КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 425848 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202651
Пользователей - 96482

Впечатления

Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Престон: Циклы: "Уаймэн Форд" и "Джереми Логан". Компиляция. Книги 1-9 (Триллер)

Переделанный вариант предыдущего файла. Сделана разбивка на два цикла (пока). Позже сделаю отдельные триллеры, отдельной компиляцией. Дело в том, что в старом варианте существует проблема со ссылками. Вот этот огрех и хочу исправить. Этот файл без проблем! Sorry!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
natitali про Толстой: Война и мир. Том 4 (Классическая проза)

Образование, или Долгожданная встреча с прекрасной книгой, которая – сама жизнь
«Все страсти, все моменты человеческой жизни, от крика новорожденного ребенка до последней вспышки чувства умирающего старика, все горести и радости, доступные человеку, - все есть в этой картине».
(Критик Н. Страхов о романе «Война и мир»)

ЗДРАВСТВУЙТЕ!
«Как долго я тебя ждала… Как долго я тебя ждала…» - говорит небезызвестная героиня популярного советского фильма «Москва слезам не верит». Вот и мне хочется повторить те же слова, обращаясь к недавно прочитанному 4-х томному роману. А отзыв пишу для тех, кто ещё не читал всё произведение великого мастера – Л.Н. Толстого. Пусть когда-нибудь и у вас состоится эта встреча.

Есть такое мнение: в школе изучают литературные произведения классиков с мировым именем для того, чтобы в зрелом возрасте человек захотел их прочитать (перечитать). Наверно, это так и есть. Многостраничный 4-х томный роман, роман-эпопея, в старшей школе у многих вызывал отторжение из-за его кажущейся огромности: «Да ни в жисть не осилить! И где взять время?» А вот теперь и время пришло. В зрелом возрасте.
Когда в своём рабочем коллективе сказала, что заканчиваю читать увлекательнейшую книгу «Война и мир», кто-то посмотрел на меня с удивлением, кто-то - с уважением, кто-то - с недоумением, а одна коллега выпалила: «Вам что? Делать нечего?» Но тут же нашлись и другие, которые принялись обсуждать различные экранизации этого литературного шедевра …

Конечно же, любой образованный человек знает, что роман «Война и мир» Толстого - классика литературы, и не только отечественной, но и мировой. Многие из честолюбия сознают, что уважающий себя человек должен и тому подобное. Но далеко не все, как мне кажется, знают, на сколько интересным может оказаться для них это чтение.

Я ничуть не заметила, что персонажей слишком много. Говорят, около 500. Все имена на слуху: Болконские, Ростовы, Курагины, Безуховы. Это была встреча со старыми знакомыми, но в новых условиях. Благодаря прекрасному слогу автора и коротеньким главам роман-эпопея читается легко. Прелесть больших произведений, на мой взгляд, заключается в том, что ты полностью погружаешься в атмосферу повествования и живёшь в то время и с теми персонажами. И душа, и мысли с ними. Расставаться грустно. Как с хорошим другом.

Л. Н. Толстой 5 лет трудился над своим детищем. Сколько же таланта, ума, кропотливых исторических изысканий ушло на этот труд! Потомки должны быть благодарны.

Я желаю всем, чьё время ещё не пришло, читать «Войну и мир», чтобы оно всё-таки настало. Жизнь коротка. И может быть стоит поторопить это время?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Требуются родители. История попаданки (Любовная фантастика)

даже ставя писево в жанр "фантастика" не стоит написивать, что партнёр по бизнесу не только обнулил счета и продал активы компании (без подписи второго - сделка ничтожна), но и обнулил ЛИЧНЫЕ счета ВСЕХ сотрудников, включая второго руководителя. это - не фантастика, это - дурь безграмотная.
начиная с элементарного: да откуда ему вообще их знать??? в общем, херня нечитаемая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Драконы тоже любят сладости (Любовная фантастика)

"— Что ты будешь печь, Яночка? — с любопытством поинтересовался дядюшка Марвел.
— Кексы, шоколадный торт, блинчики с творогом, мороженое, творожный крем и орехово-шоколадную пасту."
вы вот серьёзно? "испечь" мороженное, крем и шоколадную пасту? ну, то есть простого "а ещё" - ума не хватило в предложение вставить?
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Попаданка в королевство тёмных эльфов (Любовная фантастика)

весь смысл этого писева укладывается в: бьёт, значит любит; а, если отправил на арену, чтобы тебя там зарезали у него на газах, то - жить без тебя не может!
бабы-дуры, если мужик тебе врезал, то он тебя ненавидит. а если захотел, чтобы тебя зарезали, а он бы на это полюбовался, то ненавидит он тебя до свинячьего визга.
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Работа над ошибками (fb2)

- Работа над ошибками 425 Кб, 87с. (скачать fb2) - Nogaulitki

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Работа над ошибками

https://ficbook.net/readfic/5735045



Направленность:

Фемслэш


Автор:

Nogaulitki (https://ficbook.net/authors/1958010)


Фэндом:

Ориджиналы


Рейтинг:

R


Жанры:

Романтика, Юмор, Драма, Психология, Философия, Повседневность, Дружба



Размер:

Миди, 60 страниц


Кол-во частей:

10


Статус:

закончен



Описание:


Я сняла капюшон и поправила взъерошенные волосы.



- Не узнаешь?



Я буквально слышала, как шевелятся ее мозги.



- Лесанская, дай списать домашку, - решила я помочь ей, и напомнила самую часто произносимую мной фразу.



Публикация на других ресурсах:


Уточнять у автора/переводчика

Содержание

Содержание

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1

Почти половина двенадцатого уже было на часах, а мой отчет никак не хотел сходиться. Цифры получались постоянно разные, и я уже битых три часа тщетно пыталась понять, в чем же причина. Я люблю свою работу, я профессионал в своем деле и все такое. Но иногда, особенно в такие моменты, я начинаю думать, что стать аналитиком - было не такой уж и хорошей идеей.



Покурить. Мне надо покурить, потом налить уже пятую, наверное, по счету кружку кофе, и, возможно, тогда мою голову озарит гениальная мысль, какого черта эти цифры постоянно меняются.



Я прошла в прихожую и, порывшись в рюкзаке, поняла, что сигареты закончились. Этот вечер становится все лучше.


Что ж, придется накинуть куртку и спуститься до круглосуточного магазина. Благо, он находится в соседнем доме.



Я вышла на улицу и поняла, что надо было еще взять зонт. Начало весны было дождливым, поэтому, натянув капюшон на глаза, я поспешила за свежей никотиновой дозой, мысленно ругая непогоду.




Магазин был небольшой и он не менялся, сколько я его помню. Тот же ассортимент всего самого необходимого - молоко, хлеб, пиво, табак, туалетная бумага. Вся мелочь, которая часто неожиданно заканчивается. А так как ради пачки масла или батона ехать в супермаркет - глупо, и к тому же эта торговая точка является практически единственной на несколько кварталов, то магазинчик уже много лет неплохо "выживает" в нашем районе.



Зайдя внутрь, я кивнула знакомой продавщице и, встав в небольшую очередь, состоящую из парня и девушки, обвела взглядом витрины.



Молодой паренек расплатился и, звеня бутылками в пакете, вышел из магазина. Светловолосая девушка в легком, но явно дорогом пальто, с ключами от машины в руках, попросила бутылку воды и жвачку. Я задумчиво смотрела на тонкие пальцы, что сжимали брелок сигнализации, и ждала своей очереди, вполуха слушая разговор покупательницы с продавцом.



- С вас пятьдесят девять рублей, - устало вздохнула женщина лет пятидесяти в чепчике.


- Пожалуйста, - девушка протянула ей пластиковую карту, что достала из сумочки.



Ее голос показался мне чертовски знакомым, и я даже чуть наклонилась вперед, пытаясь рассмотреть ее лицо.



- Девушка, - продавщица закатила глаза, - написано же "только за наличный расчет", - женщина указала рукой на бумажку, на которой от руки было выведено маркером, что к оплате банковские карты не принимаются.


- Вы серьезно? - простонала покупательница, чуть поворачиваясь.



Лицо. Очень знакомое лицо. Я определенно ее где-то видела. Только где?



- Нет, это я шучу так, - проворчала продавщица, пододвигая товар к себе поближе. Видимо, опасаясь, что покупательница решит схватить воду и сбежит, не заплатив. На мой взгляд, глупая мысль, учитывая, что ее пальто стоит, как половина этого магазина. А с туфлями - и того больше.


- Блин, какой год на дворе-то? У вас нет терминала?


- Вы брать будете? У меня люди в очереди, - раздраженно ответила продавец и требовательно уставилась на девушку.


- У меня нет наличных! - воскликнула та, и открыла кошелек, демонстрируя, что отдел для бумажных денег пуст.


- Значит, не будете, - кивнула женщина и начала убирать товар обратно на полку, в то время как я усиленно пыталась вспомнить, откуда я знаю эту девушку.


- Что за город... - пробормотала блондинка, убирая карту, а меня будто током ударило. Может, если бы не эта фраза, я бы еще долго пыталась понять, кто она, но услышав знакомые слова, произнесенные с не менее знакомой интонацией, память прояснилась.


- Дайте мне сигарет, пожалуйста, и воду с жвачкой тоже посчитайте, - поспешила сказать я, пока продавщица не убрала все обратно.



Женщина посмотрела на меня с подозрением, но молча достала пачку сигарет, даже не уточняя марки.


Плюс таких магазинов - когда ходишь туда постоянно, продавцы уже знают, что ты обычно берешь, и не приходится лишний раз объяснять. Соседская бабулька при мне несколько раз просто заходила и говорила "мне как всегда", и продавец молча складывала в ее пакет молоко, хлеб, бутылку масла и пачку геркулеса. И ничего лишнего.



Девушка повернулась и с удивлением уставилась на меня, когда я протянула ей воду.



- Зачем это? Не надо. Я доеду до какого-нибудь нормального магазина, - на этих словах она многозначительно зыркнула на продавщицу, - и куплю.


- Да ладно. Ближайший работающий магазин в нескольких километрах, - я улыбнулась, разглядывая ее. Неужели она меня не узнала? Нет, я, конечно, немного изменилась, похудела, сменила прическу. Раз двадцать. Но не настолько же я постарела, чтобы совсем меня не узнать.


- У вас есть карта? Давайте я вам перечислю на нее за покупку, - не унималась она.


- Пятьдесят девять рублей? - усмехнулась я, протягивая деньги продавщице.


- Именно. Я не могу так.


- Как? - мне становилось все смешнее.


- Чтобы незнакомый человек платил за меня, - нахмурилась она.


- Ну, не такой уж и незнакомый, - пожала я плечами, убирая пачку в карман.


- В каком смысле? - сощурилась девушка.



Я сняла капюшон и поправила взъерошенные волосы.



- Не узнаешь?



Я буквально слышала, как шевелятся ее мозги.



- Лесанская, дай списать домашку, - решила я помочь ей и напомнила самую часто произносимую мной фразу.



Она замерла, все еще смешно хмуря брови, потом чуть наклонила голову, и глаза ее расширились. А я поняла, что она, наконец, меня узнала.



- Марина?! - голос ее был удивленным, а вид даже слегка ошарашенным.


- Именно, - улыбаясь, кивнула я, - здравствуй, Снежана.


2

Девушка еще с полминуты во все глаза таращилась на меня, потом моргнула и стиснула меня в таких объятиях, что стало тяжело дышать.



- Поверить не могу! - воскликнула она, наконец, выпустив меня из рук. - Сколько же мы не виделись? Лет десять?!


- Вообще одиннадцать, но кто считает? - улыбнулась я, открывая ей дверь, чтобы выйти из магазина.


- С ума сойти! Отлично выглядишь!


- Спасибо. Ты тоже, - продолжила я улыбаться, выходя вслед за ней.


- А ты... Как ты... Ты же не в этом районе жила? - продолжала восклицать Снежана, пока мы спускались с небольшого крыльца.


- Уже лет пять, как в этом. Родители переехали за город, продали нашу трешку и купили квартиру здесь. Однокомнатную. В ней и живу, - пояснила я.


- До сих пор поверить не могу, что встретила тебя здесь, - улыбнулась она, подходя к машине.


- А ты что тут делаешь? Я слышала, ты как переехала, то там и обосновалась.


- Так и есть, - кивнула она, - я тут буквально на месяц, максимум два, по работе.


- Где ты остановилась? - спросила я, оглядывая автомобиль Снежаны.


- Здесь гостиница недалеко. Квартиру тети я продала, так что своего угла тут больше нет, - улыбнулась девушка.


- Я слышала, что ее не стало, - грустно сказала я, - лет шесть прошло?


- Семь.


- Мне жаль. Она же с тобой жила?


- Да. Я училась в институте, она жила со мной в съемной квартире. Ей было тяжело тут одной, - тихо ответила Снежана.


- Понимаю.


- Слушай, мне надо вернуться в гостиницу, шесть часов за рулем меня порядком измотали, но, может, встретимся как-нибудь на днях? Поболтаем спокойно, расскажешь, что тут у вас нового, - предложила девушка, встряхнув головой, отбрасывая грустные мысли.


- Конечно. С удовольствием. Я до шести обычно на работе, потом свободна.


- Отлично, я также. Завтра наверняка задержусь, первый день, сама понимаешь, но потом, думаю, войду в ритм.


- Давай я запишу номер твоего телефона, и мы созвонимся, - улыбнулась я, доставая мобильный.


- Давай, конечно.




Я вернулась домой и постаралась сосредоточиться на работе. Завтра предстоял трудный день. Начальник сообщил еще две недели назад, что к нам едет "ревизор" из головного офиса, поэтому все начали усиленно готовиться к его визиту. Я же, как главный аналитик, сверяла отчеты своих так называемых подчиненных.



Спустя еще час, я, наконец, нашла ошибку в расчетах, исправила ее и, пообещав себе утром прибить Таню из отдела по работе с клиентами, отправилась спать.



Надо полагать, что сон упорно не шел. Я все думала о нашей встрече со Снежаной. Это было странно и даже как-то волнующе. Мы не виделись с выпускного. Аттестат она получила раньше нас всех, потому что переезжала. Но вот выпускной мне запомнился.




Мы учились в параллельных классах, но довольно тесно стали общаться только класса с одиннадцатого. Снежана пришла к нам в школу во второй четверти девятого класса и сразу стала местной "знаменитостью". Невероятно красивая, и к тому же будущая медалистка, отличница, ее полюбили учителя и все мальчишки, начиная, наверное, с семиклашек. Наши ботаны готовы были отдать все, чтобы сидеть с ней на экзамене, а не ботаны часто дрались между собой, решая, кто будет приглашать ее в кино.


Правда все это было бессмысленно. Сначала Снежана и думать ни о чем не могла кроме учебы, а потом у нее появился парень. Старше ее на три года, спортсмен. Девчонка влюбилась, причем настолько, что ее будущее с золотой медалью оказалось под вопросом. Но этот мудак бросил ее до того, как она умудрилась испортить себе жизнь. Добился, чего хотел, и помахал ручкой. Она стойко пережила первое любовное разочарование и больше не отвлекалась от учебного процесса.




Я же всегда была полной оторвой. В моем аттестате только одна пятерка, и та по алгебре. Остальные четверки. Некоторые даже символические. Нет, я никогда не была глупой, и особых проблем с обучаемостью у меня не было. Зато были с поведением. И с ленью. Я не видела смысла постоянно зубрить предметы, чтобы получить заветные пять баллов. Я ни хрена не делала и получала четыре. Меня все устраивало. Надо ли говорить, что такой вещью, как выполнение домашнего задания, я тоже не считала нужным заниматься. Я всегда выцепляла по утрам Снежану и брала у нее тетрадки, чтобы списать, сидя под лестницей на первом этаже. Несмотря на то, что учились мы в разных классах, программа обучения была одинаковая, чем я и пользовалась.


Странно то, что Снежана давала списывать только мне. Может, боялась связываться с главной хулиганкой школы. Потому что слава обо мне ходила по всему району.


Если что-то где-то случалось, особенно не очень хорошее, то непременно в этом была замешана наша компания. А к школьному инспектору я ходила, как к себе домой. Так же часто. И каким-то совершенно непонятным образом мы стали общаться со Снежаной. Сначала она меня "подтягивала" по географии, потом по обществознанию. Я ходила к ней домой, мы занимались, и я даже не заметила, как мы подружились.



Моя подруга Оля жутко ревновала меня к Снежане. Мы часто ругались из-за того, что я проводила много времени с ней. Но иного выбора не было. Снежана и Ольга на дух не переносили друг друга. Оля говорила, что Снежана просто выскочка, а Снежана, в свою очередь, считала мою подругу безответственной тунеядкой.



Только на последнем звонке они более-менее нормально общались, и то, потому что Снежана очень выручила Олю. У той порвалось платье, прямо перед торжественной частью, и Снежана, пробравшись в кабинет домоводства, стащила оттуда иголку с нитками и залатала платье подруги. На этом топор войны был зарыт.



Но я уверена, что Оля очень быстро отрыла бы его обратно, если бы узнала, чем для нас со Снежаной окончился выпускной.




На самом деле, все началось значительно раньше. Наверное, с момента моего осознания самой себя. Я поняла, что мне нравятся девушки еще лет в шестнадцать. В семнадцать я уже убедилась в этом наверняка, познакомившись в местном клубе с одной барышней. Она была старше и опытнее, а я выглядела тогда лет на двадцать. Косметика и правильная одежда могут творить чудеса. И кончилось это тем, что я ночевала у новой знакомой, открывая для себя все прелести женской любви.



Наше общение с этой милой дамой не имело продолжения, да мне это и не было нужно.


Но с того момента я по-другому смотрела на своих одноклассниц и окружающих лиц женского пола. И каким-то образом так получилось, что особенно я начала приглядываться именно к Снежане. Теперь стало предельно ясно, почему меня к ней так тянет. Она привлекала меня. Привлекала, как девушка, как женщина. Я не думала о том, влюблена я или нет. Мне просто нравилось проводить с ней время.



А когда я поняла, что излишне напрягаюсь, если слышу, как ее приглашает на свидание очередной придурок в пубертате, стало ясно, что простой дружбой, похоже, тут не пахнет. Но, к счастью, на всевозможные ухаживания мальчиков Снежана отвечала твердым отказом, поэтому мне удавалось скрывать все свои чувства и эмоции, что были для меня самой в новинку. Одно дело смотреть и отмечать, что девушка красивая, осознавая свое равнодушие к лицам мужского пола, и совсем другое - хотеть свою подругу и ревновать ее к каждому дереву.


Особенно расстраивал меня тот факт, что я знала, что Снежана собирается уезжать из нашего городка в мегаполис. Она не первый год лелеяла мечты о светлом будущем в городе возможностей. Хотела уехать из места, где, по ее словам, совершенно нечего делать. Я не разделяла этого мнения. Да, у нас не огромный город, тут нет бешеных зарплат и местами кое-где сохранились советские порядки. Но я никогда не хотела уехать. Меня все устраивало, а бешеный ритм и толпы людей на улицах - никогда не были пределом моих мечтаний. У меня были амбиции, но, видимо, не такие обширные, как у Снежаны.




На выпускном было много народу - три параллельных класса, учителя, родители.


И, конечно, моя компания во главе со мной и Олей, умудрилась пронести в ресторан шампанское, которое мы все дружно распивали в туалете. Многим было уже по восемнадцать, так что особо мы не волновались на этот счет, но все равно старались не привлекать внимания. Удивительно, что и Снежана высказала согласие на наше маленькое торжество, и вместе с нами, стоя в кабинке с пластиковым стаканчиком в руке, охотно пила шампанское.



Потом было решено двинуться на дискотеку, чтобы продолжить веселье. Благополучно досидев основную часть мероприятия, мы заверили учителей, что родители в курсе, что мы уйдем раньше, и отправились по домам, переодеваться, договорившись встретиться уже в клубе.


Я жила близко от ресторана, где проходило прощание со школой, поэтому мы со Снежаной пошли ко мне. Я предложила ей надеть что-то из моих вещей, чтобы не терять зря время, она согласилась. По дороге мы купили еще шампанского, и когда заходили в мою квартиру, бутылка была уже наполовину пуста.


Родители были на даче, предоставив мне свободу действий, но взяв с меня обещание, что я "не натворю глупостей".




Я была немного пьяна. Ладно, я была абсолютно пьяной. Держалась на ногах, но в голове - полнейший туман.




Я вывалила из шкафа кучу одежды, где были и джинсы, и юбки, и платья. Снежана сразу нашла себе какую-то тряпку, сказав, что именно в этом она и пойдет. Я стянула с себя свой выпускной наряд и быстро "впрыгнула" в джинсы. Снежана же раздевалась медленно, чем вызывала у меня повышенное слюноотделение. Когда она надела платье, которое, к слову, ей очень шло, она повернулась ко мне:


- Ну как?


- Эм... Шикарно, - честно ответила я, стараясь не смотреть на грудь подруги.


- Точно? - девушка повернулась к зеркалу и придирчиво оглядела себя.


- Абсолютно, - кивнула я, обходя ее сзади.


- Почему... Почему ты так странно смотришь на меня? - прищурившись, спросила Снежана, смотря на меня в отражение зеркала.


- Странно? Нет... Просто ты... очень красивая, - прохрипела я, стараясь найти в своей нетрезвой голове хоть одну причину, чтобы не накинуться на нее прямо сейчас. Кроме той, что она моя подруга.


- О. Спасибо, - улыбнулась Снежана.



Я стояла в джинсах и бюстгальтере, продолжая пялиться на нее, и не имея понятия, что еще мне сказать. Кажется, мой взгляд говорил обо всем без слов.



- Я буду скучать там без тебя, - тихо сказала Снежана и повернулась ко мне. В ее глазах была грусть, и я готова была поспорить, что в моих тоже.


- Тогда не уезжай, - также тихо сказала я, делая шаг к ней, - оставайся. Здесь тоже есть институты и...


- Ты же знаешь, это невозможно, - прервала она меня, - я столько об этом мечтала.



Я смотрела в ее глаза и мне хотелось орать во всю глотку. От обиды, боли, какой-то несправедливости. Я не хотела, чтобы она уезжала, я не хотела быть ей просто подругой, я не хотела скрывать свои чувства. Пусть я сама с ними еще не разобралась до конца, но я знала, что не хочу, чтобы Снежана уезжала, уходила из моей жизни.


И в тот момент я поняла, что если с первым я ничего сделать уже не могу, то с последним можно попробовать разобраться. И плевать, что будет. Она уедет совсем скоро, и даже если ее эти новости шокируют, у нас не будет неловких встреч. Потому что я останусь здесь. А она уедет.


Поэтому, выдохнув, я сделала еще один шаг по направлению к ней.



- Я должна тебе кое-что сказать, - проговорила я, чувствуя, как краснеют мои щеки.


- Что? - ее искренняя улыбка сбивала меня с толку, но я все же собралась с мыслями.


- В общем... Мне нравятся девушки, - выдохнула я и зажмурилась.


- Ну... Это не новость, - спокойно ответила она, и я открыла глаза.


- Что?


- Ну, Марина, я же не слепая, - усмехнулась Снежана, - мы с тобой общаемся достаточно, чтобы я смогла заметить, что на улице ты обращаешь внимание совсем не на парней.


- И ты... Ты нормально к этому относишься? - удивилась я. Все же мой план начать издалека, был не так плох.


- Абсолютно. Главное, чтобы тебя все устраивало. Я ждала, когда ты признаешься, - честно сказала Снежана, - точнее, я этого ожидала.


- Ладно. Но это не все. Мне нравишься ты, - тихо, но твердо сказала я ей вторую часть своего признания.


- О. А вот этого я не ожидала, - протянула она, - ты имеешь в виду... Я тебе нравлюсь, как...


- Да, - оборвала я ее.


- Эм... Ладно. Я об этом как-то не думала, - растерянно пробормотала Снежана, - точнее, у меня были мысли, но я не думала... Мне надо выпить, - проговорила она и потянулась к бутылке, что стояла у шкафа.



Сделав пару глотков, она выдохнула и посмотрела на меня. Я же почувствовала себя ужасно глупо, особенно, учитывая то, что я стояла полуголая перед ней. Обнажив не только свое тело, но уже и душу.



- Можно мне? - я взяла протянутую бутылку и тоже сделала несколько глотков.


- И... Как это... Как давно?


- Не знаю. Пару месяцев, - пожала я плечами, прекрасно понимая, о чем она спрашивает, - может, больше.


- Ясно... Марина, я... Ты мне тоже, конечно, нравишься, но я никогда... Я не...


- Подожди, - оборвала я ее, подойдя вплотную, - я ни на что не рассчитываю. То, что я чувствую - это мои чувства. Они не должны тебя беспокоить.


- Надо было об этом подумать до того, как ты это произнесла, - заметила она, явно нервничая.


- Ладно, извини, - я покачала головой, жалея о том, что обо всем ей сказала, - пойдем, нам пора.


- Куда? - растерянно спросила Снежана, переводя взгляд с пола на меня.


- В клуб. Нас же ждут, - напомнила я.


- Сейчас?! После всего... что ты сказала?


- Снежана, - вздохнула я, - давай не будем усложнять. Я не знаю, зачем вообще это сказала. Выпила лишнего, наверное. Забудь. Давай, пойдем, - я натянула майку и взяла ее за руку, чтобы выйти из комнаты.


- Подожди, - она вырвала свою руку и посмотрела на меня.


- Что? - мне хотелось поскорее оказаться в клубе, на улице, хоть где-нибудь, лишь бы не с ней наедине.


- Может, я тоже выпила лишнего, но я хочу кое-что проверить, - тихо ответила она и подошла ко мне.



В следующее мгновение я почувствовала ее губы на своих. Сказать, что я была в шоке - это ничего не сказать. Я стояла истуканом, слабо отвечая на поцелуй. Невинный, почти детский.



- А это не так странно, как я думала, - медленно сказала Снежана и посмотрела на мои губы, - но если ты немного расслабишься и используешь язык, будет лучше.



Первое, что я хотела сделать, это спросить, зачем она это делает. Но потом решила - какого черта? Какая разница? Хочет поцелуев? Я дам ей поцелуи. А с "зачем, почему и для чего" - разберусь потом.



Я наклонилась к ней и уже сама ее поцеловала. Более напористо, более уверенно. Мой язык изучал ее рот достаточно долго, чтобы я смогла почувствовать, насколько меня это возбуждает.




Через какое-то время с меня уже слетела майка и джинсы, с нее - платье, а мы оказались в моей постели. В этот раз все было по-другому. Если с той, первой, я просто занималась сексом, получая удовольствие, и даря его, то тут все было иначе. Я была вся в ней. Не в том пошлом смысле. Хотя в пошлом тоже. Я была полностью увлечена происходящим. Мне нравилось прикасаться к ней, целовать ее и ласкать не только физически, но и на каком-то эмоциональном уровне.



Мы обе открывали что-то новое, и мне это очень нравилось. Надо ли говорить, что ни до какого клуба мы не дошли. Мы остались у меня, отдаваясь друг другу снова и снова.




А утром ее уже не было. Я проснулась одна. Ни одежды, ни записки, ни единого напоминания, что у нас вообще что-то было. И если бы не небольшой засос у меня на ключице, честно, я бы засомневалась, не приснилось ли мне это.




Не скажу, что я страдала. Но мне было обидно. Она исчезла так, будто бы мы не были даже знакомы. Неужели она думала, что я буду доставлять ей неприятности, после всего, что у нас было? Она не звонила и не появлялась. На мои звонки тоже не отвечала. Мне показалось это странным, поэтому спустя неделю я решила сходить к ней домой. Но ее тетя сказала, что она уже уехала.


Вот так, не прощаясь, будто я совершенно чужой для нее человек. Словно вовсе и не было нашей дружбы.


Ни нового номера, ни каких-либо других ее контактов у меня не было. Да и понятно было, что она не хочет, чтобы я ее искала. Я не совсем понимала, почему, но поделать ничего не могла. Она приняла решение, я с ним вынужденно согласилась. Поэтому я просто решила забыть нашу с ней ночь, сделав вид, что ничего и не было.


3

Уже в восемь я сидела в кабинете, нервно постукивая ручкой по столу, и поглядывая сквозь прозрачную стеклянную стену, ожидая появления в офисе Татьяны. Вообще, обычно рабочий день начинался в девять, но так как мы ожидали сегодня приезда сеньора-ревизора, всем было сказано прийти на час раньше, чтобы подготовиться наверняка.


Когда я, наконец, увидела знакомый силуэт, то тут же бросилась навстречу девушке, которая стряхивала капли дождя с зонтика.



- Таня, девочка моя, - сладко сказала я, подходя к ней, с бумажками в руках.


- Доброе утро, Марина Викторовна, - улыбнулась она и сняла куртку.


- Доброе, доброе. Танечка, ты же знаешь, как я тебя люблю? Особенно когда вы выполняете план по территории? И когда ты мне присылаешь отчеты с циферками своих сотрудников?


- Ну... да, - пробормотала девушка, непонимающе глядя на меня, но все еще улыбаясь.


- И как я каждый месяц прошу тебя перепроверять свои данные, да?


- Эм... - замялась она, а я тяжело вздохнула.


- Я три часа вчера сидела, пока не нашла ошибку. Догадайся, в чьем отчете она была?


- Но я же проверяла! - ответила девушка и взяла бумаги у меня из рук.


- Таня, лучше проверять надо, лучше. Тем более перед посещением проверки из главного офиса. У нас отличные показатели, ты же не хочешь все испортить каким-то отчетом? Они будут смотреть на цифры, Танечка, а не на твою милую мордашку.


- Простите, - пробормотала девушка и опустила голову.



Ладно, может, с "мордашкой" я переборщила, но, черт, она единственная, из-за кого этот сраный отчет не сходился! И так каждый месяц!


Увидев тяжело вздымающуюся грудь девушки, я почувствовала себя последним дерьмом. Ну да, а потом будут говорить, что я сука, а не руководитель. Я вообще не руководитель! Это они начальники и боссы, а я так, смотрю, чтоб все правильно было, и бонусы насчитываю.



- Ладно, главное, что разобрались. Только не делай такой взгляд, - простонала я после того, как девушка посмотрела на меня своими огромными печальными глазами.


- Извините, Марина Викторовна, я...


- Все, забыли, - оборвала я ее, - просто будь внимательнее, ладно?



Таня кивнула, шмыгнув носом, а я направилась в кабинет к начальнику.



- Семен Петрович, когда там приедет проверяющий орган? У нас все готово, - сказала я, заглядывая в кабинет нашего директора.


- Мариша, скажи, что у вас все хорошо? Я слышал, этот проверяющий уже в двух филиалах лишил всех премии, потому что те отчитаться не смогли. Типа цифры одни стояли, а по факту, продукция никуда не ушла, - торопливо проговорил седой полный мужчина, сидя в большом кресле.


- По отчетам я лично все проверила, - кивнула я.


- Отлично. Тогда если что, я тебя вызову. И зайди к Жанне Эдуардовне, она тебя искала, кажется, - ответил он и вновь уткнулся в широкий монитор.




Еще бы она меня не искала. Каждые два дня она зачем-то меня ищет.



Я работала в дочерней фирме довольно большого предприятия. Главный офис базировался в другом, более крупном городе. И все поставки осуществлялись оттуда. Мы же занимались сбытом, продажей, заказом продукции и так далее. Таких филиалов, как наш, было несколько по разным городам. И сейчас приехала проверка, чтобы убедиться, насколько у нас все гладко. Потому как результаты мы показывали хорошие, и встал вопрос о налаживании собственного производства, чтобы уменьшить расходы на логистику.



Семен Петрович был директором нашего филиала, и у нас с ним с первого моего рабочего дня наладились отличные отношения. Он мог иногда и поругаться, и поворчать, но всегда был очень справедливым. И еще он очень был похож на моего отца. Это не могло не подкупать.


Также с нами работала Жанна Эдуардовна. Заместитель директора. Женщине было около сорока лет, насколько я знала. Самое смешное было то, что отношения у нас с Жанной Эдуардовной были весьма специфичные. Она со мной отчаянно флиртовала в любой удачный момент, а я вежливо старалась избегать этих моментов. Так как давно уже поняла - романы с замужними дамами ни к чему хорошему не приводят. Но, честно говоря, было даже немного лестно являться объектом внимания этой женщины. Выглядела она шикарно, прямо по всем канонам, как и полагается настоящей бизнес-леди. Зато муж у нее был, мягко говоря, очень своеобразный. Низенький, пухленький, рядовой офисный клерк. Она была его выше на добрых пятнадцать сантиметров, и смотрелись они вместе весьма забавно.


Я не раз задавалась вопросом, с какой стати она проявляет ко мне интерес, так как на работе я никогда не распространялась о своих предпочтениях. Не то чтобы я отчаянно это скрывала, но и не орала на каждом углу, что мне нравятся женщины. Может, она это как-то чувствовала на подсознательном уровне, не знаю. Но исходящие от нее яростно флиртующие флюиды, я ощущала постоянно.




Я пару раз стукнула по двери и приоткрыла ее, заглядывая внутрь:


- Доброе утро, Жанна Эдуардовна, можно?



Женщина сидела за рабочим столом, который был завален папками, какими-то бумажками, а на краю стояли две кружки.



- Мариночка, заходи. Для тебя мои двери всегда открыты, - расплылась в улыбке женщина, рукой показывая, что я могу войти.


- Спасибо, - смущенно улыбнулась я и вошла в кабинет, закрывая за собой дверь, - Семен Петрович сказал, что вы меня искали.


- Может, кофейку? Сегодня трудный день, заряд бодрости нам не повредит, - продолжала щебетать она, разглядывая меня. Я буквально ежилась под ее взглядом, но старалась сохранять спокойствие.


- Эм... Нет, спасибо, я уже пила, - соврала я, усаживаясь на стул.


- Жаль. Думала, ты составишь мне компанию, - искусственно обиженным голосом сказала она и надула губы. Ох уж эти женские штучки. Но меня не проведешь. Мне известны все эти бабские приемы.


- Много дел, сами понимаете, - развела я руками, стараясь избегать зрительного контакта.


- Ну ладно. Мариночка, ты проверила отчеты по территории и продажам? - тон приобрел деловые нотки, и я немного расслабилась.


- Да. У нас улучшения по сравнению с прошлым месяцем на двадцать процентов по покрытию, плюс перевыполнение показателей, - кивнула я, - ребят ждут хорошие премии.


- Отлично. Если все пройдет успешно, тебя тоже ждет премия, - улыбнулась женщина, сложив руки в замок.


- Было бы неплохо.


- Марина, мы с Семеном Петровичем обсуждали один вопрос, и вот что решили. Если компания откроет производство в нашем городе, сама понимаешь, работы будет больше. И ты одна уже не сможешь справляться. Поэтому мы хотели бы тебе предложить возглавить отдел аналитики. Конечно, сейчас рано об этом говорить, - на этих словах женщина встала и обошла стол, подходя ко мне, - но у нас практически нет опасений, что что-то пойдет не так, как нужно.


- Ну... Я не против, - медленно проговорила я, наблюдая за каждым движением женщины.


- Я и не сомневалась. Просто говорю о том, что тебе придется обучить и возглавить хоть и небольшую, но команду аналитиков. Которые будут курировать все отделы. Тебе придется ходить на все собрания, планерки и так далее, и отчитываться за них мне лично, - ее ладонь приземлилась на мое плечо, и я невольно вздрогнула.


- Ладно, - я нервно сглотнула, пытаясь найти внутри себя хотя бы немного самообладания.



Находясь с ней очень близко, я всегда нервничала. Я вообще нервничаю, когда кто-то со мной флиртует, тем более, если я знаю, что отвечать этому человеку не стоит. Романы на работе губительны для карьеры.


Я это усвоила, когда устроилась работать в страховую фирму, и там имела неосторожность закрутить интрижку с секретаршей шефа. Это получилось спонтанно, мы просто с коллегами после работы пошли в бар, а потом мы с ней как-то оказались у меня. Я перебрала и не совсем отдавала себе отчет в том, что делаю. Мы отлично провели время, но я не знала, что наш шеф тоже периодически отлично проводит с ней время.


В общем, она имела глупость разболтать все своей подружке-коллеге, и в итоге о нашей ночи знали все, включая даже уборщицу. Глупо было предполагать, что шефу это понравится. Как результат - я осталась без работы. С тех пор я себе строго-настрого запретила любые интрижки в стенах офиса. Но, видимо, Жанна Эдуардовна не разделяла моих взглядов, поэтому наше общение каждый раз походило на корриду. Где она - атакующий бык, а я бегаю с тряпкой и уворачиваюсь, пытаясь сохранить свою задницу и себя, как трудовую единицу, в целости и сохранности.




На мою удачу, у начальницы зазвонил телефон, и ей пришлось вернуться на свое рабочее место, оставив в покое мое плечо и меня в целом.



Проговорив буквально полминуты, она снова посмотрела на меня:



- Извини, мне пора. Прибыла проверка, так что пойду защищать честь нашей организации, - сверкнула зубами Жанна Эдуардовна, положив телефон.


- Конечно. Удачи вам, - я улыбнулась и быстренько покинула ее кабинет.




Слишком много всего с утра. Надо сходить покурить. И буду надеяться, что мне не придется участвовать в их переговорах, беседах и прочем.



Я вышла на лоджию на нашем этаже и поежилась. Куртка осталась в моем кабинете, а на улице было довольно прохладно. Все еще моросил дождь, а небо было также затянуто серыми облаками.




- Не замерзнете? - услышала я знакомый голос позади себя и обернулась. На пороге стояла Таня с кружкой кофе и сигаретой.


- Надо было об этом думать до того, как я выперлась сюда в одной майке, - ответила я и чуть пододвинулась, предоставляя место девушке.


- У вас есть зажигалка? Я, похоже, свою оставила на столе, - пробормотала она, растерянно шаря по карманам пальто.



Я молча протянула ей зажигалку, продолжая смотреть на мокрый и серый город.



- Красота, - протянула Таня, вернув мне зажигалку, и вставая рядом.


- Что именно?


- Вид. Люблю по утрам тут курить. Еще никого нет, никаких разговоров коллег, смеха, снизу не слышно ни машин, ни людей. Тишина, - проговорила девушка и облокотилась о перила.


- Звучит так, будто тебе не хватает времени побыть с собой наедине, - пробормотала я и вновь уставилась на крыши домов. Понятия не имею, зачем я отвечала и завязывала разговор. Но все вокруг будто располагало к этому.


- Так и есть. Я живу с мамой и двумя младшими братьями. Им по десять лет. И что такое тишина - они не знают, - усмехнулась девушка. А я немного удивилась. Я не знала этого. Я вообще о ней ничего не знала. Но решила, что будет неплохо это исправить.


- Ты живешь с родителями?


- С мамой, - поправила она меня, - отец ушел от нас, как только родились мальчики. Решил, что три ребенка для него - это слишком.


- О. Извини, я не знала.


- Да ничего. Я привыкла.


- А сколько тебе сейчас лет?


- Двадцать пять, - улыбнулась девушка.


- То есть тебе было пятнадцать? Когда он ушел.


- Четырнадцать. Это было как раз перед моим днем рождения.


- Правда? Это... гадко, - честно посочувствовала я.


- Да нет. Это был будто подарок для меня. Он был не... лучшим отцом на свете, мягко говоря.


- О, даже так?


- Да. Так что мы больше приобрели, чем потеряли, - девушка сделала последнюю затяжку и потушила сигарету о край пепельницы.



Я посмотрела на свою руку и поняла, что моя сигарета давно стлела, а у меня между пальцев остался только фильтр.



- Ладно, я пойду. Спасибо вам... за разговор, - улыбнулась Таня и скрылась в коридоре. Я еще постояла пару минут и, окончательно замерзнув, тоже вернулась в офис.




Незаметно время подошло к обеду. Я закрыла все отчеты на рабочем столе, предварительно сохранив их, и потянулась, разминая спину. Решив, что неплохо бы нормально пообедать, встала, накинула куртку и вышла из кабинета. Лифт спускался с верхнего этажа, и я ковыряла кнопку вызова, ожидая, когда он доедет и двери откроются.


Прозвучал сигнал, оповещающий, что кабина уже находится на моем этаже, и я чуть отошла, на случай, если кто-то приехал на наш этаж. Когда двери лифта разъехались в стороны, я встала, как вкопанная. Либо я уже галлюцинирую, либо это уже вторая встреча за несколько часов.



- Марина?! - Снежана таращилась на меня точно так же, как и я на нее.


- Снежана?! Что ты... Что ты тут делаешь? - я так и стояла в коридоре, даже не думая заходить в лифт.


- Я тут по работе. С проверкой. А ты что тут делаешь?


- Я тут работаю. Постой... Так это ты ревизор из главного офиса?! - наконец, до меня стала доходить суть происходящего.


- Ну да... А ты... Ты здесь работаешь?! Не может быть.


- Может. Уже лет пять, как может. Ты... Ты вниз или выходишь? - спросила я, так как двери уже трижды пытались закрыться, но никто не собирался ни выйти, ни зайти в кабину.


- Я... Я хотела пообедать, - растерянно пробормотала Снежана.


- Отлично. Я тоже, - я шагнула внутрь и нажала на кнопку.


- Но мое пальто...


- Черт. Ладно. Едем обратно.



Если кто-то хотел вызвать лифт в это время, то этот человек материл нас, как мог. Потому что мы заняли кабину на добрых десять минут, пока разговаривали и катались туда-сюда.



Когда Снежана забрала пальто и сумочку, мы снова стояли у лифта, ожидая его прибытия.



- У вас тут есть какое-нибудь приличное место неподалеку? - спросила она, затягивая тонкий шарф на шее.


- Приличное? Что для тебя понятие "приличное"? - усмехнулась я.


- Ну... Там, где есть, из чего выбрать.


- Конечно, - уверенно кивнула я, когда двери открылись, - тут рядом отличная чебуречная.


- Что?!


- Да шучу я, шучу, - хихикнула я и зашла следом за девушкой.





Мы сидели в небольшом ресторанчике, где предлагались вкусные бизнес-ланчи. Я выбрала суп и салат, Снежана же сделала заказ из основного меню, невзирая на то, что скидок на него не полагается.



- Ну, рассказывай, - сказала она, сложив руки на столе, - как ты? Давно тут работаешь? Как вообще... Вообще, расскажи мне все.


- О, ну времени обеда для всего будет маловато, - усмехнулась я, достала зубочистку и начала крутить ее в руках.


- Ну тогда расскажи мне о работе, а обо всем остальном мы поговорим при встрече вне рабочих стен, - улыбнулась девушка.


- Да что рассказывать. Закончила институт. Устроилась на одну работу, там не сложилось, на другую, там тоже не очень было. Потом пришла сюда. Сначала просто насчитывала планы и бонусы. Потом повысили. Все.


- И ты теперь... - вопросительно проговорила Снежана.


- А, да, я аналитик, - сказала я, поняв, что не упомянула свою должность, - точнее, числюсь я как главный аналитик, но я единственный аналитик, поэтому слово "главный" звучит очень странно, - добавила я.


- И как тебе? Нравится?


- Да, очень. Хорошая должность, интересная работа. По крайней мере, для меня. Приятный коллектив, - пожала я плечами, - а ты как оказалась ревизором? Я думала, эту должность занимают преимущественно мужчины.


- О, так и было, - кивнула Снежана, - на самом деле, я еще в институте проходила стажировку в этой организации. Потом мне предложили у них работу. Сначала была как на побегушках. То тут, то там. Потом помощником у одного, у другого, потом предложили быть младшим аудитором, потом просто аудитором, потом у меня самой появился помощник, и в итоге, когда наш проверяющий стал директором в одном из филиалов, я заняла его должность.


- Медленно, но верно, - улыбнулась я.


- Именно.




Когда нам принесли заказ, Снежана в красках расписывала свою работу. Как выяснилось, она была проверяющей всего полгода, но уже навидалась столько, что хватит лет на пять. Я ее слушала, а сама мыслями была где-то в другом месте. Я сидела и пыталась понять, осталось ли хоть что-нибудь от той девчонки, с которой я дружила? Которая пила в туалете шампанское, которая пыталась меня вытащить из неблагополучной компании, с которой я смеялась до боли в животе? Или ее полностью заменила та, которая думает только о своих целях, амбициях и прочем? Честно, сначала я решила, что Снежана полностью поглощена только работой. И мне было трудно представить, как мы с ней сможем разговаривать о чем-то кроме цифр, статистик и отчетов. Но когда наш обед был завершен, она чуть наклонила голову, а я вспомнила этот жест. Она всегда так делала раньше. Перед тем, как что-то спросить. И этот раз не был исключением.



- Что ты делаешь вечером? - спросила она, слегка улыбнувшись.


- Ну... Не знаю еще, - честно ответила я.


- Давай встретимся. Хочется поговорить о чем-то кроме работы. А то ты, наверное, думаешь, что я стала невыносимой занудой, - усмехнулась Снежана, продолжая смотреть на меня.


- Честно говоря, такая мысль промелькнула, - засмеялась я и продолжила, - давай, я не против. Где?


- Ты же до шести? Если ты меня подождешь немного, то можем поехать ко мне. Не хочется ресторанов или каких-то заведений, где шумно и много народу, - махнула она рукой.


- Ладно. Я подожду тебя, - кивнула я и подозвала официанта, чтобы попросить счет.


- Отлично, - улыбнулась Снежана и достала кошелек.


- Нет, позволь мне, - остановила я ее, - считай это жестом гостеприимства. В знак того, что ты вновь посетила малую Родину.


- Ладно. Но в следующий раз плачу я.



Я молча кивнула, раздумывая над ее словами. Следующий раз? Думаю, после сегодняшнего вечера станет ясно, будет ли этот следующий раз. Потому что вполне вероятно, что нам и поговорить-то уже особо не о чем. Все же одиннадцать лет прошло. Мы обе изменились, и мы уже не в школе.




Почти в семь мы заходили в гостиницу. Я даже не знала, что у нас в городе есть такие отели. Не представляю, сколько тут стоит номер, но судя по тому, как оформлено фойе, зарплаты рядового рабочего не хватит даже на комнату эконом класса.




Проходим к лифту, заходим в кабину. Первый, второй, и так до последнего, пятнадцатого. Конечно, люкс. Кто бы сомневался. Заходим внутрь, и мои глаза готовы вывалиться прямо на ковер персикового цвета. Широкая гостиная в каком-то хер-пойми-аристократическом стиле, где посередине комнаты стоит диван на витых деревянных ножках, обитый темно-коричневой тканью, рядом торшер, чуть сбоку кресло, а напротив - искусственный камин, над которым висит широкий телевизор. Справа дверь, видимо, в спальню. Я охереваю от такого вида, честно говоря. Чувствую себя героиней Джулии Робертс из "Красотки". И это не самое лучшее ощущение.


Снежана будто понимает мое замешательство, потому что смущенно улыбается и говорит:


- Организация сняла номер. На мой взгляд тут... несколько вычурно.


- Это мягко сказано, - соглашаюсь я, но не подаю вида, что мне тут неуютно. Нет, тут красиво, безусловно, но для журнала по дизайну. Не для меня.


- Выпьешь что-нибудь? - спрашивает она, явно нервничая. Оказалась со мной один на один и теперь тоже не уверена, что это была хорошая идея?


- Да, если можно, вина. Белого. Сухого, - уточняю, потому что от красного и полусладкого меня воротит.


- Конечно, - кивает и звонит на ресепшн.




Спустя минут десять мы уже сидели с бокалами. Я на диване, она в кресле, почти напротив. Камин горит искусственным огнем, и он мне не нравится. Не люблю любую имитацию. Огня в том числе.



Она наливает вина и поднимает бокал:


- Ну что, за встречу? - я вижу, что ей тоже неловко, и это, честно говоря, меня немного успокаивает.



Я тоже поднимаю свой бокал на длинной ножке и киваю, слегка улыбнувшись. Бокалы мне тоже не нравятся. Они не для вина. Они для шампанского. Странно, но я откуда-то это знаю.



Она делает первые пару глотков и тяжело выдыхает. Потом поднимает взгляд на меня и произносит:


- Это так странно.


- Что именно?


- Ну, сидеть здесь с тобой. Точнее, не то, что я тут с тобой, а... Чувствую себя как-то странно. Я вроде бы тебя знаю, и знакома с тобой уже очень давно, но...


- Как будто увиделись впервые? - подсказываю я, потому что чувствую то же самое.


- Да! - она радуется, что я ее правильно понимаю.


- Ну, мы не виделись и не общались довольно давно. Думаю, это нормально, - за мое показное спокойствие можно дать премию. Хотя внутри я очень напряжена. - Предлагаю познакомиться заново.


- Согласна, - она улыбается и снова делает несколько маленьких глотков, - тогда расскажи мне о себе.


- Что тебя интересует? - она пьет быстрее меня, и я стараюсь не отставать. Поэтому тоже наполовину опустошаю бокал.


- Все. Ты... Ты замужем? Или кто-то есть?



Стандартные вопросы. Из информации о моем семейном положении люди делают вывод о моем благополучии.



- Нет, не замужем. И... никого нет, - не спешу рассказывать о том, что замуж я и не собираюсь, - а ты?


- Была, - кивает она и отводит взгляд.


- О, правда? Почему "была"? Не сложилось?


- Можно сказать и так. Это было, скорее, по глупости. Мне было двадцать два, я осталась одна, и казалось, что ближе него у меня никого нет и никогда не будет, - усмехается и смотрит на огонь.


- Но оказалось все не так? - я наблюдаю за ее жестами и мимикой. Смотрю на ее лицо. Мне нравится смотреть на нее. Она стала красивее. Расцвела, что ли. Бывает, что в юности девушки очень красивы, а потом что-то происходит, и они превращаются в обычных среднестатистических женщин. Но она нет. Она стала еще интереснее. Волосы длиннее, чем раньше и собраны в хвост. Самый обычных хвост "на скорую руку", но ей идет. Она крашеная. Волосы очень светлые. Но это смотрится красиво и не дешево, что важно. Брови немного темнее, довольно широкие. Губы без помады или какого-то блеска. Макияжа почти нет, только легкие тени на веках придают ее взгляду какую-то чарующую привлекательность.


- Да. Оказалось, что я для него не была единственной. Не знаю, зачем звал замуж, если еще не нагулялся. В общем, в двадцать пять я уже была разведена.


- Неплохо. Ну, как говорится, и это надо попробовать, - усмехаюсь, продолжаю смотреть на нее, пока она разглядывает камин.


- Да, но, честно говоря, я бы обошлась и без этого опыта. А что насчет тебя? - резко поворачивает голову и я встречаюсь с ее глазами, не успевая отвести взгляд.


- Что "насчет меня"?


- Неужели у тебя не было кого-то, с кем ты хотела связать свою жизнь?


- Был кто-то, - медленно киваю и перевожу взгляд на бокал, который она держит в руках.


- И кто он? - спрашивает заинтересованно, будто это действительно ее очень волнует, - почему не срослось?


- Я тоже не была единственной, - улыбаюсь, хотя ничего смешного нет. Это был сложный период в моей жизни. Полгода я жила в подвешенном состоянии, пока моя девушка не могла определиться между мной и еще одной женщиной постарше.


- Все мужики - козлы, - резюмирует Снежана, поднимая бокал, - ну, ты хотя бы паспорт не испортила лишней записью.


- Не думаю, что в нашей стране это законно, - говорю, не думая. Только после того, как сказала, понимаю, что выдала лишнюю информацию. Но уже плевать.


- В каком смысле? - хмурится, не понимая моих слов.


- Это была девушка, - говорю на выдохе, и это звучит, как признание в суде.



Молчит с полминуты, потом брови ползут вверх и она поднимает на меня глаза.



- А. Вот как. Ясно. Прости, я не поняла сразу... И ты... Вы... Как это произошло? - изо всех сил делает вид, что ни капли не смущена. Но это выглядит, скорее, смешно, чем правдоподобно.


- Как обычно. Была я. Потом появилась еще одна. Старше, опытнее, богаче, солиднее. Полгода она металась от меня к ней, не в силах определиться и принять решение. И я в итоге ей помогла.


- Как? - смотрит на меня во все глаза и допивает вино.


- Просто сказала, чтобы она осталась с той. Второй.


- Но... Ты разве не хотела быть с ней? Ты же сказала, что она та, с которой ты хотела связать свою жизнь?


- Я хотела этого до того, как поняла, что человек сам не знает, чего хочет. Даже если бы она выбрала меня, через какое-то время наверняка снова появился бы кто-то. Не эта, так другая. Я решила, что если она сейчас не знает, кого выбрать, то и потом ничего не изменится.


- О, - тянет Снежана, подперев кулаком подбородок, - и что, они теперь вместе?


- Нет, - усмехаюсь, потому что понимаю, что моя история звучит, как сюжет мыльной оперы, - через два месяца она бросила эту женщину и ушла к другой. Правда все это время она и меня не оставляла в покое, но в итоге нашла вообще третий вариант. Думаю, идея... отпустить ее, было чуть ли не самым умным решением в моем жизни.


- И правда. Я думала, что только мужчины способны на такое.


- Да брось ты. Никакой разницы, - допиваю вино и беру бутылку, чтобы обновить бокалы.


- Значит, ты...


- Да, - прекрасно понимаю, что она спрашивает, - мои предпочтения не поменялись.


- Стабильность - это отлично, - смеется, но я чувствую, что это немного нервный смех.


- Именно. Расскажи мне... Как ты жила там вообще? Как большой город? Оправдал ожидания? - перевожу разговор на безопасное поле, потому что не хочу неловкостей.


- О, да. Поначалу было трудно привыкнуть, но теперь... Не думаю, что смогу по-другому, - говорит об этом, а ее глаза чуть ли не светятся. Ей там действительно нравится.


- Это отлично.


- Да. А ты? Так и не решилась покорить мегаполис?


- Нет. Знаешь, я думала об этом. Но поняла, что это не мое. Тут мои родители, мой дом, здесь я все знаю. Меня устраивает местный неспешный ритм.


- Может, ты просто не пробовала жить в другом ритме? Не думаешь, что тебе могло бы понравиться?


- Нет, - отрицательно качаю головой, - я была там. У нас была полугодовая практика. Десять лучших студентов отправляли на "Большую Землю". Каким-то образом я оказалась среди них. И, честно, я дни считала до возвращения. Тогда я поняла, что никогда не смогу там жить. Это просто не для меня. Мне там некомфортно.


- Да, ты права. Многие уезжают обратно именно потому, что не могут привыкнуть к такому образу жизни, - согласно кивает и о чем-то задумывается. Выдерживает небольшую паузу и снова смотрит мне в глаза. - Почему ты не связалась со мной, когда приезжала? Ты там жила полгода и даже не захотела со мной увидеться?


- Я думала об этом. Но...


- Но что? - прерывает меня и слегка, почти незаметно, наклоняется в мою сторону.


- Где бы я тебя нашла?


- Моя тетя перед отъездом давала тебе мой номер, - смотрит укоризненно, будто учительница, спрашивающая с ученика причину опоздания на урок.


- Верно. Просто... - выдыхаю, и мои ладони начинают потеть, - Снежана, я не знала, что мне сказать тебе. Я не знала, захочешь ли ты меня увидеть.


- Почему я не должна была хотеть тебя увидеть?


- Ладно. Для ясности спрошу я. После выпускного. Почему ты тогда исчезла? Не прощаясь, не позвонив, никак не дала о себе знать, просто уехала. Почему?



Я знала, что этот вопрос рано или поздно всплывет. Честно, я не думала, что так скоро.


4

Смотрит внимательно, не отрываясь. Буквально прожигает взглядом. Даже неуютно немного, но я тоже глаз не отвожу, жду ответа. Слегка встряхивает головой, будто какие-то мысли отбрасывает. Отклоняется на мягкую спинку кресла и отводит взгляд.



- Не знаю. Казалось, что это все глупо. Понятия не имела, как себя вести, о чем с тобой говорить... после всего. Думала, что ты... - замолкает, не знает, как продолжить.


- Буду что-то требовать? - подсказываю я, убирая бокал на столик, что стоит между нами.


- Ну да. Не знаю, правда. Тогда казалось все таким сложным. А теперь думаю, какой дурой я была.


- Почему же?


- Ты была первая, с кем я подружилась, когда мы переехали. В этой школе все было по-другому. Вся моя жизнь стала другой. Родителей не стало, мы с тетей сменили жилье, весь наш уклад, что был, изменился. Мои друзья, все то, что я любила и к чему привыкла осталось там. А тут... Все было чужое, не мое, понимаешь?


- Да ладно, тебя вся школа полюбила сразу. А с новичками такое редко бывает, - откидываюсь на диван и выпрямляю ноги.


- Да уж. Учителя больше жалели, мальчишки хотели пригласить на свидание, и то, наверное, чтобы еще и иметь возможность списывать. А ты... Ты была честной. Просто говорила: "Лесанская, дай списать". Вот так просто и честно. Я и сама не заметила, как мы подружились. Но ты стала мне очень близким человеком. Твои выходки меня смешили и ужасали одновременно. Я просто понимала, что никогда так не смогу. Я слишком труслива для этого. Только вспомни, как вы воровали ответы на контрольные из учительской. Как ходили на разборки в соседнюю школу, когда кто-то обидел того паренька из вашей компании. Боже, а как ты пробежала в нижнем белье по коридору?


- Я проиграла спор, - усмехаюсь, вспоминая все это.


- Вот именно. И тебя не волновало, кто и что подумает, нормально ли это и так далее. Ты просто делала и все. Я так никогда не могла. А потом, когда все произошло... Ну, на выпускном... Точнее, после него. Я испугалась, что это приведет к тому, что мы либо поругаемся, либо... Я не знаю. Думала, что просто исчезнуть будет лучше.


- Черт, Снежана, мы дружили два года. Да, это немного, но учитывая, что я тебя иногда видела чаще, чем родителей, можно еще пару лет накинуть. Образно. И тот раз... Блин, я просто не понимала, почему. Я же не заставляла тебя, не принуждала ни к чему...


- Я знаю, знаю, - прерывает меня, и я вижу, что она слегка покраснела. То ли от выпитого, то ли от воспоминаний. - Я... Я понятия не имею, почему я так поступила. Не знаю, интересно ли тебе это сейчас, или интересно ли это было тебе тогда, но я не раз пожалела об этом. О том, что так уехала. Прости.



Я не знала, что должна ответить на это. Рассказать, как я задавалась бесконечными "почему"? Как искренне скучала по ней? Какой смысл?



Видимо, она решила обсудить сегодня все, потому что разлила по бокалам оставшееся вино и вновь заговорила.



- Когда тетя переезжала ко мне, это я попросила ее дать тебе мой номер. Надеялась, что ты позвонишь. Не знаю, зачем, но хотела, чтобы ты позвонила. Твой номер спросить не решилась. Но ты не появилась, - говорит таким грустным голосом, будто я ее перед свадьбой бросила.


- Я не знала. Твоя тетя сказала, что на всякий случай оставляет телефон, мало ли что. Сказала, что у вас тут не так много знакомых, что всякое может случиться. А когда я узнала, что она... Что ее не стало, я пыталась с тобой связаться, но... безрезультатно.


- Знаешь, я ведь тогда звонила тебе, - говорит тихо, так, что мне приходится чуть наклониться.


- Когда? После того, как...


- Нет, - прерывает, грустно усмехаясь, - когда я развелась. Я хорошо помню тот вечер. Я сидела на кухне одна и отмечала конец семейной жизни. И мне захотелось поговорить с кем-то, кто... Не знаю, понимал меня, что ли. Но вы уже, видимо, тогда переехали, потому что мне ответила какая-то женщина. Сказала, что тут нет никакой Марины. Я на городской звонила. И, честно говоря, я не знаю, что меня расстроило тогда больше. То ли то, что я в двадцать пять уже разведена, то ли то, что я окончательно потеряла с тобой связь. Я пыталась тебя найти даже в социальных сетях, но безрезультатно.


- Да, я... Я там под другой фамилией. Не хочу, чтобы коллеги или кто-то еще лез в мою жизнь. В общем, это все неважно. То, что было - было одиннадцать лет назад. Столько воды утекло с того времени, что глупо сейчас вспоминать, кто был прав, а кто нет. Так что давай просто... Просто забудем, ладно?


- Ладно. Спасибо. За понимание.



Киваю и выдавливаю легкую улыбку. Честно, я не раз представляла нашу встречу и этот разговор. Думала, что я скажу, что она мне скажет. Но никогда в моих фантазиях я не была так спокойна и даже хладнокровна. Я понимала, что она испытывает чувство вины, но усугублять это мне не хотелось.



- Давай лучше за счастливое настоящее? - поднимаю бокал и всем видом показываю, что разговор об этом окончен. Она меня понимает и тоже поднимает свой бокал.


- За счастливое настоящее и не менее счастливое будущее.



Я, наконец, расслабляюсь и могу искренне улыбнуться, зная, что не придется снова говорить о том, что было так давно.



- Тогда расскажи мне, как ты жила, - она устраивается удобнее в кресле и сгибает под собой ноги. Как ребенок, честное слово.


- Что именно тебя интересует?


- Все. Как прошла твоя учеба, как... Оля? Вы еще дружите?


- Да, да, - киваю, одновременно вспоминая, что в субботу подруга как раз возвращается из отпуска, и мы договорились с ней встретиться, - в выходные мы должны увидеться. Она улетала отдыхать. Если хочешь, можешь присоединиться.


- О, я бы с радостью. Мне тут совершенно нечего делать. Ни родственников, ни друзей. Ну, кроме тебя, - тут же добавляет и снова краснеет, - и Ольгу я сто лет не видела. Она как поживает? Замужем? Дети?


- Какие дети? - искренне усмехаюсь, потому что это действительно забавно. Моя подруга убежденная "чайлдфри", и к тому же в поисках партнерши.


- А что? - не понимает, что меня так насмешило.


- Нет, ничего, просто Оля не любит детей. Или не встретила ту, с кем захотела бы их воспитывать, - говорю и смотрю на ее реакцию. Так и есть. Сначала хмурится, анализируя мои слова, потом поднимает глаза.


- В каком смысле "ту"? Она что, тоже...


- Да, - не даю договорить фразу, так как понимаю суть вопроса, - она тоже.


- Эм... Я не знала, - Снежана выглядит действительно удивленной, но это даже мило.


- Да она сама узнала только три года назад. Почти три года. Обвиняла меня, что это я ее "заразила", - мне смешно вспоминать истерику подруги, когда та поняла, что влюбилась в свою начальницу.




Это было около трех лет назад. Она позвонила мне ночью абсолютно невменяемая и орала в трубку, что я заразила ее своими лесбийскими штучками. На мой разумный вопрос, что случилось, подруга икнула, а потом сказала, что, кажется, она хочет свою начальницу. На что я громко рассмеялась и предложила ей лечь спать, а днем приехать ко мне и все нормально обсудить.



Она приехала к вечеру следующего дня, села на стул в кухне и горестно выдохнула:


- Все. Мне двадцать семь, и я стала лесбиянкой.


- И с чего такое решение?


- Со мной флиртует моя шефиня, а я ей отвечаю. А самое страшное, что мне это нравится, - после этих слов Оля закрыла руками лицо и покачала головой.


- Да ладно. То, что ты строишь глазки начальнице, не делает тебя лесбиянкой, что за домыслы? - немного возмутилась я, зная ее привычку все преувеличивать.


- Я хочу с ней переспать! - выпалила Оля и зло посмотрела на меня. - Это ты виновата.


- Прости?


- Ты же спишь с женщинами. А я сплю с мужиками. Но тут что-то пошло не так. И это явно из-за тебя.


- Ты идиотка. Это единственное, что пошло не так. В чем проблема? Если, тем более, ты говоришь, что она сама с тобой флиртует?


- Марина, во-первых, она женщина. А во-вторых, достаточно и во-первых.


- И что, что она женщина? Что она, не человек? - мне стало даже как-то обидно. Подруга никогда не критиковала мой образ жизни, но, видимо, себе бы она такого не хотела.


- Ей сорок. И вообще, о чем я говорю? Я не умею спать с женщинами. Я не знаю, что и как там работает. Что делать, как делать... И вообще. Мне поздно менять ориентацию, не находишь?



Я видела, что подруга буквально в панике, поэтому решила ее успокоить.



- Оля, угомонись. То, что тебе нравится одна женщина...


- Сорокалетняя женщина. И моя начальница, - прервала меня она.


- Это неважно. То, что она тебе нравится, ни о чем не говорит. Это может быстро пройти, да даже если у вас что-то и будет, это не значит, что ты сменила ориентацию.


- Как у нас что-то будет, если я ничего не умею? С женщинами. С мужиками - да. Там особого мастерства не надо. А тут... У нее же там... Ну, грудь, понимаешь. Сиськи.


- Я в курсе, Оля. За несколько десятков раз секса с женщинами, я успела заметить там грудь, - скептично повела я бровью.


- А, ну да. И тебе было не страшно?


- От чего? - не поняла я вопроса.


- Ну, что ты что-то сделаешь не так, что твоей... партнерше не понравится? - нет, правда, я была уверена, что дай я ей сейчас блокнот и ручку, она стала бы записывать за мной каждое слово.


- Оля, в сексе с женщиной сложно сделать что-то не так. Нет, конечно, можно, но, как правило, ничего сверхъестественного. Ты же знаешь, что нравится тебе. Просто делаешь то же самое для нее.


- И что, это работает? - Оля смотрела на меня во все глаза, а я чувствовала себя каким-то преподавателем.


- Работает. На крайний случай, есть язык.


- Фу, ты про... оральный секс?!


- Вообще, нет. Я про то, что всегда можно спросить, что ей нравится. Но на твоем месте я бы подумала насчет решения становиться лесбиянкой, если ты на слово "язык" реагируешь подобным образом.


- Нет, просто... Я никогда об этом не думала. И не делала...


- С мужиком тоже нет, что ли? - я улыбнулась, так как никогда не спрашивала подругу о таких подробностях.


- Нет, - замахала она руками, - это же... Ртом туда... Я же ем им, - поморщилась она, - нет. А без этого никак нельзя? - выглядела подруга, мягко говоря, жалко.


- Можно. Есть также руки и много чего еще. Но пока лучше остановимся на руках. На всякий случай, - сказала я и опасливо посмотрела на Олю, не зная, как она отреагирует на "много чего еще". Кто знает, что там у нее в голове.


- И что, все твои... Каждый твой секс всегда был идеален? - Оля прищурилась и сложила руки на столе.


- Почему? Я этого не говорила. Я же человек. Пару раз и у меня были накладки.


- А подробнее? - Оля выглядела заинтересованной, как никогда.


- Ладно, - сказала я, усаживаясь удобнее, - однажды мне попалась девушка, которой нравились грязные ругательства в постели. Не то чтобы я консерватор, но это было даже для меня слишком. Она такое говорила, просто ужас. Больше я ей встреч не назначала. А еще раз была девушка, которая любила при приближении оргазма... бить по лицу. И она с такой силой врезала мне, что я неделю в солнцезащитных очках ходила.


- Постой, это же было совсем недавно? - захихикала Оля.


- Да, именно.


- Почему ты мне никогда этого не рассказывала?


- Ты никогда не спрашивала, - пожала я плечами.


- Мы многое упустили, - засмеялась подруга.



И правда, мы столько лет дружили, но никогда не делились постельными подробностями, хотя я Оле доверяла, как себе.




С того дня наша дружба стала крепче и была снабжена более интимными разговорами.



С начальницей она все же переспала. Спустя месяц после нашего разговора. Причем пришла ко мне рано утром, счастливая, вся светилась, и сообщила, что оральный секс это вовсе не "фу", а очень даже ничего, и спросила, почему я не рассказывала ей об этом раньше.



С тех пор у Оли были только женщины, и с одной она умудрилась даже пожить, правда, не очень долго. Но она была уверена, что в старости рядом с ней будет женщина. Такая же старая, как и она.




- Заразила? - хмурится и смотрит внимательно. - Вы с ней...


- Нет, - снова понимаю ее до того, как она договорит, - блин, нет. Она же моя подруга, как можно, - возмущаюсь, не сумев даже мысленно представить себя с Ольгой.


- Ну, я тоже была твоей подругой, тем не менее, это нам не помешало, - говорит и отводит взгляд.


- Верно. Только ты мне нравилась, а Оля - нет.


- Нравилась, - тихо повторяет, будто пробуя слово на вкус, и задумывается о чем-то.



У меня это вызывает очень странные ощущения, я большими глотками допиваю вино и ставлю бокал на столик.



- Ладно, уже поздно, я пойду, - время и правда уже почти одиннадцать, и я решаю отправиться домой. Поскорее.


- Давай я вызову такси? - предлагает она, но я хочу побыстрее уйти. Наши последние фразы ставят меня в тупик, а когда я чувствую себя как-то неуютно, я хочу уйти.


- Нет, не надо, правда. Я сама вызову, а пока буду ждать, покурю и подышу свежим воздухом, - говорю и понимаю, что произнесла две практически взаимоисключающие друг друга фразы. Но это неважно.


- Ладно. Тогда... Завтра увидимся?


- Завтра? - мое напряжение почему-то все возрастает, и я больше начинаю нервничать от того, что не понимаю причину этого.


- Ну да. На работе, - наверное, я похожу на ненормальную, потому что Снежана говорит тихо и мягко, как с умалишенной.


- А, да. На работе. Точно. Мы же работаем вместе. Да. Ну, не совсем вместе, но работаем, - понимаю, что мне бы по-хорошему заткнуться и успокоиться, но я никак не могу засунуть руку в рукав куртки, и от этого нервничаю еще больше.


- Марина? Ты в порядке?


- Да, да. В полном. Просто... Вино, наверное. Сейчас пройдусь, в смысле проветрюсь, и все будет нормально, - наконец, рукав поддается, и я надеваю куртку.


- Ты уверена? Может, тебе воды? Ты выглядишь немного... странно, - смотрит с сомнением, чуть наклонив голову.


- Да, все хорошо. Ладно, я пойду, спасибо за вечер. Завтра на работе, думаю, встретимся. А в субботу мы идем на встречу с Олей. Да, - киваю сама себе и буквально выскакиваю из номера.


- Спокойной ночи, - растерянно говорит она, и я оборачиваюсь уже в коридоре.


- Спокойной ночи.




Оказавшись дома, первым делом я направилась в ванную. Включив прохладный душ, я просто стояла под струями воды, закрыв глаза, и пыталась понять, какого черта я так нервничала в последние минут десять нахождения в гостинице у Снежаны. Да, меня немного выбила из колеи ее фраза про нашу совместную ночь, но мы весь вечер так или иначе, косвенно касались этой темы. Почему я среагировала в итоге таким образом?



Так и не найдя ответа, я помылась и вылезла из душа, встав перед зеркалом над раковиной. Мокрые волосы в отражении казались еще темнее, такие же темные брови, серо-зеленые глаза. Я смотрела на себя и не могла узнать. Будто не понимала, я ли это вообще.


Я не любила подобные ситуации. Я предпочитала всегда находиться в ладу с собой, а когда я не могла разобрать, какого хрена происходит в моей голове, это меня не устраивало.


Решив, что лучше всего будет об этом подумать когда-нибудь потом, но явно не сейчас, я накинула на голову полотенце и отправилась готовиться ко сну.


5

Всю неделю мы с ней вместе обедали, раз сходили в кино, потом прогулялись. Почти каждый день она подвозила меня до дома и даже снова приглашала к себе, но я предложила сходить куда-нибудь. Мне не хотелось оставаться с ней наедине в ограниченном пространстве. И я даже не могла ответить почему. Но когда мы вместо того, чтобы сидеть в ее номере, приперлись в театр, я задумалась, а так ли была плоха идея побыть в гостинице. Снежана оказалась заядлым театралом. Я - нет. Поэтому когда мои веки начали опускаться, я почувствовала, как она меня пихает в бок.



- Что? - я тут же открыла глаза и сделала сосредоточенное выражение лица.


- Ты спишь?! - прошипела она, стараясь говорить как можно тише, чтобы не мешать другим зрителям.


- Я? Нет! - уверенно ответила я, стараясь сесть ровно.


- Я вижу. Ты как мой бывший муж. Он вечно засыпал на спектаклях, - продолжала она шипеть, не поворачивая головы, лишь наклонившись ко мне.


- Потому что это скука смертная. Что это за люди в странных костюмах? Зачем вон у того мужика перо в голове? Он что, павлин?



Снежана повернулась ко мне и сверкнула глазами.



- Это Шекспир! - сказала она укоризненно.


- Он же умер?


- Да не сам Шекспир, а пьеса по Шекспиру. И перо не в голове, а в шляпе.


- Мне скучно, - ответила я.


- Зачем тогда ты согласилась пойти? Я же спрашивала, куда ты хочешь? Предложила театр, ты была не против. Вроде бы.


- Я забыла, какая это нудятина. Я в последний раз была в театре в седьмом классе. Думала, тут что-то изменилось. Но нет. Все так же скучно, - протянула я.


- Ладно, давай дождемся антракта и уйдем. Не хочу в середине спектакля ходить между рядами.


- Нет, все нормально, - встряхнула я головой, отгоняя сон, - мне просто надо вникнуть.


- Да ладно? Я не хочу, чтобы ты в итоге захрапела. А я эту постановку уже видела, так что можем уйти.


- Я не храплю! - возмутилась я.


- Я знаю, - ответила Снежана и отвернулась. А я вновь почувствовала дикое напряжение. О чем это она? Опять о той ночи? Зачем она это делает?



Мне стало настолько не по себе, что даже показалось, что мне трудно дышать. Я оттянула ворот майки, пытаясь хоть немного сбить жар, что накатывал на меня.



- Что с тобой? Тебе плохо? - Снежана смотрела на меня своими пронзительными глазами. Это только усугубило ситуацию, поэтому я кашлянула и потерла шею.


- Нет, мне... Мне надо выйти. Я подожду тебя в фойе. Встретимся там во время антракта. Мне... Я хочу пить, - с этими словами я соскочила с места и, извиняясь перед сидящими, быстро покинула зал.



Холл театра встретил меня приятной и такой необходимой мне прохладой. Я прислонилась лбом к холодной стене и тихо выдохнула.



Какого черта происходит? Что со мной творится вообще?



- Что с тобой? - я почувствовала теплую ладонь на плече и от неожиданности вздрогнула. Повернув голову, я увидела встревоженную Снежану.


- Я... Мне плохо стало. Не знаю, душно там, - соврала я, отходя от девушки чуть дальше.


- Давай я принесу тебе воды?


- Нет, спасибо. Мне уже лучше. Может, просто пройдемся? По улице.


- Ну давай... - растерянно проговорила она, - ты точно себя нормально чувствуешь?


- Да, я же сказала. Я в порядке.



Отлично, теперь я еще и раздражаюсь. Смена настроения, бросает в жар, странные ощущения. Может, ПМС? Нет, вообще не время. Тогда, может, климакс? Или двадцать девять - это слишком рано? Гормоны? Определенно, со мной что-то не так. Надо на следующей неделе обратиться к врачу. Непременно.




Мы прошлись по вечернему городу, съели по мороженому, потом попили кофе в небольшой кофейне, а после Снежана отвезла меня домой, наказав как следует отоспаться. Подумала, что у меня переутомление. Конечно, учитывая, что я четверг и пятницу просто протирала штаны на работе - никак не могла сосредоточиться, и в итоге весь день раскладывала пасьянс на компьютере.




Мы попрощались и договорились, что я позвоню Снежане завтра днем и уточню время встречи. Оля должна прилететь в полночь и мне отзвониться. Я уже соскучилась по ней и ждала, когда мы увидимся. Мне надо было с ней поговорить. Вероятно, она подскажет, может ли наступить климакс в двадцать девять.




Днем Оля приехала ко мне. Еще ночью, когда она ехала на своей машине домой, мы с ней разговаривали по телефону. После того, как я выслушала все негодования подруги по поводу того, как дорого ей обошлась парковка на территории аэропорта, я, наконец, смогла вставить слово и рассказала ей о Снежане. Она очень удивилась, но была рада тому, что мы все можем встретиться. Решили, что ко мне она приедет часа в три, а около шести мы уже встретимся со Снежаной.




- Ну, рассказывай, как она? Все такая же красотка? - подруга по-хозяйски командовала на моей кухне, наливая нам чай.


- Нет, - честно ответила я.


- Нет?! - Оля от удивления даже перестала насыпать сахар в кружку.


- В смысле, не такая же, - поспешила исправить я свою фразу, которая прозвучала весьма двусмысленно, - еще лучше.


- О, даже так, - кивнула Оля, - и что она? Вышла замуж, родила пятерых, построила супер-карьеру и довольна жизнью?


- Почему для того, чтобы быть довольной жизнью, надо непременно выйти замуж и родить детей, я не понимаю? Еще и пятерых.


- Ну это я так, фигурально. Так что?


- Нет, она не замужем, она...


- Не замужем? Может, она тоже... - подруга многозначительно подмигнула и засмеялась.


- Нет, Оля, не тоже, - раздраженно ответила я, - и если ты заткнешься, я смогу договорить.


- Ладно, чего ты. Какая-то ты нервная, - хмыкнула подруга и наконец уселась на стул.


- Она была замужем, но развелась. Четыре года назад. Детей у нее нет. И да, она вполне довольна жизнью.


- Ну и отлично. Значит, мы все - состоявшиеся незамужние девушки, которые довольны своей жизнью, - сказала Оля и подняла чашку, делая вид, что произнесла тост.


- Именно.


- А ты чего такая напряженная? Ты, к слову, спросила у нее, какого хрена она тогда уехала из города и даже не попрощалась с тобой?



Привычка подруги задавать несколько абсолютно разных вопросов меня не удивляла. За столько лет я к этому привыкла и знала, что даже если Оля сменила тему, это не значит, что она забыла о своем вопросе.



- Ну да, - кивнула я, отводя глаза.



Увидев мою реакцию, Оля сначала замерла, потом прищурилась, наклонила голову и протянула:


- А это, пожалуй, интересно.


- Что тебе интересно?


- Ты напряглась как-то, глазки свои красивые отвела. Что-то произошло, о чем я не знаю?


- Ничего не произошло, я вообще не понимаю, о чем ты, - ответила я и встала, направляясь к холодильнику, - хочешь чего-нибудь?


- Нет, спасибо. Ну так все же? Что случилось?


- Да ничего не случилось, успокойся, - фыркнула я, захлопнув дверцу холодильника.


- Уверена?


- Да.


- Ладно. Так что сказала Снежана? Почему она так быстро уехала? - даже не собиралась успокаиваться Ольга.


- Ну... Она...



Почему я не умею врать? Хотя бы когда это необходимо. Нет, правда. Я страдаю этим с ранних лет, и верхом моего мастерства была ложь родителям о сигаретах. Когда на вопросы, почему от меня пахнет табаком, я рассказывала байки, как мои друзья "стояли и курили мне в рот".




- Придумывай быстрее, чтобы звучало правдоподобно, - спокойно, даже меланхолично заметила подруга.


- Мы с ней поругались тогда. После выпускного. Я же говорила, - вспомнила я ложь, давностью в одиннадцать лет. Тогда я сказала, что мы со Снежаной поссорились, и поэтому не приехали в клуб. Одиннадцать лет эта ложь вполне была похожа на правду.


- А, ну да. И настолько сильно, что она переехала, не сказав ни слова. Помню. Что вы там не поделили? Ты все время уходила от ответа, но раз уже все окончилось и все в порядке, то, думаю, уже можно сказать?


- Ну... Мы... - я вздохнула, понимая, что мне совершенно ничего не лезет в голову, - в общем, она мне тогда нравилась. И я ей об этом сказала.


- Да ладно?! Она тебе нравилась?! Я знала! Я вот прям копчиком чуяла!


- Да. И поэтому она решила, что лучше нам именно таким образом... разойтись, так сказать.


- Она не была в восторге от твоего признания?


- Типа того, - уклончиво ответила я.


- Ну, а сейчас? - Оля снова пошло подмигнула и мерзко хихикнула.


- Что? Перестань, ты как озабоченный подросток!


- Да что такого-то? Ты молодая, она тоже. Вы обе красивые, интересные, проводите вместе время, неужели ты не знаешь, как это бывает?


- Ты, я смотрю, слишком много знать стала.


- Ну, кто-то из нас должен в этом преуспеть.


- Иди в задницу, - фыркнула я, отвернувшись.


- Ну, я же вижу этот взгляд. Она тебе снова нравится, не так ли? А вы целовались? Нет, я слышала, даже просто подруги такое практикуют. Черт, если бы это знали наши одноклассники, они бы дрочили на вас целыми днями!


- Оля, замолчи, пожалуйста, пока я тебе твой чай на голову не вылила, - прошипела я.


- Обоснованная реакция, - пробормотала подруга довольно тихо, но так, чтобы я точно это расслышала, - значит, ты точно ее хочешь.


- Да не хочу я никого! - взорвалась я, хлопнув по столу.


- Да, конечно. Просто тогда ничего не было, и тебе захотелось сейчас. Исправить, так сказать, недоработки юности. Тем более, она стала еще красивее, ты уже кое-чему научилась и все такое.


- Да было все! Нечего исправлять! - проорала я и тут же заткнулась, закрыв глаза.


- Твою же медь! Ты серьезно?! Было?! Когда?! Сейчас?!


- Оля, отстань, - тихо сказала я.


- Нет уж. Теперь говори. Значит, было? - продолжала допытываться подруга.


- Было, да. Довольна?


- Нет. Хочу подробностей.


- Иди нахер.


- Была, больше не интересует, - спокойно ответила она, продолжая испытующе смотреть на меня.


- Что тебе надо? Рассказать, как мы трахались?


- Желательно.


- Не дождешься.


- Хотя бы, как это произошло вообще? Когда?


- Ты невыносима, - вздохнула я, понимая, что потерпела поражение, - после ресторана, на выпускном. Мы пошли ко мне. Переодеваться. Вот и переоделись. Все. Больше ничего не помню. Я тогда много выпила.


- Нет-нет-нет, так не пойдет. Нормально расскажи. Хотя... Если ты не хочешь, или, как ты говоришь, не помнишь, я спрошу у самой Снежаны, может, хотя бы у нее нет проблем с памятью, - пожала плечами подруга.


- Ты чертова шантажистка!


- Да, да.


- Да блин, я сказала ей, что мне нравятся девушки. Она, как выяснилось, знала.


- Постой, - прервала меня подруга, - в смысле "знала"?


- Ну, сказала, что догадывалась, видела это, не знаю.


- Пиздец. Я не видела, а она видела. Отлично. То есть ей ты рассказала раньше, чем мне?! - на лице Оли было искреннее возмущение.


- Тебя действительно сейчас волнует именно это?


- Ладно, ты права. Но я все равно вернусь к этой теме. Продолжай, - позволила подруга, а я в очередной раз вздохнула.


- Значит, я сказала, что мне нравятся девушки, а потом призналась, что мне нравится она.


- И? - Оля с горящими глазами ждала грязных подробностей.


- Что "и"? Потом она что-то ответила, потом я что-то сказала...


- Да, это я поняла, вы еще час болтали, это не так интересно. И что было дальше? - с нетерпением перебила меня она.


- А потом она меня поцеловала.


- Да ладно?! Сама?!


- Ну да.


- Ей же не нравятся девочки?


- Не нравятся, - утвердительно кивнула я, - но мы тогда выпили много, и она, видимо, решила попробовать. Ну, а дальше сама понимаешь. Утром ее уже не было.


- Вот это да, - протянула Оля, откидываясь на спинку стула, - и ты столько лет молчала. Подумать только. Подруга называется.


- Не ворчи. Я никому об этом не говорила.


- Ладно. Что было, то было. И что у вас сейчас? - взгляд девушки вновь стал серьезным и сосредоточенным.


- Что? - нахмурилась я, - ничего у нас. О чем ты?


- В самом деле? - брови Оли поползли вверх.


- В самом деле, - отрезала я, - просто общаемся, как старые подруги. Не более.


- Уверена?


- Уверена, и отстань от меня. И не вздумай ляпнуть чего-нибудь при ней, - пригрозила я.


- Ладно-ладно, как скажешь, - Оля подняла ладони, делая вид, что все поняла.





Мы встретились в самом ресторане. Снежана подошла сразу же после нас, и девушки минут пять поочередно восклицали, делая друг другу комплименты, как они прекрасно выглядят. Прям басня про Кукушку и Петуха. Только они, правда, обе прекрасно выглядели.




Оля вообще мало изменилась со школьных времен. Если я отрастила длиннее волосы, перестала выщипывать брови в "нитку", сменила спортивную одежду на более нейтральную и так далее, то подруга как была худой высокой платиновой блондинкой с короткой стрижкой, так и осталась. Ее зеленые глаза как и прежде светились задором, а на язык она стала еще более острой.




Когда наконец они успокоились, мы смогли все сесть за столик и заказали ужин, который состоял из горячего, разных закусок и шампанского.



Спустя часа полтора, когда Оля со Снежаной обменялись информацией о работе, подруга поделилась впечатлениями о своем отпуске, было решено продолжить наш вечер, и мы сделали еще один заказ на алкоголь. Я выбрала виски, Оля "ударила" по коньяку, а Снежана заказала вино. Шампанское нас немного расслабило, поэтому мы шутили, смеялись, делились историями из жизни. И моя любимая подруга Ольга не могла упустить момент, чтобы не вставить свои сраные пять копеек.



- Снеж, а как у тебя с личной жизнью? Я слышала, ты была замужем? - Оля проигнорировала мой тычок в бок и продолжила невинно хлопать глазами, глядя на Снежану.


- Да, была, - кивнула та, отпивая вино, - он оказался редкостным бабником. Так что сейчас я в свободном плавании, так сказать.


- Надо же, мы здесь все вместе и мы все в свободном плавании, - подняла свой стакан Оля, быстро осушив его.


- А я слышала, что ты в... женскую лигу перешла? - хитро посмотрела на нее Снежана.


- Так и есть. А твоя формулировка мне особенно по душе, - хихикнула пьянеющая подруга и чуть наклонилась над столом, в сторону Снежаны, - и, скажу тебе, мне в этой лиге нравится куда больше. Советую присмотреться.



После этой фразы я закашлялась, подавившись салатом.



- Все в порядке? - бровь Ольги вопросительно взлетела вверх.


- Да, - прокашлявшись, пробормотала я и отпила воды.


- Отлично. Так о чем я, Снежана, - подруга снова обратилась к девушке, - как долго ты была замужем?


- Три года где-то, - ответила та, не понимая, к чему ведет Ольга.


- Но детей у тебя нет, верно?


- Верно, детей у меня нет.


- Значит, он не "тот самый", - резюмировала подруга и кивнула сама себе.


- И ты это поняла, потому что... - вопросительно сказала я.


- Легко. Потому что будь он тем самым, она бы хотела от него детей. Разве не так поступают все женщины? Когда они находят того единственного, сразу появляется желание рожать, покупать семейный Вольво и читать рецепты.



Мы все с минуту сохраняли молчание, после чего я покашляла и сказала:


- Знаешь, я рада, что ты теперь смотришь на девушек. Иначе с такой идеологией тебе бы пришлось слишком трудно.


- Разве я не права? - возмутилась Оля. - Снеж, скажи мне, почему ты не стала рожать детей?


- Эм... Ну... Я даже как-то не думала об этом, - растерянно проговорила девушка.


- Вот видишь, - Оля плечом толкнула меня, - она не думала. А если бы она была уверена, что он ее тот самый, то непременно бы задалась этим вопросом.


- Странная логика, - пробормотала я, делая глоток янтарной жидкости.


- На самом деле, - неожиданно проговорила Снежана, - какой-то смысл в ее словах есть. Я никогда не думала, что он станет отцом моих детей. То есть я задумывалась о ребенке, но почему-то не видела его в качестве папаши.


- И я о том же! - победно воскликнула Оля.


- Слушайте, ну если со мной все довольно ясно, что насчет вас? - Снежана налила себе еще вина и взяла бокал в руку. - Я имею в виду, вы говорили родителям, что вряд ли у них будут зятья?



Мы с Олей переглянулись, и она решила ответить первой.



- Я ничего им не говорила. Хотя мне кажется, что мой старший брат догадывается обо всем. Он уже обзавелся семейством и подарил родителям двух внучек. Так что от меня пока ничего не требуют, - хихикнула Оля и посмотрела на меня, - а вот Марина еще много лет назад поставила своих в известность.


- О, правда? - Снежана заинтересованно посмотрела на меня.


- Ну да, - кивнула я.


- И... И как это было?


- Довольно... Довольно неплохо. В смысле, я от волнения чуть седой не стала, когда мы об этом говорили на так называемом "семейном совете", но мои родители оказались весьма широких взглядов.


- Потому что они у тебя молодые, им проще, - влезла Оля.


- А ведь правда, - оживилась Снежана, - я помню, твоя мама очень молодая.


- Ну, она меня родила в семнадцать. Тогда на них с отцом тоже косо смотрели. Учитывая, что ему было столько же. Только родители мамы были не так благосклонны и вообще сказали ей, что не дадут... одобрения на брак.


- И что они сделали? - я никогда не рассказывала эту историю Снежане, поэтому девушка слушала с большим интересом.


- Поженились, - усмехнулась я, - жили с моим... получается, прадедом. Родни по отцовской линии больше не осталось. Поэтому мой отец и не был, видимо, лучшим кандидатом в мужья. Сирота, сам еще ребенок, можно сказать. А вот его дедушка заявил, что мама будет рожать, жить они будут у него, благо, было две комнаты, и как-нибудь, да справятся. Мама лет шесть со своими родителями вообще не общалась. Я-то их увидела, когда мне пять было. Сначала они заявили, что у них нет ни дочери, ни внучки, и потом, видимо, ждали, что мама вернется в слезах и со словами "вы были правы". Но она не вернулась.


- Но они помирились в итоге, ведь так? - Снежана слушала меня, открыв рот.


- Ну да. Потом. Они сами пришли к моим родителям, просили прощения. Дедушка так вообще от меня не отлипал. Каждый раз твердил, каким он был дураком и извинялся перед мамой.


- Мда, - протянула девушка, - это грустно.


- Больше всего они сокрушались по поводу того, сколько времени они потеряли. Это то, что никак не вернуть.


- А сейчас они живы? Бабушка с дедушкой.


- Нет, уже нет, к сожалению. Сначала бабушки не стало, а потом и дедушки.


- Мне жаль. А что сказали твои родители, когда ты им призналась?


- Честно? - усмехнулась я и увидела, как закашлялась Оля, видимо, вспомнив рассказ о моем каминг-ауте.


- Хотелось бы, - улыбнулась Снежана.


- Это было очень... своеобразно, - начала я, сделав пару глотков воды, - я тогда вернулась со своего дня рождения. Мне только двадцать стукнуло. И вернулась я, будучи, мягко говоря, не очень трезвой.


- О как, - усмехнулась Снежана.


- Да. Так вот, завалившись в квартиру, я пыталась разуться, мама, сложив руки на груди, молча наблюдала за моими потугами, в то время как отец, стоя за ее спиной, уже хрюкал, пытаясь сдержать смех. И когда мама уже не выдержала и подошла, усадив свою невменяемую дочь на пуфик, она стала снимать с меня ботинки, приговаривая "какому же счастливчику достанется такая жена". На что я не повременила ответить, что не счастливчику, а счастливице, что мужчины меня не интересуют, и вообще я женюсь на какой-нибудь красивой и богатой даме.



Когда я закончила предложение, Снежана смеялась до слез, Оля же громко хохотала и била ладонью по столу.



- Я так пожалела, что в тот день поехала к себе, а не к ней, - призналась подруга, - я бы очень хотела посмотреть на этот цирк.


- И что было потом? - отсмеявшись, спросила Снежана.


- Ну, они помолчали пару минут, и папа сказал, что, видимо, будет у них не зять, а невестка. Что это, в общем-то, тоже неплохо, и женщин в семье много не бывает. Но сказал найти ту, которая будет играть с ним в шашки.


- Что, вот так просто? - по лицу Снежаны было видно, что она очень удивлена.


- Типа того. Потом, конечно, был разговор на трезвую голову, на том самом "совете", но это ничего не изменило. Они сказали, что главное для них, чтобы я была счастлива.


- Это прекрасно, - улыбнулась Снежана.


- Да, именно. Но с моими так хер выйдет. Они другой школы, - протянула Оля, вздыхая.


- Ты не пробовала. Как знать, - пожала я плечами.


- Да ладно, что я, не знаю их? - махнула рукой подруга.


- Может, когда ты встретишь женщину, которую полюбишь, сама захочешь ее с ними познакомить, - сказала Снежана, переводя взгляд с меня на Ольгу.


- Конечно. Все же в нашем мире так романтично и радужно, - с явным сарказмом ответила подруга.


- Я бы хотела знать, если бы мой ребенок был геем, - ответила девушка.


- Снежана, ты - это не они. Мы росли в другое время.


- Но любовь родителей к детям же не изменилась. Какая разница?


- Они это видят только по телевизору и, поверь мне, им не нравится то, что они видят. Считают, что это все влияние американцев. Они никогда не сталкивались лоб в лоб с понятием "гомосексуальность". Я даже не уверена, что они до конца понимают, что это значит.


- Ладно, перестаньте, - наконец вмешалась я в их спор, - еще поругайтесь из-за этого.


- Никто не ругается, мы просто ведем дискуссию, - отрезала Оля, а Снежана утвердительно кивнула.




Мы многое обсудили за этот вечер. А я поняла, что Снежана не изменилась. Она как была той доброй и честной отличницей, так ей и осталась. Зато стало ясно, почему все так вышло. Даже если представить, что в какой-то параллельной вселенной она мне ответила взаимностью одиннадцать лет назад, то вряд ли бы у нас что-то вышло. Я не вписывалась и не вписываюсь в рамки идеальной жизни, о которой когда-то мечтала сама Снежана. Я не муж-бизнесмен, я не сделаю ей ребенка, она не сможет спокойно познакомить меня с друзьями и коллегами. Даже если бы она хотела, не смогла бы. Снежана всегда была как персонаж из Степфордских жен. Умная, красивая, гордость родителей, а потом тети. Я же совсем из другого романа.


Но она все также была мне приятна и интересна. Я смогла признаться себе, что да, она мне все еще нравится. Хотя, скорее, снова. Теперь я смотрела куда глубже, чем раньше. Я видела все ее качества, ее характер. И я хотела бы иметь такую "жену". Если бы мы были из одной "книги".




К полуночи мои подруги напоминали меня в двадцать. Казалось, что мне придется помогать им разуваться.



Если с Олей было проще, она на улице более-менее пришла в себя, и, пожелав нам спокойной ночи, под моим надзором прыгнула в такси и укатила к себе, то что делать со Снежаной - я слабо представляла. Везти ее в гостиницу через весь город было очень долго, к тому же, я жила в десяти минутах езды от ресторана. Спросив у девушки, не против ли она отправиться с ночевкой ко мне, и получив согласие, смешанное с глупым хихиканьем, я затолкала ее в машину.



В такси Снежана решила вспомнить о школьных годах, как мы учились, как вместе выполняли задания, и как я ни черта не понимала в географии.



- Честно, Марина, я думала, что буду бить тебя глобусом по голове, когда ты сказала, что это Франция, а не Италия по форме напоминает сапог, - смеялась девушка, когда мы уже поднимались по лестнице.


- Италия? - пробормотала я. - Точно. С Испанией ее путаю.


- Как можно не знать таких элементарных вещей? - закатила глаза Снежана.


- Слушай, я пыталась. Мне было не очень интересно. Я никогда не любила географию. И учитель у нас был, мягко говоря, так себе, - проворчала я, вспоминая лысого и сухенького старикашку, который вел у нас предмет.


- Конечно, если бы географию вела высокая и грудастая модель, а еще если бы она была топлесс, ты бы явно лучше запоминала материал.


- Так и есть, - хохотнула я, открывая дверь в квартиру.


- Ты бы сказала, я надевала бы купальник во время репетиторства, - ответила Снежана и прошла внутрь, оставив меня стоять с открытым ртом. Что это опять за намеки?


- И что, ты бы это сделала? - спросила я, когда очнулась и зашла следом.


- Что именно? - икнув, спросила девушка, усевшись на широкий пуфик. Снежана смешно надула щеки, задержав дыхание, пытаясь избавиться от икоты.


- Ну, купальник и все такое, - ответила я, стараясь не рассмеяться над ее выражением лица.



Все же алкоголь меняет людей. И очень сильно. Это отражается как в поведении, так и в мимике. Кто-то становится злым, кто-то, как Оля, еще более безбашенным, а кто-то очень милым, как Снежана. Я невольно вспомнила свою бывшую девушку, ту самую, которая никак не могла определиться. Ей алкоголь был вообще категорически противопоказан. Помимо того, что она пьянела мгновенно, ей тут же надо было устроить со мной какие-нибудь разборки, причем на пустом месте. И я в очередной раз убедилась, что сделала правильно, когда отправила ее к той стареющей барышне.




Снежана перевела на меня взгляд, все еще сидя с надутыми щеками, и кивнула.



- Да, - сказала она и сделала вдох, - я могла бы. Наверное. Хотя мне кажется, я в юности была слишком застенчива.


- Неужели ты о чем-то жалеешь? - спросила я, сев на корточки, и расстегнула ее обувь.


- Не то чтобы жалею, просто в некоторых ситуациях я бы вела себя иначе, - тихо проговорила она, внимательно, насколько это было возможно в ее состоянии, наблюдая за моими действиями.


- В каком смысле? - я убрала ее правый полусапог и, оперевшись коленом об пол, принялась за левый.


- Была бы смелее.



Я сняла второй ее ботинок и поставила его рядом с пуфиком.



- Ну, у тебя есть вся жизнь, чтобы быть смелой. Молодость на то и дана, чтобы мы стали такими, какими хотим. Через ошибки и трудности, - я посмотрела на нее, не поднимаясь с колен.


- Я тоже так думаю, - прошептала девушка и наклонилась ко мне, обняв мое лицо руками.



В первую секунду я даже не поняла, что происходит, но мозг заработал быстрее, когда я почувствовала руку Снежаны на своей шее, которая скользнула вверх, зарываясь в моих волосах.



- Стой-стой-стой, - замахала я руками, отпрянув от девушки, - какого... Что... Что это ты делаешь? - я резко поднялась на ноги и сделала шаг назад.


- Прости, я... - щеки Снежаны тут же покраснели. - Я не... Просто ты сама сказала, что надо быть смелой, и я...


- Нет, - прервала я ее, - я не имела в виду, что быть смелой - значит бросаться на меня с поцелуями. Я вообще не об этом говорила! - воскликнула я.


- Извини, я подумала... Неважно. Я просто тебя не так поняла, - пробормотала девушка, опуская голову, - мне, наверное, лучше поехать к себе.


- Перестань, - вздохнула я, - мы взрослые люди, неужели мы с этим не разберемся? - я добродушно улыбнулась, пытаясь вернуть нашей беседе былой легкий настрой. - Тем более, зная тебя, не факт, что ты опять не сбежишь, не прощаясь, - усмехнулась я.


- Да, это вполне в моем стиле, - слабо улыбнулась Снежана.


- Да. Так что давай, раздевайся, я сделаю тебе чай покрепче и... В общем, снимай куртку и пойдем.


- Ладно, - кивнула девушка и начала неуверенными движениями стягивать с себя кожаную куртку.



Я незаметно покачала головой и направилась в кухню, чтобы сделать чай для своей гостьи. Может, это немного приведет ее в чувство.


6

Мы лежали на моей кровати и пытались уснуть. Ну, я точно пыталась. Снежана то и дело поворачивалась то на бок, то снова на спину, и я в итоге не выдержала:


- Тебе неудобно?



С полминуты была тишина, потом она наконец ответила:


- Нет, просто у меня голова кружится, - простонала девушка и снова перевернулась на спину.


- О, ну не надо было мешать шампанское с вином. В таких количествах.


- Ты права. И после твоих слов мне стало значительно лучше. Спасибо, - проворчала Снежана.


- Извини, - усмехнулась я.


- Расскажи мне что-нибудь. Может, это отвлечет меня, - попросила девушка, поднимая подушку чуть выше.


- Что тебе рассказать? - видимо, поспать мне не удастся.


- Не знаю. Что-нибудь. Почему ты ни с кем не встречаешься?


- Ну, ты тоже ни с кем не встречаешься.


- Я-то ладно. Я слишком... привередлива.


- А я по-твоему неразборчива? - нахмурилась я.


- Что? Нет! Боже, нет. Я не об этом. Просто... Все, с кем я встречалась, пусть их было и не так много, поголовно говорили, что сначала я им не нравилась. Абсолютно.


- Не может быть, - усмехнулась я.


- Нет, правда, - с чувством ответила девушка, - один говорил, что я казалась ему слишком высокомерной, второй считал меня помешанной карьеристкой, хотя тут можно задуматься, третий вообще сказал, что я его пугала всем своим видом. К слову, за него я и вышла потом.


- Извини, но мне кажется, ты встречалась не с теми людьми, - усмехнулась я, переместившись чуть выше.


- Может быть... - задумчиво протянула Снежана, - а что насчет тебя?


- Да не знаю я. Как-то не встретилась мне та... с кем бы я хотела построить отношения. Может, я тоже пугаю людей?


- Не думаю. Ты... Ты, скорее, наоборот, их притягиваешь.


- Думаешь? - моя бровь поползла вверх.


- Да. У тебя... У тебя было много девушек? - хоть я не видела лица Снежаны, по голосу стало ясно, что она крайне смущена. Но алкоголь ей явно придавал смелости.


- В каком смысле?


- Ну, с кем ты вступала... в близкие отношения.


- Спала в смысле?


- Да, - облегченно выдохнула девушка, видимо, радуясь, что до меня наконец дошла суть вопроса.


- Со сколькими я спала вообще? Или именно с кем у меня были отношения? - уточнила я.


- А что, это разные цифры?


- Ну... немного.


- О. Тогда... Сначала вообще, а потом со сколькими встречалась.


- Давай посмотрим... - задумалась я, - это получается... Семь. Всего семь, с тремя из них я встречалась.


- Ничего себе, - пробормотала Снежана.


- Что? Много? - напряглась я.


- Да нет, просто... Ну, на самом деле, это в два раза больше, чем у меня.


- Чем у тебя? У тебя было три с половиной? - усмехнулась я.


- Очень смешно. Нет, четыре.


- Правда? И со сколькими из них ты встречалась?


- С тремя, - тихо ответила Снежана.


- И кто этот четвертый, кому не удалось тебя заарканить? - весело спросила я, даже не подумав.


- Ты, - еще тише ответила девушка.


- А, - я поняла, что сморозила глупость. Никогда не могу сначала подумать, а потом уже трепать языком.


- А как ты... Как это происходит, когда ты... Ну, просто спишь с девушкой? - сменила тему Снежана.


- Что ты имеешь в виду?


- Ну, когда это не влечет за собой отношения? Вы как-то договариваетесь или ты сбегаешь?


- Почему ты думаешь, что именно я сбегаю? - засмеялась я. - Может, это они не знают, как от меня отделаться.


- Мне кажется, в тебя сложно не влюбиться, - пробормотала она, чем вогнала меня в краску и заставила еще больше нервничать.



Я прочистила горло и ответила:


- Да нет. Ничего такого. Обычно это сразу как-то ощущается. Что это просто секс и ничего больше. Когда хочется просто расслабиться.


- И это работает? - с живым интересом спросила девушка.


- Да, вполне. Просто выключаешь эмоции и все. Когда знаешь, что вы больше не увидитесь. Настраиваешь себя и... И все.


- Никогда об этом не думала, - проговорила Снежана и перевернулась на бок, - расскажи мне о своих девушках.


- Боже. Зачем?


- Мне интересно.


- Ладно, - кивнула я, вздохнув, - первая была на втором курсе института. Она была старше на два года и это был самый страстный секс в моей жизни. Нет, правда. Она была неугомонной. Мы встречались полтора года.


- Почему расстались?


- Не знаю. Как-то не сложилось, - пожала я плечами.


- Ладно, кто был потом?


- Потом была восточная красавица. Мы познакомились тоже в институте, я уже училась на пятом. Она была дочерью нашего преподавателя. Очень красивая, темпераментная и... ревнивая. Мы были вместе два года. Потом ее родители нашли ей жениха.


- Что, серьезно? - удивилась Снежана.


- Да. У них так принято. Но она вроде счастлива. Воспитывает уже двоих и вроде бы довольна жизнью.


- Вы общаетесь с ней?


- Нет, встретились случайно год назад.


- А. Понятно. Ну, а третья, я полагаю, та неопределившаяся?


- Именно.


- Но с ней у тебя было все серьезно? Я имею в виду, ты говорила, что...


- Да, - оборвала я ее, - я думала, что с ней все будет надолго. Возможно, навсегда. Но "навсегда" понятие не вечное, - грустно усмехнулась я.


- Ты... Ты долго это... переживала?


- Ты имеешь в виду, долго ли я страдала и плакала в подушку? Нет. Я запретила себе это. Просто приказала забыть и отпустить.


- И что, получилось?


- Да.


- Я поражаюсь тебе, - призналась Снежана.


- В каком смысле?


- Ну, что ты так умеешь управлять чувствами. Я так не могу. Я могу не подавать виду, но внутри творится настоящее безумие.


- Не знаю. Я стараюсь все держать под контролем.


- Да, я это заметила, - пробормотала девушка, видимо, делая отсылку к недавнему инциденту в коридоре.



Я не нашла ничего лучше, как улечься обратно, и проговорила:


- Давай спать. У меня глаза закрываются.


- Да. Конечно. Спокойной ночи, Марина, - зевнула Снежана и перевернулась на живот, подложив руку под подушку.


- Спокойной ночи.




Проснулась я очень рано. И только потому, что мне всю ночь снилась невероятная пошлятина. Кажется, у меня слишком давно не было секса. Во сне я занималась любовью со Снежаной и это было очень возбуждающе. Поэтому, открыв глаза, и вспомнив свои сновидения, мне кажется, я даже покраснела. Что со мной не так? Подруга просто спит со мной рядом, а я ее в своих фантазиях уже поимела во всех позах. Мне лечиться по ходу надо. Или потрахаться уже.



Я поднялась с кровати и направилась в ванную. Даже прохладная вода не сбила того горящего ощущения внизу живота. Нет, конечно, можно попробовать расслабиться, но не когда за стенкой мирно спит причина моих ночных видений. Это как-то совсем уж пошло и неуважительно. Поэтому я просто вылезла из душа и принялась чистить зубы, стараясь не думать о том, о чем думать не следует. Выходило неважно.



Она вчера пыталась меня поцеловать. Зачем? Была пьяна? Определенно. Но только ли поэтому? Она не склонна к разовым связям, как я вчера узнала. Тогда что? Неужели она что-то ко мне чувствует? Нет, не может быть. А я? Я тоже нет. В смысле, она мне, конечно, нравится, но ничего серьезного, что бы я не могла контролировать. Надеюсь. Хотя она, безусловно, очень красивая. И умная. И добрая. И веселая. Черт. Может, зря отказалась? Хотя бы не чувствовала себя сейчас так ущербно. Сделала бы вид, что не помню ничего. Интересно, а она помнит, что полезла ко мне с поцелуями?




Как позже выяснилось, она помнила. Потому что когда мы сидели и пили кофе, Снежана, краснея и жутко нервничая, сказала:


- Извини меня... за вчерашнее. Я... Я не знаю, что на меня нашло.


- Все нормально, - улыбнулась я, - мы просто перебрали.


- Да. Наверное, - пробормотала Снежана и поднялась со стула, - знаешь, я, пожалуй, поеду к себе. Завтра совещание, мне надо подготовиться.


- Эм... Ну ладно. Как скажешь, - ответила я, не понимая причины такой спешки.



Спустя полчаса я уже была в одиночестве и пыталась дозвониться до Ольги. С третьего раза подруга ответила:


- Алло? - ее голос был хриплым и сонным.


- Спящая красавица, я тебя разбудила?


- Да. Чего тебе?


- Как нелюбезно с твоей стороны, - проворчала я, усаживаясь на кровать.


- Подай на меня в суд. Как прошла твоя ночь? - зевая, поинтересовалась Оля.


- Нормально.


- Просто нормально?


- Почему она должна была пройти каким-то особенным образом? - удивилась я.


- Честно говоря, я надеялась на грязные детали. После всех этих взглядов...


- Каких взглядов?! - оборвала я ее на полуслове. - Ты все еще пьяная?


- Да ладно, ты что, слепая? Снежана весь вечер глаз от тебя не отводила. Я бы не была так уверена, что ей не нравятся девочки.


- Не неси чушь!


- Марина, ты иногда вообще не видишь, что у тебя под носом творится. Мы в этом не раз убеждались.


- Нет. Я не думаю. Хотя... - я вспомнила вчерашнюю попытку Снежаны поцеловать меня и задумалась.


- Что "хотя"? - тут же вклинилась Оля.


- Вчера произошло нечто странное. Когда мы пришли ко мне, она... Мы разговаривали, и она попыталась меня поцеловать, - призналась я.


- Ничего себе! - воскликнула Оля. - Не жизнь, а "Секрет Тропиканки". С ума сойти. А ты что?


- Что "я"? Конечно, я ее остановила.


- Да. Это в твоем стиле. Любой остро закрученный сюжет превратить в скучный документальный фильм, - пробормотала подруга.


- Прости? - возмущенно ответила я.


- Где твой авантюризм? Тяга к приключениям?


- Каким приключениям?! Ты совсем долбанулась, что ли?! Это же Снежана!


- И что?! - не сдавала позиций Оля. - Она что, не человек? Не девушка? Если тебе этого не надо, так скажи мне. Я с удовольствием за ней приударю.


- Только попробуй! Держи свои руки подальше от нее! - прошипела я.


- Так и знала! Она тебе нравится! И ты ревнуешь.


- Оля, ты идиотка. Я просто не хочу снова потерять подругу. Если у вас что-то будет, где гарантия, что она опять не исчезнет? - немного скривила душой я. Ладно, сама себе я готова была признаться, что приревновала бы Снежану к подруге. Но не Оле. Ей бы я в этом ни за что не созналась.


- Сделаем вид, что я поверила в этот бред. Так почему ты отказалась?


- Я тебе уже объяснила. Чтобы она еще раз исчезла лет на десять?


- Вы уже не дети и уже не в школе. Почему она должна исчезнуть? Может, у вас бы что-то вышло.



Как бы Оля ни старалась сделать из себя главную похуистку в мире, она все равно оставалась чертовым романтиком.



- Что вышло, Оля? Она натуралка, ты забыла?


- Странно это говорить о человеке, с которым ты спала.


- Это был эксперимент.


- Неважно. Я видела, как она на тебя смотрела. Правда. Тут явно что-то большее, чем просто дружба, - продолжала уверять Оля, тем самым все больше зарождая во мне сомнений.



Я молчала и смотрела на стену. Я не знала, что ответить на это.



- Слушай, а она тебе вообще нравится? - неожиданно спросила подруга.


- Ты и так уже за нас все решила, я думала, ты сама скажешь, нравится она мне или нет, - язвительно ответила я.


- Я ничего не решала. Говорю лишь то, что видела со стороны. Потому что твоих куриных мозгов не хватает, чтобы анализировать все происходящее. Аналитик, тоже мне. Как тебя еще не уволили?


- Эй, полегче, - возмутилась я.


- Ты не ответила. Она нравится тебе или нет? Потому что если нет, то тогда в этом нет никакого смысла.


- Я... Я не знаю, - честно ответила я.


- Что значит, ты не знаешь? Она либо нравится, либо нет.


- Просто... Понимаешь, она мне приятна, интересна, симпатична, как девушка. Но...


- Что "но"? - вздохнула Оля.


- У нас ничего не выйдет. Она уже однажды дала это понять.


- Да сколько можно?! - взвыла подруга. - Забудь ты о том, что было тогда! Она уже другой человек, можно сказать! Да и ты тоже. Начинай новый отчет. Если она тебе интересна, если вам хорошо вместе, то почему ты должна думать, что там когда-то было? Она уже не восемнадцатилетняя девчонка, которая не может нести ответственность за свои поступки. Дай ей шанс быть взрослой женщиной.


- Дать ей шанс? Она ничего не предлагала.


- Разве? А мне казалось, что она хотела тебя поцеловать.


- Это было под влиянием алкоголя.


- Да, но если ты так любишь вспоминать тот случай, то и ты набралась смелости признаться ей в своих чувствах, только когда напилась. Для смелости иногда нужно топливо.


- Не знаю. Я... Я подумаю об этом.


- Подумай. И не забывай, что тебе не девяносто. Не бойся авантюр. А то без них слишком скучно.


- Да. Конечно. Ладно, пока. Спи дальше.


- Уснешь тут теперь, - проворчала Оля, - сообщи, если будет что-то интересное. Пока.




Я отключила телефон и вытянулась на кровати. Какой-то здравый смысл, как это ни прискорбно было признавать, в словах Ольги был. Я замечала, что Снежана определенно тянется ко мне. Она постоянно проводила со мной время вне работы. Всю неделю. Но я списывала это на то, что девушке просто не с кем здесь общаться. Все ее друзья остались там, в городе, где она прожила добрую треть своей жизни. Хотя вчерашний случай меня заставил задуматься о том, что между нами все же не просто общение.


Я решила не гадать на кофейной гуще, а присмотреться к поведению девушки получше, и в идеале - просто с ней поговорить.




В понедельник было назначено совещание. Были все начальники отделов, и, конечно, не обошлось и без меня. Самое смешное началось ровно тогда, как я переступила порог переговорной. За столом уже сидел директор. Рядом с ним Снежана, которая поприветствовала меня кивком, задержав на мне взгляд. Через пару стульев от нее сидела Жанна Эдуардовна. Как всегда, женщина выглядела потрясающе. Собранные волосы открывали вид на тонкую красивую шею.


Говорят, по рукам и шее легко определить возраст женщины. Не знаю, либо это полная чушь, либо с ней это правило не работало. Кожа у нее была упругой и гладкой, как у двадцатилетней девчонки.



Блузка нежно-зеленого цвета с декольте открывала вид на приличного размера грудь. На шее висела тонкая золотая цепочка с кулоном в виде сердечка. Несколько инфантильно, на мой взгляд, но ей шло.



Увидев меня, женщина расплылась в улыбке и подняла руку, приглашая меня присесть с ней рядом. Что я и сделала.


Напротив сидела Таня и высокий худой мужчина, который был ответственным за логистику. Следом за мной в кабинет зашел парень из отдела продаж и уселся рядом со Снежаной. Всего в кабинете было семь человек и ждали еще двоих, чтобы начать совещание.



Жанна Эдуардовна тут же начала вести со мной активную беседу, полностью ко мне развернувшись. Я лишь улыбалась и вежливо кивала, иногда односложно отвечая. Мысли мои были явно за пределами этого кабинета.



Через какое-то время Жанна Эдуардовна вовсе осмелела и, положив ладонь мне на руку, улыбаясь, сказала:


- Мариночка, как насчет того, чтобы после совещания пообедать вместе? Есть пара вопросов, которые я бы хотела с вами обсудить.



Я уставилась на ее ладонь и молчала. Будто язык проглотила. Что происходит с этим миром?! Одна лезет целоваться, вторая беззастенчиво флиртует. И почему все это именно со мной? Я невольно вспомнила фразу из интернетских тупых картинок "я слишком стара для всего этого дерьма". И ведь действительно.


Усмехнувшись сама себе, я наконец очнулась, вспомнив, что так и не ответила на предложение начальницы.


Я перевела взгляд на нее, и он невольно скользнул дальше, на Снежану. С ней же беззастенчиво флиртовал этот кретин-продажник. Девушка ему улыбалась в ответ, но выглядела немного напряженной. Непонятно откуда взявшаяся волна ревности окутала меня, и я, сверкнув глазами, вернула взгляд на Жанну Эдуардовну. Женщина вопросительно смотрела на меня, ожидая ответа.



- Да, с удовольствием, - решительно проговорила я и повернулась к столу, открыв папку с документами.


- О, отлично. Тогда сразу, как закончим, поедем. Не против? Или у вас еще есть какие-то дела?



Дела. Я думала о том, чтобы как-то поговорить со Снежаной, внести ясность между нами. Но, видимо, это уже не потребуется. Судя по тому, как она улыбается этому мудаку. Как рот еще не порвался от такой широкой улыбки. Как он вообще ее мог заинтересовать? Он же духарится дезодорантом! Не духами, не туалетной водой, а дезодорантом! Это все равно, что потереться вонючими страницами из косметического каталога. Или распихать по карманам бумажки-пробники из магазина.



- Нет. Никаких дел у меня нет. Я свободна, - ответила я, понимая, что моя фраза звучит довольно двусмысленно, но весьма правдиво.


- Чудно, - улыбнулась женщина и, положив руку мне на плечо, чуть сжала его. Со стороны все это выглядело, как дружеские жесты, но я знала, что это ни черта не так.




Совещание прошло довольно быстро. Первый этап аудита был завершен, теперь предстояли подсчеты и примерные цифры наших результатов при запуске производства. Сколько сможем отрабатывать, как расширяться, какие объемы и так далее. И львиная доля этих подсчетов - была моя работа. Так что следующие пара недель обещали быть очень напряженными. Но Жанна Эдуардовна с энтузиазмом заявила, что с радостью мне поможет, если потребуется помощь.


Это было бы довольно весело, учитывая, что работать мне предстояло вместе со Снежаной.




После того, как директор объявил, что совещание окончено, и мы все свободны, я и Жанна Эдуардовна направились к лифтам. И, конечно же, рядом с нами стояли Снежана и этот придурок. Я молча смотрела на горящую кнопку и мысленно уговаривала чертов лифт ехать быстрее. Краем уха я слышала, как этот долговязый продажник во всех красках рассказывает Снежане о своей работе, воняя своим дезодорантом. Черт, ощущение было, будто он освежителем для туалета набрызгался.


У меня начала болеть голова. Особенно после того, как он предложил Снежане попить с ним кофе. Я невольно обернулась на девушку, чтобы узнать, что она ему скажет. Она мельком глянула на меня и, снова повернувшись к мистеру Вонючке, улыбаясь, кивнула в знак согласия. Сука. О чем я вообще думала вчера? О чем Оля мне лапшу вешала? Нахер ей не сдалась ни я, ни еще какая-нибудь баба. Какая же тупость.



Я вздохнула с облегчением, когда подъехал лифт. Мы вчетвером зашли внутрь. Так уж вышло, что мы со Снежаной оказались сзади, а наши "обеденные партнеры" впереди нас. Я искоса глянула на девушку, пытаясь понять, какого черта вообще происходит. Но она спокойно лазила в смартфоне и не обращала на меня никакого внимания. Это вызвало новую волну раздражения. Как с этим мудаком зубоскалить, так пожалуйста, а на меня даже посмотреть не может. Ну ладно. Ничего, и не такое дерьмо случалось.



Когда лифт остановился на первом этаже, я подхватила Жанну Эдуардовну под руку и быстрым шагом направилась с ней на выход. Лишь бы не смотреть на эту парочку, что осталась позади.




Мы сидели в очень хорошем ресторане с обширным меню. Жанна Эдуардовна была весьма любезна и, честно, если бы мои мысли не были заняты этой белобрысой трусихой, вполне вероятно, что на следующий обед начальницу я пригласила бы уже сама. Но как бы я ни старалась полностью погрузиться в общение с женщиной, в голове то и дело всплывал образ Снежаны. И я не могла понять, почему. Еще вчера я даже не задумывалась ни о чем таком, а сегодня играю Отелло в первом составе. Почему? Потому что поверила в то, что сказала Оля? Решила, что действительно ей нравлюсь? Какого черта вообще? Какое мне дело до того, с кем она обедает? Это я решила, что между нами есть что-то. Причем, решила я это всего несколько часов назад, а уже извожу себя. Так нельзя. Определенно.




Из невеселой задумчивости меня вывел вопрос Жанны Эдуардовны, который, по всей видимости, она уже задавала не в первый раз.



- Что, простите? - встрепенулась я, поняв, что веду себя крайне невежливо.


- У вас что-то случилось? - с искренним участием спросила женщина, перестав тыкать вилкой в салат.


- Эм... Нет. Я просто... задумалась.


- О той массе работы, которая вам предстоит? - бровь женщины поднялась вверх.


- Да, можно сказать и так, - уклончиво ответила я. Да. Работа над собой. Выкинуть из головы то, о чем думать не следовало изначально.


- Думаю, у вас не возникнет особых проблем. Эта аудитор, Снежана, кажется очень... профессиональной.


- Да. Вы правы. Но давайте не будем об этом. Мне еще долго работать с ней тет-а-тет. А то ее будет слишком много, - я постаралась выдавить улыбку, - давайте о чем-нибудь более... вне рабочем.


- Вне рабочем? - усмехнулась женщина, как-то странно посмотрев на меня. Нет, я не имела в виду ничего такого.


- Именно, - кивнула я и решила ей напомнить о маленькой детали, - как ваш муж? Я не видела его на последнем корпоративе.


- О, надеюсь, что хорошо, - улыбнулась Жанна Эдуардовна и легким движением поправила сзади волосы.


- Надеетесь? - не поняла я.


- Да. Мы развелись, - спокойно ответила она.


- О. Сожалею.


- Не стоит, это, скорее, радостное событие.


- В таком случае... поздравляю. Простите, если лезу не в свое дело, но... почему?


- Все просто. Мы жили вместе, но будто на разных континентах. Могли даже не разговаривать и не пересекаться несколько дней.


- Вот как, - протянула я.


- Да. Знаете, Марина, когда я выходила за него замуж, я думала, что у нас с ним есть общие цели. Расти, развиваться, добиваться чего-то вместе. А оказалось, что это были только мои цели. Тяжело жить с человеком, который тебя не только не понимает, но и с которым у вас нет ничего общего, - с грустной улыбкой проговорила женщина.


- Согласна, - тихо ответила я, задумавшись.


- У вас было такое? - поинтересовалась она, делая глоток воды из бокала.


- Что? Человек, который меня не понимал?



Женщина молча кивнула, не отрывая от меня взгляда.



- Да, - честно призналась я. Сама не знаю, почему я решила вдруг разоткровенничаться перед ней. Может, из вежливости, типа в ответ. - Я жила с человеком, которого, как выяснилось, совсем не знаю.


- И как вы это поняли?


- Просто. В один "прекрасный" момент появился третий. И начались метания, сомнения, - махнула я рукой.


- Она ушла от вас?


- Я ее сама отпустила, - ответила я и замерла. Черт. Как она меня так легко подловила?


- Что? - с усмешкой спросила женщина, заметив мое явное смущение. - Не знаете теперь, как объяснить местоимение "она"?



Я молча смотрела на нее и наверняка выглядела весьма затравленно.



- Да ладно, Марина. Мне все давно известно. Не переживайте, я не собираюсь об этом никому рассказывать.


- Что... - начала было я и поняла, что мой голос звучит слишком хрипло, - как вы... Как вы узнали? - спросила, наконец, я, прочистив горло.


- Как-то увидела вас в кафе с короткостриженной блондинкой. Вы слишком близко сидели и... не было ощущения, что вы просто подруги.


- Эта блондинка действительно моя подруга. Причем очень много лет, - ответила я, жалея, что даже не постаралась оправдаться. Ведь, как выяснилось, никакого компромата на меня нет. Оля, и правда, просто подруга.


- Неважно. Мне так показалось. И потом, вы употребили фразу "жила с человеком".


- Это что, преступление? - напряглась я.


- Не агрессируйте, Марина. Я абсолютно ничего не имею против. Просто женщины, как правило, употребляют конкретные названия - "парень, мужчина, сожитель". А "человек" говорят, когда пытаются скрыть пол. Я просто предположила и оказалась права.


- И что вы будете теперь делать с этой информацией? - продолжала наседать я. Неужели она и флиртовала, чтобы убедиться в своих догадках?


- Да расслабьтесь, - дружелюбно улыбнулась начальница, - я не собираюсь вас шантажировать или что-то в этом роде. Напротив, мы все-таки с вами в одной лодке, - проговорила она и усмехнулась.


- В одной лодке? Что это значит?


- Боже. Марина, вы же аналитик. Примените ваши способности, - сказала она, многозначительно кивнув.


- Вы имеете в виду, что вы тоже...


- Да, - оборвала она меня, не дав договорить, - по крайней мере, мне так кажется.


- Мне кажется, все женщины вокруг с ума посходили, - пробормотала я, даже не до конца осознавая, что я говорю это вслух.


- В каком смысле? - нахмурилась Жанна Эдуардовна.


- Не обращайте внимания, - покачала я головой, - добро пожаловать, и... Не пожалейте о своем решении.


- Почему я должна о нем пожалеть? - удивилась начальница.


- Женщины бывают очень... В общем, и среди прекрасного цветника полно сорняков.


- Среди людей вообще полно дерьма, и никто от него не застрахован, - заметила Жанна Эдуардовна и наклонила голову, - так если мы все выяснили, может, как-нибудь поужинаем вместе?



Ну вот почему стоит только женщине признаться самой себе в ориентации, так она сразу тащит на свидание первую попавшуюся лесбиянку? Я что, лакмусовая бумажка? И еще так смело, напористо. Будто всю жизнь этим и занималась.



- Я... Я не думаю, что это хорошая идея, - честно призналась я.


- Почему? У вас кто-то есть? Хотя, я думаю, после этого разговора мы смело можем перейти на "ты". Не против?


- Нет, не против, - кивнула я, - и нет, у меня никого нет.


- А что тогда? Я слишком стара для тебя? - усмехнулась женщина. Я почему-то была уверена, что она не восприняла мой отказ всерьез.


- Что? Нет. Ты... Ты очень привлекательная. Просто я не встречаюсь с коллегами. Это правило, которое я не нарушаю.


- Я могу тебя уволить, тогда мы не будем коллегами, - улыбнулась она, а я чуть со стула не упала.


- Что?! За что?! - воскликнула я.


- Да ладно, успокойся, - засмеялась женщина. - Я просто шучу. Ты слишком хорошо работаешь, чтобы я тебя уволила за то, что ты отказалась пойти со мной на... свидание.



Я тихо выдохнула.



- У тебя очень... своеобразное чувство юмора, к слову.


- Я знаю, - с озорной улыбкой усмехнулась она, отчего стала похожа на ребенка, - ну, мы же можем быть друзьями, ведь так?


- Конечно. Против этого я ничего не имею, - улыбнулась я в ответ.



В этот момент у меня зазвонил телефон и, извинившись, я взяла трубку.



- Алло?


- Где ты? - голос Снежаны был спокоен. Даже слишком спокоен.


- На обеде.


- Обед уже десять минут, как кончился. Ты помнишь, что у нас сегодня по плану предварительные подсчеты и срез? - готова спорить, говори она мне все это в лицо, это выглядело бы, как будто учительница отчитывает ученика.


- Да, я скоро буду. Просто задержалась.



В этот момент Жанна Эдуардовна попросила счет, а Снежана это явно слышала, потому что ее тон стал еще более холоден:


- Советую поторопиться, я не собираюсь сидеть с тобой до ночи с этими бумажками. У меня вечером планы.



Сказав это, девушка отключилась, оставив меня в состоянии полного смятения.



Увидев мою растерянность на лице, начальница спросила:


- Все в порядке?


- Эм.. Да. Просто я ни черта не смыслю в женщинах, - пробормотала я, убирая телефон.


- А кто смыслит? - усмехнулась она. - Ладно, твоя компания - это, конечно, прекрасно, но нам пора возвращаться.


- Да, - кивнула я, - начальство уже вызывает.




Я не понимала, что вызвало такую реакцию Снежаны. Мысль, что она приревновала меня, я отбросила сразу. Во-первых, между мной и Снежаной ничего нет. Во-вторых, между мной и Жанной Эдуардовной ничего нет. В-третьих, Снежана сама потащилась с этим мудилой на обед и вообще не обращала на меня никакого внимания все совещание и даже после него. Так что тут явно что-то другое. И я собиралась выяснить, что именно.


7

Я встретила Снежану в коридоре, когда мы с Жанной Эдуардовной вышли из лифта. Девушка на нас недобро посмотрела и почти сквозь зубы сказала:


- Пойдем быстрее, времени уже много, у нас куча дел.



Я согласно кивнула и направилась за ней.



- Мариночка, завтра составишь мне компанию? - услышала я в спину и обернулась.


- Конечно. Спасибо тебе за обед. До встречи.


- Пока, - женщина улыбнулась и пошла к себе в кабинет.



Я поспешила за Снежаной, которая быстрым и уверенным шагом сокращала расстояние до моей двери.




- Вы уже с ней на "ты"? - с каким-то раздражением, причину которого я не понимала, спросила девушка.


- Ну да, - спокойно ответила я, пропуская ее вперед, - у нас, как выяснилось, много общего.


- И что же это, если не секрет? - Снежана бросила папки на стол и, одернув кофточку, села на стул.


- Секрет, - улыбнулась я, но девушка не разделила моего веселого настроения, и только недовольно закатила глаза.



Такой я ее еще не видела. Настоящая "акула". Она говорила твердо, уверенно и только по делу. Мы сидели с кучей бумаг, подводили итоги, сравнивали срезы по сезонам и месяцам. К вечеру у меня уже голова шла кругом.



Когда на часах было шесть, Снежана собрала все документы и сказала:


- Завтра продолжим. Мне пора.


- Куда, если не секрет? - тем же тоном, что и она ранее, спросила я. Девушка посмотрела на меня и с едкой ухмылкой ответила:


- Секрет.


- О, прошу прощения. Хорошего тогда вечера.


- Не сомневайся, - бросила она, направляясь к выходу.



Я была уверена, что она поперлась куда-то с этим хреном. Какие у нее еще могут быть дела? С кем?


Не скажу, что эта мысль была мне приятна, но что поделать. Это ее жизнь. И мне в ней не место. Поэтому я как можно спокойнее убрала все папки, выключила компьютер и собралась домой.




Чертова стерва. Я почти уверена, что она вчера куда-то ходила с этим придурком. Потому что утром я встретила их в коридоре, мило беседующими. Он вообще работает в другой части офиса, какого хера он тут забыл? Пусть идет воняет своим дезодорантом где-нибудь в другом месте.



Примерно с такими мыслями я провела все утро, выполняя текущую работу. Ближе к обеду меня и Снежану вызвал директор, после чего сообщил, что ему нужны будут некоторые данные к утру следующего дня. Вся сложность заключалась в том, что для того, чтобы собрать все эти данные и свести их вместе, нужно много времени. Очень много. К моему удивлению, Снежана вызвалась мне помочь, хотя эта задача относилась только ко мне.



Когда мы вышли из кабинета, я спросила:


- Почему ты решила мне помочь? Нам придется задержаться до позднего вечера. Разве у тебя нет планов? - как ни старалась я говорить спокойно, доля язвительности все же просочилась на последней фразе.


- Сегодня я свободна. Чем быстрее мы с этим закончим, тем скорее приступим к следующему этапу, - деловитым тоном проговорила она.



Я не успела ничего ответить, как навстречу нам вышла Жанна Эдуардовна.



- Привет, - весело поприветствовала она меня и тут же кивнула Снежане, - добрый день.


- Добрый, - ледяным голосом ответила та и пошла дальше по коридору.


- Пообедаем? - женщина подмигнула мне и наклонила голову.



Я посмотрела на часы и поняла, что самое время.



- Почему бы и нет? Только я Снежану предупрежу.


- Ладно, жду тебя внизу, - кивнула начальница и направилась к лифту.



Я заглянула в свой кабинет и сказала:


- Я на обед. Скоро приду. Может, тебе принести чего-нибудь?


- Не надо, - фыркнула девушка и добавила, - не опаздывай. Сегодня очень много работы, если ты помнишь.


- Помню.


- Отлично. Можешь идти.



Я шла по коридору несколько озадаченная. Какого черта с ней происходит второй день? Что я сделала? Решив, что это просто необъяснимые для меня бабские капризы, я спустилась вниз, где меня уже ждала начальница.




Обед прошел в спокойной дружеской обстановке. Нет, правда, если бы в моей голове все было проще, и если бы она не была моей начальницей, мы вполне могли бы неплохо провести время.


Женщина оказалась действительно интересным собеседником. Она была очень начитана, разбиралась, как мне показалось, по крайней мере, в живописи, в которой лично я вообще ни в зуб ногой, рассказывала о путешествиях по странам, где она побывала. Обеденный час пролетел, как пять минут. И когда я вернулась на рабочее место, настроение у меня было на высоте.




Но длился мой эмоциональный подъем недолго. Снежана была все такой же излишне серьезной, холодной и даже суровой, чем окончательно поставила меня в тупик.




Стрелка часов перевалила за восемь вечера, а мы были в самом разгаре работы. Хоть Снежана и разговаривала со мной периодически, будто я испортила ей жизнь, и часто делала какие-то замечания, я не могла не отметить, как она все же была хороша.


Нежно-голубая блузка на пуговицах, с закатанными рукавами, и обтягивающие темные брюки сидели на ней превосходно. Девушка собрала волосы в пучок на затылке, и только одна светлая прядь, которая выбилась из прически, то и дело падала ей на лицо. Взгляд ее был сосредоточен и даже напряжен. Она, сидя за столом, скользила глазами по распечатанному графику, закусив кончик карандаша зубами. Черт, смотрелось это просто восхитительно. Будто невероятная сексуальность была заточена под этим строгим взглядом и офисной одеждой. И кусок этой сексуальности я могла наблюдать в вырезе ее блузки. Пара пуговиц были расстегнуты, и мне, так как я стояла рядом с ней, прекрасно был виден край темно-синего бюстгальтера. И я удивилась, как, с виду очень легкая ткань блузки, может быть такой плотной, потому что ее белье не просвечивало.



Следом пришли вовсе ненужные мысли о ее второй части белья. Я была уверена, что трусики были такие же, из этого же комплекта. Почти все женщины делятся на две категории. Те, которые надевают белье, независимо от того, совпадают трусики и лифчик по цвету или нет, и те, которые привыкли, что даже под одеждой они идеальны. Такие пользуются комплектом.


Хотя Оля однажды выдвинула гипотезу, что те, кто надевает белье из набора, просто всегда готовы к сексу. Она мотивировала это тем, что если женщина надевает, скажем, белые трусы в горох и розовый лифчик, значит, либо она даже не думает о сексе, либо она замужем. А те, кто всегда в эротичном белье одного тона, те не знают, как может окончиться их вечер, и готовы ко всему. По мне - так бред редкостный. Но эту идиотку не переубедить.



И пока я думала, синие на Снежане трусики или нет, в кабинет постучали. Я очнулась и посмотрела в сторону двери. Я думала, что уже все ушли. Но на пороге стояла Жанна Эдуардовна, точнее, уже второй день, как просто Жанна, и весело улыбалась.



- Я думала, свет забыли выключить. Работаете?


- Да, работаем, - кивнула Снежана с видом, типа "вали отсюда, не мешай пахать на благо компании".


- Директор задал задачу, теперь вот разбираемся, - улыбнулась я, немного нервничая.


- Ну ладно, удачно поработать. До завтра, - кивнула женщина.


- Пока.



Когда она вышла, я только собралась с силами, чтобы вникнуть в график, как Снежана с силой бросила папку на стол.



- Ты... Ты чего? - пробормотала я, не понимая этот явно нервный жест.


- Слушай, это твое дело, но давай твоя Жанна не будет лезть сюда, когда мы работаем?! Занимайтесь с ней чем хотите, но вне этих стен!



Я вытаращилась на Снежану во все глаза. Что это, неужели, все-таки ревность?



- Твой продажник тоже заходил сюда, если ты помнишь! - я решила не сдавать позиций. Что, ей можно, а мне нет?


- Это другое! - воскликнула она.


- Что "другое"?! То, что он мужик, не делает его каким-то особенным. И, кстати, раз уж вы с ним так подружились, посоветуй ему купить нормальные духи. Чтобы не вонял тут по коридору! Хотя если тебя заводит этот запах, то, конечно, я потерплю!


- Да как ты смеешь?! - возмутилась Снежана и вскочила со стула.


- Что, думаешь, я не заметила, как он к тебе клеился?! Блин, Снежана, ты могла бы найти кого и получше! - честно говоря, я уже мало соображала, что несла. Слова сами вываливались из моего рта, а я даже не пыталась их удержать.


- Это вообще не твое дело! Еще неясно, кто лучше, он или твоя начальница!


- Вот тут ты права! - проорала я в ответ. - Это не твое дело!


- Она тебе повышение пообещала или просто на престарелых потянуло?!


- А у тебя акт благотворительности или просто на мудаков потянуло?! Или ты решила, что без разницы, лишь бы с кем-то?!



Да, то, что последняя фраза была явно лишней, я поняла еще до того, как в меня полетела тяжелая пластиковая папка с толстыми металлическими кольцами по корешку.



- Заткнись! - прокричала Снежана, запуская в меня этот снаряд.



Я умудрилась увернуться, хотя папка летела четко в лицо. И если бы Снежане повезло, то, вероятно, я бы закончила сегодняшний день в травмпункте. Но этот "томик" документации пролетел мимо, не достигнув цели, зато это вызвало у меня недюжинную волну адреналина.



Я подскочила к девушке и, схватив ее за плечи, хорошенько тряхнула, чтобы привести в чувство. Она ладонями уперлась мне в грудь, пытаясь оттолкнуть меня. Но физическое преимущество явно было на моей стороне, поэтому я не отступала.



И я не знаю, что произошло в моей голове, может, там что-то щелкнуло, может, я просто уже ничего не соображала, но мне неожиданно захотелось ее поцеловать. Разъяренную, дикую, раскрасневшуюся. И я поняла, что если буду обдумывать это, то просто упущу момент.


Я с силой впилась в ее губы. Грубо, совсем не нежно, и, честно, я ждала, что на мою голову опустится графин или что потяжелее, но через пару мгновений я почувствовала, что Снежана прикусила мою нижнюю губу, а руки ее обвились вокруг моей шеи. Я бедрами вжимала ее в край стола и целовала так, будто это был последний поцелуй в моей жизни. К слову, она, похоже, чувствовала, если не то же самое, то что-то очень близкое по ощущениям. Парой движений я заставила ее сесть на стол, а мои бедра оказались между ее ног. Пуговицы на ее блузке разлетелись по полу, она сдвинула все лежащие рядом предметы, не переставая целовать меня. Хотя поцелуй - не совсем верное слово. Она кусала, прикусывала, впивалась в мои губы в буквальном смысле. С какой-то нечеловеческой силой она стащила с меня майку, после чего вновь нашла мой рот. Я же уже расстегивала ее брюки.



Как я и предполагала, ее трусики были темно-синие.




Мы лежали на полу в моем кабинете на ее растеленном пиджаке, который до этого мирно висел на спинке стула. Вокруг нас были разбросаны бумаги, ручки, карандаши, папки. Я не знала, как мы сможем привести все в порядок, но мне было плевать.


Я повернулась на спину, а Снежана тут же положила свою голову мне на грудь.



- Черт, - пробормотала я, шаря под собой рукой.


- Что?


- Сейчас, - прокряхтела я и вытащила пуговицу от блузки Снежаны, - она мне в задницу впилась, - усмехнулась я, показывая находку девушке.


- Как я пойду домой? Ты мне все пуговицы оторвала.


- Ты же на машине. Наденешь пиджак, - улыбнулась я.


- Да, и все служащие гостиницы сразу поймут, чем я занималась.


- Можешь поехать ко мне. Хотя у меня нет блузок, но более-менее приличную кофту я тебе найду.


- Даже не знаю, - протянула Снежана, но я по голосу поняла, что она согласна.


- И у меня есть нитки и иголка. Можем пришить пуговицы и снова их оторвать, - задумчиво произнесла я.


- Звучит заманчиво, - ответила девушка и, неожиданно подняв голову, посмотрела мне в глаза, - что у тебя с Жанной Эдуардовной?



Значит, ревновала.



- Ничего. Мы просто с ней общаемся. Точнее, она пригласила меня на свидание, но я четко дала ей понять, что между нами ничего не может быть.


- Уверена? - с подозрением спросила она.


- Уверена. А что у тебя с ходячим дихлофосом? - в свою очередь поинтересовалась я.


- Ничего. Абсолютно. Просто пообедали и сходили в кино.


- Ты ходила с ним на свидание?! - возмутилась я.


- Для меня это не было свиданием, - пожала плечами Снежана, - я просто хотела, чтобы ты приревновала.


- Коварные женщины, - протянула я, - но тебе это удалось.


- Правда? - взгляд девушки стал игривым.


- Правда.



Нашу милую беседу прервал какой-то шум в коридоре.



- Черт, это, наверняка, уборщица. Она приходит к десяти, - подскочила я, натягивая одежду.




Когда дверь в кабинет открылась, и женщина с ведром стояла на пороге, мы уже были одетые и сидели за столом. Снежану я предусмотрительно усадила спиной к двери, чтобы не шокировать пожилую уборщицу видом обнаженного тела уважаемого аудитора.



Я отправила женщину восвояси, сказав, что у нас много важной работы, и что убираться сегодня здесь не надо.




К часу ночи мы приехали ко мне, еле-еле разобравшись с бумагами. С порога Снежана оказалась в моих объятиях, а раздевались мы на пути к кровати.




Надо ли говорить, что мы проспали. Мы опоздали почти на час, но догадались зайти в офис с разницей в несколько минут.



Благо, директора не было, а Жанна Эдуардовна была слишком увлечена работой, чтобы заметить наше отсутствие. Поэтому, как ни в чем не бывало, я спокойно прошла в кабинет и уселась за рабочий стол, ожидая Снежану.


8

Я даже не думала, что у меня будет такой "медовый месяц". Каждый день, точнее, ночь, мы проводили вместе. В основном у меня, но иногда оставались и у Снежаны. Оля уже несколько дней требовала встречи, но я решительно ее откладывала до выходных.



В субботу утром я стояла в ванной, вытираясь полотенцем, и отмечала, как преобразилась моя комната. На полках появились какие-то баночки, тюбики и пузырьки. Я напоминала себе ребенка, потому что я открыла и понюхала почти каждую. Дошло до того, что я лизнула какой-то мусс с ароматом персика. Эта хрень пахла персиком больше, чем сам персик. Как им удается делать такие штуки?



На крючке висел бюстгальтер Снежаны, а в стаканчике стояла ее зубная щетка. Я сама не поняла, как все эти вещи оказались здесь. Но удивительно было то, что мне это нравилось.


И также удивительно было то, что, похоже, я влюбилась в нее. Как подросток. Я надышаться ей не могла. Совершенно не понимала, как это произошло, но действительность отрицать было глупо. Важно то, что мы не только с ней трахались, нет. Мы много разговаривали, смеялись, делились мыслями, как серьезными, так и не очень. Мне действительно с ней было хорошо. Только меня волновал лишь один вопрос. Что дальше? Ее командировка скоро закончится, и что будет потом? Хотя она же не дура. Вряд ли бы она все это делала просто ради развлечения. Может, ее этот вопрос беспокоит не меньше меня? Что, если она тоже гадает, что потом?



Я решила, что надо будет с ней это обсудить. Может, я сошла с ума, но я хотела ей предложить остаться со мной. В моей квартире, в моей жизни. Да, она любит город, в котором жила столько лет, но мы же не можем встречаться на расстоянии? Это же бред. А что, если она не согласится? Или предложит переехать мне?



Я повесила полотенце на сушилку и вздохнула. Слишком много вопросов. Надо с этим разобраться.




Когда я вернулась в комнату, Снежана потянулась, лежа на животе, и сказала:


- У тебя звонил телефон. Три раза. И мне хочется знать, кто это так хочет с тобой поговорить.



Я усмехнулась, услышав игриво-ревностные нотки, и подошла к тумбочке.



- Это Оля. Я обещала с ней встретиться. Присоединишься? - спросила я, нажимая клавишу вызова, и наблюдая, как обнаженная девушка поднялась с кровати и направилась в ванную комнату.


- Конечно. Только... Не говори ей о нас. Не хочу лишних разговоров, - улыбнулась Снежана и, послав мне воздушный поцелуй, зашла в ванную.


- Ладно, - пробормотала я, слушая гудки в трубке, и не понимая, почему я не могу сказать своей подруге о том, что между нами происходит. Что в этом такого?



Как следует подумать об этом мне не удалось, так как Оля взяла трубку:


- Ты еще спишь?


- Нет, я в душе была, - все еще растерянно проговорила я.


- Во сколько мы сегодня встречаемся? - на заднем фоне что-то гудело, и я почти не слышала, что говорит Оля.


- Что это там за шум?


- Блендер. Подожди, - что-то стукнуло, щелкнуло, и звук прекратился.


- Ты готовишь?


- Нет, делаю витаминный напиток, - гордо ответила Оля, а я чуть не упала.


- Витаминный... что?


- Напиток!


- И сколько в этом напитке водки? Он с томатным соком? - усмехнулась я.


- Идиотка, - проворчала Оля, - там всякие овощи, зелень и имбирь. Очень полезно.


- С каких пор ты пьешь такую дрянь? - спросила я, от удивления даже позабыв о странных словах Снежаны.


- По телевизору услышала, что это очень хорошо влияет на кожу. Решила попробовать.


- Боже. Ладно. Как насчет того, чтобы встретиться часов в семь? Может, пройдемся по парку? Погода вроде неплохая, -предложила я.


- Давай, я не против, - ответила подруга, и я услышала, как она что-то переливает, - фу, какой ужас!


- Что?


- Это гадость! Знаешь, не такая у меня и старая кожа, - сказала Оля, кашляя.


- Не отравись там ничем, экспериментаторша. Не против, если с нами будет Снежана? - усмехнулась я, представляя лицо подруги, когда она попробовала свой напиток.


- Я на другое и не рассчитывала, - хихикнула Оля.


- Не понимаю, о чем ты, - улыбнулась я, - ладно, пока.


- Пока-пока, - продолжая хихикать, ответила подруга, - привет блондиночке.



- Идиотка, - улыбнулась я сама себе, отключив телефон.



Оля почти всегда знала обо всем, еще до того, как я ей что-то скажу. Наверное, так и бывает с подругами, которые тебя знают, как себя.




Снежана вышла из ванной минут через двадцать после нашей беседы с Олей и, подойдя ко мне сзади, обвила руками мою талию и поцеловала в плечо.



- Во сколько мы встречаемся? И куда пойдем?


- В семь. Думаю, пройдемся по парку, уже не будет такой жары, а потом можно зайти куда-нибудь поужинать.


- Отличная идея, - кивнула девушка, - ты... Ты не говорила ей ничего?


- Нет, - ответила я, повернув к ней голову, - но это Оля. Она и так что-то подозревает, поэтому не думаю, что нам удастся долго это скрывать.


- Ну, подозревать - это ее дело.


- А в чем проблема? Почему ты боишься, что она узнает?



Снежана убрала руки и выпрямилась.



- Я не боюсь. Просто не хочу... разговоров.


- Это же Оля. Каких разговоров?


- Именно. Это - Оля. Она начнет шутить, говорить о детях, спрашивать, когда мы поженимся и так далее, - махнула рукой девушка.


- Это просто юмор, что в этом такого? - Оля действительно так могла сделать, только я не видела в этом проблемы.


- Ничего, просто... - Снежана тяжело выдохнула. - Послушай, нам обязательно говорить об этом сейчас?


- Я просто хочу понять. Ты... стыдишься меня? Или что?


- Марина, пожалуйста. Зачем ты из ничего делаешь проблему? - Снежана нервно убрала волосы с лица и сложила руки на груди.


- Постой, какую проблему? Что не так, я не понимаю? Я же не прошу тебя на работе рассказывать всем, что мы спим. Но... это же Оля!


- Ладно. Ты права, - сдалась Снежана, - просто не люблю, когда говорят о моей личной жизни. Это же личная жизнь.


- Я понимаю, - я подошла к девушке и обняла ее, - давай я скажу Оле обо всем сама? Потом, наедине. Просто она наверняка будет спрашивать, а врать я ей не хочу.


- Договорились, - улыбнулась Снежана и обняла меня в ответ.




Мы прогулялись по парку, съели по мороженому, потом выпили кофе в небольшом кафе, и к десяти уже были дома. Как ни странно, но Оля даже не пыталась нас подколоть или как-то съязвить. Может, заболела?




- Я удивилась, что Оля не отпускала пошлых шуток и двусмысленностей сегодня, - усмехнулась я, снимая обувь.


- Да, я тоже, - ответила Снежана и, повесив куртку, достала телефон, - черт.


- Что такое? - я посмотрела на девушку, одновременно заталкивая ботинки на полку.


- Мой босс звонил. Десять минут назад. Почему-то звук был выключен.


- Так перезвони.


- Странно просто, сегодня суббота и уже поздно. Может, что-то случилось? - заметно волнуясь, сказала Снежана и направилась в кухню.




Через пять минут девушка вернулась, и лицо ее было довольно радостным.



- Тебя опять повысили? - спросила я, глядя на нее.


- Пока нет, но все довольны. И, кажется, время моей командировки сократилось. Через неделю мне надо вернуться. Сюда пришлют человека для поиска объекта под фабрику. А меня отправляют обратно.



Я смотрела на нее, не в силах произнести ни слова. Обратно? Уже? Я рассчитывала еще минимум на месяц. Или хотя бы на пару недель.



- И... Ты... Когда ты едешь? - прочистив горло, спросила я, понимая, что, похоже, разговор о нашем будущем состоится несколько раньше.


- В пятницу.


- Но... Тебе же на работу только в понедельник. Ты не можешь остаться на выходные?


- Мне надо привести в порядок все документы, чтобы сдать их вовремя. Но не переживай, у нас еще почти целая неделя впереди, - девушка села рядом со мной и поцеловала меня в щеку.


- Я смотрю, ты рада, что тебе надо вернуться так скоро.


- Просто соскучилась по дому, по своей квартире, - пожала плечами Снежана.



Я сидела и смотрела в одну точку. Судя по ее словам, она даже не задумывается о том, что будет между нами. Девушка заметила мою задумчивость и, обняв меня за плечи, спросила:


- Ну что с тобой?



Серьезно?! Ты еще спрашиваешь?! Меня что тут, одну волнует, что будет дальше?



- Снежана, а что... Что мы будем делать потом? - задала я вопрос, который волновал меня не первый день.


- Марина, ты опять? - простонала девушка, вставая с кровати.


- Что значит "опять"? - нахмурилась я.


- Мы провели прекрасный день, вечер, и ты сейчас хочешь все испортить обсуждением, что мы будем делать?


- В каком смысле?! - уже возмутилась я. - Снежана, ты через неделю сваливаешь обратно! Мне что, как собаке сидеть и ждать непонятно чего?!


- Я не хочу сейчас ничего обсуждать! Мы можем просто получить удовольствие от выходного, а все это оставить на потом?



Мне казалось, что либо я ослышалась, либо галлюцинирую.



- Знаешь, думаю, нам лучше получить удовольствие от выходного раздельно. А у тебя будет время подумать.


- Ты что, серьезно?



Я как никогда была серьезна. Я не хотела повторения школьной ситуации. Мы уже не дети, чтобы откладывать решения и бояться ответственности. Пора вести себя, как взрослые.



- Да. Абсолютно, - твердо сказала я.


- Ты совершаешь ошибку. Но это твое право, - проговорила девушка и вышла в прихожую.



Когда входная дверь хлопнула, я легла на кровать и закурила. Никогда не курю в комнате, но у меня не было сил дойти до балкона или кухни. Я чувствовала себя разбитой.



И что? Это все? Зачем бояться разговора и откладывать его, если все равно поговорить придется. Нечестно так поступать со мной. Зря я не поговорила обо всем раньше.


Теперь все стало слишком серьезным. Но она должна принять решение. И в этот раз у нее есть шанс все не испортить.




Я потушила сигарету и легла удобнее. Подушка все еще пахла ее духами, поэтому я отодвинулась на свою сторону и перевернулась.


9

Утро воскресенья кардинально отличалось от предыдущего. Я проснулась уже в плохом настроении, потому что из моей головы никак не шел разговор со Снежаной. Точнее, его отсутствие.


Я умылась и, сделав себе кофе, набрала Оле. Было только десять утра, и я не знала, поднимет ли подруга трубку. К моему счастью, она ответила:


- Алло?


- Оля, у меня проблема.


- И тебе "привет". Что случилось? - сонным голосом отозвалась девушка.


- Мне нужен совет умного человека, но обратиться я могу только к тебе, - решила я пошутить.


- У тебя все меньше шансов, что я тебя выслушаю, - отпарировала Ольга и зевнула, - в чем дело?


- Снежана через неделю уезжает. Даже меньше. В пятницу.


- И что?


- Ну, мы с ней вроде как вместе, - пробормотала я.


- Ну конечно, - довольно протянула Оля, - я так и знала.


- Да, но когда я вчера попыталась начать разговор о том, что между нами, что мы будем делать, она отреагировала очень странно, - проговорила я, в деталях вспоминая вчерашний вечер.


- Странно? - переспросила Оля. - Что ты имеешь в виду?


- Ну, она просто не собиралась об этом разговаривать, - вздохнула я.


- В каком смысле?


- Сказала, что незачем портить вечер, давай все потом и так далее. Но когда "потом"? Мне кажется, она просто не знает, что мне сказать.


- И что, ты просто не поднимала больше эту тему?


- Нет, я настаивала, а потом... А потом мы поругались, и я сказала, что лучше нам провести выходной раздельно.


- О как, - протянула подруга, - а она что?


- Она? Сказала, что я совершаю ошибку, но это мое дело, и ушла.


- Мда. И что, ты... Ты думаешь, что у вас это было несерьезно?


- Для меня все было серьезно, в том и дело. Для нее - не знаю.


- Постой, но вы разговаривали вообще, что у вас происходит? Или вы тупо трахались?


- Не тупо, - возмутилась я, - но и не разговаривали.


- Понятно.


- Что тебе понятно?


- Тебе надо с ней поговорить. И сделать это как можно скорее, - серьезно сказала Оля.


- Почему?


- История может повториться. И ты снова ее не увидишь несколько лет. Только вы уже не подростки. И это чревато. Думаю, она просто боится.


- Чего?


- Как "чего"? Ты баба. Она тоже. Все очевидно.


- Это слишком просто и скучно, - проворчала я.


- Зато актуально. Ты знаешь, что больше половины женщин готовы завести интрижку с другой женщиной? Но лишь мизерный процент готовы строить полноценные отношения. Тебе надо выяснить, из какого процента твоя Снежана.



Я вздохнула и опустилась на стул в кухне. Что-то мне подсказывало, что мое сердце пострадает от этого разговора со школьной подругой. Я боялась признать свой самый большой страх - что это была просто рабочая интрижка. Не более. Она же говорила, что ей хочется быть смелее. Может, захотелось какой-то авантюры. Чтобы было, о чем в старости вспомнить.



- Да, ты права, - ответила я после небольшой паузы, - я поеду к ней и все выясню.


- Ладно. Позвони потом. И... если все закончится не очень, приезжай ко мне.


- Спасибо, - улыбнулась я, - пока.


- Пока. И выше нос.




Почему я попадаю в такие тупые ситуации? Почему я сразу не поговорила с ней?



Пока я ехала в гостиницу к Снежане, в голове я прокручивала то, что хочу ей сказать. Я решила не ходить вокруг да около, а просто вывалить на нее всю информацию. Все, что я думаю по этому поводу. А думала я, что нам надо быть вместе. Я не хотела переезжать, но если бы она поставила ультиматум, я бы уехала. С ней. Но все же я собиралась попробовать уговорить ее остаться. Со мной.




Работница ресепшена посмотрела на меня, как на давнюю знакомую, и кивнула. Я не раз уже мелькала у нее перед глазами, неудивительно, что она меня запомнила. Я нервничала. Я нервничала пока ехала в такси, нервничала, когда поднималась в лифте, и нервничала, когда поднимала руку, чтобы постучать в дверь.



Снежана открыла в ту же минуту и с удивлением уставилась на меня. Потом, словно очнувшись, она кивнула и отошла, пропуская меня внутрь.


Я нерешительно шагнула вперед и закрыла за собой дверь. Пути назад не было. Я повернулась к ней и посмотрела девушке в глаза. Интересно, когда влюбляешься, всегда пялишься на объект своей влюбленности, будто это какая-то достопримечательность? Потому что я часто ловила себя на мысли, что могу очень долго, не отрываясь, просто смотреть на нее. Но сейчас я должна была сказать все, что думаю. Только по обыкновению, слова встали комом в горле. Она тоже молчала. Я перевела взгляд в сторону и увидела чемодан.



- Ты уже собираешься? Или к тебе приехал любовник?


- Что? - не поняла она, но, проследив за моим взглядом, догадалась, о чем я спрашивала. - А. Нет. Просто... Доставала кое-какие вещи.


- Понятно. Снежана, мне надо тебе сказать кое-что очень важное, - начала я, собравшись с духом.


- Ты хочешь сказать это тут или мы можем пройти в номер? - поинтересовалась она, и мне показалось, что она тоже нервничает.


- Да, конечно, - кивнула я и направилась в гостиную.



Усевшись на диван, на котором я сидела в день, когда увидела ее на работе, я прокашлялась, выдохнула и вновь посмотрела на девушку. Снежана выбрала себе то же кресло, что и в тот раз.



- В общем, я хотела сказать, что... - я волновалась. Я чертовски волновалась и не знала, куда деть свои руки, потому что мне казалось, что они дрожат. - Ты мне нравишься. Ты мне очень нравишься, и я могу даже сказать, что я влюблена. Я понимаю, что это весьма странное объяснение в чувствах, но у меня всегда так, - я нервно усмехнулась.



Девушка смотрела мне в глаза, а я ни черта не могла понять, о чем она думает. Поэтому я просто продолжила.



- Я просто хочу знать, то, что... То, что было между нами, это... Это что для тебя? Просто развлечение? Авантюра? Потому что если это так, то все мои последующие слова будут довольно неуместны, - произнесла я, почесав нос. Я чувствовала себя очень неловко.


- Что? - нахмурилась девушка. - Ты думаешь, я от скуки с тобой спала?


- Я не знаю, Снежана, - с чувством ответила я, - мы же никогда об этом не говорили. Просто... Когда ты узнала, что через неделю тебе надо возвращаться, возникло ощущение, что будто тебя не касалось то, что у нас было. Ты даже говорить об этом не захотела, - развела я руками.


- Я... Я знаю, извини, - вздохнула девушка, - просто... Ты мне нравишься. Меня к тебе тянет. Но... Мы живем в разных городах. Ты сама говорила, что никогда не переедешь в большой город. А я не могу жить здесь.


- Ты не спрашивала меня, хочу ли я переехать, после того, как мы... Ну, ты поняла.


- А ты хочешь? - удивилась Снежана.


- Я могла бы. Я действительно думаю, что могла бы.


- Но... Сколько мы с тобой... общались? Неделю? Чуть больше? И ты хочешь, чтобы мы уже поменяли весь уклад, непонятно ради чего? У тебя же здесь родители, друзья, работа, - протянула девушка.


- Я же не на другую планету собираюсь. И что значит "непонятно ради чего"?


- Да, но... Это все просто очень неожиданно.



Честно, мне было обидно. Я не увидела не то что радости на ее лице, но даже заинтересованности не было. Скорее, испуг. Если бы она мне сказала, что может остаться, да я бы уже бегала по гостинице, обнимая всех и каждого от радости.


И тогда мне стало многое понятно. Она не думала об этом. Она была уверена, что я останусь здесь, это было безопасно для нее. Роман на время командировки. Что может быть проще? Чертовы бабы. Зачем говорить нежные слова, что не встречали никого, кто бы вас так понимал, что никто лучше вам еще не попадался и так далее? Это застревает в самом сердце, и потом выкинуть это все из головы почти невозможно.


Да, она не признавалась мне в любви, но она вела себя так, будто мы вместе. По-настоящему вместе. Черт, она почти переехала ко мне в квартиру! И я поверила в эту сказку. А надо было лишь спросить у нее, что она думает по этому поводу.



- Ты и не собиралась ничего продолжать, не так ли? - покачала я головой, глядя на неработающий камин. - Ты хотела потом просто уехать и все, да?


- Марина, не говори так, будто я тебя использовала. Мы обе этого хотели. Просто... Просто я не думала, что все станет настолько серьезным. Я бы не хотела снова уехать и не видеться несколько лет.


- А что ты хотела? - не знаю почему, но я начинала злиться.


- Мы можем ездить друг к другу в гости. По выходным, например...


- Конечно, - прервала я ее, - всего шесть часов на машине или восемь на поезде. А что потом? Мы покатаемся друг к другу, ладно. А потом ты переедешь сюда? Или пригласишь переехать меня?


- Марина, - девушка потерла переносицу, наклонив голову, - я не знаю. Я не думала об этом. Я вообще так далеко не заглядывала. У меня никогда не было отношений с девушками...


- А это тут причем? - снова оборвала я ее. - Если я девушка, я что, перестаю быть человеком? Нам хорошо вместе, мы нравимся друг другу, мы даже в постели отлично подходим, что еще надо? Разве не этого хочется всем? Понимания, уважения, привязанности, любви?



Я чувствовала, как у меня начинает саднить в груди. Я знала, что ничего не выйдет. Нельзя убедить человека принять решение, которого он не хочет.



- Я просто... - Снежана выдохнула и подняла на меня глаза. - Я просто не думаю, что могу ответить тебе тем же.


- Что ты имеешь в виду? - спросила я, чувствуя, что будто падаю с обрыва.


- Ты мне нравишься, но... - девушка перевела взгляд, будто подыскивая более мягкое слово.


- Но ты не влюблена? - догадалась я.


- Прости, - прошептала Снежана, а ее глаза заблестели.



Неужели так больно говорить человеку, что ты не испытываешь к нему никаких чувств. Зачем эти слезы? Показать, как ей жаль? Если у меня в тот момент и были какие-то эмоции, то это было, скорее, разочарование. Не в ней. В своей недогадливости. Кто сказал вообще, что у нас что-то будет? Да, мы спали. Но это не показатель ничего, как выяснилось. Я ей просто нравлюсь. Да, она ревновала. Но необязательно любить, чтобы испытывать чувство собственничества. Я поняла, что в очередной раз ошиблась.




Захотелось уйти. Причем не видеть ее вообще больше никогда. Ну, или ближайшие херову тучу лет.



Я поднялась с дивана и направилась обратно к входной двери. Она окликнула меня. Я даже слышала, как она встала следом, но я уже была в коридоре. Я даже обуваться не стала. Схватила ботинки и выскочила. Лифт был занят, поэтому я сбежала по лестнице. Обулась только на несколько этажей ниже.




Выйдя на улицу, первым делом потянулась к сигаретам. Снежана не раз просила курить при ней поменьше. Но теперь это уже неважно. Могу курить сколько угодно. Затянувшись дымом, я покачала головой, пытаясь выкинуть из мыслей наш разговор. Как и ожидалось, она позвонила. И как и ожидалось, я отклонила звонок.



Кажется, Оля приглашала к себе, если наш разговор со Снежаной закончится не так, как мне бы хотелось? Хоть разговаривать я об этом не собиралась, сидеть дома, где повсюду были ее вещи, я тоже не хотела.


Выбросив сигарету в урну, я махнула рядом стоящему такси и села в машину.


10

Я, конечно, понимала, что то, что я делаю, не говорит о том, что я взрослый человек. Но я приняла именно такое решение.


После этого дурацкого разговора со Снежаной, я поехала к Ольге и обрадовала ее тем, что всю эту неделю я буду жить у нее. Мой план был гениален. Я позвонила Жанне Эдуардовне и попросила ее позволить мне работать эту неделю из дома. Сказала, что подхватила какой-то грипп, но работы много, уйти на больничный не могу. Женщина разрешила.


Вот она, прелесть двадцать первого века. Ты можешь находиться хоть в другой стране, но имея под рукой компьютер и выход в интернет, вполне успешно создавать видимость присутствия на рабочем месте.


Я думала о том, что, наверное, должна отдать Снежане ее вещи, но потом поняла, что ничего страшного не будет, если девушка купит себе новые шампуни, гели, маски и прочую бабскую ерунду. Не велика потеря. На крайний случай, возмещу ей все материально.



Оля говорила, что я веду себя, как ребенок, но я считала иначе. Я просто не хотела видеть Снежану. Не хотела с ней разговаривать, не хотела ее слушать. Я знала, что она скажет. Извинения, объяснения, предложения сохранить дружбу. Я не хотела этого всего слышать. Я сама придумала историю, что была между нами, сама придумала наше будущее, сама наступила на грабли, которые и положила же лично. Все происходящее – череда глупых ошибок, совпадений, домыслов.


Да, Снежану я тоже понимала. Мы всего пару недель, как проводили вместе время, а там она прожила одиннадцать лет. Наверное, верх неблагоразумия бросать все и переезжать. Но это я такая. Если влюбляюсь, мне плевать. Ладно, не совсем так. Ни ради одной девушки я не была готова уехать. Она первая. Учитывая, как я не люблю мегаполисы, это было настоящим признанием ей. Которое она не оценила. Которое ей не было нужно.


И теперь, так же сильно, как я хотела, чтобы она осталась, так же я ждала ее отъезда. Чтобы забыть это, как дурацкий сон.


Тяжелее всего было с Ольгой. Она каждый день пыталась вытащить из меня причину моего кратковременного переезда к ней. Конечно, она понимала, что без Снежаны тут не обошлось, но ей нужны были подробности. Я смогла обо всем рассказать только в воскресенье, перед самым возвращением домой.



- И что, ты просто ушла, даже не прощаясь? Не разговаривала с ней больше? – хмурилась подруга, складывая вещи в стопку. Так как я пришла к ней в своей одежде, в чем была, я пользовалась ее нарядами, которые она любезно предложила. Правда, за бельем пришлось заехать в магазин.


- Нам с ней не о чем больше разговаривать, - отрезала я, - у нас разные взгляды на наши… отношения. Хотя я не уверена теперь, что их можно так назвать.


- И она не появлялась? Не звонила?


- Наверняка появлялась. Поэтому я здесь. Не хотела с ней пересекаться. А насчет звонила… Не знаю, я добавила ее в черный список. Ну, ничего, она наверняка уже у себя, в своей квартире, в своем доме, в своем городе. А я завтра вернусь домой и буду жить, как будто ничего не было.


- Я не ожидала, что все так получится, - призналась Оля, - я не думала, что она просто… Что все так выйдет.


- Я тоже. Но это уже неважно. Жизнь на этом не кончается. Ладно. Я пойду спать, завтра все-таки мне на работу.


- Спокойной ночи, - пробормотала подруга, задумчиво глядя на майку, что была у нее в руках.




На следующий день я пришла на работу раньше обычного. Эту ночь я почти не спала. Поэтому, чтобы не лежать поленом в кровати, решила потратить время с пользой и отправилась в офис. Зайдя в кабинет, я невольно поморщилась. Конечно, я вспомнила нашу ссору со Снежаной, которая закончилась сексом. Даже подумала о том, что мне стоит попросить другой кабинет. Может, с Жанной поменяться?



Честно, не знала, что я окажусь такой сентиментальной. Но когда я полезла в подстаканник за ручкой, и обнаружила там пуговицу от блузки Снежаны, я вслух чертыхнулась. Эта женщина оставит меня когда-нибудь в покое?



Этим же вопросом я снова задалась через час, когда дверь моего кабинета открылась, и на пороге стояла Снежана. На ней были обычные джинсы и майка, а не привычный офисный костюм, а сама девушка выглядела какой-то осунувшейся. Мне даже показалось, что она похудела.



- Что ты здесь делаешь? – отойдя, наконец, от шока, спросила я. – Разве ты не должна быть уже у себя в офисе?


- Должна, - кивнула она и неуверенно зашла в кабинет, - я не могла уехать, не поговорив с тобой.


- Мы поговорили, - даже как-то зло сказала я. К чему эти драмы? Почему просто нельзя смириться со своим решением, моей реакцией, и свалить куда подальше?


- Я каждый день приезжала к тебе. Где ты была? – спросила она, глядя мне в глаза, и делая шаг вперед.


- Какая разница? Зачем ты здесь? Мы все обсудили. Я не буду твоей «подружкой на выходные». Тебе здесь больше нечего делать, - я говорила жестко и твердо. Мне было проще ее обидеть, чем дать ей знать, как сильно она обидела меня.


- Поехали со мной, - сказала она, подойдя к столу.


- Что?! – выдохнула я, думая, что ослышалась.


- Поехали со мной, - повторила девушка уже громче.


- Снежана, ты с ума сошла? – искренне поинтересовалась я.


- Возможно. Я… Я много думала. Правда. Меня все это пугает до чертиков. И это тоже правда. Но я просто не могу снова тебя отпустить.


- Ты точно не в своем уме, - покачала я головой, - ты не влюблена в меня, забыла? Я все еще девушка. Мне не нужно приглашение из-за чувства вины.


- Это не чувство вины… - начала было Снежана, но я ее оборвала.


- Не надо. Уезжай, Снежана, - покачала я головой. Я бы все отдала, если бы ее слова были искренними и честными. Но я знала, я была уверена, что все это – лишь реакция на то, что я ушла. Я хотела искренности, а не такого рода раскаяния.


- Ты же сама хотела быть со мной! – воскликнула девушка. – А теперь говоришь, что тебе это не надо? Прости, что я не сразу все поняла, но ты и меня пойми. Я никогда не испытывала каких-то чувств к лицу своего пола. Таких чувств. Мне было страшно. Но я поняла, что ты нужна мне.


- О, ты поняла, правда? – наклонила я голову. – Нет. Ни черта ты не поняла. Я не верю тебе. И я никуда не поеду. А ты уезжай. Найди себе парня, выйди замуж и рожай детей.


- Марина…


- Разговор окончен, - сказала я и перевела взгляд в монитор.



Честно, я думала, что после такого она уйдет. Но через пару мгновений девушка оказалась у моего стола, резко развернула меня на стуле и, обняв ладонями мое лицо, поцеловала в губы.



То ли я была удивлена ее поведением, то ли не ожидала, то ли просто хотела этого сама, но я не оттолкнула ее и не отстранилась.


Через пару минут она оторвалась от моих губ и прошептала:


- Одиннадцать лет назад я сбежала по этой же причине. Меня тянуло к тебе, как магнитом. Но я думала, что так нельзя. Что так не должно быть. Неделю назад я думала также. Только все стало сложнее. Пора делать работу над ошибками. Я просто не могу снова потерять тебя из-за страха. Потому что то, что меня больше всего пугает, одновременно меня и притягивает. И если ты не хочешь ехать со мной, значит, я останусь здесь.


- А как же твоя работа? – прочистив горло, тихо спросила я.


- За столько лет работа не сделала меня даже наполовину такой счастливой, какой сделала ты за две недели.


- Но это же всего две недели… - пробормотала я. – Может, тебе все надоест через месяц, и ты будешь жалеть, что осталась.


- Ты собираешься от меня уйти через месяц? – подняв бровь, спросила Снежана.


- Я – нет, но…


- Вот и отлично, - оборвала она меня. С остальным мы разберемся.




***




Мы разобрались. Месяц ушел на то, чтобы уладить все рабочие нюансы. Я была рада, честно говоря, что Снежана решила остаться, а не потащила меня с собой. Мне кажется, я бы свихнулась там уже в первую неделю.


Она перевелась сюда, в новый филиал, и перебралась ко мне. Может, это глупо, начать жить вместе спустя такой короткий срок, но мне это было неважно. Мы и так потеряли столько лет из-за опасений и страхов.



Я познакомила ее со своими родителями через полгода, как мы стали жить вместе. Она им очень понравилась. Что меня больше всего шокировало, так это то, что она умела играть в шашки! И умудрялась выигрывать у моего отца! Я поняла, что она еще долго будет меня удивлять.



Но также было еще одно не менее удивительное событие. Ольга встречалась с Жанной Эдуардовной. Эта ненормальная познакомилась с моей начальницей, когда заезжала за мной на работу. И хоть я просила ее подождать в машине, так как я задерживалась, Оля поперлась ко мне в кабинет. Где по дороге и встретила Жанну Эдуардовну, решив спросить у нее, где меня найти. Эта парочка просто невероятна. Но Жанна, кажется, сможет сделать из подруги адекватного человека.




***




Я сидела в гостиной, в центре которой стоял шикарно накрытый стол.



- Оля, вы скоро? – проворчала я в трубку, сидя на диване.


- Да, мы уже едем. Жанна за рулем, поэтому, надеюсь, ты купила коньяк! – проорала подруга и отключилась.



- Ну что, где они? – Снежана подошла и села ко мне на колени, обнимая руками за плечи.


- Едут. Я не помню, чтобы она вообще когда-нибудь приходила вовремя, - продолжила ворчать я, приобнимая девушку за талию, - черт, это же почти как день рождения. Мы три года вместе, мы наконец-то сделали ремонт в новой квартире, а они приехать не могут к назначенному часу. Вот на их годовщину я тоже опоздаю. Специально.


- Ты такая смешная, когда злишься, - усмехнулась девушка и поцеловала меня в щеку.


- Я не смешная. Я суровая. И я хочу есть, - пробормотала я.


- Конечно. Суровая, - кивнула Снежана, улыбаясь.


- Ты мне не веришь? – нахмурилась я, наклоняя девушку.


- Ой! – пискнула она, вцепляясь мне в плечи руками. – Верю, верю.


- То-то же.



Я вернула ее в обратное положение и победно улыбнулась.



- Я люблю тебя, - прошептала Снежана около моих губ.


- Я знаю. Я тоже тебя люблю, - ответила я, целуя девушку в уголок ее рта.