КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395595 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167175
Пользователей - 89903
Загрузка...

Впечатления

Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Диверсант (СИ) (fb2)

- Диверсант (СИ) (а.с. Диверсант-1) 1.28 Мб, 349с. (скачать fb2) - Олег Эдуардович Иванов

Настройки текста:



Олег Иванов Диверсант

Книга 1 ДОЛГ

ПРОЛОГ

Космолёт уже сутки бороздил звёздное пространство Солнечной системы с колонистами на борту. В их состав входили, как обслуживающий персонал, созданной недавно станции и сданной в эксплуатацию неделю назад на Марсе, так и оперативный ресурс, представляющий собой группу безопасности в лице охраны, а также медперсонал.

Сейчас в боксах царило умиротворение. Весь экипаж за исключением дежурного пилота на капитанском мостике, да медика в санблоке, пребывали в анабиотическом состоянии, располагаясь в капсулах первичной заморозки.

Сверившись с показаниями приборов, и проверив траекторию полёта, ас в звании капитана 3-го ранга ввёл необходимые изменения, поправляя курс. Заняла у него данная процедура не больше пары минут, и теперь мог позволить себе отвлечься на невольного собеседника, нёсшего дежурство в другой части корабля, естественно, не отвлекаясь от панели дистанционного управления, переведённой им, как и прежде предшественником, в автономный режим.

— Санинструктор 4-го класса, говорит каптриранга: может, отужинаем сегодня при фотонном светильнике?

— Как романтично, — раздался в динамиках головного отсека голос дежурной по санблоку, принадлежа довольно молодой особе. — И каково же будет меню? А в чём именно подано и упаковано?

— Как обычно во время полёта — в тюбиках, — улыбнулся себе под нос пилот. — Так моё предложение принято?

— Надеюсь, в качестве пасты окажется съестное, а не гигиеническое содержимое, предназначенное для ротовой полости? — приняла медик игру аса. — А то время нашей смены подходит к концу, Алексей… Георгиевич. Сейчас от анабиоза очнётся санинструктор 2-го класса Маргарита Левина. Точнее через…

— Давай без пунктуальности, Полина… Юрьевна, — назвал её согласно уставу по имени и отчеству с запинкой капитан. — Мы же сейчас одни.

— И… — придвинулась подопечная к капсуле с человеком внутри.

— Моё предложение в силе, — вцепился пальцами в края сидения ас.

— На ужин… — не отвлекалась от работы медик, продолжая беседу с оппонентом.

В динамике раздалось лёгкое шипение, на которое не обратил внимания дежурный офицер. А стоило бы, впрочем, и озаботится им. Но он был увлечён санинструктором 4-го класса, иначе бы не произошло досадного происшествия.

— И не только.

— А что ещё ты предлагаешь мне, Алексей Георгиевич?

— Полина, давай без фамильярностей и устава, — перешёл он с ней на обычное обращение, словно они были знакомы с давних пор и…

Так на самом деле и было, когда они, после окончания военно-космической академии, подали заявку на участие в программе заселения красной планеты. И прошли отбор среди многих претендентов не только старше их, но и опытнее. Однако ставку работодатели сделали именно на молодёжь. По каким причинам — было известно исключительно нанимателю.

— Хорошо, Алексей. Я согласна… — подыграла ему санинструктор, закрепив фотографию первого человека, ступившего в космос в углу собственной капсулы, приготовив её для себя, и уже забралась, активировав другую капсулу со сменщицей по соседству.

— Неужели, — облизал ссохшиеся губы подопечный. — Я приготовил тебе сюрприз. В следующий раз, как наступит вновь наша очередь заступать на дежурство, я сделаю тебе предложение…

— О свадьбе? — нарушил идиллию басистый голос третьего неучтённого лица, заставив капитана 3-го ранга замолчать, а в следующий миг и вовсе закашляться. — Я вообще-то уже немолода, но… так и быть — согласна. Да-да…

— Маргарита Левина?!

— Для вас, капитан 3-го ранга, можно просто Рита… — прозвучал её голос для Алексея подобно судье, зачитывающей ему приговор без права на обжалование или помилование.

— Что вы себе позволяете, санинструктор 2-го класса?! — справился с удушающим першением в горле пилот.

И ему на смену явился, заступивший на дежурство, подопечный, также поднятый на ноги Полиной.

— Смена караула, — заявил он, едва прозрачная переборка в отсек управления космолётом исчезла перед ним, и шагнул к пульту. — Так что, командир, можешь смело кричать — караул.

— Тебе смешно, Панарин, а мне не очень, — поспешил вернуться в собственную капсулу, а точнее в нежные руки санинструктора 2-го ранга сдавший пост.

— Свободен, — сделал ему прощальный знак рукой дежурный и занял место в кресле у пульта, проверяя связь с медблоком. — Санчасть, ответьте.

— Да, любимый…

— Марго, это ты?

— Я, капитан 2-го ранга.

— Хм, а я думал: сам являюсь им, — с задором молвил он на испуганный голос медика.

— Простите, капитан, выразилась не по уставу, — мгновенно исправилась Левина. — Санинструктор 2-го класса на связи.

— Другое дело, санинструктор. Надеюсь, Буравина, вы упакуете в капсулу без проблем, — проверил его исправления в курсе полёта сменщик, найдя кое-какую незначительную погрешность, и решил исправить вручную.

— Так точно, капитан, — рапортовала Маргарита.

— Как только закончите с ним, сразу доложите, — с нетерпением ждал от неё соответствующего ответа Панарин, выводя на панель управления данные о возможных объектах, пересекающих их траекторию полёта в космосе.

Чем это было чревато — знал всякий в экипаже не понаслышке. А он, к тому же, являлся пилотом со стажем, не раз бороздившим просторы Солнечной системы. Поэтому и получил звание капитана 2-го ранга. Те, кто совершал более тридцати успешных вылетов, имели 1-й ранг.

Вот как раз капитан 1-го ранга и должен был заступить на дежурство сразу после него и совершить посадку на Марс.

— Капитан, это санинструктор. Буравин упакован…

— Надёжно, Марго… рита? — отвлёкся пилот на неё.

— Вы недооцениваете меня, капитан, — смущённо проговорила Левина, — навалившись сверху на саркофаг с капитаном 3-го ранга, когда он в нарушение устава, хотел задержаться мгновением дольше вне его пределов, чем было отпущено ему командой «отбой», и взглянуть на санинструктора 4-го класса, сдавшего вахту одновременно с ним.

— Так точно. Мне даже собственноручно пришлось использовать снотворное.

— Это хорошо, — взялся за штурвал Панарин, снимая автопилот, и по отсекам космолёта прогремел предупреждающий звуковой сигнал:

«Внештатная ситуация! Курс корабля изменён! До столкновения с неучтённым космическим объектом осталось 5 минут 23 секунды… 22… 21…»

И следом новый сигнал вкупе с обратным отсчётом:

«Просьба изменить курс космолёта Марс-5 или произвести экстренную эвакуацию экипажа!»

— Что происходит, капитан?! — перепугалась не на шутку Левина, взмокнув в то же мгновение.

Вместо ответа от пилота раздалась очередная предупреждающая запись:

«Внимание, экипаж! Убедительная просьба проследовать в спасательный отсек корабля или покинуть его немедленно, совершив экстренный сброс! До столкновения осталась минута!»

— Капитан! Панарин!!!

Крик санинструктора перекрыл глухой удар, смявший внешнюю обшивку космолёта Марс-5. Внутренняя переборка выдержала, правда, недолго. Когда она дала трещину, и на её месте образовалась пробоина, от Левиной осталась всего лишь багряная слизь, разлетевшаяся брызгами по санчасти с капсулами, где две из трёх сотен оказались пустыми. При этом некоторые вышли из строя и…

— Хм, — коснулась странной картинки рука, взглянув на фото первого человека, покорившего космос среди землян. Он улыбался. А с обратной стороны значилась надпись в одно слово: «Поехали!» за подписью владельца. — Даже так.

Новость оказалась приятной для захватчика Марса-5. Впрочем, и остальных, явившихся с ним на борт космолёта с Луны.

— Живее уроды! У нас не так много времени! — взглянул на таймер с обратным отсчётом времени незваный гость.

— Какие люди, и без охраны, — приветствовал его Панарин.

— Давай сюда, — обратился резво захватчик к нему. — Живо, если хочешь жить!

— Я уже здесь, — показался из-за открывшейся переборки в скафандре для выхода в открытый космос пилот 2-го ранга.

— Молодец, — направил на него оружие гость.

— Э-э… — отшатнулся тот от него. — Мы так не договаривались!

— А, по-моему, наоборот, герой, — надавил на спусковой механизм налётчик.

— Нет, я не герой! Я с вами, парни-и-и…

Выстрел оборвал крик капитана, и заставил его застыть. Ботинки на магнитной основе не позволили ему выплыть в открытый космос, пока пробоина была мала, а едва увеличилась из-за отошедшего абордажного корабля космических пиратов от Марса-5 — его засосало туда.

— Как больно-о-о… — простонал Панарин, открыв глаза.

Стимулятор сделал своё дело — продлил ему жизнь, заставив сердце вновь биться. Зря. Лучше бы он умер в первый раз, поскольку во второй раз пришлось вновь, но с осознанием того, что его предали, как и он тех, кого сейчас увозил в глубины космоса, собиравшийся стартовать корабль охотников за удачей.

Последнее что увидел Панарин — огромную надпись на весь борт: «ПРИЗРАК» — с одной стороны. С другой — уже нет. Не считая черепа на носовой части. Впрочем, ему было уже всё равно — его тайна сгорела вместе с ним при ускорении крейсера захватчиков. А чуть погодя космос озарила новая яркая вспышка при детонации ядерного реактора Марса-5. Иначе бы он не исчез с экрана ЦУП ВКС на Земле, и там началась лёгкая паника с потерей сигнала.

Глава 1 БЕРЛОГА

Глейсер стремительно заходил на посадку, на его борту находился представитель президиума Космического Содружества под патронажем России. Связано это было с пропажей экипажа колонистов с космолёта «Марс-5». Едва поступило сообщение, что воздушный корабль находится в точке приземления, состоялась столь же стремительная посадка, как и взлёт с коротким полётом.

Место посадки появилось ниоткуда и скрылось в никуда — на поверхности гористой местности, покрытой сплошь лесным массивом, возникла чёрная дыра и скрылась вслед за севшим летательным аппаратом.

— У-у-ух-ху-у-ух… — сняв шлем с головы, выдохнул пассажир, располагаясь на месте второго пилота.

Первый же убрал защитный колпак, позволяя ему выбраться из кабины и спрыгнуть на бетонные плиты.

— С вами всё хорошо, Георгий Андреевич? — уточнил капитан 1-го ранга земного класса.

— Да, — кивнул утвердительно пассажир, поправляя рукой сбившуюся прядь волос. — Отдыхай пока.

— Как долго, Георгий Андреевич? — уточнил ас.

— Чего не знаю, того не скажу тебе, майор. Но далеко от своего НЛО не уходи. Ещё понадобишься, — расстегнул комбез пассажир, и скинул прямо у глиссера на бетонку, шагнув в направлении обитателей базы закрытого типа, имеющего статус повышенной секретности.

— Мы ждали вас, советник, — приветствовал гостя…

— Генерал, — поздоровался с ним Буравин, протянув первым руку с раскрытой ладонью. — Надеюсь, вы в курсе о причине моего визита к вам?

— Разумеется, советник, — пригласил он его в лимузин больше похожий на броневик. — Это для вашей же безопасности, — присовокупил хозяин базы ЮГ-61, расположенной высоко в заснеженных горах, периметр которых был нашпигован автоматическими турелями, способными сбить летательный аппарат даже космического образца. Не говоря уже про десантно-штурмовые авиаки наземных ВВС, также имеющиеся в наличие, как и глейдеры военного образца, ничуть не уступающие аналоговому прототипу высокопоставленного гостя. — Хотите пить?

— Можно, — подтвердил прилетевший.

— Что будете пить, советник?

— Чай с лимоном и естественно с коньяком, — устало молвил он.

— Чая больше или коньяка? — выяснял генерал, желая услужить.

— Ещё и лимон предложи не класть туда, — усмехнулся наигранно гость, и хозяин «Берлоги» понял: всё очень и очень серьёзно. Всё-таки известие о ЧП с «Марсом-5» дошло и до него. Хотя опять же информация была доступна немногим во всём мире. Однако если знает один, то непременно узнает другой. Слухи имеют свойство распространяться со скоростью света, и выше. За всеми в центральном управлении не уследишь, да и от родных тайну о погибших родственниках в колонизации красной планеты не скроешь. Они должны были выйти с ними на связь сутки назад.

— Куда едем, в какой сектор? — откусил лимон, даже не поморщившись, хозяин «Берлоги».

— В сектор «А», — заставил гость своим ответом его съесть кислый фрукт без остатка. Поэтому чай с коньяком пришлось пить без лимона.

— А у вас здесь нежарко, генерал, — поёжился прибывший.

— Так горы, советник. Зима 365-ть дней в году, — сказал он, куда ехать пилоту, назвав главный сектор базы.

Там и остановился «броневик», прибыв под усиленной охраной, ожидавшей хозяина с гостем снаружи во всеоружии.

За кем именно прибыл советник, генерал ни секунды не сомневался. Значит, настал тот день, когда он избавится от опасного соседства.

— Камера 352, - вдруг выдал гость, словно бывал здесь чаще хозяина секретного объекта.

— Тогда наденьте вот это, советник, — снял с солдата каску генерал, и приказал отдать ему свой бронежилет.

— Тяжёлый… какой, — отметил недовольно вслух гость.

— Это для вашей же безопасности, советник, хотя… — генерал инстинктивно потянулся к поясу, проверяя наличие кобуры, а в нём — табельного оружия, — …если что, вряд ли поможет.

Он намекнул на неизбежность жертв с их стороны.

— 22-й век, а у нас броня весит больше пуда, — не слушал его советник.

Они шли узким коридором, преодолевая массивные бронированные двери, одни за другими, пока не добрались до нужного отсека.

— Третий ярус, пятый блок, камера № 2.

Возле неё несли вахту два охранника. При этом по инструкции один мог пристрелить другого, или наоборот, в случае нарушения правил подопечным. Причина данного устава «Берлоги» находилась внутри камеры, за закрытыми бронированными дверьми под неустанным контролем дополнительно автономной системы безопасности.

Вот и сейчас она была активирована.

— Отключить, — настоял гость.

— Но, советник, — растерялся на мгновение генерал.

— Не обсуждать. Это приказ! — не дал времени на раздумья пришелец.

— Как скажете, а прикажете, советник, — подчинился ему генерал, смахнув каску, и провёл рукой по мокрому лбу. — Надеюсь, вы понимаете, на какой риск идёте и… Кому я говорю…

Он заставил охрану отступить в сторону от двери и собственноручно убрал с прохода. Система идентифицировала его, сканируя не только отпечаток правой руки, но и сетчатку глаза одновременно. Плюс затребовала секретный пароль.

— Чтоб я сдох, — выдал не то в сердцах генерал, не то пароль, но итог был на лицо — препятствий больше не возникло. Доступ к объекту под усиленной охраной оказался открыт.

— Фу-уф… — выдохнул под стать ему гость, делая шаг вперёд — наткнулся на выставленную руку генерала.

— Держись за мной, — рокотал он, точно медведь.

Помимо них внутрь вошёл медработник базы, да охрана в лице четырёх смертников. Трупов могло быть и больше, но какой смысл от них, ведь если объект под охраной вырвется на волю, а он непременно вырвется, их станет в разы больше.

Оставалась одна надежда на усыпляющий газ и крохотная на сговорчивость запертого на не одно десятилетие в криокамере.

— Могу я приступать к работе? — уточнил медик.

— Погоди, — подошёл гость к прозрачному саркофагу.

— Советник, вы рискуете, — предупредил генерал, став вровень с ним. При этом одну руку положил на табельное оружие, а вторую — на плечо гражданскому лицу.

— Я знаю это лучше тебя, — не спешил делать шаг назад подопечный, вглядываясь в ледяную глыбу, отдалённо имеющую сходство с человеческим телом.

— Вот и хорошо. Прочие слова о безопасности излишне.

Молчание от гостя послужило немым знаком согласия.

— Приступайте, санинструктор, — дал тому вольную генерал.

— Но постарайтесь сгладить длительное пребывание в анабиозе вашего подопечного, — с содроганием в голосе предупредил гражданский. — Если у него будет не всё в порядке с головой, окажетесь на его месте, и на куда длительный срок! А всякий получит его, если узнаю: хранение тела было ненадлежащим! — наконец-то отступил гость от саркофага, установленного в вертикальном положении, как и человек внутри него.

— Присаживайтесь, — откинул генерал от стены панель, оказавшуюся стулом. И сам расположился рядом, тогда как охрана и дальше осталась на ногах, не считая медика.

Нажатием кнопки на пульте слежения за капсулой, он установил саркофаг в горизонтальное положение относительно пола, занявшись исследованием подопечного внутри.

— Объект 352, - раздался механический голос, — функциональная составляющая тела и биологических процессов находится на минимальном уровне.

— Поднять постепенно до нормативного состояния, — велел медик.

— Объект будет приведён в 100 %-ю биологическую активность за пять минут тридцать секунд. Время отсчёта пошло, — предупредил механический голос.

— Хм, — хмыкнул гость, опустив ладони на колени, и сжал их пальцами.

Тогда как генерал и вовсе вытащил пистолет из кобуры, не спеша снимать с предохранителя. Всё же удостоверился в наличии боезапаса.

Вогнанная на место обойма радости её обладателю не принесла.

— Неужели есть вероятность того, что он может напасть на нас после стольких лет, генерал? — повернулся к нему лицом сосед.

— Ещё сомневаешься, советник? — вытянулось лицо у военного. — Представь себя на его месте.

— Я на своём месте, ты тоже, вот и он, генерал. Где ему ещё быть после того, что он натворил, — отпустил колени гражданский и свёл руки на груди, откинувшись спиной на стену в ожидании полной разморозки «снежного» человека.

— Осталось 20 %… - напомнил механический голос. Потом ещё, и ещё… пока медик не встал из-за пульта и застыл у саркофага.

Человек внутри капсулы смотрел на него будто и не пробыл в заморозке полжизни.

— Он очнулся.

Генерал вновь придержал гостя.

— Не стоит, советник. Вы помешаете процессу приведения в сознание заключённого. К тому же я не думаю, что ему будет приятно увидеть нас с вами в момент пробуждения.

— Ну да, я не девица, — согласился советник, сжав пальцы в кулаки.

В этот момент генерал опустил руку с табельным оружием вниз и дулом к полу, снимая с предохранителя.

— Я буду задавать вам вопросы, вы отвечать мне, — предупредил медик пациента в капсуле. — Если поняли — моргните один раз. Если нет…

Договорить он не успел, пациент повёл себя неадекватно пробуждённому после длительного пребывания на грани клинической смерти в коме.

— Где я? — выдал не своим голосом и довольно писклявым заключённый-352.

— В Берлоге, — ответил в шоке на его вопрос медик, и спохватился с небольшим опозданием. — Вы нарушаете правила тюремного устава!

— Надо же, — стал чуть грубее голос у заключённого, — как интересно. Ты никогда не задумывался, мед, что правила для того и существуют, чтобы их нарушать?

— Никак нет, — отвлёкся он от подопечного, и обернулся на кого-то ещё, кого пока не видел в силу горизонтального положения тела заключённый, а едва приподнял голову, уткнулся лбом в саркофаг.

— Ну, хватит, — встал генерал с откидного стула.

Его примеру последовал гость.

— Ты свободен, медик.

— Но, генерал…

— Прочь, — сменил его у саркофага военный, тенью которого явился советник.

Располагаясь у него за спиной, он выглядывал из-за плеча.

— Привет, надзиратель, — заскрежетал зубами до хруста эмали заключённый. — Давно не виделись.

— Ты даже не представляешь себе насколько давно, Юрий, — уточнил генерал. — Если обещаешь вести себя тихо, возможно, окажешься вне стен тюрьмы.

— Даже так, — напряг члены тела заключённый, проверяя насколько они послушны и пластичны мышцы. Они отозвались болью, иначе бы на его лице не проступили предательские морщины.

— Не напрягайся, Юрий. Ты выйдешь отсюда при условии: никого не убьёшь, — сжал крепче рукоять табельного оружия генерал.

— Обещаю, вояка, — пошевелился внутри капсулы заключённый.

— Поклянись! И калечить тоже не станешь, — не унимался хозяин «Берлоги».

— Договорились, вояка. Выпускай уже — ну… — проверил на прочность каркас изнутри ногой заключённый.

— Помни, о чём мы договорились, — доверился его слову генерал. — И не забывай о долге!

— Ты ещё смеешь мне напоминать о нём, — зацепил коленом невидимую преграду заключённый, сотрясая саркофаг.

Медик предложил пустить усыпляющий газ.

— Пистолет надёжней, — противопоставил ему его генерал.

— С инъекциями?

— С атомными пулями! — выдал хозяин «Берлоги».

Больше тот не вмешивался.

— Хорошо, — пошёл генералу на уступки заключённый. — Ответь мне на один простой вопрос: какой сегодня день, месяц и год?

— 13 апреля 2161-го года, — опередил его советник.

— Знакомый до боли в теле голос, вояка, — вновь исказилось лицо гримасой боли у заключённого. — Отойди-ка в сторону, я хочу взглянуть на твоего подопечного.

— Ты не ошибся, Юрий, — вышел из-за его спины…

— Советник. Ты ли это?

— Я, больше некому. И кто, как не я, способен вытащить тебя отсюда. Вот выпал случай, и я тут как тут, — раздался неуверенный голос гостя.

— Тебя, я убью первым! — зажурился на мгновение заключённый.

— Юрий, ты клялся мне, что не станешь даже калечить, кого бы то ни было, тем более собственного освободителя, — напомнил генерал, по-прежнему пряча пистолет от заключённого.

— Мой освободитель и является тем, кто заточил меня сюда на двадцать с лишним лет, — открыл глаза заключённый. — И явился ко мне в каске и при бронежилете с охраной в твоём лице, генерал, да прочими головорезами, которых я не вижу, но зато чувствую их страх. И ваш!!!

— Псионное воздействие блокировано! — раздался механический голос. — Повторное действие возможно нескоро. Биологический объект слишком слаб.

— Пустите! Пропустите! — ринулся медик меж генералом с советником. — Мне требуется ввести заключённому стабилизирующую инъекцию!

Когда тот вновь пришёл в себя, то узрел всё те же три лица — медика, генерала и советника. На последнем и сфокусировался вновь.

— Вот твоё освобождение, — развернул документ гость и приложил к саркофагу. — Читай!

Взглянув стремительно на него, обитатель капсулы краем глаза заметил и подпись внизу.

— Хм, я стал настолько важной персоной, что лично глава совета президиума космического альянса поставил свой отличительный знак, — проступила улыбка ехидства на устах невольника.

— Не то слово, и он оставил его на данном документе после моих долгих уговоров, и не только. Чашу весов в твою сторону склонил торговый представитель «Ассорциума», — заверил гость.

— Попробую поверить — ненадолго, — ждал заключённый, когда же над ним разверзнется саркофаг, и он вдохнёт полной грудью воздуха. Настоящего воздуха, а не вентилируемого к нему внутрь.

Это сделал собственноручно генерал.

— Добро пожаловать на свободу, Юрий…

— И в космос, — присовокупил советник.

Не спеша сев и свесив ноги к полу, узник оглянулся на гостя.

— Если обманул — пеняй на себя.

— Ты чего косишься на меня? — смутился генерал.

— Не прячь от меня пистолет, вояка, — коснулся ногами пола освобождённый. — Всё равно не успеешь застрелиться!

Медик не удержался и хохотнул про себя, иначе бы его плечи не задрожали, хотя силился сделать вид, будто закашлялся.

— Ну и шуточки у тебя, Юрий, — не стал больше прятать руку с табельным оружием генерал, однако и убирать в кобуру не торопился, даже ставить на предохранитель.

— И всё же сделай это, вояка: переведи пистолет в безопасное положение, а то ещё выстрелишь ненароком себе в голову или советнику в ногу, — приготовился к чему-то размороженный, от чего его отговаривал оппонент в военной форме и при лампасах.

— Даже не дури! Мало было одной отключки и накачки химией, Юрий, хочешь второй раз испытать то же самое чувство и рухнуть в саркофаг? — сделал два шага назад генерал, и атомный пистолет в его руке неожиданно выстрелил.

— А-а-а… — вскричал советник. — Моя нога-А-А…

— Вы ранены? — спохватился медик.

— Это не я, — швырнул на пол АП генерал.

Зря. Миг спустя оружие перекочевало с бетонки в руку медика.

— Ой!

— Вы что, издеваетесь все здесь? — выл от боли советник.

Второй выстрел остудил его пыл. Благо пуля не задела, как первая, да и первая его всего лишь ожгла. Ну, на то и атомная была, а не вольфрамовая.

И уже сам миг спустя пугал с оружием в руках охрану. Та не знала, что делать. Стрелять было нельзя — всё-таки советник.

В итоге всё закончилось поражением осветительного прибора, и в камере стало темно как в чёрной дыре. Из-за чего всем без исключения показалось: время остановилось, и лишь крики возвращали их в реальность бытия.

Когда включилась аварийная подсветка пару мгновений спустя, силуэт узника замер в раскрытых дверях — с одной стороны, а с другой — прозрачные створки были на месте.

— Далеко собрался, Юрий? — уточнил генерал, подобрав пистолет.

Проверив обойму, он обнаружил в нём один патрон.

— Решил застрелиться? — не оборачиваясь, заговорил с ним уже бывший узник.

— У тебя этот номер не пройдёт, Юрий, иначе не выйдешь отсюда живым. Успокойся! — едва ли не крича, выпалил генерал — и пока что на словах.

— Я-то как раз спокоен, вояка. А вот ты — вряд ли. Не пора ли на заслуженный пансион?

В этот момент створки неожиданно раскрылись и на пути долговременного обитателя камеры возникли в экзокостюмах киборги.

— Не устали бегать с ядерной батарейкой в одном месте, парни?

— Заключённый 352, - обратился к нему старший среди группы экстренного реагирования. — Встаньте лицом к стене и разведите руки в стороны, чтобы мы видели их! И пальцы держите разжатыми!

Из руки узника выпало предписание. Подобрав его, отдававший приказы убедился: узник получил полную свободу действий.

— Не скучайте, парни, — прошёл он мимо них. — Я скоро вернусь.

— Будем ждать, Гагарин! — взялся за сигару генерал, прикурив её от атомного пистолета.

Последняя пуля всё же пригодилась ему.

— Постой! Погоди, — захромал за ним советник.

Его рана оказалась ожоговой, и, получив свою дозу стимулятора от медика, быстро нагнал его.

— Я твой пропуск на выход из «Берлоги»…

Вскоре они уже стояли возле глиссера.

— Вылетаем, Георгий Андреевич? — справился ас у него.

— Да, но без тебя, — наказал ему снимать комбез освобождённый.

Тот повиновался даже без подсказки со стороны советника.

— А ты чего встал, Жора? Или найчился обходиться в полёте без шлема с комбезом?

— Только давай обойдёмся без твоих выкрутасов, Юр. Нам с тобой ещё только предстоит обстоятельный разговор, — поспешил влезть в шкуру пилота советник.

— Уж не в Кремле ли? — забрался по сходням в кабину освобождённый.

— Нет. У меня на вилле. И без меня, тебе туда не попасть.

— А если попробовать ракетой?

— Я тоже рад видеть тебя, Гагарин, — подался в кабину на место второго пилота советник, а уже по приземлении вывалился из неё, вывернув наизнанку нутро.

— Ты живой, Жора? — спрыгнул вслед за ним вниз ас.

— Не уверен, — стоял на четвереньках второй номер. Недолго. Дополнительной опорой ему при передвижении послужил освобождённый.

— А ты неплохо устроился, Жор, — осмотрелся быстро гость, вращая больше зрачками глаз и отводя их по сторонам, нежели головой. — Море, песчаный берег, дом в три этажа…

— И столько же вглубь. Плюс гараж и стартовая площадка для вироплана и глейсера, — окончательно пришёл в себя хозяин заморских роскошеств.

У бассейна и расположились они, куда первым делом нырнул гость, а вынырнул, когда хозяин думал: его следует спасать.

— Ты чем там столько времени дышал, Юрий?

— Жабрами… — взял полотенце с шезлонга гость и принялся обтираться.

— А ты за столько лет нисколько не изменился, — выдохнул облегчённо советник.

— Ты тоже, Жора. Всё такой же карьерист. И освободил меня только когда запахло жареным, и ты попал в опалу — угадал? — бросил мокрое полотенце на спинку шезлонга гость, и перешёл к столу с поставленными там заранее блюдами на серебряной посуде под такими же точно крышками с позолотой.

— Ты ешь, не разговаривай, — присоединился к нему хозяин, взявшись за нож.

— Смотри, не порежься, Жора.

— Давай вот без этого, а, — застрял кусок жаркого в горле хозяина, и он отхлебнул лимонада из кувшина.

— Да это я не со зла, — проглотил в то же мгновение приличный кусок гость, и тут же взял себе ещё вдвое больше прежнего, не обращая внимания на зелень. Ему казалось: он не ел целую вечность.

— Скажешь, когда наешься досыта, — пропал аппетит у хозяина.

После застолья гость обнаружил его в кабинете на втором этаже с видом на морской берег.

— Ты живёшь один, Жора? — расположился на одном диване с ним оппонент.

— Здесь — да, и люблю смотреть на звёзды. Помнишь, как в детстве… — отставил бокал с дорогим вином хозяин, сделав предварительно небольшой глоток.

— Давай без воспоминаний, Жор. Они не спасут тебя от возмездия, — предостерёг его гость от экскурса в прошлое. — Начинай по существу.

— По существу, так по нему и пройдёмся, — не знал советник, с чего начать непростой разговор.

— Начни издалека, как ты умеешь это делать, Жора, — откинулся на спинку дивана гость, разглядывая плывущие по небу облака.

— Мы собирались колонизировать Марс, — последовал его примеру постоялец.

— Хм, как интересно. А чем раньше мы занимались всё это время? — удивился гость.

— То были цветочки. Мы строили базы для колонизации красной планеты, и пионеры в первых примитивных колпаках — не в счёт, — взял в руки бокал с вином хозяин, а пить не стал, просто потянул носом аромат и отставил назад. — Сейчас же оборудовав несколько баз, собирались заселить их…

— Для добычи недр, Жор? — отвлёкся от облаков гость, глядя прямо в глаза собеседника.

— Да, — не стал тот скрывать.

— Луны было мало выпотрошить, до Марса добрались?

— Не только. Цереру вот уже застолбили и некоторые крупные астероиды, как Юпитера, так и Сатурна. Не столь суть важно, Юрий.

— А что важно, Жора?

Взяв в третий раз бокал, советник осушил его одним залпом.

— Говори — ну.

— Пообещай, Юрий, не убивать меня, — задрожал бокал в руках хозяина.

— Уже раз поклялся в «Берлоге», — напрягся в свою очередь собеседник.

— Космолёт «Марс-5» с первой партией колонистов на пожизненной основе пропал двое суток назад и должен был совершить посадку 12-го апреля, в день космонавтики. Ну, мне ли тебе говорить, Гагарин. Ты же потомок своего славного прапрапра — в каком-то там колене — деда.

— Короче, Жора, — ожёг взглядом оппонента освобождённый.

— Ты не забыл, что у тебя есть дочь, — поставил неаккуратно на столик бокал хозяин, и он упал, разбившись.

— Дурной знак, — зажмурился привычно гость на миг.

Дальше советник мог не напрягаться — сосед прочёл его мысли.

— Она была там, на борту «Марс-5»?

— Ответ ты знаешь лучше меня, Юрий.

— Она погибла?

— Ты отец, не я. Должен это чувствовать лучше меня. И потом ты — псион. Обладаешь некоторыми способностями.

Их и проявил гость, заставив обломок ножки от бокала подняться со столика и зависнуть в воздухе напротив правого глаза советника.

Тому пришлось зажмуриться.

— Что тебе известно о катастрофе?

— Почему ты решил, Юрий, будто произошла катастрофа? — приоткрыл левый глаз хозяин виллы, уставившись в сторону правого, и не заметил опасности — хрустальный осколок вытянутой формы валялся у него в ногах.

— Вы обнаружили обломки космолёта?

— Да. Точнее китайцы.

— Что делали там они?

— Это и предстоит выяснить тебе, Юрий, и всё прочее, что касается колонистов с первой партии, а также о дочери. Ты получишь всё необходимое для выполнения полученного задания, — заверил хозяин.

— Задания, говоришь, Георгий? — проскользнул во взгляде собеседника лёгкий укол, иначе бы из носа советника не засочилась багровая жидкость.

— Да, но при этом ты вправе поступать, как тебе заблагорассудится, — обнаружил кровь на одежде советник.

— То есть, я работаю на свой страх и риск, а потом, как всегда, меня запрут в «Берлоге» у генерала? — не сомневался в ответе гость, зная его наверняка.

— Нет, — удивил в далёком прошлом друг детства.

— Понял. В живых меня не оставят, как ненужного свидетеля.

— Но в прошлый раз…

— Этот случай другой. И ты выпустил меня, зная, что посылаешь на верную смерть.

— Дочь, — напомнил хозяин. — И мой сын. Он был там! Я же не самоубийца. Найди их, Юрий! И проси чего хочешь — сделаю по мере сил и возможностей! Слово даю!

— Ты?!

— И сдержу! Почему — поймёшь сам, когда найдёшь пропажу.

— Хм, и как же ты отпустил наследника на Марс?

— Я иной раз сомневался — от меня ли он у жены. А вот твоя дочь, которая росла в моей семье, пока ты прохлаждался в «Берлоге», думает: мы родня.

— Но и другом назвать тебя у меня не поворачивается язык, Георгий, — взглянул гость на глейдер. — Особенно после того, как упёк в «Берлогу». Но не это самое страшное!

— Я знаю, и, что чувствуешь ты, когда мы теряем близких, Юрий. Теперь точно знаю, — встал рядом с ним Буравин. — Время нельзя повернуть вспять. Это только в фантастике существуют машины времени или виток — на деле же наука в данном направлении продвинулась не дальше, чем мы в космосе, и до сих пор не вышли за пределы Солнечной системы. Хотя злые языки поговаривают: кое-кто летал многим дальше. А вот вернулся — не факт.

— Ну, хватит болтать, советник. Пора действовать, — выдал гость.

— Вот это уже другой разговор, Юрий, — чуть изменился в лице хозяин. — Давно бы так, а сразу… Пошли.

Глава 2 НОРА

Получив необходимую информацию от Буравина, в прошлом агент 1-го класса с позывным Юг, покинул временно одолженный глейдер. Лететь на нём на Луну было верхом безумства. Хотя раньше, когда он только начинал свой путь разведчика, казался верхом современных технологий. Однако за двадцать лет на «курорте» мир разительно переменился, в том числе и космические технологии. О них следовало бы узнать больше, но как уверил изначально вызволивший его из «Берлоги» освободитель — всё это у него впереди — пояснит при случае тайный агент на спутнике Земли.

Лететь туда, Юрию предстояло в одиночку, полагаясь на автопилот. Обнаружив на взлётно-посадочной полосе космодрома искомый глиссер, развивающий скорость на порядок выше глейдера, используемого в основном в земной атмосфере, он был приятно удивлён, когда при идентификации чипкарты, узнал, что его давно ждут на борту и называют по имени.

— Добро пожаловать на борт «Альфы», Юрий, — приветствовал его мелодично-приятный женский голос. — Прошу вас проследовать в головной отсек по включенным осветительным приборам.

— Спасибо, — буркнул вошедший себе под нос, спеша занять место пилота.

Сколько лет он не покидал пределов Земли, но космос с завидным постоянством манил его в свои объятья. Да и на Луне, он не был уже почитай полжизни, тогда как по собственным ощущениям казалось: целую вечность. Однако прервал её, оказавшись в нужном отсеке.

Панель управления космическим объектом разительно изменилась. Глаза разбегались, взирая на целый ряд непонятных приборов, включенных и обнулённых одновременно. Даже лётное время с расстоянием стояло на нуле. Хотя сомневаться, что глиссер уже полетал в космосе за пределами планеты, не стоило. Иначе бы не был допущен для эксплуатации, тем более одним человеком.

А с другой стороны автопилот продолжил общение с ним в мягкой форме, но на безальтернативной основе.

— Пожалуйста, пристегнитесь, Юрий.

— Я пилот, а не пассажир, — напомнил поднявшийся на борт.

— Как будет угодно, Юрий, — лаконично заметил в свою очередь голос. — В случае возникновения внештатной ситуации, я возьму на себя управление «Альфы».

— Вот и договорились. Кстати, как мне тебя называть? — уточнил он между делом, разбираясь в устройте ПУ.

— Оператор, — ответил механический помощник с голосом девицы, продолжая: — Все проблемы в вашем случае решаемы, Юрий. Вам достаточно расслабиться, и откинувшись на спинку сидения пилота, получить доступ к информации. Вы увидите её на экране.

— Спасибо за подсказку, оператор, но я уже сам во всём разобрался, — перевёл пилот глиссер в ручной режим управления, сняв автоматический. Не зря же он обладал скрытыми возможностями, которым до сих пор завидовали многие не только на Земле, но и в космосе. Причина, выполненное задание, за которое помимо своих необычных способностей, заслужил бессрочный отпуск в «Берлоге».

Уничтоженный им артефакт на Луне — такое не прощается никому, даже ему. Возможно, что на этот раз у него задание было аналогичным, но обставлено Буравиным, как всегда, в лучших традициях пиара.

Если это так — кое-кому очень сильно не поздоровится.

Однако задерживаться на старте агент не стал, запустив глиссер в небо, затянутое облаками. На панель тут же поступила информация о пересекающихся траекториях с прочими воздушными летательными аппаратами различной модификации с принадлежностью к земным или космическим аналогам.

— Вам помощь нужна, Юрий? — прозвучал женский голосок, свидетельствующий об угрозе столкновения.

Что, собственно говоря, пилот уловил в мгновение ока, впрочем, и приближение определившегося объекта за момент до столкновения. Его вполне хватило асу уверено уйти от незапланированной «стыковки».

И тут же поступило одновременно несколько сигналов.

Не пояс астероидов и не космос, а всего лишь небо Земли, но размяться перед будущими космическими гонками стоило, вне всякого сомнения.

Перегрузка возросла, о чём мгновенно доложила оператор, интересуясь самочувствием пилота.

— В порядке я. Со мной всё в порядке.

— А мои датчики фиксируют серьёзные изменения вашей биологической активности, Юрий, — предупредила электронная система безопасности, не спеша принимать голографическую форму как таковую, предпочитая пока что исключительно голосовую. Но если клиенту станет скучно — почему нет. Ведь глиссер — космический корабль малой авиации, и при длительном полёте оператор вполне способна скрасить его досуг, материализуясь. Чего пока не требовалось. Значит, так тому и быть.

— Я в норме, — ещё раз повторил ас, настаивая на собственных ощущениях.

Перегрузка в какой-то момент спала, и вместо густых белёсых облаков возникла синева космоса, чуть погодя сменившись тёмным пространством, но также таившим в себе немало опасностей в качестве неутилизированного до сих пор мусора, состоящего преимущественно на орбите Земли из числа старых спутников, и новых, вводимых постоянно в строй. При этом особо богатые люди имели собственные спутники, как некогда ранее спутниковые антенны.

Сняв предохранитель с гашетки на штурвале, пилот был предупреждён оператором о запрещении пробного выстрела.

— Мы находимся на орбите Земли. Согласно последнему конвенту правил безопасности за нарушение пункта 238 положен тюремный срок с лишением прав на полёты в космосе до 20 лет.

— Местом будущего курорта в своде правил обозначена «Берлога»? — ухмыльнулся пилот, сфокусировав прицел на объекте, препятствующем ему свободный пролёт в направлении спутника Земли. И не один, но выбрал именно его, намереваясь обогнуть прочие по замысловато-зигзагообразной траектории полёта.

— Что такое берлога? — отвлёкся оператор.

— Жилище медведя, — предложил ас немного углубиться в изучение фауны родной планеты механической партнёрше, чтобы та больше не донимала его, понимая: не обязана владеть данной информацией. Поскольку в космосе она ни к чему.

Утопив гашетку, агент экстра-класса услышал приятный голос, известивший его о чудовищном происшествии.

— Нашим бортом только что уничтожен орбитальный спутник китайского производства, принадлежащий одному частному лицу из президиума космического Содружества, попутно являющемуся главой «Ассорциума».

А если быть предельно точным — мистеру Чену.

— Подумаешь, — буркнул ас, — нечего космос захламлять всяким дешевым хламом. — И потом, его стоимость значительно завышена, впрочем, и эксплуатационный ресурс. Если не веришь мне, оператор, отсканируй развалившиеся элементы на предмет химического состава сплавов.

— Верно. Спутник был изношен раньше срока, но каким-то невероятным образом функционировал, — последовало очередное извещение.

— Теперь, благодаря нам, перестал. Так что подключённый к нему клиент ровным счётом ничего не потерял, наоборот получит новый спутник на аналогичный срок действия. Если не спишут его случай на форс-мажор. О чём у нас любят твердить все, когда требуется вернуть клиенту деньги или срок лицензии прерван не заказчиком, а поставщиком продукции, — заложил пилот крутой вираж, и не раз. Благо больше топить гашетку на штурвале не стал, опробовав в деле фотонную пушку, проверяя попутно работу реактора. Перегрузка на него вышла незначительной. Причина — цель оказалась простой с минимум защиты от внешнего воздействия на корпус, рассыпавшийся прямо на глазах.

Взглянув на покрытое расстояние и небольшой отрезок времени, освобождённый уставился на спутник Земли.

Давно он не летал возле Луны. Ох, и давно. Иначе бы ему не казалось: стремился на неё впервые. Старые чувства нахлынули вновь, и у него на мгновение возникла мысль перевести глиссер на автопилот. Ведь именно на Луне он встретил свою вторую половинку, с которой провёл несколько дней, потом уже, перед заключением в «Берлогу», узнал о рождении дочери, и… Ему казалось: это было только вчера, а времени минуло порядком.

— Внештатная ситуация! Скорость для совершения посадки на Луну непомерно высока. Срочно примите меры предосторожности и включите экстремальное торможение! — вернул мелодичный голос механического оператора в реальность пилота, и одновременно привёл в чувство.

Сиюминутная расслабленность могла стоить ему жизни, а истинному владельцу — глиссера.

Обошлось. Внештатная ситуация была позади, и при касании о поверхность Луны сработали амортизаторы. Посадка вышла неидеальной, но и опасной тоже не назовёшь. Вот и обслуживающий персонал взлётно-посадочной полосы был готов тушить обломки быстроходного глиссера, когда наружу из зева приёмного шлюза выглянул пилот.

— Здорово, лунаты! — приветствовал их не состоявшийся самоубийца. — Прикурить не найдётся!

— Ненормальный, — только и молвил в сердцах инспектор безопасности, грозя выписать штраф за превышение скорости в момент посадки с последующей парковкой. Да узнал глиссер, идентифицировав его на радаре контроля.

Космический аппарат принадлежал одному из представителей космическо-торговой компании «Ассорциум». А связываться с ними — себе дороже выйдет. Поэтому уступил, не став накладывать арест и штраф.

Помимо этого нахальный землянин ещё и напросился в попутчики до базы.

— Приехали, — заявил блюститель порядка на космодроме, едва за ними захлопнулись шлюзовые врата приёмного отсека, продублированные снаружи первичными створками.

База с броским названием «Луноград» изменилась, но не сказать: до неузнаваемости. Некоторые строения лишь поменяли окрас с обшивкой, другие напротив форму. Однако нужное ему место пришелец определил сразу. К тому же оно находилось недалеко от взлётно-посадочной полосы, и до старта оттуда было рукой подать.

Зафрахтовав мотолёт при помощи кредитки, вновь прибывший привычно остановился у гостиничного комплекса. Не обнаружив свободных мест, он втиснулся меж двух автолётов. Так что теперь в один из них не влезет пилот, во второй — пассажир. И отклонись ас на сантиметр в одну или другую сторону, одним бы штрафом за стёртые борта не отделался.

— Хулиган! А ну стой, я сказал! — закричал представитель парковки.

Слишком поздно — гость успел провести кредиткой по сканеру, снявшему с него оплату, и скрылся за сомкнувшимися створками гостиничного комплекса.

Проделав ту же самую нехитрую комбинацию у административного отдела, он получил электронный ключ от номера эконом-класса. Нет, мог, конечно, затребовать от Буравина и номер-люкс с пентхаузом на крыше гранд-отеля, но светиться в его задачу не входило. К тому же он спешил на встречу с агентом, работающим под прикрытием. Единственное что ему было известно о нём — позывной «Нора».

Ударение Юрий поставил на букве «а». Так он казался ему созвучнее всего, а как выйдет на деле — скоро узнает наверняка.

Встреча была назначена в определённое время за определённым столиком в местном ресторане, больше смахивающем на классическую забегаловку. Ну так, эконом-класс с опцией проживания — всё включено. Поэтому и атмосфера здесь царила соответствующая: для новичков с Земли пугающая, для постоянных клиентов — привычная до неприличия. И кто здесь кто — было видно невооружённым глазом.

Войдя внутрь, Юрий сразу же приметил семейку туристов с детьми. Вероятнее всего они прилетели насладиться лунными пейзажами, но выбрали не тот уровень отдыха. И сервис. Поэтому ничего удивительного в том не было, что сидели насторожено и озирались по сторонам, часто замирая взглядами на входящих.

Вывод относительно «пионеров» Луны напрашивался сам собой: родители привезли детвору на каникулы за примерную учёбу — не иначе. По причине чего ловили на себе немало любопытных и язвительно-ухмыляющихся взглядов от постояльцев гостиницы.

Кто-то уже затеял разыграть их, а таковых личностей Юрий насчитал немалое количество. Благо его столик был зарезервирован за ним и находился в противоположной стороне ресторанного зала, поспорившего бы за звание лучшей столовой общепита.

Установив карточку в распределитель, полученную от администратора ещё в вестибюле, посетитель опустился на зарезервированное за ним место. За что тут же был одарён в спину жгучим и пронзительным взглядом.

Не оборачиваясь, Юрий проанализировал оппонента. Изрядно заросший лунатик искал приключения на ту самую точку, которой грел стул под собой. Оно и понятно — в нём плескалась уже добрая порция алкоголя, и теперь он мечтал найти того, кто оплатит ему новую порцию выпивки. А соседи у него были сплошь зажимистыми завсегдатаями. И вдруг удача — появился новичок, которого он ни разу тут не встречал с того самого момента, как сам обосновался в гостиничном комплексе эконом-класса.

Нет, всё-таки Юрию следовало выбрать гостиницу первого класса на три звезды, поскольку на две, переходящей, скорее всего, в одну, значит постоянно мелькать на глазах у системы безопасности и блюстителей порядка. А ему этого не требовалось. Но другого выхода он не видел, впрочем, как и заставить грубияна, потянувшегося к нему рукой и готового вцепиться за плечо, уткнуться небритой физиономией в пол. Где тот и распластался успешно, вдобавок опрокинув на себя сверху стул. Чем вызвал улыбки на лицах завсегдатаев.

— Где же ты, а? — закрыл на миг глаза гость, сканируя мысленно пространство забегаловки вокруг себя, а когда открыл, был неприятно удивлён подсевшей к нему особой с полумаской на лице и в грязном запылённом плаще. При этом та не спешила снимать ни то, ни другое. Как и капюшон с головы.

— Юг? — спросила прямолинейно незнакомка.

— Нора, — сделал ударение на последней букве оппонент.

— Ах-ха-ха… нора… — послышался смех снизу.

На полу зашевелился гигант, придя в чувство после непредусмотренной посадки под стол.

— Я — Нора, — акцентировала особа, подсевшая к Юрию, сделав ударение на букве «о», и в сердцах пнула носком ботинка грубияна, заставив его и дальше пластаться на полу.

Больше тот не смеялся, притихнув на раз. Со стороны казалось: он спал. На деле же был нокаутирован после случившегося с ним нокдауна в исполнении землянина.

— Идём, — встал Юрий из-за стола, не желая привлекать к себе лишнего внимания.

Зря. Его уделил им мальчишка-турист.

— Мам, а что это за тётя?

— Тебе лучше не знать, малыш, — поспешно ответила она. — Вот когда подрастёшь…

— Только и будешь бегать по ним или они за тобой, — прыснул очередной грубиян в лице завсегдатая столовой при гостинице, перебивая её.

— Не надо этого делать, — опередил землянин агента с Луны, прежде чем та успела сделать шаг в сторону обидчика. — Он этого не стоит. Нам незачем привлекать к себе внимание.

Не тут-то было. Обидчик не унимался.

— Эй, глазастая, личико-то открой! Сними маску, я хочу взглянуть на него! Вдруг ты глянешься мне, и тебе найдётся работа в моём номере!

— А кредит у тебя открыт, импотент?

— Мама, а кто такой импо…

— Тише, малыш. Мы уходим отсюда — немедленно! — возмутилась дамочка с намерением пожаловаться туроператору за неподобающее место их поселения в одном гостиничном комплексе с отбросами общества. Где в основном собирались люди низкопрофильных специальностей, не гнушающихся никакой тяжёлой и грязной работой. Причина — заброшенность базы и отсутствие заработка. Вот турагенства и превратили «Луноград» — первый город спутника Земли — в аттракцион для туристов, где развлекались в основном взрослые люди. Детям же вход сюда не рекомендовали — и только. Всё прочее уже на усмотрение взрослых из числа родителей или опекунов.

— Мам, тётя, кажется, схватила дядю за волосы и ударила головой о стол, — оторопел ребёнок. — Она бьёт его!

— Не оборачивайся, малыш, идём, скорее.

Едва туристы выскочили за двери забегаловки, им на встречу попались блюстители порядка.

— Мам, ну давай поглядим, — понравилось ребёнку зрелище в ресторане. — Пожалуйста!

Вот и девчонке при отце.

— Пап, а почему тётя ударила дядю между ног?

— Подрастёшь, узнаешь, — коротко ответил отец.

— Так мне постоянно говорит мама, папа. Но ты же не она, — хотела знать дочь: почему бить туда, ей было нельзя и вообще проявлять акт агрессии и насилия в отношении брата, а взрослой тёте в отношении обидчика противоположного пола — значит можно. Это было несправедливо по детскому разумению.

— Да, доча. Сейчас другие дяди, в лице охраны правопорядка, схватят эту нехорошую тётю и накажут.

— Как?

— Телесно.

— Неужели станут бить ремнём по попе? — округлились глаза у ребёнка.

— Ну, ведь она не слушается, да, — пошёл лоб морщинами у отца.

— Так она же взрослая! — вжала голову в плечи девочка.

— И что с того, доча? У неё ведь тоже есть взрослые родители.

— То есть, папа, когда мы вырастем, вы и дальше будете ходить с нами везде? — растерялся ребёнок, мечтавший поскорее позврослеть.

— Нет, но…

— Бежим… — закричала мама, таща за собой, упирающегося ногами в бетон сына.

В столовой дело дошло до метаний стульев и, кажется, стрельбы. А раз так, могли зацепить и туристов.

— Хороший же отпуск ты нам устроил, дорогой. Ой-ой…

Нору было не удержать, она точно ураган прошлась вплоть до выхода из забегаловки, когда туда ворвался дежурный патруль, выхватив травматы.

Первый выстрел один из наряда произвёл в воздух. При этом оружие в его руках бабахнуло так, словно там калибр был как у пушки, а не у ручного оружия. Про данный эффект погремушки знали едва ли не все, кто сейчас столовался при гостинице. Так что должного воздействия естественно не возымел, и травмат пришлось применять уже по зачинщикам потасовки, грозящей перерасти в беспорядки.

Пока стрелок направлял ствол на драчунов, его напарник спешил вызвать подкрепление. Не получилось — переговорное устройство, по непонятной для него причине, вышло из строя.

— Рация барахлит, — возник у него из-за спины освобождённый.

— Сможешь починить? — бросилось сразу в глаза: блюститель порядка впервые заступил на боевое дежурство, иначе бы не проявил несвойственной беспечности патрульному. — Только быстро!

— Попробую, — предложил ему взглянуть на неисправное устройство подкравшийся, и неожиданно уронил, вдобавок наступив ногой — раздавил.

— Ты что натворил?! — схватился за кобуру блюститель.

— Я нечаянно, — соврал и газом не моргнул виновник выведенной из строя рации изначально.

Вдобавок у патрульного потемнело в глазах, насколько понял он, когда очнулся, и также: первое дежурство вышло у него — лучше и придумать нельзя. Он на пару с напарником повязал драчунов в количестве пяти здоровенных лбов. Про то, что драку начала некая скрытная личность в пыльном плаще и с полумаской сенсорных датчиков на лице — понятия не имел.

Ещё бы — он столкнулся с псионом, как и многие завсегдатаи столовой, впервые в жизни. Что редко попадались даже на Луне, не говоря уже про Землю, где население было многократно выше обосновавшегося в космосе, и в частности в Солнечной системе.

— Больше так не делай и не подставляй меня, Нора, — втолкнул девицу в номер силой гость. — Ты вообще агент или только прикидываешься? Кто тебя обучал?

— Я следую своей легенде, если ты ещё не понял, Юг, — возмутилась она, встав в боевую стойку.

Ей не понравилось, что явившийся на встречу соратник по оружию применил против неё силу.

— Уймись, Нора! Остынь!

Девица не послушалась, благодаря чему оппонент выяснил: на неё не действуют его необычные способности. Почему? Это и желал выяснить.

— Ты псион, как я?

— Тебе необязательно это знать, — оставила вмятину в стене сумасбродная девица. Но своей агрессивности не сбавила.

— Хорошо, я позволю ударить себя, если тебе станет легче от этого, — пообещал больше не уворачиваться землянин. — Но после мы пересмотрим твою легенду — договорились.

Данной фразой ему удалось унять бурю поднявшуюся внутри девицы. Вывод напрашивался сам собой: она не всегда контролировала эмоции. У псионов срыв — нормальное явление случавшееся раз, второго уже не допускалось.

То же самое на собственной шкуре прочувствовал и Юрий, после чего его остужали более двадцати лет в «Берлоге».

— Хочешь оказаться там, где побывал я?

— Ты побывал в «Берлоге»?! — сфокусировалась на нём сенсорами девица.

— Прошли сутки, как меня выпустили оттуда.

— Юг… — призадумалась девица, вспоминая его позывной. — Почему я не слышала о тебе ни разу до встречи? Что это за позывной?

— Двадцать лет назад он у всех был на слуху. Да видать память людская стёрлась, или мои данные из базы удалили, в том числе и при подготовке новых секретных агентов.

— Что случилось перед тем, как ты загремел в «Берлогу» и угодил на пожизненный ледник? — окончательно пришла в себя сотрудница.

— Это длинная история, Нора, — подался к холодильнику пришелец, и, наткнувшись на первый попавшийся напиток, осушил залпом до дна.

— Разве мы торопимся? — теперь уже сама следовала за ним по пятам без понуканий девица.

— Ты, может быть, и нет, я — да. Мне ещё нужно выяснить, что стало с моей дочерью. Она пропала 11 апреля этого года.

— Погоди, так она находилась на космолёте, следующим курсом на Марс для колонизации? — мгновенно сообразила подручная, о чём идёт речь.

— Именно. Ты способна прояснить для меня детали произошедшего ЧП в космосе? Только коротко и честно? — отправил пустую ёмкость в окно утилизации землянин.

— Попробую, и свести тебя с нужными людьми, — пожала плечами девица. — Но знай, я лучшая среди тех, кого тебе могли предложить в напарники. И без меня, тебе долго в космосе не продержаться. Времена изменились. То, что было двадцать с лишним лет назад — детсад. Сейчас в космосе не столь безопасно, как раньше.

— Неужели. А как насчёт развала спутника одной из планет?

— Погоди. Ты взрывал спутники?

— Всего один, но оно того стоило.

— Так ты…

— Т-с-с, Нора. Этого я не говорил тебе, а ты не спрашивала у меня.

— Ещё скажи: мы вообще не встречались, — чуть приподнялись уголки губ у невольной спутницы от счастья.

— Вот и хорошо, раз мы поняли друг друга, Нора, — усадил её в кресло напротив себя оппонент, желая выслушать всё, что сможет ему рассказать или предложить девица.

— Что тут скажешь, Юг, — призадумалась она, уяснив, сколь легендарная личность оказалась у неё в напарниках. — Когда и сказать-то нечего. Разве что, сейчас на Луне по всем базам объявлен поспешный набор в колонисты Марса. Берут исключительно специалистов в области разработки и добычи недр планет. Думаю, нам стоит попасть в штат хотя бы в качестве охранника и медика. Это я смогу устроить нам, а дальше уже будем разбираться по ситуации.

— Негусто, но сойдёт. Предложение принято, Нора, — скрыл истинные эмоции оппонент, окончательно отойдя от длительной разморозки. — Когда сбор и отправка на Марс?

— Через два дня.

— Управишься в срок или нужна помощь — мне стоит подёргать за старые связи? — казался спокойным как никогда до этого Юрий.

— Справлюсь, мне это не в первой, — поднялась девица, спеша на выход. И уже в дверях обернулась.

— Ну, смотри, если что — обращайся, не стесняйся. Мне важен результат. То есть — нам. Надеюсь, поняла?

Псионика вновь не подействовала на сотрудницу.

— Да.

— Тогда последняя и убедительная просьба — обойтись без привлечения внимания к нам обоим, Нора, — напутствовал её Юрий.

Миг спустя он остался наедине с собой. Чувствуя, что сейчас и сам взорвётся бурей неконтролируемых эмоций, поспешно включил Лун-ТВ. Там только и твердили о срыве колонизации красной планеты, и, что сейчас ведётся набор новых колонизаторов, коим помимо обещанного пансиона и их родным на три поколения вперёд, полагаются прочие дивиденды — вплоть до акций «Ассорциума».

— Что же вы там такое хотите найти, торгаши? А вознамерились заграбастать и продать? Но кому? — попытался пробить пришелец псионикой СМИ.

Не вышло, только перенапрягся, иначе бы ни отключился. А когда пришёл в себя, то обнаружил в номере постороннего человека. Им оказалась…

— Нора! Это ты?

— Я, напарник, — показалась из-за дверного проёма девица.

— Как ты вошла?

— Я же агент, — напомнила девица. — Для меня нет преград, Юг.

— Ты справилась с поставленной задачей? И какое вообще сегодня число? — осмотрелся Юрий.

— Справилась. И сегодня 16 августа, любимый, — отобразилась улыбка сарказма на устах нагловатой особы.

— Не понял, — смутился обитатель съёмного жилища. — Что это значит?

— А то и значит, любимый, что мы теперь с тобой состоим в законном браке, — светилась лукавством гостья.

— Ты с ума сошла, Нора! У меня дочь наверняка старше тебя, — терялся в догадках Юрий. — Рассказывай, что ты опять натворила — только коротко.

— Уже сказала — заключила фиктивный брак через подставную контору, — сунула гостья хозяину его ксиву. — Здесь всё забито в память, можешь изучить. Голограммный сканер тебе в помощь.

Последовав её совету, Юрий был вне себя от увиденного зрелища. Проекция высветила его свадьбу с особой, скрывающей свою личность за сенсорной полумаской и грязным плащом, больше пригодным для обитания в трущобах, но никак не на лунной базе подобного образца. Или это уже в прошлом?

— Фиксаж! — мгновенно определил монтаж с подставным лицом Юрий. — Сработано грубо.

— Но ведь прошло, — всплеснула импульсивно руками девица. — Нас занесли в список для отбора колонистов на Марс.

— И кем я числюсь там?

— Бывшим военным с неплохим послужным прошлым. А я — санмедэксперт. Мы муж и жена. Только твоя фамилия больше не Гагарин, Юг, а Панарин.

— Почему Панарин, Нора? — заинтересовался подробностями землянин.

— Не знаю, попалось его имя в списках первых колонистов, вот я и решила, почему бы ни сделать тебя его родственником. Вдруг нам это зачтётся, и отправят с экспедицией на красную планету, — объяснила всё довольно просто напарница.

— Хм, — ухмыльнулся Юрий. — А ведь ты права, Нора.

— И не Нора я больше, любимый, — сделала она губами воздушный поцелуй.

— А кто?

— Нира, — подсказала девица. — А ты…

Юрий опередил её, взглянув на кусок пластика — там было выбиты инициалы: «В. Ю. Панарин».

— Владимир или Владислав?

— Вольдемар, — залилась громким смехом сотрудница.

— Чтоб тебя, Нора, — согнул пластик в руках землянин.

— Нира я, любимый. Нира.

— Вот что, любимая…

— Зови меня — дорогая, любимый, — подсела она к нему на край кресла.

— …Ты бы сменила свой наряд на более пристойный.

— Уже, — скинула на пол плащ девица, а вот расставаться с полумаской не спешила. По какой именно причине и пожелал узнать напарник.

— Больше никогда не спрашивай меня об этом, Юг, — стало бледным лицо девицы, а её голос — холодным.

— Не буду, — пообещал новоявленный муженёк.

Причиной ношения полумаски сотрудницей мог послужить неудавшийся эксперимент или же побочное воздействие, произошедшее во время него.

— Надеюсь, нам не придётся доказывать, что мы муж и жена, кому бы то ни было? Это я про поцелуй, а не про кое-что другое, — уточнил Юрий.

— Обойдёшься, Юг, и своим новым позывным — любимый, — предупредила Нора: руки распускать ему не стоит.

— Хорошо, дорогая. Как скажешь, — принял новую легенду он, примеряя на себя очередную роль.

— Завтра мы уже будет на борту космолёта, а ещё через сутки на Марсе или где-то ещё.

Что этим хотела сказать сотрудница, Юрию пришлось осмыслить в одиночку, так как она покинула его, сменив плащ на комбинезон, облегающий её стройное тело, с довольно приятными формами в пикантных местах. При этом была сбита как подобает любому агенту. Ну, это уже благодаря приобретённой, а не врождённой генетике.

Отсутствовала Нира, она же Нора, или как там её ещё, согласно статусу дорогой, недолго. На этот раз она внесла чемодан.

— Там оружие? — понадеялся землянин.

— Нет, стимуляторы и прочие девайсы, которые позволят нам в случае экстренной ситуации не умереть в ту же секунду, а продержаться немногим дольше и…

— Чтобы снова сдохнуть, но на этот раз окончательно, — уставился на сенсоры девицы Юрий.

— Что-то вроде того, — дала понять она: нечто такое уже проходила в своей жизни, как и напарник. Поэтому знали оба не понаслышке, чем это в дальнейшем грозит, если удастся выжить.

Раскрыв чемодан, она извлекла оттуда саквояж, а из него — две аптечки. С ними, её напарник был знаком не понаслышке, однако соратница сумела его удивить, когда стала вкалывать вещества вместо микрочипов.

— Это было раньше. Наука не стоит на месте, — сделала больно она при уколе в шею Юрию, задев позвонок.

— Расслабься, и не нервничай, — постарался он успокоить её.

— На себя в отражатель взгляни — на тебе нет лица, любимый, — убрала шприц девица.

— Как скажешь, дорогая.

Лицо Юрия потемнело в области нижней челюсти, а под носом появился пушок, вскоре превратившийся в густую и неопрятную щетину.

Сказалось последствие введённого биохимического препарата, вызвавшего у него небывалую волосатость.

— Ты делаешь из меня обезьяну, дорогая? — провёл рукой Юрий, ощупывая колючий покров.

— Я делаю из тебя неотразимого мужика, — образовались ямочки на щёках у девицы.

— А кого ты сделаешь из себя, дорогая? — поддел её напарник.

— Увидишь.

— Раскачаешь грудь с попой?

— Хорошая мысль. Тогда меня точно возьмут в колонисты. И тебя, — посоветовала фиктивная жена взглянуть мужу на себя ещё раз в отражатель.

Оттуда на него смотрела угрюмая физиономия, разившая одним своим видом наповал.

— Ты думаешь, дорогая: мой тип будет приветствоваться при визуальном тестировании и отборе кандидатом в охранники?

— Я знаю, что делаю, и на что иду, любимый, тоже, — изобразила натянутую улыбку напарница, вколов между делом и себе какой-то препарат, иначе бы у неё не распухли губы, а с ними грудь и ниже кое-что ещё.

Теперь её с мужем не узнают и завсегдатаи столовой при гостинице. Именно туда с данной целью и спустились они. При этом напарница установила сенсорную защиту на полумаску, столь живописно слившуюся с её очертаниями лица, что не было видно подвоха даже с близкого расстояния. Разумеется, пока не прикоснёшься. Но и изображать из себя прежнюю недотрогу не стала.

Как ни было удивительно, всё та же семейка туристов с детьми занимала свой столик, и прочие персонажи находились там же — на своих местах. Поменялись исключительно молодожёны в лице заросшего мужика и фривольной особы, следовавшей при нём рука об руку.

— Эй, красавица! Номерок коммуникатора не оставишь? — зацепил её вчерашний подстрекатель. — А лучше сразу оставь ключ от номера гостиницы! Ага… ха-ха…

— А у тебя кредитов не хватит на меня? Я дорогая штучка — не всякому по карману, — повела себя иначе спутница землянина.

— Или по зубам, — присовокупил её муженёк, больше подобный на сутенёра при сотруднице кортежа.

— Дорогой, ты куда смотришь? — раздался голос туристки.

— А, что! Ты мне, любимая? — опомнился отец семейства с небольшим опозданием.

— Я говорю: мы уходим. Завтрак окончен.

— Уже! Так быстро?

— Ты куда смотришь, дорогой?

— На тебя, любимая, и детей, — спохватился турист.

— Что-то не заметила.

— Я тоже, — встала дочь на сторону матери — поначалу, а потом вдруг выдала: — И хочу стать такой, как та тётя, мама.

— А почему не как я, доча? — растерялась хранительница семейного очага.

— И я…

— Малыш! Ты хочешь стать женщиной? — рухнула мать обратно на стул, едва встав из-за стола.

— Нет, я хочу, чтобы у меня была жена похожа на ту тётю, а не на тебя, мама, — озадачил её ещё больше ребёнок.

— Но что тебя привлекло в ней?! — опешила мать, приходя в себя от шока.

— То же что и папу с Алиской, мама.

— Всё, никаких больше экскурсий! Хватит с меня курортной жизни на Луне, семья! Мы летим домой — сегодня же!

Хранительница семейного очага демонстративно встала во второй раз из-за стола и ушла, правда, в гордом одиночестве. Её демарша никто из числа постояльцев столовки не заметил, впрочем, и в лице родных — детей и мужа, — так как все смотрели на Нору.

— Не понимаю, чем им всем нравятся такие дуры, каковую изображаю я, любимый? — не сразу заметила напарницу, что и он рассматривает её пикантные места не без интереса. — И ты туда же, Юг.

— Прости, дорогая. Разве мы не женаты? — напомнил он ей не только об этом, но ещё и об отсутствии женского общества на протяжении двадцати с лишним лет.

— Я в первый и последний раз вводила себе имплант «Силикон». Чтобы ещё — ни в жизни.

— Что-то не так? Отвлекают пристальные взгляды, дорогая? — придвинулся к ней ближе Юрий, шепча на ухо.

— Да нет, просто меня заносит, и даже не на поворотах, а когда прямо иду, — пояснила всю подоплёку напарница.

— Что именно заносит?

— То, на что ты пялишься, дорогой, как и прочие в этом зале — непомерный зад и такие же точно груди у меня. Да и говорить неудобно, губы, кажется, отвисают, — как ни пыталась втянуть их в себя и закусить Нора, а они и дальше выворачивались наружу.

— Ничего, отрицательный опыт — тоже опыт, и не менее полезный, как положительный, — подмигнул Юрий.

— Смейся-смейся, любимый. Я посмотрю на тебя, когда у тебя тоже кое-что оттопырится, — выставила белоснежные зубы напоказ губашлёпка.

— Ты зачем это сделала? И что за имплант ввела мне в организм? — скользнул взгляд Юрия вниз.

— Не помню, кажется, Виагра назывался, — улыбнулась Нора. — Решила проверить и…

— Сколько срок действия у него, до-ро-гая-а-а… — шептал натужно муженёк.

— Ты же псион — должен справляться с любыми проявлениями эмоционального фона на внешние факторы воздействия, — соблазнительно-сексуальным голосом произнесла напарница.

— Да, но не в отношении инъекций, — сглотнул Юрий.

— Старая школа. В новой, мы уже проходим это. Тебе тоже придётся учиться всему, что прошла я, но на ходу, — взглянула на таймер жёнушка, озадачив не меньше прежнего. — Через час у нас собеседование. Тебе придётся произвести эффект на членов комиссии.

— И поэтому ты специально заставила меня надеть тесные и узкие брюки? — догадался Юрий.

— Чего изволят, гости дорогие? — появился у столика официант.

В прошлый раз Юрий так его и не дождался. Сейчас же он пулей примчался к ним, охаживая Нору.

— Чего-нибудь вкусненького и сладенького, — пролепетала сквозь надутые губы напарница, и официант умчался, слыша вдогонку возмущение её спутника за столиком.

— Ты испортишь себе фигуру сладким, Пупся. И потом, я не ем его — не забыла? И ты тоже…

Но было поздно. Официант вернулся с пирожными.

— Вообще-то я просила сладких фруктов и сока, — уставилась на него возмущённо красавица. И всё повторилось вновь.

— Про мясо не забудь, — крикнул уже в пустоту заросший посетитель.

Гонять в третий раз официанта времени уже не было, заказчикам следовало спешить на собеседование. А для этого требовалось попасть в центр Лунаграда. Выручил мотолёт и умение Юрия водить его на максимальной скорости, иначе бы за ними не примчались патрульные машины с экипажами блюстителей порядка.

Данный инцидент и поспособствовал тому, что его зачислили в штатную группу охраны будущих колонизаторов Марса, а вот его жену в качестве санмедэксперта — подавно.

Обоим присвоили звания относительно прочих принятых на работу колонистов.

— У тебя первый класс санинструктора, Нира?! — поразился вопиющей несправедливости и предвзятости членов комиссии землянин.

— А у тебя какой, любимый? — заинтересовалась она.

— Третий.

— Жаль. Могли дать и второй, скупердяи.

— Издеваешься?!

— Что ты, любимый, даже и не думала, — косила напарница и дальше под блондинку.

— Заметно.

— Что?

— Как твои формы начинают терять объём.

— Ой, и у тебя, кажется, выпадает щетина, любимый, — обнаружила её на пальцах Нора, проведя рукой у напарника по лицу.

— Только бы этого не заметили работодатели, — переполошились они, заглянув в общественный туалет, но при этом посетили раздельные кабинки. А когда встретились вновь, вспомнили, какими были при первой встрече в Луналэнде.

Глава 3 КАТАСТРОФА

Одежда, тем не менее, ни взирая на уменьшившиеся габариты спутницы, не стала провисать на ней в тех самых местах, где выпуклости сократились в объёмах. Уникальная ткань, так подобная на латекс, приняла тут же, точно кожа, нужную пропорцию. Поэтому Нора, она же Нира сейчас, выглядела не менее эффектно, чем ранее, и также сногсшибательно — в том смысле, что ни искусственно генерированная её красота никуда не делать, ни тем более умение разить наповал всякого, кто попытается оскорбить или распустит руки. Спуску она не даст никому.

— Куда двинем дальше, дорогая? — понимал землянин: возвращаться в заштатный гостиничный комплекс им не с руки. А до отправки на Марс оставались сутки. Их следовало где-то провести и, разумеется, с пользой для дела.

— Ко мне в «нору», — изобразила скупую улыбку помощница.

Выходит, с юмором у неё всё в порядке, а то, что изображала из себя недотрогу, так это легенда — не она ж выбрала её. Вот и действовала согласно инструкциям агента, вживаясь в ту или иную роль.

Сейчас же ей не требовалось изображать амазонку, что вполне устраивало. Иначе бы пара на мотолёте, рассекавшая проспекты Лунаграда, не вызывала у многих обитателей зависть, и не только мужской, но и женской её части. Причина как всегда оказалась банальна — слишком роскошно смотрелись они, особенно девица у аса мотолёта. Обхватив его за талию, она не стала надевать шлем согласно правилам безопасности, и её длинные локоны развивались в вихре. Из-за чего у многих лунатов возникал естественный вопрос: куда только смотрели блюстители порядка? Хотя и без того очевидно: они смотрели на неё открыв рты. А едва приходили в чувство и обращали внимание на звуковой сигнал радара, извещавшего их о нарушении скоростного режима, тотчас включались в погоню.

Так происходило до тех пор, пока асы не исчезли с радаров всякого экипажа, принявшего участие в погоне за нарушителями, словно те переместились в пространстве и времени одновременно.

— Патруль-78, ты видишь их?

— Мотолёт исчез, сэр! — последовал стремительный доклад на базу слежения.

То же самое оператор слышал от всякого прочего патруля. И немудрено — сработала защита, установленная возле «норы» Норы. Она и блокировала сигнал, скрывая попутно их под защитным полем.

Дом, в который влетели агенты, как показалось землянину, являлся всего лишь объёмной голограммой, и настоящее жилище спутницы располагалось значительно ниже привычных уровней застройки.

На поверхности обычной с виду лужайки разверзся зев, и едва там вспыхнул свет, обитательница жилища закрытого типа предложила гостю спуститься туда.

— Моя нора, — спрыгнула с мотолёта Нора чуть погодя, собрав волосы в хвост, чтобы они не мешали ей, скрывая обзор.

В тот момент, когда Юрий остудил двигатель простым отключением системы жизнеобеспечения наземного аппарата с принципом действия воздушно-магнитной подушки, над головой исчез пролом, и внутри стало не так ярко как прежде. Однако его способности псиона позволили разглядеть дверь в стене, которую убрала с прохода одним движением руки хозяйка, и они прошли в довольно уютную прихожую, разделённую тремя новыми дверьми. За одной со слов Норы находился арсенал, за другой комната отдыха, за третьей санузел. Про столовую она ничего не сказала, значит, раздаточный бокс соединён с комнатой отдыха.

В чём лишний раз и убедился Юрий, когда из открывшегося окна высунулась горизонтальная панель, являя собой одновременно стол, и на нём оказалось четыре ёмкости. В одной наличествовала сухая масса, в другой — жидкость.

Их можно было смешать при переливании жидкости в сыпучую или однородную массу, либо просто употребить так, выдавливая из ёмкости в форме тюбика.

Нормальной едой в «норе» у хозяйки и не пахло. Хотя она и поухаживала за гостей, смешав содержимое пакетов, и разогрев их простым образом. Содержимое смеси стоило потрясти и, стукнув ёмкости дном о стол, запустить химический процесс накаливания. Поэтому ничего удивительно в том не было, что пища оказалась горячей.

— Хм, с пылу с жару, — потянул носом землянин.

Аромат обещал приятное времяпрепровождение за столом. Да и смесь оказалась вполне себе съедобной и питательной. Притом, что гость казался голодным, но едва справился с предложенной ему порцией в пол-литра густой смеси. И главное, что ему не хотелось пить. Жажда больше не мучила его.

— Отдохнул, любимый? — швырнула на стол пустую ёмкость пищевой упаковки хозяйка.

Гость последовал её примеру, позволив выдвижной панели скрыться в стене, поверхность которой вновь стала ровной.

— Да, и мне начинает нравиться наше с тобой жилище на Луне, дорогая, — изучил он во время короткой трапезы систему защиты, пробивая её пси-волнами. — Не пора ли сменить комнату и наведаться в ту, что расположена от нас по правую сторону?

— Хочешь взглянуть на мой арсенал, любимый? — резко встала девица.

— Давно пора, — не отставал от неё Юрий.

Дверь снаружи в прихожей оказалась обманкой, поскольку вход в арсенал находился именно в комнате отдыха. Отсюда они и проникли туда всё тем же образом, каким попали сюда.

На первый взгляд узкое помещение казалось пустым. Но это обман зрения. Помимо голограммной защиты, оружие с боеприпасами и прочими необходимыми вещами агентам в космосе, скрывалось тут надёжно. И активировать их могла исключительно истинная владелица. Всё оружие было настроено на неё — её биологический ритм. Поэтому едва в руках гостя оказался АП — атомный пистолет — поступил сигнал о нарушителе.

Нет, сирена не завыла и жёлтый свет, струящийся от потолка, не стал прерывисто красным. Просто оружие раскалилось в руках неучтённого лица, и он выронил его с грохотом на пол, заработав лёгкий ожог.

— Что-то новое, — отметил Юрий. — А раньше оружие обычно детонировало в руках чужака.

— От этого в «конторе» отказались, — улыбнулась Нора, подобрав стандартную игрушку любого агента.

С неё и начинался курс молодого стрелка у всякого, кто поступал в ряды разведки.

— Из-за большого числа летальных исходов? — заметил гость: владелица сняла блокировку с АПа, и вновь протянула ему.

Теперь он мог настроить его под себя, подгоняя, как выдвижную рукоять, так и зарядить нужным ему количеством боезапаса.

Разобрав АП со скоростью профессионала и вновь собрав его, Юрий пришёл к выводу:

— Я бы сменил калибр. Слишком мал для меня. Мы в космосе, а не на Земле. Да и слабая убойная сила. Пробить динамическую броню 5-го класса из АПа невозможно, — вернул он женскую игрушку Норе.

Приняв пистолет, она предложила АД.

— Хм, дробовик, — взглянул на него не без интереса землянин. — Знакомая вещь. Это уже что-то, но не совсем то, что требуется мне.

— Тебе нужен винтарь или гранатомёт — так и скажи, — насупилась Нора.

— Лучше и то, и другое комплексно, дорогуша, — подтвердил гость, проверяя навык в обращении с АДом.

Сноровка никуда не делась, впрочем, и знания. Вот только обойма уменьшилась, зато количество боеприпасов увеличилось, и всё за счёт малого калибра. Стало быть, всё дело в пробивной способности боевого заряда.

— Мне бы проверить в деле оружие, — не терпелось Юрию пострелять.

— Успеешь, любимый. Но помни: здесь мой дом, а не тир! И не полигон! — предупредила Нора.

— Неужели, ты не любишь меня, дорогая? — прищурился хитро напарник.

— Работа агента не предусматривает наличие семьи, — озвучила новую поправку владелица норы.

— Вот так новость. И когда её успели ввести? — заинтересовался гость подробностями.

— Пять лет назад.

— А как же быть тем агентам, кто обзавёлся семьёй, дорогуша? — вернул ей АД муженёк, и попросил ручную гранату — получил РАГ-5.

Она не делилась на наступательную или оборонительную, являясь универсальной, и даже имела таймер для постановки времени. Что приятно удивило Юрия.

— У них был выбор — или семья, или служба, — коротко пояснила сослуживица.

— У тебя была семья, Нора?

— Нет, — приняла она у спутника РАГ.

И он перешёл к осмотру защитной амуниции.

Причина — всякому колонисту, зачисленному в штат экипажа космолёта, отправляющегося на Марс, дозволялась взять 100 килограмм полезного груза — то есть собственных вещей, что должны скрасить на первое время досуг всякого на красной планете в момент отдыха. Хотя вкалывать предстояло посменно и без выходных. Поэтому ничего удивительного в том не было, что охранник имел право брать с собой оружие, впрочем, и санинструктор какие-то свои, привычные только ему, медикаменты. Всё прочее они согласно своему статусу в экипаже получат дополнительно от работодателей. Так что загодя решили набить два контейнера необходимым им содержимым в путешествии по космосу. И если с оружием разобрались, то теперь занялись сбором защитной амуниции.

Она также стала значительно легче, что упростило задачу агентов. Поэтому оба выбрали лёгкие комбинезоны, которые можно было незаметно носить как под костюмом медика, так и охранника.

После чего отобрали переговорные устройства, являющие собой микрочипы. Хотя по необходимости оба могли использовать пси-наклонности. Но они очень сильно выматывали, заставляя организм отдыхать часто и подолгу, а времени на подобные вольности у них не было совсем. Требовалось действовать быстро, чётко и расчётливо. Даже в одиночку. Что также не исключено.

О чём гласил устав агента: стоит понадеяться на напарника, если он имеется у тебя, и погибнут оба. Поэтому привыкли действовать индивидуально, иначе бы у них не оказался различным выбор в характеристиках, взятых с собой девайсов, но никак не по классификации.

— Да, не забудь взять еды, и больше жидкости, дорогая. Кто знает, что ждёт нас впереди. Будет глупо умереть от голода или жажды, а не от рук противника, — напомнил золотое правило агента Юрий.

Нора в свою очередь сумела удивить его, кинув блок с порошком. Аналогичный сунула в собственный контейнер.

— Это что? — заинтересовался Юрий.

— Не волнуйся, не стимуляторы. Они находятся вот в этой аптечке, которую тебе придётся носить вместо бронежилета, — добавила по одному в каждый контейнер Нора.

Заглянув в свой, землянин обнаружил ампулы с различной цветовой гаммой.

— Зелёная — восстанавливает здоровье, жёлтая — придаёт организму скоростные качества, синяя — силу, а красная — возвращает к жизни.

— Здесь наличествует также чёрная, — заинтересовался ей Юрий. — Когда и от чего применятся она?

— Когда уже нет выбора и выхода, — не спешила уточнять Нора.

— Ты уже использовала её, дорогая?

— Да, — напряглась девица, справившись с приступом ярости. — После неё у меня на лице появилась сенсорная полумаска.

— Понял. Вопросов больше не имею, — сверился землянин с ручным хронометром.

Время до прибытия на пункт сбора ещё имелось, им и следовало воспользоваться в полной мере.

— Предлагаю устроить небольшой отдых, если ты не будешь против, дорогая? Всё-таки первая брачная ночь и…

— Ты ляжешь на полу, любимый, — вернулись они в комнату отдыха.

— Хорошо, как скажешь, дорогая, так и будет.

Юрию было не привыкать отдыхать аналогичным образом, и в своё время научился засыпать даже на ходу — то есть тело продолжало двигаться, перемещаясь в пространстве, а он дремал. Ну, на то и экстремал с приобретёнными навыками псиона. Хотя и без них раньше иной раз мог спать стоя или сидя.

Расслабиться всё никак не удавалось, и Нора не являлась причиной тому. Пускай и крутилась, переворачиваясь с одного бока на другой, просто он думал о дочери. Что заставило её пойти на столь большой риск и записаться в первый массовый отряд колонистов? Неужели ей было скучно на Земле или Луне? Или хотелось того же, что в своё время и ему — оказаться в космосе. Хотя он был не столь дружелюбен, как и те, кто проник туда всеми правдами и неправдами, да и торговые корпорации вели кровопролитнее войны меж собой за новые планеты с ресурсами, не встречающимися на Земле. Ведь от них всецело зависел технологический прогресс. И кто вырывался вперёд, получал все блага цивилизации.

На данный момент, точнее более двух десятков лет назад, этим отличалось Содружество под патронажем России. Сейчас — ещё следовало выяснить у Норы. Но вроде со слов Буравина и по его поведению — никто занятые позиции лидера сдавать не собирался. Пускай партнёры по Содружеству не дремали — та же Индия и тем более Китай. А были ещё и арабы, что неудивительно. Зато европейцы с американцами сдали. Виной тому революции, перекинувшиеся в 21-м веке на их территории после всемирного катаклизма с пробуждением по всему миру ряда крупнейших вулканов.

Но и они стремились всеми силами наверстать упущенные возможности за последнее столетие-полтора.

А была и ещё одна независимая сила альтруистов, которые объединились уже в космосе и превратились в пиратов, промышляющих разбоем и грабежом.

Похоже, что с ними и предстояло столкнуться в ближайшем будущем восстановленному в своих правах и обязанностях агенту экстра-класса.

Но опять же, дочь не шла у него из головы, и все мысли были исключительно о ней. Какая она? И на кого похожа? Да и жива ли вообще? Хотя последнее чувство не покидало отца, благодаря чему он знал ответ на свой вопрос.

Пропищал таймер на хронометре, призывая обладателя очнуться ото сна и вернуться в реальность.

Нора была уже на ногах, ожидая его в проёме прихожей, куда ей были доставлены оба контейнера. Значит, уже использовала синюю ампулу из походной аптечки, иначе бы не сунула запасную, на всякий случай.

— Нам пора, любимый, — согласно легенде молвила она сухим и отрешённым голосом. — Не отставай, догоняй.

Мотолёт пришлось сменить на автолёт. На нём, они и прибыли к месту общего сбора, где всех встречал офицер. Уточняя имена у вновь прибывших, он сверялся с имеющимися у него на руках их параметрами и характеристиками, как колонистов.

— Отставить разговорчики! Это приказ! — грянул он. — Медики направо, охранники налево, работники буровых установок остаются на месте! Разойтись и занять свои места! Живо!

Толпа развалилась на три группы, которые принялись выстраивать в отряды помощники командира.

— Итак, господа-марсиане, завтра мы высадимся на красную планету, где для нас с вами подготовлена уникальная база с ярким и броским названием Марсоград. В задачу медиков входит поддержание не только сотрудников в тонусе, но и зелёных насаждений. В задачу охраны — помимо наведения порядка, ещё и функции сталкеров по исследованию зон вокруг базы в качестве дозорных. В задачу работников буровых установок — разведка и добыча полезных ископаемых, а также обслуживание и обеспечение максимальной функциональности машин! На этом у меня всё! Почти всё! Отговорки вроде того, что кто-то приболел или в корне изменил своё первоначальное решение — не принимаются! Вот теперь всё! По местам! Марш-марш вперёд, в космолёт!

Идти никуда не пришлось. Платформа, на которой собрались колонисты, поднялась в воздух, скрывая зев в днище гигантского космического корабля, и все оказались в огромном шлюзовом отсеке.

— Слушаю мою команду, экипаж! — продолжил общение с ними в том же духе командир колонистов. — Медики следуют по зелёному коридору огней, охрана — по красному, все прочие — по жёлтому. Разойтись!

И опять же никуда идти не пришлось. Едва ступив на подвижную ленту, она сама доставила всякого в нужном направлении.

— А где кресла-сидения? — взглянул в недоумении на вертикально установленные капсулы напарник Юрия.

С его слов стало понятно: он ни разу в своей жизни не летал дальше Луны. И до спутника Земли с родной планеты было рукой подать. Это как в 20-м веке сесть на автобус и проехать от одной остановки до другой. Тут же иной случай — предстояло лететь, и прилично по времени.

— Их усовершенствовали, — не спешил землянин забираться в капсулу. Ему хватило провести в подобном узилище половину своей сознательной жизни. Вот и рвался на первое боевое дежурство.

Хотя по уставу предписывалось бодрствовать исключительно одному из команды пилотов, следя за панелью управления, и дежурному медику.

— Не нравится мне это, Нира, — обратился он к ней посредством микрочипа.

— Ты это мне? — оглянулся ворчун уже из капсулы.

Не закройся за ним купол, соседу пришлось бы выкручиваться, а так внутрь капсулы поступил снотворный газ, и новичок, что называется, спёкся.

— Спокойно ночи, малыш, — вспомнился Юрию мальчишка из забегаловки при гостинице, и его сердобольная мамаша.

— Это ты мне, любимый?

— Соседу, — пояснил он Норе, а также: — Меня хотят усыпить, дорогая.

— Не беспокойся, я первой заступаю на дежурство. Потом ты, когда подойдёт к концу моя смена, — заверила спутница.

— А после? Если я не ошибаюсь, до Марса намечено три дежурства, — напомнил Юрий.

— Думаю, в третью смену дежурства мы с тобой будем бодрствовать вместе, любимый, — сладким голосом пропела Нора.

Делать нечего — Гагарину пришлось пойти на неоправданный риск и забираться в капсулу. Благо оружие никто у него изымать не стал, но зато заблокировали внутри бокса.

После лёгкого шипения, он опять вернулся к будоражившим его мозг мыслям о дочери Чувствуя сейчас то же самое, что и она, ему казалось: он принимает участие в полёте первого экипажа космолёта «Марс-5».

На миг даже показалось: проник сквозь время и пространство. Как вдруг заработала аварийная система. Или нет? Он очнулся.

— Ваш выход, В.Ю. Панарин. Пришло время заступать на дежурство!

Нововведение порадовало. Если раньше на борту космолёта бодрствовали исключительно пилот и медик в паре, то отныне к ним добавился блюститель порядка.

Юрию надлежало пройти в бокс для общего слежения за внутренними отсеками корабля, тогда как за обшивкой извне и космическим пространством уже пилоту.

— Охранник 3-го класса Панарин заступил на дежурство, капитан, — доложил согласно предписанию и принятому на корабле уставу дежурный.

— Хм, Панарин, говоришь, — отозвались с рубки управления. — А ты часом не родственник одного из капитанов, доставлявших первую группу колонистов на Марс?

— Это имеет какое-то отношение к работе и обеспечению безопасности корабля, капитан? — мгновенно осадил его Юрий.

— Нет. Просто полюбопытствовал — не более того, — пояснил пилот, предпочтя продолжить общение с медиком. Но и там вместо женщины оказался мужчина. — Что за смена!

В его случае следовало озаботиться показаниями приборов, хотя курс был проложен идеально и без видимых траекторий пересечения с космическими телами, как естественного, так и искусственного происхождения. Притом, что с Луны одновременно с ними вышло в космос более десятка судов различных модификаций, так и следовавших на посадку и далее с Земли в открытый космос. При этом с принадлежностью к различным содружествам и торговым компаниям. Хотя одна отпечаталась в памяти с маркировкой «Ассорциум». Его курс пролегал в непосредственной близости и шёл параллельно с ними. Но они вроде бы намеревались углубиться в пояс астероидов с некоей рискованной миссией. Ведь возвращались оттуда не все экипажи и не всегда. А если кому и удавалось вернуться, то байки ходили разные, и больше туда экипажи не отправлялись ни разу ни за какие увещевания и баснословные гонорары.

Юрий также определил наличие по соседству торгового крейсера, который мог дать фору любому боевому кораблю. Но угрозы от тамошнего экипажа не исходило. Хотя не мешало разобраться в причине их следования одним курсом с ними.

Наудачу, иначе и не скажешь, дежурный пилот с крейсера, принадлежащего флоту «Ассорциума», вышел на связь с пилотом марсиан, и Юрий услышал всё, о чём они говорили.

В основном асы желали друг другу мягкой посадки, и прочего в том же духе. А также сосед невзначай уточнил: можно ли будет по возвращении, заглянуть к ним на базу.

Этого уже капитан марсиан обещать не мог, так как космолёт под его управлением, после суточного по земному времени пребывания на Марсе должен был вернуться на Луну и, скорее всего, доставить очередной груз в виде людского ресурса со спутника Земли на красную планету. Баз-то по Марсу построили больше десятка, а ни одну не заполнили обслугой по максимуму — исключительно техниками, следящими за комплексными «колпаками», и отвечающими за их исправность. Будь иначе, никто бы не отважился на тотальное заселение планеты. В итоге за первый год эксплуатации планету намеревались заселить представители различных стран и корпораций.

О чём и заявил открыто представитель «Ассорциума».

— Значит, встретимся ещё не раз в космосе, капитан, как и на Марсе. А то можно и на Луне. Ты где там обитаешь, в каком секторе?

— Бэта.

— А я на Альфе. Кстати, у меня груз, откуда сам.

— А у меня с Гаммы.

— Хорошо, что не с Омеги…

Пилоты рассмеялись в открытом эфире. Юрию это не нравилось, он чувствовал подвох, и то, что капитан из «Ассорциума» при обычной беседе, запрещённой, кстати, уставом, с оппонентом, столь незатейливым образом вызнаёт необходимую ему информацию, как правило, являющуюся коммерческой тайной. Поэтому и нарушил внешнюю связь.

— Что происходит, Панарин? — возмутился пилот. — Охрана, ответь! У нас работает хотя бы внутренняя связь на борту?

— Да. Сейчас проверю, — подтвердил дежурный по боксу блюстителей порядка. — И если обнаружу неполадки — устраню.

— Давай, я на тебя надеюсь, Панарин. У нас не так уж и много времени осталось до окончания смены, — не желал пилот передавать управление космолётом в неисправном виде сменщику. Ведь без внешней связи никуда, и впоследствии чревато внештатной ситуацией, как при посадке с взлётом, так и во время всего полёта в космосе.

Вернув всё на свои места и наладив внешнюю связь, Юрий обнаружил: теперь её глушат с крейсера «Ассорциума».

Прильнув к иллюминатору по борту, он заметил: курсы космолёта с «Ковчегом» начинают сближаться. И кто приближался к кому — было очевидно даже невооружённым взглядом.

— Мне это не нравится, охрана! Очень не нравится! — потревожил его вновь пилот.

— Мне тоже, капитан. Похоже, соседи и глушат нам внешнюю связь.

— Просто скажи: не можешь наладить связь! — неистовствовал пилот. — Понаберут уродов с Гаммы, а ты потом мучайся с их транспортировкой!

Больше Юрий не обращал на него внимания, стремительно направляясь в медблок.

— Док, открой! — загремел предупредительно охранник по двери.

— Не положено! — отказал ему в доступе туда санинструктор 2-го класса.

— На корабле внештатная ситуация — отсутствует внешняя связь. И, кажется, нас пытаются взять на абордаж, — положил руку на АП землянин.

Медик не слушался его, а зря. До вероятного столкновения оставалось не так много времени, о чём ему по переговорному устройству уже кричал чуть ли ни благим матом пилот из рубки управления, вручную меняя курс корабля и уходя с заданной орбиты.

— Мы отклонились… Ты слышишь меня, Панарин, чтоб тебя!

— Да. Включай экстренное пробуждение, капитан! Нужно спасать людей!

— Ты с ума сошёл, Панарин! — упирался пилот. — Меня с тобой за это по головке не погладят.

— Если не сделаешь этого, капитан, нас не по чему будет гладить уже в виду отсутствия головы на плечах!

— Ну, смотри, Панарин, всецело под твою ответственность! Потом если что — пеняй на себя! Лично я брать на себя ответственность с объявлением внештатки не собираюсь!

— Договорились, капитан, — подтвердил готовность взять на себя все риски охранник, выхватив АП из кобуры, и активировал, чтобы выстрелом вскрыть заблокированную переборку, как она открылась в аварийном режиме, и он влетел внутрь медблока.

— Поднимай всех на ноги, док! Это приказ!

— Ты не капитан! — продолжал упрямиться сухарь.

— Ты дурак или только прикидываешься? Объявлена всеобщая тревога! — замахнулся на него АПом влетевший. — Или быть может — глухо-слепой? Что у тебя с головой?

Всё было намного проще, что и уловил чуть погодя охранник. Его выручила защита под костюмом, будь иначе, сейчас бы уже ощутил на себе действие чёрной капсулы из космоаптечки.

— Чтоб тебя, урода, — кинулся Гагарин на него, сбивая с ног.

— Что у вас там происходит в санчасти? — не находил себе места пилот.

Столкновение было неизбежно, и как он не пытался совершить экстренный манёвр с последующим пространственным скачком, используемым обычно в случаях угрозы столкновения с другим космическим объектом, ничего не выходило. Панель управления начала сбоить точно так же, как и связь.

А тут ещё возникла драка в санчасти, и не вовремя. Правда, ненадолго. Всё на свои места расставила…

— Нора…

Она и завалила соперника Юрия, появившись из-за спины, рухнувшего на пол диверсанта.

— Нас атакуют! Идут на абордаж! Надо уходить! Удар придётся именно по санблоку! — предупредил на одном дыхании землянин.

— Спокойно, любимый. Всё хорошо.

— Что? — ожидал он чего угодно от Норы, а именно выстрела в спину. Но его не последовало.

— Живо ко мне в капсулу!

— Не вижу смысла!

— Ты удивляешь меня, любимый. Мы ведь с тобой муж и жена. А чем полёт на Марс не свадебный круиз? Ну же, — протянула ему руку Нора.

Юрий повёлся, а зря. Едва он оказался внутри капсулы, за ним закрылся колпак. В этот момент космолёт содрогнулся от массированного удара.

Затрещала внешняя обшивка, и внутренняя, не выдержав напора — пошла множественными трещинами.

— Катастрофа! — последнее, что услышал Юрий в исполнении капитана, прежде чем их капсула была сбита другими, и они, вращаясь вокруг своей оси, полетели дальше по медблоку, угодив в раскрытый проём.

Не убери он в своё время с него дверь, им бы ни повезло, как впрочем, тем, кого раздавило носовой часть «Ковчега»; и внутри объявились захватчики.

— Поздравляю вас с очередным успешным уловом, уроды! — донёсся до слуха Юрия знакомый голос.

Он слышал его при общении пилота с капитаном из «Ассорциума».

— Живо собрать весь груз, и возвращайтесь на борт! У вас на всё про всё пять минут! Время пошло! Хватаем всё, что плохо лежит, и отчаливаем!

— Нора, — зашептал Юрий на ухо девицы.

— Да жива я, жива, — столь же тихо ответила она ему, успокаивая; попутно уточнила: — Ты чем это тычешь в меня? Надеюсь ни тем, на что подумала?

— АПом.

— Ещё хуже. Он на предохранителе у тебя?

— Сейчас — да, — раздался лёгкий щелчок при переводе оружия в безопасный режим ношения.

— Фу-уф…

— Кажется, тут была перестрелка, капитан, — раздался рядом с ними голос одного из захватчиков. — А мои головорезы пока не отличались!

Сквозные отверстия оставил сухарь при столкновении с Юрием, но его тело попросту разорвало из-за смены давления. Всё, что осталось от шпиона «Ассорциума» или чьей-то ещё преступной организации — повсюду кровь.

— После разберёмся с тем, куда делся встречающий. А если нет — ему же хуже, — передал по внешней связи капитан.

Зацепив магнитами капсулы, налётчики потащили их со скрежетом за собой, следуя на борт крейсера.

Находится внутри, было неприятно — мало того, что скрежет давил на психику и уши, так ещё и швырнули агентов в капсуле в общую кучу, выросшую в одночасье на месте приёмного шлюза.

— Забрали всех пассажиров? — уточнил капитан.

— Кто знает, командир, потом, пройдясь по спискам, узнаем наверняка, — заверил головорез, уступая место подле горы захваченных капсул медперсоналу крейсера.

Те оказались головорезами не лучше предшественников, иначе бы до слуха агентов не доносились, как голоса — в основном недовольные, — так и выстрелы. Не всегда одиночные, чаще парные. Значит, с контрольным в голову, а первым — в грудь.

— Отсюда нужно выбираться, Нора, — оказался под ней в данный момент Юрий.

Переборку-то они давно убрали — это сделала девица, но дальше оба наткнулись на глухой пол, а перевернуть капсулу не было ни сил, ни возможности.

Вывод напрашивался сам собой — вот-вот придётся вступить в бой. А численный перевес был не на их стороне. Хотя оба являлись псионами в разной степени регенерации.

Это единственное что давало им шанс на продление жизни, да и то незначительно.

Глава 4 УРОДЫ

Всё изменилось в один миг — в абордажном отсеке сработала экстренная система оповещения. Причина — пиратам на хвост сели корабли флотилии Содружества, сопровождавшие в тени, под защитными полями, очередной экипаж колонизаторов на Марс. Этого захватчики не никак ожидали, хотя на капитанском мостике изначально определили непонятную аномалию, перемещающуюся в пространстве на удалении в десятки тысяч километров от уничтоженной цели. И теперь сняли их, очутившись в непосредственной близости для атаки. Поэтому ничего удивительного в том не было, что на «Ковчеге» прозвучал визуально-звуковой сигнал тревоги.

— Всем-всем-всем… — донеслось отголосками эха до Юрия с Норой сквозь прочные стенки смятой капсулы, накрывшей их. — Нас атакуют! Занять исходные позиции!

Абордажной команде предстояло выступить, по меньшей мере, самоубийцами, чего те делать не собирались, однако никто их о том спрашивать, естественно, не стал. Впрочем, и уговаривать.

— Кажется, они открыли шлюз, — не сомневался ни мгновения землянин.

Его слова подтвердила чуть приподнявшаяся в воздух — в виду возникновения невесомости — капсула, оторвавшись от поверхности, на которой не дольше неё задержались «колонисты». И полетели, увлекаемые космосом в зев.

Юрию было проще всего — у него наличествовал шлем с кислородным баллоном. Норе намного сложнее, но она предпочла вернуться в капсулу. В ней и вылетела за пределы абордажного отсека, куда одновременно с ней, выскользнул не по своей воле и Юрий, ухватившись за саркофаг.

Разбойники, за счёт сброшенной добычи, надеялись оторваться от преследователей и создать им помехи, тогда как сами стремились совершить пространственный прыжок. По тому, как начали видоизменяться сопла, принимая широкою форму, стало очевидно: они готовы на пойти риск и даже разбиться в астероидном поясе, нежели угодить под обстрел фотонных пушек и ракет флотилии Содружества.

Значит, шанс уцелеть среди астероидов был в разы выше, чем при столкновении с боевыми крейсерами федералов. К тому же один принадлежал России, второй — Индии. И если российский корабль являлся перехватчиком, то индийский — штурмовиком.

Поэтому у пиратов не было ни малейшего намёка на благоприятное противостояние с ними — даже в отдалённой перспективе.

И всё же стрелять по ним, беглецы не помышляли, понимая, чем это чревато. Потерять защитное поле ещё до скачка в астероиды, значит погибнуть мучительной смертью. А так, при его наличии, у них появлялся неплохой шанс оторваться от преследователей. Иначе бы не сбросили в космос помимо добычи с маломерными штурмовиками абордажной команды, и прочий хлам с балластом, за утрату которого работодатели вряд ли погладят их по головке.

Однако выбор у них был изначально невелик, и исход — один.

Не сомневаясь, что вот-вот произойдёт, Юрий обратился к Норе.

— Это конец! Сейчас нас сожгут атомным выбросом реактора!

— Не сожгут, — приняла управление капсулой на себя напарница, превращая её в спасательную. — Держись!

Они неожиданно увеличили скорость, и прежде чем произошёл выброс, были уже в стороне от него. Но это мало чем помогло — вспышка оказалась не только яркой и ослепительной, но и массивной — облако частиц, распадающихся на атомы, стремительно росло в математической прогрессии. И когда казалось: смерь неминуема; они угодили в перехватчик. Так что ударная волна пришлась по его обшивке. Да и не будь элемента притяжения в ловушке, Гагарина непременно бы размазало по стенкам капсулой. Но оба захваченных предмета лишь содрогнулись, и не раз, пока ас МКП (малого космического перехватчика), не вышел из опасной зоны, стремительно продолжая погоню за разлетающимися в стороны на управляемых аппаратах пиратами не столько от него, сколько от фотонного выброса «Ковчега», скрывшегося как с обозримого горизонта, так и радаров крейсеров Содружества.

— Ты жив, Юг? — первое, что пришло на ум Норе при пробуждении.

Потеря сознания оказалась недолгой — стимуляторы из аптечки сделали своё дело, и она мгновенно пришла в себя.

— Куда я денусь, дорогая, — получил и он свою дозу, молниеносно восстановившую его организм.

Силы прибавилось, и землянин смог высвободить девицу из капсулы. Хотя и она отличилась, помогая ему вышибать ногами колпак. Так что через мгновение оба уже стояли на ногах у переборки, преграждающей им доступ во внутренние отсеки перехватчика.

Сейчас они на пару мысленно, и не только, стремились в рубку управления к асу. Их цель была очевидна — они не желали упускать «Ковчег», поскольку ещё можно было отследить траекторию полёта, рассчитав конечный маршрут пиратов. А тут эта вездесущая система безопасности, и вдруг дала сбой. Причина — использование одним из пленников оружия. И ас был тут же извещён о внештатной ситуации.

Предупредив на крейсере своих, он стремительно вышел из схватки с пиратами, направляясь в приёмник «Несокрушимого», где его уже ждали соратники по оружию в лице аварийно-спасательной группы, в которую входили помимо медиков с пожарными расчётами, ещё и военные.

Этого агенты допустить не могли, иначе их миссия терпела крах — на начальном этапе, но им обоим было дорого время. Его и не хотели терять понапрасну.

Убрав очередную мешающую им переборку, они едва не вывалились в открытый космос. Ас успел катапультироваться за мгновение до проникновения к нему в рубку, как он думал, пиратов, поэтому не стал дожидаться встречи с ними и поступил в соответствии с уставом, чтобы МКП не достался врагу.

Помимо всех бед, свалившихся на голову агентов, их ещё предупредил звуковой сигнал, активировавший систему самоуничтожения, что жить им остаётся всего ничего. Вот и прыгнули в космос, понимая: так у них больше шанса продлить хоть сколько-то свои жизни, нежели останься на перехватчике. И снова полетели, но в обнимку друг с другом.

Маска постоянно кочевала от одного к другому, пока стимуляторы поддерживали их жизнь, а едва закончились, за исключением чёрной жидкости в одной ампуле у каждого, тут и осознали: их миссии, и им самим, пришёл конец.

— Эй, пираты! — обратился к ним голос из небытия.

Землянин очнулся первым, его спутница вслед за ним. Над ними навис санинструктор на пару с военным при оружии, однако не спешил направлять на захваченных экстремистов.

— Я не пират… — процедил сквозь зубы Юрий.

— А кто же ты? — не мог идентифицировать его военный. В базе данных Гагарин не значился. Вот и медик, взяв кровь, стремился при помощи ДНК определить это. И также ничего путного из его затеи не вышло пока.

То же самое касалось и девицы с полумаской. Правда, сейчас та отсутствовала у неё на лице. И едва Юрий повернулся к ней, обомлел. У девицы не было глаз. Вместо них там красовались два уродливых рубца.

— Лучше сам скажи, и честно, иначе мы всё равно узнаем это рано или поздно! Но тогда вам же будет хуже! — не унимался военный, наседая на схваченных в космосе.

— Вольдемар Юрьевич Панарин, — наконец отреагировал Гагарин на него. — Охранник 3-го класса из экипажа колонистов Марса. А моя подопечная…

— Ответит сама, впрочем, и ты ответишь мне за всё. Особенно за нападение на аса МКП, — пригрозил военный скорой расправой.

На что они были быстры и неумолимы.

— Нира Лунатова, санмединструктор 1-го класса из экипажа колонизаторов Марса, — проговорила Нора, и вдруг почувствовала: у неё отсутствует полумаска на лице. Иначе бы не дёрнулась, стремясь инстинктивно прикрыть открытые глаза — точнее то, что осталось от них — руками. Но они оказались стянуты жгутами.

— Неужели калек берут в колонисты, — ухмыльнулся военный. — Вот это новость.

— Я убью тебя, гад… — не сдержалась Нора. — Сразу, как получу свободу действий! Так и знай!

— Ну вот, — порадовался военный. — А то колонисты… Пираты вы, причём оба!

И уже обратившись к медику, заявил:

— Вводи их в анабиоз. В «Берлоге» разберутся: кто они, и чего достойны.

— Стойте! Вы не имеете права! — спохватился Юрий.

— Неужели? — подивился военный. — Мне зачитать тебе твои права, пират?

— Он прав, любимый, — намекнула Нора землянину на то, что за время его отсутствия в реальности мир разительно переменился. Это касалось буквально всего — общества в том числе, а не только новейших технологий.

— Хорошо, дорогая. Как скажешь. В «Берлогу», так в «Берлогу». Вот генерал удивится, когда узнает: я недолго пробыл вне стен его закрытого учреждения. А уж советник президента — подавно.

— Издеваетесь, разбойники?! — и не думал смущаться военный.

— Позови старшего, а лучше…

— Сразу адмирала флота Содружества, — усмехнулся лейтенант 2-го ранга. — Вводи их в анабиоз, мед! Не тяни! У нас с тобой ещё работы — полный санблок.

Юрий почувствовал укол в шею, и его тело парализовало, но не разум, иначе бы он не сопротивлялся точно так же, как спутница. Ей и помог ослабить хватку стягивающих пут. Так что дальше уже всё было делом техники.

Вот и рука военного с автоматическим парализатором дрогнула, не говоря уже про медика с его медпистолетом.

— Сейчас я освобожу тебя, — что-то ввела ему собственноручно Нора, и с Юрия спало оцепенение. — Ты как?

— Ничего так, могло быть и хуже, — покачнулся он, вставая резко.

— Не торопись, любимый, — поддержала его напарница.

— Ты издеваешься, дорогая? У нас каждая секунда на вес лунита, а ты — не торопись, — больше не вело Юрия в сторону на новом шаге.

Его организм адаптировался довольно быстро и сносно в считанные мгновения к внешним и внутренним факторам воздействия. Ну, на то и псион. Нора в меньшей степени, хотя… помогла ему без полумаски.

О ней он и напомнил ей.

Та повела себя как девица.

— Отвернись! Не смотри!

— Погоди, сейчас я найду твои сенсоры, дорогая.

Искать долго не пришлось. Едва Юрий подумал об искомом предмете, тут же обнаружил его, заставив попасться на глаза.

— Держи, — перекочевала полумаска к Норе.

Приладив её на лице, она возмущённа заметила.

— Они повредили её.

— Насколько критично? — уточнил Юрий.

— Некритично, но на правый глаз вижу плохо, а левый и вовсе покрыт сеткой трещин.

— После заменим. Сейчас давай за мной, — указал он ей на подопечных. — Твой медик, мой — вояка.

Сняв с них знаки отличия, они нацепили их на себя, а своих надзирателей уложили на те самые два прокрустовых ложа, где только что пребывали сами.

— Теперь не пошевелятся довольно долго, — разобралась Нора с ними при помощи парализатора.

— Надеюсь, ты никого из них не убила, дорогая? — взглянул в лицо девицы Гагарин.

— Нет, но…

— Никаких — но.

— Ты что затеял, любимый, рассказать не хочешь — в двух словах?

— Сейчас сама всё поймёшь, — перешёл он к другим телам в санблоке.

Один из лежащих по соседству пришёл в себя.

— Чего уставился? Помоги освободиться!

Это был пират, и принял Юрия за своего, хотя не мог узнать в лицо.

— А тебе никто не говорил, брат: каждый сам за себя, — ухмыльнулся ему в ответ землянин.

— Ну, ты и урод!

Юрий направил на него ствол. Красная точка от прицела лазерного наведения отпечаталась у мародёра меж глаз.

— И кто я? А ну повтори!

— Урод!!! — зажмурился разбойник, услышав два быстрых выстрела.

Ремни, стягивающие его тело по рукам и ногам, ослабли, и он смог пошевелиться.

— А горло! Про шею не забыл, урод? — заулыбался пират, открыв глаза, и дёрнулся, вцепившись руками в ремень, перехвативший у него дыхание.

— Может тебе ещё и штаны сменить, — предложил Юрий тому выкручиваться самому.

Пират не растерялся — в его руке возник скрытый резак. Его светящимся лезвием он и ожог путы, стягивающие шею.

— Что станем делать дальше, брат?

— Догадайся с трёх раз, — не обращал на него больше своего внимания землянин.

— Чего уставился, урод? — ответила ему любезностью Нора.

— Нравишься ты мне, красавица, — огрызнулся налётчик.

— А так, — приподняла она полумаску.

— Где здесь уборная? — напрягся пират, бледнея.

— Везде, — желала унизить его больше прежнего Нора, — малыш…

Последним словом она вызвала улыбку у Юрия, идентифицировавшего всех, кто находился в санчасти, и всех, кого удалось пробить, заставлял оживлять Нору, но никак не освобождать.

— Кто среди вас главный, можешь показать? — обратился он за помощью к мародёру, стащив его с обездвиженного тела колонистки, которой намеревался залезть в комбинезон, расстёгнутый молнией уже до талии. Ниже не позволил Гагарин.

— А сам ты кто? Как звать тебя? — разошёлся пират.

— Панарин.

— Хм, — показалась знакомой фамилия пирату. — Он.

— Смотри, урод, если обманул, не снимать тебе полумаски с лица, — пригрозил ему в ответ Юрий.

— Да на кой мне врать, брат, — запаниковал разбойник, взглянув на Нору.

Та застегнула на колонистке комбинезон, обещая собственноручно отстрелить ему кое-что, чтобы такие уроды, как он, не размножались ни в космосе, ни где-либо вообще — даже на спутнике или планете.

— У-у-уроды-ы-ы… — затянул очнувшийся главарь абордажной команды.

— Мы здесь, командир, — подскочил к нему освобождённый пират.

— Где мы? И сколько нас осталось, урод! Говори? — требовалась ему подробная информация.

— Полтора-два десятка, командир. Остальные пропали. Не считая пары незнакомых мне личностей, что, кстати, освободили меня, — указал на них кивком головы мародёр.

— Ну, спасибо вам, — обнаружил тот на себе до сих пор стягивающие путы, — уроды. Освободить сразу не могли?

— Прежде нужно поговорить, головорез, — шагнул к нему Юрий.

Нора застыла с другой стороны от него.

— Я знаю тебя? — прищурился пират.

— Достаточно того, что я знаю: кто ты. А так я — Панарин.

— Ты? — усомнился головорез, попутно изумляясь. — Врёшь!

— Возможно, ты знал под данным именем моего брата.

— А, то есть вы все носите одну и ту же фамилию. Я понял, — заулыбался урод. — Если вы заодно с нами — отчаливаем отсюда.

— Давно пора, — опередила Нора Юрия, освобождая головореза.

— Не стойте, — наказал дать свободу всем своим людям освобождённый от пут.

— Колонистов тоже? — уточнил Юрий.

— Не понял! На кой?

— Послужат заложниками, урод. Или ты думаешь: нас любезно отпустят с боевого крейсера Содружества и ещё пожелают удачного пути?

— А ты прав, незнакомец, — пошёл ему на определённые уступки головорез. — Заложники не помешают нам. Да и груз в их лице тоже. Зря мы, что ли атаковали космолёт?

Пират догадался, откуда те попали сюда. Значит, они были теми, кто передал им живой груз, и не только. Но и буровое оборудование… Его, похоже, лишились с группой специалистов безвозвратно. И теперь самим ещё предстояло сбежать от военно-космических сил Содружества под патронажем России. Чего ещё никому никогда не удавалось. Проще было погибнуть. А тут… что-то новенькое. Поэтому грех было не воспользоваться предоставленным шансом.

Вот только оружие на всех оказалось одно, да и то принадлежало незнакомцу.

— Поделиться им не хочешь со мной? — предложил ему на безальтернативной основе головорез.

— Обойдёшься и резаком, урод, — не стал церемониться с ним Юрий.

— Это ты мне? — осмелел головорез, намекая: не потерпит неповиновения в отряде.

— Тебе, кому же ещё.

— Ах, ты… — оступился пират.

Причина — Юрий выстрелил, даже не оборачиваясь на него.

— Моя нога-А-А…

— Не ори, — воткнула ему туда же медпистолет Нора, и также надавила на спусковой механизм.

Боль притупилась, и рана перестала кровоточить. Не сказать, что она исцелила урода, но позволила ему сносно передвигаться, не теряя сил с кровью; снова нажала на спуск, установив скобу на стреляную рану.

— Урок номер раз, — озвучил вслух свои действия стрелок. — Нападок на себя или мою попутчицу, я не потерплю. Кто не согласен, можете застрелиться!

— Чем? — проворчал головорез.

— Пальцем, — ввернула Нора, подыграв Юрию.

Спорить с ними никто из уродов не спешил, они все сейчас следили за поведением главаря. Командир не стал кричать им, срывая глотку, чтобы они разорвали этих двоих. Значит, и напрягаться особо не стоит.

— Чего уставились, уроды? — огрызнулся он на них. — Вытащили резаки и взяли заложников! Быстро!

— Девок… Девок хватайте, братцы! — подсказал мародёр.

Перечить им, агенты не помышляли, не желая вызвать дополнительного подозрения. Но колонисток в экипаже оказалось не так уж и много. К тому же не всех удалось привести в чувство. Тут уж сжульничала Нора с подачи Юрия, заявив: у неё закончились соответствующие медикаменты в пистолете. Поэтому среди трёх десятков заложников оказалось больше мужиков, притом, что экипаж колонистов состоял из женщин и мужчин поровну.

— Да они в основном все трупы, некрофил!

— Разговорчики у меня, — грянул головорез.

Настало время выбираться.

— Значит так, — вмешался Юрий. — Я иду первым, Нора со мной. Вы следом, уроды. Действуем по ситуации, но все действия согласуем сообща.

— Поздно, кажется, нас обнаружили, — махнул резаком в сторону камеры наблюдения головорез, и сбил им, прыгнув на ложе, а с него к потолку. И по медицинскому отсеку тотчас разнёсся сигнал тревоги.

На крейсере «Несокрушимый» была поднята тревога, а по ней — весь экипаж.

Когда створки дверей открылись, в проёме возник силуэт переговорщика, представившегося:

— Капитан 1-го ранга, и по совместительству командир крейсера, — стоял он, чуть расставив ноги и держа руки скрещенными на груди.

— Нет, ты — труп! — выскочил один из уродов вперёд Юрия.

— Это он шутит, капитан, — заставил его землянин отойти назад, в толпу, и скрыться за заложниками.

— Выходит, ты у них старший, — уставился на него оценивающим взглядом полковник.

— Вообще-то я, а он помогает мне выбраться из дерьма, — примкнул к Гагарину головорез, вытащив демонстративно из потайного кармана сигару, и откусив с одного края, плюнул под ноги военного, прикуривая от пылающего резака.

— Мне лично всё равно, кто у вас главный, уроды. Но знайте: вы уже все мертвецы. В лучшем случае вам светит «Берлога». Это я гарантирую вам, — остался стоять на месте, как и прежде, полковник.

Его, казалось, ничем нельзя было пронять. Разве что за счёт стрелкового оружия. Но оно было у уродов в единственном числе, и не у главаря. О чём лишний раз пожалел головорез.

— Тебе неинтересны наши условия, капитан? — подивился Юрий.

— Ещё сомневаетесь, уроды, — приставил левую руку к подбородку тот. — Надеюсь, вам не нужно объяснять, что колонистов и так уже списали в утиль. Поэтому я могу положить вас вместе с ними. А то заложники у вас… уроды!

Полковник резко повернулся к ним спиной.

— Стой! Да стой же ты, вояка! — пробасил головорез. — Твои условия?

— Отпустите заложников, и всякому из вас будет дарована жизнь… вплоть до суда. А уж суд решит вашу дальнейшую участь! — пробасил капитан.

Юрий выстрелил, но угодил в закрытые створки возникшей вновь переборки за спиной полковника.

— Ты с ума сошёл, Панарин! — вскинулся на него головорез, и напоролся на ствол, воткнувшийся ему чуть ниже живота.

— А кто говорил: я нормальный? — уточнил землянин.

— Ты действительно — ненормальный, — отшатнулся разбойник от агента.

— Как себе хотите, уроды, — ввернула Нора, — но лично я не намерена сдаваться. Я ещё слишком молода, чтобы прохлаждаться в «Берлоге». Уж лучше сдохнуть тогда!

— Да… — подхватил её призыв мародёр.

— Что? — заставил головорез прикусить его язык, иначе грозился засунуть в причинное место.

— Короче, моё предложение простое, — заявил во всеуслышание землянин. — Каждую минуту задержки убивать по одному заложнику. Кто-нибудь против?

— Я, — рявкнул в последний раз головорез, и на этот раз Юрий раскурочил ему атомной пулей голову, заставив его мозги угодить на мародёра с прочими уродами. Досталось даже колонистам.

Некоторые попадали вслед за головорезом мешками на пол.

Видеть того, что происходило внутри санчасти, на крейсере, федералы не могли, по причине выведенной головорезом камеры внутреннего наблюдения, поэтому вновь вышли на переговоры с уродами посредством динамиков связи.

— Кто стрелял? Отвечайте немедленно!

— Я, — раздался знакомый капитану 1-го ранга по переговорам голос.

— Почему? Что случилось?

— Внештатная ситуация. У нас появился один неучтённый труп, — пояснил коротко Юрий. — А через минуту число трупов удвоится.

— Ты убил заложника? — сообразил полковник, куда клонит переговорщик от уродов.

— Нет, он сам застрелился. И так два разя подряд, — выстрелил ещё раз Юрий, чтоб наверняка.

— Прекратить жертвы! Оставить стрельбу! — сорвался в крик полковник, готовясь пойти на уступки пиратам. — Ваши требования?

— Просты, как дважды два, капитан, — продолжил с ним переговоры Гагарин. — Вы выпускаете нас с заложниками в космос на спасательном звездолёте или любом подходящем для нас судне, и мы расходимся, точно в море корабли.

— С заложниками, я вас не выпущу! Кто потом мне вернёт их, тем более живьём? — заартачился переговорщик.

— Не беспокойся, капитан, вернём при обмене в астероидах на своих ребят. Ведь у вас есть ещё наши братья, не так ли? — напомнил Юрий.

— Об этом я не уполномочен говорить с тобой от лица Содружества, урод, — злился полковник.

— И не надо.

— Ладно, тогда хотя бы женщин оставьте в покое, — предложил полковник. — Уступка за уступку.

— Ещё чего! — выкрикнул мародёр.

Его голос перекрыл очередной выстрел.

— Минута прошла, — напомнил о своём обещании убивать по одному заложнику в данный отрезок времени переговорщик от пиратов.

— Урод! Ты ранил меня-а-а…

Нора опередила Юрия, введя ему усиленную дозу снотворного. Будь иначе, его подельники могли взбунтоваться, а так уверовали: эти двое им не враги, и помогают выбраться из непростой ситуации. Ну а то, что головорезу прострелили голову — сам виноват. Его же предупреждали: вести переговоры совместными усилиями. Вот и доигрался до потери головы, а с ней и жизни.

— Прекрати стрелять, урод! — вторил мародёру полковник. — Я готов пойти на уступки, только давай обойдёмся без ненужных никому жертв.

— Я только «за», капитан, — потребовал Юрий оружие.

— Оружие вам, уроды, я не дам, а вот доступ к спасательному шлюпу — организую, — заявил федерал.

— Если ты устроишь нам засаду там — заложникам не жить, ну и кому-то из твоего экипажа. Кому не повезёт, — предупредил землянин.

— Помни, урод: мы с тобой договорились обойтись без стрельбы.

— Конечно. Слово даю.

— Хм, а я, кретин, повёлся! За дурака меня держишь, урод? — терял остатки терпения полковник при общении с Юрием.

— Да я вообще вас не держу, капитан, можете покинуть крейсер на том же самом спасательном шлюпе, что предложили нам, и валить в любом направлении космоса. Да-да…

Уроды расхохотались. Им нравился их новый лидер. Не то что головорез — чуть что, сразу грозился отстрелить голову. Этот хотя бы спускал всё на шутку, перед тем как застрелить или отправить подопечного на верную смерть. Поэтому готовы были умереть за него безо всякого сомнения с сожалением.

Расчёт псиона возымел должный эффект воздействия на всех, с кем он сейчас вёл общение или находился по соседству. Вот и дальше разыгрывал беспроигрышную партию, что не казалась таковой изначально даже Норе, но и она готова была аплодировать ему стоя.

— Поговори у меня, и пущу снотворный газ в санчасть!

— На меня, он не действует, — установил кислородную маску на лицо Юрий, и вышел за удалённую с пути переборку. Правда, перед этим снова раздался выстрел.

— Мы же договорились обойтись без стрельбы-ы-ы… — сорвался в крик полковник.

— Спокойно, капитан, — вырос Юрий перед ним. — Ты послужишь мне заложником, тогда все девки среди колонистов останутся в больничном блоке. Согласен?

— Идём, — в очередной раз повернулся к нему спиной полковник.

Смелости ему было не занимать, что в должной мере и оценил Гагарин. Значит, даст ему шанс не испортить военную карьеру с послужным списком. Причина — все пираты не требовались ему, лишь парочка тех, кто знал, куда улетел пиратский «Ковчег». Поэтому сделал вид, будто ничего не заподозрил, предупредив жестом Нору. Та чуть кивнула в ответ, давая понять: готова всегда и ко всему.

— Выходим, парни, — призвал пиратов на выход Юрий.

— С руками вверх и по одному? — уточнил кто-то из них, выглянув в проём.

— С заложниками, но без заложниц, — наказал землянин.

Больше никто не упирался, как головорез с мародёром, вот только один был убит, второй лишь легко ранен и усыплён. Но его тоже не бросили. С ним и вбежали в спасательный шлюп после перестрелки у шлюзового отсека внутрь, уцелевшие пираты с несколькими заложниками, намереваясь расчленить их и выкинуть по кускам полковнику.

Ему, кстати, тоже досталось, но он по-прежнему держался на ногах.

— Уроды, отдайте колонистов, и валите в свои астероиды!

Как ни странно было, но те пошли им на уступки. Почему — и пытались понять пираты, глядя в недоумении на Гагарина.

— Спокойно, парни. Без паники! Паники ещё никто не объявлял! Когда будет можно паниковать — узнаете первыми от меня, — озадачил их вновь Юрий. — Нора, за штурвал! А я проверю: нет ли у нас на борту сюрпризов!

— Так вот оно что, почему нас выпустили — шлюп заминирован, — кинулся кто-то из пиратов обратно на крейсер и был повален лицом в пол, сбитый военными с ног.

Те, кто остались с незнакомцами, полностью доверились им и готовы были идти на смерть.

— Если выживем, Панарин, я с тобой прыгну даже в чёрную дыру, — отозвался пришедший в себя мародёр.

— Ты знаешь, где нам искать «Ковчег»? Или хотя бы место его временного базирования — одно из множества? — уточнил землянин.

— Да, командир. Только ответь мне на один простой вопрос: кто тебя прислал к нам? — желал знать пират, устроив последнюю проверку Гагарину.

— А то не знаешь.

— Могу угадать с трёх раз, — предложил урод. И они оба рассмеялись.

Правда, смеялись недолго. Мало того, что Нора заявила: им испортили панель управления, так ещё и Юрий обнаружил взрывное устройство самоликвидации.

— В спасательный отсек — к капсулам!

Рванули туда все, а вот выбрались из взорвавшегося спасательного шлюпа не все. Благо мародёр уцелел при незнакомцах.

— У-у-ух… ху-ху-у-у-ух… — выдохнул протяжно и облегчённо он. — Давно я так не летал! Ох, и давно-о-о…

— Надеюсь, у нас не стоит в капсуле маячок, — оказались беглецы в тесноте, да не в обиде.

Третий был явно лишний, и кто — понять несложно. Да без урода теперь беглецам никуда, хотя у них на хвосте сейчас сидели перехватчики «Несокрушимого». Выходит полковник не успокоится пока не получит звания адмирала, а получить его было можно исключительно с поимкой «Ковчега», и только.

На него и вело охоту Содружество.

— Нет, ну вот привязались, а? — одурел пират.

Казалось, от перехватчиков им не уйти, как их атаковали…

— Братцы! Это они — братья по оружию! — разошёлся урод.

Значит «Ковчег» не стал скрываться в астероидном поясе, и, совершив пространственный скачок, оторвался от преследователей, после чего экипаж там проделал с крейсерами Содружества аналогичный манёвр при атаке на них.

Другое дело, что пока оба крейсера бороздили просторы космоса в направлении Марса совместно, о нападении даже не стоило думать, а едва разделились и в открытый космос высыпали перехватчики, тут и объявились, сметая их со своего пути, следуя и дальше прямым курсом на столкновение с «Несокрушимым».

— Идём на таран! — запретил сворачивать полковник.

— Но это чревато катастрофой, капитан, — заявил старпом.

— Исполнять приказ!

Спасательная капсула со шлюпа оказалась меж двумя крейсерами.

— Они сейчас расплющат нас! — зажмурился мародёр. — Нам хана-А-А…

Его крик, вперёд Юрия, прервала Нора, выстрелив из медицинского пистолета, усыпляя.

— Он ещё пригодится нам, любимый, иначе никто на «Ковчеге» не поверят в нашу историю с бегством.

— Ты права, дорогая, — просчитал ситуацию псион с дальнейшим развитием событий, и пришёл к выводу: они ещё постреляют, и не раз — уродов, в первую очередь. Выходит у них, его дочь — не погибла. В чём он больше не сомневался. Но что стало с ней — очень скоро выяснит. А также: где держат её в заточении? О том, как могут её использовать уроды — думать хотел меньше всего. Но даже в таком случае думал лишь о том: главное что жива — всё остальное исправит. В её судьбе — тоже.

Глава 5 ГРИЗЛИ

Очередное столкновение заставило беглецов окунуться в кромешную тьму космоса, из которой их вернули в реальность голоса. Кому принадлежали они — оставалось исключительно догадываться, поскольку даже у Юрия раскалывалась голова, в виду использованных ранее стимуляторов. Так что и он, в должной мере, не мог задействовать способности псиона.

И снова открыв глаза, обнаружил себя там же, где некоторое время тому назад уже побывал, но на этот раз без капсулы, откуда их извлекли…

— Уроды-ы-ы…

— Хм, у нас появился первый живчик, командир, — отреагировал пират на пришедшего в сознание, и помахал, призывая собратьев по оружию присоединится к нему.

Напротив него в чёрном бронированном скафандре, чуть обгоревшем местами, застыл тип с чересчур волосатым лицом, скрывающим множественные шрамы, которые не удалось скрыть на лбу даже повязкой, и тянулись вдоль носа через глаза. К тому же в зубах, он сжимал короткий кусок сигары или, что, скорее всего, самокрутки. Причина — запах, докатившийся клубами дыма до незнакомца, когда мрачный тип пахнул на него, окончательно приводя в чувство.

Юрий не закашлялся, ему напротив, даже стало легче переносить боль. Значит, грозный на вид оппонент приглушил её наркотой, в чём не стоило сомневаться.

— Добро пожаловать на борт «Ковчега», незнакомец. Только смотри — не жалуйся! У нас не всякого жалуют, но вы отличились. Я видел, как за вами охотились перехватчики сил Содружества. И вижу среди вас мародёра.

Бронированный тип присел, встав на одно колено. Его лицо стало намного ближе к лицу Юрия. Дальше больше — он сунул ему в губы окурок, которого хватило незнакомцу на одну короткую затяжку, прежде чем, опалив уста, потух, пустив последнюю струйку дыма.

— Я — Гризли, — представился наконец-то пират. — Мне принадлежит «Ковчег».

Рядом с ними пошевелилась девица.

— О, и баба ожила, — порадовался тот самый пират, что призвал Гризли к незнакомцам, очутившимся у них на борту крейсера с соратником по несчастью.

Он пришёл последним из троицы.

— Парни! — уставился мародёр на них, примечая фигуру главаря. — Гризли…

— Нет, руками задавили, — буркнула девица, вызвав смех у столпившихся подле них уродов. Таковыми они и казались ей сейчас в своих «доспехах» космического образца.

— Рад видеть тебя вновь, урод, познакомишь нас со своими спутниками или мы сами это сделаем за тебя? — перевёл на него взгляд с девицы главарь.

— С радостью, и за хорошей порцией «бормотухи». На меньшее, я просто не соглашусь! Я вместе с ними пережил такое, что в двух словах и не пересказать, Гриз, да-да… — приподнялся пират. — Ну, дайте же кто-нибудь выпить!

Было видно: мародёр до сих пор не может прийти в себя после приключений, выпавших на его долю. В отличие от него, незнакомцы вели себя менее нервно и вызывающе. Ну, оно и понятно — оказались в гостях у пиратов. И — кто знает, чего можно ожидать от них. Но и на законопослушных граждан Солнечной системы тоже не тянули. На этот счёт имелись свидетели и из числа пленённых вояк.

Таковых на борту оказалась парочка, и среди них нашёлся тот, кто обозвал их, так же как и пиратов, уродами.

— Вы все скоро сдохните! — добавил он.

— Ты, многим раньше, — заверил его Гризли, всадив в ногу резак.

Чем данное оружие было хорошо, так это тем, что рану не приходилось обрабатывать — кровь останавливалась при ожоге. И таковой имелся у него самого, да не один. Причина — у головорезов Солнечной системы приветствовались бои на резаках. Данным способом они выясняли отношения, когда возникали различного рода разногласия, и всё сразу становилась на свои места согласно кодексу вольных бродяг, ничем не отличающегося от военного устава тех же космических сил Содружества.

— Можешь меня убить, урод, но знай: пути у нас разные, а дорога одна, и ведёт к смерти. Ты, не избежишь её в том числе!

— Но поживу подольше тебя, и порежу таких как ты, побольше, — выдернул Гризли резак из ноги пленника, и прикурил от него очередную самокрутку. Пустив клубы дыма, бандит довольно запрокинул голову чуть назад. — Заканчиваем с мародёркой, парни, и отчаливаем!

Он намеревался с безопасного расстояния расстрелять уцелевших на крейсере «Несокрушимый», так как часть военных в ходе столкновения забаррикадировалась с капитаном 1-го ранга, и не желали сдаваться без боя, выбрав смерть бесчестью.

К тому же, как выяснилось: «Ковчег» лишь с виду казался неказистым и потрёпанным от времени кораблём. Но это была иллюзия, предназначенная для обмана зрения, радаров в том числе. На самом же деле в «Ковчеге» использовались не просто современные технологии, а новейшие разработки, ещё даже незапущенные в промышленное производство. Будь иначе — сейчас бы пиратов отлавливали в космосе на месте столкновения крейсеров воины Содружества.

Когда же интервал был пригодным для стрельбы прямой наводкой, на капитанском мостике «Ковчега» зафиксировали появление в непосредственной близости от места схватки очередной крейсер ВКС Содружества.

— Индусы, чтоб их! — передал нервным голосом старпом. — Ты слышишь, Гриз?

— Да, — сдавил тот зубами самокрутку. — Ты уже классифицировал борт, пом?

— Это «Индра», Гриз… — задрожал больше прежнего голос старпома.

— Хм, к нам пожаловали боги войны с громом и молниями, — выплюнул самокрутку Гризли, втаптывая её бронированной стопой в пол. — Все по местам! Будет отрываться!

— По полной, Гриз?

— Ещё спрашиваешь, пом?

— Перехожу на экстренное ускорение. Если что, Гриз, не обессудь, могу помять «Ковчег» об астероиды.

— Уж лучше мы разобьёмся там сами, пом, чем нас тут разобьют вояки! — кинулся со всех ног за пределы абордажного отсека Гризли.

— А мы! Как же мы? Уроды-ы-ы… — уронил мародёр фляжку с бормотухой, проливая на пол.

— Куда нам идти, урод? — насел Юрий на него, подхватив не стоящую на ногах девицу.

— За мной, — зацепил ненароком ногой фляжку мародёр, и она с грохотом полетела в нужном для них направлении. Так что он ещё не раз сталкивался с ней, прежде чем они оказались, с его подачи, в безопасном месте. — Сюда!

Видимо они очутились в каюте. Хотя данное место, где сейчас висели все без исключения пираты, обтянутые ремнями с опущенными вниз решётками, трудно было назвать каютой. Оно больше походило на зверинец.

Именно так данный отсек и назвал мародёр. Стало быть, Юрий уловил ход его мыслей, настроившись на нужную волну.

— А вот и зверинец! — кинулся пират не столько помогать незнакомцу втиснуть в одну из «клеток» незнакомку, сколько сам продемонстрировал, каким образом нужно действовать, дабы оказаться там.

Вот Юрий и повторил его действия в той же последовательности, прежде чем сам втиснулся в подобную ячейку и его тело захлестнули стягивающие, точно путы, ремни.

Опустить решётку, он уже не успел. Причина — «Ковчег» совершил аварийный прыжок, оставляя позади себя оба крейсера ВКС Содружества. Чуть промедли старпом и вместо фотонного выброса из реактора, вырвавшегося в космос, на его месте неминуемо бы оказались пираты, сожжённые выстрелами «Индры», так как индусы применили против них «громы» и «молнии», калибр которых способен был пробить залпом любой щит с корпусом корабля одновременно.

— Де-е-ержи-и-ись… — протяжно выдал по соседству мародёр.

Ремни трещали и вытягивались, но пока что не лопались. Как будет дальше — лучше не думать, иначе беда.

Мысленно сосредоточившись, Юрий заставил опуститься клетку — вовремя, — и очутился внутри неё, когда ремни начали рваться один за другим. В её прутья и вдавило телом его. Благо вывалиться не позволили.

Ускорение вдруг исчезло и всех тряхнуло ещё разок, тогда как Юрия впечатало в мягкую спинку, откинувшуюся в горизонтальное положение и превратившееся в своеобразное ложе.

Теперь землянин значил, где отдыхали пираты, и как. А перед тем, как встать, их лежанки устанавливались в вертикальное положение, и они вываливались наружу, падая вниз.

Немногим погодя на полу и растянулся Гагарин, приходя в очередной раз в чувство. Ему не хватало стимуляторов, однако уроды предложили отделаться «бормотухой».

— Вообще-то я не пью, — отказался Юрий.

— А ты не пей, просто отхлебни и насладись жизнью, — повеселел мародёр, раздобыв в очередной раз новую порцию.

Возможно, он заглянул в собственные закрома.

— Вас всех троих вызывает, Гриз, — вырос перед ними урод с не зачехлённым оружием, сжимая обеими руками.

Хорошо хоть тыкать не стал, конвоир.

— Нора, ты как? — застыл Юрий напротив неё.

— Не очень, но могло быть гораздо хуже, любимый, — пыталась она изобразить улыбку. Вместо неё получился плохо скрываемый оскал.

— Вылечим, — сунул и ей фляжку спасённый ими пират. — Шевелитесь, нас ждёт Гриз. А он не любит долго ждать. Лучше его не распалять.

Вновь подставив девице плечо, Юрий подался следом за мародёром, тогда как за спиной у них шёл посыльный с оружием наизготовку.

Мысленно сфокусировавшись на нём, землянин определил тип оружия пирата. Он являлся обладателем стандартного вооружения космического пехотинца. То есть сжимал «Молот» — штурмовую автоматическую винтовку с выдвижным резаком и подствольником «Топор». Молот заряжался «гвоздями» — 30-мм патронами, а Топор — 50-мм гранатами — «болтами». Итого обойма составляла 50 гвоздей и 3 болта. Плюс оптика. Вес данного оружия равнялся 5 кг, а длина 0,6 метра (с откинутым прикладом — 0,8 м, с выдвинутым резаком — 1 м).

Но главное было не это в характеристиках оружия урода, а то, что боезапас мог нести как атомные заряды, так и просто прожигающие броню.

Какие нынче наличествовали у урода — известно только ему. Хотя обычно атомный патрон заряжался в конце и оставлялся для себя, чтобы не угодить в плен к федералам. Но чаще вход шла ручная граната. Два РАГ-5 и заметил на нём Юрий, решив прибрать к рукам одно взрывное устройство.

— Нора, — обратился он к девице за помощью. — Подыграй.

Та поняла его правильно, иначе бы не запнулась, заставив пирата навалиться на себя сзади, и тут же взяла его в оборот.

— Отвалили — оба! Ну… — взревел конвоир, снимая Молот с предохранителя. — Не то сейчас пальну!

— Эй, брат! Ты чего? — сунул ему бормотуху во фляжке мародёр. — Они спасли мне жизнь не для того, чтоб ты пристрелил их у меня на глазах! Так что умерь пыл, герой! Вот они — действительно герои.

— Сейчас Гриз проверит их: кто они, — отказался пират распивать бормотуху с соратником по оружию. — Заодно и тебя проверит: с кем ты и за кого. Урод…

— Бандерлох!

Пираты едва не подрались, и Юрию с Норой пришлось ещё разнимать их.

— Почему так долго? — уставился грозно главарь на подопечных, явившихся с помятыми лицами и приличной задержкой во времени.

— Возник небольшой спор, Гриз… — пояснил коротко мародёр. — Всего-то.

— Да, — подтвердил конвоир.

— Так в чём проблема — спустились на «дно» с резаками — это ваше право. Но не устраивайте драку, когда я жду вас! — казалось, главарь никогда не расстаётся с самокруткой, и едва скурив одну, тотчас вставлял в зубы другую.

— Этого больше не повторится, Гриз, — повинился конвоир.

— Конечно. Потому что я просто пристрелю вас обоих в другой раз.

Помимо самокрутки в одной руке, вынутой изо рта, хозяин «Ковчега» сжимал модернизированный АП. Для чего он приготовил его, и для кого именно — сомневаться не приходилось. Помимо мародёра с незнакомцами и конвоиром, в каюте находились охранники и пара пленённых военных с крейсера «Несокрушимый». Им, похоже, и предстояло отправиться в реактор.

— Держи, — неожиданно сунул Юрию АП Гризли.

— Не понял? — вопросительно взглянул землянина на владельца «Ковчега».

— Выбор цели за тобой, — вновь вернулась самокрутка на прежнее место.

Подвох в случае с оружием был очевиден, и просчитать его оказалось несложно — с одной стороны, а с другой — ой как непросто. Пират затеял проверку, которую предстояло пройти землянину с Норой одновременно. А подвести её, как и допустить провала миссии, Юрий не мог.

Попутно вспомнил про дочь.

Военные могли оказаться преградой на пути к её спасению. Чего он так же не мог допустить, впрочем, и убить пленников — иначе сам станет в один ряд с пиратами.

Именно этого сейчас от него и добивался Гризли. Ему требовались не голословные и косвенные доказательства, что он один из их братии или наёмник, а неоспоримые.

— Вали этих двоих, — пахнул в их сторону наркотическим клубами дыма бандит, — или пускай себе пулю в лоб. Но лучше, прежде девке, если не хочешь, чтоб мы поразвлеклись с ней!

Мародёр занервничал. Раньше Юрий никогда не затягивал с выстрелом, вспомнив обстоятельства гибели головореза в санблоке «Несокрушимого». А тут…

Землянин вскинул руку, взяв в прицел Гризли.

— Чего ждёшь? — и не думал дрожать голос у пирата. — Стреляй.

Он продолжал курить, как ни в чём не бывало.

Юрий изменил цель, надавив на спусковой механизм. АП противно щёлкнул, и только. Выстрела не последовало.

— Осечка! — надавил ещё раз на спуск землянин.

И снова раздался приглушённый щелчок.

— Дай сюда оружие, калека, — выхватил резким движением руки Гризли оружие у землянина и активировал. Но вложил уже в ладонь девицы. — Попробуй ты, красавица.

Банг! Банг! — грянули два отрывисто точных выстрела, и на пол к её ногам, рухнули оба военных с простреленными навылет черепами.

Юрий не мог поверить, что она это сделала, и у неё не дрогнула рука.

— А ты начинаешь мне нравиться, незнакомка, — поспешил вернуть свой АП обратно Гризли, выдёргивая из руки девицы. — Снять сенсорную маску не желаешь?

— Как скажешь, Гризлик, — уступила и тут ему Нора, заставив выронить самокрутку на пол.

— Уродина!

— То есть, я подхожу вам, уроды, — вернула полумаску на затянутое шрамами глазницы Нора.

— Мы — бандерлоги, не путай нас с уродами, — справился с возникшим волнением хозяин «Ковчега». Однако поднимать самокрутку не стал, просто взял другую, а на ту, что оказалась невольно на полу, наступил ногой, скрывая улики проявленной слабости. Иначе его подопечные не поймут, считая маньяком без страха и упрёка. А он был шокирован при виде уродства девицы, намереваясь прежде провести с ней оставшееся время в каюте до проникновения в пояс астероидов. Где у них, по всем раскладам, должна была находиться перевалочная база.

— А в чём отличие бандерлогов от уродов? — заинтересовалась Нора.

— Уроды — новички, проходящие курс молодых головорезов, а вот бандерлоги — ветераны, — пояснил Гризли. И неожиданно заметил опасность, которую прежде упустил из виду. Впрочем, не он один. — Где твои РАГи, урод?

— Я — бандерлог, Гриз, — выдал в растерянности конвоир.

— Нет, ты не бандерлог, а именно что урод, — указал он ему на болтающиеся кольца от ручных гранат. — Где потерял, в отличие от чеки?

— Ох, ты… — спохватился пират, и перевёл взгляд с главаря на мародёра.

— Я чист, брат! — продемонстрировал тот исключительно флягу в одной руке, другая была пуста у него.

— У вас его гранаты, незнакомцы? — пожелал поближе познакомиться с ними Гризли.

— Да, — продемонстрировал ему Юрий гранату, держа без чеки на раскрытой ладони.

Стоило землянину уронить её и взрыв неминуем. В каюте мало кто уцелеет, если ещё добавит Нора вслед за ним. Так что, если Гризли имел невидимую защиту — второй гранатой достанет его, а первой снесёт.

— Ты из «Берлоги»? — проигнорировал гранату владелец «Ковчега», обнаружив на запястье незнакомца выжженный калёным железом номер секретного объекта закрытого типа.

— Недели не прошло, как я вырвался оттуда, — подтвердил Юрий.

— Хм, рад слышать это от тебя, брат, — закатал рукав правой руки бандерлог.

У него красовался там аналогичный ожог.

— Так как мне называть тебя?

— Миша, а мою спутницу — Маша.

— Ах-ха-ха-ха… — рассмеялся Гризли. — А ты бурый, в том смысле, борзый, и не тушуешься. Что если я именно так и стану тебя называть, как бурого медведя. А то Миша или Михаил — это не имя для бандерлога.

Записывать в уроды профессионала, хозяин «Ковчега» не стал. Гость лишний раз доказал ему, с кем он имеет дело.

— Дальше поговорим прямо и начистоту, соратник по несчастью. Цель твоего появления у меня?

— Работа, Гриз, и только. Мне хорошо платят, поэтому я и взялся за неё.

— То есть, рассказать о ней не хочешь? И — как очутился одновременно с моими уродами на борту «Несокрушимого»? — снова появилась самокрутка в зубах у громилы.

История, пересказанная ему Юрием, оказалась вполне правдоподобной о том, как он сумел сбежать при транспортировке из «Берлоги» на некий другой секретный объект закрытого типа, затем попасть в штат колонистов, отобранных на Луне для отправки на Марс. Всё прочее уже подтвердил слово в слово за ним мародёр, дополняя иной раз рассказ.

— Хорошо, тебе верю, Бурый. Только гранату уроду верни, — понизил Гризли в звании бандерлога и перевёл его в команду мародёра, сделав того командиром абордажной команды. — На этом у меня всё — все свободны. Скоро мы окажемся на базе. Что радует меня, зато огорчает другое — мы возвращаемся пустые туда! Хотя…

Он покосился хитро на новичков.

— Как знать, может ещё не всё потеряно.

Что он хотел этим сказать, глядя на них — гостям оставалось догадываться, а также о том, с чем им предстояло столкнуться на перевалочной базе среди астероидов у бандерлогов.

— Как ты могла убить тех двоих? — поставил в упрёк Юрий Норе её выходку с военнопленными, шепнув на ухо.

— Разве у нас был выбор, любимый? Ты сам сделал бы то же самое, будь у тебя активирован АП, — смущённо парировала она, вторя ему чуть слышно. Но пока неубедительно. — И даже стрелял, не зная о дезактивации!

— То-то и оно, что знал, дорогуша, иначе бы не стал наставлять его на них и жать на курок, — всё ещё гневался землянин на Нору.

— А как быть с теми, кто погиб по нашей вине на борту «Несокрушимого»?! — напомнила она ему. — Приговорили мы тамошних погибших вояк из-за уродов косвенно, но это не снимает с нас ответственности. Миссия превыше всего, даже жизни военных! Они, как и мы, давали присягу!

— Только они сдержали её, а мы преступили!

— Глупость! — отмахнулась Нора от землянина, устанавливая собственную клетку в горизонтальное положение, прежде чем забралась туда.

— Тебе составить компанию, Маша? — возникло перед ней физиономия мародёра.

— Я ещё жива, некрофил! Так что отвали, не то сделаю с тобой то же самое, что с пленниками!

— Уж и пошутить нельзя, — вздохнул разочарованно пират, переключившись на соседа. — Как ты терпишь её, Бурый?

— Сам удивляюсь себе, — пожал тот плечами, не спеша заваливаться в горизонтальное положение. Поэтому-то и принял предложение урода скоротать время за бормотухой. Они разговорились, тыкая друг другу фляжку с горячительным напитком, и когда из неё не удалось вытряхнуть ни капли, урод отключился, рассказав кое-что интересное собеседнику о том месте, куда им предстояло прибыть в означенный срок.

— Ты чего? — очнулась Нора, почувствовав прикосновение к телу, и Юрий задал ей тот же самый вопрос дословно.

— Руку сломаешь!

— А ты не лапай меня, маньяк!

— Ха, — очнулся мародёр, реагируя на их крики. — Это погоняло тебе больше подходит, чем Бурый. Вспомнить хотя бы головореза и…

— Будь другом, заткнись, — сунул ему в открытый рот гранату Юрий — ту самую, которой лишил бандерлога, ставшего нынче уродом.

Скосив на неё глаза, мародёр едва не хлопнулся головой на пол — вовремя подставленная Юрием нога не позволила произойти детонации.

— Не делай так больше, урод!

— С-сам, — заикнулся пират сразу, как только смог вновь говорить.

Землянин тем временем обезвредил взведённое взрывное устройство, и, подкинув на ладони, снова поймал, заставив мародёра мгновенно протрезветь и кинуться со всех ног к двери. Ей и зацепил его кто-то из своих, спеша предупредить, чтобы все в «зверинце» были готовы к посадке на базу.

— Ну, вы поняли, уроды!

— Да пошёл ты, бандерлох! — ответил ему мародёр, и прежде чем занял свою клетку, вновь вооружился очередной фляжкой с бормотухой, ничем не отличаясь от Гризли. Правда, тот постоянно глушил страх самокруткой с наркотической начинкой. Вот и всё отличие — в форме, но не в дозе употребления психотропного препарата.

— Всем приготовится! Вас это касается в той же мере, новобранцы, — осмотрелся по соседству мародёр. — Будет трясти. Ну, мне ли тебе говорить об этом, маньяк. Знаешь — летал!

Глядя на действия Юрия, Нора не стала своевольничать, и, установив ложе в вертикальное положение, замерла в клетке, дополнительно ухватившись руками за прутья.

Вскоре их действительно начало трясти в виду возникшей перегрузки, а один раз и вовсе дёрнуло так, что казалось, полопаются ремни.

В борт «Ковчега», смяв защитное поле, влетел астероид, пробивая местами обшивку, о чём красноречиво свидетельствовала возникшая сирена в сопровождении голосового сигнала:

«По правому борту обнаружена пробоина размерами с отсек! Живых там больше нет!»

— Пронесло, — не удержался мародёр и пригубил фляжку. От встряски он не попал её содержимым в рот, заливая лицо. Так ещё и зацепив себя в глаз, разорался, грязно ругаясь и сквернословя.

Причиной его поведения послужило то обстоятельство, что отсек пробитый астероидом оказался соседним с ними. И будь чуточку меньше везения на их стороне, сейчас бы о них твердил механический голос и о «зверинце».

— Не время расслабляться, парни! Ох, не время, — пришёл пират немногим погодя в себя.

Вновь прозвучал звуковой сигнал, оповещающий о входе в атмосферу Цереры. Новость просто ошеломила Юрия. Нору не меньше.

Данная малая планета с тысячью километрами в диаметре оказалась пристанищем пиратов, и пускай временным, но они основали тут свою перевалочную базу, чувствуя себя здесь довольно вольготно.

— Ну вот, мы почти и дома, уроды! — закричал довольно на весь отсек их новых командир.

— Да пошёл ты, — отозвался один из соратников, что болтался в клетке напротив него.

Им оказался, разжалованный до уродов, бандерлог.

— А ну повтори, что ты сказал, урод? — окрысился командир.

— Повторю, мародёр, обязательно, — вновь ответил угрожающе бандерлог. — Но на дне, где хочу видеть тебя с резаком в руке и также напротив себя.

— Ты сам напросился, урод, так что пощады не жди, — принял вызов на бой мародёр, и призвал в свидетели, а также секундантами, Юрия с Норой.

Нейтральнее личностей в абордажной команде было днём с огнём не найти. Поэтому, вместо того, чтоб покинуть «Ковчег», им после посадки на Цереру пришлось следовать длинными лестничными переходами на самое «дно».

— Вот мы и пришли, — желал урод познакомить спасителей с данным местом, столь священным для всякого пирата.

Бандерлог поторопил их гида, активировав резак, лезвие которого оказалось длиннее, нежели у мародёра.

— Да он джедай, — ухмыльнулась Нора, вспомнив литературный опус прошлых веков про Звёздные Войны.

— Ага, по папе и по маме, в отличие от нашего подопечного, — подыграл ей Юрий.

У мародёра огненный резак оказался меньше, но зато толще. И вдруг разделился на два.

— Тебе конец, бандерлог! — прокричал он.

— Это конец тебе, урод! И я отхвачу его у тебя, дабы такие уроды, как ты, больше не размножались в космосе! — готовился отомстить ему подопечный за то унижение, которое ему пришлось испытать по вине прибывших с ним незнакомцев.

Пираты схлестнулись, и Нора выдала крамольную мысль вслух, также волновавшую её спутника:

— Чтоб они поубивали друг друга.

— Не исключено, — следил Юрий за схваткой пиратов в отличие от неё.

Силы в ней пока что были равны — длину клинка бандерлога, урод нивелировал двумя короткими резаками, не только отбивая его выпады со средней дистанции, но и стараясь сократить её до ближнего боя, где уже преимущество должно было оказаться на его стороне. Но изворотливости с проворством бандерлогу было не занимать. На то он и ветеран среди пиратов, а урод — новичок. Поэтому и пропустил удар сверху, когда его по спине из-за головы ожёг соперник.

Однако и он достал его вскользь. И они тотчас разорвали дистанцию, пытаясь осмотреть раны.

— Что у меня там, на спине, — едва не воя, просипел мародёр, обращаясь к Юрию.

— Ожог.

— Это я и без тебя чувствую! — скрипя зубами, продолжил общение с ним мародёр, пока соперник позволял ему, не спеша вновь вступать в схватку. — Рана глубокая и большая?

— Да так себе — средней сложности. Кость не задета — я не вижу ни оголённого хребта, ни торчащих рёбер грудной клетки. Хотя…

— Что там? Говори! Ну же…

— Нет, показалось.

— Издеваешься, маньяк?!

— Не я, а бандерлог, мародёр.

В него и кинул одним из резаков…

— Урод, — с трудом отбил выпад бандерлог — резак всё же вскользь зацепил его по руке, и ему пришлось противостоять дальше с одной.

Что он с успехом и делал, не подпуская к брошенному резаку; а сам овладеть им не имел возможности, по причине повисшей, точно плеть, руки вниз.

— Сдавайся, бандерлог, и я не стану тебя убивать, просто дам возможность достойно сдохнуть, когда пойдём на абордаж, — предложил пират в качестве альтернативы ретивый ветерану, минуя реактор, с честью погибнуть в бою.

— Ещё чего, я не стану радовать тебя. Просто прирежу тут, как тварь, и расчленю на топливо для реактора!

— Вижу, что не опоздал, — искал незнакомцев, присоединившийся к ним на «дне»…

— Гриз… ли…

— Я, кто же ещё. Продолжайте, уроды, не останавливайтесь, а я посмотрю: кто и чего из вас стоит, — узрели оба соперника в полумраке огонёк, исходящий от раскуренной самокрутки. — Как думаешь, Бурый, или ты теперь у нас маньяк с подачи Некрофила, кто победит — урод или бандерлог?

— Так ли это важно, Гриз?

— Нет.

— А почему мародёра кличут — Некрофил?

— Потому что он такой и есть — мародёр, — пустил облако дурманящего дыма хозяин «Ковчега», и дал минуту времени обоим подопечным. — Не уложитесь в неё, и один из вас не уложит другого на «дно», я это сделаю с вами обоими собственноручно.

Только теперь Юрий заметил у него в руке «Гарпун» — оружие, предназначенное для бесшумной и беспламенной стрельбы. С калибром «стрелы» — 25-мм. Плюс десяток самонаводящихся «винтов».

Его маркер и направил главарь на драчунов, обозвав обоих ими. Когда достаточно было нанести один точный удар в горло или подреберье, пронзая в сердце соперника, и можно праздновать победу.

— Время вышло, уроды, — щёлкнул затворная скоба на оружии у главаря. — А вы, как я вижу, не выбрали, кому умереть. Жаль. Значит, я сам это сделаю за вас методом тыка!

Грянуло два выстрела. На пол грохнулись резаки, тогда как урод с бандерлогом и дальше остались стоять на ногах.

Первый, кто вскрикнул и был отправлен в реактор. Не повезло мародёру. Но жалеть его, урода, никто не стал — ни спасители, ни бандерлоги. К тому же пониженный главарём в звании ветеран теперь оказался повышен, став главным уродом, возглавившим абордажный отряд.

— Ты издеваешься, Гриз? — возмутился выживший.

— Ещё даже не начинал, урод. Но могу!

Больше пират, пониженный в звании, не перечил ему.

— Прошу на выход. Церера ждёт вас, герои, — заставил хозяин «Ковчега» незнакомцев покинуть крейсер, и наконец-то посетить планету.

Осмотревшись, гости обнаружили над головой колпак, защищавший их от космической радиации и холода.

— Добро пожаловать в Логово, счастливчики, — решил выступить для них в качестве гида Гризли. — Всем, кто попадает сюда, дальше одна дорога. Ну, ты уже в курсе, маньяк.

Хозяину «Ковчега» понравилась кличка, придуманная уродом, почившим в реакторе крейсера, для соседа по «Берлоге» в прошлом. Поэтому и намекнул: ему придётся соответствовать данному званию.

Как оказалось, в порту на приколе стоял не один разбойничий корабль, а два. Второй принадлежал таким же бандерлогам без страха и упрека, как и тот, что прибыл только сейчас. И командирам было о чём перекинуться между собой.

— Ты прибыл пустой, Гриз? Вот так сюрприз!

— И тебе не хворать, Приз… — приветствовал тот в свою очередь компаньона. — Зато как я смотрю: ты прибыл в Логово не с пустыми руками, и твои бродяги уже спустили всё, что заработали.

— Да, Гриз, мне повезло больше, нежели тебе. Представь себе: мы выпотрошили Марс-5, - ликовал оппонент.

— Уже представил, Приз, и готов поговорить с тобой об этом в более тесной обстановке. Выбор оружия за тобой!

Гости бандерлогов переглянулись. Ещё бы, их главари затеяли выяснить отношения.

— А, значит, федералы поджидали вас, Гриз? — оскалился язвительно собеседник, именуемый сэр Приз или сюрприз. — Вот беда.

— Я потерял абордажный отряд, Приз! А они…

— И ломаного гроша не стоят, уроды! Набери себе новых, Гризли, а я оплачу! — нагнетал обстановку конкурент.

— Издеваешься, Приз?! — готов был здесь схлестнуться с ним хозяин «Ковчега».

— А ты догадливый, отморозок! Я уж думал: ты вернулся в свою любимую «Берлогу», — продолжал его распалять соперник.

— Я убью тебя, Приз, и твоя команда бродяг послужит мне уродами! Как такой тебе расклад и моё предложение?

Как пираты не сцепились тут же при встрече, оба гостя недоумевали. Но возможно свод правил пиратского кодекса послужили тому причиной — иной причины не видел, как Юрий, так и Нора.

Значит, у них всё ещё было впереди, и желательно, чтобы оба владельца крейсеров поубивали друг друга, тогда им проще будет выполнить возложенную на них миссию. А Гагарину ещё спасти дочь.

Но прежде простояло выяснить, где содержат колонистов, и кто охраняет, да в каком количестве. Поэтому не желали терять времени почём зря. Впрочем, и сцепившиеся компаньоны, оказавшиеся обычными конкурентами.

Глава 6 ЛОГОВО

Новость о столкновении интересов — и не только — командиров крейсеров, мгновенно облетела перевалочную базу, поэтому всякий уважающий себя пират предпочёл не затягивать времени и спешно явиться в Круг. Где вскоре должно было начаться грандиозное представление, а одиознее его, казалось, на Церере нет ничего, и в ближайшем будущем не повторится вновь. К тому же, как удалось выяснить: победа одного из главарей в схватке с другим означала незавидную участь не только для побеждённого, но и его команды. Поэтому всякий головорез на планете был при оружии, и держал при себе активированным, чтобы дать отпор противнику, в случае попытки разоружить.

— Ух, и повеселимся, — подмигнул Гризли незнакомцам, приняв обоих за наёмников, подосланных к нему работодателем. Будь иначе, уже бы давно избавился от них, а так пока держал при себе, пытаясь и дальше их уличить во лжи в надежде на прокол в будущем.

Хотя где он и где теперь будущее, поскольку командир «Призрака» ни в чём не уступал ему и казался многим успешнее всякому обитателю перевалочной базы.

Умыкнуть из-под носа у ВКС Содружества груз в качестве колонистов и буровых установок — дорогого стоило. Что и подтвердил своей неудачей Гризли.

Команде отъявленных головорезов с «Ковчега» об успехе команды конкурентов оставалось исключительно мечтать, и уповать на то, что они сумеют покрыть убытки. Именно их сейчас и стремился возместить за счёт конкурента подопечный агентов. В противном случае за его жизнь никто не даст и ломаного гроша. Экипажу следовало оплатить труды, да и ремонт крейсера не мешало произвести, так как никто в долг на тебя не станет работать.

Вот дебет с кредитом у Гризли и не сходился нынче. Он оказался в минусах. Поэтому не мог на данных условиях вновь выйти в космос. Команда могла поднять бунт и тогда он сам окажется на дне с многочисленными ожогами от резаков — то есть будет заколот собственными бандерлогами и отправлен в реактор.

Через что ранее как-то раз прошёл сам, с той поры крейсер стал называться «Ковчег», а он именоваться капитаном и полноправным хозяином.

Однако всё могло перемениться в любой миг.

— Командир, — подбежал к нему один из офицерского состава бандерлогов. — Когда мы получим деньги? Парни желают пополнить запасы боеприпасов, и не только. Развлечения ещё никто не отменял. Стимуляторы и прочая шмаль тоже стоит денег. Впрочем, и доступные девки!

— Обойдётесь и собственным обществом, — превратился Гризли в аналог животного мира, которого вдруг побеспокоил человек в собственных владениях в момент охоты.

— Ладно, как скажешь, командир, — поспешил один из замов передать послание капитана экипажу.

До слуха незнакомцев при Гризли донеслись недовольные возгласы. И ладно бы только они, а то ещё проклятия, и даже угрозы, если Юрий с Норой не ослышались.

— Вы не ослышались, — подтвердил владелец «Ковчега» зыбкость собственного положения.

Теперь у него был единственный шанс выправить ситуацию — победить в Круге конкурента. В противном случае ему лучше сдохнуть там от его руки — всё меньше мучиться придётся и отделается довольно лёгкой смертью. А с другой стороны бандерлогам «Ковчега» не улыбалось оказаться проигравшей стороной, в том случае они становились заложниками у команды «Призрака» и одновременно уродами. Что было не только унизительно, но и смертельно опасно. Уж ветераны знали, чем это чревато. И в своё время всякий прошёл через горнило, чётко помня: из команды уродов, в лучшем случае, выживает каждый десятый. Поэтому никто не горел желанием пройти путь бандерлога чужого крейсера вновь.

— Ты понимаешь, что происходит, любимый? — уловила Нора изменения в поведении пиратов.

Она надеялась: по прибытии на перевалочную базу никто не станет стрелять. Ничего подобного, поскольку казалось: попали из огня в полымя.

— Кажется, дорогая. Нас ждёт очередная славная заварушка. Это то, что нам как раз и нужно, — улыбнулся ей Юрий.

— А ты действительно маньяк, наёмник, — отреагировал Гризли на него. — Пойдёшь ко мне в пару на Круг?

— Почту за честь, — подтвердил Юрий. — Но что это означает — твой напарник там?

— То, что я могу выставить тебя вместо себя, если мне, по какой-то причине, не удастся продолжить бой, — разоткровенничался пират.

— Здорово! А сразу не мог предупредить, Гриз? — нисколько не порадовала данная перспектива землянина.

— Хотел сделать сюрприз, маньяк, — оскалился самодовольно бандеролог.

— У тебя это получилось, Гризли.

— Я старался, брат, и знал, что тебе понравится моё предложение, — положил Юрию на плечо руку в бронированной перчатке пират. — Да, и прибарахлись, что ли. В твоём обмундировании в Круге делать нечего, Маньяк. И оружие подбери — любое, какое ни пожелаешь. Сделать выбор тебе поможет мой личный оружейник.

К нему и отправил незнакомцев Гризли под конвоем пары пиратов, являющихся его телохранителями.

Значит, у них с оплатой всё было в порядке, и платили им не просто исправно, а наперёд. Именно столь простой и логичный вывод сделала даже Нора.

— А мне начинает нравиться этот Гриз, — чуть поднялись у неё края губ.

Далеко идти не пришлось, у Гризли имелось собственное логово в общем логове пиратов на Церере, и напоминало собой бункер вверху.

— Эй, там, внизу, — загрохотал металлической подошвой от бронекомбеза разбойник. — Свои.

— Пароль! — потребовал стражник, иначе бы его голос не вырвался на поверхность вместе с клубами пыли из слухового окна.

— Бху-бха… чтоб тебя, Крота, — кашлянул переговорщик.

— Гризли.

— Нет, руками задавили, — последовал ответ.

— Проходите, только быстро. Ну… — разверзлись створки и подопечным пиратов, как и тем самим, пришлось стремительно прыгать в мрачный и пустой зев.

Едва он захлопнулся над ними, возник яркий свет, больно ударивший по глазам. Двоих из четвёрки пришельцев, обитатель «Дыры» идентифицировал сразу, прочих не оказалось в его базе данных.

— Кто такие? — уточнил затворник у соратников по оружию.

— Наши, Крот. Мы подобрали их в космосе, когда за ними гнались федералы. При этом Маньяк, — представил залётный мужчину столь незатейливым образом для обитателя «дыры» незваного гостя, — оказалось, являлся одно время соседом Гриза по «Берлоге».

— Хм, так он из «Берлоги». Проверим!

Юрию в очередной раз пришлось закатывать рукав, подставляя обожжённое запястье под луч сканера. Крот проверял его на вшивость и поддельность — лишний раз убедился в идентичности ожогов с тем, каким обладал Гризли.

— А кем будет спутница при тебе, Маньяк?

— С виду — девицей. Но могу и ошибаться. Под комбез ей ещё не заглядывал, — заставил Юрий расхохотаться пиратов, в том числе и Крота.

— А ты нравишься мне, Маньяк. Гризли не зря нашёл тебя. Вы с ним — два сапога пара и оба…

— Валенки, — зло выдала Нора, проявив свою женскую натуру, а с ней и эмоции.

— С чем явились в арсенал, гости дорогие? — уточнил затворник, прежде чем предстал перед ними во всей красе.

— По заданию Гриза. Он велел экипировать для Круга Маньяка, — чеканно выдал старший сопроводитель.

— Даже так, — образовалось в стене отверстие, из которого, чуть припадая на одну ногу, в их сторону захромал некий индивидуум, являясь обладателем вживлённого в тело бронекостюма.

— Да он киборг! — оглянулась Нора на Юрия, отсканировав его.

— Я, прежде всего человек, а уж потом машина, — рокотал затворник, осматривая воочию красотку. — Хотя ты недалеко от меня ушла.

Пират заострил внимание на полумаске девицы, иначе бы не оскалился довольно. После чего перевёл взгляд на её спутника, и, развернувшись, поплёлся восвояси.

— Давайте за мной, — пробурчал он.

— Что ждёт меня в Круге? — поравнялся с ним Юрий.

— Увидишь. Впрочем, и наш арсенал, наёмник, — не глядя на него, ответил Крот.

Посмотреть там, когда они очутились в святая святых пиратов, было на что. Помимо стрелкового с ручным наличествовало переносное вооружение. Даже комплексы имелись.

— Выбирай всё, что твоей душе угодно, Маньяк, — провёл протезом вокруг себя Крот.

— Но ты, может быть, посоветуешь мне, чем лучше всего обладать в Круге? — насел на него Юрий, понимая: тот повидал многое на своём веку, прежде чем стал затворником «Дыры».

— Могу посоветовать, и ни разу не угадать, — схитрил инвалид.

— А что скажешь мне на то, если я помогу тебе оказаться в числе зрителей Круга?

— Другое дело, брат, — довольно зашипел гидравликой в протезах инвалид, подгребая к одной из стоек, заваленной оружием с боеприпасами. — Подойди ко мне, Маньяк.

— Уже, и здесь, — осмотрел он поспешно наличествующий арсенал вооружения там, взяв в руки «Осу» калибра 40-мм с обоймой на 10 болтов со стандартным выдвижным тесаком и оптикой. После чего сменил на «Кувалду» калибра 50-мм с обоймой на 10 винтов.

«Отбойник» уже не стал брать — пулемёт в четыре ствола с калибром как у Молота. Игрушка что надо, но громоздкая и тяжёлая. Не для схватки в Круге.

— Это ты так думаешь, — хмыкнул инвалид. — Но мой тебе совет, не гонись за калибром, а гонись за пробивной мощью боеприпасов.

Крот взял с виду неказистый АП, каких было пруд пруди у всякого бродяги. Но он усовершенствовал его, приладив оптику с многократным увеличением, обозвав «лупой» — позволил заглянуть незнакомцу, не выпуская из рук. Затем отщёлкнул патрон, не вынимая обойму.

Поймав его молниеносно, Юрий осмотрел с разных сторон.

Калибр не впечатлял. Каких-то 12-мм, но… Вот это «но» и было главным — его маркировка. Подобной аббревиатуры он ещё не встречал.

— Что за металл использован в сердцевине? — не сомневался землянин, в чём основной подвох.

— Церерит — металл, добытый вблизи Логова одним моим хорошим знакомым, с которым мы приторговываем чуток, пока Гриз бороздит просторы Солнечной системы в поисках удачи и драгоценного груза. Но об этом — т-с-с… — подмигнул инвалид, и выстрелил по мишени, которой явился бронеэкзокостюм, принятый на вооружение у бандерлогов. При этом за ним оказался второй, а пулю, превратившуюся в кляксу, удалось обнаружить в третьем по счёту.

Она прожгла навылет два скафа. Значит, была способна пробить даже лёгкую броню КСАУ.

— Так что превращаться тебе в неподвижный «шкаф», я не советую, — хмуро заметил Крот.

— То есть, ты хочешь сказать: данные боеприпасы находятся на вооружении у противника? — ошарашил Юрия своим заявлением пират. — Ну, ты и инвалид на голову — торговать налево БЗ!

— И ничего я не продавал Призу. Просто тот человечек, о которой я намекнул тебе, работает на него, точно так же, как я на Гриза, — коротко пояснил всю подоплёку Крот.

— Гриз в курсе? — уточнил землянин.

— Не сомневаюсь, иначе б не прислал ко мне, чтобы я вооружил тебя для Круга. А вот про броню, конкуренты ни слухом, ни духом. Гарантирую! — заверил инвалид, выстрелив в очередной раз из модАПа в новую мишень, висящую в стороне от прочей брони. Пуля с цереритовым сердечником отлетела от него, рикошетив в прочие бронники, и они вновь, в отличие от первичной цели, получили сквозные пробоины.

— Я использовал там тот же металл… — заулыбался инвалид. — Только слой сделал толще.

— А если калибр у Приза окажется выше АПа, что тогда? — заинтересовался его разработками Юрий.

— Вам с Гризом хана, Маньяк. Хотя как знать — если вы первыми вальнёте его или заменщика — бой в Круге наш. Потом только не забудь отблагодарить. Договорились? — подмигнул пират.

Снарядив парочку АПов бронебойниками Крота, Юрий молча кивнул.

— Смотри, а то с живого не слезу. Долг — это святое! — предупредил киборг.

Немногим погодя, гости покинули бункер, вновь очутившись на базе. Юрий к тому времени являлся обладателем не только пары АПов с обоймами бронебойников до кучи, но и непрожигаемого бронника.

— Я гляжу, Маньяк: ты прибарахлился, — встретил его по пути до Круга хозяин «Ковчега», и постучал по броне, определяя, из какого материала состоит. После чего разок стукнул по своему броннику.

Звук, исходящий от них, оказался идентичным.

— Ну что, готов задать жару конкурентам?

— Можно и зажарить их, — подыграл Юрий пирату, заставив того порадоваться за них обоих.

— Значит, ты знаешь, на что идёшь, и готов к бою.

— Ещё сомневаешься, Гриз?

— Если верить на слово мародёру — нет. Но думаю увидеть это воочию.

— Так и знал, Гриз, что ты подставишь меня.

— А ты докажи мне делом, что являешься маньяком не понаслышке. В «Ковчеге» балласт не держим — каждый должен оправдывать занятое место согласно своему статусу. Не уродом же мне держать тебя, всё-таки оба из «Берлоги». А это дорого стоит, — намекнул Гризли: он и так сделал напарнику небывалую скидку.

— Ладно, пошли в Круг, — остался невозмутим землянин.

— Мы уже на месте, — указал вниз кратера пират. В кругах света, уже занимая места в ложах, располагались разбойники всех мастей и сословий. Из-за чего казалось: стенки кратера являют собой живой организм полный зубьев.

— А вот и лифт, — ступил на поднявшуюся со дна платформу Гризли. — Дальше только ты, Маньяк, и я. А твоя девка пока что развлечёт моих парней. Ты не против?

— Нет, значит, не будет скучать, впрочем, и они. Она сумеет развлечь их, — вёл себя и дальше спокойно Юрий, будто его подопечной ничего не грозило. Ему в том числе.

— Только без жертв у меня, — осознал Гризли, куда клонит невольный напарник.

— Это уж кому повезёт, а кому не очень, — шагнул вслед за ним Юрий, и платформа медленно подалась вниз.

Публика, завидев их там, одновременно заулюлюкала и закричала. С противоположной стороны на дно кратера также катила платформа, на которой расположились конкуренты.

— Я вижу, Маньяк: Крот неплохо снабдил тебя.

— Надёжный он у тебя товарищ, — подтвердил Юрий. — Где откопал?

— Там уже нет его, — и не думал улыбаться Гризли. Вот и от самокрутки отказался в кои-то веки.

Вместо неё, Юрий обнаружил стимуляторы. Их и принялся колоть себе заранее пират.

— Не рано ли?

— Потом поздно будет, Маньяк, — сунул головорез и ему аптечку. — Не трать время понапрасну — вводи.

— Это уже мне решать, Гриз.

— Коли их себе все! — щёлкнул предохранителем на ТО пират и приставил стволом к шлему. — Иначе на хрен ты сдался мне в Круге!

Юрию пришлось подчиниться.

— Уже колю, не суетись, — активировал землянин аптечку, и неожиданно почувствовал небывалый прилив сил.

— Сейчас эйфория пройдёт, и ты сможешь носиться быстрее ветра. Во всяком случае, мне так всегда кажется, когда я использую аптечку перед боем.

— То есть, крышу не просто сносит, а рвёт, Гриз? Верно? Я угадал?

— Сейчас сам поймёшь, что произойдёт.

Последняя фраза перед остановкой платформы на дне кратера прозвучала расплывчато и затянуто по времени, словно пират издевался над ним. Но скорее всего это был побочный эффект воздействия на его организм стимуляторов, вколотых в приличном количестве одновременно. Чего он никогда ранее не позволял себе — доводить организм до самоубийства.

— Ты почему тормозишь и твой голос, Гриз?

— Ты сам тормоз сейчас, — всё также растянуто и медлительно говорил и двигался пират.

Так вот оно что — время практически остановилось для них, и они стали перемещаются в нём настолько стремительно, что успевали просчитывать шаги один другого. Тогда действительно можно будет увернуться от летящей в тебя пули. Но проще было этого не допустить. Уж с пси-способностями Юрия — без сомнения. Теперь же у него на этот счёт возникли сомнения. Стимуляторы неизвестного образца могли не лучшим образом повлиять на него.

Проверить так ли это, можно было не раньше схватки в Круге.

— А вот и мы, — подобно слизнякам приближались к ним соперники, также ступив на дно кратера, предварительно спрыгнув с платформы.

— С чего начнём, Приз? — заговорил с ним первым обладатель «Ковчега».

— Как всегда в таких случаях — с сюрприза, Гриз, — предложил конкурент разогреть зрителей в кратере поединком меж помощниками, прежде чем схлестнуться самим.

— Идёт, — отступил в сторону громила.

Приз поступил аналогичным образом, и Юрий увидел соперника с оружием наизготовку. Оно блеснуло в его руке, исторгая из ствола огненный заряд, уже несущийся метеором к нему. И едва успел увернуться.

Его способности, после вколотых стимуляторов, не выручили. Введённое вещество блокировало пси-волны. В противном случае он с лёгкостью бы обезоружил противника или заставил его застрелиться. Ну, или хотя бы неловко выстрелить себе в ногу при вскидывании оружия или, напротив, в спину пирата, предпочитавшего сюрпризы.

— Это ловушка, Гри-и-из… — протяжно закричал Юрий.

Его напарник оказался готов к данному происшествию, поэтому выстрелил на опережение. Иначе бы из-за плеча землянина не мелькнула огненная вспышка и не прочертила трассером пространство вплоть до противников. Что уже палили по ним, перейдя ТО на автоматический режим стрельбы. Тогда как Юрий сподобился на первый выстрел и то после Гризли.

Головорез прятался за ним, выставив в качестве мишени. Аналогичным образом ему поступил и конкурент.

Землянин почувствовал, как его тело ожгло и попутно раскурочило непробиваемую броню. Выходит противник использовал калибр на порядок выше, чем у него были заряжены АПы.

С обоих сейчас и отстреливался он, уходя медленно, но верно, от выстрелов, тогда как в реальности за их молниеносными перемещениями не успевали следить зрители в Круге, оглушая своими оголтелыми выкриками кратер.

Вот и Нора застыла у края ложа, глядя вниз. Впрочем, и пираты рядом с ней, хотя ещё миг назад облизывались, и кусали губы, поедая её глазами в спину. Однако как только на дне кратера раздалась пальба, забыли о том, что перед ними женщина — следили на пару с ней за тем, что сейчас творилось в Круге.

— Держись, любимый! Держись!

Нора сама была готова кинуться вниз. Но куда там — платформы отсутствовали, а скакать козой по ложам вниз — недолго сломать себе шею, в лучшем случае ногу или руку.

Юрий пока что держался, и надо заметить, неплохо справлялся с возложенными на него функциями помощника, поскольку Гризли перемещался тенью за ним, предугадывая все его действия наперёд. Впрочем, и противника.

Конкуренты отвечали им тем же.

— Вот попал, так попал! Хуже и придумать нельзя-а-а… — угодил Юрий под очередной выстрел.

Его всё же подрубило выпущенной очередью. Одна из огненных вспышек ожгла ногу, и он рухнул камнем на песчаник.

Гризли лёг за ним, используя и дальше в качестве естественного укрытия, продолжал стрелять во врагов. При этом работал как профессионал, побывавший не раз в Круге, иначе бы сейчас не оступился помощник конкурента и не завалился на него, поскольку тот стремился укрыться за ним.

Но лишь сбил с ног, не сумев пробить броню.

— Даже не думай дёргаться, не то пристрелю, — мгновение спустя очутился подле него с конкурентом Гризли, пока Юрий осматривал на себе раны, получив пробоины в трёх местах. Но крови, вытекающей из них, пока не заметил, не зная: радоваться или огорчаться данному обстоятельству.

— Вот и всё, уроды! Вы теперь оба — уроды! — ликовал Гризли, нависая тенью над конкурентом с его телохранителем.

Рано и зря. Они одновременно пытались ответить ему и если на этот раз соседу по «Берлоге» в прошлом удалось раскурочить очередным выстрелом шлем телохранителю, то зацепить следом конкурента — не судьба. Она сыграла с ним злую шутку.

Юрий видел всё, но ничего поделать уже не мог. Однако и ждать сюрприза от Приза не стал.

— Ты где, трус? — скинул с себя мёртвого подельника конкурент. — Покажись!

— Здесь я, — раздался голос у него из-за спины.

Приз пытался отскочить. Не тут-то было — его прошило очередью из АПов.

— Кажется, мы победили, — ликовал экипаж «Ковчега».

— Не рано ли? — усомнилась в победе Нора, и оказалась права.

В Круге ещё ничего не было решено. Конкурент лишь имитировал своё поражение. На деле же он использовал усиленную броню.

Неужели Юрий не видел того же, что и она — как вспышки отлетают, рикошетя от него в стороны, и ни одна не прошла на вылет, не считая той, что невольно ожгла Гризли.

— Кто-нибудь объяснит, что твориться внизу? Почему Маньяк валит Гриза?

Норе пришлось отвлечься на конвоира.

— Хотела бы я знать, — не позволила она вытащить ему ТО из кобуры, перехватив руку, и двинула локтем в кадык. А против второго конвоира и вовсе применила удушающий захват одновременно с запрещённым приёмом, отработав коленкой в пах.

Ложа «Ковчега» на трибунах оживилась. Действо, разворачивающееся сейчас там, оказалось куда как интереснее для пиратов по соседству, чем происходящее внизу. Хотя и там было на что поглядеть.

— Ты ещё не сдох, Приз? — застыл Юрий над ним.

— Сюрприз, — отозвался пират, и, сбив его с ног, откатился в сторону. — Тебе не одолеть меня, Маньяк! Или кто ты там? Я, кажется, знаю тебя! Видел где-то! А где — не вспомню! Одно помню: ты не один из нас!

— Ты ошибаешься, Приз, я на Церере впервые, — ответил поспешным выстрелом Юрий, сменяя обойму.

— Разве я сказал, что мы встречались на Церере среди астероидов, Маньяк? — расчертил новой очередью пространство Круга конкурент. — Нет, нет, и ещё раз — нет!

— Тогда подскажи мне: где встречались, и при каких обстоятельствах?

— Гиббоны! Вспомни их!

— А причём здесь вымерший вид обезьян на нашей родной планете, Приз? — выстрелил землянин на голос.

— Земля — не родина мне, я родился в космосе! — ответил пират тем же.

— Печально. Так кто такие гиббоны? — заинтересовался ими Юрий.

— Ты ещё скажи: не знаешь, кто такой Каа?

— Ещё вспомни про Маугли.

— Ты и есть он, Маньяк! Я узнал тебя! Раскусил! — выбил один АП из двух у Юрия пират, и его броня неожиданно для него самого дала сбой.

— Бинго! — раскричался в ложе «Ковчега» инвалид. — Мы взяли Круг! Победили! Это победа!

— Неужели, — отпустила Нора задыхающегося пирата.

Получив свободу, тот рухнул к её ногам, а она, переступив через него, прильнула к Кроту.

На дне кратера никто больше не стрелял. При этом все либо лежали, либо сидели осунувшись. Юрий в отличие от трёх пиратов, чуть сгорбившись. Видно было: ему досталось, но и он не спешил вставать на ноги.

На песчаник спрыгнул судья, проверяя пульс у каждого соперника. Он наличествовал у пиратов «Ковчега». Их и объявил победителями.

— Ты куришь? — не оборачиваясь, уточнил Юрий, почуяв дурманящий привкус раскуренной самокрутки Гризли.

— Просто дышу… угарным газом… — отозвался пират. — Так что там говорил перед кончиной, Приз, обещая мне в твоём лице сюрприз? Рассказать не хочешь, Маньяк, пока мы одни с тобой в Круге.

Юрий обернулся, но с оружием в руках, сжимая крепко МАП от Крота. Гризли был готов к подобному развитию событий — также противопоставил ему заранее ТО.

— Продолжим наш разговор и переведём его в плоскость спора? — пахнул привычно пират клубами дыма Юрию в лицо, поступая слишком самонадеянно, по причине вернувшейся реакции к землянину.

Ведь никто не заметил, как он заставил Приза застрелиться из собственного табельника. И то же самое действо сейчас мог вполне проделать с Гризли.

— Сначала попади в меня, мазила, — дерзко отреагировал на его заявление Юрий.

— Не сомневайся, я не промахнусь, — надавил на спуск пират, и дал маху. Сначала раз, потом не раз — пока обойма не опустела.

Сменить пустую на новую, он уже не успел — их разнял судья.

— Каа… ах… — простонал…

— Гриз… Ну здорово, бандерлог. Вижу, вы совсем отбились от рук у меня.

Похоже, что это был работодатель пиратов.

— Ты знаешь, зачем я явился в Логово?

— Догадываюсь.

— Тогда я поздравляю тебя с новой абордажной командой уродов, Гризли. А теперь поговорим о деле, — протянул ему руку наниматель, и рванул с песка, поднимая на ноги. — Где товар?

— Разве экипаж «Призрака» не доставил его на Цереру?! — поразился пират заявлению работодателя.

— Это я и спешил узнать у Сюрприза, но как выяснилось: ты подготовил его мне. На борту «Призрака» нет колонистов. Он где-то спрятал их, впрочем, и буровые установки.

Юрий всё слышал, однако вмешиваться не спешил.

— Дай мне немного времени, Каа, и я клянусь: ты получишь всё, о чём мы договаривались в кратчайший срок, — заверил клятвенно пират.

— Конечно, получу, Гризли, или ты опять окажешься в любимой до боли в теле «Берлоге». Генерал уже заскучал без тебя. Тогда как твой экипаж заменит мне живой груз.

Кто такой Каа — Юрий не знал, но непременно желал познакомиться ближе. Однако выказывать своего любопытства, естественно, не стал. Ему ещё не надоело жить, да и задание не выполнил. Не говоря уже о дочери.

— Я найду пропажу, Каа, жизнью клянусь! — привёл последний довод пират.

— Приемлемо, — отпустил работодатель наёмника, покидая Круг на одной платформе, тогда как оба пришельца с «Ковчега» на другой, вернувшись триумфаторами в ложу к экипажу, но не чувствовали ими себя.

— Что-то не так, Гриз? — уставился Крот на командира.

— У меня, в кои-то веки, имеется для тебя работёнка, инвалид, — приветил его своеобразно главарь.

— Верши, предводитель, — замер старик.

— С «Призрака» исчез груз, и кое-кто недоволен этим.

— А причём тут ты, Гриз?!

— Притом, что отныне экипаж «Призрака» подчиняется нам в качестве абордажной команды уродов.

— Вот гиббон!

— Кто, Крот?

— Ну, точно не ты, Гриз, а…

— Т-с-с… инвалид! Он здесь, и может слышать тебя! — предостерёг главарь затворника.

— Ну и запал ему в дупло!

Гризли не сводил глаз при разговоре с пиратами с землянина. Это же заметила и Нора, мельком спросив у него, когда они отправились производить ревизию и разбираться с призраками у них на борту. Те забаррикадировались там, намереваясь дать бой, но Юрий предложил провести переговоры с ними.

— Хочешь пострелять лидеров бунтовщиков? — пытался угадать Гризли.

— А ты разве не хочешь предложить призракам то, что они заслужили, и разделить с ними награду?

— Думаешь, они пойдут нам на уступки. Ведь конкуренты… в прошлом, Маньяк.

— Долго ли их сделать союзниками. Вспомни случай у Марса при стычке с ВКС Содружества, Гриз. Будь тогда у тебя два крейсера вместо одного, разве бы ты бежал от них?

— Нет.

— Ну, вот тебе и мой ответ.

— А ты соображаешь, Маньяк. Но наш разговор останется в силе. Мы ещё не закончили его, — пообещал Гризли продолжить общение по душам немногим погодя, подавшись на переговоры.

— О чём это он, любимый? — прильнула Нора к Юрию, шепнув на ухо.

— Хотел бы я знать, дорогая. Но, кажется, мы на грани провала из-за Приза, преподнесшего нам неприятный сюрприз, и явно не один. Так что будь готова ко всему.

— Давно пора пострелять. А то я что-то начинаю нервничать, а когда я начинаю нервничать, мне трупы прятать некуда и некогда.

— Такой ты нравишься мне больше, дорогуша.

Проведя переговоры с бунтовщиками «Призрака», Гризли в итоге добился полного подчинения. Бывшие конкуренты присягнули ему, как своему новому лидеру, едва он сам завёл с ними разговор о равной доле при дележе груза.

— А сам груз где? — уточнил он у них.

— На одном из спутников Юпитера, — подсказал некто.

— Терпеть не могу ненужные расходы, — едва не сорвался Гризли.

Выручил землянин.

— А ты предложи, Каа, самому слетать туда.

— Маньяк! Ты соображаешь, что предлагаешь мне? Проще сразу застрелиться, всё меньше мучиться придётся, поскольку итог в любом случае останется неизменным! — вспылил головорез. — И сдались ему гиббоны!

— Кто?

— Ты что, не в курсе, сосед?

— Нет.

— О-о-о… — затянула Нора.

— Вот у девки своей и спроси, — поспешил избавиться от него Гризли, и не из-за того, что не собирался брать в долю, а по причине возникшего спонтанно разговора землянина с конкурентом. За что тот, по мнению владельца «Ковчега», пристрелил его, а не по причине возникшей дуэли.

Хотя, что можно было ожидать от пирата, да ещё бандерлога. Исключительно подставы — ничего больше. Ведь там, где начинался бизнес, не существовало ничего личного.

— Ты знаешь, кто такие эти гиббоны, и кого называют созвучно земному зверью? — взглянул Юрий испытующе на Нору.

— Да, — подтвердила без тени сомнения напарница.

— И?

— Смертники.

— Но почему — гиббоны?!

— Потому что они несут гибель. То есть сокращённо: гиб он.

— Здорово, — осознал Юрий, что ждёт его дочь, если её до встречи с главным головорезом с «Призрака» не превратили в гиббона. — Этого мне ещё только не хватало.

— А как насчёт — пострелять? — напомнила Нора ему про грозящий им обоим провал.

— Далеко оружие не прячь, и держи активированным, — намекнул напарник: может пригодиться им в любой последующий миг. И не прогадал. Ну, на то и псион, каких свет не видывал, и стоил куда больше всех вместе взятых гиббонов с пиратами.

Каа непременно бы пояснил им с активированным оружием в руках — всё меньше б мучились.

Глава 7 ПРИЗРАК

«Призрак» мало чем уступал «Ковчегу». Конструкция боевого крейсера, ставшего такой же точно собственностью Гризли, как и её экипаж, имела некоторые отличительные особенности в использовании современных технологий — и только. Отсеки же с завидным постоянством и функциональной принадлежностью полностью копировали «Ковчег». Чувствовалась шаблонность данной модификации. В остальном, что касалось антуража — полная противоположность, как и раскраска боевого обмундирования. Так, по мнению предшественника, казалось проще управлять сбродом, именуемым бродягами за удачей. Что, в отличие от подопечных Гризли, до недавней поры всегда была на стороне теней с «Призрака».

С ними и предстояло познакомиться поближе новоявленному адмиралу. Да-да, не капитану, а уже самому настоящему адмиралу. Командовать двумя крейсерами одновременно — не одним. В чём и убедился тотчас победитель. Один неверный шаг или слово, и нового бунта не избежать. К тому же недовольными в следующий раз могут оказаться не столько представители экипажа «Призрака», сколько собственная команда головорезов с «Ковчега».

Но раз уж ввязался во все тяжкие — назад пути нет. В чём лишний раз и убедился Гризли.

Ему требовался свой человек на борту нового крейсера, чтобы держать ситуацию на «Призраке» под контролем. А справиться с данным заданием мог исключительно тот, кто прошёл через то же самое, что и сам в своё время.

Поэтому ничего удивительного в том не было, когда его выбор пал на землянина.

— Справишься с поставленной задачей, Маньяк? — возложил на его плечи ответственность за пополнение рядов головорезов Гризли. — Я и помощников подкину тебе.

— Из числа уродов — я правильно всё понял? — ухмыльнулся Юрий.

— И их удружу. Они ребята простые — не то что бандерлоги. С ветеранами всегда сложнее, — окутал себя клубами дыма победитель. — Зато докажешь мне: я могу доверять тебе так же, как и пополнению с «Призрака». Главное следи и ни во что не вмешивайся. Надеюсь, ты правильно поймёшь меня?

— Хорошо, — и не думал смущаться Юрий, а тем более идти на попятную. Не такой он был человек.

— Вот и хорошо, — бросил под ноги окурок пират, затушив металлической подошвой с характерным грохотом.

После чего представил Гагарина помощником на «Призраке», желая знать, куда им предстоит проложить путь в астероидах, и какой конкретно спутник Юпитера окажется конечной точкой.

Координаты, переданные старпомом с «Призрака», совпадали со вторым по величине спутником Юпитера — Каллисто.

— Удачи тебе, Маньяк, — раскурил очередную самокрутку Гризли, подавшись с командой телохранителей за пределы столь прежде ненавистного ему крейсера бывших уже конкурентов.

Именно по этой самой причине и не желал рисковать никем из круга надёжных людей, в отличие от землянина. Если что — невелика потеря для него, а случись очередной прокол с «Призраком», проще будет расправиться с конкурентами. Тем более что теперь Гризли стало известно перевалочная база Приза.

То-то он часто и подолгу пропадал в космосе, изредка появляясь в Логове на Церере. А всё оказалось довольно просто — он забрался дальше всех в космос и осел вблизи Юпитера, наслаждаясь фантастическим видом гигантской планеты Солнечной системы, по праву носившей имя второй звезды. Так что четыре крупных спутника из шестидесяти семи сами, по сути, являлись своеобразными планетами. Правда, без атмосферы. Но заявление старпома с «Призрака» лишний раз подтвердило догадку всякого охотника за удачей: достаточно буровых установок с рядом прочих полезных механизмов, и можно самим построить базу безо всякой поддержки со стороны работодателя.

Это была заветная мечта Гризли, и если осуществится — он сам может стать работодателем любой команде пиратов не только с Цереры, но и диких, что не признавали над собой хозяев. Вот с ними в дальнейшем, он и намеревался заключить договор и выступить партнёром на равных условиях при дележе добычи. Тогда вообще не придётся выходить в космос, а найти себе хорошего сменщика, и останется лишь загребать жар чужими руками. Что обожал всякий пират, поэтому на каждом корабле имелось «дно», полностью соответствуя Кругу в Логове. Там и решались различного рода проблемы. А у любого пирата проблема всегда была исключительно одна — жажда наживы за счёт партнёра.

— Мы раньше не встречались? — озадачил старпом своим вопросом Юрия.

— Вряд ли, — врезалось землянину в память схватка в Кругу с капитаном «Призрака». Тот также пытался выяснить: кто он такой, и откуда знает его. Вот и у старпома закрались невольные подозрения на счёт смотрящего от Гризли. — Из «Берлоги» живым не выйти.

— Хм, значит, ты побывал там, на пару с Гризли, — отметил для себя старпом, с кем ему предстоит иметь дело. — И всё же мне кажется знакомым твоё лицо, Маньяк.

— Ближе к делу, призрак, и меньше слов, — намекнул Юрий: не даст старпому спуска, впрочем, и всякому в экипаже одноимённого крейсера.

— Все по местам! — разорался пират, пригласив гостя с гостьей проследовать в каюту капитана.

Он будто нарочно пытался избавиться от них на время, и скорее всего, закрыть там, выставив вооружённую охрану.

— Предпочитаю свободу действий, — отказался Юрий от предложения старпома. — К тому же кто-то должен находиться на капитанском мостике, иначе я сомневаюсь, что Гризли понравится, когда он увидит: меня нет рядом с тобой.

— У тебя на мой счёт какие-то особые распоряжения, Маньяк? — поинтересовался между делом невзначай Винт. Хотя в его голосе чувствовалась ненависть и выдававшая его дрожь.

Никто другой бы её даже не уловил на слух, но только не Юрий. Он чувствовал страх, который перед ним испытывал пират. Вот и злоба душила его.

— Да, я твой гарант на продление жизни.

— Это намёк мне, чтобы я не позволил тебя убить своим парням? — разоткровенничался пират.

— А разве у вас не водятся девушки? — намекнул Юрий на Нору.

— Имеются, куда ж без них. Но они такие оторвы, что даже я не решусь остаться с ними один на один. Другое дело командир. Вот он умел управляться с ними, за что и был любым ими.

— Понял, старпом, и кого мне следует опасаться в первую очередь? — уточнил землянин.

— Пусть только сунутся к моему любимому, — вступила в разговор Нора, — и позавидуют Призу.

— М-да уж, — только и сказал на это всё старпом. — Полёт на Каллисто ожидает нас ещё тот. Поэтому пристегнитесь, чтобы вас не размазало по задней переборке мостика.

— Тебя что-то не устраивает, старпом? — продолжил его обработку землянин. — Когда я уверен: после полёта на спутник Юпитера, Гризли сделает тебя полноправным капитаном «Призрака». И вряд ли бы ты стал им когда-нибудь в будущем, окажись победителем твой капитан.

— Что да, то да, — подтвердил пират, расположившись на месте капитана. — Но ты не Гризли. Кто знает, что на уме у этого головореза. Лично я бы на твоём месте не стал ему доверять, Маньяк. Он сдаст тебя при первом же удобном случае, едва почувствует выгоду. Ему партнёры не нужны. Все, кто сталкивался с ним, уже давно мертвы.

— Я постараюсь продержаться дольше их всех вместе взятых, старпом, — ухватился Юрий за подлокотники.

Крейсер вышел за пределы базы под управлением оппонента, и в то же мгновение стартовал, уносясь в космическое пространство, усыпанное астероидами.

Дальше уже обоим было не до разговоров — маршрут «Призрака» приходилось прокладывать, внося поправки в выбранный курс ежеминутно, и лишь сноровка старпома не позволяла им столкнуться с космическими объектами, способными уничтожить крейсер с экипажем.

А один раз выручило защитное поле корабля, тогда как «Ковчег» потрепало изрядно.

— Все живы? — возникло в правом углу экрана изображение Гризли.

Он приветствовал землянина, намереваясь получить исчерпывающую информацию о сложившейся обстановке на «Призраке».

— Летим, — оказался немногословен подопечный.

— Точно, — привычно скрылся за клубами дыма Гризли. — Тогда не пропадай надолго из эфира, Маньяк. Ещё увидимся.

— Надеюсь, — повернулся Юрий к Норе.

Та была не прочь прогуляться, при этом одна, предложив землянину и дальше оставаться на капитанском мостике; понимала: стоит им покинуть его и можно не сомневаться, что их ждёт участь капитана.

Дна тогда точно не минуют, куда их с радостью утащат амазонки «Призрака».

Значит, не боялась столкновения с ними, или надеялась на Юрия: тот не допустит её пропажи. Но старпом изначально предупредил: справляться с амазонками умел исключительно капитан. Выходит, у него не было с ними той связи, как у Приза.

Так что он даже мёртвым приготовил им очередной сюрприз.

— Ты уверена, дорогая, что желаешь прогуляться? — настаивал Юрий, чтобы Нора осталась, а сам переговорит со всеми, кто попытается лишить их жизни.

А сомневаться в том, что многие представители экипажа «Призрака» выстроились в очередь к ним для убийства — не приходилось.

Причина — вражда между пиратами «Призрака» и «Ковчега», что на языке охотников за удачей называлась здоровая конкуренция.

— Да, — заверила Нора, намереваясь отыскать женскую комнату «отдыха».

Так сказала она, как было на самом деле — Юрий знал не хуже неё, держа связь посредством микрочипов. Один был встроен в зуб, в качестве микрофона, второй в виде серьги в ухо, служа динамиком. Поэтому могли переговаривать даже сигналами и близко не похожими на азбуку Морзе.

Что не ускользнуло от старпома. И он также — за счёт внутренних камер наблюдения на капитанском мостике — следил за действиями надзирателей. Один из которых покинул его, а другой остался, поправив ТО в кобуре, и, кажется, активировал. Вот это уже было недопустимо, так как последствия при невольном выстреле грозили перерасти в катастрофу.

Нора меж тем продвигалась по полученной подсказке между отсеков корабля, когда перед ней выросла массивная фигура женской особи, и уходить с прохода не торопилась.

— Занято, я правильно всё поняла? — изобразила натужно улыбку гостья. — Ты крайняя?

— На дно, — вскинула ствол мужеподобная пиратка.

Нора едва успела вжать голову в плечи и присесть, не то бы ей снесло её огненным зарядом, застрявшим в закрытой переборке позади.

— Зря ты это сделала, калека, — кинулась гостья на амазонку, выхватив АП.

И Юрий, и старпом слышали, что происходит в одном из отсеков «Призрака», а последний ещё и видел, выведя небольшую картинку у себя на пульте управления. Соперницы схлестнулись не на жизнь, а на смерть, выясняя отношения.

Чего они не поделили — было понятно и без подсказки извне. Ведь все склоки у женщин возникали именно из-за мужчин. Вот и у них меж собой обычно из-за женщин. Так что ничего удивительного и всё относительно.

Вывод напрашивался сам собой: противница Норы не могла простить пиратам с «Ковчега» гибели командира; пришла мстить.

— Я убью тебя, су…

— А отдача не замучает, тварь, — разрядили соперницы обоймы к стрелковому оружию практически одновременно, и перешли к рукопашной схватке, вооружившись резаками. Вот только громиле не удалось порезать гостью — броня на Норе оказалась нестандартной. Будь иначе, сейчас бы она лежала, пластаясь на полу изолированного отсека, а не её соперница.

Благо пол не замарала кровью — все раны были обожжены, и не одной смертельной до сих пор не получила.

— Я убью тебя-а-а… — стенала пиратка, подрагивая. — Убью-у-у…

— Это я почти прикончила тебя, — нависла над ней тенью Нора.

Зря. Делать ей этого, по мнению Юрия, точно не стоило. Он и предупредил её о последствиях с необдуманным действием. Да слишком поздно. Вцепившись в полумаску Норы, амазонка сорвала её с лица.

— Тварь! — махнула наугад резаком гостья, и так два раза подряд. За тем, нащупав рукой маску в руках соперницы, припала прежде лицом, желая убедиться в том, что схватка закончена.

И сама оторопела. Причина — вместо глаз на лице амазонки красовались два прожженных отверстия.

— Чтоб тебя… — содрогнувшись, отшатнулась от неё Нора.

Её трясло, но она нашла в себе силы вернуть сенсорную полумаску на лицо и кое-как закрепить там.

— Ты как, дорогая? — уловила она на слух голос Юрия.

— Как всегда, любимый, хуже некуда, — отозвалась Нора. — Вот так выйдешь в гальюн, и окажется ещё, что одновременно и за борт крейсера.

Выдержке подопечной было не занимать, что она и продемонстрировала ему лишний раз. Впрочем и экипажу с «Призрака» доказала: им придётся считаться с гостями.

— Тогда пора меняться нам с тобой местами.

На обратном пути Нору уже никто не цеплял — после гибели амазонки, желающих оказаться на её месте не нашлось.

— Отдохни и отдышись, — посоветовал ей Юрий. — На тебе нет лица.

Полумаска выглядела не лучше владелицы, рухнувшей в кресло, и по-прежнему дышавшей тяжело. Без стимуляторов — не с ними. Их и отправился добывать землянин.

Первый, кто попался ему на глаза, был ранен в ногу и обе руки.

— Дернешься, пристрелю, — пригрозил Юрий.

Но у пирата и в мыслях не было перечить ему или преграждать дорогу. Он просто спешил на капитанский мостик с докладом, об обнаруженной им в одном из отсеков убитой амазонкой. А если быть совсем точным — то заколотой зверским образом с выколотыми глазами.

Просто Юрий уловил негативный посыл, исходящий от него, и принял это за угрозу собственной жизни. Будь иначе, ему бы не пришлось, после столкновения с пиратом, тащить его в санчасть. Где, собственно говоря, и разжился нужными ему с Норой стимуляторами.

— А вот и я, — объявился он на капитанском мостике крейсера. — Не ждали!

Старпом — определённо, зато спутница землянина всё слышала, зная, как у него обстоят там дела.

— Что-то долго ты прогуливался по «Призраку», любимый, — отреагировала Нора на его появление.

— Заблудился, дорогая, — подыграл ей Юрий.

— Точно, а то может, загулял? Тебе, амазонки не попадались?

— Нет, а жаль.

— Что поделать, любимый, если здесь, похоже, все не той сексуальной ориентации.

— Скорее всего.

Старпом аж закашлялся. В этот момент на экране вновь мелькнул Гризли, и как всегда облаком сизого дыма, из-за которого донёсся его голос.

— Эй, там, на «Призраке» — живые есть?

— Даже два, — отозвался Юрий.

— Ты ещё жив, Маньяк, это не может не радовать.

— Не я один, нас тут двое, — напомнил землянин пирату. — Сам сюда же и командировал.

— Вижу, не зря, — перешёл к разговору со старпомом капитан «Ковчега» и по совместительству самозваный адмирал. — Впрочем, и Юпитер вижу не хуже вас.

Последней фразой, Гризли заставил биться учащённо сердце Юрия. Где-то там, среди спутников гигантской планеты, находилась его дочь, и он стал многим ближе к ней, впрочем, как и к завершению возложенной на него миссии. Вот только добраться до них не означало автоматически её выполнить. Пираты никуда не делись и помимо одного крейсера, сейчас у них было уже два.

Оставалось надеяться: у Норы есть связь с ВКС Содружества. И как только она пошлёт направленного действия сигнал, к ним вышлют боевые корабли с десантно-штурмовыми «зелёными человечками».

Ведь как в своё время сказал один классик: вежливость города берёт. А в 21-м веке и вовсе целые страны и даже континенты. Потом дело дошло и до планет, если вспомнить Венеру, где развернулось настоящее поле битвы. Не говоря уже про Меркурий. Даже Солнце пытались уничтожить, но у конкурентов ВКС Содружества ничего не вышло.

Их разбитые силы и представляли сейчас собой в основном пиратов, коим была заказана одна дорога на Землю, а в качестве пожизненного жилища — «Берлога».

— Держим курс на Каллисто, — предупредил старпом. — Следуйте с «Ковчегом» за нами.

— Только не вздумай включить фотонный ускоритель, надеясь снести мне остатки защитного поля. Раньше я успею отработать по «Призраку» из всех орудий, имеющихся в наличии на борту и прямой наводкой.

— И ты не пожалеешь Маньяка с напарницей, Гриз?

— Если вынудишь, старпом, даже не сомневайся! Вас замучаются собирать в космосе по атомам ВКС Содружества, — пыхнул напоследок головорез, прежде чем вновь исчез.

— Вы сами всё слышали, и какого мнения Гризли о вас.

— Нашёл чем удивить, старпёр, — оставался и дальше невозмутим землянин.

То же самое касалось и в отношении Норы.

— Главное, сам не глупи, старпом, поживём подольше. Ты, я надеюсь, не против данного предложения?

— Конечно, Маньяк, — понял пират, почему оставленный у него на «Призраке» Гризли головорез носит своё прозвище. И как выяснил: неспроста.

Он прошёл проверку на прочность. Но не на вшивость.

— И всё-таки где-то я уже видел тебя — твоё лицо, — буркнул себе под нос старпом.

— Не знаю, лицо, как лицо. Меня оно вполне устраивает. Если кого-то нет — его проблемы. Которые, кстати, я могу умножить с лёгкостью, — положил Юрий руку на рукоять ТО.

Скажи это старпом Норе, его бы даже не спасло то обстоятельство, что он сейчас управлял крейсером. Замена при внештатной ситуации на «Призраке» нашлась бы ему быстро. Да и вряд ли бы кто из его замов отказался занять место капитана.

Что, называется, только свисти, а в данном случае выстрели, и от желающих не будет отбоя.

Ещё никому из подопечных старпома не доводилось летать вблизи Юпитера, так что планета заворожила их своим необычным видом, и только мысль о спасении дочери помогла Юрию взять себя в руки и вспомнить, для чего находится на борту «Призрака».

Нора, видимо, тоже вспомнила, кем является на самом дела, и, что взирать на данное небывалое зрелище даже сквозь сенсорную полумаску, не стоит. Хотя краски были куда ярче, нежели без неё.

— Ты готова, дорогая?

— Да, Маньяк, — впервые она назвала его так.

— Это хорошо, что ты поняла всё правильно. Тогда как только обнаружим груз — дальше действуем по ситуации.

— Я не подведу, — чуть шевельнулись губы у Норы, и она приготовилась ко всему, что последует далее при спуске на Каллисто.

Тёмная точка на фоне Юпитера в обрамлении месяца света, стала расти на экране, увеличиваясь в габаритах. А когда разрослась до невероятных размеров, проступили кратеры, как и на лунной поверхности спутника Земли. Вот только спутник Юпитера был больше Луны почти в два раза, состоя, как уверяли учёные с прародины обитателей Солнечной системы, из толстого слоя льда вперемежку со скальными обломками пород.

Именно они, как и наличие воды в кристаллическом виде, похоже, и заинтересовали пиратов с «Призрака». Другой причины лично Юрий не видел, разве что схожесть с Луной. И этого оказалось вполне достаточно для колонизации.

Значит сюда, с данной целью, и отправлялись схваченные колонисты с Марса, для создания на первых порах примитивной атмосферы.

— Всем занять свои места! Спускаемся на Каллисто! — объявил во всеуслышание старпом. Его голос прозвучал в каждом отсеке.

До прибытия на третий по величине спутник в Солнечной системе оставалось не так уж и много времени.

— Мягкой посадки не обещаю, поэтому предупреждаю: оружие должно быть деактивировано!

Переглянувшись с Юрием, Нора получила исчерпывающий ответ в виде подмигивания.

Уловив на слух едва различимые щелчки на ТО гостей, старпом поблагодарил их за своевременность и понятливость.

— Потом, как я разрешу встать, можете даже пострелять, если будет на то необходимость. А пока я, пускай и временно, капитан «Призрака», и отдаю приказы!

Никто и не спорил, даже вновь объявившийся в углу экрана Гризли.

— Надеюсь, старпом, ты покажешь, куда нам спуститься, — не обнаружили до сих пор на «Ковчеге» стартовой полосы.

Как вдруг всё переменилось.

— Внимание! Говорит старпом «Призрака»! Включить посадочные огни! Мы заходим на посадку не одни, с нами экипаж «Ковчега».

— Хм… — прекратил дымить Гризли.

Последняя фраза ему не понравилась. Их могли и обстрелять.

— Если ты затеял какую-то гадость, старпом, я разнесу базу вместе с «Призраком»! — предупредил головорез.

— Никто ни с кем не собирается воевать, Гриз. Мы же не самоубийцы в отличие от уродов, которыми кишел всегда ваш крейсер!

— Ну да, поэтому я и назвал его «Ковчег». У меня всякой твари по паре. Надеюсь и призраками с тенями обзавестись. Так и передай им и амазонкам. Я слышал от Приза: они хороши не только в бою, но и после на отдыхе. Подкинешь мне парочку для начала, и я сразу назначу тебя капитаном «Призрака».

— Обычно капитана выбирает экипаж.

— А я помогу, даже не сомневайся, старпом, сделать твоим подопечным правильный выбор.

За разговорами и скоротали время в момент спуска на Каллисто пираты. Первым на спутник Юпитера опустился «Призрак», проследовав в раскрытые врата образовавшегося кратера, куда немногим погодя сел «Ковчег».

— Вот мы и на месте, — сказал заветные слова старпом.

Покидать корабль пираты с «Ковчега» не торопились, чувствуя себя чужаками, тогда как пираты с «Призрака», напротив, ощущали себя вольготно и едва ли не хозяевами положения. Всё переменилось в тот самый момент, когда створки шлюза базы закрылись над прибывшими, а никто так и не вышел встречать гостей.

— Почему? — это и стремился вызнать Гризли, наказав землянину с подопечной разобраться в непростой ситуации.

Ничего нового Юрий от пирата не услышал, изначально понимая, на что шёл и чем всё может закончиться вот-вот. Поэтому активировал ТО на пару с Норой, покинув капитанский мостик со старпомом «Призрака», а после и сам корабль, очутившись на платформе в бронекомбинезоне.

Но если на него наведена турель, может даже не дёргаться по причине самонаводящихся снарядов 100-мм калибра. Кстати, две такие болванки, имитирующие столбы, торчали из платформы, попутно являясь ещё и идентифицирующими устройствами, сканировавшими вновь прибывших.

Поэтому кто знает, как здесь относятся к гостям. Может как к врагам.

— Одно неверное слово или действие с твоей стороны, старпом, и ты нежилец, — предупредил Юрий пирата.

— А где Приз? Что за сюрприз? — негодовал старший на строящейся до сих пор базе. — Неужели он отказался заглянуть лично в Кратер? Что-то не похоже на него.

— Впусти внутрь, Стикс, и я всё тебе объясню, — заговорил с ним Винт.

— Давай сейчас, — превратились, как и подозревал землянин, оба сканирующих устройства в турели.

Достаточно было сбить оптику, и стрельба противником будет вестись хаотично вслепую.

— Нет, — оказался наотрез идти ему на уступки старпом.

— Кажется, я начинаю понимать, почему ты явился без него. На «Призраке» был бунт?

— Стикс, не горячись! Никакого бунта не было.

— А, значит, схлестнулись с экипажем «Ковчега»? Приз у них, Винт? Говори, иначе я не ручаюсь за себя! Где командир?

— Мёртв, — шагнул к устройству землянин.

— Кто ты? — видел его впервые Стикс. Вот и база данных не могла идентифицировать незнакомца, хотя его лицо показалось знакомым пирату. — Я знаю тебя! Видел недавно!

— Что ты говоришь, Стикс? Опомнись! Он явился со мной только что и попал на Каллисто впервые! — возмутился старпом.

Почувствовав неладное, Юрий поспешно отступил назад. Зря. Старпом провалился, а Нору он вытащил за руку из провала, скрывшегося вновь и грозившего перерубить её.

— Лучше бы мы провалились вместе со старпомом, — выстрелила Нора по турели, метя в устройство слежения.

Вот и Юрию пришлось не отставать от неё, и после примкнуть к автоматическому устройству, точно под торчащими стволами, вращающимися вокруг своей оси.

Гризли негодовал, осознав: угодил в западню; поэтому перешёл на внешнюю связь, используя наружные громкоговорители.

— Если сейчас же не прекратите стрельбу, я для начала разнесу «Призрак», потом базу.

И для пущей убедительности приказал артиллеристам снести одну из вращающихся турелей по соседству со своими людьми.

Будь иначе, им бы не поздоровилось, но Юрия спасала чёрная метка «Берлоги».

— Командир, Гриз, — обратился к нему старпом «Ковчега».

— Чего тебе, зам?

— Как тебе перспектива повоевать с «Призраком»? — лаконично пояснил помощник всю подоплёку с наведёнными на них оттуда орудиями.

Дело грозилось закончиться катастрофой, поскольку никто из пиратов не желал никому уступать, и все боялись обмана.

Юрий также опасался: они не позволят ему спасти дочь. Значит, придётся выиграть время.

— Стикс, — обратился землянин к временному хозяину Кратера, оставленного командиром «Призрака» старшим. — Это я убил Приза в Круге Логова.

— Что ты не поделил с ним? И кто ты?

— Все, кто со мной сталкивался, называют Маньяк. А не поделили мы с ним добычу, которую вы спрятали здесь. И потом, Каа недоволен. Не разберись я с Призом, сейчас бы он громил вашу базу тут. Так что мы, в качестве гостей у вас на «Ковчеге», не самый худший вариант развития событий.

— Вспомнил! Я вспомнил, где видел тебя, Маньяк, — воскликнул радостно пират Каллисто.

— Вот и хорошо, — взглянул Юрий на Нору.

— Но не для тебя, Маньяк.

Гризли замер в ожидании развязки, не говоря уже про экипаж «Призрака», понимая: дадут залп и получат в ответ точно такой же, и в живых на спутнике Юпитера не останется никого. Даже Стикса с подопечными в Кратере.

— А что так?

— Сейчас узнаешь.

Из раскрывшегося зева, того самого, куда угодил старпом, выехал боевой механизм. Это был робот классификации «механоид», и управлялся также на расстоянии оператором, коим похоже выступал Стикс.

— Сложи оружие, диверсант, иначе кое-кому не поздоровится.

— Валим его, любимый. Не бойся за меня! — взяла Нора в прицел АПа дрона.

— Это он не про тебя, дорогая. Прости, — выпало оружие из рук землянина, и он поднял их на уровень плеч, демонстрируя ладони, оказавшиеся пустыми.

— А про кого?! — не желала следовать ему Нора, и дальше упираясь.

— Сопротивление бессмысленно! — не унимался Стикс. — Поздравляю тебя, Гризли! Ты — урод! Притащил на Каллисто диверсантов!

— А ну повтори, — не сдержался в свою очередь головорез, жуя самокрутку от переизбытка чувств, — что ты сказал?

— Правду. У меня есть доказательства, которые я намерен продемонстрировать тебе при встрече!

— Тогда поторопись, я уже иду! — сорвался гигант с места.

— Командир, не делай того, о чём пожалеем всем экипажем «Ковчега», — предупредил его помощник.

— Убью!

Ему сейчас лучше было не перечить. Видимо он тешил себя надеждой, что Приз перед смертью пытался столкнуть его с Маньяком лбом, и, похоже, этот момент настал.

Сейчас или никогда, так решил про себя Гризли.

— Нора, только не вмешивайся, — попросил её Юрий. — И если что, открещивайся от меня, как от прокажённого или гиббона! Ты всё поняла?

— Не совсем, но… да…

Из открывшегося в третий раз зева появился закованный в бронескаф «шкаф» в окружении взвода дронов. Навстречу к ним брёл Гризли в сопровождении уродов и телохранителей.

— Доказательства где? — швырнул он окурок в маску Стиксу.

— Здесь, — протянул тот ему клочок смятой фотобумаги.

— Что за ерунда?! — замер в недоумении конкурент.

— Разверни его и узнаешь всё сам, Гриз. А также то, что я прав относительно него, — навёл обитатель Каллисто оружие на землянина.

На помятом старинном фото, затёртом от времени, красовалось улыбающееся лицо точь-в-точь такое же, каким обладал Маньяк.

— Ничего не хочешь мне на это сказать, — ткнул ему обратной стороной с фото в лицо Гризли.

— Ну, похож, и что с того!? — пожал плечами в недоумении землянин.

— Как две капли воды, — рычал Гризли. — Вот только тут кое-что написано на обороте — прочти!

— Поехали!.. — уступил ему Юрий. — 12 апреля 1961 года.

— А сейчас у нас по земному календарю 2161 год, — напомнил головорез. — Ты вроде говорил, Маньяк, что провёл чуть больше двадцати лет в «Берлоге», а не двести!

— Я точно помню, и когда родился, а именно — 9 марта 2116 года, — стоял Юрий на своём.

— Тогда может, скажешь своё имя? Тут написано — Юрий Гагарин! — неистовствовал головорез.

— Пусть лучше Стикс скажет, где взял этот снимок? У кого? — перевёл на него стрелки землянин.

— У одного тела в захваченном грузе, следовавшим точным курсом на Марс, — зашипело переговорное устройство на маске пирата.

— Оно ещё живое? — уточнил гость.

— Говори, — желал разобраться не меньше него в этом Гризли.

— Надеюсь, — не мог точно сказать хозяин Кратера. — Могли и в гиббона превратить.

Юрий едва сдержался, чтобы не накинуться на Стикса, хотя на лице и проступили эмоции, но они ничем не отличались от эмоций Гризли.

— Тогда чего стоим? Веди нас к колонисту. Допросим его. Ну…

Им оказалась колонистка и довольно симпатичная.

— Хм, а ничего так девка, и если меня не обманывают глаза, похожа на тебя, Маньяк, — вновь закурил Гризли.

Головорез оказался прав. Вот и землянину сердце подсказало: он нашёл дочь. Теперь дело оставалось за малым — спасти её от пиратов и завершить возложенную на него миссию. Однако силы были заведомо неравны — им с Норой противостояли два экипажа пиратов с боевыми кораблями, не считая армии дроидов Стикса. Плюс ещё, похоже, что у него на вооружении имелись гиббоны. Но это уже вряд ли остановит Гагарина от возникшей спонтанно затеи.

Глава 8 МУТАНТ

Тело дочери лежало вне пределов капсулы, как и прочие тела колонистов, захваченные пиратами и доставленные на базу Каллисто. Кто-то уже поработал над теми, что располагались справа от колонистки, и вид некоторых оставлял желать лучшего результата, по причине вскрытых брюшных полостей с торчащими наружу органами.

Тот, кто это делал, практически добрался до дочери Юрия, которую он увидел впервые в жизни.

— Так вот ты какая, — застыл землянин напротив Полины, и чуть склонился, желая удостовериться: жива ли и дышит; едва уловил чуть заметное дыхание. Вот и пульсация вены на шее, при прикосновении пальцем к коже, подтвердила то же самое.

— Что теперь мне на это скажешь, Гризли? — ликовал Стикс.

— Оживи девку, немедленно, — намеревался головорез лично разобраться во всём — а именно: кто она такая и кем приходится соседу по «Берлоге». — Только без глупостей, Маньяк.

— Я спокоен, как никогда, — скрывал и дальше эмоциями землянин от посторонних глаз за маской безразличия.

Его лицо нисколько не переменилось, в отличие от глаз. Они, и только, могли выдать его, но он старался держать себя в руках.

— Сейчас поищу Гена, — заверил гостя Стикс. — А, вот ты где, потрошитель, — приметил его пират, отойдя чуть в сторону от девицы, лежащей на столе в застёгнутом комбинезоне, тогда как на соседе уже был расстёгнут чуть ниже пуповины.

— Хозяин уже вернулся, — удивился мрачный тип, скрывавший свою тёмную и нестандартную внешность под просторными и длинными одеждами, а чело — под капюшоном.

— Нет, Ген, но…

— Значит, я могу спокойно продолжать свою работу, — потёр трёхпалые конечности рептилоид.

Откуда он появился на Каллисто, и каким вообще образом попал в команду пиратов с «Призрака» — загадка на загадке. Неужели мутант или всё-таки инопланетянин?

Данный вопрос интересовал не только и не столько землянина, сколько всякого, кто впервые столкнулся с ним в жизни.

— Это кто ещё такой? — невольно направил на него оружие Гризли.

Он и отвлёк внимание потрошителя от Юрия, хотя поначалу уловил, как кто-то пытается пробить его взглядом, обладая необычными для всякого человека способностями. Разумеется, если тот не побывал до того в его лапах.

— Ген, — рокотал мутант, потирая трёхпалые конечности.

Гризли собственноручно сорвал с него покров с головы.

— Что за тварь!? — негодовал гость, готовый испепелить инопланетянина. Иначе и быть не могло.

— Да мутант он, — вступился Стикс за него. — И притащил его на Каллисто, а прежде на «Призрак», сэр Приз.

— Одним словом — сюрприз, — ввернул Юрий.

— Согласен, — подтвердил Гризли. — Чем вы тут вообще занимаетесь на Каллисто, Стикс? Неужели извлекаете органы из колонистов и перепродаёте?

— Не вижу смысла в столь ненужном непотребстве, — задвигал жвалами рептилоид. — Я усовершенствую тела гуманоидной расы.

— А ты, значит, не относишься себя к их числу, Ген? — уловил Юрий некий подвох с потрошителем, на который не сразу обратили внимание спутники.

У мутанта оказалось немногим больше верхних конечностей, не говоря уже про нижние. Итого — две лишние, а в сумме четыре.

Гризли терял терпение, готовый уже открыть стрельбу во всех пиратов Каллисто и с «Призрака» вкупе с их дроидами без разбора. Чего землянин, естественно, не мог допустить, тогда со спутника Юпитера никто живым не выберется. А ему ещё предстояло спасти дочь, да и самому выкрутиться из непростой ситуации, так как находился на грани провала.

— Вообще-то, если вы не забыли, мы пришли сюда, Гриз, чтобы разобраться с Маньяком, и узнать: кто он такой, а не Ген.

— С мутантом разберусь после, и тем, чем он тут занимается, поскольку теперь я здесь хозяин в виду смерти Приза. И всё, что ранее принадлежало ему, отныне принадлежит мне по праву победителя в Круге. Старпом это может подтвердить! — напомнил головорез.

Насколько уяснил Юрий — модели боевых дронов были скопированы именно с Гена.

— Что вы хотите от меня, хозяин? — заискивающе залебезил мутант перед ним.

— Привести в чувство её, — указал он ему на дочь землянина. — Это возможно?

— Несомненно, — протянул к ней свои мерзкие конечности потрошитель, и сделал то, что никто не ожидал от него.

— Он ударил её! — ждала Нора от Юрия указаний, намереваясь пристрелить мутанта.

Видно потрошитель перестарался или напротив, недостаточно хлёстко ударил колонистку по лицу, вновь замахнулся конечностью, но землянин перехватил её, обещая оторвать одновременно с плечевым суставом.

— Не понимаю, что я сделал не так?! — поразился потрошитель.

— Тебе бы понравилось, урод, ударь я по жвалам тебя? — не спешил пока воплощать собственную угрозу Юрий в адрес мутанта.

— А за что меня хлестать по лицу — не понимаю. Я исполняю волю хозяина — творю гиббонов. Если новый хозяин откажется от них, я прекращу препарировать и видоизменять тела, предоставленных мне, гуманоидов, — проявил свои маниакальные замашки потрошитель. И ему это не казалось чем-то кощунственным, а обыденной сферой деятельности, как для всякого профессионала.

— А-а-а… — застонал по соседству препарированный. — Что это со мной… Ой…

Ген даже не обернулся на него.

— Ты режешь их без анестезии?!

— Не вижу смысла в обезболивании — это ненужная трата времени и полезного оборудования. Поэтому и оптимизировал процесс создания гиббонов, — развёл верхними конечностями в стороны мутант.

— Ты сам, гиббон! — не выдержала Нора.

Она первой заметила: одна из препарированных женщин оказалась беременна, и в ней двигался зародившийся эмбрион, ища защиту в раскрытой утробе матери. Что даже по её мнению было верхом наглости и безумства. А чуть погодя едва не потеряла сознание, когда обнаружила закрытых в прозрачные герметичные колбы так и не родившихся детей.

Лаборатория Гена оказалась адским местом.

— Ну, хватит, — грянул Гризли.

— По-мо-ги-те-э-э… — снова застонал оживший с распоротым нутром.

Его и успокоил, упокоив на раз головорез, снеся выстрелом голову.

— Моя работа! Вы испортили мой труд! — задвигал агрессивно жвалами мутант.

— Я в своём праве, — напомнил Гризли: кто теперь хозяин на Каллисто. — Девку ещё долго будешь приводить в чувство, Ген?

— Нет.

— Я сам… Сам её оживлю, — настоял землянин, преграждая доступ мутанта к ней.

— Сам, Маньяк, так сам, — с нетерпением ждал Гризли, когда же наконец прояснится ситуация с ним.

Проведя рукой по лицу дочери, Юрий использовал свои уникальные способности, иначе бы её тело не отозвалось дрожью.

— Она очнулась! Открыла глаза! — ввернула Нора, тогда как землянин стоял, зажмурившись, какой-то миг. И в следующий — взглянул на дочь.

— Ну, здравствуй, сюрприз.

— Это вы или я брежу? — растерялась колонистка.

Ей показалось: ожило видение с фото, подаренной ей давным-давно бабулей. И сейчас улыбалось.

— Я умерла, да?

— Нет, ты жива, Полина, — озадачило её ещё больше видение.

— Вы знаете меня? И кто я?

— Да, ты — Полина Гагарина.

— Точно, — подтвердил Стикс. — Именно это имя с фамилией значились у неё на капсуле.

— Там был ещё инициал «Ю» после «П», — заскрежетал жвалами Ген.

Взглянув на него, колонистка едва не лишилась рассудка.

— Всё хорошо, Полина. Я не дам тебя в обиду. Доверься мне, — шепнул землянин, склонившись над ней.

— Почему я должна доверять вам? И кто вы? Можете, наконец, объяснить? — терялась в догадках она.

— Да, — вторил девице Гризли. — Мы уже все в нетерпении и заждались развязки.

— Я — твой отец.

— Вы…

— Можем перейти на «ты», Полина.

— Но бабуля сказала мне, когда подарила фото своего деда, что точно также выглядел и мой отец, погибший при исполнении служебных обязанностей, — растерялась колонистка.

— Он федерал! Я так и знал! — ликовал Стикс. — Работает на Содружество! Ты слышал, Гриз?

Юрий почувствовал, как на него направились сейчас едва ли не все наличествующие стволы в лаборатории, за исключением того, каким обладала Нора.

Она до сих пор ждала от него дальнейших указаний. Хотя и проявила инициативу, выбрав целью Гризли.

Не говоря ни слова дочери, Юрий прижал её к себе и неожиданно швырнул под кушетку, а сам рванул к потрошителю.

— Никому не двигаться, иначе я сверну мутанту шею!

— Ты понял, Гриз, что тебе говорит, Маньяк, — приставила к его затылку ствол АПа Нора, и, выхватив у него оружие, направила дополнительно в сторону Стикса.

— Не дело вы затеяли, шпионы. Ох, не дело! Обмануть меня, да ещё с «Берлогой», — уставился Гризли налитыми кровью очами на землянина. — Это я никогда не прощу!

— Я был там, иначе бы дочь не познакомилась со мной только сейчас, и я с ней, увидев впервые в жизни, — заставил её Юрий мысленно ползти прочь от места будущей схватки с пиратами.

— Ещё предложи мне расплакаться, Маньяк! — негодовал Гризли. — Отпусти урода, и я, быть может, не стану убивать тебя, во всяком случае, сразу. Дочь, в том числе. Она приглянулась мне, как женщина. Ну, ты, я надеюсь, понимаешь меня, как мужчина — мужчину!

— Зря ты это сказал мне, Гриз. За дочь я готов пойти на смерть! — предупредил Юрий пирата о последствиях.

— Я не хочу тебя терять, не успев обрести, отец, — отозвалась дочь из-под препарированных тел, перестав убегать.

— Помогите… помогите-э-э… — послышались отдалённые голоса тех, кто ожил, придя в себя, и реагируя на шумы по соседству.

— Схватите её! — приказал Гризли, и получил ударом рукояти АПа по затылку от Норы.

Вот и Юрий, толкнув мутанта на Стикса, кинулся следом к подопечной, давшей беглый огонь по дронам.

— Только не у меня в лаборатории! — взвыл Ген. — Вы испортите мне мою работу-у-у…

— Спасай дочь, любимый, — прикрывая его собой, стреляла Нора, попутно принимая на себя атомные пули.

Не будь на ней модернизированной Кротом брони, уже давно бы валялась на полу или кушетке, источая телом, прожженным во множественных местах навылет, едкий и смрадный дым сизыми струйками. Но пока что держалась на ногах, чувствуя, как у неё на теле прибавляется кровоподтёков и гематом. Поэтому и опрокинула кушетку с телом, оказавшимся уже гиббоном, иначе бы его при попадании пули не взорвало. И хорошо ещё, что взрыв оказался направленного действия. Будь иначе, землянина некому было прикрыть.

Но и за дверью, при выходе из лаборатории, он наткнулся на дронов о четырёх верхних и нижних конечностях, не говоря о головном устройстве.

— Мы в ловушке, Нора!

Та не сразу присоединилась к нему, обнаружив его рядом с дочерью.

— Хуже всего то, Юрок, что у меня закончился БЗ к АПам. Так что этих механических уродов не получится «апнуть».

Им оставалось идти в рукопашную схватку с ними, используя резаки. Да много ими против дронов не навоюешь.

Применив против них светошумовую гранату, оба диверсанта устремились в прорыв.

— Полина, — тянул её за руку отец. — Не отставай!

Какое там — она вскрикнула и вдобавок споткнулась.

— Ты ранена? — отвлёкся на неё от схватки землянин.

Вот и Нора закричала вне себя от ярости, почувствовав нестерпимую боль.

Когда он обернулся на неё, та уже снесла резаком головной прибор дрону — разбиралась со вторым.

— Ненавижу, когда во мне делают лишнюю дырку в боку!

Этих самых отверстий в них намеревались наделать многим больше пираты, вырвавшиеся следом из лаборатории Гена — и неожиданно отступили.

— Почему? — терялась в догадках Нора, глядя на Юрия.

Он не желал давать ей ответа, чтобы не расстраивать ещё больше.

— Наши! — обрадовалась Полина при виде подопечных из числа колонистов. Один из них вышел за дверь. — Это наши, отец!

— Не сказал бы, — кинул в него землянин подобранным обломком от дроида, прежде валяющимся у ног на полу.

Колонизатор отреагировал на него неадекватно.

— Ты взорвал его, отец?! — растерялась дочь, испытав шок.

— Нет, он сам детонировал при ударе об него конечности дрона, — ввернула Нора. — Одно слово — гиббон.

— Что? Кто он? Как вы обозвали его? — уже сомневалась Полина, что встретилась с отцом.

— В своё время узнаешь, и обязательно поймёшь: мы не могли поступить иначе, — подхватил её на руки Юрий, спеша покинуть опасное место. Тогда как им вослед шагнул очередной подопечный дочери.

— А как же Лёша? — запричитала та.

— Что! Кто?

— Буравин-младший, — напомнила она ему невольно про обещание, данное советнику спасти его сына, если это ещё возможно.

— Бл…ин, — не сдержался Юрий, и остановился.

— Ты чего это, а? — застыла рядом Нора.

— Вытащи мою дочь, пожалуйста, — передал он её соратнице.

— А как же ты? — сердилась спутница.

— А я должен вернуть кое-кому должок, — шагнул землянин в направлении гиббона.

— Ты с ума сошёл! Погибнешь ведь!

Полина сама сейчас была в смятении — ещё бы, найти отца и лишиться любимого человека. Но теперь из-за него могла потерять родителя — это верх несправедливости.

— Пошли, — вцепилась ей в руку Нора и силой потащила за собой.

— Я не пойду, не брошу отца с Лёшей, — упёрлась колонистка.

Нора застонала от бессилья — всё же рана доконала её, и стимуляторы не выручили. Похоже, сошёл срок их действия.

Ей ничего другого не оставалось делать, как ударить Полину кулаком по лицу.

— Прости меня, Юрий, но я должна была это сделать!

— Где я? — очнулась немногим погодя Полина, озираясь в полумраке по сторонам.

— Т-с-с… — зажала ей рот рукой Нора. — Не шуми.

Она нашла временное убежище, проникнув в воздуховод, тогда как внизу до сих пор было шумно по причине их исчезновения.

— Найти беглянок живыми или мёртвыми! — срывал глотку Гризли, потирая ушибленный затылок. Там у него красовалась, налитая кровью, гематома. — Тебя это касается в первую очередь, Стикс!

— Нормально так! — возмутился пират Каллисто. — Значит, диверсантов доставил ты на спутник Юпитера, Гриз, а виноват во всём оказался я!

— Жить хочешь? — насел Гризли на него.

— А кто не хочет?! — растерялся пират Каллисто.

— Вот и найти диверсантов, пока они не призвали сюда ВКС Содружества!

— Они не заходили ещё так далеко, Гриз, — усомнился в его словах Стикс.

— Как знаешь, гиббон, — велел гость покинуть Кратер. — В таком случае, я отчаливаю, и «Призрак» забираю!

— Нет, я найду их, обещаю, командир! — всё же уступил ему затворник.

— То-то, — не особо порадовался Гризли.

Хотя для него всё могло закончиться гораздо хуже.

— Эй, девки! — обратился он к ним. — Если вы не покажетесь через пять минут, я убью вашего любимого мужчину, ни взирая на то, что он, как и я, из «Берлоги»! Просто не позволю ему мучиться, хотя не мешало бы его заставить умирать долго и мучительно! Но всё же, я приобрёл с ним больше, чем пока потерял! И не желаю терять ни базу здесь, ни «Призрак»! Вам всё понятно?.. Кстати, — присовокупил пират к уже сказанному ранее, — обещаю вас не убивать. Одну точно. Слово дал Юрию, Полина! А слово собрату в прошлом по несчастью для меня свято!

— Ты слышала? — уставилась Нора на дочь Гагарина. — У тебя есть шанс, если не спасти отца, то хотя продлить ему немного жизнь.

— А ты… — запнулась Полина, — разве ты не поможешь ему?

— Чем? Тем, что меня убьют, как и его тотчас, едва я покажусь этому головорезу на глаза. С ума сошла? — парировала с тяжёлым сердцем Нора.

— Я думала: ты любишь его. А ты… просто притворялась на словах! — вспылила в свою очередь Полина.

— Это наша с ним легенда — изображать близких друг другу людей. И потом — я не могу допустить провала миссии.

— Какой ещё миссии?!

— Возложенной на меня с твоим отцом.

— Кем возложенной на вас?!

— Тебе это незачем знать. Иди, тебя, пираты не убьют!

— Уж лучше смерть, чем бесчестие, — гордо высказалась по данному поводу Полина.

— Вся в отца! Такая же дура, — процедила гневно сквозь зубы Нора. — Я вызвала флот Содружества. Нужно всего лишь потянуть время. Отвлеки Гризли. Выиграй время для нас, и я обещаю: не подведу!

— Мы нашли её! Нашли, Гриз! — срывая голос, кричал на радостях Стикс.

— Кого — её? — уставился тот на него.

— Дочь диверсанта, — толкнул он её вперёд, заставляя угодить в чудовищные объятия головореза.

— А где его напарница? Говори! — последняя фраза пирата адресовалась уже колонистке.

— Она прячется в системе воздуховода, — поразила пиратов своим откровением схваченная.

— Точно, туда мы ещё не заглядывали, командир, — спохватился Стикс.

— Я убью тебя! — пригрозил ему расправой новоявленный хозяин Кратера, — если ты не доставишь её ко мне, как эту милашку!

Полина дёрнулась, и тщетно. Космический головорез держал её при себе крепко.

— Ну-ну-ну… не стоит строить из себя недотрогу. Я ж не Ген, не кусаюсь, и потом человек, а не гуманоид! Или ты хочешь оказаться в чудовищных объятьях мутанта и превратиться в гиббона?

— Уж лучше попасть к нему, уроду, чем оказаться твоей подстилкой, тварь! — плюнула Полина в лицо пирату.

— Полегче на поворотах, дурёха, иначе я забуду своё обещание твоему отцу, — прорезали морщины лицо пирата, делая его ещё более уродливым вкупе со шрамами.

Видно было, что он истосковался по женской плоти, иначе бы не рванул молнию с комбинезона девицы вниз.

— Нет… — упёрлась та, вцепившись поначалу в его руку, а за тем, когда поняла, всё равно слабее насильника — укусила.

— Мразь! — досталось ей от него по лицу, и следом сапогом по животу.

Лишив её сознания, Гризли перешагнул через обездвиженное тело девицы, бросая на борту «Ковчега». Причина — он решил отыскать Нору и схватить её собственноручно.

— Ты, где прячешься, крыса? Не прячься, выходи — я всё равно выкурю тебя отсюда! Стоит мне открыть шлюз и давление прикончит тебя, если не раньше удушье! У тебя, сколько осталось кислорода в баллоне? Давай узнаем это наверняка!

— О нет! — спохватилась Нора.

Вот и Стикс, не желая нарушать привычный уклад, заведённый ещё со времён прежнего командира в Кратере.

— Гиббоны взорвутся, и не только, — предупредил он Гризли, соединившись с ним. — А это уже катастрофа!

— Её нам всё равно устроят федералы, если мы не отыщем эту… — обозвал он снова Нору самкой женского рода. — У тебя было вдоволь времени на её поиски, но ты не справился! Теперь настала моя очередь искать её! Так что кто не спрятался, я невиноват!

Гризли наказал стрелять по трубам воздуховода.

— Нет, только не это! Там же…

— Кислород, — усмехнулась про себя Нора, закончив фразу за Стикса.

Чем это было чревато, Гризли убедился в то же мгновение, едва произвёл выстрел собственноручно.

Его заряд детонировал в трубе, иначе бы перед глазами не мелькнула яркая вспышка света.

— Вы что туда закачиваете, Стикс?

— В какую трубу из двух ты стрелял, Гриз? — задрожал голос у пирата Каллисто.

— А я знаю! — возмутился в свою очередь головорез.

— В правую или левую?

— В центральную! Их здесь три!

— М-да, беда не приходит одна, — настаивал Стикс отдать приказ об эвакуации из Кратера — пока не поздно.

— Поздно, уже слишком поздно, — получила Нора обратный сигнал связи.

На орбите Юпитера объявились боевые корабли ВКС Содружества, и теперь меняли проложенный изначально курс, совершив стремительный прыжок сразу, как только к ним поступил сигнал по здешним координатам. И кажется, исходил от Каллисто.

Нора поняла: у неё есть час времени. После чего начнётся штурм с последующим десантом на спутник.

Откинув край плиты, под которой пряталась в последнее время, предпочитая скрываться под полом, она шагнула в направлении лаборатории. Оттуда пираты эвакуировали на «Призрак» всё необходимое Гену для его плодотворной работы, поскольку работодатель торопил их с выпуском гиббонов с изменённым не только генотипом, но и внешностью. Так что без хирургического вмешательства в область лица обойтись было никак нельзя. Предстояло произвести коррекцию пластики лиц почти каждому гиббону, что оказались ещё довольно сырыми для использования кое-какой, в недалёком будущем, диверсии, способной изменить существующий уклад в Космическом Содружестве, и сменить лидера в Солнечной системе.

— Я займусь эвакуацией, Гриз? Гиббоны слишком ценный товар!

— Давай, только мутанта, я желаю видеть на «Ковчеге», Стикс! Ты понял меня?

— Да, командир.

— Вот и договорились. Без моей команды не взлетать!

— Как прикажешь, Гриз, — торопился захватчик с Каллисто.

Нора не подвела головореза.

— А я ждал тебя, слепая… — вновь назвал её самкой женского рода Гризли, располагаюсь в лаборатории мутанта в окружении дронов. Гиббонов всё же поберёг. Они ещё пригодятся ему для продажи посреднику. За счёт них, он намеревался покрыть расходы с убытками. Да и потом, у него увеличился штат команды на целых два экипажа. Жаль только было терять, пускай и недостроенную, но базу у Юпитера. Хотя и не сомневался: у людей Приза найдутся ещё для него приятные сюрпризы. А нет, и Логово на Церере сойдёт. Другое дело, что о нём знала Нора, поэтому не мог оставить её в живых. — Неужели из-за своей слепоты не могла найти сюда вход раньше, тыкаясь мордой по стенам?

— Сейчас я вырежу тебе резаком глаза, урод, тогда посмотрю, что ты скажешь мне на это! — огрызнулась соперница.

Головорез ничего больше не стал говорить, предпочтя перейти от слов к делу, тем более что у него всё было готово к встрече Норы, иначе бы она не оказалась схвачена дронами, прострелившими ей нижние и верхние конечности, за исключением головы.

— Какой роскошный экземпляр, — появился подле неё мутант.

— Нравится, Ген? — подошёл к нему, сотрясая плиты на полу в лаборатории, Гризли.

— Разумеется. Она обладает уникальными способностями для столь примитивного существа, каким являешься и ты, командир, — довольно задвигал жвалами потрошитель.

— Но-но, прикуси жало, рептилия! — сунул ТО в кобуру за спиной пират и зашагал на стартовую площадку, где представители обоих экипажей, как «Ковчега», так и «Призрака» дожидались только их.

— Что-то не так, старпом? — не понравилось Гризли перекошенное лицо у напарника по космическим рейдам.

— Сюда взгляни, командир, — вывел он на экран крейсер, принадлежащий ВКС Содружеству.

— Хм, знакомое корыто, помощник, — прикурил самокрутку головорез.

— Это корыто называется «Индра»!

— Неужели опять эти неугомонные боги грома и молний решили потягаться с нами в сотрясении космоса, — ввалился в кресло Гризли, и его тело, покрытое бронёй, опутали страховочные ремни. Вот и решётка опустилась на него чуть погодя с необходимой прорезью на уровне открытой маски, дабы не закрывать общий обзор с кругозором.

— Как видишь, и неспроста объявились у Юпитера. Кто-то предупредил их, послав сигнал на спутник-челнок.

— Сигнал удалось обнаружить? И откуда исходит?

— Да, — возвестил помощник.

— Тогда ты знаешь, что нужно делать. Взлетаем! От винта! — отдал последний приказ перед вылетом в космос Гризли, не сомневаясь: будет изрядно трясти. Поэтому отхлебнул бормотухи, и вновь вставил в зубы дымящую самокрутку.

— Вы бы притушили её, командир, в целях безопасности, — напомнил о правилах безопасности во время полёта старпом.

— Перебьёшься.

Зря Гризли не послушался помощника, при столкновении с «Индрой», дымящийся окурок угодил под броню, и ему вдруг стало жарко. Очень жарко. Он ощутил жар внутри себя.

— Я ранен! В меня попали! — решил в какой-то момент головорез: индусам удалось пробить корпус «Ковчега» на капитанском мостике. Но всё оказалось намного проще и банальнее — он дымил изнутри без видимых ожогов снаружи на панцире.

Когда его извлекли из скафа, и Ген осмотрел, то заострил своё внимание на обгоревшем атавизме у Гризли. Поэтому и предложил ампутировать, как всегда без наркоза.

— Скорее я вырву тебе твоё жало, сокрытое за жвалами, прежде чем позволю лишить себя мужского достоинства! — разорался пират.

— Могу предложить куда более продвинутый способ размножения, и взять за основу плодовитость гермафродитов, — заявил потрошитель.

— Что… ты сказал, мутант? А ну повтори!

Неизвестно чем бы закончился у них спор на тему размножения видов, не обнаружь пират рядом с собой на соседней кушетке, стянутое ремнями по конечностям тело Норы. К тому же она была прикрыта исключительно тонкой тканью, повторявшей в точности линии её изгибов.

Сорвав с неё покров, Гризли почувствовал, как в его жилах заиграла кровь и прильнула не только к голове.

— Мне оставить тебя на какое-то время с ней наедине, хозяин? — раздвинул жвала мутант, скорее всего, изображая ехидную улыбку.

— Ну уж нет, лучше я проведаю в каюте капитана другую особь того же пола. А ты останешься с ней и… Каким образом размножаешься ты, Ген? Случаем сам не являешься гермафродитом? А размножаться у меня не собираешься, мутант? — огрызнулся Гризли.

— У меня нет времени на глупости, хозяин. Когда срок моей функциональности будет исчерпан окончательно, тогда я и подумаю о смене поколений, — затрещал жвалами мутант.

— Вот урод! — хмыкнул озлобленно головорез, покидая санчасть, даже не удосужившись взглянуть на землянина.

Юрий к тому времени пришёл в сознание, и теперь ожидал вновь, когда мутант останется в медблоке совершенно один. Долго ждать не пришлось — едва удалился пират, он мог действовать.

Ген почувствовал нечто странное. На миг мутанту показалось: с телами, оставленными ему для его зверских опытов, нечто происходит.

Но нет, оба были обездвижены, ну а то, что одно тело пришло в сознание, его заботило меньше всего. Впрочем, если и сорвётся на крики. Жалости по отношении к примитивным существам, он и ранее не испытывал, препарируя их вживую. Так что ничего с той поры не изменилось. Вот и рабочий инструмент составляли исключительно его конечности, которые всегда были при нём.

— Пора нам с тобой познакомится поближе, — обратился мутант с данной фразой к Юрию.

— Ничего против этого не имею, — оказался совершенно спокоен подопытный.

— Странная реакция. Обычно существа твоей расы испытывают при виде меня благоговейный трепет и страх, — заинтересовался необычным поведением Ген.

— Ну и зря, — приготовился Юрий удивить немногим больше мутанта, нежели изначально. — Лично я пресмыкаться перед тобой, урод, не намерен!

— А вот это уже стандартная реакция любого примата из вашего окружения, что постоянно окружают меня, — отметил довольно мутант. — То, что я не такой как вы, не даёт вам право считать меня уродом. По моему мнению, вы сами далеко не эталон совершенства биологической формы жизни в космосе. Ваши конечности не приспособлены так, как мои.

— Проверим, мутант? И — кто кого? — предложил землянин.

— Не понимаю, о чём ты, примат, — приготовился его препарировать рептилоид, смахнув покров, и не обнаружил стягивающих пут. Они были перерезаны.

— Сейчас поймёшь, — сжал Юрий пальцы в кулак, и приложился им по физиономии мутанта, не забыв согнуть при этом ногу в колене и оттолкнуть его от себя.

Свалить на пол уродца, у землянина не получилось по причине его зависания в воздухе. Плащом послужили его крылья, их сейчас и расправил он, пытаясь что-то сказать в ответ, да одно из жвал оказалось повреждено, и скорее всего, сломано. Правда, вышло ненадолго из строя по причине мгновенной регенерации.

— Ты разочаровал меня, примат.

— Надо же, не ожидал схлопотать в ответ по роже, урод? — соскочил Юрий с кушетки.

Она сейчас и разделяла их, однако мутант не торопился нападать.

— Ляг назад и смирись со своей участью, подопытный! Даю тебе последний шанс, второго не будет! — рассвирепел потрошитель.

— И что ты говоришь, тварь! — тянул время Юрий, спасая Нору.

Едва он кинулся к ней, мутант накинулся на землянина, и сам того не желая рассёк один из ремней, стягивающих тело девицы.

Из второго она уже выбралась сама.

— Что нужно этой твари от нас, любимый?

— Ты обнажена, как и я, а его плащ и вовсе оказался крыльями. Дальше продолжать или догадаешься сама, дорогуша? — схитрил Юрий, не желая нагнетать и без того нервозную обстановку.

— Убью урода!

Напарница одновременно с землянином, не сговариваясь, опрокинула кушетку, в неё и влетел мутант, вонзив конечности — кажется, застрял. В чём ещё следовало удостовериться.

Медлить Нора не стала, зайдя к нему с тыла.

— Вот ты и попался, дегенерат!

— Что вы намерены сделать со мной, приматы? — предпринял мутант неудачную попытку освободиться.

— То же самое, что и ты с теми несчастными на Каллисто, — заверила лунатка.

— Вы намерены изменить моё тело? Вы — приматы! — негодовал потрошитель.

— Да. И так, что тебя не узнает родная мать, — заявила Нора, реагируя на его голос, поскольку на лице отсутствовала полумаска, а без сенсоров она была слепа.

— У нас мать является предком, — огрызнулся мутант.

— А, так ты у нас ещё и гермафродит помимо того, что урод. С чем тебя и поздравляю! Тогда сейчас ты у меня родишь, не забеременев, — пообещала Нора, сделать с ним такое, о чём он пожалеет, и ещё долго будет помнить, нервно вздрагивая.

— Нора, а ты уверена, что хочешь остаться наедине с мутантом? — суетился Юрий, подбирая собственные вещи.

— Теперь, да, любимый. Но ты можешь помочь мне, если подскажешь, где находится полумаска. Всё прочее, что потребуется мне, я найду уже сама, — заверила Нора, напомнив про дочь.

— Хорошо, — выручил напарницу землянин.

Где искать Полину, он не сомневался, определив многим раньше: находится на «Ковчеге».

— И не пялься на меня! — возмутилась Нора.

— Да кто тебе сказал, дорогуша, что я смотрю на тебя. У меня и в мыслях ничего дурного не было, — парировал землянин.

— Вот, опять смотришь, и не туда! — возмутилась напарница.

— Уже ухожу, — наткнулся Юрий на вещи Норы, и сунул ей то, что осталось от полумаски, возвращая зрение, севшее у неё уже до четверти в виду нарушенной функциональности сенсоров. — Встретимся…

— В космосе, — пообещала Нора никуда не пропадать, надолго — в том числе.

Глава 9 ДОЛГ

Быстро облачившись в привычный для тела комбез, Юрий подался прочь из медблока. Немногим погодя, он уже находился за пределами санчасти, пробираясь тесным и узким воздуховодом, стараясь не привлекать внимание пиратов, попадающихся ему повсеместно по пути внизу.

В такие моменты он затаивался, и мысленно настраивался на поиски дочери, стараясь определить её местоположение в «Ковчеге».

Сейчас он находился в казарменном отсеке, где пиратов было пруд пруди, и все как один — бандерлоги.

Уроды располагались в не столь защищённом месте, поэтому всегда подвергались опасности. Ну, на то и работа у них зверская — служить мясом. Зато ветеранов, Гризли берёг, делая на них основной расчёт.

Подслушав невольно их разговоры, Юрий уяснил: ветераны недовольны капитаном. Им не нравилось, что он не стал забирать на борт с Каллисто половину схваченных колонистов, прибрав к рукам всего лишь одну особу женского пола, да и та сейчас находилась у него в каюте.

Что он там, по мнению пиратов, проделывал с ней, догадаться было несложно. Они все без исключения желали того же — добраться до женской плоти и утолить свою похоть.

На этом в дальнейшем можно было сыграть Юрию, но прежде дочь. Её следовало вытащить из лап головореза. Поэтому не стал дольше задерживаться в казарменном отсеке, следуя далее на поиски Полины.

— А вот и я, красавица, — ввалился в каюту капитан.

Полина сразу же забилась в дальний угол.

— Не бойся меня, я не кусаюсь, — поспешил избавить от скафа головорез, активируя в стенах скрытые полые ёмкости, куда первым делом убрал оружием с обмундированием.

Для общения с безоружной девицей, оно не требовалось ему. Если что, ему хватит собственной силы. Но доводить дело до её применения не собирался. Хотя если попутчица и дальше будет строить из себя недотрогу — ей же хуже, поскольку он всё равно добьётся своего.

— А я и не боюсь тебя, пират, — огрызнулась гостья.

— Неужели, тогда почему прячешься от меня в углу, — пригласил её головорез к столу, возникшему благодаря удару ноги по одной из плит в полу.

Таким же образом появились и выдвижные стулья со спинками и подлокотниками.

— Что будешь пить? — смахнул Гризли со стола фляжку с классическим напитком пиратов всех мастей, и одновременно с ней два жестяных стакана — плеснул по глотку бормотухи в каждый.

Для антуража романтической встречи не хватало лишь свечей и еды. Но наедаться перед близким знакомством с девицей, головорез не желал. Выпить — да. Это куда ни шло. Вот и вместо свечи использовал самокрутку, установив её в пепельницу, которой послужил один из стаканов, второй он предложил гостье, не сразу принявшей его предложение занять место на стуле напротив него.

Упиралась Полина недолго, и уступила сразу, едва пират рявкнул:

— Сядь, я сказал!

Для большей убедительности, Гризли стукнул фляжкой по столу.

— Ну!

Полина нехотя поднялась с пола и вышла из угла. Осмотрев стул, она не нашла ничего необычного, опасаясь: в её тело вопьются жгуты.

— Спасибо, — чуть смягчился для виду пират. — Порадовала. А теперь пей!

— Я не пью, — зашевелила дрожащими губами Полина.

— Пей! — настоял пират.

Вцепившись пальцами в жестянку, гостья поднесла его к лицу. Её чуть не вырвало от тошнотворного запаха.

Пахла бормотуха отвратительно. Какова же была на вкус, ей ещё только предстояло узнать.

— Я жду, — откинулся вальяжно на спинку головорез, сжимая в одной руке початую фляжку, а в другой — дымящую самокрутку.

Полина с небывалым отвращением прильнула устами к жестяной поверхности стакана, и чуть наклонив, закашлялась. Чем вызвала неподдельную улыбку у пирата.

— Пей до дна! — настоял Гризли.

По лицу девицы покатилась слеза, но она даже не заметила этого, выполняя в точности требования пирата. Поэтому ничего удивительного в том не было, что спустя миг по щекам заструились новые слезы. Нет, не от обиды или страха, а от бормотухи.

Столь резкого напитка, она ещё ни разу в своей жизни не пила.

— Тебе следовало опрокинуть стакан в себя и выпить бормотуху залпом, — сделал очередной глоток из фляжки головорез, и приложился к самокрутке. После чего предложил: — Не желаешь попробовать покурить её?

Он намерено пахнул дымом в лицо девицы, и та вновь закашлялась, вызывая смех у пирата. Он казался ей настолько отвратительным, что Полина готова была убить его, не задумываясь, хотя являлась санинструктором, и дала обет спасать, а не калечить людей.

Но для пирата горела желанием сделать небольшое исключение.

— Ты всё ещё боишься меня, красавица? — разомлел головорез.

Бормотуха с самокруткой сделали своё дело.

— Нет. С какой стати мне бояться тебя, — казалось, и на девицу подействовал спиртосодержащий напиток. — Ты же не мутант! Вот его стоит опасаться, маньяка. Ему препарировать живого человека — одно удовольствие! Ты не такой.

— А какой же я, красавица? Хочешь узнать поближе? — прильнул головорез к столу, став значительно ближе к гостье.

Он застыл напротив неё с дымящим окурком, с которого не сводила сейчас своих глаз Полина. Кажется, она нашла способ, как раз и навсегда избавиться от ненавистного ей попутчика. Поэтому подобно ему придвинулась к столу, и также положила руки.

— Ух, ты… — не ожидал от неё подобного действа пират.

До поцелуя было далеко, однако Гризли показалось: она уже готова на него, и не только.

— Может, ещё и молнию расстегнёшь?

— Почему бы и нет, — уступила ему вновь Полина. — А то здесь душно. Наверное это из-за того отвратительного и мерзкого напитка.

— Точно, — гоготнул Гризли. — Хочешь ещё?

— Наливай, — снова подыграла ему девица, и как он учил её, махнула залпом, опрокинув стакан на себя.

Именно на себя, а не в себя, но сделала вид, что занюхала рукавом комбинезона, когда им же и растёрла по лицу бормотуху.

— У-у-ух…

— Ещё? — разошёлся не на шутку пират.

Действия напивавшейся девицы, его забавляли. Он рассчитывал: она вот-вот захмелеет, и не станет сопротивляться, тогда он схватит её на руки и потащит к откидному у стены ложу.

— А давай… — разошлась Полина. — Гулять, так гулять.

— Вот, а я про что, когда про то же самое и речь веду, — вновь налил ей пират немного бормотухи в подставленный стакан.

И всё повторилось вновь — Полина выдохнула и закрыла рукой лицо. После чего вдруг неожиданно качнулась назад и съехала под стол.

— Э-э… Ты куда это, красавица? — оторопел головорез, и заглянул под низ, наткнувшись взглядом на девицу. — А я?

— Падай, — пыталась улыбнуться колонистка, но вместо этого отрыгнула, и отвалилась на спину.

— Уже, — рванул к ней Гризли, спеша стащить комбинезон — вдруг понял: девица не просто так закрыла глаза в ожидании сладострастного мига, а просто уснула. — Ты спишь?

Гостья не ответила, и ему пришлось легонько тряхнуть её за плечи. И снова никакой ответной реакции не последовало.

— Ну и ладно, — рванул он молнию с комбеза Полины рукой вниз.

Вот тут, прикинувшись сонной, гостья и поняла: он изнасилует её даже спящей. И то, что она будет неподвижной во время полового акта, его нисколько не расстроит. Главное, что он у него произойдёт с ней.

— Не так быстро, милый, — чуть приоткрыла глаза Полина.

— Ха, я уже милый, — оторопел пират, позабыв о всякой спешке.

Чего и добивалась девица от него, стараясь выиграть время, тогда как лишь для виду изображала аморфное состояние, на деле же она искала пути выхода из непростой ситуации.

— Да, отнеси меня на кровать, я хочу спать, милый. Пожалуйста, — подалась немного вперёд Полина, делая вид, будто собирается поцеловать Гризли и столь незатейливым образом его заранее отблагодарить, но ненароком зацепила лбом в нос. — Ой, какая же я, право слово, неловкая!

— Ничего-ничего, — пошевелил разбитым носом головорез, проверяя: не сломаны ли хрящи?

Вроде обошлось — девица приложила его несильно, пытаясь добавить вновь. Однако не получилось, он успел уклониться от очередного «поцелуя».

— Давай обойдёмся без нежностей с прелюдиями. Не дети, в конце-то концов.

— Ну да… Ик-а… — вывалила Полина язык изо рта и на бок.

Ей оставалось пустить слюни. Что она и сделала, недолго думая, намерено вызывая у пирата отвращение.

Тот уже понял: её придётся повернуть лицом от себя, и можно заняться другими частями тела с пользой для дела.

— Куда ты тащишь меня, милый? — очутилась Полина в руках Гризли.

Вытащив её из-под стола, головорез спешил швырнуть девицу на откидную постель, так подобную на нары или ложе в каюте круизного лайнера.

— На кровать, ты же хотела спать, если я не ошибся, — улыбнулся довольно пират.

— Да-да, — подтвердила Полина, и очутилась лицом на ложе — пыталась перевернуться на спину, пуская и дальше слюни.

Но головорез вновь повернул её спиной к себе, подстраиваясь сзади.

— Я не люблю спать на животе, и привыкла делать это исключительно на спине, — задёргалась девица, сопротивляясь.

— Ладно, — уступил ей нехотя пират, предлагая помочь снять комбинезон.

— Я буду спать в нём, — не прошла уловка Полины.

Гризли вытряхнул её из него. Дело оставалось за малым — содрать нижнее бельё с девицы, и можно заняться тем, о чём мечтал с момента встречи с ней ещё на одном из спутников Юпитера.

— Я замёрзну без комбинезона, — не унималась гостья.

— Не замёрзнешь, — не сходила отвратительная ухмылка с лица пирата. — Обещаю! Я лягу рядом и…

Полина имитировала храп. Ничего лучше в данный момент придумать уже не могла, идя, как казалось ей, на оправданный риск.

Не тут-то было — головорез поспешил воспользоваться удобным моментом — рванул с неё силой нижнее бельё, затрещавшее по швам, едва его коснулись грубые и мозолистые пальцы.

Претворяться дальше было бессмысленно, поэтому Полина пошла, как казалось ей сейчас, на оправданный риск.

— Не так быстро, милый, — сделали вид она, что очнулась, прекратив храпеть. — Я сама… сама тебя… Только ничего не говори.

В следующий миг пират оказался под девицей.

— Ты как любишь больше всего это — нежно или…

— Грубо… — опередил её с ответом пират.

— Хорошо, — проступила искренняя улыбка на лице Полины. — Потом не жалуйся, милый. Сам просил погорячее.

Её рука скользнула вниз, нащупав кое-что, и в то же самое мгновение сдавила так, что у пирата едва не вылезли глаза из орбит.

— Больно-о-о… — простонал он.

— Ты ещё не знаешь, насколько может быть больно. Я даже не начинала истязать тебя, милый. Всё самое интересное впереди! Наберись терпения и…

— А-а-ай… Мои… А-а-а… Что ты делаешь, дура-а-а…

Полина настолько сильно сдавила пальцами гениталии головореза, что не плескайся в нём приличная порция бормотухи, и не кури он постоянно самокрутки с наркотическим веществом, уже давно бы лишился сознания. Чего, собственно говоря, и добивалась от него гостья. Но пока плохо получалось.

Пират кричал, и только, вызывая зависть у телохранителей на страже.

— Вижу, я не опоздал, — окликнул их землянин, и вырубил обоих. А немногим погодя, втолкнул в каюту капитана за открывшуюся дверь, уехавшую в сторону с проёма.

Полина отвлеклась от Гризли.

— Отвали от моей дочери, урод!

— Папа! — воскликнула та.

— Полина! — вскинул оружие землянин.

— Маньяк! — забыл обо всём на свете в одно мгновение пират, и даже про причиненную ему боль.

— Да, и пришёл сюда, чтобы соответствовать собственному прозвищу!

Хватка дочери ослабла, иначе бы она не выпустила из рук гениталии головореза, и теперь он схватил её за горло, сомкнув пальцы на тонкой девичьей шее.

— Я бы не советовал тебе стрелять в меня, Маньяк, — вновь стал похож на себя прежнего хозяин «Ковчега», — иначе кое-кому не поздоровится, если я оторву голову!

Быстро оценив сложившуюся ситуацию, Юрий согласился пойти пирату на уступки.

— Брось оружие на пол и подтолкни его ко мне ногой. Живо, иначе дочь умрёт!

— Вместе с тобой! — пригрозил землянин расправой головорезу.

— Ты же не хочешь потерять её вновь, вот и я. Она понравилась мне ещё больше, после знакомства с ней, — схватил попутно девицу свободной рукой за волосы Гризли, и лизнул в щёку. — Я бы добавил: теперь непременно на ней женюсь, но меня не поймут пираты! И ещё больше: если откажусь поделить её, как добычу, меж ними! Единственное право, которое позволено мне, как их капитану: провести первому ночь с ней! Но я могу этого и не допустить!

— Ты не в том положении, Гризли, чтобы ставить мне условия, — предупредил землянин. — К тому же мутант в руках Норы. Представляю, что она сейчас творит с ним. На такое даже ты неспособен в отношении моей дочери!

— Да вы, как я погляжу, маньяки с ней на пару, — не думал головорез уступать землянину. — Предлагаю заключить взаимовыгодную сделку — я отпущу твою дочь, а твоя подопечная — мутанта!

— Принято, — казалось пирату: он сумел обмануть диверсанта.

Не тут-то было — тот выстрелил, угодив ему в ногу.

— А мог и меж ног, — пригрозил Юрий лишить Гризли кое-чего.

— Чтоб тебя… мутант порвал… Маньяк… — вскричал хозяин «Ковчега», дополнительно выпустив из рук девицу.

Хватка пальцев ослабла, и Полина сама добавила ему ногой кое-куда, куда меньше всего ожидал пират, иначе бы сейчас не корчился на полу, держась за больное место, скрестив руки в районе паха.

— Ты как, дочка? — прижал её к себе Юрий. — Что он сделал с тобой?

— Ничего, папа. Не успел, ты вовремя явился, когда я взяла его за яйца и чуть не оторвала.

— Это можно исправить, Полина, — подобрал Юрий комбинезон и накинул на дочь, заставив её облачиться, тогда как Гризли одевать не торопился. Да и вообще выпускать за пределы каюты.

Обнаружив подходящую полую ёмкость в стене, он затолкал его туда, а чуть ранее в рот кляп, связав руки за спиной.

— Да, — сказал ему на прощание землянин. — Не вздумай преследовать нас, не то при новой встрече я лишу тебя кое-чего, что ни одна из женщин больше не захочет знакомиться с тобой поближе!

Что там промычал сквозь кляп ему в ответ Гризли, Юрия интересовало меньше всего, за исключением дочери. Им предстояло выбираться, и желательно незаметно.

Сделать выбор между скафом головореза и обмундированием телохранителей оказалось нелегко. Кто знает, где им можно появляться, а где нет. Тогда как капитану крейсера — в любом месте, вне всякого сомнения. Другое дело, что к нему начнут приставать пираты, а это не устраивало уже беглецов.

— Ладно, прихватим один костюмчик для Норы, — сделал окончательный выбор Юрий, примерив на себя «доспехи» Гризли.

— У тебя что-то было с ней, па? — уточнила дочь, прежде чем надела шлем на голову, и опустила защитную маску.

— А у тебя с Буравиным-младшим, Полина? — не остался Юрий в долгу.

— Ты не ответил мне, па?

— А ты — мне, дочь.

— Я первая спросила.

— А я твой отец.

— Ладно, не хочешь, не говори, — уступила ему Полина.

Зато отец не уступил ей.

— Я задал тебе вопрос!

— Ну, па, я уже далеко не ребёнок, а взрослая и самостоятельная женщина, — возмутилась Полина. — Мне 23 года, в конце-то концов, а не 16 лет, чтобы я спрашивала твоего разрешения на свадьбу, с кем бы то ни было!

— Значит, вы решили пожениться? — выглянул меж тем Юрий из каюты капитана, осматривая коридор.

— С Лёшей? — показалась в проёме вслед за ним дочь.

— Ну, я не знаю, сколько у тебя кандидатов в женихи, — разрешил отец идти дочери за собой.

— Да я вообще пока что не думала о свадьбе, па, — созналась Полина.

— Ну и молодёжь нынче — никаких правил и морали. Только не говори мне: предпочитаешь свободные отношения, не желая себя обременять семьёй, — заставил Юрий остановиться дочь, предупреждая о встрече с опасностью.

Из-за поворота вышел бандерлог, приветствуя командира. Тот также кивнул ему в ответ, и прошёл дальше.

— Не оборачивайся на него, и убери руку с кобуры, — не желал землянин, чтобы дочь доводила дело до стрельбы.

Если она возьмётся за оружие, это сейчас им только повредит.

— А чего ты хотел, па? Карьера на первом месте! Я вот, например, решила колонизировать Марс.

— Там и создать впоследствии семью, став марсианкой? — не переставал Юрий интересоваться жизнью дочери, пока что не спеша давать наставлений и тем более надоедать ей. Просто, как и всякий нормальный отец, которого она не видела до сих пор ни разу в жизни, хотел знать, чем она живёт сейчас, и какие у неё интересы с жизненными приоритетами; казалось, уже выяснил. Пускай и чувствовал, что не до конца, и дочь по-прежнему что-то скрывает от него. Возможно причиной тому её одиночество, и растила Полину без родителей его собственная мать.

— Я не уверена, па, что вообще готова заводить семью, впрочем, и становиться марсианкой тоже, — ошарашила его своим заявлением дочь.

— А чем же ты намерена заниматься всю свою сознательную жизнь, Полина? Неужели тебе не хочется завести детей? — отвлёкся немного Юрий от действительности, обернувшись на дочь.

— Дети не игрушка и не зверушки — их не заведёшь. Они рожаются, па.

— Ну, так и роди себе дочь или сына, — предложил он, пожимая плечами.

— Рожу, обязательно, но не сейчас. И потом, зачем мне муж, па? — озадачила его ещё больше прежнего она.

— Как это зачем, Полина?! — остолбенел землянин.

— Меня вообще воспитывала бабуля, и ничего, вырастила, как видишь, и без тебя с мамой, — парировала дочь.

— Тогда скажи мне на милость, Полина: с какой стати ты таскала моё фото с собой, чем и выдала меня для пиратов, поставив на грань провала миссию, возложенную на нас с Норой Космическим Содружеством?! — возмутился в свою очередь отец, найдя слабое место у неё.

— Вообще-то это фото бабулиного деда, па, а не твоё, — всё же вцепилась дочь в рукоять ТО и выхватила из кобуры.

Выстрелить из него, ей не позволил отец, деактивируя, иначе бы в исполнении Полины не последовали обычные щелчки при нажатии на спусковой механизм.

— Больше так не делай, — вырвал он оружие у неё, прибрав к собственным рукам.

— Ты, мне жизнь поломал, — не сдержалась Полина.

— Ну-ну-ну… — прижал Юрий дочь к груди. — Тихо, моя хорошая. Тихо. После поговорим. Сейчас просто никуда не лезь и держись у меня за спиной. Я вытащу нас отсюда. И Лёшу твоего тоже. Обещаю! Тем более что дал слово его отцу перед тем, как отправился на ваши поиски.

— А как же твоя миссия, па? И в чём она заключается? — напомнила дочь.

— Вот в этом, — выстрелил он в пирата, заинтересовавшегося неуставным отношением капитана с телохранителем, приняв Юрия за Гризли.

Его и втолкнул в санчасть, вернувшись поспешно к оставленной там напарнице.

— Нора, ты здесь? Отзовись!

— А где мне ещё быть? — показалась спутница, зайдя землянину с дочерью со спины. — Это хорошо, что ты первым заговорил со мной, а то я уже решила: в медблок ввалился Гризли с телохранителем спасать мутанта.

— Я принёс тебе одежду бандерлога, — протянул Юрий в сторону руку, помня, что напарница при его уходе была обнажена. И зная её, а также, чем она будет заниматься, оставшись наедине с мутантом, не сомневался — до сих пор не было времени одеться.

— Хорошо, что не урода, — схватила Нора обмундирование пирата и быстро влезла в комбез.

— Кстати, где мутант? Что ты сделала с ним? Надеюсь, он ещё жив? — обернулся напарник.

— Пока точно могу сказать лишь одно — дышит, — мелькнула напарница перед Юрием.

— Ох, Нора, ты неисправима.

— Полина, — приветствовала её спутница отца. — Ты в порядке?

— Да, — подняла та маску, убрав с лица.

— Вижу, успела развлечься с головорезом, как я с мутантом, — продолжила она разговор с дочерью землянина по душам. Ну, на то и женщины обе, и без общения друг с другом им никак.

— Почти, отец застал меня на самом интересном месте, не позволив оторвать ему гениталии.

— Я бы ещё сделали пирату из них кляп.

— В следующий раз, я обязательно воспользуюсь твоим советом, Нора.

— А я прослежу, чтоб сделала всё как нужно, — недовольно качнула головой напарница, взглянув на землянина.

— Поверь, Нора, так было надо, и лучше всего, — заверил Юрий, застыв перед мутантом.

Тот больше не трепыхался, как тогда, когда влетел в кушетку, и землянин покинул его на лунатку.

— У него одежда пришла в негодность или…

— Я подрезала ему крылья. По-моему из них получилась симпатичная юбка вместо плаща, — похлопала Нора ладонью по жвалам мутанта.

Тот тут же отозвался, заскрежетав ими по металлу кушетки.

— Видишь, он ещё живой.

— А это что такое, Нора? — обнаружил Юрий некое непотребство, торчащее из мутанта.

— Это… хвост, — едва сдержалась от смеха напарница.

Вот и дочь, взглянув на её безобразие, не удержалась, рассмеявшись вслух.

— Почему у мутанта торчит труба из… под спины, Нора?!

Выдернув её из рептилоида, она сказала:

— Уже не торчит.

Мутант дёрнулся и обмяк.

— Труба-дело с ним, — почувствовал Юрий, не желая терять его.

— Могу привести в чувство этого урода, — догадалась дочь, с какой именно целью он требовался её отцу живым.

Всё-таки она являлась санинструктором, как-никак. Другое дело, что пациентом у неё оказался мутант. Поэтому могла угробить, нежели вернуть его к жизни при помощи стимуляторов.

Юрий предложил использовать ампулу с чёрной жидкостью.

— Если она не убьёт его, то обязательно вернёт к жизни.

Её и ввёл собственноручно в тело мутанта, взяв на себя ответственность, если тот вдруг откинет лапы.

Немногим погодя рептилоид дёрнулся конвульсивно — сначала раз, потом уже не раз. А когда его перестало трясти, он уставился в недоумении на людей.

— Вы что со мной сделали?!

— Пока ещё ничего, урод, но можем, — продемонстрировала ему Нора в руке трубу.

Предмет оказался знакомым мутанту, иначе бы он не содрогнулся.

— Жить хочешь?

— Я не страшусь смерти, в отличие от вас, приматы, — огрызнулся мутант.

— А как насчёт того, что я не позволю тебе оставить потомства и оборву само существование твоего вида в Солнечной системе?.. — ввернул Юрий, найдя слабое место у Гена. — И как вообще ты попал сюда?

— Это длинная история, примат, — задвигал стремительно жвалами мутант.

— А кто сказал, Ген: мы куда-то торопимся, и тем более расставаться с тобой. Ты теперь надолго подстрял с нами из-за гиббонов, — напомнил Юрий, а также: им нужно перебраться с «Ковчега» на «Призрак».

Предпринимать данную попытку в космосе сейчас было верхом безумства и настоящим самоубийством. Но время поджимало, поэтому он решился на оправданный риск.

— Спускаемся в абордажный отсек и летим на «Призрак»! Возражения есть?

— Да… Ты с ума сошёл…

— Возражений нет, — перебил землянин Нору. — Тогда летим за Буравиным-младшим и теми, кого мутант ещё не превратил в гиббонов.

Каким образом он это делал, и стремился разобраться Юрий.

— Рассказать не хочешь, тварь?

— Что именно тебя интересует, примат? — опасался мутант угодить вновь в руки Норы, тем более остаться наедине с ней.

— Каким образом ты создаёшь из нас этих самых гиббонов?

— Очень просто. С данной целью я использую реликт, — раскрыл тайну мутант.

— Реликт! Я не ослышался? Ты сказал, именно, реликт? — ни ожидал Юрий подобного откровения от инопланетянина. — Я же уничтожил его!

— Реликт с Луны? — уточнил мутант, потирая трёхпалые конечности, стянутые наручниками.

— Да, — подтвердил Юрий, перед тем, как покинуть вновь санчасть и «Ковчег».

— Тогда я удивлю тебя, если скажу: точно такой же реликт находился на одном из спутников Марса. А имеется у каждой планеты. И все, как один, принадлежат моему роду. А мой род принадлежит Рою. За счёт реликтов, я могу создавать отдельные примитивные виды, стоявшие на службе у нас, — разоткровенничался мутант. — И если бы ты не уничтожил реликт третьей планеты жёлтой звезды, я бы мог собрать их все и…

— Возродить Рой уже не получится.

— Нет, но создать часть существ, входящих в него, вполне ещё возможно.

— Размечтался, урод, — избавилась Нора от трубы, загрохотавшей по полу — заставила мутанта вздрогнуть и вжать голову в плечи, прикрытые сверху рваным «капюшоном».

— Реликт с красной планеты у тебя, Ген? — уточнил землянин.

— Нет, он находится у Стикса, — заверил мутант. — Так велел прежний хозяин до Гризли, чтобы я не имел доступа к нему, кроме как во время работы над теми, кого вы, приматы, называете гиббонами.

— Ты сам — гиббон, — не выдержала…

— Полина.

— Что, па?

— Уймись.

— Лучше ты уйми этого урода. Он препарировал нас! Я видела это своими глазами!

— Поэтому и потеряла сознание, находясь без чувств, когда нас привёл к тебе Стикс по настоянию Гризли, — напомнила Нора.

— Ты бы тоже долго не продержалась, когда на твоих глазах, одного человека за другим, потрошит этот мутант, и подбирается к тебе, переходя от одного стонущего колониста или колонистки, всё ближе, — вскипела Полина. — И то, я лишилась сознания, когда он застыл по соседству со мной перед Лёшей. Ты бы смогла смотреть на то, как этот урод собирается выпотрошить любимого тебе человека прямо на глазах?

— У меня нет глаз, — подняла полумаску Нора.

— Прости…

— Зачем вам, приматам, глаза? Когда можно обходиться и без них, — ввернул мутант.

— Сейчас я лишу тебя самого зрения, тварь, и посмотрю, как ты заговоришь! — нашёл мутант слабое место у Норы.

— Их потеря не лишит меня ориентации в пространстве, просто я положусь на иные, недоступные вам чувства осязания — не более того. И на это у меня уйдёт не так уж много времени.

Мутант показательно восстановил крылья, утолщая кожу на перепонках. Чем неприятно поразил Нору.

— Зря я не убила тебя, тварь, пока у меня была такая возможность, — смутилась она.

— И что бы ты сказала ему? — указал мутант на землянина.

— Что ты пытался убить меня, и у меня не оставалось другого выбора, как прикончив тебя, сохранить собственную жизнь.

— И провалила бы миссию, — озадачил Юрий.

— С чего ты взял. О мутанте вообще до недавнего времени никто не знал.

— Теперь уже знаем, Нора. И то, что он нужен нам живым. Возможно, он знает больше, чем говорит. И ещё не раз нам пригодится, чтобы выявить прочие логова пиратов. Ты же хочешь узнать, как и я: кто такой Каа?

— Я это и так знаю.

— И кто же, рассказать не хочешь?

— Тот, кто лишил меня глаз!

Больше Юрий не наседал на напарницу. Вот и та не стала доставать его. Одному досталось от дочери, другой от мутанта, тогда как их ждали новые разборки с пиратами. И того, кто попал под горячую руку землянина по возвращении в санчасть с дочерью, кинули на кушетку, скрыв тело покрывалом.

— Пора, — шагнул первым на выход из медблока Юрий, дочь с мутантом за ним, а Нора, замыкая их группу и прикрывая с тыла.

Всё шло по плану, пока на связь с ними не вышел старпом «Ковчега», желая знать, что задумал капитан, и почему, рискуя своей жизнью, намерен покинуть крейсер.

Имитировать голос Гризли никто среди беглецов не умел. Поэтому им оставалось имитировать сбой связи, но в итоге ограничились поломкой переговорного устройства.

Скрывая за помехами собственный голос, Юрий, как можно убедительнее, пытался копировать Гризли.

— Ты с ума сошёл, командир. У нас на хвосте ещё висят крейсера ВКС Содружества. Да и потом, лететь на такой скорости на «Призрак» — смерти подобно.

— То, что надо, старпёр! Ситуация как раз по мне! Так что предупреди тамошнего старпома и Стикса: к ним вот-вот пожалуют гости.

— Как скажешь, а прикажешь, командир, — сдался помощник, разрешая покинуть «Ковчег». — Но если что, сразу возвращайся домой!

— Уж за это не беспокойся, старпёр. Мой дом «Ковчег», как всякого бандерлога, а «Призрак», считай своего рода, такси, — немного переборщил Юрий, как казалось, не только ему, но и подопечным по соседству.

Однако его затея прошла на ура. Вот и экипаж с «Призрака» принял их на борт как своих — поначалу. А как пойдёт дальше — и станет понятно при встрече со Стиксом. Ведь в прошлый раз именно он раскрыл в них диверсантов. И виной тому послужила дочь одного из них. Вот и сейчас, скорее всего, из-за неё и вернулись на «Призрак», как думала Нора, а не выполнять миссию, считая её уже выполненной. Но землянину требовался реликт. Будь иначе, Нора давно бы поступила по-своему согласно полученному предписанию. Так что ей не пришлось браться за оружие и противопоставлять его зарвавшемуся напарнику. Тот пока действовал в рамках допустимого. Правда, был один нюанс — его дочь. Она и могла всё испортить им в очередной раз. Чего напарница не имела права допустить, впрочем, и провала миссии — сделала окончательный выбор в пользу сложившихся обстоятельств, внёсших корректировку при выполнении поставленной задачи.

Глава 10 ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Избавляться от Гризли, пираты с «Призрака» не торопились — Юрий изначально предупредил их: летят в абордажном штурмовике с мутантом. Что значил Ген для Стикса, лишний раз и убедились диверсанты, сбежав тайно с «Ковчега», где всё это время пытался высвободиться матёрый головорез.

Сжевать кляп, ему так и не удалось. Вот и высвободить руки, стянутые за спиной. К тому же место его заточения оказалось тесным, и у него заканчивался воздух.

Так что промедление в случае Гризли было подобно смерти. Пока пираты хватятся его или случайно наткнутся тут, к тому времени он будет мёртв.

Делать нечего — ему пришлось упереться спиной в стену, а ногами в перегородку, отделяющую его от каюты.

Согнув колени, и подтянув их к груди, головорез, имитируя распрямленную пружину, ударил пятками по преграде. Сначала раз, потом уже не раз, теряя всякое терпение — громко мычал, стараясь привлечь к себе внимание телохранителей на входе в каюту. Но раз Маньяк проник к нему, значит, ждать помощи от них не стоит.

Поэтому сейчас просто бил ногами от бессилья что-либо изменить в надежде: его кто-нибудь да услышит и отреагирует на удары извне.

— Да что он позволяет себе, — не выдержал один из ветеранов.

Пирату казалось: командир убивает девицу. Когда после тесного «общения» с ней, должен был поделиться ей с ними, как законной добычей. И мёртвой, никому из них не была нужна. Они же не уроды, среди которых одно время выделялся мародёр.

— Что хочет, то и позволяет. Он — командир. Это его право, — заметил к слову недовольно напарник ветерана. — Или ты хочешь поспорить с Гризли и пригласить его прогуляться за пределы каюты на дно?

— Вот ещё. Но…

— Что ты скажешь ему, а сделаешь? — вступил с ними в разговор третий подельник. — Когда он прикончит тебя в каюте и без резака по праву командира. Или забыл устав? Так я напомню: пункт первый — командир всегда прав. Пункт второй — если командир не прав, смотри пункт первый.

— А что если это колонистка убивает его, а не он её? Должны же мы удостовериться в этом, как его телохранители.

— Тебе надо, Ушлый, вот и удостоверься. Лично я не самоубийца, тревожить Гризли в подобный момент.

— Потому что, Слабак! Был им и остался!

— А ну повтори!

— Чуть тише, парни, — осадил их третий пират. — Так недолго и самим договориться до дна! А оно нам надо — ссориться из-за какой-то девки и убивать друг друга? Она не стоит этого — поверьте мне!

Удары за переборкой в каюте капитана стали ещё громче и в какой-то миг пираты уловили нервное мычание.

— Да они развлекаются, — гоготнул четвертый ветеран. — А то убивает… Ага, как же. Хотел бы я сейчас оказаться на месте Гриза.

Какое-то время спустя шумы извне прекратились.

— Интересно, и почему стало тихо в каюте, мужики? — заинтересовался ушлый пират.

— Тебе интересно, ты и узнавай, а нам — нет, — отмахнулся от него подельник, с которым они едва не поссорились, готовые взяться за резаки.

— Я думаю: пора проведать командира. Вдруг нам повезёт, и он позволит забрать девку. Тогда я первый!

Напарник активировал резак.

— Это мы ещё посмотрим, кому она достанется первой после командира.

— Ну вот, девку не заполучили, а уже опять взялись за резаки, — вмешался третий.

— Да чего ты отговариваешь их, Харя, пускай себе поубивают друг друга из-за девки, зато раньше наступит наша с тобой очередь гулять её, — на раз заставил забыть все обиды с ссорами четвёртый пират.

Вчетвером и застыли у двери в каюту капитана, не застав на посту сослуживцев. Причина их отсутствия, могла оказаться банальной, а сами они — внутри каюты и забавляются с девкой группой. То есть двое держать её за руки и ноги, а командир…

— Но почему тогда прекратился грохот и стоны? — задался данным вопросом Ушлый.

Он-то и рискнул убрать дверь с прохода в каюту капитана. Заглянув туда, пират оторопел.

— Ну что там? — показался в проёме напарник, а вслед за ним и двое других соратников по оружию.

Каюта оказалась пуста.

— Командир! Гриз, ты здесь? Отзовись! Парни… Ау… — загалдели наперебой пираты, выхватив ТО.

Они понятия не имели о том, что здесь произошло, вот и пытались выяснить: откуда именно исходили те странные звуки? Скорее всего, из скрытых ниш в переборках каюты.

Активировав одну, они наткнулись на два обездвиженных тела соратников по оружию.

— Где командир? — затрясли они их, приводя в чувство хлёсткими ударами по лицу, разбивая в кровь.

Пока пара из вошедших занимались ими, другая спешно активизировала все прочие ниши, пока не наткнулись на связанного головореза.

— Гризли… — растерялся при виде него один из телохранителей.

Ушлый вперёд напарника сообразил, что надо делать. Задействовав резак, он перерезал командиру… руки.

— Я думал: ты собирался его добить, чтобы он не мучился.

Не тут-то было. Выхватив из походной аптечки ампулу с иглой, Ушлый воткнул её в грудь головореза.

— Ты что творишь? А вдруг он был жив!.. Отвали от него!

— У-у-убью-у-у… — затянул…

— Гриз, ты жив! Живой!

— Кого убьёшь, командир? — занервничал подопечный.

— Всех… — открыл глаза Гризли, уставившись на телохранителей. — Вы где были, когда меня чуть не убили, засунув в нишу? Я долго из неё стучал вам, пока не задохнулся.

— Прости, командир, но мы думали: у тебя всё хорошо при общении с девкой, — ввернул Ушлый в качестве оправдания. — И вряд ли бы тебе понравилось: загляни мы к вам в самый неподходящий момент.

— Уроды… — то ли обозвал их столь незатейливым образом головорез, то ли на самом деле понизил. Чем ещё больше заставил нервничать их. — Немедленно объявите всеобщую тревогу по «Ковчегу» и свяжите меня со старпомом!

Один из телохранителей поспешно сунул переговорное устройство командиру.

— Говорит Гризли, помощник…

— Я так понял, командир: ты уже добрался до «Призрака», — раздался в ответ его голос.

— Куда я собрался, даже не зная об этом, старпёр? Когда до сих пор нахожусь в каюте и на «Ковчеге», — едва не разбил переговорник о пол Гризли.

— А кто же тогда отправился в твоём скафе в гости к Стиксу, да ещё с мутантом, командир?! — задрожал голос у помощника.

— Что… ты сказал!? А ну повтори!

— Командир, твой бронескаф отсутствует, — добил очередной фразой Гризли один из пиратов.

— Измена! Какая тварь предала меня? — уставился головорез на ближайшего к нему пирата.

— Мутант, больше некому. Похоже, что он и подстроил всё так. Но кто напал на тебя, командир? Неужели девица также оказалась диверсанткой, как и те двое, кого должен был превратить в гиббонов подосланный Стиксом уродец? — предположил ушлый пират.

— С девкой я справился, и почти подмял под себя, когда меня побеспокоил в собственной каюте Маньяк! — негодовал хозяин «Ковчега».

— Маньяк!?

— Да, старпёр. Кажется, именно он и умыкнул у меня скаф!

— Понял! Я всё понял, Гриз. Сейчас предупрежу Стикса и пиратов на «Призраке»!

— Нет, мы летим следом, — наказал подготовить абордажные перехватчики Гризли, потребовав броню бандерлога.

— Но у нас нет запасного комплекта, командир, — озадачил его ушлый пират.

Зря. Проблему с недостачей, головорез решил на раз, выхватив у оппонента ТО и выстрелил ему в голову.

— Теперь есть твой комплект.

Трое прочих телохранителей с двумя незадачливыми соратниками по оружию, поспешили выполнить указания Гризли, пока он не занялся аналогичным образом ими — и получил всё необходимое в тот же момент.

Изменения в корректировке курса «Ковчега» не понравились старпому «Призрака», о чём он мгновенно доложил Стиксу, считая своим долгом поставить его в известность. Не говоря уже про гостей, подлетевших на абордажном штурмовике.

— Впусти их, я сам разберусь с ними, — подался на разговор с прибывшими при звене дронов в прошлом затворник с Каллисто.

Из раскрытого шлюза показался Гризли. Во всяком случае, доспехи на госте принадлежали именно головорезу. Явился он, естественно, не один, а при охране в лице двух телохранителей, и даже прихватил мутанта.

— Если я правильно всё понял, Гриз: планы изменились.

— Как видишь, — подтвердил головорез, не спеша поднимать маску и демонстрировать своё лицо пирату с «Призрака».

Возможно, он опасался боевых дронов.

— Тогда объясни мне: с какой именно целью явился? — занервничал Стикс, чувствуя неладное.

— Хочу взглянуть на общий груз и подготовить его к передаче работодателю, иначе он откажется нам платить! Ты же не хочешь этого, Стикс?

— Разумеется, Гриз, — уступил ему пират, не сводя взгляда с мутанта.

Гена держали на прицеле телохранители бывшего конкурента. Сейчас же, если верить ему на слово: они партнёры и делят всю прибыль поровну меж экипажами «Призрака» и «Ковчега».

— Всё хорошо, потрошитель? — справился о его делах Стикс.

— Да… — пошевелил мутант жвалами. — Я готов приступить к любимой работе.

— Ну, тогда идём…те — все за мной, — развернулся Стикс, подставляя гостям спину.

Никто из них не выстрелил. Значит, опасаться ему нечего. Удара в спину стоит ждать не раньше дележа вознаграждения, когда они получат его за груз, который ещё только предстояло довести до ума. Но пока что по вине Гризли приходилось терпеть убытки, нежели подсчитывали прибыль. И если на этот раз всё повторится, Стикс не станет дольше церемониться с ним и отомстит за бывшего командира.

Попутно он понимал про себя: за власть даже на «Призраке» ему придётся сражаться со старпомом. Чего, естественно, не собирался допустить. Это был также и его шанс возглавить экипаж, а попутно стать полноправным владельцем крейсера.

— Вот мы и на месте, — убрал Стикс переборку с прохода перед гостями, и указал на тела, расположенные в «клетках» в подвешенном положении. Там в основном находились гиббоны. Те, кого ещё не успел препарировать Ген, и дальше хранились в капсулах.

— А где реликт? — уточнил Гризли.

— Сейчас его доставят вместе с телами в санчасть, — заверил пират, не представляя до сих пор, с кем общается на самом деле.

— Поторопись, у нас мало времени, Стикс.

Опасения пирата, вкупе с подозрениями, в отношении гостей, только усиливались.

— Хорошо, Гриз. Но учти: я буду присутствовать в санчасти и следить за реликтом, чтобы с ним ничего не случилось. С Геном, в том числе.

— Быстрее, Стикс! Меньше слов, больше дела, — повысил голос Юрий, не уследив за дочерью. И пока был увлечён разговором с пиратом, она кинулась к капсулам с колонистами.

Там её и разглядел он.

— Нора, займись Полиной. Сейчас же, пока она не выдала нас!

— Как скажешь, любимый, так и будет, — отделилась напарница от них, оставляя мутанта на землянина.

— Вам не выбраться отсюда живыми, приматы, — затрещал жвалами потрошитель.

— Неужели ты думаешь, что мне не по силам справиться с соплеменниками? Или ты надеешься натравить на нас своих гиббонов?

Отвечать мутант не стал. Значит, надеялся на нечто другое, возможно, что и на реликт — когда он окажется у него в лапах и…

— Иди сам разбирайся со своей дочерью, — не выдержала Нора, — пока я не выстрелила ей в ногу, а после вовсе не пристрелила! Она чокнутая у тебя! Видно пошла вся в отца!

— Полина, — передал Юрий мутанта напарнице. — Уймись. Сейчас всех, кого не успел препарировать потрошитель, окажутся в санчасти. Там и сможешь увидеться с Алексеем. Слово даю — отца!

— Нет, сейчас, па! Я хочу увидеть его сейчас! — не соглашалась дочь.

— Ты подвергаешь нас всех опасности, Полина!

Юрию пришлось противопоставить ей свои уникальные способности. Не подави он, за счёт них, её волю, всё могло бы закончится плачевно, так как Стикс следил за ними благодаря дрону, оставленному при гостях. Однако слишком поздно подключился к нему.

К тому времени, как это произошло, гости вели себя, как и подобает пиратам. А вскоре встретились вновь в санчасти со Стиксом.

— Реликт принёс? — не терпелось землянину взглянуть воочию на него.

— Ещё сомневаешься, Гриз, — ушёл с прохода Стикс, давая доступ дронам, внёсшим ящик. При этом Юрий заострил внимание на его маркировке, свидетельствующей о радиоактивной опасности.

— Открывай!

— Сразу, Гриз, как ты уберёшь маску с лица, — озадачил пират.

Телохранители с «Ковчега» переглянулись, уставившись на командира, а после, не сговариваясь, на Стикса.

Их руки легли на оружие, которое они готовы были выхватить в любое последующее мгновение, не преминув заранее активировать.

— Сделаю это не раньше, чем увижу реликт! — не собирался уступать пирату с «Призрака» диверсант, и дальше имитируя Гризли.

— К нам снова гости, Стикс, — озадачил его очередным включением старпом. — И следуют на перехватчиках. Похоже, это абордажная команда!

— Сними сейчас же эту маску, Гриз, иначе мне придётся сделать это собственноручно! — выхватил пират оружие из кобуры, а вот вскинуть не успел — прежде на него были направлены два ствола в руках оппонентов с «Ковчега».

Старясь избежать ненужной стрельбы, Юрий предпочёл снять шлем с головы, чем едва не шокировал Нору с Полиной, но в последний момент швырнул в лицо Стикса, и тому пришлось ловить его. А когда опустил, обнаружил перед собой улыбку диверсанта.

— Сюрприз! — сменил её кулак.

— Грубо сработано, любимый, и поступил недальновидно, — не понравилась Норе его затея со шлемом. — Противник мог выстрелить.

— Победителей не судят, дорогая, — переключился Юрий на дронов, последовательно выведя обоих из строя.

Третьего вырубила уже Полина.

Дочери Гагарина не терпелось пострелять, поэтому она осуществила свою давнишнюю мечту, мстя пиратам за Буравина-младшего.

Его до сих пор не доставили в санчасть, выходит, дроны были на подходе с капсулами к ним.

— Больше никакой самодеятельности, — прильнула Нора к ящику с реликтом.

— Осторожно, приматы, — предостерёг мутант. — Замок одновременно является взрывным элементом. Неправильно введёте код, и мы распадёмся на сверхмалые частицы в виде яркой вспышки в тот же миг!

— Ты знаешь код? — занервничала Нора, теряя самообладание.

— Нет, его постоянно вводит он, — ткнул пришелец когтистой конечностью в Стикса. — И всякий раз меняет, опасаясь, что я подсмотрю или узнаю.

— А раньше не мог предупредить? Мы могли его убить! — не выдержала напарница.

— Вы не спрашивали меня об этом раньше, приматы, — развёл в стороны одновременно четырьмя верхними конечностями пришелец. — Когда могли бы и поблагодарить.

— За что? За то, что ты боишься сдохнуть, не оставив потомства, мутант? Или ты с нами, или тебе не жить! Выбор за тобой! — пригрозила ему расправой Нора.

— Я нужен вам так же, как и вы — мне, — знал себе цену Ген.

— То есть, не нужен, — вступил Юрий в полемику с ним.

— А, по-моему, в нашем случае всё с точностью наоборот, — не переставал трещать жвалами инопланетянин.

— Тогда докажи, что ты нужен нам больше реликта? Ведь гиббоны — твоих лап адские творения, исчадие!

— Моих лап — не отрицаю, приматы. Но без меня, вы не сможете управлять ими!

— А что если им вернуть прежний облик и безопасную жизнь? — встряла Полина в разговор меж отцом и мутантом. — Это возможно?

— Ни разу не пробовал, но для меня нет ничего невозможного, и чем сложнее стоит задача, тем интереснее. Это позволяет мне постоянно прогрессировать, превосходя себя! И на данном поприще, я ещё ни разу себя не испытывал, — не проявлял никаких эмоций пришелец или просто умело скрывал их за маской безразличия.

Вот и у Юрия не получалось вычислить или пробить мутанта. Его способности постоянно наталкивались на блокировку.

Нагнувшись над Стиксом, землянин заставил пирата прийти в себя.

— Код не хочешь сообщить?

— А если скажу — нет, — оскалился язвительно разбойник. — Убьёшь меня?

— Сразу, как только вытяну его из тебя, — применил землянин против него псионное воздействие. — Нора, вводи цифры!

— Ты уверен, Юг, что угадаешь их? — усомнилась она в его способностях, как телепата.

— Да, — подтвердил Юрий, заставив пирата смотреть себе в глаза. — Шесть.

— Ввела.

— Пять.

— Ага.

— Три.

— Есть.

— Девять… Нет, снова шесть.

— Будь аккуратнее, Юг, я едва не ввела девятку, — сглотнула напарница, взмокнув.

— Вот теперь самое время ввести девятку.

— Осталась одна цифра.

— Восемь.

— Уверен? — дышала тяжело подопечная.

— Не сомневайся.

Реакция Стикса явилась лучшим подтверждением правоты Юрия, иначе бы пират не дёрнулся, пытаясь сбежать, а не как посчитал землянин: пожелал напасть на него.

— По-моему что-то не так, — заметила Нора: цифры сменили зелёный цвет на красный.

— Что именно? — насел Гагарин на пирата. — Ну же, говори!

— Нам конец, диверсанты, — рассмеялся он в лицо землянина.

— Не заставляй мне делать тебе больно, разбойник!

— Надо уходить, — поторопила Нора.

— Я без Лёши отсюда и шагу не сделаю, — предупредила сразу Полина.

— Её, я возьму на себя, — пообещала напарница Юрию.

— Погодите суетиться, девки. Тут что-то действительно не так, — чувствовал землянин некий скрытый подвох. Ведь код с Норой ввели правильный — в чём он лишний раз и убедился. Тогда в чём причина? Это стало очевидно спустя небольшой отрезок времени, когда цифры вновь приняли первоначальный окрас, и ящик с шипением открыл замки, убирая дополнительно внутренние запоры.

— Так вот оно что! Это была всего лишь имитация детонации, рассчитанная на взломщиков вроде нас, если последует несанкционированное вскрытие, — улыбнулся Юрий, тогда как Стикс нахмурился. — Хитро придумано, ничего не скажешь. Хороший психологический приём!

— Рано радуетесь, диверсанты, вам всё равно не уйти с «Призрака» живыми! У старпома распоряжение: реликт должен оставаться на крейсере вместе со мной — и только!

— Из твоих слов выходит: покинуть борт можем исключительно с тобой, Стикс, — раскусил его и тут землянин.

— А если реликт переложить в другой ящик? — предложила Нора таким образом умыкнуть его с «Призрака».

— Вы не пройдёте систему контроля, — стремился пират продлить свою жизнь. — Включится сигнал тревоги, едва вы окажетесь в шлюзовом отсеке, и будете блокированы там!

— Неужели старпом захочет терять крейсер вместе с экипажем, не говоря уже про то, чтобы погибнуть? — крыл и тут Юрий карты пирата, разбивая его любые доводы в пух и прах.

— Желаете рискнуть? — не унимался Стикс.

— А мы, что делаем, по-твоему, — напомнила Нора.

— И всё равно, я нужен вам не меньше мутанта! — настаивал пират. — Я помогу вам не только выбраться отсюда живыми и с реликтом, но и в будущем ещё не раз пригожусь!

— И тебя не волнует даже, что экипаж «Призрака» с экипажем «Ковчега», устроят междоусобицу, обвиняя друг друга в предательстве и обмане?

— Нет. Я же пират без страха и упрёка, — напомнил Стикс. — Меня волнует исключительно собственный карман и жизнь. Чужие — ни в счёт!

— Что скажешь, Юг? — застыла взглядом Нора на Юрии.

— Берём его до кучи, и Буравина.

— А как же прочие колонисты? — напомнила напарница.

— Цель миссии немного изменилась, ты не находишь, Нора? И всё из-за реликта. Мы вернёмся за остальными сразу, как только обезопасим их от превращения в гиббонов. Что скажешь мне на моё предложение?

— Устраивает. Вполне. Ты это хотел услышать от меня, Юг?

— Да.

— Тогда пора выбираться.

В абордажном отсеке и встретились беглецы нос к носу с преследователями.

— Какие люди, Маньяк, — выстрелил вперёд Гризли, а уже после и закричал при встрече с ним.

Завязался бой.

— Что происходит, Стикс?! — вышел с ним на связь старпом.

— Мне нужна твоя помощь!

Юрий позволил ему внести дополнительную сумятицу в перестрелку, намереваясь сбежать под шумок. К тому же, как уверяла Нора: стоит им выбраться в открытый космос, их практически тут же подберут крейсера Содружества.

Боевые корабли, столкнувшиеся с ними у Юпитера, никуда не делись, и, укрывшись защитным полем, следовали параллельным курсом с крейсерами пиратов, ожидая лишь соответствующего сигнала от секретного агента.

Раньше такого не было, насколько помнил землянин. Однако прошло двадцать лет, и всё переменилось — теперь агенты работали под прикрытием флота и группы быстрого реагирования.

Странно и необычно. В своё время, он в этом непременно разберётся. Или всё настолько серьёзно, и ему что-то не договаривали, отправляя на поиски колонистов красной планеты?

Скорее всего. Значит, ему стоит подумать обо всём серьёзным образом, чтобы вновь не оказаться там, где провёл половину своей прежней жизни. И прохлаждаться там вновь до конца дней своих, Юрий явно не торопился.

— Ты знаешь, что делаешь, Нора.

— Конечно, — подала напарница сигнал, активируя один из ближайших спутников, бороздивших иной раз под видом комет солнечную систему, и на борт крейсера Содружества поступила соответствующая информация.

Определив координаты, в данном секторе были задействованы все наличествующие силы. Поэтому ничего удивительного в том не было, что по соседству с «Призраком» и «Ковчегом» стали появляться боевые корабли Содружества.

Первым на экране «Призрака» возник крейсер Китая «Лун», вторым — «Индра», принадлежащая индусам, третьим же боевым кораблём, преградившим путь пиратам, «Гагарин».

Что стало полной неожиданностью и шоком не только для них, но и диверсантов.

— Нашей фамилией назван флагман Содружества? — поразилась Полина.

— Бабуля разве не рассказывала тебе про своего деда, дочка, и, как он первым из людей, два столетия тому назад, вышел в космос?

— Говорила, па, но я не думала, что наша фамилия на слуху, и что-то, да значит для обитателей Земли, — не переставала удивляться искренне она.

— Вот, теперь ты знаешь об этом, Полина, и, что её носителю придётся соответствовать полностью данной фамилии, — заявил отец в продолжение.

— Хм, кто бы говорил, Юг, да только не ты, — хмыкнула Нора, напоминая ему про «Берлогу» и провал, из-за которого он загремел туда. — Надеюсь, сейчас того, что было двадцать лет назад, не повторится вновь?

Юрий не ответил, сделав вид: ему некогда. Отстреляв боезапас к оружию, он наказал проникнуть на любой приемлемый звездолёт, и на нём выбираться в космос.

Но дело было дрянь — их окружили.

— Сдавайтесь, диверсанты, не то будет хуже, — срывая глотку, орал вне себя от ярости и злости Гризли.

— А ты не рычи, — пригрозил Юрий взорвать реликт.

— Только попробуй и я…

— Убьёшь меня?

— Ну, ты маньяк, каких свет не видывал! — осознал Гризли: сосед по «Берлоге» пойдёт не только на это, но и самоубийство. — Не думаешь о себе, подумай о дочери!

— Уже подумал, а сразу, как только согласился на выполнение задания, зная, что непременно смогу встретиться с ней.

— Встретился, вот и хорошо. Я готов отпустить её, — продолжил Гризли.

— Я не готов отпустить её, — вмешался в их разговор старпом «Призрака».

Противостоять сразу трём кораблям флота Содружества, да ещё и во главе с флагманом — всё равно, что пытаться застрелиться из пушки калибром 1000-мм при этом с ядерной начинкой в качестве сердечника снаряда.

— А ты вообще не вмешивайся, старпёр! — старался договориться головорез с землянином.

— Ты ещё не забыл, Гризли, что находишься на «Призраке», — напомнил конкурент.

— Бунт, да?

— Нет, но всё возможно!

— Дай мне возможность договориться с диверсантами, и я улажу всё — клянусь! Если нет, федералы всё равно прикончат нас раньше, чем ты и твои люди, всех вместе!

— Так что мне ответить их адмиралу, Гриз? Он вышел со мной на связь, грозя уничтожить, если мы не пойдём им на уступки, и не выпустим агента!

— Скажи им, старпом: мы пойдём им на уступки. Уже идём. Но предупреди, если обманут, в живых останутся немногие среди них и позавидуют мёртвым!

— Твои условия, Гриз? — вновь заговорил с ним землянин.

— В силе, Маньяк. Я отпущу дочь и твою напарницу, но не тебя. Ты послужишь мне заложником, и мутант. Стикс лично меня не интересует, как и его судьба. А вот реликт… Я готов его уступить вам. Даже колонистов, которых не успел порезать потрошитель. Но гиббоны… Их не проси! Не уступлю ни одного!

— Одного придётся взять, Юг? — затаив дыхание, молвила Нора. — И не беспокойся за дочь, я позабочусь о ней!

Юрий чувствовал подвох. Слишком просто всё получалось у них. Уж слишком всё просто.

— Будьте осторожны с ней, пираты явно что-то затеяли. Как окажетесь на абордажном перехватчике, проверьте каждый отсек. Там могут оказаться незваные гости.

— За нас не беспокойся, любимый, — закусив губу, пыталась успокоить его Нора. — Я сделаю всё как надо. Ты только выживи, и я клянусь: вернусь за тобой, и отыщу, где бы ни находился.

— Па, нет, — всхлипнула Полина. — Не соглашайся.

— А ты представь, что мы не встречались — это был сон. А когда очнёшься, рядом окажется Лёша, — подмигнул Юрий дочери, стараясь успокоить.

— Нет, па-А-А…

— Уходим, Полина. Уходим, — потащила её за собой Нора, заставляя взяться за ящик с реликтом внутри. — Он — взрослый… мальчик, сумеет постоять за себя.

— Пираты убьют его! — не сомневалась санинструктор. — Отдадут в лапы потрошителя, как тех колонистов, кого превратили в гиббонов, и…

— Реликт-то у нас! И хватит рыдать! Так мы с тобой далеко не улетим!

— Могу помочь, — примкнул к ним…

— Стикс! — вырос он на пути девиц.

— Вы думали: я оставлю без присмотра реликт. Значит, вы совсем не знаете меня, — улыбался ехидно разбойник.

— Не вздумай мешать нам, пират, пристрелю как последнюю тварь без жалости и угрызения совести, — предупредила Нора.

— Просто я не хочу оказаться в чёрном списке Гризли, как Маньяк. Уж лучше тогда выбить номер у федералов в «Берлоге», если на то пошло, — коротко пояснил свою позицию разбойник.

— Хорошо, это я гарантирую тебе, пират, если не будешь мешать мне, и лишний раз не станешь путаться под ногами! — уступила напарница Юрия ему.

Помимо них на звездолёт поднялись и дроны, доставляя контейнеры, в которых, как выяснила Нора, находились колонисты. Хотя знать их в лицо не могла, поэтому дала возможность Полине в руках со списком пройтись по ним. Но едва та наткнулась на Буравина-младшего, забыла обо всё на свете.

Чего и добивался Стикс.

— Время вышло! — предупредил адмирал с «Гагарина» пиратов.

— Мы почти уложились, вояка. Погоди сотрясать пушками космос! Сейчас ваш агент сам выйдет с тобой на связь, — подключил его старпом с «Призрака» к переговорам.

— Говорит агент с позывным «Нора». Груз у нас. Пора встречать, адмирал! — раздался её голос на переговорах.

— Вас понял, агент. Спасатели уже готовы к встрече с вами! Можете смело вылетать в открытый космос. Прикроем, если что, и пойдёт не так!.. — После чего переключился на старпома. — Не вздумайте играть со мной, пираты! Чревато!

— У меня даже в мыслях на ваш счёт ничего дурного не было, адмирал, — не сиделось на месте Винту, поэтому всё время переговоров елозил причинным местом по креслу.

— Тогда смени комбез, урод. Следующая встреча со мной для тебя станет последней в жизни — гарантировано!

На этом связь адмирала с пиратом прервалась, и он продолжил поддерживать её с агентом Содружества.

— Что за груз у тебя на борту, Нора, можешь толком объяснить?

— Колонисты, и не только, адмирал.

— Все колонисты?

— Нет, только половина из числа первого экипажа, но Буравину можете передать: его сын жив, и находится у меня на борту. По второму экипажу скажу так: выжила только я и агент с позывным «Юг», оставшийся заложником на «Призраке».

— А что за груз у тебя с маркировкой «и не только», Нора?

— Этого я не вправе сообщать вам, адмирал. Информация на него закрыта.

— Даже от меня?! — смутился старый вояка.

— Именно, — подтвердила агент, интересуясь попутно: — На борту флагмана имеется представитель из секретной службы Содружества?

— Найдётся.

— Тогда свяжите меня с ним по закрытой линии — срочно!

— Уже, Нора. Держись! Мы вытащим не только тебя с грузом, но и твоего напарника, не будь я адмиралом флота и капитаном флагмана!

— Надеюсь. А то груз у меня настолько важный, что пираты готовы умереть, не задумываясь, за него.

— Умрут, не сомневайся. Это я гарантирую им или место в «Берлоге». Кому как повезёт или не очень.

Пока Нора переговаривалась с адмиралом, покинув «Призрак», Гризли добрался до землянина.

— Я убью тебя, Маньяк, но чуть позже, когда весь груз, украденный тобой с напарницей, вновь окажется у меня. А твоя дочь — в зрителях Круга. На её глазах, я и прикончу тебя!

— А ты наивнее, головорез, чем я предполагал. Не думаю, что мутант согласится уступить тебе меня.

— Да кто его спрашивать станет, тварь! — плюнул в лицо Юрию дымящим окурком Гризли.

— Узнаешь. И много раньше, чем можешь себе это представить.

— Говорит агент секретной службы на флагмане, — вышел с Норой на связь их представитель.

— Назовите себя, агент, — желала знать его позывной напарница Юрия.

— Я — Каа. Добро пожаловать на борт «Гагарина», Нора. Мы заждались тебя!.. И твой груз!.. Так что будь умницей — не сглупи, как в своё время твой напарник двадцать лет тому назад! Ты всё поняла?..

Ответа не последовало.

— Адмирал! Задействовать план-перехват! Звездолёт пиратов должен быть доставлен на флагман без видимых повреждений!

— Команда захвата на вылет! — услышал от него секретный агент, ожидая долгожданной встречи с грузом, за которым охотился многим дольше, чем Юрий прохлаждался в «Берлоге».

Глава 11 ДИВЕРСАНТ

— Что-то не так? — взглянула Полина на Нору.

Напарница отца побледнела, словно при эпидемии, подхватив неизвестный вирус. Причина на самом же деле была в другом — ответе переговорщика с флагмана Содружества.

— Как знала: мне не стоило браться за выполнение этого задания! Тем более, когда стало ясно, кто окажется у меня в напарниках. Вот дура! Какая же я всё-таки дура!

А с другой стороны виновник её проблем с лицом ожидал неминуемо встречи. Ну что же, раз терять ей уже нечего, она вернёт ему должок с лихвой.

— Держись, Полина, — заложила Нора крутой вираж, и резко развернула МКС-З, не желая больше сближаться с флагманом.

— Ты можешь объяснить, что происходит? — не сводила пытливого взгляда с секретного агента санинструктор, пытаясь понять её мотивы.

Неужели она решила вернуться на «Призрак» и отбить её отца — своего напарника. Возможно, у неё заиграла совесть, и она задумала нарушить долг.

Не тут-то было. Нора умело маневрировала, заставляя удивляться, помимо федералов ещё и пиратов.

— Что она вытворяет?! — недоумевал адмирал.

— Удирает от нас. Она предала нас, адмирал, — осознал подопечный: за взбалмошным агентом придётся поохотиться.

Неразберихой у ВКС Содружества и воспользовались в полной мере пираты. А тут ещё выяснилось: сплочённость союзников напускная, когда всякий капитан крейсера узнал, что именно находится на борту малого космического судна уровня звездолёта. И теперь все желали непременно захватить его, выслав абордажные команды на перехватчиках.

К тому времени Нора и вовсе решилась на отчаянный шаг.

— Ты готова к перегрузкам, Полина?

— Нет, — честно призналась санинструктор 4-го класса.

— Тогда держись! Сожми крепко зубы, чтобы не откусить язык, и дополнительно возьмись за подлокотники сиденья!

В следующий миг, Полину вдавило в него со столь сумасшедшей силой, что ей в какой-то момент показалось: она растекается по нему, и её тело приняло желеобразную форму. За тем последовал резкий толчок вперёд с послаблением, и Нора едва не катапультировала её.

Причиной послужили возникшие на пути астероиды. Она намерено стремилась скрыться среди них, уходя от преследователей.

Вот и Гризли недоумевал, когда обнаружил: корабли Содружества, выпустив в космос многочисленные абордажные эскадрильи, погнались за звездолётом беглецов, изменившим прежний курс следования на флагман.

— Ты что-нибудь понимаешь, Маньяк?

— Тебе интересно моё мнение или ты желаешь вновь заполучить груз с реликтом, Гризли? — не спешил землянин отвечать пирату.

— Твоя дочь, как ни странно, заботит меня не меньше. А тем более твоя слепая напарница! Куда её понесло?

— В астероидный пояс, — доложил тотчас старпом «Призрака».

Он также изменил прежний курс, спеша оказаться как можно дальше от флота Содружества.

Тот же самый обходной манёвр сейчас выполнял и старпом «Ковчега».

— А с пиратами, что прикажете делать, господин агент? — не желал упускать их адмирал.

Но какое там — ни крейсер «Лун», ни крейсер «Индра», больше не подчинялись его приказам. Китайцы с индусами вдруг забыли космический язык, и разучились говорить по-русски, вновь затарахтев на родных наречиях.

— Что они говорят? — требовался ему переводчик. — Кто-нибудь может мне объяснить, в конце-то концов, что происходит? Агент!

Каа видел, как с экрана исчез звездолёт под управлением Норы, поэтому его больше нисколько не заботила возникшая внештатная ситуация в космосе. Пускай даже если все три корабля Содружества столкнутся вместе, а поначалу меж собой эскадрильями.

— Не понимаю, чего творят сателлиты? А ещё союзники, чтоб их!

— У нас потери, адмирал! — доложил старпом в лице капитана 1-го ранга. — Мы потеряли звено перехватчиков.

— Вижу это и без тебя, капитан! — не сводил он взгляда с экрана. — Приготовить орудия по правому борту! Если китайцы с индусами не выполнят мой приказ, встать на прежний курс. Нам придётся напомнить им силой, кто кому подчиняется.

— Сомневаюсь, адмирал, что они вообще подчиняются нам сейчас, да и раньше лишь делали вид. Возможно тому причиной груз на борту звездолёта, — предположил старпом, — и как только наш агент покинул один из двух кораблей пиратов, они кинулись на его перехват, сбивая наши перехватчики. Это измена! Предательство!

— Что же там за груз такой на борту звездолёта, рассказать не хочешь, агент, раз наши союзники в один миг стали врагами? — обернулся адмирал к нему, и обнаружил его сидение пустующим.

К тому времени, как возникла суматоха в космосе, и ситуация вышла из-под контроля адмирала, секретный агент экстра-класса и уровня младшего советника космического президиума покинул не только капитанский мостик флагмана, но и вышел за борт, на собственном космическом судне.

На борту у него находилась команда подручных в составе отъявленных головорезов, коим могли позавидовать пираты, при этом в своё время он лично отбирал их, не сомневаясь, куда подался сбежавший агент, и, где его искать одновременно с особо важным грузом. Да и потом, соваться с флагманом в пояс астероидов не стоило. Он не желал подвергать огласке свою связь с пиратами Цереры. Этого бы ему не простили как космические разбойники, так и военные структуры Содружества. Поэтому всегда старался оставаться в тени, а тут вдруг неожиданно для себя совершил прокол.

Нора каким-то невероятным образом узнала, кто он, и, что его позывной на слуху у пиратов. Выходит, побывала на Церере, и возможно столкнулась с ним, а он не заметил её. Теперь же расплачивался за это.

Вывод напрашивался сам собой, как и то, что делать с агентом, сорвавшим ему выполнение миссии века. Тем более что прокол в его послужном списке был уже вторым за последние двадцать лет. И скорее всего, мог оказаться последним в том случае, если тайный советник президиума Содружества узнает о данном инциденте. Поэтому задумал сгладить провальную ситуацию добычей ценного груза.

— Кажется, вырвались из западни, — не мог поверить собственным глазам старпом «Призрака», тем более приборам, сверяясь с показаниями системы навигации.

Множественными объектами, пересекавшими их траекторию полёта, являлись космические тела естественного происхождения, и ни одного искусственного. Стало быть, устроившие им засаду федералы остались не у дел.

Как вдруг радар засёк огромный объект, вышедший из пространственного прыжка, вслед за ними в астероидном поясе.

— Спокойно, старпёр, — порадовался Гризли не меньше него. — Это свои. Наши…

До Цереры им было уже рукой подать — малая планета выплыла на экран — туда и спешили команды пиратов: во-первых, перевести дух и доставить груз работодателю, во-вторых, за счёт прибыли пополнить припасы продовольствия с оружием и боезапасами. А также забрать урановые стержни для атомных реакторов, перегретых из-за небывалой нагрузки — и грозились выйти из строя.

Чтобы этого в дальнейшем при новом скачке не произошло, их следовало заменить, в противном случае ядерный взрыв неизбежен.

— Сдаём гиббонов, — заявил головорез, — и дальше каждый сам за себя!

Он понимал: содержать экипажи «Призрака» и «Ковчега» довольно накладно, тем более, когда ты знаешь: за тобой постоянно охотятся корабли сил Содружества. Так что перспектива попасться вновь к ним в ловушку, Гризли не устраивала. Он намеревался залечь на дно, и Церера казалась ему не самым худшим вариантом в качестве временного убежища.

Вот когда шумиха в космосе уляжется, и вместо них, федералы уничтожат конкурентов, можно будет вновь выйти в открытый космос и заняться любимым грабежом. Но прежде следовало разобраться с диверсантом.

— Что мне делать с тобой, Маньяк? Подсказать не хочешь?

— Сдать его работодателю, и получим приличную сумму кредитов, — вмешался старпом.

— Я думаю иначе, — вспомнил Гризли поединок в Круге с «сюрпризом».

О чём именно думал пират — выяснить Юрий не успел. Последовал оглушающий удар, и он пришёл в себя, уже на Церере, проявляя свои уникальные способности.

Пробившись сквозь тьму капсулы, диверсант с удивлением выяснил: находится в кратере — том самом, где впервые столкнулся с пиратами в ближнем бою.

Неужели сейчас его вновь ожидало то же самое?

Подтвердить его догадку мог исключительно Гризли. Но присутствия головореза поблизости, Юрий не уловил, разве что телохранителей, стерегущих его усиленным конвоем с активированным оружием наизготовку. Поэтому и не стал привлекать их внимание к себе. Пускай они и дальше думают: он в отключке. Возможно, это сыграет ему на руку, когда они откроют капсулу, и он неприятно их удивит.

Немногим погодя вслед за пиратами «Призрака» и «Ковчега» на Цереру явился Каа. Справившись о них, двойной агент назначил встречу Гризли в Круге.

— Он так и сказал? — поперхнулся бормотухой командир, вот и дым самокрутки попал ему не в то горло, заставив закашляться.

Дальше — больше. Пытаясь притушить окурок в разлитой по столу бормотухе, Гризли едва не устроил пожар. Что послужило очередной причиной роста его расходов вместо вожделенной прибыли, которую мечтал заполучить он. А всё из-за нанимателя назначившего ему встречу в Круге.

Так что теперь у пирата оставалась одна надежда на пленника с мутантом. Их, а также гиббонов, и намеревался предоставить Каа.

Юрий почувствовал приближение Гризли, и не только. Тот, кто шёл навстречу ему, показался знакомым. Но вспомнить его не мог. Ему казалось: стёрли память. Или сознание нарочно блокировало информацию относительно мрачного типа. Из-за чего никак не удавалось изучить незнакомца.

— Какие люди, Каа… — примерил на себя маску бахвальства и лести головорез.

Не вышло. Его уловка не прошла в отношении нанимателя.

— Где груз, Гризли? — грянул оппонент. — И лучше не зли меня!

— На борту «Призрака», Каа. И все, как один, гиббоны, — заверил клятвенно пират: выполнил в точности поручение хозяина.

— Разве я сказал: меня интересуют мутировавшие колонисты? — нахмурился наниматель.

— Понял, — и не думал унывать разбойник. — Поэтому и подготовил приятный сюрприз.

Он предоставил оппоненту мутанта.

— Знакомься, Каа. Это Ген. По-моему, он инопланетянин. Сколько дашь за его голову?

— Меньше, чем за твою, Гриз, — озадачил наниматель. — Твоя голова стоит много дороже, а мутанта без реликта — меньше кредитки!

— Какой ещё реликт, Каа! Ты это о чём? — изобразил недоумение головорез.

— Ты хочешь разозлить меня, Гриз? — выхватил активированный ствол работодатель, противопоставляя пирату. — Тогда тебе это удалось!

— Погоди. Я могу предложить взамен кое-кого ещё, — подвёл Гризли нанимателя к капсуле с Гагарин.

Тот был готов к её открытию. Вместо этого головорез снял с неё защитный отражатель, но не колпак.

— Сюрприз, Каа!

— Хм, а вот это уже другой разговор, и, как видно, деловой подход, Гриз, — порадовал хозяина отчасти пират.

— Я скажу больше, Каа: его напарница и умыкнула с «Призрака» реликт. И не только. А ещё его дочь, не считая Стикса.

— И Стикса!? Он оказался на борту звездолёта, Гриз?!

— Как вы узнали об этом, шеф? Кто проболтался из пиратов? — не надеялся головорез узнать об этом от нанимателя, но то, что в своё время выявит предателя — не сомневался, как и в том: прикончит собственноручно.

— Секрет фирмы. Или ты думаешь: от меня можно что-либо утаить? — напомнил гость, с кем имеет дело наёмник.

— Никак нет, шеф.

— Тогда мы поступим следующим образом…

Юрий слышал всё, о чём договорились противники, но изменить ничего не мог, даже предупредить ту, кто украла у него дочь вместе с реликтом. И что затеяла Нора, ему также предстояло разобраться в будущем. К тому же он не меньше пиратов жаждал встречи с ней.

В его случае ему ничего другого не оставалось делать, как подыграть им и набраться терпения.

— Мы нашли звездолёт, шеф, — рапортовал Гризли какое-то время спустя.

— А груз? Вы нашли там груз? — вскочил на ноги Каа, предварительно застыв в кресле напротив двери с оружием в руках.

Применять АП не пришлось, значит, легенда нанимателя ещё работала на Церере. Но Нора могла выдать его, иначе бы он не стремился добраться до неё вперёд пиратов. Хотя и предупредил: чтобы та идиотка не болтала, он отвалит за её голову небывалое прежде вознаграждение. При условии: она должна быть жива. А про то, что цела или невредима — уточнять не стал.

Значит, её можно было немного помучить и попортить. Что в принципе устроило Гризли.

— Когда нам уже заплатят за проделанную работу, адмирал? — поддел его старпом с «Призрака».

— Сразу, как схватим слепую бабу. А кому сказать: за ней гоняемся не только мы, но и федералы — остаётся стоя аплодировать.

— Вот этого я бы точно делать не стал, адмирал. Она спутала нам все планы. И не появись на нашем горизонте, уже давно бы приводили в порядок крейсера, набирая новых соратников по оружию для абордажных команд.

— Ничего, мы ещё развлечёмся с тобой, капитан, — повысил его голословно Гризли, или (что, скорее всего) — отплатил ему тем же за язвительное упоминание про титул адмирала в собственный адрес. — Я ещё верну должок не только этой идиотке, но и другой, которую та также умыкнула у меня.

— А что если Стикс доберётся до них раньше и сдаст нанимателю, оставив нас с носом? — предположил конкурент.

— За это даже не беспокойся, старпёр. Он и близко не подойдёт к Каа. Уж я об этом позаботился.

Люди Гризли постоянно находились рядом с ним, и с какой именно целью, двойной агент не сомневался: сам находится сейчас под колпаком. И стоит ему сделать одно неверное действие — его усилия пойдут прахом. Поэтому с нетерпением ждал небывалого по меркам Цереры зрелища, когда пираты, собираясь в Логове, раз в году устраивали бои без правил в Кратере, зарабатывая немалые суммы на пленниках. А в дальнейшем продавали будущих победителей новым владельцам, либо уже ставшего им, обитателя дна. Но чаще принимали участие в ставках.

— Ты слышала новость? — ворвалась в снятое жилище Нора, глядя на Полину. Им оказался один из множества ангаров Логова, куда всякий уважающий себя командир команды космических бродяг, обычно оправлял добытый груз.

Та сейчас занималась осмотром очередного колониста в капсуле. Им не являлся Буравин-младший, но тоже мужчина, и если информация с маркировкой была верна, то из числа охраны.

Их в первую очередь по настоянию Норы и поднимала на ноги Гагарина, приводя в чувство. Стикс же и дальше был запечатан в одной из капсул на всякий случай, получив долгожданный «отпуск».

— Какую именно, Нора? — не отвлекаясь от пациента, уточнила дочь напарника.

— Пираты Цереры затеяли провести ежегодные бои в Кратере. Я изучила списки и наткнулась на кое-кого из наших общих знакомых. А именно Гризли, — прикрыла за собой дверь в ангар та. — Можешь не прятаться за ящиком, Лох.

— Я — Алексей! — возмутился капитан 3-го ранга. — К тому же Георгиевич!

Под его началом сейчас находилась команда из десяти охранников, и ещё примерно столько же Полина обещала поставить ему в строй немногим позже — не считая работников буровых установок.

— Лох ты! — не изменила своего мнения в отношении него Нора. — А сказать почему?

— Скажи, агент, сделай одолжение!

— Твоя затея, Лох, какую можно только придумать, самая идиотская!

— А что придумала ты, агент? Рассказать не хочешь?

— Хочу, — подтвердила Нора. — Особенно порадовать Полину, и сказать: твой отец и мой напарник жив.

Полина разбила ампулу, выпавшую из задрожавших пальцев.

— Ты не обманываешь меня?

— Надеюсь, что нет, — пожала плечами Нора. — И также не обманула своих ожиданий. Поскольку Гризли мог нарочно написать прозвище Маньяка на стенде с прочими участниками в Круге. Вот там, в Круге, и увидим всё собственными глазами.

— И это нам заявляет та, кто не имеет глаз! — решил ей отомстить Алексей за собственное унижение.

— Ну, ты и лох, а никакой не Лёша, — возмутилась Полина вперёд Норы.

— Ничего, я привыкла, — сделала вид напарница отца: ничего страшного не случилось. Хотя при других обстоятельствах непременно бы лишила кое-чего ненужного зарвавшегося альфа-самца. Что явно мешало ему думать головой.

К тому же, как показалось в дальнейшем Алексею при общении с ней, план Норы оказался безумнее, нежели его.

— Ну, вы даёте, девчонки! И это я ещё Лох! С ума сошли? Ведь то, что вы предложили нам — подобно смерти!

— Нестандартное решение, всегда самое верное, — знала это не понаслышке Нора, как агент со стажем, не обделённая боевыми наградами за выполнение различных миссий. Однако нынешняя миссия перекрывала их все вместе взятые. И накопленный ей в прошлом опыт пригодился как нельзя кстати. Зато неоперившийся юнец мог всё испортить. Поэтому и уложила впоследствии его собственноручно в капсулу, а когда он очнулся, то первым делом спросил у санинструктора следящим за ним, и оставленным Полиной — где она и агент.

— Не велено говорить, — пробурчала дамочка в летах с нашивками санинструктора 1-го класса.

Уж лучше бы ей оказался мужчина. С ним у него было бы больше шансов найти точки соприкосновения и договориться.

Алексея даже пришлось пустить в ход мужское обольщение. Но ничего путного из его затеи не вышло.

— Ну, ты лох, капитан, — услышал он от Фоминой.

— Вот, — ухватился за данную уловку Буравин-младший. — То-то и оно, что я капитан, санинструктор 1-го класса. И согласно уставу — твой командир. Быстро доложи мне, где в данный момент могут находиться Полина с Норой? И наша охрана?

Алексей обнаружил всего четыре бодрствующих охранника из двенадцати уже поднятых возлюбленной на ноги. Прочими как раз занималась его оппонентка в теле.

— А я знаю, капитан, — растерялась дамочка. — Когда они только и сказали мне: не выпускать тебя за пределы капсулы. А если и встанешь, то за пределы ангара не пускать — грудью стоять на дверях!

— И ты послушаешься их, а не меня — своего капитана, санинструктор 1-го класса? — уточнил на всякий случай Алексей.

— Да…

— Рехнулась?!

В его случае — точно. Иначе бы оппонентка не выставила вперёд массивные груди, а руки в стороны, и навалилась на него, возвращая в капсулу.

— Кто-нибудь… — сорвался Буравин-младший на крик. — Кто слышит меня — помогите…

— Ещё скажи, насилуют, капитан, — донёсся до него отголоском эха смешок одного из охранников, что находился ближе всего к нему с явно изголодавшимся по мужскому обществу санинструктором.

Выходит и он подчинялся ни ему, а Норе.

— Бунт! Не потерплю! Здесь я старший по званию!

— Скажешь это пиратам при выходе, капитан, — отвернулся от них охранник. — Чем непременно порадуешь.

Тем временем Полина, используя своё женское обаяние и одновременно красоту, решила обольстить верхушку пиратов.

Знать её, они не могли, вот и узнать — за исключением Гризли, да и то в образе амазонки — вряд ли. Нора постаралась на славу, нарисовав ей татуировку на всё лицо, даже сымитировала парочку шрамов. И теперь не сомневалась: их затея пройдёт на ура.

— А это ещё что за уродина? — содрогнулся головорез при взгляде на обернувшуюся к нему девицу с вызывающими округлыми формами.

— Лира, — отозвалась пиратка. — И мне кажется: я понравилась тебе?

— Если только предстанешь с защитной маской на лице, и перед этим я выпью два кега бормотухи. То и тогда подумаю: стоит ли мне падать на тебя?

Заявление Гризли вызвало ухмылки на лицах окружения.

— Ещё слово, красавчик, и я изуродую тебя до неузнаваемости!

— Предложение приемлемое, — встал головорез, и тут же был посажен обратно спутницей Лиры.

Та оказалась страшнее своей предводительницы.

— А, ловите мужиков? Тогда мой вам совет — запаситесь контейнером бормотухи. Потому что по-другому на вас никто не клюнет!

Нора умудрилась приложить головореза, заставив его клюнуть носом в стол.

— Ну, всё, идём на дно! — вырвался Гризли.

— Это всегда успеется, медвежонок, — улыбнулась ему Полина, хотя её била дрожь изнутри, и страх перед пиратом никуда не пропал. Но злоба, накопившаяся в ней с той самой злопамятной встречи в каюте, сидела занозой, и она горела желанием отомстить ему ещё и за отца. — Лучше позволь моей подопечной встретиться в Круге с твоим подопечным. Я слышала: он крутой у тебя.

— Потому что Маньяк — это его призвание, а не прозвище, — прокричал Гризли.

— Кажется, у нас образовалась первая пара, — обратили внимание не перепалку в одной из лож Кратера устроители турнира.

Каа находился в их числе, следя со стороны за обеими девицами — при этом одна из них напоминала ему Нору.

Узнать это можно было, лишь проверив её в деле. А по замашкам с повадками напоминала её один в один, если бы не внешность амазонки и странная пиратка по имени Лира. Хотя если честно данное прозвище было у всех пиратов на слуху. Вот только мало кому доводилось узреть её воочию. А уж говорить про кровожадную натуру маньячки — подавно не стоило.

Так что если это действительно она — Гризли попал. Тут и Каа не выручит от неприятностей, свалившихся на голову головорезу, или какое-либо ещё место, которое решила прежде отхватить ему — тоже большой вопрос на засыпку.

— Предложение принято, Лира, — огласил наниматель, поедая глазами её подопечную, продемонстрировавшую ему неприличный жест. — По условиям турнира бой будет длиться до смерти одного из соперников. Надеюсь, с правилами вы уже успели ознакомиться, и, что не вправе отменять поединок при принятии решения судейской братии, как в моём лице, так и моих коллег.

Каа небрежно махнул рукой в сторону спутников. Этого Полина не ожидала услышать от него, поэтому и оглянулась на Нору.

— Вот и хорошо, а то я никого не убивала со вчерашнего дня! Это не похоже на меня! — изменила голос спутница, стараясь не выдать себя.

Получилось убедительно. Каа не признал её, как она — его, жаждая новой встречи с ним при других обстоятельствах.

К тому же Нора уняла возникшее волнение у Полины по поводу предстоящей схватки с отцом. И отцом ли? Маньяком могли записать кого угодно из пиратов. Что и предстояло выяснить Норе, и при этом ещё выжить.

— Помни, что я говорила тебе, — шепнула подопечная между делом Полине. — Моя жизнь в твоих руках!

Этого дочь напарника боялась больше всего, зная, что произойдёт в Круге, если перед Норой окажется её отец. Но расчёт был именно на встречу с ним. И его напарница шла, как казалось ей, на оправданный риск.

Встав на платформу, Нора в последний раз взглянула на Полину.

— Не хочешь проехаться со мной?

— Правилами турнира это запрещено! — предупредил Каа, придержав Лиру при себе.

Полине пришлось подчиниться, глядя на то, как платформа с напарницей отца уходит вниз. На противоположном краю Кратера одновременно с ней, опускалась платформа с соперником. И разглядеть его издалека, пока не удавалось. Однако сердце не обмануло Полину, она почувствовала присутствие отца в там.

Возможно, что это он подал ей сигнал, а после переключился на Нору.

— Не ожидал вновь увидеть тебя, тем более здесь, — получил он возможность перекинуться парой фраз с соперницей перед началом схватки. — Что вы затеяли с моей дочерью?

— Вытащить тебя отсюда, а заодно прихватить мутанта, Юг. Эта встреча не последняя у нас, но тут — да, — пояснила Нора, продолжая. — Когда я умру, ты вколешь мне это, — уронила она под ноги во взрытый грунт капсулу с чёрным содержимым.

— Не проще ли будет, если ты введёшь её мне сама? — предложил в качестве альтернативы Юрий.

— Пираты не позволят забрать тебя, а я выкручусь — мне это не впервой. Заодно во время схватки, ты расскажешь, где содержат тебя и мутанта.

— Порознь, Нора, — едва успел сказать Юрий, и прочие его слова заглушил гудок, известивший всех собравшихся о начале поединка.

Биться предстояло на резаках, что способствовало продолжению разговора между агентами.

— Ну что, готов устроить потеху? — накинулась Нора на оппонента, сбивая с ног.

— А ты не говорила, что всё будет по-настоящему, — уклонился от очередного удара землянин.

— Только так, иначе нам никто не поверит, что мы бьёмся не на жизнь, а на смерть!

— Тогда держись! — блокировал Юрий очередной выпад Норы, заставляя её попутно совершить кульбит в воздухе — и только.

Напарница изловчилась и приземлилась не на спину, как ожидали зрители в Кратере, а на ноги с грациозностью кошки.

— Ты как, дорогая? — не ожидал землянин подобного проворства от напарницы.

— Это всё, на что ты способен, любимый? — швырнула ему песок в лицо Нора, намереваясь ослепить.

И, кажется, у неё это получилось. Во что поверили даже зрители, и были неприятно удивлены. Юрий просто сымитировал временную слепоту. На деле же обманув их и соперницу, сам навалился на неё сверху, взрывая огненным резаком грунт рядом с ухом.

Нора успела увернуться.

Схватка увлекла публику, следившую за каждым стремительным движением противников на дне, успевающих ещё меж тем что-то там кричать в сердцах друг другу. На самом же деле они переговаривались, и когда казалось, выяснили всё, что интересовало их обоих, Нора подставилась.

— Нет! — вскочила со своего места Полина.

— Вы разочарованы схваткой, Лира? — поинтересовался непринуждённо Каа.

— Да, я не привыкла проигрывать, — совладав с эмоциями, выдала сквозь сжатые зубы дочь победителя, принявшего участие в первой схватке на турнире по боям без правил.

— Ничего не поделаешь, Лира, так устроена жизнь — выживает сильнейший. Ваша воительница проиграла ни много ни мало, а жизнь. Надеюсь, вы подольше сохраните в неприкосновенности свою!

Каа указал Полине на ликующую физиономию Гризли, жестом продемонстрировавшего ей, что ждёт её, иначе бы не провёл ребром ладони по горлу. А после изобразил ещё один неприличный знак, благодаря которому она обозвала его некрофилом.

— Нет, он — головорез, каких свет не видывал. И я неспроста нанял его. Могу и вас нанять с командой или у вас экипаж? — продолжил Каа общение с Гагариной.

— Я подумаю как-нибудь на досуге, — спешила Полина забрать тело Норы со дна.

— А я уж решил: приглашаете туда же Гризли? — приложился к кубку собеседник.

— Я разберусь с ним после турнира. Так и передайте ему, Каа, — заверила Полина.

— Зачем же, когда я предоставлю это право вам лично, Лира.

Там, внизу, они и встретились.

— С тобой будет то же самое, что и с ней. Только на месте моего воина буду я, а на её месте окажешься ты!

Юрий готов был прикончить Гризли собственноручно, если пират предпримет попытку сделать необдуманный шаг.

Не стал. А жаль — с одной стороны, хотя с другой не мог раскрыть собственную дочь. Он видел её лицо, и то, что сотворила с ней Нора — продемонстрировал в пальцах пустую ампулу. В следующий миг, она упала к его ногам, привлекая внимание дочери. И тут же была раздавлена и втоптана в грунт дна.

Значит, Нора не погибла. Пульс сейчас и стремилась проверить Полина, но пока что никак не могла уловить.

Её смерть официально подтвердили от устроителей игры, и отдали Лире.

— Поли-и-ина-а-а… — вдохнула воздуха…

— Нора, — склонилась санинструктор над ней.

— У нас получилось задуманное ранее.

— Я знаю, подруга. Видела его, как и тебя — мёртвой. Ты что себе ввела благодаря моему отцу? — хотела знать Полина.

— То, о чём тебе лучше не знать, и никогда не испытывать на себе. Чем это чревато — тоже не скажу.

— Ты лежи, Нора. Лежи, — удержала её в горизонтально положении спутница. — Мы почти пришли к ангару.

А едва оказались внутри, услышали вопли.

— Лёша.

Он отбивался от санинструктора 1-го класса, пытавшуюся удержать его в капсуле помимо телесных габаритов, езё и за счёт стимуляторов. А он и дальше сопротивлялся, отбиваясь от неё.

— Кто победил? — уточнила бледная, точно смерть Нора, внесённая в ангар на руках охраной.

— Я… выполнила ваш приказ! — рапортовала Фомина.

— Вот и хорошо. Теперь можешь оставить капитана 3-го ранга в покое.

— Вот-вот, — смущённо проговорил он.

— Лёша, ты как? — занялась им Полина. — А чувствуешь себя?

— Примерно как она, — кивнул Буравин-младший на агента. — Что там у вас — рассказывайте, обе. Или мне придётся напомнить: кто здесь капитан!

— Теперь можно, — подтвердила Нора, подмигнув одобрительно, и оставила Полину с Алексеем одних.

Ей требовался небольшой отдых, ну или хотя бы передышка перед новой схваткой с пиратами. А подавать сигнал вновь в космос, больше не торопилась, да и вообще избавилась от спутникового устройства, чтобы по нему её не нашёл предатель. Хотя сама уже почти добралась до него, и ей оставалось лишь прикончить его.

Чего не меньше неё жаждал напарник, и также отомстить за двадцать лет, проведённых в «Берлоге».

Глава 12 АМАЗОНКИ

— Ты видела отца? — поразился Алексей заявлению возлюбленной. — И с чего ты взяла, что тот человек — твой отец, а не прикидывается им?

— Я сердцем чувствовала: мы близки с ним, почти как с тобой, — дрожал голос у Полины.

— Так может у тебя с ним тоже взаимные чувства, а меня, ты просто используешь?! — проявил несвойственную ему ревность Алексей.

— Права была Нора, когда обозвала тебя — Лох! — возмутилась Полина. — Ты и есть он!

Сподвижница отца располагалась неподалёку, и всё невольно слышала, заняв временно капсулу, ранее принадлежащую санинструктору 4-го класса. Купол тоже не стала опускать, даже под нажимом со стороны санинструктора 1-го класса Фоминой. Хотя та и уверяла: ей лучше всего какое-то время побыть в отключке.

— Как сдохну, тогда и отдохну — не раньше, — ответила ей коротко Нора, не сомневаясь: миссия закончится для неё посмертно. Причина — всё было против агентов, и даже тот, кто руководил операцией, являясь связующим звеном между секретной службой президиума и ВКС Содружества, оказался предателем, работающим исключительно на себя. Стало быть, и пираты подчинялись ему — он контролировал их, разыгрывая всякий раз свою партию. Значит, все прочие миссии всегда заканчивались так, как было выгодно исключительно ему или тому, кто стоял за ним, пребывая всё время в тени.

Раз так, то мир находился на грани космической войны — второй, в первую верх взяло Содружество над Коалицией стран, представляющих некогда западный мир с их ценностями. Ну и арабы, куда ж без них. Хотя все, без исключения, считали их дикарями, способными лишь обрабатывать землю палками, да строить мазанки из дерьма. А они оказались вполне себе просвещённой нацией. Что уже было отмечать про преступные синдикаты. Одна Триада с Якудзой чего только стоили, но все ушли в тень небытия, когда битву за Луну выиграла Россией, и гегемоном в космосе стало созданное под её патронажем Содружество, в которое на паритетной основе вошли Китай, Индия и Иран. Они и составляли основу космического флота поныне, притом, что между ними постоянно возникали различного рода шероховатости с разногласиями, особенно по колонизации Марса. Красную планету поделили на четыре части меж сателлитами, и споры возникали, как раз, из-за численности того или иного государства.

Так, например, Китайцы требовали, чтобы им отдали во владение половину планеты, ссылаясь на то, что у них дикое перенаселение на Земле с Луной, и численность равна жителям России, Индии и Ирана одновременно.

Но и это было ещё не всё, поскольку индусы также требовали выделить им 30 % марсианской поверхности, Иран — 20 %, тогда как России оставалось 10 %. Поэтому партнёры длительное время никак не могли договориться, сойдясь в том, что заселение проведут совместно без разделения четвёртой планеты от Солнца на территории государственного образования земного образца.

Это и решило многие проблемы сразу, однако не сняло напряжённости в отношениях. Ведь Китаю и дальше требовалось куда-то расселять 30-миллиардное население. Вот и они надеялись заселить Венеру с Меркурием, не обращая внимания на климат непригодный для жизни. И если на второй планете от Солнца постоянно шли кислотные дожди, и температура колебалась на сотни градусов, как в сторону тепла, так и холода, то на Меркурии царила выжженная пустыня.

Так что Нора нисколько бы не удивилась, если б узнала: Китай контролировал в прошлом ушедшие в тень оба преступных синдиката, стремившихся дальше за астероидный пояс, с намерением захватить спутники Сатурна и Юпитера. Не говоря уже про Цереру, на которой находилась сейчас сама. И малая планета, уступающая некоторым крупным спутникам солнечной системы, также принадлежала разбойникам всех мастей.

Возможно, что именно за счёт реликта, попавшего им в руки, а также мутанта, и намеревались адаптировать для проживания в космосе сограждан все страны, с целью решить раз и навсегда проблему с немалым перенаселением. И гиббоны — та зацепка, на которую сделали ставку теневые лидеры закулисья.

Значит, Норе придётся копнуть глубже и выяснить, на кого работает Каа. В чём ей должен был помочь напарник, пообещав сделать для этого всё необходимое, но разобраться в колонизации солнечной системы пиратами.

Построенное в космосе преступное сообщество оказалось более продвинутое, нежели Содружество. Хотя по мощи с ВКС тягаться не могли. Но это до поры, до времени, и как только у них появятся в нужном количестве бесстрашные воины, способные не задумываясь умирать по приказу лидера, стоит ожидать новой космической заварушки, от которой неминуемо пострадает старушка-Земля.

В прошлый раз она была на грани исчезновения, и спасло её от разрушения лишь то, что военно-космический флот России был готов к отражению удара из космоса и в нужный момент совершил атаку на спутник. Плюс китайцы выручили подавляющим перевесом в количественном выражении своих вооружённых сил, которые, как не уничтожали в первых волнах при налёте на Луну прозападники, ничего не вышло. Снаряды с ракетами у них закончились раньше, чем штурмовые команды у Содружества. И если потери в живой силе для Коалиции оказались невосполнимыми, то Китай не заметил их, продолжая гнуть свою линию на повальное заселение, соотечественниками всей солнечной системы, найдя программу, предложенную для колонизации космоса от России наиболее приемлемой.

Теперь же, когда Нора добыла реликт, союз четырёх держав трещал по швам.

— Не устали ругаться, влюблённые? — как выяснилось: она ненадолго покинула их. — Вам пора узаконить свои отношения и…

— Даже тогда Лох будет ревновать меня ко всем особям мужского пола, — не сдержалась Полина.

— И даже к гиббонам с мутантом? — разрядила на раз нервную обстановку Нора.

— Вот ещё, — надулся Алексей не меньше Полины.

— Ладно, быстро поцелуйтесь и займёмся стоящим делом, — предложила агент.

— И не подумаю, — насупилась санинструктор 4-го класса.

— А если я скажу: подобная возможность появится у вас ещё нескоро, если вообще выживите… — не успела докончить Нора свою фразу, как Алексей с Полиной кинулись тотчас друг к другу и стали страстно целоваться. — Я что-то не так сказала или поняла? На более тесное общение у нас нет времени!

— Лёша, не надо! Не здесь! Не сейчас! — схватила его за руку Полина.

— А где и когда? Ты сама слышала, что сказала Нора, — стремился он расстегнуть молнию на комбинезоне Гагариной, и снять с неё.

— Это ещё что такое?! — возмутилась Фомина. — Кто разрешил неуставные отношения?

— Я, — напомнил Буравин-младший: является старшим среди них по званию.

— А-а… превышение полномочий, — не унималась Фомина. — Так и занесу в журнал дежурства!

— Мы не на корабле, Мария Ивановна! — отвлекла она его от Полины.

— Тем более, — ввернула та. — Ты капитан или где? А наш корабль!

— У нас будет корабль — обещаю! — сжал Алексей кулаки.

— Ты прямо как твой отец, капитан, — не унималась санинструктор. — Он тоже всем обещал заселить Марс, а мы оказались на Церере! И если мне не изменяет память — уже во второй раз подряд. Только в первый визит сюда, нас всех без разбору препарировал мутант. Сейчас же я хочу добраться до него, урода, и сделать то же самое с ним.

— Расчленить? — опомнилась Полина.

— Нет, изучить его внутреннее устройство органов. Потом решу, что дальше делать с ним.

У влюблённой парочки при данном заявлении Фоминой отпало желание продолжать то, что они начали не вовремя. Поэтому и дали друг другу зарок: продолжат начатое чуть позже, когда этому будет сопутствовать обстоятельства.

Забрав Полину, Фомина на пару с Гагариной, начала приводить в чувство уцелевших санинструкторов, чтобы вместе с ними поднять всех прочих колонистов на ноги, как можно быстрее, а вот вооружить уже предстояло Норе с Алексеем.

— Я тут поблизости от нас присмотрела ангар с вооружением, капитан, — впервые назвала его так, а не как прежде лохом, она. — Не желаешь прогуляться туда со мной и охраной?

— Ты предлагаешь мне совершить налёт и ограбить пиратов? — округлились глаза у Буравина.

— Ну, налёт звучит громко. Мы должны вести себя тихо и не привлекать внимания, — пояснила всю подоплёку с намечающейся диверсией агент.

— Поэтому вырядились с Полиной, как доступные женщины с Луны? — раздулись ноздри у капитана.

— Но ведь она понравилась тебе ещё больше в своём наряде и с татуировкой на лице, — привела веский аргумент Нора.

— В наряде — куда ещё ни шло, а вот как быть с татуировкой — её можно свести? — уточнил Алексей.

— Неужели твои родители испугаются невесты на свадьбе с татуировкой на лице, капитан? Когда лицо Полины можно скрывать под фатой, и после росписи от них держать его и дальше закрытым, — предложила Нора самый верный и простой способ разрешения проблемы.

— Они помнят, как она выглядела до того, что ты сотворила с ней, агент! — едва вновь не обозвал её слепой дурой он.

Эмоции всё же захлёстывали его. Оно и понятно — первый полёт в космос в качестве капитана, пускай и третьего ранга, ответственность небывалая для его лет и неопытности. Однако понемногу начинал совладать с собой, хотя иной раз всё же не сдерживался и тогда его невольно прорывало.

Полина в этом отношении была устойчивее психологически. Но ничего, как только пройдёт первое крещение с пиратами в рукопашной схватке, сразу повзрослеет окончательно и бесповоротно.

— Переживут, а вот если пираты раскусят нас, тебе лучше не знать о том, что они могут сотворить с ней и любым из нас. Гиббоны — не самое худшее, что может стать с нами в том случае. Помни об этом и о своей любимой женщине, капитан!

— Я запомню, Нора. Говори, что надо делать? — надоело ему слоняться по ангару без дела.

Агент развернула карту, сделанную ей по памяти и от руки — указала на нужный им ангар, находящийся в третьем ряду от них и четвёртым по отдалённости относительно прочих.

Ткнув пальцем в кусок непромокаемой ткани, которую невозможно было ни разрезать, ни сжечь, Нора на словах обозначило точное количество людей, необходимое им там для проведения операции, а также, где располагается охрана, и кто займётся ей. А после уже и БК.

— Всё ясно?

— Так точно, — по-военному ответил капитан.

— Только учти, Буравин: без самодеятельности у меня. Иначе всё худшее, что может поджидать нас там, станет жестокой реальностью.

— Мы засекли их, шеф, — ликовал головорез. — Знаем, где скрываются беглецы!

— Ты уверен, Гриз? — подверг сомнению его заявление наниматель.

— Да чтоб мне сдохнуть не сходя с этого места, шеф! — разошёлся пират.

— Ну, это вполне осуществимо, — выхватил Каа из кобуры АП. — Впрочем, наши желания на этот раз совпадают как никогда!

Раздался щелчок. Головорез не ожидал, что наниматель нажмёт на спусковой механизм оружия, наведённого на него, и при этом активирует.

— Хм, тебе везёт, Гриз. БЗ закончился. Не пора ли нам пополнить его запасы, а заодно заняться теми, кто доставляет нам одни растраты!

— Пора, шеф. Кстати, они и возместят нам вскоре убытки, — заверил клятвенно Гризли, покинув Каа в ложе Кратера, где до сих пор продолжались поединки, и численность претендентов на выигрыш Круга сокращался с каждым боем ровно на одного. Не всегда. Один из поединков закончился летальным исходом для обоих соперников. А сколько их ещё скончается от полученных ран — известно будет лишь победителю, да устроителям турнира.

Охрана снаружи ангара, располагалась у врат невпопад. Итого Нора насчитала порядка четырех пиратов, вооружённых до зубов. Хотя в прошлый раз, ей казалось, их было пятеро. Или она ошиблась? Да не могла. Тогда, скорее всего, пятый зашёл в ангар по неизвестной ей причине.

Она следили за ними со стороны на пару с Полиной.

— Как мы и договаривались, — напомнила она, подтолкнув её первой пройтись мимо стражей охраняемого терминала.

— Это удар ниже пояса, — отметил к слову Алексей.

— Для тебя или пиратов? — не порадовало её заявление капитана.

— Для всех мужиков, — не мог он отвести от неё взгляда. — Но не для меня, если с ней что-то случится!

Нора нарочно заставила Полину втиснуться в комбинезон меньшего размера, из-за чего он облегал плотно её тело, и не застегивался молнией на груди.

На данную особенность, в первую очередь, и обратили своё внимание пираты, довольно засвистев — попутно привлекали, последовавшими возгласами, внимание незнакомки.

— Эй, стой, красавица! Ты куда?.. Не проходи мимо! Давай к нам! У нас весело!.. Мы подарим тебе любовь!..

Полина, затаив дыхание, прошла, не сбавляя заданного темпа ходьбы, и всё же один из пиратов, особо горячий, не удержался, подавшись за ней вдогонку.

— Работаем, — тут же передал по переговорному устройству Алексей, не застав подле себя Норы.

Агент уже шла уверенным шагом к трём оставшимся у входа охранникам. Хотя надеялась: как минимум двое двинут за Полиной.

— Да нам сегодня везёт, парни, — подался к ней навстречу старший охраны.

Его Нора вычислила сразу, поэтому и стремилась взять в оборот, также выставив напоказ прелести, коими ничуть и ничем не уступала Гагариной. Разница у них была небольшая — исключительно в возрасте и её увечьях.

— Вы не видели моей подруги? — споткнулась новоявленная красавица вслед за первой, и налетела на пирата.

Тот поспешил поддержать её, неожиданно сам лишился равновесия, заваливаясь на спину.

— Ой! — вскочила Нора с него. — Какая я, право, неловкая! Кажется, он сильно ударился головой! Помогите!

Один из двух охранников бросился к ним, активируя Молот. Зря, незнакомка не дала ему ни единого шанса. Впрочем, и его напарнику. Резаки, возникшие в её руках, не знали промаха. Так что когда Алексей добежал до неё, ему с прочими колонистами оставалось лишь убрать три бездыханных тела пиратов.

— А где Полина? — завертел он головой по сторонам, опасаясь за её здоровье.

— Да здесь я, — вышла Гагарина из-за угла ангара, поправляя молнию и поднимая выше насколько это было возможно. Вот и прядь волос собрала в хвост.

— Он притрагивался к тебе, бандит? Лапал, да? — прильнул к ней Алексей. — Где он, урод?! Я убью его!

— Извини, командир, но я был неосторожен с ним, и он убился, напоровшись на мой резак три раза подряд, — показался вслед за санинструктором 4-го класса, сталкер 3-й статьи с двумя прочими.

Они и прикрывали Полину.

Вот тут неожиданно и появился пятый пират из-за противоположного угла ангара, застёгивая на комбезе сзади ширинку. А когда обернулся, то наткнулся вместо соратников по оружию на толпу незнакомцев.

— Закурить не найдётся, мужик? — выдал Алексей первое, что взбрело ему в голову.

— Лох! Тут склад БК! Здесь нельзя курить! — разорался пират, правда, орал он недолго.

— Браво, капитан! — зааплодировала ему Нора. — Я и не думала, что ты способен убить человека!

— А чего он обзывается, как и ты, — не понравилось Алексею, когда бандит назвал его лохом. И ладно бы дураком или идиотом. Но тут переборщил.

— Хм, хорошая мысль, — обыскала Нора пиратов, и нашла несколько самокруток. — Работаем, Полина, не стоим. Нам ещё в ангаре предстоит немало работы!

— Идите, девчонки, прикроем, — переменился неожиданно в голосе Алексей, отвечая всем требованиям капитана и командира одновременно.

Им и предстояло имитировать снаружи ангара охрану, тогда как Норе с Полиной надлежало разобраться с теми, кто находился сейчас внутри.

Едва дверь исчезла с прохода, в проёме возникли два женских силуэта. Пираты ожидали узреть кого угодно внутри, но только не разбитных дамочек, ведущих себя фривольно и непринуждённо.

— А ну стоять, — закричал один из пиратов внутренней охраны, — иначе буду стрелять!

— Стреляй, милый, — вновь споткнулась Нора, но устояла на ногах, поддерживаемая Полиной, и также изображающей из себя красавицу, перебравшую с бормотухой и не рассчитавшую сил. — Только не промахнись! Надеюсь, ты дашь мне прикурить?

— Нашли место, где курить, уродки! — запричитал охранник со склада БК.

— Где хотим, голосистый, там и курим, — потащила вниз молнию с комбинезона Полина.

— Ты что это, подруга, собралась сделать пи-пи прямо тут, на глазах у мужчин?! — по-прежнему держалась на ногах Нора за счёт дополнительной точки опоры в лице Гагариной.

— А где ты это предлагаешь сделать мне? Ты видишь здесь дамскую комнату? — оглянулась Полина.

— Нет, но сейчас найдём, подруга, — заверила напарница.

— Давай быстрее, а то мой комбез сейчас даст течь, — не терпелось Гагариной свернуть за контейнеры.

— Да вы совсем охренели, дуры! — выскочил из укрытия пират.

Зря. Ему безопаснее было бы дать им прикурить при выстреле по самокрутке в руке у Норы, а так попал под горячую руку обеим незнакомкам.

— Ай… — вскрикнула Полина. — Я, кажется, сломала руку.

Над головой у девиц прогремел выстрел. Второй — уже у ног.

— Мордой вниз! — обозначил себя второй охранник внутри. — Обе, если вам ещё не надоело жить! Легли, я сказал!

— Хорошо-хорошо, — заверила Нора. — Уже падаем.

Незнакомки, недолго думая, завалились на поваленного ими на пол напарника, кричащего сейчас на них пирата, и, используя вместо подушки, продолжили болтать, как ни в чём не бывало, лежа спиною вниз, а выдающимися вперёд и из-под открытых молний выпуклостями вверх, по-прежнему соблазняя крикуна.

— Я сказал, мордой вниз!

— Так один под нами и лежит, как раз, ей вниз, — огрызнулась невзначай Полина.

— Понял! Тогда лицами, милые дамы, не то изуродую им вам, разнеся вместе с головой!

— Неужели мы не заинтересовали тебя, как женщины? — вступила с ним в полемику Нора. — Или ты не такой как все?

— Я сейчас при исполнении!

— То есть, не мужик?

Пират дал Норе прикурить, срезав третьим выстрелом по счёту большую часть самокрутки.

— Вот спасибо, первый нормальный мужик на всю Цереру, что дал прикурить, — и не думала она уступать ему, продолжая обработку.

Он находился слишком далеко, чтобы Нора могла достать его, к тому же соперник оказался достойным противником и стрелком одновременно.

— Я сказал, лягте лицом на пол!

Полина перевернулась, но только на бок, засопела, а вот Нора и дальше упиралась:

— Сейчас докурю, и лягу, если ты предпочитаешь это делать сзади.

— Ты что, не понимаешь, где находишься? — обезумел пират.

— Понимаю, на Церере, — вывалилась самокрутка из уст Норы, или она нарочно сделала так, что та угодила на подельника стрелка, держащего её в прицеле. — И чо?

Довод в её исполнении оказался железобетонным. К тому же противник учуял новое возгорание, произошедшее от самокрутки незнакомки, тут же известившей его, что загорелся напарник под ней с подругой.

— Да не спи ты, — потащила Нора с задымившегося тела Полину. — Пожар! Горим! Воды! А лучше бормотухи! Принесите нам бормотухи… хи-хи…

— А давай я сделаю на него пи-пи? — предложила напарница.

Видимо, она уже не могла дольше терпеть, поэтому отказалась искать женскую комнату наотрез.

— Да вы издеваетесь, шалавы! — выскочил к ним из укрытия стрелок, держа оружие наготове.

— У тебя есть огнетушитель? — спросила Нора, улыбаясь глупо.

— Я могу послужить им, — расстегнула молнию до пупка Полина.

Не отвлеки она данным действием пирата на себя, напарнице пришлось бы очень туго с ним. И кто знает, чем бы обернулось в дальнейшем столкновение. А так миг спустя она открыла дверь и позвала Алексея.

— Чего так долго? — уставился он на Полину, обнаружив молнию довольно-таки низко. — Было жарко, насколько я понял, да?

— Ага, — поспешно вернула её Гагарина на уровень груди, а выше не смогла — боялась, что вообще разойдётся до неприличия.

Заглянув внутрь ангара, Алексей обнаружил два тела. Ещё пять тел пиратов втащили колонисты.

— Ты точно мне не врёшь? — взглянул он Полине в глаза.

— Нет, — вступилась Нора за напарницу. — Эти двое стояли до конца! Нам пришлось с санинструктором приложить всё своё обаяние, чтобы заставить этих мудаков, а не мужиков, выйти из укрытия.

— То есть, лучше было зайти мне с колонистами? — уточнил Алексей.

— И склад БК детонировал бы тотчас, — поднялась от пиратов Нора, вооружённая Молотом, другой сунула Полине. — Не стоим — разбираем оружие и на выход!

Помимо него, они обнаружили грузак — и, завалив платформу, подались на выход.

Открыв дверь, Полина не успела убрать с прохода врата, когда поняла: охрана прохлаждается.

— Норы на всех вас не хватает, — процедила она сквозь зубы, толкнув в плечо ближнего колониста.

Тот завалился на бок, не проронив ни звука.

«Засада!» — мелькнуло в подсознании Гагариной.

Миг спустя она вернулась в ангар, блокируя дверь.

— Ты чего это, напарница?! — не ожидала узреть её вновь внутри Нора.

На Полине не было лица. Она побледнела.

— Нас раскрыли! Снаружи только трупы!

— Поймали на преступлении — согласна. Но не раскрыли! Мало ли какие конкуренты захотели поживиться за счёт других пиратов, — имела своё видение проблемы агент.

— И что нам теперь делать? — уставился на неё вопросительно Алексей.

— Прорываться, — отпрянула Нора от основного входа, подавшись на поиски запасного. Хотя не сомневалась: их там также поджидают.

Да без стрельбы теперь в их случае не обойтись.

— Всем приготовится! Идём в прорыв! Стрелять только по моей команде! — предупредила она колонистов, взяв временно на себя функции командира отряда.

Алексей не возражал. У него не было за плечами ни одной боевой операции, когда на Норе трупов пиратов куда больше, чем на них всех вместе взятых. То есть шесть против одного. К тому же она намеревалась пополнить чёрный список новыми жертвами.

— Это они, Гриз! Идут в прорыв! — обнаружил выкативший за пределы ангара с БК грузак один из бандерлогов с «Ковчега».

— Остановите их! Но всех не убивать! Женщин, если увидите их, можно ранить — и только! Это приказ! Исполнять!

Мгновение спустя, головорез едва не впал в отчаяние. Его штурмовики изрешетили грузак до состояния дуршлага, прежде чем он детонировал, и горящие обломки угодили на крышу ангара.

— Вы с ума сошли, уроды! Вы все — уроды! — разошёлся Гризли.

— Нужно уходить, командир! Слышишь, Гриз? Если детонирует БК на складе от нас и мокрого места не останется!

На это и был сделан основной расчёт Норой: пираты струсят и отступят. Поэтому вдобавок взорвала «болтами» из «Топора» при содействии напарницы задние ворота. И применив следом РАГи с элементами задымления, выскочили наружу.

— Не отставать! Держаться всем меня! — предупредила Нора.

Под прикрытием клубов дыма, колонисты покинули ангар, минуя горящие обломки грузака, разбросанные на сотни метров, и укрываясь за ними, проскочили мимо засады.

Когда Гризли всё же набрался смелости и заглянул внутрь ангара, его взору предстали семь обездвиженных тел, при этом одно из них дымило самокруткой.

Выхватив её из губ пирата, он приложился сам, прежде чем за выпущенным клубом дыма, обнаружил надпись в виде трёх букв, оставленных диверсантами на двери.

— Смотри, командир, что тут написано! — указал ему помощник. И прочёл: — Бум!

— А-а-а… — кинулся к закрытым дверям головорез, а едва закрыл за собой в ангаре детонировал БК.

Прекратив передвигаться в сторону собственного ангара мелкими перебежками, Нора оглянулась, реагируя на мощнейший взрыв.

— Теперь о нас знают все пираты на Церере, — скривились уголки губ на лице агента. — Поднимется суматоха! Это то, что нам необходимо!

— Ох, и зря, вижу я, согласился на ваш сумасбродный план, девки, — покачал недовольно головой Алексей. — Вы чокнулись! Похоже, и я с вами!

— А мне нравится, Лёша, то, чем мы занимаемся, — улыбнулась довольно Полина.

— Вся в отца, — вторила ей тем же Нора, не сомневаясь: из Гагариной в будущем получится агент экстра-класса. — Другое дело, согласится ли он с выбором дочери — не факт. Но прежде нужно было вновь встретиться с ним.

Тогда как он с нетерпением ждал исключительно сигнала от напарницы, чтобы начать действовать согласно плану, продуманной ей операции.

— Прости… — надоело Юрию разыгрывать из себя неудачника, и он одним ударом уложил на грунт Кратера противника.

Судья проверил пульс у поверженного, и пришёл к выводу: тот ещё жив.

— Прикончи его! — заявил он, рассчитывая: его посыл подхватят зрители на трибунах.

Не тут-то было — они покидали свои места, даже матёрые разбойники, зарезервированные ложи, реагируя на детонацию склада с боеприпасами, что продолжали рваться, и чем дальше, тем громче и в большем количестве.

Поэтому засчитал техническое поражение, объявив победителем Юрия.

— В следующий раз, я дисквалифицирую тебя! Так и знай!

— Только попробуй, — пригрозил землянин, — и станешь короче на голову! Обещаю!

— Издеваешься, гад?

— Хочешь узнать?

— Пошёл вон со дна, урод! — закричал судья на невольника.

Юрию только этого и требовалось. Он вернулся на свою платформу, но та не поехала вверх. Стало быть, те, кто поднимал её, сейчас бежали в толпе за пределы Кратера, поддавшись панике. Значит, ему придётся выбираться самому.

Охрана, следящая, чтобы никто самовольно не покинул дно, также отсутствовала, иначе бы пристрелила землянина, едва он пересёк ту самую грань, за которой начинались зрительские места.

Они опустели в нижних рядах, тогда как на верхних творилось настоящее столпотворение. Давка вышла нешуточная, и кое-кто прокладывал себе путь к свободе при помощи оружия, и не всегда в виде резака. Иначе бы и в Кратере не добавилось количество выстрелов, увеличивая и без того число жертв на Церере.

— Далеко собрался, Юг? — раздался знакомый до боли в теле голос у Юрия из-за спины.

— Каа… — застыл землянин, не спеша оборачиваться.

Чтобы знать, что происходит у него за спиной, ему не требовалось даже оглядываться.

— Не пытайся меня просмотреть, — закрылся предатель от него.

— Что происходит? Можешь объяснить? — сжал Юрий пальцы в кулаки.

— Я думал: ты расскажешь мне, что затеял с теми, кто устроил подрыв ангара с БК, и накрыл там Гризли?

— Даже если бы и знал, всё равно не сказал, — обернулся землянин. — Ты предал меня двадцать лет назад, вот и сейчас, Каналин!

— Нет, ты сам предал наше дело, Гагарин, когда уничтожил реликт. А я указал на это, — держал его на прицеле диверсант. — Всего лишь!

— Благодаря чему, я провёл больше двадцати лет в «Берлоге», даже не зная, что у меня родилась дочь! — не терпелось Юрию добраться до врага.

— Сам виноват, Гагарин. Сам. Не стал бы уничтожать реликт, не оказался б в «Берлоге», и дочь возможно бы воспитал, а не Буравин, — язвил двойной агент.

— Это он послал тебя следить за мной? — догадался землянин.

— Не следить, а присматривать, чтобы ты не уничтожил новый реликт, оказавшийся в руках пиратов на Церере. И следовало доставить его мне на флагман. Но ты и Нору заразил вирусом неповиновения! Вместо того чтобы отдать мне в руки реликт, она повернула в пояс астероидов! — негодовал Каналин. — Что вы затеяли с ней, рассказать не хочешь? Даю тебе последний шанс, Гагарин!

— Мы с ней затеяли вывести тебя на чистую воду, предатель, и выяснить, кто стоит за тобой. Так что твоё чистосердечное признание смягчит твою участь, и я обещаю: не убью тебя до суда!

— Ты совсем дурак или прикидываешься, Юг? А может у тебя повредился мозг от длительной заморозки и ты стал классическим отморозком! Где реликт? Отдай его мне и катись куда хочешь, и к кому хочешь! Хоть к своей дочери, хоть к Норе! Я забуду про вас и ваше существование! — не терпелось Каналину пристрелить подопечного.

Медлить дольше Юрий не стал, тем более что подвернулся удобный случай. Внимание предателя отвлекли разборки на верхних ярусах, и кто-то кого-то скинул вниз. Так что тело, рухнувшее меж ними, и стало тем камнем преткновения, о которое разбились мечты двойного агента.

Выстрелив в него, Каналин добил пирата.

— Гагарин, ты где? Отзовись, а лучше покажись! Я же обещал тебя не убивать!

— Я тоже, — возник он рядом с ним, выбив АП.

И в дело пошли резаки. Ими искуснее владел Каналин. Это был его конёк, и никто не мог сравниться с ним по владению ими, не говоря уже о рукопашной схватке.

Тут уж и уникальные способности Гагарину не помогли. Противник просто не оставил ему шанса на их использование — действовал сколь стремительно, столь и агрессивно.

— Спрашиваю в последний раз: где реликт? — насел он на Юрия, обжигая огненным лезвием резака кожу на горле. Второй дымил в бедре.

В комбезе от Крота и без него — две большие разницы. И сейчас Каналин примерил его на себя, найдя вполне пригодным для столкновения с Гагариным. Будь иначе, сам бы оказался в столь незавидном положении, как его оппонент.

— Говори, не то хуже будет!

Юрий получил долгожданный шанс. Рука противника задрожала, и он обжёгся, выронив резак. Второй так и остался торчать у агента в ноге.

Вырвав его, Гагарин хромая шагнул к Каналину.

— Кому ты служишь — назови его имя!

— Не скажу, — попятился от него прочь в беспамятстве предатель.

Чувство страха перед псионом возобладало, и он сорвался вниз раньше, чем Юрий успел его схватить.

А когда добрался до предателя, с ним было кончено. Шея оказалась сломана.

— Врёшь, не умрёшь! — всадил ему ампулу с чёрным содержимым Юрий, и замер в ожидании возвращения Каналина в мир живых. — Я не дам тебе сдохнуть легко! Лёгкой смертью ты теперь не отделаешься!

Он приготовился ввести ещё ряд стимуляторов двойному агенту при выходе из клинической смерти, что также были припасены у него для себя, но пригодились для тайного врага. Уж очень Юрию хотелось добраться до основателя космической империи пиратов. И слухи об её создании, ходившие ещё двадцать с лишним лет тому назад, нынче стали реальностью, если вспомнить базу на одном из спутников Юпитера и малую планету в астероидном поясе, где сейчас находился сам.

Глава 13 ПОГОНЯ

Голова гудела, как раскалённый ствол Грома после выстрела Молнией. Глаза же и вовсе горели пламенем под стать атомному реактору, а ноздри выбрасывали обжигающий воздух, точно сопла космического истребителя. Всё прочее тело, также отбивалось настолько нестерпимой болью, что ожившему казалось, он превратился в груду хлама, рухнувшего на планету в качестве сбитого метеоритом крейсера.

Особенно у него болела спина. Причина до банальности оказалась проста — на нём сверху лежала створка, закрывающая проход в ангар, и при детонации БК, впечатала его в щебёнку на месте падения, в которую превратилась многоцелевая бетонная плита, разошедшаяся длинными неглубокими трещинами.

Не будь на выжившем бронескафа, не радовался бы нынче жизни. Хотя и позавидовал мёртвым.

Металл с двери оплавился, и теперь стекал жидкими раскалёнными струйками по маске.

— Кто-нибудь… — простонал пират, полагаясь на переговорное устройство, вмонтированное в шлем. — Кто слышит меня-а-а… Отзовитесь!

В ответ мертвецкая тишина, прерываемая частыми взрывами БК при детонации в ангаре.

От склада мало что осталось, но он продолжал сеять кругом панику и смерть, иначе бы осколки не осыпали поверхность вокруг ангара на пару сотен метров в радиусе.

Не дождавшись помощи, головорез нащупал зубами выпавший окурок самокрутки. Так происходило всегда, когда он испытывал страх, что помогало ему добавить уверенности. На этот раз ничего подобного не произошло — наркотическое вещество прежде попадало в организм исключительно при вдыхании клубов дыма, выдаваемых через ноздри и рот одновременно. Поэтому уловка головореза не прошла сейчас. Да и нечто противно хлипкое наполнило скаф значительно ниже, из-за чего внутри пахло так, что недолго было задохнуться.

Оставшемуся в живых следовало поспешно избавиться от него, но прежде от растекающейся двери на спине, из-за которой он чувствовал себя, словно жаркое на жаровне.

Невероятным усилием воли и с хрустом эмали на зубах, пирату удалось встать на четвереньки. Что позволило ему сбросить с себя раскалённый железа, точно камень с души.

Передвигаться стало значительно легче, но отнюдь не безопаснее. Ударная волна от продолжающихся поблизости разрывов, едва он встал на ноги, швырнула его многим дальше. И это не считая осыпавших его осколков различных по массе и калибру.

Потом ещё раз, и только при третьей попытке встать с бетона, он устоял на ногах.

Маска была тотчас убрана, и окурок задымил, как только пират прикоснулся к нему, намереваясь поджечь.

Своеобразной зажигалкой послужили раскалённые перчатки от скафа. Осмотрев их, он пришёл к выводу: если промедлит сдохнет от ожогов. Но прежде предстояло понизить температуру защитной брони.

Запустив систему охлаждения, головорез мгновенно уяснил: она, или вышла из строя, или её недостаточно для его спасения.

Выход нашёлся довольно легко, когда он заметил раскуроченный по соседству ангар с криогенными капсулами. Хотя поначалу принял испарение льда там за задымление, и возникший пожар.

Захромав туда, и попутно опираясь на Гарпун, также вышедший из строя, как и защитный скаф, выживший рухнул прямо в одну из сифонивших холодом ниш. Вокруг него сразу же образовалось облако пара, и пока шипение не прекратилось, даже не думал выбираться из скафа. Тогда как промедление в его случае было чревато. Чем — и убедился немногим погодя разбойник.

Его непробиваемый «костюм» покрылся налётом инея, а на стыках и вовсе образовалось обледенение. Иначе бы он не превратился в неподвижную поваленную статую, на которую в скором времени наткнулись владельцы вскрытого, как подумали они, им ангара.

— А это ещё что за снежный человек? Или ты снежная баба? — не признал урод оппонента, и для острастки двинул металлическим ботинком.

Напарник помог ему вытащить тяжеленного взломщика из криогенной камеры, и установить стоймя, а когда смахнул рукой при ударе по скуле налёт наледи, обнаружил у него торчащий в зубах окурок самокрутки.

Обычно с ней на Церере не расставался ни мгновения собственной жизни только один тип. И если это был он — они не ошиблись — зря вели себя столь нерадиво с ним.

— Гризли… — сглотнул пират.

— Закурить… найдётся… — сквозь сжатые зубы и заиндевевшие губы вырвалось облако пара.

— Найдётся! Конечно, найдётся, Гриз, дружище! — хлопнул его панибратски пират по наплечнику скафа, попутно сбивая не только наледь с маски, но и толстый слой инея с бровей и лица. — Видел бы ты сейчас себя — не узнал ни разу!

Именно на то, что они не узнали его, и намекали ему невольные компаньоны.

Втянув в себя тепло вместе с дурманящим дымком от самокрутки, Гризли наконец-то пришёл в себя от обледенения.

— Диверсантов, устроивших ЧП на складе БК, уже поймали?

— А мы думали: это твоя работа, Гриз, — глупо ухмыльнулся наёмник.

— Я ещё не совсем сошёл с ума устраивать диверсии на Церере, — выдохнул облако дыма головорез, задвигав самокруткой во рту зубами, понемногу приходя в себя и оттаивая. Вдобавок потребовал бормотухи.

— Какие проблемы, Гриз, держи, братуха, — подсуетился тот самый пират, что прежде невольно приветил его сапогом по шлему.

Он собственноручно влил ему в глотку приличную порцию напитка любимого всеми бродягами космоса.

— Ну как, полегчало?

— Не разобрал.

Гризли требовалась дополнительная порция бормотухи, её и получил в нужном количестве. Что, некоторое время спустя, позволило головорезу сносно передвигаться. Хотя пираты предложили ему снять скаф, но он отказался от их предложения и прежде собственной затеи. Причина — диверсанты остались безнаказанными, чего не мог допустить в силу неуёмного характера и жажды мести.

— Этому не бывать!

— Чему, Гриз? — требовались пояснения невольным соратникам по оружию.

— Я не позволю сбежать диверсантам! Вы со мной, парни? Каа заплатит нам за их головы столько, сколько вы никогда в жизни не зарабатывали! — заявил головорез, проверяя Гарпун.

Винтовка, не раз спасавшая ему жизнь, вышла из строя, требуя длительного и тщательного ремонта. Вот и у пиратов, увидевших то, что осталось на месте складов, отпало всякое желание гоняться за диверсантами. Да и потом, если они проникли на Цереру, в астероидном поясе можно было ожидать чего угодно, в том числе и боевые корабли флотилии Содружества. А оно им надо — когда нет.

Таков последовал и ответ.

— Повторяю в последний раз, — грянул вперёд из АПа головорез, подстрелив сердобольного пирата, угостившего его бормотухой на свою погибель. — Кто идёт со мной искать диверсантов?

Никто больше из пиратов не торопился отказываться, они все сейчас кидали косые взгляды то на Гризли, то на обезглавленное тело Счастливчика в виду попадания ему в голову разрывной пули, состоящей на вооружении у головореза.

— Тишина — немой знак согласия, — рокотал владелец «Ковчега», скурив остаток самокрутки, обжегший ему губы, а он даже не почувствовал этого, и прикурил очередную. — Тогда все за мной, не отставать! Кто отстанет — пускай пеняет на себя! Или тот, кто решит, что бегает быстрее, чем летают мои разрывные пули!

— Хватит нас уже стращать, Гриз! — нашёлся смельчак среди наёмников. — Говори, что делать нужно, да живее! У нас и без тебя дел невпроворот!

— Обыскать все ангары до одного! И если обнаружите незнакомцев или кого-то подозрительного…

— Пристрелить?

— Нет, притащить ко мне…

— Живым или мёртвым?

— Живым, но не обязательно целым или невредимым. Это касается исключительно мужиков. Женщин просьба поберечь, если таковые попадутся вам, и будут изображать из себя пираток!

— Короче, Гриз, хватать всех незнакомых на Церере?

— Именно, — подтвердил головорез догадку болтливого пирата. — Исполнять!

Для пущей убедительности он выстрелил в воздух над головой, но толку — всё без толку — детонация склада БК не прекратилась, и там рвались отдельные снаряды, часто с атомными боеприпасами малого радиуса действия. Будь иначе, на месте базы пиратов вырос бы ядерный гриб, который непременно удалось засечь барражирующим за пределами астероидного пояса кораблям ВКС Содружества. Чем сразу же заинтересовались, выслав десант в разведку. Но пока что всё было более-менее приемлемо — ни один корабль даже ближнего боя не объявился на орбите Цереры.

— И что теперь? — понимал Алексей: пираты ни за что не отступятся от них, пока не найдут их логово, и тогда они вновь окажутся в лаборатории у мутанта, что станет препарировать их собственными конечностями без применения анестезии.

Но и это ещё не самое худшее, что с ним и его подопечными, а также возлюбленной, могли сотворить пираты.

— Будем действовать согласно плану, — удивила его своим спокойствием Нора. — Если Юг не подвёл, а он на это неспособен, то у нас появится козырь в рукаве при столкновении с обитателями астероидов.

— Надо же, у нас есть план, а я даже не в курсе него, как и всякий колонист, — вспылил Алексей. — Рассказать не хочешь?

— Очень, — и тут сумела удивить Нора.

Она снова пожелала прихватизировать среди ангаров грузак, куда, по её задумке, должны были втиснуться колонисты, точно деликатесы в консерву. Или, как вариант, пробираться малыми группами к Кратеру.

— Но там же сейчас толпы пиратов! — опешил Буравин-младший.

— Вот среди них и затеряемся, — пояснила коротко она.

— На грузаке? — недоумевал капитан 3-го ранга. — Да мы будем там выглядеть с ним, точно корова в курятнике!

— Поверь мне, командир: так будет лучше всего. Пираты начнут искать тех, кто станет прятаться от них, а тех, кто окажется на глазах, даже проверять не подумают. Да и паники ещё никто не отменял!

Долго спорить с Норой, у Алексея не было времени, к тому же, как заверила санинструктор Фомина, она с подопечными медиками и со своими прямыми обязанностями справилась на «отлично». А то, что вооружить всех колонистов не удалось, не беда, главное, что хоть какое-то оружие добыли к тому, что уже имелось у них. С ним уже можно было попытаться начать повальную колонизацию Цереры.

— Цереры? — растерялся бур-механик. — Когда нас обещали поселить на Марсе!

— А чем тебя не устраивает данная планета в астероидном поясе? — ввернула Полина. — Здесь, если мне не изменяет память, должны наличествовать редкие ископаемые!

— И пираты! — напомнил бур-механик.

— Ничего страшного, очистим Цереру от них, и колонизируем планету в астероидах!

— Но будут жертвы! И немалые!

— Они и так будут, согласен ты идти дальше с нами или нет. Выбор за тобой, бригадир!

— Я — мастер 4-й статьи!

— Ещё лучше! Назначаю тебя командиров бригады, — помог Алексей Полине совладать с бур-механиком.

Больше никто из колонистов не оспаривал решения капитана 3-го ранга, тем более расхаживающего по ангару среди них с оружием в руках. Вот и прочие колонисты из числа сталкеров, так же были вооружены — кто чем. А уж буровых дел мастерам и их подмастерьям, предстояло вооружиться тем, чем они обычно орудовали в забоях, когда работать буровыми установками не было никакой возможности.

— Мы готовы, — доложил Алексей Норе.

— Я тоже, — кивнула одобрительно она, вернувшись в ангар. — Грузак ждёт. Можно загружаться.

Сдав им назад в раскрытые врата, она объявила погрузку, отпустив колонистам времени на неё всего лишь минуту.

— Не толкаемся, — раздавал команды капитан. — Держимся друг друга и также помогаем.

— Не укладываемся, — отметила недовольно про себя Нора.

Прошло три минуты, прежде чем она смогла собственноручно поднять платформу, скрывшую вход в контейнер, располагаясь к тому времени в кабине.

Рядом с ней сидела Полина. Алексей запрыгнул следом, заверив, что эвакуированы все без исключения колонисты.

— А Стикс?

— А про пирата, я забыл! — спохватился он.

— Поздно дёргаться за ним! Улетаем! — повела Нора планомерно за пределы ангара грузак, и дальше, не увеличивая скорости.

Спешить им, и привлекать внимание, было не с руки. К тому же к технике ещё требовалось привыкнуть и почувствовать её габариты, иначе можно не вписаться, и пострадают люди внутри.

Спустя минут пять или немногим больше, к опустевшему ангару подобрались звеном пираты. Среди них выделялся Гризли.

— Кажется, здесь мы и засекли их с парнями, — не сомневался он, твердя наёмникам и раздавая указания.

Ворота они убрали РАГами. После чего, швырнув дымовые шашки, ворвались внутрь, устроив пальбу.

А в ответ тишина.

— Прекратить стрельбу — сейчас же! — раздался голос головореза в переговорных устройствах наёмников, настроенных на его волну.

— Их нет! — затарахтел по обыкновению болтливый пират.

— Вижу это и без тебя, Язык.

— И где нам теперь искать их, уродов? — уставился он зло на нанимателя.

Ответа у Гризли не было. Хотя, призадумавшись, он предположил, кто именно заинтересует их. Особенно это касалось Норы. Стало быть, она не бросит напарника в беде.

— В Кратере.

— В Кратере? — переспросил Язык. — И что же такое там забыли колонисты?

— Мутанта, — вызвал всеобщий смех своим заявление головорез.

Всякий пират на Церере был в курсе, что это за тип, а также: с ним лучше не встречаться никому. И если уж попал к нему в лапы, позавидуешь мёртвым. Но пока что данная участь обходила всякого пирата стороной — Ген в основном занимался пленниками, поставляемыми ему командами космических бродяг, за что они получали неплохие гонорары.

Вот и сейчас у них появился неплохой шанс немного поправить финансовое положение, пошатнувшееся после провальных ставок на турнире в Кратере.

— Выдвигаемся туда — немедля! — проорал Гризли.

Наиболее подходящей техникой оказался грузак. Так что с базы со складами за последние полчаса вылетел уже второй по счёту. И если первый шёл на малой скорости, то второй, напротив, нёсся на максимально допустимой, стремясь нагнать беглецов и выиграть у них время.

— Вон они! — не сомневался Гризли, обнаружив впереди себя аналогичный массивный транспорт на антигравитационной подушке. — Прибавить ходу!

— Мы и так идём на максимальной скорости, — тарахтел пират по прозвищу Язык.

Данный орган и заставил его прикусить головорез, наказав:

— Делай, что говорю!

— А я что делаю? Когда иду на таран!

Устав ждать момента столкновения тихоходных средств передвижения, Гризли высунулся из бокового окна, сжимая стандартный Молот.

Очередь, выпущенная из АА-М, прогрохотала по подъёмной платформе, оставляя небольшие дымящиеся вмятины.

Калибр оказался не тем, с каким можно было её пробить, и он перешёл с гвоздей на болты, выстрелив из «Топора».

Огненная вспышка сменилась суспензионными клубами задымления, по исчезновении коих взору пиратов открылась внушительных размеров пробоина, и, высунув морду наружу, на них изумлёнными очами уставился страус.

— Кажется, мы ошиблись, командир, и гонимся не за тем грузаком, — едва успел сказать Язык, прежде чем они вошли в контакт с перевозимым птичником.

По лобовому стеклу кабины потекли разбитые яйца, а также передавленные страусы.

— Вы что творите, уроды?! — выскочил пилот перевозимой страусиной фермы.

— Это кто урод? Ты это мне? — плюнул в него окурком самокрутки Гризли.

— Тебе, урод, кому же ещё! — и не думал униматься ас. — С тебя теперь причитается неустойка!

— Поговорим на дне Кратера, — предложил головорез разойтись сейчас миром.

У него не было времени на выяснение отношений со вспыльчивым оппонентом.

— Нет, здесь и сейчас! — выхватил пират резак.

Зря. Ему не следовало этого делать — лезть под горячую руку головорезу. О чём и объяснил Языку, вернувшись в кабину Гризли, когда услышал:

— Ты пристрелил его?

— Нет, он сам застрелился. Ты просто не разглядел этого.

— И так два раза подряд, Гриз?!

— Ну да. Сначала он выстрелил себе в голову, а затем в грудь, чтоб наверняка. В спину уже стрелять не стал, как ты немногим погодя сделаешь то же самое.

— Чего?!

— Поехали, говорю. Держи курс на Кратер!

— А…га… — вцепился крепче в штурвал Язык, наткнувшись на страусиное яйцо.

Оно и хрустнуло в сжатых пальцах пирата, обдав его брызгами желтка вперемешку с белком.

— Тьфу… тьфу…

Взвалив тело предателя на плечо, Юрий подался на верхние ряды Кратера. Когда же ему удалось влиться в общую массу столпотворения, он закричал:

— С дороги! Уйдите! У меня раненый!..

Никто и не подумал даже обернуться на его призыв. Но едва он сказал: это Каа — образовался узкий проход. В него и устремился, пока появилась такая возможность. Поскольку из-за него вновь возникла чудовищная давка.

Многие, как и он, также стремились воспользоваться возникшим коридором, тут же сомкнувшимся за диверсантом. И знали бы пираты, кого пропускают вперёд себя, на свою погибель, не посмотрели бы на то, что у него на плече лежит обмякшее тело нанимателя, по сути, являвшегося хозяином на Церере. Поэтому ничего удивительного в том не было, что в дальнейшем Юрий угодил в окружение его телохранителей, признав одного в лицо.

Он встречался с ним в учебке, когда они проходили курс молодого бойца, обучаясь стрелять из всех видов оружия. Значит, понятия не имеет, в какую клоаку втянул его двойной агент. Впрочем, и всякого прочего десантника, работавшего под прикрытием. На наёмников они не тянули, если только по выслуге лет. Однако на разговоры по душам, у землянина просто не осталось времени. Другое дело, если ему придётся столкнуться с ним, убивать тех, с кем вместе обучался или даже служил одно время, будет непросто.

Это с одной стороны, а с другой — они сделали свой выбор. Ведь незнание не избавляет их от ответственности. Так что изначально вынес ему приговор по статье за бесчеловечное отношение к соотечественникам.

— Каа нужно доставить к мутанту. Ген лучше нас знает, как помочь ему. Я всего-то не позволил умереть Каналину, вернув с того света, — обратился Юрий именно к знакомому телохранителю предателя за помощью.

Молча взглянув на него, тот лишь одобрительно кивнул, и они тотчас изменили направление движения в вооружённой толпе, а вскоре уже давили её при помощи авиака.

— Ты помнишь учебку, Ломакин? — держал Юрий и дальше Каналина при себе.

— Какую ещё учебку? — уточнил отчуждённо наёмник.

— На Луне, разумеется. Не на Земле же, — напомнил Гагарин, — два с лишним десятка лет по земному времени тому назад. Ты ещё взорвал учебную гранату на кафедре, которую я накрыл собой.

— Хм, так это ты, Гагарин. Ну, здорово, что ли, — чуть поднялись уголки губ у бывшего десантника.

— Давно в отставку вышел? — озадачил его очередным вопросом Юрий.

— Давно, и не сам — помогли, понизив в звании, — коротко пояснил бывший сокурсник, не желая особо углубляться в прошлое. Настоящее интересовало его многим больше. — Теперь я наёмник. Так что ничего личного, Гагарин. Отныне у нас с тобой разные пути!

— Но дорога всё равно одна, — понял Юрий: ему не стоит ожидать помощи от Ломакина.

— Не скажи, — удалось землянину расшевелить наёмника. — Говорят, мутант способен за счёт кое-какого предмета омолаживать организм.

— Всё на что способен он — творить гиббонов, на другое — не сказал бы!

— Но ты, я смотрю, хорошо сохранился, в отличие от меня, Гагарин, — продолжил общение с ним сокурсник, держа ТО активированным.

— Это из-за «Берлоги». Разве Гризли никогда не говорил тебе об этом?

— Я же не самоубийца, чтобы напоминать ему о ней.

— То-то и оно, что самоубийца, Ломакин. Я ж, как-никак, псион!

— Ты? — хмыкнул наёмник. — Не смеши, Гагарин! Когда и в учебке стрелял хуже меня!

— Могу доказать это, Ломакин, и завалить всех вас, не произведя ни одного выстрела!

— Издеваешься или сходишь с ума? — насторожился оппонент.

— А ты подумай, Ломакин, пока у тебя есть ещё время. И вспомни из учебки: кто такой псион и на что он способен!

— Ты не псион! Псионом может стать лишь тот, у кого отец и мать были псионами по жизни! А ты и на кафедре не выделялся высоким интеллектом мышления и необычными способностями, — ехидно ухмыльнулся наёмник.

— Да псих он — по папе и по маме, а не псион, — присовокупил напарник Ломакина.

— Тебя, я убью первым, — пригрозил ему расправой в недалёком будущем Гагарин.

— Тогда смотри — не промахнись.

— Сам, когда застрелишься.

— Не дождёшься! — двинул наёмник локтем в рёбрам Юрия.

— Оставить, — вмешался сокурсник.

Так землянин выяснил, кто командовал среди тех телохранителей Каналина, что окружали его. И всего десяток. Хотя помнится, у него их было что-то около двух, если не больше. Но Юрию всё равно, главное добраться вновь до мутанта, и прихватить с собой в космос.

— Приехали! — заявил ас авиака, совершив крутой вираж при подлёте на посадочную площадку.

— Выходим, — потащил Ломакин за собой Гагарина, а тот — Каналина.

У бункера их уже поджидали охранники, и едва, они проследовали мимо них, вошли следом, блокируя доступ в убежище.

Здесь Юрий оказался впервые. Ну что же, если тут и обитает мутант, выйти с ним вновь наружу дня него не составит большого труда.

— Стой! — заставил Ломакин остановиться Гагарина, и неожиданно что-то вколол.

— Ты что сделал? — осознал Юрий: допустил промах, что для него, псиона, было обиднее всего.

— Обезопасил себя от тебя. Ты ж у нас псих, ха-ха… — засмеялся искренне сокурсник. — Вдруг это заразно!

Дышать стало тяжело, мозг начал затуманиваться, а на глаза опустилась пелена, сквозь которую изображение бункера плыло, и на фоне его серых стен подрагивали мерно головорезы в скафах.

— Сейчас мутант займётся вами обоими, Гагарин, — ликовал Ломакин. — Только одному из вас, лично я не позавидую. Догадайся кому, если ты псион, а не псих, каким прикидываешься!

— Скажи тому, кого я пригрозил убить первым, что изменил своё первоначальное решение. Он умрёт вторым, вслед за тобой, урод!

— Ты кого обозвал уродом, псих?!

— Что здесь происходит? — раздался голос у Юрия из-за спины, и Ломакин отпустил его.

— У нас Каа, командир. Он серьёзно пострадал. Пленник говорит: спас его. Но я не верю ему. Скорее поверю: это он его вальнул!

— А где был ты в это время, Ломакин, и твои люди, когда его ранили?! — проступила недоумение на лице пирата.

— Где шеф приказал, там и дежурил, командир, контролируя выход из Кратера, — доложил он.

— Ты, в первую очередь, должен был охранять Каналина, идиот! — сорвался в крик старший. — Ещё одна ошибка, и я лично пристрелю тебя!

— Сейчас! — выдохнул тяжело Юрий.

Грянул выстрел.

— Как же та-а-ак… — уставился на него полезшими из орбит глазами сокурсник. — Ты и впрямь пси-и-и…

— Измена! — продолжил землянин.

Его посыл подхватил тот наёмник, которому суждено было умереть вторым в его списке.

— Бунт! — снял у Гагарина с языка командир головорезов.

Началась ожесточённая перестрелка. К тому времени, как она завершилась, на полу лежали все, в том числе и Гагарин. Вот только он, да ещё Каналин, выглядели более-менее сносно, все прочие головорезы источали сизые струйки дыма из пробитых комбинезонов со скафандрами.

Среди них не выжил никто.

Юрий немного ошибся. Кто-то всё же направил на него луч лазерного прицела наведения, но выстрелить не смог. Обойма оказалась пуста, а перезарядить не хватило уже сил. Времени — также.

Добравшись до него, Юрий вырвал у него из комбеза аптечку со стимуляторами. Наёмник не успел их оприходовать, что сыграло пленнику на руку. Минуту спустя, а возможно, и две, землянин смог просканировать дверь, и выяснить, кто находится за ней.

— Помогите… — закричал он, стуча по переборке. — Кто-нибудь! Ранен Каа!

Его уловка прошла на ура. Охранник бункера убрал её, и в проёме возник пленник, прикрываясь телом Каналина.

— Давай его сюда, и смотри, без глупостей у меня! — предупредил наёмник.

— Зови мутанта! Живо! Каналин при смерти! — повысил голос Юрий.

Подавив волю наёмника, он заставил его повиноваться.

— А ты чего встал? — обрушился Гагарин на словах следом на другого. — Проверь, что делается за дверью. Быстро!

Она и закрылась с шипением за ним.

— Где мой напарник? — направил наёмник оба АПа на землянина, вернувшись к нему с мутантом.

Тому не понравилось то, что здесь происходило, поэтому и поспешил скрыться.

— Далеко собрался, урод? — заставил Юрий обернуться его.

К тому времени наёмник безвольно валялся у него в ногах, и выроненное им оружие, сжимал землянин.

— Нам туда!

Гагарин указал ему на дверь, за которой был закрыт им другой наёмник.

— Он же убьёт меня, — задвигал нервно жвалами пришелец.

— Не убьёт, гарантирую, — кивнул ему Юрий на Каналина, заставляя поднять от пола и взвалить на себя.

Мутант повиновался, не желая оставаться там, где мог погибнуть. Ему требовалось безопасное убежище, тогда как лучшего гаранта безопасности его жизни в лице псиона сейчас на всей Церере не найти. А если ещё вновь поможет ему обрести реликт — большего и желать не стоит.

Из-за открывшегося проёма эхом донёсся разъярённый голос:

— Ни с места, иначе я буду стрелять!

— Стреляй, наём! Только не промахнись, — ответил ему, парируя Юрий. — В противном случае Каналин пристрелит тебя, если узнает: ты подверг его жизнь опасности!

— Я убью тебя, пленник! Слышишь! — укрывался за телами на полу наёмник, не заметив, как за ним поднялась рука с ТО со сменной обоймой и надавила с остатками жизненных сил на спусковой механизм.

Одиночного выстрела вполне хватило, чтобы прервать ненужную полемику.

— Шевелись, урод! — подтолкнул Юрий в спину мутанта. — Нам ещё нужно добраться до Норы! Ты помнишь её?

Заскрежетав жвалами до хруста хитина, пришелец предпочёл промолчать.

— Вижу, что не забыл. Это хорошо. Потому что я — не она — мучить долго не стану, но и потомства оставить не дам, так и знай!

На пару с ним, они зашагали на выход из бункера, спеша добраться до авиака. Ас был неприятно удивлён новой встрече с пленником и мутантом. К тому же Гагарин был вооружён, иначе бы не выпрыгнул из кабины, избегая столкновения с ним, едва услышал:

— Пошёл вон!

— Ты не убьёшь его, примат? — поразился мутант действиям землянина.

Он привык: обычно они были последовательны и примитивны донельзя. А тут вдруг неожиданный поворот событий, не укладывающийся в стандартную характеристику низшей расы.

— Не вижу смысла, — взялся Юрий за штурвал, продолжая: — Опасности на данный момент он не представлял нам. Так зачем же я стану лишать его жизни?

— Он бы тебя не пощадил, будь у него такая возможность. И если встретитесь вновь — выстрелит первым, — сбросил мутант на пол тело Каналина.

— Если успеет, — оторвал авиак от посадочной платформы землянин, поднимая над поверхностью базы.

Он спешил к Кратеру, куда, по его расчётам, уже должна прибыть с колонистами Нора. И найти их там оказалось несложно.

Чтобы не заметить грузак, нужно быть совершенно слепым. Когда, даже не имея глаз, напарница могла дать фору зрячим врагам.

— Ну, где же ты, Юг? — выглядывала из-за лобового иллюминатора с боковыми Нора. — Где?

Разглядеть в толпе, его не представлялось возможным.

— Давай мы поищем его, — предложила Полина.

Ей не сиделось в кабине, зная, что отец где-то там, в Кратере, и ему требуется их помощь.

— А это ещё что за авиак? И откуда тут взялся? — обратил внимание на летательный аппарат Алексей. — По-моему он идёт прямо на нас!

Его опасения подтвердились.

— Это он! — не сомневалась Нора. — Он.

— Отец?! — хотелось верить Полине: напарница не обманет её ожиданий.

— Ещё сомневаешься, — сдала чуть назад Нора, уступая место для посадки авиаку.

Напротив неё в кабине пилота застыл напарник. Вторым номером у него оказался мутант. Третьим, как выяснилось немногим позже…

— Каналин, каналья! — готова была убить его Нора сейчас, ну или хотя бы выцарапать ему глаза.

— Он требуется нам живым! — предупредил Юрий. — Его ещё придётся не раз допросить!

— Тогда позволь мне хотя бы ударить его!

— Нет, Нора! Я не для того вытащил его с того света, — указал он ей на свёрнутую шею.

— Твоя работа, любимый? — порадовалась Нора предоставленному её взору зрелищу.

— Ну да, дорогая, — повинился Юрий. — Хотел как лучше, а получилось как всегда — хуже некуда. Надеюсь, реликт с вами, и колонисты?

— Ещё сомневаешься, любимый? — фейерила напарница от счастья.

— В тебе, дорогая, нет, — поблагодарил её Юрий за то, что она вернулась за ним дважды. И взглянул на дочь. — Нам нужно срочно покинуть Цереру. Корабль для полёта уже выбрала?

— Нет, но никаких проблем, любимый, — заверила напарница.

— Договорились, дорогая.

Юрий пригласил в кабину авиака пилотом дочь.

— Нет, па, я останусь с Норой, извини.

— А можно мне составить вам компанию? — попросился Алексей в напарники к Гагарину.

Он ещё ни разу в жизни не управлял авиаком, а тут такой шанс — и выпал впервые.

— Стрелять знаешь как?

— Ага.

— А умеешь?

— Без проблем.

— Тогда залазь в кабину, и полетели!

Окончание фразы касалось всех без исключения подопечных землянина, в том числе и двух обожаемым им женщин, одна из которых являлась его напарницей, другая же и вовсе дочерью. За них обеих, он убьёт любого, кто встанет на их пути. Что испытал на собственной шкуре Каналин, и пока что остался в живых. Но второго шанса не будет. Впрочем, и у мутанта, если не вернёт гиббонам человеческий облик.

Их также рассчитывал вернуть к нормальной жизни Гагарин. Поэтому и выбрал для дальнейшего полёта в космосе «Призрак», на борту которого до сих пор находились инфицированные колонисты, представляя собой немалую угрозу для космического сообщества.

Глава 14 НЕЛЮДЬ

Взрывная волна докатилась и до ангара, покинутого ранее, как колонистами, так и пиратами, мельком заглянувшими сюда, но, ни те, ни другие не озаботились судьбой Стикса. Носил данное прозвище головорез с «Призрака» неслучайно. В космосе, да и в мире, как таковом, всё закономерно. Кто верил в случайности — долго не жил. Вот позабытый и позаброшенный пират почувствовал, как холод сменился жаром.

Очередной прокатившейся волной взрывов в эпицентре ЧП достало и ангар в удалении. Один из массивных осколков, пробив навылет свод, угодил сверху на камеру со Стиксом. Потеряв инерционную скорость, он заставил колпак пойти трещинами. В них и устремился горячий воздух от раскалённого металла, дымившегося и шипящего вокруг. А тут ещё со свистом наружу начал вырываться пар из саркофага, и вскоре уже пират смог открыть глаза. Не сам, он услышал зов, обращённый к нему извне. Будь иначе, его глаза не превратились бы в вертикальные щелочки, а зрачки и вовсе стали ярко-оранжевыми с продольными полосками, как у хищника, но багряного окраса.

Обнаружив на пути преграду, не позволившую Стиксу встать в полный рост, он проверил её на прочность ладонями.

Растрескавшийся купол содрогнулся, и только. Повторное прикосновение, не похожий на себя прежнего, пират произвёл кулаками.

Однако и данное действие с его стороны не позволило ему оказаться на свободе. Из заточения он вырвался, когда согнул ноги в коленях, и выпрыгнул при их распрямлении вместе со слетевшим куполом с саркофага.

Не обращая внимания на обломки, посыпавшиеся вокруг него, он размашистым скачком переместился в сторону от ледяной камеры, на которую миг спустя с грохотом обрушилась, оторвавшаяся от свода массивная плита, скрипевшая до недавнего времени под ударами, накатывающих взрывных волн с осколками.

Обернувшись на шумы за спиной, Стикс дольше не стал задерживаться в ангаре. Здесь, кроме смерти, его ничего не ждало. Поэтому выскочил наружу в одну из пробоин, и, быстро сориентировавшись, подался на зов извне, отбивавшийся у него в голове нечеловеческим ором.

Ему казалось, рычит некая тварь, которой он не вправе отказать. Да и взгляд на прежних соратников по оружию стал совершенно другим — не отрешённым, как раньше, а заинтересованным.

— Помоги-и-и… — простонал некто поблизости. — Не брос-Ай… меня-а-а…

Секундная заминка, и Стикс застыл подле тела в бронескафе с повреждённой маской, также изрешечённой множественными мелкими трещинами. Вот и короткая антенна переговорного устройства, напоминающая шпенёк, была срезана и искрила, торчащими наружу проводами. Не говоря уже про пробитый панцирь и раскуроченный наплечный щиток. Хотя и набедренный также был смят и разворочен. Но не это являлось главной особенностью, а то, что из пробитой защитной брони сочилась багровая жидкость. Раньше при виде неё, Стикс ничего не испытывал, сейчас же она сводила его с ума.

Открыв рот, он неожиданно зарычал для раненного, к тому же тот разглядел у него клыки.

— Ты не человек… — пытался противопоставить он откликнувшемуся АП. — Ты… тварь…

Вот только не учёл, что правая рука у него сейчас являлась обрубком, пускай кисть всё ещё сжимала атомный пистолет, правда, отдельно от тела. Но дотянуться до него даже левой рукой не было никакой возможности.

Ей, он и потянулся за РАГом. Зря. Стикс отреагировал на резкое движение, трясущейся конечностью человека, как на угрозу. Поэтому, когда зов вновь обрушился на него, он в беспамятстве отскочил от растерзанного тела пирата, оказавшись весь в крови.

Она пришлась ему по вкусу, и если бы не заставляющий отбиваться болью глас неведомого существа, вновь побеспокоившего его во время трапезы, вряд ли бы в скором времени покинул место катастрофы, поскольку тела, истекающие повсеместно кровью, а также разбросанные куски человеческой плоти и дальше манили, сводя с ума.

Однако зов был сильнее жажды крови, и кровопийца пошёл на него, покидая пределы складов, следуя в сторону космодрома к взлётно-посадочным полосам стартовой площадки.

В какой-то момент над ним пронёсся авиак, сопровождавший грузак. Именно грузак и привлёк внимание Стикса. Он почувствовал, что именно оттуда исходит тот невыносимый для него зов.

Яростно прорычав, мутироваший пират кинулся вдогонку со всех ног, перейдя вскачь на все наличествующие у него четыре конечности. Будь больше, он использовал бы их, но пришлось довольствоваться тем количеством, какое имелось в наличии. По причине чего его скорость оказалась невысока. И всё же никто из обитателей Цереры не мог тягаться с ним в беге, как на короткую, так и длинную дистанцию.

Выскочив на проезжую часть, Стикс ненароком угодил в карлёт. Любой другой пират на его месте, не обладая защитным скафандром с модернизированной бронёй, сдох бы от множественных переломов и разрыва внутренний органов, и его не спасли бы даже стимуляторы. Но он уже давно не являлся человек, и всё человеческое, в момент раздавшегося зова, отступило на задний план, превратив его в существо иного мира.

— Вот урод, — постарался при резком торможении сбросить его с лобовика ас карлёта.

Не вышло, Стикс вцепился в металл пальцами. Но как это было возможно, сбивший его недоумевал.

А уж когда заметил его глаза, смотрящие на него сквозь тонированное стекло, и вовсе оторопел. Не говоря уже про клыки.

Едва ас узрел их, схватился за дробовик. Сделав из АДа пару выстрелов, он первой атомной пулей прожёг бронированное стекло, а второй зацепил самоубийцу в плечо.

Произвести третий выстрел по счёту попросту не успел. В образовавшейся пробоине на лобовом иллюминаторе возникла рука Стикса с чуть загнутыми пальцами так подобная на лапу хищника, и вцепилась ему в глотку.

С этого мгновения карлёт стал неуправляем. Причина — ас залил, хлынувшей кровью из рваной раны на шее, кабину. Куда следом проник, разломав края пробоины, Стикс. И хищно улыбнувшись, занял место пилота, вылетевшего из кабины при столкновении с ограждением, тогда как угонщик катапультировался, желая попасть на грузак.

— Тебе не кажется, Нора: на нас упало что-то сверху? — прислушалась Полина.

— А я думала: мне показалось, — быстро проверила напарница, осматривая панель, испещрённую мониторами, являющимися прекрасной заменой отражателям заднего вида в кабине. Хотя это прямая обязанность штурмана, но Полина была далеко от этого. Зато санинструктор неплохой. Вот что было важнее всего.

И снова грохот извне заставил переглянуться пилотес.

Кто являлся его источником, им всё никак не удавалось разглядеть. Причина — налётчик пытался проникнуть за выдвижную платформу.

Ухватившись за выступ, он стремился оторвать его, да силёнок не хватило. Вот если бы он вдоволь налакался крови — возможно, его способности возросли безмерно. Но зов не давал ему такой возможности на их увеличение.

Поэтому все потуги нелюдя оказались напрасными. Он слышал зов, исходящий изнутри контейнера, и дальше оставался снаружи.

— Парни, не в службу, а в дружбу, — раздался на связи открытого канала голос напарницы Юрия. — Вы бы не могли выяснить, что там такое угодило на грузак?

— Сделаем, дорогая, — заложил крутой вираж землянин, и вновь вернулся на прежний курс, пристроившись в хвост грузака.

— Да это же Стикс! — признал его мгновенно Алексей.

— Интересно, и каким образом он нашёл нас, а настиг? — проступило удивление в голосе Норы.

— Думаю, скоро узнаем, — практически добрались они до космодрома, следя за действиями пирата.

Тот больше не казался им миролюбивым. Оно и понятно — такое разве простишь, когда тебя бросают на верную погибель. И всё же реагировать на асов с авиака не стал, даже хвататься за оружие в виду его отсутствия. Хотя у него и торчал, зацепившийся за пояс, АД.

Взялся он за него, когда не нашёл ничего лучше под рукой, и опять же не стал давить на спусковой механизм — просто пытался отбить им край платформы в сторону и отогнуть, чтоб проникнуть внутрь контейнера.

— Похоже, он не в себе, — отметил Алексей.

— Что ж ты хотел, — заметил в свою очередь Юрий, — последствия контузии. Кто знает, как бы мы повели себя на его месте.

— А он не помешает нам захватить «Призрак»?

— Не думаю, скорее наоборот: он — наш пропуск внутрь крейсера, — предложил землянин заняться им.

— Принято, — согласилась Нора поменяться местами с Полиной, передав дочери Юрия управление грузаком.

— А ты куда? — всполошилась та, никогда прежде не управляя столь массивным летательным аппаратом, пускай и низко барражирующим над поверхностью. Но всё же у них в контейнере было полно людей, и они обе несли ответственность за них.

— Наверх, — ответила напарница, поясняя дополнительно. — Хочу перекинуться парой слов с пиратом и пригласить его к нам в кабину. Надеюсь, ты не станешь возражать, Полина?

— Нет, — вцепилась Гагарина в штурвал.

— Тогда не прощаюсь, — не прочь была подмигнуть агент, но мечты обрести вновь зрение, а с ним — глаза, так и остались несбыточными пока. Поэтому её лицо, как и прежде, скрывала сенсорная полумаска.

Убрав вниз стекло с бокового иллюминатора, Нора взобралась на кабину, и, балансируя за счёт ног и рук, подалась в хвост грузака.

— Он ещё там, пират? — уточнила она у асов авиака, и получила исчерпывающую информацию.

— Да, и пока что никоим образом не реагирует на твоё присутствие. У тебя есть шанс подобраться к нему незаметно, — подсказал Юрий, сокращая расстояние до грузака.

— Это радует, — не чувствовалось радости в голосе Норы.

Времени осталось в обрез, а им к тому же и орудовал сейчас пират.

— Стикс, — обратилась к нему по имени агент. — Ты что делаешь?

Пират не сразу отреагировал на неё, прежде нанёс ещё пару безуспешных ударов, сбивая приклад о торчащий край массивной платформы, и лишь затем оглянулся на неё.

— Что у тебя с глазами?! — на мгновение растерялась Нора.

Изменения, коснувшиеся пирата одновременно с зубами, она попросту не успела озвучить — тот кинулся на неё, почувствовав опасность. Или тот, кто призвал его сюда, заставил его сделать это помимо собственной воли.

— Да что с тобой такое, а… А-а-а…

Норе пришлось приложить немало усилий, чтобы избежать столкновения с невероятно прыгучим соперником, ко всему прочему оказавшимся ещё изворотливым и проворным, иначе бы не сумел переместить центр тяжести тела в прыжке против всех правил притяжения на Церере. И опуститься точно на ноги. При этом он замахнулся наотмашь атомным дробовиком.

Выстрелив по оружию пирата, Нора угодила в БЗ. Оно и детонировало, сбив ударной волной как противника с ног, так и её. Вот только она рухнула спиной на грузак, а Стикс и вовсе слетел с него, но каким-то невероятным образом сумел зацепиться за авиак.

Едва удержав штурвал в прежнем положении, землянин с трудом стабилизировал полёт, хотя ещё миг назад кабина с асами находилась параллельно поверхности, а левое антикрыло перпендикулярно к ней.

— Да стряхни ты его, Юг… — видела всё, что творилось сейчас на авиаке Нора, сжимая в руке АП.

Выстрелила пару раз, стремясь зацепить то, во что превратился пират.

Не вышло. Первый заряд прошёл мимо, угодив в пустоту, второй рикошетил от борта авиака рядом со Стиксом.

Тот по-прежнему держался на нём, даже после совершённого Юрием переворота.

— Тебе не удалось стряхнуть его, — дала ему подсказку Нора.

Но он это знал и без неё, следя за налётчиком.

— Я разберусь с ним, — предложил Алексей, спеша выбраться за пределы кабины.

— Сиди, где сидишь! Сейчас я подставлю его под пушку, а ты не промахнись. И Нору не зацепи!

Юрий заложил очередной крутой вираж. Почувствовав, что призвавший его сейчас отдаляется, Стикс без усилий со стороны асов покинул авиак.

— Он отвалился! Упал! — раздался по-прежнему взволнованный голос Норы в наушниках у них.

Не тут-то было. Пират вновь очутился на грузаке перед ней.

— Да что ты такое, Стикс?!

Услышав своё имя, пират обернулся на Нору.

— Не вздумай избегать меня, тварь, не то хуже будет!

Склонив голову к правому плечу, затем к левому, Стикс не без интереса разглядывал соперницу. Ему казалось: он где-то встречался с ней. А той: заигрывает с ней. Как всё в следующий миг переменил зов.

Услышав призыв, нелюдь не могла бороться с ним, предпочтя то же самое проделать с соперницей.

На этот раз Нора не промахнулась, но сбить с ног пирата с единственно точного выстрела ей не удалось, поэтому добавила ещё и ногами, сбросив его тело с себя, а после уже сама навалилась на него, проверяя на прочность контейнер его головой.

— Урод!

— Нора, ты в порядке? — вернулся на прежний курс, подстроившись им в хвост Юрий, предложив разобраться со Стиксом при помощи наличествующей у них, и встроенной в днище авиака, пушки.

— Да, — заверила напарница. — И пирата успокоила.

— Точно успокоила, а не упокоила? — уточнил землянин, так как он требовался им живым.

— Пульса не чувствую, но он жив.

Как такое могло быть, и предстояло выяснить в скором времени беглецам.

— Я возвращаюсь в кабину, — потащила Нора за собой обездвиженное тело пирата.

— Осторожней там с ним, девчонки, — попросил их Юрий, сожалея, что не поехал вместе с ними одним транспортом.

Благо они уже мчались над одной из взлётно-посадочных полос космодрома, пока не наткнулись на контуры «Призрака».

— К нам гости, старпом!

— Капитан, — напомнил Винт помощнику, кем провозгласил себя по возвращении на Цереру. — Теперь ты являешься им!

— Простите, капитан, всё ещё никак не привыкну к новой должности, — извинился пират, тогда как его роль и функциональные обязанности нисколько не изменились. Он по-прежнему оставался на своём месте, и в кресле. — Но гости требуют открыть шлюз грузового отсека. И кажется, там с ними находится Стикс.

Им и прикрылась Нора в кабине на фоне Полины.

— Впусти, — дал добро на посадку на борт новоявленный капитан.

— И авиак помимо грузака?

— Если он входит в число колонны сопровождающим — да, но вышли уродов разобраться с теми, кто вернулся к нам вместе со Стиксом. Мне ни к чему ненужные сюрпризы! — предупредил капитан.

— Сделаю, — заверил старпом, рассчитывая в скором времени на новое повышение.

Стикс был как раз тем пиратом, который способен расчистить для него должность командира на «Призраке».

— Их здесь нет, Гриз, — доложил Язык. — Кратер пуст!

— Ты опускался на самое дно? — негодовал головорез.

— Нет, но…

— Никаких — но! — столкнул обезумивший пират подопечного на платформу, оказавшуюся внизу у самого дна, и закричал, обращаясь к нему в переговорное устройство, пока он не сдох там. — Что ты видишь?

— Пусто…ту-у-у… — затянул Язык, а чуть погодя прикусил его окончательно.

— Достал, — огрызнулся Гризли, соображая, куда могли податься беглецы. Неожиданно выдал. — Все на космодром!

Новое предложение, поступившее от него пиратам, понравилось больше всего. Поэтому никто не заставил себя долго ждать, и все вернулись к грузаку по первому зову.

К тому времени Гризли сидел в кабине пилота за штурвалом — вновь повёл его собственноручно, но уже покидая Кратер всё на той же, максимальной, скорости, спеша в направлении взлётно-посадочных полос, угодив в столпотворение техники, несущейся огромным потоком в одном направлении с ними.

— Только бы не опоздать, — негодовал он, выйдя на связь с экипажем «Ковчега». — Старпом, приём!

— На связи, командир! Ты где?

— У Кратера пока, но скоро буду на космодроме, — заверил головорез партнёра, попутно интересуясь. — Ты ничего интересного не заметил поблизости, а на «Призраке»?

— Туда только что прибыл грузак под управлением Стикса и в сопровождении авиака, принадлежащего Каа.

— Каа… — оторопел пират. — На борт «Призрака» прибыл Каа?

— Этого я не берусь утверждать, командир, но говорю то, что видел воочию. И слежу по твоему приказу за конкурентами. Они что-то затевают, — доложил старпом.

— Задержи их до моего прибытия — слышишь! Не дай им покинуть планету, зам! — сорвался в крик Гризли.

— Понял тебя, командир. Сделаю всё, что зависит от меня. Может мне выслать туда абордажную команду? — предложил помощник.

— Я сам это сделаю, — заверил Гризли. — Сам!

— Как прикажешь, командир, так и будет. До связи!

— Вот гадство! — ругнулся про себя Гризли, и не заметил, как сжевал самокрутку.

Пробиться сквозь небывалое нагромождение летательных аппаратов наземного образца на космодром было непросто. Их подпирали соратники по несчастью не только со всех сторон, но ещё и сверху, да снизу. Так что когда в виду случившейся аварии образовался затор, он не без труда удержал в воздухе грузак, тараня карлёты поменьше на малой скорости.

— Кажется, выбрались, — отнюдь не искрил оптимизмом пират, оказавшийся штурманом у Гризли.

Когда пилоту от него требовались профессиональные навыки второго номера, и неплохое знание местности. Поэтому под угрозой катапультирования вспомнил сразу же всё.

— Сворачиваем направо, — заметил знакомые очертания штурман. — Теперь прямо, потом налево и…

Он хотел сказать — тут гони. Да очередная просторная улица оказалась заполонена нескончаемым потоком автолётов.

— И почему грузакам не навешивают орудия? — возмутился наёмник.

— Да уж, — согласился Гризли с ним. — Пушка нам точно б не помешала. А лучше две по бортам калибра Грома.

Делать нечего, пришлось вливаться в очередной поток и после выбираться из него, устроив новое ДТП, прежде чем удалось выскочить из толчеи и очутиться поблизости от космодрома. Плюс ещё протаранить растяжку с рекламой ежегодных игр на выживание в Кратере, и только потом удалось дотянуть до ближайшей посадочной полосы. При этом ещё взрывая её днищем, продолжить движение в направлении «Ковчега» с «Призраком».

— Капитан, взгляни, — отвлёк его внимание от грузового отсека старпом. — К нам по посадочной полосе летит очередной грузак. К чему бы это?

— Летит, говоришь, — застыл тот взглядом на экране с камерой дальнего слежения за периметром. — Когда движется по инерции, взрывая грунт.

— Прикажете взять его в прицел, капитан?

— Да, старпом. И если что — не отвлекай меня больше от дел по пустякам, — переключил вновь всё своё внимание на грузовой отсек капитан.

Уроды уже были на месте, ожидая встречи с гостями, доставленными на борт «Призрака» Стиксом. Вот только тот не спешил покидать кабины, с засевшими там девицами, и почему-то медлил.

То же самое не нравилось и призвавшему его. Поэтому и переключился на прочих подопечных, почувствовав их близость.

Гиббоны в отсеке, расположенном в одном блоке с арсеналом «Призрака» начали приходить в себя, иначе бы присматривающий за ними пират не обнаружил одну нехарактерную ранее особенность — они повально стали оживать, и не просто так открывая глаза, а огрызаться. Но опять же, не на него, а кажется, переговаривались меж собой.

Ему не нравилось то, что сейчас творилось внутри, поэтому поспешил выскочить наружу из отсека, поскольку клетки с гиббонами начали раскачиваться, и если не ошибался: стремились выбраться за них. А держать оборону проще было извне у закрытой переборки.

— Чего расселся, мутант? — стреножила его Нора, перебравшись из кабины в контейнер, не покидая грузака. — На выход пора.

Тот замер, не реагируя на неё, и даже когда она силой подняла его, не спешил сокращать жвала и открывать глаза.

— Мне не нравится то, что происходит с ним, — вмешалась Фомина. — Вдруг он заразен? Эпидемия с него может перекинуться на нас тоже.

— Сейчас я вылечу этого больного на раз, — приставила агент ствол АПа к голове Гена, заставив его очнуться в тот же миг. — Добро пожаловать на «Призрак», отшельник!

Последнее заявление самки примата порадовало пришельца, иначе бы он не одарил её уродливым оскалом раздвинутых жвал.

— Пошевеливайся, мутант!

Нора ещё не знала, что ожидало её на борту крейсера, тогда как пират у отсека с гиббонами, сподобился на первые выстрелы. Их не сразу услышали соратники по оружию, иначе бы удалось локализовать прорыв препарированных мутантом многим ранее колонистов. Сейчас у всех у них был взгляд под стать Стиксу, а повадки и вовсе опасными для жизни прочих форм существования. В чём лишний раз убедился охранник, разодранный, казалось бы, неуправляемой толпой нелюди, обламывающей свои клыки об окровавленные доспехи.

Им всем, без исключения, хотелось отведать свежей крови и плоти.

Человеческая плоть подошла, как нельзя, кстати, и пришлась по вкусу всякому гиббону. Но не все мутанты утолили жажду крови, ощущая нестерпимый голод, который гнал их вперёд по отсекам «Призрака», а подгонял зов создателя, обращённый к ним извне.

Бороться с ним, они не могли — он причинял им нестерпимую боль. Поэтому стремились оказаться подле него как можно быстрее по времени. И чем ближе становились к нему, тем легче было им сносить его призыв, который казалось, разрывал саму плоть.

Один из гиббонов увлёкся охотой на приматов, свернув не в тот отрог «Призрака» и через пару размашистых скачков, лопнул, истекая чёрной слизью в казарме.

Пираты там были ошарашены его появлением у себя, а также едким веществом, разъедавшим сейчас всё, на что угодил отвратной плотью, некогда бывший колонист, ранее ничем отличающийся от них. Но в последний миг жизни превратился в мутанта-кровопийцу.

— Нужно срочно доложить капитану об инциденте с ним, — вскричал пират, которому досталось больше всего. А тут ещё коснувшись тёмной жидкости рукой, получил химический ожог — завопил.

Под стать ему кричали соратники, хватаясь за залитое оружие, и спешили на выход из казармы. Сейчас каждый из них горел желанием отомстить гиббонам, ни взирая на то, что те представляли собой очень ценный груз, и стоили дороже на вес любых драгоценных металлов.

— Вон они! — закричал пират с обожженными пальцами кислотой…

Боль притупили стимуляторы, вводя попутно инъекцию с функцией максимально быстрого заживления ран. Попадая сразу в кровь, она меняла структуру, и при выделении в районе травмы наращивала плоть, восстанавливая как костную, так и мышечную ткань. Так было не всегда, и в первый раз, когда уникальный медпрепарат впервые попал головорезам с «Призрака» в руки, благодаря атаке на крейсер, принадлежащей Триаде, занимающейся их незаконной транспортировкой, у первого, кто опробовал их на себе, на голове выросли рога, а на переломанном хребте — шипы. Поэтому и отправили его в реактор вместе с ними.

После уже со стимуляторами не рисковали, предварительно проверяя на тех, кто перевозил их контрабандно. И уже при столкновении с Якудзой получили то, что искали не один год.

…Гиббоны никак не реагировали на хозяев корабля, следуя все в одном и том же направлении. Хотя и огрызались, не более того. Но едва по ним выстрелил тот самый неудачливый пират, горевший жаждой мести, изменили в корне своё поведение, набросившись на них.

— Стреляйте! Чего вы ждёте? — заголосил подстрекатель, разряжая стремительно обойму Молота. Вот и Топор недолго оставался без дела. А когда к АА-М закончились БЗ, не пытался даже перезарядить. У него на это не осталось времени. Поэтому пошёл дальше в рукопашную, обнажив резак. Чего делать ему точно не следовало. Впрочем, и его подопечным пятиться и отступать.

Почуяв собственное превосходство над пиратами, гиббоны, толкая друг друга, ринулись на них сплошным потоком, используя для продвижения вперёд не только пол, но и стены. Даже потолок.

— Вызывайте мостик! — последнее, что успел прокричать неудачный мститель, и гиббоны разорвали его прямо на глазах у соратников.

Больше пираты не теряли времени, открыв шкальный огонь из всех в наличии стволов по мутировавшим колонистам.

— Вы слышали? — отвлёкся урод в грузовом отсеке на шумы извне.

Где-то по соседству с ними шёл высокой интенсивности бой.

— Я думал: мне показалось, — вторил ему напарник.

— Всем сразу не может, — отозвался третий подельник.

Четвёртый же подался к переборке, отделявшей их от основных отсеков «Призрака». Едва она исчезла меж ним и теми, кто ломился толпой в грузовой отсек, застыл…

— Гиббон… Это гиб…

Большего сказать ему не дали возможности незваные гости, и оборвав на полуслове, хлынули в грузовой отсек, блокированный капитаном крейсера. Будь иначе, Полина бы не стала спрашивать у Норы, что ей делать, и тем более отца. Поскольку как санинструктор сразу поняла всё, и то, кого представляют собой некогда её подопечные, за здоровьем которых ещё не так давно следила сама на борту космолёта «Марс-5».

— Капитан! Это капитан! — признал Алексей по форме командира.

— Это кто угодно, но только не он, — поднял с платформы авиак землянин, и стремительно двинул навстречу гиббонам, метя кабиной в тесный проход.

Страховочные ремни при ударе о преграду, которой выступила переборка грузового отсека, вытянулись благодаря своей эластичности и Юрий прочувствовал на собственной коже не только их, но и поручни так называемой клетки. А в следующий миг их отстрелило и они катапультировались, рухнув на тех гиббонов, что успели прорваться внутрь вновь изолированного грузового отсека.

Уроды недолго стояли и смотрели на то, что происходит вокруг них, также вступили в битву, активируя оружие.

— Полина, ты как? — не сразу вернулась в кабину Нора.

— Что — я? Когда в порядке, а вот отец…

— Где он?

— Там, — указала напарница агенту на обломки авиака, в которые превратился малый летательный аппарат, воткнувшийся в проём, откуда в грузовой отсек стремились колонисты, препарированные ранее мутантом. И то, кого сейчас представляли собой, у соотечественников вызывало отвращение.

— Все, у кого есть оружие, за мной на выход! Вперёд! — наказала Нора Полине опустить подъёмную платформу, чтобы они могли выбраться наружу.

Перечить ей, она не стала, во-первых, из-за любимого, а во-вторых, из-за отца, вновь пробивающихся к ним сквозь гиббонов с пиратами. И не желала терять обоих, ни взирая на то, что самой грозила опасность.

По пути на выход, Нора не удержалась и изрядно приложила мутанта, лишая сознания.

— Слушай мою команду, — замерла она у раскрытого контейнера. — Зачищаем грузовой отсек, забираем всех своих, и отчаливаем! Вопросы есть? Вопросов нет!

Она даже не позволила вставить и слова подопечным, заставив их действовать собрано и мобильно.

— Пошли — врассыпную! — срывая голос, прокричала Нора, стараясь перекрыть шумы извне, долетевшие до них в виде раскатов стрельбы и безудержных рыков. — Занять круговую оборону! Разбиться по парам и каждому держать свои сектора!

Сама же решила немного прогуляться.

— Соскучились, мальчики, — примкнула она неожиданно к пиратам.

Уроды не были рады новой встрече с ней, но она хотя бы оставалась человеком, тогда как порезанные мутантом колонисты, потеряв всякий человеческий облик, превратились в кровожадных кровопийц. И ни взирая на полученные раны с увечьями, продолжили лезть к грузаку, истекая тёмной слизью.

— Ничего не понимаю, что им надо от нас? — терялась в догадках Нора, чувствуя подвох со стороны мутанта.

Но ведь вырубила его, дабы он больше не мог призывать гиббонов. Или всё дело было не в нём, а в них? В этом ещё лишь предстояло разобраться, впрочем, и спасти напарника с капитаном 3-го ранга.

Вот у них дела обстояли хуже придумать нельзя, и схватка изначально переросла врукопашную.

— Я прогуляюсь к ним, а вы прикроете меня, мужики, — рванула Нора вперёд, ближе к обломкам авиака.

— Да кто ты такая, чтоб командовать нами?! — услышала она вдогонку от одного из пиратов. И следом от другого: — Она единственный среди нас мужик, если на то пошло!

— Баба!?

— Да, баба, но в отличие от нас с железными яйцами!

Глава 15 ГЕРМАФРАГИ

Полина сидела, будто на иголках, безучастно глядя на картину разворачивающегося побоища между людьми и теми, кто ещё недавно, как она сама, являлся колонистами. Теперь же они, ворвавшиеся в грузовой отсек с корабля, представляли собой нелюдь. Их кровожадные замашки с небывалой выносливостью благодаря сумасшедшей регенерации, поразили её до глубины души. Ладно бы у препарированных потрошителем имелись в наличии стимуляторы, способные поднимать даже мёртвых — всего лишь раз или два, в зависимости от выносливости организма — но не заметила у них нагрудные аптечки. Зато отчётливо их скрюченные пальцы на манер когтей, и клыки вместо зубов. Прочие изменения касались исключительно вытекавшей из них тёмной жидкости, источавшей попутно едкие пары из образовавшихся ран или оторванных в пылу схватки конечностей, когда они попадали под огненные выбросы атомных пуль и прочих боезарядов. Однако продолжали идти, впиваясь в плоть, пока что исключительно, пиратов. Но быстро отвлекаясь на досаждавших им вооружённых людей, стремились прорвать оцепление, чтобы стать немногим ближе к грузаку.

— Что я делаю? — произнесла вслух санинструктор на месте штурмана в кабине пилота, и, схватившись за АП, противопоставила возникшему на лобовом иллюминаторе гиббону.

Нелюдь даже не видя из-за отражающей поверхности стекла колонистку, чувствовала её присутствие. Похоже, что именно кровь в жилах манила гиббона внутрь. Или что-то ещё. Возможно даже мутант, оказавшийся на борту грузака пленником.

Недолго думая, Полина подалась к боковому окну, убрав его одним ударом кулака по кнопке, и не успела высунуться, как перед ней, в образовавшемся проёме, возникла пасть полная клыков.

С них капала, стекая кровь, заставив судорожно вздрогнуть девицу, а в её руке — сжатый крепко АП.

Исторгнутый огненный заряд угодил в глотку твари, и та с оголтелым воплем, рухнула на посадочную платформу.

Добить инфицированного колониста, Полина попросту не успела — внутри грузака раздались крики вперемешку с воплями, которые дополнительно перекрыл душераздирающий рык.

Неужели мутант решил повеселиться под стать своим кошмарным детищам? — призадумалась Гагарина, и в следующий миг обернулась.

Не сделай она этого, кто знает, чем бы закончилось для неё столкновение со Стиксом. Пират ожил, первым делом отреагировав на колонистку, но в последующий момент перед броском его остановил зов.

Призывавший его находился в непосредственной близости. Будь иначе, инфицированный непременно насладился бы в полной мере человеческой кровью девицы. Однако щёлкнув зловеще клыками, бросился из кабины в контейнер. Поэтому выстрел, произведённый повторно Полиной, рассыпался облаком искр о противоположное боковое стекло.

Но на этом неприятности для Гагариной не закончились — кто-то схватил её за хвост и потянул вниз, стремясь вытащить наружу из грузака.

— А-а-а… — раскричалась она, стараясь удержаться внутри за счёт ног и левой руки, тогда как правой продолжала сжимать атомный пистолет, обнаружив тварь, прежде подстреленную ей. Но та оказалась вполне себе достойным противником, не желавшим упускать возможности добраться до девицы.

Полина попросту мешала ему проникнуть внутрь — и всего-то.

Убрав её с проёма, инфицированный колонист подался тем же маршрутом, что и Стикс.

— Убью, тварь! — согнулась эмбрионом Полина, и вновь очутилась в кабине. Секундой или двумя погодя, она застыла с оружием наизготовку для стрельбы в проёме, соединяющей кабину с контейнером грузака.

Там возникла небывалая толчея, и люди, стремясь покинуть его, посыпались наружу с открытой платформы, нанося увечья друг другу.

Пара инфицированных не желала отставать от них. Так вот значит, для чего они спешили сюда. Грузак представлял собой для них огромную консерву с отборными деликатесами, набитыми под завязку.

Так продолжалось недолго. Едва контейнер опустел, внутри остался исключительно мутант. Полина встретилась глазами с ним. Тот пытался подавить её волю, как прежде это у него с лёгкостью получалось в отношении гиббонов, и не только, но с ней данная уловка не прошла.

— Вся в предка! — обозвал им Ген отца Полины. — И это радует! Возможно, в будущем из тебя получится неплохая предводительница, если не вовсе прародительница зеркан! Но для этого мне нужен реликт!

— Ты не получишь его, тварь! — не теряя времени выстрелила соперница.

Сначала раз, потом не раз. Однако всякий раз промахивалась по мутанту, не пожелавшему оставаться на месте, и бросившимся стремглав на неё.

— Больно-о-о… — выпал АП из руки обессиленной девицы, и тут же в тело впились иглы с походной аптечки, вводя в ослабленный организм наличествующие порции стимуляторов.

Это позволило ей взглянуть на рану, где до сих пор торчала одна из верхних конечностей мутанта, и кажется, если не ошибалась, в районе живота.

То, что оттуда вытекала кровь, потрошителя волновало меньше всего, ему срочно требовался реликт, и теперь у него не осталось преград на пути к нему. Он намеревался овладеть им и провести привычный ритуал всякому представителю рода зеркан, обладавшему уникальными способностями. А Ген, в своём развитии, как обитатель в далёком прошлом Зираты, стоял на высшей ступени, иначе бы не выжил после катаклизма, стёршего в астероиды сначала искусственный корабль-спутник, а с ним и планету.

Всё, что осталось от неё — осколок, прозванный приматами с третьей планеты от жёлтой звезды — Церера.

Хватая воздух ртом, Полина теряла сознание, но продолжала бороться уже за жизнь, не желая по пробуждении оказаться гермафрагом, в которых, по мере вкушения крови, превращались гиббоны.

Что тут же бросалось в глаза пиратам и колонистам при двух агентах секретной службы Содружества.

Вот и Юрий, отразив выпад одного из них, казалось, свернул шею. Однако тварь, поправив её руками и насадив вновь на хребет, вдобавок укрепила шипами. Так что повторный удар в больное прежде место инфицированного без нанесения себе увечий, был невозможен. А тут ещё и кожа лица вдруг стала шелушиться, превращаясь в чешую. Что уже было отмечать про язык, вытянувшийся неимоверно, к тому же выстреливший слизь.

— Берегись! — увернулся землянин от неё, сбивая с ног Алексея. И оба узрели Нору.

Не сбавляя скорости, она подбежала к ним, посылая огненные заряды в мутанта. Три из пяти легли точно в цель, прожигая ему плоть и отрывая конечности.

— Сдохни, уро-о-од…

Юрий на пару с капитаном 3-го ранга выручили её так же, как она до этого их, сумев наконец-то завалить гермафрага, но лишь на пол — не более того. Тот и дальше оставался не только живым, но и подвижным, стремясь добраться до них на обрубках.

На них и засеменил инфицированный в направлении теплокровных с неистовым намерением полакомиться ими. Ожидать, когда он доберётся до них, они естественно не стали, отступая к грузаку.

Там сейчас творилось нечто невообразимое. Поднятый переполох свидетельствовал исключительно о том, что твари сейчас находятся среди колонистов и, похоже, ими руководит…

— Мутант! — прокричали в один голос агенты, и, не сговариваясь, бросились туда, зато Алексей по-прежнему старался не выпускать из виду гермафрага, сучившего на обрубках за ними — несколько раз выстрелил наобум. И даже попал один раз, пожалев, что у оружия, имевшегося у них в наличии нет самонаводящихся на цель зарядов. Обладай они ими, им бы пришлось намного проще при столкновении с инфицированными. А так те мутировали прямо у них на глазах, демонстрируя невиданную доселе регенерацию.

Не промедли он, и не доберись к грузаку вслед за агентами, не упустил бы из виду Полину. Вскочив на кабину, Буравин-младший не обнаружил её внутри, вот и в контейнере тоже — лишь кровь, которой было всё забрызгано кругом, да отдельными кусками плоти с раздавленными органами, при виде которых его едва не вывернуло наизнанку.

Избавиться от рвотных позывов удалось снаружи грузака. Там сейчас оказывали помощь санинструкторы во главе с Фоминой. К ней и обратился за помощью он.

— Ты не видела Полину, Марго?

— Капитан, — приняла она его в свои крепкие объятия. — Вы ранены?

— Нет, я в порядке, у меня даже аптечка есть, — не обнаружил он её на груди, зато наткнулся рукой на вцепившийся в него обрубок кисти, принадлежащей чужаку.

— А это что же такое, капитан?! — стремилась уложить его Фомина прямо на платформу и оказать первую медицинскую помощь.

Сорвав её с себя, Алексей брезгливо швырнул обрубок под ноги.

— Стимуляторы хоть возьми, — сунула ему поспешно горсть в руку санинструктор 1-го класса, и капитан 3-го ранга подался искать возлюбленную среди колонистов.

Её нигде не было, впрочем, и реликта. Мутант отсутствовал вместе с ним.

— Он украл его у нас! — страшно было глядеть сейчас на Нору, и казалось, будь у неё глаза, разила бы одним взглядом наповал. А так и дальше пристрелила из АДа того самого гермафрага, увязавшегося за ними и пробившегося сквозь пиратов. — Слышишь, Юг?

— Полина тоже пропала, — предстал перед ним с поникшим взглядом Алексей, едва сдерживая слёзы.

Его тело пробивала нервная дрожь, а из рук на пол сыпались ампулы со стимуляторами.

— Я видел, куда урод потащил её, — объявился сталкер. — Проследил!

— Куда, Арбенин? Не молчи, родимый, говори, — опомнился Буравин.

— Я покажу, капитан, — сорвался тот с места, увлекая его и агентов вослед за собой.

Вчетвером и застыли у сорванной решётки с воздуховода. Проём находился довольно высоко, и люди, в отличие от зеркана, не обладали крыльями. Лестницей также. Поэтому построили пирамиду, наверху которой оказалась Нора. Она и подала руку Юрию, свесившись вниз, и он взобрался по ней внутрь.

— А я! Как же я? — закричал им снизу Алексей.

— А ты займись людьми, капитан! — предупредила Нора: справятся с поисками реликта и дочери землянина без него.

— Нет, я с вами! — призвал Буравин-младший ещё сталкеров к себе, и заставил составить из тел живую пирамиду.

К тому времени, как он очутился в проёме воздуховода, агентов секретной службы и след простыл. Куда идти — в каком именно из двух направлений, даже понятия не имел, а уж когда наткнулся на расходящийся в три стороны лабиринт, и вовсе приуныл, закричав в сердцах имя любимой, насколько хватило сил и воздуха в лёгких:

— Полина-А-А…

А в ответ тишина, не считая удаляющего эха:

— Ина-ина… на…

Завладев реликтом с подходящим телом для продолжения опытов над людьми, зеркан спешил укрыться на время от любопытных взглядов, пробираясь в направлении санчасти. Куда в одном направлении с ним, точно цепной пёс, двигался Стикс, и постоянно впереди, получая от хозяина мысленно приказы. Вот и пара гермафрагов, изрядно видоизменившаяся после утоления жажды крови, следовала по пятам за ним, выступая в роли охраны.

Ориентировался пришелец в лабиринте отсеков «Призрака», как у себя дома, поскольку они все были однотипны у пиратов, и ничем не отличались друг от друга внутренним устройством, разве что цветовой гаммой и различной непотребной мишурой.

Наконец-то обнаружив искомый отсек, инопланетянин выломал решётку, куда вперёд него спрыгнул Стикс.

Осмотр не занял много времени, и едва он подал голос, хозяин опустился на пол с девицей и реликтом. А разглядев подходящую поверхность, скинул на неё колонистку, положив рядом реликт.

Вытянутый кристалл сейчас светился, переливаясь всеми цветами радуги. Зеркан ждал, какую именно цветовую гамму выберет для препарируемой высший разум, заключённый в него. Ждать пришлось довольно долго, но его усилия были вознаграждены — отсек озарил фиолетовый свет.

Его краски поначалу были тусклыми, но как только зеркан взял реликвию рода в лапы и поднёс к открытой ране колонистки, стал настолько ярким, что слепил всякого в медблоке.

Не в силах дольше удерживать реликт, пришелец установил его на тело Полины, и тотчас отступил назад от затрещавших в воздухе кривых лучей, грозивших испепелить всякую враждебную субстанцию.

Чувствуя опасность, гермафраги заскрежетали клыками, коим бы позавидовали скалозубы, и уж их хитину даже зеркан.

В отличие от них, он не позволял себе утолять в полной мере жажду крови, и голод постоянно заставлял его искать пути выхода из создавшейся ситуации, столь непригодной для продолжения рода и воспроизведения на свет тех существ, которых от него и его команды, отправившейся в экспедицию к Солнечной системе координат, ожидали сородичи.

Подвести их, Ген не мог, впрочем, и прервать род. Если Зирата больше не существует, он станет основателем новой расы на Земле, что подходила лучше всего среди обнаруженных им прочих планет. К тому же там обитало приличное количество примитивных форм жизни, пригодных для порабощения. Чему хорошим примером послужили колонисты. И первые опыты, произведённые пришельцем на них, оказались вполне удачными и принесли свои плоды. Хотя поначалу казалось иначе, и инфицированные, не выдерживая внутреннего давления, взрывались, напоминая самоубийц, начинённых взрывчаткой, которую, в последнее время, вживляли им в брюшную полость.

Где-то поблизости раздались посторонние шумы. На них и отреагировали гермафраги, привлекая внимание хозяина. Стараясь не отвлекаться от процесса реинкарнации, зеркан уступил им.

Первым сорвался Стикс, но пришелец придержал его, зато спустил прочих в лице колонистов, что увязались за ним. О чём свидетельствовали лохмотья униформы, пока ещё цеплявшейся за чешую. И оба скрылись в проёме воздуховода.

Именно оттуда сейчас и исходила опасность, а также от камеры внутреннего наблюдения, иначе бы вспышка кривым разрядом, сорвавшимся с реликта, не прочертила воздушное пространство медблока и не вывела её из строя.

— У нас очередной сбой, капитан! — кричал, не переставая, старпом, следя за отказом электроники на «Призраке».

На этот раз поломка случилась в санчасти — из строя вышла видеокамера в медблоке.

Проверив её, он активировал запасную, узрев кривой разряд, мелькнувший вспышкой, и едва не ослеп, закричав от боли:

— А-а-а… мои глаза-А-А…

Стимуляторы сделали своё дело, но зрение у старпома село, и при этом значительно, иначе бы он не щурился, пытаясь разглядеть контуры панели управления перед собой.

Капитан намеревался совершить взлёт, когда на экране проступила информация: «Орудия с «Ковчега» наведены на них и активированы». Помимо этого, на грузаке, взрывавшем днищем взлётную полосу, оказался Гризли.

Его доспехи и разглядел в кабине Винт, проклиная всё на свете, в том числе и себя за то, что доверился головорезу. В то время как прочие пиратские суда стремительно покидали Цереру, теряясь в астероидах.

— Зачистить отсеки от непрошеных гостей и гиббонов! — отдал приказ Винт. Следом от него поступил второй: — Взять в прицел орудий «Ковчег»! Стрелять исключительно по моей команде!

Он не желал допускать самодеятельности, на что пираты были падки, когда подвергались панике.

Нора замерла на мгновение, придержав подле себя Юрия, рвущегося вперёд и реагировавшего на все шумы. Ну, на то и псион, чтобы знать, куда идти и где искать дочь. Хотя спутница также обладала неплохими пси-навыками, но даже рядом не стояла с Гагариным. Да и сердце отца иной раз подсказывало ему: он на верном пути.

— Она там, Нора! Там! Я это чувствую! Ей требуется моя помощь! Мутант творит с ней что-то, и мне это не нравится, также как Полине!

— А больше ты ничего не почувствовал? — ощутила она волну агрессии, накатывающую на них.

В следующий миг она захлестнула их обоих при виде гермафрагов, выскочивших у развилки, при этом зашли с разных сторон, стремясь застать врасплох.

Не сговариваясь, Юрий с Норой прижались спина к спине, отражая выпад тварей. В руках одной грохнул АД у второго два АПа, однако остановить изрядно мутировавших противников, так и не смогли, одновременно прыгнув в отрог, что был доступен им для продвижения вперёд.

— Спасай дочь, Юг, а я задержу их, — настояла Нора. — Беги вперёд, не оглядывайся!

Дробовик то и дело прерывал её короткие фразы выстрелами, а вкупе с ними последовавшими рыками и воплями, издаваемыми мутантами.

— Он за всё мне ответит, — горел неистовым желанием Юрий вернуть пришельцу должок, в том числе и за дочь, не говоря уже про колонистов.

А тут вдруг раздался крик напарницы, и стала тихо. Выстрелов в её исполнении больше не последовало, и землянин грешным делом, едва не повернул вспять, но голос дочери, неожиданно донёсшийся эхом до него, заставил отринуть прочь всяческие колебания.

Что там проделывал с ней инопланетный урод, даже знать не хотел, ринувшись нахрапом в обнаруженное им в удалении отверстие, из которого внутрь воздуховода пробивался яркий свет в фиолетовых тонах, режущий больно глаза.

Зажмурившись, Юрий прыгнул вниз, и угодил под разряд молнии.

Тело отозвалось болью в позвоночнике, и на миг он превратился в конвульсивно трясущегося эпилептика на последнем издыхании. Благо пена не полезла изо рта, а из орбит не повылезали глаза.

Стимуляторы меж тем чуть облегчили болевой эффект воздействия на организм разбушевавшегося реликта, и стараясь избежать повторного поражения, землянин подался прочь от него, зная, что там, под ним, находится дочь.

— Я ждал тебя, примат, — раздался над ухом голос мутанта.

— Тварь! — молниеносно отреагировал Юрий на него, вцепившись пальцами в жвала. — Убери эту хрень с моей дочери!

— Конечно, примат, как скажешь, — укусил Ген землянина, прежде чем ответил ему, лишившись одного из жвал.

Оно оказалось в кровоточащих пальцах соперника, на которого сейчас кинулся Стикс. Но напоровшись на жвало, воткнутое ему в глаз агентом, с воплем отскочил за спину зеркана.

— Сделай, что я велел тебе, урод, и твоя смерть не будет мучительной! — не думал униматься Гагарин.

— Скажешь это дочери, когда она очнётся, — рокотал пришелец тремя оставшимися жвалами из четырёх.

Юрий в очередной раз пытался добраться до неё, но кривые лучи, разрезавшие пространство вокруг Полины, угрожающе выстреливали по всякому, кто стремился приблизиться к ней, устроив настоящую круговерть, и один за другим, устремлялись в её конечности одновременно с грудной клеткой.

Она дёргалась и тряслась под их воздействием, а иной раз кричала от нестерпимой боли.

Не в силах видеть её мучения, Юрий выстрелил по реликту. То, что произошло дальше, он уже не видел, так как по ушам резанула ударная волна, и он оглох, теряя сознание.

Не он один лишился его, а всякий, кто находился внутри медблока. Даже Стикс и то рухнул вниз. Стараясь сбежать в последний момент, он прыгнул к открытому проёму воздуховода под потолком.

— Полина-А-А… — простонал землянин, приходя в себя. — Дочка-А-А…

В ответ тишина. Он не слышал ни единого звука. Даже собственные слова глухо отбивались где-то далеко-далеко и неразличимо для него.

— Что со мной…

Юрий привстал. Один глаз у него оплыл гематомой приличных размеров, из-за чего практически ничего не видел им, второй удалось кое-как открыть, да и то со стороны казалось: он щурится им.

Реликт больше не фейерил, превратившись вновь в довольно тусклый и невзрачный кристалл, испещрённый непонятными символами. Под ним и лежало неподвижно тело колонистки с гримасой боли, застывшей у неё на лице.

— Полина…

Юрий прикоснулся к дочери, найдя руку холодной. Да и пульс не прощупывался. Оставалось открыть глаза и взглянуть на зрачки.

Приподнятые веки у дочери не порадовали отца. На него смотрели два безликих бельма, из-за чего казалось: дочь умерла. А стимулятора с тёмной жидкостью, выданного ему в единственном экземпляре, не оказалось при себе. Иначе бы он ввёл его, спасая как до этого Нору в Кратере на дне.

Она, кстати, до сих пор не объявилась в санчасти.

— Слышишь, Полина… — уткнулся ей в грудь лицом землянин, — не умирай! Не покидай меня, пожалуйста! Очнись!

Удар кулаками в грудь дочери, произведённый им в сердцах, заставил её выбросить воздух из лёгких и, кажется, она ожила, иначе бы по телу не прошла запоздалая дрожь и на месте бельма возникли две фиолетовых риски.

Таковыми сейчас оказались её зрачки.

— Ты жива! Жива, Полина! — затряс её за плечи Юрий. — Это я, твой отец! Ты слышишь меня?

— Отойди в сторону от моей королевы, смертный! — клацнул жвалами у него за спиной зеркан. — Не стой меж ней и мной!

— Уйди прочь, пока по-хорошему прошу, — не унимался Гагарин.

Пришелец не послушался, и, водрузив ему на плечи обе конечности, потащил прочь. Они сцепились, позабыв об оружии. Хотя мутант прекрасно обходился без него, даже когда препарировал колонистов. Но с землянином у него изначально не заладилось всё, поэтому и качались по полу пока не наткнулись на Стикса.

Пират в отличие от них не торопился подавать признаки жизни, и когда казалось: зеркан насадит землянина глазами на торчащие из его пасти клыки, препарированная им особа пошевелилась, загремев упавшим на пол реликтом.

— Моя королева, — не сомневался нисколько пришелец: реинкарнация успешно завершена, и теперь её душа находится в теле колонистки, ранее перемещённая в реликт. Таковых было ровно тринадцать, и в каждом находилась одна био из тринадцати праматерей рода зеркан с Зираты.

Которая из них ожила, и предстояло выяснить инопланетянину.

Та с интересом осматривала собственное тело, сравнивая с тем, каким обладал её сородич. У него оказалось вдвое больше конечностей, зато совпадало с наличествующим количеством у примата. Хотя и тут были заметны некие отклонения, в особенности это касалось груди и гениталий.

Да и отражение повергло Полину в шок. Она не узнала себя, точнее подселённая к ней душа прародительницы зеркан.

— Кто ты такая? — словно вопрошала она саму себя.

— Полина! — просипел землянин с придыханием в голосе из-за подступившего кома к горлу. — Моя дочь!

— Он прав, королева, — припал на две из четырёх нижних конечностей Ген. — Простите меня за ваше новое тело, но его выбрал не я, а реликт, который вы вручили мне, предупредив: если он активируется, и частичка вашей души переместится в новое тело, значит, старое погибло вместе с вами. Я ждал этого момента слишком долго, исполняя свой долг! И вот настал этот счастливый момент вашего перерождения! Я просто счастлив!

— А я — нет, — не нравилось тело верховной зерканше, не говоря уже про чуждую кожу, которой оказался комбез, сброшенный ей на пол.

Со стороны казалось: Полина решила устроить стриптиз, иначе бы ворвавшиеся в санчасть пираты, не застыли с открытыми ртами, готовые разрядить в неё Молоты.

Обернувшись на них, она ещё больше порадовала незваных гостей.

— Это кто? — уточнила верховница у Гена.

— Фраги, моя королева! Ваши воины на подходе! — встал пришелец меж ней и пиратами.

— А ну отойди, урод, — не терпелось одноимённым пиратам насладиться зрелищем обнажённого женского тела, — или тебе не поздоровится!

— Стикс! — призвал пришелец очнуться гермафрага.

Противиться зову, инфицированный не мог. На него следом и отреагировали пираты, стреляя без предупреждения на злобный рык, сменившийся воплями.

Однако о бегстве речи не шло — гермафраг бросился на уродов, тогда как в тыл к ним зашли прочие мутанты, призванные Геном на охрану королевы, возрождённой в теле землянки.

Обнаружив на себе помимо засохшей крови, ещё и свежую, от рухнувшего к её ногам тела пирата, она попробовала сначала на запах, пустив в ход обоняние, и найдя желанным, прикоснулась устами.

Быстро слизнув багряную жидкость, чуть солоноватого вкуса, Полина превратилась в кровожадную тварь.

— Я не опоздала? — раздался в столь неподходящий момент женский голос.

— Нора, — заметил напарницу в проёме воздуховода Юрий.

— Живы, оба, — мельком определила она, принявшись за дело.

На пол упал РАГ. К нему последовал второй. Два взрыва оказались не смертельными. И если первый всех ослепил и оглушил, то второй пустил едкий дым.

— Хватай дочь, и уходим, живо! Не медли, Юг! Я прикрою вас! Ну же! Шевелитесь! Полина!

— Она умерла, — неожиданно выдал Гагарин.

— Я б сказала: неужели мне врут мои глаза, если бы обладала ими. Но сенсоры не могут обманывать меня, — поправила полумаску Нора.

— Ты не знаешь, чего знаю я, — стал землянин невольным свидетелем реинкарнации одной из повелительниц зеркан. И теперь дочь оказалась точно таким же врагом, как и Ген или Стикс. Впрочем, и гиббоны всех мастей. Поэтому схватил реликт и промелькнул мимо неё.

— А дочь!? — не желала Нора бросать напарницу.

Тут и подоспел к ним на выручку Алексей.

— Полина где?

— Умерла, — озадачил его Юрий не меньше, чем Нору.

— Да что произошло? Толком можешь объяснить!

— Нет времени! Уходим, если не надоело жить!

Буравину-младшему при его словах — как раз наоборот. Без Полины, он не представлял себе жизнь, поэтому кинулся в санчасть с ярым намерением убить всех, кто причастен к смерти любимой.

— Полина! — растерялся он при виде неё. — Ты почему голая? Кто посмел тебя раздеть? И что вообще с тобой сделали эти твари?

Алексей не уточняя, кто именно был виноват, по его мнению, в этом, открыл беспорядочный огонь из Молота, добавляя попутно ещё и с Топора.

— Не смей трогать моих солдат, примат! — рванула его за плечо на себя любимая, и он зацепил её невзначай.

— Больно, — оскалилась Полина, прежде чем ударила ногой Буравина.

— Нам не спасти его, дурака, Нора! Не уподобляйся ему, оно того не стоит! — торопился покинуть медблок землянин.

— Ничего не хочешь объяснить, Юг?! — терялась она в догадках его поспешного бегства.

Тогда как он должен был вернуть Буравину сына, а заодно, насколько поняла, спасти дочь. Но неожиданно бросил и его, и её. Это было не похоже на него. На неё тоже, поскольку удирала на пару с ним, пробираясь к грузовому отсеку. А с другой стороны — у них сейчас находился реликт, ради которого всё и затевалось, их миссия в том числе. Так что ничего ещё не было потеряно, кроме родных и близких людей напарника.

— Представь себе, что у меня в руках находится вместилище инопланетных душ, и они, за счёт него, переселяются в новые тела.

— Что ты хочешь мне этим сказать, Юг?! — споткнулась напарница, теряя равновесие.

— Что в мою дочь вселилась какая-то инопланетная тварь! — не оборачиваясь на неё, пробирался вперёд землянин.

— И ты намерен бросить её на произвол судьбы?! — застыла Нора.

— Нет. Напротив, подготовиться к новой встрече с ней, чтобы вернуть дочь в нормальное состояние. Ведь переселение душ инопланетян без реликта невозможно, если не забыла, о чём я только что твердил тебе, — потащил землянин дальше за собой напарницу.

Благо та больше не стала упираться и расспрашивать его о том, что он видел во всех подробностях. Ей вполне хватило прежнего объяснения, и столь разгорячённым напарника видела впервые.

— Надеюсь, мы сумеем спасти Полину.

— Я тоже, иначе бы не стал удирать, как последний трус, — злился Юрий, в первую очередь, на себя за то, что отпустил дочь, когда должен был оберегать. Однако долг родине, заточившей его в «Берлогу», превысил отцовский. Теперь вот расплачивался за тот опрометчивый шаг.

Глава 16 ДОГОВОР

Критическая ситуация на «Призраке» становилась всё больше катастрофической. Мало того, что ожившие в одночасье гиббоны вырвались за пределы бокса, так ещё и устроили кровавую пирушку.

— Это невероятно, капитан, но некоторые из гиббонов упорно не желают умирать, — дрожащим голосом проронил старпом.

— И без твоей подсказки это вижу, зам, — осознал новоявленный командир крейсера: внутри крейсера у них дела обстоят многим хуже, нежели снаружи на базе.

Вот и не стал усугублять собственного положения и экипажа как такового, наказав открыть шлюз грузового отсека и принять на борт очередных незваных гостей.

С чем те пожаловали к ним, сомневаться не приходилось, однако и деваться теперь — в виду захвата «Призрака» гиббонами — было некуда.

— Попробуй удивить меня, Гризли! — услышал тот от компаньона.

— Постараюсь, старпёр! — закончились довольно быстро самокрутки у головореза, иначе бы он сейчас не сжимал во рту затушенный окурок.

Гризли, в первую очередь, стремился добраться до беглецов, когда наткнулся на перебирающего обрубками тела с нечеловеческим лицом и такими же точно глазами гиббона.

— Это ещё что за тварь?! — разрядил он Молот в него.

Не помогло — тело, продолжая источать из рваных ран тёмную слизь, огрызнулось.

Очередной выстрел из Топора, и точно в пасть винтом, заставил мутанта превратиться в раздёрганное взрывом изнутри месиво, которое вновь стало собираться в единую массу.

— Чтоб тебя! Огонька не найдётся, парни? — показалось наёмникам: головорез намерен прикурить; но ему требовался огнемётчик или хотя бы ранцевый огнемёт.

А пока кинул осветительную гранату, стараясь подпалить дурно пахнущую и источающую едкие пары тёмную слизь, что вновь приняла контуры человеческого тела.

— Ах… ренеть! — вторил Гризли компаньон, глядя на то, что сейчас творилось в грузовом отсеке.

— Ты что такое?! — недоумевал головорез, проверив Молот на активацию. К нему имелась не одна обойма, вот и к Топору — пару зарядов.

Их в первую очередь и применил пират, заставив расплескаться, вновь собравшегося мутанта.

— Гиббон, твою мать! — добавил ещё раз, чтоб наверняка Гризли и после уже дал очередь болтами.

Наконец в грузовой отсек пожаловала бригада «дезинфекторов».

— Сюда, парни! Я здесь! — замахал им приветственно головорез.

Но тем и без него хватало работы, иначе бы не устроили файершоу, источая огненные выбросы вокруг себя, и дожигая то, что представляя собой опасность, стремилось добраться до них и сожрать.

Одному из огнемётчиков при столкновении с инфицированными колонистами не повезло. Какой-то гермафраг вцепился клыками в соединительную трубку с баллоном за спиной у него, и огненная смесь, угодила на обоих.

Грянул одиночный выстрел. Им Гризли упокоил воспламенившегося огнемётчика, а вот гиббона выручать не стал, заставляя его помучиться. Зря. Ох, и зря. Крови тварь напилась изрядно, поэтому и заметалась в поисках выхода из грузового отсека. А едва пираты во главе с головорезом опомнились, стрелять вдогонку удирающему огненному воплощению, было слишком поздно. Оно прыгнуло к открытому проёму воздуховода, скрываясь за тонкими стенками, которые принялись поливать налётчики из всего наличествующего у них вооружения.

— Этого нам только не хватало, — закрутился на месте в кресле старпом, получая данные о нарушениях в системе жизнеобеспечения крейсера.

Если так дальше дело пойдёт, то скоро на «Призраке» дышать будет нечем, и он, в лучшем случае, превратится в рассадник тварей, в худшем — в одну братскую могилу для всех, и выгорит дотла изнутри. Пока не детонирует БК. Тогда от Цереры мало что останется, не говоря уже про базу и экипаж. Всё-таки ядерный реактор на фотонной основе — гремучая смесь. Так что отделаться лишь испугом не получится даже у находящихся сейчас на орбите малой планеты в астероидном поясе прочих экипажей крейсеров и космических судов различной модификации.

— Никто не хочет мне рассказать, что здесь произошло в моё отсутствие? — считал и дальше себя на «Призраке» полноправным хозяином Гризли, шагая к уцелевшим колонистам у грузака.

Им досталось, при этом изрядно, на что головорезу было плевать, так как он и без того стремился усугубить их незавидное положение.

На его пути встали сталкеры. Немного, но могли доставить кучу неприятностей.

— Кто старший? Мне нужен Каа и реликт! После можете проваливать, куда хотите! — обрушился головорез на них, общаясь на повышенных тонах.

— Я здесь за главную, пока что, — обернулась некая женщина в комбинезоне санинструктора.

Лацкан с данными о ней никуда не делся, и оставался до сих пор на месте. Взглянув на него, головорез счёл:

— Санинструктор 1-го класса Фомина?

— Да, — подтвердила та, и добавила, — вижу: читать, вы обучены, бандит!

От её слов Гризли чуть не подавился окурком.

— Вот что, дамочка, — проглотил остатки самокрутки не по собственной воле головорез. — Вы отдадите мне Каа и реликт, а я высажу вас в любой части солнечной системы. Разумеется, если агенты при вас, из секретной службы Содружества, не станут мешать мне и согласятся принять моё условие вместе с вами. В противном случае, я не дам даже ломаной кредитки за вашу жизнь!

— Я больше скажу, разбойник, — и не думала уступать ему Фомина. — Я не дам её ни за кого из нас — даже вас. Мы все подверглись атаке мутировавшими соплеменниками. И если данный вирус распространил мутант, не мне объяснять вам, чем это чревато и то, что мы находимся в рассаднике эпидемии!

— Дура! Отдай реликт и моего нанимателя! — наставил на неё ствол АА-М головорез.

Сталкеры при санинструкторе отреагировали адекватно, взяв его в прицел оружия.

— Давайте обойдёмся без взаимной вражды, — продолжила переговоры Фомина с пиратами.

— Твоё предложение, санинструктор, — согласился выслушать её головорез.

— Мы вместе дождёмся возращения секретных агентов и капитана 3-го ранга, отправившегося с ними за мутантом и реликтом, — предложила она.

— Так он не у вас? — осознал всю подоплёку с невозможностью договориться быстро и по-хорошему Гризли.

— Да, зато ваш Каа, если я не ошибаюсь, у нас, — предложила Фомина головорезу взглянуть на него воочию — попросту стремилась выиграть время, понимая: им всё равно не удастся противостоять долго с оружием в руках пиратам. Их слишком много и они лучше вооружены. Расчёт на то, что среди них есть женщины и медики — не играл большой роли. Хотя и должны были оказаться падки на противоположный пол. О чём свидетельствовали любвеобильные взгляды спутников Гризли. Что не касалось его самого. Хотя и он обмолвился:

— А где среди вас та самая милашка, что приходится родственницей секретному агенту?

— Её, как впрочем, и реликт у нас, украл мутант, — не стала скрывать Фомина.

— Тварь, — не сдержался головорез, и выстрелил в мёртвого гиббона, так и не вкусившего крови. Будь иначе, легко бы при столкновении с ним, ни Гризли, ни его предшественник не отделались.

Не лучше дела обстояли и у Каналина. У того из шеи торчал кусок хребта. Благо ещё дышал, но говорить точно не мог.

— Что с ним? — уточнил Гризли.

— Разве невидно, — хмыкнула Фомина. — Шея сломана — третий и четвёртый позвонки. Его бы доставить в санчасть, и можно прооперировать. Иначе я не дам гарантии — протянет долго.

— А до санчасти дотянет? — устраивало его предложение колонистки.

— Это уже от меня не зависит, — настаивала она рискнуть.

— Что скажешь, старпёр? — обратился к нему за подсказкой Гризли. — Надеюсь, там чисто? Мы доберёмся до санчасти и попадём в медблок?

— Но там же…

— Т-с-с… — перебил помощника Винт, отвечая головорезу. — Конечно, Гриз. Какие проблемы? Я даже вышлю вам в помощь отряд уродов. Если что, они расчистят завалы из трупов гиббонов. А сам прослежу, чтобы твари особо не мешали вам там.

— Договорились, — принял его условия командир «Ковчега».

— Тогда скажи своим парням там, чтоб они не рассматривали нас как цель. Мы же компаньоны, а конкуренты — уже в далёком прошлом.

— Ну, смотри, старпёр, потом пеняй на себя, если что, и пойдёт не так у меня, — чувствовал скрытую опасность Гризли, но не показывал и виду.

— Тут эта, командир, — отозвался один из наёмников, явившихся с ним на борт «Призрака».

— Чего ещё? — взглянул на него косо через плечо головорез.

— Мы с парнями перекинулись парой слов, и пришли к выводу: пора обговорить условия нашего найма. Расклады нынче изменились, командир.

— И чего вы хотите, а в каком количестве? — торопился Гризли.

— Баб в награду за услуги, да возмещения расходов на БЗ.

— Получите всё, когда закончим с гиббонами. Каа даст вам всего и в разы больше, чего можете затребовать и придумать ещё. Так что его жизнь — это ваш счастливый билет в будущее! — подмигнул Гризли Фоминой, чтобы та не ляпнула чего-нибудь по дурости.

— Идёт, — согласился наёмник.

— Тогда идём, — приказал головорез санинструктору прихватить с собой Каналина.

Фомина вызвалась пойти без помощника, не желая рисковать жизнью кого-то ещё из колонистов, неся за них ответственность.

— А справишься одна? Операция предстоит нешуточная, — взглянул Гризли на чудовищную травму Каа.

— А я возьму тебя своим помощником — справишься? — ответила ему тем же отчаянная женщина.

— Ты издеваешься? Я умею лишь убивать! — разошёлся пират.

— И не думала, — вела себя и дальше спокойно Фомина при общении с налётчиками.

— Ладно, — уступил ей в очередной раз Гризли. — Если что, с тебя первой и начну убивать колонистов.

— Сначала разберись с теми, кто представляет собой опасность, а уж потом и храбрись воевать с беззащитными людьми.

— Это вы-то беззащитные! Разнесли полбазы и украли у меня весь товар, даже нанимателя, и ещё прикидываются меценатами! Вот уж облагодетельствовали: хуже придумать нельзя! — сорвался в крик и на выстрелы Гризли, наткнувшись на гиббонов с противоположной стороны растрескавшегося стекла на лобовом иллюминаторе авиака, преграждавшего им вход на крейсер. — Огнемётчики, ко мне! Пора делать шашлычок!

Запахло палёной плотью, но Фомина не подала и виду, что её мутит от тошнотворного запаха, распространившегося тотчас по грузовому отсеку. Причина — в системе воздуховода находились посторонние, и в первую очередь воспламенившийся мутант.

Сколько их ещё окажется бегающими и объятыми пламенем по «Призраку», думать хотелось меньше всего. А тут ещё за дело взялся Винт, блокируя при помощи старпома один отсек за другим. Так что никто из попавшихся на пути головорезу инфицированных колонистов не побежал, да и крови не получил.

После того, как они загорелись и, попадав на пол, принялись конвульсивно дёргаться в предсмертных муках, сработала аварийная система пожаротушения.

— Отключи её, сейчас же! — настоял Гризли. — Не трать понапрасну пену на этих уродов! Я сам с ними разберусь!

Выполнив наказание головореза, Винт с нетерпением следил за тем, что творилось по соседству с грузовым отсеком.

Выбив металлическими ботинками лобовое стекло, и убрав его с пути, Гризли, и ещё три наёмника, проникли в коридор с вздрагивающими на полу телами некогда таких же людей, как и они.

Контрольный выстрел в голову, и первый, кому посчастливилось избавиться от мук, перестал шевелиться.

Дальше — больше. Одному из наёмников захотелось отлучиться по малой нужде, но из-за отсутствия поблизости гальюна, решил поглумиться над умершим.

Внизу, меж ног пирата, откинулся затворный щиток, прикрывающий область паха, и тот расслабился с необычайным удовольствием. Рано. Ему не следовало оголяться — расплата последовала мгновенно. Какой-то гиббон, иначе и не скажешь, вцепился ему туда клыками.

Поспешные выстрелы, произведённые раненым, не спасли его от нанесённого увечья. Детородный орган был утрачен им, и восстановлению не подлежал, так как вкусивший его плоть колонист, проглотил её.

Обозвав его самкой женского рода из породы двуногих без сослагательного наклонения, наёмник рухнул без чувств на противника. Стимуляторы лишь обезопасили его от смерти в виду потери крови, так что у Фоминой появилось уже два пациента.

— Один, — не желал возиться ещё и с наёмником Гризли, выстрелив ему в затылок. — Так будет с каждым, кто получит увечье! Но сумма вознаграждения останется неизменна!

То есть, чем меньше останется наёмников, тем больше получат выжившие среди них. Что вполне устраивало его подопечных, иначе бы они, в свою очередь, отправили головореза на тот свет за соратником.

— Идёт, — подтвердил старший наёмник, орудуя из АДа.

Им и сносил головы гиббонам, шагая вперёд.

— Что нас ждёт в соседнем отсеке? — побеспокоил Гризли старпома.

— Мои люди, — ответил самопровозглашённый капитан. — Они и сопроводят вас в санчасть.

Пираты разминулись с агентами, возвращающимися оттуда воздуховодом, иначе бы остановили от необдуманного шага. Ведь именно пища сейчас и требовалась гиббонам, чтобы превратиться в гермафрагов, так как пополнять свою армию ими, у королевы зеркан, в виду отсутствия реликта, не было возможности. Да и для изменения собственного тела также требовалась свежая кровь и плоть. Человеческая, насколько она поняла, подойдёт ей как нельзя лучше. Но и зверьё, если таковое имелось тут, сойдёт за пищу. Главное, чтобы пища не являла собой полуфабрикаты, не имевшие ничего общего с белком животного происхождения.

В чём и убедилась, когда пыталась утолить жажду голода.

— Мне нужен реликт, слуга! — срывая голос, орала Полина.

— Я добуду его вам, моя королева, — заверил её тёмный зеркан. — Во что бы то ни стало! Можете довериться мне, я не подведу!

— Только попробуй, тогда я сама тебя пожру! — не унималась ни на миг возродившаяся верховная предводительница рода. — И где моя армия солдат? Мне нужны солдаты для охраны и захвата жизненного пространства!

— Ты получишь всё, о чём ни пожелаешь, моя королева, — бросил Ген призыв гиббонам и гермафрагам.

С первыми проблем не возникло, а вот с вкусившими плоти и крови рабами совладать было непросто. Они слышали зов, реагировали на него, но нынешняя регенерация позволяла им некоторое непродолжительное время бороться с болевыми ощущениями призыва и даже игнорировать их. Однако и они быстро сдавались, тогда как гиббоны неслись со всех ног и рук к призвавшему зеркану.

— Армия на подходе, моя королева, — задвигал тремя жвалами мутант.

— Где она? Почему я не вижу её? — опрокинула стол Полина.

Ей этого показалось мало, и она ударила по нему ногой.

Что-то хрустнуло в непригодной конечности для сносного существования верховной правительнице рода, и она закричала в исступлении.

— Вам необходима кровь, моя королева. Вы получите её!

— Когда-а-а… — злилась Сакарва. — Когда тебе следовало подготовиться тщательнейшим образом к моей реинкарнации, слуга-А-А…

— Тогда бы пришлось ждать целую вечность, длящуюся бесконечность! У меня оставалось мало времени, я практически исчерпал свой жизненный ресурс. И мне пришлось рискнуть, — повинился Ген.

— Будущим Рода? — негодовала колонистка.

— Да. Отпрыск вряд ли бы справился в будущем с возложенной на меня миссией тринадцати праматерей. И одну, мы безвозвратно потеряли, королева! — сознался зеркан.

— Кто больше не вернётся к жизни, шакар? — обхватив руками сломанную ногу, выла Полина, роняя попутно слёзы.

Странная прозрачная жидкость, выделяющаяся из человеческого организма, также оказалась солоноватой, но не заменяла кровь, заставляя ногу опухнуть на месте раны.

— Вам лучше не шевелиться, моя королева!

— Это лучше сделать тебе, шакар! — забыла она от боли о заданном вопросе.

— Уже, — заверил зеркан. — Сейчас вы получите плоть и кровь приматов. Её несут вам наши рабы!

Первый, кто вломился в медблок, оказался гиббон, примчавшийся сломя голову на зов. Она, кстати, и была свёрнута у него на бок. Что, впрочем, не мешало ему передвигаться.

— Предложенные нам тобой тела, непригодны для жизни, шакар! — неистово взвыла Полина.

— Иных у меня не было в наличии, моя королева. Пришлось довольствоваться теми, какие удалось обнаружить, — развёл верхними конечностями последний из зеркан. — Но будь выбор, разве бы я стал рисковать судьбой Рода.

— Кто знает, шакар, что у тебя на уме, — продолжала обзывать слугу оскорбительным прозвищем Сакарва.

— Только одно — возродить Род и восстановить Рой, — отреагировал зеркан на появление очередных гиббонов.

Гермафраги же не спешили предстать перед верховной правительницей. Зато когда появился первый из них, порадовал тем, что у него торчала в клыках человеческая рука с запёкшейся кровью и переломанной костью.

Казалось, он вырвал её из сустава ещё у живого пирата. Это меньше всего волновало призвавшего и прародительницу.

— Отдай мне добычу! — рокотал Ген.

Гермафраг упёрся.

— Отвратительные солдаты, и ни на что негодные, как и ты, шакар! — сыпала угрозами из-за спины зеркана воскресшая. — Лучше бы я и дальше представляла собой кусок камня.

Там сейчас и была заточена душа Полины, а её тело порабощено исчадием космоса, готовым пожрать всех своих врагов и Рода.

Делать нечего, Гену пришлось силой отнять добычу у ничтожества, и в наказание разорвать на глазах у гиббонов, дабы они все знали своё место, и кому нужно подчиняться беспрекословно.

Кинувшись толпой на плоть сородича, они нашли её вполне съедобной, к тому же сами превратились в его отдалённое подобие.

— Гончие готовы, моя королева! Отныне стая принадлежит вам! Можем отправить её в погоню за приматами, укравшими у нас величайший дар Рода, — предложил Ген. — Или вы позволите мне возглавить их?

— Конечно, тебе, — впилась зубами в конечность Сакарва, пытаясь откусить человеческую плоть, обёрнутую в ткань комбеза. И поняла: ей не прокусить рукав. Отбросила прочь, оставшись в очередной раз недовольная подношением слуги.

Если он продолжит пичкать её в том же духе обещаниями, сама прикончит его в отместку за то, что не может набрать былую силу.

А тут, как назло, одна из двух нижних конечностей до сих пор не зажила, не желая регенерировать молниеносно. Поэтому оступилась и вновь упала, сломав, кажется, ещё и одну из верхних конечностей. Благо шею себе не свернула и не разбила голову.

— Откуда исходит этот свет, Юг? А запах палёной плоти? — недоумевала Нора, продвигаясь по туннелям воздуховода наравне с ним.

— Догадайся с трёх раз, — не стал ничего уточнять Юрий, держа наготове ТО.

Его и применил в деле, едва у развилки на них выскочил объятый пламенем…

— Гиббон! — сразила его на пару с ним Нора, как казалось ей, но действительность преподнесла им сюрприз. — Сдохни, тварь! Умри!

Заметавшееся в проёме существо, упорно не желало погибать, не говоря уже о том, чтобы позволить пройти мимо себя беглецам.

Пока им удалось упокоить его, они прилично израсходовали БЗ. Так что на повторный бой с подобным уродом уже не хватит зарядов.

Да и потушить тело, продолжавшее пылать, оказалось нечем.

— Лезть вперёд, — подтолкнул Юрий Нору.

— Прямо через огонь? — опасалась она: из строя выйдет сенсорная маска.

— Да, — подал он ей пример, перескочив через гиббона.

— Как же я ненавижу огонь! — последовала его примеру напарница, и кажется, обожглась, иначе бы не вскрикнула.

— Ты чего? А выстрелила?

— Он схватил меня за ногу, урод, — скинула его конечность со стопы напарница. И добавила, оттолкнувшись от обуглившегося трупа.

— Мы почти на месте, Нора. Осталось проползти всего ничего и…

— А как же Полина?

— Уже говорил, — было больно слышать Юрию про дочь из уст напарницы.

Да и выбор у него оказался тогда невелик. Но всё-таки не сомневался: не зря прихватил с собой реликт, и встреча с самой судьбой ещё не раз сведёт его.

— Полина… — простонал Алексей.

— А вот и мясо, — накинулась она на него, прокусив шею до крови.

— А-а-ай… — вскрикнул капитан 3-го ранга. — Ты с ума сошла-а-а… Мне же больно-о-о…

Скинуть с себя возлюбленную, ему не удалось, она вцепилась в него не хуже кровопийцы.

— Прости, Полина, но я должен это сделать! — ударил её локтем наотмашь по уху Буравин-младший, и она обмякла.

Быстро осмотревшись в медблоке, Алексей обнаружил над головой проём воздуховода. Туда и задумал уходить вместе с обезумевшим санинструктором 4-го класса, не понимая: почему её бросил отец. А уж, почему она накинулась на него, и кричала тогда — не трогай моих солдат, примат — вовсе недоумевал. Но кидать здесь не собирался. Он ещё разберётся во всём, и вновь поможет стать ей нормальным человеком.

— Я спасу тебя, любимая, — подхватил её на руки капитан, перебравшись на перевёрнутый стол.

В этот момент в медблок ворвались пираты.

— Никому не двигаться! Всем оставаться на своих местах! — прокричал головорез.

Алексей признал его, застыв с поднятыми руками над головой, и едва удерживая Полину.

— Хм, знакомые всё люди, — порадовался Гризли. — Вот ты и нашлась, беглянка!

Пират велел колонисту не делать резких движений, но он не послушался, и ему пришлось подстрелить его.

— Вы что себе позволяете?! — напомнила Фомина: они договаривались обойтись без взаимной вражды и жертв в будущем.

— Чего кричишь, санинструктор? Живой он! Я всего-то ранил его легонько в мягкие ткани нижних полушарий! Сама можешь убедиться в этом при осмотре, но после того, как вправишь на место голову моему нанимателю! Это приказ! — не выпускал из рук оружия пират.

— Тогда не стой, как статуя, бандит, — указала ему на стол Фомина.

Её и увидел, как она возится с телом там Алексей, когда пришёл в себя от болевого шока и удара затылком о пол. Его пробуждение осталось незамеченным, что позволило ему осмотреться.

Полина лежала рядом, и её охраняли пираты с оружием наизготовку. Значит, стоит Алексею пошевелиться, и они, не задумываясь, изрешетят его.

— Готово, — сказала Фомина. — Теперь смерть твоему нанимателю не грозит, бандит.

И приказала убрать со стола, куда тут же наказала положить санинструктора 4-го класса.

— Надеюсь, она жива? — не столько озаботился сейчас судьбой Каналина Гризли, сколько Полины.

— Сейчас и узнаем, — обнаружила Фомина сломанной у неё левую ногу и правую руку. Всё прочее было в норме. Кровь на лице с шеей, оказалась не её. Скорее всего, капитана 3-го ранга.

Взглянув на него, она заметила, что он открыл глаза — прикрыла собой от пиратов.

— Жить будет? — обеспокоился головорез судьбой Полины.

— Да. Перелом ноги с рукой не угрожает её жизни. Впрочем, и заражение крови ей не грозит. Кровоизлияние внутреннее, — пояснила Фомина, — и сами раны.

— А ходить сможет, не хромая? — не скрывал своей заинтересованности пират в отношении Гагариной.

— Даже прыгать, если не будешь лезть под руку, бандит, — спешила избавиться от него Фомина.

— Ты же сама хотела, чтобы я помогал тебе при операции, — напомнил Гризли.

— С твоим нанимателем. Там был другой тяжести случай. Здесь же обычный, и ничего необычного, — вколола Фомина выбранные стимуляторы в область вспухания на ноге и руке Полины, заставляя их уменьшиться.

Когда гематомы спали, не осталось даже тёмных пятен крови под кожей.

— Тогда почему она не приходит в сознание? — негодовал головорез.

— Потому что у неё сотрясение мозга, — подал голос Алексей, не в силах лежать, когда Полине требовалась его помощь. Поэтому набрался смелости, сказав это пирату прямо в лицо.

— И кто её так?

— Я…

— Ну, ты… — едва сдержался Гризли, чтобы не выстрелить в капитана, — гиббон…

От опрометчивого действия его удержала Фомина.

— Ты обещал мне…

— Помню, — вогнал он атомную пулю в пол рядом с Алексеем, и опалил ему лицо.

— Что между вами произошло? — склонилась санинструктор над ним для осмотра увечий.

— Она вцепилась в меня, — подставил прокушенную шею Буравин-младший, и уже шёпотом добавил: — Её отец почему-то сказал мне: она умерла. Но она ведь жива. Это правда, Маш?

— Правда, — зажмурилась в отчаянии Фомина, и вновь взглянула на капитана. — Нам надо выбираться, командир. Слышишь?

— Без Полины, я и шагу отсюда не сделаю! — не желал расставаться с ней Алексей.

— Ты не забыл, что являешься капитаном? — напомнила ему санинструктор.

А он напомнил ей: переложил свои обязанности командира на неё.

— Временно!

— А кто сказал тебе, Фомина, что время вышло?

— Алексей… Георгиевич!

— Без Полины никуда и с места не сдвинусь!

— Хорошо, — согласилась уступить ему Фомина. — Я договорилась с пиратами: они высадят нас там, где мы укажем им.

— И где же они высадят нас? — уточнил Алексей.

— На Марсе.

— И они согласились?! — проступили нотки изумления в голосе капитана.

— Да, — подтвердила помощница, — там нейтральная территория.

— Договорились, Фомина, — уступил ей Буравин-младший.

— Давно бы так, — выпрямилась санинструктор, настояв, чтобы Полину закрыли в барокамере. — Я буду лично следить за ней!

— Гриз, ты слышишь меня? — наконец-то удалось старпому «Призрака» докричаться до него. — Ты где? Почему не выходишь на связь?

— В медблоке я, и готов приступить к зачистке крейсера от гиббонов. Но мне нужны ещё люди, и желательно бойцы с «Ковчега», — ответил головорез.

— Не проблема, соединяю тебя с ними. Общайся, сколько хочешь, но недолго! — порадовал компаньон.

— Говорит командир Гризли! — раздался его голос на борту «Ковчега». — Приказываю снарядить на «Призрак» отряд лучших бойцов! Предстоит зачистка крейсера от гиббонов! Как поняли? Приём!

— Вас понял, командир, — доложил помощник. — Приказ принят! Выполняю!

Оставив в медблоке пару наёмников для охраны колонистов, головорез с прочими подался на зачистку соседних отсеков, чтобы не терять даром времени, тогда как старпом «Призрака» послужил ему глазами, предупреждая о таящейся опасности вокруг них.

— А вот и мы, — спрыгнули вниз в грузовой отсек агенты, подавшись бегом к грузаку.

— Долго же вы бегали, — неласково встретил их сталкер 3-й статьи.

Он принял на себя обязанности Фоминой.

— Что именно случилось в наше отсутствие? Говори, — обнаружил Юрий открытым шлюз, и тех, кто заходил к ним на посадку на абордажном судне со стороны «Ковчега».

— Явились пираты и забрали с собой санинструктора Фомину, на которую полномочия командира переложил капитан 3-го ранга. Вы разве не сталкивались с ним? Он сказал, что пошёл за вами, — скороговоркой выдал колонист.

— А Фомину чего забрали, и куда?

— В санчасть, чтоб подлатать пирата.

— Какого ещё пирата?!

— Ну, того, у кого шея была свёрнута на бок.

— Каналина?

— Во, точно его. И называли меж собой его пираты — Каа, — кивнул утвердительно сталкер.

— И что теперь? — взглянула Нора на Юрия.

— Действуем и дальше согласно выработанному плану, то есть лезем в грузак.

— А как же они? — указала ему на колонистов напарница.

— А им лучше оказаться сейчас подальше от нас, — ожидал Юрий нашествия гиббонов и прочих тварей, в кого те превращались, вкусив живой человеческой плоти или налакавшись крови.

— Почему? — возмутился сталкер.

— Потому что здесь сейчас будет жарче, чем при первой стычке с гиббонами! Ещё вопросы есть?

— Да.

— Ну и зря! — наказал Юрий. — Вам лучше выбираться отсюда! Можно даже на «Ковчег»!

— То есть, от пиратов, нам не отделаться? — сообразил сталкер, сжав крепче оружие.

— У нас попросту не осталось выбора, впрочем, и у них, — уловил Юрий на слух посторонние шумы, недоступные колонистам. Даже Норе, иначе бы она не запаслась БЗ.

Гагарину оставалось надеяться: пираты с «Ковчега» подоспеют вовремя. А с кем столкнуться — и узнают не раньше, чем увидят вживую. Но то, что почувствовал он, мягко говоря, не внушало оптимизма.

Жажда голода и крови заставляла существ, преисполненных агрессии, приближаться к ним столь стремительно, что казалось: гиббоны перешли при беге с двух конечностей на четыре. Или всё же у них выросли новые, как у мутанта? Тогда и вовсе беда!

Глава 17 ГОНЧИЕ

Ситуация на «Призраке» была неутешительная, причина — инфицированные колонисты. Их становилось меньше с каждым столкновением, но в то же самое время гиббоны, вкусившие людскую кровь и плоть превращались в гермафрагов. А уничтожить их, казалось небывалым успехом. Не говоря уже про свору гончих, в коих превратились инфицированные, употребившие плоть уничтоженного гермафрага.

С ними и предстояло вступить в схватку беглецам.

— Не останавливаться! — раскричался Юрий. — Все в грузак!

Сталкер первым сообразил: разводить понапрасну панику бравый агент не станет. Поэтому призвав соратников по оружию, встал у проёма воздуховода.

— С ума сошли! — заметила Нора отделившуюся четвёрку колонистов от остальных. — Сейчас же уходите оттуда! Это приказ!

— Мы задержим гиббонов, а вы спасайте уцелевших, — не оборачиваясь, прокричал в ответ сталкер 3-й статьи, активировав ПГ-Т на АА-М.

В наличие имелось всего два винта. У соседей немногим больше. На болты, они не рассчитывали, вспоминая, как столкнулись с гиббонами впервые, и те мутировали прямо у них на глазах, теряя человеческий облик. Поэтому нисколько не сомневались, что за твари нынче пожаловали к ним. Однако испытали шоковое состояние, когда первая из своры гончих ринулась на них, покидая воздуховод.

Это была разведчица и близко непохожая ни то что на человека, но даже на гуманоида как такового. Конечностей у неё оказалось многим больше, и все имели одно и то же предназначение, способные исключительно рвать и убивать.

Суча ими, точно краб, безголовый гибрид, выпустил вперёд хитиновые щупы.

— Где у него пасть? — терялся в догадках сталкер-заводила, не представляя, куда ему стрелять, чтоб завалить адское порождение.

Знали это подручные не больше него, а кто-то и вовсе выстрелил винтом наобум, заставив гончую продемонстрировать ротовую полость, сокрытую предварительно роговыми отростками, напоминавшими окостенелости так подобные на бивни, но выглядели тоньше и острее.

Ими, похоже, она и впивалась в жертву, раздирая уже клыками пасти. Куда попасть трудно было даже из Гарпуна с прицелом лазерного наведения и самонаводящимися на цель БЗ.

— Получай, гнида-А-А… — не стал затягивать с поддержкой напарника сталкер, и разом разрядил оба винта, стараясь отстрелить ей роговые отростки с передними вытянутыми конечностями, представлявшими собой острые загнутые крючья.

Их, тварь и выбросила вперёд, угодив под резак.

Мелькнул сноп искр. Хитин оказался прочнее выставленного резака. Так повторилось ещё раз, прежде чем один из сталкеров взмыл вверх от поверхности, и его тело, извиваясь в воздухе, последовало к гончей.

— Эта тварь схватила, Вершина, командир! — оглянулся на него подопечный.

Промедление в его случае сыграло с ним злую шутку, так как из груди выскочил окровавленный шип. Ещё несколько пролетели мимо.

Не окажись его на пути Аленева, сейчас бы оба захлёбывались кровью, полившейся из открытого рта старшины.

А в следующий миг, он, не заваливаясь на пол, заскользил в сторону схватившей его твари.

— Что ты такое, уродина, и откуда взялась?!.. — не прекращая стрелять, кинулся на выручку за старшиной Аленев.

— Убей… меня… командир… — чуть слышно говорил урывками тот, не желая быть разорванным, как Вершин, угодивший монстру на гигантские жвала.

Требовался всего лишь один точный выстрел, однако сталкер 3-й статьи тешил себя надеждой: в случае со старшиной всё ещё поправимо. Он протянет какое-то время на стимуляторах, прежде чем им займётся санинструктор Фомина, когда отобьёт его у твари.

Не тут-то было. На дикий рёв разведчика, явилась свора.

— Чтоб вас… — не успел перезарядить обойму Аленев, и, откинув Молот, схватился за РАГи.

Практически одновременно в него впились длинные конечности трёх гончих, и, не поделив его, рванули каждая на себя.

Прежде чем взведённые гранаты детонировали, твари успели полакомиться сталкером. Как вдруг одна из них изрыгнула из пасти пламя, опалившее ей наружные жвала, а у второй взрыв прогремел прямо в них.

Результатом схватки стала гибель гончей, и ранение другой.

В этот момент, как они добрались до взрывоопасной добычи, в грузовой отсек проник погонщик стаи.

Зеркан мгновенно определил, где находится реликт, и, что там сейчас в избытке превалирует необходимое лакомство гончим.

Всего подле него, Юрий с Норой насчитали около десятка мразей, как окрестили их про себя, хотя невольные зрители рядом, также проникшие в кабину, обозвали гнидами, как и погибшие в схватке четыре колониста.

Последний стремился сбежать от них, до грузака оставалось не такое уж и большое расстояние, когда чудовищные создания неизвестного происхождения, стремительно перекатываясь и вращаясь на своих конечностях, точно болванки на шарнирах, настигли его, свидетельством чего стала брызнувшая на лобовой иллюминатор кровь с кусками разодранной плоти.

Буквально в то же мгновение раздались разочарованные возгласы. Все поняли, что ждёт их, если не сумеют покинуть пиратский корабль.

— Нора, за штурвал, — наказал Юрий. — Взлетаем, немедленно!

— А как же Полина и Фомина? — прыгнула на место пилота напарница, запуская двигатели, и проверяя показания приборов.

— Я не сказал: мы намерены покинуть грузовой отсек «Призрака», — присоединился к ней Гагарин. — Просто с наличествующим у нас оружием, будет неимоверно сложно справиться с тем количеством тварей, которое сюда привёл мутант! Он — наша главная цель, и ему нельзя дать возможности сбежать!

Видя, что деликатесы стремятся покинуть их, гончие ринулись к грузаку. Несколько тварей успело вскочить на поднимающийся вертикально с платформы летательный аппарат. Прочие оказались внизу. Вот тут Нора и поняла всю подоплёку с предложением напарника взяться за штурвал.

— Держитесь! — предупредила она колонистов, стараясь перекричать их. — Будет небольшой бум!

— Но у нас раненые! — закричала санинструктор.

— Извини, но другого выхода не вижу, — отключила движок Нора, и подскочила на сидении при ударе грузака о поверхность грузового отсека.

Напарника также выручили амортизаторы в сидении, зато прочим подопечным повезло меньше. Что уже было отмечать про тварей, угодивших под грузак.

Стремительно запустив двигатель, Нора вновь подняла его в воздух. Вид под днищем порадовал агентов — там красовались три расплющенные кляксы.

— Сдохли, каракатицы!

Вторить напарнице, Юрий не торопился, желая убедиться воочию: они не станут трансформироваться. Когда их внимание отвлекли прочие твари, что оказались на грузаке одновременно с ними, только снаружи.

На лобовом стекле мелькнула одна из гончих, всадив чудовищные конечности в прозрачную преграду. Она и помешала ей насладиться попавшимися на глаза деликатесами, и дальше остававшимися недоступными.

Гончую охватил приступ бешенства, иначе бы она не вонзила свои гигантские жвала в иллюминатор, и местами образовались едва заметные сколы. При повторном навале, они превратились в едва заметные углубления, от которых в разных направлениях поползли трещинки, увеличиваясь в размерах.

— Стряхни её, тварь, Нора, — наказал Юрий, держа оружие наготове.

Не он один, но пока что никто из колонистов не спешил применять в деле, хотя у всех было активировано ещё при столкновении с гиббонами. Вот только боезапас к нему оставлял желать лучшего результата. Все понимали: его вряд ли хватит им для победы над одной из каракатиц. Что так же, как и их предшественница на носовой части грузака, стремились проникнуть внутрь в других местах.

Предприняв попытку стряхнуть их, Нора завалила штурвал влево. Грузак развернуло к горизонтальной поверхности на девяносто градусов и толку, всё без толку. Этого оказалось недостаточно, поэтому пилот продолжил раскачивать его из стороны в сторону, пока не вошёл в контакт с вертикальной поверхностью грузового отсека.

Страховочные ремни за счёт эластичности не позволили сломаться рёбрам у пилота со штурманом, тогда как держащиеся руками за сидения у них в кабине колонисты угодили на лобовое стекло, отделявшее их от жуткой твари, залившей тёмной жидкостью всю обозримую поверхность.

— Кажется, она сдохла, — потеряла всякую видимость Нора, полагаясь дальше исключительно на приборы высоты да боковые иллюминаторы.

— Эх, огонька бы ещё добавить, — подсказал штурман пилоту.

Нора не подвела — развернув грузак на сто восемьдесят градусов к вертикальной поверхности грузового отсека, она включила на максимальный прогрев двигатели.

Из сопел вырвалось пламя. Его оказалось достаточно, чтобы колонисты уверовали: с одной тварью наверняка разобрались.

К тому же в отсек влетели пираты абордажной команды с «Ковчега», и в открытом эфире уточнили, во что им придётся вляпаться.

Ответ оказался однозначным, и последовал в исполнении Гризли.

— В дерьмо — во что же ещё!

— Рады слышать тебя, командир! Правда, ничего нового не услышали! Ты где?

— На «Призраке», в одном из отсеков по соседству с санчастью… — прорывались в открытый эфир вместе с голосом головореза крики наёмников, с вплетающимся в них грохотом стрельбы сквозь чудовищные рыки и вопли, заставлявшие стынуть кровь в жилах.

— Видно ты растормошил целый рой неких уродов!

— На себя давно смотрелись в отражатель, — некогда было Гризли переговариваться с ними, всё-таки гермафраги доставляли ему с наёмниками немало хлопот. И пускай они сокращали их число не столь быстро, как хотелось бы, но помнил: на борту оставалось не больше сотни тех, кого следовало упокоить, иначе про базу на Церере можно забыть. А становиться изгоями без возможности временно осесть на перевалочной базе не хотелось. Тогда им недолго удастся скрываться от ВКС Содружества, и федералы переловят их поодиночке за какие-нибудь пару лет по земному времени, взятому за основу измерения в солнечной системе.

По грузовому отсеку изнутри ударила пушка с абордажного штурмовика. Под разрывы угодила одна из гончих. Тварь просто разорвало в клочья, и куски дымящейся плоти, оставшиеся от неё, сейчас продолжали пылать, объятые пламенем.

— Эх, нам бы такое оружие, — смутилась Нора.

У них ушло многим больше времени на расправу с исчадием, выскочившим из системы воздуховода, куда вновь стали удирать гончие вслед за мутантом.

— Не упусти его, урода, — напомнил Юрий: все беды у них именно из-за зеркана.

Одобрительно кивнув, Нора пошла на таран со стеной. При столкновении с ней, внутрь кабины грузака посыпалось осколками стекло с лобового иллюминатора. И люди, попадав, покатились вглубь контейнера.

Думать о том, сколько из них получило серьёзные увечья, времени не было. Главное, что остались живы, и если что — санинструкторы подлатают их.

Скинув с себя страховочные ремни, а прежде откинув, выскочившие перед собой поручни, Юрий первым покинул сидение.

— Ты с ума сошёл, — уяснила Нора, что затеял напарник. — Тебе долго не выстоять в одиночку!

— Не забудь про людей и реликт! — оставил его землянин на месте штурмана.

— Как скажешь, Юг.

— Это приказ! — последнее, что услышала Нора от него, прежде чем он скрылся в системе воздуховода.

Куда сейчас торопился мутант с уцелевшими монстрами, Юрий не сомневался. Он стремился опередить его, но пойди ещё попробуй, догони тех, у кого конечностей в разы больше, чем у тебя, и скорость перемещения просто сумасшедшая. Тут бы не упустить, и то за счастье.

Меж тем десант абордажников уже выпрыгивал из открытого зева, спускаясь по страховочным канатам. Отстёгиваясь от них, они занимали круговую оборону, выискивая цели.

— Чисто, ас! — доложил командир среди них, позволяя пилоту посадить штурмовик.

К нему и устремилась навстречу Нора на грузаке.

— А это ещё что за х…рень!

— Чтоб вас, уродов, — пришлось Норе при заходе на посадку к ним, сбиться с намеченного курса, и внутрь угодила гончая.

Не задерживаясь ни на мгновение в кабине, она стремительно подалась вглубь грузака, почуяв запах крови.

До пилота с реликтом, твари не было никакого дела. Но если бы зеркан увидел: одной из гончих удалось добраться до столь желанной цели, непременно бы заставил умыкнуть реликт у агента Содружества. Однако, в данную минуту, он спешил захватить управление крейсером на себя, понимая: иначе потерпят поражение. Чего, естественно, не мог допустить.

Где-то поблизости раздавались выстрелы. Не обращая внимания на них, инопланетянин продолжал следовать выбранной дорогой к новой цели, не встречая препятствий на своём пути. Вплоть до той поры, пока не наткнулся на вентилятор.

Его пришлось обойти, поскольку первая из гончих, попытавшись проскочить сквозь вращающиеся массивные лопасти, потеряла сунутые конечности. И в ярости отступив, предприняла очередную попытку прорыва, снова была неприятно огорчена.

— За мной, — бросил зеркан призыв стае.

Сбив на пол решётку воздуховода, он спрыгнул вниз, проникая в коридор. Стражи у переборки, отделявшей их от капитанского мостика, уловили на слух шумы, донёсшиеся до них отголосками эха извне, и один с подачи другого двинул вперёд, желая разобраться: кто или что послужило их источником.

— Что ты видишь, Лом? — уточнил у него подопечный, едва напарник достиг угла, и выглянул. А в следующий миг стремительно исчез, не успев не то что крикнуть, но даже пикнуть.

Единственное, что услышал от него соратник — хруст, с каким обычно разбирал жаркое, когда удавалось добраться до натуральной пищи, а не той отравы, которой их пичкали из тюбиков постоянно командиры.

Вот и находившиеся на боевом посту, на мостике, услышали из-за закрытой переборки одиночный выстрел, за коим последовал удар. Стало быть, кто-то извне стремился проникнуть в рубку управления крейсером.

— Разберись с незваными гостями, старпом, — приказал Винт, установив ногу на педаль для катапультирования. Но пока что не спешил покидать «Призрак».

Он не для того столько времени тешил себя надеждой стать полноправным капитаном, чтобы сдаться без боя, и спасовать перед каким-то тварями. Нет, он приготовил им сюрприз, поправив рукой в кобуре ТО.

Помимо него имелись также РАГи направленного действия. Стоит такое взрывное устройство налепить на себя, и за свою жизнь при рукопашной стычке можно не опасаться.

Так обычно поступали уроды, из числа которых, он и пробился в итоге в комсостав «Призрака», заняв наконец-то наивысшую ступень в иерархии боевого экипажа.

Ну что же, значит, пришло время вспомнить ему безумное прошлое.

К тому времени, как он приготовился к встрече с незваными гостями, старпом замер у переборки. Всё что он узрел — кровь на смотровом иллюминаторе, и ничего больше. Как вдруг перед ним возник щуп, разбивший бронированный материал, и мёртвой хваткой вцепился в него.

Отстрелить конечность гончей у пирата своевременно не получилось. Впрочем, и оказать достойного сопротивления, так как следом притянувшая его к переборке тварь, оттолкнула от себя обезглавленное тело человека. И её щуп вновь скользнул в образовавшейся пробоине в поисках открывающего блока.

Развернувшись к месту схватки лицом во вращающемся кресле, Винт застыл в ожидании появления на мостике непрошеных гостей.

Добившись желаемого результата, тварь убрала преграду, и спустя миг, показалась в открывшемся проёме.

— Ты здесь, мутант? — обратился пират к нему.

— Да, — раздался хорошо знакомый голос. — Не вздумай сопротивляться, примат, иначе я отдам тебя на съеденье гончим!

— Так вот ты как называешь своих монстров, Ген, — пересохло у Винта в горле.

— Ты ещё не видел их, примат, — рокотал тремя жвалами зеркан. — Гончие — просто твари. Но я намерен сотворить из них исчадия. Ты, кстати, может стать одним из них! Даю тебе шанс примкнуть к нам! Что скажешь?

— Да лучше я сдохну, чем стану таким же уродом, каких ты плодишь из колонистов! — сделал Винт свой выбор заранее.

— Жаль… терять столь роскошный экземпляр, каким являешься ты. Но, как любите повторять вы, приматы: незаменимых людей нет. Найду себе немногим лучше тебя биоресурс для восполнения армии Рода, — мечтал о возрождении Армады Роя зеркан, почуяв, что один такой представитель сейчас находится в непосредственной близости с ними.

Спустив гончую, зеркан не рассчитывал: у неё возникнут проблемы в знакомстве с очередным лакомством, устроившим взрыв, и при этом оставшимся живым. Иначе бы в коридор одновременно с накатившей ударной волной при детонации нагрудного РАГа направленного действия, не влетели оторванные конечности с жвалами.

— Это всё, на что ты оказался способен, мутант, и твои твари из стаи? — насмехался пират над ним.

— Разорвите его! — сорвался зеркан на рык, спуская свору.

— Не прощаюсь! — ударил ногой по катапультирующему рычагу Винт, и с выбросом пороховых газов, выскочил наружу, из отстреленного в сторону над ним купола.

Не он один, какая-то тварь успела вцепиться крючьями передних конечностей в кресло.

— Чтоб тебя-а-а… — зашёлся неистовым криком пират.

В руке возникло ТО. Дав длинную очередь, эвакуируемый стремился перебить конечность, вонзившуюся ему в ногу. Но без толку. Атомные пули не причиняли особого вреда твари, покрытой прочными пластинами хитина.

Поэтому неудивительно, что следом Винт узрел перед собой её массивные наружные жвала, вонзённые в кресло, а в его лицо с шипом на конце, больше подобным на наконечник гарпуна, влетел язык.

Прежде чем тварь успела насладиться мозгом человека, её сбил заряд Молнии, выпущенный из Грома «Ковчега» по соседству.

— Точно в яблочко, старпом, — доложил дальнобойщик.

С чем тот и поздравил лучшего стрелка, не раз демонстрировавшего профессиональные навыки бомбардира.

Вот и на этот раз отличился именно он, опередив с выстрелом соратников, исключительно озаривших при детонации Молний воздушное пространство базы над «Призраком».

— С вас по сотке кредитов, парни, — ликовал бомбардир-дальнобойщик.

— Чтоб я ещё хоть раз принял участие в дуэли, да ни в жизни, — отказывался на будущее нести убытки подельник.

Прочие пираты тоже пришли к аналогичному выводу, пополнив счёт оппоненту на добрую тысячу.

— В следующий раз я предложу пострелять по федералам, парни. Так что не унывайте, кто больше всего собьёт штурмовиков и перехватчиков Содружества, тому и отвалю заработанную тысячу, — нашёл у них слабину любитель лёгкой наживы.

— Хм, твоя тысяча против наших сотен?

— Разумеется, всё по-честному, парни. Ваша тысяча против моей! Как такой расклад?

— Идёт, — согласились они без лишних раздумий единогласно.

Побороться за тысячу, зная, что в худшем случае ты потеряешь сотню кредитов, не так уж и плохо. А если удастся взять реванш — можно покрыть убытки от прочих споров со ставками, и, в кои-то веки, отомстить бомбардиру.

— Блаженные, — усмехнулся вслух старпом «Ковчега», не переставая следить за оппонентами с «Призрака».

Добравшись до соседнего отсека с рубкой, Юрий не спешил привлекать внимание мутанта. Прежде ему требовалось поодиночке перебить, окружавшую его стаю тварей.

Пустив себе кровь, он привлёк внимание одной из гончих — ту, что ближе всего находилась к нему.

Отвлёкшись на сводивший её с ума запах, тварь покинула проём, ведущий в головной отсек крейсера.

Лопасти — это последнее, что она узрела в своей жизни. Они и перемололи её на фарш. А чтоб он не трансформировался вновь в гермафродита или какое-нибудь иное инопланетное существо, Юрий поджёг его. И на тлетворный запах палёной плоти отреагировала очередная гончая. С ней уже ему пришлось повозиться, прежде чем удалось заманить во всё тот же винт, ставший меж ним и ей. И даже выстрел пару раз. При этом первой атомной пулей, рикошетившей с лопасти, едва не поразил себя, зато второй уже чётко достал обезумевшую тварь.

Винт застрял, перестав вращаться, и гончая не имея возможности вырваться, пыталась дотянуться передними конечностями до землянина.

— Жаль, что я не могу вернуть тебе человечески облик, — взял в прицел АПа Юрий совсем непохожего на себя прежде колониста и надавил на спусковой механизм, переведённый им заранее на автоматический режим стрельбы.

Опустошив обойму, агент сменил её на запасную, и повторил прежнюю процедуру ещё раз. Причина, по которой ему пришлось это сделать, послужила тварь. Она отчаянно цеплялась за собственную жизнь, не желая умирать. И пока что у неё хватало внутреннего ресурса восстанавливать здоровье. Однако третья обойма расставила всё на свои места.

У гончей больше не заживали раны, и теперь из них струилась отвратная на вид и запах тёмная слизь.

— Хм, — отметил Юрий про себя: созданные мутантом твари не такие уж и бессмертные, как казалось изначально. И когда кончался запас съеденной человеческой плоти и крови, они умирали за милую душу. Главное было найти уязвимое место, иначе хитин не пробить — он выдерживал даже прямое попадание подствольной гранатой.

В итоге слабым место оказались глаза твари.

Взглянув ещё раз в них, агент подался прочь от винта, едва не допустив смертельный промах в своей жизни.

Никто ещё не отменял посмертную конвульсию. Тело твари сократилось, и она выкинула в стороны конечности, зацепив одной Гагарина.

От смерти Юрия спасло то, что он уже прыгал вниз в сбитую с проёма воздуховода решётку. В противном случае ему бы разворотило голову, а не наплечный щит, удобно подходящий для установки оружия в район выемки, предназначенной для прицельной и безопасной стрельбы. Да ещё шлем, на котором отпечаталась вмятиной конечность твари.

Сколько ещё их оставалось при мутанте, и предстояло выяснить Юрию, после чего также покончить, как до этого уже с двумя гончими.

— Далеко собрался, Маньяк? — раздался за спиной агента голос, принадлежащий головорезу.

— А, это ты, Гризли, — уставился землянин на него, продолжая лежать на полу запрокинув назад голову.

Сквозь растрескавшуюся маску и разглядел пират.

— Здорово, сосед, — оскалился ему в ответ довольно Гризли. — Как на счёт — добраться вместе до мутанта?

— Вопрос лишь в том, каким образом ты намерен поступить с ним? — уточнил Юрий.

— А таким, что он должен мне денег, урод! — вскричал головорез не таясь. — Впрочем, и ты! Не встреть я тебя, уже бы…

— Сдох, и не раз, — поднялся Гагарин.

Стимуляторы привычно уже закончились, и ему пришлось блокировать болевой эффект пси-воздействием.

— На тебе же нет лица, Маньяк. А ты туда же, воевать собрался!

Убрав маску, Юрий сплюнул кровавой пеной на пол.

— Ничего, бывало и хуже.

— Тогда держи, — сунул ему запасное оружие головорез, прежде торчавшее у него за спиной в кобуре, и скорее всего доставшееся ему от погибшего наёмника. Как и прочие два ствола там же, от прочих подопечных.

Стало быть, не дожили до момента встречи с беглецом.

— Кстати, я нашёл твою дочь, Маньяк, — шагнул мимо Юрия Гризли, и застыл у края дверного проёма, изучая обстановку в рубке управления «Призраком».

На глаза попались твари, за ними и укрывался мутант, осматривая панель управления. Пульт оказался блокирован, и ему никак не удавалось разблокировать его, в надежде покинуть базу и выйти в открытый космос.

— И что же она сказала тебе при встрече? — нелегко было агенту говорить о ней с пиратом. — Как ты аппетитно выглядишь?

— Ха, так это моя мечта последнего времени, — ухмыльнулся Гризли. — Да, чуть не забыл сказать: у неё были сломаны нога с рукой, но Фомина подлатала её. Хотел бы я знать, кто сотворил с ней это! Случайно не ты поломал их дочери при встрече, Маньяк?

Юрий выстрелил, оглушив головореза.

— А… чтоб тебя тварь сожрала! — пришлось и ему пальнуть в сторону мутанта.

На грохот пальбы отреагировали твари.

— Теперь только держись! Их убить — проще самому застрелиться!

Применять гранаты, Гризли запретил, прочие взрывчатые вещества в том числе. Он не желал уничтожать головной отсек «Призрака», всё ещё намереваясь вывести в космос с Цереры, и если понадобится, там, среди астероидов, дать капитальный ремонт. А потом либо использовать как «Ковчег», либо продать и возместить понесённые убытки.

— Бей по глазам! — подсказал ему Юрий.

— Да где ты видишь их? Когда я ничего кроме сплошных щупов, — стрелял наугад пират.

Ему под стать работали наёмники.

— Жвала видишь, похожие на челюсти без кожи? — стрелял сейчас по ним землянин, заставляя тварь открыть их.

— Ну… вижу…

— Вот за ними и находятся глаза с пастью! Стоит туда попасть не раз, и тварь обязательно сдохнет. Правда, небыстро! Прежде чем я завалил такую, как она из АПа, сменил три обоймы с атомными пулями, и при этом она ещё застряла в лопастях винта воздуховода.

— Ясно. В общем, нам нужен здесь танк или КСАУ, чтоб завалить её, Маньяк. Я правильно понял тебя? — отступил спешно от проёма вглубь коридора Гризли, намерено увлекая тварей за собой. — Не стой, вали с прохода!

Мгновенно сообразив, чего головорез добивается от него, землянин нашёл его план не таким уж и провальным. А едва из рубки выскочила первая из двух гончих, четыре стрелка обрушили на неё шквальный огонь, стреляя, как болтами из Молота, так и добавляя винтами из Топоров.

У одного из пиратов в ход пошёл резак. С ним можно было уже распрощаться, однако Юрий не пожелал его бросать, как Гризли, ни взирая на то, что через них перемахнула вторая гончая, и уже ей сейчас занялись те, кто прикрывал их с тыла поневоле.

— Нет, пора мне избавляться от тебя, Маньяк! — сходил с ума Гризли. — Ведь там где ты, меня поджидают сплошные неприятности с убытками!

Рядом с головорезом пал очередной наёмник. Выходит, платить им теперь не придётся. Так какие убытки, когда никаких, и раскошеливаться, в свою очередь, не придётся. Однако землянин сумел удивить, вырывав из лап твари наёмника, которого капитан «Ковчега» уже считал мёртвым.

— Ты зачем это сделал?! — направил на них обоих Молот Гризли. — Нарочно, да? Чтобы позлить меня!

— Нет, просто с ним у нас больше шансов добраться до мутанта, — коротко пояснил Юрий, не зная о сговоре наёмников с головорезом. Хотя и почувствовал, куда тот клонит. Но это уже проблемы пирата.

Ген, кстати, обоим требовался живым.

— БЗ не поделишься, Гриз?

— Ну, ты маньяк, сосед! И почему бы нам всегда не воевать плечом к плечу? Ведь ты, как и я, из «Берлоги»! Что тебя роднит с федералами после того, как они заточили туда? Не понимаю! — вытащил очередной АА-М из-за спины головорез, сунув землянину.

Проверив его на БЗ, он отшвырнул прежний, с израсходованными обоймами, в сторону.

— Я дал присягу, Гриз. И долг перед Родиной для меня не пустой звук! Ну, тебе, разбойнику, не понять меня, — активировал Молот Юрий.

— Не скажи, Маньяк, — осадил его пират. — У нас тоже имеется свой кодекс чести.

— Не запрещающий вам торговать людьми и поставлять их потрошителю в лице мутанта!

— Ладно, потом поговорим о чести, Маньяк, если останемся живы после схватки с тварями и мутантом.

— Он должен выжить!

— По-моему, я уже говорил тебе об этом, — был рад головорез, что ему удалось прийти к единому мнению с землянином. — Я надеюсь: реликт ещё у тебя?

— У нас, — не стал уточнять Юрий, кому скинул.

— То есть — у нас? Я что-то не вижу его.

— Он у моей напарницы, Гриз. Вздумаешь перехитрить меня и направить своих головорезов к ней, получишь исключительно трупы! Оно тебе надо? — предупредил Юрий.

— Нет, Маньяк, — подтвердил тот догадку землянина. — После стычки с тварями, у меня вряд ли наберётся экипаж из двух вместе взятых на «Ковчеге» и «Призраке». Но как я и обещал Фоминой: реликт — ваш пропуск на Марс.

— После сторгуемся, Гриз.

— Договорились, Маньяк, — ударили по рукам соратники по несчастью, и вошли в рубку управления крейсером. — А сейчас порадуй меня — мне нравится воевать с тобой плечом к плечу! Ты, как оказалось, единственный человек, которому я могу довериться хотя бы на непродолжительное время! Пока вновь не сбежишь!..

Глава 18 ШАКАЛ

Каналин недолго пребывал во тьме, восприятие реальности вернулось к нему с голосами извне. Отреагировав на них открытием глаз, он обнаружил рядом колонистку с колонистом. Первой являлась санинструктора 1-го класса по фамилии Фомина, как обращался к ней второй в звании капитана 3-го ранга, а она называла его — Алексей Георгиевич. Помимо них, в медчасти располагались также двое пиратов. Больше, двойной агент, никого не заметил, соображая, как ему поступить в непростой ситуации.

Подвигав шеей, он убедился: исцеление прошло успешно. Конечности также слушались его, иначе бы он не сжал пальцы в кулаки, и столь же незаметно разжал их. На ногах, кстати, тоже удалось пошевелить пальцами. Оставалось разобраться: на чьей стороне сейчас пираты и колонисты, поскольку вели себя и те, и другие в обществе друг друга довольно спокойно, не выказывая агрессии. Косых взглядов исподлобья, тоже не кидали.

По какой именно причине у них царила, мягко говоря, подобная идиллия и услышал Каналин.

— Ты думаешь, они выполнят свои условия договора, Фомина? — решил всё же немного пошептаться с ней капитан.

— Почему нет, — спокойно ответила женщина.

— Но они требуют то, чего у нас нет, — пояснил всю подоплёку мужчина.

— У тебя нет, капитан, а вот у агента есть. Сам говорил: видел у него в руке, когда столкнулся по дороге сюда, — стояла на своём Фомина.

— Был. Кто знает, где сейчас агенты, и реликт. Мутант со своей армией гиббонов не отстанет от них, пока не вернёт. Это даже мне, как военному человеку, очевидно, а не только тебе, медику. Тем более если вспомнить Полину, — взглянул в сторону барокамеры с ней Буравин-младший, и тяжело вздохнул.

— Да уж, попали мы с этим реликтом и мутантом: хуже и придумать нельзя. Хотела бы я знать, в кого он превратил её, тварь!

Их разговор прервал пошевелившийся Каналин. На него и отреагировали одновременно колонисты. Он улыбнулся им, сделав вид: будто ничего не слышал и вообще увидел обоих впервые после пробуждения, пытаясь приподняться на операционном столе.

— Лежите-лежите, — прильнула Фомина к нему, положив ладонь на грудь.

— Я устал лежать, — заверил Каналин, — и не отказался бы посидеть.

— На всю голову и сразу — всегда успеете, пациент, — и дальше настаивала санинструктор, чтобы он оставался в статичном положении именно лёжа. — Мягкие ткани, конечно же, укрепились, а вот хрящи — прошло слишком мало времени.

— Ничего, я крепкий, моя шея ещё и не такие травмы с нагрузками выдерживала в своё время, — согнул руки в локтях Каналин, приподнимаясь.

— Как знаете, — уступила ему Фомина. — Моё дело, санинструктора, предупредить, а уж ваше решать, что вам делать, и как быть.

— Это ваши люди? — продолжал изображать из себя больного, и на голову одновременно, двойной агент.

— Нет, просто пираты, — вмешался в разговор меж ними Буравин-младший.

— Хм, и вы так спокойно говорите мне об этом!? — поразился его замечанию Каналин.

— Да, — подтвердил капитан.

— Удивительно. Разве такое возможно: колонисты уживаются с пиратами?

— Вполне.

— Парадокс.

— Этот парадокс называется — гиббоны.

Сев под присмотром Фоминой, Каналин невольно взглянул на барокамеру.

— Я смотрю: вы охраняете там кого-то, не так ли?

— Там находится санинструктор 4-го класса, — пояснила её коллега.

— Она ранена?

Вопрос на мгновение повис в воздухе. Фомина прежде посмотрела на капитана, и тот решил ответить слишком любопытному пациенту сам.

— Конечно. Мы решили: ей будет лучше какое-то время находиться там. Потом, когда у нас уже будут нормальные условия для её оживления и приведения в порядок, займёмся также как и вами… Э-э… Простите, не знаю как вас звать-величать?

— Каналин я, — не стал скрывать пациент.

— Вы — пират? — уточнил капитан.

— Нет, я такой же их пленник, как и вы, — клятвенно заверил оживший.

Алексей проверял его, зная не понаслышке, с кем имеет дело. В чём лишний раз и убедился: от него не стоит ждать слов правды.

— Мне бы заглянуть кое-куда, ну вы, надеюсь, понимаете меня? — осмотрелся в поисках уборного отсека Каналин.

— Гризли не велел никому выходить за пределы медблока, — заявил, не оборачиваясь, наёмник.

— Ну и ладно, тогда я сяду тут, если на то пошло, — потянул молнию вниз Каналин на комбезе, попросив Фомину отвернуться.

— Хорошо-хорошо, — уступил ему пират. — Идём, прикрою твою жопу, засранец!

— Вам помочь? — предложил свои услуги капитан.

— Обойдёмся собственными силами, — заверил оживший. — Да и потом, я быстро — только туда и сразу назад.

— Ага, как увидишь кое-кого, от кого мы закрылись тут, сразу и навалишь в комбез, — гоготнул напарник наёмника.

— Это точно, — подтвердил сопроводитель, выглянув первым из медблока в соседний отсек сквозь призму прицела лазерного наведения. — Чисто, проходи!

— А сейчас будет грязно, — услышали колонисты, оставшиеся за закрывшейся переборкой последнее, что сказал Каналин для них. И тут же переключился на наёмника, не собираясь справлять нужду — нарочно выманивал его, чтоб перекинуться тет-а-тет. — Я — Каа. Надеюсь, ты в курсе, кто это?

— Надо же, — оскалился ехидно наёмник.

— То есть, не веришь мне? — наглел с каждым словом охраняемый.

— Нет, — держал оружие активированным пират.

— Тогда соедини меня с Гризли, — настоял назвавшийся работодателем пиратов с Цереры.

— Он не велел его беспокоить по пустякам, — заартачился наёмник.

— Но ты хотя бы держишь с ним канал связи открытым? — насел на него назойливый оппонент, не взирая даже на оружие.

— Разумеется. И там, где он, сейчас жарко. Поэтому я бы не стал отвлекать головореза от дела. Это может стоить жизни не только ему, но и нам в дальнейшем.

— А что если я скажу: предложу тебе за помощь мне сотню кредитов? — извлёк из потайного кармана наличность подстрекатель.

— Мало, — попался наёмник на уловку Каналина. Теперь заставить его поверить ему на слово, было делом техники.

— Две.

— Меньше чем за тысячу кредитов даже не пошевелюсь, Каа. Если ты действительно тот, кем представляешься — для него это не деньги, — выдал наёмник.

— Дам в пять раз больше, пират, если сделаёшь всё, что я прикажу!

Алексей не находил себе места, желая знать, почему вышедшие, так долго не возвращаются в медлок, ведь обещали обернуться быстро.

— Ну, может у человека проблемы с этим, — смутившись, отметила Фомина.

— С чем — этим? — недоумевал Буравин-младший.

— Ну, с тем, по причине чего каждый из нас посещает уборную, капитан.

— И ты поверила? Ха-ха…

Алексей замер у двери, приложив ухо.

— Что слышно? — отреагировал пират на него.

— Ничего. Подозрительно тихо, — предложил он выйти ему наружу и проверить: всё ли с их подопечными там в порядке?

Наёмник не уступил колонисту, у него был чёткий приказ, и нарушать его, не собирался. Случись прокол, Гризли не простит ему этого. Тогда его жизнь не будет стоить и ломаного кредита. В том случае будет проще застрелиться, всё меньше мучиться придётся.

— И долго мы ещё будем сидеть взаперти, не зная, что твориться снаружи на крейсере? — возмутился донельзя Буравин-младший.

— Почему — ничего не зная, — парировал пират, — у меня открыт канал связи с головорезом, и я слышу всё, что там твориться у него.

— Ну и что же ты слышишь сейчас? — настоял на ответе колонист.

— На капитанском мостике «Призрака» сейчас жарко, — выдал наёмник на-гора. — Там идёт бой между Гризли и тем, кто помогает ему в противостоянии с тварями.

— Они захватили капитанский мостик! — позабыл о Каналине в тот же миг Буравин-младший. — Ничего худшего и придумать нельзя!

— Ерунда, рядом с нами находится «Ковчег» Гризли. А у него команда, после стычки у Марса с федералами, понесла потери. Так что он не откажется пополнить её за счёт нас, — следовал пират и дальше неукоснительно указаниям, полученным от головореза. К тому же, как слышал: потери в рядах соратников по оружию повышали его благосостояние. То есть, если останется один — получит вознаграждение целиком, и делиться с напарником, вышедшим с Каналиным, не придётся. Поэтому готов был расстаться сейчас и с ним, не понимая: если твари вновь захотят проникнуть в медблок, долго не продержится.

— Вообще-то мы не пираты, как ты, а колонисты, — готовился Алексей применить оружие против наёмника, полученное от него же. Однако сколько бы раз прежде не наводил на него, оно постоянно деактивировалось. О чём тут же получал уведомлёние пират.

— И что с того? Можно подумать: я подался в пираты по убеждению. Да у меня просто не было выбора, капитан! И прекрати проверять на мне активацию АПа, я не для того тебе удружил его!

— Извини, — не ожидал Алексей услышать это от него.

— Считай: твоё извинение принято, — огрызнулся разбойник. — Не предупреди меня на счёт вас, Гризли, уже давно бы прострелил тебе голову, а бабу… хм-гм… тоже оприходовал, но другим образом. Говор