КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471299 томов
Объем библиотеки - 690 Гб.
Всего авторов - 219812
Пользователей - 102150

Впечатления

Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Обнаженные чувства (fb2)

- Обнаженные чувства (пер. А. Петров) 659 Кб, 330с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Розмари Роджерс

Настройки текста:



Розмари Роджерс Обнаженные чуства

Глава 1

Ева Мейсон сидела посередине кровати, скрестив ноги по-йоговски и, закрыв глаза, пыталась расслабиться. При этом она старалась не обращать внимания на солнечный свет, который отчасти скрывали шторы, и на телефон, так и ни разу не позвонивший за этот день. Но чего, собственно, она ожидала? Ей пришлось сменить номер, потому что постоянные звонки раздражали Дэвида, когда они были вместе. Что же касается прочих лиц мужского пола, с которыми она время от времени встречалась, пытаясь заполнить пустоту, появившуюся в ее жизни после смерти Марка, то они и сами переставали напоминать о себе, едва знакомство завязывалось. Она накрепко сомкнула веки, порываясь изгнать напряжение, завладевшее ее телом. Уж она-то умела расслабляться, когда надо. Правда, это было до знакомства с Дэвидом. Черт бы его побрал! На этот раз она постарается не думать о нем. Питер, большой любитель раздавать бесплатные советы, вчера вечером предложил ей испытать метод, именовавшийся «потоком сознания». Думай об этом парне, припоминай все события, связанные с ним, говорил он. Может быть, настанет день, когда ты устанешь от всех этих воспоминаний и выбросишь его, наконец, из головы. Ева, собственно, и начала спать с Питером исключительно по субботам и воскресеньям, чтобы не пропадали драгоценные дни, ранее отводившиеся общению с Дэвидом. Доктор Питер Петри, самый модный психоаналитик Сан-Франциско. Он такой занятой, все его время расписано на год вперед — просто так к нему не попадешь. У него, впрочем, случались приступы великодушия, и тогда он был способен дать дельный совет. Может быть, только для того, чтобы она могла продержаться до следующего уик-энда, когда ему снова захочется с ней переспать. Питер был другом Дэвида, а Дэвид был ее сумасшествием, ее болезнью. Она бы, пожалуй, не призналась, что любит его, но только потому, что все время пыталась изгнать из себя привязанность к нему. Питер тоже говорил ей об этом. Не пытайся бороться со своими чувствами. Вместо этого анализируй их. Но разве возможно запихнуть эмоции и чувства под микроскоп, особенно когда они твои собственные?

Ах, Ева, ну и идиотка же ты! Разве можно так любить мужчину, потеряв всякую гордость и стыд? Погрузившись в эти мысли, Ева почувствовала, что начинает дрожать. Это была дрожь негодования на себя, на свою бесхребетность, на свое преклонение перед Дэвидом. Она была без ума от него, даже зная, что он ею пренебрегает. Питер, конечно, тоже был требовательным любовником, но требовательность, как он говорил, была частью того дела, которым он занимался.

— Я беру отвергнутых любовников и строю их заново, куколка, — как-то раз сказал он. — Я их создаю из обломков, заставляю забыть о случившемся. И если это женщина, то она очень скоро забывает того, кто ее бросил. Она превращается в новую женщину, восстановленную, что ли. И это мой скромный вклад в борьбу за психическое здоровье женщин всего мира.

— Я очень рада, что мой печальный опыт пойдет на пользу общему делу, — резко ответила она ему тогда. В сущности, она не нуждалась в Питере при осуществлении своей попытки возродиться. После Дэвида у нее было много случайных связей с мужчинами, но ни один из них не вызвал у нее желания встретиться еще раз или хотя бы обменяться телефонами. Смешно, конечно. В свое время она осуждала женщин, трахавшихся направо и налево только лишь для того, чтобы доказать себе и другим, что они ничуть не хуже мужчин, исповедующих свободную любовь. Как будто это единственный способ уравнять себя с мужчиной! Господи, какой она была тогда независимой и уверенной в себе и до чего докатилась!

Как-то Ева сказала Марти, той самой, с которой они вместе снимали квартиру, что у нее такое чувство, будто вся ее жизнь внезапно оказалась разорванной на две части — до Дэвида и после знакомства с ним. Именно Марти в определенном смысле была ответственна за ее знакомство с Дэвидом, а вот теперь поглядывала на Еву, сохраняя на лице довольно кислую мину. Марти не любила Дэвида, он не понравился ей с самого начала, с того вечера, когда он ввалился к ним вместе со Стеллой. Эта Стелла!.. Стелла, выглядевшая как кинозвезда, ослепительная блондинка, вся в локонах. Стелла, обладавшая мягкими, сдержанными манерами, глубоким низким голосом и роскошным телом. Поначалу Ева подумала, что Стелла принадлежит Дэвиду, но Марти быстро ей объяснила, что к чему. Марти была лесбиянка, и Стелла состояла тогда с ней в близких отношениях. Но сама Стелла, которая была к тому же секретаршей Дэвида, ни за что на свете не призналась бы в этом. Оттого-то Стелла вечно таскала с собой «прикрытие». Именно в тот самый раз ее прикрытием оказался молодой современный босс — Дэвид Циммер. Прекрасно выглядевший, несколько вызывающе одетый. Человек, легкий на подъем. Это Ева подметила сразу, когда пришла на вечеринку, слегка опоздав. И сразу же обратила на него внимание. Может быть, это случилось потому, что она почувствовала к нему своего рода жалость — в компании Марти он был одинок, так как все остальные гости были заняты собой. А может быть, потому, что он был высок и имел самые красивые на свете карие глаза и полные, чувственные губы. В мужчинах Ева прежде всего отмечала для себя рот и глаза. Такой он и стоял со стаканом в руке, чуть в стороне от веселившихся гостей Марти. В тот вечер Ева ужасно устала, проторчав весь день на съемках телеочерка. С тех пор как она стала ведущей в программе утренних новостей на телевидении, у нее было не так-то много времени, чтобы выезжать на натурные съемки или интервьюировать людей прямо на улице. Она любила такого рода работу. Но день был утомительный, и поначалу она намеревалась отправиться к себе в комнату и лечь спать. Вместо этого она сбросила с ног туфли и попросила его принести что-нибудь выпить. Ей доставил удовольствие тот мужской, раздевающий взгляд, которым он окинул ее.

— Привет, — сказал он.

Его голос тоже пришелся ей по душе. Мужской, проникновенный.

— Я бы с удовольствием, но боюсь, что я не знаю, где у вас что находится, я здесь всего лишь наблюдатель.

— Я уже заметила это. — В то время, еще совершенно не зная Дэвида, она могла себе позволить слегка поддразнить его. — Все скрывается в шкафчике за вашей спиной. Я соседка Марти по квартире, между прочим.

Он приготовил ей выпивку и потом проделал это дважды, когда она расправилась с первой порцией. Она вспомнила то чувство облегчения, которое ей послышалось в его голосе, когда он расхрабрился настолько, чтобы спросить:

— Вам не разбавлять? Я правильно понял?

Позже они уединились в ее спальне. Это случилось после того, как вся компания отправилась на танцульки и Марти во всеуслышание объявила, что Стелла куда-то делась, а посему Ева и Дэвид могут развлекаться в своем обществе.

Закинув назад голову и стараясь сосредоточиться на дыхании, Ева прикусила нижнюю губу.

— Стань опять сама собой, — говорил ей Питер. Если бы она только могла!

Та первая ночь! Как она могла забыть, что тогда она испытала чувство раздражения по отношению к Дэвиду, точно такое же чувство, которое она испытывала по отношению ко всем без исключения мужчинам, которые у нее были после Марка. Он задавал ей вопросы о ее жизни, о работе. Пару раз он смотрел программы, в которых участвовала Ева, и поэтому узнал ее сразу, как только появилась на вечеринке. Но встретиться случайно на улице они бы не смогли, поскольку она добиралась на работу или слишком рано, или слишком поздно для него — он обыкновенно отправлялся в свой офис в восьмом часу утра. Он был адвокатом…

Они оба прекрасно знали, что их отношения могли бы закончиться после первой же ночи, оставив лишь мимолетные воспоминания. Но он оказался настойчивым, казалось, его действительно заинтересовала та женщина, которая скрывалась за внешностью Евы Мейсон, начинавшей уже становиться известной тележурналисткой. Каким же образом ему удалось понять ее сущность, когда же ему впервые посчастливилось проникнуть за стену отчужденности, которую она возвела вокруг себя? Может быть, тогда, когда они легли в постель? Именно в постели его желание узнать Еву перешло на ее тело. Контраст между мягкой дружеской манерой общения во время их беседы и те движения любви, которые он совершал как страстный, бесстыдный любовник, возбудили ее несказанно. Ева внезапно осознала, что способна проделывать в момент близости с ним такие вещи, которые она не позволяла себе ни с одним мужчиной, даже с Марком.

— Ева! Ты такая же, как твое имя. Женщина. Мне нравится, что ты не сдерживаешь своих порывов в любви.

— Ты всегда разговариваешь, когда занимаешься любовью?

— Любовью я занимаюсь не часто. Я, главным образом, трахаюсь. С тобой же все по-другому.

В его словах не было ничего особенного, но то, как он их произносил, искренность, звучавшая в его голосе, придавала его речи дополнительный, более глубокий смысл. И прямо тогда он сказал ей, что ему бы хотелось видеться с ней почаще. И они решили пообедать вместе на следующий день, поехать в Олбени в конце недели, когда она освободиться, чтобы познакомиться с его семьей.

Ну кто бы мог устоять перед таким мужчиной, как Дэвид, — нежным, обаятельным, страстным и знающим все на свете! Его родители погибли в автомобильной катастрофе четыре года назад, возложив на Дэвида заботы по воспитанию трех младших сестер и братьев. Семнадцатилетняя Фрэнси была хороша и знала о жизни больше, чем полагалось в ее возрасте. Рику было тринадцать, и он являл собой тип обычного, помешанного на бейсболе подростка. Еще была Лайза, которой исполнилось только семь. Она страдала немотой. Она перестала говорить с того самого момента, когда погибли ее родители. Дэвид сразу же подчеркнул, что психически она совершенно нормальна, просто смерть родителей оказалась для нее слишком большим ударом. Она ходила к врачу, который учил ее говорить заново, и, по его словам, делала успехи. Больше всего Лайза нуждалась в заботе и ласке, ей был нужен такой человек, который бы вставал ночью к ее кроватке, читал бы сказки перед сном. Однажды Ева сказала об этом Дэвиду, но он только посмеялся.

— Так вот почему ты уделяешь ей все свое внимание! Ты просто прирожденная мать, Ева, несмотря на твое обличье деловой женщины.

Он никогда не заговаривал с ней о женитьбе. Но тогда она думала, что такой день придет. Когда они оба будут к этому готовы. Какая же она глупая! Теперь этот день уже не придет никогда.

К черту Дэвида — уж больно он скор на выводы. В эту минуту Ева поймала себя на мысли, что она, пожалуй, больше скучает по Лайзе, чем по Дэвиду. Девочка только-только начала приоткрываться перед ней.

Лайза была по возрасту такой же, как и ее сестра Пэтти, которая плакала, когда Ева ушла из дому после душераздирающей ссоры с отцом. Как и Лайза, Ева в семилетнем возрасте обладала худыми длинными ногами и густой копной волос.

— Ох уж эти волосы! — постоянно жаловалась ее мать. — Дорогая, с ними нужно что-нибудь сделать. Заплети косу или стяни резинкой на затылке. Они постоянно лезут в глаза и скрывают твое хорошенькое личико.

Ее волосы были ее убежищем от всего мира. Она специально отращивала их до неимоверной длины, чтобы прятаться в этом лесу от всех злых великанов, населявших ее детство, и особенно от отца с его тяжелой рукой и громыхающим голосом. Он устроил жуткий тарарам, когда она, закончив местную школу, внезапно сообщила, что собирается поступать в колледж. Даже мать была не в состоянии понять этого.

— Дорогая, ну зачем тебе этот колледж? У Аллена Харви такая хорошая работа, к тому же он со временем унаследует магазин своего отца…

— Мама, я не собираюсь замуж за Аллена! Господи, да неужели из-за того, что я несколько раз с ним встречалась…

— Мы выбьем из тебя эту дурь! — Крупная вена запульсировала на лбу отца, а по тому, как он потирал ладонь о штаны, она догадалась, что его прямо-таки подмывает отвесить ей хорошую оплеуху, что он, впрочем, и сделал бы без малейших колебаний несколько лет назад. — А теперь слушай внимательно. Колледжи вообще дрянная штука, но тот, что ты выбрала для себя — Беркли, — какой-то притон, где собираются все эти поганые радикалы. Постоянные беспорядки, вечные протесты и демонстрации. Да никогда моя дочь, говорю я тебе…

— Пап, я хочу заниматься политическими науками и еще, возможно, журналистикой. Беркли — один из лучших у нас университетов; я получила стипендию, так что тебе не придется меня содержать. Я всего-навсего буду учиться, а не предаваться порокам и грехам!

— А вот я как раз в этом не уверен, особенно после того, что я наслушался об этом заведении!

Скандалы и ругань продолжались до того самого дня, когда Ева, наконец, окончательно покинула отчий кров, сопровождаемая громогласным напутствием отца, из которого было ясно, что рассчитывать на помощь семьи ей больше не приходится и поскольку семья так мало для нее значит, то возвращением к родным пенатам она может себя не затруднять. Но она победила! Впервые в жизни она вступила в бой за себя и выиграла. Впервые в жизни она ощутила себя совершенно свободной. К этому времени худоба превратилась в стройность и во всех нужных местах появились очаровательные выпуклости. Ее волосы, по-прежнему длинные, были ухожены и приобрели оттенок цвета темной меди. «Тощая малютка Ева» расцвела и стала по-настоящему красивой, но внутри осталась робкой и застенчивой и даже слегка напуганной новым окружением и постоянными сомнениями на свой счет. Ева выбрала университет Беркли главным образом потому, что он в те дни был символом той свободы, которая, по ее мнению, была ей столь необходима. Свободы думать и говорить все, что заблагорассудится, не ходить в церковь, трахаться, если бы она того захотела, хотя вряд ли бы тогда она решилась употребить это слово. В конце концов она обнаружила, что занятия в университете, временная работа, на которую она была вынуждена устроиться, и тщательная подготовка домашних заданий, так как нужно получать самые высокие баллы, чтобы не лишиться стипендии, совершенно не оставляли времени ни на что другое, не говоря уже о свиданиях. Когда все-таки редкие встречи с мальчиками происходили, она пришла к выводу, что им от нее нужно только одно. Она же еще не достигла той стадии раскрепощения, чтобы заводить случайные интрижки, и к тому же у нее не хватило бы смелости признаться хоть кому-нибудь, что в свои восемнадцать лет она все еще девственница. С ней не происходило ровным счетом ничего и, казалось, не произойдет никогда. Училась она прекрасно и обнаружила в себе склонность к писательству. В один прекрасный день решила сосредоточить все усилия на журналистике. А потом, когда она уже заканчивала второй курс, с ней случилось все сразу. Умер отец — он так ни разу больше не заговорил с ней с тех пор, как она ушла из дому, — и матери потребовалась помощь. Ева начала подумывать о том, что университет придется покинуть и найти себе какую-нибудь работу. Вот только что она умела делать? В тот год журнал «Хороший вкус» решил опубликовать ряд статей под названием «Неизвестные красотки американских колледжей», и фотограф журнала, делавший снимки в библиотеке в один из дождливых дней, открыл для себя Еву. Редактор отдела мод «Хорошего вкуса» занялся «отделкой» Евы, научил ее пользоваться косметикой и эффектно одеваться, но в настоящую красавицу ее превратил тот самый фотограф, Фил Мецгер.

— Из тебя выйдет прекрасная фотомодель, милашка, ты относишься к тому редкому типу женщин, у которых все в порядке с формами, а на фотографиях при этом они выглядят как тростиночки. Ну и лицо, конечно. Ты сама понимаешь, насколько ты хороша? У тебя просто точеная мордашка.

Фил старался соблазнить ее в течение всего периода съемок. И в конце концов она отдалась ему буквально накануне его отъезда. Поначалу он просто отказывался верить, что Ева девственница, но, получив доказательства, так удивился, что потерял дар речи.

— Господи, — наконец пробормотал он, — а я и не знал, что такое еще встречается. Я хочу сказать, — продолжал он, — что все эти парни, которые шляются вокруг, просто слепцы. Христос свидетель, но ты первый цветочек, который я сорвал за всю мою жизнь.

Не слишком чистосердечно он предложил ей отправиться с ним в Нью-Йорк, но они оба понимали, что это предложение явилось лишь следствием проведенной ночи, когда Ева лишилась девственности. На самом деле ничего, кроме этого, их не связывало. Ева очень вежливо отказалась и почувствовала, как он буквально вздохнул с облегчением. И, может быть, именно из-за того, что все так просто разрешилось, он подарил ей отпечатки всех лучших снимков, на которых она была запечатлена, научил ее, как составить из них эффектную подборку, и снабдил рекомендательным письмом к главе рекламного агентства Рея Бернсайда в Сан-Франциско.

Глава 2

Довольно скоро Ева поняла, что не создана для того, чтобы быть фотомоделью. Ничего восхитительного не оказалось в этой работе, которая для многих была окружена сверкающим ореолом. И это вечное позирование — или жаришься под ослепительным светом софитов, или мерзнешь от постоянных сквозняков. К тому же и стоящих вакансий что-то не предоставлялось, в этом смысле Сан-Франциско проигрывал Нью-Йорку — городу больших денег, городу, где можно было развернуться по-настоящему. Но тем не менее после соответствующей учебы она дала согласие на ряд предложений большей частью из чувства благодарности перед обучавшими ее. С другой же стороны ей было любопытно повариться немного в этом котле.

Тогда она и познакомилась с Марти и с Марком Блейром.

Сначала появилась Марти. Марти Мередит была манекенщицей с именем и зарабатывала по шесть сотен в час до тех пор, пока не уехала с Восточного побережья. Она была на дюйм выше Евы, а в Еве было полных пять футов семь дюймов. Большие темные глаза, обрамленные длинными, загнутыми вверх ресницами и удивительная кожа цвета слоновой кости придавали ее лицу особую, патрицианскую изысканность. Ева поражала округлостями, Марти же была сплошь углы и провалы.

Их представила друг другу одна из секретарш агентства как раз в тот момент, когда Ева подыскивала себе квартиру в городе, и Марти, которая только что сняла обширные апартаменты, была не прочь поселить Еву у себя. Когда они познакомились и отправились взглянуть вместе на квартиру, Марти, что называется, сразу «взяла быка за рога».

— Есть одна вещь, которую тебе было бы неплохо узнать, прежде чем ты у меня поселишься, Ева. Я не признаю мужчин, ну только разве как приятелей. Я занимаюсь женщинами. Я лесбиянка. Большинство наших об этом хорошо знает.

И еще кое-что рассказала ей Марти, причем совершенно откровенно и прямо. Ева лишь стояла, смотрела на нее и слушала. Только значительно позже Ева догадалась, что со стороны Марти это был своего рода вызов, попытка доказать своей будущей соседке, что, проживая рядом с человеком, неплохо было бы разобраться в его убеждениях. Теперь же, три года спустя, Ева и Марти не только отлично ладили и понимали друг друга, но и испытывали искреннюю взаимную симпатию. Как однажды заявила Марти в начале их знакомства, у людей, живущих вместе, но испытывающих интерес к разным полам, есть масса преимуществ, главным из которых является отсутствие ревности по отношению друг к другу, — ведь им и в голову не придет вторгнуться в «охотничьи угодья» своего соседа.

А теперь… Ева приоткрыла глаза, наблюдая за собственным отражением в огромном зеркале, висевшем слегка наискосок от ее кровати. Это зеркало явилось воплощением идеи Дэвида — он повесил его для нее месяца четыре назад. Опять этот ужасный Дэвид пробрался в ее сознание! Она опять почувствовала себя капризным ребенком, требующим предоставить ему звезды или луну во что бы то ни стало. Неужели все люди такие завистливые? Ну зачем ей Дэвид, когда она преспокойно обходилась раньше без него? Дэвид, Дэвид, Дэвид… Так вот сидеть и твердить его имя, как молитву, выкрикивать его громко и страстно. Он был ее Дэвидом всего лишь два месяца назад. И кто же с ним теперь? Отражение в зеркале внимательно следило за Евой. Так и есть — синяки под глазами. Соберись, Ева. Так больше нельзя. Посмотри, сколько у тебя всяких достоинств. Вот, к примеру, лицо. С ним, в общем, все нормально. Щеки, пожалуй, слегка впали (для съемок в самый раз) — слишком много вспоминаешь и мало ешь. Зеленоватые, как у газели, глаза (скорее, пожалуй, зеленые), каштановые волосы до плеч с медным оттенком. Прекрасные груди. Не слишком велики, но зато, спасибо, Господи, на месте. И длинные, стройные ноги, такие длинные, что никак их не пристроишь, сидя за журнальным столиком. Она снова стала играть в теннис, и это пошло ей на пользу. Дисциплина ума и тела — вот в чем она нуждается!

Ну почему я не могу выбросить Дэвида из головы? Смогла же я заставить себя перестать думать о Марке… Дорогой мой Марк, почему ты должен был умереть?

Сейчас Ева думала о Марке целеустремленно, о своей первой встрече с ним. Это был единственный способ прогнать мысли о Дэвиде. Насколько все-таки полезен Питер и его необременительные советы. Самоанализ для толпы. Добровольное промывание мозгов. Прекрати это, Ева! Сегодня суббота, и у тебя полно свободного времени. Вплоть до того момента, когда будильник затрещит в четыре тридцать утра в понедельник. Вспоминай Марка. Он, по крайней мере, был добр к тебе.

Она всегда обращала внимание на мужчин, которые были выше ее ростом. И она всегда ощущала его значимость хотя бы по тому уважению, которое все испытывали к нему, стоило ему только появиться где бы то ни было. В Марке была представительность, его нельзя было не заметить.

Ева демонстрировала модели платьев на благотворительном бале, который давали за две недели до открытия сезона в оперном театре Сан-Франциско. В тот вечер она чувствовала себя мерзко — ей во что бы то ни стало нужно было найти работу, настоящую работу. И хотя она перевелась из Беркли в Университет Сан-Франциско, ничего стоящего так и не подворачивалось. Стипендия стипендией, но ей была нужна такая работенка, чтобы хватало и матери отсылать, да и себе оставлять сколько-нибудь на жизнь.

— Март, я просто обязана найти хоть что-нибудь! Мистер Хиггинс снабдил меня действительно ценным рекомендательным письмом к издателю «Рекорда», но вот уже прошло две недели, а он все молчит…

— Не расстраивайся, все образуется. И сгони с лица это кислое выражение, ради Бога. Роль Виолетты совершенно не для тебя, помни об этом. А пока изволь показывать платьица, которые будет носить Беверли Силлз. Давай, девочка, иди работай.

Платье, которое Ева надела, было, в сущности, роскошным костюмом. На одну только юбку пошло с десяток ярдов материала, зато лиф прилегал плотно, оставляя открытыми руки и шею целиком. Ева вышла под веселые звуки вальса из «Травиаты» и сразу же увидела Марка.

Высокий, с серебристой сединой в волосах, он смотрел на мир пронзительными голубыми глазами, выделявшимися на загорелом лице с резкими, но привлекательными чертами. Костюм Марка по цвету гармонировал с его седой шевелюрой. Как только Ева встретилась с ним глазами, она сразу поняла, что он за ней наблюдает. До самого последнего момента Ева не знала, что за обедом их посадили вместе по его инициативе. По этой же причине все пять манекенщиц, участвовавшие в показе, были приглашены на обед. И еще Ева не знала, что Марк Блейр всегда добивался того, чего хотел. Он захотел Еву, а она даже не представляла себе, кто такой Марк Блейр и чего добивается. В курс дела ее ввела Марти, когда Ева, одурманенная шампанским, вплыла поздно вечером в свою квартиру.

— Милое дитя, твое будущее обеспечено. Подумать только — Марк Блейр! Ты, может быть, и не знаешь, но этот загадочный джентльмен владеет здесь всем! Ну, ты ощущаешь себя Золушкой? — Марти сама была полупьяной, но искренне радовалась за Еву, которая, похоже, еще не осознала своей удачи.

Ева думала, что слово «удача» мало подходит к Марку. Просто до него ей не приходилось встречать мужчину, столь совершенного во всех отношениях. Ее куда больше привлекали человеческие достоинства Марка, чем ореол власти, присущий ему, казалось, от рождения. Он никогда не отдалялся от нее и был не только нежным и терпеливым любовником, но и блестящим собеседником.

До самого последнего момента Ева также и не представляла, как много он для нее сделал. Он все взял в свои руки. Она получила работу корреспондента в «Рекорде» — так называлась одна из газет, составлявших собственность Марка. Она закончила колледж. Марк настоял на том, чтобы она перешла на работу в местное отделение национального телевидения. Казалось, что сам того не подозревая, он готовил ее к тому, что последовало за всем этим — собственной смерти. После двух лет жизни с Марком остались лишь одни воспоминания. Воспоминания об удивительных маленьких «каникулах», которые они время от времени проводили вместе в самых чудесных уголках земного шара, о знаниях, которые не получишь ни в каком колледже. Еще осталось несколько дорогостоящих туалетов и два-три ювелирных украшения им под стать. Все то, что составляло самого Марка Блейра, было подвергнуто кремации ярким летним утром. Ева не пошла на похороны, на которых присутствовали его великовозрастные дети. Его жена, прикованная к постели и умиравшая от некоей загадочной болезни последние десять лет, тоже отсутствовала. Марк умер от сердечного приступа, играя в теннис.

Итак, с тех пор прошло два года. Ева не плакала по Марку со дня его смерти, но сейчас слезы обильно струились из ее глаз…

О ком она плакала? О Марке ли, подарившем ей любовь и чувство безопасности, уверенности в этом мире, или же о Дэвиде, теперь для нее потерянном? А может быть, это были слезы жалости к себе, такой молодой, красивой, и яркой, и имевшей все, что только можно пожелать, а в сущности же — ничего?

Глава 3

— Питер, зайчик, я уже все перепробовала — йогу, поток сознания, проработку прошлых ошибок по твоей системе — и не в состоянии изгнать его.

«Почему, интересно, — подумала в этот момент Ева, — я всегда стараюсь говорить как Питер, когда он рядом?»

Сейчас Ева была само ожидание. Вот сию минуту Питер щелкнет пальцами, разбудит ее, выведет из гипнотического состояния и окажется, что разрыв с Дэвидом всего лишь ночной кошмар, страшный сон под утро.

С Питером они встретились в субботу вечером за столиком одного из тех странных ресторанчиков, которые так любил Питер и где, по мнению Евы, было гнусно все, кроме пищи.

Питер театрально вздохнул и осуждающе покачал головой в ответ на ее слова, но Ева почувствовала, как под столом его рука коснулась ее колена, потом поползла вверх и легла на бедро. Питер любил такие прикосновения, особенно в публичных местах, и она почти всегда это позволяла, потому что и сама испытывала от этого странное возбуждение.

— Я уже говорил, дражайшая моя Ева, что деньги с тебя я беру только за сеанс психоанализа, но трахаюсь я бесплатно, так что сегодня ты вольна выбирать.

— Хватит с меня твоих советов, Питер. Погоди, скоро я сама начну требовать от тебя гонорары. Почему бы нам не превратить историю моего любовного бреда во что-нибудь сногсшибательное? Я, например, могу произносить голоском пай-девочки самые мерзкие непристойности, какие только знаю, а ты запишешь все это на свой крохотный магнитофонах — получится настоящая «бомба», уверяю тебя.

Питер перегнулся через столик, делая вид, что старается заглянуть ей в глаза, а сам в это время кончиками пальцев начал сильно и нежно массировать верхнюю часть ее бедер, стараясь размягчить ее скованную, напряженную плоть. Его настойчивость была вознаграждена, и Ева, легонько вздохнув, расслабила тело.

— Умненькая Ева. Она всегда говорит то, что надо, и в нужное время. Давай-ка покинем этот шикарный ресторан, поедем ко мне домой и займемся любовью.

— Гм… А там мне дадут поговорить?

— Сначала сношаться, дорогая. Все разговоры после.

В ту ночь Ева впервые наговорила на пленку то, что она впоследствии назвала «Записи Питера». Это была сознательная уступка Питеру, поскольку она так нуждалась хоть в какой-то помощи, а часто ходить в клинику к такому маститому психиатру, как он, ей было не по средствам. Впрочем, какие бы причины для игр подобного рода ни выдвигало ее услужливое подсознание, приходилось соглашаться с тем неоспоримым фактом, что сам процесс фиксации на пленку их с Питером любовных отношений вызывал у нее то чуточку извращенное возбуждение, которое она испытывала, когда Питер во время обеда в ресторане забирался ей под юбку.

Питер терпеть не мог слово «трахаться».

— Это похоже на термин из сферы механики, моя дорогая, — говаривал он, — но ты не машина, и я не машина. Пожалуй, «сношаться» звучит несколько человечнее, ты не находишь?

Питер и в постели был неплох. Очень сосредоточенный на собственных ощущениях, он тем не менее никогда не забывал и о Еве, и она получала свое сполна. Но он хотел, чтобы Ева в постели говорила непристойности, да еще предлагал записывать все это на магнитофон. До последнего времени она отказывалась от записи — с какой это стати она должна увековечивать на пленке свои вскрики, возгласы и прерывистое дыхание?

По крайней мере, он ей честно рассказал о своей коллекции порнографических магнитофонных лент, а в последний раз, прежде чем они легли, сообщил, что магнитофон включен.

— Слушай, Питер, что ты делаешь со всеми этими записями? Ты что, снова их заводишь, когда остаешься один? И забавляешься со своей пипкой, слушая все это?

— Я — аналитик, Ева, — укоризненно говорил он. — Настанет день, и я создам из подобных записей своего рода коллаж, склейку, куда войдут голоса всех женщин, с которыми я имел близкие отношения. У каждого человека есть свое тайное желание, так вот, мое выглядит таким образом.

Ева не могла удержаться от смеха. Какой все-таки Питер душка! В сущности, он всегда ей по-своему нравился. Он был честен, не затруднял себя притворством, а поскольку она не являлась одной из его светских пациенток, никогда с ней особенно не миндальничал. И вот сегодня, наконец» Ева решилась проделать то, на чем всегда настаивал Питер. Сыграть в эту странную игру. А почему бы и нет? Может быть, в один прекрасный день Питер прокрутит эту запись Дэвиду. Вдруг это заставит Дэвида поревновать? Она почему-то была уверена, что Дэвид ее ревнует и все еще интересуется ее поступками. И, помимо всего прочего, записывая себя на пленку, Ева сознавала, что делает это и для себя тоже. Ведь могло же случиться так, что, прослушав пленку в следующий раз, она, в конце концов, доберется до причин своего уныния. Так сказать, терапия в стиле доктора Петри…

Запись первая.

— Питер! Эта проклятая штука вертится. С чего бы мне начать, а, Питер? Что говорить-то? (Вздох.)

— Ева, сегодня ты была великолепна, и я до смерти устал и хочу спать. Просто говори все, что думаешь. Пленки хватит еще минимум на час, давай, действуй.

— Дерьмо все это!

— И, пожалуйста, не ругайся больше, ангелочек, а то у меня опять встанет. Вопросы же, большей частью, старайся задавать риторические. Ну пожалуйста, миленькая, ладно? Я хочу подремать капельку.

— Питер, ты самая настоящая свежемороженая треска! О, нет, беру свои слова назад. В действительности, ты не так уж плох. Для мужчины. Я чувствую, как ты шевелишься в темноте. Может быть, сказать о тебе еще что-нибудь приятное для разнообразия? О, извини, это чисто риторический вопрос. Знаешь, это действительно странное чувство. Сидеть на кровати и разговаривать сама с собой. По крайней мере, ни на что не похоже. Кассета крутится, я знаю, что ты рядом, но тебя не вижу. Стоит, пожалуй, чаще беседовать с собой. В этом что-то есть. Так о чем же я собиралась говорить? О Дэвиде, конечно. Ведь я и здесь-то из-за него. Тебе тоже придется ответить на некоторые вопросы, Питер, дорогуша, только попозже. Может быть, тогда, когда ты будешь слушать эту кассету сам, без меня. Ведь я оказалась здесь в первый раз по милости Дэвида, и он часто у тебя бывает? Ты ему рассказываешь о наших отношениях? Вот, черт, я бы хотела получить ответ на этот вопрос прямо сейчас, но ты так искусно притворяешься спящим. Ладно. Вернемся к Дэвиду. Я его не понимаю. А ты, Питер? Я, например, думаю, что никогда его не понимала, даже когда в него влюбилась. Но я, конечно, думала, что понимаю. Мне казалось, что я все о нем знаю. О чем он думал, каким образом он мог завести меня, даже не дотронувшись пальцем. Господи! Вот какой я была, принимая его за обыкновенного парня, выискивая в нем недостатки, скрытые пороки, из-за которых можно было бы его презирать. И вдруг меня как громом поразило! Я влюбилась в Дэвида. Боже мой, я по-настоящему его люблю. Это самый важный момент для всякой женщины — что-то вроде потери девственности, только приятнее и значительно опаснее. Как это поется в песне: «Я до этого никогда не любила»? Ну, что ж, я действительно никого до него не любила. Я вспоминаю, что после смерти Марка все гадала, встречу ли я еще в своей жизни человека, которому смогла бы довериться полностью. А потом, даже не отдавая себе в этом отчета, сразу влюбилась в Дэвида. Он не позвонил. Вот все, что я знаю. Он приучил меня к своим ежедневным звонкам с первой нашей встречи. Это было похоже на обещание новой встречи, на следующий день. Поначалу я даже удивлялась. Дэвид совсем не походил на романтика, он казался весьма прозаичным, далее рациональным. Но чем больше я узнавала его, тем больше мне казалось, что он приоткрывается передо мной, позволяя распознать его истинную сущность. Это был чрезвычайно тонкий процесс. Я ощущала себя его единственной избранницей. То есть он дал мне возможность почувствовать себя такой.

Как бы то ни было, Дэвид мне звонил. По крайней мере, раз в день. И каждый день. И я стала ждать этих звонков, ты знаешь?

Более того, у меня появилась привычка открывать ему душу, и мне казалось, что он меня понимает — я имею в виду понимал. Я рассказывала ему обо всем, даже о походах в магазины, даже о своей больной ноге… минуточку, я, кажется, начинаю кое-что понимать. Ты и в самом деле умница, Питер. Вот оно! Дэвид был для меня моим очень личным магнитофоном, только шумноватым. К тому же у него были некоторые преимущества перед обычным магнитофоном — он еще спал со мной и внушил мне, что я лучшая в мире женщина — самая красивая, самая обожаемая. Он мне позволил ощутить собственную уникальность.

И вот в один прекрасный день он мне не позвонил! Я не могла заснуть, я просто обезумела! Я стала метаться по квартире, как попавшее в клетку животное, действовала Марти на нервы и вдруг поняла, что люблю Дэвида. Ужасно люблю. А он все не звонил и не звонил. И тогда я совершила ошибку номер один — первую в последовавшей потом длинной череде аналогичных ошибок. Я позвонила ему сама. В разгар ночи.

— Дэвид, — сказала я ему, — я люблю тебя.

А он рассмеялся. «Ева, ты идиотка» — вот что он заявил. Потом он сказал, что очень сожалеет о том, что не смог позвонить мне, что у него на работе была какая-то горячка, а потом ему пришлось сидеть допоздна в офисе, заканчивая работу над каким-то отчетом. А потом он просто заснул… Я почувствовала себя дурой. Но мне в то же время было хорошо. Теперь он знал. Не спрашивай меня, почему я решилась сказать про свою любовь. Может быть, я втайне надеялась услышать от него эти же слова в ответ? Но он их ни разу не произнес. Он был слишком умен.

Скажи, Питер, ты Дэвида тоже подвергал своему анализу? Каким образом вы стали друзьями? Что тебе говорил Дэвид обо мне? Ах, перестань притворяться, Питер, я знаю, что ты не спишь. Я чувствую это по тому, как ты дергаешь плечом. И тебе опять хочется трахаться — я это тоже чувствую. Питер! Он рассказывал тебе о нашей ссоре?

— Все, Ева. Твое время истекло. Прибереги ссору для следующей записи. Повернись ко мне, будь столь любезна, и скажи, что тебе тоже хочется вступить со мной в сношение. Давай скорей — на пленке еще хватит местечка для разных сексуальных словечек и ахов и охов.

— Ты, Питер, тоже сволочь порядочная… нет, прекрати, Питер, я не хочу… иди ты к черту!

— Нет, скажи, что тебе тоже хочется.

— Да, да, хочется… Трахай меня Питер, трахай, трахай! Конец пленки.

Глава 4

Когда Ева вернулась домой, было уже очень поздно, но Марти еще не ложилась и слушала пластинку Рода Стюарта. Как обычно, она выпивала — ее полупустой стакан возвышался на кофейном столике на расстоянии вытянутой руки от дивана. Еву всегда беспокоили ее выпивки. До сих пор, правда, избыток алкоголя еще не начал сказываться на ее лице и фигуре, но если бы она стала продолжать в том же духе, это обязательно бы случилось.

Было похоже на то, что Марти и Стелла опять поругались. Еву постоянно мучил вопрос — сохранялись ли у Стеллы по-прежнему конфиденциальные отношения с Дэвидом. Двуличная Стелла вечно находилась между двух лагерей и попеременно склонялась то к одной, то к другой стороне.

— Ева, крошка, хочешь выпить?

— Ага. Я вся просто измочалена. Этот Питер иногда впадает в сексуальное настроение и становится просто ненасытным. У меня даже ноги болят!

— Должно быть, милая моя, ты его совершенно околдовала. Ева сдавленно хихикнула и сбросила туфли.

— Нет, боюсь, что это не я, а та пленка, которую я для него записала. Питер записывает абсолютно все — слова, звуки. Ты не поверишь, но его кровать устроена таким образом, что скрипит всякий раз, когда кто-нибудь из нас хотя бы чуточку шевельнется.

— Слушай, да он у тебя просто какой-то необузданный. Просто жалко становится, что я не такая хотелка, как Стелла, а то бы я напросилась к нему на сеанс постельной терапии.

— Марти…

Марти взяла стакан и вяло отсалютовала им Еве.

— Я отправляюсь спать, так что обо мне не беспокойся. Когда у меня такое настроение, мне никто не в силах помочь. Мы со Стеллой сильно поцапались, но обязательно помиримся. Как всегда. — Марти говорила не слишком убедительно, но Еве до этого не было дела. — Ну что ж, утром звонить нам, кажется, никто не будет, поэтому мы сможем выспаться. Спокойной ночи, Марти.

После того как Ева отправилась в спальню, Марти смешала себе еще один коктейль. Она вспоминала рассказ Евы о магнитофонных записях. Пожалуй, ей следует обзавестись портативным магнитофоном и побеседовать с ним подобным образом в одну из таких страшных ночей. Во всяком случае, это может оказаться лучшим лекарством, чем алкоголь. Этот коктейль оказался значительно крепче, чем предыдущий, и она покривила рот. Как бы не стать алкоголичкой! В их семье такое уже было. Когда она еще жила дома, миллион лет тому назад, кто-нибудь из домашних постоянно выговаривал ей за излишнюю склонность к выпивке. А потом она совсем бросила пить. Другое дело — Стелла, она кого угодно сделает пьяницей. О, Господи. Какая же Стелла все-таки сучка. Но какая красавица и какие у нее нежные руки и язык. А голос — этот глубокий женский голос даже любую непристойность в состоянии превратить в слова любви. В определенном смысле слова Марти даже забавляло, что они с Евой оказались в сходном положении. Ева потеряла Дэвида, а она рассталась со Стеллой. Каким же странным образом жизни и судьбы этих людей переплелись вместе! С одной стороны — Ева и Марти, живущие в одной квартире, с другой — Стелла и Дэвид, работавшие вместе в одном офисе. По крайней мере, Марти хотела надеяться, что они на работе ничем другим, кроме работы, не занимаются. Но когда ты имеешь дело со Стеллой, гарантировать нельзя ничего. Мистер Циммер — так Стелла называла Дэвида в своей конторе. Когда же она притащила его с собой на вечеринку, он уже именовался «Дэвид». И при этом нельзя винить ни Дэвида, ни любого другого мужчину за пристальный интерес к Стелле. Стелла была прелестна. Будь она на два-три дюйма выше, она тоже бы могла стать манекенщицей. Стелла всегда выглядела такой невинной, а когда плакала, то по-детски обливалась горькими слезами, а потом, успокаиваясь, трогательно всхлипывала.

Сегодня Стелла плакала. С самого начала, как только она вошла, Марти стало ясно, что должно произойти что-то неприятное. Стелла была нервозной, резкой. Когда Марти поцеловала ее, она не постаралась затянуть поцелуй, как у них было заведено, а отстранилась, уклонившись от ее объятий.

— О'кей, детка. Выкладывай, что у тебя на душе. Я же вижу, что тебя гложет какая-то дрянь. Ты можешь сообщить мне об этом прямо сейчас. а не тянуть кота за хвост.

Марти стала смешивать коктейли, отвернувшись от Стеллы. Зачем Стелле лишний раз видеть, как глубоко она обижена. Стелла и так прекрасно осознавала свою власть над Марти.

— Знаешь что, Март… — заявила Стелла нервно, покусывая нижнюю губу. Она замолчала, и Марти почти физически ощутила, как она собирает все свое мужество в кулак. Потом она выпалила все сразу:

— Джордж пригласил меня на свидание. Джррдж Кокс, — ты помнишь, я тебе рассказывала о нем? А я — я согласилась. Марти, ты понимаешь, я должна попробовать, разве ты не видишь? И я, я сама этого хочу.

Марти услышала свой голос как бы со стороны, он звучал спокойно, чертовски спокойно.

— Ну что ж, дорогая, если ты решила так, то мне нечего сказать тебе. — Она вернулась с коктейлями на подносе и протянула один из них Стелле. — Ты не моя собственность, милочка!

Стелла села поближе и легонько тронула ее за руку. Марти пришлось собрать все силы, чтобы голос не выдал ее и продолжал звучать по-прежнему спокойно и чуть суховато.

— Марти, — в голосе Стеллы появились просительные интонации, — это всего лишь свидание — всего-навсего. И Джордж такой старый. Ему нужна только компания, он сам так сказал. Ему хочется, чтобы его увидели с девушкой, с эдакой молоденькой штучкой. Он так самоутверждается.

— А тебе что за дело до его самоутверждения? Ты вовсе не обязана тешить его поганое мужское эго.

Стелла надулась и, склонив голову, занялась исследованием жидкости в своем стакане.

— Нет ничего дурного в желании помочь ближнему. И к тому же он друг мистера Бернстайна, а это значит, что он мог бы помочь мне получить тепленькое местечко в нашей конторе. Разве ты этого не понимаешь? И вообще — ничего он мне не сделает, мы с тобой по-прежнему будем принадлежать друг другу и видеться, когда только захотим. О, Марти! Пойми меня, пожалуйста! Я такая слабая, не то что ты. Мне не хватает твоего чувства независимости. И при этом я должна изображать девицу, которая без ума от мужчин. Но на свидания я не хожу, с парнями не встречаюсь — люди обязательно подумают, что это ненормально, неестественно. Мне иногда кажется, что они уже вовсю обсуждают меня, шушукаются за моей спиной. И я не в состоянии этого перенести, Марти.

Марти стиснула зубы, а руки сжала так, что даже костяшки пальцев побелели. При этом она умудрялась говорить ровным спокойным голосом.

— Стелла, я понимаю тебя. Ты уже все для себя решила. Сейчас ты искренне полагаешь, что встреча с этим старым грибом единственное, что сможет поддержать тебя на плаву. Но подумай еще немного. О моей любви к тебе, например. Марти любит Стеллу, а вот любит ли Джордж? Или ему просто нужна смазливая девчонка, чтобы было с кем показаться на людях? Ты заслуживаешь большего, Стел. Боже мой, как мне иногда жаль, что я не мужчина! Тогда мы смогли бы открыто бывать всюду вместе, и я бы могла открыто гордиться нашей любовью перед всеми и называть тебя своей, но я тоже ужасная трусиха. И я не буду сражаться за тебя. Я умываю руки. Тебе это понятно? Давай, иди, встречайся со своим Джорджем. Я же останусь дома и просто напьюсь.

В ответ Стелла начала плакать, склонив голову на плечо Марти.

— Ну, пожалуйста, Марти, не говори так. Не делай меня несчастной. Ведь я тоже люблю тебя, и ты это знаешь. Пойми, я просто боюсь. Что ждет нас впереди? У нас нет будущего! Я не хочу превращаться в старую тетку, которая живет вместе с такой же старухой, как и она сама. Старые перечницы, старые кошелки — вот как люди называют одиноких пожилых женщин. Они смеются и издеваются над ними. Я на такое насмотрелась предостаточно. А потом, старухи все ужасно уродливые, толстые, бесформенные. Не поймешь, мужчина перед тобой или женщина. Нет, я не смогу этого пережить. Уж лучше я сначала убью себя сама!

— Не надо, замолчи, любовь моя, не мучай себя! Ты молода и прекрасна и останешься молодой всегда. Ты никогда не будешь старухой. В конце концов, делают же пластические операции, подтяжки кожи. Прекрати плакать и вытри слезы. И если уж тебе так хочется, иди куда тебе надо со своим Джорджем, надувай этот проклятый мир, если не можешь по-другому! Но, любимая, возвращайся потом ко мне. Всегда возвращайся ко мне! — Руки Марти коснулись Стеллы, она стала поглаживать и ласкать ее дрожащее тело, и ее ласки продолжались до тех пор, пока нервная дрожь у Стеллы не перешла в сладкую дрожь возбуждения.

— Боже мой, как хорошо! Да, милая, делай так! Еще, еще… Я тоже хочу, чтобы моей Марти было приятно! О, Марти, дорогая моя!

Они обе упали на толстый мягкий ковер, который покрывал пол, сбрасывая с себя одежду и с неистовством обнимая и целуя друг друга. В это мгновение Марти вдруг осознала, что в ее жизни не осталось ничего и никого, кроме Стеллы, но и ее скоро придется вернуть этому ненавистному миру в лице Джорджа с его благородной сединой и наманикюренными руками. Марти довела Стеллу до экстаза, и та вскрикнула от острого, как боль, наслаждения. Ее нежный детский рот был полуоткрыт, язык с жадностью блуждал по груди Марти, стараясь прикоснуться к ее соскам. Как же она, Марти, могла сомневаться в том, что Стелла ее любит. Пусть Стелла использует Джорджа на полную катушку, но продолжает любить ее. Стелла будет принадлежать ей одной, только ей одной!

Марти, наконец, полностью отдалась своим чувствам, забыв все беспокойства и страхи. Волосы цвета ночи переплелись со светлыми, их тела разъединялись и соединялись вновь, следуя древнему кодексу Сафо. Еще ни разу Марти не была такой неистовой, такой требовательной, но одновременно и щедрой. Она с радостью ощущала, как под ее губами раскрывается, наполняется трепетом, а затем увлажняется Стелла. Красивое тело девушки находилось в ее полной власти, во власти ее рук и губ. А Стелла — любила ли она когда-нибудь Марти по-настоящему? Стелла отличалась некоторой стыдливостью и всегда давала понять, до каких пределов в любви она готова дойти. Но сегодня, будто стараясь доказать нечто и Марти, и себе самой, она просто разбушевалась. Ее руки и язык были беспощадны. Вновь и вновь они добивались от Марти судорог наслаждения.

Когда все закончилось, они так и остались лежать, тяжело дыша и прижимаясь друг к другу, как дикие животные, застигнутые бурей.

Кожа Стеллы, казалось, все еще сохраняла тепло от любовных прикосновений. Она лежала на спине, закрыв глаза, и тихонько стонала. Марти, наоборот, лежала на животе, по-собственнически закинув ногу на бедро своей любовницы, и размышляла.

Ей предстояло сейчас отпустить Стеллу на свидание с Джорджем, чтобы та решила, в конце концов, для себя — чего же она, в сущности, хочет, и выяснила, в состоянии ли Джордж доставить ей наслаждение. Поэтому когда Стелла ушла, еще пошатываясь под воздействием происшедшего между ними, отчаяние безраздельно завладело Марта. Последнее, что сказала Стелла, стоя в дверях и целуя ее на прощанье, еще звучало в ушах: «Марти, я люблю тебя, пожалуйста, постарайся меня понять!»

Итак, несмотря ни на что, Стелла все-таки ушла к Джоржу. Они вместе пойдут в ресторан. А разве Джордж сможет перед ней устоять? Марти отдавала себе отчет в том, насколько Стелла очаровательна. Но и эгоистична к тому же. Стелла во все времена будет думать прежде всего о себе — милой Стелле. Ах, Стел! Если бы не Джордж, то наверняка подвернулся бы кто-то другой. Марти всегда интуитивно знала об этом. Но разве она могла отказаться от любви, от близости с любимым человеком?

Пластинка в проигрывателе замерла, отметив последние такты барабанной дробью. В доме установилась звенящая тишина.

«И отчего только Ева не просыпается? Мы могли бы броситься друг к другу, поделиться своим печалями, всплакнуть на дружеской груди. Ева так же несчастлива с этим тупым, самодовольным Дэвидом, как и я со Стеллой. — Стакан Марти опустел. — Налить себе еще, что ли?»

Вставая, Марти почувствовала, как ее качнуло. Внезапно острый спазм тошноты заставил ее скорчиться. Чтобы не упасть, она ухватилась за ручку кресла, ощущая, как холодный пот выступил крупными каплями у нее на лбу.

— Хватит пить!

Она ненавидела, когда ее тошнило. Ее угнетало чувство тянущей пустоты, наступавшее вслед за очищением желудка. С трудом поднявшись, она медленно, по стеночке, двинулась в спальню. По пути Марти остановилась у двери комнаты, где обитала Ева, и мысленно попросила Еву проснуться, побыть с ней.

— Подержи меня за руку, поговори со мной, скажи мне, что она вернется, — шептала Марти, стоя в коридоре. Но за дверью было тихо. Ева не проснулась. Марти оставалось только одно — забраться в постель и проплакать всю ночь до рассвета.

Глава 5

Стоя у зеркала в туалетной комнате адвокатской конторы «Хансен, Хауэлл и Бернстайн», Стелла Джервин внимательно изучала свое отражение. Благодарение Господу, бурная ночь почти не отразилась на ее внешности, за исключением, пожалуй, легкой тени под глазами, почти незаметной под искусно нанесенной косметикой. Губы Стеллы разошлись в улыбке. Улыбаясь, она бросила еще один взгляд на свое отражение и осталась удовлетворена. Морщин нет, волосы лежат прекрасно — она лишний раз порадовалась, что снова начала их отращивать. Новое голубое платье Стеллы подчеркивало цвет ее глаз, высокий воротник не скрывал стройную линию шеи, юбка была именно той длины, которая требовалась — позволяла видеть ее очаровательные стройные ножки. Внезапно ей стало интересно — заметил ли все это Дэвид? У нее в последнее время появилась и окрепла уверенность, что Дэвид стал на нее поглядывать, хотя и старался скрыть свой интерес. Ну что же, все мужчины, которые знали об их особых отношениях с Марти, были заинтригованы. Возможно даже, что каждый мужчина втайне хотел бы переспать с лесбиянкой, в особенности заставить ее достичь оргазма. Стелла слегка порозовела и отметила это машинально. Нет, так бы, скорое всего, выразилась Марти, но уж никак не она. Сама же Стелла слово «лесбиянка» терпеть не могла и считала себя бисексуальной. Это звучало вполне научно, куда пристойнее, чем «лесбиянка», или, что еще короче, — «лес». Никакая она не лесбиянка, и удовольствие способна получать не только от близости с женщиной. Мужчина тоже годится. Особенно если найдется парень с нежными руками, понимающий женщин, способный поцеловать женщину там, внизу, — он вполне может заставить достичь ее экстаза. Помимо своей воли она вдруг вспомнила, как все у них произошло с Марти несколько часов назад. Какую все-таки радость умела доставить ей Марти — красивая, стройная Марти, с тонким мускулистым телом танцовщицы. В самом деле, в состоянии ли мужчина дать ей такое счастье?

В туалетную комнату вошла одна из многочисленных секретарш, трудившаяся на благо их учреждения. Стелла отпрянула от зеркала, так и не согнав проступивший на ее щеках румянец. Слава Богу, что это была не Глория. Глория всегда умела заставить Стеллу почувствовать себя в ее присутствии одинокой и незащищенной. В глубине души Стелла сознавала, что это происходит оттого, что Глория положила глаз на Дэвида Циммера, босса Стеллы. Глория вела собственную тайную войну с любой женщиной из окружения Дэвида, особенно с того момента, когда поле боя покинула Ева Мейсон. Поэтому Глория никогда не упускала случая указать Стелле на ее место, намекая, что ее, то есть Стеллы, рабочий стол и стул находятся у дверей кабинета Дэвида, а не в самих его апартаментах. Усевшись за свой стол, Стелла спрятала косметичку и, устраиваясь поудобнее, скрестила ноги. Дэвид еще не приходил. То есть не Дэвид, а мистер Циммер. В офисе Стелла всегда называла его только так. По мнению Стеллы, определенная доза официальности не могла повредить на работе, а к тому же не давала повода Глории распускать свой язычок. Именно Глория устроила их знакомство с Джорджем Коксом, прихватив его как-то с собой под тем предлогом, что ему якобы необходимо повидать Дэвида. Глория была прекрасно осведомлена о том, что Дэвид в тот момент на работе отсутствовал. И еще — Глория прекрасно знала, что Джордж не будет в обиде, не застав Дэвида на месте, а вполне удовлетворится знакомством с его секретаршей. По этому поводу, кстати, у Стеллы не было претензий к Глории. Она сразу приглянулась Джорджу, и через некоторое время он позвонил, на этот раз уже ей, и, в частности, поинтересовался, не пугает ли ее перспектива отобедать с «одиноким стариком». Стелла уже знала, что Джордж Кокс был женат, по крайней мере, трижды, и недостатка в женском окружении не испытывал. Тем не менее сам факт приглашения льстил ее самолюбию — ведь он был такой богач! Прямо за спиной у Стеллы было окно, из которого открывался прекрасный вид на город. Стелла любила смотреть на белые дома, которые, казалось, начинали искриться на солнце, когда утренний туман растворялся в воздухе и на горизонте проступала фиалковая полоса залива Сан-Франциско. Ева ненавидела Лос-Анджелес, но зато оказавшись в Сан-Франциско, с первого раза почувствовала себя как дома. Может быть, потому, размышляла она, что здесь Стелла впервые ощутила полное освобождение от предыдущей жизни. Теперь она могла сама выбирать себе друзей, строить собственное существование. Благодаря тем связям, которые возникли у нее с появлением Мим, она смогла получить место секретаря-референта в адвокатской конторе «Хансен, Хауэлл и Бернстайн». Встреча с Мим, о которой теперь Стелла могла не вспоминать месяцами, тем не менее определила всю ее последующую жизнь. От. Мим цепочка воспоминаний тянулась к Кевину, ненависть к которому она так и не смогла изжить. Потом ее мысли переключились на собственную персону, потому что Кевин был частью ее прошлого, того самого прошлого, в котором Стелла жила и страдала всего несколько лет назад. Бедное, наивное, никогда никому не жаловавшееся дитя. Типичная провинциалочка с Юга, воспитанная в страхе Божием и уважении к семейной жизни как единственно возможной и достойной. Она воспитывалась в такой же семье, в окружении многочисленных братьев и сестер. У Стеллы, к счастью, детей быть не могло. Какая-то болезнь яичников, как утверждал доктор. «Никаких детей у тебя не будет до тех пор, пока не сделаешь операцию». Хорошо еще, что Кевин согласился подождать.

Кевин Мейнард. Сейчас она не любила вспоминать, что когда-то звалась миссис Кевин Мейнард и вышла замуж за него, единственного парня, с которым встречалась, выпускника школы высшей ступени. Из всех мальчишек в округе только о нем ее родители отзывались положительно. Это был спокойный молодец с грубоватыми, но привлекательными чертами лица, и она на самом деле считала, что любит его. Она училась на курсах секретарей-машинисток, когда Кевин проходил службу в армии, и знала, что после курсов пойдет работать, чтобы дать Кевину возможность продолжить образование в колледже. Они были женаты очень недолго, когда Кевин демобилизовался и поступил в колледж. Вдруг оказалось, что Кевин рассчитывает сделать карьеру и полон всевозможных замыслов и планов. Она же смотрела на него снизу вверх, восхищаясь и им, и его планами, и трудилась от зари до зари. Поначалу ей даже нравилось вести хозяйство и содержать в порядке дом. Воспитанная в строгих традициях Юга, Стелла ни разу не задавала себе вопрос об интимной стороне их жизни. Она даже не знала, нравится ли ей то, что они проделывали с мужем каждую ночь. Впрочем, в их семье таких вопросов не задавали. Считалось, что это неизбежная часть существования жены и матери, обязанность перед мужем, которую женщина обречена выполнять. Он никогда не ласкал ее, не гладил, не старался возбудить — просто ложился на нее, когда приходило время, после же слезал, и они вместе засыпали. Но никаких особенно неприятных ощущений она тоже не испытывала. В первый раз, правда, ей было немного больно, но она знала, что так и должно быть. Эта жизнь могла продолжаться вечно, если бы не появилась Мим, старшая сестра Кевина. В его семье о ней разговоров не вели, и даже имя ее упоминалось крайне редко, как если бы она умерла. Дело было в том, что Мим в один прекрасный день сбежала из дому. Ей захотелось стать самостоятельной личностью, знаменитостью, если повезет. Она нашла себе работу на телевидении и поселилась где-то на Западном побережье. В родном же городе Кевина о Мим сочинялись всевозможные небылицы.

Случилось так, что Мим приехала по своим делам в город, в котором находился колледж, где учился Кевин, и попросилась пожить некоторое время у них. Кевин при этом скорчил довольно-таки унылую гримасу, а Стелла обрадовалась. Кевин был всегда человеком спокойным, даже тихим, и чем больше времени проходило, тем незаметнее становился он. Иногда Стелла ловила себя на мысли, что просто перестает его замечать. Она целый день работала, он учился — ему приходилось проводить много времени в библиотеке, чтобы получать высокие баллы — если это, разумеется, являлось единственной причиной его поздних возвращений. Иногда Стелле в голову приходила мысль, что не столько библиотека, сколько блондинистая библиотекарша удерживала его там.

И вот появилась Мим — высокая, пахнущая дорогими духами, импозантная женщина. Она буквально ворвалась в жизнь Стеллы.

С ее появлением Кевин стал еще тише и незаметней, чем раньше, зато Стелла буквально расцвела. Мим сразу понравилась Стелле, она готова была часами слушать ее рассказы о жизни на Западе, о людях, с которыми Мим встречалась в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. Мим была не только хороша собой, но и умна. Когда они разговаривали, Стелла в прямом смысле слова не сводила с нее глаз. Все в Мим нравилось Стелле — нервные выразительные руки, полные жизни глаза. Ей нравилось, когда Мим, как бы случайно, в разговоре касалась нежными пальцами ее руки или щеки. Даже когда она лежала в постели с Кевином, она ощущала присутствие Мим в их квартире, которая спала в гостиной на Диване, — как бы хотелось ей снова оказаться вместе с ней — болтать о всяких пустяках или просто ее слушать, раскинувшись с Мим на ковре, как они иногда делали, когда Кевина не было дома. В то лето в городе стояла ужасающая жара, а кондиционера в их квартире не было. Как-то раз на работе Стелла от жары упала в обморок, и ей разрешили уйти домой пораньше. Когда она вошла в жаркую, душную квартиру, она почувствовала, что вот-вот упадет опять. На удивление, Мим оказалась дома. Мим собиралась съездить в город, сделать кое-какие покупки и взять интервью у представителей местной администрации.

Но на улице стало так жарко, что она никуда не поехала, а, надев на себя самый крошечный из всех имевшихся у нее бикини, улеглась на диване с книгой. Когда же Стелла, полуживая и задыхающаяся, вошла в гостиную, Мим сразу пришла ей на помощь и, прежде всего, заставила раздеться до бюстгальтера и трусов. Затем, из-за того, что бюстгальтер Стеллы оказался слишком тесным, Мим сняла его, несмотря на застенчивые, еле слышные протесты Стеллы.

— Ну-ка, иди сюда и приляг на диван. Я установила вентилятор так, чтобы он обдувал мое лежбище, ты чувствуешь? И нечего тебе смущаться — в доме, кроме нас, никого нет! Какие у тебя чудесные грудки, Стелла. Готова поспорить, что Кевин вечно их тискает…

Мягкие руки Мим нежно поглаживали Стеллу, и она вдруг ощутила, как по всему ее телу прокатилась горячая волна нового, не испытанного доселе ею чувства. Ничего подобного она ни разу не испытала за всю жизнь с Кевином. Мим о чем-то говорила, рисуя нежными пальцами невидимую картину на золотистой коже Стеллы. Это было восхитительно. Руки Мим гладили ее, ласкали, успокаивали… Стелла прикрыла глаза. Они вместе с Мим лежали на кушетке, и двигаться не хотелось. В такую жару хотелось просто лежать, закрыв веки.

— Сними с себя трусики тоже, деточка, давай остудим тебя всю, целиком. — Мим улыбалась, и ее голос слегка прерывался от скрытого смеха. А может быть, от чего-нибудь еще? Стелла приподняла бедра, дав возможность Мим стянуть с себя трусы. Ей стало значительно лучше — прохладная струя воздуха от вентилятора освежила ее. Прохладны были и пальцы Мим на ее коже.

— Позволь, я сделаю тебе массаж, Стелла, помассирую плечи и руки, а то уж больно ты напряжена. Перевернись на живот, да, именно так.

Стелла почувствовала себя на верху блаженства. Возможно даже, что она сказала об этом вслух. Скорее всего, сказала. Иначе от чего так озверел Кевин, когда, неожиданно вернувшись, застал их вместе? Казалось, что с его приходом потолок в квартире вот-вот обрушится от воплей и ругательств, которые он из себя извергал.

— Ты, вонючая лесбиянка! А я-то надеялся, что, по крайней мере, врачи на Западе смогут привести тебя в порядок. Но этого не произошло. Ты осталась тем, кем была всегда. И еще соблазнила вот эту сучку, мою так называемую жену! Я всегда догадывался, Стелла, что с тобой не все слава Богу. Не знаю почему, но я всегда ожидал от тебя чего-нибудь подобного. Ни одна девка не изображала из себя такой недотроги, как ты. Ты оказалась девственницей, но только потому, что обделывала свои делишки с бабами! — Его голос звучал на высокой истерической ноте. Он грубо схватил Стеллу и сбросил ее с дивана на пол. Потом он рывком поставил ее на ноги, придерживая одной рукой и нещадно нанося удары другой.

— Не надо, Кевин, не надо! — Стелла и Мим в унисон повторяли эти слова, распаляя его все больше и больше.

— Поганая, холодная, фригидная лесбиянка! Вечно ты лежала в кровати, как бревно. А я еще старался быть с ней мягким, терпеливым. И вот получил за все сполна! Но ничего, сейчас я тебя проучу — ты надолго это запомнишь. Вы обе! Тебе, Мим, дорогуша, придется кое-что сейчас увидеть. И пикните только! Я дам этой истории такую огласку, сестричка, что твоя карьера рухнет в один миг. И с тобой будет покончено навсегда.

От ударов мужа голова Стеллы моталась из стороны в сторону, лицо стало распухать прямо на глазах, и она была почти не в состоянии сопротивляться, когда он за руку буквально втащил ее в спальню. Там он грубо бросил ее на постель, не обращая внимания на ее мольбы о пощаде. Она только слышала, как, громко рыдая, Мим просила его остановиться.

— Лгуньи, извращенные суки, вы, обе! Только не орите так громко, а то все узнают, чем это вы тут занимались, пока я работал, как вьючный мул! — От злобы и ругательств Кевин охрип и моментами почти шипел. Стелла лежала и видела, как он расстегнул брюки и затем скинул их прочь. Потом он выдернул из лямок брючный ремень и направился к ней. Когда он приблизился, Стелла отвернулась к стене, стараясь приглушить крики ужаса, которые рвались у нее из груди. Когда он начал ее бить, она спрятала лицо в подушку, впившись в нее обеими руками, и только сдавленно вскрикивала от боли, в то время как Кевин наносил удар за ударом по ее вздрагивающему, истерзанному телу. Он стегал ее беспощадно до тех пор, пока ее земная оболочка не превратилась в окровавленный, стонущий, горящий как в огне комок плоти. Наконец Кевин завершил экзекуцию и швырнул ремень в Мим, которая сидела, скорчившись, рядом, рыдая и прикрывая глаза руками. Стелла была почти без сознания, когда он перевернул ее на спину и обрушился на нее всей своей массой. Он насильно вошел в нее, раскинув ее ноги широко в стороны. Как ни странно, Кевин казался возбужденным сильнее, чем обычно, она же оставалась сухой и почувствовала, что он буквально разрывает ее сокровенные глубины, стремясь проникнуть все дальше и дальше.

Она закричала от боли, и он ударил ее кулаком по лицу, раскроив . губу и едва не выбив зубы. Она поняла, что истекает кровью, но это, в свою очередь, помогло Кевину завершить разрушение, которое он производил внутри ее организма, поскольку уже через минуту он достиг удовлетворения, и Стелла ощутила, как он покидает ее. Словно через вату, Стелла услышала его грубый, угрожающий голос:

— Проваливайте отсюда, и как можно скорее, вы, твари! Чтобы в этом доме, когда я вернусь, и духу вашего не было. Даю вам два часа на сборы — и все. И не вздумай подавать на развод, шлюха! Убирайтесь, с этой минуты я знать вас больше не желаю, понятно?

Стелла услышала, как он ушел, хлопнув дверью, но не могла двинуться с места, а лишь рыдала от боли. Господи, как же ей было больно!

Мим обмыла ее израненное тело. Плача, она целовала ее, и от слез саднили и жгли ушибы и порезы на коже Стеллы. И прямо там, на постели Кевина, Стелла впервые познала наслаждение от поцелуев и прикосновений Мим. После всего, что случилось, оставив почти всю одежду и вещи, Стелла позволила Мим увезти ее.

Сначала они отправились в Лос-Анджелес, и Стелла опять превратилась в красавицу, когда зажили ее синяки и ушибы. Мим научила ее многим вещам, о которых она понятия не имела в своем захолустье. Мим даже выбирала ей книги для чтения, и вот, наконец, Стелла начала понимать, кто такая Мим и почему они с ней вместе.

Никогда больше она не позволит мужчине прикоснуться к себе. Никогда! Ей наплевать, как люди будут называть ее, думала Стелла.

Она решила стать такой же, как Мим, безоговорочно приняв все особенности своего нового образа жизни и следуя желаниям собственного организма.

Именно так думала она поначалу, до тех пор, пока на собственной коже не ощутила любопытствующие взгляды окружающих, мерзкие ухмылки и сплетни, охватывавшие ее тесным кольцом и наводившие на мысль, что она существует за гранью нормального респектабельного человеческого бытия. По-прежнему не желая иметь ничего общего с мужчинами, Стелла боялась быть отторгнутой обществом. После долгих споров, сопровождавшихся ссорами и слезами, Мим, наконец, согласилась принять ее точку зрения и помогла ей найти работу.

— Думаю, что я в долгу перед тобой за то, что твоя жизнь изменилась столь круто, — говорила ей Мим, глядя на нее большими зовущими глазами, в которых притаилась печаль. К тому моменту, однако, у Стеллы уже хватало сил противостоять зовущему взгляду своей подруги. И, честно говоря, Мим уже порядком ее утомила. Никогда больше она не даст кому бы то ни было завладеть собой полностью.

Глава 6

Телефон на столе зазвонил, вернув Стеллу к ежедневным заботам. Прежде чем снять трубку, она на мгновение прикрыла глаза. Этот звонок имел отношение к ее нынешней жизни. Кевин же и Мим были надежно захоронены в прошлом. Она взяла трубку, надеясь про себя, что это не Марти. К счастью, оказалось, что звонил Дэвид Циммер.

— Стелла, меня не будет в офисе всю первую половину дня — похоже на то, что еще некоторое время мне придется провести в суде. Будь хорошей девочкой и разбери мою почту, пожалуйста. Ответь на те письма, на которые в состоянии ответить сама, остальные пусть ждут меня. — Да, мистер Циммер, будет исполнено. Вы появитесь после ленча?

— Надеюсь, что да. Постараюсь быть сразу после ленча. Так что держись пока, деточка.

Стелла нажала на рычаг телефона и еще с минуту вопросительно смотрела на умолкший аппарат. В последнее время Дэвид стал щедрой рукой раздавать ей всевозможные комплименты и ласковые прозвища. К чему бы это? Неужели… Но, с другой стороны, почему бы и нет? Ведь заявил же он ей не так давно, что она красива, а ему нравится общество красивых женщин. А вдруг за этим последует приглашение на обед? Господи, да Марти с ума сойдет от ревности. Что же касается Евы — ох, да Ева просто умрет!

Стелла задумалась: интересно, знает ли Ева, что именно она поведала Дэвиду о том, что у Евы и Марти как-то раз была попытка интимной близости.

— Один разочек, всего только один, — сказала Марти. — И было это давно, когда они еще только поселились вместе. Своего рода эксперимент, не более того.

Стелла тогда притворилась, что ревнует Марти, но на самом деле она просто терпеть не могла Еву. Вечно она разыгрывает из себя недотрогу, ну и получила по заслугам.

Все недостатки Евы сводились к одному, главному — она была никудышной актрисой и ни черта не смыслила в сложном искусстве любовной игры. Она позволила себе роскошь влюбиться в Дэвида и мгновенно стала уязвимой. Иметь любовные отношения — это одно, любить же по-настоящему — совершенно другое. Когда ты любишь, то становишься слабым, позволяешь другому, тому, кто любит меньше, использовать себя. Уж Стелла по отношению к себе такого никогда не допустит. Больше никто не причинит ей боль, никогда.

Стелла заправила в машинку лист бумаги и принялась за работу. Она решила перепечатать и подготовить к подписи завещание очередного кандидата на тот свет, чтобы Дэвид смог просмотреть его, как только вернется. Через минуту, правда, она порадовалась, что занялась делом, поскольку дверь без стука распахнулась и вошла Глория Риардон собственной персоной с журналом и пачкой бумаг в руках.

— Привет, Стелла. Дэвид тебе просто вздохнуть не дает. Вечно ты трудишься в поте лица, наша тихоня.

Стелла улыбнулась в ответ, но голова при этом у нее работала, как хорошо отлаженный механизм. Глория явно что-то задумала, но только что? Может быть, она что-нибудь узнала или сам Дэвид рассказал ей кое о чем? Дэвид был единственным человеком, который знал все о ней и Марти…

— У меня с собой несколько важных документов, и мистер Хансен хотел бы, чтобы Дэвид их просмотрел. Я положу их к нему на стол так, чтобы он сразу их увидел, когда придет, ладно?

Не дожидаясь ответа Стеллы, Глория проследовала прямо в кабинет Дэвида, а через несколько секунд выплыла оттуда, улыбаясь по-прежнему. Стелла лишний раз убедилась, не без зависти глядя на нее, что Глория по-настоящему красивая женщина. А уж ее платья! Самые дорогие и шикарные, которые Стелла когда-либо видела на особе женского пола. Да и что греха таить — не только платье, но и фигура Глории вызывала восхищение. Поэтому ничего удивительного не было в том, что, по слухам, Говард Хансен поддерживал с ней не только деловые отношения. «Интересно только, — подумала Стелла, — как мистер Хансен реагирует на откровенные заигрывания Глории с Дэвидом Цим-мером?»

Стелла бы удивилась, если бы узнала, что именно этот вопрос Глория собиралась обсудить с Говардом Хансеном.

Хансен был высоким стройным мужчиной с пронзительными серыми глазами и редеющими светлыми волосами. Ему было уже далеко за сорок, и он отличался сдержанными, мягкими манерами и проникновенным, хорошо поставленным голосом. Он производил впечатление вполне интеллигентного человека на каждого, кто не слышал его в суде. Выступая перед присяжными, Хансен вдребезги разбивал показания свидетелей обвинения.

Однажды ему сказали, что из него вышел бы великий актер, на что Говард хладнокровно ответил, что его адвокатская деятельность приносит ему куда больше денег, чем любому актеру, а знание законов позволяет с толком ими распорядиться.

У Говарда Хансена почти не существовало обычных человеческих слабостей, по крайней мере до тех пор, пока он не встретил Глорию, молодую вдову-англичанку, когда-то бывшую женой его умершего клиента. Сам недавно овдовевший, Хансен познакомился с ней во время путешествия в Европу, где он пытался развеять свое одиночество. Они познакомились и обнаружили у себя некоторые общие черты характера. Узнав друг друга поближе, он отметил, что она не только с радостью идет навстречу его тайным сексуальным прихотям, за осуществление которых он раньше платил большие деньги дорогостоящим проституткам, но и сама преуспела в поисках экзотических развлечений. Она ввела его в общество поклонников групповых любовных сборищ в Лондоне, Риме, Гамбурге и даже научила парочке-другой забавных штучек, о которых даже он не имел представления. Он выразил удивление, что она растрачивает свои богатые таланты в сексуальной сфере впустую, поскольку из нее могла бы выйти величайшая куртизанка, но она сказала ему со смехом, что в подобных вопросах предпочитает укрываться за ширмой респектабельности и анонимности. Говард привез Глорию с собой в Калифорнию — она заявила ему, что Лондон начинает уже ей надоедать. Никто из них тем не менее пока еще не созрел для брака, и Глория получила место в офисе Говарда, что дало ей легальную возможность постоянно находиться при нем. Они прекрасно понимали друг друга и секретов друг от друга практически не имели. Ту и другую сторону сложившееся положение вполне устраивало.

Вернувшись из офиса Дэвида, Глория прошла в кабинет к Хансену и, не спрашивая его разрешения, приготовила два сухих мартини. Говард следил за ней, выжидательно подняв брови, но вопросов не задавал, так как прекрасно знал, что она сама не преминет выложить все, что у нее на уме.

Смешав напитки, Глория пристроилась на диване, который стоял вдоль противоположной от Говарда стены. В каждом движении Глории сквозила безотчетная попытка соблазнить, но Говард прекрасно понимал, что сейчас Глории не до этого, просто она настолько сжилась с ролью соблазнительницы, что это стало частью ее натуры.

— Я оставила последний номер «Стада» на письменном столе Дэвида. В нем фотография его подружки — на весь разворот.

Рядом с Говардом Глория всегда была естественной — прямой и очень конкретной. Он знал эту ее черту и очень ее ценил.

— Я, признаться, полагал, что эта крошка являлась его подругой в прошлом — благодаря тебе или, вернее, нам обоим, следовало бы добавить.

— Гови, ты прекрасно знаешь, что он все еще к ней неравнодушен. В противном случае вряд ли он впал бы в такую ярость, застав ее в постели с Арчером. Господи, как он тогда расшумелся! Можно было подумать, что они женаты целую вечность.

— Но ты, надеюсь, не ожидала, что он посмотрит на это сквозь пальцы? Ведь ты с самого начала была уверена, что он постарается отплатить ей той же монетой. Я правильно тебя понял?

Глория вскочила, сверкнув глазами.

— Верно, дорогой. Именно в этом все и заключалось. Ты ведь знаешь, как я бешусь, пока не заарканю и не приручу мужчину, который меня волнует. А Дэвид все еще бегает на воле и не подойдет ко мне, пока ему не надоест ревновать Еву. Нам остается лишь подождать и выяснить, как он отреагирует на фотопортреты Евы в журнале.

— У нее, вне всякого сомнения, великолепное тело. Жаль, что она такая несговорчивая, а то бы я с удовольствием позабавился бы с ней.

— Интересно знать как, дорогой? Сам поучаствуешь или только посмотришь? — Глория при этих словах помахала нетерпеливо рукой, давая понять, что в ответе не нуждается.

— Все это не столь уж важно. Несмотря на весь свой профессионализм, Ева Мейсон слишком наивна, чтобы удержать человека, подобного Дэвиду. Ты бы слышал, как она умоляла Дэвида тогда не уходить, позволить ей объяснить случившееся. Меня чуть не стошнило. Не понимаю, что он в ней нашел?

— А может быть, в ней есть нечто особенное, то, что ты не в состоянии понять, лапушка? Вдруг она, к примеру, обладает сверхъестественными способностями подольститься к нему, подогреть его самолюбие? Может быть, он любит ее просто за лесть?

— Я думаю, что в этом-то все и дело. Она ублажает его эго, льстит ему почем зря. Но я уверена, что Дэвид ее не любит. Он принадлежит к совсем иному типу мужчин. Полагаю, со временем, достигнув положения, Дэвид превратится в жесткую, твердую, как сталь, личность. Подобно тебе, Говард, или мне. Но как бы то ни было, мне совершенно не улыбается бороться с призраком Евы. — Поглядывая на Глорию сквозь рубиновую линзу своего коктейля, Говард резко бросил: — Вряд ли тебе придется состязаться с кем-либо, Глория. С призраком или с живым человеком. Думаю, не найдется ни один мужчина, способный перед тобой устоять. Зачем, спрашивается, тебе тратить силы на Дэвида сейчас, да еще и вести бой с тенью? Лучше подожди, пока он станет большим человеком — ты ведь в этом уверена — а потом приди и уведи его с собой.

— Я ненавижу ждать — неважно кого или что. И еще — я думаю, что через пару недель он мне просто надоест и я его передам в твое полное распоряжение. — Говард вопросительно приподнял брови. — Глория, любовь моя, ты прекрасно знаешь, что я не вступаю в такого рода игры с теми, кто на меня работает. К тому же он чертовски хороший адвокат. Как ты уже заметила, со временем он расстанется с иллюзиями, что уже произошло со всеми нами, но это только поможет его профессиональному росту. Поэтому, когда у тебя с ним все закончится, постарайся не обидеть его. Пусть у вас сохранятся дружеские отношения — в дальнейшем это многое упростит.

— Дорогой, твой совет, как всегда, гениален, и я приму его к сведению, — Глория допила свой стакан и решительно его поставила, слегка пристукнув донышком о стол. |

— Тем не менее ты имел в виду будущее. А настоящее требует незамедлительных действий уже сейчас. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я утащу Дэвида из конторы пораньше и сразу же отвезу в твое загородное гнездышко. Кажется, я не прочь искупаться в бассейне.

— Действуй, но запомни — если ты решишь заняться с ним любовью вне стен дома, так сказать, на лоне природы, не забудь о слугах. Отошли их куда-нибудь. Я тоже постараюсь заехать к вам, но не уверен, что смогу — у меня через полчаса назначена встреча с сенатором Тайдуэллом.

Глория озорно улыбнулась.

— Не забудь прихватить бинокль, дорогой, если все-таки вырвешься посмотреть на наши игры.

Когда она ушла, Хансен проводил ее взглядом и ухмыльнулся. Как же хорошо они с Глорией понимают друг друга. Большая удача — найти любовницу, которая бы понимала и принимала тебя безоговорочно.

В это время Глория находилась в своем собственном кабинете и поглядывала в окно. Теперь она уже не улыбалась. Она думала о Дэвиде Циммере, который допустил по отношению к ней грубую ошибку — не дал ей завоевать себя слишком легко. Если бы он поддался на откровенный флирт Глории с самого начала, она, вполне возможно, уже вычеркнула бы его из памяти. Но он притворился, будто не понимает, и в ответ на приглашение посетить большой загородный дом Говарда и устроить там пирушку в конце недели спросил, нельзя ли ему прихватить с собой подружку. Какой тупица все-таки этот Дэвид! А может быть, наоборот, какой умница? Не было ли это игрой, попыткой превратиться в ценную дичь, которую трудно заполучить и таким способом еще сильнее заинтриговать ее?

Мысли Глории всегда двигались извилистыми путями. Говард часто говорил ей об этом. Так или иначе, но она с легкостью просчитывала поступки других людей и выискивала их недостатки.

Именно ей в голову пришла, как озарение, мысль поселить Дэвида и Еву в разных комнатах, а затем впустить в комнату Евы Арчера, отлично сыгравшего роль пьяного. Каждый знает, что на вечеринках в доме Говарда существует обычай обмениваться партнерами. Это знали все, кроме двух новичков — Дэвида и Евы Мейсон, его подруги.

Как Глория и ожидала, Ева ничего не стала предпринимать, когда к ней в комнату ночью вошел Арчер. Она просто в темноте не сразу поняла, что мужчина, который лег к ней в постель, — не Дэвид. А потом, обнаружив подмену, не нашла ничего лучше, как шепотом попросить его убраться вон. Короче, слабовато Еве было с ним тягаться. Ведь Арчер и не подумал выполнить ее просьбу; более того, как всякий, увлеченный любимым делом, он продолжал отдаваться этому всей душой, несмотря на протесты Евы. И вот эту-то милую картину обнаружил Дэвид, решив навестить свою подругу и, естественно, не подозревая о подвохе…

Ему следовало бы отнестись к происходящему философски, пожать, например, плечами и удалиться с Глорией, благо она стояла рядом с ним, наблюдая за происходящим. На самом деле Глория была даже не против, если бы они вместе с Дэвидом присоединились к тем двум на кровати. Но вместо всего этого Дэвид впал в ярость и устроил безобразную сцену. В конце нее Арчеру пришлось увезти Еву домой, и хотя Глория, в конце концов, добилась своего и заполучила Дэвида в свою постель после того, как он в стельку напился, вечер был безвозвратно испорчен. Тем более что в постели пьяный Дэвид ни на что не годился.

Ну что ж, она даст ему еще один шанс — второй и последний, хотя это для него слишком жирно, — большинству мужчин Глория второй попытки не предоставляла. Но Глория обладала чем-то вроде шестого чувства в отношении лиц противоположного пола, и это чувство подсказывало ей, что Дэвид может быть просто великолепен в постели, особенно если ему захочется по-настоящему. Так что, счастливчик Дэвид, ты получишь возможность проявить все свои способности. Глория с нетерпением ожидала его возвращения.

Глава 7

Когда Дэвид Циммер после позднего ленча вернулся жарким вечером в свой офис, первое, что ему бросилось в глаза, был свежий номер журнала «Стад», лежавший в самом центре его стола. Нахмурившись, Дэвид вызвал Стеллу по селектору. Стелла отозвалась мгновенно — она ждала возвращения Дэвида в соседней комнате. Голос ее, как обычно, звучал вежливо и деловито.

— Слушаю вас, мистер Циммер.

— Стел, это ты оставила журнал у меня на столе?

— Нет, что вы, мистер Циммер, не я.

— Хорошо, тогда кто же побывал в кабинете в мое отсутствие?

На противоположном конце провода установилось напряженное молчание. Затем голос Стеллы четко отрапортовал: «К вам приходила Глория Риардон. С документами от мистера Хансена».

Несмотря на раздражение, Дэвид хмыкнул. Ни одна секретарша, кроме Стеллы, не знала, как докладывать о приходе Глории, которая одновременно являлась любовницей Говарда Хансена и его «помощника по административной части».

— Спасибо, Стелла.

Прежде чем раскрыть журнал, Дэвид уселся в кресло. Если журнал оставила Глория, значит, он содержал нечто такое, что ему, по разумению Глории, обязательно следовало увидеть.

Слово «стерва» характеризовало Глорию, красавицу со светлыми волосами, лучше всех прочих. Оттого Дэвид, еще не раскрыв журнал, почти наверняка знал, что его ждет неприятный сюрприз, на которые Глория была великой мастерицей.

Несмотря на ленч и два бокала мартини, которые он пропустил до еды, Дэвид почувствовал, как внизу желудка стала образовываться противная сосущая пустота.

Неужели это Ева? Нет, она не могла этого сделать, даже ради того, чтобы досадить ему!

Но результат был налицо. Дэвид чувствовал, как его охватывает злость, но, на удивление, к этому чувству примешивалось другое, тоже знакомое — ощущение сильного напряжения в паху, которое он всегда испытывал, глядя на Еву. А в журнале действительно было на что посмотреть. Статья компоновалась из четырех полос текста и фотографий, и на центральном развороте красовалась Ева собственной персоной в цвете и не совсем одетая. Вся подборка носила название «Много лиц у Евы», автором же текста и фотографий значился некий Том Катт, чьи инициалы красовались внизу.

«С нашей стороны потребовалось немало мужества, чтобы убедить мисс Еву Мейсон, самого очаровательного комментатора на телевидении Сан-Франциско, сфотографироваться для нашего журнала. Ева, фотомодель в прошлом, знаменита тем, что, позируя, никогда не демонстрировала себя больше, чем того требуют приличия. И понятно, поначалу она была озадачена нашим предложением, особенно когда мы ей сообщили, что все прочие манекенщицы худы, как спички, и не удовлетворяют тем высоким требованиям, которые существуют в нашем издании…»

Далее следовало продолжение, но Дэвиду совсем расхотелось читать. Он разглядывал фотоснимки Евы, сделанные в разных ракурсах и в различных нарядах: Ева в даровом костюме, готовящая очередную телепередачу; Ева и ее соседка по квартире Марта, занятые приготовлением ужина у себя дома; Ева в опере, рука об руку с напыщенным толстым старцем; Ева, читающая книгу, — лицо без косметики, но от того не менее очаровательное.

Его пальцы вздрогнули, когда он добрался до разворота. В отличие от предыдущих снимков, довольно банальных, этот выглядел как настоящий шедевр. Том Катт, он же Джерри Хормон, он же «торговец телами», и в самом деле превзошел себя, создавая разворот. На заднем плане искрился не поддельный, а самый настоящий водопад, и мириады его брызг легким туманом зависали на всем пространстве снимка. На переднем плане влажно зеленели заросли кустарника. И наконец, из ветвей смело выступала Ева, чуть прикрытая листвой, загадочно улыбающаяся, со сверкающими капельками воды на коже… (он вспомнил росинки пота, выступавшие на ее теле, когда она уставала от любви:). Любой ценитель мог бы сказать, что у этой манекенщицы безукоризненная фигура.

— Я одна из тех немногих счастливых женщин, которые, обладая формами, получаются на фотографиях стройные, как камыш, — заявила она ему однажды.

Боль в паху стала почти непереносимой, такой же грубой и животной, как злоба, наполнявшая его сердце.

— Как она все-таки осмелилась на подобное, прекрасно зная его отношение к женщинам, выставляющими свои прелести на всеобщее обозрение? — Дэвид ощутил новый прилив злости и сжал кулаки. — Лицемерная шлюха! Стоило ли верить теперь во все пролитые ею слезы, признания, которые она тысячекратно произносила, умоляя его не уходить, потому что он единственный мужчина на свете, которого она любит и будет любить всегда.

Резко прозвучал зуммер телефона и поймал его врасплох. Он знал, что звонит Глория, и не торопился поднимать трубку, хотя понимал, что хочешь не хочешь, но ему придется с ней разговаривать. Стоявший на его столе и теперь надрывавшийся от звонков аппарат соединял его непосредственно с офисом Говарда Хансена, а Говард являлся старшим партнером адвокатской фирмы «Хансен, Хауэлл и Бернстайн», известной в городе больше как «Ха, Ха и Бэ».

Чаще всего ему звонила Глория, хотя иногда это делал и сам Говард. Телефон по-прежнему надрывался, и, прежде чем снять трубку, Дэвид сделал глубокий вдох, словно перед прыжком в воду.

— Дорогой, ты уже справил свое маленькое удовольствие? Держу пари, что я, наконец, догадалась, почему ты всегда такой неприступный.

Остается только выяснить, каким образом она ухитрялась скрывать все эти выпуклости под узкими платьями?

— Послушай, Глория! Не понимаю, о чем ты? Ты прекрасно осведомлена о нашем разрыве с Евой. И мне на нее совершенно наплевать — пусть хоть в порнофильмах снимается. А если ей понадобится реклама, то я уж для такого случая постараюсь, — он вдруг понял, что позволил накопившемуся раздражению прорваться наружу, и постарался взять себя в руки.

Глория хихикнула — она всегда радовалась, когда предоставлялась возможность напакостить ближнему.

— Ты мне обязательно расскажешь о ваших отношениях, любимый, и со всеми подробностями. Но только когда успокоишься и прекратишь дышать мне в ухо, как ревнивый подросток. Передохни. — В трубке щелкнуло, и разговор прервался.

Сам того не желая, Дэвид опять принялся рассматривать фотографии Евы в журнале. Ну, «конечно, и как он сразу не догадался?! Она решила позировать для „Стада“ только для того, чтобы досадить ему и заставить его понять, что он потерял в ее лице. Да, таким образом Ева пыталась напомнить Дэвиду о себе. Ее назойливость раздражала его.

— Все равно она шлюха, — пробормотал он, и ему вдруг очень захотелось сообщить Еве об этом. Самое странное — это то, что он был уверен в том, что в эту минуту Ева тоже думает о нем. Некоторые мысли приходили к ним в голову одновременно.

— Проклятая телепатия, — говорила она в таких случаях.

Ругая себя последними словами за проявленную слабость, Дэвид не сдержался и набрал телефон квартиры, которую она снимала вместе с Марта. Бесполезно. Ее не было дома. Она слишком много работает, — да разве она сама не говорила ему об этом тысячу раз?

Но почему он не может забыть о ней, спрашивается? Разве он не знает, что ей наплевать, с кем залезть в постель — будь то мужчина или женщина? Когда несчастная, больная от ревности Стелла рассказала ему о Еве и Марти, он отказывался верить, но потом он застал Еву в постели с совершенно незнакомым мужчиной, которого они оба впервые увидели в доме Говарда. Все это так, но почему только от одной мысли о ней, при взгляде на ее фотографию он начинал чувствовать растущее возбуждение внизу живота?

На столе его ожидали письма, требовавшие ответа, и отчет, который ему давно следовало прочитать, но Дэвиду что-то совсем расхотелось работать.

— В конце концов, — тут ему показалось, что он разговаривает сам с собой, — в конце концов, отчего бы мне и не переспать с Глорией? По крайней мере, она явно ко мне не равнодушна и не скрывает этого. В любом случае, если речь идет о Глории, мне необходимо кое-что доказать себе самому…

Дэвид потянулся к телефону и набрал номер офиса старшего партнера адвокатской конторы «Хансен, Хауэлл и Бернстайн».

Тело Глории было изумительным, почти идеальным; единственное, что его чуть-чуть портило — это слишком развитые груди. Но они были высоки, упруги и тоже красивы. На их нежной коже, слегка маслянистой от крема, игриво поблескивали крохотные капельки воды. Злость, которая еще не улеглась в душе у Дэвида, сделала его даже более агрессивным, чем обычно. Да и на самом деле — какого черта он должен колебаться, терять время, когда Глория совершенно ясно дала понять, что хочет с ним быть. Он вытянул руку и коснулся ее груди — она не пошевелилась. Тогда он демонстративно извлек грудь из тесного бюстгальтера ее очень открытого бикини и, пригнув голову, стал жадно ласкать языком уже твердеющий от возбуждения сосок.

— Да, любимый, да, — выдохнула она из себя и, повернувшись всем телом к нему так, что и вторая ее грудь освободилась от покрова, прижалась к его обнаженному торсу. Его руки лихорадочно заскользили вниз по влажной коже, пытаясь забраться в еще мокрые после купания трусики. Добраться до ее заветных складок оказалось несложно — уже через минуту она была готова принять его. Он потянул ее вниз, совершенно забыв о том, что они находились не в доме, а на лежаках у открытого бассейна, где каждый мог их увидеть. Его пальцы исследовали ее интимные глубины, как бы проверяя, способна ли она вместить в себя его чувственность. Наконец он вошел в нее, и она влажно сомкнулась вокруг него, заманивая в себя, втягивая, засасывая… Солнце золотило ее светлые волосы и кожу, добираясь до кудрявых завитков внизу живота, засвечивая их, демонстрируя всему миру, что она натуральная блондинка. Она лежала на спине, принимая Дэвида, закинув голову назад, чуть съехав с лежака, на котором только что загорала, и жмурила глаза, защищаясь от ослепительных, почти белых лучей тропического солнца.

— Делай так, мой милый, именно так! — Ее ноги сомкнулись вокруг него в кольцо, и он почувствовал, как ее ногти вонзились в его ягодицы, прижимая к себе и стараясь заполучить его целиком. Она была похожа на крупное, покрытое светлыми волосами, животное, сопящее, визжащее, стонущее от неистового желания совокупления, «Такая же шлюха, как и все женщины, и Ева тоже шлюха, только Ева еще хуже прочих, потому что лгала, бессовестно лгала и лицемерила. Интересно знать, о чем все они думают, эти шлюхи, когда вопят и извиваются под тяжестью мужчины?» — думал Дэвид.

Веки Глории по-прежнему были плотно зажмурены, зато полуоткрытый рот извергал сладострастные, хохочущие звуки, перемежая их словами, которые, как считала Глория, соответствовали моменту. Она знала все словечки, которые выбалтывают в таких случаях, включая и самые неприличные. И теперь она выпаливала их в бешеном, сумасшедшем темпе, который совпадал с ритмом движения их тел.

Он подсунул одну руку ей под ягодицы и ввел палец в анальное отверстие. И по тому крику, который она выхаркнула прямо ему в лицо, и по новому шквалу любовных движений он понял, что она находится на подступах к вершине наслаждения.

«Ну, что же, сучка, — лихорадочно думал он, — ты сама хотела этого, получай же все по полной программе, но только поторапливайся, черт тебя возьми, поторапливайся, потому что вот сейчас, сию минуту, я впрысну в твое нутро все, что накопили моя злоба и неудовлетворенное либидо».

— Ну же, кончай с этим, получай все, что заслужила! — громко произнес он, побуждая ее ускорить финальную стадию соития. И как бы подчиняясь его команде, она задышала все глубже и чаще, забормотала все быстрее и быстрее, и последние слова — «да, Боже, да!» — воплями сорвались с ее губ.

Он почувствовал, как она запульсировала, начала содрогаться от спазм, и, не желая дольше сдерживаться, он позволил совершиться тому, чего и сам уже хотел со всей страстью — он разрядился прямо в ее теплое, тесное и мокрое от вожделения углубление — суть всякой женщины, кем бы она ни была. В этот момент ему было наплевать, что его руки причиняли ей боль, а его рот и зубы сокрушали ее губы и рот; она принимала от него все с криками восторга.

— Мне было очень хорошо, любовь моя, — заявила она минуту спустя уже почти спокойно. — Но будь хорошим мальчиком, выпусти меня. Мне немного трудно дышать и, кроме того, сюда могут прийти.

— Вот это здорово! Ни с того ни с сего ты вдруг вспоминаешь о том, что мы, оказывается, не одни. «Сюда могут прийти», — передразнил он ее, но тем не менее сделал так, как она просила — перекатился на спину, но, прежде чем надеть купальные трусы, вытащил из пачки сигарету и закурил. Глория, в отличие от Евы, никак не отреагировала на его ироническое замечание. Аккуратно и не спеша она принялась натягивать купальный костюм.

— После того, что было, я с удовольствием бы выпила немного. Ты не возражаешь, если я позвоню и вызову Хилла?

Она нажала на кнопку, вмонтированную в столик, стоявший рядом с лежаками, на которых они снова расположились как ни в чем не бывало. Против собственной воли Дэвид подивился ее столь быстро обретенному спокойствию и сдержанности.

«Кто бы мог подумать, что еще минуту назад эта женщина визжала, стонала и корчилась подо мной, словно какая-нибудь мартышка?» — подумал Дэвид.

Их глаза на мгновение встретились, и она, усмехнувшись, подмигнула ему.

— Только не пытайся меня просчитать, Дэвид, дорогуша. Не теряй времени попусту. Даже мой психоаналитик не в состоянии сказать что — либо обо мне со стопроцентной уверенностью. И никто не скажет.

— Даже Говард? — не удержавшись от мстительного чувства, спросил Дэвид. Она снова усмехнулась.

— Особенно Говард. Хотя он старался больше всех. Впрочем, его старания не совсем пропали даром, и он знает меня лучше, чем кто-либо другой. В сущности, он очень тонкий человек и отлично понимает, что малютке Глории иногда нужно слегка побеситься. И он не возражает, поскольку, когда Глория ему необходима, она всегда в его распоряжении. — Глория надела солнечные очки. — Скажи Хиллу, что я прошу большой стакан холодного дайкири, ладно, милый? А я вздремну ненадолго, пока он будет смешивать коктейли. Мне правда очень хорошо с тобой. К тому же у тебя все получается гораздо удачней, если ты не слишком пьян. Помни об этом.

Он прикусил язык, чтобы не брякнуть ей в ответ что-нибудь язвительное.

Черт бы побрал ее мерзкий язык! Она разговаривает и ведет себя с ним, словно он биоробот, созданный исключительно для того, чтобы ублажать ее и удовлетворять ее прихоти. Ничего, он тоже в силах для разнообразия преподать ей урок. Она еще узнает ему цену!

Дэвид заметил, как к ним приближается Хилл в белоснежных, тщательно отутюженных брюках, и поторопился принять раскованную, чуть небрежную позу, которая бы отвечала стилю, присущему этому дому. Неожиданно в его голову пришла мысль о Еве. В последний раз они были здесь вместе. И ему вдруг до боли захотелось, чтобы в это мгновение она оказалась рядом с ним!..

Глава 8

Ева проработала все утро — она с двумя операторами и двумя ассистентами интервьюировала группу демонстрантов, выступавших против сноса старого доходного дома.

Какое счастье, подумала она, находиться в самую жару на воздухе, поближе к воде, когда прохладный соленый бриз, дувший с залива, прочищает мозги и душу.

Уже позже, возвращаясь на телевидение, она позвонила в редакцию программы, и секретарша поведала ей, что ее, в частности, разыскивал Питер.

— Звонил ваш доктор, мисс Мейсон, и сказал, что мог бы встретиться с вами сегодня вечером, если вы позвоните ему прямо сейчас.

Ева не могла сдержать улыбки при мысле о Питере — какой черт дернул его позвонить в обычный будний день. Скорее всего, ему не терпится, чтобы она наговорила для него еще одну пленку! Тем не менее, вернувшись домой и слегка передохнув, Ева не удержалась и позвонила ему.

Оказывается, Питер жаждал пригласить ее на светский прием, который устраивал в тот вечер один весьма знаменитый рок-певец. Питер добавил, что, отправляясь на подобный «праздник жизни», он нуждается в достойном обрамлении, и извинился, что послал ей приглашение в самый последний момент.

— В сущности, у меня не было ни малейшего желания туда ехать, — объяснил он, — но Рей в очередной раз вызвал меня к телефону и опять завел разговор про это. Он, видишь ли, в недавнем прошлом числился моим пациентом и теперь ничего не делает, не посоветовавшись со мной. В данный момент он желает представить мне свою новую подругу.

Чтобы подзадорить Еву, Питер намекнул, что на приеме будут кишмя кишеть фотографы и журналисты и она, вне всякого сомнения, будет заснята и попадет на страницы светской хроники какого-нибудь крупного журнала. К тому же, если на информацию такого рода наткнется Дэвид, это заставит его в очередной раз поразмыслить, правильно ли он поступил с ней. Именно мысль о Дэвиде решила ее сомнения.

— Действительно, пусть он увидит ее фотографию в журнале и поймет, как она отлично обходится без него! — подумала она.

Питер заехал за ней на английской спортивной машине ровно в час, и Ева подумала, что он весьма неплох в качестве светского спутника, особенно если вылезает к людям из своих любимых второразрядных ресторанчиков. И на самом деле, лучшего компаньона на вечер трудно было бы и пожелать — респектабельный, интересный мужчина с усами, подстриженными под Пола Ньюмена, и в костюме от Кардена, Питер к тому же обладал особым ироническим чувством юмора, который Еву весьма забавлял. Что с того, что в его джентльменский набор входят и маленькие извращеньица? Из-за них Питер казался еще более человечным и милым. Да и кто на свете без греха?

На приеме, после соответствующих представлений и раздачи напитков, Ева с Питером присоединились к небольшой кучке людей, расположившихся под грациозной аркой, украшавшей громадную гостиную нового дома рок-звезды. Сам прием оказался новосельем, и присутствующие должны были восхищаться работой архитекторов и роскошной меблировкой нового «гнездышка», которое оборудовал для себя певец в Сан-Франциско. И Еве пришлось вместе со всеми расхваливать здание, которое, впрочем, было не только хорошо продумано снаружи, но и отличалось уютом и комфортом изнутри.

Питер сразу же вступил в беседу с хозяином и вел ее, интимно пригнувшись к уху последнего и вполголоса, так что остальные гости на короткое время оказались как бы не у дел. Ева стояла у стены, поглаживая высокий стакан с мартини, и вертела головой в надежде обнаружить хоть одно знакомое лицо. Она, разумеется, заметила кое-кого из местных знаменитостей, но ни одного, кого бы знала лично.

Внезапно ее глаза округлились и, словно притянутые магнитом, зацепились за одно из множества окружавших ее лиц. Ни одна женщина в мире, раз увидев подобного мужчину, никогда уже его не забудет. Где-то в подсознании у Евы блуждала мысль, что она каким-то образом знакома с этим человеком. Не лично, разумеется, но посредством телевидения или печати. Кто же он такой?

Тот небрежно стоял со скучающим выражением лица и снисходительно слушал лепет одной из подружек рок-звезды, буквально вцепившейся ему в рукав.

Вне всякого сомнения, более привлекательного мужчину Еве в жизни не приходилось видеть; более того, его красота отличалась прямо-таки классическими чертами. Она поймала себя на мысли о том, что пытается вычислить, к какой социальной группе его отнести: может быть, этот красавец — вновь приехавший манекенщик? А вдруг это киноактер, неизвестно каким ветром занесенный из Лос-Анджелеса на их празднество?

Тот факт, что Ева где-то встречала или видела этого Аполлона, не давал ей покоя. Она не сводила с него глаз, глядя на то, как он говорит, как двигается, в смутной надежде на то, что, возможно, случайный жест или характерное движение помогут рассеять туман неизвестности, который, казалось, ореолом окутывал красавца. , Джерри Хормон, тот самый, которому Ева была обязана появлением статьи о себе и цветных» портретов в «Стаде», подошел к Аполлону и сказал ему несколько слов на ухо, не обратив внимания на подружку хозяина, а та лишь еще крепче припала к руке прекрасного незнакомца, вымаливая хотя бы крохи его внимания. «Прекрасный незнакомец» — так Ева окрестила для себя это блистательное существо из-за его внешности — интимно наклонился к Джерри, и две головы, золотая — незнакомца и темная — Джерри, на мгновение сблизились. Он был весь покрыт бронзовым загаром — и лицо, и руки, и шея. А вот волосы, казалось, были отлиты из тусклого золота. Одет он был настолько небрежно, что это выглядело просто как неуважение к хозяину — легкая рубашка, расстегнутая почти до талии, позволяла видеть толстую золотую цепочку, змеившуюся по крепкой груди; выцветшие джинсы и полотняные туфли на веревочной подошве завершали его облачение. Он смахивал на моряка парусного флота, которому наплевать на собственную внешность, и уж никак не походил на гомосексуалиста, хотя подобная мысль на мгновение мелькнула в голове Евы. Его золотистые волосы слегка курчавились на затылке, придавая ему сходство с сатиром. Продолжая рассматривать красавчика и буквально не имея сил оторваться от этого занятия, Ева тем не менее отметила про себя, что некоторые особенности его внешности — подрагивание тонко очерченных ноздрей и жестокий изгиб узковатых губ — напомнили ей повадку хищника, ищущего добычу. Одно было ясно: кем бы он ни был, свою добычу — будь то женщина или мужчина (если он все-таки гомосексуалист) — он, раз заполучив, легко из когтей не выпустит.

Внезапно Ева почувствовала, что и Питер, и хозяин дома давно закончили беседу между собой и теперь с не меньшим вниманием разглядывают объект ее наблюдения.

— Чертовски симпатичный малый, а? — пробурчал рок-певец, глядя на то, как его подружка принялась поглаживать руку блондина. — Полагаю, пора идти Марго на помощь, поскольку этот тип очень напоминает пожирателя маленьких детей из сказки и проглотить малютку Марго, по-видимому, ему не составит труда.

Ева подумала, что упомянутая Марго отнюдь не выглядит маленькой и беспомощной и не походит на человека, которому требуется скорая помощь. Ни ее, ни золотоволосого парня рядом с ней явно жалеть не приходилось. Но певец искренне полагал, что его девушка нуждается защите, и поэтому двинулся по направлению к ним весьма целеустремленно.

Питер со значением посмотрел на Еву, когда хозяин дома отошел.

— Сейчас, милочка, ты рассматриваешь того парня, от которого я посоветовал бы тебе держаться на расстоянии. Возможно, Рей и туповат в некоторых вопросах, но он совершенно правильно оценил Брэнта Ньюкома.

— Так это знаменитый Брэнт Ньюком? — Ева с еще большим интересом оглядела «прекрасного незнакомца», но на этот раз к ее интересу примешивалось ощущение легкого ужаса. — Я читала обо всех мерзостях, которые ему приписывают. Эта информация слишком невероятна, чтобы оказаться правдой, по крайней мере, так думаю я. А как на самом деле?

Питер схватил ее руку и, прижав ее к себе, улыбнулся своей всегдашней улыбкой всезнайки.

— Увы, все, что о нем говорят и пишут — чистая правда. Но боюсь, признавая безоговорочно этот факт, я до крайности расшевелил твое женское воображение, крошка! Поэтому я предоставлю тебе возможность решить этот вопрос самостоятельно. Прошу лишь об одном — не волнуйся и не приходи в ужас, что бы он тебе ни говорил.

Ева хотела было пробить отступление, но Питер увлек ее за руку, и они оказались уже на середине комнаты, когда Брэнт Ньюком отвернул, наконец, лицо от рок-звезды и его надутой подружки и заметил Еву. Его взгляд только на мгновение встретился с ее глазами, потом он отвернулся, но через минуту снова стал на нее смотреть, опустил взгляд к застежкам платья на груди, непристойно раздевая ее глазами, даже не пытаясь скрыть каким-либо цивилизованным образом свое вожделение. И хотя Еве не понравился его взгляд, она поняла, что еще не встречала более ярких голубых глаз, которые тем не менее из-за длинных ресниц, их окружавших, казались непроницаемыми, темными. Он двинулся им навстречу, и даже в его походке чувствовалась грация дикого животного, выслеживающего свою жертву.

— Привет, Питер, дружочек, мы не встречались довольно давно, ведь так? А это что за красотка, которую ты держишь под мышкой? Она твоя или ты ее позаимствовал на время?

— Я тебе одолжу ее минут на пять, но только при условии, что ты дашь торжественное обещание вернуть девушку в целости и сохранности. Мне кажется, она тебя находит весьма любопытным и сама хочет разобраться, что к чему.

Ева молча слушала, как они, словно мячом, перебрасывались словами — обычный светский треп, за которым, правда, ясно проступало чувство враждебности, которое собеседники испытывали по отношению друг к другу. Она уже пожалела, что дала себя впутать в очередную игру, краем уха отметив, как Брэнт, ухмыляясь, ответил Питеру:

— Я постараюсь, чтобы эта очаровательница узнала все, что ей захочется, дружище Питер. Мне всегда нравились женщины в ее духе. Она похожа на пейзаж в осенних тонах. К тому же она в прекрасной форме и отличнр себя чувствует. Тебе хорошо, детка?

Ева постаралась ответить ему таким же ироничным и оценивающим взглядом, но почувствовала вдруг себя неуверенно — уж слишком пронизывающими и холодными были его глаза. Можно было подумать, что он смотрит не на нее, а в глубь нее, пытаясь проникнуть сквозь одежду и кожу и заглянуть прямо в душу. Внезапно и без видимой причины она ужасно испугалась, и ей не захотелось оставаться с ним наедине. Она крепко ухватила Питера за рукав, не отпуская его от себя.

— Я вернусь буквально через несколько минут, Ева, — заявил жизнерадостно Питер, — заскочу в бар и пополню наши запасы спиртного. Брэнт же 6удет тебя охранять до моего возвращения. — Питер подмигнул ей, выдернул рукав из ее сжатых пальцев и оставил ее вдвоем с Брэнтом Ньюкомом.

Что же за человек этот Брэнт Ньюком? Каждому понятно, что его специальностью являются женщины и деньги, в особенности же женщины — тут уж не специальность, а просто хобби. Всепоглощающее увлечение. И весьма опасное иногда. Если она не ошибается, то, судя по газетным статьям, Брэнт был замешан в нескольких нашумевших скандалах и нескольких автомобильных и мотоциклетных авариях. Он был, что называется, типичным плейбоем, то есть человеком той породы, которую она всегда терпеть не могла. Она, собственно, уже презирала его и взглянула на него холодно, стараясь продемонстрировать свое осуждение во взгляде.

— Извините, но Питер все» время разыгрывает из себя психиатра, одержимого наукой, даже когда он вне стен клиники.

— Не стоит извиняться, Ева Мейсон. Ответь лучше на один вопрос — ты с ним балуешься в постели?

Она удивилась, откуда только он знает ее имя, но решила не показывать этого.

— Мне кажется, что вам до этого абсолютно нет никакого дела. Или грубость — тоже одна из ваших привычек?

Она старалась говорить сдержанно и официально, но тот только рассмеялся в ответ и поймал ее за руку, столь легкомысленно оставленную Питером.

— Ага, по-видимому, ты вспомнила все те гадости, которые обо мне говорят и пишут! Следует признать, что все эти сплетники по-своему правы. Но мне кажется, что тебя не так-то легко напугать, а, Ева? — Брэнт со значением сжал ее ладонь. — Мне почему-то кажется, что у нас с тобой много общего и, вполне возможно, мы любим одни и те же вещи. Почему бы нам не поехать ко мне домой прямо сейчас и не выяснить, так ли это? Я бы очень хотел трахнуться с тобой, Ева. Да и Джерри бы не стал сопротивляться. Правда, Джерри? В конце концов ты перед ним в долгу за тот отличный портретик, который он сделал с тебя для «Стада»! Темноволосый фотограф следовал тенью за Ньюкомом, куда бы тот ни пошел. Ева это сразу поняла. Она знала, кто из них двоих заводила, и поэтому, полностью проигнорировав Джерри, на Брэнте сосредоточила все свои усилия, все ее существо просто кипело от злости.

— А почему бы вам не потрахаться между собой, прежде чем приняться за меня, — чрезвычайно вежливо произнесла она. — Готова биться об заклад, что вам не впервой этим заниматься!

Ева вырвала свою ладонь из плена и пошла прочь, слыша их довольный смех у себя за спиной. Она чувствовала, что ее щеки пламенеют от ярости и унижения, и упорно продиралась сквозь толпу, пытаясь разыскать Питера. Чертов психиатр, оставил ее на растерзание чудовищу и улетучился.

Брэнт Ньюком догнал ее и пошел рядом, все еще посмеиваясь.

— Прекрасно, Ева. Готов признать, что ты нам порядком утерла нос. Я передумал, мы не будем делиться с Джерри, хоть он и мой лучший друг. Но я по-прежнему хочу тебя, поэтому давай-ка бросим пустые игры. Мы не дети. Назови свою цену, малышка, любую, которая придет тебе в голову.

— Боже мой, и вам хватает наглости предлагать мне такое? Я не продаюсь. И прршу вас оставить меня в покое! — Ее голос дрожал от гнева, когда она попыталась пройти мимо него, но Брэнт снова возник перед ней, заложив большие пальцы рук за лямки на поясе, будто играя роль негодяя в плохом ковбойском фильме.

— Все имеет в мире свою цену, Ева. Так или иначе, но я докопаюсь до того, сколько ты стоишь. Я почти всегда получаю то, что хочу, потому что терпелив и могу подолгу находиться в засаде.

И прежде чем она была в состоянии как-то .возразить на его слова, Брэнт слегка похлопал ее по щеке, потом развернулся на каблуках и пропал, смешавшись с толпой, Ева механически продолжала идти в сторону бара, надеясь обнаружить там Питера, но при этом она вдруг ощутила, как у нее подгибаются колени. Да что там колени — она вся тряслась от самого настоящего, неподдельного страха. Куда же запропастился, к черту, Питер? И внезапно, изо всех сил, ей захотелось оказаться в своей уютной комнате, дома.

Глава 9

Когда Ева, наконец, добралась до дома, Марти еще не ложилась. Она помахала ей стаканом, зажатым в руке, и, как всегда, предложила выпить.

— Привет, ты рановато сегодня. Не желаешь ли помочь мне утопить мои печали в вине?

Ева все еще была поглощена собственными мыслями и сосредоточенно хмурила брови.

— Марти, ты знакома с человеком по имени Брэнт Ньюком? Ты ведь знаешь куда больше людей, чем я, да к тому же подобные типы легко не забываются. Он, знаешь ли, эдакий крупный блондин с повадками хищника. И у меня не проходит чувство, что он и в самом деле своего рода хищник. Я…

Марти при этих словах чуть не подскочила, и в ее глазах загорелась тревога.

— Значит, ты, в конце концов, на него напоролась? Иногда мне приходит в голову, что в городе нет ни одной мало-мальски симпатичной девки, которая бы рано или поздно не познакомилась с Брэнтом. Самое же интересное, что потом все они отзываются о нем примерно в том же духе, как и ты. Женщины для него нечто вроде хобби, причем одно из многих, смею утверждать.

Ева пожала плечами. Она закинула туфли под кресло и босиком прошла к маленькому бару на колесиках, стоявшему в комнате.

— Ты знаешь, а я ведь тоже, пожалуй, выпью. Я познакомилась с ним сегодня вечером, и меня до сих пор трясет от страха. Расскажи мне о нем побольше — все, что ты знаешь. Он кто — профессиональный распутник, каких много, пытающийся кошмарными сказками напугать, а потом завлечь свою дичь, или нечто более значительное? Марти, я готова поклясться, что в нем таится реальная опасность. Встреча с ним испортила мне удовольствие от вечера. Он меня просто ужасно испугал. Я тряслась, как заяц!

— И была тысячу раз права. Он законченный подонок, скажу я тебе! От подобных мужчин всякая нормальная женщина должна бежать, как от огня. Печально лишь, что его богатство и красота притягивают нас, как липучка несчастных мух. — Марти взглянула на Еву обеспокоенно. — Надеюсь, ты не разозлила его чем-нибудь? Не советую, потому что этот тип по-настоящему опасен, честное слово. Причем опасен с любой точки зрения, даже как человек, способный нанести физические повреждения. Вся суть в том, что ему наплевать абсолютно на всех и вся. И кроме того, — благодаря своим деньгам, он в состоянии выйти сухим из воды практически из любого сложного положения и при этом добиться своего.

Марти выглядела по-настоящему обеспокоенной, и поскольку она отнюдь не относилась к тому типу женщин, которые имеют привычку паниковать из-за любого пустяка, Ева почувствовала, как ее беспокойство передается и ей и беспричинный в общем-то страх, овладевший ею на приеме, возвращается снова. Она прихватила с собой стакан и присела ни диван рядом с Марти.

— Интересно знать, что ты имела в виду, когда спросила, не разозлила ли я его? Он, конечно, был несносен, но не произвел на меня впечатление психопата. Ты хочешь меня о чем-то предупредить, Марта, и это не совсем для тебя обычно.

— Конечно, необычно. Я в основном занята своими собственными делами. Но ты хорошая девочка, Ева, и я не хотела бы, чтобы у тебя были неприятности. А Брэнт Ньюком как раз в состоянии их тебе устроить, если ему очень захочется.

— Да ты не беспокойся. Похоже на то, что мы вряд ли когда-нибудь еще с ним пересечемся. Я лично намереваюсь держаться от него как можно дальше. Нет, честно, Марта, в жизни не думала, что встречу мужика, который мог бы меня так сильно напугать. Однако небывалое случилось, и я теперь начинаю опасаться, уж не подвело ли меня мое слишком разыгравшееся воображении?

— Нет, дорогая, не воображение. Не думай, что ты легко отделаешься от Брэнта, особенно если у него есть соображения на твой счет. Запомни раз и навсегда — Брэнт существо безжалостное. И он лишен обыкновенных человеческих эмоций. В этой области у него все по-другому.

— Ты говоришь так, словно знаешь его как облупленного!

Голос Марти изменился — из него ушли расслабленность и пьяные нотки, и он зазвенел напряженно, как струна.

— Дело в том, что я знаю его слишком хорошо. Мне следует сказать «знала», потому что все эти годы я прилагала значительные усилия к тому, чтобы больше не попасться ему на пути. Городу Сан-Франциско повезло — он редко одаривает его своими визитами. — Голос Марти звучал все взволнованнее, реплики становились все короче, в них проскальзывала подлинная горечь, хотя Марти и пыталась придать своему рассказу несколько шутливый оттенок. Она оценивающе посмотрела на Еву. — Ева, деточка, я не прочь поболтать. Я просидела здесь взаперти целый вечер и медленно напивалась, ожидав, когда зазвонит наш проклятый телефон и я услышу в трубке голос Стеллы, который сообщит мне, что она передумала и остается со мной. Но она не позвонила — и не надо меня жалеть, Ева. Я ненавижу, когда меня жалеют, — предупредила Марти желание обнять ее. — Итак, мы говорили о Брэнте, и я сейчас поведаю тебе одну историю, если тебе интересно. Возможно, она тебя кое-чему научит.

— Вступление довольно зловещее, — Ева попыталась придать своему голосу известную легкость, хотя слова Марти и ее мрачное настроение подействовали на нее угнетаюше.

Ответ Марти прозвучал резко, даже жестко:

— Ева, я не шучу с тобой. Я крайне редко рассказываю историю своей жизни кому бы то ни было. В ней есть часть, которая имеет непосредственное отношение к Брэнту Ньюкому. Сейчас я достаточно пьяна, чтобы не побояться вспомнить некоторые страницы собственной жизни и рассказать тебе кое-какие вещи об этом человеке, а главное — доказать тебе, насколько это страшная и безнравственная личность. Ты будешь слушать или нет?

— Если тебя не слишком опечалят воспоминания, — начала было Ева, но Марти сразу же ее оборвала.

— Хуже, чем сейчас, мне уже не будет, а все, о чем я собираюсь тебе поведать, в любом случае произошло довольно давно. И знаешь, что забавно? Некоторые воспоминания стараешься засунуть куда-нибудь подальше, чтобы не вляпаться в них случайно, как в осеннюю грязь, но вот что-нибудь случается, и они мгновенно возвращаются назад и перекручиваются в твоей голове, как забытое кино. Боже! Да я словно опять становлюсь той девочкой, которой была тысячу лет назад. Глупой, неопытной девчонкой, пытавшейся с серьезным видом играть во взрослую жизнь. — Марти покрутила стакан между пальцами и продолжила, выговаривая слова чуточку охрипшим голосом: — Так вот, это действительно произошло очень давно. Мои родители — а они были очень богатые люди и ужасные снобы — отослали меня учиться в закрытую частную школу. Обычная школа, видите ли, была для них недостаточно хороша. То есть для меня, разумеется. Ведь в обычной школе я могла познакомиться с детьми бедных родителей, а уж у них — об этом всякий знает — мораль, что и говорить, не на высоте. Таким образом, я попала в частный пансион мисс Дитрих для юных леди. Пансион моих родителей устраивал вполне. Самое главное — они смогли переложить обременительные заботы о своей дочери на мощные плечи мисс Дитрих. Они много путешествовали и вели активную светскую жизнь, и я, полагаю, вечно путалась у них под ногами. Поэтому я находилась в весьма нежном возрасте, когда они в первый раз сослали меня в ссылку. Именно ссылкой оказался для меня пансион, по крайней мере на первых порах, хотя позже я научилась там существовать. — Марти взглянула на Еву и безжалостно улыбнулась. — Да, да, все началось в пансионе, ты угадала. Я говорю об интимной стороне своего существования. Я начала это очень рано, но только потому, что у меня оказались талантливые педагоги. И знаешь, что еще? Мне это доставляло настоящее удовольствие. Первый раз в жизни я поняла, что значит, когда тебя вожделеют и любят. В первый раз я была близка с девочкой, когда мне исполнилось восемь лет. Она оказалась куда старше меня, но я ей понравилась, и эта птичка заменила мне мать, любовника и учителей. Она стала для меня всем. И как утка тянется к воде, так и я тянулась к моей старшей подруге. Я довольно быстро освоилась с этим новым аспектом своего существования и безоговорочно приняла его. Мой психоаналитик именует подобное состояние человека как «жажда любви». Очень может быть! Но мне тогда было хорошо, да и сейчас хорошо, даже при одном воспоминании о пансионе мисс Дитрих. — Марти легонько пожала плечами, как бы полемизируя с невидимым оппонентом. — Короче говоря, я, одна из очень немногих, искренне полюбила и пансион, и мисс Дитрих. Но вот пансион закончен, и мне пришлось испытать сущность «нормальных» отношений между Полами. То есть тот вид любви, к которому приобщилось большинство наших девочек после окончания школы. У меня не хватило способностей, чтобы поступить в колледж, знаешь ли, и мои родители решили поскорей выдать меня замуж. Они быстренько приучили меня к мысли об этом и, что называется, силком вытащили на ярмарку невест. Господи, представляю себе, насколько им хотелось от меня избавиться, — ведь я была для них как инопланетянка, и мы никак не могли понять друг друга. Тем не менее я старалась угодить им, как могла, — у мисс Дитрих покорности и послушанию учили весьма основательно. И, помимо всего прочего, меня буквально глодало обыкновенное любопытство — ведь все девочки, с которыми я дружила, внешне по крайней мере, проявляли не меньше энтузиазма, встречаясь с мальчиками, чем во время общения девочки с девочкой. Мне была предоставлена полная свобода. Мои родители не понимали одного — круг, в котором я вращалась, те люди, которые меня окружали, были, в сущности, абсолютными дикарями, или дикими, как мы себя называли. Причем чем моложе, тем необузданнее. Нашим лозунгом было следующее — «человек должен испытать в жизни все». Некоторые ребята, принадлежавшие к нашей компании, много поездили по свету со своими родителями и понабрались всякого рода сексуального опыта. Я, как и все, тоже ходила на наши дикие тусовки, которые обыкновенно заканчивались или в каком-нибудь притоне в Гринвич-Виллидж, или в частном доме на побережье, принадлежавшем одному из наших ребят. Иногда я спала с одним парнем, а иногда — со всеми членами нашего дикого общества. Я лежала, по обыкновению, спокойно и позволяла им делать со мной все, что им заблагорассудится, поскольку прекрасно отдавала себе отчет в том, что так принято, так надо. Но внутри я была холодна и не испытывала ничего. К тому же я никогда не умела по-настоящему притворяться, и скоро некоторые из тех парней, с которыми я проводила время, обвинили меня в недостатке чувственности и холодности и стали меня избегать. Прошел слушок, что я абсолютло фригидна. — В пустом стакане Марти остался только полурастаявший лед, и когда она в очередной раз поднесла его к губам, «вымя не дало ни капли молока». Марти с удивлением посмотрела на стакан и тяжело вздохнула. Ева, глядя во все глаза на нее, автоматически вздохнула вслед за ней. — Ну вот, я почти все и рассказала. Как ты, наверное, уже догадалась, тогда я и познакомилась с Брэнтом. По выражению одного местного писаки, он приехал в наш город, «чтобы произвести личную инспекционную проверку местных дебютанток». Мы совершенно случайно встретились на вечеринке, как мне показалось сначала, но позже одна подруга рассказала мне, что некоторые наши парни предварительно имели с ним беседу на мой счет, так что встреча оказалась подстроенной. Что и говорить, я была польщена вниманием ко мне столь выдающейся личности, как Брэнт. Более того, встречаясь с ним, я надеялась посрамить моих недругов, именовавших крошку Март «ледяным айсбергом», но, как выяснилось, они и подсунули меня Брэнту, уповая на то, что уж лучшего учителя в подобных делах не сыскать. Они сделали хороший выбор, потому что Брэнт, действительно, наставник в любви, каких мало. — В голосе Марта снова появились горькие нотки, и Еве захотелось погладить ее плечо, сказать ей, что она может не продолжать, если ей тяжело, но она тут же подумала, что рассказ необходимо довести до конца. Возможно, Марта станет легче, если она выскажется, а может быть, рассказ Марти еще сослужит службу, поможет ей самой, Еве, о чем бедняга Марти сказала, когда приступала к своему повествованию. После небольшой паузы, совсем уже охрипшим голосом, почти шепотом, ^Ларти продолжила свою исповедь: — Брэнт предложил мне отправиться вместе с ним в круиз. Мои родители кое-что о нем разузнали. Он оказался даже богаче, чем они, и вел холостяцкий образ жизни, который, по мнению моих предков, должен был ему надоесть, поэтому они нажали на меня как следует, и я приняла его предложение.

Мы должны были отплыть на яхте Брэнта на Багамы компанией из шести человек, включая горничную для меня. Потом побыть там какое-то время и вернуться назад. Как я уже говорила, одной из шести оказалась я, а вот про горничную Брэнт наврал. Всеми остальными участниками экспедиции оказались мужчины. — Марти слегка вздрогнула. — Наше путешествие продолжалось неделю или десять дней, да какая теперь разница? Когда мы пришли на Ямайку, парни привели на борт местных девчонок, чернокожих. Негритянки оказались настоящими красотками — с высокой грудью, упругими ягодицами, просто загляденье. И тогда, с этими девушками, я впервые за время путешествия достигла оргазма. Я погружалась в волны наслаждения снова и снова, они ласкали меня на глазах у всех мужчин нашей компании, которые с интересом следили за происходящим. Зато после этого они словно забыли обо мне и не надоедали слишком часто на обратном пути. Брэнт даже пошел со мной к врачу, прежде чем отвезти домой к родителям. Он посоветовал мне, раз уж я такая, идти в сексе своим собственным путем, поскольку я могу быть счастлива только с женщиной. С тех пор я живу согласно его наставлениям. Всегда лучше, если ты, наконец, понимаешь, чего хочешь по-настоящему. Вот как я пришла к осознанию собственной индивидуальности.

Глаза Евы наполнились слезами, она была вне себя от гнева и ужаса и едва сдерживалась, не желая демонстрировать свои чувства Марти. Боже, помоги несчастной Марти!

— Так ты ничего не сказала родителям? Я уверена, что они были в состоянии принять меры и каким — либо образом наказать негодяя. Ведь те мерзости, которые он проделывал над тобой со своими дружками, нельзя ни забыть, ни простить. Существо, подобное Брэнту, необходимо содержать под замком как кровожадного зверя. Будь я на твоем месте, я бы, наверное, убила его!

Марти вопросительно подняла глаза.

— Милая моя, я подумывала над этим. Но он оказался предусмотрительным подонком. И очень хорошо понял характер моих родителей. Они из той породы людей, которые боятся досужих пересудов больше, чем Господа Бога. И еще — предусмотрительный Брэнт наснимал целую кучу фотографий, где фигурировала я и негритянские девушки с Ямайки. Кроме того, Брэнт предложил мне стать манекенщицей, фотомоделью и настоял на этом. Он утверждал, что у меня нет ни малейших способностей к актерству, но работа манекенщицы для меня в самый раз, и он оказался прав. Так что, понимаешь…

— О да, Марти, я все теперь понимаю. Если я увижу его в следующий раз, то не просто уйду, а побегу изо всех сил к ближайшему выходу.

— Не пойми меня неправильно, Ева. Брэнт иногда бывает очень милым, особенно когда хочет произвести впечатление. Я и таким его знала. Но в глубине души — если, разумеется, у него имеется душа — он насквозь гнилой. Возможно, он просто патологический женоненавистник, а может быть, обыкновенный педик, который пытается что-то доказать себе и другим. Но кем бы он ни был — он воплощенное зло.

Ева встала с дивана и снова отправилась к бару.

— Мне сегодня нужно выпить как следует. Сейчас я просто ненавижу Питера — ведь это он нас представил друг другу. А уж он-то наверняка догадывался, какого рода предложение может сделать женщине подобный тип.

Марти присоединилась к Еве у бара и принялась наливать себе водку. В ее глазах ничего нельзя было прочесть.

— Между прочим, тебе звонил Дэвид. Я не сказала ему, куда ты пошла, просто сообщила, что тебя нет дома.

Ее небрежное замечание по поводу столь животрепещущего для Евы вопроса подействовало на последнюю как разряд электрического тока.

— Дэвид? Так что же ты молчишь, Марти! Когда он звонил? Что сказал? Просил ли меня позвонить?

Марти пожала плечами. Было очевидно, что настроение разговаривать у нее прошло, и она начала втягиваться в привычную для себя раковину отрешенности от всего происходящего. Марти часто стала замыкаться, уходить в себя с тех самых пор, как ее оставила Стелла.

— Он почти ничего не сказал, просто попросил тебя к телефону. Ты же знаешь, что он меня недолюбливает.

Внезапно, без всякого видимого перехода, Марти вспылила:

— Скажи мне лучше, какого черта мы влюбляемся в людей, которым, по большому счету, на нас наплевать? Ты только посмотри на себя — глаза горят, щеки пылают, и все только из-за того, что он удосужился набрать номер твоего телефона! И это после того, как он по-свински с тобой обошелся. Да и я тоже не лучше — сижу целый день в четырех стенах и все жду, когда Стелла позвонит мне и соврет что-нибудь о своих чувствах ко мне, хотя я прекрасно знаю, что от нее и этого не дождешься! — Марти резко повернулась и расплескала водку, но даже не потрудилась смахнуть пролитое с платья.

— Я иду к себе. Завтра у меня назначена съемка в десять часов.

Боюсь, что утром я буду выглядеть и чувствовать себя ужасно.

Когда Марти ушла, слегка пошатываясь, Ева не спеша допила свой стакан и, уставившись отсутствующим взором на телефонный аппарат, вся отдалась мыслям о Дэвиде. Она все еще находилась в состоянии шока. Все-таки Дэвид позвонил. Но о чем это говорит? Казалось, это должно свидетельствовать о том, что он к ней не равнодушен. А может быть, и о том, что он ее любит, хотя так ни разу и не признался ей в своих чувствах. О, черт возьми! Ну почему она не осталась вечером дома? Ведь Дэвид может подумать… Да какая разница, в конце концов, что он подумает. О Дэвиде необходимо забыть. Следует внушить себе, что «Дэвид» — это не более, чем название увлекательней игры, своего рода шарада, ребус, над разгадкой которого она трудилась все последние месяцы!

Итак, Дэвид должен быть вычеркнут из памяти. И не о чем с ним разговаривать, даже если он позвонит опять. Но руки у нее тряслись, колени подгибались при одной только мысли о нем. — Дэвид, Дэвид, Дэвид… Прошу тебя, Господ л, пусть он позвонит опять!

Глава 10

Дэвид и на самом деле перезвонил — правда, на этот раз в шесть часов утра. Когда сонная Ева потянулась к телефону, у нее было ощущение, будто она только что заснула, а через секунду после этого ее разбудил звонок. Как обычно, его голос звучал в трубке деловито и собранно, но дружелюбно, словно никакой ссоры между ними не было.

— Ева, мне совестно будить тебя, но в последнее время тебя очень трудно застать дома. Послушай, нам надо встретиться и поговорить.

— Кто это, Дэвид?.. — Ева чуть не выскочила из кровати, простыни же, которыми она была накрыта, свалились на пол. — Дэвид, знаешь ли ты, что сейчас только шесть часов, а?

— Да, я в курсе, — в его голосе проскользнул смешок. — Ты раньше всегда вставала в это время вместе с солнцем. Не следует возвращаться слишком поздно домой после вечеринок.

— Я вернулась не слишком поздно… Послушай, Дэвид Циммер, какое право ты имеешь звонить в такую рань, будить меня, да еще при этом делать выговоры, что я, дескать, стишком поздно возвращаюсь. Если у тебя все, то я…

Он нежно прервал ее излияния, его голос стал прямо-таки излучать волны тепла и ласки, окутывая, словно кокон. То, что он говорил, заставило ее щеки вспыхнуть от удовольствия.

— Ева, детка, я еще раз прошу тебя не отказываться и встретиться со мной. Мне очень тебя не хватает. Я силился изо всех сил, но не смог забыть о тебе, вычеркнуть тебя из своей памяти. Я поступаю, как трус, упрашивая тебя по телефону, но это все из-за того, что боюсь услышать отказ. Мне очень хочется, чтобы ты снова стала моей девочкой.

Ева слушала его голос, прижав трубку к уху, но глаза у нее были закрыты, а руки тряслись.

О чем он просит? О свидании с ней? О том, чтобы она опять вернулась к нему? О, Господи, ты воистину существуешь, ты услышал меня!

— Дэвид, — она внезапно заговорила шепотом, потому что сильные спазмы сдавили ей горло и ей пришлось несколько раз сглотнуть, прежде чем ее голос обрел нормальные модуляции. — Черт бы тебя подрал, Дэвид, ну отчего тебе приспичило повергать меня в изумление в шесть часов утра? А мне-то казалось, что я уже начинаю отвыкать от тебя, что моя болезнь проходит и через какое-то время я успокоюсь. И все это после того, что ты мне наговорил. И Бог знает что обо мне думал. Госпо-. ди, Дэвид, я прямо не знаю, что тебе ответить…

— Просто скажи, что ты готова встретиться сегодня со мной и пообедать в моей компании. Для начала и это сойдет. Но ты и на самом деле не представляешь, как я скучал по тебе, как хотел увидеть снова. Лайза все еще передает тебе приветы и говорит, что любит тебя. Когда бы я ни заехал в свое захолустье, чтобы проведать детишек, она всегда расспрашивает о тебе.

— Какой же ты гадкий, Дэвид! Ведь всегда знаешь, чем меня можно разжалобить! Мне вообще бы не следовало с тобой разговаривать…

В конце концов, Ева согласилась встретиться с ним сразу после съемок, которые были у нее-намечены на первую половину дня. Ева знала, что даст согласие на встречу — с Дэвидом с самого начала разговора, и Дэвид знал об этом. Разговор носил лишь ритуальный характер.

— Позволь мне только переодеться и поправить косметику, — попросила Ева.

Закончив разговор и повесив трубку, Дэвид в очередной раз задался вопросом: какого черта он все это затеял опять? Что это с его стороны? Слабоволие? Он ведь давал клятвы и себе и ей, что они не увидятся больше никогда. Но истина состоит в том, что он не может без нее обойтись. Она ему нужна по-прежнему. По сравнению с Глорией, да и с любой другой женщиной, как Дэвид имел возможность убедиться за последнее время, Ева отличалась в выгодную сторону. Прежде всего, она являлась воплощением женственности, нежности и самоотверженности, хотя и не подозревала об этом. И она не требовала себя всего целиком в обмен на услуги, предоставляемые в постели. Глория же, к примеру, являла собой чистейший тип собственницы, запускающей когти в твою плоть и душу по самые локти. Вот пусть она и повизжит от злости, когда узнает, что Ева вернулась к Дэвиду по первому его зову. Реакция Глории на возвращение Евы весьма интересовала Дэвида. Вспоминая Еву и уже предчувствуя скорую встречу с ней, Дэвид ощутил, как его охватывает возбуждение. Ведь и в постели Ева несравненна! Глория — обыкновенная развратница и сластолюбка, а Ева — нет. Она способна отдаваться всем своим существом и одарить тебя и нежностью, и неистовыми объятиями. Главное же — когда ты с Евой, ты можешь быть уверен, что вся ее любовь и страсть предназначены только тебе одному. Вот почему он пришел в такую ярость, когда увидел рядом с ней улыбающуюся, глумливую рожу одного из приятелей Говарда.

Дэвид долго раздумывал над этим инцидентом и уже начал кое о чем догадываться. По-прежнему погруженный в мысли, Дэвид добрался до маленькой, но очень удобной плитки, являвшейся единственным украшением его кухоньки, и налил себе четвертую чашечку кофе. Еще не кончилось утро, а он уже почти прикончил кофейник! Но с этим случаем действительно стоило разобраться поподробнее. Теперь, когда он узнал Глорию лучше, не составляло особого труда предположить, что весь этот пресловутый инцидент явился делом ее рук — задуман и поставлен, как хорошо отрепетированный спектакль под ее руководством, А все для того, чтобы заполучить Дэвида в свои руки. Вполне возможно, что неуклюжие, робкие попытки Евы оправдаться перед ним были неподдельными, а он в тот момент оказался недостаточно проницательным и попался в ловушку, подстроенную Глорией.

— Я люблю тебя, Дэвид, — рыдала она тогда. — Это хоть что-нибудь для тебя значит? Неужели ты думаешь, что я бы так унижалась перед тобой, будь я той самой дешевкой и шлюхой, за которую ты меня сейчас принимаешь?

Тогда он ее не слушал, даже смотреть в ее сторону ему было тяжело и противно. Уже позже, оказавшись в комнате Глории, он увидел через — окно, как приятель Говарда, с которым он застал ее, посадил Еву в машину и укатил в неизвестном направлении. Оттого его уверенность в измене Евы окрепла и1 он решил, что она просто ему лгала. Как лжет всякий предатель, которого вывели на чистую воду. Тогда он думал, что Ева притворялась, говоря о своей любви к нему, для того чтобы его заарканить и женить на себе, а сама находила утехи на стороне.

Но вот сейчас его уверенность в ее измене растаяла. Вернее, он был уверен только в одном — она нужна ему как женщина. Господи, как же он хотел бы забраться с ней, нагой, в постель и трахаться до тех пор, пока на ее коже не проступят крохотные росинки пота, похожие на капельки воды, которые покрывали ее тело на роскошном цветном развороте в «Стаде». И еще ему хотелось снова услышать ее вскрики и стоны любви, когда в самый патетический момент она призывала его к себе и, словно сумасшедшая, кричала о любви к нему. После овладения Евой во рту не оставалось неприятного привкуса, как после соития с Глорией. Но к дьяволу Глорию! Сегодня ночью он будет обладать Евой. Раз, и еще раз, и снова, и снова…

Самую большую в жизни радость Дэвид извлекал из любовных отношений и близости, сопутствующей им. Помимо восторгов любви, Дэвид обожал добротно сработанные, четкие и ясные, без излишней возни и пустот, адвокатские отчеты. Часто, вспоминая родителей, Дэвид мысленно благодарил их за то, что, воспитывая его, они исповедовали принцип примата человеческого разума над чувствами. По их мнению, мышление всегда должно распоряжаться человеческими чувствами, а не наоборот. Человек практического склада, несомненно, тоже наделен чувствами, но держит их в узде и таким образом обеспечивает себе успех на жизненном поприще.

Родители Дэвида с самого детства убеждали его в том, как важно быть сильным и понимать необходимость самодисциплины. Эти качества внедрялись в него несмотря на то, что он был тогда единственным ребенком в семье и ни в чем не нуждался.

Его учили, что человек — существо рациональное и, следовательно, в состоянии управлять с помощью воли и разума физической стороной своего «я». Но в эту упорядоченную структуру могут вмешаться эмоции и нарушить устоявшуюся схему. Поэтому его также учили, что гораздо выгоднее скрывать свои чувства, нежели афишировать их. И самое важное — прежде думать, а уж потом действовать.

Честолюбие и стремление к успеху тоже составляли часть наследства, доставшегося Дэвиду от его стариков. Главным же богатством, которое унаследовал Дэвид, оказались младшие сестры и брат, которые вдруг стали появляться на свет один за другим с такой поспешностью, что это никак не вязалось с преклонным возрастом его матери и отца. Потом, вороша в памяти обрывки прошлого^ Дэвид пришел к выводу, что они предчувствовали свой конец и знали, что умрут вместе, — точно так же, как вместе все делали при жизни. Дэвид не смог представить себе мать и отца по отдельности. Они так и сохранились в его памяти как некое неразделимое целое.

Дэвиду было леэ пятнадцать, когда он неожиданно для себя открыл страстность и глубинную чувственность собственной натуры. К счастью, природа наделила его при этом удивительно привлекательной внешностью, и женщины были без ума от него, даже к огда он был подростком. Он еще только перешел в школу высшей ступени, а уже познакомился с Ди, официанткой в небольшом ресторанчике, торговавшем гамбургерами, и, что называется, позволил ей совратить себя. Ребята его возраста, словно шмели, роились вокруг нее в любое время дня и пытались пригласить ее в ресторан или на танцульки. Они даже заключали между собой пари — кто первый из них залезет ей под юбку. Но она довольно небрежно отшивала своих сопливых ухажеров, выделив одного лишь Дэвида из всех, и когда бы он ни забежал перекусить в шумную и прокуренную гамбургерную, он всегда ловил на себе ее изучающий и зовущий взгляд.

Именно Ди позволила ему обнаружить в себе раннюю чувственность и, по мере своих сил, помогла ее становлению. Она первая заметила его повышенную сексуальность, скрытую за внешне спокойной оболочкой и вежливыми манерами. Ди была не на много старше его, ей пришлось уйти из школы, чтобы кормить своего ребенка, появившегося у нее слишком рано. И в любовных делах она разбиралась мастерски, хотя кроме этого похвалиться ей было особенно нечем. Дэвид никогда не рассказывал о Ди своим приятелям, она знала это и была ему благодарна. Ей было хорошо с Дэвидом, и она даже не подумала порвать с ним, когда узнала, что он дарит своим вниманием и других девушек. В постели Дэвид ее полностью устраивал, и она отдавалась ему беззаветно и самоотверженно, не стыдясь ничего. Многочисленным «школьным подругам Дэвида было до нее далеко. Он регулярно встречался с Ди до тех пор, пока не настало время поступать в колледж и покинуть тихую пристань его родного города. Когда он уезжал, не только Ди проливала горькие слезы, поскольку Дэвид за время учебы успел соблазнить и затащить с собой в постель самых красивых и сексуальных девчонок из своего класса, причем без особого шума и видимых усилий со своей стороны.

К тому времени, когда Дэвид закончил колледж и приступил к работе по выбранной специальности, он разработал несложную систему, которая позволяла поддерживать с женщинами любовные отношения, но не давала им возможности заполучить его целиком. Поэтому больше всего Дэвид избегал глубоких привязанностей. Он не мог представить себя с одной-единственной женщиной, поскольку вожделел их всех. Он по-настоящему любил женщин — их тела, манеры, слабости. Главное же, что он ценил в этих существах — их безоговорочную зависимость от него, Дэвида. Он хотел властвовать не только над телами, но и над душами своих подруг, хотя временами и осуждал себя за это. Он вообще был очень противоречив — с одной стороны, он выглядел и вел себя как преуспевающий молодой человек приятной наружности, от которого другие люди ждут исключительно благородных поступков и добрых дел. Но существовала и иная, тщательно скрываемая от посторонних глаз, сторона его бытия, где он представал ненасытным сластолюбцем, развратником, который и дня не может прожить без женского общества к в котором постоянно клокочет неудовлетворенное желание.

Дэвид знал, что когда-нибудь ему придется жениться. Общество не одобряет жизни вне брака. К тому же хорошая жена помогла бы ему украсить фасад его будущего благополучия. Но подобную женщину надо долго и основательно выбирать, причем руководствуясь здравым смыслом, а не поддаваясь половому влечению. Подходящая жена, именно подходящая, должна отвечать целому ряду требований. Быть интеллигентной, но не до приторности; обладать умом, но тоже до разумных пределов. У него всегда будут и другие женщины — этот факт был принят как нечто само собой разумеющееся и обсуждению не подлежал.

По дороге на работу, привычно исполняя обязанности водителя, Дэвид поймал себя на мысли, что он снова думает о Еве. До определенной степени, он был даже рад, что между ними вспыхнула ссора. Она самым настоящим образом вскружила ему голову, а вскоре после их знакомства и интимной близости, которая последовала вслед за этим, Дэвид с удивлением вдруг обнаружил, что все, столь лелеемые им планы потеряли в его глазах всякую ценность. Он вспомнил, как они оба были приятно изумлены, когда в первую же ночь одновременно достигли экстаза. Они совершенно не ожидали, что подобное возможно без длительного периода привыкания друг к другу. При всей своей непредсказуемости, Ева довольно быстро дала ему понять, что он — единственный мужчина, которому удалось пробраться за ее ограду, состоящую из деловой самоуверенности, которую она повсюду демонстрировала всем остальным. Так же как и он, в постели она была чувственна и не сдерживала своих порывов, но в то же время ей была присуща особого рода теплота и мягкость, открытость и прямо-таки провинциальное дружелюбие, которых он не ожидал найти в женщине. И хотя ее ни в коем случае нельзя было назвать неопытной и принимая , во внимание ее профессию манекенщицы — несмотря на все это, в ней ощущалась чистота горного родника и какая-то почти девичья застенчивость. По крайней мере, так думал он. Когда же она смывала косметику, стягивала волосы пучком на затылке и надевала старенькую ковбойку и джинсы, то превращалась просто в знакомую девчонку, живущую по соседству, которая запросто может развлечь тебя, когда тебе грустно, а то и помочь по хозяйству — приготовить обед или постирать рубашку. И еще — она обладала даром чувствовать его настроение, вплоть до самых тонких и противоречивых; у нее было то, что называется шестым чувством. Но на роскошных приемах с коктейлями, на которых они иногда бывали, она становилась просто царственно прекрасной и недоступной, вызывая в подобных случаях у Дэвида чувство восхищения и гордости за нее.» Из всех женщин, которых он только знал, Ева лучше всех могла приспособиться к его настроениям и требованиям. Хотя в самом начале он в небрежной форме и сообщил ей, что далек от желания обзавестись домом и семьей, в мыслях же — стал именовать ее «своей», а после того, как увидел, насколько хорошо она поладила с Лайзой и добилась ее привязанности, он отметил про себя, что из Евы получилась бы отличная мать. Вот почему, собственно, он не стал действовать с Евой в привычном ключе, когда внезапно и безошибочно понял, что она проявляет к нему неподдельный и повышенный интерес.

Когда Глория передала ему приглашение Говарда на вечеринку в загородном доме у последнего, а Говард приглашал туда только тех, кого любил и кому доверял, он ответил Говарду, что уже договорился о встрече со своей девушкой на это время. Говард, любезный как всегда, настоял на том, чтобы Дэвид взял Еву с собой.

Какого дьявола, вдруг подумал Дэвид, остановив машину у светофора, какого дьявола он потащил Еву с собой. После вечеринки он старался рационально взглянуть на происшедшее, уверяя себя, что «все, что ни делается — все к лучшему». Он начал слишком глубоко увязать в своих отношениях с Евой. Теперь все по-другому. Теперь ей придется принять его условия, в которые брак никоим образом не входил. Он совершенно ясно даст ей это понять. В конце концов, видел же он, как ее трахал другой? Была ли она в этом повинна или нет, но она не может предположить, что он в состоянии забыть такую милую картину!

Но существовал еще целый ряд вещей, о которых, в свою очередь, следовало помнить. Он вспомнил, что она как-то раз поведала ему о том, что ее сексуальность вымышленная и всего лишь штрих того портрета, который она демонстрирует окружающим. Но, Господи, в постели (или иногда вне ее) она доказала ему, что, говоря так, кривит душой, и весьма основательно. Воистину он впервые испытал такое наслаждение, разоблачая чужую ложь!

Да, подумал он, Ева необходима ему именно в постели. Как любовница, но не жена. Он задумался: в состоянии ли Ева понять, что с этого дня их жизнь потечет совсем по-другому, совсем не так, как было до ссоры. Теперь он не будет упускать случай, если ему представиться возможность поволочиться за какой-нибудь прелестницей, хотя, надо сознаться, пока он находился с Евой, другие женщины попросту не были нужны. Никаких претензий друг к другу, скажет он Еве. Впрочем, пора оставить эти внутренние монологи, решил он. Он просто выскажет все, что думает о Еве, и посмотрит на ее реакцию. Скорее всего, она на это пойдет. Шестое чувство, телепатия, как ни называй подобное чувство, подсказывали ему, что Ева пойдет на все, на любые условия, которые только ему придут в голову.

Он хотел Еву, он бешено вожделел ее. Когда же она забралась в его машину на стоянке за зданием студии, он почувствовал, что долее ждать не в силах. Уже одно то, что она сидела на сиденье рядом, благоухая духами и слегка касаясь его локтем, заставило его чуть ли не стонать от страсти. И он видел, что она точно так же не в состоянии ждать. Они слишком хорошо знали друг друга — так стоило ли тратить время на ненужные разговоры, на слова, которые не имеют в подобную минуту никакого значения. Главное же состояло в том, что они снова были вместе и, как безумные, хотели предаться любви.

Дэвид нажал на стартер, и они покатили, сами не зная куда. На своем бедре он ощущал ее пальцы — сначала на наружной, потом на внутренней его части. Ехать к ней на квартиру не было никакой возможности — там, без сомнения, будет Марти и, возможно, еще и Стелла. Им не хотелось никого видеть сегодня вечером. Квартира же Дэвида находилась на другом конце города, очень далеко.

В конце концов, они доехали до мотеля на Ломбард-стрите — первое заведение такого рода, которое попалось им навстречу. Он зарегистрировался, и как только они оказались в номере одни, он взял ее сразу, задрав юбку чуть не до талии. Предварительной разведки не проводилось — схватка началась сразу. Да и слова, которые они произносили в пылу любовного угара, больше походила на военные команды — руководя, указывая и направляя — без всяких нежностей.

— Так! Сюда! Еще! Еще немного! Ах! — Находясь на пике наслаждения, он прорычал ей в ухо:

— Господи, Ева, мать твою, ты просто ведьма! Она же твердила только одно:

— Я люблю тебя, Дэвид, я люблю тебя, я люблю…

Глава 11

Они снова были вместе, но теперь их отношения складывались совсем по-иному и ничто не напоминало прошлые дни. Единственное, что осталось по-старому — их взаимное любовное притяжение. Когда они в мотеле после длительного перерыва снова вместе завершили акт любви, Ева подумала с грустью, какими хрупкими и ненадежными стали их новые взаимоотношения. Ева ощутила, как в ее душе поселился страх — страх потерять Дэвида, лишиться снова его любви и близости. И еще — ей до боли стало жаль себя, своих впустую растрачиваемых чувств. Похоже на то, что Дэвиду было не до них. Страх и боль стали ее постоянными спутниками, оказывая свое разрушительное воздействие на душу. Но как бы то ни было, Дэвида она не отдаст никому! Перед ним и перед собой она продолжала притворяться, что все идет как надо, что их отношения не претерпели никаких изменений и остались прежними.

Дэвид по-прежнему желал ее, но он теперь испытывал желание и к другим женщинам тоже. «Давай попробуем еще разок, Ева, но уже без ревности, без глупых обещаний, а, детка?» — говорил он. Дэвид уже не звонил ей каждый день, как прежде. Часто бывало, что Ева, желая услышать его голос, набирала номер под вечер, слышала лишь долгие гудки и сразу же понимала, что в это время он находится с другой. Незаметно подбиралась ревность и принималась терзать и рвать на части ее душу. Иногда ей хотелось просто убить его, причинить ему такую же боль, от которой она страдала сама.

Она продолжала видеться с Питером и встречалась с другими мужчинами, на которых, по правде говоря, ей было наплевать. А все для того, чтобы доказать и Дэвиду и себе, что она тоже не лыком шита и вполне в состоянии соблюдать правила игры, предложенные Дэвидом. Иногда ей хотелось превратиться в проститутку, в дешевую шлюху и с хохотом поведать ему об этом. Она ненавидела себя за то, что позволила Дэвиду превратить себя в тряпку. Но Дэвид был для нее как наркотик, а она сама давно уже превратилась в безнадежную наркоманку, Как бы ей ни было плохо, но стоило лишь ему позвонить, сказать ей, что он будет рад ее видеть, что хочет с ней спать, — ее настроение мгновенно менялось и она была счастлива снова, хотя и отдавала себе отчет в том, что в ее поведении не содержалось ни грамма логики.

Когда они занимались любовью, она лежала, отдавая его ласкам свое тело, и с отчаянием думала, что без этого жить уже не в состоянии. В постели, по крайней мере, хотя бы разговаривать не надо — там они понимали друг друга без слов. Как в ритуальном танце, смысл движений которого известен только посвященным, они исследовали одну позу любви за другой, качаясь, словно на волнах, в плотной атмосфере страсти, поднимаясь с пиком наслаждения в заоблачные выси, где искрился снег и светило солнце, или же рушась вниз, в долину, в мгновения спада, но только для того, чтобы опять глотнуть воздуха и снова взлететь на пре-дельную высоту, от которой захватывает дух. При этом их руки, рты и тела соприкасались, перекрещивались всякий раз по-новому, никогда не повторяя комбинаций, и в этих движениях было столько красоты и грации, что то действо, которому они беззаветно предавались, не могло быть дурным или грешным.

В такие минуты Ева думала, что хотя бы «это» будет продолжаться очень и очень долго. Она знала наверняка, что Дэвид всегда страстно жаждал ее тело, как и она приходила в восторг от его. Но ни его тело, ни его возможности как любовника Ева не считала самым главным. В Дэвиде главным был сам Дэвид и ее любовь к нему. Со своей любовью Ева ничего решительно поделать не могла, единственное, о чем следовало молить Бога, так это о том, чтобы Дэвид не сделал ей однажды слишком больно.

Они продолжали ревновать друг друга, хотя и договаривались об обратном, ссорились и мирились снова, используя постель как средство примирения.

— Дэвид, Господи, что же с нами происходит, — спросила она его однажды с отчаянием в голосе.

— Не знаю, Ева. Должно быть, мы пытаемся выяснить, насколько существующее положение дел устраивает нас обоих, — ответил он, и ей ничего не оставалось, как принять его ответ к сведению.

Запись вторая.

— Спасибо тебе, Питер. Мне на самом деле пора прибегнуть к твоей помощи. Я на самом деле в ней нуждаюсь. Даже Марта от меня стонет, да и я сама противна себе. Ты — единственный человек, который не осуждает меня за недостаток гордости и практицизма. Но, Питер, дорогой, у тебя, по-видимому, есть для этого свои причины.

Я все время думаю, знает ли Дэвид о наших встречах. Ты мне об этом так и не сказал. Не беспокойся, мне кажется, это уже не столь актуально сейчас. Еще меньше я хочу знать, с кем он сегодня проводит время. Полагаю, с Глорией. Я уверена, что они часто видятся, но стесняюсь спрашивать. Кроме нее, на горизонте маячит Стелла — скорее всего, он ее тоже трахает. Она избегает встречаться со мной взглядом, но выглядит победительницей и хитренько улыбается, когда думает, что я на нее не смотрю. Ненавижу Стеллу!

Да, ненавижу, но не потому, что она затащила Дэвида с собой в постель, а потому, что она причиняет ужасную боль Марти. То она имитирует страсть по отношению к ней, то холодна, как лед. Уверена, что Джордж не более, чем удобное прикрытие для нее, и она по-прежнему не прочь поиграть с. Марти в любовь. Бедняга Марти! Мы с ней в одной лодке — обе влюблены, обе страдаем и боимся замечать то, что не хотели бы видеть.

Ты не против. Питер, если я еще немного потреплюсь о Дэвиде? Ну, конечно, не против. Ты же душка. По крайней мере, я прекрасно осознаюсвое место, которое занимаю в твоей жизни. Но мне, сказать по чести, хотя бы не противно перед тобой исповедаться.

Иногда я задаюсь вопросом — что же Дэвид хочет от меня добиться? Да и не только от «меня — от женщин вообще. Что он ждет, что ему нужно? Если бы я только знала — я постаралась бы соответствовать его идеалу. Старомодно звучит, не так ли? Словно фраза из душещипательного фильма тридцатых годов. Я где-то читала, что банальность — это правда, уставшая от повторений. А я сейчас говорю типичные банальности.

Не бсслокойся, Питер, я не выкину ничего неожиданного. Чего бы мне ни стоило, я не отстану от Дэвида. У меня есть такое чувство, что, в конце концов, я смогу стать для него необходимой — своего рода привычкой, навязчивой идеей в худшем случае. Все, что мне остается — всегда быть у него под рукой, не устраивать сцен ревности и ждать. Ждать того момента, когда он созреет. А тем временем — тем временем я потихоньку превращаюсь в шлюху, то есть в женщину того copra, которых он терпеть не может. Как-то раз он заявил: «Я смогу любить только такую женщину, которую буду уважать, которой буду безусловно доверять и которая не будет искать развлечений на стороне, если мне придется задержаться на работе или уехать по делам» — и при этом посмотрел на меня с легким презрением. Он также сказал мне, что знает о моих нынешних увлечениях и, возможно, о тебе, Питер. Ты знаешь, Питер, ведь у меня сейчас достаточно мужчин. Раньше, еще до Дэвида, я была ужасно разборчива и даже приглашение на обед принимала далеко не от всякого. Теперь же, встречаясь с мужчиной, я почти всегда оказываюсь с ним в постели. Часто это люди, которых я почти не знаю и до которых мне — как до лампочки. И все потому, что я чувствую в этом определенную необходимость. Я пытаюсь доказать себе, что тоже имею определенные права — ибо каков поп, таков и приход. Питер, а может, я становлюсь нимфоманкой?

— Что-то ты слишком возбуждена, Ева. Может быть, выключим на время магнитофон? И потом, ты опять задаешь мне вопросы.

— Я все понимаю, Питер, но мне необходима помощь. Честное слово! Что со мной происходит? Я просыпаюсь по ночам и задаю себе постоянно этот вопрос. Я боюсь, что у меня не все в порядке с психикой. Но еще больше я боюсь потерять Дэвида. Вернее, те — крохи со стола его внимания, которые он мне еще уделяет. Но для меня нет страшнее этой потери.

— Мне следовало бы догадаться о твоих, сомнениях заранее. Ну какого черта я всегда лезу со своим психоанализам к тем женщинам, с которыми сплю? Ладно уж, Ева, рассказывай все до конца. Ты, значит, утверждаешь, что он сильно изменился с тех пор, как вы сблизились снова?

— Он действительно изменился. И я тоже. Причем все преимущества на его стороне. Он знает, что я люблю его. Господи, я повторяю ему словалюбви, как попугай. Они просто сами выскакивают из меня. И он этим пользуется. Обращается со мной, как с какой-нибудь вещью. Я и в самом деле его вещь, только не хотелось бы, чтобы он был в этом слишком уверен. Вот, к примеру, несколько дней назад, когда мы находились у него дома… Даже не знаю, стоит ли рассказывать тебе подобные вещи…

— Только не останавливайся, продолжай дальше, ты весьма меня заинтриговала. Ты же знаешь, что такого рода вещи меня особенно интересуют.

— Боюсь, что вряд ли тебя слишком заинтересуют мои глупости. Но, если хочешь. Ведь ты же в курсе, что мы с Дэвидом трахаемся, именно этим мы тогда и занимались. Прямо на диване в гостиной, даже не раздеваясь. Мы иногда занимаемся любовью таким способом.

Была суббота, и мы только что заявились к нему домой. Он ожидал приезда своих родственников — у него две сестры и брат, как ты знаешь, и они должны были вот-вот подъехать. Короче говоря, он очень спешил. При этом мы решили испробовать новый способ совокупления — я прижималась спиной к диванной подушке, а он наезжал на меня спереди, раскинув мои ноги по сторонам. Получалось довольно забавно… Жаль, Питер, что ты не можешь увидеть себя в зеркале сейчас…

Так вот, в самый разгар нашего занятия в дверь внезапно позвонили, и он, услышав звонок, с силой оттолкнул меня от себя, как будто то, чем мы только что занимались, вдруг сделалось грязным и неприличным. Да, да, именно грязным — об этом свидетельствовало выражение его лица. Он вскочил, торопливо застегивая брюки и глядя на меня с некоторой дозой отвращения, если хочешь. А потом он сказал… Знаешь, что он брякнул? «Вставай скорей, Ева, ради Бога. Ты выглядишь, словно дешевая потаскуха, сидя на диване враскорячку».

В этот момент я его ненавидела, Боже, как я его ненавидела! Но себя больше во сто крат. За то, что пришла к нему, за то, что позволяю обращаться с собой подобным образом, — оказывается, меня можно использовать, а потом отбросить, как грязную тряпку.

— Но что же, в сущности, произошло?

— А ничего. Я встала и удалилась в ванную, чтобы привести себя в порядок и успокоиться. В это время он встречал своих детишек. Я сказала «детишек»? Ошибочка. Фрэнси не ребенок. Она сестра Дэвида, та, которая постарше. Ей семнадцать, и когда она приезжает к Дэвиду, то разыгрывает перед ним роль эдакой соплячки. Но она — клянусь тебе, Питер, она прекрасно поняла, чем мы с ним занимались. Я даже покраснела, когда она взглянула на меня. Дальше — больше. Дэвид попросил меня сходить с ней за покупками. Купить что-нибудь из одежды. «Бедная» Фрэнси, она выросла из всех своих платьев, ей нужно новое.

— У Евы такой хороший вкус, я уверена, что она поможет мне выбрать что-нибудь действительно крутое, — заявила она.

Говорю тебе, Питер, крошка Фрэнси уже вполне сложившаяся женщина, хотя бы в плане дамских уловок. А Дэвид просто туп и не замечает очевидных вещей. Ему все кажется, что его сестричка — бедное невинное дитя, из тех, что пытаются собрать лунный свет в подол платьица!

Мне пришлось воспользоваться своей машиной, потому что Дэвид повез Рика и Лайзу в зоопарк. И, само собой разумеется, как только мы остались одни, она и думать забыла про свои девчачьи повадки. Для начала она спросила у меня, какого я мнения о Дэвиде как о мужчине. И пока я пыталась найти подходящий ответ, она небрежно так мне сообщила, что у меня с Дэвидом ничего не получится, потому что, цитирую, «Дэйв любит трахаться и у него всегда было полно баб». Кавычки закрываются. И весь этот ужас она излагала мне нежнейшим детским голоском.

Собственно, она все еще ребенок, как бы ни выпендривалась. Я постаралась, как могла, закрыть избранную ею тему для разговора. Я поведала ей, что меня не так-то просто шокировать, хотя, надо отдать ей должное, в ее ремарках было довольно ума и наблюдательности. Я сообщила Фрэнси и об этом и добавила, что не считаю ее крохой и вполне способна оценить ее проницательность.

— Но Дэйв-то думает по-другому. Он все еще принимает меня за сосунка, а я — женщина. Могу поспорить, что в некоторых вопросах я дам тебе сто очков вперед, — так выразилась негодница, а потом прибавила, ухмыляясь, что догадывается, насколько бы мне хотелось ее треснуть, и выразила удивление, отчего я не делаю этого.

— По крайней мере, я говорю то, что думаю. Я тебя не люблю, и ты прекрасно чувствуешь это, разве не так?

Мне и на самом деле захотелось ее ударить. Наш поход в магазин завершился на стадии вооруженного нейтралитета. Поскольку ей было нужно новое платье, ей пришлось прибегнуть к моей помощи, чтобы выбрать что-нибудь приличное. Кстати, и на этой почве мы повздорили тоже. Дерьмо! С тех пор мы и не разговаривали по-настоящему, но, по-моему, положение вещей определилось как нельзя яснее.

— Ты рассказала Дэвиду о вашей беседе?

— Ну, конечно, нет — как бы я осмелилась? Он слишком привязан к своему семейству и уж особенно чувствителен ко всему, что касается Фрэнси. Он говорит, что она очень нуждается в заботе и ласке и гордится ею, поскольку она хорошенькая и прилично учится. У него есть экономка, но Дэвид искренне уверен, что всем в доме заправляет Фрэнси. И он постоянно твердит о том, какая из нее со временем получится отличная мать и жена. Я не в силах разочаровывать его. А кроме того, он мне не поверит и возненавидит за сказанное. Он еще, не дай Бог, подумает, что я ревную его к сестре или, что еще хуже, что я ее недолюбливаю. И тогда… Впрочем, как ни крути, а все сводится к одному — я не могу позволить себе потерять Дэвида. И насколько я в силах, я буду за него бороться. Питер! Скажешь ты мне, наконец, что делать? — Извини, милая, твое время истекло. Пора тебе превратиться из пациентки в любовницу, стать сладким пончиком с дырочкой посередине.

— Ах ты, пожиратель пончиков. Да у тебя одно только на уме!

— Ты сама об этом сказала, значит, хотела! Давай-ка попробуем, как у тебя было с Дэвидом. Садись так, чуть ниже… хорошо!

— Ох, Питер, что б тебя! Прекрати сейчас же, ну пожалуйста… Ох!

Глава 12

Фрэнси Циммер стояла на углу и ждала, когда загорится зеленый свет. Она время от времени слегка касалась волос, словно желая убедиться, что ее новый сексуально выглядящий светлый парик по-прежнему на месте. Она чуть не взвизгивала от удовольствия, когда представляла себе реакцию девочек в школе, когда она, тщательно натянув парик в гардеробной, так, чтобы ни один темный волос не выбивался из-под него, торжественно вплыла в класс. Конечно, эти поганки пытались изобразить равнодушие и лишь перешептывались между собой, зато парни просто обалдели, когда ее увидели, и, как один, заявили, что она вылитая Фарра Фосе. Некоторые сразу же предложили отвезти ее домой, но она гордо отвергала их всех, намекая с загадочным видом на то. что она уже договорилась о свидании и ее кавалер должен вот-вот за ней заехать.

Она двинулась домой пешком, небрежно покачивая бедрами, и, конечно же, через несколько минут престарелый пижон, сидевший за рулем «кадиллака» последней модели, затормозил перед ней в облаке пыли и предложил подвезти до любого нужного ей места. Старикан довез ее до города и был весьма мил, так что если бы не заботливо водруженный на голову парик, она была бы не прочь остановиться с ним у любого мотеля и предложить ему оттрахать себя, если бы у него проснулась охота. Но она слишком потратилась на это убранство и слишком долго и тщательно напяливала его на себя — именно так, как требовалось, да и на косметику времени не пожалела, поэтому Фрэнси никак не могла позволить, чтобы дедуля разрушил столь трепетно созданный образ. Она с ним только поиграла самую капельку и позволила ему разглядеть, что она не носит трусиков под платьем, для чего слегка развела ноги. Старикан от этого чуть с ума не сошел, и Фрэнси на секунду испугалась, что он сию же минуту врежется своим авто в бетонное ограждение шоссе и они окажутся на дне залива. Она пообещала встретиться с ним позже в одном из баров — у нее ужасно важная встреча, понимаете ли, объяснила Фрэнси. Про себя она улыбнулась. Дедуля устанет ждать. После этого она пересекла дорогу — быстро и решительно, так, что каблучки глубоко впечатывались в асфальт. В сущности, она никому не лгала — у нее на самом деле была своего рода деловая встреча. И проделав этот не близкий путь, она пыталась себя уверить, что мужчина, к которому она направляется, просто не вправе ее отвергнуть.

Фрэнси миновала четыре квартала, не обращая внимания на взгляды и смешки, которыми ее одаривали проходившие мимо парни. Она двигалась целеустремленно, отложив все случайные встречи на потом. Фрэнси торопилась, к тому же она была не против пешеходной прогулки по Сан-Франциско, особенно если при этом была предоставлена самой себе. Она наслаждалась свободой, и ее внимание привлекало все — рекламы и вывески, снующие вокруг люди, другими словами, она ощущала себя участником развернувшегося действа, имя которому — большой город.

Студия располагалась, на удивление, в весьма респектабельном доме, за которым открывался чудесный вид на залив и знаменитый мост. Она думала, что подобные учреждения ютятся в бедных кварталах в гнусных домишках, где на первом этаже продают книги для взрослых и всевозможные сексуальные штучки из пластика или резины. Но ничего подобного — местечко оказалось что надо!

Фрэнси в очередной раз поправила волосы, возблагодарив Бога, что выглядит старше своих лет. В этом притоне чувствовался класс, что внушало уверенность в устойчивом экономическом положении фотографа, который сделал такие чудесные фотографии, демонстрировавшие во всех видах Еву.

Он должен попробовать Фрэнси в качестве фотомодели. Просто обязан! Она позвонила в квартиру фотографа снизу и, пройдя через автоматически отворившуюся дверь, ступила на бесшумный эскалатор. Голос фотографа звучал в микрофоне переговорного устройства глубоко и волнующе, и Фрэнси пыталась представить себе его внешность. Поначалу он казался слегка удивленным, когда она позвонила ему в первый раз, спрашивая о возможности найти работу. К счастью, ей удалось перед этим подслушать разговор Дэвида с Евой, и она была уверена, что после Евы тот не успел подыскать достойной замены. Ничего, теперь Еве не придется беспокоиться — даже если ей взбредет в голову еще разок продемонстрировать себя в журнале, место окажется занятым. До чего все-таки тупа Ева. Только и занимается тем, что пытается оправдаться перед Дэвидом из-за всякой ерунды! А что нашел в ней Дэвид — тоже вопрос. Она худовата, да и сиськи не больно велики. Может быть, она в постели черт знает что вытворяет? Дэвиду нравится всякое такое.

Фрэнси облизала губы перед тем, как войти, хотя уже намазала рот блеском для губ, и в упор уставилась в лицо человеку, открывшему дверь. Тот стоял в раскованной позе, в свободной мексиканской рубашке с вышивкой по вороту и рукавам и в белых джинсах. Его наряд дополняли сандалии. Он откровенно рассматривал ее, и она заставила себя точно так же, не торопясь, дать оценку изучавшему ее мужчине. Наконец, он улыбнулся и отступил в сторону, чтобы позволить ей проникнуть в глубь дома. Проходя внутрь, она почувствовала некоторое облегчение — первое испытание она прошла!

Фрэнси храбро проследовала в покрытую коврами комнату, остано-вившись на секунду, чтобы сбросить туфли. Ее обнаженные ступни почти до щиколотки утонули в высоком ворсе. Черт возьми, это было приятное чувство.

— Браво! Достойный жест, и прекрасно отработанный к тому же. Мне по сердцу твои манеры, детка.

Фрэнси резко повернулась на пятках, чтобы взглянуть на невидимого собеседника, который, казалось, слегка поддразнивал и подначивал ее. Второй человек, находившийся в комнате, был одет более небрежно, чем тот, кто открыл Фрэнси дверь. Его тонкая рубашка была расстегнута до пояса и даже не заправлена в брюки. Он сидел в кресле, беззаботно закинув одну ногу на подлокотник, и его невозможно яркие голубые глаза уже раздевали Фрэнси, вперив пронизывающий взгляд в ее тело. Фрэнси не осталась в долгу и во все глаза изучала незнакомца, пока Джерри, фотограф, представлял их друг другу.

— Брэнт Ньюком — Фрэнси… как там тебя? Ну, да все равно. Какая разница, какая у человека фамилия в конце концов! Если ты не против, Фрэнси, Брэнт некоторое время побудет с тобой и развлечет тебя немного, а я пока подготовлю все к съемкам. Как-никак, а я должен придерживаться определенного распорядка.

Итак, он согласился испытать ее в качестве манекенщицы — фантастика! Тем не менее не стоит особенно выказывать радость.

Тем временем Брэнт Ньюком продолжал методично исследовать Фрэнси, и на лице его при этом читалось легкое презрение. Фрэнси же судорожно пыталась вспомнить, где она видела лицо голубоглазого незнакомца. Возможно, в каком-нибудь журнале мод, подытожила она свои наблюдения, поскольку парень был достаточно хорош собой, чтобы оказаться и манекенщиком, и киноактером.

Фрэнси продолжала свои размышления и в той комнате, куда Джерри отвел ее для того, чтобы она переоделась в короткую открытую блузу, которую последний приготовил для нее, разложив на широкой кровати. Джерри оказался нормальным парнем и вполне пришелся ей по вкусу, но Брэнт Ньюком, что называется, поразил ее воображение. Прежде всего, он был самым красивым мужчиной, которого ей когда-либо приходилось видеть, а во-вторых, ей нравилось, как откровенно он ее разглядывал, даже не пытаясь этого скрыть. Вообще-то она никогда не была в особом восторге от блондинов, но блондин по имени Брэнт Ньюком тревожил ее воображение и вызывал трепет во всем ее теле. Было очевидно, что Брэнт тоже об этом догадывался. Появившись перед хозяевами снова, на этот раз в коротком кимоно в японском духе, Фрэнси демонстративно проплыла по помещению, чуть покачивая бедрами и высоко задрав подбородок. Талию она перетянула поясом, но так, чтобы на груди кимоно было в достаточной степени открыто. Пусть они убедятся, какие у нее красивые ключицы и груди. К тому же у нее есть бедра, настоящие крутые бедра, не то что у этой тошей сучки Евы!

В комнате находился импровизированный подиум — длиннющий диван без ножек, который тянулся по всей длине огромного окна. По его пространству были разбросаны яркие подушки, и Джерри жестом предложил Фрэнси занять на подиуме место, в то время как он сам трудился над осветительной аппаратурой и устанавливал фотокамеру на штатив. По полу в разных направлениях тянулись разноцветные провода, объединяя разрозненные предметы, предназначенные для фотосъемки в общую, хорошо продуманную систему. Джерри несколько раз включил и выключил софиты, проверяя их работу и едва не ослепив Фрэнси, и проговорил, указывая на здания напротив, стальными громадами врезавшимися в голубое небо.

— Начнем с того, что ты расположишься напротив окон, птенчик, я постараюсь использовать небоскребы в качестве заднего плана. Да, пожалуй, такой ракурс подойдет лучше всего.

Фрэнси пробралась на мягкую платформу у окна, стараясь не задеть разбросанные кругом провода и прочие элементы оборудования, перехватив по пути напряженный взгляд Брэнта, и остановилась в ожидании дальнейших указаний. Она чувствовала легкое возбуждение, предшествовавшее началу первых в ее жизни фотопроб, которые, она была уверена, сделают из нее настоящую фотомодель, о чем она долго и упорно мечтала. Может быть, в один прекрасный день она тоже станет украшением разворота для «Стада», интересно только, как ее старший братец переживет подобное?

Джерри колдовал у софитов и камеры, ловя ее силуэт в видоискатель, добавляя и уменьшая поток ослепительно яркого света, обдававшего ее временами нестерпимым жаром. Теперь она уже не могла созерцать голубоглазого незнакомца, но постоянно чувствовала его присутствие. Здесь, в белесом свете мощных фотоламп, она, наконец, вспомнила, где видела этого парня. Его портрет красовался в журнале «Море» и предварял собой статью, именовавшуюся «Новое поколение плейбоев». Она вспомнила, что в журнале писали о его огромном состоянии, об участии Брэнта в автомобильных гонках, а также о его любовных историях с известнейшими кинозвездами и о скандальных вечеринках, которые он имел обыкновение закатывать на своей загородной вилле. Он начал сильно интересовать Фрэнси, и она тут же дала себе слово, что не пожалеет усилий и сделает все, от нее зависящее, чтобы он заметил ее, запомнил по-настоящему.

— Нормально, дорогая, все идет хорошо. А теперь скинь тряпку, которую я тебе выдал, и встань боком — хочу заснять тебя в профиль, — надеюсь, ты в курсе, что обладаешь абсолютно сногсшибательным бюстом?

Вздрагивая от волнения, охватившего все ее существо, Фрэнси сбросила кимоно и, нагая, застыла на фоне розовеющего от наступающего вечера неба.

Еще через полчаса съемок, когда все ее тело ныло при малейшей попытке изменить позу, Джерри, наконец, смилостивился и дал ей возможность передохнуть.

— Можешь расслабиться, дорогая, пока я буду менять пленку в аппарате, и выпить немного — Брэнт нальет тебе какого-нибудь пойла, если тебе нужно подкрепить силы.

Все еще полуослепшая от яркого света софитов, Фрэнси тем не менее храбро шагнула в темный провал комнаты, дабы всем своим видом продемонстрировать собственное бесстрашие и хладнокровие. Она даже не потрудилась накинуть на голое тело кимоно и почти на ощупь добралась до противоположного конца помещения, где неясным для ее мигающих глаз силуэтом девушку поджидал Брэнт.

Фрэнси потребовала у него виски (этот напиток предпочитала Ева, поэтому просьба Фрэнси прозвучала вполне светски), и пока Брэнт наливал виски из высокой красивой бутылки, ее зрение снова адаптирова-лрсь к обычному освещению.

«Ну, как я себя вела?» — ужасно хотелось спросить Фрэнси, но она решила, что это будет слишком по-детски, поэтому промолчала, решив предоставить инициативу Брэнту.

Он протянул ей стакан и беззастенчиво окинул взглядом ее обнаженное тело. Она почувствовала, как по ее телу разлилось тепло от его взгляда, виски же огненной струйкой обожгло ей пищевод, поскольку Брэнт не разбавил его, и Фрэнси пришлось поначалу сделать над собой некоторое усилие, чтобы проглотить первую порцию.

«Вот удача, — подумала она. — Этот пижон миллиардер и находится в одной комнате со мной, он рассматривает мои прелести и даже не пытается скрыть, что хочет мной обладать…»

Фрэнси была права — она прекрасно знала этот мужской взгляд, которым ее на улице часто провожали парни, и такой же огонек вспыхивал теперь в голубых глазах Брэнта. Он вытянул вперед руку и ухватил ее за грудь, при этом сильно ее сжал.

— Неплохо. Приятно потрогать настоящую вещь, а не нашпигованную силиконом. Не знаю, сколько тебе заплатит Джерри за свои картинки, но я дам тебе вдвойне всего лишь за одну — специально для меня. Только тебе придется снять этот блондинистый парик. Уверен, что твои настоящие темные волосы придадут тебе куда больше прелести, чем это воронье гнездо из обесцвеченной пакли. И еще — позу и ракурс для съемки подберу я сам. Не беспокойся, если будешь стараться — премия тебе обеспечена.

Тут он подмигнул ей и ухмыльнулся, хотя в глубине его взора не было и намека на юмор. На самом деле Брэнт не шутил.

— Так ты будешь вести себя как следует, а, Фрэнси?

Фрэнси все еще чувствовала прикосновение руки Брэнта к своей груди, а неразбавленное виски, которым она угостилась с легкой руки Брэнта, жгло ей внутренности и растекалось по жилам, зажигая в теле огонь и вызывая чувственную дрожь, которую она испытала лишь однажды — когда четверо мальчишек из класса подвергли ее «инициации», так, по крайней мере, выразился один из них. Пронизывающий взгляд Брэнта почему-то напомнил ей о тех процедурах, которым ребята подвергли ее тогда — и все вместе, и по отдельности.

Брэнт молчал в ожидании ответа, как вдруг она почувствовала, что Джерри, неслышно войдя в комнату, встал за ее спиной.

— Похоже на то, что Фрэнси уже получила от тебя соответствующее предложение, правда, Брэнт? Вот жалость-то какая! А я слишком увлекся профессиональными обязанностями и не успел найти соответствующий подход к малышке!

— Я надеюсь, что Фрэнси не откажет нам обоим. Что скажешь, воробышек?

В тот момент, впервые за все семнадцать лет существования, Фрэнси поняла, что живет на полную катушку. Двое взрослых мужчин стояли рядом с ней, совершенно обнаженной, и неспешно, спокойными голосами вели беседу о том, как будут заниматься с ней любовью. Впрочем, на некоторое время съемки возобновились. На этот раз Джерри делал более откровенные снимки, а его ракурсы становились все раскованнее. Фрэнси едва не захихикала, когда представила себе лицо Дэвида, рассматривающего один из снимков, вышедших из рук Джерри. Мысль об ужасе, который испытает ее брат, взглянув на подобную фотографию, а главное, о том, какое наказание последует за этим, заставляли ее трепетать и ощущать легкую слабость в ногах. По этой причине лицо Фрэнси приобрело несколько рассеянный и отсутствующий вид, который безумно пришелся по душе Джерри, и он не уставал повторять, что она абсолютно естественна, а естественность дорого стоит.

Когда завершилось то, что Джерри окрестил «официальной частью», Фрэнси отправилась в спальню вместе с Брэнтом и Джерри, на ходу стаскивая с себя парик. Длинные темные волосы каскадом заструились вокруг ее плеч, когда она легла в постель с Брэнтом и соединилась с ним на глазах у Джерри, который непрерывно щелкал камерой, стараясь получить как можно больше крупных планов. Когда Брэнт выполнил свою миссию в постели, его место занял Джерри, камера же перекочевала в руки Брэнта, и настала его очередь щелкать затвором. После всего этого они снова выпили, усевшись на диване, разглядывая с интересом моментальные снимки, полученные с помощью «поляроида». Фотографии оказались самой настоящей порнографией и так подействовали на Фрэнси, что она буквально вцепилась в промежность Брэнта и не успокоилась до тех пор, пока он, спихнув Фрэнси на под, не принялся трахать ее опять, уже не слишком резво, и сопровождая движения любви ироническими комментариями по поводу чувственности и ненасытности девушки в любви. Его смех и шуточки, казалось, еще больше возбуждали Фрэнси, поскольку она настолько вышла из себя, что начала кусаться и царапаться. Тогда он ударил ее довольно сильно, а потом хладнокровно врезал еще несколько раз, надеясь таким путем остановить разбушевавшуюся стихию любви в душе семнадцатилетней нимфоманки. Приступ истерики прошел, онапокорилась ему и, прижавшись к его ногам, стала молить задыхающимся от страсти голосом, чтобы он не прекращал ударов, а, наоборот, продолжил наказание.

— Так, значит, маленькая дьяволица, ты получаешь удовольствие от того, что тебя бьют? Ты — мазохистка? Ну что ж, милочка, пожалуй, я смогу доставить моей птичке несколько приятных минут. Иногда я сам возбуждаюсь, проделывая подобное по отношению к женщине. Особенно если с такими маленькими и хорошенькими, как ты.

Фрэнси получила порцию своих радостей, которые заключались в том, что Брэнт перегнул ее через колени и как следует всыпал по заднице, нанося шлепок за шлепком по ее извивающейся обнаженной попке. При этом она тяжело дышала, стонала и терлась о ногу Брэнта, нуждаясь в прямом физическом контакте с ним.

Когда Брэнт завершил телесное наказание, она все еще извивалась и терлась о его бедро, заливаясь слезами. Но когда она, наконец, заговорила, в ее голосе послышалось торжество.

— Я вся твоя, понимаешь ты это? Ты только что превратил меня в свою рабыню. Ты можешь делать со мной все, что взбредет тебе на ум. Абсолютно все, понимаешь? Я ни слова не скажу. Трахай меня, Брэнт, бей меня как можно сильней, заставь меня ползать у твоих ног… Я очень хорошая! Мальчишки из моего класса говорили, что lie встречали никого лучше. И я сделаю для тебя все, ты сам увидишь!

Брэнт, не тратя лишних слов, снова вошел в нее, на этот раз перекинув тело девушки через низкую спинку кровати. Он взял ее яростно, уже не опасаясь причинить боль, в то время как Джерри суетился со своей камерой вокруг них, продолжая снимать, снимать, снимать… Потом настала очередь Джерри.

Когда оргия закончилась, Брэнт предложил отвезти Фрэнси домой. Восседая рядом с ним на кожаном сиденье и всем телом ощущая его упругость и мягкость, Фрэнси была на верху блаженства. Все-таки она встретила человека, мужчину, который мог дать ей все то, о чем она грезила в самых смелых своих мечтах. И она, в свою очередь, постарается добиться того, чтобы и он испытывал нужду в ней. Он определенно испытывает интерес к ней — она не может ошибиться, — иначе с какой стати он бы повез ее домой?

Фрэнси наврала Брэнту, что живет с очень ревнивым и недружелюбным парнем, и попросила его остановиться за пару кварталов от дома. Ее заинтересовало, верит ли Брэнт всему тому идиотизму, который она только что выдала, но тот вопросов не задавал и лишь пожал плечами, словно ему было абсолютно наплевать на ее слова.

Она в очередной раз подумала, насколько Брэнт в состоянии увлечь женщину. Для нее все в нем было интересно — и личность Брэнта, и его манера поведения; особенно же ей нравилось, что Брэнт так богат. Фрэнси до встречи с ним никогда не ездила, например, на «ягуаре», ужасно изысканной и дорогой спортивной машине. К тому же ей нравилось, что он вел машину на большой скорости, довольно небрежно поворачивая руль, — кому, в сущности, по нраву жизнь, не приправленная ароматом опасности и риска?

Прижавшись ближе к Брэнту, Фрэнси положила руку ему на бедро, пытаясь добраться до его промежности, и преуспела — ее пальцы ощутили, как под ее пальцами напряглось тело беспечного ездока. Она улыбнулась. Оказывается, не так-то трудно добиться, чтобы у парня «вставал», когда ей этого захочется. Хорошо, что она узнала об этом в самом начале.

— Хочешь, я возьму «его» в рот, — осведомилась Фрэнси, уже склоняя голову к его ногам.

Продолжая управлять машиной, Брэнт схватил ее за волосы и отбросил голову девушки на подушку сиденья.

— Не сейчас, малышка. Как-нибудь в другой раз. Тебе следует научиться сдерживать свои порывы. — Глаза Брэнта некоторое время пристально разглядывали ее лицо, пока его внимание снова не переключилось на дорогу. Но Фрэнси не удалось ничего прочитать в его взгляде.

— Я, пожалуй, дам тебе номер телефона меей квартиры, куколка. Позвони мне, когда твоего ревнивого любовника не будет в городе, и мы устроим маленькую вечеринку. Ты не против?

Да, Брэнт был полон загадок. Именно в тот момент, когда она уже начала волноваться, что уже наскучила ему и он готов распроститься с ней навсегда, он дал ей номер своего телефона и предложил позвонить! Нет, он, совершенно очевидно, увлекся ею. Она смогла заинтриговать Брэнта! Фрэнси буквально ерзала на удобном сиденье «ягуара», представляя все перипетии будущего рандеву с этим удивительно странным человеком и предвкушая будущие радости плоти.

После того как Брэнт довез Фрэнси до условленного места, она отшагала два квартала до дома, продолжая размышлять о нем. В мечтах она предвкушала будущие встречи, которые, она знала, последуют за первой. Она хотела Брэнта Ньюкома, вожделела его всеми фибрами души. Фрэнси постарается сделать так, чтобы Брэнту не было с ней скучно.

Глава 13

Фрэнси позвонила Брэнту Ньюкому два дня спустя. Стояло субботнее утро, и Дэвид своим звонком уже поставил семейство в известность, что страшно занят и на этот уик-энд вырваться в Олбени не сможет. Для Фрэнси звонок Дэвида означал, что ей придется еще одну субботу и воскресенье провести с младшими братом и сестрой. Особенно Фрэнси ненавидела субботы, когда экономка, миссис Лэмберт, отдыхала и ей приходилось, хотела она этого или нет, взваливать на себя все заботы по дому и выступать в качестве няньки Рика и Лайзы. Но сегодня они этого от нее не дождутся. Сколько можно, в конце концов! Разве Дэвид не понимает, что ей уже исполнилось семнадцать и она имеет право на собственную личную жизнь? Дэйв совершенно невыносим — он такой ужасный эгоист! Зато она может положиться на Рика, который обладалмягким характером и был добрым и покладистым мальчуганом. Ко всему прочему, Рик и Лайза любят ее и никогда ничего не расскажут старшему брату. Она позволит им остаться дома и смотреть телевизор до посинения, а сама наготовит разной еды и бутербродов, чтобы детишки не голодали, пока ее не будет. Они даже не успеют соскучиться, она же вернется через какое-то недолгое время…

Когда Фрэнси набирала номер Брэнта, ее руки тряслись — так сильно она боялась, что не застанет того дома. Довольно долго никто не поднимал трубку; наконец, Брэнт ответил хриплым со сна голосом, явно недовольный, что его разбудили. Фрэнси с замирающим сердцем сообщила ему, кто звонит, на мгновение испугавшись, что он просто-напросто позабыл о ней. Некоторое время Брэнт молчал, ничего не отвечая Фрэнси, зато когда заговорил снова, его голос как по мановению волшебной палочки изменился и зазвучал вполне любезно, хотя в нем проскальзывали нотки неприкрытого веселого удивления. Они договорились встретиться во второй половине дня, когда Брэнт, по его словам, окончательно придет в себя и сможет уделить Фрэнси побольше внимания. Он продиктовал ей адрес и повесил трубку без лишних слов, Фрэнси же еще с минуту простояла у телефона, вцепившись в аппарат с такой силой, что костяшки пальцев побелели — она не могла прийти в себя от охватившего ее возбуждения.

Оказалось, что дезертировать из дома не так-то просто, как показалось Фрэнси сначала. Прежде всего, Рик осведомился, куда это она направляется, причем вопросы он задавал весьма мрачным тоном, поскольку Фрэнси неосмотрительно обещала поиграть с ним в бейсбол.

— Мне тоже осточертело сидеть целыми днями в нашей старой развалюхе, — пожаловался он. — Если ты не в состоянии сыграть со мной, то, возможно, отец Боба Филдса составит мне компанию. Он как-то сказал, что и сам не против перекинуться мячом после того, как я поплакался ему в жилетку, что мне не с кем играть.

Фрэнси постаралась отделаться от Рика, придав своему голосу начальственные модуляции старшей сестры, но Лайза, обладавшая способностью чуять скандал в самом зародыше, принялась молча рыдать, закрыв личико руками.

— Послушайте, нет, только послушайте, ребятки, для меня чрезвычайно важно вырваться сегодня из дома. Чрезвычайно! Я вам клянусь. Разве я покинула бы моих славных братика и сестричку, если б это не было так важно для меня? Вы только посмотрите на других девчонок моего возраста. У них у всех уже есть собственные автомобили, и они разъезжают себе спокойненько на свидания, словно какие-нибудь леди. А Дэвид хочет, чтобы я вечно здесь торчала. В один прекрасный день у меня от всего этого поедет крыша!

Фрэнси заметила, что Рик заколебался, поэтому она в прямом смысле этого слова пала перед ним на колени и, обняв мальчика за плечи, взмолилась: — Рик, ну пожалуйста, я подарю тебе пять долларов. Или нет, подожди минутку, я прямо сейчас схожу за Черил и позову ее к нам — пусть сидит тут и развлекает вас, пока я не вернусь. Что вы на это скажете? У нее нет постоянного парня, поэтому она все равно околачивается дома. Она мне жаловалась, что у нее в холодильнике пусто, вот пусть заодно и поест у нас…

Обычно Фрэнси добивалась своего тем или иным образом. Даже общалась с Черил. Вот и сейчас ее удалось уговорить. На все про все ушло двенадцать долларов из денег, которые Брэнт и Джерри дали Фрэнси «за хорошее поведение». Остальные деньги она решила припрятать и на их основе создать «фонд помощи беженцам» — так Фрэнси окрестила сумму, которую ей было необходимо собрать, чтобы начать самостоятельную жизнь. Правда, к двенадцати долларам пришлось приплюсовать расходы на автобус до города и на такси от автобусной станции до того места, где жил Брэнт.

Фрэнси порадовалась, что взяла такси, — расстояние от автовокзала, расположенного в грязном перенаселенном районе, до жилища ее кумира оказалось довольно велико. В районе, где жил Брэнт, даже воздух, казалось, имел другой аромат, кругом цвели сады, простирались хорошо ухоженные лужайки, цветочные клумбы, пестревшие роскошными цветами. Девушка окинула взглядом высокий белоснежный дом и подумала, что именно в подобном строении должен проживать миллиардер Брэнт Ньюком. Что-то похожее на дворец, располагавшийся перед ней, Фрэнси видела на страницах модных журналов «Лучший дом» или «Американское жилище». Как и в журналах, здание находилось на вершине холма, сплошь застроенного виллами, принадлежавшими людям с самыми громкими фамилиями в Сан-Франциско. С холма открывался вид на залив и прочие красоты города.

Да, подумала Фрэнси, этот пижон действительно в состоянии заполучить все, что его душеньке угодно при его огромных доходах и фантастической внешности. И вот он хочет заполучить теперь ее, и здесь не может быть сомнений, поскольку в противном случае она бы здесь не стояла. Она вдруг пожалела, что на ней не надето ничего стоящего и по-настоящему шикарного. Но размышляя по этому поводу, она непроизвольно захихикала. Какая чушь! Разве Брэнта могли заинтересовать хоть на йоту шмотки Фрэнси? Ее тело — вот что представляло ценность для Ньюкома. Продолжая улыбаться, Фрэнси нажала на кнопку звонка у входа в особняк. Звонок пропел несколько тактов в стиле «диско», и она протанцевала два или три па в подобном стиле в ожидании, когда дверь откроется и ее впустят в волшебный замок.

Роль вежливого благовоспитанного хозяина исполнял Брэнт собственной персоной. Усадив ее на террасе, он кормил ее икрой и поил шампанским, поскольку она созналась, что всегда мечтала поесть икры, запивая драгоценную закуску шампанским. Сам же он при мысли о шампанском сморщил нос и налил себе остуженного белого вина, хотя иоткупорил бутылку с шипучим напитком для Фрэнси. Окончив легкий завтрак, Брэнт закурил сам и предложил Фрэнси покурить специальные маленькие трубочки, заряженные гашишем. Ощущение поразило Фрэнси — гашиш расслаблял и возбуждал одновременно.

Что же последует вслед за этим, гадала Фрэнси, но Брэнт не спешил. Он лишь слегка заигрывал с ней, ограничиваясь легкими щипками и шлепками, словно напоминая ей о цели ее прихода.

В конце концов, он отвел девушку в комнату, именовавшуюся «игровой», где на стенах и по потолку были развешаны зеркала, а в самом центре стояла огромных размеров кровать, и продемонстрировал оборудование для съемок и записи звука, которыми эта своеобразная студия оказалась буквально нашпигована. Брэнт объяснил, что здесь можно проводить фото — и киносъемки даже в темноте, поскольку съемочная аппаратура обладала инфракрасными устройствами ночного видения.

Без напоминания со стороны Брэнта Фрэнси начала сбрасывать одежду, кокетливо демонстрируя собственную наготу перед зеркалами. Брэнт рассмеялся.

— Как это ты догадалась, что я уже дозрел? Ты что, умеешь смотреть сквозь брюки? — поддел он ее.

Она встала перед ним на колени и расстегнула «молнию» на его небесно-голубых джинсах, припав ртом к источнику своего наслаждения. Но не прошло и нескольких мгновений, как Брэнт грубо оттолкнул ее.

— Тебе необходимо учиться, моя милая, и учиться как следует. То, что ты там бессовестно терзаешь сейчас — не горячая сосиска, купленная у уличного торговца, а весьма деликатный инструмент!

Он отступил на шаг от нее, исследуя Фрэнси своим холодным взглядом.

— Впрочем, я запамятовал — ведь ты из тех сучонок, которых перед употреблением надо помять, сделать им больно. Или, может, ты предпочитаешь ощущать боль в момент совокупления? Я, конечно, могу и перепутать, но точно знаю, что тебя привело сюда желание немного помучиться, или я не прав?

Не ответив на замечание Брэнта, Фрэнси, гордая своими прелестями, разлеглась на полу, глядя на него снизу вверх. Ей, однако, не понравились шуточки великого соблазнителя в ее адрес и его желание поиграть с ней. Такого рода игры со стороны молодых людей она терпеть не могла.

— Ты скотина. Никто до сих пор не ставил под сомнение мое умение работать ртом. В каких же это уроках, по-твоему, я нуждаюсь?

— Не стоит тратить время на болтовню, милочка. Ты пришла сюда с единственной целью — чтобы я тебя трахнул. Хотя тебе и следует преподать урок, но у меня нет ни времени, ни желания становиться твоим учителем. У меня уже давно стоит, поэтому перебирайся на кровать и готовься к бою, а я тем временем сброшу с себя тряпки.

Интонации в его голосе насторожили и отчасти испугали Фрэнси, в словах Брэнта она почувствовала металл и безжалостность хорошо отлаженного автомата. Вдруг ей расхотелось иметь с ним что-либо общее. Фрэнси вскочила в полный рост с полыхающими от гнева щеками.

— Не смей разговаривать со мной в таком тоне, Брэнт Ньюком. Я не подзаборная шлюха!

Брэнт ударил ее в грудь, и от боли и неожиданности она даже вскрикнула.

— Ты без сомнения шлюха, Фрэнси. Все женщины, с которыми я был знаком — шлюхи! По крайней мере, хотя бы для одного мужчины. Ну — ка, быстро забирайся назад в кровать и раздвигай ноги как можно шире.

Фрэнси стала отступать назад, встревоженная стальным блеском, заигравшим в его глазах. Только в эту минуту она поняла, что, оказывается, совершенно не уверена в себе и, более того, напугана этим человеком до кончиков нопей, — моментами ей стало казаться, что перед ней не человек, а робот. Грудь от удара Брэнта ныла, а ее глаза наполнились слезами. Тем не менее она успела заметить, как он нажал какой-то тумблер и комната наполнилась легким жужжанием.

— Ты собираешься меня фотографировать? — спросила Фрэнси, глотая слезы.

— Нет, детка, я собираюсь снимать кино. Мы с друзьями любим иногда снять приличный порнофильм, и при этом никогда не задействуем актеров. В наших фильмах абсолютно все реально, потому что происходит на самом деле. — Глаза Брэнта продолжали холодно исследовать лицо Фрэнси — в них не светилось человеческое чувство. Бесстрастные, они словно превратились в два кусочка голубого льда.

— Поторапливайся, Фрэнси, не пытайся рассердить меня снова. А то я могу подумать, что ты ставишь передо мной именно такую задачу.

Брюки Брэнта полетели в угол. Фрэнси успела отметить про себя, что тот не носит под джинсами белья. Он не затруднял себя подобной ерундой, перед ним стояли дела поважнее.

Он подошел к ней вплотную и толкнул ее изо всех сил таким образом, что Фрэнси опять очутилась в постели. Потом он, широко размахнувшись рукой, ударил ее. Будто со стороны Фрэнси услышала собственный вопль, но не пошевелилась, а так и осталась лежать на спине, распахнув ноги, зажмурив глаза и медленно осознавая, что по ее телу горячим потоком заструилось вожделение, нарастая и доводя ее до истерики. Действие гашиша продолжало сказываться на их движениях и поступках — Брэнт передвигался словно в замедленном фильме, неторопливо и тщательно устанавливал Фрэнси в несколько гротескную позицию, нанося ей удары всякий раз, когда ему казалось, что она не столь быстро, как ему хотелось бы, подчиняется его желаниям или проявляет недостаточное понимание того, что угодно ему, Брэнту. В результате его манипуляций Фрэнси оказалась стоящей на четвереньках, используя колени и локти в качестве опоры. Прихватив брючный ремень, Брэнт стал хлестать ее по ягодицам, отчего Фрэнси завизжала и принялась извиваться, но не для того, чтобы избегнуть ударов ремня, а для того, чтобы любой ценой прикоснуться гинеталиями к шелковой подушке, которую она зажимала между ног. Ее возбуждение начало достигать апогея, и она буквально молила Брэнта войти в нее или сделать хоть что-нибудь, чтобы она могла достичь вершины экстаза. Наконец, Брэнт сжалился над ней и вошел в нее сразу целиком, будто насадив ее на копье. Его пальцы мертвой хваткой держали ее за волосы, как если бы они служили ему уздой в бешеной скачке любви. Начиная с этого мгновения, Фрэнси впервые достигла пика наслаждения, а потом волны телесного счастья стали накатываться на нее одна за другой, превратившись в бесконечную цепь удовольствия. Тело Фрэнси задвигалось в бешеном ритме, вынудив Брэнта выплеснуться в нее яростно и мощно.

Когда страсть улеглась, он пристроился рядом с ней, но уже ничем не напоминал изнывающего от похоти самца, которого являл собой минуту назад. Наоборот, он вел себя так, словно между ними не произошло ничего из ряда вон выходящего. К нему вернулись холодность, сдержанность и даже вежливость воспитанного хозяина.

Фрэнси уже не в состоянии была представить себе, что Брэнт взял ее сзади, подобно животному, он налил себе в бокал ледяного вина и шампанское для нее, ловко, даже изящно манипулируя бутылками, серебряными щипчиками и ведерком для льда. Затем он проговорил, уже в который раз удивив ее:

— Ты не пыталась прикрыть лицо руками, когда я бил тебя, глупая маленькая шлюшонка. А ведь я мог поставить тебе под глазом синяк! У тебя что, отсутствует элементарное чувство самосохранения?

— Я не знаю, никогда не думала об этом, — честно ответила Фрэнси. — Все, о чем я мечтала в тот момент, сходилось к одному желанию — испытать оргазм, когда же ты начал избивать меня, твои удары в определенном смысле помогали мне чувствовать собственное тело острее, чем обычно. Ну, как если бы ты, стукнув меня, демонстрировал тем самым свое присутствие со мной и во мне, требуя от меня дополнительного внимания к персоне Брэнта Ньюкома. А это, по-моему, означает только одно — г — что я для тебя желанна. Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Не знаю, насколько точно я в состоянии понять весь этот вздор, да это не столь уж и важно, если боль на самом деле служит источником возбуждения для юной мисс. Между прочим, сколько тебе лет?

Вопрос Брэнта застал Фрэнси врасплох, она в панике старалась припомнить, что говорила ему по поводу своего возраста.

— Мне? Мне — двадцать, — неуверенно проговорила девушка. Он сильно ударил ее в лицо, сбросив с кровати на пол.

— Не пытайся мне лгать, сучонка. Я хочу услышать правду.

— Хорошо, хорошо, только не волнуйся. Должна признаться, что мне не больше девятнадцати.

Терпение Брэнта лопнуло. Он встал с постели, рывком поднял Фрэнси на ноги и, схватив се за волосы, оттащил в дальний конец комнаты, где находился туалетный столик. Там он, вооружившись салфетками, обильно смоченными холодным кремом, стал спокойнейшим образом стирать с лица Фрэнси тщательно нанесенный ею макияж, которым она весьма гордилась. Во время этого процесса Фрэнси вырывалась, плакала и обзывала Брэнта всеми возможными дурными словами, которые ей предлагала услужливая память. Брэнт, не прерывая работы, влепил ей несколько затрещин, чтобы она не мешала. Наконец, Фрэнси взмолилась о пощаде и, рыдая, призналась, что ей всего семнадцать.

— Мне семнадцать, Брэнт, правда, семнадцать. Я клянусь тебе. Но в этом году мне исполнится восемнадцать, сразу же, как я кончу школу. Честно, Брэнт. Сейчас я не вру.

Подобно уличному котенку, Фрэнси стала тереться о сильный торс Брэята, стараясь лизнуть его кожу своим острым розовым языком. Внезапно Брэнт развеселился, его злость улетучилась, и он, ухмыляясь, схватил Фрэнси в охапку и отнес на постель. На этот раз наступила его очередь поработать языком. Он показал Фрэнси, что чувствует женщина, которую вылизывает и целует мужчина. Эта сторона орального секса ей еще не была знакома. Ощущение было на удивление изысканным и острым. Фрэнси чуть с ума не сошла от восторга. Через некоторое время Брэнт изменил, позицию и растянулся вдоль Фрэнси в стиле «шестьдесят девять». Фрэнси попыталась вернуть ему долг и старалась, как могла, ублажая Брэнта, но то, что он делал для нее, рождало настолько сильное удовольствие во всем ее существе, что моментами она забывалась и переставала трудиться ртом. Тогда Брэнт напоминал о себе зубами, от чего Фрэнси вскрикивала от боли и желания. Все, пережитое девушкой за краткий срок ее существования, не шло ни в какое сравнение с тем, что она испытывала теперь… Она не переставая переходила от одного пика наслаждения к другому. Ах, если бы ее счастье могло продолжаться вечно…

Брэнт перевернулся на спину и, неожиданно втянув Фрэнси на себя, превратил девушку в жокея, совершающего прогулку верхом. Скачка, завершилась, когда Брэнт истек в ее заветные глубины. Сам по себе момент истечения Фрэнси узнала по особым пульсациям и сокращениям мужской плоти в ее лоне. На лице же Брэнта не отразилось ничего, оно оставалось холодным, отстраненным и бесстрастным. Лишь в самый миг оргазма он со страшной силой вдавил пальцы в истерзанные бедра Фрэнси. Та вскрикнула от боли, не переставая удивляться, какой странный подарок послала ей судьба в лице Брэнта. Следующим движением Брэнт в прямом смысле стряхнул ее с себя. Толчок оказался такой силы, что Фрэнси скатилась с кровати на пол, прямо на мягкий пушистый ковер, причем Брэнт, видя падение, даже бровью не повел.

Фрэнси поняла, едва взглянув на Брэнта, что уже откровенно наскучила ему. Его голубые глаза, по-прежнему холодные и равнодушные, укрылись за оградой из длинных стрельчатых ресниц и как бы потеряли се из виду. — Я хочу еще, — молила она, распростертая на полу, оставаясь лежать там, куда он ее отбросил.

— А зачем? — Голос Брэнта звучал любезно, но слова разили наповал. — Если бы я даже и смог, то не думаю, что мне захотелось бы еще. В тебе, милашка, не осталось никаких тайн. Я уже знаю все твои маленькие секреты. Искать больше нечего. Если что и осталось в тебе любопытного, так это твоя склонность к садомазохизму, но даже такой тип извращений для меня не в новинку.

— Мне все равно, что бы ты там ни говорил, Брэнт! Пожалуйста, не обижай меня. Разве ты не понимаешь, что я без .ума от тебя? Никто до тебя не поражал мое воображение до такой степени. Мне нравишься не только ты, но и все, что тебя окружает, например, твоя «игровая комната». Позволь мне быть с тобой, и я совершу ради тебя любое безумство, какое ты только в состоянии вообразить. Ты ведь знаешь, что это правда. Умоляю тебя, Брэнт!

Брэнт стоял рядом с кроватью, глядя на распростертую Фрэнси сверху вниз, по-прежнему обнаженный, со скучающей миной на лице. Раздосадованная его молчанием, она дотянулась к его промежности, хищно растопырив пальцы руки. Но реакция Брэнта оказалась быстрее, чем у нее. Его рука отвесила Фрэнси звонкую оплеуху, которая снова повергла ее на пол. Девушка ударилась головой об пол и закричала в отчаянье:

— Проклятый недоносок, ты сделал мне больно!

— Но ведь тебе нравится, когда больно, разве ты забыла? Хочу также сделать официальное заявление, моя крошка, я ненавижу, » когда мне причиняют боль, запомни это!

Он продолжал рассматривать Фрэнси, не меняясь в лице, и его леденящий взгляд, наконец, довел ее до слез. Она рыдала, как ребенок, вздрагивая всем телом, давясь влагой, струившейся из глаз и вдыхая воздух широко раскрытым ртом.

— Вот дерьмо какое! Насколько же ты глупа, если думаешь, что твои слезы могут хоть в малой степени повлиять на меня. Ты начинаешь действовать мне на нервы. Какого черта тебе здесь надо?

— Если ты не хочешь, чтобы я осталась у тебя, то позволь, по крайней мере, приходить к тебе время от времени. Клянусь, что больше не буду раздражать тебя, Брэнт, и выполню все, что ты мне скажешь…

— Да уж не сомневаюсь, что, если я позволю тебе бывать в моем доме, ты своего не упустишь, дорогуша! С другой стороны, возможно, кто-либо из моих друзей клюнет на такого извращенного птенчика вроде тебя и получит бездну удовольствия, обрабатывая ремнем твою задницу. Кто знает?

Брэнт улыбнулся Фрэнси, но в его улыбке не было и грамма веселья. Скорее его улыбка походила на безжалостную ухмылку палача.

— Ладно, можешь приходить, но помни — никаких потом жалоб и стонов. Тебе придется работать под взрослую и самой отвечать за себя и, разумеется, делать то, что тебе скажут. Надеюсь, ты принимаешь противозачаточные таблетки?

— Да, я принимаю таблетки с того дня, с того самого дня, как поступила в школу высшей ступени. Я все поняла. О, благодарю тебя, Брэнт!

В ответ на слова Фрэнси Брэнт ухмыльнулся, разглядывая содержимое стакана — он успел налить себе еще вина. Он раздумывал, отчего позволил этой извращенной куколке приходить к себе. Иногда, когда Брэнт находился в дурном расположении духа, он задавался престранными вопросами, одним из которых был вопрос о смысле собственной жизни, который формулировался словами «К чему все это?». Для чего, в самом деле, нужны ему вечные приемы, новые женщины, поиски новых развлечений? Что же сказал ему однажды этот ученый гусь, его персональный психоаналитик? Что-то вроде того, что богачу постоянно требуются новые впечатления и развлечения. Кроме того, очкарик твердил какую-то ерунду о подсознательном желании смерти, что, дескать, он, Брэнт, пытается непроизвольно разрушить собственную личность, а заодно разрушает и других. Но и психоаналитики не в состоянии знать всего. Всезнающих не существует. Люди продолжают создавать себе новых богов, в то время как единственная реальная сила проживает внутри их самих. Да, но какого дьявола он вдруг ударился в философствование?

Брэнт наблюдал за Фрэнси сквозь грани бокала. Сейчас она перешла из лежачего состояния в сидячее, вытирая кулачком заплаканные глаза. Она выглядела сущим ребенком без косметики и своего идиотского парика… Самое забавное, однако, заключалось в том, что на поверку ничего детского в ней не осталось — ищи — не ищи. Может быть, Фрэнси тоже, на свой лад, завернута на саморазрушение, как и он сам? Возможно, это и есть то общее; что их в определенном смысле объединяет. Но только в определенном смысле. .. Брэнт продолжал молча изучать девушку.

А потом он решил выбросить всю эту собачью чушь из головы. Брэнт чуть ли не замотал головой, отгоняя никчемные мысли о Фрэнси. С какой стати он должен забивать себе голову размышлениями о нравственном состоянии всякой потаскушки? С него довольно и собственных проблем.

Глава 14

До Фрэнси Брэнт Ньюком еще не встречал цыпочку, столь завернутую на мазохизме. Ей и в самом деле нравилось испытывать боль в момент интимного сближения. Конечно, существовала масса женщин, которые были не прочь приобрести подобный опыт, а некоторые стремились к мазохизму подсознательно, тем не менее, подвергнувшись насилию в полной мере и пережив побои, большинство из них сдавалось и молило о пощаде. Существовала особая группа женщин, которые соглашались перетерпеть истязания разного рода, но исключительно за деньги. Но эта пташка, Фрэнси, буквально требовала побоев, и Брэнт подозревал, что для нее страдания являлись единственным источником достижения оргазма. По-видимому, для нее чувство боли и половое чувство самым тесным образом переплетались. Вполне вероятно, что для друзей Брэнта юная мазохисточка могла стать лакомым кусочком, чтобы расшевелить их пресыщенные чувства.

Брэнт подошел к телефонному аппарату и начал набирать номер.

— Ну-ка, перебирайся ко мне, да побыстрее, — хриплым голосом приказал он.

Фрэнси стала подползать к нему на четвереньках, ее глаза мгновенно высохли и заблестели от возбуждения, как если бы он знал волшебное средство, какое-нибудь тайное слово, избавлявшее женщин от слез.

— Джерри? Я по поводу сегодняшней вечеринки. Да, буду. Но я прихвачу с собой одну пташку — Фрэнси, не помню, как по фамилии, — ты не забыл ее? Да, да, та самая… — Он продолжал говорить, не останавливаясь и не изменяя модуляций голоса, словно то, что проделывала Фрэнси в этот момент с его половым органом, никак его не касалось. Но Фрэнси знала, что ее манипуляции не оставляли его равнодушным — в ее руках он начал увеличиваться в размерах и приобрел упругость стальной пружины. Продолжая беседу по телефону, Брэнт крепко ухватил Фрэнси за волосы и резко нагнул ее голову вниз… Она готова была принять от Брэнта и в тысячу раз большую кару, поскольку, еще не сознавая этого, любила его. Именно любила, а не что-нибудь другое! Она охватила руками тело Брэнта, чувствуя под своими ладонями его мускулистые ягодицы. Он продолжал болтать с Джерри по телефону, словно ничего необычного не происходило, но Фрэнси не придавала значения его браваде. Она знала одно — он находится в ней, растет и напрягается для нее. Неважно было, что он говорил и делал, важно было, что он ее вожделел. Внезапно в памяти Фрэнси ожили тени прошлого, и она вспомнила, как папочка порол ее в детстве до того, как погиб вместе с матерью в автокатастрофе. Прикрыв глаза и не прерывая своего занятия, девушка отдалась воспоминаниям.

Это всегда начиналось с одного и того же — со скорбного похода в погреб. Папочка обычно следовал сзади, дыша ей в спину, когда они спускались по ступенькам, помахивая в воздухе брючным ремнем. Она же с каждым шагом рыдала все громче и громче, умоляя папулечку не наказывать ее, дать ей всего только одну маленькую возможность исправиться, на что отец обычно не отвечал. Ступеньки, уводившие в глубь погреба, всегда казались Фрэнси бесконечными, а спуск — безумно долгим. А потом, когда они, наконец, достигали цели и оказывались в недрах подземелья, она принималась кричать во весь голос, и моментами ее крики переходили в визг.

— Ты ведь знала, что мне придется наказать тебя, Фрэнси, — говаривал отец печальным и проникновенным голосом. — Не понимаю, отчего ты продолжаешь шалить. Фрэнси, и постоянно лжешь нам с мамой. И это после всех обещаний, которые ты давала маме и мне, после всего того, что мы, как ты знаешь, для тебя сделали. Ну, скажи, почему, Фрэнси, почему?

Но иногда он бывал столь зол на нее, что даже и не пытался прибегнуть к увещеваниям. Папочка перекидывал ее тельце через старую бочку, в которой когда-то хранились маринованные огурцы, задирал юбчонку и пускал в ход ремень. И когда ремень начинал со свистом рассекать воздух, взрываясь в ее теле острой болью в момент соприкосновения с голой попкой, она разражалась воплями, в последний раз моля папочку поверить, что она станет хорошей девочкой, будет всегда слушаться его, мамочку и старшего брата и никогда не будет больше обманывать, воровать и шалить. Но папочка продолжал порку, пока его рука была в состоянии поднимать и опускать ремень на задницу дочери, которая горела, словно в огне. Во время экзекуции Фрэнси оставалась в согнутом, беспомощном положении, всей своей плотью вжимаясь в грубую шершавую поверхность старой бочки, и невольно терлась о нее, стараясь, по мере возможности, избежать разящих ударов праведной папочкиной руки. Иногда наступал момент, когда острая боль смешивалась с чем-то новым, доселе не испытанным чувством, поднимавшимся из ее глубин. А уже через минуту она оказывалась в папочкиных объятиях и он говорил, гладя ее по головке, что они с мамой очень ее любят и что он наказывает свою дорогую доченьку для ее же собственного блага. Она, рыдая, твердила слова раскаяния, хотя уже в тот момент знала, что скоро опять сотворит какую-нибудь гадость и все повторится вновь…

Посте катастрофы, унесшей родителей, Дэвид остался совсем один с младшими детьми. Она боготворила старшего брата, который был на столько лет старше всех них, что временами казался своеобразным продолжением отца. И он слишком любил Фрэнси — «бедную сиротку», чтобы пороть ее, продолжая славную традицию семейства Циммер. Он даже сообщил ей однажды, что ужасно сожалеет о тех методах физического воздействия, которые использовал старший Циммер по отношению к ней. Воспитательные меры Дэвида поначалу отличались психологизмом и превращались в длинные скучные нотации, и лишь после того, как Фрэнси совершенно сознательно изрезала прекрасную льняную скатерть — память о матери — с сомнительной целью сшить из нее пляжный халатик, он вышел из себя и на время позабыл о столь любимом им психологическом подходе. По этому поводу Дэвид устроил ей основательную порку и с тех пор регулярно прибегал к этому средству воспитания, стоило Фрэнси сделать что-нибудь не слишком достойное, с точки зрения , старшего брата. Временами она подвергалась экзекуции даже за плохие отметки в школе.

Дэвид, правда, никогда не водил ее в погреб, а проводил разборку прямо на месте, что оказалось не менее волнующим. Особенно возбуждающим было прикосновение ладони Дэвида к ее обнаженным ягодицам, поскольку, в отличие от отца, Дэвид не использовал подручных средств, воспитывая сестру. До конца не осознавая, что она делает, Фрэнси зажимала одну руку между бедер и ласкала себя во время наказания.

Брэнт прервал воспоминания Фрэнси, с силой положив телефонную трубку на рычаги.

— Черт тебя подери, милашка, нельзя же постоянно думать только о том, как ублажить свой низ, — рассмеялся он, глядя на ее старания доставить удовольствие не только ему, но и себе. — Сегодня вечером ты получишь все радости по полной программе, поэтому прекрати ковыряться у себя в промежности. Желательно, чтобы ты сохранила немного страсти на потом! — Брэнт снова сильно схватил ее за волосы, чуть ли не выдирая их с корнем, отчего она только блаженно застонала и удвоила старания, пытаясь добиться очередного извержения вулкана Брэнта. Какое счастье подчиняться ему, иметь его в себе, потакать его прихотям, целиком принадлежать ему, наконец.

Закончив переговоры по телефону, он сосредоточился теперь только на ней, поэтому извержение последовало довольно скоро, и его горячие соки истекли ей прямо в горло и дальше, в пищевод, казалось, прожигая себе дорогу вплоть до желудка.

Фрэнси впервые проглотила мужскую сперму в четырнадцать лет, когда их семейство переехало в Калифорнию и она поступила в школу высшей ступени. Дэвид решил сменить место жительства и перебраться из небольшого провинциального городка на Западное побережье, поскольку его поставили в известность, что лишь там он сможет получить приличную работу, соответствовавшую его запросам и возможностям. Здесь, в Олбени, они и зажили с тех пор, предоставленные в основном сами себе, если не принимать в расчет престарелой экономки, нанятой Дэвидом, чтобы следить за детьми, поскольку он сам, особенно в первое время, был занят на работе чуть ли не двадцать четыре часа в сутки.

И поныне, вспоминая о себе четырнадцатилетней, Фрэнси не могла удержаться от брезгливой гримаски. Она настолько была невинна в те дни, что никто не хотел в это верить. И те четверо парней, затащившие ее однажды в старый дом, который, по общему мнению, считался убежищем для шайки «диких» юнцов, тоже не верили. Они изнасиловали ее один за другим, а затем и по двое сразу, в течение нескольких часов превратив невинную девчонку в видавшее виды, лишенное иллюзий существо.

Фрэнси рассказала об этом Брэнту позже, когда они вместе принимали душ. Она чувствовала себя прекрасно и любила Брэнта больше, чем когда-либо, поэтому ей хотелось рассказать ему о себе все, ничего не утаив. Брэнт, как бы то ни было, при всей его небрежности в отношениях с ней и внезапными приступами жестокости, в данную минуту демонстрировал столь несвойственную ему доброту и даже заботу, отослав своего слугу в магазин, чтобы тот приобрел ей платье, соответствующее предстоящему вечернему приему, причем модель Фрэнси выбрала сама, покопавшись в одном из великосветских модных журналов, разбросанных в доме Брэнта повсюду.

Подставив лицо и волосы струйкам освежающей влаги и полузакрыв глаза, Фрэнси рассказала Брэнту, моментами лепеча совсем по-детски, что именно проделали над ней юные негодяи, что они при этом говорили и как на все происходящее реагировала она.

— Поначалу, знаешь ли, я была до чертиков напугана. Дело в том, что никто из них даже не потрудился сообщить мне, что им от меня надо, они лишь сказали, что я еще слишком молода, чтобы встречаться с молодыми людьми по отдельности, — ты чувствуешь незамысловатую иронию, скрытую в их словах? Дескать, ходить на свидания с достойным парнем для меня еще рано, а вот подготовить себя к этому — самое время. Когда Дэвида не было в городе, я обыкновенно носила очень облегающие платья и вполне осознавала, что у меня фигурка не самая худшая на свете. Но я совершенно не представляла себе, какое удовольствие могут парни получить от моих форм, за исключением их созерцания. Но ребята мне быстро объяснили, что к чему.

Фрэнси хохотнула при воспоминании об «инициации» и подставила струям воды плечи, спину и ягодицы. Брэнт с силой шлепнул ее по заднице и отметил, как на месте шлепка красными пятнами стали проступать следы его пальцев, дополнив собой картину из синяков и рубцов, полученных Фрэнси от него ранее. Она приглушенно вскрикнула и вздрогнула всем телом.

— Ну, ну, продолжай, твои страшные рассказы меня развлекают, — заметил Брэнт, задаваясь про себя вопросом: оказывает ли все еще на нее воздействие? Фрэнси пожала плечами и продолжила, одновременно с рассказом исполняя под струями душа медленный эротический танец, в котором было много от неосознанного проявления забытых языческих культов, неизвестно каким образом проявившихся в ней в подходящий момент и подходящее время.

— Когда первый мальчик лишил меня девственности, особой боли я не ощутила, просто я дико испугалась и даже написала в штанишки. Они, помнится, все шутили по этому поводу, когда стаскивали их с меня. От страха я боролась с ними, словно дикая кошка, да и визжала, как животное. Чтобы я не мешала им исполнить задуманное, ребята огрели меня пару раз по голове чем-то тяжелым, а потом встали в очередь. В то время как один из них трахал меня, прочие держали меня за руки и крепко тискали. У меня после этих событий еще долго болели сиськи, а уж синяки не сходили целую вечность. Таким вот образом меня впервые в жизни отодрали как следует. И знаешь что еще? Через какое-то время я прекратила вырываться и царапаться, поскольку никакого смысла в борьбе уже не было. В конце концов, на меня насело четверо здоровенных парней, как я уже говорила тебе раньше, но они пообещали больше не бить меня, если я не буду сопротивляться и позволю им поступать с моим телом так, как им заблагорассудится. Один из них, по имени Лон-ни, главный заводила, игрок в футбол и просто здоровенный детина, ко всем прочим своим достоинствам еще обладал и воображением. Подумать только, но впервые встретившись с ним в школе, я даже слегка увлеклась им и старалась как можно чаще попадаться ему на глаза, хотя, думаю, вряд ли он обращал на меня внимание. Так вот, именно Лонни, единственный из всех, имел в голове некий план, как меня использовать, когда они утолят первый голод. Прирожденный лидер, доложу я тебе! Что они только со мной не проделывали — и все под его руководством. Их штучки мне потом по ночам снились, и я просыпалась вся мокрая. Они даже трахнули меня в попку, а я, признаться, раньше даже и в страшном сне не могла представить, что мужчина в состоянии использовать женщину подобным образом. Вот это было по-настоящему больно. Но Лонни захотелось отведать меня таким способом, что он и сделал, ударив меня, правда, для острастки пару раз по заднице. Ну, а за ним и все остальные потянулись…

Фрэнси на мгновение приостановила свой рассказ, продолжая медленный танец под душем, горячие струйки воды исходили паром, ванная комната наполнилась им, придавая фигурам Брэнта и Фрэнси расплывчатые очертания. То ли от рассказа Фрэнси, то ли от горячей воды, возбуждающе действовавшей на кожу, но Брэнт ощутил, как его мужской орган ожил вновь и стал подниматься, набирая силу с каждой секундой, Фрэнси хихикнула и повернулась к нему задом, тем самым позволив ему войти в ее тело между полных упругих ягодиц.

— Никак не возьму в толк, отчего они не затрахали тебя до смерти, такую маленькую и глупую? Пережить групповое изнасилование без соответствующей подготовки не так-то просто.

Она вдруг поняла, что ей до определенной степени удалось шокировать великого Брэнта. Она хихикнула снова и слегка нагнулась, чтобы обеспечить ему более удобный доступ к своему анальному каналу.

— У них были не такие большие, как у тебя. У меня сейчас такое чувство, будто ты со мной впервые, мне немного больно. Ох! — Довольные возгласы Фрэнси контрастировали тоном, которым она произносила свои жалобные речи.

— Ты не против, надеюсь, чтобы я продолжал? По глазам вижу, что не против.

Фрэнси тихо стонала, поскольку Брэнт загрузил ее прямую кишку до отказа, и ей пришло на ум, что она может лопнуть, как мартышка, которую трахает слон. Но он продолжал уже начатое действо, его руки прижимали к себе ее таз, и ей опять нравилось все, даже боль, пронизывающая тело, сопряженная с каждым его движением в ней. Фрэнси прижималась к нему все теснее и теснее, стараясь попасть с Брэнтом в единый ритм и тем самым усилить ожидаемое наслаждение. Он тоже перестал разговаривать и лишь дышал ей в ухо. Фрэнси же предоставила ему возможность действовать, как он только пожелает, вдохновляемая единственной мыслью, что ему нравится быть с ней, что он наслаждается ейи вместе с ней. Он уже не скучал — не до того было, а уж она постарается, чтобы ему никогда больше не пришлось с ней скучать. К тому же ее прельщал не только Брэнт. Не менее притягательной для Фрэнси являлась и мысль о его деньгах и о вещах, которые можно на них купить. Деньги Брэнта могли обеспечить для Фрэнси прелести светской жизни, о которой она всегда мечтала, новые интересные знакомства, а главное — сделать ее по-настоящему свободной. Если она правильно использует предоставленный судьбой шанс, она получит все, о чем ей мечталось, и избавится от ненужных обременительных забот. Старший братец не сможет закрывать ее на ключ, заставляя сидеть с младшими братом и сестрой, лишая Фрэнси индивидуальности и потихоньку превращая в няньку для малолетних.

Она припомнила выражение лица Дэвида, когда вернулась домой после проведенной над не.й «инициацией», и улыбнулась про себя. Бедняга Дэвид! Тогда он отнес ее на руках в кровать и вызвал врача, поскольку у нее оказалось сильное кровотечение. Она же только истерически вскрикивала и твердила им обоим, что было темно, насильники же отличались высоким ростом и носили на лицах капроновые маски из дамских чулок. Она не сомневалась, что Дэвид не станет впутывать полицию в это дело. Удивительно положительный человек все-таки ее брат! Всегда делает все для ее блага.

— Не надо никаких скандалов, — без конца повторял он, — для твоей же пользы — следует ведь и о будущем подумать. — Он и доктор ухитрились убедить ее хранить молчание, опять же для ее пользы, разумеется.

«Ерунда, — думала Фрэнси, едва оправившись после случившегося, — просто Дэвиду не слишком хотелось, чтобы вся эта история попала в газеты, и, ясное дело, только из-за его работы».

Фрэнси сохранила тайну. Потом она снова вернулась в школу, притащив справку от врача о том, что якобы болела гриппом. После занятий, под перекрестными взглядами товарищей, она подошла прямо к Лонни и попросила, его отвезти ее домой. А что же Лонни? Он выполнил желание Фрэнси, оставив свою девушку с носом. Они погрузились в его машину и поехали, правда, не домой к Фрэнси, а за город, где на лоне природы они предавались любви снова и снова. Причем в тот момент она отдавалась ему по доброй воле и со всей страстью, желая преуспеть на вновь открывшемся для нее поприще.

Их отношения сделались регулярными, но Фрэнси не ограничилась только Лонни. Вслед за красой их класса последовали его друзья, один за другим, а потом и друзья друзей, — так, во всяком случае, утверждали школьные сплетницы. Один из парней раздобыл для Фрэнси рецепт на противозачаточные таблетки, и она с тех пор стала их регулярно принимать.

Воспоминания Фрэнси перемешались с событиями, происходившимив настоящем, с тем удовольствием и болью, которые доставлял ей Брэнт в это же время.

— Еще, сильней, еще, еще… Пусть мне будет больно, я так хочу, — как бы со стороны слышала Фрэнси собственный голос, переходящий в крик счастья и боли, когда Брэнт, впившись ногтями в ее плоть, излился до дна в ее нутро. Так хорошо ей с ним еще не бывало…

Глава 15

Ева не могла не заметить, что Марти в последнее время стала пить больше, а вести себя тише, чем обычно. Теперь, однако, она пьянствовала в одиночестве, закрывшись в своей комнате. Иногда же, закончив съемки пораньше, заваливалась в модный бар, где обычно собирались гомосексуалисты, и возвращалась поздней ночью. Время от времени объявлялась Стелла, и тогда Марти улыбалась вновь, но радость ее не была продолжительной, поскольку Стелла часто встречалась с Джорджем Коксом и даже не особенно трудилась, чтобы скрыть свои встречи от Марти. Во многих изданиях в отделе светской хроники их имена журналисты объединяли, и тогда негодующая Марти имела возможность собственными глазами прочитать что-нибудь вроде: «на приеме также присутствовали финансовый магнат Джордж Кокс в сопровождении очаровательной Стеллы Джервин, ответственного секретаря адвокатской конторы „Хансен, Хауэлл и Бернстайн“…»

Стелла и в самом деле выглядела чрезвычайно привлекательно, особенно в новых туалетах, которые совершенно неожиданно стали появляться в ее гардеробе. Помимо внешности, Стелла привлекала сердце престарелого магната особого рода застенчивостью, даже скромностью — вещами совершенно невероятными среди женщин ее круга, где малейшее достоинство служило предметом торга и отчего магнат приходил в полный восторг. Он привык, что дамы всех возрастов, едва узнав его имя, готовы были сию же минуту лечь с ним в постель, но Стелла держалась подобно скале и пресекала явные старания магната заманить ее к себе в постель.

— Боюсь, я слишком старомодна, — обворожительно улыбалась она Джорджу, — а после неудачного брака мне не слишком хочется ошибиться снова, Джордж. Если ты нуждаешься в легкой победе, те уверена, найдутся сотни женщин, которые просто за счастье почтут тебя ублажить.

Так, сам того не замечая, Джордж стал приходить к выводу, что его не слишком прельщает легкая добыча, а вот Стелла становится прямо-таки необходимой. Тем не менее максимум, что она позволяла Джорджу в отношении себя, был отеческий поцелуй с пожеланиями доброй ночи. Она боялась его — Джорджа навещала подобная мысль, стоило ему слишком тесно прижаться к ней или крепко взять за руку. Ей пришлось сознаться, что ее бывший муж вполне мог претендовать на звание садиста, поскольку нещадно избивал ее, да и вообще испытывал удовольствие, причиняя ей боль. Как же может Джордж, такой умный и тонкий человек, осуждать бедную девушку за непроизвольный страх, который у нее вызывает сама возможность близости с мужчиной, кем бы он ни был? Джордж с чистым сердцем принимал объяснения Стеллы, другая же причина ее холодности просто не приходила ему в голову. Для Дэвида, который уже давно стал конфидентом Стеллы и ее советчиком в делах с Джорджем, оправданий подыскивать не приходилось — он давно знал о связи Стеллы и Марты. Дэвид всегда недолюбливал Марта и в резких тонах отзывался об их взаимоотношениях со Стеллой. И он не уставал повторять Стелле, что она должна продолжать встречи с Джорджем, поскольку только Джордж мог обеспечить ей будущность. И вот однажды обычный рабочий день, начавшийся, как всегда, с разбора бумаг, закончился разговором по душам между Дэвидом и Стеллой.

— Ты совершенно очаровательная женщина, Стел, и тебе нет надобности ограничивать собственную жизнь миром лесбиянок и прочих извращенцев. Мой тебе совет — не упусти Джорджа, и если ты сможешь держать язык за зубами, тебе откроется жизнь во всей ее полноте, тебе, наконец, удастся обзавестись нормальной человеческой семьей. Что же касается женщин — ну уж если ты без них не в состоянии обойтись, то занимайся своими делами тихо, не давай повода для сплетен, — подытожил Дэвид.

Стелла подумала, что слова Дэвида — не просто болтовня, подходящая к случаю, а часть его жизненной философии. А почему бы и нет? Марти неоднократно рассказывала Стелле, что Ева в достаточной мере настрадалась по милости Дэвида, к тому же Стелла знала об отношениях Дэвида и Глории. Дэвид далеко не так прост, как кажется этой тупице Еве, в нем много хорошего, но и дурного тоже. Впрочем, мысли Стеллы концентрировались преимущественно на собственной персоне. Она пыталась набраться мужества, чтобы задать Дэвиду единственный вопрос, который волновал ее в тот момент по-настоящему — как ей поступить, если Джордж проявит настойчивость и попробует затащить ее в постель. Надвигающаяся близость с Джорджем безмерно пугала Стеллу.

— Знаешь, Дэвид, он уже намекал мне на возможность брака. И он чертовски хорошо ко мне относится. Я просто не в силах все время отталкивать Джорджа от себя. Как мне поступить — ведь я до сих пор не имею представления о том, в состоянии ли я заниматься любовью с мужчиной; более того, не уверена, что у меня хватит актерских способностей, чтобы сыграть обыкновенную женскую заинтересованность в своем партнере.

— Извини за откровенность, Стелла, но у тебя есть только один способ решить эту проблему — пересилить себя и лечь с мужчиной в постель.

Стелла почувствовала, что краснеет. Интересно знать, не на себя ли он намекает? Она всегда находила своего босса привлекательным муж-чиной, и в самом начале их знакомства он пытался ухаживать за ней, пока не услышал о Марти, разумеется. Дэвид к тому же был всегда доброжелателен по отношению к людям, его окружавшим, умел расположить клиентов к себе, поэтому не случайно Стелла раскрыла ему свою тайну и даже привела на вечеринку к Марти, где Дэвид познакомился с Евой. Правда, после знакомства с Евой Дэвид больше не проявлял к ней интерес как к женщине. И вдруг такое двусмысленное заявление! Тут было над чем задуматься…

Дэвид вылез из мягкого кресла и, обойдя вокруг стола, приблизился к Стелле вплотную.

Как славно, подумала Стелла, что Глории сегодня нет в офисе. Они с Говардом отправились в загородный вертепчик старшего компаньона фирмы справлять свой очередной шабаш и не вернутся в город до понедельника.

— Стелла, я говорю то, в чем искренне убежден. Тебе стоит попробовать хотя бы еще раз. Ради собственной пользы, ради будущего. И не надо быть психоаналитиком, чтобы давать подобные советы. Решайся, дорогая моя. Ты же умная женщина.

Он положил ладонь ей на плечо, и девушка ощутила надежное тепло его руки сквозь тонкую блузку.

— Он надежный человек, мой босс, и действительно добрый, — промелькнула мысль в ее голове, — и он на самом деле переживает за меня. В сущности, Дэвид — настоящий друг, и из всех мужчин, окружающих ее, Стелла для эксперимента в кровати выбрала бы только его одного. И еще — он такой привлекательный, настоящий красавец! Уж в этом у Стеллы никаких сомнений не возникало. Не сомневалась она и в том, что Дэвид может быть очень нежным и заботливым с женщиной и не болтливым. И у нее, и у него было что терять в случае, если кто-нибудь догадается об их своеобразных отношениях.

— Думаю, ты прав, Дэвид. Мне действительно придется испытать себя в сражении с мужчиной, — Стелла улыбнулась краешками губ и посмотрела на Дэвида со значением.

В тот вечер они вышли из офиса по отдельности, но позднее Дэвид встретил Стеллу на одной из больших стоянок, где она его поджидала, и повез к себе домой. Квартира Дэвида источала покой и уют, которые также исходили от самого хозяина. Стелла не ощущала никакой вины ни перед Марти, ни перед Евой, оказавшись контрабандным путем в квартире своего босса. Марти в последнее время разыгрывала из себя снежную королеву; что же касается Евы, то она слишком часто стала бегать на всевозможные банкеты и вечеринки в компании самых разных мужиков. Впрочем, Стелла не собиралась говорить об этом Дэвиду прямо сейчас. Он сам узнает обо всем, но после. Сегодня же перед Стеллой стояла куда более важная задача — решить, наконец, для себя, сможет ли она в будущем испытывать радость от близости с мужчиной. Ей было и страшно, и любопытно до чертиков — как все это в ней обернется. Стелла выжидательно смотрела на Дэвида, но тот, казалось, и не думал спешить. А когда задуманное осуществилось во многом благодаря нежности Дэвида, его умению подойти к женщине, напиткам, крепким, но вкусным, которыми он ее угощал, — она уже и представить себе не могла, чего она, в сущности, боялась столько времени.

Для начала Дэвид пристроился у ее бедер и дал волю языку и губам, исцеловав и обласкав чуть ли не каждый сантиметр ее тела. Он гладил Стеллу руками, припадал ртом к самым нежным и чувствительным складкам ее кожи. Стелла сама не заметила, как поддалась обаянию Дэвида и стала невольно стонать и трепетать, не ожидая того, что мужчина в состоянии вызвать у нее столь острые эмоции. Дэвид и сам любил период, предварявший совокупление, ничуть не меньше, чем финальную стадию соития. У него был особый дар отдавать всего себя партнеру и при этом испытывать не меньшее наслаждение. Дэвид, ко всему прочему, отличался тонкой наблюдательностью и никогда не пропускал тот заветный момент, когда женщина подобно цветку раскрывалась навстречу ему целиком. В подобные мгновения женщина, полностью раскрепощаясь, теряла контроль над собой и лишь постанывала и вскрикивала, умоляя его продолжать. Совершенно сознательно и оттого очень тонко и умно Дэвид разыгрывал сейчас перед Стеллой настоящий спектакль, центром которого являлась она, Стелла. Он применил элементарный, но весьма действенный прием, внушив и себе, и ей, что она девственна и невинна и происходящее с ней сию минуту — ее первый опыт сексуальной жизни. Он выждал момент, когда Стелла, наконец, избавилась частично от своих страхов и начала расслабляться, и лишь тогда, медленно и осторожно, вошел в нее. Дэвид понял, что самая опасная часть эксперимента позади и решил предоставить Стеллу ее собственным, природным реакциям на развившееся возбуждение. Стелла обладала удивительно красивым и пропорционально сложенным телом, и Дэвид получал истинное наслаждение, занимаясь любовью с нею. Единственно, что он не позволял себе, так это входить в нее слишком глубоко, поскольку интимный орган Стеллы оказался маленьким и тесным.

Когда завершилась первая стадия урока, Дэвид начал обучать Стеллу, как ей следует возбуждать мужчину ртом. К этому моменту ласки и вино совершенно избавили Стеллу от былой скованности, и они отлично чувствовали себя в своей маленькой компании. Дэвид пришел в восторг от возможности научить женщину некоторым секретам любви.

Подумать только, думал он, да была ли в его жизни хоть одна девчонка, которая бы не знала, как ублажить мужчину ртом! Он ощущал себя чуть ли не профессором в делах любви, читающим лекцию послушной и внемлющей каждому его слову аудитории. И Стелла, действительно, показала себя способной ученицей, преодолев первоначальную сдержанность. Она, в частности, заявила Дэвиду, что никогда не брала в руки даже такое популярное издание по части полового образования, как «Ра дости секса». Конечно, в теории она кое-как разбиралась, но все же, все же…

— Не так уж и плохо, как я боялась сначала, — честно сказала Стелла и вдруг вспыхнула: — Я имела в виду…

Дэвид засмеялся и притянул ее к себе опять, стараясь добиться от нее нового витка возбуждения. Ему доставляло удовольствие наблюдать, как она, на этот раз вполне осознанно, распахнула для него ноги и стала тереться своими грудками о его сильный торс.

— Ты настоящая женщина, Стелла, чувственная и страстная, — шепнул он ей в самое ушко и, перевернув ее на бок, снова вошел в нее, повторяя обводы нежного тела девушки своим, крепким и сильным. При этом обе руки Дэвида оставались на свободе и могли играть грудью Стеллы. Время от времени Дэвид касался пальцами возбужденного и чрезвычайно чувствительного крохотного бугорка между бедер своей ученицы, отчего по ее телу пробегали волны наслаждения, заставляя Стеллу двигаться в унисон с Дэвидом, распаляя и его, и себя все больше и больше.

Стелла удивлялась, почему она раньше не могла взять в толк, что мужской орган, находясь внутри организма женщины, в состоянии доставить ей огромную радость. Подобным же образом руки и пальцы мужчины могли быть не менее умными и чуткими, чем женские.

Стелла вполне отдавала себе отчет в том, что ее приключение с Дэвидом — не более чем эксперимент для них обоих, а ни в коем случае не начало большого всепоглощающего чувства. Но она была чрезвычайно благодарна Дэвиду за его терпение, доброту и квалифицированные уроки любви. Оставалось надеяться, что Джордж, когда он окажется с ней в сходной ситуации, поведет себя столь же достойно и мудро. Как бы то ни было, она ощутила растущую и крепнущую уверенность в своих женских чарах. Дэвид сказал ей, что теперь она вполне в состоянии прибрать Джорджа к рукам, и не только прибрать, но еще и научить его доставлять ей удовольствие. Пожилыми мужиками всегда легче управлять, чем молодежью. Стелла еще более уверилась, что у них с Дэвидом складываются превосходные дружеские отношения. Кто знает, может быть, встреча, подобная этой, еще повториться как-нибудь. И действительно, почему бы и нет? Главное — лишь крепко хранить все, что случилось, в секрете.

Дэвид завез Стеллу в ее квартиру около девяти тридцати. Стелла ожидала телефонный звонок от Джорджа, которого — не было в те дни в городе.

«Бедное дитя, — подумал Дэвид чуть ли не с отеческой заботой, — ей пришлось в жизни нелегко, и она заслужила от судьбы хотя бы небольшую передышку. Будем надеяться, что Джорджу по силам обеспечить Стелле маленькие радости бытия. Хорошо было бы, если бы и Марта, наконец, отстала от девчушки. Следует намекнуть Еве на то, чтобы она провела со своей соседкой разъяснительную работу. Ну вот, — констатировал про себя Дэвид, — ни дня не могу прожить, не вспомнив о Еве… Просто наваждение какое-то! И самое главное, это моя физическая от нее зависимость. Стоит мне лишь о ней подумать, как у меня начинает подниматься. Как будто я только что не был с другой!» Нет, Ева определенно, настоящая чертовка. И как ужасно себя ведет, совершенно не считаясь с ним. Превращается потихоньку в шлюху, встречается Бог знает с кем. По какой бы причине они ни поссорились, всегда виноват он. Может быть, она превратилась в суфражистку, женщину, которая борется за равные права с мужчиной даже в постели? Жаль, что она не видит очевидных вещей — во все времена для мужчин и женщин существовал двойной стандарт. Для парня никогда не считалось зазорным трахаться напропалую, зато девушку, которая поступает так же, общество отвергает и порицает. Интересно знать, до каких пор он будет испытывать унизительную ревность по отношению к Еве?

Вдруг он вспомнил, что они с Евой когда-то договаривались встречаться каждую пятницу вечером, и ему стало интересно, соблюдает ли Ева условия этого несколько ребяческого договора. Остановив машину у телефонной будки, Дэвид набрал ее номер. Она отозвалась сразу, и з ее голосе явно прослеживались следы злости и горечи, хотя по тембру Дэвиду стало ясно, что Ева только что плакала.

— Черт бы тебя побрал, Дэвид, где ты находишься и почему звонишь так поздно?

— Извини, дорогая, был занят на работе, в офисе. Только что разделался со всеми делами. Ты по-прежнему хочешь увидеться со мной?

На противоположном конце провода воцарилось молчание, а затем голос Евы произнес: «Я была бы счастлива, если б могла тебя не видеть». Затем послышался скорбный вздох.

— Ох, Дэвид, ну почему ты так долго не звонил?

— Ева, милочка, прекрати издавать стоны опечаленной жены. Я не звонил, потому что думал, что успею закончить дела пораньше, когда же посмотрел на часы, то своим глазам не поверил — так уже было поздно. Я могу подъехать прямо сейчас?

— Полагаю, можешь. Марти уже легла, так что не звони — я оставлю дверь открытой. Дэвид, скажи, ты останешься на ночь?

Почему бы и нет, подумал Дэвид. С тех пор как они провели вместе ночь, прошла уйма времени. Обычно в субботу утром она рано встает и едет в студию, значит, он успеет добраться к себе домой еще до того момента, как горожане отправятся за покупками.

— Согласен, дорогая. Ну, а сейчас я вешаю трубку и срочно выезжаю. Постарайся меня дождаться.

— А что, разве бывало иначе? — В ее голосе снова послышалась горечь.

Марти слышала, как к дому подъехала машина, и сразу поняла, что это Дэвид. В который раз Марти подумала, сколько еще Ева сможет переносить подобное обхождение со стороны Дэвида. Она, видите ли, его любит! Но разве чувство, которое заставляет человека пресмыкаться перед себе подобным, молить хотя бы о видимости взаимности, потеряв всякую гордость, заслуживает подобного названия? Нет, только не для меня. Я сильнее Евы!

Марти беспокойно заворочалась в постели, пытаясь устроиться поудобнее. От выпитого в течение вечера раскалывалась голова, но Марти и под страхом смертной казни не сделала бы и шажка в сторону ванной комнаты, где хранился аспирин. С выпивкой и в самом деле пора кончать. Некто Пат, так же как и она, работавшая в рекламном агентстве, заявила ей однажды об этом прямо в лицо. Да и не только об этом. Марти догадывалась, что на ее счет давно уже ходят сплетни. Еще бы им не ходить! Прежде всего, Марти не сделала ни малейшей попытки скрыть от кого бы то ни было свои чувства к Стелле. И уж тем более Марти не скрывала свою реакцию на предательство Стеллы, ее постепенный уход в мир мужчин. «Вот с ней, — не совсем искренне думала Марти, — на свете еще полтора миллиарда женщин, какой смысл жалеть о том, что, в сущности, для нее потеряно: Не больно велика честь состоять в заброшенных любовницах у Стеллы, если тебя держат исключительно на черный день — вдруг у крошки Стел ничего не выйдет с самцами?»

Неожиданно Марти вспомнила о предложении, которое ей сделал один из фотографов, которому она позировала несколько раз. Он предложил — ей сниматься в кино, но совершенно особого рода. В фильмах, запрещенных законом. В сфере порнобизнеса возник большой спрос на стройных интересных женщин — публика начала уставать от потасканных толстых шлюх, которые обычно снимались в подобных роликах. Однако после нашумевших в Европе картин «Глубокая глотка» и «За зеленой дверью» порнофильмы, особенно отмеченные печатью таланта и вкуса, превратились чуть ли не в респектабельный бизнес. Обходительный фотограф довольно проникновенно убеждал Марти, что особой игры от нее не потребуется. У них есть молодой талантливый режиссер, который устроит все наилучшим образом. Его картины будут на порядок выше любого фильма, сделанного подпольными студиями.

— Мы покажем этим поганым буржуа, что секс — настоящая радость, а в некоторых случаях даже сродни искусству. Детка, мы обладаем широкой сетью распространителей для будущей продукции и в Европе, и здесь. Это будут полнометражные художественные фильмы, интеллектуальное порно, если хочешь. И наши картины во многом будут предназначены для наиболее гонимой, но в то же время наиболее тонкой и остро чувствующей аудитории — сексуальным меньшинствам.

Марти надоело пение сладкоречивого парня, и, чтобы он заткнулся, она согласилась, хотя бы для вида, обдумать этот вопрос и сообщить ему о своем решении. Но сейчас, лежа в одинокой постели, Марти по-иному взглянула на проблему. Прежде всего, сторонник порноискусства знал, что имеет дело с не совсем обычной женщиной, и на все лады расписывал ей достоинства девушек, которые уже дали согласие на съемки.

— Они такие хррошенькие, — улыбаясь, говорил он, — и так жаждут научиться чему-нибудь дельному. Многие из них подают большие надежды. Фильмы о лесбиянках сейчас в большой моде, равно как в моде и гомосексуалисты и бисексуалы. Ты, Марти, на практике сможешь убедиться в способностях юных дарований. Конечно, тебе на время придется переехать в Лос-Анджелес, где и климатические условия, и ритм жизни совсем другие.

«Ну и что, — думала Марти, — почему бы не подойти к вопросу со всей серьезностью? Размышления не могут принести вреда. В конце концов, чем это хуже вечного лежания на диване в ожидании, когда позвонит Стелла, или постоянных дум о том, где она и с кем? Ясное дело, с кем, — с Джорджем, разумеется. Счастливчик Джордж! Ладно, по крайней мере, мне не надо будет бессмысленно страдать, сидя на месте. Хватит, наконец, слез, пора прекратить пьянство. Я неплохо обходилась без Стеллы до ее появления, я и сейчас как-нибудь обойдусь. Нужно идти своей дорогой, только и всего. Как в доброе старое время. Марти в ответе за одну лишь Марти. Это единственный способ выжить. Неплохо бы и Еве уяснить себе то же самое».

Глава 16

Постепенно у Евы стало складываться ощущение, что она начинает возвращаться к мысли о счастье. Это было похоже на то, что ей удалось, наконец, вздохнуть полной грудью после длительного периода удушья. Раньше она боялась, что ее встречи с Питером и связанные с ними записи ее мыслей и чувств, неумело выраженные словами, могут повредить ей в отношениях с Дэвидом, если Дэвид узнает о них и прослушает одну-две пленки, хранящиеся в архиве Питера.

Но вот однажды она решила, что если Дэвид услышит записанный ни магнитофон крик души отчаявшейся женщины, это позволит ему лучше понять и оценить чувства Евы.

С тех пор как они провели вместе ночь, он медленно стал изменяться в лучшую сторону и временами походил на того, прежнего, заботливого и преданного Дэвида. .Она не могла взять в толк, чем была вызвана перемена, но у нее не хватало духу спросить. Она знала одно: каковы бы ни были эти причины, Дэвид заметно подобрел к ней. В тот раз, когда Дэвид впервые за долгое время остался у нее ночевать, они проговорили полночи, и он оказался настолько откровенным, что сообщил ей о своем беспокойстве по поводу Лайзы, любимой младшей сестры. Лайзе по-настоящему не хватает женской заботы, и она часто спрашивает Дэвида о том, почему прекратились визиты Евы к ним в дом. В конце же он добавил чрезвычайно радостные для мисс Мейсон слова: «Нам следует почаще бывать вместе, дорогая, и при этом не только для того, чтобы трахаться. Мне хочется опять стать для тебя другом».

Дэвид всегда знал, что надо в тот или иной момент сказать Еве, чтобы задеть ее за живое и сбить с тщательно возводимых оборони-тельных позиций. В ту ночь, например, Ева собиралась поставить вопрос ребром и потребовать от него назвать имя женщины, с которой он встречается помимо нее. Но он и в этот раз легко обезоружил ее, как это случалось и раньше. Главным оружием Дэвида в его борьбе с женским полом являлась всегда до виртуозности доведенная искренность и доверительность в общении. Точно так же Дэвид умел концентрироваться на теле женщины в постели, отдавая любви всего себя, без остатка. Уж кому-кому, а Еве приходилось испытывать на себе его беззаветную страсть, доставлявшую ей огромную радость. Когда они снова оказывались вместе в постели, Ева тут же забывала о его многочисленных изменах и увлечениях. В его силах было дать понять своей подруге, что кроме нее на свете других женщин нет. Ева прощала ему в такие минуты и муки ревности, виновником которых он оказывался, и ощущение нестабильности, беспокоящее каждую женщину, и любила его как при первой встрече.

Наступила пора, когда Дэвид и Ева стали чаще ездить навещать его семейство — младших сестер и брата. Тем не менее из-за занятости Дэвида их поездки ограничивались только субботой и воскресеньем и лишь изредка им удавалось вырваться к младшим Циммерам в середине недели. Младшие дети, а в особенности Лайза, нуждались в заботе и опеке взрослых, и не просто в заботе и опеке, а в руководстве, щедро приправленном любовью. Миссис Лэмберт, экономка Дэвида, вполне подходила бы для роли воспитателя, если бы не ее возраст. Более всех в семействе Дэвида Ева не доверяла Фрэнси, их взаимная враждебность росла и ширилась после первой конфронтации во время поездки по магазинам. Тогда Ева была вне себя от холодных и слишком знающих глаз юной греховодницы.

Теперь же Фрэнси казалась куда более сдержанной и, пожалуй, замкнутой. Она, конечно, по-прежнему, чисто по-женски, намекала Еве на то, что ее пребывание с Дэвидом не более чем временная прихоть старшего брата, но по большей части Фрэнси находилась у себя в комнате — считалось, что она занимается, — и довольно редко спускалась в гостиную посидеть с домочадцами. Было похоже на то, что Фрэнси на какое-то время решила не вмешиваться в жизнь старшего брата, что для Евы явилось полной неожиданностью. Впрочем, Ева и не особенно старалась разобраться в поведении Фрэнси, поскольку все внимание уделяла Лайзе — существу любимому и балуемому ей, и, конечно же, Дэвиду, который выглядел ныне вполне довольным и счастливым в ее компании. В определенном смысле Еву даже устраивала замкнутость и уединенность Фрэнси в сложившейся ситуации. Ей в голову закралась спасительная мысль — может быть, дело в том, что Фрэнси понемногу взрослеет?

Попытки Фрэнси свести до минимума общение с братом явились данью той новой двойной жизни, которую она с недавних пор вела. Делобыло в том, что она считалась новым увлечением Брэнта Ньюкома, его очередной подружкой, которую он, впрочем, не брезговал предоставлять Е пользование своим друзьям, устраивая приемы по поводу своего очередного посещения Сан-Франциско.

С тех самых пор, как Брэнт обнаружил и выставил на всеобщее обозрение тайную слабость Фрэнси, она буквально стала одержима теми ощущениями, которые были связаны с постижением ею собственного тела. Брэнт приучил ее исполнять любую его прихоть и, более того, получать удовлетворение от воплощения самых причудливых его фантазий.

«Я словно разведчик, веду опасную и сложную игру с этим миром», — думала иногда Фрэнси о себе с мрачным удовлетворением. С одной стороны — она выпускница школы высшей ступени и на первый взгляд совершенно нормальный подросток. С другой — скрытное, извращенное подобие женщины, непременная участница оргий, устраиваемых Брэн-том и его заводными приятелями. По их общему мнению, она девочка что надо, готовая на любое безумство ради Брэнта и его присных.

Еще не прошло и двух месяцев после встречи Ньюкома и Фрэнси, а для нее стали скучны все нормальные проявления человеческого естества. Она даже попробовала ЛСД после одной кошмарной вечеринки, когда Брэнт, проводив гостей и совершенно про нее позабыв, внезапно обнаружил девушку в своей «игротеке», где она лежала на его безразмерной кровати, привязанная за руки и за ноги в виде звезды.

— Бог мой, отчего ты не просила, чтобы тебя развязали? — спросил ее кумир, несколько озадаченный ее присутствием и не менее раздраженный тем фактом, что она никак не оставит его в покое. Внимательно осмотрев ее распятое перед ним тело, Брэнт вдруг разразился смехом.

— Послушай, ты еще не совсем спятила? Твоя тяга к самоистреблению переходит все границы! Впрочем, коли уж ты осталась, а спать мне еще не хочется, могу предложить тебе небольшой полет на луну. Ты когда-нибудь слышала о ЛСД? Знатоки говорят, что принимать его в одиночку опасно. Хочешь взглянуть, какое воздействие окажет этот препарат на каждого из нас? Что касается меня, — тут он нахмурил брови, — я не слишком много запомнил из того, что почувствовал, сожрав эту дрянь в последний раз.

В момент, когда Брэнт развязывал Фрэнси, он разговаривал с ней спокойно и просто, по-человечески, и она чувствовала себя на седьмом небе, так как большей частью Брэнт или совершенно не замечал ее, или обращался с ней так, будто она представляла из себя новый малоизученный вид насекомого, которое Брэнт поймал в сачок где-нибудь на болоте.

Брэент включил тягучую, протяжно звучащую музыку, о которой несложно сказал, что она — индийская, после чего они приняли наркотик. Фрэнси потом долго помнила свое первое «путешествие на луну», Ничего более восхитительного ей не приходилось доселе чувствовать испытывать. И тем более она была счастлива, что рядом находился Брэнт и именно с ней разделял все восторги нового, непривычного состояния. Они лежали на огромной кровати, сжимая друг друга в объятиях, и наблюдали, как ночь раскрывалась перед ними в причудливых формах и ярчайших красках, а вокруг летели потоки звезд, сталкиваясь и размельчаясь в алмазную пыль Млечного Пути. А потом они занимались любовью в удивительно медленном, растянутом в пространстве ритме, когда все чувства заострились до крайности, а в их сердцах жила уверенность, что блаженство не прекратится никогда.

Фрэнси после пережитого часто молила Бога, чтобы он помог ей еще раз слетать с Брэнтом к звездам, но Брэнт больше не соглашался. Всякую ее попытку или предложение снова объединиться с помощью ЛСД он неизменно отметал смешком или пожатием плеч. Фрэнси была не в состоянии разобраться в Брэнте, хотя и думала о нем ночи напролет. Более всего ей хотелось бы обладать Брэнтом столь же безусловно, сколь и он владел ею. Она должна стать для него чем-то необходимым и значимым, и любой ценой!

По этой причине она старалась как можно больше времени проводить с Брэнтом и его друзьями, хотя и знала, что безумно рискует — дома в любой момент могли заметить, что она не ночевала у себя в комнате или что она иногда возвращается на рассвете. Она была в курсе, что миссис Лэмберт догадывается о ее ночных отлучках, но та не отваживалась заговорить об этом. Дело в том, что миссис Лэмберт изрядно выпивала и весьма опасалась потерять работу по причине этой своей слабости. Поэтому экономка вполне основательно опасалась разоблачений со стороны Фрэнси, если она расскажет Дэвиду о ночных прогулках его младшей сестры.

Брэнт, зная необузданный характер Фрэнси и ее мазохистские наклонности, не упускал случая угостить публику своей новой послушницей. На приемах и вечеринках в доме Брэнта Фрэнси пользовалась огромным спросом среди пресыщенных гостей, поскольку позволяла творить с собой невесть что, а также с удовольствием снималась в весьма и весьма сомнительных картинах, которые быстро становились гвоздем вечеров в доме у Брэнта. Но более всего гости Брэнта приходили в восторг от мазохистских наклонностей Фрэнси. Многие, включая и нескольких профессиональных проституток такого же пошиба, бывших необходимой принадлежностью гульбищ у Ньюкома, были поражены ее способностью переносить телесные наказания. Несмотря на юный возраст, Фрэнси отличалась особенной извращенностью. Она представляла из себя воплощенную мечту всякого садиста, и лучше ее было не сыскать. С ней можно было творить что угодно, она позволяла все.

Как только над ней не издевались — ее и связывали, и привязывали за руки и за ноги наподобие морской звезды, просто подвешивали на доморощенную дыбу за руки. Она всегда ходила на вечеринках Брэнта совершенно обнаженная, и всякий знал, что беспрепятственно можетвзять ее в любое время и никогда не получит отказ. Не было такой замысловатой формы извращения, от которой бы она отвернулась. Фрэнси, правда, при этом твердила себе, что все, происходящее с ней. делается ради любви к Брэнту. Это напоминало книжонку «История О», где главная героиня беззаветно посвятила себя всю целиком своему избраннику, а уж последний творил с ней что хотел. Она даже не считалась человеком, а являлась обыкновенной вещью, рабыней господина в полном смысле этого слова, и он мог позволить себе абсолютно все по отношению к бедной О. Но время шло, а Брэнт почему-то обращал на нее все меньше и меньше внимания. Он даже с некоторых пор игнорировал Фрэнси как женщину, предоставляя своим друзьям расправляться с ней по собственному усмотрению. Зато он начал испытывать на ней действие различных наркотиков, приучая ее к тому, чтобы она постоянно была в состоянии нервного возбуждения. Объяснял он это тем, что якобы готовит девочку к новой жизни, которую ведут он и его приятели. По этой причине Фрэнси старалась изо всех сил, чтобы не ударить лицом в грязь. Однажды Брэнт «угостил» ею целую группу молодых дарований — начинающих рок-певцов, и те в буквальном смысле едва не затрахали ее до смерти. Но и при этом Фрэнси не издала ни одного слова протеста и позволила им изгаляться над своей несчастной плотью как им заблагорассудится. Даже Брэнт поразился ее долготерпению и угрюмо спросил, отчего она не позвала на помощь или не пыталась умолить их остановиться. И Фрэнси совершенно откровенно сказала прерывающимся от рыданий голосом: «Но ты сам предложил ребятам побаловаться со мной, а ты знаешь, что я готова выполнить любую твою команду или условие».

— Ну, знаешь, дорогуша, у меня иногда возникает мысль, что ты обыкновенная городская сумасшедшая, поскольку только психованная милашка вроде тебя может позволить над собой подобные выходки! Черт тебя возьми, но они элементарно могли тебя затрахать до смерти!

Тем не менее, несмотря на довольно-таки равнодушное отношение к Фрэнси, его высочество Брэнт Ньюком собственноручно позвонил и вызвал для нее врача — одного из своих приятелей, который с помощью нескольких инъекций хотя и не поставил Фрэнси на ноги, но, по крайней мере, остановил кровотечение. Домой же ее отвез персонально мистер Ньюком, и когда она склоняла голову ему на плечо во время путешествия, не возражал против такой фамильярности.


После того занимательного происшествия с ребятами из рок-группы Брэнт некоторое время не звонил ей вовсе, а когда она сама позвонила ему и задала вопрос о причине его молчания, то небрежно ответил, что должно пройти какое-то время, прежде чем у нее все заживет там, внутри.

— Брэнт, я клянусь тебе, что со мной уже все хорошо, — чуть ли не кричала Фрэнси в трубку от расстройства. Она досмотрела на эбонитовый предмет в ее руках, и он ей напомнил нечто хорошо известное. — Брэнт, ну пожалуйста, не прогоняй меня. Ты даже не можешь себе представить, насколько я сейчас тебя хочу, да у меня внутри все просто клокочет! Брэнт, пожалуйста, позволь мне прийти к тебе. Я буду вести себя хорошо!

Фрэнси знала, что у Брэнта каждую пятницу происходят дикие сборища, а сегодня как раз была пятница, поэтому Фрэнси просто умирала от желания и нетерпения попасть туда. Непонятно, с чего это он вдруг хочет ее проигнорировать именно на этот раз?

— Я обдумаю твое предложение, детка, — заявил Брэнт задумчиво, — позвони мне попозже вечером, ну а уж если ты настолько озабочена, то почему бы тебе не воспользоваться вибратором, который я тебе подарил?

Тут Фрэнси услышала, как в трубке щелкнуло, и с размаху швырнула на рычаги свою. Пусть этот поганый Ньюком катится ко всем чертям.

Словно раненое животное, Фрэнси заметалась по квартире. Поначалу она хотела сорвать и разорвать на мелкие кусочки портрет Брэнта, вырезанный из журнала и примостившийся вместе с увеличенной до огромных размеров фотографией Мика Джеггера, лидера группы «Роллинг Стоунз», но потом передумала. В конце концов, в чем виновата фотография? Она значит не больше, чем клочок картона. К тому же ее не покидала уверенность, что она сегодня все-таки обязательно окажется на столь желанной вечеринке. По какой-то причине, не известной ей самой, Фрэнси догадывалась, звериным чутьем чувствовала, что еще нужна Брэнту!

День для Фрэнси как-то сразу начал терять смысл после разговора с Брэнтом. Может быть, есть смысл позвонить кому-нибудь из ее старых школьных друзей, с которым она время от времени позволяла себе некоторые шалости? Впрочем, и это бесполезно — парни скорее всего находятся за городом с подружками или родителями и не вернутся домой раньше воскресного вечера. Ее рука потянулась было к телефону в надежде на счастливый случай, но тут же она вспомнила, что в пятницу обычно приезжает Дэйв узнать, что к чему и как ведут себя маленькие Циммеры. Особенно он любил навещать отпрысков славного семейства, когда знал заранее, что будет находиться в субботу и воскресенье в другом месте. Дэйв заявлялся к ним в пятницу по возможности рано и уезжал сразу после ужина. Господи, только бы он не приехал! Очень может быть, что он еще притащит с собой и эту тупоголовую Еву, если, разумеется, они не полаялись снова. Мысли о Дэвиде и Еве напомнили ей, зачем она собиралась звонить. Дэйв и Ева, должно быть, чертовски много времени уделяют этому занятию. И никто не смеет вмешиваться в их дела, не то что в ее!

Фрэнси представила себе брата и даже зажмурилась — все-таки он чертовски интересный мужчина. И тело у него что надо — мышцы и все остальное… Был случай, когда одна из подружек Фрэнси, совсем еще соплячка, как-то рассказала ей, что она без ума от Дэвида и настанет день, а он обязательно настанет, когда она ляжет с ним в постель. Тут подружка добавила, что уж кто-кто, а Дэвид точно знает, чем в постели надо заниматься мужчине и женщине. Ну, что же, Фрэнси вполне разделяет мнение своей подруги.

На ее губах стала появляться загадочная женская улыбка. Казалось, от этой улыбки лицо Фрэнси приобрело иной, далеко не юный вид. Она стала похожа на опытную, видавшую виды женщину.

— А почему бы и не Дэвид? В самом деле, почему не он? То общество, в котором с некоторых пор вращалась Фрэнси, приучило ее думать, что в сфере любовных отношений ничего запретного нет. Какая разница, если любви будут предаваться родные брат и сестра или даже отец с дочерью. Собственно, они так именно и поступали, эти холеные улыбающиеся люди, представлявшие цвет общества, собиравшегося в доме Брэнта. И никто не считал подобные отношения чем-то выдающимся и необычным.

«Да, это будет настоящая сенсация — соблазнить собственного старшего брата! — думала Фрэнси, медленно раздеваясь перед зеркалом у себя в комнате. — Глядишь, и братец не окажется таким уж консервативным и неприступным, как он любит притворяться…»

Ну, а пока брата заполучить не удалось, вполне можно воспользоваться и вибратором, на который намекал Брэнт, — вполне терпимо, особенно если усесться у зеркала и никуда не спешить…

Глава 17

Дэвид был в ярости. Фрэнси частичкой своего сознания отметила про себя, что еще ни разу не видела брата настолько разъяренным. Неплохо, что его рефлексы еще не до конца притупились в отношении нее! Она чуть ли не расхохоталась прямо ему в лицо, увидев выражение лица Дэвида, когда спустилась навстречу ему из своей комнаты, облаченная лишь в прозрачные трусики, больше открывавшие, нежели скрывавшие ее женскую плоть, и в короткую рубашку, распахнутую на груди до сосков. На ее лице было выражение светской женщины, уже прошедшей огонь и воду. Пусть, пусть ее братец увидит, наконец, что она из себя представляет…

Дэвид тут же выгнал из гостиной Рика и Лайзу и запер дверь. Лицо Дэвида покраснело от гнева, и Фрэнси в очередной раз не могла сдержать улыбку скрытого торжества. В конце концов, он хотя бы что-то начал уже понимать…

— Фрэнси! Честно говоря, я не очень понимаю, что за муха тебя укусила сегодня, но всему же должны быть пределы! И я надеюсь продемонстрировать тебе сию же минуту, что, хотя ты и достаточно взрослая, чтобы расхаживать при детях почти голой, но выпороть тебя как самую юную школьницу я вполне в состоянии! Я не желаю видеть тебя, разгуливающую по дому в этом виде, достойном самой распутной шлюхи, которая выставляет все свои достоинства напоказ.Будто играя, она не давалась ему в руки и бегала по комнате, крича:

— Не смей меня тронуть и пальцем, Дэвид Циммер. Я уже слишком взрослая, чтобы ты мог отшлепать меня как какую-нибудь девчонку. И вообще, я собираюсь жить так, как хочется мне, а не тебе. Мне уже почти восемнадцать, и не тебе пытаться меня остановить.

— Ты в этом уверена? В самом деле? А вот мы сейчас узнаем, взрослая ты или не очень!

Он буквально прыгнул на нее через всю комнату и успел схватить за запястье, после чего старинным, испытанным способом потащил ее к креслу, где, по обыкновению, происходили все семейные разборки. Она боролась с ним изо всех сил, но лишь для того, чтобы сделать игру интересней и раззадорить его еще больше. А затем последовало то, чего более всего добивалась Фрэнси — рука Дэвида обрушилась изо всех сил, на которые было способно братское негодование, на ее жаждущие трепещущие ягодицы. При этом Фрэнси ухитрилась сделать свое блаженство еще большим — она терлась набухшими сосками о ручку фамильного кресла и кричала как сумасшедшая.

Дэвид настолько обозлился на эту маленькую дрянь — свою сестру, что потерял всякий контроль над собой. Он бил ее сильно, не жалея нежной кожи сестры, со всего размаху. И только когда первая злость покинула его, он вдруг обнаружил, что рубашка Фрэнси съехала вплоть до подмышек, а прозрачные трусики не скрывают горящих от его шлепков ягодиц. И он на секунду задумался — где и когда его сестрица, юное существо, школьница, приобрела себе предметы туалета, более подходящие взрослой соблазнительнице, если не обыкновенной проститутке? Он заметил также, что таз Фрэнси вздрагивает совсем не в том ритме, который, казалось, соответствовал порке. И еще — перед ним открывался во всей красе совершенно не детский ее зад. Тело Фрэнси незаметно для него полностью оформилось и ничем не напоминало юношеское. Перед ним, перекинутая через колено, изнывала от боля наказания — от боли ли? — абсолютно взрослая женщина.

Боже, неужели это существо — его сестра?

Дэвид резко опустил руку и прекратил наказание как раз в тот момент, когда Фрэнси приблизилась к пику наслаждения. Забывшись, совсем потеряв голову, она кричала, просила, требовала его, чтобы он продолжал, не останавливался и довел до конца ее боль, всегда существующую бок о бок с наслаждением.

— Ублюдок, поганая грязная скотина, — вопила она во весь голос, — что ты наделал? Почему остановился, ведь я почти была там, уже почти была там!

Дэвиду показалось, что все случившееся в его доме, в его гостиной не может оказаться правдой, никак не должно оказаться правдой. Визжащий звереныш, валяющийся перед ним и требующий продолжения экзекуции, злобный и почти обнаженный, никак не походил на его любимую славную девочку Фрэнси. Все происходящее напоминало кошмар из страшных снов, когда он был еще мальчиком и просыпался в холодном поту. С чувством неизвестно откуда возникшей инстинктивной брезгливости он оттолкнул Фрэнси от себя. Она упала, словно подкошенная, на ковер и смотрела на него глазами, которые излучали ненависть.

— Живо отправляйся в свою комнату, Фрэнси. Прямо сейчас. Ты сошла с ума! Завтра же здесь будет психиатр. Немедленно отправляйся к себе, я не желаю тебя видеть!

В голосе Дэвида уже не звучал металл, когда он произносил слова команды, призывая сестру к порядку. Наоборот, в нем внезапно проявилась усталость и даже слабость — вещи для Дэвида неслыханные.

«Наверное, таким голосом он разговаривает со своей шлюшкой Евой, — мстительно подумала Фрэнси, продолжая наблюдать за братом со своего ложа на полу. — Это именно Ева, и никто другой, превратила его в тряпку».

Она ненавидела его сейчас, потому что оба знали, что с этого момента Дэвид больше никогда не поднимет на нее руку.

— Позволь мне уйти из этого дома, Дэвид, — пробормотала она, — совсем уйти. Я не хочу больше жить с мужчиной, который не только мешает женщине получить удовольствие, но и просто не в состоянии ее понять. Можешь посмотреть, как я сделаю за тебя то, что ты должен был совершить.

Она задрала рубашку, которая прикрывала ее, и, положив руку между ног, не спуская глаз с брата, начала делать равномерные движения вперед и назад.

Дэвид, глядя на процесс, который начал происходить перед ним, почувствовал, что его сию же минуту вырвет.

«Боже мой, — думал он, — а ведь я остался для нее вместо отца. Интересно знать, где же я дал слабину, где так фатально ошибся? Ну, в самом деле, нельзя же оставить ее вот так — лежащей посередине комнаты и онанирующей. Она ведь действительно больна. Как же он пропустил момент, когда болезнь начиналась?»

Собравшись с силами и стараясь придать голосу былой авторитет и командные нотки, столь ему свойственные в общении с сестрой, Дэвид холодно, как мог, и даже величественно произнес:

— Фрэнси, или ты сейчас же отправишься в свою комнату, или я вызываю по телефону полицию нравов для малолетних преступников. Так что выбирай. Кстати, все, что ты сейчас проделывала передо мной, ты можешь завершить у себя на втором этаже, а не здесь.

Фрэнси узнала привычные интонации в голосе брата, и это заставило ее приостановить процесс в самом разгаре. В данный момент она всем своим существом почувствовала, что Дэвид при всей любви к ней и страха за карьеру тем не менее выполнит обещание. По-видимому, она достала его окончательно. А уж ей никак не хотелось, чтобы толстые дядьки и тетки из службы нравов увезли ее куда-нибудь и заперли на ключ.

Любой ценой она должна была добраться сегодня до Брэнта, а время подбиралось к условленному часу. По-видимому, следует пустить в ход притворство и как-нибудь надуть братца и домочадцев…

Она натянула рубашку до бедер и поднялась, опустив глаза так, чтобы Дэвид не смог прочитать ее коварные мысли. Темные волосы девушки занавесом упали на ее лицо, что только облегчило ее задачу.

— Милый Дэвид, прошу только об одном — извини меня, если сможешь. Со мной и на самом деле произошла странная вещь. Все словно померкло у меня перед глазами… Но ты тоже виноват. Ведена себя со мной, словно я маленькая девочка, и забываешь, что я уже давно выросла.

Она подошла очень близко к нему, настолько, что он даже отпрянул. У него даже промелькнула мысль, что если она прямо сейчас дотронется до него, то он за себя не ручается.

— Фрэнси, я сейчас прошу тебя об одном — убирайся отсюда! Иди и оставайся у себя в комнате. Ужин тебе пришлют наверх. И запомни — не пытайся улизнуть и даже не вздумай из окна переговариваться со своими знакомыми. А главное, пойми — не пытайся даже поднять трубку телефона. Надеюсь, завтра мы оба с тобой придем в себя и сможем поговорить в более спокойной обстановке.

— Прости, Дэйв. Мне искренне жаль, что так все вышло. И не злись на меня. Все будет так, как ты хочешь…

Дэвид просто не знал, что ответить Фрэнси. Он лишь сжал зубы и отвернулся. Потом он услышал, как Фрэнси поднялась к себе, но еще долго оставался в гостиной, расположившись на знаменитом семейном кресле, ставшем участником домашней драмы, прежде чем нашел в себе силы говорить и двигаться.

Собственно говоря, он должен взять себя в руки и как следует поразмыслить над происшедшим. Ничего непоправимого не произошло. Завтра утром все так или иначе разъяснится и он поймет, как поступать дальше. Завтра утром он приедет пораньше и, конечно же, возьмет с собой Еву. Жаль вот только, что у Лайзы начнется депрессия — она словно шестым чувством ощущала, когда над домом Циммеров сгущались тучи. Дэвида всегда тревожили ее молчаливые состояния ухода от действительности, будто таким образом она выражала протест злу, нависшему над домом. Одна только Ева могла разговорить и расшевелить ее хоть немного. А уж если Фрэнси придется отдать в психиатрическую лечебницу, лучшего лекарства, чем встречи и общение с Евой для Лайзы, не придумаешь.

Но когда Дэвид на следующий день, прихватив с собой Еву, навестил старый дом в Олбени, оказалось, что Фрэнси пропала. Никто из домочадцев даже не видел, как она собралась и когда ушла. Миссис Лэмберт обнаружила, что комната Фрэнси пуста, а кровать даже не разобрана, всего за несколько минут до приезда старшего брата. Старушка рыдала, передавая новость Дэвиду, и всякому было ясно, что она души не чаяла в старшей девочке Циммеров.

— Я просто не хотела будить ее слишком рано, — не уставала повторять она, — ведь я знаю, как она любит понежиться в постели в субботу утром!

В конце концов, экономку отослали отдыхать, и тогда Дэвид впервые в жизни учинил обыск в комнате сестры. Нетерпеливо и резко он швырял вещи одна на другую, демонстрируя тем самым, что юрист далеко не всегда хороший детектив, особенно в собственной семье. Но должно же было быть в доме хоть что-нибудь, хотя бы одна вещь, которая могла бы навести на след!

Скорее всего, это книга с записями телефонов, куда девчонки заносят свои незамысловатые рассуждения и прочую дребедень. Дневник, наконец! Интересно знать, ведут ли девчонки в наши дни дневники? Слава, Господи, что он привез с собой Еву!

Занятый розысками, Дэвид поначалу не заметил Рика, который тихонько вошел в комнату Фрэнси и теперь обозревал тот невообразимый кавардак, учиненный старшим братом. Дэвид хотел в сердцах послать его к черту, но вдруг заметил Еву, стоявшую за спиной мальчика. Лицо Евы выражало озабоченность. Она ворвалась в комнату, отстранив Рика.

— Дэвид, знаешь ли, мне кажется, мы напали на след. И все из-за Лайзы! Ты представляешь, она сообщает мне, за здорово живешь, что Фрэнси отправилась к Брэнту навсегда и ноги ее не будет больше в вашем доме! А ты догадываешься, кто такой этот самый Брэнт?

— Да вот этот парень на фотографии, висящей здесь, на стене, кто ж еще? Она еще говорила, что он ее ближайший приятель, — голос Рика заставил замереть присутствующих взрослых. Их глаза впились в любимый настенный-календарь Фрэнси, где она развешивала портреты рок-певцов и известных киноактеров. Портрет Брэнта размерами не отличался от других, поэтому-то никто на него поначалу внимания и не обратил. Лишь указующий перст мальчика, направленный прямо на лицо похитителя юных дев, заставил их сосредоточить внимание на нем.

Мужчина был молод и красив, его волосы отливали золотом под стать великолепному загару. Он стоял на палубе яхты, опираясь на мачту, держа в руках какую-то снасть. Холеное тело слегка прикрывали рубашка, , расстегнутая почти до пояса, и белоснежные шорты. Ева узнала его сразу и ощутила, как в ней, в самой глубине ее существа, растет и ширится чувство необъяснимого страха.

— Только не этот тип. Кто угодно, только не он. Господи, да как же Фрэнси, несчастная Фрэнси, могла познакомиться с подобным чудовищем? Дэвид, парень на фотографии — воплощение зла. Его зовут Брэнт Ньюком!

Когда Ева произносила свою несколько патетическую тираду, она не могла оторвать взгляда от Дэвида и, сама того не замечая, проследила все изменения, происходившие с лицом любимого человека, когда он .услышал это имя. И снова страх — на сей раз дикий, почти животный страх — завладел ее сердцем. Она испытывала страх за всех сразу — за Фрэнси, пропавшую из дома, за себя, поскольку Брэнт Ньюком внушалей ужас самим фактом своего существования, за Дэвида, наконец, большого и сильного, но, в сущности, беззащитного перед миллиардером Брэнтом, который числился клиентом Циммера. Но главное — она испытывала страх за свою любовь к Дэвиду. Снова на свет выплывала история уничтожения женской личности плейбоем Ньюкомом, рассказанная пьяной и несчастной Марти. И, ко всему прочему, она была уверена, что Дэвид тоже знал Ньюкома только как своего клиента. А бедняге Фрэнси, несмотря на ее светский вид, исполнилось всего только семнадцать, и она, в сущности, оставалась еще ребенком, хотя уже и развилась физически. И у Евы появилось острое желание сделать все, что в ее слабых силах, но защитить Дэвида и его семью, к которой она успела так привязаться.

— Дэвид, что ты собираешься предпринять? Ведь можно, в конце концов, придумать что-нибудь?

— Конечно, конечно, Ева, ты абсолютно права. Мне следует хорошенько подумать. Но подумать особым образом, отбросить в сторону все эмоции и чувства. Как если бы Фрэнси не являлась моей сестрой, а была просто соседской девчонкой. И еще, ты же понимаешь, мне бы не хотелось скандала. Представляешь, что будет, если история с Фрэнси попадет на зубок газетчикам? Я постараюсь не допустить, чтобы мое имя трепал. ..

— Но, Дэвид, ты не сможешь ее обнаружить, не прибегнув к помощи полиции. Он может прятать Фрэнси где угодно. И потом, мы даже не уверены, что она в действительности убежала именно к Ньюкому.

Дэвид взмахнул рукой, призывая ее к молчанию.

— Ева, по-видимому, ты не отдаешь себе отчета в некоторых весьма важных вещах. Прежде всего, Ньюком — не просто какой-то там миллиардер, живущий за тысячу миль. Он мой, то есть наш, клиент. Фирма «Хансен и Хауэлл» ведет его дела, связанные с нефтяными интересами. А Говард никогда не потерпит, чтобы имя его сотрудника имело отношение хоть к малейшему скандалу. Разве не понятно? В последнее время они стали даже поговаривать о моем участии в прибылях — значит, пройдет не слишком много времени, и я смогу стать их полноправным партнером. Как же я могу, чтобы имя Фрэнси и мое собственное имя газетчики изваляли в грязи? Как ты верно заметила, прежде всего следует убедиться, действительно ли у него она скрывается, и если это так, то каким-либо образом попытаться похитить ее из вертепа Брэнта и поместить в психиатрическую больницу.

— Послушай, Дэвид, милый мой Дэвид, — от волнения ее голосовые связки перехватило, — ты не можешь позволить ему в очередной раз уйти безнаказанным. Просто не имеешь права. В том случае, разумеется, если Фрэнси действительно скрывается у него. Выслушай меня, наконец, серьезно. Он — ужасный человек, просто чудовище. Но закон распространяется и на монстров тоже. А вдруг полиция не захочет предавать все это дело огласке? Ведь Фрэнси, в сущности, еще малышка. Не будут же они публиковать в заголовках ее имя. Мне кажется, что они не имеют на это никакого права!

— Нет, Ева. Решено. Никакой полиции. Я буду искать сестру, но без помощи официальных учреждений. Жаль лишь, что у меня нет ни одного знакомого, кто бы знал этого Брэнта Ньюкома лично…

Случайная мысль, пришедшая в голову Еве, вдруг заставила ее перебить Дэвида. Положив руку ему на плечо, она задумчиво сказала:

— У меня возникла одна идея, дорогой. — Пытаясь нащупать ускользающий, но внезапно показавшийся ей важным план, она продолжала:

— Дело в том, что Брэнт Ньюком, как обычно, когда приезжает в Сан-Франциско, закатывает для своих приятелей один из любимых им экстравагантных пиров. И сегодня как раз состоится такое вот пиршество. Наш экономический обозреватель, Тони Гонзалес, собирается туда отправиться и очень бы хотел, чтобы я составила ему компанию на этот вечер. Он гомосексуалист, и ему, как говорится, нужно прикрытие на весь вечер. Вот я и думаю, отчего бы тебе не отправиться туда? Ты смог бы смешаться с гостями — у Брэнта обычно не проверяют пригласительные билеты — и попытаться разузнать все о Фрэнси.

— Нет, Ева, к сожалению, твое предложение отпадает. Я боюсь посещать мероприятие, которое устраивает Брэнт, только по одной причине — если я увижу Фрэнси с этим ублюдком, то боюсь, как бы я его просто не убил. Мне просто не хватит самообладания, и я дам ему по морде. Нужно придумать что-то другое, более подходящее. Ведь всегда есть какой-нибудь выход.

Медленно-медленно он окинул взглядом обстановку в комнате Фрэнси, словно запоминая на всю жизнь, как выглядит не убереженное им детство сестры, и со значением посмотрел на Еву. Еще до того, как он произнес хотя бы единственное слово, Ева чисто по-женски поняла, какая просьба от него последует. Она даже подняла руки вверх, как солдат, сдающийся превосходящим силам противника:

— Нет, Дэвид, умоляю тебя, только не проси меня об этом! Но он словно не услышал крик отчаяния Евы.

— Знаешь ли, милая, но ты единственный человек, который может навестить Брэнта в его логове. Кроме тебя, я не доверяю никому. Если история с Ньюкомом и Фрэнси вылезет наружу — я человек конченый. Но не только я. Фрэнси тоже. Всегда найдется мерзкий тип, который будет в состоянии обвинить меня в том, что я плохой воспитатель и не уделял ей достаточного внимания. А для адвоката, который призван следить за выполнением закона и оберегать людей, подобное обвинение равносильно концу карьеры.

Он взял Еву за руки, крепко их сжал и заглянул ей прямо в глаза.

— Деточка, разве ты не понимаешь, что на всем белом свете нет ни одного человека, который бы оказался в силах мне помочь? Ты отправишься к Ньюкому в гости в качестве гостя, а не громилы. Кроме того, уж кто-кто, а ты явишься туда лучшим прикрытием для вашего сотрудника-гомосексуалиста. Хотелось бы знать, какое прикрытие получилось бы из меня для вашего Тони Гонзалеса? И еще, если ты обнаружишь на вечеринке Фрэнси, то сможешь поговорить с ней, как женщина с женщиной, и, возможно, тебе удастся как-нибудь ее урезонить. В подобном состоянии она и не подумает меня слушаться. И уж если придется, то тебе хватит сил просто поговорить с самим Брэнтом, рассказать о том, что его подруге всего семнадцать лет, — уверен, что она наврала ему про свой возраст. Любимая!.. Кто же еще, если не ты? Ну пожалуйста!

«Боже мой, — думала она в тот миг, когда Дэвид изо всех сил прижимал к себе ее трепещущее тело, — какой он, в сущности, предатель и гад! Он пользуется своим положением, тем, что я люблю его, и посылает меня прямо к дьяволу в пекло! Черт бы его побрал!»

Но она чувствовала, как его руки становились все нежней, а дыхание — жарче, настоящий змей-искуситель!

— Ева, ты сделаешь это для меня, правда? Только пойми, насколько моя жизнь и благополучие зависят от тебя! Кроме тебя, мне не нужен никто, и ты моя единственная, самая сладкая девочка на свете. Ну, а если Фрэнси была не слишком любезна с тобой, так только потому, что она еще почти дитя, эдакий юный чертенок в юбке, ревнующий своего старшего брата ко всем и вся. Но она изменится, ты слышишь, если ей вовремя помочь. И я прошу тебя подать ей руку помощи!

Ева склонилась к нему, но в то же время продолжала отрицательно качать головой, пытаясь доказать невозможность выполнения задуманного им.

— Зачем так много говорить? Ты и представить себе не можешь, о чем ты меня просишь. Как-то раз я встречалась с Ньюкомом на приеме… — Тут она прикусила губу, потому что отлично знала, как Дэвид реагирует на упоминание имени любого мужчины, с которым она хоть когда-то состояла в дружеских отношениях. Дэвид считал, что со всеми она побывала в постели.

Вот и сейчас она почувствовала, как он тут же отстранился от нее и даже отступил на шаг назад.

— Так ты знакома с ним? И за все время даже не намекнула об этом ни словечком? Но почему, Ева? Он что, спал с тобой?

— Дэвид, прошу тебя. Ну конечно же, нет. Просто нас представили, и он не понравился мне с самого начала. Вот и все. Прошу, милый, прекрати разрывать мне душу на части только потому, что я наделала миллион глупостей в своей жизни. А все только для того, чтобы вернуться к тебе. Я люблю тебя, Дэвид!

Ну вот, пожалуйста. Она опять произнесла слова любви, как будто ее кто за язык тянул! Но сегодня он, по крайней мере, услышав ее признания, стал добрее и мягче, чем обычно, и от его нежности в ее душе проснулась успокоенность и уверенность, хотя она и знала наверняка, что это все иллюзии.

И уже не испытывая ни стыда, ни гордости, она позволила ему увлечьсебя и сдавить в объятиях, чувствуя, что находится в сильных мужских руках словно на седьмом небе. Колени Евы привычно прислонились к надежным ногам Дэвида и ослабли, поскольку все ее женские силы готовились лишь к одному — к интимной встрече с любимым. Что может быть слаще рта любимого человека, его языка и губ? Они — просто мед, и не просто мед, а пьянящий, одурманивающий ее. И вот Ева, вкусив этот сладкий мед Дэвида, потеряла голову — как и всякий раз до этого — и чуть не упала. Дэвид прошептал ей на ухо:

— Господи, Ева, если бы ты знала, как я тебя хочу… Когда ты приближаешься ко мне, мое желание обладать тобой достигает пика, высокого, словно Эверест. И я никак не могу сладить со своими желаниями, хотя пытался уже много раз. И ты всегда будешь моей, ведь правда? Что бы ни случилось — только моей! Скажи мне еще раз, что ты меня любишь и я твой единственный мужчина, я так хочу услышать слова твоей любви, предназначенные, я знаю, только для меня.

Что и говорить, Дэвид умел настроить женщину на любовь — женщина вообще звучала в его руках подобно инструменту. А Ева более всего любила Дэвида-музыканта, который умудрялся совмещать в единственной плотской оболочке черты косматого сатира со свирелью, античного красавца полубога и робкого маленького мальчика, который просит у взрослых, чтобы его погладили по головке.

— Я твоя, Дэвид, и ты прекрасно знаешь о моей любви. И всегда знал. Из-за любви к тебе я часто испытывала сильнейшую боль, но никогда но переставала тебя любить!..

Его сильные руки сжали ее еще сильнее. Дэвид обнимал ее бережно и страстно.

— Никогда, никогда, радость моя, я не смогу снова обидеть тебя. Знаю, что иногда я вполне смахиваю на законченного негодяя и подонка, но вся моя вина лишь в том, что я ужасно ревнив и именно ты заставляешь меня ревновать. Но, как ни странно, именно из-за этой проклятой ревности я снова возвращаюсь к тебе и мое желание обладать тобой лишь увеличивается. Но, кроме любви и ревности, в отношениях между нами существуют еще и преданность душ, и понимание… Помнишь, ты говорила о шестом чувстве, которое объединяет нас? Так вот, истинное понимание — не выдумка, оно существует. Тогда понимаешь мысли другого человека и при этом вовсе не нужно произносить никаких слов.

Руки Дэвида образовали вокруг Евы магический круг, она словно пребывала в другом измерении, и тело ее содрогалось от неги, глаза были закрыты. В то же время она думала: «Кто в состоянии поведать мне, отчего я, несчастная дуреха, так влюблена в этого мужчину, держащего меня на руках? И отчего он, единственный из всех, усилием воли в состоянии превратить меня в жалкую, ничтожную тварь, в свою рабыню?»

Ева провела рукой по его темным волосам, а затем по подбородку.»Как бы там ни было, но именно он стал моим мужчиной, и он тоже нуждается во мне…»

— Знаешь что, Ева, — вдруг сказал он ей совершенно серьезно и, пожалуй, спокойно, — какой бы я ерунды ни говорил и ни делал, обещай мне, что ты меня не бросишь. Пусть твое шестое чувство сообщит тебе о том, насколько сильно я к тебе привязался. Нам нельзя расставаться, и когда-нибудь настанет такой день, когда наши жизни объединятся…

Еще никогда он не говорил с Евой столь откровенно о браке и о возможности соединения бывших любовников в единую семью. Ева почувствовала себя на вершине радости от счастья и надежды, внезапно проснувшейся в ней. Ее женский инстинкт не подвел — Дэвид и на самом деле любит свою Еву. И он женится на ней — когда-нибудь это обязательно произойдет! Из Дэвида получится прекрасный муж, всем известно его серьезное отношение к браку. Если они, , наконец, обвенчаются — тем лучше для нее. Еве оставалось только радоваться, что другая женщина не успела перехватить ее обожаемого Дэвида.

Дэвид слышал биение сердца Евы рядом с биением своего собственного, прижимая ее к себе. Он не лгал, когда говорил, что нуждается в Еве и хочет ее. Между ними и в самом деле проходила своего рода вольтова дуга, объединяющая два существа в одно неразделимое целое. Даже Глория была не в силах предоставить столь огромную физическую радость Дэвиду, на которую он мог всегда рассчитывать с Евой. К тому же она не только приносила ему радость в постели — она любила его и готова была пожертвовать собой ради него. Особенное возбуждение вызывал у Дэвида тот факт, что женщина, лежащая в его руках, желанна миллионам телезрителей по всей стране, но принадлежит только ему.

— Закрой дверь, милая, запри ее покрепче.

Голос Дэвида перешел в шепот в тот момент, когда он, слегка отстранившись от Евы, начал расстегивать брючный ремень. Ева сразу поняла намерение своего любовника и в ту же секунду ощутила, что ни мгновения не сможет существовать без близости Дэвида, не чувствуя на себе тепло его рук. Желание нарастало в ней с силой урагана. Не отрывая взгляда от любимого, она направилась к двери и закрыла массивные створки на замок. Ключ дрожал в пальцах Евы, когда она поворачивала его бороздкой внутрь в замочной скважине. Дэйв лежал на диване уже раздетый и готовый принять ее. Она знала только одно, направляясь к Дэвиду, — нет на свете ни одного мужчины, который был бы более желанен и любим ею.

Встав на колени перед Дэвидом, Ева принялась ласкать его, вспомнив именно ту ласку, которая нравилась ему больше всех и сводила его с ума. Ева чувствовала, как все его тело целиком отзывается на ее нежные поцелуи и поглаживания и как он откликается на них стоном удовольствия.

Впервые он говорил ей о своем чувстве к ней в семейном гнезде Цим-меров, и впервые, когда они оказались вместе, интимная близость за-ставляла их испытывать чувство вины. Но сегодня она старалась не думать о том, что ее ждет впереди — поездка на вечеринку к Брэнту, поиски Фрэнси, — и не хотела, чтобы об этом задумывался и Дэвид.

Они упали на постель, и Дэвид потянул ее вверх, на себя, сильно, но oнежно прижимая тело Евы за бедра к себе.

— Когда же ты скинешь с себя эти проклятые тряпки, — не спросил, а скомандовал Дэвид. — В постели голая плоть сражается лишь равным оружием…

Все случилось так, как происходило и раньше, в ранние дни их знакомства, — они торопились, словно новобрачные, дождавшиеся, наконец, их первой ночи любви, и стонали от наслаждения и искренне верили в момент соития, что подобное блаженство может завершиться только смертью. Как и в первый раз, ее пальцы дрожали, когда Дэвид помогал ей раздеваться. Вещи валялись, разбросанные по полу, и даже безумно дорогое платье Евы от Рента, купленное для того, чтобы потрясти Дэвида, не избежало подобной участи. Их близость продолжалась вечно и в то же время, казалось, завершилась через мгновение. В их телах сосредоточилась вся мудрость мира — его человеческая конечность и вечная космическая долгота. Вселенная будто сконцентрировалась вокруг двух бренных оболочек из костей и мяса, и совокупление поднималось в сверкающие астральные выси и уподоблялось столкновению двух миров, когда в результате гигантского взрыва создается новый мир, юный и очищенный от скверны.

Оргазм сотрясал плотскую оболочку Евы несколько раз, и она отвечала Дэвиду влажными пожатиями, возбуждавшими его до безумства.

— О, Ева, моя милая и дорогая, самая лучшая на свете, — вскричал Дэвид хриплым стоном, выплеснув сладострастие в щедрое лоно своей подруги. А потом он снова и снова покрывал ее всю поцелуями, желая хоть в какой-то мере заплатить этому женскому божеству за доставленное ему счастье.

Даже когда завершилось опьянение страстью, они не разлучились, а остались лежать вместе таким образом, что их тела переплелись между собой, и Ева подумала, что сегодняшняя их близость в доме Дэвида, в принадлежавшей ему комнате и на кровати, которую купил он и на которой закрепил обладание ею, своего рода залог, гарантия того, что у нее состоится в жизни все — и любовь, и семья, и собственный дом.

Глава 18

Брэнт Ньюком — собственной персоной. Золотые волосы, сильные плечи, пронзительные голубые глаза, похожие на льдинки. Настоящий Эрос работы Микеланджело — жестокий, растленный, красивый.

Одного лишь взгляда, брошенного им в сторону Евы, хватило, чтобы у последней возникло чувство, будто ее раздевают. И не просто раздевают, а самым неприличным образом, просто дерзко задирают юбку и заглядывают между ног. И Ева, и особенно Брэнт знали о силе и проникающей способности его взгляда.

— Приветствую тебя, Ева Мейсон. Мне весьма приятно встретиться с тобой здесь сегодня вечером. Фрэнси поведала мне о тебе целую кучу всяких историй. В сущности, она даже слишком часто говорит о тебе. Ведь правда, Фрэнси, детка?

— Если тебя прислал Дэвид — можешь убираться. Я больше никогда не вернусь домой, никогда! А в этом месте Дэвиду до меня не добраться. Брэнт, заставь ее убраться отсюда, прошу тебя!

Голос Фрэнси звучал на высокой ноте, чуть ли не истерично. Ева обратила внимание на неестественный, блеск ее глаз и задумалась, каким наркотиком ее накачал Ньюком.

— Фрэнси, ты плохо себя ведешь. В каком тоне ты позволяешь себе разговаривать с моими гостями? Ты, наверное, хочешь, чтобы тебя наказали, ведь так? Мелвин, ну-ка отведи малютку в спаленку и слегка отшлепай ее. Ремнем или голой рукой, как тебе больше нравится. Ей очень по нраву, когда ее шлепают, разве не так, малютка?

Длинный костлявый мужчина, выслушав тираду Брэнта, недолго думая, сграбастал под мышку и потащил за собой притворно сопротивлявшуюся и вопящую Фрэнси, хотя каждому было ясно, что она с удовольствием воспринимает возможность предстоящей экзекуции.

Ньюком с улыбкой наблюдал за происходящей сценой, Еве же захотелось кинуться вслед за девушкой, но Брэнт своим роскошным торсом загородил ей дорогу, небрежно поглаживая пальцами длинный стакан для коктейля.

Тони Гонзалес, единственная надежда Евы, уже давно испарился, прихватив с собой для компании некоего Ричарда, по сплетням — его нынешнего любовника. Ева же осталась один на один с Брэнтом, натянуто улыбаясь, но при этом перепуганная до смерти. Она уже поняла, что в доме Ньюкома не только с Фрэнси, но и с ней способны сделать все, что придет на ум изобретательному хозяийу.

По отношению к Еве Брэнт Ньюком казался нарочито вежливым. Превращение дьявола в гостеприимного хозяина не обмануло его трепетную гостью. За вежливостью и обходительностью Ньюкома скрывалась какая-то игра, смысл которой был пока для Евы неясен. Но ей ничего не оставалось, как принять правила навязываемого ей действа, и она оперлась на предложенную ей руку хозяина. Так, рука об руку, они обходили многочисленные группки гостей, и Брэнт представлял свою даму присутствующим, если они, разумеется, стоили его внимания. Гости, попивая коктейли, заполнили собой гигантскую гостиную роскошного палаццо. В углу расположилась кучка людей, со знанием дела разговаривающих о театре и работе на телевидении. Среди них, как обычно, выделялся Джерри Хормон с двумя девицами по бокам. Девочки явно попали в Сан-Франциско впервые, вели себя несколько нервозно в компании великосветских гостей Брэнта и считались фотомоделями, но фотографировались преимущественно в обнаженном виде. Впрочем, все знали профессиональные наклонности Джерри. Его недаром называли «торговцем телами» — он обычно знакомил будущих фотомоделей с издателями порнографических и полупорнографических журналов. Джерри белозубо улыбнулся Еве и покачал головой с многозначительным видом.

— Вот уж не ожидал никак увидеть тебя в нашем балагане, Ева! Сюрприз так сюрприз!

— Как раз ты, Джерри, и проследишь за тем, чтобы девочка не скучала и имела капельку выпивки в бокале. Ну и познакомь ее со всеми, естественно. Развлекайся пока, Ева, а я скоро вернусь.

Брэнт отплыл, лавируя среди гостей привычно, как и подобало известному яхтсмену. В ту же секунду Ева ощутила буквально физическое облегчение. Она на мгновение осталась в одиночестве и вспомнила Дэвида — ну почему его нет с ней рядом, когда он так нужен?

В это время Джерри Хормон пытался втолковать одной из своих девиц, что ему поручено опекать еще и Еву и поэтому его внимание поневоле должно переключиться отчасти и на нее.

«Пожалуйста, Дэвид, приди ко мне и забери меня отсюда», — тихонько про себя молила Ева, даже не пытаясь расслышать вопрос, с которым обратился к ней кто-то из гостей. Потом она взяла себя в руки и даже пыталась поддерживать беседу, потягивая виски, к счастью оказавшееся поблизости у одного из официантов. Попытка вести светский разговор хотя бы внешне привязывала Еву к обществу. Она, равно как и все собравшиеся в доме, умела разговаривать ни о чем, изображая на лице заинтересованность, но каждую секунду думала еще и о Фрэнси — как бы подобраться к ней поближе, минуя сатрапов Брэнта Ньюкома, и поговорить с ней по-настоящему. Вообще-то Ева с самого начала знала, что затея Дэвида бесполезна — уж с кем, с кем, а с ней Фрэнси захочет разговаривать в последнюю очередь. Но с другой стороны — она обещала Дэвиду попытаться встретиться с Фрэнси, когда та будет одна, и ей ничего не оставалось делать, как попытаться выполнить данное обещание.

Заиграла ритмичная восточная музыка — динамики выдавали свист флейт и дробь барабанов, — и начались танцы. Джерри Хормон с силой ухватил Еву за руку, и ей ничего не оставалось делать, как подчиниться и начать ритмично изгибаться вместе с ним под экзотическую мелодию.

Джерри с Евой был сама любезность и не уставал отпускать ей комплименты, сопровождая каждый из них ослепительной улыбкой.

— Ах, Ева, ты — чудо! Что за партнер! Ты изумительно двигаешь телом, дружок. Может, ты все-таки согласишься позировать для некоторых изданий, о которых я имел честь уже тебе упоминать?

— Боюсь, Джерри, что твоим мечтам не суждено осуществиться. По — моему, мы, уже имели разговор на эту тему, и с тех пор мое мнение не изменилось.

— Ну и ладно, забудем про журналы, будем только танцевать. Я с ума схожу от твоих движений и поворотов. Они великолепны!

У Евы к тому моменту сложилось лишь одно желание — все бросить и сбежать. С какой стати она должна находиться в этой гостиной и прижиматься к прожженному молодцу, подобному Джерри, танцуя с ним, когда она ничего, кроме брезгливости, не испытывала? Но она заставляла себя улыбаться и делать вид, что испытывает удовольствие, передвигаясь с Джерри под музыку, словно перед телекамерой. Она не имеет права забывать о своей задаче в доме Брэнта. Ах, если бы обо всем этом ужасе можно было забыть…

Наконец, танцы прекратились, и Ева почувствовала себя ужасно усталой. Кроме того, ей очень захотелось пить. Джерри, как ни странно, оказался приличным кавалером и тут же снабдил ее стаканом с холодным напитком. Еве захотелось побыть одной, и она с огромным чувством облегчения заметила, что одна из девушек, которых опекал Джерри, внезапно оказалась рядом и настоятельно потребовала от Джерри внимания к себе, говоря: «Ты совсем забыл обо мне, дорогой. Я что, не нравлюсь тебе, когда на мне надеты тряпки?»

Джерри только пожал плечами и позволил девушке завладеть собой, правда, предварительно одарив Еву очередной сногсшибательной улыбкой. Ева отодвинулась от вновь затанцевавших пар и попыталась сосредоточиться. Кто-то выключил почти весь свет в зале, и лишь несколько ламп мерцали, и их свет терялся во внезапно возникших клубах дыма. Ева ощутила в воздухе раздражающий запах марихуаны. Аромат наркотика проникал повсюду и, вдруг возникнув, стал сильным и устойчивым.

«Должно быть, на подобных вечерниках просто курить сигареты не принято», — устало подумала Ева и заметила, что на столах, оказывается, в серебряных футлярах горками лежали свернутые из листьев небольшие сигары. Помимо сигарок с марихуаной кое-где на столах стояли такие же футляры, наполненные белой мелкой пудрой. Совершенно очевидно, что футляры содержали в себе кокаин. Интересно знать, боялся ли чего-нибудь на свете Брэнт Ньюком? Скорее всего, ему было просто наплевать и на полицию, и на отдел по борьбе с наркотиками.

Остается Фрэнси — ей любой ценой необходимо разыскать Фрэнси. Вполне возможно, что подходящий момент для поисков настал — все были заняты собой и наркотиками, да и свет почти нигде не горел. Танцы же в гостиной становились все более и более откровенными. Стало похоже на то, что некоторые из танцующих совершают половой акт прямо под музыку, посередине зала. Те же, кто не танцевал, являли собой еще более загадочный вид — они сидели, тихо склонив головы и еле слышно, невнятно переговаривались друг с другом. Некоторые же просто сидели молча, уставившись глазами в никуда.

Ева медленно двинулась сквозь толпу, стараясь придать своему лицу безразличный вид. Она должна найти Фрэнси во что бы то ни стало — и в этом все дело. К сожалению, она сильно сомневалась, что разговор с Фрэнси поможет вернуть девушку домой. Ведь Фрэнси заявила ей о бессмысленности переговоров. Фрэнси ненавидит ее — и это ясно как день. Какого черта Дэвид требует от нее невозможного!

Ева пробиралась по залу, сжимая, словно талисман, в руке стакан с уже теплой жидкостью, и механически улыбалась людям, с которыми случайно сталкивалась. Ее попытки обнаружить Фрэнси не должны бросаться в глаза. И вдруг Фрэнси оказалась рядом, в каких-нибудь двух шагах. Девушка глупо хихикала, и было очевидно, что она находится под действием наркотика. Тонкое шелковое платье на ней было разорвано так, что обнажало одну грудь, а на спине и плечах можно было увидеть багровые отметины недавних побоев. Ева инстинктивно устремилась по направлению к девушке, но у нее на пути внезапно возникла целая толпа невесть как протрезвевших и откуда-то взявшихся гостей, которые все старались протиснуться в том же направлении. Рядом с Евой пытался расчистить себе путь молодой волосатик, с ног до головы увешанный кожаными амулетами и ремешками. Музыка прекратилась, и установившаяся тишина, казалось, давила на барабанные перепонки.

Пока Ева пробиралась к Фрэнси, сцена действий претерпела некоторые изменения. Фрэнси уже стояла, пошатываясь, на тяжелом мраморном столе, выполненном в мавританском стиле, и с обеих сторон ее поддерживали Джерри Хормон и Брэнт.

Брэнт собирался произнести некое вступление, поэтому он, призывая собравшихся к молчанию, поднял руку. Фрэнси опять принялась глупо хихикать, и, чтобы заставить ее замолчать, Брэнт довольно сильно хлопнул ее по заднему месту. Ева не могла не заметить, как после удара несчастная девушка постаралась прильнуть к могущественному хозяину всем телом и при этой попытке рухнула бы со своего постамента, если бы тот же Ньюком грубо, но решительно не поддержал ее. Добившись относительного молчания, Брэнт наконец произнес:

— Господа, настоятельно рекомендую вам заткнуться на минуту и выслушать меня. Перед вами девчонка, которая не желает возвращаться домой под крылышко к своему обожаемому братцу. Более того, она не только ненавидит свое съеденное молью семейство, но и не против взорвать этот поганый городишко к чертовой матери! Все дело заключается в том, что нашей очаровательной девоньке нужен человек, который бы ее содержал — покупал тряпки и все такое прочее. Самая большая печаль состоит в том, наш птенчик любит деньги, и поэтому мы во всеуслышание объявляем, что наша милашка отправится куда угодно, но только с тем, кто захочет раскошелиться. Принимаются ставки. Кто желает?

По залу пронесся шум, многие захлопали в ладоши, а кто-то даже удовлетворенно хмыкнул:

— Аукцион по продаже рабов — это что-то новенькое!

Люди в зале продолжали аплодировать, а Фрэнси принялась смеяться. Судя по ее опухшему, отупевшему лицу и отсутствующему взгляду, она вряд ли до конца понимала, что происходит. Ева пришла в ужас — неужели подобное возможно в центре такого огромного города в цивилизованной стране?

Брэнт Ньюком, сверкая зубами, приблизился к девушке и полностью сорвал с нее остатки блузки, предъявив всему свету ее большие и довольно спелые, несмотря на столь юный возраст, груди.

— Дамы и господа, — провозгласил он, — я не сомневаюсь, что многие из присутствующих здесь уже знакомы с нашей милой курочкой. И она никого не оставила без внимания. Она очень послушная, всегда делает то, что ей говорят. Те же, кто сегодня в первый раз у меня в гостях, имеет возможность подойти поближе и лично убедиться в достоинствах предлагаемого вам товара. Фрэнси сегодня вечером открыта для посещений. Подходите поближе, джентльмены! Не стесняйтесь, каждый из вас может стать счастливым обладателем выставленного образца.

Джерри Хормон, улыбаясь во весь рот, что-то прошептал на ухо Фрэнси, и та стала непристойно изгибаться, уже самостоятельно избавляясь от оставшихся на ее теле немногочисленных одежд. Когда юбка упала к ее ногам, Ева увидела на бедрах и ягодицах Фрэнси свежие рубцы от ударов плетью и едва не упала в обморок.

— Ставлю пятьдесят тысяч, — прохрипел чей-то голос у нее над ухом.

По-видимому, Брэнт уже устал от предложенной им же самим игры, и его сразу поскучневший голос безапелляционно добил столь удачно начавшееся представление.

— Продано, — заявил он, — старина Дерек, теперь она твоя и душой, и телом. Забирай себе это сокровище и владей ею. Только не отдавай ей всех денег сразу — пусть она предварительно отработает все, до последнего цента.

Со всех сторон посыпались поздравления, шум опять усилился, но его перекрыл громкий протестующий голос, вернее, даже вопль Фрэнси.

— Нет, я не согласна! Слишком мало денег, чтоб ты сдох, сквалыга! Никуда я не поеду с твоим ублюдком Дереком, Брэнт. Вообще никуда не поеду, я останусь с тобой, Брэнт Ньюком! Я хочу быть с тобой и только с тобой!

— Ну ладно, уж если ты такая алчная, я подкину тебе пару тысчонок от себя лично, но только при одном условии — ты немедленно, сейчас же уберешься отсюда и не будешь скандалить. Дерек отвезет тебя в общину где-то в Нью-Мексико, которой он руководит, и гам ты узнаешь кое-что для себя новенькое.

С этими словами Брэнт схватил Фрэнси за талию и стащил со стола, служившего импровизированным постаментом на торгах. Покупатель Фрэнси кинулся ему помогать, и Ева обнаружила, что Дерек — это тот самый волосатый и бородатый парень в кожаных амулетах, с которым она столкнулась, когда спешила на помощь Фрэнси.

— К чертовой матери, — орала тем временем Фрэнси, норовя поцарапать длинными наманикюренными ногтями лицо Брэнта. — Ни в какой Нью-Мексико я не поеду, а останусь здесь. Выпусти меня, подонок!

Брэнт дал Фрэнси пощечину, и удар прозвучал словно небольшой взрыв. Потом он скинул ее на один из длинных столов, стоявших повсюду. Фрэнси распростерлась на нем подобно лягушке, непристойно раскинув ноги. Ева, едва сдерживая дурноту, наблюдала за тем, как Брэнт швырнул в лицо обнаженному вопящему существу пачку кредитных билетов и как Фрэнси стала жадно хватать деньги скрюченными пальцами, пытаясь засунуть доллары в снятое платье и двумя руками прижимая эти бумажки и себе.

Подоспевший Дерек сграбастал, наконец, Фрэнси и начал заворачивать ее в огромный плед, который кто-то по дороге ему сунул в руки. Как ни странно, среди всего происходившего бедлама Дерек выглядел трезво и деловито. Со знанием дела он прижал руки девушки к торсу, используя необъятные размеры шерстяного одеяла, и буквально в секунду Фрэнси оказалась надежно спеленатой и имела не более шансов ускользнуть от своего покупателя, нежели сумасшедший в смирительной рубашке от санитаров. Разумеется, ему помогали и другие, время от времени разражаясь хохотом и ругательствами.

Вообще, все происходящее напоминало Еве сцену из плохого голливудского фильма ужасов, и она отказывалась верить, что она сама, собственной персоной, является зрителем и соучастником, пусть даже и невольным, состоявшегося аукциона и похищения. И внезапно, как будто очнувшись от охватившей ее летаргии, Ева, изо всех сил работая плечами и локтями, кинулась к сцене действия, пробиваясь сквозь плотные группы смеющихся, одурманенных наркотиками гостей.

— Прекратите, прекратите весь этот ужас! — закричала она, и мужчина, стоявший рядом, взглянул на Еву с любопытством.

— О, куколка, а ты, оказывается, новенькая и еще не бывала у нашего любезного хозяина? Иди ко мне, и ты узнаешь, что на свете случаются вещи и почище!

Мужчина, не теряя времени, грубо облапал Еву и хладнокровно полез к ней под юбку, но ей удалось резким движением вырваться из цепких рук незнакомца, а присутствующие почти мгновенно хаотично, словно молекулы, передвигаясь по гостиной, оттерли Еву от нахала. Целью Евы по-прежнему оставалась Фрэнси, и она пыталась не терять ее из виду. Фрэнси, запеленатую в плед, уже выносили из комнаты, но она, прежде чем окончательно покинуть место действия, в последний раз вызвала бурю восторгов и всеобщий хохот, когда ногой, торчавшей из шерстяного кокона, по пути сбила на пол накурившегося до одури мужчину.

«Что делать?» — лихорадочно думала Ева, провожая глазами готовую вот-вот исчезнуть сестру Дэвида. Она была совершенно бессильна помочь ей — вокруг ни одного друга, даже свой автомобиль она оставила дома! И теперь она даже не в состоянии проследить, куда повезут бедную девушку.

И тут ею овладела страшная ярость, когда ни рассуждать, ни строить какие-либо планы уже невозможно. Вобрав в легкие как можно большевоздуха, она закричала что есть мочи, стараясь перекричать, заглушить хохот, вопли, разного рода бред, доносящиеся изо всех углов огромного помещения.

— Верни назад Фрэнси сию же минуту, ты, сумасшедший развратный кретин!

Ева схватила за локоть первого же попавшегося ей человека, пытаясь внушить ему, что девушке, той, которую сейчас увозят, всего семнадцать лет, что это не что иное, как похищение и, значит, уголовно наказуемое деяние, что Брэнт Ньюком и его приятели — не более чем шайка преступников и маньяков…

Слова, казавшиеся такими убедительными и логичными, замерли в ее горле, потому что человек, которого она просила о помощи, повернулся к ней лицом, и Ева увидела, что рядом с ней стоит не кто иной, как сам Брэнт Ньюком во всей своей красе. Еве в это мгновение показалось, что исчез и зал, и люди, его наполнявшие, сразу же стих шум, и она вместе с Брэнтом каким-то непонятным образом перенеслась на необитаемый остров, где никого, кроме них, нет. Он молчал и улыбался, но его холодные глаза таили в себе пустоту и равнодушие. В них, по обыкновению, не отражалось ни чувств, ни эмоций.

— Можно, я уйду? — тихо спросила Ева, неизвестно по какой причине перейдя на шепот. — Вы, наверное, и в самом деле сумасшедший, если полагаете, что похищение девушки пройдет для вас безнаказанно. Разве вашу голову ни разу не посетила мысль, что Фрэнси тоже человек и ее никто не имеет права продавать, как вещь…

— Но я только что совершил это, милочка. И, кажется, сделка прошла удачно и как раз вовремя. Ну, ты же отлично знаешь, что из себя представляет эта пташка. Разве ты не понимаешь, что Фрэнси будет лучше у Дерека с его ребятами в Нью-Мексико? Впрочем, у меня имеется одно предложение, давай обсудим все это один на один и по возможности спокойно. И не волнуйся о Фрэнси — гарантирую тебе, Дерек придется ей по вкусу, он не станет обижать малышку. Вполне возможно, он выглядит несколько своеобразно, но на самом деле Дерек весьма дельный психиатр и к тому же занимается проблемами социальной адаптации подростков со всевозможными психическими сдвигами. Ему кое-что известно о Фрэнси и ее мазохистских наклонностях. Хотя мне, честно-говоря, больше бы хотелось побеседовать о твоих собственных наклонностях, Ева. Наша беседа долго откладывалась, но я заранее тебя предупреждал, что наша встреча все равно неизбежна.

Брэнт крепко держал Еву за руку, и ее запястье стало ныть. Но речь Брэнта значительно сильнее, чем физическая боль, подействовала на нее. Она никак не могла взять в толк, зачем он говорил ей весь этот бред.

«Господи, — в отчаянии подумала она, г — неужели в доме Ньюкома, среди стечения такого количества людей, не осталось ни одного нормального здравомыслящего человека?»

Ева сделала робкую попытку освободиться и в последней надежде обвела глазами гостиную — вдруг рядом объявится Тони Гонзалес или какое-нибудь другое знакомое лицо? Между тем хватка Брэнта становилась все более настойчивой и жесткой, и Ева осознала, что ее куда-то ведут помимо ее воли. И в то же мгновение, когда она уже шла за Брэнтом и ничего не могла поделать, в ее памяти огненными знаками отчеливо всплыло предупреждение Марти, бедной, несчастной Марти, загубленной и растоптанной Брэнтом Ньюкомом.

Глава 19

Брэнт Ньюком отвел Еву в бар и, не спуская глаз с ее лица, выразительным движением требовательно протянул руку по направлению к бармену. Тот вложил ему в руку стакан с напитком, который Брэнт незамедлительно передал Еве, все еще продолжая сжимать узкое запястье бедной женщины стальными тисками пальцев. Автоматическим движением руки, не задумываясь, в настроении ли она пить, Ева приняла дар Брэнта, Рука Евы, находившаяся в плену у Ньюкома, болела все сильнее. Временами Ева даже еле сдерживала себя, чтобы не застонать от боли.

— Давай-ка выпьем, уважаемая мисс Мейсон, — напыщенно произнес Брэнт, — выпьем за приятную беседу, которая ожидает нас впереди. Ты, надеюсь, расскажешь мне все о бедняжке Фрэнси и о том, как ты о ней беспокоишься? Не забудь только поведать о ее старшем брате Дэвиде, большом любителе надрать задницу своей обожаемой сестренке. И я, в свою очередь, расскажу тебе кое-что, а может быть, даже и покажу, если будет настроение.

По неизвестной причине пальцы Евы обрели былую твердость, и она держала стакан уже не трепетной рукой. Брэнт своим стаканом подтолкнул стакан Евы к ее губам.

— Пей, милочка, не тяни. А то я совсем уж потеряю терпение.

Слова Брэнта не звучали ни грозно, ни зловеще, пожалуй, даже лениво, но все время рука Ньюкома стальным капканом стискивала и до боли сжимала нежное запястье Евы. Той оставалось лишь подчиниться и выполнить команду — отпить из стакана, чтобы избежать дальнейшего сжатия железных тисков. Одна-единственная мысль поселилась в голове у Евы — скорее бежать, бежать, уносить ноги от этого вежливого красивого маньяка Брэнта Ньюкома. И Марти, и Питер были абсолютно правы на его счет — Ньюком действительно опасен даже для физического существования человека. Почти театральное действо, в которое помимо своей воли была вовлечена Ева, понемногу превращалось в реальность, и возникала самая настоящая угроза и для самой Евы, не говоря уже 6 бедняжке Фрэнси. Особенно для Фрэнси — ее необходимо срочно спасать. А что будет с ней самой? Действительно, что в состоянии сделать с ней Брэнт? Убить ее? Нет, даже это чудовище не пойдет на открытое преступление. Просто он, наверное, в состоянии причинить ей вред другим путем… Ева содрогнулась, пролив остатки жидкости из стакана Брэнта себе на платье.

Брэнт весьма вежливо помог промокнуть салфеткой пролитую жидкость, причем совершил это настолько быстро, что она оказалась не в состоянии избежать его прикосновений. Брэнт криво усмехнулся.

— Не любишь, когда к тебе прикасаются, милочка? Что-то не больно верится в это, особенно когда взглянешь на центральный разворот «Стада». А может быть, я принадлежу к полу, который тебе противен? Недаром ты свила себе гнездышко вместе с Марти Мередит!

В ответ на его слова Ева пришла в ярость — да как он смеет даже упоминать имя Марти! И ее страх перед кошмарным хозяином внезапно улетучился.

— Ах ты, подонок…

Однако поколебать хладнокровие Брэнта она едва ли смогла.

— Прибереги страсть на потом, когда мы останемся одни. Вот тогда называй меня любыми гадкими словами сколько тебе влезет. Я слишком долго ждал того момента, когда я смогу трахнуть тебя, лапочка. Поэтому давай укроемся с тобой от всех и посмотрим, на что ты способна, Ева Мейсон!

Смысл слов Брэнта еще не до конца дошел до Евы, а коварный хозяин уже тянул ее куда-то, ни секунды не сомневаясь в согласии Евы. Он в буквальном смысле этого слова тащил ее сквозь толпу гостей, и люди молча расступались, давая им проход, слишком занятые собой, чтобы придавать значение очередному приключению Брэнта.

Ева, сжатая стальным капканом Брэнта, беспомощна следовала за ним. Она даже боялась устроить сцену, потому что могла убедиться, как и в случае с Фрэнси, что всякие сцены в этом доме воспринимаются как дополнительное развлечение. Она никогда бы не пошла на подобное унижение. ..

Брэнт провел Еву через дверь, которую она не заметила раньше, и ввел в странную комнату, пробурчав при этом, что помещение это не совсем в его вкусе и комната, на его взгляд, чуточку «перетяжелена».

— Но зато большинство людей, побывавших здесь, получают впечатление на всю жизнь. Кроме того, комнатка изгоняет из душ некоторые ненужные иллюзии. Фрэнси называла ее «игротекой» или «комнатой для игр» — не помню точно, но уверен, что здесь есть где развернуться. Ты согласна со мной?

Ева остановилась сразу же, как только вошла туда, озираясь с ужасом вокруг себя. Зрелище оказалось настолько заразительным, что она забыла даже про боль в руке и про то, что ее привели в «игротеку» силой и помимо ее желания. На первый взгляд комната напоминала специально подготовленное для определенной цели помещение. И потолок и стены были выкрашены в два цвета — черный и белый, чередовавшиеся между собой. Со всех сторон висели огромные зеркала, расположенные под разными углами, но так, что в каждом из них отражалась огромная кровать, расположенная в центре комнаты. По углам этой комнаты располагались осветительные устройства, дававшие поток света огромной силы, способные чуть ли даже не ослепить человека, если их включить на полную мощность, что Брэнт и продемонстрировал несколько раз, нажав и включив скрытые тумблеры. Кроме кровати, занимавшей центральную часть помещения, единственным предметом мебели являлся стол, обитый кожей, со стулом за ним. Большие подушки были кучей свалены у одной из стен.

Ева вдруг с ужасом услышала, что за ее спиной с лязгом захлопнулась дверь, и снова страх хищным зверем вцепился в ее внутренности. В конце концов, не может же нормальная женщина постоянно пребывать в обстановке кошмара? Тем не менее она находилась в знаменитой «игротеке» Брэнта Ньюкома, доставленная в эти стены волоком, словно соломенная кукла, а главное — Брэнт схватил ее за плечи и развернул лицом к себе, разглядывая ее лицо в упор своими неживыми глазами. Так, глядя прямо ей в глаза и, казалось, вымораживая душу лишенным всяких эмоций взглядом, он холодно сообщил ей:

— Сейчас самое время сбросить с себя одежду, Ева.

Голос его ничуть при этом не дрогнул, будто он предлагал ей стакан виски или прогулку на автомобиле. Еве показалось даже сначала, что она ослышалась. Тем не менее смысл его слов не оставлял никаких сомнений. Она почувствовала, как страх уже который раз за вечер уступает место., гневу. Она попыталась придать своему голосу холодность и твердость, но он предательски дрожал. Даже по ее собственному разумению, он звучал слабо и беспомощно.

— Послушайте, я не решаюсь верить в то, что происходит. Ваши мерзости зашли уже слишком далеко. Вы только что заявили, что желаете поговорить со мной о Фрэнси, а сами… Я немедленно уезжаю из вашего дома, вы это понимаете?

— Ах, Ева! Может быть, уже довольно притворяться? Ты меня разочаровываешь. Честно говоря, я ожидал от тебя большего. По крайней мере, мне показалось, что ты, на худой конец, умна. — Потом он добавил, несколько смягчившись: — Прежде всего, я не приглашал тебя в гости сегодня вечером, ведь так? Ты пришла сюда по собственному желанию, и спрашивается, зачем? Не иначе как тебе захотелось потрахаться со мной. Мы ведь уже обсуждали как-то возможность такого события, помнишь?

Он пальцами руки коснулся щеки Евы. Она с негодованием отпрянула, вздрогнув от неожиданности и отвращения и не скрывая этого. Однако находящиеся прямо перед ней глаза Брэнта яркой леденящей пустотой невольно притягивали взгляд женщины, парализовывали ее и как бы отбирали у нее силу. Она ничего не отвечала, и ее молчание, а также хорошо заметная паника, охватившая ее, обманули многоопытного Брэнта. Он решил, что она, наконец, примирилась с происходящим, и его губы расползлись в победной улыбке.

— А ведь я прав, Ева, что бы ты там ни говорила. Ты явилась сюдапереспать со мной. Разве не так? И не стоит разыгрывать из себя недотрогу. Подобные вещи, знаешь ли, происходили с людьми и раньше. Но тебе следует поторопиться — слишком много времени ушло на болтовню, а мне еще нужно проявить внимание к своим гостям.

Где-то там, в глубине души, Ева надеялась на то, что слова Брэнта пусть грубая, но шутка, что он для чего-то испытывает ее, но когда она привычно проговорила свое «нет, я не хочу, не буду…», то почувствовала, как плохо ей повинуются язык и губы. Пальцы Брэнта снова напомнили о своей железной хватке острой болью в руке.

— Нет, Ева, ты хочешь и будешь! Обещаю, тебе понравится. Впрочем, я собираюсь быть с тобой в любом случае — разве тебе это не понятно?

Голос Брэнта набирал металл и становился все жестче.

— Хватит играть в глупые игры, куколка. Давай сократим до минимума бессмысленную болтовню, хотя бы для разнообразия. Слушай, а вдруг ты просто мазохистка вроде Фрэнси и жаждешь, чтобы тебя изнасиловали? Так, возможно, тебя стоит для начала побить?

Теперь уже обе руки Евы находились в плену у Брэнта, он притягивал ее за руки к себе, прожигая ее насквозь голубыми холодными углями своих глаз, но продолжая при этом говорить спокойно и как бы равнодушно, что еще более усиливало в груди Евы чувство нереальности происходящего.

— Прекрати, остановись, — продолжала Ева настаивать на своем, тихо всхлипывая. — Я не позволю тебе овладеть мной (она даже не заметила, как отбросила официальное «вы» и начала говорить Брэнту «ты»). Ты ошибаешься, пойми, ты ошибаешься. Я ни в чем не похожа на Фрэнси!

Ее слова звучали жалко и неубедительно даже для нее самой, и Брэнт расхохотался и сжал ее несчастные запястья с неимоверной силой. Ева уже не могла сдержать крика боли.

— Не надо! Зачем ты делаешь мне больно?

Брэнт сделал еще одну попытку урезонить Еву и опять заговорил спокойно и даже вежливо:

— Ева, машина уже запущена в ход, и ее невозможно остановить. Если ты предпочитаешь, чтобы тебя взяли силой, полагаю, что я способен осуществить это в лучшем виде. Если же ты не разденешься сама, то я сорву с тебя твои тряпки. Кто знает, вдруг страх и боль вызовут у тебя, наконец, желание… Вероятно, ты предпочитаешь, чтобы с тебя платье снимали вместе с кожей?

Несмотря на ее слабые протесты и попытки к сопротивлению, Брэнт перешел к более решительным действиям — одной рукой он удерживал ее уже онемевшие от боли руки, другой же придавил горло как шлагбаумом. Она почувствовала, что задыхается, и была в состоянии только хрипеть — ничего, кроме ужасных харкающих звуков, уже не вырывалось из ее глотки. Брэнт тем временем ослабил удушье, добившись того, что его жертва почти перестала сопротивляться, и той же рукой, которой только что душил ее, схватил голову Евы за затылок и начал покрывать ее лицо жадными и грубыми поцелуями. Более того, пальцы Брэнта стали атаковать лицо Евы, давить на ее рот и щеки, в то время как голова женщины продолжала оставаться в стальных тисках его локтевого сгиба и практически не могла шевелиться. Сильные, как металлические пружины, пальцы Ньюкома вынудили Еву приоткрыть рот, куда тут же, словно варвар в захваченную крепость, ворвались его язык и губы, и Ева ощутила, как они уже вовсю хозяйничают там.

Задыхаясь и плача, Ева опять попыталась оттолкнуть его от себя, но он был подобен скале — такой же твердый и неумолимый. Его рот по-прежнему продолжал сокрушать ее нежные губы. Ко всему прочему, сознание Евы начало странным образом мутнеть и плыть, и она в панике припомнила, что перед экскурсией в «игротеку» выпила какую-то дрянь из рук Ньюкома. А если по его распоряжению бармен подмешал в ее стакан наркотик? Вполне вероятно, поскольку она чувствовала, что ее силы все больше и больше убывают, и еще раньше отметила про себя, что язык и губы во время разговора повиновались ей с трудом. Теперь же у нее сложилось ощущение, что ее мозг постепенно отделяется от тела, унося сознание в иные миры, хотя именно сейчас ей требовались полный контроль и самообладание. Словно в полусне, она продолжала попытки сопротивления, но не могла избавиться от привкуса, появившегося во рту от жалящих поцелуев Брэнта, от его губ и зубов.

Неожиданно для Евы Ньюком предпринял новую атаку — прижимаясь ртом к ее губам, он, пользуясь тем, что она была в полубессознательном состоянии, внезапно выпустил ее руки из своих стальных объятий и, рванув за ворот платья, одновременно толкнул женщину с силой назад. Она стала падать на пол, и он, уловив это мгновение, разорвал и сорвал с Евы платье одним резким движением. Теперь она оказалась перед ним совершенно обнаженная, если не считать крохотных трусиков, и задрожала от унижения и наркотиков, которыми он ее все-таки напичкал, и, кроме того, от прохладного воздуха, сразу охватившего все ее тело.

«Так, значит, он все-таки собирается изнасиловать ее? — пронеслось в мозгу у Евы. — Это были не просто попытки испугать и приручить очередную жертву. Он с самого начала имел в виду именно это!..»

В ее несчастной голове смешались обрывки фраз, крики, хаотически громоздились всевозможные ужасы, но мысль о насилии прочертила свой путь ясно и безапелляционно.

«Дэвид, спаси меня! Ведь я нахожусь в „игровой комнате“ Брэнта Ньюкома только из-за тебя. Боже мой! Насколько же я недооценивала жестокость и решительность этого изобретательного садиста. После стольких предупреждений, стольких слов, сказанных о нем самой себе. Это все кошмар, который бывает только во сне. Дэвид, я столько раз повторяла твое имя! Разбуди же меня, Дэвид!»

Голая, с опухшими от варварских поцелуев губами и не совсем осознающая происходящее из-за действия наркотика, Ева тем не менее отползала по ковру от Брэнта, словно загнанное, испуганное животное.

— Пожалуйста, не надо больше, правда! Все зашло слишком далеко. Я так больше не могу. Прекрати, все равно я не буду твоей…

Он смеялся. Его глаза отражали свет рефлекторов, словно полированные камушки. А за блестящей голубой роговицей — ничего! Такие же глаза бывают у котов, выходящих по мартовским делам на прогулку… Ничего не выражающие, пустые, но загадочные глаза, обремененные особой тайной, известной лишь посвященным. Сколько раз Ева видела подобные глаза у кошек в детстве, а вот теперь перед ней — человек. Ева отметила краем уплывающего сознания, что он тоже, наверное, принял наркотик, отчего его зрачки расширились и знаменитые голубые глаза Брэнта приобрели от этого фиолетовый оттенок.

Брэнт Ньюком не приближался к ней. Он стоял, возвышаясь над ней, подобно памятнику языческому богу, и наблюдал за ее робкими неверными движениями. Руки его между тем — сильные красивые руки атлета — споро расстегивали брюки. Брэнт раздевался.

— Вот так-то лучше, Ева Мейсон. Куда лучше! — сказал он неожиданно смягчившимся голосом. — У тебя и в самом деле великолепная фигура. Тупица Фрэнси мне все уши прожужжала, что ты костлявая, как вешалка, но под одеждой все выглядит совершенно по-иному. Будь умницей, сними с себя, наконец, эти трусишки. Ведь ты не откажешь мне в такой безделице?

Минутная передышка на полу позволила Еве кое-как сосредоточиться и напрячь все свои силы. Она вскочила и бросилась к двери и уже стала поворачивать ручку, как он настиг ее сзади. Обхватив ее тело руками, Брэнт хохотнул прямо в ухо отчаявшейся женщине. В то время как его ладони двинулись вниз по Евиному торсу, касаясь ее трепещущих грудей, а затем дальше, по бедрам, забираясь в промежность и заставляя ее стонать от стыда и унижения. Ева пыталась развернуться и оттолкнуть Брэнта, но наркотик, добавленный в ее выпивку, действовал с каждой минутой все сильнее и сильнее, лишая ее тело всякой возможности противостоять Брэнту. Вероятно, почувствовав, что она лишилась последней надежды на спасение и предалась отчаянию, Брэнт, в свою очередь, резким движениям развернул Еву лицом к себе и тыльной стороной руки ударил ее по щеке, а потом, размахнувшись, и по другой. Ева вскрикнула от боли и поднесла инстинктивно ладони к лицу, защищаясь от ударов, но мгновенно руки Брэнта оказались уже на ее бедрах, срывая и разрывая тонкую полоску ткани, ее последний защитный покров.

Затем Брэнт снова толкнул Еву — на этот раз по направлению к кровати. Пытаясь сохранить равновесие, она сделала несколько неверных шажков назад, но тут ей под колени угодил край огромного ристалища — главного украшения «игротеки» Брэнта, и она упала прямо на кровать, то есть совершила все именно так, как и было рассчитано Брэнтом. Ярчайший свет софитов ослепил ее на мгновение, а потом, словно в дымке, она увидела в зеркале, занимавшем собой весь потолок, собственную фигурку, показавшуюся ей бледной и немощной, и созерцала себя до тех пор, пока другое тело, куда более могучее и массивное, не закрыло от нее собственное отражение.

Ева инстинктивно начала сопротивляться, как только почувствовала на себе тело Брэнта. В ужасе и отчаянье она пустила в ход весь арсенал женских средств ведения боевых действий, включая ногти и зубы. В глазах Брэнта, по-прежнему ничего не выражающих и равнодушных, на какое-то мгновение мелькнул даже отблеск некоего чувства — удивления, что ли? Неужели он и в самом деле предполагал, что она сдастся без борьбы?

— Нет, никогда, — закричала она снова, — никогда я не буду твоей, не буду, не буду! — и повторяла эти слова снова и снова распухшими искусанными губами, уже не обращая внимания на посыпавшиеся на нее вновь удары.

— Господи, чего же ты хочешь? — не выдержал, наконец, хозяин «игротеки», изобразив в голосе некоторую степень негодования. — Вот ведь непослушная девчонка попалась! Ты что, нуждаешься в предварительных играх, которые бы тебя распаляли? Хочешь, чтобы я полизал твою письку, иначе не можешь? Ну, тогда лежи смирно, и я тебе доставлю такую радость. Сказал же — лежи смирно, шлюха!

Как доказательство серьезности намерений хозяина за словами последовал удар огромной силы, почти что нокаутировавший Еву. Еле-еле, сквозь полену слез, застилавшую глаза, Ева смогла различить, как отражение Брэнта на зеркальном потолке сместилось вниз к ее ногам. Теперь Брэнт занимал положение между ее ног, крепко держа Еву за бедра и стараясь развести их как можно шире. Ева попыталась выскользнуть из его объятий и, извиваясь всем телом, поползла на спине прочь. Но вот ее голова уперлась в огромную спинку чудовищной кровати, и ползти стало некуда. Брэнт контролировал каждое движение Евы и по-прежнему оставался в первоначальной позиции.

— Не-е-е-е-е-ет! — в последний раз успела крикнуть она перед тем, как он пальцами вошел в нее.

— Все-таки ты красива. Красива и внизу тоже. У тебя здесь, между ног, запрятаны отличные румяные губки, куколка, а я их видел предостаточно, уж можешь мне поверить. Но какой смысл прятать подобную красоту?

Он нагнул голову… Плача, стеная, зовя на помощь и почти умирая от страха и унижения, Ева тем не менее изо всех сил пыталась вырваться, ускользнуть от него, дергаясь и брыкаясь ногами. И Брэнт действительно некоторое время находился в невыгодном для себя положении, поскольку сильные ноги Евы вставали на пути к источнику его наслаждения и мешали ему сосредоточиться на нем.

— Прекрати брыкаться, чертова девка, — уже со злобой говорил Брэнт, пытаясь восстановить положение и оказаться на высоте. — Лежи смирно, дрянь, не то мне придется…

Пока Брэнт выражал таким образом свое отношение к поведению Евы, та сидела, прислонившись спиной к спинке кровати и отчаянно отбивалась от него ногами. Брэнт внезапно прекратил попытки посягнуть на самое дорогое у мисс Мейсон и тем сбил ее с толку-. Но стоило ей на секунду опустить ноги, как Брэнт ухватился за них и рванул Еву вниз так, что она вновь съехала на спину, и борьба возобновилась бы на прежних позициях, если бы Ева вдруг не увидела расширившимися от ужаса глазами, что, оказывается, в комнате они не одни…

Люди, много людей, десятки людей стояли и смотрели на них, смеясь и переговариваясь друг с другом.

«Господи, когда они только успели открыть замок и войти?» — подумала Ева, ловя на своем теле десятки вожделеющих глаз, — они рассматривали ее, исследовали ее тело, прикидывали, хорошо ли с ней в постели… Ева попыталась было крикнуть, но ее и без того уже натруженные криком связки смогли издать лишь нечто, сходное с шипением. Она попыталась прикрыться от жадных взоров, сорвав покрывало с кровати, но от нее не ускользнуло, что Брэнт уже покидал поле битвы. Он медленно поднялся с кровати, подошел к Еве, кое-как старающейся прикрыть наготу, и окинул ее взглядом, в котором на миг промелькнуло сожаление. Или ей это только показалось?

В комнате слышались раскаты громкого голоса Джерри Хормона:

— А мы за вами чуток понаблюдали, когда вы, птенчики, укрылись в своем гнездышке. Брэнт, старичок, ты что, решил заделаться эгоистом?

— Да, да, именно так. Он раньше всегда сам нас впускал. Где же твое знаменитое гостеприимство, Брэнт? С ближними надо делиться. Раньше у Брэнта лучше получалось в смысле дележки. Верно я говорю, Мэл?

Ева просто не хотела вслушиваться в смысл речей пьяных и накурившихся гостей Брэнта. Он был понятен без слов и столь же ужасен, как и все предыдущее. Словно загипнотизированная, она не могла оторвать глаз от лица Брэнта, словно хотела найти в нем ответ на единственный вопрос — зачем? И Брэнт ответил:

— Все обернулось довольно плохо, Ева. Хотя, впрочем, так тебе, может, понравится больше?

На сей раз голос его был тих и даже мягок. Казалось, среди всех одуревших людей, окружавших его, он беседовал только с ней. Но суть его слов была столь же страшна, а сами слова — жестоки. Брэнт вырвал покрывало из пальцев Евы, которым она хотела защититься от вожделеющих взоров и, раздвинув толпу, беспечно пожимая плечами, удалился, оставив Еву один на один со своими дружками. Вслед ему посыпались шуточки.

— Эй, Брэнт, что-то незаметно в ней обычной кротости женщин, которых ты укрощаешь! Она вовсе не готова познакомиться с нами, как бывало всегда со всеми другими! — Это всего лишь потому, что она не только обыкновенная дура, но еще .и боец по натуре. А может быть, ей просто мало одного парня и нужно как минимум несколько человек, чтобы получить удовольствие.

— Ну уж здесь, Брэнт, не сомневайся. Она получит такое удовольствие, что запомнит его на всю жизнь. Правда, детка? Мужчина с удивительно знакомым лицом, но которого Ева не знала, положил ей руку на грудь и крепко сжал ее. Ева попыталась откатиться от него по кровати, благо ее размеры позволяли это сделать, но кто-то другой поймал ее за ногу.

— По-моему, готовится что-то интересненькое — не иначе как групповой трах, — пропел женский голос прямо над ухом у Евы. — Я тоже желаю принять участие в мероприятии, как борец за равные права для женщин в любой области, — завершил голос замысловатую тираду, и в ту же минуту губы какой-то женщины припали ко рту Евы.

Ева отвернулась, но недостаточно быстро, как показалось борцу за права женщин, и та рассмеялась ей в лицо. Откуда-то издали Ева услышала голос Брэнта, который отдавал распоряжения Джерри Хормону:

— Джерри, будь добр, включи свои чертовы камеры и обеспечь их бесперебойную работу. Ева Мейсон изволит трахаться, поэтому не стоит упускать возможность пополнить нашу коллекцию.

В ответ на слова Брэнта повсюду раздались взрывы хохота и приветствия в адрес новой порнозвезды. Еве оставалось одно — лишь закрыть глаза и не видеть разворачивающегося кошмара; теперь, как и в детстве, это оставалось последним прибежищем испуганной души.

Со всех сторон к ней тянулись жадные руки — они грубо хватали ее тело, сжимали, щипали. Их было слишком много, вожделеющих женской плоти, рук, но Ева боролась в меру своих угасающих сил. Прямо в глаза ей светили прожекторы, от усталости руки и ноги словно налились свинцом, но она продолжала сопротивляться, как могла, поскольку именно сопротивление, бой против всех собравшихся в доме Брэнта непристойных людей и поступков, которые они совершали или готовились совершить, позволяло ей ощутить, что жизнь в ней еще не угасла и се смертный час еще не пробил.

От запаха распаренных тел, жара, подымавшегося от них, словно от растрескавшейся почвы пустыни, Ева задыхалась. Она переходила от забытья к панике, как бы со стороны выслушивая собственные крики и стенания, которые, впрочем, почти полностью терялись в говоре, смехе и возбужденном дыхании множества людей, собравшихся вокруг. Кто-то поднес к ее носу и губам серебряную ложку, полную кокаиновой пыли, предлагая ее вдохнуть, но Ева поворотом головы оттолкнула ложку, и тут же нос и губы стали неметь от просыпавшегося зелья. Безжалостные руки раздирали бедра женщины, стараясь развезти их как можно шире, и она снова кричала и билась в истерике от боли. Вот человек, примостившийся у ее раскрытой для всеобщего доступа промежности, неожиданно произнес: — Предлагаю всем полюбоваться на мое открытие, — его голос звучал приглушенно, но Ева вдруг поняла, что это был не кто иной, как Брэнт Ньюком. Удивительно только, как она смогли безошибочно обнаружить его посреди творившегося сумасшествия? Затем голос Нькжома стал набирать силу. — Ну разве это не самая чудеснейшая писька на свете? Джерри, настоятельно рекомендую отснять крупным планом самый лакомый кусочек мисс Мейсон.

— Пропади ты пропадом, Брэнт Ньюком, пропади, пропади, сгинь! — не уставала она твердить эту фразу, словно магическое заклинание, пока кто-то не заткнул ее рот своим мужским достоинством, отчего она едва не задохнулась окончательно.

Руки, рты, половые органы гостей Брэнта Ньюкома в дьявольском вихре кружились вокруг ее мученического ложа. Ей овладевали, а потом она на краткий миг оказывалась на свободе, но только для того, чтобы пережить насилие снова. Ей причиняли боль, прижигали сигаретами, что-то засовывали в .природные отверстия и все время не уставали повторять: прекрати сопротивляться и раздели удовольствие вместе со всеми, прими участие в шабаше по собственной воле. Разре она не видит, как все они хотят ее ублажить!

Ева той частью сознания, которая еще как-то функционировала, тоже задавалась подобным вопросом. Действительно, к чему эта ненужная борьба, которая не уберегла ее ни от одного издевательства, творимого над ней? Не проще ли сделать так, как хотят они, превратиться в одну из них, слиться с ними? Но она не могла… Ева продолжала брыкаться, кусаться, царапаться изо всех оставшихся сил и «едва слышно кричать уже совершенно охрипшим горлом.

Люди, терзавшие со всех сторон Еву, были злы на нее»за ее упорство и сопротивление и, в свою очередь, старались причинить ей боль, унизить ее достоинство, смять, растоптать как человеческую личность. Еще один негодяй попытался ввести свой половой член Еве в рот, и она с остервенением укусила этот ненавистный комок мужской плоти, вызвав крик боли и новые побои.

— Поганая, грязная шлюха, — не своим голосом вопил укушенный, нанося Еве удары кулаками по чему попало. Впрочем, все остальные над пострадавшим тут же посмеялись.

— А ты не суй свою свистульку куда попало, — умирал от смеха другой — разве рот — единственная свободная дырка на ее теле? Она наша, друзья, так давайте используем мисс Мейсон на полную катушку, — если уж представилась такая возможность.

Ева Мейсон превратилась в центр гигантской оргии, и она уже не понимала, отказывалась понимать, отключила сознание усилием воли, стараясь не думать а том, какое количество мужчин овладело ее избитым, поруганным телом. И во всех углах «комнаты для игр», на полу, рядом с ней на кровати и под кроватью, исступленно совокуплялись парочки, переплетаясь друг с другом, словно белые мучные черви.

Ева боролась, нет, скорее, сражалась не только за свою честь и самую жизнь, потому что и ее физическому существованию угрожали распоясавшиеся существа, мало похожие на людей. Она сражалась за все лучшее, что было в ней, за лучшее в человеке как в творении Божьем.

В какой-то момент слепящий свет рефлекторов сменился разноцветным калейдоскопом световых пятен, с большой скоростью чередовавшихся друг с другом, с превалирующим багровым цветом. Казалось, в «игротеке» Брэнта оживал ад Данте — кровавое пламя его пылающего чрева и сонм кривляющихся, совершающих непристойности и извергающих хулу чертей. И из ада, созданного извращенным воображением Ньюкома и его присных, не могло быть выхода. Нельзя было уговорить себя, что это лишь чудовищное сновидение, которое растает с пробуждением, потому что Ева — обозреватель телевидения, красавица, известная в городе личность, а самое главное, любимая женщина Дэвида — оказалась втянута в самый центр шабаша, распята у врат рукотворной преисподней…

«Неужели все это безумие еще и снимают ни пленку, и потом изготовят фильм, не менее отвратительный, чем само действо? — вспыхнула одинокая мысль у Евы в мозгу. — Разве люди имеют право совершать подобные мерзости по отношению к своим ближним? Очень давно, тысячу лет назад, до Брэнта, я слышала про такое и даже смотрела фильмы, сделанные с помощью инфракрасной оптики, но не придавала слишком большого значения увиденному и услышанному. Мой собственный мир не соприкасался с этим, и вот теперь…»

Голос Брэнта, как всегда спокойный и трезвый, вывел Еву из забытья.

— Ева, ты все еще воюешь? Даже Фрэнси, уверен, смышленей тебя. Неужели ты не понимаешь, что все напрасно? Присоединяйся к нам и наслаждайся! Полежи спокойно хоть немного и позволь мне, наконец, трахнуть тебя как следует. Разве ты не знаешь, что я мечтал переспать с тобой с момента нашей первой встречи? Прекрати драться, и я сделаю так, что тебе будет очень хорошо! Прекрати драться, черт тебя подери!..

В ответ Ева только отрицательно покачала головой, давая понять, что будет сопротивляться до конца. Кто-то схватил ее за щиколотки и, помогая Брэнту, рванул ноги вверх, одновременно их разводя так, что Брэнт оказался между раздвинутых бедер Евы, в то время как она была лишена малейшей возможности двигаться, намертво зажатая приятелем Ньюкома. Ева ощутила себя жертвой, которую приносили языческим богам в древности — разве не так дикие племена насиловали захваченных в плен девственниц?И вот Брэнт Ньюком, сатана Ньюком, причиняя ей неимоверную боль, вошел в нее и почти сразу достиг предела ее глубин — так глубоко из всех насильников в нее никто не проникал, — и Ева, забывшись, в последний раз вскрикнула, вернее, ей показалось, что она вскрикнула, потому что почти в ту же секунду, как Брэнт вошел в нее, она потеряла сознание…

Глава 20

К Еве снова вернулось сознание, и она снова ощутила, что лежит на кровати. Однако на этот раз постель другая, кровать стоит в другой комнате. Кровать самого Брэнта? Комната Брэнта? Все ее существо вновь было охвачено волной страха, когда она увидела его рядом, сидящего на краю кровати, наблюдающего за ней.

Вокруг уже не было никого, но она оставалась все еще беспомощно обнаженной, каждая клеточка ее тела саднила, когда она попыталась сдвинуться с места. Инстинктивно ее тело вновь начало сопротивляться. Он положил ей свою руку на плечо, прижимая ее вниз, к подушкам, и она вновь безудержно захотела вскрикнуть.

— Хватит тебе упираться. Они все ушли по домам, вечеринка закончилась, — его ровный голос не выражал ни малейшей эмоции.

— О, Боже мой! — вырвалось у нее вслух хриплым шепотом. Не мигая, она смотрела на него, на его красивое порочное лицо. Должно быть, он напичкал ее наркотиком: ее сознание волнами наплывало откуда-то из небытия, ей казалось, будто она скользит куда-то. Обмякшая и беспомощная.

— Между прочим, — его сухой голос обострил чувство нереальности происходящего, — разве ты не знала, что я — дьявол?

Она почувствовала, что в глубине души почему-то ему поверила, и откуда-то из ее далеких полудетских воспоминаний всплыли наивные приметы и заклинания. Как же это там, вроде бы надо сжать руку в кулак, затем выпрямить указательный палец и мизинец и сдвинуть их, чтобы отвадить дьявола? Ах да, потом ведь мы стали надевать крестик. Почему же я больше не ношу его? Она подняла руку, чтобы ощупать свою голую шею беспомощно-трогательным движением.

— Тут был мой друг-врач, он тебя осмотрел, пока ты была в отключке. Он сказал, ничего, жить будешь.

Его голос все еще оставался бесстрастным, но его глаза, ощупывающие ее, вдруг наполнились странной, пугающей бездонностью.

Она внутренне сжалась, она ему не верила ни на грош, она боялась его, вдруг ее охватило желание скорей спрятать свое незащищенное тело от его глаз, даже сейчас, после всего, что было.

— Черт тебя дери, ты должна была испытывать страсть! — вдруг резко выпалил он. — Тот порошок, который по моему распоряжениювсыпали в твой бокал, должен был завести тебя и подавить все твое поганое самосохранение, но, наверное, недобрали дозу. Поэтому-то все и пошло наперекосяк, я не хотел, чтобы они зашли так далеко, но они-то все здорово завелись, и ты тоже должна была завестись.

Она содрогнулась от его демонстративно презрительного тона. Преодолевая оцепенение, запинаясь, она выдавила из себя:

— Ты, ты мог добиться меня… только… силой? А то… то, что вы все вытворяли со мной… это что, все так? Так, для развлечения? Что же это, ты только так можешь добиваться женщин? Что, аппетит твой такой слабенький, что обязательно надо насиловать или устраивать групповуху?

Он наклонился к ней и дал ей пощечину, холодно и расчетливо. От боли слезы покатились из глаз, но при этом немного посвежела голова. Она наполнилась утешительным удовлетворением оттого, что, кажется, ее слова сильно задели его, и теперь, неожиданно осмелев, она уже не могла остановиться.

— Что, моя пуля легла в яблочко, а, Брэнт Ньюком? Что, пробила твой панцирь, а, ублюдок? А все-таки, кто же там скрывается под этой маской, мужчина или… или «шестерка-»?

Нет, теперь уже она не боялась его. Что еще он может сотворить с ней? Она увидела, как к бронзовой коже его тела прилила кровь ярости, и ей стало лучше оттого, что, наконец, заставила его реагировать на свои слова. В чем же его слабость, может, он — скрытый гомосексуалист, старающийся спрятать от всех свою истинную личину, разыгрывая из себя сатира? Может быть, по этой самой причине он ненавидел и презирал женщин? Она так и сказала вслух.

— Ты, может, поэтому такой садист, а? Тебе ведь обязательно надо заваливать женщин силой?

Он встал, и на секунду она содрогнулась от сумасшедшей мысли, что он хочет наброситься на нее и растерзать ее в клочья — довести до логического конца то, что было начато им и его друзьями.

Но когда он заговорил, его голос ему прекрасно подчинялся, был спокойным:

— Кажется, ты хочешь спровоцировать меня, чтобы я снова тебя оттрахал, крошка, а я уже совсем не хочу. Только что тебя поимело столько народу, ну, а иногда даже я могу быть разборчивым.

Он отошел от кровати и исчез в туалете, незаметно встроенном в одну из обшитых деревянными панелями стен, затем вернулся, держа в руках ее пальто.

— К сожалению, вот все, что осталось из твоей одежды. Я куплю тебе новое платье, чтобы возместить потерю: ведь то я с тебя сорвал. — Он положил на нее пальто. — Вставай, надень его, я отвезу тебя домой.

Она с превеликим трудом собрала силы для того, чтобы вновь заговорить.

— Я не хочу… — Но его мощный голос перекрыл ее слова:

— Мне плевать, хочешь ты или нет, Ева. Я сказал, что собираюсь отвезти тебя домой, и вот, я готов. Либо ты едешь со мной, либо мне придется понять тебя так, что тебе понравилось случившееся с тобой несколько часов назад и тебе хочется все повторить. Знаешь, я всегда могу выписать сюда своих друзей. Или тебе выписать еще кого-нибудь?

Дрожь охватила все ее существо. Его взгляд вновь вселил в нее непреодолимый ужас. Ненавидя его, ненавидя свою собственную слабость, она села. Перед глазами у нее все поплыло, и ее затошнило. Вспоминая прочитанные когда-то статьи, она подтянула к животу колени и опустила на них голову, стараясь таким образом прогнать дурноту.

— Ты… я этого так не оставлю, тебе это не сойдет с рук, да, — неуверенным голосом пробормотала она. — Я заявлю в полицию, в прокуратуру, везде!

Его голос зазвучал, будто он изнывал от скуки:

— Ах, ну сколько же в тебе дерьма, куколка моя. Неужели это самое страшное из того, что ты можешь выкинуть? Ну, когда головка прояснится, мне кажется, ты поймешь, что рыпаться некуда. Спорю, ты забыла, сколько мы наделали снимков? Мы даже фильмик отсняли, крупный план, все дела, уж поверь мне: ты очень-очень фотогенична, даже во время твоей последней съемки. Ну, так как насчет того, чтобы ознакомить публику с твоими фото? К примеру, твою семейку, дружка твоего, за которым ты вчера шпионила. Да, и конечно же, всех прекрасных людей, с которыми ты работаешь. Отыграется на тебе желтая пресса. Ну что, этого захотела, киска?

Пока он разглагольствовал, Ева припомнила фотографирование. Господи Боже мой! Ведь было еще и это! Голова у нее вновь пошла кругом, когда в ее памяти засверкали блицы фотоаппаратов, обжигавшие ее: одни снимали ее на пленку, содрогаясь от хохота, а другие в это время обнажали ее тело, по-хозяйски неспешно осваивая его, ощупывали и трахали ее, будто бы она была просто вещью, неодушевленным предметом, игрушкой для их игр. Самый ужас был в том, что они заглядывали внутрь нее, вторгаясь в нее своими глазами-щупами, своими пальцами-бурами, расправляясь с ней безжалостно и бесчеловечно.

Ева собрала все свои силы, чтобы поднять на него взгляд.

— Хочу, чтобы ты издох. Хочу сама прикончить тебя. Не дай Бог, увижу тебя еще раз когда-нибудь.

В ее голосе он уловил ненависть вперемешку с беспомощностью, и на его лице проступила холодная улыбка. Но в глазах у него сохранялось то же пристально изучающее выражение, которое она заметила раньше.

Она попыталась встать, но ее так крутило, что ему пришлось помочь ей: он вежливо надел на нее пальто на ее дрожащее тело и даже застегнул на все пуговицы, придерживая ее, безвольную, шатающуюся из стороны в сторону, своим корпусом. Он стоял вплотную к ней! Если бы только ее руки не были такими непослушными и могли бы выполнить то, чего она от них хотела; если бы в них было оружие, она бы прикончила его! Она хотела изо всех сил ударить по его лицу, оставив на нем глубокие кровяные борозды от ногтей, которыми она бы вцепилась в его кожу. Но к ее рукам будто бы привязали по огромной гире, и ее сознание, похоже, было готово покинуть ее безвольную и изнывающую от боли плоть.

Смотря на нее, замечая, как она пытается из последних сил отстраниться от каждого его прикосновения, Брэнт Ньюком, к своему удивлению, не мог удержаться от неожиданного чувства, напоминающего уважение к ее самообладанию и упорству; в то же время его вдруг охватил неожиданный прилив желания обладать ее телом. Однако на этот раз он вожделел ее тела, отдающегося ему добровольно, а не так, как это произошло этой ночью. Может быть, если бы эта орава не ввалилась в тот самый момент, он бы все-таки соблазнил ее и она бы превратилась в его временную собственность, как и бесчисленные женщины до нее, начиная с Сил. Да, всегда все сходится на Сил. Его бесконечный кошмар, будь он проклят, его единственное уязвимое место. Борясь с этим воспоминанием, он сжал своими пальцами руку Евы и повел ее к машине, чувствуя, как ее бьет крупная дрожь. Однако она не вымолвила ни единого звука, даже искоса не взглянула на него. М-да, чего же удивляться? Только что ее насиловали его милые гости, она боролась с ними до последнего, с раздражением вспомнил он. Вот дрянь огнеупорная, но теперь, естественно, она будет ненавидеть и избегать его.

В полном молчании они спустились на лифте к гаражу, он усадил ее в машину, в которой у него было настроение ехать в данный момент — одну из трех, стоявших там. Она вновь резко отдернулась от его прикосновения, поэтому он нарочно сильнее придержал ее, сжав пальцы на ее бедре, когда она была усажена рядом с ним, при этом он услышал ее приглушенный стон от боли и негодования.

Усевшись на переднее сиденье рядом с ней, он вдруг задумался: начнет она делать что-нибудь, чтобы отомстить? Однако эта мысль вызвала у него кривую усмешку. Как же, черта с два начнет! У него-то сейчас ее фотографии, и она знает об этом, ему лишь требуется время от времени напоминать ей об этом, и она будет управляемой и поведет себя тихо, как и прочие, кто был до нее.

Глава 21

Брэнт был мастерским манипулятором. Он манипулировал людьми, помыкал ими, особенно женщинами. Не было еще такой женщины, которой он не смог бы управлять, подавив ее, даже Сил, — черт, хватит думать о Сил! Три года он убил на самоанализ, лишь бы избавиться от Сил и от воспоминаний о ней, и то его до сих пор терзали саморазрушающие мысли о ней, она оставалась его «пунктиком». Но ведь после Сил столько всего было! Для себя он сделал открытие: деньги пахнут! Их благоухание перебивает все остальные запахи, с ними ты всегда смеешься последним. Всех и каждого он мог купить, для себя он мог добыть с помощью этих проклятых денег практически любую душу. Всех и вся…

Брэнт вел машину бесшабашно, но с бесшабашностью мастера, как, впрочем, он делал все, чем бы ни занимался. Движение на дороге почти замерло к этому раннему утру, однако вечный туман принес с собой влагу на полотно трассы, поэтому он с усилием заставил себя гнать не так быстро, как он это делал обычно.

Он закурил и предложил сигарету Еве, но та отрицательно качнула головой, ни на сантиметр не повернувшись в его сторону. Она сидела на самом краю, прижавшись к дверце, утонув в бесформенном сером пальто, в которое она была завернута. Они остановились перед светофором, теперь он снова мог внимательно изучать ее профиль не скрываясь, неожиданно для нее он дотронулся до ссадины, темно-кровавым пятном резко выделявшейся на ее бледной щеке.

— Из-за этой штуковины ты не сможешь какое-то время выходить на работу, я тебе пришлю чек.

Она резко отдернула голову от его прикосновения, наконец повернувшись, чтобы взглянуть на него, и заговорила низким и сдавленным голосом, переполненным до краев болью и ненавистью, которая ее раздирала на части:

— Ничего я не возьму у тебя, Брэнт Ньюком. Даже миллион долларов. Захлебнись в своих поганых деньгах, совестник!

Зажегся зеленый, он сильно нажал на газ, потому что дорога резко пошла в гору.

— Детка, нет у меня совести. Надо тебе, наконец, это уразуметь. Но ты — ты-то все еще готова сражаться, да? Ну, может, твой дружок возьмет на себя твою избыточную энергию. Я подозреваю, у него это здорово получается.

На этот раз она не отреагировала на его слова. Да он и не ждал этого. На него тоже накатилась усталость; чувство подавленности усугублял дурной привкус, который всегда возникал во рту после вечеринок, после выпивки и наркотиков, после женщин и — да, мужчин тоже; на сборищах вроде того, в эту ночь, когда после какого-то мгновения становилось все равно, кто с кем. Ух, черт, неожиданно поразила его ослепляющая мысль, зачем все это? Вечеринки, оргии, постоянный поиск новых лиц, новых приключений, все это становилось надуманным и бесцельным. Может быть, ему надо вновь поститься в круиз: с одного острова на другой в океанской синеве. Одному на этот раз. Или, нет, пусть Педро поедет с ним, чтобы присматривать за яхтой, готовить, сменять его у штурвала, когда он спит. Педро был хорошим моряком, и к тому же он держал язык за зубами.

Да, точно, вот что ему было нужно. Уехать куда-нибудь. Хватит, никаких компаний, выпивки, дури, никаких женщин. Ну, может быть, сделать исключение ради очаровательных островитянок, которым все равно, кто он — Брэнт Ньюком или капитан Кук. Островитянки отдаются только тому мужчине, кого они хотят, а не из-за ауры денег, власти и порока, окружающей его. Эти женщины свободны, беззастенчивы и честны, никаких комплексов. К черту его деньги! Его состояние давило на него иногда стопудовым прессом. Совсем как воспоминания о Сил. Его потерянная невинность, его утраченная любовь… Сил… Неужели она в его сознании навсегда, яростно подумал он.

Он слишком разогнал машину, и она неожиданно пошла юзом на резком повороте. Он плавно вырулил из заноса, мастерски работая рулем, и Ева, брошенная на него силой инерции, рассмотрела огонек волнения в его глазах, освещенных догорающим уличным освещением. До нее дошло, что они чуть не разбились насмерть; вместе с этим она осознала, что мысль о смерти не испугала ее. Какая разница, рассеянно пронеслось у нее в голове, и ему, по всей видимости, тоже, ведь его взволновала сама неожиданная ситуация, машина для него — лишь еще одна вещь, послушная ему, укрощенная его руками.

Выправив автомобиль, Брэнт сидел за рулем так, будто бы ничего не произошло, однако время от времени Ева чувствовала, что он поглядывает на нее. Ну уж нет, слишком жирно для него будет, если я что-нибудь скажу или изменю выражение лица. У нее не было чувства страха в момент заноса, она ничего не ощущала, кроме невыносимой усталости и тоски. Она мысленно подгоняла его, не беспокоясь, занесет их или не занесет. Скорей, в безопасное укрытие ее квартиры, к Дэвиду. О, Господи, Дэвид! Что же он скажет? Что он сделает? Она выглядит черт знает как, по всему телу красноречивые отметины. Она ощутила, как ее плоть источает запахи, противные каждой ее клеточке, от этого неожиданного чувства ее вновь пробрала крупная дрожь.

— Замерзла?

Его голос, наполненный неприязнью и издевкой, вновь резанул по ней. Он вызывал у нее ненависть и смутный страх; никогда, думала она, не представляла себе, что смогу кого-нибудь так ненавидеть, как этого, сидящего рядом с ней. Злость настолько переполнила ее, что она не смогла сдержаться, чтобы промолчать.

— Что, забота проняла? Именно теперь, Брэнт Ньюком? Позаботься о себе, ладно? О своей… о своей бессмертной душеньке, если у тебя она имеется.

Она сама не знала, почему у нее вырвались эти слова, к чему она вообще заговорила. Из какого уголка ее подсознания выглянули старые церковные проповеди, отброшенные в свое время за ненадобностью?

К своему удивлению, она вдруг почувствовала, как он внутренне напрягся, как сжались его руки, державшие руль, перед тем как он засмеялся ненатуральным смехом.

— Что-что, моей бессмертной… что? Кукленок, потерял я душеньку-то, отдал ее дьяволу, давно-давно. А может, у меня ее вовсе не было. В общем, попы плюнули на меня уж много лет назад. Ну, а поскольку я не скупился на пожертвования в пользу церкви, они отстали от меня. Ничего не скажешь, премиленько у меня с ними вышло. Небось еще и молятся по мою душу.

— Так ты… ты что, тоже католик?

Она не могла сдержать удивления, смешанного с отвращением и брезгливостью, на что он презрительно хмыкнул:

— Ух ты, лапочка, видишь, как у нас много общего, а? Вот поэтому — то у нас все еще впереди.

— Я же сказала тебе: да лучше я сдохну.

Она инстинктивно отодвинулась от него, с силой прижавшись к дверце; от переполнявшей ее ненависти спазмы сдавили горло.

— Прекрати эти мелодраматические ужимки провинциальной комедиантки, Ева. Ты сразу становишься такой пошлой.

Его голос вновь зазвучал холодно и высокомерно. Он хотел побольнее задеть ее, но на этот раз ей удалось сдержаться и промолчать. Она чувствовала, что он не сводит с нее насмешливого взгляда; хмыкнув, он посмотрел вперед, на дорогу, нажал на педаль газа почти что с яростью, так что машина рванула вперед и Еву встряхнуло до боли в позвоночнике. До тех пор пока они не остановились, она сидела с закрытыми глазами, погруженная в свое тошнящее недомогание, стараясь гнать от себя страх и ненависть, вызываемые его соседством.

Когда он затормозил рядом с ее домом, Ева сразу же дернула за ручку дверцы, но дверь не открылась; он перегнулся, навалившись всем своим весом на нее, пробормотав: «У, дрянь!», и открыл перед ней дверцу. Она отбросила его руку; когда она это сделала, он почувствовал, что его постепенно начинает охватывать непреодолимое холодное чувство ярости, поэтому он назло ей удержал ее на сиденье, с силой повернул ее лицо к себе, буравя ее тело, сотрясавшееся от бессилия и отвращения, своим раздевающим взглядом.

— А где «спасибо»? А где прощальный поцелуй? Я-то думал, ты приличная воспитанная девушка. Как не стыдно, Ева Мейсон!

— М-м-м-м! Будь ты проклят, проклят! — со свистом выдохнула она, на что он засмеялся нарочито высоким голосом, грубо притянул ее для поцелуя, долго и мощно терзая ее губы.

Ее губы трепетали, она пыталась высвободиться от его затяжного жестокого поцелуя, он чувствовал, как она напряглась под его сильной рукой, но вдруг она вся обмякла и теперь уже полулежала совершенно безвольно, не в силах оказать какое-либо сопротивление. Почему же она не покорилась раньше, там, в его комнате для развлечений? Неожиданно он ощутил, будто целует пластмассовую куклу. Ее губы были холодны и безжизненны, лишь глаза, широко раскрытые от боли, излучали ненависть.

С раздражением он оттолкнул ее от себя, она была настолько ослаблена, что от его неожиданного толчка почти что выпала из машины, и ему пришлось подхватить ее. Он увидел, что она по-детски провела ладонью по губам, как бы очищая их, затем рывком высвободилась из его рук и ушла, стуча каблуками по пустынному, влажному от утреннего тумана тротуару. Он проследил за ней взглядом, пока ее силуэт не скрылся за дверью подъезда. После этого он перевел глаза наверх, одно из окон верхних этажей было освещено: ее? Он присмотрелся и различил очертания мужской фигуры; его явно сверху разглядывали. Рот Брэнта раздвинулся в кривой усмешке. Он громко прихлопнул дверцей, которая оставалась открытой после того, как она ушла, нажал на газ так, что мотор взревел, и с издевкой помахал склонившемуся перед окном силуэту в момент, когда его машина рванула с места, вспоров тишину пустынных улиц низким гулом мотора и визгом бешено вращающихся колес.

Да уж, на ее детские ужимки он ответил тем же! Трусоватый дружок у этой фригидной дряни. Из того, что Брэнт услышал от Фрэнси, было ясно, что Дэвид — это скучнейший эгоистичнейший лицемер. Пуританин-шкодник, готов волочиться за каждой юбкой в городе, но презирающий баб, отдавшихся ему. Со слов все той же Фрэнси, Ева Мейсон была без ума от Дэвида, она повсюду таскалась за ним, бесконечно и бесстыдно, позволяя помыкать собой и унижать себя. Да, Фрэнси говорила еще, что Дэвид никогда не женится на Еве, ведь она была такой доступной, такой дешевой, такой бесхребетной. А сегодня ночью эта поганка упрямая упиралась до последнего. Не только с ним, но и со всеми остальными тоже. Боролась как тигрица, даже когда не надо было. Конечно, что же она хотела, распалила их так, что они ее чуть не растерзали. Да не только их, и его тоже: ему безудержно захотелось схватить, заполучить, раздавить ее. Он совсем потерял голову, было бы ради чего! Ну, конечно, что попусту жизненные силы на нее расходовать, провались она ко всем чертям! Он выкинул ее из своих мыслей так же. как и всех прочих женшин, которых он брал, использовал по назначению и выбрасывал.

Брэнт ехал домой, разгоняя последнюю ночную пелену, хмурясь при мысли о том, какой беспорядок ждет его там. Ладно, черт с ним! Придет старина Джемисон — он взглянул на часы, — ага, часа через три, все приведет в норму. А его обязанность сейчас — закрыться в спальне, принять душ и — спать, спать.

Он механически вошел в дом, устало бредя по освещенным комнатам, сбрасывая с себя одежду. Ничего, Джемисон подберет. Поднявшись по прелестной, плавно изгибающейся лестнице, детищу ведущего архитектора страны, он вошел в свою спальню. Ему показалось, что он ощутил запах духов Евы Мейсон на своем теле, это вызвало у него гримасу раздражения. Ладно, после душа исчезнет. Из бара, находившегося в его спальне, он взял бутылку, налил себе несколько глотков, проглотил согревающую влагу перед тем, как его тело прокололи обжигающе холодные иглы душа. Холодный — потом горячий — потом снова холодный — и скорей в теплую мягкость полотенца, сдернутого с сушилки. Скомкав и бросив его, он подошел к своей кровати и стал нетерпеливо щелкать клавишами, пока музыка не зазвучала так, как ему нравилось — нежно наплывая на него со всех сторон из невидимых колонок, лаская его, не выпуская из своих объятий. Он закурил и опустил голову на подушки, не накрываясь одеялом.

Проклятая Ева Мейсон, упорная дрянь! Какого черта она не выходила у него из головы? Его мысли — это заповедная обитель для Сил, в конце концов. Милая, золотистая, распутная Сил, мягкие ладони и влажные губы, журчащий смех, его «учительница», как он ее когда-то называл. Сил была и его учительницей, и его возлюбленной, и его госпожой, она к тому же была его тетушкой. Черт побери! Сигарета рассыпалась от его резкого движения, и он закурил снова. Сейчас уже» ясно: он не заснет, пока не расправится со всеми своими демонами, как говорил его психотерапевт.. Еще кое-чему научил его тот милый доктор. Если его гложет какая-то мысль, он должен вытащить ее на свое обозрение, исследовать, «продумать» ее, а не отбросить в бездну своего подсознания. Если он что-нибудь задумал или принял решение, он всегда сможет снова расслабиться. Если решил действовать так и никак иначе, не останавливайся и не сомневайся. Только так можно сохраниться, не потерять самоконтроль. Он вспомнил, как ему пришлось только что обуздать свою машину, вывести ее из заноса. Это неожиданное препятствие воодушевило его. Впрочем, как и любое другое препятствие, даже если речь шла о том, чтобы перебороть свои собственные мысли, особенно свои воспоминания.

Он сощурил глаза от окутавшего его сигаретного дыма. Брэнт лежал на кровати лицом вверх, его глаза оглядывали потолок. Здесь нет зеркал. В его комнате вообще нет зеркал. Никогда, никогда он никого не допускал сюда. «Комната для игр» — вот где должны были пребывать его женщины, с которыми забавлялся он, его друзья, приводившие своих женщин, там устраивались оргии, развлечения. А это была комнатц только для него одного, никто не входил сюда, кроме Джемисона.

Сон не приходил, и Брэнт лег лицом в подушку и вновь ощутил запах духов Евы Мейсон, от этого на него вновь нашел приступ раздражения. Как же избавиться от этого? Ну конечно же, он ведь принес ее сюда. Он так и не смог найти объяснения, почему: ведь он никогда не приводил сюда ни одной женщины (кроме Сил, и ту — только мысленно); но после ухода доктора, после последних всполохов ее сражения она была такой бледной и безжизненной, будто бы причиной этого была смерть, а не доза наркотиков. Джек успокоил его, сказав, что на некоторых это действует именно так, после этого сделал ей инъекцию; ничего, очнется, встанет сама, и все придет в норму. Но когда все ушли, он почему-то не хотел оставаться в этой проклятой комнате, и в общем-то оставлять ее там одну было тоже ни к чему, вот он ее сюда и принес, без сожаления отметив про себя, что на всем ее теле начали проступать кровоподтеки, обезобразившие ее кожу цвета слоновой кости. Да, он еще припомнил мягкую шелковистость ее волос, к которым прикасалась его рука; вот что у нее было общее с Сил — ее волосы были такими же на ощупь.

Он выключил все освещение комнаты и продолжал лежать с глазами, слепо смотрящими в темноту, расправляясь со своими демонами.

Деньги. Он всегда знал, что это — деньги. Деньги отделили его от себя самого, из-за них он был вынужден создавать по кирпичикам самого себя, как бы отстраивая себя для себя самого. Сначала это были деньги его деда. А потом это громаднейшее, захватывающее воображение, вызвавшее много пересудов состояние перешло к нему, все, полностью, огибая, не касаясь его сибаритствовавших никчемных родителей. Оно было завещано трехлетнему Брэнту Ньюкому II — Ньюкомом I был его дед — маленькому забитому ребенку, который рос окруженный стариками и тишиной. Как же хорошо он помнил эту тишину! Целую вечность он не решался нарушить эту самую тишину. Если вдруг он всхлипывал или только начинал смеяться, его немедленно подбирала и уносила куда-нибудь подальше его нянька, шепча ему на ухо, что дедушка старенький и не любит шума. Довольно скоро он это понял, и ему уже не требовалось постоянно напоминать, чтобы он не шумел.

Его родители?.. Денег у них было достаточно для того, чтобы жить своей жизнью. Его веселая легкомысленная матушка родила сына лишь потому, что к этому обязывало положение в обществе. Она незамедлительно и не без тайной радости передала его на руки своих мрачных свекра и свекрови Ньюкомов (старик был единственным в семье, кто на самом деле хотел, чтобы родился ребенок), таким образом Фэй и ее милый Дикки были предоставлены сами себе и могли делать все, что им заблагорассудится. Иногда они наезжали с визитами — эти натянутые скоротечные встречи всегда заканчивались взаимным раздражением.

Для Фэй Ньюком ее сын был бледным, равнодушным и молчаливым маленьким негодяем, неспособным ни к подлинным чувствам, ни к истинной теплоте. А Ричарду, ее мужу, мальчик просто активно не нравился, так как умудрялся вызывать у него, привыкшего к бездумному, пустому существованию, целью которого было лишь поиск удовольствий для себя, обиду своей замкнутостью и молчаливым нежеланием терпеть его демонстративное сюсюканье. Да, думал о сыне Ричард, здорово набрался он у своего деда. Со мной у него не вышло. Произведя на свет наследника, Ричард и Фэй обрели, наконец, свободу, имея достаточно денег для веселого существования до конца своих дней. Никаких нотаций и выдач ограниченных сумм, все равно растранжириваемых раньше времени, никаких мучительных объяснений с отцом, который так и не мог до конца понять, не скрывая своего разочарования, почему же его сын стал таким никчемным субъектом с плебейскими замашками. И — самое главное — он больше не будет смотреть на портрет своей матери, хрупкой молодой женщины с золотистыми волосами (он висел в отцовском кабинете, где происходили душеспасительные беседы), который безмолвно постоянно напоминал ему, что это именно он, Ричард Карлсон Ньюком, стал причиной ее смерти, истерзав ее плоть своими родовыми четырьмя с половиной килограммами.

Считали, что мальчонка Брэнт, слава Богу, уродился в свою бабушку. Он должен был унаследовать все состояние семьи; было составлено завещание, где все это было оговорено. Брэнт Ньюком-старший, хотя и не чурался женского общества, так и не женился во второй раз. Говорили, что он боготворил свою красавицу жену, умершую молодой, и вот теперь его внук, который был так похож на нее, был его единственной радостью и смыслом его существования на этом свете.

У Фэй была единственная сестра, намного моложе ее, и если Фэй была весьма худощавой брюнеткой, то ее сестра была блондинкой и фигура ее отличалась соблазнительными округлостями. Силвию отправили учиться в интернат. Ее старшая легкомысленная сестра упоминала о ней, выставляя в качестве дурного примера, и действительно, та проучилась там ровно столько, пока терпели ее многочисленные побеги; в конце концов ее исключили. После того как ее выгнали из третьей школы подряд и после того как произошло ее бурное приключение с парнишкой, который вызвался подвезти ее на машине, Силвия стала на якорь у Фэй и в свои семнадцать лет вышла замуж за одного из друзей Ричарда. Через несколько лет она развелась с ним и вновь вышла замуж, на этот раз за французского кинопродюсера, который снял ее в нескольких своих фильмах. Силвия добилась определенного успеха, использовав свои внешние данные и тот минимум таланта, которым она обладала, однако вскоре она развелась и с этим своим мужем, чтобы связать свою судьбу с итальянским киноактером, имевшим, однако, привычку многократно жениться на возлюбленных, годящихся ему в дочки.

Силвия, красивая и чувственная блондинка, была очень привязана к своей сестре, и из-за того, что сама была лишена возможности иметь детей (неудачный ранний аборт был тому причиной), она много внимания уделяла своему племяннику и, похоже, любила больше, чем родная мать. Силвия приезжала к ребенку гораздо чаще, чем это с неохотой делали его родители, она обычно часто присылала ему веселые безделушки и красочные открытки со всего света. Дед Брэнта, конечно, не одобрял этот контакт с Силвией, однако он обладал достаточным житейским опытом, чтобы видеть: ее привязанность к мальчику была искренней; поэтому он и не вмешивался.

В мире, где обитал Брэнт, Силвия была единственным молодым и красивым созданием, единственным человеком, от которого он принимал знаки внимания и заботу. Когда он подрос и его отправили в частную школу, он не видел ее несколько лет. письма от нее были единственным светлым пятном в его суровой жизни, подчинявшейся строгим нравам того учебного заведения, где он учился.

Он упорно учился, именно так, как хотел дед, а она вновь начала сниматься в кино, и все время получалось так, что их каникулы были в разное время. Силвия очень много ездила по свету: каждый раз на ее очередном письме или открытке была наклеена все более экзотическая марка. Но она не переставала писать ему — своим милым крупным неровным почерком, подробно описывая дальние страны и разнообразных, удивительных людей, которых она встречала. Брэнт бережно хранил все ее письма.

Далеко опередив сверстников в силу своих природных данных и стараний нанятых дедом репетиторов, Брэнт поступил в колледж, как только ему исполнилось пятнадцать лет. Чтобы достойно окончить его и получить диплом, он занимался с той же сосредоточенностью и при отсутствии внутреннего удовлетворения, с какой он делал все то, что запланировал для него дед. Для него это было непременным делом, которое надо поскорее завершить. И тут, когда Брэнту исполнилось восемнадцать и он почти закончил колледж, умер дед.

Ричард и Фэй не прилетели на похороны: они совершали круиз на яхте какого-то греческого миллионера и не видели причин, достаточных для того, чтобы покинуть компанию таких очаровательных, замечательных людей ради присутствия на похоронах. Ну да, старик умер, но ведь все знают о содержании его завещания. Зачем же лицемерить? К чему притворяться? Однако Силвия, только услышав о смерти деда, тут же прилетела из Швейцарии, прервав свой отпуск.

Она с удивлением обнаружила, что Брэнт, ее маленький племянник, стал совсем мужчиной, внешне по крайней мере. Он оставался все таким же холодным, почти отталкивающим, однако теперь к этому добавилось некоторое высокомерие. У нее буквально захватило дух от его внешности, красоты и чистоты, достойных греческого бога. Все единодушно утверждали, что он унаследовал красоту своей покойной бабушки, но Силвия с радостным трепетом увидела, что в его внешности проглядывают и ее черты. У них обоих были одинаково красивые глаза в обрамлении длинных ресниц, одинаково классически обворожительные губы правильных очертаний. Они — как брат и сестра, подумалось ей, и внутренне она была уверена, что не позволит ему отгородиться от себя той стеной холодности, которой он окружил себя.

— Брэнт… о, Брэит, как же я рада снова видеть тебя! Двинувшись мимо его руки, протянутой в нормальном приветствии, она ласково поцеловала его в губы; ее знакомый с детства родной запах вновь окутал его, он снова ощутил себя ребенком. Он нежно прижался к ней, трепеща от странного и непривычного ему ощущения прикосновения к ласковому воздушному телу, от необычности такой близости живой души.

— Сил! Я очень рад тебя видеть, — вымолвил он. А потом неуверенным голосом: — Ты побудешь здесь?

Она была единственным человеком, кого он попросил остаться с ним после похорон в огромном доме со всеми этими комнатами для гостей и вышколенными слугами. Все остальные вернулись в город, неодобрительно покачивая головами и перешептываясь о дурных манерах и о бессердечности юного Ньюкома. Однако ни Брэнт, ни Силвия не обращали ни малейшего внимания на их мнение.

Глава 22

Она осталась. Они вдвоем ездили верхом, часами разговаривали, он даже обучил ее стрельбе, каждый раз взрываясь от хохота, когда она забавно прищуривалась перед выстрелом. Он мог с ней говорить и доверять ей так, как никому на целом свете. Позднее он пришел к выводу, что их близость неизбежно должна была перерасти в нечто иное, что и случилось.

Силвия прожила в его доме десять дней. Через некоторое время ей наскучило затворничество, и она предложила выбраться. Но выбраться куда? Господи, сказала она, да куда угодно, какая разница. Тебе нравится танцевать? Пусть тогда он отведет ее на дискотеку. Она слышала, что в городе, кажется, таковая имеется. Не мог ли он стать ее кавалером?

— Подожди, не волнуйся, — сказала она с озорным выражением в голосе. — Я тебя не подведу. Я ведь не выгляжу на свой возраст, правда? Я знаю, если я оденусь как восемнадцатилетняя, ты потянешь на двадцать один год. Ты же выглядишь старше своих лет, ты знаешь об этом, Брэнт? Но чтобы быть моложе, действуй как молодой. Ты же иногда кажешься даже старше меня, и намного опытней!

Пока они ехали на машине в город, она сидела вплотную к нему, задавая пытливые вопросы о других девушках, совсем как его подружка. У него были девушки? Он мрачно нахмурился. Да. Дедушка — он сморщился — подыскал ему одну. Это был любопытный опыт, хотя и почти клинический. Он вообще-то не доверяет женщинам. И у него нет времени на девушек.

— О, Брэнт, — почти смеясь выдохнула Сил, но в то же время ей стало жаль его, ведь ему так было необходимо тепло и чья-нибудь любовь. Она прижалась к его руке.

Она в тот вечер распустила волосы, и они свободно спадали по ее спине, в них она продела ленточку. Как и обещала, ей нельзя было дать больше восемнадцати.

Т-ак хорошо, как в тот вечер, Брэнт ни раз в своей жизни себя не чувствовал. Все особи мужского пола смотрели на нее жадными, полными похоти глазами, а она переливалась юной красотой, смехом, совсем как молодая девчонка; она была с ним, только с ним и для него в тот вечер. Ничего и никого в жизни он не видел, что могло бы сравниться по красоте с Сил, Сил, танцующей так близко. Ее благоухающие волосы нежно щекочут его щеку… Сил, впитывающая каждый его жест, каждое его слово, никого не видящая, кроме него.

Когда они вышли из клуба после того, как стихла музыка, неожиданно для себя он поцеловал ее; ее послушные губы широко раскрылись под его поцелуем, в его рот влился терпкий аромат бурбона, который он заказывал для них. Вдруг она, вздрогнув ресницами и всем телом, отстранилась от него, делая вид, что сильно захмелела.

— М-м-м-м, что-то меня зашатало. Как бы тебе не пришлось меня нести на себе. Но — о, Брэнт, как же здорово мы повеселились!

— Нам обязательно надо еще раз приехать сюда, — сказал он, с трудом подбирая слова, потому что у него перехватило дыхание и он чувствовал, что тело его наливается каким-то необычным, распирающим его напряжением. Внутренне он проклинал себя за свою дурацкую угловатость и ненавидел себя за свою неопытность.

Чтобы нарушить тяжелое молчание, Силвия неожиданно заговорила об отъезде.

— Мне… мне же все-таки надо когда-нибудь вернуться к делам, Брэнт. Между прочим, мне ведь надо досняться в фильме, и… ну, Европа стала моим родным домом, меня так туда тянет.

Она увидела, как осунулось от огорчения его лицо, и, про себя проклиная все на свете, дотронулась до его руки, жестом прося извинения за бестактность.

— Поедем со мной? О, в самом деле, правда. Тебе необходимо узнать Европу, тебе необходимо сменить обстановку, попутешествовать, на мир посмотреть. Тебе нужно… тебе… нужно жить и… да, и любить, и даже страдать от любви. Тебе просто необходимо выучиться чувствовать. М-м-м, как же мне это описать?

Театральным жестом она широко распахнула руки, и неожиданно он» засмеялся, вольно откинув голову назад, охваченный возбуждением, отдавшись странному головокружительному запретному трепету, поразившему все его молодое жаждущее тело.

Да, вот он и решил. Она права, ему нужно чувствовать, ему нужно унестись далеко отсюда, видеть бездну нового, встретить массу новых людей, изучить жизнь. Кроме того, он ведь богат. Впервые в жизни Брэнт начал осознавать, каким свободным и независимым могут сделать его деньги.

— Сил, поехали. Поехали, плевать на все! Прямо сегодня, ночью, если захотим. Можно, я буду с тобой? Можно?

Ослепленный своим клокочущим молодым эгоизмом, он ни на секунду не задумался, что у нее может быть кто-нибудь другой, другой мужчина. Но она, охваченная уже своим эгоизмом, тоже позабыла обо всем на свете. У нее вдруг вскружилась голова: она вновь чувствовала себя юной, влюбленной в него. Она прижала к себе его руки.

— Брэнт, Брэнт, ну, конечно, ты останешься со мной. Скорей, нам надо спешить. Нам надо скорей вернуться., собраться, заказать гостиницы, а пока будем этим заниматься, я тебе все-все расскажу: о жизни во Франции, и в Италии, и в Лондоне, и — о, как все будет здорово!

Она остановилась и засмеялась от собственных слов.

— Слушай, представляешь, что мы натолкнемся на Фэй и Ричарда! Представляешь, какие у них будут физиономии!

Он тоже засмеялся от этой мысли. Она принесла смех в его жизнь, у него пронеслось в голове, что только теперь он научился смеяться и радоваться.

Она научила его гораздо большему. Она научила его всему. Это должно было состояться, и это произошло. Она была слишком безвольна и слишком целеустремленна, чтобы сопротивляться своему чувственному влечению, которое пробудил в ней Брэнт. Он был слишком молод и горяч, чтобы остановить ее. Она обучала его неторопливо и с бесконечным терпением, и это было вознаграждено его старательностью и желанием воплотить в практику все то, что она показала ему, чему научила в чувственной, плотской любви. Они были неразлучны в их безграничной, всеподавляющей страсти, казалось, их любовь не прерывалась ни днем ни ночью; он был ее молодым, полным сил и вожделения скакуном, ее блестящим богатым возлюбленным, ей бесконечно завидовали все женщины ее круга.

Под теплым солнцем Французской и Итальянской Ривьеры тело Брэнта приобрело бронзово-золотистый загар, волосы красиво выгорели, и голова его украсилась романтической длинной прической. Он начал превращаться в сибаритствующего, пресыщенного, еще более высокомерного молодого светского льва, исключая мгновения его близости с Силвией. С ней, для нее он всегда был нежным, неукротимым, говорящим только о любви к ней, о заботе о ней. Он обрел уверенность в себе, почувствовав себя мужчиной и умелым любовником.

Брэнт довольно быстро привык к тому, что он унаследовал огромное состояние, и к той власти, которую оно ему дало. Он купил и научился водить престижные спортивные автомобили л яхты, освоил горные и водные лыжи и совершал на них головокружительные трюки. Он стал завсегдатаем казино; кроме того, будучи блестящим молодым повесой, он неизбежно притягивал к себе других женщин. Однако все они оказались такими доступными и, следовательно, навевающими на него скуку: ведь ему не требовалось завоевывать их. Наоборот, они сами навязывались ему, и, если он был расположен в тот момент, он брал от них то, что они предлагали. Но единственной, кем он дорожил, кто жил в его сердце, была Сил. Движимый молодой всепоглощающей самоуверенностью, он ожидал от нее полного слияния с ним, только с ним, хотя сам всегда был готов, как уверенный в себе мужчина-победитель, искать любовных приключений с другими женщинами.

Бесконечная череда дней и ночей, переполненных страстью и пылом молодой любви, не лучшим образом повлияла на Силвию: Брэнт был неутолим в своей жажде наслаждений. Неожиданно для себя он стал замечать, что безжалостное южное солнце бесстрастно высвечивает все новые морщинки на ее лице, он начал замечать также, что ее роскошное тело, некогда казавшееся ему идеальным воплощением женственности и страсти, понемногу теряет очарование, как бы обмякая и поникая под напором его безудержной энергии. Все более открыто он начал увлекаться другими женщинами; однажды Силвия застала его, предающимся утехам страсти со своей новой служанкой, что стало причиной шокирующе истеричной сцены. В своем гневе она была почти безобразна; в подавленном состоянии он буквально бежал от нее, из ее дома. Когда, переборов себя, он возвратился туда тем же вечером, он обнаружил, что она упорхнула: Силвия в тот вечер ужинала с испанцем по имени Моралес, режиссером ее нового фильма. Сгорая от неожиданно охватившей его ревнивой ярости, Брэнт отправился на вечеринку, устроенную одним англичанином (который, впрочем, давно уже не бывал на своей чопорной родине), и остался там до самого конца, впервые в своей жизни став участником оргии.

Переполняемый непреодолимым отвращением, вызванным происшедшим с ним в ту ночь, он возвратился на их виллу. Сил была с Мора-лесом. Он увидел, что они спали, обнявшись на ее кровати; Боже, это же было ложе его любви! Полотнища простынь, спадая до пола, полуобнажали ее тело; ее полные округлые груди со спутанными и беспорядочно лежащими на них длинными прядями волос соседствовали с чужим, сплошь покрытым курчавой черной растительностью мужским телом.

Ощущая почти физическую боль от растоптанной гордыни вперемешку с негодованием и ненавистью, Брэнт вновь покинул этот дом, сняв отдельное жилье в том же городе. Ну уж он покажет ей! Он стал завсегдатаем самой разнузданной, самой развратной компании в Риме, забавляясь и с женщинами, и с мужчинами, полностью отдаваясь царившей варварской волне похоти среди его новых партнеров. Бесконечные оргии, употребление наркотиков — все это наделало столько шуму в местном «свете», что их компания стала регулярным источником скандальных новостей, раздуваемых бульварными газетами.

Силвия на самом деле лишь хотела разок хорошенько наказать Брэн-та, заставив поревновать его, а затем вернуться к нему; однако он воспользовался ситуацией и под предлогом ее измены бросил ее. Она приложила все силы, чтобы вернуть его. Она звонила, писала бесконечные письма, устраивала ему публичные сцены со слезами. Он оставался враждебным и холодным, как ледяная глыба.

Однажды жарким римским днем она как вихрь влетела в подъезд дома, где он жил; стены сотрясались от грохота ее ударов по запертой двери и ее голоса, выкрикивавшего оскорбления, пока он, наконец, не отпер дверь. Как только он появился на пороге, она расплакалась, голос ее уже был полон мольбы.

— О, Боже мой, как же ты не поймешь, что я люблю тебя? Я люблю тебя, Брэнт. Не режь по живому. Не казни меня!

— Мне жаль, но ты заварила эту кашу. Ты сама сказала, что мне надо научиться жить, Сил, а я только начал свою учебу. Мне нужно, чтобы было много учителей. Я же старательный ученик!

Его голос был переполнен издевкой, он глумился над ее словами, над ее распухшим от слез лицом, над ее податливым телом, над ее растоптанной гордостью.

Она вся застыла, не зная, что и ответить на это, а он с методичностью слесаря до упора закрутил последний болт, выдав свое последнее, наиболее тяжкое для нее заявление:

— Все ведь закончилось. Ищи себе нового жеребчика, нового жиголо, ладненько?

— Ты что, действительно так думаешь обо всем том, что у нас было, Брэнт? На самом деле?

Она уже не кричала, ее голос неожиданно осекся.

— А разве нет? Ты что, думала, что я хочу, чтобы ты стала моей матерью, а я — твоим сыном? М-да, может, так оно и было? Да, точно, именно так, мне была нужна мать, а тебе… да, а тебе-то кто нужен был, Сил? Какой-нибудь молоднячок, чтобы без устали трахал тебя? А, ладно, какая разница? Прости Сил, мне ведь еще есть чему поучиться, а ты уже научила меня всему, что знаешь сама.

Он стоял, прислонившись к косяку входной двери. Он не пустил ее на порог своей квартиры; дверь за ним приоткрылась чуть шире, из-за нее недовольно выглянула девушка. Силвия знала ее — это была восходящая французская «кинозвездочка», которой она когда-то помогла получить роль в фильме, где играла сама.

— Шери, я замерзла одна в постели!

Что-то в изменившемся выражении лица Силвии, ее неожиданно упавший голос заставили его почти что инстинктивно протянуть к ней руку. Нужно ли было так жестоко расправляться с ней? Почему он вдруг почувствовал, будто бы безжалостно высек ее кнутом?

— Сил…

— Ни… ничего, Брэнт. Мне ужасно жаль. Все правильно, теперь я, кажется, поняла. Обещаю, больше я тебя не потревожу.

Она быстро повернулась и побежала вниз по ступеням лестницы, заполнив пустоту подъезда гулом своих каблучков. Почему она вечно носит туфли с этими безобразно высокими каблуками? Нерешительно он было двинулся вслед за ней, но сзади его крепко схватила новая «шери», впившись своими длинными ногтями в бедра. Хмыкнув, он вернулся в квартиру. Его новая любовница была свежей, очень молодой, необузданной и уже многоопытной самкой — он еще не насытился ею.

В квартире раздавался приглушенный мягкий гул кондиционера, когда они, обнаженные, в страстной истоме мяли постель. Толстые звуконепроницаемые стены создавали иллюзию пребывания в коконе любовных наслаждений, жаркого дыхания, приглушенных вскриков, обрывков слов…

Напротив дома, на улице, залитой солнцем, Силвия, не издав ни единого звука, погибла под колесами такси, вылетевшего из-за угла как раз в тот момент, когда она выбежала из подъезда, не в силах остановиться. Она умерла в считанные минуты; «скорая помощь», примчаъшаяся через некоторое время, огласив улицу визгом тормозов, увезла ее изуродованное тело. Брэнт узнал об этом только на следующий день.

Несколько недель спустя, когда кошмары, поселившиеся в нем, захватили его настолько, что никакими излишествами, которыми он упорно истязал свое тело, их нельзя было прогнать, Брэнт Ньюком отправился «домой». Ему было всего лишь двадцать. Ему казалось, что он пережил все, что было возможно; надо было заняться чем-нибудь таким, что отучило бы его думать.

Он поступил на службу в ВВС, потому что его всегда захватывал дух борьбы с неизведанным, получил офицерский чин и прошел курс обучения летчиков-истребителей. После окончания учебы он незамедлительно подал рапорт, чтобы его направили добровольцем во Вьетнам; там он прослужил два года, летал на скоростных истребителях как раз в период наибольшего обострения боевых действий. Погибнуть в бою ему не удалось, хотя он старался изо всех сил, вызываясь на самые безнадежные боевые задания. Он вернулся в Штаты, уволился из авиации и снова стал свободным гражданским человеком. Освободившись от монотонности, являвшейся сутью армейского существования в перерывах между боевыми вылетами, он теперь задался целью освободиться от своих кошмаров и своих демонов — вечных спутников его души. Он углубился в самоанализ.

— Ты любил ее. Почему же ты боишься даже признаться в этом?

— Какого черта ты зациклился на этом? Я-то думал, что психиатр не должен диктовать своему пациенту, что ему думать. Нет, я не любил ее. Господи Иисусе, да никого я никогда не любил! Но она была у меня первой, вот в чем все дело.

— Да ну, дело не только в этом. Она же была твоей тетушкой, сестрой твоей матери. Ради нее ты рисковал церковным проклятием. К тому же она была единственной женщиной, единственным существом на этом свете, в котором ты нуждался, разве нет? Почему же сейчас тебе стыдно признаться передо мной в том, в чем уже признался под гипнозом? Потому что она была старше тебя? Или из-за глубоко запрятанного внутрь твоей души морального кодекса, может, так? Потому что это было кровосмешением?

— Ничего себе! Да ты знаешь, как это смехотворно звучит, знаешь? Да ладно тебе! Кровосмешение, дерьмо-то какое! Да ведь Сил была всего лишь моей теткой. Господи! Вот поэтому я вроде бы воспринимал ее как мать, но потом — нет, ни разу у меня не возникло ни на секунду ни малейшей мыслишки о кровосмешении, инцесте. Она была женщиной. Шикарной, соблазнительной, но чертовски увлекающейся. Вот и все.

— Хм, разве? Ну а как насчет тех предыдущих лет, когда ты не смотрел на нее глазами мужчины. Эти ее приезды, открытки, подарочки. Тогда ты был маленьким «мальчиком, и ты ее любил. Разве она не была единственным человеком, кому ты на самом деле был небезразличен? Да и потом тоже, разве этого между вами не осталось?

— Черт тебя подери, что же ты этим хочешь сказать? А, да, вот что, знаю. Что Сил любила меня таким, какой я есть на самом деле. А для других главное — это мои деньги и моя известность как сильного самца, лучшего наездника.

— Вот-вот. Хоть кто-нибудь походил на нее? Находилась когда — нибудь хоть одна женщина, ну, или вообще холь кто-нибудь, если на то пошло, кому бы ты смог отдать частичку самого себя? Силвия была единственной женщиной, кому ты отдавал себя без остатка, с кем ты всегда был самим собой, разве не так? Мне кажется, другими ты только пользовался…

— Ты неподражаем, ты знаешь об этом? Знаешь почему я тебе плачу так до черта много денег, да еще прихожу вновь и вновь. Но нет, что это значит на самом деле быть самим собой? Л ты не задумывался, что я вообще не бываю самим собой?

— Очень театрально, Брэнт. Но давай вернемся к Силвии.

— У, чертова Силвия! К черту, к черту ее! Будь она проклята, что умерла!

— А!

Хотя психотерапевт не изгнал призрака Силвии из души Брэнта, он все-таки научил его смиряться с тем, что произошло в его жизни, более того, смиряться со своей сущностью. Никаких самоистязаний, никаких сожалений о прошлом, Брзнт Ньюком. Когда что-нибудь начинало подтачивать его изнутри, он научился извлекать это нечто на свое собственное обозрение и объективно анализировать, чем бы оно ни было. Он даже научился думать о Силвии без той острой боли, что была раньше, без того острого чувства вины перед ней. Бедняжечка, черт ее возьми, любимая Сил! Да знает ли она, где бы она сейчас ни обитала, что, умерев, она навеки приковала его к себе?

Затем от Силвии мысли Брэнта помимо его воли возвратились к Еве Мейсон и к его сегодняшней жизни. У нее ведь волосы очень похожи на волосы Сил, что-то в ней есть еще такое — может быть, эта ее яростная, дурацкая, бесполезная борьба за себя — вот что не выходило у него из головы. Она пробудила у него желание скрутить ее, взять ее силой, унизить ее, показать этой тупой дряни, что в общем-то она ничем не отличается от Фрэнси. Его не прекращала разъедать мысль о том, что этого ему все равно сделать не удалось. А ведь он не привык сожалеть ни о чем и ни о ком, кроме Сил…

Брэнт долго лежал, а потом заснул быстро и крепко, избавившись от передуманных мыслей и принятых решений.

Глава 23

Ева вошла в свою комнату, еле передвигаясь, ноги ее заплетались; стоя у окна, Дэвид, продолжавший высматривать что-то на улице, повернул голову, чтобы посмотреть на нее.

— Ради всего святого, да ты знаешь, что сейчас уже пять часов утра. Кто этот тип, который привез тебя? Ведь тебе надо было разыскать Фрэнси, вот почему я здесь просидел всю эту чертову ночь, пока ты там развлекалась. Ева…

Когда она добрела до освещенного лампой места, он, наконец, рассмотрел ее, и она услышала его невольный возглас недоумения.

— Господи, как ты ужасно выглядишь! Ты мне расскажешь, что же все-таки произошло?

Неожиданно на нее камнем навалилась смертельная усталость: она была слишком измученной, чтобы стоять и что-либо говорить. Что же он не бросится к ней, не обнимет ее, не прогонит все ее ночные кошмары, вместо того чтобы учинять ей допрос, будто она стоит перед судебными заседателями? Ну, что же он?..

Она приблизилась к нему, спотыкаясь, вложив все оставшиеся у нее силы в этот последний бросок, и прижалась к нему.

— Дэвид! О, Дэвид, пожалуйста! Обними же меня. Пожалуйста, обними меня!

Наконец его руки обняли ее, но вместо облегчения она почувствовала, как его внутреннее сопротивление передалось ей; она подняла свои глаза, чтобы всмотреться в его лицо.

— Дэвид?

Он чувствовал, что ее бьет дрожь, и с усилием заставил себя задать ей свой вопрос как можно более спокойным голосом. Что с ней? Что она натворила на этот раз?

— Ева, я должен знать, что произошло. Что ты стараешься скрыть 6т меня? Давай начнем с Фрэнси, моей сестры. Она там была? И кто это, черт возьми, был тот тип в «мерседесе»?

Она отстранилась от него. Он не сделал попытку удержать ее. Стоя, не прикасаясь к нему, она почувствовала себя немного лучше, к ней откуда-то вернулись Силы. Она отвернулась от него, чтобы не видеть его бесчувственных, осуждающих ее глаз, и обеими руками ухватилась за спинку стула, потому что ее все еще пошатывало.

— Ева! — снова проговорил он; на этот раз в его голосе слышалось раздражение.

— Хорошо, Дэвид. Я стараюсь… стараюсь собраться с мыслями, чтобы мой рассказ был как можно более связным. Фрэнси там была, но она так и не прислушалась ко мне, хотя я очень старалась убедить ее… Она в конце юнцов уехала с мужчиной, которого они называли Дереком. Они… он сказали мне, что это — психиатр. Я старалась задержать их, но он… он не слушал меня, он…

— Что ты несешь, Ева! Кто это — «он»? Этот, из машины?

— Да! О, Боже. Я же говорила тебе, что он очень опасен, я же говорила! Я все никак не могла вспомнить… Брэнт Ньюком, твой клиент. Он отослал Фрэнси в Нью-Мексико вместе с Дереком. Она, наконец, поняла, что ехать не надо, но он дал им денег и отослал ее. Ты понял? Он просто выкупил ее как вещь с аукциона. Да, в самом деле. Вот каков он на самом деле, даже хуже!

— Это… Эта твоя история звучит неправдоподобно, Ева. Ты уверена, что тебе это не показалось спьяну?

— Спьяну? Да я не притронулась к спиртному! До тех пор пока он что-то не подмешал в мой бокал, чтобы я стала такой же помешанной, как и вся их шайка, только это не подействовало. Нет! Не прерывай меня, Дэвид. Мне надо дорассказать, иначе я никогда тебе уже больше ничего не скажу об этом, — ее голос упал до прерывающегося шепота, но она повернулась и вновь посмотрела ему в лицо, а он наконец-то увидел выражение ее глаз. Да, с ней произошло нечто из ряда вон выходящее. Дэвид открыл рот, чтобы бросить ей какую-то реплику, но так ничего и не вымолвил.

— Ну, так ты хочешь знать, а? Ты точно хочешь знать, что они со мной сделали, Дэвид? Он привел меня в свою «комнату для развлечений», как он ее называет. Она сплошь состоит из зеркал и светильников, и к тому же там гигантская кровать, и он… он был просто скотиной. Он тоже что-то принял и завелся. Он содрал с меня одежду и зверски избил меня, когда я стала от него отбиваться, а потом… потом все остальные тоже накинулись на меня. Я, именно я стала их игрищем, Дэвид. Я уже никак не могла пересилить их, хотя я не сдавалась и отбивалась из последних сил. Со мной они делали все, что хотели, они фотографировали меня, а он заявил, что если я начну хоть что-нибудь предпринимать против них, о, нет! Я просто не могу говорить об этом, я просто не могу вспомнить, что эта девушка, отражение которой я сама видела, — это я, я!

Она хватала воздух судорожными вдохами, будто с последними своими словами лишилась остатка сил. Голос Дэвида задрожал, но она не поняла, от сопереживания или от гнева.

— Боже мой, все, что ты мне рассказала, звучит как кошмарный бред, какой-то кокаиновый кошмар. Неужели ты думаешь, что я поверю хотя бы части того, что ты здесь наговорила? Я кое-что слышал о Нью — коме, но, черт побери, он же не маньяк! С какой это стати ему тебя насиловать, если на свете есть тысячи женщин, которых он может просто купить на свои поганые деньги? А Фрэнси — я что-то не уловил насчет Фрэнси. Что там было на самом деле, Ева?

— Ну что тебе сказать, кроме того, что ты слышал? Я не пытаюсь понять, почему все так вышло, черт тебя побери! Это случилось, как бы я хотела, чтобы все это было снова!

Она выкрикнула эти слова ему в лицо так громко, что он невольно отступил.. Неужели это так подействовал наркотик, который она, естественно, приняла? Он ее такой никогда еще не видел.

— Извини, Ева. — Он старался не выдавать своего смятения и говорить спокойно. Он не смог бы выдержать истерическую сцену после своей ночной вахты, а ведь она хочет закатить ему истерику. — Мне просто очень трудно поверить, что человек ранга Брэнта Ньюкома, такой гнусный богатый мужчина, такой роскошный ублюдок-сердцеед, будет насиловать тебя. Почему именно тебя? А ты, почему же ты… — он замолк, думая, не зашел ли слишком далеко в своих рассуждениях, учитывая ее состояние.

Ева начала истерически хохотать, пытаясь рукой закрыть себе рот.

— Что же ты недоговорил, Дэвид? Почему же я ему сопротивлялась? Вот действительно, животики надорвешь! Да ведь ты знаешь, я пыталась отбиться от них всех только из-за тебя, потому что я считала, что я — твоя, я думала, что ты… Да ты, наверное, глубоко убежден, что я настоящая дешевка, правда? Ты думаешь, я слишком доступна, что меня заваливают все, кому не лень, совсем как ты это делал со мной. А знаешь что? Если бы я сама отдалась, там бы меня не насиловали. Смотри-ка, как смешно: в первую нашу встречу он предложил мне денег, он попросил меня назвать нужную сумму. А вот только что он заявил, что вышлет мне чек. Ведь это меня превращает в настоящую шлюху, а, Дэвид? Ты ведь хочешь думать обо мне именно таким образом, ведь так? Твоя совесть чиста, я полагаю. Ладно, ты все еще мне не веришь, так? Я тебе покажу, что эти негодяи вытворяли надо мной. Дэвид, дорогой, ну-ка посмотри! Наверное, даже тебя проберет. Посмотри-ка сюда, смотри на меня, черт возьми!

Рывками она начала расстегивать пуговицы на своем пальто, вырывая их; они падали на пол и, подпрыгивая, раскатывались по всей комнате. Наконец, она скинула с себя пальто, и он увидел, что все ее тело — то тело, которое когда-то было восхитительным, так хорошо знакомое ему, — было испещрено ранами. Он не мог отвести взгляда, помимо своей воли загипнотизированный этим жутким зрелищем.

— Боже милостивый, что… о Ева… как это могло произойти? Это же бессмысленно, чтобы Ньюком тебя изнасиловал, а потом позвал всех своих гостей сделать то же самое с тобой. Нет, это сумасшествие какое-то!

— Но это было. Было! Было! — Вновь она засмеялась безумным смехом. — Посмотри на себя, видел бы ты выражение своего лица. Что, нравится? Хочешь тоже меня поиметь? Одним больше, одним меньше, какая разница, и момент очень подходящий: я сейчас слишком слаба, чтобы отшвырнуть тебя…

Ее смех неожиданно перешел в душераздирающие рыдания, она рухнула на пол, как бы стараясь скрыться от его взгляда, прячась за ширмой своих густых волос, застыв, полусогнувшись на коленях в беспомощной позе, выражавшей бездну отчаяния и горя.

Ее неподдельная беспомощность, ее съежившаяся фигура на полу, вздрагивающая от беззвучных рыданий, вызвали у него что-то вроде жалости, и он шагнул по направлению к ней.

— Ева, я просто пытаюсь разобраться во всем этом. Ладно, Бог с ней, с Фрэнси, что бы, по твоим словам, там с ней ни произошло. Но почему же ты позволила этому Ньюкому самому привезти тебя сюда после всего того, что он сделал с тобой?

— Будь ты проклят, Дэвид! Прекрати свои адвокатские речи! Как до тебя все не дойдет? Я же боялась его! Как ты не поймешь! Он ведь… он такой страшный человек, такой холодный, воплощение зла. Что я могла поделать?

— Он поцеловал тебя на прощанье, а ты позволила ему сделать это. И не старайся отвертеться, я видел из окна все, черт возьми! А я-то все ждал, высматривал тебя…

— Не могла я его отбросить, Дэвид. Он силен как черт, а я совсем обессилела. Я-то вошла сюда как в свою крепость, ждала от тебя сочувствия, защиты, в конце концов, а ты принялся учинять надо мной судилище. Да ты ведь и не хочешь верить мне, так ведь? Ты мной попользовался, а теперь, когда я оказалась тебе ни к чему, ты ищешь предлога, чтобы отделаться от меня. Потому что на самом деле ты считаешь меня дешевкой, шлюхой, ты… ты всегда так думал обо мне. Меня было удобно и хорошо трахать, а жениться на мне ты никогда не хотел!

— Ну, а ты-то ведь именно этого от меня добивалась, да? Замужество, муж, которого можно было бы демонстрировать всем своим подругам, как входной билет…

— Это неправда, все не так, и ты это сам прекрасно знаешь! Ты всегда переиначивал мои слова на свой манер, как тебе было нужно. Тебе нравилось, как я пресмыкалась перед тобой, извинялась, оправдывалась…

— Черт возьми, мне нужно хоть какое-то разумное объяснение, как ты думаешь? Ты отправилась на эту вечеринку, чтобы разыскать Фрэнси, и при этом ты вернулась в пять часов утра с какой-то дикой сказкой о том, как тебя насиловала банда извращенцев. Как же мне понять, правда ли это или нет? Я знаю обо всех твоих мужичках на стороне, «новой морали», как ты это называешь. Что годится для мужчины, сойдет и для женщины, ничего плохого нет в том, чтобы разок-другой переспать с кем-нибудь новеньким. Теперь уже я должен поверить, что ты сменила свой взгляд на жизнь, что ты пыталась отбиться от невесть скольких мужиков лишь из-за того, что ты принадлежишь мне. Ну, а как же ты встречаешься с Питером, если ты вроде как моя? Господи, Ева…

— Заткнись, заткнись! Не могу больше слышать тебя! Не могу… Не хочу верить в то, что это мне говоришь ты и что это то, что ты на самом деле обо мне думаешь. И что несмотря на все это, я позволила тебе пользоваться собой. А из-за этого ты решил, я разрешаю всем укладывать меня в постель… Да, кстати, там были не только мужики, бабешки тоже участвовали… А, я вижу, как ты опять сморщился! Ты ведь думаешь, что я — кусок дерьма, не правда ли? Да, это так, да, я — дерьмо и даже хуже! Я вообще никто, пустое место, потому что вот во что ты меня превратил, а я позволила тебе это сделать…

— Ты уже совсем сбилась с какой-либо логики, Ева. Наверное, мне лучше сейчас уйти, а завтра, попозже, я с тобой побеседую еще раз.

— Ну уж нет, Дэвид. Никакого «попозже», никакого «завтра». Никогда в жизни я больше не выслушаю тебя и не заговорю с тобой. Убирайся отсюда, убирайся живо, ну-ка, быстро!

— У тебя истерика, Ева…

— Да уж, знаю! Наконец-то, Дэвид, наконец я знаю, за кого ты меня принимаешь, мне надо было давно это понять. Если бы я… Будь ты проклят, убирайся! Убирайся отсюда, или я закричу так, что не остановлюсь никогда!..

Она смотрела на него, лицо ее было искажено ненавистью и презрением до такой степени, что казалось безобразным, к тому же под скулой темным пятном выделялся страшный кровоподтек. Она видела, как он боролся сам с собой, увидела отблеск нерешительности в его глазах, и наливалась ненавистью к нему за это его малодушие и слабость. Но больше всего она ненавидела саму себя за то, что так унижалась перед ним. Он ведь так и не поверил, что она не хочет его видеть, он ведь до сих пор ждал, что она возьмет свои слова назад, начнет униженно добиваться понимания с его стороны… Бесполезность, бессмысленность ее попыток вызвать у него хоть каплю сострадания к себе поразили ее как неожиданный удар, и ее вновь охватили рыдания.

— Ты… ты — самовлюбленный ублюдок! Чего же ты ждешь? Что мне надо сделать? Подползти к тебе на брюхе, припасть к твоим стопам? Наговорить тебе того, чего на самом деле не было?

В ее голосе вновь явно ощущалась нотка нарастающей истерики, и это, с одной стороны, напугало его, а с другой — вывело из себя, поэтому он рванулся к выходу и, не останавливаясь, схватил с вешалки свое пальто.

У двери он остановился.

— Извини, что попросил тебя поехать на эту проклятую вечеринку. Извини меня также, если я чем-то задел тебя, Ева. Вероятно, завтра…

— Убирайся вон, к чертовой бабушке! — Она почти выкрикнула это ему, и он быстро исчез, хлопнув дверью.

После ухода Дэвида установилась тишина… Только рыдания Евы, которые, казалось, раздирали ее грудь на части. Она так и осталась лежать ничком на полу, молотя кулаками по коврику, плача и плача, пока с последними слезами не иссякли остатки каких-либо эмоций. Через некоторое время ей удалось поднять свое вконец обессилевшее тело на ноги. Еву вновь трясло и мутило.

Все теперь утратило смысл после того, как она была отвергнута Дэвидом. Ничто из того, что с ней стряслось, не могло сравниться с предательством Дэвида. Она презирала его, ненавидела его, а себя — еще больше. Боже, он ведь даже умудрился позабыть о собственной сестре в своем стремлении наброситься на нее с обвинениями и показать, каким ничтожеством он ее считает. Если бы он хоть немного был мужчиной, он набросился бы на Брэнта Ньюкома, не раздумывая о последствиях. .

Ева закрыла глаза и тут же раскрыла их, потому что перед своим внутренним взором она с дрожью вновь увидела эти отупевшие от глаза и ухмыляющиеся рожи. И ведь лицо Дэвида совсем недавно — почти только что — было так же близко к ней.

Она медленно вошла в ванную, мельком взглянув на себя в зеркало, где она отражалась во весь рост. Боже, ей показалось, будто это был кто-то дугой: какое-то чужое лицо со стертыми чертами, тело, лишенное всего человеческого, что было содрано с остатками ее одежды…

Она встала под душ и позволила воде обхватить себя всю целиком. Даже ее глаза и волосы, казалось, промокли насквозь и были готовы убежать вниз вместе со струями теплой воды… Она автоматически взяла шампунь и начала тщательно промывать им волосы. Спасибо, Господи, за рефлексы, которыми ты наделил меня! Как было бы здорово состоять сплошь из одних рефлексов, а не из чувств, делать все, как робот, бездумно, без размышлений, способных преследовать и терзать, словно злые духи. У нее даже промелькнуло в голове, что вот сейчас было бы легко даже умереть, когда ее душа не способна к страху…

— Как же я устала, как же уже поздно… Слишком поздно, чтобы переделать что-либо или предотвратить что-нибудь. Хорошо бы установить магнитофон, чтобы заговаривать саму себя до сна. Питер, тебе сейчас нужно быть здесь, со мной. Вот она я, твой подопытный кролик, я вся в твоем распоряжении…

Закончив вытираться, Ева осмотрела себя в зеркале, наблюдая1, как ее тело каким-то мистическим образом вдруг вновь обретает очертания, проступая из постепенно улетучивающейся с поверхности зеркала дымки пара. Ее раны смотрелись так, будто они были нарисованы, неряшливо и небрежно, — следы их гнусных пальцев! Как же дико вот так, спокойно, разглядывать свое собственное тело, будто оно не твое. Ей захотелось рассмеяться, но смех так и не подступил. У нее не осталось ничего, даже всхлипываний и рыданий, ничего человеческого!

Ева выронила полотенце и прошла в свою спальню, чтобы лечь в кровать. Без особого любопытства она подумала, что же теперь будет. Неожиданно внутри нее поднялась волна тяжкой дремоты, укутавшей ее в свой саван. Она сжала веки и покорилась ей без сопротивления…

Глава 24

Телефон взорвался звонком рядом с ее ухом: требовательный звон вырвал Еву из тяжкого и страшного сна. Сначала ей показалось, что это был звонок будильника, и она, нащупав его рукой, едва двигавшейся из-за свинцовой тяжести, разлитой по ней, нажала на кнопку, чтобы остановить этот проклятый звук. Однако он не прервался, и автоматически в ее голове пронеслось: «Это звонит Дэвид!» Она ощутила знакомое бесконтрольное внутреннее волнение, которое разлилось по ее жилам и от которого даже перехватило дыхание.

Полусонная, повернувшись на бок, Ева поднесла к уху зеленую трубку, В ее голове зазвучал теплый и мягкий голос:

— Ну как ты там, Ева, деточка? Хорошо выспалась, отошла от всего? Дело в том, что тут ко мне собираются приехать кое-какие друзья из города, ты с ними пока не знакома, но они очень хотят познакомиться с тобой. Что, если я подскачу к тебе часиков в восемь? И на этот раз ты-то уж не будешь так упрямиться, ведь правда, сладенькая моя?

Она заледенела… Холод настолько охватил все ее существо, что телефонная трубка буквально примерзла к ее уху. Она тяжело сглотнула, но ее горло высохло настолько, что ни звука не вырвалось у нее изо рта.

— Ева! Ну ты же не хочешь повесить трубку, это же старина Джер, моя прелесть! Послушай, я вот только что втолковывал Брэнту, что ты точно — я-то уж знаю — самая чувственная деточка в мире, ты так отлично смотришься на фото, просто красота. Мне в общем-то вроде как неудобно, что в прошлый раз для тебя все пошло не в кайф! Но сегодня ночью будет все совсем иначе, по-другому, смею тебя уверить. Да, кстати, тебя ждет кругленькая сумма за сотрудничество с нами…

Наконец она обрела дар речи. При этом, однако, она осталась все такой же ледяной. Ее голос зазвучал с холодным металлом, убийственно размеренный:

— Твой приятель Брэнт сейчас подслушивает по параллельному аппарату? Надеюсь, да, потому что я хочу, чтобы он услышал мои слова. Видишь ли, мне абсолютно наплевать, что вы собираетесь проделать со мной с помощью этих ваших фотографий, к тому же я убеждена, Брэнту есть куда девать свои денежки. Закупите для своих грязных игрищ других девчушек. Да, кстати, напоминаю: преступный сговор наряду с изнасилованием является уголовно наказуемым преступлением, я убеждена, что ваши поганые снимочки станут документальным свидетельством тому, что вы брали меня силой. Сюда звонить больше не стоит. Я надеюсь, это понятно? Я опаздываю на прием к своему адвокату…

Она бросила трубку на аппарат, будто бы вырвав осиное жало из своего уха. При этом ее охватила настолько сильная дрожь, что ей пришлось немного отлежаться, массируя свой лоб, как бы отгоняя дурные мысли, вырывая их из головы, пока она не оказалась в их железных объятиях.

Прошлой ночью… Господи, уже далеко за полдень! Она проспала каменным сном так долго, инстинктивно пытаясь избавиться от кошмаров и того оцепенения, которое охватило ее, возможно, потому, что ей подумалось, будто с ней уже не произойдет ничего хуже того, что уже стряслось. Но вот только что это произошло. Неужели они вновь прощупывали ее? Или все-таки Брэнт Ньюком в самом деле считает, что она не прочь поиграть в шлюху для него и его поганых дружков? А ведь Дэвид о ней подумал именно так… Он ей не поверил. Вот если бы позвонил Дэвид…

Телефон надрывно зазвонил, и Ева механическим движением руки выдернула шнур из розетки, укрепленной на стене. Пусть надрываются! И Дэвид тоже! Она уже больше не могла выдержать его, даже если до этого и любила его. Теперь у, нее внутри жило лишь одно чувство: смертельно холодная ненависть к Брэнту Ньюкому. Она желала «достать» его, продемонстрировать всему миру, кто он такой! Он со своими дружками-знаменитостями — грязные скоты, извращенцы — вот кто они все, вместе взятые! К черту все их снимки, она… она сделает сюжет, журналистское расследование. Он не сможет остановить ее. А если сюжет окажется для телевидения уж слишком «жареным», она продаст его в «Рекорд».

— Ева, малышка, ты этого не сделаешь. Да надо из ума выжить, чтобы решиться на такое, потому что в конечном счете все обернется против тебя же. Тебя раздавят, как ты этого не поймешь?

Марти содрогалась от страха, негодования и сочувствия. Однако Марти здорово разбиралась в житейских премудростях и втолковывала Еве, насколько недостижима ее цель «достать» Брэнта Ньюкома.

— Но ты же не поняла меня! — возбужденно доказывала Ева. — Да если… если все те, кого он раздавил так же, как и меня, заговорят вместе со мной… Теперь дошло? Это ведь все равно, как в случаях с изнасилованиями, когда жертвы не заявляют в полицию, боясь скандала. Вот так какой-нибудь подонок и живет себе спокойно, да еще и снова насилует. Марти, я его в покое не оставлю! Сама-то ты помнишь, что он над тобой вытворял? А Фрэнси — что он сделал с Фрэнси, а ведь ей еще нет восемнадцати…

— А ты думаешь, Дэвиду захочется увидеть имя своей сестренки-подростка во всех аршинных скандальных заголовках? Или твое имя, между прочим, рядом со своим? Господи, Ева, да никто лучше, чем я, не знает, что это за ублюдок, этот Брэнт Ньюком! Я же тебя предупреждала насчет него, помнишь? А если ты и попытаешься вытащить свою историю на свет Божий, он уж найдет способ остановить тебя. Вот увидишь, все будут лаять на тебя же саму. Все это превратится в его обвинения против тебя, обвинения в том, что ты порочишь его честную репутацию. Вот дерьмо… но, Ева, пойми, я, конечно же, не запугиваю тебя, ведь он способен на все! Ну ладно, не надо все уж слишком драматизировать, У Брэнта просто нет ни стыда, ни совести — ты ведь сама в этом убедилась!

— Но…

Голос Марти смягчился, она положила свою руку на вздрагивающее плечо Евы.

— Послушай, ягодка моя, я-то знаю, что ты чувствуешь там, внутри. Думаешь, у меня было по-другому? Вот что я тебе скажу: да я совсем с ума спятила, как только узнала, что этот хрен, вонючий Дэвид, услал тебя гуда. Да я просто…

Они услышали звонок во входную дверь и оцепенели.

— Открою я, — решительно произнесла шепотом Марти. — Ты сиди здесь и думай о том, что я тебе сказала, хорошо?

Ева встала и налила себе рюмку, а Марти направилась к двери. Руки Евы дрожали, и она расплескала виски по крышке бара. Нет, Марти не права. А потом, не осмеливаясь обернуться в сторону двери, она вдруг застыла от мелькнувшей мысли: о, Господи, только бы это был не Дэвид, ну, пожалуйста! Не могу видеть его так сразу…

Но это был не Дэвид. Возник посыльный, юноша в коричневой форме.

— Лично, вручить только мисс Еве Мейсон. Голос Марти:

— Одну минуточку.

Она возвратилась к Еве в комнату, держа в руках большой белоснежный конверт. Благородная бумага. Бархатистая на ощупь. Гадая, от кого же это, Ева вскрыла письмо. На коврик плавно опустился выпавший оттуда чек. Внутри там еще было послание, и она прочитала его, не веря своим глазам, в то время как Марти спрашивала ее:

— Если ты не хочешь расписаться, можно мне, а, Ева?

«Весьма сожалею, что ты не смогла навестить меня сегодня вечером. Вот чек в счет прошлой ночи. Может быть, еще когда-нибудь встретимся?»

В конце не было подписи, но она разобрала имя автора по надписи на чеке.

— Подожди, — сказала Ева неожиданно глухим голосом, отяжелевшим от ненависти и негодования. Она в клочки разорвала и чек, и вложенную в письмо записку, затем вложила неровные обрывки в конверт и сунула его в руки глазеющего на нее посыльного.

— Верните ему это — тому, кто вас прислал. У меня все. Театральный жест, доставивший ей яростное удовольствие… Но к чему все это? Чем для нее обернется все то, что она задумала и горела желанием выполнить? Даже Марти не могла ее понять. Марти продолжала спорить с ней, снова и снова с жестокой логикой расписывая все возможные последствия ее действий. Давая при этом советы, к которым Ева не хотела прислушиваться.

— Поезжай на работу. Наплети им, будто попала в автокатастрофу, разбила лицо. Да почему бы тебе не позвонить своему коротышке, чтобы он прописал тебе успокоительное? Ева, тебе надо попытаться выбросить все происшедшее с тобой из головы.

Голова Евы будто бы разрывалась от терзавших ее сомнений. Ненависть и давящее чувство беспомощности усугубляли ее отчаяние, когда она выдавила из себя:

— Но я же должна — как ты не поймешь, я должна сделать хоть что-нибудь?!

На это Марти выложила свой главный, козырной аргумент:

— Ладно, хочешь сделать хоть что-нибудь? Позвони Дэвиду. Он же адвокат, так ведь? Слава Богу, он-то тебе так здорово задолжал, что защитит тебя ото всех бесплатно. Ну же, звони, звони! Посмотришь, что он тебе скажет.

Ева поднялась на ноги, взглянула на Марти и беспомощно и безостановочно зарыдала.

— Боже, — проговорила она, сама ощущая нотки поражения в звуке собственного голоса. — О Бсже, что же мне делать?

Однако, в конце концов, она для себя все-таки решила. Ее будущее — это шанс порвать с прошлым.

Всего через неделю Ева уже сидела в самолете, направляющемся в Нью-Йорк, прокручивая в своей памяти калейдоскоп всех последних событий. Вот они уже пролетели пол-Америки, а она все продолжает бессмысленно смотреть на одну и ту же страницу журнала «Мейнлайнер», не прислушиваясь даже к музыке, звучащей из надетых наушников, и пытается расставить по порядку все последние события. Вот она — необъятная, громадная удача, свалившаяся на нее неожиданно, хоть она и мечтала об этом так давно и долго. Но до сих пор она так до конца и не верила в реальность происходящего с ней. В течение последних дней, проведенных в лихорадочной спешке, у нее просто не было времени задуматься, так как ее полностью поглотили сборы вешей, последние распоряжения и звонки. Наверное, ей и не надо было о чем-либо задумываться…

А теперь — Боже! — только бы ей удалось немного расслабиться! Не заводись, помни последний бесплатный совет Питера, подаренный им во время проводов в аэропорту.

— Ты — везучая девчонка, Ева. Просто с этого момента старайся смотреть только вперед, лапуля. И ты ведь обязательно вставишь меня в свое шоу, когда выйдет моя книжонка, хорошо?

Марти помогла ей упаковать вещи, но ей надо было слетать в Лос-Анджелес, чтобы «переговорить с одним типом насчет роли, дорогуша». Неужели это означало, что Марти, наконец, освободилась от заклятия Стеллы?

Стелла, ведь это она познакомила ее с Дэвидом… Забудь Дэвида! Он теперь тоже является частицей прошлого. Она так и не подключила телефон к розетке всю прошлую неделю, а он так и не заехал к ней. Вот так-то. Ей стало слегка приятно при воспоминании о том телефонном звонке в студию, после которого все так взволнованно бросились ее поздравлять. Но поначалу, когда Эрнест Меккел вызвал ее к себе в кабинет, она беспокойно перебирала в уме, каким же образом он смог что-нибудь прознать «про это», и вызывает ее теперь, наверное, для того, чтобы уволить.

— Садись, малышка, — его лицо раскраснелось от волнения, которое он старался всячески скрыть. — Держись за стул, чтобы не упасть от того, что я тебе сейчас сообщу.

Она не верила. Не может быть. Чья-то жестокая шутка, кто-нибудь хочет ее подколоть или надуть… Но Эрни продолжал говорить:

— Прямо сейчас я получил официальное письмо за подписью самого президента. Знаешь, что после ухода Бэбса Бэрри с шоу «Двигаться дальше» ему все никак не могли найти замену, а? Такую, чтобы была второй Барбарой Уолтере? Так вот, радость моя, кто-то там наткнулся на наше шоу и посчитал тебя обалденно привлекательной и подходящей для них! Ну, конечно же, нам очень жаль терять тебя, но…

В подтверждение этому раздался звонок от одного из вице-президентов телесети. Они приглашали ее участвовать в передаче «Сегодня утром» и требовали немедленного приезда. Неделю на сборы. Идет?

Вот почему на этот раз у Евы не было времени на раздумья, вот почему она сейчас летела — первый класс, это тебе не хухры-мухры, — в Нью-Йорк.

Она откинула спинку своего кресла, положила голову на подушечку и закрыла глаза, молчаливо отказавшись от напитков, которые разносили стюардессы. Еще два часа — и они приземлятся в аэропорту Кеннеди. Там будет стоять черный лимузин, присланный специально за ней, он домчит ее до отеля «Плаза», где для нее уже заказан роскошный номер. Еще через два часа — прием с коктейлями, там будут все-все-все.

Наконец до Евы начало доходить осознание того, что все это — на самом деле, а не плод ее давнишней фантазии. Нью-Йорк, новая жизнь — встречайте меня!..

Глава 25

К концу следующей недели Ева валилась с ног от усталости и утомления, но в то же время и от радостного трепета. Ей приходилось постоянно поддерживать себя большими дозами витамина B12.

Конечно, она имеет достаточный опыт работы на телевидении, но Сан-Франциско, тихая студия на станции Кей-Эн-Экс-Ти даже не могли сравниться с бешеными темпами работы студий в Нью-Йорке. С того самого момента, когда она впервые ступила на порог огромного серого здания, казалось, она попала в вихрь гигантской мельницы, и не было сил вырваться из объятий этой бешеной карусели. Фотографирование, интервью, бесконечные собеседования и в промежутках — бесконечная зубрежка; она все время была на людях, под испытующими, оценивающими взглядами. Пришлось научиться вскакивать в два часа ночи, чтобы тебя срочно примчали в студию. Сначала необходимо было внимательно осмотреться, почувствовать атмосферу, окружавшую ее. Потом — пара дней участия в самом шоу, участие в нем наряду с ведущим Рэн-даллом Томасом, которого она немножко побаивалась. Вечерами она была не менее занята. Несколько часов сна, когда солнце еще и не думало заходить за соседние небоскребы, а потом — бесконечные встречи, коктейли. Ей необходимо было перезнакомиться со всеми, и всех до единого очаровать. Недостаточно было оставаться самой собой. Ее собирались превратить в Личность.

Ева позвонила Марти, или это Марти ей позвонила? Трудно вспомнить.

— Ну, как ты там? Ты знаешь, что о тебе уже такой перезвон идет! «Рекорд» поместил огромный материал о тебе, прямо на целый разворот.

А по Кей-Эн-Экс-Ти вовсю гоняют твои ранние шоу, вспомнили даже твои интервью из серии «Наши девушки в городе». Ты собираешься вернуться за всеми своими вещами или нет?

— Не знаю! — Ева начала устало массировать висок, чтобы приглушить нараставшую мигрень. — Господи, у меня нет даже времени на то, чтобы спросить о своем будущем распорядке. Даже… буквально и задуматься-то некогда. — Она услышала приглушенный вздох Марти и поспешила спросить: — А как у тебя с этой ролью, в Лос-Анджелесе? Тебе…

— Я им заявила, что я серьезно обдумаю их предложение, — голос Марти зазвучал неуверенно, и Еве подумалось, уж не Стелла ли была причиной сомнений. Бедняжка Марти!

Марти продолжала:

— Черт, я все-таки думаю, приму-ка я это предложение, почему бы и нет? Если ты задумаешь выселяться… В общем, у меня еще есть время, целый месяц, чтобы раздумывать, пока они там готовятся к кинопроизводству. В случае чего я тебе дам знать — ты же можешь сделать нам какую-никакую рекламу!

— Мне были… — «Ох, проклятая эта моя слабость!» — подумалось Еве.

— Нет, никаких звонков, детка. Может, он и пытался звонить, но я просто отключила твой телефон. Ну, а теперь-то он все про тебя знает, как ты пошла в гору, это уж точно.

После окончания их телефонной беседы Ева почувствовала, что у нее дрожат руки. О, Господи, когда же она, наконец, избавится от своей проклятой любви к Дэвиду? Надо было совсем рехнуться, как она, чтобы еще и скорбеть о нем после всего, что он с ней проделал, ведь он отверг ее в тот момент, когда был ей нужен больше всего на свете. Теперь она уже никогда не вернется к нему…

Она встала перед зеркалом, начав накладывать макияж. Надо было спешить. Лимузин будет поджидать ее внизу уже через пятнадцать минут. На нее пристально смотрело собственное отражение. Она немного порепетировала улыбку, которую затем превратила в гримасу самоуничижения. Она превращалась в товар на продажу, вот что. В образ, в имидж преуспевающей женщины, улыбающейся, интеллигентной, остроумной, готовой к ответу на любой вопрос. Им понравилось, как она сочинила свой последний сценарий, им нравилось, что она легко и непринужденно ведет телевизионный диалог. Она выбилась в звезды телеэкрана, так почему же она даже теперь не ощущала себя счастливой?

— Это хороший вопрос, — Рэндалл Томас смотрел на нее, немного напоминая сову из мультфильма, поверх свои знаменитых докторских очков, чуть приспущенных к кончику носа. Они вдвоем отправились на шоу «Строчка из припева», а сейчас сидели за столиком ресторана «Четыре времени года» в общем зале. Ева очень удивилась, когда он предложил ей пойти с ним пропустить по коктейлю в «Оук-бар» на сон грядущий — только он и она. Несомненно, он был очень мил с ней все эти дни, однако при этом он продолжал оставаться для нее начальственным и значительным. Теперь же, после трех бокалов, он стал совсем простым и дружелюбным, расспрашивая ее о том о сем. Ей даже показалось, что он ее давнишний друг.

Он медленно вытащил сигарету, не сводя с нее взгляда, и усмехнулся.

— Да, скорее всего, мы все здесь задаемся этим вопросом. Мы все лезем из кожи вон, чтобы пробиться и добиться того, чего хотим, а потом вдруг раз! За что еще бороться? Сначала это опустошает, а потом до тебя доходит, да, до тебя тоже дойдет, милая моя Ева, что нужно биться изо всех сил, чтобы не сорваться с верхушки горы. Надо быть звездой, надо превосходить конкурентов, надо молиться каждый день, чтобы Нильсен тебя не передвинул с твоего шоу. Испугалась?

Ева глотнула из своего бокала.

— Не знаю. Может быть, отчасти это и так, у меня просто нет времени задумываться над этим. Я хочу быть звездой, хочу добиться успеха, но иногда во мне живут как бы две Евы. Ева светская и Ева подлинная. Будет ли у меня время на личную жизнь? — «Да уж, у тебя этого дерьма было в избытке», — с издевкой подумалось ей про себя.

Рэндалл издал короткий смешок.

— Ну, конечно, только когда ты не на людях! Но тебе сразу стоит узнать, на себя особого времени у тебя никогда не останется. Это прилагается к подарочному комплекту. Ну как, принимаешь подарок?

Его неожиданный вопрос поставил ее в тупик. Естественно, она хотела принять это предложение. Ей следовало доказать… Но он сам ответил на свой вопрос.

— Да, конечно, принимаешь. Если нет, ты — дура, но ты ведь не глупая женщина. Ты должна стать великолепной звездой. К тому же в свободное от работы время у тебя не будет отбоя от заманчивых предложений. — Он жестом показал, что пьет за нее. — Ты — очаровательная женщина, и за тобой будут волочиться все парни этого города, особенно если станет известно, что ты свободна. Ты ведь свободна?

Ева заказала билет на дневной рейс в Сан-Франциско на следующий день, субботу. Ей дали две недели на раздумья, хотя она, как и все, считала уже свершившимся фактом ее участие в шоу «Двигаться дальше» с начала следующего месяца. Осталось лишь выполнить необходимые формальности с ее адвокатом и с отделом кадров.

Это была ее последняя ночь в Нью-Йорке перед отъездом, а Рэндалл уже начинал ей немного нравиться. А почему бы и нет? К чему вновь лежать на этой ее громадной постели в одиночестве, наполняясь своимистарыми кошмарами и старыми страхами?

В качестве любовника Рэндалл неожиданно оказался совсем не похожим на того вежливого и дружелюбного мужчину, с которым она так мило болтала. Он был… он был почти что по-деловому сосредоточенным, думала она с непреодолимым изумлением после того, как он в первый раз поразил ее тем, что, заперев дверь, он на руках принес и положил ее на кровать.

— Я занимаюсь штангой, — пояснил он с оттенком гордости в голосе. — Только так остаешься в форме, ведь все время сидишь на работе.

Однако после этих слов он больше почти не проронил ни звука. Он даже не попытался раздеть ее, быстро принявшись снимать одежду с себя, предоставляя ей самой проделать то же самое. Она отставала от него, и он стоял и разглядывал ее, словно завороженный ее телом.

Она подумала: «Слава Богу, все мои болячки прошли. Интересно, что бы он обо мне подумал, если бы увидел меня тогда…»

Раздевшись, она улеглась на спину и наблюдала, как он быстро к ней приближается. Она снова была удивлена, насколько мастерски он начал с ней любовную игру.

Сначала Ева несколько раз издала приглушенные возгласы протеста, однако ее сопротивление было почти что символическим, и он совсем не обратил на это внимания, сосредоточившись только на своих действиях. Дыхание ее участилось, помимо ее воли бедра начали совершать резкие движения, которые она даже попыталась сдержать своей подрагивающей рукой.

— Тебе приятно? — Его язык нежно терзал ее самые заветные складки. — Скажи, как ты еще любишь? — выдохнул он свой вопрос.

— Я… Я даже не знаю… Делай, делай со мной, что хочешь. Ты сам знаешь, как надо.

— Ты готова?

— Нет, еще немного…

Его сладострастный рот вновь обрушился на нее, мягко вонзаясь языком-в ее трепещущие глубины, требовательные пальцы нагнетали облегчающую тяжесть, еще, еще, пока вдруг она не завибрировала, раздираемая жарким удовлетворением. Теперь уже все его тело властно давило на нее и ритм его движений диктовал ей пульсацию ее неистового дыхания.

— Ты такая красавица, такая настоящая… Как ты меня впустила! — прерывисто шептал он в ее ухо. — Ты самая женственная из всех женщин, которых я знал, Ева.

Одна из его рук оказалось под ее спиной, и она будто бы взлетела от неожиданно вонзившегося в ее задние врата его пальца — нового источника мужской силы. От неожиданности она даже вскрикнула, плотнее прижавшись к нему.

— Так хорошо?

— Нет, да, не знаю!

С ней никогда до этого не происходило ничего подобного, помимо своей воли она вскрикнула вновь, чувствуя, как ее возбуждение передалось и ему.

Неожиданно он покинул ее, сжав ее тело в комок и приподняв ее так, что она уже не знала точно, где верх, а где низ, и прижался к ней своими мускулистыми плечами. Теперь он довершал игру, превратив ее в беспомощный кокон, обхвативший его и трепещущий под ним.

Ощущая его буквально повсюду внутри своего вибрирующего тела, временами сжимающегося от томящей истомы и боли, она с бешенством бесконтрольности отдавалась волнам тягучей страсти, соединявшей несоединимое в ее потаенных глубинах.

Он следил за ее разбушевавшейся плотью, ожидая высшей точки ее наслаждения; и вот этот момент наступил. Он тут же обрушился на нее со своей последней яростной атакой, двигаясь мощно и быстро, опустив на нее весь свой вес, так, что ее просто буквально расплющило, и она застонала от боли. Выдохнув неразборчиво извиняющийся стон, он, наконец, покинул ее насовсем. И это его резкое движение тоже причинило ей боль, и она осталась лежать, то ли всхлипывая, , то ли радостно вздыхая оттого, что по всему ее телу болезненно разлилось сладостное удовлетворение.

Рэндалл ушел от нее в семь часов утра, предусмотрительно разбудив ее напоминанием не пропустить свой рейс. Он поцеловал ее, нежно погладив по лицу, и снова назвал ее восхитительной женщиной, добавив, чтобы она всегда оставалась такой же и что он с нетерпением будет ждать ее возвращения.

После его ухода, погрузившись в ласкающую воду ванны, Ева начала размышлять, как же все это произошло. Боже мой, поразило ее, моя мать видит его по телевизору каждое утро. Как бы она отреагировала, если бы только узнала… Еву начал разбирать хохот. Ладно, в конце-то концов ей ведь было с ним очень здорово.

Глава 26

Ева едва не опоздала на свой самолет, вылетавший из аэропорта Кеннеди. На всем протяжении пути туда движение на дороге было просто убийственно медленным: четырехрядная пробка почти сковала его. Кажется, ей повезло, потому что контролер узнал ее (вся эта рекламная шумиха сделала свое дело!) и, конспиративно улыбнувшись, пропустил ее к летному полю, когда уже регистрация была давно закончена. Посадка пассажиров на борт уже шла полным ходом в тот момент, когда она, задыхаясь от долгого бега, достигла, наконец, трапа.

Она уже сидела в своем кресле, когда заметила, что до отлета оставалось еще пять минут. Ева отвела свой взгляд от часов, затянула ремень и со вздохом откинулась на спинку кресла. Отрицательным кивком головы она отказалась от бокала шампанского, предложенного стюардессой, и закрыла глаза. Неожиданно все утомление от лихорадочной недели в Нью-Йорке навалилось на нее, и она почувствовала непреодолимую дурноту, желая только одного: проспать весь полет до Сан-Франциско. Пять часов. Перед своим отлетом она так и не дозвонилась до Марти, поэтому она отправила ей телеграмму. Но если Марти не приедет в аэропорт, ей придется взять такси, подумалось ей с сожалениема ведь она уже начала привыкать к перемещениям на черном лимузине: воспринимала это как должное. Возвращение к реалиям жизни на пару недель — вот что ей было необходимо сейчас. Девушка-дюймовочка — так ведь ее прозвал какой-то репортер…

Хватит думать, забудься. Она попыталась подышать по-йоговски, не открывая глаз, однако ее мозг продолжал работать как компьютер, планируя ее дальнейшие действия, просчитывая бывшее в ее распоряжении время. Ей надо было отправиться домой, побыть немного с мамой и детишками. Разъяснить, как это все так неожиданно получилось. Что она теперь всегда будет для них лишь голосом в телефонной трубке, если они захотят поговорить с ней. Но перед этим ей необходимо собрать все свои вещи, распорядиться, чтобы часть крупного багажа была отправлена контейнерами. .. Да почему же до сих пор это все казалось ей нереальным? Готова ли она к такой резкой перемене в своей жизни и наступит ли эта перемена? Найдется ли кто-нибудь, кто заменит Дэвида? Рэндалл… По неясной ей причине та ночь с ним тоже представлялась ей полусном.

Ева нетерпеливо думала: почему же они никак не взлетают? Похоже, что ее рейс был очень популярным среди путешественников — даже салон первого класса был забит до отказа, за исключением пустующего кресла по соседству с ней. Ее место было у иллюминатора. Хорошо. Ее мысли становились все бессвязнее и бессвязнее по мере того, как она заставляла себя забыться. Она услышала, что кто-то за ее спиной задал вслух тот же вопрос, который промелькнул у нее в голове.

— Что-то мы задерживаемся с вылетом… Надеюсь, не из-за того, что нам не дают посадки из-за погоды? Ведь у меня намечена очень важная встреча.

— Мы прибудем точно по расписанию, сэр. Вылеты слегка задерживаются из-за сегодняшнего утреннего тумана. Мы просто ждем, пока освободится взлетная полоса.

Ладно, Бог с этим. Еве было все равно. Господи, как я устала! Может быть, Питер пропишет ей ударную дозу витаминов, когда она будет, наконец, на месте; последняя ее доза, та, три дня назад, здорово помогла ей. В полудреме к ней почему-то пришло название какой-то старой песенки. .. «Неужели это все?», так, кажется, она называется… Я совсем спятила, до сих пор еще не решила, чего же мне надо, даже теперь, когда мне все поднесли на блюдечке с каемочкой.

Ее слегка побеспокоил тихий переполох, вызванный появлением запоздавшего пассажира. Зазвучали приглушенные голоса суетившихся стюардесс. Кто-то усаживался в кресле рядом с ней: она услышала щелчок замка на пристяжном ремне и даже не приоткрыла глаз. Она расслышала глухой удар захлопывающегося входного люка, и вскоре после этого взвыли турбины: «ДС-10» начал разбег. Наконец-то! Вот этот торопышка позади нее обрадовался…

— Не желаете ли чего-нибудь выпить? Сэр? Мисс?

— Виски, пожалуйста. Мне — со льдом. С содовой — для мисс Мейсон, если я верно запомнил.

Ева с усилием вырвалась из туманного полусна, в котором прозвучал издевающийся голос Брэнта Ньюкома.

— Выпей, куколка. А после мы поговорим, идет?

Ей нужно было только прогнать от себя остатки этого кошмарного сна, чтобы окончательно проснуться, что она и сделала.

— Приветик, Ева.

Она не могла проронить ни звука. Она буквально застыла, будто в замедленной съемке, когда в кадре все еле двигается. В голове ее ровно гудели турбины реактивного лайнера, отстраненно слышались голоса переговаривающихся между собой пассажиров. Так. Вроде проснулась. Ну-ка, еще раз…

— О, нет, только не вы!

Солнечный лучик, бьющий в иллюминатор и запутавшийся в ее светло-золотистых волосах, бросал отблески, выхватывая всполохи синевы его взгляда. Она инстинктивно отпрянула, как бы стараясь убежать от него, но тугая лента ремня безопасности не давала ей вырваться.

— Как тебе Нью-Йорк?

Улыбающаяся стюардесса поставила напитки на выдвижной столик; он тоже улыбался, глядя на нее.

— Спасибо.

— Не могу этого вынести, — проговорила Ева. — Я не буду сидеть рядом с вами…

— Боюсь, в салоне больше нет свободных мест, — вежливым тоном бросил он. — Ну, а принимая во внимание, что до нынешнего момента тебе удавалось держаться на людях с таким шармом, мне бы не хотелось, чтобы твой имидж был безнадежно испорчен безобразной публичной сценой.

Она просто задыхалась, к ней вновь подступала нервная дрожь. Брэнт Ньюком… Но даже он — дьявол он или человек — ничего не сделает с ней здесь. Ее долг — это не дать ему наслаждаться ее безотчетным страхом. Спокойно, Ева, только спокойно, ничего не происходит…

— С какой стати вы здесь? Я не намерена вести с вами беседы.

Он усмехнулся, однако его иссиня-пронзительный взгляд, казалось, пригвоздил ее к спинке кресла.

— Да ну. Зато я намерен побеседовать с тобой.

— Яне…

— Нет, ты будешь слушать. — Он грубо перебил ее. — Я позаботился об этом. Тебе следует просто вести себя как примерная девочка.

Она содрогнулась, снова вспоминая все. «Прекрати сопротивляться, Ева. Сдавайся и наслаждайся…» Господи, да он сумасшедший. Ее негодование смешалось с животным страхом. Чего он сейчас добивается? И что это значит «я позаботился об этом»?

Помимо ее воли, голос Евы упал до свистящего шепота:

— Я не знаю, что вы намерены проделать со мной на этот раз, Брэнт Ньюком! Мне наплевать на это! Плевала я на ваши угрозы, я уже говорила об этом вашему дружку Джерри.

— Черт, да знаю я, что ты наплела Джерри. А уж когда ты прислала назад мой чек, мне вообще стало с тобой все ясно, куколка. Я сейчас не про это. Никаких подкупов и угроз. Да, кстати, если тебя это как-то волнует, ту пленку я сжег. Ничего не осталось: ни негативов, ни отпечатков, ничего. Да черт возьми, что ты вертишься? Ты же чуть не пролила свое виски.

— Я… ты… — Она вся содрогалась и не могла справиться с этой непрекращающейся дрожью. Их взгляды скрестились. — Да чего же тебе сейчас-то надо от меня, если ты не покупаешь меня, будто я — вещь? Слышишь, ты, чего ты добиваешься?

Брэнт продолжал размеренно говорить, как если бы он выступал с докладом:

— Если ты беспокоишься о Фрэнси — с ней все в порядке. Как я тебе и сообщил в ту ночь, Дерек, несмотря на свой странноватый внешний вид и манеру одеваться, все-таки психоаналитик. Он специализируется в области подростковых неврозов. Сейчас Фрэнси гораздо лучше, чем раньше или чем могло бы быть, если бы она ударилась бы в бега.

— К чему ты все это мне рассказываешь? С какой стати ты беспокоишься о моих делах?

— Да, черт, не знаю даже. Просто мне подумалось, что неплохо было бы разобрать старые завалы перед тем, как я сделаю тебе предложение выйти за меня замуж.

Что-то она, видимо, не расслышала. Кто-то из них, наверное, сошел с ума. Очевидно, он. Или же началась его очередная мерзкая игра, чтобы. .. чтобы… чего все-таки он добивается?

В полном молчании она поедала его своим взглядом, чувствуя, как кровь прилила к ее сердцу, а он насмешливо улыбался.

— Слушай, Ева, я ведь ни разу в своей жизни никому не делал предложения. Полагаю, это одна из немногих вещей, которых я не пробовал. Так что я не шучу.

— Как ты можешь! — Она, продолжая бледнеть, не сводила с него глаз. — Как ты можешь думать…

Почему она не смогла отогнать этот кошмарный сон? Что же не возвращается стюардесса? Брэнт Ньюком… Брэнт Ньюком сделал ей — нет, он просто поставил ее в известность, что намерен на ней жениться, и все это было какой-то дикой шуткой, игрой с его стороны…

Она взяла рюмку и опрокинула ее себе в рот, не переставая смотреть на нее. Она окинула его своим взглядом, будто впервые видела: слишком красивый, холодно-презрительный незнакомец. Опасный незнакомец. Она не давала себе возможности вспомнить тот последний раз, когда познала его слишком хорошо.

— Полагаю, ты ожидаешь от меня объяснений, — продолжал он официальным тоном. — У меня есть, по крайней мере, две причины, если так можно выразиться. Ты — единственная женщина, которую я встретил за свою жизнь, кто сражалась со мной до последнего и к тому же не позволила себя купить. К тому же… Фрэнси так описывала твои отношения с Лайзой.

— С Лайзой? Вот как… Я не понимаю. — Ей надо было что-нибудь сказать, вставить. Прямо как в прямом эфире.

— Фрэнси ты не нравишься, ты ведь знала об этом, да? — продолжал он. — Но она просто не может не уважать тебя за то, как успешно ты преодолела болезненную замкнутость ее сестренки. Она вынуждена была признать, что из тебя выйдет хорошая мать, даже притом, что не хочет видеть тебя рядом с собой.

— Ты… Ты, кажется, многое обо мне уже разузнал, но это же не причина, чтобы…

— Ева, можешь ты хоть немного помолчать и дослушать меня до конца? Да, ты права, о тебе я знаю многое, потому что серьезно занялся этим. В некотором смысле ты — жуткая пуританка, и все же тебе так нравится трахаться просто так. Ты это делаешь лишь при условии, когда сама полностью созрела для этого и когда только сама хочешь этого; той ночью ты бы не сдалась, правда ведь, стервочка огнеупорная? Из-за тебя ведь мы так разошлись тогда, у меня даже потом словно помойка была на душе после той чертовой дури, которую мы сделали с тобой. Черт, не знаю почему, Ева. Может, ты заинтриговала меня и мне захотелось узнать о тебе как можно больше. А может, из-за того, что мне вдруг так осточертело все это безумие, обычная ненормальность, бесконечные и бесцельные тараканьи бега, одно за другим… Уже заранее знаешь, что будет потом, а к чему, зачем? Черт, может, я хочу спасти… мою бессмертную душечку, помнишь?

Неожиданно из него вырвался резкий и сухой смех, который и смехом-то не назовешь; пока он говорил, она беспомощно сидела, не зная, что и ответить. При этом она не могла отделаться от ощущения какого-то сна, никак не желавшего кончиться. Машинально глаза ее посмотрели на его руки, в одной из которых была рюмка. На их коже золотились завитушки, это были все те же сильные умелые руки, которые причинили ей столько боли и страданий. Как же она могла сейчас поверить его словам и доверить себя ему?

— Я… Я все никак не могу осознать, что это все на самом деле, — наконец проронила она, с трудом подбирая слова. — То есть… я все ищу подлинную причину, какой-то подвох. В чем он заключается, Брэнт? Тебе необходимо прикрытие, да?

— Нет, черт тебя подери! Это слишком поверхностное объяснение, Ева. Ты просто не знаешь, если я уж что-нибудь выкладываю, значит, я так думаю на самом деле. Я вообще никогда до этого не задумывался о браке, даже и не думал, что пошевелюсь в этом направлении. Но вдруг, понимаешь, Ева, это путешествие, в котором я никогда не был. И не только это. Меня тошнит от той жизни, которую я веду, от этих моих так называемых друзей, от прихлебателей и от поисков, бесконечных поисков новых сумасшедших приключений и от следующей за ними скуки… Когда у тебя есть все, что ни пожелаешь, ты — нищий. Вот так, детка. Потрешься среди этих телезвезд — сама увидишь, сама такой станешь. Они тебя перемолотят, как жернова, да затрахают до смерти, в чем бы это ни выражалось, а в конечном итоге у тебя не останется ничего, даже самой себя.

— Ты познал все это, а я — нет… — Она просто не находила слов.

— Да, пока нет. А хочешь? Соглашайся на эту новую работу в Нью — Йорке и все сама поймешь. Вот закончится у тебя интрижка с Рэндаллом Томасом, потом тебя подберет другой. Необходимость вертеться в светских кругах, трахаться втихую, и — вот дерьмо! — ты уже сломалась, ведь так? Да, там у тебя будет столько вечеринок вроде моей, что тебе придется научиться притворяться, будто ты балдеешь от них. Выбор за тобой, детка. Моя просьба состоит в том, чтобы ты отнеслась к моему предложению совершенно серьезно, со всей старомодной требовательностью, Ева. Брак, дети, никаких бабенок на стороне для меня и мужичков для тебя. А если ты все еще боишься, что я намерен раздавить тебя и унизить, я переведу половину своего состояния на твое имя в день нашей свадьбы. Господи, да хоть все состояние, если подаришь мне детей. Плевать мне на эти поганые деньги!

— Я?.. Я все никак не пойму, о чем ты толкуешь, Брэнт! — Ева сжала руки от волнения, удивляясь, почему все-таки она вообще разговаривает с ним.

— Неужели? Я просто хочу сказать: что мы теряем? Жизнь — это игра, но мы можем попробовать начать жить заново, без иллюзий, быть честными друг с другом. Может, черт возьми, что-нибудь из этого и выйдет?

Впервые за время их беседы он прикоснулся к ней, накрыв ее дрожащие руки своими.

— Ева, больше не будет сумасшедших вечеринок, «старых друзей», наркотиков. Я тебе обещаю. Они ведь дали тебе на раздумья две недели, так? Останься со мной. Приглядись ко мне. Я не буду ни удерживать тебя, ни причинять тебе боль. Ты вольна уйти, когда сама этого пожелаешь.

— Ты… Боже мой, ты — безумец! Ты же самый грубый, самый несносный, самый высокомерный человек, которого я когда-либо…

Невероятно, но он улыбнулся ей. При этом она заметила, что у его глаз возникли забавные морщинки; его руки сильнее сжали ее.

— Да, это — чувство; полагаю, это все-таки лучше, чем если бы я был тебе безразличен. Может быть, я когда-нибудь смогу переубедить тебя. Если нет, ты свободна и можешь выпорхнуть в любой момент.

— «Выпорхнуть»! Боже, ты просто лишил меня дара речи, ты…

— В таком случае оставайся безмолвной, радость моя. Допей свою порцию виски. Попробуй заснуть, если тебе хочется. Продумай все. В аэропорту стоит моя машина. Когда мы приземлимся, я собираюсь взять тебя под руку и проводить вниз по трапу. Я подброшу тебя, куда ты только пожелаешь — выбирай.

Он отпустил ее руки, улыбаясь ей почти что иронически, а затем откинулся на своем кресле. И именно в этот момент Ева почему-то почувствовала, что он все говорил всерьез — все эти фразы, показавшиеся ей сначала безумием, издевательством, которые он заставил слушать против ее собственной воли.

Самым невероятным было то, что сразу после окончания своего объяснения Брэнт внес в ее душу еще большую сумятицу. Он же сидит рядом с ней, как ни в чем не бывало, тщательно приладив музыкальные наушники, что больше всего возмутило ее, в то время как она сама застыла в своем кресле, онемев от противоречивых мыслей и ощущений. Кроме того, он притворился, будто его одолевает сон, когда она все еще подбирала слова для своей репликл ему в ответ.

Ева едва удержалась от того, чтобы выдернуть шнур наушников из розетки и хорошенько дать ему пощечину или встать и потребовать, чтобы ее пересадили на другое место. Она не сводила с него глаз — с его профиля греческого божества, словно отлитого из червонного золота, с его загорелых ухоженных рук. Ей хотелось кричать во весь голос от бессильного негодования. Да как он посмел? Только потому, что он вынудил ее выслушать свое отвратительное, невероятное предложение, он к тому же еще и собирается галантно пройти с ней под руку вниз, с трапа самолета. Да как он смеет?..

Неожиданно она заметила, что на нее пристально смотрят — ага, с завистью — две женщины, сидящие через проход от нее. Они быстро отвели свои взгляды, начали перешептываться, и Ева сцепила руки от напряжения. Черт принес этого Брэнта Ньюкома! Откуда он прознал, что она вылетает именно этим рейсом? Как ему удалось устроить себе соседнее с ней место? И что он хотел сказать, упомянув иронически о Рэндалле Томасе?

Глава 27

Когда самолет приземлился, Ева даже самой себе не могла объяснить, почему она все-таки позволила Брэнту взять себя под руку и свести вниз по трапу. Пока они летели, Ева сидела в своем кресле, кипя от переполнявшего ее возмущения, пытаясь иногда смотреть в иллюминатор. Когда в салоне потемнело и стали показывать фильм, она, кажется, заснула. Неожиданно она почувствовала, что Брэнт будит ее.

— Проснись, мы уже приземлились. У тебя было очень утомленное лицо, поэтому я попросил Маршу, нашу стюардессу, не будить тебя к ленчу. Если хочешь есть, мы куда-нибудь заскочим перекусить по пути?

из аэропорта.

Самая очаровательная из стюардесс, обслуживавших их салон, стояла рядом, улыбаясь. В руках у нее была ручная кладь Евы. и Брэнт взял вещи, небрежно бросив свое дежурное «Спасибо, милочка».

Он воспользовался ее сонливой слабостью. Прежде чем Ева окончательно смогла вырваться из цепких объятий сна, он уже взял ее под руку и вел к выходу. Вот они уже находятся среди толпы встречающих, которые приветствовали прибывших. В этой сутолоке Еве как раз бы и вырваться от него, но вдруг она увидела Дэвида…

Дэвид?! Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди, ноги подкосились, и она непременно бы оступилась на своих высоких каблуках, если бы Брэнт не поддержал ее своей мощной рукой. Она не могла отвести взгляда от такого до боли знакомого лица Дэвида, видя, что на нем сначала отразилось изумление, граничащее с шоком, потом, справившись с собой, он растянул рот в натянутой улыбке. В голове ее бешено проносились обрывки мыслей: «О, Господи, нет, ведь теперь он подумает, он же утвердится в своем мнении, что я…»

— Привет, Циммер, — донесся до нее голос Брэнта. — Что, возглавляешь комитет по торжественной встрече Евы? — Он безжалостно подводил ее все ближе и ближе к нему, и теперь она рассмотрела, что какая — то девица стоит непозволительно близко от Дэвида. Миниатюрная брюнетка, довольно хорошенькая. У нее был немного испуганный вид, и она крепко держала Дэвида под руку.

— О, я узнал от Стеллы Джервин, моей секретарши, что Марти Мередит должна отправиться в Лос-Анджелес, и, поскольку Ванда так хотела встретить Еву, я подумал…

Оказалось, что Ванда была племянницей мистера Бернстайна, она только что закончила Смитовский колледж. И Дэвид вот решил взять ее с собой, чтобы встретить Еву, чтобы доказать, что он и Ева сейчас всего лишь друзья.

Ева с трудом помнила, что говорилось потом. Единственное, что отложилось у нее в памяти — это ее дежурная улыбка и вполне правдоподобная имитация холодной сдержанности. Она была особенно мила с Вандой и даже каким-то образом заставила себя пожать Дэвиду руку. Выше голову, Ева! Покажи ему, что тебе все равно. Да пусть думает себе что хочет…

Как бы со стороны она услышала свой ровный сдержанный голос:

— Дэвид, как мило с твоей стороны, что ты специально приехал сюда, чтобы меня встретить! Очень жаль, я не смогла позвонить Марти и сообщить ей об изменениях в моих планах. И тут как раз я случайно повстречала Брэнта, и он любезно предложил подвезти меня…

Журчал светский диалог. Они все вместе направились к багажному отделению. Все это время Ева чувствовала, что он вне себя. Она ощущала, что он просто сотрясается от негодования, даже когда он задавал непременные в таких случаях вопросы о Нью-Йорке и о ее новой работе, а Ванда похохатывала над шуточками Брэнта. Ева двигалась словно сомнамбула. Она именно так себя продолжала чувствовать даже и в момент, когда оказалась рядом с Брэнтом в его машине, белом «мерседесе Сл-450» — сегодня у него была именно такая машина с открытым верхом, поэтому во время езды ее золотистые волосы развевались на ветру…

Пусть ветер подхватит и унесет прочь ее мысли. Брэнт молчал, и она молчала, пока они выбирались из района аэропорта на главную автостраду, ведущую к городу. Ева напряженно думала: знал ли он, что Дэвид собирался быть в аэропорту, не подстроил ли он и это специально. Но, дойдя до этой мысли, она поняла, что ей уже было все безразлично. Она словно онемела. Ведь она могла сейчас оказаться сидящей между Дэвидом и Вандой, пытаясь мило им улыбаться и быть непринужденной. Будь ты проклят, Дэвид! Как ты решился проделать со мной такое? Зачем вообще появился? Почему еще к тому же и с девицей? Одного взгляда достаточно, чтобы понять: Ванда без ума от Дэвида. Успели ли они уже побывать вместе в постели? В следующее мгновение она уже мысленно прощала его, осуждая себя за подобные рассуждения. Может быть, он не был уверен, как она отреагирует на его присутствие. Тогда, вероятно, думал он, если он приехал бы один, она могла бы просто пройти мимо него, отказавшись от его предложения подвезти ее. Он ведь обязательно позвонит, когда избавится от этой Ванды, я же знаю, обязательно! А затем…

Господи, да как же это я дошла до таких мыслей? Никакой гордости, сплошная бесхребетность, опять я пресмыкаюсь перед ним…

Да, чего только она не пережила с Дэвидом. Она позволила ему превратить себя в настоящую мазохистку, ожидающую новых пыток, а он ведь продемонстрировал, как он к ней относится на самом деле в ту их последнюю встречу…

— Хочешь, мы где-нибудь остановимся и перекусим, Ева?

Голос Брэнта звучал настолько выразительно, что Ева поймала себя на мысли: о чем же он сейчас думает, что же стоит за его необъяснимым, невероятным предложением, которое он сделал ей в самолете.

— Ева, я хочу жениться на тебе. Выбор за тобой, Ева… — Конечно, ей это приснилось. Только не Брэнт Ньюком. И что это она делает в его машине, рядом с ним, пойманная в ловушку этого человека, самого страшного из всех, которых ей доселе приходилось встретить в своей жизни, который вызывал у нее такой страх? Да она просто спятила!

— Я вовсе не голодна, спасибо.

— Какая вежливая девочка!

Она ответила ему быстрым яростным взглядом, на секунду встретив его изучающие ее глаза, полные синевы.

— Я сказала что-нибудь не так?

— Нет, мне нравится. — И сразу, не дав ей времени на возведение защитной стены безразличия, проронил:

— Почему бы нам не заехать ко мне и не выпить чего-нибудь? Ее реакция была мгновенной:

— О нет! Если ты думаешь, что…

— Ради всего святого, Ева. Я же тебе все сказал всерьез. Это не какой-то заговор с целью твоего похищения. Если бы требовалось сделать именно это, я бы нанял специалистов. В доме, кроме нас; не будет ни единой души, я обещаю. Ты сможешь уйти в любой момент, когда захочешь.

Она вдруг подумала: «Боже мой, он ведь действительно не шутит! Что же ему ответить?»

Покусывая нижнюю губу, Ева задумчиво провела рукой по растрепавшимся от ветра волосам. Она с трудом удерживалась от беспомощного истерического смеха над жестокой иронией своего положения.

— Ну, что? — нетерпеливо потребовал он.

Черт, какой же он нетерпеливый и заносчивый тип!

— Ты просто безумец!

Он издал короткий смешок.

— Меня еще и не так называли! Это все, что ты можешь мне сказать?

— Нет. То есть… Я что-то никак не пойму. Я… ты… Дэвид в аэропорту с этой девицей… как…

— Если у тебя имеются неясности по всем этим вопросам, мы сможем их прояснить в спокойной обстановке у меня дома, как я тебе и предложил. Черт возьми, Ева, ведь теперь у нас уже нет заблуждений относительно нас обоих, правда? И, может быть, и тебе, и мне необходимо выгнать из души старых призраков.

Она увидела, что его руки с силой впились в руль так, что проступили белые бугорки суставов, — тут впервые она поняла, насколько он внутренне напряжен. Это было первое проявление чего-то человеческого в нем… А почему, интересно, когда он упомянул старые призраки, в ее сознании промелькнуло лицо Дэвида?

Брэнт, продолжавший мастерски управлять своим летящим по переполненной автостраде «мерседесом», украдкой бросил на нее вопросительный взгляд, приподняв бровь. Ева выдохнула так глубоко, словно была готова совершить головокружительный прыжок.

— Хорошо, я… Заехать и выпить чего-нибудь — это прекрасно. Но это пока все, на что я способна в данный момент.

Почему она сказала «в данный момент»? Что ей терять, в конце концов? От неожиданной тяжести, охватившей ее, она устало откинула голову на подголовник, позволив своим волосам полоскаться в сильном встречном ветре.

«Ева, как же ты неукротима в постели!» Опять Дэвид. Дэвид, который ее называл и потаскухой, и шлюхой, пользуясь ей, будто она на самом деле была такой. А она позволяла ему проделывать это над собой. Она уже переживала подобные мысли после того, как Дэвид ушел от нее в тот первый раз. Ее тогда охватило безрассудное желание вцепиться в него зубами. Затем подумалось, что сегодня вечером он непременно должен позвонить ей. Просто проверить, дома ли она. Или… Или проверить, сохранил ли он свою власть над ней?

Ева приоткрыла глаза, всматриваясь в профиль Брэнта почти с робостью. Чего же он на самом деле хочет от нее? Она пока еще не была в состоянии поверить ему, однако откуда-то из глубины сознания, оттуда, где хранился ее жизненный опыт, ее внутренний голос подсказывал, что этот странный, необъяснимый человек, сидевший рядом с ней, действительно нуждался в ней по каким-то своим, спрятанным от посторонних глаз причинам. Ведь на самом деле ему не нужно было разыгрывать или обманывать ее, если он хотел просто заполучить ее для удовлетворения своей похоти.

Подголовник из натуральной кожи был очень удобен. Ева вновь посмотрела на Брэнта испытующе и поймала его взгляд на себе. Какое-то мгновение она смотрели друг на друга, будто люди, встретившиеся впервые, а затем оба быстро отвели глаза.

Они уже ехали по городским улицам. Когда они остановились перед светофором, Ева заметила, что на них обращают внимание прохожие. Две девушки, пересекавшие улицу, замедлили шаг, чтобы получше вглядеться в них. Женщина в автомобиле, стоявшем рядом, пожирала Брэнта глазами, буквально вывернувшись из своей полурасстегнутой меховой курточки. Да, он был чертовски привлекательным мужчиной, и если бы ее не предупреждали, если бы она сама не убедилась в том, каков он, она, скорее всего, точно так же засматривалась бы на него. А разве она не сводила с него глаз в их первую встречу? До момента, пока ее не охватил страх…

Но ведь теперь она уже не боится, не правда ли? Машина резко затормозила, и Ева неожиданно для себя вновь увидела возвышающийся перед ней фасад высокого особняка, на этот раз в свете солнечных лучей. Волна холодной дрожи пробежала по ее спине. О Боже, зачем же я позволяю завести меня сюда во второй раз? Куда еще заведет меня мое бегство от Дэвида?

Поздно раздумывать: Брэнт уже распахнул дверцу с ее стороны машины и помог ей выбраться, сжав своими пальцами ее похолодевшую руку, согревая ее.

— Никаких подвохов, Ева. Я больше не причиню тебе зла, даю тебе свое честное слово.

Он проговорил это очень тихим голосом. Это было самым большим извинением, которое он был способен вымолвить. Она молча приняла его, но при этом у нее вырвался вздох и ноги ее стали ватными, когда они ступили на порог дома, покинув залитую солнцем свободу.

Странно было вновь видеть эту обстановку. В доме было так темно, так тихо, ни единого человека, никакого намека на гвалт разгулявшейся компании. Громадная гостиная зияла стерильной пустотой, в ее вакууме ощущался приятный легкий лимонный привкус мастики, на столах были расставлены букеты оранжерейных цветов. Она с удивлением подумала: кто же так мастерски поддерживает порядок для него и где запрятана эта прислуга?

Он отпустил ее руку и подошел к бару.

— Все еще не разлюбила виски, Ева?

Уловив ее колебание, он продемонстрировал ей бутылку «Шивас Ригал», открыл ее и налил янтарной жидкости в два бокала, бросив затем в них кубики льда.

— Там ничего, кроме виски и ледяных кубиков. Бери любой бокал.

Неожиданно Ева почувствовала, что она способна улыбнуться. Правда, выражение ее лица осталось горьким. Она взяла бокал и обхватила обеими ладонями.

— Ты прямо читаешь мои мысли.

— Вовсе нет. Я пытаюсь читать по лицам людей, а твое лицо — почти прозрачное.

— О! — Ей стало неуютно, она даже не знала, что и ответить на это. Она пригубила напиток — он был крепким и холодным, как раз таким, как ей нравилось.

Брэнт наблюдал за ней, стоя у бара, намеренно оставляя между ними пространство.

«Наверное, он хочет внушить мне, что я в безопасности, — подумала Ева. — Как кстати виски…»

Первый глоток разлился внутри, согрев и успокоив ее; со вторым глотком она почувствовала себя увереннее и смелее.

Воцарилась тишина. Где-то позади нее настенные часы мелодично начали отсчитывать свои удары. Время… Так его мало осталось у нее, а успеть надо переделать еще кучу всяких вещей. Если бы не Дэвид, которого угораздило появиться там, в аэропорту, она бы сейчас не сидела в доме у Брэнта, в этом молчании, которое ни один из них не мог преодолеть.

— А что сейчас? — Неожиданно для себя она выговорила эти слова и увидела, что они на него подействовали. Неожиданно он улыбнулся ей, белизна его улыбки резко контрастировала с бронзой кожи его лица. Совершенно невпопад ей подумалось, что ни один мужчина в мире не имел права обладать такой внешностью, как Брэнт.

— Я думаю то же самое, — медленно проговорил он, при этом его слишком синие глаза магнетически притягивали ее взгляд. — Мы можем либо провести час или два, играя в игру «вопрос-ответ», либо пройти ко мне наверх.

Ощутив ее инстинктивное сопротивление, он нетерпеливо бросил:

— Черт возьми, Ева! Я стараюсь уговорить тебя стать моей женой. При этом я не имею в виду платонические отношения между нами. Я хочу быть с тобой, и послушай, совсем ни к чему так сторониться меня. Я же сказал — быть с тобой, а не «трахаться». Если у нас не получится сразу, мы никогда этого не добьемся. В таком случае, какая, к черту, разница? Ведь это произойдет между нами, если мы поженимся, это — как раз то, что нужно нам обоим для наслаждения. Я знаю, что сейчас ты не можешь достичь наслаждения со мной, но, по крайней мере, ты можешь выяснить для себя, способна ли ты терпеть меня в качестве близкого тебе человека или нет. Если ты не сможешь, то есть мои прикосновения вызовут у тебя неприязнь ко мне, я тут же отвезу тебя домой и обещаю, что никогда больше не побеспокою тебя. Так что в любой момент ты сможешь покинуть сцену этого театра, Я не буду пытаться изнасиловать тебя, Ева. Ведь ты — единственная женщина, которую я внес на руках в свою спальню. Своими играми я занимался в… в другой комнате.

Она подумала, что он сказал свои последние слова намеренно, освежая память о том, что произошло между ними во время ее первого появления в его доме, — еще одно привидение из прошлого, которое необходимо было прогнать.

Ева не могла себе объяснить, почему она не бросилась бежать что есть силы, почему она, словно парализованная, наблюдала, как он приблизился к ней, отойдя от бара, взял ее за руку. Мгновение спустя она уже увидела себя с ним, идущей по прелестно изгибающейся перед ними лестнице, затем — проплывающей через анфиладу комнат, которых она не могла припомнить.

Дверь, ведущая в его комнату, была закрыта — массивная старинная дверь, отделанная искусной резьбой, казалась вратами в неизвестность. На ней не было ни обычной, ни старинной ручки. Брэнт нажал на невидимую кнопку, спрятанную в резной отделке, и она распахнулась, словно впуская их в замок Синей Бороды. Поймав ее взгляд, он улыбнулся.

— Никакого волшебства. Там вделан рычажок. Если нажать, дверь откроется. Никакой мистики, Ева, простая электроника.

Внутри комнаты Еву снова поразила царившая там неподвижная пустота. В прошлый раз она, конечно, была совсем не в том состоянии, чтобы запоминать обстановку, поэтому сейчас она с любопытством оглядывала все вокруг себя и увидела со вкусом расставленную строгую старинную мебель в испанском стиле: темную, тяжеловесную, поэтому расставленную в разных местах, чтобы создать ощущение пространства в комнате. При этом здесь не было ничего, что бы выглядело вычурно или громоздко. Все предметы были функциональны; трудно было по ним составить представление о характере их хозяина.

Конечно, это была громадная комната, но когда он нажал переключатель на одной из стен и огромные портьеры раздвинулись, у Евы захватило дыхание. Казалось, что одна из стен просто исчезла, таким образом открывая как бы новое измерение вширь и вглубь. Перед ней раскинулась синева неба, она парила над крышами, верхушками деревьев, а вдали сияла лазурь залива…

Ева не стала сдерживать свой восторг.

— О… как же прекрасно! — вырвалось у нее с естественностью и простотой, присущей ей.

Брэнт включил музыку, и вновь она была поражена и не могла не обернуться к нему.

— Я тоже люблю эту вещь. Гендель?

— «Музыка на воде». Кажется, она очень подходит к обстановке.

— Ты меня поражаешь. Я просто не ожидала…

Ты просто не ожидала, как такому, как я, может нравиться Гендель? Кто знает, Ева Мейсон, может быть, я смог бы тебя удивить еще больше, если бы ты позволила это сделать. Еще виски?

Она отрицательно качнула головой, повернувшись спиной к стеклянной стене и чарующему виду; она стояла посреди этого великолепия в нерешительности, на всякий случай готовая к борьбе, не зная, что она сделает и что предпримет он в следующее мгновение. Кончиком своей туфельки она нервно провела по мягко податливому краю ковра. Персидский, весь состоит из темно-красных и иссиня-черных элементов — приглушенные цвета, гармонирующие со всей обстановкой в комнате. Она также заметила, что здесь есть камин, встроенный в стену сбоку от кровати. И совсем нет зеркал. Совсем, нигде, даже над большим комодом для одежды.

Ева скорее почувствовала, чем увидела, что он приблизился к ней, и подавила начавшуюся было внутреннюю дрожь. Она не могла заставить себя повернуть к нему лицо, и все же каким-то образом она все-таки сделала это, безвольно опустив голову. Она мысленно повторяла тот же вопрос, который задала до этого вслух: «А что сейчас?»

Глава 28

Брэнт прекрасно понимал, что ее долгое разглядывание вида, открывавшегося за окном, ее старания избегать смотреть на него означают, что она все еще боялась его и наверняка уже бесконечно сожалела о своем приезде к нему. Им начало овладевать нетерпение, непреодолимое желание прорвать ее оборонительный заслон, чем бы это ни кончилось. На ней было надето бежево-коричневое платье из шелка, которое выгодно подчеркивало цвет ее кожи и волос. Оно было с высоким воротником и длинными свободными рукавами. Неожиданно едва заметное движение ее плеч, которое он уловил под тонкой шелковистой тканью, напомнило ему о Фрэнси, о всей его толпе. Вероятно, из-за того, что Фрэнси иногда демонстрировала подобное упорство. Но у Фрэнси это было притворством, имевшим целью произвести определенный эффект, а у Евы — подлинным. По всей видимости, она и сейчас была настроена на сопротивление, несмотря на свою внешнюю безвольность. Она как бы молча приказывала ему убрать свои руки, чтобы не причинить ей боль, чтобы не завлекать ее…

Он приблизился к ней и встал у нее за спиной. Через секунду он услышал, как она сдержала свое взволнованное дыхание, и — вот уже перед ним ее лицо. Он взял ее за оба плеча и пристально, без улыбки, посмотрел ей прямо в глаза. Ее глаза выражали страх, может быть, что-то еще — какое-то отчаяние или безнадежность.

Вдруг он почувствовал, как его охватило презрение к Дэвиду Циммеру, тому, о ком она так убивалась. К ее потерянному возлюбленному, главной причине того, что сейчас она стоит здесь, перед ним.

Они молча пристально смотрели друг другу в глаза, соперники, готовые к бою. Брэнт вновь удивился себе. С какой стати он все-таки так увязался за ней и даже предложил ей выйти за него замуж? Чем это он здесь занимается с этой самой женщиной? Ладно, жажда плотских наслаждений — дело обычное. Это для него не внове. Видишь, хочешь, берешь… После этого — все. Претензии всегда покрываются деньгами. Что же у него с Евой?

Неожиданно, будучи уже не в состоянии анализировать свои мотивы, пытаясь разгрузить утомленный мозг, переведя напряжение в чувственную сферу, Брэнт наклонился и поцеловал ее полуоткрытый рот, не дав ей вымолвить ни звука — сначала с силой, ощутив, как ее тело окаменело от напряжения, потом, взяв себя в руки, как можно нежнее, даже чуть робко.

Она, твердая, словно статуя, постепенно, очень медленно, начала обмякать, прижимаясь к нему. Теперь она позволила ему беспрепятственно ласкать свой нежный рот, и он начал ощущать зовущую нежность ее высоких округлых грудей, прижатых к нему, притягивающую упругость ее точеных бедер, слегка напряженных, поскольку она почти оторвалась от пола в его объятиях. А ниже… он помнил, он видел, что она может открыть ему, он уже однажды получил это, но взял это у нее силой… В ту ночь он сказал ей именно то, что думал о ней: как красивы ее потаенные места. Потом вскоре ввалились остальные, и он потребовал камеру, чтобы заснять для всех то очарование, которое принадлежало ему по праву хозяина.

Он возвратился из воспоминаний в настоящее. Да, на этот раз они были одни, сейчас не место и не время для темных мыслей. Вновь он ощущал запах ее волос, легко надушенных. Неожиданно он начал перебирать их, купаясь в их нежной шелковистости. Для него было весьма необычно быть таким внимательно-нежным, очаровывать поцелуями и ласками женщину, которую ведешь в постель. Обычно он не тратил времени и усилий на прелюдии — те женщины, которых он брал, знали, на что идут, так к чему же было все это? Но теперь, помня о своих обещаниях, находясь во власти новизны ощущений, он стоял и просто целовал ее, его руки ласкали ее волосы. Он дождался момента, когда она сама начала целовать его и ее тело начало льнуть к нему.

— Хорошо, давай устроимся поудобнее, — прошептал он в ее ухо.

Он взял ее на руки и положил на огромную кровать, ожидающую их. Она лежала, закрыв глаза, повернув голову на бок, пока он снимал с нее одежду, стараясь делать это как можно нежнее.

Тело Евы было цвета слоновой кости, кожа была гладкой, словно полированная. Его губы ласкали ее груди, подбираясь к ложбине, пролегшей между ними, а пальцы порхали по ней, двигаясь в поисках нежных углублений, от чего ее тело начало совершать волнообразные движения, откликаясь на его ласки. Но когда он коснулся губами нежного основания ее стройных ног, она вздрогнула и сомкнула их, моля его: «Нет… нет не здесь, не сейчас…»

Она тоже помнит? Понимая это и желая добиться новой волны ответной чувственности от нее, он вновь вознесся к вершинам ее нежных полукружий, чувствуя, как отвердели пестики ее розовых распустившихся цветков, как участилось ее дыхание…

Не в силах больше томиться в ожидании, разрываясь от нетерпения, он накрыл ее своим телом, утопая в пьянящей мякоти ее существа.

Он старался заставить себя быть как можно нежнее к ней, но для них обоих было невозможно избавиться от воспоминаний о том, что произошло когда-то между ними, о том, как он силой брал ее израненное, сопротивляющееся тело, хотя на этот раз она не отбивалась от него и ее руки покорно лежали на его плечах.

Ева отвернулась, чтобы не смотреть на него, на белизне подушки резко выделялся ее профиль с прикушенной от напряжения нижней губой. Она здесь для того, чтобы забыть Дэвида, выбросить его из головы, однако ее память подводила ее, вновь и вновь воскрешая последний раз, когда она была в постели с Дэвидом: как ее тело было исполнено желания, стремилось прижаться к нему так, будто хотело слиться с его плотью, а ее душа — с его душою. С отчаянием она думала о том, что она не может ответить на ласки Брэнта так, как ей хотелось бы. Его тело было слишком требовательным, словно принуждая ее делать движения чисто механически, без участия ее души.

Почему она вдруг начала отстраняться от него? Брэнт познал за свою жизнь слишком многих женщин, чтобы почувствовать, что, несмотря на ее старательные движения в лад задаваемому им ритму, она не достигнет удовлетворения. Еще надо долго-долго ждать. Вдруг он осознал, насколько он необуздан и эгоистичен; его охватило острое желание узнать, что творится там, в ее душе, за крепостной стеной ее закрытых глаз. Нет, он не будет ждать ее. К черту эту ерунду насчет самоконтроля, приглушенного огня и сдерживания себя, пока женщина достигнет высшей точки. Разве Сил не говорила ему всегда: «Просто делай, делай, милый, и заканчивай, когда подступит, когда чувствуешь, что не можешь остановиться. Ведь главное — это твое чувство».

Он всегда так и делал, не беспокоясь о женщине, которая была с ним в тот момент. Он слишком привык презрительно отмечать про себя: либо женщина горяча, пылает от желания и готова достичь блаженства с ним, либо — нет. В последнем случае — тем хуже для нее. Бывало, когда он ждал, но лишь потому, что это нужно было ему самому, потому что он сам так хотел, задерживая пик своего сладострастия, чтобы потом разрядиться в сотню раз мощнее, до боли упоительнее. Он всегда завершал акт любви лишь для себя. Единственной женщиной, с которой он старался слиться полностью, была Сил…

Теперь, когда он был с Евой, он понимал, что она не была готова и еще долго не будет готова для слияния с ним; он уже с нетерпением предвкушал следующий раз, желая закончить скорее их соитие, чтобы поговорить с ней, постараться пробить брешь в этой проклятой стене, которую она воздвигла между ними. Обняв ее за упругие нижние полукружия, он приподнял ее тело для последнего своего усилия, расслышав ее приглушенный протестующий возглас.

Ева чувствовала его пульсацию внутри себя — толчок за толчком. Она вскинула взгляд, чтобы увидеть его лицо. Забавно, какие они, мужчины, все разные в этот момент. Многие из них издают или стоны, или сдавленные крики, или выкрикивают какие-то бессвязные слова. Именно таким был Дэвид: он всегда жарко говорил что-нибудь вроде: «О, Боже мой, Ева!» или: «Детка, ты моя зверюшка, черт, как же ты хороша!» Брэнт же не произнес ни звука. Его тело словно окаменело, и он часто задышал, зажмурив на какое-то мгновение глаза, — это наступило. Будто бы он ничего не чувствовал, будто этот взрыв его мощной чувственности внутри нее был недостаточен для того, чтобы отразиться на его красивом, оставшемся без эмоций лице.

Он покинул ее, оказавшись рядом, закурил сигарету, и они молча лежали бок о бок, слегка касаясь друг друга бедрами.

Невидимые колонки тихо излучали какую-то вещь Баха; не спрашивая ее, Брэнт дал ей зажженную сигарету. Она увидела его классический профиль, вырванный на мгновенье из полумрака комнаты огоньком зажигалки, и вновь не могла удержаться от восхищенной мысли о его внешности, слишком совершенной, слишком зачаровывающей, чтобы принадлежать обычному человеку. Она, кажется, подумала, не гомосексуалист ли он, когда впервые его увидела? До сих пор она для себя не решила.: может быть, он тайный «голубой» или бисексуал — ведь по теперешним временам такое — не редкость, причем многие открыто в этом признаются. В его чертах ей чудилась какая-то необъяснимая чистота и гармония, а его тело было почти что идеальным — ему бы стать кинозвездой или манекенщиком, почти что с завистью подумалось Еве. Смотреть на него — это будто бы видеть ожившую греческую статую тех времен, когда скульпторы более трепетно и заботливо относились к создаваемым ими молодым богам или сатирам, чем к богиням! Почему она дала вовлечь себя в этот чудовищный, немыслимый эксперимент с Брэн-том Ньюкомом, именно с этим мужчиной из миллионов и миллионов других? Может быть, из-за гигантской перемены, происшедшей с ним? Кстати, интересно, почему же он вдруг так переменился? Ей казалось и раньше, что в его отношении к ней проглядывает что-то вроде терпимости, и это ее удивляло. У него действительно есть какая-то непреодолимо сильная тяга к ней, заставившая его даже сделать ей предложение, но причина всего этого — тайна для нее.

— Тебе ведь не было хорошо со мной, да?

Его голос прозвучал сухо и отстраненно, и Ева неожиданно для себя ощутила простую искренность, свидетельствовавшую, что он действительно придавал этому значение. Что ж, он просил ее быть с ним предельно откровенной, и она чувствовала в себе желание высказаться — не важно, что она заденет его мужское эго. Но сможет ли какой-нибудь мужчина перенести удар по своей гордыне самца?

— Ты прав. Но какая разница? Мне… Мне кажется, это, вероятнее всего, по целому ряду причин… Нью-Йорк выжал меня, ты ошарашил меня, к тому же… увидеть Дэвида… ты ведь знаешь про Дэвида, да?

Она ждала, что он ей ответит что-нибудь обидное и едкое, однако вместо этого он лишь добродушно рассмеялся и потрепал ее по плечу.

— Да разве есть в городе хоть один человек, знакомый с тобой, который не знал бы про вас? — В его голосе слышалась насмешка, но не издевка. — Ты все еще любишь его, Ева?

Она выпалила ответ, чуть ли не дав ему договорить:

— Нет! Я… не могу выразить это слозами, даже не могу самой себе сейчас все объяснить. У нас были не по-настоящему взаимные отношения, сейчас я это поняла. Я давала ему возможность использовать меня, как ему было надо, и, мне кажется, он за это меня презирал. Только ведь я не хотела тогда этого видеть, я лишь пребывала в неосуществимой надежде на то, что он… Но почему я все это тебе рассказываю?

Она почувствовала колебание его прижатого к ней тела; он пожал плечами.

— Наверное, потому, что я спросил тебя об этом и тебе стало просто необходимо выговориться. Видишь, как легко быть честной, когда ты не питаешь иллюзий о ком-нибудь и можешь судить объективно?

Она вынула изо рта сигарету, удивляясь про себя, как это они вдвоем, обнаженные, лежат после утех любви и спокойно обсуждают Дэвида. Медленно она начала говорить:

— Я… Мне кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду. Но я не уверена, что я — именно тот человек, кто смог бы объективно судить о чем-нибудь, даже вот хотя бы об этом нашем совместном пребывании здесь. Что же все-таки я здесь с тобой делаю, Брэнт?

— Ты находишься здесь потому, что я привез тебя, потому, что я подловил тебя в момент твоей слабости, когда ты совсем запуталась и была несчастна и к тому же еще хотела продемонстрировать Дэвиду свое безразличие к нему. Еще потому, что я ошарашил тебя своим предложением выйти за меня замуж, ведь так?

Он старался, чтобы тон его был бесстрастным, но ей почудилось, что все-таки он старался ее слегка поддеть своими словами. Она взглянула на него, но выражение его глаз было непроницаемым.

— Может, ты и прав, я все еще в полном недоумении. Еще раз объясни мне все, Брэнт. Почему ты попросил меня выйти за тебя замуж?

— Да, черт возьми, потому, что я хочу этого! Я не собираюсь морочить тебе голову бреднями о моей сумасшедшей любви, но все-таки ты мне нужна. Даже сейчас. В тебе есть что-то такое, какое-то необъяснимое свойство, которое я не встречал ни у одной другой женщины. Я не могу точно объяснить, что это, но оно продолжает притягивать меня к тебе. Ты продолжаешь притягивать меня к себе, это просто необъяснимо, необычно для такого человека, как я. Похоже, что ты нужна мне, я чувствую, что ты со мной будешь честна, и… Черт, что-то я разговорился. Ну, а что ты, Ева? Ты ведь воспитана в старорежимном католическом духе. Почему же ты так и не вышла замуж? Его слова задели ее, и она выпалила в ответ:

— Потому что я никогда не хотела выходить замуж! Я хотела оставаться свободной, найти себя в чем-нибудь, заниматься полезной работой, самой познать жизнь, а не вычитывать о ней из книжек. Для моих ушей слово «замужество» всегда звучало как «ловушка», пока я не встретила Дэвида, вот тогда я…

— Ты на самом деле думала, что он на тебе женится?

— А почему бы и нет? Он с самого начала дал мне понять, что он… он не хочет, чтобы я была еще с кем-то, кроме него. Он мне звонил каждый день, везде брал меня с собой! Если бы не было этой идиотской вечеринки на выезде и эта стерва Глория Риардон не подстроила свою подлость, он, может быть, уже бы…

— Ты, кажется, собираешься найти успокоение в своих «может быть» и «если бы», Ева? Черт возьми, кукленок, он ведь играл тобой, ты же сама только что в этом призналась. Я сам в своей жизни играл столькими женщинами, что точно могу сказать: я-то знаю, как легко вас одурачить. Небось твердил все время, как он тебя любит? Что ты у него — самая большая любовь в его жизни? Наплести можно чего угодно, детка. Ну скажи, что Дэвид Циммер для тебя такого сотворил, кроме того, что он имел тебя, когда ему было надо, да морочил тебе голову своими смутными обещаниями? Да уж, Фрэнси порассказала мне о своем старшем брате и о том, как он крутит своими дамочками.

— Брэнт, не надо!

Она почувствовала боль будто от физического удара и рванулась бы прочь, если бы его мощные руки не прижали ее плечи к постели. Взгляд его синих глаз стал суровым.

— Ева, скажи мне. В ту ночь, в ночь, когда ты побывала у меня, когда ты вырвалась из моих рук в поисках утешения и защиты, когда ты ему обо всем рассказала, что он для тебя сделал? Он тебя обнял? Извинился перед тобой за то, что он послал тебя сюда, чтобы ты выполнила самую грязную работу для него? Помог тебе направить заявление в суд? Или же он стал обвинять тебя в том, что ты сама с готовностью стала участницей той милой скромненькой оргии? Даже не пробуй ответить — я сам вижу в твоих глазах этот ответ! Так почему же не посмотреть правде в лицо? Ты просто балдеешь от того, как этот ублюдок здорово тебя трахал, как он играл тобой, все время держа тебя при этом на вытянутой руке, в состоянии томительной неопределенности… Что, разве это не так? Я-то уж в этих штучках знаю толк, детка моя, в тонкостях. Например, та сцена во время вечеринки с этой юной сучкой Фрэнси и ее зазнобой. Да, что и говорить, — сколько всего можно напридумывать! Ты хочешь отправиться по этому маршруту? Неужели ты собираешься ждать и надеяться, что Дэвид вернется к тебе? Разве лучше было бы, если бы ты отправилась с ним и с этой его новой курочкой? И чтобы меня не было там, в аэропорту? Ты бы твердила себе, что он всего лишь хочет возбудить в тебе ревность, а потом, может быть, все-таки позвонит тебе?

Он говорил все это резким и почти что злым тоном. И Ева почти физически ощущала, как каждое произнесенное им безжалостное слово вонзается в ее душу, отзываясь в ней болью правды.

— Брэнт, пожалуйста!

— Что «пожалуйста», Ева? «Пожалуйста» оставить тебя в покое, или «пожалуйста» не говорить то, чего ты не хочешь слышать, или «пожалуйста» трахнуть тебя снова, чтобы ты смогла закрыть глаза и думать, что это делает он?

Она зажмурила глаза от жестокости его слов и слепо вытянула руку, коснувшись его бедра.

— Пожалуйста, постарайся понять, что я боюсь! Я уже просто не знаю, чему и кому можно верить, — все так стремительно понеслось на меня. В Нью-Йорке мне казалось, будто я все время пребываю во сне, потому что я вдруг очутилась там, где так долго мечтала быть, и это меня к тому же напугало. Одновременно я хотела выбросить Дэвида из памяти, но я не хотела, чтобы это стало причиной… О, Господи, что я несу!

Она плакала, сквозь плач расслышав, как он вздохнул перед тем, как притянул ее к себе и вплотную приблизил свое лицо к ее волосам. И вдруг, к своему удивлению, она обнаружила, что от всего его тела, его сильных рук, обнимающих ее, исходит успокоительное тепло.

Он дал ей выплакаться, пока ее всхлипы не перешли в прерывистое дыхание, а потом — что было почти неотвратимо — он снова начал добиваться ее. Однако на этот раз он был просто воплощением нежности. Он ласкал и ласкал ее, покрывая ее поцелуями, не стараясь проникнуть внутрь.

Теперь он был бесконечно терпеливым, он ждал момента, когда она забудет обо всем на свете, кроме его обжигающе-нежных прикосновений. Забудет о том, кто он, забудет даже Дэвида, забудет саму себя, утонув в бездне страстного желания — желания того, чтобы он вошел в нее, чтобы он обхватил ее извивающееся тело, жадно отвечающее на малейшее его прикосновение. Она вся полыхала в страстном ожидании — вот он вошел в нее, достигнув ее потаенных глубин, и она заперла его в чарующем замке своих требовательных ног, сомкнувшихся у него за спиной, пленив его в себе, стремясь навстречу каждому мощному движению его тела.

Голова Евы откинулась назад. Она ощутила пламя его сокрушающих страстных губ, и теперь во всей вселенной осталось только это, только это чувство, всепоглощающее желание вырваться из огня сладостного бреда, облегчить биение всего ее существа — так, так, так! Ее ногти впились в его плоть, из ее рта вырывались гортанные возгласы, пока, наконец, в каждую клеточку ее тела не влилась огненная, пульсирующая плазма высшего наслаждения, постепенно стекшая к ее бедрам, и ее сознание постепенно начало возвращать ее к реальности: умиротворенную, очищенную, забывшую о нем, остывавшую после жестокого пожара страсти.

Ни единого слова — между ними на этот раз не было произнесено ни одного слова. Но странно — как будто то, что они пережили сейчас, установило невидимые узы между ними. Ева ощущала себя завоеванной и взятой в плен, боясь и одновременно не боясь этого.

Он лег рядом так, что их тела касались друг друга, а ноги сплелись; его учащенное дыхание приятно согревало ее висок. Она почти, ей показалось, почти наверняка — тут он освободил ее из своих объятий, перевернувшись на бок и отодвинувшись от нее, — она почти что подумала: если он все время будет вот так отодвигаться от нее после их близости, не будет ли это для нее немного обидным?

Глава 29

Должно быть, она какое-то время проспала. Когда Ева проснулась, наступила уже полная темнота, слегка прореженная огнями города за огромным окном, которые рядами стремились достичь залива. Несколько секунд она вспоминала, где она находится, и память с трудом подсказала ей это — вместе с музыкой Моцарта, на этот раз приглушенно наплывавшей из мрака комнаты.

Тихонько воскликнув от осознания того, где она находится, Ева вскочила. Она не могла определить, сколько сейчас времени, она была одна в сумраке комнаты, слегка озаряемой огнем камина. Чувство, что все происходящее с ней всего лишь сон, вновь вернулось к ней, отчего ее охватила паника. Ее мысли метались от идеи выпрыгнуть из огромной кровати и бежать или запрятаться под простыни и снова заснуть.

Поперек кровати пролегла полоса света — Брэнт вышел из ванной.

— Приветик. Хорошо выспалась?

Она с сожалением подумала, что, должно быть, у него глаза, как у мартовского кота. Он дотронулся до выключателя на стене, после чего комната посветлела от приглушенного освещения, и Ева увидела посередине комнаты два свои чемодана, прислонившиеся к комоду. Он слишком многое воспринимает как должное, он…

Похоже, он вновь прочел ее мысли.

— Скорее всего, ты хочешь звонить по своим делам. Давай. У этого телефона нет параллельного аппарата. Чего тебе хотелось бы на ужин? Внизу Джемисон, а он — превосходный повар.

Наконец, он приблизился и присел на кровать рядом с ней. Он был обнажен, тело его только что освежил душ, волосы были влажными. Она все еще не могла прогнать сонливость, пытаясь заставить себя привыкнуть ко всему тому, что с ней происходит. Он положил ей на плечо руку, и, раздвинув волосы, поцеловал ее в шею.

— Ева, ты останешься?

Она все-таки осталась. Она подумала: почему бы и нет, и, в конце концов, она была так измотана, была слишком обессилевшей и запутавшейся, чтобы протестовать или спорить.

Ева пыталась дозвониться до Марти, но никто не брал трубку. А если Марти все еще не вернулась? Она не хотела быть одной в квартире, подскакивая до потолка при каждом телефонном звонке. Она раздумывала, не позвонить ли матери, и все-таки пришла к выводу, что не стоит. Она так же подумала, не позвонить ли Дэвиду и сразу повесить трубку, как только он ответит, — но есть ли смысл в этом? Дэвид принадлежал к ее прошлой жизни, а она не была уверена, станет ли он частью ее будущего. Завтра еще будет время подумать над этим.

Ева открыла один из чемоданов и развесила вещи в шкафу Брэнта, отметив про себя, что он был заполнен только наполовину — там висели лишь самые необходимые вещи. У него не было личных вещей в количестве, которое полагалось бы столь богатому человеку.

Она воспользовалась его огромной ванной, погрузилась в просторную, отделанную голубым кафелем чашу — впервые она купалась в таких шикарных условиях. Он вежливо предложил потереть ей спину, и она так же вежливо отказала ему. Но при этом ее удивило, что он не стал настаивать и вышел, прикрыв за собой дверь.

Позже они отобедали на застекленной террасе, расположенной наверху, с которой открывался вид, почти такой же захватывающей дух красоты, как и из спальни. Через стеклянную крышу Ева разглядывала звезды и сияющий серебром полумесяц. И здесь нежно звучала музыка, а стол был накрыт изысканно: дорогая льняная скатерть, серебро, тяжелый ветвистый канделябр, хрустальные бокалы для вина. Джемисон оказался худощавым седовласым мужчиной с лицом, испещренным преждевременными морщинами. Он был безукоризненно выученным слугой и превосходным поваром. На лице его не дрогнул ни единый мускул, когда Брэнт немного некстати представил Еву в качестве молодой леди, на которой он собирается жениться; Джемисон лишь вежливо кивнул головой в ее сторону, произнеся слова формального поздравления. С такой же официальной вежливостью он принял восторги Евы по поводу приготовленных им блинчиков из морских крабов.

Когда он бесшумно и быстро очистил стол, оставив их вдвоем за бокалом вина, Ева сказала то ли с гневом, то ли с раздражением:

— Ты всегда такой… такой стремительный? В Нью-Йорке меня ждет работа — настоящая блестящая карьера. Почему это ты вдруг решил, что я созрела для замужества и готова бросить ради этого все на свете?

Она заметила, что он наклонился, чтобы вытащить сигарету, прежде чем ответить ей.

— Разве для тебя замужество — это отказ от карьеры, Ева? Знаешь, ведь ты по своей натуре консервативна.

— А ты увиливаешь от ответа!

— Ладно, хорошо, пусть я увиливаю. Что же в таком случае ты хочешь от меня услышать?

Одна мысль, почти оформившаяся в уверенность, неожиданно стала охватывать ее со все большей силой, впервые промелькнув у нее в голове еще там, в самолете, когда он возник рядом с ней.

Теперь же она медленно выговорила:

— Эта новая работа… Все произошло слишком быстро. До этого я прочитала, что Бэбса Бэрри должна была заменить Джоан Нельсон. И там, в Нью-Йорке, поначалу все ходили вокруг меня так, будто я хрустальная. Даже Рэндалл как будто бы… что ли, взвешивал меня. Ведь ты… О, нет! Ты ведь не мог…

Его лицо находилось в тени, и она не могла рассмотреть его выражения.

— Мой дед полагал, что необходимо делать вклады в самые различные сферы, Ева. И, следовательно, я… Черт, какое-то время для меня было почти забавно все это, что-то вроде соревнования. Я вкладывал капиталы в самые сумасбродные предприятия, самые безнадежные, бесприбыльные, и, черт побери, все получалось наоборот. В любом случае, Билл Фонтейн — мой приятель.

— Билл Фонтейн!

Фонтейн был фигурой почти что легендарной: глава телесети, человек, с которым лично были знакомы лишь избранные, те, кто работал непосредственно с ним. Но боялись его все.

Брэнт усмехнулся.

— Ева, если бы ты им не подошла и они бы посчитали тебя неподходящей кандидатурой, тебе бы не предложили этого места. Все именно на таком уровне.

— Ты ведь находился в Нью-Йорке одновременно со мной, ты же нарочно подстроил так, чтобы оказаться вместе со мной на том рейсе, да? На соседнем со мной кресле. Боже мой, ведь ты еще к тому же небось и владелец этой чертовой авиалинии!

— Так, немного акций.

Как это он может оставаться таким сдержанным, бесстрастным? Ева с силой поставила свой бокал на стол, расплескав вино. Он сдержанно поднял в удивлении бровь и снова методично наполнил хрустальный сосуд до краев, пока она смотрела на него в бессильной ярости.

— И конечно же, пока я была в Нью-Йорке, ты все время следил за мной? Так вот почему ты упомянул о Рэндалле, вот почему ты намекал…

Против ее желания, вспомнив о ночи, проведенной с Рэндаллом, Ева вспыхнула. Она чуть не плакала от замешательства и разочарования.

— Мне вовсе не надо было следить за тобой, Ева. Ты была жутко занята, не так ли? Что же касается Рэндалла Томаса, то всем известно, что его хобби — увязываться за каждой новой очаровательной незнакомкой в городе. Он ведь любит входить в женщину и через заднюю дверь, да?

Она долго смотрела на него, не отводя взгляда, и он поднял на нее глаза. Ева почувствовала, как жар распространяется от ее лица по всему ее телу.

Она с трудом выговорила:

— При том, что тебе известно, мне очень удивительно, что ты до сих пор хочешь… хочешь…

Он протянул руку через стол, накрыв ее нервно бегающие пальцы своей ладонью.

— Не нужно так взбалтывать в бокале вино этого сорта, Ева, оно любит отстояться. Черт, с чего это ты взяла, что я собираюсь обвинять тебя за что-нибудь, сделанное тобой? Я ведь не Дэвид Циммер. Черт, я ведь никогда не пытался скрыть, что я вытворял. Единственная моя заслуга состоит в том, что я не лицемер.

Она почувствовала непреодолимое желание резко выпалить ему в ответ:

— Все это лишь потому, что тебе никогда не приходилось ни с кем считаться и жить по правилам, установленным другими. Ты всегда был…

Он выпустил ее руку, откинувшись обратно на спинку своего стула:

— Под защитой денег, которые я унаследовал? Подозреваю, что это так. Естественно, они мне дали свободу, или карт-бланш, если угодно, делать то, что взбредет в мою башку. Мой дед учил меня относиться к ним как к важному и ответственному делу. Но я был еще слишком молод, чтобы усвоить это, когда он умер, а потом у меня были другие учителя… — Он резко оборвал свои слова, осушил до дна свой бокал и вновь наполнил его вином. — Ну, Ева? Хочешь сбежать или останешься?

Она осталась. Она была слишком утомлена, ей нужно было распробовать это вино, к тому же он каким-то необъяснимым образом заинтриговал ее.

Они дернулись в спальню, и… кровать оказалась слишком просторной, чтобы их вновь не притянуло друг к другу. Странно было осознавать, что мужчина, с которым она лежит в одной кровати, который ее завтра утром разбудит, — это не Дэвид. Рэндалл или другие, кто трахал ее бездумно, — они не в счет. Огни города, проникавшие в комнату через гигантское окно, заливали ее отблеском сияния. Ей нравилась эта музыка: мягкая, очищающая от всех забот…

Позже той ночью он вновь любил ее, после этого они заснули: она — тяжелым сном без сновидений, он — легко и беззаботно.

К тому, что рядом с тобой женщина, причем все время одна и та же, да еще и засыпающая всегда рядом, в его постели, — к этому надо привыкать, это займет какое-то время. Впервые после Сил — он не считал тех женщин во Вьетнаме, которым просто не было куда уйти. Он не мог сразу привыкнуть к ее постоянному присутствию, и ему почему-то казалось, что привыкнуть всегда иметь рядом с собой Еву будет сложно. Она была тихой, передвигающейся и жестикулирующей, с врожденной грацией. Кроме того, одета она была или нет, она была чуть ли не самой соблазнительной из женщин, встречавшихся ему — ДРУГ для друга они по-прежнему оставались чужими, почти противниками. Чтобы остаться с ней, он должен перевернуть всю свою жизнь. Ведь он даже всерьез и не задумывался над этим, не так ли?

Брэнт перевернулся на бок, прикрыв спящую Еву простыней почти инстинктивно. Неужели это инстинктивное движение — признак перемены в нем? Он не переставал удивляться самому себе, как это он может заботиться о ком-то, кроме себя. Как же У него будет складываться жизнь с женщиной? Наверное, ее придется брать с собой, когда вдруг у него возникнет желание попутешествовать? Он до конца не мог разобраться в себе. Сосредоточившись на расслаблении, он заставил угомониться свои нетерпеливые мысли, закрыл глаза и постарался унять свою память, пока вновь не оказался в объятиях сна.

Брэнт вызвал к себе своего адвоката еще предыдущим вечером, пока Ева спала, и тот прибыл наутро, привезя с собой кейс, до отказа наполненный бумагами. Было еще десять утра, но к этому времени Брэнт уже два часа как был на ногах. Приняв душ и побрившись, он завтракал в залитой утренним солнцем столовой комнате, когда Дже-мисон объявил о прибытии мистера Дормена.

Уилсон Дормен был стар. Он знал еще деда Брэнта и помог при составлении его завещания. Поскольку в одиночку справиться со сложным клубком финансовых проблем Брэнт не мог, Дормен стал тем единственным человеком, которому Брэнт доверял свои самые конфиденциальные дела. Дормен, теперь уже седовласый старик, знавший про Сил, про стиль жизни и излишества своего клиента, сидел напротив Брэнта за полированным столом из красного дерева, вежливо отказываясь от предложенного завтрака. Как и Джемисон, Уилсон Дормен уже давно приучил себя к тому, чтобы не выказывать ни малейших эмоций при общении с Брэнтом. Однако этим утром он был если не шокирован, то слегка озадачен, не продиктованы ли полученные им на предыдущий день инструкции результатом слабости или бездумной придури его клиента, находившегося под воздействием наркотика.

Брэнт оставил его наедине с чашечкой кофе и пошел наверх, чтобы разбудить Еву. Она спустилась через полчаса, выглядя несколько утомленной, на что указывали темные круги под глазами. Однако в остальном она оказалась собранной и спокойной молодой женщиной. На ней были бежевые вельветовые брюки и палевая шелковая рубашка, на тонкой цепочке висело золотое сердечко от Тиффанв, сочетавшееся с золотыми сережками. Она выглядела моложе и вовсе не такой лощеной и умудренной опытом, как в телепрограмме утренних новостей, которую время от времени смотрел Дормен. Он также заметил, что она казалась не совсем очнувшейся ото сна и в замешательстве смотрела на документы, которые он начал передавать ей, протягивая руку через стол.

— Вы становитесь чрезвычайно богатой молодой дамой, — всетаки вырвалось у него. Не прозвучал ли в его голосе некоторый сарказм? Наверное, он все никак не мог решить для себя, уж не «кладокопа-тельница» ли она, как называли таких женщин в прежние времена. Ева почти что со страдальческим выражением посмотрела в сторону Брэнта, который выручил ее, небрежно бросив что-то в ответ.

— Она осознает это, Уилсон. И, вероятно, ей лучше удастся распорядиться этими чертовыми деньгами, чем это удавалось мне, когда я ими занимался. Данное решение — неожиданность для нас обоих, — продолжил он, поясняя. — Думаю, мы сможем вновь просмотреть все эти документы после того, как поженимся и все войдет в свое русло. Ну, а сейчас почему бы по диагонали не просмотреть поскорее этот славный текст и просто не подписать там, где нужно? Зачтите, пожалуйста, вслух наиболее важные места, те, что непосредственно относятся к Еве. Таким образом, все формальности будут соблюдены, хорошо? — Он бросил взгляд на Еву. — Как тебе, Ева?

— Меня… вполне устраивает. Благодарю вас.

Она пыталась сконцентрироваться на этой мысли, пока Дормен сухо и в деталях зачитывал ей те места, которые, по его мнению, имели для нее наибольшее значение. Сознание ее не слушалось, и все детали проплывали мимо. Она видела, как Брэнт подписывает документы, его волосы отражали солнечный свет, вливавшийся в комнату через открытые окна. Потом своими дрожащими руками она тоже поставила подпись, до конца так и не осознавая реальность всего происходящего, с трудом пытаясь внушить себе, что как только эти документы будут заверены нотариусом, она станет богатой и с этого момента уже не полностью будет принадлежать самой себе.

Наконец, Дормен удалился; к тому времени уже был почти полдень. Говорить и что-либо делать было уже нечего. Они все еще находились в столовой комнате внизу. Брэнт встал и открыл двери, ведущие на другую террасу. Воздух в комнате освежал через открытые окна легкий бриз, вдыхающий в нее чарующий запах моря, принесенный с залива.

Ева нервно прошлась по комнате, разглядывая абстрактные картины и аккуратно расставленные вазы с цветами. Наверху, полуобнаженная, она казалась Брэнту волнующей и даже вожделенной. Однако сейчас, одетая, она стала какой-то обезличенной и почти лишенной очарования, на лице ее вновь проглядывал страх. Наблюдая за ней — уже в который раз, начиная с ночи, — Брэнт в очередной раз задался вопросом: почему же все-таки он принял такое скоропалительное решение и выбрал именно ее в качестве своей будущей жены? Конечно, причины, приведенные им в разговоре между ними, соответствуют действительности, но только ли в них было дело? Не совершал ли он ошибку, выбирая для себя в качестве жены женщину, которая сама призналась ему, что хочет быть с другим? Или самым главным для него было во всей этой затее подвергнуть себя новому необычному испытанию.

Устав от самокопаний, он довольно резко спросил ее, не хотела бы она отправиться на морскую прогулку, и она немедленно, почти с облегчением, согласилась.

Глава 30

Ева обожала прогулки по заливу: причудливые переливы волн, соленый привкус морского воздуха, резкие крики чаек, летящий в лицо ветер, развевающий ее волосы. Поскольку в этот день море было слегка беспокойным, а она не привыкла к качке, Брэнт решил выйти на своей большой прогулочной яхте, более устойчивой к непогоде. К тому же на палубе было достаточно места для солнечных ванн, а ее утомленное, по его оценке, лицо нуждалось в загаре.

Ева переоделась, облачившись в новое, едва прикрывавшее ее прелести бикини, и вышла из каюты на палубу, когда они отошли от берега на несколько миль. В открытом море волна била не так сильно, судно лишь слегка покачивало, и вокруг него то тут, то там появлялись игривые белые барашки.

Она с интересом наблюдала за Брэнтом, стоящим у штурвала, за тем, как умело он сбросил якорь. Видя, как он был весь поглощен работой, насколько он естествен и красив в своих уверенных движениях, она поймала себя на мысли, что смогла бы даже испытывать к нему симпатию в подобные моменты, потому что он не следил за ней и ей не нужно было скрывать свои эмоции и прятаться. Прятаться? От чего прятаться? Разве она все еще продолжает бояться его? Неожиданно до ее сознания дошло, что вот она здесь, в полном одиночестве, наедине лишь с Брэнтом, вокруг — ни людей, ни даже домов, где может найтись хоть одна живая душа. Они одни в открытом море. Он смог бы ее легко утопить, если бы это пришло ему в голову (неожиданный толчок за борт, например). А кто сможет потом доказать, что это не несчастный случай? С какой стати она так легко согласилась выйти в море с ним?

Ева осторожно опустилась на сверкающую чистотой и разогретую от жара палубу и закрыла глаза. Если он захочет выбросить ее за борт, ему придется перевалить ее, отбивающуюся от него, через перила. Ей подумалось, сможет ли припомнить ее та улыбчивая девчушка, которая продала ей бикини в магазинчике в Сосэлито? Несомненно, она запомнила Брэнта — редкая женщина не запомнит его, увидев даже один раз.

«Несчастный случай на яхте!» — такой будет заголовок. Или, например, «Плейбой-миллиардер подозревается в убийстве на воде». Если бы ей выпало снять репортаж об этом, какой бы она дала сопроводительный текст? Дэвид прочел бы заметку и расстроился бы, начал сожалеть!

Непреодолимая ироническая улыбка проступила на ее губах, пока в ее голове роились другие заголовки для этого материала, один мелодраматичнее другого.

— Вот это улыбочка — настоящая стервозно-бабская! Давно таких не видал, — голос Брэнта прозвучал где-то прямо над ней. Она ощутила прохладу от его нависшей над ней тенью и промолчала, зажмурив глаза еще крепче, напрягшись всем телом, прижатым к горячей палубе. Что ему нужно? Что он задумал?

— Ладно, тогда молчи.

Она услышала, что он медленно отдаляется от нее. Потом — тишина, неожиданно разорванная всплеском воды за бортом яхты, вскрики чаек, легкие всплески волн, мягко бьющихся о борт. Куда он подевался? Затаился, выслеживая ее? Она приоткрыла глаза и скосила взгляд, не поворачивая головы, чтобы найти его глазами.

Он сидел на некотором расстоянии от нее, прислонившись к борту. На голове у него была надета шляпа, закрывавшая лицо. Босоногий, с обнаженным торсом, в тех же белых шортах с неровно оборванными штанинами, в которых он был изображен на фотографии, прикрепленной к календарю Фрэнси. Он все-таки следил за ней, однако она не могла рассмотреть, что выражали его глаза; да разве хоть кто-нибудь мог разобраться в этом?

Он ничего не говорил, просто продолжал смотреть на нее, и она вновь быстро зажмурилась. Что было в его голове? Несмотря на ровный жар от палящих солнечных лучей, падавших на ее тело, Ева непроизвольно задрожала. К черту его! К черту ее дурацкую уступчивость, из-за которой она оказалась здесь, из-за которой она начала верить ему. Она. наверно, совсем спятила, чтобы согласиться иметь с ним хоть минимальные отношения. Но то, что вытворял с ней Дэвид, всегда толкало ее на сумасбродные, ребяческие поступки. Разве то, что с ней происходит сейчас, не один из них? Но Брэнт — не тот человек, с которым можно было шутить. Брэнт Ньюком опасен, он — холодный, расчетливый, таящий в себе смертельную опасность. Тип, которому она ни в коем случае не может доверять: разве у нее не было возможностей самой удостовериться в этом? Как опасно недооценивать угрозы, исходящие от него?

Что он там сейчас замышляет? Ева не могла найти ответа и заставила себя думать, что это ее не интересует. Стараясь выглядеть как можно более расслабленно и непринужденно, она перевернулась и легла на живот, ощутив ласковый жар палубы своей грудью. Теперь она почувствовала себя немного спокойнее, отвернувшись от его испытующего взгляда, запрятав лицо в изогнутой в локте руке. Он так и не пошевелился. Чего он выжидает?

Брэнт тоже никак не мог догадаться, о чем она думает, замкнувшись в этом своем молчании? Чего она ждет? Зачем он ее сюда притащил? Она была словно комок нервов, слишком боялась его, чтобы суметь расслабиться, он чувствовал это. Но она, похоже, вначале сама захотела пойти с ним в плавание на яхте. Может быть, здесь, в открытом море, под лазурным небом она чувствовала себя безопаснее? Он так и не мог понять, почему все-таки она согласилась с его полностью сумасшедшей идеей об их браке. Замужество — это так традиционно. Самая старая ловушка. В чем же истинная причина? Он-то знал, что ему нужно, но она? Чувство обеспеченности, вероятно, деньги. Наверное, его предложение стало для нее чем-то вроде бегства. Для них обоих это было азартной игрой, ведь любые отношения между разными людьми — это захватывающе азартная игра. В чем разница между попыткой поймать за руку счастливый случай, заключив брак, и гонках на автомобилях или скоростных скутерах? Или сумасшедших трюках, выделываемых на самолете, готовом развалиться на части? Либо тебе удастся выжить, либо нет. Черт, вполне возможно, что, в конце концов, это когда-нибудь принесет пользу им обоим. Ему показалось, что, если она переборет себя, с ее стороны будут приложены все усилия для успеха задуманного им предприятия. Ну, а со своей стороны он тоже не останется в долгу: ты же всегда старался вовсю, особенно когда ты оказывался в ситуации «все или ничего», Брэнт Нькжом. Отбрось тень Сил… Сможет ли он когда-нибудь сделать это? Не в этом ли главная причина?

Брэнт закрыл глаза и подставил лицо под палящие лучи солнца, запрокинув голову. Вдруг ему зверски захотелось спать. Он опустился на палубу, лег на спину, накрыл лицо шляпой и постарался полностью игнорировать ее откровенно испуганное поглядывание в его сторону. Она ведь никуда не убегает от него. Когда он проснется, она будет здесь, на месте.

Солнце припекало все жарче, и Ева передвинулась, расположившись так, чтобы быть в тени от корпуса каюты. Слава Богу, она еще не обгорела, а лишь слегка «поджарилась». Сквозь полуоткрытые веки она рассмотрела, что он спал — или притворялся? Слава Богу, что хоть так. Ей очень захотелось уметь вот так же легко засыпать, как и он.

Она некоторое время пролежала без движения, стараясь полностью очистить мозг от каких-либо раздумий, как учил ее Питер. Не получается… Яхта под ней покачивалась почти как люлька под заботливой рукой матери, а солнечные лучи плавили ее кожу, на которой проступила влага. Очень захотелось пить — что-нибудь холодное, из огромного стакана. Ева осторожно поднялась и на цыпочках зашла в каюту. Да, здесь был холодильник, до отказа забитый бутылками и банками. Она налила себе в стакан апельсинового сока и набросала в него целую кучу кубиков льда.

— Мне тоже налей, пожалуйста.

Его вежливый голос донесся до нее снаружи, и она подпрыгнула от неожиданности, плеснув ледяным напитком на босые ноги. Черт его подери! Да что же это он спит, будто кошка — такой же чуткий и хищный?! Она налила сока во второй стакан, опустила ледяные кубики, не спросив даже, какого напитка ему хочется. Покачиваясь в такт плавным колебаниям яхты, Ева вышла на палубу, неся стаканы. Брэнт лежал в том же месте и в той же позе: на спине, лицо накрыто шляпой.

Забыв свои предыдущие страхи и недоверия, наполнившись лишь раздражением, Ева подошла к нему и остановилась над ним, ожидая, пока он обнаружит ее присутствие. Когда же она увидела, что он никак не реагирует, она присела на колени позади него, осторожно держа стаканы, чтобы не облиться.

Их судно мерно покачивалось, и лед позвякивал внутри стаканов; несколько капель напитка выплеснулись через край и блестели маленькими осколочками стекла на его смуглой коже.

Наконец он двинулся, слепо вытянув руку, дотронулся до ее лодыжки и чуть поднял ее вверх.

— Не трогай! Черт, я же потеряю равновесие!

Ее тело дернулось, и на него пролилось еще немного соку, отчего он состроил кислую гримасу.

— Господи помилуй, до чего же ты неуклюжая!

Он резко сел, взял стакан из ее дрожащих от холода стекла пальцев и искоса посмотрел на нее. Они сидели совсем близко, тяжелыми взглядами смотря друг другу в глаза, как бы примериваясь. На мгновение она нервно прикусила нижнюю губу, потом, словно очнувшись, жадно принялась за свой напиток, не сводя с него глаз, отчего он невольно заулыбался.

— Знаешь, так нельзя. Что же мы зверями друг на друга смотрим? Он поставил свой стакан и ловким движением моментально расстегнул лифчик ее бикини, прежде чем она успела что-нибудь произнести.

— Брэнт, не надо! — запротестовала она, но как-то неубедительно. Он наклонился, и она ощутила на кончике своего соска его ледяной от выпитого сока язык. Она положила руки ему на плечи, как бы отстраняя его; он почувствовал, что ее тело задрожало, и плавно пригнул ее к палубе.

— А вдруг подплывет какой-нибудь катер?

— Ну и что? Я ведь накрою тебя своим телом: сейчас мы будем трахаться в традиционной классической позе.

Его руки начали приспускать ее символические трусики, завязанные на ниточках по бокам. Его язык нежно очерчивал окружность ее углубления посередине живота, а затем продолжил свое путешествие все ниже и ниже. Она как бы со стороны услышала свой протестующе-сладострастный вздох.

— Нет, — выдохнула она.

— Да, обязательно.

Ева бросила тщетные попытки перебороть свое собственное чувственное возбуждение и предоставила свою плоть во власть его рук, губ и языка, в свою очередь пробуя его кожу на вкус, наполняя себя его морским солоновато-сладким ароматом. Наконец она ощутила его губы на своих губах в момент, когда он начал нежно и бережно с ней сливаться, погружаясь в нее словно в море.

Ева зажмурила глаза от солнца и от всепоглощающего желания; ей представилось, что она — скаковая лошадь, а он — неутомимый наездник. Неожиданно она сама превратилась в неукротимого мустанга, рвущегося вперед, наполненного жаждой страстного движения. Они словно схлестнулись в поединке, в битве за превосходство, за право диктовать свои волю и желания, и это сражение, казалось, будет длиться бесконечно, потому что ни один из них не собирался уступать.

Они вдруг, будто бы устав от привычных движений, начали искать новые пути друг к другу. Кожа на их телах увлажнилась, стала скользкой под гнетом страсти, под гнетом солнца, сплавившего их в одно целое. .. Они уже настолько слились друг с другом, что стало неясно, где проходит грань между женской чувственностью и мужской мощью; все перемешалось, роли поменялись и продолжали меняться в бесконечно упоительной в своем опустошающем сладострастии череде…

Когда, наконец, силы их иссякли, солнце уже ушло в сторону. Тени вытянулись и сгустились, ветерок стал крепчать, раскачивая яхту и остужая их тела. Ева чувствовала, будто ее покинули все ее силы, до последней капли. Она лежала на спине на палубе, ослабев настолько, что в самом прямом смысле этого слова не могла пошевелиться, даже когда Брэнт поднялся на ноги и приподнял ее.

Он принес теплое влажноватое полотенце и начал медленно охватывать им ее тело, нежно протирая все потаенные уголки. Неожиданно ей показалось, что этот человек не может быть тем самым типом, который приветствовал ее на рауте той ледяной улыбкой и циничным взглядом всего месяц назад.

— Слушай, кажется, тебе уже требуется другой напиток. Я принес тебе пива.

Ему пришлось снова усадить ее, прислонив к боковой стене каюты, чтобы она могла пить, сжав бутылку обеими руками. Он присел рядом, его нагота была лишь слегка прикрыта полотенцем. Он положил на ее тело тряпицы ее эфемерного бикини и рассмеялся:

— Я мог бы заняться с тобой любовью снова, просто оттого, что опять вижу тебя рядом…

— Я бы уже этого не выдержала.

— Я бы тебя поддержал.

Она почти со страхом посмотрела на него.

— Знаю, смог бы, но…

— Но я не буду. Я постараюсь научиться приходить к тебе только тогда, когда ты сама захочешь меня. Это очень для меня непривычно, но я постараюсь.

Она слегка дотронулась до него, так и оставив свою руку на его нагом теплом бедре.

— Я тоже постараюсь. Но тебе нужно будет стать… добрее, что ли? Пожалуйста. Ты сможешь? Или хотя бы немного терпеливее со мной. Мне не нравится, когда мне причиняют боль, Брэнт. И сама я не люблю причинять боль кому-либо.

— Да, я знаю это. Я не буду больше делать тебе больно, я ведь уже обещал.

Она закрыла глаза, склонив голову на его плечо в первый раз; под ними плавно покачивалась яхта.

Глава 31

Стелла собиралась замуж за Джорджа Кокса. Первым, кто от нее узнал об этом, был Дэвид. Ведь к этому времени они до какой-то степени сблизились, и она все больше проникалась доверием к нему. Однако сегодня он выглядел весьма озабоченным какими-то проблемами. В ответ на сообшение Стеллы он пробормотал дежурные поздравления, думая о чем-то своем.

Стелла, кажется, догадывалась, чем он поглощен: она искренне ему сочувствовала по поводу его сестры-подростка, о которой он с гневом и болью рассказал ей, о ее связи с каким-то малознакомым ей типом и о том, что она сбежала с ним. Бедняжечка Дэвид, думала она. Но что можно поделать с современными детишками? Так она и сказала Дэвиду. Мол, если Фрэнси уже почти исполнилось восемнадцать лет, значит, девчушка уже достаточно созрела, чтобы осознавать свои поступки или, по крайней мере, устроить свою судьбу.

— Да уж, конечно! — ответил он тогда на это, и Стелла ощутила всю силу его горечи, которая прорвалась в этих словах, несмотря на то что он всячески пытался скрыть свои чувства.

Дэвид был по-настоящему добрым и милым, и он заслуживал получить от жизни гораздо больше, чем имел, он абсолютно чист перед лицом своей совести — так она ему и сказала тогда.

Может быть, именно из-за того, что они стали ближе друг для друга, она ожидала от него большего участия в ней, когда сообщила ему об их с Джорджем будущей свадьбе. Вместе с тем Стелла имела достаточно прагматичный взгляд на жизнь, чтобы не слишком сосредоточиваться на этом. Поэтому она подумала про себя: «Да ладно, что это я? Я злюсь на него только потому, что Дэвид — это единственный мужик, с которым у меня по-настоящему получилось? Ведь особых чувств никто из нас двоих не испытывал. Бедный малый Дэвид, весь он в заботах. Эта сучка Ева…»

Даже Марта хранила молчание по поводу того, что там у них произошло на самом деле, да и Дэвид был не из разговорчивых, и все же из того, на что он намекал… Ей не терпелось поподробнее разузнать, что же на самом деле было между Дэвидом и племянницей мистера Берн-стайна. Девчонка, видимо, всерьез нацелилась на Дэвида, это было видно невооруженным взглядом; Глория по этому поводу совсем взбесилась, и от этого Стелла пребывала в потаенном, но полном удовлетворении: наконец-то у Глории ни черта не выходит!

Стелла бросила взгляд на телефон. Одна из лампочек горела: линия Дэвида была занята почти весь день.

Она вновь и вновь возвращалась к размышлениям о том, что же все-таки предпринял Дэвид после того, как она сообщила ему, что Ева должна была возвратиться из Нью-Йорка, а Марти нет в городе, поэтому Еву некому встретить в аэропорте. Вчера он на целый день взял отгул, но сегодня она так и не смогла рассмотреть в нем чего-либо особенного, что бы контрастировало с его обычным поведением. За исключением, пожалуй, этой его постоянной озабоченности.

Марти… Стелла не могла сдержать грустного вздоха. Марти еще не в курсе, хотя для себя Стелла решила ничего не скрывать от Марти сразу с того момента, когда она начала встречаться с Джорджем. Она так хотела быть с Марти — наверное, это уже просто вошло в привычку, — но замужество и жизнь с Джорджем являлись наилучшими, наиболее практичными поступками, которые она должна была совершить. Он был богат, она тоже станет богачкой и, наконец, получит свободу! Никаких отсидок с девяти до пяти. Деньги превращают тебя в истинно свободную женщину — кто бы там ни лепетал что-то насчет того, что есть вещи, которые не продаются за деньги.

Одна из телефонных линий оставалась незанятой, и если бы она захотела. .. Стелла уже было протянула руку к телефону, но тут же отдернула ее, нахмурившись. Да что это она, с ума, что ли, сошла? Пусть уж сама Марти ей звонит. Она знала, что Марти вроде бы к этому времени должна была возвратиться из Лос-Анджелеса, из этого таинственного путешествия, о котором она особо не распространялась. Что-то там насчет съемок в фильмах — да, может, она все выдумала, чтобы разбудить ее ревность. В общем-то до какой-то степени ей это удалось, да только как же Марти все никак не поймет? Они ведь могут по-прежнему встречаться, делясь друг с другом обжигающей страстью. Но, конечно, так, чтобы никто об этом не прознал — ведь повадки Марти по отношению к женщинам были слишком известны всем на свете, Стелла очень переживала из-за того, что их не раз видели на людях вместе. Вот если бы ей удалось доказать Марти необходимость ее брака с Джорджем, показать, что это никак не отразится на их отношениях…

Крупный бриллиант сверкнул, испустив вокруг яркие лучики, когда Стелла протянула руку к телефону, чтобы набрать номер. А почему бы, в самом деле, и не позвонить Марти? Просто чтобы объяснить ей все. Она ведь стольким обязана ей.

Марти подняла трубку после первого же звонка, однако голос ее звучал спокойно, почти отстраненно, даже когда она поняла, что звонит Стелла.

— Как в Лос-Анджелесе?

— О, все было о'кей. Встретила кучу разных людей, кое-каких старых друзей. — Тон Марти приобрел какое-то странное выражение, когда она произнесла «старых друзей».

— Марти, неужели ты совсем не скучала по мне?

— Конечно, скучала, деточка. Но я была занята, постоянно было столько дел. Дело в том… — Марти запнулась, очевидно раздумывая, сообщить ли Стелле нечто или не стоит, но тут же продолжила: — Дело в том, что мне необходимо снять небольшую квартирку в Лос-Анджелесе, чтобы какое-то время там жить. Мне предложили роль, которая меня очень заинтересовала, и… — опять маленькая запинка, — эта роль очень перспективна.

— Марти! — быстро взяв себя в руки, проговорила Стелла. — Но это же здорово. Я так рада за тебя. — Значит, Марти набивает себе цену.

Придав голосу как можно более сладкое выражение, Стелла сказала:

— У меня тоже есть кое-какие новости. Я собираюсь выйти замуж. — Ей очень захотелось увидеть, какое выражение приобрело сейчас лицо Марти, когда она это произнесла. Как она прореагирует?

— За Джорджа, я думаю. Очень рада за тебя, Стел, если это именно то, чего ты хочешь.

Господи, как же это Марти может говорить так вежливо, так до безразличия спокойно, ведь еще несколько недель назад она по этому поводу рыдала…

— Я рада, что это не повергло тебя в уныние, Марти. Я знала, ты сможешь меня понять. Но мы ведь иногда сможем встречаться, правда?

Как же трудно расставаться, если ты так много хорошего получила от нее. Марти по-настоящему ее любила. Любила ли?

— У меня нет причин унывать, Стел. Ты же много раз говорила мне, что такая жизнь — не по тебе. Это ведь то же самое.

— Что значит — «то же самое»? — Неужели это ее собственный голос, звучащий так резко?

— То же самое и для меня, детка. Не переживай, время от времени я буду здесь появляться. И мы снова сможем бывать вместе, если ты этого захочешь.

— Марти, конечно, я все еще хочу тебя. А ты?

— Конечно. — Однако голос Марти звучал как-то неубедительно. После того как она повесила трубку, Марти так и осталась сидеть у телефона, бессмысленно глядя на него. Ладно, хватит возиться со Стеллой. Очаровательной, ветреной, эгоистичной Стеллой. Нет больше любви, не г больше мук. Пусть теперь в нее влюбится кто-нибудь еще — для разнообразия.

Я сильнее Евы, думала Марти. И сильнее Стеллы, потому что я знаю, когда наступает момент для прощания, даже если при этом кажется, что душа рвется в клочья.

Она-то знала, что это значит — умирать от боли д\ши. Теперь она больше не даст этому повториться. Особенно в Лос-Анджелесе, целлулоидном городе; впрочем, вся атмосфера, царящая там, не потворствует любви. Похоть — вот что там витало в воздухе. Похоть так или иначе поглощала там всех и вся.

Марти начала размышлять о том фильме, в котором она снялась, и это вызвало у нее улыбку. Черт возьми, уж точно не надо быть актрисой, чтобы красоваться в таком кинце! А ее партнер по нескольким сценам — он был просто потрясающим парнем. Такой чертовски опытный самец для своего юного возраста, такой чертовски соблазнительный. Ее могут удовлетворять и другие, так к чему эти переживания по поводу Стеллы?

Тишину неожиданно прорезал еще один телефонный звонок. Она подняла трубку; лицо ее приобрело каменное выражение, когда она узнала голос.

— Нет, Дэвид, я не знаю, где она. Я так и не разговаривала с Евой с тех пор, как вернулась. Может, она передумала и решила остаться в Нью-Йорке… О! Ну, вообще-то это не ее собачье дело, этой Стеллы, чтобы сообщать тебе, когда Ева должна была вернуться, а вы… вы, мужчины, иногда можете поступать просто как ублюдки! — Голос Марти рычал в трубку настолько разъяренно, что Дэвид невольно содрогнулся от обрушившегося на него заряда злости.

«Чертова лесбиянская сука!» — кипя от злости, думал он, в то же время проклиная себя за то, что — на кой черт! — он не мог совладать с собой и продолжал звонить снова и снова. Ева не ночевала дома прошлой ночью, она, вероятно, вновь была на вечеринке у Брэнта Ньюкома и его друзей.

— Я уверен, что ей сейчас хорошо, не утруждай себя и не передавай ей, что я звонил. — Переполненный бешенством и обидой, Дэвид швырнул телефонную трубку. Не нужно было ничего разузнавать. В аэропорт он приехал лишь из чувства долга, и хорошо, что он додумался взять с собой туда Ванду. Слава Богу, что она-то хоть не такая, как Ева. Это была наивная девушка с идеалистическими представлениями о жизни. И он был на сто процентов уверен, что она — девственница. Еву он ничему не мог научить — у нее уже все было до встречи с ним. Как-то даже он ее обвинил в бисексуальности, а она стала это отрицать, хотя потом все-таки выдавила из себя признание, что один разок все-таки попробовала заниматься этим делом — да, черт побери, с Марти! Он ей тогда не сказал, что уже знал об этом, потому что Стелла ему уже успела все рассказать. Это ее признание, детали, которые он с трудом выудил из нее, тоща так его дьявольски возбудили, что он даже прервал свой допрос и бросился трахать ее. Однако он приберег на всякий случай это ее признание, чтобы при необходимости использовать его как оружие против нее. С Евой он всегда чувствовал необходимость того, чтобы иметь против нее оружие — что-нибудь такое, что смогло бы ее держать от него на расстоянии, чтобы она не сумела до конца окутать его своей любовью.

Черт ее подери с этой ее любовью! Да с ней надо было обращаться так же, как он проделывал это с Глорией! Знаменитые четыре «П»: подцепить, подурачить, поиметь, позабыть всех этих баб! Большего Ева не заслуживала. Да он и не думал никогда жениться на ней. Если он решит на ком-нибудь жениться, это будет какая-нибудь милашка типа Ванды. Но ведь ему все-таки хотелось переспать с Евой хотя бы разок, чтобы доказать и себе, и ей, что она — всего лишь дешевка, которую уложить под себя — это раз плюнуть.

Ева… Да пошла она к черту! Правда, он очень хотел знать, что же она делает в этот момент, когда он думает о ней.

А она в этот момент помогала Брэнту завести его яхту в док. Волосы ее живописно ниспадали по спине, собранные в «конский хвостик» элегантным головным платком. Пространство между ее бедер было наполнено каким-то необычным болезненным ощущением, которое делало ее и застенчивой, и гордой от сознания наполненности удовлетворением. Она так и не могла до конца осознать, что той женщиной на яхте была она сама, полностью отдавшаяся своей плотской страсти.

Какое необычное ощущение — иметь своего мужчину, который совершенно неожиданно как бы обручен с ней и хочет на ней жениться и, главное, что это совсем не Дэвид. Интересно, сживется ли она с этой мыслью или с тем, что она станет женой Брэнта, например.

Потом, в машине, она спросила его, не забросит ли он ее домой.

Он с любопытством посмотрел ей в глаза.

— Уже устала от меня? А я-то считал, что ты мной выписана на несколько дней подряд^..

Ей даже удалось засмеяться, когда она укоризненно закачала головой.

— Да нет, нет, Брэнт, мне ведь надо побыть в своей квартире какое — то время, чтобы уладить кучу дел с Марти, если она вернулась, собрать остаток своих вещей, и — Господи! — до меня вдруг потихоньку начало доходить, как до черта много мне нужно всего переделать, ведь в Нью — Йорк надо звонить и…

Он дотронулся до ее руки.

— Да ладно, ладно. Уже едем.

Если бы это был Дэвид, он бы крайне раздражился от ее слов или заворчал бы — ведь он так не любил, когда что-то хоть немного нарушало его планы. Брэнт же остался таким же вежливым и рассудительным, каким он пробыл весь этот день с ней. Интересно, выведет ли она его когда-нибудь из себя, или же все его всплески негодования так и будут запрятаны глубоко внутрь, как и другие проявления его чувств?

Как только Ева ступила на порог своей квартиры, Марти тут же выскочила из своей комнаты, испустив шумный вздох облегчения.

— Ну наконец-то, слава Богу! Я уж начала думать, что ты подхватила сыпной тиф! «Твой» трезвонил весь день, я уже просто обалдела от него! Я… — Марти в мановение ока потеряла голос, когда вдруг увидела, кого Ева привела с собой.

— О, Господи Боже мой! — вырвалось у нее-. — Только не ты!

— Приветик, Марти. К сожалению, это я. — Как всегда, голос Брэнта звучал холодно и слегка издевательски.

— Марти, — запинаясь, начала говорить Ева. — Я… Ну, мы… — Она никак не могла подобрать слов, видя, в какой шок повергнута Марти.

— Почему бы тебе не начать собирать одежду и вещи, которые тебе надо взять, позвонить всем, сердечко мое сладкое, а я тем временем все разъясню Марти.

Позвонить всем? Ева пронзила своим взглядом Брэнта. Он что, имел в виду Дэвида? Не было ли в его тоне ноток сарказма?

Однако он уже отвернулся от нее. Он и Марти скрестили холодные взгляды, словно противники перед поединком. Ослабев от напряжения, Ева предоставила поле битвы Брэнту: он был отличным бойцом.

— Разъяснишь! — гневно — выговорила Марти. — Что же это ты разъяснишь мне? Ева никуда с тобой не поедет, Брэнт Ньюком. Я ей не позволю. Ты, верно, забыл уже, что я-то знаю, что ты за выродок!

Ева отступила, скрывшись за дверью своей комнаты от их голосов. На какое-то мгновение она застыла, прислонившись к двери, закрыв глаза. Дэвид звонил… Дэвид… Что ему было нужно от нее?

Автоматически, даже не задумываясь об этом, Ева направилась к телефону. Но, не дойдя до него, она резко остановилась, на секунду задержала на нем взгляд и затем отвернулась. Она точно знала, что было нужно от нее Дэвиду. Ему была нужна партнерша, заглядывающая ему в глаза, предоставляющая ему свой кров, подчиняющаяся ему, не претендующая ни на что-либо большее, потакающая всем его требованиям. На этот раз ему не заполучить ее. На этот раз Евы Мейсон не будет для него дома, и пусть он думает что угодно. Я тоже могу быть практичной и сдержанной (у Брэнта набралась?) , даже если мне будет это стоить смерти части моей души, той потаенной ее части, которая все еще не может жить без Дэвида.

Поспешно, почти лихорадочно, Ева начала вытаскивать свои вещи из платяного шкафа, не пропуская ни одного отделения, сваливая все в кучу на кровать. Ей вдруг захотелось швырнуть что-нибудь в зеркало, предательски замечающее и фиксирующее каждое ее движение. Не хочу больше думать о Дэвиде и о тех днях и ночах, когда они были вместе в этой комнате, на этой кровати!

Господи, если бы он позвонил — прямо сейчас! Что бы она сделала? Что бы сказала ему? В тех закоулках ее души, где раньше всегда теплилась надежда и мольба о том, чтобы Дэвид позвонил, сейчас не осталось ничего, кроме яростного желания, чтобы он не звонил, пока она не совершит свой побег отсюда.

К реальности ее возвратила Марти, которая зашла, чтобы помочь ей упаковать вещи и отложить то, что она вышлет ей потом. Лицо Марти, цветом кожи которое обычно напоминало белый оттенок лепестков магнолии, была намного бледнее обычного, а глаза ее выражали оцепенение и недоверие.

— Не могу поверить! — вдруг взорвалась Марти, минуту спустя после того, как вошла. — Ева, ты в самом деле понимаешь, на что ты идешь? Я все никак не могу заставить себя забыть, что это — Брэнт, что он, должно быть, вновь разыгрывает какую-то свою жестокую партию. Я — о, Ева, детка, я ведь просто влюблена в тебя, ты же знаешь. Я просто не смогу видеть, как ты будешь разорвана в клочки этой… этой барракудой! Ева бессильно усмехнулась.

— Уже слишком поздно, Марти. Я уже решилась, и через несколько дней мы поженимся. Я даже подписала все эти документы сегодня утром, и… что ни делается — все к лучшему. Наверное, это так. Да не смотри ты на меня так, я ведь сама еще не могу до конца все осознать и поверить этому.

— Ты совершаешь большую ошибку, Ева. Я ведь предупреждала тебя о нем, помнишь? Но ты сама себе хозяйка. Проклятье, я себя ощущаю почти что твоей защитницей — ты не должна больше страдать. Сначала Дэвид, потом… — Марти бросила взгляд в сторону двери. — А что с Дэвидом? Что мне ему говорить, если он снова позвонит? Или ты сама ему хочешь позвонить?

— Я не хочу говорить о Дэвиде! О, Марти, извини меня, я не хотела хамить тебе, но… между нами кое-что произошло, и… и все кончено. Он сам виноват. Скорее всего, это он раскрыл мне на все глаза в последнюю нашу с ним встречу.

— Так ты выходишь замуж за Брэнта, чтобы рассчитаться с ним?

— Да не знаю я! Не знаю, почему я выхожу за Брэнта. Единственное объяснение всему этому — это то, что сам он хочет, чтобы я это сделала, а я… Наверное, я, наконец, созрела для замужества!

— Ох! — недовольно хмыкнула Марти. Она начала аккуратно раскладывать вещи Евы в ровные стопки на кровати и уже больше ничего не могла вымолвить после этой реплики, хотя ее осуждение проявлялось так сильно, что было почти что осязаемым.

В конце концов, Ева решила забрать с собой только два чемодана. Она оставила Марти чек — свою часть квартплаты за следующие два месяца, — а также ключи от квартиры. Почему-то в каждом ее действии сквозило ощущение какого-то последнего прощания, ей казалось, будто она вверяет себя попечительству Брэнта, и это чувство наложило на нее печать тихой отстраненности. Ей вдруг почудилось, будто она сидит в вагончике «американских горок», который сорвался с рельсов и мчится вниз, чтобы разбиться вдребезги. Уничтожит ли Брэнт ее в конце этой игры?

Глава 32

Перед домом, словно дурная примета, стоял Джерри Хормон. Он прислонился к ограде из потемневшего кирпича и пристально оглядывал их обоих. Почему-то как только Ева увидела его, торчащего там, она до смерти перепугалась — совершенно беспричинно, потому что все-таки именно Брэнт, а не Джерри затеял тот ночной кошмар. Брэнт, который…

Она вдруг неожиданно почувствовала, что не в состоянии выбраться из машины, не хочет выходить из нее, но сильные твердые пальцы Брэнта сжали обе ее руки, он приподнял ее, помогая выйти из машины, и повел ее вперед. Джерри проигнорировал ее, и она почувствовала некоторое облегчение.

— Эй, Брэнт! Я весь день пытался застать тебя. Выяснил, что ты ушел в плавание, значит, ты вернешься не слишком поздно. — Наконец он удостоил своим взглядом Еву, которой захотелось съежиться, когда он на нее посмотрел.

— Развлекаешься в полном одиночестве, а? Ну а как насчет того, чтобы слиться с народом сегодня, у меня? Там будет кое-кто из южных краев. Да, они просто горят от нетерпения поразвлечься. Я сюда притащился только потому, что был уверен, что перехвачу тебя.

С лица Брэнта не сходила его холодная вежливая улыбка, но при этом он отрицательно покачал головой, и Ева почувствовала, как по всему ее существу разливается теплый поток облегчения. В течение нескольких бесконечных ужасных секунд она испытывала страх оттого, что он может согласиться и заставить ее поехать с ним.

— Извини, Джер, я на какое-то время выбываю из игры, а может быть, навсегда. Я полагаю, вдобавок к этому ты можешь разболтать всем, что завтра я снова уезжаю из города. Ева и я женимся.

Он сказал это легко, как обычную реплику приятельского разговора. Но Ева рассмотрела, как Джерри вытаращил от удивления глаза, приоткрыл, а потом захлопнул свой рот, будто ему трудно было подобрать слова для ответа.

Наконец он медленно проговорил:

— Ну, парень, ты и шутишь! Это все очередной твой закидон. Ну-ка, давай расскажи мне все, давай поржем вместе. Да это же не твоя ноша, Брэнт, малыш. Ну, в смысле, я хочу сказать, ты — классный парень, дорогуша. Ну, может, чуть-чуть тронутый, как и все мы, но не до такой же степени. Да ладно, кончай, скажи старине Джеру, что ты опять дурачишься, солнышко тебе головку напекло…

Не отдавая себе в этом отчета, Ева вдруг обнаружила, что и она тоже пристально смотрит на Брэнта, с нетерпением ожидая его иронического смеха, его насмешливого рассказа, что он на самом деле и не собирался жениться и все это было лишь розыгрышем.

Однако вместо этого он сказал Джерри нечто иное:

— Прости, Джер, но я в самом деле не шучу — наконец-то не шучу. Может, мне все просто так опостылело — понимаешь? Ну, в общем, можешь выдумать какую-нибудь дикую басню для народа. Я сейчас буду чертовски занят, чтобы заниматься всякими официальными разъяснениями.

Джерри еще долго стоял, покачивая головой после того, как они зашли в дом, — Ева, так и не промолвив ни звука, а Брэнт, кратко объяснив, что им предстоит куча сборов перед отъездом.

— Ты что, смываешься?

— Можно и так это назвать. Мы пока еще не решили, куда и когда. Но очень скоро. Мы уезжаем утром, поэтому будь душкой, пусть здесь никто не маячит, ладно?

Джерри, все еще пребывавший в оцепенении, молча согласился, однако он неожиданно догадался, что, наверное, Брэнт задумал какую-то безумную, чудовищную выходку, чтобы одурачить и эту девчонку, и его, и их всех. Брэнт иногда мог быть таким изощренным сумасбродом — ни черта не разберешься, что он там задумал.

Но выбрать из всех возможных вариантов Еву Мейсон? Всем было известно, что она свихнулась на том парне, юристе, брате Фрэнси. Да к тому же эта вся шумиха насчет ее отъезда в Нью-Йорк, чтобы занять место Бэбса Бэрри в той, как ее там называют, обадценной программе, — это-то все что, побоку? Черт, думал он, ведь только неделю назад или что-то в этом роде Брэнт созвал всю команду к себе, чтобы трахнуть эту телку, даже раззадоривал всех. А он-то думал, что он, Джерри, лучше всех знает Брэнта Ньюкома! Вот смехота, как тут поймешь этого Брэнта с его миллионами, такого молчуна? Даже если ты с ним гнил на одной и той же базе во Вьетнаме.

Брэнт Ньюком всегда был бобылем, даже когда он был в центре команды, героем вечеринок. Все время в его жизни были женщины, это точно, и даже время от времени мужики попадались, если оргия складывалась так, что все расходились до такой степени, когда уже было неважно, кто с кем. Но у Брэнта, в отличие от других парней, никогда не было самого близкого друга (если не считать таковым его самого, Джерри, ведь Брэнт его-то всегда выделял из этой толпы, ведь так?). Не было у него и постоянной бабы. Даже когда он жил в Европе, где вроде как полагалось для шику мужчине его калибра иметь в любовницах какую-нибудь известную актрису или оперную певицу.

Брэнт со своей внешностью, со своими миллионами мог бы так распоряжаться женщинами, такие сдивки собирать! А вместо этого он просто трахал их и выбрасывал за ненадобностью. Он в самом деле плевал на всех них. Некоторые ревнивицы, чье самолюбие бывало задето тем, как быстро он бросал их, пытались распускать слухи о том, что Брэнт на самом деле тайный гомосексуалист. Однако никто этому особо не верил, потому что Брэнт постоянно бывал на самых разнообразных сборищах с большим количеством дамочек — иногда это получало слишком широкую огласку — и вовсе не скрывал, как он балдеет от всего этого. Он был так же похотлив и всегда готов к бою, как восемнадцатилетний жеребец.

Так какого же черта он нашел в этой Еве Мейсон? Она была красива, но ведь в наши дни красота — это не редкость, да есть еще столько способов стать привлекательной. По происхождению она была выскочкой из очень среднего класса, какого-то маленького городка, так, ничего особенного. Побывала под необходимым количеством мужиков, чтобы куда-то выбиться. Значит, Брэнт в ней обнаружил для себя нечто такое, особенное, ведь должно же там быть что-нибудь эдакое. Джерри так и не понял, что же это. М-да, говорят, леопарду не вывести своих пятен, а Брэнту не измениться враз. Он ведь тоже имеет слабости, как и все; наверняка через какое-то время он вновь войдет в оборот, либо со своей невестушкой, либо без оной.

Джерри брел, размышляя, к тому месту, где он припарковал свою машину. Неожиданное