КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 425856 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202653
Пользователей - 96488

Впечатления

1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Престон: Циклы: "Уаймэн Форд" и "Джереми Логан". Компиляция. Книги 1-9 (Триллер)

Переделанный вариант предыдущего файла. Сделана разбивка на два цикла (пока). Позже сделаю отдельные триллеры, отдельной компиляцией. Дело в том, что в старом варианте существует проблема со ссылками. Вот этот огрех и хочу исправить. Этот файл без проблем! Sorry!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
natitali про Толстой: Война и мир. Том 4 (Классическая проза)

Образование, или Долгожданная встреча с прекрасной книгой, которая – сама жизнь
«Все страсти, все моменты человеческой жизни, от крика новорожденного ребенка до последней вспышки чувства умирающего старика, все горести и радости, доступные человеку, - все есть в этой картине».
(Критик Н. Страхов о романе «Война и мир»)

ЗДРАВСТВУЙТЕ!
«Как долго я тебя ждала… Как долго я тебя ждала…» - говорит небезызвестная героиня популярного советского фильма «Москва слезам не верит». Вот и мне хочется повторить те же слова, обращаясь к недавно прочитанному 4-х томному роману. А отзыв пишу для тех, кто ещё не читал всё произведение великого мастера – Л.Н. Толстого. Пусть когда-нибудь и у вас состоится эта встреча.

Есть такое мнение: в школе изучают литературные произведения классиков с мировым именем для того, чтобы в зрелом возрасте человек захотел их прочитать (перечитать). Наверно, это так и есть. Многостраничный 4-х томный роман, роман-эпопея, в старшей школе у многих вызывал отторжение из-за его кажущейся огромности: «Да ни в жисть не осилить! И где взять время?» А вот теперь и время пришло. В зрелом возрасте.
Когда в своём рабочем коллективе сказала, что заканчиваю читать увлекательнейшую книгу «Война и мир», кто-то посмотрел на меня с удивлением, кто-то - с уважением, кто-то - с недоумением, а одна коллега выпалила: «Вам что? Делать нечего?» Но тут же нашлись и другие, которые принялись обсуждать различные экранизации этого литературного шедевра …

Конечно же, любой образованный человек знает, что роман «Война и мир» Толстого - классика литературы, и не только отечественной, но и мировой. Многие из честолюбия сознают, что уважающий себя человек должен и тому подобное. Но далеко не все, как мне кажется, знают, на сколько интересным может оказаться для них это чтение.

Я ничуть не заметила, что персонажей слишком много. Говорят, около 500. Все имена на слуху: Болконские, Ростовы, Курагины, Безуховы. Это была встреча со старыми знакомыми, но в новых условиях. Благодаря прекрасному слогу автора и коротеньким главам роман-эпопея читается легко. Прелесть больших произведений, на мой взгляд, заключается в том, что ты полностью погружаешься в атмосферу повествования и живёшь в то время и с теми персонажами. И душа, и мысли с ними. Расставаться грустно. Как с хорошим другом.

Л. Н. Толстой 5 лет трудился над своим детищем. Сколько же таланта, ума, кропотливых исторических изысканий ушло на этот труд! Потомки должны быть благодарны.

Я желаю всем, чьё время ещё не пришло, читать «Войну и мир», чтобы оно всё-таки настало. Жизнь коротка. И может быть стоит поторопить это время?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Требуются родители. История попаданки (Любовная фантастика)

даже ставя писево в жанр "фантастика" не стоит написивать, что партнёр по бизнесу не только обнулил счета и продал активы компании (без подписи второго - сделка ничтожна), но и обнулил ЛИЧНЫЕ счета ВСЕХ сотрудников, включая второго руководителя. это - не фантастика, это - дурь безграмотная.
начиная с элементарного: да откуда ему вообще их знать??? в общем, херня нечитаемая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Михаль: Драконы тоже любят сладости (Любовная фантастика)

"— Что ты будешь печь, Яночка? — с любопытством поинтересовался дядюшка Марвел.
— Кексы, шоколадный торт, блинчики с творогом, мороженое, творожный крем и орехово-шоколадную пасту."
вы вот серьёзно? "испечь" мороженное, крем и шоколадную пасту? ну, то есть простого "а ещё" - ума не хватило в предложение вставить?
нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Сумеречная война (ЛП) (fb2)

- Сумеречная война (ЛП) (а.с. Тень луны-3) 617 Кб, 121с. (скачать fb2) - Саймон Хиггинс

Настройки текста:



Саймон Хиггинс «Сумеречная война» («Тень Луны» - 3)

Перевод: Kuromiya Ren


Сердцу моего клана шиноби :


Энни, верной и упрямой, как Цапля ;


Бронвин, энергичной и забавной, как Снежка ; и


Джеймсу, гениальному, как Барсук, но очаровательнее .


СУТРА ФУРУБЭ

(«Игнорирование»)

Подготовка

Собраться, очистить разум и оценить свои поступки

Взгляд на себя

Очистить всю ложь, совершенную за день, не рассыпать зерна жизни

Решимость

Закончить счастьем, что успокоит разум.


ТРИ УРОВНЯ ГЛАЗА ЗВЕРЯ

1. Зрение зверя

Соединиться разумом с существом и использовать его органы чувств

2. Двойное зрение

Видеть своими глазами и глазами соединенного животного

3. Управление зрением

Видеть самому и глазами животного, управлять животным, сделав его шпионом или оружием.


ОДИН

Повалить крепкий кедр


Волна темных туч закрыла луну, Снежный Ястреб запрыгнула на изогнутую крышу.

Сад, окружающий одинокое поместье, раскинулся перед ней. Маленькие железные фонари озаряли тропы из белого гравия и камни у изогнутых деревьев. Огражденный сад выглядел пустынно, но интуиция Снежки шептала о незримой опасности. Она медленно повернула голову, раскрыв рот, прислушиваясь. Через пару секунд она уловила вдали тихий вдох. Она мрачно кивнула. Первый страж. Где он прятался?

Ее правая рука обхватила рукоять меча на спине. Пальцы левой руки смахнули пот со лба и юркнули к узлам, закрепляющим ее черно-лиловой повязки на голове. Снежный Ястреб проверила каждый узел. Все было прочным, и она была готова. Вскоре победа будет ее. Она медленно сглотнула. Победа и награда, или быстрая жестокая смерть.

Тихие ритмичные звуки нарушали тишину. Сандалии хрустели по гравию, каждый шаг звучал громче предыдущего. Она скользила взглядом по саду, пока не заметила приближающегося в тенях стража. Он был насторожен, но расслаблен, шел по установленному маршруту.

За ним возвышалось в ночи поместье. Снежка смотрела на впечатляющее поместье Сёгуна, место, которое он скрывал. Она опасно улыбнулась. Больше оно не было тайной.

Страж не видел ее и шел среди ухоженных деревьев, что окружали пруд, обрамленный камнями. Он был высоким, сильным на вид и вооруженным копьем и мечом на бедре. Сражаться с ним лицом к лицу не стоило!

Добравшись до края маршрута, страж резко развернулся и пошел прочь. На его пути была широкая полоса неосвещенного сада.

Снежный Ястреб смотрела вниз. В тени стены были растения, цветущая клумба. Идеально! Она спрыгнула. Растения тихо зашелестели от ее приземления, туман запаха поднялся от раздавленных ее сандалиями листьев.

Снежный Ястреб вдохнула запах, улыбнулась и быстрыми кошачьими шагами последовала за стражем. Беззвучно выхватив меч, она прыгнула на камень, обогнула другой, страж не успел выйти в свету следующего фонаря, она нагнала его. Снежка подняла меч шиноби, готовясь оглушить его им.

Без предупреждения страж вздрогнул и встал в боевую стойку. Или инстинкт, или тихие звуки смогли его предупредить.

Он не успел обернуться, ее меч стукнул его по голове. Он рухнул. Схватившись за пучок на его затылке, Снежка управляла его падением, чтобы он не шумел. Спрятав оружие, она убрала его копье и оттащила его к растениям.

Снежный Ястреб пошла вдоль пруда. Теперь от двойных дверей поместья ее отделяла только полоска света. Она слышала дыхание, шаги. Снежка замерла.

Второй страж вышел из мрака напротив нее. Он замер, повернулся, склонил голову и понюхал воздух.

Сердце Снежки заколотилось. Он был очень хорош. Он мог ее уловить по запаху. Просто напасть на него не вышло бы. Страж развернулся по кругу, ноздри раздувались. Снежка мысленно ругалась. Ей нужно было отключить его быстро, пока он не поднял тревогу из-за подозрений.

Она потянулась под накидку к чехлу из лошадиной кожи, что был под ее рукой, вдоль ребер. Оттуда она вытащила короткую, черную бамбуковую трубку. Снежный Ястреб подняла трубку к губам, следя за стражем, он разглядывал сад рядом с ней и хмурился.

Она набрала легкие воздуха и вытащила дротик из чехла. Она проверила его кончиками пальцев. Четыре выступа, что означало, что он смазан усыпляющим зельем, а не ядом.

Это она и искала.

Она прижала трубку к губам. Страж пригнулся и посмотрел на заросли, где она пряталась.

Он увидел ее!

Страж выпрямился, вдохнул, готовясь реветь предупреждение. Снежка отчаянно прицелилась и дунула, порыв воздуха контролировался ею.

Рука самурая взлетела к шее, словно он убивал комара. Он вскрикнул и согнулся, держась за грудь. Прохрипев, он пошатнулся. Она опустила трубку и тихо пошла вперед, пока он падал, она успела поймать его копье.

Она спрятала стража в зарослях и услышала вдали приглушенные звуки. Мужчина кашлял с болью где-то справа, за главным зданием. Она смотрела на полумрак в той стороне. Что там было? Скрытый дом, которого не было на ее карте? Она услышала долгую речь, сипение, какое было у человека с больными легкими. Ее кожу покалывало. Говорили, у Сёгуна были проблемы из-за старой раны, полученной в бою.

Она посмотрела на величественное поместье. Стражи отвлекали ее от нужного здания!

Снежный Ястреб пригнулась и пошла к углу садовой стены. Она прищурилась, глядя на широкую темную полосу, что проходила между стеной и поместьем. Ее зрение было натренированным и усиленным особой диетой с травами, она разобрала силуэт домика. Она пошла туда, разглядывая его.

Соломенная крыша и стены из темного дерева были в тени шикарного поместья, скорее всего, там обитал сторож или смотритель.

Она в восторге склонилась вперед. Этот домик был убежищем ее мишени. Их хитрый план провалился! Сердце Снежки замерло, она бросилась к скрытому дому, перекатываясь. Она замерла, присев, у маленького крыльца.

Мягкое желтое сияние, скорее всего, от лампы, озаряло бумажную дверь-шоджи.

Снежный Ястреб ослабила ткань на лице, понюхала воздух и прислушалась. Два запаха доносились из домика: в лампе горело масло и человек потел от тревоги.

Кто-то расхаживал внутри, хлопковые носки-таби шуршали по татами, сплетенному из бамбука настилу. Снежный Ястреб улыбнулась. Татами! Еще одно доказательство, что мишень здесь. Обычно в таких домиках пол был из земли или усыпан соломой.

Вжих-вжих. Мужчина не останавливался. Наверное, был хорошим стражем. Снежный Ястреб посмотрела на крыльцо в поисках тетсубиши или ловушек. Где именно в этой комнате больной господин?

На горе футонов за сетью от комаров, конечно. Значит, кровать больного была под балками потолка. Вдали от двери для безопасности, но близко к окну для свежего воздуха. И тогда вариантами оставались два дальних угла комнаты.

Снежный Ястреб ждала у двери, слушала шорох таби по татами. Тень упала на бумагу. Она задержала дыхание.

Телохранитель остановился, глупо близко к двери. Судя по его силуэту, он был худым, как она, с длинными волосами, собранными в высокий хвост за его головой. Так ходили шиноби, но это мог быть и ронин, самурай, не привязанный к благородному дому. Но она уже поклялась, что скоро он будет просто трупом.

Ее лезвие вылетело их ножен без звука. Она плавно встала, расставила ноги для равновесия, подняла меч на уровень груди силуэта на бумаге. Телохранитель пробормотал что-то недовольно и взмахнул волосами. Плечо силуэта начало поворачиваться. Он собирался продолжить движения.

Сейчас!

Она бросилась, и лезвие вспороло бумагу, удар задел и ее запястья.

С громким вскриком телохранитель Сёгуна согнулся, Снежка убрала меч и отпрянула, он пошатнулся в ее сторону. Потеряв равновесие, он прорвал бумагу, сорвал ее с деревянной рамки и упал на крыльцо. Он рухнул на колени, держась за грудь, почти у ее ног. Она быстро оглядела его. У него не было оружия в руках. Он был в простой черной одежде, меч остался за спиной, брони заметно не было.

Она быстро проверила комнату за ним. Пусто. Футона не было.

Еще одна ловушка!

- Где твой господин… - она не успела договорить и увидела лицо того, кого смертельно ранила. Рот Снежки раскрылся от шока. Меч выпал из ее рук. Она хорошо знала это лицо. Ее испуганные глаза скользнули по высоким скулам, прямому носу, тонким губам и острому подбородку…

Тень Луны! Тень Луны из ордена Серого света.

Темные, почти кошачьи глаза смотрели на нее из-под трепещущих век. Тень Луны вдохнул с трудом, хмуро глядя на нее.

- Предательница!

Держась руками за грудь, он рухнул.


ДВА

Сомнения на рассвете


Тень Луны сел на футоне с громким вскриком. Он крепко держался за грудь руками. Слово звенело в голове как колокол храма.

Предательница.

Он помнил, как кричал это в кошмаре перед смертью.

Смертью… от руки Снежки! Он кричал это? Он потер глаз и осмотрелся. Никого не испугал? Тень Луны успокаивающе вдохнул.

Наступал очередной летний рассвет, розовый свет лился в узкое окно высоко на стене его крохотной комнатки. Он посмотрел на мохнатые головы по бокам от его футона. Тен Луны смотрел, как звери встают и потягиваются. Стряхнув сон, они уставились на него.

Слева стоял акита матаги, похожий на волка пес с длинной шерстью светлого цвета, широкой грудью и спиной. Сильный зверь склонил большую голову. Напротив него на хозяина немигающими глазами смотрела черно-белая кошка, которую часто звали кимоно-кошкой. Обычно у таких котов были короткие, широкие и почти треугольные хвосты, но у этой кошки хвост был длинным. Их считали священными из-за уникальной окраски – на спине рисунок напоминал женщину в кимоно – и такие коты жили на землях храмов, потому их звали еще и храмовыми котами. Эта кошка жила здесь.

Тень Луны улыбнулся им. Он не хотел, чтобы они были в комнате, но звери очаровывали и были упрямыми, добились права жить с ним. Он разрешил им спать здесь, чтобы они не шумели по утрам, играя с Сару-саном, обезьяной брата Барсука. И все в ордене были этому рады.

Он открыл пересохший рот, чтобы поговорить с четвероногими друзьями, но резко вспомнил сон. Комнатка пропала.

Он снова видел как Снежка, она направляла клинок в тень на двери.

Она пронзила мечом бумагу и…

Он совладал со своими мыслями, дрожа и шепча с усилием:

- Дурак! Успокой мысли! – ему нужно было очищение. Если он снова вспомнит сон, нужно будет прочитать сутру фурубе, пока его разум не станет чистым, как горный пруд. Тень Луны вздохнул, покачал головой из-за хаоса в голове.

В кошмаре Снежка не была его лучшим другом и ценным членом ордена, она была беспощадным врагом. Но он как-то ощущал ее задание. Ее чувства. Ее мысли.

Он был ее мишенью, но был как-то связан с ней, а потому ощутил, что ей нужно убить их господина, Сёгуна Японии.

Это было безумием.

Сёгун, Иэясу из клана Токугава, проявил себя умным и проницательным лордом, он принес в Японию мир после века гражданской войны. Орден Серого света гордился служить ему, быть его глазами и ушами, а то и рукой правосудия.

Снежный Ястреб, как и все они, поклялась защищать жизнь Сёгуна своей, делать все, чтобы поддерживать мир, чтобы Япония оставила позади кровь. Чтобы процветала, как сад. Таким Сёгун видел будущее империи.

Юный шпион выдохнул ртом. Кошмар пугал. Снежка охотилась на господина в том видении! В реальности она была верным товарищем в сражениях против врагов Сёгуна, мятежных лордов и торговцев, что видели будущее другим.

Мятежники хотели убить Сёгуна и заменить его своим лидером, кровожадным и алчным лордом Серебряным волком. Он говорил, что тогда сразу захватит Корею. И другие соседи тоже пострадают. Серебряный волк хотел править всем миром.

Снежка никогда не встала бы на его сторону.

И тут Тень Луны ощутил это. Холод сомнения. Он зашипел на себя. Идиот! Это был сон. Не было причины сомневаться в ее верности. Он прикусил губу. Или была?

Она ведь уже меняла сторону? Почему не могла поменять снова?

Он сидел на футоне. Уперев подбородок в колени, Тень Луны пальцами впивался в спутанные волосы. Животные решили, что это приглашение, и полезли к нему. Кошка потерлась о юношу. Пес нюхал его руку мокрым носом, а потом опустил большую тяжелую лапу на его ногу.

- Банкен-чан! – пожурил он кошку. – Мотто-кун! – он нежно отодвинул собаку. – Слезьте с кровати!

Мотто расстроился и отошел, покружил на татами и шумно опустился. Банкен упрямо стояла на краю футона и решительно смотрела на юношу. Тень Луны кашлянул, его холодный взгляд напоминал ей, что не стоит с ним шутить. Кошка с недовольным видом сдалась. Взмахнув хвостом, она ушла в темный угол. Тень Луны поймал на себе ее холодный взгляд. Принцесса Банкен не смогла переубедить его, так что выражала свое возмущение.

Ох и кошка! Она была предсказуема для него. Он знал этих зверей, потому что постоянно соединялся с ними разумом.

Брат Орел, глава ордена, обучил юношу древнему навыку под названием Глаз зверя, умению Старой страны, которое утратили многие, но оно сохранилось у некоторых шиноби. Тень Луны мог сосредоточиться на птице или звере и видеть его глазами, пользоваться обостренными чувствами зверя. На высшем уровне навык позволял даже на короткий период управлять зверем.

Банкен сверлила его взглядом. Тень Луны даже жалел, что не мог все время управлять ею.

Потому что тогда он заставил бы ее отвернуться к стене!

Он прищурился. Вернемся к проблемке. Снежка. Почему он стал сомневаться в ней? Из-за глупого сна?

А если это было пророчество? Цапля учила его, когда он еще был безымянным новичком. Он доверял ей, и у нее бывали пророческие сны. Тень Луны почесал челюсть и покачал головой. Нет, это не то. У него не было инстинкта, что сон был пророческим. Неуверенность была из-за другого.

Может, из-за тяжелой правды, что не давала ему покоя: Снежка пришла в орден, оставив свой клан. Она могла вернуться. И потому всегда оставалось место сомнению…

Его глаза стали мечтательными, он вспоминал, как сошелся со Снежкой. Этой весной Тень Луны отправился на первую миссию в замок Серебряного волка в Фушими, чтобы украсть планы военачальника касательно тайного оружия иностранного дизайна. Там он столкнулся с юной шиноби из клана Фума: Снежкой. В опасности и против общих врагов они объединились и помогали друг другу. По пути они узнали друг о друге больше.

Они были сиротами, но кланы вырастили их по-разному. Жестокий клан Фума сделал ее злой, а он счастливо рос в ордене Серого света. Но у них все равно было много общего. Они отчаянно хотели дружить, хотели себе настоящего друга, который поймет, что такое жизнь шиноби. Этот путь был путем великой силы. А еще риска. Одиночества. И постоянного страха.

Страха быть убитым на следующем задании. Страха выжить, но не справиться. Страха, что враги, которых становилось все больше, начнут мстить.

Он убедил Снежку уйти от Фума и присоединиться к ордену. Вместе с храмовой кошкой, что нашла его в Фушими, они сбежали от людей Серебряного волка. Путь был тяжелым, долгим, и Снежка смело боролась на его стороне, даже поранилась.

- Так откуда сомнения? – спросил Тень Луны у воздуха. Ухо Банкен дернулось в его сторону.

Снежный Ястреб заслужила свое место, она помогала ему на задании всего три недели назад. Она помогала ему спасать Белую монахиню, загадочную наставницу шиноби. Эта миссия была полна странных сюрпризов.

Гора с лесом, полным призраков, была далеко от безопасного Эдо, и мудрейшая вдруг заговорила о происхождении юноши. Она раскрыла немного, и это наполнило его надеждой, но и ужасным нетерпением. Ему нужно было узнать больше. Были ли его родители живы? Вопрос не давал ему покоя. Он просил разум прекратить. Он пытался отложить это дело на потом.

Мотто храпел во сне, его морда шевелилась. Тень Луны улыбнулся, глядя на сильного пса. Мотто был неожиданным подарком Белой монахини в конце миссии. Тень Луны прикусил губу. Они спасали мудрейшую, а все привело, не без стараний Серебряного волка, к войне с кланом Фума. Этот конфликт точно помешает работе секретной службы Сёгуна, зато поможет мятежному даймё!

Стрела с черным посланием опустилась в саду и в традиционном стиле шиноби сообщила о начале войны. Сумеречной войны. Секретной, но опасной. Никакой пощады, и сдаться никто не позволил бы. Победитель забирает все.

Это было источником сомнений?

Орден был мишенью клана Фума, так что верность Снежки будет этим серьезно проверена. Может, это была первая серьезная проверка. Он облизнул губы, они пересохли. Фума наступали. Никто не знал, когда, где и как, но они нападут. Они вырастили Снежку, но в бою ей придется принять решение. Она поклялась служить ордену Серого света, выдала сама секреты клана Фума, она помогла спасти Белую монахиню.

Но ей придется сражаться с теми, кого она знает. Могла ли она сражаться или даже убить ниндзя, что когда-то кормили ее, одевали и обучали? У нее была смелость, в ее глазах пылал боевой гнев, когда говорили о Фума. Но как она поведет себя в бою против знакомых? Тень Луны не знал.

Ему казалось, что он знал ее лучше всех, но и он часто находил ее непредсказуемой, непонятной, со странным настроением. У них было разное мнение почти насчет всего. Или таким был ее характер?

Снежка и он учились вместе, часто читали бок о бок в архивах или в саду. Они каждый день говорили, шутили и ели вместе, а хотя бы раз в неделю говорили без остановки часами. Но его удивлял ее взгляд на мир. Она принимала многие решения, основываясь на чувствах, считая, что факты потом поддержат ее выбор.

Цапля, которую Тень считал мамой, видела его потрясение из-за Снежки и просто отворачивалась с улыбкой. Это значило, что и она, хоть и была леди, думала, что девушек не понять? Брат Барсук говорил как-то, что даже великий Будда не понимал женщин.

Тень Луны сонно посмотрел на притихших зверей.

- Вы понимаете девочек?

Звери вдруг встревожено подняли головы. Они смотрели на дверь. Через миг постучали. Тень Луны встал и отодвинул дверь.

Брат Орел стоял в коридоре и гладил короткую седеющую бороду, длинная коса волос была на плече. Орел улыбнулся и склонил голову в сторону двери кухни в конце коридора.

- Внезапное собрание, - сказал он. – Срочные новости, обсудим за завтраком. Скорее, - Орел посмотрел на юношу. – Что-то не так?

- Нет, - сказал Тень Луны смущенно. – Кошмар, только и всего. Все в порядке.

Орел выдохнул и отвернулся.

- Хотелось бы.

Мотто и Банкен выбрались в коридор и направились к архивам, явно собираясь поохотиться на Сару.

Протирая глаза, Тень Луны повернулся в другую сторону и пошел по коридору, успокаивая себя, пока следовал за Орлом.

Слова наставника предупреждали: готовься к плохим новостям.


ТРИ

Пугающие слухи


Орел опустился во главе длинного низкого стола, где уже ждали Снежка и брат Богомол. Тень Луны занял свое место, опустился на колени и сел на пятки, потянулся и огляделся.

Цапля готовила этим утром, она сидела в углу у огня и раскладывала рисовую кашу по мискам. Как и всегда, она была в изящном кимоно, длинные волосы были осторожно заплетены, еще был нанесен макияж, от нее пахло сливами. Хоть ее учили шиноби, Цапля родилась и росла как аристократка, ее с детства учили, что леди должна всегда быть примером красоты и достоинства. Она годами учила Тень искусству менять облик, ядам и сражению нагинатой, шестом с лезвием, но все равно источала ауру леди.

Паук был за Цаплей, он передавал еду. Он отличался от нее почти во всем, он был в запятнанной накидке, волосы, хоть и подвязанные, были спутанными, пряди выпали. Крупный шиноби был Тени почти старшим братом, хотя его крупный размер показывал, что они не были родней. Они слишком отличались и аппетитами: Тень Луны ел как птичка, а Паук – как конь.

Видя, как он смотрит на еду и облизывает губы, Тень Луны понимающе улыбнулся. Как два коня.

В углу на огне жарился угорь. Аромат стал сильнее, чем запах сливы от Цапли, и желудок Тени трепетал от предвкушения. Паук понюхал воздух и тихо застонал. Орел и Богомол закрыли глаза, наслаждаясь ароматом.

- Как спалось, Тень? – Снежка сидела напротив него. Он пожал плечами и кивнул. Она задиристо улыбнулась. Она уже была в дневной одежде, волосы были аккуратно заплетены, глаза сияли. В другой день он бы ответил, но сон все еще беспокоил его, и было странно сложно смотреть на нее, тем более, парировать. Он улыбнулся Снежке и отвел взгляд.

Орел и брат Богомол благодарно поклонились Цапле, переложившей полоски угря на тарелочки, добавив к ним палочки. Все было на месте, Цапля и Паук сели к остальным.

- Брат Барсук сказал, что уже поел, - сказал Орел с нетерпением, - но он придет на собрание.

Все поклонились в тишине, благодаря богов за то, что у них была еда. А потом все взяли палочки и приступили к еде. Слышался стук и одобрительный шепот, пока миски и тарелки не опустели.

Богомол опустил палочки, вытер рот мягкой тканью. Его печальные глаза посмотрели на Тень.

- Барсука нет. Ты прибыл, но явно еще не проснулся. Опять не спал полночи, борясь с теми зверями? – с сочувствием спросил Богомол.

Тень Луны кивнул, надеясь избежать расспросов. Но Богомол был проницателен, его обмануть не удалось бы. Когда-то он был ронином и боролся за жизнь, он получил легендарный статус, но забрал много жизней. Шрам на его щеке остался памятью о тех днях. Хотя его навыки не стали хуже, он любил учить, как он называл это, «научной дуэли». Богомол последовал пути Будда, как делали многие взрослые самураи. Порой он говорил о своих сожалениях.

Официально орден Серого света был независимой группой воинов-монахов. На деле это были шиноби, охраняющие Сёгуна. Но Богомол почти был воином-монахом, у него даже была обрита голова. Он не убивал ни врагов, ни стражей, пока не оставалось другого выхода.

Брат Богомол тоже выглядел потрепанно. Это было понятно. Он любил поспать, но часто оставался допоздна за письменным столом в архивах, он работал над руководством дуэли, меч был рядом с ним, чтобы он практиковал и описывал сложные движения.

- Где Барсук? – простонал Орел. – Нужно обсудить важные дела.

Цапля склонила голову.

- Я слышу его, он все еще суетится в архивах. Уверена, он скоро придет, - она посмотрела на Тень. Он поймал ее взгляд, поклонился и тепло улыбнулся. – Пока мы ждем Барсука, у меня есть вопрос, Тень-кун, - Цапля улыбнулась. – Насчет кое-чего в твоем отчете о миссии спасения Белой монахини.

Тень замешкался, но кивнул с подозрением.

- Ты плохо спишь, - мягко спросила Цапля, - потому что Белая монахиня неожиданно упомянула твою маму? – она вздохнула. – Это бы утяжеляло мои мысли.

Снежка заерзала на месте. Паук был испуган, а Богомол задержал дыхание, медленно поднимая бровь. Орел не дрогнул.

Тень Луны огляделся и сглотнул. Он три недели ожидал, что Цапля или Орел заговорят об этом. Конечно, они уже обсудили это и приняли решение, что лучше поднять вопрос при всех. Вот это и случилось!

Цапля была ему как мама, но настоящую маму он не знал.

Белая монахиня при Снежке резко заговорила про долг перед мамой Тени Луны. Она отказалась дальше обсуждать дело, пока не придет сама в Эдо к ордену. Этого еще не произошло.

- Мудрейшая, - медленно ответил Тень Луны, - не объяснила, жива моя мать или нет. Она решила пока не говорить мне. И я поклялся не искать правду… или маму, если она жива… пока не исполню долг, пока угроза Сёгуну не минует, - он опустил голову. – Конечно, я все еще думаю о ней. Я пытаюсь не думать, но не удается, - Тень Луны поднял голову и огляделся, глаза пылали. – Мне давно снятся мужчина и женщина в одежде фермеров. Может, это видение о моих родителях, - он пожал плечами. – Кто знает?

Снежка смотрела на него печальным понимающим взглядом. Паук опустил голову и плечи, он тоже разделял чувство. Как и Тень, они были сиротами и не знали ничего о своем происхождении.

- Твоя решимость поражает, - сказал Орел. – И, конечно, это тревожит тебя. Но Белая монахиня мудра, у нее есть причины так решить. Терпеть сложно, да?

- Я стараюсь, наставник, - Тень Луны поклонился ему.

- Ты можешь свободно говорить об этом, если нужно, - Цапля провела ладонью, - с каждым из нас, - все кивнули по очереди, кроме Паука, тот смотрел на свои колени. Вдруг он поднял голову и посмотрел в глаза Тени.

Тень Луны с опаской улыбнулся. Что решил Паук? Сейчас он был спокоен или хотел шутить? Никто не мог угадать. У большого шиноби было странное чувство юмора, он не всегда понимал, что ситуация серьезная. Он хвалился, как во время миссии съел сырого гуся. Кроме клюва. Но сегодня он вел себя серьезно.

- Печально, что тебе нужно ждать, - быстро сказал Паук. – Я надеюсь… что потом она расскажет тебе хорошие новости, - он цокнул языком. – Я тебе и завидую, и нет, - Паук почесал челюсть и посмотрел на остальных. – Что? Почему вы так удивлены?

Снежка ухмыльнулась.

- Я потрясена. Ты заговорил нормально.

Паук погрозил ей пальцем, хмурясь.

- Слушай, Снежинка, у нас бой на боккенах ночью, помнишь? Это деревянные мечи, но все же…

Богомол скрыл улыбку за рукой. Цапля тепло посмотрела на Тень.

- Я что-то пропустил? – Барсук вошел на кухню и поклонился Орлу. – Простите за опоздание, но... – но холодно посмотрел на Тень, - мне пришлось убирать.

- Простите, - взмахнул руками Тень Луны. – Я запру их в комнате.

- Ущерб уже нанесен, - нахмурился Барсук, скрестив руки. – Но так и сделай.

Тень Луны поклонился ему, удивляясь его злости. Мотто и Банкен, видимо, снова разбили что-то ценное. Но Барсук почти всегда ворчал, и было сложно судить о серьезности проблемы.

Когда-то известный писатель и учитель, Барсук обучал Тень теории на поле боя и военной истории. Он мог переводить книги с других языков, придумывать оружие и расшифровывать коды. Но вот спокойствие и терпение были Барсуку недоступны.

- Теперь мы все здесь, - сказал Орел, подавив Барсука взглядом. – У меня есть новости. Заметили, как тихо стало? Потому что почти все из монастыря отправились на срочные миссии. Около пятидесяти агентов. Обычно они учились здесь или исполняли небольшие задания недалеко от монастыря, приходили и уходили в облике монахов. Но пришлось отправить их подслушивать.

- О, нет, - пробормотала Цапля. – Что случилось? Что они проверяют?

- Все? Это не опасно? – Богомол указал на товарищей. – Остаемся только мы, учителя и новички. Если Фума нападет…

Орел склонил голову.

- Пришлось рискнуть. Не переживайте, наши стражи на границе и скрытая тревога остались на местах, - хоть он говорил уверенно, в глазах Орла мелькал страх. – Риск того стоит. Сёгун считает, что сеть измены быстро распространяется, привлекая все больше мятежных аристократов и богатых торговцев. Он прислал мне длинный список имен «новых подозреваемых», которые могли присоединиться к мятежу. Он требовал срочных действий, и… - он замолчал, - боюсь, это не все.

Они молчали и с тревогой переглядывались. Орел заметил это и продолжил:

- Вчера до меня дошли слухи, что тоже нужно быстро оценить. Если это правда, то это все меняет, - Орел посмотрел на Тень. – Твоя первая миссия зажгла несколько искр. Она сделала Серебряного волка твоим заклятым врагом, он смог обхитрить нас, используя Белую монахиню. Хорошо, что с нами теперь Снежный Ястреб. Но тебя увидели, а еще погиб легендарный убийца Бессмертный.

- Здесь помогла храмовая кошка, - отметила Снежка, глядя на Барсука. Она вскинула руки. – Я была там, но была сильно ранена, а Тени нужна была помощь. И тот убийца был защищен от ударов мечом! – она покачала головой. – Ужасное создание. Говорят, он убил своего господина, Кога Данджо, который научил его защите от мечей.

- Данджо, - Цапля кивнула, - ниндзя, которому якобы было триста лет.

- Да, - сказал Орел. – Пока его якобы не убил Бессмертный, - он скрестил руки. – Но у меня есть причина верить, что Кога Данджо… жив.

Снежка скривилась. Цапля тихо выдохнула. Другие молчали с каменными лицами.

Тень Луны вспомнил веревочный мост, сердце колотилось. Бессмертный стоял в центре, манил его и смотрел бездушными глазами. Его Кога Данджо жив, то как же его известный ученик? Тень Луны и Снежка с трудом одолели его, но они верили, что он погиб, но не проверили это. А если и он выжил?

- Хорошо! Допустим, Кога Данджо жив, - фыркнул Барсук. – Нам-то что?

- Дело в том, кому он служит, - сухо сказал Орел. – Серебряный волк хочет убить нашего господина и занять его место. Он один уже довольно опасен. Но на место Сёгуна есть другой желающий. Военачальник из западной провинции, чье имя мои источники не узнали.

- Ха! – Барсук отмахнулся. – Не проблема. Эти военачальники убьют друг друга, или Серебряный волк сокрушит его за нас!

- Не с телохранителем противника, - вздохнул Орел, - ведь это бессмертный Кога Данджо.

- Кога Данджо охраняет его? – Цапля прищурилась. Орел кивнул.

- Говорят, этот Данджо, - кивнул Богомол, - последний великий воин-маг, выживший с давних времен, - он посмотрел на Тень. – Сильный маг.

Все молчали. Страх сковал юношу. Тень думал о том, как Белая монахиня подбадривала его, как он часами учился сражаться мечом, как улучшил Глаз зверя. Он стал увереннее, но это чувство пропало из-за чудовищных новостей.

Почему он тревожился? Он снова вспомнил веревочный мост.

Кухня была теплой, но Тень ощутил холодок и поежился.

Он едва выжил, встретив Бессмертного. А это был всего лишь ученик.

А если он столкнется с Кога Данджо? Это ведь был наставник.


ЧЕТЫРЕ

Дуэль друзей


Круг факелов на бамбуковых шестах озарял поляну в саду монастыря. Истекая потом после сражения с Пауком, Тень прислонил боккен к дереву и сел на камень, наступила очередь Снежки. Давление на ногах заставило его опустить взгляд. Банкен устроилась удобнее. Она выжидающе посмотрел на него.

- Ладно, и ты посмотри, - сказал он кошке. – Но не создавай проблемы.

Снежка подняла боккен и вошла в круг факелов. Гравий хрустел под большими сандалиями Паука, он встал напротив нее, размахивая деревянным мечом.

- Тебе захотелось боли? – холодно улыбнулась Снежка. – Ты мог бы просто сдаться, - она подмигнула Тени и посмотрела на Паука. – Мне отвернуться, чтобы бой стал честнее?

- Хватит болтать, - ухмыльнулся Паук. – Скоро ты будешь скулить, - вдруг он нахмурился. – О, забыл. Перед боем я покажу тебе новые движения. Ваза, которые, как сказал Богомол, в Фума не учат. Это шинобу. Это особая атака против ночных дозорных.

Снежный Ястреб пожала плечами.

- Ну, покажи. Это отложит твои страдания.

Паук оскалился и сменил боккен на настоящий меч.

- Тень, ты делаешь это идеально, потому что Богомол сам тебе показывал эту ваза, а еще ты боролся со мной, оттачивая технику, да? – он вытянул оружие. – Покажи технику, а я буду играть стража.

Тень Луны поднял Банкен и опустил ее на камень, поклонился мечу в ножнах и сунул за пояс.

- Шинобу, - объяснял он, - техника, названная в честь нас, людей теней, потому что, хоть самураи тоже ее учат, шинобу – наш способ боя, если есть выбор.

- Ага, ага, - фыркнул Паук. – Пусть уже увидит, - он похлопал по груди. – Я – часовой! Я постою здесь, на темной части у гравия, - он походил по выбранному месту. – Я веду себя как страж и смотрю туда, - Паук оглянулся на Снежку. – Тень начнет в центре темного участка, нападая с использованием мрака, - Снежка кивнула.

Тень Луны занял низкую стойку во мраке. Он двигался тихо и изящно, не выпрямлялся, выхватил меч из ножен на левом бедре. Он ловко взмахнул им над головой и опустил по дуге, шагая влево, оружие оказалось там, где была его правая нога. Не выпрямляясь, Тень Луны повернул лезвие и постучал кончиком по земле, оставаясь во мраке.

Паук отреагировал как страж, обернулся, озираясь в поисках источника звука. Он был без оружия, посмотрел туда, откуда донесся звук, а потом изобразил, как достает катану. Паук бросился, ударяя воображаемым мечом вертикально.

Удар Паука пришелся на место, откуда донесся звук, но Тени там уже не было. Он был в стороне, пригибался, сжимался во тьме, как змея перед броском. Как только Паук закончил атаку, Тень Луны встал и прыгнул вперед, отвечая своим вертикальным ударом. Снежка улыбнулась и кивнула, лезвие Тени замерло у незащищенного плеча паука. Большой ниндзя не дрогнул. Тень Луны тряхнул мечом и спрятал его в ножны.

Банкен мяукнула, словно одобряла странную игру людей.

Паук потянулся и кивнул.

- Видишь? Он тощий, доверчивый и воняет, когда поест угря, но мечом работает идеально.

Тень Луны тут же пожелал, чтобы в футоне Паука завелись вши. Его глаза вспыхнули. Он мог сделать это с помощью Глаза зверя? Орел говорил ему, что сознание насекомых слишком простое. Но можно было попробовать…

- Посмотрим, что ты можешь, - Тень Луны отцепил меч от пояса, поклонился ему и протянул оружие Снежке. Она поклонилась мечу и приготовилась.

- Не переживай, если сразу не выйдет, - сказал Паук. – Даже у меня не получалось.

- Угу, - Снежка заняла место во тьме.

Паук отвернулся. Тень смотрел, как Снежка плавно выполняла технику, заманивая Паука во тьму, путая его. Ее молниеносный удар остановился у плеча Паука, и в этот раз он вздрогнул.

Снежный Ястреб вернула оружие Пауку с поклоном и улыбкой.

- Просто… не так быстро, - он поклонился в ответ с неохотным потрясением. – Я едва услышал стук меча по дереву, это может тебя выдать. А остальное было…

- Идеально, - сказал Тень. – Лучше, чем твоя первая попытка. Или моя.

- Молчи уже, - Паук пронзил его взглядом и повернулся к Снежке. – Хорошо, признаю! Это было очень, очень хорошо. Как ты так быстро выучила это?

Она склонила голову.

- В клане Фума бьют тех, кто медленно учится, - она пожала плечами. – Так что я старалась все учить быстро.

Паук хмуро кивнул, они со Снежкой взяли боккены и встали напротив друг друга на поляне, и задиристое выражение вернулось на его лицо.

- Посмотрим, справишься ли ты здесь, - он зловеще улыбался, - я-то могу дать отпор. Если я тебя задену, кричи… и я продолжу! – он прищурился, бросая ей вызов. – Снежинка. Тебе ведь не нравится, когда я называю тебя Снежинкой?

Тень Луны подхватил кошку и сел на камень с выдохом. Паук любил дразнить Снежку. К сожалению, она была и бесстрашной, и вспыльчивой.

- Это добром не кончится, - сказал он Банкен, усадив ее себе на колени.

Противники подняли оружие, Паук выдохнул:

- Начали!

Снежка бросилась вперед, оружие держала сбоку. Паук, видя, что она без защиты, замахнулся на ее тело, но Снежка сделала сальто через его боккен, восстановила равновесие и прыгнула вверх с поразительной скоростью. Паук развернулся и напал туда, где она стояла. Она упала на его спину, обвила длинными ногами его пояс и прижала боккен к его шее. Он зарычал от боли, и Снежка убрала ноги, а потом толкнула его, отскочила и избежала его удара. Она оказалась вдали от его меча, выпрямилась и посмотрела в глаза противнику.

- Ты только что кричал, но я… продолжу, - подмигнула Снежка.

- Началось, - сказал Тень Банкен. Он смотрел на них и думал. Сумеречная война приближалась. Это будет ужасно. И там не будет правил. – Брат Орел говорит, старые традиции ускользают от нас, - пробормотал он, гладя кошку и глядя рассеянно в ночь. – Он говорит, самураи и шиноби нынче забывают древние принципы. Угасает уважение между врагами, нет пощады для умелого врага, а должна быть…

Резкий стук заставил его поднять голову. Снежка снова атаковала, и Паук пятился, блокируя удары под разными углами. Большой шиноби улыбался, защищаясь. Он что-то планировал.

- Стоит поговорить с ней о том сне, - сказал Тень кошке. – Мне все еще тревожно, - он пожал плечами. – Но это не сравнить со странным чувством за завтраком! Представляешь бой с Кога Данджо? Как шиноби может биться с воином-магом?

Банкен села прямее на его коленях. Она повернула голову и заглянула в глаза Тени.

Он нахмурился.

- Нужно о многом подумать. Как может Белая монахиня быть в долгу перед моей мамой? За что? – Банкен тихо мяукнула. – Знаю, знаю, - Тень кивнул. – Не нужно пока об этом думать. Серебряный волк и угроза от Фума, новости… все это – уже достаточно проблем!

Он поднял голову. Паук пригнулся и заставлял Снежку отступать, он атаковал ее ноги горизонтальными быстрыми ударами. Банкен все еще смотрела на него, не мигая. Издевалась! Или это было любопытство? Или что-то большее?

- Скажи, Белая монахиня сейчас смотрит через тебя? На горе она сказала, что порой так делает, - он склонился к кошке и шепнул. – Помогите, мудрейшая, обрести терпение. И перестать бояться того, что будет через годы, а то и не случится! – Банкен зевнула, потянулась и легла на его коленях. Тень опустил голову. Он зря так думал. Белая монахиня явно его сейчас не слышала.

Управляться с мыслями он мог только сам. Он вдохнул и вспомнил сутру фурубэ, древнюю технику успокоения шиноби.

- Собрать и очистить свои поступки и их карму… - начал Тень.

Раздался треск. Снежка завыла от боли. Банкен испуганно спрыгнула с колен Тени и убежала во тьму. Тень Луны поднял голову и увидел, как Снежка бросила боккен и схватилась за костяшки левой руки. Они кровоточили.

- Надеюсь, это тебя научит, - говорил Паук. – Ты неплохо давила на меня, но вспыльчивость рушит защиту!

Снежка прошла вперед, кривясь от гнева.

- Идиот! – прорычала она. – Боров! – она стиснула зубы, прищурила глаза и яростно смотрела на Паука.

Он вдруг поежился, выронил боккен и схватился рукой за грудь. Тень Луны вскочил на ноги. Что происходило? Паук скривился, а потом медленно вдохнул и покачал головой, словно просыпаясь.

Тень поспешил к нему, разглядывая его тело.

- Что это было? Ты в порядке? – Паук быстро кивнул.

- П-прости, - пробормотала Снежка, быстро моргая, прижимая руку к животу. – Я что-то ощутила. Не знаю, что. Не понимаю, что случилось.

Паук вскинул руку.

- Я в порядке, все прошло. На миг… я не мог дышать, - он медленно покачал головой. – И голова кружилась.

Тень Луны и Паук повернулись к Снежке. Тень Луны указал на ее живот.

- Смотри. Ты держишься за живот. Ты говорила, что ощущаешь сияние там, собираясь использовать гипноз куноичи, чтобы усыпить врага, - она осторожно кивнула. – Но это не было похоже на гипноз куноичи!

- Это и не был гипноз, - Снежка нахмурилась. – Это было похоже на слабую вспышку парализующего умения, но эту способность сложно развить, и я ее не учила, - она взглянула на Паука. – Я не могу это объяснить, но… прошу, простите меня!

- Забудь, - он смотрел на нее с любопытством. – Я рад, что это была слабая версия, - Паук потер грудь и выдохнул.

Тень Луны смотрел на них, а потом на Снежку.

- Фума не учили тебя этому, тогда где учат парализовать врага взглядом?

- Может, они и учат, я никогда не видела, - она пожала плечами. – Лорд клана Фума, Фума Котаро, по слухам может убивать тайным словом, но я о таком не знаю, - она шагнула вперед и похлопала Паука по руке. – Прости.

Великан посмотрел на ее окровавленные костяшки.

- И ты меня. Мы оба виноваты.

Снежка была растеряна и выглядела виновато.

- Я поговорю с Цаплей об этом… Обещаю.

Тень Луны смотрел, как она уходит. Сначала сон, теперь это. Знал ли он вообще настоящую Снежку?


ПЯТЬ

Огонь и железо


После полночного визита в купальню, Тень Луны отправился в свою комнату, но все еще думал о странной дуэли на боккенах.

Мотто и Банкен шли за ним в тишине архивов. Вдруг они бросились вперед и ворвались в его комнату.

Тень Луны задвинул за собой дверь и посмотрел на своих сожителей.

- Предупреждаю, я устал, так что никаких безумств ночью, ясно?

Мотто склонил голову и ушел к футону. Банкен побежала за ним. Звери принялись бегать, оставляя на постели следы лап. Тень цокнул языком.

- Хватит, - нетерпеливо начал он. Звери застыли. – Так лучше, - сказал Тень Луны. А потом пес и кошка посмотрели влево на стену.

Изнутри доносился тихий ритмичный стук, он становился громче. Тень Луны опустился на колено. Он осторожно открыл дверку в деревянной панели под узким окном и заглянул.

В тайном отделении, какое было в каждой спальне в монастыре, скрывалось маленькое деревянное колесо с резными трещотками. Оно было соединено с системой веревок и рычагов в стенах, которые управляли черными нитями-ловушками во внешнем саду. Тень Луны потрясенно смотрел, как колесо крутится все быстрее, прибор стучит все громче, указывая, что ловушки постоянно срабатывали.

- Это не может быть неисправностью, - он быстро встал. – Здесь Фума!

Его товарищи вздрогнули и посмотрели на потолок. Мотто низко зарычал, хвост Банкен подрагивал. Она прижалась к полу, шипя.

- О, нет, - прошептал Тень. Теперь и он слышал слабые звуки. Он не ощущал энергию шиноби, но в этом он никогда не преуспевал. Тень Луны смотрел на потолок со зверями, пока не ощутил резкий запах. Он узнал запах и отпрянул.

Горящий фитиль! Нападение!

Тень Луны бросился в сторону, схватил меч, стоявший у стены. С выдохом облегчения он обхватил ножны. Он вскочил на ноги, спешно сунул оружие за пояс тонкого кимоно для сна. Мотто и Банкен шли, оглядываясь, словно подгоняли его.

Со вспышкой золотого огня и оглушительным ревом потолок развалился. Тень Луны уклонился от горящей доски и выхватил меч. Он посмотрел наверх. Черный дым заполнил треть его комнаты. Среди дыма он замечал красно-оранжевые вспышки. Огонь! Над потолком части длинной балки на крыше горели от бомбы. Если огонь распространится…

Он вздрогнул, услышав второй взрыв, эхо было даже сильнее. Погодите! Он моргнул. Это было невозможно. С ужасом он понял, что это не эхо одного взрыва, а продуманная серия взрывов! Последний гул утих, запахло порохом, слезились глаза, покалывало в носу.

Отовсюду из-за деревянных и бумажных стен и дверей доносились тревожные звуки. Испуганные крики, звон стали о сталь, стук тел о двери и пол.

Его кожу покалывало. Сражение началось в защищенном монастыре! Звуки снаружи подтвердили, что напали и на ночных стражей, которые стояли на внешней границе. Стражи были выбранными самураями, почти не умели сражаться с шиноби, так что не были помехой Фума. Что ему делать? Бежать, показать себя и присоединиться к бою? Или прыгнуть к потолку и попытаться сбежать? Он вдохнул, ощущая горечь пороха на языке.

Мотто и Банкен атаковали прочную раздвижную дверь, кошка шипела, пес скулил, они отчаянно боролись. Тень Луны инстинктивно посмотрел на потолок. Слой черного дыма пульсировал. Он расступился и показал несколько звезд и края тяжелых туч высоко над разбитой крышей. Дым двигался, открывал и скрывал небо. Человек показался в центре и рухнул в центр комнаты. Банкен безумно царапала дверь, оставляя глубокие следы. Мотто вскинул голову и мучительно завыл.

Тень пятился, пока не задел локтем стену, он поднял меч. Нарушитель выпрямился: женщина средних лет с острыми чертами и боевыми шрамами на щеке и шее. От нее исходила странная энергия, лицо было юным, но полным злобы. Немигающие глаза пылали агрессией над ее оскалом. Тень Луны ощущал силу и темную решимость.

Волосы женщины были стянуты в тугой пучок, она была в черном ночном одеянии шиноби Фума, руки были защищены, хакама – крепко привязаны к лодыжкам. У нее не было меча, но два боевых веера торчали из-за широкого пояса.

Тень Луны смотрел на них, ярко-зеленая бумага, черные железные шипы, каждый из них был смазан ядом шиноби. Или сильным снотворным, чтобы поймать врага для допроса, в который входили пытки огнем, зельем правды или мечом. Боевой веер был редким и узнаваемым оружием, как и женщина. Тень Луны крепче сжал меч.

Кагеро! Опытная куноичи, с которой Тень и Снежка столкнулись на горе Белой монахини. И едва выжили в этой встрече. Он стиснул зубы, глядя на врага. Кагеро растили шпионкой Фума, но она выкупила свободу и стала охотницей по найму… и убийцей. Порой она работала на старых наставников, но только если они, как и все, платили ей.

- Что такое? Где вежливое приветствие? – фыркнула Кагеро. – У тебя грубые манеры, юный… как тебя там? О, точно! – она прикрыла рот и рассмеялась. – Белка Луны!

Он держал себя в руках. Она провоцировала его на первый ход.

Боевые веера громко раскрылись. Кагеро бросилась вперед, кружась, раскинув руки напряженно сжимая оружие. Она надвигалась на Тень. Веера свистели на уровне его груди, их звук соревновался с испуганным мяуканьем Банкен.

Тень Луны был почти загнан в угол, он сжался и перекатился под ее атакой. Он быстро встал развернулся у противоположной стены. Тень Луны шагнул вперед и тут же пригнулся. Он прыгнул над движущимися веерами. В воздухе он пролетел сквозь дым и ударил ногами Кагеро по плечам. От этого она перестала кружиться и отшатнулась к двери. Мотто вскочил, рыча, и укусил ее за ногу. Кагеро завопила и развернула веера, собираясь ударить собаку в шею.

Тень Луны перепрыгнул футон и взмыл в воздух для удара. Его нога врезалась в грудную клетку Кагеро, куноичи со стуком врезалась в дверь. Дверь не выдержала и выпала в коридор. Кагеро перекатилась, а Мотто и Банкен побежали мимо нее. Тень Луны прыгнул на упавшую дверь и выбежал в коридор. Потолок скрывался в дыму, пол был усеян горящими обломками. Ночные лампы монастыря еще горели, но свет огня затмевал их сияние.

Звери бежали на восток, Тень обдумывал план. Скрыться от огня и враждебной энергии шиноби. Мотто и Банке отправились в свое привычное убежище – архивы. Там они играли с Сару-сан, прятались, когда их ждало наказание. Хорошо. В архивах было много рядов полок и мрачные комнатки, где можно было спрятаться.

Но воинам ордена тоже нужно было место встречи, и его учителя тоже направятся к архивам. Даже Снежка в поисках места для обороны пойдет туда, где было просторно для ее акробатических трюков. Он уверенно кивнул. Он пойдет туда и присоединится к остальным. Бороться лучше группой!

Орел говорил, что одну стрелу сломать проще, чем охапку…

Тень Луны помчался за Мотто и Банкен, Кагеро преследовала его. Он бежал, уклоняясь от обломков, слыша свист ее боевых вееров.


ШЕСТЬ

Охапка стрел


Тень Луны ворвался в зал в начале архивов.

Дыры в потолке были и здесь, над головой сиял огонь, но врагов не было видно. Звуки боя раздавались далеко, и он не видел защищающихся. Почему Снежки здесь не было? Она была быстрой и ловкой, что задержало ее? Рана?

Он понял план: завести Кагеро в ряды полок, обойти и напасть внезапно! А потом он найдет Снежку и убедится, что все в порядке.

Он быстро шел к темному углу архивов. Завернув за ряд, Тень врезался в чью-то грудь. Громко выдохнув, человек без оружия упал на пол. Тень восстановил равновесие, огляделся в полумраке. Кагеро пропала! Где она была?

- Тень? Это ты? – спросил с пола брат Барсук, в его голосе был страх.

- Да! – прошипел Тень Луны, тревожно озираясь. – Лежите! – он развернулся по кругу. Кагеро не было. Может, она пошла дальше. Он немного расслабился.

Нога ударила его по макушке, обрушивая на пол. Потрясенный юноша перекатился, но слишком поздно. Нога обрушилась на его меч, придавив его, а потом удар пришелся по его черепу. Боль пронзила шею юноши, он упал на пол. Меч оказался далеко. Тень перекатился на спину и понял, что случилось.

Кагеро напала с высокого ряда полок, обхитрила его. Барсук дрожал в паре шагов и не помог бы.

- Глупая белка! – оскалилась Кагеро, острые шипы ее оружия были у его шеи. – Думал, я пришла поиграть? В бою и жизни так думать нельзя. Этот мир слишком хитер!

Над Кагеро силуэт двигался по полкам в тени: длинный хвост, четыре лапы. Банкен? Идеально. Он тянул время.

- Снежка говорила, что вы любите давать советы, - процедил Тень. – Но раз вы просто убийца, откуда в ваших словах мудрость?

- Не играй со мной! – прорычала Кагеро. Она склонилась, пронзая его взглядом. – Кстати, о девчонке. Где она?

Тень нахмурился. Любопытно.

- Зачем она вам? – он прогнал из разума отвлекающее удивление и потянулся к зверю, прячущемуся над ними. У Глаза зверя было три стадии. На первой Тень видел и ощущал, как зверь. На второй он видел и своими глазами, и глазами зверя. А третий уровень позволял ему управлять животным, делая его оружием.

Чтобы спасти Барсука и себя, ему нужно было перейти к третьему уровню, но успех был не без риска. От этого умения у него начинали сиять зеленым глаза. Увидит ли Кагеро это в тени? Все шиноби видели в темноте, но некоторые – лучше остальных. Если Кагеро хорошо видела во тьме, она могла заметить и тут же убить его.

Половицы на входе в архив загудели. Знакомые тревожные голоса заставили его посмотреть в ту сторону. Он услышал боевой клич Цапли, звон ее нагинаты, отбивающей меч. Последовал приглушенный вскрик.

Рядом проходило сражение. За полками звенела сталь. Он услышал крик брата Богомола:

- Он мой! – а за ним свист и стук тела об пол. Звуки ударов успокоили Тень, враги не справлялись.

- Не отвлекайся! – Кагеро сверлила его ненавидящим взглядом. – Где девчонка?

Хороший вопрос. Тень моргнул. Кончики его пальцев дрожали. Он сосредоточился на Банкен, дышал, соединяясь с ней, и его разум оказался в кошке. Он управлял ею. Получилось!

Теперь он видел ситуацию еще и сверху. Как сквозь тонкий слой воды Тень видел глазами Банкен Кагеро над ним, Барсука неподалеку. Кошка смотрела на плечи Кагеро и на ее макушку.

- Отвечай или умрешь! – рычала куноичи. – Где. Снежный. Ястреб?

Из-за полок донесся стук. А потом тишина.

Тень Луны улыбнулся женщине и указал наверх.

- Там!

Кагеро содрогнулась, Банкен рухнула на ее голову и впилась когтями. Ниндзя выла и ослабила хватку от удивления. Тень Луны перекатился, схватил меч и пошел к Барсуку. Кагеро взмахнула веером на кошку. Прыгай! И Банкен отскочила на ближайшую полку.

Кагеро с оружием в руках медленно развернулась, охотясь на нового врага.

Глазами Банкен Тень видел спину Кагеро и новое укрытие кошки. Он приказал напасть снова. Сильнее.

Шипя, Банкен прыгнула на плечо Кагеро, выпустила когти. Кошка впилась зубами в ухо испуганной куноичи, выгнула спину и потянула. Кагеро взвыла от боли, а Банкен отскочила от вееров над плечом Кагеро. Стиснув зубы, со слезящимися глазами Кагеро прижалась к полкам, ладонь была на ухе.

Тень воспользовался моментом, разорвал связь с Банкен и бросился к Барсуку. Он поднял архивариуса на ноги и повел прочь, оглядываясь. Кагеро растаяла в тени. Барсук не был ранен, но его любимая корейская одежда для сна была изорвана, в бороде запутались паутина и опилки. Тень понял, что он прятался под полками между доской и полом.

- Бегите в комнату для сушки карт и не оглядывайтесь, - он схватил учителя за руку, - Не выходите, пока огня не станет слишком много!

Барсук кивнул, вдохнул и поспешил прочь. Тень вернулся. Он завернул за ряд полок и увидел вход в архив, потолок был в дыму. Юноша замер и огляделся.

Богомол и Цапля стояли спиной к спине, смотрели в стороны, пол усеивали павшие враги. Они задыхались, истекали потом, устали. Лезвие нагинаты Цапли и меч Богомола блестели красным. Паука и Снежки не было видно. Где она? Зачем Кагеро ищет ее? Чтобы наказать за побег из клана Фума? Он прикусил губу. Может, ее загнали в угол в другой части монастыря? Здесь бой был окончен.

Тихий скрип. Дым поднялся, и новая волна фигур в капюшонах спустилась с потолка. У одного была чисаи одутсу на кожаном широком ремешке: вырезанная из дерева пушка, какую заправляли железными шипами или камнями. Они выпрямлялись и разглядывали поле боя. Его окружили Фума. Некоторые были с когтями, что предназначались для лазания, но были опасными в близком бою, особенно, если их смазали ядом.

Мужчина с пушкой был их лидером? Врагов стало больше десяти, Тень перестал их считать. Он медленно и глубоко дышал, прислушивался из-за Кагеро. Ничего! Что теперь?

Победа, даже выживание было невозможным. Но, как любил говорить Богомол, был лишь один вариант в безнадежной ситуации – реагировать с отвагой.

«Помогите, лорд Хачиман, - помолился Тень Луны. – Одолжите мне стрелы своего гнева. И если врагов будет слишком много, позвольте умереть достойно!».

Он поднял меч и бросился на ближайшего врага.


СЕМЬ

Слова и уловки


Движение в дверях привлекло внимание Тени, он застыл и смотрел. Посреди боя Цапля и Богомол тоже посмотрели в ту сторону. Один за другим пятнадцать ниндзя вокруг них поступили так же, безмолвно смотрели в одну сторону.

Одинокий воин в кимоно в пятнах и разрезах виднелся в дверях. Он был сильно ранен, был на коленях, но пытался встать. Брат Орел! За дверью тянулся след из павших ниндзя.

Орел схватился за дверь и поднялся на ноги, лицо было мрачным и решительным. Приглушенный звуки борьбы звучали вдали. Огонь трещал, раненые Фума на полу стонали. Но никто не говорил. Появление Орла запугало даже новых врагов! Это было из-за его репутации, или их поражала его решимость?

Тень Луны тоже смотрел на наставника со смесью восторга и ужаса. Лицо Орла было пепельным и осунувшимся, словно он постарел за минуты. Хотя его хватка на двери казалась сильной, его рука дрожала. Что с ним такое?

И тут Тень Луны заметил когти шуко. Они торчали из плеча Орла в центре большого темного пятна. Цапля учила Тень отличать шок от обычной раны и от опасной. Он недовольно выругался. Все, что он выучил, подсказывало ему, что когти – и Орел – были отравлены.

Большой Фума с чисаи одутсу резко поднял руку. Вокруг него нарушители спрятали мечи в ножны и смотрели, ожидая приказа. Тень кивнул. Это был их лидер!

Звук заставил его оглянуться. Он вздрогнул. Кагеро возвышалась в коридор, тонкий шелковый шарф обвивал ее шею и ухо, ткань была в пятнах. Он не сдержал улыбки. Банкен укусила куноичи за ухо? Кагеро зло смотрела на Тень, но неохотно развернулась и ждала с остальными приказа их лидера. Тень Луны посмотрел на высокого ниндзя. Кем бы он ни был, в этой миссии у него была власть над ней.

Капитан Фума повернулся к Орлу, а тот стоял, опираясь на дверь, поднял голову и расправил плечи. Тень Луны увидел, что Цапля закрыла рот, он сам ощутил ком в горле. Раненый Орел все равно выглядел невероятно, воплощал доблесть самурая, его было просто убить теперь, но он стоял гордо, бесстрашно перед врагами.

Фума смотрел на Орла, а потом выдохнул.

- Все мы знаем, кто ты, - сказал он. – Жаль убивать такого воина, - за ним кивнули три ниндзя.

- Вы слишком добры, - ответил Орел, его голос был полон боли. – Но просветите меня, сэр. Почему мы говорим? Разве Сумеречная война не требует убивать без пощады? Зачем ждать? Направляйте пушку. Пусть все нападают, - он нежно улыбнулся Цапле, а потом указал на тела у ее ног. – Мы закончим с этим, - Орел выдохнул, - так, как это может закончиться!

- Вот это дух, - сказал с восторгом мужчина. – Но зачем зря жертвовать? Мы убьем вас всех, если нужно. Знайте, это не обычная Сумеречная война. Хотя наш благородный друг лорд Серебряный волк думает, что она традиционная, мой господин, Фума Котаро, мудро издал особый указ.

- Какой указ? – крикнул Богомол. – Думаете, мы поверим, что самый древний клан шиноби нарушил обычай?

Капитан Фума повернулся к Богомолу. Тень заметил вспышку узнавания в его глазах.

- Верь, во что хочешь, великий мечник, - холодно сказал ниндзя, - но нет ничего нерушимого. Да, мы воюем, но приказы у нас особые, - он посмотрел на Орла. – Отдайте нам беглянку по имени Снежный Ястреб, и мы уйдем, - он понизил голос, - убив только тех, кто будет мешать забрать ее.

Тень Луны нахмурился. Кагеро говорила о том же! Фума наказывали тех, кто не справлялся и бросал их, но если их миссия была ради Снежки, то зачем делать ее частью войны? Барсук говорил ему, что каждая Сумеречная война заканчивалась горами тел, сожженных зданий и проигравшими, которые десятки лет возвращали себе силу теневого клана. Переговоров там не было!

И Фума были союзниками Серебряного волка, так почему они упускали шанс убить всех помощников Сёгуна? Да, у ордена были отделения в городах, так что Фума не убили бы всех одним ударом. Но они все еще упускали невероятный шанс! А зачем им Снежка живой и невредимой? Чтобы допросить и узнать, какие секреты Фума она выдала ордену? Если для этого, то слишком много тратилось усилий.

Перед тем, как клясться в верности ордену, девушку заставили рассказать о своей миссии и ответить на все вопросы о клане Фума. Барсук написал много стопок записей и диаграмм, основываясь на разговорах Снежки с Орлом, Богомолом и Цаплей. Уже поздно было ее затыкать!

- Ну? – лидер Фума склонил голову. – Вы отдаете девчонку? Спасете себя?

Брат Орел простонал, закрыв глаза, словно собирал остатки сил. А потом он повернулся и смело посмотрел на врагов.

- Выслушайте меня. Вы можете искать, сколько хотите, девочку… - Цапля выдохнула и быстро покачала Орлу головой. Не обращая внимания, он улыбнулся и добавил. – При одном условии, - напряженную тишину нарушал лишь треск огня.

- Давай, - потребовал лидер Фума. – Назови его.

- Вы должны победить всех агентов ордена в этом монастыре, начиная с меня, - серьезно сказал Орел. – А потом можете охотиться на нее. Она сейчас наша.

- Это самоубийство! – заявил капитан Фума. – У вас нет шансов. Мы сильнее и количеством, и оружием, - он похлопал по пушке. – Сдавайтесь!

Орел не ответил, он многозначительно посмотрел на Цаплю. Тень Луны увидел, что ее поза немного изменилась. Наставник передал ей послание без слов. О чем? Лицо Брата Орла стало открытым. Свет пылал в его глазах, все с тихим любопытством смотрели, а он прочитал стихотворение:

- Синяя вода отражает небо, а я борюсь с рыбой ради соли на зиму…

Тень Луны знал, что Орел отдает новые приказы, используя код. Орел и Цапля были близки и знали друг друга так, что она тут же поняла бы скрытое значение стихотворения. Так ведь?

- Что он делает? – пробормотал ниндзя Фума. – Это колдовство Серого света?

- Нет, дурак, это его стихотворение смерти, - сухо сказал лидер. – Его растили самураем, помнишь? Это их обычай, - он кивнул Орлу. – Заканчивай!

Глядя на Цаплю и Богомола, Орел продолжал. Его голос становился все тоньше, но огонь заполнял глаза.

- Много их, но в моих сетях лишь несколько, ослепленных солнцем.

Цапля едва заметно кивнула. Богомол, поджав губы, посмотрел на Тень Луны. Так и было! Орел отдавал тайные указания, и Богомол предупреждал: будь готов, поддержи то, что будет!

Ужасная мысль появилась в голове юноши. А если Фума поймут, что это было скрытое послание? Его сердце колотилось, но он сохранял нейтральное выражение лица.

Капитан врагов огляделся, тяжелый взгляд скользил от одного Фума к другому.

- Ну! Надеюсь, вы все слышали! Знаете, что это было?

Сердце юноши пропустило несколько ударов. Ниндзя мог произнести фатальные слова, и надежда угаснет.

Лидер Фума ждал ответа, но не получил его и кашлянул.

- Я скажу, что это пример, хороший пример, для всех воинов, - он фыркнул, глядя на молчащих людей. – Это не в стиле шиноби, но такое хорошее стихотворение смерти нужно почтить. Итак… поздравим, пока мы не убили их всех?

Никто не хлопал, но один ниндзя повернулся и обратился к Орлу.

- Хорошее стихотворение, самурай, - он неловко пожал плечами. – И произнесено хорошо.

Фума смотрели, как Орел кивнул в ответ. Ладонь Цапли скользнула в ее кимоно. Тень Луны уловил движение краем глаза, но старался не смотреть на нее, чтобы не выдать врагам. Ее ладонь двигалась под тканью, словно собирала маленькие предметы.

Каким был скрытый план наставника?

Рыба в стихотворении могла быть врагами из Фума. Они нападали отовсюду, их было много. Но он поймал лишь несколько. Единственным решением было разделиться, бороться небольшими группами или по одному. Разбить их на поле боя, чтобы их количество сократилось.

Глаза Тени Луны загорелись. Ключом плана Орла было «ослепить» врага, мешать им видеть. Если это произойдет, они будут растеряны, они не знали подробно их территорию… их сети! Ослепленные и в сетях. Он посмотрел на поврежденный потолок. Догадка была смелой, но шанс был. До рассвета еще далеко, так что ослепить мог только…

Свободная рука Цапли взмыла от кимоно в воздух. Длинные пальцы очертили круг. Тень Луны увидел ториноко, маленькие дымовые бомбы, взрывающиеся от удара, особенность Цапли, полетели в стороны в Фума. Снаряды ударялись и откатывались, клубы дыма быстро вырывались из них.

Архив быстро заполнил белый дым, что быстро стал единым полотном. Рука Цапли двигалась влево и вправо, бросая все больше ториноко, пока она с Богомолом не пропали из виду в дыму. Испуганные Фума выхватили мечи, они уже не торжествовали. Некоторые начали разворачиваться по кругу в стиле защиты шиноби.

В бледном дыму Орел хрипло прокричал:

- В атаку!

И зазвенела сталь о сталь, раздавались крики боли и стуки. Меч свистел, раздавалось еще больше стуков. Богомол не терял времени.

Тень Луны поднял свой меч. Все, это был их последний шанс. Основа ордена или победит. Или погибнет до рассвета.


ВОСЕМЬ

Конец игры


Просторная комната была полна дыма, облако скрыло все проходы и прочие черты. Тень Луны обыскивал мглу взглядом. Где Цапля и Богомол? На месте или уже в движении?

Черный дым огня смешивался с белым дымом бомб Цапли, окрашивая облако черными мазками. Воздух двигался от действий людей и ветра, порой становило видно участки без дыма, и они быстро скрывались.

Тень Луны бросился в дым перед собой. Шум боя заполнял его уши: звенели мечи, свистели, пролетая, незаметные звездочки-сюрикены. Боевые крики прорезали воздух. Тень Луны ничего не видел. Он ощущал панику, но прогонял ее с рычанием.

Вдруг он различил силуэт Цапли слева от него. Ниндзя вырвался из дыма перед ней, а она молниеносным ударом оружия отбила атаку. Тень Луны открыл рот, чтобы позвать ее, но ощутил движение сверху. Быстро в сторону!

Слишком поздно! Ноги опустились на его плечи, он отшатнулся в сторону, взмахнул мечом вверх на врага. Тупой стук сообщил, что его меч попал по железному оружию. Враг соскочил с его плеч, ударив его по пути по голове. Тень Луны отлетел на пол и перекатился, стараясь избежать атаки умелого противника. Он надеялся, что движется к северной двери. Инстинкт говорил ему, что его преследуют.

Тень Луны вырвался из дыма в северный коридор. Он вскочил на ноги, темный силуэт мелькнул в дыму за ним. Сильные руки обхватили его запястье. Противник выкрутил его руку и ударил Тень локтем в щеку, вырвал меч из его рук. Развернув оружие, враг ударил рукоятью между глаз Тени, оттолкнув его к дверной раме. Он чуть не отключился и сполз на пол. На миг перед глазами вспыхивали огоньки. Он боролся с этим и поднял голову.

Кагеро стояла перед ним, кровь текла по ее шее из наспех перевязанного уха. Лицо куноичи сияло от смеси ненависти и удовлетворения.

- Честно будет, да? Моя мочка уха за твою юную голову, - Кагеро прижала холодную сталь к его горлу. – Я даже убью тебя твоим же мечом. Мне это нравится!

Кагеро напрягла руку, но тут же мощная фигура появилась из стены дыма. Огромный силуэт врезался в Кагеро бедром и плечом с громким стуком. Куноичи отлетела в другую стену дыма, в архив. Меч Тени Луны крутился на полу.

Он посмотрел на спасителя.

Паук возвышался над ним, рваное кимоно для сна было в крови и едва прикрывало его большое тело. Великан блестел от пота, его шея была в темных синяках. Свежий порез на его гладкой челюсти говорил, что он чудом выжил. Несмотря на такой вид, он улыбнулся и подмигнул.

- Спасибо! – улыбнулся Тень Луны. Его голова прояснилась, он был рад, что близкий ему человек, почти старший брат был жив… и спас ему жизнь.

- О, обращайся! – Паук опустился на колено и схватил меч Тени. – Я одолжу? Мой остался где-то в медленном Фума в коридоре. Не переживай, я верну! – он не ждал ответа. Паук встал, вытянул меч и бросился в дым.

Тень Луны ощутил прикосновение руки к плечу. Он вздрогнул и повернулся.

Снежка! Она улыбнулась, взяла его за руки и помогла подняться.

- Ты жива! – он широко улыбнулся. – Осторожно… они за тобой.

- Это я поняла, - она нахмурилась. Накидка садовника была завязана поверх ее изорванного ночного кимоно. Короткий прямой меч шиноби, не ее, торчал из-за пояса. Как и Паук, она билась с серьезными противниками. – Мы с Пауком вечность боролись у своих комнат, - Снежный Ястреб вытащила украденный меч, глядя на стену дыма в архиве. – Что теперь? Поможем Пауку? Заберем твой меч?

Он покачал головой.

- Сначала Брат Орел. Он ранен, ему нужна защита.

Снежка выдохнула в потрясении.

- Орел? Ранен? Мне нужно туда!

Тень Луны повел ее через густой дым. Снежка двигалась рядом, вытянув меч, пока они крались в облаке.

- Я наткнулась на выживших стражей границ и рабочих, запертых в подвале с едой. Пришлось остановиться и освободить их!

Он нахмурился, двигаясь с ней в такт.

- Зачем? Это можно было сделать позже.

Снежка отбросила волосы.

- Тогда кто потушит огонь?

Невидимые лезвия звенели в тумане вокруг них. Они вместе пригибались над последними половицами архива, избегали обломков и старались держаться подальше ото всех, двигаясь к западному коридору и Орлу. Порыв воздуха из коридора разбил стену дыма, и они увидели его на пороге, лицо было пепельным, а глаза стали щелками. Несмотря на жестокого вида когти, торчащие из его плеча, Орел тепло и слабо кивнул им. Тень Луны и Снежка встали в защите рядом с наставником, над головой Орла врезался сюрикен. Снежный Ястреб развернулась и прикрывала их мечом, пока Тень Луны уводил Орла в коридор. Через несколько шагов Тень прислонил Орла к стене и опустился перед ним, закрывая, как щитом, глядя на наполненную дымом дверь архива. Снежка была рядом и прикрывала другой угол, подняв меч.

- Я буду здесь в порядке, Тень-кун, - сказал Орел. – Сражайся с ними. Чтобы я гордился.

- Вы будете мной гордиться, – зло сказала Снежка. – Я принесу вам их головы!

- Это не обрадует брата Богомола, - пробормотал Орел, его веки опускались. – Идите, поддержите остальных. Мне не нужна за… - его глаза расширились.

Тень оглянулся. Как и Орел, он смотрел туда в ужасе.

В архиве дым расступился вокруг фигуры в капюшоне… и с пушкой! Ниндзя Фума опустился на колено, руки суетились у чисаи одутсу. Пушка все еще крепилась к его телу кожаным ремнем, но теперь лежала на его ноге и была направлена на брата Орла. Серый туман поднимался с одной стороны. Фума пожег фитиль пушки!

Через пару секунд она выстрелит и разорвет их троих на куски.


ДЕВЯТЬ

Отчаянные меры


Тень Луны придвинулся к Орлу, сказал:

- Простите, учитель! – и вытащил железные когти из плеча Орла.

Тот стиснул зубы и зажмурился. Когти вырвались из его тела, Орел откинул голову и взревел. Тень Луны прижал окровавленные шуко к груди и перекатился к проходу. Он оказался на корточках у дула пушки. Уклонившись от двух сильных ударов капитана Фума, Тень Луны сунул когти в темную пасть оружия. Он ударил пушку, направив ее вверх, и откатился.

С оглушительным ревом и ярко-золотой вспышкой пушка взорвалась у дула. Волна отбросила Тень по полу, он размахивал руками и ногами.

Его одежда дымилась. Порох остался на нем и пах как фейерверк, Тень бросился в стену дыма и врезался в крупные ноги. Он осторожно поднял голову. Это был Паук! Глаза великана одичали от боя, он держал мечи шиноби в руках.

Тень посмотрел на коридор. Сработало? Снежка и Орел были в безопасности? Он заметил их в бреши в дыму. В последний миг Снежка закрыла Орла собой. Они были целы!

Ощущая жар кожей, Тень Луны быстро похлопал по одежде, потушив несколько огоньков. Паук ударил врага рукоятью меча, а потом пригнулся и отдал другое оружие Тени.

- Спасибо, - улыбнулся большой шиноби. – Думаю, это твой.

Это был его меч, и Тень с благодарностью забрал свое оружие, чувствуя себя теперь целым. Он благодарно кивнул Пауку, развернулся и побежал к Орлу и Снежке. Дым вокруг них темнел, дым от огня на потолке перебивал дым Цапли. Тень Луны присел рядом с наставником, оглянулся на архив. Лидер Фума лежал без движения на полу, его накидка горела. Его пушка валялась рядом с ним, обломки обгоревшего дерева усеивали пол. Он был мертв или жив?

Не было времени выяснять. Тень услышал, как Цапля зовет Богомола и Паука, просит объединиться с ней. Секунды спустя раздались звон и боевые крики. А за ними последовали стоны и стуки. Тень Луны улыбнулся. Фума падали на пол!

- Слышите? – гордо сказал Орел. – Это похоже на музыку.

Снежка ткнула юношу локтем.

- Это еще не все. Посмотри туда!

Из дыма появился ряд фигур в капюшонах, они были в другой стороне коридора. Как только стало видно всю группу ниндзя, один из них прорычал:

- Это Орел! Убейте его! Убейте их лидера!

Снежка и Тень Луны встали перед Орлом, подняв мечи. Линия из пяти врагов надвигалась плечом к плечу. Тень нахмурился. Их мечи были в ножнах. Почему?

Один за другим ниндзя сунули руки в накидки.

Снежка завопила, предупреждая:

- Железная буря!

Волна сюрикенов полетела по воздуху к ним. Они безумно пригибались и отбивались, держась между атакой и Орлом. Синие искры отлетали в стороны, снаряды стучали по клинкам.

Шатаясь, словно вот-вот рухнет, Орел двинулся к Снежке.

- Не дай ему упасть! – завопила она, безумно перехватывая сюрикен, летящий к Орлу. Но Тень был занят, размахивая оружием по дуге, чтобы отбить как можно больше снарядов. Один из ниндзя резко поднял кулак в перчатке. Волна сюрикенов прекратилась. С громким звоном они достали мечи.

Тень ощутил дрожь, пробежавшую по спине.

- Двигай Орла назад! – он прикрыл Снежку, она повела Орла по коридору. Ниндзя терпеливо преследовали их, шагали в такт, поднимали мечи, как один, направляя их на Орла. Тень Луны посмотрел на наставника. Лицо Орла было почти бесцветным, но выражение было стальным, словно он готовился к их последнему – возможно, безнадежному – сражению.

И Тень Луны увидел зеленое сияние в глазах брата Орла.


ДЕСЯТЬ

Сомкнуть ловушку


За ниндзя Фума трепетала стена грязного дыма, но из нее вырвался зверь с широкой грудью и спиной. Тень посмотрел на зверя, бегущего по половицам.

Снежка вскрикнула и радостно улыбнулась.

- Мотто-сан!

Он посмотрел на наставника. Зеленая энергия искрилась в глазах Орла. Лицо воина было бесстрастным, ведь остатки ки, жизненной силы, он тратил на контроль огромного пса.

Ниндзя в центре линии Фума обернулся, словно ощутил опасность. Слишком медленно! Мотто ускорился, прыгнул и ударился в Фума на уровне груди, выбив воздух из его легких и меч из руки. Ниндзя отлетел, ударился с громким стуком об пол головой. Мотто развернулся и впился зубами в ногу другого ниндзя. Завопив от боли, ниндзя поднял меч на пса. Но он не успел, вопящий снаряд вырвался из дыма и полетел к его голове. Фума запаниковал, бросил оружие и начал биться с тем, что обхватило его лицо. Его противник ответил злым высоким воплем, царапался и поворачивал голову.

Тень Луны просиял при виде Сару, обезьяны брата Барсука. Впервые в жизни гадкое животное оказалось полезным! Сару обвил хвостом шею ниндзя и отскочил от него на следующего человека в ряду. В то же время Мотто отпустил ногу ниндзя, и раненый Фума отшатнулся, его душил длинный хвост обезьяны. Мужчина в отчаянии выхватил сюрикен из накидки, схватил его как нож и направил в Сару. Обезьяна вовремя отпустила его шею и бросилась с визгом на другого ниндзя. Линия Фума распалась, невредимый убегал, один быстро кружился, боясь воинов-зверей, прячущихся в тумане.

Зрачки глаз Орла сияли зловещей зеленой энергией Глаза зверя. Тень Луны потрясенно покачал головой. Даже раненый, наставник мог управлять двумя животными и направлять их!

Гул грома заставил Тень поднять голову. Дым рассеялся, остались лишь обрывки. Уловив шипение, он посмотрел в сторону архива на ниндзя без меча, что шатаясь, согнулся, прижимая руки к окровавленному лицу. За ним низкая фигура спешила к новой цели.

- Банкен-сан! – улыбнулся Тень Луны. Он потрясенно посмотрел на Орла. Он был ранен, отравлен, потерял много крови, но управлял тремя зверями!

Ниндзя Фума приземлился рядом со Снежкой, быстро поднял меч. Со звоном она остановила его удар, Тень успел подбежать и ударить по ноге ниндзя кончиком меча. Ниндзя упал на пол, Тень Луны услышал свист, краем глаза уловил размытое движение. Сюрикен был умело направлен!

Он пытался пригнуться, но звездочка задела его висок и полетела в дым. Тень Луны прижал ладонь к раненому месту. Сюрикен лишь задел его, разрезал кожу, но не пробил череп.

И все же голова звенела. Он пошатнулся, прижимая ладонь к ране. Тень Луны покачал головой, она стала болеть. Он заставил себя открыть глаза. Если сюрикен не был отравлен, рана не пугала. Но его череп принял удар в самое тонкое и слабое место…

Рассеянный юноша протер глаза. Он слышал, как сражалась Снежка, ей помогали звери под властью Орла. Каждый звук стал эхом. Он быстро моргал, смотрел на архив в открытую дверь. Уставшие Цапля, Богомол и Паук боролись, враги окружали их, появлялись из дыма. Он видел, как нагината Цапли отгоняет Кагеро, а потом все стали странно двигаться. Тень нахмурился. Он видел все замедленно. Плохой знак!

Сонливость накатывала на него, ноги подкосились. Тень упал рядом с Орлом. Голова Орла опустилась, и Тень увидел, как замедленно великий воин потерял сознание.

Он поворачивал гудящую голову, пытался увидеть Снежку, зрение помутнело. Мотто и Сару вспыхнули перед глазами, а потом, словно сквозь воду, он увидел ее. Враги Фума окружили Снежку, но она не сражалась, а стояла. Что там происходило?

Хрупкий ниндзя стоял перед Снежкой, не атаковал, но ослабил шарф на рту. Тень вгляделся и понял, что это была женщина. Опытная на вид куноичи медленно говорила и смотрела на Снежку. Ее слова, разносящиеся эхом, словно были на чужом языке.

Снежка смотрела на женщину, а потом ее рука с мечом опустилась.

Тень теперь мог видеть только лицо Снежки, оно исказилось от смятения, а потом ее глаза озарило голодное узнавание. Слова ниндзя задели что-то в Снежке, или она стала жертвой гипноза куноичи, умения Старой страны?

Незнакомая женщина протянула руку к Снежке…

Тень Луны зарычал, решительно встал, но тут же упал. Его голова ударилась об пол, тьма окутала его. Сквозь нее он слышал гудение раковины. Собрав все силы, Тень заставил себя подняться из тьмы к тяжелому воздуху и дыму. Он открыл глаза. Боль в голове угасала. Его ноги все еще были как тофу, но он хотя бы смог поднять голову. Он прищурился. Где же…

Снежки и незнакомой женщины не было.

Почему в архиве стало так тихо? Он прислушался, не зная, будет ли снова улавливать эхо. А потом он понял, что пропали звуки боя. Сражение закончилось? Потолок все еще горел, но теперь было слышно приятный звук за треском огня: дождь лил на крышу. Он слушал дождь и улыбался. Странный эффект прекратился. Его зрение быстро прояснилось. Выдохнув с облегчением, Тень Луны приподнялся на локте.

Выжившие стражи границы и работники вбежали в архив из северного коридора, многие несли одеяла и деревянные кадки с водой. Тень Луны сел, потирая шею, и огляделся.

Все закончилось. Кроме убитых, Фума ушли, многие явно были ранены. Он посмотрел на деревянные половицы. Куски пушки все еще лежали там, но капитан Фума пропал. Он смог уйти сам, или выжившие Фума унесли тело лидера? Кагеро не было видно, но один из ее вееров лежал открытым на пороге. Неподалеку в коридоре лежал Орел без сознания, он был на боку и тяжело дышал. Запятнанная ткань накрывала одно плечо. Его веки трепетали.

Богомол был в рваной одежде, он сидел на полу в архиве. Тела в черном лежали перед ним полукругом. Банкен терлась чешущейся спиной о павшего врага.

Цапля была мокрой от пота, растрепанной, она опустилась за Богомолом и спокойно зашивала рану на его спине нитью и иглой. Она была в синяках, уставшей, но целой, как и брат Барсук. Он стоял за полукругом павших врагов, Сару, испачканный углем, был на его плече. Барсу осторожно перевязывал правую руку Паука. Обезьяна увидела Тень и насмешливо оскалила зубы. Лицо Паука было грязным, в пепле и крови, свежая рана была на его шее. Мотто лежал рядом с ним, вытянув мощные лапы, и храпел. Тень Луны благодарно закрыл глаза. Все агенты ордена и воины-звери выжили.

Стоп! А Снежка? Его горло сжалось. Она ведь не пала, пока помогала им победить… и выжить?

- О, ты вернулся! – Паук утомленно улыбнулся. – Хорошо спалось?

- Где она? – импульсивно прокричал Тень. Паника сдавливала его голос.

Паук опустил голову и ответил:

- Один из врагов, окруживших ее, подал сигнал… подул в боевой рожок. А потом все Фума просто… ушли, - он посмотрел на Цаплю, а потом на пол. Тень Луны напрягся из-за того, что он собирался услышать от него. Его плечи опустились. После долгой паузы Цапля повернула к нему голову:

- Я видела, как Снежный Ястреб уходила с Фума, - мрачно сказала она. – Уходила добровольно.


ОДИННАДЦАТЬ

Самый жестокий вопрос


Они все были живы. Как-то! Тень Луны протер глаза и огляделся.

Члены ордена в Эдо были уже чистыми и перевязанными, они сидели в круге на татами, утомленные и немного подавленные. Все сидели на коленях, на пятках, в позе сейза. Воздух вокруг них был тяжелым от запаха мазей и масел. Тень Луны сидел между Барсуком и Пауком. Напротив них к стене прислонялся Орел, сидящий в гнезде одеял. Богомол сидел справа от Орла, Цапля – слева. Орел выглядел ужасно.

Маленькая темная комната переговоров была далеко от архивов и не пострадала. Она так мало использовалась, что пылинки, которые редко можно было увидеть в чистом монастыре, плясали в оранжевом свете заката, проникающем в приоткрытые двери шоджи.

Комната была прямоугольной, деревянный стены были украшены иностранными гобеленами. На каждом был замок или сражение из Европы. Гобелены были подарком Барсуку от Сёгуна в благодарность за уроки латыни. Барсук представил им эти картины, как «чудесное современное искусство чужаков», а потом добавил в восторге: «Представьте, что еще можно у них узнать!».

Тень Луны хмуро смотрел на картину над Орлом, Богомолом и Цаплей. Там изображался большой иностранный корабль, который Барсук назвал галеоном. Его мачты и паруса были огромными. Черные бока ощетинились рядами больших пушек. Этот размер и количество оружия были лишь фантазией художника? Тень Луны поежился.

Он медленно моргал, сонный разум уплывал…

Стук вдали вернул его в реальность. Тень Луны поднял голову. Команды ордена старались залатать дыры в крыше, спешно набивали доски поверх них, пока не полился летний дождь.

Эти команды были из выживших работников и стражей границы, самые верные слуги потушили огонь с небольшой помощью ками, пославших небольшой дождь. Их поддержка продолжилась и после того, как опасность миновала: промывали раны, наносили мази и тоники под руководством Цапли. Они даже помогали раненым ходить в уборную. Тень Луны кивал с восхищением.

При виде его лица Богомол улыбнулся.

- Все они выбраны нами. Тень-кун. Потому они такие. Наш глава слуг был помощником моей кузины. Я знал его двадцать лет, - он кивнул на круг. – Сёгун предложил нам нанять тех, кого мы знаем. Он знал, что это исключит колебания в экстренных ситуациях и поможет оградить землю от нарушителей.

Паук слева от Тени вздохнул.

- Один из двух, - пробормотал он.

Богомол, ведущий собрание за Орла, кашлянул.

- Эй, Паук, я знаю этот взгляд. Выскажись.

Большой шиноби повесил голову, почесал шею сзади.

- Сёгун был прав насчет поддержки. Они сильно нам помогли и все еще стараются. Но защита от нарушителей… это не сработало!

- А я думал, - едко сказал Богомол, - что ты хотел благодарить богов, что купальни не взорвали, - он оглядел напряженные лица и остановился на Тени. – Я сделал подношения из риса и сакэ за это!

Повисла долгая неприятная тишина. Тень Луны жевал губу. Да, вода смогла смыть грязь пороха, пота и грязи, смогла живить его тело. Но эта роскошь волновала всех сейчас меньше всего, и Тень это знал.

Он глубоко вдохнул. Нужно покончить с этим!

- Если Снежный Ястреб была все это время двойным агентом, внедренным Фума,- Тень закрыл глаза, - то я виноват. Я привел ее, поверил ей, поручился на нее.

- Да, - кивнул Паук. – Но мы знаем, что девочки могут сводить парней с ума…

Цапля нахмурилась. Она резко кашлянула. Паук вздрогнул.

- Тень-кун, Паук-кун, это все чепуха, - пробормотал Орел, приоткрыв глаза. – Мы, ваши наставники, впустили ее. Поверили ей. Я в ответе, так что любая ошибка на моей совести, - он захрипел и лег на одеяла.

- Ее предательство не доказано, - тихо сказала Цапля. – Хотя то, что я видела…

- И то, что я ощутил, тренируясь с ней вчера… - быстро добавил Паук. Все смотрели на него. – Цапля? Она не рассказала? А обещала! – Паук описал странный случай, злой взгляд Снежки и то, как у него начались проблемы с дыханием. – Тень тоже это видел! Она скрывала это, но посреди боя ее маска слетела! Почему иначе она намеренно забыла рассказать Цапле?

- Намеренно? – Тень издал смешок. – Как подозрительно! Ее задержали бомбы, пожар и враги! – он обратился к Богомолу. – Если бы не нападение, она бы обсудила это с Цаплей, - он вскинул руки. – Даже она не знала, что это.

- Но все это лишь догадки, - Богомол скрестил руки. - Выслушаем Цаплю. Судя по всему, только она следила за Снежкой в последние мгновения.

Тень Луны прищурился. Он лежал ближе к ней, чем стояла Цапля, но он видел все нечетко. Когда его спрашивал Богомол, последние мгновения он не описал из страха.

Страха, что он окажется необъективно относящимся к Снежке, и Богомол начнет сомневаться в его верности. Страха, что эти силы выставят подругу в худшем свете. Паук бы сразу задал страшный вопрос: «Если Снежинка умеет гипнотизировать, разве у нее не должно быть иммунитета?». И тогда он скажет, что она сама решила уйти. Паук любил делать спешные выводы. Снежка не была шпионом! Тень Луны ощущал это и должен был как-то доказать.

Он посмотрел на всех. Нет, он не мог рассказать им о том, что видел, пока не узнал, что это означает. Его желудок сжался, он вспоминал странный момент: ее лицо исказило смятение, а потом в глазах возникло узнавание. Что сказала та ниндзя?

Цапля задумчиво заговорила:

- Не знаю, что думать. Фума знают темные умения, которые влияют на разум, но это не выглядело как гипноз. Куноичи подошла к Снежке, долго говорила с ней, а Снежный Ястреб с открытыми глазами выронила меч и пошла за женщиной. Они ушли с Фума, они прыгнули в дыру в углу крыши архива. Пока это происходило, брат Орел был на полу, Тень-кун был без сознания. Брат Барсук прятался. Думаю, вы, - она указала на Богомола и Паука, - разбирались с последним противником.

Богомол потянул за бородку.

- Так и есть. Дополнения?

Барсук смотрел, как пыль летала над татами в свете солнца.

- Меня раньше не тревожило, что только у меня здесь нет достоинств воина… до этого утра!

Орел открыл глаз.

- Это глупо, Хосокава, - он говорил медленно, с болью. – Ты не воин. Я не ученый. Но нашему лорду мы нужны одинаково.

Барсук кивнул, Тень скрывал потрясение. Брат Орел никогда не называл никого именем не из ордена! Хотя Барсук был когда-то великим писателем и учителем Хосокавой, Орел так редко обращался к нему.

Тень сжал кулак. Яд медленно действовал на Орла, не иначе! Как еще объяснить его слова о лорде не как о великом господине?

Богомол тоже подумал о Сёгуне.

- На рассвете я отправил гонца в замок с подробностями о нападении: наш урон, потери и, конечно, ответ… который мы с братом Орлом уже обсуждали.

- Мы ведь ответим ударом? – спросил Паук. Его не слушали.

- У нас есть система, - заявил Богомол. – Если Сёгун не пришлет приказ до ночи, значит, он оставляет решение дела нам, и мы сможем действовать по своему плану. Атака могла быть частью продуманной стратегии Фума, мое послание включало просьбу предупредить все наши отряды. Если мы будем действовать по своему плану, брат Орел просил передать особой послание базе у дома Фума. Эта просьба тоже в моем послании.

- Если мы будем следовать плану? – спросила Цапля. – Мы ведь будем? Уже почти стемнело, из замка никто не приехал.

- Зная Сёгуна лично, - сказал Барсук, - могу сказать, что он пришлет замену охране и помощников, но даст нам самим расправиться с Фума.

Богомол тепло кивнул их лидеру.

- Так думает и брат Орел.

Цапля указала на узкий луч оранжевого света, падающий в окно.

- Видите? Всадника нет, - она повернулась к Богомолу. – Как мы с ними расправимся? Я не уверена, что понимаю, что произошло! Они напали в рамках Сумеречной войны? Они забрали Снежку случайно, пока нападали на нас? Или все это было затеяно из-за нее? Я словно упустила что-то важное!

- У меня тоже есть вопросы, - кивнул Богомол. – Кроме глав отрядов, Фума были слабыми бойцами. Смотрите, как много их пало! Почему они не послали элиту? Как можно было так нас недооценить?

- При всем уважении, - пробормотал Барсук, - не думаю, что они недооценили нас. Фума думают не так, как другие самураи или шиноби. Их история показывает постоянную жажду жертвовать юными агентами, посредниками и даже клиентами… порой в больших количествах, как мы и увидели, пока это служит их целям.

- Какой тогда была их цель в этот раз? – Цапля склонила голову. – При чем здесь Снежный Ястреб? – она огляделась. – Может, ее шантажировали.

- Вряд ли, - фыркнул Паук. – Тень сказал, что она сирота, как и мы, так что ее семье не пригрозишь.

- Хмм, - Барсук нахмурился. – Их лидер, Фума Котаро, старый лис. Если он…

- Хватит. Хватит догадок, - устало сказал Орел. – Я расскажу… пока могу.


ДВЕНАДЦАТЬ

Ужасный приказ


С помощью Богомола и Цапли Орел сел и выпрямил спину. Щека дергалась и выдавала, что Орел стиснул зубы. Он медленно вдохнул, раскрыл глаза шире. Подавив вздох боли, Орел расправил плечи и осмотрел группу. Он снова выглядел величественно.

Глаза Тени пылали. Решимость Орла поражала. Несмотря на ужасное состояние, наставник все силы направлял на восстановление порядка, пока яд еще не добил его.

- Нашими врагами кажется клан Фума, - осторожно сказал Орел, - но я думаю, что они – лишь меч в руке старого врага Тени, лорда Серебряного волка. Вы должны опасаться его, ведь теперь мы подавлены.

- Простите, господин, - Богомол склонил голову. – Насчет меча…

- Ах, да, мои приказы, – руки Орла задрожали. Он быстро спрятал их в накидке, а потом властно осмотрел группу. – Я… уже отдал их брату Богомолу, но вкратце: две команды будут посланы за Снежкой.

- Да! – выпалили хором Тень и Паук.

Тень посмотрел на товарища, понимая, что причина их реакции была разной. Он надеялся спасти ее, а Паук рассчитывал на мрачный исход. Слова Орла подтвердили его догадки.

- Агент Снежный Ястреб, - твердо сказал Орел, - должна быть найдена и захвачена. Мы не можем так просто отдать ее Фума. Если она верна и попала под влияние темной магии, ее можно спасти до того, как Фума узнают от нее тайны. Если она все это время была шпионкой, тогда нужно остановить ее и не дать ей выложить всю правду о нас.

Остановить? Тень нахмурился. Этого и ждал Паук!

Свет в глазах Орла тускнел. Сжав плечо Богомола, он оглядел группу.

- Братья Богомол и Барсук объяснят остальное, - Орел посмотрел в глаза бывшего дуэлянта. – Богомол, друг мой, я передаю тебе власть. Отныне орден Серого света твой, - его голос стал тише. – Защищай их.

Глаза Орла закрылись. Он обмяк, голова опустилась на грудь. Цапля вскрикнула. Тень Луны содрогнулся. Богомол приподнял голову Орла, Цапля вскочила на ноги, поспешила к двери и позвала работников, чистящих архивы.

Лысый сгорбившийся старик и красивая женщина средних лет вошли в комнату с бумажными фонарями. Они опустили их и осторожно подняли Орла.

- Сделайте ему мягкую постель в углу моего кабинета, - приказала Цапля.

Слуги низко поклонились, осторожно унесли Орла, оставив фонарь в центре татами озарять темнеющую комнату. Все с печалью смотрели вслед Орлу. Дверь закрылась, долго никто не говорил. Тень посмотрел на Цаплю. Ее глаза были закрыты, рука закрывала нижнюю треть лица. Ее подбородок дрожал.

Он опустил голову и вдохнул запах масла в фонаре, пытаясь успокоить мысли. Столько вопросов! Орел собирался умереть? Если они найдут Снежку, как проверить ее верность?

- Мы продумали план со всех сторон, - сказал Богомол. – По моему настоянию мы даже обсудили карму, хорошие и плохие исходы всех вариантов.

Тень поднял голову, брат Богомол указал на него.

- Вы с Пауком пойдете вдвоем. Как старший, Паук – лидер. Брат Барсук хочет снарядить вас вечером. Вы отдохнете до рассвета, а потом украдете лошадей и отправитесь. Передвигайтесь, меняя облик. Перехватите Фума на пути домой.

- Мы не должны ехать сейчас? – выпалил Тень. – Они уже оторвались от нас.

Богомол покачал бритой головой.

- Да, но подумай об этом, - терпеливо сказал он. – Их много, даже хоть выжили далеко не все. Им приходится идти пешком. Не важно, как хорошо они скрыли облик.

- Почему? – Паук скривился, пытаясь понять слова Богомола.

- Конечно, - Цапля почти улыбнулась. – Группа не самураев на лошадях быстро привлекла бы внимание на дороге. Даже без пунктов проверки, проходящие служащие самураи могли бы потребовать их документы. Инспекторы обычно докладывают обо всех больших группах, потому что, несмотря на новый мир, недоверие осталось. Фума все это знают, так что пойдут пешком.

- Допустим, - кивнул Богомол, - что они будут бежать, когда доберутся до гор. Я посчитал, что вы все еще можете догнать их раньше, чем они попадут в Фумаяму.

- Понял! – оскалился Паук. – Хмм… они устанут, среди них много раненых, - он цокнул языком. – Но, Бого… то есть, господин, при всем уважении, а если они побегут сейчас? А если мы не догоним их?

- Тогда будете бежать за ними и Снежкой в их логово. Если дойдет до этого, вы не пойдете туда беспомощные или слепые. Благодаря брату Барсуку.

Паук и Тень переглянулись, а потом повернулись к Барсуку.

Архивариус сцепил пальцы и улыбнулся, торжествуя.

- Да, да, у меня есть особые предметы для вас. Шипы ашико, если придется идти по льду. И два набора новейших скрытных костюмов ордена, которые еще даже не проверили. Они крепкие, теплые, цвета земли, легкие и с перчатками как из рыбьей чешуи.

Паук скривился со скептицизмом.

- Они сделают нас невидимыми?

- Костюмы и броня цвета камней? Нет, - вздохнул Барсук. – Но мое изобретение камуфляжа решит эту проблему! В ваших костюмах уже есть это устройство, готово к применению. Я зову его хитрым плащом ниндзя! – он вскинул голову.

- Сильное название, - Паук моргнул. – И… что оно делает?

Богомол помахал рукой.

- Барсук покажет вам перед вашим уходом. Помните, если поймаете Фума на открытом пространстве, вам не потребуется это устройство.

- Не переживайте, - добавил Барсук, - все это новое, но работать должно.

Паук пролепетал:

- Должно? Вы так говорите? Если из-за этого я потеряю голову, готовьтесь к жуткому шуму в архивах!

- Жуткие завывания, - уточнил тень Луны.

- Ради богов! – рявкнул архивариус. – Это сработает, счастлив?

- Нет, так не счастлив, - начал Паук.

Цапля подняла палец, и он замолчал.

- Спасибо, сестра Цапля, - улыбнулся Богомол. – Господа, перед тем, как уточнить ваши приказы, я попрошу брата Барсука рассказать вам о необычной базе клана Фума. Думаю, всем нам это нужно услышать из-за Сумеречной войны, - он кивнул Барсуку.

Барсук поклонился и сунул ладонь под накидку. Он вытащил сложенный бледный пергамент. Барсук осторожно открыл его, поворчал из-за пятен от дыма по краям, и Тень увидел, что это карта. Барсук разложил карту на татами в центре их круга, кашлянул в ладонь и начал:

- У большей части теневых кланов есть родная деревня. Не у Фума, они живут под землей у горы, что служит им крепостью и домом. Эта карта создана после разговора со Снежкой, перед тем, как она поклялась нам. Здесь не только место, но и план базы Фума на горе Фумаяма. Все входы выше уровня снега на горе, так что там можно забыть о лете. Раньше там была шахта серебра, так что прохода делали люди, а еще там естественные пещеры.

- Шахта? – Паук пожал плечами. – Как шиноби заполучили шахту?

- Пятьдесят лет назад добыча серебра стала падать. В результате владельцы шахты отчаялись. Они искали новые залежи, копали глубже, пока не случилась катастрофа. Никто не знает, что именно случилось, но ясно, что половина шахтеров умерла очень быстро. Не удивительно, что шахту забросили. Годами там никого не было, пока, по словам Снежки, местный регент не отдал ее Фума.

- Что? – Тень склонил голову. – Местный аристократ отдал шахту ниндзя? Зачем?

Барсук криво улыбнулся.

- Он выказывал благодарность, ведь они помогли подавить мятеж местных жителей. Фума убили хорошо скрытого главу мятежа, это обрадовало регента, его самураи легко победили. И так Фума получили шахту. Шахтеры используют порох, который Фума всегда хорошо делали. Мы сами видели силу их бомб и пушек, но они еще и устраивают взрывы, мгновенно создавая рвы и смятение на поле боя. Серебряный волк такое оценит!

Тень Луны поднял голову, зажал нос.

- Их порох воняет.

- Ах… ах! – глаза Барсука засияли. – Я рад, что ты это упомянул! Ужасный запах остался из-за уникального ингредиента, который они добавляют…

- Почему он в таком восторге? – прошептал Паук.

- Как и мы, они смешивают полынь, моксу и камфору с порохом, но еще по странным причинам добавляют навоз лошадей! А подозреваю…

- Брат Барсук, - простонал Богомол. – Может, тебе стоит закончить объяснение.

- А? О! Прошу прощения, - Барсук вдохнул и взял себя в руки. – Здесь отмечен самый безопасный вход, он у черного хода Фумаяма, как сказала Снежка. Она говорила, что редко проходила там, но заметила как-то на камне вырезанные иероглифы. Никто не знает, кто и когда вырезал те кандзи. Из них получаются слова «ад» и «губы».

- Отлично! Так мы идем в пасть ада, - медленно сказал Паук. – Где уже умерло много людей, а целая армия врагов-ниндзя только и ждет, как убить нас.

- Неплохо подытожил, - Барсук сморщил нос. – Что скажешь?

Паук закатил глаза.

Богомол мрачно улыбнулся.

- Хватит. Есть уточнения к приказам.

Тень напрягся. Приближалась самая опасная часть, он это ощущал.

- Если окажется, что на нее воздействуют, - сказал Богомол, - Снежку нужно спасти и нанести первый ответный удар в этой войне, чтобы Фума долго не трогали нас, дав нам время собрать агентов и наемников.

Уверенности в его словах не было.

- Если, - продолжил Богомол, - Снежный Ястреб окажется двойным агентом, Тень Луны обязан помешать ей выдать наши секреты и знания… - он замолчал и посмотрел в глаза юноши, - любым способом.

Горло Тени сжалось. Он ожидал этого, но приказ пронзил его как стрела. Он видел боль в глазах Богомола. Жизнь для него была священна, но теперь он был еще и главой ордена. Этот Богомол должен был приказать Тени исправить ошибку, убить предательницу, которую он сам сюда привел.

Которая спасла ему жизнь. Он все еще верил, что ее зря обвиняют. Тень Луны сглотнул.

- Но только если окажется, что она была… шпионкой…

Ужасное слово застревало в его сухом горле.

- Верно, - сказал Богомол без эмоций. – Я просто прикажу: узнай правду и действуй соответственно.

Тень Луны закрыл глаза и тяжко вздохнул. Может, ему стоило описать все и дать начало обсуждению гипноза. Слишком поздно! Если он поднимет новые факты теперь, его посчитают лжецом.

Паук ткнул его в ребра.

- Расслабься, ты сможешь, если будет нужно. Это часть жизни. И, эй, если не сможешь, просто дай мне покончить с этим.

Покончить? Тень Луны опустил голову. Может, эта миссия и правда будет в аду. Но если в конце окажется, что он ошибался в Снежке?

Сможет ли он сделать это, увидев доказательства? Мог ли он убить лучшую подругу?


ТРИНАДЦАТЬ

Торг


Позднее тем вечером Тень Луны и Паук встретились в саду у архивов. Ночь была теплой и влажной, ясное небо сверкало звездами.

Высокие железные треноги стояли кругом в миниатюрном море белого песка в центре сада. На каждой треноге черные железные чаши держали горящие бревна, что потрескивали и пахли кедром и буком. Огонь плясал, и океан идеальных линий на песке блестел. Остальной сад пересекали полосы света и тени на деревьях и покрытых мхом камнях.

В участке света у бамбуковой ограды три зверя ордена играли друг с другом. Мотто пытался спать, большая голова лежала на лапах. Банкен и Сару то катались на камешках, то преследовали друг друга по кругу, задевая пса.

Сару часто запрыгивал на Мотто, тот без злобы лязгал пастью и фыркал. Банкен бегала, выглядела победителем, размахивала хвостом, и было видно, что ей нравится бесить обезьяну.

Барсук неподалеку ждал у самой яркой чаши, две кучи предметов и аккуратно сложенная одежда лежали на низкой каменной скамейке. Песок хрустел под ногами, пока Тень и Паук приближались. Барсук поклонился, кашлянул и нетерпеливо указал на скамейку.

- Сначала возьмите это, - Барсук вручил Пауку сложенный лист бумаги. Она была пропитана маслом, чтобы не промокла. – Упрощенная копия карты, - он увидел удивление на лице Тени. – Знаю, вы обычно запоминаете все, но Богомол сказал, что это исключение. Он сказал, что времени мало, а база Фума сложна, и вам нужна карта, чтобы не потеряться там. Он отметил, что не будет вреда, если вы не будете отмечать на ней. Даже если вас схватят, карта без меток не выдаст ваши намерения.

- Но наши намерения легко понять, - пожал плечами Тень Луны.

- Я не собираюсь попадаться, - холодно сказал Паук.

- Понадеемся, что ты и шутить не будешь, - сказал Барсук. – Вам нужно сосредоточиться. Тогда вас и не схватят! – он гордо указал на свои творения. – У меня для вас щитки на ноги, носки таби и соломенные сандалии в цвет. О, конечно, ашико для ходьбы по льду, но сначала посмотрите сюда!

Паук и Тень переглянулись. Тень Луны покачал головой. Брат Барсук был гением, но и остальные его дела были важными. Все было важным.

Барсук развернул один из костюмов, разложил части на скамейке, пока они не легли идеально, по его мнению.

На каждые серые хакама Барсук положил полоски легкой брони для бедер, что доставала до колен. Дизайн ордена, такая броня отражала меч и стрелы.

Броня и кожаные ремешки выглядели как грязно-коричневый камень. Под пластинами скрывалась цепочка кожаных мешочков, где были сюрикены, дымовые бомбы и тетсубиши.

Рядом с двумя накидками Барсук положил перчатки, словно покрытые чешуей, как он и описывал. Вариант брони самурая, тонкие защитные перчатки были светло-коричневыми, достигающими локтя.

- Не забывайте надевать кольчугу под одежду, чтобы вас защищала не только эта броня. Вы не замерзнете, одежда двухслойная, утепленная, - Барсук звучал как торговец на рынке. – Потрогайте, проверьте сами.

Паук смотрел на броню для ног. Он схватил часть щитка, попытался согнуть, его большие руки напряглись.

- Легче, чем последняя, но прочнее!

- Отлично замечено, - сказал Барсук, вскинув голову. – Я говорил с оружейником в Эдо, которого выбрал сам Сёгун. У него новый подход к металлургии. А я нашел его, переводя иностранную книгу из испанского города Толедо.

Они разглядывали накидки, пояса и капюшоны. Одежда была цвета грязи с золотистым тоном, оттенки образовывали пятна, как на камне. Даже в мерцающем свете огня ткань напоминала каменную стену.

Тень Луны был впечатлен. Он улыбнулся Барсуку.

- Это обмануло бы даже опытный взгляд. Даже вблизи, если не шевелиться и стоять в тени.

- Да? Обмануло бы? – проворчал Барсук. – Вы сомневаетесь! – Тень вскинул руки и быстро покачал головой. Барсук фыркнул. – Ха! Не врите! Надевайте накидки и подвяжите поясом! Скорее, мне пора спать!

Мотто проснулся от голоса Барсука и тяжко вздохнул. Сару и Банкен замерли и посмотрели на людей.

Юноши быстро послушались. Как только они надели накидки, Тень потянулся за плечо и коснулся странного прямоугольного кармана между лопаток. Он едва заметил это, пока надевал из-за ткани и высокого расположения. Он и размер недооценил, выглядела накидка меньше.

- Верно, - сказал Барсук. – Вот так! Плащ сложен. Потяните за нить в уголке, ага, вот там.

Тень Луны так и сделал. Плащ развернулся на спине. Он опустил взгляд. Плащ доставал до лодыжек.

- Цвет и текстуру не видно сейчас, потому что они на спине, - сказал Барсук, - но внешняя сторона плаща выглядит как ваш костюм. Даже убедительнее, потому что с плащом можно принимать разную форму.

- Как это можно использовать? – нахмурился Тень Луны.

- Как только плащ развернут, схватитесь за нижние края и закиньте на голову и плечи. Это сделать легко! Как только плащ скроет вас, опуститесь на колени или присядьте и быстро укутайтесь тканью. Сначала будет видно только тьму, но потом вы найдете маленький проем, скрытый марлей. Так будет видно сквозь плащ.

Паук развернул плащ, он и Тень несколько раз повторили то, что, по словам Паука, было превращением в два камня. После нескольких попыток архивариус сказал им встать смирно и ждать.

Барсук оглянулся и улыбнулся.

- Отлично. Звери снова не обращают внимания. Устроим проверку. На практике, ведь у Фума могут быть сторожевые псы. Вы станете камнями в центре песка, а потом подвиньтесь к зверям. Посмотрим, поймут ли они, что происходит.

- Интересно, - сказал Паук, - но зверей вряд ли обманет, - он увидел, как Барсук мрачнеет. – То есть… ладно, я сделаю это!

Тень заинтригованно кивнул. Они с Пауком встали в центре моря песка, схватились за края плаща и упали на колено. С тихим трепетом они укутались тканью. Все было черным, как и раньше. Тень развернул плащ и нашел проем для глаз.

Им не нужно было двигаться. Любопытные животные уже шли к ним, шевеля носами. Он увидел, что Банкен подбежала и отскочила. Через миг он ощутил ее вес на голове. Сару оскалился, бросил в плащи песок, но потерял интерес и отвернулся. Где был Мотто-сан?

- Прочь! Вредитель! – завопил Барсук. Суета, вскрик и шум испугали Банкен и Тень. Кошка спрыгнула, а он быстро встал и забросил плащ за плечи. Тень Луны огляделся и чуть не согнулся от смеха.

Мотто-сан! Сильный зверь медленно отходил, хвост был между лап, он пригибался к песку. Барсук топал ногой, махал кулаками. Паук уже выбрался из плаща, но держал его вдали от себя. Его лицо скривилось от отвращения, ноздри раздувались.

Свежее темное пятно говорило, что Мотто сделал с камнем. Пес поднял лапу и решил устроить на Пауке туалет.

Тень Луны взял себя в руки, а потом встал и насладился ситуацией:

- Ну, - бодро сказал он, - с животными тоже работает.


ЧЕТЫРНАДЦАТЬ

Поворотный пункт


С Сару на плече Барсук ушел из комнаты, пересек коридор и вошел в темные архивы. Он держал бумажный фонарь и расхаживал, как часто бывало, между рядов полок, он не мог уснуть.

Весь монастырь притих. Все спали. Богомол даже отложил работу над руководством. Сару нюхал влажный воздух и зло шипел. Барсук кивнул, соглашаясь с обезьяной. Их архив хоть и залатали, но здесь все еще ужасно воняло от бомб Фума.

То моча пса, теперь навоз. Ужасная ночь! Барсук оскалился.

Он вечно – почти час – очищал плащ Паука. Фума должны были хорошо видеть, и если бы он не очистил плащ Паука, их бы заметили.

- Но мы все исправили, - сказал Барсук обезьяне. Сару вскинул брови. Барсук не мог понять, почему ему не спится. Может, порой было сложно утихомирить мысли. Ему нужно было утомить себя!

Он вышел в сад и пошел по нему, кивая стражам, пока не стал ощущать усталость. Барсук вернулся в здание через кухню и пошел по западному коридору. Он двигался тихо, напоминая себе, что спящих ниндзя лучше не будить. Резко проснувшийся шиноби реагировал резко. Они даже спали на боку, сердце было ближе к полу для защиты. Так их было сложнее убить во сне. Но оказалось, что не только у Барсука проблемы со сном.

Он проходил мимо новой двери комнаты Тени, и обезьяна резко повернула голову. Барсук замер и прислушался. Приглушенный голос раздавался из комнаты.

Он подошел к двери. Тень Луны. Барсук улыбнулся. Мальчик не мог уснуть. Наверное, нервничал, ведь читал сутру фурубэ, чтобы успокоиться.

Барсук почесал щеку и услышал, как Тень переходит ко второй части сутры.

- Очистить всю ложь этого дня, не рассыпав зерна жизни.

Ученый склонил лысеющую голову. Слова звучали иронично, он понимал возможную трагедию: если Тень найдет доказательство, что Снежка – предатель, ему придется просыпать зерно жизни.

И Барсук отмечал другое. Она была для юноши не обычной мишенью. Не враг, а близкий друг.

Барсук пошел в свою комнату.

- Это жестоко, - ворчал он. – Ужасно быть шиноби, - обезьяна на его плече вздохнула в унисон с ним.

Остаток ночи Сару храпел в корзине у кровати Барсука, а архивариус не спал, а просто лежал. Перед рассветом он услышал тихие звуки, что сообщили об отбытии команды. Барсук приподнялся на локте и услышал голос Богомола, тихие шаги в коридоре, закрылась дверь. Он опустился, сцепил руки за головой, ощущая пустую тишину.

Было все еще темно, когда запели первые птицы. Барсук представил тихих и мрачных юношей, забирающихся в конюшню местного торговца, беззвучно седлающих лучших лошадей, а потом покидающие Эдо. Они будут скрытыми, документы пропустят их через пункты проверки. У них есть умения и его гениальные предметы.

Архивариус сглотнул.

- Только вернитесь к нам, мальчики, - сказал он.

А через минуту все-таки уснул.

* * *

Цапля проснулась на рассвете. Птицы снаружи пели и чирикали, свет становился сильнее, она помылась, оделась и поспешила в кабинет.

В углу лежал Орел, укутанный щедро одеялами, работники проверяли его каждый час. Цапля приняла решение: она сначала поспит, а потом приступит к важному заданию. И она не хотела покидать Орла.

Орел спал, выглядел спокойно, но кожа была потной, он тяжело дышал. Но она знала, что его состояние будет ухудшаться…

Цапля с тревогой подвязала лентой рукава кимоно, а потом собрала волосы шарфом.

Она спешно развернула свитки формул яда, развесила их в ряд на крючках у ее рабочего стола. Она расставила глиняные чашки, миски, баночки сушеных трав. Цапля достала ступку и пестик, деревянные ящички и ножи, а потом наполнила котелок водой.

Переведя дыхание, она развернулась и посмотрела на Орла.

- Я тебя не оставлю, - сказала она тихо, но решительно, ее голос дрогнул. – Если бы я могла умереть вместо тебя, я попросила бы саму Великую пустоту забрать меня. Но я не могу, так что должна понять тайну их яда.

Ее глаза заполнили злые слезы.

Тихий стук в дверь заставил ее быстро вытереть слезы.

- Да… прошу, входите.

Дверь отъехала, вошел Богомол. Он поклонился спящему Орлу, а потом Цапле. Она изобразила спокойствие и поклонилась в ответ.

- Прости за вмешательство, - тепло сказал Богомол. – Я хотел, чтобы ты знала. Есть надежда, - он посмотрел на ее оборудование. – Возможно.

Цапля кивнула, ее сердце трепетало.

- Прошу, расскажите мне.

- Я говорил с младшими перед их отбытием, я дал им еще одно задание. Если они все-таки войдут в Фумаяму, то им нужно украсть руководство Фума по химии. Там может быть записано противоядие.

Цапля была благодарна за его заботу и идею, но она знала, что надежды почти не было.

Она смотрела на тревожное лицо Богомола. Ей стоит рассказать ему правду?

Тень Луны и Паук могли и не попасть в Фумаяму. Они могли потом не выбраться оттуда. Даже если они сбегут, когда они доберутся, судя по симптомам, Орел уже пересечет реку Саи и войдет в мир мертвых. Ее желудок сжался при мысли об этом. Смерть была естественной частью жизни самурая, но Цапля не хотела прощаться. Не с ним.

Она хотела верить в идею Богомола, но ее знания о ядах говорили ей об обратном. Этот яд действовал очень медленно, был жестоким, но даже этот яд не был таким медленным, как этого требовал план Богомола.

У Орла было мало времени. Богомол смотрел на их страдающего друга.

Она посмотрела на лицо Богомола. Он старался изо всех сил, она разбила бы его, рассказав правду.

- Спасибо, что сказали, - она низко поклонилась. – Я успокоена.

Богомол просиял. Он поклонился в ответ и ушел.

Цапля скромно улыбнулась. Так успокоился хотя бы он.

Она опустилась рядом с Орлом, провела пальцами по его сильному лицу.

- Богомол хочет помочь, путь его благословят ками, - печально сказал Цапля. – Но я тоже самурай, я могу принять правду, - она села прямо, собралась с силами. – Спасти тебя должна я, и я сделаю это, даже если демоны из Кога захватят меня!


ПЯТНАДЦАТЬ

Рикичи


Новый день оказался ясным, умеренно влажным, идеальным для быстрого пути. Паук кивнул и оглянулся, его черный жеребец обогнал белую кобылицу Тени.

Он был уверен, что все знали, что он был самым одаренным наездником в ордене, уроки, которые он давал Тени, не прошли даром. Малыш стал умелым наездником! Если они выживут, он научит его сражаться верхом на коне.

Конюшня торговца, которого они хотели ограбить, оказалась пустой, и им пришлось, по настоянию Паука, забежать в самурайскую часть города и украсть боевых коней. Время они потеряли, но зато теперь у них были лучшие скакуны! Послушные, быстрые, выносливые, они носили в бою тяжелых всадников в броне, сами были в броне при этом. А сегодня груз был легче, и они почти летели, промчались дальше, чем ожидалось, без отдыха, воды и травы.

Они миновали поляну, низкие холмы, города, окруженные рисовыми полями. Они забирались выше, дорога становилась уже, заставляла их ехать друг за другом. На высоких холмах поселения превратились в цепь деревушек с соломенными крышами, обрамленные лесами из сосен и кедра. Водопады и горные ручейки были на холмах. Появились первые настоящие горы, вся влажность пропала.

Они ненадолго остановились, чтобы лошади попили, у последней деревни на карте, а потом гнали скакунов под бледным небом на север к горам вдали.

Лето было влажным, а высокие горы сияли белым снегом, что никогда не таяли. Одна из вершин была Фумаямой.

Юноши были скрыты как юные богатые братья-самураи. Паук вел себя как недавно назначенный глава выдуманного ими клана. Они были в полосатых синих кимоно, шарфах на голове одного цвета, чтобы скрыть отстутствие причесок самураев, и с катанами. Все было из кладовой Барсука.

По пути к высоким холмам они миновали два пункта проверки, но без проблем, ведь Сёгун сделал им документы по просьбе Барсука.

Каждый в ордене теперь был со своим пропуском. Они носили документы в кожаной сумке, бумага была промаслена, там было описано лицо каждого шиноби, шрамы и телосложение. А еще там была печать Сёгуна, было предупреждение не задерживать путников, не обсуждать их ни с кем и не записывать их. Документ описывал, что ждет нарушителя: публичная казнь и сожжение дома.

Каждый страж, прочитав, тут же становился дружелюбным и веселым. Последний самурай, что пропустил их, был с широкой грудью и искренне уважал Сёгуна. Он поклонился и пожелал им удачи.

Паук смотрел вперед, пока они поворачивали на каменистом склоне. Горы со снежными вершинами выглядели теперь ближе. Впереди дорога становилась еще уже, разделялась и вела к маленькому храму. Он убрал одну руку от поводьев и махнул Тени. Богомол приказывал им проверять храмы по пути на предмет гошикимаи, сухих рисовых зерен, которые шиноби оставляли как зашифрованные послания. Это был мудрый приказ. Местные агенты ордена, теперь тоже мишени, могли оставить послания о нападениях Фума или передвижениях.

Вчера, например, Паук думал, местный союзник мог оставить гошикимаи здесь, опознав скрытых шиноби на пути к Эдо. Он застонал от страха. Или сегодня, увидев их обратный путь.

Он остановил коня у храма и слез с нег. Он смотрел, как белая кобылица Тени догоняет их. Парень был необычно тихим всю дорогу. Паук не мог винить его. Он был верен Снежке, ему было сложно принять, что она может быть двойным агентом, а еще хуже ему будет, если это подтвердится. Паук вздохнул. Он знал старшего агента в Киото, который убил по приказу друга, оказавшегося шпионом. Поступок был необходим, но тот мужчина навсегда остался мрачным и злым. Паук смотрел на своего юного спутника. Тень был крепким, но все еще был ребенком. Что сделает такой приказ с ним?

Он посмотрел на храм, что был чуть больше коробки из кедра с открытым передом, крыша была изогнута. Внутри длинная полка скрывалась от ветра и дождя. Здесь местные оставляли подношения ками: рис, благовония, сладости, кусочки фруктов и овощей. Над полкой белая переплетенная веревка тянулась за стены. С нее свисали старые полоски бумаги, рукописные молитвы богам.

По бокам храма ряд джизо, маленьких каменных монахов, стражей мертвых, улыбался Пауку, не мигая. У некоторых мох закрывал глаза. Джизо были всюду. У рек, на углах улиц, в лесу и даже здесь, у высоких гор. Между ряда джизо и дорогой, у кривого дерева была маленькая каменная впадина с водой.

Тень повел их лошадей к дереву, чтобы они попили, пощипали траву и отдохнули. Паук озирался, искал признаки опытным взглядом. Было важно понять, проходили здесь уже Фума или нет. Если да, то им придется бежать в Фумаяму. Стали бы лидеры Фума так гнать своих людей? А потом он увидел могилу. Стали бы!

Груда свежей земли, достаточная для тела, была скрыта у ряда джизо. Меткой был лишь белый камешек на горке. На камне были кривые кандзи, формирующие слова «демон ветра», что произносилось как «фума». Парни склонились над могилой. Паук зачерпнул землю.

- Выкопано сегодня, - он опустил голову. – Мы их упустили! – он встал и выругался, ударил воздух рукой. – Как? Может, их встретили тут их люди на конях?

Тень смотрел на горку.

- Или лидеры жестоко гнали их весь путь. Тогда здесь кто-то из раненых не смог идти дальше.

- Если так, почему могила только одна? – Паук проверил за другими джизо.

- Снежка рассказывала, что Фума всегда погребают капитанов и ранги выше, но низкие ранги, умершие у пути, оставляются. Их тела сбрасывают в реки или озера. Может, это был тот пушкой. Он был сильно ранен, но его тела мы не нашли.

- Отлично, - сказал Паук. Ребенок пытался быть полезным, но Паук мог думать лишь о том, что они упустили Фума. Он подошел к храму и оглядел его. Судя по их удаче, посланий не будет. Его глаза вспыхнули.

- Тень, смотри!

Тень Луны оказался рядом с ним, они смотрели на длинные линии сухого риса на полке. Для обычного взгляда это было оригинальное подношение богам. Для шиноби – гошикимаи! Зерна выглядели новыми, цвета для шифра послания были на месте. Лиловый, красный, черный, синий, желтый. Они лежали в разных сочетаниях.

- В этом ты быстрее меня, - сказал Тень. – Что там говорится?

Паук склонился и изучал послание. Это был плевой код ордена, старый, но еще действующий. Он нахмурился. А если люди Фума разгадали код? Паук ощутил, что Тень тревожно ждет, и отругал себя. Зачем придумывать проблемы? У них хватало уже существующих! Он медленно расшифровал каждую линию, сложные сочетания цветов, выдающих тайные слова и предложения.

- Это от местного наемника, служащего ордену… Ему приказал сам Сёгун через гонца вести нас дальше, если нам потребуется проникнуть в Фумаяму. Просит подождать.

- Ждать? – Тень сморщил нос. – Можно прождать весь день. Мы должны провести миссию спасения! Где этот агент? Может, Фума уже его нашли и убили.

- Нет еще, - раздался сзади бодрый голос. – Но они бы хотели!

Тень и Паук обернулись. Худой молодой человек, с виду лет двадцати, стоял в одежде фермера, на его плече был большой мешок. Его длинные волосы были завязаны в стиле жителя деревни. Паук прищурился. Юноша смог подкрасться к двум шиноби. Вот тебе и фермер! Он был хорошим ниндзя. Но на чьей стороне?

- Рикичи, - юноша улыбнулся и указал на свой нос. – Я оставил послание! – его лицо было гладким, без шрамов, у него была очаровательная улыбка. – Я проведу вас. Вы смотрите на единственного союзника ордена, что побывал в Фумаяме и выжил. Я знаю путь к черному ходу их базы, знаю половину проходов в горе, - он посерьезнел. – И я могу помочь вашей цели.

- Это хорошо, - сказал Тень и упрямо посмотрел на Паука.

Паук пронзил его взглядом. Такой доверчивый! Он еще не поверил, что Рикичи на их стороне.

- Что в мешке? – с подозрением спросил он.

Рикичи опустился на колено и открыл мешок. Они обступили его и заглянули.

- Монгольские луки, - он поднял один. – У меня их три, а еще три колчана со стрелами с тяжелыми наконечниками, - его глаза сверкали. – Эти луки из кости зверя и рога, соединенных вместе. Они стреляют дальше и бьют сильнее луков шиноби. Подарок от благодарного лорда с юга! Если мы пойдем в Фумаяму, они нам понадобятся. Попробуйте тетиву…

Паук осмотрел компактный лук, что дал ему Рикичи. Дизайн был отличным. Странный изгиб позволял легко натягивать тетиву, но силы было достаточно, чтобы пробить броню. Невероятно!

- Барсуку бы понравилось, - сказал Тен. – Он бы захотел их улучшить.

Луки впечатляли, но Паук все еще сомневался в парне. Не был ли он шпионом? Рикичи словно читал его мысли.

- На вашем месте я тоже осторожничал бы, - просиял юноша. – Я докажу, что я из семьи! – он вздохнул. – Мои родители умерли от инфекции. Дядя растил меня. Он оказался шиноби клана Ига. Там я вырос, там меня обучали. Мой дядя уже умер и пересек реку Саи с катаной в руке. В клане Ига жил бывший самурай, когда я был мальчиком, это был лучший друг моего дяди, - он тепло рассмеялся. – Тот, кого вы зовете Орлом, ходит с длинной косой? Он дразнил меня ею, когда нянчился со мной.

- Интересно, - сказал Паук. Он был отчасти убежден, но то, что произошло дальше, затмило все.

Рикичи посмотрел на Тень, быстро читая его лицо.

- Орел… в порядке, да? – Рикичи вздрогнул. – Что случилось? Нет, не говорите, что Фума…

- Он жив, - выпалил Тень Луны. – Едва!

- Орел? Непобедимый Орел? – Рикичи был зол. – Прошу, скажите…

- Хватит, - Паук вскинул руку. – Давайте сядем, разделим еду и воду и все обсудим.

Десять минут спустя Рикичи знал все о нападении, о страхах, о Снежке и состоянии Орла. Последнее его злило.

- Нельзя терять время, - заявил он. – У вас есть ашико? – они кивнули. – Хорошо, у меня тоже, - он встал и указал на одну и самых опасных гор. – Это Фумаяма. Все входы выше постоянной линии снега. Я рад, что вы знали о заднем ходе, как его называют даже Фума. Там нам и нужно входить. Главный ход был бы самоубийством. Он очень хорошо защищен. Даже задний ход потребует использования эти луков. Только так можно разобраться с дозорными там.

- Дозорные? Не Фума? – спросил Тень, глядя на вершину.

Рикичи покачал головой.

- Задний ход лежит над замерзшим озером, на небольшом возвышении, он вдали от других входов в старую шахту. Его охраняет деревня у озера. Там живут охотники, торгующие кожей и мясом зайцев.

- Снежка не говорила о таких стражах, - сказал Тень Луны.

Рикичи пожал плечами.

- Может, ей не приходилось убегать через их озеро.

Паук не сдержался. Это была первая хорошая новость за последнее время! Мог ли первый этап миссии быть таким простым?

- Это хорошо! – он потянулся. – Группа глупых охотников, живущих наверху, где никогда не тает снег. Ха! Мы с Тенью их одолеем.

- Да? – сказал Рикичи. Он начал раскрывать свою накидку фермера. Паук увидел, что под ней была лилово-синяя ночная форма ордена.

Рикичи ослабил пояс и посмотрел на Тень.

- Тень, да? Значит, ты – Тень Луны. Я о тебе слышал, - он улыбнулся. – Но я всегда представлял тебя крупнее!

Тень Луны покраснел. Паук покачал головой. Крупнее? Он никогда не станет крупнее! Если он не научится правильно есть, он умрет таким же худым.

- Вот, - Рикичи повернулся к ним спиной. Паук смотрел. Рикичи задрал накидку и показал в бреши уродливый шрам. Он был близко к позвоночнику. Паук понял, откуда шрам взялся.

- Огненная стрела, - прошептал слова за него Тень Луны.

- Подарок при побеге, - сказал Рикичи, - от глупых охотников, - он смотрел, как товарищи тревожно переглядываются. – Они не воины, но давно работают с Фума. И Фума обучили и снарядили всех взрослых в деревне. Все там – опасные лучники.

- И это, - Тень Луны с тревогой посмотрел на горы, - их мир, – он сглотнул. – Будет непросто, да?

- Да, - весело сказал Рикичи. – Ну и что? Мы найдем вашего агента и руководство ядов и спасем Орла! Идемте, - он быстро поправил одежду, - я знаю лесника, которому можно заплатить, и он позаботится о ваших лошадях. Так и сделаем!

Тень улыбнулся ему, открыто впечатленный его рвением.

Паук тоже кивнул и улыбнулся. Опытный Рикичи мог им помочь. Он был смелым и вдохновлял их. Его слова казались правдой, а энтузиазм выглядел реальным.

Так почему ему казалось, что все было слишком хорошо для правды?


ШЕСТНАДЦАТЬ

Среди Фума


Снежный Ястреб открыла глаза. Тело болело, конечности затекли. Она лежала у стены в большой комнате, вырезанной из камня. Пол, стена и неровный потолок были грязно-коричневыми. Звуков не было, только камни в пыли пахли так, что она скривилась. Она знала этот запах.

Снежка смотрела на выпирающий камень, его цвета и линии. Ее зрение прояснялось, но все в десяти шагах от нее оставалось размытым. Эта комната была незнакомой, но она сразу поняла, где она.

Фумаяма. Они забрали ее! Как она попала сюда? Ее ударили сонным дротиком? Когда она покинула монастырь? И Эдо?

Обрывок памяти пришел к ней. Она вспомнила, как ее трясло в темном запечатанном паланкине, ее ноги и руки были скованы, пол был под углом, все дрожало. Запах пота. Тошнота. Снаружи – топот и вскрики толпы, спешащей у ее паланкина.

Снежка покачала головой. Она заболела. Она помнила нападение на монастырь, бой рядом с Тенью, а потом этот паланкин, и ничего между и после. Что они с ней сделали?

Вдруг она ощутила рядом сильную энергию шиноби. Она была не одна! Моргая, прося туман отступить, Снежка огляделась. Фигуры медленно проявились. Два стража стояли у деревянной двери, юноши в синей форме со свободными рабочими штанами. Они избегали ее взгляда. Каждый был с мечом на спине, но капюшонов не было. Она изучала их лица. Она не знала их. Их энергия была слабой, она ощутила другую.

А потом Снежный Ястреб увидела третью Фума в комнате и поняла, что она была источником силы. Куноичи стояла, склонившись, разглядывала свиток на столике в дальнем конце комнаты. Опытная и знакомая. Снежка послушалась импульса потереть глаза и обнаружила, что уже не скована. Она посмотрела на куноичи. Да, она знала ее.

Женщина была одной из учителей Снежки. Она отвечала за развитие новичков и была, по сути, местным эквивалентом Цапли. Но, в отличие от Цапли, она всегда была холодной, деловитой и требовательной. Конечно, у нее было имя, но Снежка знала ее лишь как сэнсэя. Учитель всегда был священной профессией в империи, титул сэнсэя был полон уважения. Но не в Фума. Здесь это слово произносилось со страхом, показывая подчинение учеников наставнику.

Снежка посмотрела на столик. С края свисал один длинный свиток. Рядом была коробочка. И все! Она быстро огляделась. В комнате не было орудий пыток! Фума приготовили для нее ужасы похуже?

Ее желудок сжался. Выжил ли Тень? Он спасет ее? Часть ее знала, что он придет, как и она пришла бы за ним.

А потом страх напомнил ей, что решение спасти ее или оставить зависело не от него. А если лидеры ордена решат ее бросить?

Куноичи обернулась, увидела, что она проснулась, и спокойно подошла. Женщина опустилась на колено, она была в простом черном кимоно. Она нежно посмотрела на Снежку.

- Помнишь меня? Когда-то ты звала меня учителем, - холодно сказала ниндзя Фума. – Это я забрала тебя от твоих новых друзей. Ах, не поймешь, почему ничего не можешь вспомнить? Код сна, несколько важных фраз, которые включают глубокий невольный транс.

- Врете, - презрительно сказала Снежка. – С чего вашим словам влиять на меня?

Сэнсэй пожала плечами.

- Потому что в детстве в твое подсознание вложили эти слова. Мы делаем так со всеми нашими сиротами. Так их проще забрать при побеге. Такое бывает! Некоторым не нравятся трудные тренировки, некоторые хотят найти выживших членов семьи или, как ты… просто уходят.

- Почему тогда я жива, если за это наказывают смертью?

- Потому что, в отличие от многих других беглецов, у тебя есть потенциал. Наш великий лидер Фума Котаро думает, что тебя стоит вернуть.

- Зачем? – фыркнула Снежка. – Вы убили всех девушек, что умели гипнотизировать? – она увидела коварный взгляд женщины и оскалилась. – Что тогда? Почему я? Что во мне такого?

- Успокойся! – сэнсэй вскинула палец. – Я с радостью расскажу причину, ведь нужно твое сотрудничество. Тебе стоит внимательно слушать наше предложение. Для твоей же выгоды.

- Еще больше лжи, - Снежка окинула учителя взглядом. – Ну? Что за предложение?

- Если подчинишься, мы простим твое предательство, вернем место среди Фума, продолжим обучать, чтобы ты стала самой опасной куноичи своего поколения. Знаешь, о чем я? – Снежка покачала головой. Сэнсэй продолжила с энтузиазмом. – У тебя есть редкий навык, о котором ты можешь и не знать. Такое случается естественным пустом среди небольшого процента тех, кто умеет применять гипноз – твой сильнейший талант. Наши записи показывают, что один ниндзя в каждом поколении проявляет этот навык: силу парализовать врагов одним взглядом!

Рот Снежки раскрылся. Она вспомнила, как Паук выронил боккен, схватился за грудь. Теперь было понятно.

- Как… откуда вы знали об этом?

- Я видела проявления во время детских тренировок, - сказала сэнсэй. – Ты злилась на противника, и был… небольшой эффект, - она склонилась и прочитала лицо Снежки. – Ах! Вижу, это случилось снова, да? Просто подумай. Если мы разовьем этот навык, как мы умеем, ты сможешь даже стать новой Кагеро, - она криво улыбнулась. – Хотя даже она не может так парализовать врага.

- Я ничего об этом не знаю, - Снежка отвела взгляд. – Вы врете.

Сэнсэй улыбнулась.

- Ты знаешь, что это не так. Откуда ты бы знала? Оковы взгляда – пугающий навык, мы скрываем ведомости о нем даже от своих людей. Только наши лидеры, тренеры и элита знают о его существовании, - она вздохнула. – Недавно один из наших агентов с этой способностью… был убит.

- О, ясно, - Снежка оскалилась. – Я просто удобная замена.

- Поверь, дитя, - сэнсэй ткнула руку Снежки, и девушка вздрогнула. – Ты совсем не удобна. Зная тебя, я сомневаюсь, что ты согласишься.

Снежка взглянула на нее.

- А что будет, если я откажусь?

- Перед наказанием мы вытрясем из тебя все, что ты узнала, пока была в ордене Серого света. Так ты будешь полезной нашему клану в последний раз.

- Я не буду сотрудничать. Никогда! – прорычала Снежный Ястреб. – Я даже не буду думать над вашим предложением! И я ничего не выдам. Делайте, что хотите.

- Правда? – сэнсэй кивнула на коробочку на столе. – Мои методы изящны и эффективны. Ты не знаешь и о нашем «проколе памяти». Он достигается наркотическим опьянением, акупунктурой и формой гипноза, что отличается от твоего.

- Ага, но на мне это не сработает, - храбро сказала Снежка. – Я выросла, окруженная… и изучающая уловки Фума, помните?

Ее враг зевнула.

- Но наш код сна сработал. Плохие новости: я смогу открыть и твою память. Вскоре ты запоешь.

Страх пронзил Снежку. Учитель казалась слишком уверенной.

- Просто отпустите меня! – выдавила она, стараясь не звучать отчаянно. – Дайте выкупить свободу у клана, как это сделала Кагеро. Дайте мне задание, которое никто не хочет… миссию самоубийства! А если я сбегу, оставьте меня в моей новой жизни.

Ее враг встала.

- Этого не будет. Или соглашайся, или плати за предательство клана. Только с моей помощью ты сможешь побороться с Кагеро-сан. Ты смогла бы убить воина, как Кайхо Шундай из Эдо? Воровать у принцев, как она? Думаю, нет. Это, ястребенок, тебе не светит, - она прищурилась, - пока ты не придешь в себя. Пора вернуться домой.

- Никогда! Я ушла. Я не сверну с пути, так что убей меня, как вы сделали с вашим лучшим агентом Чикумой, который не смог убить Тень на горе Белой монахини!

Сэнсэй откинула голову и рассмеялась.

- С чего ты это взяла? Ради богов, надеюсь, у тебя есть доказательства!

Снежка склонила голову.

- Чикума жив?

- Да! Верно, обычно мы убиваем предателей или тех, кто подвел нас, но Чикума-сан обладает редким даром, позволяющим входить во сны. Мы не тратили его, а изгнали далеко, чтобы он проявил себя на чужой земле, - она опасно улыбнулась. – Но для себя такого не жди!

Снежка быстро думала, изобразила смятение и приготовила свою силу шиноби.

- Слушайте, - она вздохнула, звуча подавленно. – Если сжалитесь, я расскажу секрет ордена. Самый большой, - она посмотрела на женщину. – Но я не хочу, чтобы меня слышали ваши подельники. Склонитесь, я прошепчу…

Сэнсэй кивнула с блеском во взгляде, а потом присела.

Снежка тихо вдохнула. Куноичи склонилась ближе. Их взгляды пересеклись.

Да! Она была близко, была уверена в себе, вот-вот могла стать спящей жертвой. Желудок Снежки стал горячим, сердце колотилось, она выпускала заряд невидимой энергии глазами.

«Вот тебе моя ловушка».

Сэнсэй моргнула, ее веки опустились. Снежка выпустила второй заряд энергии. Глаза куноичи почти закрылись. Третий заряд! Склонилась голова. Сэнсэй присела ниже, уснула на месте.

Снежка вскочила на ноги, готовая бороться со стражами и сбежать.

Приглушенный смех заморозил ее на месте. Сэнсэй подняла голову, улыбаясь. Снежка охнула. Она опустилась на пол, прижалась к стене, жар в ее желудке остывал. Ее сердце рухнуло во тьму.

Улыбающаяся куноичи встала, качая головой.

- Дурочка! – рассмеялась она. – Думаешь, на мне можно использовать гипноз? Я ему учу! – она нависла над Снежкой с тяжелым взглядом. – Послушайся меня. Оставь надежду.

* * *

Холодный воздух жалил щеки. Тень Луны следил за Рикичи. Балансируя на одной ноге, наемник проверил полосатый таби и привязал ашико на сандалии, пока ряд шипов не оказался под пятками.

- Я готов, - он кивнул и указал вперед. – Никто из нас теперь не поскользнется на озере. Видите? Там мы можем перейти.

Тень Луны кивнул. Закат был близко, и им нужно было двигаться. Они долго забирались сюда по каменным узким тропам, чтобы успеть дотемна. Конечно, самая сложная часть был впереди.

Оставив лошадей дровосеку, они нашли следы копыт у основания горы, первые следы.

- Хитрости Фума, - сказал Рикичи. – Конечно, они успели похоронить шефа у того храма. Их ждала группа с лошадьми по пути, чтобы унести вашего агента в Фумаяма вперед остальных. Видите? Они даже не постарались скрыть следы копыт!

У последнего утеса Тень и Паук переоделись в скрытные костюмы, готовясь пробраться на земли Фума. Рикичи был в простом сине-лиловом ночном костюме, они надели капюшоны, но оставили лица без шарфов, чтобы было легче слышать друг друга. Ветра не было, но воздух на такой высоте был ледяным, жалил ноздри с каждым вздохом. Тень Луны чувствовал, как трескаются губы. Но его тело было еще теплым, и они готовились к бегу к черному ходу.

Впереди неровный треугольник маячил им. Черно-белый монолит камня и снега уже был окружен облаком, которое становилось гуще, по словам Рикичи, когда гас свет. Тень Луны посмотрел в сторону, куда указывал их проводник.

Замерзшее озеро начиналось в пятидесяти шагах от них, угол, где они могли пройти, был в сто шагов длиной. Низкое облако скрывало дальний берег озера слева и большую часть в центре. Правый берег был чист, замерзшая вода блестела синевой. Она тянулась до края небольшой заснеженной возвышенности. Рикичи обещал, что там – черных ход базы Фума.

- Отличный шанс, - быстро говорил наемник. – Обычно отсюда видно деревню, но облако ее скрыло, - он повернулся к Пауку и прищурился. – Значит, они не видят нас.

Паук кивнул.

- Тогда вперед. Пока облако не рассеялось!

Ашико уже доказали свою пользу, шипы впивались в замерзшую землю и давали им возможность ускориться и не падать, пока они двигались по краю озера. Они поглядывали на облако и смотрели на возвышенность, ступали осторожно по льду.

Первая треть пути прошла без помех, поверхность озера тихо поскрипывала под их ногами. А потом Паук ускорил шаги. Вдруг бело-голубой лед под его ногами стал трещать.

Паутина тонких трещин появлялась под большими ногами шиноби и тянулась, как рябь на поверхности пруда. Все замерли. Паук посмотрел вниз.

- Двигайся влево, медленно и осторожно, - прошептал Рикичи. Паук послушался. – Никогда не угадаешь, где тонкий лед, - тихо сказал проводник. – Падать нельзя. Вода там такая холодная, что замерзнешь насмерть за минуты.

- Отлично, - Паук прошептал в ответ, его ноги были напряжены. – А почему мы шепчемся?

Рикичи указал в сторону деревни и говорил тихо:

- Их не видно, но это не значит, что они далеко. Я много о них знаю. Это моя работа. Они посылают небольшие патрули проверять гору, обычно трех или пятерых лучников. Благодаря лавинам и снежным бурям, они порой теряют патрули.

- Нам-то что? – сказал Паук, забыв о шепоте.

- Шшш! – Рикичи прижал палец к губам. Паук виновато скривился. – Если мы столкнемся с патрулем, можно застать их врасплох и разобраться с ними, а люди из деревни решат, что это сделала природа. Даже если они поймут правду, это будет не сразу, а мы уже давно уйдем. Но не если они нас услышат.

Тень застонал.

- Уже услышали, - он указал. Остальные развернулись, следя за его взглядом. Левее от их намеченного пути облако рассеялось и показало пятерых лучников. Двое из них были в плащах из рисовой соломы, остальные были в накидках из меха лисы, медведя и снежной обезьяны.

Высокий охотник в накидке из меха в конце ряда издал звук и похлопал по тетиве, что пересекала его грудь.

- О, нет, - выдохнул Рикичи. – Это сигнал атаки. Доставайте луки!

Лучники плавно подняли оружие, выхватили первые стрелы и натянули тетиву идеально слаженно.

- В сторону! – рявкнул Паук, шквал стрел полетел в воздух.

Тень Луны с колчаном в одной руке и луком в другой пригнулся, перекатился по льду, потерял контроль и проехал дальше, чем намеревался. Он оглянулся, впился ашико и остановился. Лед под ним треснул, три черные стрелы врезались в него в ряд. Вокруг него лед был плотным, трещин не появилось, но он все равно был встревожен. Лучники были очень меткими!

- Вправо! – крикнул Рикичи, стрела вонзилась между его ног. Он вскинул лук. – Держитесь вдали от них, а потом отвечайте стрелами!

- Это мне нравится, - Паук нахмурился, стрела почти попала по его ноге. – Вперед!

Они побежали по хрустящему льду, Паук несколько раз чуть не упал, они бежали к облаку. Стук говорил Тени, что падала новая волна стрел, чуть не попадая по ним. Лучники еще и быстро стреляли!

- У нас преимущество с ашико, - задыхался Рикичи. – У них тростниковые снегоступы, так что мы быстрее на льду.

Они приблизились к краю озера. Тень оглянулся.

- Ои! – он привлек внимание товарищей. – Они почти там, где Паук оставил трещины на льду!

- Стреляй туда! – рявкнул Рикичи, поднимая лук со стрелой. – Целься по краям от них. Пусть лед треснет!

Они встали в ряд. Втроем они опустились на колено, став меньше. Прицелившись, они выстрелили в охотников.

Стрела Рикичи упала в нескольких шагах правее от высокого лидера. Тень Луны выругался, их с Пауком стрелы пролетели мимо врагов вдаль.

- Нужно еще пару попыток, чтобы привыкнуть, - проворчал он. – Лук другой.

Слова Рикичи его не успокоили:

- Привыкай быстрее! Они стреляют снова!

Волна черных стрел полетела в воздух, врезалась идеальной линией в лед у их ног. Они были вне досягаемости, но ненадолго.

Охотники посмотрели на лидера, он кивнул, чтобы они шли вперед.

- Они думают о нас, не о льде, - сказал Паук. – Стреляйте быстрее!

Они выстрелили во второй раз. В этот раз Рикичи одолел одного из охотников.

- Хорошо, - усмехнулся он. – Это ударит по льду!

Стрела Паука врезалась в лед в десяти шагах от ближайшего врага.

- Я привыкаю к луку, - сообщил он. – Быстро стреляем снова!

Вторая стрела Тени, к его радости, тоже упала близко. Он спешно выхватил третью, зловещий треск раздался от потревоженного льда вокруг оставшихся охотников. Но они упрямо продвигались.

Злясь из-за потери, лидер охотников указывал на нарушителей, рычал на своих людей, торопил их уничтожить врага, что был уже близко. Лед под ним громко трещал, но он не слушал.

- Почему их не тревожит лед? – Паук натягивал тетиву. – Я бы тревожился!

Рикичи медленно сказал.

- Слишком уверенные, - он вдохнул, прицелился и замер. – Уже привыкли к своим землям, а это – большая ошибка, - он выпустил стрелу.

Тень Луны прицелился лучше и выстрелил позже остальных. Он смотрел, как его стрела преследует остальные. А потом другие помехи в воздухе привлекли его внимание, он услышал ворчание Рикичи.

Черные снаряды шипели, пролетая мимо стрел ребят.

- Ох, - плечи Паука опустились. Тень Луны лишь смотрел.

Они выстрелили одновременно. Четыре стрелы охотников опускались к ним, двигаясь прямо к мишени.


СЕМНАДЦАТЬ

Острый слух, болтливые языки


Снежный Ястреб услышала звон колокольчика, высокий звук, и голов раздался в ее разуме.

В разуме, что все еще принадлежал ей.

Она открыла глаза и посмотрела на колокольчик в руке учителя. Снежка медленно потянулась, разглядывая комнату. Она снова была у стены. Враг сидела перед ней в позе сейза. Те стражи были у двери, но у них были не только мечи за спинами, но и кусарикама, серп с цепью и грузом. Опасное оружие в руках плохих бойцов. Зачем они? В базе поднята тревога? Несмотря на мрачные мысли, она взвесила все и улыбнулась. Может, ее спасение уже было в пути…

Третья палочка благовоний догорела, оставив дым у неровного потолка и белый пепел в глиняной чашечке у ее ног. Горячие иглы на тыльной стороне ее правой ладони и запястье играли с нервами, пока кожа не стала зудеть. Но она хорошо держалась.

Куноичи была тут уже около часа, и хотя все было немного размыто, Снежка знала, что она не в опасности, пока что ее не загипнотизировали. Боги наградили ее сильным разумом, который было сложно подавить, как говорили сами учители Фума.

Ее враг, как и юные стражи, закрывала шарфом нос и рот, чтобы не попасть под влияние запаха. Он должен был притуплять чувства человека. Но Снежка на этой горе развила железную волю и способность бросать всех, даже таких воинов, как Тень Луны, в транс. Тень Луны. Она слабо улыбнулась. Он спасет ее.

- Не ухмыляйся, это только начало! – нахмурилась учитель, но в ее темных глазах была доля уважения. – Очень сильный разум для такой юной, - ворчала она в шарф, – еще и упрямее многих мужчин!

Снежка криво улыбнулась.

- Если сдадитесь, мне же лучше.

Сэнсэй встала и отвернулась, ее колокольчик звякнул несколько раз.

- Мне нужен чай и свиток с формулами подчиняющих зелий, - она размышляла вслух. А потом оглянулась на Снежку. – Знай, девчонка, что, если ты не заговоришь со мной, будешь иметь дело с кем-то не таким мягким. Подумай об этом! – она оскалилась и ушла, стражи быстро открыли дверь для нее, не сводя взгляда с пленницы. Снежный Ястреб увидела шиноби за дверью, копье лежало на его плече. Он мог быть там не один.

Она лежала у холодной стены и не знала, сколько прошло времени. Хотя послушной она не стала, запах сильно подавил ее. Она теряла сознание, резко просыпалась, ощущала себя истощенной, но голова оставалась ясной. Она разглядывала комнату. Слушала.

Стражи шептались, поглядывая на нее. Она изображала, что спит, но внимала их словам.

Вдруг в пещерах раздался странный крик зверя, такой громкий, что деревянная дверь не смогла заглушить его. Снежке было не по себе. Что это было? Звучало как большой зверь, может, раненый. Крик повторился, был еще длиннее. Не раненый. Пойманный. Как и она!

Ее ненависть к Фума бурлила внутри. Безжалостные люди! Они поймали медведя? Бедное создание, которое теперь мучили? Она облизнула сухие губы. Если она не сбежит, если ее не спасут, с ней проделают то же самое. Снежка проверила ноги. Голова была в порядке, но тело тоже пострадало от благовония. Она могла встать, может, даже сражаться. Она тяжко вздохнула. А скорость? Нет, она не была сейчас быстрой.

Должно было пройти время, выветриться эффект, а потом она сможет двигаться. Она повернулась к стражам. Если она не может сражаться, она может, как истинный ниндзя, собрать информацию. Это могло помочь ее побегу, могло помочь потом ордену. Они поняли, что ее забрали против воли? Не важно! Когда она вернется в Эдо с новыми знаниями, никто не будет сомневаться в ее верности. Она сосредоточилась и слушала.

- Лорд Котаро думает, что Серебряный волк сдержит обещание, - прошептал страж крупнее. – Но он не может, если он мертв, да? Так что в наших интересах защищать его.

- Пусть сам себя защищает, - худой страж тряхнул головой. – Замок Момояма крепкий, а армия у него большая и хорошо обучена.

- Да, - кивнул его товарищ. – Но у лорда Укита схожая сила, это сильнейший даймё западного региона. Говорят, он сделает Бизен великим снова. Он разбогател от гражданской войны, может даже позволить поездки на чужие земли. Они с Серебряным волком хотят одного, так что кто-то из них падет.

- Пусть падет Укита, ведь он нам ничего не обещал. Но проще сказать, чем сделать, да? Будет не просто получить голову Укита.

- Вопрос в том, кто одолеет телохранителя Укита, Кога Данджо?

Стражи посмотрели в ее сторону. Снежка старалась выглядеть спящей. Значит, слух был правдой! Великий Кога жив! И защищает мятежного лорда.

Тень Луны сражался с учеником Коги, она вспоминала дуэль в подробностях. А Кога Данджо был еще опаснее.

Снежка собирала кусочки. Этого и боялся Орел, это могло все изменить! Серебряный волк хотел убить Сёгуна и забрать власть, но теперь был и второй претендент на это место. Зато она, благодаря болтливости этих Фума, узнала имя нового врага: лорд Укита, даймё провинции Бизен.

Если этому Укита хватило денег, чтобы нанять бессмертного Кога Данджо и для поездок в чужие земли, он был хуже, чем Серебряный волк.

Снежка беззвучно поклялась. Она запомнит все, что сказали стражи, что бы ни делали с ней Фума. А потом она сбежит, или Тень придет за ней, и орден все узнает.

Ей нужно было лишь оставаться сильной. Ком встал в горле. Как-то!

* * *

Черные стрелы летели в них. Раздавалось шипение.

- Бежим! – завопил Паук и нырнул вперед, поехал по льду. Тень Луны бросился вправо, едва управляя телом. Рикичи отскочил влево, сохранил равновесие, опыт помог ему.

Четыре стрелы ударили по льду там, где стояли ребята мгновение назад.

Тень вскинул голову, посмотрел на охотников. Он увидел, что две стрелы почти попали по ним, а третья – его запоздавший выстрел – врезалась в одного из них.

Стрела торчала из его ключицы, охотник упал. Вдруг треск льда вокруг лучников стал громче. Тень смотрел, задержав дыхание, как лед ломается под охотниками. Они пытались разбежаться, уйти от трещин, но под ними появлялись широкие полосы воды. Острые куски льда поднимались, неровные куски проваливались, и охотники вместе с лидером провалились под лед.

- Жаль, что нельзя было просто убежать от них, - сказал Тень Луны, когда группа собралась.

- Я взял с собой Богомола, - вздохнул Паук. – У нас не было выбора. Мы или они. Это война, ты не понял?

- У меня тоже был добрый учитель, - тихо сказал Рикичи. – Но сейчас…

Тень кивнул. Товарищи были правы, но ему лучше не стало. Благодаря влиянию Богомола, он долго избегал убийств, что было сложно для шиноби. Но этим утром он был и солдатом на войне. Будут потеряны жизни, может, много. С обеих сторон. Он закрыл глаза. Не рассыпать зерна жизни. Другого выбора не было. Он всегда знал, что ему придется убить врага, но Тень представлял это в дуэли или как убийство перед рассветом, но не как исчезающие подо льдом мишени. В этой победе не было радости.

Облако растягивалось, скрывало больше озера. Свет угасал. Солнце было скрыто горой. Тень Луны ощущал, что воздух становится холоднее, он проникал сквозь слои одежды. Пора идти под землю!

Они спешили по льду в тишине. У возвышенности они двигались по одному, пригибаясь, пока обходили снежную поляну, полную камней.

- Пришло время брони и перчаток? – прошептал Паук. Тень кивнул, они надели все это за заснеженным камнем. Привязав перчатки и щитки на ногах, они проверили механизмы плащей. Наконец, они наполнили карманы сюрикенами, дымовыми бомбами и одним из любимых инструментов Паука: тетсубиши.

Рикичи медленно прятал луки и колчаны в мешок на спине. Тень Луны посмотрел на ногу Паука и ближайший камень. Даже в сумерках они были похожи, так что слились бы и в свете свечи или лампы! Это может сработать.

Рикичи следил, выглядывая из-за ближайшего камня.

- Здесь всегда один страж… вот он! – холодно улыбнулся Рикичи. – Он мой.

Пока пара пряталась, Рикичи пошел от камня к камню, приближаясь к дозорному. Тень Луны смотрел на мишень наемника. Он был большим, двигался скорее как охотник, чем ниндзя. Он был в соломенной шляпе и длинной накидке с мехом, защищающей его от холода. Из оружия было видно только копье.

Мужчина со скучающим видом повернулся к проему в камне за ним. Внутри Тень уловил черную дверь. Он смотрел, а Рикичи помчался меж двух камней и прыгнул на спину великана. С поражающей скоростью он закрыл рукой рот дозорного, другой ударил по шее стража.

Рикичи съехал со спины дозорного, мужчина упал на снег. Несмотря на его размер, он почти не шумел при падении.

Паук и Тень выбежали из укрытия. Паук оттащил стража в сторону, под камень. Тен вытащил тонкую цепь с крюком. Он напал на замок на двери.

Механизм сдался со щелчком. Ребята собрались у прохода, держась за мечи. Паук ногой толкнул дверь. Она открылась, тихо скрипя петлями. Внутри узкий проход освещали небольшие фонари из деревянных коробочек, прикрепленных к стенам.

Рикичи вел их по коридору, они смогли увидеть впервые базу Фума. Тень Луны отметил, что стены, пол и потолок были схожи по цвету с новой формой и броней ордена. Коричнево-серые оттенки смешивались всюду, повторяя их костюмы.

Вскинув руку, Рикичи пригнулся. Пара за ним сделала так же. Рикичи указал на выпирающий камень головой.

- Вот, - прошептал он. – Здесь единственная запись на стене. Старая, это все, что я знаю.

Паук и Тень приблизились и посмотрели на кандзи. Они точно были у задней двери Фума. Темные линии образовывали два слова: ад и губы.

Тень Луны нахмурился. Он надеялся, что это шутка.

Они шли за Рикичи. Коридор извивался, а потом привел их в небольшую комнату с высоким потолком, серые стены блестели в свете фонаря, словно снег таял и стекал сюда. Кроме звука падающих капель вдали, было зловеще тихо. Пахло землей.

Два прохода вели из комнаты на одном уровне. В полу была круглая дыра. Тень заглянул туда. Дымоход вел в другую озаренную комнату в пятидесяти шагах внизу.

- Как много здесь стражей? На каждом уровне? – шепнул Паук Рикичи. – С каким интервалом они стоят?

Их проводник вскинул брови.

- Вы ставите в ордене стражей через интервалы? – Паук хотел ответить, но замешкался. – И вы ходите там, пока не на миссии, полностью вооруженные?

- Нет, - сказал Тень Луны. – Но после недавних событий стоит так делать.

Рикичи пожал плечами.

- У Фума так же. Они считают, что это место хорошо защищено снаружи. Природой, охотниками и ниндзя на главном входе. И они полагаются на шиноби, что живут здесь, что они доложат обо всех нарушителях, которые проберутся внутрь.

Тень моргнул, надеясь, что уверенность Фума сыграет с врагами злую шутку.

- Они освещают почти все туннели, даже если там никого нет, на случай обвала или землетрясения. Им придется быстро бежать, унося раненых, так что везде свечи и лампы. Не знаю, сколько тут людей. Около сотни Фума, но, конечно, агенты приходят и уходят на миссии или другие базы Фума.

- Стражей внутри нет, - удивился Паук. – Вот так подарок.

- Я бы так не радовался. Комнаты все еще охраняют. Например, вашего агента, - Рикичи указал на проемы. – Нам не стоит подниматься по тем коридорам. Можно спуститься без риска столкнуться с кем-нибудь, - он полез в дыру у их ног. – Попадем в сердце Фумаяма. Там можно будет составлять план, - он улыбнулся. – Вы меня поймете.

Тень Луны склонился.

- Далеко прыгать.

Рикичи снял мешок с плеча и подмигнул.

- Здесь есть веревка.

Рикичи ощупал ближайшую стену и нашел железный крепеж лампы, торчащий из камня. Он привязал конец веревки, используя хитрый узел шиноби, который удержал бы их, но мог быть развязан потом потряхиванием веревки.

Паук спускался первым, решив так сам, а потом Тень и их проводник. Они оказались в маленькой комнате, озаренной железной чашей на подставке. Комната была прямоугольной, но выглядела естественной пещерой. Старый гниющий татами лежал в углу, в другом – стопка коробок.

Рикичи умело крутил веревку. Она упала к его ногам. Он указал на один из трех проходов, ведущих из комнаты.

- Мы пойдем туда, а потом… увидите. Пригнитесь и не шумите, - он повел Паука и Тень по коридору.

Они прошли тридцать шагов в темноте, а потом оказались на пальце из камня. Они по одному вышли на каменный пол, пригибаясь.

Все было, как и обещал Рикичи. Коридор привел к небольшому выступу. За ним было видно большую комнату. Она тянулась во все стороны, была огромной пещерой в центре горы.

Тихие голоса и приглушенные звуки доносились из разных частей просторной пещеры. А еще постоянное шипение бегущей воды. Ребята осторожно подобрались к краю и посмотрели вниз.

Рикичи следил за лицами агентов из Эдо и понимающе улыбался.

- Невероятно, - Паук покачал головой. – Наша карта не передавала всего.

- Не нравится этого говорить, - Тень сделал паузу, - но это красиво.

- Рад, что вам нравится, - сказал Рикичи. – Потому что, стоит ошибиться, и мы останемся.


ВОСЕМНАДЦАТЬ

История двух сердец


Цапля покачивала фуруи, пока остатки порошка из листьев не высыпались в ступку. Добавив горячую воду, она размешала смесь пестиком, а потом разлила в каждую глиняную мисочку на столе.

В одной был образец пота Орла, в другой – его слюны. Цапля задержала дыхание и смотрела, как изменяется цвет. Они почернели. Она ударила кулаком по столу, мисочки подпрыгнули, одна разлилась.

В углу потел, но дрожал под одеялами Орел. Он застонал. Мотто и Банкен лежали рядом с ним, Богомол привел их два часа назад. Они вскочили на ноги. Пес заворчал.

Цапля посмотрела на своего пациента. Темные линии появились на лице Орла, он все время дрожал, времени был мало. Бывший самурай, глава ордена, теперь шиноби, умирал.

Цапля смотрела на мисочки. Их содержимое оставалось черным, как ее отчаяние. Это сочетание трав тоже не помогло. Она опустила голову.

Все тесты провалились. Все ее варианты привели к такому результату. Яд Фума был загадкой, таким сложным, что она не могла побороть его. Она часами работала, но даже ее обширных познаний не хватило. От стука в дверь она сжалась.

- Это я, - сказал из коридора Богомол. – Тебе нужно отдохнуть. Поесть что-нибудь.

- Я в порядке! – рявкнула она. – Мне ничего не нужно! – Цапля закрыла лицо ладонями.

Она покачала головой, слыша, как Богомол уходит. Она позже извинится за ужасную грубость. А пока…

Цапля подошла к Орлу, опустилась на колени между животных.

- Кого я обманываю? – она печально смотрела на лидера, слезы лились по ее щекам. – Я не могу исцелить тебя! – она долго сидела в тишине, прижав ладони к бедрам, она пыталась отыскать в мыслях ответ. Даже дикий!

Цапля подняла голову с упрямым злым взглядом. Она вытерла глаза, кивнула и подняла Банкен.

Это был последний шанс, она могла это попробовать…

Кошка мяукнула, когда Цапля поставила ее на край кровати, обхватила голову зверя и заглянула в ее глаза.

- Тень говорил мне, - в отчаянии сказала она, - что Белая монахиня когда-то использовала тебя как свои глаза и уши. Неделями, даже месяцами. Она все еще так делает? Когда Тень-кун не связан с тобой?

Кошка склонила голову и пристально смотрела на Цаплю. Та продолжила:

- Тогда скажи ей… обо мне… об Орле. Нет, попроси ее… - Цапля замолчала, всхлипывая, и не смогла закончить.

Банкен опустила голову и нежно лизнула ладонь Цапли сухим шершавым язычком.

* * *

С высокой точки ребята смотрели на огромную пещеру. Паук вытащил карту Барсука и разгладил на камне.

- Рикичи-сан, - тихо сказал большой шиноби, - ты знаешь это место. Расскажи нам, что мы видим, пока я сверяю карту с твоими словами.

Тень прищурился. Паук хитрил, проверка карты была логичным ходом, но он и проверял знания Рикичи. Он все еще сомневался в их товарище. Тень Луны вскинул брови. Он не сомневался и Пауку это советовал бы.

- Эта огромная центральная пещера, - начал Рикичи, - называется Сито. Ее давно вырезали здесь, много коридоров, сделанных людьми и природой, сходятся сюда. Ее сделали шахтеры, но Фума используют ее по-своему. Видите? – он указал. – Подземный ручей. Он течет из бреши на северной стене. Он ниспадает по стене, среди камней, и пропадает в той дыре в полу.

- Почему тогда место называется Ситом? – спросил Тень Луны.

- Потому что, - сказал Рикичи, - это место просеивает агентов, отделяет хороших от плохих. Это место тренировок, только умелые уходят целыми.

Голоса донеслись из коридора неподалеку. Они смотрели, но никто не появился.

- Понятно, почему многие Фума – хорошие акробаты, - пробормотал Паук.

- Верно. Иначе никак! Видите на северной стене выступ? Там начинается Паутина. Две веревочные лестницы висят рядом. Они достают почти до веревочного моста внизу, видите?

Тень кивнул. У моста не было веревок-перил по бокам. Ряд досок тянулся, края были прикреплены железными гвоздями. У западного конца моста был проем, сделанный людьми, а ниже – природный проход.

- В чем дело, Тень? – ткнул его Паук. – Плохо стало?

- Нет, я в порядке, - бодро сказал он. При виде моста он вспомнил дуэль с Бессмертным.

Рикичи продолжал рассказывать:

- Ниже моста есть два плотных каната, они тянутся между восточными и западными стенами. Они пересекают друг друга, там можно ходить в таби на носочках. И железная лестница прикреплена к западной стене… так туда попадаешь снизу.

- Что это за чертовщина? – указал Паук. – Там, где пересекаются канаты в центре… висит небольшая платформа?

- Ах, - сказал их проводник. – Это Восьмиугольник. Деревянная платформа в десять шагов шириной. Поверхность крутится от сильных порывов ветра и движений ниндзя. Там проходят последние испытания, порой с фатальным результатом. Падение с шестидесяти шагов вниз на острые камни на полу. Я видел, поверьте, и падать вам туда не захочется.

Тень Луны вспомнил, как Снежка рассказывала ему о паутине, где агенты развивали ловкость и теряли страх высоты, чтобы стать умелыми акробатами. Она рассказывала об ужасных моментах там, но тренировки помогли ей. Он улыбнулся, вспомнив первую встречу с ней. Он сбросил Снежку с крыши замка. Она просто пропала. Теперь он знал, как на это сделала!

Паук поднял карту.

- Все совпадает. А эта комната? Расскажи о ней, - он прижал палец к бумаге.

Агент кивнул.

- У южного конца обломков под Восьмиугольником комната ведет в пещеру с гладким камнем. Оттуда есть проходы в три комнаты. Западный защищен, красная кедровая дверь должна быть комнатой допроса.

Они смотрели туда. Двое мужчин в форме окружали дверь. У них были копья.

- Наверное, там, - Паук изучал карту, поворачивал, а Тень изучал еще два проема внизу.

Они были на востоке, с другой стороны от поля обломков.

Дальний был изогнутым природным проемом, узким. Он вел на поверхность, к вершине горы, потому что оттуда часто вырывались порывы воздуха, стряхивая пыль. Силуэт стен изменял порывы ветра.

- Это туннель ветра, - сказал Рикичи. – Потому у Фума свежий воздух под землей. И вы уже видели, как они добывают воду.

- Ветер, - медленно сказал Тень Луны. – Это самый быстрый путь наружу.

- Возможно, но если там не придется сражаться. Порывы ветра не постоянные, но из-за них опускаются мечи, отлетают не туда сюрикены…

- Проход защищен?

- Первая часть, где я был, - нет. Но это туннель наружу, так что хотя бы один страж где-то есть.

Громкий нечеловеческий вопль донесся со дна Сита, из одного из проходов, которые они еще не обсудили, он был между полем обломков и туннелем ветра. Они посмотрели на проход, сделанный людьми, запечатанный усиленной деревянной дверью, но охраны не было. Звук угасал.

Странный вой угасал, три шпиона переглянулись. Они не успели заговорить, приглушенный вой еще громче сотряс дверь. Этот вопль длился вдвое дольше первого, он медленно угасал. Кровь Тени стала ледяной. Он невольно закрыл газа.

- Рикичи-сан? – холодно сказал Паук. – Ты нам что-то не рассказал?

Проводник быстро покачал головой.

- Нет. Я не знаю, что это был.

Страх заставил Тень широко раскрыть глаза. Он не видел лицо Рикичи, но слышал голос. Тень сглотнул.

Он считал Рикичи союзником, но последние слова звучали как ложь.

Не знает? Ему нужно сообщить Пауку? А если он ошибался?


ДЕВЯТНАДЦАТЬ

Воссоединение


Стражи приближались, Снежка замедлила дыхание и биение сердца, изображала, что едва остается в сознании. Пока худой страж следил, держась за оружие, его товарищ опустился на колено и осторожно приподнял правое веко Снежки большим пальцем. Он прижался ладонь к ее шее, отслеживая дыхание.

- Все еще в отключке, - сказал он. – Она нам не беда.

Стражи вернулись на места у двери. Они вскоре зашептались. Снежка слушала, стараясь не выдать себя.

Худой страж звучал взволнованно.

- Нет, это так. Я слышал, как это говорил Фума Котаро: шпион, которого мы послали на запад в Бизен, узнал, что лорд Укита не там…

- А его телохранитель? – прервал его напарник. – Кога Данджо?

- Шпион узнал, что они вместе, но далеко. С частью армии Укита. Я слышал, что мастер Котаро говорил брату, что они скоро узнают, где именно.

- Как только узнаем, - сказал крупный, - все будет определено, да? Мы убьет Данджо, потом Укита. Серебряный волк одолеет Сёгуна и наградит нас. И как наградит! И я не мечтал о таком будущем…

Тощий страж фыркнул.

- Я бы так заранее не радовался. Ты можешь убить Кога Данджо, которого нельзя порезать? Который живет вечно? – другой вздохнул. – И я нет. А кто сможет?

- Это миссия самоубийства. Никого из нас, юных, не отправят, это будет бессмысленно. Но вызовется ли мастер или старший? Говорят, у Данджо есть темные учения, что делают его непобедимым. Он волшебник.

Снежка заинтригованно обдумывала это. Они с Тенью знали о секрете Кога Данджо и Бессмертного: иммунитет к лезвиям. Или все не так? Могла ли у учителя и ученика отличаться сила? Столкновение с Данджо для любого будет последним!

Снежка ощутила энергию шиноби, дверь открылась, и прошла Кагеро. Снежка смотрела, как она приближается, из-под прикрытых век. Кагеро была в зеленом кимоно, веер был за ее поясом. Она встала над ней и ударила по ноге.

- Хватит притворяться, - сказала Кагеро. – Нужно поговорить.

- Так подойди ближе, - Снежка открыла глаза и мило улыбнулась. – Садись, поговорим.

Кагеро фыркнула и криво улыбнулась.

- Нет уж. Я не забыла твою уловку! – она задумчиво склонила голову. – Забудем на миг, что я твой враг, ладно? Забудем, что ты в плену. Я хочу дать тебе полезный совет о ценности ума.

- Безумие! – рявкнула Снежка. – Безумная старая ведьма! Мне не нужны твои советы! Я вижу веер за твоим поясом, вижу ненависть в глазах… и что? Мне слушать твою мудрость?

Кагеро моргнула несколько раз, выглядя обиженно.

- О чем ты, дитя?

Снежный Ястреб упрямо подняла голову.

- Слова пусты, мудрецы всюду. Но наши поступки показывают, кто мы. Они сплетают нашу карму, ведущую к славе или разрушению.

Куноичи покачала головой.

- Богомол затуманил тебе голову. Ладно! Не следуй моему совету, но послушай угрозу и обещание. Ты заговоришь об ордене, их союзниках, их миссиях и базах. И об их изобретениях!

Снежка закатила глаза и сказала:

- Или?

Кагеро выхватила веер с молниеносной скоростью, она с воплем прижала ядовитые шипы к горлу Снежки. Она содрогнулась, стражи вздрогнули. Глаза Кагеро пылали, ее лицо исказилось от гнева, силы, скрывающие ее облик, испарялись, и Кагеро уже точно выглядела как безумная ведьма.

- Или? – прорычала Кагеро. – Или?

Снежка с открытым ртом прижималась к стене.

- Или я вернусь, - прокричала Кагеро. – И заставлю тебя говорить! Огнем, льдом и железом! – куноичи встала, отошла и оглянулась. Ее лицо снова стало ровным. Она улыбнулась. – Прошу, белочка, не зли меня, - она пошла к двери, стражи не смотрели на нее.

Дверь захлопнулась за Кагеро. Снежка поняла, что она дрожит.

* * *

Паук изучил карту и повел группу с обрыва. Тень в последний раз восхищенно посмотрел на паутину Фума и пошел за Рикичи в пещеру, куда они спустились по веревке. Они стояли между гниющими татами и ящиками и смотрели на два оставшихся прохода.

Тень постукивал пальцем по руке, пока Паук сверялся с картой. Большой шиноби выбрал проход и пошел сюда.

- Простите, теперь я мало могу помочь, - виновато сказал Рикичи, идя за ним. – Конечно, я видел пещеру внизу, когда шпионил у Фума, но всего раз, и это было давно.

- Не переживай, - сказал Паук, пригибая голову в проходе. – На карте Барсука коридоры – только кривые линии, но я думаю, мы выберемся отсюда.

- Думаешь? – Тень нахмурился. – Отлично, - он шел за Рикичи по лабиринту тусклых туннелей. Паук запомнил путь, потому что на развилках поворачивал быстро, уверенно, хотя они шли во тьме, полагаясь только на зрение шиноби.

Тень Луны знал их цель: идти вниз к комнате, которую они видели на дне Сита. Нужно было выйти в тени, чтобы дверь была рядом.

Дверь, из-за которой доносились ужасные звуки.

Он жевал губу, пока они шли друг за другом по коридору. Что было за той дверью? Фума выводили монстров? Она была на одном уровне с комнатой, где держали Снежку. Он кивнул.

Дыхание Рикичи было единственным звуком здесь. Он не смог сказать Пауку о возможной лжи Рикичи. Ощутил ли он сам? Наемник теперь нервничал, но это ничего не доказывало. Они покинули место, которое он знал хорошо, и если он с трудом сбежал в прошлый раз, то поход вглубь базы, конечно, пугал его.

Тень Луны помрачнел. Он знал что-то о крике. Что?

Вдруг они вышли в пещеру. Она была грубой, озаренной фонарями, одна стена была в полках. Сердце Тени колотилось. На полках были свитки с лентами.

- Я здесь никогда не был, - сказал Рикичи, - но это похоже на их библиотеку.

- Мы думаем об одном? – Паук посмотрел на Тень, тот быстро кивнул.

Тень Луны порылся среди свитков и поднял один. На ярлыке читалось «яды, противоядия».

- Для брата Орла! – сказал он и спрятал под накидку.

Они покинули библиотеку и пошли дальше. Тень наслаждался моментом выполнения задачи. Комок в горле принес неприятную правду. Если они выживут, если в свитке и есть противоядие, они могут прибыть в Эдо слишком поздно.

Тень отругал себя: если Орла можно спасти, он должен упрямо пытаться и цепляться за надежду. Он прогнал все «если» из разума.

Коридор привел их ниже в еще одну пещеру. Эта была кладовой, вырезанной из камня и озаренной одной свечой. На другой стороне стоял ряд деревянных бочек.

За ними открывалось низкое широкое окно в западной части Сита. Отсюда было видно Восьмиугольник, ниже – их цель, нужную пещеру. Тень Луны осмотрел комнату и указал с удивлением.

- Эти бочки… с ярлыками пороха.

- Это запасы Фума, - сказал Рикичи. – Одна из кладовых.

Тень Луны кивнул. Их проводник снова был уверен, это Тени не нравилось. Он был знаком с базой лучше, чем признавался?

Паук вдруг опасно улыбнулся, глядя на Рикичи.

- Знаешь, расправившись со Снежкой, мы можем вернуться этим путем и растерзать припасы, - он пожал плечами. – Мы же воюем? И мы получили шанс уничтожить врага одним ударом.

Тень смотрел на Паука. Великан хорошо скрывал, что он изучал Рикичи. Тень Луны скрывал эмоции. Паук подозревал, что проводник соврал о крике. Может, и о масштабе своих знаний! Затея с порохом была блефом, проверкой верности Рикичи. Если он начнет отказываться от плана, то он скрыто защищает Фума, и они это поймут.

Паук спокойно спросил:

- Рикичи, ты умеешь вязать фитиль?

- Легко, - с энтузиазмом сказал наемник. – Есть приборы в сумке, - он потянулся туда. – Я могу дать нам много времени.

- На обратном пути, - Паук выпятил грудь, - мы устроим взрыв. Сметем все! Обрушим гору. Они назовут ее Могилой шиноби.

- Да! – Рикичи рассмеялся и потер ладони. – С радостью помогу! – лицо его сияло. Тень опешил. Или он радовался по-настоящему, или он хорошо играл.

Они шли дальше, Паук взглянул на Тень, Рикичи не заметил этого. Тень понял значение взгляда.

Паук просил следить за Рикичи! Если он не на их стороне, то скоро подставит их.


ДВАДЦАТЬ

Изменяющиеся шансы


Коридор расширился. Он резко завернул и привел их к освещенному проходу. Ребята выглянули из-за угла. Паук умудрился привести их к двери пещеры.

Тень улыбнулся. Отсюда было видно обломки внизу Сита, и не только! Слева он видел комнату допроса и стражей. Снежка. Они были так близко!

Паук подал знак, чтобы Тень оставался за ним. Тень кивнул и передал сигнал Рикичи. Проводник нервно кивнул. Тень смотрел на него, парень выглядел испуганно.

Плохой знак от единственного члена команды, уже бывавшего здесь!

Держась тени, Паук выглянул, чтобы осмотреть окрестности. Он показал, что стражи отвернулись, и побежал в густую тень у стены. Тень следовал за ним. Рикичи догонял, они шли, пригибаясь, по пыльному полу. Они обходили камни, направляясь к стене в тени напротив стражей.

- Большие камни хорошо нас прикроют, - прошептал Паук. Тень кивнул.

Голоса вдруг разнеслись по комнату, доносясь из-за двери. Стражи повернулись на звук.

Впереди появились силуэты. Тень насчитал шесть учеников Фума, несущих луки и боккены. Он напрягся. Группа пройдет мимо них и будет слишком близко.

- Они нас увидят, - пробормотал он. – Даже в тени они…

Паук скользнул рукой по мечу на спину.

- Выбора нет.

Камешки хрустели под ногами группы. Они казались сильными. Глаза Тени вспыхнули.

- Выбор есть, - прошептал он. – Плащ.

Паук кивнул, они развернули плащи, как делали в саду перед Барсуком и зверями.

Тень накинул на себя ткань и услышал, что ученики добрались до двери и обменялись приветствиями со стражами. Скоро они пройдут мимо него.

А если два камня в тенях привлекут чье-то внимание?

- Надеюсь, это сработает, - прошептал Паук.

Тень чуть не вскрикнул. А Рикичи? У него не было плаща! Его лилово-синий костюм скроет его в тени на таком расстоянии? Еще было время предупредить проводника скрыться за большим камнем.

Тень развернулся и выглянул из-под края плаща.

Он не дышал. Рикичи пропал. Он развернулся, поправив плащ. Пот стекал по его спине. Его движение заметили? Хруст сандалий стал громче. Их разделяли шаги.

- Смотрите, - сказал один из учеников, - те два камня…

Паук тоже это слышал.

- Еще рано, - прошептал он. – Жди приказа.

Тень под плащом не двигался и едва дышал, отчаянно прислушиваясь.

- Что еще? – осведомился один из учеников Фума. – Я устал, нужно помыться. Плевать на камни.

- Не плевать, - юноша звучал подозрительно и уверенно в себе. – Вчера их тут не было.

Другой заворчал и сказал:

- Допустим. И что?

Тень выровнял дыхание. В любой миг начнется сражение…

- Опять упал камень в якобы спокойной зоне, - сказал наблюдательный Фума. – Я сообщу офицеру. Разве тебе не важна безопасность?

- Нет, - сказал другой ученик, - и тебе не важна. Ты пытаешься выделиться!

Группа ворчала, развернулась и шла дальше.

Тень и Паук убрали плащи и свернули их, помогая друг другу.

Паук склонился.

- Рикичи? – Тень пожал плечами, большой шиноби нахмурился. – Понадеемся, - сказал Паук, - что это трусость, и он дрожит в соседнем проходе. Поищем его на обратном пути. Нет времени.

Они пошли, пригибаясь в тени, приближаясь к цели.

Они оказались напротив охраняемой двери.

- Готовься, - сказал Паук. – Нужно отключить их, пока не поднялся шум. Тренировка, похоже, закончилась, так что ученики…

Тень указал.

- Бродят тут? Как они, - он проклинал группу, вошедшую в комнату с запада. – Их около двадцати.

Паук опустил голову, а потом повернулся к Тени с мрачным видом.

- Рано мы спрятали плащи. Прячемся. Быстро.

Они так и сделали, в нервной тишине Тень слушал, как группа проходит мимо. В этот раз никто не заметил два новых камня. Фума были слишком заняты, жалуясь на строгость учителя. Они говорили тихо.

Они прошли, и пара убрала плащи. Тень оглянулся.

- Рикичи все еще не видно. А если его поймали или убили? – прошептал он.

Паук холодно посмотрел на него.

- Возможно. Или он просто побежал за Фума, и они пойдут искать нас.

- Если он Фума, - задумчиво пробормотал Тень, - тогда ему пришлось убить настоящего проводника и занять его место, - он тряхнул головой. – Но код… и знания о брате Орле…

- Код старый, его могли разгадать. А то, что он знает о волосах и характере Орла, не говорит, что все остальные его слова – правда. Помнишь, чему нас учил Барсук? Самая убедительная ложь сплетена с каплями правды, - Паук огляделся. – А Рикичи звучал убедительно.

- Но если он – Фума, зачем он привел нас сюда? Мы пришли за пленником его людей, и он привел нас к ней? Это странно.

Паук кивнул.

- Он может действовать по их приказам. Приказам завести нас сюда, чтобы нас схватили. Тогда ты можешь быть прав насчет Снежки. Если она на нашей стороне, тогда их цели – схватить для допроса трех агентов ордена вместо одного.

Тень вздохнул.

- А если он верен, просто испугался? Если бы Рикичи был Фума, он бы уже на нас напал, - он взмахнул рукой. – Так где атака?

Звук быстрых шагов заставил их развернуться к проходу, через который они попали сюда. Фигура появилась оттуда, за ней другая, и другая.

Тень застонал.

- Ничего не говори. Я понял.

Ниндзя Фума выбегали из туннелей, они были в форме для тренировок, но несли стальные мечи. Их вел один человек с мечом и решительным видом.

Рикичи.

Стражи не ожидали этого и напряглись у двери, озирались, подняв копья. Один из них понял, куда идет группа Рикичи, и пошел вперед, пригибаясь, глядя на тень напротив его поста.

Он поежился и указал на Паука.

- Нарушитель! – завопил он.

- Куда? – Тень озирался. – В туннель ветра?

- Нет, если мы хотим прийти за Снежкой, - Паук поднял руку. – Беги к деревянной двери на востоке, у туннеля ветра. Сними замок.

Рикичи с Фума несся на них. Паук прыгнул на камень, а потом с него. Он ударил Рикичи в грудь в полете, отбросив двойного агента на пол.

- Вперед! – крикнул он Тени. – Я задержу их!

Тень Луны перекатился среди камней у стены. Он вскочил на ноги и увидел, что Фума заметили его и повернулись к нему. Он побежал, ударил мужчину локтем между глаз, враг упал, как мешок с рисом. Тень Луны оббегал группу, движущуюся на Паука.

Семеро мечников, включая Рикичи, и два стража с копьями!

Тень Луны хмурился на бегу. Великан мог задержать их, но не долго. Его план попробовать проход, сделанный людьми, был умным: за дверью нужно было повернуть, чтобы вернуться.

Они могли пропасть в боковом проходе, свериться с картой и прийти сюда.

Тень Луны подъехал на коленях к двери в облачке пыли. За ним Паук гремел, отбиваясь от Фума, раздавался стук, великан блокировал атаки перчатками и щитками на ногах.

Тень Луны быстро вытащил отмычку из мешочка и напал на замок. Крики за ним заставляли его отворачиваться, пока он ковырял механизм тонким крюком. Новая броня давала Пауку преимущество. Он все еще доминировал и бился с легкими учениками Фума. Тень смотрел, как великан бросил жертву, как бревно, в группу нападающих. Глупые Фума не научились не собираться толпой во время атаки!

Со щелчком замок поддался, Тень надавил на дверь ладонью. Она громко заскрипела и приоткрылась. Он встал, развернулся и услышал новые крики.

Паук отскочил от врагов и перекатился. Он бежал к Тени, бросая по пути тетсубиши.

Ученики преследовали Паука, но закричали и попадали на пол, хватаясь за окровавленные ноги. Рикичи пришел в себя от удара Паука и бежал мимо тетсубиши и товарищей. Его лицо искривилось от гнева.

За учениками двое стражей обменялись кивками и побежали, блокируя восточный вход и следя за комнатой.

Паук в поту и со следами боя на броне добрался до Тени у двери. Рикичи и два стража все еще преследовали его.

- Вперед! – выдохнул великан, они вместе открыли дверь.

Скрип петель и другой шум тут же подавил протяжный яростный рев из прохода. Крик был невероятно громким, пугающим и угасал с болью.

Тень только теперь вспомнил, каким был этот проход.

Он выругался. Обратного пути не было. Им нужно было бежать к чему-то огромному и ждущему их.

Они переглянулись и побежали во тьму, враги не отставали.


ДВАДЦАТЬ ОДИН

Комната в яме


Коридор вел по прямой, стены были укреплены балками, а потолок – кедровыми досками.

В полутьме Тень и Паук бежали, пока не оказались в просторной пещере с высоким потолком, верхняя часть стен была в мрачных выступах.

Отовсюду выходили проходы. В центре пол выглядел как огромная яма. Чаши на треногах окружали ее, стоя на широком выступе по краю большой ямы.

Тень остановился у края. Паук застыл, чуть не сбив его. Они посмотрели вперед.

Яма была в сто шагов в диаметре, может, в пятьдесят глубиной. Ровный пол был покрыт слоем пыли. В углу ямы был широкий проход. Сзади доносились шаги.

- Теперь я задержу Фума! – Тень указал на туннели. – Выбери нужный, развернись и забери ее из комнаты допроса! Я убегу. Встретимся там!

Паук быстро обдумал мысль и побежал.

Рикичи бросился на Тень с вертикальным ударом.

Тень Луны отпрянул, избегая ударов, а потом пригнулся, когда Рикичи ударил по горизонтали. Вдруг Рикичи замер и отпрянул. Он опустил оружие и прислонился к стене, задыхаясь и глядя на мишень.

Агенты Фума прибежали сюда, встали за Рикичи. Тень Луны с тревогой смотрел на них. Их с Пауком преследовали трое, но теперь, из-за суеты в Сите, он насчитал девять ниндзя за Рикичи, среди них были взрослые. Это уже другая проблема!

- Предатель! – бросил он Рикичи.

Рикичи пожал плечами.

- Нет. Верный сын Фума. Прощай, мертвец. Жаль тратить твои умения, но тебя вряд ли можно обратить…

Он взмахнул рукой.

- Готовьтесь! – приказал Рикичи. Пятеро тут же встали полукругом, еще четверо и Рикичи медленно шли к Тени.

Тень Луны пятился и озирался. Пятеро ниндзя преградили путь к отступлению. Он был окружен и не мог убежать в какой-нибудь проход, как и не мг вернуться, пока не победит врагов, включая Рикичи.

А Рикичи и его люди наступали. Тень застыл, оказавшись в ловушке, стена была за его спиной, по пять врагов по бокам, и обрыв ямы перед ним.

- Вперед, - оскалился Рикичи. Он посмотрел на пятерых ниндзя за Тенью, они приближались, выставив мечи, близко к стене. Тень Луны посмотрел в яму и вздрогнул. Он понимал, что Фума хотели столкнуть его туда. Он тревожно вдохнул пыльный воздух. Если он вонзится перчатками в стену, сможет пережить падение, замедлив его. Но кто ждал его там?

Он посмотрел на Рикичи. Тень поклялся, что не полетит в яму один. Их «проводник» пойдет с ним!

Ниндзя не успели напасть, Тень бросился к Рикичи. Они столкнулись с гулом. Рикичи заревел и ударил Тень рукоятью меча, сбивая его с края.

Фума испуганно вскрикивали, Тень схватил Рикичи за лодыжку и завис.

Тень Луны замер, размахивая ногами у гладкой стены ямы.

* * *

Паук ударил кулаком по стене. Он выбрал коридор, который лишь привел его выше, развернулся и закончился на высоком выступе.

Теперь ему было видно яму и все вокруг, но он был в ловушке. Если он вернется, группа врагов убьет и его, как собиралась убить Тень, и тогда никто не может исполнить миссию.

Он подавил импульс вернуться в бой. Нет! Его долгом было попытаться выполнить последние приказы Орла. Ему оставалось сидеть здесь и смотреть, как Тень умирает. Он ругался и качал головой, глядя на кошмар внизу.

Рикичи держался за край ямы. Ребенок цеплялся за лодыжку обманщика. Ноги бились о гладкую стену, Тень не мог уцепиться. Некоторые Фума смеялись.

- Эта яма соединена с последним вырытым туннелем, - прокричал Рикичи с эхом. – Пещеры тянутся на северо-восток под горой, - он откинул голову, смеясь. – Надпись у черного хода ошибалась! Это не пасть ада, это кое-что хуже.

Паук услышал тихий стук из ямы под Тенью.

- Это кимон! – хихикал Рикичи. – Врата демона!

Паук пополз по высокому выступу в поисках лучшей точки. Стук продолжался, смешанный с хрустом, ритм был как у…

Паук вздрогнул. Так и было! Шаги! Что-то тяжелое шло из тьмы в яму. Фума смотрели в ту сторону.

Паук сглотнул. Что там? Он заметил огромную рогатую голову, длинные спутанные волосы и мускулистые синие плечи. Его глаза расширились, рот раскрылся. Они существовали!

К Тени, висящему в яме, приближался Они, огр, живущий в горах. Огромное существо напоминало человека, но было с трех людей ростом. Его плоть была синей, изогнутые рога торчали из волос. Из одежды была лишь повязка из шкур зверей. Глаза Они сияли красным, злой рот был полон желтых зубов. Паук посмотрел на когти. У Они оружием были дубинки, но этот нес ствол дерева.

Рикичи указал на огра, обращаясь к Тени.

- Ты хорош, но я бы хотел посмотреть, как ты справишься с этим! – он склонился и ударил по руке Тени. Юноша вскрикнул, но удержался.

Паук не мог терпеть, он искал сюрикен.

Он не успел выхватить, Тень зло взревел и, размахнувшись ногами, поднялся и схватили Рикичи за вторую лодыжку свободной рукой. Тень оттолкнулся и потянул на себя. Рикичи завопил, пытаясь высвободиться, но было слишком поздно. Он полетел с Тенью, борясь при этом.

Паук пригнулся на выступе и смотрел на две фигуры, несущиеся по стене ямы Они. Они ударились об пол с облаком пыли, огр радостно заревел. Паук закрыл рот ладонью.

Рикичи был прав. Тень не мог победить такое.

* * *

Тень выставил меч перед собой, пытаясь защищаться от Рикичи и огромного существа, смотрящего на него из центра арены. Они существовал! Тень искал выход взглядом. За монстром был туннель, что вел вниз. Не туда. Он мог привести в тупик, а Они догнал бы его и убил.

Они смотрел на него, а потом на Рикичи, который тоже выхватил меч. Он фыркнул, потер плоский нос огромной рукой и опустил голову, словно что-то решал. С низким рычанием он пошел к Тени.

Каждый шаг поднимал белую пыль, пол дрожал, и это отдавалось в ноги Тени.

Воздух наполнила пыль, Тень попытался увильнуть влево, но чудище двигалось удивительно быстро для своего размера. Они улыбнулся среди пыли, показывая желтые клыки. Они надвигался на Тень, игнорируя Рикичи. Тот пятился, глядя на злое лицо чудища, подняв меч в защите.

Тень ощутил, как его спина столкнулась со стеной ямы.

Он был в тупике. Они хотел его. Огр взмахнул стволом дерева, поднимая в воздух еще больше камешков и пыли.

С боевым кличем он побежал к Тени. Земля содрогалась под ним, Тень Луны беспомощно смотрел на монстра. Как он мог сбежать? Между ног не прокатишься, чудище было быстрым и осторожным.

Он посмотрел на густой туман пыли вокруг головы Они.

Может, выход еще был.

* * *

Паук смотрел, едва дыша. Части ямы теперь были скрыты облаком пыли, что поднялась с пола, но он видел, что внизу началось сражение. Они и его две жертвы были светлыми из-за пыли. Они безумно двигались, почти сталкиваясь, издалека казалось, что это играют дети.

Смертельная версия догонялок. Паук сглотнул.

Он задержал дыхание. Огра стало вдруг видно. Он побежал вперед, удивительно быстро для своего размера, загоняя к стене знакомо двигающуюся фигурку. Это был Тень! Пыль закрывала его, но когда она рассеялась, Паук содрогнулся. Тень был в хватке огра!

Он смотрел на пыльную фигурку, которую держало в воздухе чудище.

Паук покачал большой головой.

- Нет, - слабо сказал он. Фигурка боролась, била мечом по запястью огра.

В ответ Они взмахнул огромной рукой и бросил пленника. Тот летел, кружась, к ближайшей стене. Хруст тела был таким громким, что осталось эхо. Пыльная фигура упала на пол ямы.

Они пошел к нему, с любопытством нюхая и вертя головой.

Паук держался за сердце. Никто не мог пережить такой удар. У него вдруг закружилась голова, он чуть не отключился, потому глубоко дышал, чтобы прогнать это ощущение. Жар пылал за глазами, но слез не было.

Он был в шоке, и он знал это. А как иначе?

Паук только увидел, как Тень Луны умер.


ДВАДЦАТЬ ДВА

Общие воспоминания


Тень скрывался в нише в стене и смотрел из-под плаща. Они стоял над телом Рикичи, склонившись.

Чудище выглядело жутко, но у него была своя тактика: оно бежало к нему, но потом резко сменило направление и понеслось к настоящей цели. Рикичи.

Тень Луны смотрел, как чудище нюхает воздух, красные глаза скользили по яме. Они хмурился и пошел в сторону Тени. Он быстро опустил плащ, слушал тяжелые шаги. Он заставил себя застыть, смотрел, затаив дыхание, надеясь, что его не заметят.

Шаги резко остановились. Он был близко, но Тень не знал, насколько.

Тень стиснул зубы. Что теперь? Мог ли Они задеть его стволом? Он слушал. Ничего! А если чудище рядом?

Вдруг он полетел по воздуху в центр пыльной ямы. Он контролировал падение и перекатился, сразу встал в боевую позицию. Тень выхватил меч одной рукой и вытер пыль с глаз другой. Ничего не было вокруг него. Плащ пропал.

Тень потрясенно смотрел на Они над ним, обрывок плаща висел в его когтистой руке. Он опустился на колено, с ненавистью глядя на ниндзя, глубоко вдохнул и взревел. Тень пошатнулся от потока горячего воздуха, волосы растрепались.

Он скривился от дыхания огра, запах напоминал гнилую рыбу. Сверху послышались вопли и хлопки. Фума было плевать на смерть их товарища, они ждали шоу. Он посмотрел на монстра, готового убить его. Рука с мечом опускалась. Безнадежно! Яма была слишком глубока, он не смог бы выбраться по гладкой стене. Существо казалось неразрушимым. Тень проклинал судьбу. Его не убили люди, зато теперь затопчет или бросит в камень злой зверь.

Он резко поднял голову

Зверь! Большой, сильный, злой, но зверь!

Он посмотрел в глаза Они, бросил меч и сосредоточился. Огр нахмурился, руки Тени дрожали.

Тень ощутил связь и закрыл глаза.

Он чувствовал сильное сопротивление, воля зверя боролась. Тень призвал всю решимость и давил ради связи с Они, заглушал звуки своего дыхания и голосов Фума.

Он толкал свои мысли в сознание существа, словно они были сюрикенами, он пытался установить связь…

Вдруг его сознание заполнили мутные картинки, быстро сменяющие друг друга. Тень увидел склон горы без снега, покрытый лесом, зарослями. Он увидел, как земля раскололась достаточно широко, чтобы провалилась деревня, камни и деревья летели в дыру. Он схватился за живот, его мутило. А потом он увидел кромешную тьму, а потом бесконечные комнаты оранжевых камней, полов, блестящих кристаллами, потолками с острыми выступами, где блестели кристаллы.

Он увидел ряд людей в капюшонах с длинными копьями и пылающими факелами на шестах. Они приближались, за ними закрылась большая деревянная дверь. С картинками менялись и эмоции: сначала спокойствие и лень, потом страх и паника, смятение, и в конце – гнев.

Тень открыл глаза, сглотнул и посмотрел на огра.

Его лицо было бесстрастным, глаза сияли зеленым.

* * *

Паук потрясенно смотрел, как Они развернулся и посмотрел на толпу Фума у ямы. Вот тебе и раз! Тень был жив, огр убил Рикичи, и если Паук правильно понял, малец как-то связался с чудищем! Если бы он только ударил, управляя зверем…

- Давай, - улыбнулся Паук. – Ты знаешь, чего хочешь.

Тень не двигался. Они побежал к стене ямы. Огр развернул ствол дерева, край уперся в стену под углом. Фума шептались, а Они отбежал в центр ямы. Паук нахмурился.

Что зверь делал?

Они развернулся и с оглушительным воплем побежал к краю ямы. Паук рассмеялся, поняв, что задумал Тень. Огр разогнался, взбежал по стволу, оттолкнулся и вцепился в край ямы руками. Фума закричали в панике и сбились в кучу. Это зря!

Они выбрался из ямы и бросился на врага.

Паук спешно отпрянул с выступа. Пора вернуться в бой! Он оглянулся и поспешил по коридору. Бой внизу вызывал на его пыльном лице улыбку.

Длинная рука размахивала, Они бросал агентов Фума через плечо в яму. Испуганные люди пытались выбраться, но падали. Паук смеялся, пока бежал по туннелю. Если Фума и выживут, они не сравнятся с Тенью. Они был в его власти, и малец не собирался оставаться в яме!

Когда он вышел из коридора, все ниндзя Фума уже были в яме, Они спускался туда. Тень поднял меч. Паук смотрел, раскрыв рот, как сбывается его предсказание: Они поднял осторожно Тень и подбросил к краю ямы. Тень ухватился. Паук подбежал и помог ему подняться.

- Невероятно! – он улыбнулся. Малец смог! – Что теперь?

Тень отряхнулся и развернулся.

- Последнее.

Они стоял в яме, испуганные Фума хромали, разбегались в стороны. Зверь был в трансе, не получая приказы от Тени. Паук смотрел, как Тень чуть горбится, глядя на огра.

Вдруг тот вздрогнул, тряхнул рогатой головой и пару раз моргнул. Они увидел, сколько Фума пыталось выбраться из ямы, и криво улыбнулся. Существо откинуло голову и радостно взревело, а потом бросилось на обидчиков. Из ямы доносились визг и крики.

- Я разорвал связь, - мрачно сказал Тень. – Они познают карму за то, что пленили древнее существо. Пора забрать Снежку.

Они развернулись, быстрые шаги прозвучали в коридоре.


ДВАДЦАТЬ ТРИ

Побег


Услышав крики из ямы, стражи снаружи комнаты оставили посты. Они побежали, вытянув копья, Тень Луны и Паук спрыгнули по сторонам от входа.

Стражи не ожидали этого, их отключили за секунды. Тень Луны опустился на колено, обыскал их пояса и нашел ключ. Он поспешил по коридору к комнате допроса.

У двери Тень ощупал накидку и нашел украденный свиток с формулами ядов и противоядий. Он выдохнул с облегчением. Если бы он потерял его в бою с Они, Орла ничто уже не спасло бы!

Паук догнал его, и они пригнулись. Тень Луны проверил дверь, надавив пальцем.

- Не заперта, - прошептал он. – Что это значит? Это ловушка?

- Может, внутри больше стражей, - улыбнулся Паук. – Готов?

Большой шиноби отпрянул на пару шагов и ударился о дверь плечом и бедром. Дверь распахнулась, дернувшись, словно ударила кого-то, стоявшего в комнате. Паук пригнулся, перекатился и встал на ноги, резко выхватив меч.

Тень прыгнул за ним, меч был над головой, ноги поджаты под телом. Он приземлился, развернулся и окинул комнату взглядом. Где она?

Два стража охраняли дверь изнутри. Один отлетел в стену от того, как Паук открыл дверь. Ниндзя был без сознания и лежал кучей, но его напарник, высокий юноша, шел к Тени, поднимая кусарикама в руках.

Тень Луны скользнул взглядом по комнате. В дальнем конце, наполовину в тени, Снежка была у стены, над ней нависала фигура.

Кагеро!

Страж бросился к нему. Держа серп за рукоять, он начал крутить груз на цепи, набирая скорость. Груз вертелся по большому кругу, гремел, пока страж приближался. Он выпустил цепь, и груз полетел в голову Тени с шумом. Тень Луны пригнулся, и цепь не попала по нему.

Раздался звон. Он поднял голову, груз и цепь обвили меч Паука.

- Я справлюсь, - подмигнул Паук. Он потянул за цепь свободной рукой. Паук бросился на стража, а тот начал размахивать серпом. Большой шиноби отскочил, изогнутое лезвие чуть не попало по нему.

- Забудь! – Тень вытащил сюрикен. – А как же работа команды? – он сунул меч под левую руку и быстро передал звездочку в правую руку. Тень взмахнул рукой.

Страж выронил серп и взвыл. Он не успел вытащить сюрикен из руки, Паук ударил его тупой стороной меча. Страж рухнул, и ребята повернулись к Снежке и Кагеро.

Кагеро была в красном кимоно. Не было видно веера. Длинный ящик на столе в комнате не был открыт. У ног Кагеро Снежка выглядела утомленно, но была целой. Она слабо улыбнулась Тени, но ее глаза засияли при виде него.

- Они загипнотизировали меня, чтобы забрать сюда без боя. Но я ничего им не выдала, - твердо сказала Снежка, слезы заполнили ее глаза. Она со злостью посмотрела на Кагеро. – Эта ведьма как раз хотела начать…

- Прости, что сомневался в тебе, - быстро сказал Паук. – Прости, - он низко поклонился. – Тень не сомневался, конечно. Но теперь все хорошо, оставь ведьму нам!

- О, дети, - возмутилась Кагеро, тряся головой. – У вас нет уважения к старшим? – она смотрела на двух нарушителей, а потом выдохнула. – Зовите меня, как хотите, но помните: я больше, чем кажусь… все мы! Наша работа, мысли, история – важны, но они – не мы. Настоящие мы – многослойны, как татами. Только со временем мы обнаруживаем все слои, - она указала на Тень. – И только со временем понимаем, кто мы.

Паук склонил голову и нахмурился.

- И что это было?

- Ее глупый совет? – фыркнула Снежка. – Так она вводит в смятение.

Кагеро вскинула руки.

- Неблагодарные! У меня нет оружия. Я в углу, а вас больше. Вы так смело ее спасали, это заслуживает моего уважения. Заберите ее, она все равно грубая и противная. Если пощадите меня, я ничего не сделаю. Даю слово, - она кокетливо моргала. – Не верите? Тогда заприте меня, и я вряд ли подниму тревогу, верно?

Снежка медленно встала, проверила ноги и побежала к тени. Он обнял ее, завел себе за спину и направил меч на Кагеро.

- Я расправлюсь с ней раз и навсегда, - прорычал Паук. – Другого шанса может и не быть.

- Она без оружия, - ответил Тень Луны. Он слышал голос Богомола в мыслях, не стоило убивать беспомощного противника. Он вздохнул. Была ли Кагеро беспомощна?

- Ей нельзя доверять! – заявила Снежка. – Она – обманщица!

Кагеро прижала ладонь к сердцу и мило улыбнулась.

- Как можно быть такой жестокой? Беспощадной? Будь как река, помнишь? Пусть все течет.

- Молчи! – завизжала Снежка. Она схватила ножны одного из стражей и привязала их. – Или кто-то из вас ее убьет, или я!

Тень Луны глубоко вдохнул. Паук тоже хотел убить Кагеро. Но кто убивал безоружного врага? Это было жестоко!

Кагеро улыбнулась.

- Уверена, один из вас убьет меня, - она сунула руку в кимоно. – Но не сегодня, - кулак куноичи взлетел к ее губам, и Тень увидел резной деревянный свисток. Кагеро подула в него. Свисток издал высокий звук, что был невероятно громким. Звук эхом разнесся по залу и коридорам.

- Отлично! – выругался Паук. – Бежим, живо!

- Я тоже? – смеялась Кагеро, а потом снова подула в свисток.

Они втроем выбежали из комнаты с оружием, следя за врагом. Куноичи смотрела на них, вскинув брови, с холодным видом.

Паук вышел первым, осмотрелся.

- Пока никого! Туннель ветра лучший вариант?

Снежка шла за ним и сказала:

- Да, думаю, время еще есть.

Услышав ее, Тень Луны взбодрился. На этом этаже почти все Фума были мертвы, ранены или в яме Они, они могли тихо уйти.

Тень Луны вышел последним. Он закрыл дверь, Кагеро насмешливо помахала ему, и запер ключом стража. Но когда замок щелкнул, прогудел сигнал тревоги вдали. Тень ударил по двери.

Их раскрыли! И теперь на них будет охотиться весь клан Фума.


ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ

Громкий побег


Снежный Ястреб вела их к туннелю ветра. Они добрались до двери с ямой Они, когда в зал повалили ниндзя Фума, отрезая им путь.

Они уже не могли добраться до туннеля ветра и быстро встали с круг, соприкасаясь локтями и спинами.

- Они идут из того коридора, откуда мы пришли, - сказал Тень, - так что мы не можем туда убежать. Что теперь?

Снежка разглядывала противников. Они казались рассеянными, без инициативы. Они встали полукругом перед нарушителями, сталкиваясь неуверенно, при себе у них были лишь боккены и посохи.

- Хорошая новость! – она улыбнулась. – Это все ученики. Многие опытные агенты, видимо, ушли на базы ордена.

Тень Луны шагнул вперед, взмахнул мечом.

- Буду рад помочь им с обучением!

Паук склонился к нему.

- Мы вместе. Похоже, боги все-таки с нами! Надо преподать им уро…

Он не успел договорить, еще больше учеников вышло из проема. Тень Луны выдохнул, врагов становилось все больше и больше. Паук качал головой. А они все прибывали.

Вдруг полукруг перед ними оказался в три ряда и все еще рос.

Их уверенность пошатнулась из-за такого количества врагов, ученики начали наступать по шагу в такт.

- Может, нет, - пробормотал Паук, пятясь. – Что теперь?

Снежка тихо рассмеялась и оглянулась через плечо на просторное Сито. Она указала на веревки.

- Видите ту платформу?

- Мы знаем, - кивнул Паук. – Восьмиугольник!

Глядя на наступающих Фума, Снежка улыбнулась.

- Там я получила свое имя, Снежный Ястреб, ведь я летала и не падала! Все ученики Фума боятся этого места. Если мы поведем их наверх, ситуация изменится!

Тень Луны понял ее план: заставить учеников преследовать их в воздухе, и их станет меньше из-за опасности. Отличная идея! Эти враги не были настоящими агентами, хоть их и было много. Против трех опытных шиноби они… Стоп. Он с сомнением посмотрел на Паука. Сможет ли он залезть? Он не был в этом хорош. Он улучшил навыки, но все еще не мог пересекать рвы на мизу гумо. Это уменьшило его уверенность. Он посмотрел на Паука. А что думал он?

- Все-таки урок, - прорычал Паук. – Посмотрим, что умеют эти дети!

Его решимость приободрила Тень. Испуганные ученики смотрели, как они втроем спрятали мечи и побежали к центру Сита, огибая обломки, направляясь к железной лестнице.

Тень был последним, он поставил ноги на нижние планки и оглянулся. Ученики выглядели одинаково из-за формы и догоняли их.

Кто-то только присоединился к ним: серьезного вида воин с детским лицом, у него был крюк и веревка на плече. Он бежал среди обломков и кричал:

- Хватайте их! – новичкам вокруг себя. Тень Луны узнал голос. Ученик, который хотел рассказать о них, как об упавших камнях. Похоже, он очень старался впечатлить наставников!

Он миновал камни и прыгнул на Тень. Тот легко сдвинулся в сторону, враг врезался в железную лестницу, и Тень оттолкнулся от его плеч и полез наверх.

- Простите! – крикнул Тень через плечо. Ученик проворчал угрозу и полез за ним. Тень Луны проверил, что он еще впереди, и посмотрел на друзей.

Снежка знала паутину, она уже была на Восьмиугольнике, крутящейся платформе. Она медленно поворачивалась, может, от силы ее прыжка. Она легко изменила направление, дразня Паука, идущего по канату, пока она танцевала на платформе. Тень Луны напрягся, поднимаясь по лестнице. Паук понимал, что для него это тоже урок?

Великан раскинул руки и с трудом пересек веревку без падения. Но он сделал это, удивительно быстро. Тень Луны выдохнул, Паук добрался до Восьмиугольника. А потом он оглянулся: ученики почти догнали его!

Платформа закружилась быстрее, когда Паук забрался на нее.

Тень Луны просигналил Снежке помочь ему, она кивнула. Паук мог стать отличным грузом, а они со Снежкой, как более ловкие, смогли бы там сражаться.

Ученики пытались ухватиться за его лодыжки, Тень Луны прыгнул с вершины лестницы. Он схватился за ближайший канат обеими руками, забросил тело на узел. Тень закрепился ногами и оглянулся на учеников.

- Идете? – он легко встал и пошел к Восьмиугольнику, глядя на лестницу.

Вдруг Тень заметил, что по лестнице забирается шиноби постарше с шрамом от огня на щеке. Он прыгнул к канату Тени. Ниндзя быстро встал на нем. Вытащив из-за спины меч, он пошел к Тени. Тень Луны достал свой меч, они обменивались ударами, пока ученики пытались поставить деревянные лестницы к выступу на камне.

Вскоре Фума побежали по лестницам, как муравьи. Ученики прыгали с лестниц, вытянув руки, целясь в канаты. Некоторые не попали и упали на обломки внизу.

Тень Луны хитро вывернул удар и попал по плечу мужчины. Ниндзя покачнулся и упал на раненого ученика, не попавшего на канат.

Новый противник пошел, шатаясь, по веревке. Тень Луны потрясенно смотрел. Настырный ученик! Какой упрямый! Тень Луны пятился по канату, позволяя ученику идти за ним, надеясь, что когда следующий Фума тряхнет канат, ученик не удержится. Но хотя несколько уже схватились за веревку, ученик размахивал руками, но шел дальше.

Тень Луны шагнул на Восьмиугольник и закружился с ним, он увидел, что Паук борется с первым Фума, добравшимся до платформы. Мужчина спрыгнул с моста сверху, и Паук обезоружил его, легко поднял и выбросил с платформы. Ниндзя улетел в водопад на восточной стене, белые брызги отлетели в стороны.

- Я привел старого друга! – предупредил Тень, ученик ворвался на платформу, и она набрала еще больше скорости.

- Позволь мне, - крикнула Снежка. Она пробежала по крутящемуся Восьмиугольнику и ударила напряженными пальцами по шее ученика. Его глаза закатились, он обмяк на платформе. Снежка забрала у него свернутую веревку.

- Мое, - холодно сказала она. Ученик лежал без сознания на платформе. Тень Луны удивленно озирался. Оба каната, западная стена и веревочный мост наверху были полны приближающихся врагов. Ниндзя Фума в форме или одежде фермеров шли к ним.

И не все из них были учениками!

Он поднял меч, замер и кивнул Пауку, а потом они повернулись к западной стене, готовясь отбивать атаки.

Снежка не обращала внимания на угрозу, она прыгнула на юго-восточный канат и начала привязывать туда конец веревки.

- Знаю, знаю, они всюду, выглядит плохо! – отозвалась она. – Но вы смотрели вниз? – Снежка дала веревке развернуться до обломков внизу.

Паук и Тень Луны посмотрели и тут же улыбнулись. Снежка была права. Там было много раненых или отключившихся ниндзя, в основном учеников, но все способные Фума уже поднялись!

- Я выиграю время! – приказал Паук. – Идите первыми. Встретимся у туннеля ветра. Нельзя попасться по путь, так что можно будет закрыть дверь и послать Тень вперед убрать стражу. И мы будем свободны!

- Звучит неплохо! – ответила Снежке, спускаясь по веревке, обвив ее ногами. Тень Луны забрался на канат и собирался последовать за ней, но увидел, как три опытных на вид шиноби прыгнули на платформу к Пауку. На миг он замешкался, глядя, как четыре фигуры крутятся на Восьмиугольнике. Тень нахмурился.

Выиграть время не вышло бы. Врагов там было слишком много. И еще больше шло. Тень Луны вернулся на платформу, упал у одного из ниндзя и застал его врасплох. Он ударил ногой по лодыжкам мужчины, нарушил его равновесие и ударил бедром и плечом в стиле Паука, сбив с платформы.

Ниндзя развернулся в воздухе и ударился спиной о канаты, стряхнув десять приближающихся учеников Фума. Они полетели, крича, к обломкам. Но опытный ниндзя с ожогом на щеке ухватился и полез по канату, готовясь к новой атаке. Тень Луны поражался и его настойчивости! Хоть он был ранен, он не отступал.

Паук отбивался и нападал на второго ниндзя. Он взревел и оттолкнул силой мужчину к краю, а потом ударил ниндзя в грудь, сбив в воздух. Фума врезался в товарища со шрамом, идущего по канату, они вместе улетели из виду.

Тень Луны сбил ногами последнего Фума на платформе. Мужчина ударился головой со стуком.

- За ней, скорее! – крикнул Тень, глядя на врагов, готовых прыгнуть с моста к ним. Паук кивнул, убрал меч и бросился к веревке, которую оставила Снежка. Тень Луны последовал, толкнул платформу, чтобы она закрутилась быстрее, убегая. Счастливого приземления, Фума! Он с улыбкой полетел по веревке.

Он посмотрел наверх. Ниндзя, которого он сбил, свисал головой с платформы. Восьмиугольник закрутилась, ниндзя головой сбивал учеников, готовых прыгнуть с канатов. Бам, бам, бам, они летели к обломкам внизу.

Тень Луны догнал друзей у конца обломков. Они повернули на восток и побежали к туннелю ветра. За секунды толпа Фума поспешила за ними с мечами и копьями.

Тень Луны ругался на бегу. Не все опытные ниндзя были на миссиях!

Они миновали проход, ведущий к Они. Там было тихо. Почему? Они съел людей? Или еще ел, ведь там было неплохое угощение.

Снежный Ястреб добралась до проема первой. Тень Луны оглянулся, Фума настигали их. Он и Паук вытащили дымовые бомбы из карманов. Они бросили снаряды на пол.

Белый туман поднялся мгновенно, толпа ниндзя замедлилась, они сталкивались, боясь атаки в дыму.

Ребята воспользовались шансом и скользнули в туннель друг за другом. Тень Луны ворчал, ему хотелось, чтобы проем вывел их в комнату, где они могли бы развернуться и сразиться. К счастью, ветер не бил по ним пока что.

Они двигались дальше. Сверху было слышно капли воды. Сзади – приглушенные крики, топот ног и суету небольшой армии. Он улыбнулся. Им тоже приходилось идти по одному.

Вдруг они пришли к деревянной двери в каменной стене. Тень Луны нахмурился. Неожиданно, но дверь была логична: любой туннель на поверхность нужно было порой запечатывать, например, во время осады. Он посмотрел за дверь.

Комната была широкой, освещенной и с высоким потолком. Стража не было, но в центре мутный пруд воды образовался от капель. Тень Луны кивнул. Если он закроет дверь изнутри…

Словно читая его мысли, Паук схватился за дверь и посмотрел на узкий туннель, откуда они пришли.

- Сюда, - уверенно сказал он. Мы со Снежкой закроем это и задержим их, - он добавил с беспечной улыбкой. – Расслабьтесь, ребятишки! Их там всего десять тысяч… но они смогут заходить лишь по одному!

- Если мы не выйдем, - улыбка Снежки стала нежной, - спасибо, что вы пришли за мной. Я этого никогда не забуду, - ее лицо ожесточилось. – Обычно здесь лишь один страж, у поверхности, не ниндзя, но крепкий. Будь осторожен, Тень.

Тень Луны кивнул, сжал ее руку и отвернулся. Он обошел пруд и поспешил в туннель, ведущий наружу.

Приглушенный стук сказал ему, что первый Фума добрался до двери. Он заставлял себя идти. Ветерок доносился из темноты, стены были узкими, а потолок низким. Ветер становился сильнее, пахло потом. Тень Луны прижался к полу и пополз на животе, пока не попал в новую комнату.

Он выглянул из-за камня и заметил человека. Высокий мощного вида страж с катаной на бедре. Он стоял спиной к Тени и выглядел как сильный ронин. Беглец? Изгой?

Почему он стоял спиной? Тень подумал и кивнул. Он собирался помешать нарушителям войти. Никто не ожидал, что нарушитель будет выходить!

На камне рядом с воином была открытая коробочка бенто и мягко сияющий фонарь. Тень Луны продумывал атаку. Страж использовал фонарь, значит, плохо видел в темноте. Не шиноби.

Но слышать и ощущать запахи самурай мог хорошо.

Если он будет держаться тени и скрываться, Тень Луны знал, что сможет добраться ближе, но что тогда? Ему нужно было выманить стража во тьму…

Он увидел полоску тени.

Шинобу! Идеальное место для этой техники!

Порыв ветра ворвался в комнату и туннель. Страж склонился, чтобы порыв не сдул его. Тень Луны не ожидал такой силы ветра. Если ветер будет так дуть, когда он будет атаковать…

Он глубоко вдохнул. Будет непросто. Не важно! Ему нужно исполнить шинобу между порывами, иначе он не совладает с клинком. Опасно, ведь страж привык к этому ветру.

Тень Луны тихо двигался по комнате к тени. Страж взял рисовый шарик из коробочки и начал есть. Тень Луны медленно занял низкую стойку. Он бесшумно вытащил меч над головой, провел по дуге, шагнул влево, чтобы оружие пролетело рядом с его правой ногой, лезвие направлялось к каменному полу.

Страж проглотил рис, потянул плечо, но не оглянулся. Тень Луны повернул лезвие, опуская меч и готовясь постучать по земле в тени.

Со стоном поднялся ветер, промчался по комнате порывом. Тень Луны ощутил, как ветер играет с выбившимися волосами и прижимает накидку к его телу. Ветер был все сильнее. Тень склонился, как страж, стиснув зубы. Такой порыв мог сбить его. Страж тогда услышит или ощутит его неуклюжее присутствие.

Ветер резко пропал. Страж выпрямился, как и Тень. Пригибаясь в тени, он моргнул, потеряв уверенность. Закончить технику сейчас, пока ветер не вернулся? Или выждать? Если ветер поднимется во время атаки, его заметят и убьют. Но как долго Снежка и Паук смогут держаться там?

Тень Луны принял решение. Задержав дыхание, он повернул оружие и постучал по каменному полу лезвием. Тук. Тук.

Страж быстро обернулся, пытаясь найти источник звука.

Он смотрел на точку, откуда донесся шум, пока выхватывал катану. Страж ударил по тому месту мечом, что свистел, опускаясь, создавая ветер.

Тень Луны был в стороне, все еще пригибался, он видел и ощущал, как опускается меч стража. Он прыгнул и ударил сама. Мужчина закричал, раненый от плеча до груди. Тень Луны выбил катану, упал на колено и отключил жертву рукоятью меча.

Голова стража коснулась пола, мощный порыв ветра влетел в комнату, Тень упал на спину. Все прошло, и он сел и покачал головой.

- Почему Богомола здесь нет, - проворчал он, - когда у меня получилось идеально и милосердно?

Он побежал по коридору, пока он не сузился снова, вдали было видно свет. Тень Луны прищурился и прислушался. Только ветер. Между ним и поверхностью больше не было стражи.

Он обрадовался и поспешил в комнату с прудом. Теперь будет легко. Он улыбался. Просто забрать остальных, и…

В комнате было тихо, он вырвался из туннеля и выпрямился. И понял, что слепо вбежал в катастрофу.

Его желудок сжался. Каждая стена в комнате была окружена неподвижными ниндзя. Они прорвались быстрее, чем ожидалось! Он огляделся, облизывая пересохшие губы.

Бревно, их таран, лежало в комнате на груде досок, что раньше были дверью. Он посмотрел на Паука. Круг Фума прижимал мечи к животу и шее шиноби, он прижимал к себе руку, что будто была сломана.

Снежка была окружена, мечи были направлены на нее.

Тень Луны посмотрел в глаза Снежке. Она сдерживала злые слезы.

Паук виновато тряхнул головой. Было нечего сказать. Тень Луны потерял надежду. Он убрал меч с раздосадованным движением.

Несмотря на их хитрости, их одолели.

Еще и схватили живыми.


ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ

Фума Котаро


Снежный Ястреб вытерла глаза и вскинула голову. Все, сбежать не удастся.

Вдруг сильный запах сандаловых благовоний заполнил комнату. Она сглотнула и понимающе посмотрела на западный проем. Он шел. Этот запах и то, что будет дальше, были его визиткой.

Она посмотрела на Тень, пытаясь предупредить его взглядом не пугаться. Тень был сломлен.

Лиловый дым полился в комнату с запада, звездочки мерцали в нем. Он скрыл обломки двери, таран, стены пещеры.

Облако дыма рассеялось и показало трех мужчин в хорошем черном одеянии, которое скрывало их в темноте. Они стояли прямо, высоко подняв головы, каждый вел себя смело и властно. По центру была узнаваемая высокая фигура. Когда-то она звала его господином. Снежка с тревогой вздохнула.

Фума Котаро. Изобретательный убийца, глава этого дома.

У них не было оружия. Это им и не требовалось.

- Приветствуйте лордов Фума! – сказал мужчина рядом с ней. Те ниндзя, кто не держал пленников, упали на колени и коснулись лбами пола, выражая послушание.

- Встаньте, дети мои, - они тут же послушались, Фума Котаро смотрел на Снежку с тенью улыбки.

Она смотрела на бывшего хозяина. Он не изменился с их прошлой встречи. Котаро был такой же бледный с необычно высокими скулами и мягким взглядом, полным наблюдательного ума.

Она смотрела на людей с ним: его братьев.

Ямэру, чье имя означало «стоп», как всегда держал рот приоткрытым, словно насмехался. Нобуру, самый младший мастер Фума, чье имя означало «подниматься». Красивый, с квадратной челюстью и кожаной повязкой на одном глазу, заслуга стрелы клана Ига. Он вел переговоры от лица клана, но, как и его братья, был и опасным убийцей.

Котаро спокойно подошел к краю пруда. Он вытянул руку, ловя капли ладонью. Он выпил их и повернулся к ней.

- Смелая Снежка вернулась, - улыбнулся он. – Наша особенная Снежка, слишком одаренная, чтобы ее убивать или отпускать. И она привела друзей, - Котаро указал на стены. – Когда-то я назвал эту комнату в честь демона ветра, чье имя носит клан Фума, и я думаю, что это самое подходящее место, чтобы осуществить план. Жаль, что бедный Рикичи, один из наших лучших актеров, погиб в процессе, - он рассмеялся. – Чтобы допросить вас троих. Обещаю, хотя бы один из вас все нам расскажет, - он посмотрел на каждого. – Кагеро не здесь, значит, кто-то из вас убил ее?

- Нет, к сожалению. Она заперта в комнате допроса, - холодно сказал Паук. – Но можно я сбегаю на минутку и покончу с ней?

Котаро рассмеялся.

- О, Паук заговорил! Я слышал, что ты смелый, но немного не в себе, а твой юный друг – очень умелый! Отчеты не врали, - он указал на Тень. – Ты опасный враг. Был, точнее.

- Лорд Котаро, - Снежный Ястреб осторожно кивнула. – Если вы уважаете мой дар, или нас, как врагов, то выслушаете мою просьбу, - Котаро вскинул брови, но скрестил руки и кивнул. – Позвольте мне выкупить свободу, как сделала Кагеро, или убейте меня, потому что я не буду говорить, как и не буду снова жить как Фума.

- Да, - сказал Тень Луны. – Отпустите нас, сэр, дайте ей жить, и мы мирно уйдем. Иначе я буду бороться, и вы потеряете больше людей.

Кагеро рассмеялся и повернулся к братьям.

- Представляете? Он загнан, но пытается нас шантажировать! Мне это даже нравится!

- Убей его, брат, - сказал твердо Ямэру. – Ненавижу молодежь. Ленивые и грубые.

Нобуру поднял палец.

- При всем уважении, старший брат, не убивай его. Используй.

Он посмотрел на Котаро, опасно щуря глаза.

Фума Котаро смотрел на нарушителей, а потом вздохнул.

- Мы поговорим наедине, - он махнул братьям, - и решим вашу судьбу.

* * *

Котаро слушал. Ему нравилось, когда у братьев было противоположное мнение. Было приятно слушать, как они спорили.

Нобуру объяснял свою идею осторожным шепотом, глядя на Тень и Снежку. – Гончая Серебряного волка, бывший борец Катсу, говорил, что этот мальчик, возможно, убил Бессмертного. Он знает Глаз Зверя, и я слышал, что так он сбежал из ямы Они. Видите, как он смотрит на нашу беглянку? Он сделает все ради нее! – он осторожно ткнул Котаро локтем с хитрой улыбкой.

- Это твое мнение, - нахмурился Ямэру. – Послать его на Кога Данджо и надеяться, что он сможет убить наставника, как якобы сделал с учеником, - он фыркнул. – Неплохо, но ты хочешь обменять свободу предательницы на это?

Котаро задумчиво кивнул. Может быть. Совет Нобуру-куна был хитрым. Ее свобода была хорошей ценой. Могло сработать! Мальчик уже успел нанести много ущерба для своего возраста. Судя по новостям из комнаты Они, Тень Луны овладел редкой силой Старой страны, утерянной для клана Фума. Серебряный волк ненавидел его и боялся, это уже было хорошей рекомендацией. Он повернулся к Нобуру.

- А если он сделает это?

- Если он вернется живым, мы, конечно, не сдержим слово. Пусть убивает для нам, а мы поймаем ее и убьем его.

- Опасно, - возразил Ямэру. – Он все же силен, и он наш враг.

Котаро смотрел на брата.

- Но враг моего врага – мой друг.

- Да, - торжествуя, сказал Нобуру. – Он достаточно силен, чтобы попробовать убить Данджо и пробить для нас путь к лорду Укита. Они должны быть убиты быстро, иначе они заберут трон Сёгуна у Серебряного волка.

Он с мольбой посмотрел на Котаро.

- Если Серебряный волк умрет, его обещания умрут с ним. И Фума не смогут стать официальными защитниками нового диктатора Японии.

Высокий мастер Фума повернулся к Тени с тяжелым взглядом.

* * *

Тень Луны, Снежка и Паук слушали в тишине предложение Фума Котаро. Он требовал невозможного: найти и убить Кога Данджо, учителя Бессмертного, элитного телохранителя лорда Укита из Бизен. Укита был таким богатым, что, хоть и противостоял Сёгуну в бою при Секигахаре, он позже смог выкупить прощение.

Иронично. Серебряный Волк там сражался за Сёгуна против Укиты. И теперь оба пытались захватить трон!

- Если будет доказательство гибели Данджо, я подпишу документы, что Снежка свободна, - сказал Котаро. – Ее жизнь будет принадлежать ей. Согласитесь, и мы отложим войну, пока ты охотишься на Данджо. Убить друг друга можно и позже, верно?

- Не слушай его, - сказал Паук. – Нужно бороться, Тень, только так, - большой шиноби глубоко вдохнул. – Как лидер миссии, я приказываю тебе отказаться!

Тень посмотрел на Снежку. Ее глаза были огромными, она сглотнула, подавленная мыслью, что ее могли действительно отпустить. Она или верила их предложению, или отчаянно хотела верить.

- Прости, Паук, - сказал Тень. – Ты знаешь правила. У пойманного нет права быть лидером. У меня еще есть меч, меня не схватили. Лидер здесь я.

Он улыбнулся товарищам. Решение было простым. Они были схвачены, их тут же убили бы, если бы он выхватил меч или сюрикен. И ему нужно было скорее принести в Эдо формулу, чтобы спасти Орла.

Выбора не было, но он мог потребовать у Котаро лучшие условия.

- Я соглашусь, но если вы примете два моих условия, - быстро сказал он.

Ниндзя возмущенно шептались. Они притихли, Фума Котаро шлепнул по ноге, смеясь.

- Вот это смелость! Слушаю.

- Первое условие, - Тень Луны смотрел на него. – Я хочу противоядие от яда на шуко, использовавшегося в нападении на нас. Я хочу, чтобы мне указали на его формулу в вашем руководстве.

Котаро вскинул руки.

- От этого яда нет противоядия. Он убивает очень медленно, но всегда. Мы можем его сделать, но не убрать его эффект. Нас он тоже может убить.

Тень Луны посмотрел на Снежку. Она кивнула. Котаро говорил правду.

Тень чуть не всхлипнул, но знал, что на кону больше жизней. Он должен быть сильным. Он скрестил руки.

- Условие второе. Если я соглашаюсь, вы отпускаете нас целыми, включая Они. Его вы отпустите в пещеры, и мы проследим, чтобы он дошел до своего дома.

Котаро вскинул брови.

- Ты с ним связывался! Но какое тебе дело?

- Из принципа, - заявил Тень. – Я ощутил его мысли, его воспоминания, я должен говорить за него.

- Не слушай его, - прошипел Ямэру. – Думай о потенциале этого оружия.

Котаро молчал какое-то время. А потом указал на Тень.

- Хорошие слова, брат, но без его силы мы можем овладеть этим потенциалом?

- Подумайте, - сказала Снежка, - раз вы так сильно хотите отдать эту опасную миссию. Убьете нас или допросите, не послушаете Тень, и никто с навыками ордена никогда не пойдет за этим Данджо за вас.

Повисла тяжелая тишина, Котаро расхаживал, сцепив руки за спиной и кивая. Он резко остановился и осмотрел комнату.

- Условия приняты, - сообщил он. – Теперь у нас будет торг.

Нобуру сверкнул красивой довольной улыбкой.

- Очень старую жизнь за ее новую жизнь.

- Но, брат, я должен возразить, - сказал Ямэру. – Нельзя так делать. Древние традиции не позволяют торга во время Сумеречной войны.

Котаро подошел к Ямэру и зашептал ему на ухо, зная, что никто в комнате не разберет его слова.

- Я поймал Снежку и уже нарушил правила, но не жалею. Древне традиции требуют убивать и тех, кто перечит решению лидера клана. С твоего позволения, брат, я буду управлять кланом в современном стиле.

Ямэру поклонился хозяину дома. Нобуру широко улыбался.

- Тогда отойдите! – Паук оттолкнул от себя ниндзя. – Поймите правду! Серебряный волк использует вас, всех вас! – закричал он, голос эхом разносился по комнате. – У него нет друзей или союзников. Только враги и жертвы! Он вас предаст, хоть вы и древний клан шиноби!

- Нет, - улыбнулся Ямэру, - если мы предадим его первыми, - его браться рассмеялись.

- Юный ниндзя, - подмигнул Нобуру. – Ты путаешь кукол и кукловодов.

- Хватит! – Фума Котаро указал на Тень. – Пока вы не ушли, вы увидите, как Они отпустят, и получите информацию касательно вашей миссии. Помните! Независимость Снежки зависит от вашего успеха!

- И мы будем терпеливы, - добавил Нобуру. – Вам потребуется время на поиски… если наши сведения правдивы, то ваша цель сейчас на чужой земле.

- В другой стране? – скривился Тень. – Вы этого не говорили! Где?


ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ

Судьба Орла


Во время долгого пути они почти не говорили. Все были напряжены, устали и хотели поспать в укрытии монастыря. Даже когда останавливались, чтобы перевязать сломанную руку Паука, они были мрачными и молчали.

Тень сидел на коне, уставшая Снежка была за его спиной. Он боролся со спутанными чувствами. Он знал, что и у остальных такое.

Друзья были живы. Он тревожился, как брат Богомол отреагирует на их сделку Фума. А сильнее всего он боялся за судьбу Орла.

Тень Луны вздохнул, когда они попали на улицы Эдо вечером. Когда они доберутся до дома, воздух будет тяжелым от благовоний, похороны будут в разгаре. Он с ужасом думал, как будет смотреть в глаза Цапле.

Комок встал в его горле. Смерть Орла убьет ее.

Солнце было кроваво-красным, низко висело на западе. Они двигались по камням монастыря. Незнакомая пара стражей, замена убитых Фума, потребовала пароль.

- Лис, огонь, лес, - сказал Паук, спешившись, его одежда самурая была в пыли. Он звучал подавленно. Стражи кивнули и пропустили их, забрав лошадей.

Они шли в тишине, опустив голову, по двору монастыря. Тень понюхал воздух. Благовоний не было. Странно.

В здании впереди открылась дверь. Выбежала фигура. Они подняли головы. Сердце Тени дрогнуло. Это была Цапля. Он просил себя быть сильным.

Она бежала к ним, сияя. Цапля обняла Снежку.

- С возвращением! – Цапля обняла мальчиков. Паук застонал, прижимая к себе руку.

Тень Луны нахмурился. Все было хуже, чем он думал. Горе свело ее с ума!

- Невероятно, - сказала Цапля, говоря быстро и ведя их к открытой шоджи. – Она едва села после часа рук на его голове, и он… идите, посмотрите! – она издала девичий смешок.

- Я боюсь, - сказал Паук, не шутя. – В чем дело?

Цапля просияла, слезы радости были в ее глазах.

- Орел жив!

Снежка расплакалась. Тень Луны поспешил к открыто двери. Глаза пылали. Исцеляла с руками на его голове?

Это могло означать лишь одно. Особый гость прибыл, пока их не было!

Они с Цаплей смотрели на новую кровать Орла в комнате мастера. Мотто и Банкен лежали рядом с ним, глубоко спали, словно устали. Орел похрапывал, его лицо было здорового цвета.

У кровати Орла сидела безмолвно светлая фигура, ладони на бедрах, глаза закрыты. Прибывшие поклонились Белой монахине. Она не ответила, но Тень знал, что она не только знает, что они пришли, но и уже читает их мысли.

Он в восторге смотрел на легендарную мудрейшую, на ее невозможно бледную кожу, белоснежные волосы, льющиеся из ее острого капюшона. Он смотрел, а Белая монахиня открыла красные глаза и посмотрела на него. Он, нервничая, тепло улыбнулся.

- Верно, дорогой мальчик, - прошептала Белая монахиня. – Глаза Они другого оттенка красного. Молодец! Я говорила, что твоя сила разовьется… завладеть Они, да еще и злым – хорошее достижение. Заставить его опустить? Еще лучше.

Цапля моргнула и смотрела на агентов.

- Смотрю, чудеса случились и с вами, - она посмотрела на Белую монахиню.

- Хватит, девочка, - древняя старейшина подняла сухую руку. – Хватит благодарить. Это они молодцы, храбро вели себя в Фумаяма. Я не помогла. Нет, не благодари меня за помощь Орлу. Он ведь прислал защиту на мою гору? Я просто с большим удовольствием выразила честь господину.

- Это чудо, - покачала головой Цапля. – Вы изменили природу яда.

- Это наука, - исправила ученицу мудрейшая. – Старая наука разума и воли. Проживешь столько же, сколько и я, и тоже ею овладеешь, - она тяжко вздохнула. – Если бы я всегда так спасала жизни шиноби…

Она странно посмотрела на Снежку.

- Не переживай, дитя, кости брошены, как я и предупреждала Тень. О, ты права, Фума – лжецы, опасные и хитрые. Потому я не рассказала их мастерам свои древние секреты. Тень-кун все еще должен выполнить свою часть сделки.

- Не понимаю, - сказал Паук. – Если мы согласны, что им нельзя верить…

- Дело в том, - прервала его Белая монахиня, - что его миссия для Фума – не ради Фума, это часть великой судьбы.

- Что за сделка? – раздался с порога голос Богомола. – Какая судьба?

Все посмотрели на него. Тень скривился. Белая монахиня улыбнулась.

- Богомол, мой друг, Тень хочет рассказать тебе, но сперва пойми: он должен идти. От него зависит не только свобода Снежки. И в этой миссии он узнает о своей матери.

- Я… - Тень Луны медленно опустился на колени и склонил голову. – Спасибо!

Богомол кивнул Белой монахине.

- Похоже, мне нужно понять. Расскажите…

- Да, да, - раздраженно сказала она. – Скоро Орел заберет у тебя бразды правления. И ты сможешь закончить свое драгоценное руководство.

Со смущенной улыбкой Богомол поклонился ей.

- Спасибо, Мудрейшая.

- О, Мусаши-кун, - пробормотала Белая монахиня. – Ты не всегда был таким вежливым.

Паук выдохнул.

- Брат Богомол? Вы – известный Мусаши? Величайший дуэлист? Мы знали немного о вас, но не то, что вы – это он! Говорили, что он умер в пещере!

- Умер, - сказал скромно Богомол. – И здесь возродился.

- Вернемся к важным новостям! – Белая монахиня направила палец на Тень. – Твоя цель и его господин ищут Жилу дракона, но их карта неверна. Перехвати Кога Данджо раньше, чем он найдет ее, и твоя миссия развернется, как свитки Барсука на стенах, - она закрыла глаза. – Данджо хочет коснуться жилы.

Тень Луны покачал головой.

- Не понимаю, но… а если у него получится?

Белая монахиня пожала плечами.

- Тогда сад цветов Токугава смоет кровью. Наступит век жестокости и тьмы, печали закончатся с падением империи. И мирное будущее Японии не наступит.

Сердце Тени Луны колотилось так сильно, что пыталось вырваться из него. Все смотрели на него, он ощущал тяжесть на плечах.

Коснуться жилы дракона? Он сглотнул. Падение империи? Он хотел узнать о матери, но остальное…

А если он подведет их? Он сбежал из пасти ада, чтобы попасть в истинный ад?

Белая монахиня понимающе улыбнулась ему.

- Еще нет, мальчик. Но ты отправишься в самую опасную долину во всей Азии.


ГЛОССАРИЙ


Ашико – шипы на ногах;

Чисаи одутсу – небольшая пушка из дерева, которую можно носить на ремне;

Даймё – аристократ, которому принадлежит часть земли;

Эдо – столица, выбранная Сёгуном, нынче – Токио;

Фуруи – деревянное сито для смешивания лекарств или пороха;

Гошикимаи – шифр, записанный особым положением зернышек риса разного цвета. Использовался по-настоящему некоторыми теневыми кланами;

Хакама – традиционные японские широкие штаны в складку;

Джизо – буддистский святой и покровитель мертвых, особенно, детей;

Кандзи – китайские иероглифы, которыми японцы записывают слова своего языка;

Катана – длинный изогнутый меч, оружие самурая и символ его статуса;

Кимон – «врата демона», место, где могут появляться злые духи, призраки;

Куноичи – женщина-ниндзя;

Кусарикама – традиционное японское оружие из серпа, использующегося на ферме. Цепь с грузом присоединялась к серпу, и получалось оружие;

Мусаши (Миямото Мусаши) – известный дуэлист, сменивший при жизни множество имен. Он был самураем и ронином, а еще художником, скульптором и писателем. Он основал школу Нитен-рю и написал «Книгу Пяти колец», руководство боя.

Нагината – оружие в виде длинного шеста с изогнутым лезвием на конце. Порой используют шпионы.

Они – горный или пещерный тролль или огр, вооруженный дубинкой или большим мечом.

Река Саи – высохшая река, которую должны пересечь души умерших, чтобы попасть в загробный мир. Ее охраняет Они, не дающий пройти тем, кто причинил другим при жизни много боли. А потом Они прогоняет Джизо;

Ронин – воин, потерявший господина из-за его смерти. Многие из них искали работу торговца, телохранителя или убийцы;

Шиноби – другое название ниндзя;

Шоджи – раздвижная дверь или окно из промасленной бумаги, обрамленной бамбуком или деревом;

Ямэру – «хватит», «стоп» на японском, а еще выдуманное имя одного из братьев Фума Котаро.