КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 370963 томов
Объем библиотеки - 445 Гб.
Всего авторов - 157330
Пользователей - 82835
Загрузка...

Впечатления

Гекк про Самаров: Надгробие для карателя (Боевик)

Спецназ ГРУ? Это те дебилы из-за которых великая Россия платит дань маленькой Чечне, отбирая эти деньги у своих граждан предпенсионного возраста?

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
стикс про Гулевич: Хочешь? Получай! (Альтернативная история)

что то не зацепило --вроде и пишет не плохо --но нет интереса--прочитал всё --не понравилось

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IT3 про Скиба: Жнец (СИ) (Попаданцы)

городское фэнтези о вампирах.конечно не Кинг,но и не "сумерки".
интриги,интриги,интриги...иногда от этого становится несколько скучновато,хотя в целом читается с интересом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Алмазодобытчик про Найтов: Оружейник (Альтернативная история)

сказка для детей младшего школьного возраста

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
стикс про Щепетнов: Чистильщик (Боевая фантастика)

хорошая книга

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
стикс про Щепетнов: Путь самурая (Боевая фантастика)

не плохо--90е во всей красе

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Окина: Да, я паук, и что же? (ЛитРПГ)

Не пиши больше, БиЗатель.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Каждый борется со скукой по-своему (СИ) (fb2)

файл не оценён - Каждый борется со скукой по-своему (СИ) (а.с. star wars (fan-fiction)) 356K, 85с. (скачать fb2) - Sam Van Duke

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Sam Van Duke Каждый борется со скукой по-своему

Rayne The Queen, Yull и многим другим обитателям фикбука.

Глава 1 Из плоти и крови

Вселенная воистину бесконечна. Она движется и развивается, но неизменной составляющей остаюсь только я. Я есть Альфа и Омега, начало и конец. Я нигде и я повсюду. Я — Сила, и мне ужасно скучно. Как так вышло? Да просто достало сидеть на одном месте, что комично, учитывая отсутствие у меня физического тела.

Я вижу всё, что происходит во вселенной, и слышу каждого независимо от его веры. В каком-то смысле меня можно назвать божеством этого мира, но богам так же как и людям свойственно скучать, и тогда мы стараемся себя развлечь: являемся людям в видениях, наставляем их на путь истинный, наказываем за грехи и всё в таком духе. Вот только бесконечность зла и безжалостна. Рано или поздно ты достигаешь предела и больше не можешь скрасить своё существование.

Однако и тут мне посчастливилось найти выход. А что если я вселюсь в тело человека, ну или любого другого разумного гуманоида и посмотрю на мир его глазами? Стать участником событий вселенского масштаба и повлиять на их исход? Звучит чертовски заманчиво. Этим, пожалуй, и займусь. Остаётся выбрать достойного кандидата. К слову, есть у меня один на примете…

Республиканская улица 500

Первые лучи солнца проникали сквозь плотные шторы в мою спальню. Странно, но первое же чувство, возникшее где-то внутри, оказалось не самым приятным. Ранее незнакомая мне усталость свалилась на меня, давая понять, что моя маленькая затея удалась. Поморщившись, я перевернулся на спину и с трудом открыл глаза. Если всё пошло по плану, то я должен был стать Лаксом Бонтери, а точнее — попасть в его тело. Молодой сенатор от Ондерона только начал делать политическую карьеру, но уже зарекомендовал себя как прирождённый лидер и достойный человек, который верен идеалам демократии и свободы.

Но вернёмся к делам насущным. Голова почти сразу же «взорвалась» от потока мыслей Бонтери. О чём этот малец только не думал, но всё же главной мыслью была какая-то процедура присоединения. К сожалению, придётся смириться с этим. Я же не убил Лакса перед тем как встать на его место, просто, так сказать, живу по соседству. А следовательно все его мысли и чувства принимаю и ощущаю как свои собственные. Главное провести чёткую границу, но тут проблем возникнуть не должно.

— Мастер Бонтери, вы уже встали? — раздался из-за двери чей-то механический голос. Через мгновение в проходе показался протокольный дроид.

— Спасибо, B-3PO, — всплыло в голове имя робота. — Я уже одеваюсь.

Не знаю кого бы я заставил ждать, если бы ещё минут десять, а то и все полчаса провалялся в кровати, но время не ждёт, да и я здесь не для того, чтобы отдыхать, а принимать активное участие в жизни галактики, поэтому, быстро одевшись, я направился на взлётную площадку, где меня уже ждал кар с личным водителем.

Денёк на Корусанте был что надо: светило солнце, а на небе не виднелось ни единого облачка. Сидя на заднем сидении личного транспорта, я думал о том какого быть человеком из плоти и крови. Честно говоря, необычно и очень странно. Я был повсюду, а теперь, оказавшись по сути в одной точке, чувствую себя букашкой в этом мире. К тому же, на тебя тут же наваливаются непонятные эмоции, а в голове возникает множество планов. К этому определённо надо будет привыкнуть.

Тем временем транспорт приземлился возле громадного грибообразного здания, в котором я сразу узнал Сенат. Память Бонтери играла мне на руку. Это как голонет, из которого можно мгновенно узнать всё необходимое о жизни сенатора. У Лакса это место ассоциировалось со словами «скука», «работа» и «Падме», и если с первым и вторым всё было ясно, то вот третье показалось мне необычным. Падме… Что-то очень знакомое.

— Лакс, — раздался откуда-то из-за спины звучный женский голос.

На моём лице невольно возникла улыбка, и я развернулся. Видимо, это и называют дежурной улыбкой. Ко мне навстречу шла красивая женщина в причудливом, но от этого не менее официальном наряде. Она махала рукой, привлекая моё внимание.

— Падме, — воскликнул я, быстро сообразив кем была девушка, и тут же зачем-то поправил себя. — Сенатор Амидала.

— Полно тебе, — улыбнулась Наберри. — Я хотела поговорить с тобой до того, как начнётся заседание сената. Ты готов?

— К чему? — я невольно напрягся. Кто знает на какие подвиги подписался красавчик Бонтери.

— Ну как же, — женщина слегка удивилась. — Сегодня на повестке дня вопрос о финансировании армии. Помнится, ты хотел сегодня выступить.

В голове тут же всплыли образы того, как молодой сенатор весь прошедший вечер изучал какие-то документы и действительно к чему-то упорно готовился.

— Вот же зануда, — тихо произнёс я.

— Что-что? — переспросила Падме, вскинув одну бровь.

— Я передумал, — пожал я плечами. — Выскажусь в другой раз, а то я… не успел всё просмотреть, а выступать неподготовленным перед псами, которые только и хотят сожрать тебя, мне не особо хочется.

— Лакс, с тобой всё в порядке? — взволнованно поинтересовалась женщина. Видимо, такой стиль выражения мыслей не был свойственен парню.

— Да-да, просто сегодня не мой день, так что я отсижусь и посмотрю кто за что, а потом уже и буду решать.

— Ну смотри, — Амидала покачала головой. — Это заседание могло бы стать для тебя отличным шансом проявить себя.

Падме говорила ещё много чего, но я её уже не слушал. Сказал же, что не хочу. Зачем докапываться? Было опрометчиво с моей стороны полагать, что никаких обязанностей у меня не будет, но ведь так хотелось верить… В любом случае, надо бы посетить это заседание. Может я стану супер политиком, который приструнит всех и каждого, а может удастся даже занять кресло канцлера.

* * *

Жизнь политика — самое скучное, что я вообще мог выбрать. Пять часов эти жалкие создания обсуждали какие-то процентные ставки и займы. Насколько же они все мелочные и алчные. Не верится, что кто-то меняет реальную помощь на пустую болтовню ни о чём. Я был готов повеситься, если бы не было жалко красивого личика Бонтери. Но один плюс я всё-таки нашёл: это заседание дало мне максимально чёткое представление о текущем положении дел в Республике. Будучи вездесущим, ты особо не зацикливаешься на политике и интересах сильных мира сего, а думаешь больше об обделённых и нуждающихся.

Короче говоря, теперь мне предельно ясно почему сенат это скучно и напряжно. Я не хочу заниматься принятием законов и обсуждением инвестиций, хочу больше экшена и действий. Обдумывая как бы разнообразить монотонную жизни Лакса, мне сразу пришла в голову идея посетить храм джедаев и его обитателей. Они вроде как генералы в этой войне и часто выполняют какие-то опасные и захватывающие миссии, так что думается мне, что я вполне смогу подписаться на пару-тройку интересных заданий.

— Лакс, — не успел я после заседания выйти в общий коридор, как меня тут же окликнул уже знакомый мне голос Падме. — Постой.

— Что тебе надо от меня, женщина? — раздражённо сказал я пока Амидала была ещё далеко от меня и не могла слышать мою речь.

— Теперь ты видишь почему твой голос мог бы сыграть большую роль. Ты, считай, только с передовой. Ты боролся за свободу своего народа и добился её. Возможно тебя бы сенаторы и послушали.

— Знаешь, я сомневаюсь, что от вашей политики вообще есть толк, — губы Набери сжались в тонкую линию от этой фразы. Видимо, ей было неприятно это слышать. — Всё, что обсуждалось на этом заседании никак не связано с реальным положением вещей…

— Но ведь именно поэтому я и хотела, чтобы ты взял слово.

— Думаешь, что-то бы изменилось? А я тебе сразу скажу. Нет, ничего. Не то чтобы политика в принципе вещь бесполезная, но в данном случае её роль сильно преувеличена. Ход войны меняют не душные кабинеты, а поля битвы, и я думаю, что моё место там, — я махнул рукой куда-то в сторону, подразумевая далёкие миры, где шла настоящая война, а не бюрократическая перепалка.

— Но, — Падме хотела было ответить мне контраргументом, но я решил закончить этот разговор.

— Подумала бы лучше о семье и о муже, а то он у тебя может и Избранный, но уж точно не железный, — хмыкнул я напоследок и, развернувшись, побрёл в сторону выхода.

При упоминании мужа Амидала побледнела, но самообладания не потеряла: лицо стало непроницаемым для эмоций, а тело напряглось. Моя фраза возымела тот эффект, на который я рассчитывал. Падме осталась стоять на месте, не став догонять меня. Так или иначе хватит здесь время терять. Вперёд навстречу приключениям.

* * *

Джедаи и ситхи. Свет и тьма. Мне всегда нравилось наблюдать за жизнью одарённых. Они ощущают мир иначе, а некоторые даже могут со мной общаться. Их жизни, как правило, наполнены необыкновенными событиями и связаны с риском. Меня это всегда подкупало. Скажу честно и сразу: у меня нет любимчиков, но есть индивидуальные предпочтения. Собственно говоря, этим и объясняется тот факт, что не все могут со мной одинаково взаимодействовать.

Но есть один нюанс, о котором никто не знает, ибо обсудить мне это не с кем. Мне нравятся личности, но совершенно не нравятся режимы. Я терпеть не могу эти Ордена. У меня нет проблем с теми, кто познаёт мои пути, но, когда вопросы касаются политики и управления, я умываю руки. Именно поэтому, подлетая к зданию храма джедаев, меня одновременно накрыло чувством гордости и уныния. Сам факт того, что я увижу своих последователей, радует меня, но как только вспоминаю, что придётся иметь дело с управленцами — передёргивает.

В храм я прибыл уже на закате. Выйдя из кара, я отправил водителя, сказав, что до дома доберусь сам. Я прибыл один и без приглашения, так что рассчитывать на приём глупо. Хотя, не скрою, что мне было бы лестно, если бы приняли как подобает. Интересно, почувствовали ли джедаи возмущения и как они это поняли?

Пока я шёл до главного входа у меня появился хороший шанс рассмотреть храм снаружи. Скажу, что здание очень впечатляет. Оно возвышалось над остальными строениями в округе и являлось символом силы Ордена. Аж радость переполняет от увиденного. До входа оставалось всего пара метров, как вдруг мне навстречу вышли несколько стражей в одинаковой форме и с двухклинковыми световыми мечами. Их лица были скрыты масками, но я прекрасно ощущал как они не похожи друг на друга. В их главе шёл старый джедай, которого я почти сразу узнал.

— Цин Драллиг, — улыбнулся я суровому мастеру, который никак не отреагировал на моё приветствие. — Добрый вечер. Позволите пройти?

— Боюсь, что нет. Вы без приглашения.

— Это был риторический вопрос. Я так или иначе пройду, — уверенным шагом я направился внутрь, но Цин активировал световой меч, перегородив мне путь. Клинок находился в опасной близости от горла Бонтери, и каким бы бессмертным я ни был, тело Лакса не выдержит удара меча.

— А я сказал, что не могу вас пропустить, — в глазах джедая я видел решимость и преданность делу. Это внушало уважение, но в данную секунду не играло никакой роли.

— Очень грубо. Значит, так вы встречаете гостей? — настало время проверить на что я способен в этом теле.

Взмах двух руки и стражи позади Драллига разлетелись в разные стороны. Конечно же, я не буду их убивать, но вырубить их придётся. Оставалось разобраться с Цином, который, стоит отдать ему должное, не потерял концентрации. Он выставил руку вперёд, чтобы отбросить меня, но, как несложно догадаться, его действие не возымело никакого эффекта.

— Что это? — джедай непонимающе смотрел на свою руку словно пытался найти оправдание провалу.

— Может не твой день? — пожал я плечами и, выхватив световой меч Драллига, отбросил мастера его же приёмом. Проход был свободен, и я, бросив меч на пол, как ни в чём не бывало продолжил свой путь вглубь храма.

Внутри здание было не менее прекрасно, чем снаружи. Видно было, что строители не скупились при возведении этого строения. В коридорах было немноголюдно, а точнее — вообще никого, что понятно учитывая, что дело шло к ночи. Многие предпочитали проводить это время в медитациях. Но моему одинокому путешествию не суждено было длиться долго. Медленно, но верно я искал путь до башни, в которой должен был заседать Совет, когда передо мной показались ещё трое стражников, на этот раз сию же секунду активировавших свои мечи.

— Ничего, могу пойти в обход, — я развернулся, чтобы найти другой путь, но и там меня тоже ожидали стражники. — Слушайте, нам же необязательно сражаться. Я просто хотел поговорить с Советом. Неужели не поможете?

— Тебе лучше сдаться, — уверенно произнёс один из охранников. — Иначе мы будем вынуждены применить силу.

— Применяйте что хотите, только до зала доведите, а то здесь очень просто заблудиться. Я вообще удивлён как вы тут ориентируетесь.

— Я считаю до трёх, — начал было страж, но я решил, что хватит с меня их игрушек.

Движение рукой и мечи всех джедаев, заблокировавших мне проход, вылетели у них из рук и обратились против своих хозяев. Стражники не стали особо сопротивляться, медленно отходя в сторону. Мечи же неотступно следовали за ними, не давая приближаться ко мне. Я уже готовился было праздновать победу, но тут из-за поворота выбежали двое, которых я просто не мог не узнать. Моё лицо тут же расплылось в улыбке.

— Оби-Ван Кеноби и Энакин Скайуокер, — я развёл руками в стороны. — Чертовски рад вас видеть. Может хоть вы мне поможете добраться до Совета, а то у нас тут на лицо недопонимание. Все какие-то нервные. Я думал, что джедаи помогают нуждающимся, а тут сразу за оружие хватаются.

— Сенатор Бонтери? — удивлённо произнёс Оби-Ван, глядя на загнанных в угол стражников.

— Лакс? — вторил тону бывшего наставника Энакин.

— Скучали по мне? — ухмыльнулся я и пошёл навстречу двум джедаям.

Глава 2 Под другим углом

Корусант. Храм джедаев.

Почему они на меня не оборачиваются? Эти двое идут так словно меня здесь нет. И так уже минут десять. Дорога до зала Совета заняла больше времени, чем я предполагал, но оно того стоило. Оказалось, что мои последователи не очень-то сговорчивые ребята. Нет, между собой они спокойно общаются, а поддержать светскую беседу не могут, ну или не хотят. Вообще странно, что они так легко согласились провести меня, учитывая, что я ранее немного помял охрану и Цина. Не значит ли это, что я опасен и меня надо изолировать или остановить? А может мне на руку сыграло любопытство магистров?

— Долго ещё? — наконец не выдержав, сказал я после того, как в диалоге между двумя адептами образовалась пауза.

— Нет, почти пришли, — ответил Кеноби, слегка повернув ко мне голову.

— Нет, серьёзно, — понизил голос Скайуокер, видимо, в надежде, что я не услышу. — Что это с ним?

— С этим нам и предстоит разобраться, — почти шепотом ответил Оби-Ван.

— Если вы думаете, что я вас не слышу, то вы очень ошибаетесь, — раздражённо сказал я, сверля взглядом спины джедаев. — Если вас что-то интересует, не легче ли просто спросить?

— Пришли, — констатировал очевидное Энакин, когда впереди показалась большая дверь, за которой я тут же ощутил большое скопление одарённых.

Буду лукавить если скажу, что не переживаю по поводу собрания, но есть вещи, которые просто необходимо сделать. Мне предстоит довольно трудный разговор с Советом, от которого будет зависеть моё будущее в этом теле. Думается мне, что этот день станет началом развлекательно-познавательной передачи «Познаём мир вместе с Силой». Что касается Ордена, то скорее всего их жизни тоже не будут прежними после нашей встречи. Главное, о чём сейчас нужно помнить, что волнение — мой худший враг.

Пока я был погружен в собственные мысли, наша троица подошла ко входу в зал и остановилась. Оби-Ван оценивающе взглянул на меня, а потом на Скайуокера:

— Энакин, жди здесь. Думаю, твоя помощь понадобится, — затем магистр обратился уже ко мне. — Пойдём. Совет ждёт.

— Как печально, — я наклонил голову в сторону Избранного, делая вид, что утираю слёзы костяшками пальцев. — Кому-то придётся подождать тут пока большие дяди обсуждают серьёзные вопросы. Чьи-то старания до сих пор не оценили.

Лицо Скайуокера покраснело, а руки сжались в кулаки. Я надавил на одну из самых больных точек Энакина, почувствовав как гнев волной накатывает на него. Для этого не было какой-то веской причины. Просто захотелось как-то задеть джедая за игнорирование моего присутствия. Вообще я прекрасно знал кто такой Энакин Скайуокер. Его связь со мной была невероятна сильной. Но то скорее случайность, чем моя прихоть. Вот я и гажу ему всю жизнь. Бедный парень… Сначала рабство, потом видения смерти матери. Было ещё много всего, чего я даже не упомню. Но ведь я не специально. Просто за всё в этой жизни надо платить. Я своего рода великий уравнитель. Слежу за соблюдением баланса.

Тем временем двери открыли моему взору помещение, которое я видел уже сотни, а то и тысячи раз: большая круглая комната с двенадцатью креслами для членов Высшего совета. Что касается самих магистров, то, к счастью, все смогли лично присутствовать на заседании.

— Как же я рад вас всех видеть, — обвёл я взглядом всех присутствующих. — Не думал, что когда-нибудь встретимся наяву.

— Сенатор Бонтери, — взял слово чернокожий магистр, в котором я тут же узнал Мейса Винду. — Как вы можете объяснить то, что произошло с нашими стражами и какова цель вашего визита?

— Так, давайте по порядку, — я хлопнул в ладоши. — Для удобства вы можете звать меня Лакс или сенатор Бонтери, как вам будет удобно, но вы должны понимать, что я не он.

— И кто же вы? — напрягся Мейс.

— Я — Сила.

Мне казалось, что такого рода признание должно будет повергнуть магистров в шок, но эффект оказался противоположным. Вместо непонимающих возгласов я услышал смех, а точнее сдержанный смех. Почти у каждого магистра мои слова вызвали улыбку. Скрывать не буду, было обидно. Хотя, чего я ещё ожидал? Это вполне естественно, что меня не воспринимают всерьёз.

— Сила? — магистр Винду оставался, пожалуй, самым серьёзным из всех. — Неужели вы думаете, что мы поверим?

— Понятно, — протянул я. — Вам нужны доказательства, так?

— Хотелось бы, — покачал головой Мейс.

— Будь по вашему.

К сожалению, нам не удалось сразу найти общий язык. На лицо проблемы с понимаем друг друга. Хорошо только то, что я знаю хороший способ подтвердить свои слова. Язык силы — универсальный язык, который понимают все без исключения. А раз так, то почему бы не показать на что я способен?

Я не хотел крушить здание или убивать кого-то, да собственно и незачем. Я всего лишь согнул руку в локте. Этот жест сопровождался поднятием кресел всех магистров в воздух. Решив, что этого будет недостаточно, я кое-что добавил. Контроль над предметами не так весел как контроль над людьми, поэтому вдобавок к уже имеющейся левитации я заставил каждого джедая в зале поднять руки вверх. В таком состоянии я всё и оставил. Изменения заняли от силы пару секунд, что не просто удивило магистров, но и заставило их не на шутку испугаться. Ощутив страх, охвативший всех в помещении я продолжил:

— Так о чём это я? А, о цели, — я стал расхаживать по кругу, наблюдая за тем, как каждый пытается вырваться из моих «объятий». — Я пришёл к вам с одной простой просьбой. Мне хочется поучаствовать в войне, повлиять на её исход, помочь, если так будет угодно.

— Но зачем? — яростно вырываясь, проскрипел Винду.

— Видите ли, я ужасно устал от однообразия. Быть всесильным весело, но только первые пару десятков тысяч лет, а я, как вы понимаете, куда старше. До этого я сводил своё влияние на мир к минимуму. Мне это наскучило, так что я решил попробовать себя в роли активного пользователя жизни.

Прохаживаясь от одного магистра к другому, я остановился у того, чьё присутствие радовало меня больше всего. Небезызвестный зеленокожий гранд-мастер в отличии от своих собратьев сохранил хладнокровие и ясность мысли. Он не боялся, скорее просто был поражён случившимся. Такое отношение вызвало у меня неподдельное уважение. Среди двенадцати членов Совета Йода был одним из самых близкий мне по духу.

— Не опустишь ты нас? — спросил гранд-мастер, как только наши взгляды встретились.

— Конечно, — улыбнулся я и, ни секунды не колеблясь, вернул всё на круги своя: кресла опустились на прежние места, а магистры были свободны от невидимых оков. — Вам таких доказательств хватит?

— Да, — сдержанно ответил Винду.

— Отлично, тогда давайте разбираться. Я уверен, что мы найдём вариант, устраивающий всех, — я сложил руки на груди в ожидании предложения, но вместо этого разговор пошёл совсем не о том:

— Неужели это и правда Сила? — обращался к остальным магистрам Ки-Ади-Мунди.

— Я тоже думаю об этом, — обеспокоено произнесла Шаак Ти. — Что если сенатор Бонтери стал жертвой сепаратистов?

— Какое-то ментальное оружие графа Дуку? — потирая бороду, уточнил Оби-Ван. — Вряд ли… Никто не способен наделить обычного человека такой силой.

— Пути Силы неисповедимы. Мы могли просто не заметить этого, — вступил в разговор Пло Кун.

— Мне так нравятся ваши пословицы и выражения, — ухмыльнулся я.

— А вдруг это и не Лакс Бонтери вовсе? — не замечая моей фразы предположил Кит Фисто. — Просто очень похожий на него ситх.

Полемика всё разгоралась и разгоралась. Я слушал каждого и просто не мог понять о чём они спорят. Ведь всё им разжевал, в ротик положил, остаётся только проглотить, но и тут у них ничего не вышло. Вместо того, чтобы высказываться по делу, пошли разговоры о каких-то заговорах, клонировании и хатт знает о чём ещё. Я уже начал было думать о том, чтобы запустить карусель из магистров по второму кругу, но тут слово взял магистр Йода:

— Слепы вы, если очевидного не видите, — стоило магистру заговорить, как все остальные умолкли. — Сила это. В том сомнений нет.

— Спасибо большое. Хоть кто-то понял в чём дело.

— Много вопросов у нас. И не только о войне или политике, но и о природе твоей тоже, — было видно, что гранд-мастер очень взволнован. Не каждый день удаётся поговорить с предметом твоего поклонения.

— Я вас прекрасно понимаю. Вы о многом хотите знать, но пока просто не можете сформулировать свои вопросы. Мне сложно представить ваши эмоции, ведь по сути вы столкнулись с Богом, которому поклоняетесь уже много тысяч лет. Ваш мозг пока не способен понять этого. Думаю, поэтому большинство из вас ведёт себя сейчас очень глупо. Но ничего. Я очень терпеливый.

— Говорил ты об участии в войне этой, — вывел меня к изначальной теме дискуссии Йода.

— Да, точно. Коль уж с вами пока бесполезно общаться, позвольте мне отправиться с каким-нибудь из джедаев на миссию. Хочу познать вкус приключений.

— Миссию? — Йода ненадолго задумался, а затем хихикнул и вновь обратился ко мне. — Пошлём тебя на слёт мы. Молодые джедаи кристаллы найти должны в пещерах Илума.

— Вы так шутите? — предложение гранд-мастера походило на издевательство. Я ему о войне говорил, о сражениях на далёких планетах, а он мне про юнлингов и кибер кристаллы.

— Нет-нет, кажется мне, что задание это отличным началом послужить может.

Ну что ж… Если так подумать, то в словах Йоды есть логика. Посылать меня на фронт, откуда будет сложно выдернуть, неразумно, да и тело моё всё же смертно. К тому же, всегда интересно пообщаться с молодыми джедаями. Они всегда полны энергии и энтузиазма. Я пока новичок в приключениях от первого лица, но почему бы этой поездке и правда не стать отправной точкой?

— Я согласен, — радостно сообщил я своё решение после недолгих размышлений.

— Рад я, что компромисс нашли мы, — слегка кивнул гранд-мастер. — Падаван Тано сопровождать тебя будет.

— Асока? — при упоминании этого имени в голове возник совершенно чёткий образ молодой тогруты, с которой Бонтери перенёс тяготы повстанческого движения на Ондероне.

— Магистр Йода, — обратился к лидеру Ордена Оби-Ван. — Может пошлём кого-то вместо Асоки?

Во взгляде Кеноби читалось нечто неуловимое. Конечно же, он не просто так это предложил. В тот момент меня накрыло странное чувство. Я одновременно и не знал о чём речь, и понимал мотивацию джедая. Видимо, эта Асока очень непростая девушка.

* * *

Мы проговорили ещё минут десять о всяких деталях и сроках миссии. Обсуждали задание преимущественно я и Йода, так как остальные были слишком шокированы происходящим. Непонимание в их глазах сменялось искренним удивлением, что сопровождалось потерей дара речи. Держу пари, что магистры чувствовали себя детьми, которые послушно молчат, наблюдая за разговором взрослых.

После окончания заседания Оби-Ван взялся сопроводить меня до выхода. Отнекиваться я не стал, но и особой радости от такой компании тоже не испытал. День оказался очень насыщенным и мне, если честно, просто хотелось побыть одному.

Выйдя из зала мы наткнулись на всё того же Скайуокера, который послушно ждал, оперевшись спиной о стену.

— Как всё прошло? — обратился к бывшему наставнику Энакин.

— Давай я тебе всё завтра расскажу, — устало предложил Оби-Ван. — Это будет тяжёлый разговор.

— Всё так плохо? — покосился на меня Избранный.

— Всё так хорошо, — язвительно ответил я. — С того момента, как ты взял падавана, терпения у тебя прибавилось, но до совершенства тебе всё ещё далековато. Подожди до завтра.

Я пошёл вперёд, оставив двух джедаев наедине. Коридор уходил влево и я готов был свернуть, как тут передо мной выскочила какая-то девушка. Я устало взглянул на неё, но как только смог хорошо рассмотреть, немало удивился, потому что передо мной стояла немного запыхавшаяся Асока Тано. Я её сразу узнал, не мог не узнать.

Сознание Бонтери рвало и метало от одного взгляда на неё. Нахлынувшая из ниоткуда волна эмоций стала для меня настоящим потрясением. Я смотрел на девушку и просто не мог оторвать взгляда. Её лицо, кожа, глаза, тело, всё до единой мелочи приводило меня в состояние дикого экстаза. Всё вокруг в один момент утратило всякий смысл только потому, что она была рядом, была так близко. Моё сердце забило с такой скоростью, что, казалось, оно просто обязано вырваться из груди и упасть прямо в руки Асоке, а тело пробрала лёгкая дрожь. Всё моё напускное самообладание улетучивалось. И тут я понял, что ещё немного и контроль над телом будет утерян. Из состояния забвения меня выдернул звонкий и почему-то такой родной голос:

— Лакс? — удивлённо спросила тогрута, глядя мне прямо в глаза. — Что ты тут делаешь?

Этот простой вопрос поставил меня в тупик. Существовало множество ответов, но как назло ни один не приходил в голову. И тут я понял, что пора брать себя в руки и успокоить разбушевавшееся сознание Бонтери.

— А я не Лакс, — наконец произнёс я.

Моё лицо расплылось в улыбке. Отчего-то эта фраза показалась мне ужасно смешной. Все дальнейшие события происходили почти на автомате. Я наклонился к Асоке и, приблизившись так близко, как только мог, прошептал:

— Я — Сила.

Не дожидаясь ответной реплики, я взял тогруту за плечи и пропустил через её тело безопасный, но довольно мощный поток энергии, давая понять, что это не шутка, что всё то, что я испытываю, тоже не шутка. От проделанного тело Асоки тут же напряглось, а изо рта вырвался тихий стон.

Оставшись довольным от проделанного, я быстрым шагом удалялся от той, что вызывала в теле Бонтери такие сильные эмоции. Я понимал, что это не мои чувства и помутнение рассудка, которое я испытал никак со мной не связанно. Чёрт возьми, что это было? Как назвать то, что мне довелось испытать? Неужели эта Асока такая особенная? Вопросы сыпались один за другим, но ответов не было. Несмотря на столь очевидный факт, я не был расстроен. Первый день в реальном теле прошёл куда лучше, чем я даже мог представить.

Глава 3 Всё бывает в первый раз

Корусант. Храм джедаев.

Как и было оговорено, утром следующего дня я стоял на одной из посадочных площадок храма, на которой в данный момент Асока объясняла юнлингам что такое слёт. После нашей случайной встречи прошлым вечером я потратил много времени на то, чтобы понять что же за чувство я испытал и как нужно вести себя с тогрутой. В итоге мне удалось разработать определённую модель поведения по отношению к девушке пока я нахожусь в теле Бонтери. Суть в следующем: гасить эмоции Лакса по максимуму и по возможности стараться больше не пересекаться с Тано после этой миссии.

Пока я стоял, погружённый в свои мысли, Асока закончила инструктаж нашей небольшой команды, отправляя юнлингов на звездолёт. Дождавшись пока последний из младших джедаев взойдёт на корабль, она развернулась ко мне:

— Так ты идёшь? — немного неуверенно поинтересовалась тогрута.

— Только если ты настаиваешь, — улыбнулся я.

Тано заметно смутилась, опуская взгляд. Видимо, вчера её всё-таки проинформировали насчёт меня, и она просто не знает как со мной обращаться. Тут я её понимаю. Не каждый день в тело человека, который тебе не безразличен забирается непонятная субстанция, начинающая контролировать это самое тело. Но, как оказалось, девушка просто обдумывала кое-что.

— Нам надо поговорить, — наконец произнесла Асока, смешно вздёрнув носик.

— Как тебе будет угодно, — учтиво согласился я. — Всё равно полёт предстоит долгий.

Путешествие до Илума и правда должно было занять несколько часов, за которые мы с тогрутой успеем обсудить любую проблему какой бы сложной она ни была. Удостоверившись, что все юнлинги устроились и не обращают на нас внимания, Тано провела меня в комнату, в которой я буду её ждать, а сама отправилась в кабину пилота, чтобы задать координаты Илума и настроить автопилот. Я же устроился в кресле напротив входа.

Не прошло и пяти минут, как Асока вернулась. Заблокировав дверь, чтобы нам никто не помешал, она первым делом окинула меня оценивающим взглядом, а потом задала вопрос:

— Ты правда Сила? — с недоверием сложила руки на груди тогрута.

— Я думал, что это и так ясно. И если ты не поверила Оби-Вану или Энакину, то тот факт, что я пропустил через твоё тело волну энергии, должен был тебя убедить.

— Нет, я всё понимаю. Просто…

— Просто что? — чем дольше мы находились с Асокой наедине, тем сильнее начинало биться сердце, а самое обидное, что контролировать это было чертовски трудно.

— Просто я не понимаю почему именно Лакс? — Тано подошла ближе, а недоверие в её взгляде сменилось заботой.

— Мне нужен был кто-то чьи возможности и связи позволили бы мне принять участие в войне. И тут я откопал Бонтери. Молодой здоровый парень, сенатор, у которого есть связи в Ордене, — тут я осёкся, потому что тогрута провела своей рукой по моей щеке.

— Что ты делаешь? — это действие со стороны Асоки заставляло сознание Лакса бушевать с новой силой. В моей голове словно звучал голос, который так и подталкивал меня к тому, чтобы утратить контроль и позволить случаю вмешаться.

— Скажи, он жив? С ним всё в порядке?

— Конечно. Я не убиваю невинных. Его сознание никуда не исчезло, так что он видит и слышит всё, что вижу и слышу я, — Тано хотела было сказать что-то ещё, но я понял, что с неловкостью надо кончать. — Отойди от меня.

— Что? — тогрута нахмурила брови.

— Отойди от меня. Давай-давай, в другой конец комнаты.

Такое нахальное поведение немало удивило девушку, но возражать она не стала, вместо этого послушно увеличив дистанцию.

— Давай с тобой сразу договоримся, — необходимо было обозначить границы дозволенного. — Я прекрасно знаю, что ты нравишься Лаксу, а Лакс нравится тебе. Ясно как день. Но, пожалуйста, пока я в этом теле, перестань испытывать моё терпение и будоражить сознание Бонтери.

— О чём ты? — Асока сощурила глаза.

— Из-за этой неразберихи с телом и, возможно, моей неопытности у меня плохо получается контролировать его эмоции, когда ты рядом. Этот парень внутри рвёт и мечет. Уж не знаю чего он хочет, но хочет он этого конкретно, — тогрута улыбнулась, прикусив нижнюю губу, а затем опустила взгляд.

Она погрузилась в себя, придаваясь толи воспоминаниям, толи фантазиям. Я же наконец унял ум несчастного парня. Невольно мне вспомнился Орден с его непонятными правилами и запретами. Очевидно, что я эти ограничения не создавал, но джедаи решили, что кодекс необходим, чтобы правильно следовать моим путям. Сколько же любящих сердец было загублено косностью мышления джедаев. Я был против этого и именно поэтому сейчас не отчитывал Асоку за проявление эмоций. Можно даже сказать, что я это поощряю. Тем временем Тано вернулась в реальный мир и уже более серьёзным тоном сказала:

— У меня к тебе много вопросов.

— Я знаю, — я потёр затылок. — Но, боюсь, тебе этот разговор дорого обойдётся.

— Ты хочешь потребовать с меня деньги? — не поняла девушка.

— Нет-нет, мне этого не надо. Я о другом… Представь, что я могу полностью перевернуть твоё мировоззрение, сломать твои шаблоны и вообще очень серьёзно повлиять на тебя как на личность. Оно тебе надо?

— Ну я…

— Знания это не всегда благо. Порой ты хочешь оставаться в неведении общей картины, желаешь не видеть и не ощущать все ужасы этой вселенной, — тут я понял, что слегка перебарщиваю с трагизмом, да и не нужно грузить Асоку моими проблемами. — К тому же, ты за детей отвечаешь. Если ты не будешь собрана, то кто будет? Не на меня же ты их оставишь, — усмехнулся я.

— Ты прав. Мы на задании, так что расслабляться нельзя.

С этими словами тогрута направилась в сторону выхода и, лишь уже стоя в дверном проёме, добавила:

— Только не думай, что мой интерес угас. После миссии я по любому выведаю у тебя все секреты, — подмигнув мне напоследок, девушка вышла в коридор.

* * *

Как провести время с пользой? Обычно я следил за балансом во вселенной, наблюдал за жизнями миллионов, если не миллиардов, существ, но теперь для меня это проблематично. Нахождение в физическом теле накладывает некоторые ограничения на мою силу. Я могу как угодно играться со стражами храма, но прежние способности мне недоступны: я не могу следить за всей вселенной, не могу влиять на жизни отдалённых планет. Но я не жалуюсь. Для меня это отдых.

Не найдя ничего лучше, я решил поболтать с подрастающим поколением. Конечно же, я не сказал, что я — Сила, да и Асока промолчала, назвав меня своим давним другом. Дети, к слову, оказались очень приветливыми. В них я увидел будущее Ордена, смышлёное и достойное будущее.

Прибыв на Илум, мы, почти не медля, направились в сторону кристальных пещер, прямо перед входом в которые нас ожидал магистр Йода. Вся процедура была мне давно знакома. Я очень люблю это место и часто наблюдал за тем как молодые джедаи ищут свои кристаллы. Выслушав стандартную речь о Силе и мечах, юнлинги отправились ко входу в хрустальную пещеру. Небольшой инструктаж от Асоки стал финальным напутствием для группы детей, отправившейся на поиски.

— Как думаете, они справятся? — я задрал голову вверх, глядя на то как на глазах формируется стена изо льда.

— Думаю, да, — ответила Асока. — Я верю в них.

— Достойны они, — хмыкнул Йода. — Вопрос в том, смогут ли страхи свои они преодолеть?

— Вы не поверите как часто я наблюдал за слётом со стороны, направляя джедаев, помогая им, — я ухмыльнулся, вспоминая особенно запоминающиеся случаи. — Но сейчас они сами по себе, так что ваша уверенность в них не обоснована.

* * *

Первым из пещеры выбежал Петро. Парень оказался самоуверенным и немного высокомерным, но от этого моё отношение к нему хуже не стало.

— Похоже я первым вернулся с кристаллом. Это оказалось просто, — уткнув руки в бока, заявил Петро.

— А остальные? — поинтересовался Йода.

— Кто их знает, — пожал плечами парень. — Я первым управился и не хотел, чтобы остальные завидовали.

— Боюсь, что тебе придётся возвращаться, — я усмехнулся, сложив руки на груди.

— Это ещё почему? — удивился парень.

— Потому что ты ледышку принёс.

Видимо, чтобы доказать, что я ошибся, Петро достал кристалл и продемонстрировал его нам. Но, как я и сказал, это было не то. Псевдокристилл растаял прямо в руках юнлинга.

— Невозможно. Это был мой кристалл. Я уверен, — расстроился парень.

— Сила тебя наказала, — поучительно сказал я. — Нельзя быть таким дерзким и самоуверенным, так что…

— Но я… — перебил Петро.

— Так что ноги в руки и обратно в пещеру. Солнце ещё высоко.

Парень отчаянно ринулся обратно, а Асока и Йода перекинулись парой фраз о самоуверенности юнлинга. Я решил, что стоять и ждать не по мне, так что я тоже решил прогуляться по пещере. Гранд-мастер не стал меня отговаривать, как не стала это делать и тогрута.

Я хотел найти кибер-кристалл. Без сомнений я отличался от любого джедая, а следовательно отличался и поиск. Как только моя нога переступила порог пещеры, я почувствовал сотни кристаллов вокруг. Не став особо мучать себя выбором, я отправился к первому попавшемуся. Извлечь породу оказалось легче, чем я думал. Вы наверное скажете, что я жульничаю, ведь у Силы явно есть преимущество, и я соглашусь. Но каким бы ни был процесс, итог один: либо кристалл есть, либо его нет.

* * *

Каждый юнлинг нашёл свой кристалл. Даже Петро, не успевший вовремя выйти из пещеры, всё-таки преодолел стену изо льда, эффектно пробив её с разбега. Таким образом, мы вернулись на корабль. Миссия была официально завершена, так что оставалось только вернуться на Корусант. Я был расстроен, что ничего необычного в эту поездку не произошло. Складывалось такое впечатление, что меня где-то накололи. Было бы куда интереснее, если бы кто-то не выбрался и пришлось его вызволять или что-то в этом духе.

Каждый из нашедших сегодня кристалл был взволнован. Юнлинги хотели поскорее собрать свои мечи, а я хотел поспать. До сих пор мне было сложно привыкнуть к некотором особенностям физического тела, например, к тому, что оно устаёт. А поскольку всю прошлую ночь я шлялся по Корусанту, сейчас тело говорило, что необходим был отдых. Найдя, койку в самом отдалённом и труднодоступном отсеке корабля, я довольно быстро погрузился в сон.

* * *

Из царства Морфея меня выдернул довольно сильный толчок, а точнее не совсем толчок, а тот факт, что от такого неожиданного поворота событий и свалился с койки на пол. Сначала я подумал, что просто кто-то из детишек шалит, но после ещё нескольких толчков подряд я понял, что всё пошло далеко не по плану.

— Асока, — я решил связаться с тогрутой, чтобы выяснить в чём дело. — Асока, приём?

— Что? — раздался раздражённый голос из коммуникатора.

— У меня к тебе тот же вопрос. Что случилось?

— На нас напали пираты, — отрезала девушка.

— Это же отличная новость. Наконец-то приключение. Какой у нас план?

— Сила, — тяжело вздохнула Асока. Видимо, для Тано эта новость была далека от хорошей. — Я пойду проверю юнлингов и спрячу их, а ты жди на месте. Я заберу тебя после.

— Не, не катит.

— Что? — переспросила тогрута.

— Я говорю, что план твой мне не нравится. Давай так: ты найдёшь всем безопасное укрытие, а я разберусь с пиратами.

— Ты совсем из ума выжил?

— Не переживай. Уж кого-кого, а меня никто точно не тронет, — я сделал небольшую паузу, а затем пафосно добавил. — Доверься Силе.

— Ну ладно, — после недолгой паузы ответила Асока. — Но если Лакс постра…

На этом я решил отключить коммуникатор. Не хватало мне выслушивать угрозы от шестнадцатилетней девчонки.

Лениво потянувшись, я побрёл куда глаза глядят. Рано или поздно, но я наткнусь на пиратов и мне абсолютно не важно когда именно. Выйдя в коридор, я заметил вдалеке дым и две фигуры из него выходящие: одну толстую, вторую худую. Они о чём-то живо говорили и скоро я услышал о чём именно:

— Хондо приказал поймать малышню и привести в нему, — сказал толстый пират.

— Живыми или мёртвыми? — уточнил худой.

— Да, — толстый пират рассмеялся, но заметив меня прекратил, тут же вскинув бластер. — Стой на месте.

— Привет, ребят, я тут ищу вашего предводителя, — я поднял руки и стал медленно идти в сторону бандитов.

— Стой, кому говорят! — навёл на меня пистолет худой.

— У меня к нему деловое предложение. Может всё-таки отведёте?

Оба пирата переглянулись и после недолгого совещания решили выполнить мою просьбу. Они повели меня в ту сторону, откуда пришли. Весь путь я должен был идти впереди, держа руки за головой. Меня это ни капли не смущало, ведь впервые за эту миссию я ощутил прилив адреналина.

Вскоре я услышал голоса остальных незваных гостей. Особенно выделялся один из них:

— Сладкий запах наживы, — радовался предводитель. — Быстрой, лёгкой, баснословной наживы, — завидев нас, он спросил. — Ну?

— Мы обшарили весь корабль, но нашли только его, — указал на меня худой пират, а я решил, что можно и опустить руки.

— Так, и кто ты у нас? — начал осматривать меня Хондо.

— Я всего лишь скромный путник, которого волей случая занесло на этот корабль и у меня есть к тебе деловое предложение.

— Предложение? — усмехнулся викуэй. — И что же это за предложение?

— Смотри, всё просто. Ты сейчас забираешь своих гавриков и валишь с этого корабля, а я делаю вид, что тебя не видел. Идёт?

— Вот оно как? — рассмеялся пират. — А не кажется ли тебе, что ты не в том положении, чтобы торговаться?

— Вас тут сколько? — я покрутил головой, считая количество врагов. — Одиннадцать, так?

— И что с того?

Вместо ответа я сконцентрировался и резко выставил руки в стороны. Каждого пирата кроме Хондо впечатало в стены корабля. Казалось, что никто не понял как именно это произошло. Пару мгновений в коридоре царила тишина, но осознание пришло к пиратам довольно быстро. Они начали кричать и вырываться, что было абсолютно бесполезно, учитывая, что я держал их мёртвой хваткой. Должен признаться, что тут мне повезло. Ограниченное пространство сыграло мне на руку, делая обездвиживание пиратов куда легче. Хондо такой расклад событий очень удивил:

— Так ты джедай? — расстроенно произнёс бандит, бросая свой электропосох на землю и поднимая руки.

— Боюсь, что хуже, — я улыбнулся. — Я тот, кому они поклоняются.

Корусант. Храм джедаев. Зал Совета.

— … Так что я всех спас, — закончил я свой долгий рассказ Совету, члены которого были ни то признательны, ни то злы на меня.

— Всё так и было, — тяжело вздохнула Асока, которую моя история не столько удивляла, сколько выставляла в не очень хорошем свете.

— Спасибо, конечно, — вещала голограмма Оби-Вана. — Но это было безрассудно и опасно.

— Ну так а я тут зачем? — потёр я кончик носа. — Я тут как бы отрываться хочу по полной, менять ход войны.

— Думать о последствиях должны мы, — покачал головой Йода. — Будь ты юнлинг или Сила, понимать это должен.

— Ой, да ладно вам. Неужели я о многом прошу? Просто дайте что-нибудь стоящее.

— Совет подумает над этим, — наконец вступил Винду. — А пока мы приставим к тебе Асоку в качестве охраны.

— Вы сейчас смеётесь? — решение магистров и правда звучало комично. — Мне не нужна охрана.

— До того как решим что делать, присматривать за тобой она будет, — сказал Йода.

— То есть…

— То есть она будет тебя везде сопровождать, — подтвердил мои наихудшие опасение Винду.

— Вам доставляет удовольствие игнорировать своего Бога, да? — язвительно заметил я прежде чем покинуть зал.

Идти наперекор Совету — трудное и неблагодарное дело. Одно слово и никто меня никуда не пошлёт. Нет, можно, конечно, плюнуть на всех и полететь на ближайшую планету, на которой идут бои, но там меня разве что развернут обратно. Моё тело не бессмертно, его надо беречь, а убивать всех подряд мне тоже не хочется. Я за Республику хочу повоевать, так что, видимо, придётся терпеть присутствие Асоки ещё какое-то время.

Глава 4 Чтение между строк

Корусант. Храм джедаев.

— А тебе, как я посмотрю, в кайф находиться рядом? — наконец обратился я к Асоке.

Мы только вышли из зала Совета и тут же направились в сторону моего кара. Я пребывал не в лучшем расположении духа, чтобы воздержаться от комментариев в сторону тогруты.

— Теперь это моё задание, — хмыкнула девушка, идя немного позади меня. — Не важно нравится оно мне или нет.

Мы свернули в узкий коридор, являющийся одновременно коротким путём до ангаров храма. Народу в нём не было, да и не могло быть, учитывая, что за окном вечер плавно перетекал в ночь. Мои мысли были только о том как бы поскорее добраться до дома и хорошенько отдохнуть от перелётов с юнлингами и от личного знакомства с Хондо. И лишь Асока отвлекала меня от полного погружения в себя.

— Ну вот только не надо мне тут, — отмахнулся я. — У тебя на лице написано, что ты душу продать готова за то, чтобы провести время с Бонтери. Или же со мной? — я усмехнулся. — Если со мной, то я даже польщён.

— А вот и неправда, — лица тогруты я не видел, но мог поклясться, что она покраснела, по крайней мере, на столько насколько это было возможно. — Для меня это просто воля Совета, только и всего.

— Да неужели? Опрометчивое заявление.

Я резко развернулся и одним движением прижал тогруту к стене, заведя её руки вверх. Находясь так близко, я не мог не ощутить смешанных чувств девушки: она была взволнована, смущена и в каком-то смысле счастлива, а ритм её сердца начал убыстряться, как впрочем и мой собственный.

В голове был всего один вопрос. Какого чёрта я делаю? Довольно глупый вопрос, учитывая, что ответ мне давно известен. Здесь вступает в силу факт отсутствия полного контроля над телом Бонтери. Данная особенность может помешать многим моим планам. Порой, в моменты злости или других сильных эмоций, я делал не то, что хотел. Взять хотя бы эту ситуацию: по моим меркам Совет тянет лотальского кота за причинное место уже довольно долго и этим сильно меня расстраивает. Я не хотел сближаться с Тано, просто подколоть, но разум Лакса хотел совершенно другого.

— Послушай меня, — переходя на шёпот, я всё ещё не отпускал Асоку. — Давай не будем забывать одного. Ты — шестнадцатилетняя девушка, которая находится только в начале своего жизненного пути, а я — Великая Сила, которой много тысяч лет. Мой опыт будет во много раз больше даже после твоей смерти, так что врать мне бесполезно. Кроме того, — мой взгляд скользнул по уже давно не детской фигуре Асоки. — Помни, что я чувствую всё, что творится у тебя на душе. Мы поняли друг друга?

— Да, — тихо и не совсем уверенно ответила тогрута после недолгого молчания.

Казалось, что она и не очень-то меня слушала, вместо этого наслаждаясь моментом, но я решил, что с меня хватит неловкости и хотел было отпустить Тано, но что-то мешало это сделать. Не уверен можно ли назвать это ступором, потому что моё тело просто не хотело реагировать на сигналы, поступавшие из мозга. И тут я впервые ощутил ранее неизвестное для меня чувство паники. Я оказался бессилен, пожалуй, впервые за долгие годы, и это мне совершенно не нравилось.

Воспользовавшись бездействием Асоки, я начал потихоньку успокаивать сознание Бонтери в надежде, что этот маленький ужас скоро закончится, и наконец контроль вернулся. Аккуратно отпустив руки девушки, я отстранился.

— Вот и отлично, — мой взгляд устремился вглубь коридора, и я почти что прошипел. — Чёртов мальчишка.

Корусант. Республиканская улица 500. Три дня спустя.

Взгляд со стороны никогда не бывает лишним. В этом я многократно убеждался, наблюдая за тем как люди делают ошибки. А ведь будь в этот момент рядом тот, кто мог бы вразумить, тысяча судеб сложилась бы по-другому. Я, к слову, не раз пытался помогать многим моим последователям, посылая различные видения или просто перекрывая опасные пути. Порой мне это даже удавалось.

Время неуклонно близилось к вечеру, а я до сих пор, не отрываясь, бороздил просторы голонета. Знания Лакса оказались очень полезными в изучении политической обстановки в галактике. О войне сенатор также знал немало, что значительно упрощало мои исследования. Я пытался понять куда лучше всего направиться, чтобы на своей шкуре ощутить все прелести войны. Если Совет не хочет думать, то я решу всё за них. Данная идея захватила меня целиком и полностью, и первые два дня я действительно анализировал линию фронта, но сегодня я наткнулся на то, что стало довольно интересным открытием.

Во время войны новостные ленты преображаются. Больше внимания уделяется ситуации на фронте, но никак не рядовым нападениям пиратов или грабежам банков, а зря. Встав с утра, я наткнулся на довольно интересные новости, опубликованные в течении последней пары дней. В них говорилось о нападениях на «Черное солнце» и часть картеля хаттов. Об этом упоминалось только вскользь, да и всего на одном канале, но положение Лакса позволяло мне узнать куда больше.

Бонтери имел в знакомых пару влиятельных сенаторов и инфотрейдеров, которые могли помочь. Заплатив нужную сумму, я узнал всё, что мог, об этих инцидентах. Вообще сам факт того, что эти новости добрались до СМИ, был большой удачей. Если бы не случайные свидетели на Мустафаре, которые не сообщили о нападении, и охотники за головами, у которых тупо выкупили нужные сведения, то об атаках никто бы и не знал. Интересным было то, что в обоих случаях свидетели описывали одних и тех же нападавших, которые ну очень походили по описанию на Мола, Саважа и мандалорцев.

Я не сомневался в том, что это были именно ситхи, но союз с мандалорцами стал для меня неожиданностью. Однако странности на этом не заканчивались. Когда я решил узнать как же отреагировали хатты и «Черное солнце», я не нашёл ничего. Словно эти синдикаты и не пытались что-либо предпринимать.

— Асока! — позвал я тогруту, которая эти три дня также как и я безвылазно находилась у меня в апартаментах. Её раздражало бездействие и моё нежелание пойти и хотя бы ненадолго проветриться.

— Да? — в комнату вошла девушка и тут же плюхнулась на диван с боку от моего рабочего стола. Вид у неё был скучающий, что неудивительно, ведь я пользовался преимуществами джедая-слуги на все сто, постоянно гоняя её по мелким поручениям.

— Где твой энтузиазм? Ты же была так рада принять задание от Совета, — не упустил я случая подколоть Тано. В ответ на мою реплику Асока только фыркнула и вопросительно посмотрела на меня.

— Ты чего-то хотел?

— И да, и нет. Что ты знаешь о «Чёрном солнце» и хаттах?

— Ну, — девушка задумалась. — Нам с учителем приходилось иметь дело с хаттами. Скользкие во всех смыслах типы, — Тано поёжилась, видимо, вспоминая миссию по спасению сына Джаббы. — А вот о «Чёрном солнце» знаю куда меньше, и то из записей в архиве. Уверена лишь в одном: они считаются самым сильным и опасным криминальным синдикатом в галактике.

— Отличные познания, падаван, а теперь взгляни на это, — я передал тогруте датапад со сводным файлом всего, что я успел накопать.

Пару минут Асока тщательно изучала материалы, я же внимательно следил за выражением её лица, которое из скучающего стало заинтересованным.

— Ты думаешь, что эти нападения связаны? — наконец озвучила мою идею девушка.

— Именно.

— Но если это правда, то Мол каким-то образом объединился с мандалорцами!

— Да, но зачем? Чего он хочет добиться?

— Боюсь, я не знаю, но на твоём месте я бы поговорила с магистром Кеноби, — Асока вернула мне датапад, а я вновь залез на новостной портал. — Он может знать ответ. Думаю, нам нужно вернуться в храм.

— Нам определённо нужно в храм, — обеспокоено произнёс я и строго взглянул на тогруту.

— Что-то случилось? — девушка верно поняла источник моей тревоги, кивнув на датапад.

— Мандалор атакован преступными синдикатами.

Корусант. Храм джедаев. Полчаса спустя.

Вкус к жизни, я начинаю его ощущать. Адреналин зашкаливает и создаётся впечатление, что ты откопал действительно что-то стоящее. Мои глаза горели, а разум только и делал, что выстраивал очень правдоподобную и имеющую доказательства теорию об организации Молом преступного синдиката невиданных до этого масштабов.

Всю дорогу до храма мы с Асокой обсуждали возможность падения Мандалора. Тогрута оказалась очень интересной собеседницей, которая также как и я втянулась в расследование. Оставалось только изложить свои мысли магистрам. Хорошо хоть, что мне не нужно их искать по всему храму. Мне нужен был только Оби-Ван, который, судя по всему, находился к командном центре. Туда и решили держать путь.

В небольшой комнате, оборудованной голопроектором помимо Оби-Вана находились ещё Ки-Ади-Мунди и Йода. Из-за того, что мы с Асокой фактически ворвались на маленькое совещание, все трое обратили своё внимание на нас.

— Сила? — Йода был удивлён столь внезапному визиту. — Что привело вас?

— Вы не поверите, магистр, — запыхавшись, ответил я, указывая пальцем на застывшую по середине комнаты голограмму герцогини Сатин. — Как раз по этому.

— Неужели? — трое джедаев напряжённо переглянулись, и Ки-Ади-Мунди поставил запись на повторное произведение.

Застывшая голограмма оказалась первым кадром послания Оби-Вану. В нём герцогиня говорила о том, что потеряла Мандалор, и бывший премьер-министр Алмек теперь руководит планетой, а помогает ему в этом Дозор Смерти.

— Вот оно как, — задумчиво произнёс я.

— Что думаете, магистр Кеноби? — спросил Йода.

— Согласно рапорту падавана Тано они отдалились от сепаратистов, — потирая бороду, начал Оби-Ван. — Если произошёл захват Мандалора, то скорее всего это независимый шаг Дозора Смерти.

— Если сепаратисты не вовлечены, то это внутреннее дело мандалорцев, — заключил Ки-Ади-Мунди. — Боюсь, мы помочь не можем.

— Нельзя отдавать Мандалор криминальным кланам, обрекая Сатин на муки, — взмолился Кеноби. Было видно, что Сатин для него не пустой звук, и я прекрасно это знал.

— Её решение оставить Мандалор нейтральным сильно осложнило ситуацию, — ответил Ки-Ади-Мунди.

— Понимаю ваши чуства, Оби-Ван, но, чтобы действовать, поддержка республиканского сената нужна нам, — покачал головой Йода.

— Вы же знаете что решит сенат, — обречённо опустил голову Кеноби. — Они не окажут помощь нейтральной системе.

— На данный момент ничего больше мы не можем, — заключил Йода.

— Ну уж нет, — настало время как-то изменить ситуацию. — Во-первых, у вас есть поддержка Сената в моём лице. Никто не мешает мне направиться на Мандалор в качестве какого-нибудь посла, так что нас будут обязаны пропустить. Во-вторых, я нашёл чрезвычайно любопытную информацию, которая может круто изменить наши полномочия.

* * *

Я потратил около десяти минут, в подробностях расписывая всё, что я думаю и знаю о кризисе на Мандалоре. При упоминании имени Мола напряглись все. Наличие фигурки ситха на этой игровой доске резко меняло дело. К тому же, какая-никакая, но доказательная база у меня была.

— Этого хватит, чтобы передать наш вопрос в сенат на рассмотрение, — я хлопнул в ладоши. — Поручим это, допустим, сенатору Амидале. Она сможет убедить сенат в необходимости оказания военной помощи. А пока суть да дело, я отправлюсь на Мандалор вместе с Оби-Ваном и Асокой, и вместе мы попытаемся спасти герцогиню Сатин. К тому моменту как мы доставим железную леди на Корусант, любые наши шаги будут подкреплены законом.

— То есть вы предлагаете организовать спасательную миссию? — уточнил Ки-Ади-Мунди. Я кивнул. — И сами хотите поехать? — снова кивок.

— Смотрите сами: Оби-Ван наверняка и так отправился бы спасать Сатин. Так пусть лучше у него будет поддержка и правдоподобное алиби, — я потёр кончик носа и окинул магистров оценивающим взглядом.

— Звучит довольно разумно, — согласился Кеноби. — В конце концов, на моей стороне будет Сила…

— Наконец-то до вас дошло, — улыбнулся я. — Сила всех этих плохишей на раз два сделает, — я повернулся к гранд-мастеру. — Подумайте. То, что я предлагаю, логично. Мы сможем схватить Мола, спасти Сатин, да и от меня вы избавитесь, а я получу то, что я так давно хочу.

— Хорошо, — после недолгих раздумий согласился Йода. — Своё добро даю я.

Глава 5 Столкновение. Часть 1

Гиперпространство.

На хороший корабль для нас Совет, конечно же, поскупился. Аргументировали это тем, что лучше лишний раз не дразнить мандалорцев и возможные корабли пиратов и сепаратистов символикой Республики, так что пришлось нам заимствовать корабль у Энакина. Сказать, что это был драндулет — значит не сказать ничего. Старый, неуклюжий и сложный в управлении транспорт виделся мне труповозкой, но выбора, как говорится, у нас не было. Время — деньги, знаете ли. Вот и пришлось довольствоваться малым.

За самим полётом и показателями приборов я не следил. Этой работой занимался Оби-Ван. Я же решил, что было бы неплохо собрать свой меч. Пользоваться я им, ясное дело, не умею, да и не собираюсь. А зачем, если могу одной силой воли сделать всё, что душе угодно? Для меня световой меч был игрушкой, а процесс его сборки — лёгкой игрой. За многие тысячелетия я много раз наблюдал как джедаи постепенно соединяют различные детали воедино, создавая своё традиционное оружие, поэтому сборка не отняла у меня много времени. В конце концов, это всего лишь конструктор. Белое лезвие, показавшееся при активации меча, ознаменовало конец игры.

— Ого! — воскликнула Асока, вошедшая в мою каюту ровно в тот момент, когда я активировал оружие. — Ты собрал световой меч?

— Как видишь, — откликнулся я, делая пару взмахов. Знакомое гудение приятно щекотало слух.

— Но зачем он тебе? — поинтересовалась девушка. — Ты же не знаешь как с ним обращаться.

— Вообще-то знаю, — ухмыльнулся я. — Не забывай, что ваше искусство создавалось у меня на глазах. Другое дело, что нет навыка, — я повертел только что собранный цилиндр в руках. — Пускай будет моей игрушкой. Авось пригодится.

— А может я всё же научу тебя паре приёмов? — заговорщически предложила тогрута.

— Ну уж нет, малыш. Давай кыш-кыш отсюда. Мне надо переговорить с Оби-Ваном.

— Что?

— Асока, — будто в подтверждение моих слов в комнату вошёл Кеноби. Переведя взгляд с меня на девушку, он попросил. — Не могла бы ты оставить нас?

Бросив на меня удивлённый взгляд, Тано тем не менее покинула каюту. Подмигнув ей вслед, я обратился к мастеру-джедаю:

— Пришёл поговорить?

— Скорее обсудить план спасения Сатин. Что думаешь по этому поводу?

— Ну, — я ненадолго задумался. — Прилетаем, спасаем, улетаем.

— А если серьёзно? — вздохнул Оби-Ван. Судя по всему, моё предложение показалось ему чересчур детским.

— Так я и серьёзно. Прилетаем, отвлекаем Мола и его братию, забираем твою драгоценную и обратно на Корусант.

— Ты так просто об этом говоришь, — джедай укоризненно посмотрел на меня.

— Послушай, я не строю хитрых планов по одной простой причине. Мне это не нужно. Я бы мог и без вашей помощи всё это провернуть, но мне было бы скучно одному. А так и Асока при деле и тебя перед Сатин в лучшем свете выставим.

— Это необязательно, — щёки магистра еле заметно покраснели.

— Ну не надо, Оби-Ван. Я прекрасно знаю, что ты любишь Сатин. Так чего скрываешь это?

— Кодекс запрещает…

— Кодекс, — я резко перебил джедая. — Ваш кодекс — глупый свод правил и условностей. Лично я его не одобряю и вообще не понимаю зачем он нужен.

— Но как же тёмная сторона? — начал было Кеноби, но я не дал ему договорить.

— Тёмная сторона чего? Силы? Похоже, что у меня одна часть лица белая, а другая чёрная? — мужчина неуверенно помотал головой. — Нет никакой тёмной и светлой стороны. Есть только я — микс из добра и зла, плохого и хорошего, светлого и тёмного. Я отвечаю всем, кто идёт по моему пути вне зависимости от того влюблён он или нет, джедай он или нет. Все ваши падения, предательства и измены не имеют ко мне никакого отношения. Всему виной люди: именно их личностные качества, тайные пороки и желания приводили к печальному результату, а не мои козни.

— Хочешь сказать, что любить для джедая абсолютно нормально?

Я понимал к чему ведёт Оби-Ван. Запрет на привязанность и как следствие на отношения и чувства был перестраховкой. Считалось, что если джедай будет держать себя в руках, то с вероятностью в 100 % он не падёт и останется верен свету. Забавно, учитывая, что история знала не мало примеров, где был обратный эффект. Главным минусом было то, что никто не хотел брать в расчёт уникальность каждого отдельно взятого существа.

— Конечно, Сын тебя дери. Если ты сильный человек с устоявшимися моральными принципами, то любовь лишь украсит твою жизнь. Если ты вспыльчивый и легко поддающийся внушению мальчишка, то любовь станет твоим проклятием, потому что манипулировать тобой в таком случае будет ой как просто. На неотёсанного юнца ты не похож, так что выбор невелик.

Казалось, моя речь произвела нужный эффект на Кеноби: его взгляд стал задумчивым, а глаза устремились в пол. Было видно как тяжело магистру совладать со своими истинными чувствами, но иначе просто никак. От размышлений Оби-Вана отвлёк коммуникатор. Видимо, бортовой компьютер сообщал о приближении к Мандалору.

— Прибудем через десять минут, — сухо отрезал джедай и, развернувшись, вышел из каюты.

Мандалор.

Через указанный срок я стоял готовый у выхода. Раздававшиеся из глубины корабля звуки неисправностей лишь ухудшали мои опасения насчёт сохранности драндулета. Стоявшая поодаль Асока также была настроена весьма скептически к кораблю её учителя. Наконец из-за угла появился раздосадованный Оби-Ван.

— Чтоб я ещё раз взял корабль у Энакина, — тяжело вздохнул мужчина.

— Может всё же придумаем какой-нибудь план? — сменила тему тогрута.

— Да что ж вы такие зануды, — хмыкнул я. — Ладно. Есть у меня одна идея.

— Я слушаю, — сказал Кеноби.

— Я иду и отвлекаю Мола своими сладкими речами и всякой политической болтовнёй. Пока я занят, Оби-Ван вырубит какого-нибудь мандалорца и под прикрытием проникнет в тюрьму, где освободит Сатин. После этого они возвращаются на корабль и вы дружно валите с этой планеты.

— А что делать мне? — поинтересовалась Асока.

— Ну поскольку шлем Дозора Смерти тебе на голову не налезет, ты останешься здесь и подготовишь корабль к отлёту. Почини что можешь, чтобы вы смогли беспрепятственно свалить, — девушка надула губы и обиженно сложила руки на груди, но возникать не стала.

— А что будешь делать ты? — спросил Кеноби. План, судя по выражению его лица, пришёлся ему по вкусу.

— Как только вы покинете планету, подайте сигнал на мой коммуникатор. Я разберусь с Молом и буду ждать подмоги от Республики, — подмога, как же. Лучше всё веселье себе заберу.

— Ты не полетишь с нами? Это же безрассудно и опасно, — заметил Оби-Ван и покачал головой. — У меня плохое предчувствие насчёт этого.

— Не переживай. Уж кто-кто, а я не пропаду.

Не став терять больше времени на разговоры, я нажал кнопку на панели, и трап со скрежетом опустился на землю. Даже эта часть корабля разваливалась на глазах. Мысленно выругавшись на Скайуокера, я спустился на поверхность планеты. Тут же подошёл патруль из двух мандалорцев. Один из них обратился ко мне:

— Лучше надо ухаживать за своим кораблём.

— Пираты потрепали. Не успел в ремонт отогнать.

— Разрешение на посадку, — почти приказал член Дозора Смерти.

— Ах да, разрешение. У меня его нет, — стоило мне произнести эту фразу, как на меня устремились два бластера. — Спокойно, парни. Я прибыл на переговоры к владыке Молу, — бойцы переглянулись.

— Вас ожидают? — поинтересовался второй.

— Нет, но думаю, что владыка будет рад моему прибытию. По крайней мере, я бы сообщил ему об этом будь я на вашем месте.

Внушение подействовало как нельзя лучше. Мандалорцы опустили бластеры и выпрямились.

— Мы отведём вас к владыке Молу, — механически отчеканил первый.

— А тебе следует проверить мой корабль, — приказал я второму.

— Мне следует проверить корабль, — вторил мне боец. Думаю, Кеноби догадается вырубить этого молодца и использовать его одежду в качестве прикрытия.

Пока что план шёл просто безупречно. Так уж и быть я выиграю Оби-Вану время на спасение Сатин. А после того, как удостоверюсь, что все трое покинули планету, устрою себе развлечение: сначала разберусь с Молом и его фальшивым братом, а потом самолично зачищу планету от Дозора Смерти.

* * *

Добраться на приём к Молу оказалось делом не быстрым. Миновав многие патрули и пункты контроля, мой новоиспечённый друг всё-таки привёл меня к небезызвестному ситху. Стоило нам войти в двери как вся стража напряглась. Мой визит стал для них неожиданностью. А я же решил воспользоваться всеобщим замешательством.

— Дарт Мол, — просмаковал я имя забрака. — Как поживаешь? Крепко стоишь на ногах?

— Ты кто? — грозно посмотрел на меня ситх.

— Пришёл с тобой обсудить твои шалости планетарного масштаба. Ай-ай-ай. Не боишься, что сюда нагрянет Республика или сепаратисты?

— Я никого не боюсь, — ухмыльнулся Мол. — По мощи Лига Теней не уступит ни тем, ни другим.

— Много гнева и ненависти я в тебе ощущаю. Не такую судьбу я для тебя видел, — я покачал головой.

— Ты джедай, верно? — со злобной улыбкой на лице предположил Мол. — А где же Кеноби? Не верю, что ты прилетел сюда один.

— Поправка. Я не джедай. А про Оби-Вана я не знаю. Думаю, воюет где-то на дальнем рубеже.

— Кончай заговаривать мне зубы, — забрак ударил кулаком по трону. — Я ощущаю его присутствие.

— Тогда зачем меня спрашиваешь? Я похож на энциклопедию?

Мол рассмеялся. Пока что я довольно неплохо тянул время. Однако ожидание убивало. У меня так сильно чесались кулаки, что было почти невыносимо. Периодически я посматривал на коммуникатор, чтобы не пропустить сообщение от Асоки или Оби-Вана.

— Ты мне нравишься. Жалко будет тебя убивать. Может бросить тебя в тюрьму, где ты сгниёшь?

— Боюсь, никакая клетка меня не удержит, — нарочито раздосадовано сказал я.

— Это ещё почему? — усмехнулся забрак.

— Я — Сила.

Стоило мне произнести эти слова как двери сзади распахнулись. Я повернулся, чтобы понять в чём дело, и увиденное меня не слишком то порадовало. Дозор Смерти во главе с Саважем вёл троих уже пленников: Асока, Оби-Ван и Сатин стали хорошей добычей для Лиги Теней. Встретившись с Оби-Ваном взглядом, я всем видом попытался показать как был зол на то, что даже простую спасательную миссию они запороли.

— Мы поймали их, брат, — свирепо произнёс Саваж, демонстрируя звериный оскал.

— Лакс Бонтери? — не удержалась от комментария герцогиня. — Что ты тут делаешь?

— Значит, твоё имя Лакс? — уточнил Мол. — Ну что ж, Лакс, ты неплохо отвлекал меня, но, как видишь, твои старания не увенчались успехом, — Опресс занял место по правую руку от своего брата, а мандалорцы подвели Сатин к левой стороне трона.

— Зря ты мне не веришь, — я потёр кончик носа и хитро посмотрел на Асоку. Та непонимающе помотала головой.

— Благородство — слабость, роднящая тебя с твоей герцогиней, — обратился Мол к Оби-Вану и поднял Сатин над землёй с помощью силового удушения. — Тебе следовало бы перейти на тёмную сторону, мастер-джедай, — Мол встал с трона и сделал пару шагов навстречу Кеноби. — Эмоции, да и твой страх выдают тебя. Пусть твой гнев усугубит твою ненависть.

— Не слушай его, Оби, — с трудом произнесла Сатин.

— Ты можешь убить меня, но сломить не выйдет, — отважно заявил джедай. — Сопротивление тёмной стороне требует силы. Только слабые принимают её!

— Она сильнее чем ты думаешь, — парировал забрак.

— А те, кто ей противостоит, сильнее чем ты был когда-либо. Я знаю откуда ты, я был в твоей деревне. Я знаю, что решение встать на тёмную сторону принимал не ты. Тебя заставили сёстры ночи, — не унимался Кеноби.

Его самоотверженность восхищала, но была сейчас абсолютна неуместна. Изначально я не планировал доводить до такого, но сейчас вещи приобрели интересный поворот, так что я нарочно бездействовал, наблюдая за развитием событий.

— Молчать! — рявкнул Мол. — Считаешь, что изучил меня? Это был я, кто годами томился в неволе, думая только о тебе, только об этом моменте, — ситх указал на герцогиню. — И вот идеальное орудие моего возмездия перед нами. Я никогда не планировал убить тебя, но я заставлю тебя отведать моей боли, Кеноби.

С этими словами Мол активировал чёрный световой меч. Не трудно было догадаться что последует за этим. Ситх убьёт Сатин и только я могу спасти ситуацию. Настало время вступить в игру. Забрак притянул герцогиню к себе, чтобы пронзить мечом, но вместо того, чтобы наткнуться на орудие «возмездия» тело герцогини по дугообразной траектории обогнуло смертельную атаку и прилетело прямо в объятия Оби-Вана.

На лице Мола отобразились шок и непонимания, Саваж также не знал как на это реагировать, а солдаты Дозора Смерти потеряли концентрацию и стали переглядываться между собой. Воспользовавшись замешательством, я сделал первый шаг: выставив руки в разные стороны, я послал мощнейшую волну энергии, которая впечатала каждого из присутствующих мандалорцев в стены тронного зала с такой силой, что реактивные ранцы на их спинах тут же взорвались, превращая бойцов в кровавую кашу. И Мол, и Саваж непроизвольно выпучили глаза, видимо, со стороны это выглядело эффектно.

— Оби-Ван, — обратился я к джедаю, который был удивлён не меньше ситхов. Я притянул световые мечи Тано и Кеноби. — Забирай Сатин, Асоку и убирайтесь отсюда. Всё ясно?

— Да, — ответил магистр и неуверенно принял у меня из рук мечи.

— Хорошо, а теперь бегите.

Закалённый многими боями Оби-Ван, стоит отдать ему должное, сориентировался быстрее, чем тогрута и герцогиня. И вот он уже тянул обеих к выходу, чтобы как можно скорее покинуть Мандалор. Настало время для битвы против братьев, которые, также как и Кеноби, взяли себя в руки.

— Что это было? — гневно процедил Мол, активируя свой световой меч.

— Я же сказал тебе кто я. Ты же предпочёл мне не верить.

— Этого не может быть.

— Может. К слову, то, что сказал Оби-Ван, было правдой. Решение служить злу принял не ты. И тебе совсем необязательно продолжать этот путь.

— Мне плевать кто ты. Сила или что-то другое, — стиснул зубы забрак. — Сначала я прикончу тебя, а потом разберусь с Кеноби.

С этими словами оба ситха пошли в атаку. Было видно, что они представляют из себя слаженный тандем с проработанной тактикой ведения боя, но мне было всё равно на их умения и задумки, потому что кроме как помахать у меня перед лицом мечами они не могли. Так и вышло. Первым удар нанёс Мол. Целился в область шеи, чтобы не терять много времени на бой. Саваж атаковал вторым, собираясь проткнуть меня своим мечом словно копьём. Мне даже делать ничего не пришлось, потому что я просто остановил клинки за десять сантиметров до своей кожи. Объятые гневом забраки изо всех сил пытались додавить оставшееся расстояние, но грубая сила ничто по сравнению с моими способностями.

— Вы так и не поняли? — я покачал головой. — Ваши атаки просто не дойдут до меня.

С этими словами откинул братьев от себя к трону. Но соперники оказались упорнее, чем предполагалось. Ещё несколько раз ситхи пытались атаковать, используя разные техники и подходы к моей смерти. Наконец в голове у Мола созрела «гениальная» идея.

— Ученик, — прорычал забрак. — Отвлеки его, а я отправлюсь за Кеноби.

— Понял, брат.

С этими словами Саваж снова пошёл в атаку, целясь на этот раз в ноги. Видимо, рассчитывал, что я отвлекусь на низ, потому что в ту же секунду Мол сделал большой прыжок и в одно мгновение, перемахнув через меня, оказался за моей спиной. Меня данный расклад не сильно удивил. Не успел ситх сделать и пары шагов, как с нехилым ускорением его отбросило обратно к трону, как и его братца.

— Вам не надоело? — спросил я у ситхов.

— Ты нас недооцениваешь, — прорычал Опресс.

— Скорее переоцениваю, — вздохнул я и достал свой световой меч.

Честно говоря, надоела мне игра в кошки мышки. Если эти парни не понимают на кого они попёрли и хотят умереть насильственной смертью, то туда им и дорога. Для меня это будет отличной возможностью попрактиковаться во владении мечом. Я активировал своё оружие и с улыбкой взглянул на забраков, которые полностью оправились от прошлой неудачи и были готовы к новому раунду.

— Поиграем, — хмыкнул я и направил клинок в сторону Мола.

Порыв ринуться в атаку был сильнее, чем когда-либо, но тут что-то остановило меня. Я ощутил присутствие, которое просто не мог не узнать. Самая тёмная аура из ныне живущих адептов тьмы приближалась к залу. Я обернулся, чтобы достойно встретить персону, благодаря которой и разразилась эта война. Двери открылись и в проёме показалась фигура в тёмной робе.

— Возрадуемся, мальчики, — обратился я к Саважу и Молу. Последний также ощутил энергетику своего учителя. — К нам на огонёк заглянул Дарт Сидиус.

Глава 5 Столкновение. Часть 2

Мандалор.

В воздухе повисло неловкое молчание. Никогда его ранее не испытывал, но уверен, что это именно оно. Сидиус узнал Лакса. Точно узнал. Канцлер Республики не может не знать о новом сенаторе, чью историю уже долгое время мусолили политическая элита и пресса. Вопрос тут был совершенно в другом: что же предпримет Палпатин? В его глазах я вижу удивление, которое быстро сменяется чем-то другим, чем-то неуловимым, но таким ожидаемым от Сидиуса. Постепенно губы владыки ситха расплываются в злобной улыбке, и буря внутри утихает.

— Не ожидали меня тут увидеть? — усмехнувшись, спрашиваю я.

— Значит, мне не показалось, — издалека начал канцлер. — И тот всплеск Силы был неспроста.

— В точку, — подмигнул я и на мгновение ослабил концентрацию.

Словно почувствовав это, Саваж решил в очередной раз пойти в наступление. Ситх угадал с моментом для начала своей атаки. Я стоял к нему спиной и, будучи увлечённым диалогом с Палпатином, позабыл о забраке, который уже рванул вперёд в надежде снести мне голову. Затея была в общем-то хорошей и наверняка бы сработала, если бы оппонентом был не я. Ощутив опасность, я резко остановил движение Опресса. Тяжело дыша и рыча, ситх попытался пошевелиться, но ничего у него не вышло:

— Невежливо прерывать разговор взрослых, — я покачал головой и оглянулся на Мола, который, казалось, хотел что-то мне ответить, но пока ничего не предпринимал.

— Кто ты такой? — обратился ко мне Сидиус. — Ты очень похож на Лакса Бонтери, но ты не он.

— Знаешь, из всех, с кем я до этого общался, только ты это заметил. Ты и Йода. Это даже иронично, не находишь? Только сильнейшие представители света и тьмы смогли это понять. Остальные, представь себе, считали, что я с ума сошёл или что меня кто-то контролирует.

— Ты не ответил на мой вопрос, — было видно, что Палпатин не был настроен на долгий разговор.

— Не буду ходить вокруг да около, — я улыбнулся и отбросил Саважа к его братцу. — Я — Сила.

— Сила? — канцлер произнёс это ни то удивлённо, ни то насмешливо. — Ну, допустим. Что ты тут делаешь?

— Прилетел с Кеноби спасти герцогиню Сатин.

— Нет-нет. Я имею в виду другое, — ситх замялся, подбирая слова. — Что ты делаешь в теле человека?

— Ах, ты об этом. Да мне скучно стало. Вот и решил поиграть в смертного. К слову, пока очень доволен.

Палпатин не стал торопиться с ответом. Пару минут он сверлил меня взглядом, то ли что-то продумывая, то ли пытаясь уложить в голове факт того, что перед ним Сила в человеческом обличии. Как бы то ни было, следующими словами владыки стали:

— Раз ты Сила, то должен знать кто я и чего добиваюсь, — я кивнул головой. — А раз так, то меня ты просто так не отпустишь. Верно?

— Как раз наоборот, — я поторопился переубедить Сидиуса. — Ты можешь хоть сейчас уйти, — канцлер вскинул бровь от удивления. — Слушай, понимай это как угодно, но я здесь для того, чтобы выпустить пар, чуток поиграться. Если я сейчас тебя убью, то войне конец и, как следствие, моему веселью. Так что шагай на все четыре, а я пока разберусь вон с теми, — я указал на двух братьев.

Посчитав, что разговор окончен, я переключил внимание на Мола и Саважа, для которых настало время для нового раунда на моём ринге. Я ждал, что оба ситха тут же ринутся в бой, но этого не происходило. Они смотрели на меня, явно выжидая момент для атаки. Со стороны выглядело это достаточно странно, потому что сравнить братьев можно было только с баранами, которые изо всех сил пялятся на новые ворота. Однако моментом позже я понял с чем это было связано.

Не успел я сделать и пары шагов в направлении ситхов, как мои инстинкты просто взревели. Что-то явно было не так и мне предстояло выяснить что. Я оглянулся назад и увидел Палпатина, который не только никуда не ушёл, более того, в руках он держал два меча и явно готовился к бою. Такой вид меня даже немного смутил.

Последующие действия произошли очень быстро. Активировав свои мечи, Сидиус ринулся в бой, нанося двумя клинками удар в область шеи. Стоит отдать должное моей реакции, потому что даже секунда промедления могла стоить Лаксу жизни. Но белое лезвие моего меча вовремя остановило алые мечи владыки ситха.

— Это как понимать? — я удивлённо взглянул на канцлера. — Я же сказал, что ты можешь идти.

— Ты дурак, если считаешь, что мне нужна твоя снисходительность, — презрительно ответил Палпатин.

— Ты из-за этого что ли на меня попёр? Иж ты обидчивый какой!

— Я убью тебя и тогда ничто не встанет у меня на пути.

Вот оно как получается. Делаешь добрые дела, отпускаешь злодеев с миром, а они тебя убить хотят. Честно говоря, мне даже как-то обидно стало. Хотя, с другой стороны, я понимаю намерения Сидиуса. Он не знает на что я способен и думает, что сможет легко со мной разделаться. А может и вовсе мне не поверил. В любом случае посмотрим как ему понравится наша дуэль.

— Хочешь войны? — проскрипел я. От такой наглости меня начала переполнять буря эмоций, и тут я решил преподать урок ситху-зазнайке. — Будет тебе война.

Отразив атаку Палпатина, я послал волну энергии, чтобы отбросить канцлера, но он оказался проворнее, чем я думал: владыка перепрыгнул через меня и приземлился рядом с Молом и Саважем, которые от увиденного встрепенулись и воодушевились. Братья встали в свои боевые стойки и стали медленно обходить меня. Три ситха за раз было многовато даже для магистра Йоды, а вероятность победы в таком случае неуклонно стремилась к нулю, но я не джедай и все эти вероятности на своём клинке вертел:

— Вы думаете, что такая тактика вам поможет?

— А вот сейчас и проверим, — прорычал Мол.

Я понимал, что сейчас все трое бросятся на меня, а такой расклад меня не совсем устраивал. В основном потому, что сражаться с братьями мне не понравилось. Действуют они однообразно, повторяя одно и то же раз за разом. И тогда в моей голове возникла почти гениальная идея. Мне интересно попробовать себя в дуэли с Палпатином, а раз так, то почему бы братьям не сразиться друг с другом? Я направил руку на Саважа, который тут же заподозрил неладное и уже хотел накинуться на меня, но было поздно. Полный контроль над телом живого существа — штука сложная, требующая концентрации. Мало кто из одарённых был на это способен, но в моём случае непростая задача становилась лёгкой игрой.

— Брат, — Саваж окликнул Мола, замерев как вкопанный. — Я не могу пошевелиться.

— Ой, не ври, — улыбнулся я. — Всё ты можешь. Смотри, — я указал на Мола и Опресс тут же направился в его сторону, на ходу занося меч над головой.

Удостоверившись, что Саваж исправно пытается снести своему братцу башку, я обратил взор на Палпатина, которого данная картина не столько потрясла, сколько позабавила.

— А ты силён, — сказал владыка и тут же добавил. — Вопрос в том, насколько.

С этими словами Сидиус пошёл в атаку. Удары, наносимые мне, я старался отражать своим клинком. Оказалось, что это не так просто как кажется со стороны, но это даже хорошо. В несовершенстве я видел вызов. Жаль только, что Палпатин моё рвение не разделял. В отличии от братьев он пробовал разные приёмы. Осознав, что физические атаки до меня не дойдут, он решил использовать Силу и сделал это крайне оригинально.

Честно говоря, я был поражён циничностью и жестокостью владыки ситха, так как в меня полетел не только трон Сатин. Трупы взорванных мандалорцев использовались канцлером так будто это обычный мусор. Ладно бы это были целые тела, но многим членам дозора смерти при взрыве оторвало конечности, которые также шли в бой. Выглядело это крайне некрасиво. Никакого почтения. Это меня не устраивало, так что пока Мол и Саваж сражались друг с другом, я решил оставить Палпатину небольшой подарок. Отбросив канцлера толчком Силы туда, где раньше стоял трон, я сконцентрировал своё внимание на окнах зала. Одно за другим стёкла стали трескаться и разбиваться, а их осколки оставались висеть в воздухе, постепенно собираясь вокруг меня.

— Немногим это когда-либо удавалось, но ты вывел меня из себя. Я нашпигую тебя стеклом, старик. И поверь, я удостоверюсь, чтобы каждый из сотни осколков дошёл до своей цели.

В тот момент я абсолютно позабыл о том, что смерть канцлера положит конец войне. Я просто хотел убить его. И сделал бы это, если бы помимо нас в зале не находились ещё двое.

В сражении двух братьев не было фаворита. Несмотря на то, что мой контроль над телом Саважа был нацелен на убийство, Опресс просто не мог пересилить Мола, который в свою очередь не хотел ранить брата и поэтому больше защищался, чем нападал. Но, видимо, увидев, что Палпатин в опасности, Молу каким-то образом удалось отбросить Саважа так, что последний со свистом пролетел мимо меня и приземлился ровно у ног канцлера. Кураж от контроля тела забрака тут же пропал и я решил его отпустить. Ещё мгновение и теперь уже все трое находились передо мной.

— Мне кажется, что пора бы уже заканчивать. Не находите? — обратился я к ситхам, которые к тому моменту уже успели прийти в себя и встать на ноги. — Осколков на всех хватит. Или всё же обрушить на вас крышу? А может и то другое? Наверное так и сделаю, а затем отправлюсь на Датомир и хорошенько позабавлюсь с ночными сёстрами.

— Я разрублю тебя напополам! — взревел Саваж, делая шаг вперёд. Видимо, я задел его за живое.

— Вперёд, ученик, — последовал примеру брата Мол.

Устало окинув обоих взглядом, я уже собирался запустить в них все имеющиеся осколки, как вдруг случилось то, чего я не ожидал, но чему не был удивлён. Озлобленные братья переходили в наступление, но тут их тела пронзили алые клинки Дарта Сидиуса. Опрессу досталось больше, так как луч энергии прошёл прямо через сердце. Магия ночных сестёр начала постепенно исчезать, а тело забрака на моих глазах переставало быть мощным и возвращалось в прежнее состояние. Молу же повезло больше. Клинок прошёл через брюшную полость.

— И как это понимать? — строго спросил я, глядя на виновника сего события.

— Я прибыл сюда, чтобы избавиться от конкурентов, — спокойно ответил Палпатин, деактивируя клинки. — Я это и сделал, — тела братьев с грохотом упали на пол.

— И теперь ты надеешься просто уйти отсюда?

— Почему нет? Ты сам сказал, что моя смерть положит конец войне и ты не сможешь развлечься.

— Верно, но это было до того, как ты начал наглеть. Теперь же придётся ответить за свои слова, — заметил я.

— Это была не наглость, а проверка. Сложно поверить, что перед тобой Сила. Словам не так веришь, как действиям.

— Не умничай, Шив, — я активировал свой меч и направился в сторону ситха.

— Ты зря так сосредоточен на мне, — пожал плечами Сидиус. — Ведь ты забыл где находишься.

Я хотел было спросить что именно Палпатин имеет ввиду, но не успел. Где-то снаружи раздался взрыв такой мощности, что хорошенько тряхнул королевский дворец Сандари. Осколки с грохотом упали на пол, а я стал осматриваться по сторонам, прислушиваясь к тому, что творится снаружи. Казалось, что повсюду происходят столкновения, что неудивительно учитывая то, что Дозор Смерти по факту раскололся на две противоборствующие стороны, да и флот Республики должен быть уже на подлёте. Из-за всей этой суматохи я позабыл о Сидиусе, а, когда обернулся, чтобы закончить разговор, его и след простыл.

— Вот же, — я запнулся, подбирая точное слово. — Потрачено!

Ненавижу его изворотливость. Хотя, стоит отдать ему должное. Убегать он умеет лучше всех. Мне до сих пор хотелось прикончить старика, но с каждой секундой мой гнев утихал. К тому же, устраивать погони — не моё любимое занятие, а снаружи меня ждут голодные до сражений мандалорцы, поэтому выбор был сделан в пользу Дозора Смерти.

— Ты позволил ему уйти, — донёсся до меня слабый голос Мола. Забрак перевернулся на спину, зажимая рану на животе.

— Лучше бы о себе подумал, — я покачал головой. — Тебя и так изуродовали как только можно, а тебе будто всё равно.

— Заткнись, — буквально выплюнул ситх. — Тебе не понять меня.

— Ой, вы все прям копии друг другу. Знаешь, как много раз я слышал эту фразу? Говорите, что вас никому не понять, а как только начинаешь разбирать ситуацию по полочкам, выясняется, что всё просто как дважды два.

— Ты же у нас Сила, — язвительно заметил Мол. — Вот и скажи, что тебе ясно, — было видно, что слова даются ситху тяжело.

— Ты слишком зациклился на мести, — я присел на корточки рядом с телом Саважа. — И из-за этого упустил в жизни самое главное — саму жизнь. Тебе была уготована другая судьба, но ты предпочёл истязать себя, потерять близких и пасть так низко как только мог. Вот как я это вижу.

Мол не спешил мне ответить. А может он просто не знал как, ибо следующим, что я услышал стало:

— Убей меня.

— Ну уж нет, — усмехнулся я. — Я немного не по этой части. Я вообще изначально планировал обрушить на вас крышу дворца, но как-то не срослось. Добивание слишком низко для меня. Пусть всё решит случай. Если ты выживешь — хорошо, не выживешь — не очень хорошо.

Я резко встал, развернулся на пятках и, что-то насвистывая, направился в сторону выхода. Лишь у двери я остановился и громко сказал напоследок:

— Если всё же выберешься отсюда, откажись от мести. Уверяю, твоя жизнь заиграет новыми красками.

Бегство Палпатина, конечно, не лучшее событие в моей жизни, но и провалом это назвать нельзя. Старик никуда не денется, а вот Мандалор вполне может, так что надо вдоволь наиграться в войнушку сейчас. Я правда не решил пока против кого буду сражаться. Можно бить только плохой Дозор Смерти, а можно весь Дозор. Впрочем, с этим я разберусь уже на месте.

Глава 6 Промежуточный итог

Мандалор

Появление Сидиуса и последующая стычка с ним определённо помешали моим планам. Но не буду скрывать: такой поворот событий стал для меня интересным опытом. Не то чтобы я был рад появлению владыки ситха, но и нежеланной эту встречу не назовёшь, ведь я понимал, что рано или поздно привлеку внимание канцлера, после чего тот непременно захочет переговорить с глазу на глаз. А так получалось, что я просто ускорил события.

Разобравшись с играми разума и тела, я решил, что настало время выпустить пар и немного развлечься на Мандалоре. Жители этой планеты всегда любили подраться и почитали войну как источник славы и доблести. Смерть в битве считалась чем-то высшим, лучшим концом жизни мандалорца, и я просто не мог не воспользоваться этим. Члены Дозора Смерти не боятся умереть и будут биться со мной до конца.

Покинув дворец, я оказался на достаточно большой площадке с разнообразным транспортом, по которой бегали бойцы в красных доспехах. Вдалеке были слышны взрывы и выстрелы, но отчего-то туда мне не хотелось. Я смотрел на солдат, которые пока не замечали моего присутствия. Их было всего человек сто, а их принадлежность мог определить даже корусантский школьник.

— Товарищи бойцы, — окликнул я солдат, каждый из которых устремил взгляд в мою сторону. — А кому сдаваться, если убил владыку Мола?

Услышав эту фразу почти каждый из присутствующих направил на меня оружие, а один из мандалорцев сделал шаг вперёд и спросил:

— Ты кто такой?

— Говорю же, убил владыку Мола, — улыбнулся я.

— Что ты несёшь?

— Ну ладно, может не убил, но косвенно этому поспособствовал. В общем преступление вроде как совершил.

— У нас нет времени с тобой нянчиться, — грозно произнёс боец, а затем добавил, обращаясь уже к остальным. — Схватить его.

— Ну вы тугодумы, ребят, — разочарованно вздохнул я. — Ну ежу ж понятно, что нарываюсь.

С этими словами я притянул того мандалорца, с которым говорил ещё секунду назад, и проткнул его световым мечом. Увидев это, оставшиеся солдаты не стали терять ни секунды, тут же атаковав меня. Я знал, что световой меч для мандалорцев — это как красная тряпка для быка. Но мне это только на руку.

Сражаться с множеством противников можно, но шанс выжить и победить безумно мал. Однако, когда дело касалось меня, можно было не сомневаться в успехе. Я действовал по принципу «что вижу — то и оружие». Помимо моего меча в бой шло всё: имеющаяся на платформе техника, ящики и другие мандалорцы. Тех, кто находился на земле я либо убивал мечом, либо направлял в них заряды бластеров других бойцов. А в тех, кто летал надо мной я запускал технику начиная от спидеров, заканчивая большими транспортниками.

Со стороны происходящее на платформе было похоже на ураган. Летящие в разные стороны предметы и люди порождали контролируемый мной хаос на большом участке местности. Всё действо заняло от силы минут пять, после чего я двинулся к следующей точке столкновения.

* * *

К сожалению для меня, Дозора хватило ненадолго. Видимо, та часть бойцов, с которой я столкнулся была основной, и после того сражения я нашёл ещё две или три стоящие стычки, в которых принимал сторону Бо-Катан Крайз — сестры герцогини Сатин. С моей помощью ей удалось отбиться от приспешников Мола и продержаться до вторжения Республики.

Врагов было не так много и они были довольно сильно рассредоточены, так что вскоре мне надоело заниматься зачисткой. Я хотел попасть в какое-нибудь безумное сражение, а не гоняться за полулегальной организацией. Оставлю это войскам Республики. Впрочем, миссию на Мандалоре можно считать достойным началом моего путешествия. Так же думала и Бо-Катан, с которой нам удалось перекинуться парой слов:

— Не знала, что ты джедай, Бонтери, но спасибо за то, что спас мою сестру. Она может и неженка, но точно не заслуживала смерти, — ухмыльнулась Крайз.

— Не стоит так говорить, — покачал я головой. — У неё свои идеалы, у тебя свои, но цель у вас одна.

— Величие Мандалора, — задумчиво произнесла Бо-Катан.

— В точку, так что будь снисходительней, — подняв голову к верху, я увидел шаттл, заходивший на посадку, и что-то подсказывало мне, что это прилетели за мной. — А теперь извини, мне пора улетать.

— Конечно, передай Сатин, что я с ней скоро свяжусь.

— Обязательно.

Корусант. Храм джедаев.

Из всех возможных процедур в Ордене самой нудной мне казался отчёт Высшему Совету. Не успел я прилететь, а меня уже потащили в храм. С чего я вообще кому-то что-то должен? Если Совет думает, что мне не плевать на их кружок по интересам, то он сильно ошибается. Пусть сами со всем разбираются, потому что я ни скажу ни про Сидиуса, ни про то, что Мол выжил. Я здесь не для болтовни, а для действий.

Оказавшись в храме, первым же делом я позаимствовал спидер, отправившись в Сенатский район, в котором и должны были поселить новоприбывшую герцогиню Мандалора. Моя интуиция не подвела меня, а доступ сенатора позволил беспрепятственно добраться до апартаментов Крайз в доме № 500 по Республиканской улице. К счастью, не пришлось выносить охрану, так как Сатин согласилась принять меня.

После долгих расспросов о том как мне удалось выжить и почему я вообще выступил против ситхов я открыл герцогине правду о текущем положении дел. Она была не первой и наверняка не будет последней, а после стольких признаний у меня появился шаблонный набор фраз, экономивший мне время, но при этом позволявший донести больше информации. Выслушав меня, Крайз какое-то время сидела молча. Обдумав сказанное, она спросила:

— А как же Лакс Бонтери? Я имею в виду…

— Всё с ним нормально, — отмахнулся я от Сатин, понимая чего она от меня добивается. Непринуждённо потянувшись на диване, я зевнул и продолжил. — С его сознанием всё отлично, если ты об этом. У нас с красавчиком Бонтери нечто вроде симбиоза: я использую его тело, а он взамен получает от меня определённые знания, которые сможет использовать в будущем.

— Но разве это не опасно?

— Честно говоря, понятия не имею, — я потёр кончик носа и призадумался. — Вообще я раньше подобного не делал, но что такого вредного я могу? Максимум само тело как-то покалечу. Впрочем, меня это не особо заботит. Он лишь один из многих существ в этой галактике.

— И как долго вы планирует быть в его теле? — уважительное обращение стало приятным сюрпризом. Что-то подсказывало мне, что именно на «вы» ко мне и должны были обращаться. Хотя, джедаи почему-то так не делали.

— Пока не наиграюсь. Знаю-знаю, — остановил я жестом герцогиню, поняв что она хочет сказать. — Звучит по-детски, но так оно и есть. Всё, что я сейчас вижу и испытываю, есть бесценный опыт.

— Значит, вы хотите выиграть эту войну? — с надеждой в голосе спросила Сатин.

— Боюсь, что нет. Это не моя прерогатива. Этим пусть занимаются Орден и Республика. Я же в свою очередь побуду зрителем, которому в этот раз доверили небольшую роль в спектакле.

— Я не очень знакома с учением джедаев, — начала издалека Крайз. — Но вы знаете будущее этого конфликта?

— Я ждал этого вопроса от политика, — хмыкнул я. — Я не заглядываю в будущее и не могу вам ничего сказать по одной простой причине — слишком много переменных. Каждое, даже самое незначительное событие оказывает влияние на будущее. Из-за этого существует множество его вариантов. А с моим приходом количество этих развилок только увеличилось.

— Печально, — герцогиня опустила глаза.

— Но, — улыбнулся я, и Сатин вновь обратила на меня внимание. — С людьми проще. Меньше вариантов. Так что я вполне могу рассказать о том что ждёт вас с Оби-Ваном.

— Неужели? — щёки герцогини покраснели, и она смущённо отвела взгляд в сторону. Было видно, что женщина старается сохранить самообладание, но я бил по больному. А тут не каждый выстоит. Я не смог удержаться и рассмеялся.

— Простите, Сатин, но это и правда смешно. Я понимаю, что вы оба находитесь в затруднительном положении по отношении друг к другу, но ваши страхи преувеличены.

— Госпожа, — в этот момент в комнату вбежала служанка. — К вам явился магистр Кеноби.

Не успела девушка закончить фразу, как в гостиную вошёл небезызвестный мастер-джедай. Бросив на меня усталый взгляд, он тут же подошёл к нам, но садиться пока не спешил:

— Ты пропустил заседание, — сложил руки на груди Оби-Ван. — Совету это, мягко говоря, не понравилось.

— Плевать, — протянул я и закинул голову кверху.

— Ты же понимаешь, что мы не можем знать того, что знаешь ты? Магистры всего лишь хотели знать…

— Я знаю чего вы хотели, — перебил я джедая. — Но вы просите без уважения, даже не обращаетесь ко мне на «вы». Берите пример с герцогини. Вот это я понимаю. Мне аж приятно вести с ней диалог.

— Оби, — видя, что Кеноби собирается продолжить спор со мной, Крайз решила взять дело в свои руки. — Он знает наше будущее.

— Сатин, — вздохнул мужчина. — Он не может этого знать. Он же…

— Божество? — уточнил я и поймал озадаченный взгляд магистра. — Мне кажется, что порой вы об этом забываете. Вообще странно как вы ещё не засыпали меня вопросами о ваших судьбах. Неужели вам промывают мозги в этом храме? «Я лишь винтик, и моя жизнь не важна», — спародировал я под конец робота.

Оби-Ван не нашёлся что мне ответить. Вместо этого он задумался и медленно присел на диван рядом с герцогиней, которая тут же мягко прижалась к джедаю. Я знал о сложной истории взаимоотношений Крайз и Кеноби, но в данный момент понимал, что все разногласия отпали, и оба просто хотят быть счастливыми.

Я стал рассказывать, рассказывать всё, что знаю о вариантах и возможных исходах. Парочка слушала меня и почти не перебивали, лишь временами задавая уточняющие вопросы. Может это был талант убеждения Бонтери, а может мой собственный, но ко мне прислушались. По сути я дал им один совет, который позволит им прийти к лучшему исходу: делайте всё ради мира, а после всё ради друг друга.

Корусант. Здание Администрации Республики.

В потёмках просторного кабинета, восседая на роскошном кресле, расположилась фигура Палпатина. Канцлер держал в руках бокал набуанского вина и мирно наблюдал за ночным городом. Нечасто он позволял себе расслабиться, но, когда позволял, можно было быть уверенным, что на то есть повод.

Повод действительно был. Явление Силы в образе Лакса Бонтери стало не просто неожиданностью, а самым нежеланным элементом в чётко выверенном плане владыки ситха. Тут как с опухолью: нужны тесты, чтобы понять доброкачественная она или злокачественная. В данную минуту Палпатин думал о том как же узнать о намерениях Силы.

Можно было в принципе пригласить на беседу Лакса Бонтери, но данный жест вызовет подозрения со стороны Ордена, который наверняка уже в курсе происходящего. Канцлер усмехнулся, ведь редко когда джедаи узнавали о чём-то первыми. А теперь ему, Палпатину, придётся как-то решать проблему и решать её быстро.

Хотя, можно ли было это вообще считать проблемой? Сила вполне могла прикончить владыку ситха, но не сделала этого. Бонтери сказал, что его веселью конец, если Сидиус умрёт. А может он просто хотел, чтобы канцлер принял это за чистую монету?

В любом случае необходимо было переговорить с Лаксом, и кажется у Палпатина только что появился неплохой план как это провернуть.

Глава 7 Надвигается беда

Корусант. Республиканская улица 500

Не люблю рутину и никогда не любил. Она как опухоль в твоём теле, которая с каждым днём разрастается всё больше. Когда я был над обычным миром, смотрел и наблюдал за судьбами существ в галактике, для меня это поначалу не казалось рутиной. Но со временем я стал видеть шаблоны. Война сменялась миром, а мир — войной, старые режимы падали из-за своей недееспособности, уступая места новым, но ровно до тех пор пока новые не становились старыми и не изживали себя, и этому не было конца.

Однако сейчас всё иначе. Встав в один ряд с обычными смертными, я вновь ощутил радость бытия. Это был неизведанный ранее мир, который я открывал с новой стороны каждый день. Не описать словами как же было приятно наконец не думать о глобальном, а просто наслаждаться незначительным.

Допуск сенатора и внушительный банковский счёт открывали мне почти все двери на Корусанте: шумные вечеринки контрастировали с пышными приёмами, а театральные шоу были для меня не менее захватывающими, чем бытовые проблемы. В конце концов, я осознал, что это наркотик. Да-да, настоящий наркотик для божества, который на обычных людей не имеет никакого эффекта.

Я как раз возвращался домой с очередного приёма, на котором, врать не буду, перебрал и поэтому не очень хорошо соображал что к чему. Кстати, алкоголь был отдельным развлечением, к которому я даже немного пристрастился. Впрочем, Бонтери, судя по всему, не злоупотреблял: выносило его быстро, а отходняк был ужасен. Именно на волне размышлений о недостатках человеческого тела меня и встретила неожиданная гостья:

— Асока? — я нахмурил брови, смотря на тогруту, которая ждала меня в гостиной Бонтери.

— Лакс? — не менее удивлённо спросила девушка, с интересом наблюдая за моей неуверенной походкой. — Что с тобой? Ты пьян?

— Немного, — глупо улыбнулся я и опёрся плечом о стену, складывая руки на груди. — Чего явилась?

— Да я по делу пришла, но, думаю, сейчас с тобой говорить бесполезно. Я вышлю тебе всю информацию, — Тано уже собралась уходить, когда я резко преградил ей путь.

— Не-не, я весь в этом… как его… внимании.

— Ты уверен? — Асока окинула меня оценивающим взглядом.

— Я же божество, хатт тебя дери, — обиженно выпалил я. — Я бы мог за секунду избавиться от алкоголя в крови с помощью своих способностей, но мне уж слишком нравится это состояние.

— Ну ладно, — девушка вздохнула и вернулась обратно на диван. — На самом деле я здесь, чтобы передать сообщение от магистра Йоды.

— Коммуникаторы перестали работать? — я отошёл к барной стойке, которую недавно распорядился установить в гостиной сенатора.

— Ты не отвечал на вызовы, — взволнованно произнесла тогрута.

— Точно, — я стукнул себя по лбу. — Я оставил свой у той панторанки из Сената. Как её там? Чучи вроде.

— Что? — Асока вскочила с дивана. — Ты приставал к сенатору Чучи?

Я оглянулся на девушку, которая явно ревновала и в силу возраста не умела это скрывать. Был бы тут Скайуокер, сразу бы понял что к чему. Я усмехнулся и взял с одного из стендов початую бутылку виски.

— Было дело, — улыбнулся я. — Но она та ещё недотрога, так что мои намёки остались без ответа.

— Да как ты можешь? — я чувствовал как кровь в жилах Асоки начинает закипать.

— Ой да ладно тебе, — отмахнулся я, а затем непроизвольно сказал то, что сильно меня насторожило, но тем не менее со стороны звучало как шутка. — Я только тебя люблю.

Произнеся это, я тут же закрыл рот рукой, а в моём опьянении наметился некий просвет. Я точно не хотел этого говорить, даже в мыслях не было. Неужели я теряю контроль над телом, когда пьян? В принципе такое возможно: я не раз замечал непроизвольные движения и жесты, но списывал это на что угодно кроме самого Лакса. Впредь стоит быть аккуратней, а то красавчик Бонтери может вырваться не в подходящий момент. Отставив бутылку, я вновь обратил взор на Асоку, которая, видимо, не расслышала мою последнюю фразу и только продолжала распаляться.

— Да как ты можешь? Ты в чужом теле и ведёшь себя как настоящий урод!

— Больше не буду, — наигранно по-детски ответил я. — Прости меня, мама.

— У меня даже слов нет.

— Ты уж прости, что так неучтиво отношусь к телу твоего возлюбленного, — я заметил как девушка прикусила нижнюю губу. Отдельным удовольствием было напоминать ей о несостоявшихся отношениях и наблюдать за реакцией. Хотя, это сомнительное удовольствие почти тут же сменялось не пойми откуда взявшимися стыдом и ненавистью к себе. — Мне просто по большому счёту плевать на последствия, вот и отрываюсь как могу.

Я видел, что Тано нелегко выслушивать мои оправдания, ведь я действительно нагло пользовался преимуществами тела Бонтери. Я хотел было ещё что-то сказать дабы увести разговор в интересное мне русло, но девушка жестом остановила меня:

— Проехали, — тогрута устало вздохнула. — Йода сказал, что ждёт тебя завтра на рассвете в храме.

— На рассвете? Да он монстр, — я рассмеялся, а потом уже серьёзнее добавил. — Хорошо, я буду.

Асока покидала мои апартаменты, и на душе её было неспокойно. Моё появление вносило смуту в её отношения с Лаксом, если таковые вообще были. Красавчик сенатор вопреки очевидным знакам и собственным чувствам не делал никаких шагов на встречу формальным отношениям. Такое поведение было мне непонятно. У меня даже родилась идея как мне эффектнее всего покинуть тело Лакса. Я поцелую Асоку и тут же ретируюсь, а дальше пускай сами разбираются.

Корусант. Храм джедаев.

Конечно же, у жизни рядового смертного были и свои минусы. Например, общение с разумными существами было похоже на настоящую лотерею. Какой тебе попадётся сегодня: занудный, честный, алчный, весёлый, грустный? Это было и интересно, и напряжно. Почему-то большинство было помешано только на себе и на удовлетворении своих фантазий и желаний. Оттого общение становилось невозможным, а те кого можно было назвать достойными, встречались крайне редко и чаще всего были загруженны разнообразными проблемами.

Но хуже всего, как ни странно, было не столько находиться среди смертных, сколько чувствовать себя одним из них. Я узнал что такое усталость и физическая боль. И если с первым можно было легко справиться с помощью отдыха, то вот со вторым всё было куда сложнее. Живой организм несовершенен и поэтому ему нужна помощь. Хорошим примером может служить похмелье, которое я ожидаемо испытывал с утра. Мои способности могли легко подавить боль, но я решил, что для того, чтобы понять людей, нужно стать с ними в один ряд. Так что медикаменты стали моими верными спутниками на утро после вечеринок. В таком состоянии духа и тела мне пришлось отправиться в храм на встречу с магистром Йодой. Хорошо, что погода была пасмурной, так что мне не приходилось мучаться от яркого света.

Миновав главный вход, я стал углубляться внутрь здания. Встречающиеся мне по пути джедаи не обращали на меня особого внимания, несмотря на то, что слухи распространялись быстро. Многие знали, что в теле Лакса Бонтери поселилась Сила, кто-то говорил, что у сенатора просто открылся дар к Силе, но никто лично проверять не хотел. Оно и к лучшему: я не теряю драгоценное время и держу какую-никакую интригу.

В назначенный час я распахнул двери одной из аудиторий, в которой магистр Йода проводил занятие с младшей группой юнлингов:

— И помнить всегда должны вы, — вещал гранд-мастер, который был лишь ненамного ниже своих учеников. — Тёмная сторона Силы скрывает многое, поэтому для начала научиться чётко видеть должны вы.

— Или же использовать тёмную сторону и расширить свой взгляд на вещи, — подметил я, обращая на себя внимание класса.

— Занятие окончено, — неодобрительно взглянув на меня, произнёс Йода. — Свободны вы.

Дождавшись пока последний из юнлингов покинет аудиторию, я сложил руки за спиной и стал медленно подходить к гранд-мастеру, который был явно не доволен моим высказыванием:

— Не хочу я, чтобы ученики во тьму когда-либо окунались. Попрошу я, чтобы впредь воздержался ты от слов подобных.

— Вы и так уже по уши во тьме, мастер, — улыбнулся я. — Вы просто этого не видите. Но, когда прозреете, я хотел бы быть рядом, чтобы вдоволь насладиться выражением ваших лиц.

— Злее ты стал с тех пор как мы в последний раз виделись, — нахмурился Йода.

— Я — Сила и вынужден соблюдать баланс. Моё поведение — лишь отражение реального положения дел. А раз так, то ситуация явно ухудшается и вам необходима моя помощь.

— Совет признаёт, что значительную работу проделал ты и большую услугу всем нам оказал. Спасение герцогини мир на Мандалоре гарантирует.

— Именно поэтому я и не хочу останавливаться. Я хочу отправиться прямо в бой. Чем запущенней ситуация, тем лучше. И это не просьба. Я просто информирую вас о своём решении.

— Обсудили мы данный вопрос и согласны тебя на войну послать, — игнорируя сказанной мной, ответил Йода. — На Джабиим тебя направим.

— Вот и отлично, а то я уж слишком засиделся. Не могу уже пить и развлекаться каждый день. Здоровье у Лакса не железное.

Я развернулся и уже направился к выходу, когда я ощутил нечто знакомое и не предвещающее ничего хорошего. Предчувствие роковой ошибки захлестнуло меня целиком и полностью: безмятежность сменилась тревожностью, и тут я чётко осознал, что вскоре должно случиться что-то такое чего я не могу допустить.

— Магистр, — обратился я к Йоде. — Я сейчас же отправлюсь на Джабиим, но хочу вас ещё кое о чём попросить, — не став дожидаться ответа, я продолжил. — Если вдруг случиться что-то из ряда вон выходящее, что угодно, свяжитесь со мной.

— С чем связана просьба твоя? — обеспокоено поинтересовался гранд-мастер.

— Просто предчувствие, — я оглянулся на Йоду. — А что? Силу тоже может порой накрыть.

Из храма я тут же отправился в космопорт, где, покончив со всеми формальностями, сел на корабль, направляющийся на Джабиим. Об этой планете я знал немного, но был уверен, что меня ждёт захватывающее приключение. Формально я летел туда как дипломатический представитель Республики, но по сути я должен был стать козырем армии и существенно изменить баланс сил на этой планете. СМИ не будут освещать моё участие в данной конфликте, списав невероятную победу на талант и эффективность клонов и их командиров. Думаю, так даже лучше.

Путь предстоял не близкий, но я по этому поводу ни капли не волновался. Куда важней было разобраться с моим предчувствием надвигающейся беды. Такие сигналы нельзя оставлять без внимания, поэтому я решил погрузиться в глубокую медитацию для того, чтобы получить ответы на интересующие меня вопросы. Заодно и время убью.

Джабиим. Орбита планеты.

Вопреки моим стараниям мне не удалось понять в чём причина моего беспокойства. Когда я приходил в себя, то был ещё растерянней, чем при погружении. Причина крылась в том, что я не мог разобраться в потоках времени. Слишком много вариантов, слишком много возможных событий. Будущее — сложная субстанция, и чтобы понять что не так, нужно много сил и то не факт, что ты отыщешь то, что хотел. Однако ответ пришёл ко мне из неожиданного источника.

Я только закончил медитацию, когда в комнату почти что вломился клон:

— Вольно, солдат, — я окинул бойца безразличным взглядом и стал подниматься с пола. — Мы уже прилетели?

— Никак нет, то есть так точно, — запутался клон.

— Ты уж определись, — усмехнулся я.

— Мы около Джабиима, но вам только что пришло срочное сообщение из храма джедаев, сэр.

Солдат жестом пригласил следовать за ним, и тут я понял, что скоро я получу ответ. Йода помнил о моей просьбе и ни за что бы не подвёл меня. Оказавшись на мостике, я подошёл к столу, над которым виднелась голограмма Оби-Вана:

— Магистр Кеноби, — обратился я к генералу. — Что случилось?

— Взрыв в храме, — не стал тянуть время джедай. — Но не волнуйся, мы уже всё уладили.

— Это как же? — настороженно уточнил я.

— Преступница уже найдена и схвачена. Энакин и Асока занялись этим делом, а Асока сейчас направляется на базу наших войск, чтобы её допросить.

— Кто это сделал? Джедай?

— Нет, — удивлённо ответил Оби-Ван. — Некая Летта Тармонд — антиджедайская активистка и жена одного из техников в ангаре храма.

Кто-то сказал бы, что данное происшествие никак не похоже на что-то серьёзное или на то, что может меня беспокоить, но именно это меня и смущало. Паутина пришла в движение. Небольшой, но ощутимый инцидент, который не связан ни с сепаратистами, ни с Палпатином. Джедаи может и слепы, но уж точно не идиоты, а обычная активистка вряд ли сама могла придумать как обойти мудрёную систему охраны.

— Спасибо, что сообщили, магистр. Боюсь, я вынужден вернуться.

— Зачем? В этом нет никакой…

Кеноби оборвал фразу на половине, так как в эту секунду ему, видимо, пришло какое-то сообщение. Он очень внимательно вглядывался куда-то в сторону пока наконец снова не обратил на меня внимание. По лицу джедая я понял, что теперь как раз произошло что-то уж очень нехорошее.

— Ну, давай, Оби-Ван, — я стал колотить костяшками по столу имитируя барабанную дробь. — Говори.

— Асока убила Летту Тармонд, — не веря в собственные слова, произнёс Кеноби.

— Вот же хатт, — выругался я.

Не став дослушивать Оби-Вана, я распорядился подготовить корабль, на котором я смогу вернуться на Корусант. Знал же, что нельзя покидать храм. Моё желание воевать ослепило меня, и теперь я могу не успеть и я даже сам не знаю к чему. Если бы во всём этом не была замешана Асока, я бы возможно и остался тут, но теперь, зная, что тогрута в опасности, я не мог сидеть на месте. Голова буквально разрывалась не в силах удержать одну простую, но безумно навязчивую идею. Я должен разобраться в чём дело и спасти Асоку.

Глава 8 Правда, в которой видят ложь

Корусант. Околоземная орбита.

Начнём с того, что, уходя в гиперпространство, я понятия не имел как буду разруливать ситуацию с Асокой. Я был весьма взволнован и обескуражен новостями, хотя, виду и не подал. Но время, проведённое в пространственном туннеле, помогло мне прийти в себя: в голове всё встало на свои места, что позволило мне продумать дальнейший план действий.

Я знал, что Асока невиновна в убийстве Летты, я также понимал, что теперь из-за смерти главного свидетеля, все подозрения падут на тогруту. Но почему Тармонд вообще была убита? Кому нужно было подставлять Тано? На эти вопросы у меня не было ответов, но я был уверен, что всё решиться по прилёту на Корусант.

Выйдя из гиперпространства, я тут же связался с Орденом, чтобы сообщить о своём прибытии, но сделать я этого не успел, так как мне рассказали весьма интересную новость, которая вносила ещё большую смуту в и так шаткое положение:

— То есть как это сбежала? — усмехнулся я, заходя на посадочную площадку космопорта.

— Энакин сказал, что она каким-то образом сбежала из клетки, убила клонов-охранников и ушла от него по канализации, — ответила мне голограмма Оби-Вана. После событий на Мандалоре и спасения Сатин джедай чувствовал себя в долгу и старался всячески мне помогать.

— Ты и правда в это веришь? — я недоверчиво посмотрел на собеседника.

— Нет конечно, но Таркин настроен иначе. Он оперирует фактами и ни капли не доверяет нашему чутью, говорит, что кроме Асоки там никого не было.

— Значит, были! — меня раздражал факт того, что на девушку по сути объявили охоту. Мой мозг изо всех сил старался найти зацепку в этом деле, но пока безрезультатно. — Есть догадки где её можно найти?

— Разведка полагает, что она скрывается на нижних уровнях, а точнее — на уровне 1312. Там легче всего затеряться. Я не думаю, что она попытается сбежать, но на всякий случай охрана в космопорте также предупреждена о её возможном появлении.

— Согласен, — я кивнул. — Она останется, ведь только так она может доказать, что ни в чём не виновата. Сбежав, Асока лишь подтвердит, что виновна.

— Так или иначе мы её ищем, — заверил меня Кеноби. — На поиски направили две группы, во главе которых магистр Пло Кун и Энакин, — Оби-Ван внимательно посмотрел на меня и, немного помедлив, добавил. — Не переживай. С ней всё будет в порядке.

— Я не переживаю, — слукавил я. — Мне так-то всё равно. Просто не люблю, когда несправедливо обвиняют невиновных. В любом случае дай мне знать, если она объявится, а я пока свяжусь со Скайуокером.

Корусант. Уровень 1312.

Разговор с Энакином оказался безрезультатным. Джедай понятия не имел где искать ученицу. Впрочем, он же сообщил о том, что на нижних уровнях были зафиксированы стычки Асоки с охраной:

— И что теперь? — устало спросил я, оглядываясь по сторонам. Спуститься на нижние уровни было не самой хорошей идеей. Разного рода сброд не давал расслабиться и сосредоточиться на поисках тогруты.

— Ничего, — пожал плечами Скайуокер. — Мы продолжаем поиски.

— Дай знать как только станет что-то известно.

Завершив звонок, я стал искать тихое место, где бы мог спокойно помедитировать. У Асоки хоть и было мало общего с иголкой, которая лежит где-то в стоге сена, но найти её всё равно было задачей не из лёгких. Рядовой джедай бы в жизни не смог отыскать человека на Корусанте. Сомневаюсь, что и магистру Йоде такое под силу. Однако мои способности были куда выше среднестатистических, даже несмотря на то, что я был немного ограничен в их применении.

Зайдя в какую-то более менее приличную забегаловку, я уселся за дальний столик в полумраке душного помещения. Подъехавший робот-официант спросил буду ли я что-нибудь заказывать. Буркнув что-то из серии «что угодно, только отвяжись» и дождавшись пока робот оставит меня одного, я погрузился в медитацию.

Сам процесс поиска был весьма простым. В отличии от джедаев, которые оперируют больше ощущениями, я предпочитаю картинку. При должной концентрации границы исчезают, и я начинаю видеть окружающий мир по-другому: я как бы поднимаюсь над местностью, на которой словно огоньки загораются живые существа. Вся сложность заключается только в обработке такого большого массива данных. Не было бы ограничений в виде физического тела, весь поиск занял бы всего ничего, а пока придётся поднапрячься.

Отсеяв большую часть уровня, я наконец наткнулся на Асоку, которая, к слову, была не одна. Компания Асажж Вентресс — не то, что я ожидал увидеть. Но я чувствую, что бывшая ученица графа Дуку не желает вреда тогруте, скорее хочет получить награду за её голову. Обе точки неторопливо куда-то направлялись, особо ничем не выделяясь, и лишь страх Асоки мог привлечь внимание одарённого.

Но тут в размеренный ход событий вмешался Скайуокер. Точка Энакина, ярко вспыхнув, стала быстро приближаться к Вентресс и Тано, которые, видимо, заметив генерала, бросились от него прочь. Неудивительно, учитывая, что поимка означала бы для Асоки неминуемый провал. Вот только Скайуокер её не поймал. Внезапно остановившись, точка генерала больше не двигалась, казалось, наблюдая за Асажж и Асокой.

Спустя мгновение писк моего коммуникатора отвлёк меня от медитации:

— Я нашёл её, но она сбежала…вместе с Вентресс, — стиснув зубы проскрипел Энакин.

— Я знаю, — я выдохнул и встал из-за стола. — Видел вас через Силу.

— Я поверить не могу, что они теперь заодно, — не унимался джедай.

— Успокойся, пацан. Твоя ученица лишь пытается выпутаться и использует для этого любые средства.

— Я понимаю, но Вентресс…

— А что Вентресс? Она больше не служит Дуку и сепаратистам. Она талантлива, умна и уже давно отказалась от тьмы, предпочитая балансировать на грани. Не скажу, что Асока в надёжных руках, но при сложившихся обстоятельствах может это и не худший вариант.

— Не могу согласиться, но это сейчас не имеет значения. Куда важнее найти их.

— До того как ты меня прервал я как раз этим и занимался, — надеюсь, Скайуокер слышал упрёк в моём голосе, потому что я только-только подключился к сознанию Асоки, и, если бы меня не прервали, я бы в точности знал куда она пойдёт и что будет делать.

— И что? Есть зацепки?

— Есть, — заплатив за какую-то выпивку, к которой я даже не притронулся, я вышел на улицу и поднял глаза к верху. — Но их немного.

— Но ты же Сила! — повысил голос Энакин. — Ты должен в момент понять где она и как её вернуть.

— Во-первых, гонор свой поубавь, — настал мой черёд злиться. — Я не терплю наезды в свою сторону, особенно от избранных зазнаек. Во-вторых, я никому ничего не должен. И в-третьих, сдаётся мне, что ещё не время выходить на сцену. Моя роль в этом спектакле предопределена, но пока я бездействую.

— Да как ты можешь? — не сбавлял напора Скайуокер. — Неужели ты не можешь помочь?!

— Не сейчас, — грубо отрезал я и отключил коммуникатор.

Не правда ли нелогично? Я могу найти и задержать Асоку в течении получаса, но я предпочёл этого не делать. Честно говоря, хотел поступить иначе, но, соединившись с сознанием тогруты, я понял, что это только всё усложнит. Тано прекрасно знает, что делает, и, если я её сейчас схвачу, то все её старания пойдут прахом. Без доказательств суд признает вину, и никакие связи Бонтери в Сенате девушку не спасут. Значит, пока мне ничего не остаётся кроме как ждать.

Корусант. Здание Республиканского Суда.

Уму непостижимо как Асоку могли исключить из Ордена. Как её схватили также оставалось загадкой. Я плохо помню как провёл следующие несколько часов после последнего сеанса связи со Скайуокером, так как моя голова была забита мыслями и догадками. Я доверил случаю исход и наверное зря. Не стоило полагаться на судьбу, но что-то привело меня к такому решению. Теперь, когда тогрута больше не была частью Ордена, которому была предана всей душой, она ожидала суда в тюрьме. К счастью, мне, Падме и Энакину удалось выбить встречу с Асокой.

Стоило мне зайти внутрь камеры и увидеть её, как моё сердце забилось словно бешеное, мысли стали путаться, а тело переставало слушаться. Я винил себя в том, что произошло и в том, что решил пустить всё на самотёк, а глаза девушки — пустые и печальные — лишь усиливали моё чувство вины.

— Падме согласна представлять твои интересы в Сенате, — с ходу начал Энакин.

— Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы доказать твою невиновность, — слегка кивнула Амидала.

— Я почти уверена, что за всем стоит Вентресс, — нахмурилась Асока. — И вы знаете, что я не сотрудничала с ней. Она была на том складе, внутри, мы подрались, но она сбежала. Неужели никто из клонов ничего не видел?

— Нет, — холодно отрезал Скайуокер. — Никто из клонов не доложил, что видел Вентресс. Ты же говорила, что она ушла до того, как ты зашла внутрь.

— Мне так казалось, но, когда я зашла, она напала. Её красные мечи я узнаю где угодно.

— Если это единственная ниточка, то я знаю что делать, — генерал развернулся и уверенным шагом направился к выходу.

— Погоди! Куда ты? Сейчас не время, — попыталась остановить его Падме.

— Я должен, надо найти Вентресс и докопаться до истины.

Закончив предложение, Скайуокер покинул камеру. Я бы мог пойти вместе с ним, помочь, но я ощущал по отношению к себе ненависть Избранного. Неудивительно, ведь с моей помощью мы бы могли найти Асоку немного раньше и возможно увидеть всё своими глазами. Впрочем, я тоже не собирался сидеть сложа руки.

— Пока будем ждать Энакина, поработаем над защитой, — Амидала присела рядом с Тано.

— Прости, что я не очень оптимистична, — усмехнулась тогрута. — Я думала, что я часть Ордена, но все кроме Энакина отказались от меня. Я не тешу себя надеждами, что в Сенате будет лучше.

— Зависит от судьи, — я ухмыльнулся, глядя на Асоку, которая тут же подняла на меня глаза.

Порой всё же находится место чуду. Меня осенило, и в голове возникла идея. А что если во всём замешан Сидиус? Начиная с Мандалора, наше общение не задалось, и я стал для него опасным противником. Сидиус умён и, если он не знал о том, что Асока вполне может быть моей болевой точкой, то как минимум догадывался об этом. Если оно так и есть, то я могу попытаться сторговаться с Палпатином.

— О чём это ты? — спросила Падме.

— Кто будет вести процесс?

— Канцлер Палпатин, — растеряно ответила Амидала. — Ты хочешь с ним поговорить?

— В точку, — я кивнул и тоже собрался уходить, лишь напоследок произнеся. — Не только Энакин не отказался от тебя.

Корусант. Здание Администрации Республики. За час до заседания.

Обойти красную стражу и попасть в кабинет канцлера оказалось весьма просто. Обычное силовое убеждение и не только стража, но и вообще весь персонал, топтавшийся в прихожей без всяких вопросов покинул здание, оставляя меня с владыкой ситхом тет-а-тет. Открыв дверь в кабинет канцлера, я застал последнего сидящим за своим столом в зале для официальных приёмов.

— Ну здравствуйте, верховный канцлер, — я поднял руку в знак приветствия и уселся на кресло перед Палпатином, закинув ноги на стол. — Потолкуем?

— Сила, — казалось, моё поведение ничуть не смутило канцлера. — Чего ты хочешь?

— Да ладно, не скромничай. Поздравляю со столь удачной подставой Асоки Тано. Признаю. План составлен мастерски.

— Спасибо конечно, но я не имею к этому никакого отношения, — расплылся в улыбке Сидиус. — У меня и так забот хватает.

— Знаю я твои заботы, — отмахнулся я. — Лишь бы Ордену подгадить. Неужели эта палка в их огород не от тебя?

— К сожалению, — канцлер пожал плечами. Самое интересное, что он не врал. Я чувствовал, что он говорит правду. Даже удивительно сколь незначительное место занимал ситх в этой цепочке событий. — Но мне до сих пор непонятна цель твоего визита.

Палпатин лукавил. Он знал зачем я здесь. Мерзкий старикашка хотел, чтобы я сам произнёс заветные слова просьбы или одолжения, а может и мольбы.

— Хочу, чтобы Асоку освободили. Она невиновна и уж точно для тебя бесполезна, так что будь паинькой и прими верное решение.

— Боюсь, что я не могу этого сделать, — наигранно досадно покачал головой канцлер.

— Нам необязательно быть врагами, — вздохнул я. — Я готов закрыть глаза на твоё дерзкое поведение, если ты даруешь Асоке свободу.

— Не выйдет, — развёл руками Палпатин. — Я буду руководствоваться фактами и уликами, а они, насколько я знаю, против неё. К тому же, — ситх сделал уж очень нехорошую паузу. — Насчёт той части, что она для меня бесполезна, — мужчина вновь расплылся в улыбке. — Тут ты не прав.

— Это ещё почему?

— Её падение — лишь очередная ступень. Я этого не планировал, но, если подумать, то это мне только на руку.

— Значит, нам не о чем больше говорить, — я встал с кресла и уже собрался уходить, как Сидиус остановил меня.

— Плюс ко всему, она тебе дорога. Честно говоря, я не был до конца в этом уверен, но твой приход — лучшее тому доказательство. Она — твоя болевая точка, а раз так, то я сделаю всё, чтобы…

Это был мой предел, и в следующую секунду рука сжала воздух. Мне даже не нужно было разворачиваться, чтобы понять, что моё действие возымело эффект: Палпатин кряхтел, безуспешно хватая ртом воздух. Он отчаянно цеплялся за жизнь, и я ощущал это в полной мере. Мои чувства обострились, а к горлу подступала холодная ненависть.

— Ты только что совершил самую большую ошибку, на которую был способен. Я не знаю чем ты думаешь, а может ты просто выжил из ума, ибо переть против меня — самое глупое, что можно придумать, — слегка повернув голову, я продолжил. — Я не убью тебя сейчас, так как тебе ещё Асоку судить, да и камеры зафиксировали моё посещение, а я не хочу усложнять жизнь Бонтери, но поверь, что просто так ты у меня не отделаешься. Увидимся в суде.

Отпустив канцлера, я направился в сторону выхода. Сопровождаемый гадким смехом Палпатина я думал только о том что мне делать. Очень надеюсь, что Скайуокер добудет доказательства невиновности Асоки, потому что в ином случае мне придётся разнести Республиканскую тюрьмы и вытащить оттуда девушку голыми руками. Хотя, почему бы мне не посодействовать Избранному?

Вновь погрузившись в медитацию, я довольно быстро нашёл Энакина и Вентресс рядом с ним. Я подключился к Скайуокеру и теперь мог слышать всё, что слышит он:

— После того, как я ушла со склада, оставив твоего маленького падавана одну, — послышался голос Асажж. — Я шла себе пешком и решила, что она догоняет меня, чтобы поговорить ещё, но я ошиблась. Кто-то вынырнул у меня за спиной и ударил сзади. Далеко не каждый может подкрасться ко мне незаметно, но это явно был джедай.

— Я не верю тебе, — с недоверием сказал Энакин.

— Поверь. Тот, кого ты ищешь, забрал мои мечи. По ним ты и определишь преступника.

— Это заводит меня в тупик. Ты единственная, с кем говорила Асока.

— Неправда.

— О чём ты?

— Твой падаван звонила в храм. Она разговаривала с кем-то по имени Баррисс…

Не надо было больше слов. С этой минуты моя цель была ясна. Я направляюсь в храм джедаев.

Глава 9 Мгновение

Корусант. Храм джедаев.

— Войдите.

Спокойный женский голос за дверью был явно обращён ко мне, но я ещё раз осмотрелся по сторонам, чтобы убедиться, что я тут один. Судя по тому, что мне посчастливилось застать свою цель прямо в её комнате, Скайуокер пока не успел до неё добраться. Придётся забрать все лавры себе. Слегка ухмыльнувшись, я вошёл через только что открывшуюся дверь.

Не скажу, что я ужас как торопился, ведь суд — дело довольно долгое и муторное, но мне всё же хотелось побыстрее со всем разобраться и вытащить Асоку из лап «справедливого» судьи. Впрочем, я не могу отказать себе в удовольствии понаблюдать за реакцией Баррисс как только та поймёт, что загнана в угол.

— Не так уж часто в храм приходят гости из сената, — продолжила мириаланка.

— Ты знаешь кто я? — спросил я девушку, осматривая её скромное жилище. В глаза сразу бросился световой меч, расположенный на небольшом постаменте. Баррисс встала с колен и повернулась ко мне лицом.

— Конечно, — улыбнулась Оффи. — Мы же с Асокой лучшие друзья, сенатор Бонтери.

Вся эта сцена выглядела слишком хорошо, чтобы быть правдой. Добродушие Баррисс сбивало с толку и было скорее напускным, видимо, для того, чтобы скрыть волнение. Тем не менее девушка улыбалась, смотря на меня не как на случайного посетителя, а как на идола или предмет обожания. И тут мне всё стало ясно.

— Ну раз вы лучшие друзья, — световой меч Оффи поднялся с постамента и приземлился на мою ладонь. — Тогда ты должна знать, что это не совсем так.

— Конечно, — девушка сделала непродолжительную паузу. — Вы — Сила.

— Умничка какая.

Я стал медленно расхаживать по комнате, заходя за спину Баррисс, которая даже не смела шелохнуться. Вместо этого дыхание мириаланки участилось, и я ощутил как долго и сильно она ждала этого момента.

— Мой визит не стал для тебя неожиданностью, так ведь?

— Нет, — тихо ответила Оффи. Она всё ещё плохо справлялась с эмоциями, так что я решил взять дело в свои руки.

— Ну тогда мне не придётся ходить вокруг да около, — в воздухе повисла звенящая тишина. — Это ты ответственна за теракт в храме?

— Да.

— То есть ты признаёшься в содеянном?

— Конечно.

— Отлично, — странно, но Баррисс не рвала и не метала. Она спокойно согласилась с моими обвинениями. Очевидно, что я пока не понимаю в чём подвох. — Надеюсь, ты также покорно проследуешь за мной.

— Но куда? — наконец Оффи повернулась ко мне лицом. Девушка обеспокоено смотрела на меня, видимо, не совсем понимая к чему я клоню.

— Как куда? В суд. Правосудие же должно свершиться.

— Но я думала, — девушка замялась. — Что вы пришли за мной.

— Так и есть, — я уже начал догадываться в чём дело.

— Тогда о каком суде может идти речь? Ведь я сделала это из любви к вам.

— Вот же хатт… Девочка моя, о какой любви ты говоришь? — я очень надеялся, что это была шутка, но Баррисс была непреклонна.

— Я давно вынашивала этот план, — начала свой рассказ девушка. — Я хотела показать, что Орден прогнил и всё, что сейчас происходит — наша вина. Но потом я узнала от Асоки, что сама Сила приняла человеческое обличие. Разве не чудесное стечение обстоятельств? А может знамение? — с каждым словом мириаланка распалялась всё сильнее, на моих глазах превращаясь из тихой послушницы в страстную особу. — И тут я поняла, что это самое прямое из всех сообщений. Я получила от вас одобрение. Вы примете меня и позволите любить вас. Но сначала я должна буду устроить теракт и обвинить во всём того, кого наша же система и породила, тем самым подорвав доверие к Ордену.

— Но причём здесь Асока? — как бы противно мне не было слушать Оффи, я должен был понять для себя причину предательства.

— Асока? Она не достойна вас, она такая же как они! — Баррисс замялась, не зная как выразить свою мысль. — Каждый раз, когда она говорила о вас, я видела как сильна её любовь. Я не могла допустить, чтобы её фантазии стали явью, ведь тогда она бы очернила вас.

— Так, стоп, — жестом я прервал рассказ. — Я устал слушать этот бред. Ты стольких убила, подорвала доверие к Ордену, поставила под удар единственную подругу, которая верила тебе, — с каждым моим словом огонь надежды и любви в глазах девушки сменялся отчаянием. — Мой приход в этот мир просто случайность, и я никогда не хотел, чтобы ради меня гибли люди.

— Но как же…

— Ты пойдёшь со мной в суд и там я добьюсь оправдательного вердикта для Асоки, а тебя, — я пристально взглянул в глаза Баррисс и холодно добавил. — А тебя убить мало. Поверить не могу, что Асока попала под раздачу из-за банальной ревности.

Не успела Баррисс что-либо ответить, как дверь за её спиной открылась и на пороге показался Скайуокер. Он был спокоен и, казалось, ничуть не удивлён меня тут увидеть. В конце концов, неизвестно сколько он простоял за дверью и много ли из нашего разговора слышал.

— Она твоя, — кивнул я на мириаланку, которая всё ещё не обращала на Энакина внимания. — Вину она признала. Остаётся нам только успеть к заседанию.

— Ты говоришь так словно это вопрос уже решённый, — нахмурил брови генерал.

— А разве нет? — я вновь окинул взглядом Оффи. — Думаю, что-то да ты слышал.

— Я не об этом, — перебил меня Скайуокер. — Она может попытаться сбежать.

В подтверждение слов джедая Баррисс притянула к себе припрятанные в комнате мечи Вентресс и, активировав их, что есть духу кинулась к выходу, который перегородил Энакин. Можно было понять мотивацию девушки, но не её логику. У неё и против одного Избранного шансов было немного, а со мной в комнате любая выходка была обречена на провал. Я только и успел что щёлкнуть пальцами, а девушка застыла в воздухе словно статуя. Парализовав тело мириаланки, я медленно подошёл к Скайуокеру, который, стоит отдать ему должное, отреагировал вовремя и в случае чего остановил бы атаку.

— Ну вот попыталась, — кивнул я на изо всех сил вырывающуюся Оффи. — И ничего.

— Если ты закончил строить из себя крутого, то может уже доставим её в суд, — при других обстоятельствах я бы счёл это за дерзость, но Энакин был прав. Тянуть с доставкой было нельзя.

— Но я и есть крутой, — лишь напоследок обиженно сказал я.

Здание Республиканского Суда.

Мы успели вовремя. Палпатин только собирался огласить приговор, как Скайуокер прервал его. Я же решил, что не стоит палиться перед слегка свихнувшимся канцлером. Пусть думает, что оправдательный вердикт для Асоки — заслуга Энакина. Тем более, что справедливости ради только благодаря ему тогрута сейчас не на полпути в тюрьму.

Стоя на балконе и из тени наблюдая за тем, как Палпатин неохотно признаёт Тано невиновной, я невольно задумался о Баррисс. Там, в храме я разговаривал не с той, кем Оффи была когда-то, я разговаривал с той, которая уже какое-то время не дружит с головой. Может мне и показалось, но, вспоминая её лицо и манеру речи, мне кажется, что моё появление её сильно подкосило. Я надеялся, что со временем посвящённые джедаи примут и переварят тот факт, что с ними бок о бок живёт и сражается божество в человеческом обличии. Но я и предположить не мог, что некоторых эта информация может поставить на грань безумия, так как Орден славится сильными членами.

От размышлений меня отвлекла стража, которая уводила Баррисс из зала заседания. Сначала я хотел было догнать мириаланку, чтобы высказать ей всё, что я на самом деле о ней думаю, но был ли смысл? В конце концов, я решил, что вряд ли что-то может вправить Оффи мозги на место. Она и до моего появления была категорически настроена против политики Ордена, так что лишний раз ткнуть её в собственные ошибки — только руки марать. И без меня ей ещё ой как долго придётся расплачиваться. А вот Асоке теперь ничего не угрожает. Но что-то подсказывало мне, что это ещё не конец истории.

Республиканская улица 500

Покинув здание суда, я первым делом отправился к себе домой. Я знал, что после оправдательного вердикта Асока с членами Совета, присутствовавшими на заседании, отправится в храм и до завтрашнего утра новостей можно не ждать. В конце концов, день был долгим и весьма напряжённым, так что мне необходимо отдохнуть. Конечно, что-то внутри меня жутко хотело увидеть Асоку, убедиться, что с ней всё в порядке, но я специально гасил в себе этот порыв.

Налив в стакан кореллианский виски, я уселся на диване так, что мне открылся вид на поистине потрясную панораму Корусанта. Дело близилось к закату, стакан был наполовину полон, а Асока спасена, и только одна мысль не давала мне покоя. Я размышлял о времени своего прибывания в мире людей.

Отчего-то история с Баррисс до сих пор меня не отпускала. Люди часто говорят, что в жизни надо попробовать всё, но в моём случае кое что лучше даже не начинать. Не скажу, что я стал жалеть о своём решении побыть человеком, но я определённо пересмотрел свою позицию. Я забыл кем являюсь на самом деле, а моё нахождение в физическом теле может разрушить ещё не одну жизнь. Поэтому я решил, что в скором времени вернусь к исполнению божественных обязанностей на пару со случаем и удачей. Но для начала надо всё же прикончить этого надоедливого червя Палпатина. Это станет красивым и мощным финальным аккордом моей истории. Впрочем, эти мысли вполне могли быть навеяны алкоголем, так как за своими размышлениями я не заметил как опустошил уже третий стакан.

Решив, что пора завязывать с выпивкой, я встал с дивана и собирался уже идти спать, как вдруг мой коммуникатор запищал, давая понять, что я ещё кому-то сегодня нужен. Ожидаемо это был Оби-Ван:

— Лакс, привет, не спишь? — взволнованно спросил Кеноби.

— Я всегда при исполнении, мой старый друг, — добродушно ответил я.

— Это хорошо, потому что новости у меня не самые радостные.

— Будет тебе, — отмахнулся я. — Хватит пугать и давай к сути.

— Асока ушла из Ордена.

— Умеешь же ты сообщать плохие новости, — немного помедлив, ответил я.

— Ты как?

Невинный вопрос Оби-Вана поставил меня в тупик, потому что внутри меня царила буря, да и сознание Лакса разбушевалось не на шутку. Хотя, я уже давно разучился отделять свои эмоции от эмоций Бонтери. Вполне возможно, что мне на Тано было абсолютно наплевать. И всё же я не мог и не хотел принять факт того, что тогрута могла покинуть Орден, учителя, семью в конце концов.

— Как это произошло? — игнорируя вопрос джедая, спросил я.

— Энакин сказал, что из-за того, что Совет не встал на её сторону, Асока решила, что сейчас не может вернуться. Она считает, что ей не доверяют. Да и слишком много всего произошло: теракт, предательство Баррисс, суд.

— И где она сейчас?

— Ушла в неизвестном направлении. Формально мы больше не несём за неё ответственности.

— Оби-Ван, ну что ты такое несёшь? Вы же её семья! О какой ответственности вообще идёт речь? Она сейчас сломлена, разбита, у неё не осталось друзей, дома. И вы её просто так отпустили? Вы больные?! — я чуть ли не кричал на Кеноби, который, однако, спокойно реагировал на моё негодование.

— Я прекрасно понимаю тебя, но мы не можем насильно её удерживать.

— Вы не можете, — я медлил с решением, которое, впрочем давно принял. — Значит, могу я.

— Ты собираешься её найти?

— Не просто найти, а вернуть в семью.

Не дожидаясь ответной реплики Кеноби, я выключил коммуникатор и погрузился в медитацию. Кажется, я уже говорил, что чтобы в моём состоянии найти человека на Корусанте, нужно довольно много времени. Оказалось, что это не совсем так. Уж не знаю из-за страха ли или из-за чувства долга, но что-то будто щёлкнуло внутри и скорость поиска возросла в разы. Темп был бешеный, но и ставка была высока, и вскоре я нашёл что искал.

Нижние уровни.

С наступлением ночи на Корусанте жизнь видоизменяется. Наружу выползают нелицеприятные личности и, если ты только не живёшь в богатом районе, гулять не очень-то и безопасно. Отчасти поэтому я ещё сильнее переживал за Асоку. Тем более, что на нижних уровнях, куда лучи солнца и вовсе не добирались, натолкнуться на неприятности было ещё легче.

След привёл в меня в какой-то развлекательный район. Повсюду ярко светились вывески, зазывая то отведать новый коктейль в ресторане, то хорошенько оттянуться в ночном клубе, то насладиться прелестями экзотических красавец в стрип барах. От одной мысли, что здесь надо искать Асоку, становилось не по себе. Готов дать голову на отсечение, что тогрута даже до конца не соображает где она находится.

Несмотря на условный час пик тусовочной активности, народу на улице было немного. Видимо, большинство находилось внутри развлекательных заведений. От этого искать было легче, но ненамного.

Остановившись, я решил свериться со своими ощущениями. Асока была где-то рядом, но чем ближе я к ней подходил, тем тяжелее мне становилось её искать. Это странное ощущение походило на предупреждение. Что-то будто останавливало меня, но я настойчиво игнорировал любые сигналы подобного рода. Я встряхнул головой, чтобы отогнать плохие мысли и двинулся дальше, но не успел пройти и десяти метров как вдруг заметил вдалеке до боли знакомые очертания.

Асока шла, не замечая никого и ничего вокруг. Девушка обнимала себя за плечи, а голова её была опущена. Со стороны могло показаться, что она что-то ищет, но я прекрасно понимал, что она просто погружена в свои мысли. Я пошёл за ней, быстро сокращая дистанцию, и как только до девушки оставалась всего пара шагов я осмелился её окликнуть:

— Асока, — услышав своё имя Тано остановилась и вздрогнула. Она узнала меня, должна была узнать. — Я нашёл тебя.

Тогрута была явно не настроена на разговор, что неудивительно. Впрочем, я и не собирался с ней говорить, по крайней мере, не здесь.

— Пошли домой, — негромко произнёс я. В ответ на мою фразу девушка повернулась ко мне и я наконец увидел её лицо. Она плакала, не рыдала, не истерила, а просто тихо плакала. От увиденного моё сердце сжалось. Хатт возьми, я думал, что быть человеком легко, но видеть ту, что потеряла веру не только в остальных, но и в себя, было очень тяжело.

— Боюсь, у меня больше нет дома, — произнесла Асока. Даже сейчас она храбрится, пытается показать, что ничего страшного не произошло, но я знаю её лучше кого бы то ни было. Ей страшно и одиноко.

— Есть, — твёрдо отвечаю я, делая шаг навстречу. — Есть и семья, и друзья, и дом.

— Но…

Я вижу, что тогрута хочет что-то мне ответить, но просто не может. Ещё шаг и вот я стою уже вплотную к ней. Асока поднимает на меня глаза и тут я понимаю, что это её предел. Она утыкается носом мне в грудь, прижимаясь почти всем телом, а я не могу сделать ничего кроме как обнять её так крепко как только могу. Она всхлипывает, изредка вздрагивая, и я ощущаю как моя рубашка становится мокрой. Я не хочу больше тут находиться, как не хочет этого и Асока, но я просто не могу её отпустить. Самые тёплые чувства нахлынули на меня и не желали уступать место холодному разуму. Видимо, мне просто нужно ещё одно мгновение.

Глава 10 С меня хватит

Республиканская улица 500

Быть человеком. Что это вообще значит? В своё время мне казалось, что ответ кроется в осознании того факта, что ты смертен. Приняв это, ты наслаждаешься каждым моментом своего прибывания в мире живых и стараешься жить на полную катушку. Мне думалось, что осмотрительность и страх за собственную шкуру — удел слабых. Но на деле всё оказалось иначе. Быть человеком — значит чувствовать боль.

Я привёл Асоку к себе домой и ещё очень долго после этого успокаивал её. Она лежала у меня на коленях и говорила о том, что чувствует и что думает. Я старался не прерывать её, лишь изредка задавая уточняющие вопросы, но мне и этого хватило. Вся её боль стала моей болью, и самое паршивое, что я ничего не мог сделать. Осознание собственной беспомощности в вопросах предательства угнетало меня больше, чем факт самого предательства. Забавно, не так ли?

В конце концов, Асока заснула, оставив меня один на один с собственными мыслями. Так я и пришёл к тому что на самом деле значит быть человеком. Происходящее казалось мне чьим-то неудачным экспериментом по превращению Бога в смертного, что вдвойне забавно, учитывая, что это мой эксперимент.

Аккуратно встав с дивана, чтобы не потревожить Асоку, я направился в свою комнату. Я не хотел спать. Мой порыв был скорее привычкой, сформировавшейся за немалое время пребывания в теле Бонтери.

Подойдя к двери, мою грудь вдруг пронзила острая боль. Я только и успел, что схватиться за сердце и облокотиться о стену. Это было похоже на приступ, но я был абсолютно уверен в здоровье своего физического тела и даже события последних дней не могли его подорвать. Так в чём же дело? Стоило мне немного отойти, как нахлынула вторая волна боли, и тут я я ощутил то, что дало мне ответ на поставленный вопрос. Я почувствовал отделение, отделение моего сознания от сознания и тела Лакса — недостаточно сильное, чтобы я полностью утратил контроль, но вполне ощутимое.

— С тобой всё в порядке? — послышался сбоку голос Асоки. Видимо, её разбудил шум. Будь она человеком — не заметила бы, но у тогрут чувства обострены как у хищников.

— Нет, малышка, со мной не всё в порядке, — сделав глубокий вдох, ответил я.

— Мне позвать на помощь? — обеспокоено спросила девушка.

— Боюсь, никакая помощь мне не поможет, — я медлил, размышляя о том, стоит ли говорить. — По всей видимости у меня осталось совсем немного времени в этом мире.

— О чём ты?

— Когда я тебя искал, я применил особую технику поиска. Но в данном теле скорость упала в разы. И тогда я несознательно убрал ограничители, высвободив свою истинную силу. К сожалению, я не могу вновь её ограничить, так что, если я не покину тело Лакса в ближайшее время, сенатора попросту разорвёт на части.

— Ты уверен в этом? — немного обдумав сказанное, поинтересовалась Асока. — Ты же впервые находишься в теле человека. Может просто небольшой сбой?

— Когда у тебя в доме прорывает трубу, какие ты ещё наблюдаешь последствия кроме сломанной трубы?

— Вода повсюду, — тихо ответила Тано.

— Именно. Я чувствую невероятный прилив сил. Теперь у меня полный доступ к моим настоящим способностям, но это ненадолго. День, а может два. Я не знаю точно.

— И что теперь делать? Как тебе помочь?

— Я же уже сказал, что никак, — усмехнулся я. — Это конец для меня. Но сначала я всё же исполню задуманное.

— Задуманное? — Асока заметно напряглась.

— Да, я покончу с владыкой ситхом, которого вы все ищете, — моя улыбка слегка обезоружила тогруту, но девушка всё же задала вполне очевидный вопрос.

— Ты знаешь кто он?

— Конечно, я же Сила, — гордо ответил я.

— Скажи кто он и…

— Нет-нет-нет, — жестом остановил я поток мыслей Асоки. — Никаких имён. Дай мне напоследок вдоволь оторваться.

— Тогда позволь мне хотя бы пойти с тобой, — я видел решимость в глазах девушки. Видимо, наша продолжительная беседа пошла ей на пользу, и в строй вернулась Асока, которую я знаю.

— Это, конечно, похвально, но нет. Зачем тебе это? Ты же даже не успела как следует выспаться.

— Не пойми меня неправильно, но ты не заберёшь все лавры себе. Слишком жирно будет.

Я был весьма удивлён сказанным. В принципе можно было ожидать нечто подобное от Тано, но в данной ситуации я думал, что она будет менее мотивированной что-либо делать. Рассмеявшись, я ответил:

— Знаешь, я правда собирался оставить тебя здесь, но твоя наглость сбила меня с толку и даже немного восхитила. Так уж и быть.

Корусант. Здание Администрации Республики.

— И всё же я не понимаю, — задумчиво произнесла Асока, когда мы входили в здание администрации. — Зачем мы сюда пришли?

Дело близилось к обеду, и мне хотелось разобраться со всем побыстрее, чтобы насладиться остатком дня в тишине и покое.

— Я же сказал, что всё сама узнаешь, — с хитрой улыбкой ответил я.

Девушка не раз до этого пыталась докопаться до меня с вопросами из серии «а за кем мы идём», «а что мы там будем делать» и так далее, но каждый раз я призывал её к терпению и не зря. Я ожидаю увидеть просто бесценную реакцию Тано на новость о том, кто же стоит за войной и всеми невзгодами Ордена и Республики.

— Я поняла, — вдруг воскликнула тогрута. — Ты хочешь предупредить канцлера. Как же я сразу не догадалась?

— Для той, что только вчера ушла из Ордена, ты слишком радостная, — упоминание о вчерашнем дне немного присмирило Асоку и та, надув губки, замолчала.

Мы вышли на этаже, на котором располагался комплекс канцлера. В прихожей на нас ожидаемо уставились два красных стражника и Дар Уак — помощник Верховного Канцлера. Родианец, завидев нас, поднялся со своего кресла и обратился ко мне:

— Сенатор Бонтери, канцлер сейчас занят.

— Поверить могу, что вы не помните как я к вам вчера приходил, — улыбнулся я. — Оно и понятно, ведь вы не в силах противостоять контролю разума, — я провёл рукой, и Дар Уак, как и два красных стражника буквально застыли на месте.

— Пойдём, Асока. Нас уже ждут.

Пройдя через короткий проход, мы попали в большую круглую комнату. За рядом кресел находился стол канцлера, за котором сидел ничего неподозревающий Палпатин.

— И снова здравствуйте, — я приветственно махнул рукой.

— Как вы прошли через охрану, сенатор Бонтери? — настороженно спросил канцлер, переводя взгляд с меня на Асоку. — Ваша работа, бывший падаван Тано? Мне передали, что вы ушли из Ордена. Вы здесь, чтобы мстить?

— Да, конечно. Ей больше заняться нечем.

— Я основывал своё решение на фактах и уликах, а не на хорошем отношении. Мне ни капли не стыдно за то…

— Хватит пороть чушь, — мой голос стал твёрже. — Дарт Сидиус.

— Что? — сказать, что тогрута была поражена — значит, не сказать ничего. Я видел как её глаза становятся похожи на два блюдца. Но стоит всё же отдать Тано должное, так как она почти сразу же выхватила мой меч, который я ей отдал перед выходом.

— Вот оно как, — Палпатин рассмеялся и встал из-за стола. — Вижу, вы ей всё рассказали. Ну и что вы намерены делать? Как и в прошлый раз, доказательств нет, да и вообще при прочих равных поверят мне. Падаван-изгой и её возлюбленный пришли сюда и попытались убить канцлера в отместку за то, что тот хотел осудить падавана. Эта версия куда правдоподобней, чем та, что я влыдка ситх.

— А нам и не нужны доказательства, — отмахнулся я. — Ты сам всё расскажешь.

— Это ещё почему? Ты меня заставишь? — Сидиус достал и активировал два ранее скрытых меча. — Если бы ты мог, то сделал это вчера, чтобы я встал на сторону этой девчонки. Выходит, что не такой уж ты всемогущий. По крайней мере, в этом теле.

— Так было, — кивнул я. — Но сейчас я не просто заставлю тебя говорить, я лично отведу тебя к Совету, которому ты всё расскажешь.

— Это каким ещё образом?

Вместо ответа я развёл руки в стороны, и пространство вокруг затряслось, а по стенам пошли трещины. Я рассудил так: если кончать со всем, то кончать эффектно, и поэтому я буквально вырвал часть кабинета канцлера из здания администрации. Палпатин попытался было перепрыгнуть обратно, но было поздно — я просто отбросил его в одну из стен.

Поднявшись на ноги, Сидиус не придумал ничего лучше, чем атаковать, причём даже не меня, а Асоку. Перемещение части здания требует определённой концентрации, но с моим нынешним доступом к способностям я мог не переживать за тогруту. Девушка сражалась с ситхом и довольно неплохо, но в моменты опасности я подстраховывал её, то бросая кресла в Палпатина, то отталкивая его с помощью силы.

Всё в принципе шло как по маслу, но в один момент ситуация в корне изменилась. Очередной приступ боли весьма не вовремя накрыл меня. Я упал на одно колено, тяжело дыша и хватая ртом воздух. Всё бы ничего, но, утратив контроль, я понял, что сейчас начнётся свободное падение. Часть кабинета канцлера действительно стала разваливаться и падать, а мне требовалось ещё немного, чтобы восстановиться. Впрочем, я успел это сделать до того, как Асока или Палпатин вылетели из офиса.

Как только всё устаканилось, битва вернулась в первоначальное русло. Сидиус нападал, Тано защищалась. Слукавлю, если скажу, что в паре моментов не пожалел, что взял тогруту с собой, так как доверить ей битву с владыкой ситхом было немного опрометчиво. Но в конце концов, Асока выполнила свою функцию, удержав недоделанного властелина в кабинете, пока я переносил нас к храму, которому, к слову, не собирался наносить никакого ущерба. Опустив часть здания ко входу, я притянул себе мечи Сидиуса. Отныне канцлер был полностью безоружен.

— Вам всё равно не поверят, — лихорадочно затараторил ситх, тяжело дыша. — Я до сих пор являюсь главой государства, демократически избранным лидером.

— Таковым ты и оставался, но ровно до тех пор, пока я закрывал на это глаза.

С этими словами я поднял Палпатина в воздух и сжал кулак, тем самым полностью сковав политика. Отныне он был безобиднее C3PO.

— Асока, — обратился я к тогруте. — Я пока пойду потолкую с Советом, а ты возвращайся в мою квартиру и жди меня там.

* * *

Словами не описать то удивление и тот ужас, с которым меня встретили в храме. Совет был шокирован и в начале просто не мог поверить в то, что я притащил верховного канцлера в обитель джедаев. Всё поменялось как только магистры узнали цель «добровольного» визита Палпатина.

— Признание? — довольно сдержанно уточнил Винду.

— Да. Вы просто посмотрите. Канцлер так жаждал вам всё рассказать, что его утихомирить пришлось, — кивнул я на политика, который висел в воздухе рядом со мной.

— Это неприемлимо! — вырываясь, вопил ситх. — Прикажите ему отпустить меня! Он не имеет права удерживать меня!

— Они не могут мне приказать, — с улыбкой ответил я. — Собственно говоря, никто не может. Зато я могу приказать вам. Попробуем?

Опустив Палпатина на землю, я провёл ладонью перед его лицом и заставил рассказать всю правду. Если бы раньше на ситха это не подействовало, то теперь он тужился, жался, но в итоге поведал всё, что только мог. Во время своего бурного и эмоционального монолога Сидиус был похож на заведённую игрушку. Его буквально прорвало на интересные факты о собственной жизни. Многие из них даже я нашёл занимательными. Не мог же я следить за ним 24/7. Что касается магистров, то у половины просто отвисли челюсти. Я бы на их месте также себя повёл. И только магистр Йода сохранял полное спокойствие и выглядил скорее задумчивым или раздосадованным.

— Как-то так, — произнёс я, когда Палпатин закончил свой рассказ. — Знаете, это стоило того, чтобы вырывать большой кусок из здания. Волшебно, — сделав небольшую паузу, я продолжил. — Думаю, я вам тут больше не нужен.

— Стой, — прервал меня Винду. — Ты так просто уходишь?

— Я поймал вам самого опасного ублюдка во вселенной. Не за что и до свидания.

— Но как же он?

— А что? Сидиус отсюда никуда не денется, даже если и захочет, то не сможет.

— Это ещё почему? — нахмурил брови Оби-Ван.

— Он просто не сможет использовать Силу, — улыбнулся я и тут же решил разъяснить этот момент. — Видите ли, я — всемогущая субстанция, которая не ограничена ничем. Более того, моей силы так много, что она питает каждого одарённого во вселенной, включая нашего владыку. И, если я вдруг не захочу давать её, то Палпатин и не сможет ей воспользоваться как бы силён не был. К тому же, имейте совесть, вас тут полный зал обученных одарённых.

— Но это… — начал было Винду.

— Чудесно, невероятно, феерично, умопомрачительно и просто шикарно, — рассмеялся я.

С этими словами я направился к выходу, оставив Совет переваривать полученную информацию. Я не стал говорить о своём уходе из тела Бонтери или о помощи Асоки в моём непростом деле. Достаточно уже того, что я привёл к ним Сидиуса. Пусть это будет моим прощальным подарком. Хотя, часть меня всё же жалела о том, что ситх остался жив. Зато я смогу лично посмотреть на суд и жизнь Палпатина за решёткой.

Стоило мне выйти из зала Совета, как тело пронзила сильнейшая боль. Этот приступ был куда сильнее предыдущего, и тогда я понял, что времени осталось мало. Я не жалел о проведённом времени, но и не особо хотел расставаться с физической оболочкой. Хотя, роль кукловода вселенского масштаба всегда была мне ближе.

Республиканская улица 500

Когда я возвращался домой, то не ожидал увидеть ничего кроме взвинченной и взволнованной Асоки. Хорошо хоть, что тут мои ожидания оправдались: девушка бросилась мне на шею, как только я перешагнул порог квартиры.

— Ну как всё прошло? — оторвавшись от меня, спросила тогрута.

— А сама как думаешь? Полная победа и триумф вашего Ордена. Впрочем, я встретил несколько отрядов клонов, когда выходил из здания храма… Проследили нас всё-таки. Хотя, скорость реагирования оставляет желать лучшего. Но то уже проблема джедаев.

— То есть это конец? — замялась Асока.

— Ну да. И конец войне, и конец правлению Палпатина…

— Нет-нет, — перебила меня девушка и немного покраснела. — Я имею в виду тебя.

— Определённо. У меня осталось совсем немного времени.

— Но я не хочу, чтобы ты уходил, — тогрута тяжело вздохнула и посмотрела мне в глаза.

— Почему?

— Не знаю, — покачала головой девушка. — Ты очень похож на Лакса и одновременно не похож.

— Я в его теле, — усмехнулся я.

— Я понимаю, но я о другом. В тебе есть что-то родное для меня, что есть и у Лакса. Но ты более открыт, воплощаешь все свои безумные идеи без оглядки на общество, не боишься идти против течения.

— Я понимаю твоё волнение, малышка. Но я более чем уверен, что Бонтери исправится, станет лучше и меня, и себя старого. Он видел всё, что видел я, чувствовал всё, что чувствовал я и, надеюсь, многому научился. Я даже не сомневаюсь, что всё у вас будет хорошо.

— Думаешь?

— Конечно.

Я знал, что это конец, ощущал каждой клеткой своего тела. Счёт шёл уже на минуты. С каждым мгновением моё сознание всё больше отдалялось от сознания Лакса. И тогда я решил воплотить свою задумку. Приблизившись к Асоке вплотную, я поцеловал её. Так как мог, вложил в это всё, что осталось от меня в материальном обличии. Можно ли было подумать о лучшем конце? Думаю, нет. Мой поцелуй становился поцелуем Лакса, давая новый толчок их отношениям. Разве не чудесно, что последним своим действием я свёл двух любящих людей.

Отключился я совершенно внезапно, впрочем, как и очнулся. Я больше не человек, даже не близко. В секунду огромный груз упал с плеч. Стало легко и беззаботно. Я понимал, что снова стал Силой — тем божеством, что следит за балансом во вселенной, но отчего-то мне было очень непривычно, непривычно быть везде и нигде, непривычно видеть всё. Впрочем, было и что-то родное в этом состоянии.

Попасть в тело человека было бесценным опытом. Не уверен правда, что хочу ещё так оторваться. Разве что через пару тысяч лет. Но знаете, кто бы что ни говорил, нету места лучше дома. И теперь я знаю это лучше, чем кто-либо другой. Хватит с меня приключений. Я дома.


Оглавление

  • Глава 1 Из плоти и крови
  • Глава 2 Под другим углом
  • Глава 3 Всё бывает в первый раз
  • Глава 4 Чтение между строк
  • Глава 5 Столкновение. Часть 1
  • Глава 5 Столкновение. Часть 2
  • Глава 6 Промежуточный итог
  • Глава 7 Надвигается беда
  • Глава 8 Правда, в которой видят ложь
  • Глава 9 Мгновение
  • Глава 10 С меня хватит