КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 381197 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162836
Пользователей - 85828
Загрузка...

Впечатления

Foggycat про Конторович: Черная смерть (Альтернативная история)

... нужно бы добавить ещё одну метку: книга заблокирована по требованию читателей...)))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Давыдов: Московит (Альтернативная история)

самое забавное,что книга гораздо лучше,чем откровенно глупая аннотация.конечно,уровня "огнем и мечом"ждать не следует,но полтора корчевского можно поставить.жаль только сюжет очень рваный.очевидно автору посоветовали,что писать нелинейно и от третьего лица,это признак хорошего уровня,но когда действие прыгает от абзаца к абзацу,это бесит.но в целом вполне читаемо,особенно если не сильно заморачиваться исторической достоверностью.
альтернативная история все-таки...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Первушин: Собиратели осколков (Научная Фантастика)

Когда-то давно я читал данную книгу и она мне отчего-то запомнилась. Увидев ее на сайте... (вырезано цензурой) в разделе распродажа — купил и приступил к чтению вскоре после прибытия «бумажного носителя» по почте. Сама книга (как и вся серия «Перекресток миров», не путать с одноименной серией другого издательства) уже фактически перешли в разряд «букинистика» и специально (в магазине) фиг где найдешь... только по сайтам... В целом книга разделена на три части которые хоть и не связаны никакими общими персонажами, имеют явный «хронологический подтекст» последствий «недавнего прошлого».

Первая часть описывает события «недалеко» ушедшие от «нашей суровой действительности». В ней повествуется о поимке некого «злобного хакера» (прям в традициях Госдепа США) и «разборе полетов» происходящем в одном некоем закрытом спецподразделении... В остальном все тоже — несправедливость и безумство элит соседствует с нищетой и извечными проблемами... Один из центровых персонажей (хакер) решает (прям в стиле фильма) «с меня хватит» и решает ускорить «центробежные силы» направленные на слом системы и в конечном счете на наступление 3-й мировой...

Вторая часть не так масштабна и описывает «недалекие после войны» события... ГГ «путевой обходчик» наблюдает картину упадка после «большой получасовой» и старается жить «тихо и благочинно» покуда «некие обстоятельства вынуждают его нарушить свое вынужденное и уединение... Обретя цель ГГ «сворачивает горы» и начинает дорогу «к последнему приюту» на пути становясь свидетелем еще худших признаков «скатывания общества» в каменный век...

Третья часть лишь подтверждает слова ученого сказавшего «... не знаю чем будет вестись 3-я мировая, но четвертая — точно с дубиной и камнем» (цитата неточная). И хотя «те немногие оставшиеся ништяки» все же отнюдь не «палки и камни», но споры в которых они применяются носят откровенно отстало-феодальный характер, а вместо «баев и баринов» заправляют «свихнувшиеся искусственные интеллекты» выживших после войны электронных кибернетических подсистем... Если первая и даже вторая части носят разный характер, то третья написана в жанре «постапокалипсис» и описывает отнюдь не «самый его худший вариант»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брайт: Фантомная боль (Постапокалипсис)

Вполне неожиданно, но отчего-то вторая часть читалась уже не так «молниенеосно» как первая (с небольшими перерывами). Не знаю в чем тут дело... может из-за атмосферы полной безысходности и предательства всего что возможно... Но и здесь автор все же сумел реализовать интересный ход охоты главных героев на... самих же себя.... Плюс некое прояснение целей «чудо-девочки» из первой части... Оказывается этот новый персонаж не только не является единственной альтернативной гибели мира, но и является еще «большим злом», чем это возможно представить в «сложившейся ситуации». Так же автор продолжает «раскрывать» судьбы героев и так же продолжает описывать их очередные судорожные попытки вырваться за «периметр боевых действий»... но... поскольку в одной отдельно взятой локации «бечь уже некуда и незачем» (Москва пала, укрытий больше нет) все это напоминает попытки человека, которому ампутировали четыре конечности... дергайся, не дергайся... уже нет никакого смысла... К финалу книги долгожданная «развязка» оборачивается еще большими вопросами ввиду... ее отсутствия... Вторая часть так же резко обрывается как и первая... расставленные «фигурки персонажей» ждут своего часа... а читатель (по видимому уже в другой серии или издательстве) выхода третьей части данной СИ.
P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Конторович: Башни над городом (Альтернативная история)

Ну так ведь эпиграф - куда девалась голова? - ясно указывает качество книги.

Судя по всему - очередная поделка на "горячую" тему. Забавно, что такая литература пользуется спросом - вероятно, так же, как и альтист об СССР - в жизни про$рали, так хоть в книге прочтем, какие мы сильные и мудрые...

Париж стоил мессы, мост стоил Украины? :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Зеленин: Реинкарнация (Самиздат, сетевая литература)

Жуть. Сплошное "Бугагага" - жаргон сявки, похвальба секс-подвигами etc etc - словом, стандартный набор не то прыщавого подростка, не то закомплексованного взрослого, в любом случае интеллектом и знанием, куда ставить запятые, не обезображенного.

Ощущение, что автор вышел на уровень Чарли Гордона от 5 апреля - "Сегодня, я, узнал что, такое, запятая, это, точка, с, хвостиком (,) и мисс, Кинниан, говорит, очень, важная потому, что, улучшает, правописание, и можно, потерять, много денег, если, запятая, стоит, не, там, я сберег, чуть, чуть, денег от, работы, и, что, платит, фонд, и не, знаю, как, запятая, помогла, мне, сохранить, их,"

В помойку.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Крол: Корректировщик. Блицкрига не будет! (Альтернативная история)

Тупой высер в чистом виде. Вот одна бригада десанта под руководством крутого перца изменила ход войны и на вторую неделю войны освободила Варшаву. Автор, в рот тебя неловко, у товарища Сталина этих парашютистов было ДЕСЯТЬ КОРПУСОВ!!!
И не хера они не изменили.
Отдельной вишенкой на этой куче говна служит гуманизм советских воинов-освободителей.
Ну, советую автору на гонорар съездить в Освенцим. Там поляки в музее сделали раздельчик - работа концлагеря при советской оккупации. Можно узнать много нового про гуманизм...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

В мире слепых и одноглазый - король (СИ) (fb2)

файл не оценён - В мире слепых и одноглазый - король (СИ) (а.с. star wars (fan-fiction)) 765K, 206с. (скачать fb2) - Sam Van Duke

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Sam Van Duke В мире слепых и одноглазый — король

=== Глава 1. Знакомый незнакомый мир ===

Вы когда-нибудь начинали жизнь с чистого листа? А может просто задумывались над этим? Так или иначе, всем должно быть знакомо это чувство.

Вы ложитесь спать с твердым намерением что-то поменять, вы полны сил и решимости. Никто не может преградить вам путь. Но то был вечер, а утром… Утром все встает на круги своя: нет того задора и твердости, вы уже не так уверены, и в голове появляется мысль «да ну его, начну с понедельника». Но то, что я ощутил в тот день, никак не подходит под это описание, хотя именно тогда я, считайте, начал жизнь с чистого листа.

Представьте, что вы очнулись в незнакомом месте и не можете точно вспомнить кто вы, какие у вас на сегодня планы или хотя бы как вы провели вчерашний вечер. Для меня в тот момент это были семечки. Я не помнил крайним счетом ничего о себе: ни имени, ни возраста, ни откуда я, есть ли семья, а может жена или дети — вообще ничего. Сначала я даже не понял, что что-то не так. Лишь ощущения были не те: я не был расслаблен, что-то сразу меня насторожило. Тогда появились страх и недоумение, а в голове твердо засела лишь одна мысль: «Где я?».

Я лежал и смотрел в потолок комнаты, если ее можно было так назвать. Из того, что я рассмотрел в полутьме, помещение, в котором я находился, было скорее похоже на кладовку. На полу еле помещался причудливой конструкции матрас, на котором я, собственно, и лежал, небольшой стол и что-то напоминающее шкаф, хотя с этим еще предстояло разобраться. На секунду я было подумал, что я вполне могу находится в собственной комнате, а мои страхи не обоснованы, но ощущение дома отсутствовало напрочь. С каждой следующей секундой я все отчетливей понимал, что нахожусь в гостях. И дай Бог, если они не против моего здесь присутствия.

С трудом я смог сесть и тут же первая напасть — головная боль. Ноющая, как будто сверло у виска, но терпимо. Не так должно начинаться утро, подумал я и осмотрелся повнимательней. Я увидел светящуюся панель около двери и в одном из углов стул, на котором были аккуратно сложены вещи: джинсы, толстовка и стоящие под стулом кеды. В голове проскользнула мысль о том, чтобы поваляться в постели еще немного — откуда эта мысль вообще взялась? Вот только сейчас отдых был для меня непозволительной роскошью. Едва я успел одеться как дверь со странным, свистящим звуком разъехалась и на пороге показалась… девушка? Увидев меня, она сразу нажала на панель, и комнату озарил свет. Я рефлекторно закрыл лицо руками.

— Ау. Так нельзя. За что?

— Думаю, ты должен мне спасибо сказать за то, что вообще сегодня проснулся, — мягко, но с небольшой издевкой ответила гостья.

Только сейчас, когда глаза немного привыкли, я смог рассмотреть ее. Я узнал свою собеседницу. Это была Асока Тано. Откуда я знаю это? Я уверен, что это была она, в этом не было сомнений. Оранжевая кожа, монтраллы и большие голубые глаза. Почему-то она казалась мне младше, чем должна была быть. Почему я её знаю? Вопросы только лишь ухудшали пульсирующую боль в висках.

Стоп. Стоп. Асока Тано. Но ведь она же вымышленный персонаж, ее не существует! Из тех смутных обрывков жизни, что я прожил до сего момента я знал, что ее не существует. Не может же она в самом деле стоять передо мной. Либо у меня едет крыша, либо я умер и попал в рай. Но я жив, по крайней мере я уверен в этом процентов на восемьдесят. Тогда, если я правильно понимаю происходящее, то важно не только понять где я, но и когда я, как бы это безумно не звучало.

Слишком много свалилось на меня сразу и в таком объеме, что голова теперь не только болела, но и шла кругом. Хотя я пытался не подавать виду, молодая тогрута заметила, что что-то не так.

— C тобой все в порядке?

— Да, все хорошо, — я посмотрел на нее и отмахнулся.

Я вспоминал, вспоминал долго и тяжело. В голове возникали картинки событий и образы героев. Я видел сцены битв, красивые пейзажи планет и тьму далекого космоса. Они вспыхивали в моем сознании словно яркие огоньки. Я закрыл глаза и передо мной возникли пустоши Татуина, которые рассекал маленький мальчик на причудливом спидере. Видение плавно перенесло меня на невероятно зеленую планету Набу. Я увидел дроидов и небольшую группу обороняющихся людей. Может им бы смогли помочь отважные батальоны клонов. Они как раз, по одному, заходили в звездолеты, плавно вылетающие из ангара в объятия водной стихии планеты Камино. Я вспомнил об Ордене Джедаев. Политически активные боевые монахи со сверхспособностями и световыми мечами.

Я ухмыльнулся и, подняв голову, заметил смятение Асоки.

— Я сказала что-то смешное? — немного обиженно поинтересовалась она.

— Да нет, нет, ничего такого, просто о своем задумался, — я улыбнулся и примирительно поднял руки.

Тано вскинула одну бровь, а затем развернулась.

— Следуй за мной. Совет ждет тебя.

Совет? Не очень-то это хорошо. Хотя, если подумать, то как раз они мне и нужны. Все равно, если буду тут сидеть, то ничего выяснить не удастся. Или, может, это не самая лучшая идея? Я вполне могу вернуться в постель или как это называется.

Было бы неплохо, даже здорово, если бы Асока могла мне хоть что-то рассказать, но мои попытки не увенчались успехом. Она лишь игнорировала меня и старалась не смотреть в мою сторону. Странно, но тогрута не была настроена на любую форму коммуникации. Видимо, я свалился ей как снег на голову, и она поскорее хотела от меня избавиться.

Я шел за Асокой по коридорам храма. Занятый своими размышлениями, я не замечал никого и ничего вокруг. Вскоре мы подошли к массивным, высоким дверям. Тано кивнула в сторону нее и, больше ничего не сказав, ушла в обратном направлении.

Страх добрался до меня только сейчас. В моей ситуации бояться — это нормально. Помедлив еще немного, я отворил двери зала Совета Ордена Джедаев. Он был больше, чем я его себе представлял, намного больше. В круглом помещении одной из башен храма собралось всего три из двенадцати действующих членов, но и эти трое вызывали и страх, и уважение.

— Рады видеть тебя в добром здравии, — приветливо улыбнулся один из магистров.

Оби-Ван всплыло в памяти имя знаменитого мастера, чья отвага и навыки джедая часто выручали его из самых серьезных передряг. Он смотрел на меня не то с сожалением, не то с опаской, было довольно странно видеть такое выражение его лица.

— Так вот какой этот ваш нарушитель, — с железной ноткой в голосе сказал Мейс Винду.

Честно говоря, я всегда недолюбливал его. Не знаю почему, но было в нем что-то тревожащее и неприятное, даже не смотря на то, что своим мастерством и мудростью он уступал разве что Йоде, который как раз сидел по правую руку от Винду и изучающе смотрел на меня, пока сохраняя молчание. Собственно говоря, все они смотрели на меня как-то странно и изучающе. Здесь я их понимаю, не каждый же день в храм попадают непонятные парни с частичной потерей памяти. А может дело было в моей одежде?

— Я, конечно, извиняюсь но как я оказался здесь и очнулся без… — я многозначительно указал на себя рукой. До этого момента я даже не задумывался об этом. Конечно это не тот вопрос, который следовало бы сейчас задать, но ведь мое любопытство было сильнее.

Магистр Винду прикрыл лицо рукой и, несмотря на то, что его лица я не видел, я был уверен, что на нем читалось лишь явное идиот.

Тихий смешок магистра Йоды отвлек меня от мимики Винду.

— Тебя нашла Асока и охрана храма, — медленно, отходя от моего вопроса, начал Кеноби. — Ты лежал в главном зале и совершенно непонятно как ты смог обойти нашу систему защиты. Может расскажешь?

— Я бы с радостью, но я ничего не помню. Точнее, даже не знаю. Я не уверен, что вообще нахожусь в своей… реальности.

— Вот и мы не знаем. Довольно необычное место ты выбрал, чтобы поспать, — с глубоким вздохом сказал Винду.

— Нет, вы не поняли, я к тому, что я даже не знаю как оказался в этом мире! — мое терпение иссякало быстро, особенно от незнания того, что происходило со мной. Но джедаи лишь переглядывались, сверлили меня взглядом и только.

— Ты с другой планеты? В этом дело? И ты не знаешь, как оказался на Корусанте? — спустя некоторое время спросил Кеноби.

— Нет! Я о другом.

Только я было хотел расставить все точки над и и высказать членам совета все, что я о них думаю, как в разговор вступил ранее молчаливый Йода.

— Разве не чувствуете вы, магистры? Не из нашей вселенной он. Гость он незваный.

— Вы уверены? Я конечно чувствую, что Сила довольно странно взаимодействует с ним, но…

— Это правда, незнакомец? — Оби-Ван не успел закончить фразу, так как его перебил Винду.

— Да? Да, — неуверенно начал я — Если честно, то я сам не до конца понимаю, но очень похоже на то.

— Ты боишься? Сильный страх я в тебе ощущаю, — продолжил Йода, склонив голову.

— Конечно я боюсь, а вы бы не боялись? По-моему это нормально в моем положении. Если бы я прыгал от радости, то вот это было бы ненормально, — тут я осекся, потому что магистры, как будто забыв о моем существовании, начали о чем-то перешептываться друг с другом.

Из обрывков разговора я не смог точно понять, о чем они говорили. Что-то про пути силы, испытательный срок и осторожность. Полемика длилась недолго, в конце концов они снова переключили свое внимание на меня. Я насторожился, мне стало не на шутку страшно. Еще бы, каждый из них считал своим долгом уничтожить меня своим взглядом. Несмотря на это, я старался не опускать глаз, что пока мне неплохо удавалось. Наконец тишину прервал магистр Йода.

— Помощь тебе нужна. Поможем мы. Скажешь как зовут тебя?

А вот с именем была проблема. Я честно старался вспомнить его все время после того, как очнулся, но так и не смог. Я чувствовал, что чем больше я старался ухватится хоть за какую-то нить своего разума, хоть за какой-то намек о воспоминании о своей собственной личности, она ускользала от меня все дальше и дальше.

Заметив мое смятение и растерянность, Йода попросил меня расслабиться, закрыть глаза и сконцентрироваться. Я неохотно сделал как он просил. Сначала я не чувствовал ничего, но вскоре я услышал голос, сначала очень тихий, но постепенно набирающий силу, голос девушки, голос до жути знакомый и незнакомый одновременно. И тут я совершенно отчетливо услышал имя.

— Сэм, меня зовут Сэм.

=== Глава 2. Эксперимент ===

— Сэм? — знакомый голос буквально выдернул меня из сна совсем не вовремя.

Мне снился просто чудесный сон. Точно не помню, но по моему что-то про мой настоящий дом. Единственным, что я запомнил почему-то были цифры два и пять. Каким-то образом они преследовали меня, что бы я ни делал. Но то был просто сон, а меня ждет суровая реальность.

— Асока… — вымученно протянул я. — Ты теперь каждый день будешь меня будить?

— Не надейся, — фыркнула она и села на стул рядом с моей кроватью.

Вопрос на самом деле был риторический. Вчера на совете магистры прояснили некоторые детали относительно моего пребывания в храме. Мне было разрешено остаться здесь до прояснения обстоятельств, из-за которых я оказался в этом мире. И хотя мастер Йода не гарантировал, что все будет хорошо, но сам факт того, что мне постараются помочь уже давал какую-никакую надежду. Таким образом, до моего первого сеанса восстановления памяти, который состоится уже сегодня на закате, я должен был находиться в храме. А чтобы я не шлялся там, где не нужно и не мешал остальным членам ордена ко мне приставили Асоку, о чем ей вчера же и сообщили. По сути ей нужно было следить за мной. Все же вероятность того, что я засланный диверсант еще никто не отменял. Я конечно же ценил то, что меня не вышвырнули из храма, более того — дали возможность остаться, но я не хотел чувствовать себя пленником. Вот только дальнейшие слова девушки «немного» не совпали с моими желаниями.

— Мне сказали присмотреть за тобой. Этим я и занимаюсь, — тогрута улыбнулась уголками губ, не сводя с меня взгляда. И тут я понял к чему она ведет.

— Только не говори, что ты хочешь продержать меня здесь до вечера, — я удивленно посмотрел на нее, от чего моя собеседница немного удивилась.

— Так я и хотела сделать. Или у тебя есть другие идеи?

Да. Немного пораскинув мозгами, мне удалось найти компромисс, который максимально устраивал обе стороны. Я видел, что Асоке и самой неохота сидеть на одном месте, тем более с каким-то непонятным парнем, да ещё и (возможно!) из другой вселенной. Тогда я предложил ей следующее: она показывает мне храм, по крайней мере ту часть, которую может, а я взамен буду вести себя как пай мальчик. Девушка была только за. Она не видела ничего страшного в том, чтобы провести небольшую экскурсию, тем более, что взамен я пообещал хорошо себя вести. Эта честная сделка была закреплена немного неловким и необычным для тогруты рукопожатием, после чего она вышла из комнаты, чтобы я спокойно оделся.

Несмотря на то, что я, мягко говоря, до сих пор чувствовал себя некомфортно, мое любопытство пересиливало страх перед чуждым миром. Странное это чувство: вроде бы ты оказался черт знает где, вдали от дома, да еще к тому же тебя обвинили в диверсии, но все равно что-то внутри толкает тебя на поиски приключений на свою задницу.

* * *

Спустя четыре часа я уже начал жалеть о своем предложении. Храм был не просто большим, а воистину громадным. Такого количества залов, коридоров, жилых отсеков и тренировочных площадок я еще никогда не видел, да и вряд ли еще увижу. Величественное сооружение находилось на Корусанте не одну сотню лет и за это время неизменно служило домом для всех членов Ордена. Хотя по сути это был не дом, а что-то вроде пансиона, в котором жили, учились и работали тысячи джедаев, падаванов и юнлингов.

Кстати о юнлингах, за все это время чего только не успела рассказать мне Асока. Она явно находилась в наилучшем расположении духа, ибо сегодня болтала без умолку, да с каким удовольствием. Она во всех красках описывала свою непростую жизнь, которая началась, по ее словам, с того момента, как ее с Шили забрал Пло Кун. Почему-то о том, что было до этого, тогрута говорить не хотела.

Остановить девушку было практически невозможно, лишь изредка мне удавалось вставлять односложные фразы и слова типа «да ладно», «не может быть», «вау» и так далее. Если честно, то никогда бы не подумал, что кто-то способен так долго разговаривать. В моменты особенного наплыва чувств она была похожа на революционера, призывающего народ к восстанию, настолько мощной была ее энергетика. Видимо в храме было не принято делиться со старшими своими чувствами и безумными идеями, а друзей, как я понял из рассказа, у Асоки не было. Это, пожалуй, было для меня самой печальной частью ее жизни. И хотя я не помнил своих друзей, но был абсолютно уверен, что они у меня были… Собственно и сейчас они у меня есть, точнее она. Асока была настолько рада наконец-то поговорить с кем-то по душам, что не задумываясь предложила дружбу уже через полчаса после начала нашей экскурсии, так, между прочим. Видимо для нее это было чем-то вроде невидимого договора, подписание которого развязывало ей язык и позволяло дать волю чувствам коих в ее душе было предостаточно.

Я не был против, наоборот мне было очень приятно находиться рядом с ней. В конце концов, она пока первая и единственная в этой неродной мне галактике, кто отнесся ко мне не как к пленнику, нарушителю или незнакомцу, а как к другу, что не могло не радовать.

— …и тогда меня выберет рыцарь-джедай, а я стану его падаваном. Вот же будет веселуха, — тогрута мечтательно закатила глаза.

— Не сомневаюсь в этом, — я подмигнул ей и Асока расплылась в широкой улыбке — Слушай, было очень приятно с тобой пообщаться, как-нибудь обязательно повторим, но мне разве уже не пора?

— Да, точно. Конечно. Я тебя провожу, — кажется девушка была немного расстроена, что приходится расставаться со мной на такой высокой ноте, но она понимала всю серьезность моего положения, так что даже слова не сказала.

Весь оставшийся путь мы шли молча. Каждый из нас думал о своем. Я о предстоящем сеансе, а она, она должно быть думала о том как хорошо иметь друга. Но скорее всего я ошибся. Краем глаза я заметил небольшое смятение на лице Асоки. Казалось, что внутри нее идет какая-то внутренняя борьба и силы были явно не равны. Было довольно интересно наблюдать за ней в тот момент. Наконец, Тано не выдержала:

— Слушай, мне запретили тебя об этом спрашивать и я правда старалась, но мне очень интересно.

Я лишь вопросительно посмотрел на нее. Хотя, я понимал о чем она хочет спросить меня, но при всем желании я не мог дать ей ответ. Он и от меня-то был скрыт, даже намеков на правильное решение я не видел. Вот и получается, что я знал о ней почти все, а она не знала обо мне ничего. Мне было обидно, что я не могу дать ей единственный ответ на единственный вопрос о себе. Она конечно же поняла это, джедаи же чувствуют волнения в силе, которые должны были исходить и от меня.

— Хотя, знаешь, не надо, — она встала у дверей нужной мне комнаты, затем посмотрела на меня и произнесла фразу, которую я еще долго не мог выкинуть из головы.

— Просто если вдруг захочется поговорить, то ты знаешь, где меня искать.

Я не знал как ответить на такие слова девушки, но этого и не потребовалось. Не дожидаясь моей реакции, Асока быстро попрощалась и ушла, оставив меня наедине с дверью, за которой вот уже скоро должна была решиться моя судьба.

И тут, оно ударило меня. Моё первое, как я понял после, видение.

Оно возникло настолько неожиданно, что я чуть было не потерял равновесие. Я видел ее, видел Асоку, видел грусть на ее лице. Она сжимает в чьих-то руках падаванскую цепочку, кажется это ее учитель, не могу четко его рассмотреть. Должно быть он уговаривает ее не уходить, но она уже все для себя решила. Она говорит, что не может, только не сейчас и уходит прочь от храма. Алый, как кровь, закат был последним, что я увидел.

Видение исчезло также неожиданно как и появилось.

Неужели она покинет Орден? Но почему? Ведь это ее дом, единственное место, где о ней хоть кто-то заботится, где она чувствует себя частью чего-то большего чем просто семья! Я должен понять почему.

— Просто должен, — я почувствовал, как дверь за моей спиной начала открываться, но заходить внутрь совершенно не хотелось. Я стоял спиной к судьям, смотря вслед другу. Эта сцена до чертиков напомнила видение, а еще это был первый раз, когда я не просто увидел картинку, но и ощутил их, ощутил чувства и эмоции Асоки и ее учителя. Это было ужасно. Я отказываюсь воспринимать это как будущее.

Тем временем Йода, Оби-Ван и Винду уже ждали меня. Они никуда не торопились и не делали резких движений, когда дверь открылась, а просто мирно сидели и медитировали.

Эта комната видимо и предназначалась для медитации и самопознания, более того, была почему-то мне очень знакома. Минималистский интерьер, три специальных пуфика, закрытые жалюзи, из-за которых свет почти не проникал в помещение. Еще там было что-то вроде кушетки, которая уже стояла в заранее подготовленном пространство между магистрами.

Йода жестом пригласил меня присоединиться.

Я не хотел этого делать, но все же, немного помедлив, я вошёл в комнату. Двери бесшумно закрылись и я оказался в объятиях темного ящика.

— Займи место, юный Сэм и мы начнем, — Йода указал мне на кушетку. Мне было довольно неловко и немного страшно. Вся эта ситуация походила на сеанс у психотерапевта, поэтому я не особо удивился, когда Винду спросил меня о том, как я себя чувствую и ничего ли меня не тревожит.

— Да нет, все хорошо, — с нескрываемым сомнением в голосе ответил я.

— Лучше не обманывай нас, Сэм. Джедаи отлично чувствуют колебания в силе.

— Говорю же, что все хорошо, — я понимал, что дерзить магистрам Ордена, которые к тому же мне помогают не очень то и разумно, но я до сих пор находился под впечатлением от увиденного и меня это не очень волновало.

— Сильную злость я в тебе ощущаю и страх. Эти эмоции к темной стороне открывают дорогу. Освободи себя от них, иначе тебе мы не сможем помочь.

Нехотя, но я все же смог успокоиться и сосредоточиться на здесь и сейчас, хотя это было нелегко и заняло некоторое время.

— Мы должны тебя сразу предупредить. Это очень неприятно, иногда даже больно. Игры с разумом никогда до добра не доводят, но боюсь, что выбора у нас нет, — Оби-Ван говорил медленно, давая мне время осмыслить сказанное. — Если ты потерял память по причине катастрофы или любого другого физического воздействия, то все будет хорошо и память вернется к тебе.

— А если нет? Если не из-за физического воздействия?

— Не думай об этом. Лучше закрой глаза и постарайся расслабиться.

Я сделал так как было велено.

Сначала я ничего не почувствовал, все было вполне обычно, но потом вокруг начала твориться настоящая чертовщина. Все началось с легкого покалывания в пальцах рук, затем всего меня начало ужасно знобить. Было такое ощущение, что температура в комнате резко упала далеко за нулевую отметку. Я хотел было пошевелиться, но не смог этого сделать. Как бы я ни пытался, тело отказывалось подчиняться командам. Тут мне стало не на шутку страшно. То были цветочки. Я понял это, когда пространство вокруг меня начало трястись. Я не мог этого видеть, но ощущал это каждой клеткой своего тела. Еще немного и храм может просто напросто рухнуть. Во всем этом хаосе мою голову начало что-то сдавливать, как будто пресс медленно, но настойчиво пытается сделать из моей головы тоже самое, что он делает со старыми машинами на свалке. А потом я услышал крики, свои крики. Но ведь это невозможно… Я же молчу! Или нет? Что происходит?!

Ответ не заставил себя долго ждать. Видимо мои действия опережали мои ощущения, потому что уже через мгновение я почувствовал ужасную боль, как будто тысячи иголок снова и снова впивались в каждый нерв моего тела. Я не знал сколько еще мне придется это испытывать, но тут все закончилось. Я просто отключился, скорее всего от болевого шока, да на самом деле неважно почему. Главное, что я уже не здесь.

* * *

— Что это вообще было? — я услышал чей-то голос в стороне. Этот человек был удивлен и напуган. Я это чувствую. Вот только он не один здесь напуган. Есть еще один. Он боится немного меньше, но это тот же страх. Довольно специфический страх из-за какого-то неожиданного действия.

— Не знаю, но в том, что этот мальчик может управлять силой сомнений нет. Почему мы этого не почувствовали?

— Я же говорил вам, что сила странно с ним взаимодействует, но вы проигнорировали мое замечание, магистр Винду.

Точно, это же Винду, а первый это наверное Оби-Ван. Я потихоньку приходил в себя, пока не решаясь открыть глаза. Было лишь одно желание: просто чтобы оставили, ушли, забыли обо мне. Я не хочу ничего делать, ни с кем говорить, просто дайте мне заснуть, а завтра мы все обсудим, но это будет завтра.

— Вот у него и спросите все, что знать желаете. В сознание он приходит, — третий голос напуган не был, скорее это было очень сильное удивление. Очень на Йоду похож. Или это он и есть? Я стал вспоминать о том, что произошло. Не стоило мне этого делать, так как голову сразу же пронзила резкая боль. Я поморщился и, видимо решив, что уже давно спалился, стал открывать глаза.

Перед мной предстала очень необычная картина. Комната, которая ранее казалось темной и неприветливой, теперь была наполнена светом заходящего солнца, а пуфики магистров и моя кушетка были как будто сильным ветром раскинуты по разным концам комнаты. Еще почему-то я чувствовал легкий ветерок, идущий откуда-то сзади, хотя я точно помню, что окна были закрыты. Стены помещения были покрыты небольшими трещинами, что смотрелось довольно странно. Но самым необычным было то, что дверь, в которую я вошел отсутствовала вовсе, видимо была выбита теми же потоками, снесшим единственную мебель в комнате.

— Что я пропустил? — растерянно поинтересовался я, медленно поднимаясь с пола.

— Ты ничего не помнишь? — удивился магистр Кеноби.

— Только одно.

— И что же?

— Отрицание.

Я не понимал почему дал именно такой ответ, но он вполне устроил Оби-Вана. Ни один из магистров не стал мне рассказывать что произошло здесь, но я и так догадывался.

— К сожалению, — начал Винду, сделав акцент на этих словах, чтобы я переключил свое внимание на него, — мы не смогли вернуть тебе память. Причиной ее потери было не физическое воздействие, а воздействие ментальное.

— В смысле?

— Очень сильный блок на память кто-то поставил. Не в силах мы его снять, — пояснил Йода.

— И что же теперь делать, магистр? — я был расстроен результатом эксперимента.

— От тебя все зависит. Память только ты себе вернуть можешь.

Я еще долго не мог понять о чем говорит гранд-мастер. Но вскоре до меня начало доходить. По словам Оби-Вана, я оказался чувствителен к силе и в моем конкретном случае только я и могу снять этот несчастный блок, но этому меня нужно обучить. Вот только существовала довольно таки серьезная формальность. Чтобы обучать кого-то искусству джедая, нужно было, чтобы ученик являлся членом Ордена. Не то, чтобы я был рад этому, скорее даже наоборот. У меня возникло предчувствие, что этот путь сулит множество опасностей. Но, как говорится, выбор у меня был не ахти какой. Поэтому на предложение о вступлении я ответил согласием.

* * *

Всем известно, что Высший Совет Ордена никогда не принимает важных решений не в полном составе, поэтому потребовалось время пока все двенадцать магистров в том или ином виде наконец смогли собраться в зале Совета. Я не сомневался, что они утвердят мою кандидатуру, даже несмотря на парочку «но», самым серьезным из которых был возраст. Хотя, если на чистоту, вообще не понимаю как тут работает возраст и вообще течёт время. Я то не помню, как оно текло в моей жизни ещё до того, как я потерял память. Но по факту я все же был староват, чтобы начинать обучение. Однако, магистры закрыли на это глаза. Почему? Наверное потому же почему и согласились принять меня в Орден: я был им просто интересен. Хотя, если бы вы их все же спросили почему так вышло, то они бы ответили, что у меня большое будущее и что это их долг, а может что-то в духе «Таковы пути силы». Но я понимал, что мои знания в теории могут оказаться очень полезными Ордену, хотя с равным успехом они могли и не иметь применения. Я не винил Совет в наличии такой мотивации, даже разделял их стремление. Они не идеальны, но и я не совершенство. Думаю это может стать началом отличного сотрудничества.

После заседания, выходя из зала в ранге члена Ордена, я первым делом хотел было проверить Асоку, но лишь сейчас, когда я наконец смог расслабиться, я ощутил насколько я вымотался за целый день. Я медленно побрел в сторону своей комнаты. Нужно было хорошенько отдохнуть, ибо завтра у меня начнется новая жизнь, и кто знает какие сюрпризы она мне принесет.

=== Глава 3. Канцлер или ситх? ===

— На редкость красивый закат, — Палпатин с удовольствием смаковал непонятный синий фрукт, сидя в своем шикарном кабинете на верхних уровнях Корусанта.

Он уже давно закончил со своими обязанностями и сейчас проводил свободное время за любованием прекрасным алым закатом небесного светила над планетой-городом. Такие чудесные дни как этот очень редко выдавались в сумбурной и насыщенной жизни политика. Он был постоянно занят работой и часто засиживался до поздней ночи. Но канцлер понимал одну вещь: все его действия рано или поздно принесут свои плоды. Политика всегда была его страстью по многим причинам, но важнее всего для Палпатина была власть. Власть и еще контроль над жизнями жителей галактики.

Он с детства верил в то, что ему предначертано стать великим человеком. Будучи намного умнее и дальновиднее своих ровесников, будущий канцлер знал, как добиться желаемого. Потому-то он стал политиком. Используя свои способности к манипуляции, хитроумие и могущество силы, он аккуратно, но решительно пробивался на вершины политической системы. Его старания окупились когда он стал верховным канцлером — самым влиятельным человеком всей Республики. Но ему было мало. Он еще давно дал себе обещание, что не успокоится до тех пор, пока все джедаи не будут уничтожены.

И сегодня его план начнет претворяться в жизнь.

— На редкость красивый закат, — еще немного полюбовавшись закатом, Палпатин сел за стол и начал просматривать свое расписание на завтра, но его отвлек входящий вызов. Канцлер ухмыльнулся и включил передатчик, настроив его так, чтобы собеседник не мог его видеть.

— Учитель, я сделал все так, как вы мне приказали, — пред ситхом предстала приклонившая колено фигура его ученика.

— Дарт Тиранус, все прошло успешно? — растягивал каждое слово Палпатин.

— Да, владыка. Я призвал правительства звёздных систем выйти из состава Республики и присоединиться к сепаратистскому движению.

— Ты отлично постарался, мой ученик. Запомни этот день. Он станет началом падения джедаев. Следующий шаг — война.

— Да, владыка. У меня уже все готово. Мы развяжем войну. Можете быть уверены.

— Ступай, и не подведи меня.

Прекрасно.

Канцлер любил, когда все шло по плану. Но для этого нужны были люди, люди преданные и исполнительные. Таким и был Дуку. Граф был нужен Палпатину для воплощения его задумок, хотя и временно. Его роль была велика, но в конце его ожидала лишь смерть, как и всех, кто к нему примкнет. На замену ему канцлер пророчил Энакина Скайуокера. Палпатин считал его потенциал слишком высоким и способности очень ценными, чтобы попросту пропадать в руках светлой стороны Силы. Однако исполнение коварных планов относительно Скайуокера должно было подождать еще какое-то время. Это не дело одного дня. А завтра, завтра, благоговейно думал Палпатин, каждый житель Республики будет знать о заявлении графа Дуку и начале нового конфликта.

Канцлер усмехнулся, встав, чтобы покинуть свой кабинет, но его пошатнуло от ощущения мощного волнения силы. Его взгляд устремился в направлении храма джедаев, из которого и шли вибрации. Они были мощными, слишком мощными для простых рядовых всплесков, коих было достаточно.

— Интересно, — задумчиво протянул владыка ситх и после приказал подготовить его личный транспорт.

* * *

Спустя полчаса Палпатин уже был недалеко от входа в единственное место во всей Галактике, которое он презирал всей душой. В сопровождении охраны и своих помощников он торопливо поднимался по ступеням храма. Наверху его ждал «приятный» сюрприз.

— Магистр Йода, магистр Винду, рад вас видеть, — канцлер расплылся в самой фальшивой улыбке, которую только видела Вселенная.

— Канцлер, не ждали мы вас, — поспешно выдал Йода, скрывая недовольство столь внезапным визитом политика.

— Поступило анонимное сообщение о теракте в храме. Я пролетал мимо и решил лично удостовериться, что все в порядке. И навестить вас, старый друг, — легенда Палпатина была идеальна. Анонимное сообщение было достаточным предлогом для выяснения всех интересующих подробностей.

— Боюсь, что Вы зря потратили время. У нас все под контролем, — заверил Мейс Винду.

— Не произошло ничего… нового, так сказать? — в голосе канцлера прозвучала легкая нотка разочарования.

— Во всем этом знак я вижу, плохой знак. Чувствую я, как темная сторона силу набирает, — Йода с сожалением посмотрел на политика. — Простите Канцлер, но тяжелым был день. Отдохнуть мне нужно.

— Конечно, конечно, рад что, все хорошо.

Они лгали ему и Палпатин это прекрасно понимал. Ему понадобится время, но он все же узнает о том, что произошло сегодня в храме. Ему не нужны были сюрпризы от Ордена. С рисками необходимо бороться, уничтожать даже малейшие намеки на препятствия его плану.

=== Глава 4. Осторожней со своими желаниями ===

Первую неделю моего обучения можно было назвать ознакомительной. Мне рассказывали об Ордене, его традициях и правилах, показывали храм и помогали устроиться. Отдельное внимание мастер Йода уделил кодексу, тому самому, «который постоянно соблюдать ты должен». Я не был согласен с магистром и поэтому особо не заострял внимание на изучении документа. Можно долго рассуждать о пользе кодекса, но после того, как я разок его прочитал, то уяснил для себя, что успех по большому счету кроется в самоконтроле и что можно быть джедаем, а что важнее — хорошим человеком, и без свода правил.

Так же, как и все джедаи, я был обязан носить традиционную одежду Ордена. Этот стандарт не обязателен и мог варьироваться в зависимости от культурных или физиологических предпочтений. Никаких странных вкусов у меня не было, так что я выбрал классику: коричневая туника, брюки, роба, сапоги и кожаный пояс. Одежда была удобной и относительно неубиваемой, что неудивительно, учитывая то, насколько насыщен день джедая.

У обычных юнлингов утро начиналось с изучения Силы, ближе к обеду дети шли в учебные классы на занятия по политике, истории и культуре. После обеда — обязательное физическое воспитание, на котором приобретались необходимые навыки и рефлексы. Кроме теории юнлинги обязаны были медитировать. И это еще далеко не полный список того чем был забит день обычного ученика.

Вот только меня обычным не назовешь. Мастер Йода лично занимался со мной. Совместно мы разработали индивидуальный трек обучения, что само по себе было исключением из правил, правда и ситуация была нестандартная. Я смог убедить магистра, что изучение гуманитарных дисциплин мне не нужно. Это будет лишь отнимать время. Сейчас самым важным для меня было восстановить память и понять зачем я здесь, поэтому я предложил сделать упор на изучение Силы и медитацию. Йода не возражал и пообещал лично обучить меня нужной технике, как только буду готов.

Я был взрослее, чем остальные юнлинги, поэтому к учебе относился куда серьезнее: не пропускал ни одного занятия, выполнял все задания, а также все свободное время проводил в архиве или на тренировках. На подсознательном уровне я очень торопился стать сильнее, стараясь получить как можно больше знаний за как можно меньший промежуток времени.

* * *

Спустя месяц я начал делать заметные успехи. Все началось с простого телекинеза и концентрации на моменте. Меня учили ощущать Силу, подчинять ее своей воле и применять для решения разных задач. Я никогда не забуду чувство эйфории, связанное с моим первым удачным перемещением металлического шарика. Настоящее волшебство. Казалось, что даже маленькие дети не радуются так, как радуюсь я своим небольшим победам. Первое время меня это очень увлекало и будоражило, даже удавалось время от времени брать дополнительные занятия у некоторых джедаев. Так прошло еще два месяца, за которые я привык к телекинезу и смог сконцентрироваться на новых приемчиках. Интенсивное обучение открыло у меня талант к Силе. Мне легко давались как контроль над слабым разумом, так и боевое предвидение (между прочим, ужасно полезная штука в арсенале джедая). На каждом занятии Йода по-своему хвалил меня, бывало даже ставил в пример другим юнлингам. За короткое время я поднялся до очень приличного уровня, что не могло не радовать. Признаться, даже гордость иногда охватывала.

Ложкой дегтя в бочке меда была физическая подготовка. Я всей душой не любил эти занятия, но выбора не было. Приходилось расставлять приоритеты, по крайней мере пока я не подтяну этот предмет. Может дело было в том, что у меня просто не было к этому делу склонностей, но по прошествии полугода с момента появления в этом мире, я так и не смог освоить ненавистные мне приемы самообороны. Немного помогали дополнительные занятия, но мои успехи были так себе. Не очень то хорошо, учитывая что каждому джедаю нужно хорошее знание техник боя на световых мечах, которые довольно сложно освоить без должной координации и знаний борьбы. Я сомневался в успехе и только Асока всецело меня поддерживала.

— Да не волнуйся ты, — тогрута по-дружески ткнула меня локтем в бок. Был перерыв между занятиями, а для меня это означало «обед вместе с Асокой Тано», который я всегда очень ждал, так как только тут хватало времени как следует поболтать.

— Я не волнуюсь. Просто обидно, что не получается, — от таких размышлений пропадал аппетит, поэтому я просто ковырял ложкой в еде.

— Сэм, ты здесь всего полгода. Чего ты ожидал?

— Ну да, ты права. Не буду спешить, — я бросил взгляд на настенные часы. — Мне пора к Мастеру Йоде. Опаздываю! До скорого!

Асока даже не успела попрощаться, а я тем временем пулей вылетел из столовой. Сегодня был тот самый день.

* * *

— Опоздал ты, — я нашел гранд-мастера сидящим на пуфике в той самой комнате, которую когда-то разгромил.

— Садись и мы начнем.

Я сделал так, как было сказано, занимая место напротив мастера.

— Простите за опоздание, просто я…

— Должен ты успокоиться. От чувств освободись и на себе сосредоточься. Представь, что свое отражение ты в зеркале видишь, — Йода говорил медленно, но четко, не обращая внимание на мои извинения. Один его голос, казалось, погружал в транс. Видно сказывался громадный опыт обучения джедаев.

Мне не нужно повторять дважды. Было легко очистить разум от ненужных мыслей. Собственно, когда по факту живешь полгода, не зная о себе ровным счетом ничего, то не о чем переживать. Это послужило моим преимуществом. Я уже раньше погружался в состояние транса, но это было больше похоже на единение с окружающим миром, а сейчас, сейчас я стоял посреди болота.

— Какого черта? — я погряз по колено в трясине, а вокруг царила темнота и настолько густой туман, что я не мог различить ничего вокруг себя. Воздух разрывали далекие, но от этого не менее мерзкие крики каких-то животных, а бульканье болота заставило меня поморщиться.

— Знакомое местечко, не правда ли? — голос эхом раздался у меня в голове. — Давай, ты же должен помнить эту планету.

Меня всего пробрало мурашками.

— Кто это? — я стал резко мотать головой в поисках источника звука, но безуспешно. Он звучал повсюду, а не исходил из какой-то конкретной точки.

— Ну же, парень, напряги извилины. Неужели, ты еще не вспомнил? — голос, казалось, был расстроен. Почему он мне так знаком?

— Подожди! — наверное, страх помешал мне догадаться сразу, но это уже не так важно. — Это же мой голос! Но как это возможно?

— Верно, — слащаво протянула, по видимости, какая-то версия меня. — Ты надеялся услышать кого-то другого? Это же твой мир и твои проблемы. А я, по иронии судьбы, единственный кто может тебе помочь.

— Раз так, — я немного помедлил, собираясь с мыслями — то я хочу знать все и я надеюсь, что…

— Нет, нет и нет, — перебил меня мой собеседник. Или я сам себя перебил. Я уже и не знаю толком. — Так не пойдет. Если я покажу тебе все и сразу, то ты свихнешься. Никто не сможет выдержать такой наплыв. Вместо этого есть предложение получше: я покажу тебе лишь то, что тебе нужно знать в данный момент, — нечто холодное коснулось моего лба.

Я не успел ничего сделать. На меня вдруг навалилось нечто огромное и ужасающее одновременно. Я почувствовал боль тысячи миров. Я заплакал, словно новорожденный младенец, лежа на полу комнаты. Обстановка, в которой я был секунды назад испарилась. Я в истерике забился в угол, хватаясь за голову, пытаясь прекратить этот кошмар, но ничто не помогало. Этот поток нельзя остановить. Так я осознал, что у чувствительности к Силе есть один большой недостаток, а память это не просто воспоминания. Ты чувствуешь все: боль, ненависть, злобу, отчаяние. Каждая отрицательная эмоция ощущается в десятикратном размере. Были не только эмоции, но и образы. Я видел бойню, месиво. Дроиды убивали всех: солдат, стариков, женщин и детей в сотнях, тысячах миров.

— Что с тобой, Сэм? Что ты видел? — Йода тронул меня за плечо, обеспокоенный.

— Магистр, — я всхлипывал, мое тело трясло от страха, а взгляд не выражал ничего, кроме ужаса. — Будет война… Мировая война, галактическая война. Уже очень скоро. Слышите?

Я не оставил Йоде выбора. Слишком ужасным было мое состояние. Последнее что я помню — он прикладывает ладонь к моей голове.

* * *

Весь следующий день я находился в своей комнате. Я вспомнил все о войне. Очень скоро, может, через год, напряжение между Республикой и сепаратистами достигнет своего апогея. Все начнется с битвы на Джеонозисе. Клоны, о которых Совет еще даже не подозревал и многочисленные дроиды столкнутся на поле битвы, а джедаи перестанут быть хранителями мира. Они станут генералами в этой великой войне. Я не знал что делать и с кем говорить. Точно я знал лишь одно: нельзя рассказывать обо всем, но и утаивать тоже не выйдет.

В конце концов, я поведал о своем видении, взяв с Йоды обещание, что никуда дальше Совета это не выйдет. Конечно же не всё, но и того, что я сообщил, уже было достаточно. Избегая конкретных деталей, я рассказал о будущем конфликте. Гранд-мастер был очень расстроен. Он чувствовал, что темные силы активизировались, но не понимал во что это может вылиться.

— Не успею я тебя подготовить, — задумчиво начал магистр.

— О чем это вы? Еще же есть время.

— Время иллюзорно и нам не подвластно, — я видел как он колебался, сомневаясь в правильности своих действий.

Было странно видеть его в таком состоянии. Он не был задумчив, как это бывало обычно, он был растерян. Спустя некоторое время он все же принял решение.

— Учитель тебе нужен. Знаю я того, кто лучше всех обучить тебя сможет. Но готов ли ты?

Конечно готов! Уже давно. Но кто этот учитель?

=== Глава 5. Всё течёт, всё меняется ===

Обучение сулило множество проблем. Именно поэтому Йода не завидовал будущему наставнику Сэма. Даже сейчас, когда его собеседник вроде бы осознал всю серьезность ситуации, гранд-мастер ощущал, что тот не до конца понимает во что ввязывается. Паря на специальной платформе, он уже около часа беседовал с другим магистром Ордена.

— То есть вы хотите, чтобы я его обучал? — подытожил собеседник после долгих разъяснений Йоды.

— Именно. Чувствую я, что с задачей этой только Вам справиться под силу.

— Вы же понимаете, что он не готов? Он слишком горяч и неопытен, — магистр сложил руки за спиной, остановившись возле одного из тренировочных залов, где его уже ожидал возможно будущий падаван. — Будет сложно достичь нужного уровня.

— Да, трудную проблему решить предстоит, но кто, если не Вы? — гранд-мастер прекрасно понимал, что ему не откажут. Его собеседник всегда качественно оценивал ситуацию и принимал взвешенные решения, поэтому просто не мог не согласиться.

* * *

Неожиданно, даже очень. Я частенько задумывался о том, кто из джедаев может стать моим наставником. Всплывали разные имена. Эйла Секура, Кит Фисто, Шаак Ти и это не еще далеко не полный список. Каждый из них был мастером своего дела и я был бы рад обучаться у любого из них. Вот только я и предположить не мог, что в итоге за меня возьмется никто иной, как Пло Кун. Да-да, тот самый, что нашел и привез маленькую Асоку в храм джедаев. Пожалуй это все, что я о нем знал. Медитации хоть иногда и позволяли без погружения в транс (от чего я решил отказаться после предыдущего раза) вспоминать кое какие детали о членах Ордена, но об этом магистре я ничего не узнал.

Интересно… Йода сказал, что он сможет лучше всех меня обучить. Надеюсь он прав.

В тренировочный зал, не торопясь, вошел мастер Пло. Спустя уже пару минут общения стало ясно, что он очень сдержан. Не выражая почти никаких эмоций, он обрисовал мне возникшую ситуацию. Осталась только маленькая формальность, а именно мое согласие.

— Ты должен понимать одну вещь, Сэм. Тебя никто не заставляет становиться моим учеником. Выбор только за тобой.

— Магистр Пло, поверьте, я почту за честь быть под вашим началом.

— Ты хорошо подумал?

— Да, — выдержав, скорее, символическую, чем необходимую паузу, ответил я.

— Отлично. Тогда твое обучение начнется здесь и сейчас, мой юный падаван.

* * *

Совсем скоро я понял на что опирался магистр Йода при принятии этого решения. Мастер Пло оказался очень жестким и требовательным наставником. Отныне каждое утро для меня начиналось с ненавистного мне физического воспитания, которое не заканчивалось до тех пор, пока я не падал от усталости. Пло Кун постоянно загружал меня огромным количеством домашних заданий, начиная с изучения джедайских трактатов и заканчивая уроками пилотирования. А когда я уже был готов упасть от усталости, он давал мне какое-нибудь странное задание, выполнить которое можно было только хорошо пораскинув мозгами.

Должен признаться, сначала я подумал, что это просто такая странная шутка Совета, а мои страдания — это проверка. Но с каждой новой тренировкой мои догадки казались менее правдоподобными, потому что так проверять — бесчеловечно. Однажды магистр довел меня до такой степени, что я напрямую решил все выяснить.

— Учитель, ответьте, за что вы меня так ненавидите? — я остановился, отбросив шлем пилота в сторону.

— Ненавижу? — Пло Кун удивленно посмотрел на меня.

— Ну да, я не привык жаловаться, но это не обучение. Это пытка! Такое чувство, что вы меня убить хотите! — я пытался максимально сурово посмотреть на наставника, но похоже это мне не удалось.

— Проверь свои ощущения, Сэм, ибо они подводят тебя. Я не питаю к тебе ненависти и уж точно не хочу тебя убить. Мне понятно твое волнение, но и ты должен понять кое-что. Если то о чем ты говоришь сбудется, то к началу войны ты не будешь готов и не сможешь защитить никого, включая Асоку, — из-за последних слов я ошеломленно посмотрел на учителя. Он что следит за мной? Не прошло и трех недель с начала тренировок, а он уже знает об Асоке. Не знаю почему, но мне общение с тогрутой казалось чем-то незаконным.

— Не смотри на меня так. Ты думаешь, что она не рассказывала мне о вашей дружбе? Она мне как дочь. Неужели ты полагал, что я не в курсе того, что происходит в ее жизни.

А ведь правда. Что это я?

Мы еще долго беседовали, стоя на пустой платформе с учебными звездолетами. За время разговора все мои претензии испарились. Магистр заставил меня переосмыслить все, что происходит вокруг. Я понял, что являюсь не просто «юнцом, который неожиданно свалился на голову», а учеником и ответственностью великого магистра. Стоит отдать должное учителю. Раньше я этого не замечал, но у мастера Пло ведь настоящий талант к обучению. Он никогда не делал поблажек и не выслушивал оправданий — это да, но при этом он всегда справедливо меня оценивал, прямо говорил обо всех моих недостатках и всегда относился ко мне с уважением.

* * *

Спустя пару месяцев я привык к бешеному темпу жизни. «Самое главное это видеть цель. Только тогда ты будешь делать все ради ее достижения». Это фраза, сказанная как-то учителем, окончательно отвратила меня от любой плохой мысли в сторону Пло Куна. Я буквально стал другим человеком. Мое максимально приближенное к взрослому отношение к делу очень радовало как магистра Пло, так и самого гранд-мастера Йоду, который неотрывно следил за моим прогрессом, хотя и негласно.

Мои успехи в области понимания и контроля Силы стали еще лучше. Даже физическая подготовка теперь нехотя, но поддавалась мне. Конечно до гения рукопашного боя или атлета мирового класса мне было очень далеко, но теперь я мог за себя постоять. Именно этого Пло Кун и ждал.

— Твои успехи меня очень радуют, Сэм, — мы как всегда прогуливались по коридорам храма. Это стало нашей традицией. Каждый вечер на закате мы гуляли, разговаривая о многих вещах, включая философию Ордена, Силу, ситуацию в Республике и многое другое.

— Спасибо, учитель. Это целиком ваша заслуга, — я улыбался и преданно смотрел на учителя, готовый доверить ему свою жизнь. Мы стали очень близки за это время. Казалось, что он дополнял меня, а я, в каком-то смысле, его. Наверное, это и есть то, что называют уникальной связью учителя и его ученика.

— Только отчасти, мой юный падаван. Должен сказать, что в начале я не питал особых надежд, но ты каждый день убеждаешь меня в том, что я ошибался, — магистр выдержал паузу и затем продолжил. — Настало время обучить тебя владению световым мечом. Как ты на это смотришь?

Как я на это смотрю? Черт возьми, да я безумно рад этому.

— Это прекрасная новость, учитель!

— Да не то слово!

Этот голос! Это не мастер Пло.

Я стоял на посадочной платформе храма джедаев. Была глубокая ночь. Жизнь должна была бурлить и отдаваться звуками, казалось, никогда не спящих жителей Корусанта, но в воздухе повисла лишь тишина и только один неуловимый источник издавал звуки.

— Наконец-то он научит тебя, — не унимался мой голос. Как и в прошлый раз я никого не видел, но совершенно четко ощущал присутствие невидимого собеседника.

— Как я здесь оказался?

— Пришлось тебя выдернуть.

— В каком это смысле? — я безуспешно пытался скрыть волнение и страх.

— Это видение, Сэм. Я хотел тебе кое-что показать. После последнего раза ты даже не пытался снова войти в транс. Вот я и решил взять инициативу. Согласен, переборщил, но я не хочу, чтобы ты этого боялся, чтобы мы этого боялись, — голос говорил очень серьезно. — К тому же только так ты сможешь изменить будущее.

— Разве возможно остановить войну? — я удивленно уставился в небо.

— А я не о войне говорю. Обернись.

Неохотно, но я послушался и очень пожалел. Моему взору предстала страшная картина. Храм был в огне. Пылало все, что могло, а издалека доносились крики и звуки стрельбы.

— Но это невозможно…

— Как раз наоборот, это вполне реально. Я подумал, что это послужит для тебя… — голос замешкался, подбирая нужное слово. — Мотивацией.

— Надо срочно рассказать об этом Совету! — отчаяние охватило разум.

— Нельзя и даже не спрашивай, почему.

— Тогда покажи мне того, кто за это ответственен.

— Не могу. Не время пока. Ты все узнаешь, когда будешь готов.

Я не успел ничего ответить, так как мое до ужаса реальное видение исчезло также плавно, как и появилось. Мастер Пло смотрел на меня с волнением, держа руку на моем плече. Вскоре он рассказал, как я почему-то внезапно остановился и стал смотреть куда-то вдаль коридора. На его слова я не реагировал и только, когда он дотронулся до меня, я пришел в сознание. Я не стал делиться своим видением с учителем. Вместо этого сослался на тяжелый день и быстро попрощавшись отправился к себе в комнату. Невежливо конечно, но мои мысли были заняты другим.

* * *

На следующий день мастер Пло не стал меня сильно мучать, решив провести только лишь ознакомительную тренировку. На оставшийся день я получил отгул. Он рассказывал мне о философии сражения с противником. Было довольно увлекательно, но ничего особо важного.

— Это все о чем я хотел сегодня рассказать. Ты свободен.

— Спасибо, учитель, — я, поклонившись, направился к выходу.

— Подожди, совсем забыл сказать, — мой взгляд снова остановился на мастере.

— Да?

— Асока просила, чтобы ты к ней заглянул. Она уже ждет тебя в главном зале.

* * *

Надо было хорошо знать тогруту, чтобы понимать, когда она по-настоящему счастлива. Сегодня был как раз такой случай.

— Ну наконец-то! Я уже так долго жду тебя здесь.

— Прости, прости, мастер Пло задержал, — было невозможно сдерживать улыбку, глядя на нее.

— Значит он уже рассказал тебе? — хитро улыбнулась девушка.

— Рассказал о чем? — вопрос Асоки немного озадачил меня.

— О слете. Завтра мы с тобой и еще несколькими юнлингами летим на Илум, — наконец выпалила Асока. Видимо долго держалась. Правда я не разделял ее радости. Название ни о чем мне не говорило.

— И что это значит?

— Как это? Ты не знаешь? — Асока, казалось, была потрясена до глубины души.

— Нет, прости.

— Ничего страшного, — девушка опять улыбнулась. — Это значит, что пришло время нам собрать свой меч!

=== Глава 6. Путешествие на Илум ===

Прежде чем лететь на Илум, я решил разузнать об этом месте в архиве. Илум оказался ледяной планетой в Неизведанных регионах. Примечательным это место было только из-за наличия кристаллов, которые испокон веков добывались там многими джедаями для создания своих мечей.

Собственно говоря, ничего особо интересного, только время зря потратил. Видимо я так привык к загруженному расписанию, что уже и не знал чем заполнить освободившийся день.

Выходя из зала, погруженный в мысли о предстоящем полете, «посчастливилось» наткнулся на одного падавана, чуть с ног его не сбил.

— Осторожнее, юнлинг. Поменьше витай в облаках, — передо мной стоял человек, молодой парень, старше меня на несколько лет, русые волосы, голубые глаза и приятные черты лица.

— Вообще-то, я не юнлинг, — с обидой сказал я.

— Не юнлинг? — парень удивленно покосился на меня.

— Именно, я падаван магистра Пло Куна.

— Ааа, так это о тебе рассказывал Оби-Ван? Сэм, если не ошибаюсь? — на лице моего собеседника появилась легкая улыбка.

— Ну, да. А ты собственно кто? — я немного смутился. Не каждый день меня узнают.

— Меня зовут Энакин Скайуокер. Я падаван Оби-Вана Кеноби, — это имя послужило чем-то вроде катализатора.

Я сразу вспомнил о своем первом видении об уходе Асоки из Ордена. Это ее будущий мастер! В этот момент мне стало реально не по себе. Он выглядит несколько моложе. Довольно необычное чувство, как будто на машине времени в прошлое вернулся. В голове сразу начали всплывать туманные образы сражений, где бравый генерал-джедай каждый раз шел в первых рядах вместе со своими подчиненными. Битвы резко контрастировали с видами уже знакомого мне Корусанта. Где это он? Вроде апартаменты на верхних уровнях планеты, а еще там девушка. Молодая, красивая и определенно важная особа. Вроде у них какие-то чувства друг к другу. Пока это все, что я чувствую. Черт, как же тяжело даются видения.

— С тобой все в порядке? — парень растерянно посмотрел на меня.

— Да-да, извини. Просто день был тяжелый, — пора бы придумать новую отмазку.

— Тогда ладно, — видимо Энакин не был настроен на долгую беседу, — Еще кое-что. Если не хочешь, чтобы тебя путали с юнлингом, то лучше смени прическу.

А ведь он прав. Дело в том, что все падаваны Ордена традиционно носили косички, а волосы держали коротко стриженными. Я же, честно говоря, не придавал этому особого значения. Мне нравились мои средней длины русые волосы, да и магистр Пло претензий не имел. Правда, у большинства членов Ордена были трудности с определением ранга: для юнлинга староват, а для рыцаря-джедая молод. Решено! После Илума меняю прическу!

* * *

На следующее утро я, Асока и еще три юнлинга внимательно слушали инструктаж одного из падаванов, который сопровождал нас в этой выездной миссии. Тогрута была сама не своя от распирающего ее нетерпения, а мне было стремно. Раньше не задумывался, но ведь это первый раз, когда я покину Корусант.

— Не волнуйся ты, — шепнула Асока. Мы уже сидели в корабле, готовясь к вылету.

— Что? А, нет… Я не волнуюсь, — конечно же я лукавил. Просто довольно сложно объяснить свои чувства тогруте, для которой космические путешествия — это обычное дело.

После того, как мы покинули атмосферу планеты и совершили гипер прыжок, мое волнение начало угасать. Негоже молодому парню полетов бояться, даже если они межзвездные! В конце концов, нет в этом ничего такого.

* * *

Спустя пару часов мы уже стояли возле входа в кристальные пещеры Илума, который располагался на отвесной скале и находился на территории храма, воздвигнутого Орденом уже очень давно. Магистр Йода, специально прибывший для проведения слета, а возможно из-за меня, объяснял правила «игры». Вроде просто. После того, как мы войдем, у нас будет время, чтобы отыскать свой кристалл и вернуться обратно. Не успеем выбраться и застрянем там на один оборот.

Перспектива пробыть внутри девяносто дней, а именно столько занимал злосчастный оборот планеты, меня не радовала, собственно как и тогруту. Не став особо разглагольствовать, мы ринулись на поиски необходимого элемента, решив, что лучше всего будет следовать своим ощущениям и тогда мы найдем то, что ищем. Пришлось разделиться. Асока побежала на развилке направо, а я налево. Коридоры были однообразными, холодными и неприветливыми. Но Сила здесь ощущалась особенно хорошо.

К счастью, поиски не отняли много времени. Я шел по неприветливому коридору, в котором довольно сильно завывал ветер. Внутри было на удивление спокойно, хотя обстановка к этому не располагала. Несмотря на то, что времени было в обрез, я никуда не торопился, даже с каким-то интересом рассматривал пространство вокруг себя. Вроде обычные стены изо льда, но было в них что-то волшебное. А если закрыть глаза, то можно даже представить, как ныне великие магистры, а тогда обычные юнлинги искали свои кристаллы.

Возможно я не нервничал, потому что понимал, что нечего бояться. Не знаю откуда у меня была такая уверенность. История о том, что, если мы вовремя не выберемся, то застрянем здесь, казалась обычной байкой. Никакая стена не выдержит, если приложить достаточно Силы. Я бы мог еще долго размышлять об испытании, традициях и поиске, если бы яркое сияние, исходящее из ближней стены не привлекло мое внимание. Слой льда был не таким уж толстым, так что я с легкостью смог разбить его. Плевое дело. В образовавшемся отверстии манящим светом пылали два кристалла. Стоп. А почему их два? Вроде бы один должен быть. Ладно, не время об этом думать. Пока что это была самая здравая мысль за весь день, потому что проскользнуть под быстро замерзающим проходом мне удалось уже на последних секундах.

К счастью, Асока тоже нашла свой кристалл. Ее желание поскорей собрать свой меч можно было ощутить даже не будучи чувствительным к Силе. Остальные юнлинги не разделяли ее радости. Не знаю, что им помешало отыскать свои кристаллы, но факт остается фактом: вернулись они ни с чем. Что же касается моей находки, то, как объяснил мастер Пло после моего возвращения, явление это было хоть и редким, но вполне нормальным.

— Это знак Силы, мой юный падаван. Необычно все, что с тобой связано: твоя история, видения и эти кристаллы.

Осознание того, каким будет меч пришло мгновенно.

— Двухклинковый. Таким я его вижу, таким я его ощущаю, таким он и будет, — рука сжала воздух.

— Хорошо, ты почувствовал это. Да, твой меч тоже будет необычным, как и стиль боя, которому я тебя обучу. Но об этом позже. Тебя же научили как собрать световой меч?

Увидев кивок, мастер Пло продолжил.

— Советую больше сосредоточиться не на схеме, а на медитации. Не думай о том какие детали тебе нужно соединить. Просто доверься чувствам. Доверяй им всегда. Они никогда тебя не обманут, даже если тебе порой кажется, что это не так. Удачи, Сэм.

=== Глава 7. Жизнь, которая не подразумевает осёдлости ===

Собрать световой меч оказалось не так просто, как это могло показаться на первый взгляд. Нужно было найти ту самую тонкую грань между медитацией и непосредственной сборкой. Точность превыше всего, все же это оружие будет мне жизнь спасать. И не дай Бог что-то неправильно сделать. Оно ведь и рвануть может. Усложнялось все еще и тем, что у меня было два кристалла, что по факту означало, что мне нужно собрать два меча. Более того, по моей задумке они еще должны были как-то соединяться в один. В итоге, вышло очень даже качественно. И потратил я не так много времени. Уже через два дня кропотливой работы я представил свое творение на суд Пло Куна.

— Ты постарался на славу, Сэм. Честно говоря, не ожидал, — он с большим интересом рассматривал собранное оружие, проверяя стабильность зеленых лезвий и баланс меча. Со стороны могло показаться, что он ищет изъяны. Но на самом деле он был очень доволен результатом.

— Я люблю удивлять, мастер. Было сложнее, чем думал, но разве это для меня помеха, — довольная ухмылка гуляла по лицу. Это не ускользнуло от моего учителя.

— Работа то хорошая, но ты должен понимать, что это только первый шаг, причем не самый трудный. Впереди у тебя тяжелые тренировки.

Магистр Пло знал о чем говорит. А вот это уже пугает. В любом случае, до приличного уровня владения световым оружием мне еще очень далеко. Учитель сначала обучит меня основам владения одним мечом, только затем подключит второй. По крайней мере, я это так себе представляю. Короче говоря, Пло Кун взял курс на ужесточение и без того несладкой жизни своего падавана.

* * *

— Ну что? Ты уже собрал свое двухклинковое чудо? — тогрута подловила меня в архиве, когда я почти уже уснул за привычно немалой порцией домашних заданий.

— Асока, ты меня напугала! — от неожиданности я чуть было не свалился на пол.

— Потому что нельзя спать в архиве, — девушка была явна довольна произведенным эффектом. — Ну так ты собрал?

— Да, еще вчера показал его мастеру Пло, — грех было не похвастаться. Может хоть это подпортит ее уж слишком хорошее настроение.

— Ух ты, молодец… А я вот, — тогрута аккуратно, но уж слишком наигранно поправила свое творение на поясе. — Тоже свой закончила.

Теперь понятно зачем она меня искала. Просто захотела похвастаться. Правда я ей не сразу поверил. Обычно процесс сборки занимал чуть больше времени, но после того как девушка дала мне меч в руки, я понял, что она действительно его закончила. Честно говоря, не думал, что она так быстро управится. Не став ничего отвечать, я решил на время отложить уроки и кивнул Асоке в сторону выхода. Ну ладно, сегодня ты меня уделала.

Необходимо было проветриться. Когда вот так безвылазно сидишь в архиве, не поднимая головы, организм начинает требовать свежего воздуха и активных телодвижений. К тому же, тогрута решила составить мне компанию, чему я был только рад.

— Я хочу, чтобы моя жизнь была захватывающей, полной опасностей и неожиданностей, — расплылась в мечтательной улыбке Асока.

— Уж кто-кто, а я не сомневаюсь в этом, — а ведь война уже не за горами. Тогрута посмотрела на меня с ухмылкой.

— Ну это моя жизнь, так что скучно не будет точно. А что же будет с тобой? Кем ты видишь себя в будущем?

— По-моему, рано об этом думать. Я не увижу желаемого будущего, если не сконцентрируюсь на настоящем, — немного задумчиво ответил я.

— Теперь я вижу, что время, проведенное с магистром Пло, дает свои плоды, — девушка серьезно взглянула на меня.

Следующие пару минут мы шли в полной тишине, пока Асока не решилась прервать молчание.

— Знаешь, я уверена, что все у тебя сложится. Ты станешь великим джедаем.

Я не смог сдержать улыбку. Было очень приятно слышать такое в свой адрес. Надеюсь, что слова тогруты все же окажутся пророческими, несмотря на то, что не это моя истинная цель.

* * *

К счастью, моя жизнь была насыщена не только тренировками, но и некоторыми сторонними заданиями, поэтому я не был удивлен, когда магистр Пло сказал, что Совет поручил ему миссию, из-за которой занятия на сегодня отменяются. В этот раз предстояло проследить за безопасностью заседания сената по вопросу нарастающей сепаратистской угрозы. Вот только мне почему-то на этой миссии места не было.

— Прости Сэм, меня послали туда одного, — учитель сложил руки на груди, стоя на взлетной площадке.

— Но учитель, пожалуйста. Вы же знаете, что я покидаю храм разве что для очередного учебного вылета. Обещаю, что никак вам не помешаю, — я уже давно хотел посетить сенат Республики, так сказать, окунуться в атмосферу политики. Все уши Пло Куну прожужжал.

Мастер тяжело вздохнул и посмотрел на меня со всей своей серьезностью.

— Хорошо. Я, конечно, склонен позволить тебе пойти со мной, это полезный опыт. Но в таком случае обещай, что не будешь делать глупостей и мешаться ни у кого под ногами.

Как же мне нравится, когда можно договориться. Дипломатия в крови и все такое. На том и сошлись. Учитель был сегодня в хорошем расположении духа. Благо в такие моменты можно было просить его почти о всем, что душе угодно. Даже если он не помогал, то как минимум старался помочь. Не став более медлить, я поднялся на корабль вслед за учителем.

* * *

В сенате нас встретили представители охраны, перешедшие в распоряжение магистра Пло. По дороге учитель ввел меня в курс дела. Предстояло проследить за ситуацией на собрании. Неизвестно, что может пойти не так, но именно на этот случай нас и позвали. Такая практика была обычным делом. Рыцари-джедаи часто выступали гарантами безопасности на важных правительственных заседаниях. Правда перед тем, как начать исполнять свои обязанности, надо было отчитаться о прибытии верховному канцлеру.

— Не встревай в разговор и не говори, пока тебя не спросят, — мы стояли перед закрытыми дверьми, когда мастер Пло окинул меня оценивающим взглядом, будто сомневаясь в том, стоило ли меня вообще брать на такую важную миссию. Совсем скоро двери открылись, представив нашему взору роскошный кабинет первого человека Республики.

— А, магистр Пло Кун. Рад вас видеть. А кто ваш юный спутник? — Палпатин расплылся в широкой улыбке.

Канцлер осматривал меня с неподдельным интересом от чего мне стало не по себе. В какой-то момент я очень четко ощутил опасность, исходившую от этого человека. Вроде бы он был рад знакомству, но я понимал, что это не так. На время я как-будто выпал из реальности.

— Это мой ученик. Его зовут Сэм, — в обычной манере ответил магистр, возвращая меня из небытия.

— Не припоминаю у вас ученика. Давно вы его взяли? — Палпатин проявлял крайнюю заинтересованность.

— Недавно, — немного сухо ответил мастер Пло.

— В любом случае я рад. Теперь вас двое, а это значит, что все точно пройдет без эксцессов, — канцлер чуть не подпрыгнул от радости.

Словно в цирке находится, подумал я без энтузиазма.

* * *

После знакомства мы еще два часа слушали дебаты в сенате. Конечно же ничего не случилось, а жаль. Хотелось чего-то эдакого. Думаю, что порой заплывшим от жира сенаторам необходимо устраивать взбучки, особенно Палпатину. Все это время я размышлял о действующем главе Республики. Не могу же я просто так взять и начать недолюбливать незнакомца, о существовании которого раньше только слышал. Ладно, об этом как-нибудь в другой раз. В любом случае, работа была сделана, претензий не было. Надеюсь, что этот долгий день не станет еще дольше.

Прибыв в храм, мои надежды рухнули, как карточный домик, потому что нас встречал магистр Йода. Надо было хорошо его знать, чтобы понимать, что что-то случилось. Он был очень встревожен.

— Видение мне было, — Йода решил не откладывать вопрос в долгий ящик. Было видно, что он торопиться. — Опасность вам угрожает.

— В каком это смысле? — недоверчиво произнес я, вскинув одну бровь.

— Смерть, юный Сэм. Смерть я видел.

Мы с учителем переглянулись. Такие сигналы нельзя игнорировать, особенно, если о них говорит сам гранд-мастер. Не нравится мне это.

— И что вы предлагаете? — Пло Кун сложил руки на груди.

— На миссию я вас отправляю, долгосрочную. На дальний рубеж вы летите.

Такая неожиданная и длинная командировка не понравилась мне сразу же. Но отказаться я не могу. Забавно это. Если ты падаван, то тебя, считай, вообще не существует и твой голос, неважно насколько громкий, не значит почти ничего. Что ж, придется подчиниться.

— И когда мы летим?

— Сейчас. Корабль готов уже.

— Чего? Вы не дадите времени даже на то, чтобы вещи собрать? — меня возмутила такая спешка. Опасность опасностью, но к чему торопиться? Неужели пять минут что-то решают?

— А ты разве что-то важное там оставил? — спросил мастер Пло, кивнув в сторону храма. Конечно же магистры не понимали причину моего крайнего возмущения. Они вроде как жизнь мне спасают.

— Ну, я хотел попрощаться с Асокой, — честно ответил я. Йода хотел было что-то сказать, но Пло Кун опередил его.

— Об этом не может быть и речи. Мы улетаем отсюда немедленно. Я понимаю, что вы хорошие друзья, но жизнь джедая не подразумевает оседлости, как и привязанностей. Думаю магистр Йода расскажет ей о сложившейся ситуации.

— Но я…

— Никаких «но», мой юный падаван. Изволь слушаться меня.

Большего и не стоило ждать. Пришлось смириться и я, легко поклонившись, направился к кораблю, оставляя магистров наедине. Учитель пришел очень скоро. Он не был настроен на диалог со мной, как и я с ним. Я был обижен и возмущен. Что же будет с Асокой? Главное, чтобы тогрута все правильно поняла. Бессердечно, черт возьми! Сначала посылают неизвестно куда, а потом запрещают попрощаться с лучшим другом. Насколько серьезным было видение Йоды? Боюсь, что этого я никогда не узнаю. Обратившись к Силе, я и правда ощутил довольно неприятное волнение. Чувствую, впереди ждет невероятно веселая миссия.

=== Глава 8. Учитель и ученица ===

Во всем в жизни нужно уметь видеть хорошее. Именно этому принципу всегда придерживалась Асока. Она старалась никогда не отчаиваться и искать плюсы в любой, даже самой безвыходной ситуации. Поэтому, когда в галактику пришла война, тогрута не упала духом. Девушка использовала любую возможность, чтобы улучшить свои навыки, стать сильнее и помочь слабым. И развлечься когда получится. Особенно учитывая то, что ее учитель этому не препятствовал. Поэтому он отличался от других наставников — сорвиголова, рыцарь без страха и упрека. Одним словом — Скайрокер.

Казалось, что еще совсем недавно Асока участвовала в своей первой военной миссии на Кристофсисе. Прошло, конечно, не так гладко, как хотелось бы, но для начала неплохо. В тот же день она официально стала падаваном Энакина Скайуокера. После нескольких месяцев, проведенных с ним, она осознала, что лучшего учителя ей во всей галактике не найти. Эмоциональный, импульсивный, но при этом мудрый и заботливый. Он стал для нее идеалом рыцаря-джедая, к которому она стремилась каждый день.

Они с Энакином только вернулись с боевого вылета, целью которого было уничтожение флота сепаратистов возле Дантуина. О том, что они летят громить жестянок, Асока узнала лишь накануне, когда ее учитель почти что ворвался в комнату своего падавана.

— Собирайся, Шпилька. Пришло время немного потрепать флот неприятеля.

— Мы опять куда-то летим? Но ведь мы только вернулись с Селонии. И, если вы помните, то ту битву мы проиграли!

— Ну так пришло время нанести ответный удар, — с улыбкой ответил Скайуокер.

— Почему именно сейчас? — Асока терпеть не могла спешку, но в настоящих условиях по-другому было нереально. Республика и Конфедерация стремились захватить важнейшие магистрали, планеты и даже системы, поэтому такие вот миссии-сюрпризы случались довольно часто, а время было на вес золота.

— Ты задаешь слишком много вопросов, мой юный падаван. Я расскажу тебе все подробности как только мы будем на корабле, хорошо? — Энакин явно торопился. Асоке ничего не оставалось, как обреченно кивнуть и начать собирать вещи.

Оказалось, что разведчики перехватили сигнал одного из сепаратистских крейсеров. Совет усмотрел в этом хорошую возможность нанести врагу неприятный, а что важнее, неожиданный удар и укрепить влияние в системе Дантуин. Чтобы все прошло гладко, решили послать самого безрассудного и одновременно результативного генерала. В такие моменты Асока жалела, что у нее такой талантливый и находчивый наставник. Конечно же, думала Асока, посылайте Скайрокера и его падавана куда вам угодно: они сделают всю грязную работу.

Они справились. Без неприятностей не обошлось, но никто и не говорил о легкой победе. Проблемы начались по прибытию. Вражеских крейсеров оказалось не два, а три, поэтому избавиться от них было намного сложнее. Владея численным преимуществом, флот республики смог нанести поражение неприятелю. Генерал Скайуокер и командир Тано вели за собой по звену истребителей. Для тогруты это был первый боевой вылет, поэтому она не сразу привыкла к реальному космическому бою. Несмотря на эту маленькую неприятность, девушка успешно выполнила свою часть миссии, уничтожив один из вражеских крейсеров.

Все приятно окупалось похвалами со стороны клонов. Они восхищались мужеством и талантом молодой особы. Обычно это длилось недолго, так как Энакин не очень любил, когда его падавана осыпали комплиментами. Скайуокер очень не хотел, чтобы ученица зазнавалась, хотя, если честно, сам любил, когда им восхищались. Вот и в этот раз Скайуокер разогнал клонов, которые облепили Тано словно астродройды истребитель.

— Падаван! — строгий голос наставника вернул тогруту с небес на землю.

— Да, учитель? — вздохнула Асока. Девушка быстро повернулась и встретилась взглядом с наставником.

— Ты уже достаточно насладилась победой, — начало не предвещало ничего хорошего, — но ничего ли ты не забыла, Шпилька? — ехидно ухмыльнулся Энакин.

— Да вроде нет, — пожала плечами тогрута — Жестянок мы разбили и теперь можно расслабиться.

— Так и думал, что не вспомнишь о пари, — вздохнул генерал.

Асока почти сразу поняла о чем говорит учитель. Дело в том, что перед вылетом Тано опрометчиво заявила, что она отличный пилот и может дать фору любому и даже Скайуокеру. Она же не знала, что ее учитель настоящий ас, поэтому, не задумываясь, заключила с ним пари, суть которого была в следующем: если девушка собьет больше истребителей, чем учитель, то последний будет чистить ее корабль после возвращения, если нет — наоборот.

— Итак, сколько у тебя? — спросил генерал.

— Восемь, — ухмыльнулась девушка.

— Тогда боюсь, что сегодня тебе придется запачкать руки, Шпилька. Четырнадцать, — Энакин победно улыбнулся и, подмигнув, направился к выходу.

— Но так нечестно! Вы же это не серьезно?

— Пусть это будет тебе уроком, Асока. Ты должна всегда нести ответственность за свои слова и поступки, — бросил на прощание Скайуокер. Девушка хотела было возразить ему, но воздержалась. Неизвестно чем ещё может занять её наставник.

* * *

Спустя пару часов работа была почти закончена. Сначала девушка беззлобно ругалась на учителя, который пару раз наведался к ней, чтобы посмотреть за тем, как идёт работа. Наверное ему нравилось наблюдать за её страданиями. Торгута была уверена, что он просто отыгрывается на ней за свою падаванскую жизнь. Черт знает чем заставлял его заниматься магистр Кеноби. В любом случае, Асока не привыкла к такими заданиям. Не джедайское это дело, а скорее потраченное впустую время.

У такой работы был только один плюс. Можно было отвлечься от бесконечных боев и побыть наедине с собой. Тогрута думала об отдыхе. Если не умеешь расслабляться, то рано или поздно перегоришь. Совет это прекрасно понимал. Перед вылетом в систему Дантуин им гарантировали отдых после выполнения миссии. Таким образом, в их плотном расписании образовалось окно, поэтому Скайуокер принял решение вернуться на Корусант, чтобы провести там пару-тройку дней. Уже завтра они прибудут в храм на планете-городе. Асоке очень понравилась эта идея. Это же настоящее место сосредоточения Силы. К тому же, это её дом. Она там выросла, училась и даже обрела настоящего друга.

От нахлынувших воспоминаний девушка погрустнела. Она не видела Сэма уже больше года. Магистр Пло также не выходил на связь. Асока знала наверняка только то, что они живы. Магистр Йода объяснил отсутствие контакта важной и сложной миссией на Дальнем рубеже, но тогрута чувствовала что-то неладное. Вздохнув, девушка посмотрела на своё запястье, на котором красовался браслет из синих бусин. Она помнила тот день, помнила, как обрадовалась, когда Сэм подарил ей эту прелесть, хоть это и запрещено. Джедаи не могут владеть ничем такого рода, а он взял и сделал ей такой подарок.

— В облаках витаешь, мой юный падаван? — голос наставника прервал поток воспоминаний.

— Нет, учитель, — девушка выпрямилась и посмотрела на Энакина.

— Точно? Я чувствую, что тебя что-то гложет. Ты можешь поделиться со мной, если хочешь, — Скайуокер мягко посмотрел на ученицу.

— Вам кажется, я просто устала, — отмахнулась Асока.

— Если ты не хочешь говорить, то я не буду заставлять, — генерал сделал паузу и неуверенно предложил. — Позволь мне проводить тебя.

Девушка утвердительна кивнула и они отправилась в жилой блок.

Почти всю дорогу они шли молча. Проходящие мимо клоны здоровались, но Асоке было не до них. Она пыталась не думать о Сэме, потому что очень скучала и поэтому переключилась на Энакина. Девушка понимала, что этот человек не просто стал ее учителем, а заменил ей утерянного друга. Формально она была ниже его по рангу, но он всегда общался с ней на равных, постоянно поддерживал ее. Тано даже как-то обращалась к нему по вопросам личного характера и каждый раз Скайрокер помогал ей. Такая забота не осталась незамеченной. Асока успела привязаться к учителю, как однажды привязалась к Сэму.

— Учитель… — неожиданно для себя начала Тано, когда они уже почти подошли к ее каюте.

— Да, Асока?

— Вы скучаете по кому-нибудь?

— О чем это ты? — вопрос застал генерала врасплох. Нельзя было сказать, что их разговоры когда-либо затрагивали такую… откровенную тему.

— Я, — Асока колебалась, не зная, стоит ли об этом говорить. — Я скучаю по одному человеку.

— Ты говоришь о своем друге? — предположил Энакин.

— Да, — девушка опустила взгляд.

Они стояли друг напротив дуга рядом с каютой Асоки.

— Асока, в этом нет ничего страшного, — Энакин положил руку на плечо ученицы. Только сейчас он почувствовал, что девушку едва заметно трясет.

— Но магистр Йода говорит, что у джедаев не должно быть привязанностей, говорит, что это ведет на темную сторону, — тогрута подняла глаза. — Мне страшно, учитель. Я боюсь своих чувств.

— Послушай, — немного помедлив, начал Скайуокер, заглянув в лицо своей ученицы. Он впервые видел ее в таком состоянии. — Ты не должна бояться того, что ты испытываешь. Мы же с тобой живые создания и как бы мы ни хотели, мы не можем игнорировать эмоции и чувства. Другое дело, что нужно уметь их контролировать.

Энакин старался успокоить тогруту, ведь ему лучше всех была знакома эта проблема. И, кажется, у него получилось.

— Мне кажется я поняла, учитель, — Асока улыбнулась уголками губ.

Она смотрела на наставника с преданностью и восхищением. Он не отругал ее, не стал читать нотацию, а четко уловил суть проблемы и поддержал в трудную минуту. Тогрута, не удержавшись, в порыве чувств обняла Энакина, от чего последний немного опешил. Тано тоже поняла, что это было лишним, и быстро отступила. Помешкав, Асока стыдливо кинула на прощание пожелание спокойной ночи и быстро удалилась в каюту, оставив удивленного Скайуокера снаружи. Генерал лишь ухмыльнулся, почесал затылок и побрел в свою каюту.

* * *

Флот прибыл на Корусант около полудня. Асока проснулась от того, что кто-то настойчиво тряс ее за плечо. Конечно же это был Скайрокер. Кто же еще.

— Шпилька, поднимайся! Нам все еще нужно отчитаться перед Советом, — сказал Энакин.

— Еще пять минуточек, учитель. Будьте человеком! — Тано спрятала всю себя под одеяло.

Не сразу, но все же Скайуокеру удалось поднять ученицу. И пока он читал очередную лекцию на тему почему важно быть пунктуальным, учитель и ученица успели добраться до корабля, который доставил их в храм. Казалось, что от вчерашнего разговора не осталось и следа. Оба вели себя так будто ничего не случилось. Их можно понять и оправдать. Они вышли за пределы того, что обычно было дозволенного учителю и ученику. Но вчерашний разговор никто из них еще долго не забудет.

* * *

Спустя нудный, длящийся вечность отчет Совету, Энакин и Асока были свободны и предоставлены сами себе. Тогруте хотелось потренироваться с учителем, хотя, по большей части, ей просто было необходимо выпустить пар. О себе давал знать и вчерашний разговор. Но Энакин заявил, что у него намечается важная встреча, на которую ему нужно, по словам джедая, «ненадолго отлучиться». Поэтому он отправился в путь сразу после отчета. Скайуокер не первый раз так покидал Тано. Как-то раз она захотела составить ему компанию, но Энакин был категорически против. Вместо этого он загрузил ее домашней работой и мелкими поручениями. С тех пор тогрута предпочитала не задавать лишних вопросов, когда мастер не более чем на пару часов отлучался на такого рода встречи.

Нужно было срочно придумать чем занять свой день, а точнее его остаток. Асока не смогла придумать ничего лучше, чем просто шататься по храму без определенной цели. Она встретила многих учителей, знакомых юнлингов и падаванов и с каждым о чем-то да перекидывалась парой слов. Так она убила час, два. В конце концов, девушка вышла во внутренний дворик — любимое место тогруты. Любимое, потому что из всех только оно напоминало о ее родной планете Шили. Этому способствовал красивый сад, раскинувшийся на довольно приличной территории. Сейчас как раз был сезон цветения, поэтому Асока была окружена пылающими яркими красками. Здесь всегда царила атмосфера умиротворенности, из-за которой многие джедаи любили здесь медитировать.

Асока, погруженная в свои мысли, сидела на скамейке, не замечая приближения к ней одного из обитателей храма.

— Шпилька, — тогрута машинально вздрогнула и быстро подняла голову.

— Скайрокер, вы напугали меня, — Энакин был явно доволен произведенным эффектом. Он стоял перед ней с торжественным видом и сложенными за спиной руками.

— Асока, — кашлянув, важно начал Скайокер. — Ты очень талантливая ученица, верный товарищ и друг…

— Учитель, чего вы так разоткровенничались? Ничего же не случилось? — перебила его Тано.

Скайуокер продолжил, не обращая внимания на ее вопрос.

— Ты радуешь меня своими успехами и усердием. Я очень рад, что мы с тобой поладили. Я хочу пожелать, чтобы все у тебя в жизни сложилось. Пути Силы неисповедимы, но тебе, я уверен, она будет благоволить всегда, — закончив фразу, Энакин торжественно вынул из-за спины небольшое, но красивое и, наверняка, очень вкусное пирожное с маленькой свечкой наверху. Сказать, что Асока впала в ступор, значит не сказать ничего. С минуту она разглядывала пирожное, а затем подняла глаза на учителя и спросила:

— Это мне?

— Конечно, — рассмеялся Скайуокер. — Не у меня же сегодня день рождения.

Тогрута не могла поверить, что забыла про собственный день рождения, но удивительней всего было то, что учитель каким-то образом про него узнал. Вердикт: самый лучший на свете наставник.

— Спасибо вам большое, — промямлила Асока, трепетно осматривая подарок Энакина. — Правда.

— Это пустяки. Просто хотел сделать тебе приятно. Лучше загадай желание, — Скайуокер присел рядом, подняв пирожное так, чтобы ученица могла легко задуть свечку.

Асока сосредоточено смотрела на огонек. В какой-то момент она точно поняла чего хочет. Вдох. Тано мысленно сформулировала желание. Зажмурилась. Уж очень хотелось, чтоб сбылось.

Выдох.

=== Глава 9. Воссоединение. Часть 1 ===

* * *

— Учитель, быстрее! Щиты долго не протянут! — я кричу отчаянно, пока мой наставник остается спокоен, не обращая внимания на мое паническое состояние.

— Они продержатся. К тому же, я уже закончил. Сообщение должно дойти, — Пло Кун опускается в кресло пилота рядом со мной и сразу же включается в работу.

Нас обставили. Не то чтобы мы этого не ждали, просто я не перестаю удивляться тому, что не осталось больше никого, кого нельзя было бы купить за кредиты. Гарант оказался гарантом только на словах. Договор был только об организации встречи с информатором. Все. Дроидов в договоре не было. Чудо, что вообще улизнули. Наш корабль взорвали, что послужило началом атаки жестянок. Хорошо, что приметил этот старенький «XS», иначе, в лучшем случае, куковали бы сейчас в сепаратистской тюрьме.

Волнение пропало как только мы ушли в гипер пространство.

* * *

Асока и Энакин не торопились уходить из сада, а все еще сидели на скамейке. Они уплетали пирожное, которым тогрута любезно поделилась со своим наставником. В этот момент девушка впервые за долгое время почувствовала себя счастливой. Она любовалась красивейшим алым закатом, которым славился Корусант, и, казалось, забыла про войну, боль и страдания, которые охватывали галактику в тот самый момент.

Неизвестно, сколько еще они бы так просидели, если бы коммуникатор Энакина не начал назойливо пищать, сообщая о входящем вызове. Скайуокер лениво посмотрел на падавана, но та лишь обреченно пожала плечами. Одна из «радостей» войны: нужно постоянно быть на связи.

— Да, мастер Кеноби?

— Энакин, — устало начал магистр. — Ты должен прийти в главную комнату для совещаний.

— Что случилось?

— Лучше прийти и увидеть самому, — заговорщически произнес Оби-Ван. — И прихвати с собой Асоку. Мы ждем вас. Конец связи.

Скайуокер снова взглянул на ученицу.

— Ты все слышала, Шпилька.

— Да, учитель. И по-моему наш с вами отдых накрылся, — грустно усмехнулась девушка.

Скайуокер знал, чего примерно стоит ждать от этого совещания и поэтому понимал, что спешить некуда. По большому счету можно объявиться и через полчаса. Но подумав о том, что надо бы подать пример своему падавану, Энакин начал с важным видом поторапливать ученицу, которая, казалась, уже и забыла о том, что ее тоже хотят видеть.

* * *

Комнатой для совещаний обычно называли небольшие полукруглые аудитории, разбросанные по всему храму. Там часто проводились разного рода собрания, бывало даже велись занятия у юнлингов. Скайуокер и Тано довольно быстро добрались до главной из таких аудиторий, в которой их уже ждали. Помещение было немного больше остальных и находилось ближе всего к залу Совета.

Здесь часто собирали генералов и командиров перед большими наступательными операциями. Кто-то читал доклад, кто-то сообщал ценную информация, а кто-то просто сидел и слушал. К последним относила себя и Асока. Девушка уже успела морально приготовиться к нудным сводкам и сообщениям, поэтому очень удивилась, когда вместо аудитории, набитой джедаями, увидела всего двоих: магистров Винду и Кеноби.

— Мы уже вас заждались, — произнес Оби-Ван вместо приветствия.

— Мы были на другом конце храма, — объяснил Энакин.

— В любом случае, вы здесь и это главное, — в разговор вмешался Винду. — Причиной, по которой вас двоих вызвали, стало сообщение, полученное нами пару часов назад.

— Что за сообщение?

— Оно от магистра Пло Куна, — при упоминании этого имени Асока насторожилась.

— Мастера Пло? Давно у нас не было с ним контакта, — Скайуокер покосился на свою подопечную, лицо которой выражало недоумение и тревогу. Тогрута стояла с широко открытыми глазами и ловила каждое слово магистров.

— Около года, если не больше. Поверьте, мы были удивлены не меньше вашего, — с этими словами Оби-Ван включил голопроектор, над которым появилась фигура магистра Пло.

Он стоял в плаще, сложа руки на груди. Хорошей связью это вряд ли можно было назвать, скорее отрывками полного сообщения. Но и из них стало ясно что хотел донести мастер-джедай. Пло Кун говорил о какой-то важной информации. То ли о каком-то корабле, то ли о флоте, сложно было сказать. Лучше всего сохранилась концовка, в которой кел-дор говорил о том, что завтра он прибудет на Корусант и тогда расскажет все в деталях.

После показа записи мастера перекинулись еще парой фраз относительно дальнейших планов, после чего все покинули аудиторию. Отпуск и правда пришлось прервать. Слишком обеспокоенной показалась магистрам речь Пло Куна. Энакина попросили активно поучаствовать в разрешении данной ситуации, от чего генерал в восторг не пришел.

Тогрута же была вне себя от радости. Скайуокер заметил это сразу же, как только они распрощались с магистрами. Глядя на то, как его ученица без остановки что-то рассказывает о магистре Пло, он невольно улыбнулся, поймав себя на мысли, что Асока смешно жестикулирует, когда взволнована. Ему нравилось, когда её что-то делало счастливой.

Вскоре они подошли к комнате девушки. На улице было уже темно и, честно говоря, оба очень устали. Попрощавшись с учителем, тогрута пошла к себе, а Энакин лениво побрел в свою комнату, точнее сделал вид, что пошел туда. Он собирался остаться на ночь у Падме, а заодно поделиться последними новостями. Дело было за малым: незаметно покинуть храм и добраться до апартаментов на верхних уровнях Корусанта.

* * *

На следующее утро Пло Куна встречала небольшая делегация. На одной из посадочных платформ храма прибытия магистра ждали Асока и Энакин, точнее должны были ждать. Скайуокера нигде не было. Учитель, где же вас черти носят? Тогрута стояла, нервно осматриваясь по сторонам. В такие моменты становится очень неловко. Все же девушке было куда комфортнее, когда рядом был Скайрокер. К счастью, он вскоре объявился.

— Шпилька, что я пропустил? — спросил Энакин, быстрым шагом направляясь к ученице.

— И вам доброе утро, учитель. Пока ничего. Мастер Пло должен прилететь с минуты на минуту, — Асока окинула наставника строгим взглядом. Заметив синяки под глазами, она хотела было спросить почему он так устало выглядит, но не успела.

На посадку заходил лёгкий грузовой корабль «XS» без опознавательных знаков. Судно буквально разваливалось на части. Неизвестно, где Пло Кун вообще достал этот драндулет. Такие модели часто использовались для более быстрой доставки грузов через гипер пространство и не отличались особой боеспособностью.

«XS» в буквальном смысле грохнулся на посадочную платформу. Энакин с Асокой переглянулись.

— Это не совсем в стиле магистра Пло. Мы случаем не ошиблись платформой? — полушепотом спросил Скайуокер.

— Да нет, вроде все верно, — тогрута с жалостью посмотрела на корабль, больше похожий на дырявое корыто.

Вскоре послышался металлический скрежет открывающейся двери, а затем из корабля вышли двое. В тот момент Асока могла поклясться, что отчетливо слышит стук своего сердца, который заглушал все вокруг. На тогруту вдруг нахлынули очень сильные чувства, которые слились воедино в один жгучий коктейль из эмоций. Она стояла и теребила свой браслет. Взять себя в руки оказалось невыполнимым заданием.

Тем временем магистр Пло в сопровождении Сэма, не торопясь, спускались по трапу. Они выглядели очень уставшими.

Взгляд девушки переходил с одного на другого пока окончательно не застыл на парне. Вот Сэм медленно подходит. Он идет рядом с учителем и смотрит на нее, еле заметно улыбаясь уголками губ. Он изменился, промелькнуло в голове у Асоки. Его глаза… В них появилась какая-то жесткость. Девушка смотрела на своего друга и не верила в реальность происходящего. Он уже не был тем пареньком, которого она нашла в зале храма. Он стал взрослее.

Всего пара шагов отделяла друзей друг от друга. Скайуокер приветствовал прибывших, а Пло Кун поблагодарил за встречу.

Асока не раз представляла их с Сэмом воссоединение после долгой разлуки, но то, что она сделала в следующий момент, удивило ее саму.

* * *

— Сэм, заходим на посадку. И по-моему нас уже ждут, — мастер Пло махнул рукой в сторону посадочной платформы, на которой четко виднелись две фигуры.

— Это мастер Скайуокер и Асока.

— Ты так думаешь?

— Я это чувствую, — я не сомневался в своих чувствах. Мои ощущения и вера в себя помогли мне выжить.

Я негромко выругался, когда корабль неприятно шлепнулся на площадку.

— Дроиды не дали нам выбора, — словно прочитав мои мысли, сказал учитель. Он уже направлялся к выходу, не желая больше оставаться в кабине, да и мне не хотелось задерживаться на корабле. Я достиг своего — вернулся живым. Сколько раз я срывался на учителя из-за этой миссии? Так и не вспомнить. Хотя, если честно, стоит отдать должное приключениям в изгнании. Несмотря на то, что несколько раз моя жизнь буквально висела на волоске, я был благодарен. Это путешествие стало для меня открытием во многих смыслах. Но это отдельная тема для разговора.

Не думал, что нас будут встречать. Как это чудесно с их стороны. Энакин приветствует нас, учитель ему что-то отвечает, а Асока смотрит на меня. Сколько времени то прошло? Она повзрослела, хотя думаю, что в душе осталась все той же. Долго я этого момента ждал. Что дальше? Скорей всего формальное приветствие, но может и объятия. Честно говоря, так и не разобрался я в этикете этого мира, как-то не до того было.

Магистры уже собрались удалиться с площадки и по всем правилам мы с Асокой должны были проследовать за ними, но тогрута не торопилась отрывать свой взгляд от меня и тем более не торопилась куда-то идти. Внезапно я ощутил сколько всего накопилось у нее за время моего отсутствия. Она была похожа на бомбу, которая вот вот, да рванет. Нужно прервать молчание, а то как-то некрасиво выходит. Я хотел поприветствовать ее, сказать, что я скучал и сейчас безумно рад встрече, но не успеваю. Асока срывается с места, делая шаг вперед…

=== Глава 9. Воссоединение. Часть 2 ===

Она дала мне пощечину. Не очень сильную, но довольно неприятную. Все вокруг замерло, а мастера не могли поверить в увиденное. И если Пло Кун традиционно не так уж сильно удивился, то Энакин буквально побледнел от такого поведения ученицы. Еще бы, ведь его хоть и резкий, но все же довольно рассудительный падаван перешла все границы.

— Асока! — Скайуокер сделал шаг к тогруте. — Что ты сделала?

Но ученица его не слушала. Она продолжала неотрывно смотреть на меня. Только сейчас я отчетливо понял что испытывает девушка. Отчаяние. Даже цвет ее глаз приобрел неестественный желтоватый оттенок. Всего на секунду, но и этого хватило, чтобы понять насколько сильными были эмоции, во власти которых сейчас находилась Асока. Темная сторона — это не только гнев и боль.

Она опомнилась довольно быстро. Осознав, что натворила, тогрута не нашла выхода лучше, чем убраться куда-нибудь подальше. Не говоря ни слова, стыдливо отведя взгляд, она побежала куда-то внутрь храма. Энакин хотел было ринуться за ней, но я успел схватить его за руку. Неподобающе, знаю, но ситуация требовала только моего вмешательства.

— Мастер Скайуокер, позвольте я ее найду, — мягко начал я, довольно крепко сжимая руку джедая.

— С чего бы это, Сэм? Это же тебя она ударила. Не значит ли это то, что Асока не желает тебя видеть? — парировал генерал, глядя на меня с дикой неприязнью.

— Это значит, — мой голос стал тверже, — Лишь то, что она не смогла справится с чувствами, видимо этому ее не обучили. Поэтому сейчас я ей нужен, как никогда.

Думаю, что после таких слов Скайуокер даже готов был скрестить со мной мечи, ведь Энакин обещал, что не даст тогруту в обиду, к тому же он не станет терпеть такие высказывания в свой адрес. Мы сверлили друг друга взглядами, готовые в любой момент сорваться с места, но тут в разговор вовремя вмешался магистр Пло.

— Скайуокер, дай ему с ней поговорить, — за что обожаю своего наставника, так это за то, что тот всегда сохранял ясность ума. Его авторитет в глазах Энакина был высок, поэтому хоть и нехотя, но он согласился с Пло Куном.

* * *

Я знал куда она пошла. В этом храме было всего одно место, где ее можно было найти. Еще пару лет назад мы с Асокой нашли тайный лаз на крышу храма.

Проход выводил на небольшую площадку, с которой открывался фантастический вид на город. Это стало нашим местом, куда мы могли прийти в любое время и остаться наедине, чтобы никто не мешал нам, тогда еще совсем детям, болтать о чем угодно и просто дурачиться.

Я не ошибся. Оказавшись наверху, я нашел там Асоку. Она сидела на краю, обхватив одну коленку руками. Девушка смотрела куда-то вверх, но как только я подошел ближе, повернула голову в мою сторону. Увидев меня, она начала неторопливо подниматься. Я чувствовал, что ей стыдно, но было еще что-то помимо стыда, что-то очень мощное.

— Почему? — произнесла она, наконец встав на ноги. — Почему ты ничего не сказал?

— Мне не позволили этого сделать.

— Не позволили? О чем ты вообще? Не позволили попрощаться с другом? — злость, она была зла не на шутку.

— Именно так, — я хотел было ее успокоить, но тогрута не хотела ничего слушать.

— Целый год, Сэм! Ни одной весточки, ни слова от вас обоих! Никто не может сказать где вы и чем занимаетесь!

— Ты думаешь я не хотел с тобой связаться? Да я даже и не вспомню сколько раз я уговаривал мастера Пло дать записать для тебя сообщение. Но каждый раз он останавливал меня и не зря.

— Неужели? И что же это за причина, из-за которой ты наплевал на меня? — Асока осеклась, поняв, что не стоило ей этого говорить.

Она била по больному. Больше всего я не хотел, чтобы она думала, что я забыл о ней. Но видимо этого было не избежать. Я подошел к самому краю, встав рядом с Асокой.

— Они напали на нас как только мы покинули Корусант, — тихо начал я. — Они были не обычными наемниками. Таких обычно называют элитой. Профессиональные убийцы, для которых заказ превыше всех ценностей. И если деньги уплачены, то они не успокоятся пока не выполнят контракт.

— Убийцы? — тогрута была взволнована. И хотя я не мог видеть ее реакции, я был в этом уверен.

— Да. Их было семеро, гуманоиды в черной броне. Пятеро мужчин и две женщины. И все как один чувствительны к Силе. Они хорошо владели навыками ее применения, разве что световых мечей не носили. Идеальные солдаты. Мы долго не могли с ними справиться, жили одним днем, нигде надолго не останавливались. Представляешь каково это? — я горько усмехнулся.

— Но вы выжили, — неуверенно начала Асока. — Вы с ними справились?

— Да, справились. Первое время мы только бегали. Я не знал как сражаться, поэтому мастер Пло обучал меня… по ускоренной программе, чтобы я мог постоять за себя. А затем у нас созрел план: заманить их в ловушку, разделить и справиться если не со всеми, то хоть с несколькими, — я медлил, сомневаясь в том стоит ли продолжать рассказ.

— И что было дальше? — тогрута больше не злилась, скорее она была обеспокоена.

— Я… я никогда не убивал, Асока. И будь моя воля не делал бы этого, — я повернулся и посмотрел на собеседницу.

Для девушки это признание стало шоком. Я рассказал ей все: о том как нам удалось справиться с тремя наемниками, как спустя пару месяцев мы одолели и остальных, как пытались узнать, кто нанял их и почему именно мы стали целью. Асока слушала, но, казалось, не могла поверить.

— Все было безрезультатно. Никто ничего не знал. Наверное это так и останется тайной, — я покачал головой. — А затем в поисках информации мы случайно наткнулись на сепаратистского перебежчика, у которого была ценная информация для джедаев. По защищенному каналу мы связались с ним, а затем гарант организовал и личную встречу. Вот только гарант сдал нас и мы чуть было не погибли, удирая с секретными данными. Дальше ты все и сама знаешь.

— Я… я погорячилась. Прости меня, — выпалила девушка как только я закончил свой рассказ. — Я не знала, что все настолько серьезно. Прости.

— Ничего страшного, Асока, — я положил ей руку на плечо. — Главное, что все обошлось и теперь мы здесь.

Разговор был нагло прерван писком коммуникатора. Магистр Пло аккуратно поинтересовался нашел ли я Асоку, а когда услышал, что все хорошо, попросил как можно скорее явится в комнату для совещаний. Пообещав тогруте, что я еще как-нибудь расскажу о хорошей стороне своих приключений, мы отправились на встречу с магистром.

=== Глава 10. Первая миссия, старый знакомый и паутина ===

Новый день всегда приносит новые проблемы. Но никакие проблемы не страшны, если ты все еще в постели. Впервые за долгое время я проснулся в храме, который, несмотря на мои долгие скитания по галактике, всегда оставался мне домом. Невероятный прилив спокойствия и уверенности только улучшил мое настроение. Однако продлилось это не так долго, как мне хотелось бы, потому что воспоминания о вчерашнем дне вновь всплыли в моей памяти.

Я вспомнил о «радушном» приеме и последующем разговоре с Асокой, после которого мы сразу отправились на брифинг с магистром Пло. Нам с учителем удалось получить ценную информацию о новой разработке сепаратистских войск. Крейсер «Зловещий» был крупнейшим и мощнейшим кораблем во флоте Конфедерации, но что более важно — секретным. Он только начал проходить испытания, поэтому Республике не было ничего о нем известно. И если бы такая махина начала на постоянной основе участвовать в битвах, то лучше даже не думать о том, кто одержал бы победу в этой войне. Нам с учителем удалось выяснить почти все о характеристиках и графике передвижения. Таким образом, у армии Республики появилась неплохая возможность уничтожить разработку неприятеля.

План был довольно прост: используя группировку генерала Ареса Нуна в системе Фью как приманку, мы нападем на крейсер ровно в тот момент, когда он использует свои ионные пушки и просто не сможет сделать повторный выстрел. И конечно же этим делом поручили заниматься моему учителю и, собственно, мне.

* * *

На подлете к системе Фью нашего прибытия уже ждали мастер-джедай Арес Нун и коммандер Кайт. Именно здесь планировалась следующая атака «Зловещего». Последняя передача от генерала Нуна была получена только что и подтверждала наши опасения. Неприятель уже в радиусе обстрела и готовиться к атаке. Пришло время действовать.

Официально это будет моя первая миссия на службе в армии, чему я был не очень рад. Перспектива становиться армейским псом совсем не добавляла мне энтузиазма. В конце концов, нельзя забывать о том зачем я в этом мире.

— Сэм, все ли хорошо с тобой? — словно почувствовав мое недовольство, спросил Пло Кун.

— Со мной то все хорошо. Просто мне вот это не нравится, — я обвел рукой капитанский мостик.

— Эта операция? — предположил магистр.

— Нет. Война… Я не хочу принимать в ней участие, — мой ответ явно насторожил учителя.

— Боюсь, что по-другому не выйдет. Ты должен понять, что мы, как джедаи, обязаны блюсти мир.

— Вот именно. Блюсти мир, а не воевать. Почему джедаи вообще стали генералами? Больше нет талантливых полководцев? — наш спор привлек внимание почти всех членов экипажа. Заметив это, Пло Кун отвел меня в сторонку.

— Сэм, сейчас не время и не место для этого разговора. Давай сначала завершим миссию, а потом поговорим.

— Как угодно, генерал. То есть, учитель, — магистру не понравилась моя колкость, но ответить он не успел. Мы вышли из гипер пространства.

Дальше события развивались по заранее проработанному сценарию. Наша группировка из четырёх крейсеров начала обстреливать «Зловещего». Сначала огонь вели по двигателям, а как только диагностика показала, что неприятель не может совершить гипер прыжок, огонь был сосредоточен на командном центре и основных орудиях сепаратистской разработки.

Зрелище было то ещё. Под натиском нашего огня «Зловещий» просто не мог выстоять. От быстрого разрушения крейсер спасал только его размер. Шутка ли, больше четырёх километров в длину.

Наблюдая за крушением корабля, у меня возник вполне логичный вопрос.

— Учитель, а зачем я здесь нужен, если всю работу делают орудия?

— Так решил Совет. Ты мой падаван, а значит командир в 104-ом батальоне, — я закрыл ладонями лицо, не в силах больше слушать рассуждения о том, что я должен и не должен делать.

— А еще пушечное мясо, — в разговор нагло вмешался уже знакомый мне голос. По спине пробежали мурашки. Непроизвольно я повернул голову в поисках источника звука, но, как обычно, никого не увидел. Как ни странно, я все еще был на крейсере. В этот раз обошлось без перемещений и только одно говорило о необычности этой ситуации. Все вокруг, включая экипаж и даже выстрелы орудий замерло.

Во время моего затяжного путешествия голос ни разу ко мне не обращался. Не знаю почему, но даже медитация не помогала, так что сейчас я был немного удивлен его появлением.

— Я это и без тебя знаю, — грубо отрезал я, а потом уже мягче добавил. — Что ты хочешь показать мне на этот раз? И почему сейчас?

— Рад, что ты спросил, — бодро начал голос. — Я не собираюсь тебе ничего показывать.

— А зачем же ты на связь тогда вышел? Скучно стало? — съязвил я.

— Нет, — обиженно протянул собеседник. — Я всего лишь хотел, чтобы ты кое что знал.

— И что же?

— Ты начал активно менять ход истории, друг мой. Одно твое присутствие уже делало это, но теперь все куда серьезнее. Каждый твой шаг, случайно оброненное слово или взмах меча меняют ход войны, а с ним и будущее в целом.

— К чему ты клонишь? — хотелось поскорей закончить разговор. Мне не нравятся мои же рассуждения. Класс. Он начинает действовать мне на нервы.

— К тому, что ты обязан воевать. Не смей уходить из армии.

— Я и не…

— Нет-нет. Даже не пытайся. Не забыл? Я это ты, а ты это я. Все твои мысли — мои мысли.

— Да понял, понял, — раздраженно бросил я, не замечая, как все вокруг начало приходить в норму.

— Вот и славно, — магистр покосился на меня. — Смотри и учись. Это бесценный опыт.

Да собственно не на что было уже смотреть. «Зловещий» трещал по швам, разваливаясь на наших глазах. Еще чуть чуть и прогремел взрыв, не оставивший от корабля ничего кроме обломков. Крейсер был уничтожен, а миссия выполнена. Наконец-то. Под улюлюканье экипажа учитель отдал приказ о возвращении на Корусант.

* * *

Обещанный разговор состоялся. После прибытия в храм Пло Кун долго читал мне лекцию на тему «Джедаи на войне». Я не возникал, решив, что лучшей тактикой будет соглашаться с каждым словом наставника. Я понимал, что он хочет донести до меня, но вряд ли был с ним согласен. Наконец он отпустил меня. Не став больше медлить, я быстро покинул покои магистра.

Хотелось кричать, рвать и метать. Что-то терзало меня изнутри. Я понимал, что в сложившейся ситуации война является единственным выходом, но было что-то еще. Было чувство того, что мной пытаются управлять. Паутина обстоятельств. Я ощущал себя куклой в чьей-то игре. Эта проклятая война всего лишь спектакль, в котором мне совершенно не хотелось принимать участие. Успокойся и подумай, Сэм. Если есть куклы, значит есть и кукловод. Следовательно нужно найти кукловода и войне конец. Была всего одна проблема. Я не знал как это сделать. Откуда мне начинать? Куда идти? К кому обратиться? И тут меня осенило. Зачем ломать голову одному, если можно обратиться к более мудрому и опытному.

Но для начала нужно понять кому можно довериться. Кто сможет меня понять и дать хороший совет. Самый большой обман в жизни джедая кроется в его окружении. Да, в Ордене много могущественных и мудрых мастеров, но мало к кому можно прийти с серьезной проблемой. К счастью, был у меня на примете один магистр Ордена, который как раз вернулся с очередного задания.

=== Глава 11. Совершенства в мире нет ===

Нет ничего хуже, чем когда твоим планам не суждено сбыться. Каждый переживает это по своему: кто-то спокойно это переносит, кто-то просто расстраивается. Палпатин же был в ярости, хоть и не подавал виду. Время научило его не только держать под контролем свои эмоции, но и скрывать их от ненужных глаз.

Больше года назад канцлер заказал убийство двух джедаев, чего раньше никогда бы не сделал. Но почему тогда сейчас он так поступил?

Их всегда двое: учитель и ученик. Всего двое ситхов против целого Ордена джедаев. Казалось бы, понятно кто одержит верх, но Палпатин был очень хитер и расчетлив. Он разработал план, которому суждено было покончить со всеми врагами тёмной стороны. Шедевр человеческой мысли, который потихоньку воплощался в жизнь ровно до того момента, как он встретил того мальца. Канцлер ощутил угрозу, настолько большую, что пришлось прибегнуть к крайней мере.

Наемники во все времена стоили дорого, элитные — еще дороже, но эти убийцы не имели цены. Они могли стать джедаями, если бы Орден знал об их существовании, но Палпатин позаботился о том, чтобы этого никогда не произошло. Еще когда Сидиус был учеником Плэгаса и только мог мечтать о вселенском господстве, он нашел группу детей, которые были чувствительны к Силе. Никому не нужные сироты, жертвы гражданской войны на одной из планет, название которой уже и не вспомнить — идеальные кандидаты на роль персональных наемников. Он взял их под свое черное крыло, обучая искусству темной стороны. Палпатин стал для них божеством, ради которого они готовы были на все. Для лорда ситхов же они стали не столько первыми учениками, сколько пушечным мясом, которое можно было посылать на грязную работу. А теперь они мертвы, точнее убиты.

Можно говорит все что угодно, но Палпатин всегда здраво оценивал своих оппонентов, поэтому провал наемников стал для него неожиданностью. По всем правилам и канонам паук должен был прикончить муху, попавшую в паутину, но что-то пошло не так и муха оказалась на свободе. А пару часов назад ему еще и сообщили о том, что Пло Кун и его падаван успешно завершили их первую миссию по уничтожению нового сепаратистского оружия.

Собственно после этой новости работа встала. Ярость затуманила рассудок, а все мысли были направлены на то, как бы избавиться от назойливой парочки, которая непонятно как, но угрожала будущему владыки ситха. План созрел довольно быстро и поддавшись искушению канцлер решил лично начать приводить его в исполнение.

— Магистр Пло Кун, — расплылся в фирменной улыбке политик, когда перед ним возникла голограмма джедая.

— Канцлер, — собеседник слегка поклонился. — Рад вас видеть. Чем обязан?

— Прошу вас, старый друг. Я всего лишь хотел лично вас поздравить с успешным окончанием вашей первой миссии на этой войне. Честно говоря, не ожидал, что вы возглавите эту операцию. Тем не менее вы оказали Республике большую услугу.

— Благодарю, канцлер, — магистр не был настроен на долгий разговор.

— Знаете, — немного помедлив, начал Палпатин. — Я понимаю, что вы только вернулись и не успели отдохнуть, но есть одна маленькая проблема на Муунилинсте, которая требует немедленного разрешения. Я бы очень хотел доверить вам эту миссию, если конечно вы не против.

Ответ не заставил себя долго ждать.

— Я думаю, что смогу помочь.

— Прекрасно! — воскликнул канцлер, не давая магистру закончить мысль. — Тогда отправляйтесь туда как можно скорее. Я уверен, что вы справитесь. К сожалению, не могу более говорить. Желаю удачи, старый друг.

Сеанс связи был окончен, а Палпатин остался доволен. Если не получилось убить намеренно, то пусть это выйдет случайно. Ну а что? Жертвы на войне неизбежны. Буду посылать их на самые гибельные задания и больше о них не услышу.

Обрадовавшись внезапному решению своей проблемы, канцлер решил, что можно и расслабиться. Он откинулся на спинку своего кресла и мечтательно прикрыл глаза. Он будет с нетерпением ждать некролога. Придется, конечно же, погрустить на похоронах и выказать уважение героям Ордена, сражавшимся за эту нелепую Республику, но оно того стоит.

План был идеален. Хотя… Палпатин давно уяснил для себя, что это не более, чем обман. Совершенства в мире нет.

=== Глава 12. Превратности судьбы ===

Я решил посоветоваться с Оби-Ваном Кеноби. Пересекались мы хоть и редко, но я почти сразу проникся к нему уважением и доверием, чего нельзя было сказать, например, о его бывшем ученике. Бодрым шагом я направился к магистру, переговорить с которым у меня, к сожалению, так и не получилось. У судьбы на мой счет были другие планы. Не успел я осилить и полпути к покоям джедая, как меня вызвал к себе Пло Кун. Ну что ему опять нужно? Что такого могло произойти за десять минут? Оказалось, что многое.

— Мы улетаем, — поставил меня перед фактом учитель, как только я вошел в его комнату.

— То есть как это? Мы же только вернулись!

— Понимаю, но канцлер Палпатин лично попросил нас как можно скорее вылететь на Муунилинст.

— Куда? — название не говорило мне ровным счетом ничего.

— На этой планете располагается штаб-квартира Межгалактического Банковского Клана. Захват этой планеты выгоден для Республики.

* * *

Фраза «это выгодно для Республики» стала ходовой в лексиконе учителя. Он постоянно ее использовал, как только речь заходила о новой миссии. По какой-то причине не мог он без нее обойтись. Это выводило меня из себя, но я ничего не мог поделать с кел-дором, для которого служение Республике стало жизненным кредо.

После, откровенно говоря, легкой миссии по уничтожению «Зловещего» мы не выполнили ни одного относительно вменяемого задания. Порой возникало чувство, что нас специально посылают на погибель. 104-ый батальон, что находился под нашим командованием, даже окрестили «батальоном смертников» как раз из-за самой высокой смертности во всей армии.

Очень часто нас посылали захватывать планеты, иногда даже целые системы с нуля, да еще и с минимальными силами. Все это отнимало огромное количество времени. Одни осады могли занимать месяц, а то и больше. А что мы? Мы захватывали. Бывало, что меня и учителя бросали в пекло заведомо проигрышных сражений, но и из них нам чудом удавалось выходить победителями. В чем секрет? Холодный расчет и капелька везения — тогда именно такой мне виделась формула успеха. И она работала какое-то время. Претензий не было и все были довольны, а руководство Республики так вообще восхищалось нашими успехами, чуть ли не причисляя нас к величайшим военачальникам современности.

Лично для меня все звания и регалии не имели никакого значения. Если сначала я пытался разбираться в том зачем и кому нужно выполнение той или иной миссии, то вскоре забил на это дело. Меня перестала интересовать ситуация на фронте и все, что связано с этой войной.

Со временем нервы начинают сдавать от такой жизни. Это понимали все, но ничего не могли поделать. Нет, нам конечно давали отгулы, но на моей памяти ни один мы так полностью и не использовали. Нас постоянно выдергивали раньше срока, мотивируя тем, что джедаев мало для защиты Республики и в то время пока мы отдыхаем, помощи ждут тысячи систем. Это продолжалось где-то полтора года, пока я не получил свое первое ранение.

* * *

Уж не знаю чем так угодил Рилот Конфедерации, но сепаратисты захватили эту планету, да еще и стянули туда огромные силы, надеясь в дальнейшем перебросить их на другие поля сражений.

— Они там все обезумели? — эту фразу я выпалил как только мы вышли из гипер пространства и наткнулись на блокаду из пяти вражеских крейсеров возле планеты.

— Не нравится мне это, — Пло Кун покосился на приборную панель.

— О каком сражении вообще идет речь, учитель? — я взглянул на мастера Пло в надежде, что эта миссия просто неудачная шутка, ну или по крайней мере, что мы ввели неправильные координаты.

— Перед нами не стоит задача освободить планету или уничтожить блокаду, не на этот раз. На планете расположен завод по ремонту дроидов. Это и есть наша цель, — после этих слов Пло Кун резко развернулся и направился в ангар. Коротко и четко — он не изменяет себе.

— Нам хотя бы прорваться, — пробубнил я, направляясь вслед за учителем.

Чуть больше чем через час нам удалось прорвать блокаду. Времени в обрез. Нужно было как можно скорее уничтожить завод. И все шло по маслу, поначалу. Мы довольно удачно избегали огня артиллерии и совсем скоро должны были высадится на поверхности.

Проблема возникла на подлете, когда мой истребитель подбили. Не ожидал я такого, даже не знал как вести себя в этой ситуации. Все произошло слишком быстро. Я не помню момента крушения, помню лишь, как Вульфф вытаскивает меня из горящего корабля. А дальше все как в тумане. Какие-то крики, взрывы, повсюду неразбериха. Клон-коммандер тащит меня под руку, попутно отстреливаясь от врагов. Я пытался идти сам, но ноги отказывались слушаться. Наконец он опустил меня на землю рядом с одним из наших танков. Не потерять сознание стоило огромных усилий, но ранение видимо было слишком серьезным. Одной Силе известно как нам удалось выбраться, но факт остается фактом. Мы пережили тот день.

* * *

Я очнулся в больничной палате. Узнал по запаху. Будь то далекая-далекая или любая другая галактика, запах больницы везде одинаков. Все тело ужасно болело. Боль — это хорошо. Значит я жив. Я лежал на чем-то вроде кушетки. Она была довольно удобная и мягкая. Приподняв голову, я увидел как вокруг меня суетятся медицинские дроиды. Один из них, поймав мой взгляд, вкатил мне какую-то дрянь. Что это я не знал, но вдруг ужасно потянуло в сон. Позабыв о боли, я отключился.

Проснулся я по ощущениям через пару часов. Дроидов вокруг уже не было, зато была та, которую я был рад видеть всегда.

— Асока, — я слегка улыбнулся, повернув голову в сторону девушки. Она сидела рядом и тоже улыбалась. Только ради этого стоит почаще попадать в больницу.

— Наконец ты очнулся, — голос тогруты звучал напряженно. — Как ты себя чувствуешь?

— Как человек, который разбился на истребителе, — Асока усмехнулась. Шутка пришлась к месту. Я хотел было приподняться, но тут левую сторону пронзила дикая боль и я быстро пересмотрел свои планы по поводу какого-либо движения.

— Старайся не шевелиться, — девушка заботливо накрыла мою правую руку своей.

— Что со мной? — спросил я в ожидании чего-то ужасного.

— Ты получил серьезное ранение, — Асока изменилась в лице. — Врачи сказали, что, когда ты поступил, левая часть тела была практически раздроблена. Но сейчас все хорошо. Ребра, руку и ногу они восстановят. Впереди у тебя довольно долгий период реабилитации, но все будет хорошо, — от сердца тут же отлегло и я немного расслабился.

— Это отличная новость. А с мастером Пло все в порядке?

— На удивление да.

— Почему на удивление?

— Да потому что непонятно как он смог не только тебя спасти, но и выполнить задание. Правда большая часть вашего флота была уничтожена, но вы тоже сильно потрепали жестянок, — она подмигнула мне.

— Глядишь, скоро мой учитель будет более результативным генералом, чем твой, — ранение ранением, а подколки — это святое. Тогрута предпочла на колкость не отвечать и довольно забавно задрала носик к верху. Через мгновение у нее запищал коммуникатор, а это во все времена не значит ничего хорошего.

— Прости Сэм, но мне уже пора, — девушка с сожалением покачала головой и, попрощавшись, направилась в сторону выхода.

Я поймал себя на том, что любуюсь Асокой. А она ведь стала совсем взрослой. Сколько мы уже знакомы? Года четыре. Она уже не та смешная девочка какой я ее запомнил. Из нее выросла очень привлекательная девушка. Черт, как же она потрясно смотрится в этом наряде. А этот вырез на спине — что-то с чем-то.

Еще какое-то время я придавался воспоминаниям. Эх, сколько радостных моментов связано с Асокой. Впервые за долгое время я ощутил облегчение. Больше никаких сражений и бессонных ночей у черта на куличиках, по крайней мере, на какое-то время. Наконец-то я на отдыхе, хоть и в таком состоянии. Но в моем случае и это считается.

=== Глава 13. Хуже и быть не могло ===

Когда Асока сказала о долгом периоде реабилитации, мне стало не по себе. Учитывая то, что, как она выразилась — «левая часть тела практически раздроблена» — я мог куковать в лазарете очень долго. На деле оказалось, что в этом мире восстановление занимает не так много времени. Уровень медицины в далекой далекой очень высокий. Так с моими ранами уже через две недели я буду как новенький. Осталось придумать, чем занять себя в эти две недели.

Сначала я был рад внезапно свалившемуся отпуску, но вскоре осознал, что по сути мне просто нечем заполнить свой день. Я так долго воевал, что просто забыл какого это — быть обычным человеком. Никаких хобби или увлечений помимо сражений и мозговых штурмов у меня не было. Даже думать стал как вояка. Правду говорят — люди военные женаты на своей работе. Хотя… Было кое-что еще. Во все времена у джедаев был выход из такой ситуации.

Медитация не только поощрялась, но и была обязательной для всех членов Ордена. Познание Силы было бесконечным, поэтому медитировать можно было сколько душе угодно. Что касается меня, то самопознание открывало удивительные вещи. Я уже довольно долго этим занимался, поэтому легко входил в транс. Оказавшись в спокойной атмосфере и будучи далеко от войны, мне стало намного легче вспоминать о своей прошлой жизни и будущих событиях нынешней. Одно из таких воспоминаний даже оказалось мне крайне полезным.

* * *

Прошла неделя из положенных двух, а я уже стал ходить. Я специально попросил, чтобы сначала мне как раз восстановили ногу, чтобы я мог добавить еще одно занятие в свой ежедневный рацион. Как-то раз, прогуливаясь по больнице, на меня случайно наткнулась девушка. Она буквально вылетела из правого ответвления коридора и только благодаря удачи и небольшой помощи внезапно возникшей особы я смог удержаться на ногах.

— Извините пожалуйста, — начала незнакомка, пока не отпуская мою правую руку.

— Да ничего страшного, — я внимательно осматривал собеседницу. Что-то в ней привлекло меня. На вид ей было чуть больше двадцати, может двадцать три. У нее были темно-каштановые волосы и карие глаза. Одета она была не вызывающе, скорее как-то по-простому.

— А куда вы так торопились, если не секрет? — я решил заполнить образовавшуюся паузу.

— Я проведывала своего друга. На него совершили покушение, — невесело начала девушка. — Но, к счастью, он остался жив. Я не очень люблю находится в лазарете, поэтому и старалась убраться отсюда поскорее, — моя собеседница явно лукавила, но докапываться я не стал.

— Вот как. А кто ваш друг?

— Он сенатор.

— Сенатор? А не опасно ему здесь находится?

— С чего бы это? — девушка немного нахмурилась.

— Ну как же, это же обычный лазарет. Если убийца захочет, то легко сможет его тут достать, — незнакомка, казалось, немного растерялась.

— К вашему сведению, сюда поступают высокопоставленные лица и охрана не хуже, чем в сенате.

И тут я завис. Так, стоп. А что тогда я здесь делаю? Я не член Совета джедаев, даже не рыцарь. Размышления прервало чувство, что вот вот что-то должно случиться, что-то неладное. Я закрыл глаза и сосредоточился. Тут же я ощутил угрозу, пока еле заметную, но быстро набирающую обороты.

— Где охрана? — отрезал я, открыв глаза.

— Зачем вам охрана? — поинтересовалась собеседница.

— Нам грозит опасность, а я, к сожалению, при всем желании не смогу нас защитить.

— Какая опасность? О чем вы?

— Послушайте… — я запнулся, не зная как обратиться к девушке.

— Падме. Меня зовут Падме Амидала, — я ее знаю. Ну точно знаю. Черт, не могу вспомнить.

— Послушайте Падме, я джедай, точнее падаван, но это не имеет значения. Поверьте, что, когда я говорю, что угроза реальна, значит она реальна. Где капитан Тайфо? — последний вопрос я задал непроизвольно, от чего очень удивился, — откуда это имя в моей памяти?

— Откуда вы знаете? — Падме была удивлена не меньше моего.

— Нет времени, где он? — вместо ответа девушка махнула рукой туда, откуда только что пришла. Не став терять времени, я потянул ее за собой. Бегать я пока не мог, так что идти быстрым шагом было единственным вариантом. Пройдя пару десятков метров, мы наткнулись на человека в форме, примерно моего роста, в котором я верно узнал капитана Тайфо. Оказалось, что он и сам нас искал, точнее искал он Амидалу, а нашел еще и меня. Мужчина был взволнован, а мое присутствие, казалось, только усугубляло ситуацию.

— Капитан, что происходит? — приказным тоном спросила Падме.

— Госпожа, кто-то проник внутрь здания. Охрана вовсю ищет нарушителя, но пока безрезультатно, — Тайфо покосился на меня. — А это кто?

— Я только что встретила этого юношу. Он говорит, что он джедай, — ответила Амидала и тоже на меня покосилась.

— Точнее падаван мастера Пло Куна, — не смотрите на меня так.

— Подожди, так это о тебе рассказывал… — девушка осеклась.

— Кто? — одновременно спросили мы с Тайфо.

Не успела она ответить, как вдруг раздались взрывы. Один из них прогремел в том районе, откуда мы только что пришли. Я развернулся, приготовившись к худшему. Военная выправка делала свое дело. Я смог абстрагироваться от окружающего мира и сосредоточиться на моменте. Но никакой опасности уже не было. Вдалеке же послышался топот ног. Два клона-охранника бежали к нам навстречу. К удивлению моих спутников один из них обратился ко мне.

— Сэр, террорист пойман. Однако, он успел подорвать несколько зарядов, которые предположительно установил по всему зданию. В настоящий момент ведется сканирование лазарета на предмет наличия взрывчатых веществ.

— Отлично, солдат. Жертвы есть?

— Никак нет. Обошлось без них.

— Хорошо. Оставляю террориста на вас, — я собрался было уходить, но клон остановил меня.

— Боюсь ваша палата разрушена, сэр.

Оказалось, что один из взрывов прогремел как раз около моей палаты, что дает основания полагать, что целью этого террориста был я. Хотя все может быть. Вот надо же было так подгадить мне отдых.

Тем временем клоны отдали честь и удалились. Я стоял и думал о том, как мне повезло. Если бы я не решил прогуляться, то наверняка погиб бы. Да и Падме тоже.

— Спасибо тебе, — наконец произнесла Падме, когда я посмотрел на нее.

— Да что вы, я всего лишь доверился интуиции.

— Твоя интуиция спасла не только тебя, но и сенатора, — вмешался Тайфо.

— Сенатора? — я перевел взгляд с капитана на девушку. — Не знал, что вы сенатор.

— Я представляю Набу. Стараюсь особо это не афишировать. Кто знает что может произойти. Лучше скажи как мне тебя отблагодарить.

— Да не нужно, — отмахнулся я. — Это мой долг.

— Ну уж нет, — Падме на секунду умолкла, прикусив нижнюю губу, затем повернулась к Тайфо. — Капитан, распорядитесь найти моему спасителю новую комнату.

Спустя десять минут мы с Падме стояли около моей новой палаты, любезно найденной капитаном, и мило беседовали. Она рассказывала что-то про ситуацию на фронте. Видно решила, что раз я джедай, то мне это будет интересно. Я особо не встревал и лишь изредка поддакивал и кивал.

— …так что все более менее успешно, — подытожила она свою речь. Уж что что, а язык у политиков подвешен.

— Это приятно слышать. Кстати, вы сказали, что уже слышали обо мне…

— Да, от джедая, — неуверенно начала она. — Я общаюсь с многими рыцарями Ордена и один из них рассказал о том, что у магистра Пло Куна появился новый ученик.

— И кто же этот джедай?

— Имя Энакин Скайуокер говорит тебе о чем-нибудь?

Говорит. Причем не только мне, но и моему сознанию. На меня нахлынули воспоминания, да еще и огромным потоком. Давно такого не было. Я увидел всю недолгую, но яркую историю взаимоотношений между Падме и Энакином, начиная с первой встречи в лавке Уотто на Татуине и заканчивая их тайной свадьбой на Набу. От увиденного я немного опешил. Это конечно все здорово, но Скайуокер нарушил чуть ли не один из самых больших запретов в Ордене. И хотя я сам не очень то любил кодекс, но такое пренебрежение со стороны рыцаря-джедая и мастера Асоки покоробило меня.

— Говорит, — я наконец прервал молчание. — И какого это — быть замужем за джедаем?

Падме вытянулась, словно струна. Ее лицо приобрело то особое выражение, которое люди обычно называют каменным. Но только от взгляда на нее у меня по спине пробежали мурашки.

— Мы не женаты, — отчеканила девушка, лицо которой невольно побледнело.

— Я в курсе событий.

— Откуда?

— Скажем так, у меня отличная память, — Амидала, казалось, не совсем поняла о чем я, но уточнять не стала.

— Я бы попросила, — процедила сенатор и, кажется, я слышал как скрипели ее зубы. — Не говорить об этом.

— Вы меня за кого принимаете? — возмутился я. — Джедаи не промышляют шантажом. Я сохраню Ваш секрет и не потребую ничего взамен.

Падме сдержанно кивнула. Еще какое-то время она холодно расспрашивала меня об Энакине и его успехах на фронте. Я рассказал то, что знал. Вкратце: у него все хорошо. Слышать это было явным облегчением для Амидалы. Еще раз поблагодарив меня, она попрощалась и ушла. Я смотрел вслед этой смелой девушке, которая решилась на довольно опасный шаг, и с сожалением думал о том, что ждет ее впереди. Со Скайуокером никогда не бывает просто.

* * *

Спустя пять дней я покинул стены лазарета. Я был почти полностью здоров и готов к новым приключениям. Падме наведывалась ко мне еще пару раз. Во время наших разговоров я понял что так зацепило Энакина. Она и правда была потрясающей женщиной: смелой, доброй и решительной. Вполне способной убить одним взглядом. Эти качества всегда были в почете у Избранного.

Вернувшись в храм, я первым делом наведался к Асоке. Из вчерашнего разговора с сенатором я узнал, что девушка вернулась с очередного задания и ближайшее время будет находится на Корусанте. Хоть я и обещал Амидале, что не выдам ее, я решил, что тогруте можно рассказать об этом маленьком секрете.

— Привет, Асока, — я помахал ей рукой, когда заметил ее приближение.

— Сэм, вот же не убиваемый. Мало того, что чуть не стал жертвой наемника, так еще и раньше выписался, — Тано улыбнулась, убрав руки за спину.

— Да не говори, — я улыбнулся в ответ. — Слушай, у тебя есть минутка? Хотел тебе кое о чем рассказать.

— Да, конечно.

Я отвел тогруту в сторонку. Мы зашли в пустую аудиторию — идеальное место для приватного разговора. В таких помещениях обычно стояли глушилки, так что вероятность того, что кто-то подслушает разговор была минимальной.

— Так о чем хотел поговорить? — девушка встала около голопроектора, сложив руки на груди.

— Не буду тянуть, так что сразу к делу. Ты знала, что твой мастер и сенатор Амидала — муж и жена? — я ожидал любой реакции, но не той, что увидел.

Асока опустила глаза.

— Я… я догадывалась, — она посмотрела на меня исподлобья. — Как ты узнал?

— Мне было видение, — я не стал вдаваться в подробности, а тогрута не настаивала.

— Ясно.

Так, стоп. Я не понимаю. Почему ей грустно? Разве она не должна радоваться за учителя или быть зла на него? Почему такая реакция? Откуда грусть?

Асока стояла, погруженная в свои мысли. Губы ее еле заметно тряслись, а взгляд так и был направлен в пол. Вдруг меня осенило.

— Ты что-то к нему испытываешь, верно? — девушка удивленно подняла глаза. — Скажи мне, Асока.

— Нет, Сэм. Ты не так понял. Я просто…

— Ты просто влюбилась в своего учителя? — на ее лице я четко увидел ответ.

— Черт, я поверить не могу, — я закрыл лицо руками будучи не в силах это переварить.

Мне нужно было уйти оттуда. Быстро развернувшись я вышел из аудитории. Девушка хотела меня догнать, но не стала. Она слишком хорошо знает, что сейчас бесполезно мне что-то доказывать. Сейчас меня ничто не волнует.

Тогда, я не думал, насколько сильно Асоку ранит моя острая реакция на, казалось бы, самую страшную новость в моей жизни. Я был эгоистичен. Надеялся на что-то тогда, когда он всегда рядом, защищает ее. Конечно же она его любит, как бы сильно я не надеялся, что этого не случится. А что я? Я просто друг.

Я не хотел разбираться в своих чувствах. Мне было больно от мыслей, что захватили меня целиком и полностью. Хотелось уничтожить что-нибудь. Желательно батальон дроидов, а лучше два.

Я стал внушать себе, что цель превыше эмоций. Моя главная задача — спасти этот мир от ужасного будущего. Судьбе наплевать на меня, на то, что я тоже хочу быть счастливым. Что ж, если так, то мне наплевать на судьбу. Не хочу быть марионеткой. Я не буду марионеткой.

=== Глава 14. Темная сторона. Часть 1 ===

Следующим утром, первой мыслью, которую породил мой разум, было уйти из Ордена. Но здравый смысл быстро возобладал над чувствами. К сожалению, мне больше ничего не оставалось, кроме как принять ситуацию такой какая она есть. Если Асока что-то испытывает к своему учителю, то глупо ее за это винить. Интересно, почему у джедаев вообще существует запрет на любовь?

Меня отвлек сигнал от дверной панели. Кто-то пришел, а я же еще не успел толком проснуться. Нажав на кнопку, я увидел перед собой Энакина. Он был мрачнее, чем обычно, впрочем, мое настроение было не лучше.

— Мастер Скайуокер, — без энтузиазма начал я. — Проходите.

Не успел я сделать и шага вглубь комнаты, как Энакин схватил меня за шиворот и с силой впечатал в стену. Я впал в состояние легкого шока и, чуть придя в себя, встретился взглядом с джедаем. Его глаза были зафиксированы на моих словно пытались найти ответ на еще не поставленный вопрос.

— Как ты узнал? — наконец выдал он.

— Как я узнал о чем?

— Не прикидывайся, Сэм. Как ты узнал про нас с Падме?

— Ах, ты об этом, — я окинул Энакина критическим взглядом.

— Как ты узнал…

— Как я узнал? Ты правда хочешь это знать? — вспыльчиво начал я, теряя терпение от нонсенса, в коем я сейчас находился. — Я вижу вещи: ужасные вещи, хорошие вещи, все подряд. Я вижу, хочу я того или нет. И так вышло, что я узнал о вас. Я не хотел этого. Но выбор у меня не ахти какой. Так что в следующий раз, прежде чем вламываться ко мне, подумай, а стоит ли, — я закончил как раз подойдя почти вплотную к Скайуокеру. Тот пока молчал, пристально наблюдая за мной.

Энакин повел плечами и я заметил, как постепенно он начал остывать. Его глаза больше не горели ненавистью и это внушало мне спокоиствие.

— У меня только один вопрос, — сдержанно произнес джедай. — Ты кому-нибудь еще говорил?

— Никому, кто бы не был в курсе, — уклончиво ответил я. Генерала такой ответ устроил.

— Хорошо, — Скайуокер аккуратно повернулся и направился в сторону выхода. Не знаю как, но чем-то мне эта картина напомнила вчерашний разговор с тогрутой.

— Энакин, — джедай обернулся. — Скажи Асоке, что мне очень жаль, — генерал насупился, но не стал выяснять подробности.

— Ты не можешь сделать этого сам?

— Я улетаю.

— Далеко?

— На Мандалор.

Полуправда, кажется так это называется. Правда, потому что сегодня я действительно покидаю Корусант. Солгал я о том куда держу путь. Мое намерение лететь на Мандалор было прикрытием для куда более опасного путешествия.

Толчком тому стала Асока. Во мне бурлили эмоции. Им хотелось дать волю, а затем пуститься во все тяжки и уничтожить всех врагов, положив конец этой бессмысленной войне. Без жалости, без сострадания. Но это полностью противоречит пути джедая, пути светлой стороны.

Мой мир пошатнулся и причиной тому стали чувства? Неужели я так слаб? Контролировать эмоции я учился вот уже четыре года. Я думал, что хорош в этом, но на практике все оказалось иначе. И тогда возникла мысль, что возможно мне не стоит искать ответы. Меньше знаешь — крепче спишь. Что будет, если в нужный момент я просто не смогу собраться и только все испорчу своими попытками?

Я уже хотел было отказаться от спасения джедаев и Республики, как вдруг меня осенило. Если я не могу контролировать свои эмоции, то возможно смогу их использовать, перенаправить в нужное русло. Была одна проблема. Светлая сторона такому не учит. «Нет эмоций — есть покой». Вот только эта строчка утеряла свою актуальность. Она была заменена другой. «Покой это ложь, есть только страсть». Именно с нее начинался кодекс ситхов и в ней же я увидел знак. Мне стоит узнать об этом учении больше, поэтому я отправлюсь туда, где, надеюсь, смогу найти ответы на свои вопросы.

Я лечу на Коррибан.

Конечно же никто не должен об этом знать. Энакин думает, что я лечу на Мандалор, Йоде сказал, что вылетаю к учителю на помощь, а Пло Куну не сказал ничего. Не думаю, что ему есть дело. Позаимствовав в ангаре корабль и запас еды для дальней дороги, без лишних вопросов я отправился в путь.

* * *

Коррибан — единственная пригодная для жизни планета в системе Хорусет, но не этим был примечателен этот пустынный мир. Коррибан также являлся для Ордена ситхов священной планетой, на которой несколько тысячелетий назад обучалось множество последователей темной стороны. Сейчас это гиблое место. Это я осознал на собственной шкуре, когда ступил на поверхность. В воздухе так сильно ощущалась темная сторона, что порой казалось, что еще чуть чуть и она поглотит мою душу. Здесь не рады незнакомцам.

Укутавшись в плащ, я шел по направлению к горе, которая на деле оказалась чем-то на подобии святилища. На удивление, оно неплохо сохранилась, по крайней мере, снаружи. Место показалось мне очень загадочным, мистическим. Около самого монумента были воздвигнуты огромные фигуры лордов ситхов, склонивших головы. От здания веяло еле уловимой опасностью. С чего бы это?

Я осторожно вошел внутрь, готовый в любой момент защищаться, что выглядело довольно комично, учитывая, что планета была давным-давно заброшена. Удостоверившись, что все спокойно, я убрал руку с меча и стал осматриваться.

Света почти не было, но ничем особенным вокруг и не веяло. Обломки статуй, да голые стены. Уж не знаю что здесь раньше было, но адепты темной стороны постарались, чтобы не осталось ничего ценного. И почему меня сюда тянуло?

— Зачем ты пришел сюда, джедай? — я буквально подскочил от неожиданности, когда услышал чей-то мощный голос, моментально заполнивший окружающее меня пространство.

— Кто здесь? — я активировал клинки, становясь в защитную стойку, но никого не было видно.

Может мне показалось? Я стал озираться в поисках источника звука пока не заметил странное свечение, исходившее откуда-то из глубины усыпальницы. Любопытство бывает опасным. Хоть внутренний голос и говорил мне уходить отсюда поскорее, я поступил по другому.

Я, подобно мотыльку, шел на свет и вскоре увидел… призрака? Фантома? Что-то больше похожее на игру моего воображения. По спине пробежали мурашки, а страх окутал тонкой пеленой рассудок. Я остановился не в силах сделать следующий шаг. Успокойся, Сэм. Возьми себя в руки. Нет эмоций — есть покой. Нет неведения — есть знание. Проговаривание кодекса, почему-то, помогло. Я снова стал приближаться к призраку и теперь мог его получше рассмотреть. Он выглядел как грозный на вид мужчина в броне времён Старой Республики. Его лицо закрывал капюшон. Это лорд ситхов, — пронеслось в голове.

— Кто ты? — мой голос предательски дрогнул. Собеседник молчал. — Ты же ситх. Я прав?

— Ты хочешь сказать, что пришёл сюда, — призрак усмехнулся. — И даже не знаешь что это за место?

— А должен?

— Джедай, — протянул мужчина. — Если бы ты знал с кем говоришь, то не посмел бы дерзить.

Призрак плавно подходил ко мне. Расстояние сократилось до пары метров.

— Мое имя — Дарт Бейн. А ты, джедайская падаль, находишься в моей гробнице.

=== Глава 14. Темная сторона. Часть 2 ===

Создатель правила двух? Черт возьми, этот парень уничтожил целый орден только потому что посчитал, что они сбились с истинного пути темной стороны. Я нервно сглотнул. Несмотря на то, что он призрак, мне все равно не по себе.

— Вижу, ты осведомлен о моей личности, — послышался голос Бейна.

— Да, — слегка наклонив голову, ответил я.

— Я повторю свой вопрос. Зачем ты пришел сюда?

Я по-настоящему задумался.

— Научиться, — лаконично, но неуверенно, я дал свой ответ.

— Научиться? — ситх удивился. — Чему же джедай может научиться здесь? — Бейн презрительно выплюнул слова «джедай» и «здесь».

— Как превратить эмоции в оружие. Я надеялся найти что-нибудь в здании академии. Может какие-нибудь записи…

— А нашел мою гробницу, — прервал меня Бейн. Он говорил задумчиво. — Ты заинтересовал меня, юнец. Есть предложение.

— Тебе нечего мне предложить, — сделки с Темной стороной далеко не мой профиль. Но собеседник не обратил на мою последнюю фразу никакого внимания.

— Ты получишь то, что желаешь знать и даже больше, а взамен я попрошу тебя убить одного человека.

— Ты хоть понимаешь о чем просишь? Я не убийца! Я…

— Тем не менее, — не дал мне закончить ситх. — Поверь, ты сам будешь рад выполнить мой заказ.

Я замешкался.

— И… кого нужно убить?

— Лорда ситхов, — спокойно ответил Бейн.

— Ты в своем уме? — просьба выглядела более чем нелепо. Я не мог никак по-другому отреагировать.

— Его имя Дарт Сидиус. Он владыка ситх и последователь моего учения. А в настоящий момент он активно пытается уничтожить ваш любимый Орден. Я же говорил, что ты сам будешь рад выполнить мой заказ, — Бейн мерзко улыбнулся, увидев изменившееся выражение моего лица.

— Где подписать? — упускать такой шанс бессмысленно. Если не я, то магистры смогут положить конец жизни этого владыки.

Когда я узнал, что Дарт Сидиус это Палпатин, я был… неправильно сказать «поражен», я был шокирован до глубины души. Как можно было проглядеть такое? Лорд ситхов во главе Республики! Остается только аплодировать стоя всему Ордену джедаев. Йода, Винду, другие магистры… Их ничего в нем не смутило? Или у них есть подозрения и они попросту не делятся ими, вынашивая план покушения на канцлера?

— Все дело в моем правиле двух, которое он нарушил, — пояснил Бейн.

— То есть как? У него же только один ученик.

— Ты слишком поверхностно понимаешь этот принцип, джедай. Смысл не в количестве. Это как династия. Учитель обязан обучить ученика всему, что знает сам и в конечном итоге ученик должен свергнуть своего мастера. Такова традиция. Место сильного занимает более сильный, а Сидиус этого не понимает. Он, как губка, впитал от своего учителя все, что мог, но сам не желает делиться знаниями. Его жажда власти возможно когда-нибудь и приведет его к вселенскому господству, но ситхи исчезнут, а я не готов с этим мириться.

— Но что будет после его смерти? И в чем здесь выгода для тебя лично? Где подво…

Я не успел закончить фразу. Последнее что я помню — холод от руки Бейна, проникнувшей в мое тело насквозь где-то в районе сердца.

* * *

Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Хорошо, что юный джедай этого не знает. Бейн сконцентрировался, погружая незваного гостя в транс. Он даже не поинтересовался его именем, хотя оно ему и незачем. Если все выйдет так, как задумал создатель правила двух, то у этого мальчишки появится новое имя, которое вскоре будет на слуху у всей галактики.

Парень упал на пол и больше не шевелился. Все идет так, как я задумал. Безусловно, Дарт Бейн выполнит свое обещание, но не просто так. Взамен он обратит джедая к темной стороне. Принцип равноценного обмена. После смерти Палпатина кто-то должен будет встать на его место. Если этот юнец сможет одолеть Сидиуса, то он докажет, что достоин стать новым лордом ситхов. К счастью, Сила была сильна в этом парне. Ситх ощутил это как только тот вошел в его гробницу. Смерть не ослабила чутье древнего лорда, а наоборот усилила. Его новый ученик приведет ситхов к небывалому могуществу. В этом нет сомнений.

* * *

К удивлению Бейна ждать пришлось долго. Даже спустя пару дней парень не приходил в сознание, а когда все же пришел, то еще какое-то время не мог отойти от погружения. Ситх наблюдал за тем, как тот медленно поднимается с пола, для начала встав на одно колено. Осталось выяснить принял ли он темную сторону. Лорд ситхов надеялся, что ожидание того стоило.

— Что ты чувствуешь? — Бейн сложил руки за спиной.

— В моей душе царит… мир, — ответил парень, не поднимая головы.

— Что ты видел?

— Людей… Они все стояли передо мной на коленях. Они боялись меня и уважали. Я был их королем, их Богом. Моя власть была безгранична.

— Понравилось? — с придыханием спросил владыка ситх.

Недолгая, но очень важная пауза.

— Да, — ответ вызвал улыбку на лице призрака.

— Встань… Дарт Азард. Ты принял темную сторону. Отныне ты станешь служить ей. Я передал тебе все, что когда-то знал сам. А теперь ступай и исполни свое предназначение, — Бейн достиг своего. Кто сказал, что призрак не может повлиять на ход истории? Хорошо, что гордыня усыпила бдительность джедаев. Они стали слабыми. Во времена Старой Республики такие бы пачками предавали свой Орден. Он повернулся спиной к новоиспеченному адепту, готовый вновь стать единым с Силой, но внезапно подавший голос парень не дал ему этого сделать.

— Это не все, — Бейн насторожился. — Потом я увидел себя, так же как и все стоявшего на коленях. Я был жалок и слаб. И тогда я понял, что именно таким станет мой дух, если я выберу путь разрушения и гордыни. Вам не удалось переманить меня, владыка.

Парень встал и, еле заметно пошатываясь, неторопливо направился в сторону выхода. Бейн смотрел ему вслед не в силах поверить в свой провал. Роковая ошибка, от совершения которой Бейна не спасла даже смерть. Теперь этот джедай не просто уйдет отсюда, он еще и принесет уничтожение ситхам. Может не сегодня и не завтра, но скоро.

— И еще одно, — парень остановился. — Спасибо конечно за новое имя, но мое меня вполне устраивает.

Дарт Бейн начал бессильно сыпать проклятиями в сторону покидающего его гробницу джедая, которого, казалось, уже совсем не интересовал дух древнего лорда ситхов.

* * *

Я вышел наружу и жадно вдохнул свежий воздух. Испытание Бейна не прошло для меня бесследно — содержимое желудка тут же полезло наружу. Не думал, что мне будет так паршиво. Хотя, чему я удивляюсь? Бейн хорошенько разворотил мое сознание.

У всего этого было два больших плюса. Во-первых, мне все же удалось узнать нужную мне информацию. Учение ситха словно само укладывалось у меня в голове. Такую технологию в систему образования бы внедрить. А во-вторых, его действия спровоцировали мою память. Я вспомнил все о далекой далекой и даже больше. Скайуокер… Вот кто ответственен за уничтожение Ордена. Плохие сны о Падме? Кто бы мог подумать. Оставалось придумать как исправить положение. Не думаю, что из-за меня Палпатин поменял планы на Избранного. Энакин — черезчур лакомый кусочек для Сидиуса.

Как бы мне не хотелось этого избежать, но было еще кое-что. Меня больше нельзя было назвать джедаем. Нет, силу я не потерял, просто мои новые убеждения вряд ли отвечали стандартам Ордена. Мне всегда было интересно что имеют ввиду под «стал другим человеком». Теперь я понимаю. Мысли, желания, отношение к людям, даже привычки меняются. Не кардинально, но заметно. Сначала я даже не понял, что что-то не так и лишь одна вещь заставила меня с ужасом осознать, что я стал другим.

Мне на полном серьезе хотелось убивать. Причем список был немаленький. Продажные сенаторы, генералы сепаратистов, конечно же Таркин, а еще джедаи. Некоторые из них так и нарывались на дуэль. Типичный пример — Баррисс Оффи. Самолично расправлюсь с ней. Мне только спасибо скажут. Раньше мои руки были связаны правилами, кодексом, наставлениями Пло Куна, но теперь, теперь я получил лицензию на убийство и у нее неограниченный срок действия.

Меня терзало чувство того, что это последствие темной стороны, которая теперь существует во мне наравне со светлой. Сложно отделить собственные желания от воли Бейна, которую он методично закладывал в меня пока я был в отключке. В любом случае некоторые лица и так и этак заслуживают смерти.

Я стоял перед своим кораблем, любуясь видами Коррибана. По непонятной причине этот мир стал вселять в меня спокойствие и уверенность после пробуждения. Я размышлял о грядущих событиях и людях эпохи. Однако, звук входящего вызова, доносившийся из глубины корабля, вернул меня к реальности.

— Сэм! — над небольшим голографом возникла фигура Пло Куна.

— Здравствуйте, учитель, — я приветливо махнул рукой.

— Совет в ярости! От тебя уже три дня нет вестей. Куда ты пропал, пока еще мой падаван?

— Три дня? — не может быть. Я же только утром улетел. — Я на…

— Мандалоре? Не ври мне! — никогда не видел мастера Пло настолько переполненным эмоциями. Не в его это духе. — Мы запрашивали информацию. Тебя там нет и не было. Никто, включая меня, не знает куда ты пропал. Так где же ты?

— Я думал, что управлюсь быстрее…

— Что? — магистр был ко всему еще и зол не на шутку. — Ты вообще себя слышишь?

— Если я вас то так разгневал, то что с остальными?

— Тебе лучше не знать, — Пло Кун все же сумел взять себя в руки. — Сэм, где бы ты ни был, вылетай на Фелуцию как можно скорее. Мы ждем тебя.

— Мы?

— Я, мастер Скайуокер и… — учитель выдержал небольшую паузу. — Асока.

— Хорошо, — я покачал головой. — Буду как можно скорее.

Получив необходимую информацию и распрощавшись с учителем, я начал готовить корабль ко взлету. Убийством канцлера займусь после помощи на Фелуции и поимки Оффи. Все же я пока не готов встретиться с Палпатином. К счастью, на моей стороне внезапность и обширные знания о его грязных делишках.

=== Глава 15. Во власти чувств ===

— Асока, куда ты? — Энакин поймал своего падавана, когда та, не замечая ничего вокруг, уверенно шагала по коридору храма.

— Учитель? — тогрута чуть было не впечаталась в своего наставника. — Я по делам.

— По каким?

— Личным, — огрызнулась девушка и попыталась продолжить движение.

— Если ты идёшь к твоему другу, то можешь не торопиться, — Асока вздрогнула и внимательно посмотрела на Скайуокера.

— О чем это вы?

— Его корабль только что покинул территорию храма.

Опоздала, расстроенно пронеслось в голове у Асоки. Всю ночь она не могла уснуть, обдумывая слова Сэма и понимание того, что, в каком-то смысле, парень был прав, пришло к ней почти сразу. Энакин и правда стал для неё очень дорог и она любила его, но не как мужчину, а как учителя или в крайнем случае как брата. Вот только Сэм этого не знал. Ей было больно от того, что один из самых близких людей отвернулся от нее, еще больней — от того, что этим человеком оказался Сэм. Но сдаваться без боя не в духе Асоки, поэтому сегодня с утра, набравшись смелости, девушка решила поставить все точки над и.

— А куда он улетел?

— На Мандалор, насколько мне известно, — ответил Скайуокер.

— А когда вернется? — с надеждой в голосе спросила Асока.

— Этого он мне не сообщил. Кстати, — Энакин дважды щелкнул пальцами металлической руки. — Пока не забыл. Он просил передать тебе кое-что.

— И что же? — сердце девушки забилось быстрее.

— Ему очень жаль.

* * *

После этого прошло три дня. Три долгих дня, за которые тандему Тано-Скайуокер успели поручить опасную миссию на Фелуции. За все это время Сэм так и ни разу не вышел на связь. Совет был, мягко говоря, раздражен отсутствием парня и по сему поручил Пло Куну выяснить где находится его ученик. Но ни сам магистр, ни те кто видел его накануне не знали где искать. Скайуокер сообщил, что Сэм улетел на Мандалор, но и там его не оказалось. Местоположение парня оставалось загадкой.

Асока очень переживала за друга. Она и сама не раз пыталась связаться с ним, но безрезультатно. Тогда тогрута предприняла отчаянную попытку, обратившись к Силе, в надежде отыскать пропавшего товарища, но ответа не было. Тано не находила себе места.

Перемены в ее настроении замечали все. Рекс видел как некогда веселая девушка и душа компании тихо сидит в сторонке, погруженная в свои мысли, а Энакин отметил несвойственную его ученице рассеянность. Скайуокер был настроен серьезно поговорить с Асокой, но до этого не дошло — Сэм объявился на следующий день.

* * *

Небольшого размера корабль заходил на посадку возле командного пункта на Фелуции, где прибытия пилота уже ждали Пло Кун, Энакин и Асока.

Республика готовилась отбить эту планету у Конфедерации, из-за чего в район стянули силы, которых должно было хватить для зачистки. Вокруг ходили занятые своими делами клоны и внимания на очередной прибывший корабль не обращали. И лишь трое джедаев с нетерпением ждали этот шаттл.

В Сэме тогруту всегда удивляла одна вещь — он всегда спокойно вел себя в напряженных ситуациях. Еще до войны парень прославился в храме как непробиваемый юнлинг. Он мог серьезно нашкодить и, когда старший джедай его отчитывал, просто стоять, вообще никак на того не реагируя. Асоке довелось как-то застать такой момент. Тогда, даже через Силу, тогрута ничего не почувствовала: ни волнения, ни сожаления, ни стыда. Ровно как сейчас.

Удивительно, но Сэм как ни в чем не бывало направлялся к командному пункту, что-то попутно насвистывая. Парень приветливо поднял руку, подходя к тогруте, чье лицо с каждой секундой становилось все мрачнее. Наконец Асока сделала шаг вперёд и, не дождавшись объяснений, влепила парню пощёчину — вторую в жизни девушки и вторую, которой она одарила Сэма. Поразительная закономерность.

Эта сцена привлекла внимание клонов. А мастера Скайуокер и Кун, для которых поведение падавана уже не было чем-то новым, ощутили беспокойство среди бойцов 104-ого. За два года службы Сэм успел стать для них хорошим товарищем. Они были в курсе его дружеских отношений с командиром Тано, поэтому поступок девушки стал для них неожиданностью.

— Заслужил, — выдохнул Сэм. Он неловко улыбнулся и нежно взглянул на девушку.

— Дурак, — прошептала Асока, а затем, невзирая на пристальные взгляды мастеров, обняла парня.

* * *

Брифинг длился около десяти минут и все это время Сэм ни секунды ему не уделил. Парень медленно потирал покрасневшую щеку и внимания на голограф не обращал, вместо этого уставившись на Скайуокера словно на призрака.

Со стороны это выглядело очень странно. При всем желании Асока не смогла бы объяснить поведение друга. Таким она его видела впервые. Три в одном: растерянный, удивленный и очень злой. В ранее светлом и добром парне девушка теперь отчетливо ощущала тьму, причины которой она не знала. Поэтому сразу после брифинга Асока хотела поговорить с Сэмом, причем о многом. Закончив свое выступление, Пло Кун выключил голограф и сообщил, что операция начнется завтра. Только тогрута хотела окликнуть парня, как Скайоукер остановил ее.

— Асока! — Энакин сложил руки на груди, глядя как его падаван смотрит вслед уходящим Пло Куну и Сэму. — Надеюсь, ты не забыла про тренировку?

— Учитель, может сегодня не надо? — взмолилась тогрута.

— Это необходимо, мой юный падаван, — помедлив, джедай добавил. — Не переживай. Он здесь и с ним все хорошо. Так что на какое-то время забудь о нем и обрати свое внимание на меня.

— Боюсь вы для меня староваты, учитель, — Асока ехидно улыбнулась.

— Ах вот как. Дерзим значит? Плюс час к спаррингу, — ухмыльнулся Скайуокер.

— Мастер!

— Ничего не хочу знать.

Энакин выжил из Асоки почти все соки на тренировке. Несмотря на все очевидные достоинства Избранного, его жесткости в обучении мог позавидовать любой. Столь напряженные встречи отбивали у молодой тогруты любые желания кроме одного — хорошенько отдохнуть.

Оказавшись в своей палатке, установленной клонами, Асока тут же плюхнулась на кровать, даже одеялом накрыться сил не было. Сон был единственным спасением после выматывающих тренировок с Энакином. Девушка даже решила отложить разговор с другом. Умей расставлять приоритеты — так постоянно говорил Скайуокер, когда дело касалось выбора между обучением и веселым времяпрепровождением. Ее учитель знает о чем говорит — сначала лучше выспаться, а потом уже разбираться со всем остальным.

Тогрута сама не заметила как уснула.

* * *

— Асока? — чей-то знакомый голос прорывался сквозь сон. Девушка приоткрыла глаза и с удивлением обнаружила Сэма, который сидел на корточках рядом с постелью и легонько тряс ее за плечо.

— Сэм, — она потянулась и посмотрела на парня. — Что ты тут делаешь?

— Я заходил к тебе после твоей тренировки, но ты тогда уже отрубилась, вот и решил не беспокоить, а зайти попозже.

— Попозже? Сколько я спала?

— Чуть больше четырех часов, — парень потер затылок. — Учитель улетел на орбиту для подготовки удара с воздуха. Мастер Скайуокер на дежурстве, а значит сейчас самое время, — Сэм загадочно улыбнулся.

— Для чего?

Вместо ответа парень сделал знак, чтобы Асока вела себя тихо и повел девушку куда-то из палатки. Оказалось, что Сэм нашел уединенное место недалеко от лагеря — небольшой прудик, вокруг которого росли нетронутыми, как на подбор, красивейшие растения Фелуции. А ночное небо, усеянное звездами, прибавляло этому месту еще больший шарм.

— Здесь нам никто не помешает, — пояснил парень, — Да и место красивое.

— Это точно…

Друзья уселись рядом на берегу и стали смотреть на поверхность пруда, на котором причудливо играл свет от ярких звезд. Асока не знала как начать разговор. На секунду она растерялась, но Сэм взял инициативу на себя. Начинал с ничего не значащих вещей, вроде последних новостей из храма, постепенно переходя к более значимым. Незаметно для себя он начал рассказывать о захватывающих приключениях с Пло Куном. Странно, но как раз об этом Асока почти ничего не знала. Им редко удавалось видеться. Сэм же, если можно так выразиться, закрывал дыры, повествуя о невероятных похождениях бок о бок с великим магистром.

Невольно девушка тоже стала делиться своими историями. Жизнь со Скайрокером была наполнена приключениями. Энакин сам по себе был таким приключением. Тогрута, казалось, хотела осветить каждое, даже самое маленькое по значению, событие в их с учителем жизни. Она боялась, что это может быть последний раз, когда она вот так может поговорить с другом. На Фелуции ее преследовало плохое предчувствие. Война — это не увеселительное мероприятие. Тот с кем ты сегодня делишь еду и кров, завтра может погибнуть у тебя на руках, и Асока прекрасно это понимала.

— Сэм, я хотела тебя кое о чем спросить, — Сэм кивнул и Тано продолжила. — Где ты был все это время? — вопрос не застал парня врасплох.

— Коррибан. Я был на Коррибане, — без энтузиазма ответил тот.

— Что ты там забыл?

— Я никогда не рассказывал тебе о том что было со мной до храма. Как думаешь почему? — тогрута нахмурилась. Для нее это больная тема. Доверие к другу было бы абсолютным, если бы не этот момент.

— При чем тут это?

— При том, что на моей памяти стоял сильнейший блок. Я был бы рад поведать тебе свою историю, но у меня ее просто не было. Ни Йода, ни кто-либо другой в нашем храме не смог мне помочь, но после Коррибана память вернулась. Я слышал, что ситхи были очень искусны в вопросах влияния на сознание. Ты не поверишь, но я встретил дух одного из них. Тот еще засранец. Он погрузил меня в что-то вроде транса. Тогда я оказался на тонкой грани между жизнью и смертью, испытал целый букет сильнейших эмоций, главной из которых был страх… — Сэм осекся, не успев закончить мысль. Видимо это был не самый приятный опыт в его жизни.

— Знаешь, — неуверенно начала девушка. — Я умерла однажды. На Мортисе.

Парень растерялся. Его взгляд стал печальным и он отвел глаза. Какое-то время они сидели молча, думая каждый о своем. Асока глядела на тихую гладь пруда, вспоминая, как под влиянием Сына пыталась убить Энакина, как желала ему смерти. До сих пор тогрута считала это самым страшным моментом своей жизни. Девушка мотнула головой, отгоняя картинки того дня, и неожиданно для себя встретилась взглядом с парнем. Он смотрел на нее, и в его глазах Асока увидела правду. Перед ней сидел все тот же Сэм, ее Сэм. Заботливый и добрый парень, каким она его всегда знала. Она не понимала почему тогда на брифинге почувствовала тьму внутри него и не хотела понимать.

— Я… Я не знаю что было бы со мной, если бы ты умерла, — голос парня еле заметно дрожал.

— Сэм, — девушка поджала губы.

— Я не хочу тебя потерять, Асока.

Какие еще нужны слова? Какие нужны признания? Они были связаны самой Силой, и связь эта была крепка как никогда. Асока чувствовала все, что творится на душе у Сэма, читала его как открытую книгу. Для Асоки, которую с детства воспитывали в строгих рамках кодекса, невероятный поток эмоций, исходивших от парня, стал настоящим откровением. Он смотрел на нее, как на самое дорогое, что было у него в этом мире, как на настоящее сокровище. Комом в горле встали все переживания и все бессонные ночи. Мысли путались. Кодекс был для Асоки превыше всего. По крайней мере, так она думала до сегодняшнего дня.

Вот сидят они на берегу этого прекрасного места и смотрят друг другу в глаза. Они оба понимают как надо поступить, но их чувства оказываются сильнее правил и доктрин, сильнее наставлений мастеров. Как можно противостоять тому, что неизбежно? Сердце девушки забилось сильнее, а расстояние между двумя медленно, но верно стало сокращаться. С каждой секундой контроль терялся, а Сила ликовала.

— Нам влетит за это? — успевает спросить Асока.

— Определенно, — отвечает Сэм перед тем, как их губы сомкнулись в первом в их жизни поцелуе — неумелом, но таком искреннем.

Все вокруг утратило значение, все кроме необъяснимого чувства между этими двумя. Еще долго они не могли оторваться друг от друга, но, когда смогли, сожалению не было места. Все, что произошло между ними не казалось чем-то плохим, скорее наоборот. Это просто обязано было случится.

— Командир Тано, наконец мы вас нашли, — сознание в миг прояснилось, когда группа клонов во главе с Рексом появилась из зарослей за спинами падаванов.

— Рекс? Что-то случилось? — Асока вскочила, лихорадочно поправляясь.

— Нет, просто вас двоих нигде не было. Вот генерал Скайуокер и послал нас на поиски.

— Вы не заметили ничего необычного, когда пришли сюда? — вступил в разговор Сэм. Клоны переглянулись.

— Нет, сэр, — ответил Рекс.

В сопровождении отряда Асока и Сэм вернулись в лагерь. По пути они не проронили ни слова. Их встретил Скайуокер и он был явно не доволен такими ночными прогулками.

— С тобой я поговорю после того, как вернемся в храм, — отрезал он парню. — А ты, Асока, иди спать. Это приказ, — еще раз окинув Сэма суровым взглядом, генерал удалился, уводя за собой ученицу.

Девушка не хотела уходить, но лучше лишний раз не злить Энакина. Она обернулась и увидела расплывшееся в улыбке лицо Сэма. Она тоже легко улыбнулась. В ответ выражение лица парня изменилось. Буквально на долю секунды оно стало задумчивым и печальным. Но почему? На этот вопрос у Асоки не было ответа.

=== Глава 16. Фиаско ===

Я не хотел ее целовать, не планировал, но сейчас это уже не важно. Я никогда не задумывался, кем для меня стала Асока за все эти годы. Нет, кого я обманываю? Я думал над этим с тех пор, как мы с мастером Пло экстренно покинули храм. Сначала, Асока казалась единственным другом, а потом в галактику пришла война. Из-за этого я все чаще был сосредоточен на битвах, на выживании, позабыв о неопределенности. Сейчас же я просто не знаю что делать. И хотя мне с недавних пор плевать на кодекс, для тогруты это не пустой звук.

А еще я солгал ей. Прекрасное начало новой главы наших отношений. Зачем? Просто потому, что правду ей знать не обязательно.

* * *

Миссия на Фелуции показалась мне какой-то глупой. Правда, я не очень-то и вникал в доклады мастеров. Но суть была ясна: уничтожить остатки дроидов на планете, тем самым провозгласив падение одного из трех главных оплотов сепаратистов. Непонятной оставалась причина, по которой сюда послали аж четырех джедаев. Загадка получается. Сколько нужно джедаев, чтобы захватить планету? По мне так хватит и одного. У меня и план имеется.

Я верю, что и один в поле воин, поэтому я придумал довольно дерзкий, но никак не безумный план — уничтожить дроидов самолично. Во-первых, по данным разведки их там от силы взвод. Во-вторых, я джедай. На моей стороне Сила, большой опыт боевых действий, а также эффект неожиданности. Ну и в-третьих, надо же опробовать знания, полученные от Бейна. Не на глазах же у всей армии это делать.

В общем, я решил уйти в самоволку и, к сожалению, никто не мог предупредить меня о том чем все это кончится.

* * *

Глубокая ночь поспособствовала моему побегу. К счастью, клонам можно внушить что угодно. Без лишних вопросов я покинул лагерь и направился в сторону аванпоста дроидов.

По пути у меня начался мандраж. Меня трясло от предвкушения битвы. Никогда такого не было. Светлая часть меня была против сражений и не испытывала особого удовольствия от боев, но недавно открытая во мне темная — ликовала.

Я размышлял о том как лучше проникнуть внутрь. Сразу же откинув вариант с бесшумным проникновением, решил идти в лоб. Танков у дроидов не имелось, как и тяжелых орудий. Аванпост служил скорее как перевалочный пункт, поэтому можно было забыть про мощную защиту. Одним словом, идеальная мишень. Однако мне все равно нужен отвлекающий маневр. Хорошо, что для такого дела умыкнул взрывчатку. Незаметно заложив ее около одной из стен аванпоста, я отошел к противоположной стороне. Оставалось активировать заряды и начать уничтожение жестянок.

* * *

Взрыв, как я и полагал, привел противника в замешательство. Ловко запрыгнув по стене и оказавшись на территории аванпоста, я увидел как дроиды сбегаются к месту взрыва. Пришло время действовать. Я начал с Молнии Силы, лишний раз убедившись, что дроиды не дружат с электрическими разрядами. Интересный прием. И плевать, что относится к разряду темных, зато эффективно. Когда мое местоположение было раскрыто, по мне открыли огонь. В игру вступил двухклинковый меч. Один за другим дроиды падали под моим натиском. Медленно. Я продолжал использовать и другие приемы темной стороны, например Разрушение Силы. Отличная вещь, правда надо еще потренироваться, чтобы научиться контролировать радиус поражения. Но любом случае, эффект превзошел ожидания. Меньше, чем за полчаса последний дроид превратился в металлолом.

Ночь была в самом разгаре. Окрыленный успехом, я бодрой походкой отправился назад в лагерь. Но… Какого черта? Вдалеке послышались взрывы. Да нет, не может быть. Прислушался. Нет, не послышалось. Это точно взрывы. Внезапно я ощутил неприятное волнение в Силе. Никогда в своей жизни я так быстро не бежал. С каждым шагом взрывы и выстрелы становились все громче, а ощущения все сильней. Наконец, лагерь оказался в поле видимости.

Картина, которая предстала перед моим взором, не поддавалась логическому объяснению. На нас напали… жестянки? Я сначала было подумал, что это сон, но нет. Все новые волны дроидов быстро сокращали численность наших войск. Это было просто ужасно. Повсюду неразбериха, остатки клонов уже не справлялись с усилившимся огнём наступающей, казалось, из неоткуда армии. Отступать было просто некуда. И лишь надежда заставляла остатки батальонов сражаться дальше.

Я сразу же ринулся в бой. Нужно было срочно найти учителя или Скайуокера. Искать долго не пришлось. Увидев знакомый силуэт, я буквально за шкирку отволок генерала за импровизированное укрытие.

— Сэм? Какого черта? — Энакин посмотрел на меня такими бешеными глазами, что я непроизвольно отодвинулся от него.

— Что здесь происходит? Я же уничтожил последний аванпост дроидов на планете, откуда эти взялись?

— Что ты только что сказал? — световой меч Скайуокера оказался у моего горла. — Ты выжил из ума?

— Мастер! Спокойно! Да, знаю, что это было опасно, но…

— Да не в этом дело! — вернул инициативу джедай. — Это был не аванпост, а приманка. Как только ты напал на него, был послан сигнал бедствия и теперь из-за тебя, — Энакин перешел на крик. — Сюда прибыла целая армия!

— О чем вы говорите? — я побледнел.

— Чем ты слушал на брифинге? В первую очередь нужно было уничтожить систему коммуникации и электроподстанцию и только потом брать аванпост! Хатт тебя дери, я отдам тебя под трибунал!

Только сейчас я осознал, что по стечению обстоятельств абсолютно ничего не знал об этой миссии. Я прилетел на Фелуцию, не будучи в курсе дел. Доклады я пропустил мимо ушей, даже с Вульффом по поводу операции не успел поговорить, вообще ни с кем не контактировал по этому вопросу.

— Учитель? — к нам подбежала Асока. Увидев ее, Скайуокер убрал меч.

— Что? — раздражено отозвался он.

— Мастер Пло вышел на связь, — тогрута настороженно взглянула на меня. — Им удалось выслать транспорт.

* * *

Я никогда так отчетливо не ощущал вес своего меча, который сейчас казался ужасно тяжелыми. Тяжелыми были для меня и смерти моих подчиненных. Они просто клоны. Они созданы для этого. Как бы я не пытался себя убедить, но с каждым павшим бойцов я все меньше верил себе. Да, они клоны, но они живые. У них есть мысли, чувства, желания. А дроиды лишены всего этого. В этом их слабость и сила.

Я переживал, хотя вряд ли в данный момент мог это осознать. Новая битва — это риск, идти на который с каждым разом все труднее. А ведь я не совсем джедай по своим убеждениям. Какого же тогда истинным хранителям мира, таким как Асока или Оби-Ван?

Тано было тяжело. Я видел, как она сражается, как ей стало невыносимо сражение, в котором она давно утратила свой фирменный азарт. Тогрута отбивалась как могла, с каждым движением теряя остатки сил.

Мы прорывались к зоне эвакуации. Транспорт не мог сесть около лагеря, так что пришлось отступать бросая все, что можно и нельзя. Но и это не помогло. Дроиды неотступно следовали за нами.

— Где же мастер Пло? — закричала из-за подбитого танка Асока, когда мы все таки достигли указанной точки.

— Нужно еще немного подождать! — взвыл я охрипшим голосом — Я чувствую, что учитель близко!

— Боюсь, что если он не прибудет в ближайшее время, то уже некого будет спасать, — процедил Скайуокер, отбивая очередной заряд бластера.

Через несколько минут на связь наконец вышел магистр Пло. Он был спокоен, несмотря на весь хаос. Мой наставник сообщил, что транспорт будет с минуты на минуту. Так оно и вышло. Прорвавшие блокаду транспортники уже опускались на поверхность, умело избегая шквального огня неприятеля. Наконец был дан приказ отступать.

Я забыл кое-что важное: наибольшая опасность в битве подстерегает воина в самом ее конце. Нельзя терять бдительности ни на секунду. Стоит всего лишь немного ослабить защиту, как ты уже проиграл и в этот раз свою жизнь.

Я уже вскочил внутрь спасительного корабля, когда услышал за спиной до боли знакомый крик, от которого кровь застыла в жилах. Время замедлило свой ход, а звуки перестали иметь значение. По спине пробежали мурашки. Я не хотел поворачиваться, но был ли у меня выбор? Нет. Страх. Он комом встал в горле, мешая дышать, думать, жить. Тогрута лежала на земле в нескольких метрах от транспорта и не шевелилась. Я тут же хотел ринуться на помощь, но Энакин и Рекс уже подхватили ее, через мгновение занеся внутрь. Кто-то тут же поторопил пилота и корабль наконец смог взлететь.

— Что произошло? — я склонился над Асокой, которая лежала на руках Энакина, не приходя в сознание. Ее одежда пропиталась кровью и я с ужасом осознал, что ее слишком много. И она не останавливается. Асока ранена и ранена тяжело.

И это моя вина.

— С ней все будет хорошо? — Скайуокер не реагировал на мои вопросы, лишь молча прижимал к себе тело своей едва живой ученицы.

— Я не уверен, — наконец произнес он. На лице генерала читалось бессилие, а его губы сжались в тонкую линию.

Я пришел в ярость от его слов.

— Не смей! — я схватил его за плечо. — Какого черта ты это говоришь?

Не хватало только моих криков, тем более угроз. Я понимал это, но все равно готов был порвать кого угодно на куски, хотя у меня и не оставалось для этого сил. Клоны понимали это и поэтому не встревали. Но вскоре Сила вышла из под моего контроля из-за чего корабль начало дико трясти. Замигали красные лампочки, которые обычно сообщали о вхождении в опасную зону. Мне было больно и никто не понимал насколько. Не знаю чем бы все закончилось, если бы внезапное ощущение иглы, входящей в кожу, не заставило меня переключить внимание на клона-медика, стоявшего сзади. Давление моментально спало и я немного расслабился.

К тому времени, как мы вышли в космическое пространство, бой между двумя флотами уже почти завершился. Мы покинули Фелуцию в числе немногих выживших в тот день.

* * *

Прошло около двух часов с начала операции. Энакин и я ожидали чуда около мед отсека. Я нервно крутил головой, время от времени вставая с места и расхаживая взад вперед по коридору. Скайуокер же спокойно сидел, уставившись в одну точку. Никто из нас не проронил ни слова с момента прибытия на крейсер. Собственно, не о чем было говорить. Это было фиаско во всей смыслах. Мы потеряли многих на этой планете. Канцлеру это не понравится, но меня сейчас это мало волнует.

Асока — это все о чем я могу сейчас думать. Я терзал себя не самыми приятными мыслями о ее будущем. Чувство вины съедало изнутри, не давая успокоиться ни на секунду. Кто знает как все обернется, да и что еще остается делать? Я не могу ни на что повлиять.

Энакину тоже пришлось несладко. Осознание того, что он допустил ранение ученицы никак не покидало генерала. Неизвестно сколько бы мы еще так просидели, если бы к нам не вышел дроид-медик.

— Как она? — нарушил молчание Скайуокер, буквально вскакивая со стула.

— Мы сделали все, что могли, но ее состояние до сих пор критическое. Шанс того, что она выживет крайне мал, — отчеканил каждое слово медик.

Ее жизнь висела на волоске, но никто не мог ничего сделать. Забавно. Мы спасаем от смерти других, но не можем уберечь себя. Это казалось самым несправедливым не только для меня, но и для Энакина. Держу пари, что он с удовольствием бы сейчас поменялся с Асокой местами, впрочем как и я. Она ведь его ученица и ответственность, а для меня она…

— Так или иначе до завтрашнего дня ничего не ясно, — прервал поток моей мысли дроид. — Советую вам отдохнуть, — сказал он перед тем, как оставить нас наедине.

Лицо Скайуокера изменилось. Бессилие сменилось яростью и я почувствовал ее.

— Её кровь на твоих руках, — Энакин посмотрел на меня. Я почти вздрогнул под его взглядом. — Из-за тебя она сейчас там, а не рядом со мной.

Его захлестывал гнев, прямо как тогда, на Татуине. Я ясно понимал, что если не успокоить его сейчас, то это плохо кончится для меня. Я вспомнил уроки Бейна. При нужной сноровке ситх может забирать эмоции человека. Стоило попробовать. Я закрыл глаза, сосредотачиваясь.

— Если она не выживет, ты слышишь меня? Если она не выживет, — Энакин медленно подступал ко мне. — Я…

— Она выживет, — уверенно ответил я. Кажется, получилось. Я чувствовал, как его эмоции уходят ко мне, становясь моими собственными. Теперь я ощущаю всю ту боль, что он испытывает. Неужели ему так плохо… Я сжал кулаки. Нужно было терпеть.

Скайуокер ничего больше не сказал. Вместо этого он развернулся и медленно побрел вглубь корабля. В том, кого я сейчас видел, нельзя было узнать Энакина: я словно видел на его плечах тот груз, который он нес. Без эмоций он стал тенью самого себя. Он конечно же придет в норму, но не в ближайшие пару часов.

Как только он свернул за угол, я почувствовал как мое тело не выдерживает. Я быстрым шагом направился в свою каюту. Как только двери закрылись, у меня началась настоящая истерика. Я стал крушить комнату. Слезы текли ручьем, и я ничего не мог с этим поделать. У меня не вышло преобразовать эмоции в силу. А без этого остается только терпеть. Никому не под силу справиться с такой… лавиной. Я выдохся нескоро, но когда это случилось, я уселся на пол, прильнув спиной к стене.

Она выживет, несмотря ни на что, но выживет. Я точно знаю. Асока очень сильная. Даже отсюда я чувствую, как она отважно сражается со смертью. У Тано впереди целая жизнь, интересная, наполненная необыкновенными событиями. Я знаю это наверняка.

Но внутренний голос предательски шепчет, что ей будет лучше без меня. Ведь я виноват в том, что она висит на волосок от смерти. Она меня не простит, не должна. Я бы не простил.

=== Глава 17. Правда или последствия ===

Всю ночь я провел в медитации. Невзирая на отголоски боли и страха потери в моей душе, я молил Силу о спасении Асоки. Поначалу пожирающее чувство вины не давало сосредоточиться, но потом мне все же удалось поймать нужную волну. Однако Великая молчала как бы я не пытался и как бы не просил.

— Сэм? — голос магистра Пло нарушил идиллию.

— Да, учитель? — я открыл глаза и вопрошающе посмотрел на кел-дора, который осматривал ранее разрушенную каюту.

— Я слышал о том, что случилось. В том нет твоей вины. Она могла получить ранение и при других обстоятельствах.

— Ошибаетесь, я виноват. Если бы не мое безрассудство, то Асока была бы невредима.

— На все воля Силы, мой юный падаван.

— Вы правы, поэтому она и выжила, — Пло Кун хмыкнул.

— Откуда знаешь? — я не знал, но чувствовал. Наша связь была неимоверно сильной, и если бы она умерла, то я бы моментально это ощутил.

— Это же Асока. Она и не с таким справится, — я натянуто улыбнулся.

— Правда, — небольшая пауза подсказала дальнейшее развитие диалога. — Скоро мы прибудем на Корусант. Ты понимаешь, что тебе придется отчитываться перед Советом? — я кивнул. — Хорошо, потому что тебе нужно предоставить внятное объяснение о провале миссии. Надеюсь, оно у тебя есть.

Я снова закрыл глаза и продолжил медитацию, но Пло Кун уходить не собирался. Я ощущал на себе его тяжелый взгляд. Обычно такое бывало, когда он собирался меня за что-то отчитать, но сейчас было не за что. Может ему не нравится как я медитирую?

— Что ты делал на Коррибане? — вопрос прозвучал у меня в голове словно выстрел. Он был задан максимально нейтрально, но я все равно физически ощущал недовольство.

— О чем это вы? — голос предательски дрогнул.

— Я твой учитель, Сэм и прекрасно знаю когда ты начинаешь юлить.

— Но я не был на Коррибане!

— И врать, — добавил Пло Кун, но уже более твердым голосом. — Я осматривал корабль, на котором ты прилетел. Последним пунктом назначения в журнале указан Коррибан.

Я забыл стереть журнал полетов… Вау. Отличная работа, Сэм.

— Учитель, — я вздохнул и поднялся с пола. — Я хотел вам рассказать, но время было неподходящее. Да, я летал туда. Думал, что смогу вернуть свои воспоминания, но ничего не вышло, — я внимательно посмотрел на мастера Пло, пытаясь уловить в его взгляде ответ на свой вопрос. Он мне верит?

— Глупо было лететь туда одному. Это ведь не курорт, — магистр покачал головой.

Я облегченно вздохнул. Поверил.

— Я понимаю, но что поделать? — я пожал плечами. — Любопытство пересилило все аргументы против.

— Не забывай чему я тебя учил. Твой разум должен быть чист. Всегда.

— Я могу попросить вас, — после недолгой паузы начал я. — Чтобы вы не сообщали об этом Совету, учитель? В конце концов, все же в порядке, да и ничего интересного я там не нашел.

Пло Кун долго колебался, но все же согласился ничего не рассказывать. Мало ли чего взбрело в голову молодому парню. Зная мой довольно сложный характер, кел-дор был рад, что я хотя бы не улетел в места куда дальше и опаснее. По сути инцидент можно было считать исчерпанным.

* * *

Что бывает за неподчинение приказу? Правильно. Реакция членов Совета, которые в том или ином виде присутствовали на заседании, была крайне стандартной: на какое-то время меня отстранили от боевых действий, сделали выговор, но это уже не так важно. Главное, они забыли про мое исчезновение. А свое наказание я уже получил.

— Учитель, долго ли продлиться мое отстранение? — спросил я Пло Куна после заседания.

— Не думаю. Совет по большей части был на твоей стороне. Почти все, за редким исключением, признают твои прошлые боевые заслуги, а данное происшествие считают случайностью. К тому же, даже если бы все прошло как надо, то мы бы все равно не смогли удержать планету. В итоге было бы только больше жертв.

— Положение в том регионе слишком шаткое, — задумчиво произнес я. После прилета я решил разобраться в провале на Фелуции. Уж не знаю чем именно думало высшее руководство, но складывалось впечатление, что нас отправляют на заведомо провальную тактически и стратегически миссию.

— Именно.

— Хотите сказать, что мне повезло?

— В каком-то смысле да. Хотя, ты нажил себе… неприятеля, — мастер Пло внимательно посмотрел на меня.

— Мастер Скайуокер? — мой наставник кивнул.

Мы отчитывались с Энакином вдвоем. Во время своего доклада он как мог обвинял меня в провале миссии и, конечно же, в ранении своей ученицы. Скорее всего именно по этой причине меня отстранили, хотя могли обойтись и предупреждением. Что касается меня, то я был с ним согласен. Сразу после возвращения на Корусант даже пытался извиниться, но он ничего не хотел слушать. Наверное он меня никогда не простит.

— Хорошо, я все понял.

— Мой тебе совет — используй этот незапланированный отпуск с умом. Отдохни, сосредоточься на учебе и навести Асоку.

* * *

С первыми двумя пунктами проблем не возникло. Когда образовывается свободное время, всегда можно найти чем заняться. Я оттачивал мастерство владения мечом, а именно форму джар’кай, и повышал навыки применения темной стороны. Непросто это было, учитывая, что я находился в храме в окружении других одаренных. А вот с последним пунктом вышла неувязочка.

Где-то через неделю после прибытия Асоки в госпиталь, я пошел навестить ее. Быстро преодолев расстояние до палаты подруги, я с придыханием ждал нашей встречи. По возвращению я принял для себя очень важное решение: как только Асока поправится, я порву с ней еще толком не успевшие начаться отношения. Я не хотел этого делать, но на кону стоит будущее Ордена. Моя привязанность к девушке, которая мне, мягко говоря, не безразлична, может сыграть со мной злую шутку. Пока не поздно нужно обрубить эту связь.

Я вошел в палату, стараясь не шуметь. Асока лежала на кровати, облепленная беспроводными датчиками и мирно спала. Внутри все сжалось. Казалось, что прошла вечность с момента нашей последней встречи и с того случая на пруду. Я сел рядом, накрыв ее руку своей, прямо как тогда, когда я был в роли пациента, а она приходила меня навестить. Счастье от того, что она жива и сейчас рядом со мной затмевало все вокруг. И тогда возникло чувство, что я могу защитить ее от всего, закрыть от мира, от войны и смертей. Чем больше я об этом думал, тем более горьким становилось осознание того, что скоро все закончится.

Не знаю, как долго я пробыл с Асокой. Я был готов сидеть здесь хоть всю ночь, но внезапно возникшее волнения в Силе заставило меня спуститься с небес на землю. Кто-то был явно зол и этот кто-то был рядом. Оглянувшись, я увидел Энакина. Сказать, что он смотрел на меня с ненавистью значит не сказать ничего. Жестом Скайуокер приказал мне выйти из комнаты. Предстоял серьезный разговор. Аккуратно, стараясь не разбудить девушку, я нехотя вышел в коридор и только было хотел начать объяснение, как металлическая рука генерала с ужасной быстротой прижала меня к стенке.

— Сэм, неужели ты не понял, что тебе следует держаться от Асоки подальше? — Энакин отчеканил каждое слово. — И тут я нахожу тебя здесь. Как это понимать?

— Успокойся, Энакин. Я просто хотел проведать подругу, — в тот момент надо было видеть глаза генерала. А ведь правда. За свою ученицу он не просто порвет, он запрет в одной комнате с ранкором и выбросит ключ.

— Ты не забыл, из-за кого она оказалась тут? — после этих слов мне стало не на шутку страшно. С моим прекрасным ощущением Силы, я чувствовал намерение Скайуокера убить меня.

— Учитель, — внезапно и немного неуверенно вмешалась Асока. Мы оба перевели взгляд на тогруту, которая смотрела на нас сквозь открытую дверь палаты.

— Асока, почему ты на ногах? — от удивления Энакин даже ослабил хватку.

— Потому что многие существа так ходят, — язвительно ответила девушка — Может, наконец отпустите Сэма?

Удивительно отрезвляющий эффект возымели слова девушки. Теперь никакой угрозы от генерала не исходило и он убрал руку, давая мне немного пространства.

Асока обиженно развернулась и вернулась в палату. Энакин тут же проследовал за ней, бросив на меня напоследок презрительный взгляд.

* * *

Они ругались недолго. Я старался не обращать на их реплики никакого внимания. Ничего нового, в общем-то, не узнаю. Наконец Скайуокер покинул палату, бубня что-то про несносного падавана. Медленно зайдя внутри, я увидел Асоку, которая задумчиво глядела в окно на ночную жизнь Корусанта. Услышав шаги, она обернулась и слегка улыбнулась.

— Ты уж прости Энакина. Он хороший, просто…

— Все нормально, — я перебил подругу, видя как нелегко ей отдуваться за своего мастера. — Он всего лишь заботиться о тебе, так же как и я, — я осекся.

— Не так же как ты, — она опустила глаза в пол, в то время, как я вопросительно смотрел на нее. — Он заботится обо мне, как учитель об ученице. У него выбора нет. Это не значит, что я ему не дорога, просто в первую очередь я его ответственность, а потом уже все остальное. А ты, — она сделала короткую паузу. — Ты заботишься обо мне, как о друге. Даже не так. Больше, чем о друге. Я вижу это, но что более важно — чувствую это. Ты первый кому я без сомнений готова доверить свою жизнь, — тогрута очень нежно и немного смущенно посмотрела на меня.

Мне не нравится к чему она ведет. Я и так сомневался в правильности своего выбора. Нужно покончить со всем грубо и быстро. К сожалению, другого пути нет. Я не могу больше подвергать ее даже иллюзорной опасности. Если есть самый крохотный шанс того, что она может погибнуть из-за моих действий, то нужно все прекратить. То, на что я собираюсь пойти, слишком опасно. Так будет лучше.

— Замолчи, — тихо прошу я, замечая как из смущенного ее лицо становится удивленным. — Ты врешь сама себе, Асока. Больше чем о друге? Доверить жизнь? Мне? Неужели ты настолько глупа?

— Что ты несешь? — от ее голоса ком встает в горле. — Я тебя не узнаю.

— Со мной все прекрасно, а вот с тобой что-то не так! Почему ты говоришь мне все это сейчас? Чего ты хочешь?

— Я ничего не хочу, — Асока находится в растерянности. Я не могу винить ее. Она смотрит мне прямо в глаза. — Я просто люблю тебя.

Ее признание убивает меня изнутри, и я уже готов оставить свою затею, но вынужден идти до конца. Асоку слегка трясет. Ее голубые глаза, которые всегда так привлекали и манили, наполняются слезами. Вот сейчас настал тот самый момент, когда мне нужно сказать, что я ее не люблю и у нас нет будущего, тем самым поставив точку на отношениях длиной в жизнь, но…но я не могу. Я делаю другой выбор. Я не могу лгать ей, как не могу лгать и себе.

— Нет, ты не можешь любить меня.

— Но почему?

— Потому что я тебя чуть не убил! — эти слова как ядро вырываются из моих уст. — Я был эгоистичен и из-за этого ты чуть не погибла на руках у своего учителя. Я не могу впредь так рисковать, только не тобой.

Это стало кульминацией всего: разговора, нашего общения и моих чувств. Вот я стою перед ней и вижу, как к ней приходит осознание. Асока проводит параллели. Она далеко не глупая и видит, что все обидные слова были сказаны мной не со зла, что я преследовал какую-то цель, но какую? Хотя, разве это имеет значение?

— Ты не прав, — твердо говорит девушка. — Ты бы никогда так не поступил. Я знаю, что что бы ты не делал, ты всегда будешь думать о том как меня защитить. То, что произошло — это не более, чем досадная случайность, ошибка. Мы все их делаем.

Ее напор окончательно добивает меня. Битва проиграна. Чувства одержали громкую победу. Я медленно отхожу от Асоки, упираясь спиной в стенку, одновременно закрывая лицо руками. Я готов провалится под землю от своего безрассудства. Какие-то десять секунд назад я чуть было не лишился той, что люблю всем сердцем.

Мне вспомнилось обучение ситхов. Они уничтожали все, что было для них дорого, убивая частичку своей души. И все ради силы. Это как раз то, что я хотел сделать. Как я мог так жестоко поступить? Я не ситх. Я не собираюсь лишать себя этой связи, я буду сражаться за нее, защищать ее. И пусть кто-нибудь только попробует сунуться.

— Прости меня, Асока. Я не хотел, я…

— Ничего не говори, — девушка улыбается и подходит ко мне. — Я все понимаю. Ты посчитал, что будет правильно избавиться от привязанности, прямо как учит нас…

— Кодекс, — заканчиваю я ее мысль. — Вот только сейчас мне плевать на кодекс.

Асока подходит ближе. Я медленно прижимаю ее к себе и целую. Она отвечает мне и я чувствую привкус соли на губах.

— Я больше никогда не стану причиной твоих слез, — решительно заявил я, когда мы наконец немного отстранились друг от друга.

— Не говори так. А вдруг это будут слезы радости? — наигранно обижено произносит девушка.

— Ты права, — я усмехаюсь и только сильнее обнимаю ее.

День еще долго не заканчивался. Мы болтали, веселились, дурачились и целовались. Для нас обоих это было в новинку. Так открыто показывать свои чувства друг другу — огромное облегчение. К черту Кодекс. Зачем придумывать отговорки, когда счастье вот оно — лежит рядом и мирно спит, прижавшись ко мне, словно боясь утратить только что обретенное душевное равновесие.

Я хотел остаться, но решил в лишний раз не нарываться, мало ли Скайуокер захочет с утра проведать свою ученицу. На прощание чмокнув спящую девушку в лоб, я покинул палату. Выйдя на улицу, я вдохнул воздух полной грудью, обдумывая свои дальнейшие планы. На повестке дня стояла поимка Оффи, и Сила подсказывала, что ждать оставалось недолго.

=== Глава 18. Иная история ===

Война войной, но тренировкам мы с учителем стабильно уделяли много времени. Несмотря на то, что я довольно поздно начал заниматься фехтованием, я все равно достиг значительных успехов. Во владении двухклинковым мечом я был одним из лучших в храме, в джар’кае тоже сильно преуспел. Боевые задания и постоянные стычки с дроидами лишь улучшали мою технику. Количество переросло в качество, поставив меня на ступень выше обычных падаванов. До фехтовальщиков вроде Винду или Дуку мне, пока, далековато, но начало многообещающее.

— Не отвлекайся, Сэм. Будь всегда начеку, — Пло Кун наносил один удар за другим. Сегодня тренировали технику боя двухклинковым мечом. Обращение с оным не сулило потенциальным врагам ничего хорошего. Редко кто пользовался таким стилем. Отсюда и очевидное преимущество: противник просто не знал как правильно вести себя в бою.

— Вам могу пожелать того же, — сжав зубы ответил я, пойдя на обманный маневр, который, стоит признаться, не сработал на моем опытном наставнике. Он с легкостью парировал мой удар.

В начале моего обучения учитель испытывал некие трудности, но непривычность ситуации компенсировалась моим, слабым на тот момент, уровнем владения световым мечом, от чего и тогда и сейчас особых проблем у магистра не возникало. Пло Кун волей неволей привык в моему стилю, поэтому читал меня почти как открытую книгу. Но здесь ключевое слово «почти».

Войдя в клинч, мы воспользовались короткой передышкой, во время которой долго мерили друг друга взглядами пока я не начал воплощать одну задумку. Воспользовавшись тем, что наши мечи были скрещены, из-за чего Пло Кун сосредоточил внимание на мне, а не на лезвии, я на ходу разъединил свой клинок на две части, и пока первая удерживала магистра, второй я нанес победный удар.

— Неплохо, — признал мою победу в тренировочном бою Пло Кун, вставая с колена. — Но мы тренировали технику боя двухклинковым мечом, мой юный падаван.

— Учитель, где вы видели, чтобы в сражении противники следовали правилам? Уловками и хитростью мы живы, — я стукнул себя в выпяченную грудь. Магистр не успел ответить мне, потому что в следующий момент послышался взрыв. Мы переглянулись. Мастер Пло находился в смятении, а у меня в голове пронеслась долгожданная мысль.

* * *

Баррисс Оффи была падаваном магистра Луминары Ундули. После того, как Асока и Баррисс чуть не погибли, выполняя миссию по уничтожению завода дроидов на Геонозисе, они стали дружить и позже стали близкими подругами. Что касается меня, то я был знаком с мириаланкой. Почему-то, Баррисс очень стеснялась в моем присутствии. Не знаю с чем это было связано. В любом случае, мы неплохо общались, можно даже сказать дружили. Но после того, как я вернул себе память любая симпатия к Баррисс была сведена на нет.

* * *

Теракт в храме стал настоящим шоком для всех его обитателей. Энакину и Асоке поручили разузнать, кто на самом деле стоит за столь дерзкой атакой. В итоге, они нашли предполагаемую виновницу. Ей оказалась Летта Тармонд. Ниточка была верной, но толкование ошибочным.

Естественно, нельзя было просто прийти и заявить, что за атакой стоит Оффи. Без доказательств никто и слушать не будет. Следовательно, нужно подловить Баррисс, но как это сделать? Мириаланка прокололась только с мечами Вентресс, решив оставить их себе. Но я не могу ждать пока все к этому придет. Необходимо зарубить проблему на корню.

Понимание того что делать пришло почти мгновенно. Идея до жути проста. Нужно не допустить смерть Летты. Для этого я решил отправиться в республиканскую военную тюрьмы, где Тармонд держали под стражей, вместе с Асокой. Даже если спасти Летту не удастся, я смогу подтвердить непричастность к этому тогруты.

— Сэм? — я ждал подругу на взлетной площадке храма. Как раз успел подготовить кар.

— Да?

— Что ты тут делаешь?

— Тебя жду. Ты же к Летте Тармонд собираешься?

— Ну да, а как ты узнал?

— Совет попросил с тобой полететь, — солгал я. Эта фраза была чем-то вроде универсального ключа. Ни один из членов Ордена, услышав эту фразу, не стал бы спорить.

* * *

Спустя полчаса мы уже были возле камеры Летты. Пришлось конечно же сдать оружие и убедить коммандера Фокса пропустить меня. Несмотря на то, что Совет якобы послал меня вместе с Асокой, обвиняемая меня не особо ждала. Мы зашли внутрь камеры, довольно просторной и удобной для тюрьмы. Охрана стояла сзади нас и уходить пока не торопилась.

— Чего ты хочешь, Летта? — устало спросила Асока.

— Мне сказали, если понадобится помощь, обратиться к тебе, — женщина презрительно посмотрела на клонов.

— Оставьте нас на минуту, — сказал я. Клоны нехотя покинули камеру. Дверь закрылась и мы остались в комнате втроем. Или уже вчетвером? С помощью Силы я сканировал помещение, пока меня не отвлекла Летта.

— А это кто? — она указала на меня.

— Друг. Ему можно доверять, — повернулась ко мне тогрута. — У тебя мало времени, так что говори по сути, чтобы облегчить свою душу, — Асока сложила руки на груди, переведя взгляд обратно на Летту.

Они начали обсуждать прошедший взрыв, а я тем временем медленно сканировал помещение. Сначала ничего обычного я не приметил, но скоро я почувствовал как к нам кто-то приближается. Каким образом Баррисс смогла проникнуть на строго охраняемый объект оставалось загадкой, но прямо сейчас она уже совсем близко. Спряталась в вентиляции. Но как ее оттуда выкурить или хотя бы не дать совершить убийство?

Молния Силы, пришло мне в голову. Знаю, что не по-джедайски, хотя тоже не совсем верно. Пло Кун использует светлый аналог этого приема, который называется «Электрическое Правосудие». А поскольку я, так получилось, являюсь его учеником, то и оправдываться долго не придется. Я встал таким образом, чтобы сверху было видно только Асоку и Летту, и приготовился.

— Джедай… Джедай показал мне как сделать бомбу и как запустить нанодроидов, — женщина продолжала свой рассказ.

— Зачем джедаю все это?

— В Республике есть граждане, такие как я, считающие, что Орден джедаев уже не тот. Джедаи превратились в милитаристов. Они стали оружием и убивают вместо того, чтобы поддерживать мир. Один из джедаев согласен с нами, — Летта ткнула пальцем в Асоку. — Один из вас хотел сделать заявление и атаковать свой собственный Орден.

— Кто? — тогрута подошла ближе к Тармонд.

— Если ты защитишь меня, я скажу.

— Ты должна сказать кто стоит за всем этим.

Летта медлила, но все же решилась поведать правду.

— Это…

В следующий момент женщина схватилась за горло и невидимая сила стала поднимать ее в воздух. Медлить нельзя. Я сосредоточился. Молния должна была получится похожей на выстрел, что у меня неплохо получилось. Первый удар наудачу был нанесен в вентиляцию над моей головой. Промах. Второй — немного левее и тут же мы услышали крик боли, а Летта упала на землю.

— Останься с ней, — сказал я Асоке. Та понимающе кивнула. На шум сбежались клоны.

— Что здесь произошло? — строго спросил Фокс.

— Коммандер, соберите людей и обыщите здание. Кто-то проник внутрь и попытался убить подозреваемую, — клон кивнул. — И верните мне меч и коммуникатор.

В тюрьме подняли тревогу. Теперь каждый солдат на объекте искал нарушителя. К счастью, поиски не отняли много времени. Как сообщили коммандеру Фоксу, наемница пытается уйти по центральному виадуку на запад. Мы начали погоню. Мириаланка хорошо подготовилась: ее одежда отличалась от того, что она обычно носила и полностью закрывала лицо, от чего клоны не знали кого именно они преследуют. Да даже если бы знали, все равно бы ни секунды не сомневались в приказе. Асоку то как преследовали.

Стоит также отдать должное магистру Луминаре. Ее подопечная с относительной легкостью избегала оглушающие выстрелы бластеров. Вся сцена поимки напоминала аналогичный побег Асоки с одним исключением. Баррисс убивала клонов, причем не жалея на это сил. В конце концов, ей удалось прорезать отверстие в огромной трубе и скрыться в канализации. Однако, не зря же в погоне принимал участие я. Не выпуская Оффи из виду, мне удалось загнать ее в угол, а точнее к обрыву, но Баррисс это не остановило. Она спрыгнула на спускающийся на нижние уровни транспорт, решив, что я за ней не последую, но я же не для того гнал ее аж от самой тюрьмы.

— Сдавайся! — окрикнул я мириаланку, активируя два меча. Оффи не отреагировала на мою фразу, встав в оборонительную стойку. — Да ладно тебе, Баррисс.

Девушка заметно вздрогнула.

— Откуда ты узнал, что это я? Летта не успела вам сказать!

— Скажем так, я просто знаю. Твоя поимка — это вопрос времени. Так что либо мы сделаем все по-хорошему, либо по-плохому.

Не теряя больше ни секунды, Баррисс атаковала. Видимо придется по-плохому. Завязался бой, обещающий быть не таким уж долгим. Мириаланка потратила достаточно сил на побег, к тому же была задета в правое плечо моей молнией. Хотя, если быть честным, сражалась она очень хорошо. Против того же Скайуокера в изначальном варианте истории неплохо держалась.

Вопреки моим ожиданиям, Баррисс не сбавляла темп. Еще бы, ведь сражалась она по сути за свою жизнь. Видимо Оффи думает, что у нее есть реальная возможность расправиться со мной и сбежать. Как же она ошибается. Я парировал один ее удар за другим, не забывая при этом контратаковать. Совету она нужна живой, чего нельзя сказать обо мне. Темная сторона внутри меня твердила, чтобы я как можно скорее расправился с ней, и я с радостью это сделаю. Главное разобраться до прибытия клонов.

Я перешел в активное наступление, стараясь измотать Баррисс. С каждой новой атакой девушка все хуже защищалась. Казалось, еще немного и мой меч проткнет ее насквозь, но в следующую секунду я слышу знакомый шум транспортника. Нет! Слишком рано. Отныне наша битва — достояние камер, установленных в шлемах клонов. Теперь я не смогу ее убить, по крайней мере не на глазах бойцов. Отвлекшись на корабль, я совершаю ошибку, упуская Оффи из виду, чем та тут же воспользовалась, нанося удар в голову.

— Тварь! — я схватился одной рукой за лицо.

Благодаря моей реакции мне удалось сохранить голову на плечах, но левый глаз теперь вряд ли подлежит восстановлению, да еще и шрам останется. Черт, как же больно! Воспользовавшись моим замешательством, Баррисс начала наступать, стараясь как можно скорее покончить с изматывающим поединком. Она старалась наносить как можно больше ударов слева, в надежде прорвать мою оборону. Не на того напала.

Превозмогая боль, я усилил, казалось, утерянный натиск. Удар, еще один. Неожиданно для того, кого ты только что частично ослепила? Я почувствовал, как силы покидают мою соперницу, и вот он — долгожданный финал. Одним мечом я увел ее клинок в сторону, вторым разрубил его, а затем с помощью Силы поднял Оффи и со всей дури впечатал в пол.

— Я этого долго ждал, — победная улыбка появилась на моем лице. Баррисс не могла ее видеть, но мне этого и не нужно.

— Сдаюсь, — я почувствовал, как ее тело расслабилось.

— Если ты не заметила, то это был не учебный спарринг, — наиграно печально произнес я, поднимая ее за горло и наблюдая за тем, как мириаланка жадно хватала ртом воздух.

— Ты… не можешь… ты… джедай…

— Рад, что ты так думаешь, — я притянул тело на себя, активируя один из своих клинков. Выражение ее лица я не забуду никогда — животный страх пойманной жертвы. Зеленый луч вошел в ее тело в области живота. Убийство безоружного всегда воспринимается в штыки, поэтому я не собирался её убивать при свидетелях. Бил с расчетом на то, что она выживет. Когда запись нашего поединка, дойдет до рук Совета, смогу сказать что-то в духе «она слишком опытна и опасна, чтобы целой и невредимой передать её клонам».

Корабль, на котором мы сражались, зашел на посадку на одном из нижних уровней. С ним приземлился и транспортник.

— Медика сюда! — скомандовал я, стараясь, чтобы мой голос звучал максимально обеспокоено.

Тут же один из клонов подоспел с аптечкой, оказывая первую медицинскую помощь. Мне бы ее кто оказал. Пока медики возились с Баррисс, перекладывая ее в мобильную бакту, я медленно шел к транспорту, смотря себе под ноги. Боль почти стихла, но, черт возьми, стыдно, что вот так отвлекся. Ну ничего, есть у меня один приятель на Корусанте — настоящий гений. Сделает мне бионический глаз, да еще лучше прежнего, но это будет потом, а сейчас я просто рад развитию событий. Да, я не убил Оффи, но вышло все равно неплохо. Хоть что-то в этом мире мне удалось исправить.

* * *

На следующее утро мы с Асокой предстали перед Советом, все члены которого в том или ином виде присутствовали в зале. Нам, как непосредственным участникам инцидента в тюрьме, нужно было отчитаться перед магистрами. Внимательно выслушав наши доклады, Совет поблагодарил нас за поимку предательницы. Баррисс исключили из Ордена и теперь будут судить по законам военного времени. Мы же уже собрались уходить, когда Пло Кун сказал:

— Асока, ты можешь идти, а ты останься, Сэм, — я кивнул и остался стоять на месте, пока тогрута покидала зал.

— Вы что-то еще хотели узнать?

— Нет-нет, — начал Винду. — Мы хотели тебе кое о чем сообщить.

— О чем же?

— Совет признает талант твой, — вступил Йода. Он сидел с легкой улыбкой на лице, а это обычно означает приятные новости. — Проявил себя ты за все эти годы как отличный командир, но что важнее — как джедай.

— Я не совсем понимаю о чем вы.

— Сэм, — окликнул меня Пло Кун. — Я считаю, что ты закончил свое обучение в качестве падавана. Совет поддержал мое решение.

Я затаил дыхание.

— Настало время пройти испытания джедаев.

=== Глава 19. Кривое зеркало и поиск ===

Их было пять: испытание сноровки, отваги, плоти, духа и проницательности. Каждый рыцарь Ордена проходил через них, и на каждом это оставляло свой след. Испытания были опасны, разнообразны и сложны для прохождения, но только преодолев их можно было по праву называть себя джедаем.

Когда Пло Кун сказал о том, что меня хотят посвятить в рыцари, я был в какой-то степени тронут, но больше шокирован. Мой прогресс хоть и был быстрым, но прошло не так много времени с начала моих тренировок. Те же Оби-Ван или Винду с самого детства обучались в храме.

На самом деле, не существовало каких-то четко определенных правил относительно того, сколько тебе быть юнлингом или падаваном. Тут все скорее ограничивалось пресловутым «как правило». На самом деле, наибольший вес имело решение наставника. Но почему мастер Пло не сомневался в моей готовности? Оказалось, что, сам того не зная, я стал проходить эти испытания. Звучит дико, я знаю и в начале я даже не понял о чем идет речь, но мне все разъяснили.

Так уж вышло, что, сам того не замечая, я прошел аж целых три этапа посвящения. Испытание отваги было зачтено за выполнение невероятно опасных и сложных миссий с учителем. С этим никто из магистров даже спорить не стал, что довольно редко для Совета, в котором мнения постоянно разнились. А испытание сноровки и плоти я прошел, победив Баррисс в дуэли. По последнему пункту вопросов также не возникло. Кто бы мог подумать, что нужно всего лишь лишиться глаза. Зато с первым не все были согласны. Мнения разделились. Кто-то говорил, что Баррисс для меня была слишком уж слабым соперником, кто-то наоборот утверждал, что все в рамках испытания. Но в итоге решающий голос имел Пло Кун, который смог убедить Совет в чистоте прохождения мной испытания сноровки.

Таким образом, оставалось все два этапа, но их еще попробуй пройди. С испытанием проницательности все более менее ясно. Как я понял, нужно с помощью Силы увидеть скрытые намерения того или иного существа. Скажите легко? Было бы, если бы вся ситуация не усложнялась наличием мощных иллюзий. Ну да ладно, справлюсь.

Меня беспокоило другое — испытание духа. Мне предстояло глубже заглянуть в себя. Что-то вроде очень глубокой медитации. Не знаю почему, но я боялся этого этапа как огня. После Коррибана во мне наравне со светом существовала тьма, и при всем желании погружаться в этот жгучий микс мне не хотелось. Тем более, мне не хотелось делать этого в присутствии Совета. Они как-то удачно забыли про мою трехдневную пропажу и лишний раз напоминать им о том, что со мной могло приключиться что-то из ряда вон выходящее, я не собирался.

* * *

Испытания были назначены на сегодняшний вечер. На закате я явился в специальную палату для прохождения двух оставшихся этапов. Сначала я должен был пройти испытание духа, и сразу после — проницательности. Весь день я провел в легком предвкушении, но, когда оказался перед дверьми зала, то не на шутку разволновался. Соберись, Сэм. Все будет хорошо.

Внутри меня встретило больших размеров помещение. Чем-то напомнило зал Совета, только без окон, кресел и с неприметным балконом, с которого за испытанием наблюдали выбранные для этого дела магистры Ордена, а именно Оби-Ван, Ки-Ади-Мунди, Йода и Винду. Они внимательно следили за каждым моим шагом.

— Мы начинаем первый этап. Займи место в центре зала, — произнес Мейс. Я последовал указанию магистра. — Приступай по готовности.

Меня одолевали сомнения, но тут уж ничего не поделать. Пан или пропал. Я опустился на пол, подогнув под себя ноги, закрыл глаза и сосредоточился. Как там учил мастер Пло? Отбрось ненужные мысли, почувствуй Силу и стань с ней единым? Ну что ж. Попробуем. В начале мне показалось, что данный сеанс медитации ничем не отличался от сотен предыдущих, но я ошибался. Мое чутье предупреждало об опасности. Но с чего бы это? Я же нахожусь чуть ли не в самом защищенном месте во всей галактике.

Вскоре я уже не мог игнорировать назойливые сигналы и осторожно приоткрыл глаза, будучи готовым ко всему… или почти ко всему. Вдалеке, в тени зала, я заметил две фигуры. Они молча и, как мне казалось, с каким-то интересом наблюдали за мной. Я точно помню, что, когда я вошел, их тут не было. Взглянув на балкон, я заметил и второе изменение. Магистры куда-то пропали.

— Кто вы? — спросил я, поднимаясь на ноги. Фигуры ничего не ответили, вместо этого выйдя на свет.

— Здравствуй, Сэм, — произнес первый. Второй лишь поднял руку в знак приветствия.

Сложно описать чувство, когда перед тобой стоят две твои копии, причем обе старше тебя. На вид им было около тридцати и, пожалуй, это было единственным их сходством. Первый чем-то напоминал Оби-Вана, разве что волосы темнее и лицо мое, но в остальном очень похож. Он всем своим видом пытался показать свои добрые намерения, излучая покой и смирение. А вот второй был куда интереснее: закованный в броню из какого-то черного металла, с бледной кожей и черными прожилками на лице его никак нельзя было назвать дружелюбным. Яростный и безумный взгляд его желтых глаз лишь больше убеждал меня в этом.

— Я сплю? — спрашиваю я, хотя заранее знаю ответ.

— Нет, ты же на испытании, — удивленно сказал первый.

— Он и без тебя это знает, — язвит второй.

— Не начинай пожалуйста, мы здесь не для этого.

— Кто сказал? Как раз наоборот!

— Так, стоп, — останавливаю их я. — Что здесь вообще происходит?

— Зря ты не убил Баррисс, парень, — не обращая внимания на мой вопрос, начал второй. — Она этого заслуживала. Зачем ты ее пожалел?

— Потому что это правильно, — ответил за меня первый. — Ты поступил верно. Но ранить ее мечом было лишним. Ты позволил эмоциям вырваться наружу. Это неправильно.

— Да кто вообще это сказал? Эмоции это отличное оружие.

— Они ведут на темную сторону.

— Да что ты заладил с темной стороной. Мы же хотим, чтобы он был сильным.

Между двумя разгорелся жаркий спор. Я слушал их и не мог понять как себя вести. Начать хотя бы с того, что, если отбросить условности, то я по факту спорю сам с собой. Непонятной осталась и причина дискуссии. Буквально на пустом месте они развернули полемику, достойную стен Сената. В какой-то момент они забыли обо мне и начали спорить на какие-то отдаленные темы, связанные с фундаментальными вопросами мироздания. Невольно я стал вслушиваться в их дебаты. Странно, но я не могу принять чью-то стороны. Сильные аргументы одного перекрывались контраргументами другого и наоборот.

Какой в этом смысл? Не знаю. Этой борьбе противоположностей буквально не было конца. И тут я задался вопросом: а какую роль в этом играю я? Я не участвую в обсуждении, моего мнения не спрашивают, да и сказать мне особо нечего. Может дело в испытании? Я чуть не забыл, что прохожу одно из них. Помнится, магистр Пиелл называл этот этап «лицом к зеркалу».

— Вот в чем вся соль, — спорщики замолкают и вопросительно переводят взгляды на меня. — Лицом к зеркалу, значит?

— Ты понял? — радостно спрашивает первый.

— Посмотри на него. Конечно, — ухмыляется второй.

— Да, — сделал я небольшую паузу, потирая подбородок. — Цель этого испытания: посмотреть на себя со стороны и оценить внутреннее состояние. Судя по тому, что я увидел, внутри меня полным полно противоречий. Из-за этого я порой не могу действовать или принимать взвешенных решений.

— Что это значит? — одновременно спросили мои копии.

— Что правда всегда где-то посередине, — я улыбнулся и поднял взгляд на собеседников. Они улыбнулись в ответ.

Наступил неожиданный конец. Мир вокруг стал распадаться. Я очнулся в той же позе, в которой и начал свою медитацию. Облегченно вздохнув, я услышал голос магистра Винду:

— Испытание духа пройдено, переходим к испытанию проницательности. Твоя задача: вычислить того, кто хочет тебя убить.

— Что, простите? — но мой вопрос остался без ответа.

Пространство вокруг стало каким-то размытым, всего на долю секунды, но мне показалось, что кто-то кричит. Из одной иллюзии в другую? Когда картинка окружающего меня мира пришла в норму, я понял, что нахожусь на рыночной площади какого-то города. Архитектура зданий чем-то напоминает Набу, а может это Набу и есть. Я стал осматриваться. Обычный день оживленного места, ничего больше. Казалось, что все здесь происходит хаотично, но это было не так. Мне словно показывали один и тот же отрывок, запуская его снова и снова. Вот какой-то родианец входит в свой дом, а вот он только подходит к нему, выныривая из ближайшего переулка. Странно это все, но монтаж довольно качественный, если конечно иллюзию можно назвать монтажом.

— Магистр Винду сказал, что мне нужно найти того, кто хочет меня убить, — никто не обратил внимания на мою реплику. Видимо меня не только не слышат, но и не видят. Ну еще бы, ведь это же иллюзия. — Вы же понимаете, что это невыполнимая задача? — внимал я к невидимым мне магистрам.

Хотя, если подумать, то все не так плохо. Кажется, Асока в свое время проделывала что-то похожее. Да, точно. Они пришли с Пло Куном в одну из кантин на нижних уровнях, чтобы получить информацию о Боббе Фете. Каким-то образом ей удалось отсеять весь мусор и лишние шумы. Попробую сосредоточиться.

Я напрягся, причем довольно серьезно. Все же пробиваться через мощные иллюзии дело очень неблагодарное и требует много сил и энергии. Но вскоре мне удалось заглянуть за ширму. В той иллюзии, что я наблюдал было и кое что настоящее, а если точнее — кое кто.

Их было трое. Три настоящих живых существа находились в радиусе моего ощущения. Я не мог их видеть, но чувствовал прекрасно. Скопления энергии отличались друг от друга и каждый из них вызывал свою определенную эмоцию. От первого пучка веяло спокойствием, я бы даже сказал убийственных спокойствием, чрезмерным равновесием. Я знаю всего одного человека, точнее кел-дора, который соответствовал данной сигнатуре. Уверен, что это Пло Кун. Идем дальше.

Следующий образ был очень мягким и притягательным. Я уловил что-то знакомое, что-то любимое. Хотелось притянуть это что-то к себе и не отпускать. Должно быть это Асока. Слишком уж светлая и знакомая энергия. А вот последнее скопление ни с какими натяжками нельзя назвать даже дружелюбным. Образ излучал недовольство и презрение, что не предвещало ничего хорошего. Скорее всего это и есть тот, кто мне нужен.

Игнорируя иллюзию, я стал двигаться на встречу к своей цели. С каждым шагом ощущения становились все сильнее. Вскоре в толпе я заметил фигуру в плаще, стоявшую на одном месте. Как только я дотронулся до нее, окружающее меня пространство пришло в норму.

Интересно кто играет убийцу? Фигура была выше меня ростом и немного крепче по телосложению. Что-то очень знакомое…

— Энакин, ты что ли? — я удивленно прищурился. Ну конечно же? Кто может сыграть роль подставного убийцы как не Скайуокер?

— Видимо ты справился. Поздравляю, — сухо отрезал генерал и, скинув плащ, направился вон из зала. Я смотрел ему вслед и только сейчас осознал насколько неловко все вышло и насколько хорошая фантазия у магистров, которые проводили испытания. Как им вообще такое в голову пришло?

— Сэм! — ко мне подбежала восторженная Асока. Она хотела было меня обнять, но вовремя взяла себя в руки. — Ты молодец. Я знала, что ты справишься, — уже официальным тоном заявила девушка.

— Прими и мои поздравления, падаван, — к нам подошел Пло Кун, сведя руки в замок. — Ты прошел свои испытания. Впереди у тебя обряд инициации и самостоятельная жизнь в качестве полноценного рыцаря.

— Спасибо, учитель, — я слегка поклонился.

Мы успели перекинуться еще парой фраз перед тем, как к нам подошли наблюдавшие за испытанием магистры и сообщили то, что в принципе и так было понятно. Все было чисто, по правилам, без подсказок и хитрости.

* * *

На следующий день я прошел обряд инициации и официально стал рыцарем Ордена. Поздравлений было много и все были искренними, что несомненно приятно. Настоящий сюрприз сделали мне клоны из 104-ого. Ребята все вышли на связь, чтобы лично поздравить меня с продвижением. Теперь, согласно нормам, принятым в армии Республики, я стал генералом. Это означает, что не покомандовать мне больше в 104-ом. У меня в подчинении будет собственный батальон. Жалко, но ведь у нас могут быть и совместные миссии.

Я стоял около входа в храм, упершись спиной в колону, и наблюдал за ночной жизнью города. В голове было много мыслей, среди которых больше всех выделялась одна — независимость. Теперь я стал куда свободнее, получил автономию, так сказать. Ранг рыцаря дает много привилегий. Пло Кун отныне не может контролировать каждый мой шаг, не может этого делать и Совет. Наконец, я могу начать приводить свой план в исполнение. Главное — это не торопиться. Терпение и труд даже владыку ситха к стенке припрут.

=== Глава 20. Генерал ===

Как обыграть того, кто сам может обыграть кого угодно? Я понимаю, что столкнись я с Сидиусом в честном поединке, то наверняка бы проиграл, но я нашел лазейку. Я знаю все ходы Палпатина и все его планы. Честно признаюсь, размах впечатляет. Будь я адептом темной стороны, сразу бы к нему присоединился. Сколько власти, сколько денег. Я, конечно, восхищаюсь его гением, но я хороший парень, у которого есть очень большой шанс на победу.

Прошло около недели с момента посвящения, а я все никак не мог привыкнуть к своему статусу. Я медленно плелся по коридорам храма в сторону командного центра, где меня должны будут назначить генералом в одну из ячеек армии Республики. Я теперь джедай, а это значит, что под моим непосредственным руководством будут находится клоны. Много клонов. Откровенно говоря, мне не по себе. Теперь все серьезно. Идет война, джедаев мало, и я один из них. Рядом больше не будет всегда здравомыслящего Пло Куна, чтобы вытаскивать меня из передряг. Поэтому, пора начинать думать своей головой.

Я вошел в небольшую аудиторию, где собрались Мейс Винду, Кит Фисто и голограммы Оби-Вана и Пло Куна. Они обсуждали ситуацию на фронте и, казалось, не обратили внимания на мое появление.

— Мы не знаем, что делать. Ситуация на Кабале оказалась сложнее, чем мы думали, — внимал к остальным Оби-Ван. — Необходимо подкрепление, чтобы окончательно сломить сепаратистов.

— Боюсь, ничем не смогу помочь, — склонил голову Пло Кун. — Мы все еще сражаемся с флотом неприятеля возле Рилота.

— Я бы тоже рад, но Высшее командование посылает меня в помощь магистру Луминаре, — развел руками Кит Фисто.

— Есть идея. Предлагаю отправить бывшего падавана магистра Пло на подмогу, — обратился ко всем Винду, после чего смерил меня взглядом. — Оби-Ван, жди подкрепление в ближайшее время.

— Но я… — хотелось как-то образумить генералов, но мне не дали этого сделать.

— Решено, — потирая бороду, произнес Оби-Ван. — Буду ждать тебя, Сэм. Конец связи.

Голограммы исчезли, а я стоял в легком недоумении. Что только что произошло?

— Но магистр, — обратился я к покидающему зал Винду. — Меня еще не назначили…

— Назначали, — не дал закончить мысль Мейс. — Коммандер твоего отделения уже ждет в третьем ангаре.

Шикарно. Быстрым шагом я направился в условленное место встречи. Вся эта ситуация скорее радовала меня, чем нервировала. Наконец-то у меня будет свое подразделение, из которого я сделаю сильнейшее в армии. Интересно, на кого больше похож мой клон-командир? На тактичного и смелого Рекса или на серьезного Коди? В любом случае, надеюсь, что мы сработаемся.

В ангаре было на удивление многолюдно, а само помещение было заставлено транспортниками и ящиками с орудиями. Я неуверенно ходил среди бойцов, которые, судя по темно-зеленым линиям на броне, принадлежали к одному подразделению. Среди клонов особенно выделялся один, что стоял возле ближайшего ко мне корабля. Видимо командир. Он держал свой шлем в руках и в отличие от других носил спец наплечники. Я подошел к нему и прокашлялся. Клоны, стоявшие рядом с ним, вытянулись по стойке «смирно», а сам командир лениво повернулся и, увидев меня, последовал примеру товарищей, правда с меньшим энтузиазмом.

— Привет, парни, — я робко поднял руку в знак приветствия. — Мне сказали, что здесь меня будет ждать клон-командир подразделения, которое теперь находится в моем подчинении, — бойцы переглянулись, а их главный стал внимательно меня осматривать.

— Вы должно быть генерал Гилан, — так непривычно слышать, когда кто-то называет тебя по фамилии. До Коррибана меня называли просто Сэм. Фамилия мне была особо ни к чему, да и вспоминать её мне не особо хотелось. Тот же Йода, живет же как-то без второго имени. Но после посещения бывшей обители ситхов вместе с памятью вернулась и фамилия. Мне кажется, что многие о ней до сих пор не знают, даже Асока. Только учителю и Совету успел об этом сообщить.

— Да, — не скрывая удовольствия, ответил я. — А Вы, наверное, тот самый клон-командир?

— Так точно. КК-4515, капитан Тейт, 44-ая дивизия специальных операций, — сухо ответил солдат.

Приветствие было так себе. С первого взгляда Тейт казался обычным клоном, но я сразу ощутил его предвзятое ко мне отношение. Я не стал выяснять все на месте, вместо этого спросив о том когда мы вылетаем. Получив такой же лаконичный ответ, как и все предыдущие, я направился с капитаном в один из транспортников, который почти тут же покинул ангар.

* * *

Курс крейсера «Стойкий» был взят на сектор Маягиль. Я стоял на мостике, изучая тактические карты. Да-да, в этот раз я подготовился как надо. Мы летели на Кабал — очередную планету, на которой Республика и Конфедерация схлестнулись в бою. 212-ый штурмовой под командованием Кеноби сильно потрепало в многочисленных стычках, но расстановка сил была явна в нашу пользу. Была, правда, одна загвоздка. Дроиды успели отгрохать там немаленькую базу, взять которую с наскока не представляется возможным. Этот оплот неприятеля портил жизнь, причем довольно сильно. Из-за него силы Оби-Вана увязли в сражениях и только свежая кровь, моя кровь, могла помочь выйти из затруднительного положения.

— Тейт, — подозвал я своего капитана, который как раз вошел на мостик. — Взгляни. Видишь эти укрепления? Есть идея как пробиться? — Хотелось хоть как-то подружится с ним. Нам скоро в бой как-никак.

Клон взглянул на карту. На ней была изображена база дроидов, имевшая квадратную форму и напичканная всевозможными орудиями. Она была окружена густым лесом, из-за чего любая попытка продвинуться к ней с чем-то большим, чем станковый пулемет была обречена на провал.

— Нет, — покачал головой капитан.

— Почему? — терпеливо спросил я его.

— Возможно этого не видно на карте, но база окружена защитным полем колоссальных размеров, источник которого находится внутри базы. По этой причине нас и отправили сюда. Сил генерала Кеноби оказалось недостаточно для прорыва.

— Это я вижу. Но все же. Подумай. Может есть какие варианты? — конечно, у меня и самого был план. Но мне все хотелось втянуть в обсуждение Тейта и разрядить обстановку.

— Нет, — отрезал капитан. — Думай сам, — он развернулся и направился вон с мостика.

Это было неуважительно. Насколько я знаю, ни один клон не позволит себе обращение к старшему по званию на «ты». Пришло время серьезно поговорить с этим творением каминоанских клонеров. Я пошел вслед за Тейтом.

— Капитан! Капитан, стой, — я дотронулся до плеча командира и только тогда он остановился.

— Да?

— Что происходит?

— Ничего, сэр, — обращение «сэр» он пренебрежительно выплюнул.

— Ничего? А как понимать нарушение тобой субординации, КК-4515? — клон удивленно посмотрел на меня. Видимо не думал, что я его серийный номер запомню. — Не забывай, что я джедай и прекрасно чувствую настроение живых существ. Ты относишься ко мне предвзято и пассивно-агрессивно. С чего бы это?

— А как бы ты себя вел, если бы командовать тобой поставили юнца, у которого еще молоко на губах не обсохло? — Тейт серьезно посмотрел мне в глаза.

Такого выпада от клона я, признаться, не ждал. Они же все помешаны на иерархии и подчинении, как наркоманы на дури. Хотя у всех клонов разный характер. У этого, видимо, он тяжелый. С другой стороны его тоже можно понять. В его словах есть доля правды. Не думаю, что моя реакция отличалась бы от его. Оказавшись в шкуре Тейта, я понял что поможет мне заслужить его уважение.

— Я скажу тебе одно, капитан. Может по мне и не видно, но я прошел через такое, что и врагу не пожелаешь. На время миссии изволь выполнять приказы, а после — делай выводы, — я развернулся и направился обратно на мостик, оставив слегка смущенного Тейта стоять в коридоре.

* * *

На Кабале нас встречали Оби-Ван и коммандер Коди. Обменявшись приветствиями, мы тут же начали обсуждать план действий. Кеноби рассказал об успехах своего батальона и о том, что базу дроидов они пока не штурмовали.

— Предлагаю следующее: мы наступаем на базу в лоб. Наших совместных сил должно хватить для её уничтожения, — предложил Оби-Ван. — Иного выхода я не вижу.

— Так точно, генерал. Пойду предупрежу парней, — сказал Коди.

— Я сделаю тоже самое, — слегка наклонился в мою сторону Тейт.

— Тогда решено.

— Нет, Оби-Ван, — я впервые назвал магистра по имени, от чего немного смутился, но все же продолжил. — Если мы это сделаем, то погибнет много бойцов и наша кампания в этом секторе окажется под угрозой.

— Я понимаю, Сэм, но вариантов нет.

— Вообще есть один. Я много думал над природой дефлекторных щитов. У меня есть предложение. А что если мы активируем точно такой же щит как только наши силы окажутся внутри купола? Что произойдет тогда? — троица переглянулась.

— Если повезет, то получится что-то вроде купола внутри купола, — потирая бороду, начал Оби-Ван.

— Вот именно. Следовательно, клоны окажутся под прикрытием внутри прикрытия дроидов, — я не смог сдержать улыбку, глядя на напряженные лица моих товарищей.

— А что? — прокашлялся Тейт. — По моему идея очень хорошая. Как только мои парни окажутся внутри, мы устроим жестянкам такую взбучку, что не позавидуешь.

— Решено, — хлопнул я в ладоши. — Выступаем немедля, генерал?

— Да, — ухмыльнулся Кеноби.

* * *

Чтобы собрать бойцов, много времени не потребовалось. Мы продвигались к неприятелю двумя большими группами. Оби-Ван и Коди вели 212-ый батальон, а я с Тейтом — 44-ую дивизию. Наконец вдалеке мы увидели прозрачную пленку силового поля. Действовать нужно быстро. Первая часть плана включала установку генератора. Общим решением мы с Оби-Ваном должны будем прикрывать клонов, которые займутся установкой. Основные силы тем временем будут ждать сигнала, коим считалась активация щита.

Как я и полагал, стоило нам сунуться, как по нам открыли шквальный огонь. Вот где пригодился мой двухклинковый красавец. Хорошо хоть жестянки не знали что мы готовим. Иначе наверняка бы применили тяжелую артиллерию. Пока мы успешно отражали заряды дроидов, клоны успели установить и активировать генератор.

Настало время и для второй части плана. Мы начали наступление. Все шло как по маслу: под прикрытием поля наши войска без потерь продвигались к базе неприятеля. А дальше, как говорится, дело техники. Прорвавшись внутрь, мы стали крушить жестянок. Генералы на этой войне не просто стратеги, а такие же бойцы, как и все. Мы сражались решительно, доблестно и с азартом, ну по крайней мере я уж точно.

Спустя полчаса на базе прозвучал последний выстрел. Мы взяли Кабал и не понесли больших потерь. Примерно так и выглядит успех. Я прохаживался между искореженными машинами, внимательно их осматривая. Моя голова была занята размышлениями о всех тех битвах, что остались не освещенными во вселенной Лукаса, но это продлилось недолго.

— Генерал, — ко мне подбежал Тейт. Я не мог видеть его лица, но от чего-то казалось, что он был доволен. — Мы захватили базу, а наши потери минимальны.

— Я вижу, капитан, — улыбнулся я ему.

— Конечно, сэр. Но я, честно говоря, по другому вопросу, — он снял шлем и прокашлялся. Я удивленно поднял бровь. — Извините за мое поведение. Я был неправ насчет вас. Вы проявили себя как отважный и находчивый командир. Я, признаться, не верил, что слухи о вас правдивы. Но я убедился в этом сам. Для меня честь служить под вашим началом.

— Приятно слышать, Тейт. Ничего. Я тебя понимаю. Будь я на твоем месте, скорее всего повел бы себя также. А теперь пойдем, у нас еще много дел.

Я направился к Кеноби, который говорил с кем-то по коммуникатору. Подойдя поближе, я услышал как магистр закончил сеанс связи, а затем с сожалением посмотрел на меня.

— Что-то случилось?

— Да. Мастер Типлар была убита… — печально произнес Оби-Ван.

— Вот черт, — протянул я, прикрывая рот рукой.

— Самое интересное, что это вина клона. Энакин сообщил, что в скором времени его должны доставить на Камино.

* * *

Я покинул Кабал в раздумьях. Вот где я могу переиграть Палпатина. Если бы не Приказ 66, то уничтожение Ордена бы не удалось. Нужно изъять чипы у клонов, да еще и без ведома канцлера. Но как это сделать? Уж точно не находясь на поле боя. Насколько я помню, разбирательство по делу Кувалды не заняло много времени, так что, думаю, я могу взять небольшой отгул на пару-тройку стандартных дней.

=== Глава 21. Счастье в неведении ===

Получить разрешение от Совета оказалось довольно просто. Никто из магистров не возражал против моего участия в разбирательстве. Более того, мне были даны полномочия действовать от лица Совета и установить истинную причину предательства клона. В этом решении я усмотрел возрастающее ко мне доверие магистров, что не могло не радовать. Оставалось только добраться до Камино. Летел на планету прямо с Кабала. Сначала хотел отправиться туда в одиночку, но Тейт захотел сопровождать меня, а я не стал возражать. Его помощь может мне пригодиться.

Наш корабль вышел из гиперпространства возле Камино, после чего мы незамедлительно начали снижение. Честно говоря, бывать мне там не приходилось, но я и не особо хотел, в основном из-за погоды и удручающей атмосферы. К счастью, сегодня на Камино не было дождя.

Тейт пилотировал корабль, ведя его в сторону столицы Тапока-Сити, где нашего прибытия уже ждали мастер-джедай Шаак Ти и незнакомая мне каминоанка. Впервые за все время пребывания в далекой-далекой я почувствовал себя кем-то важным. Падаванов не особенно жалуют и замечают, а рыцарь-джедай, да к тому же с особыми полномочиями — это другое дело.

— Магистр Шаак Ти, — я поприветствовал тогруту, которая улыбнулась, едва завидев меня. Мы давно знали друг друга. Помнится, в пору ученичества я частенько обращался к ней с различными вопросами, а она всегда была рада помочь. Она умела располагать к себе и хорошо относилась ко всем в храме, включая меня. По этой причине я проникся к ней симпатией, хотя может все тогруты имеют на меня такое влияние?

— Сэм, рада тебя видеть. Поздравляю с прохождением испытаний. Прости, что раньше не смогла поздравить. Не было времени, — она посмотрела на каминоанку, которая терпеливо ждала своей очереди поговорить со мной. — Сэм, это доктор Нала Се — ведущий научный сотрудник Камино. Она была главным инженером по проектированию клонов.

— Очень приятно. Сэм Гилан, — я слегка поклонился, но на душе скребли кошки. Я узнал её. Она в сговоре с Дуку и сепаратистами. Впрочем, как и все на этой планете. Из-за неё убьют Файвза, и джедаи так и не узнают о заговоре до непосредственно исполнения приказа 66.

— И мне приятно, — меланхолично ответила Нала. — Но в вашем присутствии здесь нет необходимости, — не очень любезно.

— При всём уважении, доктор, Совет не разделяет вашего мнения. Эти бойцы — собственность Республики, и мы за них в ответе, — я строго посмотрел на каминоанку, но это, казалось, её совсем не смутило. — Кстати, где они?

— Кувалда умер, а Файвз сбежал, — напряженно ответила Шаак Ти.

А вот это плохо. Я хотел разобраться со всем по-тихому. Если клон ещё не изъял у себя чип, то скоро сделает это, а я не смогу этому помешать. Знаю о чем вы подумали. Да, в данной ситуации я играю на стороне Палпатина, хотя и то не совсем верно. Я хочу добыть доказательства, которых будет достаточно для того, чтобы показать Совету, что клоны представляют угрозу, но при этом, чтобы канцлер был полностью уверен в том, что смог убедить джедаев в обратном.

— Вы все ещё думаете, что я тут напрасно, доктор? — с издевкой спросил я, а потом обратился к своему капитану. — Тейт, бери бойцов и найдите мне этого клона. Хоть из под земли достаньте, хотя… — я растерянно огляделся. — Скорее из под воды.

Капитан кивнул и побежал собирать поисковый отряд. А вот мне предстоит серьезный разговор с тогрутой и каминоанкой.

* * *

Оказалось, что я прибыл позже, чем ожидал, поэтому события пошли так, как должны были изначально: Кувалду и Файвза положили на обследование в лаборатории. Исследования не выявили у обоих бойцов никакой аномалии. Физически они были здоровы. Шаак Ти предположила, что причиной нападения стало зомбирование, Нала Се — вирус, но обе были не правы. Интересно то, что одна из них знала это.

Дело было в опухоли. Её изъяли перед смертью Кувалды. Жаль, что не успел спасти его, хотя скорее всего мне бы это и не удалось. Внимательно выслушав беспристрастный доклад Шаак Ти и доклад Налы Се, которая старалась обвинить Файвза в смерти товарища, я стал медленно расхаживать взад-вперед по командному пункту, откуда велось наблюдение за всем городом и непосредственно его исследовательской частью.

— Ох, не нравится мне это всё, — томно произнёс я. — Кувалда умер, Файвз сбежал, охрана у вас так себе, да и отношение ко всему этому тоже, — я взглянул на Налу, которую потихоньку выводили из себя мои слова. — Как по мне, так на Камино нужно прислать специалистов с Корусанта, чтобы помогали вам справляться с инцидентами.

— В этом нет необходимости, — строго ответила каминоанка. — Этот клон просто обезумел, его нужно было сразу ликвидировать.

— Так вот как решаются у вас вопросы. Убийством? Давайте тогда их еще разными препаратами накачивать. Они же просто клоны, так?

— Ну хватит, — наконец вступила Шаак Ти. — Сейчас главной задачей является поимка Файвза. Ради его безопасности и безопасности всех в этом городе мы должны как можно скорее его отыскать.

* * *

— Брось оружие, — тогрута активировала свой клинок.

— Файвз, не дури, — я решил обойтись без меча. Мы находились в огромной каминоанской лаборатории с эмбрионами, так что лучше не делать резких движений. Файвз держал на мушке Налу Се и был настроен весьма решительно.

А у этой докторши талант незаметно исчезать. Мы даже не сразу заметили её отсутствия. Хорошо, что Тейт вызвал меня и у него был к ней вопрос по поводу предполагаемых мест поиска, иначе мы бы с Шаак Ти так и сидели в ожидании чуда.

— Мастер-джедай, я узнал в чём дело и достал доказательства. Джедай приказал имплантировать в нас при рождении ингибитор, но чип Кувалды сломался. Вот почему он сорвался, — отчеканил Файвз.

— Тогда предоставь доказательства, — я сложил руки на груди. Ко мне подлетел робот-компаньон клона и стал показывать чипы.

— Как видите, чип, изъятый у Кувалды обуглен и разлагается, что свидетельствует о неисправности.

— Что вызвало поломку? — спросила тогрута.

— Какая разница? — я потёр кончик носа. — Раз эти чипы настолько опасны, то их нужно изъять из всех клонов, иначе Республиканская армия окажется под угрозой.

— Нет никаких доказательств, — попыталась реабилитироваться Нала Се. — Это единичный случай. Кроме того, когда ты удалил чип у Кувалды, — она взглянула на Файвза. — Он умер.

— С другими клонами такого не случится. Свой я уже удалил и, как видите, абсолютно здоров, — в доказательство слов бойца AZ-3 показал исправный чип, пояснив, что у этого образца нет никаких неисправностей.

— Удалив свой чип, ты стал угрозой. Мастера-джедаи, нужно немедленно ликвидировать этого солдата.

— Я тебе не запчасть, а живое существо! — не выдержал Файвз и стукнул Налу по голове.

— Ты был создан в наших лабораториях, ты — собственность Камино.

— Я так не думаю, — решил я наконец покончить со всем этим. — Юридически он — собственность Республики, и ликвидировать его я не позволю. Более того, мы доставим его на Корусант, где канцлер Палпатин, думаю, будет очень рад выслушать его историю, — увидев, как Нала Се пытается возразить я повысил тон. — Это мой приказ, доктор, и обжалованию он не подлежит.

— Решено. Посылаем данные, образец и Файвза, — поддержала меня Шаак Ти.

* * *

Весь полет я не отходил от Файвза, пытаясь успокоить его и войти в доверие, что мне неплохо удалось. Клон знал меня по совместным миссиям, к тому же я был джедаем, так что он не сомневался в том, что я помогу ему докопаться до истины. И это отчасти правда.

Нала Се пыталась выпроводить меня из помещения, где находился Файвз, но я наотрез отказывался. Мне нужен трезвый и здравомыслящий боец, а не накачанный этой докторшей сумасшедший. Вместо того, чтобы выйти самому, я попросил её оставить нас наедине. Было видно как каминоанке не хочется оставлять клона без присмотра, но выбора у неё не было. Дверь за ней закрылась, а я стал приводить свой план в исполнение.

— Файвз, — позвал я клона, который всю дорогу лежал привязанный на кушетке.

— Да, генерал?

— Я собираюсь тебе кое о чём рассказать. Ты выслушаешь меня? — клон, немного помедлив, кивнул. — Хорошо. Было мне тут одно видение…

Я вывалил на Файвза почти всю правду, которую только мог вспомнить. В деталях описал его побег, о котором не мог знать, рассказал о том, что во всем виноват владыка ситх, которого Орден ищет (не называя имен, конечно), и что его, клона, хотели убить. Не обошёл вниманием и тот факт, что Нала Се собиралась накачать его наркотиками. Вишенкой на торте стала смерть клона, которую я якобы видел в своих видениях. После того, как я закончил свой рассказ, Файвз мог сказать только одно:

— Но этого не может быть, генерал! Это же заговор на самых верхах! Да ещё и такой масштабный… Почему канцлер это допустил?

— Канцлер окружен изменниками и ему сложно проследить за всем, что творится в Республике, — пожал я плечами. — Но это не так важно. Ты должен понять, что мы должны играть умнее предателей. Сейчас они надеются замять это дело, заставить джедаев поверить, что чип не представляет для них опасности.

— Мы не можем позволить им сделать это!

— Как раз наоборот, Файвз. Мы поверим им, точнее сделаем вид, что поверим. Как только встретимся с канцлером, скажи ему, что вспомнил о паразите, о котором ты краем уха услышал, когда был на Ринго-Винде. Скажи, что ты не уверен, но возможно именно он стал причиной неисправности чипа.

— Внимание, сообщаю, что мы прибыли в пункт назначения на Корусант. Скоро состоится посадка, — радостным голосом отрапортовал пилот по громкой связи. Я непроизвольно напрягся и поднял голову вверх, но затем снова посмотрел на клона.

— Верь мне, Файвз. Ты не только выживешь, но вернёшься в строй и сможешь помочь раскрыть заговор против джедаев. Ты станешь героем Республики и очистишь имя Кувалды, — клон задумался. — Так мы договорились? — увидев короткий кивок и решимость в глазах бойца, я удовлетворенно кивнул.

* * *

Как же приятно работать с клонами. Файвз блестяще сыграл свою роль перед канцлером, мной и мастером Шаак Ти. Видимо, у Джанго Фетта и актерский талант имелся. Палпатин, казалось, был очень доволен фальшивым признанием клона и заверил нас, что в лабораториях Корусанта сделают всё возможное, чтобы разобраться в ситуации.

Через пару дней магистров Ордена собрали и рассказали о том, что слова клона подтвердились, и именно паразит стал причиной распада чипа. Канцлер даже пообещал вакцинировать всех клонов от этой заразы. Как благородно с его стороны. Обо всём этом, и не только, я узнал из рассказа Шаак Ти. Несмотря на то, что инцидент был исчерпан, тогруту не покидало скверное предчувствие.

— Я не уверена, Сэм, — мы прогуливались с Шаак по коридору храма, обсуждая ситуацию с паразитом. — Что-то в этом мне кажется нелогичным. Почему у Файвза чип не начал разлагаться, если они с Кувалдой оба заразились? Да и остальные клоны также полностью здоровы.

— Вы думаете, что врачи могли ошибиться? — с надеждой в голосе спросил я.

— Не знаю, — тогрута покачала головой.

— А может нам провести своё независимое расследование? — предложил я. — Меня тоже много чего смущает. Честно признаться, я даже приказал Тейту добыть мне этого паразита для исследования в храме. Сегодня вечером он доставит его на Корусант. Мы могли бы и Файвза выдернуть. У него как раз подходит к концу срок реабилитации в госпитале, и перед отправкой на поле боя мы можем провести опыты. Я слышал, что ему даже вживили новый чип.

— Я согласна с тобой, — неожиданно твердо сказала джедайка. — Мне будет куда спокойнее, если мы лично удостоверимся в правильности заключения.

* * *

Мне повезло, что Шаак Ти не до конца поверила в убедительные, но такие лживые речи канцлера. Я был бесконечно рад, что, хоть и ненадолго, но у меня наконец-то появился настоящий союзник в стенах храма. Работая с тогрутой, я понял одну вещь — в одиночку мне с Палпатином не справится. Я могу быть сколько угодно информированным, но без помощи мне не победить владыку ситха.

Неделя наших тайных исследований пролетела незаметно. Нелегко было скрывать от обитателей храма и Совета нашу работу, но мы справились. Мы смогли доказать, что паразит никак не влияет на чип. Для тогруты это стало откровением, я же просто подвёл её к тому, о чём говорил ещё Файвз, который любезно согласился помочь нам в наших исследованиях в качестве подопытного: чип представляет угрозу как для клонов, так и для джедаев. Оставалось сообщить результаты нашей работы Совету.

* * *

— …Таким образом, мы считаем, что эти чипы опасны и должны быть извлечены из бойцов нашей армии, — подытожила рассказ Шаак Ти. Мы стояли в центре зала Высшего Совета, ожидая вердикта сильных мира сего.

— Магистр Шаак Ти, вы в этом точно уверены? — настороженно уточнил Винду.

— Да, магистр. Всегда лучше перепроверять информацию.

— Темная сторона Силы бдительность нашу усыпила, — покачал головой Йода. — Раз такие изменения в клонах мы упустили.

— Что мы будем делать, магистр? Не отдавать же приказ о всеобщем извлечении чипов? — потирая бороду, спросил Оби-Ван. — Всё же три миллиона солдат…

— Магистры, если позволите, — вмешался я в дискуссию. — Я должен рассказать вам правду. — Все до единого джедая в зале уставились на меня.

— Правду? — недоверчиво переспросил Йода. Я кивнул. — Хм, выслушает тебя Совет.

— Дело в том, что я знал об этих чипах еще задолго до инцидента с Кувалдой, — моё признание вызвало шок и негодование в рядах джедаев, но они не перебили меня. — У меня были видения. Их было много и они были максимально подробными. Поэтому я и вызвался помочь, чтобы предотвратить ужасные картины, которые послала мне Сила, — вставочка про волю Силу помогла сделать рассказ правдоподобней. — Эти чипы действительно служат для подавления агрессии и независимости, но основной их задачей является заставить клонов повиноваться одному приказу, — я выдержал небольшую паузу.

— Какому приказу? — спросил Пло Кун.

— Приказ 66, магистр.

— Нет такого приказа, юный Сэм, — пожал плечами кел-дор.

— Только официально. Но на самом деле он гласит следующее: в случае если офицер-джедай действует против интересов Республики, после получения соответствующих приказов, клоны-командиры должны отстранить этих офицеров от командования путём уничтожения, — в зале повисла гробовая тишина. — Надеюсь, мне не нужно пояснять что это значит. Если владыка ситх сможет отдать такой приказ путём, например, взлома наших каналов связи, то Ордену придёт конец.

— И что же ты предлагаешь, Сэм? — Винду взглянул на меня исподлобья.

— Извлечь эти чипы. Не у всей армии, конечно, а только у клонов-командиров и старших офицеров. Тогда, даже в случае отдачи приказа, клоны не обернутся против своих генералов. Обычные солдаты просто не будут знать о приказе, а командиры смогут сообщить нам, что данный приказ поступил, — магистры стали о чем-то перешептываться, а ведь я еще не закончил. — Правда есть два «но». Нужно сделать это по-тихому и нельзя извлекать чипы у охраны канцлера.

— Это еще почему? — поинтересовался Оби-Ван.

— Подумайте сами. После огласки приказ 66 с большой долей вероятности вступит в силу, чтобы, если не уничтожить, то ослабить Орден до такого состояния, чтобы его можно было уничтожить. Что касается канцлера, то именно он приказал обследовать тело Кувалды и чипы. Но это ничего не дало, а скорее наоборот — только запутало нас. Мне кажется, что канцлера могут обманывать, держать в неведении или даже манипулировать им.

— В словах твоих смысл есть, — согласился Йода. — Так и поступим мы. Всем джедаям-командирам сообщение мы отправим с инструкциями.

— Спасибо, магистр, — я поклонился и уже хотел было выйти, как Йода остановил меня.

— Сэм, поговорить наедине мне с тобой надо. Завтра приходи.

— Конечно.

Покинув зал, я первым делом направился к себе в комнату. День выдался насыщенным. Хорошо, что мне удалось донести свою позицию до Совета, но лучше всего то, что они с ней согласились. Теперь приказ 66 не истребит Орден, а Палпатин остался в неведении. Я улыбнулся, представляя то, как Сидиус отдаёт приказ и как меняется выражение его лица, когда он понимает, что клоны ему не подчиняются. Кстати, приняв решение об изъятии чипов только у командиров решается и еще одна проблема. Несмотря на то, что офицеры и командиры будут немного более своевольны, рядовые солдаты будут также беспрекословно выполнять любые приказы.

Я рухнул на свою кровать. До сих пор не верится, что мне это удалось. Столько усилий приложено, и всё не зря. Наконец можно и немного расслабиться. Завтра поговорю с Йодой, а потом увижусь с Асокой. Давненько мы с ней не общались. Всё дела, да заговоры. Но зато теперь вряд ли мне придётся ожидать сюрпризов от Палпатина.

=== Глава 22. Сон или видение ===

Асока проснулась в холодном поту. Сидя на кровати, Тано схватилась за голову, пытаясь отогнать страшные ночные видения. Если бы она не была джедаем, если бы не знала так много о Силе, то, возможно, девушка не придала бы ужасным картинам никакого значения. Но, к сожалению, она понимала, что это был не просто сон.

Асока видела Сэма, видела ужас в его глазах, видела как он пытается кого-то вразумить, но этот кто-то его не слышит. Яркий луч чистой энергии бьет точно по цели, вонзаясь в грудную клетку парня. Тогрута смотрела на это как бы со стороны, но не могла разглядеть нападавшего. Последним, что она видела были широко распахнутые глаза парня, в которых не читалось ничего, кроме боли.

Дело уже близилось к рассвету, но девушка так и сидела на кровати, прижав колени к груди, и обдумывала увиденное. Асока не была уверена, а нужно ли кому-то знать об этом. Ведь, если это просто сон, то и волноваться не о чем. Кошмары снятся всем, даже джедаям.

* * *

Было ли желание магистра Йоды для меня неожиданным? Нет, конечно. Если бы я услышал о видениях Силы, то тоже бы хотел разобраться в ситуации. Сколько лет я уже являюсь тёмной лошадкой для Совета? Удивительно, что они за всё это время на меня никак не давили. Даже учитель не интересовался моими воспоминаниями, только если я сам ему о них рассказывал. Вопрос сейчас заключается в следующем: сказать всю правду или солгать?

— О чём вы хотели поговорить, магистр? — в назначенное время я явился в комнату для медитации, где моего прибытия уже ожидал Йода.

— Способности твои. Заинтересован в них Совет, — начал гранд-мастер.

— Я, конечно, очень этому рад, — я уселся на пуфик напротив джедая, удивлённо вскинув бровь. — Но вы в чём конкретно заинтересованы?

— Видения. Такие же у Сайфо-Диаса были, но редко прислушивались к ним мы. Хотим знать, что ещё ты видел.

Рано или поздно, но мне бы пришлось рассказать обо всём, но я всегда старался оттянуть этот момент. Даже сейчас что-то подсказывало мне, что раскрывать свои карты — неверный ход и плохая идея.

— Ничего важного или особенного. Видения обрывочны и редко дают чёткую картинку. Случай с чипами скорее исключение из правил, — Йода очень пристально смотрел на меня. От этого становилось не по себе. — Я не выбираю видения. Порой, я вижу какие-то сражения, иногда пейзажи планет…

— Понятно, — жестом остановил меня магистр, избавив от дальнейшего придумывания несуществующих деталей. — Что насчёт тебя, хм? Знаешь как попал сюда ты?

Я его сразу понял. Он спрашивал о том, как я попал в эту вселенную. Хотел бы я сказать, но вместо этого лишь отрицательно помотал головой. Я и правда не знал. Память хоть и вернулась ко мне, но момент перехода из моего мира в этот до сих пор был скрыт. Словно большую часть памяти взяли и просто стёрли. Странно всё это. Скорее всего я так и не найду ответов на свои вопросы.

Йода мучил меня ещё около часа, заставляя рассказывать о моих «видениях». Старый магистр полагал, что этот мой дар внесёт ясность в сложившуюся ситуацию, но он ошибался. Выслушав мои бессвязные истории, он сделал вывод, что моя способность ещё не так сильно развита, и что толку от неё пока нет. Однако пообещал, что поможет в случае, если это будет необходимо.

Покидая комнату, я размышлял о грядущих событиях. На очереди нападение на Корусант, похищение канцлера и убийство Дуку. Позволю ли я всему этому случиться? Пока не знаю, но при любом раскладе в скором времени мне придётся серьёзно обсудить кое-что со Скайуокером. Вон он, кстати, идёт мне навстречу. По-моему даже хочет о чём-то поговорить.

— Сэм, — Энакин и правда остановил меня. — Хотел сказать тебе спасибо за Файвза.

— Не стоит благодарности, — улыбнулся я. — Я всего лишь сделал то, что считал правильным, — повисло неловкое молчание. Прощаться сейчас как-то неудобно, поэтому я решил поддержать диалог. — Кстати, не знаешь как продвигается процесс изъятия чипов?

— Да, конечно. Недавно разговаривал с Оби-Ваном. Он сказал, что приказы уже разосланы по секретным каналам связи и они зашифрованы. Даже если кто-то посторонний попытается перехватить послание, то на выходе получит просто бессвязный набор фраз.

— Отлично. Хорошая весть. А твои-то как?

— Рекс и его ребята уже всё изъяли, — ухмыльнулся Скайуокер. — Говорят, что лучше себя в жизни не чувствовали. Кстати, — лицо Энакина стало серьезнее. — Пока не забыл. Тебя искала Асока.

Я насторожился.

— Где она меня ждёт?

— Сказала, что на вашем месте. Не знаю что это значит и, если честно, не хочу знать, но, думаю, ты в курсе.

Распрощавшись, я направился к лазу, ведущему на крышу храма. Хорошо, что со Скайуокером всё вроде как налаживается. Конечно, за Асоку он всё ещё на меня злится, но помощь Файвзу неслабо подняла меня в его глазах. Надеюсь, когда придёт время, он не пошлёт меня куда подальше. А ведь я на его месте так бы и сделал. Не каждый же день тебе говорят, что ты станешь причиной смерти своей жены.

Но для меня пока всё это неважно. Пора бы немного расслабиться и наконец увидеться с тогрутой. А то я, как ошпаренный, бегаю туда сюда. Уже неприлично заставлять её ждать. Знаю-знаю, не очень хороший из меня кавалер. Хотя, Асока вроде не жалуется.

* * *

Девушка стояла на крыше и вдыхала полной грудью свежий, насколько это возможно, воздух Корусанта. Каждый раз её завораживал фантастический вид, открывающийся с площадки. Вечерняя прохлада потихоньку окутывала тело Асоки, которая невольно обняла себя за плечи.

Наконец, сзади послышались шаги. Тогрута обернулась и увидела, как к ней подходит Сэм. Она кинулась в объятия парня. Асока много раз думала над тем правильно ли всё, что происходит между ними, но каждый раз, когда они были вместе, все аргументы против испарялись, открывая дорогу самым прекрасным на свете чувствам. Они ещё долго болтали, сидя на краю крыши. Война всё чаще разлучала их, отнимая возможность видеться, но в такие редкие минуты счастья ни один выстрел не смел нарушить идиллию.

— Сэм, а это правда? — парень непонимающе посмотрел на тогруту. — Тебе правда было видение о чипах? — Асока решила зайти издалека. Она хотела рассказать о своём сне, но отчего-то медлила.

— Да, правда, — немного смущенно ответил Сэм.

— А как ты увидел это? Во сне?

— Нет, во время медитации. Во снах я вижу всё, что угодно, но только не будущее, о котором я, представляешь, всё чаще думаю, — он медлил, словно пытаясь подобрать нужные слова. — Столько всего происходит в последнее время, а я не знаю правильно ли поступаю. Эти чипы, битвы, политика… Мне нет во всём этом места, а я всё лезу и лезу.

— Ну так ты по-другому и не можешь, — улыбнулась тогрута.

— Да, ты права. Хотя, иногда мне кажется, что если бы меня не было, то в итоге всё и так сложилось бы неплохо. Конечно, совершалось бы множество ошибок, но фатальными они не были бы, — Асока крепче прижалась к парню.

Порой Сэм не особо фильтровал то, что говорил, но Тано слишком хорошо его знала. В такие моменты парень был честен как никогда, и каждый раз Асока видела груз непонятно откуда взявшейся ответственности на его плечах. Несмотря на максимальную открытость между двумя, для девушки Сэм оставался загадкой — нераскрытой и страшной. Иногда у тогруты возникало чувство, что в любой момент он может её покинуть и просто уйти, будто его и не было. Поэтому девушка и не решилась добавить ко всем имеющимся у него заботам ещё одну. Она хотела, чтобы у парня было как можно меньше причин оставлять её в одиночестве.

— Эй, ты чего? Что-то случилось? — голос Сэма нагло заглушил мысли Асоки. — Ты сегодня, как на иголках вся.

— Да так, ничего страшного. Просто плохой сон приснился, вот и спала плохо. Представляешь, видела как Скайуокер на меня разозлился, но в этот раз всё было куда серьёзнее…

Тогрута на ходу начала придумывать несуществующий кошмар, наблюдя за реакцией Сэма, который смотрел на неё и скорее был готов рассмеяться, чем испугаться. Тано так и не смогла сказать ему правду. Лучше забыть, оставить, засунуть в самый дальний ящик свой страх и попытаться жить, не озираясь на глупое видение.

=== Глава 23. Верю — не верю ===

Время, как оказалось, летит быстро. Казалось, что ещё вчера я только начал познавать азы применения Силы, а сегодня я уже довольно сильный адепт. Каждый день я тренировался на износ, оттачивая навыки владения как светлой, так и тёмной стороной. Где-то слышал, что человек не перестаёт учиться никогда. Что ж, я полностью согласен. Кажется, я уже это говорил, но в изучении Силы нет границ. Многие думают, что получение звания рыцаря означает конец учёбы. Но это только её начало.

С изъятия чипов прошло чуть меньше года, а я, честно признаюсь, нервничал всё больше. Данный приказ получил на удивление положительную реакцию от клонов. Ни то что недовольных, даже вопросов никто не задавал. Почему же я тогда беспокоюсь? Да потому, что слишком складно всё вышло. Конечно, можно списать всё на удачное стечение обстоятельств, но я решил, что лучше быть готовым к подвоху, чем получить неожиданный удар в спину. Поэтому и занимался как одержимый, и это не просто слова.

Почти каждую свободную от миссий минуту я проводил в тренировочном зале, улучшая технику владения мечом и постигая новые горизонты в изучении Силы. И мне таки удавалось совместить приятное с полезным: Асока составляла мне компанию, видя, что я уж слишком много времени уделяю занятиям. Вместе мы буквально поднялись на новый уровень, став друг для друга идеальными спарринг партнёрами. Более того, как бы это странно не звучало, но мы таким образом узнавали друг друга. Кто-то ходит на свидания, а мы боролись за победу. Воистину это было духовное единение.

Как раз после одной из таких тренировок мы с Асокой выходили из зала. На вечер у нас была запланирована вылазка в город. Думали сходить куда-нибудь. Я особо не разбираюсь в развлечениях далёкой-далёкой, а вот у тогруты, казалось, была уйма идей. Она как раз говорила об интересных местах на планете, где можно неплохо провести время, когда мы услышали громкие взрывы.

Усталость как рукой сняло. Я подбежал к огромным окнам коридора, откуда моему взору предстала немыслимая картина. Если в трёх словах, то Корусант атаковали сепаратисты.

* * *

— Что происходит? — мы с Асокой ворвались в командный пункт, куда экстренно вызвали своих клонов-командиров.

— Дело плохо, генерал, — Тейт также, как и Рекс присутствовал на собрании. — Огромный сепаратистский флот вышел из гиперпространства около получаса назад. Наши корабли сдерживают их основные силы, но некоторым группировкам всё-таки удалось прорваться и высадиться на поверхность здесь и здесь, — клон показывал расположение войск на тактической карте. — Магистры Йода и Винду сдерживают натиск в этом районе, — на голографе красным засветился один из секторов.

— А в чём наша роль? — спросила Асока.

— Был получен приказ, — начал было Тейт, но я его перебил. Я прекрасно знал что нам могут приказать.

— Мы отправляемся на орбиту. Думаю, что лишними мы там не будем. Времени мало, так что поспешим.

* * *

Как же быстро летит время. Конечно, не так быстро как наши истребители, но всё же. Я хорошо помню, как впервые увидел битву за Корусант в третьем эпизоде саги. Тогда мне хотелось оказаться в центре сражения, ведь всё выглядело так захватывающе. Но настоящая жизнь — это не кино. Несмотря на то, что я знал что именно должно произойти, я не был застрахован от смерти на поле боя.

Оби-Вану и Энакину приказали спасти канцлера, а мы с Асокой должны были помочь им, прикрывая их подлёт к «Незримой длани». Хотя, это была наша второстепенная задача. В первую очередь мы должны сдерживать натиск неприятельского флота. Такого месива я за все три года войны не видел. Обычно в битве участвовали по три или четыре крейсера с каждой стороны, но в этот раз войск было куда больше.

Честно говоря, я плохо помню детали того сражения. Мы с Асокой действовали на двух разных флангах. Успешно ли? Насколько я могу судить, да. Хотя, потерь была ужасающее количество как со стороны Конфедерации, так и Республики. В какой-то момент мне показалось, что этой битве нет конца, но я ошибался. «Незримая длань», на которой держали канцлера, начала резкое снижение на поверхность Корусанта, разваливаясь на ходу. Тут же на связь вышла Асока.

— Сэм, там же учитель и магистр Кеноби!

— Я знаю, Асока. Не переживай, всё будет хорошо, — я попытался улыбнуться, но сложно контролировать эмоции, когда вокруг тебя всё подряд взрывается и разваливается на части, а в голове только одна мысль: выжить бы.

— Если Скайрокер и в этот раз вернётся невредимым, то я готова буду признать его неуязвимость. Ну ладно, что нам делать?

— Ну, приказа пока никакого не было. Так что продолжаем бить жестянок.

— Думаю, в этом больше нет необходимости, — я хотел было спросить почему, но вместо этого перевёл взгляд с голограммы на поле боя. Крейсеры сепаратистов один за другим уходили в гиперпространство.

* * *

Пассажирский транспорт заходил на одну из посадочных платформ здания сената. Даже после того, как его жизнь подверглась опасности, Палпатин не собирался отлёживаться, скорее наоборот — хотел показать, что плен не сломил его дух. Должен отметить, что Сидиус прекрасно отыгрывал свою роль передо мной, Энакином и Оби-Ваном. Канцлер захотел, чтобы именно наша компания, а не охрана сопровождала его в сенат.

Тем временем на платформе спасённого главу Республики ожидала целая делегация. Палпатин отправился вперёд. Энакин также вышел из транспорта, но ни я, ни Оби-Ван не спешили к нему присоединиться.

— Вы идёте? — обернулся к нам Скайуокер.

— Нет, для политики у меня кишка тонка. Я должен явиться на Совет, а вы идите, пожинайте лавры. Заслужили, — произнёс Оби-Ван.

— Я, пожалуй, отправлюсь с вами, магистр Кеноби, — не меняя положения, ответил я.

— Погодите, — Энакин перевёл взгляд с меня на мастера-джедая. — Ведь это операция ваша идея.

— Не будем забывать, что ты спас меня от баз дроидов, ты убил графа Дуку, вызволил канцлера и вытащил меня на себе из пекла.

А, Дуку. На судьбу графа я никак не мог повлиять. Да даже если бы Скайуокер не убил его, и нам бы удалось его схватить, то это бы всё только усложнило. Поэтому я решил не вмешиваться в ход устраивающего меня хода истории.

— Я всего лишь у вас учился, — улыбнулся Избранный.

— Энакин, не лукавь. Сегодня ты был героем и ты имеешь право послушать дифирамбы политиков.

— Ну ладно, — Энакин взглянул на меня. Я ждал колкости в сторону Оби-Вана, что мол парень много раз спасал его из разных передряг, но он, видимо, решил воздержаться. — Встретимся на брифинге.

Наш транспорт взлетел с посадочной платформы и направился в сторону храма. Сверху я наблюдал за разворачивающимся теплым приветствием и за тем, как делегация двинулась в сторону входа в здание сената.

Скоро я сделаю следующий шаг. Прямо сейчас Падме говорит Энакину, что беременна. Счастливейший момент в жизни мужчины, который, к сожалению, будет омрачён видением скорой смерти женщины. Мой план довольно прост: я выложу Скайуокеру всё как на духу. Голую правду, так сказать. Глупо и самонадеянно? Возможно, но с ним по-другому нельзя. У всех будущих проблем был один источник. Энакину просто не доверяли. Ему лгали, его недооценивали, его боялись. А я вот возьму и просто поговорю с ним, как со здравомыслящим человеком, а не как с марионеткой. Нужно только правильно подгадать момент.

* * *

Несколько дней я пытался подловить Скайуокера на разговор. Я не был уверен насчет времени, зная лишь о последовательности событий, но никак не о точных временных рамках. Единственным моим помощником была Сила. Каждый раз натыкаясь на Энакина в храме, я старался уловить его настроение, понять переживает ли он, но парень отлично скрывал свои эмоции.

Как-то я готовился к отлёту на очередную миссию, когда увидел как из комнаты для медитации, в которой часто можно застать Йоду, выходит Скайуокер, мрачный словно туча. Я тут же связал все ниточки воедино. Помнится, Энакин и правда ходил к старому мастеру за советом. Если мне повезло застать именно тот момент, то самое время брать будущего Вейдера, пока он ещё тёпленький.

Я проследил за джедаем до его комнаты в храме. Как только двери за ним закрылись, я собрался с духом и постучал в них. Стоило дверям разъехаться в сторону, как я встретился взглядом со Скайуокером, который смотрел на меня ни то удивлённо, ни то с неприязнью.

— Что тебе здесь нужно? — грубо отрезал он.

— Я войду? — ответил я вопросом на вопрос, ожидая, что Энакин проявит немного гостеприимства. Джедай кивнул головой и пропустил меня внутрь.

Много раз я прокручивал в голове сцену нашего разговора, но никак не мог определиться с тактикой. Вывалить ли всё сразу или начать с непринужденной беседы, а может навести его самого на волнующую тему. В итоге, решил действовать прямо.

— Я знаю про Падме.

Энакин, который до этого момента так и стоял возле двери, сначала медленно, а затем быстрее двинулся ко мне, и, прежде чем я успел опомниться, он нанёс мне мощный удар прямо в челюсть. Затесалась драка. В какой-то момент, после того как я очухался, мне удалось схватить Скайуокера в удушающий захват. Я знал, что в настоящем бою я бы проиграл генералу по силе и опыту, но в борьбе я его всё-таки превзошёл.

— Отпусти меня, — зашипел Энакин и я ослабил хватку.

— Отпущу, если ты успокоишься, — слабый кивок и я отпускаю его из захвата. Парень облокотился спиной о стенку, я — о его кровать. — Ты на всех так бросаешься?

— Кто ты такой? — откашлявшись, спросил Скайуокер. — Ты следил за нами? Как ты можешь знать об этом?

— Помнишь, когда у нас был разговор о том, что вы женаты, я сказал, что у меня было видение? — Энакин неуверенно кивнул. — Это… это не совсем так. Правда куда интересней.

Когда на протяжении долгого времени живёшь во лжи, без возможности рассказать о том, что накопилось внутри, и тут находишь того, кому можешь открыться, тебя буквально прорывает. С плеч падает такой груз, что, кажется, ещё немного и ты взлетишь.

Энакин, стоит отдать ему должное, слушал меня очень внимательно. Я рассказал почти что всё, начиная с того, что я из мира, где эта вселенная — не больше, чем просто выдумка, и заканчивая тем, что я почти досконально знаю его судьбу.

— Понимаешь, я бы сейчас с тобой не говорил, если бы не хотел исправить будущее.

— Стой, — Скайуокеру явно требовалось переварить услышанное. Хорошо хоть, что мои слова он воспринял со всей серьёзностью. — Это, конечно, всё очень интересно, но я не понимаю при чём тут беременность Падме.

— Извини, я отвлёкся от самого главного, — я глубоко вздохнул. — Что бы ты подумал, если бы я сказал тебе, что ты станешь причиной уничтожения Ордена и убийства почти всех джедаев?

— Что ты с ума сошёл, — холодно ответил Энакин.

— Тогда считай меня сумасшедшим, потому что угадай кто перейдёт на тёмную сторону, убьёт почти всех членов Ордена, включая своего лучшего друга, и превратит жизни миллионов в сущий ад. А всё из-за того дурацкого сна.

— Я тебе не верю, — твёрдо отрезал Скайуокер. — То, о чём ты говоришь просто не может быть.

— Не веришь и не надо, — я неторопливо поднялся с пола. — Я и не ждал, что ты поверишь. Сам бы послал кого подальше. Вот только я с тобой не в игрушки играю в отличии от других. Совсем скоро канцлер вызовет тебя к себе и назначит в Совет джедаев.

— Невозможно, — начал было возражать Энакин.

— Знаю, что невозможно, — прервал я его. — Вот только Совет смирится с этим назначением, но звания магистра тебе не даст. Думаю, ты согласишься, что я никак не могу повлиять на эти решения. Так вот, о чём я. Захочешь узнать как спасти свою жену, не пасть во тьму и стать отцом двум своим детям, приходи, — при упоминании своих пока не рождённых детей лицо Скайуокера побледнело.

— Двум детям?

— Точно, — я потёр затылок. — Ты же не знаешь. Падме носит под сердцем двойню — мальчика и девочку. У них великое будущее. Надеюсь, тебе хватит мозгов послушать того, кто хочет тебе добра, потому что иначе твоя судьба будет весьма печальной.

Закончив фразу, я тут же покинул покои джедая. Я остался доволен нашим разговором. Теперь дело за малым. Думаю, что, когда вернусь с миссии, Энакин уже будет готов меня выслушать. Правда, меня беспокоит одна вещь. Даже если он придёт и согласится на всё, что угодно ради того, чтобы Падме выжила, поверит ли он в то, что Палпатин — владыка ситх? Сможет ли помочь мне в моём начинании спасти Орден или ограничится только спасением своей жены?

=== Глава 24. День, изменивший всё ===

Сэм ушёл, оставив Энакина сидеть на полу его комнаты. Избранный ещё долго смотрел на дверь, прокручивая в голове слова, сказанные Гиланом. Рассказ парня вряд ли можно было назвать правдоподобным, но нужно было хорошо знать Сэма, чтобы понимать, что он не шутил и не пытался как-то обмануть или запутать Скайуокера. Почему он открыл такую правду только Энакину? Почему хочет, чтобы ему поверили? И что сделает, если это произойдет? На эти вопросы у Избранного не было ответов.

Джедай не знал, что ему делать со столь внезапно всплывшей информацией. На него, будто сбросили бомбу. Ни переварить, ни хотя бы как-то принять слова Сэма у Энакина не получилось. Оставалось только ждать и надеяться на то, что всё это было одним большим розыгрышем. Возможно так оно и было бы, если бы через пару дней Скайуокера к себе не вызвал канцлер.

Энакин и Палпатин встречались довольно часто. Во времена падаванства, это были непринужденные беседы, на которых политик интересовался прогрессом и успехами парня, но Скайуокер рос, и вместе с ним росло и внимание канцлера. После начала войны их довольно частые аудиенции стали местом куда более серьезных дискуссий. Поэтому джедай и не удивился, когда Палпатин задал следующий вопрос:

— Доверяешь ли ты мне? — канцлер остановился перед переходом из одной части своего кабинета в другую и томно взглянул на Энакина.

— Конечно, — парень насторожился.

— Нужна твоя помощь, сынок.

— О чём вы?

— Я полагаюсь на тебя.

— В чём? Я не понимаю.

— Ты теперь глаза, уши и голос нашей Республики, — с каждым произнесенным словом сердце Скайуокера билось всё сильней. — Энакин, я назначаю тебя своим личным представителем в Совете джедаев.

Стоило Палпатину произнести эти слова, и в голове парня невольно зазвучали аналогичные, но только сказанные Сэмом. Неужели он и правда это предвидел?

— Меня? Я магистр? Я потрясён, сэр. Но Совет сам утверждает свой состав. Они не согласятся.

— Они согласятся. Ты им нужен. Больше чем ты думаешь.

* * *

Прошло совсем немного времени прежде чем данное решение было озвучено магистрам, собравшимся в башне храма. Энакина сделали членом Совета. Несмотря на то, что инициатива исходила от канцлера, и Мейс Винду, и Йода, и все остальные проглотили это решение. Совет уступил, но был крайне возмущён происходящим. А для Избранного назначение стало именно тем, что он желал больше всего. Хотя, звание магистра ему всё-таки не дали, но это было совсем не важно. Скайуокер мог думать только об одном.

Предвидя бурную реакцию Избранного на неоднозначное решение Совета, Оби-Ван решил провести с бывшим учеником что-то вроде воспитательной беседы, во время которой постарался бы как можно мягче подвести Энакина к тому, что всё вышло как нельзя лучше, а звание магистра от него никуда не убежит. Однако реакция парня была более чем странной.

— С тобой всё в порядке? — Кеноби шёл рядом со Скайуокером, наблюдая за тем, как тот задумчиво смотрит себе под ноги.

— Что? — Избранный перевёл взгляд на бывшего наставника.

— Назначение. Как ты?

— А, да. Это ерунда какая-то. Принять меня в Совет без звания магистра… — Энакина, казалось, не так сильно беспокоило спорное решение. Разумом он словно был не здесь. Оби-Ван ждал бурной реакции, злости, обиды в словах ученика, но слышал только бессилие.

— Ты прав. В истории Ордена такого ещё не было, и это в каком-то смысле несправедливо. Но ты должен понять, что тебе оказана большая честь. Стать членом Совета в таком возрасте ещё никому не удавалось. Но Совету всё равно не нравится, что канцлер решил вмешаться в дела джедаев.

— Я не просил назначать меня, — пожал плечами Скайуокер.

— Но ты этого хотел, — Кеноби уже поскорее хотелось покончить с тем, что его попросили сделать. — Энакин, я не хотел ставить тебя в такое положение. Но правда такова, что мы смирились с твоим назначением из-за твоей дружбы с канцлером, — глубоко вздохнув, Оби-Ван продолжил. — Совет хочет, чтобы ты сообщал нам обо всех действиях канцлера, — услышав это, Избранный наконец выпал из прострации и уже в более эмоциональной манере ответил.

— Они хотят, чтобы я шпионил? Это измена! Канцлер же неплохой человек. Он поддерживает меня с тех пор как я прибыл сюда, а то, о чём вы просите, противоречит кодексу джедаев. Пойти против Республики и наставника? Почему вы об этом просите?

— Тебя просит Совет, — обречённо вздохнул Оби-Ван.

Энакин еле сдерживался, чтобы не закричать, не закричать от потрясения и бессилия. Один день полностью перевернул представление о Сэме Гилане. Все эти годы Скайуокер считал парня обычным джедаем — не самым сильным, не самым умным, немного заносчивым, но всё же достойным. Но каждый раз разговаривая с ним или выполняя совместные миссии, Энакин не мог отделаться от странного чувства. Сэм словно был не от мира сего, и теперь Избранный наверняка это знал. Повлиять на канцлера или Совет невозможно, а их мысли нельзя прочитать. Вывод напрашивается сам собой. Он сказал правду.

Один день открыл Энакину глаза на то, что всё вокруг — тщательно выверенная игра. Сэм не сказал что именно будет не так, но сказал, что его, Скайуокера, ждёт ужасное будущее, если он не послушается его. Генерал вдруг чётко осознал, что находится на краю пропасти, и не упасть в неё ему может помочь только он. До сегодняшнего дня безоговорочно Скайуокер доверял только Падме, Оби-Вану и Палпатину, но теперь появился ещё один человек и имя ему Сэм Гилан.

* * *

Видения могут настигнуть джедая когда угодно — это общеизвестный факт. Естественно, привыкнуть к этому нельзя. Пусть даже тебе каждый день будут являться картинки будущего, твоя реакция на них не изменится. Асока прекрасно это понимала, поэтому, когда очередное видение возникло перед её глазами, тогрута растерялась.

Она как раз выполняла полёт на симуляторе, уже заканчивая с выполнением основного тренировочного задания. Вот только в один момент пространство вокруг стало медленно расплываться, а сама девушка — медленно отключаться. Асока видела сон. Не то чтобы она спала, просто её видение было сном о Сэме, увиденным ею некоторое время назад, сном, который Тано старательно пыталась забыть.

Однако в этот раз всё было по-другому. В отличие от предыдущего, сейчас тогрута видела всё куда чётче. Она находится на далёкой планете, которую не сразу, но узнала. Это был Мустафар. Асока быстро огляделась. За её спиной Сэм поднимался с колен. Он был потрёпан, но жив. Медленно подняв глаза, Гилан остановил взгляд на тогруте, чьё лицо в мгновение побледнело. Парень смотрел на неё каким-то отчаянным и одновременно печальным взглядом. Неужели я тоже часть видения? Не теряя ни секунды, Асока поспешила к Сэму, переходя на бег. И вот уже один шаг отделяет её от любимого человека, но тут Тано понимает, что не расстояние здесь единственное препятствие.

Тогрута почувствовала жжение в области живота. Опустив глаза, она увидела как сквозь её тело прошёл клинок светового меча. Как она могла не заметить убийцу, что подкрался сзади? Дикая слабость атаковала тело Асоки, ужасно клонило в сон. Последним, что она помнила были стеклянные глаза Сэма, в которых больше не было жизни.

— Асока! — кто-то тряс Тано за плечо, настойчиво пытаясь привести её в чувства. С трудом, но кому-то это удалось.

— Учитель? — тихо спросила тогрута, открыв глаза. Энакин стоял рядом на одном колене, придерживая ученицу за плечи. В его взгляде читалась крайняя обеспокоенность.

— Что тут произошло? Почему ты лежишь на полу?

— Я…

— Ты заболела? Тебе плохо? — вопросы сыпались один за другим. Настроение её наставника менялось непредсказуемо.

— Нет, всё хорошо, — Асока воспользовалась помощью мастера и встала на ноги. — Просто переутомилась. Надо отдохнуть.

Смерть любимого человека — это не то, о чём захочешь рассказывать. Тогрута решила, что лучше лишний раз не беспокоить Скайрокера. Он, к слову, ещё долго не мог отцепиться от ученицы, выясняя все подробности её физического состояния. Тано стоило огромных усилий отделаться от бесконечных расспросов.

Спустя десять минут девушка сидела на кровати в своей комнате и думала о видении. Значит, это был не просто сон. Асока понимала, что ей срочно нужен совет. К Йоде она пойти не может. Старый магистр сразу же поймёт что к чему и тогда отдуваться придётся не только тогруте. По той же причине Энакину рассказывать тоже не хотелось. К тому же, отношения между ними в последнее время стали не такими крепкими. Скайуокер без видимой на то причины уделял всё меньше внимания своему падавану, всё чаще пропадая в Сенате, на индивидуальных миссиях или беседах с канцлером.

Асока не могла найти себе места. Она стала расхаживать взад-вперёд по своей комнате, нервно теребя браслет и размышляя о шутках Силы. Видение не давало покоя. Ситуация была кошмарной. Как же сейчас девушке не хватало Сэма. Вот кто действительно дал бы ей дельный совет. И почему она не рассказала ему всё тогда, на крыше? А сейчас он на миссии и ещё какое-то время будет недоступен.

Тогрута бы ещё долго могла истязать себя ужасными мыслями о смерти парня, если бы на коммуникатор не поступил очень странный вызов. Асока нажала на кнопку, а из динамика раздался знакомый, но неожиданный голос.

* * *

Смерть Дуку стала первым шагом финальной ступени грандиозного по своим масштабам плана Дарта Сидиуса. Теперь ненавистное, но, к сожалению, обязательное правило двух работало на владыку ситха. Вскоре Палпатин возьмёт Скайуокера под своё черное крыло, сыграв на любви к Падме и жажде власти юного джедая. До сегодняшнего дня канцлер был более чем уверен, что ему это без проблем удастся, но случилось то, что немного не укладывалось в рамки плана.

Сидиус не почувствовал в Энакине никакой радости или энтузиазма, когда сообщил тому о назначении в Совет. Избранный, казалось, был скорее расстроен или в плохом смысле потрясён этой новостью, а ведь Палпатин думал, что смог найти все рычаги давления на своего будущего протеже. Странно, но в последнее время почти всё вроде бы шло как надо, но тем не менее, случалось не совсем так, как было запланировано. Начать хотя бы с неожиданно большого количества побед Республики и заканчивая спасением самого Палпатина. Канцлер просто не мог отделаться от чувства, что в уравнении присутствует лишняя переменная. Жаль, что найти её было почти невозможно.

Несмотря ни на что, Сидиус не может допустить провала. Энакин Скайуокер должен встать на его сторону и исполнить волю тёмного владыки. Палпатин прекрасно знал, что больше всего Избранный дорожит своими близкими. Политик считал, что надавив на связь с Падме, сможет заполучить желаемое, но теперь ему казалось, что необходима подстраховка. Недолго думая, Сидиус сделал ещё один шаг, который должен раз и навсегда обеспечить ему преимущество.

Как там говорилось? Нужно бить туда, где противник меньше всего этого ожидает? Сенатор Амидала сыграет свою роль, но не она одна.

— Вызовите мне командира Асоку Тано.

=== Глава 25. Истина всегда дороже ===

Подлетая к посадочной платформе храма, первой по актуальности для меня мыслью был Скайуокер. С нашего разговора прошло несколько дней. Уж не знаю что успело случиться на Корусанте, но при любом раскладе мне с Избранным предстоит ещё одна встреча.

Видимо, Скайуокер ожидал моего прилёта. Мне было приятно, что меня встречают, но я был бы куда больше рад Асоке, чем Энакину. Тем более, он любит сразу брать быка за рога. Только взглянув ему в глаза, я всё понял. Он смотрел на меня не просто с удивлением. В его взгляде читался первобытный страх древнего человека перед силами природы, который умело подавлялся самообладанием — чертой, приобретённой во времена обучения у Оби-Вана.

Мы даже слова друг другу не сказали. Я просто кивнул, мне ответили тем же, и вот мы отправились в место немного более уединённое, чем посадочная платформа. Избранный вполне ожидаемо повёл меня в свою комнату. Я шёл за Скайуокером, попутно размышляя о том, что неплохо было бы заглянуть в медпункт. Прошедшая миссия давала о себе знать. Однако не только здоровье меня заботило. Я думал каким образом буду описывать Энакину его предательство. Не так уж это и просто, ведь согласитесь, мы по натуре видим себя этакими крутыми ребятами, одно появление которых должно заставлять остальных падать ниц, но на самом деле каждый второй струхнёт, когда нужно будет от слов перейти к действию.

— До сих пор не могу в это поверить, — начал Энакин, не успели за мной закрыться двери.

— В то, что я из другого мира?

— Нет, в то, что ты и правда всё знаешь обо мне.

— Не только о тебе. Как это обычно бывает, людям свойственно переоценивать свою значимость. Да, твоя роль намного больше, но это не значит, что теперь ты — пуп земли, — увидев немного изумлённое лицо Энакина, я поспешил уточнить. — Нет-нет, ты то Избранный, но не нужно зазнаваться… Что же заставило тебя изменить своё мнение?

— Всё произошло в точности так, как ты и сказал. Сначала я подумал, что это просто совпадение, но таких совпадений не бывает, — Скайуокер сел рядом с рабочим столом, на котором скопилось достаточное количество техники, и стал теребить в руках какую-то железяку.

— Как я понимаю, — пафосно начал я. — Ты хочешь знать каким образом можно спасти Падме?

Ответный взгляд Энакина сказал куда больше, чем это могли сделать слова. Сначала он еле заметно вздрогнул, а потом уставился на меня. Я прекрасно знал о его любви к Амидале, но его глаза были наполнены такой чрезмерной заботой и мольбой ко мне. В какой-то момент я отчётливо увидел в Скайуокере себя. А ведь если бы речь шла об Асоке, я бы тоже был готов на всё ради неё. Видимо, этим в своё время Палпатин и воспользовался. Преступно играть на чувствах любящего человека. Я сразу же сменил тон на более серьёзный, а от мнимой издёвки и веселья ничего не осталось.

— Энакин, я расскажу тебе всё, но ты должен меня выслушать и не перебивать. Знаешь почему я не люблю всякие видения и предсказания будущего? — джедай мотнул головой. — Потому что узнав свою судьбу, люди слетают с катушек. Они пытаются как-то изменить предначертанное, абсолютно не думая о том, что их якобы выверенные действия и приведут к такому исходу.

— Какое отношение это имеет ко мне? — вопросительно уставился на меня Скайуокер.

— Да прямое. Твой сон о смерти Падме напрочь отбил у тебя способность логически мыслить. В каждом шаге окружающих ты стал усматривать что-то совершенно несуразное. Простые проверки ты считал актом недоверия, а не испытанием, доверенные миссии — наказанием, а не возможностью. А в итоге, на этом сыграл Палпатин.

— Стоп, ты же не хочешь сказать, что канцлер имеет отношение к смерти Падме?

— Имеет, ещё какое. Он — владыка ситх, тот, кого вы искали. Честно говоря, я им даже восхищаюсь. Водить за нос целый Орден не каждому под силу. Чтобы уничтожить джедаев, он лгал, предавал, но что вообще в голове не укладывается — развязал войну, — с каждым моим новым словом выражение лица Энакина становилось всё бледней. — Думаешь, раз он улыбается тебе в лицо и поддерживает тебя, то он твой друг? Он лишь хотел втереться к тебе в доверие, чтобы в нужный момент ты ему поверил. Что касается тебя, после смерти Дуку Палпатину нужен новый ученик, а ты подходишь на эту роль идеально. Манипулируя твоим страхом потери, он заставил тебя поверить в предательство Ордена, а затем и в то, что джедаи должны быть уничтожены.

— И ты хочешь сказать, что я убил всех? — хриплым голосом уточнил Избранный.

— Да. И вот тут начинается самая интересная часть. После зачистки Дарт Сидиус, так его зовут на самом деле, передал тебе координаты сепаратистской верхушки, сбежавшей на Мустафар и к которой Палпатин якобы не имел никакого отношения. Конечно же, ты полетел и уничтожил всех, формально положив конец войне. Но ты не учёл того, что твоя жена последует за тобой, а она в свою очередь не предвидела, что Оби-Ван поймёт что к чему и тайно проберётся на её корабль. Во время вашей встречи Падме пыталась убедить тебя вернуться к свету и подумать о вашем будущем, но ты был так ослеплён жаждой власти и собственным величием, что не поверил ей, скорее наоборот — обвинил в предательстве. А когда увидел так не кстати появившегося Оби-Вана, и вовсе подумал, что она хочет тебя убить.

— Я убил её? — почти мёртвым голосом спросил Энакин.

— Сложный вопрос. Фактически — нет, формально — да. Ваша дуэль с Оби-Ваном положила конец жизни такой, какой ты её знал. Твой бывший наставник одержал верх, изрядно покалечив тебя и оставив умирать на Мустафаре. Но ты выжил в отличие от Падме. Она так никогда и не узнала, что с тобой случилось. После того как Оби-Ван победил тебя, он отвёз твою жену в медцентр на астероиде Полис Масса. Несмотря на всю оказанную помощь, её жизненные силы продолжали истощаться. Врачи пробовала спасти Падме, но они обнаружили, что она умирала, потеряв волю к жизни. В странном незнакомом помещении, как и в твоих кошмарах. А перед смертью, она сказала Оби-Вану, что в тебе всё ещё есть добро.

Вторая волна откровений ударила по Скайуокеру больнее, чем я ожидал. Это было страшно. Скорбь и печаль целой вселенной отразилось на лице Избранного. Он отчаянно хватался руками за голову, что-то повторяя себе под нос. Не думал, что я когда-нибудь его таким увижу. Энакин был поражён услышанным. Я вряд ли когда-нибудь смогу в полной мере представить, насколько больно Энакину слушать мой рассказ.

— Я не верю, — спустя некоторое время Скайуокер с большим трудом, но всё-таки взял себя в руки и поднял голову. — Канцлер стал предателем? Я стал причиной смерти Падме? Мы с Оби-Ваном сражались на Мустафаре? Но ведь это…

— Невозможно? — я горько усмехнулся. — Ошибаешься. Ради спасения своей жены ты был готов поверить в любую ложь.

— И что мне теперь делать? — Скайуокер обреченно вздохнул.

— Рад, что ты спросил. У меня есть план, но, боюсь, для него тебе придётся играть по правилам Палпатина, — Энакин вздёрнул бровь. Казалось ещё мгновение и он не выдержит и накричит на меня. Ещё бы. Я же попросил его подыграть Сидиусу. — Не смотри на меня так. Канцлер должен быть уверен в твоей лояльности. Соглашайся с ним, говори всё, что он хочет услышать и делай так, как он скажет.

— Мы должны схватить его! Почему мы просто не сообщим Совету и не покончим со всем этим? Какой смысл ждать? Если, как ты говоришь, я был его козырем на случай мнимого предательства Ордена, то теперь он лишён любой поддержки.

— Да, конечно. Давай сообщим и схватим. Но у нас нет доказательств. Нельзя просто прийти и убить человека кем бы он ни был. Без доказательств нас самих уничтожат как предателей Республики. Поэтому мы будем ждать. Палпатин раскроет тебе свою истинную личность, ты сообщишь об этом Совету и поможешь им с арестом канцлера.

— А что же ты будешь делать? — вопрос застал меня, когда я уже собрался уходить, даже махнул рукой в знак прощания.

— Если я правильно помню, то он откроется тебе в своём кабинете. Я постараюсь установить там прослушку, чтобы нам уж точно все поверили. Тогда всё сложится как надо. Что касается непосредственного ареста, то не думаю, что я что-то должен делать. Я не настолько искусен во владении мечом как ты или магистры Совета. Мне не нужны лавры, мне не нужно признание. К тому же, вы явно справитесь с этим лучше меня. Если отбросить условности, то я простой парень, который знает чуть больше.

Я искренне улыбнулся от осознания того, что теперь Энакин не совершит роковую ошибку и спасёт Орден от уничтожения. Конечно же, Палпатин не во всём перегнул палку. В Империи, несмотря на очевидные недостатки, были и свои плюсы вроде отсутствия коррупции, но, думаю, что после разоблачения Сидиуса сенаторы станут куда осторожнее и по-новому взглянут на устройство Республики.

Что касается Ордена, то вот тут мне наверное всё-таки нужно будет вставить своё слово. Но это будет уже после того, как Палпатина схватят. Совету придётся меня выслушать, если им не хочется повторения ситуации с местью ситхов и великим истреблением джедаев.

— Сэм, — от размышлений меня отвлёк Энакин. Сначала я подумал, что он хочет что-то уточнить или выведать о своём будущем, но он все лишь задал простой и ни к чему не обязывающий вопрос. — Чем займешься после того, как всё закончится?

— Не уверен, но может уйду из Ордена, мир посмотрю, ну и найду свою любовь, — моя ухмылка слегка смутила Скайуокера.

— Ты уже нашёл, — настал мой черёд смутиться. — Не думаешь же ты, что я не заметил как хорошо вы с Асокой общаетесь, — я хотел было что-то возразить, но Энакин поднял руку, останавливая меня. — Не волнуйся. Я с этим смирился. Только помни, что если вдруг сделаешь ей больно, то тебе не поздоровиться.

— Кажется, теперь мы квиты: я знаю о Падме, ты — об Асоке, — я потёр затылок, виновато уставившись на джедая.

— Кстати о моём падаване, ты не знаешь что с ней происходит в последнее время?

— Что ты имеешь в виду? — я заметно напрягся. Не люблю такие фразы. Они никогда не предвещают ничего хорошего.

— Она стала рассеянной и, как мне кажется, замкнутой. Будто её что-то гложет, — Энакин пристально на меня взглянул. — Судя по всему, ты ничего об этом не знаешь.

— Я же был на миссии, а до этого ещё на одной, — в какой-то момент мне стало не по себе от одной мысли, что я не уделяю тогруте должного внимания. А вдруг случилось что-то серьёзное? Я должен немедленно её увидеть.

* * *

Асока сидела в небольшом саду, расположенном в глубине храма. Солнце уже давно село, а ночь вступила в свои законные права. Дул лёгкий, прохладный ветерок, который невольно, но заставлял Тано съёживаться. Хотя, как раз этот факт заботил девушку меньше всего. Она была под впечатлением от разговора с канцлером.

В последний раз Асока видела его около полугода назад, когда они с учителем случайно наткнулись на него в сенате. Тогда Палпатин даже взглядом её не одарил. Ему было откровенно всё равно на какого-то там падавана, пусть даже очень отважного и знаменитого. Политик не вызывал у Асоки никаких чувств. Она ни коим образом не умаляла его заслуги, но и великим человеком его тоже не считала. Однако сегодня верховный канцлер раскрылся для неё с новой стороны.

Палпатин был таким учтивым и внимательным, что тогрута сперва очень смутилась, но канцлер заверил её, что это не более чем дружеская беседа. И ведь он действительно стал для неё другом на эти два часа. Асока не поняла как ему это удалось, но удалось же. Но, пожалуй, самой запоминающейся частью их разговора стали вопросы о войне и роли Ордена в конфликте. Впервые Тано почувствовала себя взрослой, самостоятельной и чего-то стоящей. Сам канцлер обратил на её внимание, слушал не перебивая и даже соглашался со многими её мыслями.

Но почему именно она? Палпатин и на это дал ответ. По его словам Скайуокер много рассказывал об ученице и это, конечно же, не могло не привлечь внимания политика. Асока была благодарна учителю, но ещё больше она была благодарна канцлеру. Ей удалось забыть о неприятных мыслях, что заботили её последние дни. А под конец Палпатин ещё и сказал, что был бы не против таких встреч и в будущем.

— Асока!

Девушка повернула голову и увидела запыхавшегося Сэма, стоявшего возле входа в сад. Тогрута очень соскучилась по нему за то время, что они не виделись, поэтому была очень рада, что он вернулся и они наконец смогли встретиться. Он смотрел на неё и, казалось, был чем-то обеспокоен. Асока наблюдала за тем, как парень подходит к скамейке и садиться рядом с ней. Ещё мгновение и он приобнимает Тано, а та в свою очередь кладёт голову ему на плечо.

— Привет, — решается начать разговор Сэм. — Как ты?

Казалось бы невинный вопрос ставит девушку в настоящий тупик. Она хотела открыть ему правду, поведать об ужасном видении и рассказать о том, что её гложет, но разговор с канцлером отнял много сил и эмоций, а также помог девушке успокоиться и в какой-то мере убедить себя в том, что всё не так плохо. Странно, но именно в Палпатине девушка увидела того советчика, который был ей так нужен. Поэтому сейчас Асока задумалась, а нужно ли говорить Сэму? Что он может сказать ей? Скорее всего то, что всё будет хорошо и он не погибнет. Раз так, то нет смысла напрягать парня, а лучше просто насладиться его обществом. Хоть и ненадолго.

— Всё хорошо, — заметив то, что Сэм ей не очень-то и поверил она добавила. — Теперь, когда ты здесь, у меня всё хорошо.

=== Глава 26. История творится в кабинетах ===

Первые пару дней после разговора с Энакином мне казалось, что наконец-то груз ответственности спал с моих плеч, и я могу пустить всё на самотёк. Оставалось всего лишь установить жучки в кабинете канцлера, и дело сделано. Мера в принципе не обязательная, но раз пошла такая пьянка, не могу же я остаться безучастным. Решил пробраться в кабинет главы Республики сегодня ночью. Он как раз в отъезде и прибудет только завтра. Момента лучше может не представиться.

Оставалось решить всего несколько сопутствующих проблем: найти подходящую одежду, спидер и незаметно покинуть территорию храма. Ни с одним из пунктов трудностей не возникло, разве что несколько раз выругался на дроидов из ангара, которые шныряли там почти круглосуточно. Если бы заметили, то сдали по первому требованию, но что поделать. В такие моменты особенно жалею, что машинам нельзя ничего внушить.

* * *

Ночной Корусант всегда был милее моему сердцу. Не знаю почему. Во тьме, несмотря на все недостатки, есть своя магия и притягательность. Хотя, о какой тьме может идти речь в городе, буквально усеянном всевозможными осветительными устройствами, которые несомненно усложняли моё проникновение. С другой стороны, не так уж и трудно было.

Весь последний месяц при каждом удобном случае я шнырял по Зданию Администрации Республики. Попасть в кабинет канцлера можно было только через приёмную, которая охранялась двумя красными гвардейцами, причём круглосуточно. Одни охранники сменяли других ровно в полночь по местному времени. Для меня этот факт большой роли не играл. Я давно приметил вентиляционный люк, ведущий прямо в Кабинет Красной стражи, предназначающаяся для охраны и являющийся частью комплекса.

Оставалось проделать нелёгкий путь по хитросплетениям системы вентиляции. А ведь архитекторы здания сделали всё, чтобы максимально усложнить лазутчикам доступ: мины-ловушки, тепловые сенсоры и датчики давления были лишь немногими из препятствий. К моему счастью все эти примочки не были рассчитаны на одарённого, поэтому, подпортив казённое имущество, я почти без труда добрался до нужного помещения.

Планировку комплекса я знал как свои пять пальцев. Оказавшись в Кабинете Красной стражи, я почти сразу направился в главный кабинет, где Палпатин часто принимал высокопоставленных лиц. Занимательный факт: только там находились камеры слежения, а точнее камера, что, конечно, не представляло для меня проблемы. После того, как со всем покончу, просто заменю реальную запись на заранее созданную фальшивку.

Быстро расставив жучки в главном и личном кабинете, прихожей и переходах между отсеками, я начал процедуру подмены. Тогда я не знал, на что наткнусь: проматывая голозапись, я случайно наткнулся на знакомый и давно любимый мне образ.

Когда я увидел на проекции Асоку и Палпатина, я чуть не забыл о своей миссии. Конечно, запись целиком я посмотреть бы не успел, так как она длилась больше двух часов, но само её наличие холодило кровь в жилах. А ведь стоит учесть, что я не увидел ничего криминального. Они просто о чём-то мило болтали. Но в том то и дело! Палпатин не может просто так разговаривать с Асокой. Энакина рядом я не заметил, следовательно, они были там только вдвоём. А вот это уже страшно… Наспех заменив запись на камере и подлатав ловушки в системе вентиляции, я покинул комплекс канцлера и отправился обратно в храм.

Весь путь я не мог выкинуть запись из головы, даже чуть в аварию не попал. Их разговор не сулил ничего хорошего. Как расценивать такое? Понятия не имею. Сидиус очень хитёр, поэтому надеяться на то, что ему просто захотелось пообщаться с молодёжью, не приходится. Нет, он определённо что-то задумал, и я выясню что. Плавно мысли о Палпатине перетекли в мысли о тогруте. Судя по журналу записей, виделись они недавно, но что важнее — их встречи носили регулярный характер. Небольшой поиск выдал мне больше десяти подобных результатов. Почему Асока мне ничего не сказала? Я знаю её достаточно хорошо, и мы доверяем друг другу. Так в чём же дело?

Чем дольше я думал об этой ситуации, тем отчётливей понимал, что пролить хоть немного света может лишь один человек и это не Асока. Настало время нанести официальный визит первому человеку Республики. Я вполне могу всё испортить, но я не могу позволить Палпатину обхаживать мою девушку. Думаю, мне не откажут в аудиенции.

* * *

Корусант. Здание Администрации Республики. На следующий день.

Канцлер вернулся с родной планеты Набу на Корусант рано утром. Поездка выдалась короткой, но насыщенной. Плотный график главы Республики не позволял надолго покидать планету-город, даже сном Палпатин пренебрегал, уделяя ему не более трёх часов в день. Время вообще было самым ценным ресурсом для владыки ситха. Но Сидиус, стоит отдать ему должное, умел идеально распланировать свой день, чтобы успеть не только переговорить с сенаторами, но и провести пару-тройку встреч личного характера, к одной из которой в данную минуту и готовился канцлер.

Он ждал прибытия Асоки Тано. С самого начала она показалась Палпатину глупой и недостойной его внимания. Но с каждой новой встречей политик всё больше понимал как ему повезло. Тогрута была развита не по годам, а военные отчёты открыли Сидиусу иную грань его новой знакомой. И теперь из бесперспективного проекта девушка стала центральной частью плана канцлера. Её падение станет последней каплей для Скайуокера, и тогда Палпатин разыграет свои козырные карты, положив конец Ордену Джедаев и прогнившей Республике.

Была одна проблема. В отличии от своего наставника Асоку нельзя было назвать ни тщеславной, ни эгоистичной. Но, как это обычно бывает, никто не идеален, и даже у ученицы Избранного есть своё слабое место. Таким был Сэм Гилан. Тогрута могла часами рассказывать о нём, причём делала это с таким влюблённым видом, что не заметить, что между ними что-то есть, мог только глупый человек. Палпатин предполагал что угодно, но любовь между двумя членами Ордена стала для политика настоящим подарком. Любовь всегда была краеугольным камнем познания Силы.

— В этом всегда была их слабость, — не удержался мужчина, глядя на город из окна своего личного кабинета.

— Канцлер, вы вызывали меня? — сзади раздался знакомый голос. Глава Республики повернулся, чтобы с улыбкой встретить гостью.

— Да-да, моя дорогая. Рад вас видеть.

Когда Палпатин увидел лицо девушки, простая формальность показалась ему неуместной. Асока выглядела очень уставшей. На одной из встреч тогрута призналась, что плохо спит, а на другой — что это из-за видения Силы о смерти одного «давнего друга». Лучшего момента для разговора с Тано и придумать нельзя.

Но в начале будет так называемый «разговор ни о чём» — пагубная привычка почти каждого политика. Благо много времени это не займёт. Спустя пять минут разговора в духе «как дела» Палпатин выдаёт фразу, которая послужила отправной точкой его плана.

— Вам необходимо расслабиться. Хотя, о чём это я? Тяжело наверное знать, что возлюбленному суждено погибнуть, — услышав эти слова, глаза Асоки стали похожи на два блюдца. Контраст между предложениями был на лицо. Канцлер же подошёл ближе к своей собеседнице.

— Я не… — промямлила Тано.

— Бросьте, дорогая. Вы ведь явно влюблены в генерала Гилана. Ваши чувства к нему лежат на поверхности. Это сложно не увидеть, — девушка заметно, насколько это возможно, учитывая цвет кожи, покраснела, а Сидиус и не собирался сбавлять обороты. — Более того, вы связаны с ним самой Силой. Жаль только, что та же Сила, что свела вас, предвещает его скорую гибель. Ваше видение — не простое предостережение, а самое что ни есть реальное будущее, которое вам не под силу изменить.

— Откуда вы… — Тано явно смутилась. Подобные слова усложняли понимание происходящего.

— Мой наставник обучил меня многому. Он обладал уникальными знаниями о природе Силы, — Палпатин сделал шаг назад, предвидя дальнейшее развитие событий. Он видел как с каждой секундой лицо девушки становится непроницаемым для эмоций. — И в особенности о тёмной стороне.

— Кто был вашим наставником? — холодно спросила Асока, сжимая рукоятки мечей. Она и правда неглупа. Быстро поняла что к чему.

— Дарт Плэгас, — просмаковал имя Сидиус, и в ту же минуту два зелёных лезвия остановились в считанных сантиметрах от шеи главы Республики.

— Вы — владыка ситх! — в глазах горел огонь. Асока была полна решимости, но Палпатин знал как погасить это пламя, ведь он уже давно нашёл брешь в обороне Тано.

— Ты действительно хочешь убить того, кто знает как спасти твоего драгоценного Сэма? — расчёт был идеальным. Надавить на больное канцлер умел как никто и в итоге добился нужного эффекта: девушка виновато опустила глаза и ослабила хватку. — Так я и думал.

— Помогите спасти его, — немного погодя, произнесла тогрута. Сидиус же беспрепятственно повернулся к гостье спиной и подошёл к окну. Он бесцельно рассматривал верхние уровни Корусанта, выдерживая символическую паузу.

— Хорошо, — наконец соглашается Палпатин, всем своим видом показывая, что делает гостье одолжение. — Но ты должна будешь сделать то, что я скажу.

— Всё, что угодно, — как ни странно, Асока сейчас не могла думать ни о чём кроме спасения любимого человека. Ни её долг перед Республикой, ни угроза, которую представлял канцлер, не занимали сознание девушки.

— Сегодня утром мы перехватили сигнал в секторе Тарабба. Теперь мы знаем, что сепаратистские лидеры укрылись на Мустафаре. Высшее командование решило отправить генерала Гилана для их захвата. Так вышло, что он — единственный свободный джедай-командир. В свою очередь я послал своего ученика для того, чтобы он защищал верхушку КНС, — в голове тогруты слова канцлера составили чёткую картинку. Мустафар, ситх-ученик и Сэм. Она просто не могла допустить, чтобы три части головоломки сошлись воедино. Но что предложит канцлер? — Если ты хочешь не допустить их встречу, то тебе придётся опередить их, отправиться на Мустафар прямо сейчас и убить всех сепаратистов на планете. Только так ты предотвратишь гибель любимого.

— Но я же джедай, я не могу.

— Это моё условие, — Палпатин говорил максимально грубо и жёстко. — Если ты его нарушишь, то я лично убью Сэма на твоих глазах. — Тано была в шоке от слов политика. В каком-то смысле она до сих пор не верила, что всегда добродушный и справедливый канцлер окажется владыкой ситхом. — Зато, если ты сделаешь так, как я сказал, то я гарантирую вам жизнь, ваше будущее будет счастливым, а новость о твоём поступке не дойдёт до Совета.

Палпатин смотрел Асоке прямо в глаза. В них он видел ужас, отчаяние и безысходность. Девушка была загнана в угол. Конечно, она могла сбежать и рассказать всё Совету, но смысл был в том, чтобы вынудить тогруту действовать здесь и сейчас, не позволяя сделать выбор. И вот, дав Тано время на размышления, Палпатин задаёт, пожалуй, самый главный вопрос.

— Что скажешь?

— Я согласна, — обречённо отвечает девушка, приклоняя колено. Давняя традиция ситхов? Удивлён, что она о ней знает.

Триумф Сидиуса начинается здесь и сейчас. Десятилетия подготовки окупили себя. Канцлер снабжает Асоку всем необходимым: координаты, коды доступа, даже транспорт. Он сделал всё возможное, он победил, но и этого владыке ситху мало. Когда тогрута стояла в ожидании лифта, Палпатин решает посеять в её сердце сомнение.

— Неужели ради него ты можешь убить кого-то без суда? — по лицу политика гуляет довольная ухмылка, но девушка не может этого видеть. — Стоит ли он всех твоих страданий?

— Стоит.

В её коротком ответе мужчина слышит дикую боль, но не может её понять. Он чувствует как ей тяжело: тогруту лихорадочно трясёт, она готова сорваться, но закалённая в боях Асока держиться изо всех сил, ведь у неё есть точка опоры, у неё есть Сэм, а значит есть надежда. Палпатин же решает отнять и это, лишить последнего, что удерживает Тано на светлой стороне.

— Даже если так. А он любит тебя также? Он человек высокой морали. Стал бы он безжалостно убивать других ради тебя? Мне кажется, что нет, но, думаю, ты и сама знаешь это.

Двери лифта закрываются, но Сидиус до сих пор ощущает всё. Асока разбита, и совсем скоро она использует гнев, чтобы убить всех до единого на Мустафаре. Тёмная сторона сильнее, но тогрута думает, что сможет справиться с её притягательностью. Жаль, что бедная девочка не знает, что единожды ступив на этот путь, она уже не будет той Асокой, которую все знают. Совет увидит изменения, увидит их и Скайуокер, и тогда, полностью потеряв веру, он присягнёт тьме.

Палпатин был так возбуждён от текущего положения дел, что позволил себе рассмеяться.

— История творится в кабинетах, — сладостно произносит будущий Император.

=== Глава 27. Вскроем карты? ===

Корусант. Здание Администрации Республики.

— Тебе не доверяют, Энакин, — канцлер встал из-за своего стола и, не спеша повёл гостя в другую часть кабинета. — Они видят твоё будущее и знают, что ты обретёшь такую мощь, которая им не подвластна. Тебе нужно прорваться через завесу лжи, которой джедаи окружили тебя.

Палпатин уже не раз заводил подобные разговоры со Скайуокером, который, стоит отдать ему должное, больше не вёлся на уловки владыки ситха. Джедай верил Сэму, хотя, ещё год назад не поручил бы тому и каф сварить. Слова Гилана возымели необходимый эффект, и теперь Энакин видел как канцлер умело плетёт вокруг него свои сети.

— Позволь открыть тебе нюансы некоторых свойств Силы…

— Откуда они вам известны? — наигранно заинтригованно спросил Избранный.

— Мой наставник передал мне много знаний. Даже о природе тёмной стороны Силы, — такой поворот событий показался Скайуокеру необычным. До этого момента Палпатин ни разу в открытую не говорил о том, что обладает подобными знаниями, но и об этом Сэм предупреждал.

— Даже о тёмной стороне?

— Энакин, — канцлер был весьма серьёзен. — Для постижения этой величайшей тайны необходимо хорошо изучить все её аспекты, а не только догматические воззрения джедаев. Если ты хочешь стать полноценным и мудрым вождём, — как же он умело избегает слова «ситх». — Нужно получить широкое представление о Силе.

Оба собеседника стали ходить по кругу небольшого коридора, не сводя глаз друг с друга.

— Остерегайся джедаев, Энакин. Только с моей помощью ты добьёшься могущества, которое не дано ни одному человеку. Познай же тёмную сторону Силы и ты сможешь спасти свою жену от печального удела.

Вот и настал момент истины. Палпатин вот-вот откроет свою истинную сущность. Надеюсь, Сэм успел установить жучки. Даже на его лице появилась неестественная улыбка, скорее походившая на оскал.

— Что вы сказали? — тело Скайуокера было напряженно до предела, а пальцы так и норовили схватить световой меч.

— Используй мои знания, молю тебя.

— Вы — владыка ситх! — любому терпению приходит конец. Энакин достиг своего предела. Стоило Палпатину произнести эти слова, как синий луч света озарил пространство вокруг.

— Мне ведомы все твои тревоги. Послушай меня. Тебе следует перестать быть пешкой в Совете. Сколько я тебя знаю, ты всегда искал участи более великой, чем удел простого джедая, жизни, исполненной смысла, осознанной, — канцлер повернулся спиной к гостю и уже более холодным тоном спросил. — Ты намерен убить меня?

— Мне бы очень хотелось, — искренне ответил Энакин.

— Я знаю это. Я уловил твоё излучение. Гнев тебе может придать новые силы.

— Я намерен выдать вас Совету Джедаев, — Скайуокер деактивировал меч. Полученной информации теперь было достаточно, чтобы положить правлению владыки ситха конец.

— Конечно, это твой долг, — спокойно сказал Палпатин, словно заучивал эту фразу как мантру. — Но их намерения вызывают у тебя сомнения. Верно?

— Я очень скоро докопаюсь до правды.

— Мудрость твоя велика, Энакин. Обрети мощь тёмной стороны Силы, способность спасти Падме.

Эта фраза, сказанная напоследок Скайуокеру, породила в его сердце сомнение. Этот маленький паразит никак не оставлял мысли Избранного в покое. Что если Сэм ошибся, и Падме в любом случае умрёт? Что если Палпатин и правда хочет помочь? Джедай просто не мог успокоиться. Требовалось время, чтобы всё ещё раз хорошенько обдумать, поэтому Скайуокер и не торопился сообщать магистрам об истинной личине канцлера. Вместо этого он направился в пустой зал Совета, чтобы взвесить все «за» и «против» и наконец принять решения, которое изменит судьбу каждого жителя галактики.

* * *

Корусант. Здание Администрации Республики.

Как много Силы тут намешано. Я её чувствую. Она знакома мне, но очень спутана. Складывается впечатление, что до меня здесь были и другие джедаи. Но кто? Неужели Энакин? Если так, то совсем скоро произойдёт то, к чему я готовился целых пять лет. За это время я научился всему, чему только мог. И хотя я не собираюсь сражаться с Палпатином лично, я сделал всё возможное, чтобы он проиграл. Но не это сейчас заботит меня…

Я пришёл в кабинет канцлера уже под вечер, но пусть время дня вас не смущает, ведь политики во все времена имели одну общую черту с борделями. Они работают круглосуточно. Формальная цель моего визита отличалась от реальной, но этот подлог позволит мне оказаться с Сидиусом тет-а-тет, а это, собственно говоря, мне и нужно. Вся недавняя ситуация с записью нервирует и раздражает, так что, видимо, придётся открыть свой секрет. Я ничего не теряю, ведь Палпатин может списать мой «бред» на контузию генерала, который побывал во многих ужасных сражениях. Это его гарантия, а моя гарантия — жучки, накануне установленные в кабинете.

Миновав приёмную, я очутился в прихожей, плавно перетекшей в кабинет для официальных приёмов. Свернув направо и пройдя через ещё одну секцию, я оказался в личном кабинете политика, который, казалось, так усердно работает на благо Республики. Данная картина для меня была смехотворной, учитывая количество скелетов в шкафу владыки ситха.

— Канцлер, рад, что вы нашли время принять меня, — я поклонился и стал ждать ответной реакции.

— Генерал Гилан, рад вас видеть! Ходили слухи, что вы помогаете генералу Кеноби на Утапау, — Палпатин одарил меня своей вежливой улыбкой, но вставать с кресла пока не торопился.

— Нет-нет. У меня отпусков накопилось за это время, что даже неприлично. Вот Совет и решил, что мне надо отдохнуть вдали от поля боя.

— Надеюсь, отдыхается вам хорошо, — весело ответил канцлер. — Но всё-таки что привело вас?

— Как раз последние новости с Утапау. Магистр Кеноби уничтожил генерала Гривуса, и теперь Конфедерация лишилась того, кто реально способен взять на себя общее командование войсками, — новость и правда была самой свежей, возможно даже, что чересчур свежей. Я не обладал достоверной информацией насчёт смерти Гривуса, а лишь знал что должно случиться и решил использовать это знание, пускай и не совсем вовремя.

— Неужели? — Палпатин сделал вид, что удивлён, и поднялся с кресла. — В таком случае, думаю, что конец войны уже близок, — политик одобрительно кивнул.

— Мне так не кажется, — мой ответ убрал улыбку с лица канцлера.

— Почему же?

— Видите ли, нам до сих пор не удалось поймать владыку ситха. Наряду с Дуку и Гривусом он является катализатором этого конфликта. Пока он на свободе война будет продолжаться.

— Разве есть догадки насчёт того, кто бы мог им быть? — аккуратно поинтересовался Сидиус.

— У Совета их нет, а вот лично у меня есть, — я сложил руки за спиной и стал медленно расхаживать взад-вперёд по кабинету. — Мы знаем, что сети владыки окутали Сенат и имеют не последнее влияние на политику Республики. Таким образом, круг людей сужается.

— Но он всё равно слишком большой, — заметил Палпатин.

— Вы несомненно правы. Но недавно я ощутил нечто, что непосредственно затрагивает меня, а точнее — мою добрую подругу. Вы же знакомы с командиром Асокой Тано? — я вопросительно посмотрел на Сидиуса.

— Лично не знаком, — пожал плечами политик. — Но я знаю, что она падаван мастера Скайуокера, а с ним у меня дружеские отношения, — вопреки здравому смыслу, канцлер не воспринимал всё происходящее как допрос. Он спокойно отвечал на мои вопросы, прекрасно понимая, что ничто не способно пошатнуть его положение.

— Вот как? — я слегка улыбнулся и сказал фразу, которая должна была послужить началом нашего откровенного разговора. — А она так хорошо о вас отзывалась.

Стоило мне произнести эти слова, как выражение лица Палпатина сильно изменилось. Вместо приветливого и отзывчивого политика передо мной стоял злобный тиран, готовый в любую секунду отдать приказ о моей немедленной ликвидации. Честно говоря, для меня данная реакция оказалась неожиданной. Я же по сути не сказал ничего такого, но Сидиус быстро просветил меня:

— Так вот кто пробрался сюда и установил жучки, — его голос стал сухим и строгим. Я был поражён, что Палпатину удалось их найти, но у меня тоже была одна заготовка. — А я всё голову ломал, кто же способен пробраться сюда. Вы поступили как предатель, генерал Гилан.

— Думаю, что здесь только один предатель и это вы, Дарт Сидиус, — это обращение пробило брешь в обороне канцлера. Он насупился и утратил полный контроль над собой.

— Откуда вам известно это имя, генерал?

— Рад, что вы спросили. Я потратил много времени на просмотр записей вашей камеры, — маленькая ложь сделала своё дело. В конце концов, политик не знает как долго тут находятся жучки и что они могли уловить. Владыка ситх поверил мне. С минуту он сверлил меня взглядом, а потом как ни в чём не бывало улыбнулся и произнёс:

— Друг мой, вы же понимаете, что вам никто не поверит? У вас просто нет доказательств. Я думаю, что вам что-то от меня нужно, иначе я бы сейчас беседовал с магистром Винду.

— Ваша правда. Я пришёл сюда из-за Асоки. Вы явно положили на неё глаз. Но в чём причина столь чрезмерного внимания?

— Вы же установили жучки и вы… не знаете?

Палпатин задумчиво отвернулся к окну. Он недолго так стоял, но и этого времени хватило, чтобы моё терпение иссякло. О чём таком я не знаю? Не нравятся мне такие разговоры. Они никогда не сулят ничего хорошего. Я уже готов был повторить вопрос человеку, явно погрузившемуся в собственные мысли, как вдруг Сидиус заговорил:

— Пути Силы непостижимы. Я всегда был согласен с этим утверждением. Ничто не должно помешать моему плану: ни джедаи, ни война, ни интриги. После смерти графа Дуку мне стал нужен ученик, который ещё сыграет свою роль, — канцлер запнулся, а затем, немного погодя продолжил, проговаривая каждое слово максимально чётко. — Вам конец, генерал Гилан, как и всему Ордену Джедаев. Приказ 66 и мой новый ученик положат начало Империи.

— Но причём тут Асока?

Как только я задал этот вопрос, меня осенило. Вмиг внутри похолодело, а голова готова была взорваться от осознания одной простой истины — я совершил роковую ошибку. Я надеялся изменить ход событий и я это сделал, предотвратив уход тогруты из Ордена. Но именно этот факт я и не учёл. Асока стала переменной, которую я просто забыл внести в уравнение, и, сам того не зная, Сидиус сыграл на этом проколе. Словно в подтверждение моей догадки, он сказал:

— Когда мастер видит падение ученика, то невольно начинает задумываться в правильности своего учения, — Палпатин снова повернулся ко мне лицом, изображая печаль. — Мне очень жаль, но командир Тано недоступна. Прямо сейчас она направляется на одну планету, чтобы исполнить своё предназначение. Она убьёт всех и фактически положит конец войне.

— Но как вам это удалось? — с плохо скрываемой злобой спросил я. — Асока далеко не глупая девушка. Вы не могли её обмануть!

— Любовь всех делает глупыми, генерал. Но я вижу исключительную иронию в истинной причине моего триумфа, ведь Асоку Тано, как и её мастера, преследуют страшные видения смерти любимого человека. Я всего лишь пообещал ей спасти вас от неминуемой гибели.

Признание Сидиуса стало для меня последней каплей. Я застыл, не в силах пошевелиться. Палпатину не просто повезло, он переиграл меня. Но почему Асока не сказала мне о видении моей смерти? А как я мог пропустить это? Почему не доглядел, не понял, что с ней что-то не так? Ведь были же сигналы, даже Энакин говорил мне о странном поведении своей ученицы. А она на все вопросы отвечала, что всё хорошо.

— Куда она отправилась? — спрашиваю я, и в голосе моём слышно, что я готов пойти на всё, чтобы предотвратить переход любимой на тёмную сторону. Мой разум словно отключился, ведь ответ для меня был слишком очевиден.

— Мустафар, — медленно протянул канцлер и тут же добавил. — Я говорю вам это не потому, что хочу помочь, не подумайте. Просто что бы вы сейчас не сделали, генерал Гилан, итог будет один: она падёт, а вы умрёте. Я бы не спешил на вашем месте. Почему-то мне кажется, что Асока сама вас найдёт.

Закончив фразу, политик рассмеялся и это стало для меня, пожалуй, самым обескураживающим. Видимо, я до сих пор не знаю всего. Я готов был сорваться с места, взять первый попавшийся звездолёт и покинуть Корусант, но что-то меня остановило. Этим что-то стало сомнение. Я больше не был уверен в безупречности своего плана. А вдруг что-то пойдёт не так? Я должен остаться и схватить Палпатина вместе с остальными магистрами. Сердце разрывалось от одной мысли о таком исходе, но порой приходиться жертвовать всем ради всеобщего блага.

— Почему же вы всё ещё здесь? — удивлённо спросил канцлер. Он издевался надо мной, вынуждая напасть, тем самым совершив ошибку, результатом которой станет моя смерть. — Возможно, что прямо сейчас ваша любимая Асока предаёт свой Орден. Так почему вы не спешите спасти её? Может быть вы боитесь не успеть? Ведь в таком случае вам придётся обезоружить её и передать суду.

— Вы — монстр, владыка. Я должен вас остановить.

— Каким это образом? — надменно произнёс Палпатин. — Вы ничего не сможете мне сделать.

Но ответить я не успел, потому что в следующую секунду ощутил как чья-то рука легла на моё плечо, заставив вздрогнуть. Я повернул голову и встретился взглядом с Энакином. В его глазах читалась та самая решимость, которой мне сейчас не хватало. Джедай посмотрел на меня холодным взглядом, и от моей мимолётной радости почему-то вдруг ничего не осталось.

— Энакин, мальчик мой, вижу ты принял моё предложение? — усмехнулся Палпатин, а я почувствовал как кожаная перчатка Скайуокера сжимает рукоять его меча. Возможно ли, что Сидиус всё же убедил его? От ответа Избранного теперь зависела не только судьба Республики, но и моя жизнь. Но джедай не спешил отвечать канцлеру, вместо этого обратившись ко мне.

— С меня достаточно, Сэм. Я больше не могу этого выносить, — я нервно сглотнул. — Выносить лживых речей Палпатина, — от сердца тут же отлегло. Хоть одной проблемой меньше. — Я слышал достаточно. Лети на Мустафар, а мы разберёмся с ним, — Энакин подмигнул мне.

— Мы? — спросил я.

Но Скайуокер лишь хмыкнул и убрал руку с моего плеча. Тут же сзади себя я услышал знакомый, никогда не предвещающий ничего хорошего, но сейчас такой нужный голос:

— Именем Галактического Сената Республики. Вы арестованы, канцлер! — магистр Винду активировал меч, а следом за ним также поступили ещё трое членов Совета. Последним это сделал Скайуокер.

— Иди, Сэм. Ты должен успеть, — обеспокоено произнёс Избранный.

Оставаться в кабинете канцлера мне больше не было смысла. Позабыв обо всём, я стремглав бросился к выходу, напоследок задержав взгляд на лице Сидиуса, которое выражало лишь одну эмоцию — отчаяние. Оказавшись на спидере, я что есть мочи рванул в космопорт. Моя родная 44-ая дивизия как раз готовилась там к отправке в помощь магистру Мунди на Майгито.

— Тейт! Тейт! — я стал вызывать на связь своего капитана. Ответил он, кстати, почти сразу.

— Да, генерал?

— Подготовь для меня самый быстрый корабль во всём космопорте и договорись с руководством о скорейшем вылете. Я скоро буду у вас. И чтобы без проверок кодов!

— Но, генерал, есть правила. Нельзя просто так…

— Чёрт возьми, Тейт! В данную минуту мне плевать на протокол. Прошу, помоги мне, — клон сначала замешкался, но всё же ответил положительно.

Проверка кодов — то, что нужно мне в последнюю очередь. Мой мозг отчаянно выискивал лазейки, с помощью которых я бы смог сэкономить время, ведь всего одна секунда промедления может обойтись мне очень дорого.

=== Глава 28. Спасти любой ценой ===

Я должен спасти её, должен спасти.

Это единственная мысль, что занимала моё сознание весь путь от Корусанта до Мустафара. Тейт сделал своё дело, обеспечив мой беспрепятственный вылет с планеты-города. Не обошлось без сложностей, но ведь не просто так я стал генералом Великой Армии Республики. Пришлось немного надавить на нужных людей. В любом случае нужно будет отблагодарить клона-коммандира как следует, но позже. Сейчас я лишь сижу и жду, жду когда закончится этот бесконечный коридор гиперпространства.

Я знал, что мой полёт будет долгим, но что настолько. Вероятно, это потому, что я просто не мог усидеть на месте. Долгие путешествия в замкнутом пространстве звездолёта дают время подумать. Я использовал это время с пользой, в конце концов осознав, что во всём случившемся виноват не Палпатин и даже не пресловутый Орден, а только я сам. Как можно было не ощутить волнения любимой, как можно было лишний раз не удостовериться, что всё в порядке?

Я представил масштаб проблемы для которой мне предстояло найти решение. Но чем ближе я был к Мустафару, тем отчётливей понимал, что я могу не просто не успеть, а что если я даже и успею, убедить Асоку в своей правоте будет крайне сложно. Канцлер этим и славится: он умеет промывать мозги, навязывать свою волю и тем самым добиваться поставленных целей. Но от слов к действию. Мой корабль вышел из гиперпространства.

Во всём происходящем я усмотрел некую иронию. Как бы я не хотел избежать разговора на Мустафаре, этот вулканический мир так и норовил стать поворотной точкой даже изменённой истории. Главное, чтобы итогом не стала дуэль. Не очень мне хочется гореть в этом промышленном аду и уж совсем не хочется видеть Асоку в огне.

Приземлившись на платформу рядом с базой сепаратистов, я немедленно направился к укрытию лидеров КНС в надежде, что тогрута ещё не успела их всех убить. Я думал, что поиски займут у меня много времени, но я ошибался. Стоило мне приблизится ко входу на территорию горнодобывающей фабрики корпорации «Клеггер», как вдали я заметил до боли знакомые мне очертания.

Асока сидела на полу рядом с дверью, уткнувшись лицом в колени и накрыв голову руками. Она не шевелилась и не издавала абсолютно никаких звуков. На секунду я опешил, ведь и в энергетическом плане тогрута была на себя не похожа. Странная смесь из страха и облегчения была единственным, что я сейчас ощущал. Девушка не излучала обычной жизнерадостности и меньше всего походила на ту самую Асоку, которая нашла меня и стала моим другом, а в последствии и любовью всей моей невероятной жизни. Я замедлил шаг, опасаясь нарушить хрупкое спокойствие вулканического мира.

— Асока… — я аккуратно присел на корточки перед ней. Услышав своё имя, тогрута вздрогнула, но поднимать голову не торопилась. Она прекрасно знала, что этот голос может принадлежать только мне. — Асока, — уже более настойчиво повторил я. — Что с тобой? Ты не ранена?

Но Тано и не собиралась отвечать на мои вопросы.

Глубокий вдох и вот я в который раз обращаюсь к Силе в надежде получить ответ хоть на что-то. Великая молчала, но зацепка всё же была: я не ощущал присутствия ни одного живого существа в радиусе ста метров, только Асоку. Я встал на ноги и незамедлительно направился внутрь здания, сжимая ладонью рукоять светового меча. Краткая экскурсия по базе лишь подтвердила худшие из моих догадок.

Тогрута убила всё живое на этой фабрике. Тела неймодианцев, муунов и хатт знает кого ещё лежали безжизненные во всех частях здания, а разрубленные дроиды явно указывали на бойню. Тихо выругавшись, я пошёл обратно к девушке, с которой теперь, видимо, предстоит серьёзный разговор. Я нашёл её в том же состоянии, в котором оставил, но что-то было по-другому.

— Я видел тела, — холодно произнёс я, встав перед ней на колено.

Я замешкался, подбирая, нужные слова и вот в моей голове уже была готова целая речь. Однако вместо того, чтобы выслушать, Тано бросилась мне на шею и расплакалась. Я, конечно, мог предположить нечто подобно, но всё же был удивлён. Не успев отойти от лёгкого шока, я услышал её несвязную речь.

— Мне сказали, а я поняла, что выбора нет. Они больше не казались мне злыми, но я знала, что просто должна. Канцлер сказал, что его ученик прибудет сюда и тебя тоже пошлют. Ты должен был умереть от его руки, а я не хотела. Это всё сон. Я молила Силу, чтобы она указала мне на другой путь, но я не могла остановиться. Я же успела? Успела?

Девушка всё крепче сжимала меня в своих объятиях, а картинка в голове стала потихоньку складываться. Видимо, Палпатин внушил Асоке, что у него есть какой-то ученик и что он убьёт меня. Но, насколько я знаю, ни на какой Мустафар меня посылать не собирались. Наверное он ей солгал, а она повелась. Ситуация приобретала ужасающий оттенок. Девушка была, что называется, невменяемой. По крайней мере, так мне казалось.

— Асока, — я положил руки на её талию и обречённо покачал головой. — Что же ты наделала?

Услышав это, тогрута прекратила плакать и медленно отстранилась от меня. Наконец я смог взглянуть в её глаза, цвет которых теперь никак нельзя было назвать голубым. Они были жёлтыми — следствие совершённых убийств. Тонкие дорожки слёз в купе с плохим освещением являли страшную картину падшего джедая. Только позднее я понял, что внешность была самым незначительным из изменений.

— Что ты сказал? — спросила Асока, казалось, не веря в то, что я мог такое произнести. — Что я наделала? Я тебе жизнь спасла! Я остановила войну!

— Асока, — тогрута буквально на глазах теряла контроль. Я пытался успокоить её, но она не желала слушать.

— Это всё ради тебя, Сэм! Я сделала это потому, что люблю тебя! Какое право ты имеешь меня осуждать? — девушка встала на ноги в то время пока я всё ещё стоял на колене. В её взгляде читались гнев и ненависть. — Прав был канцлер. Ты меня не любишь… Тебе наплевать на меня!

С этими словами Асока выставила руки вперёд, а я слишком поздно понял к чему это было сделано. Меня что есть силы отбросило куда-то назад. По пути я снёс какой-то ящик и в конце концов приземлился лицом на металлический пол взлётной площадки. Стоило больших усилий просто прийти в себя. Такого мощного толчка я, кажется, никогда не испытывал. Я, конечно, знал, что гнев придаёт сил, но чтобы таких?

— Тебе больно? — сзади послышался знакомый, издевательский голос, а вслед за ним я услышал как активируется один из световых мечей тогруты. — Представляешь как больно было мне знать, что ты умрёшь?

— Асока, ты не так поняла, — я поднялся с колен и повернул голову в сторону подходящей ко мне Тано, но слушать меня она и не собирались.

— А теперь усиль эту боль в десятки или даже в сотни раз и ты поймёшь, что я испытала, когда подтвердились худшие из моих опасений: я тебе безразлична.

Её тонкая рука занесла меч над головой, и только тогда я понял, что она не шутит. Я не собирался сражаться, но мои рефлексы оказались сильнее меня, а наши мечи — скрещены. Но в этот раз это была не тренировка. Она действительно хотела меня убить.

В совместных спаррингах я успел приноровиться к её стилю, частенько предсказывая приёмы, которые она хочет применить, но с переходом на другую сторону изменилось и ведение боя. Асока стала более дерзкой и безрассудной в совершаемых действиях, но от этого не менее смертоносной. А ведь это она ещё не достала второй меч, хотя, мне и с одним проблем хватало. Умело меняя хватку и даже атакующую руку девушка прижимала меня то к стене, то к краю платформы. Если бы я так не боялся зацепить её, то действовал бы решительней, возможно, даже давно обезоружил Тано, но я не мог плясать под дудку Палпатина, ведь именно такого исхода он и добивался.

— Остановись, Асока! Это не ты! — я не оставлял попыток образумить тогруту, но она была непреклонна.

— Я заставлю тебя почувствовать мою боль! — отчего-то каждая моя фраза лишь усиливала гнев девушки.

Ещё одна атака и, усмотрев брешь в моей обороне, Тано наносит удар ногой в живот. Всё бы обошлось, не будь этот приём пропитан Силой. Как и в прошлый раз меня откинуло на довольно приличное расстояние, в этот раз на площадку ниже уровнем.

Я должен её остановить пока ещё не слишком поздно.

Столько лет я оттачивал своё мастерство, не понимая при этом, что есть та, сражаться с которой всерьёз я не могу в принципе. Я не подвергну её жизнь опасности или риску, но и бездействовать глупо. К моему счастью, Асока не спешила со мной расправиться. Её неторопливость дала мне время. То, что я видел, было похоже на настоящее помешательство. Тогрута не могла думать ни о чём кроме сражения. Но эта же фанатичность натолкнула меня на мысль. Почти сразу в голове возник план. Идеальным его вряд ли назовёшь, но выбора сейчас у меня нет. Придётся вспомнить уроки Бейна.

Я встал на ноги в ожидании пока тогрута спустится вниз. Теперь она настроена куда решительней: вот и второй меч активирован, а сама девушка неспешно подходит ко мне. Эта Асока совершенно отличалась от той, что была на Мортисе. Её чувства внушают мне страх, но, если я хочу её спасти, действовать нужно незамедлительно.

— Я ненавижу тебя! — переходит на крик Тано. Её слова не причиняют мне боли, ведь я знаю, что она врёт сама себе. — Как я могла быть настолько глупой?

— Хочешь убить меня? — немного отстранённо спрашиваю я, сжимая рукоять меча.

— Да! — она ускоряет шаг.

Расстояние сокращается, а вместе с ним и отведённое мне время. Но нужно ждать. Она ещё недостаточно близко. Я знаю Асоку лучше, чем кто-либо, но даже мне сложно предугадать момент нападения. Однако в этот раз удача оказалась на моей стороне. Девушка бросается в мою сторону, готовясь поразить меня прямо в сердце. Лучшего момента и не придумать.

— Я люблю тебя, — только и успеваю сказать я.

* * *

Последние слова срываются с уст Сэма, и тут он видит то, что ожидал увидеть. Здравый смысл ненадолго возобладал над зомбированным сознанием Асоки. Она услышала то, что ей нужно было услышать, но было уже слишком поздно. Девушка просто не может остановить атаку. Её меч проходит сквозь грудную клетку парня точно в области солнечного сплетения.

Тогрута смотрит в глаза Сэма и видит как жизнь покидает тело её возлюбленного. В какой-то момент она счастлива, рада его смерти, но вскоре понимает: что-то пошло не так. Задумчивый взгляд внимательно изучает лицо парня пока к девушке не приходит осознание того, что она совершила. Смысл оказывается утерян, логика — нарушена, а взгляд парня стал единственной вещью, что привлекала Асоку. Наконец остатки сил покинули Сэма, тело обмякло, и он стал падать на пол. Девушка тут же деактивировала меч и на ходу подхватила парня, упав с ним на колени.

Тогруту пробрало окончательно. Суровая действительность очень больно ударила девушку. Гнев перерос в непонимание, непонимание — в плач, а плач перерос в настоящую истерику, ведь случилось то, о чём Асока напрочь забыла и чего так боялась последние полгода. Её видение в точности сбылось: Сэм погиб от ранения световым мечом в грудь на Мустафаре. Будучи не в силах поверить в реальность происходящего, девушка попыталась привести парня в чувства. Она судорожно начала трясти Сэма и бить его по щекам.

— Сэм, очнись. Пожалуйста, Сэм. Не бросай меня. Это всё просто сон, просто сон! Ты не можешь умереть!

Асока продолжала повторять этот набор фраз и действий, но с каждым разом лишь чётче понимала, что это конец. Вскоре девушка просто не смогла выносить ту картину, что застыла перед её глазами. Память сыграла с тогрутой злую шутку. Снова и снова в голове прокручивались последние минуты жизни любимого.

— Как я могла? Я не хотела. Почему это случилось?

Тано была не в силах на чём-то сосредоточиться, потому что куда бы не посмотрела, перед глазами стояла картина клинка, словно в режиме замедленной съёмки проходящего сквозь тело.

Девушка больше не могла выносить эту жестокую реальность. Она взмолилась, чтобы это прекратилось, чтобы кто-нибудь пришёл и забрал её страдания, оградил от них. Невозможность принять стала проклятием, поставившем девушку на грань между отчаянием и сумасшествием. И вот чья-то рука появляется перед лицом, закрывая глаза и погружая тогруту в другой мир. Занавес. Конец.

* * *

Расчёт был безупречен, но из-за моего же плана кровь стыла в жилах. Я решил дать Асоке то, чего она хочет. Я создал невероятно мощную иллюзию в тот самый момент, когда она начала ускоряться для атаки. Бейн рассказал об одном из сложнейших способов ввести в заблуждение одарённого. И вот простой обман разума, только усиленный многократно, привёл к тому, что вместо реальной картинки тогрута увидела то, что хотел я, а именно видение моей смерти — то чего она боялась и то ради чего убила всех на той базе. Не будь она изначально ослабленной, ничего бы у меня не вышло, так что можно сказать, что мне повезло.

Но то зрелище, которое мне довелось увидеть, я не забуду никогда: Асока плакала, хватая руками воздух. Со стороны это было похоже на очень сильную галлюцинацию душевнобольного человека. Она просила, видимо, мою мёртвую иллюзию не умирать, просила, чтобы это всё оказалось игрой разума, сном. Выносить этого я просто не мог, но надо было держаться. Зачем это всё надо? Моей целью было довести Асоку до высочайшей точки морального изнеможения, чтобы я мог спокойно вырубить её. Возможно, этот вариант был не самым разумным, но отчего-то именно он показался мне самым логичным.

Сражаться смысла не было, тем более, что мне не хотелось повторять ошибки Скайуокера. Выбери я другой путь, всё могло бы закончиться настоящей смертью. Но мой способ сработал. Мне удалось вырубить Асоку, не прибегая при этом к насилию. Я отнёс тогруту на звездолёт прямиком к медицинскому дроиду, который констатировал, что состояние девушки стабильное.

Единственным желанием было убраться с этой проклятой планеты. Хотя, нет. Было ещё одно. Плевать что об этом подумают другие, но я лично хочу выбить из Палпатина всю дурь. Надеюсь, магистры всё же схватили его, а не казнили на месте. Если так, то Сидиус легко не отделается. У меня остался последний туз от Бейна в рукаве и я с удовольствием его использую. Этот недоимператор ещё очень пожалеет о том, что сделал. Я был готов закрыть глаза почти на всё, но вовлечение Асоки — это то, что я ему никогда не прощу.

Проложив курс на Корусант и включив автопилот, я отправился к тогруте. Дроид как раз закончил все необходимые манипуляции и по моей просьбе оставил нас наедине. Я жалел лишь об одном — что не могу стереть из воспоминаний Асоки последние двадцать четыре часа её жизни. Хотя, кое-что я всё-таки смог сделать. Я взял тогруту за руку, чтобы забрать все негативные эмоции, в плену которых всё ещё находилась девушка. В прошлый раз этот приём, применённый на Скайуокере, вышел мне боком, больно ударив по мне лично. Но в этот раз мне удалось почти полностью оградить Асоку от того, что она испытала на той злосчастной планете, оставив только картинку прошлого, но никак не чувства.

Я просидел с тогрутой ещё какое-то время, оправляясь от «операции». Конечно, хотелось ни на секунду от неё не отходить, но в данном случае лучше наверное оставить её одну, да и мне нужно какое-то время побыть наедине с собой. Но только я собрался покинуть комнату, как Асока открыла глаза.

— Привет, — натянуто улыбнулся я, глядя на девушку, которая не спешила переводить на меня взгляд.

— Где я? — тихо спросила Тано.

— На моём корабле. Мы летим домой, — казалось, только сейчас Асока начала вспоминать. Она закрыло лицо ладонями, но через секунду убрала руки и ошарашенно посмотрела на меня, а я заметил, что цвет глаз пришёл в норму.

— Ты живой!

— Конечно, живой, — усмехнулся я. — И ты тоже жива.

— Но как такое возможно? Я же, — Асока замялась, не зная как выразить мысль.

— Убила меня? — девушка опустила глаза. — Нет, не убила. Это была иллюзия. Прости, что пришлось прибегнуть к такой вынужденной мере, но я не знал как ещё тебя остановить. Ты была сама не своя.

Наступило молчание. Тогрута не знала что сказать. Возможно, она видела укор в моих глазах, а может просто не хотела вспоминать Мустафар и всё, что на нём произошло. Мне бы тоже хотелось стереть эту планету из своей памяти, но я понимал всю важность нашего разговора.

— Асока, — позвал я девушку. — Ты ни в чём не виновата.

— Но я поверила ему, — поверженно произнесла Тано. — Поверила в его ложь и чуть не лишилась самого дорогого, — я присел на койку рядом с девушкой и приобнял её за плечи. Она не сопротивлялась, даже наоборот — подалась ко мне.

— Нет, Асока. Это я чуть не лишился самого дорогого, — я почувствовал как тогрута сильнее зарывается носом в ткань моей туники. — Не переживай. Мы со всем разберёмся. Главное, что ты спасена.

=== Глава 29. Преступление и наказание. Часть 1 ===

У всего есть свой конец. Казалось бы, что и у моей истории должно быть логическое завершение: все переживания сойдут на нет, и я спокойно смогу насладиться плодами титанического труда долгих лет тренировок и планирования. Однако, вопреки ожиданиям, я не чувствовал облегчения, подлетая к Корусанту, я даже не был уверен, что это конец. Отчего-то будущее виделось не таким уж красочным и светлым.

Но несмотря на все внутренние переживания, мне всё-таки удалось сохранить внешнюю невозмутимость. В данной ситуации нельзя поддаваться эмоциям. Всё решится в ближайшие часы, после которых я смогу сколь угодно долго отходить от произошедшего, а пока что надо собрать волю в кулак и действовать решительно и бескомпромиссно.

— Сэм?

Мельком взглянув назад, я увидел Асоку. Тогрута стояла в дверном проёме и пока не торопилась входить в кабину пилота, словно ожидая моего разрешения.

— Привет, — улыбнулся я. — Входи, не стесняйся.

Девушка послушно зашла внутрь и села на соседнее со мной кресло.

— Ты вовремя. Мы прибудем на Корусант минут через десять, и всё это наконец закончится.

— Нужно ли это? — словно невзначай заданный вопрос поставил меня в тупик. На мгновение я отвлёкся от показаний приборов и взглянул на Асоку.

— Не понял?

— Нам же необязательно возвращаться, — воодушевлённо предложила девушка. — Давай улетим куда-нибудь подальше, чтобы никто не мог нас найти? Например, на Шили? Там сейчас очень красиво…

Тогрута начала во всех красках описывать то, насколько хорошо на её родной планете, но это меня интересовало меньше всего. Я смотрел в глаза Асоки и видел в них неуверенность и страх. Мне не нужно было объяснять что к чему. После того, что случилось, на её месте я бы тоже хотел избежать всеобщего внимания и разбора полётов на Совете. Но, к сожалению, этого нельзя избежать.

— Асока, мы не полетим на Шили. Мы летим домой.

Мой ответ прозвучал достаточно жёстко, чтобы тогрута поняла, что я настроен серьёзно. Она знала, что уходить от проблемы нельзя и, думаю, была в какой-то степени благодарна, что я рядом с ней и что в данную минуту я пресёк её попытку уйти. Внутри неё шла настоящая борьба. Светлая сторона верила в лучшее, а тёмная подталкивала к необдуманным поступкам. Победа второй лишь усугубила бы положение девушки.

Тем временем я посадил корабль на посадочную площадку и неторопливо покинул кресло пилота, направившись к выходу. Асока проследовала за мной, и лишь тогда, когда я уже собирался нажать на кнопку, чтобы открыть дверь, произнесла короткую, но от этого не менее ёмкую фразу:

— Я боюсь.

— Не надо, — подмигнул я девушке. — Всё будет хорошо. Я тебя в обиду не дам. Да и Энакин, думаю, будет стоять за тебя горой.

Услышав имя своего учителя тогрута слегка улыбнулась и кивнула.

В космопорте нас встречала небольшая делегация. Энакин, Тейт и Рекс были, пожалуй, единственными кого я хотел видеть, ведь что касается клонов, то для них есть задание, а вот Скайуокер вполне вероятно составит мне компанию в моём деле. Но это будет потом, потому что как только джедай увидел рядом со мной Асоку и то, что она цела и невредима, бросился к ней. Он, конечно, старался соблюдать субординацию при посторонних, но даже невооружённым глазом можно было заметить, что Избранный безумно рад возвращению ученицы, даже от объятий не удержался.

— Спасибо тебе, — повернувшись ко мне сказал Энакин. Он буквально сиял от нескончаемого потока хороших новостей. Видимо, теперь он был куда более уверен как в своём будущем, так и в будущем своей жены.

— Не стоит, еще рано. У нас есть незаконченное дело.

— Дело?

— Расскажу по дороге, а пока, — я перевёл взгляд на клонов. — Тейт, Рекс, возьмите своих лучших ребят и доставьте Асоку в храм.

* * *

Найти транспорт на Корусанте для двух генералов-джедаев — плёвое дело. Реквизировав один из кораблей клонов, мы направились на Республиканскую военную базу, где, как сказал Скайуокер, до суда будет находиться Палпатин.

— Так вам всё же удалось его схватить? — спросил я у Энакина.

— Да, — задумчиво ответил джедай. — Но малой кровью мы не обошлись.

— В смысле?

— Палпатин убил мастеров Колара и Тийна, магистр Фисто получил серьёзные ранения.

— Вот оно как, — я горько усмехнулся. — Судьбу сложно обмануть, да? Рад, что хотя бы Кит остался жив.

— Верно говоришь. Видел бы ты канцлера, когда мы с ним сражались, — поймав мой удивлённый взгляд Скайуокер продолжил. — Он всё время пытался связаться с клонами, отдавал им Приказ 66 и очень злился, когда они отказывались его выполнять. Често говоря, никогда бы не подумал, что такой старик может так ловко сражаться с более молодыми противниками.

— Я бы многое отдал, чтобы это увидеть, — на секунду я закрыл глаза, представив описанную мне только что картину. Так и вижу Сидиуса, который судорожно пытается хоть как-то выиграть битву. Но было кое-что, что интересовало меня больше подробностей ареста Палпатина. — Скажи, ещё не поступало распоряжений на мой счёт?

— Поступали. Мне поручили встретить тебя и доставить прямиком Совету.

— Так почему не доставил?

— Я перед тобой в неоплатном долгу, а поручение магистров я всё же выполню, но позже, — я ухмыльнулся, глядя на выражение лица Скайуокера. Его злила мысль о том, что, несмотря на то, что он был членом Совета, ему до сих пор поручали задания уровня падавана. Я решил его немного приободрить.

— Не переживай. Вскоре они проникнуться к тебе уважением и доверием. Поверь.

Энакин улыбнулся мне в ответ, а пилот по громкой связи сообщил о приближении к Республиканской базе. Ну что ж, настало время задушевного разговора с Палпатином.

* * *

Последний раз я был здесь, когда мы с Асокой приезжали к Летте Тармонд, а в последствии схватили Баррисс. Место определённо навевает воспоминания, к слову, не самые хорошие. Помнится, я тут глаза лишился. Слепец на службе в армии. Довольно комично. Главное, чтобы Сидиус что-нибудь не выкинул. Не очень хочется выйти отсюда калекой большим, чем я сейчас по сути являюсь.

Быстро преодолев расстояние от посадочной площадки до главного входа, я уже не сомневался, что добраться сюда было лишь полдела. Внутри меня ожидал старый знакомый, который, как оказалось, не горел желанием пускать нас.

— Коммандер Фокс, — я расплылся в улыбке, глядя через стекло на клона. — Мы прибыли к канцлеру на аудиенцию. Он не занят?

— Не уверен, что могу вас пропустить, сэр, — покачал головой Фокс, никак не отреагировав на шутку. — Магистр Винду дал чёткие распоряжения.

— Формально у магистра Винду нет таких полномочий, чтобы ограничить доступ другим генералам-джедаям, коммандер, — я нахмурил брови, сурово глядя на собеседника. Нужно было выглядеть максимально уверено. — Мы же не увезти его отсюда хотим, а просто поговорить. Думаю, на вашем месте магистр Винду не препятствовал бы нашему визиту.

— И всё же…

— И всё же вот наши мечи и передатчики, — мы с Энакином сложили вещи в небольшой контейнер перед Фоксом. — Надеюсь, этого достаточно. Отведите нас к пленнику, коммандер.

— Так точно, сэр, — клон еле заметно пожал плечами, видимо, понимал, что добром это для него не кончится, и повёл нас к канцлеру.

* * *

Темница Палпатина располагалась на нижнем уровне базы и считалась отнюдь не рядовой. Камера, в которой уже некоторое время держали политика, была рассчитана на одарённых, вроде Дуку и поэтому оборудованна по последнему слову техники, но и это ещё не всё: даже если заключённому удалось бы сбежать, ему пришлось бы изрядно постараться, чтобы не погибнуть, выбираясь безоружным через все посты охраны. Суммируя все плюсы, коих было много, и минусы, лично мной не замеченные, лорд ситхов был упрятан очень далеко и очень надёжно. А поскольку союзников у него не осталось, опасаться за то, что кто-то прибежит его вызволять не приходится.

Отведя нас к камере, Фокс предупредил о том, что мы ограничены во времени посещения и оставил одних перед входом. Мы с Энакином переглянулись. Во время полета я вкратце описал цель нашего визита. Единственным, что требовалось от Скайуокера были хладнокровие и невмешательство.

— Генерал Гилан и генерал Скайуокер. Я знал, что вы придёте, — политик встретил нас на удивление в хорошем расположении духа. — Хотя, надеялся, что встреча наша произойдёт при других обстоятельствах.

— Дарт Сидиус, — я кивнул головой в знак приветствия. Такое обращение явно не пришлось канцлеру по вкусу, но мне всё равно на его чувства. — Я уж думал, что вас убьют, и мы никогда не увидимся. К сожалению, нельзя всегда получать то, что хочешь.

— Зачем вы пришли, генерал Гилан? Поглумиться? — несмотря на внешнюю расслабленность, Палпатин был максимально сосредоточен.

— Нет-нет, я пришёл помочь, — мои слова на долю секунду ошеломили канцлера.

— То есть? — Сидиус нахмурился, а я подошёл немного ближе, оставив Энакина молчаливо стоять позади.

— Есть две вещи, с которыми я бы мог вам помочь.

— Какие вещи?

— Видите ли, я довольно много знаю о вас, канцлер и рискну предположить, что в данную секунду вы обескуражены тем, что ваш план провалился, — Палпатин стал ещё мрачней. — Вы ведь так долго всё прорабатывали и осуществляли, развернули целую войну только бы Орден уничтожить и власти добиться.

— Я вас недооценил, генерал, — хмыкнул политики. — Откуда вам это известно? Как давно?

— Для удобства назову это даром. Все ваши интриги и замысли были вот здесь, — я ткнул пальцем в висок. — Вопрос был в том, как это грамотно против вас использовать. Честно говоря, переиграть вас было сложновато.

— Видимо, это из-за вас Приказ 66 не был приведён в исполнение? — я кивнул головой. — А Энакин так и не стал моим учеником, — снова кивок. — Что ж, наверное сама Сила решила вмешаться и остановить меня, — философски изрёк Палпатин, даже не представляя насколько близок к истине он был.

— Может Сила, а может случайность. Я до сих пор не знаю откуда мне такое счастье свалилось. Я не просил этого. Возможно… — но канцлер не собирался меня выслушивать.

— Не интересует, — грубо отрезал он. — Вы так и не сказали о второй вещи, генерал.

— Я так понимаю, что джедаи ещё не успели вас допросить?

— Нет.

— Я сделаю так, что они вас не допросят и не казнят, — Палпатин вскинул бровь и с недоверием посмотрел на меня.

— Неужели? Что же сделаете, чтобы этого не случилось? Вытащите меня отсюда? Крайне в этом сомневаюсь.

— Вы вольны думать так, как вам угодно.

В этот момент я выставил руку вперёд и сосредоточился. Концентрация — процесс сложный и трудоёмкий, особенно учитывая, что приём, который я был намерен применить, никем ранее не использовался. Не знаю как долго я так простоял, но в какой-то момент Сила словно сама направила меня, позволяя отомстить за всё зло, причинённое Сидиусом, за смерти невинных, за боль и страдания. Наверное это и называют правосудием.

Я стоял с закрытыми глазами, даже вошёл в состояние, схожее с трансом, из которого впрочем меня скоро выдернули истошные вопли. Как только я открыл глаза, передо мной предстало поистине ужасное зрелище: Палпатин изо всех сил хватался за голову, плохо сдерживая крик, скоро перешедший в хриплое завывание. Его метало из одной стороны комнаты в другую и в конце концов, он упал на пол и прижался спиной к стене.

— Это за Асоку.

Стоявший сзади Энакин был шокирован увиденным. Временный паралич не позволял адекватно реагировать на происходящее. Ещё бы, ни с того, ни с сего у кого-то начинается настоящая истерика.

— Что это, Сэм?! — Скайуокер всё же взял себя в руки, подошёл поближе и попытался привести политика в чувство, но безуспешно. Глаза ситха, полные безумия, бегали по помещению и не могли ни на чём сфокусироваться.

— Ты уверен, что хочешь знать? — только сейчас я начал ощущать последствия применённой техники. Тело ослабло и вдруг резко потянуло в сон. Это пройдёт, но нужно время.

— Да, хатт тебя дери! На моих глазах человек с ума сошёл, — джедай встал передо мной с таким выражением лица, что не дать объяснений я просто не мог. Я уже устал постоянно откладывать всё в долгий ящик, поэтому решил говорить прямо. Поймёт или нет — его проблема.

— Когда-то давно я был на Коррибане, — одно вступление удивило джедая. — Там я встретил дух Дарта Бейна, который обучил меня некоторым премудростям тёмной стороны, Энакин. Одним из приёмов был Пробег по воспоминаниям. Эта техника заставляет противника заново пережить все его наиболее трагические воспоминания, причинявшие боль и страдания. К этому невозможно привыкнуть и этому нельзя сопротивляться. Страх становится верным спутником жертвы, сковывая волю и не отпуская пока мучитель этого не пожелает.

— Пока мучитель не пожелает? И долго это будет продолжаться? — Скайуокер не знал как ему действовать. С одной стороны, джедаи так жестоко не поступают. Они не используют техники тёмной стороны, но с другой стороны, Палпатин как никто другой этого заслуживает.

— Без понятия, — медленно проговаривая слова по слогам ответил я.

— Что? — Энакин схватил меня двумя руками за тунику и взглянул прямо в глаза. — Но как это возможно? Ведь это ты применил на нём этот приём.

— Я усовершенствовал эту технику, соединив ещё с одной — Вытягиванием Силы. Но в отличии от обычного вытягивания, которое подпитывало бы меня за счёт оппонента, я зациклил эту технику на Пробеге по воспоминаниям. По факту получается, что за счёт силы Палпатина и существует эта пытка, поэтому мне сложно судить о времени её действия. Самое смешное, что сделать наш горячо любимый канцлер ничего не может. В таком состоянии одарённый просто не способен себя контролировать. Жизнь у него была долгой и плохого в ней предостаточно.

— Но зачем ты это сделал, Сэм? — Скайуокер слегка ослабил хватку. — Это ведь недостойно джедая.

— Будь на моём месте ты, а на месте Асоки Падме, ты поступил бы по-другому? — только я упомянул Амидалу, и Энакин тут же стыдливо опустил взгляд. — Ты бы пожалел его? Не ври себе. Ты бы убил Сидиуса, будь твоя воля. Я же не лишил его жизни, не покалечил тело, только его психика вряд ли восстановится, а, если и восстановится, то прежним Палпатин уже не будет, ведь я, так сказать, в любой момент могу вернуться и наложить Пробег заново.

— Но что скажет Совет? — немного погодя спросил джедай. — Ведь тут установлены камеры.

— Я замкнул контакты с помощью Силы, — отмахнулся я. — Так что всё, что здесь случилось, останется только между нами. А теперь пойдём отсюда. Я уже не могу это видеть.

Стоило нам выйти из камеры, как мы увидели коммандера Фокса, который уже ждал нас с парой солдат. Видимо, пришёл на крики. Он пытался добиться от нас внятных объяснений, но ни я, ни Скайуокер не сказали ни слова, сославшись на то, что канцлеру вдруг внезапно стало плохо.

Мы покинули территорию базы уже под вечер и направились в храм джедаев. Предстояло ещё пройти через заседание Совета и оправдать Асоку. Но в пути меня всё ещё занимал совершённый поступок. Было ли это правильно? Конечно. Было ли это жестоко? Безусловно. Но нужно ли это? Не знаю. Мне не важно как скоро пытка перестанет действовать. Магистры хоть сейчас могут ринуться вызволять его из плена собственных страхов. Главное, что Палпатин получил то, что заслуживает.

=== Глава 29. Преступление и наказание. Часть 2 ===

Как оправдать виновного? Этим вопросом я начал задаваться как только мы подлетели к храму. Несмотря на мои многочисленные таланты, я не адвокат, даже близко им не являюсь. Но защищать Асоку кому-то надо, ведь голос Энакина в Совете пока мало значит. А кто вообще знает что она совершила? Палпатин мог не успеть рассказать о предательстве тогруты. На мгновение у меня появилась надежда, что мы сможем сыграть роль ничего непонимающих жертв и спокойно замять это дело, но Энакин «вовремя» эту надежду отнял:

— Сэм, — мы как раз приближались к башне Совета, когда Скайуокер окликнул меня. — Нам нужно доказать невиновность Асоки.

— Докажем. Нас только трое, кто знает, что она совершила. Палпатин уже не в у дел. Вот и считай.

— Не трое, — джедай опустил голову.

— В смысле? — я остановил его и пристально взглянул в глаза Избранного. — Только не говори, что ты всё рассказал Винду.

— Я не мог это скрыть. К тому же, он слышал финал вашего с Сидиусом разговора и после ареста стал задавать неудобные вопросы.

— Чёрт, — протянул я и сел прямо на пол, прислонившись спиной к стене. Энакин же так и продолжал стоять и внимательно смотреть на меня.

— Что будем делать?

Было видно, что Скайуокер переживал не меньше меня, но, как и я, совершенно не знал как нам быть. У меня же в свою очередь были аргументы, но я совсем позабыл о том, что Винду слышал нас с Палпатином.

Просидев минут пять, а может и больше, и так ни к чему не придя, я поднялся с пола. Никогда ещё я не был так напряжён. Мозг работал на полную катушку, прорабатывая возможные пути решения проблемы, но всё упиралось в один неоспоримый факт: Асока пала на тёмную сторону, нарушив при этом серьёзные положения Кодекса. И даже если я смогу доказать, что мне удалось вернуть её к свету, придётся сильно постараться, чтобы ей простили убийства.

— Что будем делать? — я наконец оторвался от размышлений. — Если не выйдет убедить, я возьму удар на себя.

Остаток пути шли молча и только тогда, когда были у самых дверей зала Совета, Скайуокер сказал:

— Я поддержу любое твоё решение и любую твою ложь, только спаси её, — с этими словами джедай вошёл в дверь. Я проследовал за ним, а моему взору предстало собрание магистров Ордена.

Атмосферу, царившую в помещении, можно было описать только одним словом — гнетущая. Не нужно даже было быть одарённым, чтобы почувствовать настрой членов Совета. Джедаи были подавлены, расстроены и в какой-то степени злы, а энергия, исходившая от них, подавляла мою уверенность на корню.

По какой-то причине я просто не мог сосредоточиться. Последние слова Энакина эхом отдавались у меня в голове. Любая ложь. Он поддержит любую ложь. А что если я не буду лгать? От меня ждут, что я буду долго юлить, а потом, когда уличат во лжи, раскаюсь. Значит, надо действовать иначе. План созрел сам по себе, и если до этого на ум не приходило ничего внятного, то теперь я точно знал какие слова следует произнести.

— Сэм Гилан, — первым слово ожидаемо взял Мейс Винду. — Энакин рассказал нам о твоей роли в произошедших событиях, — мельком я взглянул на Скайуокера, который мысленно старался меня подбодрить.

— И что же он вам рассказал? — аккуратно поинтересовался я.

— Всё, — лаконичный ответ, видимо, должен был сбить меня с толку, но этого я как раз и ждал. Обманывать магистров уже не выйдет. Что ж, буду действовать из расчёта, что Совету всё известно.

— Вы хотите от меня извинений, магистр?

— Не только это. Скажи, по какой причине ты решил утаить от нас такую важную информацию, — снова заговорил Винду. — Почему ты с самого начала не сообщил нам, что канцлер — владыка ситх? Зачем нужен был весь этот цирк?

— А что бы вы сделали? — я постарался, чтобы вопрос прозвучал как обвинение.

— Как ты смеешь дерзить нам? — не удержался Ки-Ади-Мунди. — Мы куда опытнее и мудрее тебя, Гилан.

— Да ну? — усмехнулся я. — И куда привела вас эта хвалёная мудрость? Вы до сих пор не поняли почему я от вас это скрывал? А я скажу. Вы были ослеплены. Тёмная сторона окутала всё вокруг, мешая вам ясно видеть. Даже если бы вы узнали об истинной личине Палпатина, ничего бы не сделали.

— Мы бы могли его арестовать, — не унимался цереанец.

— Правда? И на каком основании? — вопрос поставил магистра в тупик. — То, что знают двое, знают все. Вы так уверены, что Сидиус бы не пронюхал расскажи я вам всю его подноготную? Я понимал, что только действуя в одиночку, можно вывести канцлера на чистую воду. Я с этим справился. Так каких извинений вы требуете?

— А ведь он прав, — начал Энакин. — Даже магистр Йода говорил, что тёмная сторона стала как никогда сильна. А Сэм по сути спас не только Орден, но и Республику от деспотии ситхов, — Скайуокер хотел было ещё что-то сказать, но суровый взгляд Винду остановил его.

— Не делайте такое лицо, магистр, — вступился я за друга. — Энакин прав. Я поступил так из лучших побуждений, — только Мейс хотел мне что-то ответить, как его прервал Йода.

— Смысла нету в споре вашем. Не можем мы воле Силы противиться. Раз дар такой дан был юному Сэму, глупо обвинять его в этом.

Сказать, что Винду был не согласен — значит ничего не сказать. В какой-то момент мне показалось, что вот-вот и он начнёт ставить под сомнение слова самого магистра Йоды, но, к счастью, большинство членов Совета согласились с финальным аргументом гранд-мастера. В конце концов, если уж и говорить о мудрости, то только Йода мог максимально беспристрастно рассудить нас.

— Да будет так, — спокойно, но, как мне показалось, обиженно произнёс Винду. — В этот раз мы закроем глаза на твоё недоверие, Гилан, — магистр достал из недр робы передатчик и сказал тихо, но достаточно чётко. — Приведите Асоку Тано.

Услышав знакомое имя, я повернулся к двери, котороя через минуту открылась. На пороге появилась тогрута в сопровождении стражи храма. Она была крайне взволнована и, если можно так сказать, напугана. Я мог только догадываться что сейчас испытывала девушка. Её натура отказывалась принимать происходящее за правду. Стражи подвели Асоку ко мне и тут же удалились.

В зале стояла гробовая тишина. Было так тихо, что я мог слышать бешеный ритм сердца тогруты, которая с каждой секундой нервничала всё больше.

— Асока Тано, вы знаете по какой причине вы сейчас находитесь здесь? — начал допрос Винду. При взгляде на него складывалось впечатление, что ему доставляет удовольствие наблюдать за страданиями девушки.

— Да, магистр, — ответила Асока.

— Вы здесь, чтобы мы могли разобраться в ситуации. Нам стало известно, что вас послали на Мустафар с целью убить лидеров Конфедерации Независимых Систем. Это так?

— Да, — тогрута опустила голову.

— Вы их убили? — Тано пробрала дрожь.

Я понимал каким жестоким испытанием является для неё этот допрос, но сделать ничего не мог. Совет не станет меня слушать до тех пор, пока не узнает всё от Асоки лично. Врать в данной ситуации бесполезно. Её ложь вскроется моментально.

— Да, — ответ девушки ставит точку на заседании. Виновность доказана, и теперь необходимо принять соответсвующие меры.

— Раз так, то, боюсь, мы вынуждены исключить вас из Ордена и отдать в руки военного суда, чтобы он определил вашу дальнейшую судьбу. Будете ли вы там признаны виновной или нет — вы больше не часть Ордена. Совет окончен.

Не все были согласны со столь жёсткой мерой, но идти против Винду никто не решался. Как бы в храме не любили Тано, факт преступления на лицо. По-другому магистры просто не могут поступить. Закостенелость их взглядов мешала им логически мыслить, но ничего, ведь я не для того спасал Асоку, чтобы сдаваться без боя. Я решил идти ва-банк.

— Вы так много говорите о вине, магистр, хотя сами виноваты не меньше, — моё заявление повергает присутствующих в шок. Даже тогрута, казалось, была со мной несогласна.

— Что ты сказал? — Винду готов был сорваться с цепи, ведь моя наглость в его глазах уже не имела никаких пределов и начинала граничить с предательством.

— Вы виновны в убийстве, — я обвёл рукой зал. — Все вы. Может это и удобно — обвинить одного, но как насчёт коллективной ответственности?

— Сэм, в твоих словах нет смысла, — прервал меня Пло Кун. Мой бывший наставник мог терпеть любые мои выходки, но данная казалось ему самой серьёзной и несмешной. — Как ты можешь обвинять нас в том, что мы не совершали?

— Могу, учитель, и на то есть причина. Несмотря на признание Асоки, вы не стали разбираться в причине её поступка. Почему она это сделала? Или вы думаете, что Палпатин промыл ей мозги?

— В причинах будет разбираться суд, нам важно нарушение Кодекса, — авторитетно заявил Ки-Ади-Мунди.

— Да что вы? А зачем доводить до суда? Хотите я прямо сейчас назову причину? — я вглядывался в глаза каждого из магистров, выдерживая необходимую паузу.

— В чём же причина? — спросила Шаак Ти.

— Любовь. Асока сделала это, потому что любит меня.

Я мог поклясться, что слышал, что кто-то усмехнулся.

— И что? — холодным тоном сказал Винду. Видимо, этот факт его ничуть не смущал. — Любовь джедаям так же запрещена, а этот случай — лишнее доказательство правильности этого запрета. Если бы она смогла держать свои чувства под контролем, то не стояла бы перед нами и не тряслась в ожидании худшего.

— Вот тут вы неправы. Я считаю, что этот запрет — полная чушь. Любовь — светлое чувство, так зачем его запрещать? Именно поэтому Асока и совершила то, что совершила, поэтому сделала ошибку. Она знала, что Орден осудит и не поддержит её. Она не могла прийти к вам за советом, не могла рассказать о том, что её гложет.

— Так в чём же ты усмотрел нашу вину, Сэм?

— Возможно вы этого не замечаете, но нравы меняются. Джедаи стали другими, всё стало другим. Мир меняется очень быстро, а вы оказались не в состоянии адекватно отреагировать на эти изменения. Помог ли вам этот запрет избежать прихода ситха к власти? Нет. Скорее наоборот. Орден оказался на грани уничтожения из-за того, что мы не можем выражать наши чувства. Никто не заставляет вас отказываться от ваших убеждений, оставьте их при себе, но дайте волю тем, кто не может жить как вы. Во всём этом есть и моя вина, но ведь в ваших силах было помочь Асоке. Мы же этим занимаемся, не так ли? Помогаем тем, кто нуждается в нашей поддержке. Так почему же мы не можем помогать друг другу пережить волнующие нас моменты, будь то любовь или ненависть?

Видимо, моя последняя реплика не осталась без внимания. Все до единого задумались над моими словами. Знание вселенной дало мне преимущество. Я понимал, что многие джедаи согласны со мной, даже среди членов Совета найдутся такие. Теперь же у них есть живой пример перед глазами.

— Покиньте нас. Посовещаться нам нужно, — наконец прервал молчание Йода.

Мы с тогрутой покинули зал. Только двери за нами закрылись, как Асока тут же кинулась мне на шею. Тогда я понял как сильно трясло девушку. Она жалась и старалась меня не отпускать. Это заседание далось ей куда тяжелее, чем я думал. Стояли молча, собственно и говорить было не о чем. Я всё сказал, а Асока просто не могла прийти в себя, чтобы что-то мне ответить. Когда всё закончится, отвезу её в какое-нибудь красивое место, устроим себе заслуженный отдых, но это потом, а пока настало время услышать вердикт.

По возвращению в зал в глаза бросились некоторые изменения. Атмосфера больше не казалась гнетущей, а общее настроение магистров стало лучше. Быстро пробежавшись глазами по присутствующим, я отметил необычный блеск в глазах как Скайуокера и Кеноби, так и Винду, что было необычно, учитывая, что стояли джедаи по сути каждый на своём. Однако ни один из них не собирался что-либо говорить, и я знал почему. В данной ситуации только один может огласить итог обсуждения. Магистр Йода взял слово.

— Решение своё принял Совет.

=== Эпилог. Одноглазый король ===

С чего начать? Эта мысль никогда не покидает меня. Изучая древние трактаты или оттачивая мастерство владения мечом, я всегда задаюсь этим вопросом. Ведь так сложно заставить себя что-то делать, не имея отправной точки.

Жизнь после того злополучного заседания уже не будет прежней. Вопреки моим опасениям, ни меня, ни Асоку не изгнали. Совет прислушался к моим доводам, несмотря на злоключения Винду. Оказалось, что многие магистры даже разделяли мою точку зрения, но, видимо, просто боялись открыто высказываться. Я же стал своего рода первопроходцем, положив начало новой эпохе процветания джедаев. Позднее в приватной беседе и мастер Йода поддержал меня, но, как и во все времена, было одно внушительное «но».

— Не готов Орден к переменам этим, — расхаживал по комнате для медитации, опираясь на трость, Йода.

— О чём это вы? Вы же сами сказали, что согласны со мной. Всё, что нужно сделать — это отменить запрет на чувства, разрешить джедаям создавать семьи и всё! — я до сих пор был на взводе после оправдательного решения.

— Мы понимаем твоё возмущение, Сэм, — сказал Оби-Ван, по обыкновению потирая бороду. — Но нельзя действовать поспешно. Столь резкие перемены могут подорвать к нам доверие.

— И что же вы предлагаете? Оставить всё как есть? Ждать?

— Не ждать, — быстро отреагировал на мою реплику гранд-мастер. — Но выжидать. Постепенно меняя уклад наш, меньше вреда мы нанесём.

— И сколько же вы хотите выжидать, магистр?

Я был готов к году или двум, да даже пять лет казались не таким страшным сроком, но от последующего ответа у меня отвисла челюсть.

— Совет повторно рассмотрит этот вопрос через десять лет, — стараясь, чтобы это прозвучало как можно менее болезненно для меня, ответил Кеноби.

— Вы серьёзно? — срок был, как по мне, неоправданно большим.

— Совет боится раскола, Сэм, очень боится. За это время мы сможем воспитать новое поколение, привнести более современные взгляды в обучение джедаев. Мы подготовим Орден к переменам, — несмотря на то, что меня передёрнуло от мысли, что ещё десять лет мне придётся терпеть старый уклад, слова Оби-Вана показались мне довольно разумными.

— Ну хорошо, — я потёр затылок и после недолгих размышлений продолжил. — Давайте на секунду предположим, что я согласен с вами. Что мне-то делать? Я не собираюсь отказываться от своих чувств к Асоке.

— И не придётся тебе, — усмехнулся Йода. — Связаны Силой вы с падаваном Тано. Не способен никто этого изменить.

— То есть мы с Асокой можем быть вместе? — гранд-мастер утвердительно кивнул и улыбнулся. Редко можно было видеть счастливым лицо Йоды, но в данную секунду магистр радовался вместе со мной.

Если подумать, то я был не против такой инициативы. В решении Совета есть логика. Главное, что мне никто не мешает, а остальное приложится. Могу же я наконец побыть эгоистом? К тому же, за следующие десять лет я постараюсь укрепить своё положение в Ордене и даже возможно попасть в Совет, чтобы удостовериться в том, что запрет снимут.

Направляясь в свою комнату, я размышлял о том, что довольно неплохо всё вышло: война закончилась победой Республики, Палпатин получил по заслугам, Энакин не пал на тёмную сторону, а мы с Асокой можем быть вместе. Казалось, что теперь-то можно расслабиться, но будущее не определено, и только одна Сила знала сколько же хлопот мне предстоит.

* * *

Не успел я отпраздновать свою победу, как Республику буквально завалило проблемами. Предательство и разоблачение Палпатина больно ударило не только по сенату, но и по политике в целом. Слухи расползались быстро, и никто был не в силах предотвратить утечку. Таким образом, не прошло и недели с момента заключения мирного соглашения, как даже самый ржавый дроид на Корусанте знал о двойной игре бывшего верховного канцлера. Началась настоящая борьба за власть.

Конкуренция была непомерно высокой, но у каждого из кандидатов были свои недостатки. В своё время Палпатин умело избавился от основных конкурентов, так что в сенате возникла напряжёнка с кадрами. Каждый тянул одеяло на себя, ведь пост верховного канцлера открывал возможности совершенно другого уровня.

Видя вероятный неблагоприятный исход, Совет решил разобраться в документах и записях, которые так бережно хранил горе Император в надежде отыскать что-то полезное, что сможет усмирить пыл чрезвычайно резких на высказывания политиков. Буду лукавить, если скажу, что моя помощь не сыграла решающую роль в становлении политики того времени. Я знал, что Палпатин не просто был в курсе тайных пороков сенаторов, но и собирал доказательства, видимо, для того, чтобы в случае чего он мог оказывать давление на неугодных. Я не ошибся. Компромата, собранного Сидиусом, хватило, чтобы очистить ряды сенаторов от коррупционеров, рэкетиров, предателей и даже убийц, парочку из которых, к слову, арестовали прямо на заседании Сената.

Чистка кадров помогла, но ненадолго. Сильного лидера найти так и не удавалось. Но, к счастью, вскоре появилась кандидатура, удовлетворявшая абсолютное большинство. Падме Амидала Наберри была не просто бывшей королевой Набу и тайной женой Энакина Скайуокера, но и блестящим политиком, чьё сострадание и желание сделать Республику сильной не осталось незамеченным. По неизвестным для всех, кроме небольшой группы лиц, причине Падме не смогла вовремя выставить кандидатуру, что впрочем не помешало ей сделать это позже. Кандидатура Амидалы была безоговорочно принята и уже через полгода после окончания войны у Республики появился новый верховный канцлер.

Приход Падме к власти ознаменовал начало новой эры для Республики. В конце концов, всё встало на свои места. Не скажу, что проблем у Амидалы не было, но её волевой характер справлялся буквально со всем. К тому же, на стороне женщины был целый Орден одарённых, который всячески поддерживал и защищал нового канцлера. Из генералов джедаи стали защитниками и хранителями мира в галактике, прямо как в старые добрые времена. Потихоньку жизнь Ордена возвращалась в прежнее русло.

Что касается меня, то после провала Палпатина и становления Падме как верховного канцлера я на какое-то время потерял себя, не имея ни малейшего представления о том что делать дальше. Мне казалось, что я был послан в этот мир ради того, чтобы спасти его, и после успешного завершения истории вернусь домой, но этого не произошло. Сила диктовала свои условия, не давая мне ответа на интересующие меня вопросы. И тогда я понял, что моё предназначение куда сложнее, чем я думал. Но в чём оно заключалось? Я шел к поиску ответа почти десять лет и он пришёл неожиданно, от одного из магистров. Я решил взять ученика, передав ему знания и тем самым оставив своё наследие.

Корусант. Храм джедаев. Десять лет спустя.

— Падаван, ты уснул там что ли? — паренёк лет десяти-одиннадцати тренировался под моим чутким надзором на одной из открытых площадок храма.

— Учитель, — запыхаясь, произнёс парнишка. Сегодня оттачивали технику владения мечом, что давалось парню довольно легко, но я, откровенно говоря, гонял его. — Я очень устал. Мы можем сделать перерыв?

— Какой ещё перерыв? — еле сдерживая улыбку, спросил я, а затем издевательски добавил. — Мы ведь только начали. Прошло всего три часа.

— Но ведь так нельзя, — взмолился ученик. — Это жестоко.

— Жизнь в принципе жестока, — пожал я плечами. — Я готовлю тебя так, потому что за тебя попросили. Мне сказали, что ты способный, но заносчивый — не самое лучшее сочетание для джедая. Но раз ты такой, то докажи, что не просто так стал лучшим в своей группе.

Падаван у меня был не так долго, всего пару месяцев, но уже за это время я успел к нему привязаться. Между нами возникла связь учителя и ученика, что не могло не радовать. Я был счастлив, ведь, как оказалось, мне очень нравится учить. Однако парень считал, что я слишком требователен: я постоянно загружал его домашними заданиями, давая не так много свободного времени.

— За что вы так со мной? — в очередной раз проныл падаван.

— Ты же знаешь мастера Пло Куна? — парнишка кивнул. — Он был моим наставником. В своё время он также тренировал меня. Я не говорю, что это легко, но я гарантирую, что это действенно. Если хочешь стать великим джедаем, то ты должен прислушиваться к моим советам и делать так, как я говорю.

Моя речь присмирила парня. Несмотря на все упрёки с моей стороны, претензии были оправданы. Я копировал модель поведения Пло Куна: будь жёстким, но справедливым. Это давало свои плоды, и ученик это понимал.

— Так, хватит с тебя, — остановил я падавана, почувствовав как в кармане вибрирует коммуникатор. — Закончим на сегодня.

— Спасибо, мастер, — уселся на пол парень. Он тяжело дышал, а на лице его была заметна улыбка. Видимо, был рад, что тренировка подошла к концу.

— Лучше походи, восстанови дыхание, — нехотя, но ученик принял совет. — Ладно, я побежал. Не забудь наведаться в архив, — я уже собрался уходить, как вспомнил, что забыл кое-что сказать. — И да, Люк, напомни пожалуйста отцу, что ужин в силе, а то Эна… то есть магистр Скайуокер наверняка волнуется.

— Хорошо, учитель, — поклонился Люк.

Я смотрел вслед уходящему ученику и вспоминал сколько же было мороки с принятием этого мальчика в Орден. Тогда Энакин признался в связи с Падме Амидалой, за что Совет его, конечно, по голове не погладил. Однако наказания не последовало. Зато, когда пришло время Люку начать обучаться пути джедая, Совет был настроен не очень дружелюбно. Если бы не голоса Оби-Вана, Пло Куна и Йоды, судьба мальчика могла сложиться не лучшим образом, но всё обошлось. И теперь я обучал сына Энакина. Никогда бы не подумал, что это случится.

* * *

Спустя десять минут я добрался до зала тысячи фонтанов, где меня уже ждала Асока. Едва завидев меня, девушка кинулась мне навстречу. Её эмоциональность всегда заставляла меня улыбаться, а её жизнерадостность просто не знала границ. Жаль, что видеться нам удаётся не так часто как хотелось бы. Жизнь тогруты, как в общем-то и моя, изменилась.

После оправдательного вердикта я, как и обещал, отвёз девушку в небольшой отпуск. По совету Скайуокера и Амидалы выбрал Озёрный край, где мы провели, пожалуй, лучшую неделю в нашей жизни. Тогда нам удалось отвлечься от всего и на какое-то время забыть о трудностях. Но венцом всего стала небольшая и символическая, но от этого не менее искренняя церемония бракосочетания, свидетелями которой стали Энакин и Падме. И хотя чисто формально официальной её не назовёшь, нам с Асокой было всё равно.

— Привет. Ты чего припозднился? — хитро улыбнулась Асока.

— Да с Люком задержался. Парень весь в отца. Упрямый, но ужасно талантливый. Учить его — одно удовольствие.

— Ах вот оно что, — кивнула Тано.

— А что насчёт тебя? Ты когда своего возьмёшь?

Спустя три года после окончания войны Асока прошла испытания и, также как и я, стала полноценным джедаем. Энакин безумно гордился своей ученицей, ведь, несмотря на все обвинения, она смогла доказать свою верность Ордену и добиться уважения если не всех, то очень многих.

— Да вот надо бы. Скоро как раз будет турнир юнлингов, а там и посмотрим.

В отношениях с Асокой меня удивляла одна вещь: наша любовь не угасла даже спустя десять лет. На нашу долю выпало множество испытаний и битв, но мы, как и всегда, продолжаем смотреть в будущее с оптимизмом, а недавно даже задумались о создании настоящей семьи.

Мы собирались пересечься на полчаса, может час, а в итоге проторчали в зале тысячи фонтанов около двух часов. Время в её компании для меня текло невероятно быстро.

— Вот опять, — хмыкнула девушка. — Как нам это удаётся?

— На всё воля Силы, — усмехнулся я. — Интересно, почему магистр Йода не говорил нам о таком свойстве?

— Да ну тебя, — ткнула меня в бок Асока. — Видимо, в архив я уже не успею. Поехали тогда к Скайрокеру.

* * *

В отличии от нашей пары, чета Скайуокеров переживала небольшой кризис: Энакин постоянно пропадал то в храме, то на миссиях, а Падме, даже будучи канцлером и почти не вылезая из постоянных дел, очень остро ощущала отсутствие мужа. Но все переживания сходили на нет, когда эти двое оказывались вместе. Их любовь, к счастью, также не угасла.

Мы с Асокой прилетели к Скайуокерам уже под вечер. Не успели мы приземлиться, как нам навстречу выбежали Люк и Лея, которые с энтузиазмом ждали нас. Хотя, Люк, как и Лея, был больше рад Асоке, чем мне. Не то, чтобы они мне не радовались, просто тогрута буквально млела, когда видели близнецов вместе и поэтому очень сильно их любила.

Дети росли в абсолютно разном окружении. Люка забрали в храм и позднее он стал моим падаваном, а вот Лея, несмотря на хорошую наследственность, не проявляла ярких способностей к Силе, что, к слову, никак не расстраивало отца семейства. Энакин лично занимался обучением дочери, концентрируясь больше на таких аспектах как медитация и телепатия, ведь Лея, как и её мама, проявляла интерес и хорошие способности к политике. И техники, которым её обучал Скайуокер, могли оказаться ей очень полезными.

— Сэм, Асока, — к нам вышла Падме в элегантном вечернем платье.

Амидала любила ужин и общение в неформальной обстановке. За эти десять лет мы вчетвером очень хорошо сдружились и старались видеться как можно чаще.

— Привет, Падме, — сказала Асока и крепко обняла подругу.

— Давно не виделись, — кивнул я.

— Проходите, Энакин скоро будет.

* * *

Мы провели отличный вечер, вспоминая былые времена. Всплыло много событий и историй, о которых я, например, каким-то образом умудрился забыть. Здесь, за столом все наши звания и регалии переставали иметь значение и мы становились просто хорошими друзьями, весело проводящими время.

Люк и Лея уломали Асоку и Падме поиграть с ними. Все четверо ушли в соседнюю комнату, откуда стали доноситься смех и радостные возгласы. Мы же с Энакином остались наедине, обсуждая более серьёзные темы вроде ситуации на Дальнем рубеже и помощи в борьбе против работорговли в отдалённых уголках галактики. Постепенно диалог перешёл к теме снятия запрета на чувства и брак.

— Энакин, прошло уже десять лет. Быстро же летит время.

— И не говори, — отмахнулся Скайуокер, делая глоток из своего бокала.

— Надеюсь, Совет не забыл о повторном рассмотрении? — Энакин оторвался от напитка и серьёзно взглянул на меня.

— Как раз сегодня обсуждали в закрытом режиме, — вздохнул джедай.

— И к чему пришли?

— Знаешь, я ожидал худшего, но, на удивление, всё прошло гладко.

— Неужели Винду не возникал? — усмехнулся я.

— Да ты что, — махнул рукой Скайуокер. — Без этого никуда, но его голос в Совете больше не имеет такого веса, как это было раньше.

— Неужели ты хочешь сказать… — хитро улыбнулся я.

— Да, — уверенно кивнул Энакин. — Запрет снимут. Завтра сделаем официальное заявление, а остальное уже формальность.

— Тогда позволь тебя поздравить, — похлопал я по плечу друга.

— И тебя тоже.

— А меня-то почему?

— Сегодня магистр Мунди заявил о выходе из состава Совета. Возраст уже не тот, и я осмелился порекомендовать на его место тебя.

Где-то минуту я переваривал услышанное. Сначала мне показалось, что Скайуокер шутит, но он был вполне серьёзен. Быть в составе Совета — огромная честь для любого джедая, но я был уверен, что меня этой чести не удостоят. А оказалось наоборот.

— Честно говоря, даже не верится. И меня поддержали?

— Скажем так: против никто не был, — поймав мой взгляд, Энакин уточнил. — Винду не в счёт.

— Но почему?

— Знаешь, хорошее не забывается. Совет помнит о твоих заслугах. Мы считаем, что твоё видение поможет сделать Орден сильным как никогда, — я горько усмехнулся, что не осталось незамеченным. — Что-то не так?

— Нет, — задумчиво начал я. — Я думаю о твоих словах, а точнее о той части про видение. Знаешь, я вспоминал захват канцлера и суд над Асокой, и мне в голову пришла одна мысль. Всё это время я был единственным, кто знал правду, но моё видение и знание ситуации могло выйти мне боком, однако я справился. Мне удалось привести слепцов к свету.

— К чему ты ведёшь?

— В мире слепых я — одноглазый король. Иронично, не находишь?

Мгновение Энакин обдумывал мои слова, а затем усмехнулся. Я видел как он оглядывается на комнату, откуда доносятся голоса его детей, жены и верной ученицы, а затем смотрит на меня — человека, который привёл его к тому, что он имеет. В его глазах я вижу искреннюю благодарность за всё, что я сделал. Скайуокер поднимает бокал:

— Так выпьем же за одноглазого короля. За тебя, Сэм Гилан.

От автора

Скажу честно: написать эту работу было намного сложнее, чем я думал XD

Я вложил в фанфик много сил и бессонных часов и теперь могу сказать, что официально его закончил. Я доволен проделанной работой. Надеюсь, результат порадовал и вас.

Спасибо всем, кто читал, комментировал и поддерживал меня всё это время! )

Отдельное спасибо моей прекрасной бете Akumi, которая очень много мне помогала. Ты — просто космос :)

Хоть этот фанфик и завершён, я буду продолжать писать и радовать вас своими идеями.

Спасибо, что составили компанию в этом приключении :D

Всегда ваш,

Sam Van Duke


Оглавление

  • === Глава 1. Знакомый незнакомый мир ===
  • === Глава 2. Эксперимент ===
  • === Глава 3. Канцлер или ситх? ===
  • === Глава 4. Осторожней со своими желаниями ===
  • === Глава 5. Всё течёт, всё меняется ===
  • === Глава 6. Путешествие на Илум ===
  • === Глава 7. Жизнь, которая не подразумевает осёдлости ===
  • === Глава 8. Учитель и ученица ===
  • === Глава 9. Воссоединение. Часть 1 ===
  • === Глава 9. Воссоединение. Часть 2 ===
  • === Глава 10. Первая миссия, старый знакомый и паутина ===
  • === Глава 11. Совершенства в мире нет ===
  • === Глава 12. Превратности судьбы ===
  • === Глава 13. Хуже и быть не могло ===
  • === Глава 14. Темная сторона. Часть 1 ===
  • === Глава 14. Темная сторона. Часть 2 ===
  • === Глава 15. Во власти чувств ===
  • === Глава 16. Фиаско ===
  • === Глава 17. Правда или последствия ===
  • === Глава 18. Иная история ===
  • === Глава 19. Кривое зеркало и поиск ===
  • === Глава 20. Генерал ===
  • === Глава 21. Счастье в неведении ===
  • === Глава 22. Сон или видение ===
  • === Глава 23. Верю — не верю ===
  • === Глава 24. День, изменивший всё ===
  • === Глава 25. Истина всегда дороже ===
  • === Глава 26. История творится в кабинетах ===
  • === Глава 27. Вскроем карты? ===
  • === Глава 28. Спасти любой ценой ===
  • === Глава 29. Преступление и наказание. Часть 1 ===
  • === Глава 29. Преступление и наказание. Часть 2 ===
  • === Эпилог. Одноглазый король ===