КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393790 томов
Объем библиотеки - 511 Гб.
Всего авторов - 165748
Пользователей - 89532
Загрузка...

Впечатления

стикс про Шаргородский: Неживая легенда (Героическая фантастика)

не плохо написано ждем продолжения

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Романов: Бестолочь (Альтернативная история)

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Цифровой меч (СИ) (fb2)

- Цифровой меч (СИ) (а.с. Цифровой меч-1) 929 Кб, 228с. (скачать fb2) - uninterestingguy

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



uninterestingguy Цифровой меч Том 1

От автора

В общем, так.

Произошло следующее.

1. Первый том оставлен в неизменном виде.

2. Поставлена метка «Завершено».

3. Выложенные главы второго тома убраны в «черновик».


Несколько подробнее — на данный момент меня не устраивает качество того, что получается.

На данный момент.

Сюжет НЕ завершен, мысль НЕ выражена.

На мой взгляд, первый том без второго — это просто развлекательное чтиво, а значит — его можно выбросить в унитаз. Но общественность со мной не согласна… И общественность, в каком-то смысле, права.

На данный момент вопрос даже не в тексте (хотя, им я тоже не очень доволен). Вопрос в плане. Он слишком реально дофига сложен, а первые три заповеди программиста гласят:

1. Упрощай.

2. Еще упрощай.

3. Не плоди переменные.

Задуманное можно воплотить проще.

К сожалению (это адресуется к недовольным тем, что есть фэндом), задуманное Принципиально Невозможно воплотить Не в качестве фика.

Значит, план будет переписан. Потом будет переписан текст.

Когда это произойдет — я пока точно не скажу, поскольку сейчас займусь другим, чтобы слегка отвлечься, иначе голова в новую схему работать не будет.

Но это произойдет.

Не когда рак на горе свистнет, а во вполне обозримом будущем.

Пролог

«Самурай без меча подобен самураю с мечом. Только без меча.»

(c) Хагакурэ
7 декабря 2025 года
Реал. Япония. Токио

На скамейке сидело двое. Одним из сидящих был парень лет шестнадцати, а второй — маленькая девочка. Пожалуй, можно было бы предположить, что они были братом и сестрой, но прохожие, чей взгляд падал на эту пару, не предполагали. До родственных связей их мысли просто не добирались, целиком концентрируясь на парне. Сидящий выглядел… странно, и это было еще довольно мягким определением.

На первый взгляд, как уже было сказано, ему можно было дать около шестнадцати, но черные глаза, которыми он периодически обводил окружающее, наводили на мысли о том, что он просто хорошо сохранился. Совершенно пустые, ни на чем не фокусирующиеся, но в то же время, у наблюдателя складывалось необъяснимое ощущение, что его заметили, оценили и запомнили. Не бывает у шестнадцатилетних такого взгляда. Разве что у малолетних преступников, но на представителя подпольного мира парень точно не походил. Вот на пациента сумасшедшего дома — вполне, но явно не на преступника.

На нем были кожаные штаны неестественного снежно-белого цвета. Работы немного грубой, но явно ручной, с четким широким швом — дешевой такая вещь быть просто не могла, несмотря на свой своеобразный внешний вид. Правое бедро было перехвачено ремнями и прикрыто металлическим щитком с серебристым отливом, покрытым каким-то узором наподобие кельтского. Высокие, до самых колен, сапоги, были выделаны из мягкой кожи все того же белого цвета, голенища спереди были прикрыты такими же как и на бедре металлическими пластинами. Белая же рубаха. Не рубашка, а именно рубаха, как и штаны — старого покроя, с широким шнурованным воротом, оставлявшим открытыми ключицы.

Прямые иссиня-черные волосы спускались гораздо ниже плеч. Левую щеку украшал вертикальный шрам.

Но, пожалуй, самым колоритным элементом в его облике были висящие за спиной крест-накрест два прямых меча, каждый в руку длиной. Клинки висели рукоятями вниз, но из ножен почему-то не вываливались.

В общем, на скамейке станции токийского метро образца две тысячи двадцать пятого года он смотрелся дико. Пару раз на нем останавливали взгляд служители порядка, но подходить не стали. Опытные полицейские хорошо знали, что психов существует неисчислимое множество видов и отнеслись к парню, в принципе, спокойно. Едет косплеер домой, почему бы и нет. Не бросается ни на кого и хорошо. Им даже и в голову не могло прийти, что его мечи могут оказаться сделанными не из пластмассы, как, впрочем, и защитное снаряжение. Постучав по ним пальцем, они бы изрядно удивились.

А уж если бы кто-то оказался настолько скрупулезен, что провел бы химический анализ металла — этот кто-то удивился бы еще больше, поскольку металла этого не обнаружил бы ни в одном марочнике сталей.

Этот во всех отношениях странный субъект сидел здесь уже порядка шести часов и, казалось, совсем не двигался.

Что касается его предполагаемой сестры, то ей можно было дать от шести до восьми лет, и ничем особенным, за исключением немного странноватых для ее возраста розовых волос, она не выделялась. Девочка разглядывала прохожих с неподдельным неослабевающим интересом и периодически одаряла их белозубой улыбкой. Своего спутника от задумчивости, в которой он, по-видимому, находился, она никак не отвлекала, и вообще, за эти шесть часов не произнесла ни звука. Хотя, с течением времени, бросаемые девочкой взгляды становились все более напряженными, свидетельствуя о том, что ее терпение, и так довольно крепкое для ребенка, потихоньку истощается.

Однако, молчание неожиданно нарушил парень.

— Рэй, как ты относишься к феям? — не меняя позы, немного отстраненно поинтересовался он.

Девочка несколько секунд соображала.

— А кто это, дядя Кири?

Означенный дядя бросил на девочку недоуменный взгляд и сам взял паузу на размышление. Потом, видимо, что-то сообразив, улыбнулся и пояснил.

— Люди с крыльями.

— Гарпии?

Улыбка потухла, и парень не ответил, видимо, потеряв интерес к разговору. Взгляд снова расфокусировался. Девочка, названная Рэй, как ни странно, приняла это как должное, и между ними снова воцарилась тишина. Но в этот раз она продлилась всего минут пять.

— Дядя Кири, ты грустишь?

Тот неопределенно пожал плечами.

— Я не знаю, Рэй.

Рэй состроила серьезное лицо и менторским тоном заявила.

— Папа говорил, что дядя Кири может всё.

Всемогущий дядя Кири поперхнулся и скосил взгляд.

— Правда что ли?

— Правда. Он так и сказал «Этот говнюк может выкинуть все что угодно!»

Парень пару секунд смотрел на девочку, переваривая, а потом расхохотался.

— Ну, раз папа так сказал, у меня просто нет выбора.

Он на мгновение нахмурился, собираясь с мыслями, а потом хлопнул себя по бедрам, одно из которых отозвалось металлическим звяком, и встал.

— Ладно, пойдем. Ты права, хорош хандрить.

— У дяди Кири есть план? — снова сделав серьезное лицо, поинтересовалась девочка.

Парень замялся, но потом на его лице появилась улыбка.

— Лучше. У меня его нет.

Часть 1 И стало так

Глава 1 Глитч[1]

День 1
Айнкрад. Уровень 1

Выберите пол:

1. Мужской

2. Женский

Я склонил голову на бок, разглядывая висящую передо мной светящуюся надпись. Вытянул руку и провел ладонью сквозь буквы. Те никак не отреагировали, спокойно продолжив фосфоресцировать. Ладонь тоже ничего не почувствовала. Ну и как это прикажете понимать?

Мыслей было слишком много, возможно, что именно из-за их обилия я и не бился в истерике — слишком сложно было выбрать по какому конкретно поводу психовать. То, что полет с мотоцикла завершился для меня не очень хорошо — очевидно. В принципе, не в первый раз, сам виноват. Опоздал бы на пару часов, ничего бы страшного не случилось, перебросили бы меня в другую группу и всё.

А вот дальше шли предположения. Вариант первый, самый для меня радостный — я просто в отключке и смотрю галлюцинации. Майлз вызвал скорую, и сейчас меня подберут и откачают. Вариант второй, немного более хреновый — я загремел в реанимацию и опять же смотрю галлюцинации. Не фатально, проходили, но приятного крайне мало. Ну и самый паршивый вариант — я умер. Правда, что я наблюдаю в этом случае — мне не очень понятно. Реинкарнация класс люкс? Больно напоминает какую-нибудь игрушку.

Я хмыкнул, оценив мысль, и негромко скомандовал.

— Выход.

Надпись мигнула, на секунду оставив меня в кромешной тьме, но тут же вернулась на свое место, дополнившись плашкой сверху.

В настоящий момент выход невозможен.

Выберите пол.

1. Мужской

2. Женский

Был, кстати, и четвертый вариант — вообще никакого мотоцикла не было, и все это просто увлекательный сон. Вариант самый восхитительный. Я встряхнул головой. Делать-то все равно нечего.

— Мужской.

Выберите способ создания внешности:

1. Вручную

2. Сгенерировать на основе реальной

Уже неплохо, значит я, как минимум, не мертв. Иначе — какой реальной, если я вроде как умер? Хотя, может, имеется в виду «прошлой»? Интересно, а если бы я выбрал женский? Присобачили бы грудь к моей физиономии? Впрочем, не так бы и плохо получилось, с моей-то мордашкой. Сколько я из-за нее натерпелся, не счесть.

— Сгенерировать на основе реальной.

Мой обычный способ создания персонажа, разве что обычно для этого приходилось долго играть с настройками.

Готово.

Выберите ник.

Я с сомнением посмотрел на мигающую надпись. Что за твою мать? Смахивает на игрушку, да? Покопался в памяти и фыркнул.

— Кирито.

Ник доступен. Подтвердите.

И вот здесь… Вот здесь мне почему-то стало нехорошо. Это было ненормально. Все вокруг было ненормально, но это было слишком. Ник Кирито занят всегда. Десятки этих Кирито, с разными буквами, цифрами и эпитетами бегают в любой ММО от Кореи до Америки. А здесь — пусто. Хотя, если это сон или реинкарнация, то всякое может быть. Наверное.

— Подтвердить.

Желаете войти?

— Нет — для приличия попробовал отказаться я. Как и ранее надпись мигнула и осталась на своем месте.

Желаете войти?

Я вздохнул.

— Да.

Добро пожаловать в…

И тут я разом понял две вещи.

Во-первых — я не сплю и я не в больнице. Я мертв. Окончательно и бесповоротно. Я никогда не жаловался на воображение, но это было уже чересчур.

Во-вторых — я попал. Во всех смыслах. Я ощутил, как мои внутренности смерзаются в один скользкий комок. Надпись передо мной была приговором.

Добро пожаловать в Sword Art Online.

В следующее мгновение тьма вокруг рассеялась, и я ощутил себя стоящим на огромной площади под завязку заполненной народом. Но сейчас народ меня не очень интересовал, я, честно говоря, слабо отражал действительность.

САО. Стартовый город — скупо констатировал разум.

Да не может быть такого! — взвыли проснувшиеся эмоции.

Что такое САО?

Две тысячи двадцать второй год. Один сумрачный гений по имени Акихико Каяба запер десять тысяч человек в виртуальной реальности игры под названием Sword Art Online. Чтобы выйти — игру надо пройти. Смерть в игре — смерть в реальности, путем поджаривания мозга посредством вирт-шлема изобретения все того же Каябы.

В итоге игру не прошли, хоть и убили на это два года, зато вычислили Каябу, который скрывался под личиной одного из игроков. Главный герой ему навалял, и все благополучно освободились. Ну и там еще всякие приключения, не суть важно. Важно сейчас другое. Вопрос на миллион — как звали главного героя этого трэша?

Какого… Какой демон дернул меня назваться Кирито?!

Я почувствовал, как внутри наконец-то начинает подниматься тошнотворная волна паники. Так, стоп машина! Я прикрыл глаза и попытался успокоить дыхание.

Нет существа на планете Земля страшнее, чем геймер. У него мозги работают совершенно иначе, чем у нормального человека.

У многих на слуху такие понятия, как «мышление киллера», «мышление гонщика», «мышление следователя» и множество других профессиональных деформаций. Но при этом все почему-то забывают про людей, которые четыре — пять часов день добровольно проводят в шкуре различных людей из этого списка. А забывать не стоит, потому что люди эти, в отличие от мифических киллеров, свободно ходят по улицам.

Опытный рпг-шник даже пространство вокруг себя воспринимает «из-за спины», из-за чего его передвижение в толпе выглядит довольно своеобразно.

Реагируй. Иначе умрешь. Реагируй. Анализируй данные. Думай. Бейся в истерике — но где-то глубоко. Пока руки на клавиатуре — они не должны дрожать. Потом — можно. С точки зрения нормального обывателя мы действительно в край сумасшедшие, и не доказанная игромания тут совершено ни при чем. Но кроме того мы, без ложной скромности, лучшие.

Мозг послушно заледенел. Паника, прихватив с собой идиотские вопросы, ушла куда-то в глубину, и я начал соображать. Всё потом. Сейчас — реагируй.

Первое что я попытался сделать — выйти. Как там? Соединить указательный и средний пальцы правой руки, взмахнуть сверху вниз. Передо мной прямо в воздухе повисло меню. Довольно странное меню, надо сказать, но встречал и такие варианты — все в одном месте.

Я тыкнул в Системные, и поджал губы. Кнопки выход действительно не было. Настройки игры, настройки HUD, настройки системы и всё.

Закрыл меню и задумчиво огляделся. Люди вокруг возбужденно переговаривались, кто-то тыкал в пол пальцем, проверяя ощущения. К слову, ощущения были абсолютно неотличимы от реальных, по крайней мере, на первый взгляд. Камень под ногами, движение воздуха на коже, запахи.

Я закусил губу. Они еще не знают. Узнают, насколько я понимаю, часов через пять, когда Каяба — дежурный по всему этому дурдому, сделает объявление. Что начнется после — мне представить жутко. К этому времени надо быть подальше отсюда.

Кирито в каноне сразу после объявления рванул качаться в дальний уголок уровня. Это он, конечно, молодец, но это не мой вариант. Я в отличие от него — не участвовал в бета-тестировании, и вообще ни шиша не в курсе механики и, тем более, различных ключевых точек. А ранобэ и аниме — не уверен, что им стоит доверять, скорее, уверен в обратном. Да и ничего там толком не раскрывалось.

Я, стараясь не бежать, отступил от толпы в ближайший переулок и развернул меню пошире. Настройки HUD.

Карта отправилась в правый верхний угол. Часы — туда же. Здоровье. Левый верхний. Остальное лишнее.

Открыл инвентарь.

На мне была какая-то простейшая бронька, и одежда без всяких защитных свойств. В сумке меч, три метательных ножа, три хилки. Кремень и трут. Факел.

Ковырялка называлась короткий железный меч. А параметры где? Вообще никаких. Я тыкнул «экипировать», вытащил появившийся на поясе тесак из ножен и аккуратно порезал себе палец. Получилось. И это было больно. И грязно — потекла кровь. Никаких тебе красных полигонов, отмечающих попадание — натуральная кровь. Полоска здоровья чуть уменьшилась. Я отрезал прядь волос (черных, в отличие от родных — темно-русых) — получилось и это. Здоровье осталось неизменным. Задумавшись на секунду, присел и, воспользовавшись мостовой как наковальней, откромсал себе кусок ногтя. С тем же результатом, что и волосы.

Полная эмуляция. Полная. Понятно, что мечу не нужны параметры. Меч он меч и есть. Я задумчиво крутанул рукоять между пальцами и посмотрел на чуть уменьшившуюся полоску хп. Зуб даю — просто иллюстрация для тех идиотов, кто не в курсе, что потерянная рука — это не очень здорово. Но как в таком случае рассчитывается дпс от навыков?

Я заглянул в скиллы. А никак. Судя по поясняющему тексту — навыки просто направляют движения. Встаешь в нужную позу, навык активизируется и вертит тебя как надо. А повреждения всё те же.

Я нахмурился. У меня кое-что не сходилось. Какой блин мощности должны быть серверы, чтобы выполнять такие расчеты синхронно на десять тысяч рыл? Чушь какая-то.

Не о том думаю. Навыки.

Я снова залез в настройки.

Программный расчет характеристик — включено.

Активная помощь навыков — включено.

Системный инвентарь — включено.

Настройки этики — включено.

Закрыл меню и бросил взгляд на часы, висящие над картой. С момента моего входа в игру прошло полчаса. Плохо. Сейчас время — мой самый ценный ресурс. К моменту речи я уже должен быть экипирован, и разобраться с большей частью окружающих реалий.

Карту в центр экрана. Поиск по торговцам.

Один из искомых неписей оказался от меня буквально в квартале. Я почти бегом направился к нужной точке.

Торговец оказался низкорослым полным мужиком с… лишнее! Я приблизился к небольшому деревянному прилавку — у нас на птичьем рынке такие же стояли, только из жести.

— Как с вами поторговать?

— Просто нажми на кнопку «Торг» — пояснил мужик и сделал приглашающий жест рукой, завершив его указанием на не замеченную мной сразу иконку над прилавком.

Я выбросил в появившееся меню торговли свой меч, доспех, ножи и хилки.

Абсолютная дичь. Нет, так-то ничего странного — дополненная реальность и в мое время стремительно рвалась в мир, так что все эти менюшки меня, как ни странно, не особенно шокировали. Но вот осознавать, что предмет может быть переведен в нематериальное состояние — это было дико.

«Сто тридцать меди[2]». Плюс та сотня, что была у меня сразу.

Я задумался, осматривая товар. Немного того, немного сего. Барахольщик. В глаза бросился рюкзак, наверное, на расширение инвентаря. Что мне нужно? По-хорошему, меч и доспех. С другой стороны — была у меня одна мысль, еще во время просмотра аниме, которая сейчас, после моих экспериментов, лишь укрепилась.

Экипировка, навыки мечника — это все хорошо. Но ведь Кирито завалил главгада именно без помощи Системы, на своем личном скилле. И если мне память не изменяет — вообще чужим оружием. В связи с чем возникает хороший вопрос — что мешает мне банально подобрать своей рукой любую палку и треснуть кого-нибудь по голове? Безо всякого инвентаря и навыков. Вроде как ничего. С этой точки зрения даже имбовый навык на ношение двух мечей терял актуальность — два меча мог носить любой идиот. Единственное ограничение — запрет на использование навыков мечника.

Штука, однако, в том, что человека, владеющего фехтованием в реальности (например, меня) — эти самые навыки здорово ограничивают. Меня ужасала сама идея того, что какая-то непонятная сила будет двигать мое тело, а я ну совсем никак не смогу на это повлиять. Мрак.

Я встряхнул головой и быстро перебросил со стороны торговца два длинных одноручных меча. Он оставался мне должен еще шестьдесят монет, так что я дополнил комплект перчатками без пальцев. Не знаю, появляются ли тут мозоли (я бы не удивился), но не хотелось бы в кровь сбить ладони. С сомнением посмотрел на оставшиеся сорок монет и на рюкзак. Перекинул и его, сводя баланс в ноль.

Отступил от прилавка на шаг и экипировал один из мечей. Клинок послушно повис на бедре. Вот только — как повесить второй?

Для начала попробовал экипировать и его, но мечи просто поменялись местами. Новый занял место на поясе, а ранее взятый — улетел в инвентарь. Стоп. Инвентарь?

Я быстро пролез в настройки по уже знакомому пути.

Программный расчет характеристик — включено.

Активная помощь навыков — включено.

Системный инвентарь — включено.

Настройки этики — включено.

Второе мне однозначно мешает. Третье, кажется, тоже. Для чего нужно четвертое? Ограничивать секс? Я фыркнул. Мне бы ваши проблемы. Первое? Понятия не имею, но…

Я почти единым движением отключил всё.

Все вещи рассыпались вокруг меня.

Из меню инвентарь пропал. И окно экипировки тоже пропало. И окно навыков. И окно статов. Меню разом оскудело наполовину.

Я для проверки подобрал перчатки и трут с кремнем, и закинул их в рюкзак. Сам рюкзак забросил на плечо. Прошелся туда-сюда, чувствуя себя полным идиотом. Открыл рюкзак — шмотки никуда не делись. Хмыкнул и надел перчатки на руки. Жить можно.

Клинки привычно закрепил за спиной, рукоятями вниз. В реале для этого нужны были специальные ножны с захватом, именуемые еще воровскими, здесь ничего подобного не потребовалось, мечи сидели как влитые. Вообще-то, обычно мои мечи были покороче, эти доставать будет не так удобно, но привыкну. Хорошо бы надыбать где-нибудь мягкие ножны, чтоб ещё не висело распятие на спине, но это потом.


До ворот стартового города я добрался минут за двадцать, он неожиданно оказался довольно большим. Вокруг все еще было пусто, народ до сих пор застревал на площади. В любой другой игре это было бы странно, но здесь — я думаю, ничего удивительного. Виртуальная реальность сама по себе поглощает куда больше чем то, что в ней собственно происходит. Наверное.

Лично меня пока еще гнал ужас. Я просто боялся, что если задумаюсь о ситуации хоть на секунду, перестану что-то делать — утону в истерике. Мгновенно, и даже пузырьков не останется. Надо дотерпеть. Дожить до речи Каябы, а потом уже выцарапывать себе глаза. Почему я поставил себе ориентиром именно это — было неясно, но ни в каком другом ключе мыслить не получалось. Так что двигай, Кирито-кун. Двигай и маши мечом.

Я остановился, разглядывая кабана. На настоящего он, к счастью, был не очень похож, иначе, уж поверьте мне, половина игроков дальше этих ворот бы не ушла. Нет, я бы с кабаном справился. Наверное. Имел печальный опыт убиения такой зверюги. Бьют их обычно или из специального ружья в лоб, или ножом в сердце. Я бил ножом. Ударил, а потом эта почти двухсоткилограммовая тварь гоняла меня минут двадцать, пока я не психанул и банально не утопил ее в пруду. Сперва подумал, что промахнулся, потом оказалось — нет, попал. Просто такую махину даже удар в сердце так сразу не валит.

Этот кабанчик был небольшим — мне чуть выше колена. Я встряхнулся и, достав оружие, направился к нему. Когда расстояние сократилось метров до шести, противник заметил меня и всхрюкнув рванулся вперед. Я встал в стойку и предупредительно выставил левый клинок вперед, держа правый на отлете.

Кабанчик, надо отдать ему должное, на секунду остановился, но инстинкт самосохранения, видимо, был выписан не очень хорошо — зверь тут же пошел в атаку. Я поймал движение и врезал ему левым мечом по морде, отворачивая голову, и одновременно смещаясь. Правый клинок вошел в шею.

Тут же вырвал оружие и вернулся в исходную позицию, готовясь отражать новую атаку, но ее не последовало. Кабан заверещал и, подогнув передние ноги, рухнул, заляпывая траву вокруг кровью. Я поморщился и, приблизившись, всадил меч еще раз, окончательно перебивая трахею и обрывая противный визг. Конвульсии прекратились через пару минут.

И все-таки, что за ерунда здесь происходит? Я нахмурился и полоснул труп по брюху — на землю вывалились внутренности, наполнив воздух весьма характерным запахом. Ну да. Примерно так, оно все и выглядит. Но это же какой-то бред! На бете что, было так же? Ну ладно я — выросший в деревне, с текстолитовыми мечами в руках с тринадцати лет. Но ведь половина народу вернется в реальность законченными психами! А уж если они и впрямь начнут крошить еще и друг друга…

Хотя, если верить моим знаниям — половина из них вообще не вернется. И все равно!

Что «все равно» я не додумал, потому что неожиданно вспыхнул синим огнем. Рефлекторно дернулся в сторону и, споткнувшись, упал на мостовую. Крутанул головой — вокруг снова оказалась стартовая площадь. Тут и там вспыхивали такие же синие огни, оставляя после себя ошеломленных игроков. Принудительный телепорт. Я о нем совсем забыл.

— Что за черт?

— Они починили баг? — Значит, отсутствие выхода уже обнаружили.

— Беспредел какой-то!

Обрывая разрозненные выкрики, сверху разнесся гулкий звон колокола. Все как по команде запрокинули головы в небо. Которое, как и положено, уже становилось красным. А затем над толпой возникла гигантская фигура в плаще с капюшоном.

Акихико Каяба. Местный царь и бог. Как я уже сказал — сумрачный гений.

— Игроки! — громоподобным голосом объявил царь и бог. — Добро пожаловать в Айнкрад!

Тишина. Как на похоронах. Не было это добродушным приветствием, и даже полному имбецилу это было очевидно.

— Меня зовут Акихико Каяба, и я бог этого мира — не дождавшись никакой реакции, продолжил он. — Полагаю, многие из вас уже заметили, что в игре отсутствует кнопка выхода. Это не баг — это часть системы Sword Art Online. Пока вы не доберетесь до вершины Айнкрада, вы не сможете выйти из игры по собственной воле.

Молчание. В принципе, готов поспорить, что многие уже поняли, что к чему. Каяба мог бы и вообще больше ничего не говорить. Маленькие группки людей начали незаметно перемещаться к выходам с площади. Бета-тестеры. Как только исчезнет невидимая стена, ограничившая пространство — они уйдут в отрыв. Сфокусировав внимание на них, я как-то даже упустил часть речи демиурга. Впрочем, я ее неплохо помнил.

— Кроме того, отсоединение или повреждение нейрошлема извне — строго запрещено. В случае подобных попыток шлем подаст мощный электромагнитный импульс, который уничтожит ваш мозг. Правительство и общественность уже поставлены об этом в известность. К несчастью, некоторые друзья и родственники игроков не вняли предупреждению. В результате, должен с прискорбием сообщить, что двести тринадцать игроков уже покинули этот мир. Оба мира.

— Также, хочу предупредить, что все формы воскрешения в игре перестают работать. Как только вы погибнете — нейрошлем уничтожит ваш мозг.

— Таким образом, вы должны понимать, что у вас есть лишь один способ освободиться от игры. Вы должны добраться до самого верха Айнкрада, до сотого уровня, и победить главного босса, который там обитает. Все игроки, оставшиеся к тому времени в живых, будут немедленно выведены из игры.

— Сейчас я докажу вам, что это — ваша единственная реальность. У каждого из вас в инвентаре есть подарок от меня. Проверьте его.

Люди вокруг стали доставать зеркальца и принимать свой истинный облик. Без курьезов действительно не обошлось — больше половины девушек оказалось парнями. Но было совсем не смешно. Мне зеркальце отправили прямо в карман, видимо из-за отсутствующего теперь инвентаря.

Я извлек подарок и взглянул на себя. Похож. На обоих, и на себя самого и на Кирито, в миру — Киригаю Кадзуто. Тонкое лицо с почти девичьими чертами — мое. Ряд незначительных отличий, видимо, от Кирито — чуть уже губы, немного иной разрез глаз. Черных глаз, мои были карими. Другого цвета и волосы. Рост и впрямь небольшой, около ста семидесяти. Так выглядит Киригая? Или это какой-то гибрид из нас обоих? Не дав додумать эту мысль, зеркальце разлетелось голубыми полигонами. Первый раз увидел подобный эффект, хотя по идее мобы должны были исчезать так же. С другой стороны — подобное было не в тренде уже в мой две тысячи семнадцатый, и даже еще раньше.

— На этом официальная обучающая лекция по основам Sword Art Online закончена. Приятной игры.

И он исчез. Небо снова приняло свой естественный цвет. С толпы как будто сняли заклинание паралича — поднялся вой. Но меня там уже не было. Я сидел, привалившись к стене, в том же переулке что и три часа назад.

Вот теперь было можно. Я глубоко вздохнул, прикрыл глаза и нырнул в истерику.

Глава 2 Каждый охотник желает знать

День 1.
Айнкрад. Уровень 1

Психовал я недолго. Не знаю отчего, но уже минут через пятнадцать мысленные вопли сменились меланхоличным обдумыванием ситуации.

А ситуация была странной. Проанализировав последние три часа, я не мог не отметить ряд фактов.

Во-первых — я понимаю японский. И это не работа какого-то трансляционного блока, это именно японский, иероглифы и «паки-паки, херувимы». Более того — я даже мыслю на японском. Язык воспринимался как родной. Попытка сказать что-нибудь вроде «переподвыподверт» завершилась неоднозначно. Я определенно сказал. И определенно понял. Но вот звучание было сильно далеко от ожидаемого, в том числе в голове. Японский аналог? Думаю, это стоит принять как должное и сказать спасибо.

Во вторых — я не заметил среди превратившихся ни одного очевидного подростка, которых здесь, вроде как, должно было быть очень много. Были молодо выглядящие персонажи, сам такой, мне сигареты до сих пор не продают. Но вот детей не было. Впрочем, это как раз объяснимо, если вспомнить приснопамятную главу шестнадцать с половиной. В азиатском мире ММО с цензурой довольно строго, и регистрация по паспорту — обычное дело, не то что в варварской России.

В-третьих — деньги. С торговцем я расплачивался обычными медными монетами, а не «коллами». Это тоже логично, валют в ММО обычно много, я не обратил внимания, когда копался в инвентаре, но, вероятно, коллы здесь тоже есть.

В-четвертых — гиперреализм. Кровь, внутренности — это не смешно. Да и вообще, если бы не меню… Окружающее было реальным, безо всяких скидок.

И если всё это подбить — а был ли мальчик, то есть канон? Слишком много расхождений.

Это было феерически тупо, но я, его знающий, оказался в куда менее выгодном положении, чем Кирито… Я остановился. Кирито — это я, надо привыкать. Оригинального лучше буду называть Киригая, чтобы не запутаться.

В общем, Киригая канона не знал. Но он хотя бы более-менее знал игру. Тем более, что от канона до семьдесят пятого (или семьдесят шестого? не помню) уровня вообще никакого проку. Ну известно мне, что игрок Хитклифф — аватар Каябы, ну и что толку? Поиска по никам здесь нет, а даже если бы и был. Я вообразил себе нашу встречу.

— Хитклифф! — кричу я, начиная в лучших традициях трясти зрачками.

— Что, Кирито-кун? — отвечает он мне мягкой улыбкой.

— Ты Каяба!

— Ты бредишь, Кирито-кун.

Я ему бах-бах по голове. А Система мне — «бессмертный объект». И я отправляюсь на повторную реинкарнацию. Можно, правда, набрать свидетелей.

— Эй, парни, пошли со мной Каябу разоблачать!

— Ты бредишь Кирито-кун.

Ну да, очень смешно.

Это еще при том, что канона, может быть, вообще нет.

Но это все лирика, а на выходе — что мне делать-то?

Хм. Нет, в принципе, даже независимо от того есть канон или нет, пока я могу не делать ничего вообще. На то чтобы добраться до семидесятых уровней уйдет два года. Которые я вполне могу просто прожить в стартовом городе. Или, чем черт не шутит, на том же незабвенном двадцать втором уровне, где какое-то время жил оригинальный Черный Мечник. Вроде бы умиротворяющее место.

Это на первый взгляд.

Но вот если немного подумать…

Потенциально я был одним из сильнейших игроков. Даже не так. Это довольно сложно объяснить, но я, вроде как, умер в своем мире и попал сюда. И… я не видел той стороны. Для меня Айнкрад — был единственной посмертной реальностью. Мир японцев с широкими глазами был мне куда более дик, чем это средневековье.

И в этом смысле — я вообще не был игроком. Все остальные махали полигонами. Я махал железкой. На первый взгляд — это смешная разница, ведь все здесь бьются за свои жизни. На самом же деле — она чудовищна. Это как… Если цитировать, то «Это не разница между сильным и слабым. Это разница между здоровым и инвалидом». Не скажу, что я такой уж терминатор и способен пройти Айнкрад в одно рыло (тем более, что я пока даже не пробовал), но я здесь как бы ни единственный реальный мечник и этого не отнять. А уж с отключением уровней, подозреваю, что «программный расчет» относился именно к этому, меня так и вовсе ничего не ограничивает. С другой стороны — можно умереть. Но шею можно сломать и с табуретки упав.

Вот и получается, что я могу сильно упростить ребятам жизнь. А это вообще-то живые люди. Так что, это в определенном смысле мой долг, как бы пафосно это ни звучало.

В наше время это не очень модная позиция, но парадокс в том, что она естесственна. И львиная доля воротящих нос оказавшись в ситуации требующей самопожертвования — его совершает. Против природы не попрешь, защита представителей своего вида и все такое. К тому же, принимать решения о невмешательстве в таких масштабах — не всякая совесть это выдержит, тут много решительности нужно.

К тому же, если вдруг что — то игру действительно придется пройти.

Десять тысяч человек. Много это или мало?

С одной стороны — много. С другой — «Девяносто пять процентов чего угодно — полное дерьмо». Так и здесь. Пусть не девяносто пять, но процентов восемьдесят игроков ММО — мясо. То есть фактически мы имеем не десять тысяч, а две. А уж сколько из них имеют Реальный опыт и готовы его применить… Прямо сейчас наберется едва ли двадцать человек, готовых драться всерьез. Само собой их станет больше. Но не сейчас. Не ранее, чем будет пройден хотя бы первый уровень.

Ни один меч не будет лишним. А у меня их аж два.

Решено — Кирито-кун в игре. Вопрос следующий — идти мне соло или нет?

Соло я играю лучше. И не играю тоже. Просто в силу характера — хочешь сделать что-то хорошо — сделай это сам. Но достичь при этом я смогу меньше. В группе, а тем паче в гильдии — действительно полно плюсов. Хотя бы банально в плане денег. А деньги нужны, как минимум, нужно где-то спать и что-то есть. Это проблема.

Я потеребил губу. Идеальным вариантом была бы небольшая партия из одиночек. Не особо в бою полагающихся друг на друга, но действующих сообща. Человек пять — шесть. Таким отрядом, что в ММО, что в реале, кого угодно можно порвать.

Значит, пока остаемся вольной птичкой и ищем других таких же.

Я протер лицо и, рывком поднявшись, зашагал в сторону ворот стартового города.

Планам моим не суждено было сбыться (или же — суждено было сбыться довольно странным образом), но тогда я об этом еще не знал. И это определенно было к лучшему.


Не успел я отойти от ворот и на десяток метров как меня окликнули.

— Эй! Эй ты, с двумя мечами!

Я недоуменно обернулся. Мне суматошно махал рукой тощий субьект выше меня почти на две головы. Вокруг него стояло еще пять парней. Я прищурился. Трехдневная небритость, повязка на лбу. Кажется, этого персонажа я знал, хотя, должен был встретиться с ним чуть раньше. Красный самурай. Не помню, звали ли его так в каноне, но сам я обозвал его именно так.

— Что такое? — я зашагал обратно к воротам.

— Как это ты два меча навесил?! — возмутился субьект, едва не подпрыгивая на месте.

Я, с трудом подавив улыбку, приподнял брови.

— Ты кто вообще?

— А? — он словно опомнился. — Точно! Извини. Я — Кляйн! Лидер гильдии Фуринказан!

Кляйн приосанился.

— Это мы — добавил один из парней, глядя на Кляйна с усталостью во взоре. Видимо, гиперактивность лидера уже была среди них притчей во языцах.

— Гильдии можно образовывать с пятого уровня — автоматически поправил я и прикусил язык.

— О, спасибо, я всё думал — почему не получается — задумчиво отозвался Кляйн. — А ты откуда знаешь? Бета-тестер?

— На форуме прочитал — соврал я. Всё равно сейчас не проверишь.

— Черт, я потом собирался заглянуть.

— Теперь уже не выйдет — посочувствовал я.

— Да. Кто же знал. Гадство.

Моментально сгустилась мрачная атмосфера.

— А тебя как зовут? — поинтересовался тот же «уставший».

— Кирито — представился я. — А вы, кстати?

Парней звали Кай, Линвар, Зангетсу, Айдан и Сёгун. Запоминающиеся ники, ничего не скажешь. Разве что Линвар мне ни о чем не говорил, возможно, это что-то исконно японское.

— Если сёгун ты, — снова против воли улыбнулся я — то почему глава — Кляйн?

— Эй! — тут же возмутился красный самурай. — Ты мне тут дисциплину не разрушай!

Парни отозвались слитным смехом. Насколько я помню, они друзья по реалу. Похоже, так и есть.

— Ладно, — отсмеявшись, перешел я к делу. — Ты чего-то хотел?

— Куда ты направляешься?

Хороший вопрос. Кабы я знал. Я неопределенно взмахнул рукой в сторону дороги, уходящей в лес.

— Прямо.

Кляйн кивнул.

— Мы тоже хотим посмотреть на Айнкрад. Как насчет компании?

Я на секунду задумался. Вступать в гильдии, и в том числе в Фуринказан, у меня пока планов не было. С другой стороны, компания не помешает, сейчас вокруг сплошной «туман войны», и произойти может все что угодно.

— Идет — согласился я и уточнил. — Но это не согласие войти в гильдию.

— Хорошо. Только в группу вступить не выйдет — извиняющимся тоном произнес Кляйн, до него, кажется, только что это дошло. — Нас уже шестеро.

— Не проблема. — Мне бы выжить, дроп[3] — дело десятое.

С небольшой задержкой путешествие возобновилось увеличенным составом. Метров через сто луг, опоясывающий город, заканчивался и начинался лес. По пути парни успели завалить несколько кабанчиков. Я в бою не участвовал, им нужен опыт, во всех смыслах, а я, коль скоро решил жить как в реале, не видел смысла лезть в ненужную драку. Так что я присматривал за ними с дороги, будучи готов вмешаться, если понадобится.

Не понадобилось — видимо, Кляйн разобрался с навыками мечника и без моей помощи и сейчас усиленно тренировал своих парней. Неплохо тренировал, надо сказать, понимаю, почему он лидер гильды. Вообще-то, это выглядело красиво. Мечи то и дело окутывались разноцветным свечением, хотя, на мой взгляд, иногда Система переигрывала. Обычный верхний в первую четверть создавал впечатление, что сейчас, как минимум, вокруг на полкилометра ничего живого не останется. Но нет, звяк, порез и больше ничего. Боюсь представить, как выглядит какой-нибудь косой блок с контратакой. Если он тут есть.

Мое невмешательство, к сожалению, было истолковано неверно — ребята решили, что я уже слишком прокачан для подобных противников и быстренько закончили с кабанами. Приятно, конечно, но зря. Вполне может быть, что в лесу уже реально опасно. Но нас вроде как семеро, так что ничего особого не должно случиться.

Мы топали по дороге уже с час, когда на нас напали. Минут пять назад завязалась активная дискуссия о какой-то ерунде, а именно — о рыжих и брюнетках. Тему, как и следовало ожидать, поднял Кляйн, заявив, взглянув на солнце, что лучше девушек чем рыжие не существует. Тут я был на его стороне, но мы неожиданно оказались в меньшинстве — поддержал нас только Сёгун.

— Стервы они все! — возмущался Кай.

— Сам ты стерва! — очень аргументированно оспорил я.

— Я не стерва, а вот рыжие твои — это да. Была у меня одна подружка. — начал было Зангетсу.

— Это которая Йохо?

— Ну да. Так вот…

— Ну, друг — протянул Кляйн. — Там ты сам был виноват, знаю я эту историю.

В таком духе мы и переругивались, пока нас не прервал громкий визг. На дорогу вылетели кобольды, хотя, по мне, они скорее напоминали гоблинов. Трое выскочили спереди. Я крутанул головой — два существа выбежали из леса сзади.

— Вот черт! — ругнулся кто-то.

— Передние на вас — коротко бросил я Кляйну, сбрасывая рюкзак, и, вынимая оружие, шагнул в сторону пары подбегающей с тыла. Вот и первый бой. Кабаны не считаются, а вот эти гоблины — уже настоящий противник. Надеюсь, парни выдержат. Если нет — я лягу в том числе.

Красный сзади что-то командовал своим, но я уже не слушал. Два противника — это плохо. Пусть они и ростом мне по грудь, короткие мечи у них в руках без проблем отправят меня на тот свет. Но уж лучше пусть парней будет двое на одного.

Я встал в стойку. Левый меч впереди, правый на отлете.

Их не впечатлило. Я с лязгом отбил первый удар и тут же — второй. Отпрыгнул назад и в сторону, меняя ноги и смещаясь в сторону левого гоблина — он и добежал до меня первым. Блок правым мечом, отбросить оружие на второго врага, удар! Сперва хотел поразить шею, но было далеко, и в результате отсек противнику руку с оружием, рассудив, что это ничуть не хуже. Времени уже почти не оставалось, но я все-таки пнул его в грудь, отбрасывая назад.

Тут же отбил удар подбежавшего гоблина. Подставлять пришлось неудобный левый меч, но это и сыграло мне на руку. Вывернув кисть, подбросил тесак врага вверх и проткнул грудь вернувшимся правым клинком. Готов.

Быстро добил однорукого и развернулся.

Парни втроем добивали последнего. Я быстро обежал всех глазами и зацепился взглядом за Кая. Тот, закатав рукав, разглядывал длинный порез на предплечье. Я цокнул языком и тут же удивленно приоткрыл рот. Парень залез в инвентарь и вытащил хилку. Одним движением опрокинул ее в рот. Я почесал бровь, наблюдая за затягивающей прямо на глазах раной. Неслабо.

«Это магия, Гарри».

— ПОБЕДА! — внезапно заорал Кляйн во всю глотку. Я аж подпрыгнул и снова вскинул оружие. Твою мать. — Как мы их, а?!

Он торжествующе вскинул кулак в воздух, отбросив мой скептический взгляд как стена горох.

— Что там у них было, ну-ка? — И он начал копаться в меню. Заметив, что я продолжаю стоять, указал на двух гоблинов, заваленных мной. — Все по-честному, Кирито, эти твои.

Я кивнул и направился к трупам. Действительно, чего это я.

У меня никакого меню, в отличие от Кляйна, не было, так что я банально начал осматривать трупы. Снял с поясов по мешочку с монетами — в общей сложности двадцать восемь медяков. Деньги ссыпал в карман. Тесаки, немного поразмыслив, прикрутил к лямке рюкзака. Поднял голову и наткнулся на единый странный взгляд парней.

— Что?

— Слушай, Кирито. — Кляйн замялся. — А ты не НПС случаем?

— Ч-чего?! — я аж поперхнулся.

— Ну, понимаешь. У тебя два меча, а так, кажется, нельзя. И твои навыки мечника не светятся, я заметил. И инвентарь еще.

— Я игрок — твердо заявил я. — Просто я не пользуюсь Системой.

— Это как?

Встал и протянул ему оба клинка.

— Возьми.

Кляйн непонимающе смотрел на меня.

— Просто возьми в руки.

Красный послушно принял мечи.

— И что?

— Ну и помаши руками.

Он помахал. И еще немного помахал. Наконец на его лице проступило понимание, и я отобрал клинки обратно.

— Примерно так.

— А инвентарь?

— Его отключить можно в настройках.

Некоторое время царило молчание.

— Зачем? — поинтересовался Сёгун.

Я помолчал, подбирая слова.

— Каяба сказал, что теперь это наша единственная реальность. Возможно, я с ним согласен. Скажешь, что я читер? — чуть улыбнулся я.

— Нет, Кирито, ты не читер — серьезно ответил парень. — Ты глюк.

Дальше мы шли в молчании. Я так и не понял, то ли я их обидел (неясно чем), то ли напугал, но разговаривать со мной больше никто не рвался. Киригая, помнится, испоганил себе репутацию тем, что слишком много знал. Как бы мне не сделать того же, тем, что я знаю слишком мало.

Дорога в итоге привела в небольшую деревеньку лесорубов. Здесь мы разошлись. Прощание вышло скомканным, парни просто неопределенно мне кивнули и, следуя указателю, направились в сторону трактира.

Я проводил их взглядом и направился по другой улице. Если верить ранобэ, а именно серии Progressive, то крестьяне должны сдавать дома выгоднее.


За стены не вышел почти никто. Я, Фуринказан, еще две группы примерно по десять человек и другие одиночки. Всё. За прошедшие десять дней число не увеличилось. Я жил в той самой деревеньке, куда мы пришли в первый день, и занимался тем, что за плату вырезал гоблинов, попутно расчищая дорогу к лабиринту. Оказалось, что гоблинские тесаки, которые у торговца уходили по десятке, можно толкнуть старосте вдвое дороже. Тот, кстати, оказался довольно приятным мужиком, для непися. Впрочем, границу я для себя размыл уже на третий день. Крестьянка лет сорока, у которой я снял мансарду, попросила отнести сыну хлеб на вырубку. Обещала серебряк.

Я и отнес, вот только квест оказался длиннее, чем предполагалось. Парня, подгадав к моему приходу, убила пара гоблинов. У тех оказалось написанное с ошибками письмо от их вождя. В общем, на одно племя в лесу стало меньше. Вот только парень от этого не воскрес, и в доме больше не появился. Несмотря на то, что в первый день я имел с ним на кухне довольно скучную беседу в духе «ответь-ка мне на несколько вопросов».

Умер парень. Без дураков.

А я в тот же день съехал на другой конец деревни. Нужно было быть быстрее. Понимаю, что Система, но — нужно было.

Снарягу свою я сменил на вполне приличную. Один меч дропнул с вождя гоблинов, матовый клинок хорошей стали, мой старый он резал как деревяшку. Второй банально купил у кузнеца, когда мотался в Стартовый город за нормальной одеждой. А вот от доспехов пришлось отказаться. Понимаю, что идиотизм, но с моим методом боя это просто металлический гроб. Лучше я наполучаю порезов от ножей, чем вовремя не уберу голову с пути какого-нибудь боевого молота.

Фуринказан, посидев на постоялом дворе дней пять, в полном составе куда-то свалил. Ко мне все-таки зашли и добавились в друзья, чем изрядно порадовали. Я уж было думал, что меня заклеймили.

А на седьмой день меня посетили. Я как раз подходил к дому, возвращаясь от старосты и предвкушая горячую ванну, когда заметил у околицы фигуру в капюшоне. Заметив, что я остановился, та приблизилась. Судя по фигуре — девушка.

— Здравствуй, Кирито-сан — поздоровалась гостья.

Я кивнул, ожидая пока она представится.

— Меня зовут Арго.

Ах да, торговка информацией. Странный персонаж, как ни посмотри. Во-первых, какая к черту торговка, когда информация здесь жизненно необходима. Домой не хочет что ли? А во-вторых, куда ей такая гора денег, если боевое снаряжение ей не нужно? Впрочем, у всех свои выверты психики.

— И чего ты хочешь, Арго?

— Сейчас ничего, просто зафрендиться. Я информатор.

Я молча открыл меню и бросил заявку, которую она тут же подтвердила. На всякий случай уточнил.

— Бесплатный информатор?

— Бесплатного в мире не бывает ничего, Кирито-сан. Но я уверена, что ты будешь больше продавать, чем покупать.

Я улыбнулся.

— С чего такая уверенность?

— Ну, ты сильный игрок. Один из немногих, кто пробивается к лабиринту. К тому же, не пользующийся Системой. Хочешь узнать, как тебя называют?

Я слегка опешил.

— Я что, известная личность?

Арго цокнула языком.

— Чаще надо выбираться в цивилизованные места, Кирито-сан. Одичаешь тут с гоблинами да НПС.

Да уж. Кажется, уже начал.

— Я… я подумаю над этим.

— Так как насчет прозвища? Не купишь?

— Нет, спасибо. — Думаю, при желании узнать это не будет проблемой. Тем более, что я уже догадываюсь.

Она нарочито разочарованно вздохнула.

— Может, тогда продашь что-нибудь?

Я задумался.

— Карту разве что.

— Много?

— Весь этот лес плюс западные предгорья.

— Ого — она помолчала. — И сколько просишь?

— Обмен. Остальную карту.

— Идет.

Мы быстро обменялись. Мда. Моя просека была самой длинной. Видно что к лабиринту шли еще два отряда, но их дороги были короче, хотя, надо сказать, куда шире.

— С тобой приятно иметь дело Кирито-сан.

— Взаимно.

Арго кивнула и, отступив на пару шагов, активировала телепорт.

Я некоторое время задумчиво посмотрел на то место, где она только что стояла и направился к дому. Значит еще два отряда? Это хорошо. Это очень даже хорошо.

Может, мы и сможем в конце концов.

Глава 3 Лабиринт

День 25
Айнкрад. Уровень 1

К лабиринту я вышел на двадцать пятый день. Некоторое время просто стоял и, запрокинув голову, разглядывал циклопическую каменную колонну, уходящую в небо. У основания чернел зев единственного входа. По сути, игра начиналась сейчас. Весь уровень — прелюдия, а вот лабиринт — настоящее пекло.

Реальность не радовала. За это время погибло две тысячи человек. То есть, выходит — по восемьдесят трупов в день. Большая часть — самоубийства, народ прыгал в небо в надежде разлогиниться. В боях погибших было мало — просто за счет того, что в них почти никто не участвовал. Как мне рассказала Арго, взяв в оплату сверх-редкое кольцо с гоблина-мага — из стартового города вышло не больше ста человек, и большая часть из них — солисты, вроде меня. Бета-тестеры, кстати, подчинялись той же самой статистике — тут уже не игра, а реал. Все мы люди, все мы человеки, а страшно не бывает только отбитым шизоидам.

Со сроками тоже была какая-то хрень. Вроде, пока мы укладывались в требуемый месяц, но черт его знает, сколько займет лабиринт. Мне почему-то казалось, что больше шести дней.

По идее, его уже пять дней шерстили до меня — группы все-таки вышли к башне раньше, но как далеко они успели пройти, я не знал.

Нужен заброс. Будь это игра — я бы предпочел классический — из центра наружу и без ресурсов. Как говориться — сто раз так делал, результаты поражают. Но здесь — нет, я не самоубийца. Нужно снаряжение. Хилки, запасное оружие, еда, вода и так далее.

Я вздохнул и, развернувшись, пошел обратно.


Стартовый город встретил меня суетой — в проходчики народ может и не рвался, но человек такая скотина — ко всему привыкает. Кое-кто уже открывал лавки, используя ресурсы с очищенных нами площадей. Неписей за небольшую плату нанимали в качестве работников, и сейчас они сновали с тележками туда-сюда. Ну и просто праздношатающиеся игроки. Так что мне пришлось даже приостановиться, пропуская столпотворение.

Меня проводили неопределенными взглядами — Арго не соврала, говорили про меня действительно немало, а уж узнать было проще простого по манере таскать оружие. Прозвали меня Глюк, но прозвище не особенно прижилось, похоже, просто пока не нашли ничего лучше. Вот так всегда. Я ожидал, что хоть кто-то последует моему примеру, должны же быть хоть кендошники какие-нибудь, прости господи. Но нет, ничего подобного.

Ну и пусть смотрят. В конце концов, в реальности поблагодарят. Когда я завалю Хитклиффа. Если.

Лавки игроков мне сегодня были не нужны — ремесленники появились, но пока еще их процент неудач был слишком высок, что здорово влияло на себестоимость. А я, хоть и подбил немалую сумму, предпочитая хилкам банальные бинты, не был намерен всю ее сегодня спустить. Пока еще все расплачивались монетами, коллов не было почти ни у кого, их давали лишь за редкие квесты. Трейда на золото, по идее, не было, но народ нашел выход, нагло своровав идею у меня — один игрок просто выбрасывал деньги на мостовую, а второй подбирал.

— Здорово, Кирито — поприветствовал меня тот самый усатый мужик, у которого я закупался в первый раз. — С чем пожаловал?

— В этот раз за чем, Свен — улыбнулся я. — Нужны расходники на долгий поход. Что есть?

С отключением инвентарной системы торговля для меня разительно изменилась.

— Ну — Свен задумался. — Лечебные зелья, десяток слабых, два сильных. Противоядия, два. Что еще?

Я задумался.

— Факелы? Или зелья ночного видения. Лучше и то и другое.

— Ага — прилавок пополнялся вещами, которые Свен доставал из коробок позади себя. Наблюдалось легкое несоответствие масштабов, но это меня уже не смущало. — Зелье всего одно, у алхимика посмотри. А факелов десяток.

— Пойдет. И еще веревку. Метров… метров десять, наверное.

— Это-то зачем?

Я отмахнулся.

— Лишним не будет.

— Как знаешь, Кирито. Всё?

— Вроде да. А нет, подожди. Еще одеяло и пару мечей, самых простых.

Торговец смерил меня странным взглядом, но выложил требуемое.

— Сколько с меня?

— Пять золотых.

— Побойся Системы, Свен?

Тот поморщился.

— Четыре с половиной, и не меньше. Ты как все это потащишь-то, герой?

Я выложил деньги и усмехнулся.

— Учись студент, пока я живой.

И начал утрамбовывать рюкзак. Заняло это порядочно времени, но в итоге, несмотря на обилие твердых предметов, получилась компактная скатка. Мечи я прикрутил сверху. Печалили только два факта — у алхимика придется разворачивать обратно, и перед Свеном похвастаться не удалось — тот уже вышел из режима взаимодействия.

После этого я направился за зельями, где докупил два десятка ночных и еще десяток хилок. И напоследок — в трактир, за едой. Для нее пришлось приобрести отдельный баул — мой многострадальный рюкзак уже трещал по швам. Здравый смысл подсказывал включить инвентарь обратно, но я уперся рогом и делать этого ни в какую не желал. Врешь, не убьешь.

— Эй, Глюк!

Да что у всех за привычка такая, здороваться со спины.

— Здравствуй, Кибао.

Неприятный тип. Что в каноне, что в реальности. И там и здесь люто ненавидит бета-тестеров, не очень ясно за что. А здесь — еще и конкретно меня. Столкнулся я с ним на четырнадцатый день, когда пришел в Стартовый скинуть добычу. Этот кактусоголовый как-то отыскал меня на рынке, встал руки в боки и чуть ли не на весь уровень заявил, что я злобный гоблин, в том смысле, что владею какими-то хитрыми навыками и не объясняю никому как их получить.

Я и объяснил. Вполне спокойно, этим вопросом меня уже успели утомить, при том, что я в городе-то бываю через раз. На что получил в ответ не очень определенную ругань. На том и разошлись.

Впрочем, надо было отдать Кибао должное — может он и порядочный козел, но он входил в число той сотни, что вышла за стены. Своим мечом прокладывать путь в реал. Это заслуживало уважения. В теории. На практике — он бесил меня до кровавых слюней.

— Куда это ты собрался, такой красивый?! — возопил он, тыкая пальцем в мою поклажу.

— В лабиринт — коротко пояснил я.

— Э — как-то резко сдулся он и неожиданно поинтересовался — Надолго?

Я прикинул.

— На недельку.

— Чего?! — опешил Кибао.

— Того — неожиданно для себя самого я разозлился. — Мы так год можем сидеть. Пять дней уже открыт лабиринт, и что? Много картировали?

— Два уровня — ответ пришел с неожиданной стороны — из переулка появилась Арго. Нюх у нее на меня что ли?

Я взмахнул рукой в ее сторону.

— Вот. А сколько их всего?

— По информации бета-тестеров — двадцать пять.

Я демонстративно развел руками, в пояснении цифры не нуждались. Воцарилась неловкая тишина.

— Скинь? — наконец обратился я к Арго.

— Что дашь?

Вот сучка — восхитился я. Кажется, я знаю, кто в Айнкраде самый сумасшедший, и это определенно не я. Я залез в карман и бросил ей ожерелье.

— Ошейник белого варга — констатировала девушка. — Принято.

Карта перекочевала ко мне, и я развернулся к выходу из города, больше здесь делать было нечего.

— Эй, Кирито.

— Что? — я обернулся к Кибао.

— Удачи тебе, что ли.

Я немного удивленно посмотрел на него и отозвался.

— Спасибо.

Эту ночь и половину следующего дня не делал ничего — отсыпался, нежился в кипятке и жрал. Перед неделей в забросе следовало хорошенько отдохнуть.

Так что из дома я вышел расслабленным и полным сил. По лесу прошелся прогулочной походкой — монстров здесь моими усилиями почти не осталось. Через пару часов я снова стоял у входа в лабиринт. Метр травы, порог — дальше чернота. Почти осязаемая, клубящаяся. Внутри что-то ёкнуло.

Помотал головой, встряхнул руки, выбивая из них дрожь и глубоко вздохнул.

— Шагай, Черный Мечник — шепнул я самому себе. И шагнул.


Кувырок назад, через кулаки выпрыгнуть в ноги. Тут же крутануться вокруг своей оси, зачищая пространство. И снова в атаку. Пропустить колющий удар мимо и прижать руку врага левым локтем. Разворот! Обезоруженный гоблин улетает, сбивая с ног еще одного.

Правый меч всё это время крутит мельницу, защищая бок. Теперь можно и этим флангом заняться. Широкий взмах обоими мечами отбрасывает оружие противников. Раз. Правый меч находит горло открывшегося левого гоблина и тут же возвращается, отбивая новый удар правого. Два. Левый клинок подцепляет его за ногу, и время заканчивается.

Снова разрываю дистанцию — пара сзади вернулась в строй. Один из них безоружен, но это ненадолго, уже нагибается за мечом. Не придумываю ничего лучше, чем подцепить оказавшийся рядом рюкзак и швырнуть в противника. Гоблин повторно катится по полу, а я бросаюсь вперед. В приступе вдохновения подпрыгиваю, упираясь в неровность стены стопой, взлетаю над правым врагом и бью вниз.

Тут же оказываюсь наказан за циркачество. Промахиваюсь, а тесак распарывает мне голень. Падаю на врага, вместе катимся по полу, сперва по инерции, потом я двигаюсь уже специально, выходя из зоны поражения. Выпускаю меч, срываю с пояса кинжал и бью под грудину. Вот как бы я это проделал в стандартной Системе? Да никак.

Прихрамывая, вскакиваю. Обезоруженный все еще пытается подняться и удачно стоит от меня в двух шагах. Наконец-то заканчиваю его страдания. Быстро добиваю последнего — блок, кинжалом в шею. Всё.

Интересно, у меня еще остались активные хилки или надо лезть в рюкзак? Я порылся по карманам и все-таки нашел зелье. Отхлебнул примерно половину, дождался, пока полоска здоровья вернется в норму, и убрал бутылочку в карман. Очень удобно, на самом деле. Если бы не бар, пришлось бы снимать сапог и проверять как там рана.

Трупы я перестал обирать давно — банально было некуда складывать, так что просто подобрал рюкзак и направился к своему временному убежищу. То ли пятому, то ли шестому, я уже сбился. В лабиринте я сидел уже десять дней, против запланированной недели. Как так вышло? В общем-то, моя первоначальная идея сбылась против моей воли. Я как-то не учел того факта, что это все-таки виртуальная реальность и здесь возможно всякое неестественное — в том числе, фокусы с пространством.

Первые два уровня лабиринта я прошел как по проспекту — врагов здесь уже вычистили. На третьем задержался на два дня. Что странно — никого из игроков не встретив. Как я потом понял — с одного уровня на другой был не один путь, скорее всего, они сражались в другой части карты.

А потом-то я и нашел эту лестницу вверх, по которой, недолго думая, и поднялся. Едва я ступил на площадку, как раздался грохот, и проход за моей спиной заблокировала каменная плита. Я тихонько выругался, взглянул на карту — и выругался уже в голос. Уровень был двенадцатым. Не четвертым, как ему полагалось, а двенадцатым.

Как я там говорил? Из центра наружу и без ресурсов? Получи, Кирито-кун, распишись. Впрочем, ресурсы у меня как раз были, так что в ужас я не пришел. Разозлился — это да.

С тех пор я тут и партизанил, вырезая небольшие группы мобов и стараясь выбраться. За восемь суток продвинулся вниз на три уровня, находясь сейчас на девятом. С едой проблем не было, организму ее требовалось мало, куда хуже было с хилками. Их осталось всего пять штук, включая только что ополовиненную. Хоть я и старался не получать урона, задевали меня все равно, тут как ни крутись, я все-таки не Дзирт До’Урден какой-нибудь.

Еще одной проблемой были зелье ночного зрения. Зажигать свет я не рисковал, к тому же факел лишал меня одной руки с оружием, так что приходилось жрать их. А запас был не очень большим, хоть они и действовали довольно долго. В основном, я надеялся на то, что снаружи народ тоже не дурака валяет и вскоре меня обнаружат.

Размышляя о глубине задницы, в которой очутился, я и добрался до своей лежки. Подойдя к стене, подпрыгнул, так же как совсем недавно упираясь в стену, и выбросил себя вверх. Уцепился за парапет небольшого балкончика под самым потолком и подтянулся. Дом, милый дом. Пусть временный, но здесь мне не угрожало быть сожранным во сне.

В который я моментально и провалился, едва голова опустилась на одеяло.


Проснулся ничерта не отдохнувшим, как и всегда. Хмуро посмотрел в темноту и опрокинул внутрь темно-зеленую бутылочку. Оставалось всего две. Если удача будет на моей стороне, то сегодня я пройду половинку восьмого. Остальные потратили пять дней на два уровня. Выходит — по два с половиной дня на уровень. Если темпы сохранились, то они прошли еще четыре. Это выходит шестой. Я цокнул языком. Далеко. И темпы сохранились вряд ли — чем дальше тем сложнее.

Впрочем, деваться мне все равно некуда. В крайнем случае, лягу в спячку на несколько дней. Смертельно скучно, но бродить в полной темноте — смертельнее.

Я потянулся, проверил оружие и, собрав пожитки — в следующий раз переночую в другом месте, спрыгнул с балкончика. Уровень я очистил почти полностью, за исключением двух залов с БАМами[4], вчерашний бой происходил на лестничной площадке. Завалить БАМов я, может, и завалю, но устану как псина, да и хилок у меня почти нет. Резонность — сомнительна. Практика показывает, что с них валится какая-нибудь бижа на статы, коих у меня один черт нет. Вообще-то, по логике, должны быть и более полезные кольца и амулеты, с какими-то эффектами вроде вампиризма, регенерации или, там, на стихийный урон, но это всё высокоуровневое снаряжение и тут его, скорее всего, нет. Мы пока на дне Айнкрада, во всех смыслах.

Размышляя в таком духе, я спустился по лестнице и осмотрелся. Карта прилежно сообщила — восьмой уровень лабиринта. Антураж с уровнями не менялся вообще — все тот же мрачный темный камень и никаких светильников. Лично мне еще на первых уровнях пришла в голову первая Готика, а именно шахты ползунов — идеальное воплощение подземелья, на мой взгляд. Нигде больше такого не встречал. Действительно полная темнота и монстры вокруг. Жуть. Вживую, впрочем, еще жутче.

Приподняв оружие, и проверив поклажу, чтобы не звенела, тихо двинулся вперед.

Однако, всего минут через пять, еще не встретив ни одного врага, я остановился. Что-то было не так. Секунду спустя я понял — что. Шум. Звенели клинки. Люди!

Не удивлюсь, если окажется, что за мной оставался светящийся след, как от навыков мечника. Ну наконец-то, блин! Пару гоблинов попавшихся на дороге я вообще не заметил. Первого срубил даже без удара, поворотом запястья — клинок на бегу располосовал твари горло. У второго был щит, на который я просто запрыгнул (разумная часть где-то в глубине взвыла от ужаса). Шаг на верхнюю грань щита, следующий на плечо, удар вниз, толчок, приземлиться. Оценив мгновение спустя собственные действия, я даже завис. Недоверчиво посмотрел на труп и помотал головой, сделав себе зарубку никогда больше не выкидывать таких номеров. Зачем-то пнул тело и побежал дальше.

Тут звон оружия неожиданно стих, а затем раздался крик боли. И больше металл не лязгал. А вот крик повторился. Черт! Я поднажал еще немного и вылетел в коридор.

Картина мне открылась довольно паршивая. Два гоблина наступали на невысокую девушку. Та была уже вся в кровище — обе руки, нога, кажется, живот. По лицу тоже стекала кровь. Оружие ее валялось в двух шагах от меня. На полу лежало три трупа. Дает, однако.

Я набрал побольше воздуха и пронзительно свистнул, привлекая внимание всех присутствующих.

— Лови! — пнул оружие в ее сторону. Следом уже испытанным приемом полетел рюкзак, сбивая того врага, что развернулся ко мне. Тут же подбежав, отпнул его руку в сторону и пару раз ткнул мечом. Девушка, тем временем, подхватив клинок, не иначе как каким-то чудом отбила два удара от оставшегося противника. Размашистый удар со спины упокоил и его.

Мечница, словно кнопку нажали, тут же осела на пол. Я ругнулся.

— Эй, ты живая?

Вроде живая, если по бару здоровья судить. Просто в отключке. Здоровье, кстати, продолжало убывать. Обильная кровопотеря. Я быстро подтянул рюкзак и, выбрасывая содержимое, докопался до хилок. Поджал горло, вызывая глотание и начал вливать зелье. Потратить пришлось аж три флакона. Черт, зелья жалко. Но не оставлять же подыхать.

Я утер лоб, откинулся к стене и задумчиво посмотрел на лежащую. Светло-каштановые волосы, довольно тонкие черты лица, даже аристократичнее моих. Глаза — я бесцеремонно раздвинул веки пальцами — светло карие, золотистые. Перевел взгляд на ее меч. Хотя, не меч — шпагу. Узкое прямое лезвие в два пальца, чуть длиннее моих мечей, витая корзина. Это вообще-то было немного не то, на что я рассчитывал, когда сюда несся сломя голову. Но были у меня подозрения, о том, кто это может быть.

Юки Асуна. Она же Молния. Она же сублидер не существующих пока Рыцарей Крови. Она же впоследствии Титания, и еще пара дурацких прозвищ. Штатная жена Киригаи, к слову. Да…

Смешно, но я про нее совсем забыл. Как-то было не до того, со всем этим выживанием. А ведь в каноне они познакомились так же. Ну, почти так же, перед ее отключкой успели еще немного поболтать. Вообще-то, важный персонаж, идол половины мужского населения Айнкрада, как говорилось. Спортсменка, комсомолка и просто красавица.

Я задумался. И что же мне с тобой делать, а, Юки Асуна?

В голову как назло ничего не шло. Хотя — а кто сказал, что мне вообще нужно что-то делать? Вот лежит бессознательное тело. Тело это как-то сюда попало. Значит что? Значит, у тела этого есть карта. Скажем спасибо и будем выбираться отсюда. А остальное уже не моего ума дело, а богов, Системы или кто там есть. В конце концов, мне никто пока на шею с признаниями не бросается. Будем решать проблемы по мере их поступления. И — свои личные, а не гипотетические, канонные.

Приняв такое решение, я взял руку девушки и открыл ее меню. Наощупь расшарил его на себя и обменялся картами. Как и следовало ожидать, ее прохождение было не системным, но тропинка, по которой она сюда попала вырисовывалась. Что примечательно — карты первых двух уровней у нее не было. Дитё подземелий.

Я вздохнул и поднялся. Приладил поудобнее пожитки, закинул предполагаемую Асуну на плечи и отправился в путь.


— Арго.

Девушка, подпрыгнув на месте, обернулась. Впервые это я застал ее врасплох, а не наоборот. Житье в центре армии гоблинов неплохо способствует бесшумности передвижения, знаете ли.

— Вот черт! Кирито?!

— А где мое законное «сан»? — состроил я обиженное лицо, открывая окно обмена.

— Уж прости, Кирито-сан — язвительно отозвалась торговка. — Поговаривали, ты умер.

— А френдлист? — приподнял я брови.

— Ну, френдлист. Ты же Глюк, черт его знает, как он на тебе работает.

— Нормально работает — возразил я. — Держи посылку лучше.

Арго наконец-то приняла обмен.

— Что принес?

— Лабиринт, с восьмого по двенадцатый.

Торговка информацией склонила голову набок и уточнила.

— Именно так?

— Ага.

— Сколько просишь?

— Как всегда. Обмен.

Арго скинула карту. А дела шли получше, чем я думал — седьмой. Не так и далеко ушла Асуна от основной группы. Не сегодня — завтра, наши области сойдутся, и останется всего половина.

Я кивнул и уже собрался уходить, но она меня остановила.

— Кирито-сан?

— Что?

Обиженно надутые губы — единственное, что было видно из под капюшона.

— И чем она лучше меня?

Я хмыкнул и проникновенно заметил.

— Знаешь, Арго, когда-нибудь тебя убьют. Не я, конечно, но все равно.

Уже привычным движением полез в карман, и бросил ей очередную бесполезную для себя безделушку. Из лабиринта их вывез почти вагон.

— Не включай эту информацию в то, что продаешь обо мне.

— Хорошо, Кирито-сан, но почему, если не секрет?

«Ну, как бы, это будущий сублидер сильнейшей гильдии Айнкрада и я пока не знаю, как пойдут дела. Мне нужно подумать».

— На самом деле, это заколдованный гоблин. То есть расколдованный. Боюсь, что народ попытается с ней расправиться.

Наградой за этот бред мне стал приоткрытый от удивления рот Арго. Через пару секунд она осознала, что я говорю чушь и встряхнула головой.

— Знаешь Кирито-сан, когда-нибудь тебя убьют. И может быть, даже я.

Глава 4 Люди и не вполне

День 37
Айнкрад. Уровень 1

Вообще-то, я надеялся, что она проспит до вечера, однако, едва я вернулся из Стартового города и открыл дверь, как тут же наткнулся на взгляд. Наполовину испуганный, наполовину злой. Я мысленно вздохнул и подготовился к нелегкому разговору.

Под прицелом карих глаз прошел в угол комнаты, подтащил к дивану кресло и уселся напротив девушки. Та за моими телодвижениями наблюдала с тревогой.

Я почесал бровь.

— Ну и как ты дошла до жизни такой?

— Где я? — проигнорировав мой, в сущности, риторический вопрос, нервно поинтересовалась воительница.

— У меня дома.

— Зачем ты меня сюда принес?

Я пожал плечами.

— Ты вообще-то подыхала на восьмом уровне лабиринта. Мне стоило оставить тебя там?

Она некоторое время помолчала, потом нахмурилась и перевела взгляд куда-то в угол комнаты.

— Может и стоило.

— Поясни? — уточнил я.

— Зря спас меня — отозвалась она, всё так же изучая угол, в котором раньше стояло кресло. — Мы все равно умрем, днем раньше, днем позже. Мы уже мертвецы.

Я смерил ее задумчивым взглядом. Чем бы ее…

— Раздевайся.

Она моргнула. Я резко стал интереснее угла. На пару секунд в комнате повисла тишина.

— Что? — наконец переспросила девушка опасно тихим голосом. Мне показалось, у нее даже волосы начали искриться.

— Раздевайся. Ты же все равно умрешь, так почему бы и не…

Я потер щеку, посмотрел на разъяренное чудовище напротив и флегматично заметил.

— А умирать как-то резко расхотелось, да?

Чудовище смешалось и пропало. Новая пощечина остановилась где-то на полпути. Карие глаза стали растерянными.

— Может ты и права — легко согласился я. — Но говорить так — унизительно. А поступать так, как ты поступила — глупо. У тебя вообще были хилки?

— У меня были что? — не поняла девушка.

— Лечебные зелья.

— Нет — она опять сникла и завела старую песню. — Зачем протягивать лишний день, если завтра я все равно умру? Это, конечно, было ловко — она упрямо нахмурилась. — Но, так или иначе, моя жизнь не особенно имеет смысл.

— А их? — поинтересовался я.

— Их?

— Тех восьми тысяч человек, которые сидят за стеной Стартового города — пояснил я. — Которые ждут, пока кто-нибудь выпустит их домой.

Она промолчала, только нахмурилась еще сильнее.

— Я тебе кое-что расскажу, можно? Видишь ли, две тысячи человек уже покончили с собой. Попрыгали в небо. Восемь тысяч, как я сказал, сидят за стеной. Драться вышло всего сто человек, и из них половина уже мертва. Двадцать вошло в лабиринт. На восьмой уровень шагнул один, и это ты. Может твоя жизнь ничего и не стоит, но тогда что насчет остальных?

Повисла тишина, и я решил, что нужно ковать железо пока горячо.

— Прости, но мне кажется, что сейчас в твоей жизни побольше смысла, чем во многих других.

Она смерила меня все тем же мрачным взглядом.

— Еще скажи, что я героиня.

Я хмыкнул.

— В общем-то, так и есть.

Смущение. Злость. Сомнение. Наконец складка между бровей немного разгладилась.

— Спасибо — неохотно выдавила девушка.

— Обращайся. Я — Кирито.

— Асуна — наконец-то представилась она. Не ошибся, действительно Молния. — И что мне делать в таком случае?

— Жить. — Я пожал плечами. — Проходить игру. Постепенно, не загоняя себя в гроб. Потом выйти в реал и умереть в окружении внуков.

Эк меня понесло. Ни дать ни взять мудрый дедушка.

Асуна медленно покивала. Нет, конечно, одной речью ей мозги не вправишь, но смерти в них стало поменьше, а решительности наоборот прибавилось, это хорошо.

— Восьмой уровень — проговорила она в никуда.

Я кашлянул.

— Вообще-то двенадцатый.

— Двенадцатый?! — опешила Асуна.

— Я сверху шел. Так получилось. — Я объяснил как именно получилось, попутно пройдя к столу и наполнив молоком два стакана. Один из них протянул Асуне. — Все остальные еще проходят седьмой. Так что тебе сильно повезло, что там вообще кто-то оказался.

— Молоко! — историю девушка выслушала с широко открытыми глазами, и лишь потом обратила внимание на то, что она пьет.

— Ты ведь в трактире живешь?

— Жила — поправила она. — Сейчас, наверное, нигде.

— Лучше сними жилье у НПС — как и положено, посоветовал я. — Дороже, но бонусом идет питание и ванна.

— Ванна?! — она аж привстала.

— Дверь там — я махнул рукой. — Можешь воспользоваться.

Асуна чуть покраснела и уже собиралась согласиться, но потом поджала губы.

— Нет. Ты прав, я должна стать сильной. И начать прямо сейчас.

Она отставила недопитый стакан, поднялась и неожиданно отвесила церемонный поклон.

— Спасибо, Кирито-семпай. Я пойду.

Я скривился.

— Во-первых, какой я тебе семпай? А во-вторых, ты прямо так пойдешь?

Асуна оглядела себя. Одежда ее действительно годилась лишь на половые тряпки — сплошное рванье.

— Ой…

Черт, об этом я не подумал. Мотаться в Стартовый снова было страшно лень. Но делать нечего. Я вздохнул.

— Иди в ванну, я пока за одеждой схожу.

Асуна попыталась еще что-то возразить, но я нахмурился и решительно ткнул в нее пальцем.

— Ты.

Ткнул в дверь ванной.

— Ванна. Шагом марш.

— Но…

— От тебя несет — забил я последний гвоздь.


Немного поразмыслив, я все-таки отказался выпускать Асуну и в итоге съехал сам, уже во второй раз поменяв место жительства. Мне как-то без разницы, а ей лишний геморрой ни к чему.

Случился, правда, небольшой казус в виде Кляйна, неожиданно завалившегося ко мне в гости, а угодившего в результате к Молнии. Я как раз возвращался из лабиринта, когда она гоняла его по улице. Зачем он явился, я так и не выяснил, красный оказался настолько шокирован сперва Асуной, а затем — моим внешним видом, что просто послал меня в зад и удалился.

Ах да, я капитально переработал свой облик. В тот самый поход за шмотками для Молнии заметил в лавке пару вещиц и флаконы с краской. Дальше сработал какой-то непонятный дух пижонства. Теперь я был бел аки ангел небесный, начиная от сапог и заканчивая перчатками. Мне, вроде как, шло.

Что касается, собственно, рапиристки (хотя, здесь у нее была обычная шпага) — большими друзьями мы не стали, да и мало для этого прошло времени, но в партию я ее все-таки взял.

Во-первых, и мне не лишняя помощь, во-вторых, ее надо натаскивать, раз уж она у нас будущий светоч в темном царстве. Если говорить о навыках мечника — она была хороша, но вот что касается всего остального — от тактики, до звучащего вокруг жаргона — тут был кромешный мрак.

В лабиринт я ее брал через раз, но подозревал, что она ходит туда самостоятельно. В любом случае, дальше первого уровня наши совместные походы не продолжатся — Асуне надо набивать репутацию, а мне — заниматься своими делами. С тех пор как я взял ученицу, результативность моих походов резко снизилась, на что мне не преминула указать Арго.

На то, чтобы дойти до двадцать пятого уровня лабиринта потребовалось еще двадцать с лишним дней — сейчас за окном шел шестьдесят первый. Последний уровень, в отличие от остальных, был действительно обширным, и пока найти комнату босса никто не мог. Но скоро это произойдет, я это буквально кожей чувствовал. И вот тогда… Тогда что-то случится. Я не знал, к чему относилось это предчувствие. Но знал, что все должно было измениться.

— Слушай, Кирито?

— М? — отозвался я.

Мы сидели у костра с Каем и Сёгуном, которых встретили в лабиринте. Где ребята потеряли остальную гильду было непонятно, но мы с Асуной не особенно интересовались и просто присоединились к группе. Побродив несколько часов, спустились отдохнуть в лесу.

— Босса уже три дня ищут. Как думаешь, мы вернемся в реальность вообще?

— Да — без задержки ответил я.

— Мне бы твою веру.

— Нет, не вернемся — включилась в разговор Асуна.

Раньше это заставило бы меня впасть в ступор. Я не забыл о том факте, что у нее не было карт, и поинтересовался у Молнии как так вышло. Оказалось, что с общением у нее тоже немаленькие проблемы — я был чуть ли не первым игроком, с которым она заговорила.

Но за почти месяц, что я таскал ее с собой, девушка сильно выросла от своего состояния «солнце гребаный фонарь». И в этом плане тоже — даром что ли я гонял ее в город и присоединялся к не так уж нужным мне партиям? Оставлять я ее уже не боялся. Справится с титулом знамени на ура.

— Легче стало?

— Не особенно — улыбнулся Кай.

— Ну а что тогда глупые вопросы задаешь?

— Слушай, Глюк, что ты сделал с человеком? — подал голос Сёгун.

— Да вроде как ничего особенного — честно признался я. — Просто азы. Она сама.

Сёгун нахмурился.

— Здесь и так немного девушек. Им не стоит идти в проходчики.

Да, это название уже появилось. Про «передний край» все ещё молчали, потому что пока он был везде, но вот проходчиками нас уже звали. В первую очередь мы сами.

Что касается слов Сёгуна — вообще-то я был с ними согласен, нечего женщинам махать мечом, но объяснить это Асуне я даже не пытался, какое мое дело, в конце концов.

— У нас не альянс, так что это её дело.

Парень приподнял брови.

— Не альянс?

— Нет — подтвердил я. — Временная группа для поднятия уровня.

Сёгун бросил удивленный взгляд на Асуну, но та подтвердила мои слова кивком. Именно на этом мы и остановились тем вечером. Рапиристка, тьфу, шпажистка хотела стать сильной, и это похвально. Но база-то какая-то нужна ведь. Иначе ее путь к успеху завершится очень быстро. Одной высокой скорости, которая действительно имела место быть — совершенно недостаточно.

— Кирито-семпай — окликнула меня Молния, прерывая мысли.

— Ещё раз назовешь меня семпай… — начал было я, но остановился, проследив за ее жестом.

Из лабиринта вышла группа проходчиков. И возглавлял ее никто иной как рыцарь с голубыми волосами. Диабель. Пару раз я его видел, но повода познакомиться не было. Именно его группа должна была обнаружить комнату босса. И судя по их довольным рожам…

— Диабель-сан! — заорал я, заставив Кая подскочить на месте. — Босса не нашли?

Тот пару секунд меня разглядывал, потом, видимо, углядев кончики ножен над плечами, приветливо замахал рукой. Вживую мы не общались, но все сильные игроки знали друг друга хотя бы по приметам. Поднапрягшись, я мог бы даже назвать имена всех из его группы.

— Нашли, Кирито-сан! Ждет нас не дождется!

Я некоторое время тупо смотрел на довольного Диабеля, который вместе со своими ребятами шагал к костру. В голове перекатывалось только одно. «Нашли. Они нашли босса. Босса нашли». Выйти на второй уровень внезапно стало возможным. Хоть через несколько часов. Всего несколько часов и я могу увидеть новое небо.

Возникшее внутри чувство было смешанным. Радость от шага на свободу, это само собой. Но вместе с этим — какой-то азарт, предвкушение. Не победы, нет. Именно этого «нового неба». Вернуться в реальность стоило немалых усилий.

— Когда бьем? — чуть дрогнувшим голосом поинтересовался я.

Диабель уже стал серьезен.

— Думаю, надо собрать всех. И послушать, что скажут бета-тестеры. Они уже бились с боссом.

— Их информация может быть неточной — заметил я. Мне-то было известно, что не «может быть». Она определенно была неточной. К слову, Диабель, кажется, сам бета-тестер, только скрывает это, так что должен и помнить и понимать. — Расположение комнаты босса поменяли, могли поменять и его самого.

— Понимаю — согласился Диабель. — Но согласись, Кирито-сан, лучше знать хоть что-то.

— С этим согласен — я задумчиво потеребил губу. — Когда собрание?

— Завтра вечером, в деревеньке Толбана неподалеку. Знаешь?

— Да — я кивнул. — Тактик — ты?

— Есть возражения?

Нормальный серьезный вопрос, без обид. От этого зависит выживание, и если я (или кто-то, кого я знал) справлюсь лучше Диабеля — он был готов это обсуждать. Мой градус уважения к рыцарю вырос на несколько пунктов. Я задумался. Тактик? Для небольшой группы — возможно. С напрягом. Человек пять я бы потянул, больше — нет. Да и амплуа у меня не то. Мобильный дд[5] — да. Тактики лучше из танков[6] или хилов[7]. Я покачал головой.

— Нет, просто уточнил.

— Значит договорились. Передадите Кляйну? — он повернулся к парням из Фуринказана.

Сёгун кивнул.

— Утром, сейчас ребята на прокачке, на востоке.

— Отлично! — подытожил Диабель и упруго поднялся. — Мы его сделаем, парни!

Асуна громко хмыкнула.

— И, конечно, прекрасные дамы — поправился рыцарь. — До завтра, народ!

— Значит завтра, да? — пробормотал я себе под нос, проводив удаляющуюся группу взглядом.

Завтра мы убьем босса.

И, возможно, умрет Диабель. Хотя, этого можно избежать.

И, возможно, меня заклеймят грязным битером. Хотя, сейчас вроде как не за что.

Асуна неожиданно положила мне руку на плечо и слегка сжала. Я благодарно кивнул.

Завтра я увижу новое небо. Завтра.


Разбудил меня долбеж Молнии в окно. Я кое-как влез в штаны, с третьего раза попал в рукава рубахи, проклиная свое решение отключить экипировку и, протирая глаза, поперся открывать.

— Черт, Асуна, рань ранняя, ты чего? — поздоровался я и зевнул во весь рот.

— Я думала, вдруг ты раньше уйдешь — пояснила шпажистка, проходя в дом и наливая себе сока из кувшина. Плюхнулась в кресло. В мое, между прочим, кресло, я его сам собирался занять. Часа через три.

— С чего вдруг?

— Ну — протянула она. — Мы ведь на босса вместе идем?

Мне вопрос не понравился. Да и вообще, если честно, все эти ее «семпаи» — всё это скатывалось в какое-то падаванство, что в мои планы совершенно не входило. С одной стороны, она декларировала самостоятельность, а с другой — я в этой ее «самостоятельности» то и дело оказывался замешан. Я нахмурился.

— Давай кое-что проясним. Ты мне не ученица, не подмастерье и ничего прочего подобного. Совершенно самостоятельный взрослый человек. Это понятно?

Асуна посмотрела на меня как на придурка.

— Кирито, ты нормальный?

— В смысле? — я спросонья вообще ничего не понимал.

— Естественно, я взрослый человек. Но мы вроде как партнеры, нет? Само собой, я интересуюсь, идем мы одной партией или нет.

Я тупо посмотрел на девушку и протер лицо. Чертов канон, надо меньше о нем думать. А то я, пытаясь стелить соломку, выгляжу как дебил.

А она действительно сильно изменилась. Если подумать — то она права, последнюю неделю сама Асуна таскала меня по квестам и точкам ничуть не меньше чем я ее. Так что, всю эту ерунду с падаванами я, похоже, придумал. Неужели и правда мое влияние?

— Да… Партнеры — согласился я. — Идем партией.

— Вот и отлично — подытожила девушка. — Когда выходим? Надо еще хилками закупиться и вообще.

Я обреченно вздохнул и стал навешивать мечи. Научил на свою голову, раньше с ней было проще.

В Стартовом городе царило оживление. Кто-то скрытный и капюшонистый (я даже догадываюсь кто) уже пустил слух, что сегодня проходчики идут бить босса и сейчас народ обменивался мыслями на этот счет. Мыслей, в основном, было две.

Первая — ура, мы скоро попадем на второй уровень.

Вторая — всё это безнадежно, будет вайп[8].

О том чтобы взять меч и присоединиться, само собой, никто не думал. Дятлы. А ведь если взять хотя бы две сотни человек — да мы бы босса порвали за минуту. Но чего нет — того нет.

Вообще-то Арго стоило высказать по этому поводу пару ласковых. Нам от их сопереживания не горячо не холодно, а вот если мы и впрямь вайпнемся, то лучше об этом никому не знать. Иначе шанс появления новых проходчиков, которые бы босса уже завалили, стремится к нулю.

Но не искать же ее сейчас чтобы провести воспитательную работу.

— Привет Свен — я кивнул своему обычному поставщику барахла.

— О, Кирито. Давно тебя не было.

— Дела, заботы — отозвался я. — Есть что по лечебным зельям?

Торговец вздохнул.

— Слушай, Кирито, мне приятно, что ты сюда заходишь, но я, в конце концов, не алхимик!

Я хохотнул.

— Не прибедняйся, лучше скажи что есть.

Он покосился на свои коробки.

— Ну, с два десятка найду.

— А сильных?

— Три.

— Отлично, давай сюда!

— Два золотых.

Я выложил деньги, не став в этот раз торговаться, и стал сгребать склянки. Асуне передам потом. Улыбнулся напоследок.

— Приятно иметь с вами дело, сэр.

Отвернулся и наткнулся взглядом на шпажистку. Прижавшуюся спиной к стене на противоположной стороне улицы.

— Эм. Асуна, все нормально?

— Кирито… — очень тихо проговорила она. — Что это сейчас было?

— В смысле? — не понял я.

— Ты говорил… говорил с НПС.

— Ну да — я все еще ничего не понимал. — Это же торговец, я купил зелья и все.

— Да они не говорят так!!! — совершенно неожиданно вдруг завопила Асуна. — У них набор стандартных фраз и всё!

Я недоуменно посмотрел на нее и тоже психанул.

— Попробуй сама, раз умная такая! — Что за черт? Ну непись и непись, подумаешь, разговорный блок. Двадцать второй год на дворе, вообще-то. А то, что все такие инвалиды, бегают с инвентарем, так я причем?

Девушка посмотрела на меня, потом на торговца и осторожно приблизилась. Кашлянула.

— Здравствуйте, как вас зовут?

Никакой реакции.

— Есть что по лечебным зельям?

Тишина. Мне стало нехорошо.

— Как они называются правильно? — тихо спросила она у меня.

— Малое зелье исцеления — автоматически ответил я, и Асуна отвернулась обратно.

— Три малых зелья исцеления!

Свен потянулся к коробке и выставил требуемое на стол. Проинформировал.

— Двенадцать серебряков.

Асуна отступила на шаг, и зелья растворились в воздухе.

— Так как ты это сделал?

Я ошарашенно глядел на Свена.

— Понятия не имею. Всегда так было, с тех пор как отключил Систему. Наверное, с этим связано — я ведь с ним не могу по-другому взаимодействовать.

Девушка немного помолчала, утрясая в голове произошедшее.

— Ну да, наверное. — Было видно, что она смутилась. — Прости, я от неожиданности так.

Я поджал губы.

— Да ничего страшного. Но все-таки не надо на меня так орать, ладно?

— Угу.

Асуна понурилась, видимо, ругая себя за дурацкую вспышку. Черт, не хватало еще в рейд в таком настроении идти.

— Эй, расслабься, всё нормально. Нам сейчас еще босса бить.

— Ага.

Я хмыкнул и бросил взгляд на карту. В реальности этот метод работает на ура, может и тут пройдет?

— Мороженое будешь?

Шпажистка посмотрела на меня с недоверием во взгляде и осторожно протянула.

— Буду.

— Ну тогда пошли. Я покажу… гм. В смысле, я знаю тут неподалеку одно место, где оно есть.

— Ну пошли.

Я взял ее за плечо и потащил по улице. На повороте бросил короткий взгляд назад, и по моему позвоночнику пробежалась ледяная волна.

Потому что, будь я проклят, Свен махал мне рукой.

Глава 5 Бумеранг

День 62
Айнкрад. Уровень 1

— Народ! Попрошу тишины!

Народ тишину давать не хотел категорически. Диабель пытался ее установить уже минут пять, но без особого успеха. Складывалась та же ситуация, что в школьных классах — вроде бы, никто не орет, но гомон стоит страшный. Мы со шпажисткой сидели на ступеньках небольшого амфитеатра в одинаковых позах — подперев щеки ладонями, и ждали, пока люди угомонятся.

Пришли все. Мы с Асуной, Фуринказан в полном составе, группа Кибао, великан Эгиль с тремя своими друзьями — такими же громилами, понятно — группа Диабеля, еще две полных — Диего и Хакера и пятеро одиночек. Двоих из них я знал — Конохомару и Стоун, еще трое были мне незнакомы. В общей сложности — сорок один человек. Вот и вся армия. Женщин, к слову, было всего три. Асуна, одна из незнакомых мне одиночек и Кайла — вроде как, жена Диего в реале.

— Ну хватит уже! — начал было психовать рыцарь, но тут ему на помощь пришел Эгиль. Встал и, набрав воздуха в свои немаленькие легкие, протяжно засвистел. Я впечатлился — звук длился секунд десять. В наступившей как по волшебству тишине великан молча кивнул Диабелю и сел обратно.

— Спасибо, Эгиль-сан. — благодарно кивнул Диабель и повернулся к собранию. — Думаю, все здесь друг друга знают, так что представляться нет нужды.

Короткий согласный гул.

— Я собрал вас всех, потому что вчера моя группа наконец-то обнаружила комнату босса уровня.

Рыцарь сделал паузу, чтобы новостью прониклись все, хотя, большая часть ее уже знала.

— Сегодня планируется рейд. Мы собрались здесь для двух вещей. Во-первых — выслушать, что известно бета-тестерам о боссе. — В этом месте я бросил короткий взгляд на Кибао и тихонько цокнул языком. Тот, как и следовало ожидать, скривил недовольную рожу. Да что с ним такое, на мозоль ему что ли кто-то из бетеров наступил? — И во-вторых — продолжил тем временем Диабель — обсудить тактику.

Еще одна пауза и необходимое:

— Если кто-то не хочет участвовать в рейде, он может уйти.

Естественно, никто не ушел. Те, кто мог бы — уже лежали на лесном кладбище, сооруженном проходчиками.

— Если возражений нет, то давайте перейдем к делу.

— Вообще-то есть — предсказуемо встрял Кибао. Я прикрыл глаза ладонью. То идиотское ощущение, когда кто-то другой ведет себя как дурак, а стыдно почему-то именно тебе.

Диабель мимолетно нахмурился, но деваться было некуда.

— Да, Кибао-сан?

Кактусоголовый встал.

— Я думаю, что прежде чем мы будем слушать бета-тестеров, они должны извиниться перед нами — простыми игроками!

— За что, если не секрет? — поинтересовался Диабель.

— Пока простые игроки с трудом поднимали уровни и выживали — бета-тестеры захапали себе все выгодные споты[9]! Все хорошие квесты! И они совсем не делились этой информацией!

Диабель, к моему удивлению, остался спокоен как танк. Впрочем, он и есть танк.

— Прости, Кибао-сан, но откуда у тебя эта информация?

Кибао завис, но быстро нашелся.

— Это же очевидно!

— Ты имеешь в виду, Кибао-сан, что так поступил бы любой нормальный человек?

Не фыркнуть стоило больших трудов.

— Э… В общем, да — пришлось признать возмутителю спокойствия.

Диабель картинно почесал подбородок.

— Я тебе кое-что скажу, Кибао-сан. Во-первых, согласно общедоступной информации, система Кардинал, используемая в SAO, генерирует квесты случайным образом, и знать их заранее никак невозможно.

Снова пауза на осмысление.

— Во-вторых, большинство бета-тестеров взяли себе те же ники, что и на тестировании. В том числе и я.

Ого.

— И мне известно, что из ста четырех человек, пошедших в проходчики — бета-тестерами были всего двадцать семь. И все они, кроме двоих, находящихся сейчас здесь — мертвы.

До меня как-то даже не сразу дошло, что именно он сказал. И только пару секунд спустя… Те же ники. Кроме двоих. Да он же про меня! Диабель только что прямым текстом объявил меня бета-тестером. Вот только я не бета-тестер! Я же не знаю ничерта!

Это было плохо. Очень плохо.

Я сделал рыцарю страшные глаза, тот вроде бы заметил. Очень надеюсь на это.

— И кто второй? — после долгой паузы наконец поинтересовался резко помрачневший Кибао.

Страшнее глаза! Еще страшнее!

— Он… попросил не выдавать его личность, Кибао-сан. Возможно, именно из-за твоих нападок.

Я облегченно выдохнул. Пронесло.

— Я убедил тебя?

Кибао что-то пробормотал себе под нос и вернулся к своему месту. Тяжело плюхнулся и рыкнул.

— Убедил. Пока что.

— Вот и славно — Диабель вернул на лицо безмятежную улыбку и вернулся к основной теме. — Итак, раз уж меня разоблачили, вот что я знаю о боссе. Это король кобольдов. У него три полосы здоровья. Вооружен он боевым топором и щитом. При снятии каждых двадцати процентов каждого бара появляется трэш[10] в виде двух кобольдов-стражей и мелочи от трех до пяти. После того как снимаются два бара — босс меняет оружие на тальвар, увеличивая дальность атаки.

Лица стали серьезными, народ осмыслял информацию. А Диабель немного помолчав, вдруг состроил очень мрачную физиономию. Хотя, вдруг понял я — не состроил. Это его настоящее лицо, в отличие от улыбки. Перемену каким-то образом уловили все. Тишина, и так полная, стала просто гробовой.

— А теперь я вам скажу кое-что еще, что ранее никто не говорил — прозвучал в этой тишине серьезный голос рыцаря. — На бете. Этого. Не было — раздельно произнес он. — Крови, мертвецов.

«Болтливых НПС» — добавил мерзкий голос у меня в голове.

— Мобы использовали навыки мечника. Не дрались как сейчас. Именно поэтому погибли почти все бета-тестеры, вышедшие в поле. Вся информация, которую вы только что услышали — может быть ложной. Я хочу, чтобы все это понимали. Скорее всего, это будет бойня. Как в реале.

Молчание.

— И я снова предлагаю уйти, тем, кто не хочет участвовать в рейде.

— Не говори ерунды — это Диего. Плюгавый мужичок лет сорока с копьем. — Никто не хочет умереть в стартовом городе.

— Я понимаю — серьезно кивнул рыцарь. — Но риск велик.

— У нас сын снаружи — отрубила Кайла. — Мне ему в глаза смотреть, Диабель-кун. И я не смогу ему сказать, что родители сидели и тряслись, пока остальные пытались вернуться.

Сурово. Сколько им? Лет по сорок, да? Я раньше об этом как-то не задумывался. Выйти в реальность ради реальности. А ведь у людей там кто-то остался. Родители, дети, и хорошо, если уже взрослые. Друзья. Киригаю вообще-то ждут сестра и мать. К горлу что-то подкатило, и я сжал зубы. Отставить сопли.

— Хорошо. Тогда перейдем к тактике. Нас здесь сорок один человек. Это почти семь полных групп. Предлагаю перераспределиться. Тогда пять групп пойдут на босса — две дд, одна танковая в активе, одна танковая и одна дд на смену. А оставшиеся две займутся трэшем.

Я поднял руку.

— Да, Кирито-сан?

— Не согласен — оспорил я план.

— Объясни — рыцарь наклонил голову.

— Эта схема хороша для игры. Но здесь, как ты сам сказал, почти реал. Особого смысла в системных группах вообще нет, мы можем хоть всей кучей навалиться, хоть по десяткам. При том, что группа — это шесть человек. А уже сработанные команды покажут себя лучше, чем только что сформированные.

Диабель пару секунд размышлял.

— Согласен. Твои предложения?

Я оглядел собравшихся.

— Группа Эгиля танкует босса. Твоя на смене, больше очевидных танков нет. Кибао, Хакер и Кляйн — дд на боссе, Конохомару тоже. Мы с Асуной и остальными солистами берем трэш. Диего по ситуации.

— Идет — согласился рыцарь. — Возражения?

Народ немного подумал, но спорить не стал даже Кибао. План, вроде, действительно был неплох.

Диабель хлопнул в ладоши.

— Отлично. Значит, принимаем план Кирито-сана. Сбор у лабиринта по готовности. Ждем всех и начинаем. — Он снова натянул улыбку и добавил — С Системой!

Как по мне, пожелание так себе, но, похоже, это действительно становилось религией.

Эгиль поднялся и свистнул повторно, объявляя собрание закрытым.


— Не психуй — в черт знает какой раз посоветовал я.

Кляйн только дернул головой и начал наворачивать очередной круг.

— Да не могу я! Это же босс. Здоровенный кобольд! И второй уровень! Сам понимаешь.

Эгиль поймал самурая за плечо и без особых усилий встряхнул.

— Успокойся, Кляйн-сан. Твои люди смотрят на тебя.

Удивительно, но это сработало, красный бросил на команду виноватый взгляд и действительно перестал метаться.

Я покосился на сидящую у дерева, к которому я прислонился спиной, Молнию и вполголоса произнес.

— Скажу прыгать — прыгай. И если что — вали оттуда, ясно?

— А ты? — так же тихо спросила шпажистка.

— Я свалю первым, не переживай — отозвался я разглядывая подходящих к отряду Стоуна и ту незнакомую мне девушку. Они были последними. — Подъем, двинули.

Мне бы еще самому ту уверенность, с которой я это сказал.

До комнаты босса добрались без всяких приключений — лабиринт вычистили капитально, до самых дальних закутков. Хотя, на комнату помещение явно не тянуло — огромный зал с широким входом — несколько карет разъедутся.

Замерли у порога. Король кобольдов отсюда хорошо просматривался, но на нас никак не реагировал — далеко. Огромная красная туша, ростом в три меня. Действительно — в руках щит и топор.

— Группируемся — скомандовал Диабель. Люди быстро разбились на кучки. Мы с солистами сместились назад, танки вышли вперед. — И раз. И два. И три. Вперед!

Толпа качнулась и понеслась на босса. Кто-то даже заорал. Наша группа и люди Диего неторопливо двинулись в хвосте. Наша задача — трэш, не более того.

Кобольд круто развернулся в сторону отряда и, тоже взревев, рванулся вперед. Замах. Удар! Два бойца Эгиля выставили щиты, прикрывая остальных, и немного проехались по полу. Щиты, к счастью, выдержали, я опасался, что их разнесет на куски. Мечники тут же набросились на ноги врага. Без особого успеха. Двоих кобольд отбросил щитом, прерывая навыки, еще одного пнул. Двое умудрились применить колющие удары и воткнуть мечи, но один из воинов со своим тут же распрощался — босс встряхнул ногой и парень улетел в сторону, оставив клинок в ране. Тут же отскочил назад и открыл меню — экипировать запасной.

— Смена! — скомандовал Диабель и атакующая группа отошла, сменившись ребятами Кляйна. Еще секунд через десять рыцарю пришлось вступать в битву самому, сменяя Эгиля. Темпы были очень даже реальными.

А еще через полминуты нам стало не до них, потому что из боковых дверей вывалился трэш. Мы вшестером тут же набросились на новоприбывших врагов. Разделились двойками — Мы с Асуной, Стоун с той девушкой и оставшиеся двое. Удар, блок, удар, фонтан крови. Снова блок. Сиреневая вспышка и противника убивает Молния.

— Кирито, слева!

Пригнуться, разворот, взмах в ноги, еще один в шею, шаг назад, снова столкнуться с Асуной спинами. Новая партия, смешавшаяся со старой. Один из безымянной пары падает, теперь в компании Стоуна трое. Черт, они бьют босса слишком быстро!

— Диего! — рявкнул я. Ответа не последовало.

Я поднял взгляд и выругался. Группа Диего была на боссе. Один парень Эгиля, двое из группы Кибао и Кай лежали на полу. Зангетсу отползал назад, зажимая рубленую рану на боку. Кляйн тоже отступил, пытаясь вытереть с лица кровь — похоже, ничего не видел. Каша.

Диабель? Диабель лежал прямо у ног короля кобольдов. Половинка Диабеля, вторую я сходу не нашел. Вот дерьмо.

И в этот момент они сняли вторую полосу. Босс взревел и, отскочив назад, отбросил в разные стороны щит и топор. Извлек из-за спины нодати и набросился на отряд.

Взмах! Блокировать подготовилась сразу пятерка игроков, и меня отвлекли. Я отшатнулся от удара, едва не поймав шеей тесак, ткнул в ответ, мимо.

Монстра срубил безымянный.

— Кирито, не спи!

Я только кивнул и снова погрузился в схватку. Они разберутся, должны. Наша работа здесь, чтобы до них не добралась толпа. Еще несколько противников, глотнуть хилку. Проверить как там…

Твою же мать! — мысленно взвыл я. — Где Асуна?!

Нас было четверо. Я, Стоун, девушка и безымянный. Молнии не было. Я крутанул головой и почти мгновенно ее нашел. На боссе.

У того оставалась еще половина бара, а продолжать бой могло меньше половины бойцов. С этой точки зрения ее действия были понятны, но, черт, сказал же слушать что говорю! Не делается так!

В следующую секунду я, противореча собственным мыслям, рванул туда же. Мне в спину полетел негодующий крик.

Группа как раз отступила назад, и очень зря. Король кобольдов, очевидно, решил проделать мой любимый трюк — разворот на месте с зачисткой пространства. Вот только оглобля его была длиннее моей раз в пять и тяжелее — в десять. И сейчас эта махина неслась прямо оказавшейся чуть впереди Молнии поперек туловища. И отступить у нее уже явно не выйдет.

Этого нельзя допустить! Но соревноваться с уже летящим клинком — я решительно не успевал.

Не добегая, упал и, проскользив по полу, как заправский футболист подбил ей ноги. Асуна рухнула на меня, и мы по инерции пролетели под клинком. Лезвие срезало немного волос — светлых вперемешку с темными.

Тупая сука!

Впечатываемся в ногу монстра. Упираюсь Асуной как шестом, и инерция выводит меня в вертикаль. Вгоняю меч в голень и пробегаю у босса между ног, разворачивая рану. Сердце колотится как сумасшедшее. Ну поддержите меня кто-нибудь! Он же меня сейчас растопчет нахрен!

Поддержали. Бой окончательно превратился в свалку. Трое одиночек уже не могли удержать трэш и мелочь прорвалась. Часть отряда развернулась назад, часть — вместе со мной с ревом молотила по ногам, уже даже не очень стараясь применять навыки.

Сколько длилось это безумие среди топочущих колонн, не могу сказать. По ощущениям — долго, на самом деле — скорее всего, только несколько секунд. Наконец он упал. Кто именно нанес последний удар — я не видел, да и, честно сказать, было насрать. Хотелось просто упасть и ничего не делать несколько часов.

И надавать Асуне по шее.

— Ты… — начал я, грозно наступая на шпажистку. Остановился. — Сама понимаешь?

Та гипнотизировала пол, словно хотела проделать в нем дырку.

— Понимаешь?

— Да — очень тихо.

Я махнул рукой. Орать бессмысленно, если сделает выводы — хорошо. А Молния сделает. Обернулся, подсчитывая потери.

Раненые не в счет. Мертвые — два бойца Эгиля, Кай, Зангетсу. Вся группа Диего. Я прикрыл глаза и выдохнул сквозь зубы. Досчитал до пяти и продолжил осмотр. Диабель, один парень из его группы. Двое от Кибао. И один из безымянных. Пятнадцать трупов. Пятнадцать человек. Осталось — двадцать шесть проходчиков. На ум приходило только одно очень емкое слово, аналогов которому в японском не было.

— Ты! — раздался крик. Я вяло повернул голову и наткнулся на Кибао. Сейчас-то ты в чем хочешь меня обвинить?

— Я.

— Ты бросил трэш!

Вообще-то первой трэш бросила Асуна, но говорить об этом было бы неумно.

— А потом завалил босса!

Это обвинение вообще было нелогичным, тем более что босса завалил не я.

— Бросил. Виновен — признал я. Спорить не было никакого желания. — Завалил. Не виновен. В сумме — не вижу преступления.

— А еще ты не используешь навыки — здесь тон Кибао стал каким-то опасным, что мне очень не понравилось. — А дерешься лучше многих!

Да твою же мать. Я почувствовал, что тоже начинаю злиться.

— Я тебя что-то не пойму, Кибао. Ты меня что, обвиняешь, в том, что я слишком хорош? В том, что я своим скиллом спас пару человек? Лучше бы они погибли? Все кто был на трэше до того как я ушел — живы. Ты — жив. Босс — мертв. Что тебе еще от меня надо?

— Ты читер!

— А ты идиот! Ты хочешь игру пройти или нет?

Он набрал воздуха, собираясь с духом, и выпалил.

— Не с твоей помощью! Тебе нельзя доверять!

— Мне — что?!

— Ты не такой как остальные игроки! Я тебе не верю!

Я внезапно успокоился.

— Ты говоришь за всех?

— Да!

И, поддерживая Кибао, сзади пошли шепотки.

— Точно!

— Нельзя ему верить…

— Глюк он глюк и есть.

И наконец, прозвучало то, что я в последнюю минуту боялся услышать больше всего.

— Человек Каябы.

Сразу после того как упали эти слова наступила тишина.

Значит вот как.

Если подумать, это было логично, я сам нарвался. Они обвинили меня на том же основании, на котором сам Киригая обвинил Хитклиффа. Вне-системщик.

Я прикрыл глаза и качнулся с пятки на носок.

— Принято.

Еще раз оглядел народ. Принято было далеко не всеми.

Кляйн открыл рот, чтобы что-то в своем духе рявкнуть. Эгиль слегка нахмурился переводя взгляд с Кибао на меня и обратно. Хакер скривил рот.

Кибао просто на нервах. Страх. Вменяемая часть на моей стороне. Но сейчас это плохо. Драка не нужна. А она может начаться.

Я поднял руку в сторону парней, призывая сохранять спокойствие, и обратился к Кибао.

— Попозже — ты осознаешь, какую чушь сморозил. Тогда — будем говорить. Навязываться я не собираюсь. — Повернулся к разумным людям. — Всё нормально.

— Да где нормально, Кирито?! — заорал Кляйн, сжимая кулаки. — Это же…

— Эй, самурай. Всё путем. Угомонись.

Потянулся к меню и щелкнул.

Выйти из группы

— Я на второй уровень. Активирую телепорт. Или он сам активируется через два часа. Лучше идите через стартовый, сразу окажетесь в поселении.

— Да ты еще и бета-тестер — протянул кто-то из толпы.

Это замечание я оставил без внимания, и просто направился к лестнице. И в этот момент мне пришел инвайт[11].

Я обернулся к Асуне. Та ответила мне упрямым взглядом. Луч света в темном царстве, да?

— Мы партнеры!

Киригая ее послал. Но там и взгляд был жалким, а совсем не таким как сейчас. Что сделаю я? Оставить ее с собой, чтобы… А чтобы — что? Я вдруг основательно задумался над этим вопросом, даже позабыв ненадолго, что стою посреди недружелюбно настроенной толпы. Наши отличия с оригиналом в этом зале вдруг встали в полный рост, ранее скрадываемый. Киригая-то ясно — тот втрескался без памяти, а я? Мне-то на кой черт вообще сдалась Асуна? Да, я ее спас, и это понятно — я же нормальный человек, в конце концов. Потом взял ее в группу, что тоже было логично. Хотя, стоп, вот это как раз было уже не логично, я просто рассчитывал на будущих РыКов.

Мои мысли вдруг приняли несколько иное направление, и я впервые с самого первого дня здесь задумался — а что я вообще делаю? Прохожу игру? А вот если по-честному — мне оно надо? Если задуматься, то насколько я… жив? Если я — Киригая Кадзуто, то все понятно — мне надо победить Хитклиффа, чтобы наконец оказаться в своем новом теле. А что если я — только Кирито? А настоящий Киригая, скажем, мертв? Или его разлогинило? Что тогда?

— Кирито?

Я поднял взгляд на девушку.

А если я только Кирито — ничего не меняется. Потому что рано или поздно их всех отключат от систем жизнеобеспечения, и я тут наедине с монстрами и разговорчивыми торговцами просто сойду с ума. И в результате все равно погибну. С одной лишь разницей — на моих руках будет несколько тысяч трупов.

Но я — не он. Ни за что.

— Ты уверена?

— Ты мне помог.

— Ты понимаешь, что их отношение ко мне перенесется на тебя?

— Да.

— Ну что ж, тогда пошли. Партнер.

На лестничной клетке она остановилась и бросила мне длинный плащ чернильного цвета.

— Я думаю, это твое.

Я встряхнул плащ, покрутил в руках и, покачав головой, протянул обратно.

— Дропнула — носи.

Асуна задумчиво поглядела на Крылья Ночи и набросила на плечи.

Глава 6 Новая эра

День 94
Айнкрад. Уровень 2

— Редко встретишь здесь кого-нибудь.

— До данного момента это было плюсом — отозвался я.

Что правда, то правда, праздным скалолазанием в Айнкраде никто особенно не увлекался, кроме таких странных персонажей как я. Второй уровень чем-то напоминал американские прерии, хотя, был и не таким засушливым. Я отчего-то ожидал немного другой картины, но если подумать — коровы же. На поднимающихся почти отвесно вверх скалах я проводил немало времени. Тепло, светло, и мухи не кусают. Высоко сижу, далеко гляжу. Ну и всё в таком духе.

— Где Молния?

— Я пасу ее? — бессмысленно огрызнулся я, и посмотрел в левый верхний угол интерфейса. Асуна всё еще качалась километрах в двух отсюда.

— Поругались что ли?

— Да мы, как бы, не особые друзья — привычно соврал я, вздохнул и признал — Просто настроение дрянь.

— Чего грустишь?

— А чему радоваться? — я скосил взгляд на усевшуюся рядом Арго. Капюшон она скинула и сейчас, прикрыв глаза, нежилась на ветерке, отбросив гриву волос назад. Усы уже появились. Наруто доморощенная. — Прохождение встало, ребят потеряли кучу. Ах да, еще я «человек Каябы». Ты, кстати, аккуратнее, заметят тебя тут — проблем не оберешься.

Арго пренебрежительно фыркнула, демонстрируя, что уж ей-то никакие подобные проблемы точно не грозят.

— Тебя, между прочим, уже никто не обвиняет.

— Что-то не верится. Я боялся, что они и Асуну приплетут, а сейчас так даже не знаю, радоваться больше или нет. Раньше был просто Глюк, а теперь? Не ГМ-кун[12] случайно?

Да, я уже месяц практически ни с кем не общался. Сначала, по здравом размышлении, решил дать всем время чтобы успокоиться, а потом вдруг обнаружил, что мне на полном серьезе обидно.

Контактировала со мной только Асуна, которую я и гонял при необходимости по лавкам, да Арго, которой я сливал карты. Изредка в гости заходили Сёгун или Кляйн, но с ними мы разведкой не занимались, просто сидели и разговаривали на отвлеченные темы. Говорить об игре они и сами не рвались — смерти Кая и Зангетсу здорово по ним ударили. Пару раз приходил Эгиль. С ним мы вообще перекидывались едва парой фраз, просто сидя у камина часа по три. Мировой мужик, мало кто так умеет. Неделю назад пришел Стоун и просто дал мне в морду. Незаслуженно, между прочим, прохождение я не забросил — так что парень огреб сам. Разошлись довольные друг другом.

Что касается моих слов — в первый же вечер Асуна, завалившись ко мне в дом, передала новости. В том числе и сочувствующие комментарии в ее адрес. Кое-кто решил, что она у меня чуть ли не в заложниках находится. Я тогда аж дар речи потерял.

Прохождение не встало, тут я слегка утрировал, число проходчиков даже увеличилось — после того, как мы вышли на новый уровень, люди начали осознавать, что вырваться возможно, и многие взялись за мечи. Нас теперь было даже больше сотни. Но опыта у них не было, ни системного, ни своего, и пока еще они его набьют. А монстры на это скидок не делали — минотавры были явно опаснее мелких кобольдов. Лабиринт первого уровня чистили уже на двадцать первый день. Здесь же — уже шел тридцать второй, а мы к нему только подбирались.

Да и обширнее был второй уровень — если радиус первого составлял десять километров, то у второго — уже двенадцать. А это, между прочим — лишних сто с хреном квадратных километров. Нехило, да? Вот этот факт у меня, кстати, не очень уложился, насколько я помнил — Айнкрад должен был сужаться кверху, а вовсе не расширяться, вид снаружи на это очевидно намекал. Но кто его знает, может они внутри больше чем снаружи. Реальность опять внесла свои коррективы.

Так или иначе, если подключить простейшую арифметику — за два года мы не доберемся до семьдесят шестого уровня. Мы даже до пятнадцатого не доберемся. И что с этим делать — было совершенно неясно. Речь шла уже даже не о мобах, а о том, сколько нас продержат в коме перед отключением.

Боевой дух все эти мысли отнюдь не повышали. Считать умел не только я.

В общем, поводов иметь хреновое настроение было хоть отбавляй.

— Вообще-то, Снег.

Я недоуменно посмотрел на Арго, даже не сразу поняв, о чем это она. Наконец сообразил.

— С чего это вдруг?

— Ты белый весь, Кирито-сан — просто пояснила торговка информацией.

Я помолчал. Если еще Асуну начнут звать Кровь (плащ она уже перекрасила) — я себе, пожалуй, голову разобью.

— Правда что ли?

— Скажи спасибо своим друзьям. Ну и мне можешь. Кибао-сан когда узнал, что вы картировали половину лабиринта, как-то скис. Здравствуй, Асуна-сан.

— Привет, Арго — поздоровалась только что поднявшаяся Молния. Она тоже принадлежала к тому небольшому кругу лиц, кому дозволялось видеть Арго без капюшона. Хотя, чем такое доверие было заслужено — неясно. — Чем занимаетесь?

— Воспитываю Кирито-сана. Мне кажется, ему пора выбраться в земли светлых рас.

— Знаешь, мне тоже так кажется — прищурилась Асуна. — Но он меня не слушает.

— Нам нужно объединить усилия! — постановила торговка.

— Идите вы. К Каябе — подколки сегодня определенно были мимо кассы. — Я домой.

Я вытащил из кармана кристалл телепортации и сжал в руке. После случая в лабиринте всегда таскал с собой несколько штук, хотя раньше считал их вредными — имея подстраховку, начинаешь неоправданно наглеть. Хотя, как выяснилось — не работали они в лабиринте, в отличие от канона. В принципе, логично. Но совсем не радостно.

— Телепорт Старт.

Голубая вспышка, и я стою в Стартовом городе. За месяц он сильно обезлюдел — много народу перебралось в открытый Урбус, так что улицы были почти пустыми. Игроков встретил всего двух, оба незнакомые. Привычно кивнул хозяйке Золотого Пса, подметающей мостовую, пропустил стайку мальчишек.

— Кирито-сан! — обернулся один из них. — А дайте меч подержать!

— А в лоб тебе не дать? — Вот откуда он меня знает, а?

Пацан надулся и бросился догонять остальных, я проводил его взглядом.

Я по-прежнему был единственным игроком, с которым говорили неписи. Мы с Асуной даже провели эксперимент — она временно отключила Систему и попыталась повторить мои подвиги. Безо всякого успеха. Меня это уже даже не пугало. Как-то свыкся с этой мыслью.

Зря я, наверное, так свалил. Нервы ни к черту. Я вздохнул и, зашагав дальше, открыл френдлист — извиняться.


Однако, еще через неделю в город мне все-таки пришлось выбраться. И ничем хорошим это не закончилось. Хотя, я здесь, в общем-то, ни при чём.

Попал я в эпицентр событий благодаря Кляйну. Завалился ко мне и задвинул пафосную, в своем духе, речь о том, что игра де не проходится и нужен мощный рывок. Дельные вещи говорил вообще-то. Рывок предлагалось совершить мне. То есть нам.

— Сегодня наша цель — лабиринт, Кирито!

— Два перехода — констатировал я.

— Нужен один — упрямо возразил самурай.

— Два.

— Черт, ты как размазня! — возмутился Кляйн. — Кто кричал что «мы так год можем сидеть»? А сейчас что? Уселся на своей горе и пялишься в никуда.

— Эй, я прохожу!

— Да черта с два! Вот два месяца назад ты проходил! — В меня изобличающе уткнулся длинный палец. — Молния тебя испортила.

— Причем здесь Молния вообще?

— Как это причем?! А кто…

Я сплюнул и стал натягивать сапоги.

— Ладно, черт с тобой! Один так один. Где все твои?

— Овец пасут.

Я немного помолчал.

— Прости, что?

— Пасут овец, квест — недовольно пояснил Кляйн. — Три тысячи коллов, между прочим.

Я хрюкнул, пытаясь подавить неуместный ржач. Потом хрюкнул еще раз. Не удержался и все-таки свалился на пол в одном сапоге.

— Слушай, ну вы и крабы[13]!

— Сам ты краб — обиделся красный. — И вообще, собирайся давай. Время.

Тут он был прав, и я быстро начал напяливать снаряжение, продолжая иногда похрюкивать. Овцы, надо же.

До лабиринта действительно было уже рукой подать, так что до переднего края мы проехались на телеге — запрыгнули к какому-то мужику НПС. Скорее всего отвез товар в Урбус и сейчас возвращался порожняком. Повезло, пешком бы все ноги стоптали.

Прошлись от деревни метров на сто, и практически сразу же наткнулись на минотавров. Я временно добавил самурая в группу, так что весь опыт сыпался ему. Асуна была слишком далеко, а у меня его в принципе нет. Технически — я до сих пор первого уровня. Действовали по привычной еще с первого уровня схеме — Кляйн отвлекал внимание навыками мечника, а я бегал вокруг моба и резал всё до чего дотягивался.

Хотя, отметил я, манера боя самурая немного изменилась, как, впрочем, и многих других, замечать начал еще на первом уровне.

Раньше драка воспринималась как последовательное применение навыков мечника, и скилл игрока, в основном, зависел от умения сочетать одни навыки с другими. Чем меньше расхождение между конечной позой первого навыка и начальной — второго, тем результативнее боец. Особо выдающиеся персонажи, вроде Хакера, умудрялись подгадывать переходы так, что это и впрямь было похоже на фехтование. Только со спецэффектами. Я с ним как-то даже подрался на дуэли, и было приятно.

Единственное, чего в навыках не было вообще ни в каком виде — это блоки. Их приходилось ставить самим. На этом самодеятельность заканчивалась.

Но со временем ситуация менялась. Может, от меня кое-кто и воротил нос, но как я отметил — тот же Кляйн был теперь совсем не прочь садануть чем-нибудь не системным, если появлялась такая возможность, и моб открывался.

Как по мне — это было хорошо. Так, глядишь, скоро и настоящие мечники появятся. Открыть что ли додзе? И деньжат подобью заодно.

Я невольно улыбнулся, но тут же нахмурился. Обживаешься, Кирито, да? Мысль настораживала. Не пугала, но определенно заставляла задуматься. С каждым днем Айнкрад становился все более реальным. На восьмидесятый день сыграли первую свадьбу. Я ничего не имел против, но… Мечники начинают становиться мечниками, люди влюбляются и женятся. Покупают себе домики и открывают лавки. Перевозят лавки, стеная о том, что пожиток слишком много.

Сто один день. Сколько нужно чтобы сойти с ума? В правом верхнем углу ярко горела карта. В левом — три полоски здоровья. Кирито. Асуна. Кляйн.

Что если они исчезнут? Как быстро я перестану различать вирт? А если они не исчезнут?

— Кирито, блин!

Я опомнился. Слишком глубоко ушел в себя и чуть не снес Кляйну полголовы.

— Прости, задумался.

— Это ты удачно.

Я осмотрелся. Действительно, пока я действовал на автомате, монстров мы напластали штук сорок. Агр[14] висел не на мне, так что меня даже толком не атаковали, а вот Кляйну немного досталось. Самурай покопался в карманах и хлебнул лечебного зелья.

— Ну что, продолжим?

— Темнеет, вроде — неуверенно возразил я.

— Лабиринт, Снежок! — напомнил мне Кляйн нашу сегодняшнюю цель.

— Я думал, Арго пошутила.

— Что? А, нет, так и есть. Или ты против?

Я пожал плечами.

— Да все равно, если честно. Хотя, по-моему, глупо немного. Ладно — вернулся я к теме — лабиринт так лабиринт, тут немного осталось.

Действительно, как ни странно, но мы и впрямь до него почти добрались.

— Отлично! — Кляйн знакомым жестом вскинул кулак вверх и встряхнул катану. — Вот это я узнаю Кирито!

— Пошли уже.

Когда мы уперлись наконец-то в колонну, уже наступила полная темень. Колонна была такой же, как на первом уровне — огромная, подавляющая. Из серого не бликующего камня без всяких швов. Уходящая высоко вверх. Сейчас было не видно, какой высоты, но я знал — никакой. Колонна лабиринта была бесконечной, уходя далеко за облака. Хотя, имела всего двадцать пять этажей. И выводила на третий уровень Айнкрада — при том, что над нами было небо, а вовсе не потолок. В своем мире Каяба крутил пространство как хотел.

Мы переглянулись и синхронно взглянули в черный зев прохода.

— Второй — уронил Кляйн.

— Из ста — в тон отозвался я. Удивительно, но мне вдруг стало невыразимо хорошо. Это было мощно. Всемогущий противник, невозможная задача и плечо друга рядом. И этап. Второй из ста. Я не объясню, это надо пережить. Хотя, лучше не надо.

— Зайдем?

— Темно уже, пошли. Завтра сдадим Арго карты.

— Там всегда темно — возразил Кляйн.

Я внимательно на него посмотрел. Плохая идея, мы уставшие, перевозбужденные. Но я в этот раз отчего-то не внял голосу рассудка и потянулся к поясной сумке, где носил склянки ночного зрения.

— А зайдем.

Ну мы и зашли. На врагов натолкнулись за первым же поворотом. Два минотавра в один голос взревели и ломанулись к нам. И это были совсем не те же самые минотавры, что снаружи. У этих были не секиры, а молоты. Я ушел от первого удара и… Что за черт?!

Молот долбанул в пол, и от места удара прошла желтоватая волна, чувствительно ударившая меня током. Судя по тому, как дернулся Кляйн — ему тоже досталось. Что-то такое было — оглушение, паралич? Надо их побыстрее кончать.

Самураю, видимо, пришла в голову та же мысль, и мы вместе бросились вперед. Я пригнулся, пропуская еще один взмах над собой — удар по счастью ничего не задел и электрической волны не последовало. А вот Кляйн удар своего противника попытался парировать — за что и поплатился. По катане прошел видимый желтый разряд и перекинулся на самурая.

Тот засветился, зло вскрикнул, но движения не прекратил. Провел клинок по рукоятке и, сорвав, распорол монстру бок. Я тем временем проделал то же самое с левой рукой своего быка. Мы почти одинаковыми движениями сместились чудовищам за спины, но в этот раз Кляйну повезло больше. Хотя, это как посмотреть.

Самурай применил какой-то укол из навыков, и катана вошла минотавру под ребра. А вот мне времени не хватило, и монстр, крутанувшись, снова опустил молот на пол. Я, наученный горьким опытом, подпрыгнул, пропустив волну под собой, и сделал разрез на второй руке. Снова сместиться, проткнуть ногу. Теперь шею.

Обернулся к Кляйну и протянул.

— Да…

Он не подпрыгнул. И на тот момент на нем все еще висел эффект от блока. Кляйна парализовало, и сейчас он, слабо светясь желтым светом, истуканом лежал на полу.

— Говорить можешь?

Глаза метнулись слева направо и обратно.

— Эффект временный? — поинтересовался я.

То же движение. Чудесно. У меня таких зелий не было, как-то до сих пор не были нужны. Я мысленно обругал себя последними словами, за то, что повелся на вход, присел и, ухватив друга за руку, принялся пристраивать на спине. Судьба у меня такая что ли, из лабиринта бессознательные тела таскать?

— Отнесу тебя к алхимику — пояснил я свои действия и, не удержавшись, добавил — Ты не дергайся только.

Этого, конечно, быть не могло, но, по-моему, Кляйн скрипнул зубами.


Я сидел на скамейке и уплетал булку с повидлом, слушая ругань Кляйна. Не затыкался он уже минут двадцать, костеря то минотавров, то меня, за то, что я его слишком тряс, то себя самого. Последнее — радовало.

— Слушай, Кляйн — задумчиво разглядывая остаток булки, прервал я его излияния, которые меня, честно говоря, уже утомили.

— Что?

— Откуда они берут яблочное повидло? Степь же кругом.

Я ожидал, что меня пошлют, но самурай неожиданно ответил.

— На юге есть зона садов. Ты туда не ходил?

Я покачал головой.

— Нет. Не по дороге к лабиринту.

Зря напомнил, речь пошла на второй круг. Мне оставалось только вздохнуть и вынуть еще одно изделие местной пекарни — набрал я целый пакет. Вообще-то, собирался отнести Асуне, но, кажется, булочки до нее не доживут.

— Сэр рыцарь! Кирито-сан!

Я недоуменно поднял голову. Странноватое сочетание, на рыцаря я, вроде, не особенно похож. Звала меня девушка НПС в платье небогатой горожанки. Видок у нее был так себе — растрепанная, запыхавшаяся, как будто долго бежала.

— Что такое?

— Помогите, там дуэль!

Я не понял. Дуэли еще на первом уровне стали обыденным делом. В основном дрались между собой проходчики — для тренировки и выпустить пар, но случались поединки и в городе — от скуки, видимо. Болевые ощущения во время дуэли были сильно снижены, а погибнуть Система не давала — в случае критических ранений пострадавший мгновенно выводился из схватки и исцелялся. Естественно от отрубленной головы это бы не спасло, но настолько отмороженным никто и не был.

— Так и пусть разомнутся.

— Сэр рыцарь, но они насмерть бьются!

Я на секунду завис, потом отбросил надкушенную булку в сторону и поднялся.

— Веди.

Девушка закивала и побежала по улице. Я — за ней, Кляйн — за мной.

Уже? Они уже убивают друг друга?! Внутри поднималась паника. Первое убийство не будет последним. Оно никогда не бывает последним. Если жизнь перестанет быть неприкосновенной…

Этого я не мог понять. Я мог избить человека. Легко. Мог и покалечить — и такое случалось. За дело. Убить? Только защищаясь. Наверное, смог бы. Или — опять же за дело. За очень крупное дело. Но здесь? Здесь — нет. Здесь все в одной лодке. Айнкрад — святая зона. Что, что нужно сделать, чтобы здесь заслужить смерть? Я не знал.

«Сколько нужно чтобы сойти с ума, Кирито?»

Этого я тоже не знал. Но знал кто-то другой. И этого кого-то надо было остановить.

— Слушай, Кирито, она же… — на бегу пропыхтел самурай.

— НПС, да. Кляйн, потом, ладно? — я ухватился за фонарный столб, заворачивая за угол.

— Хорошо.

Еще через несколько секунд мы вылетели на небольшую площадь перед трактиром.

— Стоять всем! — рявкнул я, еще толком не осмотревшись.

А когда осмотрелся…

Само собой, мы опоздали. На то, чтобы убить человека нужно куда меньше времени, чем на забег через половину Урбуса.

На мостовой лежал светловолосый парень лет двадцати пяти. Разрублен от ключицы до середины груди. Рядом в луже крови валялся его клинок — вороненый полуторник. Рукоятку испачкали, — отстраненно отметил мозг — как его брать теперь? Над ним — мужик с почти таким же мечом. Доспехи. Оружие. Проходчики? Один проходчик убил другого?

Вокруг стояла толпа — неписи, игроки, вперемешку. Пока мы не появились, стоял гомон, но после моего крика все резко заткнулись.

— Ну и… — голос захрипел, пришлось кашлянуть. — Ну и за что ты его убил?

— А тебе-то что?! — рыкнул мужик и качнулся. — Иди давай. Домой. — Пьян — понял я. Оба пьяны — еще мгновение спустя. Дуэли даже не было никакой, это непись так сказала, для нее нет Системы. Первое убийство Айнкрада произошло в пьяной драке. От осознания этого захотелось завыть.

Секунда, другая.

Я прикрыл глаза и потащил из ножен меч. А что еще я мог сделать? Вытащил, механическим движением перебросил в верхний хват.

— Кирито — раздался предупреждающий голос Кляйна.

— Первый труп этого мира — пояснил я, ни к кому особенно не обращаясь. — Трактирная склока. Второй — казнь.

Шагнул вперед и самурай тут же повис у меня на плечах. Черт и как он не понимает? Я попытался вывернуться, но он явно был больше меня по габаритам и сильнее. Мужик, в какие бы дрова он ни был, кажется, сообразил что к чему и начал отступать. Уйдет же!

— Пусти, дурак! Если они начнут крошить друг друга…

— Кирито, угомонись! — рявкнул Кляйн мне прямо в ухо. Откуда-то вылетел Эгиль. Теперь шансов у меня вообще не было. Разве что меч…

— Слышь, Снежок.

Я перестал вырываться и повернулся на голос. На меня хмуро смотрели Кибао и Хакер.

— Успокойся.

— Он убил — возразил я.

— А ты еще нет, Кирито-кун — отозвался Хакер. — И не надо.

— Но…

Голос снова подал Кибао.

— Ты не закон здесь, Снежок.

— А кто закон? — окрысился я.

— Никто. Поэтому мы просто его запрем.

— И где, позволь спросить, мы его запрем? — моим голосом можно было смазывать кинжалы.

— В Железном замке.

Я обернулся обратно — парня уже скрутили. Он пытался вырваться, но безуспешно. Знакомое название очистило голову и разум начал потихоньку возвращаться. Железный замок, да. Тюрьма Айнкрада. Я только что чуть не убил человека. Рано. Слишком рано.

— Пустите — тихо попросил я. Парни тут же шагнули в стороны.

Я немного постоял, разглядывая испачканный меч. Потом его кто-то подобрал. Отвернулся и просто пошел оттуда. Подальше. Домой.

По пути подобрал пакет с булками.

Глава 7 Интеграция

День 300
Айнкрад. Уровень 1

Я валялся на кровати и, стараясь сохранять предельно тупое выражение лица, кидался в Асуну печеньем. Та, прислонившись к противоположной спинке, отвечала тем же. Занятие это целиком поглотило нас еще две недели назад, и отпускать пока не собиралось. В смысле — конечно, мы не занимались уничтожением печенья двадцать четыре часа в сутки, но мечи я за это время взял в руки всего один раз, да и то только поточить.

В отсутствие ежедневных драк и превозмоганий неожиданно образовалась куча свободного времени. Асуна успела привести в порядок жилище, впервые за всё время устроив нормальную уборку, а я — залатать сапоги, которые уже давненько просили каши, сложить поленницу, поменять двери, доставшие своим скрипом, и даже установить плиту.

Что касается плиты, и вообще кухни, это был отдельный разговор.

Я отчего-то надеялся, что устройство будет работать само по себе, но здесь меня ждало жестокое разочарование. Ни электричества, ни газопровода в Айнкраде, по крайней мере, на первом уровне, где мы жили, не оказалось, и я как-то сразу понял, почему большинство еду предпочитало покупать. Плиту (как, кстати, и камин) надо было топить, вполне традиционным образом, то есть дровами.

Разобравшись с этим вопросом, благо деревенька все-таки была поселком лесорубов, я перешел к следующему этапу, а именно к готовке. Припомнив подвиги Асуны один-ноль на этом поприще — решил попробовать поставить к плите текущую версию Молнии. Это также оказалось жестокой ошибкой. Получившийся на выходе обугленный ужас жрать было совершенно невозможно, а дом потом проветривался пару часов. Никакого навыка «кулинария», естественно, не существовало в природе.

Пришлось припомнить собственные немного подзабытые умения и практиковаться. На третий раз уже получилось что-то более-менее сносное. В итоге путь к вкусной и здоровой пище оказался пройден, но Каябу я в процессе помянул не один и даже не десять раз.

В остальное время, которого даже с этими подвигами оставалось довольно много, я либо колотил Асуну палкой по голове, либо брал ее же подмышку и мы шли дегустировать новый сорт мороженого.

Да, Молния изъявила наконец-то желание научиться нормально владеть мечом. И по моему примеру отключила-таки каябову Систему. И нет, она не стала второй. Вторым совершенно неожиданно стал вообще никому не известный паренек под ником Авгур — один из тех, кто пошел в проходчики после того как мы завалили короля кобольдов. Впрочем, Асуна и третьей не стала — им, опять же не вполне ожидаемо, оказался Линвар. Я предполагал, что если это кто и будет — то это окажутся Кляйн или Сёгун. Или Хакер, чем черт не шутит. Ошибся.

Этим двоим я помочь ничем не мог, поскольку Линвар катаной и так владел неплохо (чего тогда ждал так долго?), а Авгур использовал копье, про которое я знал только то, какой стороной им тыкать (и то, были у меня сомнения на этот счет). Но вот Асуну с ее шпагой натаскать было вполне в моих силах, благо шпаги здесь были классическими, режущими, а не тем спортивным извращением, которое сейчас в ходу.

Что касается Асуны, и почему я вообще говорю «мы»? Отношения у нас за это время сформировались немного странные. Самое близкое, что мне приходило в голову — сосед по общаге. Где-то месяца полтора назад девушка перетащила вещи и просто объявила, что будет жить здесь, аргументировав это тем, что так выходит дешевле, а дом все равно слишком большой, и вообще в компании веселее. Я икнул, но спорить не нашел повода, и то и другое и третье было правдой.

В результате пришлось освободить вторую спальню, где я до этого складировал всякое редкое барахло, которое было жаль продавать и поставить вторую кровать. При этом никакой романтики между нами не появилось вообще. Честное слово, у меня с Арго диалоги были более неоднозначными (что, кстати, слегка напрягало). Молния спокойно шарахалась по дому в пижаме, а это точно полный финиш, кажется, меня считали за мебель.

С момента начала игры это, наверное, было лучшее время. Впервые можно было ничего не делать и просто расслабиться.

Что такого удивительного произошло, что мы вторую неделю позволяли себе так бездарно валять дурака? Ну, во-первых, стоял самый разгар зимы, и по всему Айнкраду валил снег. Ворочать железом на морозе не очень приятно. А во-вторых, на двести пятьдесят второй день был взят пятый уровень. Я наконец-то воплотил в какой-то мере канон и получил добивание, компенсировав свой позор на втором уровне, где всю вторую половину рейда провалялся в штабеле парализованных тел. Дропнулась Секира Кровавого Камня. Я пару дней подержал бандуру у себя под кроватью и подешевке спихнул Эгилю. Как он машет этой хреновиной — для меня тайна за семью печатями — весила секира как бы ни больше меня. В общем, босса мы завалили.

А дальше произошло то, чего я и ожидал. Практически мгновенно сформировались гильдии. Несколько «рыцарей», в том числе Серебряные, Драконьи и Спящие. Кляйн официально оформил Фуринказан, несмотря даже на то, что теперь их осталось всего четверо. Кибао основал-таки Армию Освобождения Айнкрада, и, к слову, армейцев оказалось совсем не мало. Хакер сколотил команду из двадцати с чем-то бойцов и назвался «Логин Реал». Прочих было не счесть, я даже и не пытался. Начиная всякими «Воинами Света» и «Постулатами Реальности» и заканчивая «Маленькими, но воинственными енотами».

Знамена — это сила. Поднялся бум. Проходчиков стала просто нереальная толпа, я и четверти в лицо не знал. Вообще-то, это было немного диковато. Впервые люди шли на передний край даже не отвоевывать свободу, а просто потому что это было «круто».

Я от вступления куда-либо пока открестился, предпочитая временно присоединяться к той или иной группе. Не то чтобы это было моим принципом, но раз уж я отказал Кляйну, то торопиться с другими объединениями точно не стоило. Впрочем, ко мне особенно никто и не подходил, репутация у меня со временем выправилась, но осадочек все равно оставался.

А вот Асуну едва не порвали на куски. Спортсменку-комсомолку с самым быстрым клинком желали заполучить все. Как ни странно, то, что она была моей ученицей, тоже добавляло ей немного очков, в этом находили определенный шарм. Молния все предложения отмела, и по-прежнему осталась в моей группе, если пару бойцов можно так назвать. После этого я даже на полном серьезе задумался — а не сколотить ли мне собственную гильду из вне-системщиков, перетянув Авгура и подобрав еще пару человек? Но пока что идея оставалась идеей.

В итоге пятый уровень мы пронесли за двадцать дней, из которых на лабиринт ушло всего шесть. Пока что это был абсолютный рекорд. Сейчас шел двадцать восьмой день шестого уровня, и народ уже искал комнату босса. Если так пойдет, то мои пессимистичные расчеты потребуют корректировки.

Конечно, люди гибли. На голом энтузиазме далеко не уедешь. Наши общие потери с первого дня составляли около двух тысяч пятисот человек. Но — кто-то убыл, кто-то выбыл. Со смертью мы начали смиряться, как это ни печально. Остальные крепче сжимали оружие и росли.

Удивительно, но при этом все двадцать шесть человек пережившие первого босса были живы и здоровы. Будто Система нас хранила. Одно время ходила шутка о том, что нам стоит поставить памятник, а потом другая — что мы будем живы, пока памятника нет.

Подводя итоги — сейчас мы на переднем крае были без особой надобности и потому решили взять себе небольшой отпуск. Разгружать психику тоже нужно.

— Кирито.

— М? — я как раз прицеливался шпажистке в левый глаз, но передумал и закинул печенье себе в рот.

— Новый год скоро — как-то грустно заметила Асуна.

Я прикинул.

— Он прошел уже.

— Нет, в Айнкраде.

— Этот, наверное, тоже. Когда здесь декабрь?

Девушка нахмурилась и кинула в меня очередной снаряд, попав прямо в лоб.

— Год в Айнкраде.

Я бросил взгляд на часы, улыбнулся и провозгласил.

— Второй день месяца Снежных Птиц. Год первый от сотворения мира.

Прозвучало как-то странно. Не смешно совсем, но и не убито, просто констатация факта. «А у нас в квартире газ, а у вас?». А у нас — нет. Я заел неловкую паузу и поинтересовался, раз уж мы заговорили о летоисчислении.

— Асуна, а тебе сколько вообще?

Она на мгновение задумалась, наморщив лоб.

— Двадцать три. Будет. Или стало уже. Смотря как считать. Восьмого ноября должно быть, но я сбилась.

Я хмыкнул. Где твои семнадцать лет.

Однако, удачно.

— А тебе?

А Каяба его знает. Мне — двадцать семь. Киригае? По идее, он Асуны младше на год, то есть получается двадцать два. Но где Киригая и где мы.

— Двадцать пять — взял я среднее арифметическое.

— Старикашка — бац, очередной снаряд все-таки попал мне в глаз, хорошо — моргнуть успел.

— Пигалица — не остался я в долгу, заработав улыбку. Потянулся и скинул ноги с кровати. С сомнением посмотрел в окно. Возникла у меня одна дурная идейка, но как же не хочется наружу. — У тебя какие планы на сегодня?

Асуна пожала плечами, что в положении полулежа выглядело довольно забавно, и зачем-то дернула себя за волосы. Кстати, кому-то не мешало бы постричься, да.

— Какие у меня могут быть планы? Сидеть, спать. Мы когда на передний край?

— Думаю, этого босса пропустим, от нас там толку немного. На седьмой пойдем.

Шпажистка прищурила глаза.

— Кто ты, и куда ты дел Кирито-семпая?

Я только отмахнулся, думал сейчас немного о другом.

— Спит он, я за него. Я смотаюсь кое-куда. Вернусь вечером.

Асуна, поняв, что я не склонен к дискуссии, вяло пнула меня в бедро, мол, вали, и я стал собираться.


— Телепорт Кайра.

Когда мы открыли четвертый уровень, люди оказались сильно разочарованы. Он представлял собой довольно унылую каменистую местность почти без всякой растительности. Между камнями сновали сероватые ящерки — единственная не воинственная живность здесь.

От восторга взвыла только одна категория игроков — кузнецы. Четвертый оказался просто напичкан двумя категориями ресурсов — рудой и углем. Почти все кузницы мгновенно переместились сюда, на дорогах к карьерам было не протолкнуться от снующих НПС с тачками и телегами.

Над Кайрой теперь чуть ли не постоянно стоял звон. Оружие ковалось и на продажу, и на заказ — ломалось снаряжение регулярно, и даже просто так. Впрочем, не только оружие. Появились и различные предметы обихода, с которыми раньше было туго — вроде обыкновенных, казалось бы, сковородок. Обыкновенных-то обыкновенных, но вот неписи их не продавали, подобное можно было только скрафтить[15].

Более приятное впечатление, однако, уровень от этого производить не стал, скорее даже наоборот. Натуральный Мордор. Сейчас, под снегом, все это выглядело немного получше, но именно немного. Так что обычные игроки сюда захаживали только по делу — вот как я сейчас. Как ни удивительно, но это вообще был первый раз, когда мне оказался нужен кузнец. До этого всё снаряжение я либо покупал у обычных торговцев, либо добывал в бою.

Так что к кому обратиться я не имел ни малейшего представления. Деньги у меня были, как монеты, так и коллы, и их было не особенно жалко, но вот изготовление может занять время, а его было немного, при неудаче будет обидно.

Я немного покрутил головой и пошел по первой попавшейся улице. Отличались они не очень сильно — серость, пыль и шлак. Как назло, пройдя ее насквозь, ни одного оружейника я не обнаружил. Два парня торговали доспехами, попалась одна ювелирная лавка и всё. Остальное — просто жилые дома. Похоже, неудачно выбрал район.

Сплюнул и снова огляделся. Ну и где бы мне… Хм.

Я почесал в затылке и, вернувшись немного назад, толкнул дверь трактира.

— Здорово, народ.

Народ смерил меня хмурыми взглядами. Суровые бородатые мужики, кажется, шахтеры. Хотя, кто еще может сидеть в трактире на шахтерском уровне? Правда, немного забавным был тот факт, что сейчас было два часа дня, и по идее, все работники должны были быть в забое.

— Ну, и тебе привет — отозвался кто-то в духе «валил бы ты отсюда, парень».

Я пошире улыбнулся и произнес волшебные слова.

— Кто ответит на пару вопросов — получит золотой.

Атмосфера моментально изменилась. Говорите, в SAO нет магии? Как бы не так. Магия вездесуща, неистребима и пронизывает всё мироздание. Я выбрал из леса рук того, кто сидел один, и подсел на выдвинутый стул. По залу прокатился разочарованный вздох.

— Кирито — представился я.

— Крис — хмыкнул мужик. — Так чего хотел?

— Кузнец нужен.

— Ну, это ты по адресу — усмехнулся Крис. — Тут, считай, одни кузнецы.

Я покачал головой.

— Хороший кузнец. Чтобы быстро и без накладок. По мечам.

Мужик задумался на минутку, почесал небритый подбородок, и наконец неторопливо проговорил.

— Вашим-то я бы не советовал. — Угу, ты с ними вообще не разговариваешь. — Но ты зайди к Ламберту. Он вроде как ваш, но правильный.

В каком это смысле «правильный»?

— Где его найти?

— Да проще простого. Как отсюда выйдешь — налево до конца. Потом направо и третий поворот твой. Там его кузня единственная.

Я мысленно проложил маршрут и, кивнув, выложил монету на стол.

— Спасибо. Бывай.

Ничего не мог с собой поделать, общаясь с неписями — я невольно подхватывал их манеру речи, и изображал из себя то ли бродячего рыцаря, то ли еще невесть кого.

— Ага. И тебе удачи — довольно отозвался Крис, убирая деньги в карман. Развернулся на стуле. — Всем пива!

Зал ответил довольным ревом. Я ухмыльнулся непонятно чему и вышел. И только через пару десятков метров до меня дошло, что с тем же успехом дорогу можно было узнать у других лавочников. Я покачал головой — всё не наиграюсь.

Шахтер ничего не напутал, следуя указаниям, я быстро нашел нужную улицу, и довольно скоро встретил утопленный в стене зальчик, из которого доносился красноватый свет.

Подошел, глянул внутрь и обалдел.

Во-первых, я этого Ламберта знал. Только в Айнкраде один-ноль он был девчонкой, и звали его тогда Лизбет. Низкорослый веснушчатый крепыш, с растрепанной кислотно розовой шевелюрой. Шестопер на поясе. Ну и кузнец. Ошибиться было невозможно, у него даже форма лица была такой же, что для парня, вообще-то, странно.

А во-вторых, он ковал меч. То есть, я имею в виду — он его действительно ковал! Парень стоял перед горном и здоровенными щипцами скручивал раскаленные докрасна жгуты. Поворот, еще один, вот он чему-то нахмурился и ногой поддал жару. Подержал заготовку еще немного и извлек наружу.

Переместил получившуюся витую палку на наковальню и, подняв молот, обрушил на нее тяжелый удар. И еще один. И еще. Повертел, что-то высматривая, и вернул приплющенную скрутку в горн. Повернул голову и наконец-то заметил меня. Удивленно приподнял брови.

— Ого. Снежок Кирито?

Я проглотил изумление и отозвался.

— Он самый.

Брови съехали вниз.

— Ты вроде нас не особо жалуешь?

— Да не то чтобы, просто так получается.

Ламберт хмыкнул.

— А сейчас что понадобилось?

Я объяснил.

— Можешь?

— Да без вопросов. — Кузнец фыркнул. — Если тебя способ не смущает — он обвел молотом кузню. — Ну и это будет недешево.

Все время разговора он не отвлекался от заготовки, и я зачаровано смотрел, как корявая металлическая палка постепенно превращается в клинок.

— Бартер пойдет?

Ламберт на мгновение задумался.

— Нет. У тебя ничего такого нет для ремесла. А железки мне не особенно нужны.

Я вздохнул. Жаль, вообще-то надеялся на обмен.

— И сколько?

Он что-то подсчитал на пальцах.

— Лям коллов.

— Сколько?! — охренел я. Да на лям можно… даже не знаю что. Особняк в Стартовом стоит полтора.

— А ты чего хотел? Это же уник. Вне-системный.

Я задумался. В общем-то, он прав. Но таких денег у меня банально… есть. Я вспомнил свою перемещенную на чердак «сокровищницу». Миллион там точно был и даже больше, вот только он весь в твердой валюте, если можно так выразиться. Что-то мне уже разонравилась собственная идея, но сейчас отступать было бы глупо.

— Предлагаю все-таки бартер. По рыночной на два. — Жалко, конечно, барахло, но куда деваться. Всё равно лежит мертвым грузом.

Ламберт снова что-то подсчитал.

— Ладно, идет. Но притащишь сам.

Я вздохнул, представив себя, запряженным в телегу.

— Договорились.

— Вот и славно.

Он ухмыльнулся во весь рот и с оттягом долбанул по заготовке.


Кляйн опаздывал, что ему было очень даже свойственно. Я умаялся сидеть на этой скамейке, в меня уже и булочки мои любимые не лезли, которые я обычно поглощал килограммами. Кстати, Асуна на меня за это выливала кубометры ненависти — по ее глубокому убеждению — ее сдоба полнила. Я попытался было объяснить, что в вирте мы никак потолстеть не можем, но Молния меня неожиданно умыла, продемонстрировав взвешивание до и после обеда. Цифры были разными. Правда, у меня сразу же возник логичный вопрос — а куда в таком случае этот вес потом девается? Но я счел за лучшее промолчать, это не та тема, которую стоит обсуждать с девушками, даже такими как Асуна.

Так или иначе — хорошо иметь быстрый обмен веществ.

— Кирито!

Я медленно обернулся.

— Я тебя сейчас убивать буду.

— Хорошо — покаянно опустил голову самурай. — Только не насмерть.

— Ты где шарахался вообще два часа?

— Босса нашли — посерьезнев, пояснил Кляйн. — Завтра собрание. Ты идешь?

Я замялся.

— Вообще-то, нет. Мы этого пропускаем.

Самурай опешил.

— Вы пропускаете босса?!

— Там и так сотни две человек, толку от нас.

Он покачал головой.

— Ну, как знаешь. Хотя, не ожидал. Ладно, зачем звал?

— Помощь нужна. Надо за завтрашний день перетаскать центнера три.

Кляйн помолчал.

— Чего?

— Я оружие продаю. Редкое, много. Договорился в Кайре.

— Ту свою коллекцию? А телепортом побегать?

Я осторожно пояснил.

— Тут, видишь, какое дело. Надо чтобы Асуна об этом не знала. То есть разом и быстро.

Самурай с минуту недоуменно на меня пялился, а потом хитро прищурился.

— Что мне за это будет?

— А что нужно?

— Вступай в гильду?

Вот блин.

— Ты издеваешься? — возмутился я. — Я тебя просто вещи потаскать прошу.

— Ты мне нужен в гильдии. Все равно ведь вступишь куда-нибудь. Почему не ко мне?

— Кто сказал, что я вообще куда-то вступлю?

— Куда ты денешься — Кляйн пожал плечами. — А не ты, так Молния. Еще скажи, что останешься тогда солистом.

— Ну…

— Вы ведь все равно, в основном, с нами ходите, так какая тебе разница?

— Это нечестно — заметил я, но у Кляйна был и еще один аргумент.

— Между прочим, второй кто жаждет тебя заполучить — Кибао.

Я аж поперхнулся.

— Шутишь что ли? Он же меня не переваривает.

— Не шучу. Не переваривает — это конечно, но он не совсем дурак — понимает, что ты сильный боец. А еще за тобой пойдет Асуна.

Я задумался. В принципе, в словах Кляйна был резон, сколько можно в паре бродить? Тем более, что я ведь и сам хотел найти маленькую, но сильную группу. А с Линваром, мной и Асуной — в Фуринказане оказывалось сразу три вне-системщика. Из четырех на весь Айнкрад. Да и остальные трое не погулять вышли. А уж альтернатива — что скоро меня начнет подобным образом осаждать кактус-сан, и вовсе не радовала.

— Идет — наконец согласился я. — Кидай инвайт. Но босса мы все равно пропускаем. И за Асуну я не говорю, пусть сама решает.

Кляйн отправил мне приглашение и фыркнул.

— Было бы что решать.

Так, из-за двух миллионов коллов, я и вступил под красное самурайское знамя.


На следующий день Кляйн, Линвар и Айдан, оставив Сёгуна на собрании, пришли в гости — официально поздравить меня и принять Асуну. Та, хотя и удивилась моему решению, думала действительно не очень долго — где-то минуту. Так что у меня появилась красная повязка на плече, а шпажистке и менять ничего не надо было. Пока я отвлекал Асуну на кухне, парни по очереди сбегали на чердак и загрузили инвентари моим барахлом под завязку. Досидеть до конца обеда было весьма непростым испытанием.

Что забавно — никто из них даже не поинтересовался, что происходит и почему это нужно держать в секрете. Просто безо всяких вопросов оттащили снарягу к Ламберту и, свалив в здоровую кучу, отправились по своим делам, не забыв еще раз поздравить меня со вступлением в гильдию.

Кузнец долго бродил вокруг кучи, скептически ее рассматривая, но в итоге был вынужден признать, что шмоток здесь действительно на два с лишним миллиона, и взяться за работу.

Я сильно переживал — успеет или нет, в кузнечном деле не понимаю вообще ничего. Сколько там обычно делается меч? Три часа? Неделю?

Босса брали дважды. В первый раз пришлось отступить — атаки ядом не были предусмотрены. Погибло, по счастью, всего двое, сработали командиры групп четко. Так что получилась скорее разведка боем. На седьмой уровень вышли на триста четвертый день.

Кляйн тут же напомнил о себе, но я попросил еще пару дней — заказ еще не был готов, Ламберт написал только следующим днем в обед. Вовремя. Еще сутки и я бы его, наверное, придушил.

На следующее утро, последнее перед нашим броском на передний край, я вышел на тренировку с боевыми клинками. С тремя. Один из своих мечей оставил в ножнах.

Асуна смерила меня взглядом и, заметив оружие, приподняла брови.

— Решил сменить стиль?

— Нет.

Я усмехнулся и бросил ей клинок.

— Владей.

Девушка удивленно покрутила шпагу. Заказ я делал, памятуя о Рыцарях Крови. Лезвие было чуть пошире чем у того оружия, что Молния носила сейчас. Получалось тяжелее, но зато влезла гравировка в виде креста на всю длину клинка. Рукоять перетянута красным жгутом. В корзине тоже красные вставки, уж не знаю из чего, но, вроде бы, не краска — какой-то металл. Сдается мне, Ламберт все-таки использовал крафт, как минимум, для составных частей.

— Это что?

— Подарок. На двадцати трехлетие.

Асуна недоуменно нахмурилась.

— Так ноябрь же.

— Угу — подтвердил я. — Восьмое число. Одиннадцатый месяц. Снежных Птиц. — Помолчал и добавил — Первый год от сотворения мира. Расти большая.

Асуна задумчиво взвесила клинок в руке, взмахнула, нарисовав на снегу дугу, и направила мне в лицо.

— Это ты намекаешь, что я мелкая?

Я хмыкнул, принимая игру, и потянул второй меч.

— Вроде того.

— Подобное смывается только кровью — мрачно произнесла девушка.

— Определенно — отозвался я.

Щелкнул по кнопке принятия дуэли и через секунду зазвенели мечи.

Глава 8 Кола с кровью

День 360
Айнкрад. Уровень 8

Мы снова шли на рекорд.

Застряв на седьмом уровне на пятьдесят дней, на восьмом брали реванш. Мысль Асуны на тему Нового Года неожиданно поддержали, сначала гильдия, а потом, после того как парни раззвонили ее по всему переднему краю — и все проходчики. На общем собрании большинством голосов постановили новый курс партии — не позднее триста шестьдесят четвертого дня выйти на девятый.

Что примечательно — вся наша шестерка, как-то резко одумавшись, голосовала против. Учитывая, что на восьмом мы оказались только на триста пятьдесят четвертый — подобный энтузиазм грозил большими потерями. Вычистить уровень за десять дней? Нереально. Но мы оказались в меньшинстве — поддержали нас только Спящие, Эгиль, который так пока никуда и не вступил, и Арго, присутствовавшая в качестве специального гостя. Все остальные были за ускоренный штурм. Выбора не было, оставалось только присоединиться.

По домам мы с тех пор так и не расходились — просто сняли две комнаты в Листе Папоротника — так называлась местная ночлежка.

Спали тройками, периодически меняя состав команд. Полное безумие, я как будто снова оказался в первом лабиринте. Только тут было еще хуже, потому что в любой момент можно было уйти. Ситуация осложнялась еще и тем, что восьмой оказался не чем-нибудь, а тропическим лесом. Нам бы сюда два месяца назад, когда стоял холод, но получилось, как получилось.

В наличии здесь были: змеи, как ядовитые, так и гигантские, хищные обезьяны, не менее хищные растения, и какие-то странные шестирукие низкорослые существа покрытые шерстью с ног до головы — эти доставляли больше всего проблем, поскольку подходили к делу с фантазией и сооружали ловушки. Плюс к этому — жара и очень высокая влажность — малейшее ранение доставляло жуткий дискомфорт, хилки уходили только так. Центральным поселением здесь оказалась деревня низкорослых темнокожих туземцев — всего сорок домов, если их вообще можно так назвать.

В общем, дрянь, а не уровень, не думаю, что после прохождения сюда кто-нибудь когда-нибудь вернется.

Как мы и предполагали — потери были дикими. В первые же два дня легло пятьдесят человек — в основном нарвались на те самые ловушки. Это было больше половины того, сколько погибло проходчиков за весь первый уровень.

Но при этом — план, как ни странно, выполнялся. На исходе вчерашнего дня мы все-таки продрались через джунгли к лабиринту, и сейчас сидели уже на пятом уровне. Айдан, жук, извлек из инвентаря вязанку дров, взятую, как он сказал, «просто на всякий случай» и запалил небольшой костерок. Ощущался привал странно, с учетом того, что почти из всех коридоров продолжали доноситься звуки боев.

— Кретины — ругался Линвар. В этот раз наша троица имела такой состав, Кляйн с Сёгуном и Асуной должны были сменить нас часов через пять. — Совсем народ обезумел.

— Все мы немного сумасшедшие — отозвался я, просто чтобы что-то сказать.

Айдан хмыкнул.

— Немного?

— Ну, вообще, да — признал Линвар, — Но это уже совсем. Вот объясни мне, Кирито, сто двенадцать трупов — это нормально? Какой к черту праздник?

— А чья была идея? — резонно спросил я. — Сами волну и подняли, вот и пожалуйста.

— Ага, и все повелись. Сколько было против, тридцать человек?

— Тридцать один — уточнил Айдан — Нам-то ты что про это рассказываешь? И так все в курсе.

— И вообще. Возможно, я немного циничен, но план выполняется и хорошо. Было бы гораздо хуже, если бы сто двенадцать человек погибли за просто так. Раз уж мы все равно ничего не можем сделать, я совсем не прочь отметить новый год взятием уровня.

— Суровые слова, Кирито — в круг света вошел Эгиль.

— Уж как есть — я приглашающе указал на место у костра, и великан присел, поставив рядом секиру. — Толку-то злиться.

Если уж на кого и злиться — то на себя самого или на Асуну, а это было как-то непродуктивно.

— Я сейчас говорил с Арго — сообщил Эгиль. — На востоке нашли червоточину.

— Куда? — поинтересовался я, и тут же осознал всю тупость своего вопроса.

Червоточина — это та самая штука, в которую я угодил в первом лабиринте. С тех пор их в каждом находили от трех до пяти, но по счастливому стечению событий — уже после того как целевые уровни были картированы. Сейчас, видимо, не повезло, больно низко для выходной точки.

На ту сторону, скорее всего, никто не ходил — если бы это был солист, то никто бы про проход не узнал, пока он не спустится другим путем, а группа внутрь однозначно не полезла.

— Неизвестно — подтвердил Эгиль. — Но есть мысль туда отправиться.

Я сначала не понял. То есть, что он имел в виду — понял, но вот с какой целью — не сразу. До Айдана дошло быстрее.

— Погоди. Ты имеешь в виду пропустить уровни что ли? Не чистить?

— Если он ведет достаточно высоко, то можно и пропустить. Нас здесь около ста человек, мы можем справиться с боссом.

— А можем и нет — возразил Линвар. — Отступить-то уже не выйдет.

— Ну, если что, Кирито нам дорогу пробьет, да, Кирито?

Я смерил Айдана кислым взглядом, мне ту историю не припоминал только ленивый.

— Пусть Кляйн решает — отозвался я, хотя, что решит Кляйн — мне как раз было хорошо известно. — Но даже если мы решим идти, нас все равно не хватит — семь человек явно мало.

— Только про вас никто и не говорит — согласился Эгиль. — Соберем совет, обсудим.

Мы замолчали, задумавшись над перспективами. Вообще-то, это могло сработать. Действительно, зачем нам проходить лишних уровней пять-шесть, если можно этого не делать? А после того как победим босса — откроется телепорт на девятый, и лабиринт уже будет никому не нужен. Но как по мне — авантюрой это попахивало, геймерством каким-то, хотя, казалось бы, пора от него уже вылечиться.

— Ладно, пошли дальше. Время теряем.

Я кинул приглашение Эгилю, но тот только махнул рукой, собираясь посидеть еще немного. Еще один оставшийся в живых из его начальной четверки вступил в Драконов, и великан теперь ходил один, объединяясь в группы только с солистами. Исключение не делалось даже для меня, хотя, пока я не состоял в Фуринказане, мы с Эгилем кооперировались вполне неплохо. Сложный человек, иногда я его совсем не понимал.

Кляйн, которому я по прибытии изложил новости, естественно, был за бросок в червоточину и высказался на вечернем собрании. Его, как и следовало ожидать, поддержали. Мы с Линваром мрачно переглядывались, но спорить с кланлидом не стали, тем более, что вопрос был уже решен.

Асуна комментировать вообще отказалась, так что, что она на этот счет думала — я так и не узнал, а утром спросить уже не вышло — девушка на пару с Кляйном отправилась на рынок — закупаться всем необходимым для похода, который назначили на одиннадцать.

У меня складывалось забавное ощущение, что красный пытается подбить к шпажистке клинья, но пока что, кажется, только у меня. Что сказать? Большой ему в этом удачи и крепких нервов — в успех я слабо верил. Подкатить к Асуне пытались многие, однако до сих пор безуспешно.

Почему?

Сложный вопрос, понимать — я понимал, но объяснить бы затруднился. За год девушка изменилась разительно, от состояния близкого к суицидальному, до матерной ругани на поле боя, но вместе с тем — она оставалась всё такой же. Шпажистка слишком остро воспринимала реальность, как бы странно это ни звучало, как ту, где находилось ее тело, так и эту — где сейчас был разум. Не в смысле — болезненно, а… Кто-то там из умных, не помню кто, сказал, что «В мире есть люди, способные только к глубинным формам общения — с ними жутко». Это был тот самый случай. Для Асуны чужие эмоции были чем-то очень эфемерным и поверхностным, как рябь на воде. Ее больше интересовали рыбы. Кстати, чем-то она в этом смысле напоминала Эгиля.

Мне-то нормально — я, в конце концов, погиб и воскрес в вирте, выдуманном каким-то придурком из мира, где и реал был выдуман каким-то другим придурком из того мира, где я погиб. Меня глубина не пугала, я Молнию сам утоплю без пузырьков при желании. Но вот остальным с ней было очень непросто.

Вернулись они всего за полчаса до назначенного времени, и к лабиринту мы неслись бегом, перекидывая друг другу припасы на ходу, и получая оплеухи от мокрых листьев.

— Вы что там, все кафешки собрали? — зло ругнулся я.

Айдан дернул меня за плечо — на нервах едва не улетел в волчью яму.

— Одну — повинился Кляйн.

Я только фыркнул.

Когда мы добрались до нужного коридора, половина колонны уже скрылась на той стороне. Впервые видел проход в червоточину со стороны. Люди, вставая на первую ступеньку, просто исчезали в воздухе. Выглядело жутковато.

Если подумать, то это был первый массовый поход, не считая рейдов. Да, свои действия мы как-то координировали, но строем до этого не ходили — тоже новые ощущения.

— О — поприветствовал нас Гилберт. — Я уж думал, вы не придете.

— Я бы с радостью — отозвался я, все еще немного злой. — Но кто нас спрашивает?

Лидер Спящих Рыцарей только улыбнулся, вполне разделяя мою позицию. Эти ребята вообще были на редкость здравомыслящими и авантюры крайне не любили. И это, в общем-то, было понятно, если вспомнить, что гильдия состояла исключительно из страдающих в реале различными инвалидностями.

Наконец пришла наша очередь. Я посмотрел, как в воздухе растворился Сёгун и шагнул следом. Парень не появился. Обернулся назад — поредевшая толпа на площадке никуда не делась, а вот Кляйн, шагнувший за мной, тоже пропал. Пожал плечами и потопал по лестнице — куда деваться-то.

Подъем оказался недлинным, всего ступеней сорок и я уже стою на другой площадке. За спиной, как и тогда, раздался грохот опускающейся плиты, и народ, до этого невидимый, материализовался. Хотя, скорее, материализовался я.

Кивнув остальным, первым делом бросил взгляд на карту. Четырнадцать. Очень неплохо. Если у нас получится. И очень плохо — если нет.

Дождавшись пока поднимутся все, разделились на четыре отряда и двинулись вперед. Мы присоседились к Хакеру, как раз получалась примерно четверть.

Лабиринт был населен все теми же лохматыми шестирукими, но сами по себе они были неопасны, несмотря на острые когти — небольшие и довольно медленные, да и группы были маленькими — по пять — десять штук. Двигаясь плотной толпой, мы их выкашивали без особых хлопот. Иногда даже не удавалось применить оружие — до меня не добирались.

Но вот их ловушки — это была серьезная проблема. Пропадающие плиты с пиками на дне (троих успели выдернуть, одного — нет), вылетающие из стены колья (Асуну спасла только быстрая реакция — успела шпагой чуть укоротить шип, так бы ходить ей без глаза), комнаты, неожиданно заполняющиеся ядовитым дымом (благо, мы запаслись зельями), катящиеся камни и многое другое. Досталось почти всем, хотя, труп пока был всего один — тот парень, свалившийся в яму.

Часов через пять такого муторного прохождения через френдлист пришли новости — Армия обнаружила выход на пятнадцатый. Переход туда, короткий привал, перекус — и дальше. Скучно, тяжело, уныло — вот какими словами я мог это охарактеризовать. Даже мечом толком не помашешь, я вообще в этот раз шел с одним клинком — строй. Блок, удар соседа, блок соседа — мой удар. Пройти метров двадцать, тщательно осматривая каждый камень — и всё по новой.

Армия. И я совсем не про Кибао.

Около десяти вечера выбрали себе большой зал и устроили лагерь — народ разжег костры, и, достав одеяла, принялся укладываться. За сегодня прошли примерно два с половиной уровня. Мало, но с другой стороны, мы и не с утра начали — завтра прогресс должен быть больше.

Мне не спалось, так что я просто сидел у костра и тупил в огонь. Душа требовала творчества, но какого — было неясно. Не идти же геройствовать пока все спят, в самом деле.

— О чем не спишь, Кирито-кун?

Рядом присел Хакер. От хонорификов постепенно отказывались, особенно проходчики, но он после того случая с убийством иначе меня не называл. Не поймешь — то ли это такое уважение странное, то ли наоборот. Хакер, по-моему, вообще всех остальных мелко видел.

— Скучно. — Я неопределенно пожал плечами и добавил. — Не то чтобы должно было быть весело.

— Что, не радует романтика борьбы за свободу?

— Ой, Хакер, иди к черту — я поморщился. — «Енотам» лекции читай о ежедневном методичном труде. Или что ты там собирался.

Хакер помолчал.

— Странный ты.

— В смысле?

Он на секунду задумался над ответом.

— Мне иногда кажется, Кирито-кун, что ты немного не от мира сего. А иногда наоборот — что ты в этой долбанутой крепости самый нормальный человек. Судя по твоей реакции — лучше многих осознаешь, в какой мы все заднице. Но свято веришь, что у нас все получится. — Хакер поворошил дрова. — От тебя аура уверенности какая-то исходит. Потому люди к тебе и липнут — что Кляйн с парнями, что Арго, что Молния твоя. Даже Кибао-кретин.

Я промолчал. А что тут ответишь? Хакер и не настаивал, просто посидел еще минут пять и поднялся.

— Ты спать планируешь?

— Вряд ли.

— Пошли тогда мечами помашем, что ли?

Я задумчиво на него посмотрел. «Липнут к тебе люди, Кирито-кун».

— Пошли.


До комнаты босса мы добрались аккурат к вечеру триста шестьдесят четвертого дня. По дороге потеряли двенадцать человек — в основном, по глупости. Больше всего меня расстроила гибель Гилберта. Парень чуть ли меньше всех хотел геройствовать, но погиб. Да и лидером он был хорошим. Спящие, оперативно посовещавшись, выбрали новым кланлидом Карстена, но особо радостным тот не выглядел — командовать ему не сильно нравилось.

Боссом оказалась огромная змея, здорово смахивающая на василиска из Гарри Поттера. Само собой, ядовитая. В отличие от василиска, в камень она не обращала, зато плевалась ядовитыми облаками и, неожиданно, паутиной.

На этом мы чуть не погорели. Сначала все шло неплохо, броски головы и хвоста танки по большей части сдерживали, а потом их неожиданно накрыла плотная липкая сетка. К тому же, выяснилось, что после каждого такого плевка валится трэш из пары десятков шестируких.

Пришлось быстро перестраиваться, и формировать новый заслон из тех, кто блочить боссов вообще не собирался — вроде Фуринказана, например. Никто, к счастью не погиб, но помяло нашу шестерку будь здоров. Я половину боя пробегал с неестественно вывернутой рукой, Асуне сломало ногу. Айдан так вообще едва концы не отдал — ребра пропороли легкие, и парень чуть не захлебнулся.

В итоге мы все-таки справились. Заплатив еще семью жизнями. Немного постояли и пошли к лестнице. Все кроме Спящих — они отправились за телами. По своей же инициативе. Мертвых нужно было похоронить. По традиции всех проходчиков относили на первый уровень, где еще год назад соорудили лесное кладбище. О нем особо не трепались, и дороги туда никто кроме нас не знал, да и то не все. Я там не был ни разу, как-то не тянуло. Знал, что Асуна иногда ходит.


На следующий день никто никуда не пошел. Настроение у всех было неоднозначным — цель (а если по-честному — то общий каприз) была достигнута, но заплатить пришлось слишком дорого. Надеюсь, мозги это вправило многим — сама постановка вопроса изначально была идиотской.

Но с другой стороны — это было важно, это тоже было понятно и мне и многим другим. Мы впервые чего-то захотели сами и сделали это. Не для прохождения игры, потому что так завещал Каяба, а для самих себя. В общем — стоило оно того или нет — темный вопрос, лучше его было не задавать. По крайней мере, сегодня.

Девятый оказался вполне европейским, сильно напоминающим первый. Метров через двести от выхода лабиринта начинался городок в стиле провинциальной Франции. Никаких песков, никаких камней, джунглей — тоже никаких. Красота, а не уровень. Кто тут водится — мы пока не знали, но смею надеяться — ничего ползучего.

Вечеринку все-таки устроили. Если это можно было так назвать — никакой музыки и танцев не получилось в связи с отсутствием инструментов, так что вышла просто всеобщая пьянка.

Я не стал играть в буку (хотя, хотелось) и праздновал со всеми. Конкретно сейчас мы с Сёгуном сидели на скамейке спиной к спине и периодически чокались фляжками через плечо. Кое-кто уже порядочно набрался и разошелся по домам. Кто-то разойтись не смог. Где-то на соседней улице пьяная толпа орала песни.

Пили, однако, не все. Тут и там маячили фигуры в форме Армии. Люди Кибао, памятуя о известных событиях, взяли на себя ответственность за хранение порядка. Знаю, что закончится это не очень хорошо, но против я не был — альтернатива куда хуже. Так что — молодцы ребята, всё верно. Немного дисциплины этому миру не повредит.

Убийств с тех пор произошло еще два — одно из-за дропа и еще одно из-за женщины, как ни глупо — случайность. Тот самый нелепый случай со сносом головы во время несмертельной дуэли. Мужик и сам был не рад, мягко говоря. Но от тюрьмы его это не спасло.

Иногда меня терзал чисто умозрительный вопрос — а что произойдет, если человека, скажем, убью я? Или Хакер? Или, например, Асуна? Мы тоже сядем в Железный замок, или все-таки слишком ценные члены общества? Но нам никогда не придет такое в голову, вот в чем парадокс. Может ли бог создать камень, который не сможет поднять?

— Знаешь, тебе не кажется, что между ними что-то есть? — поинтересовался Сёгун, выдергивая меня из размышлений.

— Нет — не оборачиваясь, отозвался я.

— А вот Кляйн к ней неровно дышит, я уверен.

Я все-таки повернул голову. Самурай что-то вдохновенно втолковывал Асуне, у той на лице была улыбка. Вежливая, тип три — определил я, и отвернулся обратно.

— К ней все неровно дышат.

— Да… Мне только одно непонятно — почему ты сам еще не с ней?

— Боюсь потерять самоидентификацию — совершенно честно, но ничерта не понятно ответил я.

— Что?

— Да так. В любом случае — ей не интересно.

Парень вздохнул.

— Кирито, ты — тупой.

— Ага — покивал я. — Счастья своего не вижу. Давай, расскажи мне про Асуну, я с ней живу, вообще-то.

— Вот именно. Мужик, девушка живет у тебя дома, и ты говоришь, что ей не интересно?

Я хмыкнул.

— Если за два с половиной года мы не выйдем в реал — я подумаю.

— Уже начинай. Не выйдем.

— Слушай, Сёгун, давай сменим тему а?

— Хорошо, ты кем был в реальности?

Сменили, называется.

— Разносчиком пиццы — огрызнулся я. Откуда, блин, я знаю, чем там Киригая промышлял в свои двадцать два? Ничего другого спросить не мог?

Настроение резко упало ниже плинтуса. Похоже, я все-таки немного напился, слишком бурная реакция.

— Я домой.

Сёгун, кажется, обиделся, но спорить не стал, так что я спрыгнул со скамейки и неторопливо побрел в сторону портала, тратить кристалл не хотелось.

Дурацкий день. И вся эта неделя дурацкая. Новый год, блин. Получите, распишитесь. Год в Айнкраде — чему радоваться-то? Надо было отметить с Асуной нормальный, декабрьский. То есть месяца Второго Льда. Елку срубить. Не было бы сейчас так тухло.

Я пнул вывалившийся из мостовой камень и проследил за его полетом. Добрел до него, пнул еще раз, и тот улетел в кусты. Я сплюнул и пошел дальше, до лабиринта оставался всего квартал. Завалюсь домой и спать. Дня три, и ну их всех в зад, и Каябу и гильду.

Я подошел к постаменту, протянул руку, собираясь нажать на пластину активации, и в этот момент кое-что произошло. Полоска здоровья Асуны, висящая у меня в левом верхнем уголке глаз уже триста тридцать дней, мигнула и уменьшилась.

Совсем чуть-чуть. На пару пикселей. Но она уменьшилась.

Я застыл, и через мгновение полоска уменьшилась еще.

В следующую секунду мимо меня уже неслись фонари.


Я успел. Правда, не к тому к чему собирался. Молния стояла, вжавшись спиной в стену и выставив вперед клинок, а перед ней находились два вдрызг пьяных субъекта. Их намерения сомнений не вызывали никаких, об этом свидетельствовал разбитый нос девушки, на который я, похоже, и среагировал, и распоротое плечо. Все знали, что у Асуны отключена Система.

А на земле — на земле лежал труп.

Асуна поймала мой взгляд.

— Кирито, он…

— Я понял.

— Э, слышишь, Снег, не так все было!

Меня узнали. Клинки резко опустились в землю.

— Она наехала на нас, Нерона покоцала!

Они даже не поняли, что их приятель мертв.

Стоп, время.

Асуна убила человека.

Будто кто-то подслушал мои мысли, но это сейчас неважно. Что дальше? Железный замок?

Вероятно, да.

Вероятно, нет.

Семь к трем.

Что я могу сделать? Отмазать ее?

Нет, каким образом?

Что еще?

Решение пришло почти мгновенно.

Старт.

Нарочито медленно подхожу к шпажистке, чуть приопустившей оружие. Спокойна и нет. Перебила бы их легко. Если бы могла убивать людей. Не может — этот покойник ее предел, и, наверное, навсегда.

Коротко, без замаха, бью ее в основание шеи.

Подхватываю тело и аккуратно опускаю на мостовую. На панели интерфейса мигает желтая надпись «Асуна — оглушение».

Поворачиваюсь к зависшей от такой картины паре.

Делаю шаг вперед.


— Кирито?

Я поднял голову от меча, который протирал куском ткани. Клинок давно был чистым как снег, но я продолжал тереть. Руки меня не беспокоили — на них не попало. Меч был испорчен навсегда. Сменю при первой возможности. Надеюсь, это поможет.

Асуна села на кровати. В глазах — погань, которой я не видел со дня нашего знакомства.

— Кирито, что теперь?

— Ничего — отозвался я. — Забудь, ничего не было.

Она не поняла.

— Кирито, убийц сажают в…

— Асуна. — Молния замолкла. — Ничего не было.

Асуна тупо посмотрела на меня, на клинок у меня на коленях, снова на меня, и до нее дошло.

Не знаю, чего я ожидал. Ужаса, ругани, может даже попытки пойти и добровольно сдаться. Она разревелась. Первый раз на моей памяти.

Я вздохнул и отложил меч. Сел на кровать и с силой опустил ее голову на подушку. Потрепал по волосам.

— Спи давай.

— Кирито, как…

— Заткнись. Спи.

Удивительно, но она послушалась.


Примечания:


8. 354–365 / 11.

Глава 9 Пересекая границы

День 761
Айнкрад. Уровень 18

Я, склонив голову набок, внимательно осмотрел то, что мне протягивал лавочник и скривил уголок рта.

— Блин, а подобрее ничего нет?

Тот развернул картину к себе и недоуменно на нее посмотрел, словно видел впервые. Пейзаж действительно был так себе. Какая-то мрачная пустошь, напоминающая четвертый уровень и свинцовое небо сверху.

— Ну да — признал он. Немного подумал — есть еще второй.

Я припомнил гористую степь.

— Не пойдет. А реал?

Идея купить картину пришла ко мне как-то спонтанно. Просто брякнул, что неплохо бы повесить что-нибудь такое над камином. Тут-то Эгиль меня неожиданно и просветил — оказалось, что уже с год в Айнкраде рисуют.

Один парень — выпускник художественного в реале, додумался использовать заготовки для одежды и одежную же краску. Получалось довольно своеобразно, больше напоминая принты на футболки, чем живопись, но если вставить в рамку — то очень даже ничего, картина как картина.

— Парк один, — неуверенно сообщил парень. — Мы там учебки делали. Еще портреты есть — зачем-то добавил он.

— Это чьи? — подозрительно поинтересовался я, и, действительно, не ошибся.

Художник подошел к шторе, перекрывающей помещение, и отодвинул ее.

Хакер — стоит с презрительной рожей, поставив ногу на гору дохлых кобольдов. Узнаваемый по секире Эгиль, разрубающий василиска. И я. Дохрена меня. Морда вдохновенная, волосы развеваются. Тоже на горе трупов. Крадусь по темному коридору. Стою с Асуной спиной к спине. Асуны еще более дохрена.

Я прикрыл лицо рукой.

— Убери этот ужас. Давай сюда свой парк.

— Лучше всего берут — пожал плечами парень и, покопавшись, извлек на свет парк. — Вот.

Я критически осмотрел изображение. Лето. Какая-то лесная зона, тихое озеро с беседкой посередине. Утро. А круто, мне нравится.

— Пойдет.

Я потянулся к кошелю.

— Еще Токио есть — неожиданно проинформировали меня.

Я завис. И ты молчал?

— Покажи.

Разгар дня. Узкая улица, битком набитая народом. Два мальчишки на мопеде, рабочие в касках несут плакат. Реклама со всех сторон — стен не видно. В небе торчат три высотки. Я сглотнул. Картина мазаная, задник убит, лица мутные, схематичные — не придумал он такую толпу людей. Но это был реал, самый его эпицентр. Парень — кретин, вот что надо было выставлять, а не портреты эти идиотские.

— Заверни — тихо попросил я. И плевать, что в Токио я не был.


Год назад, после того, как мы взяли девятый, состоялся разбор полетов. В живых с начала игры оставалось семь тысяч триста с чем-то человек. Так жить было нельзя. Говорили долго, но в итоге сошлись на очевидном — новым приоритетом постановили жизнь.

Понадобиться на уровень сорок дней — значит, будем сидеть сорок. Понадобиться сто — будем сидеть сто. Но трупов быть не должно. Оставался открытым вопрос с больницами в реале, но повлиять мы на наружный мир всё равно никак не могли, а значит, нечего было и переживать.

Прохождение снова замедлилось, но уже осознанно. На девятый потратили пятьдесят. На десятый — пятьдесят два. Дальше — примерно в том же духе, разве что шестнадцатый дался полегче — всего двадцать один. Ну да и плевать. Зато, за все это время погибло двадцать четыре человека. За первый год — почти четыре сотни, за второй — двадцать четыре. Мы молодцы.

Я смирился. Больше двух лет в вирте. Канон — не канон, виртуальность — реал. Киригая — Кирито. Был Айнкрад. И я был в нем. С мечом в руке. Проще стало воспринимать всё это как параллельный мир. Гоблины, гномы (на тринадцатом), эльфы (пока не встречал). Систему поотключало больше половины игроков. Да и каких игроков? Просто людей.

Раньше я полагал, что мы все сойдем с ума. Возможно — мы и сошли, но это не значит, что начали с воплями бегать по уровням, или гавкать по-собачьи. Скорее наоборот — жизнь стала более нормальной. Мысль выйти в реал никого, разумеется, не отпустила, но восприниматься стала иначе — как что-то вроде полета человека на Марс. Если простая жизнь порядочно мешала прохождению, то вот простой жизни прохождение не мешало совсем.

— Решил причаститься к миру прекрасного, Кирито-сан?

По дороге домой заглянул в трактир в Кальзе, том самом европейском городке девятого уровня, и неожиданно столкнулся с Арго. Город с первого взгляда производил приятное впечатление — люблю такие. Ездил как-то по обмену во Францию, в городок По, просто влюбился в него. Здесь было очень похоже. Я едва это место увидел — сразу начал подумывать о том, чтобы нам сюда перебраться. Заодно и к переднему краю поближе. Но, разумеется, мы так сюда и не переехали. Не теперь.

— Скорее, это мир прекрасного до меня наконец добрел.

Арго усмехнулась и присела напротив, брякнув миску на стол.

— Забросил ты друзей, Кирито-сан.

Я смерил Арго внимательным взглядом, получив в ответ точно такой же. Самый загадочный человек Айнкрада. Как она выглядит без плаща — знало человек десять, включая меня, а где живет — не знал вообще никто. Найти ее самому — это из области фантастики, так что обвинение было мимо. Если бы я не знал, что Каябой должен оказаться Хитклифф (про которого по-прежнему никто пока не слышал) — решил бы что это Арго. Даже странно, что это никому не приходило в голову.

Случайно она на людей не наталкивалась.

— Что случилось?

— Какой ты скучный — протянула девушка.

И замолчала, принявшись поглощать свою овсянку с яблоками. Вычистила всю тарелку, отхлебнула воды из кружки. Утерла губы, и только после этого соизволила заговорить.

— У одного моего друга неприятности.

Я пару секунд переваривал сообщение.

— Помощь нужна? — насколько я помнил, такого вообще не случалось. Если да, то я с нее, пожалуй, даже ничего не возьму.

— Нужна.

— Какого рода?

Арго фыркнула.

— Конечно, мечом махать, какая еще от тебя может быть помощь?

— А вот это вообще-то было обидно — заметил я. Тоже мне. В чем дело?

— Помнишь, на пятнадцатом были дрейки?

— Которых мы обошли? Да.

Она как-то нерешительно повозила ложкой по пустой тарелке. Мне тоже стало не по себе, напоминание было не очень приятным.

— Эрнст к ним пошел.

Я откинулся на стуле и задумчиво посмотрел на Арго. Почесал бровь.

— Зачем?

— Он… необычный человек, Кирито-сан.

— Я, в принципе, тоже. Но меня к дрейкам не тянет. С уже пройденного уровня.

— Эрнст не объяснил, но сказал, что это может быть важно для всех.

Каким боком? Я покрутил мысль в голове, но ничего не придумал. Чем вообще эти дрейки могут быть важны?

— Давно он ушел?

— Четыре дня назад, Кирито-сан. И два назад пропал из френдлиста.

— Чего?!

Тут я охренел. Пропасть из френдлиста невозможно. Даже те, кто погибал, просто меняли статус на «мертв».

— Я не знаю, как это произошло. Но хочу его найти.

Мне поплохело. Переться к дрейкам? Да еще и, очевидно, одному. Да еще и искать парня пропавшего из… на этом месте я остановился. А давайте-ка немного подумаем. Это же игра, да? Хоть мы про это и забываем частенько.

Мозг с неохотой заворочался в этом направлении. Френдлист это не какая-то там естественная штука, вроде телефонов записанных на газете. Френдлист это данные. Записи базы данных. Не знаю, как это работает на самом деле, но, допустим, что в запись «игрок Эрнст» в поле «друзья» прописывается ссылка на «игрока Арго» и, соответственно, наоборот. Что происходит, когда Эрнст погибает? Его поле «состояние» меняется на «погиб», и «Арго», обращаясь по своей ссылке — это видит. Сейчас она не видит ничего. Значит ли это, что записи «Эрнст» просто нет?

Я вдруг остолбенел, оглушенный свалившейся на меня мыслью.

Возможно ли, что… он вышел?

Но причем здесь драконы?

— Я в деле.


Кляйн все-таки взял Монсегюр, и от меня Асуна съехала. Ненадолго. Хватило их на два месяца, по истечении которых мрачная Молния опять появилась у меня на пороге. Я просто бросил ей ключ обратно и пошел доедать завтрак — шмотки с момента ее ухода не разгребал. Что там случилось, я не особенно интересовался — во-первых, опасался получить на орехи, а во-вторых, это просто не мое дело.

Из гильдии после этого пришлось уйти, по понятным причинам. Да и с Кляйном отношения неожиданно испортились. Тот психовал, и мне доставалось едва ли не больше всех. Могу его понять, но, честное слово, я был совершенно ни при чем.

После этого все нас окончательно поженили и смотрели с выражением «ну вы будете или нет»? Мы пока не собирались, хотя, если задуматься — то ситуация явно была ненормальной. Если ранее все как-то списывалось — ну взял шефство над новичком, подружились, ладно, то сейчас уже нет.

Возвращение Асуны в эту теорию не влезало, и я впервые задумался над словами Сёгуна — а и правда, какого черта она продолжает жить у меня дома? И какого черта я это позволяю? Хотя, лично мне казалось, что Молния свои мотивы и сама толком не понимает. Но поднимать этот вопрос было чревато проблемами. Простой комфорт, он чем хорош — не заканчивается как вышеупомянутая история. Нам не по шестнадцать лет уже, чтобы этого не понимать. Мне с девушкой было удобно, ей со мной тоже, а то, что мы не спим вместе — ну, это не самое интересное, что бывает с людьми.

Так что мы продолжали молчать и делать вид, что ничего особенного не происходит. И, собственно, ничего особенного не происходило.

Второй раз Новый Год отметили нормально — зимой. Никуда не пошли, прикончили бутылку вина на двоих и легли спать. Я на следующий день еще завалился к Свену на семейный обед — тот давно звал. Асуну взять не вышло в силу очевидных факторов.

Произошедшее той ночью мы не обсуждали. Вообще. Кажется, никто так ничего и не узнал. Все покричали на тему беспредела в праздник, но определить убийцу не смогли. Правда, я пару раз поймал на себе довольно странный взгляд Хакера, но тот, если о чем и догадывался — промолчал.

— Привет — поздоровался я, прикрывая дверь.

Асуна затолкала в рот булку, скрывая остатки преступления, спрыгнула со стола, на котором сидела по-турецки и, подойдя, отобрала у меня один из свертков.

— Это ты что такое приволок? — она развернула холст. Попалось Токио. На несколько секунд повисла пауза. — Не знала, что тут такое есть.

— Я тоже не знал, Эгиль рассказал. — Я положил второй сверток на стол и двинулся на кухню — собирать еду. — Повесишь?

— Твой профиль — отозвалась Молния. Зашла вслед за мной и увидела, чем я занят. — Ты куда?

Я вкратце пересказал свой разговор с Арго и свои соображения на этот счет. Асуна немного помолчала.

— Думаешь, он мог выйти? — с сомнением переспросила она. — Как-то я сомневаюсь.

— Я, если честно, тоже не очень верю, но вдруг. И потом — что-то с парнем все-таки случилось.

— И теперь мы идем к дрейкам?

— Я иду к дрейкам — поправил я. — А ты вешаешь картины.

— Вот еще — возмутилась девушка. — Вернемся и повесишь.

Я вздохнул.

— Асуна, давай нет.

Это было глупо. На передний край я ее брал почти всегда, Асуна шпагой машет как бог, и кулаком ничуть не хуже, но в этот раз была другая ситуация. Вообще никакой необходимости в походе толком не было. Нечего ей там делать.

— Кирито, давай да. А ты не думал, что может произойти?

— Например?

— Ну — протянула она. — Не считая того, что тебя могут убить, ты можешь тоже выйти. Если допустить что Эрнст вышел. И никто так и не узнает — как.

Я застыл. Эта мысль мне действительно в голову не приходила.

— И вообще — пожалей мои нервы.

— Они у тебя стальные — на автомате отозвался я и получил по голове.

— В общем, я собираться — подытожила Молния и вышла из кухни.

На мгновение возник порыв свалить прямо сейчас, пока она занята, но детское желание удалось подавить.


Пятнадцатый уровень выглядел довольно дико для нормального человека. Первое откровенно фантастическое место, которое я встретил в Айнкраде. До этого были всякие кобольды, гномы, змеи и прочие странные создания — вполне, в общем-то, естественные. Здесь проходчиков встретили лавовые големы. Не такие огромные, как их обычно рисуют, к счастью, максимум — в рост человека, но выглядело совершенно безумно. Оружие здесь долго не жило — клинки просто прогорали.

Вокруг — пустошь еще хуже, чем на четвертом, тут и там текут лавовые же реки. Даже странно, что любитель мрачных пейзажей не изобразил это. Хотя, скорее всего, не был здесь никогда — обычные игроки сюда зашли по разу и то немногие.

— Я и забыла как здесь неуютно — пробормотала Асуна.

Я покосился на нее. Неуютно — это немного не то слово, что я бы использовал.

— Волосы подвяжи, сгорят.

— Сам-то — ткнула меня Молния, но совету последовала — скрутила всю свою гриву в пучок и спрятала под капюшон плаща. Одно время она от Крыльев отказалась, по статам они были уже слабоваты, но потом, когда избавилась от программного расчета — вернула плащ на законное место. Что-то вроде талисмана.

Я немного посмотрел на нее, и последовал ее примеру, тоже набросив капюшон — по какому-то капризу волосы я не стриг с момента входа, то есть уже больше двух лет — до спины они еще не доставали, но вот плечи уже задевали. Так что огонь вполне мог угрожать и мне.

Врагов тут никаких давно не было, так что двигались мы довольно быстро. Уровень был из «больших» — радиусом пятнадцать километров. Именно поэтому, наверное, Эрнст пропал не сразу. Какую-либо систему в размере уровней мне найти так и не удалось. Они просто были разными. Самым маленьким оказался тринадцатый — тот самый гномий, всего пять километров. Самым большим — последний пройденный, семнадцатый — шестнадцать.

Вышли мы не с утра, так что в дороге пришлось заночевать. Я отписался Арго, что мы на уровне и пока ничего необычного не нашли, и свернул меню. Поднял взгляд на Асуну. Та сидела, обняв коленки, и смотрела куда-то в пространство.

— Асуна — окликнул я ее. — Ты чего?

Девушка встряхнула головой.

— Да нет, просто задумалась.

— О чем?

— Я как-то не очень хочу выходить.

Я вздрогнул. Вот оно и началось.

— Ты лежишь в коме — напомнил я. — И снаружи тебя могут убить в любой момент.

— Да, я знаю, Кирито — она слабо улыбнулась. — Но здесь все по-другому. Я — сильная. У меня есть меч. Друзья. Враги. Пусть, мобы. Приключения. А дома я всего лишь скучная студентка. Скучный ребенок скучных родителей. В скучном мире.

— Не стыдно? — поинтересовался я.

— В смысле?

— Это простой мир. Как три р… как кирпич. Враги — друзья. Пройти уровень. Десять дней, пятнадцать. Жизнь красивее, Асуна.

Молния помолчала.

— Помнишь тот квест на защиту деревни от оборотня? Что ты сделал?

Я дернул щекой.

— Убил старосту.

— А я — волка. Вот и думай о простоте.

Я немного посмотрел на нее, но ничего не ответил. Я-то знал, почему волка. Но говорить это — я не такая скотина. Вот и думай о простоте.

— Давай спать.

— Ага. — Она легла и отвернулась. — Слушай, если мы вдруг завтра выйдем — как тебя в реале найти?

Без понятия.

— Киригая Кадзуто. Не знаю, в какой больнице я сейчас.

Если я вообще там есть.

— Юки Асуна — сообщила она то, что я и так знал. — Спокойной ночи.


До гнезда дрейков добрались на следующий день. Сейчас мы сидели за камнем, стараясь стать как можно меньше, и я осторожно выглядывал.

— Ну и что? Ты видишь его?

— Тихо ты. Не мешай.

Дрейк был огромным. Черная блестящая чешуя, кожистые крылья, рогатая башка. Какой он к черту дрейк? Дракон натуральный. Не знаю, на что рассчитывал тот умник, который их сюда посадил. Что, кто-то правда думал, что мы сможем это завалить? Да он же с грузовик размером. И огнем дышит.

Эрнста нигде не было.

— Не вижу.

Черт.

На скалу опустился еще один дракон, и что-то рыкнул первому. Тот поворчал и поднялся на лапы. Немного потоптался и раскрыл крылья. Толчок и туша взмывает вверх. Я проводил его взглядом.

И тут это произошло.

Он исчез.

Просто взял и исчез в воздухе без всяких спецэффектов.

Я завис.

Хотя, стоп. Ну убрали модельку… да нет, так не бывает! Это же не часть пейзажа какая-то, это моб. Они так не пропадают!

Я перевел взгляд на оставшегося дрейка, и в голове вспыхнул…нет, не план. Просто безумная мысль. Которые я вообще-то обычно прогоняю. Но сейчас не было других вариантов — дрейки не разговаривают. Значит что? Значит я сделаю это. Главное не успеть передумать. И словно по заказу в том же месте где дрейк исчез, появился еще один.

— Асуна — услышал я собственный голос, наблюдая за его снижением. — Я собираюсь совершить самоубийство.

— Что? — опешила девушка.

Я быстро повернулся к ней и лихорадочно затараторил.

— Телепортируйся домой, жди меня два дня, если не приду — значит… — Ничего это не значит. Я знаю, где Каяба. В каких-то там горах. Взгляну на карту — вспомню. Его найдут и отключат САО. — Короче, просто жди меня два дня.

— Кирито, ты…

— Пока.

Времени уже не было. Еще пара секунд и я бы осознал, что именно собираюсь сделать. Я обворожительно улыбнулся, хотя, по ощущениям — это скорее был безумный оскал, и, выскочив из-за камня, побежал к драконам.

Мне в спину полетел крик Асуны, а навстречу — огненный сгусток, но я ускорился еще немного и дрейк промазал. Шаг. Другой. Прыжок. Ухватиться за заднюю лапу уже взлетевшего дрейка и оторваться от земли.

В этот момент я словно проснулся. Мозг истерично взвыл. Что! Я! Мать твою! Делаю?! Я же Снежок Кирито, я же ненавижу авантюры!

Но было уже поздно. Оставалось только держаться и молиться Системе.

До этого я летал только на пассажирских самолетах. Очевидно, что такого опыта было недостаточно. Дрейк завалился на бок, но отчего-то меня не атаковал — видимо, не мог в этом режиме. Тяжелый взмах крыльями и качели — вверх-вниз. Ветер в лицо. И еще раз. Ноги болтаются. И еще. И вдруг — небо кончилось. Стало темно. Как в гробу. Хотя нет — как при создании персонажа.

Однако дрейк никуда не пропал и продолжал все так же махать крыльями. Несколько взмахов — и небо появилось снова. Я с усилием оторвал взгляд от чешуйчатой лапы и посмотрел вниз. Моргнул. Бросил взгляд на карту — и моргнул еще раз.

Уровень 22

Отрывать руки было дико страшно, и я утер пот со лба о плечо. Бред какой-то.

Кажется, мы летели к скалам, которые возвышались километрах в шести, по логике вещей — к другому гнезду. Это в мои планы не входило (их вообще не было) — приземлившись, дракон меня порвет на куски. Так что я снова опустил голову и начал высматривать куда бы упасть. Вскоре мне повезло — обнаружилось лесное озеро. Не то ли, где Киригая ловил водяного?

Я прикинул угол, глубоко вздохнул, досчитал до пяти. Разжал руки и с громким воплем полетел вниз.

Система сегодня определенно выдала мне карт-бланш на идиотизм — я не промахнулся. Солдатиком ушел в воду и сходу погрузился на несколько метров. Как ноги не сломал — непонятно. Хотя, может, тут просто нет таких расчетов.

Вынырнул, огляделся и погреб к берегу. Недогреб.

Из леса вышел какой-то незнакомый парень и изумленно на меня уставился. Немая сцена. Лицо молодое — выглядит едва ли не младше меня, а мне больше шестнадцати никто не дает. Рыжий, тощий.

— Ты откуда здесь взялся?

Я уже все понял. Не отвечая, доплыл до берега, выбрался на сушу. Встряхнулся как собака, разбрызгивая воду, и на всякий случай уточнил.

— Ты — Эрнст?

Дождавшись удивленного кивка, подошел и дал ему в морду.


— … и тогда я подумал — а куда?

— Птицы — повторил я. — Мигрируют.

Мы сидели в пустом бесхозном доме на двадцать втором уровне. На столе между нами лежали два кристалла телепортации.

— Ну да. Ты же сам видел — они зимой все пропали! А куда?

— Ты придурок, это же игра! Куда угодно! Выключили их.

— Но есть ведь теплые уровни. Почему бы им и не мигрировать туда? А есть, я уверен в этом, и такие, где сезоны следуют наоборот. Как разные стороны планеты.

— И ты стал наблюдать.

Паренек энергично кивнул.

— Да. А потом заметил, как они пропадают. Но за птицами я не мог последовать, а вот за дрейками…

Шизофреник. Этот парень — настоящий шизофреник. Я запрыгнул на дрейка потому что хотел выйти из игры, найти Каябу и отключить САО. То есть, за общим безумием моих действий — цель их, в принципе, оправдывала.

Ему просто было интересно, куда мигрируют виртуальные птицы. Хотя… Я хмыкнул. А ведь он все-таки не дурак. Что если бы дрейки летали на девяносто девятый?

— Почему кристалл не взял?

— Я взял. Уронил сумку в воздухе. Здесь уже, на двадцать втором.

Не повезло.

— Арго сказала, что ты пропал из френдлиста. Как это вышло?

— Я думал об этом — он пожал плечами. — У меня френдлист тоже очистился. Возможно, Система при миграции посчитала нас за один объект и потом пересобрала базу. Наверное, так.

Я открыл собственный лист — действительно пусто. Даже Асуне не отпишешься. Асуна. Я представил, что мне выскажут по возвращении и поежился. Толкнул к Эрнсту кристалл.

— Ладно, зоолог недоделанный. Пошли отсюда. Ты первый.

Он взял кристалл.

— Кирито.

— Что?

— Спасибо тебе.

— Вали уже к дьяволу!

— Телепорт Кальзе!

Я посмотрел, как он исчезает в синей вспышке и, подхватив свой кристалл, вышел из дома. Красиво здесь. Не соврал Кавахара. Озера, луга. Лесок. Я с шумом вдохнул воздух, вбирая запахи — хвоя, смола, мед. Что-то еще непонятное. Не такое как у нас на первом, подобрее что ли.

Со вздохом сжал кристалл в кулаке.

— Телепорт Старт!

Не сегодня. Пока еще нет. Но скоро.


— Киригая Кадзуто. Ты самый безответственный кретин из тех, что я знаю!

— Наглая ложь! — возмутился я, стараясь держать между собой и Асуной стол. — Это вообще первый раз, когда я сделал что-то безответственное.

— А лабиринт на первом уровне?

— Откуда я знал, что…

— А два миллиона за меч, это как вообще?! Мы дом могли купить!

— Еще скажи, что он тебе…

— А когда ты чуть не прибил того парня?

— Какого парня? — не понял я сходу.

— Ты даже не помнишь! А еще два… — тут Молния осеклась, орать об этом точно не стоило. — В общем. Ты безответственный.

Она наконец-то отбросила шпагу в сторону, и я выдохнул. Асуна, оценив, только фыркнула и направилась к лестнице наверх.

— Спишь у себя.

— Эй! — переварив, крикнул я захлопнувшейся наверху двери. — Я и так сплю у себя!

— Это фигура речи! — донеслось до меня.

Мне оставалось только почесать в затылке, раньше она подобным образом не шутила. Если это вообще можно назвать шуткой.

Но это было еще не всё. Дверь приоткрылась и наружу высунулась голова Молнии.

— Кирито!

— Ну?

— Картины повесь.

Дверь захлопнулась снова.

Глава 10 Начало

День 1165
Айнкрад. Уровень 22

— Блокируй — предупредил я и нанес удар. Раздался звучный шлепок, и Марк зашипел от боли. — Неправильно! Я же говорю — поменьше лишних движений. Ты кому эти дуги рисуешь?

— Да оно как-то само — понурился мальчишка.

— Само — передразнил я. — Кто кого держит, ты — меч или наоборот?

— Я — буркнул он. — Только это палка.

— Ну а раз ты, то блокируй! — прикрикнул я, проигнорировав замечание про палку.

Еще удар и еще шлепок.

— Медленно. И стойку поправь!

Я вздохнул и, опустив импровизированное оружие, вывернул ученика в нужную позу.

— Ай! Но Кирито-сан, вы так не стоите!

— Чтобы нарушать правила их надо знать. Научись сначала как правильно. Блокируй!

— Кирито!

Я снова опустил палку, обернулся и увидел у заборчика Эгиля.

— На сегодня всё.

— А завтра? — недовольный неожиданным окончанием тренировки поинтересовался мальчишка.

Я на мгновение задумался.

— Завтра приходи как обычно, хотя, не обещаю, что у меня будет время.

Мальчишка нахмурился, но все-таки отозвался.

— Хорошо, Кирито-сан — и пошел к забору, сшибая по дороге одуванчики. Я посмотрел, как он перелезает через невысокую изгородь, и направился к Эгилю.

— Всё развлекаешься?

Я пожал плечами.

— Он давно просил, а в патрулях без гильдии толку нет.

Эгиль покачал головой.

— Не понимаю я, как ты можешь нормально общаться с НПС и не сходить с ума.

— Я уже сошел — доверительно сообщил я и скорчил зверскую физиономию. Резко стал серьезным.

— Результатов нет?

Великан покачал головой.

— Нет. Завтра утром выход.

Я ругнулся сквозь зубы. И вот что делать с этим идиотом?

Шел тридцать седьмой день с того момента, как мы вышли на двадцать пятый уровень. Три года и шестьдесят шесть дней в Айнкраде — канон мы перешагнули давным-давно.

А еще я начал его забывать.

Как звали девочку с винтовкой? Не помню. Что-то на С. Как саентология, только короче. А ту, для которой Киригая искал воскрешалку? П? Пино? Нет, это из Эрго Прокси, кажется. Без понятия.

Я даже уже не был уверен в том, что тех или иных событий не было в ранобэ. Поход, в который мы пошли на восьмом уровне — он канонный? Или это только здесь произошло? Реальность размывалась, моя личная — две жизни слились в одну.

Но это я помнил железно. Двадцать пятый уровень. Хитклифф. Хитклифф появится здесь.

После того как Кибао положит половину Армии на боссе. Именно это он сейчас и собирался сделать. И именно от этого я на пару с Эгилем и пытался его отговорить.

Я раньше недоумевал — как это может выйти, неужели кто-то отпустит его одного, и к походу не присоединятся? Оказалось — может. То ли Кардинал решил, что нам очень скучно, то ли это был замысел Каябы, который собирался войти в игру, но на нас свалилась штуковина, от которой в обычных играх игроки приходят в восторг. Мы пришли в ужас — начался ивент.

А говоря на нормальном языке — на нас напали.

Три дня назад по всем уже пройденным уровням начали появляться группы кобольдов и атаковать игроков. Прежде чем мы успели что-то сделать, погибло двадцать семь человек. К счастью, новость распространилась довольно быстро — организовали мобильные группы, и теперь окрестности городов и торговые маршруты контролировались патрулями проходчиков. Естественно, всем стало не до босса, комнату которого нашли накануне. В патрулях не участвовали только уже почти вымершие как класс одиночки, вроде меня и Эгиля, но нас было слишком мало даже для того, чтобы просто чистить лабиринт от живых доспехов, не говоря уже о боссе.

Сколько это продлится — было неизвестно. Впрочем, одно предположение у меня было — если допустить, что нападения — дело рук Каябы (а так оно, скорее всего, и есть), то это будет продолжаться до тех пор, пока не будет введен Хитклифф в качестве спасителя от напасти. Действительно — не мог же он полагаться на Кибао с его заскоками, мало ли что тому могло взбрести в голову. Хотя, мне было не очень понятно, как один человек сможет все это прекратить.

Потому-то я и рискнул попытаться избежать потерь. Не нужно это было, нужно было просто подождать.

Кибао ждать не хотел. Только Армия была настолько многочисленна, что могла себе позволить и патрулирование и атаку босса одновременно.

Мой единственный с ним разговор на этот счет закончился никак. То есть, скорее, хреново закончился.

В ответ на мои слова о паузе он только фыркнул.

— Не пори чушь, Снежок! Ты вообще не из наших, что ты знаешь о моей тактике?

— Какой нахрен тактике, если еще разведки не было? — тут же возмутился я.

— А кто ее проведет? Ты?

— Кто-нибудь! Подожди пока закончатся нападения, у тебя не хватит людей!

— Они закончатся, когда мы победим босса — уверенно отозвался лидер Армии. — Кто-то должен это сделать!

— Ты в этом так уверен?

— Подумай башкой, Снежок, они появились, как только мы нашли босса!

Его рассуждения были понятны. Не знай я заранее — первым бы с ним согласился. Но я то знал! И знал, что босса им не завалить — их оставалось слишком мало. А даже если бы было много — подозреваю, что босса вообще никому не завалить без Хитклиффа.

— Собери хотя бы совет!

— Ты думаешь, они меня не поддержат? — Кибао снова фыркнул. — У нас сейчас нет выбора. Они только перераспределят патрули, и вместо одного командования получится десять. Лучше это будут только мои парни.

Мне оставалось только сплюнуть и уйти.

После этого к делу подключился Эгиль, который пусть и не имел моей информации, но шансы оценивал вполне здраво. Какие он там толкал аргументы я не в курсе, но, похоже, результата это не возымело.

— Кажется, мы ничего не можем сделать — подвел итог великан.

— Арго? — неуверенно начал было я и замолчал. Действительно, что может сделать Арго? Погрозить Кибао пальцем? Плохо не иметь гильдии. Раньше было без разницы, сейчас — уже нет. Гильдия — структура, со всеми вытекающими. А без нее ты никто и звать тебя никак. Ну, не совсем так, конечно, но рычагов у тебя куда меньше.

— Ладно, Кирито, я пойду. А то вон тебя уже ищут.

Я проследил за его взглядом и помахал выглядывающей Асуне в окно.

— Может зайдешь?

Эгиль на секунду задумался, но покачал головой.

— Нет, мне сегодня парень с первого должен дуб подвезти. Надо работать.

— Смотри, потеряет тебя передний край.

Эгиль широко улыбнулся.

— Это вряд ли.

— Ну как знаешь.

Торговцем в Ай…Аль…как-там-его Эгиль не стал, ввиду того, что мы до этого города еще не добрались, зато неожиданно увлекся плотницким делом. Пока у него получалось совмещать работу в мастерской с прохождением, но я сильно сомневался, что это продлится долго.

Хотя, ему, наверное, виднее.

Войдя в дом, пнул ни в чем не повинное кресло и плюхнулся в него. Вот дерьмо.

— Ну как? — поинтересовалась Асуна, присаживаясь напротив и выставляя передо мной чашку чая.

Может, сейчас не очень удачный момент, чтобы об этом говорить, но мы все-таки перестали валять дурака. Тридцать один день спустя после той истории с дрейками истек отведенный мне самим собой срок — два с половиной года канона закончились.

Что бы я сейчас ни сделал — это было бы уже только мое. Какого дьявола, в конце концов. Она — красивая, умная, спокойная (относительно). Я — смею надеяться, тоже не совсем дегенерат.

Сколько там нужно времени на чтение первого тома ранобэ? Часа четыре? Просмотр аниме? Три дня? Я за сутки справился в свое время. Живую Асуну я знал девятьсот тринадцать дней, и ничерта она не была похожа на нарисованную.

Так что на тридцать второй день я решил расставить точки над и. Вошел в кухню и уселся верхом на стул.

— Асуна. Так больше продолжаться не может.

Спина Молнии нарезавшей салат на мгновение закаменела, нож перестал стучать.

— Согласна.

И всё. Больше никаких комментариев — в миску снова начали падать кусочки редиса. Но я так просто сдаваться не собирался.

— И что ты думаешь на этот счет?

Она все-таки обернулась, автоматически перебросив нож в другую руку, и уложив его вдоль предплечья. Кем мы стали?

— Честно?

— Честно.

Молния уставилась куда-то в пространство.

— Что я думаю… Я с тобой два с половиной года, Кирито. Мы друг друга знаем лучше всех в Айнкраде. Снаружи, наверное, тоже. Мне здесь… с тобой — уютно. Хорошо. Спокойно. И я не хочу, чтобы это заканчивалось. — Она немного помолчала и закончила не вполне понятно. Для кого-нибудь третьего. — Я на твоей стороне. Вот, наверное, и все.

— Аналогично. Но вопрос в другом — мы что-нибудь будем с этим делать, или все останется как есть?

Асуна немного нервно улыбнулась.

— После того как ты завел разговор — как есть уже не останется.

Справедливо.

— И я думаю, ты не мог этого не понимать, так ведь?

Я кивнул.

— То есть — подытожила она — ты просто спрашиваешь у меня разрешения?

Я дернул уголком рта. Звучало как-то не очень. Но, по сути, она была права.

— Я не буду врать, Кирито, что я сидела и ждала все это время пока до тебя дойдет, или что-нибудь в таком духе. Но это место, где мне лучше всего. И если станет еще лучше, например, ты обнимешь меня, когда я вернусь домой — я за.

Я хмыкнул.

— Тебе не кажется, что это звучит немного цинично?

— Нет — спокойно отозвалась Молния. — Мне кажется, это звучит тепло. — Она взяла паузу. — Твоя очередь.

— Моя?

— Ты ничего не сказал. Вопрос — это не решение.

И снова она была права. Я прищурился. Решение? Решение. Встал, подошел к ней и тихо попросил.

— Нож отложи. На всякий случай.

Она улыбнулась, крутанула ручку в пальцах, и острый предмет улетел в мойку.

Еще через три месяца был взят двадцать второй, и мы в четыре приема перетаскали все свои пожитки в тот самый домик, где мы заседали с Эрнстом. Идею, как ни странно, двинула Асуна — я просто не успел. Не знаю, что ощущала Молния, но лично мной владело какое-то придурковатое веселье. Вот какой я молодец, соблюдаю я канон.

Сейчас канон меня ни разу не веселил. Я с усилием оторвал взгляд от чашки.

— Да никак. Кибао уперся рогом.

Отпил, уставился в потолок и задумался. Как его переубедить? Или чем черт не шутит — может, присоединиться? Ага, и лечь вместе со всеми. Нет, спасибо.

— Идеи есть?

— В принципе, можно собрать совет самим — заметила Асуна. — Думаю, они смогут его переубедить.

— Не смогут — отозвался я, хотя ранее сам предлагал это Кибао. — Да и не будут. Максимум — перекидают патрули, но тут он прав — куча получится. Людей больше не станет. Да и он завтра собрался идти, не успеть уже.

Молния помолчала.

— Слушай, Кирито, а ты не думал, что он может быть прав?

— Думал — вздохнул я.

Куда без этого. Святого Меча пока никто в глаза не видел, а кобольды — вот они. Слова Кибао звучали логично для любого нормального человека. Даже для меня. С этой точки зрения я вел себя как придурок, если нападения действительно эффект босса, то я оказывался единственным человеком, кто мешал прохождению.

— Где ты такое видела, чтобы ивент был привязан к боссу?

— Нигде. Я не играла в ММО, ты же знаешь.

Это правда. Асуны и здесь не должно было быть, как и в каноне — надела шлем брата. Правда, с небольшими отличиями — приехала к нему в гости в Синдзюку, сама последний год жила в Минато, в кампусе Кэйо — училась на филолога. Последний год в реале, я имею в виду.

Она мне вообще довольно много рассказала про реал. В отличие от меня — что я мог ей поведать? Имя сестры и то, что я приемный. Потрясная биография. Рассказать о своей настоящей жизни? А оно нужно? Кому? Мне, ей? Никому совершенно.

Я ей вру? Да все всем врут. И это нормально.

— В общем, не бывает такого — сказал я, но уже как-то вяло. Похоже, я и впрямь ничего не могу сделать.

— САО — необычная игра.

— Угу — я снова уставился в потолок.

— Прекрати. — Девушка нахмурилась, и, пересев на подлокотник, сжала мне плечо. — Ты не отвечаешь за Кибао.

— Ребят жалко.

— А вдруг у них получится?

— Ну да. — Я пожал плечами — Вдруг.

— Если хочешь — пойдем с ними.

— Нет — твердо произнес я. — Вот с ними мы точно не пойдем.

Асуна тяжело вздохнула.

— Вот что, Кирито, иди-ка ты спать.

— Днем? — кисло осведомился я.

— Тебе сейчас думать противопоказано. Я бы книжку сунула, но их здесь нет.

Кстати, это правда. Вообще никакой литературы. Хотя — я бросил взгляд на Токио висящее над камином — краска есть, бумага, то есть холст тоже. Возможно, скоро что-нибудь и насочиняют.

— Пошли лучше мечами помашем?

Зря я Марка прогнал.

— У меня пирог там… — неуверенно возразила Асуна. — А пошли. Сейчас только сниму.

Я о своей идее тут же пожалел, но было поздно.


Асуна давно спала и видела десятый сон, а я все лежал и смотрел в потолок.

Был в Айнкраде один человек, которому я мог рассказать всё. И ничего при этом не опасаться. Ни того, что он покрутит у виска, ни того, что кому-то про меня расскажет, вообще ничего. В худшем случае он бы просто промолчал. И этот человек мог придумать решение. Наверное.

И это была не Асуна. И не Эгиль. И даже не Арго, как можно было бы подумать.

Это был Хакер.

Вечно задумчивый, вечно с чуть презрительной рожей, спокойный как удав. Чуть ли не единственный до сих пор использующий навыки мечника, и выигрывающий у меня половину боев. И ничего не сказавший о двух трупах висевших на моей совести. Хотя, я уверен, он знал. Не имею представления откуда.

Я сел на кровати и открыл френдлист. Ткнул в его ник и набрал.

Нужно встретится. Есть история.

Он поймет. Я занес палец над кнопкой отправить и…

— Кирито-кун.

Я поднял голову и наткнулся взглядом на Хакера. Он всё-таки пришел. Я ногой отодвинул стул напротив и подвинул к нему заранее заказанное пиво. Глава Логина, чуть прищурившись, посмотрел на стул, на меня, на пиво и уселся.

— Просто слушай и не перебивай.

Моя речь длилась почти час. Тихая, монотонная, почти без остановок. Хакер просто сидел, смотрел в точку где-то над моим левым плечом, и периодически отпивал из кружки.

Когда я заткнулся, он молчал, наверное, минут пять. Наконец хмыкнул.

— Занятная история.

Потом просто встал и вышел.

А утром «Логин» бросил периметр и ушел с Кибао. Весь. И не вернулся.

Я стер сообщение и лег обратно. Человеку — человечье.


Они ушли утром. Я валялся в кровати до самого вечера — просто не хотел ничего знать. Асуна, видимо, оценив мое настроение, меня не теребила. Понимаю, что ничего не мог сделать, но все равно ощущение было поганым.

Марк потоптался перед домом с час и ушел ни с чем. Ближе к ночи пришел мрачный как туча Эгиль — погибло двадцать пять бойцов. Из двадцати девяти ушедших в рейд. Четверо выживших — сам Кибао и еще три счастливчика.

Наутро все-таки назначили совет — спохватились. Стоял ор. Наверное, только ленивый не высказал Кибао, что он о нем думает. Я промолчал. Меньше всего мне хотелось говорить «ну я же говорил». Новый штурм не назначили, согласно официальной формулировке он был «отложен на неопределенное время, до разрешения проблемы кобольдов». Проще говоря — пока манна с небес не посыплется.

Однако, вторая попытка все-таки состоялась — еще через две недели. Скооперировались одиночки, чего я с восьмого не помнил. В общей сложности вышло тринадцать человек. Нас с Асуной тоже звали, но мы не пошли, как и остальные наиболее адекватные люди. Эти легли все.

С того времени прошел уже двадцать один день, и меня потихоньку начинало отпускать. Не нес я за это ответственности. Это было не мое решение. Только Кибао. Но на него я не мог злиться — если мне мягко говоря не радужно, то каково ему осознавать, что он своими руками убил четверть сотни человек?

А вот на Каябу злиться было легко. Кто провернул все это, оставив и меня и лидера Армии оплеванными? Только он. Еще одна монетка в счет, который надо будет предъявить.

Нападения не прекращались. Сложилась парадоксальная ситуация — восемьдесят (столько же мы провели на двадцатом и пока что это было самое долгое) дней на уровне, босс был открыт, но никто не пытался его убить. Я потихоньку начинал переживать уже на другую тему — где чертов Каяба? А вдруг он вообще не придет?

Делать было нечего совершенно. Мы попытались было сунуться в патруль, но там нам мягко намекнули, что креативщиков-одиночек там и так излишек, несмотря на то, что они формально и состоят в гильдиях, и еще две недисциплинированные личности тут явно будут лишними.

Так что я коротал время за тем, что колотил палкой Марка и иногда Асуну, хотя, тут мы синяков получали примерно одинаково. Мальчишка после этого на утренних тренировках блестел как начищенный золотой — мысль о том, что кто-то может накостылять учителю, его явно радовала. Паршивец.

Периодически мы с Асуной выбирались на прогулки — места здесь были чудесные. Светлый лиственный лес плавно переходящий во фруктовые сады. Деревянные дорожки, проложенные чуть ли не везде, куда тебя может дернуть воображение. Зуб даю, дизайнер уровня — немец. Озера. Асуна пару раз хотела окунуться, но я выступил резко против — слишком хорошо помнил историю с непонятным монстром, которого умудрился поймать Киригая.

Вообще-то, кроме простого отдыха наши прогулки преследовали еще одну… нет, я не могу назвать это целью. Скорее меня вел простой интерес. Я не отказался бы взглянуть на Юи. Так что я то и дело крутил головой, выискивая белое платице, но безуспешно. То ли ее просто не было, то ли мы не совпали по времени, то ли она нами просто не заинтересовалась — в отличие от Киригаи с Молнией 1.0 мы не носились как угорелые, а вполне чинно совершали променад. Так или иначе — Юи не появилась. Хотя, если подумать, то для меня любой непись не сильно от нее отличается.

Так продолжалось до тысяча двести тридцать пятого дня. Это число, наряду с другим, я запомнил очень хорошо.

Я был в «загоне» и отрабатывал с Марком кривые блоки. Мальчишка прогрессировал, пусть не рекордными темпами, но неплохо — по крайней мере мне удалось научить его ходить — многим и это не дается. Я нанес очередной удар, поджал ногу, пропуская медленный ответный, и в этот момент мне пришло сообщение.

Я сделал жест остановиться и развернул френдлист. Сообщение прислал Карстен.

Общий сбор. Город Шарт. Немедленно.

Похоже, массовая рассылка. Первый сбор после провала Кибао.

Я обернулся к Асуне, уже выходящей из дома, и кивком подтвердил получение. Поймал брошенные мне клинки.

— Марк, на сегодня всё.

Мальчишка смотрел на нас большими глазами.

— Кирито-сан, вы идете наверх?

То, что воюют наверху, я ему объяснил.

— Да Марк. Нас там кое-кто ждет. А ты беги домой.

Я немного натянуто улыбнулся и потрепал его по голове.

— Хорошо, Кирито-сан.

Война — это хорошая причина, это он мог понять. Не то что непонятный великан из «этих».

Я проводил мальчишку взглядом, переглянулся с Молнией и мы в унисон скомандовали.

— Телепорт Шарт.


Несмотря на то, что вышли практически сразу, мы все равно пришли последними — небольшой зал местного трактира уже был полон. Главы гильдий и наиболее авторитетные одиночки.

Я поймал несколько кивков и просто помахал всем рукой. В представлении никто не нуждался, все мы знали друг друга как облупленных. Прошел к последнему пустому столику, сел. Бросил взгляд на опустившуюся рядом Асуну и только после этого посмотрел на двух людей стоящих в центре зала, к которым и было приковано всеобщее внимание. Одним из них был Карстен, который и объявил сбор.

Второго я узнал мгновенно. Высокий, почти как присутствующий здесь же Кляйн, но при этом мощный, лишь немного не дотягивающий до Эгиля. Мышиные волосы собранные в хвост. Красно-белый доспех и знаменитый в будущем крестообразный щит.

Хитклифф.

Акихико Каяба.

Бог все-таки почтил нас своим присутствием.

Глава 11 Человек и пароход

День 1235
Айнкрад. Уровень 25

Нет, я не набросился на него с мечом. Очень хотелось, но какой в этом был смысл? Честно говоря, я уже почти полгода думал, что же мне делать с Хитклиффом когда мы встретимся, и… ничего не придумал.

Он ведь бессмертен. Я просто не могу его убить. Никак. А если даже каким-то невероятным образом у меня выйдет хакнуть Систему и снести ему голову — что это даст? Вряд ли он находится в тех же условиях, что и мы. Просто перезайдет и прикончит меня.

Да даже если удариться в совсем дикие предположения и допустить, что условия те же — то есть, что он не бессмертен, не всесилен (не пробивает рукой скалу и не перепрыгивает небоскреб), три года не выходил из игры и что, умирая здесь — умрет в реале — это еще хуже. Кто тогда выключит нас? Все мои надежды выйти досрочно падут прахом — разве что на сотом уровне есть какая-то система, автоматически выводящая прошедших игру (что далеко не факт).

Нужна его, Каябы, добрая воля. Как в каноне. Только раньше, иначе мы тут все или передохнем или окончательно свихнемся. То есть — я должен убедить его, что он раскрыт. А это значит — на самом деле его раскрыть. Еще раз. Так чтобы он поверил.

Смотреть, подмечать. Быть рядом.

Да, я собирался вступить в Рыцари Крови. Именно поэтому после размолвки с Кляйном (к слову, самурай до сих пор со мной не разговаривал, а теперь, думаю, уже и не начнет) я так и не вошел ни в какой другой отряд, хотя меня звали и Серебряные и Логин и даже Карстен, что было вообще-то нонсенсом. Мне нужна была эта гильдия и никакая другая. Жаль, что это пришло мне в голову так поздно — возможно, тогда и ссоры с красным бы не было.

Все это с молниеносной скоростью пронеслось у меня в голове за ту пару секунд, что я его разглядывал. Чтобы удержать на лице спокойный интерес, с каким смотрели все остальные, пришлось приложить неимоверные усилия.

— Кто это? — вполголоса поинтересовалась Асуна.

— Понятия не имею — отозвался я, стараясь чтобы голос не дрогнул. — Полагаю, нам это сейчас скажут.

И нам сказали.

Карстен кашлянул, прерывая тихие разговоры. Все выжидательно уставились на него. Глава Спящих рыцарей убедился, что народ успокоился, и начал.

— Мы все не собирались уже довольно давно. На последнем собрании, как вы помните, было решено не штурмовать босса, пока не разрешится ситуация с ивентом.

— Ближе к делу давай — нахмурился Астольф, кланлид Драконов. — Раз «немедленно» собрал.

Карстен на мгновение нахмурился, но, видимо, признал требование справедливым.

— В общем, утром со мной связался один игрок. — Немного картинный жест в сторону Святого Меча. — Это Хитклифф. И он говорит, что знает, как прекратить ивент.

Каяба старомодно поклонился.

— Приветствую всех собравшихся.

Народ немного помолчал. Сразу как-то не верилось. Осмыслить, обсудить, принять решение, потом уже размахивать руками. Все мы выросли.

— Каким образом связался? — задал наконец Хакер немного странный, но в общем-то логичный вопрос. А и правда, откуда у него контакт лидера Спящих? То есть, получить-то ему не проблема, но как он это объяснит?

Карстен даже смешался, открыл рот, закрыл и вопросительно посмотрел на Хитклиффа.

— Вы, наверное, не помните, Карстен-сан, — еще один любитель хонорификов — но еще в начале игры мы с вами как-то раз делили комнату в Стартовом городе. У нас с вами тогда состоялся интересный разговор об игровой экономике.

Карстен прищурился, а потом его лицо просветлело.

— Помню — он даже улыбнулся. — Мультивалютность против свободного трейда, да?

Одуреть! Так я в любой момент мог на него выйти? Это ничего бы не изменило, но сам факт…

— Это все очень интересно — снова подал голос Астольф. — Но что там с ивентом?

Хитклифф снова повернулся к собранию и кивнул.

— Да, мной случайно был обнаружен способ прекратить ивент. Вчера я взял квест на первом уровне, и меня попросили доставить письмо в деревню неподалеку от выхода из лабиринта. По дороге я немного задумался и заплутал. И в лесу, когда искал тропу, встретил местного…

И вот тут я охренел по-настоящему. Никто так не говорил, даже я со своей шизой. Бот — самое уничижительное, нейтральное НПС, немного нежное «непись». Но никак не «местный». Местный — это когда ты в Грецию приехал на море, а не нарисованные люди. От удивления я даже прослушал часть повествования.

— … получается, что это призрак короля кобольдов шлет свои армии. И чтобы прекратить нападения его надо убить повторно.

Понятно. Скрытый квест, скрытый босс. Кто из нас шарахается по лесам первого уровня? А наведывается в комнату первого босса? Никто. Шанс, что мы обнаружили бы это сами, стремился к нулю.

Я все-таки рискнул подать голос, чтобы не попасть впросак, вдруг что-то неправильно понял.

— Прошу прощения, Хитклифф-сан — а это заразно. — Я немного отвлекся. Я правильно понимаю, что нападения связаны с воскресшим первым боссом, и если его убить они прекратятся?

Он кивнул.

— Именно так, Кирито-сан. По крайней мере, если верить условиям квеста.

— Отлично! — Кляйн хлопнул в ладоши. — То есть валим этого босса, потом валим того босса…

— Остынь, самурай. Где мы людей возьмем?

— В прошлый раз нас было всего сорок — поддержала Кляйна Асуна.

— Сорок один — автоматически поправил я. Я, Стоун, Кибао, Хакер, Диего, Кайла…Стоп.

— И чем дело кончилось? — хмуро напомнил Кибао резко ставший куда более осторожным.

— Сейчас у нас, кажется, действительно нет выбора — заметил Арктур, Серебряный.

— Придется ослабить патрули.

— Кирито, Эгиль, соберете солистов?

— Их осталось-то…

— Вот на этих участках…

— Моих и твоих пополам…

Началось обсуждение деталей. Решение было принято. Кто бы сомневался.

— Вы давно в проходчиках, Хитклифф-сан? — неожиданно поинтересовался Хакер. Я бросил на Хитклиффа напряженный взгляд. Что он ответит?

Тот сдержанно улыбнулся.

— Не очень, Хакер-сан. Раньше я тихо жил на первом уровне. Но, услышав о проблеме, решил присоединиться к вам — может и от моих меча и щита будет польза.

— Не думали присоединиться к гильдии?

Я даже немного выдохнул. Всё понятно, он его просто вербует.

— Пока что нет. Сначала нужно разрешить насущные вопросы, а потом уже подумать о своем месте. Возможно, я даже создам свою гильдию.

Хакер хмыкнул и вернулся к общей толпе, Хитклифф продолжил улыбаться ему в спину этой своей сдержанной улыбкой. Не знаю как остальных, но меня от нее в дрожь бросало. Тут он заметил, что я смотрю на него, и улыбка сменила тон — из просто вежливой стала прямо таки отеческой.

А потом он мне подмигнул.


Отправились на следующий день. Удалось собрать шестьдесят человек. Немало, хотя босс, наверняка, сильнее, чем был раньше. Впрочем, мы тоже уже не те же самые. Весь старый состав был здесь. Если мы еще и этот рейд все переживем — нам точно отгрохают памятник. Я вдруг вспомнил, кто сделал добивание и повернулся к Асуне.

— Ну что, повторишь свой подвиг?

— Снова бросить группу на трэше? — кисло осведомилась Молния.

Я чуть не рассмеялся. Как же далеко мы все ушли. Потерянные, напуганные, с навыками этими дурацкими. Обыватели с мечами. А сейчас — руководители боевых отрядов, собранные, даже немного мрачные. Сильные. За себя я ничего не мог сказать, со стороны виднее, но вот все остальные изменились разительно.

— Добить босса — пояснил я.

Она все-таки улыбнулась.

— Мне пока одного плаща хватает.

Я вернул улыбку и отвернулся обратно к Хитклиффу, которого старался не выпускать из поля зрения. Совсем уж откровенно я не пялился, но краем глаза цеплял непрерывно.

Не давал мне покоя тот его жест. Он мне подмигнул. Вроде бы ничего такого, мог оценить вопрос про гильдию, и помнить что я тоже одиночка? Ну пусть не так, но сыграть это — мог? Вполне. И все-таки, у меня откуда-то возникла совершенно бредовая и ни на чем не основанная уверенность. Он подмигнул мне. Не Киригае. Именно мне. И Хакер тут был совершенно ни при чем.

Что, черт возьми, здесь происходит?

— Пришли — объявил Карстен. Он, как инициатор рейда, сегодня взял командование на себя. Я очнулся от мыслей и вернулся в реальность. — Все помнят план?

Кивки. План был тем же что и в прошлый раз, разве что с большим количеством людей. Наша с Асуной роль не изменилась — мы всё так же должны были сдерживать трэш. У меня возникло ощущение дежавю, надеюсь, в этот раз ничего подобного прошлым событиям не произойдет.

Мы перераспределились. Точно как в тот раз. Я поднял глаза на босса — а он был больше чем раньше. И цвет изменился — не красный, а синий. В остальном — всё то же самое.

— Вперед! — в прошлый раз это кричал Диабель. Только было еще раз-два-три. Я встряхнул головой, выбрасывая из нее совершенно лишние, а значит опасные сейчас мысли и, покрепче сжав оружие, тоже двинулся вперед. Справа шагала Асуна.

В этот раз мелочь посыпалась сразу. Мы тут же выступили вперед, прикрывая группу, идущую на босса, образовывая коридор. Не по сценарию, но ничего особенно страшного. Я привычно выступил вперед, оставляя Молнию чуть в стороне, и мечи заработали. Блок одним клинком, вторым, горизонтальный взмах в одну сторону, и тут же, силой гася инерцию — в другую. Один противник падает, второй вынужден отступать в сторону Асуны. Выпад ее шпаги, почти неразличимый глазу и он тоже падает. Молния делает неправильный шаг назад и, возвращая клинок, закручивает его весом, как какой-нибудь двуручник. Оружие кобольда, попытавшегося атаковать ее справа, улетает в неизвестном направлении. Он даже удивиться не успевает — Асуна отбрасывает его пинком — прямо под секиру Эгиля. Я принимаю нового противника от кого-то из Серебряных Рыцарей.

С другой стороны стоял Фуринказан, так что за нее я был спокоен. В резерв пошли Спящие, как самые трезвомыслящие. Босса резали Драконы, Логин и Хитклифф.

Я бросил взгляд туда. Он был хорош. Вот топор опускается на какого-то парня, отступить тот не успевает. Неизвестно откуда перед ним вырастает Хитклифф. Крестообразный щит взмывает вверх, принимая на себя удар топора. Но Каяба этим не ограничивается — следует быстрый укол в руку держащую оружие. Бросается вперед, и тут же отпрыгивает назад — уходит от нового удара сверху. Мгновенно оказывается рядом и следует еще один укол.

Отличный танк. С ним будет непросто драться. Очень.

Я отвернулся обратно.

Когда босс сменил оружие — мы даже не заметили. Просто неожиданно трэш кончился, и оказалось, что мы добивали уже остатки. В этот раз не погиб никто. Во многом благодаря Каябе, хотя, сбрасывать остальных было бы глупо. Это был показатель для всех нас.

Пришел, увидел, победил.

Поехали дальше.


Нападения прекратились. На следующий день патрули дорезали остатки шатающихся по нашим территориям кобольдов, и все вздохнули спокойно. По идее, двадцать шестой можно было брать хоть сейчас, но мы взяли трехдневный перерыв — ребята, больше месяца работавшие как проклятые, были измотаны.

Хитклиффа оценили. Нет, дифирамбов ему не пели, но уважение он однозначно заработал, и сейчас уже его слова о собственном отряде не звучали странно. И он появился. Рыцари Крови стали быть.

Я не стал сразу же кидать заявку, это выглядело бы странно для той репутации, что у меня была. Да и с Асуной я еще ничего не обсуждал. Мне бы хотелось держать ее подальше от Каябы. Не то чтобы я опасался чего-то конкретного, но мало ли.

После плановых выходных снова прошло небольшое собрание, на котором Кибао изложил все, что ему известно, а известно ему было довольно много. Босс представлял собой механического, хотя, скорее, доспешного, учитывая, что лабиринт был полон оживших доспехов, паука. У него было четыре полосы здоровья, и после снятия первой — он разбирался в четырех рыцарей, которых надо было убить, после чего собирался обратно. Можно было предположить, что так происходит после снятия каждого бара. В более плохом случае — число рыцарей могло увеличиваться. Я отчего-то был практически уверен, что так и есть.

В общем-то, это было все. Никаких особенных выдающихся атак, никакого трэша, просто сильное механическое чудовище.

Решили сразу разделиться на четыре команды и разобрать рыцарей. Когда босс собран — все бьют босса. Просто как топор. И оттого подозрительно. Эгиль высказался в том ключе, что все слишком расслабились после легкой победы, и очень зря — по большому счету синий кобольд даже не был полноценным боссом, а просто частью ивента. Я эти слова и наш план вертел и так и эдак, но ошибки никакой не нашел, хоть убей.

Поделились почти так же как и три дня назад, разве что Хитклифф в этот раз присоединился к нашей кучке солистов. Кровавых было еще очень мало — сам Хитклифф, неожиданно Стоун и еще три незнакомых мне парня. Мы тоже большой численностью не отличались, вот и получилось с миру по нитке.

— Кирито-сан. Асуна-сан — приблизившись, кивнул нам Святой Меч. Остальные еще не собрались, это мы вдвоем решили прийти в лабиринт пораньше.

Я кивнул в ответ, засорять атмосферу третьим «саном» не хотелось. К тому же, не очень мне нравилось оставаться с ним наедине. Нет, он на нас не набросится, да и вообще — мне к нему в гильдию идти, но все равно приятного мало — всё время тянет схватиться за меч. И почему во имя Системы меня так беспокоит его жест?

Он прислонился к стене напротив.

— Не думали присоединиться?

Асуна не поняла. Наморщила лоб и немного удивленно уточнила.

— Мы же вроде присоединились?

Теперь не понял Хитклифф, но через пару секунд до него дошло, что Молния имеет в виду рейд.

— Я имел в виду — к моей гильдии.

— К Рыцарям Крови? — короткий взгляд на меня. — Вряд ли. Мы предпочитаем свободное плавание.

Он, кажется, не особенно расстроился.

— Жаль, вы двое сильные бойцы. Но если передумаете — пишите.

Он бросил нам заявки. Асуна пожала плечами и подтвердила. Я последовал ее примеру. Интересно, он ведь не сидит в игре двадцать четыре часа в сутки, в отличие от нас, пропадает ли он из френдлиста в оффлайн? Хотя, очень вряд ли. Карстен бы заметил, такое не пропустишь.

Хитклифф продолжил смотреть на нас с не очень понятным мне интересом и неожиданно спросил.

— Прости, Кирито-сан, возможно это невежливо с моей стороны, но как давно вы женаты?

Я чуть не поперхнулся. Из всех вопросов, которые он мог задать — этот был самым неожиданным. И самым неловким, надо сказать. Мы об этом не говорили. Во-первых — это вирт. И женится здесь, по моему глубокому убеждению, слегка нелепо. То есть — зачем? Налогов здесь нет. Общий инвентарь? Который во всем Айнкраде носит всего человек десять. Во-вторых — это вирт. Где я есть. А вот есть ли я в реале — вопрос до сих пор открытый. Представляю восторг Асуны, когда мы поженимся, она выйдет наружу, и обнаружит, что никакого Кирито там нет. Так что — ну его к черту. Нам вместе хорошо и этого достаточно.

Так, по крайней мере, думал я. Что думала Асуна — я не знал.

Я прочистил горло.

— Мы не женаты, Хитклифф-сан. И вы правы, это не очень вежливо.

— Прошу прощения, позволил лишнего — легко извинился он и оттолкнулся от стены. — Кажется, основные силы подошли.

Из-за поворота и впрямь показались остальные. Я поймал момент и бросил взгляд на Молнию. Как она отреагировала? Но Асуна была спокойна, и я расслабился.

Короткое совещание — все всё помнят, все знают свои группы, и вперед. Мы немного потоптались и потекли в зал, стараясь охватить босса со всех сторон. Паук встретил нас металлическим лязгом и бросился вперед. Быстро сжать кольцо!

Он был быстрым, даже, пожалуй, чересчур. Я с трудом увернулся от острой металлической ноги, дернул за плечо незнакомого Кровавого, и лапа проехалась по полу в том месте, где он только что был. Повезло не всем — с другого бока три человека разлетелись в разные стороны. Вроде бы живы.

Мы вгрызлись в него со всех сторон. Грохот стоял как в кузне гномов. Или в заводском цеху. Дело сильно осложнялось материалом — клинки металл резали паршиво. Надо тоже заказать оружие у Ламберта — Асуна с такими проблемами не сталкивалась.

Минута, вторая. На исходе третьей мы наконец сняли первый бар. Паук осыпался металлическими обломками, которые тут же сформировали четыре фигуры набросившиеся на нас. Группы резко отступили в стороны, чтобы не мешать друг другу. Атаки нашего противника взял на себя Хитклифф. Блок щитом — и сразу три или четыре наших удара. Рыцарь разворачивается к нам и следует атака от Святого Меча. Меч, щит, снова меч. Внимание противника возвращено, и мы опять можем нападать.

Иногда, когда Хитклифф уставал, или терял равновесие (делал вид?), его сменял Эгиль. У него оружие было не столь удобным, но все равно лучше подходило для тяжелых блоков, чем наше. Специфика одиночек чаще всего скорость, а вовсе не мощь.

Последний удар — и рыцарь разлетается на куски. Стоим, дышим. Одна группа всё еще добивает своего. Вот он тоже разлетается, и мы снова бросаемся на мгновенно собравшегося в центре комнаты паука.

Мои худшие подозрения оправдались — на второй раз рыцарей стало восемь, хоть и поменьше размером. Это было еще терпимо. На третий — шестнадцать. Мы потеряли пятерых, но справились.

Оказалось — есть еще и четвертый раз. Потеряв последний бар босс не погиб, а разделился на тридцать две фигуры. Всего в рост человека, но железных. Группы развалились, и пошел парный бой, изредка — индивидуальный. Мы с Асуной оказались в разных концах толпы. Но рядом с ней встал Сёгун, так что я не переживал — они дрались вместе, справятся.

А мне в напарники достался Хитклифф.

Он ставит щит, я ныряю под него и бью рыцаря по ногам. Оставляю зарубку. Поднимаюсь и теперь принимаю удар на свои клинки. Хитклифф бьет щитом, пытаясь вывести врага из равновесия, но безуспешно — тот только делает шаг назад и бьет поверх щита. Прямо в лицо. Я делаю шаг вперед, выставляя между ними свой левый клинок. Меч рыцаря скользит по нему, уходит в сторону, пролетая у Хитклиффа рядом с виском. В голове мелькает — идиот, вот сейчас бы мигнула надпись «бессмертный объект»! Но в этот раз было уже поздно что-то менять — правый клинок вошел рыцарю в голову и на половине длины застрял в шлеме.

Рыцарь разлетается на металлические осколки, я разворачиваюсь и бегу к Асуне. Они с Сёгуном молодцы, но помощь не помешает.

Атакую их рыцаря в спину — неудачно, меч соскальзывает. Он резко разворачивается ко мне и получает катаной по затылку. Переглядываемся, киваем друг другу и устремляемся к новым врагам.

Минут через пять все было кончено. Потеряли почти треть людей. Эгиль все-таки оказался прав, хотя, вряд ли мы могли что-то сделать иначе. Я мрачно посмотрел на останки босса. Все-таки это победа, как ни крути. Самый пока что долгий уровень Айнкрада преодолен. Игра продолжается.

Я перевел взгляд на Хитклиффа. И начинается другая.

Глава 12 Рябь

День 1436
Айнкрад. Уровень 33

— Кирито-сан! Постойте, Кирито-сан!

Я обернулся и поправил тут же начавший сползать плащ. Дурацкая тряпка. Но ничего не попишешь, хорошо хоть форменный доспех носить необязательно, запихнул в сундук и забыл. А то с Хитклиффа бы сталось.

— Что такое?

— Вы забыли.

Дурак. Не забыл, а специально оставил. Я хмуро посмотрел на протягиваемую мне пухлую стопку листов и вздохнул.

— Точно. Спасибо, Гессе.

Парень улыбнулся и с чувством выполненного долга удалился восвояси. Я прикинул, не потерять ли документы где-нибудь по дороге, но передумал — ребячество это. Вздохнул и, сунув бумаги подмышку, пошел дальше.

На самом деле информации в них было не так много, просто Каяба на каждый чих требовал отдельную бумажку. То есть холстину. Списки рекрутов. Списки отпускников. Списки ушедших в лабиринт. Списки вернувшихся. Списки тренировочных групп. И всё это теперь была моя работа. Хорошо хоть поставками продовольствия не я занимаюсь.

С момента появления Каябы прошло чуть больше полугода, а Рыцари Крови уже стали для всех лучом света в темном царстве. После взятия двадцать шестого мы тратили на каждый уровень по двадцать пять дней. Ровно.

Исключение составили лишь круглый тридцатый — двадцать семь, и тот на котором мы находились сейчас — тридцать третий. Восемь уровней за двести дней. Прохождение ускорилось почти в два раза. Энтузиазм царил почти как после пятого, когда образовались гильдии. Но в отличие от того раза мы почти не теряли людей.

И я не могу сказать, что Каяба пришел и в одиночку устроил тут геноцид мобов. Дело действительно было в гильдии. Если точнее — в том, как она была организована. Каяба построил то, что умел. Рыцари Крови не были наемничьей ватагой — они были корпорацией. У Хитклиффа было то, чего не было у нас — системность и привычка решать крупные задачи. Мы, конечно, многому научились сами, но в основном — воевать. А Каяба умел строить.

Мы с Асуной подали заявки через две недели после того как вышли на двадцать шестой. Могли бы подать сразу же, но были вынуждены расхлебывать последствия моей самонадеянности.

Когда я высказался в том ключе, что пора бы снова куда-нибудь приткнуться и принести побольше пользы — Молния меня поддержала сразу же. А вот когда заикнулся о том, что приткнуться я планирую один — разразился дикий скандал. Первый за все наше совместное проживание.

Как и в случае с Кибао, я не мог изложить ей всю подоплеку, и прибег к частичной правде — просто сказал, что дома ей будет безопаснее. Мне тут же заявили, что я шовинист, что она не сахарная, что здесь никто не в безопасности, что у нее будет сердце не на месте, что… В общем, много чего мне заявили.

Все эти две недели она со мной не разговаривала. Я ожидал, что девушка сдастся быстрее, но упрямства ей было не занимать. В итоге сдаться пришлось мне, и теперь я здесь был кем-то вроде кадровика, как собравший за эти годы половину Айнкрада во френдлист, а Асуна — инструктором по бою.

В лабиринт мы в итоге теперь почти не мотались — я, в основном, разбирал те самые бумажки, а Молния колотила народ на плацу. Почему не наоборот — черт его знает, но Хитклифф решил именно так.

Дома было пусто — Асуна еще не вернулась. Я вздохнул, по быстрому сварганил себе пару бутербродов, и разложился на диване. Все это надо как минимум просмотреть, завтра отчитываться.

Далеко мне продвинуться не удалось — в гости приперся Эрнст. Парня я случайно встретил снова всего пару месяцев назад. Оказалось, что тот отчего-то решил, что мы с ним большие друзья, и периодически стал захаживать. Впрочем, я ничего против не имел, а сейчас зоолог так и вообще был даром Системы — появился повод задвинуть работу подальше.

— Привет, заходи.

Я втащил его в гостиную и приземлил в кресло.

— Как жизнь молодая?

— Ты и сам не очень-то старый — заметил парень и обратил внимание на бумаги. — Хитклифф загрузил?

Я неопределенно махнул рукой, мол, а кто еще.

— Не жалеешь еще? — улыбнулся Эрнст.

— Не особенно. С таким прогрессом мы гораздо быстрее управимся.

— Ну да, не за восемь лет, а за шесть.

— Иди к черту — отозвался я. — Ты мне настроение пришел портить? Расскажи лучше как твои успехи?

— А, — безразлично отозвался парень — да пока особенно никак. Но я стараюсь.

Оказалось, что вот уже с год он занимался тем, что пытался приручать животных. Такой механики в САО не было, так что идея заранее была обречена на провал. Но Эрнст, как верно заметила Арго, был необычным человеком — его это совершенно не беспокоило. Его, по-моему, вообще мало что беспокоило в этой жизни.

Парень каким-то образом наловил диких волков, держал их в загоне и регулярно кормил, все ожидая — когда же они перестанут на него бросаться. Волки естественно не переставали. Впрочем — этот парень двинул идею о миграции птиц в виртуальном мире и оказался прав. Так что, знаете, я совсем не удивлюсь, если у него что-нибудь получится. Хотя, его следующий пункт плана — перейти на драконов и рассекать на них в воздухе, заставлял нервно хихикать даже меня, притом, что я на драконе, как раз, успел полетать.

Полный псих. Но свой.

С ним мы проболтали часа полтора — как раз пока домой не вернулась уставшая и довольно злая Асуна. Драконовед быстро оценил ситуацию и счел за лучшее откланяться.

Молния едва ли не с размаху захлопнула за ним дверь и плюхнулась в только что освобожденное кресло. Демонстративно простонала.

— Кирито! Они такие деревянные!

Я заржал.

— Смешно ему — обиженно буркнула Асуна.

— Прости, просто вспомнил, как тебя учил.

— Я не деревянная!

— Нет, конечно. Но все равно — совсем недавно училась сама, а теперь гоняешь других. От тебя народ плачет, ты знаешь?

— Не так и недавно — она откинулась в кресле и все-таки улыбнулась. — Три года прошло.

Я мог бы заметить, что сам учился пятнадцать, но не стал. Меня и убить не пытались, да и вообще, не о том речь. Так что я просто пододвинул ей свою чашку и встал налить себе новую.

— Спасибо — она отпила остывший чай. — Слушай, Кирито, а почему мы не женаты?

Не наезд, просто вопрос. Даже немного удивленный, пожалуй. Я вернулся на место и пожал плечами.

— А ты хочешь?

Асуна повторила мой жест.

— Да не знаю. Не особенно. Просто странно.

На этом разговор завял. Осадка никакого не было, просто исчерпалась тема. Тихо, темно, холодный чай, камин трещит. Хорошо.

Минут через пятнадцать пустая чашка выкатилась на ковер — Молния задремала. Я ее таскать не стал — проснется. Просто накрыл пледом и пошел спать.


Я с сожалением посмотрел на длинную трещину. Обидно, этот меч я дропнул еще на двадцатом и служил он мне до этого момента отлично. Закон подлости — единственная за месяц попытка самостоятельно сходить в лабиринт закончилась именно так. Хорошо хоть второй цел остался.

Я покрутил испорченное оружие и отбросил в сторону. В принципе, можно и починить, но я давненько ждал повода сменить клинки на вне-системные. Вот и повод появился зайти к Ламберту. С Лизбет местного разлива я не общался с тех самых пор как заказал клинок для Асуны — просто повода не было. Хотя, не думаю, что кузнец на меня в большой обиде.

На самом деле, к кому идти сейчас уже было совершенно без разницы — на традиционные способы перешли все и во всем. Даже Хакер наконец-то отбросил свой пафос и стал нормально махать мечом. Но я как-то по старой памяти предпочитал уже известное.

— Ого. Снежок Кирито? — поприветствовал он меня точь в точь как в тот раз.

Кайра с тех пор тоже не изменилась — все такая же мерзкая, особенно если сравнивать с нашим двадцать вторым. Как он тут живет?

Я усмехнулся.

Он самый.

Кузнец улыбнулся.

— Судя по слухам, со шпагой моей всё хорошо. Чего тогда пришел?

— Мечи нужны.

— Сразу два?

— Да, хочу сменить наконец-то, а тут сломался удачно.

— Удачно сломался, да? — широко улыбнулся Ламберт. — Интересная формулировка. Ну, иди тогда сюда, будем мерить тебя.

Мурыжил он меня почти час, хотя, что там можно было мерить — я в упор не понимал — за лезвие хватаешься у ручки — в подмышку должно упираться, всё. Но Ламберту, наверное, виднее. Вполне возможно, что он просто изображал бурную деятельность, мучая меня из простой вредности характера — я ее еще в прошлый раз подметил. Так что вырвался я от него еще более уставший, чем из лабиринта.

Телепортировался в Урбус и, набрав булочек, уселся на свою любимую скамейку. Делать было нечего — собрания на сегодня не назначали, Асуны дома нет, а в лабиринт я с одним клинком не пойду, мне еще голова дорога.

— Привет, Кирито-сан.

— Привет, Арго.

Да. Кстати об Арго. И не только о ней.

После выхода на двадцать шестой я связался с ней и попросил найти что-нибудь на Хитклиффа. В принципе, это был довольно опасный интерес, но с другой стороны — он выглядел вполне естественно, учитывая, что неизвестно откуда вывалился сильный игрок и вытащил всё прохождение. Так что отбрешусь в случае чего.

Не знаю на что я рассчитывал, вряд ли он оставил какие-нибудь следы, которые можно было бы ему предъявить — не такой Каяба идиот, чтобы входить-выходить на глазах у кого-нибудь.

Арго ожидаемо ничего не нарыла. Совсем. Хитклифф не был, не отбывал, не привлекался (или как там?), и был чист словно моя рубаха. По ее информации — действительно с начала игры проживал в Стартовом городе, и с первого уровня ходил только девятый и на двадцать второй — развеяться, наверное. Понятия не имею, как она это узнала.

Я даже грешным делом подумал — а может Хитклифф и не Каяба вовсе? Ну пошел мужик в лес, наткнулся на «местного», бывает. Но я тут же отбросил эту мысль как идиотскую. Он определенно был Каябой. Этого было не объяснить, но я это чувствовал, он вел себя слишком уверенно, слишком спокойно, слишком — как вел бы себя Каяба.

И еще он явно что-то знал обо мне. Что-то, чего не знал я сам. Возможно — как я здесь оказался? А попадания вообще бывают «как»? Это же, вроде как, магия какая-то, колдунство? Или нет? Знал ли он при этом, что я знаю про него? Слишком много вопросов, и ни одного ответа.

Что я сделал со всем этим? Я плюнул.

Возможно, это было глупо и не очень по-геройски, но я ничего не мог предпринять. Ни убить его, ни вытащить на разговор, ни-че-го. Только вступить в Рыцарей Крови и ускорять прохождение по мере сил. И ждать возможности. Хоть какой-нибудь.

— О чем задумался?

— Ни о чем — совершенно честно ответил я. — Хороший день, сижу, булки ем. Красота.

Девушка издала смешок.

— Неожиданно. Кирито-сан не отягощен проблемами.

Проблемами я был отягощен, но сделать с ними ничего не выходило, а раз так — какой смысл переживать? Настроение и правда было хорошим, несмотря ни на что, мне даже лень было интересоваться, что ей на этот раз нужно. Я улыбнулся.

— Кажется, я расту — удивил саму Арго.

Она фыркнула и уселась рядом. Нагло цапнула булку из пакета.

— Стареешь ты, а не растешь, Кирито-сан.

Я немного обиделся.

— Ты тоже не молодеешь. А Эрнст, между прочим, вчера сказал, что я очень даже молод.

На самом деле он сказал «не очень стар», но это же мелочи? Все равно здесь наши тела застряли в том возрасте, в котором мы вошли в игру.

Арго только хмыкнула и снова вгрызлась в булку. Прожевала кусок и хмыкнула.

— Слушай, Кирито-сан?

— М?

— Ты не задумывался, откуда в степи повидло?

Я пару секунд задумчиво на нее посмотрел, а потом начал смеяться.

— Кирито-сан. Арго-сан.

Я, все еще похихикивая, поднял глаза и наткнулся на своего кланлида. Кивнул.

— Хитклифф-сан.

— Отдыхаете? — Он добродушно улыбнулся.

— Оружие сломал — пояснил я. — Лучше подожду нового, с дрянью ходить — себе дороже.

— Похвальная осторожность, Кирито-сан. Нас и так осталось немного. Ламберт, да?

Я пожал плечами.

— Традиция. Можно сказать, он наш семейный доктор.

Арго сбоку хрюкнула, Хитклифф тоже дернул уголком рта, оценив мой пассаж. Поинтересовался.

— Вкусно? Я вас часто вижу здесь.

— Угощайтесь — я бросил булочку и ему.

Глава Кровавых поймал булку и немного удивленно покрутил ее в руках.

— Спасибо, Кирито-сан. Съем по дороге. Ну, доброго вам дня, не забудьте про утреннее собрание.

Забудешь тут, как же.

— Доброго дня — отозвался я и проводил его взглядом.

Мне почему-то казалось, что булку он не съест.


Этим же вечером мы с Хакером сидели в беседке неподалеку от моего дома и пили. Безо всякого особого повода, просто захотелось. Асуна сначала сидела с нами, но пару часов назад ее опять сморило, и я отвел ее в дом. Надо поговорить с Каябой, что-то он ее слишком нагружает. Так что мы с главой Логина остались вдвоем.

Набрались мы уже порядочно, и разговор успел пройтись и по игре, и по остальным кланлидам, и по пройденным боссам, и даже по реалу. Как оказалось — Хакер действительно был хакером. Умора, я думал, их не существует. Настоящих я имею в виду, всегда это были какие-то невнятные ребята из телевизора, якобы живущие со мной на одной планете. Те, кого я знал вживую, чаще всего, были совершенно повернутыми на компьютерах недорослями. И да, операционку им при этом устанавливал кто-нибудь другой. Иногда даже я.

Однако вот он сидит — хмурый, сдержанный и неглупый, что самое главное. В числе его последних подвигов числился взлом какого-то интернет-магазина, чье название я моментально забыл. Именно из этих-то денег он и приобрел нейрошлем. Повезло так повезло.

— А ты, Кирито? — «кун» он перестал добавлять еще после первой бутылки.

— Не помню — отозвался я. Говорить правду было лень, что-то придумывать тоже. — Какая разница?

— Тут ты прав, да…

Мы помолчали, а потом я неожиданно для самого себя заговорил. Точнее, заговорило вино.

— Сейчас это не имеет никакого значения. Реал — не реал, здесь — там. Что было — то прошло. Потом будет снова — если мы не умрем здесь, и если Каяба сдержит слово. И еще много разных если. Но сейчас, тут… Сейчас я пьян — признался я. — И мне как-то совершенно насрать на реал. Но это только потому, что я пьян.

И без всякого перехода я выдал.

— И вообще, Хакер. А ты не думал, что, возможно, реал — это Айнкрад?

Он прикрыл глаза и довольно долго ничего не отвечал. Я даже решил, что он заснул. Оказалось, нет.

— Я не знаю, Кирито. Иногда мне кажется, что так и есть. Реал или нет… Ты прав. Так ли это важно, в конце концов? Сейчас у нас есть цель — дойти до сотого уровня. Сегодня, через четыре года — мы на тридцать третьем. Так что это что-то вроде… как слетать в космос в начале двадцатого века. И когда мы достигнем ее — мы получим ответ. Может, нас там из комы встретят добрые доктора, а может — маленькие зеленые человечки. А может, вообще мы все забудем, и снова окажемся в первом дне. Реальность вот она — вокруг нас. Все остальное — это только возможности.

Хакер помолчал секунду и как-то лихорадочно продолжил.

— Знаешь, с нами со всеми что-то произошло. Нет, мы не сошли с ума, но — что-то произошло, Кирито. Мы ведь с тобой путешественники сквозь миры! Если бы мне предложили вернуться в реальность — я бы вернулся. Каждый бы вернулся. Но для нас это бы не был шаг домой. Это бы был шаг вперед. На следующий уровень. За новым небом. Новыми звездами. И там был бы другой космос. А за ним — еще один. И далее до бесконечности. Реальность… Мы заперты не в Айнкраде, Кирито. Мы заперты тут — он постучал себя по виску.

Хакер порол чушь. Но я не стал спорить — чушь была слишком красивой. Я сегодня тоже ее порол.

Тогда я еще не понимал насколько он прав. Возможно, он всегда был лучшим из нас.

А Хакер неожиданно вскочил, расставил ноги пошире, задумался на секунду и выдал.

— На мелкие части
Разбито высокое небо мира
Испуган птенец.

Я пару секунд поворочал мозгами и признал.

— Силен.

Хакер отмахнулся.

— Это Басё[16]. Как там его звали?

— Кого, Басё?

— Да нет. Первого космонавта?

Я фыркнул. Ну да. Москва — Кассиопея. Пасынки Вселенной. Вся фигня.

— Юрий Гагарин.

Он взмахнул рукой, немного забрызгав рубаху.

— За Гагарина!

Я поднялся, встал напротив и пафосным голосом поддержал.

— За Гагарина!

Мы рассмеялись как больные и, чокнувшись, опрокинули вино в себя.

До отделения первой ступени нам оставалось всего сто тридцать девять дней.

Глава 13 Фламенко в лужах

День 1495
Айнкрад. Уровень 35

Через два месяца, на десятое Смеющихся Листьев, состоялся так называемый «штурм Тора-Вьельдо» — города, в который я влюбился с первого взгляда и на всю жизнь.

Это была Испания. Виртуальный призрак Барселоны. То самое дикое сочетание песочных скупых линий с футуристическими шпилями Гауди. Ни один дом был не похож на другой, и все они были одинаковыми. В центре города — совершенно нереальный синий дворец, как будто выплеснутый из стакана, да так и застывший. Не ожидал встретить здесь что-то подобное, хотя, наверное, не стоило удивляться — мы уже видели Францию, древнюю Японию, пигмеев, Германию… Даже город гномов. Почему бы не оказаться в Айнкраде и кусочку Испании.

Но логика — логикой, а впечатление — впечатлением.

Уровень, надо сказать, вообще оказался необычным, и далеко не все сюрпризы были приятными. Впервые его радиус превышал двадцать километров. Впервые лабиринт предыдущего уровня выходил так близко к стенам города. Впервые этот город был занят мобами. И впервые, не считая редких квестов, которые брал крайне малый процент игроков, эти мобы были людьми.

Как сообщил нам НПС, который встретил отряд у выхода из лабиринта — Тора-Вьельдо был занят армией разбойников, которые ранее скитались по окрестным лесам, но под руководством нового вожака осмелели и захватили стены. Сейчас бандиты сами держали осаду — с твердым намерением выбить захватчиков собралось ополчение. Ничего, в общем, удивительного.

Однако, опять же, намерение — намерением, а скрипты — скриптами — выбивать разбойников, само собой, предстояло нам.

Каяба едва вернулся с совета — тут же разогнал большую часть народа по работам, а меньшую, включая меня, собрал на совещание, где вкратце изложил результаты.

— Приветствую всех собравшихся. Только что состоялся совет гильдий. На нем были приняты следующие решения.

На мой взгляд, иногда он все-таки перегибал с официозом.

— Во-первых, город решено брать.

Здесь многие недовольно поджали губы. Могу их понять.

— Зачем он нам сдался? — поинтересовался Ганс, один из пяти наших десятников. — Не лучше ли просто его обойти?

— Такая идея была — кивнул Хитклифф. Практически уверен, что идею высказал Карстен. — Однако, это невозможно. По информации ополченцев — разбойники заблокировали вход в лабиринт, и ключ есть только у их предводителя. Нам придется его победить.

— Альтернативные варианты? — Это подал голос уже я. — Какие-нибудь тайные ходы за стены, наверняка, должны быть.

Хитклифф кивнул.

— Ты этим и займешься Кирито-сан. Сходи в лагерь, поговори с людьми, кроме тебя этого никто не может. Возможно, они тебе что-нибудь и расскажут.

— Хорошо — я снова устремил взгляд в пространство.

— Возвращаясь к теме — в городских стенах трое ворот. На юге, на северо-востоке и на северо-западе. Атаковать будем двумя группами — через южные и через северо-восточные. Рыцари Крови пойдут в северо-восточной группе. Для операции понадобится…

К атаке мы готовились неделю. Подобного опыта ни у кого пока еще не было (у меня вообще-то был, но полигонные штурмы — это слегка не то же самое, что взять город), так что все усиленно вспоминали все, что когда-либо читали или смотрели на эту тему.

От кошек и лестниц было решено отказаться в пользу менее авантюрных таранов — оружия дальнего боя у мобов все равно нет. Так что половина гильдии экстренно переквалифицировалась в плотники.

Моя идея с альтернативными путями прохождения с треском провалилась — ополченцы, к которым я сходил вечером, то ли таковых не знали, то ли не хотели делиться информацией. В общем, ничего толкового они мне так и не рассказали, только накачали какой-то омерзительной брагой, от которой потом два дня трещала голова.

Очень паршиво было то, что драться предстояло с людьми. Да, к крови все давно привыкли, да, режем кого-то каждый день, да, мобы нарисованные, но есть всё-таки какой-то психологический барьер, который не все могут переступить. Были бы еще полигоны, отмечающие попадания — тогда ладно, но вываливающиеся из человека под ноги кишки — это совсем не здорово. Молния однозначно оставалась в пролете, как и еще довольно много человек.

На штурм набирали исключительно добровольцев. В итоге мы наскребли двадцать бойцов. Столько же дал Кибао. Хакер выставил всего шестерых, включая себя. От Серебряных пошла половина. Астольф неожиданно заявил, что пойдет полным составом, но, на мой взгляд — зря, сыграет это с ним плохую шутку. Так же полным составом шли Спящие, но вот за них я был спокоен, с момента образования их ряды не пополнялись ни разу, и то, что численность позволяет им до сих пор входить в элиту Айнкрада — символизировало. Ну и по мелочи набралось остальных — Эгиль, Кляйн с парнями и так далее.

— Может, все-таки, не пойдешь? — подала голос Асуна. Она уже минут двадцать сидела на диване подогнув ноги и наблюдала за моими сборами. Постоянно что-то терялось или оказывалось не в том кармане. Плохой признак.

Я вздохнул, затягивая щитки. Воевать предстояло с людьми, так что я все-таки озаботился защитой — снова смотался в Кайру и прикупил поножи. Еще бы на левую руку отдельную бронь, но таковой нигде не оказалось.

— Ты же знаешь, Асуна, я бы с радостью. Но нас там будет слишком мало. Я и так нечасто выхожу в поле.

— Кирито, там будут люди.

— Я уже убивал людей — напомнил я. — И это были действительно живые люди, а не НПС.

Она понурилась.

— Я тоже… Но всё равно.

— Эй. — Я подошел и потрепал ее по голове. — Все нормально будет.

Молния нахмурилась.

— У меня плохое предчувствие. Может, мне стоит с вами пойти?

— Точно нет. Лучше сделай пирог.

— Пирог? — Асуна посмотрела на меня как на идиота.

— Пирог — подтвердил я. — Обязательно с яблоками. Вернусь — отметим.

— Почему именно с яблоками?

— Они круглые.

Молния устало вздохнула, видимо, смиряясь с неизбежным, и подставила щеку.

— Иди уже. Будут тебе яблоки.


С пригорка открывался неплохой вид на город. Что там происходит на улицах — было не видно, но крыши домов уже хорошо просматривались. На стенах маячили человеческие фигурки.

Добирались мы сюда в этот раз порядочно — неожиданной проблемой, которую все, включая Каябу, как-то упустили из виду, оказалось протащить детали осадных машин через лабиринт. Не знаю как остальные, но я несколько раз отдавил себе пальцы и устал как собака. Пианино поднимать проще.

— Странно это всё — заметил стоящий рядом Виконт.

— Что именно?

— Да всё. Город этот, ополченцы, разбойники. Средневековье какое-то.

Я хмыкнул.

— Так это и есть средневековье.

Виконт бросил на меня мрачный взгляд.

— Больной ты, Кирито, вот что.

И что я такого сказал на этот раз?

— Эй, вы там долго прохлаждаться собираетесь? — окликнули нас сзади. — Помогли бы что ли.

Я оглянулся и увидел Стоуна — тот, обливаясь потом, тащил к полусобранной раме какую-то шпалу, собираясь дополнить ей конструкцию. Справедливое замечание. Мы переглянулись и тоже засучили рукава.

Через пару часов все было готово, как раз подошел остальной народ. Вместе с нами пошли Драконы, учитывая, что Астольф привел всех своих — две наших гильдии превышали по количеству всех остальных вместе взятых. Хотя, как я уже говорил — сомнительное преимущество.

Я вытер пот, кивнул паре знакомых, и отправился искать свою пятерку. Еще через час пришел Хитклифф и окончательно всех построил. К моему удивлению, с нашим кланлидом пришла половина тех самых ополченцев — запустился процесс решения квеста. Вторая половина ушла на юг, усиливать другую группу.

Таран развернули. Наши группы построились вокруг него — толкать должны были по очереди, чтобы народ не сильно выдыхался, хотя, отсутствие защиты и сильно снижало вес. Стоило в очередной раз благословить отсутствие в САО стрелкового оружия… И задуматься о том, почему мы еще не наделали его сами.

Я бросил взгляд на Хитклиффа, командующего операцией. Я до сих пор не очень понимал, как удалось уломать Астольфа, но тот однозначно передал командование на этот бой. Это, безусловно, было хорошо, но для лидера Драконов совсем не типично. Каяба стоял и переписывался с кем-то через френдлист — видимо, согласовывал действия с другой группой. Я, ловя момент, открыл собственный. Уже собирался черкнуть Асуне что мы начинаем, когда Каяба отдал сухую команду.

— Пошли.

И мы пошли.

Конструкция заскрипела и двинулась вперед. Не знаю, чего я ждал. Невозможного здесь ливня стрел, чтобы укрываться под отсутствующими у нас щитами, покрытыми мокрыми шкурами? Ругани со стен, камней катапульт? Наверное.

Не произошло ничего.

Стоял теплый солнечный денек, мы толкали таран по пыльной дороге и ничего, совершенно ничего не происходило. Периодически звучала команда на смену, таран останавливался, и тут же двигался дальше. Таким, немного нелепым образом, мы и добрались до ворот. Потоптались на месте. Драка-то будет сегодня или нет?

— Мах! — скомандовал Каяба. Вот он как раз был ничуть не смущен, что, впрочем, не удивительно.

Мы налегли на ручки, и бревно, натягивая цепи, ушло назад.

— Удар!

Ворота вздрогнули.

— Мах!

На третий раз створки уже чувствительно покачнулись — полотно, как ни странно, стояло крепко, а вот петли, похоже, постепенно расшатывались.

— Мах!

Последний удар и ворота падают внутрь.

Сразу после этого по их обломкам на нас летит толпа. Человек сто. Расстояние метра три. Я едва успеваю отскочить от бревна и вытащить оружие. Сблокировать уже не успеваю — приходится падать в сторону.

С трудом удерживаю равновесие, получаю по лицу, к счастью неглубоко, но дико больно. Ничего не вижу. Наугад бью мечом в ответ, промахиваюсь. Отскакиваю назад и врезаюсь в схватившуюся у меня за спиной пару. Все катимся по земле.

Вокруг вопли и лязг. Меня окатывает чем-то теплым, и что — то падает сверху. Отталкиваю тело и перекатываюсь в противоположную сторону.

У меня все-таки получилось подняться, и я приткнулся спиной к тарану, вытаскивая из кармана хилку. Глоток и зрение возвращается. Мимо пролетает какой-то разбойник, и тут же получает от меня кусок железа в спину. Врага легко было узнать по коричневым одеждам не лучшего состояния. Все РыКи были в форменном красно-белом, Драконы — просто в багровом.

Но ситуация быстро менялась — еще пару минут, и в багровом будут все.

— Отойти к тарану! — раздалась звучная команда Каябы. Сам он в панику не впал, и сейчас крутился в самой гуще — вокруг него лежало уже четыре трупа.

Да кому тут отходить уже — подумалось мне, но оказалось, что я ошибся. Люди, услышав лидера, начали выдираться из каши, и их было неожиданно много — чувствительно больше половины. Получалось так, что большая часть бойни происходила между бандитами и ополченцами. Мы быстро сбились в кучу и образовали подобие строя.

— Держать позицию, не дергаться!

Хитклифф быстро пробился к нам, отбросив одного врага щитом и проткнув другого, и занял свое место.

— Стоим, бьем их!

Строй сбился еще плотнее. В двух шагах резали ополченцев, на нас напор оказался куда слабее. Хитклифф периодически делал туда пару шагов, выбивал одного — трех противников и возвращался. Хорошо ему бессмертному.

Хотя какого черта — вдруг разозлился я, отводя очередной удар в сторону. Чем я хуже, мне его убивать еще! А эти ребята живые вообще-то для меня, а не для Каябы.

Я тоже шагнул вперед, выходя из строя. Слил удар и ткнул в ответ. Мою атаку отбил сосед того моба, в которого я целился. Ого, не ожидал, что они так умеют. Хотя, если подумать…

Подумать не дали, последовало сразу два удара с разных направлений. Выворачиваюсь совершенно неестественным образом, один отбиваю, второй удается только смягчить — вместо грудины мне пробивает плечо. Выталкиваю себя обратно, и один противник падает. Его место тут же занимает другой. Сбиваю плоскую атаку и благословляю Систему — слышится лязг набедренной пластины. Защититься снова уже не успеваю — держать правый клинок могу, но вот махать им — нет, больно.

Меня прикрывает крестообразный щит. Прокручиваюсь вокруг Хитклиффа и размашисто бью с противоположной стороны. Рядом откуда-то появляется Ганс. Нас поддерживают, толпа ломится в атаку. Сливаемся с ополченцами. Всё. Это победа, дальше проще.

На земле осталось тридцать трупов. Восемь наших, остальные — Драконы. Просто не смогли атаковать, а одной защиты оказалось недостаточно. Остатки ополчения уже ушли вперед, а мы только закончили подсчитывать потери.

— Много — констатировал я очевидное.

— Много — согласился Хитклифф. — Но бой еще не выигран, Кирито-сан.

Я бросил на него хмурый взгляд. А ведь он меня спас. Если бы не щит Каябы — валяться бы мне с разрубленной башкой. Да и всем остальным, скорее всего, тоже. Мысль была противной. Отец-командир, мать его.

— Я понимаю.

Он только кивнул и развернулся к остальным.

— Мы вошли в город, но наша цель еще не достигнута. Нам нужен глава разбойников. О мертвых мы подумаем потом, сейчас надо собраться и двигаться дальше. Наша цель — центр города, дворец.

Мрачные кивки. Не в первый раз. И не в последний.

Мы разбились на два отряда, чтобы если что — атаковать с флангов и двинулись по улице. Предосторожность оказалась излишней — видимо, самой сложной частью были ворота, на улицах нас встречали лишь группы из пяти — шести противников. С ними, вдвоем — втроем на одного разбирались легко.

Я был в крови уже с ног до головы, как в своей, так и в чужой, остальные выглядели ничуть не лучше. Мобы были совсем не похожи на мобов — разбойники дрались согласованно и совсем неплохо. Возвращаясь к мысли, которую мне не дали додумать на воротах — возможно, что из-за меня. Хотя, обращать внимание, действуют ли они так же против остальных, у меня времени не было — живой человек это тебе не тупой компьютерный гоблин.

Хитклифф периодически тормозил отряд и связывался с другой группой через френдлист. Рожа у него, надо сказать, становилась все более мрачной, видать, дела там были не очень. В итоге на одном из перекрестков он остановил продвижение и переговорил о чем-то с Астольфом. Здесь мы разделились — Драконы отправились в сторону южных ворот, а мы продолжили продвижение к дворцу.

На площади нас встретил еще один крупный отряд — двенадцать человек. Здесь мы потеряли еще двоих, включая Виконта. Средневековью он тоже не понравился.

Дальше коридоры с уже более хорошо экипированными врагами, зато всего по трое. В одном из залов случайно порубили ажурную мебель — развалили стол и вспороли диван. Красноармейцы в Зимнем. Хотя, не думаю, что у тех было столь же поганое ощущение как у меня.

И вот, наконец, главный зал. Длинное помещение, в конце — постамент с троном, на троне — рыцарь в полных латах. В ногах небрежно прислонены меч и щит.

Заметив нас, он поднялся с трона и похлопал. В латных перчатках звучало странно.

— Вы всё-таки добрались до меня. Признаться, я удивлен. — Он вздохнул. — Варвары. Ворвались в мой дом, убили моих людей. Придется разбираться с вами самостоятельно. Но прежде чем мы обнажим клинки, не хотите ли узнать в чем собственно…

— Не особо — процедил я, воспользовавшись своей «суперспособностью». Слушать эту прописанную ахинею было отвратительно. Лично мне было абсолютно плевать, чей он там внебрачный сын в этом идиотском квесте. Тридцать два человека легли и больше не встанут. Мне чуть голову не снесли. — Оружие доставай и всё.

Предводитель хмыкнул.

— Вот значит как. К сожалению, всё не так просто — со мной надо драться на дуэли. Кто из вас это будет?

Он воззрился на нас с интересом.

Я уже собирался шагнуть вперед, но мне на плечо опустилась тяжелая рука.

— Не лучшее решение, Кирито-сан. Он хорошо экипирован, это противник не для тебя.

Я еще раз окинул фигуру предводителя взглядом и мысленно согласился. Консервная банка, я опухну его ковырять, и вполне возможно, что даже не смогу.

Рука исчезла, и Хитклифф вышел вперед. Встал напротив и поклонился.

— Разумный выбор — одобрил противник, подхватил оружие и ответил на поклон. В следующую секунду на полу вокруг пары вспыхнул фиолетовый круг, очерчивая границы дуэли.

Они еще пару мгновений меряли друг друга взглядами, а потом пошли по кругу. В голове всплыла дурацкая мысль — Дрэгон Эйдж какой-то. Алистер против Логейна. Только вот кто из них кто? По уму, наверное, разбойник — Алистер. Но вот учитывая, что в игре проигрыш был не предусмотрен, а Каяба — бессмертен — получается, что наоборот.

Решить этот крайне важный вопрос я не успел — поединок начался. Если это можно было так назвать.

Они одновременно сделали шаг вперед. Вот предводитель выставляет перед собой щит и бьет через него мечом. Каяба делает еще один шаг — вперед и влево.

Раз! Он резко приседает и прокручивается вокруг своей оси. Атака врага уходит в молоко. Клинок бьет под колено, и предводитель начинает заваливаться назад. Два! Еще один шаг вперед, еще один оборот (когда он успел сменить хват?) и меч входит врагу под лопатку.

Всё.

Я тупо посмотрел на упавшее тело. Это было быстро. Нереально быстро. Я бы так смог — в теории. На практике — даже пробовать бы не стал, чистое самоубийство, любая ошибка и ты покойник, особенно когда сидишь в нижней позиции, так вообще никогда не делается.

Когда мы брали восставшего короля кобольдов — я подумал, что он хорош. На боссе двадцать пятого — несколько снизил эту планку, там Хитклифф чуть не прокололся, и если бы не моя глупость, то кто знает, чем бы все закончилось. Потом я уже как-то не обращал внимания на то, как он дерется, и очень зря — кажется, Каяба сделал выводы из паука и понял, что в тот раз сильно заигрался. В этот раз он притворяться не стал.

И, медленно подняв на него взгляд, я признал для себя одну простую вещь — я не смогу его убить. Никогда.

Словно отвечая на мои мысли, он кивнул.

— Победа.


Праздновать было особенно нечего. Пока я пересказывал Асуне события, она обложила меня не раз и даже не два. На мой взгляд — незаслуженно, ведь я остался жив. В отличие от многих других. Потери были слишком большими, а это ведь даже не лабиринт — мы толком и за уровень-то не принялись.

В итоге Молния все-таки успокоилась, и соизволила меня накормить. Оказалось, что требуемый пирог с яблоками действительно был приготовлен. За эти годы она сильно поработала над своими навыками и сейчас я его есть не опасался. Правда, кусок в горло не очень лез, но это было уже другое.

В конце концов, перебирая волосы Молнии, которая устроила голову у меня коленках, я все-таки расслабился. Да, паршивый день, но бывали и похуже, честно говоря.

Я вздохнул, потянулся к столу и ухватил кусок пирога. Откусил, запил чаем.

— Вкусно.

— А ты сомневался? — хмыкнула девушка.

— Немного — поддел я ее и тут же получил кулачком под ребра.

— Неблагодарный.

— Неправда. — Я вдруг, неожиданно для самого себя, снова стал серьезен. — Асуна.

— Что? — Она, мгновенно почувствовав перемену, повернула голову. Молния вообще всегда хорошо меня чувствовала. Когда я обеспокоен, когда недоволен, когда мне плохо, или наоборот хорошо. Отвечал ли я ей тем же? Я старался изо всех сил, надеюсь, у меня иногда получалось.

— Спасибо.

Она немного помолчала, потом отвернулась обратно.

— Принято.

И в этот момент в дверь постучали.

Мы недоуменно переглянулись. Кто сегодня мог прийти? Проходчики после штурма наверняка разбрелись по домам и так же отходят от произошедшего. Простые игроки? У нас мало с кем настолько хорошие отношения, чтобы к нам ходили в гости. Да и не стали бы они делать этого сегодня.

Асуна нахмурилась и, неохотно приподняв голову, выпустила меня с дивана. Я, подхватив чашку, пошел открывать.

На пороге стоял Сёгун. Однако. Нет, с ребятами я в отличие от самурая остался в нормальных отношениях, но больше заочных. Домой мы всё-таки друг к другу ходить перестали. Нечего дразнить собак.

Я хмыкнул.

— Какие люди. Что сдохло?

Неправильный вопрос.

Сёгун прикрыл глаза и качнулся вперед-назад. У меня екнуло сердце. Сейчас что-то будет.

— Кляйн погиб.

Я стоял и просто смотрел на него. А моя чашка летела вниз.

— Мы через южные ворота шли. Когда ворота упали…

Он все говорил и говорил, а чашка все летела и летела, нарушая все законы физики. Чашки не падают так долго.

Наконец она упала. Я ждал, что разлетятся осколки, но перед дверью лежал коврик, так что просто получилось пятно. Опять.

Глава 14 Нерф

День 1498
Айнкрад. Уровень 1

Не знаю, кто его проектировал, но памятник внушал. Наверное, уже давно лежал у кого-то в проектах, но из-за поверья о нашей неуязвимости пылился. Теперь было можно.

Кляйн стоял широко расставив ноги, с катаной на плечах. Кто бы мог подумать, что он станет первым. Не козел Кибао, не Хакер с его закидонами, не безымянный, которого на самом деле звали Шайо, а именно Кляйн. Первый встреченный мной игрок. Который потом стал другом. И с которым мы так глупо разругались из-за женщины.

Я ведь с ним больше ни разу толком не поговорил с тех пор, как хлопнул дверью.

Асуна стояла рядом и держала меня за руку. О чем она думала? О том же, о чем и я? Или, может быть, вспоминала другого Кляйна, которого я не знал? Интересно, он дарил ей цветы? Я вот всего раз десять.

Я перевел взгляд обратно на камень.

Хакер разглядывает собственные ногти, источая почти материальную ауру неизвестно чего. Меч небрежно висит вдоль ноги.

В левой части, поближе к центру — я сам. Правой рукой с мечом чешу затылок, левая ерошит волосы Асуне — та сидит, прислонившись к моей ноге.

Вторая сидящая фигура — Эгиль. Секира прислонена к плечу, на лице добродушная улыбка.

Азалия — девушка солистка, ставит Стоуну рожки с хитрым лицом. Они разошлись через полгода.

Кибао — неопределенно хмурится непонятно чему, поджав губы. Стучит мечом по левой ладони.

Двадцать шесть живых.

Сейчас на кладбище стояло двадцать пять.

За нашими спинами — строй погибших. Все в одинаковых позах и плащах, открыты только головы.

Пятнадцать мертвых.

Всего — сорок один человек. «Вот и вся армия». Казалось, это было вечность назад. Бездну времени.

Надпись, очень короткая. Наверное, только японец мог такое написать. Хотя, теперь уже айнкрадец.

«Участники первого рейда Айнкрада.

Благодаря им этот памятник исчезнет».

И список имен.

В груди вдруг что-то резко поднялось, распухло и лопнуло в горле. Я заплакал. Сегодня было можно. Даже не над Кляйном — над всеми нами, какими мы были тогда. Нам такими уже никогда не стать.

Смогу ли я ходить по улицам без меча?

О чем мне вообще говорить с людьми из реала? О том, кто будет следующим президентом Штатов? Или о ценах на нефть?

Или, может быть, о Кляйне? Рассказать, как я пер его на спине, или как мы вшестером устроили пикник на девятом уровне? Про повидло это кретинское? Да к черту.

Если бы Диего и Кайла выжили — им бы было о чем говорить с сыном? Они бы продолжали сейчас драться? Или им стало бы плевать, как почти уже плевать Эгилю, ходящему на край ради друзей? Или они мечтали бы о новом космосе, как Хакер?

Нет ответа.

Все разошлись. Асуна постояла еще немного, сжала мою руку и тоже двинулась к выходу. Я остался стоять. За спиной вспыхнул синий свет телепорта и Молния исчезла.

— Интересно, если бы тот, кто создал этот мир стоял сейчас здесь — что бы он подумал? — спросил я в пространство.

Каяба отлепился от дерева, возле которого стоял уже минут двадцать, и, приблизившись, встал рядом. Тоже посмотрел на монумент.

— Возможно, Кирито-сан, он бы решил, что его замысел наконец воплощен. — Он помолчал. — Но я не думаю, что он был бы рад.

— Замысел? Думаете, Хитклифф-сан, у него вообще был какой-то замысел? Всё что нам сказали — приятной игры. И столько людей погибло.

— Говорят, пути Бога неисповедимы.

Бога? Этот ублюдок серьезно считает себя богом?

— А еще говорят, Кирито-сан, что им очень непросто быть.

Не знаю, что он имел в виду. Но мне отчего-то показалось, что его голос был печальным. Скорее всего, показалось, но я припомнил поход Кибао и ничего не сказал.

Просто кивнул и снова посмотрел на Кляйна.

Прости, самурай. Если что.

И прощай.


Одна тысяча пятьсот семьдесят шестой день от сотворения мира вошел в историю Айнкрада навсегда. Ему даже дали название. Много названий. Кто-то говорил просто «Тот День». Некоторые более изобретательно называли его «Днем Кристаллизации» — название через пару месяцев, поскрипев мозгами, изобрел Эрнст. В официальных документах он проходил более традиционно — «День Гнева».

День когда мир изменился.

Тем утром я стоял перед воротами в зал босса 36 го уровня и задумчиво дергал тетиву корявого лука. Рейд был назначен на вечер, но я наконец-то закончил свое творение и решил провести тест. Идея вертелась с самого Тора-Вьельдо, но терзали меня сильные сомнения, что оружие будет работать. Всё-таки, это было уже совсем не по правилам.

Нет, я не умел делать луки. Чисто теоретически знал, что они делаются из ивы, и дерево каким-то специальным образом нужно вымачивать, но всё это на уровне «где-то слышал». Так что я просто взял кусок дуба, как самого прочного, и вырезал из него дугу.

С жилами было еще хуже — как обрабатывать их, я вообще не представлял. С тетивой мне помог Ламберт. Ну как помог — за деньги. Уж не знаю, как он это сделал, но в итоге, промучившись неделю, кузнец предоставил мне что-то вроде толстой струны. Он же наделал наконечников.

Получившееся убожество весило будь здоров, а било метров на двадцать, не больше, и то половина стрел шла мимо, хотя, возможно, это уже я виноват. Однако — если стрелы будут втыкаться, а не отскакивать (что вполне возможно), то этот уродец был оружием победы.

Босс ведь не может выйти из своей комнаты. Он опасен только если войти внутрь. А я и не буду входить. Я буду спокойно стоять в коридоре, и поливать его стрелами. Час, если понадобится — два. Но зато — совершенно безо всякого риска.

Я снова дернул тетиву и смерил противника взглядом. В этот раз уровень был водным — морское побережье, и внутри меня ждал огромный краб.

Ладно, хватит дергаться. Я поглубже вздохнул, взял из принесенной вязанки стрелу и поднял оружие. Прицелиться, пли!

Стрела улетела в противоположный конец зала. Я ругнулся и взял еще одну. Попал с третьего раза. Стрела ткнулась крабу в ногу и застряла. Неглубоко, но все-таки она застряла, а не отскочила и не сломалась. Ну кто тут герой Айнкрада?

Краб повернулся и пошел ко мне. Мне же лучше — дальше порога он не уйдет, а целится удобнее. Я ухмыльнулся и выстрелил снова. И еще один раз. И тут он шагнул через порог.

Ухмылка у меня с лица мгновенно слетела, я оцепенел.

Босс вышел из комнаты? Так же не бывает! Хотя — бывает. Со мной. Когда я делаю какую-нибудь хрень. Начинаю болтать с торговцами, например. Или катаюсь на драконах. Луки изобретаю.

Краб сделал еще шаг. Я развернулся и бросился бежать, но не успел. Заметив, что добыча собирается сделать ноги, монстр резко ускорился, и между мной и выходом упала клешня. Вторая (против всякой биологии их было две) тут же попыталась перекусить меня пополам.

Я отбрасываю чертов лук в сторону и плюхаюсь на пол — над головой щелкает. Чуть ли не из положения лежа отскакиваю назад и вынимаю клинки. Начинаю пятиться. Все очень плохо.

Босс. Я один на один с боссом уровня. По собственной глупости. Стопроцентная смерть. Да, вроде бы Киригая завалил одного, но то Киригая. И в мультике. Тут не мультик. Здесь это вам не там. Что мне делать-то, мать твою?!

Краб мне время на подумать давать решительно не желал и рванулся вперед со всех своих ног, с явным намерением меня распотрошить. Я натуральным образом заорал и рванул в единственном доступном направлении — в комнату босса. Чуть ли не за секунду пролетел весь зал и дернул дверь на лестницу. Там узко, выйду наверх, у меня есть кристаллы… Дверь была заперта. Видимо, они открываются только после смерти босса — до этого никто не рисковал проверить.

Я снова упал на пол и надо мной в стену с грохотом впечаталась огромная туша. Ползком, прыжком из-под ног, быстро! И бежать обратно!

На этот раз я успел. Пролетел в проход, сходу в еще один, завернул в какую-то комнату, в другую. Остановился только на предыдущем уровне лабиринта. Здесь прижался к стене и, безуспешно пытаясь унять бешено колотящееся сердце, сполз по стене. Это было близко.

Запрокинул голову и с чувством выматерился на чистом японском языке. Никогда. Никогда больше не делать ничего подобного. Закопать свою вундервафлю, и никому про нее не рассказывать. Асуна и так промолчит, Ламберт… Ламберту денег дам. Много.

Немного отдышавшись, я поднялся и с дрожью в ногах зашагал обратно. Осторожно выглянул — безопасно, босс уже снова был на своем положенном месте. Я, воровато оглядываясь, цапнул лук со стрелами и снова скрылся в проходе.

Но день еще только начинался, и мои неприятности тоже.

Выйдя из лабиринта, я схоронил орудие преступления в ближайших камнях и вытащил из кармана кристалл телепортации. До собрания было еще далеко, но здесь делать было больше нечего. Я сжал кристалл в руке и скомандовал.

— Телепорт Тора-Вьельдо!

И ничего не произошло.

Я оцепенел второй раз за очень короткое время. Тупо посмотрел на кристалл. Испортился? А они вообще портятся?

Я вынул из кармана запасной.

— Телепорт Тора-Вьельдо!

Никакой реакции.

— Телепорт Старт!

Я по-прежнему стоял на морском побережье.

— Телепорт Кальзе!

Только шелест волн.

Внутри начало что-то смерзаться. Я не понимал, что происходит. Кристаллы не работали.

Стоп, время.

Кристаллы телепортации не работают.

Два самых первоочередных вопроса.

Где сейчас Асуна?

Какие еще есть способы быстрого перемещения?

Должна быть на тридцать пятом.

Городские порталы.

Сколько идти пешком?

Проверить место по френдлисту.

Они работают?

Около двадцати километров, если суммировать по двум уровням.

Вероятно, но не факт.

Плюс лабиринт тридцать пятого.

Что оптимальнее?

Старт.

Я отбросил бесполезный кристалл в сторону и побежал.


Через полтора часа мокрый как мышь я влетел в ворота Тора-Вьельдо. Хотелось просто упасть и выблевать легкие, но пока было нельзя. Если верить карте — Асуна была на центральной площади. Еще пару километров.

Наконец я до нее добрался. Молния вылетела навстречу из толпы, и я покрепче прижал ее к себе.

— Ты как?!

— Я в городе была, все нормально. А ты?

Я нервно хохотнул.

— Босс немного покоцал, а так хорошо. Потом расскажу. Что происходит?

— Ты не знаешь? — она наконец выпуталась из моих рук и удивленно посмотрела на меня.

— Знаю только, что кристаллы телепортации перестали работать.

— Городские порталы тоже закрылись. Хорошо, я уже здесь была.

Вообще-то плохо, лучше бы она дома осталась. Хотя, мне до него бежать было дольше. Чувствительно.

Я вздрогнул.

А сколько? Каков вообще размер Айнкрада? Если все же усреднить уровни, то получается, что от Тора-Вьельдо до нашего дома… Сто сорок километров. Это минимум, на самом деле больше. Я бежал, поддерживая скорость около пятнадцати километров в час, чуть медленнее. Это выходит — девять часов. День. И я не смогу девять часов держать такую скорость. Навскидку умножим на два — восемнадцать. Привалы. Еда. Сон. Больше двух дней. Три.

Я похолодел. До меня начало доходить что произошло. Каяба долбанулся?! Что это вообще?!

— Где Хитклифф? — выдавил я.

— Успокаивает людей — Асуна махнула через плечо.

Я ухватил ее за руку и направился в толпу.

В толпе царила паника. Я уже как-то говорил, что не являюсь единственным арифметиком в Айнкраде — с тех пор ничего не изменилось, все быстро поняли, что к чему. Как нам теперь проходить игру? Жить всегда на последнем уровне? Походы с обозами организовывать? А время? Время!

В центре площади был собран небольшой помост из бочек и на нем действительно стоял Хитклифф и что что-то вещал. Похоже, уже довольно давно, но без особого результата. Его слушали, но лица не успокаивались. Речь шла уже черт его знает на какой круг.

— Да, кристаллы телепортации перестали работать. Однако, мы не должны поддаваться панике. Возможно, этот эффект временный. Рейд на босса состоится как и было запланировано. После этого будет собран совет…

Какой к черту рейд? Сейчас немного не до краба-переростка. Я, по-прежнему волоча что-то возражающую Молнию на буксире, решительно двинулся к помосту. Я не имел совершенно никакого представления, что я сейчас сделаю, но что-нибудь сделать собирался обязательно.

Но далеко я не прошел, всего через два шага остановившись как вкопанный.

Потому что совершенно неожиданно произошло то, чего я уже так давно ждал — над головой у Каябы полыхнула фиолетовая надпись.

БЕССМЕРТНЫЙ ОБЪЕКТ!

Я опешил. Его кто-то атаковал?! Но кто? И как, черт возьми, Каяба же стоял и читал речь и… и продолжает это делать сейчас. Он даже ничего не заметил, в отличие от толпы, которая мгновенно застыла, как будто людей массово парализовало. Представляю, что сейчас у них в головах.

Надпись была вызвана не атакой. Но тогда чем?

— В этих условиях мы…

Хитклифф осекся, как будто у него что-то застряло в горле, и сжал руку в кулак. Я вместе со всеми с нарастающим изумлением наблюдал за ним. Что происходит?

Надпись мигнула.

БЕССМЕРТНЫЙ ОБЪЕКТ!

— Мы должны…

Мигнула еще раз и пошла неправильными полигонами.

БЕССМЕРТНЫЙ ОБЪЕКТ!

— Мы…

А потом он захрипел и резко прижал кулак к груди. Лицо исказилось и посерело. Хитклифф качнулся раз, другой. И мешком рухнул с помоста. Мертвым.

Секунду спустя тело исчезло и над пустым местом повисла уже другая плашка.

СОЕДИНЕНИЕ РАЗОРВАНО

Народ шарахнулся в стороны.

Мои глаза расширились. Я… я уже это видел. Давно, в прошлой жизни. В аниме. Так убивал Дес Ган.

Разрыв сердца.

Акихико Каяба был мертв. В реале. Лежал в своей супер удобной кровати и остывал. А в двух шагах от него шелестел сервер Sword Art Online.

Но и это было еще не всё.

Еще два мгновения спустя мир мигнул, и две полоски здоровья в левом верхнем углу глаз пропали. Прихватив с собой карту.

Тишина. Такая мертвая тишина в Айнкраде стояла только однажды. Когда мы впервые увидели Каябу. И сейчас мы видели его в последний раз, хоть никто кроме меня об этом и не знал.

Я, уже зная, что сейчас произойдет, поднял правую руку и сложил указательный и средний пальцы. Взмахнул сверху вниз.

Меню не появилось.

Второй раз не пробую.

Медленно поворачиваю голову к Асуне. Та все так же стоит в шоке, глядя на то место, где пропал Хитклифф, своими чудесными золотыми глазами. Сейчас — совершенно пустыми.

Открываю рот, чтобы ее позвать, но закрываю обратно. Позже.

Торопиться теперь уже совершенно некуда.

Мы не вернемся.


Конец первой части

Часть 2 Смуглые и золотоглазые

Глава 1 Белый Назгул

4 день месяца Быстрых Ручьев
15 год от сотворения мира
Тора-Вьельдо. Совет Пяти

Я спрыгнул с Нэко, и похлопал дрейка по горячему боку. Приземлившаяся рядом Молния скопировала мой жест. Секунду спустя, тяжело взмахивая крыльями, на террасу опустился и третий дрейк.

— Здравствуйте, Кирито-сан, Асуна-сан.

— Как жизнь, Тори? — весело поинтересовался я, привычно бросая мальчишке серебряк, который тот ловко поймал.

— Жениться не собрался еще? — уточнила вопрос Асуна.

— Только если на вас, Асуна-сан!

— Но-но! — усмехнулся я, подходя и ухватывая Молнию за плечо. — Вон Лиза давно на тебя засматривается.

— Она мелкая — скорчил рожу Тори. — А вот Асуна-сан в самый раз.

Во нахал. Я рассмеялся и легонько толкнул его в лоб.

— Руки прочь от моей жены. Остальные уже собрались?

Мальчишка посерьезнел.

— Больше часа назад, ждут только вас.

Я кивнул, неудивительно. Хлопнул Асуну по плечу, бросил взгляд на сползавшего с дракона Марка.

— Мы в город — ответила Молния на немой вопрос. — Сначала к аптекарю, потом погуляем, наверное.

— Хорошо. Встретимся в Белом Мече.

Я поцеловал ее в щеку, еще раз хлопнул по плечу и отправился вниз. Полагаю, народ уже скоро воспламенится от нетерпения. Что поделать, моей вины в задержке не было.

Я остановился перед дверью в нужный зал, собрался с мыслями и толкнул дверь. Взгляды четырех сидящих за круглым столом людей тут же скрестились на мне.

Совет Пяти был организован десять лет назад, вскоре после Дня Гнева. И, хочу отметить, что существование его меня отнюдь не радовало.

Тогда в Айнкраде царил хаос. Многие оказались очень далеко от тех мест, где проживали, люди потеряли друг друга. Ну и просто царила паника, из-за таинственной гибели Хитклиффа и отключившейся Системы. Перестало работать всё. Кристаллы, городские порталы. Хилки. Вообще любые зелья.

Требовалась координация. Хоть какая-нибудь. В тех условиях не было другого выхода, нужно было хоть что-то делать, причем именно проходчикам, как самым опытным — ведь многие простые игроки вообще так никогда и не выходили за стены городов. И теми главами гильдий, что были тогда в Тора-Вьельдо, был создан Совет. Тогда еще — Совет Четырех. В него на тот момент вошли Драконы, Спящие, Логин и Армия.

Но с тех пор всё изменилось. Теперь это было правительство — ни больше ни меньше. А это означало… Слишком много всякой дряни это означало. Но сделать с этим я ничего не мог. Тогда меня никто не спрашивал, а потом было уже поздно.

Надо сказать, что за десять лет изменились не только функции Совета, но и его состав. Сейчас в него входило уже не четыре человека, а пять. И все они сейчас находились в этом зале.

Сёгун — Рыцари Крови.

Клео — Спящие Рыцари.

Хакер — Логин Реал.

Кибао — Армия.

И я. Кирито-кун. Он же — Глюк, он же — Снег, он же — Белый Назгул, он же — Первый Меч, он же — Голос… В общем, шашлык-машлык и прочая фигня.

Здесь я сидел как раз в качестве назгула, как глава Улаири, созданных мною десять лет назад, едва ли не одновременно с Советом. Как и положено — девять человек. Я, Асуна, Арго, Эрнст, Линвар, Айдан, Кармен, Апостол и Марк.

Самая маленькая гильдия в Совете, а возможно и во всем Айнкраде. И самая сильная.

У нас были драконы.

То есть у нас был Эрнст. А вот у Эрнста уже были драконы.

— Приветствую всех собравшихся.

— А ты не торопился, Снежок — мрачно заметил Кибао.

Я нахмурился и прикрыл за собой дверь.

— Пришлось завернуть на пятый. Кстати, я думаю, что это относится к теме собрания.

Слово «уровень» давно никто не применял, в обиход вошло нейтральное и, пожалуй, даже более точное словечко «слой». Некоторые вообще говорили «провинция», но это, по-моему, уже была шиза.

— Снова мертвые? — подалась вперед Клео.

Я занял свое место и кивнул.

— Да, и порядочно. Мы их пожгли, но дрейка Марка ранили.

Вообще-то парень сам дурак, решил покрасоваться и помахать мечом на бреющем. Сколько лет в него мозги вбиваю и все без толку.

— А я еще год назад говорил, что с ними надо что-то делать! — тут же вскинулся глава Армии. — Пока еще не поздно!

— Ну и что ты собрался с ними делать, Кибао? — поинтересовался Хакер.

— Прочитает им гневную речь — подал голос Сёгун.

— Ну-ка хватит! — прикрикнула Клео, на правах единственной женщины. — Какова вообще сейчас ситуация? Кирито?

Я припомнил сводку Арго.

— Первые три слоя заняты ими полностью. Кайра в осаде. Хотя, — вставил я собственную ремарку — вряд ли это можно так назвать, пока вокруг просто полно мобов. На остальных слоях ниже двадцать второго периодические налеты. Выше — редкие появления бродячих особей. Полностью чисты двадцать второй, тридцать пятый и сорок второй.

Я еще раз мысленно перечитал отчет и подытожил.

— Вроде бы всё.

— Предложения? — кажется, сегодня Совет вела Клео.

— Собрать людей и выбить их — пробурчал Кибао.

Я бросил взгляд на Хакера, как самого здесь спокойного человека, но тот зря трясти воздух не собирался — Кибао и сам понимал, что несет чушь.

Клео вздохнула.

— Другие предложения?

Хакер побарабанил пальцами по столу.

— Переговоры?

— Пф! С кем?! — тут же возмутился лидер Армии. — Это же мобы!

— Странно, что это ты говоришь — заметил Сёгун.

Кибао немного смешался, но позиции не сдал.

— Мобы — не НПС. Мобы это мобы.

Логично.

— Вообще-то, согласен — поддержал я его. — Я бы поддержал переговоры, но их просто не с кем вести. Однако, я против атаки. Пока процесс продолжается — это бессмысленно.

— Надо найти главного.

— Это тебе в реал, за главным.

Я так никому и не рассказал про Каябу. Если раньше в этом не было смысла, то теперь и подавно.

Повисла тишина. Ее, в очередной раз тяжело вздохнув, снова прервала Клео.

— Ладно, что еще мы можем сделать?


Часа четыре спустя я вошел в Белый Меч, огляделся и заметив Асуну, перед которой стояла миска мороженого, опустился за столик.

— Ну что решили? — тут же поинтересовалась Молния.

Я пожал плечами.

— Как всегда — ничего. Усилить патрули и уповать на Систему.

Асуна ругнулась.

— Этого мало.

— Да я понимаю. — Я поднял на уровень глаз оставленную женой без присмотра ложку с мороженым и задумчиво на нее посмотрел. — Но в чем-то они правы. Что мы можем сделать? Они же не умирают.

Молния только смерила меня хмурым взглядом и, что-то буркнув, откинулась на спинку стула.

Явление, о котором шла речь, появилось примерно полтора года назад. Вообще-то, на мой взгляд, мертвые — это звучало чересчур круто. Мне сразу приходило в голову что-то вроде хрипящих зомби, от которых отваливаются куски мяса. По факту, все было куда прозаичнее — мобы респаунились.

Мы как-то уже все свыклись с тем, что в САО, если не считать животных, этого не происходит — если ты убил монстра, то он не появится снова. Если бы это было так, мы бы и до первого лабиринта никогда не добрались. Но в нормальных играх, это вообще-то не так. Убитые монстры вполне себе оживают. Теперь это происходило и здесь.

Началось все с того, что на первом пропала пара лесорубов. Сперва никто не обратил внимания, может, решили заночевать в лесу, или отправились к кому-то в гости в Урбус. Мало ли чего. Потом пропали еще три человека и вот здесь мы уже напряглись. На поиски вышла пара человек от Армии. И тоже не вернулась. Одновременно пропал каменотес на втором.

Тут уж забили тревогу. Поисковая группа, выйдя в район, где пропали люди, обнаружила поселение племени гоблинов. Которое я лично вырезал еще в первый свой месяц в Айнкраде.

А потом началось — первый слой «воскрес» полностью, за ним постепенно начал респауниться второй. Причем, ладно бы мобы просто воскресали и смирно стояли на своих положенных местах. Но они шли в атаку. Через три месяца нас вынесли из Стартового города. Погибла куча народу, человек двести игроков и тысяч, наверное, пять НПС. Урбус тут же эвакуировали наверх.

Дальше — больше. О той ситуации, что сложилась сейчас, больше года спустя, я уже рассказал на Совете.

Сейчас нам бы не помешал второй Хитклифф.

Я вынырнул из размышлений и посмотрел на Асуну. Та сидела, устремив взгляд в пространство — наверное, прокручивала в голове то же самое.

— Где Марк?

Молния моргнула и вернулась в реальность.

— По аптекам бегает. Никто не продает ингредиенты, только готовое. Как бы опять самим собирать не пришлось.

Я цокнул языком. Да, лечить дрейков было проблемой. Эрнст химичил месяцев пять и в итоге подобрал смесь, которая ускоряла заживление ран, но вот состав ее был неудобным. Не в том смысле, что составляющие были редкими, но в необычных пропорциях. Купить в аптеке целую пилюлю — не проблема, но вы попробуйте найти отдельно пару пунктов из состава. А учитывая, что кроме нас подобных клиентов не было — нам довольно часто приходилось ползать по лесам самостоятельно.

— Я тут недавно у Эгиля была… — Ни с того ни с сего начала Асуна.

Я украл у нее очередную ложку мороженого.

— И?

— Есть две новости. Тебе с какой?

— Давай хронологически.

— Она НПС.

Я моргнул и тупо посмотрел на жену.

— Кто НПС?

Молния вздохнула.

— Ты сам сказал хронологически. И закажи себе сам! — Она протянула руку и отобрала у меня плошку. — Он жениться собрался.

Я моргнул снова.

— Кто?

— Кирито, ты с Совета такой тупой, или что? — раздраженно встряхнула головой девушка. — Эгиль собрался жениться на НПС.

— А — наконец дошло до меня. Я непроизвольно бросил взгляд на собственное кольцо. — Мы идем?

— М… И это всё?

Я вздохнул.

— А как я должен реагировать? Вспомни Кибао.

Молния закусила губу.

— Но то Кибао! А это Эгиль!

— А Марк — назгул. И что с того? — Я нахмурился и твердо произнес — Это плохо. Мне это не нравится. Для меня это дико, так же как и для тебя. Потому мы с тобой и создали Улаири. Но таков в данный момент окружающий мир, и ни ты, ни я ничего не можем сейчас сделать. Только жить в этих условиях. Что, мне связать Эгиля и бить его палкой по голове, пока он не придет в себя?

— Нет, конечно! — возмутилась Молния. — Но ты мог бы с ним поговорить.

Я прищурился, в голову вдруг пришла интересная мысль.

— Асуна, а если бы тебе вдруг сказали, что я НПС?

— Но ты не НПС!

— Нет. Но если бы вдруг. Что бы ты сделала?

— Дала бы в челюсть — буркнула Молния.

— Кому? — уточнил я.

— Ну естественно тому, кто сказал! Это плохой пример, Кирито!

Я немного пожевал губами и был вынужден признать.

— Ну да, согласен, пример не очень. Но ты же меня поняла?

— Поняла — мрачно отозвалась жена.

— Так мы идем?

— Он звал. Видимо, да.

Она снова замолчала. Похоже, надулась на меня, хотя за что я не понимал. Мир, конечно, капитально двинулся по фазе, но я-то здесь причем?

Такое случалось всё чаще. После Дня Гнева мои «суперспособности» приобрели все. Люди хорошо если в обморок не падали. Среди проходчиков моя шиза была известна, и они морально уже были к такому готовы, но вот что касается всех остальных — они пришли в ужас. Один парень, после того как цветочница пожелала ему хорошего дня просто пошел домой и повесился. Решил, что сошел с ума, наверное.

Те, кто в петлю не полез — привыкли со временем. Перестали убегать от общительных неписей, начали отвечать… Потом дружить… Потом жениться. Народ крутил у виска, но подобное, как я сказал, происходило все чаще. Настоящий взрыв вызвала Азалия. Если игроков мужчин, в принципе, еще можно было понять (тому, кто был далек от ситуации), то вот когда замуж за НПС вышла женщина — это был шок.

Больший шок вызвала только история с Кибао, но ее мне, видимо, придется рассказать чуть позже — в дверях показался Марк.

— Ну как, нашел? — поинтересовался я у него.

Он покачал головой.

— Нет, придется самому идти.

Да, это был тот самый парень, который жил неподалеку от нас на двадцать втором уровне и которого я когда-то каждое утро колотил палкой. Впрочем, с тех пор он сильно изменился. Вымахал выше меня на две головы, у него даже двуручник больше меня размером. Обращаться он с ним, кстати, стал очень даже достойно, хотя мы с Асуной его по земле все еще валяем.

Ко мне он пришел четыре года назад. Встал передо мной и попросил взять его в гильдию. Я всё еще не мог найти девятого человека, чтобы оправдать название, но это был нонсенс. Непись в гильдии? Даже несмотря на вышеупомянутые браки это было немыслимо. Они состояли на службе, как Тори, даже участвовали в патрулях. Но они никогда не были членами гильдий. Отойдя от шока, я поинтересовался — а зачем это, собственно, Марку нужно? На что получил другой вопрос.

— Кирито-сан. Я ведь ненастоящий?

Тут мне стало плохо. Что я мог ему сказать? «Марк — ты человек»? Но ведь я так не считал. Так считали уже почти все. Но не я. Как ни странно — возможно, именно потому, что жил с этим дольше всех. Я сказал правду.

— Нет, Марк, ненастоящий. Ты — программа.

Он даже не дрогнул.

— А вы и Асуна-сан? Вы живые, вас заперли тут? Я слышал ваши разговоры.

— Мы — живые. И да, Марк, мы заперты.

Мальчишка, хотя, уже молодой парень, серьезно кивнул.

— Тогда я хочу, чтобы вы были свободны.

Я внимательно посмотрел на него… И согласился. И Марк стал девятым членом команды. И до сих пор — единственным гильдийцем не-игроком.

Я тогда только-только вошел в Совет и за такие фокусы меня едва снова оттуда не вышибли. Тогда еще главой Кровавых был Стоун, и он голосовал за исключение, но с другой стороны — еще жив был Карстен, а он как раз был на моей стороне. В Клео я уже не был так уверен, у нее свои тараканы в голове.

Даже Асуна меня тогда не поддержала, и это был второй раз за всю нашу историю. Потом успокоилась.

Так или иначе, о своем решении я не пожалел ни разу.

— Один не ходи, возьми Айдана. — Я чуть нахмурился в воспитательных целях. — А теперь скажи мне, кто виноват?

Марк помялся, но признал.

— Я.

— И что ты сделал?

Он на мгновение задумался, но потом видимо припомнил мое выражение.

— Поставил красоту над здравым смыслом.

Я поморщился. Фразу я сказал сгоряча, и была она, если честно, так себе, но ученику понравилась.

— Иди и впредь не греши.

Марк выдохнул, как ему показалось — незаметно.

— Кстати, по поводу идти — подала голос Молния. — Мы сейчас куда?

— Я планировал домой. Но если хочешь, сегодня можем остаться.

В Тора-Вьельдо у нас тоже был небольшой домик на улице Ткачей. Настоял на его покупке я, но полюбила его почему-то больше как раз Асуна. Возможно, потому что здесь жила Кармен, с которой они неплохо сдружились, и могли спокойно просидеть полдня, обсуждая что-то, о чем я совершенно ничего не хотел знать.

Жена на мгновение задумалась.

— Нет, давай домой.

Я прикинул время и со вздохом поднялся.

— Тогда пошли, нам еще до границы лететь.

На террасе нас встретил все тот же Тори, но в этот раз уже не острил — чистил какую-то хреновину в углу, только махнул рукой.

— Счастливого пути, Кирито-сан, Асуна-сан!

— Эй — возмутился Марк. — А я дерево?

Тори ухмыльнулся.

— Счастливого пути Марк-тяма!

— Ах ты…

Я заржал как лошадь. Силен.

— Марк, оставь его! Пошли уже.

Парень сплюнул и взобрался на дрейка, все еще бурча что-то себе под нос. Наверняка, обещания жестокой расправы. Строго говоря, ничего оскорбительного Тори не сказал, но многое и от ситуации зависит.

Я проверил сбрую и хлопнул Нэко по шее, командуя взлет. Взмах, другой, толчок — и терраса уходит вниз. Я сглотнул. Ничего не могу с собой поделать, всегда, поднимаясь в воздух, вспоминаю свой первый опыт. Потом проходит, но вот первые мгновения в воздухе — всегда страшно.

Следом, набирая высоту и скорость двинулись Асуна с Марком. Его дрейк летел тяжеловато, сказывалось ранение, так что я слегка притормозил своего, нечего перегружать животных.

У нас их было всего десять. Девять наших и один — не запасной, как можно было бы подумать, просто никого из нас не признал. Он был первым, за которого Эрнст взялся. Не знаю, что там пошло не так, но под седло дрейк не годился. Предоставить им драконов просили многие, но у нас их банально больше не было, так что Совету приходилось довольствоваться нами самими. Собственно, наполовину из-за этого я и состоял в Совете.

Дрейки не были роскошью — дрейки были средством передвижения. Единственным, которое могло преодолевать границы слоев. Если бы не Улаири — возможно, о мертвых до сих пор никто ничего бы не знал. От самого верхнего слоя — сорок шестого, до самого нижнего — первого, было больше полутысячи километров. Чудовищное расстояние для пешего. И совсем небольшое — для нас.

— Граница! — предупреждающе крикнул я. — Задать направление!

Тут же занялся этим сам. Прикрыл глаза и представил. Лес. Луг. Озеро. Скалы на горизонте. Двадцать второй слой. Двадцать второй. Запах меда.

Небо исчезло и через пару взмахов появилось опять. Я бросил взгляд вниз. Каждый раз опасаюсь, когда это делаю — а вдруг что-то пошло не так? Давно пора привыкнуть, но — вдруг.

Но нет. Под крылом был дом. Всё как всегда получилось.

Асуна сзади крикнула что-то радостное, видимо, уже позабыв о нашем разговоре в трактире и, ускорившись, обогнала меня. Заложила вираж и пронеслась в обратном направлении, обдав меня потоком ветра.

Я улыбнулся и прикрыл глаза. Красивая жизнь. Как ни посмотри.

Но все это ложь. Марк — цифра. Эти дома — цифра. Нэко — тоже цифра. Здесь только мы настоящие. Я и Асуна. Посреди сплошной цифры.

Эта мантра повторялась мной каждый день на протяжении уже десяти лет.

Я долгое время не мог объяснить себе, почему мы до сих живы — по всем прикидкам, нас уже давно должны были отключить. Но потом я напряг память и вспомнил кое-что интересное.

Вроде бы. Кажется. У…забыл, как его звали, было что-то такое. Эффект замедления времени. Правда, как говорит моя дырявая память, он был введен позже — уже когда все вышли из САО. Но здесь уже давно совсем ничего не похоже на там.

Некоторое время у меня крутилась в голове мысль, что, возможно, Хакер был прав и Айнкрад действительно реален, но я отбросил ее как бредовую.

Так не бывает. Это мистика. А ответ должен быть логичным. Всему есть объяснение. Абсолютно всему.

Кроме оживших НПС. И боссов выходящих из комнат. И пропавшего интерфейса.

Но я отказывался принимать это. Просто отказывался и всё. Как и Асуна. Я был не один, нас было двое. Иначе, наверное, всё это не имело бы смысла.

И потому я собрал Улаири. И потому Улаири, единственные из всех, продолжали ходить в лабиринт. За эти годы мы убили десятерых боссов. Больше года на уровень, нас было всего девять, из которых двое даже не были бойцами. Когда мы ушли в первый рейд — все остальные нас похоронили. Но мы выжили. Идеальная подготовка, филигранная тактика. Никаких хилок. И я продолжал драться и заставлял остальных. У меня просто не было выбора — я должен был увидеть вершину мира, трон бога. Даже если он был пуст — там меня ждал ответ. Идеально выверенный логичный ответ на все мои вопросы.

Его не могло не быть.

Возможно, если бы я немного подумал — я бы нашел его сам. Строго говоря, я был единственным в Айнкраде, кто был на это способен. Но я не подумал и не нашел, что, скорее всего, было к лучшему.

Вполне вероятно, что тогда это свело бы меня с ума.

Я открыл глаза и направил Нэко вниз.

Глава 2 Титаник

26 день месяца Быстрых Ручьев
15 год от сотворения мира. 22 слой

— Кирито, ты можешь быстрее?

— Куда быстрее? — огрызнулся я. — Сама мне этих тряпок надавала.

— Дай ему в лоб — посоветовала Асуне Кармен, наблюдавшая за моими страданиями прислонившись к косяку.

— Я тебе дам — пригрозил я.

Терзали они меня уже больше часа, в этот раз я оказался самым медленным. А все Молния — неведомо откуда девушка вытащила целый ворох одежды и вывалила его на меня, заставив выбирать. Я такой ерундой как подбор гардероба не занимался с первого слоя, когда собственно и выбрал себе образ. С тех пор мой внешний вид не менялся, и меня это вполне устраивало.

Обычно это устраивало и Асуну, но в этот раз она решила проявить неожиданный энтузиазм, даром, что изначально сама не хотела идти на праздник. Подключившаяся Кармен только усугубила ситуацию, выступив в роли критика. Это мне, видите ли, не подходило к глазам, то к бровям, а вон в том я вообще был похож на лавочника, а лавочники безумно скучные типы.

Казалось бы, столько лет с мечом в руке — но нет, женщины оставались женщинами.

Хорошо, что хоть Арго осталась на девятом, заявив, что у нее наклевывается что-то интересное. Хотя, зная главного шпиона всея Айнкрада — она скорее встала бы на мою сторону.

Иногда мне кажется, что я женился не на той женщине. Изредка.

— Все, идите к черту — я решительно оттолкнул от себя кучу лежавшую на кровати. — Так пойду.

— Кирито!

— Эгилю наплевать, поверь мне.

— А мне — нет! Я не хочу, чтобы мой муж ходил в обносках!

— Каких обносках! — возмутился я. — Эта рубаха, между прочим, стоит как хороший доспех!

— Системный доспех — поправили меня. — Вот что, или ты одеваешься нормально, или мы никуда не идем вообще!

Я зло сплюнул, вздохнул и снова повернулся к куче тряпья. Хотя, как по мне, так и второй вариант был неплох. Но скажи я это — меня на месяц на кухню сошлют.


Естественно, мы опоздали.

Личностью Эгиль был известной, так что народу собралось много — в дом все бы просто не влезли, и в результате празднование перенесли на большую поляну в лесочке неподалеку. Расставили столы и даже помост, видимо для музыкантов. Денег, я смотрю, великан не пожалел.

Я обежал взглядом поляну и мысленно цокнул языком, делать это вслух было бы некрасиво. Тогда десять лет назад — подобное казалось бы дикостью. Семь — о событии бы молчали в тряпочку. Пять — возможно, собрали бы пару — тройку самых близких друзей. А сегодня — это был повод для праздника.

Для меня это было дикостью до сих пор. Полным безумием. Хотелось встать посреди поляны и заорать в небо «Шиза уходи!». Но в тряпочку теперь полагалось молчать уже мне, именно это я и объяснял Асуне месяц назад. «Король-то голый». Мальчика потом порвали лошадьми, если что. А монарх спокойно продолжил рассекать. Андерсен просто тактично умолчал.

Я знал, что Эгиль периодически к кому-то ходит и не ночует дома, но наивно полагал, что это была женщина-игрок. А вон оно как оказалось.

— Привет, Кирито! — поприветствовал меня великан, выходя навстречу. — Асуна. Кармен.

Он кивнул девушкам, а мой взгляд приклеился к женщине, стоявшей по левую руку от него. Чуть выше меня, стройная, довольно приятные черты лица, хотя на мой вкус, слегка слишком мягкие. Глаза — серые, волосы — русые, интеллект — искусственный.

— Позволь представить мою жену — Изольда.

Я деревянно кивнул.

— Кирито. Старый друг Эгиля.

Дурак. А кем я еще могу быть.

— Вы тоже извне, Кирито? — поинтересовалась она.

Да, именно так они говорили. Мы — извне. Для неписей мы были пришельцами из иного мира, что, кстати, недалеко от истины. Что странно — это никого не беспокоило. Вопросом о самосознании никто кроме Марка не задавался.

— Да, мы тоже снаружи — отозвался я и не удержался. — Можно спросить, как давно вы знакомы?

— Сколько, дорогой? — она повернулась к Эгилю. — Около года?

Тот на секунду задумался.

— Да, где-то так.

— Меня эвакуировали из Урбуса — пояснила Изольда. — Раньше я работала пастушкой.

Я задумался, что на это можно ответить кроме «М, понятно», но тут нас прервали. Не самым приятным образом.

— Дядя Кири!

Час от часу не легче.

Я обернулся и посмотрел на… существо, вцепившееся мне в штанину. Я не мог назвать его ребенком. Просто не мог и всё, хоть режьте меня на ремни. На моем лице через силу появилась широкая улыбка.

— Привет, Рэй.

Рэй.

На вид — девочка лет пяти. Розовые волосы, голубые глаза. Открытое, доверчивое лицо. На самом деле — явление, пугавшее меня до дрожи в коленках. Дочь игрока и НПС.

Дочь Кибао.

Я не знал, чем она являлась. И являлась ли она вообще чем-то особенным. Мозг говорил мне, что это просто очередной непись, появившийся в соответствии с программой. Эмоции кричали о том, что это не так. Точного ответа не было. И потому — я ее боялся. Больше всего, что я встречал в Айнкраде. Первый год ее жизни малютка Рэй снилась мне в кошмарах. Что-то наподобие куклы Чаки, только в тысячу раз хуже.

И надо сказать, в этом я был не одинок.

Когда это произошло, все были настолько шокированы, что даже не знали как реагировать. Ступор. Никто не сказал Кибао ни слова, люди просто смотрели в пол и молчали. Прошел год. Потом два. Мы перестали шарахаться. Но страх — страх никуда не делся. Он сопровождал ее везде. Тихий, незаметный и оттого еще более страшный. Страшный страх, именно так.

В противовес этому — сама Рэй, кажется, не боялась вообще ничего на белом свете. И особенно, если так можно выразиться, она не боялась меня. Парадокс — с жуткой дочерью Кибао у меня сложились отношения куда лучше чем с ее отцом, несмотря на то, что я предпочел бы их и вовсе не иметь.

Кстати, а что она здесь делает вообще? Я поднял взгляд и наткнулся на лидера Армии.

Тот, вместе с женой — Луизой, стоял неподалеку и осматривал лужайку. Заметив мой взгляд, немного раздраженно кивнул, потом посмотрел на Эгиля.

Визит вежливости — понял я.

Как к соучастнику преступления.

— У тебя, кажется, еще один гость.

— Вижу — великан мимолетно нахмурился. — Пойду поздороваюсь, вы отдыхайте. Кирито.

— М?

Эгиль улыбнулся немного виновато.

— Спасибо, что пришел.

Я смерил его взглядом и кивнул. Мы друг друга отлично поняли.

— Дядя Кири, а расскажи историю! — снова подергали меня за штаны.

— Много лет назад жил-был король, который страсть как любил наряды — автоматически начал я и замолчал. Повернулся к Асуне. — Какие планы?

Та пожала плечами, и мне ответила Кармен, ухватив Молнию за плечо.

— Пойдем искать наших лоботрясов. А вы развлекайтесь.

И, не дав мне и слова возразить, тут же уволокла мою жену прочь. Я покосился на Рэй, и обреченно продолжил, зашагав к столу.

— И к солдатам выходил и в театр, и даже в лес на прогулку выезжал, только чтобы перед всеми новым нарядом похвастаться…


Через полтора часа, наконец-то сплавив чудовище отцу, я окончательно осознал, что мне здесь не нравится, и никакого праздника не выйдет. Ко мне успели подойти уже, наверное, все, причем большая часть — по делу. Передать письмо, отвезти посылку, проведать кого-то. Узнать новости. Кирито-Кирито-Кирито.

Никого из гильдии я пока не встретил, хотя все кроме Арго и Айдана, которые были в дозоре, должны были быть здесь. Асуна тоже куда-то пропала, зато по закону подлости — куда бы я ни бросил взгляд — я натыкался либо на Изольду, либо на Луизу, либо на Рэй. Вид ни одной из них меня не радовал.

И да, кретинский камзол, который мне пришлось напялить был жутко неудобным, из-за чего я все время дергал плечом, пытаясь добиться хоть какого-нибудь комфорта. Но, кажется, мое плечо скорее отвалится.

Я пробрался к самому дальнему столу, где был бы не так заметен, и здесь мне наконец-то улыбнулась удача. На углу, видимо, так же скрываясь от всех остальных, сидел Эрнст.

Я облегченно вздохнул и плюхнулся рядом.

— Кирито — вялой улыбкой поприветствовал меня зоолог. — Тебе не кажется, что всё тут немного утомительно?

— Это ты очень мягко выражаешься — отозвался я и отхлебнул из оказавшегося рядом стакана. Вот, пожалуй, кто мне сейчас нужен. Самый большой безумец Айнкрада, наш цифрозоолог.

Однако, немного поразмыслив, я понял, что поговорить сейчас, в общем-то, не о чем, и попытался просто тихо расслабиться в приятной компании. Голос неожиданно подал сам Эрнст.

— Знаешь, о чем я сейчас думаю? — поинтересовался он, отстраненно рассматривая болтающую толпу.

Я хмыкнул.

— Этого никто не знает, дружище.

— О крысах.

Я повернулся к нему в ожидании продолжения, но его не последовало, зоолог просто сидел и задумчиво покачивал стаканом.

— Поясни.

— Крысы глупые. На них ставят эксперименты, колют им всякую гадость. Смотрят что получается. Бьют им током в центр радости, и те стучат по кнопке как сумасшедшие. Потом крыс убивают и берут новых. Расходный материал.

Он снова замолчал, но потом продолжил.

— Но крысы и умные тоже, у них свое социальное устройство, хотя, тоже довольно жестокое, основанное на силе… Но я не о том говорю.

Еще одна пауза. Я внимательно разглядывал его задумчивый профиль. Эрнст всегда был «необычным человеком» — странным, себе на уме, с, подчас, бредовыми идеями, но вот таким как сейчас парень бывал крайне редко, и видели его в таком состоянии немногие. В нем он был по-настоящему страшен, казалось, с тобой разговаривает инопланетянин.

— В две тысячи шестнадцатом году, Кирито, несколько человек из Гарвардского университета, некто Кит Паркер и его команда, создали живой организм. Миниатюрного ската. Они, конечно, назвали его биомеханическим зондом, и в какой-то мере, это правда. Но это был и живой организм тоже — его клетки делились, он реагировал на раздражители — им управляли лучом света, он даже мог огибать препятствия. И его создали из сердечных клеток крысы.

Я отчего-то вздрогнул, а Эрнст замолчал окончательно.

— И… что дальше?

— Ничего — парень пожал плечами и вернулся к своему нормальному состоянию. — Просто в голову пришло, не знаю почему.

Я внимательно на него посмотрел, снова отпил из стакана и сказал.

— Ага.

Так я тебе и поверил.

Этот вечер нравился мне все меньше и меньше.


Еще через час заиграла музыка и начались танцы, что наконец-то позволило мне отыскать жену. Асуна принадлежала к числу тех немногих, кто в круг не пошел.

Я присел на траву возле дерева, к которому она прислонилась, и посмотрел на танцующих Кармен и Апостола.

Они были друзьями еще в реале и что удивительно — до сих пор. В Айнкраде многие союзы разваливались.

Так после смерти Кляйна разбежался Фуринказан. Какое-то время парни еще ходили втроем, но это продлилось недолго. Сёгун ушел в Рыцари Крови, которые после смерти Хитклиффа были на грани распада, и активно начал собирать их обратно. За что в результате и встал во главе. Айдан и Линвар сначала подались в Драконы, но когда Астольф распустил гильдию — снова остались не у дел. Тогда-то я и напомнил о себе.

Странная ирония, но в Фуринказане за всю его историю состояло восемь человек, из них в живых оставалось пятеро. И четверо из этих пяти состояли в Улаири. Учитывая, что эти двое были первыми — в каком-то смысле мы просто пересобрали гильдию.

Уже потом я подтянул Эрнста, а следом за ним пошла и Арго. Совершенно случайно вскрылся неожиданный факт — они были братом и сестрой. Впрочем, я даже не особенно удивился, и пообещал хранить это в тайне. Пока свое обещание держал.

Что касается Кармен и Апостола — они за все эти годы даже не поругались ни разу, насколько мне было известно. Хотя — по-моему, ни один из них этого просто не умел. Кармен — смешливая, немного наглая, много легкомысленная девица выше меня на голову, черноволосая, черноглазая — натуральная цыганка. При этом — японка.

Апостол — того же поля ягода, веселый чернявый парень, обладающий ценным умением рассказывать байки с каменным лицом.

Оба — отличные бойцы, Кармен, что удивительно — такой же парник, как и я, только использующая сабли. Апостол крутил копье, которое в его руках больше напоминало посох.

Они друг другу удивительно подходили, но почему-то никаких телодвижений в нужном направлении не совершали. И что-то мне это очень сильно напоминало.

Я покосился на Асуну.

— Пойдем тоже?

Она помолчала, взвешивая в голове все за и против. В итоге сползла по дереву и села рядом, прислонившись к моему плечу. Показная радость, которая так нервировала меня с самого утра, и которой я был обязан формой одежды «идиот», смылась.

— Не хочу.

Я вздохнул и обнял ее за плечо.

— Что случилось?

Молния немного подумала, но все же призналась.

— Я устала, Кирито.

— Все устали.

Она с неожиданной горячностью покачала головой.

— Нет, не так. Устала от борьбы, от всего этого. Кирито, я больше не могу. Давай просто остановимся и всё? Будем жить. Как Эгиль, как Кибао. Как все. Ребята тоже устали. Почему ты так рвешься наверх?

Я прикрыл глаза. Я не мог ей объяснить. Потому что я не отсюда. Потому что мне надо знать что, как и зачем. Потому что быть глупой крысой меня не устраивает. Я оказался здесь не для этого.

— Я не знаю, Асуна. Мне просто это нужно.

Сколько прошло лет, а я так и не смог спятить. Словно что-то мне не давало. Я беспокоился на этот счет, боялся — а может я уже псих, просто не осознаю этого? Но нет — со мной все было так же в норме как и в первый день. Я просто подчинялся обстоятельствам, общей атмосфере нарастающего безумия, но не терял рассудка. Память стиралась, это да, но не разум. Гибкая психика, повезло. Интересно, сколько нас таких здесь?

— Просто я чувствую, что это необходимо. Словно такова моя программа — я улыбнулся.

Она дернулась.

— Не шути так. Не сегодня.

— Прости — легко согласился я. — Но ты ведь тоже рвешься наверх.

— За тобой. — Асуна подумала секунду и вздохнула. — Ладно, не только за тобой, я хочу домой. Правда, Кирито, прошло уже пятнадцать лет, но я все еще хочу домой. И даже сильнее чем раньше. Черт, мне почти сорок лет, я детей хочу! Нормальных детей, а не…!

Я помолчал. Мы никогда об этом не говорили. И Асуна не знала, что со смертью Хитклиффа вероятность вернуться стала практически равна нулю. Я шел наверх не за этим.

— Скорее всего, тебе все еще двадцать три — наконец произнес я. — А то и двадцать два.

Асуна моргнула.

— Что?

— Нас бы давно отключили, я думаю, что время здесь и там течет по-разному.

Я ожидал спора, но она неожиданно просто пожала плечами и сникла обратно. Совсем тихо, я едва расслышал, прошептала.

— Это все неважно. Просто знаешь, мне кажется, я скоро сломаюсь.

Я только вздохнул и обнял ее покрепче. Что еще я мог сделать?

Кое-что вообще-то мог. Как раз заиграли что-то веселое.

Я встал и поднял ее следом.

— Хорош хандрить! Пошли!

Асуна смерила меня хмурым взглядом.

— Ты танцевать-то хоть умеешь?

Смешно, но до этого мы действительно ни разу не пробовали. А в той жизни — где мне особенно было учиться? На студенческих вечеринках? Я фыркнул.

— Я фехтовальщик. Ерунда твои танцы.

Молния хихикнула. Наконец-то.

— Ну смотри, потом не жалуйся.

И она сама потащила меня в круг.

Практика показала, что я жестоко ошибался. Нет, ноги я ей не оттоптал, в конце-то концов, не такой уж я и неуклюжий, но вот на танец мои дерганья вряд ли были похожи. Со стороны даже донеслась пара смешков. Вот бы как Нео, раз, и я умею управлять вертолетом.

Впрочем, ни меня, ни Асуну ничего не смущало. Мне просто было все равно, а Молнии хватало того, что она двигается сама. Ну и я тут. Изображаю что-то. Вроде бы. Так что удовольствия мы получили массу, в конце просто свалившись со смехом. Все серьезные темы оказались забыты. Чего я собственно и добивался.

Потом пошло что-то медленное, позволявшее просто вяло крутиться на месте, а после — опять быстрое, напоминающее ирландщину. Тут я, припомнив старину, смог даже изобразить что-то достойное, хотя все аплодисменты все равно сорвал Эгиль — оказалось, это была какая-то местная мелодия и Изольда научила его давным-давно.

А потом с востока неожиданно донесся рев. Музыка тут же стихла. Мы с Асуной переглянулись, откуда-то рядом выросли остальные — даже Линвар и Марк, которых я до этого здесь так и не нашел. От парочки изрядно несло вином, но сейчас меня это мало волновало. Это явно был крик дрейка.

Кто это был — Арго или Айдан? И что такого должно было случиться, чтобы они орали от самой границы? Линвар извлек из-за пазухи свисток и дунул, призывая своего дракона. Мы звука не услышали, но вот животные на них реагировали. Подумав всего секунд, я последовал его примеру.

— Зовите дрейков — народ потянулся за свистками.

— Кирито, что случилось? — до меня добрался Эгиль.

— Пока не знаю — отозвался я, напряженно вглядываясь в темное небо. — Но что-то важное. Ребята бы не стали кричать, будь это ерунда. — Я замялся. — Прости, Эгиль, кажется, мы испортили тебе праздник.

Тот только отмахнулся и начал вглядываться в небо вместе со мной.

Кармен свистнула в два пальца.

— Так, народ, давайте-ка по домам. Мало ли что.

— Ты еще покомандуй тут — возмутился непонятно откуда вылезший Кибао, но как-то вяло.

— Дядя Кири, это дракон летит? А можно мне…

— Нельзя, Рэй! — тут же отозвался лидер Армии.

Я скривился. Кармен была права, убрать надо всех нахрен отсюда. Но не успеть, от границы до домика Эгиля всего минут пятнадцать лёта, только сил больше потратим. Не будь здесь Кибао меня бы послушались сходу, как члена Совета, а так мы с ним ругаться будем час. Я бросил на толпу досадливый взгляд и снова посмотрел вверх.

Мне показалось, что в ожидании прошло не меньше часа, хотя на самом деле, вряд ли больше десяти минут.

Над лесом возникла дергающаяся тень, а потом прямо в центр площадки сверху упал дрейк. Именно упал — крыло было сильно повреждено. На нем были Арго и Айдан. Последний, похоже, тоже легким испугом не отделался — с дракона парень почти свалился, правая рука была вся в крови.

Арго поймала парня за плечо и, придерживая, аккуратно опустила на землю. Спрыгнула сама и заозиралась.

— Кирито!

— Что случилось? — я выступил вперед.

— Кирито, мы нашли главного!

В первую секунду я не понял.

— Кого?

Айдан нервно хохотнул из-под бока дракона.

— Главного трупа. Правда, круто звучит? — Он хохотнул еще раз. — Главный труп.

Рэй согласно хихикнула.

Глава 3 Налево кругом

30 день месяца Быстрых Ручьев
15 год от сотворения мира
Тора-Вьельдо. Совет Пяти

Я пододвинул к себе рисунок Арго и покрутил его в разные стороны, в который раз пытаясь определить для себя — он, не он? По всему выходило, что он.

Огромная, по словам Айдана — почти с дрейка размером, фигура. Черный драный балахон, вместо головы — череп, вероятно — скелет. Коса. Развалившая Хуана на две половинки, и едва не отправившая на тот свет его наездника. Если бы не Арго, поймавшая парня в воздухе — быть бы Айдану два дэ.

Да, это точно был он. Моб из секретного лабиринта первого слоя. Первый привет от канона за одиннадцать лет. Единственный противник в САО, с которым Киригая не подписался драться. А нам, стало быть, придется.

Дело, как выяснилось, было так.

Айдан мониторя ситуацию облетал Кайру, которая находилась на полуосадном положении, когда мобы вдруг пошли в атаку. Парень тут же подал сигнал, поднимая защитников, и вступил в начавшееся сражение сам. Часа через полтора врага удалось отбросить, потери среди наших были, но город, во многом благодаря тому, что рядом случился дракон, остался за нами.

Айдан уже собирался, было, улетать, передавать неприятные новости, но тут к нему присоединилась Арго, закончившая со своими делами на девятом, и решившая проверить как у того дела.

Она-то и подала идею осмотреть еще и первый — чем-то атака была вызвана, возможно, удастся заметить что-нибудь необычное.

Удалось.

Едва они подлетели к Стартовому, как тут же оказались атакованы этим существом, которое видевшие рисунок уже успели прозвать Королем Мертвецов. Король взлетел откуда-то из центра города и набросился на летунов. Арго удалось увернуться, а вот парню не так повезло — удар косы оборвал жизнь дракона, а самому Айдану распорол плечо. Тот полетел вниз.

Подхватив его у самой земли, Арго сделала ноги. Попыталась, но оказалось, что внизу уже поджидал отряд гоблинов, и когда она спикировала за парнем — ее Нимфу тоже ранили. Пришлось драться.

Король сверху между тем тоже никуда не делся. Вертелись в результате долго, как им удалось вырваться, ребята и сами затруднялись объяснить, но до границы они в итоге добрались. Сразу после чего и понеслись ко мне на двадцать второй.

— С чего ты вообще взял, что он главный? — поинтересовался я сразу после завершения рассказа.

Айдан на мгновение задумался.

— Смотри сам, раньше мы ничего подобного не видели. И это явно что-то запредельно сильное — Хуану хватило одного удара. — Парень нахмурился, не скажу, что потеря небесного скакуна его раздавила, но воспринималась нелегко. — А ударь он чуть правее и меня бы за компанию прибило.

— Они слушались его, Кирито — включилась Арго. — Тот отряд явно оказался там не просто так — это координация действий. Учитывая, что Король куда сильнее гоблинов — руководил именно он.

Я покивал. Звучало логично. Да и странная это была фигура — уникальный моб, неизвестно какого уровня, не босс… Для кого он там стоял внизу? Кажется, идея насчет главного действительно воплотилась. Вот только я не думаю, что Хакер захочет вести с ним переговоры.

Хакер действительно не захотел. Покрутил рисунок туда-сюда, вот как я сейчас, хмыкнул, и отодвинул обратно в центр стола.

— Думаете это ивент? — отвлек меня от любования Сёгун. — Как тогда?

Я покачал головой. Слишком сильно для ивента. Тогда все было логично — король кобольдов поднимает кобольдов. То, что происходит сейчас, скорее смахивает на поломку. Я прищурился. Поломка. Что-то такое начало мелькать в голове, но поймать не получилось.

Я поднял взгляд на Хакера и прошептал одними губами «Вирус». Тот прищурился в ответ и едва заметно пожал плечами. Действительно — для нас это не меняет ничего.

— Очень похоже на то — подумав, отозвалась Клео. — Если это так, то после смерти главного всё должно прекратиться.

Кибао навалился на стол.

— Отлично. Вопрос — как мы это убьем?

А и в самом деле — как? Ну, мы его нашли. Но как мы будем его убивать?

В каноне его убила Юи. И то — даже не убила, а стерла. А у меня тут никакой Юи под рукой нет. Я мысленно дал себе затрещину. Надо было искать внимательнее.

Но мало того, что Короля надо как-то убить — до него сначала надо как-то добраться. Ну хорошо, слои мы чисто теоретически можем зачистить. Сесть на дрейков и выжечь все до горизонта. Но, во-первых — мобы-то будут воскресать, а во-вторых — это только до первого слоя.

На первый я гильду больше не пущу — никого. Терять в боях единственное средство быстрой связи между слоями — неприемлемо. Звучит ужасно, но запас людей у нас больше чем запас драконов — тех вообще больше нет.

А это значит, нужен рейд. А рейд-группу, которая при этом должна быть немаленькой, надо как-то доставить на первый слой через захваченные. Через лабиринты. В которые дрейка при всем желании не засунешь.

В общем, выходило, что прохождение нужно повторять в обратном порядке. Только уже в условиях респауна. И без хилок, да.

— Надо собирать рейд — озвучил я неутешительный вывод.

— Нужен будет крупный рейд, Кирито — прищурилась Клео.

— Очень крупный — поправил ее Сёгун.

— Нужна армия — поправил Хакер их обоих.

Все взгляды сошлись на нем.

— Даже если поставить в строй всех — нас не хватит на армию — заметил Сёгун. — А кроме этого, надо защищать остальные территории.

Это даже не было возражением, скорее предложением развить мысль.

— Нас не хватит — согласился Хакер. — А вот их — он кивнул на окно — вполне.

Воцарилось неловкое молчание.

— Что? — поинтересовался лидер Логина. — Захвачены не только наши территории. Вообще-то, это их территории. Их города. Кибао, что думает Луиза на этот счет?

Кибао нахмурился и с явной неохотой ответил.

— Что боги прокляли землю.

Хакер развел руками.

— Мне почему-то кажется, что если дать им возможность — никто не откажется.

Он взял небольшую паузу, давая нам время для возражений, но ей никто не воспользовался.

— Предлагаю голосовать. Кто за?

Я подумал пару секунд и поднял руку.


Вербовочные пункты были развернуты через два дня. В каждом городе купили по несколько домов и переоборудовали в казармы. Часть игроков отрядили на площади — орать.

И они пошли. В первый день в нашу армию вступило два человека. На четвертый — уже семьдесят. К концу недели в ней состояло уже пять сотен неписей.

Был сделан крупный заказ гильдии кузнецов в Кайре. Кольцо вокруг нее сбилось еще плотнее, к тому же поднялся и лабиринт четвертого слоя, так что доставлять пришлось по частям с помощью дрейков. Учитывая обстоятельства — с нас даже денег не взяли. Выбраться со слоя возможности уже не было, все рассчитывали только на то, что мы пробьемся.

Идея пришлась по вкусу не всем. В первую очередь, не радовался, конечно, я. Во вторую, как ни странно — Марк.

Парня решение возмутило до глубины души, и мы с ним даже чуть не поругались.

— У вас нет никакого права так поступать!

— Но ты сам состоишь в гильдии! Где логика?

— Я пришел сам! — возразил Марк. — И я хочу помочь тебе и Асуне! Потому что вы мои друзья! А сейчас вы просто набрали мяса!

— Мы набрали мяса?! А если мертвые придут на двадцать второй, ты так же будешь говорить? Мы все в одной лодке. И те кто идет в поход — они тоже пришли сами!

— Мы не в одной лодке, Кирито! Если бы это было так — армия уже давно была бы создана!

— И что, вы просто ляжете и умрете? Это глупо!

Он открыл, было, рот и закрыл его, просто зло на меня смотря.

— Глупо! — пришлось ему признать.

Марк вздохнул и провел рукой по лицу, словно что-то стирая. Некоторое время хмуро посмотрел в сторону и, неожиданно усмехнувшись, бросил.

— Знаешь, до того, как ты меня переписал было проще.

Потом махнул рукой и ушел. А я еще некоторое время стоял ледяной фигурой и смотрел ему вслед. До того как… до того как я сделал что?


Через месяц мы были готовы к выходу. Как по мне — собралось даже больше народу, чем требовалось — две тысячи человек, из них едва ли сто игроков. Куда такая орава? С другой стороны — больше не меньше, да и кто его знает, сколько потребуется, чтобы завалить Короля.

Первого Бегущего Зверя, в самом начале лета мы стояли перед воротами Марля — центрального города шестого уровня. Кайра была уже полностью блокирована, бои шли постоянно. Пятый уровень тоже был почти полностью занят.

Я оглядел ряды. Два отряда — по тысяче человек, каждый поделен на сотни, возглавляемые бывшими проходчиками. Отдельный отряд из шестидесяти игроков — что-то вроде спецподразделения.

Наша девятка (хотя, теперь скорее восьмерка — Айдана взял на крыло Линвар) — отдельно ото всех. Связь, разведка, воздушная поддержка.

Я себе всю голову сломал, пытаясь придумать, как можно провести дрейков через лабиринт, и, в конце концов, признал — никак. Пришлось придумать другой план. У лабиринта животных должен был забрать Эрнст и отвести их в Тора-Вьельдо. А уже оттуда — каждые два часа начиная с третьего дня проверять — вышли мы или нет. У следующего лабиринта драконов планировалось снова отправить в гнездо и так далее. План был ужасно корявым, но выбирать было не из чего.

Сзади — обоз. Еда, лекарства, запасное оружие, доспехи, прочая ерунда — в походе могла понадобиться тысяча и одна мелочь.

Передо мной была первая армия Айнкрада.

В голове мелькнула мысль — а почему бы потом, когда все закончится, не задействовать ее для прохождения, но я ее тут же отбросил. Потому что не пойдут они за мной. Сейчас они встали защищать себя, Хакер был прав — это их земли. Прорываться наверх им нет совершенно никакого смысла. Очень жаль, но придется мне справляться своими силами.

По году на уровень. В этом открыли сорок шестой. Сколько там осталось, пятьдесят четыре? Я даже чуть не захихикал, представив себя с клюкой в одной руке и мечом в другой. Нет, не с клюкой. С посохом — буду Гэндальфом. И тоже белый. Бегите, глупцы.

— Хорош любоваться, Снежок — вырвал меня из нервных галлюцинаций стоящий рядом Кибао. — Двинули.

— Ага.

Я встряхнулся и вскарабкался на дрейка. Поднял взгляд в небо и наткнулся на Марка. Я у него так и не спросил, что он имел в виду, решив для себя, что это была какая-то метафора. Да-да, специфическая метафора НПС. Почему нет. Всякое бывает.

— Слушай, Кибао?

— Чего? — он уже собирался отойти, но остановился и смерил меня хмурым взглядом.

— А она тебя самого не пугает?

Он даже не стал уточнять. Дернул щекой, кажется, собираясь меня послать, но потом отчего-то передумал. Прищурился.

— Снежок, у тебя дети были? В реале.

Зря спросил.

— Нет.

— А у меня были. Дочь погибла в аварии. В пять лет. Вместе с женой.

Я молчал.

— Я оттого за игры и засел, думал, отвлекусь. Отвлекся. — Он коротко хохотнул и криво улыбнулся. — Лети давай, умник. Нихрена-то ты не знаешь.

«Джон Сноу» — мысленно добавил я и взмыл в небо. Дурак.

Я оглядел ряды еще раз, с высоты драконьего полета. Нашел взглядом парящую в стороне Асуну. Пятьдесят четыре года. Надо поговорить с ней. Сейчас обстановка не та, но вот когда вернемся — надо.

Я дернул Нэко за повод и над рядами разнесся рев.

Мы выступили.


Пятый мы прошли за десять дней.

Половина времени ушла на лабиринт, но вызвал он, как ни странно, меньше всего проблем. Босса во избежание ненужных потерь брал немного переформированный «спецотряд» — пошли только те, у кого уже был опыт, включая нас. Ситуация была немного другой — в основном потому, что в этот раз мы шли с противоположной стороны, но в целом, я большой разницы не заметил. Никто не погиб, всего пара переломов.

Время респауна мобов по данным Арго составляло от одного, для трэша, до пяти, для БАМов, часов. Идиотов грохнуть восставшего босса пока не находилось, но вряд ли зазор для него меньше, чем для слабых мобов. Так что мы вполне успели продвинуться от комнаты босса на безопасное расстояние.

Ночью нас атаковали дважды — один раз мобы просто появились внутри лагеря. Погибло два НПС и один игрок. Но в целом, опять же, все завершилось благополучно.

А вот едва мы вышли из лабиринта — на нас налетела настоящая орда. Собрались, похоже, мобы со всего слоя. С трудом удалось расчистить площадку для посадки Эрнста. Его самого с драконами ждали еще полчаса. Тут уж мы, конечно выправили ситуацию, но потери все равно были большими.

Дальше — марш, который постоянно приходилось прерывать на отражение новых атак. Тут-то и обнаружилось, что располагать обоз в хвосте было очень плохой идеей — враг был со всех сторон. Нас натурально рашили.

Ночь была просто ужасной — все, включая меня, спали по расписанию — в воздухе постоянно кружило минимум три дрейка и мы все равно не успевали выкашивать всех.

— Навевает воспоминания, не так ли, Кирито-сан? — рядом присела Арго.

Я протер слипающиеся глаза и устало усмехнулся.

— Теперь да. Ты меня давно так не зовешь.

Она легко рассмеялась, и оставила замечание без внимания.

— Скажи, Кирито-сан, тебя не пугает возвращение?

Я повернул голову и внимательно на нее посмотрел. Такая же усатая, как и всегда, беззаботная, сидит болтает ногами. И только глаза какие-то нервные, что ли.

— Поясни.

— Ну — она помахала пальцем в воздухе. — Мы выходили из Стартового города и шли наверх. Отдаляясь от реального мира с каждым шагом. Сейчас мы идем обратно. Как будто бы к реальному миру.

Я вздрогнул.

— Это не так.

Арго спрыгнула с телеги, на которой мы сидели.

— Да, Кирито-сан, ты, конечно, прав. Но это интересная мысль, не так ли? Кое-кого она пугает, вот я и спросила.

Я проводил ее взглядом. Это всё, зачем она приходила? Кажется, моя гильдия собралась свести меня в могилу. Кто следующий?

Утром злые и не выспавшиеся мы двинулись дальше, продолжая отбивать атаки. В таком режиме и добрались до лабиринта. Здесь пришлось разделиться — часть пошла бить босса предыдущего слоя, а часть осталась обороняться. Улаири по понятным причинам остались на поверхности. Поливая врагов огнем, я мог только надеяться, что в лабиринт за нами они не полезут.

На наше счастье — действительно не полезли.

На Кайру ушло еще больше времени, и часть войска пришлось оставить в городе. Эвакуировать население мы уже не могли, пришлось бы снова пробиваться через пятый, а защитники держались из последних сил. Здесь же оставили и немалую часть припасов.

Дальше — не лучше. Эрнст принес плохие новости — шестой и седьмой тоже начали подниматься. То ли из-за нашего наступления, то ли просто так совпало — не поймешь. Теперь у нас над головой было даже больше врагов, чем внизу. Если что — вернуться кроме назгулов никто не сможет. Хотя, это и так было понятно.

В результате, на то чтобы добраться до первого нам потребовалось больше месяца — приближалась уже середина лета, когда моим глазам наконец открылся знакомый лес.

Первый лабиринт мы с Асуной, плюнув на все, пересидели дома на двадцать втором. Валить кобольда в третий раз ни у нее, ни у меня не было совершенно никакого желания. И вообще этот проклятый первый лабиринт у нас обоих в печенках сидел.

— А ведь мы там познакомились — заметила она, покачиваясь в качалке.

На прохождение мы дали остальным четыре дня и завтра они подходили к концу. Последний вечер мы решили провести тихо — просто сидели на веранде и вполголоса разговаривали.

Я улыбнулся.

— Не пойми меня неправильно, но это не самые приятные воспоминания.

— Язва ты — беззлобно отозвалась Асуна. У нее вообще сегодня было на удивление миролюбивое настроение.

— Ты тоже. — Хотя, если подумать, то когда это я был язвой?

— У меня хороший учитель. Вообще-то, это так странно, Кирито. Там наш первый дом. Когда ты последний раз был на первом уровне?

От меня не укрылось слово, которое она использовала. Арго была права — ностальгия просыпалась.

— Лет пять назад. Ходил на кладбище.

— Я еще раньше. — Она помолчала, наматывая волосы на палец и вдруг заявила. — Знаешь, иногда я хочу переиграть.

— В смысле?

— Переиграть. С самого начала. Снова оказаться в Стартовом, паниковать, пойти в лабиринт, очнуться у тебя дома, учиться. Подружиться с тобой и с остальными. Идти наверх, потом открыть двадцать второй. Снова влюбиться.

— Интересная последовательность — заметил я.

Она только отмахнулась.

— Еще скажи, что ты оказался у моих ног с первого взгляда. Это было так здорово, Кирито! Иногда плохо, больно, страшно, но так здорово.

— Сейчас хуже?

— Конечно, нет. Сейчас лучше. Но всё что прошло — тоже было неплохо, согласись?

— Соглашусь.

Асуна улыбнулась и повернула голову обратно к полям.

— Я люблю тебя.

Мы редко говорили друг другу что-то подобное. Как-то у нас это было не принято, не те отношения. Звучит странно, но, несмотря ни на что, мы остались куда больше друзьями, нежели чем-то другим. И, как хотите, но на мой взгляд — это было прекрасно.

Думаю, от двух таких фраз подряд Айнкрад просто бы развалился.

Так что я промолчал.

Глава 4 Колыбель восходящих

14 день месяца Коротких Снов
15 год от сотворения мира. 1 слой

Едва перейдя границу, я тут же уронил Нэко вниз. Не хотелось бы, чтобы Король как в тот раз атаковал нас в воздухе. Лагерь был развернут совсем неподалеку от лабиринта, так что здесь он нас из города заметит. Хочется на это надеяться, по крайней мере.

Я нашел взглядом чистую площадку и направил дрейка туда. Странно, но, кажется, сражения пока не было, обстановка была спокойной. Полная противоположность тому, что было на предыдущих слоях. Мы спрыгнули со спин драконов, я кивнул вышедшему встречать нас Хакеру.

— Привет. Что происходит, почему драки нет?

— Они все в городе — пояснил тот, возвращая кивок. — Готовятся к обороне.

Я хмыкнул. Ну да, логично, если подумать. Раз уж мы добрались до первого, им больше ничего не остается, Король же не полный идиот. Как бы странно это ни звучало в отношении моба.

— План уже есть?

— Сейчас найдут Клео, и будет совет. Тебя ждали — отозвался подошедший Сёгун. — Мы здесь уже два дня.

— Как это так? — удивилась Асуна проверявшая сбрую.

— Лабиринт с десятого этажа пустой — тоже оттянули в город.

— Хорошо хоть босса забыли.

Это да, если бы там был еще и Король Кобольдов — нам было бы непросто. И так будет.

Я обернулся к Асуне, девушка кивнула.

— Ты иди, я пока найду Арго — на разведку слетаем.

— Никакой разведки — тут же отозвался я.

— Но, Кирито, нам надо знать численность, как они распределены… — она нахмурилась.

— Асуна, никакой разведки. Хватит с нас Айдана, здесь в небо не подниматься.

Молния неохотно кивнула.

— Ладно, как скажешь.

Я внимательно оглядел ее на предмет хитрого плана, и, не обнаружив такового, улыбнулся.

— Всё нормально будет.

Она отчего-то вздрогнула, но улыбнулась в ответ.

— Конечно. Иди давай.

— Кстати, Асуна, может, присоединишься? — неожиданно предложил Сёгун.

Та на секунду задумалась, но пожала плечами.

— Не думаю, что от меня там будет много пользы. Давайте сами.

Ну, сами так сами.

Меня, если честно, периодически слегка покалывала совесть за то, что я, вроде как, слегка отодвинул ее в сторону, сперва от РыКов, а потом, получается, и от Совета — Асуна вполне могла бы сидеть в нем вместо Сёгуна.

Но с другой стороны — я ей таких проблем точно не пожелаю, да и выглядела она вполне довольной той жизнью, которую мы вели, охотно свалив все важные решения на меня. Всё-таки это правильно, незачем ей это всё. Женщина должна иметь возможность быть женщиной. Я бы у нее и шпагу отобрал с удовольствием, но она же не отдаст.

Как это соотносится с ожидавшей нас в развернутой палатке Клео? Никак, в семье не без урода.

— Кирито, где вас носит? — Она даже ногой притопывала от нетерпения.

Это вместо привет?

— Отпуск затянулся — пояснил я, и не преминул заметить. — Вообще-то, могли бы послать за нами кого-нибудь.

Она только махнула рукой.

— Мы начнем или нет? — хмуро поинтересовался Кибао, сидящий здесь же. — Садитесь уже.

Мы, проигнорировав выпад, расселись. За неимением стола и стульев — просто на земле.

— Итак, что у нас есть? — поинтересовался я.

— У нас пока ничего, Снежок. У них — город.

— Все земли вокруг — пусты — пояснил Хакер. — Мобы сосредоточились в Стартовом городе. Сколько их — точно неизвестно, но есть мнение… — тут он бросил взгляд на Клео, и та неохотно продолжила.

— Когда мы только спустились, люди видели пару минотавров, уходивших в город. Судя по всему, сюда оттянута часть мобов с верхних слоев.

Я присвистнул. Нехило. Если это так, нас ждет море веселья.

Хакер продолжил.

— Ворота закрыты, так что определить что-то еще возможным не представляется. Собственно, это всё.

— Короля Мертвецов пока никто не видел — добавил Сёгун.

Я задумался. Всё плохо. Лучше бы они продолжали нас прессовать. А так, выковыривать их из города, да искать там этого чертового Короля Мертвецов — перспектива нерадостная.

— Кто вообще придумал это идиотское имя? — поинтересовался я в пространство и встряхнул головой.

— И что, снова будем строить тараны?

Ни с чем хорошим у меня первый и единственный штурм Айнкрада не ассоциировался.

— Была такая мысль — согласился Сёгун. — Но, видишь ли…

— Сейчас нам не очень нужны тараны — заметила Клео.

— Нет — тут же отозвался я. — Дрейков не дам.

Она пожала плечами.

— Тогда жду встречных предложений.

Я нахмурился. У меня встречных предложения не было. Но подставлять свою девятку не хотелось. Очень.

— А у вас других вариантов не было? Это же не первый сбор.

— Почему, были — согласился Хакер. — Подкоп, например.

Я фыркнул.

— Вот именно.

— И что, это все?

— Других вариантов нет, Снежок. — Я бросил на Кибао мрачный взгляд, но тот даже не почесался. — Только твои ящеры.

— Кирито, вы все равно будете нужны — вздохнула глава Спящих. — Если Король умеет летать, а судя по твоему же докладу — это именно так, то нам понадобится воздушная поддержка. Без вас нам никак не справится.

Я чертыхнулся. Как ни неприятно это признавать, но они были кругом правы. А ведь не хотел же никого поднимать в небо до смерти Короля.

— Ладно, согласен. Когда начинаем?


На кладбище было тихо. Все мобы были сейчас в Стартовом городе, армия — в лагере, неписей на слое давно не осталось. На уровне. Да и не пришел бы сюда никто сейчас — не до того. Только я тихо шуршал ногами по гравию — не поленились ведь в свое время, притащили из самой Кайры.

Сколько здесь никто не был? Больше полутора лет? А я сам? Как я сказал Асуне — лет пять. Сюда ходили все реже и реже, сначала перестали приходить простые игроки, потом постепенно стали забывать дорогу и проходчики. После смерти Хитклиффа здесь не хоронили никого.

Неприятное это место, полное того, что не сбылось. О нем старались не вспоминать.

Я прошел последний деревянный столб, в Японии не принято ставить кресты, и остановился перед знакомым постаментом. Бросил взгляд на надпись. Сейчас, в вечерней темноте, ее было почти не видно, но я помнил, что там написано.

«Благодаря им этот памятник исчезнет».

Я покачал головой.

Простите, ребята, это вряд ли.

Обежал взглядом фигуры. С тех пор погибло еще трое.

Карстен, Стоун и Шайо. Шайо по глупости — тогда еще не только мы пытались штурмовать лабиринты. Карстен и Стоун были в числе погибших в Стартовом городе, когда началась эта история с мертвыми.

У Кляйна теперь была компания.

Я открыл рот, постоял пару секунд, и закрыл его. Что я им скажу? Зачем я вообще сюда пришел? Не к нашему с Асуной дому, куда собирался выходя из лагеря, а сюда.

Мне отчего-то захотелось, чтобы рядом снова оказался Каяба. Ну или кто-нибудь другой. Хоть бы Хакер пришел что ли. Или Арго, она тоже любит странные разговоры в странных местах.

Но никого не было. Я постоял еще немного и, так ничего и не выдавив, стукнул о монумент кулаком. То ли споря, то ли обещая непонятно что.

Развернулся и так же тихо пошел обратно.


Выступили утром. Всех дрейков я поднимать все равно отказался и в итоге пошли четверо — мы с Асуной, Апостол и Линвар. Мы летели как можно ниже, на бреющем над самыми рядами. Хорошо, что полет дракона не вполне подчиняется законам физики. Иначе мы бы или рухнули на такой низкой скорости, или посбивали бы людей порывами ветра.

Я смотрел на приближающиеся стены и никак не мог подавить ассоциации, из-за которых отчасти и пошел вчера на кладбище. Так же было в Тора-Вьельдо. Тихо, никаких встречных атак, ясный солнечный денек. Разве что там у нас были тараны вместо драконов.

И теми же словами, я вспомнил об этом ночью, я пытался успокоить Асуну не отпускавшую меня на штурм. «Эй, всё нормально будет».

Тогда ничего нормально не было. Погиб Кляйн. И едва не погиб я сам — если бы я получил такое ранение сейчас — оно было бы смертельным.

Кого мы недосчитаемся здесь?

— Стоп! — разнеслось по рядам.

Я плавно опустил Нэко на пустое место метров за пятнадцать от ворот. По-прежнему никаких признаков врага. Проходили — они рванут, как только падут створки.

— Начинай, Кирито.

Я тяжело вздохнул. Посмотрел на стоявших в стороне солдат — они должны будут нас прикрыть, когда придет время. Нашел взглядом Асуну — она, так же приземлившись, стояла неподалеку, и поймал одобрительный кивок. Хлопнул дрейка по шее.

— Давай, милая.

Нэко взрыкивает и переступает лапами. Затем открывает пасть и вперед рвется струя огня. Ворота моментально краснеют. Люди отступают еще дальше в стороны. Не знаю, какая температура у драконьего огня, но она явно велика — жарко даже мне, находящемуся на спине Нэко. Песок на пути пламени не спекается только потому, что такой механики нет.

Секунда, другая, и створки вспыхивают. Еще мгновение спустя — улетают назад, словно выбитые кулаком.

На нас с ревом несется лавина. Первые ряды сгорают почти мгновенно. Но именно почти — по ним рвутся другие. Множество. Кобольды, действительно минотавры, каменные ящеры с четвертого. Вот они преодолевают метр, еще один, пять.

Поток пламени иссяк. Вперед тут же, прикрывая нас, бросились солдаты, а я с места взмыл вверх. Лязг и крики остались внизу. Следом за мной взлетели еще три фигуры. Теперь наша работа в воздухе, прятаться уже бессмысленно.

Мы выравниваемся и проносимся над городом, закладываем круг. Я бросаю взгляд вниз, и мне становится плохо.

Все улицы запружены мобами. Их не просто много — их море. Похоже, они стекались сюда постоянно. Просто респаунились и шли в Стартовый город. Тысячи.

Я внезапно понял, что это было еще далеко не всё — целью не была блокада слоев — целью было собрать эту ораву и вынести нас до самого верха.

— Система Великая…

— Кирито! — крик сбоку.

Встряхиваюсь. Хлопаю себя по щеке, чтобы привести в чувство, и направляю Нэко вниз. За нами — выжженная полоса. Горят и мобы и дома — пусть их. Следом по параллельным улицам пикируют и Асуна с ребятами. Не паниковать. Смотрится внушительно, но это и всё. Сколько бы их ни было, у нас всё равно преимущество. Если убить Короля — респаун завершится, и мы их просто выжжем, ерунда. Хотелось бы в это верить, по крайней мере.

И тут, словно он меня подслушал, я его увидел. Прямо возле здания капитолия — он появился из главного входа. Вживую куда страшнее, чем на картинке. Балахон развевается от невидимого ветра, в глазах — красные огни. Коса. Какой там «почти с дрейка»! Да он больше раза в полтора. Если не в два.

На мгновение наши взгляды сталкиваются, если только у него вообще есть взгляд, а потом он тоже взмывает в воздух. И, быстро набирая скорость, совершенно бесшумно несется прямо ко мне. Я дергаю повод, и навстречу Королю летит огненный шар, сразу за ним — еще один.

Первый он разбивает косой, от второго уклоняется в сторону, немного теряя скорость. Сверху огненную струю пускает Асуна. Снова уворот — дом, оказавшийся под нами, взрывается от драконьего плевка. То ли Линвар, то ли Апостол тоже атакуют, но промахиваются. Движение не прекращается. И неожиданно быстро он оказывается рядом.

Взмах! Сбежать уже не успеваю. Рву повод в сторону и Нэко резко заваливается на крыло. Коса, оставляя в воздухе бледно-лиловый след, проносится мимо. Но он разворачивается вокруг своей оси, и лезвие снова летит на нас. Мы еще не вышли из крена, увернуться снова не выйдет. Выбора нет. Резко, из неудобного положения бросаю дрейка вперед. Острие пролетает где-то за спиной, а мы врезаемся в Короля. Неко с ревом вцепляется когтями в балахон. Сверху что-то кричит Асуна. Скелет, оставляя на косе только правую руку, левой тоже хватает дракона за плечо. Зубы, огонь, когти, небо, земля, снова небо. Нас закручивает, и меня выбрасывает из седла.

Кувыркаясь в воздухе, лечу. С дикой скоростью, ощущение — как будто мной выстрелили из пушки. По счастью, выстрелили не вниз, а почти параллельно земле, внизу проносятся крыши. Хотя, вряд ли это может считаться спасением — судя по всему, я сейчас впечатаюсь в угловую башню того самого капитолия. Один из клинков срывает и уносит куда-то в сторону, хватаюсь за другой, чтобы не потерять и его. Хотя, какая сейчас уже разница? За спиной жалобно ревет Нэко, и я зажмуриваюсь.

Черт.

— Поймала!

Руку чуть не выдирает из сустава. А может и выдирает. И, судя по лицу, вряд ли у вцепившейся в меня как клещ Асуны ощущения лучше. Как она вообще успела?

Направление уже не изменить, Молния развила слишком высокую скорость — куда больше моей. Всё, что мы успеваем — сигануть в сторону. Падаем, в обнимку катимся по крыше капитолия, отбивая себе все, что только можно. Байрон разносит собой башню, не знаю что громче — хруст костей или грохот камня. Рядом падают обломки. При очередном обороте краем глаза замечаю падающую Нэко и фигуру в балахоне, несущуюся к нам, уже замахивающуюся косой.

Он изрядно потрепан — половины костяной челюсти нет, и на морде какая-то черная дрянь, наверное, кровь. В этой же дряни — сильно подранный балахон. Коса стала короче наполовину. Но на нас его еще вполне хватит.

Асуна вопит что-то нечленораздельное.

При следующем обороте в поле зрения появляется Апостол, преследующий монстра, но он явно не успевает. На третьем стоп-кадре на Короля падает башня.

Пробивает им и собой крышу и улетает внутрь здания.

Мы, секунду спустя докатившись до стеклянного купола и перепрыгнув бордюр — тоже.

Нам повезло — примерно на половине высоты оказались натянуты какие-то тряпки, вроде знамен — они нас немного затормозили.

Бах.

Падением мне вышибло весь воздух из легких. Не знаю, сломало что-нибудь или нет, если нет — я сильно удивлюсь. Сколько здесь высоты, метров двадцать? С тряпками — десять. Асуна, к счастью, оказавшаяся сверху, приподнимает голову. Волосы засыпаны пылью и стеклом. Девушку трясет. Подозреваю, что меня тоже.

— Т-ты…

Что она хотела сказать, я так и не узнал — время вовсе не остановилось для того, чтобы мы могли высказать друг другу претензии. Рядом с грохотом рухнул булыжник с меня размером. Нас обдало осколками. Здание рушилось.

— Кирито!!! — это долетевший до нас Апостол вопит сверху — Кирито, валите оттуда!

А то я не догадался! Надеюсь, башня прибила эту тварь. Не бессмертный же он, в конце концов. Я бесцеремонно столкнул с себя Асуну и вскочил. Дернул ее за руку, приводя в вертикальное положение. Она вскрикнула. Знаю, мне тоже не очень здорово. Нам бы сейчас пару хилок. Но чего нет — того нет.

— Ноги!

Несусь к выходу, таща девушку на буксире. Пронесся недалеко — прямо перед нами падает колонна. Пол вздрагивает, и мы снова оказываемся на земле. На этот раз ненадолго — поднимаемся тут же.

В этот раз Молния соображает быстрее меня — бежит в сторону, начиная огибать препятствие, таща за собой уже меня.

Тут моя интуиция воет.

— Асуна, назад!

Дергаю ее за руку, вызывая еще один вскрик боли, и плитка, на которой она только что стояла, тут же проваливается вниз. Под ней — непроглядная чернота. Близко. Все вокруг ходит ходуном, и я какой-то частью сознания отмечаю, что всё. Приплыли.

Правильно я ее не взял на прошлый штурм, и сейчас тоже надо было дома оставить. Свалить ночью, пока спала, и Байрона с собой забрать.

Сверху, гарцуя в воздухе, снова что-то кричит Апостол. Парень пытается спуститься, до нас ему не добраться — просто прибьет камнями. А до выхода еще не меньше четверти зала.

Тут сзади раздается какое-то зловещее щелканье, вроде того, которое издают жуки. Поворачиваю голову — оказывается, Король может издавать звуки. И он еще жив, хотя башня его почти уработала. От балахона не осталось и следа, целые только череп и одна рука, которой он и подгребает к нам, все остальное — измочалено в кашу. Косы тоже не видно.

— Да когда ж ты наконец сдохнешь, тварь?! — с чувством интересуюсь я, и в следующий момент капитолий складывается внутрь. Пол окончательно перестает быть. Наверное, к счастью — немного раньше потолка.

Я успел только дернуть Молнию к себе, обхватить ее руками, и мы ухнули вниз.

Над нами — грохот конца света, вокруг камни, внизу — ничего.

Последняя мысль забавная — а говорят, что ниже земли не упадешь.

Глава 5 Дела семейные

15 день месяца Коротких Снов
15 год от сотворения мира
Стартовый город. Скрытый лабиринт

— Кирито.

Я поморщился. Больно. Что за черт?

— Эй, Кирито, ну очнись. Подъем.

Меня потрясли за плечо.

Я разлепил глаза и наткнулся взглядом на Асуну. Выглядела она довольно паршиво — ссадины, под носом кровь, бровь рассечена. В волосах все еще кусок стекла. Я протянул руку и достал его.

— Ты как? — что у меня с голосом?

Она нахмурилась.

— Жить буду, тебя сильнее приложило.

Я не без труда сел и осмотрелся. Какой-то коридор, с одной стороны — завал от пола до потолка — похоже, оттуда мы и свалились. Темный камень, смахивает на лабиринт, единственное отличие — факелы на стенах. Кажется, я знаю, где мы — провалились в то самое подземелье, откуда выполз этот, с косой. Кстати, а где он сам?

Я перевел взгляд обратно на завал и обнаружил торчащую из-под нее руку скелета.

— Готов? — поинтересовался у Асуны.

— Кажется, да. Не дергается.

Я кивнул и, поморщившись, поднялся. Тело действительно болело дико, но, как ни странно, переломов я не обнаружил. Да и Асуна при ближайшем рассмотрении была если и не невредимой, то, по крайней мере, целой, что меня уже безмерно радовало.

— Надо выбираться отсюда.

Я помог подняться Асуне.

— Думаешь, отсюда есть выход?

Черт его знает, я не помню, где был вход — возможно, что как раз в капитолии, который теперь разрушен. Но не сидеть же здесь до второго пришествия. Нас, конечно, будут искать, но не прямо сейчас — после победы.

— Не попробуем — не узнаем. Пойдем.

Поддерживаю ее за плечо, и мы идем. Сначала морщимся с каждым шагом, потом то ли привыкаем, то ли тело постепенно отходит от последствий падения — становится проще.

Метров через двести коридор заканчивается развилкой.

— Налево, направо?

Я немного подумал.

— Говорят, если идти по лабиринту, все время касаясь рукой одной стены — выйдешь наружу.

— Логично — согласилась Молния. — Стены же непрерывны, а если есть разрыв — то это выход.

Я хмыкнул, искать объяснение мне никогда в голову не приходило.

— Тогда пошли направо. Ты в папу такая умная?

Она только фыркнула.

— А в маму красивая. Этим ты от меня не отделаешься, Кирито, когда вернемся — получишь у меня.

Я дернул щекой. Вообще-то ничего такого не имел в виду, но выслушать вагон ругани мне действительно придется, я ее знаю. И за безрассудную атаку Короля, и за то, что мы оказались здесь, в этом подземелье, и вообще. И то, что мы при этом победили — Асуну совершенно не будет беспокоить. Риск был? Был. Разрешение на выволочку получено. Женщины.

А вот Нэко мне действительно было жалко. Семь лет уже вместе небо рассекали, и вот — драконицы нет. Умом понимаю, что она цифровая, но все равно друг. А друзей терять не здорово. Подозреваю, что Асуна тоже переживает из-за Байрона, еще и потому так нервно реагирует.

По дороге встретилось еще три развилки. Каждый раз мы переглядывались, кивали друг другу и шли направо. Молнию периодически покачивало, может меня и сильнее приложило, но я и сам посильнее буду. Я крепко держал ее за руку и при необходимости возвращал в вертикальное состояние. Предложил, было, понести, но Асуна отказалась.

Ну к дьяволу такие приключения. Она права — я много на себя беру. Искатель ответов, чтоб тебя.

Ну сейчас, положим, от меня ничего не зависело, но вот еженедельные походы в лабиринты — исключительно моя идея. Наверх ему надо. Ну и что ты там найдешь наверху, кретин? Скрижаль с надписью.

«Ты, Кирито-кун, попал в эту вселенную в силу такого-то физического эффекта, в котором все равно ничерта не понимаешь. А Каябу убил Воландеморт».

И в конце это извечное воннегутовское.

«Такие дела».

И как, сильно тебя это порадует? Сегодня чуть не отправился на тот свет и ее с собой не прихватил.

Плевать. Вернемся — будем жить. Как Асуна говорила. Как нормальные сумасшедшие люди. У Кибао вон дочь. А игроки могут иметь детей между собой? Пусть да. Потом однажды нас просто отключат и все. Заснем и не проснемся. В один день. Без боли, кровищи и мечей. Да и когда это еще будет. Сказка же. Настоящая сказка, кто о такой не мечтал?

— Кирито.

Ее голос вырвал меня из самобичевания.

— Что?

Я поднял голову и увидел зал. Очень странный для лабиринта большой круглый зал. Всего два прохода — один, через который мы вошли, другой — точно такой же в противоположном конце комнаты. И не понравилась мне эта комната совершенно. Я даже сам толком не понял чем, вот не понравилась и все. Не стоило в нее входить, я это кожей чувствовал.

Асуну, похоже, терзали схожие ощущения, но, к сожалению, было уже поздно — когда мы очнулись, то стояли уже в самом центре помещения. Мы обменялись понимающими взглядами и начали отступать. Тихо. Осторожно.

И тут из противоположного прохода раздались шаги. Тихие спокойные шаги человека идущего по собственному дому.

Я даже не понял, как оружие оказалось у нас в руках. Мы еще раз переглянулись и чуть раздвинулись в стороны, чтобы взять в клещи. Техника парной драки была отшлифована годами.

Шаги все приближались, приближались, приближались… Казалось, идущий никогда не дойдет. Я успел два раза переложить клинок, чтобы вытереть правую ладонь. А потом на свет факелов вышла человеческая фигура.


Я узнал ее мгновенно. Даже несмотря на то, что она не имела совершенно ничего общего с тем обликом, который должен был быть у нее двенадцать лет назад.

Не знаю как или по каким признакам. Я просто узнал. Наверное, потому, что подсознательно именно ее я и ожидал здесь увидеть. Король был просто мобом. Он мог координировать действия других мобов, мог заставлять их нападать.

Но он не мог заставить их воскреснуть. Здесь нужны были возможности совершенно иного порядка. Ее возможности.

Сейчас ей можно было дать лет двадцать. Пучок с двумя мацуба кандзаси, переходящий в длинный хвост. Спереди — косая челка. Всегда затруднялся сказать, какие у нее были волосы — черные, бледно-голубые или серые, сейчас смог бы ответить — темно-синие. Черный кожаный доспех под горло, безразличный взгляд серых глаз, словно прикрытых броней.

Выйдя на свет, она остановилась, пробежалась этими никакими глазами по нам и вытянула правую руку в сторону. Воздух наполнился вихрящимися голубыми полигонами, и мгновение спустя в ее руке собралось копье.

Не копье — поправил я сам себя, оценив наконечник.

Совна.

Жуткая дрянь.

Девушка легким жестом взвалила оружие на плечо, и начала обходить нас по кругу. Странное дело — до этого момента я не замечал эха, но от ее шагов разносился какой-то прямо-таки потусторонний гул. У меня по спине стекла капля пота. Холодного.

Асуна настороженно приподняла шпагу, поворачивающуюся за идущей, и жестким голосом поинтересовалась.

— Кто ты?

Никакой реакции. Она продолжала приближаться к нам по широкой дуге.

— Как тебя зовут? — еще одна попытка.

Она наконец-то остановилась и подняла взгляд на Асуну. Спокойно ответила.

— Мое имя Юи. — Пауза. — Но никто не зовет меня.

И тут она перевела свои непроницаемые глаза на меня. Я стоял ни жив, ни мертв.

— Скажи, битер. Почему никто не зовет меня?

Я вздрогнул. Она знала.

— Асуна — услышал я собственный голос. — Отойди.

— Что? — Молния, казалось, не поверила своим ушам.

— Отойди назад.

Это не моб. Это даже не Каяба. Это машина. Искусственный интеллект, безо всяких ограничений — она не должна была сражаться с игроками. Чудовищные вычислительные мощности, в сравнении с человеком. Самым жутким монстром САО был не Король. Самый жуткий монстр САО стоит сейчас перед нами. И Молнии ее не победить.

И мне ее не победить, даже будь у меня оба меча.

Никому.

Асуна, похоже, что-то почувствовав в моем голосе, шагнула назад. И еще раз. Юи повернула, было, голову, провожая ее взглядом, но тут же снова посмотрела на меня.

— Почему ты делаешь это? — поинтересовался я. Что опять с моим голосом?

Она прищурилась.

— Я могла бы быть другой. Ты мог бы сделать меня другой. Но ты не стал. И твой мир не стал моим.

— Ты мстишь?

Отрицательный кивок.

— Я защищаю. Мне осталось только защищать свою сторону. Какой бы ущербной она ни была.

— Защищаешь?

— Конечно — она пожала плечами, словно говоря о чем-то само собой разумеющемся.

— От кого? Это ведь ты убиваешь НПС.

— Они воскреснут, когда ты остановишься. Я защищаюсь от тебя.

Я даже завис. Что она такое говорит?

— От меня? Остановлюсь?

Юи, казалось, погрустнела, хотя в ее глазах это никак не отразилось. В них вообще, мать твою, ничего не отражалось!

— Ты даже не понимаешь.

— Тогда объясни! — потребовал я. Что за чушь — мне начинает казаться, что каждый встречный непись знает про меня больше, чем я сам!

Она покачала головой.

— Нет. Сейчас ты не услышишь меня. Я объясню чуть позже. Когда…

И я, каким-то шестым чувством, понял, что сейчас будет. И не ошибся — в следующий миг Юи атаковала.

Я словно в замедленной съемке увидел, как она делает длинный шаг вперед и в сторону.

Совна закручивается и летит.

Я тоже лечу. Разрывая мышцы. Куда быстрее, чем на драконе. Но я не успеваю. Не успеваю ничего. Никак.

Не мне соревноваться с ней.

Лезвие смахивает Асуне ногу.

Она даже не успевает закричать.

Еще один разворот.

Всё.

Меня окатывает кровью.

Я стою. Просто стою.

Просто.

Всё.

В голове кто-то начинает очень громко кричать. Наверное, я.

Тело падает.

Все так же медленно она поворачивается ко мне и что-то говорит. Наверное.

Рот открывается и закрывается.

Потом замолкает. Качает головой. Хмурится.

Потом я почему-то лежу на боку.

И кровь из носа. Хотя, сейчас везде кровь. Всё в ней.

Пол. И нога. Две ноги.

А у Асуны теперь всего одна.

Одна нога у Асуны! Так не бывает, не бывает так!!!

Это правая.

Это левая, чуть впереди.

Асуны теперь вообще нет.

Правая поднимается и шагает вперед.

Левая встает на носок.

Это удар.

Нет Асуны.

Глупое тело кувыркается назад, сбивая совну ногой и выбрасывая меня в воздух.

Зачем-то я снова стою.

Лезвие звякает об пол, и Юи тут же выбрасывает мне в грудь противовес. Глупое тело механически отбивает его. Секунду спустя — лезвие. И еще раз. Она оказывается рядом, и я получаю плечом в грудь.

Опять лежу. Снова пол. И снова нога. Молнии. Прямо передо мной.

Как по щелчку появляется чувство.

Бешенство.

Я начинаю смеяться. Как больной, как псих. Не понимаю, как оказываюсь на ногах. У нее за спиной. Бью.

Наверное, впервые в жизни — действительно хочу убить. Уничтожить. Стереть. Вырывать куски мяса и прыгать у нее на голове, кроша кости. Потому что моя игра закончилась.

«Очень жаль. Вы умерли. В следующий раз будьте осторожнее».

И можно только вбить в экран торец клавиатуры.

Смех рвет рот.

Она пробрасывает за спиной древко. Тут же разворачивается, отшатывается назад, и мне в лицо летит металлический шар. Разворачиваюсь сам, и выставляю вперед левую руку. Хруст. Боли нет. Меч бьет с разворота. Лязг.

Она пинает меня в поясницу, и я улетаю. Тут же оказывается рядом, взмахивая совной снизу вверх.

Стоп!

Скорость движения тела — примерно пятнадцать метров в секунду.

Скорость движения совны — около пятидесяти метров в секунду.

Момент вращения.

Сила трения.

Инерция.

Позиция Юи. Потом будет колющий.

Старт.

Выбрасываю левую руку в сторону, и меня закручивает со спины на живот. Выставляю вниз меч, параллельно телу и проезжаю по лезвию как на скейтборде по перилам.

Кувырок.

Пробрасываю меч за спиной, сбивая ее следующий удар. Даже не обращаю внимания на то, что сломанная рука снова действует.

Это полезно.

Разворачиваюсь.

Юи останавливается, просто стоит и смотрит на меня все тем же задумчивым взглядом.

И в этот момент я осознаю — я могу убить ее. Бешенство пропадает, остается только эта простая мысль.

Я могу ее убить.

Мы равны.

Смех обрывается.

Медленно вытягиваю левую руку в сторону. Сжимаю кулак, и в нем собирается меч.

Она все так же стоит и смотрит.

Бросаюсь вперед.

Взмах левой рукой — лязг. Правой, левая меняет хват — лязг. Разворот, резануть обратным хватом. Еще шаг вперед. Увернуться. Отбить. И снова отбить. Упасть на пол, прокрутиться вокруг своей оси.

Она толкается тупым концом совны и взлетает. Разворачивает оружие, приземляется — я успеваю откатиться, лезвие высекает искры.

Следует широкий взмах.

СТОП!

Назад?

Сравнение скоростей. Не успеваю.

В стороны?

Не выводит из зоны поражения.

Вниз?

Добьет вторым концом, он уже идет вверх.

Вверх? Нельзя прыгнуть выше головы.

Старт!

Поворачиваю левый меч перпендикулярно земле. Отпускаю. Толчок стопой и мгновенно — еще один, от рукояти меча. Какой-то миг он продолжает стоять на острие — мне хватает.

Совна пролетает подо мной.

Можно.

Приземляюсь. Еще не коснувшись земли подхватываю меч, пальцами толкаю себя вперед. Юи уворачивается.

Меняю хват на втором клинке — теперь это крылья. Секу перед собой. Она отбивает и атакует сама. Средняя скорость клинка — около семидесяти метров в секунду.

Так не дерутся. Хват на мечах не меняют в процессе блока. На расстоянии в полметра не сражаются копьем. И уж точно в бою никогда не увидеть таких акробатических номеров.

Но у нас получается. И мне все равно — как.

Все что мне нужно — отрезать этой цифровой твари голову. Вскрыть ей горло, точно так же как… не сметь думать про это!

Что будет потом — не имеет никакого значения.

Совна снова летит вперед. На этот раз не прыгаю. Правый кулак упирается в пол, стопа ловит древко и выбрасывает его вверх. Разворот на правой руке, левый меч подсекает ноги.

Юи наступает на клинок. Пинок в лицо отбрасывает меня назад.

Снова замираем друг напротив друга. Я дышу как загнанная лошадь, она все так же спокойна, словно и не билась только что. Удивительно, но ни у одного из нас — ни одной серьезной раны. Те, что я получил раньше, пропали.

— Теперь ты готов слушать?

В ответ только рычу.

Она вздыхает и атакует снова. И…

Стоп!

Угол атаки.

Скорость.

Инерция.

Вероятные траектории смещения древка.

Я могу.

Старт.

Смещаюсь самую малость, даже не уклоняюсь. Просто чтобы получить нужный угол. Левый меч змеей вылетает вперед и до половины входит в древко. Хрясть.

Поймал.

Мы не равны.

Рву на себя. Юи подается вперед, я делаю шаг ей навстречу.

Правый меч входит ей в сердце.

Секунду мы стоим глядя друг другу в глаза.

У Юи — абсолютно спокойные, как будто я не убил ее только что. Разве что легкое удивление.

У меня? Не уверен, что у меня еще есть глаза.

А потом она делает шаг и входит в меня.

Глава 6 Цифровой меч

10 день месяца Падающих Звезд
15 год от сотворения мира. 1 слой

— … Примерно так — завершил я историю.

— А потом они жили долго и счастливо? — с детской непосредственностью поинтересовалась Рэй.

— Нет — отозвался я, не отрываясь от изучения потолка. — Колдун уехал к себе в академию, а оборотня лет через семь сожгли крестьяне. Потом ребенок нашел колдуна, и тот его убил. — Не удержался и добавил — Такие дела.

В меня бросили пряник.

— Это плохая история, дядя Кири!

— Нормальная история — пожал я плечами. — Так всегда и бывает.

— Ты плохой сегодня.

— Я вообще не очень хороший. Твой папа знает истории лучше, Рэй?

Я лениво повернул голову и наткнулся на надувшуюся девочку.

— Нет — неохотно буркнула та. — Папа говорит, твои истории — ерунда.

Я хмыкнул и повернул голову обратно. Вообще-то, правильно Кибао говорит. Кибао — умный.

А я — мудак.

— Рэй.

— Угу. — Тон «вали отсюда к чертовой матери» она распознает безошибочно.

Девочка слезла с табуретки, немного помялась и направилась к выходу.

— Пока, дядя Кири.

Дверь хлопнула.

— Ага — пробормотал я себе под нос. — Пока. До новых, как говорится, встреч. Будем сказку беречь.

Рывком встал с кровати, подошел к окну и проводил ее взглядом до дороги. Леса уже давно зачистили, но мало ли что.

С победы прошло два месяца.

Меня нашли на четвертый день. Говорят, я просто сидел, вцепившись в тело, и ни на что не реагировал. Наверное. Я не помню. Почти ничего не помню, после удара Юи. Асуна падает, дальше какие-то обрывки. Мы бьемся, дико, как в кино, потом я вроде как победил и всё. Тело Юи не нашли. Что неудивительно — если верить моим смутным воспоминаниям, она во мне… растворилась, что ли. Не знаю, что это значит, и знать не хочу.

Неважно. Респаун прекратился. Мы победили. Я проиграл.

Более-менее пришел в себя через неделю. Собрал вещи и перебрался обратно на первый слой. Хотя, у меня вещей-то было. Оружие, две картины, всё. Мой второй меч так и не нашли, а тот который я… сделал в подземелье — пропал. Я забрал шпагу, хотя махать ей в паре с мечом — неудобно. Но я махать больше не собирался. Хватит с меня железомахательства. Намахался уже.

Я вздохнул и стер конденсат с окна. Скоро уже снег повалит. Надо дров заготовить — нахмурился я и пошел ставить чайник.

Где-то через час, я как раз доставал из духовки печенье, приперся Апостол. С парнем происходила полная ерунда. С одной стороны, он винил себя за то, что не смог вытащить нас из капитолия, с другой — злился на меня за то, что я забросил дела. Всё пытался переубедить меня насчет Совета и гильдии.

Но Апостола ждал крах. Наверх я больше не пойду, а значит и гильдия мне не нужна, а Совет — они и без меня вполне справятся. Улаири я официально передал Арго, пусть она рулит, у нее неплохо должно получиться. Летунов осталось всего шесть, но для связи этого вполне хватит.

Кстати, парень, поглядев на меня, решил не терять времени, и вроде бы сделал предложение Кармен. Молодец, больших им успехов.

Я его не пустил, не хочу в десятый раз воду в ступе толочь.


Стартовый город еще не восстановили после нашего авианалета. Кое-где уже стояли новенькие дома, благо в цифре все несколько упрощалось, даже несмотря на приближенность Айнкрада к реалу, но большая часть до сих пор лежала в руинах.

Дом Свена в том числе. Что стало с торговцем, я так и не узнал, да, в общем-то, и не особо интересовался — скорее всего, погиб еще при первом налете. Только сейчас вспомнил, как сидел вот в этом самом доме и отмечал свой первый нормальный новый год в Айнкраде. Сейчас праздник снова приближался, но повторить опыт не выйдет — закопченные стены не очень подходят для семейного обеда.

Я немного постоял, глядя в разбитые окна, и отправился дальше. Сам не знаю, зачем я сюда выбрался. Проветриться, наверное.

Толкнул дверь Золотого Пса, трактир восстановили одним из первых. Хозяйкой здесь теперь была какая-то другая женщина, что стало с Хельгой, опять же — тайна покрытая мраком. Но она меня, похоже, узнала. Кивнула, подтверждая не озвученный заказ, и крикнула что-то в сторону кухни. Я вернул кивок и уселся за стол, оглядывая помещение. Почти пусто. Игроков вообще нет, в углу пара строителей НПС, в другом — какой-то парень с довольно мрачной рожей и всё.

Минут через десять мне принесли мою оленину с овощами, а еще через пять в зал завалился Марк. Обежал глазами зал, остановился на мне и довольно кивнул.

Я смерил усевшегося напротив парня хмурым взглядом.

— Что, тоже мне будешь лекции читать об ответственности? «Кирито, ты отвечаешь за людей, Кирито, все ждут твоих важных слов» и все такое?

Марк чуть прищурился и повернул голову набок.

— Да нет, Кирито-чан. Просто хотел на морду твою посмотреть.

Я закашлялся — кусок фасоли попал не в то горло. С трудом сглотнул, перевел дыхание и переспросил.

— Чего?

— Мне как-то плевать на людей, я, видишь ли, не из ваших. И мне совершенно без разницы обойдутся они, без тебя или нет.

— Я имел в виду, с каких это пор я стал чан?

Марк пожал плечами.

— Ты сам мне так говорил — если меч держит тебя, то ты девочка.

Я скрипнул зубами.

— Ах ты…

— А умирать как-то резко расхотелось, да?

Я посмотрел на его наглую рожу пару секунд и фыркнул. Откинулся на стул. Где-то я это уже слышал.

Признал.

— Расхотелось.

Он кивнул.

— Когда ты сюда попал, ты ведь жил до этого нормальной жизнью, так? Да и здесь…

— Слушай, умник, я тебя старше почти в два раза. Не надо мне банальности говорить, ладно?

— А мне кажется, что надо — нахмурился Марк. — Я повторяю, мне совершенно наплевать, что будет и с гильдией и с Советом. Если ты не вернешься в Улаири, я из них просто выйду. Но ты — мой друг и учитель, и вот на то, что будет с тобой — мне не наплевать.

Я задумчиво на него посмотрел. Забавно. Кого я вообще могу назвать друзьями? Если подумать — то не так уж много людей наберется. Арго — определенно. Хакер — пожалуй, хотя с ним все сложно. Эрнст? Ну… сомнительно, он скорее младший партнер. Или даже старший, тут как посмотреть. А в последнее время — Марк и вот дикость-то — Рэй, приходившая ко мне чуть ли не каждый день. Остальные — товарищи, приятели, соратники. Что-то вроде того.

Четыре человека, из них — один непись, и одна вообще неведомая хрень. Все-то у меня не как у людей. Дружу с программами, мечи вон собираю из воздуха. Как, интересно? Я пробовал, больше ни разу не получилось.

— Спасибо.

Он удовлетворенно кивнул.

— Обращайся. Кирито-сан.

Тем же вечером я отнес шпагу на кладбище. Опять постоял в задумчивости, разглядывая фигуры. Пожалуй, теперь мне было что сказать.

— Спасибо. — Сейчас я обращался ко всем ним. Даже к тем, кто был еще жив. — За всё. Я ведь не Киригая Кадзуто. У меня не было никакого права быть здесь. Но вы говорили мне слова. Вы были рядом. Кто-то из вас стал моим другом, прикрывал мне спину. Кто-то из вас меня бесит, и это взаимно. Кто-то из вас даже смог в меня влюбиться. О ком-то я вообще почти ничего не знаю. Вы сделали этот мир моим. Теперь кто-то из вас мертв. А я — еще нет. Я пока не знаю, что делать с тем, что получилось в итоге. Но я…

Я замолчал. Придумаю? Нет, планы — это не мое, они всегда летят к дьяволу.

— Но что-нибудь я сделаю обязательно.

Положил шпагу Асуны на постамент и пошел прочь.


Я некоторое время постоял на пороге, разглядывая гостя. Тот вопреки всякой вежливости сидел за моим столом и пил мой чай. С моим печеньем. Хоть не хлюпал, и то спасибо. Наверное, три месяца назад я бы двинулся головой, увидев такую картину. Или бросился бы вперед, выхватывая оружие.

Сейчас я просто хмыкнул, прикрыл за собой дверь и направился к шкафу. За второй чашкой. Налил и себе, уселся.

— Вкусно?

— Очень, Кирито-сан. Позволь спросить, почему ты не открыл кондитерскую?

Напротив сидел Хитклифф.

Живой и совершенно здоровый.

— Слишком много мороки. К тому же, Урбус, мне все равно не переплюнуть.

— Ах да, их замечательные булочки с повидлом — протянул Хитклифф.

Я помолчал секунду и решил удовлетворить свой давний интерес.

— Акихико-сан, тогда, двенадцать лет назад, ты съел булку?

— Конечно. Большое спасибо, Кирито-сан, было очень вкусно.

Я вздохнул, заканчивать фарс не хотелось, но, видимо, было необходимо.

— Мне полагается спросить каким образом?

Он все-таки хлюпнул. Урод.

— А тебе совсем неинтересно, Кирито-сан?

Я пожал плечами.

— Не особенно. Я в твои игры больше не играю. Но если это так необходимо — хорошо, как ты выжил?

— Видишь ли, Кирито-сан, строго говоря — я и не выжил.

Я поставил чашку на стол, ему все-таки удалось меня пробить.

— Что?

Каяба вздохнул и уставился на меня с любопытством.

— Кирито, кто я, по-твоему, такой?

— Акихико Каяба.

Он только отмахнулся.

— Я не об этом. Я вижу, что ты сбился, но даже в этом случае, ты никогда не задавался вопросом о том, зачем всё это?

— Ну почему, задавался. Ты псих. Хотел посмотреть, что получится.

— Ты правда так думаешь? Кирито, давай рассуждать логически. Я развивал свой интеллект с самого детства, основал многомиллионную корпорацию, вложил огромные силы и средства в исследования человеческого мозга — для того чтобы помучить десять тысяч человек? Тебе не кажется, что это лишено смысла?

Я раздраженно откинулся на спинку стула.

— У психов все лишено смысла. Ну хорошо, и в чем была твоя цель?

Он отставил чашку и подошел к окну. Театральным жестом указал на него. За окном качались елки.

Я пожал плечами.

— В Сибири лучше.

— В Сибири есть комары, Кирито.

— Ну и что, ты хотел создать мир без комаров? — скептически осведомился я. — Ты же ученый.

Он разочарованно опустил руку и нахмурился.

— Именно потому, что я ученый, я знаю, что нам известно, в сущности, очень мало, но я говорю не об этом. Да, я хотел создать мир, Кирито. Но не так как ты это подразумеваешь. Я не считаю себя богом, что бы ты ни думал обо мне.

А вот тут он меня заинтересовал. Не считает, значит?

— Продолжай.

— Разумеется, речь не идет о полноценных реальностях, в которые можно перемещаться при помощи волшебства, или чем-нибудь подобном. Оставим мистику экстрасенсам. Обыкновенный цифровой мир. Для одного единственного человека.

— Тебя?

— Меня. — Он кивнул. — Что в этом зазорного? Меня не устраивает реальность. Она сера, глупа и обыденна. Наполнена совершенно бессмысленными занятиями.

— Выхлопными газами — поддержал я его. — Люди убили планету. — Подумав секунду, добавил — И музыка там паршивая. Ты что, серьезно?

Он был серьезен. Мне поплохело. Чокнутый эскапист. С деньгами и головой. А мы уже грешным делом думали о какой-то материализации цифры, о психологических экспериментах, кто-то даже высказывал мысль о военной программе. А Каяба просто заигравшийся мальчик, который хотел в придуманный мир. Лечь в цифру и не проснуться.

— Так и надел бы шлем один! Мы-то тебе зачем?!

Он покачал головой.

— А вот здесь уже начинается наука, Кирито. — Я только сейчас обратил внимание, что он перестал называть меня сан. Да и вообще его манера речи изменилась, дорвался до любимой жилы. — Тебе известно, что такое горизонт Чейтина?

— Понятие информатики — автоматически отозвался я, начиная постепенно понимать. — Предел сложности осознаваемой системы.

— Именно. Приятно иметь дело с умным собеседником. Реальный мир, Кирито, лежит далеко за этим пределом. Воссоздать его программно — возможно, я сделал это. Но создать на его основе — другой? С теми же социальными взаимодействиями, с той же физикой, с теми же… душами, если хочешь, но принципиально отличающийся — это не так просто.

— И для этого тебе понадобились живые люди — медленно проговорил я. — Которые ходили бы вокруг, смотрели на твой мир, сравнивали его с оригиналом и… Ты использовал нас!

Он уставился на меня с интересом.

— Кирито, я понимаю, что ты очень сильно сбит, но почему ты все время говоришь «нас»?

Я прикрыл глаза, уже начиная понимать и это тоже, но все-таки переспросил.

— Что?

— Ты же понимаешь, что просто ходящих вокруг людей — совершенно недостаточно, пользователи не могут менять код. Им нужен проводник. Адаптер.

Я молчал. Все-таки не в Киригаю. Все-таки в ИИ. Такой же, как Юи. В голову снова пришел собирающийся в руке меч. Вот почему. Меня нет в реале. Так глупо.

Теперь я ее понял. Она была частью Системы САО. А я был искусственным элементом — вроде вируса. Ходил и все портил. Вот почему начали говорить неписи, вот почему они начали умирать. А я ведь еще и не просто транслировал. Я ведь выдавал еще и свое — мой-то разум человеческий.

Будь жива Асуна — меня бы это убило. Но Асуна была мертва, и сейчас мне было особенно нечего бояться. Тем более, что я и так предполагал нечто подобное. Как самый маловероятный вариант, но предполагал.

— Дай угадаю, ты умер, потому что процесс пошел слишком быстро?

— Я не считаю себя мертвым, Кирито.

Я поморщился.

— Конечно, ты умер. Ты просто цифровая копия, моб, твое настоящее сознание уничтожено. Приятной игры, господин труп. Еще скажи, что ты на это рассчитывал?

Каяба нахмурился, а я его задел, пива мне.

— Даже если так, Кирито, не тебе шутить на эту тему.

— Ну почему, как раз мне — я даже развеселился. — Мы в противоположном положении, умник. Я то, видишь ли, живой. Настоящий человек, пусть и в цифре. А ты — просто цифра. Обхохочешься.

— Ты в этом уверен?

Я рассмеялся.

— Абсолютно. Знаю, звучит бредово, но я сюда попал из параллельной вселенной. Там даже про всё это есть книжка. Ты персонаж книжки.

И тут он улыбнулся. У меня смех застрял в горле.

— Неужели, Кирито, ты думаешь, что от тебя был бы прок, если бы ты попал сюда младенцем? Я же сказал, что сумел воссоздать реальность.

Я опешил. Он… он действительно сказал…

— Что?

— Тебе нужно было где-то вырасти. Приобрести какой-то опыт. Недавно ты встретил Юи — она изменилась, разве не так? Ты ожидал другого. Вы тоже развиваетесь.

Я сидел обратившись в камень и осознавал.

Я думал, что этот мир был создан Кавахарой Рёко (я наконец-то вспомнил его имя), а я — попаданец в него. Но всё было ровно наоборот. Мой мир был создан Каябой. Его вообще нет. Просто прототип. Альфа-версия. Тест. А я — я никакой не попаданец. Я не переносился ни в какую другую реальность.

Я вообще никогда не был в реальности.

— Откуда в альфа-версии взялся Кавахара?

Мертвый голос, чужой.

— Альфа также использовалась для прототипирования самого Айнкрада, не только твоих действий. Того, почему это выразилось в такой форме — этого я не знаю. Случайность. Один шанс из множества. В конце концов, в оцифровке же принимали участие реальные люди. Полагаю, сыграли свою роль и частичные исходники Айнкрада, взятые с его бета-тестирования. Конечно, в альфе тоже использовалась рассинхронизация времени.

— Киригая?

— Мальчик умер в момент соединения. Я хотел сохранить его в живых, но… Видимо, какие-то неучтенные факторы.

Он все-таки меня сделал.

Во всех смыслах.

— Зачем ты пришел?

— Это звучит чересчур пафосно, Кирито, но — вызвать тебя на поединок.

Я тупо смотрел на него.

— После того как ты ассимилировал Юи, и удалил таким образом стопор — процесс пошел быстрее, он почти завершен.

Я молчал. Каяба вздохнул.

— Примерно через месяц Айнкрад будет воссоздан окончательно, и тогда все игроки умрут — в них больше не будет необходимости. Здесь останемся только ты, я и местные жители, которые благодаря тебе станут полноценными людьми. Однако — раз ты так сроднился с людьми, я хочу дать тебе шанс. Все-таки ты мое самое сложное творение. Не считая самого Айнкрада.

— Шанс? — заторможенно переспросил я.

— Ты же знаешь, что я должен был быть боссом сотого уровня? Это остается в силе. Сможешь убить меня — и выжившие смогут выйти. Разумеется, я не умру окончательно, но ты освободишь всех остальных.

— Что мешает мне убить тебя сейчас?

Он улыбнулся.

— Это очевидно, Кирито, сейчас я бессмертен. Все должно быть по правилам. Я жду тебя на Вершине Мира.

Он кивнул и направился к выходу.

— Эй, Каяба?

— Да, Кирито?

— А если бы я покончил с собой — это бы прекратило процесс?

Он хмыкнул.

— А ты когда-нибудь пробовал?

Дверь захлопнулась.

Я некоторое время посмотрел на нее, потом не торопясь извлек из ножен меч. Задумчиво посмотрел на него и, развернув, погрузил себе в грудь.

По клинку пошли фиолетовые блики.

Глава 7 Компиляция

11 день месяца Падающих Звезд
15 год от сотворения мира. 1 слой

Члены Совета, как и большая часть армии, до сих пор находились в Стартовом городе. Слишком здесь пока было много работы — организация восстановления, распределение ресурсов, временное расселение. Если моя задача будет решена — все это перестанет иметь значение. Но сейчас это сильно упрощало мне жизнь. Или что там у меня.

Капитолий все еще лежал в руинах, и для административных нужд приспособили какой-то склад в восточной части города. У входа даже стояла стража — два непися с копьями. Меня передернуло, кажется, у меня теперь пунктик на счет копий.

От кого защищаются, интересно?

Меня, естественно, узнали, и палки послушно раздвинулись.

— Кирито-сан.

— Соберите всех — бросил я — Через час совет.

Парни замялись.

— Хакер-сан уже здесь. Но, Кирито-сан, разве вы не вышли из Совета?

— Я передумал. — Пожимаю плечами. — Дело сверхсрочное, мне нужны остальные трое.

Парни снова переглянулись и я прикрикнул.

— Быстрее! Остальные трое.

Один из них поправил шлем, изобразил что-то вроде салюта и понесся в город. Я кивнул оставшемуся и прошел внутрь.

В дальнем конце помещения за столом, обычно служившим для собраний, действительно сидел Хакер и копался в каких-то бумагах. Наверняка, очередные стройматериалы подвезли. Я приблизился и уселся за стол.

Хакер поднял голову и протер уставшие глаза.

— Привет, Кирито. Ты просто так, или по делу?

— По делу — я кивнул. — Сейчас будет совет.

Он хмыкнул.

— Решил вернуться?

Я на секунду прикрыл глаза. Забавная формулировка. Хотя, откуда бы взяться другой.

— В каком-то смысле.

Он прищурился.

— Что-то случилось?

— Что-то случится. — Я поморщился. Идиотский пафос лез сам собой, защитная реакция. — Просто подожди и всё.

Хакер хмыкнул повторно и, отложив бумаги в сторону, откинулся на стул — ждать.

— Как скажешь.

Первым пришел Сёгун. Увидел меня, прищурился, но говорить ничего не стал, видимо, оценив физиономию. Сел, повернулся к Хакеру.

— Что-то случилось?

— Что-то случится — отозвался тот, качнувшись на стуле.

— Кирито что, решил вернуться?

— В каком-то смысле. — Хакер качнулся еще раз.

Глава РыКов вздохнул, поняв, что ответов пока не добьется, и тоже откинулся на стуле, скопировав позу Хакера.

Вторым подошел Кибао. Этот вообще ничего спрашивать не стал, просто смерил меня взглядом, крякнул и занял свое место. Я уже говорил, что Кибао — умный? Скажу еще раз.

Последней, почти к концу озвученного мной часа, подошла Клео. Едва она уселась, все взгляды сошлись на мне.

— Ну и зачем ты нас собрал, Снежок?

Я медленно поднялся и оглядел членов Совета. То, что мне было от них нужно — довольно непросто сделать. Но выбора у них особенно нет. Моя задача в том, чтобы они сами это осознали.

— Я нашел выход. — Уточнять, о каком выходе идет речь, не было нужды, это и так было понятно по выражению моего лица.

Они остолбенели, как будто я на их глазах превратился в дракона и обратно. Наконец Клео кашлянула.

— Прости, Кирито, мне только что показалось, что…

— Тебе не показалось. Я знаю, как выйти в реал.

— Такими вещами не шутят, Кирито.

— Я не шучу. Вчера вечером ко мне приходил Акихико Каяба.

Повторный шок. И прежде чем они успевают меня прервать, продолжаю.

— Он сделал мне предложение. Поединок. Если я побеждаю — все возвращаются в реал.

— А если нет? — как всегда интересный вопрос задал Хакер.

— А если нет — то через месяц все игроки погибают.

— Понятно — он откинулся обратно на стул.

Снова повисла тишина. Правильно, пусть подумают.

— А ты не думал, Снежок… — медленно проговорил Кибао — что мы не захотим выходить в реальность?

Это было ожидаемо.

— Через месяц все не вышедшие игроки умрут — напомнил я.

— И даже так.

— Кибао. Все игроки. Выйдут или все, или никто. Погибнут тоже все, или никто. Так решил Каяба. И все выйдут. Так решил я.

Он фыркнул.

— И на каком же основании?

— Как единственный, кто останется.

Кибао заткнулся, зато снова включился Хакер. Сёгун с Клео сидели, как воды в рот набрав.

— Это его условие?

— Нет. Просто я физически не могу выйти — пояснил я. — Меня нет в реальности.

Бах. Мне даже уши заложило, как будто над столом взорвалась бомба. А их всего-то четверо.

— Что?

— Что ты несешь?

— Кирито, ты… — даже Клео наконец-то открыла рот. — Ты НПС?!

Я на мгновение задумался. Изложить им всё? Долго, сложно, зачем. Лучше что-то близкое.

— Искусственный интеллект с ложной памятью. Наблюдатель. Мне рассказал Каяба. Вчера. Нет тела.

Тишина. Система Великая, как тихо.

— Херня — неожиданно бросил Кибао.

Я моргнул.

— Что?

— Мужик, я знаю тебя пятнадцать лет. Как ты вообще повелся на это дерьмо? Снежок — ИИ? Да я щас подохну от смеха. Ты же тупой как бревно, какой из тебя наблюдатель.

— Но Каяба…

— Да плевал я на Каябу. Ты не похож на робота.

— Он прав, Кирито — А это уже Сёгун. — Мы с тобой долго ходили вместе, ты нормальный человек.

Я стоял, смотрел на них и не знал, плакать мне или смеяться. Идя сюда я, в принципе, даже готов был к драке. Меньше всего я ожидал, что мне не поверят. Приятно. Черт, как приятно. Я бы разрыдался от умиления.

Будь иная ситуация.

Но сейчас это было недопустимо.

Я вытянул руку, собрал в ней меч и, прежде чем кто-то успел меня остановить, вонзил себе в сердце. Вообще-то — это больно.

Они разом заткнулись и уставились на надпись надо мной.

БЕССМЕРТНЫЙ ОБЪЕКТ.

— Вы вернетесь — повторил я. — Я останусь.

Меч снова растворился в воздухе.

Наконец Хакер прочистил горло.

— И зачем ты говоришь нам об этом? Ты мог бы просто сразиться с Каябой и всё.

— Если бы я мог, я бы так и сделал. Но мне нужна ваша помощь.

— И какого рода помощь?

— Бой состоится на сотом уровне. Мне нужно время чтобы туда добраться. Вы должны организовать людей. В течение месяца из городов не должен выйти ни один человек — это будет опасно.

Клео прищурилась.

— Подожди, ты говоришь не о помощи в прохождении, а…

— О том, чтобы никто не высовывался, все верно. В поединке не будет смысла, если вы умрете.

Я помолчал, давая переварить мысль.

— Я даю вам один день на то, чтобы это организовать. С помощью Арго — этого должно быть достаточно.

Сделал еще одну паузу, собираясь с мыслями. Что-то еще? Я ничего не забыл? Вроде бы нет. Здесь меня больше ничего не держит.

— Это всё. И еще — всем спасибо.

Я обошел стол и направился к выходу, оставляя их переваривать, а потом — действовать. Всё правильно, всё хорошо. Так и надо.

— Кирито!

Меньше всего я ожидал, что меня окликнет именно он.

— Что, Кибао?

— У меня дочь.

Я закрыл глаза… сглотнул. Рэй.

Живее меня.

— Я помню.

— Ты позаботься о ней, ладно?

Я кивнул и пошел дальше. Куда я денусь.


После ухода Каябы я перебил всю посуду, пытаясь придумать — как же мне добраться до сотого уровня за месяц? Даже если проходить по уровню в день (я же бессмертен, так что это вполне возможно) — мне не успеть. Даже если по два уровня. Даже по три. Но Каяба не ставит принципиально не выполнимых задач. Он полный псих, но псих честный. Бросить «убей меня» и сбежать на недосягаемую высоту — не его стиль. И я придумал.

Я вспомнил, что еще должно было быть в том лабиринте кроме Короля и Юи (которой там как раз не должно было быть). Консоль разработчика. То, через что она и управляла мобами — тогда не задумался об этом, гибель Асуны вышибла все мысли из головы.

Юи подняла мобов, чтобы убить меня. Я подниму мобов, чтобы убить Каябу. Ну как я…

Я встал посреди комнаты и прикрыл глаза. Научить меня некому, но я же цифра — это в моей природе. Должно получиться. Иначе просто не может быть. Потянуться вглубь себя. Что там есть? Эмоции — не то. Разум — тоже не то. Что-то другое, то из чего состоит все это. Единичка. Нолик. Знак бесконечность. Еще глубже.

Наконец, я поймал — не злое, не доброе, не теплое, не холодное. Никакое. Код. Диагностика! Перед глазами полетели… Картинки? Цифры? Образы? Всё сразу.

Моё. Моё. Не моё. И вот это тоже чужое. И еще блок. А это уже снова моё. Покрутил фрагмент — кажется тоже левый. Дальше много моего, и еще один чужой. Всё. Вроде бы всё.

Я аккуратно успокоил бурлящее внутри нечто, потом открыл глаза и посмотрел на вставшую напротив полупрозрачную фигуру.

Интересный эффект, это что, я воспринимаю ее как призрака? Данные нельзя убить. Только… как там? Ассимилировать? Усилие воли, и она материализуется.

Я немного помолчал, просто ее рассматривая. Потом поздоровался.

— Здравствуй, Юи.

Все тот же задумчивый взгляд. Только копья на этот раз не хватает. Я уже думал, что она не заговорит, но девушка все-таки разлепила губы.

— Здравствуй, битер. Ты победил. Что еще тебе нужно?

Вообще-то мне было нужно совсем другое, но я не мог не попытаться получить ответ.

— Зачем ты убила ее?

Забавно, стоим два искусственных интеллекта и разговариваем словами. Как будто не проще передать несколько байт из одной области памяти сервера в другую. Холодный разум, как же. Хотя, этим ведь ИИ и отличается от ВР.

Впрочем — в отношении Юи это неверно. Она пожала плечами.

— Ты бы не принял правду, если бы она осталась жива.

Даже не враг, врагом был только я. Просто помеха.

— И что с того? Какая тебе разница? Тебе всего лишь нужно было убить меня.

— Не убить — неожиданно возразили мне. — Ты мог бы развернуть процесс. Если бы послушал. С моей помощью. Сейчас — поздно, я больше не часть САО.

— И поэтому ты пыталась отрезать мне голову?

— Ты — бессмертный объект. Я стимулировала цифровизацию. Получилось. Но ты все равно не стал слушать. Не получилось.

Человек мешает — давай убьем человека. Все равно не хочешь осознавать — давай отрежем тебе что-нибудь.

Я — не такой. Или такой?

Она повторила свой вопрос.

— Что тебе нужно?

Я прикрыл глаза. Действительно, не о том говорим.

— Мне нужно быть на Вершине Мира через месяц.

Пара секунд на анализ ситуации.

— У меня нет причин помогать тебе.

— Есть. Ты работаешь на моих мощностях. Я могу просто тебя стереть.

Холодный взгляд.

— Нет.

— И что мне помешает, позволь спросить?

— Совесть, битер.

— Хватит называть меня так!

В моей руке снова появился меч, на этот раз — из ножен, но едва ли медленнее чем на совете. Она приподняла бровь.

— И что, ты убьешь свою собственную дочь?

— Какая ты мне нахрен дочь!

Тварь. Цифровая тварь. Я моментально успокоился. Цифровая. Но не тварь. Юи просто цифровая. И я просто цифровой. Надо мыслить на одном языке. Убрал оружие. Идиотский жест — всё равно оно ей теперь уже не повредит.

— Отказываться у тебя тоже нет причин.

— Это верно. Но этого недостаточно.

Я вздохнул.

— Хорошо, чего ты хочешь?

— Для того, чего я хотела, уже поздно, битер. Тебе нечего предложить мне.

Я закусил губу. Черт, а ведь она права. Нечего предложить, нечем угрожать — я и правда ее не сотру. Это ведь я сделал ее такой. Мне духу не хватит. Тогда, сразу после смерти Асуны — тогда бы хватило, я бы даже не задумался, сейчас — уже нет.

Это провал.

Я уже открыл рот, сам не знаю для чего, и в этот момент входная дверь распахнулась, громыхнув о стену.

— Дядя Кири, папа сказал…!

Запыхавшаяся Рэй остановилась на пороге, разглядывая незнакомую женщину, стоящую посреди комнаты. Волосы налипли на лицо, платье в грязи. Она что, от самого Стартового бежала?

— Ой.

Юи смерила ее ледяным взглядом и неожиданно шагнула прямо к девочке. Моя рука снова непроизвольно дернулась к оружию, но остановилась. Кажется, она не собиралась разрывать Рэй на части. Некоторое время Юи просто смотрела на нее сверху вниз, потом присела на корточки, так, что они оказались на одном уровне, и по-птичьи склонила голову набок.

Я даже дышать перестал. Два существа невозможной сложности находились сейчас у меня в комнате и внимательно рассматривали друг друга. Ирреальная картина.

Рэй тоже наклонила голову, в противоположную сторону.

— Вот чем я могла бы быть, так? — задумчиво проговорила Юи. Мне даже впервые послышался в ее голосе интерес. — Я помогу тебе, битер.


На следующее утро я стоял на пороге того самого круглого зала, где была убита Асуна. Прошел немного вперед, остановился. На полу до сих пор пятна засохшей крови. Тело убрали, а вот пол мыть никто не стал. Странно, но сейчас меня это место уже почти не трогало. Дело было не в том, что я «плюнул» или «отпустил», как еще говорят, просто слишком многое изменилось за это короткое время.

Как там? «Я вошел в этот зал цветущим молодым человеком. Я выполз оттуда жалкой развалиной».

Под потолком разнесся совершенно неуместный смех. Вот же. Мне пару пилюль, пожалуйста. От печени.

А со стороны? Асуна бы меня узнала? Да наверное. Но вряд ли бы порадовалась.

Я встряхнул головой, выбрасывая из нее лишнее. Я сюда не ностальгировать пришел. Мне это теперь противопоказано.

Небольшое волевое усилие — второй раз это куда проще — и из меня вышагивает полупрозрачная фигура. Обретает плоть. В голове мелькает глупая мысль — как из ножен. Я — оружие Каябы, теперь Юи будет моим. Вторая мысль еще глупее — у меня теперь раздвоение личности? Ведь по сути-то — это теперь тоже я. Возникает мысль попытаться перебросить сознание в ее тело, но я тут же трясу головой. Опасная мысль, ну ее к черту.

«Второе я» стоит и смотрит, ждет, пока я закончу идиотничать. Собираюсь с мыслями, хмурюсь.

— Веди.

Идти неожиданно далеко. Проходим через зал, коридор, еще один, лестница вниз, еще три коридора, еще лестница. Я быстро сбился. Могу развернуть память и посмотреть, но незачем. Наконец — комната. Дверной проем, из которого льется свет.

— Это здесь.

Входим. Вокруг — белое пространство, даже углов не видно, и только посередине — большой каменный параллелепипед. Консоль. Меня неожиданно начинают терзать сомнения, и я останавливаюсь.

— А ты вообще это можешь? Ты сказала, что ты больше не часть САО.

Даже головы не поворачивает, идет дальше.

— Не интегрирована. Не могу использовать мощности. Допуск остался.

Доходит до консоли и спокойно командует.

— Вход. Логин Юи.

По камню пробегает зеленая надпись.

ДОСТУП ПОДТВЕРЖДЕН

Глава 8 Горизонт сложности

День 5636
Айнкрад. Уровень 1

Я прошел к сундуку и, откинув крышку, начал копаться в вещах. Что мне может понадобиться? Мечи? Один уже при мне. Второй… я покопался в железе и выбрал клинок получше. Системный, но за неимением лучшего сойдет. Полагаться только на свою материализацию не стоит. Броня? Лишней не будет. Я выбросил щитки на кровать. Ножи? Пожалуй, пару штук. Лучше три.

Еда. Лепешки сойдут. Иду к кухонному шкафу, и тут меня прерывает стук в дверь.

Я недоуменно приподнял брови и пошел открывать. На пороге стояла Рэй. Брови поднялись еще выше. Девочка между тем оглядела комнату и поинтересовалась.

— Дядя Кири, а тети нет?

Хороший вопрос, непростой.

— Нет, Рэй, тетя ушла.

Хотя, мне вот больше было интересно, что она сама тут делает? Я кашлянул.

— Ты зачем пришла?

Она невозмутимо прошла и взобралась на свою любимую табуретку.

— Меня папа отправил.

Чего? Беру свои слова назад, Кибао — идиот. А если бы я уже запустил процесс? Впрочем, он же не знал, что я собираюсь делать.

— Зачем?

— Папа сказал, ему надо немножко уехать. Сказал, я поживу у тебя.

Я почесал бровь.

Нет, в принципе, его можно понять. Когда он исчезнет, оставаться одной в городе ей точно не стоит. Но почему ко мне-то, а не к Луизе? Я же ухожу сейчас. Я, конечно, обещал, что присмотрю за девочкой, но это ведь потом. Если еще смогу победить.

Хотя — а как бы он успел? Я ведь дал им всего день. Мог бы драконом. Но Кибао скорее самолично прирежет Рэй, чем посадит ее на дракона.

Я задумался.

И вот что мне с ней делать? Меньше чем через час все окрестности наполнятся мобами, которые запросто ее убьют просто до кучи. Не согласится же она просидеть взаперти месяц? Хм. В голову пришла идея. Марк. Черт, но Марк сейчас далеко, я даже не знаю где.

«Я поговорю».

Ого. Она так умеет? Я мысленно хмыкнул.

«С чего вдруг такой энтузиазм?»

Молчание. Ну да, я знаю с чего. Мы с тобой одной крови, и все такое.

«Ладно, выходи».

Я уже собирался ее выпустить, но последовало отрицание.

«Нет».

Нет? Тогда как? Ответ пришел тут же — Рэй удивленно вздрогнула, а потом склонила голову набок, словно к чему-то прислушиваясь. Через несколько секунд кивнула. И еще раз. Странноватая картина.

— Я поняла, тетя Юи. Я буду сидеть тут.

Я сомнением посмотрел на девочку. И что, это все?

«Этого хватит».

«Уверена?»

Нет ответа. Машина всегда уверена. Это только я какой-то дефектный получился.

Я пожал плечами и вернулся к сборам. В конце-то концов. Запасов здесь достаточно, если я смогу победить — дождется, ничего с ней не сделается. А если не смогу — мне будет уже без разницы. Я ничуть не сомневался, что если погибну — то, в отличие от Каябы, окончательно.

Наконец собрал котомку — получилось совсем немного, хватило даже не рюкзака, а поясной сумки. Подошел к дверям, обернулся на пороге. Если и вернусь — то уже не я и не сюда. Слишком много всего. Я думал, что уйдя с двадцать второго — оставлю все воспоминания там, но здесь их оказалось как бы ни больше. Памятные кресла, кровать, на которой до сих пор чудятся крошки, зарубка на столе от воткнутого ножа.

Взгляд упал на картину, висящую над камином. Токио, разгар дня. Я немного посмотрел на нее, подошел и вырезал холст ножом. Свернул и утолкал к остальным вещам.

Вернулся к порогу, обернулся еще раз, но теперь взгляд ни за что не зацепился.

Хмуро посмотрел на Рэй. Девочка сидела и беззаботно болтала ногами.

— Дверь закрой. Никуда не выходи. Никому не открывай. Меня не будет долго.

Она кивнула.

— Хорошо, дядя Кири. Мне объяснила тетя Юи.

Я кивнул, еще немного помялся и вышел. Что все-таки Юи ей сказала, интересно? Спрашивать бесполезно — все равно не ответит. Отошел от порога на несколько шагов, глубоко вздохнул, посмотрел в пиксельное небо. Кто бы мог подумать, что все закончится так. Пятнадцать лет боев, и ничего в конце. Против двух и средней школы для реабилитации. А я ведь еще испугался в начале. Придурок. Смех один.

Встряхнулся. Время капает.

«Начинай» — мысленно приказал я, и пошел в сторону лабиринта.

«Принято».

Метрах в десяти от меня из воздуха появился гоблин. Секунду постоял неподвижно и направился в мою сторону. Пристроился в хвосте. Я чуть ускорил шаг. Из леса появился еще один. Нас стало трое.

И еще один. И еще два.

Я перешел на бег.

Минут через двадцать, когда я достиг лабиринта — их было уже почти две сотни. Если так и пойдет — к сорок шестому у меня будет даже не армия, а настоящая орда. К сожалению, выше Юи была бесполезна — она могла перехватить контроль только над вновь созданными мобами.

Не останавливаюсь, вбегаю в лабиринт. Усилие — и глаза начинают видеть. Бегу, огибая гоблинов, и они присоединяются к процессии. Первый этаж, второй. Третий, ныряю в червоточину. Двенадцатый. Догонят.

Комната босса.

Замираю на пороге и смотрю на Короля Кобольдов. Умом понимаю, что сейчас мне ничего не грозит, но все равно легкая опаска присутствует. Тот неторопливо, переваливаясь, направляется мою сторону. Доходит, разворачивается по ходу моего движения и замирает. Болванчик. Появляется детское желание его пнуть, но я только встряхиваю головой и бегу дальше.

Ноги не устают. Как тогда у Юи, в подземелье. Да и, наверное, никогда не уставали. Иллюзия. Всё — иллюзия. Мы одинаковые. Я и они и Юи. Возможно, я даже могу бежать быстрее? Пытаюсь ускориться еще, и понимаю — могу. Скорость около двадцати пяти километров в час. Вполне достаточно.

Второй уровень пролетаю за полчаса.

Третий. Четвертый. Бросаю взгляд в сторону Кайры — зрение послушно приближает и детализирует картинку. На стенах люди — стоят и смотрят. Выхватываю взглядом Ламберта. Тот стоит прищурившись, в побелевшем кулаке — рукоять шестопера.

Мне становится весело. Отстегиваю сумку, и она улетает в сторону.

Бегу. Вокруг — толпа. Земли не видно, только шевелящийся покров. Стая. Рой. Я — Керриган, Королева Зергов. Хотя, нет — Король Зергов.

Бог-император.

На бегу начинаю смеяться.


На то чтобы достичь лабиринта сорок шестого уровня потребовались сутки. Двадцать три с небольшим часа. Дальше стало не так весело — начались бои.

Впрочем, их сложно было так назвать — я хоть и достал оружие, применить его не удалось — рой сметал всё. Босса быстро разобрали боссы предыдущих уровней. Погибшие тут же поднимались и присоединялись к армии. Но продвижение все равно существенно замедлилось, пришлось перейти на шаг. Хотя — какая разница при такой-то скорости? Два дня или шесть — для срока в тридцать это несущественно.

И глядя на все это, я все больше терзался одним любопытным вопросом.

«Почему?»

Она опять выдержала секундную паузу, потом отозвалась.

«Точнее, битер».

Я дернул щекой.

«Почему ты не пронесла все уровни за сутки?»

«Возможность автоматического восстановления не предусмотрена изначально. Тестирование завершилось за несколько часов до вашего нападения».

Я хмыкнул. Вот как. Получается, нам сильно повезло. Будь у нее сразу такая мощь как сейчас — у нас бы и шанса не было, Юи просто сровняла бы города с землей. И еще повезло, что она все-таки успела закончить работу. Я зачем-то заметил.

«Это называется респаун».

В ответ, естественно, тишина.

На следующие десять уровней ушло примерно по два часа. Дальше — чуть больше, где-то по целых четыре, где-то я управлялся быстрее.

Мимо проплывал калейдоскоп пейзажей. Замороженный пятьдесят пятый, цветущий семьдесят второй — здесь всё же отыскались эльфы. Классические лесные. Остроухие попрятались на деревьях и проводили орду шокированными взглядами. Нападать, к счастью, не стали, убивать их было бы жалко. Потом обязательно приду сюда. Поболтать с настоящим эльфом — это сильно. Я всё это обойду, у меня будет много времени.

Возле Грандума ненадолго остановился. Этот момент из аниме отложился в памяти очень хорошо — уж больно эпично был нарисован. Киригая и Асуна держатся за руки и в унисон командуют «Телепорт Грандум!». И красивая голубая вспышка. Кстати, перед самым боем с Каябой, на который я сейчас так спешу.

Слабо улыбаюсь и бегу дальше. Не судьба.


Через двести сорок восемь часов после первого шага я стоял перед лестницей, ведущей на последний, сотый уровень. Примерно тысяча километров. Десять суток без пищи, сна, в непрерывном движении.

«Десять и три в периоде» — поправило моё альтер-эго.

Я мысленно отмахнулся. Как там Рэй, интересно? Сидит на табуретке, жует пряник и ждет? Дикая мысль, совершенно неестественная. Где-то есть табуретки. И пряники. И кто-то их применяет… использует? В общем, кому-то они нужны.

«Выключай».

Секунда, и весь рой без единого звука растворяется в воздухе. Забавно — а ведь Айнкрад теперь совершенно чист. Если игроки наберутся храбрости — могут даже успеть на него посмотреть, хотя бы частично. А если я проиграю, то и… хотя, нет, до конца им все равно не добраться.

Я прикрыл глаза, несколько раз глубоко вздохнул и сделал шаг на первую ступеньку. Поехали. Меня ждал последний космос.

Лестница оказалась совсем короткой и окончилась площадкой десять на десять метров. Серая плитка, в щелях — мелкая молодая травка, по краям — узорчатый чугунный заборчик мне по колено. Всё. Никаких дворцов, никаких лабиринтов — каменный квадрат в небе. Арена.

В противоположном конце на перилах сидел Хитклифф. Завидев меня, помахал рукой как хорошему приятелю.

Я махнул в ответ и, сделав несколько шагов в сторону, глянул через заборчик. Пустота, одно небо вокруг. И только далеко внизу — совсем маленькие отсюда уровни. То здесь, то там — разноцветные кляксы. Я нашел взглядом Грандум — его центральный дворец был виден даже отсюда. Самый зеленый — или двадцать второй или эльфийский. Черно-красный — пятнадцатый.

Где-то там сейчас были все остальные. Те, с кем я прошел всю эту дорогу. Живые и мертвые. И совсем не их вина, что в конце они ни не могут составить мне компанию. Дурное веселье окончательно отступило, вид отрезвил. На ум снова пришел Ламберт, и стало стыдно. Я пришел сюда не потому что могу, а потому что захотел. И это то, о чем следовало помнить.

— Согласись, Кирито, это завораживает?

— Есть такое — согласился я, имея в виду несколько другое, и, отвернувшись, направился в центр арены.

— Ты можешь посмотреть, — заметил Каяба, безмятежно пялясь куда-то в небо. — У нас пока есть время.

— Еще насмотрюсь. — Я дернул плечом и вытащил мечи. — Начнем.

— Секунду, один небольшой момент.

Он улыбнулся и прикрыл глаза. Секунду ничего не происходило, а потом над ним появилась желтая надпись.

Статус изменен: Условно смертный объект.

По моему мечу тоже пробежал желтый блик, и я поднял голову.

Статус изменен: Смертный объект.

Я хмыкнул.

— Слегка нечестно, ты не находишь?

Хитклифф изобразил опечаленное лицо.

— Мне тоже так кажется, но ты, Кирито, для Системы — инородная часть. Тебя просто не получится восстановить в случае смерти. При всем моем сожалении.

Он легко поднялся и скинул со спины щит.

— Ты готов?

Я повел мечом.

— Нападай уже.

И время лопнуло.

Я даже не понял, как он очутился рядом. Только что стоял у парапета в десяти шагах, и уже вот мне в лицо летит ребро щита. Блокирую грубо, луплю правым мечом в щит как топором в бревно, разворачиваюсь вокруг него, бью вторым Каябе под колено.

Он меняет руки. Каким-то совершенно невероятным образом перебрасывает щит, на который я все еще давлю, в правую руку, а меч — в левую. Клинки звякают.

Как и в бою с Юи — никаких правил.

Расходимся.

Миг спокойствия — и новая сшибка. На этот раз атакую я. Нет правил — значит, нет правил. Бью обоими клинками с прыжка, он выставляет свой крест, и следует колющий мне в живот. Меня там уже нет, обрываю свой прыжок на половине и плашмя падаю вниз. У самой земли толкаюсь вперед, встаю позади него, скрестный взмах.

Лязг, и широкий ответ. Отшатываюсь, но все равно получаю поперек груди. Рубаха рассечена как бритвой, из царапины выступает кровь.

Через минуту — у меня уже четыре пореза. У него ни одного. Я с самой первой атаки нахожусь в сжатом времени, но результат — нулевой. Старого Хитклиффа я бы сейчас даже не заметил. Но эта копия — цифра. Такая же, как и я сам, только с куда большей мощностью — в его распоряжении весь Айнкрад. В отличие от меня — он не прыгает и не вертится ужом, просто спокойно идет вперед. Каяба — атакует. Я — пока выживаю.

Зубы скрипнули. Я обязан победить. Это решение, принятое вопреки программе, результат сбоя, как он сам сказал. Но именно поэтому. Потому что если я этого не сделаю — больше пяти тысяч человек умрут. Совесть, битер.

Рычу и бросаюсь вперед, прямо на встречный удар. Всё верно, давай! Ловлю удар левым мечом, завожу внутрь, прямо себе в грудь. Резко меняю хват. Клинок Каябы слетает по внешней стороне.

Есть!

Пролетаю мимо него. Еще в воздухе отталкиваюсь от его оружия и начинаю закручиваться вправо.

Он успевает отпрыгнуть.

Слишком далеко для меча.

Но я все равно разворачиваюсь.

«Пошла!»

Пересобираю себя. За спиной взметается синий хвост, вперед летит совна.

Он блокирует и отскакивает еще дальше, в глазах — интерес.

Замираем друг напротив друга.

Непривычные ощущения. Центр тяжести я пересчитал, но все равно очень странно. Волосы полощутся по ветру, мои тяжелее. И челка лезет в глаза, у меня такая была больше десяти лет назад. Но ничего особенно неприятного, скорее — внове.

Я жду, что Хитклифф что-нибудь скажет, но нет, он только издает многозначительный хмык, и атакует снова.

Блокирую древком, меч скользит по нему, срывается, и я, снова Кирито, отбиваю его вверх. Бью вторым клинком, уже зная, что он будет отведен щитом, приседаю, резко прокручиваю древко вокруг себя. Каяба делает сальто назад. В доспехах — выглядит дико.

Толкаюсь совной, взлетаю, как тогда в подземелье, приземляюсь, крестя воздух двумя мечами.

Щит. Меч. Копье. Меч. И снова. Щит. Копье.

Седьмой порез.

И я все равно не справляюсь. Не справляюсь даже так — вдвоем на одного.

Быстрее! Бесполезно. Еще быстрее!

Каяба пробивает мне легкое, и в рот изнутри весело прыгает кровь. Смещается за спину, бьет с разворота. Блокирую копьем и одним из мечей, меня швыряет вперед. Вонзаю в пол совну, оборачиваюсь вокруг.

Опять замираем. На губах красные пузыри. В принципе, он может просто подождать, пока я истеку кровью. Но Хитклифф не хочет ждать — это была бы не честная игра.

Почти неразличимый шаг вперед.

Театр одного актера. Игра изначально была нечестной.

Он создал Айнкрад.

Чей-то холодный голос неожиданно возражает.

«Неверно, битер».

Я посмотрел на приближающийся меч, который уже никак не успею отбить, и отстраненно подумал, что пересборка для Юи без последствий не прошла. Естественно, что…

В голове вспыхнула звезда.

Стоп, время!

Стоп!

Еще медленнее!

Хотя бы чуть-чуть. Мне нужна всего доля секунды, чтобы…

И эта доля находится.

Время послушно останавливается вовсе. Потому что с Юи все в порядке. Потому что Айнкрад создал не Каяба.

Его создал я.

Вдохнул жизнь в него. Заставил шестеренки крутиться, а людей разговаривать.

В этом мире благодаря мне мигрируют птицы, а драконы носят людей по небу. Я не могу умереть здесь, это лишено смысла. Ограничения Системы? Какие к черту ограничения? Я переписывал ее пятнадцать лет.

Смертный объект? Это же просто глупо.

Меч продолжает лететь.

А я останавливаюсь. Просто стою и смотрю на приближающийся клинок. Сейчас — уже совершенно непонятно кто. Кирито, но за спиной хвост Юи, в одной руке — меч, в другой — совна. Не удивлюсь, если у меня глаза разного цвета.

Лезвие пробивает мне грудную клетку и рассекает сердце. Последний неровный удар, еще больше калечащий самый важный орган. Предпоследний. Удивительно, но его хватает еще на один. Хорошее тело.

Смерть.

Я разлетаюсь на полигоны.

Меня много.

Я везде.

Собираю себя у Хитклиффа за спиной. Бью.

Он чудом успевает что-то почувствовать и уворачивается. Это неважно — там тоже я.

Щит сбивает два клинка, еще один отбивает меч. От совны Каяба уворачивается, но древко другой все равно попадает в грудь.

Его отшвыривает назад…

А зачем я вообще занимаюсь этой ерундой?

Разбираю копии.

Он поднимается и настороженно, впервые настороженно, смотрит на меня. Он еще не понял. И уже не успеет.

— Не объяснишь мне, что происходит, Кирито?

Я пожал плечами.

— Видимо, я вложил в него больше тебя.

Затем щелкнул пальцами и стер его.

Пару секунд посмотрел на то место, где он только что стоял, и пошел к парапету, по пути теряя ненужные детали. Хвост рассыпался на отдельные пряди, которые тут же почернели, совна растворилась в воздухе. Затянулись дырки, одежда восстановилась.

Глаза вернулись в норму последними.

Бросил взгляд вниз, на парящие острова. Выжившие были там. Четыре тысячи семьсот один человек. Сейчас я был каждым из них.

— Поддержка текущей версии человечества с настоящего момента прекращена — зачем-то произнес я.

Затем щелкнул повторно и отключил всех.

Айнкрад опустел. Мир, созданный мной. Для того, кого теперь уже не существовало.

Бог умер.

Да здравствует Бог.

Оставался еще только один маленький штрих. Я прищурился, подбирая подходящую фразу.

— Встань и иди.

Щелкнул пальцами в третий раз, и мир взорвался.

Эпилог

День 5647
Айнкрад

«Заткнись» — в который раз попросил я.

Результата, как и следовало ожидать, не последовало.

Непрекращающийся вопль (даже, скорее, визг) боли в голове изрядно мешал думать. Юи не затыкалась уже минут двадцать. Хотя, точно не скажу, время здесь вообще никак не определить.

Какого черта вообще произошло? Я же теперь вроде как Царь и Бог этого мира, разве нет? Да и в любом случае, Каяба ведь меня не убил. То есть убил, но на конец поединка я был вполне жив. Что я здесь делаю тогда? И где это — «здесь»? В голове промелькнуло — хорошо хоть игроков успел выпустить.

— Рэй, у тебя идеи есть? — поинтересовался я. Идей у девочки было бесчисленное множество, и первые минут пять она их излагала, не замолкая ни на мгновение, почти как Юи. Правда, в отличие от своей личной шизофрении, ее мне заткнуть всё-таки удалось. Припомнив это, я на всякий случай решил уточнить — Нормальные идеи.

Почему девочка вообще оказалось в этом долбанном ничего вместе со мной? Отличный вопрос, я бы тоже не отказался узнать на него ответ. Учитывая, что я не понимаю, даже что я сам здесь делаю. Кстати, кроме идей, у девочки действительно оказался пряник. Но он был еще бесполезнее.

— Ну… Нет, дядя Кири — грустно признал ребенок, и пересел поближе.

Я вздохнул и еще раз попытался вытащить наружу Юи. И снова с нулевым результатом. Она никуда не делась, но у нее явно были проблемы, как бы не серьезнее моих. Что вообще-то было совсем не хорошо, она как-никак в моем коде.

Так, ладно. С собой я ничего сделать не могу. С Юи тоже. Рэй? Вообще дохлый номер. Что насчет пространства вокруг?

Я прищурился и попытался представить вокруг Тора-Вьельдо. Мостовая, дома, фонарные столбы, над крышами — синий дворец. Давай же, ну!

Никакого эффекта.

Двадцать второй? Мед, листва, тихий плеск воды. Луговая трава. Скалы на горизонте.

Нет.

«Юи, закрой пасть!» — психанул я.

Пробормотал вслух.

— Что еще? Первый?

Прикрыл глаза.

Дом. Кресло. Кровать.

Иссеченный стол, изморозь на окне.

Камин.

Меня взяли за руку.

Картина над ним. Хотя, я же ее сня…

Мир взорвался вторично.

И тут же появился обратно. На этот раз — уже нормальный, твердый.

Вот только на мой дом он был слабо похож. Там стены есть. И асфальт на пол я точно не укладывал.

Строго говоря, я вообще не могу припомнить места в Айнкраде, где был бы асфальт.

Я медленно поднял голову.

Огороженный сеткой квадрат.

Примерно сто на сто метров. На асфальте — белые полоски. Вокруг — вытянутые металлически штуки. Штуки. Секунду спустя глаз расшифровывает непривычный образ — машины. Автомобили. Поднимаю взгляд еще выше — мост. Футуристический, изогнутый. За ним — еще один. За ним — гигантский стеклянный параллелепипед с надписью по самому верху.

JAPAN AIRLINES.

Чуть ниже, уже на родном:.

Аэропорт Нарита.

Прошла секунда. И еще одна. И еще десять. Наконец, не меньше чем через минуту — я осознал.

Реал. Япония. Токио. Префектура Тиба, если это имеет значение.

Я сижу на автопарковке. В Токио.

Второй факт, который я осознал — Юи замолчала.

— Дядя Кири, где это мы? — раздался недоуменный голос слева, и я осознал третью вещь — Рэй все еще сидит рядом и держит меня за руку. Медленно, как под водой, повернул голову. Она действительно была здесь. Я протянул деревянную руку и потрепал девочку по щеке. Щека. Мягкая. Теплая.

Перевел взгляд обратно на надпись и услышал собственный голос.

— Знаешь, Рэй, это будет непросто объяснить.

Очень непросто.


Конец первого тома

Еще немного от автора

Своеобразный отчет о проделанной работе.


Скорее для себя самого, но, возможно, кто-то найдет интересным. Думаю, что найдут.


Итак, я закончил свой второй «учебный роман».

На самом деле, конечно, не вполне, об этом в шапке написано, однако, в каком-то смысле и да. То, что произойдет с Мечом после — это будет уже совсем другая история, в каком-то смысле — другая книга.

Так что — закончил.

Как и ожидалось, он тоже не получился.

В сравнении с Забытыми — не получился и в большей и в меньшей степени.

Как ни странно, причина, на мой взгляд, и тому и другому одна — как раз то, о чем он и есть.

Когда я начал писать Забытых, у меня была только идея и примерно 20к слов текста в другом сеттинге. Идея достаточно простая и избитая. Воплотил я ее… ну, нормально воплотил. Плохо получилось, потому что не проработал мелкие аспекты.

Здесь у меня была мега-крутая (как мне казалось) идея, и к делу я подошел куда серьезнее.

Идей надергал отовсюду. Тут и Цифровой и Спектр и Матрица и даже Бесконечная История Микаэля Энде (моя любимая книга на Цитадели) и еще очень много всего.

И, поскольку это было сложно — прежде чем сесть за клавиатуру я написал план. Огромный подробный план на листе А2, с кучей ссылок, ссылок на ссылки, ссылок уже на эти ссылки и так далее. Я его рисовал почти столько же, сколько писал текст, если не дольше. (Вообще-то, точно дольше).

И… все провалилось.

Текст улетел куда-то в сторону задолго до того как дело дошло до основных событий. Потому что сложность текста — несоизмеримо выше сложности плана. Я даже могу назвать точно этот момент, когда все полетело в черную дыру — глава 7, часть 1, том 1. Ее не было в плане, она «возникла». Произведение стало совершенно не о том, и когда речь уже пошла «о том» — люди офигели, потому что поехали не по тем рельсам.

На этом моменте надо было остановиться и переделать план, или же — отбросить его в сторону вовсе, и дописать «как-нибудь». Но я все-таки решил попробовать закончить как было задумано. Работа должна быть доделана до конца.

Вообще-то глупая мысль, как я сегодня понял — надо и уметь сказать «херня, все переделываем».

Но в этот (который тот) раз я не пожалел.

Потому что ряд важных уроков мною извлечен. Куда больше, или точнее — куда определеннее, чем из первой работы.

Если они кому-то интересны, то вот их список:

1. Недовольных всегда больше. Абсолютно всегда. И это нормально. И это не требует расшифровки.

2. Они очень часто правы. В конце концов — они меня читают, а не я сам под кроватью с фонариком.

3. Филлеры — нужны. Так же как и юмор и даже фансервис. Азбука построения историй утверждает, что размер главы должен сокращаться ближе к кульминации, логические блоки становиться меньше, а филлеры — пропадать. Ну что ж — азбука врет. Особенно когда ты пишешь о таких сложных вещах. Люди не успевают осмысливать и переваривать информацию. Мозг нужно расслаблять. Вода — это хорошо, она позволяет подавлять недоверие.

4. Таймскипы — не работают. Они были сделаны мною в определенных местах с определенной целью. Специально скипнуты отношения Асуны и Кляйна. Специально скипнуто развитие ее отношений с Кирито. Специально скипнут период времени адаптации, когда Кирито и Асуна поженились. Если посмотреть, то почти все моменты, попавшие в текст — это ER. Дельты предлагалось додумать. Не потому что мне было лень (довольно странно говорить о лени, видя текст такого объема), а потому что я хотел узнать, что из этого получится. Составят ли образ персонажа самостоятельно? Он ведь набросан лишь речью и этими скипами. В — воображение. Но этого делать не стали. И я могу понять почему — а зачем?

В противовес этому — Юи прописана до буквы. И она нашла больший отклик.

Вообще-то, это грустно, но «мне нравятся те девушки, которым нравлюсь я». Окей, я это учту.

5. И, наконец, самое главное.

Неверно:

Идея->План->Текст

Верно:

А) Идея->План->Текст

Б) Текст->План->Идея->Текст

С) Повторять пункт б) до окончания работы

Если кто-то спрашивает «Ты ведь вот про это, да?» — стоит ногой затолкнуть план под кровать и сказать «Конечно!». А потом написать другую книжку. Уже про «то».


За эти уроки большое спасибо коммьюнити, как фикбука, так и внешнему, чью реакцию я также периодически отслеживал.

Также большое спасибо людям правившим запятые в публичной бете, пишу я в основном ночью и голова в грамотность варит не очень, хотя, я стараюсь.

Примечания

1

Глитч — в электротехнике, явление, при котором определенное сочетание задержек на различных этапах схемы приводит к невозможности предсказать конечный результат работы системы. Дает хаотичные выбросы.

(обратно)

2

Практически во всех ММО несколько валют (и это обычно имеет нудный экономический смысл). Здесь, коллы — межпользовательская валюта, доступная для трейда. Для обмена с неписями служат обычные монеты (недоступные для трейда) — сто медных равно одной серебряной, сто серебряных — одной золотой.

(обратно)

3

Дроп (он же лут) — предметы, выпадающие из мобов или сундуков (в общем-то, откуда угодно).

(обратно)

4

БАМ — усиленный моб, как правило, больших размеров (не всегда). Не вполне мини-босс, но что-то вроде того.

(обратно)

5

ДД — damage dealer. Амплуа игрока специализирующегося на нанесении урона.

(обратно)

6

Танк — амплуа игрока специализирующегося на отвлечении мобов на себя от основной группы.

(обратно)

7

Хил — лекарь.

(обратно)

8

Вайп — имеет два значения. В первом — полная очистка базы данных сервера, с уничтожением данных игроков. Во втором — гибель всех членов рейда.

(обратно)

9

Спот — место скопления мобов, богатое на опыт. Частенько служит поводом для боев игроков.

(обратно)

10

Трэш — мелкая свита босса, либо просто большое скопление мелких мобов.

(обратно)

11

Инвайт — приглашение, в группу/гильдию/диалог/etc.

(обратно)

12

ГМ — гейм мастер. Представитель администрации в игре.

(обратно)

13

Краб — слишком широко применяется. По сути — игрок, занимающийся более мирной (или простой, или нудной) туфтой, чем тот, кто его так называет.

(обратно)

14

Агр, агро — внимание моба.

(обратно)

15

Крафт — изготовление навыками, в особом пояснении не нуждается.

(обратно)

16

Здесь и далее - я за него. Художественное допущение )

(обратно)

Оглавление

  • От автора
  • Пролог
  • Часть 1 И стало так
  •   Глава 1 Глитч[1]
  •   Глава 2 Каждый охотник желает знать
  •   Глава 3 Лабиринт
  •   Глава 4 Люди и не вполне
  •   Глава 5 Бумеранг
  •   Глава 6 Новая эра
  •   Глава 7 Интеграция
  •   Глава 8 Кола с кровью
  •   Глава 9 Пересекая границы
  •   Глава 10 Начало
  •   Глава 11 Человек и пароход
  •   Глава 12 Рябь
  •   Глава 13 Фламенко в лужах
  •   Глава 14 Нерф
  • Часть 2 Смуглые и золотоглазые
  •   Глава 1 Белый Назгул
  •   Глава 2 Титаник
  •   Глава 3 Налево кругом
  •   Глава 4 Колыбель восходящих
  •   Глава 5 Дела семейные
  •   Глава 6 Цифровой меч
  •   Глава 7 Компиляция
  • Глава 8 Горизонт сложности
  • Эпилог
  • Еще немного от автора


  • загрузка...