КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395518 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167107
Пользователей - 89880
Загрузка...

Впечатления

Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Capitol Couture (СИ) (fb2)

- Capitol Couture (СИ) 531 Кб, 128с. (скачать fb2) - Fiorry

Настройки текста:



========== Глава 1 ==========

POV Китнисс

Когда тебе семнадцать, то все мысли сводятся к тому, как поскорее сбросить с себя родительскую опеку и начать жить самостоятельно. Вопросы оплаты жилья, еды и чёртовой кучи счетов тебя не волнуют — от слова «совсем». Лично я только и думала, куда бы сбежать из Двенадцатого и что бы такого еще выкинуть наперекор матери. Характер у меня никогда не был подарком.

Могла ли я тогда представить свою жизнь такой, как сейчас? Чёрта с два! Мне двадцать семь, живу в съемной квартире на окраине Капитолия, работаю в офисе с девяти до шести.

Жить одной, да еще и в другом городе, оказалось совсем не сладко. Реальность неплохо так долбанула меня всеми красками за последние годы и совсем не походила на радужную картинку у меня в голове. В институт я не поступила, так как провалила вступительные, а на платное у меня не было денег. Первое время приходилось совсем туго, но возвращаться домой, поджав хвост, я даже не рассматривала как вариант. Маме сказала, что учусь, а она вопросы особо и не задавала. Созваниваемся мы не часто, а видимся и того реже.

Личная жизнь? А что это? Последнего своего парня даже вспоминать не хочу. Томас был музыкантом. Тут вполне можно поставить точку, так как он являл собой типичный пример представителя шоу-индустрии. Высокий брюнет с таким количеством татуировок, что если на его теле начать «раскопки» и анализ всех закорючек, то вполне возможно раскрыть пару-тройку тайн, которые в силе подорвать могущество любой из религий. Тогда мне казалось очень крутым попасть в поле его зрения. Только границы этого поля не заканчивались на моей скоромной персоне, как потом оказалось.

— Детка, ты же понимала на что шла! — Пфф, козел. Ну и к черту его, мне с ним детей не крестить. Хотя, где-то внутри добавилась очередная зарубка на моей самооценке, которая и без того стремительно падала в пропасть.

Что касается подруг, то их у меня никогда и не было. Всегда было легче находить общий язык с мальчишками. В детстве я могла днями напролет бегать по лесу в Двенадцатом, мастерить шалаши на деревьях и изображать охотника. Коим, я в принципе и мечтала стать. Помню, как сообщила о выборе «профессии» маме, чем привела ее в ужас и выслушала серьезную лекцию о своем будущем и вреде общения с местной дворовой шпаной, как величала моих друзей Миссис Эвердин.

Мама считала, что мне не хватает мужского воспитания и все мои завихрения из-за этого. Папа умер когда я была совсем малышкой, поэтому воспоминания о нем практически стерлись из памяти. Знаю, что он всегда читал мне сказку на ночь два раза подряд. Это было моим принципиальным условием. А еще от него пахло лесом и кофе, он мог пить его литрами.

Мальчишки выросли и стали интересоваться девчонками. А я так и не доросла до платьев, штаны и отцовская куртка нравились мне куда больше. Да меня никто и не воспринимал как девушку, по сути для них я превратилась в своего пацана, при котором не стремно почесать в одном месте или обсудить какая на ощупь налившаяся до неприличных размеров грудь у Марты Харрис.

Поэтому, такое важное для девочки событие, как потеря девственности, пришлось устраивать самостоятельно. Просто не хотелось оставаться белой вороной, да и гормоны долбили меня изнутри с такой силой, что грозили безопасности окружающих. Ни о какой любви и речи не шло. Во всяком случае с моей стороны. Выбор пал на парнишку, который постоянно таскался за мной еще в школе. Почему он? Да просто я точно знала, что с ним будет очень просто «договориться». Не нужно было никого из себя строить, что-то выдумывать в плане соблазнения и пускать в ход прочие женские штучки, о которых я ничего не знала. Да и просто потому, что он был единственным парнем, который на меня смотрел.

Сам процесс не доставил никакого удовольствия, механические движения и полная симуляция с моей стороны. Предпочла поставить галочку по пункту становления женщиной и вычеркнуть из памяти, как страшный сон, все подробности той ночи на скрипучем старом диване в доме его родителей, пока те уезжали на выходные к родственникам. От дивана жутко пахло лавандовым маслом, словно кто-то неплохо так сдобрил его парой флаконов духов. С тех пор ненавижу лаванду.

Как хорошо, что мой «первопроходец» сбежал от меня на следующий же день и мне не пришлось продолжать весь этот спектакль. Не знаю куда он делся, да и никогда не хотела знать. Было немного странно, что он прямо-таки испарился после того, как получил то, что хотел. А может логично? Но меня устраивало такое положение дел, хотя тогда я и получила первый противный укол по своей самооценке. Вроде бы его родители тоже переехали в другой дистрикт. Скатертью дорожка! Помню, что тогда зареклась когда-либо повторять сие мероприятие под названием «секс». Обещание, впрочем, сдержать не удалось. Но справедливости ради, учителя были намного лучше и, можно сказать, что я втянулась. Ха!

Помню как стояла на перроне Двенадцатого, в лучшем мамином платье, которое было мне велико, с единственным чемоданом в руке и до боли в костяшках сжимала билет в один конец до Капитолия. Я могла остановиться на любом из дистриктов, но меня манила столица, так сильно отличавшаяся от моего родного дома. Чего я ждала от новой жизни? Всего и сразу. Малолетняя дурёха.

И вот прошло почти десять лет… Где я только не жила, как только не пыталась заработать себе на хлеб. Нужна официантка — я! Разнести газеты — я! Выгулять свору ваших орущих собак — снова я! Но вода камень точит. Скопленных денег хватило на то, чтобы начать понемногу двигаться вперед.

С тех пор столько воды утекло. Сейчас я работаю в крупном журнале «Capitol Couture». Помните мечты про охотника? Дважды ХА-ХА. Я и мода. Никогда бы не поверила, если бы мне кто-то сказал об этом раньше. Прим пищала от восторга, узнав о моем новом месте работы, да так, что у меня чуть перепонки не полопались даже через телефонную трубку. Вот уж кому в нашем журнале бы точно нашлось место! Но, слава богу, сестра послушала мать и пошла в медицину, это мне в пору ей гордиться.

Работа у меня не пыльная, в моде и прочих современных тенденциях мало что смыслю, поэтому даже не думаю о написании собственных статей или карьере главного редактора. Сместить Эффи Тринкет? Куда мне! По этой части лучше обратиться к Сесиль (вот же наградили родители имечком, да?). Типичная капитолийка, за два года совместной работы я так и не знаю, какой у нее настоящий цвет волос, глаз, да и всего прочего. Си, как мы именуем ее за глаза, просто помешана на модных и брендовых вещах. Чего только стоят ее бесконечные образы и эксперименты со всеми цветами радуги.

— Китнисс, я работаю в модном журнале и нужно держать марку! Тебе не мешало бы соответствовать, — поморщив свой носик отвечает Си, видя как я в очередной раз закатываю глаза и пытаюсь спрятаться за экраном ноутбука, чтобы не ослепнуть в столь молодом возрасте.

Поскольку меня угораздило сидеть с ней за соседним столом, считайте, что я так же в курсе всего происходящего в Панеме. Насильно. Слава богу, это живое буйство красок и болтовни в офисе не так часто, поскольку ее задача — это поиск и организация встреч с молодыми и талантливыми. Если не срастется с карьерой мечты, то ее вполне устроит выгодно выйти замуж, пленив своей красотой и «редким умом» какое-нибудь восходящее дарование. Дарование впрочем должно быть с вполне осязаемым кошельком.

Моя же работа невероятно важна и незаменима! Я отвечаю за имидж журнала, а именно за урегулирование всех спорных и конфликтных ситуаций. Круто звучит? А то! Кто еще сможет ежедневно просматривать сотни откликов на портале компании, созваниваться с читателями или отправлять им официальные ответы на весь тот бред, что они пишут, и при этом не пустить себе пулю в висок? Вот и я думаю, что такой «алмаз» только я.

Чего только стоит сегодняшнее письмо от некой Мисс Терезы Уилкинсон, домохозяйки из пятого дистрикта, которая осталась недовольна закрытием рубрики «Живой уголок Панема». Видите ли, мы перестали печатать фотографии кошек, а она так много лет их коллекционирует, что набрала уже более сотни. Рубрики нет — нет фотографий. Нет фотографий — незаполненная половина стены в спальне. Печатать картинки из интернета она не хочет, так как привыкла ежемесячно делать нарезку из нашего журнала.

И что прикажете мне ей на это ответить? «Дорогая Тереза, лучше заведите себе мужика, да погорячее, чтобы он из вас всю дурь кошачью выдолбил. С уважением, журнал Capitol».

========== Глава 2 ==========

POV Китнисс

Ммм… пятница! Испускаю протяжный стон и вытягиваюсь струной на своем стареньком диване, чуть не свернув с журнального столика заранее приготовленный по такому случаю бокал вина. Впереди сидяче-лежачие выходные дома, что может быть лучше? Со всеми делами на этой неделе я уже раскидалась, даже кошатнице удалось настрочить вполне вменяемый ответ.

Надеюсь, меня не уволят, а если и так, то слезы лить не буду! Сама не понимаю, как попала в этот журнал. Вот уж точно — модный приговор. А кто судья? Сама судьба, пожалуй, или товарищ случай.

Но я не жалуюсь, скорее слега недоумеваю от того, как сложились обстоятельства. В какой-то мере я даже получаю удовольствие от своей работы. Ведь если за неделю хочется уволиться все пару раз, то это же пустяки! Да и в основном это дни, когда Сесиль работает из офиса, а не заманивает очередного бедолагу в редакцию.

— Китнисс, ты должна закончить институт и найти достойную работу! Например, пойти по моим стопам и стать врачом, — подражаю голосу матери, издав вымученный смешок из груди.

Ну какой из меня врач? Если только патологоанатом, там пациентам уже нечего бояться.

Чуть больше двух лет назад я работала на одном фуршете, где собрались «сливки сливок». Пришлось месяц вкалывать практически без выходных и распластаться лоскутным ковриком перед ногами мистера Гринтона, чтобы получить заветное место в рядах обслуживающего персонала.

Разнося очередную порцию рвотного по рядам разодетых в пух и прах копитолийцев, я стала случайным свидетелем интереснейшей картины: две яркие представительницы местной фауны, видимо, не смогли разойтись в узком проходе между столиками и намертво сцепились своими нарядами (что, к слову не удивительно, учитывая конструкцию их «платьев»). Совсем молодая девушка с кислотно-синими волосами, закрученными в баранку на голове, судорожно дергала свое пупырчатое платье за длинный, переливающийся всеми цветами радуги, подол, как раз и ставший уловом. Судя по раскрасневшемуся лицу ее оппонентки, женщины лет тридцати пяти на вид, обвешанной с ног до головы какими-то блестящими рыболовными крючками, именно она выступила в роли рыбака, как следует, насадив на свои крючки половину платья синеволосой.

Не знаю, что тогда удержало меня от того, чтобы не разразиться безудержным смехом, опрокинув при этом свой поднос на ближайшую ко мне пожилую пару. Возможно, сыграла роль вселенская скорбь в глазах каждой из них и, вот-вот готовые сорваться из глаз, потоки Ниагары — не могу сказать точно, но я подскочила к ним и, быстро перебирая пальцами, освободила золотую рыбку из невода, попутно успокаивая каждую из страдалиц.

— О, дорогая, ты спасла мой вечер! Поверить не могу, что ты так быстро все исправила. Я была готова сорваться и опозориться перед всеми, — взвизгнула дама постарше, приглаживая крючки на своем платье. И как только она не исцарапала себе руки о них? Ах да, на ней же длинные перчатки, даже не берусь предположить из какого материала.

— Хм, а ты умеешь писать? Умеешь управляться с компьютером? — вздернув брови, спросила дама, выдернув меня из мыслей о минеральном составе ее перчаток. Тряхнув головой, я уставилась на нее, пытаясь осмыслить ее вопрос. Она серьезно считает, что официантка не может писать или читать? Может и подпись я ставлю крестиком?

— Эмм. — выдавила я из себя — Конечно. Хотя с компьютером я на Вы.

— Отлично! Обращаться с техникой умение наживное, не страшно. Приходи в понедельник ко мне в офис, думаю у меня найдется работка, если конечно работа официанткой не предел твоих мечтаний, — она подмигнула мне и прямо-таки силой сунула за ворот моей блузки свою визитку.

Я выдавила из себя улыбку и кое-как выловила визитку из недр своей формы. На ней красовалась надпись: «Эффи Тринкет — главный редактор и душа модного журнала «Сapitol». Что же это за место такое?

***

Ловлю себя на мысли, что погрузившись в воспоминания, лежу как амеба и пялюсь в потолок уже минут 20. Давно пора сделать ремонт, но нет ни моральных, ни физических сил. Да и зачем? Все равно я живу одна, а мои редкие парни не замечают поистрепавшиеся обои и кое-где облезшую штукатурку на потолке. Потолок чаще приходится лицезреть мне, если уж ко мне и заглядывает «гость».

Принимаю сидячее положение и тянусь за бокалом и ноутбуком. Водрузив современное чудо техники себе на колени, делаю маленький глоток вина, на секунду прикрыв глаза от наслаждения. Вино попалось очень ароматное, так и источает запах ежевики и малины. Облизываю пересохшие губы и открываю крышку ноутбука.

— Ну, чем порадуете сегодня? — заправляю за ухо выбившуюся прядь и вбиваю в адресную строку нужный сайт.

Пролистываю ленту новостей:

— О, свадьба. Еще одна. Дети, дети, сладкая парочка. Эй, ребята, вас не учили, что неприлично выкладывать фотографии с языками друг у друга во рту? Открою вам секрет, кроме вас это никому не интересно! — нет, я не завидую. Точно не завидую. В конце концов они не виноваты, что их жизни не стоят на месте.

Листаю дальше, покручивая колесико мышки, мимоходом заливая в себя больше вина.

Какого черта у меня в «друзьях» столько незнакомых мне людей? Я же ровным счетом никого из них не знаю, за исключением нескольких коллег по работе. Даже Сесиль затесалась каким-то боком, но ее страницу я стараюсь избегать всеми силами. Спасибо, хватает на работе. Помимо коллег есть несколько десятков парней. Спасибо, Томас! Один гастрольный тур с тобой и я обеспечена мужчинами до старости. Жаль, что их потолок, это попытки развести девушку на ночь. Да и то, не с глазу на глаз, а на просторах сети. Усмехаюсь про себя.

— Китнисс, а когда к тебе в последний раз вообще кто-то подкатывал? — размышляю вслух. — Про секс я вообще молчу! Может пора поискать адреса кошачьих питомников? Вроде в моем районе есть парочка. С таким трафиком мужчин, как у меня, и в правду можно заводить кошек. Боже, вот я уже и сама с собой разговариваю!

Мое внимание привлекло всплывающее окно, на котором высветилось «У вас одно новое сообщение».

— Удиви меня! — кликаю на окно с сообщением, открывая его в новом окне.

— Так так, Китнисс, погоди гуглить кошачьи питомники! Да у тебя прямо сейчас намечается мастерский подкат, — ухмыляюсь и допиваю вино до конца, поставив пустой бокал на такой же потрепанный столик, как и вся квартира в целом.

Читаю сообщение, ничего не могу с собой поделать и начинаю смеяться в голос, откинувшись на диване и схватившись за живот.

— Парень, мои глаза как два океана, в которых ты готов потерпеть кораблекрушение? Серьезно? И это работает?

Не буду ничего отвечать. Да я лучше куплю кота и назову его твоим именем, благо оно у тебя подходящее, дорогой Феликс.

Боже, ну почему мне не может написать нормальный парень? Хватаю подушку с края дивана и забрасываю в другой конец комнаты, будто она виновата в том, что моя личная жизнь терпит фиаско.

— Ладно, так делу не поможешь! Поднимай свою ленивую задницу, дорогуша, и меняй уже хоть что-то! — с трудом, но все же я покинула так удобно промявшийся под моим весом диван и направилась к шкафу с одеждой, на ходу стягивая с себя один за другим элементы своей одежды, пока не осталась в одном черном кружевном белье.

Ну что? Организуем Сесиль небольшой микроинфаркт своим появлением на вечеринке? На моем лице заиграла озорная улыбка. Си прожужжала мне все уши за последние две недели о предстоящем концерте и «супер-крутом pre-party месяца».

Жужжание коллеги происходило регулярно и каждый раз безрезультатно. На самом деле я безумно привыкла и к ее ярким нарядам, и к постоянной болтовне обо всем и ни о чем. Даже не представляю свои рабочие будни без этого сгустка энергии. Но ей я никогда об этом не скажу!

Сегодня я решительно настроилась что-то изменить в своей жизни. Пусть и стоит начать с такой мелочи, как нарушить ритуальные валяния на диване с пятницы по воскресенье.

Платье или джинсы? Придирчиво осмотрела свой внушительный гардероб, из которого ношу не более половины вещей. Остальные получены в подарок на работе или куплены в периоды отношений с очередным парнем. Сейчас же все это добро пылится без дела.

Гулять так гулять! Уверенно выдергиваю короткое красное платье без бретелек и, развернувшись, направляюсь в ванную комнату.

И пусть удача будет на моей стороне!

Комментарий к Глава 2

Следующую главу обещаю более насыщенной на события. Если есть пожелания или критика, милости прошу!

========== Глава 3 ==========

Комментарий к Глава 3

Я старалась сделать главу более эмоциональной и насыщенной.

Выставляю на ваш суд) жду отзывы!

POV Китнисс

Капитолий никогда не спит. Полюбила ли я его? Не знаю. Скажу да — совру. Скажу нет — опять же совру. Правда, не знаю. Скорее привыкла, приспособилась, как и многие здесь.

Засыпая, я вижу не позолоченные шпили небоскребов, а безмятежный лес родного дистрикта. Мой лес. Такой родной, такой до краев наполненный ароматом свежей листвы и щебетом птиц. Сердце замирает, щедро набрасывая на меня паутину воспоминаний. Здесь нет ничего похожего. Только бетон и стекло.

Прислонившись лбом к стеклу автомобиля, наблюдаю за проносящимися мимо высотками, будто сотканными из света. Поднимаю взгляд к небу, пытаясь увидеть звезды, но их нет. Не в этом месте, где искусственный свет перебивает все иные источники. Шумно выдыхаю, от чего стекло слегка запотевает и дает мне возможность, как в детстве, повыводить на нем замысловатые узоры. Мои тонкие пальцы в легком движении вырисовывают маленькое сердечко. И еще одно. Еще. На миг замираю, осознав, что именно получилось от моих неосознанных движений.

Нет, я не зациклена на том, чтобы встретить свою любовь. Да и что я о ней знаю? Ровным счетом ничего. Я никогда не умела дружить, что уж говорить о большем. Закусываю нижнюю губу и плавным движением теплых пальцев уничтожаю следы своей минутной слабости.

Просто сейчас как-то особенно остро скучаю по человеческому теплу. Скучаю по маме, по моей любимой сестренке, которая из очаровательной малышки давно превратилась в прекрасную юную девушку. Как они там? Кажется, что мы не виделись целую вечность.

За десять лет они так ни разу и не приехали ко мне. Становится в очередной раз больно и обидно от этой мысли. Каждый раз находились причины, и каждый раз они казались такими простыми, понятными, разумными. Сжимаю и разжимаю пальцы, пытаясь отвлечься. Хотя не скажу, что я сама лучше. Но я все же бывала в Двенадцатом, пусть и набегами, не задерживаясь дольше одной недели.

— Мисс, приехали, — улыбается мне водитель, я улыбаюсь в ответ, довольная такой резкой остановкой. Быстро цепляюсь за возможность выбросить все печальные мысли из головы, делаю глубокий вдох, расплачиваюсь и выхожу из машины.

Не думала, что здесь соберется столько людей. Слегка ежусь от налетевшего порыва ветра, сильнее укутываясь в пальто. Осень в Капитолии не сильно отличается от любого другого времени года. Делаю шаг и слышу шуршание под каблуками — листья. Странно, в центре мало деревьев. Наверно принесло ветром. Улыбаюсь такой мелочи, как слега пожелтевшая листва под ногами.

Оглядываюсь по сторонам, пытаясь не навернуться с высоты своих каблуков. Боже, сколько репортеров! Видимо сегодня и правда особенное мероприятие. А может они здесь всегда такие? Я слишком редко выбираюсь куда-то в пятницу вечером, чтобы судить об этом.

— Девушка, подождите! Кажется вы обронили, — поворачиваюсь на приятный мужской голос и замечаю в руках молодого мужчины свои перчатки.

— Спасибо, вот ведь растяпа, — смущенно улыбаюсь, забирая свою потерю.

— Скорее красавица, — еле слышно произносит мужчина, озаряя меня потрясающей улыбкой. Мелочь, но мои щеки мгновенно вспыхнули. Где-то на задворках памяти едва уловимо кольнуло чувство, что мы где-то виделись.

— Мы с вами нигде не встречались? — говорю первое, что приходит в голову, но не успеваю закончить вопрос, как парня уже уносит людской поток в противоположную от меня сторону. Вижу лишь удаляющуюся от меня светлую макушку, секунда и я теряю его в этом потоке. Наверное показалось. Выдыхаю и уверенно пробиваю себе путь к главному входу.

***

Похоже, здесь собрался весь Капитолий. Успеваю заметить несколько знакомых лиц, нужно будет потом подойти и поздороваться с коллегами.

Подтягиваю, постоянно норовящее сползти ниже приличия, платье и прохожу вглубь помещения, окутанного легкой дымкой. Приглушенный свет создает приятный полумрак, звучит мягкая мелодия, вокруг слышны разговоры и смех.

С улыбкой принимаю бокал с подноса, услужливо остановившегося рядом со мной официанта. Как же я тебя понимаю, парень. Крепись, держись, вечер только начался.

— Нисс! О детка, аааа! Неужели ты выбралась из берлоги? — кажется я оглохла на левое ухо, даже не хочу поворачиваться на этот ультразвук, прекрасно узнав голос. Стоп, Нисс?

Залпом выпиваю шипучий напиток, буквально впихивая пустой бокал, не ожидавшей моего напора, молоденькой официантке. Без промедления беру второй и, нацепив на лицо улыбку, которой испугался бы любой нормальный человек, поворачиваюсь.

— Сиси, я же просила не коверкать мое имя.

— Ты же называешь меня этим вульгарным определением женской груди, почему я не могу пофантазировать в твой адрес? — буквально выплюнула мне в лицо коллега.

Стоит отметить, что она неплохо выглядит. Я бы сказала, вполне нормально и скромно? На удивление длинное платье нежного персикового цвета прикрывает все прелести девушки, практически не оставляя оголенных участков. Волосы спадают ярко рыжими локонами на плечи, а из драгоценностей на ней лишь скромное колье. Смущенно перевожу взгляд на свои голые коленки и машинально поправляю лиф, чтобы максимально спрятать выпирающую грудь.

— А ты, я вижу, вышла на охоту, огненная девушка! — ее звонкий смех сливается с общим гамом голосов, царящим в помещении. Черт, надеюсь, в этом полумраке не видны мои багровые щеки. Неужели у меня на лице написано, что я готова к горячей ночи в не менее горячей компании?

— Не говори ерунды, просто все вещи в стирке, — глупее отмазки я не смогла придумать.

— Теперь ты на моей территории, дорогая, давай я тебе все покажу и познакомлю с местными знаменитостями. Держись рядом со мной, и завтра все полосы будут украшены твоими снимками — игриво подмигнула мне Сесиль и, схватив, за руку потащила на «экскурсию».

— Давай обойдемся без полос, — безуспешно пытаюсь вывернуться из ее захвата.

Похоже, Си решила, что сегодня, не иначе как рождество, получив в моем лице несмышленыша, которого можно таскать от одной группы людей к другой, выставляя напоказ. Честное слово, она решила меня продать?

Спустя два часа мои ноги гудели от столь бешеного ритма, глаза слезились от вспышек, а лицо буквально сводило от вымученной улыбки. Завтра я получу, пожалуй, сотню запросов в друзья. Я просто не успеваю запоминать имена новых знакомых, поэтому для удобства мысленно нарекаю каждого порядковым номером. Первый, второй…тридцать второй…

Ммм, а семнадцатый был ничего. Идеально сидящий костюм темно-синего цвета, золотые запонки, дорогие часы, черные как смоль волосы и ярко зеленые глаза. А руки, боги какие руки! Такими руками можно легко порвать, сжать, обхватить. О боже, спокойствие. Из груди вырывается протяжный стон, а по телу пробегают предательские мурашки. Оглядываюсь, пытаясь найти в толпе мой счастливый номер.

— Так и знала, что Алекс не оставит тебя равнодушной. Но мой тебе совет, не связывайся, — шепчет Си. — Пробовала я надкусить идеальное яблочко, да внутри оказался маленький червячок, если ты понимаешь о чем я, — заговорщицки прошептала она мне на ухо.

Что? Ну зачем так жестко обламывать? Неужели нельзя помолчать и дать девушке нафантазировать жесткий секс где-нибудь в укромном уголке этой вечеринки. Углов здесь много, темноты тоже в избытке.

— Я же сказала, что просто пришла развеяться! У меня может быть есть парень. — Ага, небольшой резиновый друг.

— Так я тебе и поверила! Ты выглядишь как кошка, на которую опрокинули ведро валерьянки.

— Если тебе все так ясно, то воздержись от комментариев и укажи яблоко получше! — не удержала я язык за зубами. Что я несу?

— Другой разговор, подруга!

— Только давай еще выпьем и, наконец, присядем. Я сейчас кого-нибудь убью, если не сброшу эти чертовы туфли. Их придумал дьявол.

— Красота требует жертв, дорогая. Идем, ну же! — пробираемся через гущу довольно пьяных и весело танцующих людей к безмятежному оазису с пуфами, креслами и диванами. Да-да-да!

Следующие полчаса были почти как в раю. В большей степени от выпитого алкоголя, который наконец достиг своей цели и забросил меня в царство полной нирваны. Закинув ногу на ногу я полулежала на мягком диванчике, сбросив туфли на пол, полностью наплевав на то, что могут обо мне подумать.

Даже щебетание Сиси не напрягало, а наоборот, было довольно увлекательным. Поймала себя на мысли, что у нее неплохое чувство юмора, а голова не полностью набита опилками. Я даже почувствовала укол совести, вспомнив, что обычно про нее думала. Может я просто никогда не давала ей шанса? Не может, а точно никогда, Китнисс. Смеюсь над очередным комментарием Си. От души смеюсь.

— А вот и наша затворница. Сесиль, твоих рук дело? — поднимаю глаза на подошедшего к нам мужчину. Пока он расцеловывает Си в обе щеки, у меня есть возможность как следует его рассмотреть.

Немолодой. Сложно понять сколько ему лет, но выглядит достаточно потрепанным. Наверное регулярно посещает эти пьяные вечеринки. Довольно высокий, держится определенно статно. Перевожу взгляд на лицо. Легкая небритость, светлые глаза, прямой нос. В волосах виднеется проседь, или это блики софитов? Костюм выглядит довольно небрежно, хотя и видно, что сшит на заказ. Ему явно плевать на свой внешний вид. А может и не только на него.

Засмотревшись, не замечаю, что мужчина уже закончил свою прелюдию и разглядывает меня в ответ. Его взгляд блуждает по моему лицу, опускаясь ниже, и, на секунду мне показалось, что на моем декольте он задержался чуть дольше приличного. Ежусь от такого «рентгена», он словно кожу с меня снимает. Люди вообще умеют читать мысли? Думаю этот точно. Обхватываю себя руками, неосознанно принимая защитную позу.

— Ну что ты нахохлилась как попугай! Я тебя не съем. Сегодня… — хриплый смех вырывается из его груди.

— Кажется мы не знакомы, чтобы вы могли обращаться ко мне в подобном тоне — защитная позиция в деле.

— Хэймитч Эбернети, твой новый руководитель, — ухмыльнувшись произнес мужчина и сделал большой глоток виски.

— У меня уже есть начальник и он рабо. — пытаюсь протестовать, но мне не дают закончить.

— Новый руководитель твоего нового отдела, солнышко, — выделяя каждое слово чеканит мужчина. — Все подробности в понедельник, а пока веселись и предохраняйся. Декретница мне не нужна. Твое здоровье, пташка! — обращается он к Сесиль, салютуя ей своим бокалом.

Дяденька, ты явно перепил. Какой еще руководитель? Какого отдела? Мысли пытались оформиться в предложение, чтобы возразить ему, но не успели. Хэймитч чмокнул Сесиль, и ушел в направлении бара, не дав мне и шанса.

— В понедельник в девять утра, не опаздывай! — крикнул он, не оборачиваясь. Он что серьезно?

***

Стою на улице, наблюдая, как из здания ручейками вытекает людской поток. Если бы я курила, то сейчас был бы самый подходящий момент задымить. Пытаюсь застегнуть пальто, но пальцы меня не слушаются. Плюю на это занятие и просто крепче прижимаю полы к телу. Время четыре утра, самые стойкие остались веселиться дальше, в том числе и Сесиль. Я же, с непривычки, клюю носом и мечтаю оказаться в своей постели. В настоящий момент и в текущем состоянии — одна. Может, в другой раз поиграю в соблазнительницу?

«Да, обязательно», — убеждаю сама себя.

Пытаюсь сфокусировать зрение, высматривая такси. Невольно мое внимание привлекает автомобиль, припаркованный вниз по дороге. А точнее то, что происходит у этого автомобиля.

Мне кажется или это тот самый мужчина, что помог мне перед вечеринкой? Он стоит ко мне вполоборота, прижимая к двери машины миниатюрную блондинку, которая закинула одну ногу на его бедро. Его рука медленно скользит по ее бедру, забираясь все выше под ткань платья. Она без всякого стеснения одной рукой сжимает его довольно аппетитную задницу (отмечаю про себя), а другой жестко зарывается в его светлые волосы.

От столь горячих поцелуев мне становится жарко, пальто распахивается само собой. Пытаюсь отдышаться, не зная куда спрятать свои глаза, которые упорно возвращаются к разгоряченной парочке. Кажется им плевать, что они здесь не одни.

Боже, ну хоть в машину переберитесь, пожалейте окружающих.

Резко разворачиваюсь в противоположную сторону дороги и кричу:

— Такси!

Последняя мысль в моей голове не дает мне покоя. Мы определенно где-то встречались.

========== Глава 4 ==========

POV Пит

Дзынь!

Дзынь-дзынь-дзыыыынь!

Какого черта?! Хватаю подушку и с силой зажимаю голову.

— Проваливайте! Никого нет дома!

Тук-тук-тук!

За громогласным звонком следует настойчивый стук в дверь, окончательно вырывая меня из сладкой дремы.

— Боже, и мертвого поднимите! — пробубнил себе под нос и, исключительно на морально-волевых, поднял свое тело в относительно вертикальное положение.

С силой тру глаза, щурясь от уже успевшего подняться солнца. И как я забыл задернуть шторы? Хотя, вспоминая прошлую ночь, шторы меня волновали в последнюю очередь. Пытаясь прийти в себя, расправляю плечи и от души потягиваюсь, после чего провожу пятерней по волосам, приводя и без того выдающийся сеновал на своей голове в полный хаос.

Выскользнув, а точнее вывалившись из постели, запутавшись в простыне, посылаю в космос пару ласковых и плетусь проверять, кто выиграл в лотерее бессмертие и решил испытать его субботним утром.

ТУК-ТУК-ТУК

— Да иду я, иду! — проходя мимо гостиной, хватаю домашние штаны и, прыгая на одной ноге, кое-как натягиваю их на себя.

Взгляд машинально задерживается на зеркале, где алой помадой выведен номер телефона и отпечаток таких ненасытных этой ночью губ. Ухмыляюсь своим воспоминаниям о белокурой бестии, что так громко стонала подо мной, грозя перебудить всех соседей.

— Надеюсь это не миссис Хоппс, — восьмидесяти трехлетняя соседка была очень суровых нравов и пару раз уже пыталась устроить мне настоящую выволочку, застав в коридоре с одной из моих пассий.

Ключ с легким щелчком повернулся в замочной скважине, и дверь с легким скрипом отворилась, открыв звонившему обзор на молодого подкаченного мужчину, отчаянного зевавшего и абсолютно наплевавшего на отсутствие какого-либо верха на нем.

— Мистер Мелларк? — на пороге стояла молодая девушка в темно-синей униформе, сжимая одной рукой широкую лямку довольно увесистой на вид сумки.

Симпатичная, успеваю отметить про себя. Из-под кепки выбиваются слегка растрепанные волосы, переходящие в две косички. Как-то слишком по-детски, на мой вкус. Ей шло больше. Неосознанно перед глазами всплывает образ маленькой темноволосой девчушки, на которой я мечтал жениться в пять лет. Глупо, правда? Но ребенку простительно. Впрочем, к пятнадцати годам мысли о браке как ветром сдуло, заменив иными желаниями.

Отвлекаюсь от своих школьных воспоминаний, которые казалось, были уже давно забыты и погребены под пластом пройденных лет.

— Он самый! — демонстрирую лучшую из своих улыбок.

— Вам письмо, распишитесь в получении, — девушка сжала губы в тонкую линию и протянула мне тонкий конверт, на котором виднелась знакомая мне с детства марка с угольной шахтой. Двенадцатый…

Настала пора удивляться. В каком веке живет отправитель? В жизни не получал никаких писем. Из Двенадцатого мог написать только отец. Интернет он категорически не признавал, но телефон-то чем его не устроил?

После развода родителей папа собрал свои вещи и уехал обратно, а мама осталась со мной и братьями в Капитолии. Видимо давно я не звонил своему старику, раз он решил напомнить о себе таким дедовским способом.

— Готово! — черканул закорючку и забрал полагающийся мне конверт, не забыв, как бы невзначай, коснуться тонких пальцев девушки. Она вздрогнула и отдернула руку, словно обожглась, очаровательно залившись краской. Скромница. Оторвав взгляд от конверта в своей руке, с самой невинной улыбкой, на которую был способен, произношу:

— Может переспим?

Конечно, я не рассчитывал на ее согласие, но вид этой недотроги заставил меня немного пощекотать ей нервы. Цвету ее лица позавидовал бы самый сочный помидор. Девушка резко замахнулась и влепила мне смачную пощечину, добавив красок и моему лицу.

— Мудак! — выплюнула мне в лицо и, развернувшись на каблуках, пулей вылетела из подъезда, от души хлопнув дверью.

— Эй, ну дверь-то за что? — крикнул ей в вдогонку, потирая щеку.

Позади меня послышался щелчок, и из дверного проема высунулась седая голова моей соседки, полностью усыпанная бигудями всех цветов радуги. Кто вообще придумал эти штуки?

— Доброе утро, миссис Хоппс! — помахал старушке ручкой и поспешил захлопнуть дверь прямо перед ее любопытным носом. Вот ведь приставучая леди. Зная ее характер, уверен, что она подслушивала под дверью, ожидая уличить момент для эффектного появления со своими нотациями на тему воспитания молодежи. Поздно мне лекции читать, уже не переделать.

Пит, тебе почти тридцать, а ведешь себя как школьник, ей богу.

Закрываю дверь и прохожу на кухню, предварительно бросив конверт на полку. Письмо может подождать, а голод, как говорится, не тетка. Ночью я потратил слишком много энергии, которая требовала срочного восполнения.

Сварганив быстрый завтрак и сварив кофе, бреду в гостиную и усаживаюсь в любимое кресло. Конечно, приятнее, когда завтрак получаешь в постель, но сойдет и так.

За год свободного плавания я стал образцовым холостяком. И вот что я вам скажу: такая жизнь по мне! Никакого тебе выноса мозга или необходимости изображать идеального мужа. Хочу — в трусах хожу, хочу — без трусов. Хочу — поднимаю стульчак, хочу — опускаю. В общем, полная свобода действий.

Никто не гладит рубашки, не забивает холодильник до отвала, не обеспечивает регулярный секс. да и черт с этим всем. Я вполне могу и сам все устроить в лучшем виде. Я бы даже сказал, что с последним стало проще. Да и с холодильником я, конечно, перегнул. Продукты приносил я, Мэри готовила крайне отвратно. Единственное блюдо, которое можно было съесть, не боясь за свое будущее, были сырные булочки по рецепту ее бабушки. И она пекла их практически каждый божий день. каждый-божий-день! Не-на-ви-жу сырные булочки.

За два года семейной жизни я понял одно — черта с два я еще раз наступлю на эти грабли и женюсь.

Студенческий брак — отдельная история. С Мэри меня познакомил приятель на последнем курсе моего обучения в Художественной академии Капитолия. Она же только поступила на первый курс, а я, подсуетившись, вызвался помочь ей с первой практической работой. И закрутилось.

Она не походила ни на одну из моих бывших девушек: миниатюрная блондинка с огромными карими глазами, милым курносым носиком и пухлыми губками, будто созданными для поцелуев. Она была потрясающей! Всегда смешно задирала подбородок, когда привставала на носочки, чтобы дотянуться до моих губ. Короче, влюбился я до розовых соплей, аж вспоминать тошно.

Я мог часами наблюдать за ней, запоминая каждую черточку, каждый изгиб ее великолепного тела. Где-то в шкафу до сих пор пылится кипа ее рисунков, которые у меня так и не поднялась рука выбросить.

Все было как в избитом дешевом романе: свидания, признания, близость, мое предложение, ее согласие. Дурак. Повелся на всю эту мишуру, которая растаяла, как дым, спустя первые полгода брака. Начались упреки, ревность, первые скандалы, которые по первости удавалось гасить в постели. Что может быть лучше примирительного секса?

Я ждал, что она перебесится, повзрослеет и перестанет подозревать меня во всех грехах. Но ревность никуда не пропала, более того, она переросла в совершенно ненормальные формы.

Позже к ней добавилась зависть, настоящая профессиональная художественная зависть. Моя карьера после окончания учебы пошла в гору, я стал получать выгодные предложения и часто пропадал на разных объектах. Она же оказалась посредственной художницей, как ни прискорбно было это признавать. Целыми днями сидела дома и кляла весь свет за то, что ее никто не может оценить по достоинству. Мои же успехи просто выводили ее из себя. Приходя домой, я получал не улыбку любящей жены, а ироничный оскал и претензии-претензии-претензии.

Уже и не помню, кто сделал первый шаг к окончанию этой каторги. Да и какая разница? Просто однажды проснулся, посмотрел на уже давно нелюбимую женщину и понял, что не протяну больше и часа.

Подписи были поставлены, последние взгляды брошены и наши дороги разошлись в разные стороны.

И тут мне словно крышу снесло от обрушившейся на меня свободы. Я бросился в омут с головой: путешествия, вечеринки, новые знакомства, секс…много секса. Я сам не ожидал, что девушки будут так легко сдаваться на мою милость. Несколько комплиментов, умелых прикосновений и любая готова раздвинуть ноги. Вот так просто. Никаких обязательств.

Вчерашний вечер не стал исключением. В памяти вырисовываются очень пикантные сцены у машины, в машине, дома. Чувствую нарастающее возбуждение ниже пояса. Ерзаю в кресле, выбрасывая из головы развратные мысли и в один глоток допиваю кофе. Девчонка попалась темпераментная, можно как-нибудь повторить. Перевожу взгляд на зеркало, на котором она оставила свой номер.

Кстати о номерах! Поднимаю с пола серый пиджак, сброшенный вчера по пути в спальню, и начинаю рыться в карманах. Со второй попытки извлекаю нужную мне визитку. Вечер определенно прошел успешно. Удалось не только отлично провести ночь, но и получить очень заманчивое предложение по работе. Вот что значит репутация, мои таланты хорошо известны в художественных кругах. На моей памяти без работы мне сидеть не приходилось. Сарафанное радио работает как часы. Заказы сменяют один другой.

Мне нравится работать в свободном графике, ненавижу офисные аквариумы, в которых нужно торчать от звонка до звонка.

Отношу посуду на кухню и возвращаюсь в комнату. Остановившись у высокого стеллажа, забитого моими работами, думаю с чего бы начать. Нужно отобрать лучшее для портфолио. Этим, пожалуй, и займусь.

========== Глава 5 ==========

Комментарий к Глава 5

Хотела придержать следующую главу, но не стану) Так сказать, от нашего стола -вашему столу!

По продолжению есть мысли, но пока не знаю, когда начну писать. Возможно возьму небольшой перерыв, думаю я неплохо потрудилась для первого раза) Посмотрим насколько понравятся эти главы.

P.S. Бонус POV Хеймитч :)) Для меня писать его мысли - это кайф в чистом виде, но так же огромная ответственность. Не судите строго!

POV Китнисс

Стою перед дверью своего кабинета и наблюдаю, как рабочие выносят мебель, технику и прочий хлам, изрядно накопившийся за годы работы. Несколько раз моргаю, пытаясь осознать увиденное, попутно выхватывая горшок с фикусом, подаренный мне коллегами на прошлый день рождения. Ненавижу этого уродца, но и отдать неизвестно куда не позволю.

— Какого черта здесь происходит? — мой голос звенит от возмущения.

— Приказ начальства. Мисс, отойдите и не мешайте работать, — перекатывая в зубах зубочистку, указывает мне усатый грузчик, чуть не сбив меня моим же компьютерным стулом.

Если бы я была персонажем комикса, то сейчас над моей головой непременно загорелась бы лампочка.

Разворачиваюсь и мчусь в отдел кадров, все еще надеясь, что мы просто переезжаем в более просторный и светлый кабинет.

Кабинет действительно будет более просторный, светлый, да и на семь этажей выше… только отдел совершенно другой.

— Лесли, я ничего не понимаю. Что значит мой отдел реорганизован? Когда? Почему меня никто не предупредил? Какого черта меня без меня женили? — засыпаю вопросами секретаря, которая даже не удосужилась поднять на меня глаза, яростно что-то печатая.

— Вот приказ о твоем переводе и номер нового кабинета, тринадцатый этаж, по коридору направо. Тебя уже ждут.

Выдергиваю листок бумаги из ее рук, поудобнее перехватываю фикус и направляюсь в указанном направлении. С каждым шагом злость росла все сильнее, закипая, как вода в чайнике.

POV Хеймитч

Перекатываю в руке бокал, до краев наполненный янтарной жидкостью. Все лишние мысли растворяются, как кубики льда. Вдыхаю терпкий мускатный аромат, зажмурившись от удовольствия. Отличное начало понедельника!

БАБАХ!

Дергаюсь от резкого хлопка двери, расплескав на новые брюки половину живительной влаги. Твою же мать…

Не иначе как ад разверзся прямо посреди моего кабинета, явив мне дьявола во плоти. Раскрасневшееся лицо, будто бежала все 13 этажей по лестнице, глаза словно грозовые тучи, челюсть ходит ходуном от напряжения, каштановые волосы в беспорядке торчат во все стороны. А это что за пальма? Перевожу взгляд на цветочный горшок, который совершенно не вяжется с общей картиной.

Пора бросать пить, отставляю бокал подальше от себя.

— Ты опоздала.

— Я требую объяснений! На каком основании меня перевели в ваш отдел? — яростно трясет она перед моим носом листком бумаги.

— Твой бывший начальник совершенно не умеет блефовать, — спокойно отвечаю этой фурии. Девчонка совершенно не умеет держать себя в руках.

— В смысле?

— Умел бы, не проиграл бы тебя в карты, — улыбаюсь до ушей от вида ее вытянувшегося лица. Какой волшебный звук тишины.

— Шучу, солнышко! Фрэнк мастер блефовать, но куда ему до старика Хеймитча, — подмигиваю ей.

— Да как вы…Да я…сейчас же… — задыхаясь от возмущения, начинает махать свободной рукой и, с яростью, ставит свою пальму на мой стол.

— Детка, повеселились и будет. Тебе разве не сказали, что твой отдел реорганизовали— выдерживаю паузу, выискивая огонек здравого смысла в ее глазах. Пусто. — Убрали, закрыли, по миру пустили, понимаешь? — щелкаю пальцами перед ее носом, чтобы привести в чувства. — Скажи спасибо, что природа наградила тебя ладной фигуркой и смазливой мордашкой. Хотя, ей богу, пять минут наедине с тобой и я готов доплатить, чтобы больше никогда тебя не слышать.

Кажется, до нее начинает доходить реальность происходящего. Аллилуйя! Китнисс с шумом опускается в кожаное кресло у моего стола и закрывает лицо руками. Только не надо грязи! Она же не собралась рыдать?

— Не вздумай реветь, — озвучиваю свои мысли вслух, на что получаю недовольный взгляд. Слез не наблюдаю, что несомненно радует.

— Ну прости старого дурака, не думал что ты так взбесишься. Считай, что тебе повезло и я вовремя тебя спас от гарантированного вылета на улицу.

— Мне нравилась моя работа, — бурчит она себе под нос, но ярого сопротивления с ее стороны уже не наблюдаю. — Почему я? И зачем вообще я вам понадобилась?

— Вооот, начинаешь задавать правильные вопросы, солнышко. — По глазам вижу, что она собралась что-то возразить. — И, опережая твою любезную просьбу, нет, я не перестану называть тебя солнышко, детка и вообще всем, чем мне придет в голову. Привыкай!

Сажусь обратно в свое кресло, достаю из стола папку и протягиваю ей.

— Здесь ты найдешь все необходимое. Последние тенденции, планируемые интервью, план на сезон и прочая чепуха. Если возникнут вопросы, милости прошу. Тебе невероятно повезло. Наш отдел — это мечта, детка.

— Боюсь, что у нас с вами разные представления об этом, — вздернув свой хорошенький носик, заключает шатенка.

— Если коротко, мы отвечаем за дизайн журнала, согласовываем итоговую верстку, записываем интервью, проводим фотосессии и так далее и тому подобное. Героев для статей находит Сесиль, в представлении не нуждается. Одежду и образы подбирает команда стилистов. За иллюстрации у нас будет отвечать новенький, тоже должен сегодня подойти. — Смотрю на часы. Обещал быть в одинадцать. — Ну, а я просто главный, меня можно не беспокоить!

— И чем же предполагается заниматься мне?

— О, а я разве пропустил тебя? Ты будешь брать интервью и периодически мелькать в фотосессиях. Не переживай, тебя никто и не заметит, все смотрят только на творения Цинны.

POV Китнисс

Ты будешь брать интервью и периодически мелькать в фотосессиях. Не переживай, тебя никто и не заметит, все смотрят только на творения Цинны.

ЧТО?

— Мистер Эбернети.

— Называй меня Хеймитч, я еще молод для всяких там мистеров, — в очередной раз перебивает меня мужчина и откидывается в своем кресле, ожидая продолжения. Как можно быть настолько невозмутимым?

— Вы же сами видите, что я, мягко говоря, не самая приветливая девушка.

— Не в бровь, а в глаз, солнышко! Обаяния в тебе как у твоей пальмы, — хриплый смешок вырывается из его груди, а взгляд указывает на мой фикус. Ну спасибо! Пфф.

— У меня есть время подумать?

— Максимум до обеда, но мой тебе совет, засунь подальше свой скверный характер и пораскинь мозгами. Наш журнал лучший в Панеме, многие готовы мать родную продать, чтобы попасть сюда. Ты готова оказаться на улице? Гордая и нищая. Отличные перспективы, солнышко.

Нервно постукиваю пальцами по подлокотнику кресла. Не хочу признавать, но он прав. Меня бросает в дрожь от одной мысли, что придется вернуться к жизни, которую я вела только приехав в столицу.

— Я приложу максимум усилий, но друзей заводить я не умею, — пожимаю плечами.

— А мне твоя дружба не нужна. Выучи пару удачных поз для съемки и читай вопросы, которые тебе заранее подготовят. И улыбайся, крошка. Надеюсь, удачно подобранный наряд и макияж, отвлекут собеседников от твоего скверного характера.

Сильнее сжимаю челюсть, чтобы не выплюнуть очередную колкость. Не время, Китнисс. Сейчас ты не в том положении. Лучше помолчи, послушай и сделай как просят. Читать готовые вопросы? Нет проблем!

Послышался стук и, в приоткрывшуюся дверь кто-то заглянул.

— Можно? — легкий кивок головы от Хеймитча.

Слышу хлопок закрывшейся двери и приближающиеся шаги. Не могу видеть вошедшего, так как сижу спиной ко входу, но голос… Оборачиваюсь и встречаюсь со взглядом голубых глаз, сглатываю, вжимаясь сильнее в кресло.

Сейчас, при свете дня, у меня, наконец, появилась возможность, как следует разглядеть этого загадочного незнакомца.

Блондин среднего роста, спортивное телосложение, пухлые губы и потрясающие голубые, нет, васильковые глаза! Мамочка. Одет в темно-синие джинсы и светлую футболку, подчеркивающую рельеф его тела. Из-под короткого рукава футболки выглядывала татуировка, рассмотреть которую не представляется возможным. В руках он держит куртку и несколько папок.

Ошибиться я не могла, именно с ним я столкнулась перед вечеринкой… и после нее. Чувствую, как мои щеки наливаются румянцем.

— Я уже думал, что ты не придёшь, парень! Проходи. — Хеймитч слегка отрезвил меня своим голосом. Я постаралась пригладить волосы и выпрямить спину.

— Китнисс, знакомься, твой коллега — Пит Мелларк.

Стоп. Он сказал Мел…? Кажется, мое сердце пропустило удар, а может и вовсе остановилось. Как это вообще возможно? Вскакиваю с кресла, не зная куда бежать.

Пит… у него же были очки, он вообще был другим! Пытаюсь соотнести парня из прошлого с тем мужчиной, что сейчас стоит передо мной. Это определенно он.

Мой мечущийся взгляд останавливается на чем угодно — потолок, пятно на стене, шуршанию жалюзи. Только не смотри, не смотри. Смотрю.

— Приятно позна… — начинает парень.

С ужасом наблюдаю, как приветственная улыбка медленно сползает с его лица, а брови начинают движение к переносице.

Его внимательный взгляд пробегается по мне с ног до головы, останавливаясь на моих глазах, заставляя меня съежиться. Могу видеть, как резко расширяются его зрачки, в которых я читаю отражение собственной мысли — узнавание.

— Нет-нет, не останавливайтесь. Я успею сбегать за попкорном? — вздрагиваю от хриплого голоса Хеймитча и понимаю, что попала.

«Остановите глобус, я сойду.»

========== Глава 6 ==========

Комментарий к Глава 6

Она сама себя написала, честное слово! Я хотела сделать перерыв)

Понимаю, что здесь немного, но если учесть, что могло вообще ничего не быть, то думаю вас должно порадовать :)

POV Пит

Удивлен ли я? Несомненно.

Никак не ожидал, что когда-нибудь встречу её снова. Тем более, здесь, в Капитолии. Столкнись мы несколькими годами ранее, я, быть может, растерялся и не знал с чего начать разговор. Хотя о чем нам, собственно, говорить? За все школьные годы мы и парой слов не обмолвились. Зато обменялись кое-чем другим.

Прошло десять лет, я больше не тот влюбленный в нее юнец, мечтающий о высоких чувствах. Романтикой я сыт по горло.

Ее реакция на меня вызывает улыбку. Не сомневаюсь, что она меня узнала. Иной причины для столь странного поведения я не могу придумать. Судя по ее виду, она готова выпрыгнуть в окно. Неужели я настолько страшный?

— Китнисс, сколько лет, сколько зим, — закрываю за собой дверь и подхожу ближе. Мой шаг вперед, ее шаг назад. Сбежать решила? Не выйдет.

А девочка выросла, отмечаю про себя. Если честно, то я представлял ее совсем другой. Какой? Да черт его знает. Просто другой. Замужем за одним из шахтеров, с которыми она все детство таскалась по лесу.

Перевожу взгляд на ее руки, которыми она теребит край своей бежевой блузки. Кольца нет, но это ни о чем не говорит. Свое я никогда не носил.

Скольжу взглядом по ее тонкой шее, заворожено останавливаясь на нервно вздымающейся груди. Машинально облизываю губы. Сейчас она намного аппетитнее.

— А детки, оказывается, знакомы, — весело заключает Эбернети. — Вот и ладушки! Пропустим все эти прелюдии с представлением. Сразу обозначу, что мне плевать где и сколько раз вы трахались, здесь вы на работе и прошу вести себя соответствующе.

О, а старик сразу к делу. Всего то раз, да и тот оставлял желать лучшего.

— Я бы попросила! Мы просто учились вместе и точка, — впервые подает голос девушка.

Отрицание? Ну ладно, посмотрим, как ты запоешь, когда мы останемся с глазу на глаз. Почему-то я не сомневаюсь, что такой случай представится, и не раз.

— Как я сказал, мне плевать! Сели оба! У меня сейчас шея отвалится на вас пялиться, — властно указав на два кресла перед столом, мужчина потянулся к бокалу и сделал приличный глоток. А с ним шутки плохи.

Опускаюсь на предложенное место и готовлюсь впитывать информацию. Китнисс следует моему примеру, усаживаясь напротив меня. В следующее мгновение она закидывает ногу на ногу, слегка оголив тем самым свои коленки, что не остается без моего внимания. Впервые вижу ее в юбке, пусть и достаточно строгой.

— Я принес несколько своих работ, как и договаривались, — отвлекаюсь от столь заманчивого вида и протягиваю Эбернети увесистые папки с моими работами. Он берет их и бросает на край стола, даже не думая в них заглядывать.

— Я видел, на что ты способен, парень, и меня все устраивает, — поясняет он, проследив за моим взглядом. — Перейду сразу к делу. Через две недели у нас дедлайн, к этому времени мне нужен готовый материал. Завтра у вас двоих встреча с Цинной, он покажет наброски осенней коллекции и разъяснит, что от вас требуется, — Хеймитч переводит взгляд с меня на Китнисс, у которой, наконец, получилось взять себя в руки и закончить детский сад, что она тут устроила.

— Так, ребятки, с вами безумно весело, но у меня еще куча дел, так что проваливайте, — заключил Эбернети и всем своим видом дал понять, что нам пора выметаться.

Китнисс не пришлось просить дважды. Получив повод, она поспешила за него ухватиться и пулей выскочила в коридор. Поднявшись, я кивнул Хеймитчу и последовал ее примеру.

Выйдя из кабинета, оглянулся по сторонам и прибавил шагу, чтобы успеть за удаляющейся девушкой. И как только женщины умудряются так быстро ходить на каблуках? Их где-то этому учат? Нагнал ее только после второго поворота и, резко остановив, слегка прижал к стене, преградив путь к отступлению.

— Попалась? — придвигаюсь ближе, уперев руки по обе стороны от ее лица.

— Отойди, — чеканит она. — Очень приятно было повидаться, но я спешу.

— Сначала объясни, что за цирк ты там устроила? Разве так встречают старого друга?

— игнорирую ее просьбу.

— Мы никогда не были друзьями, — она смотрит мне прямо в глаза.

— А кем же мы были друг другу, Китнисс? Знакомыми? Лишь отчасти. Любовниками? Слишком громкое слово для того, что было.

— Мелларк, что ты хочешь от меня услышать? Этот разговор если и имел смысл, то десять лет назад. А сейчас мы два совершенно незнакомых человека, которые по случайному стечению обстоятельств оказались в одной лодке, — ее голос тверд и спокоен. Я же совершенно одурманен ее близостью.

— Неужели боишься меня? Я не кусаюсь. Если, конечно, сама не попросишь, — растягиваю губы в улыбке, наслаждаясь видом ее алых щек.

— Дурак! Я тебя не боюсь, — с вызовом отвечает девушка, гордо вздернув подбородок.

— А зря, — наклоняюсь и шепчу ей на ухо. Меня забавляет вся эта ситуация.

Китнисс пытается строить из себя саму невозмутимость, но у нее на лице все написано. Я знаю, когда нравлюсь девушке. Вот только зачем мне все это? Я не хочу серьезных отношений, не сейчас. Затащить ее в постель и показать все, чему я научился за эти годы? Неплохая идея. Только стоит ли игра свеч? Пока у меня нет ответа.

Выбираю самый разумный вариант в настоящее время.

— Твоя взяла, увидимся завтра, — освобождаю ее из своего захвата и, не дожидаясь ответа, разворачиваюсь и ухожу в направлении лифта.

Думаю, мне здесь понравится… Или я прокляну это место. Третьего не дано.

========== Глава 7 ==========

POV Китнисс

— Уже соскучилась? — бархатистый шепот на ухо, вызывающий прорву мурашек по всему телу.

Закусываю нижнюю губу и откидываю голову назад, оказавшись тем самым на широком мужском плече. Его парфюм сводит с ума. Закрываю глаза, наслаждаясь ароматом этого мужчины. Ноги предательски подкашиваются, но он не дает мне упасть, обхватив меня со спины и прижав к своей широкой груди. Чувствую, как тяжело он дышит.

Разворачиваюсь в кольце его рук, оказавшись, нос к носу со своим «крышесносителем», иначе и не назвать.

— Тсс, — прижимаю палец к его губам, останавливая от таких ненужных сейчас слов.

— Просто заткнись, Мелларк.

Мужчина подчиняется, медленно обхватывая мой пальчик губами, не сводя с меня своих голубых омутов. Чувствую его горячий язык, который начинает осторожно скользить по моему запястью. Сглатываю, перемещая руку на шею парня. Провожу еще влажным пальцем по вздувшейся венке, опускаюсь ниже. Тонкая ткань футболки не мешает почувствовать его напряженные мышцы. Подцепляю ее взволнованными пальцами и тяну вверх, открывая доступ к такому желанному телу.

Мозг полностью отключается, второй рукой притягиваю его за шею и впиваюсь в мягкие податливые губы, слегка приподнимаясь на носочках. Наши языки тянутся друг к другу, сливаясь в жарком поцелуе. Ничего общего с теми неловкими слюнявыми чмоками, что были у нас когда-то.

— Китнисс…

Моя кожа горит от его прикосновений, требуя большего. Он словно читает мои мысли, подхватывает за ягодицы и усаживает на край стола в переговорной офиса.

Стол завален кипой бумаг: макеты, графики, фотографии. Успеваю заметить, что напротив каждого стула лежит папка с ручкой. Похоже, здесь все готово к совещанию. Опасность быть застигнутыми, разгоняет кровь по венам с удвоенной силой. Обхватываю ногами бедра Пита и кусаю за шею, на секунду удерживая нежную кожу своими ровными зубами. Из его рта вырывается стон, который я тут же прерываю очередным поцелуем.

Пит давит мне на плечи, заставляя опуститься на гору пестрых образцов каких-то тканей. Не давая опомниться, подхватывает меня под коленки, притягивая к самому краю, выгибаюсь как кошка от его действий. Как же я соскучилась по физической близости.

— Не останавливайся, — умоляю его, на что получаю дьявольскую ухмылку.

Тянусь руками к ремню на его джинсах, чувствуя, что он уже готов, так же как и я. Он перехватывает мои руки и помогает справиться с пряжкой. Приспускаю его джинсы вместе с бельем, заведя пальцы за резинку его боксеров. Как удачно, что я в юбке, которая давно собралась складками на моей талии, открывая доступ к самой интимной части моего тела.

— Нетерпеливая, — сбивчиво шепчет парень, а я не могу отвести взгляд от его вздымающегося естества, упирающегося во внутреннюю часть моего бедра. В наш первый раз я так боялась и смущалась, что не могла себе позволить как следует рассмотреть его.

Ухмыляется, проследив за моим взглядом. Вот ведь паршивец! Не давая мне времени опомниться, умелым движением отодвигает мои трусики в сторону и резко входит в меня, начиная ритмичные движения, ускоряясь с каждым новым толчком. Зарываюсь пальцами в белокурые локоны и полностью отдаюсь этому сумасшедшему танцу разгоряченных тел.

Поглощенная процессом, не замечаю, как соскальзываю со стола и стремительно падаю.

***

Резко распахиваю глаза, пытаясь не выплюнуть свое сердце, отстукивающее сумасшедший ритм. Тело до сих пор содрогается от мелких мурашек, волосы слиплись и неприятно спадают на глаза. Ошарашено смотрю по сторонам, пытаясь сообразить, где я. Обнаруживаю себя на махровом коврике у кровати, лоб горит огнем, тянусь к нему рукой и замечаю на пальцах алые капли крови. Замечательно, я еще и бровь умудрилась рассечь, эффектно спланировав на пол.

Вдох-выдох. Что это сейчас было?

До боли закусываю губы, прокручивая в памяти кульминацию своего сна. Сна? Из груди вырывается протяжный стон, а колени предательски трясутся. Такого Мелларка я никогда не знала! Стоило этому призраку далекого прошлого снова объявиться в моей жизни и меня атакуют такие сны, что впору перекреститься и бежать в церковь.

Я, конечно, понимаю, что семь месяцев без секса дают о себе знать, но чтобы так. Переворачиваюсь на живот, пытаясь освободиться от плена мокрой простыни, сковавшей меня по рукам и ногам. С горем пополам справляюсь и подтягиваю свое тело обратно, откидываясь на подушки.

И ведь на самом интересном! Стоп, так нельзя. А почему, собственно, нет? Я взрослая женщина, не какая-то там ханжа или мужененавистница. Почему я так реагирую на его появление? На ТАКОЕ его появление.

Воспоминания уносят меня в тот вечер, когда я решилась расстаться с девичьей честью. Пытаюсь сопоставить того Пита и ЭТОГО. Понимаю глупость сравнения, так как моя больная фантазия нарисовала такие вещи, которым прежний Пит и названия-то подобрать не смог бы. Противный червячок в моей голове не дает спокойно думать. А какой он сейчас? Наверное, у него было много женщин.

Перед глазами всплывает жаркая картина, невольным свидетелем которой я стала накануне. Там определенно был он с какой-то шалавой. Улыбаюсь. Оскорбление блондинки доставляет мне какое-то извращенное удовольствие. Сомневаюсь, что после такой прелюдии они разошлись по домам. Это мысль заставляет меня сжать зубы, я прямо слышу их скрип.

Кабель! Наверняка опробовал с этой смазливой курицей все возможные горизонтальные плоскости. Так, Китнисс, брось! Он свободный мужчина и может таскать в свою постель кого пожелает.

Черт, почему так скверно на душе?

Да потому что он тебе понравился, дура! Только этого мне еще не хватало — нравоучений от внутреннего голоса.

Впрочем, глупо отрицать. Он приглянулся мне еще на той злосчастной вечеринке. Не удивительно, что я его не узнала. Он сильно изменился. Будь он таким в школе, я бы первая стояла в очереди! Но он был щуплым парнишкой в очках, изредка бросавшим на меня косые взгляды на уроках.

Бесцельно валяюсь в постели еще минут пятнадцать, после чего сбрасываю одеяло на пол и плетусь в душ, чтобы окончательно смыть с себя остатки сна, попутно захватив с собой пошлые мысли, взрывающие мозг.

Включаю воду и встаю под теплый поток. Намыливаю тело мягкой губкой, очерчивая тонкими пальцами ореолы сосков. Мысли возвращаются к моему сну. Его горячие губы, ласкающие каждый уголок моего тела, сильные руки, сжимающие бедра. Мочалка давно упала на пол. Меняю режим, на более прохладный, надеясь остудить свой пыл. Чувство неудовлетворенности тугим узлом сжимает изнутри.

Окончательно продрогнув, выбираюсь из душа и подхожу к зеркалу, протирая запотевшее стекло ладошкой.

— Господи, что за красотка?! — рассматриваю распухшую бровь, кровь давно остановилась, но обработать не помешает. Достаю из шкафчика аптечку и, морщась от щиплющей боли, аккуратно промакиваю ранку ваткой, после чего заклеиваю пластырем. Сойдет!

И как прикажете после такого подъема ехать в офис и смотреть в глаза этому голубоглазому дьяволу?

Вздыхаю и плетусь на кухню, чтобы приготовить завтрак на скорую руку. Времени совсем впритык, нужно шевелить булками.

Зажав в зубах бутерброд с сыром, прыгаю на одной ноге, пытаясь победить колготки. Все замечательно в осени, кроме необходимости утепляться. Победно вскидываю руки вверх, справившись с этой задачей. Перевожу дыхание, откидывая уже высохшие волосы назад. Очередь за малым. Выуживаю из своего шкафа хлопковое платье-футляр чуть ниже колена с довольно целомудренным вырезом на груди. Кто бы мог подумать, что я привыкну к платьям? Китнисс, себя-то хоть не обманывай — платья ты носишь раз в пятилетку. Встряхиваю головой, отгоняя противный внутренний голос.

Переодевшись, наношу легкий макияж, делая акцент на глаза, которые прекрасно гармонируют с серым цветом платья. Обуваю туфли на невысоком устойчивом каблуке, беру сумку и накидываю на плечи легкое пальто. Уфф, миссия выполнена! Подмигиваю своему отражению в зеркале прихожей и выхожу из квартиры.

***

— Боже, Китнисс, что случилось? — Сесиль цепко хватает меня за подбородок и разворачивает к свету, чтобы лучше рассмотреть мою заклеенную пластырем бровь.

Вот так и знала! Не успела я зайти в кабинет, как столкнулась с разодетой, как на парад, коллегой. Чересчур короткая юбка горчичного цвета, в которую заправлена шелковая блузка цвета…эээ…даже не могу сообразить какого, в общем, очень яркого и совсем не сочетающегося с юбкой. Но что я смыслю в моде, чтобы судить?

— Снова с дерева упала, любительница шалашей повыше? — оборачиваюсь на голос Пита, который вальяжно зашел в кабинет следом за мной, насвистывая незатейливую мелодию и небольшими глотками уничтожая капучино.

— Просто упала с кровати, — мычу скорее себе под нос, чем отвечая кому-то конкретно.

— Плохой сон приснился, — о да, Китнисс, очень-оооочень плохой сон. — А у кого-то отличное настроение? — хмыкаю, пытаюсь перевести тему.

Парень снимает солнцезащитные очки, открывая доступ к своим восхитительным глазам и озаряет всех присутствующих определенно лучшей из своих улыбок. Вот жеж искуситель! Так не честно! Верни очки на место.

— Просто выспался. Да и погода сегодня отличная! — перевожу взгляд за окно. Действительно, не иначе как бабье лето вспомнило о своей недоработке и решило порадовать жителей столицы теплыми солнечными лучиками.

— Ауу! Больно же! — шиплю я, совсем не ожидая получить толчок по ребрам от Си.

Девушка наклоняется к моему уху и, прожигая Пита весьма неприличным взглядом, шепчет:

— Китнисс, немедленно расскажи мне, что это за умопомрачительный парень разлегся на нашем диване?! — требует от меня ответа Сесиль.

Пит, кажется, увлечен ковырянием в телефоне и не замечает столь бурной реакции на свою персону.

— Кхм, кхм, — откашливаюсь, делая голос громче. — Знакомься, Пит Мелларк, мой… наш новый коллега. Пит, это Сесиль Экхорт, моя старая коллега, — обреченным голосом представляю их друг другу.

Пит отрывается от телефона и внимательно изучает новую знакомую. Так бы и вырвала эти глаза!

— У вас в офисе все девушки такие красотки? — подмигивает он Си, которая кажется уже спланировала их свадьбу и рождение семерых детей.

— Только Сесиль, — цежу я сквозь зубы, не давая, уже открывшей рот подруге вставить и слово.

— Ты слишком самокритична, Китнисс. Тебя Бог внешностью точно не обделил. Кстати, отличное платье! — делает мне комплимент парень, так и поедая взглядом. — Не зря ведь тебя выбрали в качестве новой модели.

Так бы и смазала с его лица эту самодовольную улыбочку, но сердце предательски сжалось.

— Так-так-так! Я что-то пропустила? И почему ты молчала?! — звонко верещит мне над ухом Сиси. — Это же потрясающая новость! О, Нисс, я так и вижу тебя на обложке. Такая куколка! — она выхватывает мою руку и прижимает к своей груди, воодушевленная донельзя.

— Они еще пожалеют о своем выборе, получив на выходе оловянного солдатика в красивой обертке, — прыскаю, выдергивая свою руку из тисков.

— Не вижу никаких проблем! Тебе повезло, что у тебя есть я, — тычет себе в грудь указательным пальцем Сиси. — Сегодня в семь вечера у меня, научу тебя всем премудростям! Вот увидишь, номер с твоими снимками разлетится как горячие пирожки. Парни слюни оттирать от страниц замуча…

— Так стоп! Давай без парней и слюней, пожалуйста.

На выдохе, опускаюсь в кресло, переваривая услышанную информацию. Отвязаться от Сесиль будет очень сложно. Просто невозможно! Бросаю взгляд на Пита, который притих и прямо-таки наслаждался нашей перепалкой. Ну прямо лис в курятнике, не иначе!

Тук-тук.

Три пары глаз разом устремляются на звук. Дверь приоткрывается и появляется тот, ради кого мы все, собственно, и собрались здесь. Ну мы с Питом точно, а что тут забыла Сиси, я даже не берусь предполагать.

Цинна!

— Доброе утро. Не ожидал, что окажусь последним. Меня зовут Цинна, я главный стилист этого журнала, — представляется темнокожий мужчина, совершенно не нуждающийся в представлении даже для такой, далекой от моды, дамы как я.

Комментарий к Глава 7

Платье Китнисс, только в сером цвете: http://funkyimg.com/i/2hF62.jpg

За сон прошу тапками не бросаться) В реальности подобные повороты еще рано описывать, а в таком виде в историю достаточно логично вписывается, как мне кажется.

========== Глава 8 ==========

POV Китнисс

Я какая-то неправильная женщина…

Хуже наказания, чем поход по магазинам, я и помыслить не могла раньше. О, как же я ошибалась! С удовольствием бы пробежалась по десятку бутиков, может даже с Сиси, лишь бы не участвовать в этой адской примерке.

Нет, платья просто потрясающие! Цинна знает свое дело и я действительно бесконечно счастлива, что именно он является главным стилистом. Но модель из меня, прямо скажем, не ахти. Его команда подготовки в лице Флавия, Вении и Октавии уже битый час крутят меня во все стороны, довольно обидно отзываясь о моей грации. Пфф!

Сесиль давно сдуло попутным ветром в неизвестном мне направлении. Надеюсь она забыла про свое предложение обучить меня азам позирования.

Перевожу взгляд на излишне перекрашенного мужчину с замысловатыми кудряшками на голове.

Флавий смешно пыхтит и, клянусь, поругивается себе под нос, пытаясь заставить меня стоять спокойно и дать ему возможность снять мерки.

– Да замри же, умоляю! – получаю очередную порцию возмущения с трех сторон разом.

– У меня уже ноги отваливаются! Пощадите, вы второй час надо мной издеваетесь. – Жалобно скулю, бросая обиженный взгляд на Пита и Цинну, расположившихся за столом в углу комнаты.

Вот уж кому замечательно! Сидят себе рисунки рисуют, да чай с плюшками уплетают! Только и слышно, как они щебечут что-то на своем, не замечая, что у человека тут, может быть, жизнь рушится. Цинна уже час общается с Питом, объясняя ему какие эскизы потребуются для статьи, а что нужно непосредственно для пошива платьев и других моделей. Пит кивает, размашистым движением кисти рисуя что-то в своем блокноте. Он так сосредоточен, что я могу следить за ним, не боясь быть пойманной.

Закатываю глаза, пытаясь взять себя в руки. Терпи, Китнисс. С легким свистом начинаю делать глубокие вдохи и выдохи.

– Смена! Вения, где фуксия из зимних флэшей? – стону в голос, услышав комбинацию страшных слов. Ничего хорошего не жду. Сейчас они притащат очередное платье и начнут подгонять под мою фигуру. Утыкают иголками как куклу Вуду! Громко фыркаю, пусть знают мое отношению к этому занятию.

Как дрессированная собачка отхожу за ширму и замираю, расставив руки в стороны, всем своим видом показывая, что меня можно раздевать. Именно раздевать, потому что сама я это сооружение никогда в жизни не сниму.

По кабинету разносится трель телефонного звонка. Привстаю на цыпочки, высовывая нос из-за ширмы. Надеюсь это Хеймитч срочно вызывает к себе. Но нет, вижу как Пит шарит по карманам, выуживая свой телефон.

– Прошу прощения, – извиняется мужчина, поднимаясь и отходя к окну, чтобы спокойно ответить на звонок.

– Привет. Да. Погоди, ты говорила про следующие выходные. – Замираю, прислушиваясь к разговору. Да, так делать некрасиво и неприлично, но он явно разговаривает с девушкой. Возможно даже с той самой блондинкой. Хотя почему я решила, что она у него одна?

Морщу нос, впиваясь пальцами в подол своего платья с такой силой, что Вения громко ахает и спешит освободить цветной лоскуток из плена моих рук.

Пытаюсь вывернуться из-за ширмы и добавить к звуку еще и видео ряд, но цепкие руки стилистов не дают мне сдвинуться с места. Излишне громко выдыхаю, скрестив руки на груди. Я на такое не подписывалась!

Возвращаюсь мыслями к Питу, который активно что-то обсуждает. Боже какой у него сексуальный голос… Зажмуриваюсь, наслаждаясь этим потрясающим тембром, попутно позволяя Флавию наконец-то стянуть с меня платье.

Так, стоп! Про что это он? Распахиваю глаза, превращаясь в сам «слух».

– Это он там шумит? Тише, дружок! Соскучился по папочке? – мягкий смех Пита, громкий звук моей падающей челюсти.

У Пита есть ребенок?? Может он еще и женат? Дура ты, Китнисс.

Если подумать, то я совершенно ничего о нем не знаю. Такой мужчина вряд ли долго будет свободен. На что ты, собственно, рассчитывала? Опять этот мерзкий внутренний голос.

– Ай! – начинаю шипеть, получив укол иголкой в районе своей пятой точки. Бросаю яростный взгляд на Флавия, который лишь разводит руками, мол «извини, сама виновата, меньше надо крутить задом».

Черт, я совершенно прослушала большую часть разговора! О чем он сейчас?

– Да, все в силе. Заеду в субботу и заберу на выходные. Поцелуй его за меня, – добавляет он чуть тише, но мои натренированные за 10 минут разговора уши, ловят и эти его слова.

Я расстроена? Да.

Из-за того, что у него есть ребенок? Нет, определенно не поэтому.

Наверное, у него такие же золотистые волосики, голубые глазки и невероятные ямочки на щечках. Чувствую, как на лице расползается улыбка от появившегося перед глазами образа малыша. Думаю Пит хороший отец. В школе он постоянно носился с какой-нибудь живностью, за что неплохо получал от матери. То найдет сойку с поврежденным крылом и начнет выхаживать, то утащит хлеб из пекарни и накормит свору дворовых собак.

И откуда я столько всего о нем знаю? Эти воспоминания становятся для меня откровением в какой-то степени. Я никогда не задумывалась о том, что он всегда был где-то рядом, что я всегда его видела. Видела, но не замечала. А теперь уже поздно.

Мать ребенка. Вот тот фактор, что меня задел. Та, с которой он так миловался несколько минут. Я, конечно, половину разговора прослушала, но могу догадаться в каком формате шла беседа.

– Готово! Да вознагради нас всевышний! Мы закончили! – команда стилистов начала дружно обниматься, целовать друг друга в щеки и бросать на меня укоризненные взгляды. Естественно, я сделала вид, что ничего не заметила. С большим трудом удержалась от того, чтобы показать им всем язык.

Переодеваюсь в свое платье и буквально вываливаюсь на свет божий, попутно поправляя прическу.

Кожей чувствую, что Пит смотрит на меня. Нет, не буду поворачиваться, пусть хоть дырку прожжет. Пора мне закатать губу и строить с ним сугубо профессиональные отношения.

– Китнисс, ты невероятна хороша в каждом из образов. У меня появилось несколько новых идей, глядя на твой грозный вид. – Мягко улыбнулся Цинна, взяв мои холодные руки в свои. Мне даже стало как-то неудобно перед этим мужчиной за свое глупое поведение.

– Кхм, кхм.. Мы вам не мешаем? – серьезный тон Пита вызывает мою улыбку.

– А ты ревнуешь? – Подмигивает ему Цинна. Пит неопределенно ведет головой, давая понять, что не собирается отвечать на данный вопрос. Ему есть кого ревновать и это точно не я, размышляю про себя.

– Мы все отлично поработали, думаю на сегодня хватит. Предлагаю пройти в общую комнату отдыха и отметить начало работы над новой рубрикой. Кто за? - Цинна обводит взглядом всех присутствующих.

– Ведите меня куда угодно, если там будет диван и еда. – Пожимаю плечами. Каждый поочередно кивает головой.

– Дамы вперед, – Пит галантно открывает передо мной дверь, опустив голову в шутливом поклоне.

– Неужели не все рыцари еще вымерли?

– Я последний!

– Кхм. А мы вам не мешаем? – Цинна остановился позади Пита, заговорщицки подмигивая мне. Вения и Октавия щебетали как птички, бросая на нас косые взгляды. Наверняка напридумывали себя всякие розовые глупости.

– 1:1! – Рассмеялся в ответ блондин.

– Боже, давайте быстрее, я готова слона проглотить. – боком протискиваюсь мимо Пита, случайно скользя своей грудью по его. Чувствую как он напрягся. Боже. Дай мне сил и терпения. Он меня с ума сведет.

POV Пит

Наблюдать за ней настоящее удовольствие. Такая упрямая, недовольная, строптивая. А как она морщит свой очаровательный носик, слыша очередной комментарий по поводу положения своего тела. Думаю она бы с большим удовольствием копала грядки, чем примеряла шелка. Мышцы лица уже начинает сводить от необходимости сдерживать улыбку.

Поразительно, но Китнисс действительно не осознает, какой эффект производит на окружающих - “Эффект Китнисс”, назовем его так.

Разве что на несчастную троицу взмыленных стилистов её чары не распространились. О, они у нее есть. Да еще какие! Не зря ведь я уже в десятый раз перерисовываю чертово платье, одурманенный ее красотой. Придумываю глупые причины, почему мне не нравится итоговый результат, бросая мимолетные взгляды в сторону ширмы.

Цинна настойчиво объясняет, что именно от меня потребуется, показывая фотографии готовых нарядов. Не сразу, но до меня начинает доходить смысл человеческих слов, которые с невероятной скоростью пытаются ускользнуть, стоит только услышать ее недовольные причитания.

Черт, не завидую я бедным капитолийцам, что порхают вокруг нее как бабочки, орудуя ниткой и иголкой.

– Половина полос будет занята снимками Китнисс и других моделей, так же нужно оставить место под описания. Оставшаяся треть должна быть заполнена твоими рисунками. – Продолжает свои объяснения мужчина.

На самом деле ничего сложного, за две недели со своей миссией я точно справлюсь и смогу быть свободен. Меня оформили по срочному договору до выхода октябрьского номера. Предпочитаю не устраиваться где-то на длительное время - не могу творить, сидя в офисной клетке.

Цинна указывает на очередную деталь, которую нужно прорисовать. Раньше мне не приходилось с ним встречаться. Могу отметить, что он однозначно профессионал своего дела. Если его платья и дальше будет демонстрировать эта удивительная женщина, готовая испепелить взглядом любого несчастного, то неплохо бы подшаманить пару деталей в эскизах, оголив ее стройные ножки и аппетитную грудь. Улыбаюсь этой глупой идее. Ее присутствие будит во мне того мальчишку, что остался в 12-ом.

Заканчиваю накладывать полутона, когда слышу недовольный мужской возглас:

– Да замри же, умоляю! – Китнисс переодели в очередное платье и буквально силой выдернули из-за ширмы на невысокий крутящийся подиум. Чувствую, как сердце начинает разгонять кровь по жилам с удвоенной силой. Она прекрасна. Пунцовые от злости щеки выделяются ярким пятном на ее фарфоровой коже. Нежное атласное платье струится по фигуре, подчеркивая каждый изгиб. Волосы убраны в пучок, из которого выбиваются несколько прядей. А эти серые грозовые тучи в глазах? Я хочу нарисовать их..

– У меня уже ноги отваливаются! Пощадите, вы второй час надо мной издеваетесь. – жалуется девушка, бросая недовольный взгляд в нашу сторону. Сдвигаю брови, сильнее утыкаясь в свои рисунки. Не нужно ей знать, что я каждую минуту ищу ее взглядом.

По кабинету разносится трель телефонного звонка. Задумавшись, не сразу понимаю, что звонит мой телефон. Достаю современное чудо техники из кармана и смотрю на экран. Блин, она меня убьет, обещал позвонить и забыл.

Извиняюсь перед Цинной и отхожу в сторону окна, чтобы спокойно ответить на звонок.

– Привет, – на другом конце послышался шорох, после чего последовало приветствие.

– Привет, дорогой. Ты помнишь, что должен заехать в выходные?

– Да. Погоди, ты говорила про следующие выходные.

– Ты что-то путаешь! Мы говорили про эту субботу, со следующей меня не будет в городе.

– Прости, совсем заработался. Как он? – провожу пятерней по волосам, пытаясь быстро переиграть свои планы. Видимо встречу с Кэти придется отложить.

– Не волнуйся, лучше не бывает! Он так быстро растет, глаз да глаз за этим парнем.

– Это он там шумит? – Слышу какой-то грохот в трубке. – Тише, дружок! Соскучился по папочке? – не могу сдержать улыбку.

– Он тоже скучает. Так тебя ждать?

– Да, все в силе. Заеду в субботу и заберу на выходные. Поцелуй его за меня, – добавляю чуть тише, все же я на работе.

– Я подумаю. Пока, милый! – слышу короткие гудки и сбрасываю вызов.

Возвращаюсь к столу с набросками и начинаю собирать все в одну стопку. Думаю на сегодня уже достаточно. Цинна отошел к Октавии, похоже они тоже закончили. Надо же, все живы и даже целы.

Китнисс успела переодеться в свое серое платье и буквально вывалилась из-за ширмы, чуть не запнувшись о большой сундук. Боже, она до невозможности неуклюжа. Это так мило. Улыбаюсь, прожигая ее взглядом. Она же упорно прячет свои глаза, вид грустный, даже плечи поникли. Неужели на нее так примерка действует? Что же будет на фотосессии?

– Китнисс, ты невероятна хороша в каждом из образов. У меня появилось несколько новых идей, глядя на твой грозный вид. – Цинна уже рядом с ней, да еще и за руки взял. Чувствую как все тело напряглось, а глаза, сами того не желая, сверлят эту парочку, слившуюся в столь невинном жесте. Мне абсолютно не нравится, как она краснеет от его прикосновений.

– Мы вам не мешаем? – сохраняя серьезный вид пытаюсь отвлечь их друг от друга. Как же глупо я выгляжу, наверное, но мне плевать. Пусть просто уберет от нее свои руки.

– А ты ревнуешь? – Подмигивает мне Цинна и, будто читая мои мысли, отпускает девушку. Шутки шутками, но да, я ревную.

– Мы все отлично поработали, думаю на сегодня хватит. Предлагаю пройти в общую комнату отдыха и отметить начало работы над новой рубрикой. Кто за? - Цинна обводит взглядом всех присутствующих. Киваю в знак согласия. Было бы неплохо перевести дух и пообщаться с новыми знакомыми. Связи в моем деле - половина успеха.

– Ведите меня куда угодно, если там будет диван и еда. – Китнисс в своем репертуаре. Встаю, прихватив папку и подхожу к двери, отворяя ее перед ней.

– Дамы вперед, – опускаю голову в шутливом поклоне.

– Неужели не все рыцари еще вымерли? – я таю от взгляда этих серых бездонных глаз, обрамленных густыми черными ресничками.

– Я последний! – дарю ей свою улыбку. Только попроси меня..

– Кхм. А мы вам не мешаем? – слышу я позади голос Цинны, ловя на себе косые взгляды его помощников.

– 1:1! – пытаюсь отшутиться.

– Боже, давайте быстрее, я готова слона проглотить.

Кажется Китнисс потеряла терпение. Девушка прижалась ко мне своей грудью, пытаясь протиснуться в дверной проем, который я перекрыл своим телом. От вида, который открылся моим глазам сверху вниз, я весь напрягся и опустил папку с рисунками пониже.

Боже. Дай мне сил и терпения. Она меня с ума сведет.

========== Глава 9 ==========

POV Китнисс

Проснувшись утром, я не сразу сообразила какой же сегодня день недели. Боже, с этим дурдомом не мудрено потеряться во времени! Прищуриваясь и смачно зевая, перевожу заспанный взгляд на настенный календарь. Пятница!

Мои рабочие будни еще никогда не были столь насыщенными: примерки, съемки, подготовка к интервью. Да-да, на следующей неделе мне предстоит не просто красиво замирать перед камерой, а еще и вести диалог. Мне уже выдали список необходимых вопросов, которые нужно как следует изучить за выходные. Герой рубрики - молодой теннисист, добившийся популярности, благодаря своей игре и “невероятной харизме”. Хеймитч ржал в голос, рассказывая коллегам, что парень такой же обаяшка, как и я. И не стоит полагать, что это был комплимент. Чтоб его!

То ли дело мой прошлый отдел! Раньше я могла целый день просидеть перед монитором, методично нажимая кнопку «обновить», так и не получив ни одного сообщения. Не спорю, бывало, портал журнала просто взрывался от писем читателей. В основном такая активность приходилась на неделю после выхода нового номера.

В такие дни я затягивала волосы в высокий хвост, разминала кисти рук, делала легкую гимнастику для шеи, после чего бросалась методично строчить ответы. При всей рутинности процесса, у моего занятия были неоспоримые плюсы. Во-первых, сидела я в удобном компьютерном кресле, во-вторых, в своей комфортной одежде, да еще и ненакрашенная и, в-третьих, попивая любимый мятный чай из любимой кружки. Одним словом, абсолютно расслабленная!

Кружку, к слову, украшала наша с Прим фотография с ее последнего дня рождения. Счастливые улыбающиеся девушки, настолько разные, что нас с трудом можно принять за родных сестер. Мой утенок! С тех пор, как ей стукнуло 18 лет, я каждый раз не могу сдержать слез, глядя на растущее число свечей на праздничном торте. Будь моя воля, Прим навсегда осталась бы малышкой с двумя белокурыми косичками и звонким голоском. Да, я размышляю как эгоистка, но дети действительно очень быстро растут.

Дети.. Я так и не смогла выкинуть из головы тот разговор Пита, что удалось подслушать во вторник.

Уже позже, уплетая второй кусок пиццы, забравшись с ногами на диван в комнате отдыха, я прокручивала в голове возможные варианты того, как же мне подойти к нему и узнать подробности.

Может стоило спросить прямо в лоб? Но в голову почему-то приходили только идиотские идеи. Например, изобразить телефонный звонок и, оторвавшись от трубки, громко уточнить: «Пит, звонят из полиции. Ничего серьезного, проверяют номера машин. Скажи номер своего паспорта и прописку. Да, еще семейное положение и есть ли дети?».

Конечно, я так и не решилась задать все интересующие меня вопросы. Думаю, что со стороны я выглядела увлеченной исключительно дилеммой «остановиться сейчас или приступить к третьему куску».

Пит же напротив, оказался в своей стихии и, словно магнитом, собрал вокруг себя всех присутствующих. Он весело делился забавными историям из своих последних путешествий, показывал фотографии отвесных скал в телефоне, отвечал на многочисленные вопросы и давал советы в каких отелях лучше остановиться.

Оказывается, он никогда не работал в офисе и у нас так же временно, до выхода нового номера. Эта новость вызвала во мне противоречивые чувства. С одной стороны я почувствовала облегчение и радость, что спонсор моих эротических фантазий перестанет маячить перед глазами. Но с другой стороны, что-то внутри меня противно сжалось, окончательно испортив настроение. Причина такого расстройства, впрочем, была точно такой же, что и у радости.

К сожалению, после того вечера я видела Пита в офисе лишь пару раз. Как я поняла, большую часть времени он работал удаленно, периодически заезжая и показывая Цинне и Хеймитчу промежуточные результаты.

Я до одури соскучилась по его голосу, по знакам внимания, которые я демонстративно игнорировала, внутри же при этом плавилась словно горячий воск.

Всю неделю я с завидным упорством следовала выбранной тактике общения с этим мужчиной - исключительно деловой. Но стоило ему вторгнуться в мою зону комфорта, как мое дыхание сбивалось, а сердцебиение учащалось.

Уверена, что он читал меня как открытую книгу. Не просто так ведь его лицо озаряла эта проклятущая потрясающая улыбка, а в голубых глазах рождался хитрый блеск, как бы говоривший мне “я знаю, что ты меня хочешь”. Хочешь? Этого слова абсолютно недостаточно для описания той гаммы чувств, что творится у меня внутри. Да я ни спать, ни есть нормально не могу.

Стыдно признаться, но однажды вечером, сидя по привычке с вином у ноутбука, я прошерстила все сети в поисках его странички. А, как известно, кто ищет, тот найдет. Оставшуюся половину ночи я изучала немногочисленные фотографии, списки друзей и ленту сообщений на его стене. Для себя я четко выделила топ-10 “красоток”, чьи волосы я бы с удовольствием выдрала с корнем.

Так глупо, я ревную его как школьница. Но будучи той самой школьницей, он не то, что не вызывал ревности, он вообще не будоражил мои мысли. Ни капли. А наш секс лучшее тому подтверждение. Но сейчас, я рада, что именно он был моим первым мужчиной. Наверное, я тоже была тогда для него первой. Хотя не берусь судить, у парней все слишком непонятно. Вроде он знал, что нужно делать, но мне все равно не понравилось. Хотя будь на его месте любой другой парень, думаю результат был бы таким же.

Вместе с одеялом сбрасываю с себя рой мыслей, атакующих мой бедный мозг. Сегодня меня ждет финальная фотосессия, к которой мы упорно готовились последние дни. Улыбаюсь, вспоминая красные лица стилистов. Они точно не рассчитывали получить вместо грациозной девушки грубое полено, не знающее куда пристроить свои руки и ноги. Советы Сесиль пришлись очень кстати. Хоть мне и удалось откреститься от вечерних занятий у нее дома, она все равно вызвалась присутствовать на съемке и подсказывать мне.

Чувствую, как тело покрывается мурашками, а мышцы напрягаются в волнующем предвкушении. Ловлю себя на мысли, что ни за что не пропущу эту фотосессию, ведь там я увижу его. Нет, я не знаю его расписание, но что-то мне подсказывает, что он обязательно должен появиться, чтобы оценить результаты нашей общей работы. Но если его и не будет в офисе, то уж на вечеринку он точно явится.

В эту пятницу мы решили отметить окончание недели, расслабляясь в клубе через дорогу от нашего журнала.

За эти несколько дней я так сильно истязала себя всевозможными мыслями, что пришла к единственному логичному заключению - к черту эту тактику делового общения. Зачем, если я чувствую себя полностью разбитой? Мы взрослые люди, нас явно тянет друг к другу, хотя его чувства для меня остаются загадкой. Пусть я пожалею, но этот блондин узнает какого быть на моем месте! Почему я одна должна ревновать? Мне необходимо проверить свои догадки.

Выуживаю телефон из под подушки и быстро набираю смс Итану: “Сегодня в клубе на углу у Capitol couture”.

Итан - неплохой парень, с которым я познакомилась еще работая официанткой. Ему 30, холост, хорош собой, отменно готовит! Не удивительно, ведь он работает шеф-поваром в одном из популярных заведений столицы. А

какие божественные завтраки он творит! Ммм, пальчики оближешь.

У нас было несколько свиданий, с завидной периодичностью заканчивающихся у него дома, после чего я целовала его в небритую щеку и уезжала к себе. Нас обоих вполне устраивало такое положение дел, но последние полгода он куда-то пропал. Ну ладно, заодно расскажет последние новости, а если мои надежды в адрес блондина провалятся, то не откажет даме в континентальном завтраке с утра.

С этой решительной мыслью плетусь собираться на работу.

POV Пит

“Чёртова Китнисс Эвердин” - основная мысль, не покидающая мою голову всю неделю.

Как я ни старался, но у меня не получается не обращать на нее внимание и общаться исключительно профессионально. Я даже договорился больше времени работать удаленно, чтобы минимизировать риски. Честное слово, когда она наклоняется за чем-нибудь или поправляет выбившуюся прядь волос, или когда.. аррр.. В такие моменты я начинаю яростно грызть карандаш, закидывая ногу на ногу.

Самое пугающее во всем этом то, что чисто физиологические реакции сопровождаются чем-то иным. Чем-то теплым, волнующим, чем-то давно забытым. Каждый раз, когда ловлю на себе случайный взгляд этих серых глаз, я пропадаю. Серьезно, полный привет!

Клин клином вышибают, думал я, приглашая к себе накануне одну свою горячую знакомую. Все шло по привычной схеме: ужин, вино, легкий массаж, жесткий секс. Уже приближаясь к пику блаженства, когда разум полностью отключен, а тело движется в заведенном ритме, я вдруг увидел под собой ее лицо. Она извивалась, запускала тонкие пальчики в мои волосы, закусывала свои пухлые губы и стонала.. Боже, как она стонала, глядя на меня своими серыми омутами. Я кончил так сильно, что в глазах заискрились фейерверки, а с губ сорвалось ее имя.

Собственно, тут я и прокололся. Огромная ошибка с моей стороны. Кэти и слушать не захотела никаких моих оправданий, влепила смачную пощечину и покинула мою холостяцкую берлогу с гордо поднятой головой.

Я же еще минут 30 лежал на смятых простынях, источающих аромат секса, и пытался прийти в себя, думая о темноволосой девушке.

Тогда-то я и решил, что пора прекращать играть в прятки. Сегодня вечеринка, где я заставлю эту строптивую бестию плясать под свою дудку. О, я уверен в том, что у меня получится. Наверное, нужно было сразу затащить ее в постель и не усложнять все до такой степени, что у меня от одного взмаха ее ресниц встает.

***

Могу смело заключить, что это самая скучная вечеринка, на которой я был. А уж опыт посещения подобных мест у меня очень богатый.

Отодвигаю манжет рубашки и проверяю время - 23:10. Детское время, но половина гостей уже в говно. Ребят, ну меру-то знать надо! Тянусь за стаканом бренди, который цежу последние пятнадцать минут. Собственно, все пятнадцать минут, что я нахожусь здесь.

На входе столкнулся с Хеймитчем, от которого уже неплохо так разило алкоголем. Мы поздоровались и разошлись в разные стороны. Не его я выискивал взглядом все это время, сидя за барной стойкой.

Ну и где же тебя носит? Начинаю злиться, сам не понимая почему. Наверное слишком много планов я настроил в своей голове на сегодняшний вечер. Конечно, всегда можно переиграть любой из них, но я не хочу. Мне нужна только эта темноволосая красавица, растоптавшая когда-то мое сердце и достоинство, что уж греха таить. Мало какому мужчине понравится узнать, что девушке с тобой не понравилось и она мечтает забыть обо всем. Неприятный укол воспоминания добавил горечи, которую я постарался тут же запить алкоголем, попросив повторить заказ.

Народ на подобных мероприятиях всегда как на подбор. Забираю вторую порцию прохладного напитка и вновь возвращаюсь к своим поискам. В этот раз удача на моей стороне. Она столь неожиданно появляется в поле моего зрения, что я давлюсь выпивкой, начиная громко кашлять.

Спустя мгновение, бросаю тщетные попытки подобрать свою упавшую челюсть и бесцеремонно пялюсь на нее. Сегодня она невероятно сексуальна. Платье открывает доступ к ее длинной шее, круглым плечам, восхитительной ложбинке меж грудей. Блуждаю взглядом по ее роскошному телу, а стоит ей сделать шаг, и я нервно сглатываю. Разрез ее платья настолько неприличен, что руки машинально сжимаются в кулаки. Да о чем она только думала, явившись сюда в таком виде?! Злость так и клокотала во мне.

Ситуацию лишь усугубляет появившийся у нее за спиной бородатый мужчина, нагло закрывший своими руками ее глаза, наклонившись при этом непозволительно близко к ее уху. Что за дурость? В угадай кто играет что ли?

А посмотрите на нее! Вся засветилась, развернувшись в кольце его рук и бросилась ему на шею. Тьфу!

Залпом допиваю второй стакан, прошу повторить. Нервно отстукиваю кулаком по барной стойке, явно отпугивая от себя других гостей, поскольку в мгновение ока места справа и слева от меня оказались свободными. Даже девушка, приближающаяся ко мне походкой от бедра, резко свернула в сторону дамской комнаты с перекошенным выражением лица.

Нет, так дело не пойдет. Я уже десять минут таращусь на то, как мило они щебечут. Его грязные руки дотрагиваются до ее талии, скользя все ниже. Так, Китнисс, если ты сейчас же не поставишь его на место, я вырву ему эти руки. Девушка словно читает мои мысли и, шикнув на мужчину, отодвигается от него, усаживаясь на высокий барный стул. Не успел я обрадоваться, как увидел насколько оголились ее стройные длинные ноги от такого положения.

– С меня хватит, – бурчу я себе под нос, но кажется бармен решает, что это я ему. К черту.

Расталкивая танцующие пары, пробираюсь в сторону другой половины бара, попутно расстегивая верхние пуговицы рубашки и закатывая рукава. Часы тоже не мешало бы убрать, мелькает в моей голове светлая мысль, после чего засовываю их в карман.

И вот я в каких-то сантиметрах позади нее, не раздумывая, опускаю свою ладонь на ее поясницу и целую в щеку, дабы привлечь внимание. Сработало отлично: она вздрогнула от моего невинного жеста и вытянулась как струна.

– О, Пит, ты напугал меня, – шепчет она. Уж надеюсь!

– Привет, – дарю ей лучшую свою улыбку, абсолютно игнорируя этого громилу рядом с нами. – Я тут подумал, мы так и не пообщались толком за эту неделю. Не считаешь, что это нужно исправить? – смотрю на нее весьма недвусмысленным взглядом.

– Думаешь тебе есть, что мне..рассказать? – отвечает она мне не менее недвусмысленно. Неожиданно.

– Определенно! – Подхватываю ее под коленки с этого чертова стула, стараясь прикрыть своим телом ее прелести.

– Китнисс, я конечно все понимаю, но… – пытается наконец подать голос мужчина, но я уже не слышу его, унося свой драгоценный груз в сторону чилаут зоны. Кажется Китнисс что-то ему ответила, надеюсь это последнее, что он от нее услышит.

– Пит, поставь меня, пожалуйста. – шепчет она мне чуть ниже уха, после чего невесомо касается своими губами моей оголенной шеи. Ей богу, я чуть не уронил ее.

– Не делай так больше или я не отвечаю за себя. – Опускаю ее на пол, но лишь для того, чтобы вдавить своим телом в стену. Мимо нас снуют люди, но никому нет дела до желающей уединиться парочки.

– Мне надоело притворяться, Пит. – Нервно отвечает девушка, разрывая наш зрительный контакт и опуская взгляд на мои губы, от чего я машинально облизываю их.

– Чего же ты хочешь? – Шепчу ей в губы, соприкасаясь нашими лбами.

– Тебя… – Лучшего приглашения мне и не требовалось. Мои горячие губы накрывают поочередно ее, языком скользя по зубам, требуя впустить меня. Она приоткрывает рот, позволяя мне доминировать в этом поцелуе. Господи, какая сладкая. Скольжу руками по ее талии, опускаясь на упругие ягодицы. Улыбаюсь сквозь поцелуй, наслаждаясь тем фактом, что на меня она не шикает за такие действия. Моя девочка изголодалась, так яростно она кусает мои губы, сплетаясь с моим языком в бешеном танце. Моя?? Моя!

– Пойдем. – Стону, оторвавшись от ее губ. Хватаю ее за руку и уверенно веду к выходу.

Не здесь.

Комментарий к Глава 9

Итан: http://funkyimg.com/i/2hVd9.jpg

Платье Китнисс: http://funkyimg.com/i/2hVhR.jpg

P.S. В ближайшую неделю я выпаду из жизни (улетаю в командировку на Дальний Восток)), поэтому постаралась написать достаточно большую и интересную главу, чтобы вам было что прочесть и обсудить ;)

P.P.S. Ищу бету!) пишите в личку

========== Глава 10 ==========

POV Пит

Моя квартира находится в центре Капитолия, в его довольно старой исторической части. Основной плюс в том, что из любой точки города я могу добраться до дома максимум за полчаса. Еще никогда я не преодолевал это расстояние за 10 минут.

А виновница этого рекорда слишком увлечена борьбой с пуговицами на моей рубашке, чтобы оценить нашу оперативность.

– Китнисс, осторожно! – Успеваю подхватить девушку, “грациозно” скользящую на встречу с полом, споткнувшись о свой же подол. – Ты такая неуклюжая!

– Ты знал с кем связываешься, – томно выдыхает мне в шею девушка, закусывая мочку уха. Не сдерживаю стон.

– Я буду вынужден сорвать с тебя эту юбку. Ты же понимаешь, это ради твоей же безопасности. – Смеюсь, оставляя горячий поцелуй на её припухших губах.

– Ну если это вопрос жизни и смерти… – Ловлю игривые нотки в её голосе.

Опережая меня, Китнисс тянется к застежке, после чего медленно спускает юбку вместе с трусиками к своим ногам. Закусываю щеку с внутренней стороны, поедая её взглядом. Еще немного и я взорвусь, пах буквально пульсирует от желания.

Сгребаю хрупкое тело девушки в охапку и подталкиваю в сторону спальни, попутно изучая ее губы, подбородок, шею… Думаю, что для нашего второго “первого раза” лучше выбрать консервативный вариант – кровать! Наблюдается явный прогресс после скрипучего дивана.

Если честно, то здесь и сейчас я жутко нервничаю. Юношеские комплексы начинают пробиваться сквозь утоптанную годами почву стабильности.

Меня просто разрывает от желания доказать ей, что она была не права. Показать все, на что я способен, и чего она лишилась по собственному желанию. Будет очень смешно, если я не продержусь и пяти минут из-за излишнего возбуждения.

Из груди вырывается нервный смешок от этой мысли, окончательно выбивающий меня из равновесия. Я словно прежний мальчишка, робко целующий самую прекрасную девушку, которая, к сожалению, видит во мне лишь средство достижения своих целей.

Кажется, Китнисс улавливает мое настроение. Её взгляд становится печальным и … виноватым?

– Пит, я здесь, потому что безумно хочу этого. Здесь и сейчас. С тобой.

На этих словах она сильнее прижимается к моей груди, по-щенячьи заглядывая в глаза. Ну нет, это запрещенный прием!

Её лицо светлеет, замечая мою улыбку, которую я не в силах сдержать.

– Не для галочки и не на спор, – добавляет она, обхватывая своими маленькими ручками мою шею. – Позволь мне доказать тебе…

Пытаюсь найти подвох в её словах, но в серых глазах лишь жгучее желание, обжигающее меня своим пламенем. Едва касаясь своим милым носиком моего, она подается вперед, даря невероятно нежный поцелуй, от которого я на секунду теряюсь. Зачем это? Она хочет поиграть?

Я привык к страсти, накалу, жесткости в конце концов. Привык брать, отдавая взамен лишь свое тело. Душа давно спрятана в глубоком темном шкафу, а ключ утерян.

И вот, все мои порывы страсти разбиваются о стену её ласки. Боюсь своих ощущений, поэтому углубляю поцелуй, повышая градус нашего “общения”. Дыхание моментально сбивается, губы щиплет, а сердце отбивает чечетку. Мы словно два умирающих от жажды, чудом выбравшихся к райскому оазису.

Растворяюсь в ней, полностью отбрасывая все свои недавние мысли. Сейчас меня волнует только эта женщина. Хочу, чтобы она запомнила сегодняшнюю ночь, а я ей в этом помогу.

***

Я и не заметил, как мы оказались в спальне. Китнисс уже успела справиться с моей рубашкой и, плавно скользя подушечками пальцев по моей груди, начала расстегивать ремень. Ловлю её восхищенный взгляд, блуждающий по моему обнаженному торсу. Мне льстит такая реакция.

Что ж, пора развернуть свой подарок до конца. Быстро справляюсь со всеми застежками и стягиваю с нее остатки верха, открывая взору великолепную грудь с темными ореолами сосков. А девочка превратилась в женщину.

Оценивающе рассматриваю каждый изгиб, не находя ни единого изъяна. Кажется, я слишком увлекся этим процессом, потому что Китнисс смущается и старается прикрыться.

– Нет. Позволь мне.. – останавливаю её, после чего убираю мешающую преграду из рук и накрываю губами левый сосок. Чувствую, как от движений моего языка он становится все тверже. Слегка кусаю эту бусинку. Слышу стон, не знаю мой он или её.

Ноги Китнисс начинают дрожать, она хватает меня за плечи и откидывается на кровать, увлекая за собой. Нависаю на локтях над раскрасневшейся девушкой и пытаюсь совладать со своим дыханием.

– Почему ты все еще в джинсах? - возмущенный стон вырывается из ее груди.

– Просто кто-то остановился на пол пути.

– Ты меня отвлек!

– Так? - засасываю губами теперь уже другой сосок. Правой рукой обвожу контур её груди, слегка сжимая в своей ладони.

– Ммм… Да, кажется.. Оо.. – она выгибается, пытаясь оказаться еще ближе ко мне. Свободной рукой окончательно расстегиваю ремень и, приложив усилия, стягиваю с себя мешающую ткань. Теперь мы равны.

Китнисс пользуется моей заминкой и ловко выскальзывает из под меня. Пара мгновений и вот уже я оказываюсь под ней, заинтересованный и жаждущий продолжения. Но продолжения не следует.

Все её внимание сосредоточено на моем возбужденном органе. Она так внимательно его рассматривает, что я начинаю комплексовать, хоть у меня и нет для этого никаких причин.

– Если хочешь, я тебе его сфотографирую. – Она вздрагивает и поднимает на меня свой укоризненный взгляд.

– Дурак! – слегка ударяет меня в грудь, сильнее сжимая мои бедра своими ногами. – Предпочитаю с глазу на глаз.

Наши одновременные улыбки. Её неуверенные касания ТАМ. Взгляд серых глаз ни на секунду не отрывается от моих.

Обхватываю руками её ягодицы, направляя в нужном направлении. Не слушается. Сильнее сжимает мой член и начинает скользить своей прохладной ручкой вверх-вниз по всей длине, приближая меня к неминуемой развязке. Кто эта женщина и что она сделала с Китнисс Эвердин!?

– Кит..Китнисс, если продолжишь, я кончу прямо тебе в ладонь. – Хрипло отвечаю.

– Я не против, – улыбается. Чертовка! – В таком состоянии ты все равно не марафонец.

А вот это мы еще посмотрим!

Китнисс тянется к моему лицу, захватывая нижнюю губу. Слегка посасывает её, отвечаю ей тем же. Она все еще нависает надо мной, ускоряя свои движения. Это невыносимо!

Только я хочу перевернуть её, вернув свое господство, как девушка резко прекращает свою пытку и плавно опускается на мой член до самого конца.

От неожиданности из моей груди вырывается звериный стон, который она прерывает жадным поцелуем.

Уперевшись руками мне в грудь, она начинает двигаться. То резко, то медленно и тягуче. Я готов скулить, балансируя на грани реальности.

– Пит, – не сразу слышу её.

– Ммм…? – крепче впиваюсь руками в её аппетитную попку, поощряя звонким шлепком.

– Пит, ты.. ты женат? – задыхаясь спрашивает она, начиная замедляться.

Господи, только не останавливайся. Так, стоп. О чем она? Женат??

– Что? – плохо соображаю. – Ауу…. Нет.

Получаю поощрительное движение до самого конца.

– Разведен. – Слова слетают прежде, чем я успеваю их обдумать. Да и вообще, какой мужчина смог бы думать в таком положении?!

Китнисс резко замирает, после чего начинает двигаться более жестко.

– Тише, милая! Сломаешь. – Она же не хочет этого? Правда?!

– Ты действительно хочешь обсудить это именно СЕЙЧАС? – шиплю севшим голосом.

Не дожидаясь ответа, приподнимаюсь, принимая полусидячее положение. Такая позиция позволяет ей вытянуть ноги, захватывая меня ими в кольцо. Хватит разговоров.

Подхватываю её за упругую попку и начинаю ритмично насаживать. Наслаждаюсь её всхлипами. Ловлю губами дергающийся перед лицом сосок, втягивая крошечную бусину в свой горячий рот. Теперь она стонет в голос, выкрикивая мое имя. Приятно, черт возьми!

– А у тебя есть кто-нибудь? – вопрос срывается сам по себе.

На секунду мне кажется, что это чей-то другой голос интересуется личной жизнью Китнисс, в то время пока я, как следует трахаю девушку.

– А сам как думаешь? – впивается в мою шею, оставляя засос. – Меня бы тут не было, будь у меня парень.

Улыбаюсь как последний дурак, срывая её с себя. Попробуем иначе…

Переворачиваю её на живот, заставляя согнуть ноги в коленях и упереться на локти.

– Знаешь, ты очень плохо вела себя всю неделю. Согласна? – Вожу пальцами по внутренней части её бедра, пока не достигаю заветной цели. Ужасно мокрая. Слышу её глубокий вдох.

– Что? Ооо, – ввожу два пальца в её лоно, – да.. кажется…я была не права..

– Плохая девчонка, – свободной рукой захватываю прядь её шикарных волос и тяну на себя, заставляя откинуть голову назад.

– Больше так не делай. – Шепчу ей в ухо, нагнувшись ниже.

– Пит.. Пожалуйста… – С трудом разбираю ее просьбу сквозь сбитое дыхание.

Ну, если дама просит… Заменяю пальцы на свой член и резко погружаюсь в нее. На лбу выступили капельки пота, срывающиеся на оголенную спину Китнисс при каждом моем движении. Поглаживаю её бедра и шепчу какие-то пошлые бредни, которые на утро и не вспомню. Чувствую, что маячу на самом краю.

– Боже, Китнисс, я почти… Не могу больше, – закусываю губу.

Китнисс неожиданно подается вперед, так жестко обламывая меня.

Видимо на моем лице отразилась вся гамма чувств, потому что она спешит добавить:

– Прости. Я просто… Просто хочу видеть твое лицо в этот момент.

От слов к делу. Она разворачивается, беря мой член в ладонь и по-хозяйски устраивает его у своего входа, предоставляя мне все карты. Дважды просить не нужно.

Погружаюсь в нее, растворяясь в каких-то новых ощущениях.

Больше не хочу долбиться в нее, пока не кончу. Хочу медленно и чувственно, наслаждаясь каждым движением горячих тел.

Наши глаза встречаются,и мое сердце замирает от того, насколько она сейчас прекрасна.

Самая желанная, самая сексуальная, самая любимая.

Медленно проникаю в нее до самого конца, следом почти полностью покидаю её, чтобы вновь погрузиться. Она выгибается дугой, впиваясь руками в простыни. Мы движемся в унисон друг другу, не смея оторвать взгляд от чужих глаз. Она от голубых, я от серых.

Это ни на что не похожее чувство. Сейчас. Здесь. Мы занимаемся любовью.

Чувствую как бешено колотится её сердце, готовое поспорить в этом ритме с моим. Ловлю губами её последние всхлипы, ощущая как начинают сжиматься её стенки вокруг моего члена.

Толчок, еще один, и её протяжный крик заполняет комнату. Крышу сносит окончательно. Не могу больше сдерживаться, взрываюсь в ней, на секунду потеряв всякую связь с реальностью.

Падаю, придавив её своим телом. Меня трясет, не могу мыслить и говорить. Утыкаюсь носом в участок между шеей и плечом, оставляя невесомый поцелуй.

Кажется, только что состоялась попытка взлома моего пресловутого шкафа. И, черт возьми, я не уверен, что замок остался цел.

Комментарий к Глава 10

Ловите жаркое продолжение!) Надеюсь увидеть много ваших отзывов) Поверьте, ни что так не вдохновляет на скорейшее написание, чем полученная от вас обратная связь) Бывает, что я вношу корректировки или учитываю пожелания. Поэтому, милости прошу!

========== Глава 11 ==========

POV Китнисс

Щурюсь от назойливых солнечных лучей, пробивающихся сквозь распахнутые занавески. Пытаюсь перевернуться, но чувствую преграду, не позволяющую двинуться с места. Моргнув несколько раз, наконец, размыкаю слипшиеся веки. Мне требуется несколько секунду, чтобы понять, что я не дома. И я не одна.

Пробегаюсь взглядом по тяжелой мужской руке, покоящейся на моей талии, слегка задевая поясницу. Поднимаю голову и нос к носу сталкиваюсь с лицом блондина. Невольно начинаю любоваться им: волевой подбородок, идеально прямой нос, едва трепещущие во сне золотистые реснички. Губы растягиваются в широкой улыбке, которую я не смогла бы убрать даже при всем желании.

Воспоминания сегодняшней ночи накрывают меня стремительной волной, заставляя зардеться как спелый помидор. Неужели мы сделали это? Снова.

Боже, как секс с одним и тем же мужчиной может быть одновременно самым худшим и самым лучшим в твоей жизни?

По телу пробегает табун мурашек от этих мыслей. Я, конечно, думала, что мне понравится, но чтобы настолько… Закусываю нижнюю губу, сильнее прижимаясь к его горячему телу. Будь я кошкой, то непременно замурлыкала бы прямо ему в ухо.

Осторожно приподнимаюсь на локте, осматриваясь по сторонам. Комната довольно просторная и полностью заполнена светом, льющимся из двух окон, расположенных с разных сторон. Большую часть занимает широкая двуспальная кровать. У противоположной стены находится высокий стеллаж с какими-то книгами или альбомами, далее шкаф и дверь, ведущая в ванную комнату, как я полагаю.

Неплохо бы привести себя в порядок прежде, чем Пит проснется. Не хочу предстать перед ним заспанной размазней. Почему-то мне очень важно, чтобы он видел меня только в презентабельном виде.

Аккуратно, чтобы не потревожить сон, убираю его руку и двигаюсь к краю постели. Не сразу, но мои манипуляции приносят результат. Парень издает тихий стон и отпускает меня из своих объятий, перевернувшись на спину. Уфф, кажется, не разбудила. Ну же, Китнисс, руки в ноги и наводить красоту!

На цыпочках пробираюсь к нужной двери и медленно поворачиваю ручку. Отлично, с ванной я угадала. Закрываю за собой дверь и подхожу к зеркалу.

– Ой, мамочки! – С ужасом рассматриваю свое отражение.

Волосы превратились в настоящее воронье гнездо, остатки туши размазались по щекам, губы искусаны, а чуть ниже ключицы красуется смачный засос. Ну класс. Спасибо, Мелларк!

Поворачиваюсь из стороны в сторону. Эти колтуны я точно не прочешу, нужно срочно принять душ. Захожу в кабинку и настраиваю температуру, пытаясь найти какой-нибудь вкусный гель.

Десять минут контрастного душа определенно творят чудеса! Насухо вытираюсь и повязываю полотенце на груди. Волосы удалось расчесать, обойдясь малыми потерями. На щеках появился румянец, а глаза так и блестят. Подмигиваю своему отражению, оставшись довольной результатом, и возвращаюсь в спальню.

Пит все еще сладко посапывает, смешно морща нос. Вот же соня! Но ему простительно, после того, что он вытворял со мной ночью. Видимо он крутился во сне, потому что одеяло сползло до неприличия низко, четко обрисовав вздымающийся бугор. Ему явно не прогулка в ромашковом поле снится!

В голове зажигается хитрый огонек, толкающий меня на спонтанный, но очень желанный, поступок. Забираюсь с ногами на кровать, чувствуя, как матрас продавливается под весом моего тела. Занимаю удобную позицию у его живота и тяну одеяло вниз, полностью открывая доступ к возбужденному мужскому органу.

И вновь не могу оторвать взгляд от его вида. В наш первый раз я настолько сильно смущалась и мечтала, чтобы все скорее закончилось, что даже и не думала посмотреть какой он у него. А посмотреть есть на что!

Облизываю пересохшие губы и пытаюсь унять волнение. Наклоняюсь ниже, откидывая еще влажные волосы за спину, чтобы они не мешались перед глазами. Ну, Китнисс, была не была.

Беру его достоинство правой рукой и нежно облизываю нижнюю часть по всей длине. После чего мягко обхватываю головку губами и начинаю легкие круговые движения языком, постепенно сдвигаясь вниз, а затем снова поднимаясь вверх. Свободной рукой глажу его ноги, живот и все, до чего могу дотянуться. Его член начинает пульсировать от моих действий, а дыхание меняет свой ритм. Кажется, он уже не спит. Тело напряглось, а из груди вырывается первый стон.

– Ооо..Китнисс..ты..что ты творишь? – Голос Пита еще хриплый после сна.

На секунду останавливаюсь, встречаясь с туманным взглядом голубых глаз.

– Желаю тебе доброго утра, – дарю ему хитрую улыбку и возвращаюсь к тому, на чем остановилась.

– Ммм.. И тебе..доброе..утро.. – прерывисто отвечает блондин, явно потрясенный таким пробуждением.

Если честно, то я не мастер орального секса. Даже и не вспомню, когда последний раз от меня исходила подобная инициатива. Обычно я позволяю доставлять удовольствие мне, не поощряя в ответ.

Тем удивительнее для меня то, как сильно меня возбуждает этот процесс сейчас. Мне не стыдно и не противно. Скорее наоборот. Полностью отдаю всю себя моменту. Пит тем временем запустил руку в мои волосы и помогает мне задавать нужный темп.

– Ты меня с ума сведешь.. – очередной стон вырывается из его груди. – Ай, осторожнее с зубами.. Да, вот так.. Не спеши. – Тоже мне комментатор нашелся, сам попробуй!

Отбрасываю эти мысли, сосредоточившись на его просьбе. Хочу доставить абсолютное удовольствие этому мужчине, заставить его тело изнемогать в приятной неге.

Немного наклоняю голову, продолжая непрерывно посасывать его член, параллельно помогая себе рукой.

Низ моего живота начинает стягивать тугой узел желания, не сдерживаю собственные стоны. Его рука уже забралась под мое полотенце, найдя мое самое чувствительное место. И как прикажите сосредоточиться, когда он такое вытворяет своими пальцами?!

– Умоляю, только не меняй ритм, – шепчет Пит. – Да.. Я скоро..

Его пальцы уже внутри меня, еще немного и я сама кончу. Челюсть затекла, но я продолжаю. Ощущаю, как мышцы его бедер напряглись. Пит инстинктивно дергается вверх, крепче вцепившись в мои волосы. Пара ритмичных движений и мне в горло ударяет струя горьковатой жидкости, которую я быстро проглатываю, плавно отпуская его достоинство.

Секундой позже к его протяжному стону присоединяется и мой. Оргазм накрыл меня с такой силой, что все тело начало трясти. Падаю рядом с ним, не в силах вымолвить и слова.

– Вау… После такого я обязан на тебе жениться, – смеется Пит и нежно целует меня в губы.

– Боюсь, ты не пройдешь по списку всех требований к моему жениху.

– Как же так? – Он наигранно хватается за левую сторону груди, изображая вселенскую печаль. – Ты разбиваешь мое сердце.

– Пока я не разбила твою голову за такие шуточки, лучше иди в душ. – Улыбаюсь и кусаю его за мочку уха. – Я пока проверю твои запасы пищи. Готова убить за кусок хлеба и стакан, нет, бутылку воды! А лучше парочку.

– Будь как дома. Можешь взять в шкафу чистую футболку. Хотя…В таком виде ты нравишься мне больше. – Скользит указательным пальцем вверх по моему животу, останавливаясь на груди. Шлепаю его по руке и строю возмущенное личико.

– Ты была великолепна, – горячий шепот мне на ухо и пристальный взгляд, от которого ко мне вернулись мурашки, а оба соска затвердели, как по команде. Натягиваю простынь до шеи и провожаю Пита пожирающим взглядом, пока он идет в сторону ванны. Какая задница!

Урчание живота оглушает. Нахожу в шкафу первую попавшуюся футболку, слегка прикрывающую мою пятую точку, и иду на поиски пропитания.

Зайдя на кухню, сразу включаю чайник и выуживаю из холодильника все, что хоть отдаленно напоминает что-то съедобное. Из спальни доносится журчание воды и пение?? Этот мужчина полон сюрпризов.

От моего занятия меня отвлекает стук в дверь. Игнорирую. Не буду же я открывать двери в чужой квартире. Стук повторяется и становится более настойчивым. Бросаю взгляд в сторону комнаты, но Пита и близко не видно. Решаю проверить кто там. Вдруг за дверью пожарный и всех срочно эвакуируют. Не хотелось бы сгореть заживо, пусть и после лучшей ночи в моей жизни. Тем более после нее.

Заглянув в глазок, вижу милую на вид старушку в очках с роговой оправой. Может ей нужна помощь? Аккуратно поворачиваю ключ и приоткрываю дверь на десять сантиметров.

– Здравствуйте. Вы что-то хотели? – Улыбаюсь, пытаясь быть вежливой и не светить своей нижней частью из-за двери.

– Батюшки, опять новую девицу притащил! И где он только вас всех берет? Срамота!

Ее слова ударяют как обухом по голове. Новую? Девицу?? Я готова сквозь землю провалиться от стыда, злости и обиды. Какое имеет право эта старушка оскорблять меня?! Пытаюсь подобрать слова для ответа, но она опережает меня, тыча мне в нос какой-то коробкой.

– Забери, милочка. Окаянный почтальон! Постоянно путает номера квартир. – Продолжает брюзжать пожилая женщина, потрясая своим сморщенным пальцем перед моим носом. – Мне чужого добра не надо. Кто его знает, что в этой коробке. От этого разгульного можно что угодно ожидать!

Красная, как рак, принимаю коробку из ее рук и, не прощаясь, захлопываю дверь перед ее носом. Прижимаюсь к стене, пытаясь осмыслить ее слова. Я.одна.из.многих.

Далее, как в лучших традициях мыльных опер, мой взгляд останавливается на зеркале в прихожей. Но не мое отражение привлекло внимание, а выведенный помадой номер телефона и отпечаток губ. Губ, которые он целовал так же жарко, как и мои этой ночью.

До боли впиваюсь ногтями в ладони. Так и вижу свое стремительное падание с заоблачных высот на самое дно. Понимаю, что Пит ничего мне не обещал, но на душе все равно кошки скребут. Ревность пожирает каждую мою мысль, каждую частицу тела. Мысленно я уже нарисовала себе самые развратные картинки с участием Пита и всех его девиц. Дура. Дура. Дура.

Хотела развлечься, Китнисс? Весело? Стоило того?

Бросаю коробку на столик и бью себя по щекам, чтобы не разреветься. Только этого еще не хватало. Не доставлю ему удовольствия видеть мою слабость. Пусть думает, что для меня эта ночь ничего не значила. Переспали и разбежались.

“А как быть с тем, что ты влюбилась как последняя идиотка?” – шепчет мне внутренний голос. Только его еще не хватало! Влюбилась? О боги…

Прислушиваюсь и понимаю, что шума воды уже не слышно. Бегу на кухню и начинаю судорожно искать чашки. Дергаюсь, оказавшись в захвате таких любимых рук. Пит бережно убирает мои волосы на одну сторону и нежно целует в шею. Я готова выть в голос от того, как мне приятно и противно одновременно. Отстраняюсь от него, пытаясь сохранять спокойное выражение лица.

– Пит, давай без этих нежностей. Ну переспали по пьяни, с кем не бывает.

– Китнисс, ты о чем вообще, черт возьми? – В его голосе явно слышу злость. Плевать. Лучше сразу обозначить границы.

– Я о нашем с тобой сексе. – Делаю акцент на последнем слове. – Мне нужна была разрядка, ты тоже был не против. Давай оставим все как есть.

– Вот значит как. Я думал, что..

– Пит, прости, но мне уже пора! – Не даю ему закончить. Я так зла и расстроена сейчас, а он так смотрит на меня, что я могу наломать дров.

Убегаю в комнату на поиски своей одежды, оставив Пита наедине со своими мыслями. Пусть думает, что хочет. Главное не показать свои чувства. Я не вынесу, если он посмеется над глупой влюбленной дурочкой и пойдет дальше своей развратной дорожкой.

========== Глава 12 ==========

POV Пит

И что это сейчас было?

Давлюсь остывшим кофе и пытаюсь понять женщин. С большим успехом у меня бы получилось провести лапароскопию головного мозга столовым ножом.

Сказать, что Китнисс меня удивила, это ничего не сказать. Она к черту выбила все мысли из моей головы, заставив весь мир вращаться вокруг этой потрясающей женщины. Пытаюсь сосредоточиться на чем-то другом, но в голову с упорной настойчивостью лезут воспоминания сегодняшней ночи. А утро? Да я просто размазан, как масло по хлебу.

Впервые за долгое время я хочу, чтобы все ночи проходили именно так. Именно с ней. Но у нее другое мнение. Впрочем, как всегда. Китнисс в очередной раз сбегает, оставляя меня ломать голову над тем, что я сделал не так. Если в первый раз я еще мог понять причины ее поведения, то сейчас у меня нет никакого разумного объяснения столь быстрой смене ее настроения. В топку все! Если она думает, что я буду за ней бегать, то глубоко заблуждается. Мы не маленькие дети. Хочет оставить все как есть? Отлично! Только я помню все ее стоны, взгляды, прикосновения. Сама еще попросит продолжения. Уверен, что это не последнее наше утро в одной постели.

С этими мыслями я, наконец, отрываю свой зад от дивана и бреду на кухню. На глаза попадается коробка, которой точно не было тут вчера. Это еще откуда? Сдираю упаковочную бумагу и обнаруживаю набор красок, которые я заказал на прошлой неделе. Видимо принесли утром, а это значит, что получила их Китнисс. Странно, она мне ничего не сказала. Впрочем, не мудрено, с учетом той скорости, с которой она вылетела из моей квартиры. Даже сумочку свою забыла, которую я нашел лишь спустя час после ее ухода. Но раз до сих пор не заявила о своей пропаже, значит не очень она ей и нужна. Или настолько боится вернуться? Отгоняю противную мысль и ставлю пустую кружку в мойку. Верну в понедельник, на работе ей будет проблематично прятаться от меня.

Надо бы разобрать почту и съездить забрать Фрэнка, раз уж обещал. Наливаю себе сок и достаю с полки увесистую стопку писем, большая часть из которых счета и рекламные буклеты. Мне мало кто пишет, а точнее никто. Блин, папа! Совсем с этой девчонкой забыл про письмо отца.

Быстро нахожу нужный конверт и распечатываю. На пол выпадает какая-то открытка. Поднимаю ее и, сделав глоток, начинаю читать. Лучше бы я не пил, потому что пробежав сообщение до конца, я подавился и выплюнул все содержимое на кухонный стол.

Это шутка?? Нужно срочно найти Китнисс. Хватаю свой телефон и набираю нужный номер телефона, слушая длинные гудки.

– Какого лешего тебе надо в такое время? – доносится с другого конца трубки хриплый голос.

– И тебе привет, Хеймитч. Мне срочно нужен адрес Китнисс.

– А ты под одеяло не заглядывал? Она наверняка там, парень. – Пропускаю мимо ушей его лающий смех.

– Ха-ха. Очень смешно. А если серьезно?

– Не знаю, что у вас двоих происходит, но служебные романы я не потерплю, так и знай.

– Спасибо, папочка. – Сейчас мне не до его плоских шуточек.

– Эх, молодежь. Записывай!

Быстро вывожу название улицы и спешу распрощаться с временным начальником.

Вытираю со стола липкие разводы моего недавнего фиаско и спешу в спальню, чтобы одеться. Заодно завезу Китнисс сумку, может удастся заполучить пару поцелуев в благодарность. А может не только их.

POV Китнисс

Лежу на диване, закрыв лицо подушкой. Прокручиваю в голове сегодняшнее утро и ощущаю себя все большей идиоткой. Пожалуй, я слишком сильно завелась от всей этой ситуации, но ревность полностью перекрыла здравый рассудок.

Время обед, а я уже прикончила пол бутылки красного вина. Алкоголь определено плодотворно сказывается на моем настроении. Я даже почти не переживаю. Если только капельку. Убить Пита уже не хочется, но покалечить желание еще осталось.

Бабник! Связалась на свою голову. А самое главное, зачем я сказала, что у нас просто секс? Теперь будет думать, что я не прочь скрасить его ночи без всяких обязательств. Зашвыриваю подушку в дальний угол и принимаю сидячее положение. Может взять больничный? Нет, он решит, что я его избегаю. “А разве это не так?” Опять этот противный голос! Рычу от злости и тянусь за очередным бокалом, но не успеваю сделать глоток, как по квартире разносится трель дверного звонка. Это еще кто?

Отставляю свое сегодняшнее решение проблем на журнальный столик и плетусь открывать. Поворачиваю ключ и отворяю дверь. От увиденной картины у меня слегка отвисает челюсть. Передо мной стоят два блондина. Нет, у меня не двоится в глазах. Один определенно Пит, чтоб ему провалиться, а второй весьма очаровательный золотистый лабрадор.

– Эээ.. – Отлично, Китнисс, это все что ты можешь сказать?

– Привет, беглянка. Ничего не потеряла? – Пит хитро улыбается и машет у меня перед носом моей сумкой. Черт! А я думала, что оставила ее в баре. Пришлось два часа ждать консьержку, чтобы получить у нее дубликат ключей, иначе ночевать мне на коврике под дверью.

– Ты нашел себе попутчика? – Выхватываю сумку, взглядом указывая на пса, который высунул язык и с любопытством меня разглядывает.

– А, это Фрэнк. Мама уехала на выходные и попросила забрать его. Мы с ним лучшие друзья, да приятель? – Пес громко лает в знак одобрения и начинает энергично вилять хвостом. Так, стоп! Забрать на выходные? В моей голове медленно, но верно начинает складываться паззл.

– Эээ.. а я думала ты сына забираешь. – Пит аж поперхнулся от моих слов, после чего рассмеялся.

– И откуда в твоей миленькой головке такие мысли? То, что я был женат, еще не значит, что у меня есть дети. – Ну вот зачем он напомнил про свою бывшую?! Мало мне прочих девиц? Эта точно была особенной, раз он сделал ей предложение. Закусываю губу и буравлю в мужчине дырку своим недовольным взглядом. Пит прекращает смеяться и его лицо становится максимально серьезным.

– Нам нужно поговорить. – О, нет, не нужно. – Может впустишь?

– А это не может подождать до понедельника? Сейчас не лучший момент. –Придерживаю дверь, не давая ему возможность пересечь порог.

– Я не вовремя? – В его голосе скользят стальные нотки, а брови начинают хмуриться. Выглядит он при этом настолько сексуально, что я еле сдерживаюсь, чтобы силой не затащить его к себе. В мыслях я уже раздела этого блондина и готовлюсь испробовать все мыслимые и немыслимые позиции.

Китнисс, не впускай его! Ты знаешь, чем это все закончится, а ты пока что обижена на него. Да-да. Опять разговариваю сама с собой.

– Не вовремя. Я не одна, так что уходи. – Несу первое, что приходит в голову.

– И с кем же ты, позволь узнать? – Цедит сквозь сжатые зубы Пит.

– Не твое дело. Иди поболтай со своей Стейси, Кейси или как их там. Наверное и сам путаешься в именах. Я тебя не приглашала. – Начинаю заводиться. – За сумку спасибо, увидимся на работе.

Не дожидаясь его ответа, захлопываю дверь, сползая по задней стенке на пол. Слышу, как скулит пес, а секундой позже удаляющиеся шаги.

Молодец, показала, что с тобой не получится играть когда вздумается. Довольна? Нет. На душе противней некуда. Где там моя бутылка? Такими темпами я буду коротать вечера в компании Хеймитча.

Комментарий к Глава 12

Часть небольшая, но переходная для дальнейших событий) К тому же раскрыт повисший вопрос отцовства Пита, но добавились новые. Надеюсь вам интересно)

========== Глава 13 ==========

POV Китнисс

– Ты опоздала! Уууу.. Что за видок? По тебе бульдозер проехался, солнышко? – Хеймитч встречает меня на пороге кабинета, по традиции обдавая букетом из смеси алкоголя, кофе и горькой туалетной воды. – Я бы предположил, что это наш парень постарался, но он пришел одним из первых и выглядит не в пример лучше тебя. – Мужчина кивает в дальний угол комнаты, где я сразу замечаю Пита в компании Сиси. Поджимаю губы. Выглядит он действительно отдохнувшим, даже румянец на щеках появился. Их звонкий смех разносится по помещению, отдаваясь звоном у меня в ушах. Боже, как громко.

– Давай без нотаций. Голова и без того раскалывается, – ворчу в ответ.

– Тяжелая ночка?

Ночка действительна была тяжелой. Впрочем, как и предшествующий ей день и ночь до этого. После ухода Пита я прикончила бутылку вина и взялась за следующую. Остаток вечера и весь следующий день я провела, просматривая дурацкие мелодрамы и ругая героев за неправдоподобность.

Их глаза встретились и оба поняли, что никогда больше не смогут жить своей прежней жизнью. Он сделал ей предложение, усыпав улицу лепестками роз. Она плакала и клялась в вечной любви. И вот их свадьба, а следом мы видим главных героев спустя 50 лет в скрипучих креслах-качалках, укутанных одним теплым пледом и кормящих друг друга пюре.

Тьфу! В жизни на такое рассчитывать не приходится. Сейчас скорее так: “Он увидел ее. Их глаза встретились. Они переспали. Он ушел. Конец”.

– И в мыслях не было! ­– Начальник поднимает руки в примирительном жесте и тычет пальцем в сторону стилистов, возвращая меня тем самым в реальность. – Тебе вон туда! ­Ребята безумно по тебе соскучились.

От такого потока сарказма не грех и захлебнуться. Так я и поверила, что моя персона способна обрадовать троицу садистов-стилистов. В подтверждение моих слов, Флавий схватился за сердце, Вения вскрикнула, а Октавия закрыла лицо руками. Все трое при этом пристально меня разглядывали и успевали перешептываться. Видимо им не пришелся по душе сегодняшний «материал» в моем лице. Ох, как я вас понимаю! Мне тоже совсем не улыбается пол дня просидеть в кресле для пыток, надеясь, что не все мои волосы будут выдраны в попытке оформить “модную” прическу.

Умудряюсь выдавить улыбку, от которой их лица окончательно перекосило. Я бы даже рассмеялась, если бы мне не было так паршиво.

– Я вся ваша! – Плюхаюсь в достаточно удобное кресло перед зеркалом, надеясь, что мне удастся вздремнуть.

В отражении мне, как на зло, отлично виден мужчина, перевернувший мою скромную жизнь с ног на голову. В очередной раз ловлю себя на том, как жадно разглядываю его, надеясь не быть пойманной. Широкие плечи, слегка растрепанные золотистые волосы, ямочки на щеках, появляющиеся следом за улыбкой, крепкие руки, способные дарить такое наслаждение, упругая задница, которая…которая… Ох.. Китнисс, соберись!

Обиженно складываю руки на груди. Пит даже не поздоровался со мной. Более того, он даже не заметил моего появления! Нет, я, конечно, не рассчитывала на красную ковровую дорожку и фанфары со всех сторон, но полный игнор? Что я такого сделала? Это я должна себя вести подобным образом. Надуваю губы, громко выдыхая воздух, отчего рука Октавии, орудующая красной помадой, дергается и чертит линию до самого моего уха. Класс!

– Китнисс, не вертись! Сегодня не только твое интервью, но и съемка разворота, – тараторит девушка, активно жестикулируя, рискуя тем самым “разукрасить” меня еще сильнее. – На тебя у нас ровно час, что ничтожно мало, если мы хотим получить приличный результат!

Очень приятно! Пфф.. Но если честно, то я не понимаю зачем вообще размалевывать меня как куклу барби, если у нас не видео интервью? Я вполне могла бы сидеть в пижаме и с пучком на голове, поедать пиццу и читать вопросы с карточек. Разницы ни-ка-кой. Тактично молчу на обидные замечания в свой адрес и продолжаю осмотр комнаты, дабы скоротать время. Народу набежало довольно много. Здесь и мои коллеги, стилисты, фотограф и осветитель, пара рабочих, какой-то парень и девушка, наверное, модели. За данным занятием я полностью теряю счет времени.

Мое ангельское терпение почти закончилось, как Флавий заявляет, что я готова и могу немного походить, дабы разносить новые туфли на высоченной шпильке. Моим мукам не будет конца! Выскальзываю из кресла, успевшего принять форму моей пятой точки, и бреду к столу с угощениями. Мне нужно повторить вопросы, но я ужасно голодна, так что мой выбор очевиден.

Только я хочу ухватить последнюю булочку на тарелке, как меня опережает чья-то рука. Что?!

– Простите, это была моя булочка.

– Кажется на ней не написано ваше имя. – Сдержанно отвечает высокий брюнет в простой футболке и джинсах, демонстративно откусывая мою булочку!

– Как и ваше!

– Резонно, но раз она в моей руке, то значит я взял ее первым. – Меня начинает раздражать его суровый тон, не терпящий препирательств.

– Даже поесть спокойно не дают. Господи, дай мне сил пережить этот день. – Бурчу себе под нос, хватая бутерброд с колбасой.

– Чем же вам не угодил этот день? Вполне рабочая обстановка, – пожимает плечами парень, оглядывая наш муравейник.

– Мой начальник жуткий тип. Силой заставляет меня сниматься в журнале и брать интервью у очередного золотого мальчика Капитолия! – Выпаливаю как на духу, чувствуя как мне становится легче. Просто выговориться. Просто незнакомцу.

– А вы странная. Многие мечтают оказаться на вашем месте, – легкая улыбка касается его лица. Настолько невесомая, что мне даже кажется, что ее и вовсе не было. – И чем же, простите, не угодил вам ваш гость? И, насколько я знаю, он не из Капитолия.

– Да мне все равно откуда он. Хоть с луны. – Хватаю замысловатые тарталетки, только догадываясь о их составе, и отправляю в рот. – Из-за этого дурацкого интервью мне пришлось учить не менее дурацкие вопросы. Мои ноги засунули в ужасные тиски, чтобы я была выше и стройнее. На мне такое узкое платье, что я даже не рискну садиться в нем, потому что есть риск оголиться при всех. Ну и к тому же, я ничего не смыслю в теннисе, а мне предстоит разглагольствовать об успехах этого парня, через раз целуя его задницу.

– Он терпеть не может лесть и комплименты, но думаю от поцелуев в задницу, как вы выразились, не отказался бы. – Теперь на его суровом лице точно появилась улыбка, полностью преобразившая его. Серые глаза так пристально изучают мое лицо, что мне невольно кажется, что я измазалась едой, не иначе.

– И откуда вы столько о нем знаете? Поклонник?

Не успеваю я закончить вопрос, как к нам подскакивает Сесиль, светясь как хорошо начищенный тазик.

– Как здорово, что вы уже познакомились! Гейл, я так рада, что Вы приняли мое приглашение и согласились дать эксклюзивное интервью! От лица всего нашего журнала хотела бы выразить благодарность и пожелать удачи! С Китнисс она вам понадобится, – добавляет шепотом, наклонившись к его уху, но я все равно слышу.

– Спасибо, думаю я справлюсь с ней.

– О, мне известно, какой Вы затворник, но попрошу приоткрыть страждущим дверцу в вашу жизнь. – Сиси все болтает и болтает, заливаясь как соловей, но я уже не слушаю ее. Могу поклясться, что мое лицо приобрело цвет переваренного рака от жгучего стыда. Ну почему я вечно попадаю в самые глупые ситуации?! Теперь меня точно погонят за дверь.

Думаю увидеть злость в этих холодных глазах, но ловлю лишь беснующихся чертят и каплю любопытства, что пугает меня куда как сильнее.

***

Мы сидим напротив друг друга около получаса. Я читаю вопрос, он сухо отвечает. Затылком чувствую злость Хеймитча, который явно ожидал от нас более интересного диалога. Ну а я в чем виновата? Не я писала эти глупые вопросы про соревнования, заветную мечту и прочий бред.

– Вы с детства мечтали быть теннисистом? – Вопрос номер 13, осталось немного. Постукиваю пальцами по подлокотнику кресла. Замечаю, что Пит значительно приблизился к нам и выглядит крайне недовольным, переводя взгляд с меня на Гейла. Наконец-то заметил!

– О нет, я мечтал быть пожарным, – улыбается, пожалуй, первый раз за все наше интервью. – Знаете, спасать жизни, ну или снимать кошек с деревьев на худой конец.

– Правда? – На моем лице застыло искреннее удивление. Не самая популярная профессия в Капитолии.

– А что? Не похож? Думаю я бы отлично справился с этим делом, но родители настояли на спорте. А кем хотели быть Вы?

– Я? Я мечтала стать охотником. – Улыбаюсь ему в ответ. – Кхм, мы отклонились от темы. – Роюсь в своих бумажках, пытаясь найти нужный вопрос.

– На последнем матче вы сняли тру.. – перечитываю вопрос, чтобы убедиться. Откашливаюсь. – Вы сняли трусы. Это был знак протеста?

– Грязное судейство заслуживает грязных действий. Не находите? ­– Он что, подмигнул мне?

– Если только вам есть что показать. – Что я несу? Кошусь на Хеймитча, который ржет в кулак. Похоже ему нравится ход моих мыслей.

– Вы определенно не видели запись этого момента, иначе бы не спрашивали. – Гейл слегка подается вперед, сцепляя пальцы в замок и продолжая смущать меня своим невозмутимым видом. Конечно я не видела! Ох..Я знаю, чем займусь сегодня вечером.

– Эхм.. Постараюсь исправить это упущение. Думаю на этом все. Спасибо, что уделили время. – Встаю и протягиваю слегка вспотевшую от волнения ладошку, которую он уверенно пожимает, скользя мозолистыми пальцами по костяшкам пальцев.

– А где обещанные поцелуи?

– Остались за кадром. – Выдавливаю смущенную улыбку и, попрощавшись, ухожу к окну. Мне срочно нужен свежий воздух.

– Вижу ты привирала, говоря, что не умеешь располагать к себе людей. – Оборачиваюсь, сталкиваясь нос к носу с Питом, от чего мое сердце начинает стучать с удвоенной силой.

– И тебе привет. Знаешь, в приятной компании беседа сама собой клеится. – Поочередно снимаю браслеты с обеих рук, приступая к сережкам, от которых моим ушам позавидует любой Спаниель.

– Я рад, что ты отлично проводишь время. – Его голос очень далек от радостного. – Не хотелось бы опускать тебя на нашу грешную землю, но ты не оставляешь мне выхода. – Пит роется во внутреннем кармане своего пиджака и достает оттуда какую-то открытку. Секунду медлит, но все же протягивает ее мне.

– Что это?

– Сюрприз, сестренка.

– Какая я тебе сес.. –, конец вопроса я проглатываю вместе с языком, прочтя витиеватые буквы на глянцевой бумаге. Это не открытка. Это приглашение.

“Приглашение на свадьбу Кристофера Мелларка и Элизабет Эвердин”

Комментарий к Глава 13

Вот уж действительно, 13 - несчастливое число. Высасывала из пальца все, что могла. Надеюсь порадовала)

========== Глава 14 ==========

POV Пит

Вот и настал тот день, когда я могу с чистой совестью сказать, что работа выполнена. Немного грустно расставаться со всей командой, приложившей руку к созданию выпуска, но я изначально знал, на что иду. Вся моя жизнь состоит из разных проектов, в каждом из которых я навсегда оставляю частицу своей души. Правда, в этот раз частица слишком весомая. Я оставляю не только журнал, но и Китнисс. Больше не будет повода для случайных встреч и обмена взглядами в стенах офиса. Но теперь появился новый повод, обещающий связать нас более крепкими узами – семейными. До сих пор перевариваю новость, прилетевшую из родных краев. Сестра? Это даже смешно. Разве сестру хотят затащить в постель и не выпускать оттуда, пока она сама не будет молить об этом?

После той ночи мой мир перевернулся. У меня и раньше был отличный секс, но в этот раз все иначе. Я больше не хочу просто владеть ее телом. Впервые за долгое время я жажду большего, но она не подпускает меня. Каждый раз, когда я пытаюсь завязать разговор, она сбегает, выдумывая какой-то глупый предлог. Такое чувство, что она боится меня. Возможно, жалеет о том, что произошло, что куда хуже, потому что меня это чувство не посещало даже на секунду. Пожалуй, я жалею лишь о тех годах, что были прожиты нами врозь. Я снова рисую ее. Много, часто, необдуманно.

Сегодня вечеринка по случаю выхода нового номера, а уже завтра утром меня ждет поезд в один конец до двенадцатого. Пару дней назад я созвонился с отцом и узнал больше подробностей о предстоящей церемонии. Ему нужна моя помощь в подготовке, и я не смею отказать. Мой отец образец для подражания. Всегда им был и всегда будет. В отличие от матери, он никогда не пытался переделать меня, заставить быть тем, кем я не хочу быть, за что я безмерно ему благодарен. Я счастлив, что он не замкнулся в себе после развода, а продолжил жить и любить. Ирония судьбы в том, что мы оба любим женщин семейства Эвердин. Правда, ему повезло больше, потому что его чувства взаимны.

Принимаю бокал шампанского от проходящего мимо официанта и натягиваю лучшую из улыбок, попадая в объектив очередного репортера. Нужно пережить сегодняшний вечер и смогу, наконец, устроить себе долгожданные каникулы.

– Пит, как я рада тебя видеть! Отлично выглядишь. – Погрузившись в свои мысли, не сразу заметил появление Сесиль в неприличной близи рядом с собой. Видимо эта девушка никогда не слышала о личном пространстве, каждый раз так и норовя прижаться все ближе. Но она очень открытая и веселая, за что ей многое можно простить. Надеюсь, она не строит никакие планы на мой счет, так как я не хочу обижать ее отказом.

– Ты тоже ослепительно выглядишь, – дружески целую ее в щеку. На девушке невероятно короткое платье с замысловатым орнаментом по низу юбки, высоченные каблуки со стразами и такое количество украшений, что она действительно блестит как новогодняя елка.

– Ооо, ты так мил! Ты уже видел итоговый результат? Я глаз отвести не могу от Китнисс на этих снимках, она так прекрасна. Цинна-гений!

– Нет, еще не успел. Кстати, ты не знаешь, где Китнисс?

– Она только пришла и общается с Эбернети. Кажется, пытается выбить у старика отпуск. – Отпуск? Ну конечно, ей тоже предстоит поездка на родину. На моем лице появляется улыбка, а в голове начинает созревать план действий в отношении этой неприступной брюнетки.

Придумываю повод улизнуть из цепких рук бывшей коллеги и направляюсь на поиски. Китнисс я нахожу там, где и сказала Сесиль. Она ожесточенно спорит с Хеймитчем, на что тот лишь разводит руками и кивает головой, как деревянный болванчик. Судя по его лицу, он готов переписать на нее половину своего имущества лишь бы она оставила его в покое и дала спокойно напиться.

Дыхание перехватывает, а сердце предательски рвется наружу. Моя девочка в великолепном красном платье, выгодно подчеркивающем аппетитные изгибы ее фигуры. Не уверен, что смогу держать себя в руках. Сон на животе сегодня мне точно не грозит.

Наконец она замечает меня и, готов поклясться, ее грудь начинает вздыматься сильнее, а в серых глазах вспыхивает огонек. Мне нравится такая реакция. Ее тело все еще помнит мои ласки и, думаю, не против испытать их снова. Дело за малым - договориться с его хозяйкой. Хеймитч пользуется моментом и, кивнув мне, спешит удалиться.

– Надеюсь, ты для меня так старалась? Потрясающе выглядишь. – Взглядом указываю на ее платье и, не дожидаясь ответа, прижимаюсь своими горячими губами к ее щеке, от чего она вздрагивает. Как же хочется, чтобы поцелуй пришелся чуть левее, захватив ее пухлые губы.

– Спасибо, ты тоже ничего. Высматриваешь новую пассию? – Она так мило ревнует, думая, что я не замечу.

– Уже определился в своем выборе. Осталось добиться согласия девушки. – Подмигиваю ей, наслаждаясь видом ее алых щек.

– Пит, мне казалось, что ты понял тогда мои слова правильно. У нас был всего лишь..

– Всего лишь секс.. Да-да, – заканчиваю за нее. – Давай ты сначала сама поверишь в эти слова, а потом уже будешь убеждать меня.

Она злится, от чего выглядит еще сексуальнее. Чувствую нарастающее напряжение в паху, столь не вовремя напоминающее о физиологических инстинктах. Решаю сменить тему, чтобы хоть как-то отвлечься.

– Ты поговорила с матерью?

– Да, то есть нет. Думаю сделать ей сюрприз. У меня оказывается отключен домашний телефон, наверное поэтому она не смогла дозвониться. А ты.. ты едешь домой? – Слышу волнение в ее голосе.

– Завтра утром. А ты?

– Я еще не купила билет, но да. Это же свадьба моей мамы, я должна быть рядом со своими родными.

– Забавно, что скоро мы станем одной семьей. – Делаю акцент на последнем слове, подходя к ней ближе, от чего она начинает нервно теребить свою сумочку.

– Ты боишься меня?

– Что? Нет! – Демонстративно поводит плечами и морщит свой очаровательный носик.

– Тогда ты не откажешь мне в одном танце, – слегка склоняю голову и протягиваю ей руку ладонью вверх.

– Здесь вроде не танцуют.

– Здесь нет, а внутри да. – Принимаю ее хрупкую руку в свою и веду в соседний зал, откуда доносится музыка.

Спустя пять минут мы уже кружимся в танце среди других пар. Я так соскучился по ее теплу, что буквально физически ощущаю, как мне сносит крышу. Крепче сжимаю ее хрупкую талию, заставляя сократить расстояние между нами. Она слушается, прижимаясь все сильнее к моей широкой груди. В этот миг все вокруг не имеет значения. Есть только мы. Поправляю рукой непослушную прядь шоколадных волос, заправляя ее за ушко, после чего скольжу подушечками пальцев по тонкой шее. Наши глаза встречаются. В моих немой вопрос, в ее неуверенный ответ. Не знаю кто первый сдался, но наши губы встретились, жадно захватывая друг друга. Мы словно изголодавшиеся звери, накинувшиеся на еще свежую добычу.

– Не смей убегать от меня. – Шепчу ей, на секунду прервав наш поцелуй, чтобы схватить глоток воздуха. В висках стучит, мысли путаются, а тело предательски рвется вновь стать с ней одним целым.

Вместо ответа я получаю жгучий поцелуй в губы, напрочь выбивающий меня из равновесия. Похоже меня ожидает захватывающая поездка домой.

Комментарий к Глава 14

Сесиль - http://funkyimg.com/i/2iyNn.jpg

Пит - http://funkyimg.com/i/2iyMh.jpg

Китнисс - http://funkyimg.com/i/2iyMi.jpg

Фотосессия Китнисс в платьях Цинны для разворота номера:

http://funkyimg.com/i/2iyNm.jpg

http://funkyimg.com/i/2iyMk.jpg

http://funkyimg.com/i/2iyMm.jpg

========== Глава 15 ==========

POV Китнисс

Просыпаюсь от настойчивого стука в дверь.

– Мисс, поезд пребывает на конечную станцию через 40 минут. Прошу поторопиться. – Убедившись, что я ее услышала, проводница скрывается в слабо освещенном коридоре, продолжая будить остальных пассажиров.

Сажусь в постели, пытаясь сбросить с себя остатки сна, который вцепился в меня цепкими щупальцами. Зеваю, оглядываясь по сторонам. За окном вовсю мелькают до боли знакомые пейзажи, от которых сердце начинает отбивать бешеный ритм в унисон стуку колес. Солнце только начинает свой путь из-за горизонта, скользя по макушкам вековых деревьев. Уже середина декабря, но я не наблюдаю и намека на первый снег, который выпадает здесь раньше, чем в любом другом дистрикте.

Зоркий взгляд ловит движение в пушистых ветвях. Если знаешь куда смотреть, то можно заметить рыжие пятнышки, перескакивающие с ветки на ветку. Белки! Кажется, что прошла тысяча лет с тех пор, как я бегала по этим местам с соседскими мальчишками, мечтая посвятить себя охотничьему ремеслу.

Боже, как же я соскучилась по дому! Мое лицо озаряет счастливая улыбка, которая так и не спадает до самого приезда.

***

Сильнее запахиваю полы своего шерстяного пальто, жалея, что в данной модели не предусмотрен капюшон. Солнце оказалось обманчивым, потому как на улице настоящий дубак. Я не чувствую свои руки, хоть они и укутаны в теплые меховые перчатки. Вот уже двадцать минут я бреду от вокзала в сторону дома, собирая все кочки своим огромным чемоданом. Отличная была идея прогуляться! Если бы мои зубы стучали чуть тише, то я, быть может, от души посмеялась над тем, какой неженкой меня сделал Капитолий за эти годы. Самый морозный день в столице и рядом не стоит с первыми шагами подступающей зимы в двенадцатом.

Наконец на горизонте замаячила знакомая крыша, слегка покосившаяся за долгие годы противостояния суровым ветрам. Наш дом не очень большой, но теплый и уютный. Фасад с серым крыльцом ничем не отличается от череды таких же на широкой улице. Не скажу, что мы жили богато, но на мясное рагу к ужину и теплые вещи к зиме денег хватало.

Решаю сделать сюрприз маме с сестрой и захожу со двора, аккуратно отворив скрипучую калитку. Дверь, как я и думала, не заперта. Оставляю громоздкий чемодан на первом этаже, бросив на него пальто, и иду на поиски родных.

Странно, такое чувство, что дома никого нет. Прохожу по длинному коридору, ведущему к лестнице на второй этаж, попутно разглядывая наши с Прим фотографии, которыми украшены стены. Подходя ближе к своей старой комнате, слышу шум и непонятные звуки. На секунду в моей голове начинает формироваться определение происходящему, но тело реагирует быстрее мозга, резко распахивая дверь.

От увиденной картины мои щеки мгновенно вспыхивают, а рот начинает жадно хватать воздух. На моей кровати лежит абсолютно голый парень, на котором ритмично двигается блондинка, в которой я не сразу узнаю свою младшую сестренку. О боги!

– Китнисс?! Что ты тут делаешь? – Голос Прим срывается на визг, а тонкие руки пытаются прикрыть оголенную грудь. – Немедленно отвернись!

– Господи, Прим, могли бы закрыть дверь! – Выйдя из ступора, я молниеносно разворачиваюсь лицом к стене, доходя до стадии «красный помидор».

– А мы никого не ждали, – дерзко перебивает меня сестра, с шумом соскакивая с кровати. Ох, мой утенок определенно вырос. Как же неудобно получилось.

– Вы оделись? Я могу перестать сверлить взглядом стену? – Кошусь на эту парочку через плечо, замечая, как высокий темноволосый парень прыгает на одной ноге, пытаясь попасть в штанину. Меня забавляет вся эта ситуация и я, не сдержавшись, начинаю смеяться в голос.

– Китнисс, это как минимум неприлично. – На удивление в ее голосе нет и намека на злость. Еще мгновение и Прим смеется вместе со мной, крепко обхватывая меня сзади за талию. – Я так скучала!

– Я надеюсь, что ты оделась, иначе это выглядит крайне странно. – Разворачиваюсь к ней лицом, сильнее прижимая к себе.

Секунду спустя поднимаю свой взгляд на довольно симпатичного парня, который за все время не проронил и слова, а в данный момент и вовсе был занят борьбой с пуговицами на белоснежной рубашке. – Может, познакомишь? Хотя не обещаю, что не уведу такого красавчика, – шепчу на ухо сестре, чувствуя, как она начинает улыбаться.

– Это Рори, мой парень. Рори, эта беспардонная девушка, моя любимая сестра Китнисс.

– Эмм..Приятно познакомиться, – хрипло выдавливает из себя брюнет, очаровательно залившись румянцем. А он скромный, отмечаю про себя. Почему его лицо кажется мне таким знакомым?

– Простите, что так ворвалась, но я не думала, что застану кого-то в моей комнате, кувыркающимися в моей кровати. – Бросаю строгий взгляд на Прим, которая полностью его игнорирует.

– Это уже давно моя спальня! Я перебралась сюда сразу же после твоего отъезда, если ты забыла. – После этих слов сестра прижимается к юноше и что-то шепчет на ухо. Очевидно извиняется или прощается. Видимо второе, потому что спустя пару минут парня и след простыл в нашем доме.

Спускаюсь на кухню и включаю чайник, приглашая Прим составить мне компанию, как в старые добрые времена. Разливаю чай по чашкам и сажусь напротив сестры, не переставая удивляться тому, как быстро она выросла.

– Ну раз ты заняла мою комнату, то я перебираюсь в твою, – заключаю я, отпивая горячий чай.

– Это вряд ли. Если только ты не прочь делить постель с блондином. – После этих слов я незамедлительно давлюсь чаем, начиная громка кашлять. – Эй, ну ты чего? Я же пошутила. Просто мою комнату сейчас занял Пит, младший сын Мистера Мелларка. Он приехал пару дней назад. Помнишь его? Вы кажется учились в одном классе.

О да, еще как помню. Пытаюсь суматошно сообразить, что этот дьявол во плоти забыл у меня дома и как теперь выкручиваться из всей этой ситуации.

– Кажется припоминаю… – Актриса из меня просто отвратительная, но Прим не замечает наигранности в моем голосе. – А почему он не у себя?

– Потому что у них дома сейчас живет мама. Они с Кристофером съехались несколько месяцев назад. Я посчитала, что будет лучше оставить новобрачным свое личное гнездышко и позвала его к нам. Он на удивление сразу же согласился! – Прим продолжает задорно щебетать, я же слушаю ее в пол уха.

Ну еще бы он отказался! Знал ведь, что я приеду в ближайшие дни.

Последняя наша встреча с Питом окончательно меня запутала. Когда он рядом, то у меня полностью отключается мозг, превращаясь в порцию желе, и я не отдаю отчет своим действиям. Вот и в тот раз, во время нашего танца, я готова была окончательно сдаться, но меня спас счастливый случай в лице Сиси. Коллега буквально вырвала меня из крепких рук блондина и потащила к фото-выставке, где меня ожидали фотографы и несколько репортеров, которые впали в восторг от моих снимков и желали пообщаться. Не помню сколько времени продолжались мои мучения, но видимо слишком долго. Когда я вернулась в зал, то Пита уже не обнаружила. Прошло два дня, а меня до сих пор гложет мерзкая мысль - “ушел один или нет?”. Ревную ли я? Безумно!

Не сразу замечаю на себе заинтересованный взгляд любопытных глаз. Невольно засматриваюсь в эти голубые омуты, так похожие на его глаза. Китнисс, стоп! Встряхиваю головой, от чего кончики волос попадают в чашку с вареньем. Прим начинает хихикать, как маленькая, и это в двадцать два года, на минуточку! Отодвигаю свой стул и подхожу к раковине, пытаясь отмыть следы липких ягод.

– Правда они отлично смотрятся ? – Дергаюсь от неожиданного появления сестры прямо позади меня. И кто научил этого слоненка столь бесшумно двигаться? Не понимаю о чем она: – Кто?

– За окном, посмотри. – Прим кивает в сторону нашего двора, у калитки которого стоит мой (мой ли?) мужчина и мило болтает с миниатюрной девушкой. Со спины мне видны лишь пряди светлых волос, выбивающихся из под вязаной шапки. Она громко смеется над его шутками, запрокидывая голову назад и хватая Пита за руку.

– Отлично! Просто замечательно! – Пытаюсь сохранить самообладание, но у меня ничего не получается. Ну почему я каждый раз вынуждена с грохотом ударяться о землю? У него что, фетиш на блондинок? Я тогда кто? Белая ворона, случайно попавшая в его постель? Меня переполняет гамма эмоций: гнев, ревность, обида, зависть, разочарование. – Она приехала с ним? – Мой голос дрожит. Почему-то сейчас я не исключаю возможности, что он мог притащить на свадьбу отца свою девушку или кем там она ему приходится.

– Кит, ты чего? Это же Делли Картрайт, – поправляет меня сестра, начиная рассказывать про наших общих знакомых. После чего напоминает о детской дружбе этих двух “голубков”.

– Пит даже вещи не успел разобрать, как она уже стояла на пороге нашего дома с большим персиковым пирогом. Знаешь, я всегда подозревала, что она неровно к нему дышит.

Утенок воодушевленно делится со мной своими наблюдениями, абсолютно довольная происходящим. О, милая Прим, неужели ты не видишь, как каждым новым словом забиваешь очередной гвоздь в сердце старшей сестры? Вновь решаюсь взглянуть на свою соперницу, но двор пуст. И куда они, черт возьми провалились?!

– Прим, я вернулся! Со мной Делли, я пригласил ее на ужин. Надеюсь, ты не будешь против! – Слышу крик из прихожей. Вот так значит, да? Со злостью отбрасываю волосы назад, гордо вздергиваю подбородок и выхожу из кухни. Я не буду прятаться по углам, пусть знает, что я приехала!

– О, как мило, что вы зашли на огонек. Надеюсь и ВЫ не будете против моей компании? – Расплываюсь в самой ядовитой улыбке, испепеляя взглядом ничего не понимающую девушку и слегка озадаченного парня. Ну я вам устрою!

Комментарий к Глава 15

Переезжаем в двенадцатый дистрикт и добавляем новых старых героев. Надеюсь никто не против?)

========== Глава 16 ==========

POV Китнисс

— Китнисс? — Пит немного запинается, но довольно быстро справляется с удивлением, — мы ждали тебя только к выходным, — продолжает уже более спокойным голосом, опуская на пол увесистую на вид сумку, из которой выглядывает ворох бумаг, разноцветные атласные ленты и даже замысловатый букетик из высушенных полевых цветов. Где он только нашел их в середине декабря?

— Сюрприз! — улыбаюсь во все тридцать два зуба, понимая, как нелепо и наигранно сейчас выгляжу, — удалось вырваться раньше. Хотя, по вашим кислым минам я могу решить, что мне тут не рады.

Парень уже успел сбросить свою верхнюю одежду следом за сумкой и вовсю помогал блондинке с ее пальто. Хорошо, что хотя бы пуговицы она расстегнула самостоятельно. Чертов джентльмен!

— Не будь букой! Я очень рада, что ты здесь, — Прим чмокает меня в щеку и поворачивается к нашим гостям, — вы же помните мою старшую сестру? Думаю можно опустить прелюдию и перейти к подготовке ужина. Я позвоню Рори и приглашу присоединиться. Наконец-то все в сборе! — Прим действительно рада, чего не скажешь обо мне. Цокаю языком, теребя в руках все еще липкие кончики волос, не желая проявлять гостеприимство.

— Эвердин, — получаю легкий кивок в знак приветствия от своей соперницы, как мысленно нарекла девушку.

— Картрайт, — отвечаю ей тем же.

— Делли, поможешь мне разогреть барашка с черносливом? Китнисс я не могу доверить этот процесс, если, конечно, мы не хотим спалить весь дом, — сестра весело подмигивает мне и, схватив девушку за руку, тащит ее на кухню.

— О, ну конечно! — судя по голосу, наша бывшая одноклассница предпочла бы остаться рядом с Питом, но вежливость не позволяет ей отказать в помощи. Обернувшись, она бросает на меня последний оценивающий взгляд, в котором нельзя прочитать ничего хорошего, и скрывается в соседней комнате.

Я все еще стою, скрестив руки на груди, избрав защитную позицию, не располагающую к общению. Понимаю, что веду себя как пятнадцатилетняя школьница, впервые влюбившаяся в своего учителя и заставшая того с другой женщиной в местном ресторанчике, куда по традиции пришла поужинать со своей семьей. Воздух в коридоре наэлектризован нашими взглядами, как воздушный шарик, от души натертый о голову.

— Вижу, что ты неплохо проводишь время. Уже и местную блондинку найти успел. Поразительная скорость! — решаюсь нарушить молчание, выдавливая из себя подобие улыбки, но он явно чувствует, что я играю. Причем ощутимо переигрываю, ведь актриса из меня хуже некуда.

— Серьезно? — Пит громко выдохнул, растирая затекшую шею и ероша свои и без того лохматые волосы. — Мы с Делли просто друзья и я рад, что она все еще помнит меня, — после этих слов он делает медленный шаг вперед, от чего я попадаю в плен дурманящего голову запаха — его запаха, который не спутаю ни с каким другим, — я давно не был дома, очень многое поменялось, а с подготовкой к свадьбе столько всего требуется, что ее помощь оказалась просто бесценной.

— Просто бесценной, как же иначе, — передразниваю его голос, хмурю брови и отворачиваюсь к еле слышно работающему телевизору, по которому по иронии судьбы показывают репортаж с презентации последнего выпуска Capitol Couture, — и чем же конкретно она тебе помогает?

— Ну… много чем, — следует уклончивый ответ, после которого я оказываюсь в ловушке его крепких рук, которыми он уперся в стену и приблизился к моему лицу, — я соскучился.

Пит утыкается носом в мою шею, прильнув губами к нежной коже. Каждое прикосновение разжигает тлеющие угольки, рискуя превратиться в пожар. Я так и слышу настойчивый стук сотен бабочек о свои ребра. Его дыхание оставляет невидимые следы, а взгляд хаотично блуждает по моему лицу, пока не останавливается на губах, которые я машинально облизываю.

— Не похоже, — все, что могу выдавить из себя.

— Злюка, — глухо шепчет мне в ухо, слегка прикусив мочку, заставляя мою спину выгнуться, сильнее прижимаясь к широкой груди, — не забывай, что наши комнаты через стенку.

— Я еще не выбрала спальню.

— У тебя не много вариантов, — ловлю нежный поцелуй в щеку, плавно перемещающийся в сторону подбородка. Пытаюсь отвернуться, но тело меня не слушается. Я словно во власти умелого кукловода, который играючи управляет каждым моим движением.

— Китнисс, помогите расставить тарелки! — слышу крик, доносящийся с кухни. Пит вынужден отступить, от чего из моей груди вырывается разочарованный стон, который не остается без внимания.

— Мы еще не закончили. Сегодня уже поздно, но утром нужно сходить к родителям, — Пит говорит, а я зачарованно наблюдаю за движением его губ, жалея, что он не продолжил свою пытку дальше. Они такие пухлые, мягкие, чуть суховаты, но влажный поцелуй способен поправить это дело. Слова о родителях заставляют меня очнуться от своих грез.

— Хм, пообещай, что они ничего не узнают. Ну.. про нас, — понижаю голос, чтобы меня мог услышать только он.

— Про нас? А разве есть мы? — в его интонации улавливаю стальные нотки, пробирающие меня до костей. Хочу возразить, но понимаю, что крыть мне нечем, поэтому провожаю его удаляющуюся спину молчаливым взглядом.

Собираюсь последовать за ним, но меня отвлекает звонок в дверь. Должно быть это кавалер Прим. Мне до сих пор ужасно стыдно перед ними за свое эффектное появление. На ватных ногах плетусь к двери, на ходу поправляя свое теплое платье, и тяну за металлическую ручку, с легким скрипом открывая дверь.

— Надеюсь на этот раз вы будете вести себя приличнее, молодой человек, — шутливо приветствую парня, проглатывая язык на полуслове.

— Не могу обещать, — весело отвечает сероглазый брюнет, возвышаясь настоящей скалой над далеко не маленьким парнем сестры. Боже, вот кого мне напомнил Рори!

— Гейл?! Что ты тут делаешь?

— Приехал на рождественские каникулы. А обязательно меня на холоде морозить? Мой тренер никому не простит болезнь своего лучшего ученика, — в подтверждение своих слов он немного втягивает шею, кутаясь в высокий ворот мехового плаща.

— Простите, — отхожу в сторону, пропуская ребят в дом, — я просто не ожидала встретиться вновь… когда-либо, — добавляю себе под нос. Питу определенно не понравится наш гость, если вспомнить какой серой тучей он летал вокруг нас во время интервью. От этой мысли на моем лице появляется хитрая улыбка.

— Так уж вышло, что мой непутевый братец планирует породнить наши семьи, — бедный паренек краснеет до самых кончиков ушей, тщетно пытаясь вставить хоть слово. — Я, как глава семьи, просто обязан познакомиться с претенденткой на фамилию Хоторн.

— Можно подумать, что от твоего мнения что-то будет зависеть! — вздергиваю подбородок, встречаясь с его вопросительным взглядом, — это еще я, как глава семьи Эвердин, посмотрю достоин ли ваш претендент руки моей сестры.

— Сдаюсь! — неожиданный гость слегка улыбнулся и в примирительном жесте поднял руки вверх, — так ты не против, если я присоединюсь?

— О, что ты! У нас такая чудесная компания собралась. Для полного счастья не хватало только тебя, — саркастично улыбаюсь брюнету, приглашая в гостиную.

***

Это не ужин, а настоящее театральное представление в трех действиях с перерывом на антракт! За полчаса я не смогла осилить и половину порции, а это при условии, что с утра у меня в животе не было и маковой росинки.

Меня, как хозяйку, усадили во главу стола, Прим заняла место напротив, с которого не забыла подмигнуть мне, указывая на пришедших гостей. По левую руку от меня расположился Гейл с братом, по правую - Пит с Делли. Будь проклята та секунда, когда мне показалось отличной идеей заставить блондина ревновать. Со злостью орудую столовыми приборами, пытаясь разрезать особо жилистый кусочек мяса. Лучше не поднимать взгляд от тарелки, иначе сразу оказываешься на ток-шоу «чьи яйца крепче?». Если справа следует вопрос, то слева непременно возражение и встречный вопрос. Все это действо сопровождается недовольным столкновением взглядов, сдвинутых бровей и периодическими взмахами ножей и вилок в опасной близости от моего красного лица.

И если мне, пусть и отдаленно, но понятно поведение Пита, то детский сад в лице Гейла совершенно меня запутал. Я ведь не могу ему нравиться? Хотя с его каменным лицом только в карауле стоять и допросы у партизан проходить. Будьте уверены — не дрогнет ни единый мускул без разрешения хозяина!

— Говорят, настоящих спортсменов уже не осталось, все продались и сидят на допинге, — обращаясь ко мне, замечает Пит. Ко мне? Серьезно?

— Ээээ… — очень информативно, Китнисс. Улыбаюсь самой идиотской улыбкой и притворяюсь, что увлечена ловлей горошка на своей тарелке.

— Банальные выдумки завистников, — вставляет Гейл, как бы случайно направляя нож в сторону блондина, — спорт требует силы и упорства, это вам не закорючки в журналах рисовать.

Закусываю нижнюю губу, как болванчик качая головой из стороны в сторону. Замечаю на шее Пита слегка выступившие пятна. Верхняя пуговица рубашки давно расстегнута, открывая взору нервно дергающийся кадык. Надеюсь они не подерутся, потому что разнимать этих быков будет некому.

Единственное, что меня радует в этом вечере, так это абсолютно потерянный вид Делли. О нет, она периодически пыталась вступить в диалог, даже заливисто смеялась, подумав, что прозвучала шутка, но в итоге не смогла составить достойной конкуренции в борьбе тестостерона и уткнулась в бокал с вином.

Но все мое довольство сползает с лица, как только я замечаю, что руки блондинки покоятся под столом. По Питу сложно что-то понять, слишком уж он увлечен беседой, но, наклонившись за солью, мне стали отчетливо заметны ее поглаживания мужской коленки. Кажется мое сердце ухнуло в пятки, отпружинило от земли и с удвоенной скоростью вернулось на место. Да как она смеет? Почему он позволяет?!

Это был порыв, иначе я не могу объяснить свои следующие действия. Тянусь рукой к Питу, аккуратно проводя пальцем по его нижней губе, на секунду замирая, встретившись с его округлившимися глазами.

— Ты запачкался, — улыбаюсь лишь уголками губ, желая остановить этот миг. В следующую секунду отдергиваю руку, случайно задевая бокал вина, который опрокинулся прямо на его брюки, удачно замочив белоснежные ручки Делли, которые та тут же отдернула. Так и чувствую выпирающие чуть выше висков рожки. Вроде это получилось случайно. Наверное.

— Твою ж…

— Боже, я такая неуклюжая! — наигранно закатываю глазки, интенсивно махая ресничками, — ванная слева по коридору.

— Пойдем покажешь, боюсь не найду, — не успеваю вымолвить и слова, как Пит подхватывает меня под локоть и уводит дальше по коридору.

Когда за моей спиной хлопнула дверь, я аж подскочила на месте, наконец-то оценив всю плачевность ситуации.

— Какого черта ты творишь? Мало того, что пригласила этого петуха перекаченного, так еще и выставила меня полным идиотом! — должно быть Пит сильно завелся, но я из последних сил сдерживаю смех, глядя на огромное пятно на самом интересном месте. Вовремя беру себя в руки и с осуждением смотрю прямо в его нахальные голубые глаза.

— Ты первый начал! Кто привел ко мне домой Делли? — с силой тычу указательным пальцем ему в грудь, — рассчитывал повеселиться с ней, пока я не приехала? Думаешь я не видела, как она наглаживала тебя под столом?! — если бы не предварительно открытый на максимальную мощность кран с холодной водой, то наша перепалка на повышенных тонах не осталась бы незамеченной.

— Господи, откуда в твоей хорошенькой головке столько идиотских мыслей? — Пит усмехается, расстегивая ремень и спуская штаны на пол, оказываясь передо мной в одних боксерах. Кажется, я сплю.

— Что ты делаешь? Оденься немедленно! — боже, я никогда не перестану краснеть от такого вида. Он так близко. Слишком близко.

— Не могу, мне нужно сменить брюки, этим прямая дорога на мусорку, — мой любопытный взгляд был наглым образом пойман, — что-то потеряла? Неужели до сих пор смущаешься после всего, что между нами было? — его руки не спрашивают разрешения, они просто по-хозяйски опускаются на мои бедра, скользя пальцами вниз, под подол моего платья. Вместо того, чтобы оттолкнуть, я лишь медленно слежу за его действиями, чувствуя, как мое тело покрывается миллионом мурашек.

Наши взгляды встретились, мы стоим так где-то с минуту, а потом из меня буквально вырывается:

— Пит, я хочу тебя, — мои щеки пылают, а голос дрожит.

— Что ты сказала? — его руки уже добрались до моих трусиков, подцепив резинку большими пальцами, и позволили им упасть на пол, — повтори.

— Хочу тебя, — полу шепчу, полу стону в его приоткрытые губы. Я готова забыть обо всем. Сейчас я хочу только одного и, кажется, я не одинока в своих желаниях. Прикасаюсь рукой к заметно выпирающему достоинству, слегка сжав его, получаю в ответ первый стон. Боже, как меня заводит этот звук.

Наши лица оказались совсем близко. Пит, явно теряя терпение, первым прильнул к моим губам, превращая мягкий и нежный поцелуй в более грубый и властный. Меня охватила дрожь от столь приятных ощущений. Кажется уже моя очередь стонать от его умелых покусываний моих губ. Мне нравится, когда он такой. Зарываюсь руками в его растрепанные блондинистые волосы, углубляя поцелуй, одновременно прижимаясь к нему еще сильнее. Его руки везде: сжимают мои ягодицы, массируют грудь, скользят вдоль ключицы, теряются в волосах, притягивая меня к себе.

Исследовав каждый оголенный участок моего тела, Пит разворачивает меня к себе спиной, давая мне возможность запрокинуть голову ему на грудь. Мы оба знаем, что последует в следующее мгновение. Легкое шуршание упавшего белья и я уже чувствую его сзади. Наклоняюсь вперед, призывая его к действиям, чем он и пользуется, медленно входя в меня. Почему я могу быть мягкой и податливой только в таком положении? Ну что мешает мне закусить свой острый язычок и перестать цепляться к каждому его слову? Сейчас у меня нет ответов на эти вопросы. Сейчас я полностью погружена в процесс единения наших тел, полностью позабыв о гостях.

— Я тебя сейчас могу затрахать до смерти, — шепчет мне на ухо, целуя в открывшийся участок шеи, — нас ждут, поэтому заранее прости, но это будет быстро, — послушно киваю, согласная на все, лишь бы он заткнулся и начал двигаться.

Мы оказались полностью поглощены страстью, его движения становились сильными и быстрыми. Крепче цепляюсь за край раковины, совершенно забыв про стыд, глядя на наше отражение в зеркале. Вид разгоряченных тел, ритмично сливающихся в единое целое, подействовал на меня невероятно возбуждающе. Еще несколько рваных толчков и мы оба достигаем пика блаженства, жадно хватая ртом воздух.

— Не представляю, что можно придумать, чтобы не спалиться перед гостями, — широко улыбаюсь, встречаясь с его нежным взглядом. Тянусь к любимым губам, получая мягкий поцелуй в ответ.

— Кажется, нам плевать. Нет? — Пит подмигивает моему растрепанному и раскрасневшемуся отражению, шлепая по голой попе. Кажется, я с ним согласна.

Комментарий к Глава 16

Вот что значит попытаться угодить в одной части всем!

Стыдно было затягивать с новой главой, поэтому дописывала в спешке. Прошу простить возможные ошибки)

========== Глава 17 ==========

POV Пит

Ничего не могу поделать с идиотской улыбкой, намертво приклеившейся к моему сияющему лицу. Как настоящий джентльмен, я отправил Китнисс разбираться с гостями, а сам поплелся за чистыми джинсами. О, как сексуально она надула свои очаровательные губки и послала меня в одном очень далеком и неприятном направлении, после чего вздернула подбородок и гордо прошествовала в гостиную. Ей богу, она меня с ума сведет! Или со свету. Надеюсь, что эта бестия сама направится по указанному адресу. Желательно ко мне. Желательно сегодня ночью.

Произошедшее пятью минутами ранее заставляет сердце разгонять кровь по венам с удвоенной скоростью. Не знаю, как долго я смогу мириться с этой неопределенностью между нами. Она то холодна как лед, то пылает как самый жаркий уголь. Пит, старик, ты ли это говоришь? Мысленно усмехаюсь своим переживаниям.

Я всю жизнь шел по протоптанной дорожке: школа, в которой меня считали полным неудачником; колледж, где я смог раскрыть свой потенциал и встретить любовь, как тогда казалось; рабочие заказы, которые всегда находили меня сами. Пит Мелларк отчетливо представлял каждый последующий шаг, делая скидку на возможный сход с тропинки лишь ради новой пары стройных ножек. И что сейчас?

Сейчас я нахожусь в ее комнате, таращась на выцветшие обои и поблекшие плакаты музыкальных групп, популярных лет пятнадцать назад. В детстве я был уверен, что логово Китнисс представляет собой темный склеп, наполненный холодным оружием, серьезной литературой и шкурами белок, как минимум. Глупо, но я чертовски боялся получить звездочкой под ребра при попытке обнять или поцеловать нашу снежную королеву, как ее называли за глаза ребята.

Ежусь от порыва морозного воздуха, влетевшего через настежь распахнутое окно. Думаю, я выдержал достаточную паузу, чтобы наша великолепная актриса успела окончательно закопать себя перед всеми. Улыбаюсь еще шире, вспоминая ее растрепанный вид, предельно ясно дающий понять истинную причину задержки. Очень надеюсь, что у Хоторна не останется на этот счет никаких сомнений. В противном случае мне придется недвусмысленно намекнуть ему на статус принадлежности этой женщины. Она моя. Только моя. Пусть эта глупышка и дальше все отрицает, но от себя ей не убежать, а от меня и подавно.

***

Пять пар глаз разом устремляются на меня, стоит лишь перешагнуть порог комнаты. Кажется, все давно закончили с мясом и вином. Пользуюсь секундным замешательством, рассматривая каждого из присутствующих в комнате. Прим хитро улыбается и.. что? Подмигивает мне? Неплохо! Подмигиваю ей в ответ, от чего ее щеки покрывает легкий румянец, а брови ее парня резко ползут к переносице. Делли выглядит немного грустной.. и сердитой? Не могу разобрать, но венка на ее лбу устрашающе пульсирует, так что я, пожалуй, постою на безопасном расстоянии. Тем более у нее в каждой руке по ножу. Зачем? Запускаю руку в и без того растрепанные волосы и выдавливаю самую очаровательную улыбку, на которую только способен. Замечая угрюмый вид брюнета, улыбка автоматически становится еще шире. Они точно решат, что я спятил. Но может так оно и есть? А все из-за нее. Той, что залпом допивает уже второй бокал вина и это за те полторы минуты, что я стою на пороге.

– Если бы я знал, что смена моих штанов вызовет такой ажиотаж, то непременно переодел бы их прямо здесь. Может быть даже под музыку, – пытаюсь отшутиться, разрушив тем самым повисшую тишину. Меня ужасно веселит вся эта ситуация. Китнисс наверняка спалилась, но что, собственно, в этом такого? Судя по игре в гляделки, что устроили Прим с Рори, они явно не прочь удалиться и повторить наши с ней подвиги.

– Избавь нас от лицезрения твоей тощей задницы, – хрипло заключает Гейл, вставая из-за стола.

– А я бы посмотрела, – улыбается Прим, – тем более, что из всех присутствующих парней, я не видела только попку Пита, – ха, а малышка неплохо бросает камни в огород. По мне, так более идиотской идеи, чем спустить штаны перед сотнями зрителей на корте и тысячами телезрителей у экранов, сложно придумать.

– Я понял, чем она тебе понравилась, – усмехается брюнет, кивая своему младшему брату, – уже поздно, поэтому я больше не буду злоупотреблять вашим гостеприимством.

– Гейл, скажи матери, что я.. ну, в общем, отмажь меня, ладно? – братья обмениваются одним им понятными кивками и старший отправляется к выходу, пересекая комнату широкими шагами. Практически у самого выхода он резко тормозит, оборачиваясь в сторону Китнисс. Сжимаю кулаки, готовясь окончательно поставить его на место, но он не дает мне шанса.

– Делли, на улице темно, я могу проводить тебя, – подруга детства моментально выпрямляется, удивленно хлопая ресницами, словно не веря, что обращаются именно к ней.

– О, спасибо. Это было бы чудесно.. Я.. я сейчас, – она вскакивает со своего места и подбегает ко мне.

– Оу, полегче! Давай ты сейчас спокойно положишь их на место и мы обсудим все, что пожелаешь, – серьезным тоном останавливаю ее порыв, указывая взглядом на два ножа, которые все еще крепко зажаты в ее кулаках.

– Боже, Пит, прости! – девушка смущенно опускает глаза, а я замечаю как напряглась Китнисс, пристально следя за каждым ее движением, – я хотела сказать, что зайду завтра в пекарню, как и договаривались. Не забудь выбрать бутоньерку для отца, я сложила все варианты в красную коробку.

– Делли, чтобы я без тебя делал! Спасибо тебе, – слегка приобнимаю подругу, дружески целуя в щеку, – тогда до завтра.

– До завтра, – на ее лице появляется улыбка, но слишком уж грустная. Надеюсь, Китнисс ошиблась, думая, что Делли положила на меня глаз. Она потрясающая девушка и я буду чувствовать себя последним подонком, если разобью ей сердце. Такими темпами я привыкну говорить девушкам нет. Всем, кроме одной. Той, что сама легко скажет нет мне самому. И почему мы влюбляемся в тех, кому не нужны?

Во всей последующей суматохе прощаний не сразу замечаю, что Китнисс и след простыл. Ловлю взгляд Прим, указывающий мне на второй этаж. Кажется, я обзавелся компаньоном. Поднимаюсь наверх и стучу в нужную дверь, ожидая приглашения войти. Терпения хватает лишь на пару секунд, после чего поворачиваю ручку и заглядываю внутрь. Замечаю ее на подоконнике с подтянутыми к груди ногами. Подхожу и присаживаюсь на самый край, почти невесомо скользя рукой по ее ноге.

– Эй, все в порядке? – касаюсь ее подбородка, поворачивая голову в свою сторону.

– А? Да, все отлично, – получаю монотонный ответ, который рождает во мне тысячу вопросов. Я никогда не научусь понимать женщин. Все явно НЕ отлично.

– Может расскажешь, что тебя беспокоит? Ты переживаешь, что наш маленький секрет не продержался и десяти минут? – хочу заставить ее улыбнуться. У нее такая красивая улыбка.

– Не напоминай. Это, конечно, были не самые лучшие пятнадцать минут в моей жизни, но я переживу, не маленькая.

– Я надеюсь, ты сейчас про время в гостиной, а не в ванной, – сжимаю ее коленку, заглядывая в серые омуты.

– Дурак! – получаю ощутимый удар в грудь, от чего весьма не наигранно вскрикиваю. Вот как это понимать? Сделала мне больно и улыбается. Что за дьявол внутри этой миниатюрной брюнетки?

– Могу я остаться с тобой? – киваю в сторону широкой двуспальной кровати, явно занимаемой раньше родителями Китнисс. Над резным изголовьем весит небольшая картина с восхитительным полем одуванчиков. Чем дольше смотрю на это желтое море цветов, тем быстрее забываю про декабрьскую стужу за окном и окунаюсь в тепло весеннего дня.

– Нет, – резко оборачиваюсь на ее голос.

– Пит, пойми меня правильно. Я полностью запуталась, – она громко выдыхает, немного наклоняясь вперед, – мне хорошо с тобой, но я не хочу, чтобы у нас все продолжалось так.. так.. – она замолкает, не сумев подобрать нужных слов. Меньше всего я хочу слушать про ее моральные качели. Меня уже порядком тошнит от всей этой неопределенности.

– Если ты хочешь, чтобы я ушел и больше не пересекал черту, то хорошо, – пытаюсь говорить спокойно, но чувствую, как мой голос не слушается меня.

– Что? Нет! – Китнисс хватает меня за шею обеими руками, притягивая к себе, – я хочу, чтобы ты ее пересекал, но.. но правильно. Черт, Мелларк, это ты из нас двоих умеешь выдавать красивые речи! – она начинает злиться, от чего выглядит невероятно милой.

– Просто скажи, чего ты хочешь, – касаюсь губами ее горячего лба, ожидая ответа.

– Хочу свидания! – кажется мои глаза округлились, а брови взлетели вверх, – и не смотри на меня так! Не хочу быть одной из твоих девочек на ночь.

– Вот при чем тут вообще девочки! Ладно, забудь. Свидание значит…– прокручиваю в голове услышанное и понимаю, что я лет пять не был на свидании. Похоже пора откапывать из глубин памяти все, что я знаю на этот счет, – завтра в обед тебя устроит?

– Серьезно? Эээ…да.

– Тогда я зайду за тобой в 14:00, будь готова, – улыбаюсь, наслаждаясь ее ответной улыбкой. Секунду мы смотрим друг другу в глаза, после чего я не выдерживаю и впиваюсь в ее терпкие от вина губы. Каждый раз, когда я целую ее, то рискую окончательно распрощаться со здравым смыслом. Прикусываю нижнюю губу, следом переходя на верхнюю. Наши языки ласкают друг друга, пытаясь вторгнуться на чужую территорию. Чувствую нарастающее напряжение ниже пояса и спешу превратить поцелуй в более спокойный и целомудренный. Слышу в ответ ее недовольный стон.

– Кажется мужчине не пристало так целовать даму до их первого свидания, – шутливо склоняю голову и нежно целую ее прохладную руку.

– Если будешь издеваться, то дама найдет другого кавалера.

– Боюсь это будет проблематично, будучи пристегнутой к батарее за подобные мысли, – последний быстрый поцелуй и я спрыгиваю с подоконника, удаляясь в свою комнату.

Думаю через пару часов бессонницы, сопряженных с эротическими мыслями, я пожалею о своем решении, но сейчас я уверенно закрываю за собой дверь, придумывая нечто особенное для завтрашней встречи. Кто бы мог подумать, что я доживу до свидания с самой Китнисс Эвердин!

Комментарий к Глава 17

Ловите) Надеюсь учла все пожелания) и огромное спасибо за столько добавившихся плюсиков этой работе! Очень приятно)

========== Глава 18 ==========

Комментарий к Глава 18

Захотелось немного раскрыть Пита с другой стороны, поэтому в этой главе будет несколько флешбэков из его прошлого.

POV Пит

Сдаюсь. У меня нет идей. Ни одной!

Я удивлен, что к утру, моя голова не взорвалась, как перезревший арбуз, от столь активных мозговых фрикций. Хотя, чему здесь, собственно, удивляться? В школе я был не самым популярным парнем. Вряд ли где-то пряталась девчонка, тайно вздыхавшая по ботанику в очках с роговой оправой. Я о такой точно не слышал. Может она была мастером маскировки? Не думаю. К тому же, мое внимание было направлено в одном конкретном направлении, игнорируя практически всё, что происходило вокруг.

Никогда не забуду день, когда она впервые заговорила со мной. Ну «привет», «нет» и «здесь занято» я слышал от нее и раньше, а так чтобы целое предложение за раз - это было что-то новенькое. Горько усмехаюсь, вспоминая судьбоносную встречу на заднем дворе школы.

***

Последним уроком была математика, забравшая последние остатки сил. Закинув тяжелый портфель на плечо, я вышел на школьное крыльцо, подставляя лицо последним весенним лучикам солнца. Я бы и дальше витал в облаках, если бы не громкий кашель за спиной, успевший повториться трижды, прежде чем я сообразил, что «обращаются» ко мне. Сердце предательски защемило, когда я увидел перед собой ее, Китнисс Эвердин, любовь всей моей жизни. Только я собрался открыть рот и сделать комплимент ее прическе, как меня перебил сухой и строгий голос:

– Твои родители уехали? – четко поставленный вопрос, явно отрепетированный несколько раз.

– Угу, – выдавливаю жалкий кивок головой, не веря в происходящее. Боже, она первая заговорила со мной! Она знает про отъезд родителей. Неужели интересуется…мной??

– Я буду в девять вечера, – на этих словах ее щеки предательски вспыхнули, а глаза приобрели еще более темный оттенок серого. Не дожидаясь очередного кивка с моей стороны, девушка резко развернулась и направилась в противоположную сторону. Я еще долго разглядывал удаляющийся силуэт, пока тот не превратился в крошечную точку. Сбитый с толку. Взволнованный. Окрылённый.

***

Тот день действительно перевернул мою жизнь, только совсем не так, как я рассчитывал. Прошло много лет, но я все еще помню ту боль и обиду, накрывшую с головой, когда я понял, что любимая девушка просто использовала меня в своих целях. Не спорю, физически было приятно, но морально я был полностью раздавлен. Хуже всего было встретиться с ее взглядом: пустым, равнодушным, желающим скорейшего окончания той «пытки», что должна была стать чем-то волшебным для нас обоих. Не стала…

Наверное, именно ненужность ей стала для меня отрезвляющей пощечиной, заставившей взять себя в руки и полностью изменить свою жизнь. Переезд в столицу, о котором родители сообщили мне сразу по возвращении от родственников, оказался весьма кстати. Новый город, новые возможности, новые люди.

Первым делом я подал документы в лучший колледж искусств в стране, не рассчитывая всерьез на поступление, но меня выбрали. Я был, без шуток, на седьмом небе от счастья! Выйдя из стен здания, в котором мне предстояло отучиться ближайшие несколько лет, я решил, что ботаник Пит останется в далеком двенадцатом на пару с бесчувственной Китнисс. Отличная вышла парочка. Очки заменили линзы, а после лазерной операции отпала нужда и в них. Современная прическа, одежда по последней капитолийской моде - новый Я, одним словом.

Наступила осень и вместе с первой пожелтевшей листвой закрутилась и моя студенческая жизнь. Если подумать, то все мои «свидания» пришлись как раз на первые годы в колледже и складывались сами собой. Скажем так, я просто оказывался в нужное время и в нужном месте. По стечению обстоятельств там же была девушка и возможность заказать еду. Романтично, не правда ли? До сих пор не понимаю, как Мэри согласилась стать моей женой. Черт, да первый букет в ее руках оказался свадебным. Я настолько не заморачивался на ухаживания, что конфетно-букетный период прошел без конфет и цветов. Предложение руки и сердца было вполне в духе того же периода.

***

Очередной вечер перед телевизором в компании пиццы и любимой девушки. Что может быть лучше? Наши отношения стремительно набирали обороты, но меня это только радовало. Наконец-то я чувствовал себя нужным, важным, любимым. В ее глазах не было холода, там я всегда видел искорки веселья и теплые волны любви, что сносили мне крышу. Я словно изголодавшийся щенок, которому наконец-то бросили кусок мяса со стола.

– Пит, твоя очередь! – сладко шепчет мне на ушко девушка, указывая на стеклянную конфетницу, заполненную печеньками с предсказаниями. Я предпочитаю думать, что Мэри обокрала китайский ресторанчик вниз по улице, чтобы раздобыть эти сокровища.

– Милая, ты же знаешь, что я не верю в эту ерунду, – сталкиваюсь с щенячьим взглядом и понимаю, что сражение проиграно, – только одну, – тянусь за первым попавшимся печеньем и резким ударом ладони превращаю его в крошки.

– Ну что там? – она забралась мне на колени, обхватив шею руками.

– Погоди, ты мне весь обзор закрыла, – пытаюсь вывернуться и прочитать текст, – «Пришло время действовать, даже если от Вас требуется прыгнуть в пустоту». Серьезно? – бездумно пялюсь в текст, как вдруг в голове что-то щелкает, – а давай поженимся?

– Очень смешно, – Мэри выхватывает бумажку из моих рук, перечитывая ее содержание.

– Я серьезно! Мы любим друг друга, живем вместе, строим планы на будущее. Что еще нужно? – пытаюсь перечислить все доводы.

– Не шутишь? – в ее глазах загорается интерес, а улыбка не заставляет ждать своего появления, – Пит, боже, да-да-да! – оказываюсь зажат в крепких объятиях, смеясь от миллиона поцелуев, которые обрушила на меня новоиспеченная невеста.

***

Провожу рукой по волосам, откидывая челку со лба. Повспоминали и хватит! Настенные часы в пекарне отца показывают 12:00, а это значит, что до свидания остается пара часов. Громко выдыхаю, отбивая пальцами по столешнице какой-то незамысловатый ритм.

Несмотря на забитую мыслями голову, утро выдалось весьма насыщенным: определились с украшением зала, дополнили меню, скорректировали список гостей и еще куча мелких деталей, без которых торжество и вовсе не состоялось бы. Китнисс я не видел со вчерашнего вечера. Женщины Эвердин сегодня выбирают платья и украшения, поэтому все организационные хлопоты упали на плечи мужчин Мелларк.

Вдруг раздается мелодичный звон колокольчика и входная дверь медленно открывается, впуская в теплое помещение светловолосую девушку.

– Делли, ты похожа на снеговик, – улыбаюсь подруге, разглядывая белоснежные снежинки, покрывавшие ее с ног до головы, – декабрь решил напомнить о себе снегом? Садись ко мне, тут теплее, – указываю на свободный стул рядом с камином.

– Спасибо, я думала, что не доберусь. Пока шла от своего дома, снега намело сантиметров пятнадцать, – помогаю с меховым пальто, вешая его на спинку соседнего стула.

– Не хочу тебя расстраивать, но мы с папой уже решили все вопросы на сегодня, – с виноватой улыбкой развожу руками, – но мне все равно нужна твоя помощь…ммм, личного характера.

– Внимательно тебя слушаю. Помогу, чем смогу.

– Что для тебя идеальное свидание? – озвучиваю наболевший вопрос, искренне надеясь на помощь с женской стороны.

– Пит, ох.. Я, конечно, не специалист по этой части, но думаю, что идеальным свидание делают не какие-то обстоятельства, а человек рядом с тобой, – в глазах Делли загорается огонек, а на щеках горит румянец, вызванный то ли морозом, то ли моим вопросом.

– Я понимаю, но что бы ты хотела от такой встречи? Подарок? Необычную обстановку? – забрасываю одноклассницу вопросами, чуть наклонившись вперед.

– Да.. подарок.. обстановку.. – наклоняюсь еще ближе, чтобы разобрать ее неразборчивый шепот.

– Может какие-то действия? – получаю в ответ утвердительный кивок, следом за которым Делли решительно притягивает меня за шею, накрывая мои губы своими.

От неожиданности я буквально врос в землю, превратившись в деревянного истукана. Чувствую себя героем дешевой мыльной оперы, что любит на максимальной громкости смотреть миссис Хоппс, сотрясая тонкие стены не хуже моих ночных приключений. В следующую секунду до моих ушей с опозданием долетает звон колокольчика и краем глаза я вижу стоящую в дверях Китнисс, с лица которой медленно сходит веселая улыбка, превращаясь в устрашающий оскал. Мгновение она сверлит нас взглядом, после чего разворачивается и исчезает в снежной завесе так же быстро, как и появилась.

Резко отстраняюсь от целующей меня девушки, крепко сжимая ее за плечи, обеспечивая тем самым дистанцию между нами.

– Делли, ты что творишь? Зачем это?

– Ээ.. ааа.. разве ты сам не хотел? Твои вопросы.. Я подумала.. Боже, какая я дура. Забудь все, что произошло, – подруга хватает свое пальто и, застегивая его на ходу, пулей выскакивает в ту же дверь, что и Китнисс.

Отлично. Минус две девушки за тридцать секунд. Это твой личный рекорд, Мелларк. Чертыхаюсь себе под нос, на бегу прощаясь с ничего не понимающим отцом, и выбегаю на улицу.

Передо мной две цепочки следов, ведущих в разные направления. Снег за последний час только усилился и грозил полностью скрыть любые подсказки с моих глаз. Бешено кручу головой, пытаясь угадать, которые принадлежат Китнисс. И почему я чувствую себя кругом виноватым? Ведь это Делли поцеловала меня, а не наоборот. Да какая разница? Видимо, я умудрился обидеть обеих. Ладно, с блондинкой разберусь позже, а брюнетка не должна была убежать далеко.

Решительно сворачиваю направо и ускоряю шаг в надежде, что удача окажется на моей стороне.

========== Глава 19 ==========

Ну, Китнисс, только попадись мне… С каждым шагом все сильнее увязаю в рыхлых сугробах, окончательно промочив ноги и, кажется, безвозвратно загубив новые кожаные туфли ручной работы. До боли стискиваю зубы, щурясь от ледяных хлопьев снега, размеренно укрывающих все обозримое пространство.

Чем дальше я пробираюсь по дистрикту, уводимый вереницей следов, ведущих в сторону леса, тем сильнее в душе зарождается чувство беспокойства за эту ненормальную, что вздумала поиграть в прятки в самый разгар непогоды. На лице медленно расползается нездоровая улыбка, рожденная буйной фантазией, в красках нарисовавшей всевозможные способы наказания беглянки, шлепки по заднице, среди которых, будут наиболее гуманными действием.

– Твою мать! – резко вскидываю руки, выкрикивая проклятья в пустоту, после чего кубарем качусь с горки, споткнувшись о припорошенный снегом корень дерева, с каждым оборотом вокруг своей оси все больше превращаясь в снеговика.

– Ааа..эээ.. – распластавшись в месте, напоминающем какой-то овраг, с трудом поднимаю голову из сугроба, выплевывая набившийся в рот снег. Пытаюсь пошевелиться и сразу стону в голос от жгучей боли в районе щиколотки. Ну отлично! Не хватало еще повредить ногу накануне свадьбы и танцевать с тростью. Пит, какие танцы? Что вообще тебе лезет в голову?

– Долго собрался прохлаждаться? – вздрагиваю, услышав знакомый голос в нескольких метрах надо мной.

– О, пока не поймаю одну девушку. Темные волосы, серые глаза, любит делать поспешные выводы.. Не встречала такую? – вращаю шеей, выгребая из-за пазухи набившийся снег. Боже, как холодно!

Китнисс стоит на вершине обрыва, с которого я эффектно скатился, скрестив руки на груди и сверля меня не самым добрым взглядом.

– А если она не хочет, чтобы ее поймали?

– Каждый хочет быть пойманным, – не соглашаюсь с ней.

– Я не добыча! Зачем вообще поплелся за мной? Оставался бы и дальше в пекарне. Ты, очевидно, любитель назначать свидания каждые два часа, – чувствую злость и раздражение в ее голосе. Думаю, что она развернется и убежит, но Китнисс начинает аккуратно спускаться ко мне, цепляясь за выступающие ветки и корни.

– Сейчас рано темнеет, а снег валит как сумасшедший, не хотел, чтобы ты потерялась в лесу, – выдавливаю посиневшими губами.

– Да я здесь ориентируюсь лучше, чем в городе! Забыл, что мое детство прошло в этих местах? – оказавшись в метре от меня, девушка мрачнеет и немедленно опускается на колени, ощупывая мою голову, – можешь встать? Я помогу.

Хватаюсь за ее руку и осторожно поднимаюсь, поддерживаемый хрупкой девушкой, в которой оказывается достаточно сил, чтобы удержать такого увальня, как я.

– Не желаю с тобой разговаривать, – затыкает она меня грозным взглядом, едва я попытался открыть рот, так что мне пришлось захлопнуть его обратно, издав обиженный возглас.

Стараясь как можно меньше опираться на Китнисс, прихрамываю в сторону дома, мечтая оказаться на мягком диване у камина с чашечкой чая… с коньяком, естественно. Бросаю нежный взгляд сверху вниз на свою пропажу, нашедшую меня самостоятельно, и крепче прижимаю ее к себе, наплевав на недовольное ворчание. Она рядом, с ней все в порядке, а возникшее недопонимание я как-нибудь развею.

***

– Аууу.. – шиплю от боли, вцепившись в спинку дивана.

– Так тебе и надо, – бурчит себе под нос Китнисс, яростнее сжимая мою ногу, втирая прогревающую мазь. Всеми силами пытаюсь сдержать подступающие слезы, напоминая себе, что мужчины не плачут.

– Я все слышал, – получаю презрительный взгляд и ядовитую улыбку, за которой следует очередная порция боли. Да чтоб её! – давай поговорим, ты опять все неправильно поняла.

– Ваш поцелуй был предельно понятен.

– Слушай, чтобы я сейчас ни сказал, ты ведь все равно останешься при своем мнении? – бросаю на нее грустный взгляд, не желая выяснять отношения, придумывая оправдания тому, в чем я не был виноват.

Кажется мой вопрос озадачил девушку, она замолкла и отсела от меня на соседнее кресло, поджав под себя ноги и устремив молчаливый взгляд в сторону потрескивающих в камине поленьев. Минуты тянулись словно резиновые и я уже был готов отгрызть себе руку, лишь бы это неловкое молчание закончилось, как услышал ее взволнованный голос и вопрос, поставивший меня в тупик.

– Кто такая Стейси?

– Откуда ты взяла это имя? – энергично прокручиваю в голове все возможные варианты, но ни один не кажется мне правдоподобным.

– Красовалось на твоем зеркале со смачным поцелуем и номерком, – раздраженно поясняет Китнисс, нервно накручивая кончик своей косы на палец, изредка бросая на меня печальный взгляд из-под ряда пушистых ресниц. Сейчас она такая открытая, такая настоящая и ранимая, что мне невольно хочется сорваться с места и заключить ее в объятия, крича о своих чувствах к ней, пока она не поверит каждом моему слову. Хочу, но боюсь спугнуть. Мысленно ударяю себя кулаком по лбу, возвращаясь к нашему утру в моей квартире. Какой же идиот! Как не заметил? Все так волшебно начиналось, а потом ее словно подменили. В моей голове, наконец, начинает складываться паззл, объясняющий все странности в поведении девушки.

– Мне жаль, что ты увидела это, – медлю, обдумывая свой ответ, – но я не буду оправдываться за то, как жил до твоего появления в моей жизни. В отличие от тебя, после той ночи у меня не было никого другого. Хочешь верь, а хочешь нет.

– Что? С чего ты взя.. – она замолкает, не договорив, и заливается румянцем, – тогда я была одна.

– Когда? – трясу головой, морщась от все еще пульсирующей боли в ноге. Кажется, я окончательно запутался.

– Ну, когда ты наведался ко мне в гости с огромным псом. Я была зла на тебя за эту Стейси и.. ну…тогда мне казалось отличной идеей захлопнуть дверь перед твоим носом, заставив дофантазировать все остальное. На самом деле я опустошила половину винного отдела в соседнем магазинчике и пересмотрела уйму дурацких мелодрам, проклиная твою тощую задницу.

– Эй! Вовсе она не тощая! – ловлю ее невесомую улыбку, полностью растворяясь в ней, окрыленный услышанным.

Осторожно перекладываю ногу на подлокотник, чтобы обеспечить отток крови, и опускаюсь на спину, подложив под голову маленькую подушку. Ловлю себя на мысли, что хочется нажать на стоп и остановить мгновение. Здесь и сейчас. Да, нога жутко болит, но Китнисс рядом и я готов вечность лежать в молчании, любуясь ее серебристо-серыми глазами, в которых играют лучики огня из камина.

– Ты очень красивая, – мягко шепчу ей, зарывшись в свои мысли, – нет, молчи, просто прими это как факт. Ты ужасно воспринимаешь комплименты.

– Я.. я не привыкла к ним, – разрывает она наш зрительный контакт, отворачиваясь к огню, после чего добавляет: – спасибо.

– Всегда пожалуйста, – кажется наш разговор окончательно изжил себя и мы оба понимаем это. Так бывает, когда слов недостаточно для выражения всех эмоций, закрутивших бурю в твоей душе, вырывая с корнем вековые деревья и снося крыши домов.

Закрываю глаза, прислушиваясь к стучащей за окном калитке, терзаемой порывами колючего ветра, который и не думает приглушить свой пыл, словно желая погрузить двенадцатый в свой снежный кокон. Слегка поворачиваю голову на скрипучий звук и, не успев ничего сообразить, оказываюсь прижат к дивану женским телом, взявшим в плен мои бедра своими ногами и нависнув прямо над моим лицо. Чувствую, но не вижу. Не хочу открывать глаза, предпочитая думать, что я провалился в сладкую дрему своих фантазий. Ее дыхание обжигает кожу, заставляя взволнованно стучать сердце, в конец растревоженное всем происходящим в моей жизни за последний месяц.

– Китнисс… – мой голос охрип, а все чувства обострились до предела, компенсируя отсутствие зрительного контакта. Плавно скольжу руками по ее талии, сильнее прижимая к своей груди, не желая очередного бегства, – поцелуй меня…

И она целует. О, как же она меня целует. Сначала робкий, словно делающий пробу, поцелуй, перерастающий в тягучие соприкосновения горячих губ, поочередно захватывающих друг друга в плен. Зарываюсь руками в ее растрепанные волосы, с жаром отвечая на каждое движение ее язычка, активно исследующего мой рот. Мы делим одно дыхание на двоих, с головой бросаясь в омут темных желаний, словно электрическим разрядом прошедшимся по нашим телам.

Хлопок двери.

– Хм. Лизи, а я говорил тебе, что они найдут общий язык… но не думал, что буквально, – распахиваю глаза, резко садясь на диване, от чего больная нога смещается, вызывая порцию огненной боли. Китнисс уткнулась мне в шею, словно пытаясь спрятаться от двух пар настойчивых глаз, с улыбкой наблюдающих за нами и даже не думающих отвернуться.

– Эм.. папа, мисс Эвердин.. – натягиваю вымученную улыбку, чувствуя себя нашкодившим котенком, которого сейчас натыкают мордочкой в ковер, – кажется, из нас получатся ужасные брат и сестра…

Комментарий к Глава 19

выходим на финишную прямую, друзья!))

========== Глава 20 ==========

POV Китнисс

– Китнисс, открой дверь, – доносится еще сонный голос Пита, – ну же, впусти меня.

– На первом этаже есть еще одна ванная, воспользуйся ей, – выкрикиваю ему в ответ, отодвинув занавеску в попытке перекричать шум льющейся воды.

Контрастный душ немного взбодрил уставшее тело, компенсировав ощутимый недостаток сна за последнюю неделю. Щеки так и пылают: то ли от воспоминаний ночи, то ли от горячего пара душевой. Хватаю белоснежное полотенце с крючка и обматываю вокруг груди, выжав лишнюю влагу с волос. Впускать Пита я не рискну, иначе мы точно опоздаем на свадьбу родителей, которые и без того шушукаются и перешептываются по углам, как малые дети. Да и небольшая передышка нам не повредит, а то мои ноги уже дрожат, как осиновый лист, в любом положении.

Несмотря на все жалобы, сейчас из зеркала на меня смотрит какая-то незнакомка, у которой от улыбки, должно быть, сводит каждую мышцу на лице. Неужели так выглядит абсолютно счастливая женщина? Кто бы мог подумать. Улыбаюсь своему отражению, пытаясь пригладить еще влажные волосы, волнами спускающиеся на голые плечи.

– Вот же вредина! – раздается смешок из-за двери.

– Ага, я тоже тебя люблю, – пытаюсь ёрничать, не сразу сообразив, что ляпнула. Прикусываю язык на последнем слове, замирая и прислушиваясь к резко возникшей гробовой тишине через стенку. Так, нужно срочно сматываться отсюда.

Крепче зажав полотенце, резко открываю дверь, сталкиваясь с ослепительно улыбающимся Мелларком. Естественно, попытка обойти его увенчалась полным провалом и я оказалась прижатой к стене его обнаженным торсом. Вот чёрт! Как можно в таком виде встречать меня каждое утро? Жадно закусываю губу.

– Любишь говоришь? – его голос упал до обжигающего шепота с щепоткой хрипотцы, от которой желудок скрутило узлом, а колени почувствовали уже привычную дрожь.

– Ты не так меня понял! – вырываюсь из его объятий и почему-то начинаю оправдываться, хотя, пусть и случайно, но я озвучила свои истинные чувства к парню. Наконец Китнисс Эвердин перестала обманывать сама себя, признав полную капитуляцию девичьего сердца перед этими бездонными глазами.

– Ммм… а по-моему ты лукавишь. Признай, что не смогла устоять перед моим обаянием, – улыбаясь, продолжает блондин, прожигая меня заинтересованным взглядом.

– Ты, кажется, рвался в душ? – приподнимаю бровь, скрестив руки на груди, – Не смею задерживать! Через два часа нам нужно быть в Доме Правосудия.

– Поцелуй на удачу? – Пит грустно вздыхает, признавая мою правоту.

– А без нее мочалка не намылится? – дарю ему быстрый поцелуй в губы. – Ну же, иди… иначе я затащу тебя в спальню и буду вытворять такие вещи, о которых слышала только по рассказам Сесиль, – в его глазах вспыхивают два горящих огонька, – а так же мы пропустим свадьбу родителей и будем вычеркнуты из всех завещаний. Так что топай!

Пит не сдерживаясь смеется, схватившись за живот, после чего подмигивает мне, обещая разобраться со мной вечером. Не могу удержаться и шлепаю его по аппетитной заднице, стоит только ему повернуться в сторону ванной.

– Ах да… Милый, повесь на сушилку, – ничего не успевая понять, парень в последний момент ловит полотенце, что только что скрывало все мои прелести. Облизываю губы, наслаждаясь произведенным эффектом, и скрываюсь в своей комнате, плавно качая бедрами. Спина и все что ниже, буквально пылают от его взгляда. Довольно улыбаюсь, как кот, объевшийся сметаны. Боже, какое удовольствие выкидывать подобные фокусы. Почему я раньше так не делала? Беру идею на вооружение.

***

– Ох, дорогие мои, я так нервничаю. Вот, посмотрите на мои руки, – мама вытягивает свои ладони в нашу с Прим сторону, демонстрируя легкую дрожь. Не сговариваясь, сжимаем ее руки, выражая свою безмолвную поддержку. Она такая красивая, что невозможно оторвать глаз. Скромное платье молочного оттенка плавно струится вдоль ее бедер, легкое кружево обрамляет плечи, а вышивка ручной работы проходится вдоль зоны декольте. Отцу Пита невероятно повезло!

– Мама, все будет отлично! – начинает заранее заготовленную успокоительную речь сестра, – сегодня твой день, ты станешь женой замечательного мужчины, сразившего тебя.. да что там, всех нас, своей добротой и любовью. Я так за тебя рада!

Наблюдаю за всей этой сценой, украдкой утирая наворачивающиеся слезы. Я не плакса. Не плакса. Не плакса. Черт…

– Китнисс, на свадьбе слезы позволительны только невесте. Или мы чего-то не знаем? – заговорщицки улыбается сестра, за что получает от меня грозный взгляд.

– Прим, не смущай сестру. У нее наконец-то появился парень, и это не повод постоянно над ней подшучивать.

Грозный взгляд мечет молнии с одного родного лица на другое, но, кажется, никого это не беспокоит, потому что комнату заполняет звонкий смех. Обиженно надуваю губы, отворачиваясь к высокому зеркалу в красивой резной оправе, установленному в самом центре комнаты подготовки. Пользуясь тем, что им видна лишь моя спина, позволяю себе легкую улыбку.

– Нет, ну а что? Я не против сходить на еще одну свадьбу Мелларк-Эвердин, – продолжает Прим, демонстративно обращаясь к маме, но при этом повышая голос.

Что ж ты никак не угомонишься то? Понимаю, что она хочет заставить меня улыбнуться, но для меня тема наших с Питом отношений пока еще слишком новая и непонятная. Сейчас все хорошо, мы перестали бегать друг от друга и позволили всему идти своим чередом. Но… но прошла всего неделя! Мы дома, здесь все иначе. Что будет, когда мы вернемся в Капитолий? А что если он решит, что не готов к серьезным отношениям? Я же, в свою очередь, не готова к легким. Просто не смогу делить его с кем-то. Да я скорее возьму грех на душу и убью обоих, если поймаю его на горяченьком.

– Вижу вы нашли интересную тему для разговора, так что я прогуляюсь, – следую к выходу, украдкой показывая сестре язык. Мама вздыхает и качает головой, с трудом сдерживая свою улыбку.

Оказавшись в коридоре, решаю проведать мужскую половину нашей будущей семьи, чтобы убедиться, что никто из них не сбежал. А если сбежал, то найти и притащить назад. Слегка постукивая каблуками подхожу к нужной мне комнате, замечая, что дверь слегка приоткрыта. Только я собираюсь постучать, как долетевшая до ушей фраза, заставляет застыть на месте, превратившись в каменное изваяние. Язык прилип к небу, а сердце пустилось в галоп.

– Как порядочный мужчина, ты должен сделать ей предложение, сынок, – ласковый голос мистера Мелларка невозможно спутать ни с чьим другим. Как впрочем и вторящий ему голос Пита.

– Просто это так неожиданно. Я переживаю, что Китнисс может понять меня неправильно. У нас только начали завязываться отношения, а тут такая новость…

– Ну, ты же не можешь сделать вид, что ничего не случилось! Я не так тебя воспитывал.

– Отец, я уже не маленький, – недовольно отвечает Пит.

– Пойми, ребенок - это большая ответственность. Ты не можешь оставить её одну в такой ситуации.

Дальше я уже не слушала, а стремительно удалялась в противоположную сторону. Лишь бы быстрее сбежать, скрыться, спрятаться. Перехожу на легкий бег, подхватив подол пышной юбки. Завернув за угол, пулей влетаю в гардеробную и прижимаюсь к холодной стене затылком, надеясь остудить бешено пляшущие мысли. Ребенок? Какой ребенок? Чей? Пита и какой-то девицы, неужели непонятно, Китнисс? Опять этот мерзкий голос прорывается в мое мечущееся сознание, изводя все сильнее. Чувствую себя совершенно разбитой и опустошенной. Губы предательски дрожат, а глаза совершенно сухие, словно во мне не осталось ни слезинки. Возможно я все еще пребываю в шоке.

Так, нужно взять себя в руки. Я не могу и сейчас повести себя как эгоистка, испортив самый важный день в жизни мамы. Она итак слишком долго была одна. Давай, Китнисс, сцепи зубы и улыбайся. Поплакать сможешь вечером, когда останешься одна.

– Надеюсь ты там не по карманам шаришь? – вздрагиваю от мужского голоса прямо перед собой, – а то я как раз забыл подарок в пальто.

– Очень смешно, Хоторн. Что ты тут делаешь? – почему-то ощущаю себя настоящим воришкой, пойманным на месте преступления.

– Спросила девушка, прячущаяся за лисьей шубой, – усмехнулся брюнет, внимательно меня рассматривая, – мой брат вроде как в весьма близких отношениях с твоей сестрой, если ты забыла.

– Не вижу связи с тобой, – распихиваю дубленки, шубы и прочую верхнюю одежду, пытаясь выбраться из собственной ловушки, не понимая, когда я успела зарыться в самую глубь.

– Боже, ты всегда такая вредная? – его густые брови сдвинулись к переносице, – в двенадцатом еще не отстроили парк развлечений, так что я не стал отказываться от возможности немного повеселиться на чужой свадьбе. Да и еда, говорят, будет отменная. И девушки.. – добавил он загадочным голосом, уставившись куда-то позади меня.

– Прости, нервы.. Я немного не в себе со всей этой подготовкой, – улыбаюсь уголками губ, пытаясь быть приветливой. Гейл и правда ничего мне не сделал. Что за дурацкая привычка сначала насаживать на вилы, а потом разбираться?

– Понимаю. Ну, может покажешь мне, где можно хорошенько прополоскать горло? – парень подхватывает меня под локоть и внимательно смотрит в мои глаза сверху вниз. Боже, какой он высокий. Всего пару минут рядом, а у меня уже шея болит. Пожалуй, никогда не смогу встречаться с таким высоченным парнем.

– Сейчас ты напоминаешь мне одного моего знакомого, – начинаю путь в сторону зала, в котором организован небольшой фуршет для прибывающих гостей. Руки до сих пор дрожат, а сердце только начинает возвращаться к привычному ритму. Я сильная. Я должна выкинуть все лишние мысли из головы. Все вопросы могут подождать окончания свадьбы.

– Надеюсь хорошего, – с сомнением произносит Хоторн, отвлекая меня от моих раздумий.

– Не сомневайся, – ухмыляюсь, представляя как там сейчас Эбернети, – стой, ты же не забрал подарок из пальто!

– Забудь, я сам как подарок, – подмигивает мне парень, слегка сжимая мою руку.

Комментарий к Глава 20

Сразу хочу извиниться перед всеми за задержку! Ну не прилетала ко мне муза и все тут)) Надеюсь, что не разочарую продолжением. Пишите отзывы, мне будет очень-очень приятно!

Платье Элизабет: http://funkyimg.com/i/2k1iJ.jpg

Платья Китнисс и Прим: http://funkyimg.com/i/2k1iH.jpg

========== Глава 21 ==========

POV Китнисс

Изогнутые линии чернил в официальной книге бракосочетаний в одно мгновение сделали мою маму миссис Мелларк. Окончательное преображение закрепил первый поцелуй молодоженов, на котором я уже не сдерживалась и вовсю плакала, уткнувшись в широкое мужское плечо.

Гейл оказался весьма интересным собеседником, да и парнем в целом, если его не перебивать через слово, как я всегда любила делать. По традиции, на протяжении всей церемонии, семьи жениха и невесты разведены по разные стороны зала, что позволило мне немного прийти в себя.

Пит же находился вблизи отца и братьев, постоянно хмуря брови и бросая в мою сторону недовольный взгляд. Допускаю, что виной тому высокий брюнет, который как мог пытался поднять мне настроение и пару раз я даже смеялась над его шутками, если можно так назвать то, что произносит человек без чувства юмора.

– Мелларк точно не владеет никакими боевыми искусствами? – весело спросил Хоторн, когда все гости дружно двинулись в сторону выхода, – по-моему, он уже определил, из каких подручных предметов за десять секунд сможет смастерить подобие лука и пустить мне стрелу из вилки в глаз.

– С твоей фантазией только книжки писать! – качаю головой, поправляя выбившиеся пряди из прически, – не выдумывай!

– Нет, я серьезно. У меня турнир через неделю и я хотел бы остаться при своих ногах и руках, – продолжает отшучиваться парень.

Вскидываю брови, бросая взгляд назад, тут же встречаясь с ледяной голубизной таких любимых глаз. Пит задержался в конце потока, чтобы помочь родителям, я же постаралась ускорить шаг. Вот зачем я вообще болтаю с Гейлом? Мое сердце давно определилось в своем выборе, от которого чаще сжимается от боли и обиды. Понимаю, что разговора с Мелларком не избежать, но надеюсь, что он состоится как можно позже. Пока у нас получается соблюдать некоторую дистанцию.

– Китнисс, ты меня слушаешь?

– А, что? – смотрю на брюнета, будто первый раз увидела.

Мы успели подняться на второй этаж, где уже был подготовлен праздничный зал. Официальная часть церемонии прошла скромно, но со вкусом. Гостей оказалось больше, чем мы ожидали, но меньше, чем рассчитывали, а это значит, что никто не остался без места за столом и своей порции свадебных угощений.

Мой стол был по левую руку от жениха и невесты, а место… ну, конечно, рядом с Питом. Ничего, это я смогу пережить. Не думаю, что он начнет разговор о ребенке до окончания праздника.

– Я так и думал. Я могу открыть тебе секрет? – шепнул он, наклонившись к моему уху. Получив мой утвердительный кивок, парень продолжил: – мне очень нравится одна девушка, которая сегодня так же приглашена на свадьбу и я…

– О нет, Гейл, ты же не хочешь сказать, что… – бесцеремонно перебиваю его, слегка повысив голос.

– Знаешь, это просто поразительно! Как ты умудряешься делать выводы, услышав только пару предложений? – резко перебил меня мужчина в ответ, отводя к дальнему углу помещения.

– Прости, продолжай, – виновато улыбаюсь, нервно теребя свою сумочку. Только не признание в любви. Только не оно. Нет-нет-нет. Хватит с меня одного героя-любовника.

– Хм. В общем, я хотел сказать, что разыграл перед братом нешуточный спектакль, чтобы попасть в число приглашенных. А все для того, чтобы провести больше времени с одной девушкой, – заметив, как дрогнули мои губы, он продолжил более серьезно, – не вздумай перебивать!

– И в мыслях не было! – пожимаю плечами, прикусывая свой язык.

– Короче, я понимаю, что у тебя, возможно, умер любимый хомячок или ты не в духе по другой не менее важной причине, но прямо сейчас я сваливаю. Без меня скучает одна очень важная для меня девушка, так что я не могу и дальше тебя успокаивать, Китнисс!

Гейл произнес свою речь на одном дыхании и с таким нахохлившимся видом, что я еле удержалась от того, чтобы не рассмеяться. Ну слава богу это не я! Стоп, а кто тогда?

– Боже, проваливай тогда! – улыбаюсь во все тридцать два зуба и по-дружески приобнимаю его за плечи, – сделай так, чтобы она пожалела о каждой минуте в ожидании тебя, – добавила более игривым голосом, в надежде, что он поймет намек. – Погоди, не скажешь кто она?

– Вы знакомы, – шепотом ответил Гейл, пробудив во мне любопытство, – опережая твой вопрос, это Делли.

– Что?? – хлопаю ресницами, широко распахнув глаза от удивления, – но как…когда?

– Помнишь я вызвался проводить её после ужина? – я кивнула, залившись краской при воспоминании о том вечере, – о да, краснеешь ты не зря, – рассмеялся Хоторн, получив от меня неплохой удар в плечо.

– Так, ты все еще здесь?

– Считай, что я уже испарился. Тем более через три секунды позади тебя нарисуется твой парень, – на этих словах он развернулся и широким шагом проследовал к остальным гостям, высматривая в толпе Картрайт.

Прикрываю глаза и делаю глубокий вдох, мысленно отсчитывая три, два, один..

– Китнисс… – хриплый шепот у самого моего уха, от которого мурашки заскользили по телу. Крепкие руки обвили мою талию, прижимая к своей груди. Позволяю себе раствориться в своих эмоциях и ощущениях, не желая тратить ни секунды на слова.

– Тсс, – разворачиваюсь в кольце его рук, прижав указательный палец к пухлым губам, – не хочу разговаривать сейчас. Давай просто наслаждаться этим вечером. Сегодня мы стали…семьей, – на последнем слове нервно сглатываю, внимательно рассматривая каждую черточку на его лице.

Он все еще хмурится, а может даже злится на меня, но все же кивает мне в знак согласия, после чего сильнее прижимает к себе, словно боясь, что я исчезну. Или исчезнет он? Главное не плакать. На сегодня слез уже достаточно.

Не сдерживаюсь и захватываю его губы в нежном поцелуе, передавая через него всю гамму чувств, что сейчас испытываю. Такой любимый… Мир вокруг словно остановился, давая нам возможность насладиться этой близостью. Через мгновение Пит превращает невинный поцелуй в более горячий и напористый, подчиняя меня себе каждым движением горячего языка и, очевидно, показывая свои чувства и эмоции в данный момент.

С большой неохотой отрываюсь от этих сладких губ, услышав громкие хлопки вылетающих пробок из бутылок с шампанским.

– Нам пора к столу, – коротко целуя меня в кончик носа, заключает Пит. Молча следую за ним, стараясь сохранять видимость улыбки на лице.

***

Весь вечер Пит вел себя до безумия странно. Постоянно пытался дотронуться до меня, подкладывал на тарелку овощи и рыбу, приговаривая пользу фтора и клетчатки. К моему удивлению, на нашем столе так же не оказалось алкоголя, так что мои надежды уйти в легкую нирвану, не увенчались успехом.

По левую руку от меня сидели Прим с Рори, которые буквально светились от счастья, перешептываясь о чем-то на ушко. Выглядели они при этом до невозможности мило.

Жених с невестой показали класс всем молодым, резво отплясывая на радость гостям. Пару раз и я оказывалась выдернутой настойчивой хваткой Мелларка под свет софитов, где была вынуждена кружиться по залу, ведомая его уверенными движениями. Глупо отрицать, в танце он тоже хорош.

И вот прозвучал последний тост, после которого новоиспеченные муж и жена поспешили откланяться, отправившись за более интересным продолжением вечера. Стараюсь отогнать от себя мысли о первой брачной ночи своей мамы, уплетая очередной десерт. Постепенно и гости начали покидать зал, вереницей спускаясь в сторону гардероба. Я поднялась со своего места, собираясь присоединиться к их числу, но была остановлена у самого выхода.

– Китнисс, нам нужно поговорить.

Вот они – те слова, что я боялась услышать весь вечер. Осматриваю помещения, выискивая лучший маршрут для бегства, но понимаю, что в моем возрасте глупо вести себя подобным образом. Рубить голову, так сразу.

– Хорошо, давай только отойдем к окну, – предлагаю я, надеясь выиграть лишние секунды.

Парень начинает расхаживать из стороны в сторону, явно собираясь с мыслями. Его вид вызывает у меня приступ изжоги и желание выпрыгнуть в окно, но я лишь делаю более глубокий вдох и очень медленный выдох.

– Не так я все себе представлял, а точнее вообще не думал, что все случится так рано, – его голос дрожал, а глаза бегали по моему лицу, – ты очень дорога мне и эти пару месяцев, что ты появилась в моей жизни, были самыми яркими и лучшими за последний десяток лет уж точно.

– Умоляю, просто скажи это, – жестом останавливаю его тираду. Сердце бешено стучит в груди, а его вступительная речь делает только хуже. Скрещиваю руки, уже прокручивая все варианты фраз, которые используют парни, когда бросают девушек.

Пит будто кивает сам себе, после чего опускается передо мной на одно колено, доставая из кармана бархатную коробочку.

– Китнисс Эвердин, я люблю тебе и хочу, чтобы наш малыш родился с моей фамилией. Скажи, ты станешь моей женой? – на его лице засияла счастливая улыбка, а голос стал твердым и уверенным, словно он разом смог отбросить все свои переживания и волнения. Чего нельзя сказать обо мне..

Хорошо, что фотограф уехал домой, потому что я никогда в жизни не захотела бы увидеть то, как сейчас выглядит мое лицо, перекошенное от удивления, облегчения и полного непонимания всего происходящего. Знаю, что молчание слишком затянулось, но не могу вымолвить ни слова, жадно хватая ртом воздух. Начинаю прокручивать в голове его последние слова и тут же цепляюсь за одно конкретное.

– Малыш??

– Любимая, не волнуйся ты так, в твоем положении это опасно, – Пит вскочил на ноги и попытался придержать меня за талию.

– Господи, о чем ты вообще говоришь? В каком таком положении? – не замечаю, как перехожу на крик, – Я не беременна, Пит!

– Что? Но…утром я зашел в ванну сразу после тебя и увидел в корзине тест!

– Пит, это не мой тест!

– Чей он тогда, если не твой? – рявкнул блондин, сбитый с толку не меньше меня.

– Эм… не хочу вмешиваться, вы так мило выясняете отношения, но..

– Прим, умоляю, если это не вопрос жизни и смерти, то давай поговорим завтра, – останавливаю подошедшую к нам сестру.

– Судя по вашим лицам, это именно он и есть, – сердито заключила она, переводя взгляд с меня на Пита и обратно, – это был мой тест! Так что прекратите орать на весь зал, потому что эту новость я хочу сообщить любимому при иных обстоятельствах! – сестра недовольно фыркнула, заставив нас с Питом дружно открыть рты и переглянуться. Что тут сказать? Ну, хотя бы не одна я чувствую себя полной идиоткой.

Мне требуется порядка десяти секунд, чтобы осознать услышанное и, завизжав от радости, броситься обнимать сестру.

– Боже, Прим, поздравляю! Это так…так неожиданно и так замечательно! – продолжаю целовать смеющуюся сестру в обе щеки, после чего оборачиваюсь к ошарашенному парню и довольно произношу: – предложение все еще в силе?

Комментарий к Глава 21

Тадам! Раскрываем карты, но все еще оставляем место интриге ;) Надеюсь вам понравится такой поворот событий и простите, но свадьба вышла без драки! :))

========== Глава 22 ==========

Комментарий к Глава 22

Вы ждали и вот, как и обещала, дарю вам заключительную часть. Не ставлю статус “завершен”, поскольку решила написать отдельный эпилог.

Но могу смело сказать, что в данной работе - это последняя полноценная глава! Надеюсь, у меня получилось объединить в ней все то, чего не хватало в предыдущих. Более развернутый крик души будет по факту написания эпилога)) Очень хочу, чтобы вам понравилось! Спасибо, что читаете! =))

POV Пит

– Предложение все еще в силе? – добавляет Китнисс, все еще крепко обнимая сестру.

Я же нахожусь в состоянии полной прострации. Очень похоже на то, что случается на ринге, когда боксер пропускает удар. Как в замедленной съемке, я наблюдаю приближающуюся к лицу перчатку, выбивающую из меня весь дух, после чего обездвиженное тело стремительно движется на встречу с грязным покрытием пола.

Усиленно пытаюсь собраться все мысли воедино, проговаривая, что всё в силе…что я люблю её…что я хочу, чтобы она стала моей женой. Только из открытого рта вылетают лишь несвязные бормотания, заставляя Китнисс угрюмо сдвинуть брови и умчаться из зала быстрее, чем я успеваю остановить ей. Твою же мать. Ну как так?!

– Лучше догони её, а то сам знаешь, наша Китнисс мастер по ломанию дров, – Прим смотрит на меня сочувственным взглядом, – а лучше выбей из её головы всю дурь. Думаю, что мне не нужно рассказывать тебе, каким именно способом.

А младшая Эвердин нравится мне все больше! Улыбаюсь Прим, отвечая на её хитрое подмигивание, и спешу за своей несостоявшейся невестой, пока она и правда не учудила что-нибудь.

– Если что, я ночую у Рори! Дом в вашем полном распоряжении, – кричит мне в след блондинка. Полезная информация.

С Китнисс я хорошо выучил одно основное правило: никогда не оставляй ее надолго наедине со своими мыслями. Чем дольше она думает, тем большим мерзавцем ты становишься. Независимо от степени вины и наличия её как таковой.

***

Громко хлопаю дверью, влетая в прихожую. Осматриваюсь, замечаю её шерстяное пальто на вешалке и немного выдыхаю. Все же у меня были сомнения на счет того, куда она может отправиться. Скидываю верхнюю одежду на пуфик и прохожу в следующую комнату, застигая её спускающейся по лестнице с увесистым на вид чемоданом.

– Я думал, что у нас все в порядке, – медленно приближаюсь к брюнетке, боясь спугнуть резким движением. Конечно, я сильнее и мог бы просто связать её по рукам и ногам, руша все её попытки к бегству, но оставлю эту идею на самый крайний случай. При любом раскладе она не выйдет за порог этого дома без меня.

– Пит, все не в порядке. Ты сделал мне предложение! И почему? Потому что думал, что я залетела, а твое воспитание не позволяет бросить беременную девушку одну. Так?! – Китнисс переполнял гнев, а серые глаза метали молнии, все сильнее напоминая грозовые тучи.

– О боже, Китнисс. А я-то думал, что бежал достаточно быстро, – подхожу к своей разъяренной фурии и вырываю из её рук чемодан, – далеко собралась?

– Не твое дело, – огрызается она. Так, в ход пошло хамство. Очень плохая девочка.

Отбрасываю чертов чемодан в сторону, случайно сбивая им вазу со стола в гостиной. Начинаю немного злиться. Совсем капельку.

– Знаешь, когда я кому-то отвечал подобным тоном, то мог легко получить ремнем по заднице.

– Просто дай мне уйти, мне нужно время, чтобы как следует все обдумать.

– Ну уж нет! – скрещиваю руки на груди, преграждая ей путь к бегству, – сначала МЫ поговорим и ТЫ меня внимательно выслушаешь, иначе Я перестану быть вежливым.

Кажется, тактика нападения возымела успех. Китнисс все еще злилась, закипая не хуже чайника, но не проронила ни слова в качестве протеста.

– Да, я сделал тебе предложение, потому что думал, что ты беременна. Тихо! – поднял я палец, пресекая её попытку вставить очередное недовольство, – но сделал я это не по соображению совести или долга, а потому что люблю тебя, дуру.

– Эй! – возмущенно надув губы, Китнисс больно ткнула мне в грудь пальцем.

– Ну, может резковато, но именно такой твоей реакции я и опасался. Что ты опять все неправильно поймешь! – развожу руками в стороны, – и заметь, я так и не получил ответ на свое предложение.

– А разве оно в силе?

– Честно? И да и нет.

– И как я должна это понимать?

– Да, я хочу, чтобы ты стала моей женой. Нет, я не хочу жениться на тебе прямо сейчас, раз ты не ждешь ребенка, – замечаю её растерянный взгляд и спешу притянуть к себе эту строптивицу, – ты знаешь, что я был женат. Поверь, подпись в документах не заставит меня любить тебя сильнее. У нас только-только все устаканилось, я боюсь… да, я боюсь испортить это.

– Да и да, – улыбнувшись, ответила девушка, зарываясь своими пальчиками в мои волосы. Видимо на моем лице застыл немой вопрос, поэтому она пояснила: – да, я согласна стать твоей женой. И да, я согласна стать ей не сейчас.

Вспоминаю про любезный совет Прим и, подхватив Китнисс на руки, устремляюсь наверх, перепрыгивая по две ступеньки за раз.

– Мне тут птичка нашептала, что дом сегодня в нашем полном распоряжении, – шепчу сквозь поцелуи, вслепую продвигаясь к нашей спальне. Толкаю ногой дверь, вваливаясь в комнату.

– Ммм. Зачем тогда мы тратили время, поднимаясь на второй этаж? Помнится, раньше вы, мистер Мелларк, были не против скрипучего дивана, – Китнисс заканчивает расстегивать последние пуговицы моей рубашки, после чего пытается стянуть её, для чего мне приходится поставить девушку на пол, не мешая её попыткам раздеть меня.

– Я постарел, – тянусь к застежке платья, одним рывком освобождая девушку из плена атласной ткани, – мои косточки желают возлежать на мягкой перине.

– А как насчет кардио нагрузки? – шепчет она, прокладывая цепочку из легких покусываний от уха до моего плеча, вызывая мурашки по коже.

– Я не настолько стар, солнышко, – скольжу подушечками пальцев по кружевным вставкам на чашечках бюстгальтера, сжимая упругую грудь в своих ладонях.

В ответ вижу, как Китнисс сексуально закусывает нижнюю губы и в пару движений справляется с пряжкой моего ремня. Брюки сползают по ногам и я, проделывая нехитрые манипуляции, сбрасываю их окончательно на пол. Наблюдая, как любимая медленно отходит к кровати, давая мне насладиться видом её потрясающего тела. Не спешу ей навстречу. Сейчас я загипнотизирован плавными движениями её бедер, великолепным кружевным бельем, скрывающим самые пикантные части, в беспорядке разбросанными по плечам темным локонам.

– Иди ко мне, – призывно произносит она, усаживаясь на самый край и расставляя ноги чуть шире приличного. Облизываю пересохшие губы, ощущая себя самым счастливым мужчиной на этом свете. Она моя, она хочет меня, она зовет меня. Моё тело давно отозвалось на умелые ласки брюнетки, заставляя ткань боксеров топорщиться в попытке сдержать возросшее возбуждение.

Подхожу к кровати и опускаюсь на колени. Провожу слегка дрожащими от предвкушения близости ладонями вдоль смуглых бедер, цепляя резинку черных трусиков. Медленно стягиваю их вниз, не разрывая зрительного контакта с Китнисс. Ловлю её нетерпеливый поцелуй, до боли кромсающий мои губы.

– Тссс, не спеши. Хочу как следует тебя подготовить, – в последний раз дразню ей пухлые губы, после чего заставляю опуститься на спину, сильнее разводя стройные ножки.

Чувствую её волнение. Раньше мы не пробовали подобные ласки, потому что Китнисс начинала смущаться, не позволяя мне экспериментировать. Сейчас же моя девочка полностью открыта передо мной. Я вижу, как вздымается ее грудь, как приоткрыты губы, жадно хватая воздух, как томно трепещут реснички… Я схожу с ума от неё.

– Пит… – легкий полустон нарушает повисшее молчание.

– Потерпи, любимая.

Очень аккуратно и нежно оглаживаю округлые бедра, прокладывая цепочку из мягких поцелуев от острых коленок до самой интимной части. Помогая себе одной рукой, достигаю нужной цели и пробую её на вкус, проходясь своим языком по пульсирующему бугорку. Китнисс тут же выгибается в спине, сильнее подаваясь мне навстречу. Улыбаюсь такой реакции и продолжаю скользить языком уже более уверенно, вырисовывая замысловатые фигуры. Приноровившись к определенному темпу, основанному на её стонах и цепкой хватке простыней в напряженных ладонях, проникаю в неё двумя пальцами. Она такая горячая, такая влажная, что я с трудом могу сконцентрироваться. Чувствую, что моя девочка уже совсем близко, начинаю посасывать средоточие её желаний с удвоенной скоростью, понимая, что не выдержу такой темп слишком долго. Несколько мучительно-сладких секунд и комнату заполняют её выкрики. Во многом настолько грязные, что я на мгновение теряюсь.

Не давая ей опомниться, одним рывком опускаю свои трусы и резко вхожу в неё, все еще ощущая пульсирующие волны наслаждения, не отпускающие её тело. Она вскрикивает от неожиданности и запускает свои пальчики в мои растрепанные волосы, заставляя навалиться на неё всем своим весом, продолжая наращивать темп.

– Господи, Пит, что…ты делаешь.. сильнее…– захватываю её рот в требовательном поцелуе, крепко сжав мягкую попку в своих ладонях и приподняв чуть выше. Все ощущения стремительно обострились, а каждый новый толчок все сильнее приближал к развязке. В этот раз из меня выйдет хреновый марафонец, потому что я держусь из последних сил. Резким движением оголяю её грудь, вбирая в рот затвердевший сосок. Чуть замедляюсь, желая продлить это наслаждение немного дольше.

– Я почти..да…ааа… – голос Китнисс срывается на хриплый стон, а мой член остро ощущает ритмичные сокращения вокруг него. Отпускаю себя, кончая следом за ней. Мир перестает существовать, окрашивая все вокруг в миллионы разных оттенков. Наше дыхание сбито, а тела скользят, покрытые капельками пота. Нежно касаюсь её пересохших губ, облизывая каждую из них.

POV Китнисс

– Это было… – хрипит Пит, покидая меня и откидываясь на спину.

– Феерично, – произношу со сбившимся дыханием и бешено грохочущим сердцем в груди.

– Китнисс, кажется, я люблю тебя, – Пит произносит это так тихо, что я мгновенно замираю, прислушиваясь к еще звенящему в моих ушах эху от его слов.

– А мне не кажется, – поворачиваюсь к нему и, закидывая ногу на его бедра, заглядываю в васильковые глаза, после чего уверенно произношу: – я точно по уши влюбилась в тебя, Пит Мелларк.

На его лице расползается довольная улыбка, а крепкие руки стискивают меня в столь цепких объятиях, что я боюсь задохнуться. Кто-нибудь умирал от счастья? Я рискую стать первой.

– Никогда бы не подумал, что неприступная мисс Эвердин будет столь сладко стонать подо мной, – томно шепчет мне в ухо Мелларк, слегка прикусывая мочку.

– Ты многому научился за то время, что мы не виделись, – целую парня в припухшие губы, – хоть слово скажешь про хороших учителей и я лишу тебя твоего хваленого достоинства, – произношу стальным тоном, не терпящим пререканий.

Указательным пальчиком вырисовываю замысловатые узоры на его обнаженном прессе, спускаясь все ниже. Слышу, как участилось его дыхание, а простынь слегка всколыхнулась, требуя свободы для наиболее возбужденной части моего парня. Пожалуй, я не скоро привыкну к такому его статусу в моей жизни.

– Даже не думай, что я оставлю тебя жить в той дыре, что ты называешь домом. Как вернемся в Капитолий, я помогу перевезти вещи ко мне, – удивленно хлопаю ресницам, уставившись на него во все глаза. У меня в планах было повторить наш постельный аттракцион, а не обсуждать планы на будущее.

– Пит, я не буду жить в квартире, где каждый предмет мебели хранит отпечаток чей-либо задницы.

– Хм… Справедливо, – улыбнулся мой парень, за что получил ощутимый толчок локтем в бок.

Поворачиваюсь на бок, крепко прижимаясь к его горячему телу, словно ища укрытие. Скольжу рукой по его груди, цепляя пальчиками светлые завитки волос. Его дыхание немного успокоилось, а сердце все еще стучит чуть быстрее обычного. Не знаю, что ждет нас в Капитолии. Предпочту подумать об этом завтра. Сегодня же он рядом и я чувствую себя невероятно, чертовски, до умопомрачения счастливой.

========== Эпилог ==========

Могла ли я тогда, в свои семнадцать, представить жизнь такой как сейчас? Черта с два! Мне двадцать восемь, живу вместе с любимым мужчиной в уютной квартире в самом в центре Капитолия, работаю в офисе с девяти до шести, учусь на факультете журналистики в университете Панема. В общем, с наслаждением просыпаюсь каждое утро, прокручивая в голове тот самый момент, когда же всё пошло в гору. Впрочем, справедливости ради, я прекрасно помню, когда именно это случилось и кого мне следует за это благодарить.

Иногда я, лежа на диване и подложив под поясницу небольшую подушечку, люблю вспоминать наше возвращение в столицу после таких богатых на эмоции каникул в родном дистрикте. Всю дорогу из Двенадцатого Пит пытался уговорить меня перебраться к нему, на что каждый раз получал решительный отказ и полную непоколебимость в суровом взгляде серых глаз. В итоге, ему пришлось смириться и согласиться с альтернативным предложением: мы ищем совместное жилье.

Сойдя на только что расчищенный от снега перрон, я счастливо улыбалась, боясь заглядывать слишком далеко в будущее, словно от моих настойчивых мыслей оно способно рассыпаться горстью пепла. Схожие эмоции обуревали меня и десять лет назад, окутывая чувством неизвестности и ярким пламенем надежды.

Поймав такси, мы поехали до квартиры Пита, откуда собирались перебраться для начала в гостиницу, а затем уже в своё личное гнездышко. Я бы и вовсе не заезжала в эту обитель похоти и разврата, но мой дорогой блондин взвыл, что ему нечего надеть. И это говорил парень! Добравшись до места, я вдруг вспомнила об одной детали, которую испещренное ревностью сердце просто не могло оставить в покое. Словно такая мелочь как-то тянула нас в прошлое, не давай сполна насладиться настоящим.

Пока Пит набивал сумку всем необходимым, я с дьявольским самозабвением стирала алую надпись на его зеркале, мысленно посылая куда подальше всех этих Стейси, Кейси и иже с ними. Оставшись полностью удовлетворенной результатом, я поспешила выскочить на лестничную клетку, собираясь вернуться в машину, но в последний момент решительно развернулась на девяносто градусов. Не тратя времени зря, позвонила в квартиру напротив, терпеливо ожидая пока в узком дверном проеме не появилась противная старушка, украшенная все теми же разноцветными бигудями. С самой ослепительной из своих улыбок я представилась невестой её соседа и сообщила, что он здесь больше жить не будет, а если вдруг у его двери будут околачиваться какие-нибудь девицы, то я позволяю гнать их любым желаемым бабулей способом. Пожалуй, никогда не забуду её выражение лица. Когда мне бывает грустно, я обязательно воскрешаю его в своей памяти.

– Китнисс, я дома! Не нашел это твое фейхоа, поэтому купил яблок. Будешь есть их, тоже полезно, – прокричал с порога Пит, вырывая меня из цепких лап воспоминаний.

– Не хочу яблоки! – капризно скрещиваю руки на груди, откидывая голову назад.

– Это что еще за бунт? – сдвинув светлые брови, отвечает вошедший в гостиную парень, – ты, как я погляжу, так и не поднималась с дивана?

– Тут мягко и удобно. Да и тебя не было всего ничего.

– Вообще-то три часа, – сверлил он меня недовольным взглядом.

– Я…я, наверное, уснула. И хватит командовать! Где хочу, там и лежу, – надула я губы.

Пробежав по мне пристальным взглядом своих бездонных голубых глаз, он медленно опустился на колени рядом с диваном и аккуратно приложил ухо к моему весьма округлившемуся животу.

– Привет, малыш. Тут твоя мама отказывается есть витамины и даже не думала сходить погулять. Как думаешь, что нам с ней сделать? – заговорщицки нашептывает он, нежно поглаживая меня.

– Эй, я все слышу!

– Цыц! У меня сеанс связи, не мешай, – смешно шикнул Пит, поцеловав мой животик, от чего мое сентиментальное сердечко, захваченное гормонами, забилось с удвоенной скоростью, а в уголках глаз собрались предательские слезинки, так и норовящие скатиться по щекам.

– Это еще что за водопад? – Пит потянулся к моему лицу и мягкими движениями теплых пальцев стер две влажные полоски, после чего поцеловал меня так, как умеет только он один.

– Я люблю тебя, – шепчу ему в губы.

– А я люблю вас, – его лицо озаряет улыбка, которую он дарит только мне.

Что бы ни было в прошлом, что бы не ждало меня в будущем. Одно я могу сказать с полной уверенностью: здесь и сейчас я самая счастливая женщина во всем мире.



загрузка...