КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420731 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200761
Пользователей - 95582

Впечатления

кирилл789 про Кузьмина: Король без королевства [СИ] (Любовная фантастика)

приятно почитать. сериал, но первая книга - закончена, что просто прекрасно!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Маршал: Проданная чудовищу (СИ) (Космическая фантастика)

из жизни вокзальных проституток.
даже и не "чуйства" шлюхи это показывают. как раз у вокзальных шлюх, самого низшего уровня этого "бизнеса", секс с клиентом и заканчивается этим - кулаком в челюсть. с чего и начинается опус.
весь остальной набор букв: фантазм на тему "как меня нашёл мой космический ричард гир".
мерзотное чтиво.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Альшанская: Академия Драконоборцев (Любовная фантастика)

вот тебя вызывает с лекции декан. и первое, что ты думаешь: "закрыла же сессию". ладно, о том, что сессию "не закрыть" для тебя норма, писать подробно не буду. не для альшанских это из свиного ряда.
но. если ты сессию не сдала, почему учишься???
следующий вариант: декан вызывает из-за несдающегося 3 месяца реферата. КАКОГО РЕФЕРАТА??? сессия же прошла! и какое дело декану до какого-то там реферата по какому-то там предмету какого-то преподавателя? это - НЕ ДЕКАНСКАЯ головная боль. а если ты, дура, должна была реферат, но не сдала, тебя бы и до сдачи не допустили, по предмету - точно!
я пролистнул и увидел: в универе учится ггня.
а вот альшанская даже в пту не училась.
ДЕКАН МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ СТУДЕНТКУ ТОЛЬКО ЕСЛИ ОНА ДЕКАНАТ ВЗОРВАЛА!!!
даже несданная сессия не колышет в деканате никого. колышет только студента.
это - школьное писево для школьниц.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Альшанская: Ключи от бесконечности (Любовная фантастика)

я прочитал первый абзац.
1. проснувшись утром искать ОДИН тапочек? ггня - одноногая?
2. у тебя не маленький котёнок, у тебя взрослая кошка, которая ссыт и срёт в тапок??? в твой домашний тапок? не в лоток? во-первых, от тебя - воняет. воняет невозможно. так, что стоять рядом невозможно. кошачьи отходы потому кошки и закапывают, что они вонючие. и, пропитывают ВСЕ вещи запахом. а, во-вторых, дура, чем таким ты была занята, что не приучила котёнка к лотку? и где ты его взяла? если читая "отдам в добрые руки", видищь: там хозяева УЖЕ котят приучили.
3. ты идёшь на кухню "заварить" (?) кофе и проливаешь на себя ЗАВАРКУ! "заварку" от кофе???
4. а в ванной у тебя кончилась зубная паста. возьми ножницы, дура, разрежь тюбик, там на стенках такой дуре, как ты, шибко занятой, ещё дня на три наскребётся.
5. а если у тебя отключили горячую воду, дура, то вернись на кухню, плесни в кружку из чайника кипятка, разбавь холодной из-под крана и почисть зубы, наконец, кретинка! там ещё таким же образом можно и умыться. про то, что желательно ещё и между ног подмыть, чтобы на работе не вонять - молчу. тебе не поможет, кошачий дух там всё равно всё перебьёт.
6. чёрную кофту, приготовленную на работу, обваляла в рыжей шерсти та же срущая по углам кошка. она у тебя валялась, что ли, кофта-то? не на плечиках висела? тогда, что значит "приготовила на работу"? вынула из шкафа и на пол (кресло, диван, под стол) швырнула?
7. если ты - дура, и, зная о московских многочасовых пробках не выехала на работу заранее, а в пробке застряла, то первое, что делает вот так опаздывающий москвич: паркует тачку и идёт в метро. но ты - дура, хоть и позиционируешь себя "москвичка". хреничка ты.
8. теперь надо следить за руками. абзац начинается: "просыпаюсь утром". потом чистит зубы, едет на работу через 3 часа пробок, приезжает на работу, её вызывает начальник и тут же отправляет "посреди ночи следить за каким-то недостроенным зданием на окраине города". утро, три часа пробок, час - умываться, и - УЖЕ посреди ночи???
длина дня - 2 часа? а как же ТК? что значит: приехать утром на работу, отработать смену, и - в ночь???
9. а поехала она следить за домом, где по заявлению АНОНИМА вроде бы должна состояться продажа наркотиков. ебанут... альшанская. заявления ОТ АНОНИМОВ НЕ РАССМАТРИВАЮТСЯ. ПО ЗАКОНУ!!! это - раз. если там крупная партия продажи наркоты (заявил аноним), то ЧТО ТАМ СДЕЛАЕТ ОД-НА БА-БА в обосранной кошкой обуви??? это - два. что она там сделает, отработав день, вечер и В ЧАС НОЧИ сидя в машине где-то на окраине? заснёт?
дальше первого абзаца не пошёл, афтарша - примитивная амёба. я не люблю, когда стучат из-под плинтуса.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Шварц: Хиллсайдский душитель (Юриспруденция)

Уберите кто-нибудь, пожалуйста, жанр" детская образовательная литература", а то как-то стрёмно смотрится, когда речь о жестоком маньяке

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Дэвис: Потерять Кайлера (Современные любовные романы)

хорошо, что заблокировано, просто отлично!
дочитал до первых трёх звёздочек, что там "мыслю" афторши от "мысли" отделяет: ну что, истеричка-героиня, сидящая на крутых седативных.
с очень-очень плохой наследственностью, раз её мамаша переспала с собственным родным братцем и, забеременев, не сделала аборт, а родила вот это - ггню с наследственными психическими заболеваниями.
автобиографичная вещь, видимо. раз такие подробности.
надеюсь читатели - умницы, и испражнения очередной со съехавшей крышей за откровения настоящей американской жизни, не примут.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Все не как у людей (СИ) (Современные любовные романы)

прочитал одну первую и бесконечную главу. пишем о настоящем, прыжок - уже о прошлом. потом опять что-то в настоящем времени, прыжок - о прошлом! о настоящем, о прошлом, о настоящем, о прошлом. тётя-афтар, издеваемся, да?
на первой главе "шедевр" читать и закончил, нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Смех, зачеты, привороты… (fb2)

- Смех, зачеты, привороты… 1.79 Мб (скачать fb2) - Кира Стрельникова

Настройки текста:



Кира Стрельникова Смех, зачеты, привороты…

Знакомство

Хвеля очень любила пауков. Больших, маленьких, мохнатых, длинноногих, всяких. При виде любого насекомого она впадала в неземной восторг, глаза загорались нехорошим светом, и бедному паучку грозила паршивая участь быть замученным заживо несносным человеческим существом.

Сейчас она шагала по лесу, и вполголоса материлась, как пьяный орк — ей снова отказали в работе.

— Я, конечно, не мускулистый наёмник, у которого даже вместо мозгов мышцы, — бурчала она под нос, пиная шишки, — но тоже умею меч в руках держать! Чтоб у этого орочьего ублюдка дети эльфами родились!

Знай Хвеля хоть что-нибудь о мудрёной науке генетике, она бы поняла, что спорола сущий бред.

— Где я теперь деньги найду, спрашивается, а? Жрать-то тоже охота! Чтоб ему дракон в брачный период встретился!!!

Упражняясь в изобретении всё более цветистых матерных выражений, девушка не заметила засады, и со всей дури вломилась в пышные заросли кустов, нос к носу столкнувшись с каким-то типом в чёрном балахоне. Ойкнув от неожиданности, Хвеля попыталась вынуть меч, но ножны запутались в ветках и клинок никак не хотел вытаскиваться. Рядом с мужиком вдруг появились ещё двое, в таких же одеяниях, с одинаковым фанатичным блеском в глазах, и даже морды у них были одинаковые — квадратные подбородки, густые брови, низкие лбы.

— Жертва, — оскалившись, сказал один из них, и попытался схватить Хвелю в охапку.

Не тут-то было.

— Убери руки, урод!! — от испуга выпалила девушка, и пнула того в коленку.

Мужик взвыл, и они уже втроем кинулись на Хвелю. С виду щупленькая, сплошная кожа да кости, она проявила неожиданную ловкость, выворачиваясь из рук, кусаясь, пинаясь, царапаясь, да ещё раздавая остренькими локотками и коленками меткие удары. При этом вся компания, похоже, решила устроить своеобразное соревнование, у кого круче фантазия по части изобретения ругательств. Пока Хвеля выигрывала с большим отрывом. Наконец, пыхтящие люди в чёрном, отдуваясь и вытирая кровь с лица и рук, скрутили девушку. Балахоны их выглядели плачевно: художественные дыры наводили на мысли о страшном звере с когтями не меньше двадцати сантиметров. Собственно, Хвеля ногти стригла редко, и хотя они не тянули на такую длину, но производили впечатление. Спеленатую, как гусеницу, девушку потащили куда-то, и через некоторое время вся компания оказалась у мрачного сооружения, смахивающего на храм, из чёрного гранита, с узкими окнами и большими воротами.

Хвеля с любопытством оглядывала строение, она вообще отличалась интересом ко всякому новому и непонятному. Длинным тёмным коридором мужики притащили девушку в большой зал, освещённый только чадящими факелами да пылающим посередине костром. Они остановились у деревянного стола с подозрительными бордовыми потёками, напоминавшими засохшую кровь. Хвелю разложили на этом сооружении и начали прикручивать грубыми верёвками руки и ноги к специальным кольцам.

— Ребята, вы как, все сразу или по очереди будете? — непринуждённо осведомилась Хвеля, её ничуть не испугали зловещие приготовления.

— Мы дали обет не прикасаться к женщинам, — буркнул один из балахонистых. — Наш Бог Смерти превыше плотских утех.

— Ой, не смешите мои коленки, — фыркнула Хвеля. — Покажите мне мужика, у которого бы при виде голой бабы не поднялось… настроение! — она похабно подмигнула.

— Наш Бог получает наслаждение от боли и страха, — сурово отчитал ёрничающую пленницу чёрный. — И сейчас ты доставишь ему удовольствие!

— Ребя-а-ата, — округлила глаза Хвеля, а тем временем, с неё грубо сорвали тунику, и принялись за штаны. — Так вы садисты! Ну что же вы молчали, родные? Мы нашли друг друга! Я просто млею, если мне делают больно! — мужики, наконец, справились с одеждой, и худенькое тело девушки с выступающими рёбрами и ключицами предстало во всей красе. — Я, конечно, понимаю, что не пышнозадая красотка с мощным бюстом, но тоже кое-что умею! — Хвеля стрельнула глазками в ближайшего. — Ну, давайте, скорее, где там ваши раскалённые прутья?

— Молчи, несчастная! — черных начинало раздражать поведение пленницы, обычно, их молили о пощаде и заходились в истерике от ужаса, оказавшись на алтаре.

— А ты заткни мне рот, красавчик! — Хвеля облизнула губы. — Ну так что, все сразу или будете жребий тянуть, кто первый?

Бурча под нос нечто очень далёкое от комплиментов, один из них вытянул странный предмет из груды железа, лежавшей на специальной подставке. Длинная тонкая палка, утыканная шипами. Глаза Хвели аж заблестели.

— О-о! И куда ты собираешься мне её засунуть, а? — проворковала она игриво.

— В задницу! — рявкнул неожиданно самый крайний мужик.

— Мм… — девушка задумалась. — Знаешь, тогда вам следовало бы уложить меня не на спину, а на живот… Или вы любите преодолевать трудности? — Хвеля ухмыльнулась с самым пошлым видом.

— Ну всё, хватит! — державший прут замахнулся, собираясь ударить пленницу, как вдруг Хвеля, уставившись на что-то за его спиной, завизжала.

— Ииииии!

— Аааа! — мужик от неожиданности выронил орудие пытки и подскочил, собираясь увидеть как минимум семиголовую болотную гидру с ядовитыми языками, но… По стене полз большой мохнатый паук с белой звездочкой на спинке. Прут с шипами упал мужику на ногу, тот зашипел от боли.

— Какой хорошенький!!! Мужики, будьте людьми, развяжите меня, я хочу его погладить! Ну смотрите, какая прелесть! Ну пожалуйста, он же убежит сейчас!!! — с умильной улыбкой Хвеля следила взглядом за насекомым. — Пусечка, подожди, мамочка сейчас придёт к тебе! Ну, вы что, орочьего дерьма нахлебались, что молчите?!

Один из троих не выдержал. Схватившись за голову, чёрный выскочил из зала, поминая нехорошими словами саму Хвелю, её мать, отца, и взбалмошных сумасшедших истеричек, любящих пауков и боль. Тот, который уронил прут, тихо скулил у противоположной стенки, пытаясь выдернуть застрявшие в стопе железные колючки. Оставшийся с ненавистью глянул на голую Хвелю, сплюнул на пол, перерезал верёвки, и молча покинул зал.

— Вот и славненько, — девушка со всех ног кинулась к пауку, протягивая к нему руки. — Красотулечка, я пришла!

Бедное насекомое не успело сделать ноги от любительницы членистоногих, и покорно обмякло в загребущих пальчиках девицы.

— Ты мой хорошенький, пушистенький, — мурлыкала Хвеля. — Эй ты, мужчина в чёрном, принеси, что ли, одежду какую, а то думаете, мою испоганили, и всё, можно сделать ручкой?..

— Забирай своё… насекомое и вали отсюда, к эльфийской матери, — простонал тот, швыряя бывшей пленнице запасной балахон.

Зажав паука, беспомощно перебиравшего в воздухе лапками, под мышкой, Хвеля одёрнула балахон, подобрала с пола меч, и, пожав плечами, вышла из Храма.

— Во мужики, ведутся на что угодно, — хихикнула она. — Поверили, будто я мазохистка, ха! Нет, ну точно, их мамаши путались с орками!

Бредя по тропинке, Хвеля снова озаботилась проблемой поиска работы и денег, припоминая, где находится ближайшая таверна.

* * *

Матильда

Я с тоской и вожделением смотрела в окно, на Развалины — таинственное место, куда никого не пропускали бдительные наставницы Школы Магии и Волшебства. Меня тянуло туда со страшной силой, несмотря на все запреты и слухи, ходящие среди студентов, я ничего не могла с собой поделать. На первом курсе даже не пыталась проникнуть туда, слишком трусила, но теперь, в середине второго, вполне созрела для подобного похода. Наша Школа вообще славится странностями: во-первых, стоит на отшибе, вдалеке от городов, во-вторых, тут где-то расположен Храм Бога Смерти, и в-третьих — вот эти самые Развалины. Прибавьте странную архитектуру корпуса учителей, настоящий лабиринт с постоянно меняющимися коридорами, всякими сюрпризами и неожиданностями, и вы поймёте, почему я в который раз задаюсь вопросом, что тут делаю и зачем… Нет, конечно, учителя хорошие, знания вдалбливают основательно, и маги отсюда выходят качественные, но…

Так, решено, завтра вечером совершу самый дурацкий поступок в своей жизни, отправлюсь к Развалинам.

…Я замерла, скрючившись за низеньким кустиком, стараясь не дышать и не шевелиться: буквально в двух шагах от меня какая-то преподавательница магической науки за ухо вела очередного искателя приключений, больного «Лихорадкой Развалин». Как уже упоминалось, чаша сия не миновала и меня, результат — полночь, холодная роса, классическая полная луна, и клочки туч на небе, в общем, весь набор сомнительных удовольствий ночной прогулки. У меня в запасе было хорошее заклинание, с его помощью мои шансы попасть в Развалины существенно увеличивались. Но едва пространство впереди опустело, я заметила фигуру, неумело пытающуюся втихаря пробраться к замшелым камням. Я вздохнула: зубы богов, да эта блондиночка и дурака не проведёт, сразу видно — новенькая. Ох, ладно, во избежание непредвиденных осложнений заберём нежелательного свидетеля с собой.

— А ты в курсе, что туда посторонним вход запрещён? — моя ладонь сжала плечо незнакомки.

Та подскочила и обернулась, распахнув ротик и округлив глаза от страха, а я довольно ухмыльнулась.

— Новенькая, да? — она кивнула. — Заметно, кто же так отправляется на дело? Тебя заметут в две секунды.

— А… что делать? — пискнула девчонка.

— Мэтти, — протянула я руку.

— Линара…

— Отлично. Вот что, Линара, — я критически осмотрела её. — Правило номер один: если собираешься ночью куда-то идти и не хочешь, чтобы тебя заметили, никогда не одевай светлой одежды. Держи, — скинув тёмный плащ, отдала блондинке.

— А ты?

— Учись, детка, — я щёлкнула пальцами, довольно хмыкнув, и старательно произнесла длинную формулу.

Линара ойкнула.

— Называется, заклинание мимикрии, — демоны знают, что это за словечко, вычитала в книге — её случайно забыли на столе, ну я и… полистала… — Не смотри так на меня, я не ругаюсь.

— Ты невидимой становишься, да? — неуверенно поинтересовалась Линара.

— Неа, просто подстраиваюсь под окружающую природу, если не делать резких движений, то никто меня не заметит, — охотно пояснила для неё. — Идём, только тихо и осторожно.

Я взяла холодную ладошку девчонки, и мы продолжили попытку незаметно пробраться к Развалинам. Благополучно миновав ещё одну бдительную даму, — у меня невольно закралось подозрение, или мы с Линарой такие потрясающие идиотки, что нам везёт, или… или расхожее мнение по поводу хорошей охраны Развалин полная чушь и лишь видимость строгого запрета, — наша сумасшедшая парочка чуть не засыпалась в последний момент: Линаре приспичило чихнуть. Сторожиха сделала стойку в нашу сторону, я вдавила непутёвую физиономию спутницы в мокрую траву, а сама, подобрав какой-то камушек, бросила его куда подальше. Цербер в юбке поспешила на эту простую уловку, я же за шиворот приподняла Линару, и мы шмыгнули к большому валуну — форпост вожделённых Развалин. Нда, похоже, всё-таки Развалины охранялись не так хорошо, как ходили слухи, и там ничего опасного не наблюдалось. Кстати, хочу заметить, ловили в основном первокурсников и студентов второго года обучения, а старшие курсы безбоязненно туда шастали. Сама не раз краем уха слышала обрывки разговоров. Ладно, посмотрим…

— Ещё раз совершишь подобную глупость, сдам первой же наставнице, — прошипела я перепуганной девчонке.

Та закивала головой, аж капюшон свалился. Дальнейший путь не представлял сложностей, укрываясь за остатками стен, мы добрались наконец до середины и… Всемогущие боги, где мы?! Линара вынула ладонь и сделала пару шагов вперёд, её глаза горели от восторга.

— Мэтти, что это?..

— Куда?! Стой, ненормальная!

Я не успела схватить её за руку: непутёвая дурочка шагнула в радужный туман, который переливался всеми цветами… Я присела в каменное кресло, подперев щёку рукой и мрачно выругалась. Ох и попадёт мне от директрисы за эту блондиночку, задери её дракон…

* * *

Хвеля

Блаженно расплывшись в улыбке, Хвеля наслаждалась теплом, вкусной едой, добрым элем, и наконец-то нормальной одеждой, а не той тряпкой, которой «одарил» её мужик из Храма. Остатков денег вполне хватило, чтобы привести себя в порядок и покушать. Паук, которого девица назвала Пушистиком, меланхолично сидел на плече, очевидно, смирившись с ролью живой игрушки сумасшедшей бабы. Таверна «Погребок» была полна чавкающих и рыгающих наёмников и весёлых студентов из расположенной неподалёку Школы Магии — подобная публика снижала шансы Хвели найти работу почти до нуля.

— Слышь, ты, заморыш, убери свою гадость из заведения! — раздался вдруг сбоку брезгливый рык внушительного вида бритоголового наёмника в кожаной тунике на голое тело. — Оно портит мне аппетит!

— Пош-ёл ты, дерьмо эльфийское, — огрызнулась Хвеля, она вообще отличалась невоздержанностью на язык и вспыльчивым нравом. — Не нравится — не смотри.

— Чево?! — бугай медленно поднялся, наливаясь злостью. — Моль болотная, ты чё себе позволяешь, воще, а?!

— Ка-акой потрясающий словарный запас, — протянула жеманно Хвеля, захлопав ресницами. — Ты, случайно, не оканчивал Академию Высокого Слова в столице, а?

Студенты-маги с интересом прислушивались к разгорающейся ссоре. Здесь такое частенько бывало, а драка между худенькой невзрачной девицей с хамскими манерами и недалёким тупым наёмником обещала стать прелюбопытным событием…

Хвеля имела богатый опыт в подобных ситуациях, и прекрасно знала, что и как делать — главное, вовремя увернуться от удара, и когда начнётся настоящая заварушка, свалить по-тихому. «Погребок» имел одну особенность, несколько порталов, ведущих в разные места, что предоставляло богатые возможности для унесения ног.

— Хамло белобрысое! — взревел наёмник, вытаскивая внушительных размеров меч и бросаясь на девицу.

…И понеслось. Хвеля благополучно юркнула куда-то под стол, тип промахнулся и задел случайно столик соседей, те озверели, ну и так далее. Подленько хихикая и умудрившись в начавшейся каше не потерять Пушистика, Хвеля пробралась к порталу и шагнула туда, совершенно не имея понятия, куда её занесёт.

* * *

Матильда

Я зубрила нудную лекцию по теории составления заклинаний — мой учебник спёрла соседка и до сих пор не отдаёт, ведьма вредная, пришлось обратиться к тетрадке, — когда неожиданно палец словно рассекло невидимое лезвие. Я зашипела от боли, проклиная незадачливого новичка — делал какое-нибудь домашнее задание по дурацким иллюзиям, — или очередную шуточку старшекурсников — они любят подобный чёрный юмор. Заговорив кровь и замотав палец, поскольку сращивать раны ещё не умела, я отправилась на занятия, снова возвращаясь в мыслях к нашему приключению в развалинах. Я здорово перетрусила тогда, но Линара почти сразу же вернулась, ничего путного про её пребывание в непонятной субстанции девчонка сказать не могла, и мы замяли это дело.

…Прошло несколько дней, пока я сообразила, что внезапные ушибы, головные боли, растянутая непонятно где и когда лодыжка, появляющиеся просто так синяки — нечто из ряда вон выходящее, даже не злобные шуточки старших курсов. Нет, тут что-то другое… Задумчиво жуя яблоко, я листала Энциклопедию Классических Заклинаний, готовясь к следующему занятию, и попутно надеясь выискать что-то, похожее на мой случай — чем сумасшедшие боги не шутят, вдруг это какой-нибудь дурацкий зачёт, который так любят устраивать наши наставницы! Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге появилась раскрасневшаяся от злости… Линара.

— Матильда, файербол тебе в ухо, во что ты меня втянула?! — прошипела она, подскочив ко мне.

— А что такое? — невозмутимо отозвалась я, с хрустом откусив кусок яблока.

— Каких демонов, почему у меня появляются эти проклятые синяки и царапины, а?!

Она сунула под нос запястье, я покосилась на него и замерла: пару дней назад, на практике магического эксперимента, меня слегка ошпарило, и именно левое запястье!

— Ну-ка, покажи правый большой палец, — потребовала я.

У Линары красовался свежий шрам. Мы уставились друг на друга, девчонка тихонько ойкнула и посерела.

— Ну, несчастное создание, говори, за каким демоном тебя понесло в тот туман? — я грозно нахмурила брови. — Знаешь, во что ты влипла, а? В бракованное заклинание переноса физических ощущений!

— Чего? — пискнула Линара, пугаясь ещё больше.

— Мы будем одинаково чувствовать синяки и шишки друг друга, вот чего, — буркнула я. — Если ударишься ты, то синяк появится и у меня, и наоборот. То же самое с общим самочувствием. Теперь ясно?

— И… и что нам делать? — Линара шмыгнула носом, готовясь зареветь.

Нет, ну до чего нервная девица, я прямо не могу! Чуть что, сразу в слёзы! Дурочка малолетняя…

— Не боись, нас мало, но мы хитрые, — я соскочила с кровати. — Профессуре не скажешь, директрисе тем более, — хорошо, если не вышвырнут из школы. Значит, выход один: вернуться в Развалины и пошарить там хорошенько, может и найдём чего, на худой конец, если не избавление, так хотя бы нейтрализующее заклинание. Наши колдуньи не любят оставлять на волю случая бракованные недоделки студентов. Идём, у тебя что сейчас?

— Введение в теорию магической науки, — скривилась Линара.

— Нда, туфта полнейшая, — посочувствовала я и невинно добавила. — А у меня — практика по заклинаниям. Четыре часа.

Девчонка завистливо вздохнула. Мы вышли в коридор и направились в аудитории. Вдруг я застыла, как вкопанная, уставившись на идущего навстречу высокого блондина с потрясающей внешностью записного красавчика.

— Мэт, ты чего? — пхнула меня несильно в бок Лин. — Кто это?..

Парень прошёл мимо нас, скользнув мимолётным взглядом. Тоскливо вздохнув, я нехотя пояснила:

— Он учится на третьем курсе, специализируется на боевой магии. У него та-а-аки-ие возможности, что половина выпускников умирают от зависти и мечтают хотя бы о части их.

— Мэтти, кажется, ты втюрилась, — хихикнула Линара. — И по-моему, больше в его силу.

— Да плевала я на неё, мне и со своей проблем хватает, — я всё же покраснела. — И прекрати ехидно ухмыляться, думаешь, я одна такая? За ним, между прочим, пытались ухлёстывать некоторые молодые волшебницы из корпуса учителей, — огрызнулась я. — А я… что я, он даже не знает, как меня зовут… — снова вздохнула.

— А ты знаешь его имя?

— Ты не поверишь, Лин, — я усмехнулась. — Мэл. Просто Мэл.

— Да? — она с сомнением покачала головой. — Даже фамилии нет?

Я хмыкнула.

— Мне удалось произнести её внятно и разборчиво раза с пятого-шестого.

Линара сделала круглые глаза.

— Ладно, мне сюда, — я остановилась у двери в лабораторию. — Жду завтра в десять у меня. И, Лин, ради спокойствия бедных наших преподавательниц, надень тёмный плащ!!!

…Притаившись за деревом, мы ошарашено наблюдали странную картину: из Развалин вышли, хихикая и слегка спотыкаясь, две женщины — одна из них вела у меня лекцию по истории магии. Обе сильно навеселе, но задери меня дракон, если они просто устроили ночной пикничок с распитием высокоградусных напитков среди замшелых камней!

— Лин, — прошипела я в ухо растерянной девчонке. — Там есть портал, или я не Матильда!

— Да?.. — с сомнением отозвалась она.

— Знать бы только, куда он ведёт и где находится… — задумчиво протянула я, прищурившись.

— Мэт, мы же пришли не по порталам гулять, а искать заклинания! — в голосе блондинки отчётливо звучала паника.

— Да не ори ты, не глухая, — демонстративно поковыряв в ухе, поморщилась. — Успокойся, этим мы тоже займёмся. Пошли.

Конечно, мы не пошли, а по-пластунски поползли, но это уже детали. Окружающее знакомо изменилось, когда наша парочка добралась до середины Развалин, и я крепко сжала ладошку Линары.

— Чтоб без меня — ни шагу, хватит на твою задницу приключений, — бросила я блондинке. — Вперёд.

Блуждали по коридорам недолго, на портал наткнулись случайно, и я только собралась было шагнуть туда, таща за собой слабо упирающуюся Линару, как оттуда выскочила девушка неопределённых лет, худенькая, невзрачненькая, короткие волосы непонятного цвета торчат в разные стороны. На боку незнакомки висел меч. Лин взвизгнула и попыталась выдернуть руку — на плече девицы сидел устрашающий мохнатый паук.

— Чего орёшь, он не кусается, — грубо произнесла она.

— Он… Он противный!! — выдавила из себя Линара.

— Пушистик не противный, он — прелесть! — отрезала деваха. — Вы кто такие?

— Студентки Школы Магии, — ответила я. — А ты кто такая и что тут делаешь?

— Хвеля, наёмница, — отозвалась та, поглаживая паука. — Маленький мой, натерпелся ты страху там…

— Как ты его назвала — Пушистик?! — Лин истерически хихикнула.

— Слышь, ты, аристократка долбаная, не смейся над моим животным! — огрызнулась Хвеля.

— Сама сопля орочья, — парировала Лин — я аж рот открыла, блондиночка никогда не ругалась.

Небесное создание немедленно отреагировало на грубость, засопев и собираясь вцепиться в волосы Линаре, я пресекла ссору в зародыше. Не хватало потом расхлёбывать последствия их драки, вот уж, удовольствие не из приятных!

— Стоп! — грозно нахмурилась я, встав между ними. — Никаких драк в моём присутствии! Хвеля, а ну, отвечай, каких демонов ты тут ищешь?!

— Работу, — буркнула та, зыркая на нас недовольным взглядом. — Только, вижу, фига я тут найду… среди колдунов…

Линара о чём-то задумалась, обозревая наёмницу.

— Мм… Хвеля, хочешь быть моей телохранительницей? — выпалила вдруг девчонка.

У меня вторично отпала челюсть: нафига ей телохранитель?!

— Платить хорошо буду, — словно невзначай заметила Линара.

Хвеля шмыгнула носом, покосилась на мою чистенькую подружку, и неожиданно кивнула.

— Ладно, идёт. Только от чего тебя охранять-то? На такую нюню разве кто руку поднимет? На тебя дунь — ты в обморок упадёшь!

Линара надула губки.

— Тебя забыла спросить, — небрежно бросила она, отворачиваясь. — Может, у меня полно злейших врагов, спящих и видящих, как меня убить!

— Ну даа, а я тогда — благочестивая монашка! — насмешливо протянула Хвеля, сплюнув.

Дабы пресечь дальнейшие пререкания между ними, я решительно взяла обеих за руки, и зашагала к выходу из Развалин. Нда, могу себе представить, сколько предстоит хлопот с этими двумя красотками. А ведь впереди ещё маячит объяснение с директрисой по поводу Хвели — ну да это не самое страшное, присутствие посторонних у нас в Школе хоть и не приветствуется, но и не запрещается совсем. Ох, боги, чувствую, хлебну ещё приключений, с такой-то компанией…

Неудачный эксперимент

— Линна, моб твою ять!! — нетрезвая Хвеля попыталась опереться на дерево, росшее неподалёку от развалин, только вот на месте дерева совершенно неожиданно оказался роскошный куст дикого шиповника, куда Хвеля благополучно приземлилась.

— Дохлых крыс тебе под одеяло!! — наёмница зашипела, вытаскивая из ладоней колючки.

Линара снисходительно улыбнулась.

— Хорошая иллюзия получилась, правда? — непринуждённо осведомилась девчонка.

— Я те покажу, хорошая иллюзия! — огрызнулась Хвеля, икнув. — Каких пьяных орков ты это сделала?!

— А кто в таверне стул из-под меня выдернул? — поджала губы Лин.

Наёмница, зло зыркнув на неё мутным взглядом, пробурчала:

— Фу ты, ну ты, аристократочка нежная! — она сплюнула. — Простокваша перебродившая!

— Суслик болезный! — не осталась в долгу Линара и показала язык. — Вот расскажу Мэтти про твои художества, она живо вставит клизму, куда надо!

— Беги-беги, жаловаться своей ведьме! — Хвеля закатила глаза, пошатнувшись.

Неожиданно Линара одним прыжком оказалась рядом с телохранительницей и толкнула её вниз — к несчастью, Хвеля не успела отойти далеко от куста, и вторично влетела в колючие заросли — уже физиономией. Неподалёку от парочки прогуливались две преподавательницы, посматривая по сторонам. Переждав опасный момент, Лин и наёмница поднялись. Аристократка отряхнула коленки, не заметив, как Хвеля постепенно наливалась нездоровым красным цветом, что вкупе с царапинами составляло весьма пугающее зрелище.

— Ты, зануда сопливая, мармеладная девочка, — угрожающе процедила Хвеля, сделав шаг к временной хозяйке. — Я ж тебе сейчас вот этот самый куст вставлю в твою дворянскую задницу и заставлю бегать трусцой вокруг Развалин, распевая непристойные песни!!

Взвизгнув, Линара припустила к Школе, Хвеля за ней, смачно ругаясь во весь голос.

Лин выиграла забег, влетев в холл первой, и успела запереться в собственной комнате. Поостыв, Хвеля дала себе слово в ближайшее же время жестоко отомстить за художественную раскраску собственной физиономии, и так неказистой.

* * *

Матильда

Я сидела за столом, запустив пальцы в волосы и уставившись пустым взглядом в толстый учебник — энциклопедию зелий, отваров, порошков и тому подобного. Впереди маячили выпускные экзамены второго курса, срочно требовалась хоть какая-то практика, поскольку одно дело — в лаборатории, а другое — в полевых условиях кому-нибудь вырастить бородавку на носу… А на ком тренироваться, на студентах?! Ага, тут учатся отнюдь не идиоты, достаточно посмотреть на расписание, и сразу станет ясно, что только у второго курса есть экзамен по ведьминскому делу!

— Мэт, ты чего такая кислая? Идём, погуляем? — в комнату вприпрыжку вбежала Лин, за ней — эта её телохранительница, Хвеля, с неизменным громадным пауком на плече. Пушистик, тоже мне!

Кроме того, на её бледной физиономии красовались роскошные царапины, результат наведённой иллюзии Лин и падения Хвели в куст шиповника. Блондинка уже поведала мне в красках историю посещения «Погребка».

— У кого-то сессия через месяц, а у меня — через две недели! — огрызнулась я, нервно листая учебник. — Где искать сумасшедших, готовых испытывать на себе мои отвары?!

— Ха, в чём проблемы, тебе нужен полигон? — Хвеля ковырялась кинжалом в зубах. — Вон, в «Погребке» до чёрта всяких личностей, иди на них тренируйся.

— Порежешься, Хвеля! — одёрнула наёмницу Лин. — И кстати, кто такой чёрт?

— Губы — не зубы, новые вырастут, — белобрысое хамло показало девчонке язык. — Не учи меня жить, мисс Золотой Паричок. А чёрт… что-то вроде демона, — в странствиях она нахваталась много мудрёных словечек, вставляя их к месту и не к месту в разговоре.

Линара насупилась и шагнула к Хвеле с твёрдым намерением вцепиться той в нечёсаные патлы, но я быстро встала между ними.

— Стоп, подруги! Я не хочу на себе почувствовать вашу горячую дружбу!

Хвеля тут же переключила внимание на меня.

— Слушай, а ты действительно все её шишки ощущаешь? — невинно осведомилось сие небесное создание.

— Ощущаю, ощущаю, — буркнула опрометчиво я, не ожидая подвоха. А зря…

— А если так? — Хвеля вдруг больно ущипнула Линару за руку, та взвизгнула, а я ойкнула от неожиданности.

— Прекрати сейчас же! — заорала я. — И не дёргайте меня, обе! Я сейчас нервная, покусать могу!

Хвеля скривила губы в довольной улыбочке, почёсывая Пушистика.

— Ну так что, мы идём в «Погребок»? — поинтересовалась она как ни в чём не бывало.

Я поджала губы: несносная девчонка подкинула ценную идейку, таверна действительно предлагала богатый выбор возможностей потренироваться.

— Ладно, идём, — отрывисто бросила я, одевая плащ.

Мы уже выяснили, что Развалины охранялись спустя рукава, и больше от несмышлёных первокурсников — вроде Линары, — чтобы не развращались раньше времени в «Погребке». Остальная учёная братия регулярно и с пользой посещала сей кабак, справляя там всевозможные даты и просто так, расслабиться.

— И чтобы мне без фокусов! — строго предупредила я их. — А то будете неделю животами мучиться, сортир станет вашим родным домом!

Мой коронный отвар, слабительное, вот уж его не требовалось испытывать — он получался у меня на шесть, а не на пять! Кстати, маленький нюанс: если хвори Линары имели магическое происхождение, на меня они, слава богам, не действовали.


Таверна в это время была полупустая, постоянные посетители собирались в основном к вечеру. Только парочка путешественников непонятной профессии вкушала обед, да полусонный наёмник клевал носом за соседним столиком. Мимо столика девушек прошуршала официантка, передник у неё был весьма странным образом скособочен.

— Интересно, чем она занималась в подсобке? — прокомментировала ехидно Хвеля, провожая её взглядом. — Помогала бармену… настроение поднять?

Мэт никак не отозвалась на пошлую реплику, угрюмо изучая содержимое собственной кружки, а Линара невинно улыбалась, косясь на компанию через пару столиков от них: старшекурсники, среди которых находился и Мэл, — причина плохого настроения Матильды, — мило попивали послеобеденное пивко. Наёмница же зыркала по сторонам, явно размышляя на предмет очередной пакости, на кои её испорченная натура была весьма богата.

— Знала бы, что он тут — ни за что бы не пошла, — пробормотала Мэтти тихо.

— Что? — повернулась к ней Хвеля.

— Так, мысли вслух, — отмахнулась девушка.

— Кстати, в качестве первой пакости, — ухмыльнулась несносная наёмница. — Сделай так, чтобы вон тот красавчик бегал за мной.

Хвеля понятия не имела об интересе Мэт к Мэлу, и тем паршивее сделалось Матильде: аргументировать отказ она никак не могла, хамло с пауком быстро догадалось бы обо всём, а соглашаться ох как не хотелось! Линара тихо улыбалась, хитрюще поглядывая на подругу, и молчала. Мэт сердито зыркнула на Хвелю. «Чтоб твой Пушистик сдох, тоща кривая!»

— Ладно, сделаю, — нехотя буркнула Матильда, заглянув в свою пустую кружку, и отобрав Линарину, отхлебнула глоток. — Только мне нужен его стакан, из которого он пил.

— Нет проблем, — Хвеля пожала плечами, поднимаясь.

Одновременно встали и Мэл с компанией, собираясь покинуть таверну. С тяжёлым вздохом Мэтти взяла кружку Хвели и слила остатки в склянку, завалявшуюся в кармане. Линара непринуждённо осведомилась:

— Ты это действительно сделаешь, Мэт?

— Предлагаешь отказаться? Тогда эта недоделанная воительница тем более настоит, чисто из вредности, природной, — огрызнулась юная ведьма. — Ладно, благо, заклинание временное.

Линара задумчиво пожевала губами, помешав в кружке остатки эля. «Мэт пила из него… — подумала девчонка. — Хм… А что, стоит попробовать!» Лин совершенно упустила из вида, что сама тоже употребляла из этой же кружки.

Тем временем, раздался грохот и возмущённый крик. Мэтти и Линара разом обернулись.

— А, посох ей в задницу! — процедила Матильда, прищурившись. — Не может без гадостей!

Хвеля возвращалась к ним с кружкой Мэла, а официантка растянулась на полу среди осколков и луж, злобно глядя вслед наёмнице и нещадно обзывая ту всякими нехорошими эпитетами.

— Хвеля, ну и зачем ты это сделала? — фыркнула Мэт, отобрав кружку.

— Она сама споткнулась, — невинно ответила Хвеля.

Ведьмочка пробормотала под нос ругательство, слив остатки эля во вторую склянку — как всякая, уважающая себя колдунья, Матильда носила в карманах множество полезных вещей. Расплатившись, компания отправилась обратно в Школу.

— И что ты будешь делать дальше? — с интересом спросила Хвеля.

— Гусей пасти, — огрызнулась Мэт. — Всё, не мешайте мне.

Линара и телохранительница смирно уселись на кровати, чинно сложив руки на коленях, и во все глаза глядя на стол, где юная ведьмочка разложила необходимые магические штучки.

* * *

Матильда

Заставляя себя думать только об эксперименте, я зажгла маленькую горелку, раскрыла книгу зелий на нужной странице, и приступила. Так, сперва подогреть воду почти до кипения, потом добавить первый ингредиент, четырёхлистный клевер. Отлично помню, как, чертыхаясь, собирала его, ползая на коленях, в лесу рядом со Школой целая поляна растёт. Замечательно, по комнате поплыл свежий весенний аромат. Помешав варево тонкой дубовой палочкой, я добавила четыре кусочка молодой омелы — мда, пришлось тогда за ней к друидам переться. А их старшая — пренеприятнейшая особа, старая карга. У них той омелы хоть засыпься, целая дубовая роща, а жмотится тётка, будто корень мандрагоры задаром отдаёт! Зелье булькало, постепенно коричневея. Заметив время — всё это должно кипеть ровно десять минут, — я принялась осторожно толочь в ступке весьма дорогую составляющую — помёт белой летучей мыши. Мать моя женщина, как же оно воняло!! Хвеля не преминула прокомментировать:

— Что это за запах? Линна, ты воздух испортила, что ли?

Лин ткнула соседку вбок — послышался сдавленный вздох. Я сердито цыкнула на них — девчонки успокоились.

Сия дрянь имелась в нашей Школе всего у нескольких человек, родина которых располагалась поблизости от мест обитания данных тварей, и их — студентов, — родители регулярно присылали чадам посылки с дурно пахнущей гадостью. Школяры имели неплохой бизнес, снабжая однокашников помётом.

За спиной снова завозилась Хвеля — я заметила краем глаза, что её Пушистик решил размять лапы и отправиться с плеча наёмницы на прогулку. Линара тихонько взвизгнула, Хвеля шикнула на неё — судя по звукам, насекомое-таки оказалось на полу, бодро посеменив в коридор. Сверившись с часами, я добавила очередную составляющую отвара, продолжая тщательно превращать мышиный помёт в мелкий порошок. Остатки эля следовало вливать или последними, или предпоследними, перед этими самыми продуктами жизнедеятельности пещерных птичек. Из-за моего плеча послышалось сопение — Линара подошла посмотреть поближе, донеслось бормотание Хвели — Пушистик снова вернулся в комнату. Я с превеликой аккуратностью ссыпала порошок в деревянную большую ложку, и тут Лин с верещанием отскочила, толкнув меня под руку — добавка в зелье разлетелась лёгкой пылью.

— Линара, мать твою три раза через забор, да об стену!! — заорала я, поворачиваясь. — Какого демона?!

Хвеля, несколько виновато хлопая светлыми ресницами, ловко захапала своё мохнатое сокровище, подбиравшееся к ноге блондинки.

— Мэтти, не надо кричать, может, я тебе кучку накладу, а? — заискивающе сказало это чудо в перьях.

— Хвеля, убери своё животное, чтоб оно облысело! И марш за дверь! Это дерьмо мышиное, чтоб оно плесенью покрылось, денег стоит, и немалых! Деми, сволочь эльфийская, последние с меня сдерёт!

— Матильдочка, миленькая, прости пожалуйста! Я не нарочно! — залепетала Лин. — Хочешь, сама сбегаю за ним?

— Сиди тут и не рыпайся, — отрезала я, заглядывая в кошелёк. — И не смей ни до чего дотрагиваться! Пойду за этим говном дурацким!

Ух, как они меня обе достали!! И чего я, спрашивается, так нервничаю, ведь не яд какой готовлю… Чтоб этот Мэл три дня икал без передыху!


Как только за Мэтти захлопнулась дверь, Лин довольно улыбнулась: Хвеля, сама того не зная, очень подсобила ей. Быстро достав склянку с остатками эля, девчонка добавила ровно четыре капельки в кипящий отвар — он на мгновение вспыхнул ярко-красным, и продолжил булькать, как ни в чём не бывало.


Тем временем Мэтти дошла до комнаты Деми и постучалась. Звонкий голосок пригласил войти.

— Привет, — Матильда улыбнулась. — У тебя ещё осталось дерь… мышиный помёт?

Деми подняла голову, откинув с лица локоны нежного поросячье-розового цвета, и окинула посетительницу изучающим взглядом голубых глаз без зрачков.

— Нну есть, — протянула эльфийка. — Что, Матильда, кого-то приворожить хочешь?

Девушка проглотила лёгкую насмешку в её голосе, натянуто улыбнувшись.

— Мне две столовых ложки.

— Пять золотых.

Матильда вспомнила про себя богатый Хвелин лексикон, упомянув всех родственников Деми, где их видела — включая и саму эльфийку, — в каких отношениях они были между собой, и куда бы Деми юная ведьмочка засунула несчастный помёт.

— Благодарю, — сквозь зубы выдавила Мэт, отдав той деньги в обмен на сухие серые кусочки, благоухающие, как склад протухшей капусты, перемешанный с дохлыми кошками.

Скривившись от запаха, девушка поспешила к себе, косо глянув на скучавшую у двери Хвелю.

— Зайди и только посмей сделать хоть одно лишнее движение! — хмуро бросила она наёмнице.

Подозрительно покосившись на Линару, Матильда остановилась у стола.

— Я ничего не делала, често-пречестно! — заверила тоненьким голоском Лин.

Дальнейшее приготовление отвара прошло без эксцессов, и вскоре Мэт уже держала флакон с прозрачной жидкостью, на удивление, слабо пахнущей хмелем.

— Готово, — с облегчением вздохнула ведьмочка. — Теперь половину этого надо влить Мэлу куда-нибудь.

— Клизму, что ли? — фыркнула Хвеля, давясь смехом.

— В питьё, острячка доморощенная, — огрызнулась Матильда. — Узнать бы, когда он в «Погребке» появится. А то торчать в таверне сутками — глупое занятие.

— Я узнаю, Мэт, — подскочила Лин. — У меня есть парочка приятельниц со старших курсов, они наверняка с Мэлом в хороших… отношениях, — на последнем слова она споткнулась, покосившись на подругу, но та сделала вид, что не заметила оговорки.

— Ладно, — кивнула Матильда. — Только аккуратно.

* * *

Матильда

Линара торжественно преподнесла новость о Мэле через два дня после приготовления мной зелья.

— Сегодня вечером он и компания отмечают зачёт в «Погребке», — выпалила лучащаяся довольством девчонка.

— Отлично, — криво улыбнулась я. — Боевая готовность номер один, мы должны там быть раньше него.

Перед выходом я обратилась к Хвеле с дежурной угрозой:

— Устроишь какую-нибудь пакость — побрею твоего Пушистика и свяжу из его шерсти себе носки!

— Да ладно, буду пай-девочкой, — столь же дежурно ответило белобрысое недоразумение.

Мы обе прекрасно знали, Хвеля свистит, как дышит, а дышит она часто! Нда, что-то я в вульгарности впадать стала, телохранительница Лин на меня плохо влияет…

На сей раз обстановочка в таверне была куда оживлённее и шумнее, чем днём: за несколькими столиками сидели постоянные посетители, наёмники всех рас, и как всегда, пили, жрали, рыгали, гоготали, и щипали служанок за выступающие части тела. Официантки взвизгивали, но больше для приличия, добавляя шуму в общую какофонию. Группа торговцев обосновалась обособленной кучкой, чинно поглощая вино и косясь на буйных наёмников. Ещё одни завсегдатаи, студенты, методично наливались пивом, нетрезво поглядывая на солдат удачи.

— Зуб даю, школяры скоро начнут развлекаться магией на пьяную голову, — подметила Хвеля, обладающая чутьём на грядущие неприятности.

— Угу, — буркнула я, сев за один из немногих свободных столиков. — Ради богов, волшебную палочку в зубы и бешеного дракона навстречу, но только после нашего ухода.

У Хвели появился нездоровый блеск в глазах — первый признак того, что эта вешалка для доспехов задумала подставу. Готова спорить на килограмм мышиного дерьма, жертва — Линара, ведь расцарапанная морда Хвели осталась пока неотмщённой. Надо глядеть в оба, а то буду потом на собственной заднице лечить последствия…

Мэл и компания вскоре появились, и к моей досаде, там же маячила Деми, фаербол ей в ухо! Не знаю, может, где-то эльфы и отличаются красотой, но в нашем мире у них не наблюдалось никаких заострённых ушек, раскосых глаз или тонких черт лица. Фигура у Деми обычная, не лучше и не хуже, чем у остальных, а от людей отличали розовые волосы, отсутствие зрачков и три маленькие звёздочки на левом виске. От масляного взгляда дерьмовой торговки, скользившего по Мэлу, мне стало тошно, и руки зачесались сотворить какое-нибудь непотребство в духе Хвели.

— Вон, пришёл, этот, как там его… — наёмница наморщила лоб. — Извэстняк… Гипс…

— Мэл, — хмуро оборвала я её, сделав глоток из кружки.

— Нну? — Хвеля выжидающе уставилась на меня. — Ты будешь предпринимать активные действия по осуществлению нашего плана?

Зыркнув на неё, я достала флакон, где содержалась половина зелья.

— Вот это надо вылить Мэлу в кружку, — кратко дала указания. — Причём незаметно, чтобы он ничего не заподозрил и выпил.

Хвеля растянула бледные губы в улыбке, долженствующей означать хитрую.

— Сделаем, — мурлыкнула она.

Ой, нет… Ну за какими демонами я предоставила действовать наёмнице… Этот чахлик невмерущий, гаденько хихикая, просто спустила своего Пушистика на пол, прямо под ноги спешащей мимо официантке. Учитывая, что Лин сидела в том же направлении, в каком бодро потопало насекомое, взвизгнули обе: и служанка, и блондинка. Только последствия оказались разные, девушка в переднике резво отскочила в сторону, вылив полную кружку пива на ближайшего наёмника, а Линара попыталась отодвинуться, стул зацепился за выступающую доску пола, и девчонка благополучно грохнулась. Что началось…

Взревев раненым драконом, наёмник резко развернулся и зашвырнул тарелкой с объедками в толпу студентов-старшекурсников. Обглоданные бараньи кости попали Деми в физиономию, поскольку Мэл и его сосед успели пригнуться. Зато эльфийка не осталась в долгу, и швырнула в обидчика заклинанием в виде роя серебристых звёздочек — бугай уклонился, но часть облака всё же попала на него. Остальное осело на компанию ребят в форменной одежде гвардейцев. Видимо, из какого-то замка, пришли расслабиться после дежурства. Заклятье чихания, всё понятно… Раздалось оглушительное «а-а-а-апчхи!!!» и в студентов полетела табуретка. Мама! Гвардеец чуток промахнулся, и мебель направилась прямёхонько мне в лоб.

— А-а-а-а!..

Я захлебнулась воплем, но тут кто-то очень вовремя сдёрнул меня со стула, и тубаретище просвистела мимо. Визг, крики, грохот, разнообразные летающие предметы от посуды, до визуальных проявлений заклинаний — короче, веселуха. Линара, зажмурившись, съёжилась под столом, Хвеля куда-то испарилась, я же, совершенно неожиданно, обнаружила себя нос к носу с Мэлом. Оказывается, это он спас меня от табуретки в физиономию.

— Буйная у тебя подружка, — заметил он, ловко отбив ладонью летящий в нас поднос.

Я нервно улыбнулась, краем глаза заметив, как тощая ручка Хвели опрокидывает в чудом уцелевшую кружку Мэла флакон с зельем. Хм, теперь осталось самое «лёгкое»: каким образом заставить его употребить приправленное пиво?!

— Ты щас без выпивки останешься в этом кавардаке, — брякнула я, не найдя ничего лучшего, кроме подобного прямого заявления.

— Кстати, — поднял он палец, и потянулся за кружкой. — Спасибо, что напомнила.


Пока Матильда общалась с Мэлом, Хвеля наконец-то осуществила свою месть за пресловутый куст шиповника.

Лин робко приподняла голову, пытаясь осмотреться, и выглянула из-под стола. На её горе, рядом оказалась наёмница, а в личико Линары пикировал глиняный кувшин с вином.

— Во-оздух! — пронзительно заорала Хвеля, и радостно вдавила мордашку блондинки в мешанину из остатков чьего-то ужина с пивом, испытывая искреннее наслаждение от творящегося вокруг.

Сдавленно пискнув, Лин вывернулась, отплёвываясь, и шипя, как рассерженная гадюка.

— Я тебе здоровье сохранила, — невинно обронила тощая язва, одной рукой стиснув совершенно обалдевшего от происходящего Пушистика, а в другой держа флакон.

И, не дожидаясь ответа злющей Линары, юркнула к столику Мэла.

— Орочий завтрак! — огрызнулась девчонка вслед. — Причём, протухший!!

После чего блондинка приняла очень своевременное решение свалить из «Погребка», да побыстрее. Дотянувшись до Матильды, Лин дёрнула подругу за ногу.

— Мэтти, уходим!

Та поспешно отползла к Лин, даже не попрощавшись с собеседником.

— Где Хвеля? — быстро спросила юная ведьмочка.

— Уж она-то выберется отсюда, будь спокойна, — фыркнула Лин. — Как там с зельем дело обстоит?

— Белобрысая засранка булькнула его, — Мэт мельком глянула через плечо на Мэла — он поднёс кружку ко рту, от души хлебнув пива. — Всё, готово! Он выпил…

В голосе девушки слышались нотки обречённости. Лин облегчённо вздохнула — дело сделано! — и подруги поспешили пробраться к порталу, а оттуда — домой, в Школу.

— Когда действие проявится? — сумбурно поинтересовалась Линара по пути.

— Завтра к утру, — буркнула Мэт, отряхивая испачканное платье.

— Ага… — непонятно, к чему изрекла Лин, пытаясь выпутать из светлых прядей мелкие косточки и кусочки картошки.

Хвеля догнала их у самого входа, из троих она меньше всех пострадала — учитывая богатый опыт наёмницы в такого рода заварушках, этого следовало ожидать. После столь бурно проведённого вечера девушки разбрелись по комнатам: Матильда мрачная и насупленная, Лин надутая, но в то же время радостная, а Хвеля сонная и зевающая.


На следующий день Мэт решила выбраться на природу, дабы в тишине и спокойствии готовиться к предстоящим экзаменам. Ну и… подальше от Школы, чтобы не видеть дело рук своих. Собрав в корзинку еды и зажав под мышкой три учебника, юная ведьмочка отправилась в лес.

Школа Магии располагалась вдали от крупных городов и деревень — мало находилось желающих жить рядом с непредсказуемыми начинающими волшебниками. Единственные, кто обитал в окрестном лесу, это друиды — им было совершенно наплевать на школяров и студенческие магические недоделки. В двух днях пути располагался Храм Бога Смерти, имеющего всего несколько сумасшедших фанатиков-последователей. Таверна же «Погребок» находилась вообще химеры знают, где. Туда вели фиксированные порталы в каждом городе, и это было излюбленное место отдохновения самой разнообразной публики.

Мэтти устроилась на уютной полянке, выложила на салфетку бутерброды и прочую снедь, раскрыла учебник и приступила к занятиям. Девушка погрузилась в учёбу, выкинув из головы злополучный эксперимент. В лесу надрывались птички, стрекотали кузнечики в траве, идиллия тёплого летнего денька не нарушалась никакими посторонними звуками. Матильда читала…

— Мэ-э-э-эт-т-ти-и-и-и!!!

— А?! Что?! — юная ведьмочка от неожиданности выронила книгу, подавившись куском бутерброда, который неторопливо жевала.

Голубые глаза прибежавшей Линары представляли собой не просто блюдца, а, пожалуй, большие суповые тарелки.

— Там… это… — задыхаясь, попробовала выговорить она. — Мэл… того… с Хвелей любезничает…

— Убиться можно, какая потрясающая новость, — желчно ответила Мэт, с неприязнью глядя на подругу. — А ты ожидала, что он пошлёт её подальше? По зельям у меня всегда были пятёрки, — насупившись, закончила она. — И вообще, мне дела нет до Хвели!


Хвеля любила понежиться в кровати, и потому, когда она наконец соизволила выползти из-под одеяла, солнце за окном стояло довольно высоко. Лин успела позавтракать в школьной столовой, и теперь с увлечением читала какой-то слезливый роман, грызя яблоко.

— Уже утро?.. — прохрипела наёмница, ожесточённо протирая глаза.

— Нет, ещё ночь, — дежурно съязвила Лин. — Одевайся и иди ешь, пока в столовой что-то осталось.

— Можно подумать, ты у нас такая ранняя пташка, — зевнула Хвеля, направляясь к умывальнику.

Линара не стала затевать ссору и не ответила телохранительнице. Вообще-то, гораздо больше Хвели и романа Лин занимал вопрос поведения Мэла нынче утром, после употреблённого парнем приправленного пива. По идее, его интерес должен быть направлен на Мэт, но ведь в зелье ещё присутствовало и недопитое пиво Хвели. Отсюда возникает вопрос: нейтрализовывалась ли одна составляющая другой, или… или они обе оставались действующими?.. О последнем Линара предпочла не думать, невольно поёжившись: последствия могут быть катастрофическими!

Шаркая ногами, вернулась Хвеля, умытая и уже не такая помятая, как спросонья.

— Я кушать, — констатировала наёмница очевидный факт, открыв дверь.

— А я — к Мэт, — подскочила Лин.

— Да, кстати, узнай у неё, когда там зелье проявится? — небрежно обронила Хвеля. — На когда мне свиданку с тем красавчиком назначать?

— С такой внешностью, как у тебя, только зелье и поможет закадрить парня, — не удержалась от шпильки Лин, но Хвеля уже удалялась по коридору.

Блондинка сложила пухлые губки в довольную улыбку — последнее слово всё-таки осталось за ней. Напевая под нос незамысловатую песенку, Линара вышла из комнаты, мельком глянув вслед наёмнице, и остолбенела — рядом с тощим чучелом стоял Мэл, мило улыбаясь и болтая с Хвелей!


Проснувшись утром, Мэл, как всегда, собрался немного позаниматься до обеда, а потом у них с друзьями намечалась встреча в «Погребке». Правда, парень как-то странно себя чувствовал, в голову назойливо лезли мысли о вчерашней заварушке в таверне, и вдруг вспомнилась нескладная телохранительница первокурсницы Линары… «И откуда она только взялась, такая… миленькая!» — Мэл опешил от подобной неожиданной сентенции и порезался — он как раз брился.

— Что за… — пробормотал Мэл, уставившись на своё отражение. — С какой радости эта моль бледная показалась мне миленькой?..

Задумчивый и озадаченный, парень оделся и вышел из комнаты, направляясь в столовую, но… ноги понесли его в сторону этажа первокурсниц. Ещё больше недоумевая, Мэл нахмурился: «Чья, интересно, шуточка?! Узнаю — всыплю по полной шутнику!»

— О! Хвелечка, — расплылся он в улыбке, увидев идущую навстречу наёмницу. — Доброе утречко!

Та захлопала светлыми ресницами в попытке кокетливо стрельнуть глазками. «Боги, ну и страшная!»

— Привет, — мурлыкнула Хвеля. — Ты свободен сегодня вечером, красавчик?

— Для тебя — да, — галантно ответил Мэл, в душе тихо свирепея: неясное подозрение окрепло и оформилось в уверенность, что над ним злостно пошутили, каким-то образом приворожив к этой пародии на наёмницу.

— Ой, здорово! Тогда посидим в «Погребке»?

— Обязательно, Хвелечка, — «Да меня же засмеют, увидев в её компании!!»

— Ну я побежала. До вечера! — Хвеля послала воздушный поцелуй и вприпрыжку помчалась в столовую.

Бормоча проклятия, Мэл нехотя поплёлся в том же направлении.


— Ты не хочешь узнать, чем закончилась встреча Хвели и Мэла? — вопросила Лин, блестя глазами.

— Нет, — отрезала Мэт. — Абсолютно не горю желанием.

— Матильдочка, милая, ну идём! — заканючила блондинка.

— Мне учить надо, — Матильда с плохо скрываемым раздражением листала учебник. — Потом узнаю, после обеда!

Лин вздохнула, не настаивая: у ведьмочки могли возникнуть подозрения.

— Ладно, не буду мешать, — блондинка с сожалением поднялась с колен.

— Ага… — Мэт сделала вид, что углубилась в чтение.

По дороге Линара решила наведаться в библиотеку — хоть сессия и начиналась через несколько недель, первокурсница предпочла не оставлять всё на последние дни.

Обычно полупустой, сейчас читальный зал был забит, студенты только теперь взялись за учебники, в течение семестра благополучно проваляв дурака. Взяв с полок несколько книг, Лин выбрала свободный стол и устроилась за ним, однако не успела открыть фолиант.

— Какой сюрприз! Привет, Линна, — к остолбеневшей блондинке подсел Мэл, тоже с книжками.

— П-привет, — запинаясь, ответила она.

«Зараза, да что со мной творится?! — с тоской подумал парень, глядя на хорошенькую мордашку Линары. — Почему мне оччень хочется поцеловать эту милашку?..»

— Ты прекрасно выглядишь, — продолжил он, улыбнувшись. — Кстати, что делаешь сегодня вечером?

Линара замотала головой.

— Н-ничего… — выдавила она из себя, совершенно сбитая с толку.

С какой радости Мэл обратил на неё внимание?..

— Вот и отлично, — парень окинул девушку оценивающим взглядом. — Пойдём, повеселимся в «Погребке»? Отказа не принимаю, — с игривой усмешкой добавил он.

«Химеры меня задери, мне же никогда не нравились такие смазливые физиономии! А тем более эта куколка с вечными широко распахнутыми, наивными глазами… Но хорошенькая девчоночка, и даже очень!» — Мэл путался в собственных мыслях. Он никак не мог понять, с какой стати его потянуло к Линаре, да так сильно, что он назначил ей свидание. Сегодня вечером. В «Погребке». «Мама! Туда же и Хвеля придёт…» У Мэла появилось настойчивое желание застонать.

Линара находилась в полуобморочном состоянии, нелепая и простая догадка осенила её: в зелье-то находились остатки пива не только Мэтти и Хвели. Матильда ведь пила из кружки Лин, а последняя благополучно вылила это в отвар. «Мамочки, теперь мы ему сразу все три нравимся…»

— Ну так что, до вечера, да, Линночка? — Мэл подмигнул и поднялся.

— Ага… — пролепетала блондинка.

«С другой стороны, когда ещё такой парень, как он, обратил бы на меня внимание?» — мелькнула неуместная мыслишка, но несмотря на наивность, в некоторых вещах Линара была на удивление реалистична. «Ну и на кой оно тебе, дорогая? Он слишком взрослый, и вообще…» Едва Мэл вышел из библиотеки, девчонка сорвалась с места и поспешила в комнату Мэтти, надеясь, что та уже пришла, но ожидания Лин не оправдались. Она со вздохом пристроилась на подоконнике, решив во что бы то ни стало дождаться подруги. Вскоре блондинку нашла Хвеля, находящаяся в непривычно благодушном настроении.

* * *

Матильда

Прижав учебники к груди, я возвращалась в Школу. В голове крутились назойливые мысли о Мэле и Хвеле. Ну каких бешеных химер я согласилась на дурацкую провокацию сопли тощей, а?! На душе было препогано, хотелось пойти и всё рассказать Мэлу, хотя знаю, что за такие художества он меня по голове не погладит. И… хм… я вспомнила один нюанс: когда заканчивается действие зелья, в учебнике точно не написано! Мол, «несколько часов или дней, в зависимости от реальных отношений субъекта и объекта магического воздействия», поди пойми такое заковыристое определеньице! Откуда я знаю, вдруг Мэл питает тайную нездоровую страсть к худым страшненьким подобиям доблестного рыцаря, с громадными насекомыми в качестве живой игрушки!

Обзывая себя всякими нелестными эпитетами — Хвеля бы обзавидовалась! — я поднялась на свой этаж в студенческом корпусе. На подоконнике ждали радостная Хвеля и подозрительно бледная и встревоженная Линара.

— Мэтти… мне надо тебе кое-что сказать… — умильный тон блондинки не обманул меня: Лин собиралась в чём-то признаться. Не очень хорошем, судя по бегающим глазкам подруги.

Я открыла дверь.

— Проходите.

Странно, Хвеля ведёт себя тихо и не скандалит. И даже не задирает Линару. Моя тревога усилилась, я мельком глянула по сторонам и… остолбенела: в конце коридора появился Мэл, мы столкнулись взглядами. В голове словно кто-то щёлкнул пальцами, по прищуренным глазам парня я поняла, что он обо всём догадался, и он знал, что я тоже это знаю. Уф, какая сумбурная мысль…

— Мэт! — голос Мэла не предвещал абсолютно ничего хорошего для меня. Не думаю, что он хотел пригласить на кружку пива в «Погребок».

В совершеннейшей панике я поспешно юркнула в комнату, прислонившись спиной к двери и на всякий случай закрыв её на замок.

— Нну, подружки, что происходит, можете мне внятно объяснить? — я грозно нахмурила брови. — Кстати, пикантный факт. Мэл догадался о… зелье. Я только что его видела в коридоре.

— Он пригласил меня в таверну вечером! — протараторила Хвеля, тиская Пушистика.

— И меня тоже… — проблеяла Линара.

— ???

Молчание. Наёмница невозмутима, как каменный голем, а вот блондинка… её личико напоминало зарисовочку на тему: «К нам пришла директриса с бешеным драконом на поводке и ищет повода отпустить его».

— Линна, — протянула я. — К тебе применить пытку пауком за шиворот, или сама всё скажешь?

У девчонки сначала в нервном тике задёргался глаз, потом сморщился нос — первый признак грядущих рыданий, — ну и наконец её прорвало.

— Матильдочка, милая, это я во всём виновата! — размазывая по лицу сопли вперемешку со слезами, она попыталась пасть мне в ноги и побиться головой об пол в порыве раскаяния. — Я добавила пиво из твоей… моей кружки! Ну прости, прости, простииии!

Я с открытым ртом сползла по двери, сев прямо на ковёр, меня обуял тихий ужас. Как там, если чувства адекватны реальным отношениям, да? Кажется, при следующей встрече Мэл меня не просто банально убьёт, а изощрённо уничтожит с помощью боевых заклинаний…

— И… и что, теперь он любит всех нас, да? — Хвеля переводила восторженный взгляд с меня на Лин. — Ура! Будем жить одной дружной семьёй! Давайте сразу определимся с супружескими обязанностями. Чур, по нечётным дням он мой!

— Заткнись, дрянь озабоченная! — у меня руки зачесались повыдергать Хвеле патлы и надавать по щекам, я чуть не сорвалась на визг.

— Молчу, молчу, — наёмница попыталась уменьшиться ростом и стать ну оччень незаметной.

Лин уже икала от рыданий.

— Хватит сырость разводить, у меня обои плесенью покроются, — оборвала я блондинку, поднимаясь. — В конце концов, не ядом же мы напоили Мэла. Говорите, он назначил вам обеим свидание? Отлично, идём втроём и честно во всём признаёмся. Возражения имеются? Нет? Замечательно.

Ещё бы они у них имелись, видок у девчонок был донельзя испуганный: кажется, мои глаза метали настоящие молнии, и в воздухе свежо пахло грозой…

До вечера наша непутёвая компания ведьм-недоучек тихо сидела у меня в комнате, не рискуя носа высунуть в коридор. Мало ли, на Мэла наткнёмся…


Мэл косился на стопку учебников на тумбочке и подумывал на предмет швыряния их об стену. «Хвеля. Жутковатая, как вампир в полнолуние на кладбище… но боги, такая восхитительно нескладная, худенькая, куда приятнее тех смазливых физиономий девиц, крутящихся вокруг меня… Химеры полосатые!» Бабах! Мэл не выдержал и запустил-таки сборник боевых заклинаний в стену. Нервно взъерошив русые волосы, парень прошёлся по комнате. «А Линночка! Размазня, плачущая по любому поводу, истеричка… но эта её беззащитность и наивность очень притягательны, хочется обнять, прижать и защитить! Тьфу, сожри меня дракон!» Фрр! Следующей вслед за сборником отправилась брошюра по изготовлению магических артефактов. «Матильда, самая умненькая и здравомыслящая в данной компании. Ведьма непутёвая, шутница доморощенная! Кстати, а фигурка у неё ничего, есть за что подержаться… Аа, озабоченного кентавра им в тёмном перелеске!!» Толстый том Практической Магии повторил печальную судьбу предыдущих книг.

Однако, нервы нервами, а вечером предстояло идти на свидание с Хвелей и Линарой… «Уж лучше вместо них двоих Матильда была! Хотелось бы мне сказать всё, что я думаю о её способностях ведьмы! — кипятился Мэл. — Симпатичной, юной ведьмочки…» парень вздохнул, скрипнув зубами.

— По крайней мере, гораздо приятнее думать о Мэтти, чем о собственной нездоровой тяге к убогой наёмнице и истеричной, капризной аристократке! — пробормотал Мэл.

Ему оставалось ждать вечера, поскольку он всё равно ничем больше не мог заниматься — в мыслях царили только три так не похожих друг на друга особы.

Мэл отправился в «Погребок», чувствуя себя страшно неуютно, потому как шёл он туда в компании приятелей с факультета — как обычно, по вечерам, они собирались пропустить по кружечке пива. «Только бы они раньше туда не пришли, боги, пожалуйста!» Тогда он успеет ещё расслабиться и успокоить взбудораженные нервы.

Мэлу повезло, к его большому облегчению девушек в таверне не наблюдалось: когда они не находились непосредственно в его поле зрения, становилось гораздо легче сопротивляться действию зелья. «Нет, всё-таки, Мэтти сварила недурственный отвар, крепкий, — признал Мэл. — Пятёрка на экзамене ей обеспечена…» Непонятно, что заставило его взглянуть в сторону портала из Школы — там появилась долгожданная и раздражающая одновременно троица, тревожно оглядывавшая зал. Огромным усилием воли Мэл сдержался, чтобы не броситься им навстречу, дождавшись, пока девушки хотя бы сядут. «Ага, Матильда с ними, замечательно! Сейчас я всё и выскажу ей… Но сначала надо обязательно сказать Линночке, что ей оччень идёт такая бледность лица!» Чуть не сплюнув от досады, Мэл поднялся и, невзирая на двусмысленные вопросы и косые взгляды друзей, направился к виновницам нелепой шутки.

— Добрый вечер, красавицы, — против воли, парень улыбнулся, присаживаясь за их столик. — Замечательно, что вы пришли. Мэт, тебя я рад видеть вдвойне.

Юная ведьма вздрогнула, но не опустила взгляда, губы девушки сжались.

— Мэл, я могу объяснить, что происходит.

— Зелье, да? — сквозь зубы произнёс он, загнав — с большим трудом — фривольные мысли и неуместную улыбочку поглубже.

— Признаюсь, это была дурацкая идея, — Мэтти уставилась в кружку. — Больше такого не повторится. Я Линару и близко не подпущу к себе, если буду заниматься… экспериментом. И на Хвелины подначки больше не поддамся.

Лин густо покраснела, а телохранительница сделала вид, что очень увлечена почёсыванием брюшка Пушистика.

— Извини, Мэл, — пискнула Линара. — Я… я не думала, что делаю, когда… когда… — блондинка запнулась и сделалась бордовой.

— Избавь меня от подробностей, — парень сделал большой глоток пива, дабы не ляпнуть что-нибудь нелепое. — Когда закончится действие?

Матильда мученически вздохнула, немного помедлив с ответом.

— Точно не знаю… — промямлила наконец она.

— Сожри тебя дракон!! — Мэл поперхнулся.

— Скорее всего, завтра утром, — поспешила успокоить его Линара.

Хвеля молчала в течение всего разговора — перед уходом из Школы Матильда обыденным, но зловещим тоном объявила, что буде наёмницу понесёт на приключения и гадости, Мэтти собственноручно сделает ошейник с кляпом и посадит Хвелю на поводок. И Хвеля поняла, что на сей раз ведьмочка так и сделает, без шуток.

Мэт, порывшись по карманам, протянула парню маленький кусочек коры какого-то дерева.

— Вот, пожуй, — пробормотала она. — Это немного ослабит действие зелья, пока эффект совсем не пропадёт.

— На сколько — немного? — Мэл взял предложенное. «А не пригласить ли сегодня Хвелечку в гости?..» — вдруг прорвалась мысль.

Ужаснувшись подобной перспективе, он поспешно отправил кору в рот, тщательно разжевав кусочек. Вкус был вяжущим, как у незрелой хурмы, но всё же лучше, чем перспектива тощего недоразумения в постели.

— Продержишься до утра, — Матильда поднялась. — Счастливо оставаться.

Подружки поспешно ретировались из таверны, оставив несчастную жертву неудачного эксперимента в одиночестве, со страдальческим лицом жующую «лекарство» ведьмочки. Вкусовые ощущения Мэла становились чем дальше, тем противнее.


Лин зашла к Матильде ближе к вечеру следующего дня, узнать, как дела и сообщить последние новости. Девушка сидела за очередным учебником, вполголоса что-то бормоча под нос.

— Приветик, — весело прощебетала Линара.

— Здрасьте, — Мэт подняла глаза на вошедшую, одарив подругу мрачным взглядом.

— Что-то случилось? — удивилась блондинка, на всякий случай приготовившись испугаться.

— Действие зелья, похоже, никак не хочет заканчиваться.

— Как? — ещё больше удивилась Лин. — Мэл сегодня на меня вообще внимания не обратил, только мимоходом бросил «Привет» и всё. А Хвеля, — девчонка подленько хихикнула, — я подговорила её проверить отношение Мэла, и она, дурочка, вроде как нечаянно уронила своё гадкое насекомое ему в суп.

— Ну и что? — Матильда пожала плечами. — Вполне в духе твоей телохранительницы, между прочим…

— Мэл так наорал на неё, что эта язва белобрысая зареклась подходить к нему ближе, чем на десяток шагов, — радостно закончила Лин. — Так что, с этой стороны всё нормально.

— Угу… — протянула Мэтти.

— Ты можешь просто объяснить, что такое? — жалобно попросила Линара. — По твоим междометиям оччень сложно догадаться…

— Значит, что-то не так с самим зельем, потому что сегодня, когда мы столкнулись в библиотеке, он сверлил меня ТАКИМ взглядом…

— Ну ещё бы, после твоих экспериментов, — ехидненько поддела Линара.

— Лин, я могу различить, когда взгляд недобрый или раздражённый, так вот, довожу до твоего сведения: ни тем, ни другим там и не пахло, — огрызнулась Матильда. — А потом, в столовой, он сел рядом со мной…

— И о чём вы говорили? — полюбопытствовала блондинка.

— Ни о чём. Просто молча сидели и ели.

Линара нахмурилась.

— Мэтти, я не вижу, с чего бы тебе беспокоиться. Всё это не означает, что Мэл под действием зелья.

— Он сам меня спросил, — чуть не плача, призналась Мэт.

— Когда?

— Он до этажа меня проводил… — Матильда опустила взгляд.

Линара вытаращилась на подругу.

— И в лоб поинтересовался, сколько ему ещё ждать, потому как я по-прежнему не выхожу у него из головы.

Блондинка начала кое о чём смутно догадываться, но пока решила ничего не сообщать юной ведьмочке.

— Ладно, — вздохнула Лин. — Не буду тебе мешать…

Оставив Матильду уныло корпеть над учебниками, девчонка прямиком направилась в библиотеку, за книгой по зельям и порошкам. Раскрыв фолиант на нужной странице, она прочитала формулировку о действии напитка, и на её лице расцвела довольная улыбка.

— Мэтти, родная моя… — Лин закрыла книгу. — Зелье тут совершенно ни при чём… И Мэл зря грешит на твою магию!

Будучи любительницей всяких романтических историй, Линара усиленно размышляла на тему отношений подруги и Мэла, возвращаясь к себе. На пороге собственной комнаты блондинку осенила потрясающая идея.

— Ой, Мэтти, что я вам обоим устрою… — радостно потирая руки, Лин на двух листочках написала несколько слов и вылетела за дверь. — Но как ты потом будешь мне благодарна!


На цыпочках Линара прокралась к комнате Матильды и подсунув записку под дверь, поспешно ретировалась за угол коридора. Послышался щелчок замка, приглушённый возглас, потом всё стихло. Довольная донельзя, блондинка последовала на этаж, где жил Мэл, проделав ту же операцию со второй запиской, и со спокойной совестью вернулась к себе.


Матильда с недоумением вновь прочитала: «Мэтти, не хочешь завтра в обед встретиться в „Погребке“? Посидим, поговорим. Мэл».

— Каких демонов… — пробормотала она. — Неужели это всё ещё зелье?

Девушка тихо застонала, в который раз проклиная себя, и направилась к Линаре.

— Вот что значит поддаваться на провокации Хвели! — с порога заявила Мэт, потрясая запиской. — И вот что значит вмешиваться в тонкий процесс приготовления магических отваров! — палец ведьмочки обвиняюще нацелился на Линару.

Та сделала озадаченное лицо.

— Что такое, Мэтти?

— Он написал мне это, — она сунула клочок бумаги под нос подруге.

— Мэл назначил тебе свидание? Здорово! — обрадовалась Линара. — И чего тебя не устраивает?

— Я не хочу, чтобы за него говорило зелье, как ты не поймешь! — нервно воскликнула Мэт. — Он же никогда бы не обратил на меня внимания, не устрой я этот дурацкий эксперимент! Ты пойдёшь завтра со мной, не желаю оставаться с ним наедине!

— Но я не могу, Матильдочка, — Лин вздохнула. — У меня завтра первый зачёт, видишь вот, сижу, учу, — она кивнула на книгу на коленях. — Хвеля со мной пойдёт для моральной поддержки… И вообще, чего ты волнуешься, приятно проведёшь с ним время, чего тебе ещё надо?

Мэт возмущённо фыркнула и выскочила из комнаты, даже не соизволив ответить Линаре. Блондинка удовлетворённо откинулась в кресле, снова углубившись в чтение.


Мэл ещё раз пробежал глазами записку: «Жду завтра в обед в „Погребке“. Матильда».

— Зараза. Проклятое зелье, — пробормотал он, чувствуя, как сразу поднялось настроение от перспективы встречи с девушкой. — Кстати, раз уж на то пошло, почему бы мне самому не посмотреть, как долго будет длиться действие? — пришла ему в голову простая мысль.

Объяснение в учебнике повергло Мэла в состояние удивления и озадаченности, поскольку по всему выходило, что…

— …раз мысли о Хвеле и Линаре наконец оставили меня, — вполголоса произнёс он, уставившись на текст, — желание видеть Матильду не имеет никакого отношения к её эксперименту, так, получается?

Мэл медленно улыбнулся, вернув книгу на полку.

— Да, оригинальный способ обратить на себя внимание, — невольно рассмеялся парень, уже совершенно искренне радуясь завтрашней встрече.

Так получилось, что только одна Мэтти ни о чём не догадывалась.

* * *

Матильда

Я нервно поправила воротничок на платье, в голове крутилась неуместная мысль о шикарном наряде, что как-то видела на Деми: из красного бархата, с золотой вышивкой, такая прелесть! Но благоразумие взяло верх над страстным желанием покрасоваться, и на данный момент на мне было надето скромное форменное платье школы: нейтральный синий цвет и маленький вырез с кружевным воротничком не располагали к фривольным мыслям. И слава богам, меня саму уже стали пугать последствия сваренного зелья.

Глубоко вздохнув, я вышла из комнаты, и до самой таверны пыталась успокоить разгулявшиеся нервы. И чего меня трясёт, спрашивается, такое ощущение, что собираюсь на собственную казнь! В самом деле, ну кто идёт на свидание с подобным настроением?! Я. Честное-благородное, больше никогда не буду поддаваться на провокации Хвели…

В «Погребке» почти никого не было, за исключением двух путешественников в запылённых плащах, молча поглощавших обед. За стойкой скучал хозяин, две официантки весело щебетали у двери на кухню. Мэла ещё не было, что чрезвычайно меня обрадовало. Сев за столик, я заказала сок. Приходилось сдерживаться, чтобы каждые две минуты не коситься на портал из Школы.

— Дурочка ты истеричная, — одарила я себя нелестным эпитетом и пересела спиной к нему.

Вот так гораздо спокойнее.

— Привет, — неожиданно у стола возник Мэл, его искренняя улыбка и смеющиеся глаза совершенно озадачили меня. Что-то не похоже, что он расстроен действием зелья, как день назад…

— Привет, — осторожно поздоровалась я. — Ты хотел меня видеть?

— Вообще-то, это ты написала мне записку с просьбой встретиться, и потому то же самое я могу спросить у тебя, — последовал совершенно ошеломивший меня ответ.

— Я?! — челюсть чуть не отдавила мне ноги. — Но… но я думала…

Сумасшедшая круговерть мыслей вдруг улеглась, и оформилась в одну-единственную: на подобное вопиющее действо, вроде устройства мне свидания с Мэлом, была способна только Линара. Вот несносная девчонка, у неё в голове одни романтические бредни! И хитрющая, сил нет, отвертелась зачётом, чтобы не пойти со мной!!

— Та-ак, — насмешливо протянул Мэл, поставив локти на стол и подперев ладонями голову. — Значит, это очередная проделка кого-то из твоих лихих подружек? — по-моему, его забавляло всё происходящее. — Ну и кого? Не Хвели, точно, она слишком прямолинейная для таких подстав. Значит, той капризной аристократочки, Линары, кажется.

— Я её убью! — простонала я, отчаянно покраснев. — Заречётся подстраивать мне свидания, не спросив согласия!

— О, так ты недовольна? — Мэл поднял брови. — Тебе не хотелось этой встречи?

— Я не собиралась для этого прибегать к помощи зелья, — буркнула я, чувствуя себя не в своей тарелке — врать совершенно не умела, а тем более ему. И вообще, мне бы в голову не пришло напрашиваться на свидание с Мэлом… Я чего-то не понимаю, или он рад меня видеть?..

— А оно ни при чём, — невинно заметил мой собеседник. — Действие уже закончилось.

— Задери меня дракон… — у меня на лице отразилось совершеннейшее непонимание ситуации. — В к-каком смысле, закончилось?..

— Лучше слушать преподавателей надо, и книжки внимательнее читать, — рассмеялся Мэл. — Глупенькая ты, Мэтти, на досуге загляни в учебник и подумай над объяснением действия приворотного зелья.

Я мрачно поглядывала на весёлого Мэла, а в голову назойливо лезли всякие нехорошие мысли, по поводу пакости Линаре в отместку за подстроенную встречу. Мимо прошла официантка, неся посетителям пиво, и… Я медленно растянула губы в улыбке.

— Дорогая Линна сдаёт сейчас зачёт, — невзначай произнесла я. — И даже не подозревает, что с ней будет…

— А что? — Мэл с любопытством уставился на меня. — Ты наколдуешь ей забвение?..

Иронизируй, иронизируй, на тебя ляжет самая сложная задача!

— Долго объяснять подробности, но суть в следующем, — протараторила я, чуть не облизываясь от предвкушения подставы. — Она чувствует всё, что чувствую я, кроме хворей магического толка, и потому… — последовала драматическая пауза. — Я сейчас буду методично напиваться, — парень сильно удивился, услышав от меня подобное, — а тебе доверяется очень ответственная миссия: транспортировать потом моё бесчувственное тело домой.

Кажется, Мэл потерял дар речи! Не долго думая, я заказала пару кружек — для разгона, и за рекордное время осушила их. Мой собеседник молча наблюдал за сим действием со странным выражением лица, которое насторожило бы меня — будь я в трезвом состоянии. Но поскольку алкоголь штука хитрая, после двух кружек язык стал чуток заплетаться, и я ощутила все признаки опьянения. Замечательно! Удачной сдачи зачёта, Линночка!!


Линара только открыла рот, чтобы уверенно ответить на вопрос, как её охватила странная слабость, стены аудитории поплыли перед глазами, а губы разъехались в совершенно глупую и неуместную улыбку. Преподавательница строго смотрела на студентку, ожидая ответа, но… Линара поднялась, пошатываясь, и пробормотала:

— П-простите… каж-жется м-мне т-того… ик… пллохо… Хв-веляаа!!

Наёмница просунула лохматую голову в приоткрытую дверь, и недоумение на её лице перешло в совершеннейшее изумление, едва она увидела Линару.

— Линна, ты где набраться успела?! — нимало не смущаясь остолбеневшей от происходящего тётки в очках, Хвеля поспешно приблизилась к блондинке, подхватив шатающуюся девчонку. — Покорейше простите, но Линара не в состоянии вам отвечать, — напоследок хамовато подмигнув, наёмница выволокла несчастную жертву мести Матильды в коридор.

— Аааа… — зевнула Лин, повиснув на плече телохранительницы и отнесясь с философским спокойствием к Пушистику, переползшему ей на голову. — Домой… спать…

— Угу, — фыркнула Хвеля. — Готова спорить на что угодно, очередная пакость Матильды… А говорит, что я несносное чудовище! Споить такое невинное насекомое, как Линна — это ж кем надо быть!

Блондинка уже сладко посапывала. Линара вообще отличалась крайней неустойчивостью к алкоголю, и, пьянея, она всегда засыпала.


Мэт попыталась сфокусировать взгляд на сидящей напротив расплывающейся фигуре, но не преуспела в данном трудном деле.

— По-моему, тебе уже хватит, — Мэл окинул одобрительным взглядом батарею пустых кружек, и решительно отодвинул от пальцев Матильды седьмую по счёту.

— Неееее, — девушка помотала головой. — Я що тв-верезая…

— Я вижу, — протянул с уважением Мэл.

— И… вот, щас… — сделав сосредоточенное лицо, она попыталась встать — с её стороны это был опрометчивый шаг. — Вишь, не падаю!! — торжествующе изрекла Мэтти и рухнула Мэлу на колени, благополучно выключившись.

Парень с облегчением вздохнул, оставив на столе плату за выпитое, и взял Матильду на руки, невольно улыбнувшись.

— Да-а, ведьмочка просто сюрприз ходячий…

Совершенно не обращая внимания на косые взгляды студентов и друзей, Мэл поднялся на этаж, где жила девушка, и только у двери вспомнил одну маленькую проблемку. Мэт торжественно не вручала ему ключ от своей комнаты, а искать по карманам у бесчувственной жертвы собственной мести как-то не радовало. Оставался один выход — отнести Матильду к себе, что Мэл и сделал.

Свернувшись клубочком, девушка тихо посапывала на кровати, а парень устроился в кресле, задумчиво созерцая сие непредсказуемое создание, с которым так неожиданно познакомился.


— Ужжасно себя чувствую, — простонала Мэт, открыв глаза, и с недоумением уставилась на сидящего Мэла. — А ты что тут делаешь?

— Собственно, живу, — усмехнулся он.

— А?.. — она обвела мутным взглядом комнату и поняла, что находится отнюдь не у себя. — И что тут делаю я?..

— Отсыпаешься после попойки, — Мэл с трудом сдерживал смех.

— Ооо!.. — Мэтти, сделав усилие, села на кровати, держась за больную голову. — Отвратительно…

Бросив взгляд за окно, она поняла, что уже наступил вечер.

— Я бы на твоём месте не делал сейчас резких движений, — предупредил парень. — Похмелье, знаешь ли, тяжёлая штука.

— Мне домой надо… — ведьмочка, стиснув зубы, поднялась, опасливо прислушиваясь к организму.

— Что тебе мешает остаться здесь? — Мэл изогнул бровь, наблюдая за ней.

Быстрый взгляд в его сторону — и Матильда поспешно покачала головой.

— Н-нет. Что обо мне подумает Лин и другие, если я не вернусь ночевать к себе?! — по большому счёту, Линара будет счастлива до седьмого неба, а остальные особы женского пола — страшно завидовать, но Мэт предпочла всё же не торопить события.

Ей ещё с трудом верилось, что зелье уже не управляет чувствами Мэла.

— А, ну да, конечно, репутация честной девушки и всё такое, — рассмеялся Мэл, встав с кресла.

Вообще-то, он хотел просто посмотреть, как она отреагирует на подобное предложение, только и всего. Парень был уверен, что Матильда откажется.

Пропустив слабые возражения девушки, Мэл обхватил её за талию и помог добраться до двери.

— Раз ты возложила на меня миссию по доставке тебя домой, то позволь уж выполнить её до конца, — ехидно произнёс он.

…Оказавшись наконец в собственной постели, Мэтти с облегчением забралась под одеяло, прошедший бурный день совершенно сбил её с толку и поверг в глубокие размышления, плавно перетёкшие в здоровый крепкий сон.

Весёлая сессия

— Хвеля, ну объясни, почему, когда я прихожу с тобой в «Погребок», там всегда начинается драка?! — чуть не плача говорила Линара, пока они осторожно, по стеночке, пробирались к порталу.

— Зато смотри, как весело! — радостно сообщила наёмница, дёрнув блондинку в сторону от летящей тарелки.

Как обычно, парочка отправилась посидеть после обеда в таверне. Посетителей было не очень много, — примерно половина столиков занята. Хвеля, выступая в своём репертуаре, нахамила кому-то, чуть не получила кулаком в глаз, ну и понеслось. И теперь Линара с телохранительницей пытались без ущерба для здоровья добраться до выхода. Девушки не обратили внимания, на двух типов из угла зала, куда драка не докатилась, наблюдавших и обсуждавших Лин.

— Глянь, какая лапочка. Аппетитный кусочек.

— Сдурел, она же из этих, волшебников недоделанных! — испуганно отозвался второй.

— Ну и что, зато хорошенькая… Да чего ты дрейфишь, у меня тётка преподаёт в Школе, так она говорит, на первых курсах они ничего не могут ещё толком сделать! — отмахнулся молодой человек в богатой, но крикливой одежде. — Ратий, разве тебе не хочется закрутить романчик с такой милашкой?

— Да ты посмотри на неё, на лице написано аршинными буквами — аристократка! — фыркнул Ратий. — Эта фифа и за версту нас к себе не подпустит!

— А мы её уговорим, — его собеседник многозначительно ухмыльнулся, в глазах появился нехороший блеск, и он решительно поднялся. — Идём, она уже уходит.

Оба совершенно не принимали во внимание наличие Хвели, считая белобрысую подружкой Лин из Школы, а ножны с мечом на её боку — украшением. Двое парней благополучно пересекли зал — благо, драка уже приутихла, — и как только девушки зашли в портал, последовали за ними.

Поскольку Хвеля шла последней, она мельком заметила пару типов, нехорошо глядевших вслед блондинке и помимо этого, похоже, направлявшихся за ними. Несмотря на вечные пикировки и подставы, Хвеля всё же не забывала, что является телохранительницей, и вообще, Лин оказалась не такой уж плохой и занудой…

— Линна, кажется, к нам проявили нездоровый интерес, — сообщила Хвеля, когда они шли по коридорам Развалин.

— Ой, скорее к тебе, — фыркнула Лин. — Я думаю, многие желали бы «поблагодарить» за устроенное представление в «Погребке». Ты же людям поесть спокойно не дала!

— Линара, я серьёзно, — Хвеля остановилась, прислушиваясь к эху шагов за их спинами. — Два придурка в таверне как-то очень уж подозрительно смотрели на тебя.

— Да? — девчонка тоже остановилась, повернувшись к наёмнице. — А с чего ты взяла, что они представляют угрозу? — Лин кокетливо поправила золотистый локон и улыбнулась.

Насупившись, Хвеля положила ладонь на рукоятку меча — за всю историю их знакомства Линара видела впервые, чтобы наёмница хваталась за оружие, и улыбка угасла. Из-за поворота появились двое молодых людей, и блондинке они сразу не понравились. Лица у них были какие-то… слишком смазливые, и глаза нехорошо блестели… Бочком Линара придвинулась поближе к Хвеле, выглянув из-за плеча телохранительницы.

— Что вам надо? — пискнула Лин.

— Не желаешь сегодня вечером поужинать со мной? — нахально предложил Конд, приятель Ратия, неторопливо приближаясь к девушкам.

— На подобные предложения не соглашаюсь, — задрала носик блондинка, скорчив презрительную гримаску. — Поищи в другом месте.

— А мне ты понравилась, — в голосе Конда чувствовалась уверенность, видимо, он считал себя кумиром девушек и никогда ещё не получал по физиономии. Он не замедлил шага, почти вплотную подойдя к ним.

— А ей начхать, — грубо влезла в беседу Хвеля. — Отвали, кентавр озабоченный, иначе я кое-что укорочу тебе.

Не откладывая дела в долгий ящик, наёмница выхватила меч, оттолкнув Линару подальше за спину. Тут же дружок красавчика оказался перед Хвелей, и у длинного носа белобрысой угрожающе замер кончик клинка.

— Не мешай моему другу развлекаться, огрызок от рыцаря, — наставительно изрёк он.

— А пошшёл ты дракону в задницу! — Хвеля небрежно ударила по мечу противника своим, и добавила. — Василиск недоразвитый.

Вот это было уже серьёзное оскорбление: недоразвитый василиск представлял собой маленькую синюю ящерицу, склизкую, слепую, и с вечным желанием залезть кому-нибудь на ручки.

— Лин, убирайся отсюдова! — рявкнула наёмница, к удивлению аристократки ловко уходя от удара.

Линара поняла, что шутки перешли в нечто серьёзное, и стала медленно, нехотя, отступать вглубь коридора — ей не хотелось бросать тут Хвелю, одну с этими любителями лёгких приключений и вот так просто уйти.

— Детка, ты уже покидаешь меня? Так скоро? — смазливый тип, воспользовавшись сосредоточенностью телохранительницы на поединке, проскользнул мимо Хвели и оказался перед остолбеневшей Линарой.

Перепуганная девчонка инстинктивно сделала шаг назад, судорожно соображая, что делать. Под ногу попался обломок гранита, из которого сложены стены, и Лин, конечно же, споткнулась. Конд, гадко ухмыляясь, подался вперёд, намереваясь не дать девушке хлопнуться пятой точкой на твёрдый камень, но…

— Да чтоб у тебя куст в штанах вырос!! — выпалила Линара — общение с телохранительницей не прошло даром, пару месяцев назад она бы всего лишь обозвала типа дураком.

При этом, падая, блондинка замахала руками, пытаясь удержать равновесие, и случайно сделала нужный жест, превращающий простое ругательство в реальность.

В коридоре наступила внезапная тишина, потом раздался треск рвущейся материи, и глазам оторопелой Линары предстала шикарная цветущая ветка черёмухи, появившаяся пониже пояса незадачливого красавчика. Хвеля, опустив меч, подошла посмотреть поближе, что происходит, поскольку её противник замер на месте, во все глаза глядя на друга.

— О, какая прелесть! — восторженно отозвалась наёмница, непринуждённо сорвав цветок и засунув его в растрёпанные патлы. — Правда, мне идёт, мальчики?..

Опомнившаяся Линара резво поднялась на ноги, схватила Хвелю за руку и потащила к выходу из злополучных Развалин, подальше от жертв собственной глупости. Вслед им донёсся вопль:

— Стой, ведьма!!

Девчонки припустили бегом, и Линара впала в тихое отчаяние от содеянного, и страх — чем ей обернётся сия глупая выходка?! «Но я же не виновата, так случайно получилось! И они первые приставать начали!» — оправдывалась она неизвестно перед кем. Когда впереди показалась Школа, Лин облегчённо вздохнула. Хвеля же всю дорогу недовольно ворчала по поводу того, что не удалось нарвать побольше цветов черёмухи — её Пушистик любил спать, зарывшись либо в траву, либо в цветочные лепестки. Наёмница каждый божий день любовно обдирала лужайку перед Школой для своего кошмарного насекомого.

— Я теперь в «Погребок» даже под страхом смертной казни не сунусь, — твердила Линара, направляясь к своей комнате. Зайдя, она повернула ключ в замке. — Кстати… это… — блондинка неловко помялась. — Спасибо за помощь там, в развалинах.

— А ты думала, я ношу эту железку только для того, чтобы в зубах ковыряться? — самодовольно ухмыльнулась Хвеля, небрежно тронув пальцами рукоятку меча. — Никто и не верит, что я могу защитить себя — по мне не очень скажешь, да? Между прочим, моя внешность помогает застать врасплох, и получить преимущество, — она подмигнула, и на мгновение Лин показалось, под маской наёмницы промелькнуло что-то ещё, но потом Хвеля отвернулась, и блондинка подумала, ей показалось.

У Линары промелькнула мысль, что за год спокойной и сытой жизни в Школе Хвеля немного изменилась, в лучшую сторону. Она уже не казалась такой костлявой, волосы, хотя и находились в художественном беспорядке, не свисали неопрятными прядями, да и физиономия телохранительницы оказалась не такой уж некрасивой, как при первом знакомстве. Но в данный момент внешность Хвели заботила блондинку в последнюю очередь. Лин забралась на кровать, подтянула колени к подбородку, и уставилась на телохранительницу испуганным взглядом:

— И… и что мне теперь делать, Хвеля?

* * *

Матильда

Прошло две недели со времени моего злополучного эксперимента над Мэлом, экзамен я, слава богам, сдала на пять. Впереди маячил самый гадский из четырёх, по магии стихий. Мне было проще запомнить многочисленные ингредиенты разнообразных зелий и порошков по ведьминской магии, чем все эти заклинания Огня, Земли, Воды, Воздуха… И соответствующие им жесты, плюс сюда относились природные положительные и отрицательные факторы. Сожри меня демоны, приходилось зубрить, потому что понять дикую логику всей белиберды — выше моих сил. Кому хорошо, так это Мэлу: у него врождённый талант, ему заклинания даются с лёгкостью…

Стоп. Крепко зажмурившись, я откинулась в кресле, обнаружив, что третий раз читаю одну и ту же строчку и не могу понять её смысла. У меня сессия, а я о парнях думаю! И вообще, от Мэла последнее время старалась держаться подальше, если мы сталкивались в коридоре или ещё где, вежливо здоровалась и по-быстренькому удирала куда-нибудь. Вот хоть убейте, не верю, что он искренне заинтересовался мной! Ну какой нормальный человек станет флиртовать с начинающей ведьмой, устроившей ему — хоть и не совсем по своей вине — знатную подлянку в недалёком прошлом! Глупости какие. Да ещё и когда он может выбирать из куда более достойных кандидаток на место его девушки, чем скромная и не блещущая ослепительной красотой я.

— Раз, два, три, выкидываем из головы посторонние мысли, — пробормотала, возвращаясь к толстому учебнику. — И где я остановилась?.. Ага, Огонь… Защитные заклинания — мм… ладно, будем считать, я их знаю. По крайней мере, перечислить могу. И даже щит огненный с горем пополам сотворю, уже хорошо… — у меня имеется такая дурная привычка, разговаривать вслух с самой собой. — Блокирующие заклинания. Чего?.. Какие такие блокирующие?.. А, не наносящие вред, просто ограничивающие противника. Надо запомнить. Сколько их?! Двадцать штук?! — я застонала.

Стук в дверь застал меня врасплох, а чутьё подсказало, что это не Линара — она обычно не утруждает себя стуком.

— Кто там? — настороженно спросила я, приблизившись к двери и осторожно приоткрыв.

— Привет, — ну конечно, можно догадаться, что гость — высокий голубоглазый блондин. Мэл, чтоб его дракон сожрал… — Не помешал?

— Ну… вообще-то, я пытаюсь учить, — я кинула выразительный взгляд на учебник.

— Знаю, магия Стихий, — он непринуждённо уселся на подлокотник кресла. — Я смотрел расписание экзаменов.

Бодрый какой! Можно подумать, я смогу что-нибудь понять, если он будет находиться рядом… Кстати, с какого перепуга он интересовался моей сессией?!

— И как продвигается учёба? — поинтересовался он, изогнув бровь.

— Да никак, — буркнула я. — Не даются эти демоновы заклинания, хоть тресни!

— Давай попробую помочь, — словно невзначай обронил Мэл, положив руку на спинку кресла. — На чём ты остановилась, на Огне?

— Блокирующие заклинания, двадцать штук. Могу их только зазубрить, понять логику составления — и не проси, мозги сломаю, — я покосилась на его руку так, будто это была ядовитая змея.

— Это просто на самом деле, Мэт. Смотри…

Процесс учёбы пошёл быстрее, и всё было бы прекрасно, вот только… я предпочитала, чтобы Мэл находился на расстоянии от меня. Как только он наклонился поближе, указать в книге на нужную строчку, я вскочила с кресла, начав расхаживать по комнате, вроде как для улучшения запоминания. По лёгкой улыбке и насмешливому взгляду я поняла: Мэл догадался о причине моих упражнений в ходьбе. Зараза. Самое весёлое началось, когда мы приступили к отработке необходимых жестов при заклинаниях. Я уже молилась всем богам о появлении Линары с очередной потрясающей новостью, но блондинка как сквозь землю провалилась. В нужные моменты её никогда не бывает на месте!

— Не так руки держишь, — Мэл подошёл ко мне. — Слишком широко, Мэтти, и не напрягай пальцы.

Ну конечно, а просто показать нельзя, надо обязательно обнять!

Короче, через полтора часа я не выдержала и сказала, что с меня на сегодня хватит, надо передохнуть, вздремнуть немного.

— Хорошо, тогда до завтра? — как само собой разумеющееся, сказал Мэл, остановившись у двери.

— До завтра… — упавшим голосом согласилась я.

Бесполезно идти против взбунтовавшейся души и отрицать, что мне не хочется, чтобы Мэл помогал учить экзамен. Но ослепи меня василиск, если я и завтра позволю ему вольности под предлогом демонстрации заклинаний!

Подождав, пока его шаги затихнут в коридоре, я решила навестить блондинку — что-то от подружки ни слова сегодня, подозрительная тишина.


Мэт с недоумением остановилась на пороге комнаты Линары: та сидела на кровати, забившись в угол, и затравленно смотрела на Матильду, а рядом, в кресле, развалилась Хвеля, небрежно полируя меч.

— У меня выросли рога? — подняла брови Мэтти, обводя зрелище недоуменным взглядом. — Или появился хвост?

— Линна влипла в историю, и теперь боится выходить за порог, — сообщила Хвеля, перебирая шёрстку на брюшке Пушистика в поисках несуществующих блох. — Она вообще боится даже стука в дверь.

Мэтти села верхом на стул, вперив в Линару нахмуренный взгляд.

— Колись, что ты натворила?

— Не дыши так громко, Матильда, — встряла Хвеля. — Линна нервничает.

— Матильдочка, честное слово, оно само получилось! — проблеяла блондинка, утыкаясь носом в колени и всхлипывая. — Я ничего не делала!

— Угу, а куст сам вырос, да? — скривила губы Хвеля. — Мэтти, я же попросила! И не скрипи стулом, девчонка дёргается от любых резких звуков.

— Какой куст, где? — Мэт опасливо осмотрелась, ожидая увидеть нечто экзотическое где-нибудь на потолке, и игнорируя реплики Хвели. — Ты что, случайно вырастила кактус в постели директрисы?!

Наёмница зашлась в хихиканье, Линара только вздрогнула и шмыгнула носом. Потом, поколебавшись, поведала юной ведьмочке историю, случившуюся в Развалинах.

— И… и вот, — закончила Лин. — Они наверняка ищут меня, и я никуда отсюда не выйду!

Мэт прищурилась.

— Ты знаешь, как зовут тех двух типов? Слышала их имена?

— Нет… — блондинка захлопала ресницами. — Один из них, ну… с кустом… — Линара отчаянно покраснела. — Высокий, тёмненький такой, а второй — волосы у него посветлее, и ещё, кажется, шрам на щеке.

— Ратий, — Мэтти чертыхнулась. — А дружок скорее всего, Конд. Да, Лин, если ты влипаешь, то влипаешь конкретно…

— А кто они такие? — дрожащим голоском выдавила из себя девчонка. Ей уже представилось, что парни — родственники директрисы, не больше и не меньше.

— Который Конд — насколько я понимаю, именно ему ты черёмуху колданула, — племянник какой-то из учительниц, — мрачно изрекла Мэт. — Про нездоровые похождения этих сынов троллихи и дракона столько баек ходит… Народ побаивается урезонивать их слишком сильно, чтобы не влетело потом от тётки, и они уже обнаглели по-страшному.

— Мама… — Линара испугалась ещё больше, и от страха её личико приняло цвет молодого папоротника — нежно-зелёный. — Мамочка!..

— Твоя мама тут не поможет. И вообще, не дрейфь, — Матильда встала. — В Школу они не посмеют явиться, тут многие зуб на них точат. Главное, никуда не выходи без Хвели и смотри в оба. Я пошла, мне учить надо.

— А… а куст! — почти шёпотом спросила Лин. — Они ведь искать меня будут… чтобы исправила… а я не знаю, как!..

Хвеля фыркнула.

— Ничего, немного воздержания этому жеребцу, Конду, не повредит. Будет цветочки на досуге нюхать и букетики составлять.

На такой оптимистической ноте Матильда покинула подругу, собираясь вздремнуть перед очередным штурмом непокорной магии Стихий.


На следующее утро Линаре предстояло сделать подвиг: спуститься в школьную столовую на завтрак. Хвеля дрыхла и будить её являлось делом абсолютно бесполезным и даже небезопасным для собственного здоровья: несвоевременно разбуженная наёмница представляла собой буйное стихийное бедствие. Послонявшись по комнате, Лин вдруг полезла под кровать, и вытащила чемодан, с которым сюда приехала, начав рыться в вещах. Некоторое время спустя из своей комнатки появилась Хвеля, привлечённая шумом и бормотаниями.

— Линна, ты что, уборку затеяла?.. — её помятая со сна физиономия вытянулась от удивления.

Лин сидела на кровати, в окружении раскиданной одежды и держала в руках поношенный старый плащ.

— Собираюсь надеть его, — невозмутимо ответствовала блондинка, накинув убогое одеяние на плечи. — Тогда меня не узнают.

Хвеля остолбенела, уставившись на Линару.

— Умом тронулась? — изрекла наёмница. — У тебя от нервов крыша поехала?

— А что?

— От дурная девка, — фыркнула Хвеля, бесцеремонно сдёрнув с её плеч плащ. — Уж лучше бы об иллюзии какой подумала, они у тебя очень хорошо получаются. Жди, пока я умоюсь. О, боги, мой Пушистик и то, больше извилин имеет.

Не получив в ответ дежурного язвительного замечания от Лин, Хвеля поняла: дело серьёзно, раз блондинка не реагирует на издёвки.

Завтрак прошёл спокойно, если не считать панических взглядов Линары по сторонам. Она даже пролила сок, когда с ней поздоровалась одна из приятельниц. По возвращении в комнату Хвеля сунула девчонке учебник в руки, дабы та зубрёжкой отвлеклась, сама же отправилась в «Погребок», прощупать почву.

— Запрись на замок, никому не открывай — кроме Мэт, если что — воспользуйся своим главным оружием, — наставляла Хвеля.

— Каким? — наивно спросила Лин.

— Ори дурным голосом, если не можешь больше ничего толком сделать, — буркнула Хвеля. — Всё, я пошла.

Линара тоскливо вздохнула и уткнулась носом в книгу.

* * *

Матильда

Слава богам, за завтраком я с Мэлом не встретилась — хоть поела без напряга. История с Лин одновременно и смешила, и озадачивала: это ж надо умудриться «случайно» вырастить черёмуху на причинном месте! И кому — известному задире и нахалу… Нда. Весёленькая сессия получается, ничего не скажешь! Ладно, думаю, Хвеля вполне справится с охраной Линны, она своё дело знает. А мне предстоит скорая встреча с Мэлом…

В этот раз я чинно села на стул, положила учебник на стол, и вообще, привела себя в строгий вид — учёба и только, никаких фривольных мыслей и поступков! Глянув в зеркало, я не удержалась от фырканья: мне ещё очки на нос, и совсем буду как наставница по истории магии! Ну кому я морочу голову, у Мэла что, глаз нет?! Коричневое школярское платье не помешает разглядеть всё, что надо, тем более, к своим девятнадцати на фигурку не жаловалась. Всё на своих местах, может и не слишком выдающееся, но зато аккуратное… Так, хватит. Усевшись за стол, я начала читать, напряжённо ожидая стука в дверь.

— Приветик, Мэт, — я вздрогнула и подняла голову.

Приехали, и этот теперь считает, что ко мне не надо стучаться!

— Ты уже приступила? — Мэл с улыбкой подошёл к столу.

— Ага, — кивнула я с непроницаемым видом.

Несмотря на то, что мы общались сугубо на тему стихии Воды — по крайней мере, первые полчаса, — косые задумчивые взгляды Мэла изрядно нервировали.

Заканчивался первый час учёбы, мой добровольный репетитор как раз показывал сложный жест заклинания. При этом одна его рука лежала у меня на плечах, другой Мэл поправлял локоть.

— Мэт, не хочешь сегодня в «Погребок» сходить? — вдруг спросил он.

Услышав его негромкий голос у собственного уха, я дёрнулась от неожиданности.

— У меня экзамен через четыре дня, — резко ответила я, отстранившись. — Не до развлечений.

Мэл усмехнулся, скрестив руки на груди.

— Ты что, никогда с парнями не встречалась? — в лоб спросил он.

— Чего? — я озадаченно уставилась на собеседника, чувствуя, что отчаянно краснею.

— Возникает ощущение, что ты боишься меня, — да не тебя, дурак, себя боюсь!

— Не говори глупостей, — захлопнув учебник, я с сомнением окинула его взглядом. Покажите мне ту дурочку, которая будет бояться этого милашку, и я добровольно уйду в монастырь. — Кроме того, мы что, встречаемся? По-моему, ты просто помогаешь мне готовиться к экзамену, — вроде всё правильно сказала, а тогда почему этот блондин так ехидно ухмыляется?!

«А по-моему, ты круглая идиотка», — подвела я итог собственному глупому поведению. Только слепой бы не заметил, что Мэл настойчиво ищет со мной встречи под любым предлогом.

— Если мешаю, могу хоть сейчас уйти, — он прищурился.

«Дура», — припечатало моё второе «я», потому как губы произнесли следующее:

— Да нет, не мешаешь, а очень даже помогаешь.

— Но в «Погребок» не пойдёшь, — рассмеялся Мэл. — Ладно, поехали дальше.

Чтоб мне сгореть. Или я чего-то не догоняю, или он читает меня, как открытую книгу…

Мучения продолжались ещё час. С другой стороны, было ужасно приятно от присутствия Мэла, и неважно, что меня начинало трясти каждый раз, как он подходил ближе, чем на шаг. Или прикасался.

— И не надо так напрягаться, — вскользь обронил Мэл, поправляя положение моих пальцев. — Я не укушу.

Я не сдержала нервного смешка. Шутник…

— Кстати, слышал потрясающую новость. Конду кто-то хорошенькую пакость сотворил, — сказал Мэл, когда я решительно настояла на прекращении урока — в голову уже ничего не лезло.

— Да? И что за пакость? — интересно, получилось у меня сохранить невинный вид?

— А то ты сама не знаешь, — хмыкнул он, удобно устроившись в кресле.

— ???

— Мэтти, родная, — в голосе Мэла проскользнула ирония. — Я что, похож на идиота? Полагаю, только твоя подружка, Линара, могла вырастить черёмуху в ширинке этого типа. Узнается оригинальный стиль мышления Хвели, а ведь ближе всех с ней общается только блондиночка.

Я невольно заулыбалась.

— Лин боится теперь из комнаты выходить. Только с Хвелей, — не удержалась и хихикнула, вспомнив испуганную физиономию подружки.

— Интересно, что теперь наш записной красавчик будет делать? С веточкой черёмухи…

Мы посмотрели друг на друга и расхохотались, напряжение немного спало.

— Ладно, отдыхай, — он встал и подошёл к двери. — Кстати, хочу спросить. Ты что, поспорила с Линарой, что сможешь выглядеть страшнее Хвели в этом кошмарном платье? Ну так смею уверить, с твоим хорошеньким личиком сие никогда не удастся. Даже если оденешься в мешковину.

И вышел. Опустившись на стул, я озадаченно уставилась на дверь: ну и как расценивать последнее заявление, как комплимент или издёвку?..


Хвели не было до самого вечера. Когда за окном появились первые звёзды, Линара начала нервничать — если не принимать во внимание её и без того взвинченное состояние. В одиннадцатом часу Хвеля наконец явилась, пьяненькая, весёлая, да ещё и не одна. Лин уставилась на спутника телохранительницы, щупленького невзрачного индивидуума, под стать самой наёмнице.

— Это… это кто? — растерянно поинтересовалась блондинка.

— Мой друг, — Хвеля почти висела на нём, поддерживаемая за талию. — Он переночует в моей комнате.

Тощая похабно подмигнула, а её спутник несколько смущённо глянул на Лин.

— Хвелечка сказала, вы будете не против?.. — полувопросительно произнёс кавалер.

— Н-нет… — ошеломлённая Линара проводила глазами нелепую парочку. — Хвеля, подожди!

— Ну чё? — та оглянулась.

— Я тут подумала… — девчонка замялась.

— Чё ты поделала? — даже в пьяном виде Хвеля не растеряла язвительности.

— Мне в лес ночью надо, — Линара поёжилась от такой перспективы.

— Чем тебя не устраивает нормальный сортир? — наёмница хрюкнула, попытавшись хихикнуть. — Или тебя влечёт романтика сидения под кустиками в полночь, и полные штаны комаров? — и невозмутимо добавила. — Кстати, один из тех типов шатается вокруг Школы, тот, у которого всё нормально ниже пояса.

Лин испуганно охнула.

— Мне по делам надо, — жалобно протянула она. — Траву одну выкопать…

— Кочергу тебе в ухо, — разозлилась Хвеля, удерживая одной рукой норовящего упасть Пушистика. — Что, с тобой переться прикажешь?

— Нет, мне одной надо, — грустно всхлипнула Лин.

— Слышь, сопливчик батистовый, от меня-то чего хочешь? — у Хвели сегодня было поистине бесконечное терпение.

— Если… если не вернусь, расскажешь Мэт, ладно? — с тоской в голосе попросила блондинка.

— Куда я денусь, — буркнула телохранительница, поворачиваясь спиной к ней, и добавила. — Когда разденусь!

Издав нетрезвый смешок, Хвеля затащила своего нескладного спутника в комнату, которую занимала, и захлопнула дверь. Как особа знатного рода, Лин имела право на кое-какие привилегии, чем и воспользовалась, выпросив себе двухкомнатные апартаменты. Они одно время служили спальней девушке, но потом она окончательно обосновалась в первой комнате, а вторую использовала в качестве склада вещей и книг. С появлением телохранительницы комната снова стала востребованной, Хвеля поселилась там.


Линара посидела, слушая возню за стенкой, собрала остатки смелости, и начала одеваться. Памятуя наставления Мэт, выбрала тёмное платье, тёплый чёрный плащ, и положила в карман маленькую лопаточку.

— Ой, мамочки… — тоскливо прошептала Линара, подумав о предстоящей прогулке, и покосилась на дверь Хвелиной комнаты, откуда доносились недвусмысленные охи и ахи. Да, сегодня на помощь телохранительницы рассчитывать не приходилось…

Неожиданно захотелось сотворить маленькую невинную пакость — что это такое, она, Лин, страдает, а ходячее пособие по анатомии развлекается! Неуверенная гаденькая улыбочка появилась на бледном личике девчонки, она тихо сказала несколько слов и сделала жест пальцами. «Интересно, как отнесётся её хахаль к появлению пауков в постели?»

Несколько взбодрившаяся, Линара выскользнула в тёмный коридор, боязливо озираясь по сторонам. Никого. До самого леса она дошла без приключений, и почти успокоилась, сосредоточившись на поисках нужной травы. Луна светила достаточно ярко, чтобы можно было видеть, ночные шорохи и скрипы не переходили границу просто тревожащих. Лин увлеклась, и когда перед ней неожиданно появилась фигура с мечом, испытала шок и панический ужас.

— Думала, в Школе отсидишься? — прошипел Ратий, кончик его клинка угрожающе покачивался в сантиметре от носа Линары. — И не шевелись, колданёшь что-нибудь, уши отрежу! А ну, говори, как Конду вернуть… сама знаешь, что!

На Линару напал столбняк, она хлопала ресницами, не соображая, что делать. Вопрос Ратия вывел блондинку из ступора.

— П-понятия не имею, — брякнула она дрожащим голоском. — У меня случайно получилось!..

— А кто тогда знает?! — рявкнул он нервно — по-видимому, Ратий боялся Линары не меньше, чем она его.

Заметив это, девчонка приободрилась и решила пошутить в лучших традициях Хвели.

— Бу, — неожиданно выпалила Линна, наставив пальчик на Ратия.

Тот ойкнул от страха и выронил меч, Линара, ужасаясь собственной храбрости, подскочила к парню и зарядила коленкой точнёхонько ему между ног, попомнив добрым словом любовь Хвели к дракам. Не дожидаясь, пока Ратий очухается, блондинка подобрала с травы чахлый пучок листьев и помчалась обратно в Школу, почти обгоняя свою тень.

В комнате она с колотящимся сердцем быстро переоделась и залезла под одеяло, чувствуя огромное облегчение. Линара настолько перенервничала, что уже почти не обращала внимания на голоса в соседней комнате. Экзамен по магическим травам и растениям лежал у неё в кармане.


Злая и раздражённая с похмелья, Хвеля хмуро взирала на Линару.

— Каких бешеных драконов ты насовала вчера мне в постель пауков?! — сквозь зубы процедила она. — Полночи кентавру под хвост!!

— Я думала, ты обрадуешься, — невинно прощебетала Лин. — Ты же их так любишь!

— Чего я не люблю, так это ползать на коленках, гоняясь за иллюзиями! — огрызнулась встрёпанная наёмница, пытаясь пригладить торчащие во все стороны патлы светлого, но какого-то неопределённого цвета. — Ладно, жрать-то идём?

После ночного приключения Лин вообще порывалась закрыться в туалете и просидеть там до экзамена. Хвеля обозвала её глупым лысым кроликом и в качестве напутствия посоветовала залезть под кровать и надеть мешок на голову.

Около четырёх дня неожиданно явилась Мэт, решительно сообщив, что с неё хватит.

— Чего с тебя хватит? — полюбопытствовала Лин.

— Занятий с Мэлом, — ведьмочка плюхнулась в кресло. — Не могу больше с ним наедине оставаться, и вообще, у меня уже голова пухнет от магии Стихий.

Хвеля устроилась на полу и играла с Пушистиком, делая вид, что совершенно не прислушивается к разговору.

Линара расплылась в улыбке.

— У вас с ним роман, да? — прощебетала она, радостно всплеснув руками.

— Ничего подобного, — отрезала Мэт. — Он меня нервирует! И просто помогает подготовиться к сессии! Между прочим, я его об этом не просила… — ворчливо добавила ведьмочка.

— А по-моему, ты втюрилась! — ехидно подметила блондинка. — Это даже слепому ясно!

Матильда исподлобья зыркнула на подругу, но отрицать было глупо.

— Он уже пытался тебя поцеловать? — непринуждённо осведомилась Линара.

— Нет, и слава богам! Получил бы по физиономии, — покрасневшая Мэт сердито фыркнула.

— Ну ты же ему нравишься, — удивилась Лин. — Что в этом такого?

— Нравится, пока не побывала в его постели, — едко откомментировала Хвеля в своей всегдашней манере всё опошлить.

— Хамло озабоченное, — буркнула Мэт.

Наёмница безмятежно улыбнулась.

Идиллию девичника и женского трёпа нарушили появившиеся ближе к вечеру гости.

От раздавшегося стука в дверь Лин и Мэт вздрогнули, только по разным причинам: блондинка ожидала увидеть Ратия, пылающего праведным гневом за околдованного друга, а ведьмочка подозревала, что её ищет Мэл.

— Какие тут все нервные, убиться! — пожала плечами Хвеля, направляясь к двери. — И вообще, я швейцаром не нанималась! О, какие люди!

Она отошла, пропуская троих парней — среди них был и Мэл, — и одну девушку.

— Привет, Линночка, — пропела звонким голоском обладательница роскошной рыжей шевелюры и пронзительно зелёных глаз с вертикальными зрачками, и чмокнула Линару в щёку. — Я решила заскочить, проверить, как ты! И компанию захватила, чтоб не скучно было!

— Привет, Арина, — Лин с облегчением улыбнулась. — Приветик, Мэл.

Матильда, пробурчав под нос приветствие, попыталась сделать непринуждённый вид, но её волнение выдавали нервно сплетенные пальцы. Гости расположились, кому где удобно, Мэл невозмутимо устроился на полу рядом с креслом, где сидела Мэтти.

— Мы тут подумали, надо чуток отдохнуть от зубрёжки, — он достал из сумки две внушительные бутылки вина. — И морально поддержать Линару, единственную, кто решился показать Конду, где раки зимуют, — раздались смешки, — пусть у неё это получилось и случайно.

Блондинка покраснела и опустила взгляд, неожиданно став центром внимания.

— У меня только четыре кружки, — брякнула она невпопад, суетливо расставив посуду.

— А я запасливая, — Арина торжественно достала ещё две.

— Ну, за то, что все мы здесь сегодня собрались, — сказал Мэл, когда процесс разливания вина закончился и все разобрали посуду.

— Главное условие сегодняшних наших посиделок — ни слова об учёбе, — заявил один из парней, Кир, однокурсник Мэла. — А если и будем говорить, то только несерьёзное.

— Что-то я не вижу ничего смешного в предстоящем мне экзамене, — Матильда скептически скривилась.

— Я могу рассказать, как Мэл в прошлом году сдавал магию Стихий, — посмеиваясь, сказал Кир. — Об этом потом целый месяц вся Школа судачила.

Мэл утомлённо вздохнул.

— Ты ничего получше придумать не мог? У этой истории борода не меньше, чем у нашего достопочтенного руководителя практических занятий, — с лёгким раздражением прокомментировал он.

— А что за история? — полюбопытствовала Линара. — Меня ещё не было в прошлом году.

Матильда ехидно улыбнулась, покосившись на Мэла.

— О, Лин, ты многое потеряла! — в её голосе прорезались мурлыкающие нотки. — Наш великий спец по боевой магии попытался воспользоваться шпаргалкой, и из-за того, что какую-то закорючку не так разобрал, вместо миленькой маленькой ледяной молнии чуть не влепил в преподавателя здоровенный огненный шар, — Кир при этих словах откровенно расхохотался, а Эннио, второй приятель Мэла, даже поперхнулся от смеха. — Мадам Фуа обзавелась модной стрижкой, бесплатно и в одно мгновение, она от неожиданности даже щит не успела вовремя поставить. Остальные слегка ослепли.

Линара с Ариной захихикали, представив картину, а виновник рассказа покраснел и уткнулся носом в кружку.

— Мало того, — продолжила Мэтти, довольная тем, что вогнала Мэла в краску. — Колдунья потом шарахалась от бедного студента каждый раз при встрече, и от серьёзного разноса спас только врождённый талант Мэла в такой специфической области, как боевые заклинания.

— Ладно тебе, Мэт, смотри, совсем засмущала парня, — отсмеявшись, сказала Арина. — Можно подумать, у тебя казусов не случалось.

Линара и Матильда быстро переглянулись, живо вспомнив злополучный эксперимент с приворотным зельем, но благоразумно промолчали.

— Мэт, расскажи про мышиный помёт, — попросил Кир, невинно улыбнувшись и долив вина в кружки.

— Какой помёт? — ведьмочка прекрасно помнила эту историю, но она была настолько нелепой…

— Ну как же, когда ты на зачёте по приготовлению зелий нечаянно чихнула прямо на учительницу, а в руке у тебя к несчастью, была ложка с этой дурно пахнущей дрянью, — безжалостно продолжил Кир.

Следующие полчаса компания делилась разнообразными весёлыми случаями из студенческой жизни. Слушая их, Хвеля бочком так, незаметненько, стала пробираться к своей комнате, но Линара вдруг громко спросила, заметив странные манёвры телохранительницы:

— Хвеля, ты куда?

Та замерла, пожав плечами.

— Ну, вы тут все такие умные, я подумала, что пойду. Я ведь всегда всем мешаю, разве не так? — с убийственной простотой сообщила наёмница, не моргнув глазом.

И никто не заметил быстрый взгляд, который Хвеля бросила на Эннио…

— Скажем, ты привносишь приятное разнообразие в серые будни, — деликатно поправил её Мэл, пряча улыбку.

— Угу, разнообразие, кто бы говорил, — фыркнула Хвеля. — Я всем вечно всё порчу. Уж в этом вы меня не разубедите, — похоже, этот факт ничуть не обижал наёмницу.

— А почему бы тебе самой не рассказать что-нибудь весёлое из своей жизни? — предложила Арина. — Ты живёшь в Школе уже давно, а мы о тебе практически ничего не знаем кроме того, что ты за каким-то демоном нанялась телохранительницей к Лин.

Хвеля почувствовала несвойственное ей смущение, став вдруг объектом пристального внимания, и в волнении стиснула Пушистика так, что он в панике засучил лапками, пытаясь освободиться.

— Задушишь своё животное, — спокойно отозвалась Матильда. — Никто тебя прогонять не собирается, садись. Твоя несносность временами приносит определённые плоды, кстати сказать. От кого бы ещё Линара набралась умения постоять за себя? — ведьмочка довольно усмехнулась.

В общем, далее вечер протекал веселее, поскольку Хвеля на удивление оказалась способной рассказчицей, и её истории, как она того втайне опасалась, никто не назвал пошлыми или дурацкими. Потом вдруг зашёл разговор о том, кто как попал в Школу.

— В нашей семье всегда младшая дочь отправлялась учиться сюда, — со вздохом сказала Линара. — Так почему-то получается, что у них есть дар. Да и… мешала я там всем, вечно путалась под ногами, — пробормотала она тише.

— Я вообще ушла от своих, — пожала плечами Мэт. — Мне ничего не светило в родном городе, кроме обычной судьбы замужней женщины, а хотелось повидать мир. Одна бабка посоветовала пойти сюда, сказала, я могу стать неплохой ведьмой. Ну и… я тут.

Мэл молча слушал истории приятелей, не спеша поделиться своей собственной.

— Чего молчишь? — Эннио усмехнулся, он явно знал причину появления в Школе Мэла. — Поведай уже, как тебя занесло в Школу.

— Я из дома сбежал, — буркнул тот нехотя.

— И почему же? — заинтересовалась Арина, блестя глазами.

Сама она была потомственной ведьмой, на что указывали морковного цвета волосы и вертикальные зрачки в ярко-зелёных глазах.

— Меня женить хотели, — вздохнул Мэл, поморщившись. — Это в шестнадцать-то лет!.. Отцу приспичило помириться с соседом, и он решил поступить вот таким оригинальным способом. Ну а мне совершенно не хотелось приобретать жену, страшненькую, как троллиха в брачный период, и к тому же, глупую, как пробка. Ну я и… удрал.

Народ хихикал вовсю, представляя всё это в красках.

— И как твой отец отреагировал, что в семье появился маг? — веселилась Матильда.

— Попытался надавить на меня, когда я на каникулы приехал, — Мэл довольно улыбнулся. — Я вышел из себя, и нечаянно послал в него маленький такой огненный шар…

Приятели Мэла изнемогали от хохота, Линара всхлипывала в подушку, утирая слёзы, а Мэтти тихо постанывала, уже не в силах смеяться.

— Кстати, у Мэт скоро день рождения, — Лин, кое-как успокоилась, стрельнув глазками на подругу. — Правда?

Матильда поджала губы.

— О! И когда же? — поднял брови Мэл, заинтересованно глядя на девушку.

— Через неделю после окончания сессии, — довольная Лин просто лучилась ехидством, сдав подругу с потрохами.

— Ну, однозначно, празднуем в «Погребке», — Кир потёр руки. — Повеселимся…

Матильда уже поняла, что не отвяжется от бурного празднования, и потому обречённо вздохнула.

— Ладно, ребята, уже поздно, — она зевнула. — Я пошла спать… У меня экзамен послезавтра…

— Я провожу, — поднялся Мэл.

Присутствующие обменялись понимающими взглядами, заметив растерянность Мэтти, и удержались от ехидных усмешек.

— Э… собственно… тут идти недалеко… — немного заикаясь, произнесла она, пятясь к двери.

— Нам всё равно по пути, — Мэл взял её за руку. — Идём.

В коридорах было тихо, пусто, и полутемно, поскольку час стоял поздний, и все нормальные студенты, намаявшись за день, беспробудно дрыхли. Мэтти почти бежала, и оказавшись около своей двери, не дала Мэлу ничего сказать.

— Ладно, спокойной ночи, — кинув на него быстрый взгляд, девушка юркнула в комнату, захлопнув перед его носом дверь.

Парень хмыкнул, постоял некоторое время, потом всё же отправился к себе, немного озадаченный поведением Матильды: такое ощущение, что она его боялась… Или понятия не имела, как вести себя с ним.

— Ох, ведьмочка глупенькая, — пробормотал он, входя в своё жилище, и невольно улыбнулся.

Всё-таки, несмотря на то, что Мэтти не была писаной красавицей, в общем и целом девушку можно назвать симпатичной, и она очень отличалась от тех, кто всегда крутился около Мэла. Именно по этой причине после пресловутого эксперимента его интерес не угас, а только усилился, особенно учитывая, что Матильда как могла, избегала студента.


— У тебя что, траур, Линна? — Хвеля скептически скривила губы, разглядывая тёмно-синее форменное платье приятельницы.

— Нет, у меня экзамен, — буркнула Линара.

— Что одно и то же, — подвела итог телохранительница. — Пошли.

Они направились в аудиторию. Блондинка постоянно нервно оглядывалась и тревожно вздрагивала, воспоминание о встрече с Ратием было ещё свежо. Перед дверью толпились взбудораженные первокурсники, в том числе и Арина.

— Линна, ты готова? — спросила она, тиская учебник. — О, боги, я просто не могу не нервничать, хотя всё это знала ещё до поступления!

— Кто следующий идёт? — поинтересовалась Линара.

— Мы ещё не решили.

— Тогда я пойду.

Арина хихикнула.

— Да не дрейфь ты так, Конд и Ратий сюда не посмеют заявиться!

Дверь открылась, из аудитории выпала студенточка в полуобморочном состоянии.

— Ну?! — кинулась к ней толпа.

— Сдала… — девушка сползла по стенке.

Блондинка, под шумок, поспешно юркнула в дверь, а Хвеля осталась подпирать стенку.

— Здравствуйте… — робкая улыбка замерла на губах Линары, её лицо стремительно побледнело.

— Так, так, леди Линара, — профессорша Магии трав сдвинула брови, постукивая пальцами по столу.

— Это она, тётя! — Конд шарахнулся в сторону, инстинктивно прикрыв рукой причинное место, уже приведённое в порядок.

— И что же это вы себе позволяете, а?! — грозно вопросила женщина. — Никак набрались хулиганских замашек от вашей ненормальной телохранительницы?

— Я нечаянно… — чуть не плакала перепуганная Линара, понимая, что экзамен пропал. — Оно само получилось!

— Само, видите ли! — фыркнула колдунья. — Если у вас само получается проклятья материализовывать, так надо не на ведьминское дело идти!

Блондинка моргала, всхлипывая, Конд довольно ухмылялся, стоя за спиной тёти, а сама же профессорша, меча громы и молнии, — к счастью, в переносном смысле, — вдруг усмехнулась и подмигнула перепуганной девушке. Так, чтобы племянник не заметил. Лин озадаченно уставилась на преподавательницу, на время даже перестав хлюпать носом.

— Впредь, леди Линара, прежде чем что-то сказать, четыре раза подумайте! Давайте зачётную книжку!

Ничего не понимая, Линна отдала.

— Жду вас сегодня вечером, в моём кабинете, на пересдачу, — отчеканила профессорша.

— А… д-да, конечно, — пискнула посеревшая блондинка, заглядывая в зачётку — там стояло «отлично».

— Свободна. Пригласи следующего.

Лин в буквальном смысле выползла из аудитории, вообще отказавшись разбираться в логике случившегося. Хвеля вопросительно подняла бровь, смерив девчонку взглядом.

— Такое ощущение, что тебе швабру в ухо вставили, широким концом, — обронила наёмница. — И провернули там пару раз.

— Там был Конд… — умирающим голоском произнесла Лин, готовясь упасть в обморок. — А профессорша поставила мне пять… перед этим наорав…

— Ох, маргаритка дохлая, — проворчала Хвеля, не долго думая и схватив Лин в охапку. — Идём, тебе проспаться надо.

Немного успокоившись, блондинка смогла внятно рассказать, что же случилось на экзамене.

— Я вот только не пойму, зачем она пригласила меня к себе, — озабочено сказала Линна в конце.

— Ну вот придёшь и узнаешь, — пожала плечами Хвеля. — Чего сейчас зря голову ломать.

Лин только вздохнула.

Направляясь вечером к профессорше, Линара нервничала. Она уже радовалась одному тому, что встречу ей назначили не в жилом корпусе учителей, а в учебной части Школы. Архитектура преподавательского корпуса была непредсказуемой, количество коридоров, степень разветвлённости и прочее постоянно менялись. Плюс ко всему там запросто можно наткнуться на блуждающие порталы, милых монстриков всех мастей, разных привидений и тому подобные прелести. Туда ходили только старшекурсники и только с провожатыми.

— Можно?.. — несмело постучав, спросила Лин.

— Заходи, заходи, Линночка, — профессорша просто лучилась улыбкой, открывая дверь. — У меня всё готово.

«Всё» оказалось душистым чаем, настоенным на травах, целым кувшином светлого густого мёда и восхитительно мягкими маленькими сдобными булочками. Блондинка непонимающе воззрилась на колдунью.

— Присаживайся, Линна, — та пододвинула стул с высокой спинкой. — Признаться, я тебе очень благодарна, девочка моя.

— За что? — пискнула она, осторожно присев на краешек стула.

— За то, что всыпала перцу моему непутёвому племянничку! — весело расхохоталась мадам Рико. — Мои отповеди на него не действуют, применять магию для наказания нам строго запрещено, и я уже потеряла всякую надежду и махнула на Конда рукой. Он меня совершенно не боится, но стоит упомянуть тебя — у него начинается нервный тик.

Линара неуверенно улыбнулась.

— Я его теперь тобой пугать буду, — доверительно сообщила женщина, наливая чай. — Он не верит, что у тебя всё получилось случайно.

Вечер с мадам Рико прошёл в приятной непринуждённой беседе, Линара воспрянула духом и перестала нервничать.

— У тебя хорошие способности, Линара, — напоследок сказала ей профессорша. — Если хочешь, помогу устроить тебе дополнительные занятия кое с кем из учителей.

Глаза девчонки загорелись.

— Хочу! — радостно выпалила она. — Конечно, хочу! Спасибо вам большое!

— Ну иди, уже поздно, — улыбнулась женщина. — У тебя сегодня был насыщенный день.

К себе Линна вернулась в состоянии совершеннейшей эйфории, заработав ехидную реплику Хвели:

— Ну вот, как обычно, я получаю шишки да синяки, а леди Золотой Паричок — плюшки и конфетки.

— Заткнись, тоща кривая, — мечтательно отозвалась Линара. — Всё хорошо, что хорошо закончилось… И потом, помнится мне, ты тоже на днях неплохо развлеклась, пока я по ночному лесу бродила! — не удержалась она от шпильки.

* * *

Матильда

Прошла уже неделя с последнего экзамена, и я вкушала заслуженный отдых, не забывая и о грядущем дне рождения. Магию Стихий сдала с грехом пополам, свою тройку получила честным трудом. У Линны всё образовалось, и она перестала шарахаться от собственной тени.

Самым главным вопросом на данный момент был что одеть. Через полчаса меня ждали в «Погребке», а я нервничала, будто перед экзаменом. Спрашивается, почему? По кочану… Особых праздников в Школе не имелось, и потому платья я с собой взяла обыкновенные, плюс два форменных. Ну не идти же на собственный день рождения в повседневном, в мелкий голубенький цветочек?! Мрак… Ожесточённо расчёсываясь, я в одной нижней рубашке стояла перед распахнутым шкафом, совершенно не представляя, что делать. В конце концов, наплевав на всё, остановилась на том, в котором пришла в Школу два года назад, оно более менее выглядело праздничным.

Раздался стук в дверь, и тут же в комнату ворвалась Линара с Хвелей. Окинув меня взглядом, блондинка картинно закатила глаза.

— Мэт, всемогущие боги, ты собираешься идти в ЭТОМ?!

— А что, миленький наряд… — пробормотала я, разглаживая складки на тёмно-красной шерстяной юбке. — Ну, немного староват, но…

— Да в таком, наверное, ещё моя бабушка ходила, — фыркнула Хвеля.

— Я щас, — Лин метнулась из комнаты и через пару минут вернулась, неся в руках ворох ткани. — Вот, думаю, это подойдёт. Надевай, Мэт.

Спорить бесполезно, сия парочка вполне способна натянуть на меня наряд и без моего согласия. Со вздохом раздевшись, я примерила платье Линны.

— Замечательно, — довольно улыбнулась девчонка. — Думаю, Мэл оценит. Так, теперь быстренько — причёска.

Эти двое горели желанием сделать из меня неизвестно кого, в смысле — какую-нибудь красавицу, Лин ведь по инерции могла увлечься…

— Стоп, — решительно отступила я. — Ничего со мной не надо делать, и так пойдёт. Спасибо за платье, Лин. Пошли.

Коричневый бархат с вышивкой золотом действительно смотрелся очень даже неплохо, вот только смущал вырез…

— Матильдочка, ну улыбнись, пожалуйста, — Линара умоляюще сложила руки. — Ведь у тебя день рождения!

— Не, у неё похороны любимой собачки, — фыркнула Хвеля. — Да она трусит больше, чем ты перед Кондом, Линна! Не пойму, почему. Если бы за мной ухлёстывал такой красавчик, как её Мэл, я бы умерла от радости.

— И правда, Мэтти. Не строй из себя дурочку, тебе не идёт, — ехидно поддержала телохранительницу блондинка.

Теперь я закатила глаза.

— Всё, всё, вы меня убедили. Сегодня буду радоваться и отдыхать. Идём, а то нас там уже заждались, наверное.

По пути к Развалинам нервозность как-то незаметно улетучилась, сменившись восхитительно хорошим настроением. Настало лето, сессия позади, каникулы, и у меня день рождения!

— О! Леди Неприступность соизволили улыбнуться! — поддела Хвеля у входа в портал. — Неужели!

— Хвеля, у меня к тебе одна просьба. Можешь ты хоть сегодня не портить мне праздник дежурным мордобоем в таверне? — повернулась я к ней. — Обещаю, взамен в следующий раз, как тебе приспичит развлечься, ничего не скажу против. Идёт?

— Да не буду я буянить, не буду, — проворчала наёмница. — Не такая уж я и сволочь, чтобы сорвать классную пьянку.

Мда, думаю, она никогда не научится нормально выражаться…

Моё появление компания, собравшаяся за столом, встретила дружными приветственными воплями, я даже засмущалась, пока шла к ним. Естественно, оставленное для меня место находилось рядом с Мэлом — надо сказать, он выглядел сногсшибательно в тёмно-сером наряде с серебром… Поспешно отведя взгляд, я опустилась на стул, и народ затих.

— Ну, значится, подарок, — мой сосед поднялся. — Всякая уважающая себя ведьма обязательно имеет в своём арсенале магических штучек две вещи, одну из которых мы и решили тебе подарить. Метлу потом сама найдёшь, — под ехидные смешки добавил Мэл.

Он достал из-под стола большую красочную коробку и поставил передо мной.

— Держи, Мэтти.

Я коснулась коробки, сгорая от любопытства, она сама собой раскрылась, и моему ошарашенному взору предстала сфера из чистого хрусталя на деревянной подставке.

— Из омелы… — вырвалось у меня, руки сами потянулись к подарку. — Ребята… ребята, спасибо!!

— Она тебе в следующем году очень пригодится, — добавила Клара, она училась на год старше.

Это самый лучший подарок для ведьмы, я была счастлива донельзя!

— Ладно, — я решительно завернула сферу обратно, нехотя оторвавшись от созерцания переливов света в хрустале. — Начнём праздновать.

— И ещё, лично от меня, — Мэл протянул маленькую коробочку.

Под весёлыми взглядами, красная, как рак, я открыла — на красном бархате лежала тонкая цепочка с кулоном.

— Носи на здоровье, — улыбнулся парень.

Вот зараза… это равносильно всеобщему признанию меня его девушкой. Обычным знакомым таких подарков не дарят. Я просто не знала, куда себя девать. Обстановку разрядила Хвеля, решительно сказав:

— Ну, мы пить будем или как?

Веселье началось. После третьей порции вина — надо сказать, хозяин подал одно из лучших, — мне похорошело, я перестала нервно коситься на Мэла и расслабилась. Однако следила, чтобы он не позволил себе чего лишнего или чересчур фамильярного, чем, надо понимать, немало ему досаждала. Но когда в таверне появились музыканты — они всегда тут играли по вечерам, — Мэл выдернул меня из-за стола, не дав сказать ни слова.

— И не говори, что ты не хочешь танцевать, — весело ухмыльнулся он. — Хватит шарахаться от меня, как от чумного.

Я ещё успела заметить умильную улыбочку Линны, глядевшей на нас, и махнула на всё происходящее рукой. Сегодня мой день рождения и я веселюсь, на всё остальное наплевать!

…Потанцевали мы знатно, ничего не скажешь, и не только мы. Студенты разошлись, вино пошло хорошо. Музыка закончилась, музыканты решили сделать передышку, и только я собралась улизнуть обратно на место, как Мэл поймал меня за руку и утащил за собой в угол таверны. Сердце ёкнуло — что он собирается делать?..

— Мэт, я уже месяц пытаюсь подойти к тебе, а ты бегаешь от меня, будто я чудовище какое, — он прижал меня к стенке, положив руки на плечи. — Объясни, ради богов, почему?!

— А ты объясни, каких демонов бегаешь за мной! — я не опустила взгляда, вино бурлило в крови, придавая храбрости. — Мало тебе своих девчонок?!

— Начну с того, что никаких своих девочек у меня нет, — он усмехнулся. — А те, кто так считает, просто льстят себе. Что касается тебя, Мэтти… С тобой легко, — неожиданно ответил Мэл. — Ты не вешаешься мне на шею, не достаёшь знаками внимания. С тобой нет нужды притворяться и строить из себя невесть кого. Ты такая, какая есть, и это тоже мне чрезвычайно нравится. Пойдёт такое объяснение?

Я растерянно моргнула.

— Пойдёт…

Мать моя женщина, на нас наверняка косятся все студенты…

— Может, вернёмся к столу?.. Нас ждут… — предложила я, прекрасно понимая, что никуда он меня не отпустит, пока…

— Я ведь ещё ни разу тебя не поцеловал, — усмехнулся Мэл, взяв меня за подбородок. — Хотя мысль об этом не выходит из головы уже очень долго.

О, нет! Я подавила стон, не зная, чего больше хочется: вернуться к остальным или — или чтобы Мэл выполнил своё намерение.

— Может, не надо?.. — брякнула я совершеннейшую чушь. Трусиха… Ну, учитывая мой совсем маленький опыт общения с противоположным полом, между прочим, подобное чувство оправдано!

— Надо, Мэтти, обязательно.

Ох, надо признать, целовался Мэл знатно… А я, между прочим, практически не умела этого делать, о чём у меня и поинтересовались через какое-то — весьма продолжительное — время:

— Мм… ведьмочка моя, ты вообще с кем-нибудь целовалась, а? — весело шепнул Мэл, не торопясь отпускать меня.

Оооо, блин, ну вот зачем спрашивать, а?! А то сам не понимает… Уткнувшись ему в плечо, я пробормотала:

— Неа…

И пусть только попробует пошутить по этому поводу! В глаз дам… Не, ну пока жила в городе, с родителями, на танцах у ратуши пару раз украдкой виделась с местными парнями, но не могу назвать наши эксперименты в этой области поцелуями. По крайней мере, мне не очень понравилось, и повторять желания не возникло. А потом вообще в Школу ушла.

Мэл только рассмеялся тихонько, и снова поцеловал. Когда мы наконец вернулись к столу, моя пылающая физиономия красноречиво свидетельствовала о благополучном окончании разговора, и рука Мэла на талии только подтверждала, что отныне я считаюсь его девушкой. Непривычная мысль вызывала толпу мурашек по спине и замирание внутренностей. Линна демонстративно утёрла вроде как сентиментальную слезу, Хвеля довольно ухмылялась, остальные нахально захлопали в ладоши.

— Примирение свершилось, — провозгласила Арина, поднимая кружку с вином. — За это надо выпить!

В общем, веселье продолжилось, только я уже сидела не на стуле, а на коленях Мэла, вполне уютно на них устроившись. Да ладно, чего уж там, естественно, я была на седьмом небе от счастья!

Расходиться стали уже ближе к полуночи, уставшие, но довольные. Линна с Хвелей уходили последними. Мэл предложил мне остаться на чуть-чуть и я, конечно же, с лёгкостью согласилась. Вино придало смелости, и упрямые мысли, что если бы не зелье, он вряд ли бы обратил внимание на такую серую мышку, как я, отошли на задний план.


Линара вздохнула, мечтательно улыбаясь, и шагнула в портал.

— Хорошо всё-таки, что у Мэтти с Мэлом всё нормально, — протянула она. — Хвеля, ты идёшь?

— Иду, иду, — проворчала наёмница, пнув какой-то камешек. — Накидали тут, понимаешь, булыжников…

Послышался звон и странный глухой звук — Лин резко обернулась. В портальной арке, вместо положенной темноты, плескался серый туман. Встревоженная девчонка поспешно шагнула обратно, оттолкнув Хвелю, и… оказалась с другой стороны портала.

— Хвеля, что ты наделала! — завопила блондинка, мигом поняв, что случилось.

— А что? — невинно поинтересовалась телохранительница. — Пнула камень…

— Ты портал заблокировала! — простонала Лин. — Хотя… хотя, может, это и к лучшему, — неожиданно издала она смешок. — Матильда и Мэл смогут получше узнать друг друга…

— Мы спать идём или где? Я устала, как не знаю, кто! — требовательно отозвалась Хвеля.


Одного взгляда на посеревший портал Матильде и Мэлу хватило, чтобы понять, что произошло. В таверне сразу поднялась суета, забегали служанки, а хозяин зычно крикнул:

— Гейтс! Пров! Бегом к Школьному порталу, его опять заклинило!

Мэт мрачно глянула на парня.

— Интересно, как долго нам тут торчать? — буркнула она, помешивая вино.

— Думаю, до утра, — он улыбнулся, откинувшись на спинку стула. — Мне, например, такая перспектива очень даже нравится. Особенно в твоей компании.

Девушка изогнула бровь, чувствуя себя немного неловко.

— Давай переместимся, чтобы не мешать, — предложил Мэл. — На скамейку у стены.

Они пересели, и едва Матильда собралась что-то сказать, парень обнял её.

— Расслабься, Мэтти, и не надо говорить никаких глупостей. Ты мне нравишься, и всё. Хорошо?

Она вздохнула, кивнула, и положила голову ему на плечо.

— Ладно. Только всё равно с трудом верится…

Мэл ничего не ответил, просто поцеловав её снова.

…Они проговорили часов до трёх, пока Мэт не начала зевать, да так и заснула, уютно устроившись в объятиях Мэла.

Практика

Матильда

— Матильда!!! Ура!!! — дверь в мою комнату распахнулась, на пороге появилась сияющая, как Хвеля после очередной пакости, Линара.

Застонав, я разлепила глаза, готовая зарычать на несносную подружку. Голова гудела, во рту такое ощущение, что пировала орава пьяных троллей, и пить хотелось по-страшному. Вчера мы всей честной компанией, состоявшей из Арины, Клары, Кира и Эннио, классно погудели в Развалинах. Собрались вроде как на пикничок, но оказалось, парни захватили винца для девушек, пива для себя, ну и понеслась… Надо сказать, лето проходило не так скучно, как казалось после отъезда Мэла. Он отправился домой, навестить семью, мне же предстояли унылые три месяца в одиночестве…

Как же, размечталась. Впадать в тоску и смаковать мрачные мысли мне просто не дали. Друзья Мэла, Кир и Эннио, посчитали своим долгом развлекать девушку их приятеля, не оставив мне надежды зачахнуть. Познакомившись с ними поближе, я обнаружила, что эти двое — просто ходячий набор шуточек и приколов, они вечно устраивали какие-то нелепые розыгрыши. У Кира оказалось потрясающее чувство юмора, он зачастую отмачивал такие номера, что я просто умирала от смеха. Мы с ним легко нашли общий язык, и как ни странно, и он чаще всего приглашал меня на прогулки по окрестностям Школы и в Погребок.

Эннио отличался от Кира, и в первую очередь по характеру. Чуть более легкомысленный, он пользовался бешеной популярностью среди женского пола, и ничуть не страдал от этого. Обладатель карих, почти чёрных глаз, в которых таились черти, и буйной шевелюры цвета воронова крыла, Эннио предпочитал носить чёрное с серебром, что в сочетании с небрежной обаятельной улыбкой заставляло девушек штабелями валиться к его ногам. Он никогда не появлялся в компании дважды с одной и той же дамой, и мы с Киром как-то попробовали даже вести учёт его пассиям, стараясь угадать, кто же будет следующей жертвой нашего записного красавчика. В общем, лето проходило куда как веселее, чем думалось…

Линна иногда тоже с нами выбиралась, но в основном сидела за учебниками и пропадала с профессорами — у субтильной аристократочки вдруг обнаружились недюжинные способности в магии Земли, и она всерьёз вознамерилась войти в число лучших студентов Школы. Хвеля же, говоря, что от Линариных заклинаний у неё сводит зубы, гораздо охотнее проводила время с нашей компанией, что придавало пикантную остроту прогулкам, учитывая её непредсказуемый нрав.

— Линна, дохлую крысу тебе под одеяло, ну каких троллей ты так орёшь?! — простонала я, оторвав голову от подушки.

— Опять вчера пьянствовала, да? — ехидненько улыбнулась блондинка, плюхаясь на кровать. — А вот я расскажу Мэлу, как ты весело проводила время в компании его друзей, как тогда будешь оправдываться?

— Заткнись, — я утомлённо прикрыла глаза. — Это была идея Эннио… Что у тебя за потрясающая новость?

— Наша Школа получила официальное приглашение на практику, от Совета одного из городов, — счастливым голосом сообщила Линара. — От каждого факультета по два человека!!

— Угу, — придерживая голову, я всё-таки приняла вертикальное положение. — Мне это не светит, можешь расслабиться. Вот вы с Мэлом наверняка поедете, как лучшие представители факультетов. Не думаю, что город пригласит к себе компанию недоделанных волшебников больше, чем в десять человек.

— Шестнадцать, — невинно поправила меня Линна. — Нас будет шестнадцать человек.

Я поморщилась, сползая на пол.

— Ну и что же это за город такой, что решился на подобное?

— Ринг-Тон, — выдала Линара.

У меня распахнулся рот, и пропала головная боль.

— Ч-чего?! Второй по величине город страны?! Ну, тогда мне точно можно даже не трепыхаться, — я вздохнула и поплелась в ванную, приводить себя в порядок.

На душе воцарилось препоганое настроение, ведь Мэл поедет. Ринг-Тон, город соблазнов… там наверняка найдётся пара-тройка женщин, желающих заполучить молодого волшебника в свои цепкие ручки… Хм. Ревность? Да, ревность…

— Матильдочка, — протянула Линна, загадочно улыбнувшись. — Готова поспорить, ты войдёшь в эти самые шестнадцать человек.

Я не удержалась и фыркнула.

— Не строй воздушных замков, Лин. С чего ты взяла, у меня две тройки за летнюю сессию. Что Мэл, как приедет, составит мне протекцию? Щаз. Нафига я там ему сдалась?!

— Ты это ему самому скажи, — пропела Линара, упорхнув из комнаты.

Я уставилась вслед несносной девчонке, бормоча под нос ругательства в лучших традициях Хвели. До начала следующего учебного года, моего третьего курса, оставалась неделя.


— Хвеля, — рядом с телохранительницей остановился Кир, ухмыляясь во весь рот. — Ты не знаешь, Мэтти дома?

— Кажется, дома, — отозвалась та, жуя травинку и наблюдая, как Пушистик резво семенит по зелёной травке лужайки. — Опять хандрит, сохнет по своему блондинчику голубоглазому.

— Отличненько, — Кир потёр руки. — Вот и устроим ей сюрприз…

— Какой? — сразу загорелась Хвеля.

— Только ни слова никому! — предупредил Кир, — и даже Линаре — уж ей-то в первую очередь…

Парень склонился к уху наёмницы и сказал несколько слов, отчего глаза Хвели широко раскрылись, а узкие бледные губы расползлись в довольной улыбке.

…Матильда сидела у себя в комнате перед окном, подперев ладонью подбородок, и созерцала пейзаж лесной опушки и садящегося солнца. Она никуда не выходила сегодня, и не имела никакого желания покидать свои апартаменты: до учёбы оставалось три дня, а Мэла всё не было. Он писал ей письма, и регулярно, а в последнем сообщил, что будет где-то за неделю до начала занятий. Даже говорил, что скучает, во что Мэтти верила с трудом.

— Бешеных драконов ему в задницу, — буркнула ведьмочка, мрачно вздохнув. — Ну почему меня угораздило влюбиться в этого типа… Кир гораздо лучше, могла с ним роман завести, так нет, меня же тянет искать сложностей на свою голову…

Солнце почти село, тёплые летние сумерки опустились на Школу. Отовсюду доносился смех, весёлые голоса, а к Развалинам за лето, кажется, вообще уже протоптали — при полном попустительстве преподавателей, — довольно явственно видную тропинку, по которой в данный момент возвращалась очередная компания не очень трезвых студентов. Мэтти становилось всё тоскливее…

За дверью послышалась возня, и кто-то постучал.

— Кир, если это ты, я никуда не пойду, на ночь глядя! — Мэт громко огрызнулась.

Стук повторился.

— Я же сказала, никуда не пойду! — раздражённо повторила Матильда. — Оставьте меня в покое, в конце концов! Дайте похандрить…

Ей показалось, или нет, что за дверью раздался сдавленный смешок?.. Упрямо сжав губы, девушка не пошевелилась, решив не обращать внимания на попытки друзей развеселить. У ведьмочки было неподходящее настроение для шуток и розыгрышей. Погружённая в невесёлые мысли, Матильда не почувствовала, что в воздухе запахло магией — поскольку её дверь закрыта на замок, открыть можно только с помощью оной.

— Шутнички несносные… — пробормотала Мэт, снова испустив тоскливый вздох.

Комната окуталась мягким фиолетовым полумраком, на тёмном небе зажглись первые яркие звёзды, и всё кругом просто дышало романтикой, усугубляя тоску Матильды. Хотелось, чтобы Мэл был рядом… Дверь в её комнату приоткрылась, чья-то тень неслышно проскользнула внутрь, и без малейшего шороха приблизилась к девушке. Она очнулась от невесёлых мыслей, почувствовав присутствие в комнате постороннего, и мгновенно насторожилась.

— Привет, ведьмочка моя, — раздался над ухом знакомый, такой родной голос.

Матильда подавилась криком, резко повернувшись, и угодила в объятия предмета собственных размышлений.

— Мэл!..

Неизвестно, чего в её голосе было больше, негодования или восторга, но она ничего не успела сказать, чуть не задохнувшись от поцелуя.

Арина, стоя под дверью и внимательно прислушиваясь к происходящему в комнате, удовлетворённо кивнула головой.

— Всё в порядке, мальчики, — довольно ухмыльнулась она. — Можно расслабиться.

Кир и Эннио, переглянувшись, кивнули друг другу, и последний коснулся пальцем замка. Раздался тихий щелчок.

— Вот теперь этим двоим до утра никуда не деться, — прокомментировал он. — Идём, это дело надо отметить.

И вся честная компания отправилась в Погребок.


Тихо рассмеявшись, Мэл прижал к себе несильно упиравшуюся Матильду.

— Ещё скажи, что не рада меня видеть.

Она затихла, уткнувшись личиком ему в грудь.

— Рада… — послушно ответила Мэтти.

— Судя по рассказам Кира и Эннио, ты тут не скучала без меня, а? — поддел Мэл, но в его голосе слышались весёлые нотки.

— Они сказали, что ты не стоишь моей хандры, и всё лето таскали меня за собой, — Матильда смущённо опустила глаза.

…Они разговаривали ещё долго, пока, наконец, в очередной раз душераздирающе зевнув, Мэт не пробормотала:

— Всё это, конечно, хорошо, я ужасно рада тебя видеть, но, может, уже спать, а?.. Сейчас часа три ночи…

Ласково взъерошив каштановые с рыжеватым отливом локоны Матильды, Мэл улыбнулся и встал.

— Ладно, соня, не буду больше утомлять тебя своим присутствием. Ещё успеем наговориться.

Ведьмочка покраснела и прикусила губу: с одной стороны, ей хотелось, чтобы он остался, но с другой — совершенно ясно, чем закончится дальнейшее пребывание Мэла в комнате. А вот хотела она этого, или нет, Мэтти пока не определилась, тем более что до сих пор дальше поцелуев у неё обычно не заходило, в предыдущих знакомствах с молодыми людьми.

— Спокойной ночи, Мэтти, — парень поцеловал её на прощанье и подошёл к двери.

Через мгновение он цветисто выругался, безрезультатно подёргав ручку. Матильда в удивлении подняла брови, глядя на него.

— Что такое?

Мэл повернулся, прислонился к двери и скрестил руки на груди, усмехнувшись.

— Кир и Эннио решили заняться нашей личной жизнью, судя по всему. Дверь закрыта, и изнутри её не открыть, даже ключом, — Мэл замолчал.

— И?.. — Мэтти пожала плечами. — Ты же можешь воспользоваться заклинанием.

Он покачал головой, усмешка стала шире.

— Эти шутники использовали одностороннее запирающее заклятье.

Смутно догадываясь, что это значит, Матильда сглотнула. Кажется, кое-кто решил за неё, стоит или нет заходить дальше поцелуев…

— Это значит…

— Это значит, дверь можно открыть только с той стороны, и мы тут с тобой закрыты до утра, — показалось ей, или нет, Мэла такая ситуация очень даже устраивала?

Приступ минутной паники прошёл, и девушка неуверенно улыбнулась. Собственно, в последнее время она частенько ловила себя на мыслях, далёких от целомудренных в отношении голубоглазого блондина. Пожалуй, стоило бы уже проверить их на практике.

— Ох, и всыплю я завтра им обоим… И что будем делать? — Мэтти склонила голову на бок, пытаясь угомонить вдруг заколотившееся сердце. Гремучая смесь радостного предвкушения и непонятного страха кружила голову почище крепкого вина.

— Ты хотела спать? — Мэл отошёл от двери, не сводя с неё внимательного взгляда, и от его улыбки Матильде вдруг стало жарко. Судя по всему, спать она если и будет, то очень нескоро…

— Мм… да… — она смущённо опустила взгляд, теребя рукав платья. — У меня только одна кровать, Мэл, — поспешно сказала девушка, краснея ещё больше. — И только заикнись, что ты ляжешь на полу! — пугаясь собственной храбрости, добавила она сердитым голосом.

— От тебя ли я это слышу, леди Недотрога? — Мэл за подбородок поднял её голову, заставив посмотреть себе в глаза. — Помнится, ты старательно изобретала разнообразные предлоги, лишь бы не остаться со мной в одной комнате.

— От меня… — подтвердила Матильда, подавив совершенно детское желание зажмуриться.

— Смешная ты, Мэтти, — Мэл тихонько рассмеялся, обхватив ладонями личико девушки. — Но именно твоя непосредственность мне и нравится…

Этот поцелуй неуловимым образом отличался, рождая смутные, не очень понятные желания, но Матильда с готовностью ответила, прижавшись к парню, и наплевав на собственные нелепые страхи. Она его любит — пора уж хотя бы себе признаться, — Мэлу она нравится, так что всё в порядке.

Мэтти даже не заметила, как маленькие пуговички на платье оказались расстёгнуты. Опустив руки, она позволила ладоням молодого мага скользнуть по плечам, спустив ткань, и через мгновение Матильда осталась в короткой нижней рубашке и белье — корсет она принципиально не носила, в отличие от Линары.

— Ты такая тоненькая… — от тихого голоса Мэла девушка вздрогнула, неожиданно смутившись и порадовавшись, что в комнате не горит свет. Его руки легли на талию Матильды, и придвинули ближе. — И очень хорошенькая… — добавил он шёпотом, наклонившись и осторожно коснувшись губами изящной шейки.

Мэтти снова вздрогнула и зажмурилась, на сей раз от удовольствия. Далее всё происходило уже без разговоров. Как оказалось, кровать Матильды была не такая уж узкая, по крайней мере, двое на ней вполне умещались. И ещё, ведьмочка очень порадовалась, что совместными усилиями Кира, Эннио и Мэла с Линары сняли пресловутое заклинание переноса. Иначе Лин бы забросала вопросами, на которые Мэтти не готова была откровенничать с младшей подружкой.


Линара, напевая, направлялась к подруге, проведать и поболтать, когда Хвеля вдруг вцепилась ей в руку, настороженно поинтересовавшись:

— И куда это ты собралась, позволь тебя спросить?

— К Мэтти, — Лин несколько удивилась. — Ты чего, Хвеля?

— Не пущу, — категорично заявила наёмница, уперев кулаки в бока.

— Это почему? — совсем растерялась Линара.

— Она занята.

Блондинка фыркнула.

— Своей тоской занята? Не вешай мне варёный папоротник на уши, Хвель.

— Нет, предметом своей тоски, — ухмыльнулась несносная телохранительница.

Лин распахнула ротик.

— Чего?..

— Того, — Хвеля схватила девчонку за руку и потащила в противоположном направлении. — Мэл вчера вечером приехал, и они вдвоём у Матильды остались. И не надо пытаться изображать полицию нравов, не ты ли хотела этого больше всего? Так теперь радуйся!

— А что такое полиция нравов, Хвеля? — наивно поинтересовалась Лин у телохранительницы.

Навстречу им появилась честная компания в лице Кира, Арины, Эннио, и Клары.

— Хотите с нами в гости? — ехидненько улыбнулся Кир, остановившись рядом с ними.

Хвеля скривилась, как будто лимон укусила.

— Вот ненормальные… чего вы людям житья не даёте, а? — хмыкнула она.

— Ну, интересно же, как они вышли из положения, — пропела Арина, подмигнув наёмнице.

Клара сдавленно захихикала.

— Ты ещё сомневаешься, как?!

— Два варианта, — Кир пошёл по коридору, остальные за ним. — Либо Мэтти надавала ему по физиономии за попытку приблизиться к своей особе, что маловероятно, на мой взгляд, либо… либо мы можем поздравить счастливую парочку.

Компания остановилась около двери в комнату Матильды, Эннио театральным жестом провёл ладонью по замку, и громко постучал. Послышалась возня, приглушённое ругательство — судя по голосу, Мэтти, — и дверь распахнулась. На друзей взирала заспанная мордашка молодой ведьмы, тщетно пытавшейся пригладить растрёпанные волосы. Щёки девушки алели от румянца.

— Чтоб вам три года чистить стойла домашних демонов, — утомлённо произнесла Матильда, поправляя рубашку Мэла, которую второпях натянула. — Пришли полюбоваться на дело рук своих?!

— А ты недовольна, можно подумать, — мурлыкнула Арина. — И вообще, давно пора уже, дорогая моя, а то, как дети, всё за ручки держитесь да по углам целуетесь. В Погребок пойдёте? — непринуждённо поинтересовалась она. — Как-никак, предпоследний день каникул, отметить надо.

— Не раньше, чем через час, — категорично заявил возникший Мэл, обняв Матильду и захлопнув дверь перед друзьями.

— Во, видали, собственник! — фыркнула Хвеля.

Линара всё это время простояла, ошеломлённая, и пыталась осознать происходящее. Кир пальцем коснулся кончика носика блондинки, сказав:

— Линночка, только не надо падать в обморок! Между прочим, это нормально, ты не знала? Или, — он не удержался и усмехнулся, — наивно считаешь, что подобные отношения должны быть исключительно после свадьбы?

Девушка очнулась и фыркнула, почти как Хвеля.

— Я не такая уж слабонервная и благонравная. И, к слову, то, что я считаю нормальным, не всегда считается таковым другими людьми, — одарив Кира надменным взглядом, Линара, гордо вздёрнув подбородок, удалилась.

Арина захихикала.

— Съел, Кир? Она, может, и аристократка, но умненькая, между прочим.

Парень с изумлением глядел вслед Линаре, и спешившей за ней Хвеле.

— Вы не думаете, что телохранительница дурно влияет на блондиночку? Некоторые манеры Линны подозрительно стали похожи на манеры её наёмницы… — задумчиво протянул он.

Дружно рассмеявшись, они отправились в Погребок, дожидаться Матильду и Мэла.

* * *

Матильда

Первая неделя занятий пошла без происшествий, если не брать во внимание взбудораженность всех студентов объявлением о практике. Я старалась не показывать, как меня всё это нервирует, потому, как и недоразвитому василиску понятно, что в состав группы избранных моя персона не попадёт. Вот Клара, да, ну и… скорее всего, Деми от нашего факультета ведьминских наук. Линна, естественно, с Ариной, ну и Мэл. Он-то вообще шёл на красный диплом боевого мага… Друзей мне удалось одурачить, а вот моего голубоглазого красавца — нет.

Когда мы вечером пришли к нему — в последние несколько дней я вообще не появлялась в своей комнате, и знаете, меня это ничуть не огорчало, — он усадил меня к себе на колени, и заявил:

— Тебя что-то беспокоит, Мэт.

— Да нет… — попробовала я отвертеться от ответа.

— Безбожно врёшь, — ухватив моё лицо за подбородок он заставил смотреть прямо себе в глаза.

— Угу, — я не стала спорить — это безнадёжное дело, когда он так на меня смотрит.

— И? — светлая бровь изогнулась.

Я вздохнула.

— Ты на практику поедешь… — ну вот, я это сказала. Только как-то уж очень тоскливо получилось.

Мэл усмехнулся, отчего сердце пропустило удар. Какой он всё-таки красивый, чёрт, наверное, никогда не привыкну к тому, что серьёзно интересую такого парня, как он. Хотя это ещё вопрос, серьёзно ли…

— Поеду. И ты поедешь тоже, — я вынырнула из размышлений и с лёгким недоумением уставилась на Мэла.

— Не городи ерунды, — фыркнула я. — Кто же возьмёт ведьму-недоучку?! Поедут Деми и Клара, это всем известно. И потом, я не хочу пользоваться… близким знакомством с тобой, — предательский румянец обжёг щёки.

— Мэтти, милая моя ведьмочка, — Мэл весело рассмеялся, взлохматив мне волосы. — Я не перестаю удивляться, как ты до сих пор наивно полагаешь себя очередным моим увлечением.

Сердце пропустило удар: к демонам, не может быть, чтобы он говорил серьёзно!

— А что, разве не так? — я покосилась на него.

— Нет, — Мэл поцеловал меня в нос. — И прошу, не надо больше хандрить. Поверь, всё образуется лучшим образом. И вообще, — его пальцы начали расстёгивать пуговички на моём платье, и настроение стремительно подскочило от тоскливого до радостного. — Кроме разговоров можно заняться ещё много чем интересным, Мэтти.

Ну, я совершенно не возражала против его действий. Мэл не только отлично целовался, но и всё остальное делал ничуть не хуже.

На следующий день, перед лекцией, я столкнулась с Деми перед аудиторией. Эльфийка просто лучилась радостью и довольством, имея официальное приглашение на практику в кармане.

— Привет, Матильда, — прощебетала эта кукла в розовом парике. — Знаешь, я на практику еду.

— Поздравляю, — буркнула я.

— А Мэл ведь тоже едет, да? — невинно осведомилась язва эльфийская.

— Едет, едет, — я метнула на неё яростный взгляд, очень жалея, что не умею им убивать, и поспешила зайти в аудиторию.

Настроение было испорчено на весь день, несмотря на приятно проведённое в объятиях Мэла утро. Отсидев занятия, я поспешила к себе, в растрёпанных чувствах и с желанием побиться головой об стенку. Конечно, побыть одной мне не дали.

— Матильдочка, ты здесь? — в комнату впорхнула Линара, притворно удивлённо уставившись на меня. — Вот уж не думала застать тебя в твоей комнате!

— Лин, у меня нет настроения. Ты пришла поболтать или по делу? — хмуро оборвала я её.

— Мэт, что-то случилось? Вы поссорились? — посерьёзнела Линара, присаживаясь рядом на кровать.

— Деми едет на практику, — сообщила я с кислой физиономией. — Она же до сих пор сохнет по Мэлу…

— Клара присмотрит за ней, — пообещала блондинка, и вдруг замолчала, уставившись на меня прищуренными глазами. — Мэтти, ты очень хочешь поехать, да?

— Спрашиваешь, — невесело улыбнулась я. — Я же в жизни не была ни в одном мало-мальски большом городе, да ещё и…

— С любимым человеком, — закончила за меня Линара. — И не надо краснеть, только слепой не увидит твоего отношения к нему, — ехидно добавила она. — Не кисни, Мэт, мы что-нибудь придумаем!

Девчонка ускакала, оставив наедине с невесёлыми мыслями. Интересно, у меня на лбу написано, что я втюрилась, как последняя идиотка, или это просто Линара такая проницательная стала?


— Итак, надо что-то делать, — у Линары в комнате собрался экстренный совет в лице Клары, Арины, Кира, Эннио — он ехал на практику как представитель факультета погодной магии, в которой был весьма силён, — и Мэла. — Есть предложения?

Девушка обвела всех внимательным взглядом.

— Я говорил с кураторшей её факультета, упёрлась и ни в какую, — поморщился Мэл. — Деми явно подмазала её чем-то, не иначе.

Хвеля сосредоточенно чесала затылок, нахмурившись.

— Слушайте, а что если этой бабе — профессорше, — колдануть чего-нибудь этакое, и не исправлять до тех пор, пока не внесёт Матильду в списки, а? — предложила наёмница.

— Идея хороша, но неосуществима, — покачал головой Кир. — Мадам Зельда Хеддингс имеет высокую учёную степень по магии, мы просто не сможем ей ничего сделать.

— Может, обаять её? — задумчиво изрёк Эннио.

Клара иронично подняла брови.

— Свет очей моих, и ты согласен на такую жертву?! — насмешливо воскликнула девушка, в притворном ужасе схватившись за голову. — Она же страшна, как дракон после линьки! И, по-моему, мужчины её не интересуют уже последние лет сорок.

Вся компания издала дружный вздох, и продолжила думать. Арина, бормоча что-то под нос, мерила шагами комнату, Линна созерцала потолок, остальные смотрели друг на друга в попытках найти идею на физиономии соседа.

— Есть!! — заорала вдруг блондинка, отчего Пушистик чуть не свалился с плеча Хвели.

— Чего вопишь? — проворчала наёмница, поправив паука. — Что ты там надумала?

— Раз мы не можем устранить препятствие в виде профессорши, надо действовать с другого бока, — Линна обвела всех торжествующим взглядом. — Надо устранить Деми!


Сладко зевнув, Матильда потянулась, сонно моргнула пару раз, и снова закрыла глаза.

— Подъём, Мэтти! У тебя первая пара через полчаса! — такое удобное плечо Мэла вдруг попыталось высвободиться из-под её головы.

— Это нуднейшая лекция, — протянула недовольно девушка, натягивая одеяло на голову и попытавшись вернуть импровизированную подушку на место.

— Неважно, иногда даже нуднейшие лекции могут оказаться полезными, — как она ненавидела этот назидательный тон! Особенно с утра, и особенно после почти бессонной ночи! — Вставай, вставай, милая.

Недовольно бурча под нос что-то о самодовольных нахальных типах, сначала не дающих порядочной девушке нормально поспать, а потом утром будящих ни свет, ни заря, Матильда отправилась умываться. Мэл с улыбкой смотрел ей вслед, с трудом удерживаясь, чтобы не испортить грядущий сюрприз и не рассказать, что сегодня ждёт его взбалмошную ведьмочку.

— Вот уйду от тебя, — сердито зыркнув на него, Мэт натянула платье и направилась к двери.

Парень рассмеялся.

— Не уйдёшь, Матильдочка, — уверенно заявил он.

Испустив сдавленный стон, она выскочила в коридор, хлопнув дверью. Он был чертовски прав, никуда она не денется от него…

Лекция шла своим чередом, Мэт тихо дремала под монотонный голос преподавательницы, Клара время от времени пихала её локтём в бок — в общем, всё было как обычно. Вот только розовой шевелюры Деми не наблюдалось, хотя она никогда не пропускала ни одного занятия, какое бы нудное оно ни было. Внезапно посреди лекции вбежала молоденькая старшекурсница, выполнявшая обязанности секретаря директрисы, и что-то прошептала на ухо преподавательнице. Брови у той взлетели, но она кивнула и вперила взгляд в аудиторию.

— Матильда, вас срочно вызывает директриса! — неожиданно зычным голосом провозгласила профессорша.

Клара двинула подругу в рёбра, та испуганно вздрогнула и проснулась.

— Тебя к директрисе, — любезно повторила Клара, пряча улыбку.

Охнув, Матильда подскочила, торопливо пригладив волосы и судорожно вспоминая, чего она такого сделала за последнее время, за что её вызывают к начальству. По всему выходило, что отчислять пока не за что, и ведьмочка немного успокоилась. Но всё равно, пока Мэтти шла за секретаршей, коленки подрагивали. Строгая директриса никогда не вызывала без веской причины.

— Заходи, — перед ней распахнулись двери святая святых в Школе, кабинета директрисы.

Матильда вошла, робко улыбаясь. Женщина средних лет, в изящных очках и строгом платье, подняла голову от бумаг и внимательно посмотрела на девушку. Мэтти переступила с ноги на ногу, чувствуя себя несколько неуютно под этим изучающим взглядом.

— У тебя за второй курс две тройки, — сказала директриса, сняв очки. — Осталась неделя до отъезда группы на практику. У меня сильные сомнения, что ты сможешь пересдать Магию Стихий и Теорию заклинаний за столь короткий срок.

Мэт с недоумением уставилась на неё.

— Миледи?..

— Освободилось одно место с твоего факультета, и я решила предложить его тебе, с одним условием. Исправь тройки, — спокойно повторила женщина.

Юная ведьма потеряла дар речи, растерявшись.

— Я поеду на практику?.. — переспросила она хриплым голосом.

— Если выполнишь моё условие, — директриса откинулась на спинку кресла и скрестила руки на груди.

— А… да, конечно, миледи! Я приложу все силы! — Мэтти не могла поверить, что ей выпал шанс поехать со всеми в Ринг-Тон.

Женщина иронично изогнула бровь и усмехнулась.

— Иди, и не заставляй меня пожалеть, что поддалась на просьбу Мэла.

Покраснев, как рак, Матильда присела в реверансе и торопливо покинула кабинет директрисы, помчавшись к Линаре. Не утруждая себя стуком, девушка пинком распахнула дверь и замерла на пороге: на неё выжидающе смотрела вся компания.

— И как посещение начальства? — ехидно полюбопытствовал Кир.

Мэтти упёрла кулаки в бока и обвела их прищуренным взглядом.

— Вы знали?! — с возмущением поинтересовалась она.

— Ну… — Линара подняла глаза к потолку. — Я видела, как Деми сегодня домой уехала… она заболела.

— Чем? — продолжала допрос Матильда, нахмурившись.

— Эльфийской болезнью, — сдавленно хихикнула Клара. — У неё воспаление среднего уха.

Друзья рассмеялись, глядя на обескураженное личико юной ведьмы.

— Мы решили, что раз мадам Зельда не поддаётся нашим уговорам, то надо сделать так, чтобы помог случай, — Мэл довольно улыбнулся. — Линара, умничка, всё сделала по высшему классу, никто не подкопается. Эльфийку внезапно сразила болезнь, с кем не бывает.

Мэтти махнула рукой и расхохоталась вместе со всеми.

— Ну вас, ребята…

* * *

Матильда

Я резво вскочила с кресла, едва Мэл присел на ручку.

— Стоп, стоп. На данный момент мы занимаемся стихией Земли, не забыл? — торопливо предупредила я своего ненаглядного.

Хм… я его так назвала? Ладно, не будем вдаваться в подробности.

— Я прекрасно помню, Мэтти, что у тебя через два дня пересдача, — кивнул он. — Но мы занимаемся с утра, а уже три часа дня. Может, перерыв сделаем?

Я колебалась. Перерыв, конечно, хорошо, но зная Мэла, я подозревала, что он может затянуться надолго…

— Ровно час, — кивнула, наконец, я, достав из тумбочки устрашающих размеров механический будильник и заведя его.

— Ну, за час многое можно успеть, — весело ухмыльнулся он, неожиданно схватив меня за руку и притянув к себе. — Особенно, если знать, что и как делать.

Звучит многообещающе. Взвизгнув, я попыталась отбиться, без всякого успеха, естественно, ну и потом все мысли об учёбе вылетели у меня из головы… но только ровно на час, как и говорила.

После посещения директрисы я обязала Мэла подготовить меня к переэкзаменовке, поскольку без этого практика недосягаема. Он с удовольствием согласился. Мой день начинался рано, от занятий меня, как и остальных практикантов, освободили, так что в девять подъём и до восьми вечера я не вылезала из-за учебников, терзая Мэла постоянными вопросами и требуя объяснений чуть ли не каждого слова. Время от времени забегали друзья, справиться, как идут дела, но видя мою перекошенную физиономию и довольного Мэла, спешили оставить нас вдвоём.

Настал последний день перед экзаменом по Магии Стихий, и я подскочила чуть ли не с рассветом, не в состоянии больше спать. Казалось, что я ничего не знаю, ничего не помню, и вообще, дохлое дело выучить всю эту кошмарную мешанину заклинаний. Я тихонько выползла из-под одеяла, чтобы не разбудить Мэла, забралась с ногами в кресло, и уткнулась в очередной учебник, повторяя в который раз Стихию Огня. Почему-то она давалась труднее всего. Закончилась эта героическая попытка тем, что я уснула носом в книгу. Разбудило меня тихое хихиканье, подозрительно похожее на сдавленный смех. Подскочив в кресле, я возмущённо уставилась на Мэла.

— Не вижу ничего смешного! Я готовлюсь к экзамену!

— Хватит готовиться, — он отобрал у меня учебник. — Сегодня отдыхаешь, Мэтти, всё, что смогла, ты выучила, а больше в тебя не влезет при всём желании. Друзья уже забыли, как мы выглядим, ты четыре дня не выходила из комнаты!

С ним спорить бесполезно, я это уже поняла, поэтому покорно кивнула головой.

— Хорошо, хорошо, сегодня к учебникам и пальцем не прикоснусь! — кротко согласилась я, глядя на него широко раскрытыми невинными глазами.

Мэл прищурился.

— И не надейся, протащить незаметно учебник тебе не удастся.

Зараза, он что, действительно читает мои мысли?!

В компании друзей, которые увели меня в лес, на пикник, день прошёл весело и незаметно. Правда, слегка удивляло поведение Линары и Кира, которые грызлись по малейшему поводу, испепеляя друг друга взглядами — это блондинка-то, которая и на муху боится накричать, и спокойный, уравновешенный Кир! Я не обратила на них особого внимания, списывая поведение подружки на влияние Хвели. Сама Хвеля как-то уж слишком старательно отводила взгляд от Эннио, но в общем я привыкла, что наш записной красавчик получает внимание девушек, почему телохранительница должна чем-то отличаться от остальных? Она вроде тоже принадлежит к женскому полу… Уставшая донельзя, я вечером рухнула на кровать и мгновенно уснула, и даже мысли о предстоящем экзамене не помешали отрубиться.


Наконец все волнения по поводу предотъездных хлопот были позади, Матильда благополучно пересдала два экзамена и получила вожделённое приглашение. Находясь в полуобморочном состоянии от напряжения последних дней, и облегчения что всё закончилось, она попыталась вяло отмахнуться от настойчивого приглашения друзей отметить удачное завершение операции «Практика» в Погребке, но не получилось. В результате, после двух кружек вина Мэтти сморило, и вся компания с умилением наблюдала картину посапывающей девушки, уютно устроившейся на коленях Мэла.

— Бедненькая, она столько перенервничала за эту неделю, — вздохнула Линара, сентиментально промокнув уголки глаз кружевным платочком.

— Линна, прекрати так пялиться на эту парочку, — усмехнулся Кир, — а то можно подумать, ты испытываешь нездоровую симпатию к Мэтти.

Блондинка не замедлила возмущённо фыркнуть.

— Матильда моя подруга, как ты вообще смел подумать такое!

— Лин, он же специально подначивает тебя, — хмыкнула Хвеля, отхлебнув вина из кружки. — А ты, глупенькая, поддаёшься на провокации!

— У некоторых слишком буйное воображение, и нездоровое чувство юмора, — буркнула покрасневшая Линара, метнув на Кира сердитый взгляд.

— Ах, какие мы чувствительные!.. — театрально закатил глаза Кир.

— Чтоб тебя дракон сожрал!! — Линна, вконец разозлившись, пнула ножку стула, на котором сидел парень, и насмешник с грохотом свалился на пол.

Компания взорвалась хохотом, Линара же с чувством выполненного долга допила остатки вина и величественно удалилась. Сердито тряхнув головой, Кир поднялся с пола и поставил стул.

— Тоже мне, аристократка доморощенная, — проворчал он недовольно. — И откуда только таких манер нахваталась! Хвеля, тебя надо изолировать от неё!

— А тебе надо перестать выставлять себя перед ней идиотом, — парировала наёмница, пичкая Пушистика крошками со стола. — Ну чего ты к девочке пристаёшь, если видишь, как она легко взрывается? У Линны всегда было туго с чувством юмора, она шутки плохо понимает.

— Так, ребята, завтра утром — собрание перед отъездом. Предлагаю всем разойтись и отдохнуть, — предложил Мэл, и разбудил Матильду нежным поцелуем. — Мэтти, солнышко, мы домой идём, проснись.

— А… ага… — сонно похлопав глазами, девушка зевнула. — Хорошо…

По возвращении все разбрелись по своим комнатам, за исключением Матильды и Мэла — последний, когда они выбрались из Развалин, плюнул на всё и просто взял засыпающую девушку на руки, решив отнести к себе. Она ничего не имела против, тут же попытавшись свернуться калачиком под приглушённые смешки друзей.

Утром все практиканты вместе с сопровождающими учителями собрались перед Школой.

— Итак, — директриса обвела глазами собравшихся студентов. — В чём заключается суть вашей практики. Для каждого факультета — своё занятие, по прибытии в город вы поступаете в распоряжение людей, которые будут вашим непосредственным начальством на протяжении нескольких недель, что вы пробудете там. Жить будете в двух гостиницах, и попрошу соблюдать приличия и сильно не бузить. Репутация нашей Школы и так не блещет популярностью, а если вы ещё и усугубите её… — женщина не стала продолжать, но всем стало ясно, что в таком случае им можно не рассчитывать на диплом Школы. — Что будет делать каждый из вас, объяснят по прибытии. С вами поедут преподаватели, по одному на каждых двух студентов, они приглядят за вами. Вопросы есть?

— А как мы доберёмся до Ринг-Тона? — спросил кто-то.

— Я открою портал, — невозмутимо ответствовала директриса. — Вам останется добираться ровно день, потому как я не собираюсь раздражать Совет и выпускать вас прямо у ворот. Сбор завтра в десять утра, перед Школой, от занятий на сегодня все освобождены. Можете идти собираться.

Сборы у всех проходили по-разному, но везде шумно и весело. Хвеля и Линара переругались из-за того, что блондинка собиралась набить свой чемодан исключительно нарядами, дабы красоваться в городе, а телохранительница наорала на неё, обозвав куклой ходячей без единой извилины в пустой голове.

— Ты там учиться будешь, а не соблазнять местных мужиков! Вон, у тебя сколько книг, помнится, ты свято клялась, что половину возьмёшь с собой!

Лин фыркнула.

— В городе имеется библиотека, к твоему сведению, тоща кривая! — вздёрнув подбородок, ответила блондинка.

— Суслик белобрысый! — тут же отреагировала Хвеля. — Ты хоть щётку зубную взяла?! Или тоже собираешься в библиотеке её искать?!

И всё в таком же духе. Матильда, когда собрала свою сумку, озадаченно смотрела на оную, недоумевая, почему она оказалась почти пустой. Два платья, расчёска, умывальные принадлежности и пара книг — вот и всё, что ей понадобилось для отъезда. Накануне здание Школы было необычно тихим и спокойным — народ рано лёг отдыхать, дабы набраться сил перед относительной свободой в большом городе.

Утром все шестнадцать студентов и восемь учителей собрались на поляне перед Школой, директриса ещё раз прочитала строгую нотацию, пригрозив отчислением, если что пойдёт не так, и открыла портал. Притихшая и взволнованная молодёжь дружной толпой отправилась на практику.


Скривив пухленькие губки, Линара обвела взглядом отведённую ей и Матильде большую комнату в одной из двух гостиниц, отданных студентам Школы Магии.

— Да… не ахти что, конечно, но жить можно, — резюмировала она.

— Фу ты, ну ты, ка-акие мы нежные, — закатила глаза Хвеля, плюхнувшись на мягкую кровать. — Вечно тебе что-нибудь не нравится, аристократка доморощенная.

— Слушайте, вы, двое, достали огрызаться друг на друга, — утомлённо оборвала их Мэтти. — Никто давно не верит в то, что вы испытываете стойкую неприязнь друг к другу.

Те несколько смущённо переглянулись и заткнулись. Возразить нечего, и споры Линары с телохранительницей скорее были данью традиции, чем действительно реальными чувствами.

— Я вот только одного не пойму, — задумчиво произнесла Мэтти, вытаскивая из сумки платья и вешая их в шкаф. — За какими демонами сюда отправили Мэла, с его-то способностями боевого мага…

— Ка-ак, ты не знаешь? — Линна раскрыла глаза. — Ну, Мэт, здесь каждый год проводятся турниры волшебников, и именно боевых. На них очень высокий спрос среди знати, в качестве телохранителей и советников. Если Мэл блеснёт — а я в этом не сомневаюсь, — работа после Школы ему обеспечена, и весьма денежная.

— А, понятно, — хмуро кивнула сразу помрачневшая Мэтти.

Упоминание о способностях и перспективах Мэла лишний раз кольнуло её, потому как наверняка в течение всей практики он будет в центре внимания, в то время как ей самой придётся поступить к городской знахарке. Конечно, вместе с Матильдой будет и Клара, с которой не соскучишься, но всё же…

В город они прибыли вечером, и потому толком не смогли рассмотреть ничего, учителя сразу развели всех по двум гостиницам, причём строго разделив: молодые люди в одной, девушки — в другой. И неважно, какие отношения связывали некоторых студентов, в Ринг-Тоне профессорши были твёрдо намерены соблюдать приличия. Утром у каждого назначены свои встречи, и Матильде предстояло в девять утра присутствовать вместе с Кларой в доме целительницы. Линаре повезло больше, ей только к двенадцати на встречу с кем-то там по её профилю, Мэт не особо вникала во все мелочи. Её гораздо больше волновало, когда она встретится с Мэлом…

Следующий день начался суматошно и сумбурно, бодрая Клара вскочила чуть ли не с рассветом, растолкала сонную и злую Матильду, и заставила умыться холодной водой.

— Давай-давай, Мэтти, — весело подбадривала подругу Клара. — К концу недели привыкнешь вставать так рано. И потом, вспомни, сегодня нас всех будут представлять губернатору с семьёй!

Юная ведьмочка испустила сдавленный стон, закатив глаза — не хватало ещё после целого дня работы в лавке целительницы потом тащиться куда-то на какой-то дурацкий приём. Единственное, что грело, встреча с Мэлом. Ради этого стоило немножко пострадать. Кинув последний завистливый взгляд на дрыхнувших без задних ног Линару и Хвелю, Мэтти поплелась за жизнерадостно скачущей по ступенькам Кларой.

* * *

Матильда

Линара прихорашивалась перед зеркалом, пудря носик и поправляя бледно-золотистые локоны, Хвеля отпускала дежурные шпильки, предлагая той вместо броши использовать Пушистика, я же чувствовала огромное желание улечься на кровать и заснуть мёртвым сном. Целительница, вредная ведьма, загоняла меня сегодня окончательно: прознав от кураторши факультета, что я хорошо готовлю разнообразные лекарственные отвары и зелья, старуха приставила меня варить оные, и я весь день провела у жаровни. Несмотря на принятую ванну, казалось, от меня всё ещё разит всякими специфическими ароматами. Мне настолько было наплевать на предстоящий официальный приём у губернатора, что я даже безропотно натянула одно из платьев Линары, поскольку не взяла с собой ничего «парадного», только то, что удобно и можно не бояться испачкать. Да и не обзавелась я парадными платьями, они в Школе как-то без надобности. Это Лин у нас записная модница…

Всех студентов ждали к девяти вечера, а в половину девятого мы должны были собраться перед одной из гостиниц, под бдительными взорами восьми преподавательниц. Каждого придирчиво осмотрели, дабы не возникло эксцессов со слишком вольной одеждой — это касалось некоторых молодых дам, — и мы отправились пред светлы очи губернатора, рискнувшего согласиться с предложением директрисы о практике в его городе. Как-то так незаметно получилось, что рядом оказался Мэл, и мой дальнейший путь к особняку проходил довольно приятно, с его рукой на моей талии и многообещающими взглядами. Ох, как же люблю его, иногда даже страшно становится. И стараюсь не думать о будущем, потому что до сих пор не знаю, насколько серьёзно он ко мне относится, и есть ли я в его дальнейших планах на жизнь.

Стоит отметить, что Линара на сей раз осталась без своей телохранительницы, Хвеле категорически запретили появляться в особняке. Ничуть не обидевшись, наёмница отправилась пьянствовать в Погребок, напоследок пожелав Линне не сильно стрелять глазками по сторонам, иначе мужское поголовье значительно поредеет. Чуть не схлопотав дежурный пинок под тощий зад, белобрысая язва унеслась, довольно хихикая.

Едва мы поднялись по мраморным ступеням и оказались под высокими сводами просторного холла, по рядам студентов пробежало оживление: естественно, нас встречала внушительная толпа любопытных гостей губернатора, пришедших посмотреть на молодых волшебников и волшебниц — давала о себе знать слава Школы. Девушки разулыбались, а молодые люди искоса поглядывали на разодетых дам — недурной наружности, надо признать. Я невольно тоже улыбнулась, заметив небрежные взгляды Эннио на местных красоток, уж ему-то тут будет раздолье…

Губернатор встречал нас в главном зале, при параде, разодетый, что петух. Зря старался, многие студенты в Школе видали дворцы пороскошнее, и наряды побогаче. Рядом сидела его жена, дама весьма крупных габаритов, и у меня мелькнула неуместная мысль, что при её-то размере груди не стоит надевать платья с таким вырезом, как бы конфуза не случилось. Лицом госпожа губернаторша не шибко красива, но при желании её можно назвать миловидной. С другой стороны сидело нечто, по-видимому, являвшееся отпрыском благородной четы: присмотревшись, я поняла, что это особа женского пола. И если её причесать, чуть накрасить, и стащить одежду, больше похожую на моё старое льняное платье неопределённого цвета, которое я надеваю обычно на практику по ведьминскому делу, наверное, сия, с позволения сказать, девушка, окажется вполне симпатичненькой. На фоне неё даже наша Хвеля казалась почти красавицей. Некоторая нелепость губернаторской семейки чуть не вызвала у меня неприличное хихиканье, но я сдержалась.

Мы чинно выстроились перед ними, девушки скромно опустили глазки, молодые люди старались сохранить на лицах почтительное и слегка отсутствующее выражение. Губернатор встал, громко прочистил горло, и сообщил:

— Господа студенты, я рад видеть вас в своём городе. Надеюсь, я не пожалею о том, что согласился на предложение госпожи директрисы, и Ринг-Тон по окончании практики всё же останется цел, — видимо, он относился к разряду людей «сам шучу, сам смеюсь». Мы вежливо поулыбались, гости издали приличествующие смешки, на том дело и закончилось. — Желаю вам приятно и с пользой провести время, господа студенты.

Девушки дружно сделали реверанс, парни поклонились.

— Сегодня будьте моими гостями, — на этом губернатор посчитал свою миссию выполненной, и уселся обратно. Жена и дочь, не сговариваясь, с двух сторон ткнули дородного мужчину локтями под рёбра, отчего он ойкнул, и поспешно встал. — Да, кстати, совсем забыл. Моя дражайшая жена подала замечательную идею, которая касается всех горожанок, имеющих счастье жить в Ринг-Тоне. Для всех представительниц прекрасного пола объявляется конкурс красоты! Подробности завтра утром сообщит глашатай на площади!

Естественно, тут же поднялся оживлённый гул, дамы принялись с жаром обсуждать столь неординарное развлечение. Подавив зевок, я рассеянно подумала, что наверняка все студентки Школы примут участие в данном действе — кроме меня. Я абсолютно не питала иллюзий по поводу собственной внешности, и не хотела выставлять себя на посмешище. Даже если попросит Мэл, в чём сильно сомневаюсь: кажется, ему не требовались особые доказательства моей привлекательности, вроде всяких там глупых конкурсов. Вот Линара, да, она получит удовольствие по полной, Арина и Клара, скорее всего, поучаствуют просто из спортивного интереса. А Хвеля, как всегда, будет вертеться под ногами, и устраивать мелкие пакости…

Собственно, дальше начался банальный вечер. Играла музыка, ходили слуги с подносами и вином, гости бродили, оживлённо разговаривали. Увидев мельком Линару, уже весело щебечущую в окружении представителей мужского пола, Эннио, развлекающего дам, танцующих Кира и Арину, я поняла, что в принципе студентов не очень и боятся. Честно говоря, не представляла, что мне здесь делать, — я далеко не завсегдатай светских вечеринок, — но Мэл спас от скуки на ближайшие пару часов.

— Мэт, может, потихоньку слиняем отсюда? — шепнул он, ненавязчиво приобняв. — Мне подобные вечера приелись ещё дома, а тебе, насколько я вижу, гораздо приятнее было бы посидеть где-нибудь в более уютном местечке, да?

— А профессорши потом не настучат по голове? — с некоторой опаской спросила я, покосившись на преподавательниц.

— За всеми не уследят, — усмехнулся он и взял меня за руку. — Пошли, Мэтти. Обещаю, что к двенадцати доставлю тебя к гостинице в целости и сохранности.

Ну как тут отказаться… естественно, я с удовольствием проведу время вместе с Мэлом, чем буду толочься здесь.


Хвеля сидела в Погребке, и оглядывала зал уже нетрезвыми глазами, напряжённо размышляя, какую бы пакость сотворить. Как на зло, Пушистик смирно сидел на плече, не предпринимая попыток залезть кому-нибудь в тарелку или кружку. Из посетителей в таверне находились только усталые торговцы, да компания наёмников — не искателей приключений и забияк, а заслуженных седых ветеранов, которых нанимали больше для престижу, чем для чего-то ещё. Они своё отвоевали, и теперь больше весёлых драк ценили покой и неспешный разговор за кружечкой пивка. Подперев кулаком щёку, Хвеля оглядывала заведение помрачневшим взглядом, испытывая нездоровое желание во всё горло выругаться грязными нецензурными словами пьяного тролля. Телохранительнице было банально скучно. «Подножку официантке поставить, что ли… И то веселее будет…» Девушка отхлебнула ещё пива и с завистью подумала о Линаре: в особняке у губернатора, небось, сейчас весело!

— Эй, детка, может, тебе хватит уже, а? — раздался добродушный басок со стороны компании наёмников с сединой в висках. — Глазки-то уже в разные стороны смотрят.

— Тебя забыла спросить! — огрызнулась Хвеля, впрочем, не испытывая особой радости от того, что на неё обратили внимание. Над такими издевайся, не хочу, их ничто не прошибёт. — Я сама знаю, сколько мне надо… и сколько можно!

— Да что ты так взъелась, дочка? — несколько удивился её собеседник. — Я ж по-доброму…

— Троллиху дочкой называй! — в своей манере ответила Хвеля. — Я наёмница, между прочим, если ты ещё не заметил, мешок с мышцами! Не видишь, меч!

Мужчина усмехнулся, окинув небрежным взглядом нескладную, худенькую фигурку белобрысой.

— Девочка, шла бы ты домой, — покачал он головой. — Мама, небось, волнуется, да и батя всыплет за то, что стырила его фамильный меч. Иди, вышивай крестиком и строй глазки парням, а не разыгрывай из себя неудачную пародию на наёмника.

Хвеля аж задохнулась, не найдясь, что ответить: в голосе вояки не было слышно ни грана издёвки или иронии, он действительно не принимал её всерьёз. Ладно бы так сказал какой-нибудь любитель приключений на свою задницу за деньги, с коими в основном и имела дело Хвеля, но такой, НАСТОЯЩИЙ воин… Она сползла со стула, и, придерживая одной рукой дремавшего на плече Пушистика, направилась домой, нетрезво бормоча под нос:

— Вышивай крестиком, вышивай крестиком… да я даже ик… иголки в пальцах держать не умею!!! Какое к демонам вышивание… Хотя…

Под растрёпанными патлами смутно зашевелились мысли, ранее несвойственные Хвеле: она вдруг неожиданно вспомнила, что является представительницей слабого пола. Ну, не слабого, но принадлежность её к женщинам оспорить довольно затруднительно.

— Так… и чем же мне заняться, а? — прибредя в гостиницу, куда ещё никто из девушек не вернулся, Хвеля плюхнулась на кровать, запустила пятерню в и без того торчащие в разные стороны пряди волос, и крепко задумалась, досадуя на выпитый алкоголь, туманивший мозги.

Идея родилась тогда, когда домой приползла еле живая от вечера и танцев Линара, и, рухнув на кровать, умирающим голоском сообщила, что будет принимать участие в конкурсе красоты. Хвеля, лениво перебирая шёрстку Пушистика, и наблюдая за мучениями чертыхающейся Лин, которая пыталась выбраться из платья, вдруг подумала, а почему бы ей не заняться женской модой. На фантазию она никогда не жаловалась, а то, что шить не умеет, невелика беда, что-нибудь придумает…


Проснувшись утром с побаливающей головой, Кир убедился, что Эннио ещё не вернулся. Ухмыльнувшись, парень встал с кровати, пытаясь вспомнить, с какой же из многочисленных красоток ушёл вчера приятель. Кажется, это была некая Полина, весьма аппетитная дамочка с роскошными светлыми локонами — Кир её запомнил по невозможному декольте, практически ничего не скрывавшему. В процессе чистки зубов и одевания, Кир подумал, как бы Эннио отреагировал на новость, что почтенная госпожа губернаторша, похоже, пала жертвой рокового красавца студента — он заметил, какие взгляды бросала женщина на молодого волшебника, флиртовавшего с дамами.

— Не думаю, что его интересуют особы слегка за сорок, — Кир подмигнул отражению, накинув куртку. — Надеюсь, Эннио, ты всё же соизволишь притащить свою задницу к Мастеру управляющему погодой. И желательно вовремя.

Однако покоритель сердец ещё не появился на месте, и Киру пришлось выслушать малоприятную лекцию на тему поведения студентов из такого заведения, как Школа Магии, тем паче, если они одни из лучших учеников. «Ну, Эннио, я тебе припомню, — с весёлой злостью подумал Кир. — Только подвернётся случай…» Он не замедлил подвернуться.

— Ваша задача, тебя и твоего приятеля, следить за погодой в городе и окрестностях, — напоследок Мастер управляющий снизошёл до объяснения, что требуется от практикантов. — Обычно, если где-то что-то не так, туча какая на посевы нашла, или наоборот, слишком жарко, присылают человека, он рассказывает, что случилось, а дальше, если действительно требуется вмешательство магии, кто-то из вас двоих отправится туда и сделает нужное. Ясно? И передай своему другу, ещё одно опоздание — считайте, ваша практика окончена.

Не попрощавшись, собеседник Кира вышел из комнаты и хлопнул дверью. Довольно сильно хлопнул, даже стёкла в окнах задребезжали. Парень огляделся, — в приёмной комнате не было ничего, кроме стола, двух стульев, и небольшого диванчика у стены, — решил, что в ногах правды нет, и плюхнулся на стул, водрузив, естественно, ноги на стол. Судя по ясному солнышку за окном, работы не предвиделось ещё энное количество времени, можно и подремать чуток.

Только Кир устроился поудобнее, собираясь закрыть глаза и предаться приятным размышлениям о жизни, как в коридоре послышались громкие и решительные шаги. Молодой человек непроизвольно вздрогнул, что-то такое чувствовалось в их звуке… неизвестный посетитель, кем бы он ни был, мог доставить определённые неприятности. Дверь распахнулась, и на пороге появилась внушительная фигура госпожи губернаторши. Кир захлопнул открывшийся рот, и поспешно вскочил, склонив голову.

— Мадам…

— Без церемоний, — отмахнулась дама и уселась на стул, положив ногу на ногу. — Кажется, тебя зовут Кир, да?

Парень кивнул.

— А Эннио — твой друг, — теперь она не спрашивала, а констатировала факт.

«Это уже становится интересным», — у Кира был нюх на всякие розыгрыши и подставы, и похоже, подвернулась возможность расквитаться с Эннио за его опоздание и выслушанную отповедь Мастера управляющего.

— Вы совершенно правы, мадам, — подтвердил Кир, мысленно радостно потирая руки.

— Значит, вы будете следить за погодой, — дама прищурилась, задумчиво поглаживая подбородок. — Если я заплачу тебе, сможешь сделать так, чтобы с погодой всё время что-то происходило?

Кир поднял брови.

— Каждый день, мадам?

— Н-нет, — подумав, ответила она. — Я погорячилась. Каждый день это будет перебор. В общем, так, как только я скажу, действуй. Мне нужен будет благовидный предлог, чтобы повидать твоего приятеля, — губернаторша усмехнулась. — Не хочу подставлять его, а то мой дражайший супруг сгоряча может и выгнать его из города. А это не в моих же интересах.

Да, оказывается, мадам отличалась крайней прямотой и простотой… И привыкла получать то, чего — или кого — хочет. Еле сдерживая довольную ухмылку, Кир кивнул с каменной физиономией.

— Как скажете, мадам. Значит, по вашему желанию я должен портить погоду, я правильно понял? — уточнил он на всякий случай.

— Абсолютно, — кивнула женщина и встала. — Ты понятливый мальчик, приятно иногда общаться с умными людьми. Счастливо оставаться.

Едва шаги жены губернатора стихли в коридоре, Кир не выдержал и расхохотался.

— И чего такого смешного ты нашёл в этой комнате, хотел бы я знать? — раздался недовольный голос Эннио от окна — контора управляющего погодой находилась на первом этаже.

Кое-как уняв рвущееся наружу веселье от нелепой ситуации, Кир посмотрел на приятеля. Тот, как всегда, выглядел безупречно, даже волосы уложены в слегка небрежный беспорядок.

— Ну как, хороша госпожа Полина в постели? — поддел Кир. — Судя по всему, да, поскольку ты опоздал на сорок минут, Эн.

— Ладно тебе, ничего же страшного не случилось, — махнул тот рукой и устроился на втором стуле.

— Ещё раз вот так «задержишься» у очередной подружки, и случится, — усмехнулся Кир. — Так что, если не хочешь вылететь на второй день после начала практики, постарайся всё же вовремя уходить от своих знакомых. Я не выдержу ещё одной нудной лекции на тему разгильдяйства и безответственности.

— Хорошо, — Эннио зевнул и потянулся. — Эх, завалиться бы сейчас…

— В следующий раз будешь знать меру, — съехидничал Кир.

Ему не давала покоя занятная картинка: зажатый в угол Эннио пытается слабо отбиться от любвеобильной и решительной мадам губернаторши…

* * *

Матильда

Следующий после приёма день не обещал совершенно никаких сюрпризов. Утро повторилось с точностью до деталей, целительница не преминула наворчать по пустяку, едва мы переступили порог её лавки, в общем, всё как всегда. Жутко хотелось спать, я зевала через каждые две минуты, и Кларе постоянно приходилось пихать меня в бок, чтобы я не уснула носом в какой-нибудь толчёной гадости вроде сушёных крылышек летучих мышей. В конце концов, подружка выпинала меня во двор, на свежий воздух, чтобы я немного пришла в себя, а то в душной атмосфере кладовки просто невозможно не спать.

Я присела на скамеечку, прислонилась к стене, и чуть прикрыла глаза, подставив лицо ласковому тёплому солнышку. Я совершенно не собиралась спать, даже дремать не думала! Поэтому очень удивилась, когда до меня донеслись тихие смутные голоса, и я обнаружила, что таки заснула. Минут на полчаса, не больше. А голоса доносились из дальнего угла двора, где пышным цветом разросся жасмин. Я всегда отличалась неуёмным любопытством, поэтому тихонько подкралась к кустам и глянула через ветки, что там такое творится.

— А тётка твоя точно ничего не обнаружит? — опасливый мальчишеский голос.

— Да точно, говорю тебе! У неё эта трава валялась в самом дальнем углу, покрытая пылью и паутиной! Я сам совершенно случайно нашёл, не думаю, что этот чахлый пучок ей вообще понадобится.

Передо мной стояли трое парнишек, в одном из которых я узнала племянничка целительницы, того ещё разгильдяя и любителя всяких пакостей. Компания развлекалась тем, что с увлечением дымила чем-то, пахнущем довольно специфически. Порывшись в памяти, вспомнила, что эта «травка», как её обозвали мальчишки, обладала свойством слегка срывать крышу, если нюхнуть дыма. В обиходе она использовалась при гаданиях, чтобы, так сказать, легче заглянуть в будущее, ну, короче, думаю, понятно. А эти малолетние наркоманы курили её за здорово живёшь!! Сама я никогда не использовала эту дрянь, и не думаю, что целительница, если застанет здесь развесёлую компанию, погладит их по голове за такое времяпрепровождение.

Я вломилась через кусты, и предстала перед ними, уперев руки в бока и нахмурив брови.

— И чем же мы тут занимаемся, а? — сладким голоском поинтересовалась я.

Племянничек втянул голову в плечи, спрятал руку с косячком за спину, и посмотрел на меня честными глазами.

— Да… собственно, ничем, госпожа, — ответил парнишка. — Вы ведь не расскажете тёте, правда?

Я нахмурилась сильнее, постукивая ногой о землю.

— Быстро выкинули эту дрянь, и чтобы я вас тут не видела! — категорично изрекла я. — Ну, считаю до трёх! Раз.

Через пару минут их уже не было, а на траве сиротливо дымились три окурка. Чахлый пучок сухих листьев лежал рядом. Я задумчиво посмотрела на всё это, и решила от греха подальше забрать с собой. Потом как-нибудь верну незаметно. Сунув траву в карман и затушив окурки, я вернулась к Кларе, заниматься делом.

Вечером, в комнате, я обнаружила Линару, в каком-то сногсшибательном наряде, стоявшую перед зеркалом и репетировавшую разные выражения лица и улыбки с профессиональностью бывалого актёра. Вот уж не думала, что субтильная аристократочка обнаружит в себе подобные таланты… Сунув пучок на свою полку в шкафу, я плюхнулась на кровать, собираясь отключиться часика на два, но тут вдруг поняла, почему же мне не давало покоя смутное беспокойство: в комнате явно кого-то не хватало. А именно бесстыжей хамки с Пушистиком.

— Лин, ты где потеряла свою вторую половину? — поинтересовалась я, зевая.

— Демоны её знают, — фыркнула блондиночка, вставая в очередную позу и хлопая ресницами. — Унеслась куда-то с утра, бурля нездоровым энтузиазмом, как будто ей в задницу шило вставили.

Я сделала круглые глаза.

— Лин, как ты выражаешься!

— Как, как, — буркнула Линара. — Обыкновенно. Эта швабра нечесаная с утра засунула мне своё мерзкое животное под одеяло!! Чтоб я не разлёживалась, понимаете ли.

Представив эту картину, я подавилась хихиканьем, задушив рвущийся наружу смех ещё в зародыше. Не хотелось ссориться с Линной. И всё-таки, интересно, куда унеслась Хвеля? Что ещё взбрело в её дурную голову?.. Поскольку с Линарой в ближайшее время диалог был делом невыполнимым, а Клара после лавки целительницы ускакала куда-то на встречу с Ариной, то я позволила себе расслабиться и задремать. Недолго длилось моё счастье, где-то полчаса. Потом наша комната стала напоминать палату буйнопомешанных в доме для умалишённых…

Сначала вернулась шумная Клара, докладывая последние новости о студентах — оказывается, кое-кто времени не терял: Эннио был замечен бдительной Кларой с очередной дамой, и они с Ариной азартно поспорили, как долго продлится сие знакомство, больше суток или меньше. Попутно Арина щебетала о каком-то новом знакомом, потрясающе милом молодом человеке, Линара, перебивая обеих, дотошно выспрашивала, как она выглядит, и какое выражение лица ей больше идёт. Можно догадаться, что услышала в ответ наша королева красоты от двух ехидных подружек. Всплыл вопрос о Хвеле, и кто-то из девушек припомнил, что, кажется, видел ходячую неприятность в… лавке портнихи. Новость озадачила всех присутствующих, включая проснувшуюся меня. Хвеля у портнихи?.. Невероятно… интересно, какую пакость нам придётся расхлёбывать на сей раз?

— Подождём, пока она вернётся, — решительно объявила Линна, садясь на стул в позу императрицы, собирающейся устроить подданной взбучку.

— Лицо попроще сделай, — хихикнула Клара. — Тебе не идёт умный вид. На конкурсах красоты наличие интеллекта у претендентки только во вред последней.

Лин фыркнула, поджав губки, но не успела ответить: дверь распахнулась и нашим взорам предстала Хвеля. В наступившей тишине явственно прозвучал глухой звук — стук упавших на пол челюстей. Кажется, от удивления в комнате комары передохли — не было слышно даже их противного жужжания.

— Что-то случилось? — непринуждённо поинтересовалась наёмница, пинком захлопывая дверь и поправляя на плече Пушистика. — Что вы так уставились? У меня рога выросли или копыта появились?

Сожри меня демон… чтобы Хвеля так вежливо выражалась?!

Причиной нашего массового столбняка был вид белобрысой язвы. На моей памяти, на ней никогда не наблюдалось иной одежды, кроме потёртых штанов, рубашки неопределённого цвета — хорошо хоть, чистой, Линна заставляла Хвелю стирать её каждый день, — и замшевой туники, небрежно зашитой в нескольких местах. Всё. На голове, соответственно, вечно растрёпанные патлы цвета сильно разбавленного пива, ну и любимая зубочистка телохранительницы, меч на боку, об который она вечно запиналась, но снимать отказывалась. Я, честно признаться, вообще уже как-то отвыкла считать Хвелю особой женского пола, отнеся её в отдельную категорию, вне обоих полов. Хвеля — это Хвеля, этим всё сказано. Представьте себе наше коллективное удивление и недоумение, когда сие недоразумение явилось пред наши очи в чём-то, отдалённо напоминавшем женскую одежду. Назвать ЭТО платьем язык не поворачивался.

— Нравится, да? — наёмница крутанулась перед нами, расплывшись в довольной улыбке. — Я знала, что вы одобрите.

Худенькое тело было затянуто в чёрную кожу настолько туго, что у Хвели появилось что-то вроде груди — шнуровка очень даже выделяла это «что-то». К корсажу прилагалась длинная, до пола, юбка, тоже чёрного цвета, но с разрезами до бедра — мама моя, у неё, оказывается, и ножки вроде как ничего! А на талии Хвели красовался широкий пояс, в тон всему наряду, украшенный огромным количеством металлических нашлёпок, наподобие тех, что нашивают наёмники на кожаные жилеты, только размерами поменьше. Ноги белобрысой были обуты в умопомрачительные сапожки длиной до колена, на тонком и высоком каблуке — как она не сверзилась с них, ума не приложу, — со множеством крючочков, и тоже на шнуровке. На одном плече небрежно висела куртка из замши, естественно, чёрного цвета, и, разумеется, вся в металлических прибамбасах. Интересно, она что, ограбила ближайшего кузнеца?..

— А чё не расчесалась? — брякнула я, не найдя, что сказать.

Остальные ещё не вышли из столбняка, а Линара, похоже, вообще готовилась упасть в обморок. Хвеля захлопала ресницами ничуть не хуже Линны.

— Как-то в голову не пришло, — невинно ответила она. — А надо, да?

Тут Клара и Арина не выдержали и начали тихо хихикать, давясь истерическим хохотом, блондинка, закатив глаза, с едва слышным стоном сползла по стулу на пол, я же, держась за живот, просто зашлась в нездоровом смехе. Хвеля терпеливо — нонсенс! — дождалась конца истерики, с лёгким небрежением обозревая нас, и повторила вопрос:

— Ну как я смотрюсь, девочки?

— Отпадно, — выразила общее мнение Клара, когда отсмеялась. — Ты где откопала эту одежду? Ограбила бюро похоронных услуг или балаган циркачей?

— У портнихи сшила, — цокая каблучками, Хвеля дошла до второго стула и уселась на него, положив ногу на ногу. — Между прочим, она сказала, что чёрный мне очень даже идёт. И на улице вслед оглядывались — завидовали, наверное.

— Ага, завидовали, — Арина ещё хихикала, вытирая слёзы. — Причём чёрной завистью…

Хвеля пожала плечами, поправив Пушистика, норовившего соскользнуть с гладкой кожи платья.

— Между прочим, девочки, я тут подумала, пока вы по пирушкам шастали… чем я хуже вас? Линна, не покажешь завтра, где там записываться на конкурс?

В комнате повисла мёртвая тишина, слова Хвели второй раз вогнали нас в коллективный ступор. Конкурс красоты грозил превратиться в нечто непонятное, если там собирается появиться наша несносная наёмница…


Клюя носом в лавке целительницы, Матильда делала вид, что помогает Кларе разбирать секретер со множеством ящичков, в котором хранились разные сборы трав.

— Так Хвеля всерьёз решила участвовать в конкурсе? — переспросила Клара, раскладывая пучки и пакетики с семенами.

— Ахха… — Матильда снова зевнула, сонно хлопая глазами и рассеянно потроша веточку какой-то травы. — Она ещё говорила, что пойдёт к портнихе, они вроде договорились. Кажется, дикие идеи Хвели по поводу того, что должны носить женщины, ей понравились.

Клара хихикнула, отобрав у подруги веточку.

— Знаешь, Кир мне вчера сказал потрясающую новость, губернаторша положила глаз на Эннио, — довольно произнесла юная ведьма. — Представляешь, как не повезло нашему красавчику!

— Угу… — Мэт усмехнулась. — А сам Эннио об этом знает?

— Пока нет, — Клара перешла к очередному ящичку. — Но думаю, очень скоро узнает. Мэтти, может, всё-таки поучаствуешь в конкурсе, а? Из чувства солидарности?

Матильда утомлённо вздохнула.

— Разве только, чтобы поглазеть на это непотребное действо, потому что Хвеля превратит его в балаган.

— Значит, будешь?

Девушка пожала плечами.

— Собственно, мне абсолютно всё равно, буду или нет, и… некоторым другим тоже, — чуть покраснев, добавила она. — Но если вам всем это так надо, то могу и поучаствовать.

Поскольку целительница куда-то отлучилась на весь день, оставив лавку на практиканток, ведьмочки провели его очень спокойно, раздавая клиенткам приготовленные для них заказы и между делом разбирая пресловутый секретер. Никто из них не подозревал, что следующие дни будут насыщены событиями до предела.


Возвращаясь в гостиницу после беседы с одним из устроителей ежегодного турнира боевых волшебников, Мэл размышлял, каких демонов вообще согласился сюда приехать. Разве только для поддержания престижа Школы, поскольку лично ему всё равно, окажется он лучше всех на турнире или нет. Мэла вообще раздражала шумиха, поднятая вокруг его участия в этом мероприятии, он не любил излишнего внимания.

Пообедав в гостинице, парень подумывал, чем бы ему заняться до вечера, когда все вернутся со своих рабочих мест — в том числе, и Мэтти, — как вдруг за его столик неожиданно плюхнулось создание неопределённого возраста и пола, в котором Мэл с некоторым удивлением узнал губернаторскую дочурку. Он уже успел наслушаться слухов, что она водила компанию с весьма сомнительными типами, и вечно влипала во всякие неприятности. Хвеля по сравнению с ней выглядела невинной овечкой.

— Здорова, — девица окинула его плотоядным взглядом и ухмыльнулась. — Скучаешь?

— Собственно, нет, — осторожно ответил парень, лихорадочно придумывая достойный предлог, чтобы смыться. — Обедаю, знаете ли.

— Слушай, говорят, ты спец по всяким вредным заклинаниям, да? — поинтересовалась губернаторская дочка.

— Я бы не сказал, что они вредные… — закончить Мэл не успел.

— Да ладно, не прибедняйся, — широкая ладонь хлопнула его по спине так, что парень чуть не поперхнулся. — Мы тут с моими приятелями кое-что задумали, не поможешь? Самую малость, всего лишь устроить небольшой фейерверк…

— Извините, я оч-чень занят и именно сегодня вечером, — Мэл поспешно вскочил и покинул таверну, недоумевая, с какого перепуга сия дамочка резко заинтересовалась его способностями.

В следующие несколько дней ему пришлось проявить чудеса ловкости, избегая встреч с неугомонной дочкой, причём она каким-то сверхъестественным образом узнавала, когда и где он находился один. При свидетелях девица не показывалась ему на глаза. Мэл изрядно устал и изнервничался от такого пристального внимания, не решаясь рассказать даже друзьям о напасти — кто их знает с их специфическим чувством юмора… Расслаблялся он только при встречах с Матильдой, решив и её не ставить в известность о своей проблеме — не хотел зря волновать. Откуда ему было знать, что недовольная и неугомонная доченька в стремлении добиться своего направит стопы к целительнице?..


Кир, посмотрев на взъерошенного Эннио, еле сдержал торжествующую ухмылку.

— Парень, выглядишь так, будто всю ночь таскал мешки с мукой, — заметил он. — Что, попалась темпераментная особа? Или муж не вовремя пришёл?

Эннио хмуро взглянул на друга.

— Её подружка заявилась, — буркнул он, усаживаясь на стул. — С которой я пару дней назад… встречался.

Кир расхохотался.

— Могу себе представить! Надеюсь, окно находилось невысоко?

Его друг поджал губы.

— Нет ничего смешного! Скажи спасибо, что я ухитрился не опоздать! И вообще, погода в городе с ума сошла, мне надоело мотаться из одного его конца в другой, убирая то некстати появившуюся грозовую тучу, то откуда-то взявшийся туман!

Кир гадал, как это Эннио до сих пор ещё не столкнулся с губернаторшей. «Надо пореже устраивать пакости с погодой, а то не ровён час, мадам заявится прямо сюда».

— Кстати, почему я занимаюсь исправлением погоды, а ты сидишь тут, поплёвывая в потолок? — прищурился Эннио.

— Ну здрасьте, — очень натурально удивился Кир. — Зачем тогда двоих взяли к Мастеру управляющему? Один выслушивает просьбы, а второй как раз и выполняет пожелания жителей. Я же не виноват, что ты лучше меня справляешься с погодой.

— Да? Ну ладно, — пробормотал Эннио.

С некоторых пор ему казалось, что жизнь несколько утратила лёгкость.

— Не кисни, — Кир дружески хлопнул его по плечу. — Лучше, чем по подружкам шляться, проведи хоть одну ночь спокойно, в гостинице. Отдохнёшь, и выспишься заодно, а то ты что-то бледно выглядишь.

Эннио подавил очередной зевок и только устроился на стуле рядом с другом, как в коридоре послышались торопливые шаги. Парень глухо зарычал.

— Если это опять какой-нибудь особо нервной дамочке не нравится тучка над её домом… — угрожающе начал он, но тут в комнату вошёл посетитель.

Это оказалась миловидная служаночка, и Эннио тут же воспрянул духом, а Кир подавил истерический смешок — девушка была одной из горничных губернаторши.

— Прошу прощения, господа волшебники, но над южной частью города почему-то дождь, и очень сильный, — проворковало это создание. — А моя госпожа желает прогуляться под солнышком. Не будете ли вы так любезны…

— Конечно, конечно, сударыня, — резво вскочил Эннио. — Я в вашем распоряжении.

Горничная стрельнула в него глазками, скромно улыбнулась, и повернулась к выходу. Эннио подмигнул Киру, ухмыльнулся, и поспешил за девушкой. Как только за ним закрылась дверь, Кир расхохотался, представляя себе встречу Эннио с губернаторшей.

* * *

Матильда

Я зевала, стоя за прилавком и отстранённо размышляя о том, что практика оказалась не такой уж замечательной, как казалось в Школе. С утра до вечера торчать в этой пропахшей всякими травами лавочке — удовольствие не из приятных, и с Мэлом в последнее время вижусь нечасто, кроме того, он какой-то нервный стал, оглядывается всё время и вздрагивает от резких звуков. Кошмары ему снятся, что ли? Линна с головой ушла в подготовку к конкурсу, интересно, она хоть появляется на своём месте?.. Арина тоже чем-то всё время занята целый день… Кто развлекается вовсю, так это Хвеля — они с портнихой развили бурную деятельность, и я вчера чуть в обморок не упала, узрев на улице какую-то дамочку в наряде, подозрительно напоминающем чёрное платье наёмницы, только ярко-красного цвета и расшитое драгоценными камнями. Похоже, эта белобрысая хамка нашла себя в модельном деле…

Скрипнула дверь, и тут же острый локоть Клары воткнулся мне под ребро, я аж зашипела от боли, и резко повернулась к подруге, сказать ей парочку слов.

— Мэтти, посмотри, кто пришёл, — пробормотала Клара, старательно пытаясь не пялиться на посетительницу.

Целительница снова ушла по делам, оставив нас за главных. Я подняла глаза на вход и замерла, ошарашенная видом особы, стоявшей в лавке. Штаны в многочисленных заплатках, рубаха неопределённого цвета, и покрытая штопками безрукавка производили не самое лучшее впечатление вкупе с вороньим гнездом на голове и разводами грязи на щеках. Наша Хвеля в своём обычном виде и то лучше смотрится! Она хотя бы умывается… Губернаторская дочка окинула заведение сумрачным взглядом, заметила нас, и развязной походочкой направилась к прилавку. Клара собралась с мыслями и изобразила улыбку.

— Вам требуется помощь? — прощебетала она.

— Вы тут пойлом всяким волшебным торгуете? — осведомилось сие чудесное создание, одёрнув не заправленную в штаны рубашку, видавшую когда-то лучшие времена.

— Да, мы, — продолжила Клара. Я обычно выступала в роли «принеси-подай», поскольку просто не могу общаться с клиентками таким приторным голоском, как моя подружка — меня ужас как раздражают всякие надутые особы с надуманными болячками.

Конечно, посещали нашу лавку и те, кому действительно требовалась разного рода помощь, но не так часто, как хотелось.

— А этими… — отпрыск губернатора нахмурилась, мне даже показалось, что я слышу скрип от натужно двигавшихся мыслей у неё в голове. — Ну, как мужика привязать к себе…

— Приворотные зелья? — вежливо осведомилась Клара, продолжая сиять улыбкой.

— Во, точняк, — девица тоже разулыбалась. — Можете сделать?

— Можем, только вам надо принести остатки чего-то, что пил понравившийся вам человек, — пояснила Клара.

— Ну… — мне показалось, или она смутилась?! Нет, видимо, показалось. — А если нет возможности достать то, чего вам надо?

Клара покосилась на меня.

— Совсем-совсем нет?

— Он это, ну, мы очень-очень редко встречаемся, — кое-как объяснила дочурка.

У меня вдруг зашевелились смутные подозрения по поводу несчастного, на которого пала благосклонность этого образчика женского обаяния и привлекательности.

— Простите, а можно поинтересоваться, как его зовут? — вклинилась я в разговор, подпустив в голос максимальное количество мёда и сахарного сиропа.

Клара молча вытаращилась на меня, недоумевая. Я под прилавком показала ей кулак — «Молчи!»

— Ну, короче, он из этих волшебников, которые в город приехали, — эти слова превратили моё подозрение в уверенность. — Вы их знаете?

— Мы можем вам помочь, сударыня, — во мне проснулся дух Хвели, и в голове начал оформляться план грандиознейшей авантюры в стиле шуточек неугомонной наёмницы. Помнится, она как-то мне чуть сессию не испортила, да? — Если скажете имя, мы всё организуем сами, и завтра ваше зелье будет готово. Правда, Клара?

Подруга остервенело закивала головой, по-прежнему ничего не понимая, но догадываясь, что я затеяла какую-то гадость.

— Э… ну, я слышала, его Мэлом называли… — деваха изучала потолочные балки. — Завтра, да? А скока стоить будет?

Клара превратилась в соляную статую, услышав имя жертвы дочкиной страсти, и пришлось отвечать мне. Я подбавила немножко в цене, собираясь ещё и заработать на всём этом деле, и доченька, счастливая, ускакала. Клара вышла из столбняка и вцепилась в меня, как клещ.

— Мэт, что ты задумала? Ты что, всерьёз собираешься помочь этой дылде?! — в её голосе слышался неподдельный ужас.

— Я ещё в своём уме, — блаженно улыбаясь, ответила я. — Клара, я собираюсь подложить девице огроменную свинью и вдоволь повеселиться! А заодно и отомстить Хвеле за её шуточку на моей летней сессии, с экспериментом.

Клара всё ещё не понимала.

— Вечером расскажу, ладно? Мы всё равно договорились вроде встретиться в таверне, — градус моего хорошего настроения подскочил сразу на несколько делений, и день уже не казался таким мрачным и скучным.

Вечер наступил быстро, время для меня летело незаметно: я с головой ушла в обдумывание деталей предстоящей аферы. Единственное, что несколько тревожило, так это возможное отсутствие Хвели, она вполне могла где-нибудь зависнуть в городе, поскольку последнее время, когда наёмница стала носить своё сногсшибательное платье, у неё вдруг образовались какие-то таинственные дела по вечерам. К счастью, когда я поднялась к себе в комнату, и Линара, и Хвеля были там. А заодно и Арина, со свежими новостями.

— Кир подстроил Эннио встречу с губернаторшей! — выпалила она, едва мы все собрались в комнате.

Хвеля расхохоталась, Линара фыркнула, а мне стало жалко парня — губернаторша женщина решительная и крупная, наш же красавчик предпочитает хрупких, изящных и покладистых.

— И какие результаты? — поинтересовалась Клара, блестя глазами.

— Пока неизвестно, — Арина хихикнула. — Эннио ещё не появлялся. Линна, ты закончила расчёсываться? Если будешь так часто применять расчёску, у тебя на голове ничего не останется к конкурсу.

Блондинка тряхнула золотистыми локонами и встала, гордо вздёрнув подбородок.

— Останется, Арина, не волнуйся, — Хвеля сосредоточенно оттирала несуществующее пятнышко на юбке. — Ты разве не знаешь, она же каждый вечер тщательно собирает все выпавшие волоски и потом складывает их отдельно. На парик.

Комната взорвалась от хохота, а красная, как рак, Лин выскочила за тут же удравшей Хвелей. Отсмеявшись, мы направились на встречу с ребятами.

В таверне нас уже ждали Кир и Мэл, а вот Эннио что-то не наблюдалось. Вскоре прискакала наша роковая красотка Хвеля, за ней — раскрасневшаяся Линара, судя по хмурому личику, не догнавшая наёмницу. Пока все обменивались приветствиями и дежурными колкостями, я подвинулась к Мэлу поближе, и как бы невзначай тихо поинтересовалась:

— У тебя в последнее время никаких проблем нет?

Он вздрогнул и уставился на меня несколько испуганным взглядом.

— А почему ты думаешь, что у меня должны быть какие-то проблемы? — ответил он вопросом на вопрос.

Я сдержала хихиканье и невинно произнесла:

— Сегодня в лавку целительницы приходила очень занятная посетительница… догадываешься, какая?

Мэл обречённо застонал, закрыв лицо ладонями.

— И с каких таких высоких соображений меня отправили на эту дурацкую практику!.. И что ты будешь делать? — мне очень не понравились нотки тоски в его голосе.

— Ты веришь мне? — задумчиво спросила я, глядя на него.

Он опустил руки, и некоторое время изучал моё лицо, потом кивнул.

— Тогда расслабься и получай удовольствие от жизни, — ухмыльнулась я. — Кое у кого начнутся весёлые денёчки!

— Что ты задумала, Мэт? — мой блондин прищурился, но в глубине просветлевших голубых глаз появились весёлые искорки.

— Всё увидишь сам, — я подмигнула и повернулась к остальным, удобно облокотившись на него.

И вовремя. Дверь таверны распахнулась, и появился взъерошенный Эннио. Отыскав глазами нашу компанию, он решительно двинулся к Киру, обвиняюще выставив палец.

— Ты!.. — выпалил наш красавчик, сверкая глазами от злости. — Это ты всё подстроил, провокатор!! У Хвели небось научился, да?!

Кир со смехом поднял ладони, защищаясь от наскоков Эннио.

— Всё, всё, сдаюсь, больше не буду! Слушай, ну посуди сам, что оставалось, когда эта дама поставила меня перед фактом, что ей позарез нужен ты? — попытался оправдаться его друг.

— Сказать, что я женат, — буркнул Эннио, плюхнувшись на стол. — Знаешь, чего стоило улизнуть из её загребущих рук? У меня вся задница в синяках…

Арина с Кларой чуть не сползли на пол от хохота, Линара сочла нужным покраснеть, а Хвеля наивно поинтересовалась:

— А при чём здесь твоя задница? Губернаторша что, со скалкой за тобой гонялась?

— Хве-еля! — простонала я, всхлипывая и утирая слёзы от смеха. — Только твоих комментариев не хватало!

— Нет, она меня ласково похлопывала пониже спины! — рявкнул вконец разозлённый Эннио. — Вам всем смешно, а мне теперь на улицу не выйти! Кир, я тебе припомню эту шуточку!

— Ну, хочешь, я с тобой буду ходить, бедненький ты мой, — весело предложила Арина, дружески пихнув его в бок. — Будешь говорить, что я — твоя невеста, ужасно ревнивая, и никого к тебе не подпускаю младше пятидесяти лет! Хочешь? А к подружкам будешь по вечерам бегать!

Эннио махнул рукой с таким видом, будто нас может только могила исправить. Кстати, я заметила, как он скользнул взглядом по наёмнице, и в тёмных глазах по-моему появился слабый огонёк интереса. Хм… Ну да, Хвелька теперь гораздо больше похожа на девушку, и, кажется, довольно миленькую. Ладно, в данный момент меня заботило совершенно другое. Улучив момент, когда Хвеля отвернулась, я, словно невзначай поменяла наши кружки, и под столом перелила остатки эля наёмницы в маленькую бутылочку. Единственный, кто заметил мои манипуляции, это Мэл, остальные были заняты тем, что выспрашивали у Хвели, куда это она по вечерам бегает. А Эннио продолжал задумчиво смотреть на неё, подперев подбородок ладонью… Пока телохранительница Линары успешно отнекивалась и не замечала пристального интереса к своей персоне со стороны нашего красавчика.

— Мэтти, открой страшную тайну, зачем тебе остатки из Хвелиной кружки? — прозвучал у меня над ухом тихий голос.

— Много будешь знать, станешь слишком умным, — я поудобнее облокотилась на Мэла. — И вообще, невежливо шушукаться при таком количестве народа.

Далее вечер проходил как обычно, если не считать, что Кир и Линара больше обычного ссорились и подпускали друг другу шпильки. С чего бы блондинке быть такой нервной? По-моему, с тех пор, как появилась Хвеля, Лин наоборот стала гораздо спокойнее относиться ко многим вещам, и в первую очередь, к подначкам. Почему, интересно, она так бурно реагирует на шутки Кира?

Когда все решили разойтись, Мэл предложил мне задержаться немножко — естественно, я ничего не имела против. В конце концов, если уж Эннио ухитряется устраивать свою личную жизнь, чем я хуже?!


Линара беспокойно ворочалась с боку на бок, пытаясь уснуть в пустой комнате. Матильда ещё не вернулась, Хвеля тоже где-то пропадала, хотя часы недавно пробили два ночи, и Лин чувствовала себя не в своей тарелке. Как это так, все развлекаются, как могут, а она одна тут сидит в этой комнате! Мелькнула желчная мысль, что наверняка и Кир не скучает, но девушка, фыркнув, отогнала её. Вот ещё, не будет она думать об этом несносном индивидууме! Встав, Линара накинула халат и подошла к окну, скользнув взглядом по пустому двору, и вдруг замерла, открыв рот от неожиданности: там стояла Хвеля и страстно целовалась с каким-то типом. Блондинка поняла, что если не узнает, кто ухажёр наёмницы, то умрёт от любопытства.

Выскользнув в коридор, Лин бегом спустилась по лестнице, и затаилась у приоткрытого окна, в которое долетали обрывки тихого разговора. На ночь дверь гостиницы закрывалась, но оставался чёрный вход, через кухню, замок которого научилась вскрывать шпилькой даже Линара, настолько он оказался прост, так что проблема позднего возвращения перестала существовать. Но девушка не стала пренебрегать осторожностью, и открыто шпионить за Хвелей, тем более что существовала возможность столкнуться с ней аккурат у чёрного входа. Лин вместо этого применила один нехитрый трюк, и голоса со двора стали слышны вполне отчётливо.

— Хвелечка, ты представляешь, чем рискуешь, встречаясь со мной в городе? — голос приятеля наёмницы Линаре понравился, мягкий и бархатистый, и её желание увидеть его лицо стало ещё сильнее. Изнывая от любопытства, Лин, прищурившись, пыталась разглядеть хоть что-нибудь кроме теней на тёмной улице. — Чем тебя не устраивает то место, где мы виделись раньше?

— Я хочу хоть раз почувствовать себя нормальной девушкой, и хочу, чтобы меня проводили домой! — Линара с ошеломлением поняла, что голос Хвели утратил всегдашние резкие нотки, и приобрёл кошачьи интонации. — Ники, не будь таким паникёром, все уже давно спят, никто тебя не увидит!

На некоторое время голоса смолкли, и Лин густо покраснела, поняв, что это значит.

— Тебе пора возвращаться, милая, а то твои подружки начнут задавать вопросы, — услышав, как таинственный незнакомец назвал Хвелю, Линара чуть не фыркнула. «Милая?! Хвеля — милая?..»

Наёмница вздохнула.

— Матильды, наверное, тоже ещё нет, а Линна дрыхнет без задних ног. Я же тебе говорила, она хоть и соображает в магии, зачастую не замечает того, что происходит у неё под носом, — наёмница хихикнула.

Линара насторожилась. Чего это она не замечает?..

— А могла бы тоже не скучать в одиночестве… — насмешливо добавила Хвеля.

— Всё равно тебе пора идти, — в голосе приятеля наёмницы послышалась непреклонность, хотя он не потерял своей мягкости. — Я, знаешь ли, отличаюсь от остальных только внешне, и по ночам тоже предпочитаю спать, — до Линары донёсся негромкий смех.

— Хорошо, хорошо, я же обещала, что буду послушной девочкой, — мурлыкнула Хвеля и они снова замолчали.

Лин поняла, что если не узнает, кто же этот хахаль наёмницы, ей до конца жизни не будет покоя. И что там Хвеля говорила про её неспособность замечать очевидное?.. Увидев, как белобрысая спешит к чёрному входу, Линара опомнилась и быстренько поднялась в комнату, юркнув под одеяло и затихнув, дожидаясь, пока войдёт Хвеля. Но когда она всё же появилась и начала тихо раздеваться, у Линары не хватило духу признаться, что шпионила за наёмницей. Оставив вопросы на утро, блондинка уснула.

* * *

Матильда

Несмотря на то, что спала часа четыре, не больше, войдя в лавку целительницы, я выглядела бодро и весело.

— Мэтти, что случилось? — Клара с опаской покосилась на меня. — Мэл сделал тебе предложение, что ты вся светишься?

Я покраснела и фыркнула.

— Не городи ерунды. Я собираюсь избавить его от домогательств сиятельной дочурки, — весело ответила я. — Очень вовремя госпожа знахарка решила устроить себе отпуск, положившись на нас.

Я развила бурный энтузиазм, порхая по задней комнатке и собирая нужныее ингредиенты, пока Клара ставила на жаровню маленький котелок с водой.

— Ты вчера вечером обещала рассказать, что собираешься делать, — напомнила Клара, наблюдая за моими манипуляциями.

— Кларочка, вот это — эль из Хвелиной кружки, — пропела я, достав из кармана пузырёк. — А вот это остатки питья губернаторской дочки. Как ты думаешь, за кем в ближайшее время будет бегать наша вельможная хулиганка?

Клара на мгновение остолбенела, потом с шумом втянула воздух.

— О-о, Мэтти!.. — у неё аж глаза заблестели от восторга. — Ты просто гений, Матильда! Это потрясающая идея!!

Я самодовольно улыбнулась.

— Надеюсь, Хвеля тоже оценит моё чувство юмора.

В общем, когда наша клиентка пришла за зельем, у меня всё было готово. Клара, как всегда, стояла за стойкой и улыбалась, принимая деньги, я же вдохновенно вешала варёный папоротник на уши дочери губернатора.

— Зелье готово, госпожа, осталось только добавить его в кружку особы, которую хотите приворожить, — если бы кто-нибудь из наших услышал сейчас мой приторно-сладенький голосок, думаю, они бы умерли от хохота. — Чтобы избавить вас от ненужных хлопот, мы с Кларой готовы взять на себя добавление зелья тому, чей интерес вы хотите привлечь. Кроме того, вам самой надо выпить вот это, — я протянула второй флакончик, мысленно потирая руки. Ох и повеселюсь вечером…

— А так можно? — девица нахмурилась, скребя пятернёй затылок. — Ну, в смысле…

— Не имеет значения, кто добавляет, — успокаивающим тоном перебила я её. — Главное, жер… кхм, нужный вам человек выпьет это, и всё будет хорошо. Эффект проявляется уже через несколько часов, приворожённый сам вас найдёт, — проворковала я, хлопая ресницами.

— Ну ладно, — она миролюбиво кивнула, а мы с Кларой сдержали облегчённый вздох. Дураков так просто обвести вокруг пальца!.. — Тада я буду ждать, ага?

— Конечно-конечно, сегодня вечером вас будет ждать приятный сюрприз, — наши улыбки начали подозрительно смахивать на оскалы, мы изо всех сил пытались сдержать хихиканье.

Глаза посетительницы заблестели, она чуть ли не облизнулась, и не прощаясь, покинула лавку. На всякий случай мы выждали пару минут, и только тогда позволили себе расхохотаться во всё горло. Вечер обещал быть просто чудесным!

Чем ближе подходил вечер, тем нетерпеливее мы ожидали, когда же можно будет закрыть лавку и пойти на нашу традиционную встречу в таверне. Наконец долгожданный час пробил, и мы помчались к друзьям, в предвкушении, как расскажем им мою грандиознейшую шутку. За столиком сидели пока только Кир и Линара, оба с постными физиономиями, но блондинка отчего-то нервно ёрзала на стуле, нетерпеливо посматривая на дверь. При виде нас её мордашка просветлела, что наводило на мысль: наша аристократка припасла какую-то новость.

— Ждём остальных, или ты лопнешь от нетерпения? — непринуждённо поинтересовалась я, присаживаясь за столик.

— Подождём, — с тяжёлым вздохом произнесла Лин.

— Ладно, ждём, — я откинулась на спинку стула, нащупав в кармане пузырёк с зельем и надеясь, что Хвеля почтит нас сегодня своим присутствием. Последнее время эти её таинственные отлучки по вечерам начинали уже серьёзно интриговать, и, похоже, не только меня одну.

— Кир, ты какой-то кислый, — весело заметила Клара. — Эннио до сих пор дуется на тебя, да?

— Почему, он кое-как смирился с тем, что губернаторша объявила на него охоту, — Кир пожал плечами. — Пока ухитряется избегать встреч с ней, насколько я понимаю, у него появилась доброжелательница среди служанок мадам, и она его предупреждает.

— Что тогда случилось? — не отставала Клара, она иногда бывает такой дотошной, что становится занудой.

Он не успел ответить, потому что прибыли все остальные, за исключением Хвели, что меня немного обеспокоило. Без главной участницы вся задумка пойдёт прахом.

— Линна, ты сейчас выскочишь из собственного платья, — Арина плюхнулась на стул. — Что у тебя такого случилось, что ты сидишь, как на иголках?

— Я видела, как Хвеля вчера ночью целовалась с каким-то типом! — выпалила блондинка с торжествующей улыбкой.

Я не удержалась и покосилась на Эннио: как отреагирует на новость? Брови нашего красавчика поднялись, но особого огорчения на его лице я не заметила. И всё же, Хвеля его заинтересовала, моя мудрая интуиция никогда обычно не ошибается. Ой, веселуха будет, если наш бабник запал на Линарину телохранительницу!..

— Собственно, а что здесь такого странного? — Кир хмыкнул. — Чем Хвеля отличается от тебя, Лин? Она такая же девушка, и это особенно стало заметно, когда она, наконец, избавилась от своих вечных штанов с рубашкой.

— Это к нему она бегает последние несколько дней, — вздёрнув носик и не обратив на комментарий Кира внимания, продолжила блондинка. — Готова спорить на что угодно, он не из тех личностей, которых она таскала к себе раньше! Он называл её «милая»!

— Хм… — Клара задумчиво прищурилась. — Вообще-то, я бы хотела посмотреть на того, кто называет нашу наёмницу милой. Что скажете, народ?

— Предлагаю обсудить сию потрясающую новость о Хвелином хахале в другой раз, — Эннио усмехнулся, — потому как она сама направляется прямиком к нам. Если, конечно, вы не хотите в лоб расспросить её.

Таак, а вот теперь в его глазах точно зажёгся хорошо знакомый нам всем огонёк! Ну да, Хвелька, как всегда, явилась в одном из своих платьев, тёмно-фиолетового цвета, только на сей раз из бархата. И разрезов было поменьше, но длинных — о, она даже чулки надела, надо же! И взгляд Эннио явственно остановился на подвязке, пикантно появлявшейся время от времени в разрезе. Ну да, понятие «прилично» у Хвели расплывчатое… Ну что ж, устроим хамке белобрысой нескучную жизнь! Я весело ухмыльнулась и незаметно достала из кармана пузырёк с зельем.

— Ребята, у меня просьба, — вполголоса обратилась я к остальным. — Не могли бы вы на пару минут отвлечь её, так, чтобы я могла поменять наши кружки?

Все вытаращились на мою персону с плохо скрываемым любопытством, и готова спорить на что угодно, вспомнили тот злополучный эксперимент!

— Сами всё увидите, — вот зараза, и чего я так легко краснею!

Новоприбывшая в очередной раз вогнала нас в столбняк: Хвелины вечно нечёсаные патлы были аккуратно уложены в некое подобие причёски, и выяснилось, что они у неё пепельного цвета, а вовсе не светло-пшеничного. А ведь она действительно миленькая, сожри меня тролль!

— Я решила воспользоваться советом Клары, по поводу причесаться, — Хвеля грациозно — грациозно, Хвеля! — опустилась на стул и обвела всех насмешливым взглядом. — Я не поняла, в чём проблема? У нас несчастье, что вы сидите с такими постными рожами?

Последняя реплика наёмницы возродила в нас робкую надежду, что происходящие с ней перемены всё же не так радикальны, чтобы язвительная и хамоватая Хвеля окончательно исчезла. Переглянувшись с Линарой, мы одновременно кивнули друг другу: сегодня вечером белобрысой не удастся избежать нашего допроса, и ей придётся признаться, кто же тот таинственный ухажёр, ради которого наша Хвеля решилась перевоплотиться в порядочную девушку. Тем не менее, мне удалось поменять наши кружки и наёмница, ни о чём не подозревая, выхлебала пузырёк зелья, что я сварила утром.

— Мэтти, мне не даёт покоя подозрительный блеск в твоих глазах, — вполголоса сказал Мэл. — Что вы с Кларой задумали? И что за зелье ты подлила Хвеле? Надеюсь, не слабительное?

— Ты хотел избавиться от ненужного внимания? — я ехидно улыбнулась, покосившись на него. — Всё сделано наилучшим образом. Расслабься, и получай удовольствие.

— О, боги, Мэт, ты что, сварила приворотное зелье?.. — осенило моего милого, и в его тихом голосе я услышала нотки беспокойства. — И Хвеля его выпила?..

— Не только Хвеля, — мурлыкнула я. — Мэл, подожди немножко, и всё увидишь сам.

Ждать долго не пришлось, уж я постаралась сделать отвары покрепче. Разговор за столиком шёл своим чередом, только вот Хвеля начала как-то нервно оглядываться по сторонам, беспокойно ёрзая на стуле. Да взгляд Эннио время от времени скользил по изгибам фигурки наёмницы, кстати, уже не такой худой, как раньше. Мы с Кларой переглянулись, все остальные недоумённо таращились на наши заговорщические физиономии.

— Хвеля, тебе что, колючек насыпали, что ли? — поинтересовалась Линна, наблюдая за нервозностью телохранительницы.

— Ну, я бы сказал, не колючек, и не насыпали, — Кир покосился на меня. — А скорее подлили…

В этот момент в таверне появилась вельможная доченька, одетая в подобие платья, и даже чистого, что вызвало у меня очередной приступ смеха, который я попыталась сдержать. Едва наша белобрысая язва и жертва моего извращённого чувства юмора встретились взглядами, на их лицах отразилась такая гамма эмоций, что мы с Кларой не выдержали и расхохотались.

— Мэт, дракона тебе в задницу, твои шуточки?! — сквозь зубы процедила Хвеля, изо всех сил вцепившись в край стола и пытаясь усидеть на месте.

Я не знаю, чего ей хотелось больше, удрать из таверны, или броситься навстречу созданию неземной красоты, губернаторской дочке. Последняя стояла столбом и тупо пялилась на Хвелю.

— Хвелечка, долг платежом красен, — выдавила я из себя между приступами смеха. — Зато эта красотка заречётся связываться с магией!

В конце концов, когда доченька всё-таки решила направиться к предмету своей внезапно возникшей страсти, Хвеля не выдержала и сорвалась с места, по широкой дуге бросившись к выходу из таверны. Её преследовательница резко поменяла направление и поспешила за белобрысой наёмницей, даже не посмотрев в нашу сторону. Интересно, как скоро в её закостенелые мозги придёт мысль, что во всей заварушке виноваты мы с Кларой?

— Ну вы даёте, девушки! — Эннио вытер набежавшие от смеха слёзы. — И кому пришла потрясающая идея натравить Хвелю и это чудо друг на друга?

Я усиленно разглядывала потолок, делая вид, что ну совершенно ни при чём, а Клара ехидно улыбалась.

— Эн, радость моя, а как ты думаешь, а? — Арина хмыкнула. — Я и не знала, что в твоей голове, Мэтти, могут рождаться такие сумасшедшие идеи!

Линара обвела нас всех хмурым взглядом, она единственная не веселилась сотворённой мной шутке.

— Между прочим, Матильда, в той злополучной истории с зельем больше виновата я, чем Хвеля, — буркнула она. — И совершенно незачем было так издеваться над ней, — не добавив ни слова, Линна встала и молча удалилась.

Кир проводил её удивлённым взглядом.

— Что это с ней? Она же всегда первая была насчёт подшутить над Хвелей!

— Иди, присмотри за ней, а, Кир? — неожиданно попросила Арина. — Уже поздно, мало ли что…

Парень, нахмурившись, поспешил за Линной. Как-то так получилось, что через полчаса все остальные тоже разбежались, оставив нас с Мэлом вдвоём.

— Мда, что-то Линара в последнее время на себя не похожа, — задумчиво протянула я, разглядывая дно в кружке. — Хвелю ещё могу понять, раз у неё объявился таинственный ухажёр, но Лин…

— А ты не догадываешься, кто причина её хронически плохого настроения? — ехидно усмехнулся Мэл.

— Хм?.. — я подняла на него вопросительный взгляд.

— Ну, ведьмочка моя, какая ты невнимательная, — на его лице появилось довольное выражение. — Почему, как ты думаешь, Арина отправила за Линной Кира, а?

Я озадаченно уставилась на Мэла, как-то с трудом доходило, что наш весельчак Кир и вечно задирающая нос Линара воспылали друг к другу чувствами.

— Шутишь?! — вырвалось у меня.

Он рассмеялся и чмокнул в нос.

— Утром сама спросишь у Линары. Пошли.

— Куда? — я невольно подавила зевок.

— У меня сегодня комната свободная, — Мэл усмехнулся, изогнув бровь.

Я хмыкнула, почувствовав румянец на щеках, и сон как-то незаметно отступил.

— Слушай, твой сосед вообще появляется в гостинице или нет? — ехидно поинтересовалась я, когда мы вышли из таверны. — Или ты так запугал беднягу, что он предпочитает ночевать где угодно, только не в твоей комнате?

Мой собеседник довольно хмыкнул, обняв меня.

— А я почём знаю? Может, он тоже нашёл себе более удобное место для сна. И вообще, тебя что, не устраивает подобное положение дел? — его голос приобрёл вкрадчивые интонации, от которых сердце начинало биться быстрее, и становилось жарко.

Я прижалась к Мэлу, кротко вздохнув.

— Ну почему, очень даже устраивает… — в моём голосе появилось чересчур много мурлыкающих ноток.

Если бы ещё не надо к утру возвращаться в свою гостиницу, моё счастье было бы безгранично.


Выскочив из таверны, Линара огляделась, сердито сопя, и выбирая, на чём бы выместить непонятное раздражение и злость. В общем-то, при воспоминании о физиономии Хвели её саму пробирал смех, шутка действительно удалась, но… если бы всё провернула одна Матильда, это ещё куда ни шло. Но, похоже, остальные тоже знали, и даже Кир! А ей никто ничего не сказал! Линна фыркнула, сжав кулачки. Несносный тип! Как же бесят его шуточки и подначки, не передать! И чего он постоянно к ней цепляется, будто Линара — единственный объект для оттачивания чувства юмора. «Наверняка с другими девушками он совершенно по-другому себя ведёт!». Мысль, что Кир может встречаться с кем-то ещё, повергла Линну в негодование и — уныние.

— И чего я никак не могу выкинуть его из головы! — пробормотала юная волшебница, бредя по улице, куда глаза глядят.

— Лин, подожди!

Вздрогнув, девушка обернулась: к ней спешил Кир. Поджав губы, она вздёрнула подбородок, глядя на него сверху вниз.

— Чего тебе? — недружелюбно поинтересовалась Линара. — Мне провожатые не требуются, не маленькая девочка.

— Ты что взъелась на Мэт? — Кир остановился рядом. — Она же ничего ужасного не сделала, действие зелья спадёт к утру. Ну, проведёт Хвеля одну бессонную ночь, бегая по городу от губернаторской дочки, плохо ей от этого не станет.

— Вы все знали про зелье! — выпалила Линна, чувствуя себя совершеннейшей дурой — вспышка злости уже прошла, и потом, до неё стало потихоньку доходить, в чём кроется причина её плохого настроения последние несколько дней. Подобное открытие испугало Линару, но она не собиралась показывать свой страх, обвиняюще ткнув Кира пальцем в грудь. — И ты тоже!

— И что? — Кир пожал плечами, задумчиво глядя на собеседницу. — Ты обиделась, что тебе не сказал? Так я уже в таверне увидел, как Мэтти что-то булькнула в кружку Хвели.

— Ни на что я не обижалась! — Линара упрямо тряхнула головой и поспешно скрестила руки на груди. Почему-то прикосновение к собеседнику — пусть и такое мимолётное, — разбудило в душе странное волнение, ещё больше испугавшее девушку. — И вообще, какое тебе дело до моего настроения?! Иди к остальным, там веселее! — она не удержалась и фыркнула.

— Линна… — попытался встрять Кир, но получил резкую отповедь, безмерно удивившись следующим словам Линары.

— И не смей так фамильярно обращаться ко мне! — блондинка развернулась, собираясь продолжить прогулку, и надеясь, что Кир отстанет от неё после такого пассажа — Линна никогда не выпячивала своё аристократическое происхождение просто, чтобы похвастаться. Тщеславие было ей не свойственно.

Что случилось сейчас, что у неё вырвалась эта фраза, девушка понятия не имела. С другой стороны, страшно не хотелось, чтобы Кир обиделся и действительно вернулся обратно к друзьям. «О, боги, Хвеля бы мне сейчас высказала всё, что думает о моих умственных способностях!» — мелькнула у Линары досадливая мысль, но она не обернулась. «А вот не буду извиняться!»

Кир на мгновение остолбенел от такого нелепого заявления — блондинке никогда не было дела до того, как и кто её называет, — потом поджал губы и в два шага нагнал её.

— Ну, хватит, Лин, — ухватив Линару за локоть, он развернул её к себе. — Выкладывай, в чём дело. Какая муха тебя укусила?

— Не понимаю, о чём ты! — она упрямо нагнула голову и попыталась высвободить руку — не тут-то было, Кир держал крепко, хоть и осторожно. — Пусти!

— Не раньше, чем ты объяснишь, почему постоянно огрызаешься на меня и хамишь в духе Хвели, — оглядевшись, и убедившись, что улица пуста, парень потянул Линару за собой, к стене дома.

— Да пусти же, сожри тебя демоны! — возмутилась блондинка против такой вопиющей несправедливости, но вынуждена была пойти за Киром. Его поведение снова вызвало смутное волнение и тревогу, отчего сердце вдруг заколотилось, а ладошки вспотели. Лин сглотнула пересохшим горлом.

— Я изолирую тебя от Хвели, — он прижал Линару к стене, отчего она тихонько ойкнула, мгновенно растеряв воинственное настроение. Впервые со времени знакомства она осталась с Киром наедине, да ещё на таком близком расстоянии, что слышала удары его сердца. — Ну?

— Ч-что ну?.. — тоненьким голоском переспросила Линара, со страхом глядя ему в глаза.

Кир глубоко вздохнул, зажмурившись на мгновение, и спросив себя, почему он так терпелив с этой несносной девчонкой, и почему мысли о ней вот уже несколько дней не дают ему спокойно спать.

— Почему ты последние дни ходишь кислая, будто питаешься одними лимонами? — дабы удержать Лин от опрометчивых действий, Кир положил руки ей на плечи — испуганное личико приняло растерянное выражение. — Линна, я не собираюсь тебя есть, не смотри на меня таким загнанным взглядом, — ровным голосом произнёс Кир. — Просто ответь, идёт?

— Я не кислая! И ничего не буду отвечать! И вообще, чего ты мне тут допрос… — тем же возмущённым тоном пискнула Линара.

Дальше она не успела договорить, Кир наклонился и прижался к её губам, заглушив остальные слова. Лин испуганно вздохнула, попытавшись упереться ладошками ему в грудь, но, естественно, безрезультатно — парень легко одной рукой обхватил её запястья, а второй обнял и крепко прижал к себе.

Некоторое время в переулке царила тишина. В первое мгновение девушка напряглась, почувствовав губы Кира на своих, в голове сумасшедшей круговертью пронеслись многочисленные матушкины наставления «не подпускать к себе мужчин на десять шагов, у них у всех одно на уме», «не оставаться с ними наедине», и так далее. В свете подобных предупреждений Линаре казалось, что если она позволит поцеловать себя, то случится нечто страшное и непоправимое. То, что этим занималась её подруга Мэтти со своим парнем — и не только этим, — и, по всей видимости, с удовольствием, Линна как-то не принимала во внимание. Но ещё сильнее юная волшебница удивилась тому, что ей самой с каждой минутой всё больше и больше нравилось целоваться с Киром. Едва эта мысль оформилась в светловолосой головке Линары, и едва она почувствовала, как ладонь парня медленно, но верно скользит с её талии вниз, девушка поспешно отстранилась, страшно смущённая и не знающая, куда девать глаза.

— Ох, Линна, ты, оказывается, толком-то и целоваться не умеешь, — услышав тихий смешок, Линара только собралась возмутиться, но Кир приложил палец к её ротику. — Лучше молчи, чудо моё, ты уже и так достаточно наговорила сегодня.

Она всё-таки вывернулась, и, вздёрнув подбородок, фыркнула.

— Нахал! — осторожно подхватив юбку, Линара величественно, словно королева, направилась в сторону гостиницы. — Твои манеры возмутительны, и не смей ко мне больше подходить! И я не чудо! И тем более, не твоё!

Кир утомлённо покачал головой: иногда Линна вела себя просто несносно…

— Не надейся, — он поравнялся с девушкой и вдруг легко подхватил её на руки. — Ты, конечно, бываешь вредной и капризной, но большую часть времени ты мне всё-таки нравишься.

— Да как ты… — испуганно охнув, Линара обхватила шею Кира — он намеренно сделал вид, будто споткнулся и чуть её не уронил.

— Я же тебе сказал, Линночка, молчи, — на его лице появилась весёлая ухмылка. — И чем реже будешь задирать носик, тем меньше мне придётся применять к тебе меры укрощения.

— Ты невыносим! — пробурчала Линара, скрестив руки на груди и мрачно покосившись на собеседника. — Я не позволю тебе так… нагло вести себя со мной! — но где-то в самой глубине души она поняла — к собственному удивлению и недоумению, — что его действия ей нравятся!

— Линара, — протянул Кир. — Есть очень хороший способ заставить тебя прекратить говорить чепуху, — и прежде, чем Лин успела ответить или возразить, он второй раз за вечер поцеловал девушку.

…Уже засыпая, блондинка с обречённым вздохом подумала, что спокойствию в её жизни пришёл конец — похоже, у Кира свои соображения насчёт того, как надо ухаживать за девушкой.


До пресловутого конкурса красоты оставалось всего несколько дней, и город лихорадило: всюду можно было видеть взволнованные лица особ женского пола разных возрастов, слышать возбуждённые обсуждения нарядов, причёсок, ну и конечно высказывались предположения, кто же выиграет конкурс. У Матильды всё происходящее вызывало только головную боль, Клара с Ариной искренне веселились, а Линара всерьёз задумывалась, не приобрести ли что-нибудь из гардероба Хвели — поскольку в платьях её фасона щеголяла половина женщин Ринг-Тона, а сама наёмница где-то постоянно пропадала, время от времени появляясь в гостинице. Лин изнывала от желания выяснить, с кем же встречается Хвеля, но пока такой возможности не представлялось — особенно если учесть, что с той памятной вечерней прогулки Кир каждый вечер провожал её до гостиницы.

Вся компания тихо млела, наблюдая за бурным развитием их отношений, поскольку Линара считала своим долгом эмоционально реагировать на любой знак внимания, оказываемый ей Киром. А учитывая, что последнего совершенно не смущало наличие вокруг людей, ссоры случались регулярно, и заканчивались всегда одним и тем же: Кир обрывал поток возмущённых слов самым действенным способом. После чего Линара надувалась и замолкала — на несколько минут, изображая обиду и оскорблённое достоинство.


А вот на интерес Эннио к Хвеле, который очень точно подметила Мэт, никто пока внимания не обращал, даже Кир, всегда бывший в курсе дел приятеля. Умная ведьмочка даже обратила внимание, что их штатный красавчик почти перестал встречаться со своими многочисленными пассиями, и гораздо чаще проводит время с их компанией, где, естественно, была и Хвеля. Только по вечерам она по-прежнему куда-то пропадала.

Возможность вывести наёмницу на чистую воду подвернулась дня за два до конкурса, когда усталая Линара возымела желание пораньше вернуться в гостиницу. Против обыкновения, на сей раз блондинка не возражала против того, чтобы Кир обнял её, день выдался суматошный, и она еле держалась на ногах. Однако едва они оказались во дворе, Линара остановилась, как вкопанная, во все глаза уставившись на парочку в тени, у стены дома.

— Лин?.. — Кир проследил за направлением взгляда девушки, и в удивлении поднял брови.

На личике девчонки появилось выражение кошки, слопавшей целую миску жирной сметаны. На них пока не обратили внимания, и Линна этим воспользовалась, подкравшись и остановившись почти за спиной парочки. Кир не стал препятствовать, прислонившись к стене и с улыбкой наблюдая за происходящим.

— И что это ты тут делаешь, Хвелечка? — елейным голоском поинтересовалась Линара. — Не представишь меня своему кавалеру?

Наёмница и её таинственный ухажёр отпрыгнули друг от друга, будто их застали за каким-то крайне непристойным делом. Увидев, кто так не вовремя нарушил их уединение, Хвеля с облегчением выдохнула и снова подошла к своему знакомому.

— Фу, Линна, ты меня напугала, — наёмница демонстративно поправила светлый локон. — И что за манера, шпионить за людьми!

— Я не шпионила! — праведно возмутилась Линара, уперев руки в бока. — Я просто шла домой, между прочим! Кого ты там прячешь, Хвеля? — она попыталась бесцеремонно заглянуть за спину телохранительницы.

— Э… прошу прощения, мне уже пора, — таинственный незнакомец попытался проскользнуть мимо Линары.

Но несносная девчонка, когда хотела, умела быть очень настойчивой.

— Пора бы уже и познакомить нас, Хвеля, — Лин ловко заступила дорогу. — Уже все знают, что у тебя кто-то появился!

— Линна, дохлого василиска тебе под одеяло! — возмутилась было наёмница, но тут скрывавшая половинку луны тучка ушла, и желтоватый свет залил двор таверны.

Линара распахнула ротик, уставившись на приятеля Хвели: на симпатичном лице с тонкими чертами выделялись глаза, отсвечивавшие красным, а кожа была чересчур бледной. В остальном он ничем не отличался от людей. Блондинка сложила в уме страшилки, которые любили рассказывать девчонки в Школе, и то, что она перед собой видела, и с тихим вздохом упала в обморок — Кир еле успел подхватить её почти перед самой землёй. Хвеля фыркнула, успев ухватить собиравшегося удрать приятеля за руку, и раздражённо посмотрела на Кира.

— Вот потому я и не хотела ставить её в известность. У этой мармеладной девочки нервы слабоваты, и в голове такая каша, что она сначала шарахнула бы каким-нибудь заклинанием, а потом разбиралась, что к чему!

— Ну, может, тогда ты меня познакомишь хотя бы, а? — держа Линну на руках, Кир покосился на объект переполоха.

— Это Николас, можно просто Ники, — Хвеля с умилением посмотрела на молодого человека. — И он вампир.

Николас окончательно смутился и попытался отойти в тень.

— Я вижу, кто он, — проворчал Кир. — Как тебя угораздило, Хвеля? Хотя, именно тебя и могло, ты у нас вообще отличаешься… некоторой нестандартностью в жизни, — хмыкнул парень.

— Прошу прощения, — подал голос Ники, решив, что раз наёмница его всё равно не отпустит, то надо бы и сказать пару слов в свою защиту. — Я вампир, это так, но… я пью только томатный сок.

— О? — Кир в удивлении поднял брови, и даже Линна приоткрыла глаз и с интересом уставилась на него. — Впервые встречаю такие… специфические вкусы.

— Я в детстве отравился, — приятель Хвели опустил глаза и кашлянул. — Собственно, с тех пор и перешёл на томатный сок.

— А разве кровью можно отравиться? — вылезла Линара, окончательно придя в себя, и уже открыто разглядывая Николаса.

— Можно, — тот чуть улыбнулся, не разжимая губ.

— А…

— Оп, — Кир, поставив девушку на землю, быстро прикрыл ей ротик ладонью. — Лин бывает иногда чересчур любопытной. — Слушайте, может, поднимемся в гостиницу? Чего здесь стоять…

Матильда для разнообразия решила в этот вечер вернуться вовремя, и застала тёплую компанию за милой дружеской беседой. Узрев, кто ухажёр Хвели, она в первый момент чуть не выскочила обратно за дверь, но её поспешили уверить, что Николас совершенно не опасен для общения с обычными людьми. Разошлись поздно, всем хотелось послушать историю знакомства Хвели и Ники, но Мэтти уснула раньше, свернувшись клубочком на кровати. В последнее время ей катастрофически не хватало времени для сна, хорошо ещё, за прилавком не засыпала, бдительная Клара вовремя тыкала острым локтем в бок.

* * *

Матильда

Что-то мурлыча под нос, я перебирала полку, на которой вдруг образовалось много чего по сравнению с тем, как приехала сюда. Пара новых платьев точно появилась — как ни странно, одно из них купил мой ненаглядный, — и ещё какие-то мелочи вроде пары чулок, нижней рубашки с трогательными кружевами, и умопомрачительного комплекта нижнего белья, который мне ещё не довелось примерить. Это Кларина идея была, я отнекивалась до последнего, краснея, как девчонка, едва представив, что появлюсь в этом… шедевре перед Мэлом. Снова почувствовав румянец на щеках, я запихала подальше на полку нечаянную покупку. На пол упал засушенный букетик из лавки целительницы. О, кстати, надо вернуть, а то не ровён час, попадёт в загребущие ручки кого-нибудь с нездоровым чувством юмора… Сегодня травница отпустила нас с Кларой пораньше, вдруг преисполнившись хорошего настроения, что не могло не радовать.

— Ты чего это? — в комнату впорхнула Линара. — Решила провести ревизию?

— Ну, до конца практики немного осталась, — я пожала плечами. — Завтра этот конкурс дурацкий, а потом уже и возвращаться скоро.

— А, — Лин кивнула и села за стол, задумчиво прикусив губу. — Знаешь, мне работу предложили, — выпалила она, сверля мою спину взглядом. — Садовник один, у местной аристократки, ему понравилось, как я с сорняками в саду его хозяйки справилась! Зовёт помогать, цветочки всякие там выращивать, за деревьями присматривать, — в голосе Лин слышалась гремучая смесь радости и неуверенности.

— Что, твоей аристократической душеньке не по нраву работа помощницей садовника? — не удержалась я от ехидной реплики, повернувшись к подруге.

Линара неопределённо пожала плечами, на удивление не огрызнувшись.

— Нет, почему, мне нравится с растениями возиться, — протянула она. — Да и дома ничего хорошего не ждёт, кроме какого-нибудь замужества по указу мамочки. Оно мне надо? — Лин фыркнула.

— Тогда что тебя гнетёт? — я прищурилась, скрестив руки на груди. — Ты бы не завела этот разговор, если бы всё в порядке было, — пояснила я на вопросительный взгляд блондинки.

К моему удивлению, она покраснела, аж до ушей, и опустила взгляд.

— Нууу, мне ещё три года учиться, если и этот считать, — неуверенно ответила Лин. — Но на лето могу сюда приезжать, — непонятно, для кого, пояснила она.

— Неа, отмазка не годится, — я покачала головой, едва сдерживая смех. Кажется, я знаю причину сомнений нашей взбалмошной дворяночки. — Попробуй ещё раз, Лин.

— Я сказала, что подумаю, — она упорно избегала смотреть на меня.

— Хватит уже строить из себя недалёкую блондинку, — я не удержалась и хихикнула.

Она вскинулась, но тут в комнату зашла Хвеля, с пинка открыв дверь. Сегодня на ней красовался сногсшибательный наряд: узкие, в обтяжку, штаны неизменного чёрного цвета, кожаный корсаж, и белая блузка с кружевами по вороту и рукавам. Последнее время хамло белобрысое с катастрофической скоростью превращается в записную модницу… И мы все дружно пытаемся понять, к добру ли это. А мне ещё интересно, как скоро Эннио начнёт предпринимать решительные действия в отношении Хвельки. Ведь сверлит её взглядом при каждом удобном случае, и как этого никто не замечает?!

— Об чём речь? — по привычке взъерошив чисто вымытые светлые волосы, наёмница плюхнулась на свободный стул и небрежно закинула ногу на ногу.

Я хмыкнула. Видимо, Николас придёт за своей подружкой позже.

— Линара пытается понять, принимать ей предложение работы в Ринг-Тоне или нет, — пояснила я ситуацию.

— И чего? — светлая бровь изогнулась, а серые глаза Хвели с нескрываемой насмешкой уставились на упорно молчавшую блондинку. — Миледи не хочет ручки марать, мм?

— Иди ты лесом, — вяло огрызнулась Лин.

— Бегу и тапочки теряю, — не осталась в долгу Хвеля. — Тогда не пойму, в чём причина тяжёлых раздумий. Под крылышко к маменьке захотелось? Чтоб тебя быстренько обвенчали с каким-нибудь боровом с одышкой и простатитом, в угоду семейным интересам? — продолжила допытываться наёмница. Если надо, она и мёртвого разговорит…

— Да не хочу я домой возвращаться, и вообще, мне ещё три года учиться! — возмутилась, наконец, она и решительно встала. — Всё, достали, пойду, прогуляюсь лучше.

— Иди, иди, — ехидно отозвалась Хвеля. — Тебя там уже ждут, ага, ухажёр твой улыбчивый.

— Не мой он! — Линара аж топнула ножкой, и вихрем выскочила за дверь, громко ей хлопнув.

Я в изумлении уставилась вслед подружке.

— Чего это она?

— Да втюрилась, неясно разве? — Хвеля пожала плечами и почесала Пушистика, смирно сидевшего на плече хозяйки. — Кроме неё, по-моему, все уже прозрели. А она как обычно упорно не хочет замечать очевидного.

— Эм, ну, в общем, я тоже так подумала, — призналась я, возвращаясь к шкафу. — Ну и что с того? Чего она с этой работой дёргается? Всё равно ещё учиться.

Хвеля хмыкнула и поднялась.

— Подозреваю, что с красавчиком своим не хочет расставаться, даже на лето. Ты себя-то помнишь, как ходила с кислой мордой, когда твой голубоглазик на побывку домой ездил? — ехидно заметила белобрысая наёмница. — Ладно, я, собственно, просто так заскочила, буду поздно, пока-пока!

Наёмница ускакала, наверняка к своему вампирчику. Я не удержалась от хихиканья. Интересно, у Хвели хватит дури потащить его в Школу, и если да, то где она его прятать будет? Под кроватью? Хихиканье переросло в хохот, когда я представила, как Линара ложится спать, и тут вдруг вылезает Николас со смущённой улыбкой.

— И что же тебя так развеселило? — неожиданно в комнате нарисовался новый гость, но я была рада видеть его гораздо больше, чем Хвелю.

Мэл прикрыл дверь и прислонился к ней, скрестив руки на груди и окинув меня задумчивым взглядом. Как всегда, на меня это действовало безотказно: в коленках образовалась слабость, стало жарко, а мысли сбились и свернули в не совсем приличном направлении. Но краснеть хоть перестала, это плюс. Похоже, привыкаю, что Мэл вызывает у меня вполне определённую реакцию.

— Ники, вылезающий из-под кровати Линары, — честно призналась я, и губы снова разъехались в улыбке.

— Ого, — он хмыкнул и сделал несколько шагов ко мне. — А я думал, это у Хвели нездоровая фантазия. Впрочем, о ней я сейчас хочу говорить меньше всего, — Мэл остановился, приблизившись вплотную — при этом я упёрлась в край стола. Его голос приобрёл те самые восхитительные мягкие интонации, от которых пересыхало горло и отшибало способность здраво размышлять.

— Сюда ж войти могут, — хрипло отозвалась я, утопая в потемневшей глубине его глаз. Только бы не проговориться, что люблю… Первыми должны признаваться мужчины!

— Неа, — он усмехнулся и покачал головой, его ладони легли на стол по обе стороны от меня. — Я Кира попросил выгуливать Линару подольше, а Хвеля раньше полуночи не вернётся от своего Ники, — губы Мэла скользнули по шее чуть ниже уха, я замерла, зажмурившись, и готовая замурлыкать, как кошка. Он же меня, как облупленную знает теперь, и мои слабые места тоже… — Я соскучился, Мэтти, — шёпотом добавил мой ненаглядный, продолжая приятные действия, при этом его руки шустро скользнули на спину, добираясь до пуговичек на платье.

— Да ладно, — не удержалась я от шпильки, тихо млея от прикосновений Мэла. У меня для него тоже была новость, но я решила отложить все разговоры на потом.

— Глупенькая, — я услышала смешок, потом сильные руки обхватили меня за талию, и посадили на стол. Хм?.. Наши глаза оказались на одном уровне, и моё сердце пропустило удар — в глубине я заметила какое-то странное выражение. — Я не променяю тебя ни на кого, ведьмочка моя, ни сейчас, ни в будущем, — его ладони легли на мои коленки и Мэл начал медленно поднимать юбку, не сводя с меня пристального взгляда. — Мне вообще нравится проводить с тобой время, чем дальше, тем больше, и неважно, чем мы при этом занимаемся, — тут его губы тронула улыбка, от которой я задохнулась. — Я тебя убедил, Мэт?

— В-в чём?.. — я чуть откинула голову, мысли путались, и совершенно не хотелось с ним спорить. Нравится, и замечательно. А уж мне-то как…

— В том, что не стоит сомневаться в моих чувствах, — я тихо ахнула, потому что его пальцы добрались до подвязок на чулках, и двинулись дальше. — И думать, что ты для меня всего лишь мимолётное развлечение, Мэтти.

— К-каких чувствах?.. — пробормотала я, послушно позволив Мэлу избавить меня от нижнего белья. Вопрос о приличности или неприличности происходящего занимал мало, несмотря на природную стеснительность и скромность. С моим ненаглядным эти стороны характера как-то очень быстро прятались на самое дно души. Вот и ладушки, тем более, мне нравилось то, что Мэл делал. И сейчас, и вообще.

— Ты до сих пор ещё не догадалась, госпожа экспериментаторша? — он изогнул светлую бровь, весело блеснув глазами.

Я замерла, недоверчиво глядя на него, и пытаясь унять колотящееся сердце. Ладони Мэла лежали на моих бёдрах, и от их тепла кожу словно покалывали сотни иголочек, а от его слов, точнее, от скрытого смысла, стало как-то не по себе. Да ну, не может быть, чтобы приворот сработал настолько чётко!

— Может, рыжик мой, — видимо, в моих глазах читался большой знак вопроса и недоверие, иначе с чего бы Мэлу так точно на мои мысли отвечать?! — Или ты считаешь себя такой серой мышкой, что в тебя невозможно влюбиться, а?

Не дав ничего ответить, он прижался к моим губам, и все сомнения вылетели из головы. Ну, ему, наверное, лучше знать, что он там ко мне чувствует, да… А мне уже всё равно, если честно. Не прекращая поцелуя, Мэл мягко раздвинул мои колени. Ох, ладно, потом буду думать! Главное, чтобы никому из подружек не приспичило заявиться в ближайшее время в гости! Запущу чем-нибудь тяжёлым! Я тоже соскучилась по моему магу, и даже очень.


Спустя некоторое время мы валялись на моей кровати, точнее, Мэл сидел, прислонившись к стене, а я развалилась на его груди, пребывая в прекрасном настроении. Жизнь казалась сказкой, которая, робко надеюсь, не закончится с возвращением в Школу. Кстати, о насущном.

— А когда твой турнир будет? — я рассеянно провела пальчиком по его груди, видневшейся в вырезе распахнутой рубашки.

— Завтра, — он взлохматил мои и без того растрёпанные кудри. — Днём показательное швыряние огненными шарами, а потом вечером балаган под названием конкурс красоты, — Мэл улыбнулся. — С Хвелей в роли главного клоуна. Ты ж там будешь?

— Неа, — я беззаботно махнула рукой. — Только в качестве зрителя. Я решила, не буду участвовать, зачем? Петь особо не умею, природа голосом не наделила, играть только разве что на флейте немножко, танцевать не люблю, ты же знаешь. Моё самолюбие ни капли не пострадает, — поколебавшись, добавила, чувствуя к собственной досаде, что отчаянно краснею, — и потом, мне хватает, что я тебе нравлюсь, а на остальных наплевать.

Мэл негромко рассмеялся, обняв и потёршись подбородком о макушку.

— Забавная ты, Мэтти. Но это даже к лучшему, что не пойдёшь, — в его голосе снова проскользнули вкрадчивые интонации. — Тогда прогуляемся вечерком по городу, напоследок, так сказать.

— Ничего не имею против, — проворковала я, и, наконец, озвучила сегодняшнюю новость. — Кстати, не одну Лин пригласили остаться в Ринг-Тоне, — я повернула голову и покосилась на Мэла. — Мне травница предложила стать её ассистенткой. Даже согласилась письмо директрисе написать.

— Это же отлично, Мэт! — обрадовался он. — Ты согласилась?

— Мне ещё год учиться, — заметила я. — Но в принципе не против…

— Тебя что-то беспокоит? — ухватив меня за подбородок, Мэл заставил смотреть себе в глаза. — Ну-ка, выкладывай.

— Э… — я попыталась отвести взгляд. — Может, когда вернёмся в Школу, поговорим?

Он чуть прищурился, потом хмыкнул.

— Хорошо, договорились, — что-то мне не понравился его невозмутимый голос, но деваться некуда, слово вылетело. Интересно, на что я подписалась только что?


Кир покосился на непривычно притихшую Линару, безропотно позволившую обнять себя, и насторожился.

— Что-то случилось? — осторожно поинтересовался он у девушки.

— Нет, — она рассеянно покачала головой, убрав выбившийся из причёски золотистый локон за ухо. — Всё хорошо…

— Лин, — Кир развернул блондинку к себе лицом. — Ты не умеешь врать.

— А? — Линара вынырнула из размышлений, с лёгким недоумением уставившись на собеседника. — Мы стоим посередине улицы, и мешаем, между прочим, — тем же рассеянным голосом сказала она.

— Так, пошли, — ухватив её за руку, Кир решительно направился в сторону ближайшей таверны.

Линна тихонько ойкнула, похоже, осознав, что от серьёзного разговора не отвертеться, но вырваться не пыталась. В шумном зале они выбрали столик почти у самой стенки, и Кир усадил Линару на колени, не слушая сбивчивых возражений.

— Ну и в чём причина твоего нервного поведения? — потребовал он ответа.

Она вздохнула с несчастным видом, и выдала:

— Я полная дура…

— Э… Знаешь, я бы не стал так утверждать, — осторожно отозвался Кир. — Временами ведёшь себя немного глупо, согласен, но ты ж ещё совсем девчонка, — он улыбнулся. — Это проходит.

Лин прикусила губу, в горле вдруг образовался ком. Реветь при парне не хотелось, поэтому героическим усилием воли девушка загнала слёзы подальше. «И чего сопли распустила, спрашивается? — ехидно произнёс внутренний голос. — Может, пора прекращать вести себя как идиотка?» Голос был подозрительно похож на Хвелин.

— Ну так что, будешь рассказывать? — Кир не сводил с неё внимательного взгляда, отмечая смену эмоций на подвижном личике Линары.

— Мне работу в Ринг-Тоне предложили, — выпалила она, с каждой минутой чувствуя себя всё более неуютно.

— И что? Это здорово, для того практика и существует — не собирался отставать Кир. — Что тебя угнетает? Или ты собиралась домой вернуться после Школы?

— Нет! — она замотала головой, теребя рукав. — Мне там делать нечего…

— Маленькая моя, я не могу вытаскивать из тебя по предложению в минуту, — терпеливо произнёс парень, чуть прижав её к себе и легко коснувшись губами виска. — И смеяться тоже не буду. Давай, ты просто расскажешь, что тебя беспокоит, и мы вместе попробуем разобраться, идёт?

Линара снова вздохнула.

— Кир… а почему я тебе нравлюсь? — тоненьким от волнения и смущения голосом спросила она, отчаянно покраснев.

Он озадаченно хмыкнул.

— Просто так, — честно ответил Кир. — Нравишься, и всё. Кроме всего прочего, мне почему-то хочется заботиться о тебе, — он коснулся пальцем кончика носика Линары. — И оберегать от неприятностей, в которые ты умеешь вляпываться в силу своей наивности и неопытности в жизни.

— А… — она кивнула, снова замолчав.

— Лииин, — протянул Кир. — Как связаны мои чувства и твоё нервное состояние, а?

— Никак, — совсем тихо прошептала она, не зная, куда себя девать под его ласковым, чуть насмешливым взглядом. — И вообще, мне ещё учиться, два года, — невпопад брякнула Линара. — И до лета ещё тоже целый год учиться…

Кир напрягся, поспевая за вывертами логики блондинки, и потихоньку начал догадываться, что так сумбурно и несвязно пыталась выразить Лин.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что не хочешь в Ринг-Тон одна ехать? — вкрадчиво поинтересовался парень, сдерживая смех.

Линара с несчастным видом кивнула, старательно пряча взгляд, но пылающие щёки выдавали с головой.

— Знаешь, что, — Кир прижал её к груди, успокаивающе погладив по плечу. — Давай, доживём до лета, а там уже будем смотреть, кто с кем и куда поедет, идёт?

Облегчённый вздох девушки показал, что Кир мыслил в правильном направлении. Осталось теперь только убедить Линару, что пора бы выходить из образа глупенькой недалёкой аристократки, и потихоньку взрослеть. И в первую очередь, не шарахаться от собственных чувств. В том, что он ей нравится тоже, Кир теперь был совершенно точно уверен. Вообще, любопытная получилась практика, с пока ещё непредсказуемыми последствиями. Осталось дождаться, кто же завтра победит в конкурсе, взбудоражившем весь город.

— Ты, кстати, как, к конкурсу готова? — поинтересовался он у вроде бы успокоившейся Линары.

И тут она удивила его второй раз за вечер.

— А я, наверное, не пойду, — задумчиво произнесла блондинка, выписывая пальчиком узоры на столешнице. — Я вот сейчас подумала…

— Лин, ты ж так хотела, — Кир порой совершенно не понимал скачков настроения этой барышни.

— Ну, хотела, — она кивнула. — Теперь не хочу.

— Иногда ты меня в тупик ставишь своим поведением, — вздохнул парень.

— Хвеля права, я слишком много думаю о своей внешности, — выдала Линна. — Наверное… наверное надо немножко поменьше это делать.

— С каких пор мнение наёмницы играет для тебя роль? — не удержался от ехидной реплики Кир, повернув её личико к себе.

— Ни с каких! — тут же возмутилась Линара, дёрнув головой, но парень держал крепко. — И вообще, что ты себе позволяешь!..

Не став слушать дальше, Кир прижался к губам успевшей только пискнуть девушки, и не отпускал до тех пор, пока она не сдалась и не ответила на поцелуй — надо признать, с каждым разом у неё это получалось всё лучше.

— Пойдём, погуляем, — с неохотой отпустив Линару, он аккуратно ссадил её с колен и взял за руку. — Время ещё не позднее, и погода хорошая.

— Пойдём, — послушно кивнула Лин, выходя вслед за Киром из таверны.

Всё-таки, целовался он здорово, несмотря на совершенно возмутительное поведение.


На следующий день во всём городе объявили выходной, и студенты остались в гостиницах. К середине дня мужская часть дружно отправилась на турнир, тогда как женская занялась подготовкой к вечернему конкурсу. Всего для юных и не очень барышень предлагалось три испытания: танец, игра на каком-нибудь музыкальном инструменте, и песня. Поскольку Матильда и Линара не собирались участвовать, а Клара и Арина и так умели и танцевать, и играть — на клавесине и арфе, — ну, и голосом их природа не совсем обидела, оставалось только решить вопрос с нарядом и причёской. В разгар приготовлений появилась Хвеля с неизменным Пушистиком, в штанах, рубашке, и корсаже. Последнее время она перешла с платьев на более удобный и привычный для неё вариант одежды, только модернизированный и более женственный. Окинув насмешливым взглядом бедлам в комнате, она хмыкнула:

— Ну, чисто курятник. Я тут посижу в сторонке, ага? — и как ни в чём не бывало, устроилась на стуле в углу, с явным намерением наблюдать за происходящим.

Вдруг Линара замерла, и развернулась к телохранительнице, уперев руки в бока.

— Хвеля, а ты танцевать умеешь? — огорошила она всех вопросом.

— Э? — та уставилась на блондинку непонимающим взглядом.

— На конкурсе надо станцевать, сыграть и спеть, — Лин сверлила приятельницу пристальным взглядом. — Что из этого ты умеешь делать?

Хвеля заёрзала, потому что теперь на неё смотрели все.

— Вы чё, всерьёз думаете, мне нужна победа в этом вашем балагане? — наёмница обвела девушек подозрительным взглядом. — Я ж так, думала, хохма получится, если мы с ней, — кивок в сторону Линны, — появимся там вдвоём.

— Ну уж нет, — на лице упомянутой блондинки появилась коварная улыбочка. — Раз подписалась, значит, будешь участвовать. И я так понимаю, ни танцевать, ни играть на чём-то, ни петь ты не умеешь, да?

— Пошла-ка я отсюда, — Хвеля резво вскочила, но Линара проворно метнулась к двери и встала там.

— Никуда ты не пойдёшь, — голубые глаза Лин светились торжеством. — У нас есть время до вечера, научить тебя хоть чему-нибудь. И, кстати, в чём ты собираешься появиться на конкурсе? В этих штанах, или в своём чёрном платье, от которого кошки в обморок падают?

На лице Хвели отчётливо проступило тоскливое выражение, и она сглотнула — остальные девушки не встревали в разговор, но по выражениям предвкушения наёмница поняла, что в ближайшие часы за неё примутся всерьёз.

— А ведь действительно, ты ж вполне приличная девушка, если тебя в порядок привести, — задумчиво протянула Матильда. — Вон, даже Николас это понял, несмотря на твоё поведение и задиристость. И местами даже хамоватость, — она не удержалась от ехидной шпильки.

— Не хочу я быть приличной девушкой! — в голосе Хвели послышались панические нотки, она отступила на шаг назад, её взгляд метался между решительно настроенной Линарой и довольно ухмылявшейся Матильдой.

Клара и Арина давились хихиканьем, но, судя по всему, не собирались встревать в происходящее.

— А тебя никто и не спрашивает, хочешь или нет, — Лин решительно ухватила её за руку и усадила обратно на стул. — Так, Мэт, займись волосами, а я посмотрю, что у меня есть, во что её одеть можно. Потом попытаемся научить танцевать.

Пушистик, проворно соскользнув с плеча хозяйки, благоразумно спрятался под кроватью, дабы не быть затоптанным в поднявшейся суматохе. Хвеля издала тихий стон, на что получила отповедь Матильды:

— Дёрнешься к выходу, заставлю слабительного нахлебаться, завтра весь день в сортире просидишь!

Спорить с ведьмой Хвеля не рискнула, подозревая, что та вполне способна выполнить угрозу. С мученическим видом наёмница вздохнула.

— Я надеюсь, это не месть за мои шутки, да? — на всякий случай поинтересовалась она.

— За какие? — сжимая в руках что-то красное, Линара повернулась к ней, удивлённо подняв брови. — Я не настолько злопамятна, как ты думаешь, между прочим.

Часа через полтора довольные девушки, окружавшие Хвелю, разошлись, и Лин подтолкнула наёмницу к большому овальному зеркалу, висевшему на стене.

— Зацени, — блондинка окинула ту пристальным взглядом.

Хвеля осторожно сделала шаг — Линара одолжила ей свои туфельки на небольшом, но удобном каблучке, — потом ещё один, и уставилась на собственное отражение, на её лице постепенно проступало ошеломлённое и недоверчивое выражение.

— Вы кого из меня сделали?! — раздался гневный вопль Хвели.

Из зеркала на неё смотрело миловидное лицо в обрамлении чуть волнистых локонов светлого, почти серебристого цвета, лежавших в художественном беспорядке, малиновое платье с открытыми плечами подчёркивало небольшую, но аккуратную грудь и тонкую талию и без всяких корсетов — наёмница категорически отказалась затягивать себя в это пыточное изделие, как она выразилась. Глаза Хвели, тёмно-серые, чуть приподнятые к вискам, Линара аккуратно подчеркнула с помощью подводки, сделав их более выразительными, и, в общем, наёмница сейчас мало напоминала хамоватое существо неопределённого пола, встретившееся Линаре и Матильде в день знакомства. Ну и в этом наряде Хвеля выглядела гораздо лучше, чем в платье собственного дизайна. Изящнее и более женственно. Лин сентиментально вздохнула, умильно сложив руки.

— Николас будет просто очарован… — промурлыкала она, голубые глаза подозрительно заблестели.

— Я не покажусь так перед ним! — не на шутку перепугалась Хвеля. — На фиг мне сдались все эти женские штучки!..

— Тебе ещё танцевать предстоит научиться, — с улыбкой инквизитора сообщила Мэтти, изогнув бровь.

— Да щаз! — наёмница упёрла руки в бока. — Я скорее голой пройдусь по центральной площади!

— А что, можешь? — внезапно заинтересовалась Арина.

Хвеля натурально зарычала, но проще было дракона научить питаться травой, чем заставить свернуть Линару с намеченного пути. Она твёрдо решила, что телохранительница должна достойно представить свою кандидатуру, и утереть нос столичным красоткам. В момент, когда наёмница присматривалась, куда лучше стукнуть упрямую блондинку, чтобы вырваться из комнаты, дверь распахнулась, и на пороге появились Кир, Эннио, и Мэл. При виде причёсанной и одетой как надо Хвеле парни застыли, в удивлении рассматривая необычное зрелище.

— Да ты, оказывается, милашка, — изрёк Эннио общее мнение под дружное сдавленное хихиканье девушек.

— Заткнись!!! — в него полетел тапок, невесть как оказавшийся в руке наёмницы.

Эннио увернулся, но Матильда заметила ухмылочку на его лице, и поняла, что Хвеля, похоже, попала, и серьёзно.

— Так, отлично, — Линна тут же развила бурную деятельность. — Народ, я так понимаю, этот ваш турнир по метанию шаров и стрел завершился, да? — гости дружно кивнули. — Ага, тогда у нас всего четыре-пять часов, за которые надо научить Хвелю танцевать, и сносно играть хоть на чём-нибудь. Ну и петь до кучи. Так, Эннио, иди сюда.

Линна ухватила слегка удивлённого парня за локоть и потянула за собой, к замершей соляным столбом Хвеле.

— Ты лучше всех танцуешь, — неизвестно, для кого озвучила она — все и так знали таланты темноволосого разбивателя сердец. — Хвеля, распрямись! Эн, обними её! — скомандовала Лин. — Так, ну, поехали!

Обучение телохранительницы танцам протекало весело: под ругательства жертвы нездорового энтузиазма Линары, сдавленное шипение Эннио — периодически Хвеля отдавливала ему ноги, — и дружный хохот зрителей в лице остальных. Мэтти, уютно устроившись в объятиях Мэла, вполголоса поинтересовалась, наблюдая за более-менее уверенно двигавшейся парой:

— Как турнир?

— Как обычно, — он пожал плечами и чуть скривился. — Куча напыщенных кретинов, глазеющих на нас, дурацкие задания, в общем, всё как всегда. Здесь гораздо интереснее, смотрю, — усмехнувшись, Мэл кивнул в сторону хмурой Хвели и не менее хмурого Эннио, под строгим взглядом Линары, разучивавших фигуры.

— О да, чувствую, на конкурсе будет ещё веселее, — захихикала Мэтти. — А Хвеля, оказывается, хорошенькая, да? Стоило привести её чуть-чуть в порядок.

— Судя по всему, она сама не рада преображению, — парень хмыкнул, положив подбородок на макушку Матильде.

— Ну, хоть один вечер потерпит, — молодая ведьма вздохнула. — Линна вон как радуется. Кстати, я в последнее время заметила, что Эннио косится на неё с вполне определённым интересом. На Хвелю, естественно.

— Даже так? — в голосе Мэла слышалось веселье. — Вполне может быть, вон какая хорошенькая девушка, оказывается, скрывалась под личиной невоспитанной наёмницы.

— Думаешь, она такой и останется? — задумчиво протянула Мэтти.

— А вот это мы посмотрим, — отозвался её собеседник. — Что-то мне подсказывает, в Школе по возвращении будет весело.

С грехом пополам добившись от Хвели сносного танца, Линара только собиралась заняться музыкальным образованием наёмницы, как та с мученическим видом возопила:

— Да умею, умею я играть!! На гитаре…

Все, находящиеся в комнате, затихли, с изумлением уставившись на Хвелю. Насупившись, та скрестила руки на груди, щёки девушки вдруг покрылись слабым румянцем.

— Ну, чё глазеете, всяко в жизни бывало, — буркнула она. — Всё, нафиг, отстаньте от меня! Не буду больше ничему учиться, пойду, прогуляюсь лучше!

Прежде, чем кто-то успел сказать слово или попытаться остановить Хвелю, она чуть ли не бегом покинула комнату, громко хлопнув дверью.

— Сколько, оказывается, загадок у нашей белобрысой, — задумчиво протянул Кир. — И сдаётся мне, мы ещё не все её скрытые таланты знаем.

Линара душераздирающе вздохнула, с несчастным видом озвучив:

— Она ж наверняка ничего кроме неприличных песенок из репертуара Погребка не знает!..

— Вот вечером и узнаем, — Кир решительно сгрёб девушку в охапку, нежно прижав к себе. — Предлагаю до конкурса перекусить где-нибудь поблизости, вряд ли на этом мероприятии будут кормить гостей.

На том и решили, дружной толпой отправившись в соседнюю таверну. И почти никто не обратил внимание на очень задумчивого Эннио, шагавшего позади всех. Кроме Матильды и Мэла.

* * *

Матильда

Мы с Мэлом всё-таки решили пойти вместе со всеми на пресловутый конкурс, очень уж было интересно, как там выступит Хвеля. Удивительно, но Пушистика она оставила в гостинице, закрыв его в шкафу, на полке. Он часто любил там спать, так что вероятность того, что паук сбежит, была очень мала. Да и, похоже, этот домашний любимец привык к своему нынешнему существованию.

Большой зал в губернаторском дворце был полон народу, посередине возвышался большой круглый помост, судя по всему, выстроенный накануне. Гости толпились вокруг, члены жюри расположились в креслах. Благодаря импровизированной сцене всем было хорошо видно конкурсанток. Я особо не вслушивалась, что там вещал губернатор, руководивший всем действом, меня гораздо больше занимало, что будет делать Хвеля. Когда все дамы, пожелавшие принять участие — кстати, их почему-то набралось не слишком много, — вышли на сцену, правитель города объявил первое испытание — танец. Кандидаток в красавицы мог пригласить любой мужчина из гостей, и к нашему дружному удивлению к сцене решительно направился Эннио. Линара, распахнув ротик, уставилась ему в спину.

— Он что, всерьёз?! — пискнула подружка. — Хвеля ж ему все ноги оттоптала, пока мы тренировались!

Я не удержалась и хихикнула.

— А он отомстить ей хочет.

Наша компания дружно захрюкала, пытаясь сдержать хохот, и уставилась на сцену. Музыканты как раз заиграли медленную мелодию, кавалеры пригласили дам, и пары закружились по сцене. Мы не отводили взглядов от Эннио с Хвелей, замерев в предвкушении. Наш сердцеед с каменным лицом обнял наёмницу за талию, она с таким же непроницаемым лицом положила руку ему на плечо. А дальше… Я перестала понимать, что происходит. Ну ладно, Эннио, он признанный танцор, но Хвеля удивила, если не сказать больше. Они скользили по сцене, плавно, без запинок, ловко обходя другие пары, и несносная телохранительница с хамскими замашками и буйными манерами, двигалась так, будто полжизни провела не в тавернах и путешествиях, а на паркетах бальных залов.

— Это… это что?.. — прошептала Линара, её глаза стали практически квадратными.

— А чтоб я знала, — растерянно ответила я, как дурочка, пялясь на сцену. — Хвеля танцует?! Ущипните меня, я сплю…

Мэл не замедлил воспользоваться случаем, выполнив мою опрометчивую просьбу, я не удержалась и зашипела, потирая пятую точку и чувствуя, что краснею.

— Обязательно за… за это место?! — буркнула я, покосившись на его довольную физиономию.

— До чего дотянулся, извини, милая, — он с невинной улыбкой пожал плечами, но в глубине голубых глаз плескалось веселье.

Тоже мне, шутник блин… Я вернулась к созерцанию вальсирующей Хвели, снова подумав, что у меня проблемы с глазами. А в гостинице она демонстрировала грацию дракона в гончарной мастерской, вот хитрюга! Так, чую, после этого вечера, не исчерпавшего ещё свои сюрпризы, белобрысую нахалку ждёт допрос с пристрастием! Музыка закончилась, Эннио отпустил Хвелю — что удивительно, выражения их лиц совершенно не изменились, так и оставшись постными, словно масла наглотались, — поклонился, приложившись к ручке наёмницы, — тут я вообще чуть в обморок от удивления не грохнулась, — и вернулся к нам.

— Эн, это что было?! — дружно пристали с расспросами мы с Линарой.

— А я знаю?! — огрызнулся он, почему-то хмурый. — Я думал… думал помочь ей, чтоб не слишком опозорилась, а эта плутовка, оказывается, превосходно танцует! — Эннио бросил раздражённый взгляд на сцену, где как раз объявляли второй конкурс, игры на музыкальном инструменте.

— И откуда, хотела бы я знать? — Лин прищурилась, прикусив губу, в светло-голубых, как летнее небо, глазах подружки появилось задумчивое выражение.

— Хана Хвеле, — ехидно заметил Кир, бросив на блондинку весёлый взгляд, и я вполне была с ним согласна.

— Она собирается играть, — обратила я внимание остальных на сцену.

Наёмнице между тем принесли гитару, поставили стульчик. Кстати сказать, кандидатка в красавицы даже не смотрела в нашу сторону, что настораживало. Надо будет не дать ей удрать после окончания всего действа. Хвеля села, взяла инструмент, настроила его, тихонько дёргая за струны и подкручивая колки. Потом, белобрысая замерла на мгновение, прикрыла глаза, и заиграла. Странная мелодия, вроде резкая, но в то же время плавная, завораживающая, то взмывающая вверх звонким аккордом, то рассыпающаяся переливом нот, заставляющая сердце трепетать, а нервы натягиваться ничуть не хуже струн под ловкими пальцами Хвели. Сожри меня дракон, где она так научилась?! И почему скрывала подобный талант? В зале воцарилась такая тишина, что слышалось потрескивание многочисленных свечей в люстрах и светильниках на стенах. Когда Хвеля закончила играть, несколько мгновений ничего не происходило, а потом раздались оглушительные овации. Наёмница встала, отдала гитару подскочившему слуге, скромно — это Хвеля-то, скромно!!! — улыбнулась и отошла к остальным, не слишком довольным успехом соперницы конкурсанткам. Только Арина и Клара искренне хлопали, с не менее ошарашенными лицами, чем у нас с Линарой.

Сказать, что наша компания была в полном ступоре, это ничего не сказать. Я пыталась напряжённо сообразить, кто же прятался под образом необразованной, нахальной и местами грубой наёмницы, и как же на самом деле зовут Хвелю.

— Я её придушу! — прошипела Линара, дёрнувшись в сторону сцены, но тут же бдительный Кир схватил свою блондинку в нежные объятия.

Какая же они всё-таки умилительная парочка. Удержавшись от сентиментальной улыбки, я снова повернулась к сцене.

— Не раньше, чем услышу, как Хвеля поёт, — решительно заявила, прижавшись спиной к Мэлу.

Пока преподавательницы не сильно наблюдали за нами, можно позволить себе вольности, тем более, при таком количестве гостей никто ничего и не заметит. Пришлось выслушать ещё не менее десятка дам разного возраста, игравших преимущественно на клавесине, арфе, и флейте. Гитарой никто кроме Хвели больше не порадовал, равно как и — на мой, безусловно, предвзятый взгляд, — игрой на одном уровне с наёмницей. Они не фальшивили, но и только. Музыка не брала за душу, как Хвелина. Наконец, дошла очередь до третьего конкурса.

— Меня уже ничего удивить не сможет, — проворчала я, скрестив руки на груди.

— Угу, — в тон ей отозвалась донельзя раздражённая Линара.

Оказалось, может, и ещё как. Хвеля выступала почти в самом конце, в основном дамы показывали своё искусство или совсем без музыки — гм, некоторым не стоило так рисковать, ибо голоса у кандидаток не совсем подходили для пения, — или под клавесин. Естественно, наёмница снова попросила гитару. Хотя, какая она к пьяным василискам наёмница?! Я в этом теперь уже сильно сомневалась. Устроившись на стульчике, Хвеля запела, подыгрывая себе, и в который раз за вечер у меня замерло сердце, и в душе взметнулся вихрь чувств и переживаний. Низковатый для женщины, с лёгкой хрипотцой, голос Хвели завораживал так же, как и её игра. Прикрыв глаза, я наслаждалась песней, особо не вслушиваясь в слова — телохранительница Линны пела на незнакомом языке, но до чего ж красиво! Покосившись на подругу, я заметила влажно блестевшие глаза, и Линара даже тихонько шмыгнула носом, да и у меня вдруг подозрительно перехватило дыхание, столько грусти и какой-то мягкой, щемящей тоски слышалось в песне.

— Это, наверное, про несчастную любовь, — хлюпнув, жалобно прошептала Линна, развернувшись и уткнувшись носом в грудь Киру. — Так грууустноооо…

— Слышь, только тут сырость не разводи, а, — одёрнула я подругу. Угу, самой как-то не по себе, а реветь из-за песни как-то неловко.

Наконец, Хвеля замолчала, и покосившись по сторонам, я увидела, что дамы вокруг промокают глаза кружевными платочками. Ой, что-то мне уже ясно, кто победит сегодня. Тут мой взгляд наткнулся на лицо Эннио: правильные черты нашего штатного красавчика отражали задумчивость и одновременно изумление, а в тёмных глазах поселилось странное выражение. Так-так, и что за мысли у него в голове насчёт нашей наёмницы, хотела бы я знать? Неужели мои подозрения насчёт его интереса к ней оправдались?

— Мэт, тебе не кажется, что Эннио странно себя ведёт? — раздался у моего уха тихий голос ненаглядного.

Я кивнула. Тем временем, все конкурсантки выстроились на сцене, и губернатор объявил, что жюри даётся десять минут на обсуждение, кто же из дам наденет корону победительницы. Вышеозначенный приз лежал на бархатной подушечке, на столике, изящная диадема, переливающаяся в свете многочисленных свечей.

— Вот зуб даю, эта интриганка выиграет! — фыркнула Линара, поджав губки. — Ох, и поговорю же я с ней…

— Если поймать успеешь, — хмыкнула я. — В такой толпе гостей она легко скроется. Если только наши девчонки не подсуетятся и не задержат.

— Но возвращаться-то ей тоже придётся, — резонно возразила Линара. — Обратно в таверну. Так что не отвертится от разговора.

Иногда мне казалось, она тоже притворяется глупенькой и наивной блондиночкой.

— И всё-таки, кто ж наша Хвеля а? — отозвался Кир, не сводя взгляда со сцены, где толпились взволнованные конкурсантки.

Наша белобрысая стояла чуть в сторонке, ни разу не нервничая, и сохраняла на лице отсутствующее выражение, глядя куда-то поверх голов в стену. Жюри закончило совещаться, и один из них, величественный мужик средних лет, поднялся на сцену и, наклонившись к уху губернатора, сообщил ответ. Судя по размерам глаз правителя Ринг-Тона, прогноз Линары оправдался на двести процентов. Дамы замерли, устроитель, немного растерянно улыбаясь, приблизился к короне и взял её.

— Итак, уважаемые гости, дорогие леди, жюри посовещалось, и единогласно решило, что из всех дам, изъявивших желание участвовать, и показавших нам свои таланты, этой короны достойна… — драматическая пауза, во время которой глаза всех были направлены на замерших в нетерпении кандидаток, — леди Хвеля! Прошу приветствовать!

Хмм, судя по вытянувшемуся личику телохранительницы, она не ожидала такого ошеломляющего успеха. Наша компания дружно выдохнула, но ухмылочки, появившиеся на физиономиях друзей, подсказали, что у нас всех, похоже, мысли были одинаковые. Гости захлопали, им, видимо, понравился выбор жюри, а вот остальным участницам не очень. Они с кислыми улыбками проводили жадными взглядами диадему, устроившуюся на голове Хвели, и я вдруг с удивлением поняла, что украшение-то очень идёт белобрысой телохранительнице. Демона мне в глотку, да не может быть, чтоб наше хамло с Пушистиком оказалось какой-нибудь блудной принцессой! Ну не настолько же Хвеля умеет играть… Скупо улыбнувшись, она кратко поблагодарила, и тут всё-таки наши взгляды встретились. Я прищурилась, и не удержалась: подняв руку, поманила её пальцем. Наёмница вздрогнула, и я отчётливо заметила в серых глазах мелькнувшую панику.

— Ребята, она удрать сейчас собирается, — вполголоса предупредила я.

— Ага, аж три раза, — внезапно отозвался молчаливый Эннио, и исчез среди гостей.

— Народ, я чего-то не понимаю? — Лин с недоумением уставилась вслед нашему роковому красавцу. — Или Эн пал жертвой внезапно обнаружившейся симпатяшки под маской наёмницы?

— Э… демоны знают, — я пожала плечами. — В любом случае, он от неё так просто не отвяжется.

— Скорее всего, это уязвлённое самолюбие, — Линна неожиданно хихикнула. — Как же, его так жёстко провели, и готова спорить на что угодно, Хвеля ухохоталась мысленно в гостинице, пока изображала из себя неуклюжую неумёху.


Между тем, предмет нашего разговора уже успела спуститься с помоста с другой стороны, и тоже исчезнуть в толпе. И хотя ужасно хотелось попытаться догнать Хвелю и задать ей парочку вопросов, я понимала, что гонки среди такого количества людей закончатся в лучшем случае ничем, а в худшем — скандалом и испорченным настроением приглашённых. А директриса ясно предупредила, вести себя прилично. Я вздохнула. Придётся ждать результатов порыва Эннио, и надеяться, что он таки догонит нашу загадочную красотку.

— Предлагаю вернуться в гостиницу и подождать результата, — предложил Мэл, словно прочитав мои мысли.

— Поддерживаю, — согласился Кир. — Уж мимо нас они всяко не пройдут.

— Они? — брови Линары поднялись домиком.

— Я сомневаюсь, что Эннио, если поймает Хвелю, ограничится поздравлением и не проводит её сюда, — доходчиво пояснил парень с улыбкой.

— О, — физиономия Лин выглядела обескураженной. — А как же Николас?! Ведь Хвеля и ему нравится!

Мы глубокомысленно промолчали. Вопрос о том, кому же ещё нравится преображённая Хвеля, и с чего это вдруг Эннио стал себя так странно вести, требовал осмысления и обсуждения, так что вскоре наша тёплая компания покинула губернаторский дворец. Ой, чую, в ближайшее время будет весело…


Хвеле удалось выбраться из губернаторского дворца, и она очень обрадовалась, обнаружив, что никто не собирается гнаться за ней и приставать с расспросами. Проклиная всё на свете, наёмница, едва свернув с площади перед дворцом в ближайшую улочку, решительно скинула туфельки, стянула чулки, нимало не смущаясь тем, что пришлось задрать юбку — благо, в узком проходе кроме неё никого не было, — и отправилась дальше, с наслаждением чувствуя под босыми ступнями крупные булыжники мостовой. Корона победительницы всё так же оставалась на голове, и Хвеля в который раз с недоумением спрашивала себя, какого дохлого василиска устроила представление на конкурсе. Ведь ничего ж не стоило закосить под прежний образ, отдавить ещё раз ноги Эннио, протренькать чего-нибудь маловразумительное на гитаре, и проблеять какую-нибудь похабную песенку из репертуара многочисленных таверн.

— Нет, приспичило покрасоваться, — бормотала она, особо не задумываясь, куда идёт. — Как теперь отмазываться будешь, идиотка без мозгов?! — Хвеля мрачно насупилась.

Отвечать на вопросы, кто она и откуда, совершенно не хотелось. А ведь они будут, и телохранительница не сомневалась, вся честная компания ждёт её в гостинице, и не разойдётся, пока не дождётся явления блудной наёмницы.

— Нет, ну вот же ж, точно, набралась дурости от этой блондинки! — не уставала она ругать.

Как-то не хотелось признаваться, что поддалась желанию хоть немножко побыть собой, а не тем, кем её привыкли считать. Ведь два года жила в образе грубоватой и хамоватой наёмницы, и ничего… Взрослеет, что ли? Это настораживало. Но особенно вызывал беспокойство взгляд Эннио, внимательный, пристальный, чересчур серьёзный для того весельчака, которого всегда видела Хвеля. И танец взбудоражил странные и непонятные чувства, никак не желавшие уняться в душе телохранительницы.

— Ээ, вот только проблем с мужиками мне сейчас не хватало, — нахмурилась Хвеля.

Несмотря на регулярные увлечения, ни один из её прошлых кавалеров не рождал подобное волнение, от которого по телу разбегались мурашки и мысли как-то резко превращались в бессвязную кашу. Хвеля разозлилась.

— Вот ещё, распускать сопли по этому отъявленному бабнику?! — она фыркнула, свернув на очередную улочку, тёмную, узкую и безлюдную. — Да он и посмотрел на меня, только когда в платье увидел! Урод, — сердито подвела итог Хвеля, и пнула какой-то мелкий камушек.

Внезапно обнаружившееся влечение к студенту озадачило её донельзя, и немножко испугало. Девушка просто не знала, что со всем этим делать, и как же избежать объяснения с остальными. Испустив раздражённый вздох, она только собралась идти дальше, как за спиной неожиданно раздался хорошо знакомый голос, с одновременно недовольными и радостными нотками:

— Хвеля! Ну, и долго бродить собираешься?

Резко обернувшись, она уставилась на Эннио, лихорадочно соображая, что делать.

— Убегать не вздумай, я Ринг-Тон хорошо знаю, — предупредил он, но зря.

Как только парень сделал шаг к ней, Хвеля, по-прежнему не говоря ни слова, отбросила туфли, подхватила ужасно мешающие юбки, и припустила по улице, прикидывая, куда лучше свернуть. Она не питала иллюзий насчёт того, что Эннио не последует за ней, вопрос только, за каким пьяным драконом? Мало ему, что ли, красоток Ринг-Тона во главе с губернаторшей? От последней мысли Хвеля невольно хихикнула, споткнувшись, вспомнилась его физиономия после встречи с решительной дамой. Большой палец тут же заныл, и хихиканье перешло в ругательства. Свернув в очередной раз, наёмница осторожно выглянула из-за угла, и с облегчением убедилась, что никто за ней не бежал. Редкие прохожие только косились на странную девушку в платье и с диадемой на голове, но поскольку в этих кварталах, расположенных близко к губернаторской резиденции, и не такое можно увидеть, никто Хвелю не останавливал.

— Фух, — выдохнула она, прикрыв глаза и прислонившись затылком к стене. — Кажется, удрала…

— А вот и нет, — раздался у самого уха насмешливый голос, и опешившая телохранительница оказалась прижата к дому, нос к носу с Эннио.

Опёршись ладонями о кирпичи по обе стороны от её головы, парень довольно ухмыльнулся.

— Я ж говорил, я очень хорошо знаю Ринг-Тон, — невозмутимо повторил он. — Поговорим?

— Разбежался, — Хвелю очень нервировало такое близкое нахождение Эннио, и она выставила ладони перед собой, попытавшись сохранить между ними дистанцию. — Отойди, иначе хуже будет, — предупредила она честно.

— Не будет, — уверенно отозвался молодой маг. — Хвеля, что за балаган ты устраивала всё это время, а?

— Иди ты, к дракону в задницу! — не на шутку испугалась и возмутилась она, остро сожалея, что в платье.

В следующую минуту наёмница поднырнула под руки Эннио, но недостаточно проворно — ухватив её за талию, он одним движением развернул девушку к себе спиной и крепко обнял, сжав запястья. Хвеля мысленно взвыла: высвободиться не представлялось теперь никакой возможности. У неё вырвалось крепкое словцо, услышав которое, Линара покраснела бы до ушей. И тут же раздался смешок Эннио.

— Ты всё-таки девушка, кто б мог подумать, а. И очень даже симпатичная, хочу заметить.

— Объясни мне, недалёкой, мало тебе твоих подружек городских? — небрежно поинтересовалась Хвеля, замерев и перестав вырываться. — Ну баба я, и чё теперь? Можно подумать, раньше ты этого не замечал.

— Неа, не замечал, — легко согласился Эннио. — Ты даже не представляешь, Хвелечка, как меняет человека одежда и умытое лицо и волосы. Хотя, теперь, наверное, представляешь, да?

— Какая я тебе на фиг Хвелечка?! — возопила телохранительница возмущённо. Подобная фамильярность взбесила несказанно. — Руки убрал от меня, быстро!

— Где ты так танцевать научилась, а? — не обратив внимания на её слова, спросил Эннио, прижавшись щекой к виску, и получая от близости Хвели несказанное удовольствие. Он и сам не понял, с чего это его потянуло к ней, хотя и раньше, когда девушка, наконец, вылезла из вечных штанов и рубах, он нет-нет, да и останавливал на ней заинтересованный взгляд.

Всё окончательно изменилось сегодня, когда они танцевали во дворце, и потом, после Хвелиной песни.

— Какая разница! — огрызнулась наёмница, дёрнувшись от его прикосновения. — Прекрати изображать временную глухоту и отпусти, придурок!

— Ну уж нет, — Эннио не переставал улыбаться, память вдруг услужливо подсунула события двухлетней давности, когда он прибыл домой на летние каникулы. Картинка сложилась, и улыбка парня стала шире. — И песню твою я прекрасно знаю, между прочим.

Сердце Хвели пропустило удар, от внезапного страха перехватило горло. «Дура!! Вот надо, надо было похабную частушку сбацать!»

— Врёшь, — охрипшим от волнения голосом возразила она.

— Нет, — вкрадчиво ответил Эннио, и такая уверенность звучала в его голосе, что Хвеля поверила. Не удержавшись, парень легонько чмокнул её в ушко, отчего девушка снова дёрнулась и зарычала.

— Пустиии! — она предприняла ещё одну попытку вырваться, проклиная платье, и в который раз убеждаясь, что быть неотесанной и грубой наёмницей куда более удобно, чем нормальной девушкой.

— Не дождёшься, — крепко ухватив её за запястье, Эннио с неохотой разжал объятия, и потянул Хвелю за собой. — Пойдём, там все заждались уже.

— Не пойду! — тут же упёрлась наёмница, остро сожалея, что с ней нет любимого меча.

Эннио обернулся, изогнув бровь, и смерил её неторопливым взглядом, от которого Хвеле моментально стало жарко.

— Тебя когда-нибудь носили на руках? — задал он вопрос, в тёмных глазах блеснул огонёк.

— Нет, — огрызнулась она, по-прежнему не двигаясь с места. — Ещё чего, я и на своих двоих могу!

— Ну так сейчас сие событие случится в твоей жизни первый раз, — с довольным видом сообщил Эннио.

— От придурка кусок, — обругала его Хвеля, подёргала руку в надежде высвободиться, и поджала губы. — Ладно, потопали.

Надежды сбежать по дороге испарились, Эннио держал аккуратно, но крепко. Бормоча что-то под нос, и то и дело косясь на спутника, Хвеля шагала к гостинице, лихорадочно соображая, что и как сказать остальным. Распахнув дверь, Эннио услужливо придержал её, пропустив вперёд хмурую наёмницу, под внимательные взгляды всей компании.

— Прошу любить и жаловать, — весело отозвался парень, ухватив за руку собиравшуюся юркнуть к лестнице Хвелю. — Моя соседка Хелвина, беглая дочка достопочтенного торговца артефактами, к сожалению, имени не помню.

— Вот гоблин, а, — Хвеля скрипнула зубами, а дружная компания студентов за столом испустила изумлённый вздох. — Что ж у тебя память такая хорошая?

— Ну так я помню девушку, немного диковатую и резкую в поведении, но тем не менее, а не хамло белобрысое неопределённого пола и возраста, — насмешливо отозвался Эннио, не сводя с неё довольного взгляда. — Не вылезала б дальше из образа, вряд ли обратил бы внимание на тебя. Сама виновата.

— Мне кто-нибудь объяснит, что тут происходит?! — не выдержала Линара. — Хвеля, в конце концов, кто ты такая?!

— Он же сказал, дочка торговца артефактами, — буркнула та, выдернув, наконец, руку из пальцев Эннио. — Была когда-то, — добавила девушка и почти бегом поднялась по лестнице.

Линна вскочила и помчалась за ней с очень решительным выражением лица, Кир не успел остановить её.

— Ну и? — Мэтти уставилась на севшего за стол Эннио. — Подробности можно?

— Да какие подробности, — он хмыкнул, снова покосившись в сторону лестницы. — Я как-то летом приезжал к родителям, они представляли нас соседям, видимо, с тайным намерением, вдруг мне понравится их дочка, и можно будет свадьбу закатить. Слава богу, им не пришла в голову дурацкая идея всё решить за меня в этом смысле, — парень бросил весёлый взгляд в сторону Мэла, едва избежавшего участи принудительной женитьбы.

— А Хвеля-то при чём? — с недоумением поинтересовалась Клара.

— Видимо, её папочка имел более решительные намерения в отношении меня, — Эннио не удержался от усмешки. — Или Хелвина предпочла перестраховаться. Потому что на следующий день после совместного обеда она сбежала из дома.

— И появилась наёмница Хвеля, — Арина хихикнула. — Неотёсанная, невоспитанная, грубая и любящая пауков. Блеск!

— Если бы не песня, я б, возможно, и не вспомнил, хотя Хвеля весь вечер мне упорно казалась знакомой, — хмыкнул Эннио. — Я ж её видел как раз в красном платье, и батя заставил дочь спеть один раз. Вот эту самую песню.

— Мм, Эннио, а она тебе понравилась, да? — словно невзначай поинтересовалась Мэтти, но в зелёных глазах загорелся азартный огонёк.

Парень внимательно посмотрел на приятельницу.

— Матильда, не вздумай вмешиваться в мою личную жизнь, — молодой маг хмыкнул. — По крайней мере, пока я не попрошу о помощи, поняла?

— Оу, неужели наш красавчик решил остепениться? — не удержалась от ехидной реплики Клара. — А как же твой личный гарем в Ринг-Тоне, да и в Школе? Или тебе просто нужен очередной крестик в твоём списке, м? Судя по всему, Хвеля совершенно не горит желанием поддаваться твоему неотразимому обаянию!

— Заметьте, я пока ничего не сказал! — Эннио покачал головой.

— Наша белобрысая крепкий орешек, — поддел Мэл приятеля. — Обычно она сама выбирает себе кавалеров.

— Да что вы привязались, не собираюсь я бегать за ней! — возмутился Эннио, уже утомлённый немного таким пристальным вниманием к его интересу к Хвеле. — Ну, узнал старую знакомую, и что теперь? Да пусть ведёт себя, как хочет! Всё, я пошёл спать, — поднявшись, парень направился к выходу.

— Спорим, он втюрился в Хвельку? — Матильда прищурилась, весело ухмыльнувшись. — Вон, как глаза загорелись, когда рассказывал про неё!

— Да ну, — Кир задумчиво покачал головой. — Чтобы Эннио, и втюрился? По-моему, он в принципе не способен удержать интерес к одной особе женского пола дольше, чем до постели.

— Я ставлю неделю, — поддержала Арина. — Через семь дней наша блудная дочь будет у него из рук есть.

— Неа, — Клара усмехнулась. — Я верю в наёмницу, она его ещё заставит на стенку лезть.

— Чую, год предстоит интересный, — протянул Мэл, обняв Матильду и подтянув к себе поближе. — Вы только не переусердствуйте, барышни. Если Эннио узнает, что вы собираетесь делать…

— А мы ничего не собираемся делать, в том-то и дело, — Клара коварно улыбнулась. — Просто наблюдать.


Громко хлопнув дверью в комнату, Хвеля сорвала злосчастную диадему с головы и швырнула на кровать Линары, потом дотянулась до пуговичек на спине, и кое-как начала их расстёгивать, ругаясь сквозь зубы, и жалея, что платье чужое, и нельзя просто рвануть ткань. Справившись с этим нелёгким делом, девушка нетерпеливо избавилась от наряда, и достала любимые штаны с рубашкой. Облачившись в более привычную одежду, и вдобавок надев замшевую безрукавку, Хвеля хмуро уставилась на своё отражение. Потом, решительно запустив руки в волосы, растрепала тщательно уложенные пряди, и удовлетворённо улыбнулась: на голове воцарился беспорядок, больше подходящий наёмнице, чем достопочтенной Хелвине. Выудив Пушистика из шкафа, уселась на стуле, не желая спускаться вниз и в очередной раз встречаться с Эннио. Пока он не обращал на неё внимания, Хвеля и думать не думала о красавце-студенте, прекрасно понимая, что в образе неотесанной хамки вряд ли он на неё посмотрит, как на объект охоты. А вот сейчас… Дверь открылась, на пороге появилась Линара.

— Стоп, — Хвеля выставила перед собой ладонь. — Я — твоя телохранительница, и на этом закончим, лады? Вон, можешь забирать себе, — она кивнула на диадему. — Мне она на фиг не сдалась.

Лин, распахнувшая было рот, тихо его прикрыла, потом задумчиво прикусила губу, смерив приятельницу взглядом, и прислонившись к двери.

— Эннио от тебя не отстанет, — проворковала неожиданно она, склонив белокурую головку на бок.

Хвеля выпрямилась и наставила на Линну палец, нахмурившись.

— Только попробуй приложить к этому свои кривые ручонки, сваха доморощенная! — сквозь зубы процедила наёмница. — И отваров мне никаких подсовывать не надо!

— Ой, ой, какие мы пугливые, — Линара хихикнула. — А по-моему, тебе он самой понравился, м, Хвель? Ты ж с мужчинами всегда была уверенная, что теперь случилось? Боишься пасть ещё одной жертвой его смазливой мордашки?

— Он не в моём вкусе, — Хвеля небрежно пожала плечами. — И вообще, у меня Николас есть.

— Мы через день в Школу возвращаемся, вы не сможете встречаться, — Линна накрутила локон на пальчик.

— Уйди, — отчеканила Хвеля. — Иначе, дорогуша, я тебе такую весёлую жизнь устрою по возвращении, сама сбежишь под крылышко к своему магу.

…На Ринг-Тон опустилась глубокая ночь, и все студенты уже давно спали, в том числе и друзья Хвели, как и она сама. Оставался последний день практики, в который подписывались рекомендательные письма теми, кому приглянулись молодые люди в качестве помощников, и в общем работы никакой не предвиделось. Эннио, лёжа в постели — в кои-то веки он ночевал в своей комнате, в гостинице, — смотрел в деревянный потолок, заложив руки за голову, сон к нему не шёл. Из мыслей не выходила Хвеля, настоящая Хвеля, и даже если она вернётся в прежний образ наёмницы, его уже не обмануть. Из нескладной девчонки семнадцати лет от роду получилась очень даже симпатичная девушка, если не сказать больше, обладающая ко всему прочему удивительным характером, одновременно упрямым, жёстким, и в то же время добрым, отзывчивым. Взять хотя бы её ненавязчивую заботу о Линаре, или Пушистике. На губах Эннио появилась довольная улыбка. О да, год обещает быть весьма интересным, ему уже поднадоели быстрые и лёгкие победы над однокурсницами.

— Хвелечка, — едва слышно прошептал он, и ему нравилось, как звучит новый вариант имени соседской девчонки.

Впрочем, как и всё остальное в ней.

Суровые будни или приручение упрямой

— Линна, когда у меня успели появиться задница и сиськи?! — от подобного вопроса блондинка вздрогнула и оторвалась от конспекта, по которому готовилась к семинару. — Точнее, почему они у меня вдруг появились?

Хвеля стояла у зеркала и с удручённым видом рассматривала себя. Прошла неделя с возвращения из Ринг-Тона, учёба в Школе потихоньку продолжалась, жизнь вроде вошла в обычную колею суровых будней. У практикантов неожиданно выдались жаркие деньки: им пришлось нагонять то, что пропустили, и вся компания не вылезала из библиотеки и зачитывалась конспектами и книгами по предметам, даже в Погребке. Однако было одно но: Хвеля. За два года относительно спокойной и сытой жизни она неожиданно поправилась, исчезла ненормальная худоба, на лицо вернулся здоровый цвет. А уж после Ринг-Тона, где наёмница щеголяла в платьях, стало окончательно ясно — образ хамла без определённого возраста и пола растворился в прошлом. Хвеля стала очень даже симпатичной девушкой, с вполне оформившейся фигурой, отросшими по плечи, чистыми, но по-прежнему художественно растрёпанными волосами светлого, серебристого цвета, и колючим, ехидным характером. Пожалуй, единственное, что осталось от той девицы, встреченной когда-то Мэтти и Линарой в Развалинах. Изменения, произошедшие с ней, удручали Хвелю несказанно. Вот и сейчас, глядя на отражение, ей хотелось удавиться с тоски.

— Эм, собственно, ты же девушка, — осторожно ответила Линна, окинув приятельницу критическим взглядом. — У меня тоже есть… — она чуть покраснела, но выразилась более деликатно, чем Хвеля, — грудь и попа. И у всех есть. Просто раньше ты этого не замечала. А почему тебя этот факт смущает?

— Да потому что я не хочу быть бабой!! — Хвеля сжала кулаки. — Чего хорошего в том, что при виде меня половина мужиков вылупливается на мой зад и начинает активно капать слюной, пачкая пол?!

— Собственно, а чего плохого-то? — Линна пожала плечами, откинувшись на подушку и рассеянно заглянув в конспект. — Не щиплют же за твой зад, и ладно. Другая бы радовалась на твоём месте, симпатичной не каждой повезёт родиться.

— Тьфу, — сплюнув с досады, Хвеля отошла от зеркала, насупившись и скрестив руки на груди.

Неожиданно в дверь раздался нетерпеливый стук, и тут же она приоткрылась.

— Дамы, вы ещё здесь? — Кир изобразил возмущение. — Все уже ждут внизу, Линна, бросай к горгульям эту зубрёжку! Хвеля, быстро, дежурную улыбку на лицо!

— Эээ… — опешившая Линара уставилась на молодого мага. — Подожди, куда, зачем?!

— У Арины день рождения, — доходчиво объяснил он, подмигнув. — Ты всё забыла, радость моя? Я ж тебе вчера говорил!

— Ой, — Линара поднесла ладонь к губам, её глаза расширились. — Точно! Кир, две минуты и мы внизу!

— Засекаю, — он демонстративно посмотрел на часы и прикрыл дверь.

— Я никуда не пойду, — вдруг отозвалась Хвеля, не отрываясь от созерцания пейзажа за окном. — Развлекайтесь без меня.

— Хвель, ты чего? — блондинка воззрилась на неё с немым изумлением.

Та упрямо сжала узкие губы. Линна прищурилась, и вдруг понимающе разулыбалась.

— Хвелечка, — сладким голосом пропела она. — Ты сдрейфила, что ли?

— Чтооо? — светлые брови телохранительницы поднялись почти до уровня волос.

— Эннио боишься? — голос блондинки приобрёл ехидные интонации. — А, между прочим, я заметила, что ты почти не выходишь из комнаты, когда занятия заканчиваются.

Хвеля фыркнула, снова отвернувшись, и Линара не увидела яркий румянец на щеках девушки.

— Больно надо, ага, — буркнула телохранительница. — С каких таких пьяных василисков мне бояться этого бабника?

— Ну уж не знаю, тебе виднее, — Лин продолжала сверлить взглядом спину Хвели. — Так что, идёшь? Или я скажу всем, что ты струсила.

— Муравья тебе в ухо, вот настырная, — наёмница утомлённо покачала головой и развернулась. — Ладно, ладно, пойду я с тобой. В конце концов, ты мне деньги за работу платишь, — Хвеля хмыкнула и поковырялась в зубах ногтем.

Спрятав довольную улыбку, блондинка достала подарок для Арины и вышла из комнаты, телохранительница за ней. Линна не стала убеждать Хвелю, что прежний образ у неё получается не очень-то правдоподобно, особенно с таким личиком и фигурой.

Вся компания ждала их у выхода из Школы, и Хвеля, что-то насвистывая и сохраняя невозмутимое выражение, остановилась рядом с Линной, сделав вид, что не обратила никакого внимания на пристальный взгляд Эннио.

— Ну, пошли, пока нас не засекли, — Арина первая направилась к Развалинам.

За прикрытие от бдительных преподавательниц отвечал Кир, как лучший по иллюзиям. Матильда пристроилась рядом с Мэлом, и они трогательно держались за руки, Линара о чём-то щебетала с Киром, Клара шла с Ариной впереди всех. Хвеля, засунув руки в карманы, с независимым видом шагала в хвосте колонны — узкая тропинка не позволяла идти всем вместе, да и прикрывать так их было проще, — про себя вспоминая богатый набор ругательств. Эннио шёл рядом, и его взгляд обжигал не хуже крапивы.

— Хвель, ты чего прячешься от меня?

Она чуть не подскочила от неожиданно прозвучавшего вопроса, и смерила парня пренебрежительным взглядом.

— Это ты сейчас пошутил, да?

— Я серьёзен, как никогда, — невозмутимо отозвался Эннио. — Раньше тебя можно было регулярно в Погребке встретить, да и по Школе тоже. А теперь отсиживаешься в комнате.

— А с какого перепугу ты следишь за мной, а?! — возмутилась Хвеля, постаравшись унять застучавшее некстати сердце.

Молодой маг улыбнулся.

— Не слежу, а ищу возможности встретиться, — весело отозвался он.

Наёмница не удержалась и показала неприличный жест.

— Ну, ищи дальше, мне-то что, — пожав плечами, она поспешила обогнать Мэтти и Мэла и пристроиться за спиной Линны.

Остальные усиленно делали вид, что не замечают происходящего, и заняты своими разговорами. Хвеля же сделала вид, что поверила им. «Да чтоб их василиск недоразвитый обслюнявил, горгулья на голову села, мыши в кровать нагадили!!» — молча ругалась она. Впервые, пожалуй, за долгое время став объектом столь пристального внимания, да ещё и со стороны такого количества людей, она чувствовала себя ужасно неуютно, совершенно не представляя, как себя вести. С одной стороны, Хвеля прочно вжилась в образ неотёсанной наёмницы, с другой — под влиянием окружения некоторые острые углы в её поведении и разговорах удачно сгладились. Подавив досадливый вздох, она пнула камушек, представив на его месте коленку Эннио — его взгляд продолжал рождать мурашки по спине, хотя он и не спешил снова приставать с разговорами.

За размышлениями она не заметила, как вся компания добралась до Погребка.

— Только я ненадолго, — Матильда пристроилась рядом со своим блондином. — У меня завтра зачёт по лекарственным травам и смесям, — девушка вздохнула. — Хочется выспаться и ничего не напутать с рецептами.

Бросив косой взгляд на задумчивое лицо Мэла, Хвеля едва не подавилась хихиканьем: судя по всему, это ведьмочке вряд ли удастся.

— Ну, тогда не будем затягивать, — Арина подозвала официантку и сделала заказ.

Как назло, все, естественно, разбились по парочкам, и Хвеле пришлось смириться с тем фактом, что Эннио с независимым видом устроился рядом с ней.

— Будешь грабли распускать — сломаю пальцы, — сквозь зубы пообещала она на полном серьёзе.

До неё донёсся смешок, дрожью отозвавшийся в натянутых нервах телохранительницы.

— Хвелечка, спорим, ты и пяти минут не продержишься без ругательств, а? — неожиданно услышала она насмешливые слова.

— А с каких таких пор я разрешала так себя называть? — изогнув бровь, девушка покосилась на собеседника, посадив Пушистика на стол. — И вообще, какое тебе собственно дело до того, как я выражаюсь?

— Никакого, — глаза Эннио блеснули. — Но мне просто интересно, сможешь или нет.

— О чём это вы там шепчетесь? — Линара оторвалась от беседы с Матильдой и повернулась к ним.

— Мы не шепчемся, — буркнула Хвеля, одновременно ткнув острым локотком в бок Эннио.

Тот охнул, но, видимо, намёка или не понял, или не посчитал нужным внять молчаливому предупреждению.

— Да так, я всего лишь сказал, что Хвеля и пяти минут не сможет продержаться без ругательств, — небрежно улыбаясь, громко сказал Эннио, не сводя с наёмницы взгляда.

— Естественно, не сможет, — тут же согласилась блондинка, пожав плечами. — Она даже учителям хамит, между прочим.

— А мне кажется, ей не слабо весь вечер разговаривать нормально, — задумчиво отозвалась Матильда, подперев подбородок ладонью. — Так же, Хвель? Ты ж можешь изъясняться обычными словами?

— Да что вы привязались к тому, как я говорю?! — возмутилась Хвеля и попыталась вскочить, но на предплечье совершенно неожиданно сомкнулись пальцы Эннио.

— Не торопись, буйная моя, — шепнул он, отчего телохранительница непроизвольно сглотнула, нервно вздрогнув.

— Интересно стало, — Клара включилась в игру, которую затеяли остальные. — Я тоже вот думаю, не хватит тебе терпения обойтись без ругательств, — и губы девушки разъехались в ехидной улыбке.


Парни пока мудро молчали, не вмешиваясь, и только переглядывались, понимая, что барышни нашли себе очередное развлечение. Надо сказать, вполне мирное, по сравнению с предыдущими приключениями. По крайней мере, никому ничего не планировалось подливать или подсыпать, и уж тем более, колдовать.

Хвеля чуть не взвыла, выдернув руку, и постаравшись отодвинуться подальше — увы, размеры лавки особо не позволяли это сделать, и телохранительница упёрлась в стену.

— Спорим, Хвелечка? — Энниро протянул ладонь, словно невзначай придвинувшись ближе к собеседнице.

— Твою… — она поперхнулась, встретившись с его тёмно-карими, почти чёрными, глазами, в глубине которых плясал целый табун демонят.

— Всего пять минут, Хвеля, — вкрадчиво произнёс он.

— Нееет, пусть уж тогда весь вечер! — встряла решительно Арина. — Пять минут неинтересно, пять минут любой может!

Пока Хвеля хватала ртом воздух, подыскивая достойный ответ, Эннио ухватил её ладонь и крепко сжал.

— Итак, весь вечер без ругательств, или вежливая Хвеля! — хихикнув, Линара потёрла руки. — На что спорим?

— Проигравший должен желание, — быстро ответил молодой маг.

И не дожидаясь ответа наёмницы, Линна разбила их ладони. Буйное воображение Хвели заработало на полную, выдавая такие цветистые обороты, смешивая расы в такие причудливые пары, что любой генетик обзавидовался бы. Но генетиков к сожалению здесь не наблюдалось, а был один дурацкий спор, в который её втянули совершенно против воли, и… и если Хвеля не хотела влететь по полной, то следовало любыми способами выиграть. А значит — вежливо улыбаться и мысленно придумывать месть несносному магу. Поскольку тут и сомневаться нечего, идея о споре пришла в голову именно ему. Оскалившись в улыбке, Хвеля повернулась к нему.

— Пожалеешь, — кратко озвучила она бурлившие чувства, не находившие выхода.

— Правда? — тёмная бровь изогнулась, а губы сложились в усмешку.

— Только чтобы честно, без провокаций! — категорично заявил вдруг Мэл. — А то знаю я вас, кумушки. А уж тебя, приятель, — пристальный взгляд на Эннио не оставил сомнений, о ком он говорил, — и подавно.

— Без проблем, — подозрительно кротко согласились все упомянутые.

Далее вечер протекал какое-то время спокойно, хотя, может, и не так весело — Хвеля предпочитала отмалчиваться, дабы не ляпнуть чего-нибудь не того. Арине вручили подарки, заказали ещё по паре кувшинов вина. Как обычно, часам к девяти вечера подтянулись музыканты. Поскольку Мэтти не являлась ярой поклонницей танцев, Мэл пригласил именинницу, зная, что она-то очень даже любит. Кир ушёл с Линной, а Эннио, усмехнувшись, протянул руку Хвеле.

— Пойдём?

Под его насмешливым взглядом наёмница покраснела, вспомнив злополучный урок в Ринг-Тоне.

— Нет.

— Слабо? — поддел парень.

Хвеля набрала побольше воздуха, и Клара затаила дыхание в ожидании цветистого выражения.

— А не соблаговолит ли господин маг засунуть своё приглашение к троллю в то место, где у него и так темно и воняет? — оскалившись в подобии улыбки, выдала телохранительница Линары. — И сам проследует в том же направлении?

Эннио на мгновение замер, а потом громко расхохотался. Клара давилась хихиканьем, уткнувшись в сгиб локтя.

— Ооо, Хвелечка, ты неподражаема, — отсмеявшись, прокомментировал парень. — Так изящно меня ещё не посылали. Но я не отстану.

— Да пошшёл ты… — девушка сильно прикусила язык, и промямлила. — В лес, цветочки собирать!

Клара хрюкнула в изнеможении. Эннио встал и поманил Хвелю к себе пальцем.

— Пойдём-пойдём, колючая моя.

Та окончательно разозлилась. В голове снова зашевелились мысли о мести. Сложив губы в сладенькую улыбочку, наёмница поднялась и подала Эннио ладонь. «Хочешь потанцевать, драконья отрыжка?! Ща я тебе потанцую…»

— Судя по твоим бешено сверкающим глазкам, ты намерена снова отдавить мне ноги, — легко разгадал мысли девушки её партнёр, положив руку Хвеле на талию. — Только рискни, — тихим шёпотом добавил Эннио, не сводя с неё довольного взгляда.

Хвеля сглотнула, взбесившиеся гормоны среагировали на его бархатистый голос совершенно недвусмысленным образом. «Сожри меня тролль, я что, хочу его?!» — пронеслась паническая мысль.

— А если рискну? — справившись с эмоциями, поинтересовалась Хвеля сиплым голосом.

Эннио, прижав девушку к себе, наклонился почти к самому её лицу.

— Я даже хочу, чтобы ты это сделала, Хвелечка, — вкрадчиво ответил молодой маг, демонстративно глядя на губы телохранительницы.

Проглотив очередное нецензурное ругательство, Хвеля явственно скрипнула зубами, поняв, что план мести провалился.

— За каждое проявление твоей как бы неуклюжести буду целовать, — прямо заявил Эннио.

— Укушу! — нервно выпалила Хвеля, мысли в голове слиплись в один невразумительный комок.

Меньше всего она сейчас хотела, чтобы он выполнил угрозу.

— Тогда давай просто потанцуем, идёт?

Мысленно пожелав ему озабоченного кентавра в постель, Хвеля нехотя кивнула.

— Ты твёрдо намерена выиграть, да?

— Да, — кратко ответила наёмница, глядя куда-то за плечо Эннио, и стараясь сохранять между ними дистанцию.

В ответ она услышала только смешок, снова повергший её в нервные переживания. Мурашки, похоже, вообще решили устроить на спине Хвели скачки, что ей совсем не нравилось. Как и столь близкое нахождение Эннио.

— Что ты такая напряжённая, Хвель? — его пальцы легко пробежались вдоль позвоночника, отчего девушка выгнулась, зашипев, как кошка.

— Прекратиии! — тихонько взвыла она, бросив на партнёра яростный взгляд и снова до боли прикусив язык, чтобы с него не сорвалось что-нибудь ненужное.

— Ммм, какая ты чувствительная, — притворно удивился парень.

Хвеля не удержалась и, мстительно ухмыльнувшись, изо всей силы наступила ему каблучком сапога на ногу. Совершенно позабыв, чем ей это может грозить. Эннио не растерялся и крепко прижал наёмницу к себе, наклонившись к её лицу. В последний момент она отвернулась, и поцелуй пришёлся чуть пониже щеки, что, однако, всё равно вызвало сладкую дрожь в коленках.

— Ссссс… Собака бешеная, — Хвеля с трудом удержалась от ругательства.

— Не нервничай так, колючая моя, — выдохнул ей в ухо Эннио. — Расслабься и получай удовольствие.

До хруста сжав зубы, телохранительница сумела промолчать. И всё бы хорошо, если бы не большое количество желающих потанцевать. Таверна — не паркет в бальной зале какого-нибудь особняка, народ тут совершенно не соблюдает никакие фигуры и прочие выкрутасы. Конечно, при достаточно ловком партнёре вероятность столкновения сводится почти к нулю, но… кто сказал, что абсолютно у всех присутствующих дам партнёры ловкие? При очередном повороте Хвеля споткнулась о чью-то ногу, лодыжка взорвалась болью, и наёмница, не удержавшись, начала падать назад.

— Да чтоб тебя василиск сожрал и выплюнул, отрыжка ты троллья!!! — завопила девушка, взмахнув руками.

Конечно, Эннио не дал ей упасть, но легче Хвеле от этого не стало. Сумбурно извинявшаяся виновница происшествия поспешно скрылась на другом конце таверны, а хромающая телохранительница, заботливо поддерживаемая молодым магом, мрачно устроилась на скамейке, стараясь не смотреть на остальных.

— Очень больно? — сочувственно поинтересовалась Мэтти, и в её голосе Хвеля, как ни пыталась, не уловила ни грамма насмешки. — Хочешь, помогу? Я уже умею, боль снимать.

— Н-нет, спасибо, — поморщившись, девушка потёрла ноющую лодыжку. Она вообще после случая с приворотным зельем магию побаивалась. — К завтрашнему утру пройдёт.

За столом воцарилось напряжённое молчание, которое никто не рисковал нарушить. Хвеля, никогда не считавшая себя трусихой, с кривой улыбкой повернулась к Эннио.

— Ну, чё у тебя там за желание? Нечего тянуть горгулью за хвост.

— Поужинай завтра со мной, а? — он провёл тыльной стороной ладони по щеке Хвели.

Она дёрнулась, как от удара, и поспешно отодвинулась, едва не испустив вздох облегчения. Девушка предполагала, что Эннио будет действовать более решительно и его желание не будет столь… невинным.

— Не вопрос, — буркнула она. Ужин не самое страшное, как-нибудь переживёт. Главное, чтобы не попёрся провожать после.

— В платье, — довольно ухмыльнувшись, добавил парень.

— А может тебе ещё стриптиз станцевать на столе?! — тут же огрызнулась Хвеля. — Разбежался, ага!

— Хвелечка, — мурлыкнул, как кот, обожравшийся сметаны, Эннио. — Ты проиграла, не отвертишься. Ужин с тобой, одетой в платье, завтра, в Погребке.

Плюнув с досады, Хвеля не стала дожидаться окончания вечеринки, и раньше всех отправилась домой, злая, раздражённая, и вдобавок встревоженная. Опыт общения с мужчинами у неё всё-таки был не такой уж богатый, а тем более, с такими красавчиками, искушёнными в соблазнении женщин, как Эннио. И то, что она так неоднозначно реагировала на него, Хвеле очень, ну просто очень не нравилось.

Выбравшись из Развалин и пиная по пути камни, наёмница вернула мысли в менее волнующее русло: как отомстить, и одновременно избежать злополучного ужина.

* * *

Матильда

Мы медленно брели по коридору Школы, едва освещённому маленькими светильниками, и я пыталась удержаться от смачных зевков, и не спотыкаться на каждом шагу. Интенсивность учёбы и одобрение директрисы письма травницы из Ринг-Тона оставляли мало времени на сон, и ещё меньше на личную жизнь. Но сегодня, видимо, терпение Мэла иссякло, потому что мы давно прошли поворот к моей комнате, а его рука, лежавшая на моей талии, не позволяла двигаться никуда кроме как прямо. То есть, к переходу на третий этаж, где жил мой ненаглядный. Эх, ладно, к зачёту завтрашнему худо-бедно готова, можно позволить себе роскошь ночевать не у себя. Ну и я тоже соскучилась, чего уж тут. Прижавшись к плечу Мэла, тихо вздохнула, губы расползлись в улыбке. Иногда я ещё ловила завистливые взгляды в спину от тех, кто пускал слюни на моего мага, но подстраивать пакости никто не решался — ну ещё бы, кому хотелось огрести по полной от злого Мэла. А в том, что он мигом вычислит виновницу, я даже не сомневалась. Так что жизнь моя в статусе девушки одного из самых лучших учеников Школы протекала относительно спокойно. Относительно — потому что теперь приходилось напрягаться по полной в учёбе, чтобы соответствовать, так сказать.

В очередной раз подавив зевок, я обнаружила, что мы уже пришли. Распахнув передо мной дверь, Мэл молча пропустил вперёд. Я добрела до кровати и с тихим стоном блаженства рухнула на неё.

— Совсем устала, да? — Мэл присел рядом, и его ладонь ласково провела по моим волосам.

— Мммм, — неопределённо промычала я, приоткрыв один глаз.

Потом сделала над собой усилие и поднялась, прислонившись спиной к Мэлу и позволив ему обнять себя.

— Давно хочу предложить, перебирайся совсем ко мне, а, Мэт?

Сердце пропустило удар, а потом заколотилось, как сумасшедшее, сна ни в одном глазу.

— Ты вот сейчас пошутил, да? — попыталась произнести это легкомысленным тоном, и надеюсь, получилось.

— Нет, — спокойно ответил Мэл, прижавшись к моему виску щекой. — Что тебя удивляет, рыжая моя? Я, между прочим, давно об этом думаю. Только тебя всё не выловить, совсем зарылась в учёбу.

— Ну не всем же быть таким одарённым, как ты, — для проформы проворчала, одновременно собирая мысли в кучу.

— Так как насчёт моего предложения? — он не дал съехать с темы.

Я крутила пуговицу на его манжете, прикусив губу, и напряжённо размышляла. Это, конечно, чудесно и всё такое, но… Или я чего-то не понимаю, или наши отношения потихоньку переходят в какую-то серьёзную стадию.

— Не веришь, что на самом деле люблю тебя? — тихо спросил Мэл, и сердце снова подпрыгнуло, создав проблемы с дыханием.

Откашлявшись, я помотала головой.

— Тогда что? Не пытайся убедить, что такое развитие событий тебе не нравится, — тихий смех, от которого у меня напрочь отшибает способность трезво мыслить. — Ну чего ты боишься, Мэтти? Я не брошу тебя, честно, — лёгкий поцелуй в ушко вызвал волну дрожи.

А действительно, чего боюсь? В принципе, у нас не запрещены отношения между учениками, другое дело, что что-то серьёзное бывает редко, ведь все из разных мест, и разных социальных слоёв. И после учёбы обычно разъезжаются в разные стороны.

— Ты последний год учишься, — нервно выпалила наконец я. — А мне ещё два курса одолеть надо, вместе с нынешним. Ну и… ты ж домой хочешь, да, наверное?

— О, а ты знаешь, чего я хочу? — притворно удивился Мэл. — И, между прочим, ты ещё не в курсе, а директриса предложила мне остаться ещё на год, только в качестве преподавателя, — я почувствовала, что он улыбается, — для младших.

Животрепещущая тема Хвели и Эннио полностью отошла на задний план, мне б со своей жизнью разобраться…

— Ну так что, переберёшься ко мне?

Похоже, действительно пора перестать сомневаться в его серьёзном ко мне отношении. Насчёт себя-то я давно уже всё поняла, вот только смущал факт, что мы слишком разные по положению. Видимо, смущал только меня одну. Кротко вздохнув, я прислонилась затылком к плечу Мэла, и тихонько выдохнула:

— Да…

Ведь могут быть в жизни чудеса, правда? И не только завязанные на магии?

— Вот и молодец, — мой ненаглядный развернул меня к себе и, обхватив лицо ладонями, поцеловал.

Ммм, кажется, я спать хотела? Когда это, интересно? И вообще, мы всю неделю виделись урывками! Я не Линна, мне мало торопливых поцелуев по углам!

…Уже почти засыпая, поздно ночью, я не удержалась и поинтересовалась:

— Как думаешь, Эннио преуспеет с Хвелей?

Мэл усмехнулся.

— Тебе лучше знать свою буйную подружку. Могу только сказать, что у Эннио до сих пор осечек не было. Он упорный, знаешь ли.

Я тоже не удержалась от хихиканья.

— Жутко интересно, как же завтра их ужин пройдёт!

— Не пущу! — категорично заявил мой блондин. — Потом Хвеля сама всё расскажет! А то знаю я вас, деятельных, когда вы с Линной собираетесь вместе, всё время что-нибудь случается!

— Скажите пожалуйста, заботливый какой, — съехидничала я. — А сколько мелких пакостей эта белобрысая язва нам делала, не считается?

— Спи, рыжая моя, — оборвал Мэл рассуждения. — У тебя зачёт завтра, а мне с директрисой разговаривать.

— О чём? — встрепенулась я, но он прижал мою голову обратно к своему плечу.

— О том, что хочу сменить кое-какую мебель в комнате, кровать например, — невозмутимо ответил он, и повторил. — Всё, спи, давай.

Сладко зевнув, я свернулась клубочком, и моментально вырубилась.


Хвеля сидела на подоконнике, задумчиво наблюдая за готовившейся ко сну Линарой.

— Лин, а ведь у этого пижона в Школе полно подружек, да? — спросила вдруг она.

— Ну, не то, чтобы подружек… — протянула блондинка, расчёсываясь. — А что такое, ревнуешь? — съехидничала Линна.

— Вот ещё, — Хвеля фыркнула. — А с кем он встречался в последний раз, ну, перед практикой?

— Хочешь сказать, переспал? — прямо сказала Линара, ловко заплетая косу. — Ну, кажется, одна девица с факультета Матильды, но я не уверена. Арина точнее знает. Они с Кларой всегда в курсе его сердечных дел. Хвееель, ну что у тебя на уме, а? — затянув завязки на воротнике ночной рубашки, Линара с интересом уставилась на телохранительницу. — Думаешь, как бы от ужина отвертеться? Но ты ведь проиграла, всё по-честному.

— Угу, по-честному, — серые глаза Хвели прищурились, а узкие губы расползлись в усмешке. — Вот и я тоже буду играть… по-честному. Если он слов не понимает, павлин ощипанный.

Линара хихикнула и забралась под одеяло.

— Хвель, — тихонько позвала она собеседницу.

— Ну? — та спрыгнула с подоконника, направляясь в свою, соседнюю комнату.

— А ты действительно симпатичная стала, — Линара улыбнулась в темноте.

Хвеля молча зашла к себе и громко хлопнула дверью. В её голове уже зрел план завтрашней изощрённой мести, который заодно поможет избежать злополучного ужина. Потому что платьев у Хвели сроду не водилось.

На следующее утро наёмница за завтраком в столовой подсела к Кларе и с невозмутимым видом осведомилась, не забывая оглядываться по сторонам, чтобы не пропустить появление Эннио:

— Клар, не подскажешь, где обретаются две последние пассии этого бабника?

Чуть не поперхнувшись чаем, девушка покосилась на собеседницу.

— Устраняешь конкуренток? — попыталась она пошутить.

— Ни в коем разе, — последовал ответ. — Наоборот, делаю им подарок. Так что, скажешь, где они живут?

Клара помолчала.

— Ты им точно ничего плохого не сделаешь? — уточнила молодая ведьма. С Хвели ведь станется…

— Точно, точно, ну хочешь, поклянусь какой-нибудь страшной нерушимой клятвой? — Хвеля нетерпеливо заёрзала — время шло, а сталкиваться с Эннио ей ой как не хотелось.

— Ладно, — решилась Клара. — Но с тебя потом рассказ, как прошёл сегодняшний вечер! — потребовала она. — В подробностях!

— Ладно, — быстро согласилась наёмница. И так пришлось бы рассказывать.

Клара объяснила, где находятся комнаты двух последних девушек Эннио, и довольная Хвеля быстренько ретировалась из столовой. Вернувшись в их с Линарой комнату, она засела за письменный стол, положив перед собой чистый лист бумаги.

— Эх, вспомним каллиграфию, — пробормотала телохранительница, аккуратно стряхнув с пера капельку.

Через некоторое время были готовы две коротенькие записки — Хвеля надеялась, что девицы не знакомы с почерком Эннио, и не усомнятся в подлинности. Дождавшись, пока в коридорах станет тихо и студенты расползутся по лекциям и семинарам, девушка спокойно дошла до нужных комнат и подсунула сложенные листочки под двери. Серые глаза заблестели, едва Хвеля представила реакцию хозяек на послания.

Устроившись на подоконнике в комнате Линары, она снова задумалась. Следовало как-то сделать так, чтобы Эннио никак не смог отвертеться от свидания с двумя красотками. Что сразу избавляло её от необходимости ужинать с ним. Точнее, довести этот ужин до конца. Прикусив губу, Хвеля рассеянно почесала в затылке, перебирая в уме возможные варианты, и тут её взгляд упал на лежавшую на кровати толстую книгу. «Энциклопедия растений и их свойств». Телохранительница замерла, словно гончая, почуявшая добычу.

— Говорите, он спец по девочкам, да? — мурлыкнула Хвеля, чуть ли не облизываясь.

Она едва дождалась возвращения Линны, уставшей и с глазами к переносице от прослушанных лекций.

— Лин, у меня вопрос, — Хвеля спрыгнула с подоконника. — Ты знаешь, какая травка помогает от… э… — девушка запнулась, подбирая подходящее выражение, — ну, если у мужика не стоит?

Блондинка молча уставилась на подружку чуть ли не квадратными глазами.

— Что не стоит? — наивно поинтересовалась она.

— А, блин, нашлась девственница на мою голову, — Хвеля досадливо вздохнула. — Короче, мне нужна травка или корешок, который увеличивает мужскую силу.

Линна нахмурилась.

— Мышцы что ли увеличивает?

— Нет! — рявкнула вконец разозлённая наёмница. — Чтоб ночью дольше бабу удовлетворять!!

— Аа, — Линара густо покраснела. — Ну, есть, в лаборатории наставницы по травоведению.

Хвеля подобралась.

— Можешь достать? Лин, ну пожалуйста, обещаю, всё рассказать — только, чур, никому ни слова, до вечера! — взмолилась телохранительница, вцепившись в руку Линары.

Голубые глаза окончательно приняли форму правильных квадратов.

— Хвель, ты что, решила Эннио, что ли, напоить? — пискнула она.

Та изогнула светлую бровь.

— Принесёшь нужное, расскажу, — и коварно улыбнулась.

— Тебе в порошке или в настойке? — деловито осведомилась Лин, перспектива первой узнать об очередной пакости Хвели пересилила страх быть застуканной за воровством. — Учти, настойка ядрёнее.

— Тогда настойку, — кивнула наёмница. — Она не слишком воняет?

— Не, — блондинка мотнула головой, уже подбегая к двери. — И достаточно пары капель. Я сейчас!

Линара отсутствовала минут двадцать. Хвеля мерила шагами комнату, прокручивая в уме детали плана. Самым сложным было улучить момент и подлить настойку Эннио, причём так, чтобы он не заметил.

— Ладно, что-нибудь придумаю, — пробормотала она, снова взъерошив отросшие волосы.

Примчалась обратно блондинка, запалено дыша, и сунула в руки Хвели маленький пузырёк с притёртой пробкой.

— Настойка мандрагоры, — выдохнула Линна. — Трёх капель на бокал вина хватит, чтобы… — она снова покраснела, — ну, чтобы несколько часов без перерыва, — румянец залил шею и уши девушки.

Хвеля хитро прищурилась.

— Откуда тебе известно, скромница, а?

— На лекции рассказывали, — буркнула вконец смущённая Линара. — Давай, что там родилось в твоей нездоровой голове?

Торжествующе улыбнувшись, Хвеля поведала блондинке свой план. К концу Линна уже тихонько постанывала от смеха, всхлипывая время от времени.

— Только молчок! — наёмница грозно посмотрела на подругу. — Не хочу, чтобы до Эннио дошло, а то весь кайф обломится!

— Неее, что ты, хотела бы я видеть его физиономию утром после такой бурной ночки! — Линна опять хрюкнула. — Хвель, ну вот откуда у тебя такие фантазии появляются, а?

— А нефиг избирательной глухотой страдать и делать меня объектом охоты, — фыркнула Хвеля. — Здоровее был бы. Зажигал бы со своими цыпочками со Школы, и все были бы довольны и счастливы.

Тут Линара задумчиво прищурилась, оглядев Хвелю.

— Так, дорогая моя, а платья-то у тебя нет, полагаю? — протянула она.

Телохранительница невольно поёжилась, но возражать не стала.

— Ты это… только не увлекайся, ладно? — попросила она. — Мне не нужно, чтобы он слюни распустил на меня больше, чем обычно. Как раз наоборот.

— Мда? — Линара немного разочарованно вздохнула. — Ну ладно…

Блондинка залезла в шкаф, долго там копалась, потом на кровать полетели одно за другим три платья, тёмно-синего с искрой, приглушённого бордового, и нейтрального серебристо-серого цветов.

— Точно не это, — бордовое Хвеля отвергла с ходу. Долго прикладывала к себе синее и серебристое, и в конце концов остановилась на последнем. — У него и вырез гораздо меньше, чем у остальных.

— Учти, корсет одевать придётся, — категорично заявила Линна. — Сама ж сказала, не хочешь, чтобы он на тебя внимания обращал больше, чем надо. А корсет можно затянуть и грудь меньше станет.

Хвеля пожевала губами, но согласилась — при её нынешней груди без корсета, в платье, оная была бы действительно слишком заметной.

— Потуже затяни только, — скрипнув зубами, добавила она.

Линара хихикнула.

— Ты ж дышать не сможешь.

— Смогу, — с отчаянным видом кивнула собеседница.

…Сосредоточенно нахмурившись, Линара резко дёрнула шнуровку — Хвеля выдохнула, вцепившись в ножку кровати.

— Всё, — пропыхтела блондинка, справившись с корсетом. — Дышать точно сможешь?

— Смогу, — снова кивнув, просипела жертва собственного упрямства и попыталась подтянуть корсет повыше. Всё равно каким-то непостижимым образом грудь выпирала сверху, образуя аппетитную ложбинку. Хвеля с досадой вздохнула и взяла из рук Линары платье.

— Ой, оно тебе так здорово идёт! — всплеснула руками Линна, когда та выпуталась из рукавов и юбки и справилась с надеванием.

— Угу, — Хвеля придирчиво изучила скромный вырез, слава всем богам и демонам, совсем чуть-чуть открывавший пресловутую ложбинку. — Только я его надену один раз, даже не мечтай, что буду ходить в этом ворохе ткани постоянно.

— Ладно, ладно, — кротко согласилась Лин, застегнув длинный ряд маленьких пуговичек. — Хвель, — чуть помолчав, решилась поинтересоваться блондинка. — А Эннио тебе ни капельки не нравится? Совсем?

— Ты с какой целью спрашиваешь? — прищурившись, Хвеля резко повернулась к собеседнице, уперев руки в бока и с подозрением посмотрев на неё.

— Честно, я ничего не буду делать, — лицо Линары на удивление было серьёзным.

— Был бы нормальный мужик, как Кир, например, или этот, хахаль Мэтти, я бы подумала, — проворчала наконец Хвеля. — А так, на хрена мне сдался этот бабник? У меня, может, тоже есть гордость, мне не хочется быть очередной галочкой в его списке!

— Значит, нравится? — губы Линны дрогнули в улыбке.

— Ну, — щёки Хвели чуть покраснели, — если только самую малость. Лин, замечу, что вмешиваешься, честное слово, перестану с тобой разговаривать, — она пристально посмотрела на Линару. — Я не Матильда, мне не требуется вмешательство в мою личную жизнь. Сама как-нибудь разберусь.

— Ладно тебе, не такая уж я зараза, — немного обиженно отозвалась блондинка. — Мне просто чисто по-дружески интересно. До сих пор твои, мягко говоря, хахали, отличались некоторой эксцентричностью.

Хвеля прошлась по комнате — до прихода Эннио оставалось ещё минут сорок, пузырёк с настойкой мандрагоры лежал в маленьком кармашке в юбке, можно и поговорить немного.

— Если честно, не так уж у меня много опыта, — нехотя ответила наёмница. — Так, пара-тройка встреч.

— Расскажи, а, — голубые глаза Линары загорелись интересом, она плюхнулась на кровать, болтая ногами.

Телохранительница опять покраснела и сердито фыркнула.

— Нет уж, уволь, я не твоя мамочка и не сестра, чтоб в такие вещи посвящать. Подрастёшь, сама всё узнаешь.

— Ну Хвеееель, — заныла Лин.

Та вдруг усмехнулась, бросив на собеседницу хитрый взгляд.

— А чего ухажёра своего не попросишь, мм? — непринуждённо осведомилась она.

— С ума сошла? — Линара второй раз за вечер покрылась равномерной краской. — Я… мне на самом деле интересно, — опустив глаза в пол, призналась она почти шёпотом. — И… я боюсь показаться неуклюжей, если… ну, если дойдёт до ЭТОГО…

Линара совсем смешалась и замолчала. Хвеля неопределённо хмыкнула, оглядев съёжившуюся фигурку. Да, а девочка-то взрослеет. Телохранительница как-то привыкла видеть в ней недотёпу-малолетку, а ведь уже два года прошло с их встречи, и Линаре, межу прочим, столько же, сколько самой Хвеле.

— А что, Киру уже мало поцелуев, да? — осторожно поинтересовалась она. Лин же аристократка, пусть и младшая дочь. У неё, наверное, полно тараканов по поводу отношений мужчины и женщины, особенно касаемо постели…

Линна помотала головой, не поднимая глаз.

— Знаешь, — неожиданно мягким голосом ответила Хвеля. — Рассказывать бесполезно, честно. И поверь, любой мужик и так знает, что девственница по определению неопытная. И если он тебя на самом деле любит, ну или хотя бы его интерес не основывается исключительно на постели, то у вас и без всяких рассказов будет хорошо. Ты сама-то хочешь, любопытная?

Линара подняла на неё огромные, несчастные глаза.

— Я не знаю, — прошептала она. — Но… мне так нравится, когда Кир обнимает меня, или целует… жарко сразу становится, и почему-то мурашки по всему телу…

Хвеля тихонько вздохнула. «Точно, созрела», — мелькнула задумчивая мысль.

— А как же до свадьбы ни-ни и всё такое? — наёмница приподняла личико Линны за подбородок. — Тебя разве мамочка не учила?

Линара поджала губы и дёрнула головой.

— Моя мамочка говорила, что целоваться с парнями нельзя, потому что от этого дети могут появиться. И вообще, а вдруг мне не понравится, и что, потом всю жизнь себя заставлять?! Нет уж, я лучше сначала узнаю, что это такое, а потом уже буду решать, выходить замуж или нет.

Хвеля неожиданно расхохоталась, чуть не задохнувшись в тесном корсете.

— Ну и тараканов у тебя в голове, белобрысая, — сумела выговорить наконец она. — Ладно, замнём тему. Тем более, этот индюк надутый вот-вот должен появиться, — Хвеля скривилась.

— А можно последний вопрос? — поколебавшись, телохранительница кивнула. — Тебе понравилось, ну, в первый раз?

Та вспомнила своего первого мужчину, и добрым словом помянула дочку содержательницы борделя для богатых дамочек: родители о таком жутко неподходящем знакомстве не пронюхали, а когда Хвеля сбежала, и ей надо было где-то прятаться, дом терпимости показался самым подходящим местом. Собственно, там-то семнадцатилетняя Хелвина и решила познакомиться со взрослой жизнью прежде, чем пускаться в вольное плавание. Пришла к матери подруги, и честно призналась, что у неё ещё не было мужчины, замуж она в ближайшем обозримом будущем не собирается, а быть изнасилованной под кустом тоже не очень хочется. Точнее, таким бездарным способом стать женщиной. Хозяйка борделя усмехнулась, но, поскольку Хелвина одна из немногих нормальных детей, которые не брезговали знакомством с её дочерью, просьбе вняла, и даже не взяла денег, ни монетки. Зато постаралась подобрать среди своих мужчин самого опытного и умелого… В общем, Хвеля осталась очень довольна. К сожалению, только в тот, единственный раз. Остальные немногие ухажёры оставили по себе не слишком приятные впечатления, и о них телохранительница старалась не вспоминать. С Ники в Ринг-Тоне как-то не довелось зайти дальше поцелуев, и может, оно и к лучшему.


Мечтательно улыбнувшись, Хвеля кивнула.

— Ещё как понравилось, Лин. И желаю твоему ненаглядному тоже так же расстараться для тебя, — она подмигнула и совершенно непристойным образом ухмыльнулась.

Та возмущённо пискнула, но ответить не успела — в дверь раздался негромкий стук. Девушки переглянулись, Хвелина рука судорожно метнулась к карману с пузырьком, потом к волосам — они, расчёсанные и аккуратно заколотые с одной стороны, лежали идеально, — потом телохранительница одёрнула юбку и подтянула вырез платья. Сглотнула, не сводя с двери настороженного и одновременно ставшего каким-то затравленным взгляда.

Стук раздался снова.

— Хвель, не дрейфь! — прошипела Линара, вернув ухмылку. — Если что, нескучной ночи!

Пробормотав в ответ нечто о куриных мозгах и чувстве юмора, как у пьяного орка, Хвеля попыталась сделать глубокий вздох, не смогла — корсет сдавил рёбра, — и решительно направилась к двери, пытаясь на ходу унять вдруг резво застучавшее сердце.

— Добрый вечер, — Эннио улыбнулся, неторопливо оглядев Хвелю — отчего к колотящемуся сердцу прибавились толпы марширующих по спине и остальному телу мурашек, — и протянул ей… веточку жасмина. — Прекрасно выглядишь, Хвелечка. Пошли?

Покосившись на замершую с приоткрытым ртом Линару и напомнив себе потом выпытать у блондинки, что её так удивило, Хвеля скованно кивнула, взяла цветок, и вышла из комнаты. Мысленно скрестив пальцы, она пожелала себе удачи.


Погребок, как обычно к вечеру, был почти полон, но столик в глубине зала им оставили — видимо, Эннио заранее позаботился. Чуть опередив, Хвеля уселась так, чтобы видеть портал-вход, через который приходили студенты. По пути сюда они не разговаривали, чему наёмница была только рада. Она вообще хотела, чтобы всё поскорее закончилось. Собственная ладонь, крепко сжатая пальцами Эннио, аж вспотела от переживаний и волнения. Наконец, они устроились за столом, и официантка быстро накрыла на стол.

— Хвель, а чего ты тогда сбежала из дома? — спросил вдруг Эннио, задумчиво глядя на неё.

Она пожала плечами, вертя вилку.

— Не из-за тебя, расслабься, — Хвеля хмыкнула. — Вот ещё, не хватало.

— А почему? — не отставал парень.

— Какая разница, — телохранительница снова пожала плечами. — Сбежала и сбежала. И не жалею, между прочим.

— Ну ладно, — Эннио помолчал, продолжая разглядывать собеседницу, что её ужасно нервировало — однако Хвеля мужественно не подавала виду, ковыряясь в чём-то, похожем на кусочки фаршированных мясных рулетиков. Наверное, вкусных. — Скажи тогда, чего от меня шарахаешься?

Хвеля отважилась покоситься на него.

— А сам не догоняешь, не? — она не удержалась и фыркнула. — В отличие от цыпочек из Школы, я не считаю, что предел моих мечтаний — стать ещё одной галочкой в твоём списке постельных побед.

— О, как, — он поднял тёмную бровь, и, поставив локти на стол, положил подбородок на сцепленные пальцы. — То есть, для себя ты признаёшь только серьёзные отношения, что ли?

Хвеля нетерпеливо вздохнула. Вот непонятливый, а.

— Я вообще предпочитаю обходиться без отношений, — разъяснила она.

— А как же тогда Николас в Ринг-Тоне? — хитро прищурился Эннио.

Его собеседница ухмыльнулась в ответ, откинувшись на спинку стула. Стрелки на часах, висевших на стене Погребка, почти подошли к времени, которое Хвеля указала в записках. Остался последний штрих, добавить настойку мандрагоры в бокал с вином молодого мага.

— Чисто для души, — небрежно пояснила она. — Ничего серьёзного, ни с моей, ни с его стороны.

— А со мной, значит, не так, да?

— Честно хочешь? — Хвеля сделала маленький глоток вина из бокала. — Видишь ли, я как-то не привыкла, что на меня устраивают охоту, это раз, обычно себе мужиков я сама выбираю, это два, — она прищурилась, ничем не выдав происходящего за спиной Эннио — там появились две девицы, видимо, те самые, которым Хвеля подсунула записки, — и третье, с бабниками не связываюсь.

Девицы, наконец, заметили их парочку, телохранительница напряглась, нащупав в кармане пузырёк.

— Энни! — издала радостный вопль одна из них и ринулась к их столику.

Вздрогнув, парень обернулся — Хвелина рука метнулась к его бокалу, от щедроты душевной и от волнения из пузырька вылилась почти половина. Возрадовавшись, что у жидкости не имелось запаха и вкуса, интриганка снова спрятала скляночку, как ни в чём не бывало, продолжив ковыряться в тарелке. Эннио с досадой отвернулся, нахмурившись, и к великой радости Хвели сделал изрядный глоток из бокала.

— Каким ветром их сюда занесло? — недовольно прошипел он, скомкав салфетку.

Хвеля неопределённо пожала плечами, с трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться в голос. Девицы уже подошли к столику, и вопросительно уставились на неожиданную соперницу.

— Мы думали, ты один будешь, — с разочарованной гримаской заявила одна из них, хорошенькая брюнетка с пышной грудью, и покосилась на Хвелю.

Не дав Эннио ничего ответить, телохранительница широко улыбнулась.

— Он свободен, девочки, без проблем, — непринуждённо ответила она.

— Ой, правда? — ладошка второй, с каштановыми волосами, словно невзначай провела по плечу оторопевшего парня.

— Хвеля… — начал было Эннио, но тут что-то в выражении его лица изменилось.

«Ага, настойка подействовала», — молча обрадовалась Хвеля. Она встала и наклонилась через стол, насмешливо подмигнув.

— Весёлого вечера, красавчик. Надеюсь, двух девушек на ночь тебе хватит, чтобы удовлетвориться и отвязаться наконец от меня, — коснувшись пальцами своих губ, она послала Эннио воздушный поцелуй.

И пока он не пришёл в себя от быстрой смены событий, поспешила покинуть Погребок. По пути в Школу Хвеля обхихикалась, представляя физиономию молодого мага, когда он догадается, что вино было приправлено. То, что ей потом придётся ответить за шутку, наёмнице в голову как-то не приходило. Она свой долг считала выполненным, ужин был, так что всё в порядке. Ну а то, что он закончился не так, как планировал Эннио, её уже мало касалось.

А в комнате Линары Хвелю ждала вся компания.

— Ну, — Клара нетерпеливо постукивала по полу туфелькой. — И что там у вас случилось? И почему ты так быстро?

Насвистывая какой-то фривольный мотивчик, Хвеля плюхнулась на свободный стул и обвела присутствующих торжествующим взглядом.

— Я пригласила двух его барышень в Погребок, от его имени, и подлила ему в бокал настойку мандрагоры, — наслаждаясь эффектом, небрежно сообщила телохранительница. — Он же у нас охоч до баб, вот я ему и устроила, небольшой такой секс-марафончик, — Хвеля самодовольно ухмыльнулась. — Может, хоть на какое-то время отстанет от меня.

Мгновение в комнате царила ошеломлённая тишина, потом послышалось сдавленное хрюканье, и Мэтти зашлась в хихиканье. За ней расхохотались и остальные, по достоинству оценив шутку Хвели.

— Хвееель, он же тебе потом будет страшно мстить! — утирая выступившие слёзы, выговорил Кир. — За мандрагору особенно! Он и без неё, знаешь ли, вполне способен справиться с двумя девушками!

Лин для приличия тихонько ойкнула и покраснела, остальные девушки снова захихикали.

— Я его предупреждала, — невозмутимо ответствовала Хвеля. — В следующий раз прислушается. Если он будет, следующий раз.

— Будет-будет, — кивнула Арина. — Эн упорный, и теперь, когда ты так утёрла ему нос, он удвоит усилия.

Хвеля пожала плечами, хотя сердце ёкнуло.

— Ну, у меня фантазия богатая, — она тряхнула головой. — Придумаю ещё какую-нибудь пакость.

— Один ноль в пользу Хвели, — хмыкнул Мэл. — Следующий раунд за нашим красавчиком.

Зевнув, Хвеля поднялась и направилась в свою комнату.

— Ладно, народ, всем приятных снов, — и закрыла за собой дверь.

Кое-как расстегнув платье и стащив его, наёмница справилась с крючками на корсете, и с тихим стоном блаженства избавилась от этого пыточного орудия, по её мнению. В соседней комнате раздавался приглушённый гул голосов, но Хвеля действительно чувствовала себя уставшей за этот волнительный день. Оставшись только в тонкой нижней рубашке, она забралась под одеяло, её рука скользнула под подушку и вытащила большой старинный золотой перстень с тёмным камнем. В глубине словно извивались маленькие огненные язычки, создавая странную, завораживавшую пляску. Тихонько вздохнув, Хвеля спрятала перстень обратно, и, свернувшись клубочком, уснула.

* * *

Матильда

Я знала, что найду Линну во внутреннем дворике Школы, где у некоторых учениц были собственные маленькие садики. Вчера я не успела сообщить ей новость, что переезжаю окончательно, ещё вломится, не дайте боги, в мою бывшую комнату. Подружка колдовала над горсткой семян в ладошке, подозреваю, что выводила очередной безумный цветочный гибрид. Когда у неё в комнатке кактус зацвёл розами, я попросила перенести эксперименты в поле, ибо у меня слабая психика.

— Привет, Лин, — я присела рядом с ним. — И что это будет? Помесь ромашки и сирени?

Что-то пошептав над семенами, Линна аккуратно ссыпала их в приготовленную ямку и закопала. И только потом соизволила ответить.

— Привет, Мэтти. Нет, всего лишь укроп.

Она выпрямилась и улыбнулась. Однако поговорить мы не успели, за моей спиной вдруг раздалось злобное шипение:

— Деревенская подстилка!!

Резко обернувшись, узрела Деми, вернувшуюся к учёбе, точнее, очень раздражённую Деми. Ну да, я ж у неё, получается, Мэла из-под носа увела… Но вот обзывать меня подобным образом не стоило, кто подстилка, так это эльфийка, перегулявшая со всеми более-менее перспективными студентами Школы. Опять же, за меня ответила Линара.

— Мм… Мэтти, ты не находишь, этот цвет волос очень гармонирует с цветами вишни? — щелчок пальцами, и в шевелюре эльфийки расцвели нежно-розовые вишнёвые розеточки.

У меня самым неприличным образом отвалилась челюсть, Деми же, скосив взгляд на покрытую цветами прядь, вовсе остолбенела.

— Пригласи через пару недель, на урожай, я просто обожаю вишнёвое варенье, — сладким голоском пропела Линна, послав Деми воздушный поцелуй.

Сдавленно простонав, эльфийка попыталась выдрать цветочки из волос — безуспешно. Да, Линара знатно умела колдовать, особенно всё, что связано с растениями, если вспомнить пресловутый куст черёмухи… Меня пробрало хихиканье, и я не стала сдерживаться. Вот уж не думала, что у Линны такое же нездоровое чувство юмора, как у Хвели. Даром, что подружками стали. Блондинка скрестила руки на груди, насмешливо хмыкнув.

— У тебя два варианта, либо побриться налысо, либо извиниться перед Мэтти и впредь следить за языком, — любезно сообщила она ругающейся Деми. — Как надумаешь, приходи. Идём, Матильда, Мэл наверняка уже в столовой ждёт, — и, взяв меня под руку, Линна потянула к выходу из садика, гордо вздёрнув подбородок и даже не глядя на жертву собственной несдержанности.

— Ну ты даёшь, подруга, — я покачала головой, пока мы шли на обед. — Спасибо, конечно, но я бы справилась. Да и на слова не обращаю внимания. Она просто завидует. Всё равно больше ничего не сможет сделать. Только ругаться.

— Думаешь? — задумчиво обронила Линна.

Я хихикнула.

— Мэл лучший студент в Школе, думаешь, он не догадается, кто пакости подстраивает? Я, конечно, жаловаться не собираюсь, если что, но… — чуть замялась, и выпалила, — трудно что-то утаить, когда живёшь вместе.

Линна замерла и резко повернулась ко мне.

— Ой, Мэт, правда?! — она восторженно всплеснула руками. — Здорово как! Вот спорю на что угодно, он тебе скоро предложение сделает! — голубые глаза подруги загорелись нездоровым светом.

— Эй, придержи дракона, фантазёрка, — к собственной досаде, почувствовала предательский румянец на щеках. — Кто я, и кто он, Лин, не городи ерунды!

— Поспорим? — хитро прищурившись, Линара посмотрела на меня, чуть склонив голову. — Увидишь, на Новый год Мэл тебе колечко подарит!

Фыркнув, уже я ухватила её под руку и потащила в столовую.

— Ляпнешь что-то подобное в его присутствии, рот зашью, — кратко предупредила, заходя в помещение.

Мэл уже ждал там за столом, и при виде него я разулыбалась, чувствуя себя влюблённой дурочкой. Провожаемая завистливыми взглядами женской части обедающих, я плюхнулась на стул рядом с Мэлом, получив свой поцелуй.

— Ты уже отстрелялась или ещё что-то будет? — поинтересовался он.

— Два часа практики по снятию порчи, сглаза и проклятий, — промямлила я с набитым ртом — неожиданно почувствовала, что зверски проголодалась. А готовили в Школе вкусно, грех жаловаться.

— Понятно, ну, не напутай там ничего, — он усмехнулся. — Жду тебя вечером.

— Угу, я ещё в библиотеку забегу, надо к завтрашнему семинару подготовиться, — кивнула я.

— Прилежная моя, — Мэл ласково взлохматил мне чёлку, чем вызвал новую порцию завистливых взглядов.

А мне всё равно, я зажмурилась от удовольствия, едва не замурлыкав. Сбоку раздался тихий, умилённый вздох Линары. Мы закончили обедать, и снова разбежались по своим делам. Под вечер я слегка вымоталась, хотелось растянуться в горизонталь и не шевелиться. Грела мысль, что дома ждал Мэл. Дома… эх, был бы у меня свой дом… Ничего, вот летом начну на практике у травницы работать, деньги появятся, глядишь, в ближайшие годы и осуществлю свою мечту. К родителям возвращаться не собираюсь, нечего мне там делать совершенно. Останусь жить в Ринг-Тоне, раз так удачно и работа там подвернулась. Про Мэла и наши дальнейшие отношения старалась не думать, чтобы не впадать в две крайности: излишние мечтания, и расстройство от того, что они вряд ли осуществятся. Он, конечно, меня любит, но… это ведь не значит, что готов связать всю оставшуюся жизнь со скромной ведьмой Матильдой.

Тихонько вздохнув, я толкнула дверь нашей с Мэлом комнаты — большой, кстати, больше, чем моя прежняя, и перегороженной пополам стеллажом с книгами, — и зашла. Сюрприз номер раз, вместо двух масляных ламп помещение освещалось маленькими шариками света, плававшими под потолком. Я слегка оторопела.

— Привет, — Мэл неслышно возник рядом и заключил в объятия, лишив на некоторое время возможности разговаривать.

Потом вдруг подхватил испуганно пискнувшую меня на руки и понёс туда, где располагалась наша кровать — как Мэл и обещал, большая и удобная. А на ней… на моей подушке лежала большая охапка сирени разных цветов, распространяя тонкий аромат, от которого кружилась голова. Я просто обожала эти цветы, и как только мой ненаглядный догадался? Я ж не говорила никогда… Хотя, на то он и маг. Может, и Лин проговорилась, с неё станется. На столике рядом с кроватью стояла запылённая бутылка с тёмным вином и два бокала.

— Мне захотелось сделать тебе приятное, — тихо сказал Мэл, усадив меня на кровать. — Ты последнее время слишком озабочена учёбой, рыженькая моя.

— Скучаешь? — чуть улыбнулась я, откинувшись назад и опёршись на локти.

Он разлил по бокалам вино и протянул один мне. В ноздри ударил терпкий, сладковатый запах.

— Конечно, — не стал спорить Мэл и поднёс свой бокал к моему. Раздался негромкий звон.

Ой, приятно-то как… Я отпила глоток, и моя улыбка стала шире. Вино оказалось вкусным, с какими-то фруктовыми нотками.

— Знаешь, я тоже, — и неожиданно для самой себя призналась, — я люблю тебя.

Кхм. Может, не стоило? Мэл несколько минут пристально смотрел на меня, так, что захотелось поёжиться, потом отобрал вино, сел рядом, и наклонился, обхватив моё лицо ладонями.

— Я уж думал, не дождусь от тебя этих слов, Мэтти, — выдохнул он, и сердце благополучно ухнуло куда-то в желудок, едва я разглядела в глубине потемневших, как вечернее небо, глаз облегчение и неимоверную радость.

Э, а что, так непонятно было, что ли?! Я уж думала, только слепой и глухой не видит моих чувств к Мэлу! Видимо, он что-то прочитал в моём взгляде, потому что негромко рассмеялся и повалил на спину, прижав запястья к покрывалу.

— Чудо ты моё, — легонько чмокнул в нос. — Ну конечно, мне тоже важно это услышать от тебя.

Далее мы не тратили время на разговоры. Уже засыпая несколькими часами позже, я вдруг вспомнила о комплекте белья, который меня заставила купить Клара в Ринг-Тоне: что ли завтра надеть его?..


Несколько дней со злополучного вечера Хвеля отсиживалась в комнатах Линары, опасаясь столкнуться с Эннио в коридорах, и блондинке приходилось приносить еду телохранительнице из столовой. Линна хихикала и подшучивала над тем, как та вздрагивает и косится на дверь каждый раз, как за ней раздавались шаги. Хвеля в ответ огрызалась и вспоминала девушке случай с Кондом, Ратием и черёмухой. На третий день затворница, дождавшись, когда коридоры опустеют, а студенты разойдутся по занятиям, решила сделать вылазку в Погребок. Приведя себя в порядок и пристегнув меч, которым Хвеля, к слову сказать, всё-таки умела владеть, и пусть и не виртуозно, но за себя постоять могла, телохранительница отправилась к Развалинам.

В Погребке, как всегда в это время, было малолюдно. Компания торговцев, да пара воинов, судя по всему, наёмников. Она почти прошла мимо, когда вдруг один из них неожиданно со всей дури шлёпнул Хвелю по пятой точке. Подскочив, она резко развернулась, меч словно сам скакнул в руку. Прищурившись, девушка уставилась в ухмылявшуюся рожу рослого мужика в кожаной безрукавке на голое тело, кончик её клинка покачивался в угрожающей близости от толстой шеи.

— Ну и каких демонов, кентавр озабоченный? — сквозь зубы процедила она.

— Больно попка у тебя крепкая, — сплюнув, лениво ответил он. — Вот и подумал, может, познакомиться с такой красоткой.

— Хм, — Хвеля смерила его пренебрежительным взглядом, по-прежнему не убрав меч в ножны. — Знаешь, боюсь, ты не сможешь предложить мне ничего нового в плане знакомства, как и в остальном. Здоровее видала, — ухмыльнувшись, она похабно подмигнула остолбеневшему наёмнику и продолжила путь к свободному столику, у противоположной стены.

За спиной раздался обиженный рёв — Хвеля и не сомневалась в подобной реакции, и была готова к ней, — и грохот отодвигаемого стула. Заслышав топот ног, телохранительница плавно ушла в сторону, изящно выставив ножку, об которую детина и запнулся, с ужасающим шумом рухнув на ближний стол и только чудом не расколов его. Пожав плечами, Хвеля проследовала к свободному месту и знаком подозвала замершую официантку.

— Чего-нибудь пожевать, желательно мяса, и кувшин вина, — кратко попросила она, когда очнувшаяся служанка приблизилась к клиентке.

Ругаясь, поверженный наёмник наконец поднялся, и со злобой уставился на Хвелю.

— Тебе мало? — с любезной улыбкой громко спросила девушка. — Смотри, могу добавить. За шлепок.

Ещё раз сплюнув, бугай отправился на место, Хвеля на минуту отвлеклась — официантка шустро принесла заказ, — а когда подняла голову, к ней уже подходил хмурый Эннио. «Чтоб тебе три дня икалось», — с досадой подумала Хвеля.

— Чья идея была? — с ходу спросил он, устроившись напротив собеседницы.

— С настойкой или бабами? — невозмутимо поинтересовалась Хвеля, принявшись за тушёное мясо. — А что такой невесёлый, не понравилось, что ли? Или так устал, что до сих пор в себя прийти не можешь?

Эннио явственно скрипнул зубами, что только порадовало неугомонную телохранительницу. Она пожала плечами, бросив на него насмешливый взгляд.

— Скажи спасибо, что слабительного не подсунула, — прожевав, произнесла Хвеля.

— Значит, твоя, — кивнул он. — Ну и зачем, а?

— Слушай, ты такой непонятливый на самом деле, или придуриваешься? — она с преувеличенным интересом посмотрела на молодого мага. — Чего тебе неймётся? Хочешь переспать со мной? Так за чем дело, пошли, по-быстрому, думаю, в Погребке найдётся комнатка на пару часиков, — она отпила глоток пива. — Будет тебе галочка, успокоишься, может. Если аж две дамы не помогли унять зуд в штанах.

Эннио неожиданно улыбнулся, правда, немного грустно.

— Хвелечка, тебе не приходит в голову, что ты мне просто нравишься, не как объект охоты, который обязательно надо затащить в постель? — негромко произнёс он.

Она поморщилась.

— Вот только сюсюкать со мной не надо, а. Я не одна из твоих мармеладных девочек. И потом, умник, чего ж раньше-то не обращал на меня внимания?

— А не на что раньше внимания было обращать, — просто объяснил Эннио. — Уж извини, но на тощих нечёсаных девиц как-то глаз не падает, и не только у меня, между прочим. У любого нормального мужика интереса к такой особе не проснётся.

Хвеля не нашлась, что возразить, и уткнулась в тарелку.

— Я всё равно не отстану от тебя, — негромко произнёс парень, коснувшись пальцев собеседницы, сжимавших кружку с пивом. — Хвель, ты нужна мне…

— Знаешь, что, приятель, — она прищурилась, отдёрнув руку. — Вот когда определишься, за какими лысыми троллями я тебе нужна, тогда и будем разговаривать. До этого старайся держаться от меня подальше. И учти, будешь разводить розовые сопли, настойка мандрагоры тебе покажется детской шалостью, господин бабник, — Хвеля встала. — И последнее. Это ещё большой вопрос, а нужен ли ты мне вообще.

Не дожидаясь ответа, наёмница направилась к порталу в Развалины, и уже почти дошла, как вдруг неожиданно со стороны столика, за которым сидели торговцы, раздался голос, в котором слышалось огромное удивление и недоверие:

— Хелвина?!

Вздрогнув, Хвеля обернулась, встретилась взглядом с узнавшим её человеком, и едва не выругалась самыми грязными словами. Шагнув в портал, она бегом направилась к Школе, кусая губы и чувствуя беспокойство, грозившее перейти в панику. Вот так два года успешной маскировки идут дракону под хвост всего лишь из-за роковой случайности. И как узнал, спрашивается, она ж с тех пор изменилась… Наверное. По крайней мере, волосы остригла, подросла, и перестала быть костлявой дурнушкой.

— Твою ж мать да к троллям в гости! — сквозь зубы выругалась Хвеля.

Она не сомневалась, что в ближайшее время за ней в Школу придут. Может, и не явно, ведь её настоящего имени тут никто не знает, но всё равно придут. Вернувшись в комнату, Хвеля уселась на любимое место у окна, на подоконник, и обхватила руками колени. Пушистик переполз с плеча на голову и замер там, наслаждаясь тёплым солнечным светом. Последнее время жизнь перестала быть восхитительно спокойной и плавной, а вместо этого теперь похожа на взбесившегося василиска, выписывая непонятные зигзаги и повороты.

— Надо что-то с этим делать, — пробормотала Хвеля, нахмурившись.

С внешностью уже ничего не изменить, разве что попросить кого-нибудь сотворить иллюзию, но постоянно ходить под личиной тоже не выход. Оставалось одно, дождаться, пока привет из прошлого появится в Школе, и встретиться с ним. Поговорить начистоту, и держать пальцы скрещенными, что он будет умницей и не станет упорствовать в своих заблуждениях.

— Домой не вернусь, — наёмница сжала губы и прищурилась.

Ну и молиться, чтобы этот господин не знал про перстень. Или если уже знает, не догадался, что он всё ещё у неё. Потому что в этом случае отвязаться от него будет раза в два сложнее.


Кир, заметив, что друг в последние дни пребывает в состоянии мрачной задумчивости, что для него совершенно нехарактерно, решил поговорить с Эннио. После шутки Хвели с настойкой он вернулся под утро, на удивление злой и раздражённый. Ну и конечно, не выспавшийся. Более того, в течение следующих нескольких дней, Кир видел, как Эннио разговаривал по очереди со своими многочисленными подружками, после чего они ходили с расстроенными лицами, а вот молодой маг наоборот, довольно улыбался. Кир догадывался, что всё это как-то связано с Хвелей, но действия друга настолько не вписывались в его обычное поведение, что впору было забеспокоиться всерьёз.

Дождавшись, пока закончится лекция, Кир догнал друга у двери и крепко ухватил за плечо.

— Пойдём-ка, разговор есть, — негромко заявил он, бросив на Эннио пристальный взгляд.

Тот не стал возражать, направившись за Киром в его комнату. Кир пропустил друга, прикрыл дверь, и достал из шкафчика бутылку с вином. Молча поставив на стол бокалы, он открыл, разлил янтарную жидкость, и сел напротив Эннио.

— А теперь рассказывай, — решительно заявил Кир, сделав глоток.

— Что именно? — поинтересовался гость, вертя в руках бокал и не глядя на друга.

— Что с тобой происходит. Почему ходишь хмурый, и разогнал весь свой гарем, если я правильно понял разочарованные мордашки твоих пассий. Не знай я тебя так хорошо, подумал бы, что ты влюбился, приятель, — Кир пристально посмотрел на Эннио. — Но, по-моему, это невозможно. Или я ошибаюсь?

Молодой маг на мгновение прикрыл глаза и вздохнул.

— Кир, я понятия не имею, что со мной происходит, — наконец тихо ответил он. — Эта белобрысая у меня из головы не выходит. Постоянно о ней думаю, сожри меня дракон. Думал, блажь, как обычно, но… Всё время хочется видеть её, понимаешь?

Кир изогнул бровь, не сводя с друга внимательного взгляда.

— Только видеть? — уточнил он на всякий случай.

Эннио хмыкнул и невесело улыбнулся.

— Для начала хотя бы это, да, — ответил он и снова отпил вина. — Чувствую себя полным идиотом, потому что не знаю, как к ней подступиться.

— О да, Хвеля мало похожа на твоих обычных подружек, — Кир не удержался от смешка. — Может, с Лин поговорить на эту тему? Ну, что там ей нравится-не нравится?

Парень неопределённо пожал плечами.

— Она мне заявила, чтобы я сначала определился, что мне от неё надо, — сообщил Эннио.

— Умная девочка, — Кир кивнул. — Ну и, ты определился?

В ответ донеслось краткое ругательство.

— Нет. Как я могу определиться, если толком и не общаюсь с ней?! — раздражённо ответил Эннио.

— Да, брат, тяжело, — его собеседник хмыкнул. — Вот что происходит, когда нет опыта нормальных отношений, — назидательно добавил Кир, подняв палец. — А я предупреждал, что боком тебе выйдет твоя ветреность. Привык, понимаешь, к лёгким победам и однообразным приёмам, вот теперь и страдай.

— Да кто ж знал, — буркнул Эннио. — Что меня вдруг потянет на экзотику… Так хочется увидеть, как она улыбается, — вдруг произнёс он мечтательно. — И не язвительно или насмешливо, а… просто улыбается.

— Приятель, поздравляю, диагноз ясен, — ехидно отозвался Кир, подлив им вина. — Влюбился ты, друг мой любезный.

Эннио вздрогнул, но возражать не стал, погрузив взгляд в бокал.

— Может быть… — тоскливо вздохнул он. — Но что с этим делать, так и не знаю…

— Учиться искать подход к девушке, — насмешливо ответил Кир. — И в первую очередь всё-таки попытаться узнать, что же она любит, хотя бы из цветов.

В глубине тёмных глаз Эннио блеснула робкая надежда, когда он поднял взгляд на друга.

— Поможешь?

— Только если глупостей делать не будешь, — Кир чуть прищурился. — И если у тебя действительно что-то серьёзное к ней. Способствовать удовлетворению твоего постельного интереса не собираюсь. Хвеля, может, в каких-то моментах грубой бывает и несдержанной, но она — подруга моей девушки. И заслуживает хоть какого-то уважения. А я не хочу, чтобы Лин расстраивалась.

Эннио чуть покраснел, но взгляда не опустил.

— Не думаю, что это мимолётное увлечение, — твёрдо произнёс он.

— А это мы посмотрим, — последовал невозмутимый ответ.


На следующий день Школу взбудоражило неожиданное известие. Вся компания собралась в столовой за обедом обсудить животрепещущую новость. Хвеля и Эннио сидели с противоположных сторон стола, оба одинаково хмурые, но остальные делали вид, что не замечают состояния этих двоих.

— К нам племянница короля приезжает! — выпалила довольная Арина, она всегда была в курсе всех школьных сплетен. — Говорят, у неё мать дриада…

Мэтти тихонько присвистнула.

— Ну ни фига ж себе, — прокомментировала она. — Значит, красивая, должно быть… Дриады ж мимо ни одного мужика не пропускают.

— Тебя это напрягает, чудо моё? — тут же отозвался Мэл, усмехнувшись и обняв Матильду.

— В общем, наверное, нет, — задумчиво протянула она, уткнувшись в тарелку.

За столом раздалось сдержанное хихиканье.

— Ой, наверное, в её честь в Школе вечер устроят… — Линна мечтательно прикрыла глаза, прислонившись к плечу Кира.

— Ну конечно, и ты ринешься в ближайший городок, за обновлением гардероба, — ехидно откликнулся парень, отставив пустую тарелку.

— Конечно, — вздохнула блондинка. — Надо же выглядеть соответственно.

— Лин, а пойдём сегодня вечерком на озеро погулять? — негромко спросил Кир, поймав тоскливый взгляд Эннио.

— Ой, пойдём! — Линна уставилась на него восторженным взглядом.

Озеро располагалось в лесочке рядом со Школой, и считалось номером один в рейтинге романтических мест в окрестностях. Идеально круглой формы, чистое, по берегам заросшее кувшинками и розовыми лотосами, а по вечерам ещё и украшавшееся светлячками, оно выглядело волшебно.

— Кто-нибудь знает, в библиотеку пускают только студентов Школы? — ни к кому особо не обращаясь, поинтересовалась вдруг Хвеля.

Компания с любопытством уставилась на неё, и даже на мрачной физиономии Эннио промелькнуло что-то вроде слабого интереса.

— Ну, вообще-то нет, — Мэтти пожала плечами. — Выносить оттуда можно только под запись, и только студентам, а в читальном зале спокойно можешь посидеть. А зачем тебе?

— Да так, — телохранительница неопределённо дёрнула плечом. — Надо же чем-то заняться, пока вы на лекциях и семинарах носом клюёте. И не смотрите так на меня, да, читать я тоже умею! — огрызнулась вдруг Хвеля, хотя никто и не сомневался с некоторых пор, что она вполне себе образованная девушка, оказывается.

Ни с кем не прощаясь, она резко отодвинула стул и направилась к выходу из столовой. Друзья с недоумением проводили Хвелю озадаченными взглядами.

— Э… Кто-нибудь что-нибудь понял? — выразила Мэтти общую мысль.

Лин прищурилась, озорно улыбнувшись.

— Она вообще в последнее время какая-то нервная, — словно невзначай обронила девушка, покосившись на Эннио. — Я с ней поговорю на днях, ага…

Неожиданно в дверях столовой поднялась суматоха, и все дружно уставились туда: студенты расступались, на лицах был нарисован восторг пополам с благоговением, а в трапезную, гордо подняв голову, и глядя на всех свысока, вступила почти в буквальном смысле ослепительная красавица.

Длинные волосы цвета карамели заплетены во множество косичек и собраны в замысловатую причёску, кожа, словно покрытая золотистым загаром, казалось, светится изнутри, большие, отчётливо изогнутые к вискам глаза удивительно яркого, тёмно-голубого цвета, обрамляют пушистые ресницы. Пухлые губки кривятся в небрежной улыбке, на длинной, изящной шейке — кулон на золотой цепочке, сапфировая капелька, тонкую талию подчёркивает искусно сплетенный из золотых нитей пояс. Арине, Кларе, Матильде и Линне даже показалось, что до них донёсся дружный вздох мужской половины студентов, обедавших в столовой. Но сидевшие за их столом только с интересом наблюдали за приходом гостьи, не более. Эннио, бросив косой взгляд на двери столовой, снова занялся созерцанием кружки с травяным чаем. Кир и Мэл были довольны тем, что у них имелось, и поэтому не торопились поддаваться чарам красотки.

— Это она, — вполголоса пояснила Линара и так всем понятный факт. — Королевская племянница.

За почётной гостьей следовали двое молодых людей с почтительно склонёнными головами, как предположили друзья — свита. Ведь такая важная особа просто обязана иметь свиту. Она медленно прошествовала к свободному столику, грациозно опустилась на стул, и небрежно махнула одному из слуг.

— Ларрас, принеси поесть, — раздался звонкий, журчащий голосок с нотками лёгкого раздражения. — Если, конечно, в этом заведении приличная еда, — добавила она, сморщив носик.

Линна еле слышно фыркнула.

— Между прочим, в Школе один из лучших поваров, — тихонько проворчала она. — Знаете, не нравится мне что-то эта… фифа, — отставив пустую кружку, Линара встала. — И вообще, у меня через пять минут занятия начинаются.

— Лин, я заскочу к тебе после лекций? — спросила Мэтти с задумчивым лицом, скользнув взглядом по королевской племяннице.

— Давай, — легко согласилась блондинка. — А то ты последнее время такая занятая, — Линара не удержалась и хихикнула.

Остальные тоже закончили обедать, и собрав посуду, направились к выходу из столовой. Эннио шёл последним, и не видел, как тёмно-голубые глаза остановились на нём, и прищурились. Гостья изогнула безупречную бровь, и тихонько пробормотала, проводив взглядом молодого мага:

— А он будет неплохо смотреться рядом со мной… Красивый мальчик…


Хвеля, покинув столовую в странном раздражении, направилась в библиотеку. Её пустили в читальный зал, почти пустой в это время, и тут же рядом нарисовалась помощница.

— Вас какая тема интересует? — вежливо спросила она.

— Артефакты, — выпалила Хвеля, чувствуя себя немного неуютно среди такого количества книг.

— Пройдёмте, — девушка — видимо, студентка старших курсов, — провела посетительницу вдоль стеллажей и остановилась почти в конце одного из них. — Какие конкретно артефакты? Вот энциклопедия, четыре тома, — помощница провела ладонью по толстым фолиантам, — Вот каталог в шести томах.

Хвеля прикусила губу.

— Кольца и перстни, — уточнила она наконец.

— Пожалуйста, — помощница вытащила три книги, две из каталога и одну из энциклопедии, и вручила телохранительнице. — На столиках есть бумага и перья, если вам потребуется что-то выписать.

— Угу… — кивнула Хвеля, с некоторым усилием удерживая толстые тома.

Устроившись за свободным столом, она со вздохом открыла первую книгу, настроившись на долгие поиски. С другой стороны, хорошо, отвлечётся от всяких ненужных мыслей.

…Линара неторопливо переплеталась перед зеркалом, а Мэтти сидела на кровати, наблюдая за подругой.

— Почему ты так спокойна, Лин? — поинтересовалась она.

— А чего волноваться? — блондинка пожала плечиками и хихикнула. — Матильдочка, расслабься, чары дриад не действуют на влюблённых мужчин. Тебе-то уж точно дёргаться нечего.

— Правда? — брови Мэт поднялись в удивлении. — Не знала. Спасибо за обнадёживающую информацию.

— Тем более, эта племянница полукровка, — добавила Лин. — Что с Хвелей делать будем? — резко сменила она тему.

— А что с ней делать? — Матильда хмыкнула. — Я лично не собираюсь лезть в её личную жизнь. Большая вроде девочка, и не такая глупая, как пыталась казаться.

Линара вздохнула и повернулась к собеседнице, скрестив руки на груди.

— Я думаю, Кир решил помочь Эннио, — задумчиво произнесла она. — И будет у меня сегодня выспрашивать её предпочтения.

— О, как, — Мэт чуть улыбнулась. — А ты ответишь?

— Конечно, — Лин с удивлением посмотрела на ведьмочку. — Он же Хвельке нравится, это заметно. Думаешь, чего она такая смурная ходит?

— А чего тогда шарахается от него? — возразила Мэтти.

— Потому что гордая, — охотно пояснила Линара. — И правильно, надо этому хлыщу в кои-то веки нос утереть. Я б тоже не захотела быть девушкой на один раз.

— Ох, как всё запутано, — Матильда покачала головой. — Думаешь, у них может всё получиться?

— Ну, если оба не наделают глупостей и определятся, что им надо, то да, — Лин мечтательно зажмурилась. — Ой, так здорово будет…

Мэт скептически хмыкнула.

— Сводница ты, Линна, не дайте боги, Хвеля узнает, что ты её с потрохами сдала.

Линара улыбнулась в ответ.

— Она мне ещё спасибо скажет, вот увидишь. Мэтти… — она вдруг замялась и покраснела. — А можно личный вопрос?

— Ну, попробуй.

— А… ну, когда ты с Мэлом… — румянец стал ярче, Линна старательно прятала взгляд, — когда вы вместе… расскажи, как это?

Матильда понимающе улыбнулась.

— А чего это ты вдруг заинтересовалась, скромница?

Линара чуть поджала губы.

— Что, трудно рассказать, да? — немного обиженно отозвалась она.

Мэтти посмотрела на подругу долгим взглядом.

— Это очень хорошо, — наконец ответила ведьмочка. — Лин, а теперь колись, с чего тебя эта тема заинтересовала?

— Мне, между прочим, уже не шестнадцать, — буркнула всё ещё пунцовая Линара.

Её подруга тихонько вздохнула.

— Лин, послушай. Мне-то всё равно, я простая ведьма, и вопрос замужества для меня совершенно не актуален. В лучшем случае, выйду замуж поздно, в худшем этого не случится никогда. Кто ж захочет иметь в жёнах ведьму, — она чуть грустно улыбнулась. — Да и воспитание у меня всё же не такое строгое, как у тебя.

— Да что привязались все с этим моим воспитанием! — раздражённо фыркнула Линара. — Ну да, мамочка говорила, что и целоваться до свадьбы нельзя, но… мне нравится, — блондинка чуть склонила голову на бок. — Вот и хочу понять, может, она и про остальное наврала? Ведь если всем так нравится, почему она говорила, что это противно и больно? И надо лежать, не шевелиться, и зажмурить глаза?

Мэтти прыснула и не выдержав, расхохоталась.

— Да уж, твоя матушка это что-то! — вытирая выступившие слёзы, выговорила наконец она. — Сколько у тебя братьев и сестёр, говоришь?

— Две сестры и брат, самый старший, — ворчливо отозвалась Лин.

— Удивительно, — всё ещё хихикая, продолжила Мэт, — как они на свет-то появились. Правильно из всего, сказанного твоей матушкой, только одно — сначала действительно немножко больно. Зато потом… — она мечтательно зажмурилась. — Знаешь, Лин, я, конечно, не имею права тебе советы давать, особенно в таком деликатном деле, — Мэтти встала и подошла к подруге, — решать всё равно тебе. Но, — она пристально посмотрела в глаза Линаре, — Не делай этого из любопытства. Только если действительно поймёшь, что хочешь.

Лин кивнула с задумчивым видом.

— Ну всё, я побежала, — Мэт вздохнула. — Надо к завтрашней практике пару смесей приготовить ещё.

— Угу, пока-пока, — несколько рассеянно попрощалась Линара.


Осоловело хлопая глазами, Хвеля выбралась из библиотеки, сжимая в руке драгоценный лист бумаги. Она нашла в энциклопедии описание своего колечка, и, узнав, какие он скрывает возможности, впала в лёгкое оцепенение. Потом выпала обратно в реальность, и подумала, что тем более должна хранить наличие артефакта в тайне. Пока не узнает, где обретается тот умник, узнавший её в Погребке. По пути обратно в комнаты Линары, Хвеля обратила внимание, что студенты чем-то взбудоражены и взволнованно переговариваются, но телохранительница особо не прислушивалась. Скорее, приглядывалась. И не зря: свернув на лестницу на второй этаж, где жили они с Линной, она тут же юркнула обратно за угол. Потом, осторожно высунувшись, проводила прищуренным взглядом внимательно разглядывавшего преимущественно особ женского пола, давешнего знакомца. И разглядывавшего явно не с целью познакомиться. «Принесли же пьяные орки, а! И как его сюда впустили, интересно? Пришёл типа учиться? Так набор вроде закончился…»

— Ларрас, ну где ты? — раздался недовольный звонкий голос, молодой человек вздрогнул, на его лице мелькнуло выражение досады.

— Иду, моя госпожа! — откликнулся он почтительным голосом — что никак не вязалось с хмурой физиономией — и поспешил в другую от Хвели сторону.

— Ага, в чью-то свиту приткнулся, троллья отрыжка, — вполголоса протянула телохранительница, проводив его глазами. — В чью, интересно? Тут вродь все более-менее простые студенты…

Поставив мысленную галочку выспросить Линну, когда вернётся с прогулки со своим ненаглядным, Хвеля поспешила домой. Но прежде, чем открыть дверь, вдруг почувствовала пристальный взгляд. Мысленно охнув и приготовившись увидеть того самого Ларраса, пришедшего по её душу, Хвеля резко обернулась, но… В конце коридора, прислонившись к стене и засунув руки в карманы штанов, стоял хмурый Эннио и смотрел на неё. Совершенно не обращая внимания на косые взгляды проходивших мимо девиц. Хвеля неожиданно смутилась, щёки обжёг румянец, и она поспешно юркнула в тёмную и пустую комнату. Прижав ладони к пылающему лицу и тихонько ругаясь, она подошла к окну и забралась на подоконник. Пушистик шебуршался в шкафу, на своей полке, и больше тишину комнаты не нарушали никакие звуки. Прислонившись затылком к стене, Хвеля рассеянно разглядывала двор, освещённый фонарями, по которому гуляли студенты, парами, группами, и поодиночке.

Ещё было тепло, хотя осень потихоньку подкрадывалась, и по утрам траву уже покрывал серебристый иней. Но, судя по всему, Линару не пугал прохладный воздух, и быстро возвращаться со своей романтической прогулки она не собиралась. Хвеля тихонько вздохнула. Мысли плавно свернули к темноволосому магу. И хотя она не давала ему возможности приблизиться к себе, они постоянно встречались, то в общей компании в столовой, то в коридорах, и Хвеля думала об Эннио гораздо чаще, чем следует. Резкое изменение его поведения, как и то, что обычно весёлый и даже чуточку легкомысленный парень, похоже, впал в тоску, вызывало у Хвели недоумение. И даже что-то, подозрительно похожее на совесть, начало нашёптывать, что зря она так сурово к нему.

— Он бабник, — пробормотала она, упрямо сжав губы.

Вредный внутренний голос тут же ехидно сообщил, что в последние дни вокруг него не видно ни одной представительницы прекрасного пола.

— Очередной приёмчик, — фыркнула телохранительница, не сдаваясь.

«Не думаю, — ещё более ехидно отозвалось второе я. — Эннио не способен ходить хмурым дольше, чем пару часов, если на то нет серьёзной причины. А причина есть, дорогуша, и это ты». Хвеля нервно взъерошила волосы и прикусила губу. Она действительно не привыкла, что ей могут заинтересоваться, как девушкой, и уж тем более, симпатичной. Вообще, Хвеля ни в жизнь не могла предположить, что когда-нибудь станет симпатичной.

Время потихоньку шло, двор пустел, и студенты расходились по комнатам перед следующим учебным днём. Линары не было. За дверью шум шагов и гул голосов тоже стих. Но у Хвели вдруг появилось чёткое ощущение, что в коридоре, около комнаты, кто-то есть. И она даже знала, кто этот кто-то. Несколько минут телохранительница честно боролась сама с собой, потом плюнула, помянула пьяных демонов, и сползла с подоконника, направившись к двери. Положив ладонь на ручку, она глубоко вздохнула и распахнула дверь. Сидевший рядом, у стены, Эннио, резко вскинул голову: в тёмных глазах блеснул огонёк надежды.

— Будешь распускать руки, вырву и в задницу вставлю, — кратко пояснила Хвеля, посторонившись.

Он молча поднялся и зашёл. Девушка прошла мимо и снова устроилась на подоконнике, глядя на пустой двор. В тишине комнаты едва слышно раздались шаги молодого мага, когда он медленно приблизился к Хвеле. Опёршись ладонями на край подоконника, Эннио прислонился лбом к плечу своего наваждения, прикрыв глаза, и замер.

— Хвель, я не могу так больше, честно, — прошептал он. — Ты просто не выходишь у меня из головы.

Она чуть вздрогнула, но не повернулась. Столь близкое присутствие Эннио… волновало. Однако почему-то, в отличие от прошлых разов, сейчас ощущения были приятными, хотя и немного непонятными. Сердце то замирало, то начинало колотиться, как бешеное, в горле стало сухо, как в пустыне, а по коже волнами пробегали мурашки.

— Ты меня совсем не знаешь, — тихо ответила Хвеля, кое-как справившись с голосом. — Ты знаешь хамоватую и местами грубую наёмницу, и исключительно по общим попойкам в Погребке. Что, внешность так сильно меняет, да?

— Да, — просто согласился Эннио. — Внешность, и… ты показала, что под ней есть что-то, кроме бесконечных ругательств и шуток на грани. Только теперь изо всех сил пытаешься вернуться в прежний образ. Зачем?

Хвеля тут же насупилась.

— За надом, — буркнула она.

Повисло молчание. Эннио поднял голову, и она теперь остро чувствовала его взгляд, и слышала тихое дыхание почти у самого уха.

— От кого ты сбежала тогда? — спросил негромко он, и медленно провёл пальцем по щеке Хвели.

Она снова вздрогнула, но не отшатнулась. Кожу словно закололи сотни иголочек, наёмница подавила странное желание прижаться к его ладони.

— Неважно, — пожав плечами, ответила Хвеля.

— А в таверне? Я помню, тебя кто-то окликнул, настоящим именем, — вспомнив происшествие в Погребке, продолжил спрашивать Эннио. — Кто это был?

— Какая тебе разница, — чуть раздражённо отозвалась она, и, не выдержав, повернула голову. — Сама разберусь…

Зря она это сделала, сразу поняла Хвеля. Их лица оказались совсем близко, однако она не увидела, как ожидала, довольной улыбки. Эннио был непривычно серьёзен.

— Хвель, мне правда плохо без тебя, — тихо произнёс он, глядя прямо ей в глаза. — И мне не всё равно, что с тобой происходит. Не отталкивай, пожалуйста.

Кажется, впервые Хвеля растерялась. Она молчала, не имея сил ни отвернуться, ни резко ответить. Вся ершистость куда-то пропала, оставив девушку наедине с растрёпанными чувствами и совершеннейшей, просто звенящей пустотой в голове. Эннио обхватил её лицо ладонями, и медленно наклонился, готовый в любой момент отпустить. Хвеля не протестовала, позволив ему прикоснуться к губам, но напряжённо замерла, ожидая дальнейших действий. Молодой маг целовал осторожно, ласково, не торопясь вызвать ответ. К собственной досаде, Хвеля довольно мало знала о поцелуях, несмотря на опыт в отношениях с противоположным полом. И сейчас, если честно, просто не знала, как себя вести. Ощущения ей нравились, и с каждой минутой всё больше. Прикрыв глаза, Хвеля расслабилась, неосознанно потянувшись к Эннио, и чуть приоткрыла рот…

Сколько прошло времени, она бы ни за что не смогла сказать, но в какой-то момент поняла, что поцелуй потихоньку становится всё глубже и чувственнее, а тело весьма недвусмысленно реагирует на происходящее. Но к дальнейшим шагам в этом направлении Хвеля точно не была готова, и потому с некоторым сожалением прервала интересное и приятное занятие, учащённо дыша и чуть откинув голову назад.

— Тебе лучше уйти сейчас, — хриплым голосом сказала телохранительница, прекрасно понимая, что теперь Эннио точно не отступится от неё.

А вот будет ли она по-прежнему держать его на расстоянии, ещё большой вопрос.

— Хорошо, — он чуть улыбнулся, его ладони скользнули на плечи Хвеле. — Дашь мне шанс?

Она отвела взгляд. Поверить или нет? «К демонам, даже если это интерес на несколько дней, всё же лучше, чем навязанный папочкой женишок! Тут я хотя бы сама выбираю!»

— Д-да, — чуть запнувшись, ответила она и тут же добавила, нахмурившись. — Только без глупостей! Ненавижу сюсюканье и обращение, будто я кусок особо хрупкого хрусталя!

Эннио улыбнулся шире, и из глаз пропало тоскливое выражение.

— Ты Хвеля, — с какой-то неожиданной нежностью в голосе произнёс он. — И ты совершенно не похожа ни на кого из моих прежних знакомых. Тогда до завтра?

— Угу, — кивнула Хвеля, настороженно покосившись на него. — Учти, я всего лишь согласилась дать тебе шанс. Услышу, что трындишь на каждом углу, будто я твоя девушка, рёбра пересчитаю.

Тихо рассмеявшись, молодой маг снова обхватил ладонями её лицо и чмокнул в чуть вздёрнутый носик.

— Хвель, ты просто чудо, ты знаешь об этом? Сладких снов, неугомонная моя.

Не дожидаясь ответа, он развернулся, подошёл к двери и покинул комнату, а Хвеля осталась сидеть на подоконнике с неприлично разинутым ртом.

— И вот что это только что было, сожри меня дракон? — пробормотала она.

Вот как-как, а чудом её действительно никогда не называли.


Эннио шёл за секретарём к директрисе, и улыбался. Кир успел поймать его на перемене между занятиями, и шепнуть, что есть разговор насчёт Хвели. Последняя утром, за завтраком, даже поздоровалась и улыбнулась — уголком губ, но всё же. Остальные сделали вид, что не заметили перемены в отношениях, а Эннио тоже не торопился — он не хотел наломать дров с Хвелей, потому что неожиданно понял, проворочавшись почти до утра без сна, что его интерес к ней вряд ли скоро исчезнет. «Кажется, нагулялся, приятель», — весело подумал он, сворачивая в очередной коридор. Собственно, данный факт Эннио ничуть не огорчал. Конечно, всерьёз о женитьбе он не думал, да и Хвеля ему физиономию расцарапает, едва он только заикнётся о чём-то подобном, но… длительные отношения с этой непредсказуемой, и очень привлекательной упрямицей Эннио тоже вполне устраивали. С ней точно не соскучишься.

— Проходите, — секретарь, девушка с одного из последних курсов, остановилась и распахнула перед ним дверь кабинета директрисы.

Молодой маг прошёл и почтительно склонил голову.

— Присядь, — женщина задумчиво прищурилась. — Ты, наверное, знаешь, да, что в нашу Школу приехала королевская племянница, леди Алларина, — Эннио кивнул, он мельком видел эту леди утром в столовой. — Так вот, она хочет, чтобы ты был её сопровождающим на время, пока она здесь. Леди Алларина в свободном режиме будет посещать те занятия, которые сочтёт для себя нужными, поскольку начальное образование по магии она получила у матери.

Эннио почувствовал досаду: а он хотел сегодня с Хвелей прогуляться… «Ладно, может, у неё какие дела найдутся после занятий».

— Простите, что спрашиваю, а почему именно я? — вежливо поинтересовался парень.

— Потому что я так захотела, — раздался звонкий, как журчание ручейка, голос, и в кабинет из боковой двери, ведущей в личные покои директрисы, вошла собственно леди Алларина.

Девушка довольно улыбалась, голубые глаза ярко блестели, и вся она просто лучилась от хорошего настроения, в то время как глухое раздражение Эннио росло. Слишком часто он видел подобный блеск во взглядах девушек…

— Мне говорили, в окрестностях красивые леса, — королевская племянница остановилась рядом, и непринуждённым жестом взяла Эннио под руку. — Покажете, господин маг?

— Когда будет угодно миледи? — сохраняя на лице невозмутимое выражение, ровным голосом поинтересовался он, осторожно освободившись от цепких пальчиков высокой гостьи.

— Можно просто Алларина, — совершенно не смутившись, она чуть подалась вперёд, попытавшись заглянуть в глаза собеседнику.

Эннио спокойно встретил взгляд наполовину дриады, она его совершенно не привлекала, как особа женского пола, и хотя он и почувствовал, как Алларина попыталась очаровать, её попытка не увенчалась особым успехом. Хотя каких-нибудь несколько месяцев назад он бы, может, и заинтересовался гостьей.

— Миледи, я считаю, мы слишком разные по положению, чтобы я мог позволить себе такую фамильярность по отношению к члену королевской семьи, — он чуть склонил голову, чтобы скрыть лёгкую улыбку превосходства. — Так когда вам угодно осмотреть окрестные леса?

Алларина попыталась скрыть разочарование за натянутой улыбкой.

— Думаю, сегодня вечером. А пока не покажете мне Школу? — её голос звучал по-прежнему звонко и радостно, вопреки раздражению, тлевшему в глубине ярко-синих глаз.

Эннио молча кивнул и направился к выходу из кабинета, предупредительно открыв дверь и пропустив вперёд Алларину. Директриса проводила пару прищуренным взглядом, и в серебристо-серых глазах промелькнул огонёк веселья. «И кто ж твоя зазноба, Эннио, а? Никак, остепениться решил, господин гуляка?» Женщина, естественно, знала о том, что на влюблённых чары дриад не действуют, и ей уже самой стало любопытно, чем закончится попытка высокой гостьи заполучить в свою коллекцию Эннио.


После завтрака все опять разбежались по занятиям, и Хвеля осталась одна. Но скучать она не собиралась. Прихватив Пушистика, она накинула куртку и вышла, пока не опасаясь столкнуться с Ларрасом — наверняка он со своей неведомой госпожой тоже на занятиях. Место, где её точно не увидят из окон Школы — Развалины. Наведённый на это место морок всем показывал остатки какого-то каменного то ли большого дома, то ли древнего капища, пока не пересечь невидимую границу.

Хвеля обошла строение, появившееся, едва она переступила круг замшелых камней, и устроилась позади него. Вздохнув, поправила греющегося Пушистика на плече, и посмотрела на перстень, поблёскивавший на руке. Сглотнула, вдруг почувствовав неуверенность, зачем-то подышала на огненный камень. И осторожно потёрла его пальцем. Несколько мгновений ничего не происходило, потом солнце закрыла тень, и перед обомлевшей Хвелей опустился самый настоящий дракон, только, видимо, молодой — размером где-то с три лошади. Золотисто-бронзовая чешуя блестела, пуская зайчики по траве, удлинённые глаза с вертикальным зрачком внимательно смотрели на Хвелю, а из широких ноздрей сочились прозрачные струйки дыма. Пушистик прикинулся помпоном, подобрав под себя все лапки, а телохранительница судорожно пыталась протолкнуть воздух в лёгкие.

— Привет, — тихонько рыкнул дракон, между острых зубов мелькнул красный язык.

— П-привет, — хрипнула Хвеля.

— Я Рраван, — продолжил дракон. — А ты кто?

— Х-хвеля, — ей всё никак не удавалось справиться с заиканием.

Драконы жили обособленно, и крайне редко вступали в контакт с людьми, обладая склочным и вредным характером. Поскольку некоторые магические зелья требовали специфических ингредиентов, на драконов иногда охотились, что, естественно, не придавало любви к людям со стороны рептилий.

Рраван склонил голову на бок, и задумчиво ответил:

— При рождении тебе дали другое имя… Но да, оно тебе теперь не принадлежит. Как к тебе кольцо попало?

— Я его взяла, в качестве приданого, — немного придя в себя — вроде, её не собирались прямо тут поджарить или съесть, — ответила Хвеля. — А как ты к кольцу оказался привязан?

Дракон хмыкнул, выпустив струйки дыма потолще.

— Когда-то спас жизнь магу, и мы заключили сделку. Он спрятал частицу моего огня в кольцо, владельцу которого я обязан служить, а я в свою очередь выдвинул условие, что если кольцо украдут или присвоят насильно, сделка расторгается. Ну, маг был честным, и пока не погиб, мы очень даже хорошо с ним существовали. Он не дёргал по пустякам, а я являлся на зов. Потом кольцо долго переходило из рук в руки, пока не осело у некоего торговца артефактами, — Рраван снова посмотрел на Хвелю. — Твой отец, да?

Девушка кивнула.

— Только он не знал, что это за артефакт, — добавила телохранительница. — А мне просто понравилось кольцо, когда увидела в его хранилище, как в камне огонь переливается.

— Я чувствую, что это не подходит под кражу, — дракон замолчал, словно прислушиваюсь к чему-то внутри. — Иначе вызов бы не сработал.

Хвеля снова кивнула.

— По папиному завещанию, которое он составил давно, каждая из его дочерей имеет право выбрать один артефакт в приданое, любой, независимо от его стоимости. Вот я и… выбрала, — телохранительница чуть покраснела.

Рраван лёг на траву, положив голову на передние лапы, и прищурившись, усмехнулся.

— Ты забавная, Хвеля, — ответил он. — Но ты мне нравишься. Ты пытаешься казаться хуже, чем есть, но это только твоя защита. Почеши мне вот здесь, — неожиданно сменил дракон тему, и приподнял морду. — Чешуйки меняются, а лапой неудобно.

Хвеля осторожно протянула руку и коснулась мягкого подбородка. Потом почесала, как просил Рраван.

— Мррр… — неожиданно он мурлыкнул, как кошка, и довольно зажмурился. — Ой, как хорошоооо… Спасибо, Хвеля. А что это у тебя за брошка такая? — Рраван кивнул на Пушистика.

— Это паук, — она улыбнулась и почесала спинку. — Он просто тебя испугался.

Они немного поболтали о пустяках, в основном Рраван интересовался жизнью Хвели, а потом попрощался и улетел. В Школу телохранительница возвращалась задумчивая, но вместе с тем радостная: у неё появился ещё один друг. Да какой…

Переступив порог большого холла Школы, Хвеля замерла, недоумённо нахмурившись: мимо лестницы шла занятная компания, королевская племянница, о которой ходили слухи среди студентов, двое прихлебателей свиты, и — Эннио.

— В правом крыле находится библиотека, — донёсся его ровный голос. — Желаете посетить?


Сначала Хвеля подумала, что у неё галлюцинации. Потом в душе поднялось глухое раздражение. А потом за несколько секунд случилось одновременно несколько событий. Один из молодых людей, следовавших за леди Аллариной, обвёл холл рассеянным взглядом, и натолкнулся на Хвелю, замерев на месте и неприлично приоткрыв рот. Эннио также заметил девушку, но его реакция была прямо противоположна: отстранённое выражение лица сменилось на радостное, появилась улыбка. Хвеля переводила взгляд с одного на другого, пытаясь понять, что ей делать и куда бежать. Ларрас уже заметил, и дело времени, когда он узнает, где она живёт. Эннио не выглядит виноватым, значит, ситуация не так проста, как кажется.

— Да, я хочу посмотреть библиотеку, — нарушила немую сцену ничего не заметившая Алларина — она шла впереди.

— Как будет угодно, — подмигнув Хвеле, Эннио направился в правое крыло.

Ларрас, нехотя оторвав от неё взгляд, вынужден был тоже последовать за королевской племянницей. Телохранительница шумно выдохнула, тряхнула головой, и поспешила в их с Линарой комнату, пытаясь справиться с раздражением. Всё-таки, что делает Эннио рядом с этой красоткой?

Оставив куртку, Хвеля направилась в столовую, куда уже подтягивались остальные студенты. Занятия закончились, и все торопились восполнить силы едой.

— Ой, Хвель, знаешь, что сегодня случилось? — её нагнала Линна, голубые глаза были раза в два больше обычного размера.

— Кто-то нагадил на стол вашей преподавательнице? — буркнула Хвеля.

— Фи, — блондинка сморщила носик. — У Мэтти появился тайный поклонник!

— Убиться об стену, — желчно усмехнулась та. — И как же это обнаружилось?

— Когда она пришла в аудиторию, на её столе лежала роза и записка, — Линна вздохнула. — Самой красивой ведьмочке.

— Мэл развлекается? — изогнула бровь Хвеля.

— Неа, — задумчиво покачала головой Линара. — Матильда спросила его на перемене. Это не он.

— А вычислить шутника? — пожала плечами телохранительница.

Блондинка погрустнела.

— Это слишком сложная магия, и насколько я знаю, проводить поиск по предмету могут только преподаватели. И потом, был бы волос, или кровь, а так… Только цветок и записка.

Обсудить дальше животрепещущий вопрос они не успели, впереди показались двери столовой, и их нагнали остальные. Набрав на подносы еды, компания устроилась за столом, обсуждая последние новости. Хвеля пристроилась с краю, посадив Пушистика около миски с молоком, и окинула столовую вроде как рассеянным взглядом. Королевской племянницы, как и Эннио, ещё не было. При воспоминании о гостье Хвеля снова почувствовала раздражение.

— Я, кстати, мельком видел Эннио сегодня, с этой полудриадой, — задумчиво обронил Кир. — И судя по его лицу, ему не слишком нравилось её общество. Кто-нибудь знает, почему?

— У тебя есть возможность спросить у него самого, — хмыкнула Лин, кивнув на двери.

Все — в том числе и Хвеля, — посмотрели в указанном направлении. Сначала вошла Алларина, с высоко поднятой головой и ни на кого не глядя, за ней Эннио, сразу свернувший к друзьям, ну и двое из свиты гостьи. Ларрас уставился на Хвелю, едва заметил её, и без того плохое настроение девушки ухудшилось.

— Всем привет, — сверкнув улыбкой, молодой маг сел рядом с Хвелей, сделав вид, что не заметил её попытку демонстративно отодвинуться. И, предвидя вопросы, пояснил, кивнув на отдельный стол, за которым сидела Алларина. — Директриса приставила. Как понимаете, отказаться не было никакой возможности.

Почувствовав ладонь Эннио на талии, Хвеля возмущённо прошипела:

— Руки убери! — и попыталась оттолкнуть его.

Объяснение не успокоило, и раздражение тлело, как угольки в очаге. Однако, парень, тихонько рассмеявшись, поймал запястья телохранительницы и легко завёл её руки за спину, прижав к себе. У Хвели перехватило дыхание на мгновение, но она резко отвернула голову, сжав губы, и нервно дёрнулась, совершенно не желая, чтобы Эннио при всех поцеловал её. Он сделал гораздо хуже.

— Ревнуешь, Хвелечка? — почти шёпотом спросил молодой маг, едва ощутимо коснувшись губами изгиба шеи, оказавшегося так близко.

Та едва не ойкнула от неожиданности, по телу разбежались огненные ручейки, а кожу словно обожгло. Сразу стало как-то неважно, смотрят на них или нет.

— От-отпусти, — запнувшись, пробормотала Хвеля, совсем не уверенная, что действительно хочет этого.

— Неа, — Эннио не прекращал приятного занятия, и добавил тихонько. — Почему на тебя пялится тот пижон за столом дриады?

Вздрогнув, она предприняла ещё одну попытку выбраться из объятий мага, естественно, безуспешную.

— Никто на меня не пялится! — поскольку его губы и язык продолжали исследовать шею Хвели, её мысли разлетелись испуганной стайкой, и захотелось замурлыкать, как кошка. Рассеянный взгляд девушки скользнул по дриаде — та смотрела на парочку с плохо скрываемым раздражением и недовольством. У Ларраса же и вовсе глаза чуть на лоб не вылезли. — Эн… пусти… — тихо вздохнув, шёпотом попросила девушка, раздражение как-то незаметно исчезло, уступив место совсем другим эмоциям и желаниям. И всё-таки, Хвеле ещё хотелось поесть нормально.

— Мне нравится, как ты меня называешь, — довольно отозвался Эннио, последний раз поцеловал её, чуть ниже ушка, и, наконец, отпустил. — Вечером увидимся?

Одарив его сердитым и немного растерянным взглядом, Хвеля поджала губы, почесав Пушистика — напившись молока, он неподвижно лежал рядом с тарелкой, иногда подёргивая лапками, — и начала молча есть, стараясь не обращать внимания на весёлые взгляды остальных. Ответить Эннио она не сочла нужным.

— Предлагаю завтра выбраться на природу, — непринуждённо предложила Клара, — после всех занятий. Что скажете?

Народ одобрил предложение. Хвеля особо не прислушивалась к разговору, взгляды королевской племянницы и Ларраса нервировали её почище прилюдных знаков внимания от Эннио.

— Я хочу услышать всё-таки объяснение столь пристального внимания к тебе, — снова раздался негромкий, спокойный голос молодого мага.

— Потом как-нибудь, — пробормотала Хвеля, чувствуя румянец. — Разберись лучше сначала со своей дамочкой синеглазой.

Опять тихий смех.

— Вечером поговорим, упрямая моя.

— Я не твоя! — сквозь зубы процедила Хвеля, и резко отодвинула пустую тарелку. — Дай пройти.

Посадив сытого Пушистика на плечо, она прошла мимо улыбавшегося Эннио, и направилась к выходу из столовой, спиной остро чувствуя неприязненные взгляды Алларины и Ларраса. Темноволосый красавец, в последнее время возомнивший, что имеет на неё какие-то права, беззастенчиво разглядывал то, что пониже спины, и это Хвеля тоже прекрасно ощущала. Прошипев ругательство сквозь зубы, она вылетела из столовой, направившись к выходу из Школы — в Развалинах её вряд ли кто будет искать, и можно ещё раз вызвать дракона и поболтать с ним. Или просто посидеть, подышать воздухом в тишине и спокойствии.


…Время пролетело незаметно, и с первыми звёздами Хвеля вернулась в Школу. Опять все что-то возбуждённо обсуждали, и как обычно, телохранительница особо не прислушивалась, всё равно все новости Линара на хвосте принесёт. Но в этот раз Хвеля внимательно оглядывалась, не желая наткнуться на Ларраса, ну и не испытывая особого желания увидеть Эннио рядом с королевской племянницей. Она благополучно добралась до своего этажа, и осталось только пройти половину коридора. Чуть ли не на цыпочках Хвеля направилась к двери, досадуя на то, что как назло никого не было в обычно шумном вечером коридоре. Она практически добралась до вожделенной комнаты, когда с противоположной стороны раздался довольный возглас.

— Я нашёл тебя!

Ларрас, с торжествующей усмешкой, смотрел на Хвелю, и уже сделал шаг к ней. Судорожно нашарив в кармане ключ, телохранительница попыталась вставить его в замок, сквозь зубы поминая орков, троллей, и других представителей разнообразных рас, причём исключительно в роли родственников настырного Ларраса.

— Хелвина!

Упрямый молодой человек прошёл уже половину расстояния, когда наконец Хвеля открыла проклятую дверь. Одновременно с той стороны коридора, откуда пришла сама девушка, раздались неторопливые шаги, и кто-то остановился за её спиной. Ларрас тоже остановился и нахмурился, довольная улыбка сползла с его лица, как резиновая. На плечо Хвеле легла ладонь, а знакомый голос негромко произнёс:

— Простите, вы к кому обращаетесь?

Бросив на застывшего истуканом Ларраса косой взгляд, телохранительница юркнула в комнату, и с какой-то обречённостью услышала, как захлопнулась дверь. Не оборачиваясь, она поспешила к шкафу, сунула сонного Пушистика на полку, и хотела отойти к окну, но не тут-то было.

— Так, скрытная моя, а теперь рассказывай, — руки Эннио обвились вокруг её талии, не давая возможности отойти в сторону.

— Шустрый какой! — фыркнула Хвеля, пытаясь расцепить объятия.

— Не вредничай, — мягким, но не терпящим возражений голосом, отозвался парень, и легонько коснулся губами нежной кожи на затылке Хвели. — Не отпущу, пока не расскажешь, что этому хлыщу от тебя надо.

— А стриптиз на столе не станцевать? — огрызнулась Хвеля, скрестив руки на груди и оставив попытки высвободиться. Оказывается, то место, куда её только что поцеловал Эннио, тоже очень и очень чувствительное…

Тихий смешок над ухом, от которого резко пересохло горло и расхотелось спорить.

— Хвелечка, ты предлагаешь мне это уже второй раз. Я ведь могу и согласиться, но… позже. А теперь, рассказывай.

Она длинно вздохнула, унимая пустившееся вскачь сердце, и прикрыла глаза.

— Хочешь поиграть в благородного рыцаря, да?

В следующее мгновение она оказалась развёрнута лицом к собеседнику, и вдобавок крепко прижата спиной к дверце шкафа.

— Нет, я всего лишь хочу понять, откуда он тебя знает и почему пялится так, будто ты для него — долгожданный подарок на день рождения, — почти касаясь губ Хвели, пояснил Эннио. — Или предлагаешь мне самому поспрашивать у него, м? Всё равно таскаюсь за этой фифой высокомерной…

— Кстати, о птичках, — перебила Хвеля, радостно ухватившись за возможность сменить скользкую тему. — С какой радости ты за ней таскаешься? И почему директриса поручила это именно тебе, а, умник?

На лице Эннио появилась довольная усмешка, а тёмные глаза блеснули в свете почти полной луны, заглядывавшей в окно.

— Я первый спросил, — мурлыкнул он, и добавил. — Всё-таки ревнуешь ведь, Хвелечка.

— Да перестань же так называть меня, а! — рявкнула вконец выведенная из равновесия телохранительница, тем более что он был совершенно прав в своих предположениях.

Вместо ответа она потеряла возможность говорить на несколько минут, поскольку Эннио закрыл ей рот поцелуем. Нежным, и одновременно настойчивым, требовательным, от которого в животе начинали порхать бабочки, а голова опасно кружиться. Демоны знают, почему Хвеля ответила, да ещё и позволила ладоням Эннио медленно скользнуть вдоль спины, отчего девушка выгнулась, крепче прижавшись к молодому магу. Сколько длилось это безобразие, она не могла сказать, но в какой-то момент он отпустил Хвелю, и, ухватив за руку, с тихим смехом потянул к кровати Линары.

— Иди сюда, чудо моё, и рассказывай, что происходит.

Усадив Хвелю на колени, Эннио обнял её и положил подбородок на плечо. Она сдалась.

— Я от него сбежала, — призналась телохранительница, радуясь, что темно, и не видно, как на её щеках выступила краска. — Папочка заявил, что намерен выдать меня за этого Ларраса замуж, потому что они с его отцом давние друзья и всё такое. Ну и, все батины приятели были в курсе, что за каждой из своих дочерей он отдаёт любой артефакт по выбору.

— О, как, — удивлённо отозвался Эннио. — И какой же артефакт был у тебя в приданом?

— Драконье кольцо, — Хвеля вытащила из-за ворота рубахи цепочку, на которую повесила перстень Рравана. — Я его стащила, когда из дома ноги делала. Ведь выбирать я должна была.

— Мда, я понимаю, почему этот Ларрас попёрся тебя искать, — хмыкнул Эннио, разглядывая в скудном лунном свете переливы огня в камне. — Но вряд ли у него что-то получится с планами насчёт тебя, — добавил он.

Теперь хмыкнула Хвеля.

— Ему ничего не стоит капнуть папуле, и он примчится сюда на всех парах, — девушка кисло улыбнулась. — Зуб даю, они уже в курсе, какой именно артефакт я стащила.

— Хвель, — Эннио помолчал, и вдруг неожиданно потёрся носом об её висок. — Ты не поняла ещё? Я тебя никому не отдам, и уж тем более какому-то недоумку, вздумавшему претендовать на тебя только из-за лакомого артефакта.

— А меня спросил, собственник? — вяло огрызнулась Хвеля, впрочем, понимая, что её возражения никто не будет слушать. Да и не так уж она была против… — Вообще, как-то слишком резко тебя перестали интересовать другие особы женского пола, — не удержалась она от ехидной реплики.

— А они меня действительно перестали интересовать, — просто ответил Эннио. — С тобой же не соскучишься. Ты стоишь всех этих жеманных девиц, вместе взятых, чудо моё упрямое, — тихий, серьёзный голос молодого мага не ставил под сомнение его слова, что он не шутит.

— Ладно, со мной разобрались, а что с той дриадой? — ворчливо отозвалась Хвеля, чувствуя себя немного неуютно от того, какой поворот принял разговор. Смена темы была бы очень кстати.

— Обычная история, — она услышала досадливый вздох. — Леди решила, что я буду прекрасным дополнением к её неземной красоте, забыв при этом поинтересоваться моим мнением. Попыталась затащить сегодня на озеро, оставив своих прихлебателей в Школе, — Эннио издал смешок, — рассчитывала на романтическую прогулку, даже после того, как я продемонстрировал ей сегодня моё к тебе отношение, — тут Хвеля снова покраснела. — Я ей доходчиво объяснил, что если она не хочет лишиться сопровождающего, пусть поумерит свои аппетиты. Ну и, развернулся и спокойно пошёл обратно в Школу. Теперь не будешь колючки показывать, недотрога? — от ласкового шёпота по спине пробежала дрожь, и Хвеля нервно сглотнула.

— Я п-подумаю, — чуть запнувшись, ответила она.

— Ну, думай, — Эннио развернул её к себе лицом. — Только недолго, ладно? И учти, я не отстану от тебя, даже не надейся. И предупреждая твой следующий вопрос, Хвелечка, — он улыбнулся, заметив, как скривилась девушка, — если бы тебе что-то не нравилось, я бы не сидел сейчас здесь.

— Откуда ж ты взялся на мою голову, а?! — тихо простонала Хвеля, уткнувшись лицом ему в плечо. — Что мне с тобой делать, сожри тебя тролль?!

Рассмеявшись, Эннио крепче прижал к себе светловолосое чудо.

— А ничего, расслабиться и получать удовольствие, — его пальцы взлохматили серебристые волосы Хвели.

Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату влетела Линара, щелчком пальцев зажёгшая свечи.

— Ой, Хвель, я такое узнала… — увидев парочку на кровати, она замерла, щёки блондинки покрылись нежным румянцем. — Ой, я невовремя, да? — пискнула смущённая Лин.

— Стучаться не пробовала? — буркнула не менее пунцовая Хвеля, безуспешно пытаясь высвободиться.

— В собственную комнату? — возмутилась Линара. — Ай, ладно, — она плюхнулась на стул и торжественно возвестила. — Только что объявили, что через четыре дня состоится приём в честь Алларины! Прощальный, — Лин бросила хитрый взгляд на Хвелю. — На следующее утро она уедет, и потом только на следующий год вернётся, чтобы учиться дальше.

— Я никуда не пойду, — категорично заявила телохранительница, выпрямившись и скрестив руки на груди.

— Пойдёшь, — одновременно произнесли Эннио и Линара.

Мгновение в комнате царила тишина, потом Хвеля нервно рассмеялась.

— Нет, сговорились, что ли?! Каких тухлых орков мне там делать?

— Хотя бы сопровождать меня, — молодой маг изогнул бровь. — Пожалуйста, Хвель.

Она утомлённо покачала головой и прикрыла глаза, вздохнув. А ведь ещё существовала нерешённая проблема Ларраса…

— Я подумаю, — кратко ответила Хвеля, и выразительно посмотрела на Эннио. — Не будешь ли ты столь любезен отпустить меня, умник? Между прочим, уже поздно и я спать хочу.

— Спокойной ночи, чудо моё, — улыбнувшись, он прижался к её губам в кратком поцелуе и убрал руки.

Хвеля тут же вскочила и отошла на несколько шагов. Линна с невозмутимым лицом изучала рукав платья, делая вид, что полностью поглощена этим делом.

— Пока, Лин, — кивнув блондинке, Эннио вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Линара тут же вскинула на Хвелю сияющие глаза и довольно улыбнулась.

— У вас роман, да? — прощебетала она.

— Ага, аж три раза, — буркнула её приятельница и направилась к себе в комнату. — Это он так думает.

Лин хихикнула, глядя ей вслед. Совершенно определённо, её телохранительница неровно дышит к Эннио, даже если сама всё отрицает.

* * *

Матильда

Я шла по коридору, задумчиво почёсывая в затылке и рассматривая задание на завтрашний семинар по магии поиска — каштановую прядь волос. В общем-то, пустяковое задание, найти обладателя, всего-то делов, сжечь пару волосинок и посмотреть в шар, однако мои мысли постоянно сбивались на утренний странный подарок. Это кто ж такой, интересно? Вроде все в Школе знают, что я девушка Мэла, и, в общем, мне никто другой не нужен. Может, шутник какой-нибудь? Ох, надеюсь, шутка надолго не затянется. Хотя, Мэл вроде не слишком-то и расстроился, когда я рассказала ему о розе и записке.

Свернув от лестницы направо, прошла несколько дверей и остановилась около нашей с Мэлом комнаты. Но войти не успела: около порога, на полу, лежала круглая бархатная коробочка. Я застыла, гипнотизируя её, словно там была ловушка для демона, и стоит открыть, как выскочит что-то ужасное. Осторожно, двумя пальцами, взяла неожиданный подарок, толкнула дверь, не сводя взгляда с коробочки, и вошла в комнату.

— Привет, рыжая моя, — Мэл уже был дома — конечно, у него последний год, и времени свободного гораздо больше, чем у меня. — Так, а это что ещё такое?

В голосе моего ненаглядного звучало недовольство. Я пожала плечами, и, решившись, открыла коробочку. Там лежал красивый кулон из огневика, камня ярко-красного цвета с золотистыми искорками в глубине.

— Тайный поклонник? — прищурился Мэл, и вот теперь я совершенно точно поняла, что ему не нравится происходящее.

Я отложила коробочку и с улыбкой посмотрела на него.

— Ты… ревнуешь? — недоверчиво поинтересовалась, и в моём голосе звучал плохо скрываемый восторг.

Мэл изогнул бровь и смерил меня взглядом.

— Считаешь, не имею права?

— Ну… Ой, как здорово! — я повисла на шее несколько обескураженного блондина. — Надо же, ты — и ревнуешь!

— Знаешь, ничего, что ты моя девушка, и я тебя люблю? — он обнял меня и недовольно хмыкнул в ухо. — Конечно, мне не нравится, что какой-то неизвестный хмырь проявляет к тебе внимание! И так настойчиво!

— Так найди его, — мурлыкнула я, чуть отстранившись и хитро глянув на Мэла. — Ты же самый лучший маг Школы.

— По цветам и драгоценностям я как-то не умею искать людей, — буркнул он. — Но шутника вычислю.

Не сдержавшись, снова хихикнула, прижавшись к его груди щекой и обняв за талию. Да плевать на всяких там тайных ухажёров, мне и явного с головой хватает… От следующих слов меня словно окунули в чан с ледяной водой.

— Жениться на тебе, что ли, чтобы ни у кого не возникало ненужных мыслей? — задумчиво изрёк Мэл, чем поверг меня в шок.

— Эээ, это, ты так не шути, у меня сердце слабое, — нервно рассмеялась и на всякий случай отошла на шаг.

Он ничего не ответил, просто улыбнулся.

— Ужинать пойдём, болезная моя? — непринуждённо осведомился Мэл. — Только, похоже, мы одни из всей компании будем. Кир с Лин в Погребок пошли, Хвелю видел тоже туда же идущей, Эннио с этой королевской племянницей усвистал в лес куда-то.

— Вот и славно, поем спокойно, — проворчала я. — Мне эта слащавая физиономия гостьи весь аппетит портит.

Когда мы уже прошли почти весь коридор, я неожиданно почувствовала спиной чей-то взгляд. Словно невзначай обернулась — показалось, или нет, в противоположном конце мелькнула тень? Подозрительно похожая на второго сопровождающего Алларины? Нахмурившись, я спустилась за Мэлом по лестнице, ничего не сказав. Мало ли, вдруг почудилось. Да и вряд ли моя скромная персона настолько заинтересовала столичного франта. Эх, ладно, после ужина ещё домашним заданием заниматься надо…


Утром, отправляясь на завтрак, Хвеля обнаружила около двери букет ромашек. Успев поймать за локоть пытавшуюся проскользнуть мимо Линару, телохранительница грозно нахмурилась:

— Ты накапала про мои любимые цветы?

Та похлопала ресницами, в голубых глазах отразилось искреннее недоумение.

— Хвель, ты чего? Нет, конечно!

Лин не врала: про цветы Эннио наверняка Кир рассказал. Ну а то, что Киру поведала уже она сама, Хвеля ж не спрашивала.

— Тьфу, интриганка, — досадливо поджав губы, девушка отпустила блондинку и неторопливо направилась в сторону столовой.

Всё прошло так же, как и вчера — недовольная физиономия Алларины, выпученные глаза Ларраса, и рука Эннио на талии Хвели.

— После обеда идём в лес, — напомнила Клара. — У меня уже припасено, — она выразительно улыбнулась. — Мэтти, что там твой поклонник, не проявлялся?

— Я ему проявлюсь, — хмыкнул Мэл, опередив ведьмочку. — Ещё один подарок, и в следующий раз около двери его будет ждать большой сюрприз.

Народ сдержанно захихикал.

— Девочки, предлагаю завтра смотаться за платьями, — предложила Линара. — Всё равно укороченный день, занятий немного будет. Надо ж к этому вечеру подготовиться.

— Поддерживаю, — с энтузиазмом откликнулась Арина.

Хвеля только мученически вздохнула.

— Не кисни, — шепнул Эннио. — Ты правда отлично в платье смотришься, мне очень нравится.

Щекам стало жарко от его слов, и Хвеля уткнулась в тарелку, чувствуя себя неуютно. Привыкать к мысли, что она всё же девушка, было тяжело.

— Сможешь отделаться от своей дриады? — ехидно поинтересовалась Линара, посмотрев на Эннио. — Или подстроить ей пакость? Волосы там перепутать, или пятно на платье посадить? Ооо… — голубые глаза расширились, блондинка замерла, и все с интересом воззрились на неё.

— И? — осторожно произнесла Мэтти.

— Она не помешает, — хихикнула очнувшаяся Линара. — Зуб даю, ей не до нашего красавца будет.

— Лин? — Эннио изогнул бровь, прищурившись. — Что пришло в твою хорошенькую головку? Я не хочу потом огребать по первое число от директрисы, если эта фифа нажалуется на меня!

— Не волнуйся, — она снова хихикнула. — Всё будет гладко, не подкопаешься.

— Ну-ну, — молодой маг покачал головой, скептически хмыкнув. — Общение с Хвелей не проходит для тебя даром, смотрю.

— А чего сразу я? — тут же возмутилась телохранительница.

— Ничего, — Эннио коснулся губами щеки Хвели. — Но твои шуточки помнят многие.

— Кто тебе про цветы рассказал? — тихо спросила она, покосившись на собеседника.

— Кто-то, — он усмехнулся. — Какая разница? Тебе вообще когда последний раз цветы дарили?

— Давно, — буркнула Хвеля. Если быть точной, до Эннио она раньше никогда не получала таких подарков.

— Хватит ворчать, — Эннио чуть прижал её к себе и улыбнулся. — Тебе не идёт хмурое выражение лица. И привыкай к тому, что теперь цветы ты будешь видеть гораздо чаще. Тебе ведь они нравятся?

Помедлив, телохранительница кивнула — отрицать смысла не было. Подумав, и поймав напряжённый взгляд Ларраса, Хвеля улыбнулась в ответ собеседнику, почти искренне.

— Умница, — он коснулся пальцем кончика носа девушки, отчего она растерялась. — Я разберусь с этим женихом твоим, — добавил Эннио. — Он уедет, и больше ты его не увидишь.

— Морду только несильно бей, — брякнула Хвеля.

— Фи, радость моя, я даже руки об него марать не буду, — парень скривился. — Просто поговорим, и всё.

— Боюсь, так просто от дармового артефакта он не откажется, — тихо пробормотала Хвеля.

— Это мы посмотрим, — ещё тише, но с улыбкой отозвался Эннио.

До обеда приятельница Лин снова сбежала в Развалины. Поколебавшись, потёрла кольцо, и через мгновение рядом мягко приземлился Рраван.

— Я не отвлекаю тебя? — несколько виновато поинтересовалась Хвеля.

— Пока нет, — дракон чуть прищурился и усмехнулся. — У меня нет гнезда и пары, так что я пока свободный.

— Скажи, если у меня кто-нибудь отберёт кольцо, он сможет тебя вызвать? — спросила телохранительница.

— Нет, конечно, — Рраван фыркнул. — Только если ты добровольно передашь его.

Хвеля помолчала.

— А мой муж сможет пользоваться им? — она сумела не споткнуться на ненавистном слове.

Дракон задумался. Девушка замерла, с колотящимся сердцем ожидая ответа.

— Знаешь, боюсь, в твоём случае, да, — медленно ответил, наконец, Рраван. — Поскольку это твоё приданое, а значит, в равной степени будет принадлежать и тебе, и твоему супругу. А почему ты вдруг озаботилась этим вопросом? — снова прищурился дракон.

Хвеля мрачно вздохнула.

— Жених нарисовался, — кратко пояснила она. — И он знает про артефакт.

Рраван тихонько рыкнул, и из его пасти вырвался маленький язычок пламени.

— Вот урод, — прошипел он. — Как жалко, что мы не нападаем на людей, пока они не нападут первые!

Телохранительница снова вздохнула.

— Слушай, а можно, я про тебя друзьям расскажу? — она резко сменила тему. — Или ты — большой секрет?

— Похвастайся уже, разрешаю, — Рраван хитро прижмурился, — можешь даже позвать меня, надеюсь, не испугаются.

— Ха, ты хочешь магов и ведьм испугать своим появлением? — Хвеля пренебрежительно пожала плечами. — Вот удивятся, это да. Слушай… — она замялась, не зная, стоит ли спрашивать. — Ты только не обижайся, ладно? А… это… ты можешь… — она окончательно смутилась и отвела взгляд, чуть ли не ковыряя землю носком сапога.

— Людей возить? — облегчил ей задачу Рраван. — Ну, скажем так, не всех, и не всегда. Хочешь покататься? — неожиданно предложил он оторопевшей Хвеле.

— А можно? — выпалила она, вдруг разволновавшись.

— Можно, можно, — кивнул дракон. — Тебе можно. Ты мне нравишься, Хвеля.

Она осторожно забралась на спину Рравана, вцепившись в толстый гребень на шее.

— Не упаду? — пискнула она, когда дракон расправил крылья.

— Не упадёшь, — рептилия коротко разбежалась, взмахнула несколько раз крыльями, и резко поднялась в воздух. — Я ж не буду фигуры высшего пилотажа показывать.

Хвеля сначала зажмурилась, боясь пошевелиться, но Рраван летел плавно, и на не очень большой высоте, чтобы наездница не замёрзла.

— А если тебя заметят с земли? — приоткрыв один глаз, поинтересовалась телохранительница.

— Не заметят, — уверенно ответил Рраван. — Если я того не захочу. Драконья магия.

Их воздушная прогулка длилась около часа, и в Школу Хвеля вернулась умиротворённая, голодная, и довольная. Но до столовой дойти не успела. Около двери их с Линарой комнат ждал довольно ухмылявшийся Ларрас — Хвеля решила забежать, захватить Пушистика.

Телохранительница замерла, скрестив руки на груди и хмуро глядя на свой ночной кошмар.

— Впустишь? — поинтересовался незваный гость.

— Нет, — кратко ответила Хвеля.

Ларрас притворно вздохнул, покачал головой.

— Хелвина…

— Хвеля, — оборвала его девушка.

— Фи, как кличка собаки, — сморщился Ларрас.

— Тебя забыла спросить, троллья отрыжка, — огрызнулась она. — Говори, чего припёрся? Домой не вернусь, учти.

— Хочу показать тебе один документ, Хелвина, — не обратив внимания на поправку, продолжил Ларрас, и вытащил из внутреннего кармана куртки сложенный вчетверо лист.

Она напряглась, её охватило нехорошее предчувствие. Явно наслаждаясь каждым мгновением, незваный гость развернул бумагу и продемонстрировал Хвеле.

— Это брачный договор между мной и твоим отцом, по которому ты являешься моей женой, — гадко ухмыльнувшись, сообщил Ларрас. — Он подписан, и подпись настоящая, как и печать твоего батюшки. А поскольку ты несовершеннолетняя, всё действительно и законно.

Хвеля сглотнула, растерянно глядя на документ.

— Кстати, если вдруг задумаешь украсть его и уничтожить, у твоего отца есть второй экземпляр, — счёл нужным пояснить Ларрас, снова сложив бумагу. — А аннулировать брак может только кто-то из королевской семьи. Так что, дорогая моя, после этого вечера в честь леди Алларины мы уезжаем домой, ко мне, — он особо выделил слово «мы».

Сплюнув, она прищурилась.

— Так не терпится добраться до артефакта, да? — прошипела Хвеля. — Не сомневаюсь, что ты уже знаешь про него! Папашка мой сообщил, да?! И по поводу твоих планов — ну рискни здоровьем, попытайся увезти меня отсюда! Этот договор для меня ничего не значит!

— И ещё одно, — Ларрас помолчал. — Передай этому господину, что так нагло вёл себя в столовой, чтобы не смел трогать руками мою собственность, — он окинул её внимательным взглядом. — Дело не только в артефакте, дорогая моя, ты за эти два года очень похорошела, между прочим. Ладно, мне пора идти, и не вздумай убежать снова, Хелвина.

— Хвеля, придурок! — рявкнула разозлённая телохранительница.

— До встречи, дорогая моя, — снова не обратив внимания на её слова, Ларрас развернулся и направился к лестнице.

Она смогла открыть дверь, кусая губы, чтобы не разреветься прямо на пороге, плотно прикрыла её за собой, и прислонилась, зажмурившись. Проклятый договор! Проклятый папаша! Проклятый Ларрас! Сильно прикусив кулак, Хвеля глухо всхлипнула, пытаясь справиться с рыданиями. В груди кололо, будто там ворочался большой ёж, даже дышать было больно. Но она не дала воли слезам, задавив истерику в зародыше. Прерывисто вздохнув, она быстро подошла к столу и налила из графина воды.

— Улечу сегодня ночью, — прошептала Хвеля, глядя в стену невидящим взглядом. — Позову Рравана и улечу…

Сейчас бы никто не узнал в этой серьёзной, симпатичной девушке с тоскливыми, потемневшими серыми глазами бесшабашную, язвительную, и временами хамоватую девицу, которую знала вся Школа.


Эннио внимательно следил за Аллариной, задумчиво разглядывавшей какое-то растение в большой кадке. Она отослала Ларраса и второго сопровождающего, когда попросила показать оранжерею Школы — здесь были собраны самые разные растения, даже самые причудливые.

— Скажите, у вас действительно… чувства к той девушке? — спросила вдруг королевская племянница.

Губы Эннио дрогнули в намёке на улыбку.

— Вы в этом сомневаетесь, миледи? — ровным голосом поинтересовался он вместо ответа.

Алларина обернулась, в ярких глазах блеснул хитрый огонёк.

— А вы знаете, что один из моих людей имеет на неё гораздо больше прав? — склонив голову на бок, поинтересовалась гостья нежным голоском.

— Что вы имеете в виду? — Эннио чуть прищурился.

— Ну, — Алларина неторопливо подошла к нему и провела пальчиком вдоль пуговиц на его рубашке. — Ларрас её жених. Точнее даже, муж, — она довольно улыбнулась, посмотрев собеседнику прямо в глаза. — Не ожидал? — выдохнула Алларина, приподнявшись на носочки и почти касаясь его губ.

Эннио осторожно отстранил шуструю дамочку.

— Я не совсем понимаю, о чём вы говорите, — тем же ровным голосом ответил он.

Леди хмыкнула и пожала плечиками.

— У него брачный контракт, подписанный её отцом. И через два дня Ларрас заберёт свою… супругу, — это слово Алларина произнесла очень ехидным голосом, — домой.

Поджав губы, молодой маг скрестил руки на груди, оценивая, сколько правды в том, что выдала эта леди.

— Можешь сам спросить у него, — Алларина правильно разгадала его сомнения. — А контракт могу расторгнуть только я, — мурлыкнула она, накрутив на пальчик локон цвета карамели. — Как представитель правящего дома.

Эннио чуть прищурился.

— Сначала я проверю, не обманываете ли вы меня.

— О, пожалуйста, — непринуждённо пожав плечиками, королевская племянница усмехнулась. — Но у тебя мало времени, сладкий мой, — ладонь Алларины скользнула по плечу Эннио. — Хотя… — она сделала вид, что задумалась. — Может, я и задержусь здесь… На пару дней после вечера.

Он сделал шаг назад и развернулся к выходу.

— Скоро обед, миледи, — бросил молодой маг, не оборачиваясь. Он и не собирался оказывать почтение этой вертихвостке больше, чем нужно. — Мы можем опоздать.

Довольный смешок раздался позади.

— Я всё равно заполучу тебя, красавчик, — от приторного голоска Алларины Эннио скривился, порадовавшись, что девица не видит его лица.

Надо только поговорить с этим хлыщом, и выяснить, сколько правды в словах королевской племянницы. Хвеля вряд ли что-то знает, она ж два года не видела навязанного жениха. Эннио старался не обращать внимания на червячок дурного предчувствия, зашевелившийся в душе.


Хвеля намеренно села между Кларой и Ариной, чтобы у Эннио не было возможности пристроиться рядом. Она изо всех сил старалась делать вид, что всё по-прежнему, и это, судя по всему, удалось. Правда, задумчивый взгляд Эннио немного нервировал, но Хвеля не придала этому значения. Снисходительная усмешка Ларраса бесила наёмницу гораздо больше. «Выкуси, орочий выкормыш, сегодня ночью меня здесь не будет!» — с мстительной радостью подумала она, доедая салат. Однако радость омрачалась осознанием, что с Эннио они больше никогда не увидятся. «Ну и к лучшему, он всё равно не способен хранить верность, — попыталась утешить себя Хвеля. — А мне бабник нафиг не нужен». Она старалась не думать о том, что темноволосый маг практически не выходит у неё из головы, не говоря уже о снах. Хвеля не готова была признаться себе, что испытывает к нему что-то большее, чем обычный интерес.

— Так, через полчаса после обеда встречаемся во дворе, — скомандовала Линара.

— Я не успею, — немного раздражённо вздохнул Эннио. — Миледи пожелала сходить в гости к друидам, а это не ближний путь.

Лин хихикнула, прикрыв ладошкой рот.

— Эн, через полчаса эту дамочку будут занимать совершенно другие вопросы, а не посещение друидов, — весело отозвалась она.

Компания дружно воззрилась на довольную блондинку.

— Лин? — Мэт вопросительно изогнула бровь.

— Настойка слабительного, — понизив голос, ответила Линара, и снова хихикнула. — Простенькая иллюзия, когда один из её прихлебателей брал ей чай, чтобы не заметил меня рядом, и готово.

Минуту за столом царило ошеломлённое молчание, а потом вся компания начала давиться хохотом, и даже Хвеля улыбнулась.

— Ну, Линна, ну ты… — Мэт хрюкнула, уткнувшись в плечо Мэла.

Линара гордо улыбалась.

— Я ж сказала, мы все вместе сходим на природу, — прощебетала она, даже не глядя в сторону Алларины.

…Через полчаса компания собралась во дворе, и Эннио в том числе.

— Лин, сколько ты влила этого пойла, а? — весело поинтересовался он. — У Алларины было такое лицо испуганное, когда она к туалету неслась!

Блондинка фыркнула.

— А будет знать, как качать тут права, — пренебрежительно отозвалась она. — Нечего вести себя так, будто Школа — это что-то вроде загородной дачи её папочки. Всё, народ, пошли!

Идти было недалеко, и Хвеля ухитрилась по дороге умело избегать общества Эннио, подозревая, что проницательный маг может догадаться, что с ней что-то не то. Перед глазами наёмницы стоял проклятый брачный контракт с подписью отца, и хотелось ругаться, как пьяный тролль, но вместо этого Хвеля улыбалась шуткам, огрызалась, задевала Линну, в общем, вела себя, как обычно. Когда все расположились на полянке, Эннио удалось наконец перекинуться парой слов с присевшей у дерева Хвелей.

— Ты какая-то нервная, — его ладонь коснулась щеки наёмницы.

Она дёрнулась, как от удара, глаза неожиданно защипало.

— Так, сон плохой приснился, — ляпнула первое попавшееся объяснение. — Народ, а у меня сюрприз есть, — громко сказала Хвеля и поднялась, вытащив из-за ворота цепочку с кольцом.

Появление Рравана, естественно, вызвало сначала шок, а потом все наперебой стали задавать вопросы. Общение с драконом отвлекло даже Эннио, но Хвеля всё равно чувствовала его задумчивый взгляд. После прогулок на чешуйчатом все остались довольны, в том числе и Рраван. Он так и заявил, что друзья Хвели ему понравились. В первую очередь тем, что не стали сразу рассматривать его как потенциального носителя крайне дорогих составляющих для всяких зелий. За бурным общением чуть не пропустили ужин, но Хвеля отказалась идти со всеми, сославшись на головную боль.

— Я тебе принесу чего-нибудь покушать, — заботливо сообщила Линара, вглядываясь в действительно бледное лицо телохранительницы.

— Спасибо, — она кивнула и поспешила к их комнате.

Пока все ужинают, можно тихонько собрать то, что понадобится в пути, и улизнуть. Тогда точно её никто не найдёт и не попытается вернуть назад, выпытывая, что случилось. Прикусив губу, Хвеля толкнула дверь комнаты, зажгла лампу у входа. Глаза снова защипало. Она привыкла жить в Школе, привыкла к появившимся друзьям, ей здесь нравится… Не надо скрываться и играть какую-то роль, её принимали такой, как есть, и неважно, вела она себя как острая на язык хулиганка или просто как девушка. И опять же, Эннио… ей всё больше хотелось, чтобы он был рядом… Хвеля тряхнула головой, прикусив губу.

— Тварь, папаша, какая же ты тварь, — пробормотала она, бросив на кровать мешок и открыв небольшой комод в собственной комнате. — Убить тебя мало!

Сложив пару рубашек, штаны, бельё, и увесистый мешочек с монетами — Линара до сих пор исправно платила ей, — Хвеля вышла в соседнюю комнату, достать Пушистика, так и не поужинавшего, кстати.

— Далеко собралась, милая моя? — у двери, прислонившись к ней спиной и скрестив руки на груди, стоял Эннио, глядя на телохранительницу чуть прищуренными глазами. Он зашёл в комнату совершенно бесшумно.

Она замерла, растерянно уставившись на неожиданного гостя, и вдруг к горлу подступил ком, а так долго сдерживаемое отчаяние прорвалось наружу вместе со слезами. Обхватив себя руками, Хвеля резко запрокинула голову и отвернулась в последней попытке скрыть своё состояние, но Эннио в два шага оказался рядом, обняв и прижав спиной к груди. Сил сопротивляться и показывать характер не осталось совсем. Девушка беспомощно всхлипнула, как-то разом обмякнув.

— У него договор… — смогла произнести Хвеля, давясь слезами.

— Шшш, я знаю, — шепнул молодой маг, и легонько коснулся губами её виска. — Только не стоило убегать, маленькая моя. Бегством проблему не решишь.

Тут она не выдержала и разревелась в голос, чувствуя себя самым несчастным человеком. Как-то так получилось, что они переместились на кровать, и Хвеля, свернувшись клубочком в объятиях Эннио, ещё долго пыталась успокоиться, а слёзы всё не желали прекращаться. Кажется, она столько не плакала с детства, когда первый раз упала с дерева и сильно вывихнула плечо. Эннио молча гладил телохранительницу по голове, понимая, что накопившееся напряжение требует выхода. Когда в комнате сгустилась темнота, Хвеля, наконец, затихла, только изредка шмыгая носом.

— Я не хочу, не хочу с ним никуда ехать!.. — глухо проговорила она, уткнувшись лицом в изрядно промокшую рубашку Эннио, и обхватив его за пояс. — И женой его быть тоже не хочу!..

— И не будешь, — успокоил парень, мысленно добавив, что чьей женой она в конце концов будет, так это его. Мысль, хотя и пришла неожиданно, не испугала, а как-то даже приятно согревала. Но Хвеле пока знать о его планах совсем необязательно… — Не собираюсь я отдавать тебя всяким там ларрасам, сваливающимся, как дракон с неба, — ворчливо добавил он. — Самому мало.

Хвеля подняла голову и прищурилась. Слова Эннио в кои-то веки не раздражали, вызывая приятное чувство в груди.

— Он говорил так, будто я его собственность, — тихо сказала она. — Словно моё мнение для него ничего не значит.

Эннио улыбнулся, обхватив заплаканное личико ладонями и большими пальцами погладив влажные щёки.

— А вот за это мы его проучим, и ещё как, — он чмокнул озадаченную Хвелю в кончик носика. — И у меня уже есть идея. Леди Алларина кое-что сегодня попыталась предложить мне, в обмен на аннулирование этой злополучной бумажки.

Хвеля чуть нахмурилась и поджала губы.

— И что же? — недовольно спросила она.

— Ну, догадайся с трёх раз, — усмехнулся молодой маг. — Хвелечка, а у тебя ещё осталась та настойка, мм? — вдруг поинтересовался Эннио.

Девушка порадовалась, что в комнате достаточно темно, и румянец не заметен.

— Э… какая? — попыталась она сделать вид, что не понимает, о чём речь.

— Корня мандрагоры, — вкрадчиво пояснил собеседник, наклонившись ниже.

Хвеля сглотнула и попыталась пошутить.

— Настолько не уверен в своих силах, умник?

— Это не для меня, — она заметила, как в глубине тёмных глаз зажглись огоньки. — Я придумал роскошную подставу для леди Алларины и этого типа, называющего себя твоим мужем. Не у одной Линары по иллюзиям пятёрки, — несмотря на то, что говорил Эннио вроде как о посторонних вещах, от его негромкого, бархатистого голоса у Хвели поджимались пальцы на ногах.

— Ч-что ты задумал?.. — немного охрипшим голосом поинтересовалась она, чувствуя, что тонет в его взгляде.

— Потом расскажу.


В этот раз Хвеля не стала делать вид, что ей не нравится происходящее, с готовностью подставив приоткрытые губы для поцелуя. «Пропала…» — пронеслась в голове суматошная мысль, когда тело накрыла волна непривычных ощущений. Нежность быстро перешла во что-то, больше похожее на страсть, а кровь вспыхнула, как масло, превратившись в огонь. Кажется, Хвеля почти легла на руку Эннио. Кажется, его ладонь начала медленное, неторопливое путешествие вдоль её тела, изучая каждый изгиб и выпуклость. Тихо вздохнув, она расслабилась, позволяя ему делать то, что хочется. Пожалуй, в данный момент быть девушкой ей очень даже нравилось… Губы Эннио переместились на подбородок Хвели, потом на шею. Язык, лёгкими, едва ощутимыми прикосновениями, вырисовывал узоры, заставляя её судорожно стискивать кулаки и выгибаться навстречу ласкам. Это было… просто восхитительно, почти так же, как тогда, в самый первый раз… Даже лучше. С её губ вместе со вздохом сорвался тихий стон, а сердце заколотилось где-то в горле, ужасно мешая нормально дышать. Однако, несмотря на всю приятность происходящего, в голове настойчиво билась одна мысль. Сглотнув, Хвеля с некоторым усилием приподнялась, чуть отстранившись, дыхание с хрипом вырывалось из груди.

— Лин… сюда может войти… — удалось ей произнести.

Несколько мгновений Эннио пристально смотрел в глаза Хвеле, потом чуть улыбнулся и аккуратно поправил воротник её рубашки.

— Поужинаешь со мной завтра? — неожиданно спросил молодой маг таким же чуть хриплым голосом. — Хочу хоть немного побыть с тобой там, где никто не помешает. Просто вдвоём.

Хвеля снова сглотнула, не сводя с него расширенных глаз. И просто кивнула. Улыбка Эннио стала шире.

— Оденься, как сама захочешь, — добавил он, помогая ей выпрямиться. — Мне, если честно, всё равно. Ты мне нравишься и в штанах, и в платье.

— А расскажешь, что ты задумал с дриадой и отходом из орочьей задницы, по имени Ларрас? — полюбопытствовала она в своей непринуждённой манере.

Эннио расхохотался и, не удержавшись, снова схватил Хвелю в охапку, прижав к себе.

— Ты просто неисправима, чудо моё! — и нежно поцеловал в ушко.

Едва они встали с кровати, как в дверь раздался деликатный стук, и тут же, не дожидаясь ответа, вошла Линара.

— Всем привет, — она помахала парочке. — Итак, кто-нибудь мне расскажет, что происходит, или как?! — грозно нахмурившись, блондинка упёрла руки в бока, переводя взгляд с Эннио на Хвелю и обратно. — Хвель, почему у тебя физия зарёванная? И весь день ходишь, сама не своя? Он тебя обидел?!

— Нет, — телохранительница помотала головой и с досадой вздохнула. — Ладно, ты ж как репей, вцепишься, не отвяжешься. Может, тогда я уже завтра всем расскажу, чтоб по десять раз не повторяться? — ворчливо предложила она.

— Договорились, — Лин кивнула и скрестила руки на груди. — Но сначала мне, — тоном, не допускающим возражений, заявила блондинка.

— Уууу, приставучая, — буркнула Хвеля, усевшись на стул.

— До завтра, Хвелечка, — наклонившись, Эннио коснулся сжатых губ девушки, и, улыбнувшись напоследок, направился к двери. — Пока, Лин.

— Итак, — Линара пристально посмотрела на подругу, едва за Эннио закрылась дверь. — Я внимательно слушаю.

Издав ещё один раздражённый вздох, Хвеля рассказала. К концу рассказа глаза у Лин стали большими и подозрительно заблестели, а губы дрожали.

— Ой, Хвель, и что теперь делать? — прошептала она.

Та пожала плечами, чувствуя странную уверенность. А ведь буквально несколько часов назад готова была от отчаяния бежать, куда глаза глядят…

— Эннио сказал, у него есть какой-то план, — чуть улыбнувшись, небрежно сообщила она.

— О? — брови Линны поползли вверх. — Он взялся решить этот вопрос? Ой, как романтично… — она сентиментально вздохнула, сложив руки под подбородком.

— Он просто решил помочь, — Хвеля почувствовала, как краснеет.

— Ну конечно, а целовались вы понарошку вчера, да? — ехидно заметила Лин. — Хвель, ну признайся уже, у вас же роман, да?

— Нет, — телохранительница упрямо мотнула головой. — Всё, ладно, я спать. Задницей чувствую, завтра будет трудный день.

— Ага, — Лин хихикнула. — Мы ж по магазинам с девочками пойдём. И только попробуй увильнуть! — она грозно нахмурила брови.

Хвеля выдала кислую улыбку и поспешила в свою комнату, дабы Линару не потянуло дальше выяснять скользкую тему их с Эннио отношений.


Естественно, накануне такого важного события, как приём в честь королевской племянницы, ограничились только одним занятием после завтрака — директриса прекрасно понимала, что девушкам надо привести себя в порядок и перетряхнуть гардероб. Лин, схватив Хвелю за руку, вприпрыжку понеслась на первый этаж и во двор, где уже собрались остальные подруги.

— Так, вперёд! — Лин бодро потрусила к Развалинам, небрежным жестом набросив на всех иллюзию. — Нас ждут великие дела!

Судя по всему, половина женского состава Школы тоже решила прошвырнуться по близлежащим городками через порталы в Погребке, и прочесать лавки портных. Потому что их несколько раз обгоняли компании девушек, хихикающие и переговаривавшиеся между собой. Линна прибавила ходу, обронив, что всё хорошее разберут, и подруги почти рысью направились к Развалинам. В результате, когда они ввалились в лавку маленького городка недалеко от Школы со смешным названием Ван-Туз, все дышали, как загнанные лошади. Лавка оказалась большой, просторной, и пока ещё без клиенток, так что новоприбывшие полностью завладели вниманием хозяйки, пышнотелой дамы с улыбчивым лицом.

— Барышни желают купить платья? — женщина позвонила в колокольчик, вызывая помощниц.

— Барышни желают купить лучшие платья, — решительно заявила Клара.

— О, не сомневайтесь, — в помещение впорхнули хихикающие девушки чуть постарше покупательниц. — Сейчас всё подберём.

Хвеля испустила мученический вздох, за что получила весёлые и предвкушающие взгляды от остальных. Мэтти потёрла ладони, окинув орлиным взором выложенные помощницами на прилавок платья.

— Ну, поехали, — скомандовала она.

…По ощущениям Хвели прошло часа три, не меньше. Она стояла в примерочной, в одном нижнем белье, и тихо зеленела от злости. Клара и Арина уже определились с покупками, а Линара и Матильда продолжали спорить, что лучше пойдёт Хвеле. При этом, особо даже не интересуясь мнением последней. А ей, между прочим, очень даже понравилось то приятное тёмно-синее платье из шёлка, которое Лин отвергла, как слишком тусклое. И когда блондинка с торжествующей улыбкой притащила очередной наряд ярко-зелёного цвета, Хвеля решительно упёрла руки в бока.

— Так, хватит, — заявила она. — Я устала, как орк после трёхдневной пьянки, неси обратно то, синее.

— Хвеля!.. — попробовала было возмутиться Лин, но наткнулась на непреклонный взгляд серых глаз. — Ладно, раз так хочешь, — буркнула она, поджав губы. — Я ж думала, как лучше…

Примерив выбранный наряд, и оставшись довольной, Хвеля снова оделась в штаны и рубашку с безрукавкой. И тут вспомнила, что вечером предстоит ужин. Тихонько охнув, она подхватила Лин под локоток и отвела в сторонку от обсуждавших наряд Мэт девушек.

— Лин, мне это… — Хвеля замялась чувствуя предательский румянец на щеках. — Мне ещё одно платье нужно…

Линара прищурилась, окинув приятельницу задумчивым взглядом.

— С каких пор ты заделалась модницей? — протянула она.

— Ничего не спрашивай, идёт? — Хвеля выставила перед собой ладонь. — Просто помоги.

Голубые глаза блондинки блеснули, она понимающе улыбнулась.

— Эннио тебя пригласил куда-то, да? — поинтересовалась Лин.

— Да. Не пищать! — предупреждающе прорычала Хвеля — тихонько, чтобы остальные не услышали.

Линара закивала головой, улыбка стала шире.

— А обязательно платье хочешь?

— Ну… — Хвеля неуверенно пожала плечами. — А какие есть варианты?

В результате, под любопытными взглядами остальных, они выбрали ещё юбку василькового цвета, чёрный корсаж, и нежно-голубую блузку с кружевными манжетами и воротом на завязках. Отчаянно краснея и пряча взгляд, и стараясь не слышать довольные смешки догадывавшихся о причинах интереса Хвели к женским нарядам остальных девушек, она аккуратно сложила покупки.

— Отлично, теперь домой, — Линна направилась к выходу, не забыв поблагодарить хозяйку за любезность.

По пути к порталу в Погребок, Мэтти решила всё-таки уточнить, зачем Хвеле второй наряд, но в ответ услышала нечленораздельное бурчание.

— Да ладно, я уж догадываюсь, что не Пушистика прогуливать ты собралась в этом, и не с Рраваном заигрывать, — хмыкнула ведьмочка.

— Ну так а чего тогда спрашиваешь, — огрызнулась Хвеля, чувствуя себя ужасно неуютно.

С одной стороны, вдруг проснулось странное желание понравиться Эннио, с другой — это самое желание пугало и вызывало недоумение. Хвеля ещё никогда за свою жизнь не хотела кому-то нравиться, и вообще, в основном ей было совершенно наплевать, нравится она кому-то или нет. Вольная жизнь полностью устраивала, а в личине страшненькой наёмницы было весело. Пока всё резко не изменилось, только потому, что Хвеля вдруг выросла, и стала больше похожа на девушку, а не на пугало огородное. И пока не возник Эннио… Телохранительница мысленно выругалась. Пока они не слишком тесно общались, всё складывалось просто прекрасно, она особо на него внимания и не обращала, даже не узнав в нём соседского парнишку, виденного один раз. Да, два года способны изменить многое. Да ещё пресловутый конкурс в Ринг-Тоне. Вспомнив, как Линна учила её танцевать в гостинице, Хвеля невольно улыбнулась. Весело получилось, что ни говори. И физиономия Эннио потом, уже в губернаторском дворце, когда обнаружилось, что девушка умеет танцевать ничуть не хуже него, тоже весьма запоминающееся зрелище.

— Хвель, о чём замечталась? — ехидно поинтересовалась Клара, несильно пихнув её в бок.

— Да так, ни о чём, — она пожала плечами.

— Ну-ну, — хмыкнула Арина.

В Школе все разошлись по своим комнатам, а Хвеля, бросив взгляд на часы на стене, обнаружила, что у неё в запасе всего час. А надо успеть помыться, переодеться, привести себя в порядок… Ругаясь на ходу, она схватила полотенце, мыльные принадлежности, и помчалась в душевую, находившуюся в конце коридора. Хвеля надеялась, там не всё занято. Закончив с водными процедурами, она вернулась обратно в комнату, позволила суетящейся Линаре помочь с одеждой и напоследок пригладила щёткой отросшие чуть ниже плеч волосы.

— Надо бы постричься, — задумчиво протянула Хвеля, обозревая себя в зеркало.

— Не надо, что ты, — Лин замахала руками. — Тебе хорошо с такими волосами. И кстати, я тут подумала, — она отвернулась, открыв стоявший на тумбочке сундучок, и некоторое время там копалась. — Вот, очень подойдёт сюда, — Линна протянула Хвеле кулон с тёмно-синим сапфиром-капелькой на золотой цепочке.

— С ума сошла? — та сглотнула, растерявшись от неожиданной щедрости блондинки.

— Ничуть, — блондинка пожала плечами. — Хвель, нет ничего плохого в том, чтобы быть девушкой, честно, — Лин застегнула цепочку на шее подруги. — Более того, симпатичной девушкой.

— Я не умею быть такой, — пробормотала крайне смущённая подобной заботой Хвеля.

— Учиться никогда не поздно, — улыбнулась Линара, в этот момент мало похожая на всегдашнюю чуть наивную и временами легкомысленную блондинку. — Тем более, когда это идёт на пользу.

— Всё, мне пора, — нервно разгладив юбку и бросив взгляд на часы, ответила Хвеля.

— Тебя ждать к ночи? — ехидно поинтересовалась Лин, склонив голову на бок.

— Ждать, конечно, — Хвеля нахмурилась. — И нечего так улыбаться, я планирую ночевать в своей постели!

— А почему? — донёсся наивный вопрос Линны уже ей в спину.

— Потому что, — проворчала телохранительница закрытой двери. — Я ещё не решила, хочу ли заходить так далеко.


Она, может, и не решила, но тело реагировало однозначно. И это тоже пугало Хвелю. Те немногие мужчины, которые у неё были, как-то не вызывали столь бурных эмоций и ощущений. То, что случилось вчера, ошеломило девушку, и ещё как. Продолжая размышлять на эту тему, она покинула Школу и направилась к Развалинам, и неожиданно, когда почти пересекла двор, в спину как острый нож вонзился чей-то пристальный, недобрый взгляд. Хвеля напряглась, но не стала оборачиваться. Только один человек мог так смотреть, и уж его-то она хотела видеть в последнюю очередь. С прямой спиной преодолев оставшееся пространство до тропинки в Развалины, Хвеля подавила поднявшееся глухое раздражение: завтра всё решится, Эннио ведь сказал, у него есть план. Повеселев, она ускорила шаг и через некоторое время переступила порог Погребка.

Там, как обычно вечером, было людно, но Хвеля увидела, что хотя она и пришла вовремя, кое-кто явился раньше. Попытавшись унять забившееся вдруг сердце, она направилась к столику, за которым уже сидел Эннио. Естественно, едва Хвеля появилась, тёмные глаза остановились на ней и смотрели, как она приближается. По телу тут же прокатилась тёплая волна, и одновременно захотелось улыбнуться. Давно так на неё не смотрели, одновременно с восхищением и нежностью, и ей это нравилось! Хвеля поняла, что пропала окончательно. «Он на всех баб так смотрит!» — попыталась воззвать к уснувшей осторожности гордость. «Последнее время только на меня», — возразила она внутреннему голосу. «Угу, пока ты ещё держишь позиции и не сдаёшься!» — «Он бы не стал ничего делать с Ларрасом, если бы я для него только мимолётный интерес представляла!» — не сдавалась Хвеля. «Уязвлённое мужское самолюбие, — тут же парировал вредный внутренний голос. — Как же, ты достанешься кому-то другому, когда он сам на тебя глаз положил!» — «Тьфу, да заткнись уже, — не выдержала телохранительница. — Я пока просто собираюсь с ним поужинать! Ничего плохого в этом нет!» — «Ага, а кто тут млеет под его взглядом, а?» — поддел внутренний голос. Тихонько фыркнув, Хвеля прекратила этот безумный диалог, отметив, что Эннио не поддался чарам дриады, что говорило о многом. Ну и, она уже подошла к столику.

— Здорово выглядишь, — Эннио улыбнулся, откинувшись на спинку стула и подозвав официантку взмахом руки.

— Спасибо, — она неожиданно смутилась и нервно разгладила юбку, потом опустилась на стул. На столе, рядом с расстеленной салфеткой, лежал букет ромашек.

Осторожно коснувшись тонких лепестков, она тихонько вздохнула.

— Расслабься, — негромко произнёс Эннио, — мы просто поужинаем.

Хвеля подняла на него большие от волнения глаза.

— Я не умею вести себя, как девушка, — сиплым голосом ответила она.

Он снова улыбнулся, в тёмных глазах заплясали огоньки.

— Просто будь собой, и всё, — мягко сказал молодой маг. — И не думай ни о каких проблемах, как и о том, как выглядишь со стороны. Я хочу увидеть твою улыбку, Хвелечка. Не испуганную, не смущённую. Твою, настоящую.

К собственному удивлению, она рассмеялась. Тихо, не очень уверенно, но рассмеялась.

— Ты всех девушек так охмурить пытался? — поинтересовалась наконец его собеседница.

— Нет, — спокойно отозвался Эннио. — Обычно хватало взгляда и улыбки.

Хвеля снова прыснула. Подошедшая официантка быстренько составила тарелки и бутылку с тёмным вином, и снова оставила их вдвоём.

— Так уверен в своей неотразимости? — она изогнула бровь, наблюдая, как он разливает ароматную жидкость по бокалам.

— Знаешь, до более близкого знакомства с тобой, да, был уверен, — Эннио хмыкнул. — Теперь уже не уверен ни в чём.

— О, как, — Хвеля созерцала вино в бокале, не рискуя смотреть на него. Откровенность собеседника немного пугала, но и волновала тоже.

— Ты… — Эннио запнулся, подбирая слова, потом продолжил, — ты не похожа ни на кого. Непредсказуемая, упрямая, острая на язык, — он снова сделал паузу и улыбнулся, — нежная, ранимая, и где-то в глубине души очень неуверенная в себе. И знаешь, мне всё это очень сильно нравится.

— Угу, до тех пор, пока держу тебя на расстоянии, — ворчливо отозвалась Хвеля, пытаясь скрыть смущение такой откровенной характеристикой. И правильной, что удивительно. Эннио действительно неплохо разбирался в девушках.

— Знаешь, мне даже просто находиться рядом с тобой приятно, — тихо произнёс парень. — Даже если не прикасаться к тебе. Смотреть, слушать, вообще, ощущать рядом.

У Хвели внезапно пересохло в горле и перехватило дыхание. Попытавшись глотнуть вина, чтобы решить хотя бы одну проблему, она закашлялась, Эннио тут же оказался рядом, хлопая по спине.

— С-спасибо, — голос снова осип. — Слушай, пойдём, просто погуляем, а? — она подняла голову и посмотрела на него. — Тут шумно, много народу, и…

— Пойдём, — легко согласился он и протянул Хвеле руку.

…Бродя в лесу около Развалин, она и представить себе не могла, что такое с ней может случиться: её пальцы в ладони Эннио, сам он рассказывает всякие забавные случаи из жизни в Школе и дома, а сама Хвеля хихикает, почти как Линна. И никакого смущения, или страха. Так, лёгкое волнение, но и только. И тут ей в голову пришла шальная мысль. Она резко остановилась, и посмотрела на замолчавшего Эннио.

— Хочешь, покатаемся? — тихо спросила Хвеля, сжав драконье кольцо, которое перед выходом положила в карман юбки.

— Думаешь, Рраван одобрит твой порыв? — засомневался он. — Ночь почти…

Она улыбнулась.

— Мне почему-то кажется, он не рассердится, — её пальчик уже потёр камень с огненными всполохами внутри.

Через мгновение большая тень перекрыла звёзды, и послышался ворчливый голос:

— Ну и чего тебе не спится, непоседа? О, ты не одна? — глаза с вертикальным зрачком весело блеснули.

— Покатай нас, Рраван, а? — Хвеля присела перед большой головой и дотронулась до тёплого носа дракона. — Пожалуйста. Тебе ведь несложно?

— Верёвки вьёшь из меня, негодница, — буркнул Рраван. — Я вообще-то не карусель… — Хвеля заметила быстрый взгляд в сторону молчавшего Эннио. — Хмм, ну ладно уж. Забирайтесь.

— Спасибо-спасибо! — от избытка чувств телохранительница чмокнула опешившего дракона и шустро забралась на спину, задрав юбку почти до колен. Но этот факт заботил её мало, подвязок не видно и ладно.

А когда Эннио устроился сзади, крепко, но аккуратно обняв за талию, Хвеля поняла, что счастлива. И плевать, чем закончится завтрашний день, удастся ли избавиться от Ларраса или нет… Сейчас, в данный конкретный момент, она просто наслаждалась полётом, радостно улыбаясь, и спиной чувствуя, как бьётся сердце Эннио. Почти так же быстро, как её собственное. Кажется, она рассмеялась, чуть откинув голову. И, кажется, у самого уха прозвучал такой же тихий смех, словно в ответ. И шёпот, в котором слышалось неподдельное восхищение:

— Хвелька, ты такое чудо, ты просто не представляешь!..

…Прежде, чем улететь, Рраван вдруг отозвал Эннио в сторонку, покосившись на задумчиво улыбавшуюся Хвелю.

— Ты её не обижай, — дракон строго посмотрел на молодого мага золотистыми глазами. — Если просто повеселиться хочешь, лучше даже не думай.

Засунув руки в карманы штанов, Эннио чуть улыбнулся, глянув прямо в вертикальные зрачки.

— Сам-то как считаешь, насколько серьёзно я к ней отношусь? — негромко поинтересовался он.

Дракон помолчал и пожевал губами, отчего усы на морде забавно зашевелились.

— Ну, в общем, я тебя предупредил, — буркнул Рраван, тихонько фыркнув.

Эннио улыбнулся шире.

— Если бы я тебе не понравился, вряд ли ты бы позволил сесть на тебя. Не бухти, чешуйчатый, — парень почесал опешившего от такой фамильярности дракона под подбородком. — Спасибо за прогулку, было просто отлично.

— Иди уж, — Рраван выпустил струйки дыма из носа. — Свалился на мою голову, ухажёр, понимаешь…

Не прощаясь, дракон взмахнул крыльями и скрылся в ночном небе. Покачав головой, Эннио вернулся к Хвеле.

— Что он хотел? — полюбопытствовала она, честно не подслушивая.

— За тебя беспокоился, — он не стал вдаваться в подробности, обняв её за плечи — телохранительница не стала сопротивляться, прохладный ночной воздух заставлял ёжиться.

Они молча дошли до Школы, но в кои-то веки Хвелю не напрягала тишина между ними, она была не натянутой, а какой-то уютной и приятной, что ли. Коридоры уже опустели, все разбрелись отдыхать перед завтрашним днём, да и вообще, в самом здании Школы крайне редко устраивались бурные вечеринки, в основном все ходили в Погребок. Ну, или на худой конец на природу. Хвеля шла чуть впереди, направляясь к своей комнате, но её ладонь по-прежнему была в руке Эннио. На какое-то мгновение мелькнула шальная мысль, а не послать ли всё к дохлым василискам и… «Нет уж, — одёрнула она себя. — Сначала разобраться с проблемами, а потом развлечения». Она повернулась к Эннио.

— Я завтра зайду, утром, за настойкой, — маг чуть улыбнулся, коснувшись щеки прислонившейся спиной к стене Хвели.

— Ты так и не рассказал, что задумал, — голос предательски дрогнул, когда серые глаза встретились с тёмными, в глубине которых горел знакомый озорной огонёк.

— Ну, если я заранее всё расскажу, тебе ж будет совсем неинтересно, — опёршись ладонью на стену, Эннио наклонился к Хвеле. — И потом, у меня появится лишний повод увидеть тебя…

Осмелев, она обняла его за шею и притянула к себе, уже не боясь признаться — хотя бы мысленно, — что ей нравится целоваться с Эннио, и с каждым разом всё больше. О том, что также хочется уже зайти дальше, Хвеля пока старалась не думать — почему-то охватывала жуткая неуверенность и страх, будто в первый раз. Сколько они так простояли, не в силах оторваться друг от друга, телохранительница не знала, но в какой-то момент стало просто не хватать дыхания, а от пожара, полыхавшего в крови, жар охватил всё тело.

— Тебе лучше уйти сейчас, — тяжело дыша, хриплым голосом прошептал Эннио, с трудом отпустив Хвелю и прижавшись к ней лбом. — Иначе ещё минута и домой я тебя точно не пущу…

От такого практически прямо высказанного намёка, она покраснела, но расплылась в довольной улыбке. Ведь даёт возможность уйти. Выскользнув, Хвеля взялась за ручку двери, пытаясь успокоить дыхание и заодно расшалившиеся эмоции. Ещё минута, и она сама бы в свою комнату точно не пошла.

— Всё было… просто чудесно, — на мгновение задержавшись на пороге, тихо произнесла Хвеля, бросив на Эннио косой взгляд.

И юркнула в приоткрытую дверь, которую аккуратно прикрыла за собой. Глубоко вздохнув, он засунул руки в карманы и улыбнулся, широко и с облегчением. Кажется, она начала ему верить. И это, забодай его демон, просто отлично! Он неторопливо направился к себе, предвкушая завтрашнюю встречу с Аллариной.

— Ой, как повеселюсь… — хмыкнул еле слышно Эннио.

— Что ты делал у её комнаты? — раздался вдруг знакомый до зубовного скрежета недовольный голос Ларраса, стоявшего в конце коридора.

— Тебя забыл спросить, — молодой маг небрежно пожал плечами.

— Ты ведь знаешь, что она моя жена! — прошипел этот тип, чем вызвал лёгкое раздражение у собеседника. На губах ещё сохранился вкус поцелуя Хвели, и этот факт приятно грел душу Эннио.

— Знаешь, — вытащив одну руку, он преувеличенно внимательно изучил собственные ногти, и вдруг между его пальцами проскочила небольшая молния. — Кольца на её пальце нет, брачного контракта я не видел, так что… Ты в пролёте, приятель, — Эннио пристально посмотрел на Ларраса.

Видимо, молнии того впечатлили, потому что он посторонился, но с такой кислой мордой, что студент чуть не расхохотался самым неприличным образом. «И тебя, мой хороший, тоже ждёт отличное развлечение завтра! Может, и о Хвеле больше думать не будешь».


— Итак, — Эннио соединил кончики пальцев, внимательно глядя на королевскую племянницу. — Ваши условия, леди.

Они сидели в тишине библиотеки, сегодня пустой — конечно, все занятия отменили в честь вечернего праздника.

— Ты весь вечер проводишь со мной и… — начала торопливо она, но её самым невежливым образом перебили.

— Эм, за одну подпись два условия? — Эннио покачал головой. — Многовато, леди. Определитесь, потому что в противном случае к сегодняшнему вечеру Хвели не будет на территории Школы. И гарантирую, вряд ли ваш… — он намеренно сделал паузу, — сопровождающий найдёт её.

Алларина чуть сморщилась и поджала губки, тонкие пальцы с длинными, ухоженными ногтями, побарабанили по столу.

— Ладно, — отрывисто согласилась она. — В таком случае, сегодня после вечера ты остаёшься со мной.

— Сначала вы подпишете контракт, — тут же выдвинул своё условие Эннио. — При мне.

— Отдам утром, — очаровательно улыбнувшись, Алларина склонила голову на бок.

— Он останется лежать на видном месте, — твёрдо заявил парень.

— Хорошо, — легко согласилась гостья. — Мы договорились?

— Кстати, — Эннио чуть прищурился. — Каким образом вы собираетесь забрать его у Ларраса? Насколько я успел понять, этот тип так просто не расстанется с этой бумажкой.

Золотистая бровь изогнулась.

— Мне — отдаст, — непререкаемым тоном заявила Алларина.

— У меня идея получше, — Эннио вынул из кармана старинное кольцо с камнем, внутри которого словно плавали огненные всполохи. — Предложите ему кольцо в обмен на контракт. Он согласится и не будет задавать вопросов.

— О, — глаза Алларины блеснули. — Можно глянуть?

— Из моих рук, — Эннио поднёс украшение ближе к собеседнице. — И кольцо обменяется на контракт в моём присутствии.

— Хммм, — королевская племянница чуть нахмурилась. — Он захочет его проверить.

— Вы знаете, что это такое? — Эннио внимательно следил за выражением лица Алларины.

— Ну, догадываюсь, что какой-то артефакт вызова, — она безразлично пожала плечами. — Лично мне такие игрушки без надобности. Хорошо, я скажу Ларрасу.

— Тогда после вечера встречаемся во дворе Школы, я продемонстрирую, что кольцо настоящее, — Эннио встал. — Прошу простить, мне надо готовиться к… вечеру, — он чуть склонил голову, спрятав довольную улыбку. Всё прошло, как по маслу.

— Иди, иди, — Алларина небрежно махнула рукой, и, не удержавшись, облизнула розовым язычком губки. — Я ж сказала, ты всё равно будешь мой, — добавила она, мурлыкнув, словно кошка.

Эннио снова пожал плечами.

— Только на одну ночь, леди.

Она улыбнулась.

— Там видно будет, — ярко-синие глаза поспешно уставились на столешницу.

Молодой маг подавил желание захихикать, и нащупал в кармане пузырёк с настойкой. Там ещё оставалось больше половины. Хватит на… двоих.

— Всего хорошего, — торопливо попрощавшись, он покинул личные апартаменты Алларины, потому что смех буквально душил его.

Очень хотелось бы увидеть личико дриады поутру, но… Эннио планировал в это время быть совершенно в другом месте, как можно дальше от личных апартаментов гостьи. И в более приятной компании.

Осталось ещё одно дело. Направляясь к Развалинам, парень вспомнил сегодняшнее утро.

— Ты мне доверяешь? — он внимательно посмотрел на Хвелю.

Помедлив, она кивнула.

— Мне с Рраваном поговорить надо, — Эннио сделал паузу и добавил. — Без тебя.

Телохранительница нахмурилась и недовольно поджала губы.

— Я помру от любопытства, — буркнула она, и достала кольцо. — Держи.

— Не помрёшь, — улыбнувшись, он чмокнул Хвелю в нос и взял перстень. — У меня на тебя слишком много планов, чтобы дать так просто ускользнуть. Вечером верну, обязательно.

— Угу…

Она, конечно, попыталась отвести взгляд, но Эннио заметил в серой глубине огонёк беспокойства.

— Не переживай, скоро будешь свободной, — подмигнув, молодой маг поспешил на встречу с Аллариной.

…Воспоминания снова вызвали улыбку. Хвеля совершенно не умеет притворяться, и эта естественность — в числе остальных очень привлекательных черт девушки — придаёт ей дополнительное очарование. Эннио потёр камень, обдумывая, что и как сказать Рравану, и вообще, детали предстоящего вечером представления. Дракон появился спустя несколько секунд, и, не увидев Хвели, с подозрением прищурился.

— Это только до вечера, — успокоил его Эннио. — Рраван, мне помощь нужна. Для Хвели.

Дракон поднял кустистые брови, из глаз пропало подозрение, и появился интерес.

— Ну и что ты задумал, проказник? — проворчал Рраван.

— О, — молодой маг усмехнулся. — Тебе понравится, обещаю.

Выслушав Эннио, дракон расхохотался, подавился дымом, долго откашливался и хихикал.

— Ой, ну ты даёшь, — выговорил наконец Рраван. — А тебе не влетит потом? Краля эта может ведь нажаловаться, вряд ли она не догадается, кто виновник всего безобразия.

Парень хмыкнул, засунув руки в карманы.

— Знаешь, что-то подсказывает, что не влетит, даже если у Алларины не хватит гордости держать язык за зубами. Директриса, конечно, строгая, но умная женщина. Как-нибудь замнём инцидент.

— Ну ладно, — Рраван кивнул. — Значит, до вечера?

— До вечера. Спасибо.

— Да не за что, Хвелю береги, — дракон тихонько фыркнул и улетел.

До торжественного вечера оставалось несколько часов.

* * *

Матильда

Я мрачно разглядывала очередную коробочку, внутри которой красовались серёжки, в комплект к кулону. Ну вот кому, кому, спрашивается, всё это надо, а?! Тайный недоброжелатель Мэла? Кто-то из завистниц балуется? Тьфу, фигня какая. И потом, в чём радость этому таинственному незнакомцу заваливать меня дорогими подарками? Я не знаю, кто он, и вряд ли отвечу взаимностью по одним только цацкам, чего этот товарищ добивается? Да и не особо люблю украшения.

— И как ухитряется оставаться незамеченным? — раздался у плеча задумчивый голос Мэла. — Есть соображения, кто это может быть?

— Неа, — я пожала плечами и захлопнула коробочку, положив её на полку к кулону. — И знаешь, уже даже неинтересно. Начинает раздражать. Я вообще придерживаюсь мнения, что подарки совершенно не нужно дарить регулярно, а уж тем более, в качестве подтверждения чувств, — не удержалась и фыркнула. — Лично мне гораздо приятнее, если это делается редко, но метко, — добавила, и коснулась изумрудной капельки на золотой цепочке. — Вот это, — я с улыбкой повернулась к моему ненаглядному, — самый дорогой для меня подарок. И больше не требуется, — чмокнув по-прежнему задумчивого Мэла в губы, я схватила свёрток с платьем и тем самым комплектом белья из Ринг-Тона. Сегодня всё-таки решусь продемонстрировать его тому, для кого собственно и покупался. — Всё, я к Линне, увидимся вечером!

Естественно, для такого важного события, которые случались в Школе не так уж часто, мы собрались у Линары, как обычно. Так проще и помогать друг другу одеваться, ну и заодно пообсуждать последние новости. В последнее время мы видимся к сожалению не слишком часто, а на перемене не всегда есть возможность для общения.

— Всем привет! — громко поздоровалась я, зайдя в комнату.


Все уже собрались, в том числе и Хвеля на своём любимом месте, на подоконнике, с подозрительно тоскливой физиономией. Ну конечно, Эннио весь день не видно, а учитывая, в какую историю она вляпалась… Лин нам всё рассказала по большому секрету, поэтому мы деликатно делали вид, что не понимаем, с чего Хвеля в печали.

— Мэт, ты так и не узнала, что за таинственный поклонник тебе житья не даёт? — хихикнув, поинтересовалась Клара.

— Неа, — я отмахнулась. — Ну его в баню, вообще не понимаю, за какими демонами он прячется и зачем подарки подбрасывает.

— Так, девочки, хватит болтать, — Арина хлопнула в ладоши. — С кого начинаем?

Мы замолчали и дружно посмотрели на Хвелю. Почувствовав наши взгляды, она отвернулась от окна и вздрогнула.

— А почему с меня? — с подозрением прищурившись, поинтересовалась белоборысая.

— Потому что с тобой дольше всех возиться придётся, — хмыкнула Лин. — Ты ж по любому поводу спорить будешь.

К нашему общему удивлению Хвеля длинно вздохнула, сползла с подоконника и остановилась на середине комнаты.

— Не буду, — пробормотала она.

— Где-то сдох дракон, — задумчиво протянула Клара. — Хвеля не собирается протестовать, ну надо же!

Тихо шикнув на неё, Лин с преувеличенно бодрой улыбкой подошла к телохранительнице.

— Вот и отлично, тогда раздевайся!

…Процесс проходил шумно и весело, только необычная молчаливость и покладистость Хвели немного сбивали с толку. Девчонки шутили, она вежливо улыбалась, но я видела в её взгляде тревогу. Эх, что-то совсем на себя не похожа наша вечная язва ходячая. Когда мы от неё отстали наконец, у нас вырвался вздох: Хвелька выглядела потрясно. Лин удалось запаковать её в корсет — не знаю, почему, по-моему, из чистой вредности, — отчего талия казалась совсем тоненькой. Тёмно-синий цвет платья неплохо сочетался со светлой кожей и пепельными волосами, убранными назад и заколотыми заколкой Лин. Серебристый пояс и кулон-капелька довершали наряд, и теперь я с трудом могла бы узнать в ней Хвелю, встреченную пару лет назад в Развалинах. Мда, кто бы мог подумать, время действительно меняет, как внешне, так и изнутри. Ладно, будем надеяться, Хвеле не захочется вернуться в старую шкуру.

— Ой, — тихонько выразила она наше общее мнение, когда посмотрела в зеркало.

— Ага, — подтвердила Клара. — Красотка, как есть. Кто бы мог подумать, из недоразвитого василиска вдруг получился вполне себе приличный дракончик.

Я захихикала от сравнения, Хвеля неуверенно улыбнулась, потом снова погрустнела.

— Пойду, погуляю немного, — ни к кому конкретно не обращаясь, сказала она и вышла из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Мы переглянулись, дружно пожав плечами, и занялись дальнейшей подготовкой к вечеру. Я особо не усердствовала, просто оставив волосы распущенными и убрав несколько прядей назад, чтобы не мешали. Яблочно-зелёное платье с вышивкой, и — тот самый комплект, из Ринг-Тона. Лин тихо ахнула и покраснела, когда увидела, Клара и Арина понимающе усмехнулись. Я почувствовала, что мои щёки тоже покрываются румянцем, и сердито нахмурилась.

— Без комментариев, — предупредила подруг, с них станется ляпнуть что-нибудь ехидное.

— Ладно, ладно уж, — Клара невинно захлопала ресницами. — Но ты в нём здорово смотришься, не зря я заставила купить его.

Где-то за полчаса до официального начала вечера мы были готовы. Но прежде, чем успели выйти из комнаты, в дверь кто-то вежливо постучал. Интересно, кто. К моему удивлению, это оказался Мэл.

— Мэтти, разговор есть, — улыбнувшись, сообщил он, окинув меня довольным взглядом. — Кстати, очаровательно выглядишь, впрочем, как всегда.

Это ты ещё не знаешь, что у меня под платьем… Интересно, что за разговор? Улыбнувшись в ответ, я махнула девчонкам.

— Идите без меня, там увидимся.

Они переглянулись, кивнули и умчались по коридору.

— Иди сюда, — Мэл взял за руку и подвёл к окну у поворота на лестницу. — Я, конечно, понимаю, что ты, может, хотела по-другому, — начал он говорить, взяв меня за обе ладони. Я насторожилась, по спине почему-то поползли мурашки. — Но в свете последних непонятных событий, я тут подумал, и решил, что для моего же собственного спокойствия будет лучше, если ты будешь носить вот это, — под моим ошарашенным взглядом Мэл достал из кармана маленькую коробочку и протянул мне. — Нет, если тебе не хочется, я пойму… — как-то слишком поспешно добавил он, и я, подняв на него глаза, обнаружила, что мой ненаглядный с тревогой наблюдает за мной.

Или я чего-то не понимаю, или он очень не уверен в моём ответе… Хм. Мэл и чувство неуверенности как-то плохо укладываются в голове. А что в коробочке? Я открыла. И ойкнула, совсем как Хвеля недавно, увидев отражение в зеркале. Только моему совсем растерянному взору предстало симпатичное золотое колечко с маленьким цветком, украшенным в середине тёмно-синим сапфиром. Чуть темнее, чем глаза у Мэла. Я сглотнула, как-то враз позабыв все слова, и только открывала и закрывала рот. Мм… я чего-то не понимаю, или мне только что сделали предложение?!

— Т-ты хорошо подумал?.. — сиплым голосом смогла, наконец, выдавить я, не решаясь коснуться кольца.

— Тебе не нравится? — с тревогой спросил Мэл, заглянув мне в глаза.

Я ответила испуганным взглядом.

— Это то, что я думаю? — попыталась всё-таки уточнить.

— А что ты думаешь? — осторожно поинтересовался он. — Я, конечно, могу твои мысли прочитать, но считаю это неприличным.

— Ну… — я замялась, снова посмотрев на кольцо. — Обычно такие вещи дарят девушке, когда… — тут дар речи окончательно меня покинул, а об щёки можно факелы зажигать.

До меня донёсся тихий вздох, потом Мэл просто взял это самое кольцо и надел мне на безымянный палец левой руки.

— Я уже вполне взрослый мальчик, чтобы отдавать отчёт в собственных действиях и желаниях, — раздался его весёлый голос. — И если ты, маленькая трусиха, до сих пор не можешь поверить в серьёзность моих намерений по отношению к тебе, придётся применять другие методы кроме слов, — коснувшись моего подбородка, Мэл заставил смотреть ему в глаза. — Мне не нравится, когда моя любимая девушка считает себя кем-то вроде временной игрушки. И всякие непонятные личности думают, что имеют право дарить тебе неприлично дорогие подарки. Будешь его носить?

Прозвучало требовательно и почти как приказ. Я сделала над собой усилие, собрала мысли в кучу, вернула на место пропавший дар речи, и послушно пискнула:

— Буду…

— Вот и умница, — он обнял меня. — У тебя будет время подумать до конца учёбы, хочешь ли окончательно связать свою жизнь со мной, а пока будешь считаться моей невестой, — Мэл улыбнулся. — Потому что я уже подумал и решил. Но подожду твоего ответа.

Слово резануло слух, и я непроизвольно зажмурилась, всё ещё не до конца веря в происходящее. Собственно, мне тоже не надо никакого времени, чтобы определиться в своих желаниях.

— А… твои родственники… — откашлявшись, поинтересовалась, — им же наверняка не понравится…

— Главное, что мне нравится, и тебе тоже, — оборвал меня Мэл. — А уж с родителями я как-нибудь договорюсь. Мне кажется, ты им понравишься. Ну, кончились отговорки, рыжая моя?

Тут валявшиеся в обмороке чувства наконец очнулись, и меня с головой накрыла волна восторга. Да плевать, как всё происходит, я вообще не сторонница пафосных церемоний и поступков, это Лин у нас напичкана всякими красивыми историями! Тихонечко взвизгнув, я повисла на шее Мэла, чуть не задушив его.

— Ну вот, уже вижу, что ты довольна, — тихо рассмеявшись, он обнял меня, прижав, потом осторожно отстранил. — И чтобы я больше не видел сомнений на твоей мордашке или в твоих чудесных глазках, — в подтверждение собственных слов он поцеловал меня, и на некоторое время реальность вообще перестала существовать, а я всерьёз задумалась, надо ли вообще идти на этот вечер. Мэл целовался просто потрясающе…

Но я обещала девчонкам быть, и вообще, надо же похвастаться колечком! Кажется, Лин права насчёт планов моего ненаглядного, зря я к ней не прислушалась. Только он не стал ждать Нового года. И кстати, очень прозорливо надела комплектик! Думаю, помолвка — стоящий повод для демонстрации оного. Держась за руки, мы неторопливо направились к главному залу Школы, где обычно проходили все торжественные мероприятия. Интересно, где Хвеля?


Выйдя из комнаты, Хвеля направилась, куда глаза глядят, чувствуя какую-то пустоту внутри. С утренней встречи она больше не видела Эннио, и без его ободряющей улыбки все давние страхи опять всплыли со дна души. А вдруг не получится и завтра придётся уехать?.. Не лучше ли сегодня вечером сбежать, как и планировала изначально? Но нет, она обещала Эннио дождаться всё-таки результата. Прикусив губу, Хвеля спустилась во двор, жалея, что нельзя с собой Пушистика взять: тогда бы Ларрас точно не посмел подойти. А в том, что он попытается испортить ей вечер, сомнений у телохранительницы не было.

— Хелвиночка, ты просто обворожительна! — раздался за спиной ненавистный голос, такой приторный, что Хвеля скривилась.

Губы девушки тронула усмешка, а в серых глазах блеснул озорной огонёк. «Этот придурок же не знаком с настоящей Хвелей…» Она обернулась, уперев руки в бока и метко сплюнув почти под ноги Ларрасу.

— Слышь, сопля орочья, пасть завали, — лениво отозвалась она, смерив собеседника небрежным взглядом.

Тот опешил, не ожидая услышать подобное от Хвели.

— Как ты разговариваешь, фи, — Ларрас сморщился.

— Тебя забыла спросить, — она хмыкнула. — Ну, это всё, что ты имеешь мне сказать?

Ей совсем не понравилась гаденькая улыбочка на физиономии Ларраса, и когда он сделал шаг к ней, едва удержалась, чтобы не отступить.

— Такой хорошенький ротик предназначен совсем для другого, — вкрадчиво ответил он.

Хвеля округлила глаза, прекрасно поняв намёк.

— Ой, а что, покажешь, что ли? — она облизнулась. — А мож тада не только поцелуемся, а? А чё, я тут много укромных местечек знаю, — похабно подмигнув, Хвеля ухмыльнулась. — До вечера ещё есть пара часиков, глядишь, и я тебя чему интересному научу. Я такаааая затейница!.. — протянула она, закатив глаза. Ларрас вздрогнул, в его глазах мелькнуло странное выражение. Хвеля едва сдерживала хихиканье.

Ну конечно, откуда же он мог знать, что под симпатичной мордашкой может скрываться такое вульгарное существо! Если у него и были какие намерения в отношении неё в данный момент, поведение Хвели напрочь отбило у Ларраса желание продолжать приставать. Как же, он весь такой воспитанный, а она тут демонстрирует поведение гулящей девки.

— Да ладно, чё ломаешься, как девица! — чтобы совсем добить новоявленного муженька, Хвеля смело шагнула вперёд и смачно чмокнула Ларраса в губы. — Пойдём, дело говорю! У меня давно мужика не было, — она снова с ухмылкой подмигнула.

— Как только я тебя заберу отсюда, начну учить приличному поведению, — поджав губы, Ларрас вырвался из цепких ручек Хвели.

Не прощаясь, он развернулся и поспешил обратно в Школу. Дождавшись, пока неприятный собеседник исчезнет за дверью, она присела на скамейку и наконец сдавленно рассмеялась. Смех подозрительно походил на истерику, которую Хвеля постаралась затолкать поглубже. Очень хотелось пообщаться с Рраваном, но кольцо ещё оставалось у Эннио. Вздохнув, Хвеля побрела в Школу, страстно желая, чтобы этот вечер поскорее закончился.

Послонявшись по коридорам, чтобы убить время, она к назначенному часу направилась к центральному залу Школы. Конечно, там уже толпилось приличное количество студентов, и Хвеля покрылась холодным потом, подумав, как будет в этой сутолоке искать друзей. Но они, видимо, подумали об этом, потому что едва она переступила порог, откуда-то справа раздался знакомый голос:

— Хвель, мы здесь! — Линна активно махала рукой.

Испытав облегчение, и даже улыбнувшись, Хвеля поспешила к ним. Ей не удалось до конца отвлечься, девушка постоянно косилась на вход, рассеянно кивая, если у неё что-то спрашивали. Через какое-то время, поняв, что Хвеля слегка не в себе, остальные деликатно оставили её в покое. Она не понимала, что с ней происходит, окружающее было, как будто отгорожено толстым стеклом. Голоса сливались в монотонный гул, а тревога никак не хотела проходить. Появилась Алларина, как всегда, вместе с Ларрасом и его приятелем, но Хвеля благополучно спряталась за спинами друзей, оставшись незамеченной. Появление гостьи сопровождалось восторженными перешёптываниями, не коснувшимися компании, и взгляд телохранительницы снова метнулся ко входу. Эннио не было.

— Я у окошка постою, — известила она Линну и, дождавшись кивка, пробралась сквозь толпу гостей.

Сколько прошло времени, Хвеля не знала, углубившись в невесёлые мысли, и услышав у самого уха негромкий голос, чуть не подскочила от неожиданности.

— Привет. Скучаем?

Знакомые руки обняли за талию, чуть прижав, и Хвеля расслабилась, пытаясь унять всё ещё колотящееся сердце.

— Напугал, — проворчала она, но больше для приличия. Все тревоги сразу отступили, и настроение подскочило до уровня хорошего.

— Ну, твой так называемый муженёк вряд ли позволил бы себе подобные вольности на людях, — Эннио тихонько рассмеялся и прижался щекой к виску Хвели. — Открой тайну, как Линаре удалось упаковать тебя в корсет, мм, чудо моё? — вкрадчиво поинтересовался он.

Хвеля почувствовала, как краснеет.

— Какая разница, — пробормотала она.

— Ну, в общем, действительно, ты мне вообще в любом виде нравишься, — согласился Эннио, ещё сильнее вогнав Хвелю в краску. И добавил. — Как только я вместе с Аллариной и Ларрасом выйду из зала, возвращайся к себе и жди, хорошо?

Она кивнула. Отпустив её, парень тут же взял за руку и потянул к центру зала.

— Пойдём, потанцуем? — Эннио улыбнулся. — Хочу, чтобы ты перестала беспокоиться, а то напряжённая, как струна.

Остаток вечера прошёл хорошо, Хвеле передалась уверенность молодого мага. И хотя он ничего не рассказывал, она верила, что действительно беспокоиться не о чём. Даже взгляды Алларины и Ларраса уже не вызывали желание поёжиться, а всего лишь озорно показать язык, ну или какой жест неприличный. Хвеля рассказала Эннио про встречу с последним, и он остался в полном восторге от поведения своей девушки. Наконец, ему пора было идти, воплощать в жизнь заключительную часть плана — по его же собственным словам. Коснувшись на прощанье ладонью щеки Хвели, Эннио направился к выходу.

Дождавшись, пока за ним последуют королевская племянница и Ларрас, телохранительница тоже покинула зал, всё ещё полный студентов — веселье продолжалось и без виновницы торжества. Этикет соблюдён, ближайший праздник планировался только на Новый год, так что никто не торопился расходиться, хотя время потихоньку подходило к одиннадцати вечера. Не став разыскивать друзей и предупреждать, что уходит, Хвеля выскользнула из зала, поднялась на этаж и зашла в комнату. Зажгла три толстые свечи в подсвечнике на столе, достала Пушистика, выпустив побегать по комнате, и залезла на любимый подоконник, даже не переодевшись. Обхватив руками колени, замерла, глядя в тёмный двор, и приготовившись ждать, сколько бы это ни заняло времени.


Линара неторопливо шла по коридорам, мимо аудиторий, держась за руку Кира, и чувствовала себя самым счастливым человеком. Вечер прошёл замечательно, очень обрадовало колечко на пальце Матильды, и Лин то и дело расплывалась в довольной улыбке. И хотя Мэт сказала, что до конца учёбы никаких свадеб, всё равно ведь Мэл не откажется от предложения. К этому давно шло, и Линна искренне не понимала, почему подруга не верила в серьёзность чувств парня.

— Чему улыбаешься? — поинтересовался Кир, покосившись на спутницу.

— За Матильду рада, — Лин кротко вздохнула. — Они такая милая пара!..

Он ласково усмехнулся, обняв её за талию.

— Ты у меня такая сентиментальная, — произнёс Кир, чуть прижав Линару.

— Мэтти моя подруга, — назидательным тоном отозвалась блондинка, — я что, не имею права порадоваться за неё?

— Имеешь, имеешь, — не стал он спорить.

Дальше они снова шли в молчании, но, как и всегда, тишина не напрягала, не заставляла судорожно искать темы для разговора. Они остановились около поворота к её комнате.

— Ну, беги к себе, — улыбнувшись, Кир коснулся пальцем носика Лин. — Завтра увидимся.

Она чуть сморщилась, и обиженно выпятила нижнюю губу.

— А попрощаться? — протянула Лин, глядя на него большими голубыми глазами.

Кир не выдержал и тихонько рассмеялся.

— Ты сейчас похожа на маленькую девочку, которую лишили конфетки, — сказал он, и притянул Линару к себе. — Ну, иди сюда, попрощаемся.

Она успела недовольно пискнуть:

— Я не ребёнок!..

Продолжить ей не дал долгий, нежный поцелуй. Лин с головой окунулась в восхитительные ощущения, уже давно не испытывая ни малейшего стеснения или возмущения от этого, и всё чаще ловя себя на том, что хочется чего-то большего. Непонятное томление, от которого сладко замирало сердце, дрожь в коленках, и словно тысячи маленьких иголочек, покалывавших кожу — всё в целом рождало смутные желания, природа которых оставалась для Линны не совсем ясной. Вспоминались намёки более просвещённых в отношениях подруг, их многозначительные улыбки и взгляды, мечтательное выражение на лицах. Но Кир пока не торопился заходить дальше поцелуев, может, оно ему и не надо?.. Лин терялась, и не решалась ускорять события, хотя последнее время частенько засыпала почти с рассветом, вертясь в кровати, как будто туда клещей подсыпали. Всё из-за этих проклятых желаний и мыслей.

Кир мягко отстранил её — Лин не знала, что сделал это парень с некоторым трудом, — и повторил:

— Всё, иди, Лин. Спокойной ночи.


И как-то слишком поспешно развернулся, направившись к лестнице. Линара немного озадаченно посмотрела ему вслед, и медленно пошла к своей комнате, задумчиво хмурясь. Сердце никак не хотело успокаиваться, как и взбудораженные чувства. Ладонь Линны легла на ручку двери, и девушка замерла, не торопясь войти. Хвеля как-то подозрительно рано ушла с вечера, хотя Линара несколько раз видела её вместе с Эннио среди танцующих. Губы блондинки дрогнули в улыбке. Может, стоит дать шанс их отношениям развиваться чуть быстрее?.. И хоть раз оставить действительно наедине, без риска, что кто-нибудь ворвётся в комнату? Сглотнув внезапно пересохшим горлом, Линара тихо отступила от двери, стараясь не шуметь. Что бы ни говорили, она уже не маленькая девочка, хотя и не слишком опытна в некоторых вещах. И пора учиться поступать по-взрослому, и начинать с себя. Точнее, с собственных желаний. А в данный момент Линара хотела оказаться отнюдь не в своей комнате.

— И плевать, что мама говорила, — пробормотала она, направляясь к лестнице.

Кир жил на третьем этаже, и когда Лин дошла до нужной двери, смелость вдруг разом покинула её, а пальцы задрожали. «А вдруг совершаю глупость?.. И он выставит меня?..» — мелькнула суматошная мысль, от которой щёки вспыхнули жарким.

— Ой, мамочки… — совсем по-детски прошептала она одними губами, зажмурившись.

Гремучая смесь волнения, страха, предвкушения, и того самого сладкого томления превратила кровь в жидкий огонь, а коленки ослабли. На мгновение прислонившись к стене, Линна обозвала себя глупой курицей, и резко, пока не успела поддаться панике, постучала. В пустом коридоре звук раздался чересчур громко, и Линара нервно вздрогнула, подавив порыв развернуться и рвануть обратно. Несколько мучительных секунд ничего не происходило, но только она решила уже вернуться к себе, как дверь всё-таки открылась.

— Лин? — брови Кира поднялись почти до волос, и он окинул неожиданную гостью удивлённым взглядом.

Она заметила, что он успел снять куртку и остался в штанах и наполовину расстёгнутой рубашке, и поспешно юркнула внутрь, чувствуя, как остатки смелости окончательно покинули её. «Зачем я пришла сюда?!»

— Извини, что вломилась вот так, — торопливо начала Лин, не поднимая глаз, и стоя вполоборота к хозяину комнаты. — Но… мне надо где-то переночевать, и…

Линара сама поняла, что отговорка глупая. С таким же успехом можно было пойти к Кларе, или Арине. «Я ж всегда могу сказать, что их не оказалось у себя, правда?..» — оправдательная мысль звучала жалко даже в голове.

— Лиииин, — тихим, каким-то тягучим голосом оборвал её Кир. Вздрогнув, блондинка вскинула на него испуганный взгляд. Комната освещалась двумя светильниками, и она заметила в глубине глаз собеседника странный огонёк, которого раньше не видела. — А теперь честно, зачем ты пришла?

Он стоял на месте, скрестив руки на груди, и не сводил с Линары пристального взгляда. И не улыбался. Ей захотелось подойти и коснуться видневшейся в вырезе распахнутой рубашки шеи, провести по ней пальцами… Подушечки аж закололо. Неожиданно страх и паника разом пропали, уступив место совсем другим чувствам. Никто ничего не хотел ей рассказывать толком, а словам маменьки вообще верить не стоило. Почему бы действительно на практике не узнать, что же происходит между мужчиной и женщиной? Леди не подобает себя так вести? Ха, она всего лишь младшая дочь мелкого дворянина, и давно уже не считает себя аристократкой. Ну и, поскольку в ближайшем обозримом будущем она совершенно не собирается замуж, Линна не видела никакого смысла в том, чтобы ждать до свадьбы, не маячившей даже на горизонте. Вдруг ей не понравится?.. Хотя в этом как раз она сомневалась. «Хватит придумывать себе оправдания. Ты этого хочешь? Хочешь. Ты ведь за этим сюда пришла? За этим. Будет очень глупо, если сейчас извинишься и просто уйдёшь». Внутренний голос, очень напоминавший Хвелю, как всегда, оказался прав. Линара сделала шаг вперёд, чуть улыбнувшись, и облизала враз пересохшие губы.

— Я к тебе пришла, — так же тихо ответила она. — Ты не рад меня видеть? — и снова шагнула к нему, сокращая расстояние.

— Рад, — Кир не двигался с места, и почему-то его голос был хриплым. Это Линаре очень понравилось. Откашлявшись, он продолжил, уже почти шёпотом. — Линна, что ты творишь?..

— Мм, — она остановилась почти вплотную и осторожно коснулась пальчиком загорелой кожи на шее, потом медленно провела вниз, по груди. — Что-то плохое?

Кир судорожно вздохнул сквозь стиснутые зубы и перехватил тонкое запястье, всё ещё не решаясь до конца поверить, что Линара понимает, что делает.

— Лин… хорошая моя… тебе лучше уйти… — он сглотнул, собственные желания удавалось удерживать в узде с большим трудом — и хорошо, что Лин об этом не догадывалась…

— Я не маленькая девочка, — прошептала Линара, и, приподнявшись, обняла его за шею. — И я прекрасно осознаю, зачем пришла.

Да, целоваться она научилась, вынужден был признать через несколько мгновений Кир. И даже очень хорошо. Он сам не заметил, как сжал тонкую талию одной рукой, а другая скользнула на затылок Лин, медленно, нежно поглаживая чувствительное место — Кир уже успел это обнаружить. Издав мурлыкающий звук, Линна крепче прижалась к нему, чуть откинув голову, и по-прежнему не отрываясь от его губ. Стало жарко, и платье вдруг показалось ужасно тесным, неудобным, как и корсет. И рубашка на Кире раздражала — пальчики Линары скользнули по плечам парня, снимая мешающий предмет одежды. Нехотя прервав поцелуй, давно переставший быть нежным и осторожным, он посмотрел в глаза маленькой колдуньи, потемневшие от новых для неё, но хорошо знакомых Киру чувств.

— Ты хорошо подумала? — хрипло спросил он, предоставляя ей последний шанс вернуться к себе.

— Я не хочу думать, — ноготки игриво царапнули его спину, а чуть припухшие губы улыбнулись какой-то шальной улыбкой. — Я хочу с тобой остаться сегодня… Я и так слишком много думала…

Он медленно улыбнулся в ответ, нащупав первую маленькую пуговичку на платье. Если бы эта малышка знала, как давно ему хотелось зайти гораздо дальше поцелуев, но Кир всё сомневался, не испугается ли Линара…

— Какие интересные мысли тебя посещают, оказывается, скромница моя, — негромким, низким голосом произнёс Кир, потихоньку расправляясь с застёжкой.

— Надоело быть такой, — пробормотала Линна, уткнувшись лбом ему в грудь и обхватив руками за пояс.

От его кожи приятно пахло чем-то терпко-свежим, от этого запаха немного кружилась голова, и становилось ещё жарче. Не удержавшись, она осторожно коснулась гладких мышц язычком, и снова услышала резкий вздох. «Нравится», — удовлетворённо подумала Линара.

— Маленькая колдунья, — выдохнул Кир и вдруг взял её на руки.

Обняв его за шею, она прижалась щекой к виску парня, зажмурившись. Мелькнула неуместная мысль, что кровати в комнатах студентов предназначены всё-таки для одного, но ведь Матильда с Мэлом как-то умещались… Не удержавшись, Линара тихонько хихикнула.

Поставив её на пол около той самой кровати, о которой она думала всего несколько мгновений назад, Кир продолжил раздевать. Медленно, неторопливо, словно разворачивая дорогой подарок. Сначала платье, скользнувшее к ногам шуршащей волной светлого шёлка, потом корсет, немилосердно сжавший рёбра. Линаре казалось, Кир расстёгивает крючочки мучительно долго, и она пообещала себе впредь ни за какие коврижки не надевать это орудие пытки. Вон, ни Матильда, ни Арина с Кларой не носят, и ничего…

— Хочешь, свет выключу? — шёпотом спросил Кир, не сводя с неё пристального, напряжённого взгляда.

Она чуть покраснела, но глаз не опустила.

— Нет, — покачала головой.

Удивительно, но смущения Лин не испытывала, наоборот, ей нравилось, как Кир смотрел на неё, точнее даже, рассматривал. За взглядом скользили ладони, по плечам, опустив тоненькие лямки нижней рубашки, по небольшой, аккуратной груди, едва касаясь кожи, рождая волны мурашек и тепла. Руки Кира замерли на тонкой талии Линары, осторожно большими пальцами разглаживая следы от жёсткого корсета, и от этой такой простой ласки каждая клеточка словно вспыхивала огнём. Прикрыв глаза, Лин тихо вздохнула, наслаждаясь ощущениями.

— Ты такая изящная… хрупкая… — на месте пальцев оказались тёплые губы, и от лёгких, словно прикосновения бабочки, поцелуев, она чуть выгнулась, стиснув руки в кулаки.

Проложив дорожку почти до края коротеньких, украшенных кружевом, панталончиков, Кир отстранился и тихонько подул на влажную кожу. Негромкий, удивлённый возглас вызвал на его лице улыбку. Задержав дыхание, он медленно потянул за кончики завязок, и через пару мгновений последняя деталь одежды Линары оказалась на полу. Сердце Лин выстукивало совсем сумасшедший ритм, но не от страха, далеко нет. Совсем немного волнения, и предвкушение чего-то чудесного, от чего перехватывало дыхание, и кружилась голова. Кир сел на тихо скрипнувшую кровать, и потянул Лин к себе.

— Иди сюда, малышка.

В очень скором времени для Линары перестало существовать окружающее, и ни разу за эту ночь она не пожалела, что пришла.


Мэтти очень удивилась, когда за её спиной раздался негромкий голос:

— Разрешите пригласить вас?

Подняв брови, она оглянулась, успев уловить такой же удивлённый взгляд Мэла. Перед ней, склонив голову и протянув руку, стоял второй сопровождающий Алларины. Хмыкнув, Матильда кивнула, и они вышли на середину зала, к остальным танцующим.

— Вы не носите мои подарки? — огорошил партнёр вопросом, и Мэтти чуть не споткнулась. — Почему? Они вам не нравятся?

Так вот кто таинственный поклонник. Можно было догадаться, потому как в Школе только слепой и глухой не знал, что молодая ведьмочка ни на кого не смотрит кроме Мэла.

— Вас не смущает, что у меня парень есть? — поинтересовалась вместо ответа она. — Точнее, — с улыбкой добавила Матильда, — уже жених?

Её взгляд снова скользнул по колечку на левой руке, смотревшемуся там как-то привычно и совсем не раздражавшему, хотя она украшения не особо любила.

— Вам неприятно моё внимание? — он попытался поймать взгляд девушки.

Она насмешливо посмотрела на собеседника.

— У меня к вам предложение. Я не рассказываю Мэлу, что вы подкладываете подарки, а вы прекращаете это делать. Всё равно бесполезно, — Мэт чуть прищурилась.

— Ваш… жених настолько суров? — партнёр, имени которого она даже не знала, да и знать не хотела, изогнул бровь.

— Ему просто не нравится, если кто-то проявляет ко мне слишком пристальное внимание, — Мэтти пожала плечами. — Ну и кроме всего прочего, я его люблю, и меня не интересуют другие.

— Так однозначно? — в голосе собеседника звучало лёгкое удивление.

— А меня всё устраивает, — ведьмочка снова пожала плечами. — И прежде, чем пытаться завоевать расположение девушки, не мешало бы вам сначала узнать, что же ей нравится. Хотя бы из украшений. Всего хорошего, благодарю за танец.

Оставив крайне озадаченного партнёра стоять чуть ли не с открытым ртом, Матильда развернулась и направилась к Мэлу.

— Знаешь, мне что-то надоело тут, — заявила она, взяв парня под руку. — Может, пойдём уже? Всё равно наши разбежались, даже Кларка с Ариной куда-то ушли.

— Полностью поддерживаю, — Мэл чуть улыбнулся и направился к выходу. — Интересно всё-таки, кто тебе подарки подбрасывал, — задумчиво обронил он.

Мэтти тоже улыбнулась.

— Их больше не будет, — успокоила она.

— Правда? — несколько удивлённо отозвался Мэл. Правда, ведьмочке показалось, что удивление немного наигранное.

— Правда, правда, — кротко вздохнула Мэт.

Как всё-таки хорошо, что гости уезжают завтра утром, как-то слишком много хлопот от них. Причём, не только у неё.


Повернувшись спиной к сидящим за столом Алларине и Ларрасу, Эннио с громким хлопком открыл бутылку вина и наполнил бокалы на треть. При этом, ехидно усмехнувшись, он в два добавил ровно по половине оставшейся настойки из корня мандрагоры. Проверка кольца прошла отлично, Рраван очень естественно сыграл недовольного жизнью дракона, и Ларрас убедился, что перстень настоящий. И согласился — правда, для вида поломался, естественно, — поменять артефакт на контракт. Эннио заявил, что обменные действия будут происходить в апартаментах Алларины, дабы всё было честно. По пути он незаметно поменял настоящий перстень на подложный, с искусно наведённой иллюзией. А сейчас довершал месть, подмешав настойку.

— Предлагаю обмыть сделку, — поставив на поднос три бокала, он подошёл к столу.

Контракт лежал посередине, рядом — ненастоящее кольцо.

— Благодарю, — мурлыкнула Алларина, пригубив вино и облизнувшись, ярко-синие глаза блеснули.

Ларрас только кивнул, с вожделением покосившись на перстень.

— Итак, леди, ваша подпись, — Эннио подтолкнул листок к королевской племяннице.

— Конечно, конечно, — чуть пожав плечами, она взяла перо из чернильницы и небрежно написала поперёк листа: «Аннулировано», проставила дату и витиевато расписалась. Снова отпила из бокала, и улыбнулась. — Вы довольны, господин маг?

Эннио широко улыбнулся в ответ, заметив, что Ларрас тоже сделал пару глотков из бокала, вертя в руках перстень с довольной ухмылкой.

— Очень, — подтвердил парень.

— Бумага останется здесь до утра, — проворковала Алларина, прижав договор пальчиком, в глубине ярких глаз появился огонёк.

— Как и договаривались, — Эннио чуть склонил голову и встал, обратившись к Ларрасу, любовавшемуся переливами огня в камне. — Позвольте, я вас провожу.

— А… Да, конечно, — немного рассеянно отозвался он и тоже встал.

Пока они шли к двери, Эннио порадовался, что в комнате горит всего один светильник, и помещение окутывает уютный полумрак, а они с теперь уже бывшим мужем Хвели одного роста и комплекции. Ну и, быстренько набросил на ничего не подозревающего Ларраса иллюзию. Тот вдруг нахмурился, немного нервно облизнулся, и передёрнул плечами. «Ага, настоечка начинает действовать!» — мысленно потёр руки Эннио.

— Всего хорошего, — громко произнёс он, широко открыв дверь, и быстрым движением выскользнул в коридор, захлопнув оную перед самым носом остолбеневшего Ларраса.

Прислонившись спиной к стене, Эннио сдавленно захихикал.

— Приятной ночи, сладкая парочка, — прошептал он, прислушавшись к звукам в комнате.

Вот Алларина встала — звук отодвигаемого стула, — сделала несколько шагов к Ларрасу, по всей видимости, замершему у двери.

— Иди сюда, красавчик, — мурлыкающий, с хриплыми нотками, голос.

Ларрас попытался, видимо, что-то сдавленно ответить, но у него не получилось. И Эннио догадывался, почему. Дождавшись, пока они переместятся в соседнюю комнату, парень бесшумно открыл дверь, и вошёл обратно. Листок договора белел на столе. Взяв его и осторожно сложив, Эннио сунул драгоценную бумагу во внутренний карман куртки, и с чувством выполненного долга покинул апартаменты Алларины. Теперь — к Хвеле, обрадовать, что она свободна.

При воспоминании о телохранительнице Линары на душе потеплело. Она действительно не похожа ни на кого из его прошлых, да и нынешних знакомых. И это просто замечательно.


…На небе давно зажглись звёзды, а Линары не было. То ли они ушли с Киром снова гулять после вечера — несмотря на то, что уже достаточно прохладно, — то ли в Погребок подались. Хвеля как-то отстранённо думала о подружке, волнение всё сильнее охватывало её, и она, спрыгнув с подоконника, начала нервно расхаживать по комнате. Вдруг у Эннио не получится?.. Вдруг Ларрас откажется отдать контракт?.. Вдруг Алларина не захочет подписывать?.. Как же она теперь жалела, что не вытрясла из него всего плана целиком! Теперь вот мучайся, а вдруг что-то не так пошло… Длинно, со всхлипом, вздохнув, Хвеля поймала Пушистика, засунула его на полку шкафа, и остановилась у окна. Свечи догорели, и новые она не стала зажигать. Обхватив себя руками, снова прерывисто вздохнула.

Как открылась дверь, Хвеля, занятая переживаниями, совершенно не услышала, слишком сильно углубившись в собственные мысли. Поэтому, когда на талию легли чьи-то ладони, испуганно вздрогнула и чуть не подскочила. Тихий, довольный смех, и объятия стали крепче.

— Шшш, чудо моё, это всего лишь я, — Эннио ненадолго отпустил, но только для того, чтобы достать кольцо Рравана. — Держи, возвращаю, — и прежде, чем Хвеля успела что-то ответить, взял её ладонь и аккуратно надел перстень, на удивление подошедший на тонкий пальчик Хвели. — Чешуйчатый получил море удовольствия от маленького вечернего спектакля.

Она решительно вывернулась из его рук и развернулась лицом, прислонившись к подоконнику и стараясь не думать о том, что Эннио только что надел ей на палец кольцо. Пусть и её собственное, но… «Тааак, кому-то по-моему пора пойти и охладиться под водичкой, — тут же встряло ехидное второе „я“. — Ты как, глупостей от Линны набралась, что ли?»

— Пока не расскажешь, что ты там сотворил, никаких нежностей, — заявила Хвеля, скрестив руки на груди и нахмурившись.

— Ой, какие мы грозные, — мурлыкнул Эннио, опёршись ладонями о подоконник по обе стороны от телохранительницы и наклонившись к ней совсем близко. — А узнать судьбу договора не хочешь, не? Тебе интереснее, что я придумал для Алларины и Ларраса?

Хвеля мужественно осталась на месте, хотя хотелось дёрнуться в сторону. В такой непосредственной близости от него сдерживать сорвавшиеся с цепи эмоции и желания становилось задачей практически невыполнимой. Тело ничего не хотело слушать ни о каких договорах и коварных планах, оно хотело, чтобы до него дотронулись, и желательно не один раз.

— Ну и что с договором? — прочистив внезапно пересохшее горло, послушно поинтересовалась она.

— Он у меня, — Эннио склонился ещё ниже, и тёплые губы коснулись нежной линии подбородка Хвели. — С подписью Алларины, — цепочка лёгких, едва ощутимых поцелуев пролегла к самой ямочке на шее, и Хвеля порадовалась, что сзади подоконник — ноги перестали слушаться, и в коленках появилась слабость.

— А… — Хвеля сглотнула, пытаясь выудить и высказать хоть одну завершённую мысль — ладони Эннио снова оказались на её талии, и, не останавливаясь, скользнули вдоль спины, занявшись пуговичками. Похоже, сегодня дело точно не ограничится одними поцелуями… — Это точно тот договор?.. — наконец выговорила Хвеля, неосознанным жестом выставив вперёд ладони.


А вот это она сделала зря: под пальцами билось сердце Эннио, сильно, быстро, и вдруг два слоя одежды стали ужасно мешать, подушечки просто зудели от желания стянуть с него куртку и рубашку, и дотронуться до обнажённой груди… «О, мать, всё с тобой ясно, — философски отозвался внутренний голос. — Остаётся только расслабиться и получать удовольствие…» Что она и собиралась в скором времени сделать.

— Ларрас его лично передал, — Эннио на мгновение поднял голову и их взгляды встретились. — Хвель… я только сейчас понял, — тихо-тихо произнёс он, продолжая медленно расстёгивать маленькие пуговички. — Оказывается, я такой собственник… Я ж тебя никому не отдам…

Ощущение было сродни падению в пропасть. Хвеля не могла пошевелиться, от его слов в животе что-то сладко замирало, и совершенно не хотелось возражать или как-то возмущаться по поводу ограничения свободы. Она никогда не думала, что услышит подобное, и что это ей настолько понравится. И захочется прикрыть глаза и покорно кивнуть, соглашаясь на всё, только бы просто находиться рядом. Теперь перспектива быть девушкой как-то совершенно не пугала, тем более, никто, кажется, не собирался требовать от неё ходить постоянно в платьях и вести себя прилично. Но природное упрямство и ехидство не пожелало так просто сдавать позиции.

— Резвый какой, — услышав собственный охрипший голос, Хвеля ничуть не удивилась, учитывая, какой ураган бушевал внутри. — Что, верёвочкой к себе привяжешь? Или хвостиком за мной ходить будешь?

Эннио снова тихонько рассмеялся, не отводя от неё взгляда, и вдруг резко дёрнул платье, отчего пуговички с тихим стуком разлетелись по полу. Хвеля испуганно вздохнула, нервно улыбнувшись, сердце скакнуло к горлу.

— Нет, просто завтра заберу к себе, — прямо заявил он, нетерпеливо стянув тёмно-синий шёлк с плеч телохранительницы.

Вместо возмущения у неё вырвались совершенно другие слова:

— Платье-то зачем рвать было?.. — дыхание снова перехватило, потому как Эннио взял её на руки и понёс в соседнюю комнату.

На руках Хвелю носили крайне редко, если не сказать никогда.

— Да я тебе хоть десять таких куплю взамен, — хмыкнул он, пинком открыв дверь. — Только на шнуровке. С пуговичками всегда столько хлопот…

Тут в затуманенную волнением и ещё ворохом других переживаний, голову Хвели пробилась ещё одна мысль:

— Подожди… А если Лин вернётся…

— Хвелечка, ты всерьёз думаешь, что она придёт сегодня домой? — выдохнул Эннио ей в ухо, отчего вдруг стало жарко.

На это возразить было нечего. Если уж блондинка до сих пор не удосужилась явиться, то, в общем-то, вывод ясен. Пусть косвенно, но она решила, видимо, повлиять на развитие отношений телохранительницы и молодого мага. «Тьфу, сводница…» Но было приятно, что Линара, несмотря на свою наивность и местами глупость, оказалась столь понимающей. Сама бы Хвеля вряд ли проявила инициативу…

Поставив её, Эннио сел на край кровати и приступил к расстёгиванию крючков на корсете. Почему-то наёмнице казалось, его терпения в этом нелёгком деле не хватит надолго, как и с пуговичками.

— Вот этого ты точно носить не будешь, — через мгновение корсет повторил печальную судьбу платья, лишившись половины крючков.

Чтобы удержаться на ногах, Хвеле пришлось ухватиться за плечи Эннио, и она немного нервно улыбнулась:

— Эй, поосторожнее, ты начинаешь меня пугать…

Отбросив испорченный корсет в сторону, он обнял своё чудо, лбом прижавшись к её животу, прикрытому только тонкой нижней рубашкой.

— Я сам себя иногда пугаю, — хмыкнул Эннио, отчего Хвеля тихонько ойкнула и хихикнула — стало щекотно. — Особенно в последние дни…

Его ладони скользнули под лёгкую ткань, а губы немедленно принялись исследовать обнажившуюся тёплую кожу, слабо пахнувшую чем-то цветочно-свежим. Прикрыв глаза, Хвеля замерла, запустив пальцы в шевелюру Эннио, от его прикосновений по телу словно разбегались огненные ручейки, а в низу живота всё стянулось в тугой комок. Избавив её от следующей детали одежды, он снова отстранился, с интересом разглядывая изящное кружево нижнего белья, которое было на Хвеле. Она почувствовала, что краснеет.

— Это ты всегда такое носишь? — поинтересовался Эннио.

Признаться, что обычно нет, ей почему-то не хотелось — тогда стало бы понятно, что всё-таки в самой глубине души Хвеля предполагала, чем может закончиться сегодняшний вечер. Раз выбрала такое.

— А ты всегда так много вопросов задаёшь? — нервно огрызнулась она, пытаясь унять дрожь — и далеко не от того, что в комнате прохладно.

С тихим смехом Эннио потянул Хвелю на кровать, уложив на спину, но она тут же приподнялась на локтях, чувствуя себя не очень уверенно. В кои-то веки заявила о себе скромность, и захотелось срочно чем-то прикрыться, хотя не горел ни один светильник и в темноте предметы различались смутно. Но почему-то Хвеля была уверена, что Эннио прекрасно видит всё, что надо. Продолжая улыбаться, он на некоторое время отстранился, и избавился от куртки. Потом, словно дразня, начал медленно расстёгивать рубашку, и от его простых и незамысловатых действий температура тела Хвели подскочила ещё на несколько градусов.

— Как у тебя глазки заблестели, — словно невзначай заметил Эннио.

— Люблю, знаешь ли, мужской стриптиз, — не осталась в долгу Хвеля, ухмыльнувшись.

Стеснение и робость куда-то разом пропали, и стало всё равно, сколько правды было в его словах. Для галочки там или нет, но на данный момент их желания совпадали, и какая разница, что являлось причиной. Хулиганское настроение и зуд в кончиках пальцев заставили Хвелю наклониться вперёд и, зацепив Эннио за пояс штанов, она дёрнула его на себя, демонстративно облизнувшись. Естественно, он успел подставить руки, чтобы не упасть прямо на неё, при этом его лицо оказалось близко-близко к её собственному.

— Шустрая какая, — в следующий момент запястья девушки были прижаты к покрывалу, лишив на какое-то время удовольствия прикоснуться к телу Эннио. — Нет уж, нетерпеливая моя, сегодня я тут главный.

Ответить Хвеля не успела, едва не задохнувшись от долгого, многообещающего поцелуя, от которого сразу расхотелось спорить. Но она не была бы Хвелей, если бы не оставила последнее слово за собой:

— Только сегодня, значит, да, умник? — выговорила она, когда рот освободился. Правда, ненадолго.

— Вот же ж говорливая, а, — Эннио притворно вздохнул, его ладони медленно провели вдоль тела Хвели, но при этом она не могла пошевелить руками! — И сегодня, и всегда, когда захочешь, — его голос понизился до шёпота, — моё маленькое буйное чудо…

Всё, после этих слов её вдруг неожиданно накрыла такая волна нежности и желания, что Хвеля даже немного испугалась: с ней никогда такого ещё не было. Тихонько вздохнув, она расслабилась, прикрыв глаза, и позволив этому невозможному, нахальному возмутителю спокойствия продолжить начатое. Очень скоро все мысли в голове просто закончились, растворившись в наслаждении, и Хвеля на собственном опыте убедилась, что да, пожалуй, настойка мандрагоры тут действительно совершенно ни к чему. Ибо уснуть ей дали, только когда небо за окном посерело, перед скорым рассветом.


Утро оказалось ни разу не добрым. Кто-то с упорством гнома-горнодобытчика, обнаружившего золотую жилу, долбился в дверь. С трудом разлепив никак не хотевшие открываться глаза, Хвеля приподнялась с такой удобной груди Эннио, на которой, похоже, и спала — ну да, она вообще-то привыкла в собственной кровати спать одна, раскинув руки-ноги на манер морской звезды, — и со злостью посмотрела в сторону входа. Стук не прекращался. Вяло пошевелившись и помянув пьяных тролля и огра, явно бывших в родстве с неизвестным гостем, она собралась сползти с кровати и узнать, кого это принесло… ну, не в такую рань, конечно, но учитывая, во сколько она уснула, пять часов явно мало для полноценного сна.

Встать ей не дали, естественно.

— Не пущу, — раздался сонный, но непреклонный голос Эннио, и Хвеля, тихонько пискнув, оказалась в крепких объятиях. — У Лин ключ есть, если что, а остальные могут идти к троллю в задницу.

— Слышь, раскомандовался тут! — прошипела она, пытаясь всё-таки выбраться. Стук действовал на нервы, неизвестный, похоже, вознамерился перебудить весь этаж, настойчиво добиваясь открытия двери. — Пусти, умник!

— Неа, — Эннио потёрся подбородком об макушку Хвели.

Явственно зарычав, она всё-таки выбралась, судорожно пытаясь понять, что же можно накинуть на себя. Сдёрнув со стула аккуратно повешенную ещё перед вечером собственную рубашку, она натянула её — одеяние едва прикрыло ноги до середины бедра, но Хвелю это особо не волновало, — кое-как пригладила растрёпанные волосы, и поспешила к выходу. За спиной послышался досадливый вздох, ругательство, и шлёпанье босых ног по полу — Эннио догнал её почти у двери, на ходу застегнув штаны, и решив этим и обойтись из одежды.

— Вот ты ж неугомонная, а, — притянув телохранительницу к себе спиной, он открыл дверь.

Увидев настойчивых гостей, Хвеля не удержалась от ухмылки, и тут же хулиганская натура дала о себе знать. Руки Эннио крепче обвились вокруг её талии, он явно не собирался отпускать свою девушку. А она и не планировала вырываться.

— О, привет, красотка, — Хвеля кивнула Алларине, стоявшей с перекошенным лицом и сжатыми кулаками. Из-за её спины выглядывал хмурый и помятый Ларрас. — Чё, третьей будешь? Так заходи, сообразим междусобойчик, — она похабно подмигнула остолбеневшей от такого неприкрытого хамства королевской племяннице. — Я малёхо подустала, но этого жеребца вполне хватит на двоих, — Хвеля изогнулась и игриво потрепала едва сдерживавшего хохот Эннио по волосам, и без того находившимся в художественном беспорядке. — Мож научишь даже чему. Я слышала, дриады такие затейницы в постели, а? — снова подмигивание, и Хвеля заметила, как при этих словах Ларрас отчаянно покраснел и опустил взгляд. «Ого, значит, правду говорят!» — мелькнула ехидная мысль.

— Т-ты… Ты… — Алларина задохнулась, не найдя нужных слов, и резко развернувшись, почти бегом бросилась прочь. К кому из двоих относилось её высказывание, так и осталось непонятным.

Ларрас на несколько мгновений замешкался, чего Хвеле вполне хватило, чтобы добить неудавшегося мужа:

— Тоже третьим хочешь быть? — скептически окинув его взглядом, она покачала головой. — Нее, мужик, меня вот точно на вас двоих не хватит. Да и вряд ли чем удивить сможешь в плане… достоинств.

Бывший супруг пошёл пятнами, и, кажется, у него возникли проблемы с дыханием.

— Свободен, приятель, — весело ухмыльнувшись, Эннио захлопнул дверь перед самым носом возмущённого и оскорблённого до глубины души Ларраса. — Всё, пошли обратно, — развернув хихикающую Хвелю, он слегка подтолкнул её. — Мало того, что я ещё спать хочу, так у меня были вполне определённые планы, как надо начинать утро.

Намёк более чем прозрачен. Хвеля попробовала возмутиться, она всё-таки устала — мышцы приятно ломило после практически бессонной ночи.

— А не обнаглел ли ты, господин маг? — фыркнула телохранительница Линары, но всё же послушно направилась в сторону своей комнаты. Спать она тоже хотела. — Вообще, хорошенького понемножку! Скоро Лин вернётся…

— Забыла, я ж тебя всё равно заберу с собой, так что пусть себе возвращается, — с тихим смешком Эннио догнал её и взял на руки.

Если честно, Хвеля всерьёз не восприняла его слова, и сейчас немного встревожилась, поняв, что он настроен решительно.

— Ээ, мы так не договаривались! — она с беспокойством покосилась на довольного собеседника. — Я вообще-то ничего тебе не обещала!

— Если бы я ждал от тебя каких-то обещаний, чудо моё неугомонное, то ты бы сейчас уже направлялась в неизвестном направлении в компании новоявленного мужа, — хмыкнул он, укладывая Хвелю обратно на кровать. — И потом, кто-то обещал дать мне шанс, — стащив с неё рубашку, Эннио смачно зевнул и снял штаны. — Всё, спать… Лин ещё долго не придёт, если я правильно догадываюсь, где она провела сегодняшнюю ночь… — он снова зевнул, обнял несильно сопротивлявшуюся Хвелю, и закрыл глаза. — Пара-тройка часов у нас точно есть…

— Вот именно, я обещала только дать тебе шанс, — пробурчала девушка, всё ещё недовольная таким быстрым развитием событий. — А не жить с тобой…

— Ну, ты дала мне шанс, а я им очень удачно воспользовался, — она услышала тихий смешок. — И радуйся, что замуж не зову, — Эннио сделал паузу и уже сонным голосом добавил. — Пока…

Хвеля затихла, не на шутку испуганная его словами. Все это… странно и необычно. Нет, ну конечно, он её старше на несколько лет, да, и учиться ему осталось, как и Киру, всего один год, но… по наблюдениям Хвели, мужчины вообще как-то не стремятся связывать себя обязательствами, и такое заявление от вчерашнего бабника вчерашней же страшненькой хамоватой наёмнице пугало. Широко зевнув, она пообещала себе подумать об этом завтра… точнее, уже сегодня, но когда проспится и уложит мысли в голове.

Она не увидела, как Эннио, чуть приоткрыв глаза, посмотрел на неё, улыбнулся, и, крепче прижав к себе так неожиданно свалившееся на него счастье в лице упрямой и своенравной Хвели, уже уснул по-настоящему.

Новогоднее приключение

— Эн, верни кольцо немедленно!! — возмущённый вопль Хвели был встречен довольным смешком. Злая, она подскочила к Эннио и попыталась отнять перстень Рравана, но безуспешно. Легко поймав её одной рукой, молодой маг отвёл вторую назад и вверх, так, что она при всём желании не смогла бы достать. — Слушай, ну хватит, а! Отдай!

— Ага, а ты в день отъезда по-тихому свинтишь с чешуйчатым, да? — с ехидной улыбкой он покачал головой, ухитрившись положить артефакт на верхнюю полку, и обнял Хвелю уже двумя руками.

Сердито поджав губы, она упёрлась ладонями в грудь Эннио, но яркий румянец на щеках выдал её с головой.

— Всё с тобой понятно, — терпеливый вздох, и ухватив за подбородок, он заставил Хвелю смотреть ему в глаза. — Ну, буйная моя, от чего ты на сей раз удирать собралась? Мы ж вроде договорились, что ты со мной едешь?

Она как-то сразу утратила всю воинственность, бессознательным жестом вертя пуговицу на его рубашке.

— Вдруг бате не понравится, что… что я не с Ларрасом, — пробормотала наконец бывшая телохранительница.

— И что дальше? — Эннио не сводил с неё внимательного взгляда. — Ты ж ко мне едешь, а не к своим.

— Так они соседи! — Хвеля пожала плечами. — Доложат всё равно…

Снова тихонько рассмеявшись, он прижал своё светловолосое чудо к груди, легонько чмокнув в макушку.

— Поверь, Хвелечка, я вполне в состоянии защитить то, что мне дорого, — негромко произнёс он, уже серьёзно. — А ты мне безусловно дорога. Ну как, убедил?

Помедлив, она всё же прижалась щекой к его плечу, обняв за пояс.

— Не знаю… мне всё равно как-то не по себе… — вздохнула Хвеля, в этот момент вообще не похожая на себя обычную — язвительную и насмешливую особу.

— Ну так не надо решать проблемы бегством, я тебе это говорил ещё три месяца назад, — Эннио погладил светловолосую головку Хвели, наслаждаясь этими минутами. Его упрямица вообще крайне редко позволяла себе показывать своё отношение к нему, и он очень ценил подобные моменты. — И вообще, ты ещё не привыкла, что я рядом и не позволю кому бы то ни было портить тебе жизнь?

Хвеля неопределённо хмыкнула.

— Пока что ты успешно портишь её мне, — проворчала она в свой манере.

— О, ворчать начала, — с радостью в голосе отозвался молодой маг, и, отстранив Хвелю, взял её за руку. — Тогда пошли обедать.

Кольцо при этом он с полки снял, и положил в карман штанов.

— Может, уже отдашь? — хмыкнула она, следуя за ним к двери.

— Позже, — последовал ответ.

— Не веришь, что не сбегу? — немного обиженно спросила Хвеля, выходя из комнаты.

— Скажем так, опасаюсь, — повернувшись к ней, Эннио подмигнул и весело ухмыльнулся. — Ты ж у меня непредсказуемая, как слепой дракон.

Издав возмущённый возглас, она попробовала вырвать ладонь из его пальцев, но не тут-то было. В одно мгновение Хвеля оказалась прижата к стенке, и, как обычно, то, что проходившие мимо студенты косятся на самую известную в Школе парочку, Эннио заботило мало.

— Отдам, если как следует попросишь, — выдохнул он, почти касаясь губ Хвели. — Сегодня вечером.

Облизнув резко ставшие сухими губы, она вздёрнула подбородок.

— Разбежался, умник, — фыркнула, не собираясь так просто сдаваться на милость чувств, которые просыпались в ней каждый раз, как Эннио оказывался так близко. — Пусти, мне как-то не улыбается целоваться с тобой в коридоре, на радость всей Школе!

— Какая прекрасная идея, Хвелечка, — мурлыкнул этот несносный тип.

Ну конечно, он поцеловал её, и конечно, они несколько увлеклись, не обращая внимания на сдержанные смешки спешивших в столовую студентов. Подобное безобразие повторялось регулярно, то есть, Эннио было наплевать на окружающих, и он без всякого стеснения оказывал Хвеле знаки внимания там, где ему приспичит. Она не уставала возмущаться по этому поводу, в первую очередь потому, что ей до сих пор было странно осознавать, что самый известный бабник Школы остепенился, и причиной являлась сама Хвеля. И все три месяца, что они жили вместе, её кидало из крайности в крайность: то просыпалось упрямство, и бывшая телохранительница не уставала шутить и иронизировать по поводу отношения Эннио к ней, пытаясь держать его на расстоянии, то наоборот, становилась послушной и не противилась, когда он хотел обнять или поцеловать. И что удивительно, приступы её плохого настроения Эннио совершенно не раздражали, в таких случаях он просто брал Хвелю в охапку и куда-нибудь уходил с ней из Школы. Или просто погулять в окрестностях, или в какой-нибудь соседний городок, или даже просто в Погребке посидеть. В особо тяжёлых случаях помогал полёт на Рраване. После чего настроение бывшей телохранительницы неизменно менялось в лучшую сторону.

Вся компания тихо млела, наблюдая за ними, и между собой делала ставки, когда Хвеля поймёт, что попала окончательно, а Эннио решится на самый главный шаг в жизни. Естественно, эти двое не знали о подобных разговорах. Приближался Новый год и зимняя сессия, после которой предстояла целая неделя каникул, и половина Школы уезжала домой. В том числе и Эннио с Хвелей. Она отнекивалась до последнего, предлагая подождать его тут, но молодой маг, как обычно, возражений не слушал. Потому она и задумала втихаря на Рраване улететь, очень уж не хотелось возвращаться туда, откуда с таким успехом сбежала. Пусть даже и ненадолго, и под крылышком Эннио. И дёрнули же его демоны о кольце вспомнить, и угораздило же Хвелю связаться с нахалом, обладающим потрясающей проницательностью! Теперь точно придётся ехать с ним и нос к носу встреч