брайан сдвинул брови.

– Серебряные нужны тану для улучшения породы, – продолжал Длинный Джон. – Главным образом женщины, но иногда и мужчины. Тут уж все идут в ход – и нормальные и… как их… латентные. Последних они страсть как ценят. Я не больно в этом разбираюсь, но они, видать, надеются, что человеческие гены все ихнее племя сделают производительным. Ну, как наше там, в Содружестве.

– А разве для повышения производительности им мало золотых торквесов?

– Э-э, приятель, в том-то и штука. Даже лучшие из них не сравнятся с метаносителями из Содружества. Ни один тану мизинца не стоит наших Великих Магистров. Не, им до нас ох как далеко! Но генетический план – он их подтолкнет. Тану – мастера планы строить… Кроме этих планов, воевать, пить да трахаться – вот и все их занятия. Генетический план, он им знаешь для чего нужен? Хотят закрепить свою победу над фирвулагами. Слыхал про них? Кровные братья тану, только росточком не вышли. Правда, они торквесов не носят, но по части всяких иллюзий, превращений, телепатии – очень даже похожи. Гены фирвулагов встречаются и у тану, поэтому их бабы иногда производят на свет фирвулагов. А карлики, чтоб ты знал, и физически сильнее, и плодятся чертовски быстро, не то что тану. Одним словом, если тану думают удержать изгнание в своей власти, то им еще попотеть придется.

– Да, ситуация проясняется, – заметил Брайан. – Но давай вернемся к серебряным торквесам. Ты говоришь, их надевают без разбору, но ведь кто-то может и не выдержать.

– Точно. Бывает, наденут кому торквес – а он и с катушек долой. У всякого торквеса может обнаружиться… как ее… несовместимость с психологией носителей. Даже среди чистокровных тану попадаются выродки. Их называют «черные торквесы». Если же человек в серебряном торквесе свихнется, тану делают все, чтобы спасти его гены. Женщин, к примеру, одурманивают чем-то и заставляют рожать без устали, пока те дух не испустят. Целители латают их по мере возможности, а после удаляют яичники и пересаживают рамапитекам. Только пересадки не всегда удачны, потому как рамапитеки плодятся уж очень жестоким способом… Но тану все равно проводят такие опыты.

– А если мужчина окажется несовместим с серебряным торквесом?

– Ну так что? Сперматозоиды очень даже хорошо сохраняются. Что до их владельцев… на них есть Охота… Или заклание.

– Про Охоту я уже слышал, – угрюмо откликнулся Брайан. – А вот заклание… Это что? Жертвоприношение, что ли?

– Да нет, обыкновенная казнь преступников и безнадежно непригодных. Жертвоприношение, как я понимаю, должно быть благородным, чистым… ну, или вроде того. Жертвоприношения тану совершают очень редко – когда сажают на трон нового короля. А обычные заклания устраивают два раза в год: в конце Великой Битвы – в первых числах ноября – и в праздник Великой Любви

– в мае. Это больше похоже на чистку тюрем и карцеров, чем на жертвоприношение… Да, в Содружестве это сочли бы негуманным, но если разобраться, не такая уж плохая идея.

Не читай мои мысли, Джонни, подумал Брайан. А вслух спросил:

– А как серебряные люди попадают в золотые?

– Всяко бывает, – смеясь, густым басом произнес шкипер. – Вон твой вертлявый прямо туда и метит.

Брайан не знал, что и ответить. Разумеется, Эйкен Драм как нельзя лучше подходит для безумного мира чудовищных сил и варварства. Но как быть с Мерси, такой пугливой и хрупкой?

На носу корабля в красно-белых, развевающихся на ветру одеждах появился исполин Крейн в сопровождении Элизабет.

– Ну вот, мы почти на месте, Брайан. Видите сооружение со стропилами, залитыми золотистым светом, и сотнями ярких лампочек, рассыпанных по всему фасаду? Это Большой Королевский дворец. Там и закончится наше путешествие. Отдохнем несколько часов, а затем будет дан торжественный ужин в честь вновь прибывших. Сам король Тагдал и королева Нантусвель выйдут поприветствовать вас.

– Неужели всем прибывающим оказывают столь великолепный прием? – спросила Элизабет. Рядом с величественным тану она выглядела очень скромно в своем красном хлопковом комбинезоне.

– Не всем. – Крейн снисходительно улыбнулся. – Ваше прибытие – особый случай. Для меня большая честь сопровождать вас. Надеюсь в дальнейшем поработать с вами в Гильдии Корректоров.

Брайана словно осенило: «Пышный эскорт здесь для того, чтобы поглядеть на Элизабет! И прием, на котором будут присутствовать король и королева, устраивают главным образом в ее честь. Молчаливая, выдержанная женщина с непревзойденными умственными способностями – просто блестящая добыча для тщеславных гуманоидов. Какие дерзкие генетические планы, должно быть, вынашивают в голове эти прожектеры! Бедная Элизабет! Сознает ли она, какого рода соблазны предложат ей тану и какая смертельная опасность угрожает ей в случае отказа от сотрудничества?» – подумал Брайан.

Крейн продолжал расписывать достопримечательности столицы.

– Самое высокое здание – видите, с остроконечными башнями и сигнальными огнями – штаб пяти Великих Ментальных Гильдий. Вам они покажутся метапсихическими кланами, поскольку между ними существует скорее семейная, чем профессиональная связь. Лиловые и янтарные огни озаряют зал Гильдии Экстрасенсов, возглавляемой достопочтенной леди Мейвар – Создательницей Королей. Гильдия Творцов освещена белым и голубые. В настоящее время ею верховодит лорд Алутейн – Властелин Ремесел. Однако его авторитет сильно пошатнулся. Возможно, нас ожидают большие перемены в Системе власти, что выявится в ходе Великой Битвы. Голубые и желтые огни символизируют Гильдию Принудителей, главой которой является Себи Гомнол, человек в золотом торквесе. Дальше возвышается Дом Психокинеза, собравший под своей крышей движителей и сотрясателей под водительством лорда Ноданна Стратега. Сейчас он отдыхает у себя дома, в городе Гории. А геральдические цвета Гильдии Психокинетиков – розовый и желтый.

– А ваша собственная ассоциация? – спросила Элизабет.

– Штаб Гильдии Корректоров находится за городской чертой, на южном склоне Горы Героев. Из этой части полуострова его красно-белая иллюминация не видна. Нашу Гильдию возглавляет лорд Дионкет, Главный Целитель тану.

К ним подалась маленькая фигурка в костюме из металлизированной ткани. Эйкен Драм раскланивался, махая шляпой. Ухмыляющееся лицо его находилось в тени и в бликах факелов напоминало маску.

– Простите, шеф, я невольно подслушал. А как случилось, что человек – Гамбол, или как вы там его назвали – сделался главой одного из ваших крупных объединений?

– Лорд Себи Гомнол, – сухо отозвался Крейн, – обладает исключительными способностями, как метапсихическими, так и научными. Когда вы встретитесь с ним, то поймете, почему мы так высоко его ценим.

– Но как он получил свой золотой торквес? – не унимался Эйкен.

Даже Брайан ощутил неприязнь, исходящую от экзотического целителя.

– И об этом вам лучше услышать из его собственных уст.

Эйкен злорадно поцокал языком.

– Сгораю от нетерпения! Может, старина Гамбол и мне даст кое-какие полезные советы?

«Оставьте нас, Эйкен Драм!»

– Слушаюсь, шеф!

Элизабет нахмурилась, видя, как услужливо попятился нахальный юнец. Чтобы проследить пути любопытного психологического воздействия, потребуется кропотливая работа. Ей тоже захотелось увидеть лорда Гомнола.

– А остальные дома в городе – частные владения? – услышала она вопрос Брайана.

– Ни в коем случае! – возразил Крейн. – Мюрия – столица деловой жизни. Большинство ее обитателей составляют административный штат нашей Многоцветной Земли. Здесь расположены общеобразовательные и некоторые другие жизненно важные учреждения. Но вы убедитесь, Брайан, что наш подход к столь высоким материям далеко не так формален, каким он будет в вашем Галактическом Содружестве через шесть миллионов лет. Население нашего королевства немногочисленно и обладает весьма незамысловатой культурой. Наше правительство работает, если можно так выразиться, в домашней, семейной обстановке. Вы еще получите возможность познакомиться поближе с нашей социальной структурой. А мы в свою очередь жаждем услышать многое о вас самих.

Антрополог наклонил голову.

– Заманчивая перспектива. На первый взгляд культура Галактического Содружества не имеет ничего общего с вашей.

Наконец корабль приблизился к напоминающему Вавилонскую башню сооружению из белого камня, пышно украшенному цветущими растениями, коими были увиты ярко освещенные балконы. Портик дворца выходил на укатанную дорогу. Зевак не было видно, однако под фронтоном стояла большая группа людей в ливреях, а также сорок или пятьдесят рамапитеков в белых, затканных золотом плащах. Узоры на них складывались в затейливое изображение мужского лица – вероятно, то была эмблема короля. Как только корабль остановился, всадники стремительно взлетели на середину парадной лестницы, ведущей к дворцу. Они гордо восседали в седлах, высоко вздымая свои факелы и теснясь по обеим сторонам, словно почетный караул.

Раздался удар гонга, затем звуки фанфар. Величавая представительница племени тану, одетая в серебряные одежды, в сопровождении стражи в серебряных доспехах появилась на верхней площадке. Она вытянула обе руки к путешественникам и пропела куплет на языке тану. Всадники громко подхватили припев.

– Высокочтимая леди Идона, Покровительница Гильдий и старшая дочь Тагдала, приветствует вас, – пояснил Крейн. – Элизабет, вам надлежит отвечать.

Шкипер Длинный Джон, швартовавший судно у нижней ступеньки, подмигнул Элизабет и подал ей большую загорелую руку, помогая сойти по трапу.

Мгновенно воцарилась тишина. Прохладный вечерний бриз шевелил султаны и плащи всадников. Элизабет в своем простом красном комбинезоне затерялась среди этой пышности, но голос ее и ум были не менее звучны, чем у королевской дочери.

Она произнесла фразу на языке тану и повторила ее по-английски:

– Мы благодарны вам за радушный прием в вашем прекрасном городе. Мы поражены великолепием и богатством Многоцветной Земли, не идущей ни в какое сравнение с тем примитивным миром, какой мы себе представляли, углубляясь на шесть миллионов лет в прошлое. Нам неизвестны обычаи страны, поэтому мы взываем к вашему терпению и молимся о том, чтобы между нашими двумя расами царил вечный мир.

Громом взорвались барабаны и цимбалы. Упорядоченное шествие превратилось в карнавальный вихрь. Всадники скакали вверх-вниз по ступеням с песнями, смехом и здравицами. Благосклонно кивнув Элизабет, леди Идона удалилась во дворец. Ливрейные и рамапитеки бросились к путешественникам, стали выхватывать у них багаж.

Элизабет поспешна вернулась на борт, пока дикая толпа ее не затоптала. В некоторой прострации, выставив все заслоны против умственной какофонии, она пошла попрощаться со шкипером.

Брайан стоял, облокотившись на дверь рубки; лицо его перекосилось от ужаса.

Крейн, улыбаясь, прошествовал мимо Элизабет.

– Все в порядке. Длинный Джон безупречно справился со своими обязанностями, поэтому я решил сразу выдать ему вознаграждение. – Целитель ступил на трап и растворился в толпе.

Элизабет подошла и, встав рядом с Брайаном, заглянула в рубку. Шкипер лежал под штурвалом, бескозырка свалилась с головы. Глаза закатились, и виднелись только белки. Слюна повисла на черной всклокоченной бороде. Серый торквес блестел от пота. Ногтями Длинный Джон царапал корабельные доски, и тело его содрогалось. Он стонал, словно в экстазе.

– Так вот что они делают с тобой, Джонни, – прошептал Брайан. – Все, кто любят тебя и понимают… Значит, так они избавляют тебя от одиночества?

Он мягко отстранил Элизабет и закрыл дверь рубки. Оба последовали за другими во дворец короля тану.

2

Пышно разодетые люди и тану толпились перед входом в парадный зал, ожидая прибытия высоких особ. На них были прозрачные одежды самых различных расцветок и фасонов. В волосах у дам сверкали жемчуга и алмазы. Дворец наполняла музыка – играл невидимый оркестр, в котором явственно прослушивались флейты, арфы и глокеншпили.

Брайан, Элизабет, Стейн, Сьюки и Раймо снова встретились после трехчасового перерыва. Их провели в помещение, куда не было доступа остальным приглашенным. Какое-то время путешественники молча смотрели друг на друга, в недоумении от перемен, происшедших с каждым из них, потом в один голос расхохотались.

– Но у меня отобрали всю одежду! – протестующе воскликнул Раймо. – И сказали, что все мужчины будут в таком…

– Надо же чем-то потрясти дам! – фыркнул Стейн. – Видок у тебя, как у прима-балерины…

– Заткнись, Стейни! – оборвала его Сьюки. – По-моему, Раймо просто неотразим.

Бывший лесоруб, заливаясь краской, одергивал на себе коротенькую алую тунику с золотистым узором; ткань так и льнула к его мускулистому торсу, точно села от стирки. Ансамбль довершали золотые башмаки и такой же пояс.

«Нарочно обрядили как куклу, – подумала Элизабет, – с его зачатками психокинетических способностей и неярко выраженным интеллектом он годится лишь на роль марионетки.»

– Ну, тебя-то они тоже вытащили из твоих дурацких шкур, – огрызнулся на реплику Стейна Раймо.

Викинг самодовольно улыбнулся. Он выглядел великолепно и знал это. На нем были темно-зеленая короткая туника простого покроя, его собственный шейный обруч и кожаный пояс, инкрустированный золотом и янтарем. С ними гармонировала сверкающая перевязь, на которой болтался огромный меч в усыпанных драгоценными камнями ножнах. На широкие плечи небрежно накинут плащ из вишневой парчи с изумрудной пряжкой, а на голове красовался бронзовый двурогий шлем викинга.

Сьюки уцепилась за руку этого северного божества. На ней было белое кисейное платье со шлейфом и узкими рукавами. Простоту фасона подчеркивала замысловатая прическа в виде серебряного нимба, украшенного сверкающими рубинами. Цвет камней отражался в узеньком пояске и браслетах, звенящих на запястьях.

– По-моему, меня одели в геральдические цвета клана корректоров, – заявила Сьюки. – Вроде бы все они носят белый и красный. Странно, Элизабет, почему они тебе не нацепили красно-белых регалий?

– Не знаю, мне нравится мое платье, – отозвалась та. – Может, они придают черному особое значение? Иначе зачем бы им так долго трудиться над моей прической? А когда камеристка увидела у меня на пальце кольцо с бриллиантом, то сразу принесла маленькую диадему.

– Мы с тобой прекрасная пара, – заметил Брайан. – Элегантная простота на фоне райских птиц.

Элизабет рассмеялась.

– Без сомнения, профессор. Особенно сейчас, когда ты скинул свои мятые ковбойские штаны и шляпу в стиле первых австралийских поселенцев.

И действительно, замызганный антрополог теперь щеголял в костюме из блестящей ткани цвета морской волны. Узкие брюки были заправлены в короткие серебряные сапожки, а длинный плащ подобран в тон костюму. Наряд Элизабет также отличался изысканной простотой. Свободного покроя платье из прозрачной черной материи держалось на вороте-стойке, от которого спускались две ленты, затканные красной металлизированной нитью. Многие аристократки тану явились на бал в платьях такого фасона, но ни у одной из них модель не была выполнена в черно-красной гамме.

– А где же Эйкен? – Сьюки огляделась вокруг.

– Уж и не знаю, удастся ли им сделать из него еще большего пижона, чем он есть, – пробормотал Стейн.

– Легок на помине, – заметил Брайан.

Ливрейный приподнял штору и торжественно ввел в зал недостающего члена группы. Замечание Стейна оказалось пророческим. Эйкен Драм по-прежнему был в своем золотом костюме с кармашками. К нему добавились лишь черный плащ, сверкающий, как антрацит, и высоченный султан, прикрепленный к тулье широкополой шляпы.

– Все в сборе, можно начинать! – провозгласил он в своей шутовской манере.

– Может, все-таки дождемся короля с королевой? – проронила Элизабет.

Раймо все еще не мог прийти в себя от негодования.

– Подумать только, Эйк! Они забрали мою фляжку!

– Вот негодяи! Да я бы тебе ее на цырлах притащил, мой лесоруб, вот только отвлекся малость.

– Ты что, правда мог бы принести ее сюда? – удивился бывший лесник.

– А то как же! Мне ли не понять, что значит для человека виски! Или водка, или все прочие крепкие напитки, которые мы так хорошо знаем и любим! Все они переводятся как «вода жизни». Наши предки давали названия таким напиткам в полной уверенности, что они возвращают жизнь. Так почему бы мне не вдохнуть жизнь в твою флягу? Не приделать ей маленькие ножки?.. Да раз плюнуть!

– По-моему, они собирались несколько ограничить твои метафункции, – вмешалась Элизабет.

Это был пробный шар, и Эйкен подхватил его на лету. Лукаво подмигнув, он подсунул палец под свой серебряный торквес и легонько потянул. Металлический обруч будто растянулся, но, когда Эйкен убрал палец, со щелчком вернулся в первоначальное положение.

– Я об этом уже позаботился, моя прелесть. И еще кое о чем. А тебе, я вижу, отвели на торжестве роль почетной матроны.

– Попридержи язык, осел! – рявкнул Раймо.

– Позвольте вам заметить, – сияя, проговорил молодой человек, – что все вы – просто шедевры портняжного искусства. – Он немного помолчал, оглядывая Стейна и Сьюки, и добавил: – Разрешите принести вам самые горячие поздравления по поводу вашего брачного союза.

Викинг и его возлюбленная уставились на Эйкена со смесью страха и дерзкой решимости в глазах.

«Черт бы тебя побрал, Эйкен! – направила ему послание Элизабет. – Я живо укорочу твои синапсы, если ты…»

Но он не унимался, его черные глаза оживленно блестели.

– Тану это вряд ли понравится: у них на вас, кажется, иные виды. Но я, грешным делом, всегда был сентиментален. Пусть торжествует любовь!

– Ты бы и впрямь попридержал язык, – тихо произнес Стейн и стиснул в кулаке размером с увесистый молот рукоять меча.

Эйкен придвинулся к нему поближе. Голубые глаза скандинава широко раскрылись, встретив озорной взгляд балагура. Элизабет почувствовала телепатические колебания речи, устремленной по интимному каналу. Она не сумела расшифровать ее смысла, но Сьюки, стоявшая рядом с Драмом, наверняка все поняла, как и ее северный великан.

Музыка, игравшая под сурдинку, смолкла. В арочном проеме парадного зала блеснули фанфары с подвешенными к ним знаменами, на которых было выткано изображение мужской головы. Прозвучал сигнал к началу церемонии. Беспорядочная толпа разделилась на пары, и оркестр грянул торжественный марш.

Брайан недоуменно посмотрел на придворного, распахнувшего перед ними двери.

– Вагнер?

– Вы правы, профессор. Наша милостивая леди Идона желает, чтобы вы чувствовали себя как дома, насколько возможно. Да и сами тану любят музыку людей. Учитывая то, что вы не носите торквеса, профессор, приглашенные будут говорить на вашем языке. Если угодно, вы можете начать научный анализ нашего общества прямо во время приема.

«Я его уже начал, когда вошел в ваши чертовы врата», – подумал Брайан, но ограничился кивком.

– Лучше скажи, как нам себя вести, приятель, – обратился к ливрейному Эйкен. – Не можем же мы допустить какой-нибудь ляп перед лицом вышестоящих!

– Коронованные особы будут восседать за отдельным столом, – пояснил придворный. – После короткого представления начнется ужин. Дворцовый этикет у нас весьма неформален. Главное – не выходить за рамки вежливости и приличий.

Они дождались, пока привилегированные граждане Мюрии попарно войдут в зал. Затем настала их очередь.

Эйкен помахал своей золотой шляпой перед Раймо.

– Изволите пройти, сударь?

– Изволю, черт меня побери! – громко засмеялся лесоруб. – Если на празднике все будет, как в прошлый раз, то уж баб мы себе там найдем.

– Праздник с прошлым разом ничего общего не имеет, – заявил Эйкен. – Но ты, друг, повеселишься на славу, обещаю тебе.

– А мы как же? – спросил Стейн, засовывая свой шлем под мышку. Они со Сьюки следовали за Раймо и Эйкеном.

– И ты веселись, дружище, если можешь, – откликнулся Эйкен и устремился в зал, расталкивая фанфаристов.

Брайан без слов предложил Элизабет руку, но все мысли об этой необыкновенной женщине и ее судьбе выветрились у него из головы. Выступая в такт каденциям «Тангейзера», он чувствовал, как мозг опять сверлил идефикс: наверняка Мерси здесь! Здесь и в безопасности, под прикрытием своего серебряного торквеса! Не преследуемая, не затравленная, а надежно защищенная в кругу феерической семьи, что доводит до экстаза своих пленников… тех, кому повезет…

Только бы она была счастлива!

Они вошли в громадный, обшитый панелями зал со сводчатым потолком; в бронзовых канделябрах горел настоящий огонь. Маленькие сверкающие метасветильники тоже пошли в ход, но в основном для украшения гобеленов и бронзовых скульптур в стенных нишах. Праздничные столы были поставлены в форме перевернутой буквы «U», по обеим сторонам столов расположились несколько сотен занявших свои места гостей. В дальнем конце зала стоял местный вариант стола для почетных гостей: он был гораздо ниже боковых ответвлений, с тем чтобы приглашенные могли лучше видеть коронованных особ. На стене за спинами «высочайших» виднелась уже знакомая увеличенная репродукция мужской головы, выполненная из золота и помещенная внутрь причудливой мозаики из хрустальных метасветильничков. Драпировка из тонкой металлизированной ткани обрамляла эмблему и плавно переходила в балдахин, нависающий над двадцатью выстроенными в ряд тронами. Придворные в ливреях почтительно застыли позади приглашенных. Высокопоставленных лиц обслуживали две шеренги лакеев, одетых более претенциозно, чем те, которые были к услугам гостей попроще.

Брайан и Элизабет прошли к столу, сопровождаемые улыбками присутствующих. Антрополог старался не слишком пристально вглядываться в лица, но, даже если бы он и не прилагал таких усилий, все равно гостей было слишком много, а у большинства женщин были золотистые волосы.

– Досточтимый доктор антропологии Брайан Гренфелл!

Когда церемониймейстер выкрикнул его имя, Брайан шагнул вперед и, по обычаям Галактического Содружества, слегка поклонился, чувствуя, как все взгляды восседающих за королевским столом устремились на него и его спутницу; предыдущие четверо едва ли удостоились такого заинтересованного внимания. Очевидно, придворный этикет не предусматривал обратного представления, но Брайану было уже не до этих высокопоставленных особ – ведь среди них нет Мерси.

– Прославленная из прославленных, леди Элизабет Орм, Великий Магистр и оператор Галактического Содружества!

«Черт побери!» – усмехнулся про себя Брайан.

Гости, стоя, вскинули руки в приветственном жесте. Как ни странно, властители тоже поднялись с тронов. Все собрание грянуло троекратное:

– Сланшл! Сланшл! Сланшл!

У Брайана холодок пробежал по спине. Господи, неужели лингвистическое совпадение? note 1 Стоящий в самом центре представитель мужского пола слегка повел плечами. В ответ на это откуда-то донесся звук, напоминающий звон цепи. Воцарилась тишина.

– Да здравствует дружеское застолье! – провозгласил главный.

Это был великолепный экземпляр тану в белом, без всяких украшений одеянии. Длинные белоснежные волосы и струящаяся борода тщательно расчесаны и завиты. В его облике угадывалось отдаленное сходство с геральдической эмблемой. Брайан догадался, что это и есть Тагдал, Верховный Властитель тану.

Из-за кулис вырвался вихрь конфетти; часть гостей опустилась на стулья, остальные кинулись приветствовать друг друга. Лакеи из числа людей и их подручные рамапитеки принялись уставлять столы напитками и закусками. Шестерых путешественников во времени усадили на низкие банкетки против королевского семейства, и высшие аристократы тану в обход всех формальностей засыпали их вопросами.

К Брайану обратилась внушительного вида особа женского пола, сидевшая по правую руку от короля. Ее роскошные рыжие волосы выбивались из-под плотно прилегающей златотканой шапочки, по бокам которой торчали усыпанные драгоценными камнями крылья.

– Я – Нантусвель, мать королевского потомства и супруга Тагдала. Сегодня я буду вашей дамой, Брайан. От имени всех присутствующих желаю вам счастья на Многоцветной Земле. Итак… Но что я вижу? Вы смущены? Или даже встревожены? Я охотно помогу вам освободиться от гнетущих чувств, если это в моих силах.

Перед матерински ласковой улыбкой королевы невозможно было устоять: словно искусный игрок на лютне, она тронула струны его воспоминаний. Тускло освещенная лаборатория в башне замка, личико, полное нежной затаенной грусти, слезы при звуках песни трубадура… Струна, отзвучав, вызвала другое воспоминание: о цветущих яблонях, соловьиных трелях, восходящей луне, живом тепле золотистых волос и глаз, вобравших в себя обреченность взбаламученного моря… Затем последовало слегка диссонирующее арпеджио. «Скажи, Гастон, куда она пропала, зачем ушла в проклятое изгнанье?! И я за ней, мсье Дешан, в тот люк, откуда нет возврата…»

Брайан невольно протянул руку к нагрудному карману своего праздничного наряда и подал кусочек фотобумаги королеве Нантусвель. Она взглянула на фотографию Мерси.

– Вы явились сюда за ней, Брайан?

– Да. Я не сумел ее удержать, но буду любить, пока не умру.

Тонкие ноздри Нантусвель дрогнули, навевая покой и забвение.

– Но ваша Мерси цела и невредима! Она прекрасно прижилась в нашем обществе. Более того – она счастлива! Эта женщина будто родилась для того, чтобы носить торквес. Может быть, неосознанно, но она всегда стремилась воссоединиться с нами, преодолеть разделяющую нас пропасть в шесть миллионов лет.

Глаза королевы сияли каким-то внутренним сапфировым светом; казалось, в них совсем не было зрачков.

– Могу я ее навестить? – робко спросил Брайан.

– Мерси в Гории, в том районе, который вы называете Бретанью. Но она скоро вернется в наш город, раскинувшийся среди Серебристо-Белой равнины, и вы вместе со всеми услышите ее историю. Но готовы ли вы добровольно служить нам в обмен на это воссоединение? Поможете ли добыть знания, необходимые для выживания всей нашей расы?

– Сделаю все, что смогу, высокочтимая леди. Я специализировался в культурном анализе, в оценке взаимопроникновения цивилизаций и сопутствующих ему негативных факторов. Должен признаться, я не совсем понимаю, чего вы от меня хотите, но я в вашем распоряжении.

Нантусвель кивнула золотой крылатой головкой и улыбнулась. Верховный Властитель, отвернувшись от Элизабет, обратился к антропологу:

– Мой любимый сын Агмол поможет тебе координировать исследования. Видишь его? Вон тот весельчак справа в бирюзово-серебряных одеждах. Поставил себе кувшин с вином на голову и пытается его удержать, болван! Ну вот! Добился, чего хотел… Что ж, и ученым не грех повеселиться. Завтра он покажет себя с более серьезной стороны. Он будет твоим ведущим… Да нет, черт побери, твоим ассистентом! Вдвоем вы разрешите наши загадки прежде, чем прозвучит труба к Великой Битве, или я буду не я, а последний кастрат из ревунов!

Тагдал громко захохотал, и оробевшему Брайану припомнились рождественские призраки, виденные в детстве по стереотелевизору.

– Да будет мне позволено спросить, король Тагдал, на чем зиждется ваша власть?

Тут уже Тагдал и Нантусвель вместе закатились смехом, а король даже закашлялся. Королева взяла со стола золотой кубок и отпоила мужа медовым вином.

– Это мне нравится, Брайан, – промолвил король, немного придя в себя.

– Начинай всегда сверху. И немедля! Ну так вот, нет ничего проще, юноша. У меня потрясающие метафункции, и в драке мне нет равных. Но главное мое достоинство в том, что я великий производитель! Больше половины людей здесь – мои дети, внуки и правнуки, не считая наших дражайших отсутствующих чад. А, Нанни?

Королева улыбнулась одними губами.

– Мой муж – отец одиннадцати тысяч пятидесяти восьми детей, – пояснила она Брайану. – И среди них ни одного фирвулага, ни одного «черного торквеса». Его семя не имеет себе подобных, вот почему он – наш Верховный Властитель.

Брайан попытался как можно тактичнее сформулировать свой следующий вопрос:

– А у вас, благородная леди, столь же славная производительная биография?

– Сто сорок два отпрыска! – пробасил Тагдал. – Рекорд королевских супруг. Среди ее сыновей такие блестящие умы, как Ноданн и Велтейн, Имидол и Куллукет. И столь несравненные леди, как Риганона, Клана и Дектар, не говоря уж о любезной нашему сердцу Анеар. Ни одна из моих жен, даже оплакиваемая всеми нами леди Боанда, не приносила мне таких сокровищ.

– Брайан, – негромко вставила Элизабет, – не забудь попросить Его Величество рассказать тебе и о других матерях его детей.

– С удовольствием! – просиял Тагдал. – Пусть все пользуются моим богатством! Необходимо вывести оптимальный фенотип, как выразился бы Чокнутый Грегги. Все золотые и серебряные леди в первый раз спариваются со мной, стариком.

– И после того, как понесут от Его Королевского Величества, – пояснила Элизабет, – они могут стать женами или любовницами других аристократов тану и рожать от них детей. Любопытно, не правда ли?

– Весьма, – еле слышно отозвался Брайан. – Но этот… мм… генетический план вряд ли мог быть введен в действие сразу после вашего расселения на планете Земля?

Тагдал погладил бороду. Его кустистые седые брови сошлись на переносице.

– Не-е-ет. В первое время все было несколько иначе – темные века, так сказать. Нас было тогда немного, и мне приходилось отстаивать свои королевские права, если леди не желала уступить добровольно. Но, разумеется, я почти всегда побеждал, потому что в те времена во владении мечом мне тоже не было равных. Ясно?

– В старину на Земле тоже существовал подобный обычай, – заметил Брайан. – Он назывался правом сеньора.

– Точно! Точно! Припоминаю, как одна из серебряный милашек мне что-то говорила об этом. Так на чем я остановился?.. Ах да, на нашей истории! Ну вот, с открытием врат времени и появлением людей из будущего мы попытались поставить культивацию породы на научную основу. Некоторые из ваших оказали нам неоценимую помощь. Ты непременно встретишься с ними, Брайан. Я бы назвал их крестными отцами славного братства тану, которое ты видишь перед собой! В первую очередь это старина Грегги – лорд Грег-Даннет, мастер генетики и евгеники. А еще наша чародейка Анастасия Байбар! Где бы мы сейчас были, черт побери, если бы Таша не научила наших узколобых специалистов по производству излечивать женское бесплодие? Да-да, огромное число драгоценных латентных яичников было бы потеряно для нас! – Он ткнул локтем в Юноново бедро своей супруги. – И я бы лишился половины всех удовольствий – а, Нанни?

Королева снова приподняла в улыбке уголки губ.

Чувствуя на себе пристальный взгляд Элизабет, Брайан отхлебнул большой глоток вина.

– Таким образом… таким образом, где-то около семидесяти лет тому назад, когда к вам стали прибывать первые люди-переселенцы, вы начали скрещивание с ними?

– Давай по порядку, сынок. Сперва только мужчины вносили вклад в нашу генетическую заводь. А Таша появилась… когда?.. Лет десять спустя после открытия временного люка. Поначалу только нашим леди все сливки доставались. И мы очень скоро обнаружили, что гибрид человека с тану имеет меньшую вероятность оказаться фирвулагом и большую вероятность быть до конца выношенным нашими слабенькими, болезненными матерями… не считая, конечно, тебя, Нанни, дорогая!.. Даже наши тупоумные генетики это заметили. Алутейн и его подручные долго искали кого-нибудь вроде академика Анастасии Астауровой. Ну вот наша Небесная Мать Тана и послала нам Ташу с ее колокольчиками! Так-то!

Тагдала обуял новый приступ смеха, который он щедро залил вином. В зале тем временем общий настрой также поднимался соответственно осушенным и вновь наполнявшимся кубкам. Ужин состоял в основном из огромного разнообразия мясных блюд; к ним подавались большие подносы с фруктами и булочками очень странных форм. Затейники, выпущенные на сцену герольдом, исполняли свои трюки, а гости в награду бросали им не до конца обглоданные кости или мелкие монеты – в зависимости от таланта исполнителя. Высочайшие лица ужинали более чинно, хотя с того конца стола, где сидел Эйкен Драм против двух знатных особ в розово-золотистых одеждах, доносился пьяный смех и почти непрерывный звон сдвигаемых кубков.

– Тэгги, расскажи Брайану о наших торквесах, – посоветовала королева.

– Нам обоим расскажите, – уточнила Элизабет, одарив его улыбкой Джоконды.

Король погрозил ей пальцем.

– Барьеры все еще выставлены, душечка? Это никуда не годится. Медовое вино – вот что тебе нужно! Ну чем тебя можно соблазнить?

Нантусвель, прикрыв рот ладонью, подавила монарший смешок.

– Ваше Величество – очень радушный хозяин. – Элизабет потянулась к нему своим кубком. – Прошу вас, продолжайте вашу увлекательную историю!

– Так о чем я?.. Ага, торквесы для людей! Ну, вы, конечно, понимаете, что настоящее братство между тану и вами не могло возникнуть с бухты-барахты, за год-два. Наша генетическая совместимость была выявлена, но до конца не изучена. Мы надели Грегги и Таше золотые торквесы в награду за их труды. Но они, как выяснилось, не обладали латентностью и к тому же не сумели психологически адаптироваться. А потом явился Искендер Курнан и приручил животных. Ему мы тоже надели почетный торквес.

– Ах, бедный, милый Иски! – Вздохнув, королева осушила кубок, который лакей тут же вновь наполнил. – Его похитили у нас фирвулаги и их прихлебатели… первобытные!

– А около сорока лет назад прибыл Эусебио и провел такую блестящую работу по приспособлению торквесов рамапитекам! Он у себя в Содружестве был психобиологом и, пожалуй, первым усмотрел за торквесами целую теорию. Потом мы наградили его золотым торквесом и присвоили имя Гомнол. И надо же было, чтобы у этого чертова карлика обнаружились невероятные способности к подчинению себе живых существ! То-то мы все были потрясены.

– Вы прежде не знали о факторе человеческой метапсихической латентности? – спросила Элизабет.

– Мы древняя, очень древняя раса, – признала королева. – Наши научные теории несколько устарели. – Слеза выкатилась из сапфирового глаза и поползла по безупречно гладкой щеке в глубину бархатного корсажа. Однако она быстро утешилась, приложившись к кубку.

– Панин права, – продолжал король, – мы очень древняя раса. И, боюсь, в некоторых дисциплинах у нас наблюдается упадок. А наша маленькая секта, которая, как вы знаете, была вынуждена под давлением покинуть родную галактику, еще менее склонна к наукам, чем прочие тану. Нет, все мы, за исключением Бреды (а ее можно не принимать в расчет), толком не понимали, как торквесам удается привести в действие наши собственные метафункции, более того – даже не стремились проникнуть в природу этих сил. Ну есть они

– и слава Богу, улавливаете мою мысль? Мы не слишком обременяли себя всякими «отчего» и «почему»; в результате человеческая латентность явилась для нас полной неожиданностью. Но ведь и вы, люди, как уверяет Гомнол, ни черта не знали ни о своем теле, ни о своем мозге на протяжении почти всей вашей эволюционной истории! Потому не смейтесь над нами! Так о чем я?.. Ах да, о латентных людях. Когда Гомнол получил золотой торквес и задействовал свои метафункции, то в мгновение ока связал концы с концами. Тану латентны, как и нормальные люди – некоторые в большей, но основная масса в гораздо меньшей степени, вплоть до нулевой. У вас, в мире будущего, латентных младенцев выявляют еще во чреве матери, а после они проходят выучку у таких практикующих медиумов и операторов, как наша светлейшая леди. – Он галантно поклонился Элизабет. – Поскольку в то время действующих метаносителей не пропускали через «врата времени», а наши усиленные торквесами возможности в обнаружении человеческой латентности были все равно крайне ограничены, Гомнол решил, что мы должны изобрести механическое устройство для анализа умственных способностей человеческих индивидуумов. Он разработал испытательный прибор для проверки людей там, в Надвратном Замке. В больших городах у нас имеются и другие приборы, на случай, если кто-нибудь ускользнет от нашего внимания во время первоначальных тестов. Таких ускользнувших из-за сумбура, царящего в их мозгу, довольно много. – Тагдал грозно нахмурился. – Включая ту, которая спровоцировала непоправимую катастрофу! Так где я?.. Ах да, мозговая революция Гомнола! Понимаете, этот парень даровитый психобиолог. Он вполне отдавал себе отчет в том, как опасно надевать золотые торквесы латентным людям, которые еще не ассимилировались полностью в нашем обществе.

– Среди людей попадаются неблагодарные, – угрюмо поддакнула королева.

– Так вот, Гомнол изобрел серебряные торквесы со встроенными психорегуляторами, а вскоре после этого – серые торквесы для так называемых низколатентных, способных выдерживать лишь незначительные метапсихические нагрузки. Другими словами, было положено начало совершенно новому сообществу. Да, именно с появлением Гомнола, сделавшего возможным массовый выпуск серых торквесов при относительно быстрых темпах производства, тану удалось предотвратить упадок своего мира. Подлые фирвулаги, наши бледные тени, уже не могут состязаться с нами на равных. Наши войска верных серых сминают их превосходящие числом орды! Наши женщины по плодовитости не уступают их отвратительным самкам! Наши благородные серебряные служат нам надежной умственной опорой! И со временем многие из них получают право гражданства и золотой торквес.

– А замена торквеса не может вызвать психическую травму?

– Ну что ты, милая Элизабет, серебряный торквес без всяких осложнений меняется на золотой. И это еще не все! Наши серые экономисты нашли более эффективные средства перевозки грузов и производства товаров. Благодаря незабвенному лорду Кернану у нас есть и скакуны, и вьючный скот, и животные, охраняющие наши границы от фирвулагов. А главное… у нас есть великолепные гибриды для участия в Великой Битве. – Король выдержал паузу, перегнулся через стол, опрокинув кубок, и взял за руку Элизабет. – А теперь милость Таны превзошла все ожидания: наша Богиня послала нам тебя.

Глаза королевы Нантусвель, казалось, излучали лунное сияние. В темно-зеленых очах Тагдала сверкал совсем иной огонь.

– Да, теперь она послала меня, – невозмутимо ответила Элизабет. – Но в нашем мире дары богов часто имеют обратную сторону. Ведь вы меня совсем не знаете, король Тагдал.

– У нас еще будет время ближе узнать друг друга, дражайшая Элизабет! Для начала, чтобы усвоить наш образ жизни, ты встретишься с наиболее благородной из нас, с ясновидящей Бредой, Супругой Корабля, двуликой поэтессой. Ты будешь учиться у Бреды, а она – у тебя. Затем ты отправишься к Таше Байбар. А потом придешь ко мне, дражайшая Элизабет!

– Дражайшая Элизабет! – эхом откликнулась Нантусвель; разумеется, голос ее звучал все так же благосклонно.

– Тост! – воскликнул Тагдал, вскакивая с трона. Его кубок быстро наполнили.

– Тост! – хором откликнулось несколько сотен глоток.

Глашатай звякнул цепью, призывая к тишине.

– За племя тану и племя людей! За дружбу, за единство, за любовь!

Гости высоко подняли золотые кубки.

– Дружба! Единство! Любовь!

– Особенно за последнюю! – выкрикнул Эйкен Драм.

Раздались смех, крики, плеск, пошли пьяные объятия и тосты на брудершафт. Королевская чета, воспламененная вином и праздничной атмосферой, обнялась и страстно перешептывалась. Кордебалет из мужчин и женщин, одетых в одинаковые черно-белые туники, выбежал при первых же звуках музыки и вовлек толпу в замысловатые па контрданса.

– Я оставлю тебя ненадолго, – шепнула Элизабет Брайану. – Я должна заглянуть в их сознание, пока они сбросили запреты. Если хочешь, потом поделюсь своими наблюдениями. – Она церемонно кивнула ему и отошла, найдя себе удобное место для умственного обзора.

Одна из черно-белых танцовщиц попыталась затащить Брайана в круг, где уже лихо и сосредоточенно отплясывали Эйкен и Раймо. Брайан отрицательно покачал головой. Он снова и снова позволял официантам наполнять его кубок, пытаясь таким образом заставить себя не думать о том, какая участь постигла Мерси.

Когда Брайану вдруг пришло в голову рассмотреть кубок поближе и он обнаружил, что скрывается за золотом и алмазами, хмель так ударил в голову, что ему было уже все равно.

3

«Стейни, умоляю, не танцуй с ними! Взгляни, что они сделали с нашим Раймо, Боже мой!»

«Ну хорошо, малышка, успокойся, не смотри на меня так, ты можешь нас выдать!»

«Они сильнее, особенно этот Главный Целитель, не знаю, как бы я заслонилась от него, если б не Элизабет! Им не нравится, что она мне помогает, но они до срока не хотят портить с ней отношения! О Господи! Эта красивая дрянь Анеар присосалась к Раймо при всем народе! Какая мерзость!.. Стейни…»

«Успокойся, любовь моя, Элизабет всегда выручит! И Драма им пока не удалось заставить плясать под свою дудку.»

«Так ведь он не игрушка, как этот болван Раймо!»

«Я тоже, с твоей и Божьей помощью.»

– А почему бы и вам не потанцевать вместе со всеми? – Леди Риганона улыбнулась Стейну и Сьюки. Сзади на них наседал неугомонный кордебалет. – Взгляните, как веселятся ваши друзья!

– Нет, благодарю вас, леди, – вежливо отозвался Стейн.

Разочарованные танцовщицы оставили его в покое.

Сьюки положила себе еще кусок мяса с острой приправой.

– До чего же вкусно, лорд Дионкет, – смущенно обратилась она к темноглазому Главному Целителю, что сидел напротив нее. – Это что, оленина?

– О нет, сестричка. Мясо гиппариона.

– Как?! – в отчаянии вскричала Сьюки. – Славной маленькой лошадки?!

Леди Риганона вскинула голову и весело засмеялась. Золотые подвески на ее пахнущих лавандой волосах зазвенели в такт смеху.

– Что же еще с ними делать? Гиппарионы – наш главный источник мяса. Благодарение Богине, что оно такое нежное. А вот бедные обитатели Герсиньянского леса, Финии и других мест на краю света вынуждены довольствоваться свининой, старой, жесткой олениной и даже мясом мастодонтов! Так что нам, южанам, считайте, повезло. Никакое блюдо не сравнится с жареной гиппарионовой вырезкой, приправленной чесноком и тмином, да еще этим вашим перцем, от которого все нутро горит и кровь быстрее бежит по жилам!

– Не привередничай, Сьюки, – одернул ее Стейн, накладывая себе порцию с другого блюда. – Знаешь ведь, в чужой монастырь… Вот… Я не знаю, что это, но какой аромат!

– Это? – Дионкет указал костлявым пальцем на глубокое серебряное блюдо и причмокнул губами. – Это рагу из промифитиса, любезный воитель. Кажется, на вашей Земле тоже есть такая зверушка, и называется она…

Перед мысленным взором Стейна и Сьюки сразу возникло упомянутое существо.

– Скунс! – Стейн поперхнулся.

– О, что с вами, Стейни?! – воскликнула леди Риганона. – Кусок не в то горло попал? Так выпейте вина, как рукой снимет.

Сидевший рядом с Дионкетом дородный верзила в коротком голубом с золотом камзоле порекомендовал:

– Попробуйте ежатины в бургундском, Стейн, она успокоит ваш кишечник. Этому деликатесу надо непременно отдать должное. Знаете, что про ежей говорят…

Стейн подозрительно покосился на блюдо, а Сьюки отодвинула ежей от него подальше.

– Наш друг поправляется после ранения, лорд Имидол. Ему нельзя злоупотреблять… чем бы то ни было.

Серебристый смех леди Риганоны вновь слился со звоном ее подвесок.

– Она очаровательна, правда, Дионкет? Просто находка для вашей Гильдии! Только очень гадко с твоей стороны не допустить ее до торгов.

В голове у Стейна будто вспыхнуло что-то.

– Простите, леди, я не понял? – переспросил он.

– Выпейте еще шерри-бренди, – предложил глава Гильдии Корректоров. – А может быть, вы предпочитаете сливовую или малиновую? – Он коснулся пальцами своего торквеса, и Сьюки со Стейном разом почувствовали, как внутреннее напряжение спало.

«Все пропало, Стейни, он сильнее меня! О, Элизабет, иди же скорее сюда, пока Стейн не заметил, что я не могу защититься!»

«Сьюки, любовь моя, что, что, что, черт побери!»

«Стейн, милый, я не могу тебя прикрыть, сейчас они все поймут и тогда не пощадят тебя. Успокойся, держи себя в руках! Черт побери, Элизамедиумбет, куда ты подевалась?!»

Герольд, подняв на вытянутой руке сверкающую стеклянную цепь, тряхнул ею. Бешеная пляска оборвалась, и музыка стихла. Танцующие вернулись на места. Четыре дамы тану буквально тащили на себе взъерошенного Раймо. Эйкен Драм, к счастью, не испытал подобного позора. Он сам засеменил к столу для высоких гостей и уселся на краешек банкетки.

– Высокочтимая публика, благородные лорды и леди! – провозгласил герольд. – Прошу тишины! Настал час выступления почетных гостей!

Послышались здравицы, звон кубков и ножей о золотые блюда.

Герольд в серебряном торквесе вновь тряхнул цепью.

– Двое из наших гостей… – он кивнул на Брайана и Элизабет, – освобождаются от процедуры по приказу Их Королевских Величеств. А третий… – герольд указал на Раймо, – уже проявил свои таланты!

Многие дамы зашлись визгливым смехом. Соседки Раймо стали заталкивать ему в рот бананы и весьма неохотно оторвались от своего занятия при звоне цепи.

– Послушаем Сью Гвен Девис!

Невидимая сила вытолкнула Сьюки на середину зала. Мозг ее трепетал перед безжалостными взглядами короля, королевы и других высокородных особ. Тану были поражены, встретив твердый заслон – Элизабет вовремя пришла ей на помощь, – но в конце концов удовлетворились доступными им поверхностными сведениями. Ум лорда Дионкета обратился к ней с речью:

«Дорогая сестра-оператор, ученица медиумов и целителей! Доставь нам радость нынешней ночью, спой песню своего древнего народа!»

Тревога Сьюки начала рассеиваться. Другие умы вокруг нее, казалось, взывали:

«Убаюкай нас!»

Не сводя глаз со Стейна, она спела негромким, но чистым голосом под аккомпанемент арфы старую колыбельную песню – сперва по-валлийски, потом на английском.

Дитя, пусть не томят тебя дурные сны Ночь напролет.

В твоем окошке звезды ясные видны Ночь напролет.

А на рассвете радость снова в дом придет, И солнца луч для нас надеждою блеснет.

Ах, только б не был вещим сна дурного гнет Ночь напролет.

Слова и мелодия были исполнены беспредельной любви. Целительная энергия Сьюки изливалась на мужчину-ребенка, которому она дала новую жизнь, и выплескивалась через край в чувственную атмосферу огромного зала. На несколько мгновений нежность пересилила витающую в нем тревогу, смягчила гнев и алчность, умерила горе и тоску.

Песня закончилась, но публика еще долго хранила молчание. Наконец на недоступном уровне сознания – человеческий разум посредством торквеса мог лишь ощутить, но не был способен расшифровать его – зал взорвался овациями. Однако восторженные изъявления чувств тану пресек резкий, надменный внутренний голос Дионкета. Главный Целитель встал во весь рост и раскинул руки, отчего тело его стало похоже на живой малиново-серебряный крест.

«Моя! Не суйтесь!»

Сьюки в смущении вернулась и села подле Стейна. Церемониймейстер взмахнул цепью.

– Теперь мы имеем честь лицезреть искусство Стейна Ольсона!

Пришел черед викинга повиноваться чужой воле, выталкивающей его на середину зала. Он стоял с непокрытой головой, глядел на аристократов тану, собравшихся за главным столом, и чувствовал, как странные флюиды ощупывают, обнюхивают, пробуют на вкус его мозг. К нему пробилась по-матерински сердечная мысль королевы:

«Не надо было надевать ему торквес, увы, жизнь так коротка!»

«Как раз то, что нужно для Битвы. Виртуозно владеет мечом!» – ответил король.

Из боковых рядов выплыли два танцора, держа в руках металлические корзины с фруктами, напоминающими огромные апельсины. Один подхватил яркий шар и запустил в голову Стейна.

Великан викинг обеими руками со свистом выхватил из ножен бронзовый меч и аккуратно рассек шар на две половины.

Торжествующий вопль громовержца вырвался из глотки Тагдала. Танцоры в черно-белых одеждах принялись с молниеносной быстротой кидать в Стейна экзотические апельсины. Меч мелькал в воздухе, будто золотое колесо. Воин наступал, отпрыгивал и кромсал на куски летящие шары, не пропуская ни одного. Король молотил кулаками по столу; слезы счастья скатывались в его роскошную бороду. Болельщики тану вопили как безумные.

Наконец раздался призыв к тишине.

– Поблагодарим нашего героя за блестящее выступление! Отличная работа, Стейн!

«Торг.»

Еще один шквал умственной речи. Элизабет мгновенно настроилась на нее. Нимало не удивившись, она осознала, что Стейна выставили на торги как кандидата на Отборочный Турнир. Поскольку бывший бурильщик представлял собой один из самых внушительных экземпляров, появившихся в изгнании за прошедшее десятилетие, азартные гуманоиды довели торги до беспрецедентного уровня. Они предлагали короне, номинально владеющей всеми исключительно одаренными путешественниками во времени, свои услуги, свои метафункции, свои богатства, свою челядь, как в торквесах, так и без оных.

«Три сотни серых за королевского гвардейца!»

«Мои гранитные копи в Пиренеях!»

«Знаменитая танцовщица Канда-Канда с кордебалетом!»

«Сотня самых быстрых рысаков в золотой сбруе!»

«Смерть Делбета!!!»

– Стоп! – Король поднялся с трона и окинул взглядом встревоженное собрание.

Стейн неподвижно стоял посреди зала, уперев острие меча в выложенный плиткой пол.

– Кто сделал последнюю ставку? – елейным голосом спросил Тагдал. – Кто столь высоко оценивает силу этого воина, что за нее готов сразиться с Огнеметателем?

Публика, оробев, придерживала языки и мысли.

– Я, – отозвался Эйкен Драм.

Послышался общий вздох удивления и облегчения. Тагдал громко засмеялся; спустя мгновение к нему присоединились Нантусвель и остальные. Дерзкий вызов, брошенный человеком, всколыхнул весь зал.

Элизабет проникла в мозг Эйкена по единственному отведенному для людей каналу.

«Ты что, спятил?»

«А ты сама попытай ум Тэгги, Элизабэби, и убедишься, что его заветное желание – истребить мерзавца фирвулага Делбета Огнеметателя. Вот я и рискнул.»

«Ради Стейна? Псих и шут Эйкен играет жизнью друга?!»

«Послушай, Элизадурабет! Я хочу спасти уязвимого малыша! Иначе военная школа тану необратимо перезарядит психическую энергию нашего скандинава.»

«Да… черт возьми. С этим не поспоришь.»

«А мне ничто не грозит. Может, Сьюки тоже удастся отстоять. Знаешь, я и впрямь закусил удила, когда тупоголовые тану надели мне торквес.»

«Подозреваю. Но не больно-то хорохорься. Тебе несдобровать, если они нас запеленгуют! Нам обоим плохо придется, если они расшифруют наш диалог.»

«Отвлекись, отвлекись, отвлекись!»

Телепатическое общение между Эйкеном и Элизабет заняло долю секунды. Герольд яростно звенел цепью, призывая к тишине, а тем временем плут в сверкающем костюме вышел из-за стола и встал рядом со Стейном.

– Говори, Эйкен Драм! – вымолвил король, когда шум стих.

Коротышка сорвал с головы шляпу и раскланялся. Пока он разглагольствовал, его тонкие умственные импульсы обрабатывали сознание аудитории. Слова Эйкена показались всем очень убедительными, обезоружили даже закоренелых скептиков.

– Понимаю, друзья, мое предложение удивило вас. Само предприятие вы воспринимаете как неслыханную наглость с моей стороны и к тому же никак в толк не возьмете, откуда мне известно про монстра Делбета, чтоб я, едва прибыв к вам, решился на его ликвидацию. Вам это кажется невероятным, не так ли? Какой-то ничтожный серебряный торквес, без году неделя, а туда же

– берется за то, что до сих пор не удавалось даже вашим прославленным рыцарям!

Позвольте объяснить вам, как обстоит дело. Я не такой, как все люди! Уверен, вы еще не встречали мне подобного. А великан рядом со мной – мой друг. И я боюсь, что добрейшая королева права: он не из тех, кому серый торквес продлит жизнь. Жесткие приемы вашей военной школы сотрут всю целительскую работу, которую малышка Сью Гвен и леди Элизабет проделали у него в мозгу для оздоровления травмированной психики. Я хочу спасти Стейна и потому забираю его у вас. Но взамен просто обязан предложить вам справедливую компенсацию.

Вот только что вы изо всех сил пытались заглянуть в мое сознание. Но вам не удалось! Никому, даже королю Тагдалу! Элизабет, и та уже не может меня обследовать. К вашему сведению: торквес, который нацепили мне в Надвратном Замке, спровоцировал цепную реакцию в моем мозгу, и ее уже не остановишь. Что, страшно? Вот и вашему лорду Крейну было страшно. Но не бойтесь! Я не собираюсь причинять вам зла. В сущности, мне нравится почти все, что я вижу в вашем мире, и чем больше я в него вживаюсь, тем светлее мне рисуются наши совместные перспективы. А посему позвольте мне высказаться до конца, прежде чем дадите волю своему страху и попытаетесь меня прихлопнуть. Хотите верьте – хотите нет, но я намерен удвоить, утроить, удесятерить ваше нынешнее величие.

Но сначала о Делбете. Я видел шаровые молнии в мозгу короля Тагдала и из чистого любопытства обследовал его, пока мы ели, пили и развлекались. А когда начались торги, я сказал себе: «Почему бы и нет?» И, согласно вашему обычаю, предложил свои услуги. Уверен, что смогу вырвать с корнем угрозу фирвулагов. Так что думайте, братья по разуму! И вы, Верховный Властитель! Я лишь на мгновение покажу вам, что растет и набирает силу внутри моего черепа. А уж ваше дело решать, как ко мне относиться: как к союзнику или как к слуге…

Он действительно приоткрыл перед ними завесу своего разума, и тану, мешая друг другу, ринулись внутрь.

Элизабет воспользовалась суматохой, чтобы покопаться в мозгах гуманоидов. Устремленный на нее взгляд Эйкена свидетельствовал о чуть насмешливом признании ее мастерства. В пароксизме возбуждения тану вряд ли отдавали себе отчет, во что могут превратиться увиденные ими умственные ростки. А Элизабет уже точно знала.

«Да, Эйкен, малыш, Галактическое Содружество в добрый час избавилось от тебя!»

«Ты глянь, глянь на этих недоносков! Тычутся, словно слепые котята!»

«Не скажи… Кое-кто из них не так слеп. Заметил?»

«Хм! Ага!.. Ты кто ж будешь, старушонка?»

«Мейвар. Я еще с тех пор, как прибыл Корабль, поджидаю парня вроде тебя. Я старая ведьма, возглавляю Гильдию Экстрасенсов. Айда ко мне на практику, и все будет так, как ты замыслил. Если не струсишь, конечно…»

Звякнула цепь тишины. Великие и малые инспектора очумело вылетели из ума Эйкена. Тот вежливо посторонился, пропуская последними Элизабет и Мейвар, затем снова поставил барьер.

– Ну что, позволим ему? – громко спросил король Тагдал.

– Сланшл! – откликнулось собрание.

– Пусть попытает счастья, а храбрейшие из нас станут свидетелями его победы или гибели, верно?

– Сланшл!

Теперь голос короля был едва слышен.

– А кто возьмет к себе этого опасного павлина и познакомит с нашим образом жизни?

Слева от него из-за стола поднялась тощая фигура и вышла в центр зала, опираясь на толстую золотую клюку. На темно-фиолетовом, почти черном ее балахоне сверкали золотые звезды, под капюшоном не было видно поразительного уродства черт, но когда она приблизилась вплотную к двоим путешественникам, те едва не отшатнулись.

– Я, Мейвар – Создательница Королей, беру его под свое покровительство, – заявила старуха. – Ну что, пойдешь со мной, умник? Будешь благоразумен – ходить тебе в золотом торквесе, а то и повыше куда подымешься. А твой приятель пускай малость поучится военному искусству, пока не придет время бросить вызов Делбету.

– Стейн! – крикнула Сьюки.

Старая карга засмеялась и обратилась к Эйкену уже на потаенной волне:

«Вопреки моему союзнику Дионкету я позабочусь, чтобы она досталась этому серому красавчику, если твоя похвальба не окажется пустой. Ну что, по рукам?»

Коротышка в золотом костюме раскрыл объятия уродливой старухе из племени тану. Та наклонилась к нему, и они скрепили уговор поцелуем. Потом вместе вышли из зала, а Стейн, точно во сне, потянулся за ними. Герольд резко взмахнул рукой, подавая знак музыкантам, и те разразились зажигательной танцевальной мелодией. Танцоры буквально силой вытягивали осоловевших гостей на площадку.

Тагдал не сводил глаз со странной троицы, медленно шествовавшей к выходу из зала. С тех пор как старуха в фиолетовом балахоне поднялась из-за стола, ни один мускул не дрогнул в его лице. Теперь же тусклые зеленые глаза его будто возвратились к жизни. Он улыбнулся и поднял свой кубок; сидящие справа и слева от трона последовали его примеру.

– Ну как, выпьем сейчас за здоровье Эйкена Драма или подождем, пока не убедимся, что достопочтенная леди Мейвар сделала правильный выбор?

Кубок в монаршей руке дрогнул. Малиновое вино полилось на полированную столешницу, будто свежая кровь. Тагдал опрокинул кубок в образовавшуюся лужицу, вскочил и выбежал через задрапированную портьерами дверь. Королева поспешила за ним.

Сьюки подошла к Элизабет. Глаза ее были сухи, но в душе она рыдала.

– Что случилось? Я не понимаю, почему Стейн и Эйкен пошли за старухой?

«Терпение, моя названая сестренка, я объясню…»

– Создательница Королей! – Брайан тупо уставился на обеих женщин, затем нетвердой рукой поднял свой алмазноглазый золотолицый кубок-череп. – Мейвар – Создательница Королей – так называл ее Крейн. Чертова легенда! Чертов мир! Сланшл! Да здравствует король! – Вылив содержимое кубка себе в глотку, он рухнул на стол.

– Я думаю, – заявила Элизабет, – праздник закончен.

4

Королева Нантусвель и трое ее отпрысков гуляли по саду; поскольку воздух был еще по-утреннему прохладен, коронованная особа предусмотрительно кутала в накидку себя и свой страх.

Нантусвель сорвала цветок жимолости и сделала приглашающий жест. На цветок опустилась колибри, ее радужное оперение сверкнуло в солнечных лучах. Она напилась нектара и претерпела изучающее проникновение королевы в свой птичий мозг. Когда оно закончилось, птичка, жужжа, помельтешила немного перед лицом Нантусвель, затем юркнула в листву лимонного дерева.

– Смотри, мама, – предупредил Имидол, – колибри коварны. Не успеешь моргнуть, как вопьется в глаз, едва почует угрозу. Нам не следовало выпускать их из клетки.

– Но я люблю их, – возразила королева и со смехом отбросила цветок. – Они это знают и никогда не причинят мне зла.

На ней было бледно-голубое платье. Огненно-рыжие волосы заплетены в косу и уложены вокруг головы в виде короны.

– Ты слишком доверчива, – заметил Куллукет.

Остальные двое только того и ждали.

Имидол, младший и самый агрессивный, ворвался к ней в мозг со всей метапринудительной силой своей натуры.

«Даже внешне безобидные создания могут быть опасны. Возьми хоть женщин! Загнанные в угол, они порой потрясают нас яростными психическими вспышками как раз тогда, когда мы ждем от них мягкой уступчивости.»

– Новая женщина, активная… не нравится она мне, – вставила Риганона.

Куллукет взял мать под руку и повел по широким ступеням на лужайку, окруженную цветущим кустарником. На середине лужайки стоял небольшой мраморный павильон.

– Присядем здесь, мама. Надо все обсудить, дело не терпит.

– Да, наверное, ты прав, – вздохнула Нантусвель.

Куллукет ободряюще улыбнулся, и мать ответила ему полным любви взглядом. Из троих взрослых детей он больше всего похож на нее: те же широко расставленные сапфировые глаза, тот же высокий лоб. Но, несмотря на красоту, незаурядные корректирующие способности и кровное родство, братья и сестры редко прибегают к его советам. Может, правду говорят, что Куллукет слишком рьяно изучает природу боли?

– Но ведь мы, наша семья, конечно же, не выпустим из-под контроля Элизабет, невзирая на всю ее силу, – сказала Нантусвель. – Когда она познакомится с нашими обычаями, то наверняка воссоединится с нами. С ее стороны это было бы вполне разумно.

«О мама, не будь так легковерна. Беда с тобой!»

«Закройся, Кулл! Подслушивают!»

«Ими, прогони отсюда садовников. Рига, покажи хоть ты ей!»

– Нечего шептаться за моей головой! – упрекнула их королева. – Ох уж эти мне умственные плутни… Я же учила вас, дорогие мои. Выкладывайте все по порядку.

Медиум Риганона поднялась с мраморной скамьи и стала расхаживать взад-вперед, стараясь не встречаться накоротке с флюидами матери.

– Сегодня рано утром, как и было запланировано, я наблюдала за пробуждением Элизабет. В полусне барьеры размыты и человеческий мозг наиболее уязвим, поэтому в него можно проникнуть незаметно. Я не доверила эту задачу Куллукету, я взяла ее на себя, поскольку мое сочетание экстрасенсорных и корректирующих способностей, пожалуй, наиболее совместимо с ее собственным и ей труднее было бы меня выследить… По-моему, мне удалось выполнить задуманное. Я наблюдала за ее размышлениями о вчерашнем ужине и за реакцией на то, что у нее из комнаты исчезли шар, наполненный горячим воздухом, и другие средства самосохранения. Итак, по поводу первых… Элизабет смотрит на простую культуру тану свысока. Наши обычаи кажутся ей варварскими, умственные построения – наивными, а мораль – несовместимой с традиционной моногамией и сублимацией, принятыми в метапсихической элите Галактического Содружества. Она нас презирает и никогда по своей воле с нами не подружится. Роль супруги монарха ей кажется отвратительной. В ее мотивации было нечто более глубокое, в чем я не разобралась, но в своем неприятии она тверда и однозначна. Она ни за что не подчинится новой генетической схеме, выдвинутой Гомнолом. Что до пропажи снаряжения, необходимого ей для побега, то, несмотря ни на что, она надеется сбежать из Мюрии и примкнуть к первобытным.

«О благословенное облегчение! – подумала Нантусвель. – Дети мои, лучше и быть не может! Я боялась, что она пожелает стать королевой. А я… хоть и с опозданием, разделю судьбу Боанды и Анеар-Йа.»

«Никогда!» – прошелестели хором три разума.

«Любимые мои детки, цветы моего многочисленного потомства!» – воскликнула королева, заключив в объятия своих детей.

– И все же не стоит обольщаться, – сказал вслух Куллукет. – Пускай у нее нет никаких амбиций, но тем не менее Элизабет – угроза нашему племени. Сегодня я вышел на телепатическую связь с Ноданном, и он со мной согласился. Наш благородный брат, даже несмотря на его изъян, – всеми признанный наследник Тагдала. Под его эгидой мы расширим свою власть. Но у нас нет ни малейшей надежды добиться преобладания над действующей метапсихикой потомства, которое породят Тагдал и Элизабет. Можете быть уверены, что Гомнол это сознает.

Дознаватель начертил на полу две генетические диаграммы.

– Первая диаграмма показывает потомство Элизабет в случае ее гомозиготности, – пояснил он. – Грег-Даннет утверждает, что тогда метапсихическая активность окажется соматической доминантой.

– То есть все дети будут метапсихически активны! – в отчаянии воскликнула Нантусвель.

– Вторая диаграмма предполагает, что метапсихическая активность содержится у Элизабет лишь в одной аллели. Тогда половина ее потомства будет активна. Это в первом поколении, в следующем активны будут трое из четырех. Если же они будут вступать в единокровные браки, то уже третье поколение станет для тану таким грозным соперником, что, боюсь, и торквесы нам не помогут!

«Инцест?» – внутренне ужаснулась Риганона.

Куллукет принужденно улыбнулся сестре.

– Схема принадлежит Гомнолу. По-моему, он никогда не проявлял чрезмерной щепетильности в отношении наших табу… А отец стареет и все более подвержен человеческим порокам гнусного лорда.

Четыре разума помедлили, пытаясь стереть воспоминание о былом позоре. Выскочка-пришелец – глава Гильдии Принудителей! У бедного старого Лейра не было ни одного шанса победить.

– Хорошо хоть, что этот скот бесплоден! – Ненависть юного Имидола выплескивалась через край. – А то, чего доброго, сам бы польстился на Элизабет. И надо же так осквернить наше священное знамя!..

«Мы отвлеклись от темы разговора, брат.»

– Куллукет прав, – заметила Нантусвель. – Надо решить, что делать с Элизабет.

ПЕРСПЕКТИВЫ. Красный воздушный шар удаляется к востоку от Авена, через Глубокую лагуну к острову Керсик… Судно, управляемое Длинным Джоном или даже самой Элизабет, плывет на юг к Африке… Женщина в красном комбинезоне с эскортом рамапитеков пешком пробирается на запад по высокому хребту Авенского полуострова в пустынную Иберию…

ДЕЙСТВИЯ. Люди, верные скорее королю, чем его потомству, быстро отслеживают воздушный шар… Удирающее судно еще легче настичь при содействии тех же самых людей на паруснике, погоняемом психокинетическим ветром. Пешая беглянка усложняет задачу, но далеко ли может она убежать, когда все города и деревни подняты на ноги, а до Испании добираться более четырехсот километров. Элизабет придется обогнуть большой город Афалию у оконечности полуострова, избежать встречи с Летучей Охотой и размещенными в городе силами безопасности. Но даже если она доберется до Каталонской пустыни…

– …То будет вне досягаемости Тагдала и нашей, – подхватил Куллукет.

– Зато рискует попасться в лапы фирвулагам или даже Минанану Еретику, не ведая, что он – зверь пострашнее нас.

– И каково же будет наше решение? – с жалостью спросила королева.

– Ее необходимо умертвить, – заявил Имидол. – Это единственный выход. Уничтожить не только разум, но и тело, чтобы у Гомнола не было надежды использовать ее яичники для своих порочных начинаний.

Маленькие темно-зеленые вьюрки щебетали в ветвях лимонных деревьев. Ветер с Горы Героев, нависавшей над Мюрией, стихал, и становилось жарко. Королева протянула унизанный кольцами палец к маленькому паучку, спускавшемуся с крыши павильона. Паутина его раскачивалась, увлекая насекомое прямо на ноготь Нантусвель, куда он и сел, перебирая передними ножками в воздухе. Королева с интересом наблюдала за извивами его коварного ума.

– Едва ли это будет легко, – наконец возразила она. – Мы не знаем, чего ждать от такой особы. Ее средства защиты и нападения неизвестны. А если услать ее куда-нибудь подальше, то она будет только благодарна и не станет нам вредить.

Паучок продолжил свой путь, стартовав с пальца королевы в направлении куста ремонтантной розы. Ешь тлю, маленький убийца, чтобы розы могли цвести.

– Элизабет сильна только как целитель и экстрасенс. Остальными ее метаспособностями можно пренебречь. Она неспособна конкретизировать иллюзии и собирать в пучок психическую энергию. Правда, у нее есть слабо выраженный фактор психокинеза, но в самообороне и нападении он бесполезен. Принудительной силы тоже никакой, зато целительная развита до невероятной степени.

Имидол послал брату иронический импульс.

«Ну да, кому, как не тебе, Дознавателю, знать, насколько развращенный ум целителя способен ко всякого рода гнусным проделкам.»

«Ими, сейчас не время для подковырок!» – одернула его Риганона, а вслух сказала:

– После Мятежа Галактическое Содружество наложило строгие ограничения на метафункции высшего порядка. И не только из соображений этики; их власти опасаются вообще всякого проявления мании величия, что я ясно видела во время обследования. Элизабет не может нанести вред чувствительному разуму, разве что ей придется встать на защиту своих соплеменников.

Все на несколько секунд замолчали, чтобы осмыслить услышанное.

– Это нам на руку, – продолжал размышлять вслух Куллукет. – Все упирается во время… Думаю, лучше всего было бы принудить ее к саморазрушению. Ты согласна, моя ясновидящая сестра?

– Ее эмоциональная аура окрашена в темно-серые тона. Она чувствует себя одинокой, как будто потеряла близкого человека.

«Так оно и есть», – последовала мысленная реплика сердобольной матери.

– Мы с Куллом обмозгуем оптимальный вариант принуждения, – отрывисто бросил Имидол. – Возможно, понадобится совместное волевое усилие ста девяти членов нашего клана, находящихся в данный момент в Мюрии. Если этого окажется недостаточно, то отложим до Великой Битвы, когда прибудут остальные.

– И все-таки нельзя полагаться только на принудительные меры, – заявил Куллукет. – Я хотел бы еще подумать… и посоветоваться с Поданном: может быть, ему придет в голову, как лучше с ней расправиться.

– Тагдал ничего не должен знать, – предупредила королева.

«И Гомнол тоже», – про себя добавил Куллукет.

– Какое-то время у нас есть, – успокоила их Риганона. – Если помните, Элизабет проходит выучку у Бреды. К неофитке… да и к Бреде тоже… никто не посмеет подступиться, даже король.

В мозгу у них замаячил таинственный образ Супруги Корабля – хранительницы изгнанников, самой старой, самой могущественной и самой мудрой из них всех. Но теперь Бреда почти не вмешивается в дела земного королевства. Когда король объявил, что Элизабет будет обучаться у Супруги Корабля, тану были огорошены.

– Бреда! – Имидол брезгливо сморщился, выказывая презрение молодости к почтенным сединам. – Она не считает нужным хранить лояльность нашему роду, и все же угроза настолько очевидна, что если бы мы обратились к Супруге Корабля…

Риганона невесело засмеялась.

– Ты действительно веришь, что Бреда не в курсе? Да она все видит из своей комнаты без дверей. Вполне вероятно, она и приказала отцу послать к ней эту женщину!

– Ну и ладно! – тряхнул головой Куллукет. – Пусть двуликая пока берет Элизабет к себе. А после обучения мы уж как-нибудь заграбастаем эту суку. Элизабет не бывать на твоем месте, мама.

«Никогда, никогда!» – мысленно откликнулись остальные двое.

– Бедная женщина! – Королева встала и направилась к выходу из павильона, чувствуя настоятельную необходимость уединиться в прохладных покоях дворца. – Мне так ее жаль. Если б только был какой-нибудь иной выход!

– Иного выхода нет, – отрезал Имидол. Он подал матери руку, гордо выступая в своем великолепном облачении Гильдии Принудителей.

Все четверо двинулись по аллее сада к дворцу.

За их спинами в зелени розового куста паучок высасывал жизненные соки из тли. Когда на него с высоты камнем рухнул вьюрок, удирать было уже поздно.

5

– Нет, что вы, Брайан, разумеется, не серебряный, а золотой!

Высокий, пронзительный голос Агмола, диссонирующий со столь мощным телосложением, перекрывал гомон рыночной площади, заставляя торговцев и покупателей испуганно оборачиваться. Правда, на рынке было не так уж много народу, в основном женщины. То тут, то там стройная фигура леди из племени тану в сопровождении свиты серых и рамапитеков, несущих за ней покупки и прикрывающих ее от солнца, склонялась над продукцией какого-нибудь бродячего ювелира или стеклодува. Временами на солнце сверкал серебряный торквес, но большинство сновавших по рынку были домоправители и лакеи в ливреях благородных домов. Все они либо носили серые торквесы, либо вовсе не имели никаких и занимались покупкой провизии, цветов, живой птицы, скота и прочих товаров, обильно представленных как на открытых прилавках, так и в маленьких лавчонках, что выстроились по краям торговой площади.

– Мы с Крейном это уже обсуждали, – терпеливо возражал Брайан. – Мне не нужен никакой торквес.

Он остановился у прилавка, заваленного всякой всячиной двадцать второго века: шкафчиками для посуды, баночками от косметических кремов, истрепанными книгами, поношенной одеждой, разбитыми музыкальными инструментами, вышедшими из строя хронометрами и диктофонами, различными изделиями из небьющегося стекла.

– Я так или иначе обязан помогать вам в работе. – Агмол окинул взглядом диковинки Блошиного рынка, так заинтересовавшие Брайана. – Это все барахло. Самые ценные вещи из вашей эры продаются только по специальной лицензии. Но есть, конечно, и черный рынок.

– Угу, – отозвался Брайан и двинулся дальше.

Агмол продолжал развивать свою тему.

– В золотых торквесах не предусмотрены принудительные и карающие элементы. В вашем случае, поскольку, как я понял, ваш метапотенциал весьма незначителен, торквес просто стимулировал бы телепатические способности, имеющиеся у каждого человека, и позволил бы вам общаться с нами на умственном уровне. Подумайте об экономии времени! И о семантических перспективах! Вы не упустите ни одного нюанса в своем культурном погружении. Масштаб вашего анализа в значительной мере расширится, и у вас будет меньше возможностей впасть в субъективизм…

Торговец в сомбреро размахивал перед ними вертелом с насаженными на него зажаренными птичками.

– Жаворонков не желаете, сиятельные господа? С фирменным техасским соусом чиле!

– Попкорн! – скрипела старуха за соседним прилавком. – Кукуруза нового тетраплоидного урожая! Пальчики оближете!

– Трюфели из Перигора кончаются! Не упустите случай, господа!

– Розовое масло! Апельсиновая туалетная вода! Только для вас, ваша светлость, редчайший флакон четыре тысячи семьсот одиннадцатого года!

– Фальшивка! – скривился Агмол. – Этих мошенников надо наконец призвать к порядку… Так вот, имея торквес…

– Я могу работать только в условиях полной свободы, – перебил Брайан, изо всех сил пытаясь скрыть раздражение.

Агмол примирительно пожал плечами и повел своего спутника к зданию на теневой стороне площади. «Кондитерская – Закусочная – Кафе», – гласила вывеска.

Толпа почтительно расступилась перед ними. На украшенной благоухающими цветами террасе стояли столики. Рамапитек в клетчатой красной с белым тунике засеменил к ним, раскланялся, пригласил за столик. Агмол, отдуваясь, опустился в плетеное кресло.

– Фу, какая жара! Надеюсь, Брайан, дальнейшие исследования не будут так утомительны. Я все еще не очухался после вчерашнего. Удивляюсь, как вам удается сохранять такой бодрый вид.

Рамапитек в мгновение ока поставил перед ними две чашки кофе и поднос с пирожными. Брайан выбрал себе одно.

– Я принял пилюлю. Мы тоже долго мучились, но в последние годы изобрели превосходное средство от похмелья. У меня в рюкзаке целый запас таких пилюлек. Жаль, с собой не захватил.

– Так ведь и я о том же! – простонал Агмол. – Будь у вас торквес, вы бы почувствовали, как мне плохо, и незачем было бы тратить столько слов. – Он залпом осушил чашку, и рамапитек тут же ее наполнил. – Видите, как быстро этот пигмей уловил мое желание? А ваш кофе, пока вы соберетесь его пить, остынет. Попробуйте тогда объяснить ему словами! Рамапитеки слов не понимают, с ними только так: «давай, пошел». Тем, у кого нет торквесов, приходится прибегать к языку жестов, а он эффективен, только когда дело касается простейших команд.

Брайан молча кивнул, уплетая пирожное. Таких он не пробовал даже в кондитерских Вены. С легким удивлением он отметил, что внутреннее помещение закусочной набито битком.

– Насколько я понял, золотой торквес не снимается, и, говорят, есть случаи несовместимости. Уж извините, Агмол, я не хочу рисковать своим здоровьем. И вообще, не вижу, каким образом мой статус может помешать исследованиям. В Галактическом Содружестве я и без метафункций считался компетентным специалистом, как и большинство моих коллег. Для достоверного анализа необходимы лишь надежные источники информации.

Глаза тану воровато забегали.

– М-м-да. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы обеспечить их вам. Мой властительный отец отдал по этому поводу четкие распоряжения.

Брайан старался быть как можно тактичнее в формулировках.

– Боюсь, что некоторые выводы заденут вас за живое. В подобном исследовании этого не избежать. Даже поверхностные наблюдения выявляют глубокое несоответствие наших культур.

– Мы готовы к нелицеприятным оценкам. Я лишь хочу сказать, что работу можно было бы облегчить, переведя ее на мыслительную платформу. Слова слишком тяжеловесны.

Он выпил еще одну чашку кофе, зажмурился, провел пальцами по золотому торквесу. Как правило, тану мужского пола отличались некой трансцендентной красотой; Агмол же являл собой разительное исключение. Нос его напоминал какую-то странную нашлепку, а губы в обрамлении короткой обкромсанной бороды цвета ржавчины были слишком красны и мясисты. Сходство с королем наблюдалось лишь в глубоко посаженных изумрудных глазах, сейчас, к сожалению, подернутых сетью мелких кроваво-красных сосудиков. Спасаясь от жары, он вырядился в короткий камзол без рукавов, бело-голубой с серебром

– геральдические цвета Гильдии Творцов. Руки и ноги его покрывала густая и жесткая рыжевато-коричневая поросль.

– Бесполезно, ничего не помогает. – Агмол постучал себя по лбу костяшками пальцев. – Сливянка мстит за себя. Вы мне дадите про запас одну-две пилюли, старина?

– Разумеется. А в своем исследовании постараюсь быть возможно более беспристрастным. Вероятно, при настоящем положении вещей работа займет немного больше времени, и все же, думаю, мы с вами поладим.

– Со мной можете говорить напрямик. – Агмол сокрушенно поцокал языком. – Я не столь чувствителен, как мои собратья.

– Что вы имеете в виду?

– Ну, во-первых, помогать вам – мой долг и большая честь. А во-вторых, поскольку я полукровка, кожа у меня гораздо толще, чем у м-м-м… коренных представителей секты изгоев.

– Вы – сын женщины?

Агмол импульсом отпустил рамапитека и откинулся на стуле.

– Она носила серебряный торквес. И была скульптором из Уэссекса. Я унаследовал ее латентность и творческую энергию. Но она была слишком эмоциональна, чтобы долго прожить на Многоцветной Земле. Я – ее единственный ребенок.

– А если начистоту, в вашем обществе существует предубеждение против потомства смешанных браков?

– Да, что есть, то есть. – Агмол нахмурился, затем тряхнул головой. – Черт бы их побрал… эти слова! Старожилы нас презирают, но их презрение окрашено побочными чувствами. Тела наши не столь совершенны по форме, зато физически мы сильнее. Большинство чистокровных тану не умеют плавать, а мы чувствуем себя в воде как рыбы. К тому же гибриды весьма плодовиты, хотя у чистокровных либидо более ярко выражено. А еще мы с меньшей вероятностью порождаем фирвулагов и «черных торквесов»… – У него вырвался натужный смешок. – Понимаете, Брайан, гибриды являются усовершенствованными экземплярами оригинальной модели, потому нас и недолюбливают.

Не находя, что сказать, антрополог глубокомысленно хмыкнул.

– Как вы можете заметить, внешне я почти ничем не отличаюсь от чистокровного тану: светлые волосы и кожа, типичные светочувствительные глаза, удлиненный торс, очень тонкие конечности. А вот растительность на теле – это уже человеческое наследство, как и более крепкий костяк и мускулатура. Немногие чистокровные тану могут похвастаться развитыми мышцами… Даже король, даже наши герои. Там, в родной галактике тану, могучее телосложение вообще считалось анахронизмом, рудиментом грубого происхождения расы.

– Однако же изгнанная секта намеревается возродить наследственность – вот что любопытно.

Подбежал рамапитек, промокнул Агмолу вспотевший лоб чистой салфеткой. «Да, – подумал Брайан, – какая жалость, что я оставил алдетокс во дворце!»

– Видите ли, друг мой, старожилам нелегко смириться с тем, что человеческие гены оптимизируют их выживание на Земле. Физическая сила гибридов их оскорбляет. Они очень горды и – как это ни абсурдно – даже побаиваются нас, полукровок.

– Такие умонастроения нередки и в нашей эре. – Брайан проглотил последний кусочек пирожного и допил кофе. – Мы отсюда сразу отправимся к лорду Гомнолу?

Агмол усмехнулся и тронул свой золотой обруч.

– Вот вам еще преимущество торквеса! Одну минуту!

Потомок обезьяны с умными грустными глазами неподвижно стоял у стола. Пока Агмол объяснялся с кем-то по телепатической связи, Брайан порылся в карманах в поисках выданных ему накануне мелких монет и, вытащив горсть, протянул на ладони официанту. Пальцы рамапитека лениво выудили две серебряные. «Может, чаевые здесь давать не принято?» – спросил себя Брайан, оглядываясь по сторонам. За столиками не было ни единого посетителя без торквеса. Голошеим, видно, приходится довольствоваться залом самообслуживания, где на крайний случай есть кому принять словесный заказ.

– Хорошие новости, коллега! – воскликнул Агмол. – Лорд Гомнол свободен и готов лично показать вам свои лаборатории! О, вы, я вижу, расплатились. Позвольте все-таки мне…

Рамапитек издал радостный вопль и зашлепал губами от удовольствия.

– Интеллектуальная щедрость, Брайан.

– Мне следовало бы догадаться.


Агмол нанял экипаж, и они поехали по широким бульварам мимо лавчонок и чистеньких домиков на северную окраину города, где размещалась Гильдия Принудителей. В окраинных постройках Мюрии не было и намека на стиль эпохи Тюдоров: все дома здесь отличались классической строгостью линий, почти дорическим стилем. Белые и пастельных тонов массивы оттеняла пышная растительность, за которой заботливо ухаживали вездесущие рамапитеки. Человеческие обитатели столицы – ремесленники, торговцы, военные, чиновники – выглядели сытыми и процветающими. Отбросами общества были, пожалуй, нищие на рынке, погонщики и путешественники, прибывшие из провинции, но и они со временем могли приобрести должную респектабельность. Брайан не заметил никаких следов эпидемий, лишений или плохого обращения с людьми, не имеющими торквесов. По крайней мере, на первый взгляд в Мюрии царила полная идиллия. Агмол сообщил, что общая численность постоянного населения сравнительно невелика: около четырех тысяч тану, несколько сотен людей, носящих золотые торквесы, около тысячи серебряных, тысяч пять серых и шесть или семь тысяч голошеих. Рамапитеки превышали человеческое население по меньшей мере втрое.

– Каждый, в ком течет кровь гуманоида, именуется тану, – объяснял дюжий социолог. – Официально никакой расовой дискриминации нет. И, естественно, человек в золотом торквесе приравнивается к тану. Во всяком случае, теоретически.

Брайан подавил усмешку.

– Очевидно, поэтому вы так настаиваете, чтобы я надел торквес. Братия голошеих, судя по всему, считается деклассированным элементом. Вы заметили, как рыночные торговцы на меня косились?

– Любой уважаемый гражданин знает, кто вы такой, – заявил Агмол, напуская на себя чопорность. – Остальные не в счет.

Некоторое время они ехали молча. Брайан все гадал, отчего король так заинтересован в антропологических исследованиях, и радовался, что Агмол не может читать его мысли.

Экипаж приблизился к красивому архитектурному ансамблю на берегу Каталонского залива. Здание штаба Гильдии Принудителей, выстроенное из белого, голубого и желтого мрамора, приютилось во внутреннем дворике, выложенном абстрактной мозаикой. На фоне лазурной черепичной крыши золотом сверкали водосточные трубы. Вооруженные часовые в серых торквесах и доспехах из голубого стекла и бронзы неподвижно застыли в арочных проемах и возле каждой двери. Когда коляска въехала во двор, стража, повинуясь телепатическому сигналу Агмола, приветственно вскинула алебарды из небьющегося стекла. Один из алебардщиков выступил вперед и проследил, чтобы извозчик человеческого происхождения не сшивался во дворе Гильдии, после того как высадит своих почетных пассажиров.

– По-моему, служба безопасности здесь налажена даже лучше, чем во дворце, – заметил Брайан.

– В здании ведутся работы над торквесами, поэтому оно в каком-то смысле средоточие всего королевства.

Они вступили в прохладные коридоры, бдительно охраняемые живыми статуями; по-видимому, их серые торквесы рассеивали скуку стояния на часах. Где-то трижды громко прозвонил колокол. Брайан и Агмол поднялись по лестнице к двустворчатой бронзовой двери. Четверо часовых приподняли тяжелый резной засов, пропуская исследователей в приемную. Там за столом, оборудованным сверкающими хрустальными приспособлениями, сидела необыкновенно красивая представительница гуманоидной расы. При взгляде на нее Брайан почувствовал, как что-то ледяной иглой впилось в его зрачки.

– Во имя всемогущей Таны, что с тобой, Мива! – раздраженно воскликнул Агмол. – Неужели я привел бы сюда врага? Доктор Гренфелл облечен доверием самого лорда Дионкета!

«Да ну?» – удивился про себя Брайан.

– Я только выполняю свой долг, брат-творец, – отозвалась женщина, которую он назвал Мивой, и повела рукой в сторону двери. Та, видимо, под влиянием психокинеза, отворилась, а красавица вернулась к какому-то эзотерическому занятию, прерванному приходом гостей.

– Входите! Входите! – раздался глубокий голос.

Они предстали перед Гомнолом, главой Гильдии Принудителей, живущим в полной изоляции от окружающего мира. Несмотря на тропический климат Мюрии, в комнате было прохладно. Несколько угольков тлели за решеткой старинного камина; стену над ним украшало абстрактное полотно, скорее всего кисти Джорджии О'Кифф. Перед камином на подушечке лежала собачка породы чихуахуа и неодобрительно смотрела на незнакомцев. На стенах, обшитых темными деревянными панелями, висели полки с фолиантами в кожаных переплетах, системами видеотелефонной связи и орденами двадцать второго века. В углу на специальной подставке Брайан разглядел копию (не мог же это быть оригинал?) роденовского «Искушения святого Антония». Большой стол в стиле позднего рококо был окружен стульями, обтянутыми кожей вишневого цвета. На столе стояли масляная лампа под зеленым абажуром, резная серебряная чернильница с гусиным пером, фруктовый увлажнитель воздуха и пепельница из оникса, полная сигарных окурков. Буфет орехового дерева по стилю гармонировал со столом и вмещал дюжину графинов, поднос с бокалами из уотерфордского стекла, сифон с содовой и небольшую жестяную коробку печенья «Кэдбери». (Любопытно, что за путешественник во времени преподнес это сокровище лорду-лакомке?) В облаке прозрачного дыма восседал Эусебио Гомес Нолан собственной персоной; на нем была стеганая куртка из золотой парчи с атласными лацканами и манжетами цвета синей полночи. Уничижительно назвав его «чертовым карликом», король Тагдал несколько преувеличил, однако до среднего роста по стандартам Старого Света лорд Гомнол все же не дотянул. Нос картошкой, безусловно, портил его лицо, зато глаза были прекрасны – ярко-синие, под длинными темными ресницами. Он улыбнулся посетителям, обнажив мелкие, ослепительно белые зубы.

– Прошу садиться, коллеги, – небрежно взмахнул он рукой с зажатой в ней сигарой.

Антрополог повиновался, внутренне недоумевая, как такой невзрачный человечек умудрился стать главой Гильдии.

Гомнол услышал его мысли.

Однажды, очень давно, Брайан плыл на небольшой яхте и попал в ураган, непонятно как вырвавшийся из-под контроля делателей погоды и докатившийся до Британских островов. После многочасовой борьбы со стихией, уже выбиваясь из сил, он увидел перед носом своего суденышка гору мутно-зеленой воды метров в тридцать высотой. Гигантская волна вздымалась вокруг яхты, наседая на нее с чудовищной медлительностью, что неминуемо должно было закончиться полной катастрофой. Подобное ощущение вызвала у Брайана и психическая сила Гомнола, подавляющая его ошеломленное, меркнущее сознание.

Как тогда штормовой вал необъяснимым образом выпустил его разбитую, но все еще державшуюся на плаву яхту, так и теперь одним резким импульсом Гомнол ослабил хватку своего разума.

– Вот так и умудрился, – пояснил глава Гильдии Принуждения. – Ну, дорогие гости, чем могу быть вам полезен?

Брайан словно издалека услышал, как Агмол излагает задачу, поставленную перед ними Верховным Властителем, и перечисляет данные, необходимые для анализа взаимодействия культур. Они очень рассчитывают, что лорд Гомнол не только осветит решающую роль торквеса в обществе, но и поделится своим личным опытом, совершенно уникальным из-за его привилегированного человеческого статуса. И если высокочтимый коллега предпочитает побеседовать с доктором Гренфеллом наедине…

Дружелюбная улыбка Гомнола потонула в кольцах сигарного дыма.

– Пожалуй, подобный вариант наиболее приемлем. Отдаю должное вашей деликатности, брат-творец. Почему бы вам не вернуться и не пообедать с нами… скажем, часа через три?.. Ну и превосходно. Заверьте вашего могущественного отца, что я окажу надлежащий прием достойному доктору антропологии.

И Гомнол с Брайаном остались наедине в тиши псевдовикторианского кабинета; психобиолог, отрезав кончик новой сигары, проговорил:

– Итак, друг мой, что могло занести вас в изгнание?

– Можно мне… выпить чего-нибудь?

Гомнол подошел к буфету и вытащил графин, наполненный почти бесцветной жидкостью.

– Есть «Глендессарри», но, к сожалению, нет эвианской воды. А может, что-нибудь местного розлива? Пять сортов виски, водка, какое угодно бренди

– любимый напиток наших братьев тану.

– Чистый «скотч» подойдет, – выдавил из себя Брайан. После глотка виски он немного приободрился. – Надеюсь, мой приход не внушает вам опасений. Видите ли, мне и самому не совсем понятна мотивация Его Величества… А в изгнание я попал по самой банальной причине – следуя за любимой женщиной. Я собирался стать рыбаком или торговцем в примитивном мире плиоцена. Интерес, проявленный захватившими нас в плен тану к моей профессии, крайне удивил меня. И я согласился на сотрудничество, поскольку мне сказали, что это единственный способ увидеть мою Мерси.

Гомес Нолан чуть прищурил левый глаз, как будто созерцая нечто летающее в воздухе перед носом Брайана.

– Так это ваша Мерси? – прозвучал загадочный вопрос. – Боже всемогущий! – Ничего не объяснив, он зажег сигару. – Пойдемте. Я проведу вас по фабрике и расскажу о найденыше.

Одна обшитая панелями стена, словно по волшебству, отодвинулась, открыв длинный, хорошо освещенный проход. Вдыхая сигарный дым, Брайан следовал за Гомнолом. Огромные бронзовые ворота сами собой раскрылись перед ними, и Гомнол быстрым, деловым шагом вошел внутрь.

– Да, – пояснил он, – я владею психокинезом, а также обладаю даром ясновидения и целительства. Не в такой степени, как принудительными способностями, но мне хватает.

Они вошли в большое помещение, заставленное рабочими столами, за которыми люди и тану, как мужского, так и женского пола, вооружившись увеличительными стеклами, занимались сборкой золотых торквесов.

– Сюда, пожалуйста, в наш главный цех. Все остальное – подсобки. Есть еще цех вспомогательной сборки – там выращивают, подвергают травлению и шлифуют кристаллы интегральных схем и монтируют их в металлический корпус. Тану привезли из своей галактики только один прибор для выращивания таких кристаллов и установку для травления, а я потом ввел несколько усовершенствований, что позволило увеличить объем производства примерно в десять раз.

Мимо прошел рамапитек, гремя тележкой со сверкающими деталями. Гомнол взмахнул сигарой, из тележки вылетело розовое облачко, попав ему прямо между пальцев.

– Этот маленький прибор моего собственного изобретения – психорегулятор для серебряных и серых. Благодаря ему носитель поступает в распоряжение золотого торквеса.

Брайан невольно вспомнил об Эйкене Драме.

Гомнол просиял.

– И впрямь любопытный экземпляр. Я не был на пиршестве, но мне уже доложили. Старая ведьма Мейвар заперла его в своем Зале Ясновидения. Но Куллукет и я просто сгораем от нетерпения его расспросить.

– Он представляет собой угрозу для истэблишмента?

– Да нет, так полагают лишь наивные умы, – рассмеялся Гомнол. – Меня он не беспокоит. Этот парень явно возомнил себя новой звездой на умственном небосклоне. Псевдоактивный идиот! Феномен весьма типичный для Галактического Содружества. Бывает, что латентные метафункции приводятся в действие в результате шока, вызванного психической травмой. Мы здесь такое уже несколько раз наблюдали, но ни один из тех эпизодов не был столь достопамятен. Временно активный статус пересиливает сдерживающие устройства серебряного торквеса. Как правило, это ненадолго: силы истощаются, и в итоге наступает полный маразм – так-то!

– Мне рассказывали о печальных случаях неудачной адаптации к торквесу. Но вы, как я понимаю, носите его уже сорок лет без всяких вредных последствий для ума.

Человек в парчовой куртке только усмехнулся, не вынимая изо рта сигару.

Брайан шел между столами, наблюдая за усердной работой и слушая пояснения своего гида. Сборщику требуется неделя, чтобы изготовить один золотой торквес, а для хрупких маленьких торквесов, надеваемых детям тану,

– еще больше. Торквесы изготавливаются четырех размеров; когда тебе надевают торквес побольше, меньший легко снимается и переходит к другому ребенку.

– А серебряные торквесы детям тоже надевают? – поинтересовался Брайан.

– Тануски не дают человеческого потомства, даже когда спариваются с мужчинами. А женщинам – золотым, серебряным, серым, голошеим – позволено иметь детей только от тану. Так что все их потомство – такие же гуманоиды. Более того, женщины крайне редко производят фирвулагов, чем выгодно отличаются от самок тану. Гибриды, как вы понимаете, резко различаются по метапсихическим способностям, но пока что все они были латентны. А со временем раса начнет производить естественно активных, подобно человеческой расе. Люди – что называется, генетическая опора тану. Сами по себе, без человеческой примеси, они еще миллионы лет не добились бы активности. Браки между тану и людьми невероятно ускорили эволюционный процесс. Имея данные о численности пришельцев, поступающих через врата времени, Прентис Браун подсчитал, что тану станут надежно активны через пятьдесят поколений. Но теперь…

– Элизабет?..

– Вот именно. Прентис Браун и я пересмотрели наследственные вероятности различных метагенотипов, основываясь на генетической структуре Элизабет, и результаты оказались воистину потрясающими. Детали вам сообщит сам Прентис Браун в Доме Творцов. Тану его называют лорд Грег-Даннет.

«Чокнутый Грегги!» – не сдержавшись, подумал Брайан.

Гомнол снова засмеялся, стиснув в зубах сигару.

– Всех нас это ждет! Пройдемте сюда. Серебряные торквесы в основном идентичны золотым. Только в производстве серых и простых, что для рамапитеков, нам удалось кое-что автоматизировать.

– А как фирвулаги вписываются в вашу генетическую модель? – спросил Брайан.

– Пока никак. С точки зрения евгеники – большое упущение, конечно. Эти коротышки – подлинные операторы, хотя их силы и ограничены. К сожалению, в обеих ветвях расы существует табу на смешение, и ни один из фирвулагов – хоть убей! – не дотронется до человека. Но мы работаем над этой проблемой. Если бы нам удалось убедить тану оставлять при себе своих детенышей-фирвулагов, вместо того чтобы передавать их «маленькому народу», то у нас появился бы шанс изменить модель сношений. Возможностей на этом пути хоть отбавляй.

В цехе для производства серых торквесов они задержались недолго. Здесь несколько прессов штамповали корпуса, а рамапитеки выполняли несложную сборку. Гомнол разъяснил, что серый торквес является вариантом прибора, который пионеры тану изначально надевали рамапитекам. Сам же он сделал кое-какие усовершенствования, что позволило превратить его в психорегулятор, пригодный для людей.

– Не скрою, у нас тоже пока существуют проблемы с торквесами, но в целом они гораздо эффективнее, чем устройства принуждения, используемые для социопатов в Галактическом Содружестве. Схемы наслаждения – боли и стимуляторы телепатической речи – наши нововведения. – Гомнол опустил глаза и каким-то невыразительным тоном добавил: – Вообще-то первое принудительное устройство я сконструировал еще в Беркли.

Брайан наморщил лоб.

– А я полагал, что Айзенман…

Гомнол повернулся к нему спиной.

– Я был молод и глуп, – жестко произнес он, – а Айзенман руководил моим дипломным проектом, но относился ко мне как к сыну – так гордился моими достижениями. У моей работы, говорил он, большие перспективы, но они могут остаться нереализованными, так как я не обладаю необходимым авторитетом, чтобы привлечь государственные средства. Другое дело, если он будет соавтором проекта. Я боготворил его, не знал, как выразить свою благодарность… Словом, работа имела сногсшибательный успех. Теперь имя нобелевского лауреата Айзенмана гремит по всему Галактическому Содружеству. Некоторые даже помнят Эусебио Гомеса Нолана, его скромного и верного ассистента.

– Понимаю.

Гомнол резко обернулся.

– Вот как? В самом деле понимаете? Всего за четыре десятилетия я создал целую культуру, проложил для этих варваров дорогу к цивилизации! А теперь, если генетические опыты с Элизабет окажутся удачными, они выйдут за пределы нашего мира и превзойдут пресловутое Единство Галактического Содружества! Любопытно, что бы сказали Айзенман и недоумки из Стокгольма, если бы узнали о таких перспективах!

«О Боже! – внутренне воскликнул Брайан, изо всех сил стараясь не пропустить в голову ни единой мысли. – Как учила нас Элизабет на постоялом дворе?.. Надо считать! Один-два-три-четыре…»

Но Гомнолу теперь было не до встревоженного разума антрополога. Его полностью занимало собственное внутреннее видение.

– Много лет назад, во время Мятежа, несколько активных метапсихологов прошли сквозь «врата времени». Но тогда мои позиции были еще шатки, а культура тану – столь нестабильна, что инициативу вырвали у меня из рук, прежде чем я начал действовать. Нынче другое дело! Со мной работают люди, разделяющие мои взгляды. Имея новое поколение операторов, мы добьемся своих целей.

«Один-два-три-четыре. Один-два-три-четыре.»

– Заманчивые перспективы, лорд Гомнол. Если вы заручитесь поддержкой Элизабет – ваше дело в шляпе. – «Один-два-три-четыре».

Психобиолог несколько расслабился. Выпустив кольцо дыма, дружески похлопал Брайана по плечу.

– Будьте объективны, Гренфелл. Это все, что от вас требуется.

Они перешли в цех сборки тестирующих приборов.

– Не хотите подвергнуть свой мозг микроанализу? – благодушно предложил Гомнол. – У нас даются гораздо более точные оценки, нежели в Надвратном Замке. Я в состоянии вывести вашу психосоциальную формулу и рассчитать латентность. Это займет всего несколько часов.

«Один-два-три-четыре».

– Боюсь, вы только потеряете время. Леди Эпона была разочарована моими результатами.

Настороженное выражение стерло улыбку с лица лорда.

– Да-да, ведь вашу группу тестировала Эпона…

Он замолчал и проследовал дальше, в лаборатории и испытательные секции. Тут Гомнол ограничился формальным обходом и не дал своему гостю четких объяснений о характере выполняемой работы. Затем они спустились по длинной лестнице в вестибюль под открытым небом, где от струй великолепного фонтана веяло блаженной прохладой, уселись за столик под тентом, и слуги-рамапитеки в голубых с золотом ливреях принесли им сангари

– охлажденный льдом напиток из вина с мускатным орехом.

– У вас в группе была молодая женщина по имени Фелиция, – заговорил Гомнол. – Она доставила всем массу хлопот. Можете вы рассказать мне что-нибудь о ней?

«Один-два-три-четыре».

Брайан поведал ему все, что мог припомнить об успехах девицы на хоккейном поле, о ее огромной физической силе и явных отклонениях от нормальной психики.

– Я не знаю, чем закончилось ее тестирование. Но способность подчинять себе животных, безусловно, свидетельствует о латентности. Странно, что Фелиция не удостоилась серебряного торквеса… Сильно она пострадала?

– Она совсем не пострадала. – Тон Гомнола был подчеркнуто нейтрален.

– Ее группа взбунтовалась по дороге в Финию. Леди Эпона, обладавшая блестящей принудительной способностью, была убита, а вместе с ней – весь конвой в серых торквесах. Пленники бежали, правда, большинство из них потом были пойманы. И все как один показали, что зачинщицей мятежа была ваша подруга Фелиция.

«Один-два-три-четыре!»

– Невероятно! И она… Вы ее схватили?

– Нет. Она и трое других из вашей группы все еще в бегах. Власти тану склонны считать, что произошедшее – чистая случайность. В прошлом у нас бывали бунты местного значения, иногда при поддержке фирвулагов. Но ни разу людям без торквесов не удавалось убить тану. Если все дело рук Фелиции, то я просто обязан выяснить, как она это сделала.

«Один-два-три-четыре. Один-два-три-четыре.»

– Боюсь, не смогу вам ничем помочь: я мало с ней знаком. Она произвела на меня впечатление странного и опасного ребенка. Знаете, ведь ей нет еще и восемнадцати.

– Все дети опасны, – вздохнул Гомнол. – Ну, допивайте, Брайан. У нас осталось мало времени, до обеда я хочу вам еще показать школу Гильдии Принудителей. Надеюсь, вы получите удовольствие от встречи с моими вундеркиндами. Я возлагаю на них большие надежды, очень большие.

Попыхивая сигарой, Эусебио Гомес Нолан повел Брайана знакомиться с юными гениями.

6

Страх отпустил Сьюки, осталась только холодящая душу тоска при мысли о разлуке со Стейном. Она внушила себе, что он в безопасности: этот бесподобный шут Эйкен Драм не даст его в обиду.

Но что ожидает ее?

Наутро за ней явился Крейн – добрый, знакомый Крейн, единственный из всех тану, за которым она готова была последовать по своей воле. Интересно, как они об этом узнали? Теперь она ехала с Крейном в Гильдию Корректоров, расположенную за городом, на склоне заросшей лесом Горы Героев. По обочинам дороги и за каменными оградами вилл росли оливковые деревья; ветви их сгибались под тяжестью плодов размером со сливу. За ними тянулись апельсиновые, лимонные и миндальные рощи, а еще выше по склону – ухоженные виноградники. К западу странными зелеными и золотыми заплатками простиралась земля Авена до самой Драконовой гряды, едва просматривающейся на горизонте. Основная часть земель была интенсивно обработана и представляла разительный контраст с солончаками и бледно-голубыми лагунами Средиземноморского бассейна.

Когда коляска взобралась повыше, Сьюки получила возможность разглядеть любопытную топографию древнего высохшего моря к югу от Балеарского полуострова. Крутой откос высотой в сотню метров отвесно обрывался с другой его стороны. Внизу волнообразно изгибалась линия белоснежных дюн, то и дело прерываемая пастельными, разъеденными эрозией холмиками и столбиками соляных образований. Небольшая речушка, пересекающая полуостров чуть западнее Мюрии, прорыла себе русло в их сверкающих отложениях; водный поток весело скользил по дну ущелья, отвесные стены которого были расчерчены цветными полосами, и впадал в южную часть лагуны. Вся территория к востоку от реки и до мыса полуострова была занята сверкающими на солнце пустошами.

– Серебристо-Белая равнина, – сказал Крейн. – По ее периметру во время Великой Битвы мы разбиваем палаточные городки. Около десяти тысяч участников съезжаются сюда со всей Многоцветной Земли. А люди и тану, прибывающие только поглядеть на сражение, превышают это число в пять раз. Вон там обычно стоят фирвулаги, все окутанные своими до жути яркими миражами, а под ними скрываются черные доспехи. Их знамена украшены загадочными символами, высушенными скальпами и гирляндами из позолоченных черепов.

Ее мысленный взор охватил нарисованную Крейном картину. Сперва идет подготовка к Битве: фирвулаги играют в свои звериные игры, тану разминаются на великолепных турнирах и скачках как верхом, так и в шарабанах. Затем наступает время единоборства, оба войска выбирают себе предводителей, и, наконец, начинается Большой Турнир. Тану, люди и фирвулаги набрасываются друг на друга: герой в сверкающих доспехах против коварного демона, сила против силы, голова против головы, знамя против знамени, – целых три дня кружатся в вихре бронза и стекло, запотевшее от разгоряченной плоти, победители восторженно кричат, освещая темноту, подобно факелам, а черная кровь побежденных окрашивает солончаки.

– Нет! – вскричала Сьюки. – Только не Стейн! – А про себя отметила, что ему бы это наверняка понравилось.

В душе ее внезапно воцарился мир.

«Не тревожься, сестричка по уму. До этого еще далеко, много воды утечет, и отнюдь не все тану наслаждаются устраиваемым кровопролитием. О нет, отнюдь!»

– Я не понимаю… – Сьюки испытующе взглянула в непроницаемое лицо Крейна. – Не понимаю, что вы пытаетесь мне сказать.

– Ты должна набраться мужества. Жди, когда придет твой час, будь терпелива. Не теряй надежды… даже если с тобой будут происходить всякие несчастья. Стейну и Эйкену предстоят нелегкие испытания, но твои будут, пожалуй, потруднее.

Она попыталась разгадать, что стоит за этим добрым взглядом, но ничего у нее не вышло. Пришлось довольствоваться предложенным ей поверхностным утешением: так ли уж важно, какие трудности ее ожидают, если все кончится хорошо?

– У тебя есть шанс, Сьюки. Запомни это. И мужайся.

Перед ними вздымались алые с серебром стены и башенки. Коляска въехала под кружевную мраморную арку и остановилась возле белого сооружения с красными пилястрами. Тануска в белых прозрачных одеждах вышла им навстречу и взяла Сьюки за руку.

– Леди Зелотриса Ясновидящая, твой инструктор.

«Добро пожаловать, доченька. Как тебя зовут?»

– Сью Гвен.

– Красивое имя, – произнесла леди вслух. – Мы тебя будем называть Минивель. Думаю, тебе приятно будет узнать, что последняя его носительница прожила две тысячи лет. Пойдем со мной, Гвен Минивель.

Сьюки повернулась к Крейну; у нее дрожали губы.

– Не бойся. Я отдаю тебя в хорошие руки.

Крейн удалился, а Сьюки последовала за Ясновидящей в покои Гильдии Корректоров. Здесь царили прохлада, тишина и серебристо-белый цвет с отдельными вкраплениями геральдического красного. В коридорах пустынно – никакой стражи.

– Можно мне… можно мне кое о чем спросить вас, леди?

– Конечно. Потом будут только тесты, послушание, дисциплина. Но сначала я покажу тебе работу, которой мы занимаемся, и как можно более подробно отвечу на все твои вопросы. – «Я исцелю, направлю, просвещу».

– Люди, подобные мне, в серебряных или золотых торквесах… как долго они могут прожить в этом мире? Неужели, как вы сказали…

«Улыбайся. Все увидишь. Жди!»

Они спустились в катакомбы, прорубленные в скале и освещенные белыми и рубиновыми лампочками. Ясновидящая открыла тяжелую дверь, и они вошли в круглую, совершенно темную комнату, в центре которой на стуле одиноко сидел целитель-тану с закрытыми глазами, явно в состоянии медитации. Глаза Сьюки постепенно привыкали к темноте. Белые статуи, выставленные вдоль стен, оказались людьми; их обнаженные тела были затянуты прозрачной, прилегающей к телу оболочкой, наподобие полимерной пленки.

– Можно посмотреть?

– Пожалуйста.

Она двинулась в обход комнаты, разглядывая стоящие фигуры. Вот мужчина в золотом торквесе, от истощения превратившийся в скелет. Рядом спокойно спящая тануска; одна из ее отвислых грудей деформирована опухолью. Неподвижно застывшая девочка-тану с широко открытыми глазами и ампутированной по локоть рукой. Золотобородый толстяк, улыбающийся внутри своей искусственной зародышевой оболочки, несмотря на то, что тело его сплошь покрыто ранами и шрамами. Еще один богатырь с обугленными руками. Рядом обмякшее, но совершенно гладкое тело пожилой женщины.

– В более сложных случаях применяется индивидуальное лечение, – пояснила Зелотриса. – А этих наш брат может исцелять скопом. Пленка сделана из психоактивного вещества – мы ее называем Кожей. Сочетая психокинез и коррекцию, практикующий врач задействует целительную энергию, содержащуюся в теле и мозге самого пациента. Ранения, болезни, опухоли, старческие недомогания – все поддается лечению, если ум пациента достаточно силен, чтобы вступить в общение с целителем.

– Исключения?

– Мы не восстанавливаем мозговую деятельность после травм. И не лечим тех, кто лишился головы в сражениях или во время культовых отправлений – это противоречит врачебной этике. Если пациента доставляют к нам после отмирания клеток мозга, то мы уже ничем не можем помочь. Полностью изношенные старческие мозги также не поддаются исцелению. Надо признать, мы не настолько далеко продвинулись, как медицина Галактического Содружества, способная полностью регенерировать кору головного мозга, если остался хотя бы один грамм ткани, или омолаживать самых дряхлых стариков при наличии у них сильной воли.

– Но все равно это невероятно! – выдохнула Сьюки. – Неужели и я научусь когда-нибудь творить такие чудеса?

Ясновидящая за руку вывела ее из комнаты.

– Все возможно, дитя мое. Но у нас есть и другие задачи. Пойдем – увидишь.

Сквозь однонаправленные окна они смотрели, как люди с психическими расстройствами подвергались глубинной коррекции. Большинство пациентов были молоды, и Ясновидящая объяснила, что это в основном гибриды людей и тану, плохо адаптирующиеся к торквесам.

– Мы лечим и людей в золотых и серебряных торквесах. Хотя отдельные человеческие умы совершенно несовместимы с долговременными эффектами уморасширителей. Полностью излечить таких пациентов практически невозможно. Лорд Гомнол снабдил нас приборами, показывающими возможность исцеления. Сама понимаешь, мы не можем тратить время наших талантливых целителей на безнадежные случаи.

– Полагаю, вы и на серых торквесов не тратите времени, – проронила Сьюки, поставив, по совету Элизабет, надежный заслон.

– Нет, дорогая. Как правило, нет. Как ни ценим мы наших серых, жизнь их слишком эфемерна, она – лишь мимолетная вспышка на фоне вечности. А наша терапия – сложный и длительный процесс. Она не для них… Ну пойдем, посмотришь, как растут наши дети.

Они поднялись на верхние этажи огромного здания и вошли в залитые солнцем, наполненные игровым оборудованием комнаты. Прекрасно одетые самки рамапитеков играли в веселые игры под бдительным оком людей и тану. В соседних комнатах они ели, спали или проходили врачебные процедуры. Все обезьянки были беременны.

– Ты, наверное, слышала, – небрежно бросила Ясновидящая, – что нам, тану, очень трудно производить потомство в этом мире. С начала нашего изгнания мы используем рамапитеков для вынашивания зиготы. Оплодотворенная в пробирке яйцеклетка имплантируется этим животным, и они ее выращивают в своем чреве. Но, разумеется, рамы чересчур малы, чтобы доносить плод. Поэтому в критический момент им делают кесарево сечение. Правда, восемьдесят процентов детей не выживают, но мы считаем, что драгоценные двадцать стоят таких жертв. Прежде подобные эрзац-матери были единственной надеждой на выживание нашей расы. К счастью, теперь ситуация несколько изменилась.

Зелотриса и Сьюки покинули отделение для беременных и на цыпочках перешли в полутемный отсек, где в стеклянных инкубаторах находились недоношенные младенцы. Сьюки с изумлением отметила, что дети фирвулагов получают необходимый уход наравне с детьми тану.

– Фирвулаги – наши братья по расе, – заявила Зелотриса. – Древний обычай предписывает нам вынянчить детей до срока и в целости передать их собственному народу.

«Чтобы потом охотиться на них и убивать?»

«Когда-нибудь ты поймешь, сестричка по разуму. Таковы наши законы. Если хочешь выжить, они должны стать и твоими.»

– А теперь, – проговорила Ясновидящая вслух, – мы нанесем визит леди Таше Байбар.

Сьюки вскрикнула за своим умственным заслоном.

– Видишь ли, по всем показателям, пройдет еще несколько недель, прежде чем твой менструальный цикл окончательно нормализуется. А мы устраним эти помехи гораздо быстрее, чтобы не задерживать твою инициацию.

Сьюки с трудом обуздала внутреннюю дрожь.

– Я не желаю… подвергаться таким унизительным процедурам…

«Тихо, успокойся, малышка. Это твоя судьба. Смирись, и ты не пожалеешь. Операция быстро закончится, а леди Байбар – опытный целитель. Ты даже не почувствуешь боли.»

Ясновидящая на миг застыла, приложив пальцы к золотому торквесу. Затем кивнула, улыбнулась и повела Сьюки по винтовой лестнице в одну из высоких башен. Круглая комната, в которую они вошли, была огромной, метров тридцать в диаметре, из окон открывался фантастический вид на долины и солончаки, подернутые сверкающей дымкой.

Посреди черного отполированного пола стоял длинный стол, окруженный небольшими тележками; на них были разложены какие-то драгоценности. С потолка свешивалась незажженная лампа под большим стеклянным плафоном.

– Сперва леди Байбар станцует для тебя, Гвен Минивель. Это великая честь. Жди ее здесь и веди себя достойно, как подобает носительнице серебряного торквеса.

С этими словами Ясновидящая оставила ее одну.

Сьюки на негнущихся ногах приблизилась к столу. Так и есть: предметы с алмазными наконечниками – не что иное, как гинекологические инструменты.

Слезы туманили глаза. Она отшатнулась и про себя воскликнула: «Стейн, только для тебя!»

Но, может, она еще успеет сбежать?..

Ее настиг импульс Ясновидящей, вынудил остановиться, обернуться, и Сьюки в полном смятении увидела, как в комнату вошла Таша Байбар и принялась танцевать.

Ее бледное, нежное тело гурии источало несколько подчеркнутую, искусственную сладострастность. Волосы метались на голове, как иссиня-черное пламя, когда Таша кружилась, прыгала и изгибалась перед своей потрясенной пациенткой.

Всю одежду целительницы составляли золотой торквес и лента с маленькими колокольчиками, изящно обвитая вокруг нее. Колокольчики звенели в разной тональности, и в такт с тем, как сокращались мышцы танцовщицы, полупустую комнату наполняла волшебная мелодия, рожденная движением. Мелодия странным образом согласовывалась с пульсом Сьюки, которая стояла, окаменевшая, беспомощная, и глядела, как танцовщица приближается к ней плавными прыжками; руки ее извивались, словно ткали какую-то жуткую песенную нить, пятки шлепали по полу с неотвратимой настойчивостью, заставляя сердце Сьюки биться все быстрее.

Глубоко посаженные глаза Таши Байбар были так же черны, как волосы. Почти бесцветные губы приоткрылись в пугающем оскале. Она долго вертелась вокруг Сьюки, наращивая темп; девушку в конце концов затошнило, и все поплыло перед глазами. Она тщетно пыталась закрыть глаза, уши, ум перед бешеной круговертью, что захватила и медленно увлекла ее в полное забытье.

7

– Ну что, починил?! До чего ж ты ловок, мой Сиятельный!

Колдунья Мейвар с удовольствием наблюдала, как крошечные фигурки копошатся в часовом механизме. Бирюзово-агатовый дракон прыгал, хлопая золотыми крыльями и клацая алмазными клыками. Рыцарь в опаловых доспехах отбросил маленького монстра, затем взмахнул сверкающим мечом и ударил… один раз, два, три. Часы пробили три раза. Дракон испустил дух и распался на три части, обнажив рубиновые внутренности. Диск завращался, и персонажи сцены скрылись за дверцей из чистого золота.

Эйкен Драм рассовал по карманам инструменты.

– Так ведь поломка небольшая. Анкер надо было поправить да один зубец в шестеренке стерся. Ты, моя прелесть, попросила бы стеклодува, чтобы тебе изготовили защитный колпак.

– Непременно, – откликнулась старуха. Она взяла со стола ювелирную игрушку и поставила ее на полочку. Затем повернулась к Эйкену и, ухмыляясь, протянула к нему обе руки.

– Опять?! – протестующе воскликнул тот. – Ну ты ненасытная старая карга!

– Все мы такие. – Она хихикнула, подталкивая его к спальне. – Но не всякому дано угодить старухе Мейвар и остаться живым. Пора бы тебе это понять, мой Сиятельный. Всякий раз, как мне попадается молодец вроде тебя, я его испытываю вдоль и поперек. А если он мне угодит, тогда… тогда…

В комнате было холодно и темно, хоть глаз выколи; страшная ведьма казалась тенью, застывшей в ожидании. Пустив золотой костюм плыть по воздуху, Эйкен подошел к ней и был поглощен ее чревом. Но в душе его не было ни страха, ни отвращения – после того первого раза, когда он узнал, что скрывается за омерзительной наружностью.

О, потрясающая колдунья, опять ты бросаешь меня в котел своего убийственного экстаза! Хочешь полной мерой испить моих жизненных сил, уничтожить меня, задуть, словно свечу, после того, как я вдохну в твои жилы огонь юности? Но я не сдамся, вампирша! Не сгорю! Я достойный противник, Мейвар, я выше, сильнее тебя, и ты идешь за мной, крича от наслаждения. Смотри не споткнись, Мейвар! Кричи, старая ведьма, пока не испустишь дух, пока не лопнешь, как воздушный шар, насытясь своим Сиятельным, который играючи выдержал испытание…

Плут надел свои золотые ботинки и ласково провел рукой по ее сморщенному телу.

– Ты и сама кое на что годишься, старушка.

– Тагдал говорил то же самое, – вздохнула она. – И мой незабвенный Луганн… – Она мысленно показала Эйкену, как это было там, у Могилы Корабля, когда все они только что явились на Многоцветную Землю.

– Странное вы племя, – задумчиво произнес Эйкен. – Дикари, да и только! Где вы были бы теперь, если бы люди не пришли вам на помощь? Другие на вашем месте молились бы на нас, а вы еще обижаетесь!

– Я на тебя не обижаюсь, – самодовольно ухмыльнулась Мейвар. – Подойди ближе, мой мальчик. – Она достала из-под подушки солнце и протянула ему.

– Это еще зачем? – Его губы озорно искривились. – Может, ты опять меня хочешь, ненасытная Мейвар?

Но на сей раз она хранила серьезность.

– Путь наверх долог. Тебе надо подрасти, сосунок, прежде чем ты сможешь соперничать с величайшим из потомства. Не обольщайся: пока еще здесь есть кому покончить с тобой. Так что будь осторожен и следуй моим советам. На, бери!

Он надел на шею золотой торквес и защелкнул концы. Крючковатые пальцы Мейвар сняли с него серебряный торквес и швырнули под кровать.

– Все будет, как ты велишь, дорогая вещунья. Я сумею насладиться каждым мгновением на своем пути.

Она поднялась с постели, и Драм помог ей облачиться в фиолетовый балахон. В гостиной он расчесал ее седые космы и распорядился подать закуски – обоим не мешало подкрепиться.

– Мне ты себя показал, – наконец проговорила Мейвар. – Теперь надо показать им… Чтобы они сами, по доброй воле, признали тебя. Так у нас принято.

На полке звякнул золотой хронометр. Вновь выполз дракон, и рыцарь вступил с ним в борьбу; отмечая время, усыпанное алмазами чудовище распалось на четыре части.

– Вот такого же подвига ждут и от меня, – заметил Эйкен. – Чтобы стать своим в племени дикарей, я должен сдержать свое обещание и сразиться с чудовищем.

– Если расправишься с Делбетом, это и будет твоим доказательством. – Мейвар фыркнула и принялась раскачиваться взад-вперед, обхватив костлявые колени под тканью балахона. – Да-а, парень, подобным вызовом ты обратил на себя внимание. Интересно знать, кто тебя надоумил… Уж не сама ли Тана?

– Да просто мозг вашего великого короля так вопил о боязни призраков, что невозможно было устоять, – ответил Эйкен лаконично.

– Вот оно что… Так ведь Тагдал и сам всю жизнь мечтал потягаться с Делбетом. Но теперь он уже слишком стар, и ему придется просить Ноданна. А это свяжет его обязательствами перед кланом. Политика, одним словом… Что до пресловутого Делбета, то он крепкий орешек. Настоящий великан, в отличие от своих соплеменников. Пожег все плантации вокруг Афалии… вы ее называете Гибралтар – песчаный перешеек на Пиренейском полуострове… Целый год уже бесчинствует. А тот район кормит всю столицу, да еще к началу Великой Битвы требуются дополнительные припасы. Афалией сейчас правит лорд Селадейр. Он из первых пришельцев и на принудительном операторстве собаку съел, но Делбет ему не по зубам. Да и никому из нас, пожалуй. Старик Селад выпустил на Огнеметателя свою Летучую Охоту, да только фирвулаг не дается – прячется где-то в пещерах Гибралтарского перешейка. Положение угрожающее: скоро начнется Великая Битва – Селад потребовал помощи Верховного Властителя. Хочешь не хочешь, Тагдалу придется отвечать.

– Понял, – кивнул Эйкен. – Но для таких подвигов у Его Величества кишка тонка. По нынешним временам ему бы только с девками развлекаться.

– Да, но он вправе послать любого из своих подданных. И ты его вынудил выбрать тебя. Смекаешь, как ему неловко? Выскочка-землянин берет на себя то, с чем не справились богатыри тану! Мало того – тебя угораздило опередить Ноданна; этот хитрец наверняка бы сам вызвался, не дожидаясь королевского приказа… Теперь у тебя есть золотой торквес, и если ты убьешь Делбета, то сможешь объявить всему миру, что ты ничем не хуже их.

– Как Гомнол, да?

Ведьма опустила набрякшие веки и в мозгу воссоздала для сведения Эйкена сцену давнего человеческого триумфа. Да и сама вспоминала Серебристо-Белую равнину, где все произошло.

– Вообще-то Гомнол метил выше, – тихо произнесла она. – А я его отвергла, хотя он мне нравился. Но он бесплоден – вот в чем беда! Или, вернее, гены его летальны, так что даже развитая наука вашего Галактического Содружества против этого бессильна. Лежалый товар Создательница Королей пропустить не может… Вряд ли нужно говорить, что у тебя такого недостатка нет – уж в этом-то я убедилась.

Эйкен, руки в боки, откинул голову и захохотал.

– Ах ты, старая карга! – воскликнул он. – А я-то думал, у тебя на уме одно сладострастие!

«Нашими с тобой страстями управляет судьба, Сиятельный.»

– Чертовка! – восхищенно воскликнул он. – Костлявая плутня! Ненасытная утроба! Шла бы ты в Гильдию Корректоров, пускай бы затянули Кожей твое дряблое, морщинистое тело и сделали из тебя молодую красотку. Вот бы мы тогда всех их с тобой отдрючили, а, любовь моя?

Схватив Мейвар за руку, он завертел вокруг себя высокую костлявую фигуру, но вдруг застыл как вкопанный, поймав выражение ведьмина лица и образ, что сопровождал его.

– Мне повезло, Эйкен. Многим из мне подобных довелось выбирать всего лишь раз. Но я выбрала Тагдала, а потом его преемника, хотя, прежде чем успела изъявить свою волю, мой милый Луганн погиб по воле Таны. Когда его не стало, я тысячу лет ждала, оценивала претендентов, как мне и надлежало. Но никто из них по тем или иным причинам не годился. Перебрав все королевское потомство, я остановилась на лучшем из худших – Ноданне Стратеге. Ум хоть куда, и с наследственностью никаких проблем, но что за чахлый огонь тлеет в его груди, несмотря на всю гордость и тщеславие! Разве такому ничтожеству пристойно быть продолжателем расы героев? И все же он – лучшее, что мы имели, пока…

– Ладно, ты мне льстишь, безмозглая старуха!

Узловатые пальцы погладили его золотой торквес, отчего Эйкена объяла сладостная дрожь.

– Счастливица Мейвар! – проскрипела она. – Ты дождалась третьего! Ах, мальчик мой бесподобный, с тобой я достигла предела! Три тысячи триста пятьдесят два года я подвергала тану любовным испытаниям. С тобой пришла моя смерть, Эйкен Драм! Но не раньше, о милостивая Тана, не раньше, чем я увижу тебя на троне!

– Давай по порядку, – перебил ее Эйкен, неохотно освобождаясь от умственных ласк. – Сперва Делбет. Ты же понимаешь, у меня и в мыслях нет, как с ним расправиться. Язык у твоего покорного слуги подвешен неплохо, а до дела дойдет, так этот призрак живо подпалит мои золотые штаны и все, что в них. Хорошенькое исполнение твоих замыслов!

Мейвар хихикнула.

– Да неужто я своего дорогого ученичка пошлю без подготовки? Ты научишься управлять своей силой, прежде чем вызовешь Делбета на бой. Две недели моей выучки, плюс к тому уроки Блейна Чемпиона, да Альборана – Пожирателя Умов, да Катлинели Темноглазой – и ты сможешь потягаться с этим фирвулагом… А на крайний случай будет у тебя еще один козырь – спрячешь в рукаве.

– Ну ты даешь! – удивился Эйкен. – Что ж это такое?

– Сто лет гадай – не догадаешься! Тану не рискнули бы воспользоваться им из страха за свою жизнь, а для тебя, умник, опасности никакой, зато Делбета мой козырь мигом доконает, если сумеешь его выследить. Но только держи это в тайне от других. Впрочем, такой хитрец, как ты, никогда лишнего не выболтает.

– Да что же за козырь такой, скажи – не томи!

Он схватил ее за костлявые плечи и хорошенько встряхнул, но Мейвар еще долго подтрунивала над ним, показывая какой-то неясный образ – близко, а не ухватишь. Наконец все-таки сжалилась.

– Пойдем в подвал, покажу.


Чувствуя, как в нем медленно нарастает гнев, Стейн вцепился обеими руками в барьер и заставил себя следить за слушателями военной школы, занимавшимися на арене. Верхние отделы его подкорки фиксировали все замечания лорда Меченосца по поводу тактики ведения боя либо отсутствия оной у юных серых торквесов. Но за показным прилежанием бушевала ярость. Дубина Тагал за своими инструкциями ничего не замечал, но от женщины в золотом торквесе, которая по приказу Мейвар наблюдала здесь за Стейном, это не укрылось. С тактичностью истинного медиума она обратилась к своему подопечному:

«Ну что, друг любезный, надоели учебные бои? А мы-то надеялись, что они тебя отвлекут и развлекут.»

«С моей женой неладно. Что с ней, ЧТО, леди Дедра, я ведь все равно узнаю!»

– Посмотри-ка, Стейн, на этого рыжего бычка курдской породы, – разглагольствовал лорд Тагал. – Великолепная мускулатура и хватка, как у всех дикарей. Но бьюсь об заклад, на Отборочном Турнире он и пяти минут не продержится, если не отучится заранее предупреждать противника о своих ударах. Чтобы читать чужие мысли, никакой торквес не нужен! А если хочешь овладеть всеми тонкостями борьбы, приглядись повнимательнее к тем двум масаи с копьями из витредура. Вот это работа – от нее у старого борца душа поет…

«Успокойся, расслабься, Стейн. Вспомни указания-обещания достопочтенной Мейвар и Эйкена Драма: Сьюки не причинят никакого вреда.»

«Вранье! ЧЕРТ!.. Я же слышу, как она кричит от страха перед какими-то бубенцами! Леди Дедра, напрягитесь, найдите ее, скажите, почему она кричит!»

«Ладно, только успокойся и смотри, чтобы Тагал не заметил, где витают твои мысли.»

– Удары у этих парней что надо, лорд Тагал, – сказал Стейн вслух. – Я не большой специалист, но дерутся они здорово. И все же, по-моему, им не выдержать умственного напора ваших тану.

– Да нет, они в основном будут состязаться друг с другом. Только лучшие из них удостоятся чести выступить на Главном Турнире вместе с метапсихическими воинами против фирвулагов. Наши храбрые серые уже не раз проявили себя в Великой Битве. Главное – не бояться устрашающих фирвулагских миражей и сосредоточиться. Конечно, в итоге большинство…

Тагал осекся и осторожно покосился на викинга. Телепатическое видение погасло в его мозгу столь же внезапно, как и появилось, однако Стейн успел все отчетливо разглядеть.

Вид у Меченосца был не такой цветущий, как у всех тану: пшеничные усы уныло обвисли, под морщинистыми веками прятались запавшие зеленые глаза.

– Но ты не думай, не у всех серых судьба одинакова – бывают исключения. Воистину неустрашимый гладиатор может рассчитывать на амнистию

– не только временную, до следующей Битвы, но и полную. К примеру, может стать инструктором моей школы.

– Видишь ли, брат Меченосец, окончательно судьбу Стейна решит леди Мейвар. Она взяла под свою опеку кандидата Эйкена Драма, – объяснила Дедра, а про себя добавила: «Предполагаемого хозяина этого серого, который, скорее всего, недолго проживет».

Тану в голубых доспехах мысленно усмехнулся и тут же забыл о Мейвар и ее протеже.

– Хотел бы поглядеть на тебя в Битве, Стейн. Ты способный парень, я сразу это понял еще там, во дворце. Всего несколько недель работы с тобой и… – Тагал один за другим посылал ему импульсы: «Дружба, адреналин, вызов, облегчение, кровь, блаженная усталость после Битвы». – Ну так как?

Стейн открыл было рот, чтобы послать Меченосца куда подальше, но вместо этого произнес:

– Благодарю вас, лорд Тагал, для меня большая честь состоять под началом столь прославленного чемпиона. Когда мой хозяин и я расправимся с ненавистным Делбетом, у нас будет время подумать и о предстоящей Битве. В свое время мой хозяин свяжется с вами. – «Это не я говорю, а ты, чертова Дедра, отпусти меня, отпусти, отпусти!»

– А теперь мы оставим тебя, отважный брат, – произнесла Дедра, завернувшись поплотнее в шифоновый плащ цвета лаванды: солнце уже спустилось за ограду арены, и это вполне могло служить оправданием ее внезапной дрожи. – Можешь быть уверен, что Стейн и его хозяин Эйкен Драм со всей благосклонностью и серьезностью рассмотрят твое предложение. – «Ну довольно, прекрати сражаться со мной, безмозглый медведь!»

Тагал постучал по закованной в латы груди сапфировой перчаткой.

– Приветствую тебя, ясновидящая сестра, достойная леди Мэри-Дедра. Поклонись от меня своей начальнице… А ты, могучий Стейн, не забывай нас. Мы проводим общегородские игры три раза в неделю здесь или на стадионе. Приходи! Завтра наши лучшие борцы сразятся с исполинской обезьяной, пойманной в холмах Северной Африки. Волнующее зрелище!

Стейн не по своей воле снял рогатый шлем и отвесил поклон лорду Меченосцу. А затем устремился вслед за женщиной в золотом торквесе по холодному гулкому коридору под ареной, ведущему во двор, где стояла их коляска. Коридор был темен и пуст. Стейн окликнул Дедру, но та бросила на него быстрый взгляд через плечо и пустилась бежать. Ум ее, настроившись на принудительную волну, твердил:

«Ты подчинишься мне, ты успокоишься, ты подчинишься…»

– Что случилось со Сьюки? – крикнул он.

«Ты подчинишься, успокоишься…»

– Боишься сказать? – Стейн ускорил шаг. – Она меня больше не зовет.

«Тыподчинишься тыподчинишься ТЫПОДЧИНИШЬСЯ!»

Его ярость напирала, точно бурный огненный поток, разрушая, сжигая сдерживающие заслоны.

– Они убили ее, да? – взревел скандинав. Дедра попятилась от него и едва не упала на сырой каменный пол. – Отвечай, подлая! Отвечай мне!

«ТЫПОДЧИ…»

Стейн издал клич, в котором смешались боль и торжество: наконец-то мозговые путы разорваны. Одним прыжком он настиг Дедру и подбросил в воздух. С высоты на него беспомощно смотрела прелестная женщина с искаженным страхом лицом. Поймав на лету хрупкое тело, он прижал его к стене в сырой, темной, пропахшей плесенью нише.

– Только пикни – хребет сломаю! И брось свои телепатические трюки, я все равно тебя засеку, поняла?.. Отвечай же, черт возьми!

«Стейн, о Стейн, ты не понял, это для твоего же блага, мы хотим помочь…»

– Слушай меня, – прошипел он, слегка ослабив хватку. – Здесь никого нет, только ты и я. И спасать тебя некому. Мейвар надо было приставить ко мне кого-нибудь посильнее, Дедра. Она должна была знать, что ты меня не удержишь.

«Но Мейвар желает…»

– Не смей вползать ко мне в мозг, сучья дочь! – Дедра застонала, и голова ее бессильно свесилась. – Я хочу знать, что с моей женой! Тебе это известно, и ты скажешь мне…

– Она жива, Стейн. – «О Господи Иисусе, ты же и вправду все кости мне переломаешь, о-о-о!»

Стейн отпустил ее, прислонив безвольно обмякшее тело к стене. Дедра повисла, будто кукла на веревочке, в своем шифоновом наряде. Расшитая золотой нитью шапочка сползла набок. Внутренний голос поспешно сообщил:

«Подобно всем женщинам в серебряных торквесах, твою Сьюки отправили к Таше Байбар, дабы восстановить ее плодовитость.»

– Они обещали, что ей не причинят вреда! Мейвар и ее прихвостень в золотом костюме… они обещали!

Дедра с мольбой протянула к нему белые руки.

– С ней все в порядке, Стейн, как ты не поймешь? Мы не могли сделать для нее исключения, раньше чем Эйкен утвердится среди воинствующей братии… О-о, не надо! Мне же больно! Ты что, не слышишь, я говорю правду! На данном этапе Мейвар и Дионкет должны соблюдать осторожность, иначе все замыслы пойдут прахом. На карту поставлено нечто большее, чем участь твоей жены и твоя!

Стейн вновь выпустил ее. Она сползла на грязный пол. Ум ее ослабел. Из озера слез на Стейна глядели фиалковые человеческие глаза.

– Мы не допустим до нее Тагдала, поверь! Еще есть время. По меньшей мере месяц, пока ее женский цикл не восстановится.

– А потом она должна зачать гуманоидного ублюдка? Говори, дрянь! К дьяволу Мейвар и Дионкета и все их замыслы! К дьяволу вас всех! Я слышал, как Сьюки меня звала… а теперь перестала, черт побери! Чем ты мне докажешь, что она жива и невредима?

«Отвези его к ней.»

Стейн вздрогнул. Пальцы его потянулись к рукояти меча; он дико озирался кругом. В коридоре было по-прежнему пусто.

– Я предупреждал тебя, Дедра! – Его голос и взгляд опять замутились яростью.

Она поднесла дрожащую руку к золотому торквесу.

– Это Мейвар. Она все видела и теперь велит мне отвезти тебя к Сьюки. Ну, поверил наконец, что мы на твоей стороне?

Стейн поднял Дедру на ноги. Ее платье вымокло и было заляпано грязью. Он отстегнул свой короткий зеленый плащ и накинул ей на плечи.

– Сможешь сама идти?

– До коляски дойду как-нибудь. Только дай руку.

На козлах, убаюканный цикадами, что настраивались на вечерний концерт, подремывал кучер, на котором не было торквеса. По широкому проспекту, который начинался от арены, с короткими лестницами и медленно горящими фитилями сновали рамапитеки, зажигая фонари. За исключением этих суетливых обезьянок, вокруг не было видно никого – ни прохожих, ни проезжих.

Стейн осторожно подсадил леди Дедру в коляску, а сам зашел с другой стороны.

– Куда прикажете, мэм? – проскрипел кучер, неохотно пробуждаясь к жизни.

– Гильдия Корректоров. И побыстрей!

Кучер хлестнул элладотерия, и коляска тронулась. Прежде чем выехать на дорогу, поднимающуюся в гору, они миновали центр и западную окраину. Мюрия не была защищена крепостными стенами. Для южного оплота тану естественная изоляция Авенского полуострова оказалась вполне надежной защитой. Дедра молчала; Стейн напряженно сидел рядом, не глядя на нее. Наконец, когда граница города осталась далеко позади, женщина проронила:

– Здесь неподалеку есть источник. Ты позволишь мне сойти и умыться? Если я явлюсь к целителям в таком виде, неминуемо возникнут вопросы.

Стейн кивнул, и она дала распоряжения кучеру. Через несколько минут они въехали под сень деревьев, росших по обочине дороги. Какая-то птаха беззаботно щебетала в листве. Среди желтоватых известняков протекала река, спускавшаяся тройным уступом. Элладотерию дали напиться из нижнего озерца, потом Дедра велела кучеру отъехать к густому кустарнику и дать животному попастись. В среднем озерце она умылась, достала зеркальце и золотой гребень, расчесала волосы. После тщетных попыток привести в божеский вид золотую шапочку Дедра выбросила ее в овражек.

– То-то младшие целители полюбуются. Будем надеяться, что Таша в своей прострации не заметит моего платья.

– А ты можешь помешать ей читать наши мысли?

Дедра невесело засмеялась.

– Ты не знаешь нашу милую Ташу Байбар – Анастасию Астаурову, главную радетельницу о продолжении рода гуманоидов. Выше голову, любезный викинг! У нее вообще нет никаких метафункций. Золотой торквес для Таши – лишь свидетельство уважения тану. Она обычная женщина, гинеколог, шестьдесят с лишним лет назад изобрела средство от женского бесплодия. Теперь у нас есть и другие опытные гинекологи, но с Ташей все равно никому не сравниться. Все серебряные обязательно проходят через нее. В каждую… можно сказать, сует свой палец.

Перед мысленным взором Стейна возник образ танцовщицы, обвешанной колокольчиками.

– Видали мы таких… – пробормотал он.

Дедра зачерпнула ладонью воду из верхнего озерца и напилась.

– Таша теперь совсем сошла с катушек. А когда отправлялась сюда с постоялого двора, уже была на грани. Да ладно тебе, не смотри на меня зверем! Я, как и ты, считаю, что она изменила нашему племени. Но сделанного не воротишь. Основная масса женщин научилась извлекать из этого выгоду.

Стейн тряхнул головой.

– Как она могла?

– Не скажи. В ее безумных действиях есть своя логика… Разве справедливо лишать всех прибывающих сюда женщин материнства? А сама Таша не может иметь детей, так почему не стать хотя бы посаженой матерью? Благодаря ей совершенно здоровые путешественницы во времени рожают прелестных гуманоидов, несмотря на то, что с ними сотворили ловкачи на постоялом дворе. Искусный приемчик, ничего не скажешь! Мадам и иже с ней, видно, подозревали такой подвох со стороны этих прогенофилов. Тут милая Таша и подоспела со своим уменьем. А теперь выпустила уже целый курс студентов-тану. Так что вот они мы – паши и сей!

– Если она такой опытный врач, почему какой-нибудь из учеников ее не исправит?

– О! В том-то и трагедия! Под женственной оболочкой, напичканной всякими эстрогенными имплантантами, бьется сердце настоящей XY.

Стейн раздраженно глянул на нее.

– Это еще что за чертовщина?

Дедра выбралась из ручья и послала властную умственную команду кучеру.

– К твоему сведению, Таша транссексуальна. Даже если ввести живую оплодотворенную яйцеклетку в ее искусственную матку и подпитывать редчайшими гормонами (которых, кстати, здесь не достанешь), плод все равно проживет в лучшем случае несколько недель. Так-то, мой милый. Материнство

– великое чудо и в то же время очень коварная штука. Ни в нашем Галактическом Содружестве, ни где-либо еще никому пока что не удалось научить мужчин рожать детей.

Уже без посторонней помощи она легко впорхнула в коляску.

– Ну? Чего рот разинул? Может, раздумал встречаться с женой?

Стейн опомнился и впрыгнул в карету вслед за ней.

Когда красные и белые огни Гильдии Корректоров были уже совсем близко, Дедра предупредила его:

– Поосторожней там. Таша не может читать мыслей, но многие другие могут. Хотя плотные заслоны – не моя специальность, я сделаю все, что в моих силах. Но если ты будешь меня перебивать и суетиться, нам обоим несдобровать.

– Постараюсь расслабиться, – пообещал Стейн. – Там, на борту, когда нам удавалось побыть вдвоем, Сьюки учила меня, как это делается.

– Доверься мне! – шепнула Дедра и под покровом вечерних сумерек придвинулась к нему поближе, отыскивая в его глазах хоть каплю тепла.

Но Стейн сейчас мог думать лишь о безопасности своей несравненной, обожаемой Сьюки.

– Прости меня… – Это было все, до чего он снизошел.

Она вздохнула и уставилась на согбенную спину старого кучера.

– Да ничего. Я сама виновата – стала на пути урагана… Повезло твоей малышке!

Коляска подкатила к входу. Стейн изображал из себя добропорядочного джентльмена в сером торквесе, Дедра – высокопоставленную леди. Под портиком стояли двое часовых в красных доспехах. Чопорный серебряный рыцарь вышел им навстречу, чтобы сопровождать в покои Таши Байбар.

– Что за странности? – недоумевал он. – В обход всех инструкций! Если бы не распоряжение самого лорда Дионкета…

– Мы весьма благодарны Главному Целителю, доблестный Гордон. У нас очень важное поручение от достопочтенной Мейвар Создательницы Королей.

– А-а, тогда конечно. Сюда, пожалуйста, наверх. Гвен Минивель все еще отдыхает. Леди Таша заботится о том, чтобы после операции все они как следует выспались.

– Да уж! – прорычал Стейн и слегка дернулся под воздействием болезненного импульса, который послала ему Дедра.

– Мы долго не задержимся, брат Гордон… Как у вас тут тихо! То ли дело в нашем Зале Экстрасенсов – ни днем ни ночью покоя нет. Туда-сюда, туда-сюда! Вечно у всех горящие дела, сбор данных, розыски пропавших собак, а то и более серьезные происшествия. Признаюсь, здешняя мирная атмосфера мне больше по душе.

– В больнице иначе нельзя, – откликнулся Гордон, ведя их по винтовой лестнице в башню. – Реабилитационные палаты расположены по периметру вот этой площадки. Кандидатка Гвен Минивель находится в третьем номере.

– Спасибо, можешь нас не ждать, – решительно заявила Дедра. – Мы пробудем всего несколько минут и сами найдем дорогу обратно.

Гордон заупрямился было, но после недолгих препирательств с ясновидящей леди все же откланялся, оставив их перед дверью под цифрой «3». Дедра медленно распахнула ее.

Вслед за ней Стейн ступил в кромешную тьму.

– Сью? Ты здесь?

Кто-то зашевелился на кушетке возле открытого окна, и на фоне залитой огнями Мюрии им предстала темная фигурка.

– Стейни?

Он опустился перед ней на колени, заглянул в глаза.

– Что они с тобой сделали? Что?

– Тише, милый. Ничего… – «Мне совсем не было больно; а как ты узнал? Неужели услышал меня?»

– Да, – прошептал он. – И пришел.

«Боже мой, ты не покорился Дедре и Мейвар, так велика твоя любовь, мой сумасшедший дикарь?!»

– Только убив меня, они смогли бы нас разлучить.

– О Стейни! – всхлипнула она.

Из дальнего угла комнаты донесся тихий звон колокольчиков.

– Ну что, шпионить явилась? – Голос Стейна был угрожающе тих. Он рывком поднялся с колен.

– Какой высокий! Какой сильный! – Колокольчики взвились и смолкли. Один на низкой ноте вновь начал раскачиваться в медленном ритме. Танцовщица, легкая, как тень, подошла и стала извиваться перед ним. – Так ты хочешь ее? Ну что за прелесть! – произнесла она певучим голосом немного не в лад с аккомпанементом колокольчиков, – Хочешь взять ее, взять ее, взять ее!

Стейн вспыхнул от гнева, обращенного против музыкальной пересмешницы. Сьюки негромко вскрикнула и поставила заслон этому шквалу; Дедра, прислонившись спиной к закрытой двери, тоже бросила свой гораздо более слабый ум на его обуздание. Но огненный вихрь первобытной мужественности снес и ту и другую плотину.

– Не надо, Стейн! – завопила Сьюки уже во весь голос. – Умоляю тебя, не надо!

– Ты хочешь взять ее, – смеялась танцовщица, извиваясь и звеня колокольчиками в такт движениям. – Но зачем, зачем, зачем? Почему ее, ее, ее?

Сверкающие колокольчики, покачиваясь на белой коже, разбрасывали по всей комнате странные блики. Пульс учащался в предчувствии опасности, распаляя сладострастие танцовщицы. Потом музыка и танец внезапно оборвались, и она открылась ему под общий стон Дедры и Сьюки, которые все еще пытались предотвратить неизбежное.

– Возьми меня! – предложила Таша Байбар.

И он «взял» ее – своим бронзовым мечом.

Наступила жуткая тишина. Стейн невозмутимо вытер лезвие о портьеру, убрал меч в ножны и, подхватив Сьюки, перешагнул через валявшееся на полу тело.

– Прочь с дороги! – крикнул он Дедре.

– Нет, ты не сможешь! – выдохнула ясновидящая. «Мейвар! Мейвар!»

Дверь распахнулась, впустив ослепляющий поток света. На пороге стояла очень высокая мужская фигура, за ней – двое слуг в красно-белых ливреях.

– Я сказал Дионкету, что это недоразумение, – устало произнес Крейн.

Войдя в комнату, он жестом зажег гирлянды маленьких лампочек; заструилось холодное свечение. При виде скандинава со Сьюки на руках и поверженной танцовщицы губы Крейна искривила мрачная усмешка. Его умственный комментарий был столь резок, что Сьюки задохнулась, а викинг от изумления разразился смехом.

– Так вы на нашей стороне! – ликовал он.

– Опусти ее на пол, дубина! – приказал Крейн. – Теперь придется прятать твою жену до Великой Битвы… и действовать быстрее, чем мы планировали.

8

Посланная Ноданном молния ударила в темные, подернутые лунной рябью воды Аквитанского залива, в которых ничего не подозревающее чудовище гналось за косяком тунцов.

Море вскипело, разметало брызги до самых облаков. Электрический разряд пронзил пятнадцать рыбин, и они быстро всплыли кверху брюхом. Однако плезиозавр был лишь контужен. Он высунул из водоворота страшную голову и взвыл.

– Ты зацепил его! – вскричала Розмар. – Ух, какой здоровый!

– Добыча! Добыча! – Охотники, конные и пешие, с безумными воплями рванулись вперед: теперь уже не было нужды скрываться в засаде.

Круг из полусотни мужчин и женщин в радужных доспехах выкатился на небо, нависая аркой над почти неподвижной тушей. Немного в стороне, бок о бок, точно две золотисто-розовые кометы, летели Ноданн и его нареченная.

Охотники, гремя щитами, победно затрубили в хрустальные рога.

– Добыча!

– Вренол! – громовым голосом распорядился Ноданн.

Один из всадников спустился пониже и снопом искр вновь оглушил чудовище, едва колыхавшееся на волнах. Плезиозавр вытянул змеиную шею, и рыцарь с трудом осадил иноходца, чтобы не попасться в сабельные клыки. Не растерявшись, он взмахнул сверкающим мечом; от острия отделился огненно-фиолетовый шар и угодил морскому чудовищу прямо промеж глаз.

Раздавшийся рев раненого зверя вызвал восторженные крики в толпе охотников.

– Кончай его, Вренол! – надрывалась какая-то женщина.

Охотник повернулся к ней и самодовольно кивнул, что было его ошибкой. Едва он ослабил бдительность, плезиозавр оттолкнулся от воды всеми четырьмя лапами, и выбитый из седла зловонной волной рыцарь беспомощно повис в воздухе.

– Какая досада! – протянул чей-то голос.

Одна из женщин с презрением трижды протрубила в хрустальный охотничий рог.

Вренола охватил ужас при мысли о погружении в воду – этого больше всего боялись тану – и о предстоящем позоре, поскольку недобитое чудовище уж скрылось под водой.

– Вот дурак! – проговорила Розмар. – Ты можешь снова поднять левиафана, дорогой.

Черты Стратега, будто высеченные из камня, расплылись в улыбке.

– Все, что хочешь, любовь моя. Хотя Вренола не грех бы искупать за его глупость. – Ноданн прищурился, отыскивая плезиозавра в пучине. – Ну что, уползти захотел?

Голубой сноп энергии расколол воды залива, отчего халики жалобно заржали и попятились. Монстр снова показался на поверхности, и на этот раз Вренол достал его копьем.

– Ну слава Богу! – воскликнула Розмар. – Как раз под жабры! Поехали, поглядим, как он будет его добивать.

Правитель Гории и его дама понеслись к воде; радужный круг почтительно рассыпался, давая им дорогу. Охотники нетерпеливо ожидали развязки. Плезиозавр при последнем издыхании медленно смыкал и размыкал гигантские челюсти. Семиметровая туша покачивалась среди растекающихся по воде кровавых пятен, облизываемая барашками волн, освещенная лунным сиянием и блеском доспехов нависшего над нею убийцы.

Вренол обеими руками схватился за меч. В воздухе сверкнуло лезвие.

– Трофей! Трофей! – заголосила Летучая Охота.

Одна из благородных леди спешилась, ловко нацепила на копье отрубленную голову, взметнула ее высоко вверх. Затем преподнесла трофей Вренолу. Тот подхватил копье и, словно сверкающий метеор, полетел вычерчивать победные знаки среди звезд; теперь доспехи его были озарены не радужным, а неоново-красным светом.

– Молод еще! – добродушно заметил Ноданн. – Проявим на сей раз снисходительность.

Затем, перейдя на командный канал умственной речи, предупредил остальных:

«Не думайте, что всем будет позволено зря истреблять чудовищ. Слишком уж вы разохотились.»

«Мы поняли тебя, лорд Стратег!» – в один голос отозвалась свита.

«Тогда скачите в Арморику, к Гнилому Болоту. Мне угодно, чтоб нынешней ночью вы насадили на свои копья головы наших врагов фирвулагов, а то в последнее время они совсем обнаглели. И заодно, если удастся, заарканьте мне какого-нибудь панцирного ящера: он срочно нужен на столичной арене.»

– Трубите в рога! – крикнул один из всадников.

Феерическая кавалькада, возглавляемая алой фигурой Вренола, взмыла в небо, направляясь к Бретани.

Ноданн и Розмар не спеша последовали за охотниками.

– Я только что получил телепатическое послание от матери, – сказал он невесте. – Нам с тобой надлежит доставить пойманную рептилию в столицу. Возьмем небольшой конвой – охранять чудовище.

– Ты чем-то встревожен, – откликнулась она.

– Да нет, пустяки. – Надежный умственный заслон прикрывал его глубокую озабоченность.

Розмар сняла с головы стеклянный шлем и привязала его к луке седла.

– Так-то лучше. Люблю скакать с тобой рядом, мой демон, и чувствовать, как ветер раздувает волосы. Неужели я когда-нибудь научусь летать без твоей помощи?

– Всему свое время. Ничего сложного тут нет. Сила женщин в их слабости, – улыбнулся Ноданн.

– Моя слабость дана мне, чтоб служить тебе… Но все-таки, что же происходит в Мюрии?

– Кое-кто затронул наши династические интересы. Я должен быть там, вместе со своим кланом. Чтобы заслужить уважение, необходимо время от времени показывать власть.

– А кто посягает на твою власть? Фирвулаги?

– Есть некий Делбет, с которым мне предстоит сразиться, пока меня не опередили, к вящему позору нашего дома. Но реальная угроза исходит от людей, от вновь прибывших. Черт бы побрал эти врата времени! Когда же все поймут, что от них одни неприятности!

Розмар засмеялась.

– По-твоему, людей не следует впускать на Многоцветную Землю? Но ведь тану вымрут без нас?

Ноданн на скаку остановил халиков, и на миг оба зависли в беспредельной воздушной тишине. Лишь рокот прилива едва слышно доносился до них от прибрежных скал.

– Есть люди, неразрывно связанные с Многоцветной Землей. Такие, как ты, Розмар, моя зеленоглазая, сероглазая любовь. Ты и сама не находила себе места на Земле будущего. Но не все твои соплеменники готовы признать власть тану. Некоторые хотят отнять у нас эту землю, а не удастся – уничтожить ее.

– Так давай вместе бороться против них! – В ее глазах загорелся дикий огонь. – Для меня нет мира, кроме твоего.

Душа Розмар открылась красавцу Аполлону, показывая правдивость ее слов. Два парящих ума слились в страстном объятии.

«О мой демон!» – восклицала она.

«О моя единственная Мерси-Розмар!» – вторил он.

9

«Прыгай, Элизабет.»

Она стояла на краю обрыва над Серебристо-Белой равниной и смотрела вниз на пустынные, залитые лунным светом солончаки и на облака, клубившиеся вдали, как призрачная Голгофа. Травянистый уступ был огорожен низким парапетом. За ним живописно искривленные сосны нависали над стометровой бездной, отвесно спускавшейся к Пустому морю.

«Прыгай, Элизабет, прыгай, и да воцарится в твоей душе мир!»

– Слышите? – спросила она Бреду.

Темная фигура на каменной скамье пошевелилась. Высокий тюрбан с бахромой согласно закивал.

– Они наблюдают за мной из дворца, – продолжала Элизабет. – Хотят посмотреть, что будет, если я подойду слишком близко к пропасти.

«Прыгай, прыгай, прыгай! Это твой единственный путь к свободе! Одинокая, всеми покинутая, Элизабеднаябет, прыгай – и ты освободишься. Беги, пока не поздно. Прыгай…»

Вцепившись в парапет, она перегнулась через него. Ночной бриз принес с собой запах моря, смешал его с ароматом цветущих апельсиновых деревьев в саду Бреды. Здесь, на краю Авена, где нет притока свежей воды, дающей жизнь простейшим водорослями моллюскам, море совсем не пахнет йодом и рыбой – оно необитаемо и представляет собой огромную безжизненную массу горьковато-соленой воды.

– Они осаждали меня весь день, пытались создать соответствующий, по их представлениям, эмоциональный настрой для самоубийства. В основном по мотивам отчаяния, поруганного достоинства, старомодной паники. Но все их доводы фальшивы и абсолютно несовместимы с моей метафизической этикой. Пожалуй, если бы они избрали для меня что-нибудь вроде самопожертвования в альтруистических целях, то были бы ближе к истине, но, учитывая мое положение изгнанницы, и это вряд ли сработало бы.

Внутренний голос Бреды, бесстрастный, лишенный как интонационных пауз, так и слитности, как правило, свойственной умственной речи, раздельно проговорил:

«Разве высшая метафизическая наука вашего Содружества включала в себя обычные этические формулы?»

Элизабет пропустила вежливый утвердительный ответ сквозь барьер, который воздвигла меж собой и Супругой Корабля с момента их первой встречи, произошедшей два часа назад.

– Большинство из нас исповедовало философию развивающейся теосферы, – добавила она вслух. – Вы знакомы с этой концепцией? С основными религиозными течениями более поздних эпох человечества?

«Я изучаю вас с момента первого путешествия во времени. Некоторые из ваших философов вызывают у меня отвращение и неприязнь. И это естественно, потому что тану придерживаются простого, неразветвленного монотеизма и отвергают церковную иерархию. Мы готовы были предоставить людям полную свободу вероисповедания при условии, что их религия не будет носить воинствующего характера. Но среди твоих соплеменников были фанатики, упорно пытавшиеся смутить покой короля. Этих мы обрекли на мученичество, к которому они подсознательно стремились… Однако из всех, с кем мне приходилось сталкиваться, никто не мог пролить света на Единство Галактического Содружества. Что тоже естественно, поскольку в подобных тонкостях может разбираться лишь настоящий метафизик. И я смиренно прошу тебя просветить меня.»

– Ваша просьба невыполнима, Бреда. Юных метафизиков начинают обучать еще до рождения, а в раннем детстве процесс интенсифицируется. Этой работе я посвятила свою жизнь. Человеку с высшим метапотенциалом нужно не менее тридцати лет, чтобы в полной мере постичь Единство… Просветить, говорите?.. Вы предложили мне обследовать ваш интеллект, и я готова согласиться, что духовная связь между нами не исключена. Но ваш торквес представляет собой преграду и одновременно ловушку. Поверьте, вы заблуждаетесь, считая себя активной. Это самовнушение. А существо, не обладающее врожденными метафункциями, не сможет познать Единство, ему вообще недоступна философия Галактического Содружества.

Бреда, казалось, ничуть не смутилась.

«Однажды мой народ приобщится к вашей философии – это предопределено.»

– Кем предопределено?

«Мной.»

Элизабет отошла от парапета. С первого взгляда на Супругу Корабля ей стало понятно, что Бреда вовсе не тану, она принадлежит к иной расе. Ниже среднего роста, глаза карие с рыжеватым оттенком в отличие от голубых или зеленых у тану. Когда Элизабет подошла к ней, она тут же сняла свой фантастический респиратор. Лицо ее не поражает сверхъестественной красотой правящей расы, но довольно миловидное, хотя уже немолодое. На Бреде было платье из красной металлизированной ткани, скроенное иначе, чем свободные балахоны тану, и расшитое черным и красным бисером. Поверх платья она надела черное пальто с длинными рукавами колоколом и ярко-красной бахромой. Ее огромный тюрбан, также черно-красный, сверкал бриллиантами; к нему была прикреплена черная вуаль. В этом наряде Бреда напоминала Элизабет женское изображение со средневекового гобелена, что украшал гостиную на постоялом дворе. И вообще на всем ее облике лежал какой-то архаичный налет, совершенно несвойственный прочим гуманоидам. Она не дикарка, не вещунья, не проповедница, однако все попытки Элизабет построить более точную умственную проекцию пока что оказались тщетны.

– Можно узнать, чего вы, собственно, хотите от меня? – напрямик спросила Элизабет. – И кто вы на самом деле?

Супруга Корабля подняла склоненную голову и мягко, снисходительно улыбнулась. Впервые за все время она высказалась вслух:

– А почему вы не хотите общаться со мной на уровне мыслей, Элизабет?

– С моей стороны это было бы неосторожно. С вами сложнее, чем с другими. И мы обе это знаем.

Бреда поднялась со скамейки. Дыхание ее вновь стало затрудненным, и она надела респиратор.

– Здешний воздух, столь благоприятствующий тану и фирвулагам, для меня слишком разрежен. Пойдем в дом? Там кислородные установки, и к тому же в моей комнате ты будешь недосягаема для враждебных умов.

«Прыгай, Элизабет! Не давай двуликой Бреде себя одурачить, свернуть с единственного пути к бегству! Она хуже нас всех. Ступай опять к обрыву и прыгай, прыгай…»

– Их присутствие и впрямь становится навязчивым, – согласилась Элизабет. – Но я справлюсь.

– Значит, происки клана не опасны для тебя?

– Нет, у них не хватит сил обуздать мою волю, мое суперэго. Для этого им надо полностью расчленить личность и реинтегрировать ее на более низком, зависимом уровне. Они осаждают меня скопом, а направляют их, надо признать, довольно умело. Но все равно никто не сможет принудить меня к самоубийству… Кто они? Вы можете их опознать?

– Четверо лидеров потомства Нантусвель. Психокинезом ведает Кугал, заместитель Ноданна. Имидол отвечает за принудительные действия… его специфика – Битвы, поэтому он не слишком обременяет себя всякими головоломками. В роли медиума выступает Риганона, дева-воительница, которая спит и видит себя на месте Мейвар – забавный случай мании величия! Четвертый, целитель, думаю, представляет наиболее серьезную опасность, хотя и не одобряет принудительных мер. Это Куллукет, королевский Дознаватель, но он скорее хранит верность своей матери Нантусвель и ее потомству, чем отцу Тагдалу. В способности глубинного проникновения и умственной диагностики он уступает разве что Дионкету, Главному Целителю. Но как собственно целитель Куллукет никуда не годится… Одним словом, советую тебе не сходиться с ним близко, пока ты не усвоишь элементарную агрессивную технику.

– Спасибо за предупреждение. Одаренный оператор может проникнуть в мою автономную нервную систему, пока я сплю или нахожусь в эмоциональной прострации. Пожалуй, надо разработать специальный стержневой заслон, быть может, даже ловушку. По этой части у нас в Содружестве было много проблем, прежде чем Единство достигло высшей зрелости и вся человеческая метапсихика была подчинена общему моральному императиву. Но юных метаносителей все еще обучают приемам самообороны… так, на всякий случай.

Элизабет шла с Бредой по аллее среди апельсиновых деревьев, и в мозгу истерическим крещендо звучали грязные угрозы подвергнуть ее групповому изнасилованию, обречь на вечные муки будущих детей, посулы блаженства и воссоединения с Лоуренсом после смерти и даже запоздалые логические оправдания такого шага со ссылками на генетические последствия создавшейся ситуации.

«Элизабет, вернись! Для всех изгнанников будет лучше, если ты умрешь! Не слушай двуликую паучиху! Вернись назад и прыгай! Прыгай!»

Под деревьями валялись апельсины; видно, Бреда не пользовалась услугами рамапитеков. Аромат цедры смешивался с цветочным; деревья цвели и одновременно плодоносили. Элизабет потянулась за свисающим с ветки плодом.

Умственные призывы достигли кульминационной точки:

«Стой! Не упускай свой шанс, Элизабет! Из комнаты без дверей не сбежишь! Вернись! Прыгай! Вернись!..»

«УМРИ!»

– Хлоп-плюх-щелк-бульк! Ну слава Богу, убрались!

– Теперь они поняли, что ты в курсе их происков, – объявила Бреда в полный голос.

– Рано или поздно они должны были это понять. Лучше раньше.

– Они предпримут новую атаку, с удвоенной силой. У королевы Нантусвель более двухсот отпрысков.

– Пусть попробуют. Агрессия будет безрезультатна, даже если они тысячекратно увеличат усилия. Ох уж эти ваши торквесы! Им никогда не достичь настоящей умственной синергии! Они даже не могут сплотить силы для коллективного броска. Они примитивны и рассредоточены – не в фазе, не в фокусе, вне своего собственного кольца… Надеюсь, вам понятен мой фразеологизм.

«О высокомерное равнодушие, о жестокая гордыня!»

Элизабет проигнорировала невысказанный упрек. Сегодня все ее раздражало. Пока они шли к белой вилле, она очистила апельсин и стала есть его, дольку за долькой. Мякоть плода в лунном свете казалась темной, что еще больше усилило ее дурное настроение: кровавый апельсин.

– На недомолвках далеко не уедешь, Бреда, – довольно резко произнесла Элизабет. – Я никогда не была сильна в дипломатических играх. Хочу точно знать, на чьей вы стороне и чего хотите от меня. К примеру, что такое ваша комната без дверей?

– Ты зря боишься. Такую, как ты, в ней не удержать. Но она оградит от клана твое тело и душу. Мы… могли бы обучать друг друга. Времени у нас предостаточно, почти два месяца до Битвы, которая, по моим прогнозам, многое решит.

Оставшиеся дольки апельсина выпали из пальцев Элизабет. Она замедлила шаг на небольшой лужайке перед виллой. Дом Бреды не светился феерическими огнями, как остальные здания Мюрии, зато пленял античной простотой линий, подчеркнуто стройными стволами кипарисов. Жилище было под стать его таинственной хозяйке: ни одного входа.

Полузакрытое респиратором лицо Супруги Корабля обратилось к ней, как бы говоря: мы с тобой изгнанницы более, чем остальные.

– А что, если попытка союза двух умов окажется неудачной? – спросила Элизабет.

– Тогда ты сделаешь то, что тебе предназначено, – нимало не смутившись, ответила Бреда. – Пойдем!

Бок о бок они пересекли лужайку, взошли под портики, сквозь гладкую мраморную стену проникли в обитель покоя и мира.

Элизабет невольно вздохнула. Ее окутала умственная и физическая тишина, некогда вызывавшая у нее такую тревогу в Метафизическом институте на Денали, где врачи тщетно пытались восстановить контакт с ее регенерированным мозгом. А нынче… до чего же благодетельна тишина! Она действительно отгородила от визга, рева, гула, нелепого бормотания немощных умов, вознамерившихся в своей наивной наглости опрокинуть все ее заслоны. Конечно, ничего у них не выйдет, но уж слишком назойлива какофония… В Галактическом Содружестве в условиях подавляющей гармонии Единства она бы, может, и не заметила вторжения. А здесь до сего момента она знала лишь одно спасение: огненный кокон, последнее и страшное прибежище страдающей, эгоцентрической души.

И вдруг такое…

– Нравится тебе моя комната? – спросила Бреда.

– Нравится, – улыбнулась Элизабет.

Экзотическая леди опустила свой респиратор.

– Здесь ощущаешь спокойствие, близкое к эйфории, не только от повышенного давления кислорода, но и оттого, что вход сюда заказан всем, кроме меня и моих гостей.

Если в архитектуре дома преобладала строгость геометрических линий, то внутренние перегородки изгибались причудливыми арками и сводами, уходящими в бесконечность. Стены были окрашены в темно-синий цвет с тонкими, замысловатыми вкраплениями ярко-красного и серебряного, создающими эффект морской глубины. Внимание Элизабет привлекли две картины-проекции на космические сюжеты: одна изображала закрученную спиралью галактику, покоящуюся на огромных вытянутых руках, другая – неведомую планету, где высокие хребты перемежались озерами, залитыми лунным сиянием.

Простая темная мебель почти сливалась со стенами. На полках буфетов громоздились системы видеотелефонной связи местного изобретения; возле высоких и длинных диванов были рассыпаны какие-то бесформенные чурбачки – видимо, подставки для ног. Подсвеченный тремя синими лампочками, взору открывался на стене кусок лепнины – полуабстрактное изображение женской фигуры. В середине комнаты (вернее, на том месте, которое можно было бы считать серединой, если бы стены не приближались и не удалялись, по мере того как присутствующие сосредоточивали на них взгляд или рассеивали свое внимание) помещалось главное ее украшение – низкий овальный стол молочно-белого цвета. По обе стороны стола тянулись две низкие скамьи, на столе стояло серебряное изваяние. Элизабет приняла изваяние за модель какого-то одноклеточного организма типа радиолярии.

– Портрет моего Корабля, – объяснила Бреда. – Сядем. Для начала я расскажу тебе о нашем путешествии.

– Хорошо. – Элизабет села, до боли сцепив пальцы и удерживая в мозгу непроницаемые заслоны. На протяжении всей речи собеседницы она ни разу не взглянула ни на нее, ни на ее диковинную комнату, а задумчиво созерцала небольшой бриллиант в колечке на своей правой руке.


Давным-давно, рассказывала Бреда, в нашей далекой галактике, на маленькой планете, вращающейся вокруг желтого солнца, жила некая разумная раса. Имея одну-единственную телесную форму и одну умственную модель, эта раса достигла стадии письменной истории. За тысячелетия ее наука и техника поднялись на такой уровень, что позволили сконструировать гравитационно-магнитные аппараты, развивающие скорость, близкую к скорости света. Тогда началась колонизация соседних планет и было основано федеративное государство. Но вскоре разразилась межзвездная война, на долгие годы отделившая колонии от метрополии не только пространственными, но и культурными безднами. Лишь один из дочерних миров – моя родная планета Лин – сумел наладить ограниченные пределами нашей солнечной системы связи с космосом с помощью простейших реактивных двигателей.

На центральной планете под названием Дуат великая война также вызвала прискорбные перемены. Нарушенный экологический баланс почвы и атмосферы привел к полной трансформации климата и рельефа. На месте горных хребтов образовались огромные заснеженные пространства; над глубокими долинами с субтропическим климатом повис вечный туман. За тысячу поколений сформировалось лишь два телесных типа, в корне отличавшихся от своих предков, некогда завоевавших дочерние миры.

На территории, где проживал горный народ фирвулаги, большую часть года царила зима. Это было низкорослое, крепко сложенное племя с неразвитой, консервативной культурой и общинным укладом жизни, как часто бывает в суровых условиях. В своих заснеженных пещерах они в основном занимались ремеслами. Кроме того, фирвулаги обнаружили в себе способность к перевоплощению и психоэнергетическому иллюзионизму – подобные метафункции у вас в Галактическом Содружестве именуются творчеством.

У фирвулагов проявились также зачатки умственной речи и ясновидения, дававшие им возможность общаться с соседями, не выходя из пещеры и не подвергая себя опасности быть застигнутыми бураном. Другими словами, со временем они превратились в истинно метапсихическую, хотя и несколько ограниченную, расу и вполне процветали.

В низинах планеты Дуат преобладал иной расовый тип – высокий, стройный, белокожий, со светочувствительными глазами, приспособленными к атмосфере сильной облачности. Это племя – тану – поставило себе целью вернуться к уровню высокой технологии. В отличие от фирвулагов тану не удалось развить у себя активные метафункции, но взамен они изобрели уморасширитель, который активизировал их латентные метафункции и явился средством достижения относительного психического единства. Вот такое слабое и все же воодушевляющее подобие «умственной семьи» ты можешь наблюдать среди золотых, серебряных и серых торквесов нашей Многоцветной Земли.

Две расы, населяющие Дуат, находились в постоянном противоборстве, но серьезного ущерба друг другу не наносили, опасаясь проникать в глубь вражеской территории. Основой их примитивной религии стали ритуальные битвы. И так сменилось шестьдесят поколений, прежде чем исследователи из возрожденной Межзвездной федерации добрались до планеты Дуат.

Да… федерация вновь отвоевывала миры. А тем временем моя планета шла своим путем. Мы повторно изобрели гравитационно-магнитные двигатели и вступили в удивительный симбиоз с одушевленными механизмами, которые назвали Кораблями. Обладая уникальной способностью к телепортации, они были способны перекрывать скорость света и при надлежащей мотивации за несколько минут – максимум часов – доставляли тысячи и тысячи моих соплеменников в самые отдаленные уголки галактики. Не знаю, догадалась ты или нет, но такой мотивацией могла служить только любовь. Потому каждый Корабль получил в Супруги представительницу моей расы.

Диморфное население Дуата было принято в Межзвездную федерацию. Золотые торквесы оказались совместимы с многими, но далеко не со всеми умами гуманоидов, населявших бывшие колониальные планеты. Элита в торквесах пришла к власти, и всего лишь спустя четыре поколения наше сообщество достигло Золотого Века научно-экономической и культурной экспансии.

Но золотые времена не могут длиться вечно, и нашему также суждено было склониться к закату. Потомки первых тану и фирвулагов, ярых сторонников эндогамии, перенесли древнюю вражду в новые условия. После ряда разрушительных войн мир наконец был восстановлен, но федеративные власти объявили, что остатки чистокровных фирвулагов и тану должны отказаться от своей воинствующей религии и смешать свои гены, с тем чтобы в корне пресечь былую ненависть. Большинство населения той и другой расы согласилось с таким условием. Лишь горстка не пожелала идти на компромисс и потребовала права эмигрировать в другую галактику. В ответ ей был предъявлен ультиматум о безоговорочной капитуляции. И тогда тысяча тану и фирвулагов бежала на отдаленную планету у оконечности космической спирали и стала готовиться к последней, апокалипсической битве между собой.

Их устремлений никто не разделял; они нашли поддержку лишь у одной души, одаренной (а быть может, обреченной) способностями провидеть будущее. То была Супруга одного из Кораблей, и она предсказала кучке недовольных блестящие перспективы на ином звездном витке, на более молодой, неразвитой планете, где долгожители и мыслители изгнанники окажут благотворное воздействие на медленно формирующийся местный интеллект. Это видение было, правда, расплывчатым, однако его хватило, чтобы она предложила беглецам свои услуги и предоставила в их распоряжение своего Супруга…

Так мы очутились здесь.

А потом появились путешественники во времени.

И, наконец, пришла ты.


– Но с тобой, – призналась Бреда, – провидческие способности меня почему-то подводят. Пришествие людей с Земли далекого будущего весьма меня встревожило и, как выяснилось, не напрасно. Равновесие сил между фирвулагами и тану, сложившееся около семидесяти лет назад, быстро нарушилось. Я все еще не могу в полной мере оценить человеческое влияние. Возможно, твой друг Брайан как-то сориентирует нас на этот счет, хотя ни король Тагдал, ни кто-либо другой до сих пор не задумывались о том, что будет в случае, если анализ окажется не в пользу человечества.

– Человечеству тоже не чужды подобные сомнения, – заметила Элизабет.

– Люди дали нам много преимуществ – и не только в области науки, экономики и евгеники. Отдельные индивидуумы среди фирвулагов и тану – особенно гибриды – начали уставать от постоянных раздоров и обращать взоры к более цивилизованной философии. Скорее всего, ассимиляция латентного человечества с населением тану более чем желательна. Но ты…

– Никакой антропологический анализ не в силах оценить моего влияния.

– Возможно, было бы уместно, чтобы ты внесла свой драгоценный вклад в развитие нашей наследственности. В это верит Тагдал, а также Идона – Покровительница Гильдий, и лорд-творец Алутейн, и Себи Гомнол и еще целый ряд наших великих. Но для активных метаносителей твои гены с той же вероятностью могут оказаться нежизнеспособными… во всяком случае, так воспринимает тебя потомство Нантусвель. Что делать? Я в смущении и не знаю, к какой точке зрения мне склониться.

Такая участь неминуемо постигнет всех, кто берет на себя смелость манипулировать человеческой расой, решила Элизабет, задумчиво вертя бриллиантовое кольцо на пальце.

10

Длинный полуостров Авен со столицей тану был изолирован от материка и не давал большого простора для охоты. Задолго до прибытия людей на Многоцветную Землю все фирвулаги были истреблены или изгнаны с полуострова, поэтому заядлым охотникам приходилось либо отправляться в Иберию, либо довольствоваться организованными побоищами, происходившими на огромной открытой арене в Мюрии или в Долине Спорта – большом зеленом поле к северо-западу от столицы, где устраивались скачки на большой и малые призы. Помимо еженедельных турниров проводился еще один в середине месяца, не считая Великой Битвы – чемпионата Многоцветной Земли, собиравшего участников и зрителей со всех концов Южной Европы.

На одной из сентябрьских встреч Эйкен Драм и его соратник Стейн Ольсон намеревались продемонстрировать новое искусство. Победа на арене должна была обеспечить им доступ к Делбету. Правда, в результате усиленных закулисных маневров королевы и ее потомства было решено, что не только Эйкен, но и Ноданн Стратег, лорд Гории, будет преследовать неуловимое чудовище под руководством самого Тагдала. Страстные болельщики Мюрии заранее обдумывали, как бы попасть в делегацию, что отправится к берегам Испании полюбоваться на захватывающее зрелище.

Теперь многие ставили на победу Эйкена над Огнеметателем, причем его шансы были триста к одному.

Страшный ливень пронесся над Мюрией в ночь накануне городского турнира. Отряд рыцарей психокинеза, возглавляемый братьями-близнецами Фианом Разрывателем Небес и Кугалом – Сотрясателем Земли, прилагал неимоверные психоэнергетические усилия при очистке арены от воды. Ожидалось, что сам Стратег прибудет в столицу посмотреть на выступление Эйкена и его верного викинга.

Сидя в монаршей ложе, королева Нантусвель смотрела вверх на угловатые разряды природной молнии, то и дело сверкавшей над прозрачной крышей – порождением психокинеза.

– Странная погода, не по сезону. Как бы она не задержала Ноданна с его милой Розмар! – Королева повернулась к Идоне – Покровительнице Гильдий, сидевшей рядом в строгом серебряном облачении. – Послушать Гомнола, так это Летучая Охота разрушает озоновый слой и портит нам климат.

– Ерунда! – отозвалась Идона с высоты своего положения Покровительницы Гильдий и старшей дочери короля. – Погода – вещь капризная. Возможно, какой-то тропический циклон из Южной Атлантики случайно прорвался через Гибралтар.

– Будем надеяться, моя ученая дочь, – пробасил Тагдал. – Если потоп не прекратится, то вся охота на Делбета пойдет насмарку. Какой смысл старому Огнеметателю расставаться с трубкой да теплыми тапочками и вылезать из пещеры, когда все посевы размокнут так, что ничем их не опалишь? Поди тогда сыщи его под землей!

– А вот и Брайан! – воскликнула королева на английском – все великие тану таким образом выказывали свое почтение не носившему торквеса антропологу. – И Грегги, и Властелин Ремесел! Совсем промокли, бедные! Алутейн, дорогой, хоть бы ты что-нибудь сделал с помощью своего психокинеза!

– Я творец, высокочтимая леди, а не торговец зонтиками, – проворчал старый и толстый Властелин Ремесел. – Подумаешь, небольшой дождичек, что мы, сахарные, что ли? Пора нам избавляться от нашей глупой водобоязни. Под дождем никто еще не утонул.

Брайан поклонился королевской чете.

– Да мы в основном промокли, пока бежали от экипажа к арене. Сегодня здесь так много народу, что рамапитеки, вместо того чтоб держать тенты над головой у публики, путаются под ногами друг у друга.

Послышалось квохчущее хихиканье. Мужчина в золотом торквесе и визитке Гильдии Творцов пробирался к королю и королеве, приветственно размахивая руками и забрызгивая по пути всех сидящих. На его обезьяньей мордочке застыло блаженно-глупое выражение; на вид ему было лет шестьдесят.

– Манипуляции Алутейна как иллюзия сухости! – провозгласил он, отвесив нечто вроде поклона, отчего едва не свалился через барьер на арену. – Но может ли иллюзия заменить реальность? Особенно когда навес, полный воды, переворачивается, и…

– Ох, заткнись, Грегги! – раздраженно оборвал его Властелин Ремесел.

– Да, тяжелый нынче день, августейшие мои, – сообщил он королю и королеве.

– Ты как следует принял Брайана? Все свои секреты ему раскрыл? – Предупредительность королевы согрела прибывших, мигом высушила их промокшие ноги.

– Воистину впечатляющая экскурсия! – отозвался Брайан. – Система образования в Гильдии Творцов напоминает мне университеты моей эры. И разумеется, лорд Грег-Даннет провел меня по лабораториям своего Департамента Генетики.

– Правда, чудо?! – Тот, кто некогда именовался Грегори Прентисом Брауном, взвизгнул и захлопал в ладоши. – Вы представить себе не можете, какое удовольствие беседовать с коллегой, который может просветить тебя насчет последних научных достижений Галактического Содружества! Вообразите, Ваши Величества, процент активных среди новорожденных человеческих детей с метапсихикой за последний год поднялся с двух до четырех! Теперь я просто обязан пересчитать коэффициенты латентности! Ведь мои первоначальные прогнозы основаны на равновесии обоих типов… а Гренфелл утверждает, что никакого паритета нет! Это же имеет огромное значение!

– Не сомневаюсь, Грегги, милый, – улыбнулась королева. – Садись, успокойся. Вон видишь, уже клоуны выходят.

– И правда! – вскричал лорд Грег-Даннет. – А тот, что в прошлый раз лопнул, тоже будет? – Он плюхнулся на скамью, поставил себе на колени блюдо бананов с королевского стола и начал уплетать их прямо с кожурой.

– Грегги говорит правду? – спросила Брайана Идона.

– Да, насколько я могу судить, леди Покровительница.

Она нахмурилась.

– Но для пересчета понадобится компьютер.

– Так ведь есть же компьютер, – откликнулся Брайан. – Мы с Агмолом используем его для хранения наших данных.

– Малыш его починил, – с натянутой улыбкой произнес Алутейн.

– Клянусь пятой Таны, я недооценил Эйкена! – радостно воскликнул король.

Королева внимательно смотрела на вездесущих скачущих шутов; ее улыбка тоже была вымученной.

– Эйкен Драм преуспел во многих отношениях, – иронически прокомментировал Властелин Ремесел. – Моим рабочим на стекольном заводе он подсказал, как реконструировать большую печь для отжига. С Гомнолом они обсуждают конструкцию нового испытательного прибора, а то старый не очень надежен. Ко всему прочему, он научил нашу невежественную аристократию запускать змея и играть в трехмерные шахматы. За последние две недели Мюрию буквально лихорадит от новых развлечений.

– Хм! – Выражение восторга исчезло с лица короля.

– Вот звери! – взвизгнул Грегги. – Вы только посмотрите на эту обезьяну! И он будет с ней биться?! Неужели взаправду?

– Не до смерти, дорогой, – успокоила его королева. – Он нужен для Великой Битвы… Потом будут слоны и чудовищные собаки из Каталонской пустыни. А еще… вон, посмотри, в том фургоне… Жуть какая! Похоже на помесь саблезубого тигра и огромной гиены!

– Саблезубая гиена, – подхватила Идона. – Еще один экземпляр, привезенный африканской экспедицией. Сегодня прибыл последний караван.

Одновременно с громом ударили медные литавры и барабаны. Начался парад участников: впереди шли серые со шлемами гладиаторов в руках, за ними верхом гарцевали серебряные и, наконец, золотые – люди и тану в сверкающих стеклянных доспехах разных оттенков и фасонов. Халикотерии также были в богатых латах и вышитых золотом попонах, окрашенных в геральдические цвета Гильдий.

Когда через открытое заграждение бок о бок въехали на арену двое всадников, публика взорвалась аплодисментами. Один великан в изумрудно-зеленых доспехах, усыпанных сверкающими на солнце топазами, восседал на медно-рыжем скакуне. Забрало рогатого шлема было поднято, и он приветствовал беснующихся болельщиков, постукивая по щиту огромным топором из сверхпрочного стеклопластика – витредура. Рядом с викингом выступала миниатюрная золотая фигурка верхом на черном халике. Какая-то дама бросила ему цветы, а он привстал в седле и взмахнул копьем, с которого свисал длинный фиолетовый вымпел с золотой эмблемой.

– Какой странный символ! – пробормотал Брайан. – По-моему, даже несколько непристойный.

– Достопочтенная Мейвар, – сухо объяснила королева, – позволила ее кандидату самому выбрать облачение. Права ли я, предполагая, что этот вытянутый вверх палец на его вымпеле – крайне дерзкий вызов?

– Да, Ваше Величество, вы совершенно правы, – не моргнув глазом, ответил Брайан.

Шествие замкнулось в огромный круг по краю арены. Лорд Маршал Спорта, лорд Меченосец вместе с секундантами, а также члены судейской коллегии подошли к огороженной лестнице, ведущей в королевскую ложу, и по традиции приветствовали высоких особ, призвав к тому же публику и участников.

– Повелеваю начать состязания! – отдал король словесную и мысленную команду.

Публика уселась, а борцы и животные удалились в загоны по разные стороны арены. Тем временем разминка и цирковые номера продолжали подогревать настроение на трибунах.

– Ну, как продвигается дело, профессор? – спросил Брайана король.

– Уже собран значительный банк данных, как вам наверняка доложил лорд Агмол.

Король кивнул.

– Агги сегодня выступает, но он успел мне сказать, что ты как следует помотал его по городу и окрестностям.

– В анализ необходимо включить сельское хозяйство, главным образом потому, что работа по возделыванию плантаций возложена у вас исключительно на людей. Оказывается, многие работники, не имеющие торквесов, заняты не только в сфере обслуживания… Признаться, я был удивлен, обнаружив, что большинство из них трудятся с полной отдачей и весьма довольны жизнью.

– Вы были удивлены, Брайан? – переспросила королева. Затем смочила салфетку в кубке с белым вином и вытерла перемазанные банановой мякотью губы лорда Грега-Даннета. Генетик подобострастно улыбнулся ей.

– Внешне они вполне ассимилировались. Полагаю, недовольных не так уж много, во всяком случае, здесь, на Авене. Мне бы хотелось провести сравнительный анализ с другими крупными городами, скажем, с Горией и Финией. Могу я на это рассчитывать?

– Сожалею, – сказал король, – но у тебя не будет времени. Результаты анализа необходимы нам до начала Великой Битвы. Тебе придется ограничиться данными, собранными здесь, даже если в них наблюдается перегрузка положительных факторов.

– В Мюрии собраны сливки человеческого общества, – наивно заявил Грегги. – Отсюда даже женщина не сбежит. Я имею в виду – куда ей бежать?

– Почему же? Есть куда – на Керсик, – заметила Идона и похлопала мастеру родео в оранжевых кожаных штанах, когда тот усмирил антилопу размером с лося. А Брайану пояснила: – Это остров к востоку отсюда. В вашем будущем мире он расколется на Корсику и Сардинию.

– А есть ли у вас объявленные вне закона?

– Очень мало, – отмахнулся король. – Враждующие шайки бандитов. Раз в несколько лет мы снаряжаем Охоту и устраиваем хорошую чистку. Прямо скажем, небольшое удовольствие.

– Смотрите! Смотрите! Рабочие слоны с большими бивнями!

Выдающийся генетик и часть публики вскочили и громко закричали. Укротители, вооруженные длинными палками, вывели на арену шесть слонов с загибающимися вниз бивнями. Самый крупный был высотой до четырех метров. Несколько рыцарей тану – у каждого в руке было лишь витредуровое копье со знаменем – стали участниками экзотической корриды. Один незадачливый матадор споткнулся и был затоптан. Радужное свечение его небьющихся доспехов вдруг померкло, словно кто-то выключил изнутри свет.

– Шею сломал! – проквохтал Грег-Даннет. – Еще один клиент для богадельни Дионкета!

– Его вылечат, дорогой мой, не бойтесь, – утешала королева потрясенного Брайана. – К счастью, мы живучая раса. Но этому бедняге уже не видать Великой Битвы: его поместят в Кожу на реабилитацию. Одно неловкое движение стоило ему карьеры.

Слоны с большими бивнями и уцелевшие рыцари удалились под аплодисменты.

– Значит, животных не убивают? – поинтересовался Брайан.

– Сегодня будут только две смертельные схватки, – ответила королева.

– Ну а теперь…

Голос ее был заглушен мощным звоном литавр. Маршал Спорта приблизился к основанию королевской лестницы и сделал объявление, которое Алутейн перевел Брайану:

– К удовольствию Их Величеств – на арене новичок Стейн Ольсон, верный слуга кандидата Эйкена Драма!

Стейн лихо подскакал к ступеням, приспустил витредуровый топор на длинном топорище и, приветствуя высоких особ, прикоснулся к серому торквесу. В шумных ответных откликах слышалась настороженность. Король встал, поднял руку. Толпа смолкла.

Стейн развернулся, чтобы встретиться со своим противником. Укротители на другом конце арены сняли прочные запоры клетки на колесах.

На посыпанную песком площадку выскочила саблезубая гиена. У нее была шея змеи и довольно маленькая голова, как у белого медведя. Однако туловище чуть ли не вдвое больше, чем у пока еще не появившегося на свет полярного обитателя. Весила гиена не меньше тонны, но двигалась легко и стремительно, прижав к голове большие круглые уши. Пасть чудовища широко разинута, и из нее торчала пара огромных клыков, каждый из которых длиннее руки викинга.

– У-ух! – выдохнул лорд Грег-Даннет.

Следуя принятому этикету, Стейн галопом понесся навстречу врагу, но в последнюю секунду увернулся и на скаку огрел гиену плашмя топором. Та завертелась волчком, издала змеиное шипение и заскребла когтями по песку. Стейн возвращался, наносил удар за ударом, отступал и снова наступал, охаживая чудовище по бокам, по хребту, по шее и наконец, не очень сильно,

– по плоскому черепу. Саблезубый хищник, обезумев, метался за ним, норовя вгрызться в брюхо халику или ухватить своего мучителя скрежетавшими челюстями. Публика отзывалась на каждый удар одобрительным ревом. Когда зверь стал ослабевать от боли, с трибун донеслись отдельные голоса:

– Кончай его!

Скандинав натянул поводья и стал кружить около гиены, бессильно присевшей на задние лапы. Зверь издал ряд коротких высоких звуков, напоминавших дьявольский смех.

Тагдал снова поднялся и взмахнул рукой.

– Кончай саблезубую! – в один голос взвыла толпа.

Затем воцарилась тишина, нарушаемая лишь скрипом копыт иноходца и свистящим дыханием усталой жертвы, которая мерно раскачивалась в ожидании последнего удара. Отъехав к заграждению, Стейн спешился. На конце топорища был укреплен прочный шнур. Наступающий викинг принялся бешено вращать на шнуре топор вокруг своего рогатого шлема, так что его даже не было видно в воздухе. Он приближался к стоящему на задних лапах зверю, ослепительно сверкая каждой гранью своих доспехов. Наконец подпрыгнул, в точности повторив амплитуду движения своей добычи, и на лету снес гиене голову.

Слышен был невообразимый физический и умственный гвалт, свист, хлопанье, топот. Тагдал покинул ложу и спустился по ступеням на арену. Секунданты Маршала Спорта бросились открывать заграждения, чтобы Стейн мог подойти к монарху. Викинг при виде короля снял свой изумрудный шлем.

По трибунам пронесся рокот. С противоположного конца арены выехал на черном халикотерии маленький всадник, закованный в стеклянные, сверкающие золотом латы. В то самое мгновение, как Стейн почтительно склонился перед королем, Эйкен Драм резко осадил скакуна в метре от Стейна и торжествующе ухмыльнулся.

– Все это он сам! – заявил Эйкен. – Без какой-либо помощи от меня, Могущественного!

Маршалу Спорта пришлось быстро настроить свой психокинетический аппарат, чтобы поднятые Эйкеном клубы пыли не окутали растерявшегося короля. Распорядитель состязаний выступил вперед и объявил:

– Прошу тишины для акколады – посвящения в рыцари!

Стейн покосился на Эйкена.

– Терпение, малыш, ты еще получишь все, что тебе причитается.

Тагдал вытащил цепь с большим медальоном, на котором была выгравирована королевская эмблема.

– Сланшл! – взревела толпа.

Король надел цепь на шею победителя.

Под приветственные клики королева Нантусвель послала вниз салфетку, продетую сквозь великолепный перстень (Стейн и не заметил, что салфетка немного перемазана банановой мякотью). Тануски вопили от восторга, рыцари изо всех сил сдерживались, чтобы не показать свою зависть. Служитель подвел к Стейну халика, и тот покинул арену.

«Это мой парень!» – выкрикнул Эйкен на верхнем регистре умственной речи.

Тагдал вернулся в ложу, распространяя вокруг себя атмосферу раздражения и досады.

– Ну, Тэгги, не расстраивайся! – уговаривала его королева.

– Не понравилось? – пискнул Грегги.

Раздался оглушительный удар грома.

– Вот вам в точности мои чувства! – прорычал Верховный Властитель Многоцветной Земли. – Прошу у всех прощения. Я должен совершить монарший отлив.

– Не любит он людей. – Глуповатая мордочка лорда Грега-Даннета вдруг озарилась светом мудрой проницательности. – И вы не любите, моя королева, и весь ваш род… Король терпит нас как необходимое зло, а по вам, лучше бы «врата времени» и вовсе не открывались.

– Как тебе не стыдно, шалунишка! – возмутилась Нантусвель. – Кому-кому, а тебе-то известно, что люди – мои лучшие друзья. Что подумает Брайан? На-ка лучше, съешь яичко.

Мастер генетики взял резную серебряную тарелочку со сваренными вкрутую яйцами и озадаченно уставился на нее.

– Яйца! Вот от них-то и все раздоры! Только представьте, светлейшая леди, в человеческих яичниках их содержится двадцать пять тысяч! И угораздило же Мать Природу так щедро напичкать женщину яйцами! – Он покосился на Брайана, взял яйцо, обмакнул в вазочку с горчицей и задумчиво осмотрел со всех сторон, прежде чем откусить. – Знаете, доктор Гренфелл, как в плиоцене зовут Мать Природу? Тана!.. Или Тэ, если придерживаться верований фирвулагов.

– Грегги, дорогой, не болтай с набитым ртом, – строго сказала королева.

По гладким щекам безумца заструились слезы.

– Если б можно было заставить ее размножаться вегетативным путем!

Брайан понял, что речь идет уже не о Матери Природе.

– Вы не поверите, Гренфелл, моя старая лаборатория в университете Джона Хопкинса и то была оснащена лучше, чем здешние! – продолжал лорд Даннет.

– Не отвлекайся, Грегги, – перебила его Нантусвель. – Видишь, Агмол выезжает?

Леди Идона бросила на Брайана оценивающий взгляд.

– Вы уже сделали какие-то предварительные выводы, профессор? Помимо генетических проблем, тану очень обеспокоены растущей зависимостью от человеческой рабочей силы и технологии. За несколько недель вы наверняка заметили, что молодые тану не проявляют интереса к сельскому хозяйству и таким отраслям, как горное дело, градостроительство, обрабатывающая промышленность.

– То есть к основным видам деятельности, находящимся в моей епархии,

– раздраженно добавил лорд Алутейн. – Гильдия Творцов переполнена музыкантами, танцовщиками, скульпторами, модельерами… А знаете, сколько студентов поступило в этом году на факультет светотехники? Пятеро! Через два столетия наши города будут освещены лампадами на оливковом масле и сальными свечками!

– Ваша тревога вполне обоснованна, – осторожно заметил Брайан.

– Уже пошли разговоры о том, чтобы отделить науки от искусств! – в негодовании воскликнул Властелин Ремесел. – Дескать, тану будут почивать на лаврах, а производством пускай занимаются люди! Как вам это нравится?

– Тут не обошлось без Гомнола! – невозмутимо заметила Идона.

– До каких же пор мне тянуть лямку! – не унимался Алутейн. – Ведь я из тех первых пришельцев, кто, заручившись поддержкой Бреды, бросил вызов федерации. Таких, как я, среди тану раз, два и обчелся: Тагдал, Дионкет, Мейвар, леди Идона, лорд Меченосец, старина Лейр, прозябающий в Пиренеях… Ну вот, и я уже пользуюсь географическими названиями, принятыми у людей! Всего-то шестьдесят с лишним лет существуют чертовы «врата времени», а тысячелетия культурного развития Дуата выброшены на свалку! Лучшие наши борцы – и те одни гибриды! Весь наш древний мир с дерьмом смешали!

– Выбирай выражения, брат-творец! – вмешалась королева.

Грег-Даннет обнажил в ухмылке желтые зубы.

– Вы не можете загородить дорогу прогрессу.

– Даже так? – улыбнулась в ответ Нантусвель.

– Его высочество лорд Ноданн Стратег с супругой! – возвестил лакей в сером торквесе, отодвинув портьеру.

Брайан едва не ослеп от сияния розово-золотых доспехов на высоком стройном красавце.

– Сын мой! – воскликнула королева.

– Мама!

– Я так рада, что ты будешь присутствовать на этом испытании!

Губы Аполлона сложились в ироническую усмешку.

– Ну что ты, разве можно пропустить такое зрелище! Я даже привез маленький сюрприз любимцу Мейвар.

Королева расцеловалась со старшим сыном, затем взяла за руку женщину в великолепном наряде и головном уборе цвета зари и подвела ее к остолбеневшему антропологу.

– А вот и для вас сюрприз, Брайан. Мы ведь обещали! Мой дорогой Ноданн наверняка захочет поближе посмотреть выступление Эйкена Драма, а вы пока садитесь рядышком и возобновите ваше знакомство. Ты помнишь Брайана Гренфелла, дорогая Розмар?

– Как я могу его забыть? – Мерси наклонилась и запечатлела на губах антрополога нежный поцелуй. Потом обратила кокетливый взор к своему красавцу лорду. – Ты не должен ревновать, мой демон. Мы с Брайаном старые, очень старые друзья.

– Да пожалуйста! – небрежно бросил Стратег.

Он открыл заграждение и по ступенькам сбежал к арене. Толпа на стадионе и грозовое небо разразились громом восторга.

На противоположной стороне арены Эйкен спрашивал лорда Меченосца:

– А это что за явление Христа народу?

– Скоро узнаешь! Насколько мне известно, он привез для тебя нечто особенное с болот Лаара.

Тагал вышел за перегородку и двинулся навстречу славному рыцарю тану. При появлении Ноданна игры на арене прекратились.

Стейн уже без доспехов усердно обгладывал жареную ножку какой-то довольно крупной птицы, стоя в проходе, ведущем к раздевалкам.

– Эй, малыш! – окликнул он Эйкена. – Тебя тут дожидаются. Твой старый приятель, известный кобель-производитель.

К ним подкрался Раймо Хаккинен; его белесые, в кровавых прожилках глаза лихорадочно блестели. Все взоры были прикованы к Стратегу, на Раймо никто не обращал внимания, но он тем не менее воровато озирался и говорил взволнованным шепотом:

– Я только на минутку, лорд Эйкен!..

Драм был явно огорошен.

– Ты что, рехнулся, дровосек? Какой я тебе лорд?! Я твой верный собутыльник.

Эйкен послал быстрый, испытующий импульс за набрякшие веки и обнаружил… полнейший хаос. В пучине усталости и ужаса, какую представлял собой теперь ум финна, нельзя было отыскать ни единой разумной мысли. Серебряный торквес как будто выпустил на волю бесов, осаждавших бывшего лесоруба. Все пережитое им за последние две недели в сочетании с функциональными отклонениями поставило его на грань психического срыва.

– Бабы, Эйк! Эти суки тану, пожирательницы мужиков! Они выжали меня как лимон!

Стейн хлопнул себя по мощным ляжкам и без всякого сочувствия рассмеялся.

Раймо только голову повесил. Он сбросил килограммов пятнадцать. Его прежде пышущее здоровьем лицо покрылось морщинами и осунулось, белобрысые волосы торчали сосульками из-под легкомысленной шапочки, а на некогда могучем теле свободно болтался костюм в стиле итальянского Возрождения с буфами на узких рукавах и гульфиком на панталонах. Казалось, он вовсе не обиделся на смех викинга, а, молитвенно сложив ладони, бухнулся в ноги своему пройдошистому приятелю.

– Ради Бога, Эйк, спаси меня! Ты ведь все можешь! Я же вижу, как этот сучий город ест у тебя с ладони!

В целительстве Эйкен был не силен, однако сосредоточился, пытаясь сделать все, что в его силах, для истерзанного разума. На них начали оглядываться тану, участвующие в состязаниях, поэтому Эйкен вытащил беднягу в коридор. Стейн поплелся за ними, обсасывая косточку.

– Кидают меня друг дружке, словно мяч! – причитал Раймо. – Их тут чертова прорва, этих баб, и ни одна родить не может. Всех серебряных уже перепробовали, и серых тоже. Чуть мужик им приглянулся – сразу тянут в постель! А если не набьешь их поганую утробу, они тебе такое устроят… Ох, Эйк, ради Бога! Ты ведь знаешь, что они могут сотворить с тем, на кого напялили этот сволочной торквес!

Эйкен знал. Он быстро пробежался по лабиринту заезженного, выхолощенного мозга, отключил цепи боли, задействовал успокоительную систему, способную принести временное облегчение. Когда дело станет совсем плохо, Раймо сможет ею защититься и немного восстановить силы. Его искаженное мукой лицо слегка порозовело.

– Не допускай их до меня, Эйк! – взмолился бывший лесоруб. – Мы ведь с тобой были не разлей вода! Не давай этим сукам затрахать меня до смерти.

В глубине коридора послышались громкие голоса и смех. Шесть высоких нимф неземной красоты с длинными белокурыми волосами, в радужных шифоновых платьях, усыпанных драгоценностями, устремились к финну с веселыми возгласами.

– Наконец-то мы тебя нашли, плутишка!

– Раймо, прелесть наша, почему ты нас покинул?

– Придется его наказать!

– А знаете, сестрички, кто вот тот, высокий? Это Стейн! Давайте и его прихватим!

Благоуханное дуновение совместной принудительной силы, сопровождаемое смешками и непристойными жестами, подействовало на Эйкена и викинга, несмотря на воздвигнутые психологические барьеры.

Простонав напоследок: «Эйк, защити меня от них!» – Раймо исчез, увлекаемый белокурыми бестиями.

– Чертовки! – пробормотал Стейн.

Эйкена передернуло.

– Там, в нашем добром старом Содружестве, я бы над ним только посмеялся, но здесь… Ты не поверишь, что делается в его мозгу! Это хуже смерти! Где бедняге с ними справиться!

– Ему бы у тебя поучиться, – заметил Стейн.

По трибунам пронесся голос лорда Меченосца:

– Эйкен Драм приглашается продемонстрировать свое искусство перед королем и знатью Мюрии!

– Ну, я пошел! – Лицо плута вмиг посерьезнело. – Если меня пригвоздят, Мейвар покажет тебе, где спрятана Сьюки.

– Не поддавайся им, малыш! – напутствовал его викинг.


– Во славу и забаву Ваших Королевских Величеств выступает носитель золотого торквеса, кандидат от Гильдии Экстрасенсов, возглавляемой нашей достопочтенной леди Мейвар Создательницей Королей!

Вскочив на черного монстра, Эйкен поехал выполнять свой долг. Его встретили почти такой же бурной овацией, как и Стратега.

Сам Ноданн стоял у основания лестницы с непокрытой головой и выражением благосклонности на прекрасном лице. Когда приветственный гром трибун стих, он провозгласил:

– Многоуважаемая патронесса Эйкена Драма немало порассказала нам о его выдающихся метапсихических способностях. Но сейчас мы намерены испытать другие качества кандидата, отличающие всех наших товарищей по оружию: отвагу, решимость, ловкость. Покажи, на что ты годен, Эйкен, при встрече с противником, которого я для тебя выбрал… Имя его – Фобосук – упомянуто в древних сагах Гории. Большинство его сородичей вымерло почти пятьдесят миллионов лет тому назад. Но несколько особей сохранилось в болотах реки Лаар, чуть южнее моего родного города. Я усмирил его силой своего ума и доставил в столицу. Но тебя я призываю не нарушать правил нашего спорта! В схватке с врагом у нас не разрешается использовать мозговые приемы. Твое оружие – физическая сила, мужество, врожденная хитрость. Если ты нарушишь предписания, наш благородный гнев падет на твою голову.

В публике прокатился глухой рокот. Противоречивые чувства охватили окружающих и передались маленькой фигурке в золотых доспехах; были среди них враждебность, презрение, страх, но в основном…

«Черт меня побери, – подумал Эйкен, – большинство желает мне победы!»

Ноданн закончил свои наставления, и король подал сигнал к началу. Эйкен направил иноходца к центру арены. В одной руке у него было зажато копье, другой он повторил Стратегу жест, изображенный на знамени, после чего поприветствовал сидящих в королевской ложе и всю публику.

Раздался дружный рев. Тяжелое заграждение арены растворилось во всю ширь, открыв темный зияющий проем. Последовала голосовая и мысленная команда Ноданна:

– Фобосук, выходи!

Дракон вырвался на арену, остановился посреди поля, разинул пасть и зашипел.

Зрители отозвались смешанным воплем восторга и ужаса: такая диковинка впервые появилась на арене Мюрии. Фобосук напоминал чудовищного крокодила. Череп его достигал двух метров в длину, а зубы, оскаленные в разверстой голубовато-серой пасти, были размером с огромные бананы. Мощное туловище вытянулось по арене метров на пятнадцать; спинной хребет покрывали остроконечные костяные щитки. Безудержная фантазия Стратега добавила к бледно-зеленому с черными полосами окрасу геральдические розовые и золотистые узоры Гильдии Психокинетиков.

При виде черного скакуна Фобосук не утратил своего сардонического спокойствия: некоторое время он лишь слегка притопывал по песку кривыми лапами и глядел по-кошачьи прищуренными глазками. Но вскоре вопли толпы, яркое освещение и болезненный умственный посыл Ноданна разъярили его, и зверь стал озираться, намечая жертву. Затем он хлестнул зубчатым хвостом, выпустил ядовитые мускусные пары из своих клоачных желез и судорожным галопом устремился к ближайшей мишени.

На шотландской планете Далриаде, где родился и вырос Эйкен Драм, крокодилов никогда не видывали: экологи явно сочли данную рептилию излишней для местной фауны. Так что Эйкен, увидев перед собой дракона, способного бегать, подобно скаковой лошади, едва не наложил в штаны. Однако порядок состязаний требовал, чтобы противники встречались лицом к лицу, потому коротышка волей-неволей сжал покрепче копье и, забыв о необходимости сообразовываться с доводами рассудка, что было силы всадил шпоры в широкие бока халикотерия.

Тот издал вопль ужаса и вмиг сбросил наездника. А сам пустился спасать свою шкуру в противоположный конец арены. Молодой человек в доспехах с золотым подбоем вскочил на ноги, подхватил копье и смазал пятки, к вящему удовольствию настигающего его Фобосука.

Мгновенное оцепенение сменилось свистом и ободряющими возгласами. Небеса сопроводили этот рев своей фанфаронадой, вдохновившей чудовище на не менее громовой ответ. Его гигантская пасть оставалась закрытой, дабы не мешать ему гоняться за Эйкеном с одного конца арены на другой. Тем временем судьи, клоуны, укротители, рамапитеки, вывозившие навоз, рыцари тану в латах с алмазной огранкой, высокопоставленные чиновники и прочие карабкались по головам друг друга, опасаясь, как бы крокодильи клыки ненароком их не зацепили.

Добежав до лестницы перед королевской ложей, где стояли Ноданн, Тагал и другие благородные наблюдатели, напоминая высеченные из драгоценного камня шахматные фигуры, Эйкен резко повернул вспять и короткими зигзагами понесся к центру арены, а метрах в трех за ним прыгал уже слегка запыхавшийся Фобосук. Метнув на бегу копье так, что оно вонзилось острием в землю, Эйкен подпрыгнул, ухватился за него, как за шест, и золотой ракетой взмыл в воздух. Приземлился он как раз позади Фобосука.

Возя брюхом по земле, хищник в недоумении взирал на все еще дрожащее копье. Затем ужасающая пасть развернулась к человечку, крутившемуся возле хвоста. Но Эйкен не дал чудовищу возможности сосредоточить на себе взгляд. Легко, словно подхваченный ветром осенний листок, он вспорхнул на узловатую спину и побежал по ней, стараясь удержать равновесие. Противник извивался всем телом: намерения этой мелкой добычи были ему непонятны.

И вдруг дракон будто окаменел. У толпы вырвался единый вздох, когда Эйкен упал ничком на ярко размалеванную шкуру и мертвой хваткой вцепился в пару щитков. Фобосук передернулся в попытке стряхнуть блоху, что прилипла к его спине. Клацая челюстями с шумом камнедробилки, он с гибкостью василиска подбрасывал вверх свое трехтонное тело и силился ухватить Эйкена черными ятаганами, украшавшими его лапы. Поднятые хвостом клубы пыли мгновенно окутали и самого дракона и присосавшегося к нему золотого клеща. Через минуту он остановился передохнуть, и публика увидела, что Эйкен все еще лежит между двумя рядами щитков, расположенных на уровне передних лап чудовища.

Фобосук плюхнулся на брюхо и отчаянно зашипел. Когда длинная – в рост Эйкена – пасть закрылась, плут проворно вскочил на ноги, прошмыгнул по шее позвоночного, между глаз и спрыгнул с острия морды. Как зачарованный, монстр глядел на Эйкена, выдергивающего из земли копье. Тем же путем человек вернулся на спину дракона; фиолетовое знамя реяло над пропыленным золотым шлемом.

– Кончай его! – послышался трубный голос трибун.

Фобосук взревел, пасть снова раскрылась, и кошмарный череп навис над Эйкеном, точно подъемный мост. Держа наготове копье, коротышка заглянул в перевернутые глаза дракона. Внутреннее видение открыло ему за плотной, ярко изукрашенной оболочкой две глубокие париетальные полости. Эйкен выбрал правую полость, вонзил в нее копье, затем мгновенно спрыгнул со спины чудовища и отбежал на безопасное расстояние. Опять раздался вой, довольно продолжительный, поскольку драконы не сразу издыхают. Но наконец громадное тело рухнуло в пыль. Эйкен вырвал из кровоточащего мозга треснувшее копье с разорванным знаменем и медленным шагом направился к королевской лестнице.

Там его уже ждали король, и улыбающаяся королева, и отчужденно-надменный Стратег… А еще высокая согбенная фигура в балахоне сливового цвета. Мановение костлявой руки – и вот уже пыльные доспехи сияют, как новенькие, над головой полощется свежевыстиранное знамя, а исчерна-фиолетовый плащ на плечах сливается с цветом грозового неба.

Маршалу трижды пришлось прокричать: «Прошу тишины для акколады Его Королевского Величества!» – прежде чем публика угомонилась.

Лорд Меченосец выступил вперед и подал королю ножны, из которых Тагдал извлек аметистовый меч. Держа лезвие в одной руке, а золотую рукоятку в другой, король поднес оружие к лицу победителя.

– Мы посвящаем тебя в рыцари, служи нам вечно и верно. Какое имя решил ты себе избрать, вступая в ряды доблестного воинства тану?

Приглушенный внутренний голос Мейвар разнесся по арене:

«Это необязательно. В свое время я сама подберу ему имя. Но срок еще не настал.»

Король молча сжал губы, а нити его серебряной бороды сделались точно каменные.

– Подчиняюсь достопочтенной сестре, твоей леди-патронессе. Ты сохранишь человеческое имя до тех пор, пока не придет время… назначенное ею. Итак, прими меч, лорд Эйкен Драм, пусть он послужит тебе… и мне в поединке с Делбетом.

Юный наглец с ухмылкой принял сверкающее лезвие. Под восторженное «Сланшл!» лорд Меченосец надел ему перевязь и прикрепил к ней ножны.

Грег-Даннет свесился через перила королевской ложи, осыпая всех крошками яичного желтка.

– Ах, молодец! Ну и парень! Вот здорово! – Он повернулся к Властелину Ремесел, который с непроницаемым лицом наблюдал за происходящей внизу церемонией. – Ведь доказал, всем доказал, что он не только талантливый метапсихолог, но и храбрый воин! А мы-то думали, старуха Мейвар из ума выжила…

– Не будь ослом, Грегги! Драму предстоит бой с Огнеметателем. Где такому хлюпику с ним справиться?

Грег-Даннет шмыгнул носом.

– Не справится, думаешь? Букмекеры уже принимают ставки триста к одному в его пользу. То есть так было, пока он не отделал дракона. Может, и нам с тобой пари заключить, а?

У основания лестницы Мейвар обнимала своего протеже. Король и Стратег поднялись в ложу, вид у обоих был мрачный.

– Пари? – всполошился Алутейн. – Нет уж, Грегги, без меня.

– Так я и знал! – вздохнул Чокнутый и потянулся за вторым яйцом.

11

Тримаран летел на запад вдоль побережья Авена, перекрывая мелкую соленую лагуну на крыльях психокинетического ветра, взнузданного Мерси в ответ на возражение Брайана, что погода слишком тихая для плаванья под парусом.

Они долго плыли, сменяя друг друга у руля. Мерси пела странно знакомую песню тану, а красно-белый парус трепетал на ветру у них перед глазами, закрывая вид далекой земли и заснеженные вершины Бетских Кордильер на востоке.

Как странно, думал он, млея от близости Мерси, и от стремительного скольжения по воде, и от жаркого солнца, как странно сознавать, что такой некогда была Земля. Драконова гряда Авена, которая в будущем станет островом Мальорка, поросла диким лесом, а меж этих чащ раскинулись луга, где в королевских заповедниках пасутся гиппарионы, антилопы и мастодонты. Эти бронзовые холмы, маячащие в дымке по правому борту, через шесть миллионов лет станут островами под названием Ивиса и Форментера. Но никогда уж больше не плыть ему на яхте по лазурным водам, ведь плиоценовые воды белы, как молоко, как ее дикие, отражающие море глаза… Странно!

Громада Балеарского полуострова возвышалась тяжелыми отложениями, соляными и гипсовыми, оставшимися от многочисленных обмелений и наводнений Средиземноморского бассейна. Потоки изрезали южную каменистую оконечность Авена бесчисленными бороздами, загогулинами, спиралями, излучающими волшебное пастельное сияние… И все это бесследно исчезнет в эпоху Галактического Содружества под многотонной толщей океана, которая вдавит морское дно вглубь на два километра и даже больше, пророет бездны там, где сейчас в фарватере тримарана блестят плиоценовые мели. Как странно.

В конце концов гипсовые россыпи сомкнулись вокруг кольцом ослепительно сверкающих дюн; средь них, словно мираж, выделялись уступы Огненной скалы. Яхта плыла по таинственному фиорду, и белизна уступила наконец место фиолетовому и серо-голубому; по обе стороны вставали разъеденные, тлеющие вулканические наслоения, лишь кое-где одетые хвойным лесом. Фиорд был глубокий – видно, вода в него поступала из какого-то подземного источника. Ветер, послушный воле Мерси, толкал их вперед, погоняя течение, и вскоре они вышли на открытое пространство соляных болот, зеленую живую гладь, тянувшуюся на запад без конца и края.

– Большое Гнилое болото, – прервала молчание Мерси. – Испанская река несет сюда пресную воду с Бетских Кордильер – видишь вон те высокие пики, которые в будущем мы назовем Сьерра-Невада?

Благодаря тому, что соленая болотная вода была чуть разбавлена пресной водой, природа здесь не казалась такой враждебной всему живому, как на берегах средиземноморских лагун. Осока и мангры заполнили мелководье, там и сям виднелись островки, поросшие кустарником, деревьями твердых пород, виноградниками. В воздухе кружили чайки и пестрые голуби. Стая розово-черных фламинго при виде тримарана бросила выуживать из воды ракообразных и с гортанными криками взмыла в небо.

– Вот здесь и бросим якорь, – решила Мерси.

Психокинетический ветер стих до легчайшего бриза. Они остановились в красивой бухте, холмистые берега которой были надежно защищены от солнца лаврами и тамарисками.

– На фиорде, собственно, и кончается Южная лагуна, – пояснила она. – Туда, к западу, еще километров сто пятьдесят – сплошь болото, а за ним пересохшие озера, пески, солончаковые пустоши до самого Гибралтара. Все эти земли, за исключением вулкана Альборан и еще нескольких вершин, гораздо ниже уровня моря, и обитают на них только ящерицы да насекомые.

Мерси аккуратно свернула трос. Оставив Брайана возиться с парусами, она скрылась в каюте и вынесла оттуда упакованную им корзину с провизией: бутылкой настоящего «Крюга 03» с черного рынка, местным сортом чеддера, колбасой из гусиной печенки, сливочным маслом, длинным батоном хлеба и апельсинами – сезон черешен уже прошел.

– Если бы ты дождалась меня там, в будущем, – вздохнул Брайан, – мы бы теперь ели все это в Аяччо. Я собирался увезти тебя туда. Море винного цвета, ужин под корсиканской луной…

– И любовь, да? О, милый Брайан! – В ее диких глазах появился опаловый блеск.

– Я хотел жениться на тебе, Мерси… потому что полюбил с первого взгляда и на всю жизнь. Оттого и пошел за тобой… так далеко.

Она дотронулась до его щеки. Бриз ласково шевелил тяжелую волну золотистых волос, перехваченных на спине узкой ленточкой. Сегодня она отказалась от экзотических нарядов – надела простой пляжный костюм в зелено-белых тонах, сшитый по моде грядущей эры. Лишь торквес, сверкавший в треугольном вырезе на груди, напоминал Брайану о пропасти, отделяющей Мерси от Розмар.

Но какое это имеет значение? Что стоят все пропасти, все интриги тану, в том числе красавца любовника, цинично вручившего ему Мерси перед отъездом на свой престижный Турнир?.. Она здесь, рядом, не выдуманная, а настоящая, все остальное – вздор, о котором можно забыть, по крайней мере на время.

«Пусть летят в тартарары земля и небо, я все равно буду любить ее…»

– Ты счастлива с ними? – спросил он.

Нарезая стеклянным ножом хлеб и сыр, она спокойно проговорила:

– Сам не видишь, Брайан?

– Ты изменилась. Словно бы ожила. В нашем мире ты никогда не пела.

– Откуда тебе знать?

Он лишь улыбнулся.

– Я рад, Мерси, что здесь тебе хочется петь.

– Я всегда была чужой в том мире, где родилась. Не смейся! Нас, изгоев, там было больше, чем ты думаешь. Никакое воспитание, никакая мозговая химия или глубинная коррекция не приносили мне удовлетворения. С мужчинами – прости за откровенность – я чувствовала лишь минутное наслаждение, не больше. Никого из людей я по-настоящему не любила.

Брайан разлил шампанское в бокалы. Ее слова, как и все остальное, не имели значения и потому не задевали его. Она с ним – вот что главное.

– Я уверена, Брайан, все дело в латентности. Здесь мне помогли это понять. Меня угнетало подспудное, нереализованное метапсихическое напряжение. У активных метаносителей в Галактическом Содружестве есть их Единство, а мне на Земле будущего не было места. Я нигде не находила покоя… Временное облегчение мне давали наркотики, музыка, работа со средневековыми мистериями в Ирландии и во Франции… Но все было преходящим. Я ощущала себя неудачницей, аутсайдером. Нежизнеспособной пеной на поверхности нашего пресловутого генного водоема.

– Мерси!.. – «Я все равно буду любить тебя, независимо ни от чего».

– Теперь с этим покончено! – радостно засмеялась она и взяла у него бокал с пенящейся жидкостью. – Господи, какой же никчемной дурой я была, все суетилась, как мошка вокруг лампы! Играла в свои игры в Замке, делила постель с такими же неудачниками, задыхалась в наркотическом тумане… Старомодные пороки… Покуришь – и впадаешь в эйфорию. Я прихватила несколько порций сюда и даже не предполагала, что здесь они мне не понадобятся. Все, что здесь меня окружает – Земля, необычные существа, их образ жизни, – это то, о чем я всегда неосознанно мечтала.

– А я всегда мечтал только о тебе, – признался Брайан. – Пускай ты не можешь меня любить, я все равно буду счастлив сознанием того, что ты счастлива.

Она провела пальцами по его губам, потом поднесла к ним свой бокал с шампанским.

– Милый мой! Ты редкий человек, Брайан. В своем роде такой же уникум, как я.

– Я не стану мешать, если тебе хорошо с ним…

– Тсс! Ты ничего не знаешь, здесь все иначе. Иной мир, иные обычаи. Тебя, как и меня, ждет новая жизнь. И никто пока не может сказать, что с нами будет.

Подняв глаза от бокала, Брайан встретился с ее диким взглядом, все еще не понимая смысла ее слов.

– Знаешь, что они со мной сделали?.. Что сделал со мной этот золотой торквес? Я стала творцом!.. Но не тем, кто из иллюзий создает произведения искусства. Нет, лучшие творцы тану способны собирать энергию и направлять ее в нужное русло. И я теперь умею вызвать молнию, сконцентрировать световые лучи, накалить или охладить что-нибудь одним взглядом. А еще я умею то, чего не может ни один тану: из воздуха, из воды, из летящей пыли, из старого тряпья создавать самые немыслимые вещи. Вот, взгляни!

Она раскачала яхту, вытянула руки к небу – богиня, собирающая ветер, и грязь, и болотную тину, и клетчатку, и сахар, и кислоты, и травяные эфиры… Вспышка, взрыв, и…

Она протягивала ему полные пригоршни черешни и смеялась как безумная.

– Я прочла о ней у тебя в мозгу. Тебе было жаль, что ты не можешь угостить любимую женщину любимыми ягодами! Что ж, вот они! Неплохое завершение для пикника, который мы так долго откладывали? Мы съедим их вместе с золотыми яблоками из сада Гесперид!

Все вздор, сказал себе Брайан. Только Мерси реальна в этом мире. Оттого он не перестал улыбаться и не потерял спокойствия, когда она бросила черешни на салфетку, покрывавшую стол. Ягоды были свежие и холодные… сгущенные капли росы и пряного сока в форме сердечек.

– Я еще только учусь пользоваться своей силой. И нет никакой гарантии, что сумею ее полностью передать ребенку, так как высший дар непредсказуем. Но кто знает?.. Может быть, когда-нибудь я научусь управлять своими генами. Ноданн, в отличие от Гомнола и Грегги, считает это вполне возможным. Если же нет, я все равно буду творить чудеса! Невероятные чудеса!

– Ты сама – чудо, – откликнулся Брайан. «Только вот ребенок – чей он?»

– Глупенький! – воскликнула Мерси с притворным негодованием. – Тагдала, конечно, первенец всегда должен быть от него. Ты же слышал о здешнем праве первой ночи… Для тебя это важно?

– Для меня важно только то, что я тебя люблю. И всегда буду любить, кем бы ты ни была.

– А кто я, по-твоему? – Она заглянула в его мысли, и на этот раз гнев, сверкнувший в ее глазах, был неподдельным. – Я не наложница Ноданна, я его жена. Из всех он выбрал меня!

«А до тебя еще шестнадцать танусок и четыре сотни латентных женщин, тоже очень талантливых…»

– Мне все равно, Мерси. Перестань читать мои мысли! Они рождаются помимо нашей воли. И ничего общего не имеют с моей любовью к тебе.

Она отвернулась и окинула взглядом заболоченное пространство.

– Он одолеет Тагдала и станет королем, когда завоюет полную поддержку воинской братии. Невзирая на Мейвар, он бросит старику вызов и одержит победу на Поединке Героев. А я буду его королевой. Его прежним любовницам со мной нечего тягаться. Все тануски пустоцветы, за исключением пяти, которые родили дочерей и умерли. Что же до прекрасных плодоносных женщин… ни одна из них не могла похвастаться такими талантами, как у меня, и всех он отверг. А меня не отвергнет. После того, как я рожу Тагдалу ребенка, у меня будут дети от Ноданна. Пускай я не смогу манипулировать генами, но обязательно научусь расщеплять зиготу и стану приносить ему не по одному, а по два, по три ребенка. С помощью Кожи я буду рожать их спокойно, без боли, одного за другим… Я рожу сотни детей! И буду жить долго, тысячи лет. Что ты на это скажешь?

– Я уже сказал, что желаю тебе только счастья.

Когда Мерси увидела, в какую бездну отчаяния повергла Брайана перспектива ее возвышения, она словно оттаяла. Слегка расставив ноги, он стоял на раскачивающейся палубе. Мерси подошла, обвила голыми руками его шею, прижалась к нему всем теплым, душистым телом.

– Брайан, не грусти! Я же говорю: это иной мир. Я не могу обещать, что буду только твоей, но не думай, я тебя не оттолкну. Не оттолкну, если ты будешь тактичен и послушен. Если… поможешь мне.

– Мерси!

Она приникла к нему губами. Их сладкая нежность полностью захватила его, рассеяла все сомнения, все страхи и доводы разума. Он закрыл поцелуями ее дикие глаза, и его собственные тоже закрылись для реального мира, словно бы сгоревшего в огне обоюдной страсти. Их умы и тела слились воедино с такой легкостью и совершенством, точно это было соитие не мужчины и женщины, а двух ангелов. Он боготворил ее; она, принимая, возносила его ввысь, пока оба не насладились друг другом в порыве безграничного блаженства.

– Вот так бывает у нас, – заключила она. – Только здесь телесная и духовная близость достигает столь сладостной гармонии. И ни с кем у тебя уже больше так не будет.

– Да, – согласился Брайан. – Да.

– Ты поможешь мне?

– Я сделаю все, чего бы ты ни пожелала.

– Когда проснешься, не забудь о своем обещании, милый… если действительно меня любишь. Если желаешь мне счастья. У меня есть враги, много врагов. Они постараются помешать мне достичь моего высшего предназначения. Ты должен помочь. Я научу тебя – как. Ты мне нужен.

– Только не прогоняй меня, – услышал он свой голос.

– Нет, нет, никогда!

Солнечный свет померк, дыхание зноя слабело, по мере того как Брайан погружался в неведомые глубины.

– Ты будешь со мной, будешь любить меня… Сколько сможешь.

12

Тело в прозрачном саване лежало на черном стеклянном постаменте в большом зале Гильдии Корректоров.

Рыцари Высокого Стола и благородные леди собрались вокруг, чтобы отдать последний долг. Здесь были королева Нантусвель, Идона – Покровительница Гильдий, Дионкет Главный Целитель, Мейвар – Создательница Королей, Алутейн – Властелин Ремесел, глава Гильдии Принудителей Себи Гомнол, Кугал – Сотрясатель Земли, сын королевы и заместитель Ноданна по психокинезу. Кроме них, на панихиде присутствовали Имидол, вице-президент Гильдии Принудителей, Риганона, медиум номер два, Королевский Дознаватель Куллукет и Анеар Любвеобильная – вс„ дети Нантусвель, а также Катлинель Темноглазая – дочь бывшего главы Гильдии Принудителей Лейра. Среди великих не было лишь Верховного Властителя Тагдала, Ноданна Стратега, лорда Тагала Меченосца, девы-воительницы Буноны, Фиана – Разрывателя Небес, Альборана – Пожирателя Умов и Блейна Чемпиона; все они отправились охотиться на Делбета.

Глядя на мертвую Анастасию Астаурову, власти Многоцветной Земли в полном согласии умов пели песню. Смертная пелена подернула широко раскрытые глаза покойницы, раздутые ноздри, стиснутые зубы, видневшиеся меж тонких губ, изящную шею в золотом торквесе. Белы и холодны как снег были ее роскошные груди, и тело, опутанное маленькими колокольчиками, и сильные ноги танцовщицы, и руки искусного хирурга.

Умственная речь с быстротой электрических разрядов мелькала средь скорбного сборища, наполняя траурный зал многообразными оттенками.

Нантусвель. Прощай, Таша Байбар! Ты умерла в расцвете красоты, твои земные дары остались с нами, увы, до конца не понятые и не исчерпанные. Даже после коррекции ты жила в муках и смерть нашла в гротескном танце.

Дионкет. У танца с саблями вышла непредвиденная концовка, не правда ли?

Гомнол. Она была гениальна. Ее надо было спасти!

Дионкет. Весь штат моих целителей три недели пытался реанимировать ее в Коже, но ум Таши оказался непроницаем. Слишком много было нежелательных факторов: проникающее ранение, затяжное безумие, отгородившее ее от нашей любви, подсознательная тяга к забвению. Даже в лучшие моменты сосуд ее жизненных сил был слишком хрупким, неприспособленным, беспомощным в своей транссексуальной конверсии.

Алутейн. Таких хирургов у нас больше нет.

Гомнол. Ни один хирург тану не сравнится с ней. А человек не сможет, да и не захочет делать то, что делала она.

Идона. Она открыла для нас женское чрево, стала гарантом выживания тану. До ее появления мы жили в постоянном страхе перед этим жестоким солнцем и приумножались медленно, ох как медленно! Она указала нам путь к преодолению наших биологических дефектов, к возрождению, к власти над планетой. Честь и слава Таше Байбар, нашей спасительнице!

Алутейн+Гомнол. Честь и слава!

Мейвар. Со временем мы бы сами себя спасли.

Идона. С помощью рам-эрзацев? Едва ли.

Алутейн. Даже сейчас, достопочтенная сестра, фирвулаги превосходят нас в четыре раза.

Мейвар. И тем не менее.

Нантусвель. Слушайте Мейвар. Она говорит правду, хотя ее видение и отличается от взглядов нашего клана. О да… мы можем и должны выжить самостоятельно. Что до способов – я смиренно указую на плоды чрева моего, на детей Тагдала и Нантусвель, сильных тану без примеси человеческой крови, на тех, кто восседает в Высоком Столе, на лидеров наших Гильдий. В них истинное спасение расы! Мои дети и внуки – живой пример выживаемости тану на Земле, нашей расовой преемственности. Нет, я вовсе не склонна недооценивать достижения Байбар или вклад других наших благодетелей. Но да будет всем известно, что тану способны выжить и без смешения с человеческими генами! Двести сорок два сильнейших отпрыска Нантусвель доказали, что полностью адаптировались к жизни на планете.

Кугал+Имидол+Риганона+Анеар. Попомните слова августейшей королевы! Мы

– основа и надежда нашего племени!

Идона. Однако, моя королева и сестра, степень воспроизводства твоих детей пока что гораздо ниже нормы. До сих пор твоя плодовитость не знает себе равных среди чистокровных тану.

Гомнол. Вы ведь не станете отрицать, что люди спасли тану от генетического кризиса! За шестьдесят с лишним лет межрасовых браков прирост населения увеличился в десять раз. К тому же среди гибридов ваши лучшие борцы, воины, служители творческой и принудительной сфер.

Куллукет. Но мы сомневаемся в целесообразности дальнейшего изменения нашей наследственности.

Имидол. А заодно, брат, и в твоих планах относительно этой метаактивной женщины – Элизабет.

Гомнол. Ах, вот в чем дело!

Анеар. Дорогой названый брат, наш клан только приветствует смешение человеческой крови с кровью тану. Мы безоговорочно приняли в наше лоно верных нам золотых людей, во многом обогативших жизнь тану на планете. Таких, например, как ты. Но мы озабочены тем, чтобы не растратить наше наследство порождением все большего числа гибридов.

Риганона. Нам необходимо увеличить чистокровное население. Так мы лучше послужил Тане. Или семья наша не доказала, что тану могут прекрасно воспроизводить себя на Земле? Ну разве что несколько медленнее.

Кугал. Если мы и впредь станем спариваться с людьми, нас ждет беда! Благородный брат Стратег уже давно предупреждал нас. Но мы прельстились людскими благами и забыли его предостережения.

Куллукет. А перспектива появления потомства Тагдала и Элизабет заставила нас о них вспомнить.

Гомнол. Король полностью, всей душой разделяет мой план.

Идона. И мы с Алутейном его разделяем. Но нельзя не замечать и негативной роли человечества в нашем обществе. Тагдал тоже размышляет на эту тему, для того и попросил вашего ученого Брайана Гренфелла провести анализ взаимодействия культур. Назрела крайняя необходимость вникнуть в структуру психосоциальных течений, как благотворных, так и неблаготворных.

Кугал. Кому нужна ваша антропология?! Да мы своим расовым инстинктом чувствуем надвигающееся бедствие!

Имидол. Мы с королевой-матерью обдумали, что надо делать, чтобы сохранить наследие. Если гены Элизабет смешаются с нашими, коренные тану будут обречены. Потому мы требуем положить конец гибридизации. Вернуться к старым способам, пока еще не поздно.

Алутейн. Зачем же вместе с водой выплескивать и ребенка? Единственное, чего вы с Ноданном боитесь, так это отстранения от власти вашей пресловутой династии.

Идона. Нет, не скажи, Властелин Ремесел. Имидол поднял очень серьезную проблему.

Нантусвель. Вот именно, любезная сестра!

Гомнол. Да рассудите же здраво, друзья мои! Что толку твердить о добрых старых временах? Я внимательно изучил отчеты лорда историка Сеньета. Неужто вы забыли, что творилось до появления здесь людей? Вы хотите снова жить в пустыне? Обратиться к охото-плодово-ягодной культуре фирвулагов? Ведь вы ничем не отличались от дикарей, пока мы не поделились с вами нашими генами и технологией!

Нантусвель. Нет, не совсем так, дорогой Гомнол. Жизнь была проще, это верно, не такая роскошная. Но уже тогда у нас в услужении были рамапитеки. И наша молодежь интересовалась ремеслами…

Алутейн. Да уж, не то что нынешние дилетанты! На сегодняшний день без людей и гибридов от нашей экономики остался бы пшик.

Нантусвель. Ну зачем же так, Алутейн! Не преувеличивай. Я, как и ты, из первых пришельцев, хотя на троне всего лишь восемьдесят лет. Нет, мы жили хорошо. Охотились, занимались спортом, торговали с фирвулагами. Обменивали их меха, драгоценные камни, лекарственные травы и разные побрякушки на наши прекрасные ткани и стеклянные доспехи. А помнишь, как отважно сражались наши воины во время Великих Битв? Тогда между нами и древним врагом не стояли помехой люди. Помнишь Битву на фирвулагском Золотом Поле, как мы радовались, когда захватили Меч Шарна, с каким триумфом привезли его в столицу? Они рассчитывали через год отвоевать его, но мы сплотились, напрягли наши силы и мозги и победили в следующей Битве! О, то было прекрасное время, дорогой Властелин Ремесел! А теперь вот уже сорок лет мы одолеваем фирвулагов с помощью людей и гибридов… Но что-то мало радости от такой победы. А если враг в конце концов струсит и вовсе откажется биться?..

Мейвар. По крайней мере, это послужит доказательством их эволюции.

Дионкет. Да. Если не умственной, то хотя бы моральной.

Куллукет. Лорд Целитель, не думаешь ли ты, что я стану спокойно слушать, как ты с достопочтенной Создательницей Королей оскверняете ересью наши славные воинские идеалы?

Алутейн. Да пошел ты в задницу со своей ересью! Нам нужно поменьше таких трепачей и побольше инженеров! Дикие нравы хороши лишь до определенных пределов. Я лично за то, чтобы наши стеклянные духовки жарили и парили, а на столе всегда были хорошая еда и питье. Помню, в какой дыре мы сидели, когда на производстве были заняты только наши соплеменники. Им бы подраться, да поохотиться, да с бабой поразвлечься, а о выполнении дневной нормы и мысли нет. Доброе старое время годится лишь для воспоминаний. Признаюсь, и я когда-то купался в крови и швырял молнии налево-направо… Но нельзя же навеки отказаться от прогресса! «Врата времени» – реальность. К нам приходят люди, мы их используем. И жалеть о прошлом неконструктивно.

Нантусвель. Ну почему?.. Почему не взять то, что было раньше хорошего?

Кугал. Мы не против экономического прогресса, Властелин Ремесел. Но мы не позволим попирать идеалы тану, вытеснять их чуждыми нам человеческими ценностями. Пацифистские настроения лорда Дионкета, леди Мейвар и иже с ними всем известны – как их ни называй, ересью или моральной эволюцией! Но большинство не разделяет их философии. Это философия убогих, гибридов и людей.

Гомнол. Брат-психокинетик извращает действительность. Все люди в торквесах, кроме нескольких случаев неадекватной реакции на умственную амплификацию, верны расе тану. Что же до попрания ваших идеалов… скажите, когда вы были сильнее – теперь или в прошлом? Вы правите миром! И мой план сделает вас еще могущественнее. Как бы то ни было, Земля – не родная для вас планета. Однако с нашей помощью вы адаптировались, и процесс продолжается в полном соответствии с волей Ганы.

Кугал. Вот спасибо ученому лорду! Не будь его, кто бы растолковал нам суть нашей собственной религии?

Гомнол. Вы совершенно напрасно не доверяете моему плану. Вашей династии ничто не грозит. Иначе разве Тагдал одобрил бы его? Или вы сомневаетесь в проницательности своего Властителя?

Идона. Перспективы, связанные с Элизабет, крайне заманчивы. Я представляю себе, насколько совмещение ее генов с нашими ускорит умственное развитие тану – от латентности к активности! Как было бы чудесно освободиться от искусственного воздействия торквесов! Увидеть своих детей по-настоящему метаактивными, наделенными божественной силой, быть может, даже превышающей возможности метапсихологов из Галактического Содружества! Не будет больше «черных торквесов» – страшной трагедии для юных сознаний, неспособных выдержать умственную стимуляцию… Гены Элизабет помогут совершить эволюционный скачок во времени! Мы достигнем активности не через тысячи или даже миллионы лет, а увидим ее еще при жизни…

Алутейн. Да-а, мечты, мечты!

Гомнол. Это не мечты, а реальность! Вернее, станет реальностью, если вы из суеверного страха, или расового шовинизма, или мелких политических интриг не отвернетесь от моего плана. Антрополог докажет вам, что люди принесли на Многоцветную Землю больше хорошего, чем плохого. Или пусть мне отсекут голову!

Имидол. Последнее можно только приветствовать!

Нантусвель. Ну, ну, держите себя в руках.

Гомнол. Ваш клан талдычит о чистоте расы. Это совершенно антинаучный подход – спросите любого биолога из Галактического Содружества! Если взглянуть беспристрастно на вашу пресловутую чистую наследственность, что мы обнаружим? Черты фирвулагов с безумной навязчивостью повторяются в каждом третьем из новорожденных.

Кугал. Полегче, лорд Гомнол! Потомство нашей матери незапятнанно. Ни разу она не породила врага.

Гомнол. Пусть так, но нельзя одной рукой избавляться от аллелей, а другой стремиться их закрепить. Вы желали бы использовать потомство королевы как первичный образец породы, однако не оно, а именно фирвулаги являются носителями активных метафункций! Верно я говорю, леди Идона? Хорошо, мы с Грегги уже не настаиваем на скрещивании с врагом. Но Элизабет… Это же уникальная генетическая перспектива. Активный человеческий экземпляр не только обеспечит выживание тану, как сделали латентные люди, но позволит вам совершить огромный эволюционный скачок, о котором упоминала леди Идона. С помощью моего плана тану осуществят свое высшее предназначение!

Кугал. Опять ты берешь на себя смелость толковать волю Таны!

Нантусвель. Да, Гомнол, Богиня сама знает, каким путем нас вести… И потом, мы опасаемся, что гены Элизабет превратят нас в людей. Или, во всяком случае, в иную расу.

Кугал+Имидол+Риганона+Куллукет+Анеар. Нам не по пути с человечеством. Мы хотим вершить свою судьбу без участия людей!

Гомнол. Тогда почему сам Ноданн взял себе жену из моего племени?

(Смущение.) Гомнол. Быть может, вам следует освежить в памяти наследного принца священную волю Таны?

Нантусвель. Не богохульствуй, лорд Себи Гомнол! По-моему, мы выразились более чем ясно: тану признают преимущества, обеспеченные им человеческими генами. Более сильные тела, улучшение воспроизводства, усиление принудительных и корректирующих метафункций. А в лице драгоценной Розмар мы приняли в наш клан редкий, невиданный ранее экземпляр творческой силы. Она уникальна! Ценность ее генов очевидна. Мы приветствуем ее как достойную супругу нашего будущего короля. Но у моего милого Ноданна было много жен – ведь ему едва исполнилось восемьсот лет – впереди еще долгие годы, если он того пожелает. Так что не будем отклоняться от темы разговора. Ты, наш приемный сын, предполагаешь пойти дальше брачных обычаев, существовавших доселе между двумя расами. Элизабет – не просто талантливый образец латентности, как ты или Розмар. Она достигла высшего уровня активности, и ее гены для нас опасны. По прогнозам лорда Грега-Даннета, все ее потомство будет активным – хотя, возможно, и не столь могущественным, как мать. Грегги высказал также соображение, что для скорейшей активизации расы необходимо имплантировать ее яйцеклетки в чрева… нет, не рамапитеков, а женщин и тану! Но кто может гарантировать, что народившееся поколение останется верно нашим идеалам? По логике вещей, новая раса будет хранить прежде всего традиции своего собственного племени.

Идона. Да, это опасно.

Алутейн. Такая возможность не приходила мне в голову. И едва ли Грегги сообщил о своих планах Тагдалу. Искусственная имплантация не соответствует пониманию наслаждения нашим королем.

Гомнол. Смешно, ей-Богу! Дети Элизабет будут такими же тану, как и прочие гибриды, – ведь все дело в воспитании.

Кугал+Имидол+Риганона+Куллукет+Анеар. Потомство Нантусвель придерживается иной точки зрения. Есть только один способ уберечь наследие тану. Активная женщина должна умереть.

Гомнол. Нет, вы не вправе разрушить ее гены! Неужели вы согласны ждать развития активности миллионы лет? Грядущие поколения назовут вас более чем недальновидными! А когда вы опомнитесь, будет слишком поздно. Возможно, такая, как Элизабет, больше никогда не пройдет через врата времени.

Нантусвель. Лучше бы и она не проходила.

Гомнол. Она уже здесь. Вы нарушите волю Таны, если пустите ее в расход… И довольно пудрить мне мозги своими религиозными проповедями! Как будто у вас есть грамота Богини с личной печатью: ОДОБРЯЮ! Мой план с той же вероятностью может совпасть с божественной волей.

Алутейн. Да к черту все разговоры об активности через миллионы лет! Мы ведь знаем, что тогда будет на Земле. Рамапитеки превратятся в людей. И вымрут! Вот она тебе, воля Таны! Может быть, Тагдал и прав насчет плана Гомнола. По крайней мере, он даст нашему народу временной разбег с метапсихическими играми перед концом света. Напряжем мозги, доведем их до активности и, может, выберемся с этой сраной планеты!

Нантусвель. Алутейн, дорогой, не забывайся, пожалуйста!

Алутейн. Ах, если б можно было хоть в чем-нибудь быть уверенным! Эти пресловутые гены Элизабет… Если б они не были такими… человеческими, черт побери!

Гомнол. Да сколько же вам повторять одно и то же?! Все мои помыслы только о благе тану!

Нантусвель. Однако досадный вопрос о возможной зависимости нашей расы от человечества остается открытым. Признаюсь, я с тревогой ожидаю результатов антропологического анализа.

Катлинель. А если он докажет, что культурное влияние было в основном неблагоприятно? Тогда ваше потомство потребует предать всех людей смерти? И гибридов, подобных мне, тоже порешите? Вы ведь именно такой план вынашиваете?

Нантусвель. О Кэти! Как ты могла подумать такое?

Катлинель. Все так думают, королева-мать.

Имидол. Чепуха!

Куллукет. Ты переутомилась, творческая сестра. Позволь дать тебе успокоительное.

Катлинель. Нет уж, спасибо, брат-творец!

Идона. До Перемирия и возвращения Тагдала мы должны принять какое-то решение. Наверняка можно найти компромисс.

Кугал+Имидол+Риганона+Анеар. Но только не для Элизабет.

Алутейн. Есть еще один аспект, до сих пор никем не затронутый. Пока мы обсуждали только генетическую угрозу, а как насчет другой? Впишется ли он в схему Гомнола? Или Эйкен ускользнул от внимания главы Гильдии Принудителей?

Гомнол. Я заверил короля Тагдала и заверяю вас, что этот парень – просто новая звезда на умственном небосклоне. Он сгорит так же быстро, как вспыхнул, через месяц-другой превратится в полного идиота.

Имидол. А ты что, испытал его на своих психометрических устройствах, брат-принудитель?

Гомнол. Ты прекрасно знаешь, что леди Мейвар не дала согласия на мое вмешательство в ум ее любезного протеже, брат-принудитель.

Имидол. Значит, все сказанное – пустые слова. Достопочтенная сестра, ты, как Создательница Королей, можешь поручиться, что молодой Эйкен Драм – всего лишь новая звезда?

Мейвар. Нет. Но он и не представляет угрозы для нашей расы.

Гомнол. Вот-вот! Даже если Эйкен не сгорит, он вполне безобидный раздражитель, пройдоха, не лишенный обаяния, на которое так падка толпа. Просто ваш народ до сей поры не встречался с подобными типами.

Анеар. Что ж, будем надеяться.

Риганона. Ноданн явно не склонен недооценивать Эйкена. Иначе зачем он настоял, чтобы они вместе бросили вызов Делбету?

Идона. Велика важность! Нам совершенно необходимо знать, почему безобидный, обаятельный пройдоха стал избранником Создательницы Королей. Давайте расставим все точки над «i». Станет ли Эйкен Драм добиваться участия в Поединке Героев?

Мейвар. Если с Божьей помощью Таны мой золотой мальчик победит Делбета, то станет.

Идона. Эйкен Драм не бесплоден?

Мейвар. Нет.

Идона. Вызовет ли он на поединок Ноданна?

Мейвар. Спроси его самого.

Нантусвель. Что?! Человек вызовет на поединок моего Ноданна?

Кугал+Имидол+Риганона+Куллукет+Анеар. Тана упаси!

Идона. Обладает ли Эйкен Драм достаточными метапсихическими силами, чтобы победить Стратега?

Мейвар. Одной лишь Тане известно.

Алутейн. Вы ведь знаете, братья, что будет, если парень одержит победу. Знаете, верно? Он бросит вызов Тагдалу! Так вот в какие игры ты играешь, достопочтенная сестра!

Мейвар. Опомнись, Властелин Ремесел! Я не играю ни в какие игры! Я только делаю выбор, как мне указывает Богиня, и ни вы, ни все потомство, ни вся воинская братия Многоцветной Земли не вправе указывать мне, как вершить суд… Или вы осмелитесь?

(Страх.) Алутейн. Но ты ведь однажды уже промахнулась с Пуганном, так что никаких гарантий нет.

Мейвар. Ты прав, Властелин Ремесел, гарантий нет. Только Битва покажет волю Богини. И чтобы никто здесь не смел вмешиваться в мой выбор!

Куллукет. Никто и не собирается вмешиваться. Мы только хотим убедиться, что твои мотивы соответствуют идеалам тану.

Мейвар. Вот как, молодой целитель, ты и меня хочешь обвинить в ереси?

Куллукет. Может быть, ты станешь отрицать, что долго противилась воинствующей философии? Станешь отрицать свои симпатии к Минанану Еретику, который предал нас, объявив, что тану и фирвулаги неразделимы, как солнце и тень?

Мейвар. Бедняга Минанан опередил свое время и уже пятьсот лет расплачивается за это.

Куллукет. Вы с Дионкетом совсем обнаглели и строите козни, чтобы посадить на трон человеческую марионетку.

Дионкет. Достопочтенная Создательница Королей и я верны расе тану и намерены всячески способствовать славному свершению ее судьбы. Я призываю тебя соблюдать должное умственное почтение в обращении к старшим, брат-творец.

Нантусвель. Ах, все это так огорчительно! Куллукет, сынок, ты не можешь обвинять своих собратьев в ереси только на том основании, что они предпочитают спокойную жизнь охоте и турнирам. Среди нас всегда были мирно настроенные умы.

Имидол. А теперь число их растет. Особенно среди гибридов.

Катлинель. Гибриды тоже верны своей расе! Тану – наша раса! Но если убеждать Тагдала пересмотреть свои взгляды на древние насильственные обычаи забытой планеты из недоступной галактики – ересь, то, возможно, мы виновны.

Нантусвель. Ни в чем вы не виновны, Кэти. Кулл совсем не то имел в виду. У многих моих детей мирный нрав, и если фирвулаги нас не спровоцируют…

Мейвар. Даже если спровоцируют, все равно некоторые предпочитают отсидеться в столице, пока другие рискуют жизнью, сражаясь с Делбетом.

Алутейн. Это в твой огород, Кулл. Ты как раз из тех, кто любит перекладывать свою грязную работу на чужие плечи.

Нантусвель. Не будем ссориться. Больше ни слова о ереси. Я запрещаю.

Идона. Внемлите! Мудрость нашей великой королевы безгранична.

Нантусвель. Пожалуй, в связи с Эйкеном Драмом и планом лорда Гомнола следовало бы рассмотреть еще одну возможность. Что, если в неопределенном будущем активные яйцеклетки этой женщины соединятся не с семенем нашего возлюбленного Тагдала, а с хромосомами чистокровного мужчины Эйкена?

Идона. Тана, помилуй нас! Вот где истинная угроза судьбе нашей расы!

Алутейн. Но, по нашим законам, зачатие человеческого ребенка грозит смертным приговором как родителям, так и потомству.

Нантусвель. А кто вынесет этот приговор, если Эйкен Драм станет Верховным Властителем?

Имидол. Человеческая клика активных готовит против нас заговор!

Риганона. Они хотят сокрушить нас!

Куллукет. Вот и послушаем, что скажет наша верная Создательница Королей.

Мейвар. Я только выполняю волю Богини.

Имидол. Ага, и Гомнол тоже! Для нашего брата все мы – объекты его эксперимента, который он замыслил с тех пор, как вошел во врата времени.

Гомнол. Уж не хочешь ли ты инкриминировать мне превышение власти, брат-принудитель?

Нантусвель. Прекратите спор! Есть только один способ развязать этот узел.

Идона. Так назови нам его, сестра и мать.

Нантусвель. Мы должны узнать мнение Бреды.

Идона+Алутейн. Прекрасно! Тагдал наверняка согласится.

Риганона. Да что она там рассудит, эта двуликая старуха? Она никогда не вмешивается в дела королевства. И вообще Бреда не настоящая тану… а нечто другое.

Анеар. Нечто ужасное.

Идона. Слушайте, вы, трусихи! Бреда старше и мудрее всех нас, она – наша наставница и благодетельница еще с тех пор, как на нас ополчилась вся галактика. Именно ей было предназначено переправить в изгнание первых пришельцев.

Кугал. Святая правда, леди Идона. Но не будем забывать, что Бреда переправила сюда как тану, так и фирвулагов. Какими-то тайными судьбоносными нитями она связана с обеими расами. Так что нельзя быть уверенным…

Нантусвель. Мы можем только молиться, чтобы она нашла наилучший выход для обеих… нет, для всех трех рас!.. А теперь, дорогие мои, повелеваю вам соединить со мною ваши умы. На сей раз мы споем не плач по нашей бедной сестре Байбар, а гимн всем нам – изгнанникам, живущим на этой планете и блуждающим во мраке.

13

После двух недель противоборства все завершилось огромным черным отверстием в скале и необходимостью сделать нелегкий выбор.

– А что страшного, если мы устроим на него облаву под землей? – спросил Эйкен Драм.

Ноданн смерил своего ничтожного соперника насмешливым взглядом.

– На своих двоих? Без ищеек, которые взяли бы след и потом отвлекли его на себя?

Они сидели в седлах стреноженных халикотериев, ожидая, когда остальные участники Летучей Охоты присоединятся к ним у входа в пещеру. Свора охотничьих собак крутилась поблизости, что усиливало их растерянность. Ни одна из них не отважилась вступить далее чем на два-три метра в темную яму, откуда веяло сыростью и холодом.

– Давай все-таки разведаем, – предложил Эйкен.

Он послал в черноту светящийся шар своей умственной энергии, подобный падающей звезде. Оба охотника внутренним видением внимательно следили за его полетом. Шар достиг огромной пещеры, заросшей сталактитами и сталагмитами, посредине которой блестело Большое озеро. На противоположном конце его низкий сводчатый коридор вел вглубь, и Эйкен направил светящийся шар туда, по извилистой подземной реке. Метров через пятьсот высота тоннеля уменьшилась, и наконец поток сорвался в пустоту, такую чернущую, что его энергия была не в силах осветить ее. Какое-то мгновение оба мысленным взором созерцали клубы водопада, низвергающегося в провал. Сияние погасло.

Из глубины донесся слабый смех.

– Ах ты, сукин сын! – выругал Эйкен далекого Огнеметателя.

Халикотерий Тагдала карабкался по каменистому склону, бок о бок с иноходцем Стейна; в последнее время король очень привязался к викингу. За ними на небольшом расстоянии следовали лорд Селадейр Афалийский, дева-воительница Бунона и десятка полтора психокинетиков, чьи способности помогали подниматься спотыкающимся животным. Из-за привычки Делбета бомбить своих преследователей шаровыми молниями Охота не могла подняться в воздух.

– Ну? – взревел Тагдал, взобравшись на вершину.

– Скрылся под землей, – сообщил Стратег.

Король снял свой алмазный шлем, поерзал в седле, пожевал серебряные усы.

– Чтоб ему провалиться! Две недели погони псу под хвост!

– Обычные его штучки, – заметил Селадейр, пожимая плечами под аквамариновыми доспехами. – Водит тебя, водит по плантациям, иной раз думаешь, что ты его уже загнал в тупик. Потом вдруг он собьет со следа, испепелит двух-трех серых, кого застигнет врасплох, – и опять поскакал. На-ка, мол, достань меня! Таков Делбет. И всегда дело кончается одним и тем же: юркнет в какую-нибудь пещеру и посмеивается над тобой.

– Для фирвулага он чертовски умен.

Лорд Афалии, разгоняя собак, подъехал к пещере.

– Неужели я стал бы просить вашей помощи против какого-нибудь слабака? Наше счастье, что Делбет – бродяга и не участвует в Битве!.. Ну вот, еще одно подземное убежище. Сегодня нам удалось загнать его дальше, чем когда-либо. Из этой части Кордильер можно попасть через ад прямо к Гибралтару.

Король сплюнул.

– Не знаю, куда нас, к черту, занесло – воздушную разведку не проведешь. Эй, Стейни, у тебя пивка не осталось?

Викинг протянул ему большую банку.

– Теперь, Ваше Величество, когда Огнеметатель скрылся под землей, вы можете летать сколько угодно, – заметил Селадейр. – Его несколько дней оттуда не выманишь. Так что можно спокойно возвращаться в Афалию.

– Как?! – вскричал Стейн. – Все бросить? Да ведь у нас осталось три дня до проклятого Перемирия! Еще есть шанс его заарканить.

Компания всадников разразилась смехом. Грозная воительница Бунона в серебряном шлеме, придававшем ей сходство с хищной птицей, проронила:

– Интересно, какой? Делбет носу из пещеры не покажет. Может, вы вместе с храбрым хозяином последуете за ним?

– Почему бы и нет? – заявил Стейн, снова вызвав дружный смех.

– Я обещал его прикончить, – обратился к королю Эйкен. – Если я не сдержу обещания, меня отстранят от Великой Битвы, так?

– Странно ты выражаешься, – усмехнулся король. – Но вывод правильный. За две недели у тебя было предостаточно возможностей доказать, что ты не просто хвастун. Если мы вернемся в Мюрию с пустыми руками, то я аннулирую твою заявку на Стейна. Надо бы и тебя как следует наказать, но, учитывая то, что ты починил компьютер и сделал целый ряд других полезных дел, я склонен проявить великодушие. Тебе будет предоставлено право участия в Главном Турнире, но на Поединок Героев не рассчитывай.

– Справедливое решение, – заметил Ноданн, вглядываясь в сгущающиеся сумерки.

Из пещеры на вечернюю добычу вылетели стаи летучих мышей.

– Ну что ж, – заключил Селадейр, – давайте спускаться, пока у остальных, кто взбирается на эту верхотуру, халики не поломали своих ног.

– Да погодите же, черт бы вас побрал! – запротестовал Эйкен. – Я еще не сказал, что сдаюсь. До Перемирия три дня… Я иду за Делбетом. В пещеру.

– И я, – подхватил Стейн. – Не желаю, чтоб меня опять выставляли на торгах, как жеребца-производителя!

Под прикрытием голосового и умственного гомона, приветствующего их заявление, Эйкен приподнял завесу над невысказанной мыслью Стейна: а что, если меня убьют… или я попаду в рабство к тану?.. Тогда не видать мне больше Сьюки!

– От глупости лекарства нет, – заметил Ноданн. – Валяйте! А мы поглядим, как вы возьмете Делбета у него на квартире.

На этот раз всадники шумно одобрили высказывание Стратега.

– Пожалуй, нам следует немного отдохнуть в замке лорда Селадейра и вернуться в столицу. А после Великой Битвы займемся Делбетом. Если в его логове мы обнаружим ваши кости, то похороним их со всеми почестями и споем над прахом погребальную песнь тану.

Среди общего смеха послышались отдельные возгласы протеста.

– Блейн и Альборан, вы что, не согласны? – прищурился Стратег.

Двое всадников выступили вперед. Блейн Чемпион был гибридом, обладающим в равной мере функциями психокинеза и принуждения; Альборан – Пожиратель Умов, тоже гибрид, считался лучшим воином-иллюзионистом. Оба были приверженцами Мейвар и готовили Эйкена со Стейном к боевой инициации.

– Недостойно нашему воинству в такой момент бросать лорда Эйкена на произвол судьбы, – заявил Блейн. – Позор тем, кто насмехается над рыцарем, идущим на подвиг!

Ноданн лишь улыбнулся.

– Мы вдвоем дождемся возвращения Эйкена и Стейна, – добавил Альборан.

– Станем перед пещерой и помолимся об их победе. Будем ожидать ровно трое суток, иначе время, отведенное для поединка, не будет исчерпано с честью.

– И я останусь, – решила Бунона, – а со мной три мои оруженосицы. Эйкен Драм – незаурядный человек. Мы тоже будем молиться, чтобы он выжил.

Верховный Властитель покорно развел руками.

– Ладно! Что такое трое суток? Вообще-то мы заслужили отдых, лазая по горам за этим поганцем и ни разу не поднявшись в воздух из страха перед его молниями. Но раз уж мы остаемся здесь, так ты, Селадейр, будь добр, слетай за хорошей провизией и вином.

– Можно разбить лагерь на лугу у реки, где наши оруженосцы ожидают нас с поклажей, – отозвался Селадейр. – Мой сын Уриет самолично поведет летучий эскадрон за продуктами.

– Решено, – заключил король и покосился на Эйкена. – Но только три дня! Слышите?

Золотой человечек соскочил с седла, опустился на одно колено перед королевским рысаком и усмехнулся под своим золотым забралом.

– Спасибо за проявленное терпение, король-отец! На этот раз мы непременно расправимся с Делбетом и доставим вам трофей для доказательства.

Под недоверчивыми взглядами рыцарей тану Эйкен Драм и Стейн сняли с себя доспехи и сложили их у входа в пещеру. Оружие они тоже оставили, за исключением бронзового меча Стейна. Отвязав от седла котомку викинга с продуктами, они взяли ее с собой. Прихватили еще банку пива и тоненький золотой футляр, как для авторучки, который Эйкен сунул себе за пазуху.

– Не подсматривай за нами, солнцеликий! И не пускай нам вслед огненные шары, – погрозил Ноданну на прощание плут.

– Не буду, – пообещал Стратег с немеркнущей улыбкой.

– Тогда общий привет! – провозгласил Эйкен.

Через секунду в воздухе едва слышно захлопали крылья. Две летучие мыши, в отличие от прочих, устремились поверх голов охотников в пещеру. Покружив немного у входа, чтобы привыкнуть к новому обличью, отважная пара залетела в провал и исчезла во мраке.


– Эй, малыш!

– Тсс! Я должен убедиться, что в наши умы никто не заглядывает. С этим сукиным котом надо держать ухо востро.

– И все же что там насчет чудища поганого?

– Заткнись, говорят тебе! Думаешь, легко одновременно на разных волнах работать?

– Извини.

Зацепившись крохотными коготками, они свесились с края обрыва. Мир был погружен в кромешную тьму. Водопад с шипением спускался в недра горы. Отдаленный рокот говорил о том, что где-то глубоко внизу он проникает в подземное болото.

Летучие мыши могли «видеть» только слуховым зрением.

– Все путем, – объявил наконец Эйкен. – Никто за нами не следит. Оставим последний маленький экранчик на всякий пожарный… Беда в том, Стейн, что я не знаю точно, насколько сильные медиумы эти громилы. Я уверен, что большинство гуманоидов не могут заглядывать под землю. Оттого фирвулаги и живут в пещерах и норах. Но король, Ноданн и чертов психокинетик Фиан, возможно, сумеют засечь нас сквозь толщу скалы…

– Господи, да брось ты бахвалиться, установи наконец, где укрылась эта огненная задница! Или ты предпочитаешь, чтобы прах наш развеяли по ветру?

– Никто ничего не развеет, успокойся! Ты что думаешь, Делбет подстерегает нас в засаде? Нет, он пошел преспокойно к себе домой. Откуда ему знать, что в изгнании нашлось двое дураков, надумавших разыскивать его в пещере?

– Ха-ха! Я понял, Эйк. Но где же мы все-таки находимся, черт побери?

– Теперь мне удобнее вести слежку, чем раньше, среди оравы гуманоидов. Как раз такого случая я и дожидался с тех пор, как началась эта дурацкая облава. Мне надо достать Делбета, не показывая им всем, как я его убью.

– Небось хочешь свалить его своими сверхчеловеческими мозгами?

– Как же, разбежался! Да в поединке умов с Делбетом у меня шансов не больше, чем у всех дубарей тану. Если только не захватить фирвулага врасплох. А разве захватишь его при полном параде из трехсот рыцарей, улюлюкающих ему вслед! Нет, приятель. Есть только один способ сразить Огнеметателя. Моя старенькая милашка Мейвар все мне рассказала.

– И что за способ?

– Да уж есть такой. Пошли. Выберемся на сухое место, и я тебе покажу.

Летучие мыши бросились вниз с обрыва, обернулись бледными безглазыми рыбами и заскользили по заполненному тоннелю, определяя изгибы и повороты каменной трубы по перепадам давления, а не с помощью эхолокации, служивший им, когда они превращались в летучих мышей. Они проплыли, наверное, с километр, прежде чем поток вырвался на открытое пространство. Одна рыба выпрыгнула из воды и снова нырнула. Затем выпрыгнули обе и превратились в летучих мышей. Минуту спустя Эйкен и Стейн обрели человеческий облик и уселись на каменном бережку подземной реки, в то время как маленький световой шарик завис над их головами, освещая пространство. Своды пещеры высотой метра три были покрыты хрупкими кристаллическими наростами; с каждой сосульки свисала капля воды.

Не тратя времени на созерцание красот фантастического царства, Эйкен вытащил из-за пазухи золотой футляр, посредством психокинеза открыл крышку и показал Стейну то, что было внутри: какой-то серый предмет длиной около двадцати сантиметров, отдаленно напоминающий серебристый трут на проволочной основе.

Стейн нахмурился.

– Знаешь, на что похоже? Когда я пацаном был, так мы в Иллинойсе…

– Оно самое и есть. Этой штукой мы намертво пригвоздим дерьмометателя-фирвулага. Много лет назад какой-то бродяга занес ее в изгнание, надеясь немного оживить мрачную атмосферу плиоцена. Поскольку игрушка совершенно безвредная, там, на постоялом дворе, не возражали. Но когда парень явился сюда, его манатки отобрали и уничтожили все, кроме вот этой палочки. Уж не знаю, как она досталась Мейвар… Понял теперь, в чем секрет? Здесь такие штуки смертельны! Не для людей, даже с торквесами, а для гуманоидов.

– Железо! – осенило Стейна. – Я не видел здесь ни одного железного инструмента, вообще ни одной железяки! Все из стекла, бронзы, серебра, золота… Черт, а почему раньше-то никто не догадался?

– Да много ль железа у нас в Содружестве? Железный век миновал. А знаешь, как его называют тану и фирвулаги? Кровавый металл! Чирик – и нету!

– Ну и ну! – Лицо Стейна прояснилось. – Теперь я за тебя спокоен, малыш! Как только покончим с Делбетом, ты поможешь мне и Сьюки сбежать. И если кто-нибудь из этих болванов тану попробует нас остановить…

– Сам ты болван! Забыл про свой серый торквес? И про серебряный – Сьюки? Да они тебя повсюду разыщут. Остынь! У меня другие планы. И мы их провернем, если, конечно, ты не выкинешь очередной фортель вроде того, с Ташей.

Эйкен закрыл золотой футляр и спрятал его на груди.

– Сиди тихо. Мне надо отследить Делбета, а эта рентгеновская разведка потрудней, чем ты думаешь. Хорошо хоть горы не гранитные.

– Да. Здесь известняк, песчаник, кристаллические сланцы. Не забывай, я ведь в этих местах работал, когда бурильщиком был.

– Заткнешься ты или нет?

Оба сидели на камне в одном нижнем белье. Психоэнергетический поток вырвался из ума Эйкена, настроенного на поиск. Слышно было только, как падают капли с известковых сосулек.

«Может, мне тоже попробовать? – подумал Стейн. – Сьюки сказала, что, когда он прорывался сквозь принуждение Дедры, ему помогала любовь. Неужели любовь так сильна, что может преодолеть тысячи километров, отделяющих его от Сьюки, которая спрятана в катакомбах под штабом Гильдии Корректоров? Сперва спроецируй ее образ в мозгу (это несложно, главное, соответствующим образом настроить оптические рецепторы). Вот она! Теперь скажи ей, что ты ее любишь, что все будет в порядке, что ты цел и невредим, что вернешься с победой…»

– Я нашел его, Стейни! Нашел паразита!

Астральный свет погас. Стейн провел огромной ручищей по глазам, вытер ее о бедро. Попытка телепатического общения потерпела крах. Только голова разболелась.

Рыжеватые волосы Эйкена встали дыбом, глаза едва не вылезли из орбит от возбуждения, он вскочил на ноги, указывая на мощную каменную стену.

– Туда! Восемь-девять километров и сотни две метров вниз. Вижу пушистый шарик – не иначе умственная аура. Больше ничего живого здесь нет. Должно быть, он.

Стейн вздохнул.

– И всего-то делов пройти сквозь стену?

В глазах у Эйкена появилось виноватое выражение.

– Тут я не мастак, Стейни. Как ты, наверное, заметил, я не умею проникать сквозь стены, сдвигать горы и все такое прочее. Придется идти, лететь или плыть. Ведь как-то же Делбет туда пробирается. Скала вся напичкана пещерами. Придется немного попотеть, пока не отыщем дорогу. – Он помрачнел. – Да и время поджимает, можем вляпаться в Перемирие, когда у гуманоидов не сезон… И прости-прощай, Великая Битва!

Стейн взглянул на часы.

– Восемнадцать тридцать, двадцать седьмое сентября, шесть миллионов лет до нашей эры.

– Вперед!

– Скажи мне только одно, малыш, прежде чем займешься Дракулой. Мы правда превращаемся в летучих мышей и рыб, когда ты произносишь свои заклинания, или это нам только кажется?

– А кто его знает, – отозвался Эйкен Драм. – Бери котомку, приятель. Пора трогаться.


Они искали в сухих и заводненных тоннелях, в больших галереях, где сталактиты и кружевные складки истончившихся скал напоминали горы персикового и ванильного мороженого; в узких извилистых коридорах, ощерившихся сверкающими известковыми зубьями; среди нагромождения валунов, каждый величиной с дом; в грязных пересохших руслах; в тупиках, откуда выход был только назад; в переходах, то и дело увлекавших их в неверном направлении.

Останавливались перекусить и немного поспать. Проснувшись, снова шагали, летели, плыли, ползли. На второй день кончились еда и пиво. Воды вокруг было полно, но в подземных горных потоках не обнаруживалось никакой живности для рыб, а в воздухе – ни одной мошки, которую летучие мыши могли бы проглотить, чтобы хоть чуть-чуть унять слишком реальные судороги их, возможно, иллюзорных желудков.

Умственный экран Эйкена был настроен теперь только на скопление психической энергии – предположительное местонахождение Делбета. Пушистая аура не меняла своего положения: то ли Огнеметатель отсыпался после своей вылазки, то ли она означала что-нибудь совсем другое…


Летучие мыши устремились по длинному, спускающемуся вниз тоннелю. Впервые, с тех пор как спустились под землю, они ощутили на перепонках крыльев воздушные потоки. Внутренний голос Эйкена обратился к Стейну на волне, зарезервированной специально для людей:

«Только попробуй о чем-нибудь подумать! Заставь ум замолчать, если дорожишь свое задницей. Вряд ли он меня услышит на этом канале, но малейший твой писк эхом достигнет его ушей.»

Защищенные плотнейшим барьером, какой только мог воздвигнуть Эйкен Драм, они добрались до места, где коридор сворачивал под прямым углом. За поворотом они увидели свет – слабое оранжево-желтое мерцание. В коридоре было сухо. На толстом слое пыли отпечатались огромные следы.

Дрейфуя меж скальных образований, летучие мыши приближались к источнику света. Над ними нависали монолиты песчаника, напоминавшие скопище человеческих фигур или гигантских грибов. Они взлетели под потолок и, усевшись на широкий карниз, вновь стали Эйкеном и Стейном.

«Тихо. Не двигайся. Не бряцай своим чертовым мечом. Вообще ничего не делай.»

Эйкен прополз несколько метров на животе и глянул вниз. В круглом, на совесть сработанном очаге пылал яркий огонь. Штабеля оструганных бревен были аккуратно сложены в алькове. Обстановку в пещере дополняли стол, стулья, кровать в рост Гаргантюа с пологом из великолепной танусской парчи и много резных деревянных шкафчиков и полок. Кожаные мешки с загадочным содержимым были свалены возле одного столбика кровати. С другого свисала рыболовная сеть. Пол устилали роскошные шкуры, темные и пятнистые. На столе стояла грязная посуда, сделанная в основном из морских раковин.

У кровати на стуле с мягким сиденьем, покрытым серой шкурой, богатырским сном спал гуманоид, ростом и телосложением намного превосходивший самого высокого и крепкого тану. Голова и лицо его заросли густыми волосами кирпичного цвета. Он был в кожаной куртке, раскрытой на груди, которая тоже пламенела рыжей шерстью, и панталонах алого цвета. Ботинки он снял и протянул огромные ноги к огню. Большие пальцы то и дело шевелились. Ритмичный шум, напоминающий работу плохо отлаженного отбойного молотка, убедил Эйкена Драма в том, что Делбет Огнеметатель, самый грозный и дикий фирвулаг южных районов Многоцветной Земли, храпит.

Эйкен открыл золотой футлярчик и вытащил серый предмет, не толще карандаша. Нацелив его, он некоторое время рассчитывал траекторию и заряжал острие секретного оружия своими творческими метафункциями.

Когда оно разогрелось до белого каления, Эйкен поднял свой бенгальский огонь высоко над головой.

Делбет с воем подскочил на стуле. Его трехметровое тело превратилось в огненный столп, тянущий языки пламени к потолочному карнизу и формирующий шаровую молнию.

Эйкен бросил огонь, направив его всей своей психокинетической способностью сквозь плотный психический заслон, воздвигнутый им вокруг себя и Стейна. Шаровая молния по дуге отлетела от светящихся лап Делбета, но прошла мимо цели.

Раздался еще один громкий крик чудовища. Хрупкий фейерверк поразил его пылающую громаду и упал на пол пещеры, все еще разбрасывая искры. Огонь Делбета погас. Он медленно скорчился, будто пытаясь вжаться в землю, и остался недвижим.

– Готов! – крикнул Эйкен.

Летучие мыши спланировали вниз и вновь превратились в людей. Они стояли над внушающими ужас останками.

– Видишь, куда ему попало? – произнес Стейн. – Прямо в лоб, когда он башку задрал. Всего-то один маленький ожог раскаленным железом.

У стола стояло кожаное ведро с водой. Эйкен вылил его на смертоносное устройство, все еще мечущее искры. Оно зашипело, задымилось. Одна из шкур была испорчена: в ней зияла дыра.

– Ты победил его! – Стейн подхватил маленького человечка и стиснул своей медвежьей хваткой. – Победил! – Отшвырнув Эйкена, он заорал сталактитам: – Сьюки, малышка, мы его победили!

Эйкен нахмурился было, потом засмеялся во все горло.

– Чертов викинг, она тебя услышала! Тебе и невдомек, а вот я улавливаю слабенький писк… Ни за что не догадаешься, о чем ее послание! Она любит тебя!

Стейн схватил ведро и вылил остатки воды на Эйкена.

– Спасибо, – растроганно поблагодарил плут. – Теперь отсеки ему голову и давай выбираться отсюда. Постараемся найти кратчайший путь наружу и полетим порадуем власть имущих. Представляю, что с ними будет. На целые сутки раньше!

Стейн потянул свой огромный бронзовый меч из оправленных в янтарь ножен. Но вытащил его только до половины и застыл на месте, вскинув голову.

– Слышишь?.. Я думал, там, на потолке, мне чудилось под храп этого ублюдка…

Эйкен напряг слух. Медленный, ровный гул заставлял скалы вибрировать. Прошло несколько секунд. Бум! Удар огромного колокола повторился. Бум! Громкий, неумолимый.

– Знаешь, что это, малыш? – спросил Стейн. – Прибой. Там, за скалами, Атлантический океан.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. НАПАДЕНИЕ

1

Фелиция бродила среди руин Финии.

Уже три дня длилось Перемирие, к тому же и извержение Кайзерштульского вулкана подходило к концу. Потоки огненной лавы застыли и превратились в спекшуюся массу, похожую на сплетение уродливых корней и расползающуюся от кратера по улицам вымершего города. Лил дождь. Белые, золотистые, розовые, голубовато-зеленые здания бывшей цитадели лорда Велтейна покрылись сажей и грязью. Толстый слой золы лежал на листьях декоративных и фруктовых деревьев. Центральная площадь явила девушке зрелище сгоревших магазинов, искромсанных тентов, сломанных повозок и обугленных тел, торчавших из потухших костров.

Гигантские вороны слетались на раздувшиеся останки иноходцев, элладотериев, рамапитеков и людей. Появление маленькой женщины в черных блестящих одеждах нисколько не встревожило стервятников: видимо, они приняли ее за свою.

Кругом раздавался страшный грохот. Вороны громко каркали. Из лопнувших водопроводных труб хлестала вода, омывая трупы серых и первобытных десантников. Перед дворцом лорда Велтейна сбилась в кучу дюжина растерянных, но совершенно невредимых рамапитеков в разодранных аквамариновых плащах. Из привратницкой доносились человеческие стоны. Не обращая на них внимания, Фелиция направилась к главному входу дворца. Предварительно она взяла стрелу с железным острием и натянула тетиву лука. В заплечном колчане у нее было много стрел, и все наконечники запачканы кровью после схватки с отрядом неподдающихся серых на берегу реки. Их хозяева давно сбежали, но они все еще хранили верность тану. В квартале ремесленников из полуобгоревшей мастерской стеклодува вылетела, размахивая стеклянным мачете, женщина без торквеса. Она продолжала выкрикивать угрозы в адрес разорителей Финии, даже когда стрела Фелиции вонзилась ей в горло.

Как ни странно, самое ожесточенное сопротивление первобытным оказали их же собратья. Фирвулаги и тану покинули разрушенный город, а люди, слишком плохо усвоившие новую религию, чтобы поддерживать Перемирие, яростно сражались за каждый дом, отстаивая интересы поработителей-гуманоидов. Захваченные в плен серые и серебряные предстали перед военным трибуналом, и командир первобытных с железным зубилом в руках предложил им выбирать: свобода или смерть. К его удивлению, большинство предпочло умереть, нежели расстаться со стимулятором мозговой деятельности.

Фелиция вошла во дворец. Здесь не было птиц-стервятников, зато царили мухи, грызуны и жуткое зловоние. За наскоро выстроенными баррикадами из мебели и сорванных с петель дверей громоздились трупы стражников и слуг. Едва ли их можно будет опознать, подумала девушка, настолько лица и тела обезображены телепатическими взрывами фирвулагов.

Кроме жужжания насекомых, шороха и писка крыс да ветра, со свистом врывавшегося сквозь разбитые стекла, во дворце лорда Велтейна не наблюдалось никаких признаков жизни. Маленькая фигурка в черном направилась в главные апартаменты, без колебаний перепрыгивая через сваленные в кучу трупы людей, которые вели здесь отчаянные оборонительные бои в твердой решимости не допустить врага до своих хозяев-тану.

Фелиция подошла к распахнутой настежь тяжелой бронзовой двери, усыпанной изумрудами. Гора трупов и здесь преградила ей путь; первобытные в домотканой одежде и оленьих шкурах валялись вперемежку с ливрейными из дворца и даже фирвулагами, причем среди низкорослых представителей племени попадались поистине сказочные великаны, гораздо выше людей и тану. Все они были одеты в обсидиановые доспехи с золотым подбоем, что указывало на их принадлежность к гвардейскому корпусу Пейлола Одноглазого, и все пали от оружия с железными наконечниками; видимо, человеческая стража Велтейна захватила его у первобытных.

Ничтоже сумняшеся, Фелиция выдернула копье из трупа и, пользуясь им как альпенштоком, вскарабкалась на тошнотворную баррикаду. На полу господской спальни – ее роскошная отделка почти не сохранилась после происшедшей здесь бойни – лежали трупы в доспехах из цветного стекла: четверо мужчин окровавленные, пронзенные железными стрелами, и тануска. Под сапфирово-голубыми доспехами женщины в золотом торквесе ран было не видно; вероятно, она пала жертвой психической атаки.

Фелиция сняла тяжелый шлем и положила его на прикроватную тумбу. На нижней полке сияли кувшин и чаша из чистого золота. Девушка достала чашу, наполнила ее водой и некоторое время разглядывала погибшую женщину. На ее бледном как мел лице выделялись расширенные зрачки глаз цвета небесной лазури. Длинные каштановые волосы рассыпались по ковру, образовав что-то вроде нимба вокруг головы; шлем валялся рядом. Тонкие пальцы в сверкающих латных рукавицах застыли возле золотого торквеса.

Словно совершая некий ритуал, Фелиция опустилась на колени, легко ослабила хватку окостеневших пальцев, щелкнула передней застежкой, повернула обруч разрезом назад и стянула его с мертвенно-бледной шеи. Поднявшись, она подошла к чаше, несколько раз окунула в воду торквес и тщательно вытерла мягким полотенцем.

Фелиция надела золотое ожерелье на свою шею, застегнула его и вдруг пронзительно вскрикнула, словно у нее открылись глаза.

Так вот оно что… Тайная сила всегда была в ней – скрытая, загнанная в глубь мозга и все равно пугающая всех, кто ее окружал. А теперь она вышла наружу, обрела свободу и готова к действию.

Фелиция бросилась из комнаты на балкон. Ее охватила дрожь, слезы радости туманили глаза. Перед ней раскинулись руины Финии, полноводный Рейн, величавые вершины Вогезов, Верхняя Цитадель на западном горизонте, где король Йочи, Шарн-Мес и другие фирвулаги наверняка еще празднуют победу над древним врагом. Она видела глубокие ущелья, через которые совсем недавно пробиралась в одиночестве, понимая, что уже не поспеет к сражению. Где-то там вождь Бурке, Халид-хан и остатки первобытных отрядов теперь конвоируют освобожденных людей Финии к лагерю в речной пойме – на суд мадам Гудериан.

Торквес приятно согревал горло; Фелиция рассмеялась. Подхваченный ветром смех эхом пронесся над опустошенным городом. Напуганные этими звуками вороны тучей поднялись в небо.

2

Чемпион Шарн-Мес младший наблюдал за оргией, разыгравшейся в тронном зале горного короля, и, ухмыляясь, качал головой.

– Ты погляди на эту пьяную банду! Да после такой попойки три дня надо отсыпаться. Боюсь, как бы теперь все наши планы не сорвались. Ведь еще доспехи и оружие надо заново отполировать, а то явимся на Битву, как стадо оборванцев.

– Ну, времени у нас много. – Айфа, предводительница дев-воительниц, залпом осушила кубок меда и снова наполнила его до краев. – За такое дело грех не выпить. Сорок лет нам не представлялось случая как следует напиться… А не поспеем на Отборочный – что с того? Высокие задницы все равно Главного Турнира без нас не начнут.

– Вообще-то конечно, – согласно кивнул Шарн, – маленькую вечеринку мы заслужили.

Супруги-воители уединились в уютной мансарде, где во время официальных приемов обычно располагался оркестр. Но то, что сейчас творилось внизу, едва ли можно было назвать официальным приемом. Казалось, не только участники молниеносной финийской кампании, но и все жители Верхней Цитадели набились в тронный зал пещеры отпраздновать нежданную победу.

Темный эль и мед, сидр и ежевичная настойка рекой лились из полных сталагмитов. Кто еще держался на ногах, то и дело подставляли к ним кружки. Дубовые столы ломились от мяса, сластей и другого праздничного угощения. Перед пустым троном короля Йочи подвыпившая компания играла в жмурки. Другая группа обступила двоих героев битвы, Нукалави Освежеванного и Блеса Четыре Клыка, которые теперь состязались друг с другом в изобретении самого смешного и похабного миража. Зрители выставляли очки одобрительными возгласами, свистом, а иногда и более непристойными звуками.

Сентиментально настроенные пьянчуги собрались вокруг барда-гоблина, исполнявшего довольно заунывную балладу о двух обрученных фирвулагах; он уже добрался до сто шестьдесят пятого стиха. А рядом любители более жизнерадостной поэзии придумывали новые куплеты к популярной солдатской песне «Принцессе блох кормить не должно», обсасывая подробности недуга, обуявшего королевскую дочь, и довольно эксцентричные способы избавления от напасти. Раненые воины, осаждаемые пухленькими шлюшками, едва ворочая языком, хвастались недавней удалью. Тем временем ветераны былых сражений, уткнувшись носами в кружки с элем, ворчали, что нынешнюю победу у Финии не сравнишь с их вылазками в старые добрые времена.

Королева Кланино оберегала сон усталых героев, растащенных по альковам. Король Йочи бродил босой, в перепачканной золотой мантии, в сползшей на одно ухо короне и целовал всех без исключения дам, а заодно и многих кавалеров. Пейлол Стратег, чтобы сбросить напряжение, насосался сайдкара из партии, поставленной коварными первобытными, и теперь храпел в хрустальном гроте короля, положив голову на колени получившей отставку королевской фаворитки Луло.

– Да-а, – повторил Шарп, – пировать, конечно, не грех, коль заслужили… А вот что на уме у первобытных, хотел бы я знать.

– Сейчас посмотрим, – откликнулась Айфа; таким внутренним видением, как у нее, не обладал, пожалуй, больше никто из племени. Да и вообще она была весьма привлекательным существом, если не принимать во внимание слишком развитую плечевую мускулатуру – свидетельство ежедневных упражнений с двуручным мечом. Волосы у Айфы были абрикосового цвета, скуластое лицо усыпано веснушками, глаза темные, мерцающие, как у всех фирвулагов. Она уже сняла доспехи и осталась в мятой юбке и ярко-оранжевой блузке под стать волосам.

– Ага, вот они. Человеческие пленники, или беженцы – называй как хочешь, – расположились на отведенной для них стоянке. А Бурке и его дружки пробираются через Глухую Ложбину в Скрытые Ручьи. Вымокли до нитки…

– Так им и надо, – отозвался Шарн. – Может, хоть их смертоносное железо заржавеет. – Он глотнул из кружки и вытер губы мохнатой лапой. – Черт побери, Айфи, это никуда не годится – кровавым оружием бряцать! Такого у нас еще не бывало! Помнишь, какими проклятьями сыпал один из инженеров-тану перед смертью… До сих пор у меня в ушах стоят: «Богиня отомстит за нас! Будьте прокляты на веки вечные все, кто дерется кровавым металлом! Да смоет их кровавая река…»

– Так это же людям проклятья, а не нам. Как только первобытные помогут нам осуществить наши планы, мы тут же с ними распростимся.

– Конечно, Айфи, а пока хорошо ли использовать первобытных и их железо? Непорядочно как-то!.. Наша древняя воинская религия не тому учит. Старый Пейлол все бухтит, что мы изменили нашей родовой чести, сражаясь бок о бок с людьми, а пакостное железо всю нашу философию превратило в фарс. И знаешь, в душе я согласен. Как можно вести славную войну бесславным оружием? Оно ставит на одну доску могущественных фирвулагов и тану с полуголодными человеческими крысами. Несправедливо!

– Ну да, а тану, по-твоему, сражались честно! – проворчала Айфа. – С их-то иноходцами да псами, что превращают Охоту в побоище! А их людская кавалерия?.. Из-за нее мы последние сорок лет в штаны кладем!

– Где вам, бабам, понять все тонкости рыцарства!

– Это уж точно. Мы стремимся победить всеми правдами и неправдами. – Дева-воительница вновь наполнила свою кружку медом. – Кстати, ты видал, как пехота первобытных расправилась с вражеским эскадроном в Финии?

Шарн угрюмо кивнул.

– Что я могу сказать? Неспортивное поведение! У нас так не принято.

– Да пошел ты! Принято – не принято! У тану тоже было не принято гарцевать верхом, пока не явился этот человек… дрессировщик. Послушай меня, малыш! На нынешней Великой Битве у нас хоть и не будет железного оружия, но можешь башку свою прозакладывать, что новую тактику первобытных мы возьмем на вооружение. То-то будет сюрприз для серых! Я уже отдала приказ оружейникам изготовить необходимые приспособления. Это проще простого.

– Ну, если воины согласятся, тогда… – неуверенно произнес Шарн.

– Твое дело их убедить, – улыбнулась она. Потом выражение ее лица изменилось. – Посиди-ка тихонько, я погляжу, как первобытные возвращаются из Финии… Около трехсот человек из нерегулярных войск ползут по ущельям, а с ними вдвое больше пленников и раненых. У большинства беженцев торквесов нет… Но что-то они уж слишком хорошо одеты. Черт побери, это наверняка или бывшие серые, или серебряные, только торквесы им спилили. Дезертиры! Думаю, среди них есть и ученые, и искусные мастера. Старуха Гудериан найдет им применение, можешь быть уверен!

– Но будут ли они хранить ей верность, эти освобожденные граждане, вот в чем вопрос? – недоверчиво усмехнулся Шарн. – Кто здесь может хотеть свободы? Либо только что прибывшие, либо психопаты. Потому что все прожившие некоторое время на Многоцветной Земле охотно приняли власть тану, даже если не удостоились торквеса. Свободная жизнь в лесах им так же по душе, как крапивница.

– Тес! Я ищу Фелицию.

– А-а, эту тебе надо бы взять в свою команду, если…

– …если она раздобудет золотой торквес и станет метаактивной. Удушила бы Йочи за то, что валит на меня всю грязную работу! Как будто нам, слабому полу, мало одной Битвы… О-о!

– Что, нашла?

– Ага. Она в замке Велтейна. На ней торквес… Обыскивает тело в голубых доспехах. Вот так-то, зря Йочи губы распустил! Малышка его обошла, она готовит собственную Битву.

– Не вешай нос! – Шарн встал, потянулся, зевнул, широко разевая рот, и почесал волосатую грудь под открытой туникой. – Все к лучшему, по крайней мере от нее ты избавилась. Пока она привыкнет к торквесу… К тому же нет никакой гарантии, что активные метафункции сочетаются с ее нервной системой. Допустим, она расправилась с Эпоной и помогла вернуть Копье, но все равно она же еще совсем девчонка. Может, она ничего больше и не умеет, кроме как приручать животных.

Айфа снова сосредоточила на нем взгляд.

– Одной Тэ ведомо. Наверное, я слишком устала, чтобы переживать по такому поводу.

Шарн протянул ей руку и помог встать.

– Битва была короткая, зато пирушка длинная. А что, если поклониться королю с королевой да и поплыть себе домой потихоньку? – Он подхватил за тесемки их обсидиановые доспехи и взвалил себе на спину.

– Неплохо бы, – согласилась Айфа, похлопала своего спутника по плечу и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его в кончик шершавого носа. – Терпеть не могу платить няньке сверхурочные.

3

Стражники в белых туниках стояли наготове по периметру площади, огороженной круглыми камнями. Повсюду были выставлены войска в честь прибытия высоких особ: Тагдала, Идоны, Гомнола и братьев Ноданна и Велтейна, которые старались держаться подальше от врат времени и ожидали манифестации со стоическим видом, свойственным всем представителями власти, когда им приходится присутствовать на важной, но неприятной церемонии, да еще происходящей в неурочное время.

– Уже светает, вельможные. Вот они! – провозгласил смотритель замка Питкин.

Столб воздуха над гранитной плитой начал колебаться, как при нагревании. И вот из него материализовались четыре фигуры, повиснув сантиметрах в тридцати над каменной площадкой.

– Синдбад Мореход, Джон Простак, доходяга наркоман и типично английский орнитолог, – мгновенно распределил всех по категориям Питкин. – Наркомана, боюсь, придется отбраковать: организм весь износился. Но остальные подойдут.

Стражники выступили вперед и протянули руки к путешественникам, чтобы помочь им выбраться из провала, отделявшего невидимое устройство профессора Гудериана от твердой плиоценовой почвы.

– Если бы не огромные геологические пертурбации, то пришельцы материализовались бы внутри скального основания, не так ли? – заметил Питкин.

Синдбада тут же избавили от его ятагана; других ошарашенных путешественников прощупывали с помощью детектора металлов на наличие железа.

– Этот новый нюхач – великое изобретение Властелина Ремесел, – комментировал Питкин. – Теперь о контрабанде можно не беспокоиться… Э-э! Еще одно тау-поле, значит, будет и вторая партия.

При повторном цикле врата времени выдали молодого человека в рабочем комбинезоне и с арбалетом, типа с козлиной бородкой, одетого в платье королевы Елизаветы I и своими фижмами доставлявшего массу неудобств попутчикам, загорелую дочерна женщину в пеплосе Аталанты и высоких ботинках на шнуровке и явно омолодившегося негра в пиджаке из дакота, увешанного дюжиной дорогих магнитофонов.

– Все годны, – заключил Питкин. – Пусть вас не смущает наряд королевы Бесе. Под этим усыпанным жемчугами рыжим париком скрывается голова способного инженера… Так, поглядим, что у них за багаж.

Детектор был снова включен, и стражи торопливо извлекли три больших контейнера с наклейкой «Медикаменты», чемодан Канадского клуба, маленькую истеричную собачонку в плетеной корзинке, двадцатилитровую бутыль «Радости» в оплетке, 15-томный «Большой универсальный словарь XIX в.» П.Ларусса и контрабас.

– После освидетельствования пришельцы отправятся в накопитель, – объяснял Питкин. – В связи с чрезвычайной обстановкой мы сделали временную тюрьму – разгородили на секции двор, а на прогулки выводим наружу с собаками. Таким образом, большинство беженцев из Финии с относительным комфортом разместилось прямо в замке, пока мы не переправили их в Мюрию. Счастье еще, что катастрофа случилась во время Перемирия, когда у нас есть дополнительные поставки продовольствия и транспорт для тех, кто едет на состязания. Разумеется, безопасность в это время тоже легче обеспечить.

– Похоже, теперь вы держите ситуацию под контролем, – проворчал Тагдал.

– Для предупреждения катастроф на первоначальном этапе у нас есть схема лорда Гомнола. Надвратный Замок – безусловно, самый удобный перевалочный пункт, отсюда мы вовремя направили помощь на север и перехватили беглецов из Финии на озере Брес спустя всего пять дней после нападения. А теперь, вельможные, соблаговолите пройти в мой кабинет. Я вкратце ознакомлю вас с пересмотренной системой размещения путешественников на период временного выхода из строя Финии, а также с предварительной оценкой роли Надвратного Замка в обеспечении рабочей силы для восстановительных и усмирительных операций.

– Спасибо, Питкин, – поблагодарил Гомнол. – Мы не станем тебя сейчас обременять. Встретимся позже, чтобы обсудить маршруты отправки путешественников во время Перемирия.

Питкин поклонился, принес свои извинения и поспешил по тропе к крепости. В зоне врат времени осталось пять высочайших особ и небольшой отряд солдат, отошедший на почтительное расстояние. Солнце поднялось уже высоко над восточными горами.

– Иногда, – задумчиво произнес король, глядя вслед Питкину, – человеческая добросовестность меня поистине удручает. Никакого тебе справедливого негодования, никакой мстительности или верности присяге. Сплошные пересмотры систем размещения и предварительные оценки!

Глава Гильдии Принудителей от души рассмеялся.

– Ну, мщение – занятие по части Стратега. Мой же департамент призван как можно скорее локализовать и нейтрализовать финийскую катастрофу, чтобы свести к минимуму ущерб, понесенный национальной экономикой. Если бы не чрезвычайная важность бариевых шахт, я вообще был бы склонен списать Финию со счетов.

– Ах ты, мышь белая! – Лицо Велтейна вспыхнуло от ярости. – Между прочим, Финия – моя родина, мой дом! Колыбель культуры тану на этой планете! Столица света!

– Свет погас, – невозмутимо ответил Гомнол. – Враг провел блестящую стратегическую операцию. От города остались одни развалины, он расположен очень неудобно – на противоположном берегу Рейна, вдали от других густонаселенных центров. Справа – фирвулаги, слева – ревуны, а промеж них развлекается мадам Гудериан со своими чокнутыми первобытными. Из всех наших городов Финия наиболее уязвима при внезапном нападении.

– Да она пятьсот лет стояла незыблемо! – бушевал Велтейн. – Достаточно лишь восстановить крепостные стены и усилить наши Летучие Охоты, и она будет в прежней безопасности. Мы прочешем Вогезы и сотрем гудериановский сброд с лица земли. А фирвулаги, как только гнезда первобытных будут разрушены, опять уползут в свои норы. Они бы ни за что не рискнули напасть на нас, если бы не старая карга с ее проклятым железом.

– Вряд ли ты сумеешь так легко подавить ненавидящих нас людей, брат-творец, – заметила Велтейну Идона. – Боюсь, говоря об изолированном положении Финии, лорд Гомнол затронул больной вопрос. В прежние времена, когда и нас и фирвулагов было меньше, твой маленький укрепленный город занимал стратегически выгодную позицию – на возвышении. Нынче же Финия запуталась в паутине враждебных сил. Теперь люди осознали смертоносную силу железа и не преминут ею воспользоваться. Какая-нибудь жалкая горстка первобытных сможет преградить путь нашему каравану, окружить Летучую Охоту, совершить набег на твою плантацию или даже перекрыть подступы к реке и тем самым обречь твоих сограждан на голод. Пути для подвоза продовольствия по суше нет. Массив Шварцвальда – непреодолимая преграда. А как ты хочешь, чтоб мы усилили твои вооруженные силы? Войскам из северных крепостей – Гории, Бураска, Ронии – так или иначе придется переправляться через Рейн. То же самое можно сказать и о восстановительных работах.

– Мы обязаны восстановить Финию! – вскричал лорд Велтейн, побагровев.

– Разрушение не полное – отнюдь! Почти все мирное население уцелело. Мы – я, леди Дектар и наш золотой человеческий брат Салливан Танн – перенесли сюда по воздуху шестьсот восемьдесят девять жителей.

– Но ты потерял почти всех рыцарей, – возразил король. – Плюс к тому четыре тысячи людей и всех рамапитеков! А тех, кто не погиб, возьмет в плен эта старая сука, да падет на нее проклятие Таны, либо прикончат ревуны и дикие звери в лесах.

– Зато плантации не тронуты! И военные посты на дальних подступах тоже. Мы можем отстроить город заново, великий отец, сделать его неприступным! Привлечем новые принудительные и психокинетические силы, дабы упрочить наши метафункции.

– Шахта должна так или иначе работать, пока не открыто другое месторождение бария, – впервые подал голос Ноданн Стратег. – Но о былой славе Финии нечего и мечтать. Да, она была столицей изящных искусств, но время ее прошло. В будущем она должна обратить к врагу суровый и твердый лик. Мы восстановим ее как укрепленный шахтерский поселок… не более того.

Велтейн вздрогнул, словно от физической боли. Ум его вопил:

«О брат мой, вольно тебе так ранить мою душу, так унижать случайно поверженного чемпиона перед его народом, бросая на произвол судьбы, подставляя насмешкам людей, фирвулагов и сочувственному презрению тану?..»

Ноданн отвернулся. Подошел и встал на опустевшей гранитной площадке временного люка; его доспехи сверкали в лучах восходящего солнца; трубный голос звенел в умах и ушах присутствующих:

– Будь проклято это место! От него вся твоя боль, брат! От гнилого и смертельно опасного источника, что совратил нас с нашего древнего пути! Будь проклята женщина, впервые открывшая «врата времени» человеческому нашествию! Всем нам еще не раз придется оплакивать безвозвратно ушедший мир, если мы не найдем в себе смелости, пока не поздно, закрыть людям дорогу сюда. Если будем упорствовать в своей роковой зависимости от них, то очень скоро гибель Финии покажется нам пустяком по сравнению с той катастрофой, которая охватит всю Многоцветную Землю!

– Теперь и я почти убеждена в этом, – заявила Идона. – И все же…

– Нет, Ноданн, – вмешался король. – Ты кликушествуешь с тех пор, как они начали прибывать сюда. Но посмотри, что стало с нами! Никогда еще не были мы так сильны. Финия – наш позор, верно. Город был хранилищем нашего древнего наследия. Но надо же когда-нибудь взглянуть правде в глаза! Действительно, его расположение, при всей живописности, при всех очаровательных огнях, очень неудобно. Вот что я тебе скажу, Велтейн, сынок! Мы построим для тебя новый город в более перспективном месте. Что ты об этом думаешь?

– Да, скажем, на берегу озера Брес, – подхватил Гомнол. – Туда можно проложить дорогу из Гории, и таким образом будет освоен целый регион. Сразу после Великой Битвы начнем разрабатывать проект. Каждый город внесет свой вклад в строительство, а чтобы увеличить население, в течение двух лет будем направлять всех путешественников во времени только туда. Мы выстроим новую Финию, лучше прежней. С широкими проспектами, красивой и удобной планировкой, усовершенствованной системой водоснабжения и канализации, надежными подъездными путями и неприступными оборонительными сооружениями. Ну как, согласны?

Ноданн. «Так здесь будет человеческий город?»

Гомнол. «Тебя, разумеется, больше прельщают глинобитные лачуги?»

Идона. «Утешься, скорбящий брат! Мы позаботимся о тебе. Возвращайся к жене, к своему многострадальному народу и всели в них надежду.»

– Ладно. – Велтейн вскинул голову, но свет души его погас. – Идея хорошая, и я от всего сердца благодарен тебе за такое великодушие, отец. – Затем он повернулся к Ноданну. – Ты, наверное, думаешь, брат Стратег, что мужество изменило мне, так я докажу тебе обратные во время Великой Битвы. Признаюсь, мой боевой азарт несколько померк после постигшего меня несчастья… но к началу Турнира я снова буду в форме. Фирвулаги сторицей заплатят за свой подлый сговор с первобытными. Что до людей-предателей, то все они к исходу Битвы будут вариться в адовом котле, умоляя Богиню принять их грешные души!

– Отлично сказано! – одобрил Верховный Властитель. – А теперь, когда будущее наше определено, пожалуй, можно и позавтракать.

4

В низине Рейна, на подступах к Финии, первобытные разбили лагерь беженцев и полевой госпиталь. С уходом тану и верных им людей в Надвратный Замок и наступлением Перемирия на реке воцарилось спокойствие. Следуя мудрому совету старого Каваи, дезертиров и деморализованных не стали переправлять в Скрытые Ручьи.

– Это было бы неразумно с психологической точки зрения, – объяснял японец Луговому Жаворонку. – Ведь если мы приведем их в наш каньон, они потом не захотят отказываться от комфорта. Но мы не можем до скончания века кормить пять-шесть сотен людей, наши жилища и сантехника не рассчитаны на такой наплыв. А фирвулаги каждый день будут поставлять нам новых беженцев!.. Нет, их надо настроить на то, чтобы они основывали собственные поселения. Поэтому пусть поживут в спартанских условиях, а мы позаботимся о раненых, снабдим их на первое время продуктами, оборудованием, инструкциями и как можно быстрее рассеем по всей Многоцветной Земле. Теперь, когда на носу Битва, тану не станут принимать контрмеры, но после…

Халид-хан внес предложение построить железную дорогу, чтобы облегчить людям освоение заболоченной местности. Самое крупное поселение, считал кузнец, должно остаться на Рейне. Остальные, более мелкие, следует расположить по берегу Мозеля, чтобы обеспечить связь железных рудников со Скрытыми Ручьями.

– Если сразу по окончании Перемирия тану не сумеют нанести ответный удар, – говорил Халид, – то весь этот район останется за нами. С помощью беженцев мы наладим массовую добычу железа, а у них таким образом появятся средства к существованию. Конечно, на первых порах необходимо помочь им встать на ноги. Думаю, ревунов можно не опасаться: они очистят территорию при одном только слове «железо». А вот если тану устроят массовую облаву, тогда дело будет посложней.

– Надеюсь, следующие этапы моего плана пройдут так же успешно, – заявила мадам Гудериан. – И тогда никакой облавы не будет.

Спустя неделю после победы над Финией она с вождем Бурке и Каваи отправилась верхом на иноходце инспектировать лагерь беженцев перед своим отъездом на юг. Все трое спешились, привязали халикотериев у ручья в кустах и углубились туда, где выстроились в ряд навесы из пальмовых листьев и другие столь же убогие укрытия. Лагерь был сильно замусорен, и вокруг него стоял невообразимый запах.

– Мы пытались заставить их навести здесь порядок, – вполголоса сообщил Каваи, – но многие все еще в таком шоке, что им не до личной гигиены и норм поведения. Вчера вот опять возник неприятный инцидент, как вам, наверное, докладывал вождь Бурке. Группа из сорока человек под предводительством пяти бывших серых потребовала, чтобы ей разрешили перебазироваться в форт Аньон-Ривер на озере. Ну, вызвали эскорт фирвулагов и отправили. А что было делать?

– Но медиков, надеюсь, вы не отпустили? – встревожилась мадам. – Или стеклодувов?

– Медицинский персонал весь с нами, – сообщил Каваи. – Врачи в Финии как раз были недовольны своим статусом. А вот стеклодув один ушел. Еще мы потеряли печатника, нескольких классных каменщиков, ткачей и ювелиров.

Старуха поцокала языком.

– Ладно, без ювелиров как-нибудь проживем.

Голос ее звучал хрипло, она все время подкашливала. Все это были следы тех ядовитых паров, которых она наглоталась во время воздушной бомбардировки Финии. В отличие от Клода, мадам обгорела несильно, но состояние ее легких вызывало у Амери серьезное беспокойство, усугубляющееся отсутствием необходимых медикаментов и оборудования. К тому же старуха отказывалась даже от кратковременного отдыха, поскольку торопилась осуществить свой план. Она постепенно утрачивала свежий вид, обретенный после омолаживающих процедур: на лбу и по обе стороны рта пролегли глубокие морщины; на осунувшемся лице подчеркнуто выступали скулы и нос, напоминающий клюв хищной птицы; золотой торквес свободно болтался на исхудавшей старческой шее.

– В лагере осталось примерно полтораста душ, – докладывал Каваи, – большинство практически здоровы, несмотря на угнетенное моральное состояние. Я считаю – и трое освобожденных врачей поддерживают мое мнение,

– что эти люди полностью оправятся, как только вернутся к созидательной деятельности. Через три дня самые крепкие отправятся с Хоми, Акселем и Филимоном на железный рудник в Нанси. Еще кое-кто из наших и несколько финийских волонтеров из остающихся будут сопровождать караван с продовольствием. Если ничто не нарушит наших замыслов, то недели за две будет выстроена укрепленная деревня. Такая же деревня вырастет и в Нанси, как только Филимон и Аксель доставят туда рабочую силу.

– Bien entendu note 2, – кивнула мадам. – Но помните

– прежде всего железо! Для беженцев, готовых работать на рудниках, ничего не жалеть. Мы должны как можно скорее вооружить наше войско железным оружием.

Они шли мимо импровизированных хижин по направлению к реке, где на берегу был натянут тент госпиталя. Беженцы молча провожали мадам Гудериан глазами. Она кивала им, многих называла по имени, поскольку почти все эти люди прошли через ее пансионат, и даже те, с кем ей не доводилось встречаться, отлично знали, кто она такая.

Многие улыбались старухе. Отдельные лица выражали открытую неприязнь, а один сплюнул и демонстративно повернулся к ней спиной. Большинство же смотрело тупо, безучастно, отчего сердце Анжелики болезненно сжималось.

– И все-таки мы были правы! – заявила она, заставляя Бурке и Каваи, державших ее под руки, шагать быстрее. – Их необходимо было освободить. В конце концов они привыкнут и снова станут радоваться жизни.

– Конечно, – мягко откликнулся Луговой Жаворонок.

– Пока они все в шоке, – заметил Каваи, – на что надо сделать скидку. Но со временем они будут благодарны нам за избавление от рабского ига.

– Ну, мне-то вряд ли, – уныло возразила мадам Гудериан. – Им есть за что меня ненавидеть. Сперва послала их в рабство, потом швырнула в пучину неопределенности, освободив от него. Их страдания тяжелым грузом лежат на моей совести. Если бы я не впустила их во «врата времени», трагедии не случилось бы.

– Человек всегда найдет повод для страданий, – заметил Бурке. – Взять хоть меня! Последний томагавк, с вашего позволения! После того как Великий Вождь перейдет в райские кущи, на свете не останется ни одного уаллауалла. Я собираю пресс-конференцию, распинаясь перед бледнолицыми свиньями: «Я больше не ступлю на тропу войны!» Янки со всей Галактики льют слезы у своих стереотелевизоров, умиляясь благородному жесту коренного индейца, юриста по образованию. А через несколько дней я получаю послание от совета вождей в Якимасе, в котором мне рекомендуют заседать у себя в суде и не разевать пасть!

– Все мы в жизни совершили немало ошибок, – поддержал его старик Каваи. – Но тебе, Анжелика, не в чем себя упрекнуть. Не будь этого почетного исхода – врат времени – мне бы осталось только проститься с жизнью. И то же самое можно сказать о большинстве изгнанников. Правда, на первых порах и здесь нелегко пришлось. Зато после побега я познал великую радость. Лишь на склоне лет понял, что счастье не в том, чтобы заботиться о своем благе, а в том, чтобы служить другим. Я не говорю, что поумнел, но благодаря тебе обрел настоящих друзей и покой души.

Мадам повесила голову.

– А моей душе не будет покоя до тех пор, пока я не пройду свой путь до конца. Рабство серых и серебряных должно быть уничтожено, необходимо раз и навсегда закрыть врата времени. Здесь, в Финии, мы положили начало всему, и пусть я умру, но дело будет завершено!

Она зашлась судорожным кашлем, лицо ее посинело.

– Черт! – сквозь зубы процедил Бурке и, подхватив ее на руки, быстро зашагал к полевому госпиталю.

– Отпусти меня, Жаворонок! Со мной все в порядке, – попыталась вырваться мадам.

Каваи, войдя под навес из пленки, отражающей солнечные лучи, указал им на смуглого человека с усталыми глазами; в руке у него был зажат стетоскоп.

– На стол! – приказал тот. Прослушав легкие мадам, он заключил: – Если вы и дальше будете к себе так относиться, то захлебнетесь собственной мокротой, слышите? Вы делали отхаркивающие упражнения, которые прописала вам Амери?

– Еще чего!

– О Аллах! Вы только послушайте эту женщину! – Он раздраженно почесал кожаный обруч, прикрывавший его кадык в том месте, где прежде был серый торквес. – Хоть бы вы ей втолковали, друзья! – Он приклеил ей на шею какой-то аппликатор. – Ну вот, аппликатор немного снимет спазмы. Но вашим легким требуется полный покой, вы поняли меня?

– Helas, Джафар, cheri! note 3 Я не могу бросить дело.

Невзирая на протесты врача, она слезла со стола и двинулась в обход больничных коек. Большинство пациентов госпиталя встречали ее приветливо. Одна беременная придворная дама схватила ее руку и поцеловала.

– Благослови вас Бог! – Женщина сотрясалась от рыданий. – Двенадцать лет… Двенадцать лет сплошного кошмара! Наконец-то все позади!

Мадам улыбнулась и мягко высвободила руку.

– Да, дитя мое, все позади. Ты свободна.

– Мадам… – беременная женщина замялась, – а что мне делать с ним, когда он родится? Среди нас есть и другие женщины, зачавшие их детей. Я-то уже на сносях, а остальные…

– Каждая сама должна решить. Согласно моей вере, следует доносить ребенка – в конце концов он ни в чем не виноват. А потом… быть может, разумнее всего было бы последовать примеру самих тану.

– Отдать? – прошептала несчастная.

– Обратитесь к фирвулагам. – Мадам взглянула на доктора. – Вы устроите все как надо, если она примет такое решение?

– Разумеется.

Старуха наклонилась и поцеловала будущую мать в лоб.

– Нам предстоит долгий путь. Помолись за нас, чтобы мы благополучно добрались до места.

– О да, мадам! И другим накажу.

Махнув на прощанье рукой, старуха в сопровождении доктора проследовала к выходу из-под навеса, где их поджидали вождь Бурке и Каваи.

– Вверяю их тебе, Джафар, cheri. Теперь с тобой останутся только Люси и Лубуту – Амери едет с нами на юг.

Доктор в отчаянии замотал головой.

– Так вы все-таки решились? – Он беспомощно оглянулся на Бурке. – Это безумие!

– Я не могу не ехать, – твердо заявила она. – Отправляемся завтра на рассвете. До конца Перемирия три недели, нам нельзя терять ни минуты.

– Если вы о себе не думаете, подумайте хотя бы о нас, – продолжал уговаривать ее Бурке. – А вдруг в дороге что случится? Тогда все мы будем себя винить!

Анжелика Гудериан с нежностью поглядела на могучего индейца.

– Не трать своего красноречия, mon petit sauvage note 4. Теперь, когда Фелиция вернулась из Финии со стадом укрощенных халикотериев, мы поедем с комфортом. Все мы добровольно принимаем участие в операции, хотя у каждого свои причины. В путь, друзья мои!.. Aurevoir note 5, Джафар! Поспешим в деревню, пора заняться последними приготовлениями. – Она решительно вышла из-под навеса.

– Не делайте этого, мадам! – прокричал ей вслед доктор, но она только засмеялась в ответ.

Старик Каваи пожал плечами.

– Ты же видишь, Джафар, с ней бесполезно спорить. Будь тебе столько же лет, сколько нам с Луговым Жаворонком, ты бы понял, почему она так упорствует.

– Да я и теперь понимаю, – отозвался доктор. – Слишком хорошо понимаю.

Заслышав стоны беременной, он вернулся в палату.

5

Мериалена приготовила прощальный ужин в доме мадам и накрыла стол на одиннадцать человек, отбывающих на юг, плюс Каваи, который оставался за главного в лагере свободных людей.

– Достопочтенная сестра испросит для нас благословения, – объявила француженка, когда вся компания уселась.

– Боже, благослови трапезу сию! – тихо произнесла Амери. – Благослови сидящих за столом! Благослови наше безумное предприятие!

– Аминь! – откликнулся Халид.

Все, за исключением Фелиции, повторили: «Аминь», затем положили себе еды на тарелки и наполнили кружки охлажденным вином.

– А что Деревянная Нога? – полюбопытствовал Халид.

– Ему я назначила встречу на завтра, – с виноватым видом призналась мадам. – Вы, вероятно, считаете меня слишком мнительной, mes enfants note 6, но я решила, что последний вечер лучше провести в своем кругу. Не спорю, Фитхарн нам очень помог, но прежде всего он должен хранить верность своей расе. А мы не знаем, что на уме у короля Йочи и Пейлола Одноглазого. Не исключено, что они предадут нас, как только мы разрушим фабрику торквесов и прикроем врата времени.

Ванда Йо, довольно прямолинейная дама из сферы общественных отношений, презрительно фыркнула.

– Надо быть последними идиотами, чтобы выложить перед ними все наши козыри. Если мы взорвем Гильдию Принудителей, кто от этого выиграет прежде всего? Фирвулаги! Поэтому ни в коем случае нельзя их посвящать в детали нашего плана. Их задача – обеспечить нам надежную маскировку во время путешествия.

– На тех, кто объявлен вне закона, Перемирие не распространяется, – вставила монахиня, после чего бросила кусочек мяса маленькой дикой кошке, тершейся под столом у ее ног.

– Вот-вот, – кивнул Бурке. – Передайте, пожалуйста, бургундское, или как они там называют это пойло… А то мои старые раны что-то разнились.

– Кстати о ранах, – продолжала Амери. – Если с мадам нет никакого сладу, так давайте хотя бы оставим Клода и Халида. Ожоги у Клода только начали подсыхать, а для Халида с сотрясением мозга и множеством ран на руках и ногах неделя – слишком малый срок.

– Без меня вы не обойдетесь, – возразил пакистанец. – Ведь никто из вас не бывал в Мюрии.

– Подумаешь! Ты тоже был там лет десять назад, – уточнила монахиня. – И добирался по Большой Южной Дороге, а не по Роне.

– За прошедшее время столица совсем не изменилась… К тому же я давно мечтаю поплавать по реке. Там, в будущем, мы с Гертом и Ханси часто ходили на каяке.

– Да уж, большое удовольствие путешествовать на инвалидной флотилии!

– невесело произнес Ханси. – Но то, что нам нужен человек, знающий город,

– факт. У нас и так будет проблем под самую завязку, не хватает еще заблудиться!

– Что верно, то верно, – кивнула мадам. – Я понимаю, Халид, лучше бы тебя оставить в покое после всего, что ты вынес, но от твоего участия зависит успех нашего предприятия… А вот без Клода мы вполне можем обойтись, пускай не упрямится.

– Да? А кто протолкнет янтарную письмоносицу через сдвиг временных пластов? Может, ты? – огрызнулся палеонтолог. – Меня, между прочим, кашель не мучит, а право участвовать в экспедиции я заслужил наравне с тобой.

– Mulet polonais! note 7 Сиди себе дома и поправляйся!

Фелиция брякнула ложкой по столу.

– Хватит собачиться, старые развалины! Вам самое место отдыхать в кресле-качалке. Будь у нас хоть капля мозгов, заперли бы обоих дома – и кончен разговор.

– К счастью, – заметил Уве Гульденцопф, спокойно попыхивая трубкой, – у нас этой капли нет.

Анжелика гневно обратилась к Клоду:

– Я должна ехать! Врата времени – это мой грех, мне их и закрывать.

– Ну да, только завещание оставить не забудь! – съязвил палеонтолог.

Мадам в раздражении отшвырнула нож.

– Господи, ну почему никто меня не понимает?! А вы, мсье профессор, лучше о своем завещании позаботьтесь!

Клод приосанился и отхлебнул вина из кружки.

– Honi soit qui merde у pense note 8, дорогая!

– Да уймитесь же, черт бы вас… – Вождь Бурке шарахнул по столу кулачищем. – Как капитан вашей паршивой команды приказываю раз и навсегда прекратить обсуждение личных мотивов! Все мы добровольцы. Каждый доказал, что так или иначе может принести пользу – либо в Надвратном Замке, либо в Мюрии, на фабрике торквесов… Прежде чем мы ляжем спать, давайте обсудим более насущные вопросы.

– Я вот о чем подумал… – неуверенно произнес Бэзил. – Поскольку я здесь человек новый, мне как-то неловко предлагать поправки к первоначальному плану мадам Гудериан. В любом случае, до вчерашнего дня, когда Фелиция вернулась с золотым торквесом и стадом халикотериев, это было бессмысленно. Так вот… как насчет Копья?

Все недоуменно уставились на бывшего профессора и альпиниста. Бэзил после поимки беглецов на озере провел месяц в узилище в Финии. Как только мадам его освободила, он ей сразу же заявил, что готов применить навыки скалолазанья при захвате Надвратного Замка, Гильдии Принудителей в Мюрии и любой другой крепости, которую компания намерена штурмовать: ему, мол, не терпится проучить тану за испорченные плиоценовые каникулы… За такую решимость его и взяли в экспедицию.

– К сожалению, Бэзил, энергия Копья полностью израсходована, – сокрушенно покачал головой старик Каваи. – Теперь из него ни одной искры не высечешь. Я сам пытался вскрыть батарею, но не нашел подходящего инструмента. Тут нужен специалист.

– И все-таки, – настаивал Бэзил, – если мы сможем ее вскрыть, у нас появится шанс перезарядить Копье?

Японец, долгое время проработавший на производстве электронных приборов, пожал худыми плечами.

– Ну, если летательные аппараты работают на водяном топливе, то почему Копье не может на нем работать?

– Я бы попробовала, – сказала Фелиция, – да боюсь сломать. У меня пока мало опыта с психокинезом.

– Я не имел тебя в виду, – возразил альпинист. – Ты только понесешь Копье, больше никому из нас это не под силу. Ведь лучшего оружия для нападения на фабрику торквесов трудно придумать.

– Тут он прав, – согласился Халид. – Фабрика находится в самом сердце Гильдии Принудителей, и подобраться к ней не проще, чем к лилмикам note 9.

– А зачем его нести? – удивилась Амери. – Копье-то погибло.

– Есть человек, способный его возродить, – заявил Бэзил. – Клод рассказывал мне о нем в душной камере Надвратного Замка. Ваш маленький талантливый друг в золотом костюме!

– Эйкен Драм! – воскликнула Фелиция. – Коротышка-карманник!

Зеленоватые глаза Клода загорелись.

– Он сможет! Если кто и в состоянии расшифровать код древнего фотонного оружия, так только Эйкен… Но согласится ли он? На него надели серебряный торквес, и, скорее всего, он теперь с ними заодно. Эйкен всю жизнь ждал своего шанса.

– Эйкен – наш друг, – отрезала Амери. – В торквесе или без него, но он человек и должен помочь нам в борьбе с монстрами.

– В крайнем случае Фелиция скрутит ему руки, – усмехнулся Клод. – Или ты этим больше не балуешься, малышка?

Спортсменка и бровью не повела.

– Бэзил, ты гений! Копье надо взять, даже если мне тысячу с лишним километров придется волочь его на своем горбу. Не мытьем, так катаньем мы заставим Эйкена Драма вскрыть эту консервную банку.

– Ладно, будем уповать на лучшее, – заключил вождь Бурке. – Что-нибудь еще?

Все молчали. Уве вытряхнул пепел из трубки в пустую тарелку.

– Как бы Мериалена не заметила. Она приходит в бешенство, когда видит меня с трубкой. Но уж напоследок…

– Простого, я думаю, – рассмеялся Герт.

Послышался скрип отодвигаемых стульев. Все вставали, потягивались. Каваи собрался назад в деревню, остальные устраивались на ночь в спальных мешках на полу.

Японец уже подошел к двери, но тут рука Амери легла ему на плечо.

– Одна просьба, друг мой!

– Все исполню, Амери-сан!

Монахиня взяла на руки свою любимицу-дикарку.

– Пристрой ее в хорошие руки, а?

Японец торжественно кивнул и спрятал животное за пазухой.

– Не сомневайся, она будет в целости и сохранности до твоего возвращения в Скрытые Ручьи. А ты непременно вернешься. Я дал обет мученикам Нагасаки.

– Чокнутый буддист! – проворчала монахиня, выталкивая его за дверь.

6

– Они требуют высказать мое мнение о тебе, – начала Бреда.

– И что же? – как всегда, вслух откликнулась Элизабет.

– Хочешь не хочешь, твоя судьба пересекается с их будущностью на Земле. Давным-давно я напророчила, что два дорогих моему сердцу народа-тану и фирвулаги – будут едины и активны. Было мне такое видение еще до того, как мы явились в эту галактику, на планету Многоцветная Земля. И предначертание свершится, хотя не знаю, как и когда… Хотелось бы надеяться, что мы станем с тобой друзьями, Элизабет. Я понимаю твое нежелание вмешиваться в наши дела, но не могу считать тебя инородным телом. Ты – часть структуры! Равно как и все остальные – твои спутники по Зеленой Группе, которые столь сильно повлияли на тану и фирвулагов, и даже те несчастные, что затерялись в северных пустынях. Я четко вижу, как линии ваших судеб сталкиваются во время Великой Битвы. А тебе во всем этом отведена главная роль… Но если не в качестве прародительницы новой расы

– то кого?..

– Бреда, я не позволю себя использовать. – В голосе Элизабет звучала стальная решимость, хотя мозг ее был защищен прочными барьерами.

– Тогда сама выбирай, каким образом ты нам поможешь. Только знай, что этого не избежать ни тебе, ни твоим близким друзьям из племени людей.

– Какое бы суждение ты ни вынесла, оно не удовлетворит полностью ни одну из группировок. Верховный Властитель тану грезит новой династией, а потомство Нантусвель не успокоится, пока не сживет меня со свету. Что до моих друзей… кажется, они, в отличие от меня, уже нашли свою судьбу… По справедливости, я тоже имею право распорядиться своей и вовсе не обязана быть пешкой в твоих играх! Дай мне свободу, помоги уйти отсюда невредимой, если таким будет мой выбор. – «А он будет именно таким. Хочу парить над миром в блаженном одиночестве и покое».

– Но как же наши планы?! Судьба – я ее вижу! Коль скоро не твои гены повлияют на нас, значит, должен быть какой-то иной фактор. О сестра по уму, помоги мне сфокусировать мое расплывчатое видение!

– Ясновидение в мое время не считалось метафункцией. Это просто стихийный дар. Непредсказуемый, опасный… И всякая попытка управлять будущими событиями, явившимися как знак судьбы, более чем тщетна. Уйду я или останусь, твои видения все равно преходящи. Так что отпусти меня, Бреда.

Казалось, Бреда не слышала Элизабет. Они сидели вместе в комнате без стен и дверей, в атмосфере, призванной удовлетворить повышенные потребности гуманоидных легких в кислороде. Тем не менее Бреда вдруг стала задыхаться, черты ее исказились, а в распахнутом настежь мозгу вибрировали и вращались лица – человеческие, тану, фирвулагов, ревунов. Их непоследовательный, беспорядочный, бездумный калейдоскоп группировался вокруг образа Элизабет.

– Духовный союз! – вскричала Бреда. – Не гены, а умственное единство.

Во взгляде Супруги Корабля засветилась такая радужная надежда, что Элизабет не могла не улыбнуться.

– Что?.. Что ты сказала, Бреда?

– Да! Вот она, твоя роль! Я не знаю, когда мой народ воссоединится с местным разумом, но это произойдет! И кто-то должен упорядочить этот процесс, с тем чтобы мы вышли на уровень метафизического Единства Галактического Содружества – Единства, способного сплотить разъединенные интеллектуальные энергии в органически активное целое. Ты научишь меня – вот твое предназначение! Там, в Содружестве, ты приобщала к Единству детей. Это был труд всей твоей жизни – ты сама так говорила. У вас незрелым метафизическим умам не позволялось блуждать, где им вздумается, по собственному выбору. Их учили, просвещали. Покажи мне – как. Подготовь меня. А потом… если пожелаешь, я помогу тебе… покинуть нас.

– Бреда, ты сама не знаешь о чем просишь!

– Знаю! Наконец-то я нашла изящное, логичное решение! Теперь я знаю, чего не хватает моим ненаглядным питомцам. Взгляни на них во всей их разобщенности!.. Бедные фирвулаги – активные, но слабые, ограниченные, растрачивающие свою психическую энергию на недоступные, ничтожные цели. Их сородичи ревуны – неприкаянные, уродливые, отчаявшиеся… Да и тану едва ли будут сильно отличаться от них, когда в свою очередь достигнут настоящей метаактивности и освободятся от своих торквесов! Человеческая раса третьего тысячелетия тоже могла бы погибнуть, если б мудрые умы не направляли ее, не удерживали от крайностей. Помоги же и нам – мне и моему народу. Когда они будут едины, я сочту свою миссию выполненной.

– Ты предвидишь… такой исход? – с сомнением спросила Элизабет.

Бреда тоже заколебалась. У нее из груди снова вырывалось натужное, болезненное дыхание.

– Я всегда была для них наставницей… Даже в те времена, когда они не сознавали этого. Откуда к ним придет Единство, как не от меня? И у кого мне учиться, как не у тебя?

– А ты представляешь, какие трудности тебя ожидают? Мало того, что ум твой чужд моему пониманию, ты к тому же психически зрелая личность, на протяжении тысячелетий не расстававшаяся с торквесом. Я работала только с человеческими умами, причем с неразвитыми, подвижными, гибкими. Обучение происходило для них почти безболезненно. Данный процесс я бы сравнила с восприятием языка детским сознанием. От ребенка он не требует больших усилий. Когда же взрослый начинает учить новый язык, для него это порой мучительно. А выведение латентных метафункций на уровень оптимальной активности – задача гораздо более трудоемкая. Сперва надо приобрести активность, затем соответствующим образом ее направить, и только тогда можно будет перейти к усвоению навыков высшего класса. Пойми, ты обречешь себя на неизбежные страдания.

– Я выдержу.

– Даже если выдержишь без ущерба для своего здоровья, то ведь нет никакой гарантии, что ты достигнешь настоящей, направленной активности. Если на каком-либо из трех этапов силы тебе изменят, ты почти наверняка умрешь. И что тогда будет с твоим народом?

– Не умру.

– Допустим. Но есть и чисто технические сложности. К примеру, страдания, о которых я упомянула. В твоей комнате без дверей трудно найти достаточно интенсивный источник боли.

– Боли? Значит, духовное обогащение дается не иначе как через боль?

– Ну, есть и другие способы, но болевой – самый надежный. В моем мире латентные достигали активности, преодолевая психические барьеры путем сублимации, стремления к космическому Единству. Но мне подобные подходы неизвестны. Мои знания уходят корнями в дописьменную культуру человеческой эры. Первобытные люди более поздних периодов эволюции на Земле отдавали себе отчет в том, что боль, перенесенная стойко, с достоинством, играет роль психического катализатора, сообщающего разуму ранее недоступную мудрость. То же самое можно сказать и об индивидуальном спектре метафункций.

Перед мысленным взором Бреды открылась целая панорама первобытных метаносителей. Элизабет показала ей монахов и монахинь, пророков, йогов, шаманов, воинов, святых и вождей, целителей-аборигенов и ясновидящих из самых диких уголков Земли и самых разных эпох, до Вторжения и Галактического Содружества. Все они обрекли себя на муки во имя веры в стремлении выйти из них очищенными, обновленными.

– На соответствующем уровне развития технологий, – продолжала Элизабет, – творческое использование страданий было в основном утрачено. Высокоразвитые цивилизации упорно искореняют боль, как физическую, так и нравственную. После Вторжения наша интеллигенция вообще перестала придавать ей какую-либо ценность, полностью отринув учение ранних философов, данные антропологических исследований, саму эволюцию психологии.

– Тут наши расы сходятся, – заметила Бреда. – Я говорю о моей родной планете, а не о тану и фирвулагах, чьи миры были несколько иными. Но лучшие представители диморфного племени до сих пор отмечают важнейшие жизненные этапы муками. Сами Великие Битвы уходят корнями в эту традицию.

– Да нет же, все не то! У вас извращенные, незрелые представления! Среди передовых человеческих культур, существовавших до Галактического Содружества, тоже наблюдались подобные аномалии. Единственной формой физических страданий, имевших право на существование, были спортивные ритуалы. Здесь действительно есть какое-то сходство. Но в целом человеческая раса не приемлет никакой психической боли. Боль, что сопутствовала нормальному процессу обучения, воспринимали как необходимое зло, однако постоянно стремились облегчить ее или вовсе устранить. Нашим примитивным педагогам и в голову не приходило, что страдание как таковое может оказать положительное воздействие на формирующуюся психику. Лишь немногие религиозные секты утверждали, что боль является инструментом духовного обогащения. Моя же церковь проповедовала весьма расплывчатую концепцию болевой терапии, приводящей к смирению, послушанию, дисциплине. Но истинно верующие воспринимали боль только под духовным углом зрения. Когда в прошлом практикующие метапсихологи вторгались в чужие мысли или выполняли другие подобные операции, всем становилось не по себе.

– Да… да, – закивал усыпанный бриллиантами тюрбан. Экзотические воспоминания охватили Бреду. – У нас на Лине тоже придерживались той точки зрения, что страдание есть зло. А несогласных объявляли садомазохистами, ненормальными. Возьмем, к примеру, моих дорогих наивных изгнанников… До сих пор я не понимаю, что заставило меня взять их под свое крыло, помочь им бежать из нашей галактики. А теперь мне стало ясно, что мой провидческий ум отметил именно это крохотное зернышко их психической самоценности. Особенно фирвулаги, которые терпели ужасные лишения в своих суровых естественных условиях… Именно они знали цену страданию, и тем не менее остановились в своем развитии, как и тану, поддавшиеся соблазну торквесов, и большинство других обитателей нашей федерации… Кажется, я тебе уже говорила: по завершении последней войны все, кроме нескольких несовместимых, с восторгом приняли уморасширитель. – Бреда помедлила, прикоснулась к золотому торквесу, почти невидимому под опущенным респиратором. – Прибор, некогда казавшийся высшим благом, завел нас в умственный тупик по всей галактике. И если здесь не продолжится эволюция… Она не должна прерваться, Элизабет! Но почему, почему видение мое столь расплывчато?

– Временное измерение может оказаться гораздо шире, чем вы предполагали, – сказала Элизабет. – У нас в Галактическом Содружестве настоящее воспринимают как преемственность прошлого, будущее как преемственность настоящего…

– О всемогущая Тана! – воскликнула Бреда. – Шесть миллионов лет!.. Не может быть!

– Может. Сохранились легенды… И сравнительные исследования.

– И Корабль! – прошептала Бреда. – Я велела моему возлюбленному избрать наилучший выход.

Она чуть приподняла сверкающую маску. Слезинки закапали на красную металлизированную ткань, теряясь в тончайших узорах. Молчание длилось долго. На столе между ними поблескивала изящная модель межзвездного организма – покойного Супруга Бреды. Вот с такими организмами давным-давно несколько инопланетянок вступили в духовный союз, являвший собой при всей видимой нелепости подлинное единение душ, которое Элизабет знала по собственному опыту. А ныне обе они остались в одиночестве, без своих Кораблей…

– Как бы ни был велик риск, – донесся голос из-под маски, – ты должна меня научить. Я знаю, что судьбы тану, фирвулагов и людей переплетены. Рано или поздно ум моего народа созреет для Единства. Но без наставника его не достичь… Может быть, все-таки ты…

Элизабет вспыхнула от гнева.

– Да нет же, черт побери! Пойми, я из другого теста и не желаю жертвовать собой ни ради твоего, ни ради своего собственного народа! Можешь ты наконец усвоить, что метаактивность не имеет ничего общего со святостью?

– Но среди вас были святые.

Лицо под маской изменилось, словно бы оттаяло. Элизабет стиснула зубы с досады на эту целеустремленность, которую она инстинктивно отвергала.

– Нет! Тебе меня не облапошить. Мы обе не святые. Я обычная женщина, со всеми женскими недостатками. И если я занималась необычной работой, то лишь потому, что меня этому обучили, взяв на вооружение мой природный дар. Но никакого… посвящения не было, понятно? Когда я на время утратила метаактивность, то не только не переживала, но даже находила в том свои преимущества. Я избрала для себя изгнание и не раскаиваюсь. То, что здесь, в плиоцене, меня поймали, оторвали от Единства, восстановили мои метафункции и теперь чудовища травят мой мозг, кажется мне какой-то космической нелепостью!.. А ты тоже… лишь то, что ты есть!.. И я снова требую вернуть мне мой воздушный шар!

«Значит, тебе не нужна ничья любовь и сама ты не хочешь любить, о высоко летающая беглянка Элизабет?»

– Когда-то я любила и в полной мере испытала горечь утраты. Одного раза с меня хватит. За любовь надо расплачиваться слишком дорогой ценой… И не надейся, я не буду ни физической, ни духовной матерью твоему народу.

Теперь в зеркальной поверхности маски и в мозгу Бреды отражалось только одно лицо – Элизабет.

Горько усмехаясь, женщина продолжала:

– Да, в уме тебе не откажешь, двуликая! Но твой крик не сработал. Я не хуже тебя знаю про свой грех олимпийского эгоизма. Но никогда тебе меня не убедить в том, что мой долг – служить твоему народу, или изгнанному человечеству, или какому-либо гипотетическому симбиозу рас.

Бреда с мольбой подняла руки. Маска свалилась; на ее месте осталась грустная, всепрощающая улыбка.

– Тогда помоги мне выполнить мой долг, который состоит в служении моему народу. Научи меня.

– Но я же сказала… у нас нет достаточно сильного источника боли.

– Есть, – с непоколебимой решимостью ответила Бреда. – Есть гиперкосмическая трансляция. При необходимости мое тело можно вывести на звездную орбиту. Мне не нужен никакой механизм для преодоления галактических просторов. Достаточно полномочий, переданных мне моим Супругом. До сих пор мне не приходило в голову ими воспользоваться – просто не было нужды покидать мой народ. Разумеется, я и теперь его не покину. Я вернусь.

– Да, если попытка духовного обогащения не убьет тебя.

– Я готова рискнуть.

– За что ты так любишь этих безмозглых дикарей?! – воскликнула Элизабет. – Ведь они никогда не оценят того, на что ты идешь ради них!

Ответом ей были все та же всепрощающая улыбка и приглашение проникнуть в мозг.

– Еще одно, – устало проговорила Элизабет. – Учитель… разделяет муки.

«О Элизабет, я не поняла! Прости мне мою самонадеянность! Конечно, я не имею права…»

Элизабет резко прервала поток покаянных мыслей.

– Мне все равно суждено умереть. Даже если я вырвусь отсюда, столь нежно любимый тобой народ рано или поздно выследит меня и прикончит. А коли так… почему бы и нет? Если у нас что-нибудь получится, пусть это будет моей эпитафией, моим оправданием в случае осуществления твоего пророчества совместной расовой судьбы. Раз ты обрекаешь себя на муки, то и я готова. Ты будешь моей последней ученицей.

– Я не хотела причинить тебе лишнюю боль и очень сочувствую, поверь…

– Не трудись, – сухо откликнулась Элизабет. – Каждая капля страданий драгоценна!.. Ты уверена, что сумеешь наладить трансляцию?

Мозг Бреды наглядно продемонстрировал ей такую возможность. Физически Элизабет, безусловно, не станет сопровождать отстраненную путешественницу, но умы их будут неразрывны, с тем чтобы Элизабет могла направлять нервные волокна Бреды.

– Начнем по твоей команде, – заявила Супруга Корабля.

Потолок комнаты без дверей разверзся. В вышине Галактическую равнину пересекала Млечная река. Среди клубящихся над ней облаков вставал центр мироздания. А за ним был скрыт другой виток спирали на отдалении в сто тысяч световых лет.

– Ты должна проделать весь этот путь! – сказала Элизабет. – Немедленно!


В одно мгновение их втянуло в звездный круговорот; они повисли над черным преддверием ада, посреди искореженного, взбаламученного пространства. Атомы физического тела Бреды стали еще менее связанными, чем разреженный атомный туман, что плывет в звездной пустоте и вибрирует, всякий раз криком боли возвещая о рождении Вселенной. Ум Супруги Корабля вопил на тех же частотах, что и агонизирующие телесные частицы. Так началось духовное обогащение.

Оно произойдет тяжелее, чем обычно, из-за высокой латентности Бреды. Все изношенные психоэнергетические цепи, ведущие от торквеса, должны быть переориентированы в лабиринтах коры правого полушария; их возродит для активности очистительный огонь самой страшной боли, какую только мироздание способно вселить в мыслящее, чувствующее существо. Но зато в своей стойкости Бреда в короткое время минует этап, обычно занимающий многие годы. Сама по себе боль не имеет цены, если не соблюдать дисциплину, не держать разветвленную умственную деятельность под строгим контролем. И тут все решает руководство опытного наставника. Огромная корректирующая сила Элизабет обволакивала трепещущую душу, предохраняя ее от распада, направляла пламенные устремления Бреды, точно бесчисленные метапсихические факелы, готовые сжечь накопленный в подкорке опыт жизни длиной в четырнадцать тысяч лет.

Активный ум заботливо поддерживал «аспирантку». Слившись, они парили над бездной ада, имеющей единственное измерение – центростремительную силу, воспринимаемую разумными существами всех рас только как боль…

Процесс развивался в синхронном вечном движении раздвоенных субъективных сознаний. В агонии Бреда сознавала глубинные изменения в своей душе, но не могла побороть дьявольского жжения и взглянуть на себя со стороны. Она могла только страдать и терпеть в надежде, что, когда ее муки кончатся, ум по-прежнему будет жить в физической Вселенной.

Наконец боль уменьшилась. Бреда почувствовала, как ослепляющая энергия Элизабет сменилась слабым свечением. А еще она ощутила другие жизненные силы, помимо своих и Элизабет: казалось, они поют в затухающем пламени. Как странно! Что это? Так далеко, за серым и черным дымом, за массой невидимого затухающего огня… мурлыкающая мегатональная мелодия, подобная яркой вспышке, будто приближалась. Чем четче Бреда ощущала ее, тем заманчивее становился напев. Она позабыла о дисциплине, о своем «я» во внезапном стремлении достичь, увидеть, соединиться с нею – теперь, когда познала Единство…

«Вернись».

«О нет, Элизабет, не теперь, позволь мне…»

«Мы достигли предела. Возвращайся ко мне».

«Нет, нет, мы, изгнанники, последуем за ним до конца и соединимся за гранью боли, там, где он ждет нас с любовью…»

«Пора возвращаться. Ты пойдешь со мной. Не упорствуй».

«Нет, нет, нет, нет…»

Оставь. Не смотри туда. Ты не можешь овладеть им и продолжать жить. Вернись сейчас же, подчинись моей воле, летим обратно сквозь пространство, не сопротивляйся, Sancta Illusio Persona Adamantis note 10, где бы ты ни была, подчинись, Бреда, подчинись приказу, оставайся во мне, мы уже почти там… там…»


Супруга Корабля без маски сидела за столом напротив Элизабет.

«Ушел. Он ушел. Ты увела меня от него».

– Это было необходимо для нас обеих. Ты достигла кульминации боли. Опыт прошел успешно.

По щекам Бреды текли слезы. Почти потухший огонь души медленно возгорался вместе с сожалением, которое теперь будет жить в ней всегда, до самой смерти. В тишине комнаты без дверей Бреда с трудом приходила в себя.

Затем последовало открытие и приглашение. Бреда осмелилась войти и громко вскрикнула, впервые познав настоящее единение с земным умом.

«Так вот как… это бывает».

– Да. Обнимаю тебя, сестра.

Супруга Корабля приложила пальцы к безжизненному куску золота у себя на шее и расстегнула замок. Мгновение она подержала его на вытянутой руке, прежде чем положить рядом с изваянием Супруга.

«Я живу. Я активна, хотя и понимаю, что похожа на беспомощного ребенка, впервые вставшего на подгибающиеся ножки. Но метафункции высвободились; какое богатство – единение двух в одной, уже теперь, а что будет потом, когда я познаю любящий ум?..»

– Будет стихийный рост, и радость взамен боли, и ощущение своей силы. Последняя, правда, ограничена твоим физическим телом и развитием местного ума. Но поскольку ты уже любишь разум, то способна делиться им без ущерба для себя. Вот у меня никогда так не получалось.

«А то, что я видела…»

– Ты видела то, что большинство из нас, независимо от активности, увидит и завоюет только в конце пути. Немногим «аспирантам» удается заметить это с первого раза. К счастью.

Они снова умолкли.

– Память о тоске исчезла, – наконец произнесла вслух Бреда. – Она не вернется, я знаю. Теперь я поняла: лишь неукоснительное подчинение наставнику положит грань между непродуктивным отчаянием и творческим очищением, после которого приходит радость. Этого надо было ожидать. Не просто отсутствия боли, а экстаза.

– Почти все зрелые умы чувствуют тончайшую грань, разделяющую то и другое, хотя и не знают, что с ней делать. Если хочешь, для углубления программы я поделюсь с тобой несколькими концепциями сути Галактического Содружества, столь упорно оспариваемыми нашей философией и теологией.

– Да. Ты должна поделиться со мной всем, что знаешь. Прежде чем… покинешь нас.

Элизабет не клюнула на эту приманку.

– Каждая разумная раса воспринимает теосферу своим индивидуальным психологическим путем. Мы можем обследовать нишу, которую в перспективе займет твое племя. Теперь, когда мы вместе, мы в состоянии совершить то, на что одинокий активный ум неспособен – познать суть до определенного предела. Она будет разжижена, поскольку ум плиоцена еще очень инфантилен, но тебе она покажется восхитительной.

– Она уже восхитительна, – заметила Бреда. – И вот что мне хотелось бы сделать с вновь обретенным богатством – пересмотреть все вероятности в поиске наиболее приемлемой модели, до сих пор неясной мне. Ты присоединишься?

Наставница и сестра отшатнулась. Умственные дверцы захлопнулись.

– Я должна была это предвидеть! Бреда, ты беспросветная дура!

Ум Супруги Корабля был раскрыт настежь, но Элизабет не вошла в него и даже не взглянула.

– Я ухожу из твоей комнаты без дверей, – заявила она. – Пойду к вашему королю и выскажу ему твое суждение касательно моей судьбы. Твое новое суждение. А потом разыщу свой шар и, улучив момент, навсегда покину вашу страну.

Бреда наклонила голову.

– Я отдам тебе твой шар. И сама займусь потомством Нантусвель. Только, пожалуйста, позволь мне пойти с тобой к королю.

– Ладно.

Обе вышли и немного постояли на утесе над Серебристо-Белой равниной. Соляные россыпи были покрыты сетью крошечных огней. Близилась Великая Битва, и в долине разрастался палаточный город фирвулагов. Даже в полночь можно было обнаружить на дальнем расстоянии, как караваны с продовольствием, сопровождаемые рамапитеками, ползут по южному склону горы. Баржи, стоящие на причале у побережья лагуны, были освещены, поэтому водная гладь тоже вся была в огнях.

Из-под своей маски Бреда невозмутимо глядела на великолепное зрелище.

– Только три недели до Великой Битвы – и все решится.

– Три недели, – повторила женщина. – И шесть миллионов лет.

7

Во время Перемирия все дороги с севера Многоцветной Земли вели к Ронии. Через этот город тану и фирвулаги следовали на игры: знать обеих рас путешествовала по реке, а простая масса двигалась по Большой Южной дороге, параллельно западному берегу Роны, к Провансальскому озеру и Великолепной Глиссаде.

Большинство северян прерывали свое путешествие на ярмарке Ронии. Древние враги свободно общались во время ежегодной торговой оргии, которая продолжалась две недели Перемирия, день и ночь напролет. Прилавки и палатки стояли вдоль всей столбовой дороги и в окружающих открытых садах прибрежного города. Одним словом, округа превращалась в огромную рыночную площадь, где предприимчивые люди и фирвулаги устраивали постоялые дворы и закусочные для обслуживания туристов.

В нынешнем году самыми рьяными покупателями на ярмарке были беженцы из Финии, лишившиеся всего имущества. Чтобы хоть как-то морально поддержать себя, они не жалели денег на изделия искусных ремесленников-фирвулагов: украшения из бриллиантов, янтаря, слоновой кости, золотые и серебряные безделушки, дорогие головные уборы, кружево и тесьму, красивую сбрую для халикотериев, пояса, ножны и прочую военную амуницию, духи и кремы, мыло, напоенное ароматами полевых цветов и трав, терпкие ликеры, волшебные крылатые чепчики, такие деликатесы, как дикий мед, конфеты с ликерной начинкой, трюфели, чеснок, специи, изысканные соусы и самое экзотическое лакомство – земляничное варенье. Более насущные товары поставляли торговцы Ронии и других поселений тану: ткани тончайшей выделки, готовое платье, красители и прочую бытовую химию, стеклянный инвентарь разнообразного назначения, посуду и утварь, доспехи и оружие. Из огромных бочек текли рекой вина, пиво и крепкие напитки, разлитые в деревянные фляги и кожаные бутылки; в изобилии было копченое и консервированное мясо, сушеные и маринованные овощи и фрукты, а также непортящиеся злаковые продукты: мука, дрожжи, простые и ароматизированные сухари. Пища продавалась не только в розницу, но и оптом, для обеспечения Великой Битвы.

К вечеру четырнадцатого октября в толпе беженцев, заполонивших Южную дорогу, на ярмарку прибыл отряд всадников. Группа, не теряя времени, направилась к частным стоянкам, где мелкой аристократии тану и фирвулагов разрешалось возводить собственные павильоны, отдельно от общественных. Отряд возглавляли две дамы в золотых торквесах – по возрасту мать и дочь. На старшей было кисейное платье изумрудного цвета и экстравагантная, усыпанная драгоценными камнями шляпа. Младшая, выступавшая в полном облачении рыцарей Гильдии Принудителей, держала в руке копье, украшенное золотым знаменем с траурной каймой. Свиту дам составляли пятеро солдат в бронзовых доспехах под предводительством гиганта капитана, старый дворецкий, две служанки и низкорослый одноногий угрюмец, чей вид почему-то очень нервировал коней.

– Мы всего лишились в бедствии, постигшем Финию, – рассказывала гранд-дама сочувственно кивавшему хозяину постоялого двора. – Буквально всего, кроме кое-каких драгоценностей и своих верных серых. Так что мы с дочерью теперь совсем нищие. Но… быть может, нам удастся вернуть наше состояние в ходе Битвы: леди Филлис Моригель усердно тренировалась и подает большие надежды в воинском искусстве. Если Тана будет к нам благосклонна, то на Серебристо-Белой равнине мы не только отвоюем наши богатства, но и отомстим за поруганную честь.

Человек почтительно поклонился. Миловидная леди Филлис Моригель улыбнулась ему из-под приподнятого забрала.

– Уверен, что вас ждет удача, юная леди. Я чувствую вашу могучую силу, как бы вы ее ни скрывали.

– Филлис, дорогая, – упрекнула ее старшая, – ну как тебе не стыдно?

Девушка виновато заморгала, и насильственная волна схлынула.

– Простите великодушно, господин! Я и не думала на вас давить. Просто это моя первая Битва, и я, наверное, слишком взволнована.

– Неудивительно, – отозвался хозяин. – Но не тревожьтесь, юная леди. Главное – сохранять хладнокровие, и вы, без сомнения, отличитесь на Отборочном. Я буду за вас болеть.

– Как мило с вашей стороны. Мне кажется, я всю жизнь мечтала принять участие в играх.

– Милостивые дамы, уже поздно, – вмешался престарелый дворецкий, нетерпеливо ерзавший в седле во время обмена любезностями. – Вам необходимо отдохнуть.

– Почтенный Клавдий прав, – подхватил капитан эскорта. – Прошу вас, хозяин, выделите место, где мы могли бы дать отдых нашим старым костям. Мы уже шесть дней в дороге и валимся с ног.

– Шесть дней?! – удивился хозяин постоялого двора. – Так вы, стало быть, не укрылись в Надвратном Замке?

– Нет-нет, – разуверил его дюжий капитан, – мы не успели примкнуть к каравану лорда Велтейна. На севере все еще царит полнейшая неразбериха.

Хозяин постоялого двора уткнулся в карту размещения.

– Большинство ваших сограждан поселилось в прибрежной зоне – это самые удобные места. За небольшую доплату я мог бы и вас туда поместить.

Но пожилая леди решительно замотала головой.

– Как бы ни хотелось быть поближе к землякам, мы должны экономить, не то нам может не хватить денег до Битвы. И потом, боюсь, мы будем чувствовать себя неловко, так как не сможем разделить их увеселений. Поэтому, добрый хозяин, дайте нам что-нибудь поскромнее, место, где мы могли бы поставить две палатки и привязать халиков. Ну, например, вон там, на холме.

Слегка разочарованный, хозяин опять принялся изучать карту.

– Что ж, извольте. Квадрат номер четыреста семьдесят восемь, сектор Е

– высоко, прохладно; правда, вам придется самим носить воду.

– Прекрасно! Моя талантливая дочь будет доставлять нам воду силой своего психокинеза. И сколько?.. А-а… sa y est note 11. Желаю вам доброй ночи.

Хозяин опустил в карман протянутые ему монеты и лукаво взглянул на деву-воительницу.

– Так вы и психокинезом балуетесь, леди Филлис? Ну, тогда ваше дело в шляпе! Я даже, пожалуй, поставлю на вас что-нибудь в тотализаторе. Чтоб у новобранца были такие высокие шансы…

Компания пустилась вскачь по освещенной фонарями дороге, а он долго махал ей вслед.

– Ну ты, дурища! – напустился на Фелицию вождь Бурке. – Чего мозги распустила?! Теперь этот болван тебя запомнит.

– Конечно, запомнит, и не только меня, Жаворонок, – усмехнулась девушка. – Меня он, по крайней мере, принял за настоящую золотую. А вот видел бы ты свою рожу, когда он предложил нам разместиться вместе с финийской сворой!

– Да, здесь нас и подстерегают главные опасности, – заметила мадам. – Ну, положим, Фелиция и я в случае чего притворимся, что мы не в тонусе из-за перенесенных невзгод. Но вас с вашими липовыми торквесами наверняка заметут, как только кто-нибудь из тану или людей в торквесах попытается выйти с вами на умственный контакт. Поэтому держитесь поближе ко мне и Фелиции, чтобы мы могли вовремя отразить телепатическую атаку. Закупками продовольствия и фуража займется Фитхарн. Он вне подозрений, если, конечно, не попадется на глаза опытному метапсихологу.

– По-моему, мы все же рискуем, оставаясь здесь, – вставила Ванда Йо.

– Это мы уже обсуждали, – возразил Бурке. – В других местах на юге остановиться еще опаснее.

– Фирвулагских землянок тут почти нет, мадам, – сообщил Фитхарн. – Маленький народ не рискует селиться на южных землях большими группами. А отдельные семьи по большей части скрываются в чащобах, вдали от проезжих дорог. Тут не доверяют пришлым, даже тем, у кого есть рекомендации короля Йочи.

– Да я уж поняла, что королевскую власть здесь не больно-то почитают,

– сдержанно проговорила мадам.

Фитхарн усмехнулся.

– Наш Йочи – неформал, в отличие от старика Тагдала. Мы ведь избираем своих монархов, хотя у нас тоже есть понятия чести и верности, но мы – не тану и никогда не обрекаем низложенных королей на заклание.

Всадники стали взбираться на холм, где палатки и факельные огни были несколько рассредоточены. Дорога круто поднималась вверх по каменистой почве среди все более скудной растительности. Возле жилья почти не было халиков и элладотериев, почему можно судить, что они попали в бедняцкий квартал. В основное здесь стояли черные палатки фирвулагов и разноцветные времянки престарелых холостяков тану. По контрасту с веселым гомоном ярмарки тут, если не считать жужжания насекомых, храпа и негромкого ворчания домашних животных, царила благопристойная тишина.

– Вот он, четыреста семьдесят восьмой, – объявил Фитхарн. – Тихо, прохладно и на отшибе. – Глаза фирвулага видели в темноте лучше, чем человеческие при свете дня. На удивление проворно он доковылял на своей деревянной ноге до камней, огораживающих отведенное им пространство, и убедился, что соседние участки пусты. – Наши ближайшие соседи, мадам, сплошь фирвулаги, так что лучше места не найти. Я возьму с собой на ярмарку двух халикотериев, чтобы провизию нагрузить.

Фелиция спрыгнула с седла.

– А я поставлю палатки. – Она подошла к халику Амери и улыбнулась монахине, которая, как и Ванда Йо, была одета в желто-голубой балахон прислуги. – Ну что, трещат кости-то? Давай-ка помогу.

Амери словно пушинка вылетела из седла и спланировала на землю.

– Смотри-ка, и этому научилась, – одобрительно заметила Фелиция.

– А ты думала! Пока до Мюрии доберемся, мне во всем королевстве равных не будет!

– Между прочим, мы с мадам тоже устали, – раздраженно проговорила Ванда Йо. – И Клоду с Халидом неплохо бы помочь.

Спортсменка направила свой психокинез и на других инвалидов. Едва Жаворонок, Бэзил, Герт и Ханси разгрузили вьючных животных, она, и пальцем не пошевелив, одной лишь силой ума поставила две палатки, какими обычно пользовались тану, с раздвижными стойками и растяжками. Еще несколько умственных усилий – и вода из Роны наполнила три надувные бочки, а перед палатками растянулось выдернутое с корнем сухое дерево.

– Осталось самое сложное, – заявила Фелиция, нахмурив брови. – Пока еще мне трудно контролировать творческую энергию, потому отойдите-ка от греха подальше. И молитесь, чтоб я не переусердствовала, а то вместо дров у нас получатся головешки.

Хрясь!

– Здорово! – восхитился Бэзил. – В самый аккурат. Теперь займись ветками, моя прелесть.

Вжик-вжик-вжик!

– Это ж надо, словно сосиску кромсает! – воскликнул Уве.

И действительно, часто сверкавшая небольшая молния, источником которой был ум девушки, в мгновение ока разделала дерево на маленькие аккуратные чурбачки. Когда перед ними, чуть дымясь, выросла тщательно сложенная поленница, вся компания разразилась аплодисментами.

– Да, твои первичные метафункции явно набирают силу, ma petite note 12, – похвалила ее мадам. – Только не забывай упражняться и в осторожности, хорошо?

– А что, разве я за всю дорогу дала вам хоть малейший повод для беспокойства? – обиженно отозвалась девушка. – Пора бы усвоить: я ничего не делаю ради показухи. Между прочим, я не меньше вашего заинтересована довести наш план до конца и прижать к ногтю всех ублюдков тану.

– C'est bien note 13, – устало кивнула старуха. – Давайте-ка, пока наш друг отсутствует, устроим небольшой военный совет. Настало время важных решений.

– Сядем у костра, – предложила Фелиция.

Одиннадцать скальных обломков, каждый размером с табурет, слетели с гор и образовали круг. Деревянные чурбачки сами сложились в пирамиду и начали загораться, как только под ними материализовался огненный шар психической энергии. Через десять секунд костер уже полыхал вовсю. Заговорщики уселись на каменные сиденья, освободились от доспехов и другой излишней амуниции.

– Наше предприятие достигло критического момента, – начала мадам Гудериан. – Фитхарн и остальные фирвулаги нам, собственно, больше не нужны, коль скоро им нельзя нарушить Перемирие. Нам же подобная щепетильность чужда. Первобытные с самого начала были вне закона, поэтому Перемирие на нас не распространяется. Они нас тоже не помилуют, если схватят. Однако враг едва ли ожидает, что мы нанесем удар так скоро после Финии. Разведка тану, без сомнения, уже доложила, что наша нерегулярная армия распущена. Они рассчитывают, что мы станем вновь собирать силы на севере – и нам, разумеется, так и следует поступить, – но им и в голову не придет, что у нас хватит наглости нанести удар по их главной цитадели на юге.

– Скопление беженцев нам на руку, – добавил вождь Бурке. – Они все такие оборванцы, что в шмотках, подобранных Фелицией, мы легко смешаемся с толпой.

– Пока все идет гладко, – снова кивнула мадам Анжелика. – Но теперь операция вступает в самую опасную стадию. Через шесть дней – двадцатого – наступит новолуние. В тот же день закроется ярмарка, здешние стоянки опустеют, и народ устремится на Серебристо-Белую равнину. Я считаю, что отряд, который должен атаковать фабрику торквесов, надо отправить в Мюрию по реке. Если нам удастся найти опытного лоцмана и обеспечить себе попутный ветер, то путешествие займет не больше четырех дней.

– Лоцмана найдем, – пообещала Фелиция, снимая через голову сапфировые доспехи. – И он сделает все, что нам надо, как только Халид снимет его серый торквес.

– А может, лучше принуждение? – спросил кузнец.

– Понимаешь, я еще не наловчилась работать с торквесами. Если он вздумает на меня броситься, то я могу ненароком его убить. Не волнуйся, уж без торквеса-то я его стреножу.

– Итак, вы прибудете в Мюрию безлунной ночью, если повезет, свяжетесь с Эйкеном и наметите удобное время для нападения. Скажем, на рассвете двадцать второго. В это время я буду находиться поблизости от Надвратного Замка и тоже, едва рассветет, переправлю послание через врата времени.

Воцарилось неловкое молчание.

– Так ты еще не отказалась от своей безумной затеи! – напустился на нее Клод. – Прославиться хочешь!

В отблесках костра все увидели на лице мадам Гудериан выражение упорной решимости.

– Что проку толковать, сто раз говорено-переговорено! Кроме меня и Фелиции, никто не сможет незамеченным подойти к вратам времени. Однако использовать Фелицию на операции в Замке значило бы впустую растратить ее незаурядные способности. Они сослужат гораздо большую службу на юге, в то время как в Замке вполне хватит моих слабых сил.

– Но тебе придется просидеть здесь не меньше недели, – не унимался Клод. – Что, если ты опять свалишься с воспалением легких?

– Амери дала мне лекарства, – успокоила его Фелиция.

– Стало быть, ты просто подойдешь к вратам и кинешь туда янтарь?

– Au juste note 14.

– Но Велтейн все еще возится с беженцами в Замке, – предостерег вождь Бурке. – А вдруг он задержится там до последней минуты? Ему не составит большого труда разоблачить все твои иллюзии. Может, тебе и удастся подобраться к вратам незамеченной, но я сомневаюсь, что твои творческие метафункции способны пересилить энергию тау-поля. Как только ты бросишь послание, стражники и солдаты наверняка поднимут тревогу.

– А Велтейн или еще кто-нибудь из великих тану примчится и растопит твой маскировочный экран как воск.

– Да, но задача уже будет выполнена, – возразила старуха.

– Какой ценой?! – взорвался Клод. – Это бессмысленная жертва, пойми, Анжелика! Я знаю другой способ!

И он поведал свой план.

– А что, неплохо придумано, – согласился с ним Уве. – Ведь надо как-то обеспечить прикрытие для мадам. К тому же ты сможешь за ней поухаживать в том случае, если…

– На юге я вам ни к чему, ребята, – перебил его Клод. – Только обуза. А здесь могу принести пользу. Мною движут…

– Да знаем мы, что тобой движет, старый волокита! – усмехнулась Фелиция.

Мадам обрела взглядом все лица по очереди и сдалась.

– Что ж, решено. Предложение Клода принимается. На рассвете двадцать второго обе группы одновременно совершат вылазку к вратам времени и нападение на фабрику торквесов.

– Sit deus nobis note 15, – пробормотала монахиня.

– Железо послужит нам секретным оружием на случай рукопашной схватки с тану, – заявил вождь Бурке. – Однако в противоборстве с людьми это небольшое преимущество, особенно с теми, кто носит золотые торквесы. Чтобы сокрушить оплот Гильдии Принудителей, мы имеем только два действенных средства: метапсихическую энергию Фелиции – хотя ее может оказаться недостаточно – и Копье…

– Которое в настоящий момент – просто красивая булавка, – напомнил Халид, – если Эйкен Драм не поможет нам перезарядить его… Скажи, Фелиция, ты уверена, что твои энергетические снаряды пробьют толстую каменную кладку и бронзовые двери?

– Не знаю, – ответила девушка. – Я становлюсь сильнее с каждым днем, но пока вряд ли можно целиком полагаться только на меня. Хотя, собственно говоря, наша первоочередная цель – не все здание Гильдии, а только фабричная часть. Ведь модули для торквесов – очень хрупкие устройства. Может, ничего и делать-то не придется – достаточно будет обрушить на них крышу. Ванда Йо с одного взгляда на здание подскажет, куда мне бить, верно?

– Попытаюсь, – не слишком уверенно отозвалась Ванда.

– Я видел здание, – вмешался Халид. – Оно совсем не похоже на феерические дворцы Финии. Это огромный куб из мрамора и бронзы, его сокрушить так же легко, как государственный банк в Цюрихе! Если Фелиция до будущей недели не научится сдвигать горы, то, пожалуй, Гильдия Принудителей окажется для нее крепким орешком.

Маленькая спортсменка сняла стеклянные латы и осталась в одной белой нательной рубахе и рыцарских солеретах с золотыми шпорами. Она задумчиво покачивала ногой в голубом ботинке, и сапфировые блики ложились на ее нежное лицо.

– Не знаю, чем я смогу похвастаться на будущей неделе, но сколько б ни было у меня сил, все их брошу на паскудных тану!

– Ты будешь повиноваться приказам Жаворонка, девочка! – резко одернула ее мадам Гудериан.

– О да! – Фелиция в изумлении раскрыла глаза.

– Несмотря на потенциальную силу Фелиции, все же самый беспроигрышный вариант – фотонное оружие, – заметил Бэзил. – Если мы его перезарядим, то нам даже не понадобится приближаться к Гильдии Принудителей и рисковать жизнью. Мы сможем разрушить здание прямо из лагуны, правда, Халид?

– Здание Гильдии находится на северной окраине города, чуть западнее того места, где дорога идет вверх от пристани. Одна укрепленная стена выходит на отвесный уступ метров сто высотой. Под ним на километры тянутся дюны и соляные отложения вплоть до побережья Каталонского залива… Ну что, Клод? Ведь ты, кажется, вдоль и поперек обследовал этот чертов рельеф.

– Если найдется твердый плацдарм для ведения прицельной стрельбы, то вы камня на камне от здания не оставите, – заявил палеонтолог. – А то и взорвете скалу, на которой оно построено.

– Главное – захватить их врасплох на рассвете, – тихо проронила Амери. – Тогда потери могут оказаться минимальными.

– Боишься? – обратился к ней американский абориген. – Мы, к сожалению, на войне. Коли тебе это не по плечу, оставайся с мадам и Клодом.

– Может, тебе и впрямь лучше остаться, ma soeur? note 16 – встревожилась мадам Гудериан.

– Нет! – отрезала Фелиция. – Амери добровольно пошла с нами, и надо использовать ее там, где она нужнее. Мы не должны подвергать себя глупому риску. Вспомните, как дикий кабан чуть не провалил нападение на Финию! На сей раз пусть с нами будет врач.

– Я сделаю все, что в моих силах, – заверила монахиня. – И во всем буду следовать вашему плану.

– Позвольте внести предложение, – вмешался Бэзил. – Я вот все думаю об Эйкене Драме. Нельзя ли выйти с ним на связь еще до прибытия в Мюрию?

Все в недоумении уставились на него.

– Давайте попытаемся установить телепатический контакт отсюда, – объяснил Бэзил. – Поставим парня в известность, пускай поджидает нас. Может, даже стоит рассказать ему про Копье, чтоб он заранее все обмозговал.

Мадам попыталась возразить, но Бэзил перебил ее:

– Знаю, мадам, вы сомневаетесь в своих способностях передавать мысли на большие расстояния и общаться на скрытом канале. Но что, если в качестве посредника такого общения мы задействуем еще одного вашего друга

– Элизабет?

– Гениально! – воскликнул Клод.

– Мадам рассказывала, как перехватила послание Элизабет сразу после прибытия Зеленой Группы в плиоцен. Наверняка теперь эта женщина полностью восстановила свои метафункции и сможет работать… э-э… на сфокусированном пучке, если можно так выразиться. Пусть даже будут помехи…

– Сомневаюсь, – сказала Анжелика. – Мысль Элизабет лишь на мгновение сверкнула в моем мозгу. Все послание я уловить не смогла…

– А я на что, мадам?! – вскинулась Фелиция. – Чтобы привлечь внимание Элизабет, вовсе не надо обращаться к ней на скрытом канале. Достаточно одного крика на верхнем регистре командного канала. Элизабет должна лишь понять, что мы ее вызываем. А там она сама запеленгует и сфокусирует писк мадам до предельной четкости.

Старуха нахмурилась, глядя на юную энтузиастку.

– Но есть и другие достаточно сильные умы, чтобы локализовать телепатический призыв.

– Не выйдет! Об этом я позабочусь! – ликовала Фелиция. – Завтра с утра мы составим график вещания, и я удалюсь на десять-двадцать километров вверх по Северной дороге. Затем мы будем синхронно вещать через заданные интервалы. Умственная речь будет отдаваться эхом, и тану не смогут точно зафиксировать местонахождение этого раздвоенного крика. А метаактивный ум Элизабет, без сомнения, способен вычленить послание мадам на интимном канале.

– А что, может, и получится! – улыбнулась Амери.

– Бедный краснокожий невежда ни черта в ваших речах не понял, – заявил вождь Бурке. – И все же давайте попробуем.

– Ловко закручено, – похвалил Халид. – Учитывая, что мадам с Фелицией

– обе медиумы и могут слиться своими умами… Только бы Эйкену Драму можно было доверить нашу драгоценную петарду.

– Вы с ума сошли! – ужаснулся палеонтолог. – Посвятить его в наш план?

– Ты известный циник, Клод! – посетовала Амери.

– Может, потому, что я слишком долго прожил на этом свете, – вздохнул старик, – а может, именно поэтому так долго и прожил.

– Ну хорошо, Клод, – проговорила мадам, – а Элизабет ты доверяешь?

– Безоговорочно.

– Тогда все просто. Пошли спать, а завтра попытаемся выйти на связь. Если удастся, спросим мнения Элизабет об Эйкене Драме и поступим так, как она нам посоветует. D'accord? note 17 Ее темные глаза вновь обвели круг спутников – все десять членов экспедиции согласно кивнули.

– Решено! – заключил вождь Бурке. – На рассвете составим график вещания и отправим Фелицию. Наденешь доспехи и возьмешь с собой эскорт серых торквесов – Бэзила, Уве и Халида. Если тану станут интересоваться – ты разыскиваешь своего дядюшку Макса среди беженцев. На связь выйдем в полдень. А пока ты удаляешься от лагеря, мадам и мы, грешные, присмотрим на берегу подходящее судно. Герт и Ханси примерно знают, что нам нужно.

– Только не опоздайте, – предупредила их Фелиция. – Да прикупите на ярмарке голубой эмали, а то краска, которой старик Каваи покрыл Копье, уже облезает.

Когда полночная луна поднялась высоко над Роной, вернулся Фитхарн с припасами. Мадам отвела карлика в сторонку и в общих чертах изложила ему план дальнейших действий.

– Завтра к вечеру, – сообщила она, – экспедиция сядет на корабль и поплывет в столицу, а мы с Клодом спрячемся в окрестностях Надвратного Замка и будем ожидать часа, когда намечено нанести двойной удар поработителям-тану. Ты же можешь уходить, друг мой. Выражаю тебе глубокую признательность от имени всех нас и всего освобожденного человечества. Сообщи королю Йочи… о том, что мы собираемся предпринять. И передай ему от меня привет.

Карлик морщился от ее прощального умственного жеста и комкал в руках свою островерхую красную шляпу. Его сознание, столь трудно поддающееся дешифровке даже без умственных экранов, было теперь полностью открыто. Образы, мелькавшие в этой туманной облачности, выражали самые противоречивые чувства.

– Тебя что-то тревожит, – ласково произнесла мадам, видя, как перемешались слова, мысли и чувства Фитхарна – страх, любовь, верность, подозрение, надежда, сомнения, боль. – Что с тобой, мой друг?

– Предупреди своих людей! – выпалил Фитхарн. – Накажи им никому не доверять на чужой стороне! Даже если вам повезет, помните мое предостережение!

Он в последний раз заглянул ей в глаза и растворился во тьме.

8

Леди в золотом торквесе и ее дворецкий склонились над прилавком ювелира, в то время как свита серых и служанок сдерживала напор ярмарочной толпы.

– Вот, кажется, то, что надо, Клавдий, – проговорила дама. – Не великовато оно для меня? Не слишком вульгарно, как, на твой вкус?

Старик в сером торквесе окинул брезгливым взглядом янтарную брошку, которую подмастерье ювелира поднес им на бархатной подушечке.

– В нем жуки! – скривился он.

– Так ведь в том и ценность! – воскликнул ювелир. – Попались прямо во время спаривания сотни миллионов лет назад! Два насекомых, самец и самка, навечно слились в брачном объятии внутри этой геммы! Ну разве не трогательно, миледи?

Та покосилась на дворецкого.

– До слез… Ты не находишь, mon vieux? note 18

– Этот янтарь дошел до нас из глубины веков, его подобрали на диком берегу Черного озера! – рассыпался в похвалах своему изделию ювелир. – Мы, фирвулаги, не смеем собирать янтарь. Мы покупаем его… – он выдержал эффектную паузу, – у ревунов!

– Тана, помилуй нас! – в ужасе прошептала золотая леди. – Так вы и впрямь торгуете с дикарями? Скажи мне, добрый ювелир… что, на ревунов в самом деле так страшно смотреть, как гласит молва?

– Довольно лицезреть одного… – торжественно заверил ее ремесленник,

– чтобы навек лишиться ума!

– Так я и думала! – леди насмешливо посмотрела на своего седовласого слугу.

– Говорят, в этом году ревуны осмелились явиться на юг! – рискнул вставить свое слово подмастерье. – Чувствуете, как кругом неспокойно?

Леди в тревоге замахала руками.

Предводитель ее свиты, детина с лицом цвета дубленой кожи, угрожающе схватился за рукоять меча.

– Эй ты, чучело, не смей пугать мою благородную хозяйку!

– Но Галучол правду говорит, мой храбрый капитан, – поспешно заметил ювелир. – Вы не думайте, настоящие фирвулаги сами не меньше озабочены. Одной Тэ ведомо, что на уме у лесных бесов. Но уж мы будем начеку, чтобы они не затесались в наши ряды во время Великой Битвы.

Женщина вздрогнула.

– Мы берем ваш янтарь, мастер. Меня тронула участь любовников-букашек. Заплати ему, Клавдий.

Дворецкий, ворча, достал из висящей на поясе мошны монету. Затем взгляд его упал на поднос с кольцами, и на лице его появилась загадочная улыбка.

– Пожалуй, мы возьмем и вот эти два кольца. Заверните, пожалуйста.

– Но сэр! – воскликнул фирвулаг. – Известно ли вам, что резные кольца имеют символическое значение?

Из-под белоснежных бровей старика сверкнули холодные зеленые глаза.

– Я сказал, мы берем их! И блудливых букашек тоже заворачивай, да поживей! Мы опаздываем на важную встречу.

– Да-да, я мигом, достойный господин! Ну ты, лоботряс, чего рот разинул, пошевеливайся! – Ювелир низко поклонился мадам Гудериан и подал дворецкому завернутые в мягкую бумагу покупки. – Да сопутствует вам удача, миледи, надеюсь, мои изделия принесут вам счастье.

Старик в сером торквесе рассмеялся. Затем, пожалуй, с излишней для своего статуса фамильярностью взял женщину под руку и сделал знак эскорту сомкнуть строй.

Когда покупатели растворились в толпе, Галучол озадаченно почесал в затылке.

– Может, он для кого другого кольца-то купил?

Ремесленник многозначительно ухмыльнулся.

– Эх ты, святая простота!

Герт просунул рыжую голову в палатку.

– Пожалуйте, мадам. Аккурат на две половинки распилено. И букашек не задели.

– Спасибо, сынок. Об остальном мы с Клодом сами позаботимся. Скоро полдень, так что займите наблюдательные посты на окрестных скалах. При первом же сигнале тревоги я прерву связь.

– Слушаюсь, мадам! – Голова исчезла.

– Вот послание. – Клод подал ей глиняную пластину. – Все слово в слово, только написано моей рукой. Цемент у тебя есть?

Мадам Гудериан склонилась над лежащими на столе кусками янтаря.

– Voila! note 19 – произнесла она наконец. – Один возьмешь ты, другой я, par mesure de securite note 20. Я оставлю себе трогательных влюбленных букашек. Женщине как-то пристойнее быть сентиментальной.

Они внимательно разглядывали послания. Под красновато-золотой прозрачной смолой светились слова, выбитые на глиняных пластинах:

ПЛИОЦЕНОВАЯ ЕВРОПА – ПОД ВЛАСТЬЮ РАСЫ ЗЛОБНЫХ ГУМАНОИДОВ.

РАДИ ВСЕГО СВЯТОГО, ЗАКРОЙТЕ ВРАТА ВРЕМЕНИ.

ВСЕ ПОСЛЕДУЮЩИЕ ОПРОВЕРЖЕНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ.

Анжелика Гудериан, Клод Маевский

– Как думаешь, поверят они нам? – спросила Анжелика.

– Ну, подписи-то сличить проще простого. К тому же, как ты сказала, два свидетельства надежнее одного. Слава Богу, я уже слишком стар, чтобы подозревать меня в мошенничестве.

Они долго молчали, сидя рядышком. В закрытой палатке было очень жарко. Мадам откинула со лба прядь седеющих волос. На виске блеснули капельки пота.

– Все-таки ты дурак, – наконец произнесла она.

– Поляки всегда были падки на властных женщин, ты разве не знала, Анж? Прославленные полководцы, как побитые собачонки, поджимали хвост перед благородным гневом дамы. К тому же я слишком старомоден, чтобы компрометировать себя, спрятавшись на неделю с такой особой, как ты, в паучьей норе, и все это время мысленно распевать «Марсельезу», пока остальная моя амуниция стоит по стойке «смирно!».

– Quel homme! C'est incroyable! note 21

– Только не для поляка! – Клод взглянул на часы. – До полудня пятнадцать секунд. Будь готова, старушка!


Элизабет и Главный Целитель Дионкет склонились над колыбелью черного «торквеса». Чистокровный маленький тану выглядел старше своих трех лет не только из-за длинных конечностей, но и из-за печати страдания на все еще красивом личике.

Малыш был голенький, только чресла прикрыты салфеткой. Водяной матрац поддерживал опухшее тельце с таким удобством, какое только позволяла медицинская технология. Кожа ребенка была темно-красного цвета; пальцы, уши, нос и губы почернели от гиперемии. Шея под маленьким золотым торквесом покрылась волдырями – видимо, ее сожгли какой-то мазью, наложенной в тщетной попытке облегчить страдания. Элизабет проскользнула в разрушающийся детский мозг. Свинцовые веки приподнялись, открыв невероятно расширенные зрачки.

– Если мы снимем торквес, станет только хуже, – сказал Дионкет. – Появятся судороги. Обрати внимание на отмирание нервных связей между мозгом и конечностями, на аномальные цепи, протянувшиеся от торквеса в подкорку, и непонятное воспаление миндалин, сорвавшее все наши попытки снять болевые ощущения. Развитие болевого синдрома типично своей стремительностью – в данном случае воспаление началось пять дней назад. Смерть наступит недели через три.

Элизабет провела рукой по влажным белокурым кудряшкам.

«Лежи смирно, ангелочек мой, дай я погляжу, дай попробую помочь тебе там, где между золотом и твоей обреченной плотью завязался неумолимый узел, где боль скачет по ступенькам туда-сюда, туда-сюда, мой бедненький… Ага! Вижу! Я оборву их, оборву эти связующие нити между высшими и низшими отделами мозга и дам тебе покой и сон, пока они не явятся за тобой, мой маленький страдалец, не в добрый час появившийся на свет.»

Глазенки закрылись. Тельце безвольно обмякло.

«Благодарение Тане, Элизабет, ты сняла боль!»

Упорно отказываясь встречаться с мыслями Дионкета, она отвернулась от кроватки.

– Он все равно умрет. Я не могу его исцелить, в моих силах только принести облегчение перед смертью.

«Но если бы ты осталась, если б захотела попробовать…»

– Нет, мне надо уходить.

«Ты давно могла уйти, но не сделала этого. Сказать, почему ты осталась с нами, несмотря на то, что твой шар ждет тебя в комнате без дверей?»

– Я осталась, чтобы выполнить данное Бреде обещание.

Ни единого проблеска сочувствия, сопереживания не появилось за ее умственным экраном. Но Главный Целитель был стар и знал другие способы читать в душах.

«Ты осталась вопреки изощренному презрению к нам, вопреки своему эгоизму – потому что тебя тронули страдания этих несчастных.»

– Конечно, тронули! Хотя все, что здесь происходит, мне глубоко омерзительно. И я непременно уйду от вас… Ну что, будем тратить время на бессмысленную перепалку или я все же попытаюсь помочь больным детишкам?

«Элизабет, Бреда уже близка к пониманию своего видения, если бы ты помогла ей истолковать…»

– Бреда – паучиха! Потомство Нантусвель предупреждало меня об этом. Те по крайней мере – честные варвары и не скрывают своей враждебности. А Бреда плетет паутину… К дьяволу вашу Бреду! – Оттенок горечи лишь на мгновение прорвался в ее голосе. – Так мы будем продолжать или нет? И, пожалуйста, говорите со мной вслух, Главный Целитель!

Лорд Дионкет вздохнул.

– Жаль. Бреда, как и все мы, пыталась тебя удержать, потому что ты нам очень, очень нужна. Но, видимо, мы не уделили должного внимания твоим нуждам. Прости нас, Элизабет.

– Ладно, – улыбнулась она. – Теперь скажите, какой процент ваших детей подвержен столь страшному недугу.

– Семь процентов. Так называемый синдром «черного торквеса» может проявиться в любом возрасте вплоть до полового созревания, после чего адаптация предположительно находится в гомеостазе. Большинство случаев заболевания падает на возраст до четырех лет. Гибриды вообще не подвержены такому страшному недугу, у них наблюдаются лишь небольшие дисфункции, свойственные чистокровным людям. Но даже если отклонения принимают серьезный характер, их можно всегда устранить путем коррекции. А вот «черным торквесам» мы помочь пока бессильны… или, по крайней мере, были бессильны до настоящего момента. Ты совершила чудо! В глубинной коррекции Галактическое Содружество далеко обогнало нас. Коль скоро ты не согласна остаться, могу я хотя бы надеяться, что до ухода ты облегчишь муки остальных малышей?

«Вот как? Наблюдать за агонией невинных младенцев, с болью в сердце созерцать бессмысленное, неуправляемое, бесполезное зло – за что мне это все, за что им, бедным детям, зачем, кому они нужны, ваши проклятые торквесы?»

«Такова наша судьба, Элизабет, иного пути мы не знаем. А ты, однажды познав активность, смогла бы отвернуться хотя бы от ее подобия?»

Два могущественных «эго», две обнаженные силы столкнулись на миг, прежде чем снова поставить заслоны. Элизабет в своем могуществе продолжала смотреть на него сверху вниз, он же покорно склонился перед ней, готовый уступить во всем и предложить… Что он мог ей предложить? Не больше, чем все остальные, ему подобные.

Элизабет наверняка взорвалась бы, не будь она уверена, что целитель-гуманоид и не думает ею манипулировать. От его щемящей искренности к глазам Элизабет подступили слезы, и она мягко ответила:

– Я не могу принять ваше предложение, Дионкет. Мотивы мои сложны и носят глубоко личный характер, но кое-какие практические соображения я все же выскажу. Потомство Нантусвель не оставляет мысли разделаться со мной даже теперь, когда Бреда наложила вето на план Гомнола скрестить меня с королем. Ныне они озабочены тем, что я могу родить детей от Эйкена Драма или как-то скооперироваться с ним в ходе Великой Битвы. Вы достаточно изучили мою личность, чтобы понять: ни то ни другое для меня неприемлемо. Но потомство думает лишь о своих династических интересах. Сейчас они слишком заняты приготовлениями к Битве, поэтому допекают меня изредка, мимоходом, и все же я нигде не могу спать спокойно, кроме как в комнате без дверей. Вы и ваша группировка не в силах защитить меня от массированных атак, которыми руководит Ноданн. Они настроены очень решительно. А во сне я уязвима. Не могу же я на всю оставшуюся жизнь запереть себя в доме Бреды или отбиваться от этой шайки дикарей!

– Но мы пытаемся изменить прежнее законодательство! – вскричал Дионкет. – Ты могла бы помочь нам в борьбе против потомства Нантусвель!

– Как вам известно, мой ум абсолютно неагрессивен. Сначала добейтесь своих великих перемен, а потом обращайтесь ко мне.

– Да поможет нам Тана, – смиренно ответил лорд Дионкет. – Когда ты намерена нас покинуть?

– Скоро, – ответила Элизабет, снова взглянув на спящее дитя. – Я проведу курс терапии с несчастными малютками, чтобы вы и ваши самые талантливые ассистенты могли понаблюдать за ходом лечения. Возможно, вам удастся усвоить программу.

– Мы очень благодарны тебе за руководство… А теперь, если не возражаешь, давай ненадолго оставим эту скорбную обитель. Хотя ты искусно прячешь свои чувства, я знаю, контакт с «черными торквесами» угнетает тебя. Пойдем на террасу, подальше от патологической ауры больного.

Высокая фигура в красно-белых одеждах выплыла из палаты в прохладный мраморный коридор, а затем на обширную, выходящую в сад террасу. Отсюда, с Горы Героев, открывался великолепный вид на город, на весь полуостров, солончаковые пустоши и лагуны, раскинувшиеся под ярким полуденным солнцем. Казалось, солнечные лучи зажигают засевший в мозгу крик боли и отчаяния маленьких умишек. Дневное сияние так ослепило Элизабет, что она споткнулась и… услышала зов:

«Ясновидящая Элизабет Орм, ответь!»

Дионкет взял ее за руку и, произнося слова ободрения, отвел в тенистый уголок, где стояли плетеные стулья.

«Элизабет, Элизабет!»

Слабый, искаженный, но такой отчетливый человеческий голос. Чей он?

– На тебя повлияло общение с этими бедняжками, неудивительно. Посиди здесь, я принесу что-нибудь тонизирующее.

Мог ли Дионкет расслышать? Нет. Способ общения был исключительно человеческий, она сама его едва уловила.

– Просто попить чего-нибудь холодненького, – попросила она.

– Да-да, я мигом.

«Элизабет!»

«Кто ты, где? Я – Элизабет.»

«Это я (мы, Фелиция) Анжелика Гудериан! О, слава тебе, Господи! Сработало! Ах, черт, нить уходит, она слишком слаба, Анжели…»

«Я слышу вас, мадам Гудериан.»

«Grace a Dieu note 22, мы так боялись, так долго вызывали – и никакого ответа, послушай, мы… собираемся устроить налет на фабрику торквесов, нам нужна помощь Эйкена Драма, можно ли ему доверять, ты за него ручаешься?»

«Эйкен?»

«Да, да, le petit farceur! note 23 Но только в том случае, если на него можно положиться…»

Элизабет с удивлением воспринимала это кудахтанье, полубредовый набор смазанных умственных образов, облеченных в нелепые интонации, – далекий и нечеткий телепатический призыв был так насыщен тревогой, что лишь Великий Магистр мог извлечь из него смысл. Какая дерзость! Впрочем, дерзости бунтарям не занимать. Финия – наглядное тому свидетельство. Значит, и здесь у них может выгореть. Но… Эйкен Драм? Теперь ум его неподвластен даже ей. В нем, несомненно, был заложен потенциал высшего класса, быстро приобщившийся к полной активности. Что же она может им сказать о маленьком лукавом избраннике Мейвар – Создательницы Королей? Избраннике не по праву рождения?..


«Бреда?»

«Элизабет, я тебя слышу.»

«Данные. Прогноз.»

«Помоги им.»

«Безопасно?»

«То, что бесчеловечно, не может быть безопасно.»

«Я имею в виду – для моих друзей и человечества в целом?»

«О дальновидная, рациональная, фальшивая, равнодушная Элизабет!» (Ирония.) «Черт бы тебя побрал!»


«Мадам Гудериан?»

«Да, Элизабет.»

«Я все передам Эйкену Драму и постараюсь, по возможности, не посвящать его в детали вашего плана. Думаю, в конечном итоге его причастность принесет пользу человечеству. Однако ближайшее будущее чревато опасностями. Будьте готовы. Я сделаю для вас все, что в моих силах… пока жива.»

«О, спасибо, мы понимаем, ты сильно рискуешь, Элизабет, мы не можем, не должны потерпеть поражение!» (Страх, вина, надежда.) «Спокойно, Анжелика Гудериан! И все остальные, мои друзья…»

– Ну вот! – Дионкет появился на террасе с подносом. – Холодный апельсиновый сок как раз то, что нужно. Великолепный плод Земли вобрал в себя массу полезных компонентов: витамин С, калий и другие.

Элизабет с улыбкой взяла хрустальный бокал. Отдаленный голос потонул в хаосе мыслительных волн.


Давясь от смеха, Стейн своей геракловой лапищей огрел друга по спине. Но миниатюрная фигурка в золотом костюме не шелохнулась, будто отлитая из бронзы.

– Эйкен, малыш! Да это же чертовски здорово! Они идут! Наша старая Зеленая Группа движется сюда с железом и этой фотонной хреновиной! Ну, теперь мы всех тану вытолкнем на орбиту вместе с их вонючими торквесами! Сьюки будет свободна! Все люди, которые не хотят носить эту дрянь, будут свободны! Даже не верится!

Эйкен Драм плутовато ухмыльнулся.

– Н-да. Так говорит Элизабет.

Они сидели вдвоем на личной террасе Мейвар в Зале Экстрасенсов. Забытый обед остывал на столе. Яркое солнце поднялось высоко над празднично украшенной столицей, переполненной людьми и тану. По краю Серебристо-Белой равнины вытянулись вереницы маленьких черных палаток фирвулагов; среди них попадались более внушительные павильоны цвета охры, ржавчины и других оттенков земли, где нашла себе прибежище знать маленького народа. Огромные трибуны, выкрашенные в алый и голубой, фиолетовый и золотисто-розовый цвета, сооружались по обе стороны арены, где должны были происходить спортивные состязания, предваряющие кровавую Битву.

Стейн с непокрытой головой, в одной легкой тунике, так крепко схватил кубок охлажденного меда, что серебряная ножка едва не треснула.

– Эй, малыш! Думаешь, тебе удастся перезарядить их фотонную пушку?

– Что я могу сказать заранее, Стейни? Надо посмотреть. Но если речь взаправду идет только о том, чтобы вскрыть вшивенькую батарею, то для такого гения, как я – раз плюнуть!

– Э-эх!. – Великан шарахнул кубком по столу, расплескав напиток. – Дали бы мне эту пукалку! Лучше меня с ней никто не сумеет обращаться… Или ты сам хочешь ею заняться, а?

Эйкен задумался. Вытащил из вазы цветок, похожий на ромашку, и начал обрывать лепестки.

– Кто, я? Я должен одним ударом освободить человечество и разрушить королевство тану? Копьем Луганна? Да ты в своем уме?! Я, поди, и не подниму его. – Он бросал лепестки в остывшую подливку у себя на тарелке. – Видишь ли, Стейни, Копье для гуманоидов – что-то вроде священной реликвии. Тысячу лет назад они впервые явились на Землю и привезли с собой из родной галактики два фотонных орудия для ритуальных поединков между героями. Вторая штуковина, поменьше, называется Меч Шарна, древнего воина фирвулагов. Теперь он служит трофеем в Великой Битве и хранится у Ноданна.

– То-то мы покажем этому ублюдку! – ликовал Стейн. – Всей их кодле покажем! Довольно им на нашем горбу ездить! Ишь, нашли себе подопытных кроликов для улучшения породы! Без поточного производства торквесов все их общество рассыплется, как карточный домик.

Эйкен с притворным отчаянием изучал ощипанный цветок.

– Да уж! Мы их пощиплем вроде вот этого цветочка.

Стейн откинулся на стуле.

– Пошли, скажем Сьюки! Она небось места себе не находит.

– Я бы повременил, – небрежно отозвался Эйкен. – Знаешь, чем меньше народу посвящено в тайну…

– Да Сьюки нипочем не выдаст.

– Кабы все от нее зависело! – Эйкен не глядел на Стейна. – За Дионкета и Крейна я спокоен, но есть и другие операторы, наши враги, они вполне могут взять ее в оборот. Если Сьюки хоть на секунду потеряет над собой контроль, то классный умокоп типа красавчика Куллукета мигом пустит по ветру всю нашу конспирацию. Стоит ей, скажем, представить, как ты стреляешь из Копья, а им поймать этот образ – все, дальше они ее живо раскрутят.

– Да? – озадаченно проговорил Стейн. – А нельзя ее сюда переправить?

– Мне труднее ее прикрывать, чем Крейну с Дионкетом. Нет, пусть остается в катакомбах, пока северяне с их железным долотом не нагрянут. Вот спилю ваши торквесы – тогда летите, куда вам вздумается. Я свои обещания выполняю. Хотя, признаюсь тебе, приятель, до того, как мы получили эту сумасшедшую умственную депешу от Элизабет и мадам Гудериан, я и понятия не имел, как выполнять то, что обещал тебе. Но теперь долой торквесы! Как только вы будете выключены из мозговой сети тану, все станет гораздо проще.

– Ох, дождаться бы! – Стейн потянул себя за серый торквес. – Понимаешь, в последнее время со мной какая-то чертовщина творится. Вроде сидишь, ходишь – все нормально, и вдруг подпрыгнешь, как на булавке, при виде своей собственной тени… А то кажется мне, будто гонится за мной по пятам чудище и тянет, тянет свои мохнатые лапы. Я держусь, не оборачиваюсь, иначе вмиг сцапает… Знаю: все от него, от торквеса поганого!

– Ладно, не дрейфь, – Эйкен хлопнул его по плечу. – Уже недолго осталось – четыре-пять дней, и ты будешь ходить с голой шеей, свободный как птица, и полетишь со своей милашкой на острова Спагетти.

Стейн схватил маленького человечка в золотом костюме за руки.

– И ты с нами, правда, Эйкен?

– М-м-м… – Плут отвел взгляд. – Вообще-то я немало позабавился при дворе короля Артура. Да и Великая Битва близка. Жаль упускать такой случай. А вдруг себе даму сердца или бесхозное королевство, а то и пожирней кусок отхвачу.

Стейн раскатисто захохотал.

– И перестанешь поджаривать на медленном огне свои мозги? Ну давай, завоевывай свое королевство, красавчик! Только что от него останется, после того как мы выступим на арену с шайкой мадам? – Он направился к выходу. – Я все же загляну к Сьюки. Про пушку молчок! Только в общих чертах изложу ей, как обстоит дело, о'кей?

Эйкен упорно смотрел на поникший стебелек ромашки. Под его взглядом тот понемногу распрямился. Поврежденная сердцевинка вновь стала свежей и выпуклой. Из нее потянулись блестящие и упругие лучи лепестков.

– А мы-то думали, хана бедной ромашишке! – хмыкнул Эйкен. – Во, видал? Так что не говори «гоп»!

Оторвавшись от пола, он заткнул цветок за ухо Стейну. Затем вернулся к нормальному способу передвижения и вышел, насвистывая «Между небом и землей…».

Они собрались вокруг костра. На совете было решено, что старики той же ночью покинут Ронию и до времени спрячутся в лесах, а остальная часть экспедиции с первыми лучами солнца двинется на юг.

– Пусть напутствием всем нам и Клоду с Анжеликой станет псалом Давида, – сказала Амери.

Да услышит тебя Господь в день печали,

Да защитит тебя имя Бога Иаковлева.

Да пошлет тебе помощь из Святилища и с Сиона да подкрепит тебя…

Да даст тебе note 24 по сердцу твоему и все намерения твои да исполнит.note 25

А теперь повторяйте за мной: «Я, Анжелика, беру тебя, Клода…»

9

Лорд Грег-Даннет ворвался в компьютерный зал Гильдии Творцов, как раз когда Брайан и Агмол вводили в машину последние данные. На Чокнутом был тщательно отутюженный бирюзовый фрак с огромной белой розой в петлице.

– Я все утро вас ищу, чтоб сообщить новости! Катлинель сказала, что вы здесь, и я поспешил на всех парах… – Он осекся, заметив, как Брайан складывает в плетеную папку книги с загнутыми уголками страниц. – Обзор! Неужели закончили?

– Да, Грегги, – улыбнулся ученый. – Я бы поработал еще месяц-другой, но король Тагдал твердо заявил, что обзор ему нужен до Битвы. У короля будет две недели на изучение, а перед тем как доложить о результатах Высокому Столу, он пригласит нас на беседу.

– Боже, как интересно! – воскликнул генетик. – Брайан, можно, я сам выведу на принтер?!

– Пожалуйста. Сейчас Агмол закончит…

Грег-Даннет, подпрыгивая на одной ноге, щипал себя за бока.

– Обожаю делать распечатки! Словно блины печешь!

– Сегодня ты можешь испечь только три блина, – возразил антрополог. – Его Величество приказал соблюдать строгую секретность, пока он лично не подпишет обзор в печать.

Грег-Даннет обиженно выпятил губу.

– Фу-у, какая досада! Ради трех экземпляров машину гонять!

– Свой новый анализ коэффициентов метапсихической латентности Грегги выпустил пятитысячным тиражом! – пояснил Агмол. – Поторопись заказать себе экземплярчик, Брай, а то их осталось всего четыре тысячи девятьсот девяносто один… Ну вот, все готово.

Брайан кивнул генетику.

– Прошу, Грегги. Но помни, только три копии: для короля, для Агмола и для меня.

Чокнутый уселся за дисплей. Его сморщенное детское личико просияло.

– А ну, расступись!

Машина загудела, перекрывая вопли Чокнутого, и через шесть секунд выдала три прямоугольные страницы в одну шестнадцатую листа под заголовком:

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ОБЗОР МОДЕЛЕЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПЛЕМЕНИ ТАНУ С ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ

БРАЙАН Д.ГРЕНФЕЛЛ АГМОЛ, Центр антропологических сын покойной ДЖОАННЫ БЕРНС исследований И ТАГДАЛА Лондон Гильдия Творцов, Мюрия

– Выглядит весьма авторитетно, – пискнул Грегги, хватая одну из распечаток. – Точь-в-точь как у нас дома. Брай, ну позволь хоть начало прочесть, а?

Брайан вырвал у генетика и запихнул в карман зеленую перфокарту, прежде чем тот успел ее расшифровать.

– Обещаю: после одобрения короля ты первым это прочтешь. Наберись терпения.

Агмол спрятал две оставшиеся копии.

– Все, успокойся, Грегги. Материал пока не подлежит обсуждению.

– Ах, так! – надулся взрослый ребенок. – А я-то спешил к вам с новостями! Боялся, как бы вы не пропустили сногсшибательное зрелище. Но теперь – дудки, ничего не скажу, раз вы такие вредные!

– Как только Его Величество даст свое высочайшее разрешение, я сам пошлю тебе копию в красном кожаном переплете с золотым тиснением и дарственной надписью, – пообещал Брайан.

Грегги снова просиял.

– Ну так и быть. Шутка! Не могу же я лишить лучших друзей удовольствия присутствовать при легализации вызова леди Мерси-Розмар Алутейну – Властелину Ремесел!

– Всемогущая Тана! – всплеснул руками Агмол. – Девчонка все-таки набралась нахальства потягаться с Алутейном на Битве?

– Чтоб я сдох! – заявил Грег-Даннет. – Король, королева и все остальные уже прибыли.

Брайан остолбенел. Словно в тумане он слышал удивленные восклицания Агмола:

– Значит, слухи не были ложными?! Я так увлекся обзором, что совсем отошел от дворцовых интриг. За этим вызовом, разумеется, стоит Ноданн! Помяните мое слово, потомство не успокоится, пока не приберет к рукам все Гильдии! Риганона уже подбирается к Мейвар, а Куллукет давно бы вызвал на поединок Главного Целителя, если бы его целительные способности были так же велики, как жажда власти.

– Мерси явилась с котлом, – сообщил Грег-Даннет. – Будет нам демонстрировать свое мастерство. Ну и потеха! И все-таки жаль беднягу Алутейна. Представьте, как обидно много лет в поте лица выполнять самую неблагодарную работу и вдруг в одночасье быть поверженным талантливой чаровницей!

Агмол рассмеялся.

– Ну, про ее чары можешь моему коллеге не рассказывать! Выключи машину, Брай, и пошли.

Антрополог с трудом освободился от тревожных мыслей, ввел в электронное устройство блокировочный код для защиты от несанкционированного доступа и, схватив папку, поспешил за Агмолом.

А Грег-Даннет задержался в компьютерном зале.

– Ступайте, друзья мои. Я вас догоню. Мне надо представить на заседании свои отчеты. Ведь нынче тут полный сбор – отличная возможность пригвоздить кое-кого, ха-ха!

Едва за гибридом и человеком закрылась дверь, Грег-Даннет уронил на пол стопку дискет и бросился к машине. Открыв сзади крохотную дверцу из матового стекла, он нащупал миниатюрный ручной терминал, оставшийся от старой машины, которую в разобранном виде провез в плиоцен некий владеющий даром внушения электронщик, прибывший сюда с одной из первых групп «Приюта у врат». Штифт крохотного пишущего устройства давно затерялся, но Грегги, некогда водивший дружбу с электронщиком, вставил вместо него огрызок карандаша и преспокойно стер блокировочный код.

Компьютер глухо загудел и выдал содержащийся в нем диск памяти со всеми данными, собранными Брайаном и Агмолом.

Грег-Даннет дружески похлопал по машине и спрятал свою драгоценную добычу за фалды фрака.

– Прекрасно вычерченные графики и научный жаргон! Экстраполяция носителей зла! Что ж, этого и следовало ожидать. Чтобы предсказать Всемирный Потоп, не нужен антрополог! Ах, проказники! А бедняга Тагдал считает, что мы благотворно влияем на его племя! То-то он будет потрясен, когда обнаружит, что Ноданн прав в своих пророчествах! Вот тут все разжевано умником Брайаном и простаком Агги – судьба человечества и гибридов записана черным по белому, так что даже тупоголовое потомство все поймет. Ах, Брайан! Агги вертит тобой, как хочет, а ты готов покорно передать свои честные выводы в руки короля в полной уверенности, что он не заметит очевидных вещей. Да и видишь ли ты сам столь очевидные вещи? А еще обзывают меня чокнутым!

Даннет подобрал с пола рассыпанные дискеты, сложил их аккуратно стопкой и выскользнул из помещения. Авось пропустит только самое начало…


Потайными ходами Агмол провел Брайана в нишу огромного круглого зала Гильдии Творцов. Она была задрапирована портьерами с незамысловатым рисунком, так что отсюда можно было видеть всю ротонду, оставаясь незамеченным.

– Такие укромные местечки и потайные ходы есть во всех Гильдиях, – шепотом объяснил Агмол. – Но о них никто не помнит, кроме Гомнола и его держиморд, просто помешавшихся на всяких заговорах да изменах.

Брайан рассеянно слушал своего спутника и оглядывал высоких особ, собиравшихся в ложах вокруг серебряного трона, инкрустированного разновидностями берилла, где по обыкновению восседал Алутейн – Властелин Ремесел. Среди публики уже попадались знакомые антропологу лица: престарелый музыкант Муктал, Реньян Стеклодув, дочь королевы Клана – Прядильщица Иллюзий, единоутробная сестра ее Анеар, лорд историк Сеньет, лорд Селадейр Афалийский, Ариет Мудрый и два талантливых гибрида, члены Высшего Совета – Катлинель Темноглазая и Альборан – Пожиратель Умов.

Не только ложи, но и ротонда была битком набита членами Гильдии Творцов, одетыми в различные сочетания геральдического голубовато-зеленого с белым и серебряным. Много было и высокопоставленных аутсайдеров, по предположению Агмола, раздобывших себе гостевые пропуска либо просто вломившихся на заседание, которое должно было проходить при закрытых дверях.

– Видишь? – указал Агмол на центральную ложу. – Те двое в белых плащах с низко надвинутыми капюшонами – Тагдал и Нантусвель! Они здесь тайно, потому их приветствовать необязательно.

Тем не менее монаршие инкогнито были встречены общим вставанием.

– А вот и леди Идона, – возвестил гибрид. – Сейчас начнут.

Высокая дама в серебряных одеждах вышла и встала у правой кулисы; за ней следовали два оруженосца. Раздался звон цепи, и наступила полная тишина. Брайан уже без труда понимал речь Покровительницы Гильдий.

– Братья и сестры! Многоуважаемые творцы! Сегодня у нас внеочередное заседание. Позвольте огласить причину, по которой мы собрались здесь, и проследить за тем, чтобы церемония проходила в полном соответствии с древнейшими законами нашего братства.

– Да будет так! – раздался общий возглас.

– Прошу главу Гильдии Творцов, лорда Алутейна – Властелина Ремесел, выйти и занять свое место! – объявила Идона.

Под приглушенный ропот толпы из складок занавеса выплыла упитанная фигура в богатом кафтане и проследовала к трону; серебряные волосы и усы Алутейна стояли торчком. Он произнес громко и отрывисто:

– Приветствую вас, братья и сестры, и вверяю судьбу свою нашей многоуважаемой Покровительнице пяти Гильдий! – Старик плюхнулся в кресло, выставил ноги и обхватил руками колени, точно ему было трудно усидеть на месте.

– Лорд Алутейн и братья-творцы! – провозгласила Идона. – Нам выпала честь определить правомочность брошенного вызова. – Опять в публике прокатился шум, будто от морской волны, набежавшей на гальку. – Пусть заинтересованное лицо предстанет перед нами!

Сбоку от центральной ложи шевельнулась портьера. Народ, столпившийся в проходе, расступился. Аристократы Мюрии изо всех сил вытягивали шеи. Некоторые, забыв о приличиях, даже поднялись над полом, чтобы получше разглядеть происходящее.

– Дорогу! – крикнул герольд. – Дорогу благородной леди Мерси-Розмар, сестре нашей и супруге лорда Стратега!

У Брайана защемило сердце. Мерси нынче оделась не в золотисто-розовую гамму своего властительного супруга, а в цвета своей собственной Гильдии. Подол длинного платья из серебристой парчи был вырезан углами наподобие крыльев бабочки. Напоминали крылья и зеленовато-голубые узоры, колыхавшиеся в такт движениям. Золотистые волосы Мерси распустила по плечам. За ней выступали четверо смуглолицых слуг в серых торквесах и ливреях дома Ноданна. Они толкали перед собой деревянную полированную тележку с огромным котлом из чистого золота.

– Крааль, – шепнул Агмол, – священная чаша нашей Гильдии. Обычно ее вывозят на публику только во время Великой Битвы. По традиции творец должен наполнить котел съестным и накормить всех участников.

– А Мерси… что она будет делать?

Но Агмол только рукой махнул: смотри, мол, сам.

Женщина встала на площадке перед троном. По ее знаку лакеи сняли котел с тележки и, кланяясь, отступили.

– Тебе слово, леди Розмар! – распорядилась Идона.

Мерси чуть побледнела, и глаза ее, светлые, как море, полыхнули диким огнем.

– Призываю Властелина Ремесел отстоять свой пост главы Гильдии Творцов! В ходе Великой Битвы я желаю помериться с ним творческими силами. Пусть совместным решением короля, Покровительницы Гильдий и всего почтенного братства одного из нас объявят победителем и главой Дома Творцов. Побежденному же да будет предоставлено право выбирать между добровольной ссылкой и закланием во славу Богини, чья священная воля распростерта над всеми нами!

Публика взревела. Брайан повернулся к Агмолу.

– Господи, о чем она? Какое заклание? Это что, ваша безумная оргия ритуальных казней по завершении Битвы? Неужто и впрямь проигравший обязан пожертвовать жизнью?

– Это самый почетный исход. Но некоторые из нас, к примеру, Минанан Еретик, низложенный Ноданном, и Лейр, бывший глава Гильдии Принудителей, предпочли позор изгнания.

– Мерси! – крикнул Брайан, но голос его был поглощен плотными портьерами и общей сумятицей.

– Знал бы ты, что творится в мыслях у Властелина Ремесел! – Агмол потрогал свой золотой торквес. – Негоже ветерану так громко заявлять о своей неприязни. Гляди, гляди, Брай! Эту процедуру мы называем легализацией. Нельзя же позволить каждому, кто здесь без году неделя, бросать вызов власть имущим!

Алутейн поднялся с трона, подошел к краю сцены.

– Я принимаю твой вызов, сестра! Покажи нам, на что ты способна! Наполни священный котел, предварительно очистив его от моей стряпни.

Раздался оглушительный взрыв, и ноздри всех присутствующих защекотал едкий аммиачный запах. Женщина инстинктивно отскочила. Из котла поднималось жуткое, скользкое тело беспозвоночного: голову его обрамляли длинные извивающиеся щупальца. То была огромная минога восьмиметровой длины и около метра в обхвате. Она с шипением тянула из котла к Мерси свою пасть, вернее, даже не пасть, а что-то вроде воронки с мясистыми краями, утыканными частоколом острых треугольных зубов. Из глотки чудовища высовывался шершавый языкоподобный орган толщиной, наверное, в человеческую голень. Собрание застыло в ужасе. Алутейн стоял, скрестив руки на груди и язвительно усмехался.

– Боже, что это?! – вскричал Брайан.

– Минога. Творческая реконструкция, если, конечно, он не раздобыл где-нибудь настоящую и не увеличил ее в размерах… Но это было бы не совсем благородно с его стороны… Алутейн явно рассчитывал взять твою леди на испуг, но, кажется, он ошибся. Ха-ха!

И действительно, когда чудовище нависло над ней, причмокивая в предвкушении лакомой добычи, Мерси даже не шелохнулась.

– Властелин Ремесел приготовил вам рыбу! – воскликнула она. – У меня же есть к ней гарнир!

Последовал еще один взрыв, и облако пара накрыло Мерси вместе с котлом и огромной миногой. Зловонный запах, распространявшийся из котла, мгновенно исчез, и в воздухе разлился аромат, от которого у истинного англичанина Брайана потекли слюнки. Пар рассеялся, зрители вновь увидели золотоволосую искательницу приключений и котел, до краев наполненный дымящимся жареным картофелем.

Мерси принялась горстями бросать содержимое котла в публику.

Брайан, сотрясаясь от смеха, прислонился к стене.

– Ну, любовь моя, ты его и умыла! Браво!

– Судя по всему, это типично человеческая шутка, – предположил Агмол.

Собравшиеся творцы на лету ловили хрустящий картофель и с превеликим удовольствием поглощали его.

Идона вышла на середину помоста.

– Как видите, леди Мерси-Розмар доказала свое право встретиться в единоборстве с лордом Алутейном – Властелином Ремесел. До той поры да воцарятся в стенах вашей Гильдии мир и согласие. Чрезвычайное заседание объявляю закрытым.

– Леди Мерси-Розмар просит меня передать тебе ее умственное послание,

– сказал Брайану Агмол. – Она почувствовала наше присутствие за портьерами благодаря… м-м-м… крику души, коего ты не сумел сдержать, когда почувствовал грозящую ей опасность. Она хочет тебя успокоить и назначает свидание во дворе Гильдии сегодня в двадцать один ноль-ноль. Говорит, вам надо обсудить нечто важное.

– Передай, что я приду.

Гибрид поклонился, напустив на себя необычную чопорность.

– Прости, я вынужден тебя покинуть. Мой всемогущий отец ждет меня с докладом о результатах обзора.

– Да-да, конечно. Я пойду к себе, вздремну часок. Может, ближе к вечеру поплаваем вместе в бассейне?

– Боюсь, что нет, Брайан. Беседа с королем может затянуться.

– Тогда передай ему мои комплименты в твой адрес. – Антрополог был явно на седьмом небе. – Позже я сам доложу ему, какую огромную работу ты проделал. Еще никто из моих ассистентов так быстро не схватывал глубинные аспекты культурной теории. Хорошо бы, если король позволил бы нам продолжить исследование. Мне очень понравилось с тобой работать.

Агмол вдруг утратил всегдашние дружелюбие и раскованность. В пожатии его мохнатой рыжей ручищи чувствовалось стремление установить между ними дистанцию.

– Мне наше сотрудничество тоже доставило большое удовольствие. – Он открыл потайную дверцу, выпуская антрополога. – Желаю удачи, Брайан! И спасибо за пилюли.

Прежде чем сбитый с толку ученый успел ответить, скользящая панель задвинулась у него перед носом. Он остался один в темном коридоре.

– Хм! Что это с ним? – Брайан вытащил из кармана зеленоватый прямоугольник и в растерянности уставился на него. – Да, за такой короткий срок мы провернули нечеловеческую работу. И получилось в целом любопытно. Старику Тагдалу должно понравиться. Но почему у Агмола такой встревоженный вид? – недоумевал он. – Наверное, я слишком увлекся исследованием и не подумал о том, что у гибрида могут быть собственные соображения.

Пожалуй, надо немного расслабиться, дать отдых утомленному мозгу. Что может быть лучше заплыва в личном бассейне Агги для освежения мышц перед встречей с Мерси?

Он про себя посмеивался, думая о ней и о миноге с хрустящим картофелем. Странное поведение Агмола и засунутая в карман перфокарта полностью выветрились из головы.


На темном склоне Горы Героев, намного выше Гильдии Корректоров, не говоря уже о городе и серых лагунах, они набрели на небольшой луг около скал-двойников. Старому вознице было ведено обождать их на приличном расстоянии; оставшись вдвоем, любовники долго прислушивались к благословенному безмолвию ночи. Казалось, они находятся где-то меж двух небес: одно – над ними, далекое, холодное, другое – внизу, жаркое, мерцающее трехцветными праздничными огнями, символами разных племен: оливковыми светильниками, возжженными людьми, алмазными факелами тану и кострами фирвулагов.

– Знаешь, что я больше всего люблю на Многоцветной Земле? – спросила Мерси. – Волшебные огни… особенно когда смотришь на них с горы, как сейчас, или в полете с моим демоном… – Она сделала шаг назад, угодив прямо в его объятия. Он зарылся лицом в ее волосы. – Прости, Брай, мой бедный приземленный человек! Скоро я сама научусь летать и смогу поднять тебя в воздух. А пока… будем любить друг друга здесь, на земле.

Мерси повернулась к нему лицом. И то невероятное, захватывающее дух повторилось вновь. Тела и умы сливались в экстазе, который так же отличался от обычного секса, как музыка от шума. Они открывали в себе новые запасы жизненной энергии, будто светомузыкальные шары лопались где-то внутри. При каждом таком взрыве оба вскрикивали: Мерси торжествующе, с вызовом, Брайан удивленно, точно у него обрывалось сердце и любовь граничила со смертью, – ведь это был единственный способ продлить ее до бесконечности. Впрочем, бесконечность все равно оставалась недостижимой: огни удалялись и гасли, он медленно погружался в темноту и не мог сдержать последнего стона, возносившего его к вершинам наслаждения, предшествующего блаженному покою и удовлетворению.

– Почему в этих водах не отражаются звезды? – снова и снова спрашивал Брайан.

– Тихо, любимый, какая разница?

Они лежали на ее мягком плаще. Когда головокружение немного прошло, Брайан взглянул на ее освещенное звездами лицо и стал припоминать, как все было.

– Я видел рай, Мерси! – прошептал он. – Когда-нибудь с такой же легкостью ты меня убьешь, верно, моя колдунья?

– Может быть, – засмеялась она и, положив его голову к себе на колени, наклонилась поцеловать сомкнувшиеся веки.

– Такое не может длиться вечно, – продолжал Брайан. – После Битвы он опять увезет тебя в Горию… А если ты победишь на Турнире и тебя назначат главой Гильдии, тогда останешься? Скажи, Мерси, есть у меня хоть какой-нибудь шанс?

– Тес!

– Ты любишь его? – спросил он немного погодя.

– Конечно. – Голос был мягкий, теплый.

– А меня? – Он уткнулся губами в обтянутые платьем колени.

– Если б не любила, то не пришла бы к тебе. Ах, милый, ну зачем ты все время твердишь о любви и постоянстве, неужели нельзя просто радоваться жизни? Разве ты не был счастлив? Разве я не отдала тебе все, что могла, все, что ты смог вынести?

– Я не могу без тебя, Мерси!

Она чуть приподняла уголки губ.

– И сделаешь все, чего бы я ни попросила?

Завороженный ее улыбкой, он не мог произнести ни слова. Она принялась напевать знакомую старинную балладу; нехитрые слова с удивительной силой отпечатывались в его мозгу:

Амур летит стрелою в далекие края, Где нынче не со мною любимая моя.

Но на земле, иль в море, иль в звездной вышине Любовь – всей жизни горе – останется при мне.

– Прежде чем мы вернемся в город, Брайан, я хочу снова заняться с тобой любовью, а после подаришь мне свой доклад, который сулит ужасные беды моим тану, если они не перестанут якшаться с людьми. Когда писал его, ты ведь не имел в виду меня, правда, Брайан?

– Нет. Тебя – нет.

– Я – одна из них. Так было всегда, и он это знает не хуже, чем ты.

– Да… Мы оба знаем.

– Однако все, что ты написал, очень огорчительно, любимый, особенно если такие типы, как Имидол или Куллукет, прочтут и неверно истолкуют твои выводы. Даже Ноданну не под силу держать в повиновении свой клан. Они считают все человечество вредоносным. Даже меня. Даже верных милых гибридов. Но ты, разумеется, не предвидел, что твой доклад окажется гибелен для всех нас. Ты такой честный, цивилизованный, такой мудрый!..

Брайан внезапно спустился с небес на землю. Обзор? Но это же просто его работа…

– К нам это не имеет отношения, Мерси. На тебя, моя чародейка, никакие научные выводы не распространяются.

– Тогда подари мне экземпляр. И не говори никому, что он у меня.

Он без звука повиновался ей. А она склонилась над ним, стала целовать, повела его за собой. Когда они вновь спустились с горных высей, Мерси кликнула экипаж. На подъездной аллее Гильдии Корректоров, как и было условлено, ее поджидали Ноданн и Куллукет, Королевский Дознаватель.

– Он спит, – прошептала Мерси. – Остальные копии находятся у Агмола и Тагдала… ну и конечно, в компьютере.

– Агмол не станет высовываться, – сказал Ноданн младшему брату. – А у короля свои резоны держать язык за зубами. Более того – он наверняка будет охотиться за жизнью этого невольного свидетеля обвинения. Тебе надлежит обеспечить его безопасность до исхода Битвы, брат Дознаватель. Он нам еще пригодится. Пусть себе пребывает до срока в блаженном неведении.

Куллукет кивнул.

– Я тебя понял, брат Стратег. Потомство не может равнодушно взирать на распространение человеческой чумы. – Он ласково улыбнулся Мерси.

Двое слуг в красно-белых ливреях вытащили бесчувственного антрополога из экипажа. Его место занял Ноданн.

– До встречи, брат. Позже мы с тобой проникнем в Гильдию Творцов и займемся компьютером.

Куллукет наклонил голову.

– До встречи.

Он направился к прорытому в горе тоннелю, указывая лакеям дорогу. Те последовали за ним со своей ношей.

10

Обнаженная девушка в серебряном торквесе вся в слезах выбежала из королевской спальни.

– Ах! – Нантусвель бросила многозначительный взгляд на смотрителя королевского ложа. – Неужели опять?

– Клянусь, Ваше Величество, я не виновата! – рыдала девушка. – Я сделала все, что могла! Все! – Она упала на колени.

Смотритель сделал знак лакею в сером торквесе, тот подошел и накинул на незадачливую наложницу белый атласный пеньюар.

– Уведите ее, – приказала королева. – Сегодня я сама войду в спальню Властителя.

Придворные поклонились и поспешно вывели всхлипывающую девушку. Нантусвель погасила все канделябры, кроме одного, из розового драгоценного камня. Освещая себе дорогу, она направилась к двери с гербом в виде бородатой маски. Дверь перед ней широко распахнулась.

– Приветствую тебя, мой король, – сказала она.

Слабые золотисто-рубиновые блики освещали спальню Тагдала. Из темноты донесся странный звук, что-то вроде всхлипа или сморкания.

– Н-Нанни?

– Я, дорогой.

Король сел на краю постели; могучие плечи его поникли, голова бессильно свесилась.

– Еще одно поражение. Меч затупился, лук ослабел, главный чемпион повержен и унижен. Со мной все, Нанни, конец. Чертова кукла со всеми ее ухищрениями не смогла вызвать во мне и проблеска жизни.

– Ты сам себе это внушил, возлюбленный властелин мой. Все от чрезмерных переживаний.

Она поставила лампу на столик у кровати и встала перед мужем – величавая, прекрасная, в свободно ниспадающем пеньюаре персикового цвета с золотой тесьмой. Огненные волосы разметались по плечам, а материнский ум ласково приглашал: отдохни во мне!

Королева протянула ему руки, и, обнявшись, они вышли на балкон. Стояла глубокая ночь. Охряный диск у самого горизонта окрашивал лагуну в блеклый желтый цвет.

– Не отчаивайся, – продолжала королева. – Ну что, собственно, произошло? Мы сильны, как прежде, и вновь сокрушим нашего древнего врага.

– Дело не в этом.

– А в чем? В ничтожном Эйкене Драме? Мейвар совсем из ума выжила, пора ей уступить место главы Гильдии Экстрасенсов и Создательницы Королей Риганоне. Парень и сам отлично понимает, что в борьбе против Стратега у него нет ни малейшего шанса. Иначе он давно бы вызвал Ноданна на поединок. И в Битве он не осмелится нарушить правила турниров. Так что успокойся: твоим наследником останется терпеливый и верный Ноданн. Взбодрись, и силы вернутся к тебе.

Король покачал головой.

– Да нет, Эйкен Драм ни при чем. Есть еще кое-что… ты… ты не знаешь.

– Ну так скажи.

– Бреда вышла из своей комнаты из дверей. Скорее всего, мне никогда не заполучить эту активную женщину… Элизабет.

Чтобы скрыть свою радость, королева предусмотрительно поставила умственные заслоны.

– Ты хочешь сказать, что план Гомнола…

– Супруга Корабля наложила на гены Элизабет строжайшее табу. Она утверждает, что ей было видение о судьбе этой женщины, и оно не имеет ничего общего с нашими генетическими планами. Гомнол пока тоже ничего не знает. Я боюсь ему говорить, Нанни! Представляешь, под руководством Гомнола мы с Элизабет должны были породить новую сверхчеловеческую расу. А теперь она табу, а я… я…

– Подумаешь – Гомнол! – отрезала королева. – Он всего лишь человек. К тому же стареет. Не пройдет и двух лет, как он будет низложен.

Мысль короля отчетливо засветилась сквозь экраны: «Еще одним твоим терпеливым и верным сыном?»

– Ну, Тэгги!

Она обвила рукой его широкую талию. Мышцы королевского живота напряглись. Тагдал невольно расправил плечи. Статические искры заплясали в его волосах и бороде.

– Выброси из головы Элизабет! Она прекрасна, талантлива, и я понимаю твое разочарование. Но эта женщина тебе не подходит, душа моя! Уж больно она ученая! Великий Магистр! Надо думать, Бреда не сказала тебе, какая судьба ее ожидает.

– Нет, не сказала. Дескать, все выявится в ходе Великой Битвы. Проклятая двуликая таинственность! Чего и ожидать от бабы, которая спала с межгалактической машиной?

Королева захихикала и поплотнее прижалась к его обнаженному торсу.

– А сегодня еще один сюрприз…

– Ты о Розмар?

– Да нет, что ты! Невежа Агмол мне подарочек преподнес! Пойдем, я тебе покажу.

Они вернулись в спальню. Король ногой отшвырнул коврик, затем посредством психокинеза отомкнул подпольный тайник. Маленькая зеленоватая перфокарта приплыла прямо в протянутые руки королевы. Она стала внимательно расшифровывать содержание, задерживаясь на каждой диаграмме.

– Да не теряй ты времени, – проворчал Тагдал. – Переходи сразу к выводам.

Мысль королевы заработала быстрее.

– О-о!

– Вот тебе и «о-о»! Приговор в голом виде! Идиот антрополог, разумеется, ничего не понял в хмельном угаре. Агги же чуть штаны не обмочил – клялся и божился, что ничего подобного не произойдет, что гибриды и люди в торквесах останутся нам верны.

– А ты пойди в своей экстраполяции чуть дальше Брайана, – посоветовала королева.

– То есть добавить еще один решающий фактор – железо?! Ставлю свои мозги, что у гибридов к нему иммунитет, как и у людей. Ну что, нравится тебе такая экстраполяция?

– Всемилостивая Тана! Неужели никак нельзя спасти наш прекрасный мир изгнания! Да-да, наш!

Она бросилась в объятия мужа и зарыдала. Король крепко прижал ее к себе. Глаза его засияли в темноте. Серебряные нити роскошной бороды встали дыбом – и не только они!

– Мы пресечем в зародыше союз между гибридами и людьми. Брайан всего лишь ученый, а не оракул. Но я даже не подозревал, что его обзор высветит такую опасную сторону наших отношений. Черт возьми, Нанни, а я-то убеждал Ноданна, что все его страхи напрасны! Для чего, думаешь, мне понадобился этот обзор – чтобы доказать всем: человечество вовсе не представляет собой угрозу нашей расе! Ведь если взглянуть на вещи здраво, мы совершили невероятный скачок после открытия временного портала. Как в техническом, так и в генетическом развитии! Антрополог должен был лишь подтвердить то, что проповедовали мы с Гомнолом. А вместо этого…

– Но, дорогой мой, Ноданн желает только процветания нашей Многоцветной Земли. Он и не думал угрожать тебе.

– Угу, – буркнул король, – обзор оправдывает все его пророчества и явно идет вразрез с моей политикой. Ты сочтешь меня прожектером, но в его выводах заключен смертный приговор всем тану и гибридам нашего королевства, а также полнейший крах нашей экономики! Мы снова окажемся в пустыне, моя радость!

Нантусвель подняла на него влажные от слез глаза.

– Ты сам сказал, что ученый – не оракул. Зачем непременно предполагать худшее? Ты этого не допустишь.

– Не допущу! – взревел он. – Не отдам свою Многоцветную Землю на откуп первобытным! Ноданн призывает к драконовским мерам, а я достигну своей цели без них, слышишь? Должен быть способ сосуществования тану и людей – И Я НАЙДУ ЕГО!

– Тэгги! – У королевы перехватило дыхание.

– Иди ко мне! – прорычал король.

Когда занялся рассвет, у обоих слипались глаза, а в душе было необычайное умиротворение.

– Видишь? – проворковала Нантусвель. – Все в порядке. Я же говорила, что это самовнушение.

– М-м-м… – Король взял ее руку и по очереди перецеловал пальцы.

– Просто ты устал от безмозглых серебряных шлюшек и хочешь чего-нибудь новенького. Когда ум занят делами государственной важности, ему для отдыха нужны не дешевые трюки, а материнская ласка и поддержка.

– Помнишь ту пухленькую брюнетку, что пела валлийскую колыбельную на приеме? – сонно пробормотал король. – Она мне понравилась. Но почему-то ее так и не прислали.

– Правильно, – согласилась королева. – Она как раз подойдет. Я сама выясню, что с ней сталось. Если Дионкет полагает, что может безнаказанно присваивать серебряных, придется Ноданну и Куллукету вернуть его к действительности. – Она улыбнулась своему засыпающему повелителю.

– Ах ты, моя добрая старушка!.. – Тагдал выпустил ее руку и закрыл глаза. – Соберу все копии обзора и велю их уничтожить, а Гомнол возьмет на себя антрополога. Агги, конечно, жаль… Он был неплохой…

– Спи, мой король! – Нантусвель натянула шелковую простыню на их разгоряченные тела. – Пока спи…


Эусебио Гомес Нолан сидел в своем викторианском кресле, откинувшись на его спинку и медленно выпуская кольца дыма. Они плыли через стол по направлению к собеседнику, но, минуя его, затвердевали и с глухим стуком падали на псевдовосточный ковер.

– Надеюсь, вы не возражаете, лорд Гамбол? – произнес Эйкен Драм. – Я не переношу табачного дыма.

Глава Гильдии Принудителей сделал великодушный жест – сигара потухла сама собой, и он бросил ее в ониксовую пепельницу.

– Мальчик мой, события на нашей Многосуетной Земле за последнее время приняли неопределенный оборот. Думаю, пришло время нам с тобой потолковать.

– А я решил, что вы окончательно сбросили меня со счетов.

– Признаю свою ошибку. Я в значительной мере пересмотрел первоначальное мнение о тебе. Уж больно Мейвар тебя превозносит. А заодно и Бунона Воительница – на нее ты произвел неизгладимое впечатление во время облавы на Делбета. Обе леди уверены, что для кое-кого ты будешь грозным противником на предстоящих Турнирах. А еще они поют дифирамбы твоим… гм… невоинским талантам.

Эйкен нахально осклабился, покачался в кресле, перекинул одну ногу через подлокотник и принялся рассматривать свои ногти.

– Так, что еще новенького?

– Ну, до тебя, наверное, уже дошли слухи о несостоятельности нашего Властителя, вызванной, как утверждают, предчувствием близкой смерти и провалом моего последнего генетического плана.

– Бреда показала вам двуликую задницу, да? – хмыкнул плут. – Ясное дело. Древний синдром тонущего корабля. Команда бедняги Тагдала в качестве экипажа «Титаника», а вы в роли главной крысы.

Лорд Принудитель добродушно улыбнулся.

– Тебе понадобится мощная поддержка, малыш, и я готов ее оказать. Обдумай как следует мое предложение – больше я ни о чем не прошу. – Он достал из шкатулки новую сигару и начал вертеть ее меж пальцев. – На мой взгляд, мы приближаемся к поворотному моменту в истории изгнания. Разгром Финии был только увертюрой. В преддверии грядущих бурь людям следует держаться друг друга, ты не находишь?

Он взял со стола щипчики, аккуратно отхватил кончик сигары, затем, все так же улыбаясь, через стол бросил маленькую блестящую вещицу Эйкену.

Пройдоха на лету поймал щипчики и невысказанную мысль Гомнола. Внимательно разглядел изящное приспособление и прочел выгравированные на металле буквы:

ЗОЛИНГЕН – НЕРЖАВЕЮЩАЯ СТАЛЬ.

11

Герт с угрюмым видом вошел в кают-компанию.

– Ханси говорит, скоро опять начнутся пороги. Быстрей приводите лоцмана в чувство.

Амери опустилась на колени перед лежащей навзничь фигурой.

– Да-да, еще пять минут.

Вождь Бурке взял человека за одну руку, Фелиция – за другую. Уве и Бэзил схватили его за ноги.

– Три-четыре! – скомандовала монахиня и приготовила шприц.

Монитор, закрепленный на лбу лоцмана, начал менять цвет на всех четырех экранах. Свинцово-серые с красными прожилками глаза приоткрылись.

– О Господи! – простонал лоцман, еле шевеля опухшими губами. Затем он пронзительно вскрикнул, как от физической боли, и начал так бешено извиваться на полу, что все четверо его еле удерживали.

– О-ох! Паскуды, сукины дети, окаянные, что ж вы со мной сотворили? Где ж он, мать вашу так, сняли, спилили?! Да чтоб вам, сволочам, пусто было! Ох, бедный я, бедный!

Слезы градом катились по грубому лицу лоцмана. Он выл, словно раненый зверь, а Амери сокрушенно наблюдала за тем, как монитор снова меняет цвет, белея под действием гнева. Простая, опрятная зеленая туника худого седовласого человека была заляпана кровью и рвотной массой, после всех мук, что он претерпел от похитителей. На загорелой шее, там, где был серый торквес, выделялась полоска светлой кожи.

Они два дня плыли по реке, и уже в шестой раз им приходилось прибегать к помощи лоцмана. На гладких участках Роны Герт и Ханси и сами справлялись, но пороги и мели мог преодолеть только опытный кормчий. Всякий раз, как они будили своего пленника, крики его становились все отчаяннее. Среди жителей Финии лишь у единиц наблюдались такие тяжелые симптомы при потере торквеса, причем всех их на самой болезненной начальной стадии тщательно усыпляли.

Но лоцман не мог все время оставаться спящим.

– Ради всего святого, – молил вождь Бурке, – дайте ему чем-нибудь по башке!

– Нет, – возразила Амери, – он должен как следует усвоить первый укол. Не видишь, он уже на грани помешательства! Взгляни на монитор – какие низкие параметры жизненно важных функций… Фелиция! Проникни в его мозг!

Вопли человека перешли в клекот. Монахиня повернула его голову так, чтобы он мог отхаркнуть сгустки желчи. Глаза Фелиции затуманились, на лбу выступил пот. Ярость лоцмана под действием наркотика и принудительной силы девушки стала снижаться. Цвет монитора опять изменился.

– Хорошо, – отметила Амери.

Она помассировала место укола, и лоцман совсем обмяк.

– Как только увидишь, что лекарство подействовало, оставь его в покое, – велела Фелиции монахиня.

– Черт, ну и бешеный! – Спортсменка выпустила его руку, и та безвольно повисла.

Бурке и Бэзил подняли одурманенного моряка на ноги.

– Он выживет? – тихо спросил Уве. – Что у него там, а, малышка?

– Я могу только применить к нему принуждение, – отозвалась Фелиция. – Целитель из меня аховый. Бедняге необходим основательный ремонт верхних участков мозга, а я этого не умею. Если он еще не полностью свихнулся, то очень близок к этому.

– Пороги! – крикнула Ванда Йо, висевшая на мачте, точно обезьяна.

Халид, хромая, подошел и помог ей спуститься.

– Не стойте там! – предупредил их Бурке. – Всем пристегнуться и проверить надежность ремней. Давай, Фелиция!

Вдвоем они втащили еле живого лоцмана в рубку и усадили за штурвал. Себя девушка прикрутила к соседнему креслу альпинистской обвязкой Бэзила.

– Все по местам, живо! – скомандовала она. – Я сама займусь этой птицей. Надеюсь, по крайней мере на прямых участках моего психокинеза хватит, чтобы удержать шхуну.

Остальные бросились на корму. Едва судно вошло в ущелье, страшный рев наполнил пространство, отражаясь от отвесных стенок, тянувшихся вверх метров на шестьсот. Хотя до вечера было еще далеко, но скальный коридор, где кипела Рона, все ускоряя свой бег, обволакивали сумерки. Из скважин в черных громадах фонтаном вылетали брызги, замутняя видимость.

«Слушай меня, Гарри, ты должен провести судно через пороги, это твое дело, Гарри, ты понял, только ты можешь с ним справиться, ведь ты хороший лоцман, Гарри, лучший в мире лоцман, для такого морского волка какие-то пороги – пустяк, так что давай, выводи свою посудину, Гарри, вперед…»

Налитые кровью глаза сузились. Лоцман резко вывернул штурвал вправо, и судно, обогнув очередное препятствие, понеслось прямо на стену ущелья. Но в последний момент Гарри выровнял ход и точно послал шхуну меж двух колоссальных желтых валов, вздыбившихся над водой подобно китовым хребтам. Потом они зигзагом прошли еще одну гряду скал и пенистых волн; сразу за поворотом ущелье расширилось и поверхность воды казалась необычно гладкой. Лишь в последний момент Фелиция разглядела, что река обрывается водопадом в молочную муть. На мгновение паника охватила девушку, пока она не отыскала взглядом среди клубящейся пены относительно безопасный боковой коридор.

Однако было уже слишком поздно – лоцман вырвался из ее умственных тисков. Шхуна скользнула на гребень водопада, завертелась и полетела вверх тормашками с огромного трамплина в желтую бурлящую бездну. Гарри истерически захохотал, но всем было уже не до него.

Фелиция бросила все свои психокинетические силы, чтобы развернуть судно, застрявшее в расщелине подводных скал у подножия водопада. Когда наконец ей удалось освободить судно и они полетели вперед по быстрине, девушка попыталась снова обуздать Гарри…

Но – Боже! – прямо у них перед носом выросла каменная преграда, и обойти ее не было уже никакой возможности. Судно со всего размаху врезалось в неровный монолит, через пробоину в борту хлынула вода, но тем не менее они как-то вырулили и даже успешно прошли банку в том месте, где Рона поворачивала на пятьдесят градусов.

Наконец течение стало плавным и спокойным; впереди река расстилалась двухкилометровой лентой меж пологих берегов.

Лоцман продолжал хохотать. Фелиция оборвала привязные ремни, подскочила к нему и отвесила такую оплеуху, что он снова едва не отдал Богу душу.

– Ну ты, бестолочь!

Меркнущее сознание кормчего бросило ей дерзкий вызов сквозь пелену боли и маниакального триумфа: что, струсила, змея подколодная, показал я тебе, где раки зимуют?

Вслух он завыл и сплюнул кровь с прикушенного языка. Ханси и Герт, шатаясь, подошли к штурвалу.

– Черт, пробоина! – воскликнул Ханси, заметив треснувший борт.

– Ничего, заделаем, – успокоил его приятель. – Инструменты есть, доски тоже.

Герт сел к штурвалу; Фелиция и Ханси поддерживали обмякшее тело кормчего.

– А как все вышло, детка? – спросил Ханси. – Он что, сознание потерял?

– Это ваша покорная слуга потеряла сознание! – огрызнулась Фелиция. – Я слишком поздно заметила водопад и ослабила контроль. А он только того и ждал, чертов ублюдок!

– Не казнись, могло быть хуже. От таких порогов самого Чингисхана в дрожь бросило бы.

Вождь краснокожих с посеревшим лицом прислонился к двери рубки.

– Н-да, считай, дешево отделались.

– В борту пробоина, – сообщила ему Фелиция. – На ходу ее не заделаешь, придется бросить где-нибудь якорь. И вплотную заняться морским волком, а то, чего доброго, утащит нас на дно.

– Не говори!

Вдвоем они поволокли лоцмана в каюту, без лишних церемоний швырнули на койку. Девушка в изнеможении опустилась на скамью и закрыла глаза. Гарри ругался и нес околесицу, пока Бурке и Бэзил не скрутили его и не вставили в рот кляп.

Шхуна причалила к поросшему ивняком левому берегу. Под шатром пронизанных солнцем ветвей оказался маленький песчаный пляж.

– Ничего себе приключеньице, – заметил Уве. – Я уж думал, из нас получится омлет.

– Фелиция отвлеклась, – объяснил Бурке.

Девушка рывком вскочила; карие глаза ее дико сверкали.

– Да, отвлеклась! А еще струсила! У неустрашимой Фелиции поджилки затряслись! Ну, суди меня теперь по законам своего племени!

Амери, подойдя, обняла ее за плечи.

– Жаворонок и не думал тебя винить. Лоцман все время вел себя послушно, не могла же ты предвидеть, какой фортель он выкинет под конец. У тебя нервы на пределе, поди-ка поборись весь день с таким бурным течением! Просто чудо, что с нами ничего не случилось.

– По крайней мере, психокинез меня не подвел, – смягчилась Фелиция. – Но проклятые принудительные функции требуют чересчур большого эмоционального напряжения. Наверное, мы просчитались, спилив ему торквес. Не зря же тану выдумали эти цепочки наслаждения – боли. Серый наверняка бы не доставил нам стольких хлопот.

– Но ты сама говорила, что еще не умеешь работать с носителями торквесов, – напомнил Халид. – А если бы он предупредил своих по телепатической связи? Вдоль берега идет Большая Южная дорога, на реке тоже полно тану, а с окрестных полей его могли бы услышать серебряные.

Ванда Йо окинула взглядом прибрежные заросли.

– По-вашему, здесь безопасно?

– Будем надеяться, – произнес Ханси, выглядывая из рубки. – Нельзя продолжать путь, пока мы не обшарим посудину вдоль и поперек. Могут быть и другие повреждения. – Он принялся внимательно рассматривать пробоину.

Из кустов с шумом вспорхнула стая уток.

– Пожалуй, надо подстрелить парочку на ужин, – сказал Бэзил. – Обед-то мы весь уже растрясли.

– Вот именно, – согласилась Амери, – давайте подкрепимся и отдохнем, чтобы во всеоружии встретить завтрашний день… Кстати, что он нам сулит?

– Мы уже прошли шесть порожистых участков, – доложил Халид. – Осталось только одно опасное место непосредственно перед Провансальским озером. Сам я там не был, но, говорят, быстрина под названием Донзер-Мондрагон стоит всех остальных.

– Час от часу не легче! – простонала Фелиция.

– После озера уже начинается Глиссада – спуск в Средиземноморский бассейн. Он довольно крутой, но нетрудный. Думаю, Герт и Ханси его одолеют. А вот завтра придется в последний раз положиться на лоцмана.

Все обернулись к связанному Гарри. Волосы его поднимались дыбом и закручивались в бесовские спиральки. Глаза вылезли из орбит, видно, он силился выплюнуть кляп.

Амери вздохнула и потянулась за своим чемоданчиком.

– Бедняга!

– Это мы бедняги, – возразила Фелиция.


Примерно в полукилометре вниз по течению от заводи, где стала на причал шхуна, находился большой скалистый выступ, поросший кустами тамариска и акации. На нем-то и было решено выставить дозор до темноты, на случай если какое-нибудь судно вздумает пристать к этому берегу.

Солнце село, и воздух становился прохладным, когда пришел черед Амери дежурить. Она радовалась возможности хоть ненадолго уединиться и отдохнуть от всех, особенно от проклятого лоцмана, чей жизненный тонус под влиянием введенных внутривенно седативных препаратов несколько стабилизировался. Под загорающимися в небе звездами монахиня творила вечерние молитвы. Тишина нарушалась только жужжанием ночных насекомых, бульканьем воды у подножия скал да писком цапель, выискивающих себе ужин на мелководье.

На противоположной стороне залива темнели холмы. За ними, похоже, раскинулись плантации, но огней отсюда не было видно. За время дозора Амери по реке не прошло ни одного судна – ночью Рона считалась несудоходной. Однако неявку Гарри к месту обычной стоянки могли заметить, потому им следовало быть начеку. Даже самые легкомысленные из их группы признавали, что чем ближе к столице, тем больше подозрений может вызвать у других навигаторов непонятное отсутствие старого лоцмана. Все суда на Роне имели опознавательные знаки. Шхуна Гарри была стандартной формы, но отличалась тем, что по всему серебристому корпусу шла ярко-зеленая полоса, а на носу и на корме выделялись крупные буквы названия – «Гремучая Завеса». Наверное, следовало как-то замаскироваться. Вначале они надеялись, что лоцман согласится с ними и с комфортом доставит в Мюрию, а теперь было уже поздно. Встречаясь с другими судами, они подавали приветственные сигналы, надеясь, что отсутствие телепатической связи, принятой между лоцманами, останется незамеченным в горячий сезон Перемирия.

Снизу донесся шорох.

– Это я, – негромко произнесла Фелиция и вскарабкалась на большой валун. – Опять надоедать тебе пришла.

– На реке ни души – одни птицы. А что в лагере?

– Если ты о своем пациенте, то он чувствует себя прекрасно. Шхуна полностью отреставрирована. Герт и Ханси с сознанием выполненного долга удалились в кусты. Ванда Йо тоже блаженствует, хотя на нее польстился только Уве. По-моему, это акт огромного милосердия со стороны бородатого ворчуна.

Фелиция, скрестив ноги, уселась рядом с монахиней. Амери никак не отреагировала на ее скабрезные остроты.

– Дивная ночь, правда? Ночи в плиоцене просто чудо пиротехники. Должно быть, зимой у них сезон дождей, зато сейчас такая благодать – самое время для войны.

Амери промолчала.

– Представляешь, как запрыгают гуманоиды, когда мы разрушим фабрику и закроем врата времени? – продолжала Фелиция. – Наконец-то нам удалось нащупать их ахиллесову пяту и досыта накормить угнетателей железом. А на будущее у меня появилась еще одна идейка, я пока держу ее в секрете… С помощью Элизабет мы склоним на свою сторону как можно больше серебряных, наденем захваченные на фабрике золотые торквесы и создадим человеческую гвардию, которая будет противостоять их Летучей Охоте. Металюди против метагуманоидов! Со временем мы завоюем все королевство!

И опять Амери не проронила ни слова.

Фелиция придвинулась к ней ближе.

– Не одобряешь! Наши действия противоречат твоей христианской этике, да? По-твоему, мы должны добиваться свободы путем переговоров. Благословенный разум! Братская любовь!.. Скажи, отчего ты избегаешь меня, Амери? По-твоему, я такое же чудовище, как все остальные?

Монахиня повернулась к ней. В ее добрых глазах отражался свет звезд.

– Я знаю, что у тебя на уме, Фелиция. Выброси из головы эти мысли, ради Бога! Я ведь уже объясняла, почему не могу тебе помочь. Конечно, ты расстроена и нуждаешься в утешении: сперва не поспела к драке в Финии, теперь еще один прокол с беднягой лоцманом… Но не пытайся использовать меня для удовлетворения своих низменных страстей. У меня свои убеждения, в которых нет места насилию и сексу. Я не призываю тебя их разделять, но уважать меня ты обязана.

У Фелиции вырвался нервный смешок. Она сидела неподвижно, ее загорелое лицо доставляло странный контраст с ореолом светлых волос.

– Только не заводи опять свою песню о братской любви! Я сыта по горло твоими душеспасительными речами. Одно время мне казалось, что я тебе небезразлична…

Монахиня обхватила рукой худенькие голые плечи.

– Ты дерзкая девчонка! Ну конечно, я люблю тебя, иначе не пошла бы с вами!

– Тогда почему? Почему? – Фелиция на миг повысила голос и принудительное давление. Монахиня с криком отшатнулась. – О, прости, Амери! Прости! Я больше не буду, честное слово! Не смотри на меня и не думай обо мне так! – Светлая головка поникла. – Ну почему?.. Разве грех мечтать о крупице счастья и тепла? Может, завтра мы умрем, и все будет кончено.

– Я в это не верю, Фелиция. Умрем мы или останемся живы, я не верю, что все будет кончено. Вот еще одна причина моего отказа.

– Опять религиозная чушь! Да кто докажет, что он там есть, твой Бог? А если и есть, кто докажет, что ему не все равно, что он не играет с нами в кошки-мышки? Ты образованная женщина, врач и прекрасно понимаешь, что доказательств нет!

– Есть. Только они в душе нашей, в желаниях, потребностях, инстинктах. В непонятном, нелогичном стремлении к любви, дающей и не требующей ничего взамен.

– Я нуждаюсь в твоей любви, но ты же не даешь ее мне! По-твоему, честно любить на словах?

– Я и перед собой хочу быть честной. И себя любить, как выражается Клод. Я отправилась в изгнание, чтобы доказать самой себе, что достойна любви. А ты, милая Фелиция, вообще не умеешь любить. По-человечески, во всяком случае. И не в любви ты нуждаешься, а в чем-то ином… ужасном. Моя любовь тебя удовлетворить не может, а то, что ты называешь любовью, жестоко и несправедливо по отношению ко мне. Я искренне желаю тебе помочь, но не знаю как, и мне остается лишь молиться за тебя.

– Превосходно! – В смехе Фелиции звучало презрение. – Ну что ж, валяй! Послушаем, как ты молишься за жестокую, бесчеловечную, заблудшую душу!

Амери снова притянула к себе упирающуюся девушку. В темноте прозвучали тихие, напевные слова:

– Помилуй меня, Боже, помилуй меня, ибо на Тебя уповает душа моя, и в тени крыл Твоих я укроюсь, доколе не пройдут беды. Воззову к Богу Всевышнему, Богу, благодетельствующему мне; Он пошлет с небес и спасет меня; посрамит ищущего поглотить меня; пошлет Бог милость Свою и истину Свою note 26.

– О черт! – выкрикнула Фелиция и разрыдалась.

Амери крепко обняла ее и стала покачивать, как ребенка. Наконец девушка высвободилась из ее объятий и утерла слезы.

– Завтра… будет трудно. Сегодня я испугалась до безумия, а завтра будет еще страшней. Если ублюдок Гарри опять вырвется, то шхуну разнесет в щепки и все мы потонем. Я боюсь, что не смогу его удержать. Уверенность изменила мне. А для метапсихических игр это смертельно. Если заранее боишься провала, все распадается… Что же мне делать?!

– Я помолюсь за тебя.

– Да чтоб он провалился, твой несуществующий Бог! Если он все видит, то должен помочь без того, чтоб его умоляли! Или он хочет, чтоб я ползала перед ним на коленях? Что ему надо?

– Не ему, а тебе. Взывать к Господу, просить его помощи в осуществлении твоих нужд всегда благо.

– Так он, выходит, психолог? А молитва – просто умственный настрой: с верой горы сдвинешь! Кому тогда нужен Бог, если мы сами совершаем то, о чем просим в молитвах? Значит, я должна молиться самой себе? Но в себя я тоже не верю!

– Фелиция, я не собираюсь читать здесь проповеди. Если само слово «молитва» кажется тебе смешным, забудь его, назови как хочешь. Попытайся завтра попросить сил у Вселенского Разума, у источника жизни. И неважно, знает он о тебе или нет, ты имеешь право приобщиться к его силе – не только ради себя самой, но ради всех, чьи жизни от тебя зависят.

– Почему бы и нет? – задумчиво произнесла девушка. – В Разум я верю. По крайней мере, это нечто реальное. Хорошо, Амери, я попробую.

Монахиня поднялась на ноги, увлекая за собою Фелицию. Поцеловала в лоб, затем через ее плечо окинула взглядом черные холмы на фоне багряного вечернего неба.

– Фелиция! Что там такое?

Девушка обернулась. На противоположном берегу меж деревьев вытянулась сверкающая вереница.

– Охота, – прошептала Фелиция.

Обе молча смотрели, как светящаяся лавина стремительно катится вдоль Роны по Большой Южной дороге.

– Я настроилась на их волну, – произнесла спортсменка. – Они из приозерного городка Сейзораска. Ищут нас.

– Ты имеешь в виду пропавшего лоцмана?

– Нас! К счастью, они не могут летать и среди них нет сильных медиумов, поэтому они не знают, что я подслушиваю их умственный ропот. Недалекие провинциалы! Но южнее за нами будут охотиться асы.

– Откуда они узнали? – в ужасе спросила Амери.

– Кто-то сказал, – ответила Фелиция. – Кажется, я знаю, кто.


Они снялись с якоря, едва рассвело; желтые воды были еще покрыты хлопьями плотного тумана. Приблизившись к глубокой быстрине, они обнаружили, что не одни на реке: еще три судна остановились перед стремниной, видимо, не решаясь выходить на двадцатикилометровый участок неспокойной воды, пока совсем не развиднелось.

– Вот радость-то! – воскликнул Герт.

– Обходи их! – распорядилась Фелиция. – Что толку в прятки играть! На порогах они все равно ничего нам не смогут сделать. Бурке, Бэзил, тащите сюда этого зомби!

За шумом бурлящей воды они почти не слышали друг друга. Когда лоцмана, сыпавшего проклятия с посиневших губ, прикрутили к креслу около штурвала, Фелиция отослала всех на корму.

– Если опять сорвемся с кручи, сбрасывайте ремни и спасайтесь, кто как может.

Застывшие в неподвижности суда были от них метрах в двадцати пяти. Фелиция заставила Гарри помахать рукой и дернула за сигнальный шнур: туу-туу-туу! Затем они вышли на быстрину…

«Делай свое дело, Гарри, выводи нас, и я достану тебе новый серый торквес, слышишь, новый, ничуть не хуже прежнего, только помоги нам, Гарри, проведи свою посудину через подводные рифы! Ну давай, милый, балансируй на острие ножа среди чудовищных воронок и пенных волн, не подкачай, Гарри, жми на педали, как органист, верти свой штурвал, виртуоз Гарри, вспомни о новом торквесе и былых наслаждениях, постарайся, чтобы валы и скалы не зацапали нас в свою пасть, обуздай неистовую Рону, я с тобой, Гарри, видишь, я держу тебя и нисколечко не боюсь! О нет, Гарри, надо полегоньку, ну еще чуть-чуть, с Божьей помощью, там, впереди, то ли справа, то ли слева, наша общая мать, наша земля, ты ведь знаешь, как к ней пройти, Гарри, Гарри, Гарри? Ну же, старина, выбирайся из водоворота, не то я так тебя скручу, своих не узнаешь! Гарри, нас затягивает, Господи, Господи, сейчас опять врежемся, не смей, свинья поганая, убью, не дам нас погубить, ты не смеешь, я тебе не позволю…»

– Чтоб ты сдохла!

Фелиция закричала. Ум, стиснутый ее волевой хваткой, дернулся в последней вспышке яростного сопротивления. А затем с неожиданной легкостью выскользнул и пошел своим путем туда, куда она не решилась за ним последовать. Уже в одиночестве возвратилась к управлению шхуной, предательски застигнутой огромной волной, что делила Рону на два грохочущих потока. Судно все набирало скорость, подпрыгивая на рифах и вибрируя, словно на нем выбивали барабанную дробь.

Гарри повис на ремнях и уставился на нее остекленевшими глазами. Монитор жизненных сил у него на лбу был непроницаемо черен.

Фелиция распустила ремни, и бездыханное тело упало на пол. Она заступила на его место, ухватилась за штурвал, стала жать на педали и направила всю свою психокинетическую энергию под корпус, поднимая судно.

«Как тяжело, ох, как тяжело вырываться из омута! Но я сильная, слышишь? Если можешь, сделай меня еще сильнее! Выше… выше… помоги мне! Ради всего, чем ты жив, что любишь, помоги! Выше! Еще выше! Я чувствую, ты во мне, и все они во мне, все слышат меня и помогают, ведь я не только для себя стараюсь, барабанная дробь прекращается, свист и рокот мутной воды смолкают, воронки и скалы выпустили нас, отступили.»

«Мы летим.»

«Я держу ее, могу даже поднять еще выше – спасибо тебе! Вода в бессильной злобе буйствует внизу, и стены ущелья удивленно жмутся друг к другу: не каждый день им приходится лицезреть чудо.»

«Скоро стены падут. Вода выплеснется в огромную круглую заводь, белую, как молоко или сливки. Рона, изгибаясь, спускается, исчезает в дыму, окутавшем озеро. Заключительный всплеск растаял без следа, поглощенный подземными силами.»

«Мы безмятежно парим над туманной страной на солнечных крыльях. Наши враги внизу застыли, ослепленные, счастье так переполняет меня, что я сейчас сгорю… сгорю.»

«Амери и Жаворонок входят в рубку и греются возле моего огня. Потом обнимают, пытаясь унять мою дрожь.»

– Опускайся, дитя мое, – послышался голос Амери.

«И я плавно-плавно опускаюсь.»

12

– Ты уверена, мама? – спросил Ноданн.

– Проверь сам, – отозвалась королева. – Тагдал отправил ее назад в Гильдию Корректоров, где Куллукет все у нее выведал. Я говорила с ним по дальней связи. Скоро он опять привезет ее во дворец на дознание.

Они сидели в будуаре королевы. Нантусвель была еще в пеньюаре, а Стратег явился с арены в легкой тренировочной тунике, наручнике и оплечье.

– Еще один человеческий заговор! – размышлял он вслух. – Наглость первобытных переходит всякие границы. И за всем, разумеется, стоит эта женщина – Гудериан. Союз людей и фирвулагов, кража священного Копья… а теперь новая подлость!

– Я прочла мстительную мысль Гвен Минивель, – объяснила королева, – после того, как твой отец наполнил ее чрево монаршей милостью. Знаешь, что она подумала?.. «Ты не сможешь бесчестить женщин, когда мы разрушим твою фабрику торквесов, закроем врата времени и освободим всех людей из рабства».

– Какое счастье, что ты была рядом и сумела перехватить мысль!

– Она поставила плотные барьеры. Но недаром же я дала жизнь потомству!

– Да, но кто она такая, чтоб знать о заговоре?

– Увы, весьма многообещающая молодая целительница. Сам Дионкет освободил ее от традиционных торгов. Ее уже давно следовало ввести в королевскую опочивальню. Но Мейвар и Главный Целитель по причинам, которые мне до сих пор неясны… думаю, ты сам до них докопаешься… спрятали ее в катакомбах Гильдии Корректоров. Поскольку наш король пребывал в дурном расположении духа из-за последних печальных новостей, я решила, что девушка могла бы его утешить. Своим пением она очаровала всех гостей на банкете по случаю их прибытия. Признаюсь, я вспомнила себя в молодости, когда укачивала своих кукол и думала о будущих детях… Но довольно об этом… Мой долг обеспечивать спокойствие Верховного Властителя, вот я и поручила твоему брату Куллукету выяснить, что сталось с Гвен Минивель. Главный Целитель не посмел ослушаться королевского приказа, и девушку надлежащим образом представили ко двору. Куллукет не смог бы ее подготовить, он слишком прямолинеен, а короля в его депрессивном состоянии нельзя подвергать неоправданному риску, поэтому я взяла на себя принуждение и коррекцию девицы. Вчера весь день с ней работала, и она впорхнула в спальню, как нимфа. Тагдалу и в голову не пришло, что она его ненавидит. Он был так захвачен страстью, что не услышал глубоко спрятанного призыва к отмщению. Я заставила Минивель петь для него и обеспечила самые что ни на есть материнские формы утешения. Так что она имела успех.

– И не только у короля, – добавил Ноданн. – Сама того не сознавая, она может дать ключ к нашему успеху.

Дверь в будуар отворилась. Королевский Дознаватель, красивый и суровый, в плаще цвета бургундского вина с низко надвинутым капюшоном, втолкнул Сьюки в комнату и знаком приказал страже в рубиновых доспехах оставаться снаружи. Затем почтительно поприветствовал мать и брата.

– Королева-мать! Брат Стратег! Я допросил женщину Гвен Минивель и выпытал у нее все, что ей известно.

На лице Сьюки застыла твердая решимость, хотя глаза и нос распухли и покраснели от слез, а волосы повисли сосульками. Она все еще была в прозрачном пеньюаре наложницы, в который ее обрядили прошлой ночью.

Нантусвель и Ноданн внимательно изучили сведения, содержащиеся в мозгу Куллукета.

– Ах, дитя мое! – воскликнула королева. – Не только государственная измена, но и связь с человеком! С низким серым Стейном Ольсоном, оруженосцем Эйкена Драма! И ты осмелилась зачать его ребенка!

– Стейн – мой муж, – отрезала Сьюки.

Куллукет, столь похожий и непохожий на свою добрую мать, откинул капюшон с лица.

– За одно это положен смертный приговор, Гвен Минивель! Смерть тебе, твоему нерожденному ребенку и его отцу, виновнику порочного зачатия. Ты презрела свой серебряный торквес, лишила себя всех прав на объединение с тану. Ты больше не Гвен Минивель, а просто Сью Гвен Девис, женщина вне закона. Вместе с тобой все соучастники по данному и по другим, более тяжким, преступлениям ответят перед законом независимо от их высокого положения.

Распухшие губы Сьюки растянулись в слабой улыбке. Мысль ее была предельно ясна: «Мы лишимся жизни, зато вы, оставшись в живых, лишитесь всего своего мира.»

– Отошли ее, – сказал Ноданн. – Это надо обсудить.

Куллукет препоручил Сьюки стражникам.

– Пройдемся к фонтану, там попрохладней, – предложила королева. – Мне что-то нехорошо.

Второй целитель королевства взял мать под руку, и все трое вышли в маленький внутренний дворик, где цвели осенние розы. Королева и Куллукет уселись на мраморную чашу фонтана. Стратег принялся расхаживать взад-вперед; грани алмазного оплечья прорезали тенистый уголок призматическими бликами.

– Что ты с ним сделал? – спросила Нантусвель.

– Пришлось применить силу, – сухо отозвался Куллукет. – Стейн и Эйкен Драм завтракали у Гомнола – как вам это нравится? Само собой, юный выскочка и глава Гильдии Принудителей заявили, что ничего не знают о тайной связи Стейна со Сьюки. Викинг оказал упорное сопротивление, несмотря на свой торквес. Но, поскольку предлог для взятия под стражу был достаточно веский, Гомнолу ничего не оставалось, как усмирить его и передать мне. На допросе сведения просочились из его ума, как из сита. До Великой Битвы он будет заключен в тюрьму, а потом выставлен на гладиаторские бои. А его любовница, естественно, пойдет в Великую Реторту.

– А Эйкен Драм?

Куллукет не смог сдержать восхищения.

– О, этот проявил потрясающее хладнокровие! Никакой телепатии не надо, чтобы понять, что хозяин и слуга были в сговоре. Но Драм разыгрывает из себя невинного агнца. Он потребовал, чтобы мы с Гомнолом, не сходя с места, без всякой щадящей терапии обследовали его мозг. Такое грубое вмешательств не каждый выдержит, но маленький пройдоха оказался достойным противником. Ни крупицы предательства, полное неведение в отношении Стейна и Минивель, а также фабрики торквесов и «врат времени».

Стратег перестал расхаживать, присел рядом с братом и шумно перевел дух.

– Значит, вы производили обследование… вместе с Гомнолом?

Королева перевела взгляд с Ноданна на Куллукета и обратно.

– Уж не хочешь ли ты сказать…

Куллукет медленно наклонил голову.

– Вполне может быть. Гомнол и не на такое способен! Я ничего, правда, не заподозрил… Слухи о бессилии короля уже распространились среди рыцарей Высокого Стола, а мы знаем, что Главе Гильдии Принудителей на все начхать, кроме карьеры. Он наверняка понял, что его первоначальная оценка Эйкена Драма как новой звезды на умственном небосклоне ошибочна. К тому же вето, наложенное на его генетический план, касающийся Элизабет и Тагдала… Одним словом, Гомнол, скорее всего, пересмотрел свой династический сценарий.

– О неблагодарный! – вскричала королева. – Снюхаться с Эйкеном Драмом! Вот, посади свинью за Высокий Стол! Мы должны принять меры – немедленно! Пускай Имидол на этой же Битве бросит ему вызов.

– Он проиграет, – без обиняков заявил Куллукет.

– Тогда придумайте что-нибудь! – взмолилась королева. – Ведь Гомнол теперь сделает ставку на клику первобытных! Тут двух мнений быть не может!

Куллукет озадаченно сдвинул брови.

– Не станет же Гомнол помогать им в разрушении оплота собственной власти – он не так глуп! Видимо, Эйкен Драм не посвятил его во все подробности.

– Так давайте просветим его, настроим против звереныша в золотых одеждах! – предложила Нантусвель.

– Спокойно, мама. – Лик Ноданна вновь засиял и окутал королеву солнечным теплом. – Слишком много швали путается у нас под ногами, слишком много интриг, заговоров, козней… Они сталкиваются, переплетаются, мешают нам разобраться. Северная свора с ее железом и, возможно, с Копьем, маленькая разбойница Фелиция, прикончившая нашу сестру Эпону, а теперь щеголяющая в украденном золотом торквесе, мятежница Гудериан с ее подрывной когортой, Эйкен Драм, чьи помыслы известны лишь богине Тане, планы короля, антрополог со своим проклятым обзором, а в довершение всего глава Гильдии Принудителей, стремящийся манипулировать всеми нами! Поистине дьявольский узел!

– Неужели даже тебе не по силам его распутать, брат Стратег? – подколол его Куллукет.

– У меня есть Меч, – заявил Ноданн.

– Как?! Неужели ты решишься?.. – задохнулась королева.

– Люди сами поставили себя вне закона. С Гомнолом мы справимся без особого труда. Эйкен Драм – орешек покрепче, он уже успел завоевать популярность среди наших сограждан. Понадобятся веские доказательства его измены, но, думаю, мы их раздобудем… Все наши неприятности можно повернуть так, чтобы они работали на нас.

– Не слишком ли ты самоуверен? – усомнился Куллукет. – Одно только железо – смертельная опасность для общества тану… Смотри не ошибись в расчетах, иначе наше королевство полетит ко всем чертям.

– Мы же решили всем миром вернуться к простым обычаям, к старым традициям, которым следовали тысячу лет, – сообщил Стратег спокойным голосом. – Поверхностный блеск ущербной человеческой цивилизации ослепил слишком многих наших собратьев, включая Тагдала, и поставил тану на грань краха. Но Тана благосклонна к нам. Еще не поздно повернуть вспять. Когда я разоблачу козни первобытных, даже самые легкомысленные, самые недальновидные из нас уже не смогут игнорировать исходящую от человечества угрозу… А у меня к тому же есть еще кое-что.

Ноданн вытащил зеленую перфокарту.

– Антропологический обзор! – вскричал Куллукет. – Дай посмотреть!

– Антрополог столь бесхитростен, что написал всю правду, – продолжал Ноданн, пропустив его просьбу мимо ушей. – Он говорит о неизбежном приросте населения за счет людей и гибридов. Если тану будут продолжать генетическую эксплуатацию человечества и допускать людей на правящие посты, Многоцветная Земля вскоре окажется под их властью. Король изучил обзор, но все еще не принял окончательного решения. Вместе с другими недоумками в составе Высокого Стола он надеется сохранить статус-кво, попросту уничтожив все копии анализа, компьютерный файл и Брайана Гренфелла с Агмолом. Но стараниями моей любезной Розмар мы заполучили не только копию обзора, но и самого антрополога: он теперь спрятан в надежном месте. В кульминационный момент Великой Битвы он расскажет тану всю правду о своей расе. Я выпущу его перед самым Поединком Героев, и конспираторы из пацифистской фракции не смогут заранее подготовить оппозицию. Перед лицом неизбежной опасности общий гнев нашего воинского братства падет на головы изменников. На Гомнола! На Эйкена Драма! На всех наших соотечественников, которые столь низко пали, что связывают свое выживание с человечеством.

Королева прикрыла рукой дрожащие губы.

– Но в таком случае Тагдал…

– Если он будет упорствовать в своем безумии, ему придется расстаться с троном, – безапелляционно заявил Ноданн. – Я проявлю сыновнее милосердие. В конечном итоге выбор останется за ним.

– Ты, как мать потомства, естественно, не обязана разделить его судьбу, – поспешил заверить ее Куллукет.

Избегая встречаться взглядом с сыновьями, Нантусвель поставила умственные экраны.

– Мы порой бываем слишком жестоки… Я все же надеюсь, что можно найти иной путь.

– Теперь о подрывных планах, прочитанных нами в мозгу Сью Гвен Денис,

– перебил ее Ноданн. – Тут мы тоже в состоянии повернуть дело к нашей выгоде. Главное – не упустить время. Нам известны подробности предполагаемого нападения. Северяне явно не слишком доверяют Эйкену Драму и его невежественному слуге. Однако мы знаем дату – двадцать второе, через два дня. Скорее всего, они нападут ночью, когда активность в стенах Гильдии Принудителей минимальна. Вторая акция первобытных – попытка переправить послание через «врата времени» – без сомнения, развернется на рассвете того же дня.

– Если Гомнолу станет известно о нападении, он наверняка попытается его предотвратить, – заметил Куллукет. – Но мы можем его устранить и сами заняться этим!

Стратег откинул свою овеянную славой голову и захохотал.

– Ох и простак же ты, брат Дознаватель! Ну да ладно, организацию контрудара я беру на себя. Вот увидите, как ловко я с ними справлюсь! А вы тем временем созовете всех воинов потомства, прибывших в Мюрию. Сегодня же после полудня мать проведет священное собрание, чтобы благословить своих богатырей накануне игр. Затем я изложу стратегический план, благодаря которому все враги окажутся в наших руках.

– Убийцу дорогой Эпоны отдайте мне! – попросил Дознаватель.

– Выудишь из нее всю полезную информацию, но только не переусердствуй, – согласился с ним Ноданн. – У девчонки должно хватить сил на выступление в боях гладиаторов – это неотъемлемая часть моего плана. Остальных сбросим в Великую Реторту. Казнь первобытных должна быть публичной, в назидание другим. Лишь для одного лица я сделаю исключение. На Гудериан у меня свои виды.

– Не забывай, на ней, как и на Фелиции, золотой торквес! – предупредил Куллукет.

– Фелицию сразит ее собственное железо, – возразил Стратег. – Проливать кровь на Серебристо-Белой равнине она будет в сером торквесе. А золотой торквес Гудериан не имеет никакого значения – вы скоро сами убедитесь.

Слезы на глазах Нантусвель просохли. Она поднялась с края фонтана и весело проговорила:

– Так как сегодня у нас много гостей, я должна немедленно дать указания поварам. Простите меня. – Сыновья поцеловали ей руки, и она удалилась, волоча за собой шлейф мыслей, касающихся меню торжественного обеда.

Куллукет, прищурясь, поглядел на Стратега.

– Остается непроясненной позиция еще одной человеческой особи. Я настаиваю, чтобы ты проявил должную серьезность в столь важном вопросе.

Образ Мерси замелькал перед мысленным взором обоих братьев.

Прекрасное лицо Ноданна оставалось непроницаемо, как и его ум.

– Другие представители клана были слишком деликатны… или слишком осторожны, чтобы оспаривать мой выбор супруги. Но раз уж ты берешь на себя смелость быть откровенным, то я изложу тебе свои соображения. С первой же нашей встречи я был потрясен невероятной близостью, родством душ, возникшим между мною и Розмар, чего никогда не было в отношениях с другими женщинами и даже с моими соплеменницами. Поэтому, прежде чем избрать ее в жены, я приказал Грегу-Даннету подготовить генетический анализ моей несравненной невесты.

– Ну и…

– Плазма Мерси-Розмар почти идентична нашей собственной. В ней больше генов тану, нежели человеческих. Лишь богине Тане ведомо, чем это объясняется, – я ведь не специалист.

Куллукета, как ученого, ошарашило подобное заявление. За мозговыми заслонами бушевал вихрь гипотез, пронизанных недоверием.

Безразличие Стратега в один миг сменилось дикой яростью. Куллукет, к своему ужасу, был точно окутан второй кожей, утыканной иглами; с острия каждой иглы сорвался электрический разряд, раскаливший болевые рецепторы его эпидермиса почти до смертельной перегрузки. Если б не хватка Ноданнова ума, он не устоял бы на ногах.

Агония прекратилась так же быстро, как началась, вытесненная ощущением небывалого блаженства.

А Ноданн про себя подумал: пусть твой ржавый котелок варит что хочет, брат Дознаватель, ты ведь у нас мастер на всякие гнусности, но впредь ты никогда не усомнишься в моем выборе, не позволишь себе ни единого намека на неверность Розмар.

– Опять ты ведешь себя как деревенский простак! – зазвенел голос Аполлона. – Не забывай, кто из нас будет королем. И не тебе меня учить болевому принуждению!..

13

Катлинель Темноглазая оседлала своего халика и в толпе зевак отправилась по вечернему холодку на Серебристо-Белую равнину, снедаемая жгучим любопытством: как-то проводит свое время древний враг, разместившийся во всем великолепии по краю поля битвы.

Она проехала широкий мост через канал. Русло потока было вымощено известняком; чистые, отражавшие сияние звезд воды покрывали их метра на три. Поток брал начало из огромного подземного источника – Морского Колодца – и поил всю долину еще с тех пор, как тану впервые явились на землю Авена. Маленький народ то и дело наполнял из него бурдюки и ведра. Чуть дальше по течению фирвулажанки полоскали белье, а еще дальше, где канал мелел, сворачивая к востоку, чтобы влиться в Большую лагуну, виднелись нехитрые постройки купален.

Катлинель спустилась к воде напоить иноходца. Затем направила его по центральной улице палаточного городка, где в обложенных камнями кострах пылал огонь. Большие земляные павильоны фирвулагской знати были украшены золотом и серебром, а тенты и палатки оторочены затейливой вышивкой. Над богатыми жилищами вздымались высокие флагштоки с дорогими штандартами, перьями и позолоченными черепами поверженных врагов. На всех штандартах красовались чудовищные иллюзионные символы воинов-фирвулагов.

Весь маленький народ высыпал на улицу. Некоторые выступали в роскошных обсидиановых доспехах, но большинство ходило в штанах, куртках, усыпанных драгоценными камнями, и отороченных мехом плащах, хотя последние явно излишни в таком теплом климате. На мужчинах и на женщинах были островерхие шляпы. Леди побогаче прикалывали к шляпкам развевающиеся вуали, золотую бахрому, декоративные рога или длинные ленты, свисавшие перед ушами и позади них. У высокомерных тану вошло в привычку именовать своих теневых побратимов «маленьким народом». Но Катлинель все больше попадались на глаза фирвулаги, по росту не уступающие людям. Время от времени весь свет застила огромная фигура чемпиона, намного превосходящего тану ростом. В столице болтали, что фирвулагов в этом году понаехало на Великую Битву видимо-невидимо – должно быть, их ободрила победа над Финией. По слухам, войско древнего врага ныне может похвастаться гордыми богатырями, которые прежде отказывались от участия, считая для себя недостойным биться с людьми, пополнявшими армию тану. Так, покинули свои убежища Медор и коварный Накалави, выступавший в обличье освежеванного кентавра с обнаженными мышцами, жилами, кровеносными сосудами, специально выставленными напоказ, чтобы вселить ужас в противника. И даже Пейлол Одноглазый – Стратег фирвулагов – нарушив двадцатилетнее воздержание, решил принять участие в нынешней Битве.

По предварительным подсчетам, на Серебристо-Белую равнину уже прибыли пятьдесят тысяч фирвулагов, то есть почти две трети всего их населения. Половину составляли борцы, вдвое превышавшие числом корпус рыцарей тану и их человеческих союзников.

Торговцы осаждали Катлинель, пока она ехала среди костров, глядя на буйное веселье фирвулагов. К ней отовсюду тянулись руки с драгоценностями и безделушками – маленький народ прежде всего славился искусными ювелирных дел мастерами, но были тут и продавцы сластей, и соленых орешков, и крепкого сидра, и экзотических вин. Однако Темноглазая не поддавалась на их уговоры. Лишь добравшись до конца длинной улицы и свернув к неказистым палаткам черни, Катлинель поддалась соблазну: карлица с толстыми русыми косицами и в ярко-красном платье продавала флаконы из резного миртового дерева, наполненные духами с головокружительным ароматом лесных цветов.

– Спасибо, леди, – маленькая торговка с поклоном взяла деньги. – У нас говорят, что перед запахом «Сада Гесперид» не устоит ни один парень.

Катлинель рассмеялась.

– Тогда с этими духами надо быть поосторожнее.

– Я слыхала, – последовала угодливо-язвительная реплика, – с вашими кавалерами не так-то просто сладить.

– Ну, это мы скоро на Битве проверим, – улыбнулась Катлинель и тронула поводья.

Когда она проезжала мимо выставленных под тентами пиршественных столов, где-то совсем рядом послышался цокот копыт другого иноходца. Откуда ни возьмись, выскочил пьяный нахал, схватил ее коня под уздцы, но, прежде чем она успела применить защитный прием, другой всадник пришел ей на помощь. Один умственный выпад швырнул наглеца в объятия подвыпивших дружков, а те, заплетающимися языками принеся извинения Катлинель, увели его прочь.

– Я ваша должница, милорд. – Она поклонилась своему спасителю.

Он был высок, строен, широкоплеч; под забралом шлема, украшенного золотым венцом, виднелась плотно прилегающая к голове шапочка. Она скрывала его волосы, шею и переходила в короткий плащ, расшитый по краям драгоценными камнями. На всаднике был костюм темно-фиолетового цвета.

– Для меня это большая честь, миледи. Боюсь, мои земляки слишком увлекаются пирушками и радуются раньше времени.

Он шагом поехал рядом с ней; Катлинель разглядывала его с неприкрытым удивлением.

– Простите мою оплошность… Поскольку шея у вас закрыта, я приняла вас за соплеменника.

– А кого вы считаете своими соплеменниками? – поинтересовался он с едва уловимой иронией в бархатном голосе.

Вспыхнув, Катлинель натянула поводья и готова уже была поворотить коня и умчаться прочь от наглеца. Но тот поднял руку, и конь застыл как вкопанный.

– Виноват, миледи. Непростительная бесцеремонность с моей стороны. Просто всякому видно, что ваша красота – результат слияния человеческой и танусской крови. А по вашим изумрудно-серебряным одеждам я понял, что вы, подобно мне, из числа иллюзионистов, причем высшего класса. Если вы благосклонно смените свой справедливый гнев на милость и сохраните в памяти не мою грубую шутку, а оказанную вам прежде незначительную услугу, то мы могли бы совершить небольшую прогулку верхом и дружески поболтать. Не скрою, ваш народ очень меня интересует.

– А вы, я вижу, за словом в карман не лезете, лорд фирвулаг… Ну что ж, принимаю ваше предложение. Я – Катлинель, по прозванию Темноглазая, и в Высоком Столе мне как низшей из высших тану отведено последнее место.

– Уверен, это ненадолго! – Он снял шлем и венец; фиолетовая шапочка закрывала всю его голову. – Меня называют Властелином Луговой Горы. Мои владения лежат далеко на севере, на окраинах королевства фирвулагов. Никогда прежде я не бывал на Великой Битве. Мой народ так озабочен повседневными проблемами выживания, что ему не до ритуальных игр.

– У нас такое заявление сочли бы ересью, но я вас понимаю.

– Значит, среди тану тоже есть не слишком рьяные воители?

– И довольно много, – призналась Катлинель, – особенно среди гибридов, как я. Но сила традиции непреодолима.

– А-а, традиции… Но, говорят, в последнее время древние обычаи не находят в народе особого понимания. Некогда столь послушное и полезное вам человечество, кажется, взбунтовалось против вашего Верховного Властителя.

– Да, в союзе с вами, фирвулагами!

– Тану первыми вступили в союз с людьми, почему бы и нам не последовать их примеру? Надо признать, что мы, фирвулаги, народ более узколобый и прямолинейный. Так, большинство моих собратьев ни за что не сядут верхом вот на такое животное – предпочитают топать на своих крепких ногах.

– А вы как будто не слишком щепетильны?

– Поневоле приходится быть реалистом, благородная леди. Скажите, правда ли, что человеческим ученым у вас, тану, почет и уважение? Что вы используете их специальные знания, чтобы развивать свою экономику и технологии?

– Я вхожу в руководство Гильдии Творцов. Все науки, кроме медицины и психобиологии – наша епархия. И у нас в Гильдии работает очень много ученых людей. Готовят молодые кадры, занимаются практическим применением своих знаний… Агрономы, геологи, инженеры всех отраслей и даже специалисты по общественным наукам – все поставили свои способности на службу Многоцветной Земле.

– А генетики? – вполголоса спросил Властелин Луговой Горы.

– Ну разумеется.

– Ах, если б мы не были врагами! – посетовал он. – Если бы могли свободно сотрудничать, свободно обмениваться идеями и ресурсами. Фирвулагам воистину есть что вам предложить… А вы так много могли бы сделать для нас.

– До сих пор это было не принято, – отозвалась она.

– До сих пор… Пока старая несгибаемая воинская братия управляет вашим королевством.

– Мне пора, – прервала разговор Катлинель.

– Но вы приедете снова? Ведь до того момента, как мы официально станем врагами, еще целая неделя.

Она протянула руку, и он попрощался как истинный рыцарь. Губы его были холодны. Во внезапной вспышке метапсихической проницательности Катлинель поняла, что они столь же иллюзорны, как и все остальное. Но ум, открывшийся ей, был далеко не холоден и весь светился надеждой.

– Завтра вечером я опять приеду, – пообещала она. – Как мне справиться о вас у ваших друзей?

– Боюсь, здесь немногие назовут меня другом. – Он улыбнулся невесело и предостерегающе. – Я найду вас на этом самом месте. Лучше, если и среди ваших друзей никто не будет знать, что вы снизошли до беседы с неким Суголлом, Властелином Луговой Горы, которую люди будущего назовут Фельдбергом.

– Рыцарям Высокого Стола позволено общаться, с кем они пожелают, – заявила Катлинель и, пришпорив коня, поскакала по дороге, ведущей от солончаков к Авену.

14

Гомнол медленно водил инфракрасным лучом по черной глади Каталонского залива.

– Ни следа, – сообщил он. – А ведь через час Летучая Охота появится в нашем квадрате, если, конечно, не собьется с пути. Ты уверен, что они высадились на сушу именно сегодня ночью?

– Еще бы, черт возьми! – прорычал Эйкен Драм.

Сквозь окуляры с простыми линзами он заглянул в бойницу меж двух зубцов крепостной стены. Вместе с лордом Принудителем они поднялись на самую высокую башню здания Гильдии.

– Прибываем сегодня ночью, сообщите телепатической связью безопасное место встречи, необходимо скоординировать план нападения на рассвете в понедельник после дня отдыха и разведки. Если твои агенты оказались не в состоянии их обнаружить, так нечего на меня валить!

– Где же они могут быть? – рассуждал Гомнол. – Путей-то много. Скажем, они замешались в поток паломников из Каламоска, Тарасии, Геронии и других испанских городов. Или поплыли на северо-запад Каталонского залива, после того как прошли Глиссаду, а потом просто обогнули мыс Авена. Если они уже высадились, мы их не отловим ни с воздуха, ни с земли – как и Ноданн с потомством. В северной части полуострова примерно полсотни небольших бухт и расщелин и тысячи гротов, где ни один ясновидящий их не углядит. Придется ждать, когда они выйдут с тобой на связь, хотя это и увеличивает шансы потомства обнаружить их первыми. Жаль, что они не доверили тебе вылететь им навстречу, как только достигли бассейна.

– Помолчи! – оборвал его Эйкен. – Я пытаюсь настроиться на волну Фелиции. Наверняка она еще не научилась ставить экраны.

– Кто знает! С ней всегда надо быть начеку… И с дубиной Стейном тоже. Если наша блокировка в его уме удержится или Куллукет ее почувствует и пригласит других корректоров из потомства присоединиться к нему в многофазовом тестировании, то Стейн расколется, наведет их на нас. Может, лучше убрать викинга с дороги?

– Гамбол, отцепись от меня! – Глазки-бусинки злобно блеснули. – Блокировка вполне надежна. Только тронь его или Сьюки, и между нами все будет кончено, понял?

– Да понял, понял! Но должен же я тебя предупредить, чем мы рискуем. Если потомство добудет неопровержимые доказательства нашей измены, то и меня, и тебя объявят вне закона. И никакое Перемирие, никакие догматы воинствующей религии не защитят. Зная твою нынешнюю силу, я решил довериться тебе, но сводный оркестр потомства под управлением Ноданна способен сокрушить нас обоих. Я уже сорок лет якшаюсь с тану, а ты здесь всего три месяца! Не будешь слушаться старших – твою башку насадят на кол со всеми ее метафункциями!

Плут примирительно улыбнулся, его белоснежные зубы сверкнули в темноте.

– Гамбол, пупсик! Мы с тобой друзья до гроба! Что, я не понимаю, как ты мне нужен? Не будь ты даже главой Гильдии Принудителей и первым интриганом в королевстве – все равно, смогу ли я обойтись без тебя – специалиста по торквесам?! Какой же король без подданных! Нет, родимый, нам надо во что бы то ни стало эти обручи сохранить! У меня чуть мозги наружу не выскочили, когда Элизабет сообщила мне «радостную» новость: шайка дубарей хочет разрушить твой дом! Мало того – они еще собрались закрыть «врата времени»! Не только поставки рабочей силы будут прекращены, но и поток товаров из будущего! Представляешь, лишить нас с тобой настоящего виски! Недопустимо!

– Руки коротки! – рассмеялся Гомнол. – Между мной, тобой и тану могут быть разногласия, но в одном мы сходимся – в оценке роли врат времени и фабрики. Даже Ноданн не посмеет пойти против короля и общественного мнения.

– Но он может принять волевое решение вразрез с нашими действиями, как уже пытался сделать в охоте на Делбета, – продолжал Эйкен. – Скажем, представит дело так, будто именно он пронюхал о предстоящем заговоре и раскрыл его, и все лавры достанутся ему! Вот почему наша задача – поймать диверсантов с поличным во время их вылазки и тем самым показать, какие мы верноподданные граждане.

– Безопаснее было бы захватить их до нападения. Хотя, конечно, у твоего плана немалые преимущества. Я пригласил нейтральных наблюдателей – лорда Бормола из Ронии и Тагала Меченосца, – они будут свидетелями нашей блестящей защиты. Оба входят в состав Гильдии Принудителей и всегда готовы поручиться за мою лояльность, в случае если этот пакостник Имидол станет возводить на меня поклеп.

– Эх, надо бы мне тут остаться! – произнес Эйкен с хорошо разыгранной искренностью. – Но ты не умеешь летать, а один из нас должен лично присутствовать на операции возле врат времени. Питкину это доверить нельзя. Мадам Гудериан не такая уж простушка, судя по тому, как ловко она расправилась с Финией. Наверняка у нее разработан какой-нибудь хитроумный план. К примеру, дикие отвлекающие маневры, пока она невидимкой будет подползать к вратам времени. Если же я окажусь поблизости – никаких тебе иллюзий! А ты, Гамбол, займешься Фелицией.

Глава Гильдии Принудителей накрыл кожухом инфракрасный сканер.

– Против нее я пущу свою гвардию – людей в золотых торквесах. К ним с железом не очень-то подступишься. – Чуть помедлив, он как бы невзначай спросил: – А ты не в курсе, что сталось с Копьем и летательным аппаратом после Финии?

Эйкен передернул золотыми плечами.

– Понятия не имею! Если б они были на ходу, мятежники наверняка провернули бы еще не одну операцию. Кажется, Велтейн хвастался, что сбил машину.

– Он говорит, что попал в нее своей шаровой молнией, – уточнил Гомнол. – Но никто не видел, как самолет падал, да и останков его не нашли. Обязательно надо выяснить, что случилось. Если машина и оружие все еще действуют, нам с тобой туго придется, мой мальчик.

– Хм! Да будь у них фотонная пушка и машина, зачем бы они поплыли по реке? – возразил Эйкен. – И на штурм идти не надо было бы, верно? Зря беспокоишься, Гамбол! Мы вытянем все сведения из Фелиции и ее подонков, ты только подготовь приемную комиссию и наблюдательную группу… Надо приберечь хотя бы нескольких пленников для последующего допроса. Если птица и пушка работают, неплохо бы выяснить, кто их починил. С ними еще кто-то может быть в сговоре…

Наверное, с минуту союзники испытующе глядели друг на друга. И ни один не смог обнаружить в уме другого задних мыслей. Оба были мастерами своего дела.

– Что ж, пожалуй, пора произвести небольшое сканирование глазного дна, – предложил наконец Эйкен. – Спущусь-ка я на берег и буду ждать сигнала Фелиции. – Он помахал на прощание главе Гильдии Принудителей.

Длиннохвостое насекомое желто-зеленого цвета с коричневыми глазками полетело с высокий башни к северным отвесным скалам, а затем через дюны и пустоши на побережье Каталонского залива.


«Эй-ке-ен!»

«О-о! Это ты, малютка? Сколько лет, сколько зим! Я уж думал, ты давно улетела!»

«Как ты мог отдать Стейна и Сьюки на растерзание Куллукету?»

«Элизабет, ты что, разучилась читать мысли? По-твоему, я веду двойную игру? Сьюки сама заложила Стейна королеве, вот Кулл и выступил на сцену. Мои варианты: 1) отдать Стейна Куллу; 2) вступить в борьбу и отдать им себя и тебя. Так? Так! Я наладил хорошую умственную блокировку, чтобы Стейн не выдал других и меня. Он и Сьюки пока в безопасности, ведь Кулл полагает, что ему известно все. Перед Битвой я их лишу торквесов и переправлю обоих голубков плюс нерожденного Стейнова отпрыска в укромное гнездышко.»

«А Гомнол?»

«Сама знаешь, Элизаплутнябет.»

«Эйкен Драм + Гомнол = ты король + он премьер.»

«У тебя есть возражения?»

«Позволишь мне испытать твой ум?»

«На расстоянии ты не сумеешь, а я сейчас слишком занят, чтобы подскочить к тебе. С чего бы моя прелесть перестала доверять маленькому хитрозадому янки?»

«С того, что он в союзе с этим мордоворотом.»

«С кем? С Гамболом? А что ты имеешь против великого мастера?»

«Эйкен, не предавай друзей! Подумай не только о них, но и о себе, ошельмованный шельмец, не надо, милый, слышишь?»

«Расслабься, Элизабэбишар! Когда я стану королем, все будет хорошо, только не мешай, не выставляй своих божественно-сверхчеловеческих амбиций, иначе неумолимая сила подомнет тебя!»

«Эйкен, на силу всегда найдется сила, и горе тебе, если не сделаешь того, что должен!»

«Ох уж эти мне вещуньи! Точно шило в заднице! Почему бы тебе не парить над всеми, как раньше, а? У тебя есть твой шар, чего ж ты медлишь? Отвалите все, вам меня не остановить – ни тебе, ни Бреде, ни архангелу Ноданну, ни Зеленой Группе, ни даже фотонной берданке!»

«Элизабет!»

«Ты ушла?»

(Смех.)


Длиннохвостое насекомое полетело на зов, доносившийся из глубокой пещеры в одной из северных бухт Авена. Диверсанты, как и фирвулаги, отлично знали: лучший способ спастись от поисковых групп тану – спрятаться под землей. Фелиция повела насекомое по тоненькой, как паутинка, умственной нити, четко настроенной на скрытый канал в мозгу, недоступный ни одному гуманоиду. И когда маленькая, одетая в золото фигурка с легким щелчком материализовалась по ту сторону их костра, девушка вышла навстречу в сверкающих голубых доспехах, которые старик Каваи подогнал ей по размеру; в руке у нее блестело Копье, в глазах сверкала неутолимая жажда крови.

– Ты нас заложил! – Принудительная сила заграбастала Эйкена в медвежьи объятия.

– Я? Я?

Эйкен поморщился от боли в ее умственных тисках. Она оказалась сильнее, чем он ожидал. Гораздо сильнее. Конечно, он мог освободиться, но разумно ли сразу показывать им свою силу? Господи, что это? Огромная глыба забаррикадировала вход в пещеру! Откуда она взялась – так быстро, так бесшумно?! Неужели девчонка и творить умеет? Или это просто мастерский психокинетический прием?

– Фелиция, детка, ты чего? Да убери ты свои жернова, Христа ради! Никого я не закладывал! Дай же мне объяснить.

Она чуть ослабила хватку, зато теперь его объяла огромная сеть бледно-голубого пламени. Значит, она может творить! Эйкен наконец-то обратил внимание на остальных, стоявших позади Фелиции и выряженных в одежды оруженосцев и служанок. Но узнал он только монахиню.

– Амери! – просиял юнец. – Ну скажи хоть ты ей, пусть даст мне объяснить!

– Говори живо, чертов карманник! – приказала Фелиция.

Он подставил свою ангельскую чистоту всепоглощающей ярости золотого торквеса. Стейн и Сьюки, сами того не желая, выдали тайну, а не он! Поскольку пройдоха умел ловко прятать в правде крупицы полуправды и лжи, его объяснения были в основном правдивы. Корректирующая способность девушки – самая слабая из пяти ее метафункций – не нашла в его декларации ни сучка ни задоринки. Неохотно признав себя побежденной, она освободила его из сети астрального огня.

Эйкен выудил из кармашка белоснежный платочек и вытер вспотевшее лицо.

– Боже всемогущий, ну ты и зверюга, Фелиция! Когда ты успела так овладеть своим торквесом?

Девушка не ответила.

Эйкен напустил на себя молодцеватую небрежность.

– Все готово, братва! – возвестил он, обращаясь к остальным. – В Гильдии у меня свой человек – золотой торквес, много лет жил здесь, притворяясь лояльным и ожидая возможности постоять за человечество. Он откроет вам дверь маленького подсобного помещения, им уже давно никто не пользуется. Они выбрасывают мусор прямо из башни, что на краю утеса, ясно? К двери ведет узенькая тропка, но пройти по ней можно, я проверял. Вы должны спуститься на нее сверху, через город. А уносить ноги придется уже с утеса, выходящего на пустошь. Чуть-чуть везения – и вы растворитесь без следа, никто охнуть не успеет. – Жестом фокусника он извлек из кармана большой кусок фотопленки. – Взгляните! Я принес вам подробную схему. Город, комплекс Гильдии, внутренние помещения с отмеченным красными стрелками путем из подсобки в фабричные отсеки. Вы просто-напросто разгуливаете по городу в своих маскарадных костюмах – кстати, выглядите потрясно! – и скрываетесь в кустах к западу от Гильдии Принудителей.

Он разложил карту на полу, и воинство почти в полном составе склонилось над ней, желая получше разглядеть.

– А как же Копье? – спросила Фелиция.

– Копье? – опешил Эйкен. – Ах да. Копье… Это оно? Здоровущая хреновина!

– Если мы сможем его зарядить, то нанесем удар с большого расстояния, и вовсе не надо будет туда проникать, – пояснила девушка.

– Усек! Признаться, я за хлопотами совсем забыл о вашей пушке, пока сговаривался с человеком, который может впустить вас внутрь.

– Кто он такой? – спросил могучий головорез в синем плаще поверх бронзовых доспехов капитана провинциальной стражи.

– Я не могу назвать его имени, – ответил встревоженный Эйкен. – Если кого-нибудь из вас схватят, то мой человек погорит, чего никак нельзя допустить. Парень не только классный метапсихолог, но и занимает очень высокий пост. Он послужит нам отличным прикрытием на будущее, понимаете? Погодите-ка, дайте подумать. Надо же, я совсем забыл про Копье! Если оно действительно дальнобойное… Только бы мне наладить его и предупредить человека внутри, чтоб выбрался оттуда…

Фелиция молча подала ему стеклянное Копье. Вождь Бурке достал батарею с проводом, которую они притащили из Скрытых Ручьев в кожаном чехле. Эйкен недрогнувшей рукой погладил голубую лакированную поверхность, взял Копье наперевес и прицелился в воздвигнутую Фелицией скалу, преграждающую выход из пещеры.

– Ба-бах!

Маленькая мерцающая искорка, не больше, чем от костра, вылетела из рабочей части и прорезала воздух. Наткнувшись на камень, она упала в красноватую пыль и потухла.

– Увы, на большее мой ум не способен. – Он лукаво подмигнул честной компании. – Теперь поглядим батарею.

Он достал рассованные по карманам инструменты и попробовал поддеть им глубоко утопленные запоры.

– Нет, так не откроешь, а ничего другого у меня с собой нет. Знаете что? Превращу-ка я его в соломинку, сам обернусь птичкой и заберу с собой в мастерскую. Если сумею отомкнуть и придумаю, как перезарядить вашу пушку, то завтра до полуночи доставлю ее сюда и предупрежу своего приятеля, а уж ваше дело взорвать весь комплекс к чертовой матери и спокойненько уйти из лагуны. Но если в полночь я подам вам сигнал, что ничего не вышло, тогда вы будете действовать по моему плану, идет?

Глаза Эйкена выжидательно перебегали с одного лица на другое.

– Мы не станем принимать решений, пока ты не вернешься с Копьем, – заявила Фелиция. – Не сумеешь зарядить – пойдешь с нами на штурм.

– Да я бы рад! – Он ударил себя в грудь. – Но завтра мне надлежит быть на приеме в честь участников Битвы. Во дворце в полночь только за стол садятся. А не пойти нельзя, я ведь выступаю в легчайшем человеческом.

– Не нравится мне все это, – с подозрением произнесла Фелиция.

– Не доверяешь! – Печаль затуманила плутовские глаза Эйкена. Он кивнул на карту. – Ну скажи, мог ли я сделать больше?

– Ты все продумал, верно? – усмехнулась она. – Нам остается только следовать твоим небольшим красным линиям. Время и маршрут рассчитаны, отступление подготовлено. А если мы решим изменить день и час нападения? Просто чтоб убедиться, что никаких подвохов не ожидает нас за дверью твоего сортира?

– Как знаешь, детка, – проговорил Эйкен, разведя руками. – Но без пушки и моего человека вам понадобится хорошая открывалка, чтобы вломиться в крепость. Не говоря уже о том, что тогда у вас с мадам не получится синхронного удара.

– Может, мне с ним пойти, а, Фелиция? – предложил вождь Бурке.

– И как ты дашь нам знать, что там дело нечисто? – саркастически осведомилась она. – Выйдешь со мной на связь с помощью своего разбитого торквеса?

– Хочешь, тебя с собой возьму? – предложил ей Эйкен.

Остальные разразились протестующими возгласами.

– Видимо, придется все же принять твой вариант с Копьем, – заключила Фелиция. – Но если ты, Эйкен Драм, надумал сыграть с нами одну из твоих паскудных шуток, тогда заранее моли Бога спасти и сохранить твою задницу!

– Фи! – отозвался золотой человек. Подняв Копье и тяжелую батарею, точно детские игрушки, он кивнул на каменную баррикаду. – Не будешь ли ты столь любезна отворить дверь джентльмену, у которого руки заняты?

Фелиция скрестила на груди руки в сапфировых латных рукавицах и засмеялась серебристым смехом.

– А почему бы тебе не показать нам свое искусство?

Эйкен вздохнул с видом мученика. Затем повернулся ко входу в пещеру и высунул язык. Каменная глыба вся вдруг покрылась мельчайшими дырочками. Они все росли и росли, пока весь монолит не превратился в кружевную паутину и не рухнул под тяжестью собственного веса со звоном разбитого стекла.

– Дрянная работа! – заметил шут, потом превратился в козодоя и взмахнул серповидными крыльями. – Квик-квик! – послышалось насмешливое чириканье, и птичка скользнула в ночь, зажав в клювике соломинку и кусочек мха.

Никто из людей в пещере не видел, что полетела она прямо на север, в направлении Европейского материка.


«Гамбол?»

«Да, Эйкен?»

«Дом они купили со всей обстановкой, а вокруг дома белый штакетник. Аккурат, как мы рассчитали. Они, конечно, немного поволнуются, когда я не выйду с ними на связь будущей ночью. Но потом решат, что я попался в лапы какому-нибудь чудовищу, и приступят к выполнению нашего плана. Что им еще остается? Будь наготове, они подойдут к задней двери. На Фелиции голубые доспехи, и вся она напичкана метафункциями. Гляди, чтобы у твоих ребят были поставлены надежные экраны. Кроме нее, там шесть мужиков, одетых как серая стража, и две бабы в платьях прислуги – знаешь, такие, в полосочку? Ума ни у кого, кроме Фелиции, нет. Их легко будет остановить, кольчугу только надень.»

«А Фелиция?»

«С ней сам знаешь, как обойтись. И береги свои волшебные петарды.»

«Понял. Ты в Надвратный Замок?»

«На легких крылышках. Времени вагон. Желаю тебе приятно провести день. Позаботься, чтобы к ночи на ковровой дорожке для почетных гостей не было ни пылинки. Бай-бай!»

«Приятного полета, Эйкен Драм!»


– Я так и знала! Так и знала! – раздраженно вскричала Фелиция.

– Уже половина первого, – заявил Уве. – Нам пора. Не меньше трех часов придется добираться до города, даже если раздобудем иноходцев… и еще больше потребуется времени, чтобы залезть на утес. Мы не можем ждать.

– Это ловушка! – настаивала девушка.

– Попытайся еще раз выйти на контакт, – уговаривала ее Амери. – Вызови его, потом Элизабет.

Бешеные карие глаза Фелиции сосредоточились на каком-то дальнем предмете, ее пальцы непроизвольно легли на золотой торквес. Все напряженно ждали.

Хрупкая на вид спортсменка еще больше съежилась под своими сверкающими доспехами.

– Никого. Ни Эйкена, ни Элизабет. Нельзя нам идти. Говорю вам, это ловушка!

Вождь Бурке неуклюже навис над ней своим мощным торсом.

– Конечно, он мог нас и подставить, золоченая мелюзга. Хотя вовсе необязательно именно так объяснять его молчание. Вдруг он находится в таком месте, откуда не решается нас вызвать? К примеру, гуманоиды пришли за ним и утащили на свою пирушку, прежде чем он слово успел вымолвить. Ведь может такое быть?

– Может, может! – огрызнулась Фелиция. – Ох, Жаворонок, все зависит от его телепатического мастерства! А у меня пока совсем мало опыта, чтобы точно установить, на что он способен, а на что нет.

– Тогда придется рискнуть, – заявил краснокожий.

– Но неужели нельзя подождать? Самим разведать обстановку вокруг Гильдии, при дневном свете? Составить свой план проникновения?.. Уверяю вас, ребята, я уже поднакопила силенок! Задурить мозги охранникам и пройти перед самой дверью мне ничего не стоит! Черт побери, в этих голубых доспехах и с вами, моим верным эскортом, я для всех вышибал, какие там наставлены, просто одна из Гильдии. А вам со мной бояться нечего. Клянусь Богом, я сотру в порошок проклятую фабрику, едва лишь подойду к ней на достаточно близкое расстояние. Причем не молниями, не взрывами, а мягко – силой психокинеза, разжижающей стены! Уходить же будем не через дверь Эйкена, а через окно в северо-восточном крыле, как можно дальше от подсобки. Думаю, с моим психокинезом и альпинистским снаряжением Бэзила нам без труда удастся уйти.

Вождь Бурке колебался.

– Если Фелиция так уверена в своих метафункциях, – рассудил Уве, – то почему бы нам нынешней ночью не ввести в действие измененный план? Халид знает город. Мы можем пойти другой дорогой, а не той, какую указал Эйкен Драм. Комплекс-то огромный. Если они устроили засаду у задней двери, то в других местах едва ли строго охраняют.

Фелиция радостно вскрикнула, обняла его за шею и чмокнула в седую бороду.

– Молодчина! Я готова – лишь бы не идти по указке золоченого паршивца!

– Остальные тоже согласны? – спросил Бурке.

Послышался утвердительный ропот.

– Тогда запасайтесь железными бивнями и приводите в порядок доспехи. Сперва надо достать где-нибудь коней… я имею в виду халикотериев. Ох, видели бы меня сейчас мои будущие предки!

15

– Дорогу! Дорогу благородной леди Филлис Моригель! – провозгласил капитан.

Толпа голошеих, серых и по-праздничному одетых фирвулагов, наводнившая главную площадь Мюрии, расступилась, давая проход группе всадников. Даже после полуночи в городе шла бойкая торговля, не говоря уже о празднествах и карнавалах. Фирвулаги издревле были совами, а здесь, на берегах Средиземноморского бассейна, где дневную температуру с трудом переносили даже местные жители, не только что народ, привыкший к холодному климату высокогорья, они проявляли активность лишь в промежуток между закатом и восходом. Те же, кто хотел на них нажиться, были вынуждены придерживаться такого же расписания.

Тану и людей в золотых торквесах на площади тоже было полным-полно. В основном они, подобно леди Филлис Моригель и ее свите, только что прибыли в столицу и искали пристанища. Лишь самые знатные размещались во дворце, прочие устраивались у родственников и знакомых. Славные борцы прямиком направлялись к павильонам, воздвигнутым на торфяных болотах в северо-западной части города, где каждый имел возможность совершенствовать свои боевые качества. А у кого не было забронированных мест, поступали так же, как леди Филлис Моригель, – требовали приюта в стенах своих Гильдий.

Потому она, шестеро ее оруженосцев и две горничные беспрепятственно проникли в просторный двор комплекса Гильдии Принудителей. Лакеи взяли под свою опеку иноходцев. Серебряный мажордом, сохранявший безупречное спокойствие посреди царившей вокруг сумятицы, выделил леди и ее служанкам номер в одном из гостиничных корпусов, а оруженосцев направил в казарму.

Принудительная сила Фелиции незаметно утвердилась в мозгу мажордома.

– Перед сном мы хотели бы засвидетельствовать свое почтение тем из руководства Гильдии, кто пока еще на ногах. Мы прибыли из многострадальной Финии и нуждаемся в поддержке и братском участии. Вы будете иметь честь лично проводить нас в штаб.

– Я буду иметь честь лично проводить вас в штаб, – механически повторил мажордом.

Он повел их через двор, сад и площадь, раскинувшуюся перед ярко освещенной башней. Цитадель, иллюминированная дополнительными огнями, сверкала голубым и янтарным цветом. Никто из тану и людей, находившихся вне здания, не обратил внимания на вновь прибывших. Ум Фелиции был затуманен скорбью. С древка черного штандарта, который нес за ней вождь Бурке, свисали длинные серебряные и черные траурные ленты, как было принято у тану.

Они подошли к главному входу.

– Леди желает переговорить с кем-нибудь из руководства Гильдии.

Сержант пикета поднял в официальном приветствии большой обнаженный меч из голубого витредурового стекла.

– Леди желает переговорить с кем-нибудь из руководства Гильдии, – повторил сержант.

– Мы последуем за вами, – добавила Фелиция.

– Вы последуете за мной, – эхом откликнулся он.

Мажордом с поклоном ретировался, Фелиция и ее спутники прошествовали мимо серых в золотисто-голубых доспехах, стоявших, точно манекены, по обе стороны вестибюля. Кроме них, вокруг не было ни души. Слегка позвякивала бронзовая амуниция диверсантов. Алмазные солереты Фелиции чеканно звенели на мраморном полу. Она опустила забрало своего сапфирового шлема. Остальные, заметив условный знак, ослабили перевязи с болтавшимся на них железным оружием в золотых ножнах. Кланяясь направо и налево, двое из свиты незаметно переместились по бокам от горничных, а те сбросили плащи, обнажив кирасы.

Они взошли по широкой лестнице, опять не встретив никого из членов Гильдии. Фелиция, припомнив карту, принесенную Эйкеном, стала дальним зрением определять их местонахождение. Но такое было ей пока не под силу, и только благодаря прекрасной ориентации Халида они до сих пор не затерялись в лабиринте коридоров. Ясновидение и поисковые способности, подобно творчеству, были тонким даром и требовали опыта и отточенности, тогда как принуждение и психокинез с приобретением торквеса расцвели в уме спортсменки, будто тропическая растительность в сезон дождей. Фелиция с легкостью контролировала сопровождающего и одновременно оболванила еще десятка три серых, попавшихся на пути. Но вот…

Бронзовая дверь отворилась. Леди в голубом балахоне вышла в коридор и, завидев процессию, направила ей телепатическое послание.

«Привет тебе, сестра, от Нинельвы! Позвольте вам помочь в ваших поисках.»

– Бурке! – закричала Фелиция. – Я могу лишь на секунду задержать ее.

Огромный индеец выступил вперед; его лицо под бронзовым ободком украшенного плюмажем котелка-шлема было бесстрастно. Он извлек из ножен короткий железный меч, одной рукой притянул к себе женщину, как бы желая обнять, и вонзил его прямо в сердце.

Их сопровождающий стоял как вкопанный – золотисто-голубой робот, ожидающий приказов.

– Ее предупредили? – спросил Бурке.

– Нет, – ответила Фелиция. – Оттащи тело за дверь и прочь отсюда. Нам еще долго идти.

Они двинулись по коридору дальше, поворачивая то направо, то налево, проходя под разукрашенными арками, и никто из них, кроме Халида, уже не знал, где находится. Освещение становилось все более слабым. Изредка им попадались невнимательные охранники, на которых они не обращали ни малейшего внимания. Наконец они очутились перед массивной двустворчатой дверью более десяти метров высотой; на ней сияло золотом геральдическое изображение мужского лица.

– Видимо, здесь, – пробормотала Фелиция и послала одурманенному сопровождающему принудительную команду: «Ты откроешь нам вход на фабрику торквесов.»

«Я не могу. Ни один серый этого не может.»

– Черт! – прошипела девушка. – Всем отойти! Будем надеяться на лучшее.

Шестеро серых охранников при полном вооружении расступились и удалились, подобно механическим куклам; за ними последовал сопровождающий. Фелиция застыла перед створками огромных бронзовых дверей, откинув назад голову в шлеме, опустив по швам руки и крепко сжав кулаки. Желтый отшлифованный металл позеленел по стыку, потом стал синим, фиолетовым, засветился, когда ее психокинетическая сила привела в колебательное движение молекулы металла, плавившегося в течение тридцати долгих секунд.

Диверсанты стояли, словно в трансе, держа наготове железное оружие. Жар от расплавленной бронзы и едкий запах ударили в ноздри, и все медленно отступили от миниатюрной фигурки, которая теперь подняла сверкающие сапфировые руки и повелела взломанной двери широко распахнуться.

За дверью царила темнота. Фелиция отважно перешагнула дымящуюся лужу расплавленной бронзы.

В кромешной тьме вдруг взорвалась яркая вспышка голубого огня. За ней мелькнула вторая, точно от красного стронция, и еще одна – фиолетовая. То были светящиеся силуэты фигур, похожих на человеческие, но каждая почти вдвое выше Фелиции. Зеленые, золотисто-розовые, зловеще-алые огни вспыхивали и повисали во мраке. Целая толпа. Пятьдесят или шестьдесят гуманоидов надвигались с поднятыми щитами, мечами и забралами, так что спутники Фелиции отчетливо видели презрительное торжество в глазах потомства Нантусвель.

– Я – Имидол, – прогремел голос предводителя в голубых доспехах. – Ваша смерть.

Фелиция послала в него трехметровый огненный шар.

– Железо! – пронзительно крикнула она. – Бейте их железом! Я обвалю крышу!

Один за другим в коридоре громыхнули четыре взрыва. Тану в драгоценных доспехах вылетели из-за внутренней двери, словно стая ангелов-мстителей. Нападающие натянули тетивы своих луков. Слышались душераздирающие крики, свист метеоритов, глухой рокот обрушивающейся каменной кладки; помещение наполнили запахи озона, пыли, отбросов, паленого мяса.

Амери прислонилась к стене коридора и, почти ослепленная дымом, лихорадочно выпускала стрелы по высоким сверкающим фигурам. Волны психической энергии били по ее незащищенному уму. Параллельно физической схватке разворачивалась метапсихическая, но, к счастью, абсолютно нормальная монахиня улавливала лишь ее обертоны. Когда колчан опустел, она сжала обеими руками копье с коротким древком и, вверив свою душу Иисусу, приготовилась умереть.

Эхом разнесся по Гильдии грохот рухнувшей стены – благо, на фабричное помещение, а не на коридор. Все до единого алмазные метасветильники погасли, и освещением теперь были только сверкающие доспехи тану, вспышки астрального пламени и редкие искры окалины. Комнату заволокло дымом. Амери упала на колени, чтобы хоть немного отдышаться. Но пол был завален обломками известняка, металлическими канделябрами, кусками алмазных и бронзовых доспехов и мягкими темными глыбами, из которых летели искры и сочилась кровь.

Амери медленно поползла через задымленный зал. В мгновенной вспышке перед ней мелькнуло бородатое лицо Уве Гульденцопфа. Голова его лежала на полу. Тела не было.

Содрогаясь от рыданий, машинально сжимая копье с железным наконечником, она продвигалась вдоль стены. За спиной гремели новые взрывы, и слышался шум накатывающей лавины. Где-то поблизости, точно сирена, вопил женский голос. Что-то огромное, розовое нависло над ней, вынырнув из гущи схватки, затем такая же глыба, только сияющая зеленым и белым светом. Умственная бомбардировка усилилась. Амери распласталась на полу, не в силах даже молиться. Одна нога полностью онемела. Мозг был наполнен все раздирающей пульсирующей болью, отдававшейся в зубах и глазах. Дым и огонь немного отступили, и вся сцена вдруг отодвинулась куда-то вдаль. Бедняжка парила над собственным телом и видела, как один кожаный ботинок обуглился, а в прокопченной бронзовой кирасе зияла огромная вмятина на уровне почек. Из правой руки от локтя до запястья торчала голая кость.

– Чего ты ждешь, ангел? – испытующе спросила монахиня.

Но не умерла. Вселившись обратно в истерзанное, распластанное на полу тело, она с трудом раскрыла веки и поглядела на склонившегося над ней невысокого человека в сверкающих голубых доспехах.

– Это ты! – вскричала она с радостным облегчением. – Так мы все же победили!

Алмазная рукавица приподняла голубое забрало. Человек с огромным носом и смешливыми глазами взирал на нее сверху вниз, обнажив в улыбке мелкие, безупречно ровные зубы. Она никогда прежде его не видела.

– Нет, – ответил Гомнол, – вы не победили.

Амери почувствовала, как ее искалеченное тело оторвала от пола и удерживает на весу психокинетическая сила главы Гильдии Принудителей. Он устремился в ад, и она поплыла следом, будто нелепая надувная кукла. Клубы дыма рассеивались перед ним, маленькие язычки пламени гасли. Лицо его лучилось, освещая руины. На пути громоздились гигантские неподвижные формы в стеклянных доспехах и тела поменьше. Монахиня разглядела Ванду Йо: рот ее был разинут в последнем беззвучном крике; Герта и Ханси, неразлучных в смерти, как и в жизни, придавило каменной балкой. Халид сидел у стены, являя собой пародию на Богоматерь скорбящую: на мертвых его руках возлежал воитель тану, пронзенный железным копьем.

– Салям алейкум, бай! – прошептала она, и Халид растворился в темноте.

– Фабрике нанесен лишь поверхностный ущерб, – удовлетворенно сообщил Гомнол. – Надо признать, я свалял дурака. Довольно неприятно теперь рассыпаться в благодарностях перед потомством за спасение моей обители, особенно если учесть, что вы многих из них положили. Впрочем, пустяки.

Вспышка радужного света озарила подступавшую к ним темноту, и оглушительный голос отчеканил:

– Добро пожаловать, лорд Гильдии Принудителей! Лучше поздно, чем никогда.

Гомнол подошел к проему, где прежде были бронзовые двери. Остатки дыма и метапсихических паров рассеивались перед когортой рыцарей, небрежно опиравшихся на широкие мечи и стеклянные копья. Вождь Бурке и Бэзил, обгоревшие, окровавленные, от лодыжек до шеи опутанные стеклянной цепью, стояли на коленях перед полубогом в рубиновых доспехах. Рядом на полу распростерлась Фелиция без шлема, глаза закрыты, в лице и шее ни кровинки, если не считать мягкого сияния торквеса, сливавшегося с золотом волос.

Гомнол умственным посылом направил Амери к другим пленникам и, осторожно опустив ее на пол, ответствовал обратившемуся к нему голубому тану:

– От имени Гильдии выражаю благодарность тебе, брат Имидол, лорду Куллукету и всему потомству. Вы и впрямь подоспели как раз вовремя. Фабрика торквесов, кажется, не понесла серьезного ущерба.

– Да, она цела.

– Превосходно!

Маленький золотой футляр, прикрепленный к поясу Гомнола, открылся, оттуда вылетела сигара. Лорд откусил кончик, запалил табак с помощью психической энергии и с наслаждением выпустил в потолок дрожащее кольцо дыма.

– Из моих личных источников информации я узнал, что сегодня ночью готовится диверсия, – произнес он. – Правда, нас ввели в заблуждение, сообщив, что они попытаются проникнуть со стороны основного бастиона. Я устроил засаду там. Лорд Бормол и лорд Меченосец любезно вызвались быть нашими наблюдателями. Они будут здесь с минуты на минуту. – Гомнол уверенным взглядом окинул сгрудившееся перед ним потомство. – Если позволите, я избавлю вас от труда по очистке помещения. Целители спешат сюда, чтобы оказать помощь нашим пострадавшим братьям. Легкораненые наверняка к началу Битвы уже освободятся от целительной Кожи.

Пылающее лицо Имидола казалось высеченным из горного хрусталя.

– Мы потеряли пятнадцать рыцарей нашего священного ордена. Их сразило железо. Они уже в объятиях Таны, и никакая Кожа не в силах им помочь.

Гомнол нахмурился, уставившись на кончик своей сигары.

– Какой ужас! Чудовищно! – Он махнул рукой на Фелицию. – Но я вижу, вы отомстили первобытной женщине.

– Она не умерла, – ответил рубиновый Куллукет. – Я просто связал ее умственными нитями. Наше возмездие еще впереди.

– Так точно! – откликнулись остальные. – Возмездие всем изменникам!

Гомнол застыл на месте. Дым от его сигары игриво поднимался кверху и вытягивался в брешь пробитого потолка.

– Эта женщина выказала недюжинный запас психической энергии, – заметил Имидол.

– Гораздо более мощный, чем мы ожидали, – подтвердил Куллукет. – Троих из нас она уложила одной лишь силой своего ума.

– Мы с большим трудом совместными усилиями усмирили ее, – хором откликнулись золотисто-розовые братья-близнецы Кугал и Фиан.

– Но не раньше, чем она совершила свое последнее преступление, – заключил Имидол. – Ты понимаешь, о чем речь.

Доспехи и лица потомства разгорались все ярче. Совершенно четкая мысль второго принудителя отразилась в скопище умов.

– Стойте! – крикнул Гомнол.

Вся его метапсихическая мощь взревела, чтобы помешать им и заслонить свою душу от массированного мозгового удара сорока семи гуманоидов, сплотившихся вокруг ненависти Имидола, сына Нантусвель и Тагдала, будущего главы Гильдии Принудителей.

– Вы не смеете… – задохнулся Эусебио Гомес Нолан, – не смеете… посягнуть на жизнь своего брата. Тана этого не допустит!

«Ты не брат нам, ты ЧЕЛОВЕК, изменник, состоящий в сговоре с чудовищем Эйкеном Драмам, мы знаем, мы уверены, и потому ты умрешь… умрешь…»

– У вас нет доказательств! Нет… доказательств! – Гомнол скорчился, затем позвоночник его неестественно изогнулся назад. В своих тяжелых доспехах он камнем рухнул на пол.

– У потомства есть доказательства! – вскричал Имидол. – А доказательства для остальных мы получим потом. Сейчас ты умрешь как герой, как последняя жертва преступницы Фелиции – и такова будет официальная версия до тех пор, пока нас это устраивает, пока мы не сочтем нужным разоблачить всю гнусную подоплеку твоей измены! Умри, узурпатор! Умри!

Последний крик вырвался из уст Гомнола. Скрюченные конечности распрямились. Лицо внутри шаровидного сапфирового шлема посерело, затем побелело. И вот перед потомством Нантусвель уже лежит скелет и скалит белоснежные зубы. Упавшая на пол сигара еще долго распространяла вокруг свой аромат.


Куллукет Дознаватель надел серые торквесы на шеи Амери, вождя Бурке и Бэзила. Затем скалолаза – единственного из троих, кто мог еще держаться на ногах, – заставили взять железное лезвие и спилить золотой торквес Фелиции.

– Ей тоже серый? – полюбопытствовал Имидол.

– Потом, – отозвался Дознаватель. – Не хочу портить удовольствия, облегчая себе задачу.

16

На славу угостившись ранними букашками, козодой привольно кружил по предрассветному небу. За вершинами Юры оно уже розовело. Зашевелились стаи травоядных на плато. Замок тоже понемногу просыпался, но, к сожалению, нигде не было и следа людей-невидимок.

Козодой долго и безрезультатно парил над землей. Какая досада, ему до сих пор не удалось установить местонахождение Клода и мадам Гудериан! Значит, прячутся под землей. Без сомнения, мадам решила усилить свой творческий иллюзионизм естественным щитом из твердого гранита и плотно утрамбованной земли. Ну да ничего, рано или поздно они выйдут к вратам времени, и тогда он их зацапает.

Никто из обитателей Замка пока ничего не знал о прибытии Эйкена. Он прилетел сюда прямо из долины Роны, спрятал Копье в вершине росшего на берегу платана и устремился сюда на разведку. Кого волнует, что птаха порхает над окрестностями при дневном свете? Хорошо бы, конечно, отыскать их укрытие, вернуть себе человеческий облик и самому привести на место отряд из Замка!

Однако это чертовы перечницы, эти воркующие голубки его одурачили. Ну и ладно.

Вообще-то вся история прелестна, как подумаешь. Фатальна, но прелестна. Разумеется, ничего у них не выйдет. Откуда? У стотридцатитрехлетних развалин! Какая дикость, им бы довольствоваться стариковским воркованием в Герсиньянском лесу и жевать свою жвачку – так нет, впутываются в серьезные игры!

Но раз уж впутались – поделом. Теперь он ничем не может им помочь. Впрочем, он ликвидирует их из фотонной пушки быстро и милосердно, по крайней мере старичков не поволокут на Великую Битву и не сварят заживо в стеклянной реторте, которую тану изобрели для изменников. Гомнол пытался убедить Эйкена, что ритуальная смерть стратегически необходима. Но к дьяволу Гомнола! Пускай потешит свои садистские наклонности, увидев две седые головы насаженными на пики.

Ага! Снова зашевелились. Главные ворота Замка отворяются. Выходит множество солдат вместе с хранителями врат времени в белых одеяниях. Да, уже светает.

Он расправил крылья и спустился пониже, чтобы лучше разглядеть происходящее.

Над ним нависло странное холмистое облако-серое на серовато-розовом фоне, с малиновыми краями. Снизу оно напоминало вымя. Один из воздушных мешков удлинялся, как грудь тануски, а внутри облака шло какое-то копошение. Мешок наконец превратился в висячий рукав, затем в мини-торнадо с крыльями, наворачивающими несколько сот километров в час. Изгибаясь, облако стремительно двигалось по небу и громко жужжало. Но с утра на плато поднялся ветер, и существа, собравшиеся, как обычно, в зоне голой скалы, не различили постороннего звука.

Козодой тоже не углядел небесного вихря, пока тот не всосал его в себя, не завертел с огромной центробежной силой и не шлепнул в пересохшую лужу километрах в трех от врат времени… Ошарашенный плут пришел в себя лишь через несколько минут и уселся в луже, проклиная любопытных маленьких гиппарионов, подошедших обнюхать его грязную физиономию.

И вдруг ум его вздрогнул от далекого, но странно знакомого призыва: он узнал про Гомнола. К тому времени, как Эйкен взял себя в руки и полетел назад к вратам времени, там тоже все было кончено.


– Cheri! – сказала она. – Пора.

Он зевнул, откинул со лба серебряные волосы, затем потянулся и схватил ее за тонкие запястья.

– Fou note 27, – прошептала она, когда вновь обрела дар речи.

– Мы с тобой два сапога пара.

Она тихонько засмеялась, что привело к новому приступу мучительно сдерживаемого кашля. Он заметил кровь на платке.

– Давно это у тебя? Анжелика, почему ты молчала?

– Не хотела тебя беспокоить. Я принимаю лекарства Амери. Что еще тут можно сделать? Все, хватит разговоров! Труба зовет. Скоро это уже не будет иметь значения.

– Мы выкрутимся, черт возьми! – прохрипел он.

Она отошла в сторонку, а он вытащил из гранитной стены несколько верхних камней, чтобы можно было протиснуться в отверстие. Раскидистый куст акации служил завесой их убежищу. За ним пролегало русло пересохшего потока; здесь она скрывалась четыре с лишним года назад, как только прибыла в плиоцен.

Идею спрятаться именно в этом месте, на расстоянии менее километра от зоны люка, подал Клод. За шесть суток до намеченного времени, безлунной ночью, невидимки явились сюда, расширили яму, прорытую корнями старого куста, и юркнули в подземный грот, изнутри заложив отверстие камнями. Изредка в ночные часы под прикрытием ее метафункций они осмеливались выбираться наружу. Пещера была почти в человеческий рост и метра три в длину – жить можно.

Когда они покидали свое пристанище в последний раз, Клод расслышал ее полушутливое прощание:

– Adieu, petite grotte d'amour note 28.

– Словно два паука в банке, – усмехнулся он. – Однако тебе не удалось меня сожрать, ma vieille note 29. Жаль, что время пролетело так быстро.

– Хорошенького понемножку, – ответила она, улыбаясь. – Думаю, мы достигли отметки plus qu'il n'en faut – больше чем достаточно.

Она подала ему янтарь с подписанным ее рукой посланием, затем накрыла их обоих плащом своих иллюзий. Они выкарабкались по отвесной стенке из убежища, расположенного на четырехметровой глубине. Обнаружить их мог бы разве что очень опытный метапсихолог, специально настроившийся на ее волну. Теперь оставалось преодолеть пешком короткое расстояние и выполнить поставленную задачу. А потом – снова в укрытие, и уж там как судьба распорядится…

Прошлой ночью – вернее, уже утром – они попытались выяснить судьбу диверсантов. Мадам долго вслушивалась в отдаленный гомон, доносившийся до ее мозговых локаторов с Балеарского полуострова… Но толком ничего не разобрала, а вызывать не решилась. В конце концов они просто помолились за своих друзей, опять занялись любовью и заснули. Накрывшись одеялом, она задыхалась от кашля. Ее внутренний будильник разбудил их в назначенное время.

Подгоняемые свежим утренним ветром, они приблизились к вратам времени и к группе столпившихся возле них людей. Небо на востоке отливало желтизной, день обещал быть жарким. Это особенно чувствовалось после холода пещеры, где было вдоволь еды, питья и мягкие надувные постели, благодаря чему время прошло легко и приятно. Он рассказывал ей о Жен, она ему о Тео, но в основном любовники изучали друг друга, как изучают старые мудрые счастливцы, у которых в крови еще достаточно адреналина, потому они так опасно смелы и живучи.

Они были уже у портала…

…как вдруг мир почернел.

Оба вскрикнули, но звук утонул в черноте, точно в вате. Казалось, они все еще стоят на твердой почве, хотя их окутала кромешная тьма… до тех пор, пока ее не прорезал луч света, расширившийся до размеров солнца – сверкающего лица Аполлона.

– Я – Ноданн.

Это конец, сказал себе палеонтолог, теперь она не вынесет бремени вины.

Стратег говорил вслух, но они знали, что, кроме них, никто его не слышит.

– Я знаю, кто вы такие и каковы ваши намерения. Пора положить конец вам и вашему вмешательству.

Мысль Анжелики была почти смиренной: «На сей раз вы победили, вы можете убить нас, но придут другие и закроют дьявольские врата.»

– Не закроют, – ответил Ноданн. – Потому что для этого я выбрал вас.

– Огромная маска сияла ослепительным ментальным светом. – Мой народ никогда не понимал того огромного вреда, что вы нанесли нам, открыв путь сквозь тысячелетия. До сих пор к нему никого не подпускали. Даже я не решался закрыть его своей властью. Но наконец нашелся способ. Вы исполните мою волю, совпадающую с вашими целями, к коим вы стремились с момента своего прибытия в изгнание. Полагаю, вы меня поняли.

Клод: «Да, вполне».

– Мои соплеменники возложат на вас двоих ответственность за преступление. Им будет легче смириться с постигшим их бедствием, если они узнают, что атаманша мятежников и человек, разбомбивший Финию, изгнаны из Многоцветной Земли… Но я не могу принудить вас к такому поступку: охранники врат обнаружат мое соучастие. Поэтому вам придется действовать самостоятельно… и в открытую.

Анжелика: «Тем лучше. Еще одно доказательство для них… на постоялом дворе.»

Клод: «Я доволен, что взорвал ваш рабский город! Вы, очевидно, думаете, что закрытие врат времени спасет тану от новых человеческих мятежей. Но вас ждет разочарование. Никогда больше уже не будет как прежде.»

Солнечный лик потемнел. Голос Ноданна прокатился в их умах:

«Убирайтесь туда, откуда пришли, проклятые!»

Клод: «Дурак ты. Мы пришли отсюда.»

Их человеческий слух вновь различил пение птицы. Настоящий солнечный диск выплывал из-за горных хребтов, нависавших над Роной. Не выброшенный камень, а сияющий метеор повис над скалистой площадкой, над хранителями портала и солдатами.

Пока иллюзии не рассеялись, старики что было сил бросились по сухому дерну к вратам. Четверо путешественников материализовались внутри тау-поля и получили поддержку в сошествии на землю плиоцена.

Анжелика споткнулась. Клод схватил ее за руку, расталкивая солдат и ошарашенных людей из будущего.

– Прыгай, не то начнется повторный цикл!

Один из вооруженных солдат вскрикнул и рванулся вперед, размахивая бронзовым мечом. Обретя видимость, старик со старухой об руку повисли в воздухе. Временное поле повернулось вспять, и они исчезли.

Высоко в небе козодой прокричал яростное «квик-квик-квик» и улетел.


Лишь один из постояльцев, путешествие которых столь неожиданно сорвалось, не впал в истерику. Все еще держа в руках сплетенную из водорослей сеть и сложенные в мешок пузырьки с образцами лекарств, он раздраженно отвечал на вопросы управляющего Мишимы.

– Говорю же, они стояли там. Мы видели их какую-то долю секунды, прежде чем зеркала сомкнулись… И оба превратились в скелеты! Потом в пыль… Я требую объяснений, господин управляющий! Инструкция гласит, что путешествие во времени не предусматривает никаких случайностей…

Второй управляющий, стоявший на дозорной вышке, опустившись на колени, позвал:

– Эй, Алан, взгляни-ка!

– Прошу вас, доктор Биллингс, поднимитесь наверх и подождите вместе с остальными. Я скоро приду.

Когда доктор удалился, управляющие склонились над кучкой пепла. В ней просматривался причудливый орнамент, утопленный внутри какого-то варварского ожерелья. Мишима взял его в руки: сверкающие хлопья – все, что осталось от внутренних компонентов, – выпали из крохотных отверстий и смешались с пылью.

– А здесь… о Боже! – Другой чиновник обнаружил два плоских кусочка янтаря со светящимися внутри буквами. – Надо срочно доложить директору, Алан.

– Да, – вздохнул Мишима. – И сказать Биллингсу и компании, чтоб не ждали.

Два резных кольца были обнаружены позже, когда пыль с крышки люка аккуратно смели в пакет из фотопленки и отправили на хранение в личный сейф смотрителя постоялого двора для дальнейшего исследования.


А шесть миллионов лет назад в комнате без дверей рыдали Бреда и Элизабет. Ясновидение, как и предполагала последняя, лишь ухудшило дело.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВЕЛИКАЯ БИТВА

1

В эпоху Галактического Содружества от горы осталось одно воспоминание. На месте ее находится небольшой средиземноморский остров Менорка, восточный в группе островов, некогда именовавшихся Гесперидами. Пик Монте-дель-Торо, достигающий 400 метров над уровнем моря, – самая высокая точка этого клочка земли. Большинство древних горных лабиринтов разрушено в результате водной и ветровой эрозии.

Но шесть миллионов лет назад гора являла собой поистине внушительное зрелище. Первые пришельцы с Дуата, впервые увидев посреди Балеарского полуострова каменную громаду с вершинами-близнецами, меж коих раскинулся альпийский луг (место тайных свиданий Брайана и Мерси), нарекли ее Горой Луганна и Шарна – в честь первого ритуального поединка тану и фирвулагов над Могилой Корабля. Позже она получила название Горы Героев. По личному распоряжению Бреды (одному из немногих) гора была передана в собственность Гильдии Корректоров. На юго-восточном склоне, нависшем над Мюрией и Серебристо-Белой равниной, выросло лечебное и исследовательское учреждение. А после смутных времен, окончившихся изгнанием Минанана, было найдено применение и пеще