КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400542 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170336
Пользователей - 91039
Загрузка...

Впечатления

Гекк про Ерзылёв: И тогда, вода нам как земля... (СИ) (Альтернативная история)

Обрывок записок моряка-орнитолога, который на собственном опыте убедился, что лучше журавль в небе, чем синица в жопе.
Искренние соболезнования автору и всем будущим читателям...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 4 за, 8 против).
Stribog73 про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Ребята, представляю вам на вычитку 65 % перевода Путей титанов Бердника.
Работа продолжается.
Критические замечания принимаются.

2 ZYRA
Ты себя к украинцам не относи - у подонков нет национальности.
Мой горячо любимый дедуля прошел две войны добровольцем, и таких как ты подонков всю жизнь изводил. И я продолжу его дело, и мои дети , и мои внуки. И мои друзья украинцы ненавидят таких ублюдков, как ты.

2 Гекк
Господа подонки украинские фашисты. Не приравнивайте к себе великого украинского писателя Олеся Бердника. Он до последних дней СССР оставался СОВЕТСКИМ писателем. Вы бы знали это, если бы вы его хотя бы читали.
А мой дедуля убивал фашистов, в том числе и украинских, а не писателей. Не приравнивайте себя и себе подобных к великим людям.

2 nga_rang
Первая война - Халхин-Гол.
Вторая война - ВОВ.
А ты, ублюдок, пососи у меня.

Рейтинг: +3 ( 8 за, 5 против).
ZYRA про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Начал читать, действительно рояль на рояле. НО! Дочитав до момента, когда освобожденный инженер-китаец дает пояснения по поводу того, что предлагаемый арбалет будет стрелять болтами на расстояние до 150 МЕТРОВ, задумался, может не читать дальше? Это в описываемое время 1326 года, притом что метр, как единица измерения, был принят только в семнадцатом веке. До 1660года его вообще не существовало. Логичней было бы определить расстояние какими нибудь локтями. В общем, не "асилил"! Книга ни о чем. Меня конечно сейчас забросают грязными носками, но это, на мой взгляд, такой собирательный образ еврейства, какой сложился в народе. Ничего не делать, получить все на дармовщинку, про успехи в сражениях не надо! Это как "белый господин" с ружьем среди индейцев. Ну и конечно еврейское кумовство, сиречь коррупция. " Отнеси подарок тому, а я с ним поговорю, чтобы он сделал все как надо". Ну и, опять повторюсь, какие могут быть метры в устах китайца 13-го столетия? Автор тупо поленился заглянуть в Вики. А мог бы быть великим прогрессором введя метричную систему мер.

Рейтинг: -3 ( 2 за, 5 против).

Загадай желание... (fb2)

- Загадай желание... 925 Кб, 273с. (скачать fb2) - Елена Петровна Чуб

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Чуб Елена Загадай желание...

Часть 1

- Ну, что, елка, с Новым годом?

Неуверенно поздравляю стоящее рядом с обеденным столом искусственное дерево и наливаю себе очередной бокал шампанского. Стучу его краем об уже ставшим мне родным блестящий сиреневый стеклянный шарик. Пью. Давлюсь противными до одури пузырьками и задумчиво рассматриваю отражающуюся в елочной игрушке свою, перекошенную изогнутым зеркальным стеклом морду. Хорррошшш! Красавец! Я, в смысле. Нос картошкой, глаза маленькие, подбородок срезанный и лобешник на большую часть шара расположившийся да еще и с залысинами, доходящими чуть ли не до затылка... И что самое обидное, так это то, что оригинал от искаженного изображения ушел не особо далеко. Нет, о том, что я вовсе не образчик мужской красоты мне было известно еще чуть ли не с пеленок. Окружающие всяческим образом старались донести до меня эту важную информацию на протяжении всех долгих девятнадцати лет моей жизни. Как будто я сам этого не знал. Но как-то привык, старался просто не обращать внимание на ехидные замечания, фальшивое сочувствие, злорадные ухмылки... И помогало. Видя, что я не собираюсь в ответ возмущаться, огрызаться или кидаться с кулаками, интерес ко мне быстро утихал и нападки постепенно сходили на нет. Садик, школа, теперь вот и институт... Всегда и везде все происходило по одному и тому же сценарию, и это все было уже давно привычно и даже как-то совсем не обидно. Но вот то, что учудила сегодня Наташка Виртьева... Я этого не понимал. За что она так со мной? Зачем так поступила? Что я ей плохого сделал?

Да я и сам хорош, как последний лох повелся. Ведь сразу же заподозрил что-то неладное, когда одна из самых популярных девчонок моего института стала проявлять ко мне повышенное внимание. И дело было совсем не в тех конспектах, которые она у меня постоянно выпрашивала переписать, так как свои записи регулярно теряла или попросту не успевала записать на лекциях. Учился я хорошо, знания мне давались легко, так что немного помочь симпатичной... хм, ладно... ОЧЕНЬ КРАСИВОЙ девушке для меня не составляло особой проблемы. Чем она вовсю и пользовалась. Так что вскорости я уже не просто помогал, я практически делал за нее всю ее работу. За что меня иногда, очень редко и весьма неохотно награждали поцелуем... в щеку. А я, дурак, радовался и этой малости. Прекрасно понимая, что не могу быть объектом томных девичьих грез, тем более со стороны высокой голубоглазой красавицы-блондинки с фигурой модели, я довольствовался и тем, что мне иногда перепадало. Хотя и делал несколько раз невнятные предложения о походе в кино или в кафе, на что получал не менее расплывчатые обещания сходить куда-нибудь обязательно ... Но потом, когда у нее появится свободное время. Только вот время это свободное отчего-то все никак не наступало. Но я надеялся и ждал. Идиот!

И все бы ничего, да вот только у меня совершенно неожиданно возникли некоторые финансовые проблемы. Отца в связи с кризисом сократили. Новую, более-менее хорошо оплачиваемую работу ему найти пока что не удалось, а зарплата матери была не настолько большой, чтобы помогать пускай и единственному ребенку, но учащемуся в столице. А цены здесь были просто зашибенные... Хорошо, что хоть за учебу мне платить не нужно было, так как мозгов хватило для того, чтобы поступить на бюджет. Но мне все равно пришлось искать подработку для того, чтобы самому оплачивать скромную однушку, пускай и не в самом престижном районе города. Был я и грузчиком и уборщиком, и посуду не брезговал в кафешках в вечернее время по выходным мыть... А что делать, крутиться хоть как-то нужно было. Ведь помимо оплаты жилья и кушать хотелось, да и из одежды хоть что-то иногда подкупать. Но я уставал. Да еще и настолько, что однажды не выдержал и высказал Наташе свое недовольство ее все время повышающимися требованиями, беспрекословное выполнение которых она воспринимала уже как должное. В этот раз ей нужно было срочно сделать презентацию на тему "Влияние экономических санкций на банковскую сферу РФ". И сделать это нужно было к новогодним каникулам, до которых на тот момент оставалось чуть больше недели. И, как не удивительно, презентацию эту предлагалось сделать именно мне. Только вот у меня и самого забот было дальше некуда. В ресторане, в котором я на тот момент обосновался уже практически на постоянной основе на роли как бы разнорабочего (опять же мытье посуды, уборка и принеси-подай в одном флаконе), как раз была предновогодняя запарка. Готовили залы, наводили марафет, закупали и загружали в холодильные камеры продукты, напитки и все в том же духе. Так что домой я приползал уже далеко за полночь и времени хватало только на то, чтобы хоть немного выспаться. Так что ни о какой помощи никаким, даже самым распрекрасным Наташам, и речи не могло идти. О чем я и высказал девушке в довольно-таки грубой форме чуть ли не перед всеми нашими одногрупниками.

Та, видимо, совершенно не ожидающая подобной подлости от жизни, тем более в моем лице, зашипела не хуже разъяренной гадюки и, уцепив за рукав свитера своими острыми коготками, выволокла не особо сопротивляющегося меня в коридор.

- Вадик, ты не можешь со мной так поступить!- категорическим тоном заявила мне девушка, после чего довольно болезненно ткнула мне пальцем в грудь и добавила: -Эта презентация для меня очень важна. Если я ее не сдам, меня выпрут из института и мои предки будут очень недовольны этим обстоятельством. Настолько, что я видимо, все-таки не получу ключи от той тачки, которую они обещали мне подарить на Новый год. А ты, как мой парень...

- Как кто?- ошарашенно уставившись на недовольно сверкнувшую глазами одногрупницу, неуверенно переспросил:- Это когда я успел стать твоим парнем?

- Ты что, издеваешься?!- опять зашипела на меня Наташа и, покрутив головой по сторонам, проверив, чтобы рядом с нами никого не было, быстро прижалась своими ярко-розовыми губами к моим. Блин! Это был мой первый поцелуй в жизни. Настоящий. Поскольку девушка, воспользовавшись моим полным охренением от ее заявления, шустро скользнула своим язычком мне в рот и принялась там вытворять такое... В общем, из реальности я выпал на неопределенное время. А вот когда пришел в себя, Наташа решила добить меня окончательно, заявив о том, что если я помогу ей с презентацией, то она все-таки согласится на свидание и даже больше... Она будет праздновать со мной Новый год! ОНА. СО МНОЙ. ТОЛЬКО ВДВОЕМ!

Я, ясное дело, сразу же согласился. Ведь это было... Это было реально КРУТО!

Но, на самом деле, все оказалось полным обломом. Это я понял только сегодня, всего лишь несколько часов назад. Когда Наташа позвонила мне на мобилу и отменила наше свидание. Ну, как отменила? Вообще-то она послала меня прямым текстом. Меня,"уродливого идиота, который осмелился предложить ЕЙ потрахушки в новогоднюю ночь". На заднем фоне было отчетливо слышно довольно громкую музыку, смех и чужие разговоры. Судя по этому и не слишком внятному голосу, которым мне все и высказывалось, девушка уже была слегка пьяна, видимо, начав праздновать в какой-то компании уже задолго до звонка мне. И это было нечто незабываемое. Это было жестко... Но я... Я, действительно, сам выставил себя полным идиотом.

И вот я праздную. Один. Хотя нет, вру. С елкой и шампанским. С очень дорогим шампанским, которое купил специально для "своей девушки". И на которое потратил практически всю свою заначку, откладываемую на покупку весенней куртки, так как старая уже была совершенно неносительного вида. И что теперь? Осталось почти 3 часа до Нового года, я уже практически пьян... одинок, несчастен, все так же девственен, как и...

Звонок мобилы отвлек меня от душевных терзаний и замученный голос управляющего директора ресторана "Ренталь" в котором я подрабатывал, чуть ли не умоляюще взвыл:

- Вадик. Это Барский. Приезжай немедленно! Вся надежда только на тебя. Тут такое творится... Я тебе праздничные втройне оплачу. Как полный рабочий день проведу. Ты только приезжай, а то мы вообще ничего не успеваем.

Втройне, это хорошо. За неделю до этого начальство меня безуспешно двойным тарифом соблазняли, да вот только у меня на новогоднюю ночь были совершенно другие планы... Которые теперь с треском провалились. А вот куртка мне все еще была нужна. И ботинки не плохо было бы обновить. Да, и находиться сейчас одному в праздник, в совершенно пустой квартире не хотелось, поскольку в голову всякие дурные мысли лезли... Поэтому ответив быстрым согласием, правда предварительно выбив оплату доставки моей просто незаменимой персоны к черному входу в ресторан при помощи такси, я шустро кинулся одеваться.

Шампанское из моего организма выветрилось быстро. Столько посуды сколько я вымыл за эти два предновогодних часа, я обычно и за неделю здесь же не перемывал. И при этом умудрялся бегать как угорелый между кухней и складом доставляя все необходимое главному повару, который уже находился на грани истерики и довел практически до такого же состояния всех своих многочисленных помощников. Посетителей в ресторане было нереально много. И такое ощущение появлялось, что они сюда не праздновать заявились а, чисто пожрать, да еще и с запасом на весь следующий год вперед. Десять минут до двенадцати осталось, а официанты заказы на кухню все еще пачками носили. И это несмотря на то, что предварительное основное меню со всеми заказчиками было согласовано заранее.

- Вадик! Быстренько дуй сюда!- Громогласный бас Пал Иваныча, нашего шеф-повара, вывел меня из раздумий о непонятном женском коварстве, и тонкая белая тарелка, которую я в этот момент мыл от неожиданности выскользнула из моих рук. На пол, вдребезги. Зашибись! Моя пока еще виртуальная тройная оплата только что сократилась ровно на 250 вполне реальных рублей.

- Посуда бьется к счастью!- Чересчур жизнерадостным голосом произнес за моей спиной Женька, вечно неунывающий помощник шеф-повара и за рукав потащил меня за собой на основную кухню.

- Имейте в виду! У вас ровно 5 минут на все!- Громогласно рыкнул на толпящуюся в углу у разделочного стола молодежь Пал Иваныч, не отрывающийся от помешивания сразу же в двух огромных кастрюлях чего-то крайне аппетитно ароматизирующего. Женька, на буксире протащивший меня поближе к компании, впихнул мне в руки пустой бокал, в который тут же полилось шампанское из уже практически пустой бутылки.

- Загадывай желание, быстро,- проорала мне чуть ли не в ухо одна из официанток, старательно стряхивая последние капли из бутылки в мой фужер.- Ты последний, так что оно обязательно сбудется!

- Блин! Уже сейчас !- Заорал с другой стороны Женька, услышав как из банкетного зала раздался громкий звук курантов, отсчитывающий последние минуты этого года.

- Все загадываем желания!- Бросив поварешки и весьма шустро для своих внушительных габаритов подскочив к толпе, потребовал шеф-повар, с довольным кивком принимая уже заранее приготовленный для него бокал с шипящим напитком.

ОДИН.

Как меня все в этой жизни задолбало!

ДВА.

Надоело так жить...

ТРИ.

И ничего не меняется...

ЧЕТЫРЕ

И так каждый год...

ПЯТЬ

И как же хочется, чтобы все было по-другому...

ШЕСТЬ

Все изменить...

СЕМЬ

Себя изменить...

ВОСЕМЬ

Свою внешность изменить...

ДЕВЯТЬ

Тогда все было бы по-другому...

ДЕСЯТЬ

Тогда бы все сразу же изменилось...

ОДИНАДЦАТЬ

ХОЧУ ПРОСНУТЬСЯ УТРОМ НЕРЕАЛЬНО КРАСИВЫМ!!! ВСТРЕТИТЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ БУДЕТ МЕНЯ ЛЮБИТЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ!!! И, НАКОНЕЦ, ЛИШИТЬСЯ В ЭТОМ ГОДУ ДЕВСТВЕННОСТИ!!!- Отчаянно стиснув пальцами ножку несчастного бокала, мысленно возопил я и одним залпом допил шампанское.

ДВЕНАДЦАТЬ

- УР-рр-А!

- С Новым годом!

- Поздравляю!

- ВСЕ закончили веселиться!- Допивая крупными глотками шампанское, рыкнул на нас шеф-повар и быстренько разогнал всех по рабочим местам.

Часть 2

Утро было тяжеееееелым... А, судя по тому, что я увидел на висящих напротив моей кровати часах, было тяжелым уже совсем не утро, а, скорее, день. 14:20... Хм, неплохо я поспал. Хотя, если прикинуть то, что спать я лёг где-то в районе 10 часов утра, то значит можно еще и поваляться. Тем более, что сегодня первое января и мне совершенно никуда не нужно идти... Голова отчаянно гудела, во рту - пустыня Сахара, да еще и с недавним массовым захоронением скунсов. А встать с мягкой постели для того, чтобы добраться до спасительной бутылки минералки, которая, как я смутно помнил, должна была обитать в холодильнике, сил не хватало.


-Добейте меня, кто-нибудь... -в отчаянии простонал я, умоляюще взглянув вверх, на абсолютно белый потолок. Мои молитвы были услышаны. Чересчур громкий сигнал мобильника, лежащего на прикроватной тумбочке, живо привел меня в чувства, заставив подскочить в кровати.


Надежда на то, что хоть кто-то кроме родителей решил поздравить меня с Новым Годом, умерла не попрощавшись, едва я только взял трубку.


-Вааадик... Это Анатолий Сергеевич... -вот какого нужно от меня Барскому, если я вчера, точнее, уже сегодня утром перемыл всю посуду и практически 'вылизал' весь ресторан. Неужели так сильно спешит выдать мне обещанную тройную оплату, хотя вчера обещал расплатиться после праздников? Нет, я, конечно, не против, но сомнительно мне что-то...-Ты как насчёт подработки? -развеял все мои тайные надежды начальник и быстренько добавил.-Там на пару часиков работы, а заплатят просто по-царски...


'По-царски' - звучало очень даже неплохо. И надежда на более скорое приобретение заветной одежки, пусть и с некоторой неохотой, но заставила произнести меня тихое 'да'.


-Вадик, ты меня просто нереально выручил,-радостным голосом, от которого мне стало еще более тошно, объявил менеджер и торопливым тоном сообщил.-Быстренько одевайся, такси я уже вызвал, оно будет возле твоего подъезда уже через несколько минут. Тебя отвезут к нужному дому, а уже там тебя встретят и все объяснят.


Вот же гад предусмотрительный! Заранее машину вызвал? Настолько был уверен, что я соглашусь? Хотя... разве я когда-нибудь отказывался? Подрабатывал я подобным образом, а именно: срочной уборкой по выходным у многочисленных и крайне влиятельных знакомых Барского, довольно часто. И оплачивалось все это дело в действительности неплохо. Тем более, что мне доверяли. Элитное жилье, богатые владельцы... Но свинарники мне там доставались такие, что мама не горюй. Видимо, владельцам стыдно было вызывать специализированные официальные бригады уборщиков, да и побаивались скорее всего, что те языками трепать будут. А я молчал. И молча выгребал последствия диких вечеринок (практически оргий), устраиваемых сильными мира сего. Оплата, однако, того стоила.


Вот и сейчас, я, решив не заморачиваться умыванием и чисткой зубов по причине острой нехватки времени, быстренько натянул вчерашнюю одежду, небрежно валяющуюся на полу, и, бросив в рот подушечку 'Орбита', шустро бросился к выходу. Такси уже ждало у подъезда. Водитель крайне южной национальности, дожидаясь, когда я усядусь, вначале бросил на меня небрежный скучающий взгляд, но тут же вытаращился во все глаза и с идиотской улыбкой поинтересовался:


-Вай, красавчик, праздник савсэм удачно встрэтил?


Ясно, издевается. Прекрасно понимая, что мой вид в данный момент оставляет желать лучшего (лицо с опухшей мордой, со всколоченными жиденькими волосенками неопределенно-мышиного цвета и заплывшими глазками), я недовольно буркнул:


-Удачнее не бывает, вам бы так...


-Мнэ уже возраст не тот. Был бы моложе... Вах, как бы я его встрэтил..., -и с тяжелым вздохом завел свою старенькую ауди.


Ехали минут сорок. И это при том, что дороги были почти пусты и мы ни разу не стояли в пробках. Практически неотрывное наблюдение со стороны водителя, который следил за мной через висящее рядом с ним зеркало, нервировало и бесило. Но я молчал, делая вид, что крайне заинтересованно слежу за проплывающим за окном пейзажем. Блин, Рублевка. Частный сектор, элитные особняки, охранники на въезде. Один из этих бугаев, задумчиво посмотрев на номера такси и сверив их с чем-то в своем телефоне, неохотно кивнул, разрешая нам проехать. Ехали еще минут десять и, наконец, притормозили у одного из особнячков. Скромненького такого, двухэтажного, это если не считать мансарды, метров на 350 в квадрате жилой площади. Блииин! И это все мне... убирать! Не хочу, но надо. С тяжелым вздохом выползаю из предусмотрительно распахнутой передо мной южным товарищем дверью и нажимаю на кнопку звонка, расположенного на заборе рядом с кованой калиткой, прямо под камерой наблюдения.


Калитка открылась автоматически, практически сразу. И я, вместе с сопровождающим меня таксистом торопливо прошли к крыльцу. Дверь оказалась незапертой, и я с опаской зашел внутрь, оставив за своей спиной не решившегося последовать за мной южанина.


-Ты приехал гораздо раньше, чем я ожидал...


Большой холл. Стильная обстановка под старину. Камин с еле тлеющими в нем углями, приглушенный свет, кресло рядом с камином. В кресле спиной ко мне сидит мужчина, небрежно покачивающий в руке стакан с чем-то темным. На меня даже не оглянулся, задумчиво наблюдает за плещущейся в стакане жидкостью. Голос усталый, но, вроде бы, трезвый. И это немного обнадеживало.


-Анатолий Сергеевич сказал, что нужно ехать срочно.-практически оправдываюсь, хотя и не понимаю за что. И осторожно интересуюсь.-Что именно вы от меня хотите?


То, что я успел увидеть в этом доме, выглядело чуть ли не совершенно стерильно. И, по крайней мере, в холле мои услуги уборщика совершенно не требовались.


-Думаю, что мои пожелания не особо отличаются от того, к чему ты привык. Все стандартно.


-Понятно... -тяну задумчиво и тут же резко вспоминаю.-Там, на улице, таксист. Ждёт денег. Мне обещали, что вы оплатите.


-Возьми отсюда.-мужчина небрежно кивает на столик рядом с собой, указывая на лежащие неаккуратной кучкой на столешнице купюры.-Здесь сразу за все. И для тебя, и для таксиста. Можешь забрать все сейчас.


Подхожу ближе. Тяну руку и аккуратно сгребаю со стола хрустящие бумажки. Все это несколько напрягает. Мрачноватая обстановка, странный заказчик так и не пожелавший обернуться в мою сторону, чистота. Быстро выхожу обратно на крыльцо и смотрю на сжатые в руке банкноты. Ничччего себе! Бумажки, каждая по пятитысячному номиналу и таких в моей руке было штук десять. Обалдело сую таксисту одну из купюр, все так же заторможено смотрю за тем, как он торопливо отсчитывает мне сдачу, при этом бросая заинтересованные взгляды на оставшуюся в моей руке пачку.


Расплатившись и проводив такси завистливым взглядом, неохотно вернулся в дом. Идти не хотелось. Причем абсолютно. Какое-то крайне нехорошее предчувствие так и вопило о том, чтобы я немедленно проследовал за южанином, и валил отсюда как можно быстрее, пускай и своим ходом, в смысле, ножками. Но... Барского подводить не хотелось. Да и деньги все равно пришлось бы нести обратно и отдавать владельцу дома. Так что я вернулся. Тихонько подошел к столику и нервно кашлянул, привлекая к себе внимание мужчины, задумчиво наблюдающего за почти погасшим огнем.


-Эммм. Те деньги, что вы дали, их как бы несколько...


-Если этого мало, то я доплачу.-небрежно бросил мужчина и, как-то невесело хмыкнув, добавил.-Я, если честно, уже очень давно не пользовался подобной... услугой, поэтому как-то не подумал о том, чтобы уточнить какие сейчас расценки, так что извини...


-Не нужно мне ничего доплачивать! -чуть ли не в панике возопил я, про себя покрывая трехэтажным матом зажравшихся богачей, которые могут себе позволить выложить такие бабки за простую уборку. Хотя подленькая мыслишка о том, что неплохо было бы раскрутить этого придурка на дополнительные траты у меня проскользнула. Но совесть одержала верх. Мне и этих бумажек вполне хватит на то, чтобы и куртку приобрести и обувь, и жилье за несколько месяцев вперед оплатить. Но для начала, все это богатство нужно все-таки отработать. Так что уже более решительным тоном интересуюсь:


-Я, конечно, понимаю, что вам, скорее всего, спешить некуда. Но я был бы не против все-таки заняться делом. Деньги-то вы мне не за разговоры платите.


-Даже так? -мужчина после этой слегка нахальной тирады все-таки решил обратить на меня своё драгоценное внимание. Неторопливо обернувшись, и, тут же уставившись на меня несколько ошарашенным взглядом, остановившимся на моем лице, он задумчиво протянул.-Весьма... впечатляюще.


Блин, и этот туда же... Да что им всем моя внешность так покоя не дает? Вот какая разница этому моральному уроду, какое именно лицо будет у человека, убирающего его дом? Или для подобной чести отбираются только уборщики с модельной внешностью, высшим образованием и знанием минимум трех иностранных языков? Задолбало!


-Послушайте, не знаю, как к вам обращаться...-раздраженно цежу сквозь зубы, с вызовом смотря на все еще таращащегося на меня мужика.-Если я вас чем-то не устраиваю, то могу и свалить. И Вам пришлют другого, более подходящего Вашему эстетическому вкусу.


Вот же идиот! И какого я мог ТАК сорваться? На клиента, да еще и который так хорошо платит. Оправдывало меня только то, что я практически сутки не спал, пахал как негр на плантациях и еще плюс ко всему этот мужик... Кхм, точнее мужчина. Определение "мужик" к нему подходило точно так же, как выражение " баба" по отношению к Венере Милосской.


Меня даже зависть обуяла. Черная и крайне неприятная. Я тоже хотел бы так выглядеть... лет через десять. Примерно на столько владелец особняка был старше меня. Красавчик. Женщины на такого, должно быть, пачками вешаются, и не лишь бы какие. Вот Наташка от такого парня в полном восторге была бы... даже если бы он за нее не писал курсовые и не разрабатывал презентации. Брюнет, смуглая кожа, темно-карие, практически черные глаза. Тонкий нос, высокие скулы... Его красиво очерченный рот с чуть пухловатой нижней губой на некоторое время привлек мое пристальное внимание.

Задумавшись о том, что Наташка такие губы целовала бы с гораздо большим удовольствием, чем мои, вечно потрескавшиеся и шершавые, я как-то отстранённо заметил искривившую рот мужчины легкую самодовольную ухмылку. Вот же сволочь! Привык, что на него таращатся как на восьмое чудо света. Особенно такие как я. Уроды. Которых можно использовать только лишь как бесплатные пособия для учёбы и глупых издевательств... или для уборки. Задолбало! Все задолбало! Не хочу так больше! Отворачиваюсь, быстро кладу на столешницу деньги и уже направляюсь к выходу. Только вот сделать мне этого не дали. Шустро вскочив из кресла, этот засранец с повышенным самомнением довольно болезненно уцепил меня за локоть и резко дернул на себя.


Не ожидая такой подлости, я покачнулся и как-то замедленно начал заваливаться назад. Грохнуться на пол мне не позволил придурошный владелец дома, осторожно ухвативший мои плечи руками и прижавший спиной к своей груди.


-Какой ты все-таки темпераментный, парень.-обжегший мое ухо горячий шепот этого ненормального едва не заставил с испуганным визгом начать вырываться из его рук. Только лишь прикинув, как все это будет выглядеть со стороны, я еле-еле сдержался. Все-таки я не девчонка, чтобы устраивать истерики из-за того, что меня обнимает незнакомый мужчина, тем более, что все это было всего лишь глупой случайностью. Недовольно передернув плечами, тем самым освобождаясь из захвата тут же отстранившегося от меня мужчины, отступаю от него на несколько шагов назад. Поближе к выходу. Так, на всякий случай... И выжидающе смотрю на хозяина особняка, не сводящего с меня какого-то чересчур задумчивого, изучающего взгляда.


-Знаешь, думаю, что ты меня устраиваешь полностью... по крайней мере, на сегодняшний день.-после довольно продолжительного молчания и глупой игры в напряженные переглядывания, все-таки соизволил заговорить этот чересчур странный тип.


Очередной раз яростно послав его про себя в дальнее эротическое путешествие, как можно более нейтральным тоном поинтересовался:


-И это подразумевает то, что я наконец могу заняться своими прямыми обязанностями? Теми, ради которых я сюда приехал.


-Подразумевает, -с легкой улыбкой подтвердил мужчина и, кивнув на ведущую на второй этаж витую деревянную лестницу, небрежно добавил.-Вторая дверь налево. И, перед тем как начать, я хотел бы, чтобы ты принял душ. Выглядишь ты... хм, слегка потрепанным.


Вот же урод! Сжимаю ладони в кулаки, еле сдерживаясь от того, чтобы не врезать по этой, слегка презрительно скривившейся физиономии. Он вообще в своем уме? Выгляжу я не так? И что? В его представлении, убирать его жилище имеет право только идеально вымытая прислуга. Псих ненормальный! Только вот платит этот псих за свои причуды весьма недурственно. А куртка нужна. Кидаю жадный взгляд на столик с деньгами и тут же выдавливаю из себя почтительную улыбку.


-Как скажете. Искупаться мне не тяжело, да я и сам не против освежиться. Все-таки всю ночь пахал, ни минуты свободной не было, а тут еще и вы заказ сделали... Срочный.-с этими словами разворачиваюсь к лестнице, чтобы не поддаваться искушению послать эту рожу, которая отчего-то крайне недовольно скривилась при моих последних словах, куда подальше и смыться домой. А подобное поведение было чревато непредвиденными последствиями. Товарищ, явно не из простых, так что вести себя с ним нужно поосторожнее, чтобы не нарваться на проблемы. А проблемы мне не нужны. Мне деньги нужны. Так что свой характер мне нужно притормозить, сделать то, зачем меня сюда отправили и быстренько смыться.


Так, значит, вторая дверь налево... открываю. Охреневаю, но все-таки захожу внутрь. Спальня, большая... чистая. Абсолютно чистая, как и все, уже увиденное в этом доме. Элегантно обставленная. Большая кровать на подиуме, две прикроватные тумбочки, парочка комодов, огромный пушистый ковер. Все в бежевой гамме различных оттенков и... ни соринки, ни пылинки. Тогда какого хрена меня сюда вызвали? Не понимаю. Может быть, таксист просто ошибся домом, куда меня нужно было доставить? Так ведь нет. Я упоминал фамилию Барского и этот придурок, который хозяин дома, воспринял ее вполне нормально... Блин!

Единственное разумное объяснение всех этих странностей я вижу в том, что комната в этом доме не одна, и уборку нужно делать в другой части дома. Ну что же. Думаю, что скоро мне все объяснят, а сейчас можно и искупаться. Заметив в углу комнаты практически сливающуюся с обоями дверцу, обнаружил за ней вполне удобный санузел. Большая ванна, умывальник, душевая кабинка... Последнее было именно тем, что нужно.


Расслабляться в ванной времени у меня не было, а вот по-быстрому сполоснуться было самым оптимальным. Поэтому шустро раздеваюсь, захожу внутрь душа и задвигаю за собой полупрозрачную дверь. Кайф, водичка горячая, выбор шампуней 'на любой вкус'. Беру хвойный и с удовольствием намыливаю свои, как-то неожиданно быстро успевшие отрасти лохмы... Хм. Нда, конкретно я зарос, и когда успел только? Вроде бы, в прошлом месяце был в парикмахерской, а волосы уже настолько отрасли, что и уши шапочкой закрывают. Да и гуще при этом как-то стали... Странно.


Твердо пообещав себе подстричься сразу же после праздников, краем глаза замечаю проскользнувшую за стеклом кабинки тень. Нервно вздрагиваю от неожиданности и, рывком открывая дверцу, обалдело таращусь на спокойно рассматривающего меня владельца дома. Я голый. Абсолютно. И этот урод меня заинтересовано изучает. Тщательно, придирчиво, с головы до ног. Всего. ОХРЕНЕТЬ!


-Вы... что вы тут делаете? -еле слышно выдавил я из себя и, кажется несколько удивил этим вопросом стоящего напротив мужчину.


-Принес тебе халат. Твоя одежда нуждается в стирке.-после недолгого молчания, все же соизволил ответить этот ненормальный и действительно протянул мне белый махровый сверток. Нервно выдергиваю халат из его рук и торопливо натягиваю на себя не желающую нормально одеваться на мокрое тело вещь. Путаюсь в рукавах, нервничаю еще больше, никак не могу завязать пояс, тихонько матерюсь себе поднос... И все это проделываю под недоуменным взглядом выглядевшим немного растерянным мужчины.


-Думаю, тебе нужно немного выпить, ты слишком напряжен, -едва только я справился с халатом окончательно, заявил мне этот великий мыслитель. И, оставив меня на пороге ванной, быстрым шагом вышел в коридор. Вернулся он быстро. С уже знакомым мне стаканом и графином, заполненным наполовину темно-коричневой жидкостью.


-Это коньяк, -заметив мой настороженный взгляд тут же пояснил мужчина и щедро плеснув спиртное в стакан, впихнул мне его в руку.-Пей залпом.


Видимо, перенервничал я не слабо. Так как абсолютно покорно влил в себя предложенный приказным тоном напиток. Горло обожгло, в желудке сразу же потеплело, ноги еле заметно расслабились и тело настойчиво потребовало, чтобы его немедленно уложили на какую-нибудь горизонтальную и желательно мягкую поверхность. Все-таки коньяк на голодный желудок да еще и после злоупотребления шампанским и практически бессонной ночи... Это было глупо.


-Та-а-а-к, просто обалдеть, как все замечательно.-задумчиво протянул владелец дома, наблюдая за тем, как я, буквально несколько минут спустя, плечом тяжело привалился к двери ванной комнаты и, устало прикрыв глаза, начал практически отрубаться. Согласно ему киваю и понимаю, что немного с этим погорячился, так как повело меня окончательно. Сползти по двери вниз на пол, мне не дали... Шустро подхватив за предплечья и резко вздернув вверх куда-то потащили. Куда именно, мне, честно говоря, было уже плевать.


Хотя нет, вру. Не особо и плевать. Это я понял в тот самый момент когда мое полностью инертное тело сгрузили, судя по приятным ощущениям, на кровать. Мягкую, удобную... кайф!


-Эй, красавчик, не вздумай засыпать, - крайне раздраженным тоном потребовал брюнет и, слегка потормошив меня за плечо, возмущенно шикнул, -я тебе вообще-то деньги не за то плачу, чтобы ты здесь отсыпался.


Согласно угукаю в ответ, полностью разделяя его возмущение своим недостойным поведением и тут же вырубаюсь окончательно.

Часть 3

И все-таки Наташка просто нереальная девчонка... и так классно целуется. Не зря я все же сделал за нее презентацию, эта новогодняя ночь того стоила. Хотя к основному действию мы еще и не перешли, но прелюдия меня очень даже вдохновляла...

Юркий язычок девушки, казалось, решил полностью исследовать все мое тело. И я ей в этом даже не собирался препятствовать. Вот единственное чем я мог похвастаться, так это им. При весьма неказистом лице, моя фигура меня абсолютно устраивала. Не качок, но и не задохлик. Длинные, стройные ноги. Узкие бедра, в меру широкие плечи, подкачанный пресс. Минимально количество шерстяного покрова, все это богатство скрывающее. И слегка смуглая кожа, не успевшая окончательно отбелиться еще с летней поездки в Сочи, куда я ездил опять-таки подработать на время каникул.

И, судя по тому, что Наташа весьма активно расцеловывала и облизывала меня сверху донизу, мое тело ее тоже устраивало полностью, и это весьма радовало. Руки девушки от язычка не отставали, они не давали мне расслабиться, они были везде. И как не странно, но особое внимание уделяли моей филейной части. Оглаживали, мяли ягодицы иногда пробегая в ложбинке между ними, щекоча шаловливыми пальчиками. Все это было несколько странно, но вместе с тем и приятно. Но вот когда ее влажные пухлые губки бросили на произвол судьбы мой правый сосок который она только что активно посасывала, я возмущенно застонал и уже почти было собрался раскрыть глаза, чтобы высказать свое недовольство, но не успел. В связи с тем, что, как оказалось, губы девушки покинули мое тело только на мгновение и уже снова принялись его выцеловывать, но уже несколько ниже... Намного ниже. И именно там, где мне очень требовалось в данный момент. МИНЕТ! О даа-а-а!!! Сбылась мечта идиота, да еще и как сбылась... Судя по тем, просто крышесносным впечатлениям, которые я получал от процесса, Наташка в этом деле толк знала и уже имела немалый опыт. Надеюсь, что и во всем остальном она покажет высший класс и девственности я сегодня все же лишусь. Для меня это было очень важно. Поскольку я реально понимал, что парню просто позорище иметь такой статус в моем-то возрасте.

- Уммм-ммм, - стону в голос и приподнимаю бедра, стараясь войти глубже в горячий влажный ротик, для того, чтобы наконец кончить, но тут меня конкретно обламывают. Наташка быстренько от меня отстраняется и хрипловатым голосом сообщает: - Не так быстро, мой хороший.

После чего рывком переворачивает меня на живот и, уцепив ладонями за бока, сильно тянет назад, тем самым заставляя встать на колени. Не понял?! Это еще что за странные шутки?

- Ты что творишь? - возмущенно воплю, с некоторой паникой ощущая, как в мою, совершенно беззащитную в данный момент задницу пытаются всунуть что-то большое и скользкое. Да какого хрена?! Что эта тупая блондинка надумала? Дергаюсь, пытаясь вырваться и понимаю, что я попал конкретно. В голове немного прояснилось и я начал понимать, что все происходящее является до нереального странным. И за моей спиной сейчас тяжело дышала совсем не моя блондинистая недалекая одногрупница. Фактов, указывающих на это было несколько... Мало того, что она накануне меня послала далеко и надолго, ясно давая понять, что никакого совместного будущего у нас не может быть от слова 'вообще', так при всем этом, у нее никаких сил не хватило бы для того, чтобы удержать меня сейчас на месте. А меня держали, крепко держали и не давали вырваться, хоть я и отчаянно пытался это сделать. И самое страшное... Руки в меня вцепившиеся для женских были чересчур крупноваты и осознание этого факта заставляло паниковать еще больше.

-Малыш, да расслабься ты и прекрати зажиматься, я все сделаю сам, - напряженный голос, раздавшийся сзади, тем более не мог принадлежать Наташке, так как был мужским и смутно мне знакомым. Та-ааак... Брюнетик, сволочь такая! Напоил меня какой-то хренью и решил попользоваться как девкой? Да зашибиться просто! Извращенец долбанутый! Думает, если у него здоровенный дом и куча бабок, так ему все можно?!

-Отпусти! - Злобно ору и резко рвусь вперед, пытаясь вырваться из крепкого захвата... и меня тут же дергают назад, буквально насаживая на... член?!

-Оу-у-ууумм! Отпусти-и-и! - кричу, изо всех сил пытаясь отстранится как можно дальше. Больно. Страшно. Дико...

- И чего ты выделываешься? - крайне недовольным тоном поинтересовался напряженно замерший за моей спиной насильник.- Я заказал тебя для нормального секса, и девственника из себя изображать не нужно. Хотя странно... для профессионала ты и правда слишком узкий.

О чем этот урод щебечет? Для какого еще на хрен 'секса'? И какого еще 'профессионала'? Задать эти вопросы вслух мне не дала рука придурка, с силой надавившая на затылок, тем самым зарывая лицом в подушку. Тем временем, вторая его лапища подхватила меня под живот и потянула вверх, заставляя еще выше поднять мою многострадальную задницу.

С омерзением прочувствовав, как его агрегат слегка вышел из моего тела, но только лишь с тем, чтобы тут же вернуться обратно, я заревел. Меня трахали... сука! Как девку. Да еще и судя по последнему заявлению извращенца, как девку продажную. Зато теперь сразу же стала объяснима та кучка пятитысячных, что мне предварительно выдали за работу. Уборщикам столько не платят, а вот шлюхам... не знаю, не уверен, но, видимо, да. Но неужели Барский специально мне такую заподлянку устроил? За что?! Разве я дал ему повод? И этот... его что, только уроды возбуждают, да еще и при этом на сто процентов натуральные? Хотя, сам же сказал, что 'девственника ему изображать не нужно'. Но 'узкость' моя не особо ему и помешала, судя по тому, что вбивался он в мою задницу теперь гораздо интенсивнее и, судя по просто 'охренительным' ощущениям, чуть ли не разрывая ее на британский флаг. И ему все это было в кайф. Дышал тяжело, горячечно выцеловывал мне шею, плечи, лопатки... Шептал мне на ухо всякий дебилизм, типа: 'хороший мальчик', 'сладкий мой', 'котенок'. При последнем прозвище меня чуть не вывернуло наизнанку... Да какой на хрен из меня 'котенок'?! Разве что -чахоточный подзаборный Барсик. Псих!

Видимо, я был в конкретном шоке от всего происходящего, так как сил на сопротивление не было никаких. И я, уткнувшись лбом в мягкую подушку и конкретно поливая ее непрерывным потоком льющихся из глаз слез, не мог даже пошевелиться. Мышцы как будто одеревенели, боль внизу была просто адская и я в отчаянии ждал, когда же все это безумие прекратится.

Только вот насильник мне попался просто неутомимый, да еще и больной на всю голову. Явным свидетельством последнего стала его ладонь, соскользнувшая с моего живота немного ниже и интенсивно принявшаяся оглаживать мой член, уже совершенно не подающий никаких признаков жизни. Издевался он над ним долго, сжимал в своей ладони, надрачивал, осторожно поглаживал-и все это совершенно безрезультатно.

-Малыш, тебе что совсем не нравится? - в очередной раз войдя в меня до упора и, на мгновение замерев, вплотную прижавшись мокрой от пота грудью к моей спине, задал конкретно идиотский вопрос насилующий меня придурок. Он что, издевается?! Мне еще и нравиться все ЭТО должно?

Психика у меня оказалась не железная и, коротко взвыв, я все же попытался скинуть с себя этого ненормального. И, как ни странно, но мне удалось это сделать. С некоторым удовольствием прослушав крайне болезненный вопль, который выдал извращенец сразу же после того, как я зарядил ему затылком в лицо, быстренько перевернулся в кровати, скидывая с себя тяжелое тело. После чего от всей души зарядил кулаком в челюсть не ожидающего от меня подобной подлости морального урода.

Представшее передо мной зрелище брюнетика, зажимающего ладонью кровоточащий нос, меня порадовало. Точно так же как и весьма ошарашенное выражение его лица.

- Ты что творишь?! С ума сошел? - Разъяренно прошипел, буквально на глазах начинающий сатанеть мужчина.- да я тебя...

- Попробуешь еще хоть раз до меня дотронуться, убью, - твердо сообщаю, смотря прямо в изумленно распахнувшиеся карие глаза сидящего напротив меня мужчины. От этого заявления извращенец прибалдел окончательно, чем я тут же поспешил воспользоваться. Неуклюже скатившись с кровати и быстро оглядев спальню, пришел к неутешительному выводу о том, что моя одежда здесь обнаружится вряд ли. А халат, выданный извращенцем взамен моих шмоток, мало подойдет для того, чтобы в нем можно было без проблем добраться до дома. Зима, как-никак. Сугробы кругом...

И этот еще... Уставился. Настороженно и удивленно рассматривая меня в области паха, мужчина медленно слез с постели и сделал несколько осторожных шагов в мою сторону. Я тут же отступил назад, еле сдерживаясь от того, чтобы не ломануть из спальни прочь да еще и с дикими воплями.

- Не подходи.- приглушенно шиплю, сжимая ладони в кулаки, тем самым давая понять извращенцу, что так просто я ему не сдамся и буду драться до последнего. Даже не смотря на то, что этот урод, как оказалось, был выше меня почти на голову и гораздо шире в плечах.

- У тебя там кровь, - резко затормозившись, мужик как-то неуверенно указал пальцем на на мои бедра, скосив глаза на которые я действительно заметил уже начавшие подсыхать красноватые подтеки. Все-таки порвал сволочь!

С ненавистью смотрю на низ живота извращенца, и натыкаюсь взглядом на его, все еще гордо торчащий вверх здоровенный член, да еще измазанный моей собственной кровью. Урод!

- У тебя ТАМ тоже... Кровь, - обличительно киваю на его пах и предусмотрительно делаю еще один широкий шаг назад. Так, на всякий случай... Двигался я, вроде бы и не резко, но только что пострадавшая часть тела сразу же отозвалась резкой колючей болью.

Раздраженно шиплю и кидаю на отчего-то резко сбледнувшего после моего заявления мужика, полный ненависти взгляд. А тот, заторможено опуская голову вниз и, обнаруживая свое 'достоинство' в столь неприглядном виде, от души выдает:'Вот же ж, блядь!'

После чего как-то не особо уверенно переводит взгляд на меня. Стоим. Таращимся друг на друга, молчим. Дебилизм полнейший!

Не знаю о чем думает этот извращенец, но судя по его нервно сжимающимся кулакам и несколько отсутствующему взгляду, мысли его были весьма далеки от приятных. А вот я... Мне отчего-то сразу же захотелось свалить отсюда как можно быстрее, как можно дальше и пускай даже и вообще голышом. Поскольку вид у мужика был весьма устрашающим и чувствовалось в нем явное желание кого-нибудь срочно прибить. А так как ни одной кандидатуры в смертники кроме меня поблизости не наблюдалось, то ожидающие меня перспективы с каждым мгновением представлялись все мрачнее и мрачнее. Вдруг, неожиданно отчетливо поняв, что мужик проживающий в подобном элитном домике, явно обладает финансами, связями и возможностями для того, чтобы меня сегодня же где-нибудь по-тихому закопали, я чуть не взвыл от страха. Жить хотелось. Даже не смотря на то, что совсем недавно, в процессе моего изнасилования я просто мечтал сдохнуть.

- Послушайте, -сдавлено прохрипел я, привлекая к себе внимание полностью ушедшего в себя мужчины. Быстро облизнув враз пересохшие губы и обнявшись нервно затрусившимися руками, до противного жалким тоном выдавил: -я никому ничего не расскажу. Клянусь. Только отпустите... пожалуйста.

И опять он на меня вытаращился как на ненормального. И даже, судя по всему, что-то собирался ответить... Но его прервали. Громкая музыка, что-то из классики, оказалась рингтоном мобилы лежащей на тумбочке возле кровати. Я чуть не подскочил от неожиданности, мужик тоже как-то чересчур нервно вздрогнул и мы оба уставились на трубку играющую какую-то совершенно не в тему, крайне жизнерадостную мелодию.

Извращенец пришел в себя первым. Шустро уцепив в руку разрывающийся гаджет и, не отрывая от меня изучающего тяжелого взгляда, недовольно гаркнул: -'слушаю'.

Часть 4

-Анатолий Сергеевич?... какой еще нахрен...

-.....

- Барский?

-.....

-Ах, Ба-а-а-рский Анатолий Сергеевич. Вот вы-то мне и нужны. Я жду объяснений.

-.... .... ......

-Вадик? Какой на хрен...

.... .... .......

- Да, он все еще у меня.

-.... ....

- Какого черта все это значит?!

-.....

-Недоразумение?!Вы что, издеваетесь?!

Затравленно наблюдаю за тем, как морда трахнувшего меня мужика из просто злобной медленно, но верно превращается в просто дьявольскую. И все это происходило по мере того, как он выслушивал еле слышный бубнеж, едва-едва доносящийся до меня из его трубки. Зрелище было жутковатое... И опять же, явно не предвещающее для меня ничего хорошего. Поэтому, воспользовавшись тем, что владелец дома отвернулся к окну и сосредоточенно выслушивал то, что рассказывал ему мой непосредственный начальник, я тихонько выскользнул из спальни.

А вот что мне можно было сделать дальше, я даже не представлял. Но мысли работали только лишь в одном направлении... Оказаться от этого дома как можно дальше и как можно быстрее. Поэтому бегу.

Коридор.

Лестница. Блядь! Спотыкаюсь.

Знакомый холл.

Дверь на улицу.

Не заперта. Радует.

Распахиваю.

Выбегаю наружу.

И все. И дальше полный писец, случившийся в виде ухвативших меня за предплечья сильных рук, буквально вдернувших меня обратно в дом с просто ледяного порога, на который я все-таки успел выскочить босыми ногами.

-Придурок, ты что творишь?!- хороший вопрос, актуальный. Идиот, он что и правда не понимает, что я "творю"?

- Сбежать пытался?-сам же себе и отвечает, все еще удерживающий меня за плечи мужчина. И так и не дождавшись весьма очевидного ответа хорошенько меня встряхивает. Да так, что я от неожиданности даже собственный язык чуть зубами не прикусил. Придурок! Последнее, я высказал про себя, благоразумно не рискуя злить этого ненормального еще сильнее.

- Значит так, парень, нам нужно спокойно поговорить.- Заявляют мне категорическим тоном и буквально волоком конвоируют к уже знакомому мне камину. Усаживают совершенно не сопротивляющегося меня в мягкое, прогретое от так и не потухшего очага кресло и категорическим тоном заявляют о том, что если я только попробую из него выползти, ноги мне все же поотрывают. Верю. Поэтому и сижу практически не дыша, провожая взглядом шустро поднимающегося обратно по лестнице извращенца, совершенно беспардонно сверкающего своей голой, подтянутой задницей.

Вернулся он быстро, чуть ли не бегом. На ходу завязывая на талии пояс светлого махрового халата, мужик подойдя ко мне ближе буквально швырнул в меня какой-то тряпкой, которую до этого держал перекинутой через плечо.

- Одевайся.-раздраженно скомандовали мне и я сразу же поспешил подчиниться. Халат. Кажется тот же самый, что был выдан мне после купания. Торопливо его на себя натягиваю, умудрившись при этом послушно не вставать с кресла. Ноги жалко, а от этого придурка можно ожидать все что угодно. Вдруг и правда решит их вырвать? Одеваюсь под тяжелым изучающим взглядом стоявшего практически рядом со мной мужчины. Бесит! Но молчу. Жду его дальнейших действий, которые даже не берусь предугадать. И не зря. Поскольку его следующее заявление все-таки вводит меня в ступор:

- Значит, ты все-таки не шлюха...- прозвучало это как контрактация факта, но таким обвинительным тоном, что я, психанув, все-таки на него зарычал:

- Да, я-не ШЛЮХА! Я- обычный уборщик! И я убирать сюда пришел, а не задницу всяким извращенцам подставлять! А если вам так сильно приспичило перепихнуться, то нужно было вызвать профессионала, а не насиловать того, кто под руку попадется. Тем более, что денег на это дело с головой бы хватило!

- То, что ты... хм, ОБЫЧНЫЙ уборщик, мне уже объяснили.- Уже более спокойным тоном заявляет брюнет, после чего тяжело привалившись спиной к боковой стенке камина, неохотно добавляет:

-Просто произошло недоразумение. Твой начальник перепутал заказы. Ты должен был ехать в другой дом в этом же районе. А я... я и так вызвал профессионала. Который сейчас, видимо где-то пыхтит, занимаясь уборкой и про себя матерится, во всю проклиная странные эротические фантазии очередного клиента.

Ну, ни хрена себе! Получается, что этот идиот и правда перепутал меня с проституткой? Он что, слепой? Разве я похож на того, за перепихон с кем можно выложить такие бабки, какие собирался мне заплатить этот придурок? Да с моей мордой мне самому раскошеливаться нужно для того, чтобы хоть кто-то согласился со мной переспать. Наташка замечательно просветила меня по этому поводу и при этом совершенно не стесняясь в выражениях.

- Слушайте, вы...

- Меня зовут Андрей.

- Да мне совершенно без разницы как вас зовут!- пренебрежительно фыркаю на эту дебильную попытку познакомиться. Поскольку нафиг мне такое "счастье" нужно, если я просто мечтаю о том, чтобы в случае, если выживу в этом дурдоме, забыть все происшедшее, как страшный сон.

- Постель не повод для знакомства? Интересная все-таки у тебя жизненная позиция...- наигранно-удивленно вздернув брови, с ехидцей прокомментировал этот... Андрей.

- А я в вашу постель не по собственной воле попал, так что все претензии мимо...

Хм. Нахмурился. Глазки в пол опустил. Стыдно ему что ли? Не верю.

- На счет "постели"...-тяжело вздохнув и, все же подняв на меня взгляд, мужчина с усилием из себя выдавил:- признаю, тут я был не прав. Извини.

Да-а-а-а? Неужели!? Мне что, от этого его, типа извинения, сразу же легче должно стать? Так вот-ничего подобного. Задница все так же продолжала болезненно ныть, а самому от всей тошности этой ситуации хотелось убиться головой о стену. Ну или прибить этого... извращенца. Второе, кстати, было бы гораздо предпочтительнее, но при этом и менее вероятным. Хотя, если подумать, то раз извиняется, значит закапывать меня в ближайшее время он не планирует? А что он тогда планирует? Ведь что-то ему явно нужно. Не просто же он на меня так пристально и жадно таращится, да еще и явно в уме что-то на мой счет просчитывает. Может вместо того, чтобы просто закопать, он меня на органы именно сейчас сдать решает? Ведь так и от свидетеля избавиться можно, да еще при этом и неплохо заработать...

- Я вызвал знакомого врача, так что для начала тебя осмотрят.- в подтверждение моих мрачных размышлений, совершенно спокойным тоном заявляет извращенец. Так я и знал! Меня отправят на органы. Не дамся! В панике вскакиваю с кресла, ору:"да пошел ты" и опять бегу к выходу. Опять неудачно. Перехватывают меня ровно в тот самый момент, когда я уже вцепился пальцами в дверную ручку.

- Да угомонись ты уже!- возмущенно рыкает за моей спиной извращенец и тащит вовсю отбивающегося и матерящегося меня обратно к камину.

- Сиди и не дергайся!- швыряет меня в кресло и, продолжая удерживать за плечи обеими руками, раздраженно шипит в лицо:- чего ты так взбесился?! Врач тебе не помешает, сам же видел- у тебя кровь. Возможно, я тебя сильно... повредил, так что лучше будет перестраховаться. Для тебя же лучше, идиот малолетний!

- Я не идиот!- возмущенно кричу и, умудрившись освободить из захвата правую руку, бью кулаком в ненавистную морду. Извращенец от неожиданности выпустил меня из захвата и отшатнулся, с болезненным стоном схватившись за подбитую мной челюсть. Я тут же поспешил воспользоваться этим обстоятельством и опять ломанул к двери. На этот раз меня возвращали уже практически от калитки, к которой я бежал босиком по пускай и очищенной от снега дорожке, но все равно, при этом просто нереально холодной.

-Ты не идиот...- сообщил крайне разозленный мужчина, чуть ли не за шкирку таща меня к распахнутой двери и умудрившись в процессе этого действия отвесить мне парочку конкретных поджопников. И когда втолкнул обратно в дом и захлопнул за нами дверь, мрачно добавил:- ты самый настоящий дебил.

С этим его заявлением я уже и сам готов был согласиться. Стоя под горячими струями воды в душе, куда меня впихнул извращенец с конкретным указанием хорошенько вымыться и прогреться, я еле давил в себе назойливое желание основательно постучаться головой о стенку. Блядь! Что я творю?! Попал в такую стремную ситуацию и при этом сам же напрашиваюсь на еще большие проблемы. Единственное мое оправдание заключалось в том, что я находился в глубоком шоке, да и сейчас продолжаю в нем находиться. Не каждый день меня все-таки мужики насилуют... Но все равно, попытка побега была крайне идиотской. И пускай на органы меня скорее всего и не сдадут, но вот обещание повырывать мне конечности так и оставалось в силе.

Спрятаться в душе надолго мне не позволило скорое прибытие обещанного врача. Пожилой полный дяденька крайне вежливо общался с извращенцем, успевшим в мое отсутствие переодеться в джинсы и светлый джемпер. А вот мое появление из ванной было им встречено уже с менее благодушным видом. Окинув изучающим взглядом короткий банный халат в который я был одет, голые ноги и надолго задержавшись на лице, мужчина непонятно чему ухмыльнувшись, обернулся к Андрею Викторовичу:

- Андрей, теперь я хорошо понимаю причину твоей, как ты деликатно выразился, " неаккуратности"... Такой интересный молодой человек. Но все равно, надеюсь что впредь ты будешь более благоразумен и мне не придется в такой большой праздник, бросив гостей на произвол судьбы, мчаться к тебе на выручку в совершенно другой конец города...

- Я тоже очень сильно на это надеюсь.- покаяно заявил извращенец врачу и довольно небрежно подпихнул меня в сторону кровати. Для осмотра.

В общем, впечатлений у меня было просто море... Меня заставили снять халат, поставили чуть ли не на четвереньки и "осмотрели". Хотя, это все издевательство скорее было больше похоже на "ощупывание". Меня изучили просто досконально. Да еще и там, куда я себе поклялся и близко больше ни одного мужика не подпускать. И ладно доктор, ему по должности положено было подобным заниматься. И смотреть и щупать и даже мазью щипучей гадостной смазывать... Но вот я конкретно не понимал какого хрена извращенец все это время стоял рядом с кроватью и молчаливо наблюдал весь процесс моего позорного унижения из-за докторского плеча?!

- Ну что ж, Андрей Викторович,-наконец оторвавшись от моего филея, врач успокаивающе улыбнулся напряженно наблюдающему за мной мужчине.- С твоим мальчиком ничего особо страшного не произошло. Не стоило поднимать такую панику. Всего лишь несколько неглубоких трещинок, но этого можно было бы вполне избежать, озаботься ты тем, чтобы более тщательно подготовить юношу к эммм... процессу. А теперь вам придется недели две смазывать повреждения, чтобы от них не осталось даже воспоминаний. И, надеюсь, вы понимаете, что на все это время вы должны будете ограничится сексом без проникновения. Но тут уж вы сами виноваты...

- Понимаю.- Не особо и радостным тоном подтвердил... Андрей Викторович и самолично закутав меня в халат, указал снимающему силиконовые перчатки врачу на выход из комнаты.

Ушли. А я остался сидеть в кровати, пришибленно медитируя на закрывшуюся за этими двумя дверь. Просто зашибись, как здорово я начал этот год! Сегодня только первое число, а уже столько событий! И да, одно из желаний, загаданных мной под бой курантов, все же сбылось. Девственности я лишился.

Часть 5

В гордом одиночестве я оставался совсем недолго. Андрей Викторович, вернуться изволили быстро, буквально через несколько минут после своего ухода. Осторожно приоткрыв дверь и увидав все так же неподвижно сидящего на кровати меня, задумчиво пялящегося в стенку напротив, мужчина нервно кашлянул, тем самым привлекая к себе внимание.

Игнорирую и не оборачиваюсь, все так же продолжая тщательнейшим образом изучать практически незаметный рисунок обоев в его спальне. Разговаривать не хотелось. Ни с кем, тем более с этим... А просто дико хотелось зарыться в какую-нибудь очень глубокую нору, капитально замуроваться в ней изнутри и чтобы больше меня никто и никогда не трогал... Особенно этот извращенец. И ведь мало того, что сам поиздевался, так еще и врача этого своего приволок для того, чтобы он окончательно уничтожил жалкие остатки моего и так практически не существующего самоуважения.

- Вадим,- наконец решился заговорить извращенец подойдя вплотную к кровати.-Я, конечно, понимаю, что сейчас ты не в самом лучшем настроении и признаю, что на это имеются вполне объективные причины... Но не смотря на все это нам нужно определиться с тем, что мы будем делать дальше.

Начало было интригующим. И вполне даже рациональным. Особенно утешало то, что никакой видимой угрозы со стороны насильника в мою сторону вроде бы не исходило. Поэтому все-таки перевожу взгляд на его лицо и заинтересованно замираю в ожидании продолжения.

Внимание с моей стороны мужчину воодушевило до такой степени, что он, как-то неуверенно улыбнувшись, совершенно неожиданно поинтересовался:- Давай, для начала так... Что ты думаешь насчет ужина?

А что я должен на счет него думать? Меня что собираются покормить после траха? Он что вообще идиот?! Может еще и цветочки потом, после ужина подарит? Чтобы, так сказать, был полный джентльменский набор? Оригинально, конечно, но как-то не особо и хочется. Ни первого, ни, тем более, второго. Желание у меня сейчас было только одно. Свалить отсюда как можно скорее. Вернуться в свою съемную однушку и забыть все как страшный сон. А все ЭТО... Переживу как-нибудь. Психика у меня закаленная. Отлежусь и буду бухать на последние деньги до свинского состояния, пока еще праздники позволяют. Потом учеба, подработки, не до самокопания будет. А пока что стоило воспользоваться тем, что по ошибке трахнувший меня извращенец, видимо, все-таки чувствовал себя несколько виноватым.

- Я хочу домой. Сейчас. Поужинаю там.- Совершенно спокойным тоном озвучиваю свои предпочтения, сразу же недовольно нахмурившемуся мужчине и опять замираю в ожидании его ответного действия. Молчит. Сверлит меня несколько раздраженным взглядом, о чем-то напряженно размышляет и в конечном итоге выдает категорическое" нет".

- Почему?- тихо интересуюсь, хоть и очень хочется заорать.

- Потому что я хочу, чтобы ты остался здесь, в моем доме.

Он хочет ЧЕГО!? Да зашибись просто какие интересные у него идеи! То поужинать, то пожить предлагает... А мои собственные желания, я так понимаю, здесь вообще никого не интересуют... Хотя, чему я удивляюсь?

- Зачем вам это?- спрашиваю, одновременно с чем настороженно спускаю ноги на пол, готовясь в любой момент быть готовым валить от этого ненормального куда подальше.

- Затем!- замечает мою напряженную позу. Злится и орет:- Опять бежать куда-то собрался? Дурак! Да тебя с твоей внешностью вообще взаперти держать нужно! И я вообще, если честно, то просто не понимаю, как тебя до сегодняшнего дня никто трахнуть не догадался. Доктор, который тебя осматривал, сказал, что я у тебя, скорее всего, вообще первым был. Знаешь, я впечатлился... Да еще и до такой степени, что решил оставить тебя при себе на постоянной основе. Но имей в виду... Предупреждаю только один раз: я не позволю, чтобы ты трахался с кем-то еще кроме меня. Узнаю, что налево ходишь-вышвырну сразу. С этим все понятно?!

Совершенно все понятно. Особенно то, что он псих и что нервы у меня совсем не железные. Сейчас я это понял окончательно. И уже был близок к тому... Да фиг его знает к чему. Но я, кажется, вот-вот готов был взорваться от враз переполнивших меня эмоций. Отпускать меня никто не собирался. Это уже установленный факт. Меня собирались держать взаперти и трахать дальше в свое удовольствие, о чем мне только что сообщили прямым текстом. И самое смешное напоследок, я еще должен всему этому радоваться? Да не дождется!

С кровати я все-таки спрыгнул и в панике метнулся было к двери, но там расположился извращенец, надежно перекрывая своей массивной тушей путь к бегству. Скотина! Другого места для того чтобы постоять не нашел?! Подскочил к окну, второй этаж. Можно прыгнуть. Но рама закрыта. Не поддается... Уже знакомо хватают со спины и тащат к кровати. Сопротивляюсь. Молча бью кулаками куда придется. Кажется, даже иногда попадаю, но плевать! Главное вырваться. Не хочу чтобы меня опять... трахали. Я же страшный, какого он вообще ко мне прицепился? Или у него только на таких как я встает? Он точно извращенец и моральный урод!

Мои трепыхания нужного мне результата все же не дали. Знакомо лечу лицом в подушки. Со всего маху плашмя падаю на кровать, направленный весьма ощутимым пинком в спину. Сверху наваливается извращенец, придавливая всем своим весом, при этом еще и заламывает мне руки за спину, не давая даже пошевелиться. И это стало последней каплей. Что-то во мне сломалось и резко стало плевать на все. Лежу смирно и тихо реву. Чувствую себя полнейшей тряпкой и реально понимаю, что реши извращенец прямо сейчас изнасиловать меня повторно, то я даже сопротивляться не стану. Сил не было никаких. Ни физических ни, тем более, моральных.

А этот... Андрей Викторович, как назло, отчего-то подозрительно притих и замер на мне, не предпринимая более никаких агрессивных действий. Лежим. Молчим. Я на кровати, извращенец на мне. Тяжелый гад... и возбужденный. Его "достоинство" вполне так демонстративно упиралось мне точно между ягодиц, прикрытых только лишь не слишком толстой тканью моего халата. Отчетливо понимая, что в свете последних обстоятельств трахать меня сегодня все-таки будут, от отчаянья реву сильнее.

-Вадим, ты что, плачешь?- растерянно интересуются за моей спиной и шустро с меня соскакивают, тут же переворачивая лицом вверх.

Опять он на меня во все глаза таращится. Придурок! Отворачиваюсь. Стыдно. Все-таки позорище это, одному мужику перед другим сопли распускать, пускай хоть и повод для этого вполне приличный имеется.

- Ты это из-за чего?- более дебильного вопроса задать этот ненормальный Андрей Викторович, видимо, не мог... Он, что думает я нереально счастлив должен быть его заявлению о том, что меня собираются удерживать в этом доме насильно, да и еще для вполне определенной цели? Можно подумать, что я всю жизнь мечтал о том, чтобы какой-то левый мужик меня вместо девки использовал.

- Я домой хочу.- тяну жалобным тоном без малейшей надежды на положительный ответ.

- Хорошо. Поужинаем и сразу же поедем.

Чего-о-о?! Обалдело таращусь на этого придурка, боясь верить в услышанное. Меня отпускают? Реально? Может быть я ослышался? А если не ослышался, то к чему тогда были предыдущие его запугивания? ОН так шутит? Плевать. И на ужин плевать, и на обещанную транспортировку, ведь домой я вполне самостоятельно могу добраться...

- Вещи свои соберешь, самое необходимое, чтобы на первое время хватило... остальное я тебе докуплю.- Понятно. Облом, не зря я все-таки не спешил радоваться. Отпускать на совсем меня никто и не собирался. Отворачиваюсь опять лицом к стенке, абсолютно не желая смотреть на этого...

-Вадим, да хватит уже выделываться!- недовольно рявкнул извращенец, одновременно с чем дергая меня за плечо, заставляя обернуться в его сторону.- Да ты хоть понимаешь, что тебе просто нереально повезло, что ты ко мне домой попал? Твой Барский мог тебя по ошибке вообще в притон какой-нибудь отправить, после посещения которого твоя задница одной лишь только мазью не отделалась бы! Пустили бы толпой по кругу, и еще тебе бы нереально повезло, если бы ты оттуда живым выбрался.

- Да кому я на фиг нужен?- рычу не хуже этого... Наплевав и на осторожность и на возможные последствия.- Сомневаюсь я, что хоть еще один такой же как ты, больной на всю голову найдется, не говоря уже о "толпе". И, вообще, если тебя женщины совсем не привлекают, найди себе парня... Чтобы он сам согласился, добровольно. Неужели так тяжело? Ваших, светло-синих, сейчас до хрена развелось. Или тебя только насилие возбуждает? Да еще и над уродами?

- Я не больной. Насилие меня не возбуждает. И о каких уродах ты вообще говоришь?- изо всех сил пытаясь сохранять спокойствие, сквозь зубы поинтересовался мужчина.

- О таких как я!

-.... и кто из нас больной на всю голову?- после нескольких минут напряженной тишины, во время которых меня сверлили задумчивым изучающим взглядом, извращенец совершенно неожиданно сцапал меня за руку. Рывок, и меня зачем-то сдергивают с кровати и тащат в угол комнаты, к встроенному в стену здоровенному шкафу.

- Парень, ты что, издеваешься?- возмущенно у меня интересуются, после чего я получаю пинок в спину и лечу вперед, чуть ли не вмазываясь лицом в зеркальные дверцы исполина мебельной промышленности. Хорошо, что успел руки вперед себя выставить и уперся ладонями в подозрительно звякнувшие под ними раздвижные панели шкафа. Иначе мой нос, и так далекий от совершенства, расплющило бы основательно.

Мой НОС... не понял?! Обалдело таращусь на отражающуюся в зеркале перепуганную мордаху и как-то заторможено понимаю, что нос на этой самой мордахе как-то не особенно похож на мой родной, как и все остальное лицо в целом.

Парень, отображающийся в зеркальной поверхности был... Это был не я. Это была вообще какая-то непонятная хренотень!

Идеальный нос...

... Пухлые, более похожие на девчачьи губы...

... Высокие скулы, нежная кожа...

... Зеленые широко распахнутые глаза...

...Роскошная блондинистая слегка вьющаяся шевелюра...

Это все было не мое! И вообще, какого хрена в этом долбаном зеркале вместо меня отражается какое-то нереально смазливое нечто, при виде которого даже у меня, стопроцентного натурала, в голове срабатывает только лишь одна более-менее внятная мысль: хватать-валить-и-трахать. Чертовщина какая-то!

Осторожненько так оборачиваюсь назад, в надежде узреть где-нибудь за своей спиной оригинал отображающегося в зеркале красавчика, но вместо этого натыкаюсь на внимательно за мной следящего извращенца. Задолбал уже! Но это было не так важно... Самым диким было то, что кроме нас двоих в комнате не было больше ни одной живой души. Но, как такое вообще может быть?! Опять поворачиваюсь к зеркалу и опять вижу ту же самую картину. Реально перепуганный блондинчик, В таком же халате как и мой, с очень похожим на мое телом и с совершенно не моим лицом. Блин, я что совсем с ума сошел, что мне уже такая фигня мерещится? Или, быть может, я сплю и мне все это снится?

Медленно, не отрывая взгляда от отражения, тянусь ладонью к своей щеке... Парень в зеркале делает тоже самое. Трогаю свои губы... Он повторяет. Быстро щипаю себя за мочку уха, и шиплю от вполне реальной боли... Отражение так же недовольно вскрикивает. И вот после этого я, наконец, отчетливо понимаю, что все ЭТО не сон. И основные проблемы в моей жизни только начинаются.

Часть 6

Лежу на уже практически родной для себя кровати и имитирую все еще продолжающийся обморок. Лежу с закрытыми глазами и старательно не обращаю внимание на суетящегося рядом извращенца. При этом старательно думаю о всякой левой фигне, лишь бы не заморачиваться основной проблемой. Нда, и все-таки если нашатырный спирт был пускай и редкостной дрянью, но полезной, то та холодная мокрая тряпка, которую мне торжественно водрузили на лобешник, явно была лишней. Ведь в сознание я пришел уже нюхнув вонючей гадости, подло подсунутой мне под нос извращенцем. И от холодного компресса толку уже не было никакого, а вот воды с него натекло... И при этом вся она стекала мне на волосы и на подушку, на которой сейчас находилась моя... Или не совсем моя голова.


И вот именно над этим феноменом я сейчас и размышлял, хотя и не очень хотелось этого делать. Точнее, не хотелось совсем. Ведь это и было самой настоящей ПРОБЛЕМОЙ, да еще и с большой буквы. Вот как такое вообще могло произойти? Почему я так кардинально изменился, да еще за такое короткое время? Ведь вчера, да и сегодня утром в ресторане, я выглядел как обычно. Во всяком случае, я так предполагал. Ведь сослуживцы, не смотря на праздничную запарку, сразу же заметили бы произошедшие со мной просто невероятные изменения. Значит, они произошли уже у меня дома, скорее всего, пока я спал. Или немного позже. Когда спешил на подработку, подкинутую мне Барским. В зеркало перед выходом я же не смотрелся, по причине полного отсутствия на это времени. Извращенец тоже бы не промолчал, если бы я на его глазах вдруг резко сменил внешность. Да и за шлюху он меня сразу же принял. А это, обладай я на тот момент своей родной мордахой, было бы крайне затруднительно. И если принимать во внимание то, что Андрей Викторович на сложное финансовое положение явно не жалуется, то значит и явную дешевку для себя он бы не заказал. Из этого следует вывод о том, что если бы я по прибытии в этот гостеприимный домик выглядел так, как и предыдущие девятнадцать лет своей жизни, меня выпроводили бы сразу же. И я, если честно, был бы этому только рад.


Тогда спрашивается, какого чёрта со мной все-таки произошло? Лицо было настоящим. Мысль о том, что некий гипотетически возможный приколист, в честь Нового Года весьма профессионально налепил мне на лицо маску отпала сразу. Там же, возле зеркального шкафа. Именно тогда я в обморок и шлепнулся. Когда методом проб и ошибок окончательно понял, что чужое лицо от моей головы отделяться категорически не желает.

И все же, как это чудо чудное могло со мной произойти? В голове, конечно, крутилась одна идейка, но я ее вначале откидывал, как совершенно нереальную. Только вот других не было. Никаких абсолютно. Поэтому и приходилось работать с тем, что имеется. Итак. Единственное, чем я мог объяснить все, со мной произошедшее, было.... Глупое новогоднее желание, спонтанно загаданное под депрессивное настроение, шампанское и бой курантов. Чушь, конечно, несусветная, но ничего более разумного в голову не приходило. Там, на кухне, как смутно припоминается, я для себя красоту нереальную загадывал. Что же, красота теперь имеется, да ещё какая! Вторым или третьим пунктом шла девственность. Её, наоборот, теперь не имеется. Лишился. Не по собственной воле и с совершенно неподходящим по половой принадлежности партнером, но, что есть, то есть. Так, идём дальше. Что-то я там ещё про любовь сочинил... Но это видимо остаётся в отдалённых планах, так как пока что ни одной приемлемой кандидатуры на горизонте не видится. Не в извращенца же мне влюбляться? Тут вообще без вариантов. Самой основной проблемой для нашего взаимного "счастья" являлось то, что он был самым настоящим мужиком, а я - натуралом. А еще он меня изнасиловал. Пускай и по ошибке, но это было уже не так и важно. И это обстоятельство тоже мало способствовало к пробуждению с моей стороны нежных чувств к обидчику. Но все равно, исполнение двух желаний из трех, да еще и в течении одного только дня, было за гранью объяснимого. Не первое января, а сплошная сказка. Страшноватая правда, но, что поделать. Как говорится - бойтесь своих желаний...


От этих бредовых размышлений меня отвлек небольшой шум, раздавшийся с первого этажа. В холле хлопнули входной дверью.


-Андрюха, харе дрыхнуть. Встречай гостей... дорогих!-громогласный мужской бас, ворвавшийся в приоткрытую дверь спальни, заставил меня нервно вздрогнуть, а извращенца, как раз меняющего на моем лбу тряпку на другую, более холодную и мокрую, недовольно хмыкнуть. Понятно, гостей тут не ждали, а конкретно этого, в особенности. И не удивительно. Слегка приоткрыв глаза, не желая выдавать свое совсем уже не обморочное состояние окружающим, с интересом рассматриваю вновь прибывшего. Совершенно беспардонно ввалившийся к нам в комнату мужчина был здоровенным и в заметном подпитии. При этом он был одет в слегка помятый наряд деда Мороза, держал в одной руке объемный кожаный кейс, в другой - бутылку шампанского. Самым оригинальным дополнением к его костюму, являлась зажатая подмышкой небольшая живая елка, украшенная мишурой, неопрятно свисающей до самого пола.


-Поздравляю с Новым Годом!-радостно улыбаясь рявкнуло это ряженое безобразие и в упор уставилось на меня своими мутно-голубыми глазами.

-Ух ты, какая прелесть.- отсканировав меня сверху донизу мгновенно прояснившимся взглядом, дед Мороз вручил кейс и шампанское еще более помрачневшему извращенцу и уже практически трезвым тоном у него поинтересовался:


-И откуда эта "спящая красавица" тут нарисовалась? Ведь, если мне не изменяет память, то ты собирался праздновать с совершенно другой деточкой... И куда же делся этот твой сладенький до приторности Жеее-нее-ечка? Неужели ты в кои-то веки послушал совета старого друга и все-таки послал это манерное недоразумение в далекие дали?


-Ген, давай поговорим в другом месте,-устало вздохнув и бросив на меня изучающий встревоженный взгляд, извращенец указал деду Морозу на выход.-Вадиму отдохнуть нужно, а в твоем присутствии это будет крайне затруднительно сделать.


-Вау! Какой высокий слог.-восхищенно присвистнув, издевательски хмыкнул мужчина и, еще раз оценивающе на меня посмотрев, доверительным тоном поинтересовался.-Перед красавчиком рисуешься? Так он в отрубе и твоих потуг не оценит. Совсем ты мальчика заездил и не стыдно?

- Тебя это не касается!- Возмущенно рявкнул владелец дома.

- И как он в постели? Хорош?

-Это не твое дело!- ухватив мужчину за локоть, извращенец потащил его прочь из комнаты.

-Как это не мое дело?!-Наигранно возмутился дед Мороз по имени Гена, которого уже интенсивно вытолкали на лестницу, чему он не особо и сопротивлялся. Но все равно, уже спускаясь вниз все еще продолжал недовольно бухтеть.- А еще лучший друг, называется... Я все-таки за тебя переживаю, ты же мне как младший брат. Непутевый младший брат, который вечно найдет себе какое-нибудь убожество, а потом с ним мучается.

Дальнейший их разговор мне уже не было слышно... Да я и не особо и прислушивался. Голова была занята другим вопросом. Заинтересованно рассматривая забытый в спальне кейс гостя, шустро спрыгнул с кровати. Засунув куда подальше робкие проявления угрызений совести, по причине полнейшей их несвоевременности, щелкнул застежками вполне объемной сумки. Итак, что мы имеем? Папка с какими-то документами... Отшвыриваю в сторону за ненадобностью. Полотенце... Летит туда же. О! Шмотки! Вытаскиваю основательно помятый спортивный костюм и, счастливо улыбаясь быстро натягиваю его на себя. Размер, конечно, был явно не мой, (в него два таких же как я стройняшки бы влезли), но он был утепленным и с капюшоном. Тапочки, тоже обнаружились весьма кстати. И что самое приятное, они были кожаными и на меху, с закрытыми задниками и пришлись мне почти по ноге. ТЕЛЕФОН И БУМАЖНИК! Да, все-таки я везунчик! Уже без малейших колебаний вытаскиваю из кошелька несколько тысячных купюр и сую в карман мастерки вместе с телефоном.

Дальше-веселее... Из дома мне удалось выбраться незамеченным. Извращенца с его гостем, на мое счастье, в холле не обнаружилось, их приглушенные голоса раздавались откуда-то из дальних глубин первого этажа. Мысленно перекрестившись и практически не дыша, осторожно прокрался к двери, и выскочив из дома на всех парах ломанул вверх по улице. Погодка стояла не сильно морозная, бежал я о-о-очень быстро, поэтому и замерзнуть почти не успел. По широкой дуге, про себя порадовавшись, что темнеет сейчас рано, крадучись, миновал будку с охранниками. Пробежал до поворота на соседнюю улицу, и уже оттуда вызвал такси.

Дома я оказался довольно быстро. Похвалив свою предусмотрительность, вытащил из тайника под дверью запасной комплект ключей и вломившись в квартиру, первым же делом побежал в ванную, греться. Таксист, мать его, при виде легко одетого меня, ехидно ухмыльнувшись и пробормотав что-то себе под нос про конкретно обалдевших малолетних мажористых алкоголиков, печку в своем корыте вообще на минимум поставил. Сволочь! Но я ему отомстил. Сдачу, всю до последней копейки потребовал мне при расчете выдать.

А дома, по дороге в ванную, я ухватил со стола практически пустую бутылку уже выдохшегося шампанского и торопливо вылакал остатки. Из горла. В целях профилактики. Чтобы хоть чуть-чуть согреться, снять стресс, да и после недавней пробежки пить просто нереально сильно хотелось... Все-таки промерз я основательно, так что и в ванной пролежал долго. Расслабился в обжигающе-горячей водичке до такой степени, что чуть было там и не уснул. В себя меня привело надоедливое дребезжание дверного звонка. Отчаянно зевая и матеря нежданных посетителей, не торопясь выбрался из ванной, кое-как замотал вокруг бедер полотенце и поплелся открывать. Мыслей в голове было ноль. Там был сплошной туман, да еще и хорошенько приправленный опять вылаканым на голодный желудок алкоголем. Но туман этот тут же стремительно рассеялся, когда я на автопилоте открыл дверь, не задумавшись даже предварительно посмотреть, кого это принесло ко мне на ночь глядя. За что тут же и поплатился...

- Ну, здравствуй, Вадик!- На пороге моей квартиры стоял извращенец. Чертовски злой извращенец, при виде которого я сразу же пришел в себя и тут же попытался торопливо захлопнуть перед его носом дверь. Сделать мне этого, естественно, не дали. Втолкнув в прихожую и задумчиво осмотрев мокрого и нервно дрожащего меня, мужчина грубо поинтересовался:- Набегался? А теперь быстро одевайся и на этот раз без глупостей. Ты немедленно едешь со мной.

-Я никуда с тобой не пойду!- Смело заявляю, при этом отрицательно качая головой, давая понять, что подчиняться не собираюсь и предусмотрительно отхожу на несколько шагов назад.

- А по шее?- Вкрадчиво интересуется извращенец и тут же раздраженно рычит.- У тебя на сборы ровно пять минут. И время уже пошло. Не успеешь, потащу в том что есть.

Меня пытаются запугать? Просто зашибись как замечательно! Да кем он себя возомнил? И с чего взял, что может распоряжаться мной по собственному усмотрению?!

- Я буду кричать.- Предупреждаю заранее, давая этому придурку возможность вовремя одуматься.

- Да, пожалуйста. Ори, сколько влезет.- Благостно мне позволяет извращенец, одновременно с чем скользя по моему, практически раздетому телу подозрительно жадным взглядом.

- Бабуля из соседней квартиры, любит вызывать ментов по любому поводу...- Отступая от мужчины еще на один шаг назад, давлю этого гада намеками, которые тот гордо игнорирует и с ехидной ухмылкой мне заявляет:

- У тебя осталось только четыре минуты... И да, насчет ментов. Мой родной, единственный и горячо любимый дядя является начальником Московского округа МВД, тебе это о чем-то говорит?

Ненадолго выпав из реальности, переваривая только что полученную, просто убийственную для меня информацию, обреченно киваю головой, давая понять, что вот ЭТУ козырную карту мне бить уже совершенно не чем.

- Тогда чего столбом застыл? Вадик, в твоем распоряжении ровно три минуты.

Возмущенно воплю, задрав лицо к потолку, понимая, что проиграл по всем фронтам и, психуя, лечу к шкафу, одеваться. С этого придурка станется сдержать свое обещание и потащить меня к себе, замотанным в одно только полотенце. А помимо того обстоятельства, что на улице сейчас не май-месяц, Клавдия Витольдовна, не дай бой ей увидеть подобное зрелище, действительно может вызвать дежурный наряд. А это уже было крайне нежелательно именно для меня. Поскольку мое нынешнее лицо, на лицо снимающего эту квартиру Вадима Коренева, походило весьма и весьма отдаленно. И как можно более-менее правдоподобно объяснить сей занимательный феномен доблестным стражам порядка, в мою голову совершенно не приходило.

Оделся я быстро. И видимо, даже уложился в отпущенное для этого процесса время. Поскольку задумчиво поглядывая на наручные часы извращенец, едва я схватился за висящую на вешалке куртку, проявил благодушие и добавил еще десять минут на сборы.

Так что в здоровенный черный внедорожник, Андрей Викторович запихнул меня уже полностью одетого и нервно прижимающего к себе объемный пакет, в который я успел кинуть кое-что из одежды и свой старенький ноут.

Всю дорогу к его дому мы ехали молча. Чему способствовало присутствие в машине постороннего человека. Водитель, хоть и делал вид, что он в машине чисто для мебели, но устраивать скандал извращенцу при нем, мне казалось несколько... неприличным, что ли. Да и как-то слишком по-бабски.

Часть 7

-Располагайся, теперь это твоя комната.- Именно с этими словами сразу же по вынужденному возвращению в дом Андрея Викторовича, меня впихнули в уже осточертевшую спальню и демонстративно громко захлопнули за моей спиной дверь. Еще и заперли. Это я понял в тот самый момент, когда попытался было выскочить вслед за скоропостижно покинувшим меня извращенцем, просто горя желанием немедленно высказать все, что я о нем думаю. И тут такой облом.

От души пнув ногой не желающую меня выпускать дверь, угрюмо поплелся к кровати и плюхнулся на нее во весь рост, как был, в верхней одежде и не снятой обуви. Плевать! Не мое-не жалко! Лежу, злюсь. Размышляю, как мне выбраться из всего этого идиотизма, в котором я оказался. В голову совершенно ничего стоящего не приходит и я психую еще сильнее. Заняться абсолютно нечем. Ноутбук и чужой телефон у меня отобрали еще перед водворением в спальню. Мою мобилу тоже возвращать никто не спешил. Да и сомневался я, что будь она сейчас при мне, от нее была бы хоть какая-то польза. Ведь при тщательном размышлении я пришел к весьма неутешительному для себя выводу, никого, хоть немного влиятельного, кому я смог бы позвонить с просьбой о помощи у меня не было. Барский был не в счет. Вряд ли он станет ссорится с одним из своих клиентов из-за какого-то уборщика. А судя по тому крайне пренебрежительному тону, которым с ним разговаривал по телефону извращенец, друзьями они не были. Скорее всего, не по рангу было Андрею Викторовичу дружить с каким-то там Барским. Насколько я понял, извращенец- товарищ со связями и если его треп про высокопоставленного дядю-мента не вранье, то шансов вырваться из его власти только лишь своими силами у меня нет. Никаких. От понимания этого становилось тошно до такой степени, что хотелось тупо постучаться головой о стену. Останавливало меня только то, что толку от этой дурости все равно никакого бы не было.

Еще с полчасика повалявшись в кровати и окончательно зажарившись, неохотно с нее сполз для того, чтобы скинуть все лишнее. Куртка и ботинки один за другим пролетели в угол комнаты, с громким стуком ударившись в стену. Не полегчало. Немного побродил по комнате, досконально изучая окружающую меня обстановку. Проверил все тумбочки и пошуршал в шкафу. Везде было пусто. Задержался у зеркальной дверцы и еще раз внимательно всмотрелся в уже свое отражение. Красавчик, блин! Ну и загадал же я желание... Вот теперь и разгребаю последствия. И чересчур повышенное и совершенно мне ненужное внимание извращенца было всего лишь одно из целой череды моих настоящих и будущих неприятностей. Еще одной из самых больших проблем был мой паспорт, с моей фотографией, которая теперь очень сильно отличалась от оригинала. И с этим нужно тоже было что-то решать, причем в самое ближайшее время. Дальше по списку шли родители. Судя по-всему с ними я больше видеться не смогу, точно так же как и со всеми знакомыми, кто меня знал до этого дня. А это означало, что и с привычной уже подработкой у Барского, и с институтом придется распрощаться. Оптимизма понимание этого мне не добавляло.

Еще немного побродил по комнате и задумчиво остановился у кровати. Спать совершенно не хотелось, к тому же я реально боялся. Уже один раз в этом доме я заснул и ничем хорошим для меня это дело не закончилось. Пробуждение было... Мягко говоря, запоминающимся.

Подошел к окну и хорошенько подергал за раму, совершенно безуспешно пытаясь ее открыть. Не сильно этому обстоятельству и расстроился. Бежать, как мне уже вполне доходчиво объяснили, было некуда. Думать о том, что меня ждет дальше, не хотелось. Поскольку я и так прекрасно понимал, к чему идет дело и для какой именно цели меня поселили в этом доме. Утешало только одно. Определенное время в запасе у меня имелось. Доктор ведь прямо сказал извращенцу, что некоторое время меня трогать нежелательно. Надеюсь, Андрей Викторович, все же прислушается к этим крайне ценным рекомендациям. По крайней мере мне очень сильно хотелось на это надеяться. Ведь за эти две недели много еще чего произойти может...

В конечном итоге, когда мне надоело потеряно шататься по комнате, я уселся на свою куртку и, прислонившись спиной к стене, все-таки умудрился задремать. Сколько мне удалось поспать, не знаю, но когда я проснулся, за окном было все так же темно. Часов к комнате не было, но честно говоря, это не особо и напрягало, так как в обозримом будущем спешить мне было абсолютно некуда. Глаза открываться не хотели ни в какую, и я со стоном поднявшись с пола (спина и ноги болезненно ныли от долгого пребывания в неудобном положении), поплелся в сторону ванной, чтобы хотя бы умыться. Только вот до умывальника я так и не добрался.

- И как тебе на полу спалось?-Совершенно неожиданно раздавшийся сзади насмешливый голос извращенца быстро привел меня в чувство. Резко оборачиваюсь и только теперь замечаю вольготно расположившегося на кровати мужчину. Да зашибись оно все! Судя по-тому, что валялся он под одеялом и верхняя часть его тела была без одежды, заскочил он в спальню не только что. Получается, что пока я спал на полу, этот урод наблюдал за мной, вполне так себе уютно устроившись в кровати? Вроде бы как в моей кровати. Ведь комнату эту он отдал мне. Пускай и во временное пользование, но все равно...

- Какого черта ты тут делаешь?- Зло интересуюсь, настороженно отступая обратно к стенке. В ответ получаю полный недоумения взгляд и встречный вопрос.

- А ты разве не догадываешься?

Молчу. Потому что догадываюсь. Даже не так... Прекрасно понимаю, что приперся он сюда не оттого, что здесь располагается единственная кровать на весь этот его здоровенный гребаный дом. Понимаю, что плевать этому уроду на то, что он меня и так не слабо порвал и что никаких двух недель у меня уже нет . От осознания того, что меня сейчас ожидает, как-то сразу же резко поплохело. В груди все стянуло, и я не смог даже нормально вздохнуть. Тело прострелило болезненным мгновенным ознобом и это напугало еще сильнее. Пытаюсь еще раз втянуть в себя воздух и снова не получается. Задыхаясь кашляю, сползаю спиной вниз по стенке, падаю на колени... В глазах помутнело, всего колотит крупной дрожью, а я даже не могу закричать...

- Вадим, ты чего?! Я же пошутил.- Испуганный голос, совсем рядом, но как будто пропущенный через вату. Меня трусят за плечи... Щеку обжигает резкой болью, затем вторую. Не знаю, может быть именно из-за этого и получается вздохнуть полной грудью. Больно дерет горло но сейчас на это плевать, без разницы! Главное, что я дышу. Давлюсь воздухом, кашляю... но все равно дышу. Отстранено понимаю, что меня вздергивают на ноги и куда-то тащат... Укладывают на что-то мягкое. Кровать?! Значит все-таки прямо сейчас... Не хочу! Дергаюсь, пытаясь вывернуться из захвата удерживающих меня рук, но не получается, тело как будто одеревенело. Меня поворачивают на бок и крепко, всем телом прижимаются сзади. Зачем?! Это у него ТАКИЕ шутки? Хочу вырваться, не выходит и я опять начинаю задыхаться. Над ухом кричат, кажется кого-то зовут. Голос конкретно испуганный. Потом меня опять куда-то тащат. В душ. Это я понимаю, когда мне на голову обильно полилась вода. Горячая, практически кипяток и это было охренеть как здорово. По крайней мере я смог хоть что-то почувствовать. К примеру, свое тело, которое из задеревеневшего, постепенно согреваясь, превращалось в какое-то желеобразное. Ноги не держали и до меня стало постепенно доходить то, что в душевой кабинке я находился не один. Меня крепко удерживали за талию, прислоняя спиной к чей-то груди, тем самым не давая грохнуться вниз. А еще меня раздевали. Торопливо стягивали полностью намокший свитер, расстегивали и снимали джинсы... Вяло сопротивляюсь, но на мои слабые трепыхания не обращают практически никакого внимания.

-Вадим, угомонись, я просто хочу тебе помочь.-Успокаивающим тихим голосом заявил все еще удерживающий меня извращенец, после чего принялся с ног до головы интенсивно растирать меня руками.

- Три лучше, нужно чтобы кровообращение полностью восстановилось, а то он все еще бледный как поганка.- еще один голос рядом, вроде бы как принадлежащий тому самому Гене, которого я совсем недавно ограбил.- И воду горячее сделай, парня прогреть хорошо нужно. Я пока что пойду чай с медом заварю, ему это сейчас будет весьма кстати.

Тяжелые удаляющиеся шаги и захлопнувшаяся дверь давали понять, что в ванной нас осталось только двое. Я и крепко прижимающий меня к себе Андрей Викторович. Это напрягало. Благодаря горячей воде и интенсивному массажу я постепенно начал приходить в себя и осознание того факта, что абсолютно голый я остался наедине с изнасиловавшим меня мужиком, несколько нервировало. А честнее сказать, пугало до чертиков. Пытаюсь отстраниться, не дают. Прижимают к себе еще сильнее и слегка напряженным тоном заявляют:- Не дергайся, я ничего плохого тебе не сделаю.

Очень сильно в этом сомневаюсь, но благоразумно решаю не спорить. Сил никаких не осталось. Ни на разговоры, ни на споры, ни, тем более, на хоть какое-то сопротивление. Поэтому плюнув на все, закрываю глаза и расслабленно приваливаюсь к стоящему сзади мужчине. Тем временем, весьма интенсивный вначале массаж как-то незаметно перешел в едва заметные легкие поглаживания. Было приятно, особенно если не задумываться о том, кто именно меня гладил. Ладони мужчины неторопливо скользили по моим предплечьям, рукам, осторожно перемещались на бока и оглаживали пресс... Осторожно перебегая немного ниже к бедрам. Несильно разминали мышцы, разгоняли под кожей уже начавшую отогреваться кровь. И как ни странно, но все это было вполне пристойно, без малейшего сексуального подтекста...

- Вы тут не заснули случайно?- Неожиданно громко прозвучавший совсем рядом сердитый голос Гены, буквально выдернул меня из того состояния легкой полудремы в которую я уже начал впадать под этим странным массажем. А тот, заинтересованно нас рассматривая, довольно ухмыльнулся каким-то своим мыслям и тут же прикрикнул на стоящего за моей спиной мужчину.- Андрюха, харэ обжиматься. Я забираю твоего припадочного на кухню, буду его чаем отпаивать.

Хотел было возмутиться на "припадочного", но не успел. Поскольку сразу же после этих слов любитель одеваться дедом Морозом торжественно впихнул мне в руки большую махровую простыню в которую я, неохотно отлипнув от извращенца, поспешно замотался. Выпить чего-нибудь горячего я бы сейчас не отказался... А вот Андрею Викторовичу друг крайне настоятельно порекомендовал за нами не ходить, а вместо этого, пойти одеться. И высказал он это свое пожелание таким суровым многообещающим тоном, что извращенец даже спорить с ним не стал. Хотя если судить по его сразу же помрачневшей физиономии, сделать это ему явно хотелось. Но вместо этого, лишь неопределенно пожал плечами и кивнул, неохотно соглашаясь.

Это порадовало. От этого ненормального хотелось находится как можно дальше, желательно вообще на другом конце города. Но, особо выбирать возможности у меня не было, так что приходилось довольствоваться и малым... Поэтому за предложившим мне следовать за собой мужчиной я пошел без малейших возражений.

Едва перебрались на кухню, где меня усадили за стол и впихнули в руки чашку с горячим травяным чаем, Гена, который был старше меня лет на 20, на голову выше и килограмм на пятьдесят тяжелее, тут же озадачил меня вопросом:

- Давай, рассказывай, что этот придурок натворил, если ты ТАК отреагировал?

- А какая вам разница?- осторожно интересуюсь у сидящего напротив мужчины, демонстративно прихлебывая из кружки и всем видом давая понять, что разговаривать на эту тему я не особо и расположен. Жаловаться на жизнь этому человеку я не видел никакого смысла. "Друг моего врага-мой враг..." совсем не пустая фраза, и не на ровном месте была придумана.

- Раз спрашиваю, значит разница есть.- Недовольно фыркнув, раздраженно заявил мне мужчина и тут же торопливо добавил:- Андрей мой друг и я...

- Вот и спрашивайте у своего ДРУГА.- грубо перебил я здоровяка.-чего вы ко мне прицепились?

- Спрашивал уже. Молчит как партизан на допросе. И я вообще не понимаю, что тут у вас происходит. У Андрюхи никогда проблем с парнями не было, они на него сами обычно вешались. В основном гламурные штучки, модельки безмозглые... Андрей их спонсировал, те с готовностью ему задницы подставляли. И все были довольны и счастливы. А тут ты... Непонятно вообще кто такой и откуда взялся. И вместо того, чтобы радоваться своему везению...

- Чему это мне нужно "радоваться"?!- обалдев от подобного заявления, я чуть чаем не подавился и зарычал на этого придурошного "деда Мороза".- Вы бы сильно радовались, если бы вас не спросив трахнули, потом похитили и заперли в чужом доме, прямым текстом сообщая, что собираются насиловать и дальше...

-Даже таа-а-ак...- несколько обалдело протянул Гена мрачнея прямо на глазах.

Часть 8

В общем, не знаю как это произошло, но этот здоровенный и чересчур хитрый дяденька, быстро вытянул из меня практически все, что хотел, кроме совсем уж секретных откровений о моих новогодних пожеланиях. И услышанное ему очень сильно не понравилось. А меня как прорвало... Еще две кружки чая под печенюшки с вареньем и все сегодняшние "подвиги" извращенца я сдал его другу по полной. И у меня появилась робкая надежда на то, что этот здоровяк поможет мне избавиться от ненормального похитителя. Геннадий Анатольевич(как выяснилось при более детальном нашем знакомстве), едва я закончил свой печальный рассказ, с тяжелым вздохом потерев ладонью лоб, уставился на меня с крайне расстроенным видом.

-Вадим, вот веришь, не понимаю... Совсем не понимаю, что на него нашло. Андрей, он же обычно не такой совсем...

- Ага, обычно он белый и пушистый...- зло ухмыльнувшись, поддакнул я и возмущенно добавил:- плевать мне каким вы его считаете. Сволочь он последняя! Ненавижу!

- Меня обсуждаете?- Весьма не вовремя появившийся в дверях кухни извращенец, успевший уже одеться в спортивный костюм, совершенно спокойно уселся рядом с нами за обеденный стол... Причем на соседний с моим стул. Такое соседство мне конкретно не понравилось, но молчу. Делаю вид, что вообще его не замечаю. А этот... Уставился на меня в упор и на его лице я прочитал явное желание кому-нибудь свернуть шею. И, скорее всего, мне. И с чего это вдруг? Не понравилось то, что услышал? Так заслужил же.

-Обсуждаем.- Совершенно не проявляя никакого стеснения, прямо ответил другу Геннадий Анатольевич.- И знаешь, я вообще не понимаю, что с тобой происходит. Какого черта ты к пацану этому прицепился, ведь он не по мужикам совсем.

- То, что он не по мужикам, я уже прекрасно понял. А ты можешь не переживать за него так сильно, ни к чему принуждать насильно я его больше не собираюсь.

Да неужели? С сомнением смотрю на сидящего рядом мужчину и опять натыкаюсь на его пристальный цепкий взгляд. Что-то мне подсказывает, что в заявлении извращенца имеется какой-то подвох, но вот какой именно, не понимаю. Так что радоваться его громкому заявлению, решаю пока что не спешить, и жду дальнейших разъяснений.

- И ты отпустишь парня домой?- задал очень интересующий меня вопрос Геннадий Анатольевич и я замер в ожидании ответа. Практически не дыша и изо всех сил сдавив горячую чашку в ладонях.

- Возможно, что и отпущу... Но только в том случае, если он внятно сможет объяснить мне вот это...

И с этими словами Андрей бросает на стол, практически мне под нос, ПАСПОРТ! Мой собственный паспорт, раскрытый как раз на странице с фотографией. Вот же скотина! Рылся в моих вещах? И нарыл... А мне что теперь с этим делать и как выкручиваться?

Тем временем Геннадий Анатольевич подтянут паспорт к себе и заинтересованно в него уставился.

- И чьи это документы?-непонимающе поинтересовался мужчина у извращенца, который все так же не отрываясь, таращился на меня, чем нервировал еще больше.

-Сам хотел бы узнать... Не просветишь, Вадик? Или как там тебя зовут на самом деле?- Злая многообещающая ухмылка, которая сопровождала эти его слова, и просто убийственное выражение лица, заставили меня нервно вскочить со стула и метнуться к выходу из кухни. Раздавшийся сзади грохот сопровождающийся конкретным матом заставили меня бежать быстрее... К входной двери, в которую как раз входили двое здоровенных парней крайне бандитской наружности. Зашибись, как они не вовремя! Не дом, а проходной двор какой-то! Резко разворачиваюсь и лечу мимо как раз выруливающего со стороны кухни извращенца вверх по лестнице. Знакомая-родная спальня... Заскакиваю внутрь, захлопываю за собой дверь и шустро подпираю ее со своей стороны рекордными темпами подтянутым тяжеленным комодом. Сам от себя не ожидал подобной силы и скорости. Но, как говорится, жить захочешь- не так расстараешься.

Сильный удар в дверь и возмущенный злой вопль с той стороны:"немедленно открывай, гаденыш ", ясно давали понять, что из кухни я смылся очень даже вовремя. Неясно, с чего это он так сильно разозлился при виде моего паспорта, но выяснять я это предпочел бы уже в тот момент, когда он сможет взять себя руки. Только вот идей о том, что же делать дальше и как объяснить непонятки с документами у меня никаких не было.

- Вадик, или-как-там-тебя! Открывай по-хорошему!- Продолжал бесноваться под дверью Андрей Викторович.- Иначе хуже будет!

Охотно ему в этом верю. Поэтому быстренько подтягиваю к комоду еще одну тумбочку и водружаю ее сверху. Мебель тяжелая, судя по-всему из натурального дерева... Да и двери в спальню вполне добротными выглядели. Так что благодаря всему этому, шанс на то, что добраться до меня извращенцу будет весьма проблематично, был довольно неплохой. Только вот вся проблема заключалась в том, что и мне отсюда выхода другого не было...

Андрей, видимо, тоже поняв всю безвыходность моей ситуации, оставил двери в покое и удалился, напоследок гаркнув:- жрать захочешь, сам выползешь!- И был абсолютно в этом прав. В душе порадовавшись тому, что я успел хорошенько перекусить во время беседы с Геннадием Анатольевичем, устало присел на столешницу комода. Нужно было срочно придумывать, как объяснить этому придурку наличие у меня чужого паспорта. А принимая во внимание то обстоятельство, что документ был выписан на имя Вадима Коренева, на которого я теперь не походил ни в малейшей степени, начинать объяснения нужно было с того момента, как он вообще у меня оказался. Вариант, что просто нашел, вряд ли прокатит. Поскольку тогда пришлось бы объяснять другое... К примеру на каком основании весь такой из себя красивый я, заявился в дом извращенца, если уборку здесь должен был делать невзрачный Коренев, который вообще бесследно исчез в неизвестном направлении. А если еще припомнить то, что убираться он должен был как раз и не здесь, а в совершенно другом доме, то вообще какая-то нереальная фигня получалась. Блин! Голова уже совсем ничего не соображает. И если принимать во внимание все то, что сегодня на меня свалилось, это было и не удивительно.

Как ни странно, но вытаскивать меня из моего убежища попыток больше не предпринималось. Не то, чтобы я особо огорчался этому обстоятельству, но неопределенность ситуации как-то нехорошо напрягала. За дверями было подозрительно тихо. Но надеяться на то, что дом оставили пустым и все его обитатели куда-то дружно свалили, было просто глупо. Мажористый придурок явно засел где-то совсем рядом в засаде, ожидая, когда я все-же попытаюсь выйти из комнаты, чтобы смыться из его дома в очередной раз. Но вместо этого я все так же продолжал совершенно бездумно сидеть на комоде, до ушей замотавшись в снятое с кровати одеяло и отстранено таращась в окно. И так я просидел довольно долго. На улице уже светало. За стеклом неторопливо падал крупными снежинками снег, увеличивая собой и так не маленькие сугробы во дворе перед домом. Погодка, самое оно, для новогодних праздников, которые лично для меня прошли просто ужасно. На душе было до муторного тошно, хотелось, чтобы все оказалось просто страшным сном и я проснулся опять ночью тридцать первого декабря, до того, как загадал те три своих желания.

Когда в дверь совершенно неожиданно, но довольно вежливо постучали, опять было задремавший я, нервно дернулся и с перепугу чуть не грохнулся на пол.

- Эй, парень, ты там еще живой?- Услышав спокойный голос Геннадия Анатольевича, я несколько расслабился и вызывающе нагло ответил:

- Живее всех живых, так что не дождетесь.

- Выходи давай. Нам нужно серьезно поговорить.-Уже немного сердито, прикрикнули на меня из-за перегородки.

- Говорите, я вас и отсюда прекрасно слышу,- отвечаю, не меняя тона.

- Парень, не борзей и выходи по-хорошему. А не то Андрюха все-таки выломает эту чертову дверь, как и собирался. И тогда у тебя будут ну оо-оочень большие проблемы.

Очень смешно! Можно подумать, если я выйду сам, проблем и неприятностей у меня будет гораздо меньше. Но свои сомнения предусмотрительно держу при себе и не озвучиваю. Сижу молча, отчаянно надеясь, что меня все-таки оставят в покое и все это безумие рассосется как-то само-собой.

- Выходи давай.- Не желал униматься настырный дяденька и вкрадчивым тоном добавил:- Мы просто сядем и все спокойно обговорим. Я с Андрюхи стребовал, чтобы он и пальцем тебя не смел тронуть. Так что, давай, выползай, пока он еще не передумал.

А вот эта информация уже заслуживала рассмотрения. Геннадий Анатольевич, несмотря на то, что имел глупость дружить и вести бизнес с таким придурком как извращенец, сам выглядел мужиком адекватным и внушающим доверие. Его словам хотелось верить. Да и на самом деле... не могу же я прятаться в этой комнате бесконечно. А тут мне, вроде бы выдвигают не совсем уж и плохие условия для капитуляции. В общем, решаю рискнуть.

Запыхавшись и проклиная все на свете, еле сумел разгородить проход. После чего настороженно открываю дверь и обнаруживаю за ней совершенно спокойно ожидающего моего появления мужчину. Геннадий Анатольевич был один и это обстоятельство уже обнадеживало и вселяло некоторую надежду.

На этот раз меня отконвоировали в рабочий кабинет. Большая комната в темных тонах, с массивной дубовой мебелью и с восседающим за рабочим столом мрачным по самое не могу извращенцем, произвела на меня крайне тягостное впечатление. Да еще настолько, что если бы не предусмотрительно остававшийся за моей спиной Геннадий Анатольевич, я предпринял бы очередную попытку сбежать из этого дурдома. Пускай и практически голышом. А так, пришлось молча усесться в кресло, стоящее как раз напротив Андрея Викторовича, куда меня впихнул не менее мрачный чем его друг конвоир.

Сидим. Извращенец таращится на меня, я же в упор рассматриваю стоящую на его столе абсолютно абстрактную стальную статуэтку. Молчим. Начинаю психовать все сильнее, да еще до такой степени, что меня начало опять колотить морозным ознобом. Нервно кутаюсь в свое одеяло и все-таки решаюсь настороженно посмотреть на хозяина дома. Видимо зря я это сделал, так как Андрей Викторович тут же воспринял это действие как сигнал к немедленному наступлению.

-Рассказывай, кто же ты все-таки такой?- холодным требовательным тоном поинтересовался у меня извращенец, на что я еле слышно и совершенно неожиданно даже для себя самого пробормотал:

-Я и сам этого не знаю. Ничего не помню.

Часть 9

После этого моего заявления обалдели все присутствующие и я сам включительно. Извращенец, так вообще во все глаза на меня вытаращился, закипая прямо на глазах.

- Ты ничего умнее придумать не мог?! Что-нибудь гораздо более правдоподобное...- довольно быстро сумел взять себя в руки мужчина и медленно поднявшись из-за стола, возмущенно на меня гаркнул:- Или, по-твоему, я похож на идиота?!

Дипломатично молчу в ответ, не желая комментировать и так очевидное.

- Последний раз спрашиваю... Кто ты такой!?- Орет нависнув практически над моей головой и в ярости стучит по столешнице раскрытой ладонью. Искренне надеюсь, что он зашиб ее конкретно... Псих буйный! Да с ним разговаривать нормально вообще не получается. Не верит он... Можно подумать, расскажи я про загаданные на Новый Год тупые желания, он бы тут же все это воспринял как непреложную истину. А идея с потерей памяти, кстати, была при дальнейшем размышлении совсем даже недурственной. На нее можно было спихнуть практически все. Эта версия сразу же избавляла меня от необходимости изворачиваться и придумывать объяснения тому, что объяснить было просто нереально. Поэтому выпрямившись в кресле и, упрямо вздернув голову вверх, тихо, но твердо повторяю:

- Я не помню кто я такой.

- Да я тебя...

- Андрей, не горячись.-Геннадий Анатольевич, шустро метнулся наперерез бросившемуся ко мне извращенцу и благородно закрыл конкретно струхнувшего меня своей здоровенной тушей.- Ты же обещал, что вы пообщаетесь без рукоприкладства...

- Он сам напрашивается! Врет и не краснеет!

Теперь на меня внимательно таращатся уже оба. Один с ярко выраженной злобой, второй с задумчиво-изучающим видом. Задолбали оба! Демонстративно перевожу взгляд на уже облюбованную мной статуэтку и показываю всем своим видом, что закидоны окружающих неадекватов мне абсолютно безразличны. Искусство превыше всего... Даже такое стремное.

- А если парень не врет?- с сомнением тянет Геннадий Анатольевич и вопрошающе смотрит на своего друга.

- Ген, это даже не смешно... Ты же взрослый мужик.

- Ты тоже взрослый, но при этом ведешь себя как озабоченный малолетка.

-Это ты сейчас к чему сказал?

- Подумай сам и догадаешься.

После этих слов Геннадий Анатольевич сердито махнул головой в мою сторону, тем самым обозначая предположительную причину неадекватного поведения своего компаньона.

Возмущенно фыркнув и одарив друга крайне недовольным взглядом, извращенец неторопливо вернулся на свое место за столом и уже оттуда язвительным тоном у меня поинтересовался:

- И когда же ты умудрился память-то потерять? Не хочешь с нами поделиться?

Вопрос был неожиданным и ответ пришлось придумывать на ходу:

- Не знаю точно но, скорее всего, перед тем как приехать сюда.

- Оригинально, ничего не скажешь...- презрительно скривился извращенец и ехидно хмыкнув поинтересовался:- А как ты тогда узнал, куда именно нужно было ехать и для чего?

-Вчера утром я проснулся в незнакомой квартире один. На мобильник, что валялся рядом с кроватью позвонил какой-то мужик, назвался Барским и сказал, что нужно срочно убрать в доме, к которому меня должны были отвезти на такси.

- Да, только вот звонил Барский не тебе, звонил он Вадиму Кореневу. Парню, чей паспорт я нашел в твоих шмотках и который на тебя не похож совершенно. Как ты объяснишь все это?

Молчу, в голову совершенно ничего правдоподобного не приходит, поэтому опустив голову вниз недовольно бурчу.-Не знаю.

- Просто замечательно.- Непонятно чему радуется извращенец и склонившись ко мне еще сильнее с явной ехидцей в голосе переспрашивает:

- То есть, ты надеешься, что я поверю в то, что тебе якобы позвонил совершенно чужой человек, предложил поехать в абсолютно незнакомое для тебя место на каком-то там такси... И ты так просто собрался и поехал? Ты что, вообще идиот?

- Я не идиот! И да-собрался и поехал... А что мне еще оставалось делать?- Шиплю возмущенно. И прекрасно понимая, что заврался окончательно, задаю извращенцу встречный вопрос: - Я что, должен был сидеть и ждать когда память сама ко мне вернется? Так я паспорт этого Коренева тоже видел, и как-то сумел догадаться, что не имею к нему никакого отношения.

-Ты в этом абсолютно уверен? В том, что не имеешь к "этому Кореневу" совершенно никакого отношения?- Вкрадчиво интересуется Андрей Викторович и при этом смотрит на меня с крайне раздраженным или даже скорее злым видом.

Молчу, панически прикидывая в уме, на что этот ненормальный намекает? Не мог же он каким-то чудесным образом догадаться о том, что я и Коренев, это одно и тоже лицо... в смысле один и тот же человек? Это вряд ли. Но что тогда он имеет в виду?

Последний вопрос я, кажется, задал в слух, поскольку мне на него даже соизволили ответить.

-В том клоповнике, откуда я тебя вытащил, праздничный стол был накрыт на двоих. Посуда на две персоны, бокалы... шампанское, свечи, разложенный диван, новое постельное бельишко... тебе все это ни о чем не говорит?

Говорит, конечно. Я же девушку в гости ждал, поэтому так и расстарался. Но вот только она меня послала и не пришла, о чем извращенцу известно уже не было. Но что тогда...

- Ты с ним трахался?- неожиданно прервал мои размышления извращенец полным холодной ярости голосом. Обалдело на него таращусь, совершенно не понимая сути вопроса и только лишь умудряюсь из себя выдавить недоуменное:-С кем?

- С Кореневым. Вадимом.

Охреневаю еще сильнее, пытаясь как-то переварить это дикое заявление. Не получается и я возмущенно заявляю:

- Я не гей. И я ни с кем не трахался!

- Откуда ты это знаешь, если у тебя, по твоим же словам, резкая амнезия приключилась?

Коварная скотина... Знает по чему ударить. Но у меня есть веский аргумент, замечательно подтверждающий мою правоту.

- Тебе же твой доктор сказал, что я не по вашей части.

- Ошибаешься,-как-то уж чересчур довольно улыбнулся мне Андрей Викторович и злорадным тоном добавил:- доктор мне сказал о том, что ты вряд ли когда-то подставлял свою задницу, но это совсем не означает, что ты у нас только "по девочкам".

- Я не гей,- повторяю упрямо, и с вызовом сообщаю:- И мне плевать, что ты там себе думаешь по этому поводу.

- Весь твой треп просто нереальная глупость!- Опять в возмущении стукнул по столу извращенец и, обернувшись к другу, рассерженно ему заявил:- А такое бездарное вранье даже слушать тошно.

Можно подумать, что я сам не понимал, что сочинитель из меня совершенно никакой, но идти на попятную уже было поздно. И припомнив о том, что лучшая защита это нападение, возмущенно ору:

- Так не слушайте, раз не нравится! Чего вы вообще ко мне прицепились? Какая вам разница кто я такой? Отпустите меня и..

- Есть разница. И подозрение имеется о том, что ты не просто так в моем доме появился. - Тоже сорвался на крик опять вскочивший из-за стола мужчина.- Признавайся, гаденыш, тебя Чернышевский сюда отправил? Это его стиль, своих ручных шлюх под конкурентов подкладывать...

- Я не шлюха! И даже не имею представление, кто такой этот ваш Чернышевский!- кричу и в панике понимаю, что дело принимает все более мрачный для меня поворот. Ко всему остальному, что на меня уже свалилось, мне еще обвинений в промышленном шпионаже для полного счастья не хватало.

- Андрей, успокойся. - Геннадий Анатольевич шустро обогнув мое кресло и, встав напротив своего друга, с упреком ему высказал:

- И не ори на мальчишку, он и так напуган, вон весь трясется от страха. Или ты хочешь чтобы у него опять приступ начался? Дело твое, но только учти, что на этот раз я тебе не буду помогать его откачивать...

Как ни странно, но последняя угроза на Андрея подействовала моментально. С усилием взяв себя в руки и внимательно осмотрев сжавшегося в кресле меня, мужчина как-то сразу весь потух и устало опустился в свое кресло.

-Хорошо, кричать я больше не буду.- Уже более спокойным тоном сообщил он другу, но тут же поспешил добавить:

- Но поскольку кое-кто из здесь присутствующих совершенно не желает рассказать мне правду, то я буду просто вынужден действовать по-другому.

После чего демонстративно берет в руки мобилу и набирает чей-то номер. Ждет ответа, нервно постукивая пальцами по столешнице и при этом пристально смотрит на меня.

-Дядь Володя?- Наконец, дождавшись когда ему ответят, несколько натянуто улыбается.

-.....

-Да... И вас с Новым Годом.

-....

-Нет, ничего страшного не произошло и на Рождество я приеду обязательно, как и обещал.

-..... ... .......

-Я же говорю, что ничего серьезного. Просто у меня к вам просьба...

-...... ..........

- Наговариваете. Я вам и так очень часто звоню, и даже без повода...

-.......

-Я понимаю, что праздники, но мне нужно срочно.

-....

-У меня тут сейчас один парень дома, утверждает, что потерял память и не помнит, кто он такой...

-.......... ...... ....

- Сам в эту чушь слабо верю. Но вот личность его установить мне очень сильно хочется. Не поможете?

-..... .....

- Нет, в отдел его вести не хочу, пускай твои парни лучше сюда едут. Могут и сейчас, я все-равно уже не сплю.

-..... .... ....

-И вам не болеть. Передавайте привет Теть Маше и мелкой. На Рождество обязательно приеду, ждите.

"Дядя Володя"? Блин! Не тот ли этот дядя, что местной ментовкой заведует? Если это так(а судя по внимательно подслушанному разговору, я склонялся именно к этой версии), то мне пришел конкретный такой писец! И судя по злорадно ухмыляющейся морде извращенца, которой он следил за моей в край перепуганной персоной, кое-кого это обстоятельство весьма радовало. Вот же сволочь мажористая! И чего он ко мне привязался? Ну да, личико у меня теперь обалденно смазливое, но если судить по словам Геннадия Анатольевича, то его сволочной друг и так не страдал отсутствием внимания к своей персоне со стороны красавчиков модельной внешности. Тогда зачем ему такая головная боль как я? Свалился, как снег на голову, никакого почтения и счастья от знакомства с богатеньким товарищем не проявляю... Да еще, о ужас, в интимной близости отказываю, сбегая при каждом удобном, и не особо случае.

- Парень, я даю тебе последний шанс во всем сознаться и больше этого предлагать не буду.- Довольно откинувшись в кресле и следя за моими душевными терзаниями с какой-то победной ухмылочкой, наконец, объявляет Андрей, после чего добивает меня окончательно:- И предупреждаю. Будешь упорствовать и молчать как партизан и дальше, отправлю в ментовку, в приемник... Думаю, сидящий там контингент очень обрадуется такому шикарному новогоднему подарку в твоем лице.

Это стало последней каплей. Прекрасно, как в живую представив, что могут сделать сидящие в милиции уголовники с парнем такой внешности, которая была у меня теперь, я чуть второй раз в своей жизни не грохнулся в обморок. Тем более, что память как назло услужливо, в красках подкинула мне некоторые крайне неприятные моменты общения с Андреем Викторовичем, а именно те самые, которые относились к моему изнасилованию... И отчетливо представив, что очень скоро таких придурков как извращенец может быть уже несколько, мне просто сорвало крышу и я накинулся на брюнетика с кулаками.

В общем говоря, мы подрались... Хотя, если быть более объективным, то дрался, в основном, я. Извращенец только лишь весьма успешно блокировал мои удары, и при этом даже не пытался нападать сам. Этот придурок просто играл со мной. Легко уклонялся от летящих в него кулаков и со снисходительной улыбочкой наблюдал за моими безуспешными попытками его достать. А еще и умудрился несколько раз облапить меня за задницу. За мою абсолютно голую задницу, так как прикрывавшее ее до драки одеяло так и осталось сиротливо валятся в кресле. Все это бесило. Тот единственный раз, когда я дотянулся кулаком до ненавистной морды, был малой платой за все мои попорченные нервы и я кидался на своего обидчика снова и снова...

Так что когда прибыли обещанные "Дядей Володей" менты, то они застали перед собой весьма пикантную картину. Совершенно уже невменяемого меня безуспешно пытался оттащить от своего друга конкретно прибалдевший от всей этой дикой ситуации Геннадий Анатольевич. Извращенец глядя на то, как я пытаюсь вырваться из удерживающих меня рук, довольно ухмылялся и за всем этим беспределом флегматично наблюдали два качка, спокойно подпирающие своими спинами стены рядом с дверью. Парни вломились в кабинет еще в самом начале драки и попытались было вмешаться и оттащить меня в сторону. Но Андрей Викторович, приказным тоном заставил их убрать от меня руки и угомониться, что они послушно и сделали.

- И какого черта здесь происходит?! Немедленно прекратили!- Недовольно рявкнул прямо от входа в кабинет один из вновь прибывших. Пожилой невысокий мужчина в темном дорогом пальто смотрелся довольно странно на фоне толпящихся за его спиной рослых детин в милицейской форме. Но, тем не менее, отчего-то чувствовалось, кто именно среди них главный. Командовать он, судя по хорошо поставленному командирскому голосу, привык. Как и к тому, что его приказам все немедленно подчиняются. По крайней мере, меня проняло основательно и я тут же притих, настороженно замерев в руках Геннадия Анатольевича.

Часть 10

- Андрей, что за цирк ты здесь устроил?!- Недовольным взглядом обведя представшую перед ним крайне нелицеприятную картину, мужчина слегка подзавис при виде меня.- А это еще за стриптиз?

Теперь на меня в упор таращились уже все присутствующие. Позорище-то какое! Щеки моментально обдало жаром и я возмущенно зашипел на все еще удерживающего меня Геннадия Анатольевича, требуя чтобы он меня немедленно отпустил. Тот послушался. Чем я и воспользовался, сразу же метнувшись к креслу и сдергивая с него свое одеяло. Нервно в него замотавшись, спрятался от всеобщего, конкретно напрягающего внимания за широкой спиной Анатольевича и про себя обматерил перекрывших выход их кабинета стражей правопорядка. Ведь именно благодаря им смыться из этой комнаты для меня сейчас было просто нереально.

-Андрей, я так понимаю, ты мне по телефону про этого парня говорил?- Мужчина в пальто кивнул в мою сторону и, дождавшись утвердительного кивка своего, как я уже понял, племянника, горестно прикрыв глаза, вздохнул:- И кто бы сомневался...

Все-таки из кабинета улизнуть мне удалось. Правда, не одному, а в сопровождении извращенца и не надолго, но все равно... Мне даже одежду мою собственную выдали, ту, что я из своей квартиры захватить успел. Но одеваться пришлось под пристальным взглядом Андрея, в спальне, куда уже успели забросить пакет с моими вещами. Спрятаться в ванной он мне не позволил, с ехидной ухмылкой предложив не стесняться, так как мои "прелести" и так уже все замечательно успели рассмотреть. Скотина, сам же довел, что я так по-глупому сорвался. Урод моральный! Его присутствие напрягало до нервной дрожи в коленях. И это при том, что дальше он уже молчал и совершенно спокойно наблюдал за тем, как я нервно натягивал на себя белье, путался в рукавах футболки и дрожащими пальцами буквально задергивал отчего-то неподдающуюся молнию на джинсах... Стриптиз наоборот, блин. Одевание на время, тренировка к армии...

Не успел облачиться, как опять потащили в кабинет. Состав присутствующих там зрителей за время моего отсутствия не изменился ни на каплю. Просто все устроились немного поудобнее. "Дядя Володя" без малейших угрызений совести занял кресло за столом своего племянника, его подчиненные подтащили туда же несколько стульев, до этого мирно стоявших возле одной из стен комнаты. Сам же стол теперь был завален электронной аппаратурой. Несколько уже открытых и работающих ноутов, и еще куча всякой электрики о назначении которой мне оставалось только догадываться.

Геннадий Анатольевич присоединился ко все еще подпирающим стенку качкам и о чем-то тихо с ними переговаривался. При нашем появлении все оживились и Андрей подтащил меня поближе к своему дяде и усадил в то же самое кресло, в котором я уже побывал до этого.

- Ну и как зовут твоего нового эммм... Парня?- Пренебрежительно осмотрел меня дядя Володя и выжидающе уставился на извращенца.

- Я не его парень!- Возмущенно отрицаю это дикое предположение и даже сдвигаюсь в кресле подальше от стоящего рядом Андрея, давая понять, что к этому сумасшедшему не имею совершенно никакого отношения.

- Тебя никто ни о чем не спрашивал. -сердито шикнул на меня мужчина, после чего уже гораздо более спокойно ответил своему родственнику:

- Его имя я тоже хотел бы узнать, точно так как и все остальное, по возможности. Надеюсь, что твои ребята смогут на него хоть что-то нарыть...

- Основную информацию по фоткам найдут точно. А дальше будем смотреть...

В общем после этого обещания некоторое время мне было совсем не скучно. Меня сфотографировали в анфас и в профиль, при помощи одного из приборчиков, подключенного к ноуту сняли отпечатки пальцев, взяли анализы крови, выдрали из головы несколько волосков... В общем, поиздевались по-полной. После этого спецов оставили возиться с обработкой данных в кабинете под чутким присмотром качков, оказавшихся телохранителями Андрея Викторовича. А меня снова потащили на кухню, где опять пришлось пить чай. Почувствовал себя настоящим малолеткой, по причине того, что сидевшие со мной за одним столом Геннадий Анатольевич и Дядя Володя со своим племянничком изволили в это же время распивать коньяк. Мне его даже попробовать не предложили. Не то, чтобы я особо этого хотел, но все равно было несколько обидно. Лучше бы меня опять в спальне заперли, чем заставляли сидеть с мужчинами, которые совершенно без стеснительно обсуждали меня в моем же присутствии...

- Андрей, я не понимаю, к чему была вся эта срочность и секретность?- Пренебрежительно махнув в мою сторону наполненной до половины рюмкой, дядя Володя в упор уставился на племянника.- Привез бы мальчишку в райотдел после праздников и там бы спокойно все и проверили. И мне бы не пришлось своих ребят дергать. У них и так запарка в связи с праздниками, а тут ты. Да еще и такое позорище устроил... Я конечно им намекнул, чтобы язык за зубами держали, но все равно, не очень сильно мне хочется, чтобы за моей спиной языками чесали. И ты же знаешь как я отношусь к этим твоим ненормальным "увлечениям"...

- Крайне отрицательно относитесь.- Тут же недовольно ввернул извращенец и скучающим тоном добавил:- Но по-моему, мы уже как-то договорились о том, что мою личную жизнь больше обсуждать не будем.

- Личная жизнь это жена и дети... В крайнем случае, любовница, но никак не вот ЭТО.- Опять кивок в мою сторону, который воспринимаю с полнейшим безразличием. А вот реакция извращенца на слова дяди меня порадовала. Андрей Викторович изволили гневаться. Губы в тонкую линию сжал, и даже рюмка в его руке как-то подозрительно заскрипела.

-Дядя, вы же обещали...

- Да, обещал.- Опрокидывая в себя вторую стопку коньяка и закусив соленым огурчиком, согласно кивнул мужчина.- Но я, между прочим, за тебя переживаю. Тридцать два года, а ты все никак не перебесишься. И ладно, то что женщины тебя не интересуют, я уже давно понял и практически с этим смирился, но все равно тебе уже пора хоть как-то остепениться. А ты даже этих своих девкообразных парней практически каждый месяц меняешь, не надоело уже? Не думаешь, что уже пора на ком-то одном остановиться.

- Володя, да не дави ты так на парня...- Решительно вступиться за друга Геннадий Анатольевич.-... Может быть он просто еще не нашел подходящего для себя человека, вот поэтому и перебирает так тщательно.

- А этот чем его не устраивает?- Опять на меня таращится уже наливающий третью рюмку мужчина.- На лицо, вроде бы ничего так, фигура, тоже неплохая, всем успел продемонстрировать...

Под всеобщими изучающими меня взглядами стремительно краснею и малодушно прячу лицо за объемной парующей кружкой, и это тоже не остается без внимания.

- Ух ты! Скромняшка... да еще и не пьющий? Так это вообще замечательно!- И с этими словами дядя Володя довольно хлопает по плечу чуть не подавившегося от неожиданности коньяком племянника.- Такого не стыдно и семье показать. А то твоя тетка мне уже всю плешь проела... Думает ты к нам в гости своего парня не везешь знакомится, потому что меня боишься. И ведь, пытался ей объяснить, что ни в чем не виноват, просто у тебя надолго никто не задерживается. Не верит. А тут как раз Рождество на носу, очень хороший повод...

- Дядя! Какое Рождество! Какой еще парень?! Я даже не знаю, как его зовут.-Возмущенно косится на родственника извращенец и в ответ получает твердые заверения в том, что эта проблема и выеденного яйца не стоит, и что такие крутые спецы как приехавшие с ним ребята скоро раздобудут все имеющиеся на меня данные.

К моей великой радости, не раздобыли. Вообще НИЧЕГО! Меня не существовало ни в одной базе данных РФ и это стало конкретным ударом для самолюбия дяди Володи. Об этом ему сообщили, вызвонив по телефону в кабинет, откуда он вернулся в весьма подавленном состоянии.

- Такого просто не может быть!- Опрокидывая в себя очередную, не понятно уже какую по счету рюмку, как заведенный повторял уже хорошенько поддатый мужчина. Его подчиненных, которые были этим обстоятельством удивлены не менее, чем начальство уже давно отпустили и они радостно собрав свое барахло, шустро слиняли. Я позавидовал, поскольку сам не против был последовать их примеру. А вместо этого все еще сидел на кухне и пил... Я- чай, а все остальные уже перешли с коньяка на водку. Напиться хотелось просто до воя, чтобы хоть немного отстраниться от всего пережитого и не ломать голову над предстоящим мне далее. Тем более, что мое отдаленное и не очень будущее рисовалось в крайне мрачных тонах... Геннадий Анатольевич, золотой человек, видимо, перехватил тот жадный задумчивый взгляд, которым я медитировал на стоящую рядом с ним бутылку. Поскольку понимающе мне усмехнувшись, незаметно для отвлекшихся очередным спором собутыльников, щедро плеснул спиртного в мою пустую уже чашку. Парочка больших глотков загрызенных очередной печенькой, в голове приятно зашумело и я слегка расслабился, но не надолго.

- Нет, я еще понимаю пальчики... Если парнишка нигде по криминалу не засветился, то это, по крайней мере, объяснимо. Но вот все остальное...

- Дядь Вова, да забей уже!- Извращенец, уже не менее тепленький, чем его родственник, нетерпеливо прервал эти заунывные причитания и вперившись в меня несколько замутненным взглядом, задумчиво, как будто для себя проговорил:- Может быть так будет и лучше... Теперь он только мой, полностью и без остатка. И никуда уже от меня не денется, потому что некуда ему деваться.

Вот это заявление, у меня даже весь хмель из головы моментально выветрился... Обалдеть просто! "Никуда я не денусь"? Ну-ну, пускай пока что помечтает. Денусь, да еще и как. Смоюсь при первой же удобной возможности, лишь бы от этого придурка как можно дальше. Но молчу, поскольку прекрасно уже для себя уяснил, что все споры с извращенцем ничем хорошим для меня не заканчиваются. Одним махом вливаю в себя почти пол кружки оставшейся пожертвованной водки и хмуро уставившись в стол, хрущу стянутым с тарелки свежим помидорчиком.

-Нет, ну ты только посмотри, какой тебе собственник достался.- Обернувшись ко мне, и панибратски довольно болезненно пихнув локтем в бок, довольным тоном заявил старший мужчина. - Андрей же всегда таким был, с самого детства. Если чего хотел, обязательно добивался. А сейчас он тебя хочет. И не кривись. Из-за какой-нибудь ерунды он бы мне не позвонил, да еще и практически ночью. Гонора много, не любит просить, привык все сам делать. Вот поэтому я лично и приехал, чтобы в живую посмотреть на того, из-за кого он на свои дурацкие принципы забил.

После чего опять повернулся к племяннику для того, чтобы торжественно ему объявить:- Своим орлам я указание дал, они будут продолжать рыть. Да и тот парень, на чьей квартире ты своего красавчика обнаружил, может быть объявится и что-нибудь разъяснить сможет... Ты же хотел узнать имя своего беспамятного.

-Да плевать мне на его имя, в крайнем случае сам ему какое-нибудь придумаю... На свой вкус.

Совершенно спокойно заявляет эта самодовольная скотина и тянет ко мне свои лапы с явным намерением ухватить и подтянуть к себе поближе. Не даюсь, вовремя успев выскочить из-за стола и послав извращенца куда подальше, смываюсь из кухни. Топот, маты и требование остановиться летящие сзади... Меня преследуют. Бегу еще быстрее, больно врезаясь в угол на повороте и из-за этого слегка притормаживаю. Хватают за футболку, дергают назад и больно впечатывают спиной в стену темного коридора ведущего в холл. Закрываю глаза и втягиваю голову в плечи, ожидая удара, но получаю нечто совсем другое.

- И когда ты уже бегать от меня перестанешь? Спринтер... Не надоело еще?- Как-то устало интересуется поймавший меня Андрей и тут же совершенно неожиданно впивается в губы поцелуем. Обалдеваю до такой степени, что даже не делаю попыток освободиться. Этим поспешили тут же воспользоваться. С глухим стоном ворвались наглым юрким языком ко мне в рот, навалились всем телом, еще сильнее вдавливая в стену и сжали мое лицо в ладонях, не давая отвернуться... Хотя я даже и не пытался этого сделать. Меня жадно целовали, сминали губы горячим ртом... Гладили ладонями по обнаженным бокам и груди, непонятно когда успев сдернуть с меня футболку... Чужие нетерпеливые пальцы быстро расстегнули пуговицы и молнию на моих джинсах и бесцеремонно нырнули под белье. Ошарашенно таращусь в темную стену напротив и как-то отстранено понимаю, что мое тело начинает на все это сумасшествие реагировать. Блядь! Это все водка и на фига я ее пил?!

-Вот так, вот и умничка...- Обхватив мой, уже полувставший член пальцами и принявшись его интенсивно наглаживать, Андрей усмехнулся мне куда-то в макушку:- А врал, что только "по-девочкам".

Эти его слова немного приводят меня в чувства. Злюсь. Пытаюсь отпихнуть от себя чужие руки и добиваюсь только того, что мне их заламывают высоко над головой.

- И даже не думай дергаться...- Суровый голос, рваное дыхание и мои ноги раздвигает вклинившееся между ними колено извращенца.- Не угомонишься, трахну прямо здесь и сейчас, даже не смотря на твои "боевые ранения"... Понятно?

Часть 11

Тепло, уютно, приятно... очень приятно. Кровать мягкая, одеяло пуховое, за окном темным-темно, единственное, непонятно к чему ночник над кроватью светится. Но это все мелочи жизни. В общем, спать бы еще и спать, но что-то все-таки этому мешает. Странные ощущения в районе паха, где как мне показалось, наметилось какое-то непонятное движение. Неохотно приоткрываю один глаз и лениво высматриваю в полумраке причину. И рассмотрев, тут же моментально просыпаюсь. Приподнимаюсь на локтях и обалдело таращусь на чью-то коротко стриженную темноволосую голову, непонятно какого черта делающую между моих широко разведенных ног, то ритмично приподнимающуюся, то опускающуюся вниз. Хотя понимание начинает приходить практически сразу же. Опять ЭТОТ! И снова за свое! Уу-уумммн.... Да когда ему уже надоест..?Ахххнн.. Он меня что, досуха высосать решил? Придурок ненормальный... Вчерашнего ему мало было? Ха-аа-анххх...

С придушенным стоном, кончаю и падаю обратно на подушки, даже не собираясь возмущаться. Толку все равно никакого, только нервы себе опять потрепать. К тому же, реально было классно. Только вот говорить об этом извращенцу я все равно не собираюсь. Стыдно. И так вон лыбится похлеще кота Чеширского со мной рядом уваливаясь и к себе поближе подтягивая. Он с меня и вчера, видимо, неплохо так посмеялся, когда я там в коридоре, прямо в него... Да к тому же и буквально через несколько минут после того, как он начал. Вот же ж гадство! И что на него нашло? Ему-то какая радость с того, что я ему в рот кончил? Сомневаюсь, что он от этого получил хоть какое-то удовольствие, в отличие от меня. И ведь сам все это затеял. Я вообще обалдел, когда он, догнав меня в коридоре и вначале конкретно припугнув, тут же плавно опустился передо мной на колени, одновременно с чем стягивая с меня уже расстегнутые им же джинсы да еще и вместе с бельем. Ошарашенно следил за тем, как этот ненормальный, не отрывая от моего лица напряженного взгляда, крепко вцепился в мои бедра руками и издевательски-медленно заглотил мой, не понятно с чего, колом стоящий член. А дальше понеслось... Даже вспоминать стыдно. Было жарко, в голове ни одной более-менее связной мысли, горячие губы и наглый язык извращенца вытворяющие черт знает что с моим членом.... Его руки на моих бедрах.... Мои руки, прижимающие его голову как можно ближе к себе... Влажная, нереальная узкость его горла... Сумасшествие. Стоны. Его. Мои. Наши... Закрываю себе рот ладонью, жалкими остатками сознания вспоминая о том, что где-то совсем рядом находятся люди. А потом, уже стало плевать и на это. Кажется, я даже кричал, когда кончил. Не помню что, но надеюсь, ничего палевного...

После этого он ни заходить дальше, ни получить для себя ответную услугу с моей стороны даже не пытался. Да и вряд ли бы у него это вышло . Поскольку после того как я это сделал, то практически отрубился. Там же, в коридоре. И поэтому остальное запомнил смутно.

Из коридора в спальню он меня тащил... На руках, что ли? Да нет, на фиг, не может такого быть. По-любому я шел сам! Мужик я или нет?

В душевой кабине мылись вместе, это я уже помню, так же как и то, что эта самая помывка простое купание напоминала весьма отдаленно. Там мы-ыы.... эээм... Ну, в общем, извращенец коварно воспользовался моим невменяемым состоянием и сильным алкогольным опьянением.... И на этот раз мы кончили вместе и одновременно, так сказать, рука к руке, а в рук-а-ааах... Блядь! А вот после этого я, видимо, и отключился окончательно.

И вот теперь я просыпаюсь тут, в одной кровати с Андреем Викторовичем во время очередного... эммн, издевательства? В совершенно незнакомой мне спальне и даже бежать куда-то из-под одеяла, которым уже успел укрыть нас обоих извращенец, мне отчего-то лень. Теплое тело крепко прижавшееся сзади, легкие поцелуи вниз по шее к лопаткам, монотонное поглаживание по бедру, еле слышный шепот, который даже не пытаюсь разобрать... Медленно закрываю глаза и отключаюсь снова, только лишь для того, чтобы проснуться уже утром. Одному.

Придурок! Это я о себе. И какого это на меня вообще нашло, что я практически не сопротивляясь, позволил извращенцу творить с собой весь этот беспредел?! И объяснить все это алкоголем, причем как с моей, так и с его стороны, уже получится вряд ли. По той простой причине, что мы оба уже полностью успели за ночь протрезветь. Но что тогда это было, почему я себя повел как тряпка и даже не сопротивлялся? Временное помутнение и последствия шока? А может я и правда, как и ехидничал Андрей, не только"по-девочкам"? Не знаю, уже не уверен даже в этом.

Все эти вопросы бешеным хороводом проскакивали в моей голове уже по сотому, если не больше кругу. Только вот ответ приходить отчего-то не спешил. Зато пришел кое-кто другой. Извращенец, собственной персоной. Вошел в комнату с до противного самодовольной улыбочкой на лице и с подносом в руках. Смотрю на все это с крайне прибалдевшим видом. Андрей был в одном лишь халате на абсолютно голое тело. Халат, кстати, симпатичный, бежевый... Само тело которое было в этот халат завернуто тоже было очень даже ничего. Смуглое, хорошо накачанное... Волосы влажные, видимо, уже успел сполоснуться . На подносе стоят две чашки, от которых крайне аппетитно тянет кофе и рядом с ними тарелка с выпечкой. И что все это значит?

- Ты совсем больной?- Интересуюсь, задумчиво рассматривая представшую передо мной картину и, заметив как после моего вопроса резко помрачнела физиономия посетителя, на всякий случай отползаю на дальний край просто бесконечной постели. Но и молчать не могу...- Я тебе что, девка, чтобы мне по утрам кофе в постель доставляли?

-Ты не "девка", ты просто засранец неблагодарный.- С громким стуком мужчина чуть ли не бросил принесенное на прикроватный столик и уставился на меня с крайне недовольным видом.

- У тебя полчаса на завтрак, душ и на одеться. Твои вещи я сложил в шкафу.- Кивком показывает, где именно и суровым тоном добавляет,-и чтобы без задержек, я этого не люблю.- После чего демонстративно вытаскивает из кармана какой-то тюбик и кладет его рядом с подносом. - А это тебе на десерт. Не забывай пользоваться... Вечером проверю.

И ушел. Опять же громко захлопнув за собой дверь. А я остался сидеть в кровати, пришибленно рассматривая доставленный мне ассортимент. Чашки с булками по две штуки. Это что же такое получается, извращенец со мной кофе пить собирался? Романтика, типа? Псих! И хорошо, что он передумал. Иначе я бы точно чем-нибудь подавился в его присутствии. А вот тюбик оказался уже хорошо знакомой мне щипучей мазью, оставленной доктором для лечения моей же задницы. Андрей Викторович, скотина такая, нашел, чем меня подколоть!

Искупался, с удовольствием. Отчаянно краснея и покрывая трехэтажным матом одну конкретную скотину, использовал презентованный "десерт" по его прямому назначению. После чего не особо и торопясь, выпил обе микроскопические чашечки кофе и захомячил их более приличного размера булочками. Оделся быстро. Устраивать повторение вчерашнего нервного одевания под жадным взглядом извращенца не хотелось абсолютно. А хотелось знать другое, куда именно мы так так сильно торопимся?

Третье января, нормальные люди все еще отдыхают. А вот ненормальные, в лице одного знакомого мне придурка, решили прокатиться по магазинам, шмоток мне прикупить. Об этом я узнал в тот самый момент, как меня уже доставили и пытались выгрузить у входа в один из самых дорогих бутиков Москвы. Не знаю, может быть извращенец думал, что увидав куда он меня притащил, я буду прыгать вокруг него от восторга, но обломался он знатно.

- Шлюх своих одевай, а мне твои подачки без надобности.- Хмуро заявил я, едва успев рассмотреть вывеску с названием фирмы и в уме прикинув насколько там астрономические цены. Такие мне были не по карману даже в самые хорошие времена, не то, что сейчас. Поэтому тут же разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и целеустремленно марширую мимо озадаченного моей черной неблагодарностью извращенца, прямиком к привезшему нас джипу.

В общем, в магазин меня втащили за шкирку и активно сопротивляющегося, чем весьма взбодрили полусонных продавщиц в зале, где кроме нас не обнаружилось вообще ни одного посетителя. А потом меня взяли в оборот. Причем, все присутствующие. Первым был извращенец, заявивший, что если я продолжу выделываться и дальше, то мы немедленно вернемся к нему домой, где я буду ходить голяком.

- В принципе, мне эта идея уже даже начинает нравится.- осмотрев меня с ног до головы явно раздевающим взглядом, задумчиво протянул мужчина. На что я ему возмущенно заявил о том, что у меня и своей одежды хватает, а свои подачки кое-кто может запихнуть кое-куда... Уточнить куда именно мне не дали, зажав рот ладонью и с многообещающим оскалом напомнив о том, что все вещи, которые были сейчас одеты на мне и оставались лежать в его доме, принадлежали некому Вадиму Кореневу, которому их все придется вернуть. И если кое-кто из здесь присутствующих немедленно не заткнется, то подготавливать их к возвращению могут начать прямо сейчас, снимая медленно, по одной и под музыку, которая ненавязчивым фоном звучала в магазине. Продавщицы, услышав это обещание, проснулись окончательно и стали заинтересованно подтягиваться поближе.

Проникся. Заткнулся и тут же молча отдался во власть продавщиц, которые окончательно окружили меня с какими-то подозрительно хищными улыбочками на лицах.

ТРИ С ПОЛОВИНОЙ ЧАСА! Именно столько времени продолжалось измывательство надо мной. Гадство! Чувствовал себя так, как будто меня повторно изнасиловали, да еще и в групповом варианте, но на этот раз, для разнообразия, совершал это преступление женский пол. Эти дамочки как с ума посходили... Смотрели на меня как на килограммовый торт со взбитыми сливками на третью неделю низкокалорийной диеты. Меня раздевали, ненавязчиво, якобы совершенно случайно жадно ощупывали. Одевали, при этом облапив везде, где только удавалось дотянуться и все это под прикрытием того, что просто помогают. Переодевали под непрерывные восторженные перешептывания типа:"какое личико", "ух ты, фигурка" и "хочу себе такого же"... А после периодически выпихивали из примерочной кабинки под критический взгляд извращенца, которому практически ничего из предложенного не нравилось. Моим мнением даже ради приличия никто не интересовался. Поэтому снова раздевали и все начиналось по-новой. Джинсы, джемпера и футболки, одежда для дома, пижамы и халаты... Всего этого барахла я перемерил просто гору. Но выбрал Андрей Викторович из всего этого многообразия всего лишь несколько пар джинс, штук пять футболок, спортивный костюм и пижаму... Атласную, светло-голубую, В ЦВЕТОЧЕК! При первом взгляде на которую меня чуть не стошнило и, как мне кажется, но именно заметив мою на нее реакцию, извращенец ее и купил. Придурок! Можно подумать, что я такое безобразие надену... Нравится, пускай сам и носит, если влезть в нее сумеет, в чем я очень сильно сомневался.

Приобретенного шмотья, как заявил мне мужчина, на несколько дней носки хватить было должно. И совсем не тонко намекнул на то, что потом нам придется прошвырнуться еще в парочку-тройку мест, где обычно он одевается сам, но которые временно были закрыты в связи с праздниками.

В итоге, в машину меня усадили уже одетого в обновки и в абсолютно вымотанном состоянии. Закинули несколько фирменных пакетов с покупками на заднее сидение и издевательски бодрым голосом заявили, что теперь мы едем за обувью и верхней одеждой.

Вот тут я взвыл. Причем, в самом прямом смысле этого слова.

- Я больше никуда не поеду!- Твердо заявляю усаживающемуся за руль Андрею и уже более жалобным тоном тяну:- У меня уже сил никаких нет.

- Как скажешь.- Тут же как-то до подозрительного покладисто соглашается со мной извращенец.- В таком случае мы можем вернуться домой. Ляжешь в кроватку, отдохнешь, я тебе массаж сделаю... Эротический.

- Хорошо.- тут же иду на попятную и обреченно заявляю:- По магазинам, значит, по магазинам.

Часть 12

Седьмое января. Очень позднее утро. Уже как-то даже привычно просыпаюсь от планового минета, в блестящем исполнении Андрея Викторовича. ЗА-ДОЛ-БАЛ! Честно. Чувствую себя практически стопроцентным геем и краем ускользающего в дрему сознания понимаю, что это все как-то неправильно. Мысли в моей голове всплывают вялые и крайне ленивые. Ведь я же все-таки самый настоящий натурал. Вроде бы... Хотя в последние дни у меня возникают по этому поводу некоторые сомнения. А один конкретно взятый извращенец, каждый новый день поводов для этих сомнений дает мне все больше и больше. И из кровати почти не выпускает, если только по самой крайней нужде или для очередной поездки по магазинам. И поездки эти были для меня еще той головной болью. ВЕЗДЕ, в каждом из них повторялось все то же самое, что и во время первого посещения бутика. Озабоченные продавщицы, в некоторых случаях и продавцы, меня чуть ли не на сувениры порвать были готовы, и единственное что их сдерживало, так это постоянное присутствие рядом со мной Андрея Викторовича, и кого-то из его охраны. Поэтому на меня только лишь жадно глазели, боясь лишний раз и прикоснуться. А извращенца все это только лишь веселило и на мои неоднократные намеки на то, что вещей у меня уже гораздо больше, чем необходимо и вообще-то можно совершать покупки и через интернет, каждый раз отвечали категорическим отказом. Фирменными шмотками был забит весь шкаф, выделенный для них в спальне Андрея, куда меня уже переселили на постоянной основе. Одних только пижам было семь штук, по одной на каждый день недели... Все в голубых тонах и выбраны лично Андреем Викторовичем. Шутник, блин! Можно подумать, что они мне вообще нужны были. Спать я предпочитал ложиться в одних только боксерах, которые ночью каким-то волшебным образом исчезали и утром я просыпался уже абсолютно голым.

Но на сегодня, в честь праздника, для покупок был объявлен перерыв. И я планировал днем хоть немного отоспаться. А все по причине того, что кое-кто, конкретно озабоченный в сексуальном плане, всю ночь занимался тем, что весьма активно сеял сомнения в моей натуральности. Нет, ничего особо ужасного он со мной не делал. Андрей решительно следовал указаниям осматривавшего меня врача, но весьма прозрачно намекал на то, что с нетерпением ждет моего полного выздоровления, для того, чтобы наверстать все упущенное им время. А я забил на все. Малодушно плыл по течению, даже не пытаясь ему сопротивляться. То, что все эти после праздничные дни вытворял с моим телом извращенец, самому телу было в просто нереальный кайф и я с этим смирился, как с неизбежным злом. Но временно. Как там говорил Дядя Володя? Никто у его племянника надолго не задерживается. Максимум на месяц? Ну что ж. Месяц, так месяц... Перетерплю, может быть мозги на место хоть немного встанут и, наконец, начнут работать над тем, что мне все-таки делать дальше.

Дядя Володя, на самом деле оказавшийся Владимиром Григорьевичем, уже при мне только звонил несколько раз своему племяннику. И из их разговоров я понял, что никакой новой информации по моей видоизмененной персоне не обнаружилось. А я даже не знал, радоваться мне этому обстоятельству или же огорчаться. Переживал за родителей. Те, как я понял из разговора извращенца с его родственником, уже несколько раз звонили на мой мобильник, который в первый же свой визит забрал с собой дядя Володя. И именно он предложил моим предкам написать заявление о пропаже сына, что они поспешно и сделали. Так что теперь для полного счастья я еще и числился в розыске, как пропавший без вести. В общем жизнь с каждым новым днем этого года становилась все интереснее и разнообразнее...

- И долго ты еще в постели валяться собираешься? - Недовольным тоном поинтересовался у меня только что вышедший из ванной Андрей Викторович, который решил не заморачиваться тем, чтобы хотя бы обернуть свою задницу полотенцем. Нет, я конечно понимаю, что стыдиться ему было совершенно нечего, и сама задница и все остальное тело у него были просто шикарные. Но... Некоторые гордо торчащие вверх части этого самого тела, весьма прозрачно намекали на явный интерес к моей персоне и это несколько напрягало, смущало и заставляло нервничать. Точно так же как и понимание того, что только что я, собственной персоной непонятно с чего ЛЮБОВАЛСЯ задницей другого мужика. Стыдно стало просто до нервного тика и всеобщего покраснения кожного покрова. Поэтому, чтобы не палиться моментально вспыхнувшими жаром щеками, с головой зарываюсь под одеяло и уже оттуда недовольно бурчу: -хочу спать.

- На пенсии отоспишься.- весьма плоско шутит этот ненормальный, одновременно с чем сдергивает с меня одеяло. Кожу тут же обдало противной прохладой и меня, подло уцепив за лодыжку, совершенно бесцеремонно принялись стягивать с уютной кровати. Пришлось открывать глаза и через силу тащить себя в душ. Андрей Викторович коварно пробрался следом, после чего моя помывка превратилась в черт знает что. Но из ванной комнаты я вырвался уже психовано взъерошенным и более-менее проснувшимся. Извращенец неспешно протопал следом за мной, довольный, как обожравшийся сметаны котяра. А вот когда мы добрались до кухни где мужчина расщедрился и собственноручно сварил просто потрясный кофе к которому я весьма пристрастился в последние дни, мне было заявлено о том, что сегодня мы едем в гости.

- Дядя Володя мне приказным тоном сообщил, чтобы я и тебя с собой взял. В обязательном порядке.- Несколько раздраженным тоном пояснил мне Андрей, после чего неохотно добавил, - Я пытался отказаться. Но дядя намекнул, что это праздник семейный, значит и отмечать его нужно всей семьей. И если мы не приедем к ним, то тогда они все приедут ко мне. Явный шантаж, но пришлось соглашаться. Так что... Имей в виду, едем на весь день с ночевкой, значит тебе стоит взять с собой кое-что из одежды, переодеться. Можешь прихватить ту атласную пижамку, ты ее еще ни разу не одевал.

-А почему это я должен с тобой ехать? - Возмущенно интересуюсь, недовольно, со стуком, отставляя в сторону уже пустую чашку из-под кофе. Желания лишний раз общаться с его высокопоставленным родственником у меня не было никакого. Его я реально побаивался. Да и отсутствие извращенца в течении практически целых суток давало мне реальный шанс на то, чтобы нормально выспаться и спокойно без помех подумать о собственном туманном будущем. И упускать этот шанс мне категорически не хотелось. Поэтому и попытался вразумить этого ненормального: - Семья твоя, вот ты и езжай. А я и тут вполне могу остаться.

- Не наглей. Одного я тебя не оставлю.- Категоричным тоном объявляет мне сразу же нахмурившийся мужчина и неохотно поясняет.- Ты же сразу в бега решишь податься... А охрану я на праздники обычно по домам отпускаю, так что нянчиться с тобой будет некому. И это значит, что ты едешь со мной и это больше не обсуждается.

Ехать все-таки пришлось. Добирались долго, часа полтора. Полностью пустая загородная дорога, редкие деревья за окном уже практически не видимые в вечерних сумерках... Все это навевало нереальную скуку и я, воспользовавшись представившейся возможностью, даже успел немного вздремнуть перебравшись на заднее сиденье его танка. Андрей меня разбудил, когда мы уже въехали в большой коттеджный поселок и остановились у домика, ничуть не уступающего в навороченности жилищу извращенца.

А там нас уже ждали. Владимир Григорьевич, его жена Марья Петровна и их дочь... Аня. Миниатюрная блондинка с просто огромными голубыми глазами, которая этими самыми глазам уставилась на меня с явным интересом, едва только мы зашли в дом. Девушка была примерно моей ровесницей, очень красивой, и при этом совершенно не похожей на своего ненормального двоюродного братца. Это была практически любовь с первого взгляда. Моя к ней. Но просуществовала она совсем недолго, а ровно до того момента, как на моих глазах это совершенство собственнически прижал к себе здоровенный детина, который при этом действии уставился на меня крайне неприязненным взглядом. Между прочим, полностью взаимным с моей стороны.

Андрей Викторович эти наши переглядывания, видимо, заметил тоже. Потому что поспешил повторить действия здоровяка, и так же как и он притянул меня к себе поближе и чуть ли не впечатал спиной в свою грудь.

- Андрюша, наконец-то ты решил нам представить своего молодого человека... эээмм...-Тетка извращенца, моложавая брюнетка слегка за сорок, при виде таких демонстративных объятий мило покраснела от смущении и выжидающе уставилась на меня. Я на нее. Намека не понял, поэтому уже вместе с остальными обернулся к сразу же напрягшемуся извращенцу.

- Теть Маша, думаю, что дядя рассказал вам, что мой... МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК потерял память, - с этими словами меня прижали к себе еще крепче и крайне неохотно протянули, - так что имени я его не знаю.

- Но как же так? -Искреннее недоумение смешанное с некоторой жалостью крупными буквами написанные на лице и укор племяннику, - Андрюша, это как-то не совсем правильно, не по-человечески это...

И кто бы спорил? Конечно, 'не по-человечески'. Особенно если вспомнить все те просто тошнотворные прозвища, которые с завидной регулярностью придумывал для меня извращенец. "Котенок', 'зайка', 'солнышко'... и еще куча всякой нездоровой фигни в таком же духе. Убил бы этого 'Андрюшеньку' за эти издевательства, но в тюрьму садиться не хотелось, причем, категорически. Поэтому терпел молча, про себя обзывая этого придурка гораздо менее для него приятными и абсолютно нецензурными словами.

Но вопрос тети Маши, а точнее Марии Петровны, все-же заставил окружающих меня людей задуматься. И уже довольно скоро все это сумасшедшее семейство было занято тем, что придумывало подходящее мне имя. Идею подал здоровяк Виталик, оказавшийся женихом Ани, которого благодаря этой его тупой идеи я возненавидел еще сильнее. Шел второй час застолья. Водка для мужской половины и вино для женской стремительно убывало, точно так же как и обильно украшающая стол закуска. Я, в отличии от остальных мужчин был практически трезвым и чрезвычайно зол этим обстоятельством. А все потому, что извращенец отобрал у меня первую же, налитую сидящим рядом со мной Виталиком рюмку с водкой и вместо него подсунул мне под нос бокал с красным вином. В итоге, под всеобщее веселье и одобрительные комментарии Марьи Петровны и ее мужа, мне пришлось давиться приторно-сладким бабским пойлом. Но и отказываться желания не было. Поскольку выслушивать весь тот бред, который несли окружающие на трезвую голову было просто невозможно.

- Такому красивому мальчику и имя нужно подобрать под стать.- Категоричным тоном заявила Мария Петровна и обернувшись к племяннику предложила: - Ему подойдет что-нибудь вроде Вальдемара или... Вот Иннокентий, очень красивое имя. Моего дедушку так звали.

- Да-да, Кеша ему очень подойдет.- еле сдерживаясь от того, чтобы не заржать в голос, тут же согласился с предполагаемой тещей придурошный Виталик. Тут же захотелось ему врезать. Еле сдержался, уже который раз прокляв про себя издержки своего воспитания в семье потомственных преподавателей.

- А у меня одного деда Борисом звали, а второго Сергеем.- раскрасневшийся от выпитого Владимир Григорьевич окинул меня грустным взглядом и тут же категоричным тоном заявил: - Но тебе такие имена не подойдут. Они оба просто богатыри были.

-Евгений очень красивое имя.- Как-то робко мне улыбнувшись и тут же опустив глаза в стол, предложила смущенно покрасневшая Аня. Ее здоровяк, как-то не особо довольно посмотревший на свою девушку, тут же раздраженно буркнул: - Ну да, имя красивое, и сокращается как раз до женского... -Красавчик, хочешь, чтобы тебя Женечкой звали? Тебе подойдет. Хотя можно и Сашенькой...

Демонстративно накрыв своей лапищей тонкие пальцы девушки, парень окинул меня презрительным взглядом: - А что? Мордашка у тебя просто до тошноты смазливая, да и в постели Андрея ты в роли девочки обитаешь. Так что...

- Виталик, заткнись по-хорошему! - успев ухватить меня за руку в тот самый момент, когда я уже занес ее для удара по ехидно ухмыляющейся роже, Андрей злобно на него рыкнул: -не твое это дело, что в моей постели происходит. И не стоит тебе соваться куда не следует.

- А то что?! - С вызовом посмотрев на извращенца, парень пренебрежительно кивнул в мою сторону.- Морду мне набить попытаешься за ЭТО недоразумение?

- А если и так? - Медленно поднимаясь из-за стола, угрожающим тоном поинтересовался мужчина. Мария Петровна поняв, что дело идет к грандиозным разборкам, демонстративно схватилась за сердце, чем тут же привлекла внимание своего супруга.

- Быстро угомонились оба! - Дядя Вова, до этого всего лишь с удивлением наблюдающих за этой перепалкой, сразу же подобрался и сердито прикрикнул на сверлящих друг друга ненавистными взглядами придурков:

- Что это на вас нашло?! Детский сад какой-то...

- Виталик, и правда, прекрати, это просто глупо.- попыталась было угомонить своего разошедшегося не на шутку ухажёра Аня, на что тут же получила наиграно-возмущенную отповедь: - Что, женская солидарность проснулась? Новую подружку себе нашла?

Для меня это его ехидное замечание стало последней каплей. Тихо поднявшись из-за стола, на что, по причине крайне напряженной ситуации, никто не обратили особого внимания, промчался в холл и, схватив свое висящее у входа пальто, выскочил на улицу. Стою на ярко освещенном крыльце и торопливо натягиваю на себя легкое кашемировое пальто, явно не предназначенное для таких холодов. Но я в нем долго прогуливаться и не собирался, а надевать что-либо более теплое было просто не разумно, так как печка в машине у извращенца работала вполне исправно.

И вот теперь я в гордом одиночестве стою на улице. Мороз. Кругом сугробы. За высоким забором самый настоящий лес. Ночь. Луна. Звездное небо. Дико хочется курить, хотя этой фигней я практически не страдаю... Так, парочку-тройку сигарет в месяц, в основном за компанию. Но сейчас совсем бы от этой гадости не отказался, для того, чтобы хоть чуть-чуть успокоить нервы. Вот что этот идиот о себе возомнил? И чего он ко мне привязался? Виталик, блядь! Не любит геев, так это его проблемы. Тем более, что я к этой категории не отношусь ни коим боком. Ну... Практически не отношусь. И Андрей этот, Викторович... Он что, и в самом деле из-за меня морду этому неандертальцу бить собрался? В честь чего это? Я же не девчонка! А он относится ко мне как... Как к бабе он ко мне относится, да еще и как к бабе на полном его содержании. А я особо уже и не возражаю. Блин, тошно-то как! И изменить ничего нельзя, бежать некуда и не к кому. Документов нет, денег тоже... Жить негде. И как со всем этим справится, просто не представляю. Скотство! Чувствую себя полнейшим ничтожеством.

К ночи мороз становился все сильнее. Начал срываться снег. И тонкое пальто, в которое я вырядился перед отъездом практически не грело. Возвращаться в дом к этой неадекватной семейке не хотелось категорически, поэтому я и поплелся к припаркованной во дворе машине извращенца. На сигналку он ее, вроде бы как не ставил, так что шанс погреться в более-менее сносных условиях имелся весьма неплохой.

- Эй, парень. Закурить не найдется? - Тихий шепот, неожиданно раздавшийся из-за моей спины, заставил нервно вздрогнуть и медленно обернуться к спрашивающему. И вот тут я понял, что сегодня явно не мой день. Передо мной стоял... Я?!

Мое лицо смотрящее на меня совершенно не из зеркала какими-то чужими, до неприятного цепкими глазами, повергло меня в шок. И я обалдело таращился на стоящего передо мной парня с отпавшей от самого настоящего охренения челюстью.

- Деточка, закрой свой хорошенький ротик, а то простудишься.- Как-то не очень хорошо мне ухмыльнувшись, проговорил парень и тут же вкрадчиво так добавил: - А нам это совсем не нужно. Ты нам живым и здоровым нужен... По крайней мере в ближайшее время.

- Кому это 'вам'? - Чуть ли не прохрипел я, нервно облизнув губы, моментально пересохшие от какого-о крайне нехорошего предчувствия.

- Скоро узнаешь, -С многообещающей улыбочкой сообщил мне обладатель моего же лица, после чего затылок обожгло резкой разрывающей болью и я отключился.

Часть 13

И что же так больно-то? И чем же это меня так по голове совсем не слабо огрели, а самое главное кто и за что?

Вопросов множество, ответов ноль. Но все равно активно размышляю, даже не смотря на просто дикую головную боль. Да и заняться больше все равно было нечем, и возможностей чтобы прояснить хотя бы окружающую меня обстановку тоже никаких не наблюдается. А все потому, что в данный момент я валяюсь неизвестно где, связанный по рукам и ногам, да еще и с какой- то плотной, совершенно непрозрачной тряпкой на голове. Из всего этого следует явный вывод о том, что меня похитили. Вопросы следующие: Кому я так сильно понадобился и для каких-таких нехороших целей?

Лицо, ранее принадлежащее мне, а теперь человеку принимавшему непосредственное участие в моем похищении тоже заставляло задумываться о грустном. А именно о том, как такое вообще могло произойти? И ладно у меня имеется хоть паршивенькое, но все же объяснение произошедшему со мной чуду. Идиотское новогоднее желание, будь оно не ладно... А этот парень? Если он стал"счастливым" обладателем моего лица, то не следует из этого вывод о том что мне досталось его? И если да, то как это могло произойти? Что-то сомнительно мне было что он, в одно и то же время со мной непонятно вдруг с чего возжелал поменять внешность. Но при этом, в отличии от меня, стать самым настоящим уродом. Бред какой-то! А если внешностью мы поменялись только лишь по моей инициативе, то это вообще полный песец! Ведь парень при нашей с ним встрече явно был зол, и я вполне отчетливо понимал на кого эта его злость была направлена.

Мои совсем невеселые размышления прервал звук открывающейся двери и к валяющемуся на полу матрацу на который меня сгрузили еще в бессознательном состоянии, кто-то подошел. Тишина. Неприятная, томительно долгая, так и давящая на нервы. Прекрасно понимаю то, что неизвестный посетитель сейчас как раз стоит надо мной и скорее всего рассматривает в упор без малейшего стеснения. Осознание этого факта жутко бесит, нервирует и заставляет все тело напрячься в ожидании вообще непонятно чего, но явно не очень хорошего для моей персоны. Так что когда неизвестный все же заговорил, я вздохнул с некоторым облегчением:

- Ну что, Вадик, и как тебе теперь живется с такой красивой мордой?- И с этими словами неизвестный посетитель сдернул с моей головы ненавистную тряпку. Глаза тут же резануло ярким светом от висящей на потолке лампочки. Недовольно скривившись от крайне неприятного ощущения и слегка проморгавшись, заинтересованно уставился на ехидно ухмыляющегося мне парня. Ничего в нем за время моей отключки не изменилось. Мое лицо так при нем и оставалось. И это несколько обнадеживало и давало надежду на то, что и я остался без изменений. Все-таки к своей новой улучшенной внешности я уже как-то привык и терять ее было жалко. Парень тоже изучал меня весьма тщательно и даже как-то придирчиво. Особое внимание уделяя, ясное дело, что лицу. Даже пальцами меня за подбородок уцепил и поворачивал в разные стороны как будто что-то крайне интересное в районе ушей высматривая.

-Вот смотрю я на тебя и завидую.- после досконального изучения с каким-то грустным вздохом сообщил мне посетитель.- Лицо-то у тебя стопроцентно мое, но вот что странно... Когда оно было еще при мне, то выглядело не так впечатляюще, хотя я в него и до фига бабла вложил. А у тебя, мало того, что даже шрамов от пластики нигде не осталось, так и выглядишь ты минимум лет на пять меня моложе.- И тут же сменив тон на угрожающий, сердито поинтересовался:- Не хочешь ли объяснить, как смог провернуть все это?

- Что именно "провернуть"?- Непонимающе таращусь на парня, чем довожу его чуть ли не до бешеного состояния. Медленно присев рядом с матрасом на корточки и вцепившись мне в волосы рукой, резко дернул за них вверх, тем самым принуждая меня приподнять голову выше.

- Не строй из себя идиота!- Прошипели мне прямо в лицо крайне недовольным тоном.- быстро рассказывай, как именно поменял наши лица и что нужно сделать для того, чтобы вернуть все как было прежде?

- Я ничего не делал, оно как-то само...- Еле слышно проговорил я, с диким ужасом наблюдая за тем, как парень звереет прямо на моих глазах. Он был готов убивать. И совсем даже не в переносном смысле этого слова. Блядь! Его глаза... те, которые напротив, которые совсем рядом и которые когда-то принадлежали мне. Жуть какая-то! Да он меня ими на очень маленькие и аккуратные кусочки прямо живьем разделал. Причем очень медленно и с явным удовольствием... И вот этому маньяку я должен рассказать про загаданные на Новый Год желания? Да ну на фиг! Он же меня убьет, даже не дослушав подобную чушь. Поэтому и молчу как партизан за что и получаю со всей силы кулаком в район солнечного сплетения.

Оуууу-ум, больно-то как... С громким стоном скрючиваюсь на матрасе, поджав колени к груди и пытаюсь хоть немного отдышаться. Вот же скотина! И не стыдно ему лежачего бить, да еще и связанного? Хотя о чем это я? Похищать меня, да еще и предварительно "приласкав" по затылку чем-то тяжелым, совесть ему вполне позволила. И это, скорее всего, значит что и перед чем-то более серьезным он особо колебаться не станет. И это для меня было очень и очень паршиво.

-Деточка, ты видимо еще не совсем понял всей глубины той задницы, в которой оказался?- проникновенно интересуется маньячный придурок и с этими словами меня бьют в бок носком ботинка. Ору от резкой боли и, чуть ли не теряя сознание, слышу злобное шипение откуда-то сверху:- Так я тебе быстро все объясню, ангелочек, бля! Расскажешь то, что даже и не знал. И ебарь твой тебе помочь не сможет, даже если и проявит такое стремление, в чем я искренне сомневаюсь. Так что говори! А не то...

Как ни странно, но очередного ожидаемого мной удара больше не последовало. И настороженно скосив глаза вбок увидел вообще мало объяснимое зрелище. Злого как черт и отчаянно брыкающегося маньяка крепко удерживали за руки двое парней суровой и крайне накачанной наружности. Ребятки были в темных классических костюмчиках, в светлых рубашках, при галстуках и весьма походили как прикидами, так и габаритами на те шкафы с антресолями, которые работали в охране у Андрея. Телохранители? Если и так, то в проходе в комнату тогда скорее всего стоял их прямой наниматель, невысокий пухленький дяденька средних лет, который наблюдал за всем этим беспределом с крайне раздраженным видом. Мужчина был холеным, упакованным в дорогущий даже на мой совершенно не искушенный взгляд костюмчик и явно не подходил к окружающей его обстановке. Маленькая комнатенка подвального назначения, находящаяся на этапе недоделанного отштукатуривания, в которую меня забросили после похищения, вызвала у так и не рискнувшего войти в нее мужчины весьма брезгливую гримасу.

- Юрис, и что это вы тут устроили?- Осуждающий холодный взгляд, которым вновь прибывший одарил сразу же притихшего маньяка, обещал тому большие неприятности в самое ближайшее время, чему я очень сильно порадовался.- И что это за мусор вы притащили в мой дом, да еще и без моего на то разрешения? Крайне непрофессиональный подход к делу, который дает веский повод сомневаться в вашей компетенции.- И после этих слов мужчина уставился уже на меня. Сжимаюсь в компактный комочек, в надежде стать как можно меньше и не заметнее, но судя по обалдело округлившимся глазам владельца дома, у меня это сделать не получилось.

- Это... КТО?

Как-то отрешенно наблюдаю за тем, как мужик на меня жадно таращится и чуть ли при этом не облизывается. Телу больно, но мозг работает в нормальном режиме и немедленно дает мне понять о том, что проблем у меня появилось еще больше. Ведь, судя по маслянисто заблестевшим глазам вновь прибывшего типа, которыми он меня с ног до головы тщательнейшим образом осмотрел, мне видимо "повезло" нарваться на очередного извращенца. И это было охренеть как не кстати.

- Это НИКТО. Ничего особенного из себя не представляет, просто очередная подстилка Верховского.- Недовольно буркнул мой слегка угомонившийся похититель и стряхнув с себя руки уже не особо сопротивляющихся качков посмотрел на дяденьку с крайне недовольным видом:- Этот парень мне нужен для дела. Между прочим, для вашего дела, ради которого вы меня и наняли. И то, что я привез его в ваш дом, на вас не отразится ни в коем случае. Слежки за нами не было, я проверял.

- Значит, это новенький мальчик Верховского... О-о-очень интересный экземпляр.- задумчиво протянул мужчина, все так же не отрывая от меня жадных глаз и полностью проигнорировав последние слова моего похитителя.- И как вы планируете его использовать? Попытаетесь шантажировать им моего конкурента? - задумчивый взгляд в сторону Юриса приправленный ничем не прикрытым сарказмом заставили меня занервничать еще сильнее. Судя по всему встрял я основательно. Пока еще не понятно во что именно,но явно весьма неприятное для меня лично.

- Не нужно считать меня идиотом.- незамедлительный резкий ответ маньяка и его сразу помрачневший вид мне не понравились очень сильно так же как и его последующие слова:- Вы мне деньги платите не просто так, тем более деньги большие. Ради этого пацана, ваш конкурент и пальцем не пошевелит. Мои люди за ним следят уже довольно продолжительное время. Да и те сведения, которые вы мне предоставили, тоже много о чем говорят. К примеру о том, что он таких красавчиков себе может позволить целый гарем содержать. Меняет их с периодичностью в месяц- другой. Надоедают, покупает себе следующего. Так что вариант с шантажом полностью отпадает, в этом плане мальчишка никакой особой ценности не представляет.

- А вот тут, как я полагаю, вы глубоко ошибаетесь.- еще один долгий изучающий взгляд в мою сторону.- Мальчик просто до нереального красив. И мои люди тоже внимательно следят за Верховским и предоставляют о нем очень много весьма интересной информации, особенно в последние дни. Так вот, этот мальчишка, в отличии от всех остальных, для него является чем-то особенным. Ваши осведомители были правы в том, что этот зарвавшийся гаденыш меняет своих любовников очень часто. Но вы упустили кое-что важное. Ни один из его предыдущих подстилок не проживал на постоянной основе в его доме. Да и в сам дом редко кто из них попадал. Для подобных встреч у Верховского квартира в центре имеется. И всех своих пассий он обычно возил именно туда. А этот... Мало того, что постоянно при нем, под усиленной охраной, так мой конкурент, как мне сообщили, еще и по магазинам с ним чуть ли не каждый день катается за модным тряпьем. А это уже нонсенс. Раньше такого не было никогда. Я специально под него нескольких элитных шлюх из своей коллекции подкладывал, с надеждой на то, что те смогут в его дом попасть. Но все эти попытки заканчивались полнейшим провалом. А этот мальчик... О нем мне сообщили только лишь вчера. И я заинтересовался до такой степени, что приказал доставить мне его фотографии. А тут такой приятный сюрприз.- Довольный кивок в мою сторону и уже более благосклонная улыбочка предназначенная маньяку.- Вы мне сам оригинал с доставкой на дом организовали.

-Валерий Игнатьевич, рад был вам угодить, но мне все-таки не совсем понятно, что именно вы предлагаете? Вы собираетесь заставить Верховского подписать нужные вам бумаги при помощи шантажа?-Задумчивый взгляд маньяка внимательнейшим образом прошелся по моему телу, отчего-то остановившись на связанных за спиною руках. - А что, в принципе можно для пробы отправить вашему конкуренту парочку пальчиков его шлюшки и посмотрим на его реакцию... Если не получится, у меня имеется и другой план.

Они что, совсем обалдели?! Ошарашенно таращусь на совершенно спокойно предлагающего меня покалечить маньяка и понимаю, что этот придурок совсем даже не шутит, а говорит вполне так себе серьезно. Да охренеть просто... Стремная однако вырисовывается ситуация. Меня похитили, как оказывается, не из-за чужой мордашки, а из-за того, что эта самая мордашка, со всем остальным к ней прилагающимся, имела несчастье привлечь к себе внимание одного конкретного извращенца. Андрея Викторовича, бля, по фамилии Верховский, благодаря которому я судя по всему здесь и оказался. И благодаря которому, мне видимо все-таки будут отрезать в ближайшее время пальцы. Дурдом какой-то... Не хочу!

- Юрис, не нужно пугать мальчика подобными глупостями.- Как-то чересчур слащаво мне улыбнувшись, мужик, который Валерий Игнатьевич, все-таки решился войти в каморку, и даже присел рядом со мной на корточки. Его изучающий липкий взгляд, медленно прошедшийся по моему лицу, был противен до такой степени, что я даже попытался отползти от него как можно дальше. Сделать мне этого не дали моментально и довольно болезненно вцепившиеся в волосы пальцы тут же предупреждающе дернувшие за них вверх, тем самым заставляя замереть на месте.

- Хороший, не надо меня бояться.- И с этими словами пальцы неотрывно смотрящего на меня мужика осторожно, самыми кончиками прошлись по моей щеке. После этого как-то неохотно скользнули по шее вниз и тут же вернулись выше, собственнически огладив мои губы, после чего с нажимом попытались пролезть в рот. Противно! Отдергиваю голову в сторону, чуть не оставляя мужику на память в пальцах порядочный клок своих волос. Больно! Из глаз слезы... И фиг поймешь из-за чего. То ли от крайне неприятных болезненных впечатлений, то ли от тошнотворного осознания собственного бессилия.

Часть 14

- Строптивый...- Довольно хмыкнул все еще продолжавший удерживать меня мужик и подтянув к себе поближе, заявил смотря прямо в глаза:- Люблю таких. Укрощать люблю.- и с этими словами потянулся ко мне своими влажными до тошноты губешками, которыми практически присосался к моей шее. Больно. Гадостно. Дергаюсь опять, изо всех сил, пытаясь вырваться из загребущих лап этого придурка, за что тут же получаю звонкую пощечину и предупреждение о том, чтобы даже не смел дергаться. Дергаюсь на зло и при этом посылаю всех присутствующих крайне заковыристым матом в далекие дали, чем злю мужика еще сильнее.

- Деточка, ты все-таки напросился.- заявляют мне тоном не обещающим ничего особо хорошего и, отшвырнув спиной на матрас, мужик повернулся к своим амбалам.-Мальчишку раздеть, вымыть и чтобы уже максимум через пятнадцать минут он был в моей спальне.

Эти его ручные уроды оказались крайне исполнительными гадами. Не успела за их психованным хозяином захлопнуться дверь, как меня тут же вздернули с пола и потащили на выход. Юрис, одарив меня напоследок несколько обеспокоенным взглядом, успел проскользнуть в дверь прямо перед нами и судя по торопливому удаляющемуся топоту ног помчался догонять своего нанимателя. А вот мы направились в совершенно противоположную сторону. Лестница, длинный темный коридор, много дверей за одной из которых оказалась большая ванная комната... Именно там меня шустро избавили от одежды, хотя я и отчаянно этому сопротивлялся. Процесс моей помывки стал весьма запоминающимся для моих конвоиров. Одному я оставил на память приличный шрам на запястье от своих зубов. Второй отделался более легко... Поступок конечно, не очень красивый, но заехал я по его яйцам без малейшего угрызения совести, так как именно в тот самый момент первый придурок тщательнейшим образом намыливал мою задницу какой-то приторно ароматизирующей гадостью. Мужики матерились громко и долго, но ответных карательных действий с их стороны не последовало. По крайней мере физических. А вот морально... Высказали они в мой адрес много чего пугающего, основной акцент делая на том, что в красках рассказали мне о весьма специфических постельных пристрастиях своего хозяина, которые исполнять он будет при моем непосредственном участии и в самое же ближайшее время.

Хотелось выть, биться головой о стену и при этом кого-нибудь прибить особо жестоким образом... И при этом всем оказаться как можно дальше от этого дома, где-нибудь на совершенно безлюдном острове где уж точно не будет никаких извращенцев.

Вот только к моему огромному сожалению именно это желание совершенно не спешило исполняться, в отличии от предыдущего. Уже в который раз прокляв про себя ту новогоднюю ночь и свое идиотское желание, которое так кардинально перевернуло всю мою жизнь, я попытался еще было хоть разочек пнуть посильнее одного из тянущих меня из ванной по коридору амбалов. Неудачно. Мужики, уже наученные горьким опытом общения со мой, довольно сноровисто для своей комплекции умудрялись уворачиваться от моих босых пяток и продолжали как ни в чем не бывало тащить к своему озабоченному хозяину. Дверь, возле которой в почетном карауле стоит надутый и чем-то весьма недовольный Юрис. Спальня. Мрачная. В темно-бордовых тонах, да еще и с совершенно вульгарной с позолотой в отделке. Ковры на полу, раскиданные по ним мелкие разноцветные подушки, кругом зеркала, приглушенный свет... В общем мрак полнейший! В смысле во вкусе у хозяина всего этого "великолепия". Здоровенная кровать прямо посередине. Балдахин из тяжелого бархата висящий над кроватью на резных столбиках к которым меня и принялись деловито привязывать за руки-ноги мои конвоиры под одобрительным взглядом сидящего в кресле Валерия Игнатьевича. Мужик был одет в один лишь длинный халат и с явным интересом следил за моими тщетными попытками вырваться из лап его подчиненных. Скотина похотливая. Глазки так и блестят предвкушающие жадно бегая по всему моему телу, абсолютно ничем не прикрытому. Урод моральный!

Охранники действовали весьма сноровисто, видимо уже не впервые проделывая подобное непотребство. Так что уже буквально через несколько минут я был практически распят на кровати, привязанный за руки к столбикам в изголовье, а мои ноги эти гады привязали пропустив веревки под сгибами коленей высоко вздернув их вверх и широко разведя в стороны. Еще и подушку мне под задницу подсунули, твари предусмотрительные. Видимо для того, чтобы их хозяину было более комфортно меня трахать. Матюкаюсь. С некоторым испугом следя за шустро удаляющимися из спальни спинами охранников, которых Валерий Игнатьевич отправил вон небрежным кивком головы, красноречиво указывающим в сторону выхода.

Легкий стук аккуратно закрывшейся за мужиками двери ударил по моей голове с силой набата. Окончательно поняв, что теперь я остался один-на-один с явно желающим меня изнасиловать придурком, чуть ли не взвыл от ужаса. Особенно при виде того, как этот самый придурок принялся торопливо стаскивать с себя халат, не отрывая от меня своего абсолютно маньячно сверкающего взгляда. Вот и настал пипец котенку... Мне, в смысле.

-Что, деточка, боишься?- Небрежно сбросив снятый халат на пол и шустро взобравшись на кровать с ехидным смешком поинтересовался у меня Валерий Игнатьевич и не дожидаясь моего ответа тут же добавил:- правильно делаешь, что боишься. Поскольку я излишний гонор у своих любовников не приветствую.

- Я не ваш любовник!- возмущенно вякаю одновременно с чем пытаюсь отдернуться в сторону от влажной потной ладони мужика, которой он принялся собственнечески оглаживать мою задницу. Только вот его телохранители связали меня весьма качественно и мои жалкие потуги хоть немного отстраниться от противных прикосновений ни к чему не привели. Только лишь насмешили уже вовсю лапавшего меня урода.

- Жеребчик с норовом?- Чуть не взвыл, ощутив довольно болезненный шлепок по бедру, последовавший сразу же за этим диким вопросом.- Ну ничего страшного, сейчас мы тебя хорошенько объездим и будешь как шелковый. Покорный и ласковый...

НЕ ХОЧУ! Ни быть "покорным и ласковым", ни, тем более, чтобы меня "объезжали"различные стремные дяденьки с явными садистскими наклонностями. Только вот мнение мое этому самому "дяденьке" было абсолютно безразлично. Это я понял в тот самый момент когда он, приставив свой член к моей совершенно беззащитной заднице попытался единым махом ворваться внутрь.

Ору. Громко. В основном от боли хорошо разбавленной страхом повторения того, что совершил со мной Андрей при нашем знакомстве. В панике пытаюсь вырваться из крепко удерживающих меня веревок. Кожу на запястьях содрал о веревки, приятных впечатлений это не добавило. У меня истерика. Реву, кричу, матюкаюсь... и просто яростно мечтаю о том, что бы все это безумие хоть как-то закончилось.

Отрезвляющая боль очередной пощечины щедро отвешенной мне Валерием Игнатьевичем, быстро заставила меня заткнуться и заторможено уставиться на рассматривающего меня с каким-то крайне растерянным видом мужчину.

- И кто бы мог подумать...- после довольно продолжительного времени во время которого меня тщательнейшим образом осмотрели несколько раз с головы до ног, каким-то сиплым сдавленным голосом выдавил из себя мой почти что насильник.- Такая прелесть и еще не распечатанная. Теперь мне, по крайней мере стало понятно, почему Верховский с тобой ТАК носился... деточка себе цену набивала, пытаясь продаться как можно выгоднее?

-Я не гей и не шлюха!- Кричу возмущенно и с ненавистью смотря в ехидно скалящуюся физиономию сидящего рядом со мной мужчины злобно цежу сквозь зубы:- просто некоторые уроды считают, что если у них имеется куча бабла, то они могут делать все, что им хочется...

- Да неужели не гей? И чем же ты тогда занимался в доме Верховского? - недоверчиво хмыкнув вполне так себе миролюбиво поинтересовался Валерий Игнатьевич.- То, что ты ему еще не подставлялся я уже понял. Задница у тебя совершенно не разработанная и это весьма удивительно. О ненасытном темпераменте этого щенка чуть ли не легенды ходят. Но вот тогда я вообще не понимаю за что он с тобой так щедро расплачивался?- Осторожное поглаживание моего пупка, в который по распоряжению Андрея мне всего лишь пару дней назад в специализированном салоне вставили пирсинг с крупным блестящим камушком от созерцания которого у Верховского буквально сносило крышу, заставило меня нервно поежиться.

- Вот у него и поинтересуйтесь, нахрена ему это было нужно. Мне эта цацка уж точно без малейшей надобности.- Недовольно бурчу и тут же заявляю:- кругом одни психи!

- Оригинально...- Задумчиво протянул мужчина и взглянул на меня с еще более заинтересованным видом.- Деточке совершенно не интересна "цацка" примерной стоимостью около десяти тысяч евро?

- Чего?!- оторопело смотрю на сидящего рядом мужика и перевожу недоверчивый обалделый взгляд на собственный живот, а точнее на блестевшую на нем фиговину.- Десять штук за эту херню? Он точно ненормальный! Ему что, деньги девать некуда? Так отдал бы в детдом какой-нибудь. Все пользы бы больше было...

-Нда...- Валерий Игнатьевич уставился на меня с примерно таким же видом с которым я только что смотрел на пирсинг и чуть ли не под нос себе пробормотал:- теперь становится понятным, почему он так за этой деточкой трясется.

-Это вы о чем? - настороженно интересуюсь, с опаской поглядывая на ушедшего в глубокие раздумья мужчину, чем тут же привлек к себе его пристальное внимание. Несколько нереально долгих минут напряженной тишины, за время которых мое лицо изучали буквально с рентгеновской тщательностью, особое внимание уделяя глазам, после чего мне было заявлено категоричным тоном:- Это я о том, деточка, что о существовании в твоей жизни Верховского я тебе категорично рекомендую забыть раз и навсегда. И советую как можно быстрее начинать привыкать к мысли о том, что теперь ты принадлежишь только лишь мне.

Вот охренеть просто насколько"радостное "для меня заявление...

Часть 15

Да-аа... Что-то жизнь моя в последнее время с каждым днем становится все более насыщенной различнейшими малоприятными и крайне охренительными событиями от которых я вскорости волком взвою.

Вот опять я сижу взаперти, под усиленной охраной но, опять же-таки, во вполне комфортных условиях. Уже третий день я нахожусь в вынужденных гостях у конкурента Верховского. Но, как ни странно, очередной извращенец свалившийся на мою голову попыток уложить меня в свою постель более не предпринимал. Это радовало... Нет, настолько наивным, чтобы верить в то, что мужик будет и дальше держать при себе свои похотливые рученки(и не только), я не был. Слишком уж жадным взглядом он меня поедал при каждом нашем с ним совместном завтраке-обеде-ужине, на которые меня доставляла в большую столовую его охрана. Такое ощущение сразу же нехорошее проявлялось, что меня вот-вот прямо там же, на обеденном столе разложат и отымеют по полной программе. Но мужик держался, хотя я и абсолютно не понимал почему. Ведь я находился полностью в его власти, о моем местонахождении совершенно никому не было известно, а Валерий Игнатьевич Чернышевский, судя по моим наблюдениям был из той категории людей, которые не привыкли отказывать себе в своих желаниях. А меня он желал, да еще и как! При каждой нашей встрече его моментально образующийся стояк, так и рвался наружу из узких классических штанов этого морального урода, чем доводил меня до состояния тихой паники и желания немедленно бежать в свою комнату и забаррикадироваться в ней изнутри. Но я старался сдерживаться, не делать глупостей и лишний раз его не провоцировать. Одевался в самые невзрачные и балахонистые тряпки из тех, что для меня закупили в качестве домашней одежды. Сидел за обеденным столом тише мыши, скромненько не поднимая глаз от своей тарелки и чуть ли не давился под задумчивым пристальным взглядом, которым мужчина сверлил меня все время наших совместных трапез. В итоге я все эти три дня нашего знакомства покидал столовую голодным, нервным и злым. И сорваться не на ком было. Охранники, видя мое взъерошенное состояние, едва только их хозяин покидал столовую и дом вообще, уезжая по своим многочисленным, явно темным делишкам, торопливо отводили меня в комнату и довольно аккуратно впихнув внутрь тут же захлопывали за моей спиной дверь. Хорошо, что хоть при этом не запирали ее на ключ, видимо не получив на этот счет строгие указаний своего работодателя. Кстати, для проживания мне была выделена отдельная комната, которая в отличии от того жуткого бархатисто-золотистого безобразия где меня попытались изнасиловать в первый же день пребывания в этом доме, выглядела вполне прилично. Просторная, светлая, в бежевых тонах, с окном на всю стену... правда выходящим во двор и наглухо заделанным решеткой. Нда... Смыться из этого домика для меня будет гораздо более проблематично, чем из дома Верховского. Хотя опять всплывает крайне злободневный вопрос на тему того, что если и появится такая возможность, то в какую же сторону мне бежать? В жаркие объятия Андрея Викторовича? Так не вижу в этом никакого смысла. Менять одного извращенца на другого, практически точно такого же? На фига? Хотя, Андрей... Как ни дико было это осознавать, но , кажется, я все-таки скучал по этому ненормальному. По его шикарному телу, горячим наглым рукам, по просто обалденному утреннему минету в его исполнении... и не только утреннему. Вот же сволочь озабоченная! Я, в смысле. И еще доказывал Верховскому, что я самый натуральный натурал! Хм! Можно подумать, что у нормального гетеросексуального мужика может так легко и просто встать на другого мужика. А вот у меня встал... да еще и как встал! И происходило все это безобразие с завидной регулярностью, едва я только лишь вспоминал о своем первом похитителе. Видимо, с головой у меня все-таки большие проблемы, и я совсем не чужое лицо к ней прилепившееся имею в виду... Как там по психологии? "Стокгольмский синдром" кажется? Бррр! Даже думать об этом не хочу. Жуть какая-то, сразу же тошно становится... И еще до чертиков тоскливо, особенно от осознания того, что самому Верховскому на меня, скорее всего, просто наплевать да еще и с самой высокой колокольни. Иначе я бы здесь, в вынужденных "гостях" у его конкурента не находился. Ведь прекрасно осознавая возможности и охренительные связи Андрея- мать его- Викторовича(один его дядюшка-мент чего стоил), я с каждым прожитым в этом доме днем все отчетливее понимал, что обо мне этот брюнетистый красавчик уже скорее всего и забыл. Ведь с его внешностью и финансами, найти себе очередное и менее проблематичное увлечение, можно вполне легко и в крайне сжатые сроки. Осознание этого дико бесило, хотя я и понимал, что подобный расклад был бы для меня даже и к лучшему. И если все же мне удастся сбежать отсюда, то одной головной болью, в виде разыскивающего меня брюнетика, сразу же станет меньше. Только вот отчего-то понимание этого факта особой радости мне не приносило. Я запутался. Чертовски запутался в свалившихся на меня многочисленных проблемах, от которых просто сносило крышу. И никакого более-менее приемлемого их решения в мою голову не приходило, а приходило только лишь все более навязчивое желание хорошенько долбануться ей об стену, чтобы хоть на недолго отрешиться от всех проблем. Мне немедленно нужно хоть как-то отвлечься... и я даже знаю как. При заселении в эту комнату мне даже ноут в личное пользование навороченный и абсолютно новый предоставили, правда без подключения к интернету. Но в него было закачано куча всего интересного, начиная от самых новейших фильмов до вполне нормальных игрушек и музыки. Только вот особого желания копаться во всем этом богатстве у меня не было, поскольку голова совсем о другом болела. По дому Валерия Игнатьевича мне было разрешено прогуливаться совершенно беспрепятственно. А вот уже на прогулки во двор меня выводили строго по расписанию и только в сопровождении охраны состоящей из тех самых качков, с которыми я имел "счастье" познакомиться в первый же день в месте моего теперешнего пребывания. Особой радости это обстоятельство никому из нас не добавляло, но мы стоически терпели общество друг-друга стараясь общаться только лишь по мере необходимости. А по причине того, что из "своей" комнаты я старался без особой надобности и не высовываться, то приходилось нам сталкиваться довольно редко.

А вот Юрис просто достал меня своим повышенным вниманием. Этот тип беспардонно мог запереться в мою комнату в любое удобное для себя время и вольготно развалившись в кресле сидеть и пристально на меня таращится. Молча. Что нервировало еще сильнее, чем вся та, крайне неопределенная ситуация в которой я оказался. Вот и сейчас. Опять приперся! Стоило мне со всеми удобствами расположиться с ноутом на кровати и все-таки решившись посмотреть самую разрекламированную из последних вышедших на широкий экран фантастик, как ко мне в " гости" тут же заявился этот стремный прибалтийский парень. Его национальность мне удалось выявить совершенно случайно... Моя охрана в разговоре друг с другом (который я абсолютно беззастенчиво подслушивал) от души крыли матами теперешнего обладателя моего лица. И при этом недоумевали, "какого черта их работодатель этому прибалту такие сумасшедшие бабки отстегивает, если тот вообще ничего не делает, а только лишь целыми днями слюнями на задницу новой хозяйской подстилки исходит"?

А вот последнее меня совсем не порадовало. Юрис парнем был очень странным и явно опасным. Проскальзывало иногда в его взгляде такое.... страшное, змеиное, от чего меня просто в ледяной озноб бросало. И в комнате я своей предпочитал отсиживаться в основном из-за того, что бы этому психу лишний раз глаза не мозолить. А теперь еще, как следовало из подслушанного разговора качков, этот ненормальный имел определенные виды на мою персону. Осознание этой ситуации меня совсем не радовало, особенно в свете моего теперешнего совершенно неопределенного положения. Так что злить мне этого сумасшедшего совершенно не хотелось. Поэтому, сделав вид, что даже не заметил появления в комнате не прошенного гостя, только лишь более пристально уставился в монитор ноутбука. Но вот мне это все равно не помогло.

- Наш прелестный ангелочек отдыхать изволит? Переутомился?- полный ехидства голос, неожиданно раздавшийся прямо за спиной заставил меня нервно дернуться в сторону, при этом чуть не свалив лежащий на коленях ноут на пол. И когда этот гад ползучий успел так быстро ко мне подобраться да еще и совершенно бесшумно? Шустро оборачиваюсь и сталкиваюсь с напряженно следящим за мной парнем сидящим на кровати рядом со мной. Очень близко сидящим... Такое соседство конкретно нервировало и я начал медленно и настороженно отодвигаться в другую сторону кровати как можно дальше от прибалта. Остановили меня быстро, крепко уцепив за лодыжку и резко за нее дернули, из-за чего я чуть не взвыл от боли.

- Пусти, придурок!- Заорал я на этого психа, одновременно с чем пытаясь выдернуть ногу из его буквально железного захвата. Не получилось. Юрис, каким-то неуловимым движением перехватив мою ногу уже под коленом, резко вздернул ее вверх и тут же увалился сверху, всем своим весом прижимая меня к кровати. Обалдело таращусь на самодовольно ухмыляющуюся рожу этого придурка, которая нависала над моим лицом в весьма неприятной близости и понимаю, что я попал в весьма стремную ситуацию. Об этом мне прямо намекал упирающийся в мое бедро каменный стояк вольготно расположившегося на мне парня, который свободной рукой еще и совершенно беззастенчиво огладил меня по заднице..

- Слезь с меня!- возмущенно зашипел я на этого идиота и задергался под ехидно ухмыляющимся придурком, безуспешно пытаясь сбросить его с себя.

- Какая же ты все-таки энергичная деточка...- довольно прокомментировал мои трепыхания Юрис и отпустив ногу, тут же уцепил меня за запястья и вздернул обе руки вверх, заводя их высоко над моей головой.

-Скажу тебе по-секрету, только строго между нами, Валерий Игнатьевич просто обожает таких гонористых мальчиков объезжать.- Самодовольный шепот Юриса, неожиданно горячим дыханием опаливший мою щеку и его зубы крепко уцепившие меня за мочку уха заставили чуть ли не взвыть от ужаса. А его последующие слова добили меня окончательно:- А еще его необычайно заводит смотреть на то, как его новых шлюшек трахают другие... причем по несколько человек сразу. Парочка дней непрерывного сексмарафона и после все его подстилки становятся просто шелковым и необычайно послушными, если умудряются выжить...

Едва осознаю его последние слова, тут же замираю, прекратив малейшие трепыхания в ужасе уставившись в напряженно следящие за мной глаза довольно скалящегося психа. Врет?! Пугает? Или все же говорит правду? Если верно последнее, тогда почему же Чернышевский тянет время и даже не делает попыток затащить меня в постель? Да он даже руки себе не позволяет в отношении меня распускать. Единственное, что в щеку с утра, перед тем как по делам уехать, вдумчиво так целует, при этом каждый раз с томлением в голосе заявляя, что я просто совершенство. Противно было до ужаса, но возмущаться по этому поводу я даже и не пытался, боясь злить Валерия Игнатьевича лишний раз и напрашиваться на еще большие проблемы чем те, в которые я уже вляпался.

- Врешь!- Смотрю с вызовом и малодушно молюсь про себя, чтобы я оказался прав. Если бы конкурент Верховского собирался меня отдать кому-либо еще, то с чего ему тогда со мной как с фиялкой нежной носиться? Да он моих охранников уже задолбал просто своими постоянными звонками, по нескольку раз в день требуя у них досконального отчета о моем самочувствии, рационе дня и даже о том, чем меня кормить изволили... Вывод? Вокруг меня одни психи! Хотя это понятно и так, но? На кой черт Юрису тогда меня ТАК пугать? Какая ему от этого выгода?

- Не вру.- Спокойненько мне так отвечает прибалт, после чего задумчиво хмыкает:- По крайней мере раньше так и было. Валерий Игнатьевич, широко известен в определенных кругах своими, скажем так, несколько специфическими постельными пристрастиями. Но вот ты... Знаешь, деточка... ТЫ, это нечто особенное.

- В каком это смысле?-настороженно интересуюсь, при этом предприняв еще одну попытку выскользнуть из-под навалившегося сверху тела.

-В прямом смысле.- Тяжело вздохнув и сжав мои запястья еще сильнее, что я даже зашипел боли, Юрис с некоторой тоскливой маетой в голосе добавил:- Я сам ни черта не понимаю... Но ты... Ты какой-то неправильный.

- Че-е-е-го?

Обалдело таращусь на этого психа, в ожидании прояснения его странного заявления, и оно после тяжелого вздоха, но все же последовало.

- Ты, блядь, как ангелочек, реально!- Отчего-то разозлившись, чуть ли не выплюнул мне в лицо Юрис. - Весь такой из себя чистенький, светленький, как не от мира сего. И знаешь, что при встрече с тобой первым делом в голову приходит?

- Что?- еле слышно интересуюсь.

- Присвоить тебя себе, навсегда. Спрятать как можно надежнее, запереть, чтобы никуда не сбежал, чтобы никто тебя не увидел, не украл. Блядь! Да мне всегда на всех плевать было, мне все абсолютно безразличны были. Родня, друзья... хотя вру. Последних у меня никогда не было. Я всегда жил только для себя, в свое удовольствие. Но тут появился ты, все с ног на голову перевернул. И морда эта твоя... которая раньше моей была... Красивая, не спорю, не зря же я на нее так тратился. Но на мне она как маска была. А ты... ты такой... От тебя реально мозг кипеть начинает. Вот и у Чернышевского с Верховским головы от тебя конкретно снесло, и у меня, видимо, тоже...

Точно псих! Еще и озабоченный! Иначе как можно было объяснить то, что этот придурок после последнего заявления тут же жадно впился в мой рот слюнявым до тошноты поцелуем. С силой сжимаю зубы, прикусывая до крови вовсю хозяйничающий в моем рту язык, при этом отчаянно дергаюсь, пытаясь вырваться. Сильный, зараза! Получаю по заднице со всей дури ладонью, после чего меня рывком переворачивают на живот и опять тяжело наваливаются сверху. Ору в ужасе, зовя на помощь охрану, которая вообще не понятно чем занимается, вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, то есть заботой о моем благополучии. Получаю еще один поджопник и ехидное заявление о том, что никакой помощи мне ждать не стоит.

- Парни отдыхают. Двойная доза снотворного в чай и теперь ты полностью в моем распоряжении...

- Валерий Игнатьевич тебя за это по голове не погладит!- В отчаянии привожу последний аргумент в свою защиту в свете подкрадывающейся паники понимая то, что он, скорее всего не прокатит. Иначе с чего бы это Юрису так спокойненько, практически не торопясь, продолжать стаскивать с меня домашние спортивные штаны да еще и вместе с бельем.

- Ему сейчас несколько не до этого будет.- Опять перевернув меня на спину и не обращая внимания на отчаянное сопротивление практически без особый усилий разорвав футболку на моей груди, Юрис с самодовольным смешком заявил:- Я натравил на него Верховского, анонимно позвонив и намекнув, кто именно является заказчиком твоего похищения. Мне сообщили, что прямо сейчас он уже ворвался в центральный офис Чернышевского, вместе с собственной охраной и ментами, так что этой парочке сейчас явно не до нас. А пока эти двое будут драться за право на обладание твоей драгоценной тушкой, у нас будет время смыться как можно дальше. Отвезу тебя к себе домой. Рига тебе должна понравиться, очень красивый город... Правда, некоторое время тебе придется посидеть взаперти, пока я тебя не приручу и пока ты ко мне не привыкнешь. Но ничего, рано или поздно ты смиришься, а я достаточно обеспечен для того, чтобы ты ни в чем не нуждался. Все для тебя сделаю, конечно, в пределах разумного...

- Ничего мне не нужно, и я никуда не собираюсь с тобой "смываться!"-ору в ужасе от открывающихся перспектив и от осознания того, что именно сейчас со мной будут делать. Прикрученные к изголовью кровати ремнем запястья, мои широко разведенные с стороны ноги и уютно умастившийся между ними уже полностью голый придурок, чей стояк демонстративно упирался в мою задницу, не оставляли ни малейшего сомнения в том, для чего все это затевалось.

- Хороший мой, твое согласие мне и не требуется.- бросив быстрый взгляд на висящие на запястье часы, Юрис довольно мне подмигнул:- Мои люди скоро за нами приедут, но где-то полчаса в запасе имеется, и трахнуть я тебя вполне успею. Правда, без особых затей. Удовольствие от этого процесса из нижних в первое время мало кто получает, так что, думаю, нам можно обойтись и без прелюдий. Тем более, что время и правда, поджимает.

Кричу. Громко. Матом. И причина вполне уважительная. Поскольку этот урод принялся запихивать мне в задницу смазанные какой-то скользкой холодной дрянью пальцы.

Часть 16

А дальше вообще начался самый настоящий сумасшедший дом... С шикарным грохотом распахнувшая(практически выбитая) входная дверь... Люди в черных шмотках и черных же балаклавах на головах практически сразу заполнившие собой комнату и шустро рассредоточившиеся по всему ее периметру . Их было много... и еще при этом все ... с оружием?! Ну и ни хрена себе! Спецназ что ли? И по чью же они душу? Очень хотелось верить в то, что они прибыли сюда в качестве моих спасителей, а не в качестве дополнительных поставщиков проблем на мою задницу.

Не менее меня прибалдевшего от всего этого представления Юриса вновь прибывшие сдернули с меня со скоростью ветра и совсем даже не деликатно отшвырнули к стене. С размахом... и хорошим. Поскольку по стеночке на пол он сполз уже практически безсознательной тушкой. Я даже успел немного порадоваться этому обстоятельству. Но радость моя была не долгой. А все из-за того, что вслед за"спецназовцами" в дверях тут же появился какой-то весь из себя взъерошенный Андрей Викторович, который быстро осмотрев комнату, тут же кинулся в мою сторону. Помятый костюм, небрежно торчащий из нагрудного кармана скомканный галстук, морда не бритая и при этом злая. Очень злая. И стала еще злее после того, как он разглядел в каком состоянии я валяюсь на кровати. А состояние мое было абсолютно голым, привязанным за руки к изголовью кровати и с широко разведенными в стороны ногами, которые я под мрачным взглядом Верховского тут же поспешно сдвинул вместе. Голым был и прибалт, на свою беду начавший слабо шевелиться возле стеночки в тщетной попытке встать с пола, чем моментально привлек к себе внимание Андрея Викторовича. Так что к следующей стене Юрис отлетел уже при самом непосредственном участии Верховского. Я порадовался снова, но опять же, радость моя закончилась очень быстро. А все потому, что удовлетворенно проследив за тем как прибалт опал на пол без особо заметных признаков жизни этот псих опять развернулся к кровати. На которой лежал я и от которой моментально возжелал оказаться как можно дальше. Этому моему желанию сбыться было не суждено, поскольку Юрис мои руки прикрутил к ней весьма крепко...

-Всем спасибо и до свидания. Дальше я разберусь сам. -не отрывая от меня напряженного изучающего взгляда недовольно гаркнул спецам Верховский и мотнув головой в сторону моего неудавшегося насильника пренебрежительным тоном добавил:- и падаль эту отсюда уберите. Заприте где-нибудь, им я займусь позже... когда освобожусь.

А сейчас будут заниматься именно мной. Это я понял сразу же по мрачному и много чего нехорошего для меня обещающему взгляду Андрея Викторовича. По-этому проводил шустро удаляющихся из спальни черношмоточников крайне тоскливым взглядом. Два спецназовца уцепив прибалта за локти подняли того с пола и чуть ли не волоком потащили все еще безсознательного парня в сторону выхода. Очень сильно хотелось последовать вслед за ними, а еще лучше впереди них и очень быстрым темпом. Но не судьба... А все Верховский. Стоит. В упор на меня смотрит и взгляд у него такой нехороший... Как буд-то про себя решает, свернуть мне шею быстренько и без особых заморочек, или максимально продлить для себя удовольствие и растянуть этот процесс на как можно более долгий срок.

-Юрис Янсонс... Тебе о чем-то говорят эти имя и фамилия?

Вот что сказать? Очень хороший вопрос в качестве приветствия после долгой и неожиданной разлуки. А я еще и скучал по этому придурку. Значит Верховский, скорее всего, при непосредственном участии своего дяди и его команды, что-то успел нарыть на владельца моего теперешнего лица. Юрис - имя не столь распространенное в наших краях, что бы его упоминание Андреем было лишь случайным совпадением. И это очень и очень плохая новость. Стремная, однако вырисовывается ситуация. И как мне теперь из нее выкручиваться и чего бы ответить такого, чтобы в живых после этого остаться?

-Юрисом охрана называла того парня, которого ты только что по стене пытался размазать. Его фамилию я не знаю, он отчего-то забыл мне представиться.- С вызовом уставившись на еще более помрачневшего мужчину пренебрежительно, практически сквозь зубы, процедил я, тем самым показывая явное недовольство этим своеобразным допросом.

- Секс не повод для знакомства?- Презрительно ухмыльнувшись поинтересовался у меня Верховский и тут же добавил:- хотя чего еще ожидать от элитной шлюхи, готовой подставиться любому если тот хорошо заплатит? Знаешь, вряд ли тебя это известие обрадует, но дядя все-таки сумел найти на тебя кое-что крайне интересное... Юрис. Ты у нас, как оказывается, не только дорогостоящая подстилка, а еще при этом и специалист по разрешению различных специфических задач. Промышленный шпионаж, шантаж, пока еще не доказанные подозрения в организации и причастности к двум убийствам... И дальше, так, практически уже по мелочи... к примеру то, что сюда ты прибыл по личному приглашению моего конкурента, который решил подставить меня при твоем непосредственном участии.

- ...?!-это он о чем вообще? Это он МЕНЯ преступником и шлюхой обозвал? И УБИЙЦЕЙ?! Точно придурок ненормальный! Хотя... отчего-то мне тут-же вспомнился абсолютно отмороженный взгляд настоящего Юриса и я совершенно отчетливо понял, что этот псих может совершенно спокойно и убить, не говоря уже об остальных обвинениях в его адрес, а если быть точным, то адрес теперь был уже моим. Вот я влип!

- Я не проститутка и, тем более, не убийца... И вообще-то меня только что изнасиловать пытались...- Тихо сообщаю, при этом сам на себя злясь за то, что мои слова звучат как довольно жалкая и абсолютно неубедительная попытка оправдаться.- И тебе твой знакомый врач, который меня осматривал, сам сказал, что я не... я не гей.

Молчит. Смотрит на меня в упор. Напряженно думает. Чувствую себя крайне неуютно под этим изучающим взглядом и меня начитает реально колотить в нервном ознобе. Поскольку понимание того, что предъявленные в мой адрес просто дикие обвинения ничем хорошим для меня же закончиться не могут, заставляло едва-едва сдерживаться от того, что-бы просто не взвыть в отчаянии. Да сколько же можно! Я просто с ума сойду скоро от всех этих, свалившихся на мою голову проблем. Но молчу тоже и настороженно слежу за Верховским.

Его тяжелые размышления прерывает торопливо вошедший в комнату Владимир Григорьевич за чьей спиной маячил здоровенный амбал в офицерской ментовской форме и хорошо знакомой мне наружности. Виталик, Анин ухажёр и при этом ярый гомофоб, который возненавидел меня с первого же взгляда. Вот его-то мне точно сейчас для полного счастья как раз и не хватало... Крепко закрываю глаза, просто мечтая немедленно сдохнуть под презрительной ухмылочкой здоровяка с которой он осмотрел все мое выставленное на всеобщее обозрение тело. И практически сразу же с некоторым удивлением ощущаю как на меня опускается какая-то тряпка, прикрывая собой все стратегически важные места моего обнаженного организма. Заинтересованно приоткрываю левый глаз. Верховский! Торопливо прикрыл меня простынкой и с весьма угрожающим видом обернулся к Виталику. Тот оскалился еще в более отвратительной улыбочке, которую успел-таки заметить Владимир Григорьевич. Мужчине это явно не понравилось, поскольку здоровяка тут же послали куда подальше, отправив писать какой-то необычайно важный отчет. Парень недовольно скривился, но возражать высокому начальству и возможному тестю не осмелился, так что очень скоро в комнате мы остались только втроем.

- Андрей. Возможно мы ошиблись и этот мальчишка не тот на кого пришла вчерашняя информация. - Заявил Владимир Григорьевич после очень недолгого молчания во время которого он успел цепким взглядом оценить окружающую обстановку в виде настороженно съежившегося на кровати меня и хмурого взъерошенного племянника. -Мне практически только что из Риги переслали дополнительные сведения... По этим данным Янсонсу на данный момент 26 лет исполнилось. А этот ТВОЙ, -быстрый кивок в мою сторону и страдальчески скривившиеся лицо, -вообще сопляк еще, явно, не старше двадцати лет.

- Но, дядя, его лицо... Ты же сам видел фотографии.

-Видел. Не спорю, схожесть просто невероятная. Но мне еще и отпечатки "пальчиков" того латыша презентовали. Так что могу тебе с полной уверенностью заявить, что этот парень точно не Юрис Янсонс. Я думаю что твой мальчик возможно родственник того латыша. Близкий. Скорее всего брат. Сейчас этот вариант прорабатывают, ищут данные по его семье.

-Я не "ЕГО МАЛЬЧИК"! Нафиг мне этот извращенец психованный вообще нужен!- слегка воспрянув духом при последних новостях исключающих меня из звания "убийцы" и совершенно забыв о чувстве самосохранения возмущенно рычу, и тут же затыкаюсь под двумя, моментально врезавшимися в меня предупреждающими о проблемах взглядами.

-Деточка, скажи спасибо за то, что Андрей все еще считает тебя "СВОИМ МАЛЬЧИКОМ".- В ответ рыкнул на меня Владимир Григорьевич , при этом успев перехватить за локоть рванувшего в мою сторону разъяренного племянника. -Иначе я не тратил бы на тебя столько своего времени, а просто отправил в родную Латвию по линии Интерпола и забыл бы о тебе как о страшном сне. Слишком уж проблем от тебя много появляется. И, кстати, хочу тебя поставить в известность о том, что мои коллеги из Риги очень сильно меня просили о том, что бы я тебя им сдал. Так же советую иметь в виду то, что я еще не ответил им отказом, а просто обещал подумать, сославшись на то, что ты мне и самому нужен в качестве свидетеля. Так что... включай мозг, парень, если он, конечно, имеется в твоей хорошенькой блондинистой голове, в чем я очень сильно сомневаюсь. И хорошенько подумай над тем как искупить свою вину перед Андреем... и в каких позах ты будешь этим заниматься. Предупреждаю сразу... Будешь и дальше уклоняться от своих прямых обязанностей подстилки на полном обеспечении, лично отвезу в Ригу и договорюсь о том, чтобы тебя запихнули в общую камеру к самым отмороженным зекам. Последствия для своей задницы, думаю, ты представить все-таки сможешь. Так что советую больше не хамить моему племяннику и не злить его, потому что благополучие твоей задницы теперь полностью в его руках. Как в прямом так и в переносном смысле. Усек?

Еще и как усек! Да у меня после этой крайне проникновенной речи в открытую шантажирующего меня мента, чуть крышу от ярости не сорвало.

Часть 17

Опять сижу взаперти в хорошо знакомой мне комнате. Уже третий день сижу. Скоро начну от дикой скуки стучаться головой в запертую с той стороны дверь и меня останавливает только лишь понимание того факта, что это глупое действие вряд ли что-то изменит, тем более, в лучшую для меня сторону. А вот в худшую-запросто. На поднятый мной шум еще и Верховский может с незапланированным визитом нагрянуть, а видеться с ним у меня не было абсолютно никакого желания. Поскольку я превосходно понимал, чем его появление может закончиться. Андрей мне еще в день моего 'торжественного возвращения' в его дом прямым текстом объявил о том, в каком именно статусе я буду здесь находиться. А статус у меня был просто замечательный: Бесплатная и безотказная хозяйская подстилка без малейшего права голоса, которой и одежда теперь никакая не полагалось... Верховский даже на трусы для меня не расщедрился, жмот несчастный.

Из дома Чернышевского меня забрали в том же виде, в каком и обнаружили... то есть абсолютно голого. Правда Андрей, едва только отвязав от кровати, все же неохотно, но пожертвовал для меня свой безнадежно измятый пиджак, в который я поспешно и завернулся. Но поскольку с Верховским роста мы были практически одинакового, то прикрывал он мало чего и мои ноги, открытые почти до самой задницы, могли созерцать все желающие. Хорошо, что таковых практически не наблюдалось, правда, за единственным исключением. Андрей, скотина такая! Во все глаза на них таращился пока из дома конкурента за локоть крепко уцепив тащил, пока в машину свою на заднее сидение запихивал... пока сам рядом со мной усаживался. Думал, он меня там же, в машине и отымеет, не смотря на присутствие двоих ребяток из охраны на передних сидениях. Уж больно взгляд у этого маньяка был оголодавший. Поэтому всю дорогу я просидел забившись в самый дальний от Верховского угол машины, поджав под себя босые, замерзшие из-за экстремальной пробежки по сугробам ноги и, постаравшись как можно сильнее слиться с кожаной обивкой салона. Андрей как ни странно, попыток ко мне приблизиться не предпринимал. Сидел и молча сверлил меня тяжелым задумчивым взглядом все время нашей поездки. Едва прибыли к его дому меня все так же молча выволокли из машины и опять же босиком потащили за шкирку к входной двери. Пинок в спину и я чуть ли не подбитой ласточкой влетаю в предусмотрительно распахнутую передо мной одним из охранником Верховского дверь. Еле умудрился удержаться от того что бы не спикировать носом в дорогущий даже на первый взгляд светло-бежевый ковер, необдуманно расстеленный прямо за порогом. Его же задолбаешься чистить, едва только по весне растает снег. Хотя на данный момент он оказался весьма кстати... Поскольку лицом с полом я хоть и не встретился, но вот коленями и локтями приложился к нему знатно. Благо еще, что мягкое покрытие хорошо смягчило удар, но вот только поза в которой я при этом оказался была така-аа-я... Да еще и Верховский шел сразу же за мной, так что зрелище перед ним предстало, скажем так- весьма провокационное. И этот долбаный короткий пиджак... Вот же ж гадство!

-Детка, может быть давай хотя бы подождем до спальни? - раздался за моей спиной насмешливый голос Андрея, который тут же с ехидцей добавил: - Пускай твое рвение мне и нравится, но заниматься ЭТИМ прямо на пороге да еще и при зрителях меня не совсем устраивает. Но в принципе, если тебе так уж сильно не терпится, то начать можно и здесь.

Еще и по заднице моей голой после этих слов снисходительно так шлепнул, что и стало последней каплей для моего терпения.

- Охреневшая мажористая скотина! Шлюх своих за задницы лапай, если им эта херня нравится, а ко мне не смей лезть! Меня от тебя просто тошнит! -Это я заявил ему вслух, громко и с выражением. А после добавил еще много чего интересного в его адрес в крайне нецензурных и весьма красочных выражениях. За что тут же был вздернут за лацканы пиджака с пола вверх и безотлагательно разложен задницей кверху прямо в холле на небольшом диванчике.

-Так ты и есть теперь моя шлюха.- больно заломив руки за спину, разъяренной гадюкой прошипел мне на ухо мужчина и собственнечески огладил ладонью по бедру. - И трогать я тебя буду где захочу и когда захочу! И не только трогать...

Буквально сорванный с меня пиджак отлетел куда-то в сторону и взбешенный до предела Верховский тяжело навалился на меня сзади, крепко прижимая собой к холодной кожаной обивке дивана. Сопровождающие нас охранники Верховского при виде этого беспредела тут же поспешно смылись... на улицу. Да еще и дверь входную за собой из предосторожности заперли. Уроды застенчивые!

А Андрей еще больший урод, к тому же моральный. Об этом я ему тоже не постеснялся сказать ему открытым текстом. После чего, умудрившись вывернуться из-под удобно расположившегося на мне придурка, который с упертостью барана, не обращающего ни малейшего внимания на отчаянное сопротивление, пытался коленом раздвинуть мои крепко сжатые ноги.

А дальше мы подрались. Конкретно так. Верховский как будто с цепи сорвался... Бил куда дотягивался, профессионально так как по "груше" отрабатывал, боксер хренов. Губу мне разбил в кровь, синяк под глазом и, кажется, на скуле поставил. Придурок! Еще и по ребрам не слабо так припечатал, даже дышать больно стало. Не удивлюсь, если этот гад мне парочку из них поломал.

Но и я от него старался не отставать, поскольку и у меня кое-какие навыки ближнего боя имелись. Так что самодовольную рожу Верховского я тоже неплохо разукрасил. Нос подбил, под глазом фингал идентичный моему обеспечил и теперь примерялся к тому, куда бы еще умудриться врезать так, чтобы этой сволочи зажравшейся как можно больнее сделать.

Дрались в абсолютном молчании, полностью сосредоточившись на бое и на том, чтобы как можно сильнее достать по противнику. Выпад, удар, отскок в сторону... Ненавижу! Бью...не попадаю. Ловкий и шустрый, зараза. Легко уходит от моего кулака в сторону после чего подло бьет в бок. Как раз туда, где огнем горят уже подбитые до этого ребра. Давлюсь воздухом, практически задыхаюсь, в глазах темнеет от резкой боли и я опять падаю коленями в ковер под самодовольным, полным победного превосходства взглядом Верховского.

Блядь! Одно сплошное позорище! Чувствую себя никчемной половой тряпкой, которая даже морду своему обидчику нормально набить не может. И то, что этот придурок Верховский, был старше и крупнее меня, и с более профессиональными боевыми навыками, отмазкой для моего позорного поражения не служило, по крайней мере, в моих собственных глазах. Кстати на счет глаз... Что-то странное с ними происходит... Бежевый ворс коврового покрытия, который я только что видел вполне отчетливо по причине весьма близкого его расположения к моему лицу, стал каким-то расплывчатым и мне это совершенно не понравилось. Нервно трясу головой, пытаясь хоть немного настроить зрение и понимаю, что с этим действием несколько погорячился. По ребрам опять полоснуло еще более резкой болью, в глазах потемнело окончательно и мордой в ковер я все-таки рухнул. Даже в очередной раз успел порадоваться его мягкости перед тем, как отрубиться окончательно.

В себя пришел в той же спальне, в которой Верховский запирал меня в первые же дни нашего знакомства. На кровати, укутанный чуть ли не до ушей теплым уютным одеялом и в обстановке крайней напряженности, а попросту говоря, практически скандала.

Уже знакомый мне врач, тот самый, который осматривал мой филей, пострадавший от чрезмерного внимания к нему же Верховского, в данный момент на этого самого Верховского и орал:

- Андрей, знаешь ли, это уже перебор! То, что ты являешься единственным племянником моего лучшего друга еще не означает, что я постоянно должен покрывать твои сумасшедшие выходки. Ты что с этим мальчишкой творишь? Угробить его решил, так зачем тогда меня постоянно вызываешь, чтобы его подлечивал? Смысл какой? Не понимаю...

- Леонид Витольдович... этот мальчишка сам активно на проблемы напрашивается. За что и отгребает.

- Да неужели, а я уверен, что на проблемы напрашиваешься как раз ты сам.- Заинтересованно приоткрываю глаза и наблюдаю преинтереснейшую сцену. Врач, едва достающий до плеча Верховского с крайне боевым, рассерженным видом обвиняюще тычет в него указательным пальцем и чуть ли не кипит от ярости.

-В первый раз я еще закрыл глаза на то, что ты натворил. Списал на то, что ты и вправду мог потерять голову и осторожность, заполучив в свою постель такого красивого парня. Но вот это...- нервно дрожащий палец доктора перенаправленный уже в мою сторону заставил быстро зажмуриться, снова притворяясь безсознательной тушкой.- Андрей, это уже не случайность, это уже побои, причем, как минимум, средней тяжести. Больше чем уверен, что у мальчика помимо многочисленных гематом еще и накол ребра обнаружится и, скорее всего, сотрясение. И знаешь, на этот раз я тебя покрывать не буду, лично твоему дяде доложу, пускай он сам меры по твоему вразумлению предпринимает, если ты ничего другого не понимаешь.

- Дядя уже в курсе происшедшего. Я ему успел позвонить еще до вашего приезда.- сухо ответил на эти угрозы Верховский и не менее холодным тоном добавил: - И можете мне не верить, но он мне в ответ заявил, что пацан еще легко отделался, после всего того, что успел натворить.

В ответ-тишина. Но не долгая. Видимо после некоторого осмысления сказанного, Леонид Витольдович каким-то чересчур уж нервным голосом заявил: - И все-равно, я Володе сам, лично позвоню, для того, чтобы удостовериться...

- Ваше право, - покладисто согласился Верховский с мужчиной и уже более злобно заявил:- только вот хочу вас предупредить. Не сильно обманывайтесь ангельской внешностью этого пацана. На нем уже столько всякого дерьма висит, что лет на пять минимум строгого режима потянет и это при том, что дядя еще не особо и копать под него начал. Эту смазливую шлюху конкурент специально под меня подложить пытался, для того, что бы мальчишка ценные документы попытался из этого дома выкрасть.

-Но этот юноша... он же совершенно не по мужской части. Андрей, возможно ты ошибаешься?

-Я не ошибаюсь.- Минутное молчание и нервно добавленное:- Я этого щенка сегодня в доме своего конкурента как раз и нашел. Абсолютно голого и буквально в самом разгаре процессе из под такого же голого мужика выдернул. Парень, после того как все-таки умудрился от меня сбежать, в этом доме несколько дней провел... и сомнительно мне, что провел он их там в качестве простого гостя. Я Чернышевского, конкурента моего ненаглядного, очень хорошо знаю, так же как и его извращенные постельные предпочтения. Этот урод моральный подобную красоту мимо себя ни в коем случае не пропустит. Так что я больше чем уверен в том, что мальчишка проводил все эти дни в постели, с удовольствием подставляя задницу своему прямому хозяину и его многочисленным приятелям.

- Андрей, и все-таки ты ошибаешься. - опять решился вступиться за меня доктор, чем вызвал мою самую искреннюю благодарность, которую, я тем не менее, решил пока не озвучивать вслух.- Я на всякий случай осмотрел парня и... и там. Так вот, могу с полной уверенностью заявить о том, что с мужчиной он после тебя вряд ли был, по крайней мере, в нижней позиции.

- Вы... в этом уверены?- Опачки, а как мы сильно занервничали! С чего бы это вдруг? Неужели так сильно не любим делиться своими игрушками, что одно только подозрение в том, что меня мог трахнуть кто-то помимо этого придурка, срывает его с катушек? Псих, однозначно... А доктор- тоже сволочь последняя! Осматривал мою задницу, в то время, когда я в полной отключке валялся. И я еще его поблагодарить за защиту собирался? Хорошо, что не сделал этого, а теперь и не буду.

- Андрей, я практически на сто процентов уверен в том, что минимум дней пять-семь, парень не имел никаких сексуальных контактов с мужчинами в качестве принимающей стороны. И еще хочу тебе сказать вот что, если ты ошибся в этом своем предположении, то может быть тебе стоит тщательнее проверить остальные. Ведь, возможно, ты ошибался и в них.

- Проверю, Леонид Витолдович, обязательно проверю.- Торопливо согласился с предложением врача Верховский, после чего поспешно выпроводил того из комнаты. Топот двух пар ног по ступеням вниз, приглушенный закрытой дверью разговор затухающий в отдалении... Ушли оба. Просто замечательно!

Шустро вскакиваю с постели, едва только голоса незваных посетителей стихли полностью. Поврежденные в драке ребра, пускай и крепко стянутые бинтами обожгло резкой болью и я чуть не заорал от неожиданности. Вот же скотство! Могли бы и обезбаливающего чего-нибудь вколоть, жмоты! Осторожненько прошкандыбал к зеркальному шкафу и задумчиво уставился на свое отображение. Нда, и все-таки я просто охренительный красавчик, особенно, в данный момент. Морда опухшая, местами с яркими пятнами сине-зеленого цвета. Волосы всклоченные, глаза заплывшие и грудь замотана таким количеством бинтов, что в пору в продолжении "Мумии"сниматься в качестве этой самой мумии. Единственное радует... Вряд ли Верховский меня в таком непрезентабельном виде возжелает трахать, хотя с этим психом неадекватным я уже абсолютно ни в чем не был уверен. Но надежда умирает последней и я все-таки надеялся на то, что хотя бы несколько дней меня не будут трогать, и дадут время на то, чтобы хоть немного прийти в себя.

Часть 18

Я ошибался... Никакого времени для того, чтобы прийти в себя Верховский мне не дал. Не успела эта сволочь выпроводить из своего дома врача, как тут же торопливо вернулась обратно. Шаги Андрея, быстро поднимающегося обратно по лестнице, я вполне отчетливо слышал, только вот все-равно до кровати доползти не успел. Так что вошедший в комнату Верховский застал меня стоящим посреди комнаты, голым и вцепившимся рукой в надсадно ноющие ребра.

- А ведь только что, чуть ли не умирающим лебедем притворялся...- внимательно осмотрев меня сверху донизу с противной улыбочкой заявил мне мужчина и уже более суровым тоном продолжил:- И раз ты так резво принялся скакать по комнате, то думаю, что свои постельные обязанности у тебя тоже получится исполнить вполне сносно.

- Пошел на хрен, извращенец гребаный!-Ору возмущенно, едва только до меня доходит смысл сказанного. После чего сразу же настороженно отступаю назад, поскольку отчетливо понимаю, что Верховского я все-таки умудрился разозлить окончательно.

-А вот тут ты не угадал, мой хороший.- Судорожно сжав ладони в кулаки до побелевших костяшек пальцев и с явно маньячной улыбочкой, медленно проявляющейся на его мрачном лице, заявляет мне этот придурок. -"на хрен" пойдешь как раз ты... И займешься этим крайне полезным делом прямо сейчас.

- Нет!-Твердо отвечаю я категорическим отказом на это наглое заявление. А то, что голос при этом дрожал и ноги в коленях от страха чуть не подкосились, уже не было важным. Так как Верховскому на мое несогласие было глубоко наплевать. Что он немедленно и продемонстрировал, в пару широких шагов подлетая ко мне и, ухватив за предплечье, потащив в сторону кровати. Пинок в спину и я лечу вниз, зарываясь носом в скомканное одеяло. Задолбало уже постоянно порхать как птичка и приземляться как подбитый истребитель... Шиплю от боли в ребрах, очередной раз попавших под раздачу. Скотина ненормальная! Пытаюсь отползти на другой край кровати, но меня тут же хватают за шею и тычут лицом в подушку.

- И еще, слушай внимательно и принимай к сведению...- просто ледяным тоном шипит мне в ухо Верховский, одновременно с чем перехватывая мою руку, сжатую в кулак, которым я пытался зарядить ему в бочину.- сопротивляться я тебе не советую. Будешь выделываться и строить из себя недотрогу и дальше, я все-таки отдам тебя дяде. И он, как и обещал, бросит тебя в клетку с самыми отборными отморозками... С этим все понятно?

Понятно! Еще и как понятно... особенно то, что никаких, даже мизерных шансов на избавление от домогательств этого придурка мне не оставили. Обессиленно замираю на кровати рядом с вытянувшимся рядом со мной извращенцем и реву. Тем временем меня довольно осторожно переворачивают на спину. Смотрит, пристально, изучающе прямо в залитое слезами лицо. Молчит, только лишь еще больше мрачнеет и сжимает челюсти чуть ли не до зубовного скрежета. Молчу тоже, ибо уже прекрасно понял, что никакого смысла ни в сопротивлении, ни в просьбах отпустить не будет. Стыдно за свою слабость, за соленую, бабскую мокроту на щеках. Поэтому отворачиваю лицо в сторону, чтобы не видеть нависающего надо мной придурка, который непонятно когда уже успел скинуть с себя всю одежду. Как последний бесхребетный дурак тихо пропитываю слезами подушку и при этом совершенно отстранено наблюдаю за тем, что вытворяет с моим телом Верховский. А он решил со мной особо не церемониться... Никаких предварительных ласк и лживой нежности... И я был ему за это благодарен, как бы дико это не выглядело. Хотя подготавливал он меня довольно тщательно. Широко развел мои совершенно ватные ноги в стороны, деловито смазал холодной липкой гадостью задницу и медленно ввел в меня палец... Сука! Больно не было... Было тошно, противно... и страшно. Мне все еще хорошо помнился первый день нашего знакомства с Верховским и его повторения мне не хотелось ни в коей мере. Но от моих хотений уже ничего не зависело и Андрей это вполне четко озвучил и продемонстрировал.

Второй палец, ощущался уже гораздо больнее и протискивал его в меня извращенец с большим трудом, чем первый. Кажется, я даже заскулил от полной безысходности и желания немедленно сдохнуть... Крепко закрываю глаза и еще сильнее отворачиваю голову. Это все происходит не со мной! Горячечный бред или страшный сон... без разницы. Главное, что это все не на самом деле, поскольку в реале такого просто не может быть. Но было... Эти осторожно двигающиеся во мне и вовсю растягивающие пальцы, ощущались как вполне настоящие, как и тело, вольготно раскинувшееся на мне и давящее своим, совсем не фантомным весом. Горячая влажная кожа Андрея, его жаркое дыхание, которым он обдавал мою шею, лицо, грудь... Его рука до отвратного нежно оглаживающая мое тело... Все это тоже было до боли реалистично и это меня просто убивало.

Третий палец... Шиплю от боли, после чего меня цепляют за подбородок и вынуждают повернуться лицом к лицу... Мой рот тут же накрывают чужие властные губы. Целует... на фига? Шлюх ведь не целуют, их просто используют по прямому назначению, вот пускай и использует. Рывком освобождаюсь и отворачиваюсь опять. Тяжелый вздох и Верховский с меня слегка привстает, одновременно с чем вытаскивая пальцы. С чего это вдруг? Неужели совесть заговорила и он решил оставить меня в покое?

А вот и не фига подобного... Пальцы этот извращенец вытащил из меня только лишь для того, что бы заменить их кое чем, более объемным. Дергаюсь, пытаясь вывернуться из-под опять навалившегося на меня мужчины, но мне не дают этого сделать. Руки заламывают высоко над головой и резким рывком еще глубже проталкиваются внутрь моего тела. Реву опять. Больно. Изнутри все распирает и задница буквально горит огнем...

- Андрей, не надо... Не делай этого, отпусти.- еле слышно прошу, вперившись умоляющим взглядом в глаза низко склонившего ко мне голову мужчины. Молчит и уже сам отворачивает от меня лицо, при этом упрямо продолжая втискиваться в меня своим членом. Тяжелое рваное дыхание... Его. Долгий, полный боли стон... Мой. Ненавижу и отчетливо понимаю, что ему на это плевать.

- Не зажимайся, так ты делаешь себе только хуже.- Все же недовольно цедит он сквозь зубы, при этом осторожно пальцами стирая с моей щеки бегущие по ней слезы. Заботливый какой! Но на его сомнительную заботу наплевать уже мне. "Не зажимайся"... Хорошее предложение. Еле сдержался от того, чтобы не заржать в истерике. Он бы мне еще посоветовал "расслабиться и получать удовольствие". Придурок!

Вдвойне обиднее было от понимания того, что свое собственное удовольствие Верховский получал в полной мере. Осторожные в самом начале толчки, которыми он измывался над моим телом, все более ускорялись и теперь с каждым разом он вбивался в меня еще сильнее и глубже. Мои ноги были подхвачены под коленями и вздернуты высоко вверх, благодаря чему я сложился практически пополам, что гораздо облегчало Верховскому доступ к моей заднице. Я не сопротивлялся. Лежал на спине безвольной куклой, апатично позволяя Верховскому творить с моим телом все, что тому заблагорассудится и отстранено мечтал о том, чтобы этот ублюдочный извращенец кончил как можно быстрее. Ни о каком даже минимальном удовольствии от процесса с моей стороны не шло даже и речи... Увлеченно трахающий меня мужчина, скорее всего, специально все делал для того, чтоб с первого же раза расставить приоритеты и наглядно продемонстрировать мне мое место бесправной подстилки. А сам в это время ловил кайф. Об этом давали ясно понять его стоны, рваное дыхание и его пальцы, все более жестко сжимающие мои ноги, которые он практически закинул себе на плечи. А я загибался от боли. В разрываемой им заднице, в поломанных им же ребрах и в сердце, которое этот придурок рвал на куски своим пренебрежением и ненавистью ко мне. И я еще думал, что ему нравлюсь? Идиот! И вдвойне идиот потому, что допустил то, что он начинал нравиться мне. И "нравиться" это еще было очень слабо сказано.

Когда же эта ненасытная сволочь с утробным, каким-то звериным рыком все же кончила прямо в меня и расслабленно развалилась на моем теле я чуть не заревел опять, но уже от облегчения. Неужели все закончилось? Может этот гад, получив, то, что давно хотел, теперь угомонится и оставит меня в покое, хотя бы на некоторое время? Хотелось бы на это надеяться. Поэтому лежу тихо, боясь и вздохнуть лишний раз, лишь бы не спровоцировать повторение.

А этот... так и валяется рядом. Едва отдышавшись, перевернул меня на бок и крепко прижался сзади, собственнечески обхватив поперек живота рукой. Даже член свой не потрудился вытащить, что бесило и пугало одновременно, так как весьма ясно намекала на вероятную возможность продолжения творимого со мной беспредела. Не хочу! Смыться хочу как можно дальше... и прибить гада этого особо изощренным образом... И еще в душ хочется, для того, чтобы как можно скорее смыть с себя все. Его запах и ощущение его прикосновений к моей коже. Еще и мозги каким-нибудь образом было бы неплохо прополоскать. Чтобы не помнить ничего из происшедшего... Не могу так больше!

-Мне нужно в душ.- Тихо говорю себе практически под нос, даже не делая попытки обернуться к лежащему за спиной мужчине. Тот явно слышит, но отпускать не торопится. И даже наоборот, еще сильнее прижимает меня к себе.

- Отпусти.- уже прошу и гораздо более громким голосом.- тяжелый вздох и меня неохотно выпускают из принудительных объятий. Осторожно встаю с кровати, чуть не навернувшись при этом на пол. Ноги тряслись, спина, ребра и задница ныли от боли и, в кучу ко всему этому, по ногам текло что-то липкое. Вот охренеть просто! Заторможено смотрю вниз и понимаю, что это вообще полная жопа! По моим бедрам замедленно стекала СПЕРМА Верховского! Козел! Думаю, но высказываться вслух не рискую. Остервенело тяну к себе край одеяла, нервно дрожащей рукой стираю с себя эту гадость и, осторожно переставляя подкашивающиеся ноги, бреду в сторону ванной.

Часть 19

Захлопываю за собой дверь сильнее, чем оно того стоило. И только лишь подобным образом высказываю свое отношение к происходящему. Злить Верховского очередными, вполне заслуженными оскорблениями в его сторону я реально боялся. Ванная. Медленно сползаю по кафельной стеночке и опускаюсь конкретно растраханной задницей прямо на ледяной, кажется, мраморный пол. Смешно, но этот холод слегка притупляет боль. Недовольно смахиваю с лица опять полившиеся слезы, мысленно обзываю себя половой тряпкой и, с некоторым усилием, но все же заставляю себя подняться. Неподвижно и совершенно безучастно стою под душем, тоже холодным, подставляя лицо под бьющие сверху струи воды. Не хочу ни о чем думать. Особенно о том, что только что произошло в спальне. Иначе просто сойду с ума. Потому что это было... тошнотворное безумство какое-то это было. Не думать! Верховский козел! За что он со мной так? Ведь его дядя-мент сказал ему, что я не Юрис, а значит не вор и, тем более, не убийца. И врач ему заявил, что я с мужиками не трахался, так отчего он на меня так сильно разозлился, что практически изнасиловал по второму разу? И что теперь со мной будет дальше? Блядь! Я же собирался об этом пока не думать, а сам? Нужно сосредоточится на чем-то другом... Нужно искупаться, я же именно за этим сюда и шел... Неуклюже присаживаюсь в ванную и, заткнув слив, набираю горячую, почти обжигающую кожу воду. Пытаюсь расслабиться и не обращать внимания на болезненно щиплющую задницу... Не получается. Мысли все равно возвращаются и яркие воспоминания происшедшего чуть ли не взрывают мне голову.

А ведь все это может повториться... И не один раз. Осознаю эту мысль в полном объеме и тихонько вою в отчаянии. Еще один такой же 'ночи крепкой мужской любви' я просто не выдержу... А если и выдержу, да еще не дай бог, смирюсь и привыкну, то что меня ждет в будущем? К примеру, когда я все-таки окончательно надоем Верховскому? Обещанная его дядей камера с зэками? Не удивлюсь абсолютно. И к чему тогда терпеть издевательства над собой, если никакой надежды на счастливое или, по крайней мере, более-менее сносное будущее для меня не существует? Тогда уж лучше сдохнуть прямо здесь и сейчас, чем всю оставшуюся жизнь подставлять свою задницу многочисленным извращенцам, которые просто мечтают меня изнасиловать. Малодушно? Не спорю... Но мне на это наплевать. Это моя жизнь и только я могу ею распоряжаться, даже если всякие'верховские' будут считать иначе.

Внимательно осматриваю просторную ванную комнату и практически сразу же цепляюсь взглядом за стоящий на тумбочке возле раковины бритвенный набор. Вначале недоверчиво на него пялюсь, после чего ехидно ухмыляюсь. Верховский и тут умудрился выделиться. Он бы себе еще и саблю антикварную самурайскую, вместо бритвенного станка приспособил бы... Я бы уже этому совершенно не удивился. А тут всего лишь лезвие для бритья... размером с хороший ножик и просто невероятно остро наточенное. Это я уже узнал когда вытащил опасное приспособление из деревянной фирменной подставки и осторожно приложил его к подушке большого пальца. Порезался. Заторможено глядя на медленно стекающую к запястью алую каплю, невольно вздрагиваю и тут же торопливо возвращаю лезвие обратно на тумбочку. Не хочу, не сейчас... А вдруг все еще как-нибудь наладится само по себе? И все-таки я трус.

Моюсь, тщательно отскребая от себя жесткой мочалкой прикосновения Верховского и при этом неотрывно рассматриваю необычайно острую бритву. И что мне теперь делать? Умирать не хотелось, даже не смотря на то, что со мной сделал Андрей. Но при этом я и не представлял как буду жить дальше, когда каждый день можно было ожидать повторения совершенного надо мной насилия. А с этой внешностью, которая у меня появилась благодаря тупому новогоднему желанию, в покое меня теперь уже не оставят. И всегда найдутся желающие присвоить себе, даже не спрашивая моего хотя бы номинального согласия. Чернышевский, Юрис, Верховский... И сколько их еще таких будет? Однако, дилемма.

Видимо, в ванной комнате я проторчал довольно долго и Верховский даже успел по мне соскучиться.

-Ты там еще долго сидеть будешь? - Неожиданно раздавшийся из-за двери недовольный голос Верховского, заставил меня нервно дернуться, и приложиться затылком об кафель. Конкретно так. Практически до звездочек перед глазами. И кажется при этом я еще и вскрикнул от боли. Потому что в дверь сразу же хорошенько стукнули.

- Ты чем там занимаешься? Открывай немедленно иначе я тебя сам оттуда вытащу.

Опять командует, задолбал уже...

-Я в ванной, скоро выйду.- все-таки решил я подать голос, поскольку прекрасно понимал, что Андрей может и не дожидаться моего появления, а просто чуть сильнее долбануть по двери, и чисто символическая защелка не выдержит его напора.

- Не рассиживайся там долго, я с тобой на сегодня еще не закончил. Так что шевели задницей и бегом в кровать.

'Не закончил' в каком это смысле...? Да охренеть просто! Вот же сука неуемная! Хозяин жизни, блядь! Привык получать все что хочет по первому же щелчку пальцев? Обломится... Меня он больше получить не сможет!

Настороженно прислушиваюсь. За дверью тишина, значит ОН ушел в спальню. Но долго он меня ждать там не будет, а это значит, что времени очень мало. Опять смотрю на бритву. Вот и все. Вот и приплыли... не хочу! Но рука сама тянется к стальному лезвию. Вряд ли Андрей им хотя бы раз брился, выглядит как новенькое. Видимо для понта прикупил, но мне это уже без разницы. Время... Умирать страшно. Но и жить так как живу сейчас я тоже не хочу. Хватит, некогда думать. Раньше нужно было этим заниматься, перед тем, как желать всякие глупости.

Переключаю кран на более горячую подачу воды.

Желания все эти... Красавчиком мне хотелось стать! Думал жизнь моя после этого сразу же лучше станет и интереснее. Вот и получил, идиот!

Остервенело секу лезвием кожу на запястье... Больно-оооо. Зажимаю свободной ладонью рот, чтобы не заорать на весь дом.

И все-таки я придурок... Девственности хотел лишиться? Да пожалуйста, любой каприз.

Еще один порез. Боль уже не такая сильная. А вот крови-иии...

Кстати, Верховский трахнул меня уже второй раз... Сука!

Режу еще, после чего опускаю истекающую кровью руку в ванную и вдумчиво наблюдаю за тем, как из порезов выползают красные длинные щупальца, практически сразу же растворяющиеся в горячей воде. Красиво.

Вода в ванной быстро темнеет, точно так же как и у меня в глазах. Закружилась голова и я, выпустив из ослабевших пальцев уже ненужное мне лезвие, осторожно улегся затылком на край бортика и расслабленно прикрыл глаза.

Больно уже не было. Страшно тоже. Была лишь апатия и полное безразличие к происходящему. И легкая, отстраненная обида. Ведь мое третье желание так и не исполнилось, и заказанную на Новый Год любовь я все же не получил. Вяло размышляя о том, что везде обман, краем ускользающего в темноту сознания отмечаю какой-то надоедливый шум. Стук, кажется, крики... грохот. Достали, даже сдохнуть спокойно не дают. Еще и поиздеваться напоследок надо мной вздумали, причем конкретно так. Больно уцепив за плечи, какой-то придурок принялся меня трясти и тянуть из теплой уютной воды вверх. Резко похолодало, да и что-то орать на ухо совершенно некстати принялись. Уроды. Неохотно, с трудом, но все же открываю глаза и с напрягом фокусирую взгляд на склонившемся ко мне почти вплотную лице. И кто бы сомневался... Опять Верховский, и тут мне покоя не дает.

-Пошел на хуй! Ненавижу!- Сердито заявляю я ошеломленно таращащемуся на меня придурку. После чего меня буквально затягивает в какой-то резко темнеющий водоворот и я вырубаюсь окончательно.

Часть 20

-Верховский, скотина, открывай давай!- Возмущенно ору во все горло, нервно вцепившись пальцами в ледяные прутья кованной решетки въездных ворот. Заперся, сволочь... Значит это точно его выходки. А на улице не лето. Конец декабря и мороз приличный, где-то в районе минуса двадцати. И я тут под воротами торчу без куртки , в тонком спортивном костюме и комнатных тапках. А все из-за ЭТОГО ГАДА!

Со злостью трясу ворота. Те даже не шелохнулись, что и не удивительно. Замерзаю окончательно и с психу долбанув ногой в тапке по железяке, с коротким болезненным стоном все же решаюсь отступить.

Угрюмо бреду к своей машине две недели назад подаренной моим новым "папочкой" и мысленно покрываю в край оборзевшего придурка самым отборным матом. Да что этот ненормальный вытворяет? Какого хрена опять лезет в мою жизнь, если сам, без особого принуждения поклялся, что оставит меня в покое. Навсегда. А сам? Уже почти год прошел после моей неудачной попытки суицида, а он все никак не угомонится.

Торопливо залезаю в теплый салон и с ненавистью таращусь через лобовое стекло на особняк Верховского. Ведь больше чем уверен, что эта скотина сейчас там сидит и за мной наблюдает... Или в окно, или через камеру видео наблюдения, висящую как раз над воротами.

И какого черта он все это делает? Решил свести меня с ума окончательно своими идиотскими выходками? Заняться ему больше нечем что ли, кроме как мне с завидной регулярностью жизнь портить? Так дядя Гена вчера на совместном "семейном" ужине мимоходом обмолвился, что дела в его с Верховским фирме идут просто замечательно. И в основном благодаря Андрею Викторовичу, который последнее время чуть ли не живет на работе, о благе компании радея... И при этих словах на меня с такой укоризной взглянул, что я не выдержал и высказал ему открытым текстом все то, что думаю о его друге. Основная мысль моей крайне проникновенной и ощутимо разбавленной матами речи сводилась к тому, что если бы Верховский действительно пахал денно и нощно, то у него не оставалось бы ни сил, ни времени ни на что другое. А поскольку эта скотина умудрялась периодически попадаться мне на глаза с очередным висящим на нем парнишкой модельной внешности, (блондинистым и до подозрительности похожим на меня) то вывод напрашивался сам собой: на работе Андрей Викторович не особо переутруждался, раз его сил хватало еще и на своих многочисленных любовников. В ответ на эту горячую обвинительную речь, дядя Гена лишь задумчиво хмыкнул и посоветовал мне не ревновать Андрея к его однодневным увлечениям. Верховский, видите ли, мужчина молодой, здоровый и ему просто необходим регулярный секс, в котором одно блондинистое недоразумение ему с завидным упорством отказывает. "Недоразумением" как я понял обозвали меня. Обиделся. Молча выскочил из-за стола и просидел безвылазно в своей комнате весь остаток дня, бездумно лазя в интернете. "Секс" значит этой сволочи нужен, вот пускай он им и занимается со своими шлюхами, мне это совершенно без разницы... Кажется. Ненавижу скотину блудливую! Мне все равно, кто там в его кровати обитает, ведь я-не гей! Мне девушки нравятся... Однозначно.

Но с девушками возникла конкретная проблема, так как у меня на личном фронте следовал облом за обломом. И это при моей-то новой внешности... Странно? Я тоже так думаю. И ведь девчонки мне вполне адекватные и симпатичные попадались. К примеру Танечка... Высокая длинноногая брюнетка с нереально зелеными глазищами и вполне аппетитной фигуркой. В кино и ресторан я ее водил, цветы-конфеты дарил, целовались мы так, что вокруг нас все буквально искрило... А вот когда дело дошло до интима, у девушки неожиданно объявился давно пропавший парень с которым мы подрались прямо в Таниной квартире, куда он заявился после долгой разлуки в самый неподходящий для этого момент. В итоге, после того как мы с ним практически разнесли всю квартиру вдребезги, эта оперативно помирившаяся после громкого скандала парочка дружно выставила за дверь меня, правда предварительно разрешив одеться.

Следующей была Марина. Платиновая голубоглазая блондинка, которая на третий день нашего знакомства была вынуждена покинуть Москву и срочно уехать в какую-то захолустную деревню в Саратовской области, ухаживать за неожиданно заболевшей бабушкой на неопределенно долгий срок.

Вика. С ней я провстречался дольше, чем со всеми остальными. Целую неделю, в конце которой она позвонила мне и, рыдая в трубку, сообщила, что беременна от своего предыдущего парня, который узнав о будущем отцовстве повел себя ка настоящий мужчина. На свадьбу меня не приглашали, но я особо и не настаивал, сухо пожелав ей удачи в семейной жизни после чего сразу же прервал разговор.

Фатальное невезение? Фигня. Я не настолько идиот, чтобы верить в подобные "случайности", происходящие в течении всего лишь одного месяца. Тем более, что и последующий год меня ничем особым не порадовал. Девчонки на меня чуть ли не гроздьями вешались, но стоило мне выделить из общей массы какую-то одну из них, как та резко исчезала из моей жизни.

Только что начался декабрь и опять все тоже самое. В первых числах месяца в моей жизни появилась Инга, которая продержались всего лишь два дня, после чего полностью перестала отвечать на мои телефонные звонки и, как мне кажется, вообще сменила сим-карту. Вообще без каких-либо объяснений. Последняя девушка... Женя. Изящная шатенка, симпатичная, скромная. С ней я познакомился пять дней назад, по людным местам старался не водить и, грубо говоря, прятал от общественности, надеясь, что хоть с ней у меня что-нибудь да получится. Тем более, что Новый Год на носу. И встречать его всего лишь в компании дяди Гены мне совершенно не улыбалось. Так вот эта самая Женя позвонила мне где-то с час назад. Девчонка была на грани истерики и, чуть ли не рыдая, высказала мне то, что хоть я и классный, но проблемы ей совершенно не нужны и попросила навсегда оставить ее в покое. Тем более, что она вообще не понимает, в честь чего я с ней начал встречаться, если вообще женским полом не интересуюсь. Когда же я ошарашенно у нее поинтересовался откуда у нее такие интересные сведения, та, настороженно всхлипнув заявила, чтобы я у своего ревнивого придурка этим вопросом поинтересовался и сразу же отключила телефон. Вот после этого разговора я окончательно и понял, что все эти многочисленные поражения на личном фронте произошли со мной не случайно, а скорее всего, благодаря... Верховскому. Психанул, и даже не переобуваясь в уличную обувь помчался к Андрею выяснять отношения, который даже не соизволил выйти на разборки. Трус! Кстати, моему прозрению в том, что Верховский все так же продолжал пытаться полностью контролировать мою жизнь способствовало еще кое-какое обстоятельство. Дней десять назад я заметил за собой усиленную слежку. И эти накаченные ребятки с квадратными мордами и в строгой одежде не являлись работниками охраны Геннадия Анатольевича Ольшевского, чью фамилию теперь носил и я сам. Да-да. Почти пол-года назад этим мужчиной мне был торжественно вручен паспорт на имя Валерия Геннадьевича Ольшевкого. Идиотское имя, но мое мнение на этот счет даже не спросили, просто поставив перед свершившимся фактом. Меня, грубо говоря, усыновили. То что я был от происходящего в шоке, еще было слабо сказано... Компаньон Андрея итак сделал для меня очень многое. Первое и самое для меня важное-вынудил своего придурошного друга пообещать и на пушечный выстрел не подходить к моей персоне. Еще в больнице, куда меня привезли на скорой вызванной Верховским и где я повторно попытался покончить счеты с жизнью. И если бы не так не вовремя решившая заглянуть в мою элитную одиночную палату медсестра, то мне это легко удалось бы сделать. Ведь всего-то и потребовалось, что разодрать стягивающие запястье бинты и заново растормошить аккуратно наложенные на порезы швы. Шум поднялся знатный и основным его источником был Верховский, как оказалось всю ночь дежуривший возле оплаченной им для меня палаты. В итоге врачи меня в рекордные сроки заштопали обратно, а конкретно посеревший Андрей пригрозил прибить меня собственными руками, если я совершу еще хоть раз подобную глупость. На это я с совершенно безразличным видом предложил разъяренно пыхтящему над моей кроватью придурку с этим нужным делом не затягивать и пообещал, что даже не буду оказывать ни малейшего сопротивления. После этого моего заявления мужчина вытаращился на меня в край ошалевшими глазищами, и с матами вылетел в коридор, на ходу доставая из кармана куртки мобильник. Как я понял немного позже, звонил он Ольшевскому, в экстренном порядке прибывшему в больницу. Только вот вместо того, чтобы оказать другу моральную поддержку, дядя Гена устроил тому грандиозную выволочку и потребовал оставить меня в покое. Как ни странно, но Верховский согласился, правда умудрившись добиться того, что и с меня дядя Гена так же стребовал ответный жест доброй воли и я обязался больше " не страдать такой херней, как пытаться самоубиться и дальше...".

А через неделю Ольшевский лично забрал меня из частной поликлиники. Привез в свой загородный дом и водворив в хорошо обставленную комнату, объявил, что теперь я буду обитать в ней. И что по причине того, что своих детей у него в жизни как-то не завелось, теперь мне придется занять эту вакантную должность вне зависимости от моего желания. Вот после этого я обалдел окончательно... Мои робкие возражения о том, что у меня-то как раз родители могут быть и даже искать пропавшего и потерявшего память сына, были гордо проигнорированы. Ольшевский только лишь небрежно на это бросил, что если мои предки когда-нибудь и найдутся, то тогда он и будет думать, что делать дальше. А пока что мне советовалось в приказном тоне" не занимать голову ненужными размышлениями и спокойно восстанавливать свое здоровье". Я в ответ возразил, что восстанавливать свое здоровье могу и в другом месте, к примеру, на съемной квартире. На это мне с ехидцей высказали о том, что без денег и документов мне вообще ничего в этой жизни не светит. Ни съемного жилья, ни работы, чтобы это жилье оплачивать, ни вообще хоть каких-то оптимистических перспектив в дальнейшем. А вот если я буду себя хорошо вести и не портить жизнь ни себе, ни окружающим, то получу все необходимое чуть ли не на блюдечке с голубой, блядь, каемочкой. В общем, выбора мне не оставили... Хотя нет, вру. Геннадий Анатольевич прямым текстом мне заявил, что если я только попытаюсь смыться из его дома, то он немедленно отправит меня под конвоем к дяде Верховского по крайне горячей просьбе последнего. Нет, не в ментовку. А именно, что к нему домой, как он высказался, в качестве гостя. Владимира Григорьевича, видите ли, угрызения совести обуять изволили... Как оказалось, пока я прохлаждался в больнице после неудавшегося самоубийства, из Риги пришли дополнительные данные по Юрису, из которых следовало то, что ни родных, ни двоюродных братьев у того отродясь не имелось. Да и лично на меня в Латвии совершенно ничего не обнаружилось, так как пошерстив все свои базы данных, прибалтийские правоохранительные органы ответили на запрос своим московским коллегам о том, что я не являюсь ни гражданином их страны, ни даже никогда не приезжал туда с частным визитом. Что, косвенно, но опровергало подозрения Верховского в моей причастности к темным делишкам Юриса. Ведь прибалт проживал в Риге практически постоянно, не особо приветствуя дальние поездки. И в Москву ломанул только лишь по причине маячившего на горизонте очень крупного вознаграждения от Чернышевского. Только вот после аэропорта в Шереметьево, куда тот прибыл на самолете практически перед самым Новым Годом, след моего двойника терялся окончательно. Зато практически в это же время появился я. Неизвестно кто и непонятно откуда и это было крайне подозрительно. Должно быть именно поэтому Владимир Григорьевич все-таки решил подстраховаться и пригласил меня в свой дом только лишь для того, чтобы держать под пристальным надзором. Так, на всякий случай. Вдруг потеряю осторожность и все-таки совершу какую-нибудь ошибку, благодаря чему мой обман с потерей памяти все же удастся раскрыть. Более чем уверен, что "дядя Гена" взял меня под свое неожиданное покровительство с той же самой целью, что и старший родственник Верховского. Так что менять одного соглядатая на другого я не видел никакого смысла и именно поэтому решил не совершать ошибки, пытаясь сбежать от Ольшевского. Тем более, что плюсов от моего пребывания в роли его "сыночка" было довольно много. У меня было где жить, появились документы удостоверяющие личность, довольно приличная абсолютно новая машина, наличка на карманные расходы и учеба в престижном институте, куда меня впихнул Ольшевский. Как ни удивительно, но Геннадий Анатольевич на этот раз все же поинтересовался моим мнением насчет будущей специальности и даже обрадованно похвалил мой выбор получить профессию экономиста.

Но минусов хватало так же. Во-первых это была охрана, которая сопровождала меня и на учебу и по ночным клубам в которые дядя Гена пусть и с ворчанием, но все же меня отпускал. Все мои попытки доказать Ольшевскому, что я уже большой мальчик и няньки мне без надобности завершались тем, что мне высказывалось недовольным тоном о том, что с такой примечательной внешностью, меня вообще в парандже из дома только выпускать и можно, и то не факт, что поможет. Так что охрана оставалась и дальше, как и постоянно меня напрягающие упоминания о Верховском. Нет, я конечно понимаю, что он друг и компаньон моего благодетеля, но все равно не понимал, к чему Геннадий Анатольевич, так часто о нем при мне говорит. Ведь знает же что это чрезвычайно болезненная для меня тема, а сам все никак не угомонится. Постоянно при мне ненавязчиво так, как бы мимоходом, нахваливает этого озабоченного придурка. И бизнесмен он видите ли хваткий да удачливый и красавчик писанный и как человек-просто золото самородное... И ведь повезет же кому-то, кто это "сокровище неуловимое" к рукам прибрать сможет. При последнем, очень часто в последнее время повторяющемся изречении, мужчина отчего-то на меня смотрел многозначительно, как бы давая понять кому именно повезти так нереально должно будет. Я же постоянно на весь этот дурдом отмалчивался, еле сдерживаясь от того, чтобы не заржать в истерике. Походу дядя Гена пытался таким тупым образом свести меня с Верховским, свахой заделался. Идиотизм. Да я до сих пор ночью иногда кошмары с участием этого извращенца вижу и просыпаюсь от собственного же ора. Но молчу, кошу под дурака и делаю вид, что до меня ничего не доходит. Но на самом деле я четко понимал, что такое неопределенное положение вещей не будет оставаться вечным. Андрей в покое меня не оставит. Неприятности с девушками, увеличившаяся в последнее время охрана, эти весьма прямые намеки Ольшевского становившиеся все более прозрачными с каждым днем... Все это было очень тревожными для меня знаками. А значит, все же пришла пора смываться от этого дурдома как можно дальше. Тем более, что я уже практически все для этого подготовил.

Часть 21

Осталась неделя до Нового Года. Всего лишь каких-то семь несчастных дней. И как же все-таки быстро летит время.

Сижу с ногами на широком подоконнике в своей комнате и отрешенно таращусь в окно. За окном сугробы и так уже практически по колено, но снег все равно идет не переставая. Скукотища неописуемая... И заняться мне совершенно нечем, так как меня посадили под домашний арест, а перед этим еще и конкретно так наорали. Я уже думал, что разъяренный Геннадий Анатольевич окончательно войдет в роль моего "папочки" и решит провести со мной воспитательную работу старым дедовским способом, то есть при помощи ремня. Но он сумел взять себя в руки и я еще легко отделался. Хотя в комнате меня все-таки заперли, да еще и предварительно вынеся из нее все самое для меня ценное в виде телефона, ноутбука и даже телевизора. По мнению дяди Гены это должно было способствовать осмыслению всей глупости моей идеи с побегом, который закончился для меня полнейшей неудачей. Жаль, я-то считал, что подготовился вполне основательно, продумал все до малейших деталей, а меня просто развели, да еще и как последнего лоха.

Благодаря вполне приличным финансам, выделяемым Ольшевским на карманные расходы, мне удалось договорится и о поддельном паспорте, и о съемной квартире в Воронежской области, где я планировал некоторое время отсидеться парочку-тройку месяцев, пока не определюсь, куда отправится дальше. И что в итоге? Оказалось, что "надежный человечек" с которым меня свел бармен клуба, где я тусовался чаще всего, на самом деле работал на Верховского, как и сам бармен. Клуб, кстати, тоже принадлежал Андрею... Только вот все это я узнал после того, как меня поймали. Дядя Гена самолично просветить обо всем этом меня изволил как и о том, что все мои приготовления к побегу и сам побег строго контролировались совместной охраной Ольшевского и Верховского. Когда же я поинтересовался о том, зачем они всей этой херней страдали, то Геннадий Анатольевич с ехидной ухмылкой мне ответил, что так было нужно. Видите ли он совместно с другом своим пришибленным решил, что мне нужно наглядно показать, что все мои трепыхания в попытке смыться куда подальше, ни к чему не приведут. И благодаря тому, что каждый мой шаг надежно контролируется, сбежать у меня не получится при всем желании и упертости с моей стороны. Я поверил и это совсем не радовало. Тем более, что минимальную длину моего поводка, мне продемонстрировали весьма примечательно и оперативно, поскольку "бегал" я недалеко и совсем недолго. Взяли меня сегодня рано утром, где-то часа через полтора после самого побега, в тот самый момент, когда я уже почти что садился в автобус "Москва-Воронеж".

Но я на тот момент был уверен, что мне все удалось, и я уже практически на свободе. Так что, когда на платформу отправления подошли двое парнишек из ППС-ников и принялись деловито проверять документы у отъезжающих, я даже ничего не заподозрил. Паспорт, переданный мне "человечком" в туалетной кабинке клуба выглядел как настоящий. Я его рассмотрел весьма придирчиво, прежде чем отдать на обмен пухлый конверт с пятитысячными купюрами. И такой-вот облом. Паспорт мой размусоливали долго и вдумчиво и я уже даже начал потихоньку нервничать. А вот когда один из ментов отошел немного в сторону и принялся кому-то названивать по мобиле, периодически на меня посматривая, я уже психовал по-черному.

При предложении пройти в патрульную машину "для выяснения некоторых обстоятельств", меня уже колотило крупной нервной дрожью. Но попытки сбежать от силовиков я не делал. Парни были вооружены и кто его знал, что им взбредет в их работающие по уставу головы при виде убегающего меня? Может им положено при первой же возможности стрелять в подозрительных парней, не желающих сотрудничать с правоохранительными органами. Поэтому я покорно уселся в машину и уже из нее проводил тоскливым взглядом уезжающий без меня в Воронеж автобус.

Когда меня сдали лично в руки хорошо знакомой мне охране Ольшевского, экстренно прибывшей по мою душу к автовокзалу, я тоже уже не особо удивился. И не сопротивлялся, когда меня чуть ли не под руки переводили из одной машины в другую. Парни сопровождения косились на меня в легком шоке, но молчали, за что я был им весьма благодарен. Разговаривать не хотелось. Не хотелось вообще ничего. За последние дни я перенервничал до такой степени, что теперь, когда все сорвалось, в голове образовалась конкретная такая пустота, абсолютно мешающая думать. Так что всю дорогу до дома Ольшевского я провел тупо таращась в окно на заснеженные улицы Москвы а потом и пригорода. И сейчас я продолжал заниматься тем же, наблюдая все усиливающийся снегопад уже из окна своей комнаты. Красиво, но плевать. Настроение на предпраздничное совсем не тянет, так что весь этот предновогодний антураж меня просто ничуть не волнует.

Щелчок замка и звук открывающейся за моей спиной двери заставляют лишь тяжело вздохнуть. Опять Геннадий Владимирович будет мораль читать и сокрушаться о моей "черной неблагодарности в ответ на всю его неподдельную заботу и трепетное внимание". Надоело. Тем более, что я прекрасно понимаю, в честь чего... или даже КОГО это самое внимание я по полной программе и отгребаю.

- Интересная прическа, но она тебе совершенно не подходит. ВАЛЕРА...- Блядь! Вскакиваю с окна со скоростью звука и резко разворачиваюсь лицом к двери. Не глюки. В дверях стоит Верховский собственной персоной и смотрит на меня с крайне заинтересованным видом. Какого хрена он сюда притащился? Настороженно отступаю назад к подоконнику ровно до тех пор пока не упираюсь в него задницей. И правда задница, причем полная.

-Ты что тут... Зачем ты сюда приперся?! - Нервно интересуюсь и вжимаюсь в подоконник еще сильнее.

-Геннадий мне с час назад позвонил и весьма красочно описал твою новую прическу... Сказал, что ребята из охраны до сих пор в шоке от смены твоего имиджа.- еще один быстрый ехидный взгляд на мои волосы и тут же добавленная чушь.- Можешь мне не верить, но я впечатлился до такой степени, что решил полюбоваться на все это лично.

Конечно не верю! Тупая причина для появления и мы оба это превосходно понимаем.

- Посмотрел? Оценил? А теперь можешь валить по своим многочисленным делам.- Заявляю суровым тоном и нервно пытаюсь пригладить волосы. Хотя поправлять там почти и нечего. Не зря же я сегодня ночью кромсал отросшие практически до плеч волнистые блондинистые лохмы почти под ноль. Местами... Глядя при этом на себя в зеркало я чуть в истерике не бился. Красавчик, блин! А когда потом неровно торчащие клоки еще и в иссиня-черный цвет перекрасил, вообще довольно заулыбался. Мало того, что на себя практически не похож стал, так еще в этом виде вряд ли теперь вызову у какого-нибудь извращенца желание меня трахнуть. Если только это не будет какой-нибудь супер извращенный извращенец.

- "Валить" я никуда не собираюсь...- Доверительным тоном заявил мне Верховский и с крайне довольным видом добавил:- Геннадий меня пригласил Новый Год в его доме встретить. Я согласился. Все-таки такой большой праздник и отмечать его в одиночестве, будет не совсем правильно.

Да ОБАЛДЕТЬ просто, радость-то какая вырисовывается. Ну, "дядя Гена", ну и удружил... Опять сводничеством решил заняться, только вот пусть обломится. И если ему так сильно приспичило праздновать в обществе Верховского, то пускай празднует, но без меня. Я вполне могу и в своей комнате отсидеться. А если не вернут конфискованную технику, то просто лягу спать пораньше. Как-нибудь обойдусь без поздравления президента и шампанского под бой курантов. Только вот непонятно мне, чего он сегодня пришел, если только двадцать четвертое число на календаре?

-До Нового Года еще целая неделя!- шиплю я возмущенно и нервно киваю на распахнутую дверь.- Так что с визитом ты несколько поторопился. Да и вообще-то у тебя своя семья имеется... Дядя, сестра двоюродная... с женихом ее пришибленным. Вот к ним и вали праздновать.

-Все "вали" и "вали"... Валера, это вульгарно. Нужно будет заняться всерьез твоим воспитанием.- Недовольно хмыкает и скрестив руки на груди Андрей расслабленно приваливается к дверной лудке, как бы давая этим понять, что он решил здесь обосноваться всерьез и надолго. Сволочь! Приперся в деловом костюме, при галстуке, весь такой из себя. Хозяин жизни, блин! И... красивый. Тут без споров. Морда наглая, в упор на меня смотрит, тщательно и как-то жадно изучая. Губы кривятся в медленно проявляющейся улыбке. Зависаю на них и теряюсь в воспоминаниях. Перед глазами вспыхивает необычайно яркая картинка того, что этот придурок этими губами с моим телом почти год назад вытворял. До изнасилования... Щеки обдает моментальным жаром и я уже готов биться головой о стену, в надежде вернуть в нее ясность мысли и заставить работать в нормальном режиме. Я сошел с ума? Или это все банальный недотрах виноват? Да, все только из-за этого. Ведь год без секса это совсем не ерунда, раз я возбуждаюсь при виде дважды практически изнасиловавшего меня извращенца. И все-таки до чего же хорош, скотина! О чем это я?! Блин! Может это не он а я извращенец? Ведь есть же такие, которых прет от грубости? Да не, на фиг! Я не из ЭТИХ! Я-нормальный. Мне нравятся девчонки! Девчонки?! Кстати о грустном...

- Признавайся, это все были твои выходки?!- Попытавшись выбросить непрошеную ярко выраженную гомоэротическую дурь из головы, зеркально повторяю позу Верховского. Привалился к стеночке, руки так же на груди скрестил и попытался напустить на себя крайне пренебрежительный вид. Андрея я этим вопросом, видимо слегка озадачил. Так что он немного растерялся и глазами как-то подозрительно в сторону повел.

- Это ты о чем?- Понятно. Значит гадостей этот придурок наворотил столько, что даже определиться не может, по какому именно поводу у меня к нему претензии.

- Это я о Тане, Марине, Инге, Женечке и остальных моих... подругах.- странно, но вздыхает с видимым облегчением и веселеет прямо на глазах. Злюсь сильнее и крепко сжав ладони в кулаки возмущенно у него интересуюсь:- Твоих рук дело?

- Я абсолютно не понимаю, о чем ты говоришь.- Издевается, по лицу видно. Все он прекрасно понимает. Врет и даже не скрывает этого. Ненавижу!

Последнее, видимо, произношу вслух. Так как Верховский моментально мрачнеет и, отвернув лицо в сторону, тихо произносит " знаю". А мне от этого не легче. "Знает" он. А если знает, то отчего тогда продолжает оставаться в моей комнате и в моей жизни конкретно напрягая своим присутствием. Он меня бесит, я его боюсь и сам себя ненавижу за этот противный липкий страх. Не хочу, чтобы он о нем знал, поэтому тоже отворачиваюсь и уже более спокойным тоном прошу:

-Оставь меня в покое, ты же обещал... тогда, в больнице.

Тишина. Долгая, тянущая. Бьющая по нервам и заставляющая сжиматься внутренности в тугой, пульсирующий страхом комок. Что он ответит и ответит ли вообще? У меня плохое предчувствие... Не зря же он объявился в доме Ольшевского? Ведь Геннадий Анатольевич прекрасно знает, что за прошедший год мое отношение к его другу ничуть не изменилось. И поэтому Андрея сюда не приглашал, за что я был ему весьма благодарен. И что же поменялось теперь?

- Извини, но не оставлю я тебя "в покое". На это можешь и не надеяться. - Холодный тон и горькая усмешка... ЕГО. Рухнувшее куда-то вниз замершее от страха сердце... МОЕ. Глаза в глаза. В его-незыблемая решимость получить желаемое, в моих- не знаю, но надеюсь, что яркая и ничем не прикрытая ненависть.

- Валера, ты все равно будешь моим, и лучше тебе с этим смириться уже сейчас и больше не делать глупостей.- Вот все и сказано. Честно и откровенно. Есть желание заорать от злости, отчаянья и фиг его знает от чего еще. Но молчу и заторможено слушаю дальнейшие "откровения" Верховского, который следит за мной с крайне обеспокоенным выражением лица.- Знаешь, я целый год терпеливо ждал, когда ты оправишься от... ТОГО случая. Я знаю, что виноват, не должен был так с тобой поступать. Но и ты попробуй меня понять. Тогда ты опять сбежал. И я сорвался, хоть это и не может служить оправданием. Вспомни где именно и в каком состоянии я тебя нашел. Тогда все указывало на то, что ты работал на Чернышевского не только в плане криминала, но и как высокооплачиваемая шлюха. Да я тебя собственноручно убить был готов, когда под тем мужиком, голого и извивающегося как последняя шалава увидел.

- Я не сбегал, меня похитили предварительно оглушив... И под Юрисом я извивался, потому что пытался от него вырваться. Меня хотели изнасиловать, а я должен был лежать спокойно? Тебя бы это устроило больше?- Сухо интересуюсь и в упор смотрю на Верховского.- Хотя когда ТЫ насиловал меня повторно, то именно так мне и пришлось сделать, поскольку выбор поступить иначе у меня был крайне сомнительный.

Глаза в пол. Сжал кулаки до побелевших костяшек пальцев. Дернул за идеально завязанный узел галстука, тем самым ослабляя брендовую удавку на своей шее. Нервничает? Да неужели? Сильно в этом сомневаюсь и слежу за его метаниями с каким-то чисто научным интересом.

- Валера, я знаю... я виноват.-наконец-то сумел выдавить из себя Верховский.- Я сильно виноват перед тобой. Признаю. Но я постараюсь сделать все для того, чтобы ты смог простить меня и согласился остаться вместе со мной.

Вот это заявки! Он вообще охренел что ли? Таращусь на этого ненормального во все глаза и понимаю, что он не смеется на до мной, а говорит вполне серьезно. Обалдеть! Неужели он на самом деле считает, что я забуду и прощу все то, что он со мной сделал? Он действительно идиот?

- Знаешь, я думаю, что и ты, и я превосходно обойдемся без моего возможного прощения.- Настороженно косясь на этого ненормального, говорю я как можно более спокойным тоном, боясь хоть чем-то спровоцировать этого психа.- И у меня есть к тебе предложение. Рациональное. Давай, просто разбежимся в разные стороны и забудем друг-о-друге как о страшном сне.

- Не получится у меня забыть...- с горькой усмешкой сообщил мне Верховский и отведя глаза в сторону продолжил:- Когда ты тогда, в ванной... да я чуть с ума не сошел. Испугался до чертиков. Ведь если бы тебя не удалось спасти...

-... то ничего страшного с тобой бы не произошло, дядя тебя по-любому отмазал бы.- разъяренно шиплю сквозь зубы с ненавистью смотря на эту сволочь.

- При чем тут это? Ты что, совсем ничего не понимаешь?- Все-таки психанувший Андрей резко двинулся в мою сторону и я еле сдержался от того, чтобы от моментально накрывшего меня страха, с ногами не запрыгнуть на подоконник. Видимо, моя паника от его приближения было очень хорошо видна , так как Верховский моментально притормозив и успокаивающе выставив ладони вперед, медленно пятясь спиной назад, вернулся на исходную позицию у двери и продолжил свой треп уже оттуда:- Мне действительно было страшно, но не от того, что ты подумал. Я тебя боялся потерять. Боялся, что ты опять попробуешь... как тогда в ванной, а после и в больнице. Думаешь, мне легко было досконально выполнять рекомендации психологов и не попадаться тебе на глаза, не напоминать о себе, обеспечить полный покой. И так целый год подряд! Поверь, для меня это был очень долгий год. Видеть тебя мне удавалось только лишь урывками, и я чуть на стену не лез от невозможности подойти к тебе и хотя бы поговорить. И все эти девки, с которыми ты пытался встречаться... Ты даже не представляешь, скольких нервов трудов и денег мне стоило от них избавляться. А ведь были не только девки. Если бы не приставленная к тебе охрана... Было четыре покушения на твое похищение, три из которых были совершены по заказу Чернышевского. Но прямых доказательств этому получить не удалось, поэтому и предъявить мы ему ничего не смогли. Тем более, что у этого гада такие матерые адвокаты... Именно благодаря им он смог снять с себя все обвинения в твоем первоначальном похищении, основную вину свалив на чуть не трахнувшего тебя урода. И девки все эти твои... Об Инге он, оказывается, скучает. А знаешь, что именно с ее помощью тебя пытались похитить в очередной раз. И она действовала не по поручению Чернышевского. Заказчика вычислить не удалось, потому что от этой ушлой девицы уже успели по-шустрому избавиться.

- Чушь, она за своей бабушкой уехала ухаживать.- чуть ли не кричу в опровержение этой дикости, а у самого позвоночник холодным страхом от осознания услышанного обожгло. И от подозрения того, что это все может быть правдой. Потому что о больной бабушке мне рассказала не сама Инга, а незнакомая девушка, представившаяся ее подругой, которая сама позвонила мне на мобилу. Мне уже тогда показалось все это несколько странным. Но девушка объяснила нежелание личного общения моей почти что девушки тем, что та уехала в такую глушь, где мобильная связь практически не ловит. Я в это поверил. Потому что еще долгое время пытался ей дозвониться, нарываясь лишь на заявление о том, что абонент находится вне зоны доступа.

-Звонившая тебе "подруга" действовала по моему поручению, поскольку на тот момент Инга была уже мертва. Девчонку просто задушили среди бела дня, в ее же собственной машине, да еще и возле ее дома. Я бы списал все это на случайность, если бы при обыске в ее квартире не обнаружилось весьма подробное досье на... ТЕБЯ. Фотографии, место учебы, адрес проживания и все основные места, где ты обычно предпочитаешь тусоваться. - Внимательно следивший за мной Верховский воспользовался тем, что я конкретно прибалдел от всех этих шокирующих откровений и как-то незаметно оказался совсем рядом со мной. Смотрит в упор и я даже чувствую его дыхание на своем лице. Пытаюсь отодвинуться, но мне не дают это сделать его руки тут же вцепившиеся в мои плечи. Рывок и я уже вплотную прижат к груди Андрея который тут же обхватывает меня руками за спиной, не давая отодвинуться от него ни на сантиметр. Пытаюсь вырваться, но мне не позволяют и еще сильнее, на грани боли вжимают в себя. В голове пустота. И видимо именно поэтому надрывный шепот в самое ухо бьет по нервам, отдаваясь тупой болью по всему телу : - Я не хотел, чтобы ты боялся. Приказал всем, чтобы держали рот на замке о том, что на тебя идет самая настоящая охота. С дядей поругался, но все-таки выбил у него согласие оставить тебя в покое и не дергать по делу об Инге. А ты еще и в бега решил податься, идиот малолетний! Ты хоть понимаешь, что этой своей дуростью весьма облегчил бы жизнь своим вероятным похитителям? Да я уже реально начал задумываться над тем, чтобы прикупить виллу где-нибудь на малообитаемых островах и запереть тебя там... Для твоей же безопасности. И тогда ты был бы только моим.

Молчу и ошалело таращусь в глаза Верховского. И даже не сопротивляюсь когда он требовательно, жадно накрывает мои губы своими.

-Никому не отдам.- Шепчет он в перерывах между поцелуями, вминает в свое тело, зарывается ладонями в жалкие остатки моих волос, не давая даже отвернуться.

- Не отпущу.- почти рычит, болезненно прикусывая кожу шеи...

- Мой.- властно заявляет и еще сильнее сдавливает в своих руках. Настороженно смотрит в мое лицо. Ждет, что я буду вырываться?

А я даже не сопротивляюсь, безвольной куклой повиснув в жестких объятиях и просто мечтая чтобы Андрей, наконец, заткнулся.

- Ненавижу тебя.- Практически шепчу и в отчаянии прикрыв глаза из которых медленно потекли горячие стыдные слезы. Поскольку я только что окончательно понял, что этот псих меня никогда не отпустит.

Часть 22

Когда и как Верховский успел подтащить меня к кровати я даже не понял. В себя пришел только лишь в тот момент, когда с меня принялись нетерпеливо стаскивать футболку, предварительно усадив на мягко спружинивший подо мной матрац. Спину обдало прохладой и это быстро помогло осознать к чему идет дело. Не хочу! Пытаюсь вырваться. Короткий смех обдавший теплом кожу в районе ключицы, которую Андрей в этот самый момент как раз тщательно выцеловывал и я тут же падаю спиной на кровать. При самой активной помощи Андрея, который меня туда и толкнул после чего и сам сразу же навалился сверху.

- Отпусти, придурок! - Ору в панике, отчаянно и безуспешно пытаясь спихнуть с себя Верховского. Он что вообще охренел? Опять хочет меня трахнуть? Так я теперь не буду лежать спокойно, позволяя ему делать с собой, что ему заблагорассудится...

- Лер, и не надейся, не отпущу.- Категоричным тоном заявляет эта здоровенная скотина и легко перехватив мои руки за запястья, тут же заводит их вверх, за голову.- Я тебя и так почти на целый год отпустил. Для меня это было очень непросто, но я дал тебе достаточно времени на то, чтобы полностью прийти в себя. А теперь я собираюсь наверстать упущенное.

- Иди ты в задницу! - кричу, с ненавистью таращась в глаза нависающего надо мной Верховского и получаю в ответ его самодовольный смешок:

- Как скажешь, мой хороший. Сам об этом только и мечтаю...

Ну я и дура-аа-ак! За собственным языком следить так и не научился.

- Забудь, что я сказал, и не смей называть меня 'Лером', - злобно заявляю я Верховскому, одновременно с чем выкручивая свои руки из его захвата.- Идиотское имя... Больше чем уверен, что это была твоя идея, назвать меня подобным образом.

- Хорошее имя, и тебе оно очень подходит...- незамедлительно подтвердил мои опасения Андрей и рывком перевернув меня на живот, опять придавил своей тушей сверху.- кстати, Геннадию оно тоже понравилось, так что выбрали мы его для тебя вместе.

- А мое мнение как всегда никому не интересно? - возмущенно шиплю и бью освободившимся кулаком в бочину интенсивно стягивающему с меня домашние штаны мужчине. Болезненный стон, и меня весьма ощутимо шлепают ладонью по заднице... по уже абсолютно голой заднице, с которой Верховский все-таки умудрился одним рывком стянуть штаны, да еще и вместе с бельем.

- Оставь меня в покое, иначе я буду орать.- Нервно предупреждаю, одновременно с чем пытаюсь освободить свои руки, которые Андрей принялся деловито прикручивать своим галстуком к фигурно кованой спинке моей кровати.

- Да кричи сколько влезет.- Пренебрежительно хмыкнул Верховский и деловито огладил меня ладонями по бокам, а после и по бедрам, что заставило меня испуганно дернуться под его руками. - В доме все равно кроме нас двоих никого нет. Генка по делам поехал и всю охрану с собой забрал, что бы нам не мешать.

- Это ты его подговорил? - Чуть ли не завопил я в панике, прекрасно понимая, что мне полный капец, и помощи ждать не от кого. Ну и дядя Гена... предатель несчастный! Хотя о чем это я? Ведь прекрасно же знал, что живу в этом доме только лишь благодаря тому, что являюсь навязчивой идеей для его озабоченного друга. Так что ни о каком предательстве речи и быть не может. Простой сговор, конечная цель которого уложить меня под своего друга.

- Вообще-то это была целиком Генкина идея. Ты со своей глупой попыткой побега достал его окончательно. И он сам мне сегодня утром позвонил и предложил оставить нас наедине, чтобы мы могли наконец с тобой нормально поговорить в спокойной домашней обстановке.

- Это совсем не похоже на 'нормальные разговоры'! - психую и снова пытаюсь лягнуть ногой слегка привставшего с меня придурка. Уклонился с самодовольным смешком, полностью слез с кровати после чего интенсивно принялся шуршать своей одеждой. Оборачиваюсь и матерюсь. Громко. Эта скотина раздевается. Торопливо расстегивает на себе рубашку и при этом не отрывает от меня горящего предвкушающего взгляда. Звякнула застежка ремня, вжикнула молния брюк которые были небрежно отброшены в сторону уже валявшейся на полу рубашки и Верховский остался в одних лишь трусах, под которыми явно виднелось его совсем неслабое возбуждение.

-Андрей, не делай этого, пожалуйста...- еле умудряюсь выдавить из себя эти слова, прекрасно при этом понимая, что толку от них все равно не будет. Верховский не остановится, так как по словам его дяди-мента, которые я очень хорошо запомнил, его обезбашенный племянник привык всегда получать то, что хочет.

Тяжело вздыхает и присаживается на кровать прямо рядом со мной. Опустил ладонь мне на спину и еле прикасаясь к коже пальцами, осторожно принялся ее поглаживать.

- Валера, я собираюсь заняться с тобой сексом. Прямо сейчас. Смирись с этим и я обещаю сделать все для того, чтобы тебе понравилось.

- Совсем рехнулся?! - Ору я на этого сумасшедшего и дергаюсь как припадочный, пытаясь сбросить с себя его руку и отодвинуться подальше от его горячего бедра, которым он вплотную прислонился к моему боку. Псих! Он что, действительно надеется на то, что я смогу получить удовольствие от того, что он в меня будет свой член пихать? Придурок ненормальный! - Отпусти меня!

- Нет.- сказал как отрезал Верховский и одним рывком перекатил меня на спину. Задолбал! Нашел себе неваляшку... Пинаю его изо всех сил ногой. Промахиваюсь и вместо вздувшегося бугра под трусами пяткой попадаю по его бедру. Ну, хоть что-то... Шипит недовольно и это радует. Но не надолго. Андрей недобро ухмыльнувшись, больно хватает меня за щиколотки и дергает за них вверх. Сука! Лежу теперь практически готовый к употреблению. Задница полностью открыта и для жадного взгляда извращенца и для его губ, которыми он тут же и впился в одно из моих полупопий. Извращенец гребаный! Теперь у меня там засос, скорее всего будет. Ору. Громко. Опять же матом. Результата-ноль. Целует опять, но уже где-то под коленом. Щекотно, нервно дергаю ногой и попадаю этому озабоченному по голове. Фырчит недовольно, но мне плевать.

- Лер, пожалуйста прекрати дергаться. Не сопротивляйся мне...- Странно, голос чуть ли не умоляющий, глаза, которыми он на меня уставился тоже весельем и радостью не светятся, хотя его последующие действия показывают всю подлость его брехливой натуры. Рывок и мои ноги оказываются широко разведенными в стороны, а эта тварюка тут же с удобством располагается между ними, собственнически накрыв меня своим телом. Я в шоке и этим тут же пользуются. Его губы на моих. Целует. Охреневаю от такой наглости и пытаюсь вцепиться зубами в его язык, который он в меня настырно пропихивает. Он успевает отшатнуться в последний момент, так что мои зубы с громким стуком клацают в холостую. Ржет. Придурок! Целует уже несколько опасливо в щеку, предварительно крепко зажав мое лицо в ладонях. Дергаюсь всем телом пытаясь избавиться от вольготно развалившегося на мне мужчины, на что получаю еще один болезненный поджопник ладонью. После чего эта самая ладонь чуть ли не намертво прилипла к моей заднице, тем самым еще сильнее прижимая меня к Верховскому. А вот вторая конечность извращенца принялась действовать гораздо активнее.

- Ты куда это лезешь?! - Шиплю возмущенно, оторопело уставившись в лицо Андрея, который в ответ лишь задумчиво поинтересовался: - А ты как думаешь?..

Как-как... Никак! О чем я вообще могу думать, когда эта скотина своими наглыми пальцами змеей проскользнула между нашими, плотно прижатыми друг к другу телами и уцепила меня за самое дорогое... А вот когда он принялся меня там еще и наглаживать, я охренел окончательно.

- Прекрати меня лапать! -кричу я в панике, прекрасно при этом понимая, что меня вряд ли послушаются.

- Предпочитаешь сразу же заняться более серьезными вещами? - Почти полностью спокойным тоном интересуется Андрей, продолжая свои манипуляции ладонью, которые как не стыдно этого признавать не оставили меня равнодушным и мое тело начало возбуждаться. Все сильнее разгорающийся жар в паху и я плыву, еле сдерживаясь от того, чтобы не застонать в голос. Еще и Андрей тяжело, прерывисто дышит над ухом, упершись горячим влажным от пота лбом в мое плечо. И шепчет, что-то невнятное, едва ощутимо щекоча кожу своими губами. Как не дико, но это возбуждает еще сильнее. В голове полный ноль, и она практически отключилась от мыслительного процесса. Но мне на это реально наплевать. А ЭТОТ еще и грудь мою интенсивно вылизывать принялся, попеременно заглатывая своим горячим ртом то, один, то другой сосок. Прерывистым, задыхающимся голосом пытаюсь сообщить ему что я не женщина и даже не гей и подобное на меня не действует, но мне не дают этого сделать, практически затыкая поцелуем. И у меня уже даже мысли не возникает о том, чтобы укусить Верховского за вовсю хозяйничающий в моем рту язык. Зато проскальзывает мысль другая. О том, что все происходящее как-то не совсем правильно. А я парень правильный, и поэтому с мужиками трахаться не собираюсь... Вроде бы.

Пытаюсь что-то возмущенно вякнуть на эту тему, но по причине занятости моего рта инородным предметом из меня вырывается только лишь какое-то невнятное мычание. Попытка отвернуть голову завершилась тем, что ее ухватили пальцами за жалкие остатки волос и осторожно за них дернув, тут же вернули обратно. Опять поцелуи... Его руки огладили и ощупали меня везде и я даже уже не думал о том, чтобы хоть как-то этому сопротивляться. Внизу все горело огнем, хотелось немедленной разрядки, а сволочь Верховский как назло, оставил мой, уже болезненно ноющий член без внимания и переключился на пальцы ног. Блядство! Никогда не думал, что у меня настолько чувствительные ступни... И что я буду стонать в голос, когда мне будут поочередно облизывать все пальцы на ногах, по одному засасывая их в рот и вылизывая шустрым умелым языком. Этот изврат вызывал красочные стыдные воспоминания почти годовалой давности, и до нереального сильно хотелось схватить Верховского за его модельно стриженную шевелюру и погрузить в этот горячий наглый рот кое-что другое, более крупное и настойчиво требующее к себе внимания. Дергаю связанными руками до боли и чуть не плачу от понимания невозможности освободиться и осуществить задуманное. Возмущенно шиплю, чем привлекаю к себе несколько рассеянное внимание уже переключившегося на вылизывание моего пупка мужчины. Андрей слегка приподнимается и, нависая сверху, внимательно вглядывается в мое пылающее жаром лицо. Вижу его как сквозь туман и неосознанно тянусь ближе, призывая того продолжить начатое. Бесстыдно приподнимаю бедра и трусь своим стояком, о его, который чуть ли не рвет тонкую ткань его 'боксеров'. Верховский понятливо усмехается и тут же переходит к более решительным действиям. Слегка с меня приподнявшись и торопливо скинув с себя трусы, Андрей перекатывается набок и, ухватив меня под коленом, подтаскивает к себе поближе. Не сопротивляюсь, а даже наоборот, по собственной воле прижимаюсь к нему всем телом и без малейших угрызений совести закидываю ногу ему за спину. Андрей мой намек понял прекрасно и шустро охватив ладонью оба наших члена принялся издевательски-медленно их оглаживать. Вот же скотина! Возмущенно стону от этого беспредела и принимаюсь сам вбиваться в его ладонь, чем вызываю довольную улыбку на губах мужчины.

Здорово-ооо-оо-то ка-аа-ак! Убыстряюсь, еще сильнее тараня влажную от нашей общей смазки руку Андрея. Ка-аайф! Это совсем не так как я сам с собой... обычно. Впечатления вообще супер улетные... И кто бы мог подумать, что можно получить такие острые ощущения отираясь своим членом о член другого мужчины? А ведь я получаю. Да еще и такие, что голову чуть ли не на куски рвет. Может быть я и правда-гей? Плевать, разберусь с этим позже. И с Верховским разберусь... не знаю как, но морду ему за его борзость набью точно. Ум-мммм... Как же хорошо-ооо! Обалде-ее-еть просто... Да я же сейчас...

- Не так быстро, мой хороший...

-Скотина-аа-а! - стону в отчаянии, когда понимаю, что прямо сейчас кончить у меня не получится. А все из-за этого динамщика! С ненавистью таращусь на пережавшего мой член у самого его основания Верховского и возмущенно у него интересуюсь: - Да какого черта?!

Не отвечает. Просто одаривает меня каким-то до шалого веселым взглядом и медленно опускает голову вниз.

О да-ааа! Наконец-то! Да здравствует минет в шикарном исполнении Андрея Викторовича! А он и действительно был шикарен... Я даже не понял как оказался перевернут на спину, но мне уже было не до этого. Вольготно откинувшись головой на подушки и упершись рассеянным взглядом в имитирующий светло-серый мрамор потолок, я полностью отдался поглотившим меня восхитительным ощущениям. Вцепившись пальцами в итак уже полностью смятые подо мной простыни я громко стонал от переполняющих меня эмоций. Было жарко, влажно и просто до нереального охренительно. Его голова, ритмично двигающаяся в районе моего паха, его язык, чуть ли не обвивающийся вокруг моего уже практически готового взорваться члена, его узкое горячее горло, которым он насаживался на меня до упора, его утробные, горловые стоны, заставляющие меня чуть ли не выть в голос... Все это сводило с ума, точно так же как и его руки, оглаживающие мои бока и бедра, жадно мнущие ягодицы, иногда раздвигающие их и осторожно, едва касаясь, проводившие между ними пальцами.

И вот это уже слегка напрягало. Но Верховский, едва только я настороженно замирал под его настырными руками, тут же прекращал свои поползновения и шустро перемещал ладони в менее стратегически опасные районы моего тела. Да еще и отсасывать принимался с гораздо большей интенсивностью, тем самым отвлекая меня от его конкретно-голубых ласк.

А потом мне стало уже не до этого... Я был на грани. Андрей принялся вытворять ТАКОЕ своим языком, что я не выдержал и заорал на весь дом, срывая горло. Верховский, благодаря всему этому поняв, что я уже близок к финишу, подхватил меня обеими ладонями под ягодицы и резко рванул на себя, при этом судорожно сжав горло. Выгибаюсь чуть ли не дугой, и крепко зажмурив глаза придушенно хриплю, уже не в силах кричать и обильно кончаю прямо в рот мужчины, который даже не попытался от меня отстранится.

И после этого я, кажется, ненадолго отрубился. Поскольку когда открыл глаза, то понял, что в спальной, освещенной только лишь слабым светом ночника, я нахожусь в полном одиночестве. Лежу в кровати, с уже развязанными руками и заботливо укрытый чуть ли не до подбородка теплым одеялом. Голый и все еще мокрый от пота. Противно... Зато за дверью ведущей в мою личную ванную комнату хорошо слышен шум льющейся в душевой кабинке воды. Верховский. Козел озабоченный! Он все еще здесь и это реально пугает. Поскольку я прекрасно понимаю, что этому парнокопытному самцу, скорее всего захочется продолжения моего приобщения к голубому братству. И это может произойти прямо сейчас, когда он все же соизволит выползти из душа. И что мне делать? Бежать? Можно попробовать, тем более, что Андрей говорил, что охраны в доме нет и это сразу же увеличивает мои шансы в несколько раз. Но вот отсутствие паспорта, кредитной карточки и всей припрятанной на всякий случай налички, которые "дядя Гена" конфисковал у меня после неудачной попытки смыться в Воронеж, уменьшали эти же шансы опять же -таки в несколько раз. Так что рисковать именно сейчас не было никакого смысла, поскольку эта гипотетическая попытка уже изначально была обречена на полный провал. Нужно будет обождать некоторое время, пока все успокоятся, потеряют осторожность и вот уже тогда...

Тяжело вздыхаю и переворачиваюсь на другой бок, натянув одеяло на голову, защищая глаза от пускай и слабого, но все равно раздражающего света. Практически засыпаю и уже на грани сна ощущаю, как рядом со мной прогибается матрац и ко мне прижимается еще влажное после душа тело .

Часть 23

Вот какого хрена с утра пораньше выяснять отношения прямо в моей комнате и практически над моей головой? Я вообще-то спать хочу. Разборки я хочу тоже... Только вот устроить их я собирался сам, но несколько позже, когда нормально высплюсь, и соберусь духом для того, что высказать в лицо Верховскому все то, что я о нем думаю. А думаю я о нем много чего "хорошего", особенно после того, что он вчера со мной творил, извращенец ненормальный. До сих пор уши огнем горят, едва я только вспоминаю все его выходки. И свои тем более... Ведь нужно быть честным хотя бы самому с собой- вчерашнее безумие мне понравилось до такой степени, что... возможно, я не отказался бы и от повторения. Но вот Верховскому об этом я говорить не собирался, поскольку эта сволочь, на ЭТОМ не остановится и явно захочет большего, чего не захочу уже я. Пускай и год прошел, но я все равно превосходно помню отвратные впечатления от чужого члена в собственной заднице. И то, что оказался он там вопреки моему хотению, по тупой прихоти одного конкретного человека, который плевал на всех кроме себя любимого и своих желаний. Так что повторения того гадства я попытаюсь избежать любыми возможными и даже не очень способами. А ТАК... Если извращенцу нравится сосать чужие члены (и в особенности мой), то пускай сосет, в этом я ему, вероятнее всего, отказывать не буду. Мне, честно, понравилось чуть ли не до взрыва мозга то, что он вытворял вчера с моим телом. Но вот за большим, если захочет, (а он захочет однозначно), пускай к своим моделькам безотказным валит, если им так сильно нравится, когда их в зад имеют. Ревновать не буду. Но при этом потребую от Верховского взаимных уступок с его стороны. К примеру то, что и мне он мешать не должен нормальную личную жизнь с какой-нибудь симпатичной девчонкой устраивать. Главное, чтобы извращенец мои пожелания спокойно выслушал и воспринял более-менее адекватно. И для стимула к принятию верного решения, можно поставить его перед выбором: Или он прислушивается к моему мнению, и делает то, что я предлагаю, или получает повторение годичной давности, поскольку безропотно свой зад под его извращенные желания я предоставлять не собираюсь и буду сопротивляться до последнего.

Но все это я собирался обсудить с Верховским позже, наедине. А в итоге, он мало того, что отоспаться после вчерашнего не дает, так еще и раздраженно что-то высказывая неизвестному для меня собеседнику, крепко вцепился в мое запястье, болезненно стиснув его пальцами. Какой тут может быть спокойный сон?

И с кем это он так грубо, чуть ли не на грани мата разговаривает? Голос, вроде бы знакомый... Неужели Ольшевский все-таки соизволивший вернуться домой и заставший своего друга в постели "сынули", решил воспылать праведным родительским гневом? Сомнительно. Ведь именно на такое развитие событий Геннадий Анатольевич скорее всего и рассчитывал, когда оставил нас одних в своем доме. Тогда в честь чего устраивать эти ранние разборки? Лениво открываю глаза и обвожу спальню все еще туманным после сна взглядом. Андрей перегородил мне практически весь обзор своей голой спиной, но слегка приподнявшись на локтях и вытянув шею я все-таки смог рассмотреть стоявшего у входа какого-то незнакомого мужика... Тот заперся в мою комнату прямо в сапогах и в застегнутом наглухо пуховике. Стоял расслабленно подпирая спиной стеночку сразу же возле входа в комнату и в руке держал... ПИСТОЛЕТ, нацеленный в район головы Верховского. Обалдеть, как весело! Очень хорошее утро после не менее "замечательного" вечера. Левые вооруженные граждане в моей спальне это вообще за гранью реальности. Хотя... Пристальнее вглядываюсь в лицо мужчины. ДА НЕ МОЖЕТ ТАКОГО БЫТЬ! Пялюсь на посетителя в полнейшем охренении и недоверчиво зажмуриваюсь обратно. Это все сон. Бредовый. Возможно, я просто вчера очень сильно перепсиховал благодаря одному нереально озабоченному извращенцу и теперь все из-за этого? Да. Скорее всего именно так и есть. Но вот только смущает одно обстоятельство... Если бы я спал, значит не смог бы ощущать боль от пальцев Верховского на своей руке. А я ее ощущал и это было хреново. Так как эти болезненные ощущения отчетливо указывали на то, что ранний непрошеный посетитель был вполне реален, а не являлся плодом моей в край расшатанной психики.

- Деточка, открывай свои восхитительные глазки, не стесняйся. Я все равно уже заметил, что ты проснулся.- Насмешливый голос с легким акцентом, заставил меня нервно вздрогнуть и пускай весьма неохотно, но все же послушно открыть глаза снова. Так и есть. Я не ошибся и в распахнутых дверях моей спальни стоял Юрис собственной персоной. И за тот год, что я его не видел, эта его персона изменилась не слабо. И совсем не удивительным было то, что я не узнал его сразу же. Парень за время своего отсутствия в моей жизни, нарастил довольно приличную мышечную массу и теперь по комплекции более походил на Верховского, чем на меня, как было раньше. Бородка клинышком, легкая небритость на щеках, изменившаяся линия скул и совершенно иная, более аккуратная форма носа... Юрис стал если не красавчиком, то по крайней мере, весьма симпатичным парнем, практически совсем непохожим на меня годичной давности. Опять он на пластику подсел что ли? Не удивлюсь. Слишком уж он был повернут на своей внешности, что бы не попытаться улучшить доставшееся ему от меня весьма неказистое лицо. И ему удалось это сделать. Да я его вообще вряд ли бы и узнал, если бы ни однозначно его голос и эти замораживающие змеиные глаза, которые один раз увидев, забыть было весьма проблематично.

- Неужели мой ангелочек совсем не рад меня видеть?- с чересчур наигранным отчаяньем в голосе поинтересовался у меня прибалт.- А я так скучал в долгой разлуке с тобой. Почти год искал способ встретиться, из тюрьмы сбежал, лицо подправил, из качалки практически не вылазил, чтобы тебе сильнее понравится. И что в итоге? Застаю тебя в постели с другим мужчиной. Тебе не стыдно так поступать со мной?

Молчу и не отвечаю на этот ненормальный бред, таращась во все глаза на этого психа и на дуло пистолета, которое с головы Верховского во время этой крайне "проникновенной" речи плавно перенаправилось на мою. Охренеть просто! Он что, собирается в меня стрелять?! Да, ну нафиг. Такого просто не может быть! Он меня просто пугает. И смотрит при этом жадно, оценивающе, совершенно не стесняясь облапив взглядом мое лицо и открытое до пояса тело. Противно... Кто бы знал как меня уже достали все эти озабоченные придурки, которые, видимо, больше не о чем думать не могут, кроме как о том, что бы меня в коленно-локтевую позицию пристроить и попользовать по полной программе. Задолбало!

-Я не "твой ангелочек", придурок ненормальный!- возмущенно хриплю сорванным вчера голосом и тут же жалею, что не проорал его полностью. Юрис разозлился моментально. Губы в тонкую линию сжал и, многообещающе мне ухмыльнувшись, чуть ли не сквозь зубы процедил:

- Мальчик мой, ротик свой сладенький лучше захлопни, поскольку ты меня и так очень сильно расстроил, а я очень не люблю когда меня огорчают. И знаешь, хоть мне и очень не хотелось этого делать, но наказать тебя все же придется. Напросился.

Заторможено слежу за тем как Юрис, одарив меня своей коронной маньяческой улыбочкой, совершенно не дрогнувшей рукой плавно нажимает на курок пистолета. Я даже не успел особо и испугаться... Противный еле слышимый свист пролетевшей над моей головой пули... Приглушенный мат над ухом, рывок за руку и я лечу носом в подушки, куда меня швырнул Андрей. Возмутиться этим произволом тоже не успеваю, так как последующие события поскакали резвым и даже бешеным галопом.

Верховский перемахнув одним прыжком через мое тело, бросился в сторону прибалта, но добраться до него не успел. Выстрел, и Андрея отбрасывает обратно на кровать, спиной мне на ноги. В шоке слежу за тем, как он с болезненным стоном зажимает ладонью плечо из под которой практически сразу же появляются кровавые подтеки. Маты... Верховского. Крик... кажется, мой.

-Андрей Викторович, советую Вам больше не делать подобных глупостей,- совершенно спокойным тоном заявляет Верховскому прибалт.-все целее будете. Я, конечно, человек ревнивый, но прекрасно понимающий. Что вы за личность и какие возможности у вашего дяди мне хорошо известно, поэтому можете быть уверены, что ваша жизнь в полной безопасности. И если бы вы изначально прислушались к моему совету и сидели спокойно, то вот этого инцидента,- небрежный кивок на кровоточащую рану,- вполне удалось бы избежать.

-То есть, я должен был "сидеть спокойно" и не вмешиваясь наблюдать за тем, как ты будешь убивать моего парня? Не приборзел ли ты часом?- Холодно прошипел Андрей, и при этом передвинулся на кровати так, чтобы опять спрятать меня за своей спиной. Рыцарь, блядь, недоделанный! Нет, за то, что он меня из-под пули выдернул я ему очень сильно благодарен, но какого хрена он опять этого сумасшедшего маньяка злит? Проблем мало? Так в следующий раз прибалт может и не промахнуться и все же размозжить эту тупую голову из своего пистолета.

- Позволю себе небольшую поправку...- Коротко хмыкнул Юрис и небрежно кивнул в мою сторону.- эта прелесть, которую вы затащили в свою кровать, является МОИМ парнем, и убивать я его не собирался. Просто мальчик забылся и я всего лишь хотел его немного припугнуть, чтобы у него больше и мысли не появлялось о том, чтобы перед другими ножки свои хорошенькие раздвигать.

- Он МОЙ. И ты в него стрелял.- Чуть ли не рычит Верховский и весь как будто подбирается, явно готовясь сделать очередную глупость. Теперь уже я крепко цепляюсь обеими руками за его предплечье и тяну к себе поближе, опасаясь того, что он может опять кинуться на прибалта. Хотя есть горячее желание прибить сразу же обоих. Делят они меня... Придурки ненормальные. И даже не в одну их дефектную голову не пришла мысль о том, что мне они оба на фиг не сдались, извращенцы гребаные.

- Если бы я стрелял в этого мальчишку, можете быть уверены, я бы попал обязательно, несмотря на ваши глупые геройствования. - сухо сообщает Андрею парень, после чего зло ему ухмыляется:- и предупреждаю... Будете вести себя неразумно, буду стрелять опять. В мягкие ткани ног, скорее всего. Это очень надежный способ для того, чтобы избавить от излишней прыткости, и практически безопасно для жизненно важных органов.

-Малыш, а ты отрывай свою попку от матраца, и давай быстренько одевайся. Нам уже пора.- это уже, было сказано мне, да еще с таким угрожающим видом, что я чуть было послушно не подскочил с кровати. Ведь повод для моего безоговорочного послушания, в качестве пистолета в руках прибалта, был просто убийственным.

- Валера никуда с тобой не пойдет! Он останется здесь, со мной.- зло зыркнул на Юриса Верховский и вцепился целой рукой в мое запястье, тем самым заставляя сидеть на месте. Послушно замираю, боясь провоцировать этих двух ненормальных, и даже дышу еле заметно, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания. В голове полнейший сумбур. Ищу любые возможные выходы из этого тупикового положения и не нахожу ни одного. Хоть волком вой. В доме никого кроме нас троих нет. Большое за это спасибо Ольшевскому, нужно будет высказать, если представится такая возможность... Сам дом от соседских стоит на довольно приличном расстоянии, так что звук выстрела и крики вряд ли кто-то мог услышать. Тем более, что у Юриса, пистолет, вроде бы как с глушителем. Так что прибалт при желании вполне может пристрелить нас обоих и спокойно без помех, смыться куда подальше. Но, надеюсь, что делать этого он не станет. Меня он скорее всего убивать не собирается, по причине крайне нездорового для нормального мужика желания по отношению к моей персоне. Верховского, судя по тем ненавидящим взглядам, которыми прибалт буравил сидящего рядом со мной абсолютно голого мужчину, Юрис бы грохнул с превеликим удовольствием. Но у Верховского были слишком козырные связи. И если псих из Латвии посмеет причинить ему более ощутимый вред, чем уже нанес прострелив руку, то спрятаться у него уже нигде не получится. Достанут везде и прикопают по-тихому где-нибудь в ближайшей посадочке. Этому обстоятельству я бы только порадовался. Но прибалт хорошо понимал сложившуюся ситуацию и на рожон вряд ли полезет, если только Верховский его не выбесит окончательно. А вот Андрей... С ним дело обстояло гораздо сложнее. Хоть он и сволочь последняя, его смерти я не желал совершенно. Раньше хотел, но как-то со временем перегорело. Хотя его наглую морду я и сам набил бы с превеликим удовольствием. Поскольку заслужил. Но все это будет потом. А вот сейчас мне нужно что-то быстро придумать для того, чтобы отвлечь Юриса от Верховского, пока они оба не потеряли остатки терпения и не вцепились друг другу в глотки.

Часть 24

- Ангелочек, иди уже одевайся. Мне надоело ждать.

С этими словами Юрис футбольнул ногой в сторону кровати небольшую спортивную сумку, которую я вначале и не заметил.- Вещи я подбирал лично, и с размером проблем быть не должно, так что поторапливайся, время поджимает.

После этих его слов пальцы Верховского на моем запястье сжались еще сильнее и я чуть ли не взвыл от боли.

- До тебя плохо доходит?- Андрей весь подобрался и с ненавистью уставившись на прибалта, добавил, чеканя каждое слово:- ОН НИКУДА НЕ ПОЕДЕТ! А тебе я настоятельно рекомендую немедленно убраться из этого дома. ОДНОМУ. И немедленно. Валера останется со мной.

- Ошибаетесь, мальчик побежит за мной как миленький, да еще и по собственной воле.

- С чего бы это вдруг?- С издевкой в голосе сквозь которую, тем не менее, отчетливо прорисовывалась некоторая настороженная тревога, Андрей отпихнул сумку обратно к двери. -и подачки ему твои не нужны, одежды у него и своей хватает.

- ТАКОЙ у него точно нет. А на счет "с чего это вдруг", могу сказать одно... Для того, чтобы добиться его полного послушания у меня имеется хороший стимул. Мне известна настоящие имя и фамилия ангелочка, а так же адрес по которому проживают его родители. Намек поняли все?

А вот это был удар. Да еще и какой! Тварюка латвийская! Стоит и на меня в упор смотрит. Улыбается! Понимает, скотина, что поймал меня полностью и теперь я действительно сделаю все, что он ни потребует. Да у меня за этот год чуть крышу не сорвало от невозможности узнать хоть что-то о своей семье. Точнее, возможностей была масса. Но я реально боялся. Не знал как объяснить родителям произошедшее со мной "чудо". Был более чем уверен в том, что они мне не поверят и велят убираться куда подальше и это подкосило бы меня окончательно. А мне и без этого хреново было... После неудавшейся попытки суицида я от врачей-мозгоправов практически пол-года не вылазил, таблетки-антидепрессанты килограммами в неделю жрал. Ольшевский за процессом моего лечения следил строго и мою охрану на это же дело настропалил. Меня под усиленным конвоем и к врачам доставляли, и лекарства я принимал под постоянным присмотром. Еще и месяца не прошло, как мне послабление дали. Наблюдающие меня врачи, посовещавшись, решили, что я уже практически пришел в себя и теперь могу жить нормальной полноценной жизнью, правда пару раз в месяц для подстраховки проверяясь у специалиста.

Но самое основное- Верховский. Я прекрасно понимал, что не должен был давать ему хоть малейшую зацепку для того, что бы он смог узнать кто же я на самом деле. Поверит-не-поверит, это уже было бы не самым важным. Андрей вполне мог использовать эту информацию для шантажа. Моего. Поэтому я и не дергался, продолжая последовательно играть роль полностью потерявшего память парнишки. И вот о моей семье узнал прибалт и теперь требует полного от меня послушания. Тошно-то как... Не хочу, кто бы знал как, но молча встаю с кровати и с силой выдернув свою руку из захвата Верховского, торопливо подхватываю с пола спортивную сумку.

- Лер, не смей его слушаться!

Злой голос Андрея за моей спиной и повторный тихий хлопок выстрела слились воедино. ДА КАКОГО ЧЕРТА?! Медленно, не дыша, оборачиваюсь к кровати и вижу слегка побледневшего Верховского, который с некоторой растерянностью смотрел на аккуратное отверстие в матраце рядом с собой. Живой! Дырка с вздернутым вверх белым пуховым наполнителем, находилась всего лишь в нескольких сантиметрах от бедра Андрея и явно намекала на то, что кое-кому лучше держать язык за зубами. Но извращенец по крайней мере был жив, хотя я чуть инфаркт не заработал, только при мысли о том, что он... Что его... Придурок! Да лучше я его сам прибью!

- Андрей Викторович, угомонитесь по-хорошему. Я же вас предупреждал, а Вы? Вы же вполне разумный человек, а совершаете глупость за глупостью. И теперь именно из-за вас мне видимо придется наказать ангелочка, раз по другому вы не понимаете. Ему излишняя шустрость тоже на пользу не особо идет. Вот, к примеру, вчера... В бега подался с утра пораньше. Я, едва только узнал, что он задумал, почти обрадоваться успел и подготавливаться начал к тому, чтобы его в Воронеже встретить. Хорошо, что вовремя пробил по своим каналам, что весь процесс подготовки побега проходил под вашим личным чутким руководством. Продуманный ход, ничего не скажешь. И идея хорошая. Показать мальчику наглядно максимальную длину его поводка, чтобы больше не дергался и послушно сидел на месте... Точнее, лежал в Вашей кровати, под вами, по первому же требованию безоговорочно подставляя задницу.- На последних словах Юрис уже заметно повысил голос. Разозлился. И на меня посмотрел с таким презрительным видом, что я себя чуть ли не последней шалавой прочувствовал. Ведь прибалт был кое в чем прав. И пускай вчера я поддался Верховскому после отчаянного сопротивления, то уже сегодня с утра совершенно серьезно раздумывал о том, что все не так уж и страшно и можно позволить ему и дальше.... эммм... ртом или руками, но не больше... Ну я и идиот! К тому же еще и озабоченный! Нашел о чем размышлять в такой ситуации... Щеки моментально обдало стыдным жаром и я смущенно опустил глаза в пол, чем привел Юриса в еще большую ярость.

- Ангелочек, я на самом деле очень сильно не хочу этого делать, но видимо придется.- Чуть ли не сквозь зубы прошипел мне прибалт после чего одарил Верховского просто ненавидящим взглядом.

-Ты не посмеешь!- При виде того, как дуло пистолета с навинченным на него глушителем направилось в мою сторону, разъяренно зашипел Андрей и опять попытался вскочить с кровати. Я, наоборот, замер на месте, в каком-то тупом оцепенении смотря на направленное на меня оружие. Еще один выстрел. В ковер, рядом с моей ступней. Блядь! Да я с перепугу чуть ли не до потолка подпрыгнул. После чего на задницу с размахом приземлился, больно отбив при этом копчик. Верховский тут же притормозился, замедленно опустившись опять на кровать, и уже оттуда сверлил прибалта ненавидящим взглядом. Молча. Я тоже практически перестал дышать, боясь привлекать к себе внимание вооруженного психопата.

-Сам не хочу этого делать. Лишние проблемы в дальней дороге меня не очень-то и радуют, да и шкурку эту портить мне не особо хочется. Но вот если вы оба не прекратите заниматься ерундой, мне все же придется это сделать. До машины дотянуть ангелочка я и на руках смогу, а потом мои люди мне помогут его до нужного места переправить.

- И где же ЭТО место?- Видимо еле сдерживаясь от того, чтобы не сорваться на маты, сухо поинтересовался у Юриса Верховский.

- Секретная информация. - Не менее холодно ответил ему прибалт и с самодовольной ухмылкой добавил: -Могу сказать только одно. Оно очень -очень далеко отсюда и вы его вряд ли сумеете найти. Так что можете попрощаться с мальчиком навсегда , а то нам уже пора. Ангелочек, а ты иди сюда, некогда нам рассиживаться, дорога долгая. Раньше выедем, раньше приедем.

- И ты рассчитываешь на то, что я буду здесь сидеть и спокойно ждать, пока ты его увозить будешь? Да я сразу же свяжусь с дядей, с охраной, всех своих знакомых подключу... Ты же дальше границ города и выехать не сможешь!

- Не переживайте, я не идиот, и поэтому не предоставлю вам такую возможность.

И с этими словами Юрис достает из кармана куртки какой-то небольшой пакет и швыряет его на кровать рядом с Андреем.

- Это вам.

- И что это такое?

- Небольшой презент лично для вас... Шприц со снотворным. Надеюсь, вы его себе вколите без проблем и мне не придется убеждать вас сделать это иным способом?

- Пошел на хрен. Я не буду этого делать.

Дуло пистолета опять медленно направилось в мою сторону и Юрис с наигранным огорчением в голосе мне заявил:- Вот видишь, ангелочек, ты все-таки сделал плохой выбор. Совсем не ценит тебя твой любовник. Не бережет он тебя...

- Мы не любовники!- Ору я на этого придурка и нервно дергаю молнию на сумке. - Достали уже оба! Ненавижу! Я вообще не гей! Это вы ненормальные, а мне женщины нравятся!

- Да неужели не гей?- Юрис в ответ на мои заявления еще сильнее разозлился. Один быстрый шаг и меня свободной от пистолета рукой хватают за волосы и толкают лицом к стене. Охреневаю от неожиданности, сумка летит на пол, а я только лишь и успеваю выставить перед собой ладони, чтобы не расквасить нос всмятку о твердую поверхность стены.

- Вот так и стой!- Приказным тоном гаркает прибалт и я в панике ощущаю приставленное к моей спине, прямо между лопаток, холодное дуло пистолета. - И вы, Андрей Викторович, тоже не особенно дергайтесь. А то кто его знает? Вдруг занервничаю, случайно на курок нажму...

Послушно замираю в крайне неудобной позе, даже боясь вздохнуть полной грудью. Юрис-самый настоящий псих, и провоцировать его нельзя ни в коем случае. Значит придется молчать и послушно исполнять все требования прибалта. Главное сейчас-это как можно дольше протянуть время и не показывать при этом своего страха. Только вот намерениям моим не суждено было сбыться. И поспособствовала этому тяжелая рука Юриса с силой надавившая мне на поясницу тем самым заставляя прогнуться в спине, и его колено, неожиданно вклинившееся между моих ног, слегка раздвигая их в стороны.

Возмущенно шиплю. Верховский громко матерится, а прибалт сильнее вдавливает цилиндр глушителя в мою спину и при этом лезет пальцами мне в задницу.

Ору от неожиданно резкой боли и страха... Скорее больше от страха, что этот придурок меня сейчас поиметь решится, прямо возле стеночки, да еще и на глазах у Андрея. А он молча на все это представление смотреть не будет... Сорвется и Юрис его вполне может и грохнуть. И отчего-то мне кажется, что именно этого прибалт и добивается.

- И кто бы мог подумать... такой узкий, неиспользованный. - растерянно пробормотал стоящий за моей спиной ублюдок, после чего сразу же убрал руку от моего филея и пистолет от спины. Я еле на ногах удержался и то, только лишь благодаря тому, что свое колено, между моих ног обосновавшееся, Юрис так и не убрал. Да сколько же этот дурдом будет продолжаться? Задолбало! Утыкаюсь лбом в прохладную стену и оцепенело таращусь в пол, пытаясь собрать мысли в кучу.

- Андрей Викторович, я действительно поражен. И как это вам удалось удержаться от того, чтобы не поиметь мальчика? Теперь наверное, долго еще жалеть будете, что не воспользовались моментом и хорошенько не объездили эту прелесть? Вот я совсем не такой как вы. Трахну его сразу же, как только представится такая возможность. И, надеюсь, что это знаменательное событие произойдет уже сегодня.

- Да пошел ты!- зло рыкнул за моей стеной Верховский и уже более спокойным голосом обратился ко мне:-Валера, не слушай его, я не позволю ...

-... а вашего позволения я спрашивать и не собираюсь.- презрительно процедил сквозь зубы Юрис и демонстративно огладил меня ладонью по заднице. Молчу, еле сдерживаясь от того, что бы во все горло не заорать матом, поскольку прекрасно понимаю, что толку от этого никакого не будет, а вот проблем может конкретно добавиться. И даже уже не особо и реагирую когда меня за плечо разворачивают лицом к кровати с сидящим на ней Верховским. Очень злым Верховским. Это я отмечаю с несколько заторможенным видом, как и то, что Юрис целится уже в его сторону.

- Малыш, ты как у нас относишься к ролевым играм?- Вопрос... идиотский. Оторопело смотрю на задавшего его прибалта и ловлю на себе его пристальный изучающий взгляд, которым он обвел все мое тело, после чего окончательно залип на моем лице. Короткий смешок при виде моей явной растерянности и он продолжает:- Вот лично я, положительно. И, надеюсь, что тебе тоже со временем понравятся эти игры. А начнем мы прямо сейчас... Будешь медсестричкой, а Андрей Викторович твоим пациентом, которому врач назначил укольчик... в предплечье, который ты сейчас и сделаешь.

- Не буду я ничего делать!- ору чуть ли не в истерике, и настороженно отступаю на пару шагов в сторону, как можно дальше от этого ненормального, который продолжал следить за мной не отрывая взгляда.

- Как скажешь, мой хороший...- Безразлично пожал плечами Юрис и еще выше приподнял дуло пистолета.- Если честно, мне весь этот цирк уже надоел окончательно. Поэтому, Андрей Викторович, я предлагаю вам в последний раз. Или вы добровольно соглашаетесь на снотворное, или я вырубаю вас иным способом. Скажем при помощи болевого шока от нескольких ранений сразу. А если вы окажетесь... крепким орешком и не потеряете сознание самостоятельно, то я с удовольствием помогу вам в этом деле, все равно сопротивляться вы уже не особо и сможете. Итак, ваш выбор?

- Снотворное...-Недовольно буркнул Верховский и под выжидающим взглядом прибалта вытащил из пакета небольшой шприц.

- Разумный выбор.- Довольно ухмыльнулся Юрис, внимательно наблюдающий за тем, как Андрей практически совершенно спокойно сделал себе укол, после чего со злостью откинул шприц в дальний угол комнаты.- Снотворное быстродействующее, так что минут через десять вы уже будете спокойно спать, а мы с ангелочком наконец сможем покинуть этот дом и отправиться... хммм... в дальнее романтическое путешествие.

- Я же тебя из-под земли теперь достану, урод!-Зло уставившись заметно помутневшими глазами на довольно скалящегося прибалта мрачно пообещал уже немного заплетающимся языком Андрей, после чего угрожающим тоном добавил:-А если посмеешь Лера хоть пальцем тронуть, то легкой смерти у тебя не будет. Сам, лично, на куски порву, тварь!

- Ну-ну... Мечтать не вредно.- Внимательно следя за тем, как Верховский отчаянно борется с навалившейся на него слабостью, и безуспешно пытается преодолеть действие снотворного, Юрис бросил быстрый недовольный взгляд в мою сторону.- Ангелочек, а ты чего застыл? Давай быстренько одевайся, иначе я могу и не сдержаться при виде твоей красоты и трахнуть тебя прямо здесь и сейчас. На этой самой кровати, рядышком с Андреем Викторовичем... Это будет крайне пикантно... не находишь?

Еще чего не хватало! Торопливо хватаю валяющуюся на полу сумку и нервно вытряхиваю ее содержимое на пол, прямо себе под ноги. После чего обалдело таращусь на подобранную Юрисом "лично для меня" одежду.

- Я ЭТО на себя не надену!- Возмущенно зыркнув в сторону довольно скалящегося прибалта, я зло пинаю ногой разноцветные тряпки, тут же живописно разлетевшиеся по всей комнате. Юрис на мою выходку только лишь снисходительно улыбнулся и торжественно заявил: - Наденешь. Иначе поедешь как есть, голышом.

Часть 25

После того, как Юрис все-таки заставил меня одеться, мы торопливо покинули дом Ольшевского из которого прибалт вывел меня цепко вцепившись в локоть и на всякий случай приставив к боку дуло пистолета. Верховский к этому моменту уже крепко спал, вполне удобно развалившись на кровати и даже тихонько при этом посапывал. Обалдеть просто! И этот спящий красавЕц еще собирался каким-то непонятным образом помешать Юрису меня увезти? Очень смешно! Практически до истерики. Я конечно с самого начала прекрасно понимал то, что Андрей давал заведомо невыполнимые обещания только лишь для того, чтобы хоть как-то меня подбодрить в этой дикой ситуации. Но все равно продолжал на что-то надеяться. Дурак! Хотя... Андрей по крайне мере остался жив, пускай и весьма активно напрашивался на обратное, постоянно задирая прибалта с упорством барана. Совершенно не понимаю зачем он так глупо себя вел. Ведь Юрис реальный псих. И вполне мог плюнуть на угрозу в лице дядюшки-милиционера и под горячую руку пристрелить Верховского без малейшего сожаления. А я... Мне бы его тоже жалко не было бы. Просто, я и сам был бы не против навешать Андрею Викторовичу конкретных и вполне заслуженных им тумаков.

- Вадим, садись в машину.-Едва мы вышли за ворота дома Ольшевского, прибалт быстро подтащил меня к стоящей у самого забора серой неприметной машине и предусмотрительно распахнул передо мной дверь. Заднюю. Пришлось неохотно лезть в салон, куда сразу же следом за мной завалился и Юрис с довольным смешком шлепнувший меня по заднице, тем самым предавая ускорение моему неспешному продвижению вперед.

Машина и до нашего в ней появления была совсем не пустая. На водительском месте сидел какой-то весь из себя неприметный мужчина и едва только прибалт закрыл за собой дверцу, тот сразу же сорвал свое непрезентабельное транспортное средство с места.

Ехали быстро, но недолго. Юрис, как ни странно, молчал всю дорогу. О чем-то напряженно размышлял уставившись в потолок и только лишь иногда бросая на меня короткие, насмешливые взгляды. И его можно было легко понять. То, как я сейчас выглядел, было вообще что-то с чем-то. Эта сволочь латвийская заставил меня вырядиться в... ЖЕНСКИЕ ШМОТКИ! Урод моральный! Джинсы в облипочку со стремным цветочным рисунком, ярко-розовая пуховая куртка до колена, точно такого же цвета короткие сапоги на каблуках и длинноволосый парик рыжего окраса. КРАСНАЯ помада на губах! Очень неаккуратно нанесенная, по причине того, что я никогда раньше подобной херней не занимался и даже подумать не мог, что придется это делать. То есть-опыта нанесения макияжа никакого, и результат теперь на моем собственном лице. Все это в месте взятое выглядело полным дурдомом. Я когда себя в зеркале после этого экстремально быстрого одевания увидел, чуть шок в очередной раз не получил. Но благоразумно промолчал, понимая, что моя истерика по поводу совершенно ненужного мне обновления имиджа ни к чему хорошему не приведет. "Девочка" из меня получилась очень яркая, несуразно высокая и спотыкающаяся на каждом шагу(спасибо совершенно неудобной обуви). Да и для чего это весь этот маскарад был затеян я тоже так и не понял. Ведь если прибалт хотел безпроблемно вывезти меня из города, то его тупая идея с переодеванием была в этом случае не самой умной. У Ольховского камеры видео наблюдения и в самом доме, и во дворе были установлены в немалом количестве. И конечный результат моего вынужденного преображения, ясное дело, что зафиксировали. И я очень сильно надеялся на то, что когда Верховский проснется, Юриса сразу же объявят в розыск, точно так же как и очень теперь запоминающегося меня.

Только вот к моему великому огорчению прибалт идиотом не был. И это я понял очень скоро. В течении последующих двух часов мы три раза меняли машины, водителей, шмотки и парики. И за черту города мы выехали уже на шикарном черном мерседесе, весьма отличавшимся от двух предыдущих полуразвалюх отечественного автопрома, на которых до этого абсолютно на мой взгляд хаотично, мотатись туда-сюда по городу.

Садясь в мерседес Юрис выглядел как представительный мужчина средних лет, с уже солидным брюшком, в очках и с пробивающейся сединой в темно-каштановых волосах и в небольшой аккуратной бородке.

Я же опять был одет девчонкой. Задолбало! Правда на этот раз не настолько вульгарно-яркой, как в первом случае, и не серой мышкой, как во втором. В том полуразвалившемся доме, расположенном где-то на самой окраине города, куда мы подъехали на второй машине, нашего прибытия поджидала команда... даже не знаю кого. Какие-то стилисто-гримеры, блин! Но эта парочка слащаво-приторных парней, буквально за пол-часа превратили меня в охренительно красивую девчонку, увидав которую в зеркале, я пол чуть слюной не закапал. Блондинка, с длинными, почти до пояса волосами... Неяркий макияж, короткое пальто едва прикрывающее задницу из какого-то явно элитного натурального зверя, узкие черные брюки и сапоги, в этот раз не на каблуках, а на более устойчивой подошве, но высокой... Так что над Юрисом я теперь возвышался сантиметров на десять, хотя в нормальной обуви был с ним примерно одинакового роста. Прибалт тоже внимательно рассматривал мое отражение в зеркале и на его лице постепенно проявлялась весьма довольная улыбочка, которая не предвещала для меня ничего хорошего.

- Деточка, я восхищен!- С этими словами латвийский придурок нахально огладил меня по заднице и тут же подтянул за молниеносно сцапанное запястье к себе поближе, не давая отшатнуться в сторону, как я собирался было сделать.- Ты даже не представляешь, как тебе идет подобный прикид. И знаешь, потом я тебе обязательно похожего барахла побольше прикуплю, и буду в нем в люди выводить. Правда, только тогда, когда ты окончательно свыкнешься с мыслью о том, что принадлежишь только лишь мне и станешь хорошим, послушным и ласковым мальчиком.

Молчу, торопливо отведя глаза от зеркала не желая и дальше смотреть на это позорище. И даже никак не реагирую на опять огладившую мою задницу ладонь прибалта. Юрис выжидающе на меня посмотрел, видимо ожидая хоть какой-то реакции на его поползновения. Но так ничего и не дождавшись, всего лишь неопределенно хмыкнул. И после этого меня опять запихнули в машину. на этот раз уже с двумя амбалами на передних сидениях, изображающих из себя водителя и, скорее всего, охранника. Я вместе с Юрисом уже привычно ехал сзади. Только вот прибалт уже не был так демонстративно спокоен как во время предыдущих двух поездок. Эта скотина меня совершенно беззастенчиво лапала за колени и выше, совершенно не обращая внимания на наших спутников. Я молчал, и только лишь успевал сбрасывать с себя наглые конечности прибалта, которые так и норовили забраться дальше под шубу и огладить меня уже между ног, которые я сжал со всех сил, не давая этому извращенцу свободы действий.

- Детка, хватит уже выделываться!- недовольно прикрикнул на меня уже вовсю разошедшийся извращуга. Тяжело дыша и чуть ли не поедая меня затуманенным взглядом, Юрис, за шею подтянув мою голову к себе поближе, прошипел практически в ухо.- Вадик, я тебя просто собираюсь слегка пощупать... Пока что. Но если будешь сопротивляться и дальше, могу передумать и выебать тебя прямо здесь, в машине, при своих людях. С этим все понятно?!

Еще и как понятно. Обреченно киваю головой, и уже покорно следуя молчаливому приказу Юриса, который демонстративно засунул ладонь мне между ног, тем самым раздвигая колени немного в стороны. Победная ухмылка и пальцы прибалта стремительно скользнули к застежке моих брюк. Вжикнула молния и ладонь парня тут же нырнула мне под трусы... Бабские, очень тугие трусы, с дебильными КРУЖЕВНЫМИ вставками по бокам, которые он сам же заставил меня натянуть еще в доме Ольшевского. Тварюка! В панике пытаюсь сдвинуть ноги обратно и оттолкнуть вконец оборзевшего придурка, за что тут же получаю конкретный подзатыльник, от которого чуть ли не отлетаю в угол сидения, больно приложившись затылком о стекло дверцы.

- Ангелочек, видимо, ты все-таки не понял, о чем я тебе только что говорил?

Ответа на свой вопрос Юрис даже не стал дожидаться. Просто пережал мне ладонью горло и пока я, практически задыхаясь, пытался отцепить от себя его пальцы, этот придурок второй рукой принялся деловито стаскивать с меня брюки. Пинаюсь, попадая тяжелой подошвой сапога по ноге прибалта, за что тут же отгребаю от него кулаком в бок. Больно-ооо! И дышать практически уже нечем. В глазах черные точки, в ушах-конкретный звон... Телефон, что ли?

- Юрис, у нас кажется, проблемы...

Несколько напряженный голос сидевшего рядом с водителем мужика, заставил прибалта оторваться от его крайне увлекательного занятия моего удушения и неохотно убрать от меня руки.

- Какие?- Коротко поинтересовался у него Юрис, внимательно наблюдающий за тем, как я отчаянно кашляя и глотая бегущие по щекам слезы торопливо, дрожащими пальцами пытался нервно натянуть на себя чересчур узкие штаны.

- Валик позвонил. Впереди, километрах в тридцати от нас на трассе менты стоят, шманают все тачки подряд . Документы смотрят, кого-то ищут, возможно, что и нас.

- Понятно.- Недовольно рыкнул Юрис и окинув меня раздраженным взглядом прикрикнул:- Одевайся быстрее и только попробуй что-нибудь при ментах выкинуть. Чтобы сидел тихо и не отсвечивал. Понял?

Торопливо киваю в ответ и, наконец, натянув брюки до конца, быстро их застегиваю. А сам в этот же самый момент в панике пытаюсь прикинуть возможную для себя выгоду от неожиданно появившихся на моем пути стражей правопорядка. Возможно ли такое, что они на этой дороге по мою душу объявились? И если это так, то что мне сделать такого, чтобы привлечь их внимание и при этом не схлопотать пулю от Юриса, который, едва я только поправил на себе шубу, торопливо приставил к моему боку пистолет.

- Неужели твой Андрей Викторович уже очухался и истерику дядюшке дорогому устроил от обиды, что любимую игрушку отобрали? - Отстранено на меня посмотрев, непонятно кому задал вопрос прибалт и сам же на него ответил:- Да нет, не может такого быть. Твой бывший ебарь спать еще часов пять-шесть должен... как минимум. Но если это все же он, то у нас все-таки намечаются большие проблемы.

- Разворачиваемся?- Ненавязчиво поинтересовался немного сбросивший скорость водитель у опять вперившегося взглядом в потолок Юриса. На что тот, ненадолго задумавшись, неохотно ответил:- Не думаю, что это нам чем-то поможет. В городе у Верховского будет больше шансов нас обнаружить. Тем более, что не факт, что обратная дорога в город свободна а не перекрыта силовиками. У Верховского-старшего хватит возможностей всю область в кольцо взять, да еще и в несколько слоев... Так что, лучше рискнем и поедем дальше.

- Как скажешь.- Не очень довольным тоном согласился с решением прибалта водитель и быстро обернувшись через плечо, презрительно кивнул в мою сторону.- И все равно я не понимаю, нахрена тебе эта шлюшка сдалась, если от него проблем выше крыши? Ты же просто ненавидишь под удар подставляться, а сейчас... Из-за какой-то дырки... да еще и гонористой.

- Не твое это дело!- Зло рявкнул на водителя Юрис. И когда тот, нервно вздрогнув плечами моментально заткнулся, прибалт на него чуть-ли не зашипел:- Твое дело машину вести... Молча. Вот этим и занимайся и не забывай за что я тебе деньги плачу. Остальное- уже мои проблемы, в которые свой нос я не советовал бы совать никому. С этим все понятно?

- Да.- Приглушенно вякнули с водительского места и я невольно поежился. Все-таки Юрис конкретно отмороженный урод, раз его даже такой бугай как водитель весьма заметно побаивается.

Дальше мы ехали уже в полной тишине по почти пустой дороге. Правда, недолго. Минут через двадцать попали в пробку из едва двигающихся машин. Юрис внешне был абсолютно спокоен. Мужики на передних сидениях-тоже. А я психовал, да еще и как. Чем ближе наша машина придвигалась к полицейскому заслону, который уже было хорошо видно из моего окна, тем сильнее меня колотило в нервном ознобе... Что делать?! Что делать?! ЧТО ДЕЛАТЬ?! В голове только лишь один вопрос и ни одного на него ответа. А менты все ближе. Мы уже пятые в очереди. Внимательно рассматриваю происходящее впереди нас. Парни, человек пять, в камуфляже и с автоматами наперевес. Еще двое в стандартных бушлатах и при погонах. Документы у водителей забирают на проверку последние. Быстро просматривают, сверяют фото с оригиналами, после чего передают их кому-то, сидящему в патрульной машине. Кому именно- не могу рассмотреть. Видна только лишь рука берущая и возвращающая обратно документы. Автоматчики проверяют салон, иногда заставляют владельцев автомобилей выходить наружу и открывать для проверки багажник.

Документы! Стоп, минуточку. У меня же их нет. Из дома Ольшевского Юрис их забрать не додумался. Вроде бы... А если и забрал, то толку от них сейчас все равно бы никакого не было. Возможно, что отсутствие у меня документов - это шанс на то, что нас задержат для более тщательной проверки? Это хорошо или не очень? Мы уже третьи... Блин! Что делать?! Не знаю. Голова кругом, руки как у алкаша с многолетним стажем трясутся и сердце стучит так, что кажется, будто оно вот-вот разорвется от перенапряга. А мы уже вторые. Идущая перед нами машина с всего лишь одним водителем, без пассажиров, и ее пропускают быстро. Теперь наша очередь. Амбал, молчаливо сидящий рядом с водителем всю дорогу, неторопливо открывает окно и просовывает наружу пачку паспортов, вкладывая их в протянутую ладонь полицейского. Замираю в напряженном ожидании... Украдкой смотрю на Юриса и напарываюсь на его предупреждающий взгляд, после чего меня подтягивают к себе еще ближе и еще сильнее вдавливают в бок дуло пистолета. Страшно до чертиков. Отвожу глаза в сторону и сразу же натыкаюсь взглядом на лицо одного из автоматчиков внимательно рассматривающего меня через слегка затемненное стекло автомобиля. Молодой... Хм... Симпатичный. На Андрея чем-то похож... только не пойму чем. Морда что ли такая же наглая? И смотрит на меня с определенным интересом, видимо, даже не догадываясь о том, что этот его интерес направлен на переодетого в девчонку парня. Краем глаза отмечаю, что документы водителю возвращают обратно без проблем. Это плохо, очень. Не знаю как и когда Юрис успел сделать поддельные документы на меня в том виде, какой у меня сейчас, но сделал он их качественно, раз менты к нам не придрались по их поводу. Что же делать?! Может быть заорать, прося помощи? Ага, и тут же схлопотать благодарственную пулю от Юриса? Не хочу. Однозначно....

Один из полицейских тем временем довольно вежливо предложил водителю покинуть салон и открыть багажник для проверки. Тот, с видимым недовольством на лице вылез из машины и неторопливо направился к задней ее части в сопровождении этого же офицера. Опять сталкиваюсь взглядом с тем же самым автоматчиком, что глазел на меня до этого. Улыбается, неуверенно поглядывая на сидящего рядом со мной впритирку Юриса, который пристально следит за своим водителем и сопровождающим его ментом. Судя по всему, парень сейчас интенсивно размышляет над тем, кем именно мне приходится пожилой пузан, с собственнеческим видом прижимающий меня к своему боку. Смотрю на омоновца в упор, воспользовавшись тем, что Юрис отвлекся на машину, в которую как раз передали для проверки отданные его человеком паспорта. Все-таки решаюсь воспользоваться удачным моментом и одними губами шепчу силовику "помоги" и кошу взглядом на сидящего рядом со мной психа с оружием. Опять говорю губами "пистолет"... И так повторяю несколько раз подряд, настороженно следя за тем, как быстро исчезает улыбка на губах парня и его лицо из просто слегка заинтересованного становится профессионально-сосредоточенным, а взгляд цепким. Коротко и еле заметно мне кивнув, давая понять, что я понят, омоновец как-то не особо и поспешно продефилировал к одному из своих сослуживцев( такому же пятнистому и с автоматом) и попросил у того прикурить. Как ни странно, но спасать из рук похитителей меня никто не торопился. Оторопело слежу за тем, как эти двое, отойдя немного за полицейскую машину, спокойно так себе курят и обсуждают, видимо, что-то очень смешное... Ржут оба. Обалдеть! Потом "улыбчивый" все так же неспешно достает телефон и кому-то звонит, не прекращая оживленного общения со своим собеседником. Пара слов в трубку и мобильник неторопливо засовывают обратно в нагрудный карман камуфлированной куртки, после чего эта парочка идиотов опять продолжает беззаботно болтать. В сторону нашего "мерса" никто из этих двоих даже не смотрит .Ничего не понимаю! Может быть этот "улыбающийся" меня не понял? Но ведь кивнул же... Или он просто так кивнул, типа прощаяясь? Бля-яяядь! И что мне теперь со всем этим делать?

Водитель Юриса уже возвращается обратно и все так же неторопливо усаживается за руль. Время уходит, а я больше ничего не смог придумать, кроме как заорать. Тупость! Это не очень хороший вариант... Но никаких других идей у меня нет и в помине.

Тем временем Юрис еле слышно вздыхает мне на ухо и одаривает успокаивающей улыбкой играя на публику в виде как раз заглянувшего в салон полицейского:- деточка, вот видишь, ничего страшного не происходит, не так уж и сильно мы опаздываем. Думаю, Рустам на нас не обидится если мы на пол часа задержимся. Как раз шашлык прожарится, да и сауна лучше прогреется.

Молчу, одарив недовольным взглядом офицера, понимающе хмыкнувшего при виде меня, прижавшегося к прибалту всем своим боком. В принципе его можно было понять ... Молодая смазливая блондинка в шикарной тачке, рядом с дяденькой солидного возраста в баньку едет. Но все равно, это не повод смотреть на меня как на самую последнюю шлюху. Обидно! Хотя, о чем это я вообще думаю? Мы же сейчас просто поедем дальше... И все?

- Извините за доставленные неудобства,- тем временем дежурно улыбнулся нам с Юрисом полицейский и тут же торопливо добавил уже вылезая из салона:- и желаю вам удачной дороги.

Все-таки собираюсь заорать, понимая, что это мой последний шанс на то, чтобы не оказаться в полной власти психованного прибалта. И вовремя останавливаюсь, чуть ли не подавившись уже набранным в легкие воздухом при виде опять еле заметно кивнувшего мне "улыбчивого" омоновца, незаметно когда успевшего переместится практически вплотную к дверце водителя. Его сослуживец, с котором он только что смеялся непонятно над чем, неторопливо обошел машину и остановился прямо за спиной желавшего нам удачи офицера.

Часть 26

Кажется, эта прибалтийская гадюка все-таки что-то заподозрила! Его плотно прижавшееся ко мне тело заметно напряглось, хотя и до того момента, как спецы встали по обе стороны от машины, расслабленным оно не было совершенно точно. Но при этом к полицейскому он обратился вполне так себе уверенным и даже высокомерным тоном:

- Мы можем, наконец, уже ехать дальше?

- Да, все в порядке. Проезжайте.- Сухо ответил Юрису полицейский и еще раз бегло осмотрев салон автомобиля, сразу же отодвинулся от двери. Его место тут же занял "улыбчивый". Как можно сильнее вжимаюсь спиной в мягкую кожаную обивку сиденья, морально пытаясь подготовить себя к тому, что в любой момент может начаться стрельба. Рядом со мной. ОЧЕНЬ РЯДОМ! Блядь! Реально страшно! Может быть я зря все это затеял? Идиоо-о-от! Раньше об этом нужно было думать...

Тем временем пока я предавался стремительно надвигающейся на меня панике, омоновец, слегка пододвинул в сторону несколько растерявшегося подобным действием офицера и шустро перехватил руку водителя попытавшегося было закрыть перед ним дверцу .

- Прошу прощения за задержку... У меня есть еще один вопрос.- парень, чуть ли не навалившись грудью на спинку переднего сидения, небрежно откинул автомат себе за спину и торопливо вытащил из кармана куртки какие-то бумажки. После чего одарив меня долгим чуть ли не плотоядным взглядом подсунул их почти к самому носу водителя.- Вы этих людей, случайно, нигде не видели? Может быть на трассе? Или где-то в городе? Посмотрите внимательнее...

Искоса смотрю на несколько мятый лист, формата А4, который с очень недовольным видом принялся рассматривать водитель. И тут же нервно вздрагиваю. На бумаге отксерено два фото. Не очень качественные, но лица опознать вполне возможно. Одно-мое. На втором запечатлен Юрис, правда, еще прошлогоднего варианта, до того момента, когда он получил в качестве новогоднего и весьма нежелательного подарка мое лицо.

Тем временем, сидящий рядом со мной прибалт протянул руку вперед и, по-барски прищелкнув пальцами, потребовал подать ему тут же протянутый водилой листок. Несколько мгновений вдумчивого вглядывания и бумагу отдают обратно.

- Мы их не видели. И если на этом все...

- А девушка...

- Девушка их тоже не видела. Мы весь сегодняшний день и вчерашние вечер и ночь провели вместе, так что если у вас более нет вопросов...

-Все-все. Никаких вопросов. - Тут же торопливо кивнул головой "улыбчивый"и напоследок окинув меня с ног до головы демонстративно-восторженным взглядом, ухмыльнулся недовольно зыркнувшему на него Юрису.- Не смеем вас более задерживать.

И с этими словами дверь закрыл, одновременно с чем махнув рукой водителю, разрешая тому проезжать вперед.

ЭТО ВОТ ЧТО СЕЙЧАС ТАКОЕ БЫЛО?! А КАК ЖЕ Я?!

- Идиот какой-то.- задумчиво пробурчал прибалт, проводив взглядом оставшийся сзади полицейский заслон. А после того, как тот исчез за стеной опять вовсю припустившего снега, посмотрел на меня с крайне недовольным выражением на лице.- Деточка, ты знаешь, я все больше склоняюсь к мысли о том, что тебя нужно держать взаперти и вообще больше никому не показывать. Боюсь, что в ином случае украдут такую прелесть для всяких нехороших и крайне извращенных целей. Этот тупоголовый мент при виде тебя чуть слюной не захлебнулся и мне это совершенно не понравилось. А ведь до знакомства с тобой я даже не предполагал, что ревновать умею. И вот же... Кто бы мог подумать? Нехорошее, нужно признать, ощущение.

Я обалдело таращился на оставшихся позади ментов, поэтому на идиотские высказывания прибалта не обратил почти что никакого внимания. Я был в шоке. В конкретном таком. Так как совершенно безуспешно пытался осознать тот простой факт, что спасать меня никто не будет. ДА КАКОГО ЧЕРТА! ПО-ЧЕ-МУ?! Я ведь был более чем уверен в том, что омоновец понял мою просьбу о помощи абсолютно правильно. Тогда из-за чего он так поступил? В то, что он не опознал меня как разыскиваемую потеряшку семьи Верховских, я готов был поверить без особых проблем. Загримировали меня все-таки очень качественно. Но что же тогда получается в итоге? На остальных граждан, попавших в крайне затруднительное положение, ментам сейчас вообще плевать? Первоочередная цель у них другая? Валера Ольшевский и похитивший его бежавший прибалтийский зек? Ну нихрена себе... А ведь я сейчас в их понимании представляю собой скорее всего похищенную и удерживаемую против собственной воли девчонку, которую везут непонятно куда стремные дяденьки на навороченной тачке... Да еще к тому же и дяденьки вооруженные огнестрельным оружием. И всем на это плевать? Обалдеть просто! Да за что им зарплату тогда платят, если они вообще свою работу так разгильдяйски выполняют?

-Ангелочек, расслабься ты уже.- успокаивающе похлопав ладонью мне по колену, Юрис ехидно при этом усмехнулся:- Не нужно так сильно нервничать. Думаю, что самое страшное уже позади. В самом прямом смысле этого слова. Впереди нас ментов больше нет, дорога абсолютно чистая и будь это не так, мне бы уже позвонили. А это значит, что о своем Андрее Викторовиче ты прямо сейчас можешь уже забыть как о самом страшном твоем сне. Ты его больше не увидишь, и он никогда не посмеет снова протянуть к себе свои загребущие руки. Обещаю.

Блин! Радость-то какая! Спаситель нашелся... От него меня теперь хоть кто-нибудь бы спас. Только вот кандидатов на эту роль я отчего-то больше вокруг себя не вижу. Андрей спокойно дрыхнет в доме своего друга-Ольшевского. Наша доблестная полиция вообще непонятно какой херней страдает вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями и спасать меня из рук похитителей. Справиться самому с тремя явными уголовниками у меня нет никаких шансов. И даже просто сдохнуть спасая свою задницу от очередного изнасилования, геройски бросившись на Юриса с кулаками у меня тоже вряд ли получиться. Стрелять этот псих в меня, скорее всего не будет, поскольку у него на мою персону имеются вполне определенные виды. И постепенное осознание того обстоятельства что грандиозным планам прибалта, скорее всего суждено будет сбыться, действовало на меня крайне угнетающе. Демонстративно отворачиваюсь к окну, тем самым показывая, что не желаю ни с кем общаться. Тошно-то как... Отстранено наблюдаю за стремительно пролетающими мимо нас деревьями, едва видимыми из-за все более усиливающегося снегопада и сгущающихся сумерек. И еле сдерживаюсь от того, чтобы не зареветь от ощущения собственного бессилия и от осознания полной безысходности той ситуации в которой я сейчас оказался.

Только вот Юрису довольно скоро наскучило изучать мой затылок. Тронув плечо охранника и дождавшись когда тот обернется назад, прибалт протянул ему свой пистолет.

- Ден, подержи пока что у себя. А не то мой ангелочек отчего-то очень нервничает при виде оружия, даже общаться со мной не хочет.

И дождавшись, когда охранник с коротким кивком забрал пистолет и, поставив его на предохранитель аккуратно положил в совершенно пустой " бардачок" мерседеса, Юрис опять обернулся в мою сторону.

- Вадик, я конечно понимаю, что ты устал и сильно перенервничал. Но обещаю, что очень скоро ты сможешь отдохнуть в более-менее нормальных условиях. У моего друга здесь недалеко своя база отдыха имеется. И сауну с шашлыком я тебе не просто так обещал. Все это будет. А как только фирменное блюдо Рустама под коньячок попробуешь, о половине проблем моментально забудешь.

После этих слов Юрис подтянул абсолютно не сопротивляющегося меня к себе поближе и, приобняв одной рукой за плечи, практически впечатал спиной себе в грудь. Молчу. Не возникаю. Тело как пластилин. В голове пустота. Полная. Мне все равно. По крайней мере, пока что. Не могу ни о чем думать и все так же продолжаю безучастно таращиться в окно машины. А там уже сплошная чернота. Только лишь впереди, в ярком свете фар крупные белые снежинки таранят лобовое стекло, где их тут же сметают в стороны без остановок работающие "дворники". Водила, настороженно спросив разрешения у подозрительно притихшего прибалта, тихонько включил музыку, едва только тот дал ему свое согласие. Шансон! Ненавижу... Хотя... Плевать. Как и на то, что ладонь Юриса осторожно проскользнула мне под шубу и тонкий джемпер, и ненавязчиво принялась оглаживать мой бок, иногда, как-бы случайно, соскальзывая на живот. Более нахальных действий прибалт не предпринимал, а с этими, практически невинными поглаживаниями, вполне можно было и смириться. Хотя я прекрасно понимал, что дальше дело только лишь ими не ограничится. Об этом ясно давало понять несколько участившееся, горячечное дыхание сидящего за моей спиной парня, который с удобствами умастился подбородком на моем плече и принялся неторопливо шептать мне практически на ухо:

- А после того как я тебя накормлю, устроим сеанс релаксации в парилке... Я массаж шикарный умею делать, тебе обязательно понравится... И хорошо я умею делать не только массаж. Жду не дождусь, когда мы останемся с тобой наедине. Только ты и я... Всему тебя научу, буду нежным, осторожным, не то, что твой Верховский. Я знаю о том, что этот урод с тобой год назад сделал. Как и о том, что ты после этого себе вены резал. Даже не представляешь как сильно мне хотелось сегодня этого Андрея Викторовича... собственными руками. Еле сдержался от того, чтобы его не пристрелить. Не хочу чтобы у нас с тобой было так же... На любого другого мне было бы плевать. Но ты... Ты для меня особенный.

-Ангел, блядь! - Это Юрис уже зло и совершенно неожиданно проорал мне в ухо. Нервно дергаюсь в крепко удерживающих меня руках и настороженно пытаюсь отодвинуться подальше от этого психа, чем злю прибалта еще сильнее.

-Ты ведь реально даже не понимаешь, как на людей действуешь? - Больно вцепившись пальцами в мой подбородок, Юрис с силой за него дернул, вынуждая обернуться к нему лицом. После чего пристально уставился в мои глаза и зашипел на разъяренной гадюкой:.- Ты же просто с ума всех сводишь. Верховского, Чернышевского... Меня. Плюсом к этому, за тобой еще куча девок бегала, которых охрана Верховского только и успевала от тебя отваживать. И ведь дело не только в твоей внешности... Ведь я был точно таким же как ты... Почти. Но на меня так сильно никто никогда не реагировал. Хотели-да. Многие, очень многие. Женщины меня никогда особо не привлекали и они, видимо, это чувствовали, по-этому особо не надоедали. Парней же я старался брать в свою постель только из профессионалов, не имея никакого желания к кому-либо привязываться. Трахнул-заплатил-и-забыл. Очень удобно, особенно учитывая сферу моей деятельности. Мужчины постарше, которые сами хотели меня поиметь? Таких всегда было много. Большие деньги за секс предлагали, дорогими подарками заваливали, но не сходили с ума, когда я им отказывал. Смешно! Ведь теперь я сам оказался в таком же положении как и те озабоченные идиоты, которых я вежливо и не очень вежливо посылал куда подальше. Но это ничего, все это теперь в прошлом. Я изменился. Многое понял за этот год. Основное-то, что ты для меня очень важен. Так, как никто другой до тебя. И смирись с тем, что я не отпущу, не дам тебе сбежать... И даже дам время привыкнуть ко мне. Немного, но дам. А Верховский... - Короткий злой смешок и глаза прибалта буквально полыхнули яростью:- Этот идиот сам себя наказал, да еще и как! Возможно, ты об этом не знаешь, но когда тебя его дружок после больницы к себе забрал, Андрей Викторович долго бухать изволили, да еще и конкретно бухать! Ольшевсий тогда запретил ему к тебе и близко подходить, угрожая тем, что подаст на него в суд за твое изнасилование и сам, лично морду набьет за уже содеянное. Угроза конечно была просто смешная, но Верховский, видимо все-таки чувствовал свою вину в происшедшем, раз согласился от тебя отстать. Пускай ему и крышу при этом рвало знатно. Ведь после того, как он из запоя вышел, то тут же в другую крайность ударился. Блядствовал он весь этот год просто по-черному. Пацанов чуть ли не каждую ночь в своей постели менял. И все они были поголовно блондинчики, на тебя хотя бы отдаленно похожие... Вот больше чем уверен, что он тебя еще долго помнить будет и на стену в отчаянии лезть от того, что не будет знать где ты и что с тобой... А ты будешь моим. Со мной. Никому не отдам. Я очень многое сделал для того, чтобы заполучить тебя. И ты даже не представляешь насколько много.

Из всей этой несколько бессвязной и местами даже бредовой речи я более-менее осознал только лишь одно-сегодня меня насиловать не будут. Радует, но не особо. Все-таки Юрис не тот человек обещаниям которого стоило верить на сто процентов. Хотя об этом я тоже не хочу думать. И вообще ничего не хочу. Ни шашлык, ни сауну, ни, тем более, обещанный прибалтом эксклюзивный массаж. Хотя нет-вру! Я хочу спать. Просто зарыться с головой под одеяло и, крепко закрыв глаза отрубиться, чтобы ни о чем не думать. Тем более, о Верховском, которого, я вроде-бы как должен просто до ярости ненавидеть, а сам... Нет, об ЭТОМ думать я вообще сейчас не в состоянии.

А Юрис, тем временем, вроде бы немного успокоился. Опять прижал меня к себе спиной, заставив опрокинуться на грудь. Не сопротивляюсь. Лежу спокойно, безучастно уставившись в потолок машины. Легкие массирующие движения, которыми прибалт оглаживал мое тело и его мерное успокоившееся дыхание где-то над ухом, вгоняли в конкретную дрему. Музыка в салоне звучала тоже не особо бодрящая. Уже не шансон, а какая-то другая волна... "Ты неси меня река..." в исполнении Расторгуева. Спокойная песня убаюкивала, машина ехала плавно и я действительно ощущал себя неторопливо плывущим в легких речных водах. Водитель, бросив беглый взгляд на задние сидения, отрегулировал свет на более слабый, погрузив салон в приятный расслабляющий полумрак. За окном автомобиля практически уже наступила ночь и ничего не было видно. Закрываю глаза и совершенно не задумываясь о последствиях, растекаюсь по телу тут же довольно хмыкнувшего Юриса. Меня прижимают к себе еще сильнее и даже зарываются носом куда-то под воротник, щекоча горячим дыханием кожу на шее. Невольно вздрагиваю и бурчу что-то возмущенное, но глаза открывать лень. Точно так же как и покидать столь удобную лежанку.

Только вот лежанка решила покинуть меня сама... Я даже не успел понял, что это вообще произошло.

Громкий скрежет металла. Машина тут же содрогается всем корпусом. Громкий эмоциональный мат Юриса и болезненный вопль откуда-то спереди. Меня чуть ли не скидывает с груди прибалта и я практически вмазываюсь лицом в спинку переднего сидения. Успеваю выбросить ладони вперед и вцепиться пальцами в кожаную обивку. Какие-то странные хлопки, звук трескающегося стекла совсем рядом и к мату Юриса присоединяется мат водителя. Машину заносит куда-то вбок, после чего матюкаюсь уже и я. Рассмотрел сидящего впереди меня мужика. ОХРЕНЕТЬ! По-моему он уже был трупом... Поскольку с такой огромной дырой во лбу, которую я имел "удовольствие " рассмотреть с довольно близкого расстояния выжить было бы просто нереально. И еще вот эти стремные буровато-серые кусочки, разляпаные по его жутко бледному лицу... Бляяя-яядь!

Появилось дикое желание завыть и одновременно с этим грохнуться в обморок. Но вместо этого отшатываюсь назад и тихонько забиваюсь в угол заднего сидения жутко взревевшей скоростью машины, стараясь оказаться как можно дальше и от трупа, и от просто взбешенного происходящим Юриса.

- Ден, жми на газ и дай мне пистолет!

- Не могу, эти твари мне плечо прострелили.- чуть ли не простонал в ответ водитель и, все же прибавив скорости, бросил быстрый извиняющийся взгляд через плечо.- я и так еле с управлением справляюсь. Шины нам попортили, и...

Еще один сильный удар по "мерсу" откуда-то сзади, после чего меня опять скидывает с сидения и я все-таки ору, чем привлекаю к себе внимание прибалта.

- Какого черта ты там сидишь?!- зло рявкнул на меня Юрис, после чего я резко заткнулся, уставился на него с вообще охреневшим видом.

- Быстро на пол жопой и прикрой голову руками... Меньше шансов, что подстрелят. - прошипел мне парень и стремительно перегнулся через сидение, пытаясь дотянуться до "бардачка" за своим пистолетом. Труп его бывшего подельника мешал ему в этом процессе не слабо, не давая дотянуться до вожделенной цели. И его просто с безразличным пренебрежением отпихнули в сторону. Заторможено слежу за тем как убитый бандюган замедленно заваливается в сторону дверцы, утыкаясь простреленным лбом в свои собственные колени. Пиздец, как все это стремно...! Я в шоке и даже не делаю попытки последовать приказу переместиться на пол, хотя при этом реально четко понимаю, что сделать это нужно как можно быстрее. Мое тело как будто полностью одеревенело. Я в конкретном ахуе, я в страшном сне... у меня горячечный бред и все ЭТО происходит не на самом деле!Такого просто не может быть! Не со мной! Еще один удар по машине сбоку и Юрис заваливается прямо на меня. Ору опять. Больно. Страшно. Охренеть, как страшно... Придушенный хрип водителя спереди... даже боюсь смотреть в ту сторону. Машина притормаживается и практически сразу же замирает на месте, мягко уткнувшись во что-то капотом.

- Черт бы все это побрал!- В ярости долбанув кулаком по сидению практически рядом с моей головой, прибалт чуть ли не зарычал на меня:- рот закрой и не высовывайся. Истеричка блондинистая...- И опять попытался приподняться вверх. Треск стекла. Мат Юриса, медленно оседающего на пол рядом со мной и зажимающего ладонью шею. Кровь из под его пальцев замедленно капающая на высокий воротник его светло-серого пальто... Еще один удар по машине откуда-то сбоку... Нас закрутило... Голова закружилась... Глаза Юриса как-то очень зло смотрящие прямо на меня.... Его слова:" Он тебя не получит. Не отдам."... Его пальцы, все в крови, метнувшиеся ко мне и впившиеся в горло. Больно. Нечем дышать. Пытаюсь отодрать от себя его руку, за что получаю кулаком в скулу и тут же перед глазами все окончательно темнеет.

Часть 27

- Андрей, да хватит уже психовать, все с ним будет в порядке. От обычного синяка на лице еще никто не умирал.- Знакомый голос... Крайне уставший, немного недовольный и нервный. Верховский- старший собственной высокопоставленной персоной? ПРОСТО ЗАМЕЧАТЕЛЬНО! Значит мне можно начинать радоваться и высказывать благодарность за свое спасение? Ведь присутствие в непосредственной от меня близости главного мента Московского округа, ясно давало понять о том, что из рук похитителей меня все-таки сумели вырвать. Вот только спешить с этим делом, с радостью, не особенно и хотелось. Голова просто на куски от боли раскалывалась и подбитая прибалтийским зеком скула тоже ныла нещадно. Да и общее состояние всего моего организма было таким, что просто до воя хотелось хотя бы сутки пролежать на удобной мягкой поверхности, имитируя собой самое настоящее бревно. Сил не было ни на что... Так что лучше уж пока что и дальше поваляться с закрытыми глазами, пускай все думают, что я до сих пор в полном отрубе.

- Он уже больше часа без сознания...- а это уже Верховский- младший дал знать о своем присутствии в непосредственной от меня близости. Проснулся-таки? КрасАвец спящий? Голос возмущенный, и совсем рядом со мной. А это значит, что скорее всего его обладатель меня к себе как раз и прижимает так крепко, что даже ребра болезненно ноют. Придурок! Но как ни странно, голос этого самого придурка я был, как мне кажется, даже немного рад услышать? И это было ненормально...

- И что из этого?-Опять подал голос дядюшка-мент и уже более возмущенно добавил:- Я же тебе предлагал его на скорой помощи в больницу отправить, но ты сам как баран уперся. А у парнишки вполне может быть и сотрясение мозга...

- Было бы там чему сотрясаться. - Опачки! Анечкин придурковатый жених тоже изволит ехать в одной машине со мной и своими возможно будущими родственниками? Еще и язвить в мой адрес изволит, да еще и настолько противным, полным ехидства голосом? Урод моральный!

- Слушай, заткнись по-хорошему!- злобно рыкнул на здоровяка Андрей и опять обратился к своему дяде. -Лерку твои хваленые спецы осмотрели и сказали, что с ним все в относительном порядке. А в больницу я его завтра лично отвезу, чтобы проверили на всякий случай.

- Тогда тем более прекрати истерить... Виталик, тебе тоже будет лучше помолчать, иначе расскажу Анечке и она очень сильно расстроится твоему отношению к мальчику Андрея. Валера ей понравился и обижать его она тебе не позволит.

Как ни странно, но после этой гневной отповеди в машине действительно стало тихо. И эта самая тишина дала мне время подумать над сложившейся ситуацией.

Меня отбили у Юриса. Это хорошая новость... Радует, что меня все-таки не бросили на произвол судьбы и освободили от общества прибалтийского озабоченного психопата. Надеюсь, что та рана, которую он получил в шею, была абсолютно несовместима с жизнью, и этого гада в ближайшее же время закопают где-нибудь в сточной канаве. Хотя, понять для чего именно меня отбили у Юриса подчиненные Верховского-старшего, особого ума не было нужно. И осознание этого момента уже совсем не радовало. Интересно, а к дяде Гене меня хотя бы ради приличия завезут, или же Андрей Викторович сразу же потащит к себе домой для того, чтобы оторваться по-полной за годовалое отсутствие моей персоны в его кровати? Более склоняюсь ко второму варианту. Поскольку слишком уж крепко впечатывает меня в свое тело Верховский-младший, явно не собираясь выпускать из рук. Не хочу с ним никуда ехать! И кто-бы знал, насколько сильно... Но сомнительно, что мое мнение хоть кого-то из этой компании интересует. Осторожно приоткрываю глаза и осматриваюсь. В салоне здоровенного джипа мы ехали только лишь вчетвером. Я с Андреем сзади, а Верховский- старший впереди, рядом с водителем, чьи функции исполнял его вполне вероятный будущий зять. Значит собрались только лишь "все свои" и просить помощи и защиты от Андрея мне совершенно не у кого. Тяжело вздыхаю от осознания крайне неприятной для меня ситуации, чем тут же привлекаю внимание сидящего рядом мужчины.

- Лер, ты очнулся?- Насторожено интересуется Верховский-младший и испытывающие всматривается в мое лицо. Чувствую себя под его взглядом не очень уютно и пускай неохотно, но все же открываю глаза.

- И как общее самочувствие?- Быстро обернувшись назад, поинтересовался у меня дядя Андрея смотря при этом с хорошо заметным сочувствием. Не наигранным. Мужик реально за меня беспокоился, и это как бы... Ну... В общем, было приятно.

-Жить, кажется, буду...- Прохрипел я ему в ответ каким-то до отвратного скрипучим голосом и нервно потер ладонью все еще саднящее после неудавшийся попытки удушения горло.- Что там с Юрисом? Надеюсь, ваши подчиненные его все-таки пристрелили при задержании?

- Живучий гад оказался.- С не очень довольным видом сообщил мне Верховский-старший и возмущенно кивнул на еще сильнее сжавшего меня в объятиях племянника.- Еле сдержал этого идиота от того, чтобы он не добил твоего похитителя окончательно. Мы его на пару с Виталиком едва от этого Юриса оттащить смогли и удерживали пока медики этот полутруп в скорую загружали. Андрей ведь думал, что он тебя убил. Ты в салоне машины без сознания валялся и весь в крови был, вот племянничку крышу и сорвало. Бандита этого мне, конечно, совсем не жалко бы было, сам бы при возможности прибил его без малейшего угрызения совести, но там слишком много свидетелей было. Так что-не судьба... пока что.

- Я не идиот.-Недовольно буркнул на эту вполне заслуженную критику Андрей и накинулся на дядю с ответными претензиями... - А вот твои хваленые "спецы" на деле полными ничтожествами оказались. Они же мне все дружно клялись-божились в том, что их план по перехвату не несет абсолютно никакой угрозы для жизни и здоровья мальчишки. И "прослушку" с маячком им в машину похитителей установить удалось... И о всех действиях преступников им сразу же известно стало... Даже о том, что у Юриса пистолета на момент перехвата при себе уже не было. Все просчитано? Даже то место, на котором сидел Валера от ударов по корпусу их тачки вообще не должно было быть задето. И что в итоге оказалось?! Да он вообще только лишь чудом выжил. Ведь еще бы немного, и Лер... Этот урод его же почти задушить успел.

- Расстроился, что чуть было любимой игрушки не лишился?- С вызовом посмотрев в глаза мужчины, ошарашенно на меня уставившегося после этих слов, я горько ему ухмыльнулся.- Было бы из-за чего огорчаться... Думаю, замену мне ты бы нашел очень быстро и без особых забот. Ведь меня хорошо просветили о твоих многочисленных постельных подвигах за весь этот год. Знаешь, я впечатлился и даже обрадовался. Так как у меня появилась надежда на то, что теперь ты меня больше удерживать насильно при себе не станешь, точно так же как и насиловать.

- Валера... Ты что такое... я не собирался даже...- Вот же сволочь брехливая! Глаза такие растерянные стали, а на моментально побледневшем лице как будто крупными буквами мировая катастрофа в трех томах описана. И виной той катастрофы являюсь я собственной персоной. Ну не свинство ли? Я что, себя еще и виноватым считать должен в том, что посмел наговаривать на этого, просто святого человека?

- Что ты не собирался?- Резко дернулся я в его руках пытаясь вырваться. Не получилось. И я в ярости от неудачи и от буквально захлестнувшей меня ненависти заорал прямо в лицо Андрея:- Трахать ты меня не собирался? Тогда зачем я тебе нужен? Отпусти! Насовсем отпусти, ведь знаешь же, что ненавижу тебя. И есть за что. И мое отношение к тебе не поменяется, Это ты тоже прекрасно понимаешь, если не дурак. На что тогда надеешься? Не понимаю...

- Не отпущу...- Говорит глухо и, отвернувшись от меня в сторону, уже более холодным тоном добавляет:- И это для твоего же блага. С твоей внешностью тебя вообще под охраной круглосуточно держать нужно, чтобы опять не похитили. Или тебе сегодняшнего экстрима мало показалось и повторения уже настолько быстро захотелось?

Молчу. А о чем можно разговаривать с этим ненормальным, если он все равно никого кроме себя не слышит? Он меня не отпустит. Заявлено об этом было весьма категоричным тоном. Не удивлен, причем абсолютно. Наши спутники молчат тоже. Синхронно делают вид, что очень серьезно заняты рассматриванием трассы по которой едет наша машина. Только лишь Виталик изредка посматривает на меня в зеркало заднего вида и о чем-то сосредоточенно размышляет. Лицо хмурое. Пальцы, сжимающие руль напряжены до предела, злится... Гомофоб несчастный. Не нравится ехать в одной машине с геями? Я злюсь тоже. Но опять же-таки молча. Я-не гей, я такой же как и Виталик, и уже просто всем своим существом ненавижу мужиков нетрадиционной ориентации. Особенно одного из них. Того самого, с которым сижу практически рядом и от которого при этом просто мечтаю оказаться как можно дальше.

Где-то через час напряженного молчания и быстрой скоростной езды мы уже были возле дома Верховского. Все еще злой и мрачный Андрей ни слова не сказав выволок не особо и сопротивляющегося меня из машины и чуть ли не пинками погнал к дверям. Его дядя на пару с Виталиком из машины даже не вышли, а дождавшись когда меня подведут к дому, тут же уехали даже не попрощавшись. Уроды!

- Заходи, не стесняйся.- Проводив тяжелым взглядом быстро умчавшуюся машину, заявил мне крайне презрительным тоном Верховский и сильно толкнул в спину, тем самым вынуждая чуть ли не перелететь через порог, возле которого я как раз нерешительно топтался.- Чувствуй себя как дома. Где расположена твоя комната, надеюсь за год ты не забыл ?

Настороженно оборачиваюсь назад и отрицательно качаю головой, тем самым давая понять, что на память не жалуюсь. А сам в это же время суетливо пытаюсь понять и определить мотивы Андрея, который видимо, все-таки пока что решил не вселять меня в свою спальню.

- Твои вещи перевезут немного позже. Думаю, что несколько часов перетерпишь и так. Хотя, если хочешь, то я могу одолжить тебе один из своих халатов, если конечно тебе эти бабские шмотки уже не стали родными до такой степени, что ты не хочешь с ними расставаться.

Вот же скотство! А я о своем новом имидже уже почти и забыл, поскольку голова совершенно другими проблемами занята была. А... Этот! Еще и ухмыляется довольно, оценивающим взглядом осмотрев меня с верху до низу, особое внимание уделяя обтянутым узкими брюками ногам.

- Пошел на хуй!- Ору на этого идиота и мчусь через холл и вверх по лестнице в сторону "своей" комнаты. Спотыкаясь и чуть не падая. Все-таки пробежка на высоких каблуках это конкретное испытание.- Придурок ненормальный!- это я уже добавил практически стоя в дверях, готовясь в любой момент захлопнуть дверь перед носом Верховского. Только вот он мои оскорбления полностью пропустил мимо ушей. Или просто сделал вид, что не обратил на них никакого внимания. Даже не взглянул в мою сторону! И вместо этого спокойно промаршировал по направлению своей спальни, при этом неспешно расстегивая на себе пальто. Скотина! С громким стуком закрываю за собой дверь и совершенно обессиленный сползаю по ней спиной вниз. Да что этот извращенец еще задумал? Радоваться тому обстоятельству, что меня поселили в отдельной комнате, я пока что спешить не собирался. Поскольку прекрасно понимал что Верховский, при желании, в любой момент вполне мог как оттащить меня в свою спальню, так и запросто вломиться в мою. И я был более чем уверен, что он провернет все это в самое же ближайшее время. Тогда к чему весь этот цирк? Неужели он решил проявить некоторое, совершенно несвойственное ему благородство и дать мне хоть немного времени на то, чтобы прийти в себя после похищения? Что ж, я сейчас буду рад даже самой незначительной передышке. Главное теперь только не раскисать и ни в коем случае не поддаваться извращенным желаниям Верховского. Пускай кому-нибудь другому минеты делает, а меня больше не трогает. Надеюсь, что до насилия он больше не опустится. По крайней мере, очень сильно хотелось в это верить.

Неохотно поднимаюсь на слегка трясущиеся в коленях ноги и заторможено бреду в ванную. Охренеть какое занимательное зрелище! Обалдело таращусь на себя в большое, практически в мой рост зеркало и еле сдерживаюсь от того, чтобы не заржать в истерике. Да я-просто обалденная красотка! Блондинистый парик сбился в сторону и обрамлял мое лицо конкретно спутанными лохмами. Само лицо тоже вызывало массу эмоций. Макияж живописно расплылся черными кляксами в районе глаз и даже щек. Шея- синяя, с явными отпечатками на ней пальцев Юриса. И все это сверху креативненько заляпано кровью прибалта... которую мне тут же захотелось немедленно с себя смыть.

Шмотки сбрасываю с себя быстро. Прямо на пол. Сапоги мстительно, с размахом швыряю о дверь и с усилием подавляю в себе желание поднять их и повторить бросок еще несколько раз подряд. Нервы уже совсем ни к черту! Заползаю в душевую кабинку и настроив воду погорячее с остервенением принимаюсь оттирать с лица поплывший грим.

Часть 28

Не хочу выходить из ванной! Тяну время, тщательно вымываю волосы, вдумчиво втирая в них шампунь уже третий раз подряд. Боюсь того, что Верховский может ожидать меня сразу же за дверью с обещанным для меня халатом в руках. Хотя и просто войти в ванную ему абсолютно ничего не помешает, поскольку никакого даже самого хлипкого замка на дверях не было предусмотрено.

Но и прятаться вечность в душевой я тоже не мог. Поэтому с водными процедурами в конце-концов все же пришлось покончить. Неохотно выползаю из ванной, предварительно обмотавшись самым большим полотенцем чуть ли не до головы и настороженно заглядываю в комнату. Ффффух! Никого! Но Верховский здесь все же появлялся, о чем свидетельствовал небрежно брошенный на кровать белый махровый халат. Торопливо одеваюсь и настороженно дергаю ручку входной двери. Не заперто! Странно... Забыл или все же осознанно не стал этого делать, решив, что я все равно никуда уже не смогу от него деться? Тварь! Ненавижу! И что мне теперь со всем этим делать? Сидеть в комнате и терпеливо ждать того момента, когда этот извращенец решит обо мне вспомнить и завалить на первую же попавшуюся горизонтальную плоскость? Или же самому спуститься вниз, найти, и потребовать у него объяснений? Только вот объяснений чего? Для каких именно целей Верховский притащил меня к себе домой и так понятно... Так зачем же в таком случае самому лишний раз на проблемы нарываться? Но и сидеть тут безвылазно неизвестно сколько времени тоже не выход...

Бля-я-яяядь! Голова уже чуть-ли не взрывается от переполняющих ее через край мыслей... Устало прислоняюсь лбом к прохладной поверхности двери и закрываю глаза. Тварь ты-Верховский! Что же ты мне мозг так выносишь своими выходками? Спаситель хренов! Отбил меня у Юриса, только лишь для того, что бы немедленно забрать себе, абсолютно наплевав на мое совершенно отрицательное мнение на этот счет. Нашел себе красивую куклу и решил присвоить? Его дядя ведь как-то обмолвился в разговоре о том, что племянничек с самого детства привык получать желаемое и просто органически ненавидел делиться своими игрушками с другими. А я для него всего лишь игрушка, которую посмели попытаться отобрать! И именно за это Юрис и поплатился. Не удивлюсь, если дядя Андрея за подобную наглость все же устроит для него какой-нибудь несчастный случай с летальным исходом. Жалко психованого прибалта мне не будет ни капельки, но все равно, для меня это все было чересчур дико... Так легко и просто играть жизнями людей, даже таких, как Юрис было совершенно не правильно. Вседозволенность, практически абсолютная, которую семейство Верховских могло позволить себе без малейших угрызений совести пугала до чертиков. И Андрей... Ему же всегда и все легко и просто сходило с рук и он воспринимал уже это как должное. Понравился мальчик-трахнул без спроса, практически похитил, запер в своем доме... И ничего ему за это не будет, разве что, кроме легкого порицания со стороны влиятельного родственника. Сука! Ненавижу!

Остервенело, изо всех сил бью кулаком по двери, вполне отчетливо представляя на ее месте самодовольно ухмыляющуюся морду в край оборзевшего от вседозволенности брюнетика. Больно! Еле сдерживаюсь от того, что бы не заорать во все горло... Костяшки в кровь... Плевать. Андрей... Для чего он меня спасал? Для того, что б тут же занять освободившееся место похитителя? И чем он тогда лучше прибалта? Тот хотя бы не строил из себя непонятно что... Сразу же открытым текстом дал мне понять для каких именно целей меня похищает. А этот... Спаситель! Мутит непонятно что, нервы трепет, а они у меня и так уже ни к черту! Один только сегодняшний день чего стоит. С утра чуть не трахнули, похитили, переодели девчонкой... Да меня же в той машине спецназовцы вполне могли убить, точно так же, как и дружков Юриса. Пускай и нечаянно, но мне-то от этого легче бы не стало. Осознание того, что я реально мог сегодня погибнуть, накатило совершенно крышесносной волной и меня всего моментально пробило просто ледяным ознобом. Охренеть, как все это весело! Но с другой стороны... Если бы не оперативное вмешательство спецов Верховского-старшего, то Юрис вполне мог умыкнуть меня в свое логово и там... насиловать в свое удовольствие. И не факт, что в этом случае, я сам бы не предпочел сдохнуть.

-О-уууу...!!! - Да какого черта?! И что сегодня вообще за день такой? Это же просто взрыв мозга! Ору! Больно... Вот какого хрена открывать двери с подобным размахом, даже не задумавшись о том, что за ней кто-то может стоять? Например я, все так же опираясь о нее собственным лобешником по которому мне как раз со всей силы дверной створкой и перепало?!

- Лерка! Ты какого черта под дверью пасешься? - Хороший вопрос, очень актуальный. Ольшевский! Возвышается надо мной во весь свой нехилый рост и растерянно таращится на меня, сидящего задницей на полу практически у его ног.

-Дядь Гена, а вы осторожнее ходить никогда не пробовали? -возмущенно спрашиваю у слегка порозовевшего щеками мужчины и осторожненько прикасаясь подушечками пальцев ко лбу, тут же шиплю от весьма неприятных впечатлений.- Блядь! Синяк точно будет... и шишка, скорее всего, тоже...

- Синяки украшают мужчину...- как-то не очень уверенно попытался меня ободрить Ольшевский, на что получил только лишь полный

скепсиса взгляд с моей стороны вместо благодарности за сомнительное утешение. Зато он помог подняться мне с пола и даже дотащил до кровати, на которую я буквально рухнул, в полном изнеможении прикрыв глаза.

- Лер, а как ты вообще? Как самочувствие? - Недолго помявшись возле постели и осторожненько присев на самый ее краешек, очень виноватым голосом поинтересовался у меня мужчина. Вопрос прозвучал для меня как тонкое изящное издевательство. Странный все-таки дядя... Сам же только что чуть не убил меня дверью и еще совести хватает задавать такие стремные вопросы. Хорошо, что я за год нашего вынужденного с моей стороны общения, совсем неплохо изучил характер Ольшевского. Мужик он, в принципе, был неплохой. Грубый, прямолинейный, и прущий на пролом, как танк. Поэтому я и старался общаться с ним в том же духе, что очень сильно ему не нравилось.

- Хуевое у меня самочувствие...- Задумчиво протянул я в ответ, за что тут же получил возмущенный выговор:

- Парень, я тебе уже сколько раз говорил, чтобы ты нормально разговаривал, без матов?

- Много раз.

- Тогда какого...

- Такого, что мне реально хуево и в этом есть большая часть вашей личной вины.- холодно отрезал я нападки в свою сторону от того, кто сам вполне свободно употреблял в своей повседневной жизни матерные выражения, но который при этом считал своим долгом воспитать из меня чуть ли не ангелочка безгрешного. Бесит! - Дядь Гена! Идите-ка вы лучше к своему другу и ему мораль почитайте. К примеру о том, что людей похищать не очень-то и хорошо, а насиловать их вообще беспредел полнейший... Может быть хоть к вашим-то словам он прислушается.

- Андрей не собирается тебя насиловать! - Возмущенно рявкнул мне Ольшевский и торопливо добавил: - Он мне поклялся, что и пальцем к тебе без твоего разрешения не прикоснется и только по-этому я согласился с тем, что ты пока что поживешь в его доме.

Очччень интересное заявление. Только вот слабо верится мне в то, что брюнетик свои обещания собирается сдерживать. Неужели Ольшевский настолько наивен, что верит своему другу в этом вопросе? Сомневаюсь и очень сильно.

- А зачем я ему тогда вообще здесь нужен в таком случае? Если ему к телу моему прикасаться даже нельзя?- Задаю я провокационный вопрос мужчине и требовательно смотрю на него в упор в ожидании ответа, который не заставил себя долго ждать.

-Я его попросил об этом одолжении. - Не очень охотно выдавил из себя дядя Гена и застенчиво отвел глаза в сторону, ясно давая этим понять, что сейчас начнется явное вранье с его стороны.- Мне на пару недель в Германию по делам фирмы мотануть нужно, а оставлять тебя одного я не хочу, тем более в свете сегодняшних событий. Отказаться от поездки я тоже не могу. Дело срочное и требующее моего личного присутствия, так что...

- У тебя целый дом охранниками набит, о каком одиночестве ты вообще говоришь? -Еле сдерживаясь о того, чтобы не перейти на банальный ор, разъяренно шиплю я сквозь зубы этому совершенно бездарному вруну...-Тем более, что присутствие Андрея в непосредственной от меня близости совершенно не помешало Юрису меня похитить. Так что я не вижу никакого смысла в том...

- Зато я вижу... Смысл этот.- Угрюмо рявкнул на меня Ольшевский и, одарив при этом сердитым взглядом, категорическим тоном мне заявил: - Вам с Андреем нужно просто спокойно поговорить, все обсудить, разобраться... Во всем. Не может же так все продолжаться и дальше... Я очень сильно надеюсь на то, что вы все между собой выясните, и весь этот дурдом наконец закончится.

- Полностью согласен с тем, что продолжаться все так не может.- Охотно соглашаюсь я с Ольшевским, еле сдерживаясь от того, чтобы запустить в мужчину чем-нибудь тяжелым. Опять сводничеством решил заняться? Интересно, по собственной инициативе, или по горячей просьбе своего друга- извращенца? Хотя плевать мне на то, чья именно была эта тупая идея, ведь мириться с Верховским и, тем более налаживать с ним хоть какие-то отношения я не собирался. И нужно это как можно доходчивее донести Ольшевскому:- Дядь Гена, у меня есть к вам встречное предложение... Отпустите меня на все четыре стороны, не сообщая об этом своему другу. Он, вполне возможно, немного и побесится, но все равно, рано или поздно успокоится. А я при этом буду вам очень и очень сильно благодарен.

- Андрей тебя не отпустит, и ты сам это прекрасно знаешь.

-Знаю. Но я все равно никогда под него не лягу по собственному желанию, и он тоже об этом знает. Так не лучше ему найти для траха кого-нибудь посговорчивее? Он, кстати, вполне может обойтись и услугами профессионалов, денег у него много, так что купить смазливого пацана на ночь он вполне может себе позволить. Качественный секс и никакой лишней нервотрепки будут ему тут же обеспечены, да еще и по высшему разряду.

-Я тоже в прошлом году думал о подобном. - Одарив меня тяжелым взглядом крайне неохотно сообщил мне мужчина.-Парень как раз был в депрессии, когда очередное гламурно-блондинистое увлечение его кинуло в гордом одиночестве как раз в канун Нового Года, по причине того, что Андрей отказался сопровождать эту тупую модельку в Италию на праздники и оплачивать очередной его сверх супер разорительный шопинг. Скандал был знатный... По результату которого модельку послали на все четыре стороны и Верховский остался один. На Новый год. В крайне убитом состоянии. К тому пацану он прикипел знатно, рассчитывал на серьезные с ним отношения. А вместо этого полный облом... Меня на тот момент в городе вообще не было. Новый год я в аэропорту встречал, по причине задержки авиарейса, так что поддержать его мог только болтовней по телефону. Вот именно тогда я и посоветовал ему на время забыть о попытках найти себе очередные проблемы в личной жизни и просто купить шлюшку. Дал ему номер телефона твоего работодателя... Мне было хорошо известно о том, что Барский имеет неплохие связи с агентствами оказывающими подобные услуги.

- Только вот вместо проститутки в гости к Андрею попал я.- С горечью добавил я и уставился в пол, пытаясь отогнать тут же захлестнувшие меня воспоминания о том, чем именно закончилось для меня это случайное знакомство.

- Ну да, ошибка вышла. - Виноватым тоном покаялся Ольшевский, но тут же встрепенулся и обвиняюще ткнул в меня указательным пальцем:- Но кто вообще мог бы подумать, что парень с такой внешностью как у тебя, будет заниматься подработкой по уборке домов? А вот на роль хорошо оплачиваемого мальчика по вызову, ты подходил просто идеально. Андрей даже не усомнился в том, что ты и есть его заказ. Поэтому и повел себя так как повел.

- Не нужно его оправдывать.- возмущенно рыкнул я на внимательно следящего за мной мужчину.- Ведь после того, как он понял, что ошибся, не поторопился отчего-то извинится и отпустить. А вместо этого запер в своем доме и продолжал и дальше принуждать меня к близости!

- Я его и не оправдываю. Понимаю прекрасно, что он вел себя как последняя сволочь. Но как бы тебе объяснить... Он все равно оставался при этом моим другом, которого просто переклинило на одном малолетнем и крайне упрямом мальчишке. Да и ты тоже... Не ври мне что Андрей тебе полностью безразличен. Видел я как ты на него смотрел, когда встречал с очередным висящем на нем мальчиком. Ты отчаянно его ревновал, хотя и старался не подавать вида. И Андрей тоже это видел. Ты сам дал ему надежду, и он теперь сделает все для того, чтобы ты согласился остаться с ним по собственной воле.

- Все это чушь нереальная и вранье!- Заорал я на этого великовозрастного фантазера и даже вскочил с кровати зло сжимая ладони в кулаки. Что за дикость несет сейчас Ольшевский?! Да с чего он вообще всю эту глупость взял?- Мне этот придурок озабоченный совершенно не нужен, и пускай хоть целый гарем себе заведет, мне на это плевать будет!

- Вот это ты ему и постараешься объяснить во время моего отсутствия- совершенно спокойным голосом сообщил мне мужчина и торопливо встав с постели тут же направился к двери. - Если у тебя получится убедить Андрея в своем полном к нему равнодушии до моего приезда, он тебя отпустит, я об этом обязательно позабочусь. - Заявил он перед тем как выйти и неохотно добавил:- Пускай Верховский и мой друг, но и ты... К тебе я тоже уже успел привязаться, хоть ты еще та заноза в заднице. И я уж точно тебя никуда не отпущу, потому что в отличии от некоторых малолетних идиотов прекрасно понимаю, что долго ты в одиночестве на свободе не протянешь.

И ушел. Оставив меня в комнате одного и в состоянии полного охренения.

Часть 29

Верховский-козел! И не просто козел, а козел озабоченный...

Я обитаю в его доме уже третий день и каждый вечер наблюдаю за тем, как он приводит с собой нового парня. Все трое прибывших с ним "гостей" поголовно были с блондинистыми шевелюрами, хотя больше чем уверен, что не по рождению, а благодаря химико-косметической промышленности и, скорее всего, даже не отечественной. Красавчики, тут без споров и одеты все они были так, как будто только что сошли с подиума, где демонстрировали супер дорогое элитное барахло. Понятно... У мужика фетиш на легко доступных моделек. Ну и пускай. Мне на это плевать! Для меня сейчас главное-это как-нибудь продержаться до возвращения из Мюнхена Ольшевского и с его помощью покинуть навсегда этот сумасшедший дом. А Андрей пускай делает, что хочет и живет так, как ему нравится. Если для него смыслом жизни является перетрахать как можно большее количество смазливых блондинчиков, то пускай дерзает... Лишь бы ко мне больше не лез. Но только вот самое сволочное заключалось в том, что Верховский хоть и демонстративно игнорировал мою персону, но при этом даже не пытался скрывать от меня свои похождения, а наоборот, выставлял их чуть ли не на показ. Передо мной понтовался? Зачем, не понимаю. Неужели он рассчитывал подобным, совершенно тупым образом, вызвать во мне ревность? Не-еее, чушь полнейшая, пускай он и придурок, но не до такой же степени? Тем более, что за эти дни у меня сложилось стойкое ощущение того, что Верховский на меня забил окончательно. Я просто жил в его доме на правах... скорее гостя, чем пленника. Меня регулярно кормили изысканными блюдами, приготовленными лично для меня приходящей поварихой тетей Аней, с которой я по-быстрому подружился. И именно по этой причине практически все время пропадал на кухне, болтая с весьма словоохотливой женщиной о всякой ерунде. И ей не скучно было и у меня голова была занята хоть чем-то кроме тоскливых размышлений о моем весьма туманном будущем. А еще меня ежедневно выгуливали в близлежащем парке под пристальной охраной двух телохранителей, которые молчаливыми тенями следовали практически за моей спиной. Андрей все так же даже не делал попытки хоть каким-то образом попытаться выяснить отношения и поговорить по-душам. И подобное положение дел меня вполне устраивало, по крайней мере на данный момент. После похищения не хотелось абсолютно никакого общения ни с кем из своих знакомых, приобретенных в последний год. И именно по этой причине я нагло прогуливал институт. Дядя Гена по своим связям обеспечил меня больничным на все время своего отсутствия в городе. Мотивируя это тем, что якобы не хочет того, что бы я пугал окружающих своим лицом, с которого все еще не сошли синяки, появившиеся благодаря моему близкому общению с Юрисом и с дверью. Об этом он мне заявил с утра пораньше на второй день моего пребывания в доме Верховского, позвонив уже из аэропорта, перед самым отлетом в Германию. Врун! Скорее всего Ольшевский просто решил дать своему другу большее количество времени для общения со мной. Но тот этим щедрым предложением даже не попытался воспользоваться. Он меня вообще игнорировал и даже избегал! До позднего вечера пропадал на работе, после чего, уже ближе к ночи, приводил своих подстилок и торопливо сопровождал их наверх, в свою комнату, откуда они так же, вдвоем выметались уже рано утром и смывались из дома , даже не завтракая. А я... Я же изо всех сил пытался заставить себя не задумываться о том, чем именно Андрей занимается каждую ночь с очередным парнем за дверьми своей спальни. Только вот попытки эти проваливались с оглушительным треском! Воображение у меня, как оказалось, было совсем не слабым.

Я, после прибытия Верховского с сопровождением, старался лишний раз из своей комнаты не высовываться. Не то, что бы опасался попасться на глаза Андрею... Просто не хотелось своим примечательным побитым видом нервировать его однодневных пассий. И не зря. Как раз сегодня вечером, где-то с полчаса назад, я чуть ли не нос к носу столкнулся с входящим в холл высоким худощавым парнишкой. Впечатление я на него произвел. Испуганно вытаращившись на мое все еще синюшное лицо, моделька нервно сглотнул и, окинув опасливым взглядом спину прошедшего вперед Андрея, настороженно замер на полпути к лестнице. Верховский же моего присутствия в холле вначале даже не заметил. Поскольку я вырулил из кухни буквально через несколько секунд после его появления, когда он уже успел пройти большую часть холла. А по причине того, что я в это время соизволил слушать музыку через наушники, то даже шума открываемой входной двери не услышал. И благодаря этому обстоятельству с блондинчиком разминуться мне не удалось. В него я практически врезался, выруливая из бокового коридора, из-за чего и расплескал на светлый ковер где-то с пол кружки кофе, который как раз и пытался транспортировать в свою комнату из кухни. Так что все-таки соизволивший оглянуться на своего гостя Верховский обнаружил нас в весьма занимательном состоянии. Я с явным недовольством рассматривал впечатляющее темное пятно, расплывающееся по ковру под моими ногами, а блондинко чуть ли не в панике рассматривал меня. Видимо торопливо размышляя на тему того, кто это меня так "стильно разукрасил" и не светит ли в ближайшем будущем подобные "украшения" уже для его собственного фейса. Андрей на все это дело только лишь хмыкнул и, одарив меня крайне недовольным взглядом, слегка сдал назад и, уцепив под локоть струхнувшего до побледнения гостя, потащил его за собой вверх по лестнице в сторону спальни. Ну и ладно. Мне все равно!

Снова бреду на кухню и вдумчиво завариваю еще одну чашку кофе. Стараюсь ни о чем не думать. Медитирую на кофеварку. А перед глазами стоит яркая красочная картина того, как Андрей прямо сейчас с этим перепуганным блондинчиком видимо уже вовсю кувыркается в своей постели. Обнаженный, разгоряченный... с этим своим блядским ртом, умелыми губами, шикарным смуглым телом... Ненавижу! Скотина! Какого черта он вообще притащил сюда свою шлюху, если у него, по его же собственным словам, в городе есть квартира специально для этих целей? Значит она теперь пустует? Тогда мог бы и меня в нее на время отсутствия Дяди Гены переселить, пускай даже с довеском в виде охранников. И я бы тогда совершенно не мешал его личной жизни, которая у него кипела и бурлила вовсю в отличии от моей. Ведь он явно был недоволен моим появлением перед его очередным "гостем". Тогда зачем он меня вообще здесь держит, если мое присутствие доставляет столько лишних проблем?

Сволочь! В ярости швыряю чашку в стену напротив и заторможено наблюдаю за тем, как по обоям шустро потекли вниз коричневые подтеки, стекая прямо на осколки от ни в чем не повинной чашки. Ну я и придурок! Вот какого черта я это сделал? И отчего мне так хреново-то, что хоть волком вой? Я ведь до нереального радоваться должен тому обстоятельству, что Верховский не меня в свою кровать тащит. А на самом деле что получается? Меня это бесит? ПОЧЕМУ?! Я что, с ума сошел?

- Парень, ты чего это тут устроил?-Неохотно отрываю взгляд от бренных останков угробленной мной посуды и с недовольством смотрю на замершего в дверях кухни одного из охранников Верховского. Здоровенный мужчина, кажется по имени Дмитрий, по-отчеству вообще не помню как, заинтересованно посмотрел на кофейные разводы на светлой стенке, после чего с весьма задумчивым видом у меня спросил:- С чего вдруг такие страсти?

Молчу, демонстративно не обращая внимания на смотрящего на меня в упор придурка, достаю новую чашку с полки и неторопливо передвигаюсь поближе к кофеварке.

- Ты это так из-за Андрея Викторовича психуешь?- Не понимая намеков продолжил доставать меня охранник. Вопрос игнорирую и молча включаю мелкую бытовую технику.

- Так ты сам виноват в том, что он там, наверху, с очередной шалавой отрывается... Был бы не таким гонористым и сейчас был бы с ним, а не торчал в гордом одиночестве здесь, на кухне. И посуда при этом целее бы была... И нервы тоже. Причем у всех нас.

- Заткнись!- Все-таки срываюсь я и ору на охранника с силой сжав ладони в кулаки еле сдерживаю в себе желание врезать по наглой презрительно- высокомерной физиономии собеседника:-Пускай этот урод "отрывается" с кем хочет. Мне на это плевать! И на Верховского вашего мне плевать! Ненавижу его!

- А чего тогда психуешь и орешь как ревнивая истеричная баба, если ненавидишь и он тебе не нужен? Посуду вон портить принялся... -Небрежный кивок в сторону осколков и охранник уже зло шипит в мою сторону:- Придурок малолетний! Ты хоть понимаешь, что творишь? Да ты своими выходками Андрею Викторовичу итак весь мозг уже вынес! Выкрутасы, побеги... Девки все эти твои... Я со своими ребятами уже задолбался их от тебя отваживать, тем более так, чтобы ты ничего при этом не заподозрил, а ты продолжал все новых и новых цеплять. Думаешь, Андрей при этом не психовал?! Да я боялся, что он вообще прибьет кого-нибудь под горячую руку, особенно в те "светлые" моменты, когда ты себе новую пассию находил.

- И это я придурок?!- Ору опять и с ненавистью таращусь на наглого мужика перед собой.- Это хозяин твой придурок! Чего он вообще ко мне прицепился? Мои девушки ему покоя не дают? Так я парень свободный и имею полное право встречаться с тем, с кем хочу. А если ему это не нравится, то это его личные проблемы и мне нет до них никакого дела! Ваш Верховский мне никто, и как только Ольшевский вернется, я немедленно отсюда смоюсь и забуду вашего босса-извращенца, как свой самый кошмарный сон!

- Наивный мальчик... Ты и правда веришь в то, что Андрей Викторович тебя отпустит?- Вкрадчивый голос. Холодный изучающий взгляд и я оторопело таращусь на этого Дмитрия. Мужик солидный, ближе к сорока годам. Накаченный, при костюме и галстуке, такой шутить вряд ли будет, тем более так, по-глупому. А это значит... Что я в полной заднице!

- Он не посмеет.- Не очень-то и уверенно пытался я убедить непонятно кого.- Ольшевский... Он скоро вернется из Германии и...

-... не вернется он ни из какой Германии. По той простой причине, что Геннадий Анатольевич Ольшевский из России последние три месяца вообще никуда не выезжал.- решил окончательно добить меня охранник и с ехидной ухмылкой добавил:- Кроме того, по моим достоверным данным он сейчас находится здесь, в Москве, где проживает в гостинице, куда сбежал из собственного дома в надежде на то, что ты с Андреем помиришься. А ты отчего-то не особенно и спешишь исполнить его надежды и чаяния... Плохой и непослушный мальчик!

ДА ОБАЛДЕТЬ ПРОСТО!!! Вот это новость... Ну и дядя Гена! Ну и интриган доморощенный... Нет, я конечно прекрасно понимал, что Ольшевский не станет из-за меня ссориться со своим другом. Но все же не думал, что он способен подложить мне НАСТОЛЬКО большую свинью! А ведь как красиво все объяснил. О том, что придется мне перекантоваться у его друга всего-ничего, максимум пару недель. Пока он все самые неотложные дела за границей не уладит и пока за это время его дом не оборудуют более качественной системой безопасности, и не наймут для охраны моей персоны дополнительных телохранителей. И я как последний дурак ему поверил. Все-таки лох-это диагноз... А я лох, да еще и конкретный. ДОСТАЛО! ВСЕ ДОСТАЛО! ВСЕ ДОСТАЛИ! В голове просто взрыв мозга. Да с чего все ОНИ решили, что имеют хоть какое-то право распоряжаться моей жизнью? Да пошли ОНИ все! Хотя нет... Лучше я пойду. Куда угодно, лишь бы подальше из этого сумасшедшего дома и лучше всего, прямо сейчас.

Решительно иду на выход из кухни под изучающим, настороженным взглядом охранника, так и продолжающего стоять в дверях и даже не соизволившего хоть немного сдвинуться в сторону, освобождая мне дорогу. Места для прохода он оставил совсем мало, и именно поэтому я задеваю его плечом, когда протискиваюсь мимо. А то, что приложил я его гораздо сильнее, чем это было необходимо, меня даже ни капельки не смутило.

Быстро взлетаю наверх по лестнице, на полной скорости промчавшись мимо двери Верховского. Вбегаю в свою комнату и торопливо достаю из шкафа спортивную сумку со своими вещами, которые мне вчера передал водитель Ольшевского и которые я еще так и не успел разложить по полкам. Натягиваю на себя куртку и ботинки. Запихиваю в карманы парки телефон и паспорт. Пальцы дрожат. Нервничаю. "Молнии" на карманах застегиваться совершенно не желают. Психую, дергаю со всей дури, и чуть ли не вырываю застежку с корнями. Блядь! Матерюсь в слух. Громко. Одновременно с чем закидываю на плечо длинную лямку сумки. Двери за собой захлопываю тоже громко и, топая как слон, несусь по лестнице вниз, к входной двери, возле которой обнаруживается невозмутимо подпирающий спиной стеночку охранник-Дмитрий.

- Далеко собрался?- Несколько скучающим тоном интересуется он у меня, но этот вопрос я игнорирую и решительно хватаюсь пальцами за дверную ручку.

- Пусти придурок!- Ору я на в край охреневшего мужика, который не дал мне даже чуть-чуть приоткрыть дверь. Да я даже не заметил, как он умудрился уцепить меня за запястье и вывернуть руку мне за спину, одновременно оттолкнув подальше от двери. Оторопело таращусь на оббитую деревом стену холла, в которую меня практически впечатали лицом и вдруг оказавшуюся на очень-очень близком расстоянии от моих глаз, после чего слышу за спиной весьма раздраженный голос охранника:

- Парень, ты что, совсем ничего не соображаешь? Я же тебе только что вполне доходчиво объяснял, что ты отсюда никуда не смоешься. По крайней мере до тех пор, пока Андрей Викторович самолично тебя отсюда пинками не вытолкает. Но, как я понимаю, столь знаменательное событие произойдет еще очень не скоро. Так что скачи обратно в свою комнату и не дергайся.

- Да пошел ты! - шиплю в ярости, одновременно с чем пытаюсь вырваться из просто стального захвата мужчины, еще сильнее вздернувшего мою руку вверх . И тут же стону от резкой боли в плече, после чего слышу довольный смешок за своей спиной.

-Детка, настолько эротично стонать под Андреем Викторовичем будешь, меня подобные звуки со стороны парней совсем не возбуждают. Был бы ты девчонкой, тогда другое дело... Хотя. Попка у тебя очень даже ничего, да и мордашка вполне симпатичная. Так что, вполне возможно, я задумаюсь над тем, чтобы попробовать.

- Отпусти!- Кричу во все горло, в панике ощущая, как ко мне сзади плотно прижимается всем своим совсем не хилым телом охранник. Но особо испугаться я даже не успел. Резкий рывок и я уже стою спиной к стене и лицом к лицу задумчиво меня рассматривающего мужчины.

- Отпущу. -совершенно спокойным голосом сообщает он мне и тут же добавляет:- Но только в том случае, если ты пообещаешь мне не делать больше глупостей и не устраивать истерик.

Молчу. Угрюмо рассматриваю квадратную физиономию мужика с не единожды уже сломанным носом, которой он навис прямо перед моим лицом. Заткнув куда подальше остро вспыхнувшее желание хотя бы попытаться искривить его шнобель еще сильнее, неохотно из себя выдавливаю:-Хорошо, обещаю.

А что мне еще оставалось делать, если с этим неандертальцем мы находились в совершенно разных весовых категориях и при этом весы перевешивали явно не в мою пользу? К тому же я превосходно понимал, что переть против дяденьки, возглавляющего службу охраны у такого человека, как Верховский, будет, мягко говоря, не совсем умно и даже весьма опасно для моего здоровья. Поэтому и пошел на компромисс.

Только вот Дмитрий меня все-таки обманул. Не отпустил, как обещал, а даже наоборот. Крепко уцепил за воротник куртки и чуть ли не волоком потащил за собой на кухню. Придурок! Чуть не придушил меня по дороге... Впихнул внутрь, плотно закрыл за собой дверь и развернулся ко мне с весьма угрожающим видом:- А вот теперь, парень, мы поговорим серьезно.

Последнее его высказывание прозвучало несколько угрожающе... Меня, честно говоря, пробрало основательно. Но я, сделав морду по наглее, промаршировал на слегка дрожащих в коленях ногах к обеденному столу и, усевшись на один из стульев, выжидающе уставился на охранника:

- И какова же будет тема нашего "серьезного "разговора?

Часть 30

Голова болит так сильно, что хоть стреляйся с горя. Глаза практически не открываются, сил не хватает даже на то, чтобы хоть немного приподнять веки. По телу словно каток проехался... Причем несколько раз подряд, да еще и покрутился вкруговую по животу. Тошнило до умопомрачения. И пить хотелось до такой степени, что я даже сделал героическую попытку встать с кровати, но не сразу, а постепенно. Для начала попытавшись хотя бы оторвать голову от мягкой и уютной подушки, на которой она на тот момент возлежала со всеми удобствами.

Попытка провалилась с треском... А точнее с отчаянным стоном с моей стороны, который гораздо более походил на предсмертный хрип какого-нибудь полупридушенного тушканчика, хотя я этого зверя и в глаза никогда не видел.

Вот какого хрена я согласился пить с этим придурком?!Телохранитель, блин, называется! Вместо того, чтобы охранять доверенное ему тело, он его что, сам, лично угробить решил, да еще особо изощренным способом? Поговорить по-душам ему видите ли со мной захотелось... Серьезно. Да напиться он просто решил! А в одиночестве совершать сие действие ему видимо было как-то не комильфо, вот и нашёл себе дяденька собутыльника в моём лице. Ему хорошо. А мне теперь страдай от обезвоживания организма и его же интоксикации. Надеюсь, что этому Дмитрию фиг знает-как-его-там, сейчас гораздо хуже, чем мне. Поскольку в себя он влил минимум раза в два больше водки чем я, и при этом практически не закусывал.

Вооооды... Пытаюсь ползком сдвинуть своё тело к краю кровати для того, чтобы все же с неё слезть и двинуться на поиск живительной влаги, но совершенно неожиданно во что-то врезаюсь лбом. Точнее, в кого-то... Не понял? Откуда в моей кровати взялись посторонние личности, да ещё в не совсем одетом состоянии? Степень обнаженности неопознанного объекта мне удалось узнать без особых усилий. Просто лишь проведя по лежащему рядом телу слегка дрожащей ладонью. И кого это интересно занесло в мою кровать? Надеюсь, это невероятно красивая длинноногая и грудастая блондинка, чью попу я как раз только что с удовольствием и облапил, а не тот сволочной мажористый паразит, о котором я даже боюсь думать. Глаза все-таки мне пришлось открыть. Точнее один из глаз и то, не полностью. Но, тем не менее, мне и этого хватило для того, чтобы очень даже бодренько подскочить на матраце и уже во все глаза уставиться на вольготно раскинувшегося в постели рядом со мной Верховского. Абсолютно голого Верховского, который в наглую дрых, уютно обняв одной рукой подушку, при этом бессовестно повернувшись ко мне задницей, которую я только что имел глупость щупать с некоторым удовольствием. Черт!

-Какого хрена он тут делает?!-возмущенно возопил я непонятно у кого, в шоке рассматривая тело того, кого в моей кровати не должно быть ни в коем случае.

- Детка, не ори так громко с утра пораньше. Имей совесть, дай хоть немного поспать...- еле слышно пробурчали мне в ответ весьма недовольным голосом, после чего я вообще чуть не взорвался от злости.

-Вали в свою комнату и спи там!-Возмущенно заявил я спине Андрея, который не соизволил даже ко мне обернуться. А вместо этого он только лишь недовольно передернув плечом, неторопливо нащупал лежащее на самом краю кровати одеяло и замотался в него полностью с головой.

-Я и так в своей комнате...-насмешливо объявили мне из-под одеяла и уже более угрожающим тоном добавили:-и если ты сейчас же не угомонишься и не закроешь рот, то поводов для криков у тебя добавится очень много и очень быстро. Обещаю.

Обалдеть просто, мне еще и угрожают! Быстро обвожу все еще мутным взглядом окружающее пространство и тут же осознаю, что с претензиями я несколько погорячился. Комната и в самом деле была не моя.

-Тогда какого черта я тут делаю?!- Интересуюсь я на повышенных тонах, но мой вопрос просто по-свински проигнорировали и, скорее всего, решили на него вообще не отвечать. Психую еще сильнее и с силой дергаю за край одеяла, в которое был замотан Верховский, тем самым пытаясь привлечь к себе его внимание. Привлек на свою голову. Одеяло летит на пол... Я-спиной на матрац, а гад Верховский, наваливается на меня всем своим не хилым телом и, нависнув своей в край разъяренной мордой над моим лицом, злобно ухмыльнувшись интересуется:

- Малыш, ты что, специально на проблемы напрашиваешься?

- Да пошел ты!- зло шиплю в ненавистное лицо и пытаюсь скинуть с себя здоровенную тушу этого придурка.

- Рот закрой, иначе...

- Пошел ты на ху...ммм...- окончательный пункт пешего эротического маршрута для Андрея Викторовича я указать не смог, по той простой причине, что рот он мне заткнул весьма оригинальным образом. Этот придурок впился в мои губы своими, тем самым весьма надежно их запечатав. И пока я ошарашенно таращился в его глаза, с некоторой предупреждающей угрозой смотревшие на меня в упор, он еще и язык умудрился протолкнуть мне чуть ли не в горло. Испуганно дергаюсь под Верховским, пытаясь вывернуться, но особого успеха не добиваюсь. Единственное, что у меня получилось, так это отвернуть лицо, хорошенько перед этим проехавшись зубами по вовсю хозяйничавшему в моем рту языку. Злое шипение в ухо и меня немедленно хватают пальцами за волосы, вынуждая развернуть голову обратно.

-Никуда я не пойду и ты, кстати, тоже.- Холодным тоном заявляет мне Андрей и склонив лицо к моему еще ближе, проговорил чуть ли не в мои губы:- Ведь ты сам по собственному желанию ко мне ночью пришел и в мою кровать улегся... Так что...

-Врешь! Я не мог!- В полном охренении таращусь на этого в край оборзевшего вруна и торопливо выдвигаю свою версию происшедшего:- Это твой охранник меня напоил, а потом сюда притащил, когда я уже в отключке был... Не удивлюсь, если все это он провернул по твоему прямому распоряжению!

-Малыш, да у тебя очень большая фантазия. -Ехидно хмыкнул Андрей прямо мне в лицо. Кожу щек обдало его теплым дыханием и я помимо воли уставился на его губы, находящиеся в опасной близости от моих. Все-таки до чего же хорош, зараза! И целуется классно... И не только целуется. Не был бы такой самодовольной сволочью... И не пытался бы при каждом удобном и не очень случае меня поиметь... Блядь! Да о чем я вообще думаю?! Я что дебил?!

- Ты просто идиот.- Вслух подтвердил мои мысли Верховский и тут же зло добавил:- Хватит нести чушь и кругом искать виноватых. Просто пить меньше нужно, и тогда будешь помнить все свои "геройства". Неужели ты и правда не помнишь ничего о том, какой скандал вчера ночью мне устроил, да еще и на Давида наорал. Матом?

-На какого еще Давида?- Обалдело таращусь я на Андрея, суетливо пытаясь припомнить имя своего вчерашнего собутыльника. А у него оно, вроде бы было несколько другое.

-Давид, это парень, который пришел со мной вчера вечером.

-А-ааа, твоя очередная шлюха.-Понятливо киваю я Андрею и с некоторым удовольствием наблюдаю за его моментально помрачневшей физиономией.

-Он не шлюха.- Бурчит недовольно, и при этом в некотором смущении отводит от меня глаза в сторону.

-Ну-ну...-Смотрю с ярко выраженным ехидством на лице, тем самым давая понять Верховскому, что обмануть меня ему не удастся.-Просто мальчик на одну ночь? И совершенно бесплатный?

-Это не твое дело!- Рычит возмущенно, на что я ему отвечаю в точно таком же тоне.

- Абсолютно с этим согласен. Дело не мое. - И уже ору во все горло:- Вот и вали к своему Давиду, а меня оставь, наконец, в покое! Обещаю, что тогда больше скандалы тебе устраивать не буду, води своих шлюх хоть толпами. А я прямо сейчас свои шмотки соберу и немедленно свалю из твоего дома.

-И не надейся. Ты останешься здесь.

- На хрена?!-Возмущенно кричу, одновременно с чем совершаю очередную попытку сбросить с себя Верховского.- Сейчас я позвоню твоему другу-Ольшевскому и если он за мной немедленно не приедет, то тогда я уеду сам. Подальше из этого ненормального города, куда-нибудь в тайгу, туда, где никакие извращенцы не водятся.

-Я тебя никуда не отпущу!

- Почему?!- Воплю практически в истерике и замахиваюсь кулаком, желая расквасить в кровь ненавистную морду даже не сдвинувшегося с меня придурка. Руку мне успевают перехватить и впечатывают в подушку над моей головой. Вторую, видимо на всякий случай, тоже. Молчу и уже даже не дергаюсь. Сил нет никаких. Ни на что. Ни на хоть какое-то сопротивление, ни на продолжение выяснения отношений. Только лишь прожигаю ненавидящим взглядом еще сильнее склонившегося ко мне Андрея. Он молчит тоже. Просто смотрит на меня. В упор. Долго. Начинаю психовать еще сильнее. Не знаю, что еще можно ждать от этого психа, но прекрасно понимаю, что ничего для себя хорошего.

-Потому, что как только ты в эту самую тайгу приедешь, то и извращенцы там немедленно заведутся. А мне лишние конкуренты совсем не нужны, поскольку я и от уже имеющихся с трудом успеваю избавляться.- Наконец, соизволил мне ответить Верховский и тут же снова впился в мой рот поцелуем. Придурок!

Моя очередная попытка откусить наглый язык извращенца, которым он без малейшего стеснения принялся орудовать в моем рту успехом не увенчалась. Андрей успел очень вовремя для себя отшатнуться и многообещающе мне ухмыльнувшись, с явной угрозой в голосе сообщил:- Я бы не советовал тебе этого делать, иначе нормального секса у нас с тобой и в этот раз не получится. Так что не нужно меня злить.

-Не будет у нас никакого секса!- В панике закричал я и снова изо всех сил принялся дергаться, пытаясь выбраться из под Андрея.- Я не хочу!

-Лер, ты в этом абсолютно уверен?- Насмешливо поинтересовался Верховкий и, слегка с меня приподнявшись, скользнул ладонью к моему паху. Быстро отворачиваю от него свое, моментально вспыхнувшее жаром лицо. Стыдно было просто неимоверно. А все потому, что мое предательское тело весьма однозначно отреагировало на конкретную к нему близость одного в край озабоченного извращенца.

Часть 31

А потом наступило просто какое-то безумие... Верховский как будто с цепи сорвался. Его губы, ладони... они были везде. Огладили и исцеловали все мое, непонятно с какого дива ставшее совершенно безвольным, тело. Это все вчерашняя водка. Однозначно! Иначе, с чего бы мне лежать под ним совершенно инертной тушкой и даже не пытаться смыться куда подальше от этого ненормального извращенца? Его язык... Своло-оооочь! Да что же он, вообще, такое со мной творит?! О, то что это минет, я и так догадываюсь, но как же он его творииит.... Ууу-уммм....

Сознание куда-то уплывает, видимо, вслед за всеми моими более-менее адекватными мыслями, так как в голове образовался сплошной непроглядный туман.

Мои стоны, или не мои... нет, скорее всего - мои. Хотя на это совершенно плевать, мне без разницы. По крайней мере, на данный момент. Моему телу было просто в нереальный кайф все то, что с ним вытворял Верховский, и я даже не пытался хоть как-то все это прекратить. Сдаюсь окончательно. Прекрасно понимая то, что бегать от Андрея у меня уже нет никаких сил. Его навязчивое преследование, мое похищение Юрисом... Стрельба, трупы в машине, совсем рядом- все это меня вымотало до нереальности. Забить на все. Все достало. Не хочу ни о чём думать, ни о чём сожалеть, ничего предпринимать. Но Верховский, всё же, еще та скотина! Хочу хоть как-то, хоть чем-то, дать ему понять, что все равно никогда не прощу ему того, что он с моей жизнью сделал, того, как он меня поломал. Сволочь! Зло и резко приподнимаю бедра вверх, чуть ли не во всю длину врываясь в рот Верховского. За что, моментально, получаю болезненный шлепок по заднице, от отшатнувшегося от меня Андрея, очень недовольного моей выходкой и, теперь, сверлящего меня весьма недобрым взглядом:

- Лер, больше так не делай, иначе я буду вынужден тебя наказать. И тебе это наказание совсем не понравится. Мне, кстати, тоже...

Верю. И прекрасно понимаю, что Андрей именно это свое обещание сдержит. Но и просто так смириться с тем, что очень ясно дал мне понять Верховский я не мог. Он мне нравился... и это еще было мягко сказано. Точно так же как и его ласки, прикосновения, поцелуи... Весь он, в полном комплекте. Хотя и мой, ненадолго включившийся мозг так и вопил о том, что Андрей совершенно не подходящая кандидатура для того, что бы быть с ним рядом... Точнее под ним...Тем более ТАК... Придурок!

- Ты что делаешь? - шиплю возмущенно, в панике ощущая как меня шустро переворачивают на живот, после чего тут же придавливают своей тяжелой тушей сверху.

- А ты догадайся.- Доверительно шепчет мне в ухо Андрей одновременно с чем весьма недвусмысленно проводит ладонью по моей заднице.

Крайне идиотское предложение. Можно подумать у меня были хоть какие-нибудь сомнения в том, что именно собрался делать со мной этот озабоченный придурок. Страшно до дрожи в коленях. Я к ЭТОМУ пока что не готов. Не сейчас. Не ТАК. НЕ-ХО-ЧУ!!!

- Опять насиловать будешь?- тоскливо интересуюсь, практически уткнувшись лицом в подушку. Но Андрей услышал. После чего очень шустро с меня скатился и резко дернув за плечо, перевернул меня на спину.

- Не хочу я тебя насиловать!- зло заорал на меня Верховский и даже ладони в кулаки сжал, еле сдерживаясь, чтобы не замахнуться.- Идиот ты, ненормальный! Вот почему ты такой, а? Ведь весь мозг уже мне вынес своими тупыми выходками... Блядь! И откуда ты взялся на мою голову?!

Молчу, так как прекрасно понимаю что этому психу мои ответы абсолютно без надобности. А Андрей... Навис надо мной, в упор смотрит, ждет непонятно чего. Отворачиваю лицо в сторону и тут же вздрагиваю от неожиданности. Кулак, молниеносно впечатанный в подушку практически рядом с моим носом в сопровождении отборного мата заставил меня резко отшатнуться в сторону, и я чуть было не свалился с кровати.

- Придурок!- недовольно рыкнул на меня Верховский, успевая перехватить почти что у самого края постели. После чего небрежно отпихнув меня к середине кровати сам торопливо с нее вскочил.- И какого черта я вообще с тобой связался? Ношусь как не знаю с кем?

- Хорошие вопросы,- согласно киваю я на его слова и тут же интересуюсь в ответ:- Я что, напрашивался на то, что бы ты со мной носился? И на все остальное тоже? Между прочим, это ты сам мне навязался, даже не интересуясь моим мнением на этот счет. Хотя я тебе столько раз говорил, что ты мне НЕ НУЖЕН!

Последние слова я уже кричу. Довел! Отворачиваюсь опять, краем глаза отмечая еще сильнее помрачневшее лицо Верховского. Плевать!

-Значит, не нужен?- как-то отрешенно переспросил у меня Андрей и тут же сжав губы в тонкую линию, неохотно процедил:- хорошо, я тебя понял.

И после этих слов торопливо вышел из собственной комнаты, оставив меня одного. Сижу в кровати, медитирую на закрывшуюся за Андреем дверь и с подкрадывающейся паникой пытаюсь просчитать, чего еще такого оригинального может прийти в совершенно не предсказуемую голову Верховского. Ждал я его ответной реакции на свои, если признаться честно, совершенно тупые заявления, совсем недолго. Андрей вернулся максимум минут через пять после своего ухода. Уже одетый в спортивный костюм и с мобилой приставленной к уху.

- Думаю минут двадцать ему на сборы должно хватить.- сообщил Верховский неизвестному собеседнику и, одарив меня совершенно безразличным взглядом, с легкой иронией добавил:-... а может он и еще быстрее соберется, так что высылай машину прямо сейчас.

Отключив телефон Андрей небрежно засунул его в карман мастерки и уставился на меня весьма тяжелым взглядом.

-И чего ты ждешь, особого приглашения?- после недолгого молчания во время которого мы сверлили друг-друга весьма враждебными взглядами, спросил у меня Верховский и зло ухмыльнулся:- Генка за твоей драгоценной персоной уже транспорт выслал. Так что собирай свои шмотки и вали на все четыре стороны. Я за тобой бегать больше не буду, на этот счет можешь не переживать. Живи как хочешь и... С кем хочешь.

Меня отпускают? На совсем? Ничего себе заявочки! Неужели Андрей не врет? Судя по каменному выражению его лица, скорее всего, нет. А если не врет, то что мне теперь со всем этим делать? Радоваться? Не знаю, но настроение отчего-то наоборот, резко начало падать вниз. Я идиот? Скорее всего, да. Ведь судя по всему Андрея я смог довести до определенной точки. А именно до той самой, после которой он может и вправду вычеркнуть меня из своей жизни, только на этот раз окончательно и бесповоротно. Только вот я уже не был абсолютно уверен в том, что это именно то, чего мне на самом деле хочется. Вот же... Чувствую себя самой настоящей капризной избалованной бабой. Паршивое, нужно признать, ощущение... То, что именно сейчас мне надо свалить из этого дома ни малейших сомнений не вызывало. Просто мне нужно все это обдумать. Спокойно. И как можно дальше от Верховского, поскольку рядом с ним я не могу размышлять нормально. То, что дядя Гена выслал за мной машину немного обнадеживало. В том смысле, что просто на улицу меня вышвыривать не собираются. Не то, что я был особо против этого момента. Но здравая мысль о том, что без защиты я могу в очень скором времени оказаться у какого-нибудь мутного типа на подобие Юриса или Чернышевского, заставила заткнуться мою взбрыкнувшую было гордость и молча смириться с данной ситуацией.

Так что когда за мной прибыла машина высланная Ольшевским, я сразу же загрузился в нее без малейшего выдергивания, успев одеться в рекордные сроки и даже захватить свою сумку. Верховский, сволочь такая, даже проводить меня не соизволил выйти. Он испарился из поля моего зрения сразу же после того, как послал на все четыре стороны. Только вот уехать мне так и не удалось. Начальник охраны Верховского, споивший меня вчерашним вечером Дмитрий, чуть ли не под колеса машины бросился. В тот самый момент, когда мы уже из двора выезжали. Придурок! Это было наше общее мнение с водителем, который едва успел притормозить перед внезапно возникшим перед капотом мужчиной. Психанув и распахнув дверь со своей стороны, водитель еле сдерживаясь от мата, довольно вежливо поинтересовался:

- И что такого срочного должно было случиться...

- Рот закрой, - не менее вежливо перебил его Дмитрий, после чего гаркнул уже в мою сторону:- быстренько вытащил свою задницу из машины. Ты никуда не едешь.

- Твой хозяин меня сам вышвырнул. Причем даже машину у Ольшевского затребовал, чтобы как можно быстрее от меня избавиться... И если не верите мне, то можете поинтересоваться этим вопросом у него сами.- дерзко вздернув подбородок вверх заявил я, одновременно с чем вцепившись сразу же вспотевшими от страха ладонями в колени, пытаясь всем своим видом показать что этот, отчего-то неожиданно ставший довольно жутковатым дяденька, смог меня напугать. Причем конкретно... Если бы он мог убивать только лишь взглядом, то я уже за секунду стал бы компактной кучкой свежего перекрученного фарша. Бррр...

- Вышел из машины. Быстро!- просто замораживающим тоном повторно приказал мне Дмитрий и на этот раз я просто не рискнул ему перечить. Водителя, видимо, тоже проняло не слабо, поскольку тот даже слова вякнуть в мою защиту не рискнул и даже как-то заметно втянул голову в плечи, стараясь выглядеть как можно более незаметно. И если честно, то я прекрасно его понимал. Сам был бы совсем не против очутиться от этого стремного телохранителя как можно дальше. Так что из машины я выполз довольно быстро, если принимать во внимание отчаянно трясущиеся в коленях ноги. Вот что еще этому мужику от меня нужно? Сомнительно мне, что ему просто опять выпить не с кем. Тем более что собутыльник из меня теперь никудышный, поскольку именно с этого крайне тяжелого утра, я решил с этим делом завязать навсегда. Мутило меня все-таки еще не слабо. И то обстоятельство, что едва я выбрался из машины, меня тут же ухватив за ворот пуховика потащили обратно в сторону дома, хорошего настроения мне не добавило.

- Куда ты меня тащишь?- полузадушено задал я весьма идиотский даже в собственном понимании вопрос, и даже не удивился тому, что мне не соизволили на него ответить. А вместо этого молча протащили по ступеням к двери. Не проронив не единого слова втащили не особо и сопротивляющегося меня в дом, после чего отконвоировали на уже хорошо знакомую мне кухню. И вот уже там охранника наконец прорвало:- Ты что же такое вытворяешь, паршивец, а?!-практически прошипел он мне чуть ли не в лицо, предварительно со всей дури впечатав спиной в стену и нависнув надо мной с весьма угрожающим видом.- Я же тебя предупреждал о том, чтобы ты не выделывался. А ты?

- А что я?!- с вызовом уставившись на Дмитрия, озадачиваю его встречным вопросом:- Андрей меня сам послал прямым текстом, так какие могут быть претензии в мою сторону?

- Ты его опять довел своими тупыми выходками.- зло процедил в ответ мужчина и обвинительно ткнул мне в грудь пальцем.- Только у тебя получается довести Андрея до такого состояния, что он по-черному бухать начинает.

А вот это известие меня весьма задело... неприятно задело. Задумчиво уставившись куда-то в область плеча все еще стоящего рядом со мной мужчины, неохотно у него интересуюсь:- Где он?

Заперся в кабинете, предварительно вытащив из бара две бутылки водки и бутылку коньяка.- недовольно пробурчал мне здоровяк и неохотно отступил от меня на пару шагов назад. После чего прислонившись спиной к стенке и скрестив руки на груди холодно мне заявил:- Я тебя, пацан, вообще не понимаю... Вчера вечером ты мне вовсю сопли распускал,чуть ли не в истерике рыдая о том, что Андрей на тебя вообще внимания не обращает, а уже с утра в отказ идешь? Сам же ночью к нему в спальню ломился, на весь дом орал о том, что не позволишь ему ни с кем кроме тебя трахаться...

- Вранье!- возопил я, в ужасе уставившись на уже совершенно спокойного Дмитрия, чем вызвал на его лице ехидную ухмылку.

- Хочешь, я могу прокрутить тебе вчерашние записи с камер видео наблюдения, если ты такой недоверчивый? Там все четко видно... И слышно.

Не хочу я ничего смотреть и тем более слушать! Ошарашенно таращусь на телохранителя и с ужасом понимаю, что мужчина, скорее всего, говорит правду. Вот же ж... Бляяяя! Что я натворил?! И что мне теперь со всем этим делать?

- Поговори с ним.- Тут же ответил на мой не высказанный вопрос Дмитрий.- Просто поговори.

- О чем мне с ним разговаривать?- опустив глаза вниз поинтересовался я у пола, но ответил мне все-таки телохранитель:- О том, о чем мне вчера весь вечер рассказывал. О том что любишь его и о том...

- Врешь! Не мог я такого говорить!-Ору во все горло, с кулаками налетая на этого наглого брехуна. Скрутил он меня моментально, шустро заломил руки за спину и впечатав в стену уже грудью. Задолбал!

- Не вру, -совершенно не запыхавшись, удерживая изо всех сил вырывающегося из его рук меня, довольным тоном сообщил мне мужчина.- Это тоже все записано на камеру. Ты знаешь, я очень тщательно отношусь к обустройству охраны этого дома.

- Андрей видел эти записи?- сразу же замерев в крепко удерживающих меня руках, потеряно поинтересовался я у Дмитрия.

- Нет, не видел. Но я обязательно их ему покажу. Особенно при том раскладе, что ты сам ему не решишься все рассказать. И можешь мне поверить, вот тогда он разозлится по-настоящему и уж точно никуда тебя не отпустит.

Вот же! Шантажист сволочной!

- И как мне с ним разговаривать, если он по твоим же собственным словам у себя в кабинете заперся и бухает?- Привел я последний имеющийся у меня довод отмазаться от общения со скорее всего уже в стельку пьяным Верховским. Не прокатило. Поскольку начальник Андреевой охраны тут же сообщил мне с самодовольной ухмылкой на наглой морде:

- Детка, не переживай. У меня имеются дубликаты ключей от всех дверей этого дома.

Часть 32

И все-таки этот Дмитрий- самый настоящий, даже скорее всего, профессиональный манипулятор. Никак иначе объяснить то обстоятельство, что я все-таки повелся на его предложение, у меня просто не получается. И вот я теперь стою под дверью кабинета Верховского, которую только что соизволил открыть запасным комплектом ключей начальник его же собственной охраны, и отчаянно трушу, не решаясь даже взяться за ручку.

- Парень, если ты надумал изображать из себя статую и дальше, то толку из этого все равно никакого не будет.- тихий, полный ехидства голос стоящего практически за моей спиной телохранителя, заставил меня хоть как-то начать действовать. Медленно охватываю пальцами дверную ручку и все равно не решаюсь потянуть ее на себя. Как-то все это... Стремно? Может ну его все? Бросить все, развернуться и уйти? Пускай даже и пешком, хотя имелся небольшой шанс на то, что водитель присланный за мной "дядей Геной" Ольшевским все-таки дожидается меня где-нибудь невдалеке от этого дома.

- Детка, да решайся ты уже хоть на что-то...- опять подал голос телохранитель и у меня появилось резкое желание врезать кое-кому по морде. Вот чего он опять лезет? Я и так уже пошел у него на поводу, вместо того, чтобы просто банально удрать. От Андрея и от тех проблем которые он мне постоянно устраивает. Ведь Верховский меня отпустил, так какого черта мне опять нужно напрашиваться на его внимание? А тот момент, что он мне... эмннн... как бы нравится... немного, можно и забыть. Со временем. Главное чтобы этот извращенец мне прекратил периодически глаза мозолить, как он это делал в течении всего предыдущего года. А для этого просто нужно уехать из Москвы как можно дальше. А не торчать вместо этого под дверью Верховского и ждать непонятно чего. Бухает же товарищ, так чего же ему мешать?

- Это уже даже не особо и смешно.- Недовольно буркнули за моей спиной и, накрыв мои пальцы тяжелой ладонью, резко нажали на ручку двери, тем самым открывая ее на распашку. Пинок в спину и я на полной скорости влетаю в кабинет Андрея. Блядь!

- А где водка?- Еле слышно интересуюсь я у придурошного телохранителя стоящего сзади, обалдело при этом таращась на совершенно спокойно сидящего за столом Верховского, который вдумчиво что-то вычитывал в лежащих перед ним бумагах. Никаких бутылок с крепкими горячительными напитками вблизи Андрея не наблюдалось и это означало, что меня только что развели как последнего лоха.

- А водку я сейчас принесу... Вместе с закуской.- С ехидцей заявил Дмитрий и с громким стуком захлопнул за моей спиной дверь. Еще, судя во звукам, опять закрыл ее при этом на ключ. Придурок! И я тоже дурак. По крайней мере, именно таким я себя ощущал под пристальным изучающим взглядом Андрея, которым он неотрывно смотрел на настороженно замершего возле двери меня. Молчим оба. Долго и это напрягает. Не выдерживаю первым и малодушно отвожу глаза в сторону. Хочется сбежать отсюда, из этого кабинета, от Верховского. И от очень тяжелого для меня разговора с ним, который я даже не знал с чего начать.

- Почему ты не уехал?- Все-таки решил прервать напрягающую тишину Андрей и с тяжелым вздохом отложил документы в сторону.- Ты ведь так сильно хотел избавиться от моего общества, что я все же решился на то, чтобы тебя отпустить. И что теперь?

- Не знаю.-Опустив глаза к полу, едва сумел выдавить я из себя.

- А кто знает?- дебильный вопрос, какой-то идиотский разговор... Молчу. И как-то отстраненно размышляю о том, что все-таки начальник охраны Верховского необычайно продуманная сволочь. Не запер бы он за собой так предусмотрительно дверь, то я смог бы уйти, прямо сейчас, практически не колеблясь ни секунды. А вместо этого стою, подпирая спиной дверь и отчаянно мечтаю испариться из этого кабинета как можно быстрее и как можно дальше. Тупиковая ситуация. Молчим опять. Как же все это сложно...

- У тебя есть запасные ключи от двери?- наконец не выдерживаю я тягостного ожидания непонятно какого чуда и задаю очередной глупый вопрос. Не удивляюсь, что мне на него даже не отвечают. Вместо этого, Андрей неторопливо встает из-за стола и идет в мою сторону. Отворачиваюсь, не хочу на него смотреть. Все как-то так... глупо? Подошел. Совсем близко, отодвигает меня в бок и открывает нараспашку дверь, которая оказалась даже не запертой. После этого тут же разворачивается для того, чтобы вернуться обратно. Цепляю его за рукав мастерки. Крепко. Он останавливается и неохотно цедит сквозь зубы даже не глядя в мою сторону:- Что тебе еще нужно? Ковровую дорожку к выходу расстелить?

- Я хочу... поговорить.- еле слышно выдавливаю из себя и опять замолкаю.

- Так говори!- Уже чуть ли не кричит на меня Верховский и резко развернувшись смотрит едва ли не с ненавистью.

А я молчу как партизан на допросе и опять опускаю глаза к полу.

- Блядь! Как же ты меня уже достал!- Орет Андрей одновременно с чем со всей дури толкая меня в грудь ладонью. Больно. Лечу назад и врезаюсь спиной в стену, а Верховский тут же впечатывается в меня. Всем телом, да еще и вцепившись в мои плечи руками, не давая даже шанса на то, чтобы вырваться. Но я и не пытаюсь этого сделать... Смотрю прямо в его глаза, жду непонятно чего. И дожидаюсь...

Его рот чуть ли не сминает мои губы... Больно! Практически рвет кожу зубами, сдавливает мне ребра своими руками до синяков, еще сильнее вдавливает собой в стену... Скорее всего делает это специально. Для чего? Неужели ждет, что я испугаюсь и опять попытаюсь сбежать? Идиот- ОН! Да и я ни чуть не лучше.... Не убегу. Надоело мне уже бегать. Тем более, что от себя все равно не убежишь. А на все остальное плевать! Цепляюсь в него сам. Не хочу отпускать. Боюсь, что теперь он решит бросить меня сам и в самом деле додумается найти кого-нибудь менее проблемного чем я. А желающих попасть в его постель вокруг Андрея немерено вьется, есть из чего выбрать...

- Лер, что же ты со мной делаешь?- Ненадолго от меня оторвавшись и уткнувшись своим лбом в мой, практически простонал Верховский.- У меня уже никаких сил твои выкрутасы терпеть не осталось. Я ведь и правда решился тебя отпустить, думал что так для нас обоих проще будет. А ты опять... Вот что ты от меня хочешь, объясни?

- Я... я хочу попробовать...- еле слышно выдавил я из себя, опять трусливо отводя глаза в сторону от настырного взгляда Верховского.

- Что именно ты "хочешь попробовать"?- после недолгой заминки несколько ошарашенно переспросил у меня Андрей. С ответом я не особо и торопился. Собирался духом, чтобы продолжить, но у меня отчего-то не особенно хорошо это получалось. И вот как мне объяснить этому придурку то, что я сам себе объяснить был не в силах. Единственное, в чем я был практически полностью уверен, было то, что Андрея я потерять не хочу. Ни в коем случае, даже не смотря на то, что он временами может быть просто невероятной скотиной. И если для того, чтобы его удержать мне придется подставлять свою задницу, то я пойду даже на это, хотя мне не очень и хотелось этого делать.

- С тобой быть хочу!- быстро выпалил я, отчаянно боясь передумать и опять ляпнуть какую-нибудь глупость. И торопливо добавляю недоверчиво уставившемуся на меня мужчине:- Тебя хочу... Все хочу... Секс... тоже.

Молчит. Напряженно замер, мертвой болезненной хваткой вцепившись пальцами в мое предплечье и смотрит куда-то в стену над моим плечом. Долго молчит. Почему?! Может быть я зря все это сказал? Может оно мне не нужно? А если...

- Лер... Ты хотя бы понимаешь то, что сейчас мне сказал?

-Ну-ууу...- Хороший вопрос, актуальный. Может быть сообщить ему о том, что это была шутка? И свалить, пока не поздно. Тем более, что вот именно к СЕКСУ с Андреем я как раз-таки готов и не был. По крайней мере, не сейчас.

- Нет, лучше молчи.- Как-то чересчур уж торопливо перебил меня Верховский, одновременно с чем закрывая мой рот ладонью.- Считай что я ничего не спрашивал. Но то, что ты мне уже сказал я услышал и запомнил. Так что отвертеться у тебя не получится.

И кто бы в этом сомневался? Я ведь уже давно понял, что Андрей не тот человек, который легко и просто упустит то, что к нему само в руки попало. А попал в них я... Тем более, по собственной глупости. Тяжело вздыхаю и трусливо отвожу глаза в сторону. И вот что я наделал? Во что вляпался и на что напросился? САМ! Дураааак....

- Лер.- С тяжелым вздохом оторвав от моего рта ладонь, Андрей скользнул пальцами в жалкие остатки моих волос. Взъерошил их и с некоторой напряженностью в голосе произнес: -Я даже не знаю... Все, что ты сейчас сказал... Для меня это, скажем так, неожиданно. Я как-то уже привык к тому, что ты меня ненавидишь... И ненавидишь вполне заслуженно.

Тяжелый вздох. Отведенные в сторону глаза. Его вторая ладонь, скользнувшая в мои волосы. Дико. Всегда абсолютно уверенный в себе Верховский маялся, не зная или не решаясь хоть что-то мне сказать.

-Лер. Я не буду тебя ни к чему принуждать... - после долгого, напряженного молчания, которое я так и не решился прервать, уже более уверенным тоном проговорил Верховский:- Торопить тебя не буду. Я подожду пока ты сам решишь, что готов быть со мной... во всех смыслах этого слова. И когда это будет правдой, а не одолжением с твоей стороны.

- Я правда готов... - сумел выдавить из себя еле слышимое, одновременно с чем, сам себе захотел отвесить подзатыльников за свой чересчур длинный язык.

- Не ври.- С кривой ухмылкой заявил Андрей и уставившись на меня в упор, продолжил:- Лер, ты слишком много для меня значишь и теперь, когда ты мне дал реальный шанс, я не собираюсь его упустить, банально поспешив. Итак много глупостей я уже наделал, чтобы совершить еще одну. Некоторое время без полноценного секса я продержаться вполне способен, тем более, что полностью от него отказываться не собираюсь.

И поймав мой недоуменный, слегка испуганный взгляд, Андрей торопливо пояснил:

- Ведь кое-что в нашей близости тебе все-таки нравилось?- шальная улыбка в половину Верховской морды сопровождающая этот стремный вопрос и резво метнувшаяся к моему паху ладонь, заставили меня нервно дернуться назад. Соответственно со всего маху врезаюсь затылком в стенку и возмущенно шиплю от боли.

- Вот видишь...- горько усмехнулся сразу же помрачневший Верховский, отступил от меня на пару шагов и опять отвел глаза в сторону.- Я не хочу, чтобы ты от меня так шарахался, от моих рук. Именно по-этому я лучше подожду...


***


И он сдержал свое слово... Придурок принципиальный!

Еще целых ТРИ месяца этот ненормальный извращенец трепал мне нервы своей железной выдержкой. Довел меня до такой степени, что я уже сам готов был завалить этого лося непробиваемого и трахнуть в особо извращенной форме.

Жил в доме Андрея я уже на постоянной основе, в его комнате и ночевал только лишь в его кровати. Вначале я чуствовал не совсем уютно от всех этих свалившихся на мою голову обновлений в личной жизни и все порывался смыться в свою бывшую комнату. Но эти попытки были быстренько пресечены и мне категоричным тоном объявили конкретные границы территории моего нынешнего обитания, по крайней мере, ночного. Смирился, а со временем и привык. Тем более, что Андрей делал все возможное для того, чтобы ночевать в одной с ним постели мне нравилось. И он своего добился. Я присел на этого придурка как на наркотик. Уже не мог без него. Без его рук, губ, горячего тела, которое я уже сам изучил вдоль и поперек и которое считал чуть ли не своей собственностью. Никогда не думал, что я настолько ревнивый... Неохотно расставался с Андреем по утрам, когда мы в очередной раз безнадежно проспав после практически бессонной ночи ,суетливо собирались, я на учебу, он-в свой собственный офис. Прогуливать, хотя бы даже первые пары, мне не разрешалось категорично. Поскольку посещаемость мной занятий проверял сам Ольшевский. Дядя Гена объявился уже на следующий же день после моего примирения с его другом. Заявился с утра пораньше в приподнятом настроении и легком подпитии... Разбудил, совершенно беспардонно вломившись в спальню Андрея, где мы дрыхли совершенно голые, да еще и накрепко переплетенные руками-ногами. Одеяло валялось где-то на полу, куда оно улетело еще ночью, так что перед Ольшевским мы предстали во "всей красе"... Мужчину наша эротишная обнаженка не особенно и смутила. Неопределенно хмыкнув при виде наших заспанных физиономий, особенно моей, так и полыхающей горящими от стыда щеками, мужчина пожелал нам доброго утречка. Хотя по его личному мнению "у нормальных людей это самое утро обычно начинается часов на пять раньше"...

Как выяснилось из его дальнейшего разговора с Верховским, друг и компаньон, мало того, что без предупреждения не явился на очень важные для их общей компании переговоры, но при этом еще и категорически не желал отвечать на многочисленные телефонные звонки как самого Ольшевского, так и своей собственной секретарши. Начав переживать о том, что во время очередных разборок мы вполне могли прибить друг-друга под горячую руку, мужчина решился приехать за другом собственной персоной и лично отконвоировать его в офис, где все еще томились в ожидании их потенциальные, крайне денежные клиенты.

Андрей собрался быстро. И пока он ускакал в ванную умываться, дядя Гена сурово наблюдая за тем, как я смущенно кутаюсь под его взглядом в одеяло, категоричным тоном мне заявил о том, что мой больничный закончился сегодняшним днем. И уже завтра мне предстоит с самого утра отправляться грызть гранит науки в институт, куда меня будет как обычно продолжать возить один из его водителей. Тяжело вздыхаю при этом грустном известии, но спорить по этому поводу не решаюсь. Единственное, что себе позволяю, так это весьма невинный на первый взгляд вопрос о том, как прошла поездка Ольшевского в Мюнхен. Небрежно наврав о том, что в Германии все было просто замечательно, дядя Гена ехидным тоном поздравил меня с началом счастливой семейной жизни, и пообещал в течении дня переправить все мои шмотки в новое жилище. При этом выразил горячую надежду на то, что мозг ему выносить своими бесконечными разборками мы, наконец, перестанем.

Новый год я встречал с Андреем. Только вдвоем. В его доме.

Легкий ужин под коньяк и горящий камин... Живая елка, которую накануне притащил нам Ольшевский вместе с целым пакетом стеклянных шаров, большую часть которых мы с Верховским благополучно перебили во время развешивания... Пропущенные поздравление президента и шампанское под бой курантов...

Просто безумная ночь, после которой мы уснули уже ближе к рассвету... Первое января... Сонное... ленивое, почти полностью проведенное в постели.

Непрошеная толпа родственников Верховского, заполонившая собой его дом второго января. Куча совершенно не нужных мне подарков, которыми меня засыпали эти странные люди. Особо выделился на их общем фоне Виталик. Этот здоровяк, подкараулив меня в тот момент, когда я решил посетить во время всеобщего застолья санузел, вломился следом за мной и, смущенно отводя глаза в сторону, впихнул в руки объемный конверт, после чего тут же торопливо смылся.

Когда же я распечатал этот нежданный "подарочек", то охренел окончательно... В конверте лежал паспорт на имя Евгения Валентиновича Ангелова, и предназначался он именно мне, так как именно моя фотография была вклеена на странице с основными данными. Помимо этого документа в конверте обнаружилась тонкая пачка тысячных купюр и очень короткая записка с сожалениями о том, что ничем большим для того, чтобы вырваться из лап удерживающего меня насильно извращенца, Виталик, увы, помочь не может.

Таращился я на все эти совершенно нежданные презенты недолго. До того самого момента, как за мной пришел озабоченный моим продолжительным отсутствием Верховский. Запереть дверь после ухода своего горе-спасателя я даже не озаботился, так что Андрей вошел без проблем. Проблемы начались немного позже... И у меня, и у Виталика. И если на меня просто наорали, и на несколько часов заперли в комнате до выяснения всех обстоятельств, то Аниному жениху повезло гораздо меньше. Морду ему Андрей начистил знатно, хотя и сам при этом получил парочку синяков. Да еще и сестрица моего извращенца жениху своему такой скандал грандиозный устроила, что мне реально стало жалко этого незадачливого здоровяка.

В общем, праздники прошли весело. После того, как разозленный Верховский совсем даже не вежливо выставил родню за дверь, он принялся за меня. Еле смог убедить Андрея в том, что сбегать от него в очередной раз я даже не собирался и совершенно ничего не знал о намерениях Виталика мне в этом помочь. Поверили мне не сразу. Все оставшиеся праздничные дни я потратил на то, чтобы окончательно убедить Андрея в своей полной невиновности... Убедил... Заодно научился делать вполне приличный минет.

Часть 33

Как-то незаметно пролетела зима и наступила весна. Март. Точнее Восьмое марта. Всеобщий женский день и одновременно день рождения моей мамы. Верховский потащил меня выбирать подарки для женской половины его семьи. Еду в его машине, рядом с ним, отрешенно смотрю в окно на слякотную грязь за окном. А на душе так тоскливо, что хоть волком вой. И Андрей здесь совершенно не причем. С ним у нас вообще, практически все зашибись было.... В смысле прибить мне его хотелось очень даже часто, но не в этот раз.

Причина моего отвратительного настроения была совершенно иная. Уже больше года прошло с того времени, как я не видел родителей. Хотя в прошлом месяце я все-таки умудрился сообщить им о том, что жив-здоров и живу вполне неплохо. Говорил с отцом по телефону взятому на пять минут у одного из сокурсников. Верховскому, просто помешанному на строгом контроле за моей жизнью, я не доверял. И был более чем уверен, что тот вполне может задействовать свои неслабые возможности и проверять все мои телефонные разговоры. И именно по-этому я наплел парню из своей группы о якобы забытом дома телефоне и необходимости срочно позвонить. Позвонил. У отца чуть инфаркт не случился... От радости. Хотя матом он меня "приласкал" не слабо, едва только смог прийти в себя от шока. Я еле выкрутился, сразу же сообщив ему о том, что увидеться мы не сможем. По крайней мере в ближайшее время. А все по причине того, что его сын встрял в конкретные проблемы. А именно, случайно оказался свидетелем убийства, совершенного ОЧЧЧЕНЬ известной личностью и теперь проходит основным свидетелем по этому делу. Свидетелем под прикрытием... Со всеми проблемами этому сопутствующими. Изменением внешности, фамилии, места жительства, с дополнительным требованием не предпринимать никаких попыток связаться с семьей и любыми друзьями-знакомыми.

Врал, и чувствовал себя последней сволочью. Это было... Тяжело. Так что "обрадовав" отца тем, что могу не объявляться еще очень долгое время, просил его не беспокоится и, пообещав, что при первой же возможности дам о себе знать, торопливо свернул разговор. А потом несколько дней Верховский ко мне даже подойти лишний раз остерегался. Я был злым как черт и огрызался буквально на каждое его слово.

Андрею я завидовал по-черному... Со своей семьей он виделся регулярно, не то, что я. И именно за это сгонял на нем свою злость. Но долго терпеть мое плохое настроение Верховский не стал. Просто после того, как я в очередной раз на него сорвался, он припечатал меня к стенке и категорическим тоном заявил: или я прекращаю дурить или он меня немедленно избавит от конкретного недотраха, из-за которого я, видимо, подобной херней и страдаю. В общем, убедить меня в моей же собственной неправоте у него получилось быстро. Я проникся, и сразу же стал вести себя более благоразумно. И вот сегодня с самого утра на меня опять накатила хандра, должно быть из-за крайне мерзкой погоды...

-Лер, ты чего такой кислый?- все-таки не выдержал то и дело бросающий на меня косые настороженные взгляды Верховский.- если ты не хочешь со мной за покупками, то я могу съездить и сам. Сейчас позвоню охране и за тобой приедут, отвезут домой.

- Хочу домой.- Тут же согласился я с предложением Андрея, хотя и имел в виду абсолютно не его хоромы. ХОЧУ ДОМОЙ! К себе! В свою собственную комнату, в свою кровать. А Верховский... Его терять я не хочу тоже. Но и продолжать жить так, как живу сейчас я уже просто не могу. В доме Андрея, практически на его полном содержании. Чувствую себя от всего этого просто до тошноты отвратительно. Меня кормят-поят, учат в ОЧЧЧЕНЬ престижном универе, обеспечивают импортным шмотьем, немалыми финансами на карманные расходы и даже не требуют ничего взамен. Хотя, если бы Андрей все-таки потребовал, я бы его послал сразу же далеко и надолго. И он, видимо, об этом прекрасно догадывался, поэтому и не пытался перевести наши довольно странные отношения на новый уровень. Хотя я вру сам себе. Не послал бы я его... Андрея я люблю. Это я уяснил для себя уже довольно четко и никаких сомнений в этом у меня уже даже не возникало. Но и мириться с тем, что он считает меня чуть ли не своей собственностью уже сил никаких не оставалось. Я ведь не один из его бывших моделек, которые только и мечтали о том, как бы выжать из своего очередного любовника как можно больше финансов. Но едва я только лишь заикнулся Андрею о том, что могу найти для себя хоть какую-нибудь подработку на свободное от учебы время, к примеру по выходным и праздничным дням , мне был устроен грандиозный скандал. Основная мысль которого сводилась к тому, что я однажды уже подработал, и подработка эта закончилась в постели самого Верховского. Так же мне было заявлено о том, что если мне не хватает денег на расходы, то я мог бы попросить их и просто так, а не трепать кое-кому нервы из-за такой ерунды... В общем, в очередной раз я остался не понят. Пришлось звонить Ольшевскому. Дядя Гена мою просьбу выслушал с гораздо бОльшим пониманием. Вначале, конечно, и он пытался убедить меня в том, что эта идея не совсем удачная. Поскольку мне нужно сейчас все силы прилагать к учебе и не размениваться на всякую ерунду. И... " если мне не хватает денег, то я вполне мог бы попросить их у него..." Опять был скандал, основной акцент которого мною был сделан на том, что я не инвалид и не умственно отсталый и вполне сам могу зарабатывать себе на жизнь, а не попрошайничать у совершенно чужих для меня людей. Ольшевский ничего на это не ответил. Но, видимо, все-таки обиделся. Так как перед тем как отключить связь, назвал меня глупым, неблагодарным щенком. Но потом, видимо, все-таки, немного поостыл. Потому что этим же вечером приехал в гости к дорогому другу и все-таки смог убедить его в том, что меня нельзя "постоянно держать при себе, а нужно давать развиваться, как личности". Подобной неожиданной поддержке я порадовался, но недолго... В общем говоря, после этого разговора, буквально через несколько дней я стал подрабатывать в одном из офисов Ольшевского самым обычным стажером с мизерной зарплатой, который только и делал, что бегал по этажам с многочисленными мелкими поручениями между различными отделами. Дядя Гена оказался еще тем мстительным шутником... Специально ведь устроил меня на эту "подработку". Видимо, рассчитывал на то, что я сам сбегу оттуда через пару-тройку дней беспрерывного бега и нервотрепки. С этим он не угадал. Я там продержался чуть больше месяца. Получил зарплату... чуть не заплакал. Понял что я самый настоящий идиот(Андрей мне на ежедневные расходы гораздо больше на карточку сбрасывал), но упрямо продолжал работать, чем ввел Ольшевского в состояние крайнего обалдения... И ошарашил его заявлением о том, что прекрасно понимаю то, что если хочу самостоятельно добиться успехов в карьерном росте, то начинать нужно с самых низов. После чего поблагодарил "дядю Гену" за его моральную поддержку в моих стремлениях пробиться в жизни. Этим я добил его окончательно. Поскольку уже на следующий же день меня вызвали в отдел кадров и предложили должность помощника менеджера по продажам, с гораздо бОльшей зарплатой и вполне удобным для меня графиком работы. Отказываться я не стал. Работа мне нравилась, заниматься основной доверенной мне старшим менеджером документацией, я мог и сидя дома через ноут, практически не появляясь в офисе. К тому же Роман Витальевич, мой непосредственный начальник, немного ко мне присмотревшись, стал подбрасывать дополнительную подработку, за которую я хватался обеими руками, так как финансовая составляющая моей заработной платы после этого сразу же существенно выросла. Верховский совместно с Ольшевским неоднократно пытались довести до меня мысль о том, что для меня нет особой надобности так надрываться на работе, но их попытки меня вразумить я гордо игнорировал и продолжал пахать в поте лица для достижения своей цели.

А цель у меня была вполне благородная.Через два дня Андрею должно было исполниться тридцать пять лет. День Рождения. Круглая дата... И подарок я хотел ему сделать соответствующий. Нужную вещь а я присмотрел уже пару месяцев назад, но она стоила довольно приличных денег. Того, что выдавал мне Верховский на карманные расходы хватило бы на эту покупку с головой, даже не смотря на то, что и тратил я не мало... Но покупать подарок человеку за деньги этого самого человека, было по моему глубочайшему убеждению, самым настоящим свинством. Из-за этого я в основном и напросился работать. Нужную сумму собрать успел, но вот с приобретением самого подарка у меня возникли определенные сложности. Точнее одна, но конкретная проблема. И заключалась она в том, что у меня абсолютно не получалось избавиться от постоянного сопровождения Верховского, или кого-нибудь из его охраны. При Андрее покупать для него подарок я явно бы не стал, при телохранителях этого делать тоже не особо и хотелось, поскольку, скорее всего, они сразу же доложили бы об этом своему прямому нанимателю. Глупая ситуация... Но мне нужно с ней срочно что-то решать.

-Андрей, высади меня где-нибудь в центре, я хочу прогуляться.- поворачиваюсь к недоуменно уставившемуся на меня мужчине и торопливо добавляю:- пожалуйста...

Верховский молчит и о чем-то напряженно размышляет, как-то чересчур отрешенно смотря на дорогу. И, как мне кажется, довольно не слабо злится.

- Валера, что вообще происходит?-После довольно продолжительной тишины все-таки решает заговорить со мной Андрей.

-Ничего не происходит.- делано безразлично пожимаю плечами и замолкаю снова.

- Не нужно мне врать!- уже чуть ли не рычит на меня мужчина и резко выкручивает руль, тормозя машину возле обочины. Вцепившись обеими руками в руль с такой силой, что даже костяшки пальцев побелели, Андрей пытливо на меня уставился:- Ты в последнее время сам не свой ходишь и мне это не нравится. Поэтому еще раз спрашиваю: Что случилось?

Ничего нового не случилось... Мне просто нужно на пару часиков избавиться от любого возможного контроля за моими передвижениями по городу. Но вот об этом говорить Верховскому мне не стоило, тогда он точно меня никуда не отпустит. С ним нужно действовать совершенно по-другому.

-Я просто хочу немного пройтись.

- Хорошо.- Все-таки согласился Андрей после непродолжительного молчания, во время которого он сверлил меня совершенно не читаемым взглядом. - Я сейчас вызову охрану...

...- никакой охраны!- быстро перебил я Верховского и недовольно буркнул:- Меня это ВСЕ уже задолбало. И шага ступить самостоятельно нельзя... Я уже не могу ТАК. Я один хочу прогуляться, просто так... Пройтись по городу, по этой долбаной грязи! И чтобы при этом за моей спиной не находился один из твоих постоянно меня пасущих соглядатаев, от присутствия которых УЖЕ РЕАЛЬНО ТОШНИТ!

Последние слова я уже практически прокричал в лицо Андрея, одновременно с чем отстегивая ремень безопасности и нервно открывая дверь со своей стороны. Торопливо выскакиваю из машины, и кто бы мог сомневаться моему везению, тут же набираю полные ботинки воды из конкретной такой лужи, в которой так недальновидно припарковался Верховский. Ну и гадство! И погода конкретно мерзкая. Температура хоть и плюсовая, но явно неподходящая для того тонкого пальто в которое я был одет.

- Лер, не сходи с ума...- позвал меня изнутри теплого уютного салона Андрей и многозначительно похлопал ладонью по сиденью с подогревом, с которого я только что так торопливо сбежал. - Залезай обратно, поедем домой и там спокойно обо всем поговорим.

-Вечером поговорим.- упрямо вздернув подбородок, я одарил Верховского весьма хмурым взглядом.- Я на такси доеду.

- Никаких такси...- Тут же включил приказной начальственный тон мужчина, но заметив то, что я еще сильнее нахмурился, сразу же торопливо добавил:- Когда... нагуляешься, наберешь мой номер, я пришлю за тобой машину.

- Хорошо.- поспешил я согласиться с его, более чем щедрым предложением и едва заметно кивнув головой на прощание, неторопливо направился вверх по практически безлюдной улице. Еще несколько довольно долгих минут Андрей ехал практически рядом со мной, видимо ожидая, что я немного остыну, одумаюсь и все-таки вернусь в машину. Не дождался... И резко набрав скорость, чуть ли не взлетел на своей тачке, исчезая за ближайшим поворотом, предварительно умудрившись чуть ли не с ног до головы заляпать меня грязным мокрым снегом, веером брызнувшем из под колес его машины. Скотина! Вот более чем уверен в том, что он это специально сделал, придурок обидчивый! Ведь не лето же, что бы я полностью промокший по-городу расхаживал... Итак уже зуб на зуб не попадает, еще и заболеть для полного счастья не хватало. А все из-за Верховского. Может плюнуть на все. Вызвать такси и отправиться в гости к "дяде Гене", двери дома которого для меня всегда гостеприимно открыты. У него там еще кое-что из моей одежды должно было остаться. Переоденусь в сухое, отогреюсь... А Андрей останется без подарка, потому что сам будет в этом виноват.

Пока стою и размышляю о насущном, на глаза попадается скромная вывеска магазина мужской одежды, находящегося на противоположной от меня стороне улицы и предлагающего большие скидки на всю коллекцию зимней одежды. Довольно ухмыляюсь и перебегаю через дорогу. После чего чуть ли не вламываюсь в небольшое помещение, где на меня поднимает слегка скучающий взгляд сидящая на стуле практически у входа девушка-консультант.

Только вот скучающей она оставалась недолго, а ровно до того момента когда получше рассмотрела единственного посетителя ее более чем скромного заведения.

Часть 34

В общем, до нужного мне места я добрался уже где-то через час, хотя можно было и намного раньше. На маршрутке, номер которой мне подсказала оказавшаяся весьма приятной в общении девушка по имени Аня из магазина мужской одежды, я проехал недолго. Из-за конкретной поломки общественного транспорта, мне и остальным пассажирам было предложено добираться до места назначения каким-нибудь другим образом. Что я и проделал, правда, опять с некоторыми затруднениями. Несколько пересадок, две маршрутки и переполненная электричка в метро, где ко всем остальным проблемам из заднего кармана джинс у меня умудрились незаметно вытащить мобильный телефон. И вот после всей этой нервотрепки я наконец-то оказался на месте.

Элитный ювелирный магазин на Тверском бульваре, тот самый, в котором Андрей в прошлом году приобрел для меня висюльку для пирсинга, был практически пуст. И не удивительно... Не смотря на то, что сегодня был день праздничный, основная масса мужчин, видимо, все-таки предпочла подготовить подарки для своих женщин заранее. И сейчас в огромном полупустом зале бутика, возле многочисленных выставочных витрин неторопливо прохаживалось не более десяти потенциальных покупателей. Я, скажем так, на их общем фоне выделялся не слабо. И не удивительно. Кислотно-зеленого цвета куртка, джинсы и утепленные белые кроссовки с легкой и не очень удачной претензией на "фИрму". Все -стопроцентный и самый глубокий подпольный Китай. И обошелся мне мой новый гардероб совсем недорого, хотя и выглядел при этом точно так же. Все свои предыдущие шмотки и обувь я оставил у Анечки в магазине, без особых проблем уговорив девушку немного их просушить к моему возвращению за небольшое денежное вознаграждение и самую большую шоколадку,которою только смогу найти. В общем, на солидного, денежного покупателя, которых тут обычно привыкли видеть, я не тянул ни в коем случае. Но мне на это было глубоко наплевать. В отличие от мужика на входе, который осматривал зал скучающим взглядом и который, в отличие от меня в моем новом прикиде, чувствовал себя в своем деловом костюме, не совсем уютно. Охрана заведения... Которая при виде моего триумфального появления на вверенной ему территории, сразу же как-то весь подобрался и, окинув меня явно подозрительным взглядом, все-таки нашел в себе силу воли, обратиться ко мне довольно-таки вежливо, хотя и еле слышно, стараясь не привлекать к нам излишнего внимания окружающих:- Парень, ты дверьми, случайно, не ошибся?

- Нет, я как раз сюда и собирался.- Доверительно сообщаю я мужчине, одновременно с чем скидываю с головы глубоко надвинутый до этого на лоб капюшон. Нда, при виде моей, появившийся из под капюшона ехидно ухмыляющейся физиономии, лицо охранника сразу же недоуменно вытянулось. Еще раз обведя задумчивым взглядом мою новую, оЧЧЧень яркую и оЧЧЧень дешевую куртку которая абсолютно не сочеталась с этим местом, мужчина тяжело вздохнул и неохотно процедил:- Тогда, добро пожаловать.

- И вам не болеть.- Нахально ему подмигиваю и шустро двигаюсь к витринам, где меня тут же перехватывает одна из консультантов, блондинистая хорошенькая девица с профессионально-учтивой улыбочкой на губах.

-Добрый день. Я могу вам чем-нибудь помочь? Вы ищите что-то определенное?- На некоторое время залипнув взглядом на моем лице, все-таки вспомнила о своих обязанностях блондинка. И когда я торопливо объяснил ей, что именно мне требуется, она понятливо кивнув, неторопливой походкой от бедра сопроводила в нужном направлении. Даааа... Представленный в этом магазине ассортимент мужских перстней впечатлял своим разнообразием Точно так же, как и ценами на все эти многочисленные ювелирные изделия. С унынием понимаю, что моей заработной платы за все полтора месяца неустанной подработки не хватит на покупку даже подарочной коробочки от любого из представленных на витрине образцов. Обидно и ... стыдно. Особенно под пристальными взглядами понимающе мне улыбающихся продавщицы с охранником. И вот нужно же быть таким лохом?! Ведь можно же было хотя бы задуматься о том, что Верховский, скотина мажористая, лишь бы где отовариваться не станет и лишь бы что покупать не будет... Щеки тут же обдало противным жаром и я шустро ломанул к выходу, к которому меня сопроводил идущий на некотором отдалении охранник.

- Парень,- негромко позвал меня мужчина, когда я уже практически схватился за дверную ручку. И едва я недовольно обернулся в его сторону, тот, несколько смущенно отведя глаза в сторону, торопливо мне проговорил:- там ниже по улице еще одна ювелирка находится. Зайди туда, может найдешь что-то для себя подходящее. Товар там неплохой... И цены на порядок ниже, чем здесь.

- Спасибо.- Чуть ли не сквозь зубы процедил я этому, в принципе неплохому мужику благодарность, после чего все-так выскакиваю за дверь... И тут же со всей дури вмазываюсь в пытающегося пройти внутрь человека.

- Простите.- смущенно и зло одновременно пытаюсь я неуклюже извиниться перед мужчиной, которого чуть ли не сбил с ног. И не поднимая глаз вверх, стараюсь обойти напряженно замершего человека по широкой дуге. Обалдело поднимаю лицо, когда мне не дают этого сделать, больно вцепившись пальцами в предплечье. Бляяяядь! Ну что за день такой сегодня?!

- Вадим?!- Дааа, для Чернышевского наша встреча, видимо, была не менее неожиданной, чем для меня. Только вот если меня, при виде этого стремного типа, чуть ли не в ледяной озноб бросило, то стоящий напротив меня дяденька, явно был доволен нашим столкновением. В панике пытаюсь вырвать свою руку из его захвата, но у меня не получается этого сделать. Настороженно покрутив головой по сторонам, мужчина, еще сильнее сжав свои пальцы на моем плече, с чересчур доброжелательной улыбкой у меня интересуется:- Неужели Верховский тебя наконец-то одного отпустил погулять, без обычного сопровождения?

- Он в магазине,- настороженно киваю я на дверь за своей спиной и, с вызовом вздернув подбородок вверх, торопливо добавляю:- Если вы так сильно хотите с ним пообщаться, то можете подождать, он сейчас как раз выйдет.

- Зачем же нам ждать его на пороге,- Чернышевский отреагировал на мое наглое вранье совершенно не так, как я от него ожидал. Внимательно всмотревшись в мое лицо и неопределенно хмыкнув, он вместо того, чтобы тут же быстренько со мной распрощаться и смыться в дальние дали, тем самым избегая предположительной встречи со своим давним недругом, наоборот, потащил меня обратно внутрь магазина. Особо не сопротивляюсь. Во-первых, я конкретно растерялся, а во-вторых, был более чем уверен в том, что этот придурок не посмеет меня и пальцем тронуть. Среди бела дня, да еще и в людном месте.

-Добрый день, Валерий Игнатьевич...- Сердобольный охранник на входе несколько растерянно проследил за тем, как Чернышевский довольно грубо подтолкнув меня в спину, потащил не в основной зал, а в боковой коридор начинающийся в небольшом холле магазина. И вот тут я уже запаниковал по-настоящему... Мужик на входе хорошо знает вцепившегося в меня извращенца и здоровается с ним в крайне уважительном, скорее даже, подобострастном тоне. И отчетливо понимаю, что для меня все это пипец как плохо...

- Добрый-добрый...- недовольно буркнув на это невнятное приветствие, Чернышевский, из рук которого я принялся отчаянно вырываться не давая ему возможность протолкнуть меня меня коридор, тут же развернулся и чуть-ли не рявкнул на опасливо вжавшего голову в плечи мужчину:-Позови сюда мою охрану. Быстро. Эти идиоты в машине за углом прохлаждаются. Скажи, чтобы немедленно тащили сюда свои задницы.

- Хорошо.- Как-то не особо и уверено кивнул Чернышевскому охранник и тут же выскочил на улицу. А придурок, крепко удерживающий отчаянно извивающегося в его руках меня, все-таки впихнул меня в темный коридор.

- Детка, хватит уже дергаться!- Зло гаркнул окончательно выведенный из себя моим сопротивлением мужчина и со всего маху врезав мне кулаком по животу, тут же прижал всем телом к стенке, тяжело навалившись сверху. Я уже не дергаюсь. Пытаюсь прийти в себя от неожиданного и крайне болезненного удара. Стою, крепко прижатый к стене, задыхающийся от боли и страха. С высоко вздернутыми вверх руками, которые тяжело дышащий мне в ухо Валерий Игнатьевич крепко удерживал над моей головой. Именно в таком виде нас и застали резво вломившаяся в коридор парочка здоровенных амбалов.

- Где вас носит?! За что я вам только деньги плачу?- Зло зашипел на своих, хорошо и печально знакомых мне телохранителей Чернышевский и, кивнув в мою сторону, резким тоном приказал:- Мальчишку сейчас же вытащите через черный ход и отвезете на дачу. Остаетесь там с ним, глаз с щенка не спускайте.... И не дай бог упустите, я с вас живых шкуру тогда прикажу снять... Понятно?!

Амбалы синхронно кивнули высокому начальству, ясно давая понять тому, что он прекрасно понят. До меня тоже наконец дошло осознание той глубокой задницы в которой я оказался по собственной глупости. Вот и сходил за подарочком... Идиот! Вляпался по самое не могу!

- Вы что совсем охренели?!-Ору я на Чернышевского, испуганно таращась на него во все глаза:- Да Андрей вам за это...

- Неужели?- С легким смешком перебил меня мужчина и очень близко приблизив свое лицо к моему, насмешливо поинтересовался:- И где же сейчас этот твой АНДРЕЙ потерялся? Что-то я не увидел этого борзого гаденыша в зале и, вообще, сомневаюсь, что он знает о том, где ты в данный момент находишься. Я так полагаю, ты опять от него сбежал?

Отворачиваюсь, не собираясь отвечать на этот неоднозначный вопрос, чем вызываю очередную ехидную ухмылку на лице Чернышевского.

- Сбежа-аа-ал...- довольно протянул этот придурок, после чего быстро сцапав меня за подбородок, резко за него дернул, тем самым заставляя меня обернуться к нему обратно:- Меня это очень сильно радует. Даже не представляешь, сколько раз я уже пытался тебя заполучить обратно. И тут такая удача... Сам ко мне в руки упал, и черта с два я теперь тебя отпущу.

Охренеть! Охренеть-охренеть-охренеть! В голове кроме этой, монотонно стучащей по вискам мысли больше ничего путного даже не проскальзывало. Все то время, когда охранники тащили меня по коридору во внутренний двор магазина и не совсем вежливо запихивали в машину я отчаянно сопротивлялся. Хотя толку от этого никакого не было. Заорать, призывая хоть кого-нибудь на помощь мне не дали, сразу же запечатав рот мощной ладонью. А вот в машине меня тут же вырубили каким-то хитрым способом, аккуратно нажав пальцами мне на шею.

Пришел в себя запертым в небольшой комнате, всю обстановку которой составляли парочка кресел, невысокий журнальный столик и кровать... большая, на которой я и очнулся. Полностью голый, но укрытый чуть ли не до носа теплым уютным одеялом. Вот же гадство!

Слабый свет ночника еле-еле освещал окружающее меня пространство. За окном, забранным снаружи мощной решеткой уже полностью стемнело. А это значит, без сознания я провалялся часа три-четыре, не меньше... Андрей, должно быть уже подал меня в розыск, по крайней мере, очень сильно хотелось на это надеяться. Как и на то, что у него получится меня найти до того момента, как Чернышевский меня... Блии-ииин!

Часть 35

Всю ночь я провел в тревожном ожидании фиг знает чего... Нервно бродил из угла в угол, закутавшись в одеяло чуть ли ни с головой. В комнате было довольно тепло, но меня морозило нервной дрожью до такой степени, что зуб на зуб не попадал. Ведь я прекрасно понимал, что надолго в гордом одиночестве меня здесь не оставят и рано или поздно, но Чернышевский заявится ко мне с визитом. И скорее всего это знаменательное событие произойдет довольно скоро. Этот гад озабоченный обо мне не забыл... Ведь как я понял из недолгого с ним разговора, за мной, скорее всего, постоянно следили его люди. Андрей, я так подозреваю, об этом прекрасно знал. И именно по-этому был буквально помешан на усиленной для меня охране и практически не отпускал от себя ни на шаг. Тогда какого черта он позволил мне сегодня отправиться на самостоятельный выгул? То что я его конкретно довел своими глупыми выкрутасами мне и так было понятно. Но вот что-то не верилось мне в то, что Верховский разозлился до такой степени, что полностью забил на мою безопасность. Не такой он человек, чтобы поддавшись отвратительному настроению, которое я ему и испортил, решил так рискнуть. По крайней мере мне очень сильно хотелось на это надеяться. Как и на то, что Андрей меня найдет... Вовремя найдет и вытащит из очередных неприятностей, в которые я попал по собственной глупости.

Да, испортил я ему праздник. Он же вместе со мной вечером собирался к дяде в гости ехать, тетю с сестрой двоюродной поздравлять, отпраздновать женский день в тесном семейном кругу. И на свое день рождения хотел там остаться, благо, как раз на субботу это знаменательное событие выпадало, и мне ни в универ, ни на работу не нужно было наутро ехать. Вот и отпраздновали все и сразу... Блиииин! Ощущаю себя тупым капризным малолеткой, который только и может, что доставлять окружающим неприятности. Хотел Андрею подарок получше сделать, а вместо этого сам исчез.

За окном уже начинало слабо светать. Бездумно шататься по комнате мне надоело до такой степени, что я устало опустился в кресло и ненадолго прикрыл глаза. Как ни странно уснул. Когда повторно открыл глаза, комната была полностью залита солнечным светом ярко бьющим в незакрытое шторами окно. Хм неужели погода все-таки налаживается? Наконец-то... А то эта непрекращающаяся грязь и серое дождливо-снежное небо уже в печенках сидели, постоянно тоску с затяжным депресняком навивая.

- Ну что, выспался наконец?- не очень-то и заинтересованным тоном спросил меня сидящий в соседнем кресле Андрей... Лениво к нему оборачиваюсь, едва заметно улыбаюсь, при этом некоторое время пытаясь осознать какую-то ускользающую от меня мысль. Все-таки ловлю ее и тут же в конкретном шоке распахиваю глаза. Мозг наконец соизволил окончательно проснуться и начать работать. Андрей? Здесь? Какого хрена!? У меня мгновенно все внутренности скрутило в тугой узел и я практически забыл как нужно дышать. Верховский. Рядом со мной. В доме своего врага, который меня похитил. Неужели Чернышевскому настолько сильно сорвало крышу, что Андрея он тоже решил выкрасть? Бред какой-то... Краем глаза отмечаю еще некоторые странности происходящего, и именно те самые, которые полностью опровергают первое пришедшее в голову предположение. Дверь в "мою"комнату была слегка приоткрыта, и из-за нее доносились еле слышные звуки приглушенных разговоров. Верховский все-так же продолжавший неподвижно сидеть в своем кресле хоть и выглядел конкретно измученным, но при этом вполне живым и здоровым. Строгий костюм из темно-серой ткани, кажется тот же самый, в котором он был и вчера, слегка помят. Верхние пуговицы белой рубашки расстегнуты, скомканный галстук небрежно торчит из нагрудного кармана... Короткие волосы взъерошены, темные круги под глазами... Нда. Эта ночь для Андрея была, явно не простой. Но он здесь. Не Чернышевский, а именно ОН. Надеюсь, что я правильно смог оценить ситуацию, и Андрей все-таки смог меня найти и при этом избавиться от своего конкурента. Только вот мне совершенно непонятно , как он смог это сделать, да еще и настолько быстро?

Как ты меня нашел? - все-еще немного хриплым после сна голосом тихо интересуюсь я. Андрей мне отвечать не спешит. Бездумно упершись взглядом в потолок тяжело вздыхает. Молчит. А потом все же не особо и охотно, но начинает говорить:

- Это было на самом деле не очень-то и сложно... Но могло бы быть еще легче, если бы ты сам не сделал все возможное для того, чтобы как можно сильнее затруднить процесс своего поиска.

- Что ты несешь?-возмущенно подскакиваю в кресле и ошарашенно таращусь на все так же невозмутимо рассматривающего потолок Андрея. У него с головой все в порядке? Такую херню рассказывает... Может быть он себе опять внушил, что я с его конкурентом заодно действую? Это плохо. Очень и очень плохо... Потому что, в последний раз, когда Верховскому похожие мысли в голову пришли, я себе вены резать принялся. Повторения того кошмара мне не хочется, поэтому срочно нужно убедить Андрея в своей полной невиновности: - Меня вообще-то похитили и я сопротивлялся как мог...

- Я все это знаю...- совершенно спокойным голосом подтвердил мои торопливые слова мужчина и наконец-то развернулся ко мне лицом, очень злым лицом. Меня даже ознобом холодным прошибло под его просто замораживающим взглядом. - Я не знаю только лишь одного. В твоей пустой голове хоть капля мозгов имеется и если имеется, то когда ты их использовать начнешь, или хотя бы попытаешься это сделать?

- Да какого...?!

- Заткнись!- зло гаркнул, на корню прерывая все мои возможные возмущения Верховский и я настороженно замолкаю, ясно осознав, что Андрей сейчас не в том состоянии, чтобы начинать с ним спорить.- Ты... Я не знаю... Ты вообще нечто неописуемое. Это ведь нужно было суметь всего лишь за пол часа избавиться от приставленной к тебе слежки, от жучков в одежде и маячков в обуви и телефоне... Да даже начальник моей охраны обалдел от всех твоих выкрутасов. А мужик- бывший ФСБэшник... Специалист такого уровня, что ты даже себе не представляешь... Да я еле смог убедить его работать на мою компанию. А о том, чтобы охранять еще какого-то сопливого щенка он вообще вначале слышать не хотел. Так вот, радуйся, ты смог произвести на него и его команду самое неизгладимое впечатление. Да я чуть с ума не сошел, когда он мне сообщил о том, что тебя полностью потеряли. Твой телефон мы вообще обнаружили у какого-то левого пацана.

- Но я же все это не специально... И телефон у меня украли. - Еле слышно прошептал я, виновато опуская глаза к полу и отстранено понимая, что устраивать Верховскому скандал на тему тотальной за мной слежки, все же не стоило. Просто потому... что не стоило. По крайней мере, не сейчас.

-Знаю, что украли.- уже более спокойным тоном буркнул мне Андрей и устало усмехнулся,- но часа полтора мы за этим шустрым карманником по всему центру мотались... Радуйся, что ты той девчонке из магазина где свои вещи оставил, рассказал, куда путь держишь... Благодаря ей мы тебя и нашли. Идиот!- Опять разозлившись заорал на меня Верховский. После чего вскочив со своего кресла и подлетев к моему, угрожающе навис над моей головой.

- Вот объясни мне, какого черта тебя понесло в фирменный ювелирный Чернышевских? Что ты там забыл? Впечатлений острых захотелось, крепкой мужской любви, с элементами БДСМа? Так мог бы мне сказать, я бы тебя сам выпорол, да еще с огромным удовольствием... Даже не представляешь, как у меня руки иногда чешутся по заднице твоей... Ремнем! Чтобы ты еще долго потом на ней сидеть не смог... придурок безмозглый!

-Я хотел... я просто за подарком...- еще тише прошептал я, и опустил голову еще ниже.

-За каким еще НА ХРЕН ПОДАРКОМ?!

Все, кажется я вывел Верховского из себя окончательно и бесповоротно. Тот после моего признания о подарке, пальцы в кулаки сжал и казалось, еле сдерживал себя от того, чтобы немедленно не пустить их в дело. Видя, что я совершенно не спешу с ответом, Андрей вообще побелел от злости . Лицо его как будто окаменело, губы сжались в тонкую линию и он чуть ли не сквозь зубы процедил повторно, смотря на меня в упор просто замораживающим, полным ярости взглядом:

- Кому ты хотел купить подарок?

- Тебе... на день Рождение.- покаяно признался я, прекрасно понимая, что уйти от ответа у меня уже никак не получится.

- Вот деби-и-иил...-чуть ли не простонал Верховский после недолгого молчания, во время которого пытался осознать все сказанное, и посмотрел на меня с таким видом, что я сам практически захотел убиться головой об стену. От стыда за собственную глупость...

Часть 36

После того, как Андрей обозвал меня дебилом на даче у Чернышевского, он мне больше не единого слова не сказал. Просто молча вышел из комнаты, оставив меня обалдело таращиться ему во след, отчаянно отгоняя от себя мысль о том, что он ушел окончательно, доведенный моими выходками до полного предела. За ним я не побежал. Это было бы... Глупо? Или нет? Блядь! Да я уже реально не знал, что мне со всем этим делать? Идея убиться головой о стену, в свете последних событий выглядела все более и более притягательной. От немедленного исполнения этой затеи меня избавил вовремя появившийся в дверях комнаты начальник охраны Верховского, как теперь выяснилось бывший ФСБэшник Дмитрий. Зато становится понятно, благодаря каким-таким способностям он сумел мне мозг прополоскать до такой степени, что я все-же решился остаться с Андреем. Нет, этого я хотел и сам, но вот признаться ему в этом...

- Ты еще долго собираешься тут задницу отсиживать?- несколько скучающим тоном поинтересовался у меня мужчина и кивнув куда-то себе за спину, холодно добавил:- давай бегом дуй в машину, а то, сюда минут через десять менты нагрянут и твое присутствие может вызвать у них совершенно не ненужные нам вопросы.

-Зачем они сюда приедут?- рассеянно поинтересовался я у телохранителя, одновременно с чем торопливо поднимаясь из кресла и еще сильнее закутавшись в одеяло, быстро следуя за ним к выходу из комнаты.

- А мои ребята тут много чего интересного нашли...- очень злым тоном ответил мне мужчина, и коротко хмыкнув продолжил с дрожащим от злости голосом:- Знаешь, именно сюда господин Чернышевский обычно привозил заинтересовавших его мальчишек, довольно часто против их воли. На видеокамеру все любил снимать, сам при этом не брезгуя попасть в кадр... Коллекция дисков у него тут такая... Очень обширная. Я просмотрел парочку роликов, так меня чуть не стошнило. МЕНЯ! Соображаешь?!- И с этими словами шедший немного впереди меня мужчина резко разворачивается и неожиданно толкает меня ладонью в грудь. Лечу спиной назад и впечатываюсь в стену коридора. Дмитрий хватает меня обеими руками за одеяло и, встряхнув как грушу, опять вмазывает в стену. Нависает надо мной всем своим двухметровым ростом и страшно шепчет в лицо:- А ты... Блядь! Ты хотя бы соображаешь, что вполне мог быть как те, на видео, на их месте? Я же пару фоток тех мальчишек в комп вбил... Они как пропавшие без вести числятся. Соображаешь к чему я веду? Или у тебя даже на эта мозга не хватает?

- Молчу. Ошарашенно, не мигая уставившись на взбешенное лицо мужчины перед собой. Медленно киваю, понимаю все окончательно и начинаю замедленно сползать спиной по стенке... Ноги ни черта не держат, в глазах туман, в голове-просто взрыв мозга... И если бы не вовремя успевший вздернуть меня обратно вверх телохранитель, я бы просто грохнулся на задницу.

- А вот теперь подумай еще кое о чем.- уже более спокойным тоном сообщил мне практически в ухо Дмитрий.- Андрюха тоже все это видел... Как и твои многочисленные фото развешанные у этого психа в спальне. И на всех последних записях, ВСЕ парни были хоть немного, но похожими на тебя. Представляешь, каково ему сейчас? Да я еле смог убедить его не пороть горячку. Еле удержать смог. Он ведь сам Чернышевского порвать хотел, собственными руками. Избил его чуть ли не до полусмерти. Этот... Урод, практически сразу же после нас сюда приехал... Я сам дяде Андрея позвонил, всю ситуацию ему объяснил, так что он сейчас сюда едет. Думаю, что в этот раз Чернышевскому выкрутится уже не удастся... Тут у него компромата на пожизненное хватит, тем более, если подтвердится... что от мальчишек он потом избавлялся.

В общем после всего рассказанного Дмитрием я был в состоянии такого конкретного охуения, что даже не понял, каким образом меня к Андрею домой доставили. Запомнил только машину... Спину водителя. Непонятно к чему ярко палящее солнце за окном, которое слепило глаза, и видимо из-за этого по моим щекам беспрерывными ручьями текли слезы. Следующий момент... Я на кровати, над головой знакомый потолок. Спальня Андрея. Он рядом со мной, под одеялом, прижимает к себе спиной со всей дури, даже больно. Но молчу, сам вжимаюсь в него еще сильнее, он теплый, а я опять реву. Реально плачу. В комнате полумрак, за окном темнота, горит ночник и на этот раз списать свою слабость на солнце не выходит. Хватаюсь за руки Верховского, которыми он обвил меня за талию, цепляюсь за них, реву еще сильнее. Подтягиваю колени к животу, чуть ли не скулю от запоздало накрывшего меня с головой страха. Слышу сзади громкие перепуганные маты... Андрей пытается выдрать из моих пальцем свои руки, порывается куда-то бежать. Не пускаю, держусь намертво. Страшно, что он уйдет, не хочу этого. Он орет, в голосе паника, зовет Дмитрия, своего суперного спеца по запугиваниям... Яркий свет по глазам, какая-то глупая суета вокруг, болезненный укол в руку и я медленно съезжаю в какой-то липкий, все более сгущающийся туман. А перед глазами до последнего стоит посеревшее лицо Андрея с широко распахнутыми, полными паники глазами.

Когда я проснулся уже на следующий день утром, Верховский все еще спал. Рядом со мной, все еще одетый в брюки и частично расстегнутую на груди рубашку. Лежу не дергаясь, боясь даже дышать, не хочу разбудить. Андрей выглядит вконец измученным, даже больным. Черные круги под глазами, двухдневная щетина на щеках, но ему идет. Рука Верховского, лежащая на подушке прямо перед моим лицом... Сбитые в кровь костяшки пальцев. Сбитые об одного конкретного отморозка, которого я сам бы прибил с огромным удовольствием. За себя, за Андрея... за тех парней, которых Чернышевский привозил на свою гребаную дачу до меня. Осторожно передвигаюсь чуть поближе к Андрею, хочу ощущать его тепло, удостовериться в том, что он рядом со мной. Мой. Весь мой, без остатка. А я его. Хочу, чтобы он знал об этом... Осторожно провожу подушечкой указательного пальца по его губам, и тут же быстро его отдергиваю. Андрей недовольно морщится и отворачивает лицо в другую сторону. Насторожено замираю, но Верховский продолжает спать дальше.

Аккуратно сползаю с кровати, подхватываю с кресла брошенный на него еще вчерашним утром халат, и практически на цыпочках выскальзываю из комнаты. Хочу в душ и горячего, очень горячего чая. Можно было конечно воспользоваться той ванной, что была в комнате Андрея, но шум воды вполне мог его разбудить. Поэтому бреду на первый этаж и, включив чайник, иду мыться в гостевую ванную комнату. И за то время, пока я отмокал под сильными струями практически кипятка, водопадом льющимися на меня сверху, чай мне уже успели заварить.

ФСБэшник. Мрачный. Неторопливо поцеживал кофе из своей любимой чашки, одновременно с чем размешивая сахар в моей. Молча сажусь рядом с ним и мне тоже без лишних слов пододвигают во всю парящий, ароматный напиток.

- А у Андрея сегодня День Рождения...- как бы мимоходом сообщает итак хорошо известный мне факт мужчина. Тяжело вздыхаю и утыкаюсь виноватым взглядом в столешницу. - Знаю я, что День Рождения...

- Поздравлять его собираешься?

- Издеваетесь? - недовольно интересуюсь и в упор смотрю на мужчину.- Думаю, Андрей рассказал вам, что за подарком для него я съездил крайне неудачно...

...и это еще слабо сказано.- с готовностью поддакнул мне мужчина, после чего добавил:- Это надо же было додуматься выбрать среди кучи ювелирок, именно, ту, которая принадлежала именно Чернышевскому. Каким же идиотом нужно быть...

- А на ней что, написано было чья она? - С вызовом интересуюсь я у мужчины, на что тот с некоторым недоумением отвечает: - вообще-то да. Там над самым входом ОЧЕНЬ большими буквами было написано:"ЮВЕЛИРНЫЙ ДОМ ЧЕРНЫШЕВСКИХ". Ты что, и правда не видел?

Молчу и не отвечаю. И с интересом наблюдаю за тем, как легкая недоверчивость в глазах сидящего рядом мужчины медленно но верно, сменяется полнейшим охренением.

- Ну ты и...- Только и смог выдавить из себя Дмитрий, после чего, безнадежно махнув на меня рукой, опять уткнулся носом в свою чашку. Молчим опять. Я вообще не хочу больше ни о чем разговаривать. В голове приятная пустота, в теле полнейшая расслабленность после душа и вкусного чая. Начальник охраны Верховского тоже глубоко ушел в свои мысли, которые, видимо были все обо мне. Его редкие, но вдумчивые взгляды, которые он периодически бросал в мою сторону, ясно давали понять о том, что я здорово вынес мужчине мозг своими вчерашними выходками и сегодняшними признаниями. Но, думаю, он дяденька закаленный, как психически, так и морально, поэтому решаю озадачит его еще сильнее больше всего интересующим меня в данный момент вопросом:

- Дмитрий, вот скажите мне пожалуйста, что может подарить человек у которого совершенно ничего нет, человеку, у которого есть практически все? - и выжидающе смотрю на охранника, даже отставив в сторону чашку с наполовину недопитым чаем.

- Идея с ювелиркой была глупой...- недолго подумав, неохотно ответил мне мужчина.- Андрей все эти побрякушки терпеть не может. Хотя, если бы какую-нибудь высокопробную цацку подарил ему именно ты, то он все равно бы обрадовался. Так что если ты так сильно хочешь его порадовать, я могу тебя отвезти в одно неплохое место. Пока Андрей еще спит, ты сможешь ему быстренько что-нибудь подобрать.

- Вот именно, "что-нибудь".- недовольно бурчу я и устало прячу лицо в ладонях. - Мужику 35 лет стукнуло, а я ему совершенно не нужную ему фиговину презентую... Тем более, все равно не получится, мои кредитки вместе со шмотками на даче у Чернышевского остались, так что мне Андрею даже открытку купить теперь не на что.

- Нужна ему твоя открытка... Точно так же как и золото-бриллианты. -коротко хмыкнул охранник и ткнув мне в грудь указательным пальцем, наставительным тоном произнес:- Все твое барахло я с дачи забрал, чтобы у ментов лишних вопросов не возникло. Твои карточки и документы я Андрею отдал, он вроде бы их в сейф засунул, так что сейчас они для тебя полностью недоступны. И вообще, детка, включи воображение, мозг, или что там у тебя его замещает... И подумай над тем, чего Андрей от тебя больше всего хотел бы получить... И дай ему уже наконец...

- Как-то это все несколько двусмысленно прозвучало.

- Да я и прямо могу сказать. Обвяжись бантиком и дуй обратно в кровать. И если тебе так уж сильно хочется, за открыткой я могу и съездить, и даже посоветовать, куда ты ее себе воткнуть можешь.

- Придурок. -еле слышно буркнул я себе под нос и торопливо поднялся из-за стола, не собираясь и дальше выслушивать тупой треп этого клоуна. Только вот на выходе из кухни мне в спину опять прилетела еще одна, ну "очень смешная" его острота:- Лерок, ты главное бантик не забудь, а то...

Дослушивать "очень ценный" совет охранника я не стал, быстро выскочив за дверь и со всей силы захлопнув ее за своей спиной.

Часть 37

Вверх по лестнице на второй этаж я взлетел со скоростью звука. Злой. Этот ненормальный начальник охраны Верховского смог своими плоскими шутками окончательно испортить мне настроение. И это в тот момент, когда я просто по-человечески решил с ним посоветоваться. А он, вместо того, чтобы нормально мне ответить, посоветовал... Такое. Придурок!

Не успеваю открыть дверь в спальню, как мне ею же чуть не прилетает по носу. Еле успеваю отклониться в сторону от выскочившего из комнаты Андрея, который практически сбил меня с ног, умудрившись чуть ли не в самый последний момент ухватить за плечо, тем самым спасая от падения.

- Какого...- попытался было я возмутиться, но меня тут же прервали.

- Лерка... Ты где вообще шляешься, придурок?- зло рыкнул Верховский, окинул меня каким-то безумным взглядом, после чего прижал к себе с такой силой, что у меня чуть ли ребра не затрещали. Не понял? Что это сейчас такое было? Злится на меня за вчерашнее... Или может быть просто не выспался или не с той ноги встал? А если это так и есть, то какого тогда на мне свое раздражение сгонять?

- Отпусти!-возмущенно шиплю сквозь зубы, одновременно с чем пытаясь вырваться из чересчур крепких объятий.

- Не дождешься.- звереет еще сильнее Верховский и втаскивает меня в спальню. Чуть ли не швыряет на кровать и угрюмо нависнув сверху, тыкает пальцем на матрац рядом с мной.- Я иду в душ. А ты к моему возвращению чтобы сидел здесь, на вот этом самом месте и никуда больше не исчезал. Понятно?

Ничего мне непонятно. Но благоразумно молчу, стараясь еще сильнее не взбесить совершенно сошедшего с ума Андрея. А тот резко разворачивается и чуть ли не срывая с себя и так наполовину расстегнутую рубашку, скрывается за дверьми ванной комнаты. А я как дурак сижу на месте, только лишь обалдело таращась ему во след. Несколько вдумчивых секунд осмысления происходящего непонятно чего и я, практически не дыша, крадусь к неплотно прикрытой двери ванной комнаты. Понимаю, что подглядывание, это не очень красивое занятие, но тем не менее, делаю это. Тем более, что Верховского без одежды я уже видел такое количество раз, что и его портрет в полный рост в стиле "ню" смог бы нарисовать в мельчайших деталях только лишь по-памяти. Неплохой, кстати, был бы подарок ему на День Рождения... Только вот вся проблема заключалась в том, что рисовать я не умел, причем абсолютно. Но все равно продолжал жадно таращиться сквозь небольшую щель на сосредоточенно намыливающего волосы шампунем мужчину. Шикарное тело... Смуглое, хорошо прокачанное, с рельефной мускулатурой. Глаза закрыты, лицо приподнято кверху, уставшее... Жесткая линия упрямо сжатых губ. Нервные, рваные движения рук смывающих пену... Неожиданный удар кулаком по плитке... Блядь! Какого хрена?! Испуганно отшатываюсь от двери и слышу бьющий практически по голове звук еще одного удара, тихий стон, неожиданно прерванный злым коротким смешком и еще один удар...

Ни черта не понимаю в происходящем и чуть ли не влетаю в душевую, успевая перехватить руку Андрея в тот самый момент, когда он в очередной раз решил проверить на прочность плитку в своей ванной комнате. С разбега прыгаю в поддон, под льющуюся на меня воду. Дергаю Верховского на себя, со всей дури прижимая его спиной к своей груди.

- Ты что творишь, ненормальный?!- Обалдело ору ему в ухо и таращусь на красные брызги крови на светло- серой имитации мрамора. Еле сдерживаюсь от того, чтобы не отвесить Андрею хорошую такую затрещину.- И это ты меня придурком еще называл? Псих недоделанный!

На мгновение замершее в моих руках тело, буквально окаменело. Андрей, как мне с перепуга показалось, даже дышать перестал. Но уже практически через секунду он резко развернулся, легко сбрасывая с себя мои руки и сжимая уже меня в крепких до боли объятиях.

- Лерка....- Еле слышно прошептал он чуть ли не с отчаянием в голосе и еще сильнее вжимая в свое тело. Больно, но молчу. Понимаю, что Верховский просто так со стенами спарринг устраивать не станет, а это означает, что произошло что-то крайне нехорошее, раз он повел себя так стремно.

- Что случилось?- Смотрю в упор в воспаленные, покрасневшие от недосыпа глаза Андрея, всем своим видом давая понять, что от ответа у него отвертеться не получиться.

- Ты случился.- Как-то странно, вымученно улыбнувшись, огорошил меня ответом Верховский. И видя полнейшее непонимание крупными буквами написанное на моем лице, хмуро отвернулся в другую сторону. - Забей, ничего серьезного. Просто ерунда какая-то приснилась... И извини меня, я на тебе сорвался. Зря.

- И после какой-то приснившейся тебе ерунды, ты тут же решил проверить свои кулаки на прочность?- Недоверчиво интересуюсь я у этого психа, еле сдерживаясь от того, чтобы не повторить его прикол с плиткой, только вот вместо кафеля очень сильно хотелось использовать самого Андрея, который упрямо продолжал отводить от меня глаза в сторону.-Я что похож на идиота, что ты мне подобную херню втюхать пытаешься?!

Молчит, играет со мной в прятки глазами. Не понимаю... не знаю что делать. Неужели все настолько плохо?

- Андрей...- Тихо зову я мужчину, пытаясь заставить обратить на себя его внимание.

- Лер, все в порядке.- Уже более уверенным тоном сообщает мне Верховский и как-то странно, через силу мне улыбнувшись, жадно накрывает мой рот своими губами. Неожиданно... Но это именно то, что мне сейчас нужно. Тем более, что его хватка на моих ребрах при этом значительно ослабла, и я даже вздохнуть смог вполне безпроблемно. И опять чуть не задохнулся, когда Андрей, резко меня крутанув, прижал спиной к кафелю, сам при этом придавив всем своим телом к стене, прохладной даже через мокрую ткань халата. Туда, где его кровь на стене... Осознаю, пытаюсь отшатнуться, и при этом еще сильнее вжимаюсь в Андрея. Хочу потребовать у него ответа... Мне не дают этого сделать. Он возбужден, я, как ни странно, уже тоже. Его губы на моих, горячие руки скользят по бедрам, задирая и так не особо длинные полы халата вверх, к талии... Нервные движения пальцев отчаянно пытающихся развязать мокрую ткань пояса... Пытаюсь ему в этом помочь, у меня получается лучше, халат сползает на пол, нам под ноги. Молчим. Разговоры сейчас совершенно лишние, ответа я у него потребую позже, потом... Вжимаюсь в него сам, в его горячее тело, в губы, уже сам притягиваю его к себе, обвив его крепкий торс руками. Чувствую как сумасшедше стучит его сердце, чуть ли не вбиваясь в мою грудь... А он... гааад! Опять захватывает мои губы своими... Ни малейшей капли нежности, только лишь дикая, немного болезненная страсть, желание подчинить... Меня? Не дождется, не прогнусь, хочу быть с ним на равных. Пытаюсь перехватить инициативу и толкаю Андрея всем своим телом, тем самым откидывая нас обоих к соседней стенке, наваливаюсь уже на него сверху... И теперь уже я вжимаю его спиной в кафель, точно так же как он меня до этого. Люблю! Жить не могу без этого психа ненормального... Врываюсь в его рот своим языком, практически насилуя его губы, стону в них, хватаю Верховского за задницу, вжимаю его в себя, обтираясь о его тело как безумный мартовский кошак. Андрей даже не сопротивляется, осторожно поглаживая по спине ладонями и безропотно позволяя мне все эти дикие безумства.

Хочу большего! Перехватываю его руку за запястье и с силой направляю туда, где ее пристальное внимание требуется просто со страшной силой. Андрей смеется... как-то легко и до подозрительного радостно, уставившись на меня в упор довольным шальным взглядом. Плевать! Разберусь с этой самовлюбленной скотиной позже. Сейчас немного не до этого. Тем более, что Верховский наконец-то начал действовать. Его ладонь, его пальцы, вытворяли со мной такое, что я чуть ли не взвыл, только вот мне не дали этого сделать... Теперь уже язык Андрея вовсю хозяйничал в моем рту, и я мог только еле слышно скулить, едва сдерживаясь от того, чтобы со всей дури не грызануть Верховского за его шустрый язык. И высказать ему... Мне хотелось... Фиг знает чего хотелось! А этот гад... Он вообще остановился! Скоти-и-ина!

Обалдело таращусь затуманенным взглядом на тяжело, горячечно дышащего Андрея, который бросил меня в такой... крайне неподходящий момент, и больно вцепившись мне пальцами в предплечья, слегка за них встряхнул, пытаясь немного привести в чувство.

- Леееркаа...- чуть ли не выстонал Верховский мое имя, и уставившись на меня с совершенно несчастным видом, хмуро заявляет:- Я не могу уже ТАК, мне этого мало, я хочу...

- ... я тоже хочу!- нетерпеливо перебиваю я Андрея и опять пытаюсь в него вжаться. Меня отталкивают! Да еще для надежности опять придерживают ладонями, не давая прижаться к столь вожделенному телу.

- Лер, ты не понимаешь...- уже зло гаркнул на меня Верховский и торопливо, чуть ли не оправдываясь, добавил:- Я хочу тебя полностью, хочу быть уверен, что ты весь мой... Только мой! И никакие Чернышевские до тебя даже в моих гребаных снах больше не доберутся. Да я вообще чуть не поседел, когда проснулся, а тебя в комнате нет. И это после всей той херни, что мне снилась, где Чернышевский тебя, как и тех пацанов... Блядь! Ты меня хоть чуть-чуть понимаешь?!

- Понимаю...-согласно киваю я на этот бессвязный бред и с ехидной улыбочкой добавляю:- И я не против, причем уже давно... Это ты у нас дурак, со всеми своими дурацкими принципами.

И не вру ни капли. Я ведь и сам, без подсказок бывшего силовика-Дмитрия собирался поздравить Андрея с его тридцатипятилетием именно этим способом. Перстень, который у меня так и не получилось приобрести, служил бы только лишь приятным дополнением к основному подарку. Правда никаких "бантиков" на себя цеплять я не собирался... Зато проштудировал всю имеющуюся в интернете информацию на тему: как, куда, и каким образом... Краснел, бледнел, кое-где даже ржал в истерике, но упрямо продолжал просматривать столь познавательный материал и дальше. А вот теперь я наконец собирался все эти новоприобретенные знания использовать на практике.

- И имей в виду,-крайне суровым тоном заявил я обалдело на меня уставившемуся мужчине,- если ты прямо сейчас не решишься трахнуть меня, то я уже практически готов к тому, чтобы заняться твоей задницей самому.- после чего демонстративно киваю на мой гордо задравший голову вверх член.


***


ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА СПУСТЯ...


- Андрей, придурок, прекрати немедленно!-Возмущенно рычу я, одновременно с чем пытаясь оторвать от своей задницы крепко ее сжавшие ладони абсолютно охреневшего Верховского.

- А можно немного больше почтения к своему прямому начальству?- С коротким смешком поинтересовался у меня этот озабоченный псих, после чего принялся торопливо расстегивать пряжку ремня на моих брюках. Отбрыкиваюсь изо всех сил, пытаясь сбросить с себя тяжелое тело, совершенно неожиданно набросившегося на меня сзади мужчины. Который сразу же после того как облапил меня за задницу, шустро воспользовавшись мой растерянностью, тут же уложил животом на свой рабочий стол, в своем собственном кабинете. Да еще и дверь не озаботившись предварительно запереть. Так что у всего этого цирка, который устроил Андрей, вполне могли появиться крайне благодарные зрители. Алину, его блондинистую дуру-секретаршу я уже даже не остерегался. Эта недалекая девица уже ЧЕТЫРЕ раза в течение всего лишь одного месяца, умудрилась застукать своего работодателя во время процесса... Эмммн, ну... В общем, о том, что в то время, когда в его кабинете находится практикант Валерий Ольшевский, туда заходить не стоит, Андрей ей объяснил весьма доходчиво. Как и то, что во все глаза пялиться на "ЕГО ПАРНЯ" ей тоже не стоит, если, конечно, она уже не подыскала себе работу где-нибудь в другой фирме. Так что теперь при моем появлении возле ее столика, Алина под этот самый столик чуть ли не с головой прячется. И никого в кабинет своего начальника не пускает... практически никого. Дядя Гена мимо нее один раз прошел вполне спокойно. Даже не обратив особого внимания на еле слышный писк секретарши о том, что Андрей Викторович очень сильно занят и никого не принимает. Думаю, о своей невнимательности Ольшевский очень сильно пожалел в тот самый момент, когда открыл дверь и прямо от входа увидел весьма потрясшую его картину. Сам-то Верховский, как примерный руководитель солидной компании сидел за своим столом, в своем кресле, при костюме и галстуке... А вот уже я сидел на нем. Абсолютно голый и опять же... в процессе.

После этого случая дядя Гена о своих внеплановых визитах начал благоразумно предупреждать заранее и отчаянно краснел каждый раз, когда видел меня рядом со своим другом. Верховскому хоть бы что, его это все только веселило, а вот мне было реально стыдно.

- Андрей Викторович, -добавив в голос побольше холода, я умудрился развернуться и, раздраженно уставившись в лицо мужчины уже принявшегося стаскивать с меня штаны, суровым тоном ему заявил:- вообще-то вот ЭТО,- киваю головой на свою совершенно беззащитную и уже полностью голую задницу,- называется сексуальным домогательством на рабочем месте... А это статья.

- Можешь написать на меня заявление в полицию.- ехидно хмыкнул на эти слова Верховский и, смачно шлепнув меня ладонью по полупопию, доверительным тоном добавил:- дядю моего повеселишь и адвоката порадуешь... Он как раз вчера мне жаловался на полный штиль в работе.- и с этими словами коленом раздвигает мне ноги и медленно, но верно входит в меня своим здоровенным агрегатом. Шиплю от легкой и все еще непривычной боли... Отрастил же... Зараза! Последнее, я видимо произнес вслух. Потому что Андрей, слегка притормозив и успокаивающе огладив меня по спине ладонью, улегся на меня полностью и прошептал в ухо очень громким шепотом:"сам ты-зараза", после чего вошел полностью, одним рывком. Умммн! Убью сволочь, а еще лучше сам трахну, что бы знал как оно бывает, когда в тебя такую махину с размаху загоняют. Хорошо, что он хоть смазкой воспользоваться не забыл... гад предусмотрительный. Так что вроде бы не особо и больно, но все равно как-то... Странно. Правда иногда и очень приятно, да еще приятно до такой степени, что я сам начинаю весьма активно принимать участие во всем этом безобразии. Вот и сейчас... Дугой прогибаюсь в спине и еле сдерживаюсь от того, чтобы не заорать во все горло, практически сразу же после того, как Верховский начал во мне двигаться. Быстрые и мощные толчки прямым попаданием бьющие в определенную точку, точное местонахождение которой Андрей определил еще в наш первый раз, в день своего Рождения. Мы тогда три дня из спальни почти не выходили, только лишь изредка совершая набеги на кухню с банальной целью пожрать. Хотя я не бегал, я скорее сползал, большое спасибо за это Верховскому. Дорвался, называется. Я потом еще долго нормально на заднице сидеть не мог, а этот озабоченный до сих пор успокоится никак не может, нагибая меня чуть ли не каждый день и трахая до тех пор, пока я не начинаю орать, срывая себе горло.

Я так понимаю, что и на летнюю практику в свою фирму он меня устроил именно для того, чтобы иметь свободный доступ к моему телу в любое удобное для себя время. Как будто ему меня дома мало было... Вот и сейчас, вызвал к себе в кабинет под предлогом доставки совершенно ненужной ему макулатуры из отдела маркетинга, где я прохожу практику, и накинулся чуть ли не с порога. Я еле дверь успел за собой захлопнуть, как меня в эту самую дверь спиной и впечатали... Думал, он меня прямо там и отымеет, но не угадал. В этот раз Андрей решил использовать в качестве сексодрома свой собственный рабочий стол, в который меня теперь и вдалбливал с такой силой, что я реально опасался за сохранность этого, уже не единожды опробованного нами предмета интерьера.

А потом мне стало плевать на все... И на эксклюзивно выполненную резную мебель, и на Алину, которая вполне возможно слышит мои вопли перемешанные с матами даже сквозь плотно прикрытую дверь кабинета. В животе все сжалось в тугой напряженный узел, сердце билось так, что я боялся того, что оно не выдержит подобного над ним издевательства... Кожа горела, пекла раскаленным огнем... Тяжелое дыхание Андрея за моей спиной... Его легкие поцелуи в шею, в плечи... Его горячий язык, обжигающе прошедшийся по позвоночнику вниз. Его ладони... одна из которых легла мне на поясницу, заставив еще сильнее вжаться животом в столешницу и вторая, которая наоборот, охватив под грудью резко вздернула меня вверх, отрывая от стола и прижимая спиной к Верховскому.

- Лерка-аааа.- Простонал Андрей мне в спину, обдавая кожу горячим дыханием и кончая внутри меня. Я его догоняю практически сразу же... После чего опять падаю грудью на стол. Дышу тяжело, как загнанная лошадь. Слышу сзади точно такое же дыхание Верховского, который со всеми удобствами увалился сверху и, уткнувшись лбом мне в шею, легко скользил ладонью по моему боку.

- Андрей Викторович, это уже вообще беспредел.- едва отдышавшись и поняв, что вольготно развалившаяся на мне тяжеленная туша, в ближайшее время покидать такую удобную для себя лежанку, видимо даже не собирается, я попытался ее спихнуть сам. - Я требую прибавку к жалованию за сверхурочную работу и за тяжелые условия труда...

- И вот за что я тебя люблю, язву такую?- как-то отстранено интересуются за моей спиной и я тут же обалдело затыкаюсь. Не понял? Резко оборачиваюсь назад чуть ли не сворачивая при этом себе шею.

-Повтори... - Каким-то до противного сиплым голосом требую я у Верховского, который смотрит на меня в упор, и с явным ожиданием во взгляде.

- Люблю. - понятливо повторяет он именно то, что я хотел от него услышать. Значит, мне это не послышалось. Обалдеть просто! И что мне со всем эти теперь делать?

- А ты ничего не хочешь мне сказать?- Вроде бы практически безразличным тоном спрашивает у меня Андрей, но в его голосе явно проскальзывает некоторое напряжение. Хочу, я много чего ему сказать... Но не могу. Это же вообще черти что! Чтобы один мужик другому в любви признавался! Дикость какая-то! А вот Верховский признался. Мне-то теперь что делать?

- Валера...- С нажимом произносит мое имя Андрей, явно давая понять, что от прямого ответа прямо сейчас мне не отвертеться. Смотрю в его глаза, ищу в них хоть что-нибудь из того, что дало бы мне подсказку к тому, как поступить, что ему сказать, как ответить...

-Лерка...- И смотрит гад так, что душу из меня вытягивает, выкручивает ее, рвет на куски. Сволочь! И я понимаю, что если сейчас промолчу, не отвечу, то повтора этого вопроса для меня уже не будет... Ничего уже не будет. Андрея рядом со мной не будет, потому что он такой... Ему нужно или все, или ничего. А потерять я его не хочу, не могу... Потому что я и в самом деле его... - Люблю. - шепчу едва шевеля губами, упершись лбом в прохладную столешницу , но Андрей меня слышит. Осознает. И я осознаю, понимаю всем своим существом то, что именно сейчас, в эту самую минуту я стал принадлежать Верховскому полностью и без остатка и это было как-то... правильно. Так, как и должно было быть. Но расслабляться Андрею я все-таки не позволю, поэтому многообещающе ему улыбнувшись, твердо объявляю:- И еще я люблю равноправие в отношениях, так что готовься...- И демонстративно похлопываю Андрея по ягодице, ясно давая ему понять, что он так же как и я попал с этой своей любовью, и причем попал конкретно.


Оглавление

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3
  • Часть 4
  • Часть 5
  • Часть 6
  • Часть 7
  • Часть 8
  • Часть 9
  • Часть 10
  • Часть 11
  • Часть 12
  • Часть 13
  • Часть 14
  • Часть 15
  • Часть 16
  • Часть 17
  • Часть 18
  • Часть 19
  • Часть 20
  • Часть 21
  • Часть 22
  • Часть 23
  • Часть 24
  • Часть 25
  • Часть 26
  • Часть 27
  • Часть 28
  • Часть 29
  • Часть 30
  • Часть 31
  • Часть 32
  • Часть 33
  • Часть 34
  • Часть 35
  • Часть 36
  • Часть 37

  • загрузка...