КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424199 томов
Объем библиотеки - 578 Гб.
Всего авторов - 202068
Пользователей - 96190

Впечатления

ZYRA про Терников: Приключения бриллиантового менеджера (Альтернативная история)

Спасибо автору за информацию, почти 70% текста, на мой взгляд, можно было бы и в Википедии прочитать. До конца не прочёл, но осталось впечатление, если убрать нудные описания природы, географии, и исторического развития страны, то, думаю получится брошюрка страниц на тридцать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Михайловский: Война за проливы. Операция прикрытия (Альтернативная история)

Почитал аннотацию... Интересно, такое г... кто-то читает?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Олег про Рене: Арв-3 (ЛП) (Боевая фантастика)

Очередной роман для подростков типа голодных игр

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Гвор: Поражающий фактор. Те, кто выжил (Постапокалипсис)

Еще одна «знакомая» книга которую я когда-то читал и (естественно отчего-то) не откомментировал... (непорядок «Аднака»)) На этот раз (ради разнообразия) эту часть я читал «на бумаге» (откопав ее в очередной стопке на развале) и приобретя ее в очень (даже) приличном состоянии, после чего... она где-то полгода отлеживалась у меня на полке, «пока наконец и до нее дошли руки».

Вообще (до чтения) я думал что это «почти клон» Рыбакова («Ядерная ночь. Эвакуация», «Следопыты тьмы-1000 рентген в час») и ничего «нового» я здесь в принципе не увижу... Вначале: шок от того что «большие пушки все же загрохотали», потом анархия и новая гражданская, потом поход «за хабаром» и «все, все, все...».

С одной стороны — все так... В этой части описывается «очередной вариант» апокалипсиса «по русски» и «новый чудный мир» (наступивший после оного). Все так... но — небольшая поправка: да — все то же что и в книгах Рыбакова, однако гораздо «сильней и пронзительней», поскольку акцент сделан (не сколько) на послевоенной разрухе и мыслях «наладить технологическую цепочку» в (новом) каменном веке, а... на «прелестях гражданской войны», сменившей вспышки ядерного безумия...

Представьте себе — что все условности «старого мира» минуту назад были повергнуты в пыль... и теперь перед Вами встает множество (ранее) прозаичных (но очень животрепещущих) проблем вроде обеспечения «чистой едой и водой», безопасности (от заражения и других выживших) и просто отсутсвие целеполагания (извечные русские вопросы «шо делать и куды бечь»... И это очень легко сидеть на диване и думать «а что бы я сделал в первую очередь», а потом пойти попить кофейку... А в ситуации когда все рушится и нет «прежних» ориентиров можно вообразить «черти что»...

А теперь представьте в этой ситуации не только самого себя, а еще пару-тройку тысяч выживших... А ведь кто-то уже «догадался как решать эту проблему»... И пока Вы стоите и «тупите», в Ваш дом, уже кто-то врывается и... (варианты, варианты)

В общем — книга как раз об этом, хотя (справедливости ради) все же стоит сказать что постоянное «чередование мельком» главных действующих лиц (группами по местам «обитания ареала») несколько напрягает... Наверняка (субъективное мнение) эти периоды можно было сделать подлинее (что бы не вспоминать какой-там был аврал» на 5-й странице «до»))

А так (повторяюсь) — намного сильнее Рыбакова и (местами) весьма откровенно... Откровенно о том что надо делать — если действительно хочешь выжить, а не размышлять на тему «а тварь ли я дрожащая и имею ли я право?»

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Петровичева: Лига дождя (Фэнтези)

ещё даже не видя года "издания" уже можно всё понять. бизнесмену, пережившему буйные девяностые в 2020-м никак не может быть тридцать лет, значит - начало двухтысячных писево.
турьевск, воскресенск, волоколамск, суффикс "ск" - районный центр. когда я дошёл до "пед.института", уже не удивился. а что ещё в райцентре за вуз может быть?
такое нищебродное описание "торгового центра" из бывшего общежития только подчеркнуло, что - начало 2000-х, что райцентр. много кто сейчас "ТЦ" в помойках видел? серию магазинчиков в провинциальных подвалах - да, гордого "ТЦ" они не удостаиваются.
ну и вишенкой на торте стало: ггня-студентка "никогда не видела
сотовых телефонов". это - писево 90-х, даже никакого не 2005, как стоит у афторши.
чтиво вытащено даже и не из ящика стола, с запылённого 20 лет чердака. хорошо, что заблокировала, афтар.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Деревянко: Перемещение (Триллер)

В который раз удивляюсь тому как автор ухитрялся писать фактически фантастику в криминальной серии «Черная кошка»... Причем писать так — что бы «данный факт» не только не вызывал удивления, но и заставлял искать другие книги автора.

Очередной рассказ (из комментируемого мной сборника) продолжает тему справедливости и нашего отношения к беззаконию... С беззаконием у нас все стандартно:
- там где это касается лично нас (или упаси... близких) - мы уподобляемся «лицам вопиющим в пустыне», проклинающим «тех кто должен», и умоляющим «тех кто способен помочь».
- там же где беззаконие никак не задевает нас — это лишь тема для «беседы на кухне», после которой все «ужасы» сразу забываются, как и те (кто собственно «попал в жир ногами», в результате «дурости» или просто неповезло)...
- ну а если от беззакония (ты) имеешь вполне ощутимую и осязаемую выгоду (например в силу своей профессии), так и вообще... начинаются чудеса...

ГГ данного рассказа не считает «себя чем-то хуже остальных» и «выполняет свой приказ», а что касается всяких заумных рассуждений — то (в целом) для него (они) не так уж важны... Наверняка он видит мир лишь «очередным конвейером» где каждый «может попасть под пресс» (обстоятельств) и где неважно - что ты за человек, важно являешься ты «жертвой» или «охотником»... Находясь «в стае» ГГ послушно выполняет приказы и не задумывается о последствиях своей работы пока... пока все не меняется «кверх ногами». Прийдя домой, после трудного рабочего дня ГГ встречает жену которая смотрит (модный по тому времени) сериал «Скользящие» (с которого судя по всему у автора и родился «умысел» данного рассказа) и начинается))

Не буду пересказывать «суть метаморфоз» (происходящих с героем) и «выверты» параллельных миров — однако при всей кажущейся простоте (происходящего с героем) автор (словно бы) говорит нам: «...твое бездеятельное сочувствие или равнодушие мигом изменится, окажись ты на месте вчерашнего неудачника». И именно твои конкретные действия хоть что-то значат в этой жизни, а все твои «бездеятельные сочуствия» - лишь повод оправдать самого себя и позабыть скорее об этом... Мол — я конечно подлец (сделал «то и то»), но ведь в глубине-то души... я...

В общем — это очередной (из множества) рассказов (произведений) автора в которых он предлагает (каждому) осмыслить «степень своей вины» (в том или ином), и сподвигнуть (всех нас) на какие-то действия (если не сейчас — то в будущем). А не на молчаливый «равнодушный проход мимо» (как обычно), поиск причин «не вмешиваться» и оправданий "так лучше"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Крапивин: Мальчик со шпагой (Детская фантастика)

Я на Крапивине вырос.) "Мальчик со шпагой", зачитанный, со стёршейся твёрдой обложкой из родительского дома давно перекочевал в мой.) Первая книга Крапивина, которая попала в мои руки.
Самое меньшее - в рожу, тому кто посмеет при мне обозвать великого детского писателя педофилом. Переломать руки и просто оторвать безумную голову больному психу, который посмел такое озвучить. Тот, кто посмел такое написать - больной!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Приманка для мужчин (fb2)

- Приманка для мужчин (пер. А. В. Виноградова) (и.с. Моя любовь) 791 Кб, 409с. (скачать fb2) - Тэми Хоуг

Настройки текста:



Тэми ХОУГ ПРИМАНКА ДЛЯ МУЖЧИН

Ните и Андреа за то, что верили, Помогали, заставляли… Спасибо вам.


Чем глубже река, тем спокойнее течение.

Латинская пословица

ГЛАВА 1

— Жизнь — дерьмо, а потом все равно подыхать, — пробормотала Элизабет Стюарт, когда высокий тонкий каблук подвернулся на камешке. Жаль итальянских босоножек. Оступившись, она чертыхнулась с естественностью уроженки техасского ранчо и, кривясь от боли, заковыляла дальше. Ничего, не развалится, дойдет. После всего, чем уже успела порадовать жизнь — два развода, не считая прочих бед, обид и разочарований, которых было больше, чем острых камней на мерзкой дороге, — это просто мелочи. И сравнивать нечего.

Слезы на глазах все-таки выступили, с этим Элизабет ничего не могла поделать. Именно такие мелочи и добивают. Можно стиснуть зубы, напомнить себе, что ты сильная, пережить, что тебя позорно, унизительно бросил тот, кого ты клялась любить и уважать до гробовой доски, но заставить тронуться с места замерший у обочины музейный экспонат шестнадцатилетней давности и доехать наконец до жалкой развалюхи, которую приходится теперь называть домом? Это уже слишком!

Она фыркнула, вытерла нос и действительно стиснула зубы, чтобы не заплакать. Господи помилуй, стоит только начать плакать по пустякам, плотина рухнет и хлынут слезы, тогда и утонуть недолго, не говоря уж о том, что потечет тушь «Элизабет Арден», а ее почти не осталось, и новую купить удастся не скоро. Жизнь продолжается, напомнила себе Элизабет, отчаянно моргая, чтобы загнать слезы обратно. Жизнь продолжается, несмотря на развод с Броком Стюартом, застрявший в кювете древний «Эльдорадо» и все то дерьмо, которым мерзавка-судьба щедро усыпает ее жизненный путь. Надо только идти дальше, шаг за шагом, а во что вляпаешься по дороге, совершенно неважно. Левой, правой — и больше ни о чем не думать. Или лечь, свернуться клубочком и ждать конца.

«Эльдорадо» притулился в километре позади у обочины, как свалившийся с лошади пьяный ковбой. Элизабет в последний раз оглянулась, сдвинула брови и зашагала дальше. Забудь она хоть ненадолго, что зла на весь мир, наверное, залюбовалась бы тем, что видит. Если на западе Техаса, где она росла, природа была дикой и угрюмой, то здесь, на юго-востоке Миннесоты, все дышало миром и покоем. Почти Вермонт, только без гор. Холмистая равнина переливалась всеми оттенками молодой зелени; кукуруза, овес, сочные дикие травы волновались под легким вечерним ветерком. Кое-где однообразие полей нарушали зеленые островки деревьев. Ветер шевелил кроны кленов и дубов, обнажал серебристую изнанку тополиной листвы.

К югу холмы переходили в долину извилистой речушки Стилл-Крик, так же назывался и близлежащий городок. Речка, точнее — заводь, была мелкая, грязноватая, с пологими берегами и всего-то метров шести в ширину. Над ней кружили тучи стрекоз; плакучие ивы почти смыкались наклоненными друг к другу вершинами, опустив к самой воде тонкие, гибкие ветви с узкими ленточками листьев. В засушливом Техасе Стилл-Крик непременно именовали бы рекой. Владельцы окрестных земель считали бы ее своей собственностью, ревностно охраняли и берегли, но здесь воды было вдоволь, и тихая заводь считалась не более чем украшением пейзажа.

Над всей этой пасторальной благодатью висели, грозя скорым ливнем, низкие свинцовые тучи. Элизабет вполголоса выругалась и попыталась хромать чуть быстрее. До дому оставалось около мили. Ближайшая ферма принадлежала семье из общины амманитов <Амманиты (по имени основателя Якоба Аммана) — религиозная секта. В Европе существует с XVII века, в США — с XVIII (в основном выходцы из Германии). Амманиты проповедуют отказ от роскоши и всяческих излишеств. Ведут подчеркнуто простую жизнь, лишенную удобств цивилизации, и почти не общаются с внешним миром. (Прим. пер.)> — их в здешних местах много, но там ей вряд ли чем-нибудь помогут. Телефона, чтобы вызвать буксир, у них нет; трактора, чтобы вытянуть ее машину из кювета, тоже. Такой роскоши, как холодное пиво, у божьих людей не водится. Короче, в этих обстоятельствах пользы от них, как от козла молока.

— Во всем, радость моя, надо видеть светлую сторону, — вслух произнесла Элизабет, поправляя на плече ремешок кожаной сумки от Гуччи. — Будь это в западном Техасе, стояла бы ты сейчас посреди степи, и до дому пришлось бы топать не меньше недели.

Вот бы потешался Брок, подумала она, с опаской поглядывая на наливающиеся тяжестью тучи. Посмотрел бы, как она ковыляет по разбитой дороге от захолустного городишки к дому, где он сам побрезговал бы держать собак, а проливной дождь льет прямо на ее любимую шелковую блузку от Армани… Элизабет ясно представила себе, как бывший муж, безупречно одетый, холеный, такой красивый, что рядом с ним Мел Гибсон чувствовал бы себя гадким утенком, смеется над нею своим недобрым, высокомерным смешком балованного богатого дитяти, который отобрал у бедной соседской девочки все игрушки и вытолкал ее за дверь.

Брок был богат до неприличия, и потому время от времени позволял себе быть редкостным говнюком. Впрочем, что толку вспоминать об этом теперь? Свободной рукой Элизабет убрала за ухо длинную прядь спутанных ветром черных волос, поудобней перехватила плоский виниловый портфельчик с логотипом «Кмарт» и прибавила шагу, стараясь не обращать внимания на острые камни, от которых почти не защищали ноги тонкие подметки.

В этом, пожалуй, есть какой-то скрытый смысл, подумала она. Те, кто идет по жизни пешком, носят удобную обувь на толстой литой подошве и белые махровые носки. А богатые покупают красные, мягчайшей кожи босоножки от Сальваторе Феррагамо на тонюсенькой шпильке, потому что шофер всегда отвезет их, куда им надо. Богатым не нужна удобная обувь или плащи. Вот только она, Элизабет, больше не богата.

Никакой трагедией это само по себе не было: ей пришлось бы куда хуже, будь она богата всю жизнь, а она жила безбедно совсем недолго. Пять лет, пока была замужем за Броком, который с невероятной прибылью вложил скромный семейный капитал в средства массовой информации, и с его способностью превращать убыточные газеты, телеканалы и радиостанции в процветающие поднялся до заоблачных высот, где царят Тед Тернер и ему подобные гиганты. Денег у Брока Стюарта было больше, чем у иных нефтяных королей «третьего мира».

Привыкнуть к такой жизни оказалось легко… Вздохнув, Элизабет смахнула пушинку с воротника красной шелковой блузки. Да, разумеется, ей нравилось хорошее шампанское и французское белье. Она, как никто, умела выбирать ювелирные безделушки у Тиффани и платья в самых дорогих бутиках, но, по счастью, еще не разучилась носить потертые джинсы и пить пиво прямо из бутылки. Она любила открытые туфельки на шпильке, но в ковбойских сапогах тоже чувствовала себя нормально. Вот только сапоги сейчас лежат вместе со стоптанными кроссовками на заднем крыльце дома, до которого еще хромать и хромать пешком в босоножках от Феррагамо.

Впереди, справа от шоссе, показалась ухоженная, опрятная ферма, где ей, как она уже решила, ничем не помогут. Чисто выметенный двор был пуст; в доме не горело ни огонька, только темнели пустые, без занавесок, окна в частых переплетах рам. У крыльца громоздились сложенные штабелями длинные грубые дощатые скамьи. На верхней сидела и умывалась толстая рыжая кошка.

По другую сторону, за полем, начиналась стройка, к которой вела посыпанная гравием узкая дорога. Здесь, как писали в газетах, вскоре должен был вырасти самый крупный к югу от Миннеаполиса и Сент-Пола туристический центр. Как все-таки странно, подумала Элизабет: туристы, специально приезжающие наблюдать простой, лишенный всяких удобств быт сектантов, будут останавливаться в суперсовременном, роскошном отеле в двух шагах от этих ферм. Здорово придумано. Отель, да еще теннисные корты и площадка для гольфа. Поговаривали даже, что Стилл-Крик перегородят запрудой, разведут там рыбу и устроят лодочную станцию.

Но пока посреди поля торчал только огромный уродливый железобетонный скелет будущего отеля «Тихая заводь». В каком-то из старых номеров «Клэрион» Элизабет видела проект готового здания и с уверенностью могла сказать, что оно будет большим и вопиюще безвкусным, как, впрочем, и тот, кто его строит, — Джералд Джарвис. Этот архитектурный стиль она определила как «бордель раннефранцузский» — чудовищная смесь английской готики, французского модерна и мавританских узорных арок, столь же неуместная здесь, как казино «Тадж-Махал».

Ярко-желтый «Линкольн» Джарвиса стоял рядом с проржавевшим белым фургоном, где помещалась контора. Элизабет раздраженно вздохнула. По части изощренного свинства Джералд Джарвис мог дать кому угодно сто очков вперед. Он вышел из самых низов, нажив состояние на строительстве скоростных дорог, и постепенно утвердился в туристическом бизнесе настолько, чтобы начать собственное крупное дело — сооружение «Тихой заводи». Путь от нищеты к богатству убедил его лишь в том, что побеждает всегда сильнейший, и это одно дает ему право помыкать каждым, кого он сочтет ниже себя по доходам или происхождению, а таковыми Джарвис считал почти всех в Стилл-Крик.

Многие мужчины в городе, насколько было известно Элизабет, смотрели на нее как на легкую добычу на том основании, что она имела несчастье дважды побывать замужем, но только у Джералда Джарвиса хватило наглости сказать это открытым текстом ей в лицо и тут же без церемоний предложить ей стать его любовницей. Джарвис был последним, кроме Брока, кого Элизабет хотелось просить о помощи, но вдали уже урчал гром, и свинцовые тучи спустились чуть ниже. Элизабет свернула с шоссе на гравийную дорожку и решительно заковыляла к стройке. Кто знает, когда теперь она сможет позволить себе новую шелковую блузку от Армани.

На стройке было так тихо, что Элизабет стало немного не по себе. Рабочий день давно закончился, и все уже разошлись. Молотки и пилы молчали. Казалось, сама природа затаила дыхание, потрясенная варварством, с которым люди обошлись с великолепным лугом. Огромный котлован зиял как открытая рана; на жирном, перепаханном бульдозерами черноземе тут и там пестрели следы присутствия человека — смятые жестянки из-под пива, обертки от еды, разноцветные бумажки, кем-то оброненная кожаная перчатка.

Элизабет постучала в дверь конторы, но никто не ответил.

— Мистер Джарвис? — позвала она, осторожно спускаясь по обшарпанным металлическим ступенькам, сама не зная, чего боится больше: тишины или его ответа. — Мистер Джарвис?

Ее голос разнесся над пустым лугом и затих.

Сокрушенно вздохнув, Элизабет побрела к желтому «Линкольну». Каблуки босоножек то и дело проваливались в толстый слой гравия. Она еще раз внимательно обвела взглядом стройку. Может, Джарвис уехал куда-нибудь с подрядчиком или бригадиром? Или просто отошел в кусты по нужде…

Перспектива застать Джералда Джарвиса со спущенными штанами совсем не радовала, и Элизабет сочла за благо остаться у машины. Джарвис был мужчина крупный, раздобревший от сидячей жизни и пристрастия к жирной пище. Когда-то, должно быть, он выглядел крепышом и здоровяком, но годы и лишние калории превратили его в безобразную гору мяса. Если в его шортах и было что-нибудь заслуживающее внимания, огромное брюхо надежно скрывало это от случайных взглядов.

Почти убедив себя, что лучше промокнуть под проливным дождем и погибнуть от молнии, чем просить Джарвиса об одолжении, Элизабет хотела уже повернуться и идти обратно, как вдруг у нее екнуло в груди: в машине за рулем сидел человек.

— Господи Иисусе! — хватаясь за сердце, ахнула она, отступила на шаг назад, потом ринулась вперед. — Бесстыжий сукин сын!

В ушах у нее гулко стучала кровь. Непослушными от страха и ярости пальцами она рванула на себя ручку передней двери.

— Подумать только! Я тут торчу как дура, ору во всю мочь, а ты, скотина, сидишь себе в машине и пялишься на мою задницу! Честное слово, Джералд Джарвис, если бы не мои любимые босоножки от Феррагамо…

Остаток тирады застрял у нее в глотке. Во рту стало горько от ужаса. Дверца «Линкольна» распахнулась, и Джералд Джарвис тяжело сполз к ее ногам на белый гравий дорожки с перерезанным от уха до уха горлом.

ГЛАВА 2

— …Ммм… да… вот здесь, да, так хорошо… Дэн… Дэн Янсен провел полуоткрытыми губами по голому животу своей партнерши вверх, к правой груди, пощекотал языком сосок, оставив на коже влажный след, блеснувший в приглушенном свете торшера в углу спальни, затем медленно забрал в рот коричневый сосок.

Он любил вкус тела Энн Маркхэм, хоть и не одобрял ее политических ухищрений. От ее откровенной расчетливости его просто коробило, и вообще, как профессионалы, они относились друг к другу довольно настороженно. Быть может, именно поэтому они оказались идеальными партнерами в постели: никто специально не добивался внимания другого и не ждал ничего, кроме хорошего секса и соблюдения внешних приличий.

Об этом они честно договорились с самого начала. Энн имела серьезные виды на кресло главного прокурора штата в Сент-Поле; Дэн собирался прожить до старости вольным холостяком. И его, и Энн личная жизнь была предметом пристального внимания общественности; по роду деятельности ни он, ни она не могли давать пищу сплетням или связывать себя серьезными обещаниями. Так что, по мнению Дэна, с Энн он нашел то, что искал, — эмоционально необременительное взаимовыгодное партнерство.

Однажды он уже имел дело с женщиной, превыше всего ценившей его положение, и одного раза оказалось более чем достаточно. Как бы ни привлекали его тихие домашние радости, он слишком хорошо помнил, как больно ему было, когда Трисси решила сменить его на более перспективного мужа, и не хотел повторения.

Он отдал ей сердце, когда был еще слишком молод, чтобы думать о последствиях и понимать, что любовь не вечна. Слишком молод, чтобы осознавать, что не всю жизнь он будет играть в футбол, купаться во всеобщем обожании и беззаветной преданности красотки-жены. А потом полетела к черту коленная чашечка, а вместе с нею — спортивная карьера, и Трисси без лишних сантиментов, без тени сожаления вернула ему его сердце. Дэн вернулся домой, в Стилл-Крик, усвоив горький урок: путь настоящей любви опасен, неверен и усыпан останками бедолаг, принесших себя ей в жертву. Идти по этому пути ему больше не хотелось.

Он объяснял это тем, что терпеть не может проигрывать — ни в футболе, ни в любви; что поражение ему как кость в горле. И вообще, жить одному проще во всех отношениях. Не надо оправдывать ничьих ожиданий, кроме своих собственных; не надо соответствовать чужим представлениям об успехе, удачах и неудачах, благосостоянии и социальной значимости. Самому ему вполне хватало, должности шерифа округа Тайлер, где почти никогда ничего не случается, так что можно брать отгул за отгулом отправляться на рыбалку когда захочется. Он был доволен своей спокойной, хорошо налаженной жизнью, своей маленькой фермой в окрестностях Стилл-Крик, своими отношениями с Энн.

Они познакомились два года назад на окружном семинаре по борьбе с наркотиками на юго-востоке Миннесоты. Энн тогда начинала работать в прокуратуре округа Олмстед в Рочестере, а Дэн торжествовал победу над Бой-дом Элстромом в борьбе за кресло шерифа округа Тайлер. физическое притяжение возникло между ними моментально. В тот же вечер за ужином они сообщили друг другу о своих желаниях и договорились об основных принципах общения: никаких больных вопросов, никаких требований, никаких видов на брак. А затем поехали к Энн домой и всю ночь упоенно занимались сексом.

Их соглашение действовало к полному обоюдному удовольствию. Дом Энн, где они встречались, на целый округ отстоял от всевидящего глаза избирателей Дэна. Встречаясь на людях или в суде, они никогда не бросались друг другу навстречу. Никогда не докучали друг другу пустыми разговорами или слюнявыми изъявлениями чувств. Их соединял лишь качественный, взаимно приятный секс, начисто лишенный обычно сопутствующего ему эмоционального балласта.

— Дэн, прошу тебя…

Таким еле слышным шепотом Энн обращалась к нему, когда очень сильно чего-нибудь хотела.

— Куда-то спешишь? — сухо осведомился Дэн.

— Просто проголодалась. — Она облизнула губы. — завтра начинается дело Бэйлора.

Рот Дэна медленно растянулся в улыбке. Накануне начала крупного судебного процесса Энн бывала непревзойденно хороша в постели. Разумеется, адреналиновый всплеск происходил у нее только от возбуждения перед завтрашним боем, но Дэна это ничуть не обижало.

— Как ты хочешь? — шепнул он прямо ей в губы, без церемоний входя в нее.

— Быстро и сильно, — с горящими от жадного нетерпения глазами выдохнула она. — Ты знаешь, как сильно.

Дэн со стоном накрыл ее губы своими. Черт побери, он ведь уже целый вечер не слезал с нее.

В постели Энн становилась настолько же ненасытной и бесстыдной, насколько сдержанна и корректна была на работе. Этот контраст всегда возбуждал Дэна, когда он спал с ней, а в остальное время только заставлял острее осознавать, что Энн прежде всего превосходная актриса, готовая играть любую роль, чтобы получить то, чего хочет.

Настоящая женщина. Но сейчас ему было плевать на это. Он в последний раз обрушился на Энн сверху и замер в ожидании горячей волны оргазма.

Удовлетворение, как всегда, будет кратким… Сейчас случится гормональный взрыв, настанет миг привычного телесного блаженства, а потом опять это странное чувство обделенности. Физически он не мог желать большего, Энн никогда не подводила его. И собственное тело никогда его не подводило, выдавая нужные реакции в нужное время!

Вроде бы все как надо, лучше и не придумаешь, да ему и не нужно было ничего, кроме этой регулярной разрядки, но, когда он, обессиленный, лежал на Энн, то никак не мог отрешиться от смутного ощущения пустоты внутри. В единственный миг, когда мужчина слабее малого ребенка, он не мог не признать, что ему не хватает чего-то, чему он не умел даже подобрать названия. Он пальцем не пошевелил бы, чтобы изменить это, и иначе как к слабости к этому не относился, но все-таки оно было и никуда не девалось.

— Для провинциала ты трахаешься ничего себе, — заметила Энн, все еще задыхаясь, и звук ее голоса резанул Дэну слух.

Он ответил кривой ухмылкой:

— Рад стараться, мэм. Мы, знаете ли, с юных лет все с овцами да с овцами, так, глядишь, и навостришься.

У Энн вырвался гортанный смешок. Она обожала дразнить Дэна его происхождением, зная, как это его бесит. Сколько раз он замечал в ее глазах плотоядный блеска когда после очередной колкости не успевал сдержать раздражения. Вероятно, то был точно рассчитанный способ защиты, сохранения эмоциональной дистанции — и правильно, вот только методы у нее…

— Скверный мальчишка, — насмешливо протянула Энн.

— Лучше овцы, чем ваши городские шлюхи. Она подняла руку и потрепала его по голове — будто гладила любимую собаку.

— Ну, ну, дорогой, зачем быть таким гадким.

— А я думал, мы сюда для того и пришли. Энн опять засмеялась. Холеные пальцы с длинными ногтями скользнули по спине Дэна вниз. Она стиснула его ягодицы и сама выгнулась под ним, упруго сжимаясь вокруг его члена.

— Правильно, шериф Янсен.

Полуприкрыв веки, она смаковала ощущение набухающей в ней мужской плоти.

— Итак, займемся делами.

Прищурив глаза и плотно сжав губы, Дэн задвигался внутри ее. Да, он не питал особенных чувств к Энн Маркхэм, но ценил то, что она делала для него: удовлетворяла сексуально и не лезла в душу, а только это — и больше ничего — ему и было нужно от женщины.

На стеклянном столике у кровати зазвонил мобильный телефон.

— Вот черт!

— Твой или мой? — деловито спросила Энн. Дэн выпустил ее, она вылезла из-под него, встала на колени, убирая с лица спутанные пряди волос, и вслепую потянулась к столику.

— Это мой, — буркнул Дэн, спуская с кровати длинные ноги, и взял трубку. — Убийство, не иначе. Энн прыснула:

— Убийство — в округе Тайлер? Скажешь тоже. У вас там умирают только от скуки.

В ответ Дэн проворчал что-то неясное, то ли соглашаясь с ее словами, то ли, наоборот, возражая, и сквозь зубы раздраженно процедил в трубку:

— Лоррен, я же сегодня выходной.

Женщина на другом конце провода, не обращая ни малейшего внимания ни на его тон, ни на его явное неудовольствие, тараторила, задыхаясь, будто до телефона ей пришлось целую милю бежать бегом.

— Дэн, вы не поверите! Убили Джералда Джарвиса. Его труп нашли на стройплощадке «Тихой заводи».

— Убили? — переспросил Дэн, чувствуя, как жар злости уступает место холодному студенистому комку в животе. Он сел прямее, расправил широкие плечи, запустил пальцы в волосы, чтобы убрать их со лба и слушать без помех. — Вы хотите сказать, он умер? Сердечный приступ или еще что-нибудь?

— Да нет же, нет. Я очень хотела бы, чтобы так и было, но Марк ясно сказал: он убит.

Убит. Господи боже, убийств в Стилл-Крик за последние лет тридцать не случалось ни разу. Ошеломленный этой мыслью, Дэн с минуту сидел и тупо смотрел в одну точку, затем заставил себя соображать. По долгу службы его мозг сейчас обязан работать.

Как?

Секретарша замялась. Дэн представил себе, как Лоррен Уорт хмурит тонко подведенные карандашом брови, морщит лоб… Когда наконец она заговорила, ее голос упал до еле слышного шепота, каким люди ее поколения сообщают о трагедиях и скандалах.

— Ему перерезали горло. Марк сказал, ему перерезали горло. От уха до уха.

ГЛАВА 3

Дэн свернул с шоссе на дорожку, ведущую к стройке, и нажал на газ. Там уже собралась толпа, и ему пришлось долго искать, как бы втиснуть черно-белый «Бронко» между другими машинами и фургонами теленовостей. На стоянке земля была утрамбована десятками колес, но по пути к месту преступления Дэн то и дело чертыхался. Мягкая, разрытая почва проседала под ногами, больное колено давало знать о себе при каждом шаге, лучше всякого синоптика предсказывая скорую грозу. Дэн старался забыть о боли и все больше злился на людей, которым так приспичило посмотреть на чужую смерть.

Убили Джералда Джарвиса… Сколько ни крути в голове эти слова, поверить все равно невозможно. Не то чтобы он очень любил Джарвиса — его никто особенно не любил, — но смерти ему не желал и не мог представить, кто бы желал этого настолько, чтобы перерезать ему горло. Да, Джарвис еще тот тип, хам и наглец, любит — любил — чваниться своим немалым весом, быть на виду, просто млел, оказываясь в центре внимания, но ведь за это не убивают.

И тем не менее кто-то не только пожелал ему смерти, но и лишил его жизни.

Публика на месте преступления напоминала сборище вампиров или трибуну на боях без правил. Каждый, кто только мог нацепить на машину полицейскую мигалку, приперся на дармовое зрелище. Три черно-белых полицейских джипа стояли вокруг желтого «Линкольна», точно крытые фургоны, защищающие от индейских набегов лагерь первых поселенцев. Вот только худший из набегов уже состоялся и человека убили. Теперь задача полицейских — защищать тело от стервятников, оцепить место убийства и отгонять зевак, чтобы не подходили слишком близко. Включенные фары машин и прожектора, направленные на каркас строящегося отеля, заливали площадку резким белым светом с красно-синими сполохами мигалок на джипах, а над всем этим в черном небе то и дело сверкали молнии.

Среди общей массы Дэн сразу же заметил группу в полсотни человек, добрая половина которых, галдя, кинулась ему навстречу с горящими глазами и камерами на изготовку. Репортеры, мать их так. Дэн ставил их на одну доску с теми, кто пристает к детям с вопросом, кого они любят больше, маму или папу. Эти тоже вечно задают идиотские вопросы и ждут ответов, которых он не в состоянии дать. Сейчас увяжутся за ним, как стая шакалов, будут ползать на брюхе за любые крохи информации. Он сам, уйдя из большого футбола, не остался в Лос-Анджелесе как раз из-за того, что чертовы писаки разобрали по косточкам всю его личную жизнь, включая многоэтапный бракоразводный процесс. И опять они тут, на его территории. Почуяли кровь. Их ручные фонарики светили Дэну прямо в лицо, ослепляли, и он опустил глаза.

— Шериф Янсен, вы потрясены?

— Шериф, у него были враги?

— Вы кого-нибудь подозреваете?

— Есть ли свидетели?

Дэн отмахнулся от града вопросов, зная, что, если остановится и скажет хоть слово, они уже не отстанут. Старший помощник шерифа Марк Кауфман, невысокий лысеющий крепыш лет тридцати пяти, оттеснил плечом пару особо активных репортеров и подошел к нему первым. Пот темными пятнами проступал на его форменной рубашке хаки, черные брюки были все в полузасохшей грязи. Он нервно трещал пальцами и смотрел, как всегда, озабоченно.

— Господи, я уж думал, ты не приедешь.

— Кто его нашел? — вполголоса спросил Дэн.

— Элизабет Стюарт. Знаешь, та самая, что купила «Клэрион» и живет на ферме Дрю. — Марк оторопело помотал головой. — Ну, доложу тебе, и баба.

Дэн замедлил шаг, услышав над собою шум вертолетных лопастей, поднял голову и тут же зажмурился, ослепленный светом прожектора. На боку вертолета он успел прочесть первые буквы названия столичного телеканала из Миннеаполиса. Вертолет завис над стройплощадкой, как выглядывающий жертву стервятник. Еще один стервятник.

— Чтоб им сгореть, — буркнул Дэн. — Мало им своих убийств.

Не дожидаясь ответа от Кауфмана, он двинулся напролом через толпу, не обращая внимания на сыпавшиеся со, всех сторон вопросы. Кении Спенсер, героически сдерживавший натиск на подступах к «Линкольну», с явным облегчением посторонился, пропуская шефа к месту убийства. На крохотном пятачке среди давки и гвалта царила странная тишина. Затишье перед бурей. — Добрый вечер, шериф, — кивнул Кении, нервно сглатывая и переводя взгляд с Дэна на репортеров и обратно. Его длинное, худое, мертвенно-бледное лицо блестело от пота.

— Еще какой добрый, а, Кенни?

Тот даже не смог улыбнуться в ответ. Кении было всего двадцать три, работал он совсем недавно и к смертям привыкнуть не успел. Да, конечно, прошлой зимой разбился на машине Мило Торнсон, и еще Эдит Барнс рухнула замертво во время танца «Сыны Норвегии» — у нее случился инфаркт, но то — другое дело. Сегодняшняя смерть была насильственной и оттого очень страшной. Кто-то буквально лишил жизни Джералда Джарвиса, перерезал ему горло, и жизнь вытекла из него вместе с потоком крови… Кенни передернуло, лицо стало пепельно-серым, во рту появился противный металлический привкус. Лучше бы ему сегодня не ужинать. Он с трудом проглотил слюну.

Дэн хлопнул своего стажера по плечу и заставил себя подойти ближе к «Линкольну». Он не сердился на парня за малодушие; ему и самому-то не в радость это видеть. Смерть красивой не бывает. Семь лет Дэн прослужил помощником шерифа и уже два года — шерифом, но почему-то ему никогда не верилось, что придется столкнуться со смертью во всем ее безобразии. Во всяком случае, здесь.

В Стилл-Крик убийств не бывало. В Окленде и Лос-Анджелесе он успел напрочь забыть об этом. Там об убийствах ежедневно кричали заголовки газет, и он так привык, что просматривал криминальную хронику по диагонали, по пути к комиксам и спортивным новостям. А здесь такого просто не водилось, люди не запирали домов, спокойно оставляли ключи в машинах и без колебаний останавливались на дороге, чтобы подвезти незнакомого человека. В округе Тайлер никто не знал, что такое убийство, хотя в Рочестере, ближайшем «большом» городе с шестьюдесятью тысячами населения, периодически что-то случалось. В Стилл-Крик только читали газеты и слушали вечерние новости, качали головами, беспокоились и даже пугались, но, в конце концов, все эти ужасы происходили не в их городке, а в большом мире, который давно уже катится непонятно куда. Стилл-Крик беды обходили сторотой. До сих пор…

Дэн тяжело вздохнул, расправил плечи и попытался оценить обстановку с позиции представителя власти — трезво и беспристрастно, — но все впустую. Перед ним лежал мертвый человек, которого убил другой человек. Дэну казалось, что рушатся самые основы его миропорядка, однако он сумел сохранить бесстрастное лицо, когда нагнулся над трупом.

Джарвис ничком лежал на гравии, вытянув руки по швам, ногами в машине, похожий на толстого мертвого тюленя. Дэн осторожно приподнял его за правое плечо. Действительно, через все горло шел страшный глубокий разрез, в котором виднелась трахея. Тонкий слой кожи на краях слегка отогнулся наружу, отчего рана напоминала жуткую улыбку на отвратительно растянутых губах, багровых от темной свернувшейся крови.

Он умер быстро, слишком быстро, чтобы примириться со своей участью, подумал Дэн, переведя взгляд с горла на застывшие в недоумении открытые темные глаза Джарвиса, на разинутый в беззвучном крике рот.

При жизни Джарвис не отличался красотой. Было ему лет пятьдесят. Грубое, топорное, обрюзгшее лицо, пухлые губы с брезгливо опущенными вниз уголками. Морковном рыжие волосы он зализывал назад при помощи геля и взбивал надо лбом нелепый кок, делавший лицо похожим на бобовый стручок. Смерть его совершенно не облагородила. Лицо уже покинула гипсовая бледность первых посмертных минут, кожа чуть порозовела, точно сильно разведенная водой кровь. Желтая рубашка, пропитанная кровью, топорщилась, как накрахмаленная.

На секунду перед глазами Дэна встала жуткая картина: что было, как только лезвие полоснуло по горлу Джарвиса, и все вокруг покраснело от крови. Его замутило.

— Господи, — пробормотал он, опуская плечо убитого. Трупное окоченение еще не наступило, и тело всеми ста тридцатью килограммами безжизненного мяса и жира, мягко шлепнулось наземь. Дэн опустился на корточки рядом с ним и запустил пальцы в волосы. — Не придется больше Джералду жульничать в покер.

Бойд Элстром стоял, прислонившись к задней дверце"Линкольна" и скрестив руки на груди. Намечающееся брюшко распирало форменную рубашку и нависало над ремнем черных брюк. К сорока двум годам его лицо наконец утратило отравлявшее ему жизнь младенческое выражение и стало просто сердитым, с обиженно надутыми толстыми губами подковкой, неожиданно напомнившее Дэну Джарвиса.

— Молодчина, Элстром, — язвительно протянул он, поднимаясь во весь рост. — Правильно, вытри задницей все отпечатки с машины. Парни из отдела вспомнят тебя добрым словом.

Элстром с кислой физиономией отошел от «Линкольна».

— Ты позвонил в бюро криминальных экспертиз? Дэн, это ведь наше дело. Справимся без них.

— Я уже оценил степень твоего профессионализма, сухо заметил Дэн.

— Я-то точно не стал бы вызывать чужих.

— Но решения принимаешь не ты, так?

— В данный момент — так.

Дэн стиснул зубы, чтобы не огрызнуться в ответ. Незачем ругаться со своим помощником на виду у прессы. Он только посмотрел на Элстрома. У того забегали глаза, он отвернулся и вразвалочку пошел прочь, заложив большие пальцы за ремень.

Подавляя гнев, Дэн обошел вокруг машины в поисках улик. Как все-таки странно, что Бойд Элстром не ушел из полиции округа Тайлер, когда не стал шерифом. С пятнадцатилетним стажем работы он в любом другом месте мог бы рассчитывать на должность повыше той, что занимает здесь.

— Бойд сказал, ты звонил в бюро?

— Они специалисты, — тихо и почти по слогам отчеканил Дэн, обрушив накопившуюся злость на своего старшего помощника и объясняя на пальцах, будто разговаривает с ребенком:

— У нас нет лаборатории, нет знающих людей, вообще нет никого, кто видел бы убийство иначе как по телевизору. Мне почему-то не верится, что из сериала «Коломбо» мы могли почерпнуть достаточно опыта, чтобы справиться своими силами.

Бюро криминальных экспертиз штата было создано как раз для таких случаев. Там работали специалисты высокого класса, лаборатории для анализа вещественных доказательств были оборудованы по последнему слову техники, и любой из шерифов штата мог обратиться туда за помощью. По мнению Дэна, нужно было совсем не иметь мозгов, чтобы при расследовании убийства не привлечь к работе криминальное бюро.

— Мы никогда не имели дела с убийствами. И я не хочу все проорать.

Кауфман с невинным видом пожал плечами и примирительно вскинул руки.

— И я тоже. Я-то буду только рад, если они приедут. Дэн сжал зубы и, прищурясь, оглянулся на Элстрома, который орал на репортеров, как никудышный сторожевой пес.

— Похоже, не все здесь с нами согласны.

— Кхм… да… — промямлил Кауфман, переминаясь с, ноги на ногу и треща пальцами. — Ты же знаешь Бонда.

— Да, знаю. Он в хлеву дерьма не разглядит, а думает, что способен в одиночку найти убийцу.

Кауфман нервно прокашлялся, отступил чуть в сторону, дипломатически уводя взгляд Дэна от Бойда Элстрома!

— Что будем делать, пока ребят из бюро нету?

— Молиться, чтобы не пошел дождь, — ответил Дэн, прислушиваясь к рокочущему грому и морщась от острой боли в колене. — Ничего не трогать. Не давать ничего трогать другим. Они сами все сфотографируют, снимут отпечатки пальцев, соберут вешдоки, а нам остается только не путаться у них под ногами и делать что скажут. Игер приедет примерно через час и парни из лаборатории тоже.

— Понятно.

— Где эта Стюарт?

Кауфман кивнул в сторону кучки репортеров и зевак, рвущихся к месту происшествия.

— Настырная дама. Уломала меня отвезти ее к ее машине — она там у обочины, в кювете, — чтобы взять фотоаппарат.

— Сострадательный ты наш, — хмыкнул Дэн. — Ладно, давай ее сюда.

Марк пошел к толпе, а Дэн пока решил припомнить все, что знал об Элизабет Стюарт, новом издателе городской газеты «Клэрион». Ему, как и почти всем, было известно про ее развод с информационным магнатом из Атланты Броком Стюартом. Не знать этого, когда первые полосы всех таблоидов, теле-и радионовости, столичные газеты просто кричали о разводе, было невозможно.

Ну и мир! Каждый день сотни людей в нем умирают мучительной смертью от наркотиков, СПИДа и неизлечимых болезней, на Земле становится все труднее дышать, войны уносят тысячи жизней, а заголовки газет сообщают о разводе Элизабет Стюарт. На несколько недель ее жизнь стала самым важным событием.

Дэн сам прошел через все прелести бракоразводного процесса и потому читал эти статьи со знанием дела. Эта дама уже была замужем как минимум один раз, до того как подцепила Стюарта. Будучи миллиардером, он терпел ее мотовство, но многочисленных измен не потерпел и наконец призвал ее к ответу. Разумеется, она попыталась свалить все на него, вопила, что он-де сам не пропускал ни одной юбки, но никаких конкретных доказательств представить, конечно, не смогла. Разумеется, себя она пыталась выставить невинной овечкой, чтобы оттяпать свой кусок финансового пирога у бывшего благоверного, но правосудие восторжествовало. Стюарт — просто святой, если дал этой хищнице хоть грош после того, как она с ним обошлась, подумал Дэн. Чего от такой ждать, кроме крупных неприятностей.

А теперь она приехала сюда, в Стилл-Крик, штат Миннесота, и тут же оказалась замешанной в первом за тридцать три года убийстве.

— Шериф, — откашлявшись, выдавил Кауфман, поддерживая под локоток источник всех зол, — это мисс… то есть, миссис… гм…

Элизабет стало жаль помощника шерифа. Когда он приехал за ней, то онемел, едва увидев ее, и теперь стоял рядом с робкой, жалкой улыбкой, искательно глядя на нее блестящими собачьими глазами. Элизабет, с трудом удерживаясь, чтобы не фыркнуть, протянула руку шерифу.

— Элизабет Стюарт, шериф Янсен. Хотелось бы сказать, что рада познакомиться, но обстоятельства не слишком приятные, не так ли?

Голос у нее был низкий и хрипловатый, теплый, грудной. Дым и жар, подумалось Дэну. Атлас и ласка.

А глаза серые, с пушистыми и густыми черными ресницами и смотрели прямо на него. Прожектор светил прямо ей в спину, и спутанная грива черных волос стояла вокруг головы как нимб. Лицо казалось фарфооово-бледным, и красный рот с маленьким полукруглым шрамиком в левом углу рдел на нем как вишня на снегу. По этому шраму так и хотелось провести пальцем или кончиком языка.

Черт побери, неудивительно, что Брок Стюарт втюрился в нее. Дэн с оскорбительным равнодушием смерил Элизабет Стюарт взглядом с головы до ног.

На шее у нее на широком кожаном ремне висел тяжелый фотоаппарат «Никон». Свободная бирюзовая футболка не скрывала полных грудей. Узкие линялые джинсы подчеркивали стройные бедра и длинные ноги, а тисненый ремень с большой серебряной пряжкой — тонкую талию. Джинсы были заправлены в высокие, почти до колен, черные ковбойские сапоги, слегка поношенные, но явно дорогие.

— Осмотр закончен, шериф? — язвительно пропела Элизабет.

За тридцать четыре года жизни ее разглядывали предостаточно, но, пожалуй, никогда прежде это настолько не нервировало ее, что, впрочем, можно было отнести на счет обстоятельств, если в упор не замечать того, что представлял собою шериф Янсен. Он был великолепным образчиком мужского рода: высокий, худощавый, атлетически сложенный. От него исходил какой-то первобытный, животный, хищный магнетизм, его окружала аура силы и власти. В мятых холщовых штанах и сиреневой рубашке поло он был не очень похож на шерифа, но Элизабет безошибочно определила в нем главного, вожака. Да, вот он кто — самец-вожак.

Он поднял голову и посмотрел ей в глаза долгим равнодушным взглядом, давая понять: что бы она ни сказала, он бровью не поведет, если сам не захочет. У него были глаза полярного волка — зоркие, пронзительные, льдисто-голубые, глубоко посаженные под усиливавшей их хищное выражение прямой линией бровей. У Элизабет возникло неприятное чувство, что вся ее бравада его не обманет, что он может, если захочет, заглянуть ей прямо в душу, а значит, он опасен, и надо его остерегаться. — Когда вы обнаружили тело? — негромко спросил он, рассчитав так, чтобы его слышала только она. — Н-не знаю, — пробормотала Элизабет. — У меня не было часов.

Она могла бы добавить, что ее «Ролекс» мирно лежит в ломбарде города Атланта, но усомнилась, интересно ли это ее собеседнику. Никакого сочувствия его лицо не выражало; оно было бесстрастным, как лицо каменного идола.

— Мы считаем, что было около половины девятого, — вступил Марк Кауфман, обретя наконец утраченный при виде Элизабет дар речи.

— Значит, уже больше двух часов назад, — отрезал эн. Кауфман кинулся защищать даму.

— Чтобы позвонить, ей пришлось ехать от фермы Хауэра до дома на повозке. Сам знаешь, как Аарон Хауэр любит общаться с чужими. Думаю, он не очень торопился. потом мы ждали тебя…

Дэн смерил помощника ледяным взглядом, и у того комично вытянулось лицо. Затем он перевел взгляд на Элизабет:

— Вы видели убийцу?

— Нет. Я не видела никого, кроме… Она мельком взглянула на Джарвиса, запнулась и задала рот ладонью.

— Он так и лежал, когда вы нашли его?

— Нет. Он сидел в машине. Я открыла дверь, чтобы поговорить с ним, а он…

Она плотно сжала губы, силясь проглотить вставший в горле ком омерзения и ужаса. Ее всю трясло, перед глазами неотступно стояла одна картина: как мертвый Джарвис падает к ее ногам. Точнее, ей на ноги; его голова свалилась ей прямо на пальцы ног, и их так залило кровью, что она не могла отличить собственную кожу от красных ремешков босоножек. К горлу Элизабет опять подкатила тошнота, во рту стало горько.

— Значит, когда вы ушли, он лежал так? — деловито, без малейшего сострадания уточнил Янсен.

Элизабет заставила себя еще раз взглянуть на труп, ожидая встретиться с недоуменно смотрящими на нее стеклянными глазами, но не увидела ничего, кроме шапки сальных рыжих волос.

— Нет. Совсем не так.

Дэн резко обернулся к своему старшему помощнику.

— Кто трогал тело? — не располагающим к признаниям тоном осведомился он.

Кауфман переступил с ноги на ногу и хрустнул пальцами.

— Господи, Дэн, видел бы ты его. Мы не могли его так оставить; это было неприлично.

— Неприлично? — ледяным голосом мягко переспросил Дэн.

Помощник с трудом проглотил слюну.

— Мы только перевернули его, больше ничего. Все равно не похоже, чтобы убийца оставил его прямо там.

Медленно закипая, Дэн приподнял бровь и спросил еще мягче:

— Не похоже? А это мы откуда знаем, Марк?

Кауфман закрыл глаза, болезненно сморщился. Объяснения застряли у него в горле.

Дэн круто развернулся и зашагал обратно к «Линкольну».

Элизабет оторопело проводила его взглядом, потом смысл его слов дошел до нее. Разъяренная, она ринулась за ним, в два прыжка догнала и схватила за руку.

— Что вы имеете в виду?

Он остановился, презрительно посмотрел на нее, многозначительно задержав взгляд на ее наманикюренных пальцах, таких белых на фоне его загорелой кожи. Элизабет точно обдало жаром. Она как можно более непринужденно убрала руку и отступила на полшага в сторону. Очень опасен, снова мелькнуло у нее в мозгу. Она гордо подняла голову и ответила Янсену царственно-надменным взглядом.

— Вы хотите сказать, что я имею какое-то отношение к смерти Джарвиса?

— Я подозреваю, что вы, возможно, рассказали нам не всю правду, но убедиться в этом мы сможем только после опроса.

Ее глаза нехорошо блеснули, она набрала полную грудь воздуха, собираясь, видимо, популярно объяснить ему, что на думает о нем и его подозрениях, но Дэн как ни в чем не бывало отвернулся и махнул Кенни Спенсеру. Он услыхал, как она поперхнулась от злости, и злорадно улыбнулся. Вряд ли дамочке случалось часто видеть, чтобы мужчины поворачивались к ней спиной, и ему доставляла огромное удовольствие мысль, что он, вероятно, первый.

— Кенни, отвези мисс Стюарт обратно в участок, и пусть она подождет у меня в кабинете.

— Есть, сэр, — кивнул юноша и выжидательно посмотрел на Элизабет. — Мэм?

Она умышленно проигнорировала приглашение, шагнула к Дэну и снова схватила его за руку, не давая уйти.

— Шериф, я арестована?

— Пока нет.

— В таком случае у меня есть право явиться к вам позже и без конвоя. Я слышала, вы вызвали наряд из криминальной лаборатории штата, и предпочла бы остаться и посмотреть, как они работают. Я тоже делаю здесь свою работу.

— На вашу работу мне глубоко плевать.

— Вы не имеете права…

— Имею, миссис Стюарт. — Он нависал над нею, явно стремясь морально подавить ее своим ростом и пренебрежительным тоном. — Не забывайте, вы проходите как свидетель по делу об убийстве.

— Но я еще и представитель прессы.

— Постараюсь не использовать этот факт против вас. Что же, жизнь — борьба. Элизабет кивнула в сторону собравшейся по периметру оцепления небольшой толпы, которую, как могли, сдерживали несколько полицейских.

— У меня столько же прав находиться здесь, как и у них.

Ей претило делать деньги на человеческой смерти, но, с другой стороны, ведь это была сенсация. Ничто на благословенной земле не вернуло бы Джарвиса к жизни, но Джарвис даже в нынешнем своем печальном состоянии мог помочь ей уплатить по счетам и заработать на жизнь, хотя бы на первое время. И без боя она не позволит шерифу Янсену лишить ее заработка.

Дэн бросил взгляд на фотографов и репортеров, ждущих в сторонке, как гиены ждут объедков после льва. Они высматривали, где бы прорваться через оцепление и ухватить кусочек пожирнее для своей газеты или программы новостей, ловили каждое слово, охотились за любыми крохами информации. В толпе Дэн легко определял тех, кто приехал из Миннеаполиса и Сент-Пола. У них были особые лица: голодные, агрессивные, умные. Их глаза блестели тем самым возбуждением, что и у Энн Маркхэм в предвкушении быстрого, жесткого секса. Другие, из местных радиостанций и газет Рочестера, Остина и Уайноны, были поскромнее на вид, но так же настойчиво лезли покопаться в грязи. Все они одним миром мазаны. А отсюда их следовало бы гнать поганой метлой. Нечего им здесь делать. Убили человека, это трагедия, а не повод лишний раз щелкнуть фотоаппаратом.

Не глядя на Элизабет, он резким кивком показал на ближайший полицейский джип.

— Увези ее, Кении.

— Нет! — яростно прошипела Элизабет, как и он, совершенно не желая, чтобы собратья по перу слышали ее, и наклонилась к нему, так что они чуть не столкнулись лбами. — Я его нашла…

— И у вас эксклюзивные права на репортаж? — презрительно сощурясь, фыркнул Дэн. Сучка хладнокровная, готова на чем угодно делать деньги. Похоже, ей совершенно все равно, жив этот бедолага или умер.

Он подумал о мужчинах, которых она любила и бросала; о том, как пыталась выдоить побольше золота из Брока Стюарта; о Трисси, променявшей его на более молодого и честолюбивого партнера, о лос-анджелесских газетах, набросившихся на его развод, как жадные кошки на пролитую сметану, и ему стало еще труднее сдерживать злобу.

— Вы считаете, что заслуживаете особого отношения, миссис Стюарт? — криво улыбнулся он. — Что ж, хорошо.

Не успела Элизабет ахнуть, как он схватил ее за руку выше локтя и потащил обратно к телу, именно потащил, как ребенок плюшевого мишку за лапу; остановился, присел на корточки рядом с Джарвисом и грубо дернул ее за собой вниз, так что ей пришлось выпустить фотоаппарат и схватиться за открытую дверцу «Линкольна», чтобы не свалиться прямо на труп. Не сдержав стона, Элизабет опустилась рядом с ним. Тяжелый фотоаппарат болтался у нее на шее, гравий больно впивался в коленки.

— Значит, эксклюзивный репортаж?

Не сводя с нее взгляда, Дэн рывком перевернул тело.

— Берите камеру, Лиз, ваш звездный час настал. Давайте, пользуйтесь, пока вы здесь. Постарайтесь взять в фокус очаровательную улыбку — ту, что под его вторым подбородком.

У Элизабет перед глазами все поплыло. На нее заново навалился тот ужас, который она пережила два часа назад, но она проглотила слезы и подняла взгляд на шерифа Янсена, ненавидя его так сильно, как еще никогда и никого.

— Господи боже, да вы мерзавец.

— Помни об этом, лапочка.

Дэн поднялся на ноги, рывком поднял Элизабет и обернулся, чтобы передать ее Спенсеру, но тот имел неосторожность посмотреть на Джарвиса и теперь согнулся пополам над багажником «Линкольна». Его неудержимо рвало.

— Элстром! — крикнул Дэн. Бойд стоял в стороне, безразлично пялясь на труп. — Отвези миссис Стюарт в участок и устрой поудобнее. Она будет давать показания, когда я приеду.

Элстром с трудом оторвал взгляд от Джарвиса, недовольно сдвинул брови.

— Но ребята из лаборатории…

— Разберутся без твоего чуткого руководства, — отрезал Дэн, за локоть подводя к нему Элизабет.

— Хорошо, шериф, я дам показания.

Она выдернула руку из потной лапы Элстрома и решительно шагнула обратно к Янсену. В голове у нее роились ответы — грубые, оскорбительные, саркастические, но слова почему-то не шли с языка. Взгляд у шерифа был насмешливый, снисходительный; если она выйдет из себя, он только посмеется над нею, а если отступит — начнет глумиться. Ситуация патовая. Больше всего на свете Элизабет сейчас хотелось ударить его, но ко всем сегодняшним глупостям ей только не хватало оскорбить представителя закона.

— Не хватает слов, миссис Стюарт? — приподняв бровь, спросил Янсен.

— Нет, — сквозь зубы процедила Элизабет, — просто Не могу подобрать для вас достаточно плохих слов.

— Там у меня на столе есть словарь. Берите, не стесняйтесь.

— Солнце мое, не искушай меня, — огрызнулась она, делая шаг назад к заждавшемуся у машины Элстрому. — Я бы взяла и употребила по назначению, да, боюсь, бумага жестковата.

Несмотря на всю неприязнь к ней, Дэн усмехнулся. Да, перца в ней хватает, и задница что надо, подумал он, глядя ей в спину. И походка — просто с ума сойти. И джинсы на ней сидят так, что старик Леви Страусе, должно быть, ворочается в гробу от вожделения.

И, увы, при всем при этом ничего, кроме неприятностей, ждать от нее не приходится.

ГЛАВА 4

Бойд Элстром лихо вырулил с гравийной дорожки на шоссе, оставив позади стройку и ораву репортеров, пытавшихся взять машину штурмом. Сукин сын Янсен опять тянет одеяло на себя, красуется там перед журналистами, зато он, Элстром, увозит с места преступления главного свидетеля, и не один объектив запечатлел этот факт на фото-и видеопленке. Не забыть потом разжиться фотографиями: они очень пригодятся во время следующей предвыборной кампании.

Да уж, просто удивительно, как вовремя старый ублюдок Джарвис сыграл в ящик. Возможно, это единственный в его жизни поступок, принесший другим больше пользы, чем ему самому. Джарвису от этого выгода одна — мирно сгнить в земле. А вот ему, Бойду, светит кое-что получше, если только он найдет чертову расписку, пока она не попалась на глаза никому другому.

При мысли о проклятой бумажке, лежащей неизвестно где, может, у всех на виду, у него болезненно заурчало в животе. Желудок ныл все сильнее, а таблетки «Тамз» или «Ренни», как назло, под рукой не было.

Список своих должников Джарвис всегда держал при себе. Он вообще обожал вертеть другими, играть во всемогущего боженьку, просто слюни пускал от удовольствия, дергая за невидимые ниточки, натягивая и отпуская их по прихоти. Все расписки, чтоб им сгореть, он где-то прятал, а в самый неподходящий момент доставал с ловкостью фокусника, если хотел немного натянуть ниточку — как сегодня днем с Бойдом.

Эта поганая жаба разгуливала по всему городу с его распиской в кармане штанов. «Бойд Элстром — 18 700 долларов». Утром в «Чашке кофе» он вытащил ее и положил на стол, когда будто бы полез в карман за мелочью на чай. Впору было умереть на месте: верных полторы минуты листок лежал на столике, на виду у половины города, и за это время вся эта гребаная жизнь промелькнула у Бойда перед глазами и вместе с дерьмом скрылась в дырке сортиpa. Если хоть один человек в Стилл-Крик пронюхает, что он, Бойд, должен Джарвису — или, хуже того, почему он должен Джарвису, — и можно поцеловать политическую карьеру в задницу на прощание. А Джарвис, свинья, только ухмылялся через столик, прихлебывая кофе.

Что ж, зато он и подох как свинья, подумал Бойд. Как свинья на бойне. Справедливость восторжествовала, как пишут в книжках.

Краем глаза Элизабет наблюдала за помощником шерифа, и то, что она видела в тусклом свете приборного щитка, ей не нравилось. Он производил впечатление человека, которому только власть над людьми дает душевный покой, и потому он всеми способами ищет положения, гарантирующего ему эту власть.

Жизнь рано научила Элизабет быстро и безошибочно читать по лицам; без этого она не выжила бы, когда совсем девчонкой одна оказалась в Бардетте — пыльном, забытом богом городишке, где прибыль приносили только публичный дом да кабак, а людишки были хуже прятавшихся под каждым камнем гремучих змей. Там она научилась с одного взгляда разбираться в людях. Элстром попадал в ту же категорию, что и Джералд Джарвис.

Затем в памяти возник яркий, как цветное фото, образ Дэна Янсена — красивого, хищного, нарочито грубого. А он из какой категории? Сам по себе, решила Элизабет, честно стараясь не поддаваться растущей сумятице ощущений и мыслей — смущения, усталости и злости. Не хватало еще сейчас потерять голову из-за такого, как Дэн Янсен.

Она приехала в Стилл-Крик, чтобы начать жизнь с нуля, чтобы заново выстроить бизнес, вернуть уважение к себе, восстановить нормальные отношения с сыном, и вот пожалуйста — не прожив здесь и трех недель, успела влипнуть в дело об убийстве и настроить против себя шерифа. Красота, да и только.

— Вы его знали? — спросила она Бойда, чтобы нарушить молчание и отвлечься от собственных мыслей.

Тот дернулся, будто забыл, что рядом с ним кто-то есть.

— Джералда? Конечно, знал. Его все знали. Бойд ответил как-то чересчур поспешно. Попробуй, мол, усомнись, что покойный пользовался всеобщим признанием, если не всеобщей любовью.

— Наверно, все потрясены, — заинтригованная его тоном, заметила Элизабет.

Элстром заерзал на сиденье и промямлил нечто нечленораздельное, одновременно увеличивая громкость полицейского радиопередатчика. Раздался треск эфира. Ей хотелось заскрежетать зубами, шум действовал ей на нервы, но вот сквозь треск прорвались слова о скором прибытии на место преступления сотрудников Бюро криминальных экспертиз штата и передвижной лаборатории.

Элстром скривился и выругался вполголоса.

— Видимо, вы их не одобряете, — заметила Элизабет, устраиваясь вполоборота к нему, чтобы лучше видеть его лицо.

— Мы бы и сами справились, — раздраженно буркнул он. — Янсен вызвал этих столичных умников, а мы, выходит, так, для мебели. Зачем они здесь? Будут крутиться, совать нос куда надо и не надо.

Элизабет не удержалась от улыбки. Ропот в рядах. Можно даже не сомневаться, Янсену это не понравится. Он, сразу видно, пререканий не терпит.

— Вы позволите мне процитировать ваши слова, помощник шерифа Элстром? — вкрадчиво спросила она, доверительно понизив голос. При необходимости Элизабет пускала в ход женские чары — разумеется, в пределах разумного. Женщине приходится пользоваться теми средствами, что есть в ее распоряжении. И если от взгляда из-под ресниц у мужика развязывается язык, то это его проблема.

Губы Элстрома растянулись в гаденькой улыбочке. Значит, его имя появится на первой полосе городской газеты? Отлично, пусть Янсена хватит удар от злости.

Он украдкой взглянул на Элизабет, оценив большие серые глаза и яркие губы. Он пару раз видел ее раньше в городе. Фигура у нее обалденная, просто с ума сойти. Даже трудно решить, за что сперва хватать, если б дала, — за грудь или за жопу. В любом случае удовольствие гарантировано. Лично он бы не отказался ее порадовать… От этих мыслей Бойд даже забыл ненадолго о своих желудочных проблемах и заерзал, пытаясь сесть так, чтобы не было заметно, что брюки встали шалашом. К тому же ходят слухи, что с ней можно договориться… Нет, лучше сейчас не думать, не то колом не перешибешь.

— Да, конечно. Почему бы нет. — Он приосанился и выпятил грудь от важности. — Как я уже сказал, прибегая к помощи людей со стороны, Янсен ставит успех расследования под сомнение. Мы в округе Тайлер можем позаботиться о себе сами.

— Вы говорите как настоящий представитель власти, мистер Элстром, — промурлыкала Элизабет, радуясь, что освещение плохое и он не видит, какую гримасу она скорчила.

Элстром засопел и кивнул.

— Да, я ведь на последних выборах чуть не обошел Янсена.

— Неужели?

— Он выиграл только потому, что до того играл в профессиональный футбол. Известный человек, как ни крути.

Воображение Элизабет услужливо нарисовало ей Янсена в полном футбольном снаряжении, с накладками на и без того широких плечах, в обтягивающих мускулистый зад тугих бриджах. Черт бы побрал ее слабость к высоким, атлетически сложенным мужчинам! Насколько проще ей жилось бы, предпочитай она хилых очкастых интеллигентов.

В свете фар у обочины шоссе появился ее «Эльдорадо», и Элизабет не смогла сдержать вздох. Он грузно лежал в кювете, как выброшенный на берег кит. Чертова машина. Если б не низкая, как брюхо таксы, подвеска «Кадиллака», промчалась бы она с ветерком мимо «Тихой заводи» и уже была бы дома, не подозревая ни об убийстве Джарвиса, ни о существовании Дэна Янсена.

Элстром сбавил скорость и подозрительно посмотрел на автомобиль.

— Ваша? — являя чудеса полицейской интуиции, спросил он.

— Моя.

У Элизабет тихонько екнуло сердце. Она уже не могла злиться на машину. То была модель 1976 года с длинным, как сигара, вишневым кузовом. В тот год «Эльдорадо» пользовался сомнительной славой самого большого легкового автомобиля «Дженерал моторе». Он литрами жрал бензин и масло с беззаботностью арабского нефтяного шейха, но Элизабет любила его: он напоминал ей о Техасе и богатстве, оставшемся там.

— А что случилось? — по-мужски снисходительно осведомился Элстром. — Бензин кончился?

— Нет. Просто… с ней все время что-нибудь не так. Мужское высокомерие Бойда уже начало действовать Элизабет на нервы, а сегодня вечером это было явно лишним. Завтра, совсем скоро, придется искать кого-нибудь с тросом, чтобы вытащить машину обратно на дорогу. Разумеется, это будет мужчина, и он будет слушать ее и сочувственно кивать, давясь от смеха. Почему господь создал так мало женщин, которые водят буксир? Наверно, потому, что он тоже мужчина.

— Вы не представляете, кто бы мог убить его? — спросила она, возвращая разговор в прежнее русло.

— А вы? — ушел от ответа Элстром. — Вы же свидетель.

— Я? Радость моя, там я видела перед собой разве что останки «Сникерса», который съела за полчаса до того. Может, вся стройка кишела убийцами, только я не стала задерживаться, чтобы это выяснить. Аналитическим складом ума я не отличаюсь, живу здесь недавно и потому никого не знаю достаточно близко, чтобы судить, может он убить человека или не может. А вы? Вы ведь чуть не прошли в шерифы. Наверняка вам известно, кому мешал Джералд Джарвис.

Элстром не ответил, только помрачнел, нажал кнопку сухо сообщил какой-то Лоррен, что везет важного свидетеля и что ей следует подготовить все необходимое. Элизабет откинулась на спинку сиденья. Как видно, разговорчивость Элстрома ограничивалась жалобами на шефа. Еще бы! Теории или подозрения пришлось бы подкреплять чем-то более весомым, нежели простое злопыхательство.

В Стилл-Крик стилизованные под старину фонари вдоль Мейн-стрит освещали витрины закрытых магазинов рассеянным розоватым светом. Вычурные фасады старинных, конца XIX века, домов возвышались как безмолвные часовые, равнодушно взирая на проезжающий мимо полицейский джип черными глазами окон.

Стилл-Крик был маленький, уютный, вылизанный до блеска городок. Сюда приезжали толпы туристов, которых привлекал мирный патриархальный уклад здешней жизни и амманиты в своих домотканых костюмах и круглых соломенных шляпах, будто сошедшие со старинных иллюстраций в книжках двухсотлетней давности. Здесь не было ни мусора в сточных канавах, ни облезлых вывесок. Вдоль мостовой стояли деревянные кадки с геранью, а рядом с домами — удобные красные скамейки для тех, кто устанет гулять по сувенирным магазинчикам. В окнах виднелись деревянные поделки и половики со строгим графическим узором — работа амманитов — или яркие, разноцветные, похожие на кондитерские украшения скандинавские росписи прямо на стеклах. Стяги над Мейн-стрит возвещали, что через неделю начнется фольклорный фестиваль.

Джип медленно проехал мимо старого двухэтажного здания, где находилась редакция городской газеты «Клэрион», построенного, как и все старинные дома на улице, из темно-красного кирпича с нелепыми завитушками и балкончиками по всему фронтону. Несмотря на весь этот декор, дом был самый обычный, с сырым подвалом и источенными жучком деревянными полами. Вывеска с золотыми буквами над широким окном первого этажа не менялась девяносто два года и по-прежнему возвещала всем и каждому, что «Клэрион» печатает правду.

Элизабет прикинула, сколько часов потратит завтра на то, чтобы переработать в статью то, что произошло ночью. Правда… Глядя на спящий городок, она неизвестно почему понимала, что правда кроется глубоко под смертью Джералда Джарвиса, и Стилл-Крик уже никогда не будет таким, как был. А она приехала сюда печатать правду — ничем не приукрашенную и неизменную.

Здание городского суда торчало на площади посреди Кейлор-Парка как огромная поганка. Его построили в 1882 году, когда через Стилл-Крик прошла железная дорога и городок сделался центром округа Тайлер. Строили его норвежские и немецкие иммигранты, чьи потомки живут здесь и теперь из местного известняка громоздя одну на другую огромные обтесанные глыбы. Старая городская площадь мешала движению, и потому скоростное шоссе с ревущими машинами прошло в стороне от Стилл-Крик, не нарушив его благостной тишины.

Элстром подогнал джип вплотную к подъезду, рядом с которым висела табличка: «Шериф Янсен». Элизабет ужасно хотелось улыбнуться, но она сдержалась. Какова бы ни была причина вражды между шерифом и его помощником, смешного тут ровно ничего нет. В глазах у Элстрома горела такая злоба, что Элизабет стало совсем не смешно.

Он провел ее в боковую дверь с надписью «Округ Тайлер. Центр охраны порядка» вниз по мраморной лестнице в прохладный белый холл, залитый ярким светом флюоресцентных ламп. Элизабет пошла по длинному коридору, громко цокая каблуками ковбойских сапог по каменному полу, вслед за Бойдом повернула направо, думая, что будет дальше и надолго ли это все. В одиннадцать должен был прийти домой Трейс, а большие круглые часы над столом диспетчера показывали уже десять минут двенадцатого.

— Лоррен, — звенящим от сознания собственной важности голосом отчеканил Элстром, — это мисс Стюарт. Та, которая обнаружила Джералда. Дэн просил проводить ее к нему в кабинет. Ну все, мне пора обратно, наводить порядок на месте преступления.

Он подтянул брюки и выпятил грудь. Одно слово — герой. Суровый и мужественный.

Не вставая из-за большого полукруглого, оклеенного пленкой под березу стола, Лоррен ответила ему спокойным взглядом женщины, которую не испугаешь начальственным тоном. Диспетчер, она же секретарша, похожая на строгую училку, восседала в вертящемся кресле, поджав тонкие губы и царственно выпрямив спину. На ее голове высилось сложное монументальное сооружение цвета старой бронзы. Подведенные карандашом грозные брови не очень гармонировали с прячущимся за тяжелыми очками мягким материнским взглядом. Тем не менее ей как-то удавалось смотреть на нависающего над ее столом Элстрома сверху вниз.

— Криминальная лаборатория вот-вот прибудет на место, — сухо сообщила она. — Лучше поезжайте скорее туда, иначе и к шапочному разбору не успеете.

Элстром многозначительно прищурился, сдвинул брови и смерил секретаршу испепеляющим взглядом, но та с невозмутимым видом сняла трубку зазвонившего телефона, и помощнику шерифа осталось только повернуться и твердым шагом выйти.

— Кабинет шерифа округа Тайлер… Нет, официального заявления пока нет. Насколько мне известно, еще никто не арестован.

Она мельком взглянула на Элизабет, неодобрительно поджав губы в тонкую ниточку.

— Нет, об этой женщине я ничего не знаю, а разносить сплетни не в моих правилах. А теперь повесьте, пожалуйста, трубку. Эта линия для экстренных звонков, ее нельзя занимать подолгу.

И сама с громким стуком опустила трубку на рычаги.

— Должна вам сказать, я не получаю никакого удовольствия от этой работы, — заявила она, по-прежнему буравя Элизабет осуждающим взглядом. — В округе Тайлер за последние тридцать три года не случилось ни одного убийства с тех пор, как Олли Гримсруд пристрелил молочника Уэндела Свенсона, когда поймал его на мызе с Ледой Гримсруд. Не нравится мне все это.

— Я тоже не в восторге, — кивнула Элизабет, но тут зазвонил телефон у другого локтя Лоррен. По словам Лор-рен получалось, будто в вопиющем и неслыханном нарушении закона и порядка есть какая-то ее вина, и это возмутило Элизабет, но в глазах Лоррен Уорт она за раздражением и осуждением заметила страх и только вздохнула. Ругаться ей расхотелось. Обитатели Стилл-Крик так долго жили в своем маленьком городке как у Христа за пазухой, а теперь и сюда проникли ужасы большого мира. Эта женщина имела полное право сердиться.

Впрочем, нервы и у самой Элизабет были на пределе. Она как-то не привыкла находить трупы в двух шагах от собственного дома, и ее зазнобило при мысли о том, как близко от ее двери произошло убийство. Потом она представила, как Трейс идет в темноте по пустому шоссе, а может, голосует, садится к кому-то в машину, и у нее противно заныло под ложечкой и нервы сплелись в животе в тугой скользкий комок.

— Простите, здесь где-нибудь есть телефон-автомат? Мне надо позвонить сыну.

Диспетчер окинула ее долгим взглядом, в котором можно было без труда прочесть, что она думает о легкомысленных матерях-одиночках, натыкающихся на трупы, и величественно качнула своей башней влево. Пробормотав «спасибо», Элизабет поспешила к висевшему на противоположной стене телефону, а Лоррен сняла трубку, чтобы отчитать очередного любопытного.

На том конце провода долго не отвечали, а потом включился автоответчик. Элизабет тихо чертыхнулась. Не то, чтобы Трейс редко приходил домой позже одиннадцати, наоборот, это было скорее правилом, чем исключением, одним из многих способов сообщить ей, что ему не нравится их новый дом, их новая жизнь и правила поведения. В Атланте психолог настоятельно советовал ей объяснить мальчику все без утайки, вот только забыл сказать, как сделать, чтобы он это принял и смирился.

Элизабет надиктовала сообщение, вздохнула и повесила трубку. Ее мальчик как-то вдруг превратился в обидчивого юнца с тревожным взглядом и широкими плечами. Малыш стал скрытным, враждебным подростком. Господи, пусть скрытным, пусть враждебным — лучше уж ругаться с ним по телефону, чем сходить с ума, гадая, где его носит в ночь, когда в округе Тайлер случилось первое за тридцать три года убийство.

Она порылась в сумке, нашла монетку, опустила в Щель, набрала другой номер и долго ждала, устало привалившись к стене и глядя через холл на Лоррен Уорт, охраняющую свой пост, как хорошо обученный полицейский доберман. На шестом гудке в трубке раздался заспанный голос:

— Да, что? Кто это?

— Джолин, это я, — почти шепотом ответила Элизабет. — Я тебя разбудила?

— Глупый вопрос. Ты репортер или кто?

— Проснись и слушай. Произошло убийство.

— Что произошло?

— Убийство. Один человек убил другого. По-моему, ты пару раз видела такое по телевизору.

Лоррен Уорт насторожилась, увенчанная башней волос голова повернулась к Элизабет, как настроенная на прием спутниковая антенна. Элизабет нахмурилась и повернулась к ней спиной, чтобы поговорить со своим редактором без свидетелей.

Именно Джолин уговорила ее приехать после развода в Стилл-Крик, она же уговорила купить «Клэрион». Джолин — ее единственная сотрудница и почти единственная подруга. Они дружили давно — кажется, почти всю жизнь, так много всего произошло со времени их знакомства в Эль-Пасо и учебы в университете штата Техас, и Элизабет не уставала благодарить бога за то, что эта дружба не угасла даже после стольких лет разлуки. После развода она чувствовала себя как астронавт в открытом космосе, у которого прервалась связь с кораблем, — совсем как в фильме «Космическая одиссея 2001». Она дрейфовала в безвоздушном пространстве, не находя себе ни места, ни того, что привязало бы ее к этому месту, а тут Джолин позвала ее в Миннесоту, где люди приветливы и живут спокойно.

— Господи, — испуганно выдохнула Джолин. — Ты не шутишь?

— Хотелось бы, солнышко мое, но, увы, я серьезно. ОН убит, и я точно это знаю, потому что нашла его я.

— Кошмар какой, — с оттенком боязливого уважения прошептала Джо. — А у меня мигрень весь вечер, и я в девять уже легла спать, даже новости не посмотрела. Так что случилось?

— Кто-то убил Джералда Джарвиса на стройке. Ты можешь выехать туда прямо сейчас?

— Конечно. А ты где?

— В суде, и мне придется пробыть тут еще некоторое время. В общем, потом расскажу.

— Расскажешь, расскажешь. Боже мой, Джералд Джа-рвис… Надо же, наконец кто-то набрался смелости.

— Кто, вот в чем вопрос, — заметила Элизабет, накручивая на палец телефонный шнур. — Ты можешь выйти из дома сию секунду? Люди из криминального бюро уже на месте, а с ними девятьсот репортеров.

— Девятьсот один, шеф.

Джолин положила трубку и запустила руку в копну падающих на глаза каштановых кудряшек, пытаясь переварить полученную информацию и поверить в то, что сообщила Элизабет. Убийство. Она подтянула простыню к самому подбородку, будто тонкая ткань могла защитить ее от безобразия этого мира.

Лампа на ночном столике заливала комнату неярким желтоватым светом, и ее бледный рассеянный ореол стал казаться ненадежным и неверным. В углах неприбранной, обшарпанной комнатушки гнездилась зловещая темнота, и Джолин вдруг почувствовала себя маленькой девочкой, которой в любой ночной тени чудится угроза.

— Радость моя, ты что, уходишь?

Она встрепенулась, так как напрочь забыла о лежавшем рядом мужчине. Он лениво подвинулся к ней, взялся за край простыни и потянул на себя.

Джолин прикрыла обнажившуюся пышную грудь и отпрянула от бывшего мужа. Затем отпустила простыню и потянулась за одеждой, кучей лежавшей прямо на полу, застланном вытертым бежевым ковром.

— Да, ухожу. Извини, Ричард. У меня срочное дело. Она нагнулась, чтобы надеть трусики. Рич Кэннон встал за ее спиной на колени на жалобно заскрипевшем матрасе, обнял ее за талию и привлек к себе.

— Брось, детка. Иди ко мне. Смотри, наш друг уже опять готов.

И ей в бедро, подтверждая его слова, ткнулся его твердый член.

— Ричард, — раздраженно простонала она, злясь и на него, и на себя.

Каждый раз после этих кратких свиданий Джолин чувствовала себя грязной, дешевой девкой — и каждый раз, стоило бывшему мужу прийти снова, поддавалась его чарам, точно исполняла какое-то странное заклятье. Как с месячными, которых терпеть не могла, но ждала с беспокойством и облегченно вздыхала, когда они приходили. Да, точно: Ричарда она ждала примерно с тем же чувством.

Он неожиданно возник у ее дверей в полдевятого вечера без всякого приглашения, и она, еле поздоровавшись, тут же затащила его в постель…

Итак, сейчас он обнимал ее за талию, а она пыталась оттолкнуть от себя его руки — короткопалые, с широкими ладонями и слишком холеными для мужчины ногтями. Толстые пальцы настойчиво скользили по ее бедрам к треугольнику темных кудряшек. Он не удосужился снять ни обручальное кольцо, надетое ему на палец Сюзи Джарвис, ни часы, подаренные Джолин на пятую годовщину совместной жизни.

— Не сейчас, — пробормотала она, борясь с его руками. Ричард надулся:

— Не говори так. Не гони меня, пока Сюзи нет в городе.

— Боюсь, твоя жена выбрала неудачный день для поездки по магазинам, — ядовито заметила Джо. Сюзи Джарвис Кэннон она откровенно презирала. У Сюзи было много денег, красивый и уютный дом, новый автомобиль с безотказно работающим мотором. У нее был муж Джолин, пусть даже он немногого стоил вне постели. Важен принцип, и Джолин это бесило, потому что у Сюзи было все.

Господи, а теперь-то, когда она лишилась отца, у нее действительно все будет! Только сейчас Джолин вспомнила, кто отец Сюзи, и это неприятно поразило ее. Джералд Джарвис. Наверно, следовало найти в себе хоть каплю сочувствия к осиротевшей бедняжке, но что-то не получалось. Вряд ли богатая наследница будет сильно скорбеть по дороге к банку.

Джолин удалось наконец встать с постели и отойти от рича подальше. Она выудила из кучи мятую синюю рубашку и сунула руки в рукава. Рич обиженно откинулся на железную спинку кровати, закурил и стал смотреть, как она одевается, нагло шаря глазами по округлостям ее грузного тела, отчего Джолин сразу почувствовала себя неловко.

Она твердила себе, что холодна как айсберг, что ко всему уже привыкла, что ждала этого, и вообще ей все равно, что сексом она с ним занимается, потому что это легко и привычно, а вовсе не потому, что до сих пор любит его.

— Так что там? — недовольно спросил Рич, осознав наконец, что почему-то находится не в центре внимания.

Повернувшись к нему спиной, Джолин вдруг увидела его в висящем над комодом зеркале — красивого мужчину тридцати девяти лет, коренного жителя Стилл-Крик, первого парня в школе — это обстоятельство до сих пор оставалось предметом его немалой гордости. Он по-хозяйски сидел в ее постели, дымя сигаретой и рассеянно почесывая заросшую курчавыми светлыми волосами грудь. Как-то Элизабет тонко подметила, что он похож на потасканного и постаревшего Роберта Редфорда в роли Санденса Кида. Да, именно потасканного и постаревшего. На первый взгляд он казался образцом мужественной красоты — атлетически сложенный, с шапкой вьющихся русых волос, — но в глазах его было что-то нечистое, а вялая линия рта говорила о слабости характера. Этой осенью он собирался баллотироваться в конгресс от штата.

Джолин подумала, как он будет морочить людям голову в предвыборную кампанию, и ее затрясло от ненависти. Сейчас, глядя на Рича, она видела его таким, какой он есть — подлец, бросивший ее ради более перспективной жены. А потом еще имел наглость заявиться в гости, ожидая, что она упадет к его ногам… что она и сделала.

— Сегодня вечером кто-то убил твоего замечательного тестя, — брякнула она, доставая с облупленного комода флакончик туалетной воды «Чарли» и не отводя глаз от

Зеркала. Духами ей хотелось заглушить приставший к коже запах секса.

— Иди ты, — изумленно пробормотал Рич, но ни тени волнения на его лице не отразилось. Он ткнул сигарету в переполненную пепельницу на ночном столике, но с кровати так и не встал. — Джералд убит? Ах ты, черт, чтоб мне сдохнуть.

— Золотые слова, — сухо заметила Джо, вытаскивая сумку из кучи тряпья на полу. — Я бы осталась утирать тебе слезы, но у меня срочная работа.

— Думаю, твоя начальница предпочла бы заняться этим сама, — возразил он. — Она ведь та самая героиня газетных заголовков из Атланты? Спорим, она уже мчится туда, чтобы забрать всю славу себе.

Джо посмотрела на бывшего супруга как на загостившийся в холодильнике несвежий кусок мяса.

— Ты лучше не думай, Рич, голова заболит. Не мучай себя, все равно не поймешь, что прославиться в «Клэрион» можно только одним путем: попасть под колеса фургона теленовостей из Миннеаполиса.

— Тогда зачем ехать? — возразил Рич, взял двумя пальцами сигарету, глубоко затянулся и выдохнул облако дыма, окружившее его голову серым нимбом, прежде чем подняться под потолок.

Джолин скривилась от отвращения и покачала головой, удивляясь собственной глупости. Господи, и она еще с ним спит!

— Не доходит, да? Ричард, не у всех есть богатые жены. Некоторые зарабатывают на жизнь собственным трудом и гордятся этим. По-моему, я делаю свою работу хорошо.

— Ага, — хохотнул Рич. — Правда, это всем по фигу. Она дернулась, будто он ударил ее. Сукин сын Рич умел делать ей больно; он мало что еще умел так же хорошо. Джолин прищурилась, чтобы не заплакать.

— Сволочь.

Она схватила первое, что попалось под руку — массивную пластмассовую пудреницу, — и швырнула в него. Рич отбил пудреницу ладонью, крышка открылась, и в воздух взметнулось облако сладко пахнущей пудры.

— Джолин, ты что?

Кашляя от дыма и пудры, он голым вскочил с кровати, запутавшись в простыне. Джо кинулась к двери, но не успела повернуть ручку, как сильная рука Рича обвила ее талию и опять прижала к себе. Джо яростно сопротивлялась. Сбежать отсюда поскорее — прочь от Ричарда, от себя самой, из захламленной тесной спальни, из маленького грязного домика.

— Перестань, Джолин, — шептал Рич, щекоча ей ухо усами, мягкими, как старая кисточка для бритья. — Прости меня. Я не то хотел сказать. Не бросай меня, детка, не уходи, не надо.

Он говорил еще что-то — столь же пошлое и затертое.

— Обойдешься. Я ухожу, — буркнула Джолин, часто моргая, чтобы загнать назад слезы. Может, ей не хватает гордости, чтобы послать его и не спать с ним, но плакать у него на глазах она не станет, черта с два. Она оттолкнула его руки и снова шагнула к двери.

— Я подожду тебя здесь, — вкрадчиво промурлыкал Ричард.

Джо замерла, едва коснувшись облезлой бронзовой ручки, собираясь с силами, которых ей вечно не хватало, когда он появлялся на пороге.

— Не утруждай себя.

ГЛАВА 5

— Вам лучше подождать в кабинете шерифа. С этими словами Лоррен Уорт решительно взяла Элизабет за локоть и провела между рядами серых металлических столов к двери личного кабинета Дэна Янсена. Телефоны на посту звонили наперебой, с улицы доносился слабый гул. Видимо, самые догадливые из репортеров решили осадить здание суда и дождаться шерифа. Лоррен, похоже, ничуть не вдохновляла перспектива общения с прессой. Ее тонкие губы сжались в почти невидимую белую линию, подведенные брови сердито нахмурились над раскосой оправой очков. Ничего не говоря, она втолкнула

Элизабет в комнату, сунула ей в руки чашку черного кофе и кинулась обратно к посту, захлопнув за собой дверь.

Элизабет отставила кофе и вытащила из сумки сигарету. На письменном столе блеснула бронзовая табличка с жирными черными буквами: «СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ВЫ НЕ КУРИТЕ». Она положила табличку надписью вниз и закурила. Пусть Янсен благодарит других, а она после всего, что ей пришлось сегодня вынести, заслужила по крайней мере одну сигарету.

Зажигалка у Элизабет была плоская, тонкая, с гравировкой на матовом золотом корпусе «Б. от Э. с любовью» — безделушка на память, из тех, что ей удалось прихватить с собой, когда Брок выставил ее за дверь их семейного гнездышка в Стюарт-Тауэр. И «Никон», лежащий сейчас на стуле напротив с нацеленным в потолок дорогущим объективом «Хассельблад», тоже оттуда. Пустячок, а приятно.

Не то чтобы Элизабет одобряла воровство, вовсе нет. Весь ее цинизм был исключительно для самозащиты, а вообще она прекрасно знала, что такое хорошо и что такое плохо, и свято верила в справедливость. Но иногда приходится стоять за себя, и, если разобраться по справедливости, Брок во время бракоразводного процесса сильно попортил ей кровь, так что зажигалку и фотоаппарат можно расценивать как частичную компенсацию за упадок сил и моральное опустошение, навалившиеся на нее после развода. Мало, но лучше, чем ничего.

Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Элизабет стала кружить по кабинету, оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, что за человек Дэн Янсен. Не то чтобы это действительно было ей интересно. Судя по первому впечатлению, Дэн Янсен — ублюдок, каких мало, просто врага надо знать в лицо, это она когда-то запомнила на всю жизнь. И потом, если уж так вышло, надо использовать время с толком и собирать материал для будущей статьи. Конечно, «Клэрион» — не ежедневная газета с миллионным тиражом, а всего-навсего городской листок, выходящий раз в неделю в богом забытой глуши, но профессионал и в глуши профессионал, и она будет работать как надо.

Кабинет у Янсена был самый обыкновенный, с белыми стенами и большим, наглухо закрытым жалюзи окном в холл. Пол затянут серым ковровым покрытием. Стелла-5ки с рядами черных папок-скоросшивателей, дипломы и грамоты в простых черных рамках на стене, компьютер на письменном столе. Обычная, стандартная обстановка, абсолютно безликая. Ни охотничьих трофеев, ни футбольных кубков или других спортивных сувениров.

Дэн Янсен аккуратен. Дурной знак. Аккуратные мужчины любят контролировать абсолютно все и всех вокруг себя. Брок тоже был патологически аккуратен и хотел управлять всем миром. Письменный стол Дэна Янсена свидетельствовал о полном контроле над обстановкой: папки пронумерованы, снабжены одинаковыми белыми наклейками, выстроены в идеально прямую линию, как солдаты на параде, пресс-папье без единого пятнышка, ручки в особой подставке рассортированы по цвету чернил.

Рядом с телефоном Элизабет обнаружила единственный в кабинете личный предмет — деревянную рамочку, и взяла ее в руки. С фотографии застенчиво улыбалась девчушка лет десяти-одиннадцати, совсем маленькая, еще не успевшая повзрослеть. Каштановые хвостики, смешно наморщенный нос, россыпь веснушек на щеках. Девочка стояла на лужайке, одетая в мешковатые шорты и ярко-оранжевую майку, с листком бумаги в руках, на котором разноцветными фломастерами было выведено: ПАПОЧКА, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ.

Элизабет чуть не села от удивления. Папочка.

— Господи помилуй, — пробормотала она, — нашлась же такая, что вышла за этого сукина сына.

— Уверяю вас, она уже давно осознала свою ошибку, — язвительно сказал мужской голос у нее за спиной.

Элизабет резко обернулась, умудрившись одновременно сделать виноватое лицо и смахнуть на пол чашку с кофе.

— Ах, черт! Простите.

— Лоррен, принесите, пожалуйста, салфетки, — выглянув в холл, невозмутимо попросил Дэн.

— Я искала пепельницу, — соврала Элизабет, совершенно не готовая встречаться с ним взглядом, но он уже повернулся к ней лицом. Она присела на корточки, взяла чашку и, чтобы как-то оправдать свое положение, стала тереть кофейное пятно на ковре найденным в кармане джинсов бумажным носовым платком.

— Я не курю. — Аккуратно поддернув брюки, он опустился на ковер рядом с нею, криво улыбнувшись. — И вам не советую.

Элизабет принужденно рассмеялась и затушила сигарету в чашке.

— Что же мне тогда останется в жизни, кроме овсянки по утрам?

— Для начала скажите правду, — спокойно ответил Дэн.

От его близости Элизабет почему-то стало трудно дышать, и она сделала глубокий вдох. Он не пытался до нее дотронуться, но она все равно чувствовала его, как если бы он протянул к ней руку и погладил по плечу.

Она невольно отпрянула, но ударилась спиной о стол и поняла, что он поймал ее. Ощущение было не из приятных.

— Говорить правду — моя работа, шериф, — возразила она, стараясь не задыхаться слишком заметно.

— Неужели? Я думал, вы репортер.

— Шериф, вот салфетки.

Услышав строгий, осуждающий голос Лоррен, Дэн поднялся на ноги и взял у нее пачку салфеток.

— Спасибо, Лоррен.

— Тем, кто стоит на улице, я сказала, что вам нечего им сообщить, но они не уходят. Видимо, ждут ее, — заявила секретарша, окидывая Элизабет осуждающим взглядом.

Элизабет выпрямилась, поставила чашку на стол и уже открыла рот, чтобы ответить, но Дэн опередил ее:

— Ей тоже нечего им сообщить. Элизабет раздраженно прищурилась.

— Большое спасибо, но я предпочла бы ответить сама.

— Только не перед прессой.

— Вы не судья и не можете заткнуть мне рот.

— Нет, но, если вы меня вынудите, я могу соорудить кляп из салфетки. — И совсем другим, властным тоном обратился к Лоррен:

— Скажите Элстрому, пусть гонит их всех отсюда. Пресс-конференцию я проведу завтра утром.

Секретарша понимающе кивнула и отправилась выполнять приказ. Дэн бросил несколько салфеток на мокрое пятно на ковре и придавил их носком ботинка.

— К вашему сведению, — продолжала Элизабет, — я и сама не собиралась говорить с ними сегодня.

Она обняла себя левой рукой, а правую прижала к губам. Нервничает, конечно. Интересно, что она так дергается? Что видела? Что натворила? Почему смущена? Из-за электричества, звенящего в воздухе каждый раз, стоит только ему чуть приблизиться к ней? Нет, это вряд ли. На ней пробу ставить негде, привыкла вертеть мужиками как угодно, этим ее не проймешь. Разве что испугалась должностного лица.

— Чем объясняется ваше нежелание говорить с коллегами: профессиональной невежливостью или боязнью навредить себе?

— Чего я должна бояться? — вскинулась она. — Вы мне никаких обвинений не предъявили. Или вы таким образом тонко намекаете мне, что решили, будто Джарвиса убила я, а затем позвонила в полицию? — Элизабет скрестила руки на груди. — Прошу прощения, шериф, надеюсь, я не выгляжу идиоткой.

— Нет… нет, мисс Стюарт, вид у вас совсем не глупый, — протянул Дэн, садясь за стол.

Он точно знал, что это разозлит ее, и потому медленно смерил ее взглядом с головы до мокрого пятна от кофе на узких джинсах. Да, он ведет себя гнусно, но ничего не поделаешь. Такие женщины, как Элизабет Стюарт, будили в нем хама и наглеца. Красивые, честолюбивые, цепкие, способные на все, лишь бы добиться своего, готовые использовать любого человека в своих интересах. Он нарочно задержал взгляд на ее высокой груди.

— Ну что, теперь вы запомнили все в подробностях? подбоченившись, проронила Элизабет.

Он не извинился за грубость — вряд ли он вообще когда-либо извинялся, — и молча кивнул на стул напротив, приказывая ей сесть, сам же устроился в кресле, непринужденно откинулся на спинку, поставил локти на подлокотники и соединил пальцы домиком, не сводя колючих глаз с Элизабет.

— Присаживайтесь, миссис Стюарт.

— Мисс, — машинально поправила Элизабет, переложив фотоаппарат со стула на стопку папок на столе. Усевшись, она открыла сумку, чтобы найти сигарету.

— Вы развелись, но сохранили фамилию мужа. Это правильно?

— Мне все равно, правильно это или нет.

— Думаю, дело в том, что вашу девичью фамилию вы уже, вероятно, не помните.

Это была не правда, но Элизабет не стала спорить. Ее отцом был ковбой Джей Си Шелдон, а мать умерла прежде, чем Элизабет научилась что-либо помнить. От Виктории Коллинз Шелдон остался только портрет в рамке, черно-белая карточка, с которой смотрело прекрасное молодое лицо. Джей Си берег фотографию, возил ее с собой повсюду, ставил у кровати — а кроватей было много, ибо они часто переезжали с фермы на ферму — и с душераздирающей тоской подолгу смотрел на нее, а Элизабет топталась где-нибудь поблизости, украдкой глядела на папу и гадала, почему он не любит ее так же сильно, как эту картинку. А он плакал над карточкой, когда выпивал лишнего. Элизабет, маленькая, тощенькая и одинокая, часами вглядывалась в лицо на фотографии, думая, будет ли она сама когда-нибудь такой красивой, и на небе ли теперь ее мамочка, и зачем ей было умирать.

Но все это слишком личное, чтобы рассказывать кому попало. Под маской циничной хищницы, которую Элизабет лепила много лет, пряталась ранимая, чувствительная душа, и надо быть круглой дурой, чтобы показать это Янсену, а быть дурой она уже давно перестала. Так что пусть себе думает что хочет, и весь его сарказм ее ничуть не заденет. Да, вот именно: ничуть.

— Я понимаю, что вы чувствовали, когда вам ничего не перепало от него после развода, и потому вы решили извлечь хоть какую-то выгоду из его имени, — не дождавшись ответа, продолжал он. — Для вас это обычное дело, не так ли?

— Я не стала менять фамилию, потому что моему сыну и так достаточно перемен в жизни, — теряя терпение, огрызнулась Элизабет. Зачем он глумится над нею, зачем насмехается над плоскими истинами, которыми она успокаивала себя еще несколько минут назад? Она подалась вперед, готовясь к бою, сжав пальцами сигарету, как нож. — Ему ни к чему лишний раз вспоминать, что Брок Стюарт отказался от него.

И мне тоже.

Несказанные слова висели в воздухе, усиливали напряжение. Дэну стало стыдно и неприятно, что его насмешки пробили защитный панцирь, и за ним оказалась слабая женщина, да еще с теми же бедами, что и у него самого. Теперь у них было что-то общее, и это тоже не нравилось Дэну, потому что он не желал иметь с нею ничего общего. До сих пор он видел в Элизабет Стюарт холодную, расчетливую золотоискательницу — он знает этот тип, его бывшая жена такая же — и, признаться честно, не хотел, чтобы она оказалась другой. Зачем ему знать, что у нее есть сын, о котором она беспокоится? Зачем знать, что ей легко причинить боль?

Элизабет расправила плечи, откинулась на спинку стула, немного встревоженная, испуганная тем, что проявила слабость. Куда девалась ее выдержка? Где ее хваленая, такими трудами достигнутая бесчувственность? Все пошло прахом под напором этого страшного вечера, и волнение проступило на коже большими красными пятнами. Чтобы скрыть растерянность, Элизабет сунула в рот сигарету и торопливо щелкнула зажигалкой, пока Янсен не заметил, что у нее дрожат руки.

— Я предпочел бы, чтобы вы не курили, — сказал он.

— А я предпочла бы, чтобы вы не были таким хамом. — Она картинно, глубоко затянулась, повернулась к Янсену в профиль и медленно выпустила в воздух струю дыма вместе со своей усталостью, остро взглянув на Дэна. — Похоже, нашим желаниям не суждено сбыться.

Он выдвинул ящик, достал пластмассовую сувенирную пепельницу из мемориала Маунт-Рашмор и подтолкнул через стол к Элизабет.

— Да вы, я вижу, джентльмен, — процедила она. Дэн еле заметно улыбнулся:

— Должны же вы посмотреть, чему меня учили на уроках обаяния.

— Обаяния? — фыркнула она, стряхивая столбик пепла на голову Тедди Рузвельта. — Спорю на доллар, вы это слово без ошибки не напишете.

Дэн скрипнул зубами. Один — ноль в пользу Стюарт.

— Расскажите мне, что случилось сегодня вечером на стройке, — тихо попросил он, чувствуя, как внутри закипает гнев. Гнев — это хорошо, гнев можно направить в цель, как острие меча. Сейчас гнев — то, что ему нужно.

Он достал из верхнего правого ящика стола диктофон и нажал кнопку записи.

— Это для протокола, — пояснил он с недоброй улыбкой, издевательски-учтиво кивнув ей. — Показания Элизабет Стюарт по поводу убийства Джералда Джарвиса.

Диктофон стоял на столе между ними. Элизабет посмотрела на него с подозрением. Забытая сигарета тлела в пепельнице, и дым поднимался вверх извилистыми серыми ленточками.

— Я долго работала с бухгалтерскими отчетами в архиве, — без всяких предисловий начала она. — Они в жутком беспорядке. Видимо, старый Ларссон не подводил баланс с доисторических времен. Ушла где-то без четверти восемь; это я могу точно сказать, потому что перед выходом взглянула на часы на стене. Я живу за городом, около мили к западу.

— Ферма Дрю.

Элизабет рассеянно пожала плечами.

— Да, кажется, так.

Дом ей продавал не Дрю, никто с такой фамилией уже верных пятьдесят лет здесь не жил, но имя пристало к месту, заставляя всех последующих хозяев дома чувствовать себя самозванцами.

Она оценивающе посмотрела на шерифа и решила, что лучше рассказать все в точности как было. С Элстромом можно хитрить, но этот совершенно из другого теста.

— Я увидела за деревьями прямо у северной стороны шоссе двух оленей и притормозила, чтобы сфотографировать их, но, к несчастью, слишком резко свернула на обочину, и машина сползла в кювет.

Она остановилась, ожидая язвительных комментариев, но Янсен молчал, и Элизабет была благодарна ему за тактичность.

— Выбора у меня не было, и я пошла дальше пешком.

— Почему вы свернули к «Тихой заводи»? Ферма Хауэра ближе к шоссе.

— Мне показалось, что там никого нет. Кроме того, если мне приходится выбирать, как доехать до дома — в «Линкольне» или на телеге, думайте обо мне что хотите, но я буду ловить машину.

— Вы были знакомы с Джарвисом? Элизабет взяла сигарету, затянулась и выдохнула облако дыма.

— Да, была, — сказала она так, что сразу стало ясно: знакомство было не из приятных.

— Он к вам приставал?

У нее сердито блеснули глаза.

— Не ваше дело, — отрезала она, быстрым движением стряхнув пепел.

Дэн нехорошо улыбнулся, поставил локти на стол.

— Выбирайте выражения, Лиз. Еще раз: он к вам приставал?

— Да, — раздраженно ответила она. — Пару раз было. Но это ничего не значит.

— Может, и значит.

— Только если я убила его, а я его не убивала. Он пожал плечами. Элизабет прищурилась, загасила сигарету.

— Как вы отреагировали на его знаки внимания?

— Посоветовала ему есть грязь и выть на луну.

— Так длинно?

— Нет, намного короче, — огрызнулась она. — У меня в этом больше опыта, чем вы думаете.

— Опыта? — Дэн откинулся на спинку кресла и приподнял бровь. — Спорю на доллар, вы такого слова и в словаре найти не сможете.

Элизабет нахмурилась:

— Ну у вас и манеры, шериф. Как вас вообще выбрали? Вы что, обрабатывали избирателей водометами и резиновыми дубинками?

— Нет, я очаровал их своей внешностью и золотым характером, — осклабился он.

— Золотым? — Элизабет хохотнула. — Скажите лучше, медным.

— Вы строго судите мужчин. А каким вам показался Джарвис — золотым?

— Джарвис показался мне хуже собачьей задницы, — отрезала Элизабет. — И мне наплевать, что у него денег как грязи. Мне он был неинтересен, о чем я ему ясно сказала.

— Итак, вы пришли на стройплощадку с намерением попросить его подвезти вас домой. Джарвис предложил вам кое-что еще…

— Единственное, что мог предложить мне Джарвис, — экскурсию в морг. Он был мертв, когда я пришла на с тройку, — настойчиво повторила Элизабет, пытаясь изменить сложившееся у шерифа ошибочное мнение о ее разгульной личной жизни — ее раздутой стараниями прессы личной жизни, которой в действительности не существовало вовсе. — Я огляделась, поискала его, покричала, причем чуть не сорвала голос, и вдруг увидела, что он сидит в «Линкольне». Тогда я страшно разозлилась, потому что решила, что этот гад все время тихо сидел там и смотрел на мою задницу; я открыла переднюю дверь, чтобы высказать ему, что я о нем думаю.

Она замолчала, вспомнив о падающем к ее ногам теле, и вздрогнула как от удара. Джарвис вывалился из машины, мягко стукнувшись затылком ей об ноги. Его черные глаза

С недоумением смотрели прямо ей в лицо. Его кровь забрызгала ей руки, брюки, блузку — все было в круглых красных крапинках. В горле у Элизабет снова встал ком, и она, давясь, пыталась проглотить его. Ее бросало то в жар, то в холод, сильно кружилась голова, и от слабости мутило.

Трясущейся рукой она отвела с лица волосы, собрав их у затылка, и наклонилась вперед, чтобы поскорее прошла тошнота.

— О господи, — пробормотала она, будто действительно взывала к богу о помощи.

Дэн молча наблюдал, как она борется с грозящими захлестнуть ее эмоциями. Вся ее бравада исчезла, и это сильно осложняло дело. Он не привык допрашивать плачущих женщин. Он вообще не привык допрашивать женщин. Развалясь в кресле, он пытался убедить себя, что она та еще штучка, расчетливая хищница, ведьма, чей путь усыпан разбитыми сердцами обманутых мужчин. К тому же очень может быть, что она имеет отношение к убийству Джарвиса. Он говорил себе все это, но сам себе не верил. Слишком натурально она дрожала, и смешанный с омерзением ужас в глазах был слишком внезапным, чтобы оказаться актерской игрой. Хоть Элизабет Стюарт и изменяла мужу, вряд ли она настолько хорошая актриса.

— Простите, — прошептала она, судорожно вздыхая, отпустила волосы и сложила руки перед собой, как кающаяся грешница. — Простите, пожалуйста.

В глазах у нее блестели слезы. На мгновение Дэн почувствовал что-то вроде жалости к ней, но отогнал это чувство, рассудив, что так будет лучше для них обоих.

— Все нормально, — буркнул он. — Но вы зря расходуете воду. Я на подобные дамские штучки не покупаюсь.

Элизабет вскинула голову и посмотрела на него, ошеломленная его грубостью и бессердечием. Потом вскочилa, подалась вперед, к нему, даже не заметив, что больно стукнулась коленями о стол.

— Это не штучки, шериф Янсен. Прошу прощения, не аждый день и даже не каждую неделю мне на ноги падают отрезанные головы. И у меня нет дежурных острот на случай, если я вдруг найду труп.

— А в газетах пишут, что у вас на все есть ответ, — насмешливо проронил он.

Он, конечно, намекал на ту травлю, которую устроил ей Брок во время развода. Ее бывший муж обладал не ограниченной никакими условностями властью над прессой. В результате по всей стране, включая городок Стилл-Крик в штате Миннесота, репутация Элизабет стала чернее турецкого кофе. Брок и его кудесники-адвокаты перекроили факты и сложили их по своему усмотрению, вывернув правду наизнанку. Но сегодня Элизабет не собиралась оспаривать клевету Брока Стюарта: она была слишком измучена, чтобы ее заботило, что там подумает о ней Дэн Янсен.

— Не надо верить всему, что читаете, радость моя, — мягко сказала она, садясь на место.

Он снова насмешливо выгнул бровь, и Элизабет еле сдержалась, чтобы не вскочить еще раз и не вцепиться ему в лицо.

— От репортера слышать такой совет особенно интересно, — бесстрастно заметил Дэн, ничем не обнаружив, что ее слова попали в цель.

Не надо верить всему, что читаете. Ему ли не знать это лучше, чем кому-либо? Во время его развода у прессы был настоящий праздник, тем более что он прощался и с женой, и с работой. И, как профессиональный спортсмен, прекрасно понимал, что расстояние между реальной жизнью и ее отображением в прессе — как от Земли до Марса. Он, как никто, знал, что нельзя принимать на веру все, что читаешь, но, с другой стороны, верить корыстной бабе тоже нельзя. Чувство справедливости влекло его в одну сторону, а инстинкт самосохранения — в другую.

Элизабет встала, подошла к висящим на стене рамкам с дипломами. Она стояла к нему спиной, уже справившись со слезами и прогнав ужас, который еще минуту назад полностью владел ею. Да, она достойна уважения, если не восхищения.

Взгляд Дэна опустился ниже, к облегающим линялым джинсам, и ему пришло в голову, что ее задница достойна восхищения еще более, чем сила ее духа. Элизабет беспокойно переминалась с ноги на ногу, поминутно поднимая руки, чтобы поправить волосы, и тогда майка туже обтягивала высокую грудь.

— Если даже я поверю половине того, что о вас пишут, вы мне все равно не понравитесь, — процедил он, тоже вставая.

— А вот на это мне плевать.

Дэн подошел ближе, так близко, что ее плечо почти касалось его груди, а щека оказалась вровень с его губами.

— Поберегите слюну, лапочка, потому что, если я выясню, что вы хоть как-то замешаны в этом убийстве, вашей красивой заднице несдобровать.

— Вы угрожаете мне, шериф, — пробормотала Элизабет. Ей очень хотелось отпрянуть, но она не желала оставлять Янсена победителем.

— Я говорю правду, — усмехнувшись, мягко поправил он. — В моем округе убийство никому с рук не сойдет.

— Вы меня в чем-то обвиняете? Если да, могу я позвонить своему адвокату или у вас на вашем далеком севере они изжиты как класс?

— Адвокатов у нас хоть пруд пруди, как и живущих на пособие бездельников и приезжих. От них не избавишься.

Элизабет невероятным усилием воли справилась с нервной дрожью, очень медленно повернулась и сделала непринужденный шаг в сторону, подальше от Янсена.

— О, где то золотое время, когда шериф мог выслать неугодных из города в двадцать четыре часа!

— Полегче, полегче, — буркнул Дэн, хотя, она права, он считал ее именно неугодной.

Он сел, взял из керамической подставки красный карандаш, рассеянно постучал тупым концом по пресс-папье.

— Что было после того, как вы обнаружили тело?

— Меня стошнило, — честно призналась Элизабет. Она плюхнулась на стул, взвинченная от собственных попыток вести себя соответственно манере разговора — жестко и по-деловому. На самом-то деле сейчас ей нужно было только выплакаться у кого-нибудь на плече, но она не плакала уже столько времени, что, появись перед ней чье-то плечо, она, наверное, и не знала бы, что с ним делать. Пожалуй, заподозрила бы дурное и оттолкнула по привычке.

Она подалась вперед, держась обеими руками за сиденье. Там, на стройке, она стояла и тупо смотрела на мертвого Джарвиса, как вдруг ей пришло в голову, что тот, кто его убил, может быть где-то рядом и наблюдать за нею из-за деревьев. Высокие тополя и дубы надвигались на нее, как сказочные великаны, в сгустившемся воздухе пахло кровью и злом, и она поддалась панике и побежала, спотыкаясь и падая на каждом шагу из-за высоких каблуков; не в силах встать, ползла дальше на четвереньках, обдирая ладони и коленки, не замечая, что острые камни рвут ее дорогие, купленные в Каннах брюки «капри». У нее начиналась истерика, во рту появился кислый привкус меди, по щекам ручьями текли слезы. Тут ей наконец удалось встать, и она побежала, задыхаясь и кашляя.

— Я побежала на ферму Хауэра, — ровным голосом продолжала она, стараясь говорить как можно короче и только по делу, без эмоций. — Аарон Хауэр оказался в амбаре. Он довез меня до дома.

— Он не говорил вам, видел ли он что-нибудь? — уже без злости спросил Дэн, видя, что Элизабет держится из последних сил. Может, и надо было бы дожать ее, но он не мог себя заставить.

— Он вообще почти не говорил. Как мне показалось, ему не очень приятно было иметь со мной дело. Он пытался учить меня, как жить отдельно от мира. Я ответила, что довольно трудно абстрагироваться, когда тебе прямо на ноги падает мертвый человек.

Дэн попытался представить себе, как Аарон Хауэр беседует с Элизабет, и чуть не рассмеялся вслух. Невозможно найти двух более непохожих друг на друга людей. Строгий и набожный Аарон — и Элизабет, яркая, красивая, откровенно манящая.

— Он отвез меня домой, я позвонила в полицию, переоделась и вот продолжаю этот восхитительный вечер в вашем обществе, — закончила она с широкой улыбкой.

Красный карандаш в руке Дэна перестал постукивать о пресс-папье.

— Переоделись? Почему?

— Почему? — по слогам переспросила Элизабет. — Потому, что от меня воняло, как от лошади, и ноги у меня были в крови! Потому, что на меня свалился труп. Потому, что эта одежда была на мне, когда я нашла мертвое тело, и я ни минуты больше не могла в ней оставаться. Я содрала с себя все до нитки и выбросила в ведро, и, да будет вам известно, это просто разбило мне сердце, потому что выбросить пришлось мою любимую шелковую блузку от Армани.

— Это были улики, — процедил Дэн. — Вы избавились от улик.

— А еще я вымыла ноги, — язвительно добавила она. — Или этого тоже не следовало делать? Господи, если вам хочется увидеть кровь, мне кажется, вокруг Джералда ее осталось более чем достаточно.

Его голос упал до еле слышного шепота, от которого у Элизабет зашевелились волосы на затылке.

— На вашей одежде ее тоже могло быть очень много. Она проглотила с полдесятка слов, которых даме знать не полагается, загнала поглубже злость и раздражение, собрала остатки самообладания.

— Кажется, мы пошли по второму кругу. Ей-богу, вы хуже терьера с крысой в зубах. В последний раз говорю: я его не убивала. Сожалею, если это усложняет вам жизнь, поскольку вы не можете повесить убийство на чужого всем человека, но помочь ничем не могу.

— Мне нужна та одежда, — упрямо сказал он. — Вся до нитки.

Элизабет подняла руки, устало откинулась на спинку стула.

— Да ради бога, только, радость моя, не похоже, чтобы лифчик 75С вам подошел. И если ваши помощники случайно застигнут вас в красных кружевных трусиках, боюсь, вам долго придется отмываться.

Дэн стиснул зубы, чтобы не застонать от неожиданно пронзившего его желания. Элизабет нарисовала себя в очень эротическом виде.

Она отвела глаза от его распаленного взгляда и мягко спросила:

— Что дальше?

Вопрос со значением. То, что уже готово было сорваться с языка, противоречило всем доводам разума. Кляня себя за то, что позволил сексу отвлечь его от работы, Дэн понимал, что где-то это была просто самозащита. Ему не хотелось разбираться с тем, что будет дальше. Он вырос в Стилл-Крик, знал каждого из трех тысяч местных жителей в лицо, если не по имени, и не хотел, чтобы кто-либо из них оказался причастен к убийству. В Стилл-Крик убийств не было. Он встал из-за стола.

— Теперь, мисс Лиззи, можете идти домой. Элизабет недоверчиво прищурилась.

— Прямо сейчас?

— Только не уезжайте надолго из города.

Сделав недовольную гримаску, она поднялась.

В дверь громко постучали, и в кабинет заглянула Лоррен.

— Дэн, Эми только что позвонила из рочестерского аэропорта.

— Эми, — упавшим голосом повторил он. — Черт, я совсем забыл. Он шумно вздохнул, запустил пальцы в волосы, морщась от досады. — Я не могу сейчас уехать. Пошлите Кении встретить ее.

Лоррен неодобрительно сжала бесцветные губы в ниточку, ничего не сказала и ретировалась.

— Любовь крутите, шериф? — съязвила Элизабет, вешая на плечо сумку и фотоаппарат. — Ай-яй-яй, что подумают налогоплательщики?

Он мрачно посмотрел на нее.

— Эми моя дочь.

Девочка с косичками… Почему-то Элизабет не хотелось думать о Янсене в роли отца. От этого он казался слишком… человеком. Ей не хотелось думать о нем, как об отце-одиночке, потому что тогда оказалось бы, что у нее есть с ним что-то общее, а это скорее опасно, чем хорошо.

— Увидимся, ковбой. — Она остановилась, взялась за ручку двери и насмешливо улыбнулась. — Пока я здесь, не сделаете заявление для городской газеты?

— Могу, но вы такое не напечатаете.

— Кто, как вы считаете, мог убить его?

— На этот счет у меня много мыслей, мисс Стюарт. — Он приложил два пальца к виску. — Только, пожалуй, я лучше оставлю их при себе.

— Смотрите не потеряйте, радость моя. Дэн проводил ее взглядом, даже не заметив, что последнее слово осталось за ней.

ГЛАВА 6

Элизабет прошла по комнатам и аккуратно, не пропустив ни одной, включила все лампы. Ей хотелось залить дом ярким светом, прогнать ютящиеся в углах зловещие тени. Фонарь на заднем крыльце осветил древний холодильный шкаф с выдвижными ящиками и груду набитых всякой всячиной картонных коробок на нем и вокруг, на давно не крашенном дощатом полу. Надо наконец собраться и заняться ими — так и стоят с самого переезда. Кухонный неоновый светильник — яркий представитель нелепого стиля семидесятых — являл взору просторную комнату, оклеенную уже отстающими от стен желто-оранжевыми обоями в апельсинах, бананах и яблоках. Полки и шкафы с болтающимися на одной петле или вовсе отсутствующими дверцами были выкрашены в жизнеутверждающий цвет свежего дерьма.

Сама кухня, казалось, недавно подверглась разгрому. На покрытом изрезанной клеенкой столе стояло штук шесть открытых коробок с кукурузными хлопьями. Утром Трейс забыл убрать в холодильник молоко, и, простояв полсуток на жаре, пакет источал сладковато-кислую вонь. Грязная посуда громоздилась в мойке из нержавейки, которую какой-то хозяйственный гений задвинул в самый угол, не оставив места даже для узенького прилавка. На старом черно-оранжевом линолеуме тут и там зияли прорехи. У обеденного стола примостилась куча стоптанных разномастных кроссовок большого размера.

— Клянусь честью, мне пора сменить горничную. Элизабет смущенно оглянулась на привезшего ее домой Марка Кауфмана, но тот, как оказалось, поправлял пробор перед старым хромированным тостером. Застигнутый врасплох, он резко выпрямился и покраснел. У него вырвался нервный смешок, как будто Элизабет пошутила с ним на языке, которого он не понимает. Все с ним ясно: мальчик встретил первую большую любовь…

— Спасибо, что проводили меня, мистер Кауфман. Вам, должно быть, тоже не терпится поскорее оказаться дома. Уже ночь, и ваша жена, наверное, беспокоится.

— Что вы, я не женат, — торопливо заверил он с горящими надеждой глазами.

Элизабет взяла со стола рукавицу-прихватку, задумчиво провела ею по щеке.

— Вы серьезно? — Она надеялась, что смогла удивиться достаточно натурально, чтобы он поверил. — Нет, как хотите, не могу поверить, что на вас до сих пор не положила глаз какая-нибудь милая девочка.

От такого комплимента Кауфман просто просиял.

— Если б я не завязала с мужчинами… — нарочно не кончив фразу, сокрушенно покачала головой она. Оптимизм улетучился из помощника шерифа, как воздух из воздушного шарика. Он даже как-то съежился и стал меньше ростом.

Потом вспомнил о своей главной обязанности защитника слабых, оглядел кухню расширенными глазами, будто вдруг вышел из транса и только что заметил, какой здесь хаос. Он уже понял, что ему делать.

— Гм… хотите, я осмотрю весь дом? Простите, но я заметил, что, когда мы приехали, дверь не была заперта.

— Дорогой мой, по-моему, если в таком доме вообще есть двери, мне крупно повезло.

Те крохи, что остались у нее, когда адвокаты Брока после развода ободрали ее как липку, ушли на покупку

«Клэрион» — правда, она отложила еще на колледж для Трейса. Ферма Дрю, как это ни грустно, оказалась лучшим, что она смогла себе позволить.

— Тут просто нужен небольшой ремонт, — дипломатично заметил Кауфман.

— Вот и агент по недвижимости тоже так говорил, — вздохнула Элизабет, с гримасой отвращения вводя его в гостиную, где ощутимо пахло дохлыми мышами. — Я начинаю понимать, что вы тут все слишком хорошо умеете недоговаривать.

Она провела помощника шерифа по обоим этажам дома, закончив экскурсию в подвале. Там, насколько она понимала, мог запросто спрятаться любой желающий, и даже не один. Обход не выявил ничего, разве только лишний раз доказал, что как хозяйка она никуда не годится. В шкафах никто не прятался. Дом был абсолютно пуст, никаких следов убийцы. И Трейса тоже.

Забирая одежду, которую Янсен велел конфисковать как вещественное доказательство, бедняга Кауфман покраснел по самую маковку. Не зная, куда девать глаза, он вытащил из ведра с кухонными очистками кружевные трусики и бюстгальтер и поспешно сунул в коричневый бумажный пакет.

— Вы уверены, что одной вам будет спокойно? — спросил он, глядя на Элизабет преданными собачьими глазами и озабоченно хмурясь. — Хотите, я позвоню жене моего брата? Она приедет и побудет с вами. Она служила в армии.

Элизабет вымученно улыбнулась:

— Спасибо, не стоит. Вот-вот придет домой мой сын. Все будет в порядке.

Марк кашлянул, переступил с ноги на ногу.

— Мы будем ездить по шоссе мимо вас всю ночь, так что, если услышите шум машины, не пугайтесь. Я бы прислал сюда кого-нибудь подежурить на ночь, но у нас маловато народу…

— Понимаю. Честно, со мной все будет хорошо. Кауфман как будто расстроился, что она не стала упрашивать его остаться и защитить ее. Элизабет едва не рассмеялась вслух. Кауфман вежливо склонил голову, и при тусклом свете фонаря над крыльцом она увидела, что он опять краснеет.

— Мне было очень приятно с вами познакомиться. Она прикусила губу. Боже милостивый, что с нею творится? Просто какой-то театр абсурда, а не жизнь: вечером нашла изувеченный труп, ночь провела в участке и вот под утро обменивается любезностями с представителем закона. Хоть бы больше ничего интересного не произошло.

Стоя у окна в кухне, она смотрела вслед джипу Кауфмана. На самом деле он милый; уж во всяком случае, добрее своего шефа, размышляла Элизабет, глядя на удаляющиеся огоньки задних фар. Дэн Янсен и не подумал побеспокоиться, как она тут одна, тем более — приехать и убедиться, что ей ничто не угрожает. Хам высокомерный.

Тишина пустого дома обрушилась на нее внезапно, как стук двери. Она была одна, и ее дом меньше всего был похож на дом — обжитой, надежный и уютный.

Одна… У нее вдруг заныло под ложечкой. Ее никогда особо не пугало одиночество. Она жила одна, если не физически, то эмоционально, почти всю жизнь, постепенно свыкаясь с тем, что все, чего когда-либо хотела, оказывалось совершенно недостижимым. А хотелось ей, сколько она себя помнила, быть важной для кого-нибудь, любимой, нужной. Но, видно, не судьба.

Отец замкнулся в своей тоске по умершей жене, совсем забыв про Элизабет и находя утешение только в бутылке виски. Для него она была не более чем лишним багажом, который надо тащить за собой с фермы на ферму в поисках работы и жилья на время до следующего большого запоя. В семнадцать лет она влюбилась без памяти в Бобби Ли Брилэнда, бронзового призера по метанию лассо на родео в западном Техасе, зеленоглазого паршивца с белозубой улыбкой и такой бездной обаяния, на которую порядочный человек просто не способен; и стала светом его очей… на целых полгода. Их брак выдержал интрижки Бобби с мисс Лучшей Наездницей Техаса и Королевой Скачек с Препятствиями только благодаря неколебимому убеждению Элизабет, что у Трейса должен быть отец. Но роман Бобби с победительницей праздничного забега Дней Гремучей Змеи истощил ее терпение, и дальше она двинулась по жизни одна — девятнадцатилетняя, с грудным ребенком, без друзей и особых надежд.

Кажется, история повторяется, подумала Элизабет, возвращаясь из прошлого в настоящее и оглядывая свою удручающе неприбранную кухню. Брок ее обманул, ей пришлось уехать, и вот она здесь, в городе, где у нее всего одна знакомая душа, с сыном, который стал ей совсем чужим, и с весьма неопределенным будущим.

Глаза защипало от слез. Чтобы не заплакать, она посмотрела вверх, и взгляд ее остановился на висящих на стене часах. Ровно час ночи. Трейс уже два часа как должен быть дома! Черт возьми, неужели хотя бы сегодня он не мог вернуться вовремя? Человеку перерезали горло всего в миле отсюда! Материнский инстинкт работал безупречно: от страха за родное дитя горло Элизабет сжала судорога.

Убийца наверняка бродил где-то рядом, когда она нашла тело. Да, точно: она чувствовала, что кто-то за ней следит, чувствовала разлитое в воздухе зло. Может, он прятался там, за деревьями, поджидая следующую жертву. А Трейс на своем велосипеде едет по ночному пустому шоссе совсем один!

Она повернулась к окну, до боли в глазах вглядываясь в темноту, но не увидела ничего, кроме собственного отражения. И снова то же чувство — за нею следят, и что-то зловещее и опасное густым маревом висит в воздухе, проникает сквозь оконное стекло, шарит по шее костлявыми .пальцами, бросает в дрожь. На западе черное небо расколола пополам молния, и как дальняя канонада пророкотал гром.

Что-то в воздухе. Тяжелое и недоброе.

Элизабет зябко обхватила себя руками, дрожа от собственной беспомощности.

Хлопнула входная дверь, и ее стук прозвучал в ночи как выстрел. Элизабет метнулась от окна к шкафу, ругая себя, что раньше не сообразила достать украденный из коллекции Брока пистолет, и наугад схватила что-то с полки. Это был большой мясной нож с засохшей на лезвии пленкой соуса, лежавший здесь с утра. Сжимая нож в трясущейся руке, она выставила его перед собою ровно в тот момент, как кухонная дверь распахнулась, и вошел Трейс.

— Черт, — процедил он, не сводя глаз с блестящей под лампой стали, — я, конечно, ждал выволочки, но это уже перебор. Я всего на два часа задержался.

Элизабет шумно выдохнула, чувствуя, как с воздухом уходят последние силы. Необходимость защищать свою жизнь отпала, и адреналин, только что бурливший в крови, весь куда-то делся. Она была теперь настолько слабой, что боялась упасть. Колени подгибались, пульс зашелся под сто ударов в минуту от облегчения и пережитого

Ужаса.

— Ты меня до смерти напугал! — напустилась она на сына. — Сегодня ночью в миле отсюда убили человека.

Трейс только моргнул. По его лицу никогда нельзя было догадаться, что он чувствует; еще мальчиком он усвоил одно только выражение — серьезное и отстраненное. От отца он не взял практически ничего, все от нее — коротко стриженные темные волосы, продолговатое лицо с волевым, упрямым подбородком и гладкими, чуть впалыми щеками, прямой короткий нос. Даже рот был точь-в-точь как у нее: четко очерченный, чувственный — с каждым годом все более чувственный. Ей, матери, пожалуй, даже неловко смотреть на него такими глазами… Элизабет не уставала благодарить бога за то, что Трейс, в отличие от своего папаши, пока не проявлял повышенного интереса к полногрудым и смазливым особям женского пола, потому что иначе от них точно не было бы отбою.

Серо-зеленые глаза Трейса спокойно смотрели на нее сквозь стекла больших круглых очков а-ля Бадди Холли.

— Я его не убивал, — заметил он, переведя взгляд на нож в ее руке. — А ты?

Элизабет отложила нож и стала растирать ледяные от страха пальцы. Страх, парализовавший ее в тот миг, когда открылась дверь, отступил. Элизабет, чтобы перестать думать об убийстве, приступила к исполнению родительского долга.

— В одиннадцать ты уже должен был быть дома. Чем ты занимался так долго?

— Ничем, — пряча глаза, промямлил сын, независимо повел широким плечом и сунул кулаки в карманы потертых джинсов. Он уже сантиметров на пять перерос довольно высокую Элизабет и заметно раздался в кости за последний год. Пожалуй, к осени ему станут тесны все рубашки; та белая футболка, что на нем, плотно обтягивала плечи и едва доставала до пояса. Трейс бесшумно переминался с ноги на ногу, понимая, что мать ждет более подробного ответа.

— Просто тусовался, и все, — наконец выдавил он.

— Где?

— В городе.

— С кем?

— Ни с кем! — взорвался он, бросив на нее злой взгляд исподлобья. — Это что, опять допрос с пристрастием? Ну давай, поставь меня под прожектор, вытяни дубинкой пару раз! Ничего я не делал!

Элизабет прикусила язык, скрестила руки на груди, едва удерживаясь, чтобы не схватить его за плечи и не тряхнуть хорошенько. Трейс врал. Правда, в отличие от своего папеньки, врать он совершенно не умел — ни в детстве, когда перед ужином таскал с кухни печенье, ни подростком, за которым водились грехи посерьезней, чем испорченный перед ужином аппетит. От врожденной ли честности или по неумению, но лжецом он был никудышным. Ложь висела на нем, как дешевый пиджак, и сейчас ему явно было неуютно.

Она не собиралась обличать его; в Атланте подростковый психолог как раз говорил, что без взаимного доверия выстроить отношения невозможно.

— Ничего не делать можно было и дома, — мягко заметила она.

— Конечно, здесь ведь так классно, прямо пятизвездочный отель, — фыркнул Трейс. — Обожаю валяться в своей конуре, пялиться на эти облупленные стены, нюхать, как гниют под полом дохлые мыши. Весело, просто обхохочешься.

Элизабет со вздохом шагнула к нему, погладила по плечу.

— Родной мой, я знаю, тебе надоело…

— Ничего ты не знаешь! — взорвался он, как бомба. От него исходили физически ощутимые волны неприязни, он вдруг стал больше, взрослее, он нависал над нею, заслоняя плечами лампу, сжимая кулаки, и на его голых руках резко выступали мышцы. Глаза за стеклами очков метали злые молнии.

На мгновение Элизабет показалось, что сейчас он ударит ее, и от этой мысли ее охватила тошнотворная слабость. Трейс никогда не поднимал на нее руку, он и голос редко повышал, даже когда был совсем маленьким. Правда, гормональные бури переходного возраста всех делают неуправляемыми. И еще кокаин… Нет, сейчас он вряд ли снова нюхает — никаких признаков нет, да и денег у него совсем нет. Пожалуй, и к лучшему, что они разорены: по крайней мере, средства не позволят Трейсу нажить те же неприятности, что и в Атланте.

Он справился со взрывом эмоций, отвернулся от Элизабет, с размаху захлопнул дверцу шкафа, но та отлетела обратно и будто в насмешку повисла, качаясь, на одной петле. Тогда он наотмашь ударил по ней еще и еще, но с тем же результатом, выругался и пнул дверцу ногой.

— Ненавижу этот дом!

Опершись ладонями о стол, он стоял спиной к ней, опустив голову и тяжело дыша. Плечи его ходили ходуном. Элизабет захлестнула волна бессильного отчаяния. Для себя и сына она хотела совсем не этого; даже когда стало ясно, что от Брока после развода не дождаться и дырки от бублика, начало новой жизни представлялось ей более радужным.

В мыслях все выходило просто чудесно; маленький городок в Миннесоте, собственный бизнес, совместная работа со старой университетской подругой. Деревянный дом, где они с Трейсом будут коротать тихие вечера и заново узнавать друг друга, сидеть на крыльце и смотреть, как заходит солнце. На деле жизнь обрушивала на них удар за ударом и останавливаться пока не собиралась.

Силы совсем оставили Элизабет, и ей нестерпимо захотелось коснуться своего ребенка. Теперь он был уже почти мужчиной, но она видела его пятилетним мальчиком с большими грустными глазами за стеклами слишком тяжелых для детского личика очков. Господи, когда он успел так вырасти, беспомощно удивилась она, кладя ладонь ему на спину. Под тонкой футболкой бугрились мышцы, окаменевшие от ее прикосновения.

— Родной мой, я понимаю, сейчас нам с тобой несладко, — мягко начала она, осторожными круговыми движениями гладя сына по спине, как в детстве, чтобы успокоить его. Он хрипло, невесело усмехнулся и помотал головой.

— Все наладится, — продолжала она, не зная, кого убеждает — себя или его, — вот увидишь. Надо только немного потерпеть.

— Да уж. — Он стряхнул ее руку, шутовски улыбаясь и яростно моргая, чтобы прогнать слезы, и это поразило ее больнее, чем любые грубые слова. — Наладится после дождичка в четверг. Ладно, я пошел спать.

Хлопнула дверь. Элизабет так и осталась стоять одна посреди кухни, вспоминая ночь, когда сказала Бобби Ли, что уходит от него.

Она стояла посреди кухни под лампой дневного света. Ее душил запах подгоревшего бекона и туалетной воды «Аква Вельва», и в животе противно ныло от волнения. Трейс сидел у нее на руках, мусоля печенье, с испуганными, полными слез глазами — и у нее, видимо, были такие же. На ней был ее лучший ковбойский наряд — специально для Бобби Ли, чтобы прочувствовал, что он теряет, — джинсы в обтяжку, туже, чем шкурка на колбасе, приталенная ярко-желтая рубашка с черной вышивкой, буфами и широкими манжетами, широкий кожаный ремень с огромной серебряной пряжкой, чтобы подчеркнуть невозможно тонкую талию, и тщательно начищенные, сияющие сапоги от Тони Лама на скошенных каблучках. Она знала, что своим внешним видом способна свести с ума любого, но все-таки ей было всего девятнадцать, и она умирала от страха.

Она стояла посреди кухни и говорила Бобби Ли Брилэнду, что сыта по горло его похождениями, что сию минуту забирает с собой сына и уходит навсегда, если только он не придумает что-нибудь немедленно.

Гудел холодильник, Бобби Ли стоял у двери с бутылкой пива, в расстегнутой до пупа красной рубахе, в новых синих джинсах «Рэнглер», плотно облегавших его причиндалы, похожий на плохого парня с рекламного плаката родео: соломенные волосы падают на лоб, изумрудно-зеленые глаза в упор смотрят на нее, бронзовая грудь и плоский живот блестят от пота. Ей никогда не забыть, что он сказал, когда, лениво оттолкнувшись от дверного косяка, прошел мимо нее к выходу, по пути захватив со стола черную широкополую шляпу.

— Ты точно уйдешь до девяти? У меня свидание с Си Си Бодин.

И вышел во двор, а она осталась стоять, чувствуя себя так, будто все люди на Земле вымерли, и теперь она совсем одна.

В точности как сейчас.

Комната Трейса была не лучше, чем остальные комнаты в доме. Из окна открывался вид на болотистый луг, где паслись коровы. Чтобы рама не падала вниз, приходилось подпирать ее палкой от щетки: веревка подъемного блока давно порвалась. Комары и мошки набивались в комнату сквозь прореху в москитной сетке и тучами вились вокруг лампочки под потрескавшимся, сто лет не беленным потолком. Со стен кусками отваливалась желтая краска. Какой-то недоумок, раньше живший в этой дыре, как видно, сходил с ума от скуки и часами выцарапывал ножичком на дощатом полу всякую похабщину.

Кугар — чемпион. А. Д.

Дж. Л. Джо сосет у Кэрри.

Трахни Тину Одегард. Сучья жизнь.

Трейс врубил стерео и под хриплые вопли Эксла Роуза о любви и боли плюхнулся животом вниз на незастеленную кровать. Его взгляд упал на плоды чужих раздумий. Сучья жизнь. Что верно, то верно.

Он ненавидел Стилл-Крик, ненавидел его улицы, его запахи — все ненавидел. Его бесили сектанты в идиотских широкополых шляпах, разъезжающие повсюду на своих идиотских повозках; бесили люди на улицах и продавцы за прилавками. Норвежцы тупоголовые. Пялятся на него, будто он с луны свалился, и ржут за его спиной над его выговором.

Что они думают о нем, он знает. Белая кость, паршивый южанин — вот что они думают. Он слышал, какие сплетни они распускают о маме. Все считают ее шлюхой только потому, что она красивая. Только потому, что сукин сын Брок Стюарт развелся с нею.

Там, в Атланте, над ними никто не смеялся. Они жили в шикарной квартире в Стюарт-Тауэр, и у Трейса один платяной шкаф был просторней, чем эта так называемая спальня. У него была целая стена книжных полок, большой письменный стол, собственный компьютер. В Атланте фамилия Стюарт означала деньги и власть. А в Стилл-Крик не значит ничего, кроме того, что они здесь чужие.

Злоба кипела в нем, грызла кишки, и он перевернулся на спину, не зная, как с ней справиться. Он чувствовал, как она разгорается с каждым днем все сильнее, выжигает все внутри, поднимается к самому горлу, и иногда хотелось наплевать на все и взорваться, заорать, порушить все вокруг, но он обуздывал себя, как привык с детства. Совсем необязательно показывать людям, что ты чувствуешь. В девяноста случаях из ста это обернется против тебя. Лучше все скрывать.

Как в тот раз, когда эта старая свинья Джарвис не взял его на работу в «Тихую заводь», подумал Трейс, доставая из ящика прикроватной тумбочки украденную в магазине пачку «Мальборо». Приподнявшись на локте, он вытянул сигарету, закурил и повалился обратно, глядя на выпущенное в потолок облако дыма. Джарвис посмеялся над ним, разговаривал как с малым ребенком, посоветовал бежать Домой к мамочке. Тогда гнев бурлил в нем как крутой кипяток; хотелось только размахнуться, вмазать по мерзкой Жирной харе и бить, пока она не превратится в кровавое Месиво, но он не подал виду. Он бровью не повел, только вскинул голову и молча смерил взглядом эту бригаду кретинов, которые гоготали над ним, сидя в кузове старого пикапа с чашками кофе в руках. Он ушел молча, как полагается мужчине.

Не заводись, расслабься. Так говорил Керни Фокс. Керни Фокс, единственный из всех в этом дерьмовом городишке, кто отнесся к нему по-человечески. Не заводись, расслабься. Такой у него теперь девиз. Он произнес это вслух, прислушиваясь к звучанию слов, затем глубоко затянулся сигаретой и выдохнул в засиженный мухами потолок еще одно облако дыма.

Ему пока не всегда удавалось держать себя в руках и не заводиться, но он над этим работал. Иногда он чувствовал, что вот-вот сорвется, что злоба на сломавшую ему жизнь несправедливость вырвется наружу, и становилось даже страшно, что он ничего не может с собой поделать, но большую часть времени он держался, как и положено мужчине. Он не подавал виду, а это важно. Правда, порой до чертиков хотелось втянуть носом белый порошок кокаина и забыть обо всем, но с кокаином покончено. Он делает человека слабым, а быть слабым Трейс не собирался больше никогда.

А в полумиле на север Дэн стоял на крыльце своего дома с бутылкой пива в руках и смотрел в сторону фермы Дрю. Усталость ныла в каждой клеточке тела, травмированное колено щемило все сильней. Грозу опять сносило ветром к западу; в отдалении ворчал гром, но, видно, дождь собирался пройти стороной, как и два часа назад, когда уже сверкали молнии и падали первые капли ливня, который смыл бы все следы преступления, но передумал и умчался дальше, к Висконсину, даже не прибив пыль.

Запрокинув голову, Дэн глотнул из бутылки. Холодная струйка потекла в охрипшее от крика и приказов горло. Сколько сегодня пришлось орать — на помощников, на журналистов… Пожалуй, гром был очень к месту: нагнетал тревогу.

На стройке они проторчали до часу ночи. Агент криминального бюро Игер еще прочесывал площадку в поисках новых улик, ропща вполголоса, что «Тихая заводь» строится посреди охотничьих угодий фазанов и популяции будет нанесен чудовищный урон, когда Дэн уехал домой, к Эми и миссис Регине Крэнстон, которая должна была стряпать, убирать в доме и создавать уют те три недели, что дочка проживет у него. Тело Джарвиса отвезли в похоронную контору Дэвидсона. Его «Линкольн» отбуксировали на свалку к Билли Уотермену, куда свозили отходы со всего округа Тайлер. Мобильная лаборатория отбыла в Сент-Пол, прихватив с собой найденные вещественные доказательства.

Суета на месте преступления улеглась, но настоящая работа только начиналась. Приехав домой, Дэн собирался поспать часок, а потом вернуться в участок и приступить к расследованию. Да нет, все это полная чушь. Что он вообще знает о расследовании убийств? Только то, что прочел в учебниках по криминалистике… За все время, что он был шерифом, самым серьезным случаем было, когда Тильман Амштутц побил жену за то, что та выпила на празднике слишком много мятного шнапса. В ответ Вера огрела мужа по голове кольцом замороженной кровяной колбасы, и он получил сотрясение мозга.

Еще в округе Тайлер время от времени случались пьяные потасовки в баре «Красный петух», да в бедных кварталах, бывало, доходило до битья посуды при семейных ссорах, но по большей части жители Стилл-Крик отличались врожденной законопослушностью и любовью к порядку. Теперь размеренной и спокойной жизни пришел конец, и именно ему, шерифу, придется держать за это ответ.

Дэн Янсен. Местный герой. Капитан кугарской футбольной команды. Первый нападающий кугарской баскетбольной команды. Единственный уроженец Стилл-Крик, которого показывали по национальному телевидению. Трисси говорила, что он хочет вернуться потому, что в Стилл-Крик всегда будет героем, не прикладывая никаких усилий: памяти о былой спортивной славе, сильных руках и быстрых ногах хватит ему до конца жизни.

Не правда. Он вернулся, потому что здесь его дом, потому что ему нужно было спокойное, знакомое место после того, как его карьера пошла прахом. В Лос-Анджелесе он был Дэном Янсеном, первым нападающим рейдеров. А потом случилась беда с коленом, и в мгновение ока он стал никем. Прожектора ослепили его и погасли, и он остался бродить в темноте и ощупью искать что-нибудь, кого-нибудь, кто сказал бы ему, кто он есть теперь, когда футболку с номером восемьдесят восемь носит другой игрок — с сильными руками, убежденный в собственном бессмертии.

Трисси гораздо больше обескуражила утрата статуса жены известного игрока, чем то, что Дэн не мог ходить из-за травмы колена. Она утешалась мыслями о том, что он пойдет в спортивные комментаторы, и на телевидении станет звездой еще ярче, чем в футболе. Когда он сказал ей, что хочет вернуться в Миннесоту, она буквально рассмеялась ему в лицо. Дэн был ее шансом вырваться из Стилл-Крик; возвращаться туда она не собиралась и ясно дала ему понять, что вышла замуж за номер на футболке, а не за человека, который ее носил.

Итак, он вернулся один, поверженным героем; постепенно сделал новую карьеру, выстроил жизнь заново, аккуратно расставив все ее составляющие порознь, чтобы, потеряв что-то одно, не потерять все, и запретив себе увлекаться жизнью, чтобы не потеряться в ней. Результатом он остался доволен.

Он был хорошим шерифом. Каковы бы ни были причины, по которым люди проголосовали за него, сейчас они точно знали, за что платят налоги. Он твердой рукой управлял округом, свел преступность до минимума. Так было до сегодняшней ночи, а теперь начиналась проверка. Теперь придется доказывать, что он занял эту должность не только потому, что когда-то умел быстро бегать и не сводить глаз с меча.

Он докажет, и нечего сомневаться. Он поймает убийцу. Он победит, потому что побеждать умел всегда. Он не вынесет поражения. Как, впрочем, и добрые граждане Стилл-Крик.

Он правильно вызвал специалистов из криминального бюро. Парни из лаборатории исползали стройку вдоль и поперек, как муравьи; нашли все мыслимые отпечатки пальцев, сняли все на фото-и видеопленку, сделали гипсовые слепки следов шин, измерили пятна крови и с каждого наскребли образец в отдельный пакетик. Они пропылесосили «Линкольн» Джарвиса и просеяли весь мусор в поисках мелких улик. Их работоспособностью можно было только восхищаться, подумал Дэн, делая большой глоток пива. Правда, он предпочел бы восхищаться ими не у себя в округе.

Завтра тело перевезут в центральный судебный морг в Миннеаполисе, где патологоанатомы установят причину смерти. Не то чтобы это нельзя было определить на месте, но Док Трумэн, судмедэксперт округа Тайлер, был раньше обычным практикующим врачом. Он и теперь выезжал по вызовам на дом в своем старом «Бьюике» пятьдесят седьмого года выпуска. Ни инструментария, ни желания проводить вскрытие для расследования убийства у него не было. Разумеется, по долгу службы и просто для приличия он будет сопровождать тело из погребальной конторы Дэвидсона в Миннеаполис, будет присутствовать при вскрытии, но, как он сказал Дэну перед отъездом, хочет ограничиться ролью свидетеля.

Свидетель… Дэн как наяву увидел Элизабет Стюарт, бледную, дрожащую, с блестящими от слез глазами, когда она заново переживала тот ужас, что испытала, найдя труп Джарвиса. Проклятье! Ведь тогда, в кабинете, ему захотелось обнять ее, утешить. Он выплеснул в траву остатки пива, поставил пустую бутылку на перила, всмотрелся в ночь. От фермы Дрю его дом отделяло только пастбище и редкая рощица. Безусловно, слабая и беззащитная Элизабет для него куда опасней, чем вызывающе красивая. С физическими желаниями он как-нибудь справится, секс можно отложить на потом, а беззащитность — совсем другое дело. Ранимость и нежность, хуже не придумаешь. Но о таких вещах ему вообще не хотелось думать, потому что он предпочитал верить своему первому впечатлению от Элизабет. Кошка, которая гуляет сама по себе. Такую утешать и в голову не придет.

— Папочка?

Дэн машинально обернулся, будто его называли папочкой каждый день. На самом деле это выпадало ему всего несколько раз в год, когда Эми приезжала в гости, а в остальное время — только по телефону. Дочка стояла у двери в огромной, до колен футболке «Лос-Анджелес Рейдерз». Длинные каштановые волосы в беспорядке рассыпались по плечам. Она сонно моргнула, вышла на крыльцо и прильнула к нему так привычно, как если бы делала это каждый вечер. Дэн обнял ее, прижался щекой к теплой макушке, вдыхая запах земляничного шампуня и туалетной воды «Кукай».

— Ты что это бродишь? — тихо спросил он. — Тебе давно пора спать, котенок.

Эми улыбнулась ему так, как будто он был старым маразматиком.

— Папочка, мне уже пятнадцать лет.

— Ничего подобного, — проворчал Дэн. — Не больше десяти. Недели не прошло с тех пор, как ты срыгивала мне на рубашку молочную смесь.

— Фу! — Эми притворилась оскорбленной, но не выдержала и рассмеялась. — И потом, я еще живу по калифорнийскому времени, — примирительно напомнила она.

Дэн промычал что-то в ответ. Ему не хотелось думать о том, что его дочка живет на другом конце страны с матерью и ее мужем, занявшим его место.

Через шесть месяцев после развода Трисси подписала брачный контракт с первым полузащитником. У него было твердое намерение стать вторым Джоном Мэдденом и целы оба колена. Дэн твердил себе, что с уходом Трисси потерял немного, просто он не любит проигрывать. Пожалуй, его не сильно задело и то, что при разводе она обобрала его до нитки. Одного он не мог простить бывшей жене: она отняла у него дочь.

Он еще раз взглянул на Эми, и ему стало страшно. Теперь он сам видел, что она уже не та маленькая девочка, которую он помнил. С последней встречи она вытянулась

Сантиметров на пятнадцать, и милая пухлость исчезла, уступив место грациозной угловатости будущей топ-модели. Она находилась где-то на полпути от девчушки к женщине: ее щеки, раньше круглые, стали чуть впалыми, и овал лица удлинился, но детские веснушки на курносом носике еще не исчезли.

Так много времени потеряно. Годы пролетели мимо, оставив ему лишь горстку воспоминаний о малышке с косичками, которая повсюду таскала с собой ободранного тряпичного кролика. Он так мало пробыл отцом маленькой девочки, что теперь понятия не имел, как обращаться с дочерью-подростком.

Он сделал строгое лицо, разыгрывая праведное негодование.

— Дома ты тоже не спишь до трех часов ночи? И мама позволяет?

— А еще я брею ноги, — кокетливо ответила она, вдруг став очень похожей на Трисси. — И хожу на свидания с мальчиками.

Дэн содрогнулся от неподдельного ужаса и покачал головой:

— Вот оно как. Все, завтра же отправлю тебя в монастырь.

— Мы ведь не католики.

— Ничего, за вознаграждение они принимают всех. Свидания… боже, к этому он не готов. Его дочка еще не доросла до свиданий. Или он еще не так стар, чтобы иметь взрослую дочь? Он совсем не ощущал себя старым — до сих пор, но сейчас, стоя глубокой ночью рядом с ней, вдруг почувствовал, что очень стар и скоро умрет.

— Сегодня вечером правда кого-то убили? — раздался в темноте тихий, немного испуганный голосок Эми.

— Да, — пробормотал Дэн. — Правда.

Она вздрогнула, крепче обняла его, прижалась щекой к груди.

— Не думала, что когда-нибудь здесь может такое случиться.

Дэн вглядывался поверх ее головы в темную стену деревьев за лугом. Где-то дальше, за деревьями, «Тихая заводь» и ферма Дрю. В воздухе чувствовалась какая-то давящая тяжесть, гром рокотал чуть ближе, чем раньше. По небу шарили костлявые пальцы молний.

— И я не думал, милая, — прошептал он.

— Ты знаешь, кто его убил?

— Нет, но я выясню. — Он ласково взял ее за подбородок. — Сразу после того, как уложу тебя баиньки. Так значится в моем списке неотложных дел.

Эми возмущенно закатила глаза.

— Пап, я уже слишком большая, чтобы меня укладывали спать.

— Да ну? — Подбоченившись, он шагнул к ней, и она попятилась. — То есть ты считаешь, я слишком стар, чтобы отнести тебя наверх?

— Нет, нет, — возразила она, смущенно хихикнув, и отступила к двери, выставив перед собой ладошки. — Не надо.

Этот ритуал они придумали, когда Эми исполнилось десять, и она решила, что окончательно переросла вечер-, ние путешествия на папиной спине. По убеждению Дэна, почти все отцы и дочери изобретали нечто похожее — должны же быть какие-то традиции отхода ко сну. Когда-нибудь Эми действительно станет для этого слишком взрослой, но, черт побери, все-таки не сегодня. И без того привычная жизнь рушилась под натиском перемен; не хватало еще, чтобы дочка вдруг выросла в одну ночь.

Не спуская глаз с Эми, он отрезал ей путь к двери и принял боевую стойку, подавшись вперед и расставив руки, чтобы поймать ее. Он вспомнил свое футбольное прошлое, старые навыки вернулись, и на секунду он почувствовал себя быстрым и сильным, как в том матче, когда Кении Стэблер пасовал ему мяч за мячом без перерыва.

— Папа, я серьезно, — строго сказала Эми. — Я выросла. Я слишком тяжелая.

— Вот как, — угрожающе протянул Дэн. Она хотела проскочить мимо, но он метнулся влево, затем вправо и схватил ее. Эми протестующе вопила, но он подхватил ее на руки, так что ее длинные волосы и длинные ноги взлетели в воздух одновременно, и прижал к

Груди. Они оба умирали со смеху, когда в дверях появилась вооруженная бейсбольной битой миссис Крэнстон. Ее седые волосы были накручены на шипастые розовые бигуди, лицо блестело от ночного крема. Она встала в дверях с битой наперевес, маленькая, крепко сбитая шестидесятилетняя тетушка с горящими воинственным огнем маленькими черными глазками.

— Господи боже мой, шериф!

Уронив биту, она целомудренно стянула у горла вырез синего бархатного халата.

— Все в порядке, миссис Крэнстон, — заверил Дэн. Эми, красная от унижения, уткнулась носом ему в плечо. — Это наша семейная традиция. Простите, если разбудили вас.

Он боком протиснулся в дверь и пошел к лестнице, бесшумно ступая по мягкому бежевому ковру гостиной, обставленной неуклюжей тяжелой мебелью. Миссис Крэнстон подняла биту и поспешила следом, шаркая разношенными тапочками.

— Я приняла вас за убийцу, — сказала она.

— Он и есть убийца, — сквозь зубы пробурчала Эми. — Сейчас умру от стыда.

Дэн сделал вид, что не слышит.

— Приятно знать, что вы всегда готовы защитить нас, миссис Крэнстон.

Она распахнула дверь в спальню для гостей и посторонилась, прижимая биту к мощной груди.

— Во время Второй мировой войны я играла в женской команде города.

— Вооружена и опасна, — подытожил Дэн, поудобнее подхватил дочь и начал подниматься на второй этаж, бросив через плечо:

— Напомните, чтобы я назначил вас помощником шерифа.

Экономка хихикнула, потом опомнилась и возмущенно фыркнула:

— Все шутите!

Дэн полностью сосредоточился на подъеме на второй этаж. На середине лестницы колено беспощадно напомнило ему, что Кении Стэблер вот уже лет десять не играет с ним в одной команде. Резкая боль терзала остатки хряща в левом колене, и он без особого успеха старался не морщиться.

Эми поймала его взгляд, нахмурилась, сцепила пальцы у него на затылке.

— Я тебе говорила.

— Ничего ты мне не скажешь, — пропыхтел он. — Я тут старший. То есть старый.

Выбравшись на площадку второго этажа, он не удержался от стона, потому что теперь давала знать о себе старая травма спины.

— Видишь? — сказала она, одергивая майку и заправляя за ухо прядь волос, когда он поставил ее на гладкий дубовый пол. — Мы оба стары для этого.

Дэн со вздохом почесал комариный укус на шее.

— Лучше бы подбодрила чуть-чуть. Мне не часто приходится играть роль папочки.

Эми прикусила губу и посмотрела на него слишком проницательно и сочувственно. Слишком мудро для ребенка.

— Жаль, что ты совсем один, папа.

Дэна как будто ударили под дых. Перед глазами потемнело. Он нашарил рукой перила, чтобы не упасть. Ему казалось, земля уходит у него из-под ног. Эта сторона его личной жизни всегда оставалась совершенно вне его отношений с дочерью, и он даже мысли не допускал, что когда-то она заговорит с ним на такую тему.

Он криво улыбнулся:

— Да кто со мной уживется?

Эми подошла ближе, прильнула к нему, обняла за пояс и потерлась подбородком о грудь. Поднятое к нему лицо было серьезным и грустным.

— Я же уживалась, а если я могла, то и…

— Ты не считаешься. Ты мне родня, тебе так или иначе приходится со мной уживаться. — Он поцеловал дочку в лоб, взял за плечи и легонько подтолкнул к двери в спальню. — Иди спи. Ночь на дворе.

Эми с огорченным видом пошла восвояси, словно ей еще было что сказать, но она понимала, что пока не время.

— Спокойной ночи, папа, — с упреком сказала она.

— Спокойной ночи, котенок.

Он подождал в коридоре, пока не погасла тонкая полоска света под ее дверью; потом повернулся и медленно пошел вниз, глядя на развешанные в хронологическом порядке вдоль перил фотографии Эми: синеглазый младенец, годовалая малышка со ссадиной на подбородке (результат упрямого желания бежать по дорожке в парке, хотя ножки еще заплетались при ходьбе), затем школьница. Не дойдя до недавних школьных фото, он остановился и повернул назад, к последней перед их с Трисси разводом.

Эми на ней было шесть, она улыбалась, показывая маленькие молочные и только прорезавшиеся постоянные зубы. Туго заплетенные косички закручивались винтом, в глазах прыгали озорные чертики. Вскоре после этой фотографии Трисси прервала его общение с дочкой. Как ножом отрезала.

Нож… Дэн с жадностью уцепился за это слово, радуясь поводу не думать больше о своей личной жизни. Убийство должно быть раскрыто как можно скорее, так почему бы не начать прямо сейчас? Он спустился по лестнице и бесшумно выскользнул из дома, заперев за собой дверь.

ГЛАВА 7

Наступило утро — такое ясное и радостное, что Элизабет уже почти не верилось в то, что случилось накануне ночью. Почти. В открытое окно вместе с розовыми лучами солнца и свежим после дождя ветерком лились птичьи трели. Зловещая тяжесть, висевшая в воздухе, когда она стояла над трупом Джарвиса, прошла с ночной грозой.

Если б Элизабет удалось хоть ненадолго заснуть, возможно, она смогла бы убедить себя, что ей просто приснился кошмар, и не было никакого изуродованного трупа. Но она так и не заснула. Израсходовав до последней капли всю горячую воду в баке, чтобы смыть приставший к коже запах смерти, она поднялась наверх к Трейсу, выключила орущий магнитофон, укрыла сына одеялом — он уснул не раздеваясь; хотела еще выбросить окурки из задвинутой под кровать пепельницы, но передумала. Из всех форм протеста, которые он уже испробовал, курение было самой безобидной.

Она стояла в дверях и просто смотрела, как он спит. Сейчас ей было необходимо быть рядом с ним, даже если он не желал этого; ей остро, болезненно хотелось стать ближе к нему, пока пропасть между ним и ею не сделалась совсем непреодолимой. Он был ее единственным близким человеком, не считая Джея Си, тихо доживающего отпущенные ему годы в доме престарелых в Амарилло. Постоянное пьянство так ослабило его память, что он уж и не помнил, есть ли у него дочь.

А Трейс был ее, только ее ребенок. Она родила его, сама будучи почти ребенком, она лечила его ссадины и, вытирала ему слезы, когда он был маленьким. В последние несколько лет они отдалились друг от друга; точнее, их разметало вихрем светской жизни в Атланте. Но теперь они с треском свалились на землю и снова были вдвоем против всего мира. Элизабет страшно захотелось прижать Трейса к себе, крепко обнять его. Вот только непонятно, что надо сделать, чтобы он подпустил ее так близко.

Она стояла на пороге, смотрела на него через комнату, и ей становилось страшно при мысли о том, что между ними не просто полкомнаты, а настоящая нейтральная полоса, заступить за которую невозможно; затем пошла к себе, на ходу вспоминая об убийстве и реквизированной у Брока бутылке шотландского виски сорокадвухлетней выдержки. Ей казалось, что ее голова набита песком и еле держится на шее. Стоило сесть, как все вокруг медленно поплыло.

— Господи, — простонала Элизабет, когда комната совершила полный оборот; крепко зажмурилась и провела языком по зубам, морщась от мерзкого кислого вкуса во рту. — Я взываю о милосердии и даю обет больше так не поступать, но мы ведь оба знаем, что я опять его нарушу.

Где-то внизу раздавался громкий стук, и Элизабет прикинула, не накрыть ли голову подушкой, чтобы спокойно поспать пару суток. Увы, начинался новый день, и спать было уже некогда. Сегодня слухи о трагической кончине Джералда Джарвиса поползут по всему городу. Во всех магазинах, в «Чашке кофе», по телефону говорить будут только об этом. Люди захотят узнать подробности и ответы, и, поскольку ее работа как раз добывать эти подробности и печатать ответы на любые вопросы, пора, как ни грустно, вылезать из постели и продирать заплывшие глаза.

Она приставила пальцы к вискам, чтобы придержать болтающуюся голову, и, пошатываясь, встала на ноги. Стук становился все громче, и постепенно до Элизабет дошло, что это стучат кулаком в ее входную дверь. Она наступила в лужу воды, поморщилась и вспомнила, что сама оставила окно открытым, несмотря на грозу, потому что ей казалось, что только сырой ветер и запах дождя в состоянии прогнать липкий запах смерти, который чудился ей повсюду.

Жмурясь от яркого утреннего света, она тяжело оперлась о подоконник и выглянула во двор. Там, привязанная к фонарному столбу, дремала, поджав левую заднюю ногу, тощая гнедая лошадь, запряженная в крытую черную, похожую на старомодный катафалк повозку. На таких ездили амманиты. Тут снова раздался стук, заставивший Элизабет взглянуть вниз, на крыльцо.

Там стоял какой-то амманит. Должно быть, он почувствовал ее присутствие, потому что отошел на шаг от двери, посмотрел наверх и снял широкополую соломенную шляпу. Волосы у него были совсем светлые, шелковистые. Аарон Хауэр. Это он, хоть и без особой охоты, подвез ее на своей телеге до дома вчера ночью, чтобы она позвонила в полицию и заявила об убийстве.

Аарон Хауэр был высокий, сухопарый мужчина лет скорее сорока, чем тридцати, в старомодных очках без оправы, с суровым, безрадостным лицом и заросшим тонкой светлой щетиной подбородком. Он смотрел на Элизабет с Плохо скрываемым осуждением.

— Мистер Хауэр, — окликнула она, морщась от звука Утаенного сиплого голоса и от звона в ушах, растянула губы в подобие улыбки и придержала у горла вырез ночной рубашки, надеясь, что сквозь тонкий белый шелк не просвечивает ничего оскорбительного для христианских чувств Аарона. — Что вы здесь делаете в такую рань?

— Солнце встало, — заявил тот, как будто это давало ему право вытаскивать людей из кровати.

Элизабет посмотрела на восток и охнула, потому что ей в глаза будто вонзились тысячи иголок.

— Действительно, уже светает. Забавно, а я и не слыхала. Ее сарказма Хауэр не оценил. Он глядел выжидающе.

— Я пришел посмотреть вашу кухню, Элизабет Стюарт.

— Мою… что?

От попытки понять, что происходит, у нее страшно закружилась голова. Она высунулась в окно, медленно вдохнула и так же медленно выдохнула, тщетно стараясь унять ноющую боль в желудке. Она совершенно не помнила, просила ли Аарона прийти с утра, но спорить и выяснять совсем не хотелось.

— Подождите минутку, дорогой мой, — отозвалась она, не рискуя больше смотреть вниз, — я сейчас спущусь.

По пути к двери она опять наступила в лужу и стиснула зубы, чтобы не застонать в голос. Стонать было некогда: надо раскланяться с Аароном Хауэром, потом позвонить Джолин, чтобы приехала и отвезла ее в город. Потом мозолить глаза шерифу Янсену, пока он не даст официального заявления для «Клэрион».

Затаив дыхание, чтобы обмануть тошноту, Элизабет открыла шкаф, порылась и наудачу выудила джинсы и старую застиранную майку с университетской эмблемой. Надпись выцвела и почти не читалась, беспощадно напоминая, сколько времени прошло с тех пор, как она ходила по гулким коридорам университета штата Техас в Эль-Па-со. Наряд еще тот, но сейчас сойдет и такой. Вот отошлет она мистера Хауэра, вернется сюда и выберет что-нибудь умопомрачительное и дорогостоящее. Что-нибудь исключительно деловое. Что-нибудь такое, чтобы Дэна Янсена пот прошиб.

Через десять минут, когда Элизабет спустилась вниз, Аарон все так же терпеливо ждал на крыльце. Ничего, если заявился ни свет ни заря, отлично может подождать, пока она сходит в туалет и причешется.

Она прислонилась к дверному косяку: стоять без опоры было трудновато.

— Чем могу служить, мистер Хауэр?

— Аарон Хауэр, — поправил он, серьезно глядя на нее сквозь очки. Как и все его единоверцы, он говорил с сильным немецким акцентом. — Мой народ в титул не верит. Титул есть Hochmut, гордыня. Гордыня — грех.

— Правда? Боже мой, придется внести это в список моих грехов.

Аарон еле заметно вздохнул, видимо, потрясенный длиной этого воображаемого списка. Элизабет хорошо понимала, как отличается от сектанток в длинных платьях и целомудренных шляпках коробочкой, с опущенными долу глазами и тихими голосами.

— Элизабет Стюарт, я пришел на вашу кухню посмотреть.

— Вы говорили.

Элизабет запустила пальцы в волосы, помассировала голову, будто это помогло бы ей вспомнить, приглашала ли она Аарона прийти утром, но не вспомнила ничего.

Аарон поднял дверную ручку, которая отвалилась, когда он стучал в дверь, и чуть заметно улыбнулся. Улыбка преобразила его лицо, и даже в глазах что-то блеснуло.

— Я думаю, вам столяр нужен.

Элизабет громко расхохоталась. Собственно, она даже не пыталась сдержаться, хотя от смеха ее голова загудела, как большой барабан. Так, значит, сектанты тоже умеют быть дипломатами? По ее настоянию Аарон Хауэр вчера ночью зашел к ней в дом и был рядом, пока она звонила шерифу. Разумеется, он сразу понял, что дом разваливается, и решил извлечь из этого выгоду для себя.

— Милый мой, — пропела она, — что мне действительно нужно, так это динамитная шашка и большая-пребольшая страховка, но, черт возьми, ни того, ни другого я себе позволить не могу. — Вздохнув, она с непритворным сожалением развела руками. — Боюсь, по той же причине я не могу позволить себе и столяра.

Он сдвинул брови, склонил голову набок, прищурился.

— Этого вы не можете знать. Я еще не назвал мою цену.

— Если дороже, чем чашка кофе, мне это не по карману.

— Посмотрим. — Он взял с крыльца свой ящик с инструментами, распахнул сетчатую дверь. — Моя консультация стоит чашку кофе. Думаю, это вам по карману.

К ней в кухню он вошел, как к себе домой. Элизабет последовала за ним с открытым ртом, не решив, смеяться ей или сердиться.

— Дорогой мой, не губите свой талант — идите в коммивояжеры. Вас ждет блестящее будущее.

Никак не отреагировав на ее слова, Аарон поставил ящик с инструментами на стол посреди коробок с хлопьями и критическим взором окинул помещение. Вокруг царила разруха, еще более чудовищная при дневном свете, чем при электрическом. Единственное, что спасало кухню от окончательного позора, был аромат свежего кофе из стоящей на тумбе электрокофеварки. Электричества Аарон не одобрил, а кофе — дело другое.

— Вы не можете готовить в этой кухне, — заявил он. Элизабет достала из обшарпанного шкафчика с кособоко висящей дверцей две разномастные кружки.

— У меня для вас новость, Аарон. Я не могла готовить и в кухне Вольфганга Пака.

Он с подозрением взглянул на нее, сдвинув брови.

— Кто это — Вольфганг?

— Вряд ли вы знакомы. Один всемирно известный шеф-повар и ресторатор.

Аарон пожал плечами. Какое ему дело до тех, кто живет дальше чем за десять миль от общины? Разумеется, он читал в «Бюджете» новости о единоверцах, живущих в других штатах, но англичане его совершенно не заботили. Пусть сами разбираются со своими модами, войнами и прочей суетой. И ресторанов он не любил. Племянницы и племянники, правда, раз-другой за лето упрашивали его свозить их в «Молочную королеву» съесть картошки фри и мороженого, и он возил, но без всякого удовольствия. Там слишком много туристов, которые глазеют на них, показывают пальцами, щелкают фотоаппаратами, как будто амманиты — что-то вроде диковинных животных в зверинце. Он принял у Элизабет кружку с кофе, пробормотав «Danke», и с заметным трепетом поднес ко рту. Если она ведет хозяйство так же, как поддерживает порядок в доме, его ждет неприятный сюрприз… Но кофе оказался крепкий и вкусный, и после первого глотка Аарон удивленно приподнял брови.

Элизабет оскорбленно фыркнула:

— Не понимаю вашего изумления. Я лучше всех засыпаю в кофеварку молотый «Фолджерс».

— И вы варите хороший кофе, — с решительным кивком сказал он.

Она покачала головой и тихонько рассмеялась.

— Спасибо на добром слове. Может, надо было самой варить Броку кофе, — задумчиво пробормотала она, ища в куче хлама на рабочем столе сигарету и спички. — Тогда ему бы пришло в голову, что и я на что-нибудь гожусь.

— Брок?

— Мой муж… раньше.

— Вы вдова?

В ее глазах за облаком дыма блеснул злой огонек.

— Если бы, — мечтательно произнесла она. Аарон сурово смотрел на нее, явно ничего не понимая, но безотчетно чувствуя, что ему не следует и пытаться вникать в ее отношение к жизни, даже если он не понял, о чем она говорит.

— Я разведена, — объяснила Элизабет, стряхивая пепел в пенопластовый лоток с присохшими остатками лазаньи.

— Англичане, — осуждающе проворчал Аарон, отставив кружку. Господь соединяет мужчину и женщину браком на всю жизнь, чтобы они вместе трудились, растили детей и были вместе до самой смерти. Нельзя жалеть людей, которые относятся к слову божию так легко и меняют супругов как автомобили.

— А вы? — спросила Элизабет. Ей действительно было любопытно узнать что-то о человеке, вторгшемся к ней на кухню. Она жила в Стилл-Крик недавно и до вчерашней ночи не была знакома ни с кем из общины амманитов — а вчера ночью светский разговор был по меньшей мере неуместен.

Аарон стоял у стола, глубоко засунув руки в карманы черных домотканых штанов.

Он почему-то напомнил ей преподавателя английской литературы из университета Эль-Пасо — решительного, неподкупного, с горящими, как два лазера, глазами и светлой, соломенной шевелюрой. Она влюбилась в него до потери памяти, до умопомрачения. Он переспал с ней, но курсовую по Д. — Х. Лоуренсу заставлял переделывать трижды и в конце концов поставил тройку с минусом. Принципиальный был человек.

— Моя жена умерла, — сухо проронил Аарон Хауэр и отвернулся.

Элизабет вздрогнула и задохнулась, будто от удара под дых.

— Простите.

Если он и слышал, то не обратил внимания на дежурные извинения, а расправил плечи и приступил к тщательному осмотру кухонных шкафов и полок, так пристально разглядывая каждую дверцу, что Элизабет показалось, будто он смотрит сквозь, а мысли его где-то очень далеко. Она даже физически ощущала исходящую от него боль, которая окутывала его как некая аура, и немного завидовала ему. Должно быть, он любил свою покойную жену. Элизабет же не испытывала и капли нежности к бывшему мужу. Она знала, Брок ее никогда не любил; ему нравилось обладать ею, но он не любил ее, потому что ничуть не жалел о том, что она ушла из его жизни.

— Ja, это я могу починить, — рассеянно произнес Аарон, длинными пальцами поглаживая бок открытого буфета так ласково и бережно, будто гладил женщину по волосам. — А лучше бы сделать новый. Тут много умения не надо. — Мне не по средствам чинить их, не то что покупать другие, — возразила Элизабет, опускаясь на старый стул с хромированными ножками, которому, видимо, было столько же лет, сколько ей. Красное клеенчатое сиденье давно порвалось, мыши повытаскивали изнутри всю вату, но опухшие, стертые до пузырей ноги наконец обрели покой, а комната перестала раскачиваться перед глазами Элизабет, как корабельная палуба. — Поймите, Аарон, я не торгуюсь с вами, чтобы сбить цену. Дело в том, что я действительно практически разорена.

— Как и ваши шкафы.

— До того, как я купила этот дом, здесь пару раз все разбивали в щепки, — объяснила она, чтобы он вдруг не подумал, будто вся эта разруха свидетельствует о ее полном неумении заниматься домом.

— Молодые люди из города часто устраивали здесь пьянки, — сказал Аарон, выбирая среди скрупулезно разложенных инструментов отвертку нужного размера. — Очень удобное место, — едко заметил он. — Укромное. За городом. Кроме амманитов, никто не станет беспокоить.

В его голосе слышалось сдержанное негодование, хотя по словам можно было подумать, будто он считает подростковый вандализм естественной приметой взросления. На самом деле в его понимании американскую манеру воспитания детей иначе, как варварской, назвать было нельзя. У этих американцев нет принципов, нет совести, нет уважения ни к кому и ни к чему, они не страшатся ни бога, ни наказания. Разрушают чужие жизни и уходят от ответа… Но, поднеся отвертку к первому шурупу, Аарон Хауэр несколько смягчился и попытался найти даже в этом что-нибудь хорошее. В конце концов, если бы кухню Элизабет Стюарт не разгромили, сейчас ему не пришлось бы чинить ее шкафы.

— Есть много способов расплатиться за работу, Элизабет Стюарт, — произнес он вслух, возвращаясь мыслями к насущным заботам.

От потрясения Элизабет вздрогнула, будто ужаленная, и выпрямилась. Здравствуйте вам! Значит, сектанты умеют не только блюсти свои интересы, но и в удовольствиях себе не отказывают? Услуга за услугу, так, что ли? Теперь понятно, что значит иметь своего мастера.

Онемев, она смотрела на него, недоумевая, что именно в ее поведении разбудило в набожном человеке греховные инстинкты. Намерения соблазнить его у нее не было — разве только эти сектанты считают всех «англичанок», как они называют всех, кто говорит на английском языке легко доступными. Но с тех пор, как он появился у нее на пороге, она только и старалась поскорее выпроводить его! И вот он торчит здесь, спокойный как айсберг, и предлагает ей…

— У вас есть ветряная мельница, которой вы не делаете употребления, — услышала она. Аарон по-прежнему сидел на корточках у шкафа и изо всех сил выкручивал из дверцы покрытый несколькими слоями старой краски ржавый шуруп.

— У меня? — тупо переспросила Элизабет.

— Ja. — Покончив с шурупом, он на секунду поднес его к глазам, затем отправил в глубокий карман штанов и принялся за следующий. — Сайласу Хостетлеру нужна новая мельница. А у Сайласа есть молодой черный мерин, которым я мог бы заменить мою гнедую.

— Ax, — только и вымолвила Элизабет. Значит, ее тела он не домогался. Она не знала даже, радует ее это или обижает.

— Значит, мы договорились? — Аарон вывинтил еще один шуруп, убрал его в карман и только тогда взглянул на нее через плечо.

Элизабет сидела, уперевшись одной ногой в стул и обхватив руками колено. Ее груди выдавались под тонкой мужской майкой. Со своими пышными черными волосами, ничем не покрытыми, вольно лежащими на плечах, она казалась ему порочной дикаркой. Волосы женщины — ее слава и честь, и видеть их дозволено только мужу.

Но у Элизабет Стюарт мужа нет.

А у него нет жены… Хоть он до сих пор и считает себя женатым человеком, его Сири уже на небе, а он на земле один.

Аарон с усилием оторвал взгляд от Элизабет и снова занялся шкафом. Намерения путаться с этой «англичанкой» у него не было. И неважно, что у нее глаза цвета неба перед рассветом, и ей явно нужен мужчина, который заботился бы о ней.

— Да, думаю, мы договорились. — Элизабет встала со стула, слегка ошарашенная тем, что что-нибудь хорошее может случиться так легко.

— Там, откуда я родом, мы ударяем по рукам после удачной сделки, — протягивая Аарону Хауэру руку, сказала она.

Он посмотрел на нее так, будто боялся, что из руки выскочит чертик; затем с видимой неохотой отложил отвертку и тоже протянул руку, охнув, будто прикосновение к чужой ладони причинило ему боль. Элизабет слабо улыбнулась. Она даже не сомневалась, что прежде он никогда не жал руки женщине, тем более «англичанке». Значит, она первая. Пустяк, а приятно.

Его ладонь была теплая, сухая и жесткая от мозолей. В ней чувствовалась огромная сила, но не только. Еще эта рука, наверное, умела нежно ласкать и делать удивительно красивые вещи. Элизабет вспомнила, как скользили его пальцы по дереву, и подумала, что какой-то девушке его веры очень повезет с мужем, когда Аарон снимет траур по своей умершей жене.

— Спасибо вам, Аарон Хауэр, — тихо сказала она. На миг их взгляды встретились, и что-то неуловимое задрожало в воздухе между ними. Не влечение, не желание, даже не понимание. Элизабет не могла определить это иначе как осведомленность, но и это казалось ей слишком сильным словом. Наваждение — вот что это было. Но Аарон убрал руку, отвел взгляд, и, что бы ни промелькнуло между ними, оно исчезло.

— Мне надо переодеться перед работой, — направляясь к двери гостиной, заговорила Элизабет. — В городе все, наверно, уже с ума посходили с этим убийством.

Аарон помрачнел от ее языка, но ничего не сказал и уткнулся в работу. Элизабет несколько обескуражила его безучастность.

— Вам, видимо, все равно, что в двух шагах от вашего Дома зарезали человека?

Морщась от натуги, он возился с очередным неподатливым шурупом.

— То, что делается в мире англичан, мне неинтересно. Нажимая на отвертку, он пробормотал еще что-то по-немецки. Дерево наконец поддалось, и несколькими уверенными движениями он вывернул шуруп и опустил в карман.

Элизабет продолжала наблюдать за ним, дивясь его спокойствию. Он говорил так, будто их миры существовали в несоприкасающихся параллельных пространствах, хотя они сами своим общением опровергали это. То, что убийце все равно, кого убивать — амманита или американца, — Аарону Хауэру, видимо, в голову не приходило. Элизабет сомневалась, что горло сектанта труднее перерезать ножом, чем горло Джералда Джарвиса, но она завидовала способности Аарона замыкаться в вере. Наверно, хорошо цитировать Библию и не видеть ничего вокруг себя.

— Вам придется самому знакомиться с Трейсом, — сказала она. — Трейс — это мой сын, — поспешила объяснить она. — Вставать до полудня ему не позволяют убеждения. Берите в холодильнике и на столе любую еду, которая не выглядит как химический реактив. Вероятно, чипсы — лучшее, что вы сможете найти, если, конечно, вас не пугают искусственные красители и консерванты, потому что только этим мы и питаемся. Я бы сделала вам тосты, но мне нужно еще сделать пару звонков, а затем бежать на поиски правды и справедливости.

— А что вы с ними будете делать, когда найдете? — негромко и с немалой долей иронии спросил низкий мужской голос.

С подпрыгнувшим к горлу сердцем Элизабет резко обернулась к двери. Дэн Янсен стоял, прислонясь к ее холодильнику, будто берег силы для более важных дел, чем сохранение выправки. Он был в форме, во всяком случае, видимо, у него не было ничего более форменного, чем тщательно отглаженные черные брюки и рубашка хаки с галстуком, звездой шерифа и латунной табличкой с именем на широкой груди.

— Поведаю миру, — ответила она, злясь на себя за то, чтo так долго его разглядывала.

— С выгодой для себя, — мягко добавил он. Элизабет сдержала гнев, вскинув подбородок и скрестив руки на груди.

— Правильно, шериф. Это называется свободным предпринимательством.

Хмыкнув, он оттолкнулся от холодильника и, прищурившись, обвел глазами захламленную кухню и гору всякой всячины на столе.

— Вы это так называете.

Она набрала полную грудь воздуха, готовясь послать его подальше, но вовремя прикусила язык, чтобы с губ не слетело ни одного опрометчивого слова. Нечего доставлять ему удовольствие перебранкой. Этому высокомерному нахалу только того и надо. С минуту она наблюдала, как тщательно он всматривается в содержимое распахнутого шкафа, будто упаковка консервированных овощей являла собой ключ к разгадке преступления.

— Алфавитный суп, — гадко улыбнулся он, тронув пальцем банку супа «Кэмпбелл». — Собираете наглядные пособия по правописанию?

— У вас есть ордер на обыск? — огрызнулась Элизабет.

— А у меня есть основания для обыска? — спокойно спросил Дэн.

Она скрипнула зубами от злости.

— У вас есть основания для пересадки мозгов. Он усмехнулся:

— А что, уже нашелся донор?

— Аттила, предводитель гуннов, отлично подошел бы, но я не навязываю вам свою точку зрения.

— Так мне и говорили.

Слова кололи как булавки. Дэн проклинал себя, но поделать ничего не мог: ему нравилось пикироваться с Элизабет Стюарт, у нее острый язычок и острый ум. Но замечать в ее глазах внезапные вспышки обиды и знать, что он тому причиной, ему было неприятно. Гордиться нечем. Проклятье, он так ждал ответной резкости, а Элизабет вдруг спасовала. Странно, судя по тому, что писали о ней в газетах после развода с Броком, у нее должна быть толстая кожа.

Радость моя, не верьте всему, что пишут, вспомнил он, хоть и не хотел тогда ее слушать, не желал замечать правду в ее словах. Элизабет отошла в сторону с вежливо-непроницаемым лицом, скрывающим абсолютно все чувства, так хорошо заметные еще минуту назад. Дэну безумно хотелось извиниться перед ней, но слова застряли комом в горле, и он так и не смог произнести их. Извиняться ему приходилось нечасто, и делать это он не очень умел.

— Wie gehts, Дэн Янсен.

Только теперь Дэн обратил внимание на Аарона Хауэра. Он знал о его присутствии в кухне, видел во дворе лошадь и повозку, видел, как Аарон возился с дверью шкафа, но смотрел только на Элизабет, настороженно и пристально, и все его чувства были настроены только на нее.

— Доброе утро, Аарон. — Засунув руки в карманы, он прислонился к стене. — Похоже, эта работа только вас и ждала.

Тот повернул дверцу боком вверх, внимательно осмотрел край. Слишком трухлявая, шурупы держаться не будут. Надо менять.

— Ja, — отозвался он после некоторой паузы, — здесь много добра сделать следует.

Осуждение в его голосе было настолько легким и малозаметным, что Дэн отнес его на счет собственных угрызений совести. Аарон с минуту пристально смотрел ему прямо в глаза, а затем снова принялся за работу. Дэн повел плечами, стряхивая неприятное ощущение, что его в чем-то обвиняют, и вернулся к наиболее удобной для себя роли — роли блюстителя закона.

— Много зла случилось неподалеку отсюда вчера ночью, — сказал он. — Вы, разумеется, ничего не видели?

Аарон выбирал в своем ящике плоскогубцы с тщательностью зубного врача, выбирающего нужные щипцы для удаления зуба; затем повернулся к шкафу и стал отвинчивать сломанный замок.

— Нет, — сухо проронил он.

Дэн сделал глубокий медленный вдох, чтобы не вспылить. Манера общинников не видеть зла, не слышать зла и не говорить о зле для представителя власти была порой просто оскорбительна. Они не свидетельствовали никому, кроме господа; даже когда насилие оказывалось направленным против них, они просто подставляли другую щеку и продолжали жить как ни в чем не бывало. Аарон был тому живым примером.

— Человека убили. Убили жестоко, — продолжал Дэн, пытаясь подчеркнуть всю тяжесть ситуации и заранее зная, что это ни к чему не приведет. Аарон продолжал работать, будто ни слова из сказанного не понял. — Аарон, дело очень серьезное. Вчера ночью Джералду Джарвису перерезали горло. Если вы что-нибудь видели — машину, человека, что угодно, — мне нужно об этом знать.

Аарон слабо поморщился, но Дэн так и не понял, впечатлил ли его рассказ о зверски убитом человеке или расстроило то, что защелка, зажатая в плоскогубцах, некстати сломалась.

— Я вам не могу помочь, Дэн Янсен, — промолвил он, хмурясь над сломанным замком, а затем бросил его в пластиковый лоток, которым Элизабет пользовалась как пепельницей.

— Не можете или не хотите?

Хауэр устало вздохнул, поправил съехавшие с переносицы очки.

— Там не было машины, — ответил он, глядя вниз, на дверцу. — Там не было мужчины. Дэн прищурился:

— А женщины?

Терпение Элизабет лопнуло.

— Хорошо, хорошо, я сознаюсь во всем! — воскликнула она. — Я набросилась на стокилограммового мужика, слегка придушила его, а потом зарезала пилкой для ногтей. Видите ли, — продолжала она, закуривая вторую сигарету и швыряя пачку обратно на стол, — вы просто не знаете, что я пыталась лечить мой предменструальный синдром стероидами, и от этого у меня поехала крыша. Я настаиваю, что совершила убийство в состоянии аффекта, точнее, медикаментозной невменяемости, и это является для меня смягчающим обстоятельством.

— Осторожно, мисс Стюарт, — с улыбкой предупредил Дэн. — Все сказанное вами может быть обращено против вас.

Закинув голову, она выпустила струю дыма прямо ему в лицо.

— Расскажите мне что-нибудь, чего я еще не знаю.

— Ладно, — кивнул он. — Идемте со мной. Элизабет отпрянула от него. Вся ее бравада моментально испарилась, а воображение рисовало картины одну ярче другой. Она здесь чужая, у нее плохая репутация, у нее нет алиби. Она была на месте преступления, у нее вся одежда и обувь залиты кровью жертвы, а Дэн Янсен — шериф такого округа, где пара пьяных, справляющих нужду на улице, воспринимаются как уголовники-рецидивисты. В мозгу Элизабет мелькали сцены из фильмов про женщин в тюрьме. Матерь божья, она-то думала, что хуже уже некуда.

Дэн раздраженно тряхнул головой. Каждый раз, стоило ему подумать об Элизабет как о сильном противнике, вся ее оборона рушилась. Вот и сейчас она смотрела на него так, будто только что узнала, что он ежедневно пьет кровь живых христианских младенцев. Он взял с рабочего стола пластиковый лоток и подставил под ее тлеющую сигарету с двухсантиметровым столбиком пепла.

— Вам все равно надо в город, — еле сдерживая злость, напомнил он. — Насколько я понял, вы умудрились загнать свой рыдван в кювет на абсолютно ровной дороге и, если только ваши стероиды не придают вам богатырскую силу и вы не собираетесь вытаскивать машину из кювета своими прелестными ручками, она до сих пор там.

— А я думала, вы заглянули ко мне только затем, чтобы удовлетворить потребность запугивать людей. Даже не подозревала, что вы способны проявить учтивость.

— Я только охраняю свидетеля, — возразил Дэн. — Пресс-конференция в девять. Я должен знать, где вы. Элизабет зло прищурилась:

— Не стоит так беспокоиться. Благодарю вас, я как-нибудь доберусь сама.

Она круто повернулась, тряхнула раскалывающейся от боли головой, решив уйти красиво, чего бы это ей ни стоило, но сильная рука удержала ее за локоть и развернула обратно. Элизабет чуть не ткнулась носом в широкую грудь, а перед ее глазами замаячила полированная латунная табличка с четкой черной надписью: ШЕРИФ ЯНСЕН. Медленно, нехотя, она подняла голову, встретилась с ним взглядом, и мир слегка покачнулся.

Она твердила себе, что всему виной ее мерзкое самочувствие и его рост, но тоненький голосок правды внутри только прищелкнул языком. На самом деле Дэн просто был слишком близко и слишком мужчина. Эффект превзошел все ожидания. Ей оставалось лишь всем сердцем желать оказаться сейчас где угодно еще и с кем угодно другим.

— Это не предложение, — голосом мягче шелка произнес он. — Это приказ. Вы едете со мной. Идемте.

ГЛАВА 8

— Кажется, вы израсходовали на меня весь свой шарм. Трясясь по неровной гравийной дороге на переднем сиденье «Бронко», Элизабет бросила испепеляющий взгляд на Дэна. Его разрушительная мощь вряд ли достигла цели, пригашенная линзами темных очков «Райбан», но воздух в кабине все-таки гудел от напряжения.

— Шарм — мое второе имя, — осклабился Дэн.

— Неужели? А я думала, оно должно начинаться на букву Н.

— Невероятный?

— Невыносимый. Наглый. Не…

— Ай-яй-яй, мисс Стюарт, — насмешливо прищелкнул он языком. — Такие слова в устах дамы…

— Да что вы понимаете в дамах, — огрызнулась Элизабет.

Порывшись в сумке — больше ничего не успела ухватить с кухни, когда Янсен буквально выволок ее из дому, — она достала пудреницу и тюбик помады оттенка «Страстный мак» и попыталась накрасить губы, смотря на свое прыгающее в зеркальце отражение.

— Могли бы дать мне десять минут, чтобы переодеться и подкраситься…

— Не знаю ни одной женщины, которая за десять минут могла бы привести в порядок мысли, не говоря уж о лице.

— …Но нет, надо вам было косить под крутого и чем свет тащить меня на эту чертову пресс-конференцию, которая начнется через два часа. Знаете, в фашистской Германии вы бы сделали карьеру. Вам очень пошла бы форма СС.

— Господи, — проворчал он, — не думал, что выйти из дома с ненакрашенными ресницами для вас такое жестокое наказание.

— Нет, мое наказание только началось, — сухо возразила Элизабет. — Всю дорогу до города я вынуждена терпеть ваше замечательное общество, трястись в вашей жуткой колымаге и размазывать по носу мою лучшую помаду от Эсти Лаудер.

Дэн нажал на тормоз, и «Бронко» резко остановился.

Элизабет тихо вскрикнула от неожиданности: сумка упала у нее с колен, ее сильно тряхнуло и бросило вперед, прямо на лобовое стекло. Чтобы смягчить удар, она выставила руку, сломав при этом ноготь, но все равно довольно сильно стукнулась головой.

— Чтоб вам провалиться, я потратила на эти ногти десять долларов!

Она сдвинула темные очки на лоб, чтобы оценить размер ущерба. Единственное, на что она позволяла себе тратиться, были ногти. Хороший маникюр в ее понимании был непременным атрибутом истинной леди, и даже теперь, когда все остальные стали ей недоступны, она продолжала регулярно посещать салон красоты, где Ингрид Сиверсон покрывала ей ногти тройным слоем кораллово-красного лака, даже если ради этого приходилось трижды в неделю экономить на обеде. И вот на тебе — вся красота насмарку.

— Говорил я вам, пристегнитесь, — буркнул Дэн. Верно, говорил, а она не послушалась, чтобы позлить его.

— Вы просто маньяк, вот вы кто, — проворчала она, поднимая с пола плоскую золоченую пудреницу, чтобы еще раз заглянуть в зеркало перед тем, как убрать ее в сумку вместе с пригоршней разного хлама, вывалившегося на пол при толчке. Зажигалка, пачка тампонов, купоны на замороженную пиццу у «Пиггли-Виггли», пять подушечек мятной жвачки и восемьдесят три цента.

— Нет, — возразил Дэн, и она заметила, как у него играют желваки, — я просто смертельно устал. Вчера ночью я спал всего час: заскочил домой, чтобы убедиться, что никакой ненормальный с ножом не добавил мою дочь к списку своих достижений, а затем всю ночь просидел в участке, отбиваясь от репортеров и ломая голову, кто мог захотеть сделать Джарвиса на голову короче. — Он вдруг так посмотрел на Элизабет, что она невольно отпрянула к дверце. — Я не маньяк, но терпение мое на пределе, и не хватало только, чтобы какая-то южная красавица ныла у меня над ухом, что у нее сломался чертов ноготь.

Элизабет поправила очки, выпрямилась, разгладила на себе старую университетскую майку, как будто то была ее лучшая блузка от Унгаро, убрала за ухо прядку волос и очень постаралась успокоиться. В кабине «Бронко» воцарилась неприятная тишина.

— Я не ною, — обиженно сказала она, повернувшись к Дэну в профиль. — Я дуюсь.

— Дуются обычно молча, — заметил он, снова нажал на газ, и машина тронулась с места. — Наверно, вы разучились.

Черт, ну почему последнее слово должно оставаться за Ним, подумала Элизабет. Почему он не послал за ней своего помощника Кауфмана?

— Как ваша дочь, нормально долетела? — спросила она, собрав остатки терпения, и тут же мысленно выругала себя, но слова сорвались с языка сами, без разрешения, и как она ни твердила себе, что не желает ничего знать о его личной жизни, не желает проводить параллели между своей жизнью и его, начало было положено. Он с подозрением покосился на нее:

— Да, спасибо.

— Она ведь живет не здесь?

— В Лос-Анджелесе.

— Как далеко. Неудобно, наверное, — пробормотала Элизабет. Для Бобби Ли, с горечью подумала она, расстояния никогда проблемой не были. Он так ни разу и не попытался увидеться с Трейсом с тех пор, как она уехала. Да и фотографию сына Бобби Ли вряд ли держит в рамочке на письменном столе. Дэн Янсен о своем ребенке не забывал, и одно это поставило его в глазах Элизабет на совершенно иную ступень. Во всех остальных отношениях он может быть полной дрянью, но то, что он заботится о дочери, достойно искреннего восхищения.

— Да, — без особой охоты подтвердил он, — тяжело. Я вообще мало бываю с ней. А тут еще это убийство…

Вдруг он опомнился. Не хватало еще исповедоваться этой бабенке. Господи, о чем он думает? Что она пожалеет его, потому что сама мать-одиночка? Так она ему и посочувствовала, как же. Она — мать, а не отец. У нее — право на опеку, у него — только на посещения. Уж если искать соответствий, то у нее скорее больше общего с Трисси, чем с ним.

— Вы уже кого-то подозреваете? — спросила Элизабет. Он был рад сменить тему:

— Пытаетесь заполучить интервью для газеты?

— Нет, пытаюсь поддержать вежливый разговор.

— А я думал, вы решили дуться. Честно говоря, меня бы это больше устроило.

Элизабет склонила голову набок:

— Кажется, мы с вами не рвемся угождать друг другу, верно?

— Пока нет, — фыркнул Дэн.

С минуту она просто смотрела на него, недоумевая, что породило между ними такую неприязнь. Вообще она отлично умела обходиться с мужчинами — если только не выходила за них замуж. Улыбка, взмах ресниц, кстати сказанное слово — и особь мужского пола уже готова есть у нее из рук. Этот, пожалуй, и руку откусить может… Элизабет бессознательно вцепилась обеими руками в мягкий кованый бок сумочки от Гуччи.

— Я не спрашиваю ни о чем, кроме того, что вы и так расскажете на пресс-конференции, — сказала она. — И уж точно сейчас не сорвусь с места и не побегу печатать статью. — Она обвела глазами салон «Бронко» с обычным для полицейской машины набором удобств, включая сетку-барьер между передним и задним сиденьями. — Я, если можно так выразиться, плененная вами аудитория.

Дэн задумался. А почему бы, собственно, не сделать официальное заявление, приготовленное для прессы? Можно расценивать это как репетицию. Не сводя глаз с дороги, он включил правый поворот и вырулил на шоссе.

— Мы полагаем, что это случайный человек, — равнодушно начал он. — Убийство с целью ограбления. Он застал Джарвиса одного после окончания рабочего дня и убил его. Ваше появление помешало ему угнать автомобиль.

При этой мысли Элизабет пронизала дрожь. Появись она на стройке чуть раньше, стала бы не только свидетелем в полном смысле слова, но и жертвой. Она опять вспомнила свое ощущение, когда стояла там и смотрела на труп, — ощущение, что за ней следят, и ее кожа мгновенно покрылась пупырышками озноба. Страх стиснул ей горло.

— Вы нашли бумажник Джарвиса?

— Он был пуст. И ящик для перчаток весь перерыт.

— Может, у Джералда просто не было с собой денег. Дэн покачал головой:

— У Джералда деньги были всегда. Есть мужчины, которые измеряют мужское достоинство длиной члена, а Джералд Джарвис мерил его толщиной бумажника. Вчера я видел его в «Чашке кофе»: Филлис чуть не убила его сковородкой. Он заплатил стодолларовой бумажкой по счету в Доллар девяносто восемь, и ей пришлось выгрести для него всю наличность из кассы. Она послала Рениту в банк и сама обслуживала посетителей, а «Все мои дети» тем временем уже начались. Для Филлис этого достаточно, чтобы задушить человека голыми руками: она звереет, когда пропускает свой сериал.

Элизабет задумчиво покусывала сломанный ноготь.

— А что этот ваш случайный человек делал на стройплощадке «Тихой заводи»? Она ведь от всего в стороне, там никто не ходит. Странный какой-то грабитель, просто умственно неполноценный: искать жертву в таком месте.

— Он вообще не грабитель. Просто ему представилась возможность ограбить, и он это сделал. Этим летом у нас много пришлых людей. Ищут работу на фермах или перебиваются разовыми заработками. Один парень с Айрон-Рейндж болтается в городе с самого апреля. Говорит, что ищет работу, хотя, по-моему, ищет только неприятностей на свою голову. С того дня, как он здесь появился, все время на грани правонарушения.

— У этого парня есть имя?

— Есть.

— Не поделитесь, какое?

— Не-а.

— Его уже взяли под стражу? — спросила Элизабет. Ее профессиональный интерес отступил перед самым обычным страхом: она не могла отделаться от ощущения, что убийца видел ее, наблюдал за ней из-за деревьев, бродил вокруг ее дома всю ночь, пока она ждала Трейса. Она чувствовала его, чувствовала гудящее в тяжелом воздухе напряжение, присутствие чего-то темного и угрожающего.

— Еще нет, — ответил Дэн. — Все мои помощники прочесывают сейчас окрестности. Если только он не ушел далеко, мы его из-под земли достанем. — И дело будет закрыто, и жители Стилл-Крик вернутся к своим обычным делам. Он, например, возьмет отпуск на недельку, уберет первый урожай сена, побудет с дочкой… — Мы найдем его.

— Откуда он знал Джарвиса?

— Пытался устроиться на работу на стройке, но получил отказ.

— Думаете, это может быть мотивом для убийства?

— Зависит от человека. В Нью-Йорке или Чикаго есть ребята лет шестнадцати-семнадцати, которым ничего не стоит перерезать вам горло, если им вдруг понравилась ваша куртка. Тот парень мог видеть, как Джералд сорит деньгами. Деньги могут ко многому подтолкнуть.

— Да, это факт, — пробормотала Элизабет, вдруг вспомнив Брока. У него денег было немерено, а ему все время было мало. Вряд ли он стал бы стесняться в средствах, если бы что-то мешало ему жениться на безмозглой кукле с миллионным приданым, европейской княжне Мариссе Монт-Зеверзее. Ходили слухи, что громкий титул ее па-дочка купил, что кровь их не голубее, чем у любого грязного фермера, но их доллары от этого менее зелеными не стали.

— Похоже, вы кое-что об этом знаете, а? — тяжело взглянул на нее Дэн, сбавляя скорость. Они уже въезжали в город.

Элизабет хотела огрызнуться, но вдруг увидела в его глазах многолетнюю тоску, даже злобу, которая явно поселилась там задолго до их встречи, и задумалась.

— Она здорово помотала вам нервы при разводе? Дэн вздрогнул, будто его больно ущипнули. Элизабет криво улыбнулась. В этой улыбке не было никакой радости — только усталость и некий опыт, совершенно ей не нужный. Лучше не иметь такого опыта.

— Я отгадала, — медленно сказала она. Ей страшно хотелось курить. Ей хватало собственных нерешенных проблем и совершенно некогда было заниматься чужими. И без того она чувствовала себя так, будто бежит куда-то с толпой, изо всех сил пытаясь не упасть, не то затопчут, а тут появляется Дэн Янсен с грузом собственных отрицательных эмоций и начинает срывать на ней злобу.

Она открыла окно. Свежий утренний ветерок ворвался в салон, и стало немного легче. Сейчас можно было помолчать и прийти в себя, но Элизабет до смерти надоело расплачиваться за чужие грехи, и, кроме того, когда ей хотелось высказаться, она не умела ждать подходящего момента.

— Шериф, я не ваша бывшая жена… — Слава богу.

Элизабет сдвинула брови, прислушиваясь к разгорающемуся внутри возмущению. Кипя праведным гневом, она продолжала:

— Абсолютно с вами согласна. Спорю на десять долларов: жить с вами под одной крышей — тяжкий крест. Но обливать грязью меня за то, что миссис Янсен наняла ловкого адвоката и ободрала вас как липку, совершенно излишне. Это ваш грех, золотце, а не мой.

— Да уж, — процедил Дэн, — думаю, у вас хватает и своих грехов.

— Углубясь в ваше печальное прошлое, вы, кажется, повернули не туда, — ехидно заметила Элизабет, глядя в окно. — Что-то мы далеко от здания суда.

— А мы туда и не едем. Сначала мне надо заглянуть домой к Джарвису. Звонила Хелен Джарвис. Вчера ночью кто-то взломал ее почтовый ящик.

— Вы не шутите? — ахнула Элизабет. — Мало ему убийства, он еще занялся вандализмом?

— Это как-то совсем по-детски.

— Не думаю, что в тюрьмах сидят психологически зрелые люди.

Дэн свернул налево и остановился перед известным всему городу домом с украшенным фальшивыми дорическими колоннами фасадом. Он был точной имитацией особняка Скарлетт 0'Хара в Таре. В кустах можжевельника неестественно выгибали длинные шеи розовые пластмассовые фламинго. Прямо посреди двора, на клумбе пронзительно-розовых петуний, высился резной каменный фонтан, более уместный где-нибудь в Версале, чем здесь.

У ведущей к дому дорожки стоял отделанный какими-то коваными финтифлюшками почтовый ящик. Он действительно выглядел плачевно: сплющенный с боков, перекошенный, похожий на хилого первоклассника, избитого школьным хулиганом. Выкрашенные в белый цвет стенки были поцарапаны, кое-где краска отвалилась кусками, будто кто-то пытался искромсать ящик ножом.

Этот дом был настолько странным, нелепым, несоразмерным, что Элизабет содрогнулась от отвращения. Если и королю и королеве китча понадобился дворец, лучшего дни не нашли бы.

— Мама родная, — пробормотала Элизабет, вытянув шею. — Спорю на пять центов, в гостиной у них над кушеткой а-ля Людовик XIV висит портрет Элвиса Пресли в черном бархате.

— Проиграли. — Дэн подбросил на ладони ключи, криво усмехнулся. — Там портрет тореадора в полный рост. Подождите здесь.

— Подождите здесь?! — возмутилась она. В ответ на ее негодование он хлопнул дверцей и пошел к дому. Элизабет вылезла из машины, водрузила на нос темные очки, повесила сумочку на плечо. Если он думает, что она будет сидеть внутри, как наказанный ребенок, и упустит встречу со скорбящей миссис Джарвис, то глубоко ошибается. Во-первых, не принести вдове свои соболезнования просто неприлично. Во-вторых, интересно посмотреть, что за женщина вышла замуж за такую свинью, как Джералд Джарвис. Ну и, наконец, это вообще ее работа.

Она сделала шаг по направлению к дому, но Дэн обернулся и бросил на нее взгляд, способный заморозить поток раскаленной лавы. На сей раз благоразумие победило минутный порыв: Элизабет пожала плечами, остановилась и одарила его широкой глупой улыбкой.

— Я просто размять ноги, — смиренно объяснила она. Дэн буркнул что-то себе под нос, сделал еще пару шагов к дому и не спускал с нее глаз, пока не убедился, что она не собирается идти за ним. Он не мог представить себе ничего ужасней, чем появиться перед только что овдовевшей Хелен под ручку с журналисткой. Одному богу известно, что может отмочить мисс Стюарт: Соболезную вашей утрате, миссис Джарвис. Кстати, ваш муж случайно не ходил налево? Только два слова. Читатели имеют право знать.

Хелен Толлер Джарвис ждала его у дверей с тарелкой вишневого желе в руках. Ей было около пятидесяти. Низенькая, круглолицая, она скорее огрубела, чем хорошо сохранилась; раньше была просто пухлой, но теперь слой жира, когда-то придававший ей аппетитную пышность, уплотнился и затвердел. Кожа у нее на лице была неестественно гладкой, поскольку миссис Джарвис единственная в Стилл-Крик отважилась на круговую подтяжку.

Она смотрела на Дэна сухими, без слезинки глазами, над которыми круто, до самых бровей, выгибались две голубые радуги теней. Лицо из-за щедро наложенного грима казалось неживым, как раскрашенный воск. На щеках рдели пятна румян. На голове возвышалась конусообразная, блестящая от лака башня крашеных волос интенсивно рыжего цвета. Беда могла поставить Хелен Джарвис на колени, но пчелиный улей на ее голове остался нерушим.

В доме за ее спиной раздавался приглушенный шум. Новость о смерти Джарвиса разнеслась по всему городу, и дамы Стилл-Крик потянулись одна за другой, чтобы побыть с безутешной вдовой и скрасить ее скорбь.

— Дэн, — произнесла миссис Джарвис, автоматически приподнимая углы губ в улыбке. — А я думала, еще какая-нибудь дама из церкви. Желе у нас уже хватит до Рождества. Вот это принесла Мэйвис Гримсруд.

Она подняла выше тарелку с колышущейся красной массой в форме рыбы с выпученными глазами-вишнями и внутренностями из фруктового салата, просвечивающими сквозь прозрачные бока. Дэн наклонил голову и крепко сжал губы, чтобы не скривиться слишком заметно.

— Не знаю, почему люди думают, что, когда кто-то умирает, необходимо приносить желе, — истерически весело продолжала Хелен высоким, срывающимся на писк голосом, взглянув на Дэна стеклянными то ли от шока, то ли от транквилизаторов глазами. Ее выщипанные в тонкую ниточку, подведенные брови капризно изогнулись. — Как вы думаете, Дэн, почему?

— Я… гм… — беспомощно пожал он плечами. Он ждал расспросов о Джералде, о расследовании, сетований на жестокость судьбы, но желе? Чертовщина какая-то.

— Наверно, потому, что на любой кухне оно всегда есть, — рассеянно пробормотала Хелен, качнув тарелку на ладони, и длинным коралловым ногтем колупнула вишневый глаз. — Если вы знаете этот фокус с колотым льдом, можно приготовить его очень быстро. Вот горячие блюда — другое дело. Арнетта Макбейн принесла мне картофельные котлеты под мясным соусом. Оказывается, всегда держит в морозильнике пачку на всякий случай. Дэн смиренно вздохнул:

— Хелен, как вы себя чувствуете? Вам что-нибудь нужно?

Она очнулась от забытья с неловким смешком.

— У меня все хорошо, — промолвила она звенящим голосом доброй волшебницы из страны Оз, сжав губы и прищурив маленькие глазки. — Это Джералду нехорошо. И моему почтовому ящику. Да, моему бедному почтовому ящику очень плохо.

— Я знаю. Лоррен передала мне, что вы звонили, и я решил заскочить к вам…

— Прошу прощения, миссис Джарвис. Я хотела только принести вам мои соболезнования.

Дэн обернулся, и в глазах у него потемнело. Элизабет вышла из-за его спины и протягивала руку вдове Джарвис.

Тонкие брови Хелен снова поползли вверх.

— Извините, — прощебетала она, — мы знакомы?

— Нет, и мне страшно жаль впервые встретиться с вами при таких обстоятельствах. Я Элизабет Стюарт.

— Элизабет?!

На мгновение Хелен Джарвис застыла на месте, пока до нее доходил смысл сказанного. То было затишье перед бурей. Элизабет заметила в крохотных глазках женщины проблеск понимания, затем они налились яростью. Щеки под клоунскими пятнами румян покраснели. Рука шарила в воздухе, ища невидимую опору.

— Вы — та женщина, — произнесла Хелен неожиданно низким и хриплым голосом. Элизабет опасливо шагнула назад. — Вы — та женщина с Юга, — прошипела разъяренная вдова, будто худших проклятий в ее словаре не было.

— Вообще-то я из Техаса, — вяло возразила Элизабет. Хелен спустилась на одну ступеньку. Из ее груди вырвался странный гортанный звук — то ли клекот, то ли рычание, все мышцы напряглись, как перед броском. Ее трясло, лицо налилось кровью от закипающего внутри бешенства. В целом вид был устрашающий; Элизабет замерла, как олень, ослепленный светом фар, и только ждала, что будет дальше.

— Шлюха! — взвизгнула Хелен, исходя яростью. — Как ты посмела прийти в этот дом! Как ты посмела!

И, прежде чем Элизабет успела взять дыхание, чтобы ответить, запустила в нее тарелкой с желе. В полете тарелка отпала, как использованная ступень от ракеты, и с грохотом рухнула на вымощенную камнем дорожку. Желатиновый ком, набрав скорость, угодил Элизабет прямо в грудь и лопнул, как переспевший арбуз. Во все стороны полетели куски желе и нарезанные фрукты. Ахнув от изумления, Элизабет прянула назад и упала, как подстреленная, широко раскинув руки.

Дэн тихо выругался, схватил Хелен за плечи, развернул лицом к двери и слегка подтолкнул. На его чистой рубашке блестели красные клейкие капли.

Вдруг распахнулась дверь, и на веранду высыпали дамы из лютеранской церкви Спасителя. На их лицах застыла вся гамма чувств от ужаса до любопытства. Мэйвис Гримсруд, почтенная особа, при виде Элизабет вскрикнула, хотя трудно было определить, что именно ее взволновало: состояние Элизабет или гибель сотворенного ею кулинарного шедевра.

— Тарелка бабушки Шумахер! — возопила она, едва ее взгляд упал на дорожку, подобрала в мясистую горсть подол домашнего хлопчатобумажного платья и принялась собирать фарфоровые осколки.

Дэн нашел глазами Кэтлин Гендерсон и подвел к ней вдову Джарвис.

— Кэтлин, будьте добры, отведите Хелен в дом и проследите, чтобы она легла.

— Чтобы легла! — упираясь при каждом шаге, выкрикивала Хелен. — Шлюхе этой скажите, чтобы легла!

Кэтлин, элегантная дама одних лет с Хелен, крепко взяла подругу под локоть и повела к дому, неодобрительно поджав губы.

— Ради всего святого, Хелен, к чему теперь рыться в этом грязном белье?

— Грязное белье! Я ей дам грязное белье! Но Кэтлин уже подводила ее к двери. Визгливые вопли неожиданно сменились хихиканьем, перешедшим в рыдание, и все стихло за закрывшейся дверью.

— Боже правый, — пробормотал Дэн, оборачиваясь к Эдит Трумэн.

Она махнула рукой, поняв его без слов.

— Пойду позвоню Доку.

Остальные дамы топтались у двери, не сводя глаз с Элизабет. Никто не спешил успокоить ее или помочь отряхнуть грязь с одежды; ни слова недоумения или сочувствия. Они сгрудились у дома Джарвиса, точно охраняли парадный подъезд от вторжения, и в их глазах отражались беспокойство, осуждение, равнодушие, — что угодно, только не жалость.

Элизабет стояла у ступенек, всматриваясь в лица. Лица были новые, но она читала на них те же чувства, что на лицах дам-родительниц из Лиги юниоров Атланты в день, когда по городу разнеслась шокирующая новость о ее разводе. Она всем чужая. Ее никто здесь не ждал. Отчуждение невидимым проливом протянулось между ними и ею. Этот пролив становился все шире, и никто не желал протянуть ей руку с того берега. Она была одна.

Это тоже было ей совсем не в новинку, но почему-то Элизабет стало так больно, как никогда не бывало. Быть отвергнутой высшим обществом Атланты, когда развернутая против нее Броком кампания достигла апогея, было еще терпимо. Но стоять на лужайке у дома Джералда Джарвиса в заляпанной красными пятнами вишневого желе майке, под взглядами почтенных матрон… Слезы душили Элизабет, застилали глаза.

— Дамы, предлагаю вам вернуться в дом и приготовить кофе, — распорядился Дэн.

Он поддержал Мэйвис под локоть; она тяжело поднялась и пошла к двери. Осколки тарелки бабушки Шумахер хрустели под ее высокими ортопедическими ботинками. Здорово, подумал Дэн. Город еще гудит, пересказывая новость об убийстве, а здесь уже родилась новая легенда: как «эта стерва с Юга» довела бедную Хелен Джарвис до нервного припадка.

Когда дверь с громким стуком закрылась за последней из дам, он напустился на Элизабет:

— Черт возьми, я ведь просил вас подождать… Конец гневной фразы застрял у него в глотке. Элизабет стояла перед ним в линялых джинсах и университетской майке, глотала слезы и пыталась оттереть с одежды липкие пятна. Проклятье, она плачет. Он мог справиться с ее капризами и тирадами; ее ядовитое остроумие удерживало ее как раз там, где надо — на расстоянии вытянутой руки, не ближе. Но слез он не ожидал; более того, вообще никогда не знал, как вести себя с плачущей женщиной. Нечто подозрительно похожее на нежность шевельнулось внутри, и он досадливо поморщился.

— Вот так, — судорожно вздохнув, сказала она, растягивая дрожащие губы в ироничной улыбке. — Это мне за мою вежливость.

Большая прозрачная капля скатилась с ресниц ей на щеку, и Элизабет сердито смахнула ее. На коже осталась красная полоска желе. Чертыхнувшись, Дэн подошел к ней, на ходу вынув из кармана брюк безупречно белый носовой платок.

— Умеете вы разбудить лучшее, что есть в людях, — проворчал он, вытирая ей щеку и стараясь думать только о том, что делает. Его охватило непреодолимое желание обнять ее, и он едва справлялся с собой. Что-то мягок он стал. Видно, стареет.

Элизабет чуть не рассмеялась. Разумеется, он совсем не то имел в виду, но факт остается фактом: впервые в своей поганой жизни он действительно был любезен с нею. Да, был: в его глазах за раздражением проглядывало сочувствие, и он встал так, чтобы загородить ее от любопытных взглядов из окон дома.

— Вы не могли бы тереть чуть сильнее? — спросила Элизабет. — Кожа на левой щеке никогда не была мне особенно нужна, а вы уже почти целиком ее содрали.

Дэн сердито насупился, но стал действовать осторожнее.

— Спасибо, — пробормотала она, забирая у него платок. — Остальное, если вы не против, я сама.

Остальное было на груди. Мысль позволить его руке опуститься ниже, коснуться ее грудей не оставляла Элизабет с тех пор, как она случайно встретилась с ним взглядом, случайно задела кончиками пальцев его руку с платком. Всего лишь фантазия, игра воображения — прикосновение этих длинных, сильных пальцев к ее коже.

Он поднял глаза, и их взгляды встретились. Элизабет моргнула, точно пытаясь выйти из оцепенения, и провела кончиком языка по нижней губе.

Он хотел поцеловать ее, и был момент, когда просто не понимал, почему нельзя сейчас же коснуться губами ее губ и узнать их вкус. Он твердил себе, что это обычная реакция здорового мужчины на близость женщины, гормональный всплеск и ничего больше, ничего сложного, ничего эмоционального. Она раззадорила его, вот и все, а тело реагирует, как ему положено природой.

Он обнял ладонью ее щеку, придерживая большим пальцем подбородок, и повернул ее лицо чуть вбок, чтобы было удобней…

Дэн!

Резкий голос Эдит Трумэн развеял чары. Дэн тряхнул головой, прогоняя наваждение, и оглянулся. Эдит стояла в дверях с посудным полотенцем в руках, похожая на бабушку, зовущую его пить чай с пирогом. Она уже шестьдесят лет была замужем за Доком Трумэном, насмотрелась на людские страдания, достойно пережила трудные времена. Сейчас она выглядывала из дома, и глаза у нее молодо блестели.

— Только что звонил Марк, спрашивал, здесь ли ты. Они там вовсю готовятся к пресс-конференции и, кажется, никак не могут договориться, кому начинать…

Дэн махнул рукой, умудрившись вложить в этот жест и согласие, и недовольство одновременно.

— Уже еду.

И оглянулся через плечо на Элизабет.

— Поехали, горе мое, — бросил он, направляясь к машине. — Представление начинается.

— Вы не могли бы высадить меня у дома Джолин? — спросила Элизабет, с трудом поспевая за ним. — По-моему, если я появлюсь на вашей ассамблее в таком виде, то привлеку к себе ненужное внимание.

«Ты привлечешь к себе внимание, даже если оденешься монашкой», — подумал Дэн, но оставил этот комментарий при себе и только буркнул «да».

— Вы просто душка, — промурлыкала она, забираясь в машину, и еле удержалась, чтобы не хихикнуть, таким взглядом он ее обжег. Хочет, чтобы она думала, будто он просто грубый солдафон с шерифской бляхой на груди, и не замечала бы, что в нем есть что-то хорошее.

— Не копайтесь там, — брюзгливо напутствовал он, поудобней устраиваясь за рулем. — Я вам не заказное такси, так что не ждите, что буду торчать под дверью, пока вы терзаетесь сомнениями, в чем этой весной принято ходить на пресс-конференции.

— Есть, сэр, — лихо вскинула она ладонь к виску, за что заслужила очередную порцию ворчания, затем блаженно откинулась на спинку сиденья и внимательно смотрела на Дэна, пока он выруливал на дорогу. — Как ни трудно мне вести себя с вами цивилизованно, — серьезно сказала она, — я вам благодарна.

— За что?

Элизабет бездумно играла со стропой ремня безопасности, чувствуя себя крайне неуверенно. Ругаться с Дэном она могла сколько угодно, но то, что происходило сейчас, было куда опаснее. Так он, чего доброго, начнет ей нравиться, а это никому не нужно.

— За любезность, — помолчав, ответила она.

— Это врожденное, я ведь родом со Среднего Запада.

— Ни у одной из тех дам, что высыпали на меня поглазеть, таких врожденных качеств не наблюдалось.

— Вы здесь человек новый, — начал Дэн, немного смущенный необходимостью оправдываться за своих земляков. — Они ничего о вас не знают, кроме…

— Кроме того, что я скандально известная разведенная охотница за мужчинами с проклятого Юга, — с грустной гримасой закончила Элизабет. — Они знают то, что прочли в газетах и что я не такая, как они. Для меня это не новость, шериф. Это я уже проходила, и позвольте сообщить вам, что по сравнению с дамами из Атланты ваши — просто мирные старые курицы. Вот только я последнее время не в форме.

Дэн смотрел на нее, вспоминал, какая боль была в ее глазах еще недавно, и его любопытство разгоралось все сильнее. На минуту он забыл, что не хочет знать об этой женщине ничего, кроме ходящих по городу слухов.

— Представить не могу, что в Атланте вы не пришлись ко двору.

Она повела бровью.

— Почему? Потому что я по-южному тяну слова? Так вот, слова я тяну не так, и родословная у меня не та, и родилась я не в том городе. Единственное, что я сделала верно, — вышла замуж за деньги, и такие деньги, что всем этим аристократкам с голубой кровью приходилось считаться со мной и улыбаться мне, как лучшей подруге. Но истинные южанки как раз тем и отличаются, что способны воткнуть вам в спину нож по самую рукоятку, продолжая безмятежно улыбаться. Поверьте мне: нет существа более злобного, чем милая дама из Лиги юниоров Атланты. Там я постоянно чувствовала, что они думают, будто я недостаточно хорошо воспитана, чтобы не носить белые туфли после Дня труда.

Дэн затормозил напротив дома Джолин Нильсен и выключил мотор.

— А почему нельзя носить белые туфли после Дня труда?

— Не бывать вам в Лиге юниоров, — рассмеялась Элизабет. Напряжение постепенно отпускало ее.

— Я просто безутешен.

— А я благодарю вас. — Мягко улыбаясь, она протянула ему его платок. — Спасибо. До встречи на пресс-конференции, ковбой.

Он кинул платок в висящую на ручке двери корзинку Для мелочей и бросил на Элизабет быстрый прощальный взгляд.

— Прошу вас, постарайтесь обойтись без проблем.

Она взмахнула ресницами с видом воплощенной невинности, повесила на плечо сумочку и вышла из машины. — Проблемы? А что это такое?

ГЛАВА 9

— Боже всемогущий, она как набросится на меня, — рассказывала Элизабет, стаскивая через голову футболку, — прямо на меня, представляешь, как одержимая, — глаза бешеные, вся трясется, на голове этот вшивый домик с полметра высотой, и физиономия будто после взрыва на косметической фабрике. Сколько живу на свете, ничего подобного со мной не случалось.

Джолин с гримасой отвращения приподняла футболку двумя пальцами за ворот и бросила ее на пол.

— Кажется, теперь я понимаю, как должна была чувствовать себя Королева скачек, когда я застукала ее в постели с Бобби Ли и погналась за нею с духовым ружьем, из которого мы стреляли крыс. — Элизабет содрогнулась, вспомнив безумное лицо Хелен Джарвис перед тем, как та запустила в нее тарелкой. — До сих пор поджилки трясутся.

В джинсах и лифчике она подошла к платяному шкафу подруги, ища среди висящей на вешалках одежды что-нибудь подходящее для пресс-конференции. Выбор был невелик; гардероб Джолин существенно оскудел за прошедшие после развода годы. Ни одного костюма или хотя бы светлой блузки. Зимой Джо довольствовалась мужскими фланелевыми рубахами, а летом — мужскими полотняными. Ее наряды были такими же, как она сама — безыскусными, непритязательными; они красноречиво свидетельствовали о том, что их хозяйка себя недооценивает. Не забыть потащить Джолин по магазинам, когда все немного устроится и они начнут зарабатывать хоть что-то… Элизабет залезла в самые недра шкафа и извлекла огромного размера блузу из какой-то золотистой ткани. Для дневного времени это, пожалуй, ярковато, но все же лучше, чем выношенная майка с эмблемой машинного масла «Шелл».

— Вот это подойдет.

— Погоди, это же моя лучшая рождественская блузка! — всполошилась Джолин.

— Я буду осторожна.

— Только попробуй прожги в ней дырочку, и я тебя убью.

— Продадим до Рождества много-много газет, и я куплю тебе две от Кристиана Диора в качестве премии, — пообещала Элизабет, застегивая огромные роговые пуговицы. — Разумеется, если только никакая сумасшедшая меня до тех пор не задушит, — остановившись на третьей пуговице, добавила она. В ее глазах еще брезжили следы смятения и обиды. — В голове не укладывается. Джо, я ведь только нашла тело, я ведь его не убивала. Ну скажи, чем я так насолила Хелен Джарвис, чтобы она кидалась в меня тарелками с желе?

Джолин сидела на кровати и задумчиво чертила пальцем по пыльной поверхности ночного столика. Она знала Элизабет с Эль-Пасо, когда сама впервые сорвалась с отцовского короткого поводка, а Элизабет одна растила маленького сына, училась и работала на двух работах, чтобы не умереть с голоду. Тогда началась их дружба, которой ничего не могли сделать ни радости, ни горести, ни превратности судьбы и семейного положения. Она знала Элизабет лучше всех и понимала, как больно заденет подругу то, что она сейчас услышит. Несмотря на внешне легкое отношение ко всему на свете, сердце у Элизабет было на редкость мягкое, а досталось ей в последнее время больше, чем кому-либо.

— Дело не в том, чем ты насолила Хелен, — неуверенно начала она, — а в том, что думает Хелен о твоих отношениях с Джералдом.

Элизабет смотрела на нее, ничего не понимая, и Джолин заторопилась еще больше, морщась от слов, которые приходилось говорить:

— Все утро по городу ходят слухи, что вы с Джералдом встречались в «Тихой заводи» не просто так. У Элизабет отвисла челюсть.

— Я же едва его знала! — запротестовала она, отпрянув, будто Джолин хотела ударить ее, — а то, что знала, не вызывало во мне ничего, кроме отвращения!

Джолин нарисовала на пыльном столе грустную рожицу.

— Да, конечно… но ведь говорят. Не сомневаюсь, что Хелен Джарвис больше печалят слухи, чем то, что Джералд лежит в холодном подвале у Дэвидсона. Ты мешаешь ей скорбеть, как подобает порядочной вдове.

— Бр-р-р, — передернулась Элизабет. Ее затошнило от одной мысли об интимных отношениях с Джералдом Джарвисом. — Где ты это услышала?

— В «Чашке кофе». Я зашла на минутку, надеялась застать того мужика из криминального бюро.

— И застала?

— Нет, но зато Филлис поделилась со мной последними сплетнями. Ведь все знают, что труп нашла ты.

— И все знают, что я буквально теряю трусы, как только почую двуногое мужского пола, — с горечью заметила Элизабет, понурив голову и тяжело вздыхая. — Неважно, как оно выглядит, ведет себя, чем пахнет. Если у него что-то болтается между ног, то я тут как тут, на все готовая.

— Филлис не только мне об этом сказала. Не то чтобы людям до этого есть дело, но Джолин по опыту знала, что охотнее верят слухам, чем чистой правде. А в маленьком городке сплетни — бесплатное приложение к утренней чашке кофе.

— Ну что ж, спасибо Филлис.

Элизабет плюхнулась на кровать рядом с подругой и уставилась на свое отражение в зеркале напротив. Глаза у нее были красные, воспаленные, и ее замечательный тональный крем от Элизабет Арден ей сейчас совсем не повредил бы. В душе у нее росла гулкая пустота отчаяния. Она провела рукой по волосам и еще раз вздохнула.

— Я правда хотела, чтобы здесь все пошло по-другому, — начала она, решив выговориться в слабой надежде, что станет немного легче. — Я хотела, чтобы это место оказалось зачарованным царством, где никто не знает Брока Стюарта и люди не бросаются на сплетни, как псы на кость. — Она невесело рассмеялась. — Но вместо страны Оз я попала в кроличью нору. У моего дома валяются трупы, женщины швыряются в меня едой, его светлость шериф тащит меня в участок, как сбежавшего преступника. Господи, лучше бы я в монгольскую степь уехала. Джолин дружески толкнула ее плечом:

— Тебе бы там не понравилось. Там нет вкусных шоколадок, потому что все готовят только из скисшего молока яков.

Элизабет слабо улыбнулась. Одна подруга у нее есть, а это уже что-то.

— Правда?

— Спрашиваешь. — Джо полезла в ящик ночного столика. — Тебе «Сникерс» или «Баунти»?

— «Сникерс».

Она достала один батончик для Элизабет и один для себя, и они обе молча зашуршали обертками.

— Как там на стройплощадке? — спросила Элизабет. Джо откусила еще кусочек, прожевала, откашлялась.

— Примерно как на вечеринке, только немножко зловеще. Какая-то праздничная обстановка, повсюду шныряют репортеры, болтают, пьют кофе. Ребята из криминальной лаборатории тоже устроили потеху.

— Ты что-нибудь узнала?

— Кроме пары бородатых анекдотов про отрубленные головы? Немного. — Она откусила еще кусочек и с набитым ртом продолжала:

— А, вот, по-моему, это любопытно: его убили не в машине. Самые большие пятна крови — в юго-западном углу стройплощадки.

Элизабет медленно жевала орешек, а мозг ее лихорадочно работал.

— А зачем было запихивать его обратно в машину? Янсен говорит, по их мнению, какой-то бродяга убил его, чтобы обчистить карманы. Зачем еще потом терять время, тащить тело в машину, особенно если он собирался и машину угнать?

— Может, чтобы ехать было веселей?

— Джолин!

— Нет, правда, — возразила она, устраиваясь на кровати с ногами, как ребенок, готовящийся слушать страшный рассказ. Ее маленькие карие глазки блестели от воодушевления. — Почему не взять тело с собой? Погрузить беднягу Джералда в багажник, выехать за пределы округа, бросить труп в одном месте, машину в другом, орудие преступления — в третьем. И вся полиция штата стоит на ушах. Так все настоящие убийцы поступают.

Элизабет скептически посмотрела на подругу:

— Детективов начиталась.

Джолин пожала плечами и с аппетитом откусила еще кусочек от своей плитки.

— Между прочим, жутко интересно, если только времени не жалко.

— Мне жалко. Не слышала там, кто мог это сделать? Подруга мотнула головой. Грива мелкозавитых кудряшек закрыла ей лицо, и она досадливо отбросила их назад.

— Ни слова. Мне удалось минуту поговорить с Игером, когда окончилась вся эта свистопляска. Он из криминального бюро штата. Умный мужик. Он все возмущался, что вырубили лес, чтобы расчистить место для стройки. Говорит, там были великолепные охотничьи угодья.

— Вчера ночью там охотились не на диких индеек. И опять обе замолчали, будто решили почтить память усопшего. Элизабет еще подумала, что даже те, кто не особенно уважал Джарвиса при жизни, к его смерти отнесутся с большим уважением. Люди вообще порядочные лицемеры.

— А что скажешь о Дэне Янсене? — спросила она не-ожиданно для самой себя и тут же подумала, что лучше было бы откусить свой глупый язык совсем.

Джолин подняла бровь:

— Великий Дэн?

Нахмурившись, Элизабет безуспешно пыталась отчистить с джинсов давно засохший потек белой масляной краски.

— Ничего особенно великого я в нем не заметила, — притворяясь равнодушной, буркнула она.

— Ну да, рассказывай! Он в Голливуде кому угодно дал бы сто очков вперед, и ты это знаешь.

— Если он такой замечательный, чего же ты в него не влюбилась? — саркастически заметила Элизабет. Джолин и бровью не повела. — Неважно, кто в него влюбился. Он вне игры.

— Иди ты на фиг, — оттолкнула ее Элизабет, — если ты хочешь сказать, что он «голубой», то я тогда кто? Королева Англии?

— Он не «голубой». Просто местные девочки его не интересуют, — объяснила Джолин, методически раздирая шоколадную обертку на узкие полоски. — В каком-то мохнатом году он женился на здешней красавице, несколько лет играл в профессиональный футбол за «Рейдерз», а потом полетело к черту его колено, а за коленом карьера, и женушка послала к черту его самого. Говорят, у него есть какая-то баба, но не из города, а свою личную жизнь он умудрился полностью отделить от общественной, что в масштабах нашего городишки почти подвиг. А что? — спросила она, лукаво взглянув на Элизабет. — Интересно стало?

— Едва ли, — фыркнула та. — Сама знаешь, с мужчинами покончено. Просто он уже замучил меня с этим убийством, и вообще…

Она обвела взглядом комнату, чтобы отвлечься от застрявшего в памяти образа Дэна Янсена, наклонившегося к ней с платком в руках, заслоняющего ее от злобных взоров местных дам из лютеранской церкви, вытирающего с ее щеки желе с тщательно скрываемым сочувствием в глазах.

Джолин была не лучшей хозяйкой, чем сама Элизабет. Кровать она не застилала; крышка стоящей у шкафа бельевой корзины съехала набок, как будто куча одежды пыталась сбежать, прежде чем ее подвергнут пытке стиральной машиной; гора книг и блокнотов грозила вытеснить с ночного столика телефон, будильник и пепельницу, полную окурков.

Стоп. Что-то привлекло рассеянный взгляд Элизабет к этому разгрому.

— Как твоя голова? — невинно спросила она у Джолин.

— Что-что? — с набитым ртом прошамкала Джо, но вдруг перестала жевать, поняв, куда смотрит Элизабет. Пепельница. Она зажмурилась и мысленно обозвала Рича Кэннона десятком своих любимых слов. Скотина ленивая убрать за собой не удосужился. Пришел, получил что хотел и отбыл, оставив после себя полдесятка окурков и поднятое сиденье в туалете.

— Не говори ничего, — промямлила она, не разжимая губ и чувствуя себя униженной и жалкой.

Элизабет осталась глуха к ее мольбам. Ее просто бесило, что Рич Кэннон два раза в неделю вваливался сюда, как к себе домой. А то, что Джолин каждый раз безропотно обслуживала его и без звука отпускала, бесило еще больше.

— Джолин, ты достойна лучшего. У Джо пропал аппетит. Она отложила недоеденную шоколадку, встала и вытерла руки о джинсы.

— Да, — согласилась она, упрямо глядя вниз, на свои стоптанные кроссовки, — как и все мы.

— Он был здесь, когда я звонила тебе вчера ночью, да? А она вчера ночью была слишком взвинчена, чтобы заметить нечто особенное в голосе Джолин; слишком захвачена собственными кошмарами, чтобы подумать и догадаться, что ее лучшая и почти единственная подруга ей врет.

Джолин промолчала, что само по себе являлось ответом.

— Как он воспринял известие о кончине тестя? Джолин с преувеличенным равнодушием пожала плечами:

— Что-то буркнул. Его обычная манера проявления чувств.

Нетрудно себе представить, подумала Элизабет. Судя по тому, что видела она, Ричу Кэннону не было дела ни до кого и ни до чего, если это не касалось впрямую его особы. К Джолин он тоже не питал особой нежности: ему просто было с ней удобно, и он пользовался ею без всяких угрызений совести.

— Джолин, он тебя использует.

— Тоже мне новость! — Джолин схватила чертову пепельницу с ночного столика и вытряхнула ее над ведром, отчего в воздух поднялось облако пепла. — Ну, так ведь и я его использую, — выпрямляясь, продолжала она. — Об этом ты подумала? Он у меня вместо мальчика по вызову. Ты знаешь, иногда можно наплевать на гордость ради пользы для здоровья.

Элизабет воздержалась от комментариев. Глаза Джолин горели таким отчаянным огнем, будто спасительный аргумент только что пришел ей в голову, и разубеждать ее было бы просто жестоко. У Элизабет на это духа не хватало, да и времени не было.

— Идем, радость моя, — устало сказала она, положив недоеденный «Сникерс» на ночной столик. — Нам пора, представление начинается.

В зале суда, где назначили пресс-конференцию, можно было только стоять. В дверях Лоррен Уорт орлиным оком проверяла документы у представителей прессы и отсеивала любопытных горожан, которых тоже пришло немало. Приемную заполонили жители Стилл-Крик, жаждущие новостей. Они толпились группками по трое-четверо, не пропуская взглядом ни одного незнакомого лица.

В зале суда, прямо перед судейским креслом, возвышался ощетинившийся микрофонами подиум. Стол пододвинули к нему вплотную; на столе стояли три рукописные картонное таблички с именами — «Шериф Янсен», «Агент Игер», «Помощник шерифа Кауфман», — но только одно место было занято. Марк Кауфман сидел за столом, хрустя пальцами, с видом человека, который, страдая боязнью публичных выступлений, должен через пять минут говорить речь на ассамблее ООН. Он увидел Элизабет, помахал ей и нервно улыбнулся.

Вокруг вздымался лес камер и юпитеров. Репортеры возбужденно переговаривались, обуреваемые жаждой действия. Элизабет и Джолин едва успели проскользнуть в задний ряд, как у стола появился Дэн.

Гул усилился и стал похож на грохот накатывающих на берег волн. Репортеры заметили Янсена, как только он вышел из комнаты для совещаний. Посыпались вопросы — вдруг шериф скажет что-нибудь сверх официального заявления? Но он будто не слышал их.

Отцам города отвели места в ложе присяжных. Когда Дэн проходил мимо, мэр города Чарли Уайлдер и глава городского совета Байди Мастере как по команде привстали со стульев, и ему пришлось замедлить шаг и обернуться к ним.

Чарли был пухлый жизнерадостный весельчак — за таких обычно голосуют с удовольствием. Ему принадлежал хозяйственный магазин «У Хэнка», где весь год не прекращались распродажи, обеспечивавшие Чарли симпатии избирателей и помогавшие предприятию держаться на плаву. На распродажу обычно выставлялись товары пониженного спроса, вроде овощерезок или средств для удаления волос, но народ, соблазняясь сниженными ценами, уверенно шел за покупками к Чарли вместо того, чтобы ехать в Рочестер, где можно было все купить намного дешевле в больших магазинах.

За Байди, тощего малого с вечно кислым, вытянутым лицом и узкими, поникшими плечами, голосовать никто особенно не хотел. Он был похож на нахохленную хищную птицу — грифа или стервятника. Но управлять городским советом, тем паче быть главой совета никто тем более не хотел, а Байди был человеком если и не очень приятным, то практичным и добросовестным. Фольклорный фестиваль был его идеей; не затем, чтобы дать местным жителям лишнюю возможность развлечься и отдохнуть, а для привлечения туристов. Фестиваль приносил городу неплохой доход, жителям больших городов нравилась спокойная патриархальная атмосфера городка, и Байди уж точно не позволил бы затягивать расследование убийства, тем самым нанося урон репутации Стилл-Крик.

— Дэн, можно вас на два слова? — спросил Чарли, наваливаясь объемистым животиком на барьер ложи.

Байди тоже подался вперед, вперив колючий взгляд в лицо Дэна.

— Мы хотели бы знать, скоро ли вы закончите.

— Пресс-конференцию? Через полчаса, не больше.

— Нет, нет, — поморщился Чарли, — дело об убийстве. Мы слышали, у вас уже есть подозреваемый. Он задержан?

— Нет.

— Дэн, вы не могли бы поточнее определиться со временем?

Мэр хохотнул, отчего его брюшко забавно заколыхалось: так он всегда смягчал резкие вопросы независимо от темы. Пожалуй, с таким смешком он мог бы во всеуслышание объявить, что поддерживает неонацистов, и все решили бы, что так и надо, поскольку Чарли добродушно улыбается.

— Сколько вам надо? День? Два дня? Дэн честно постарался собрать остатки терпения, но полностью скрыть свой сарказм не смог.

— Если вы хотите знать, поймаем ли мы его до начала конкурса Мисс фольклорного фестиваля, то мой ответ: мы очень постараемся.

Чарли достало ума покраснеть. Байди сузил глаза и задвигал губами, как беззубая старуха.

— Бедняга Джералд, — заметил Чарли с точно рассчитанным вздохом.

Дэн вежливо кивнул и пошел дальше, мимо юпитеров, к барьеру, отделявшему места для зрителей. Там шумели и тянули руки вверх, как бесноватые брокеры на бирже, уважаемые представители прессы. Господи, как же он ненавидит репортеров.

Элизабет увидела, что Дэн идет к ней. С тех пор, как он высадил ее у дома Джолин, его настроение явно не улучшилось: губы угрюмо сжаты, глаза под угрожающе нахмуренными бровями белые от ярости. Он пробился к ее ряду, плечом раздвигая людей, нагнулся, отчего его лицо оказалось в нескольких сантиметрах от нее, и крепко взял за локоть.

— Хочу, чтобы вы были поближе ко мне, — тихо сказал он.

Элизабет невольно вздрогнула, выпрямилась и насмешливо улыбнулась.

— Правда, радость моя? — прошептала она. — Может, все-таки сначала закончим с пресс-конференцией? А то что скажут люди?

«Ничего, кроме того, что они уже говорят», — стиснув зубы, подумал Дэн. Он случайно услышал, о чем треплются секретарши у фонтанчика с питьевой водой, и чуть не оторвал голову Тине Одегард за посторонние разговоры на рабочем месте, объясняя это тем, что не позволит персоналу разносить сплетни. Было, однако, еще что-то, чему он не собирался придавать значения — некое неясное раздражение, вспыхнувшее в нем при гаденькой мысли, что у Элизабет могло быть что-то с Джералдом Джарвисом.

— Уверен, вы способны вызвать мятеж, — мрачно заметил он, — поэтому будьте там, откуда я смогу вас быстро забрать, если ситуация выйдет из-под контроля.

Элизабет хотела заспорить, но не успела, потому m он бесцеремонно поднял ее со стула и потащил за собой подиуму. Тут же по рядам пронеслось: «Элизабет Стюарт» и у нее запылали щеки. Дэн остановился у первого ряда вперил стальной взгляд в представителя «Почтового бюллетеня» из Рочестера.

— Это место занято, — прорычал он. Репортер хотел возразить, зашуршал бумагами, но поднял глаза и тут же залпом проглотил все свои претензии; бормоча извинения, вскочил с места и посторонился, давая Элизабет пройти. Она вяло улыбнулась и гневно посмотрела на Дэна, прошипев:

— Спасибо за то, что выставили меня на позорище.

— Не могу принять это на свой счет, — осклабился тот. — Благодарите того, кто вас одевал.

Элизабет щелкнула по сверкающей пуговице.

— Как мне кажется, я пребываю в лучшей рождественской блузке Джолин по вашей вине. — Раз так, потом я помогу вам ее снять, если вы меня как следует попросите.

Элизабет прищурилась, радуясь разливающемуся по всему телу теплу не более, чем человеку, бывшему причиной.

— Я попрошу вас катиться подальше.

— Извините, некогда.

Морщась от вспышек, он обвел взглядом толпу и остановился на входящем в боковую дверь Брете Игерр. Агент криминального бюро шел к столу со своим обычным рассеянным видом, прижимая к животу ворох бумаг.

— Смотрите спектакль, мисс Стюарт, — насмешливо улыбнулся Дэн. — Вы сидите на лучших местах, но зазнаваться я вам не советую.

— Наглец, — буркнула Элизабет, когда он отошел; села на указанное место и вытащила из сумки ручку и блокнот. Дэн уже вышел к микрофону и обратился к собравшимся.

Его речь была уверенной и убедительной, и Элизабет поймала себя на том, что думает о недавних словах Джолин. Действительно, ведь многие профессиональные спортсмены пришли с игрового поля на экран — по крайней мере, на телеэкран. Интересно, почему он так не поступил? Ни внешностью, ни голосом бог его не обидел…

— Наверно, не захотел никому подчиняться, — пробормотала она, рисуя в блокноте кружки, похожие на маленькие футбольные мячики.

Дэн закончил, и его место у микрофона занял Игер. Он вышел с ворохом мятых бумажек, положил их перед собой, но так и не тронул до конца выступления. При довольно высоком росте он был какой-то мешковатый, неряшливый и больше всего напоминал Элизабет неубранную кровать. Его галстук закручивался узкой спиралью, на макушке торчал соломенный вихор. Минут пять Игер рассказывал о методах лабораторного исследования, затем предложил задавать вопросы, но Элизабет не слушала его. Ее слишком занимал другой вопрос: о жене Дэна, бросившей его после краха его спортивной карьеры. Почему он уехал из Лос-Анджелеса: из-за нее или назло ей?

— …Мисс Стюарт!

Это вернуло ее к действительности. Элизабет нервно оглянулась, как зазевавшаяся на уроке ученица, которую неожиданно вызвали. Ей казалось, что все взгляды — нетерпеливые, пристальные, ожидающие — были направлены на нее одну.

— Простите, — негромко спросила она у сидевшего рядом мужчины, — сейчас действительно кто-то назвал мое имя?

Тут молчание нарушил другой голос, крикливый и резкий:

— Миссис Стюарт, верно ли, что вы не только нашли тело, но и состояли в интимных отношениях с покойным?

Элизабет обернулась на голос, пытаясь понять по лицам, кто говорил. Со стула в соседнем ряду поднялся плотный бородатый мужчина. Он сунул прямо ей в лицо диктофон, громко повторил вопрос, голосом перекрывая поднявшийся шум. Затем встал еще один и щелкнул вспышкой прямо ей в глаза. Элизабет шарахнулась от него, шаря рукой позади себя в поисках опоры, но только почувствовала, как чьи-то пальцы сжали ее. локоть. Она опять отвернулась, но на нее снова двинулись лица с горящими глазами, разинутыми ртами, громкими голосами, сливающимися в непрерывный гул.

Вдруг она поняла, что находится уже в другом зале суда — в округе Фултон, в Атланте, и репортеры со всех сторон обступают ее, крича ей в лицо:

— Верно ли, что вы спали с лучшим другом вашего сына?

— Верно ли, что вы соблазняли деловых партнеров мистера Стюарта?

— Вы можете представить какие-либо доказательства, опровергающие выдвинутые против вас обвинения?

— А фотографии?

— А видеозаписи? — Миссис Стюарт!

— Миссис Стюарт!

В ушах у Элизабет стучало все громче. Толпа начала смыкаться вокруг нее. Она почувствовала, как от паники сжимается горло, как трудно становится дышать, и вскочила на ноги, охваченная одним желанием — бежать, бежать все равно куда, лишь бы отсюда. Она уронила на пол блокнот и рванулась вперед, пытаясь проскользнуть между двумя фотографами, обеими ладонями оттолкнув объективы направленных на нее камер.

Потом в тумане выделила взглядом одно лицо — лицо Дэна. Оно было злым, и он кричал на обступивших ее людей, но Элизабет ни слова не могла разобрать. Она только схватила его протянутую руку, и эта рука вытащила ее из сутолоки и повлекла за собой. Спотыкаясь о какие-то ступеньки, Элизабет бегом пробежала вслед за Дэном в комнату для совещаний и остановилась, по инерции крутанувшись волчком, с расширенными глазами и перекошенным, хватающим воздух ртом. За ее спиной хлопнула дверь.

— Стойте здесь, — отрывисто приказал Дэн. — Я сейчас.

И вышел обратно в зал прежде, чем выражение животного ужаса на ее лице успело заставить его передумать. Кипя от гнева, он оглядел вставшую на ноги толпу. Его помощники уже успели навести какой-то порядок, оттеснить людей обратно на места, но воздух в зале все еще звенел от возбуждения. Чуют кровь, зло подумал он. Репортеры хреновы. Сволочи.

Шум утих немедленно, стоило только Дэну выйти к микрофону и рявкнуть: «Тихо!» Динамики во всех углах зала ответили ему пронзительным гудением. Какой-то бесстрашный дурак поднял руку, чтобы задать вопрос, но рука тут же упала, как только Дэн перевел на смельчака тяжелый взгляд.

— У мисс Стюарт нет заявления для прессы, — негромко, почти шепотом сказал он, но в наступившей мертвой тишине его слова достигли самых далеких уголков зала. — Я понятно говорю, уважаемые господа представители прессы?

После нескольких секунд молчания журналист из «Трибюн» неуверенно спросил:

— Шериф, а как же свобода слова? Дэн поймал его взгляд.

— Первая поправка к конституции не дает вам права преследовать свидетеля обвинения некорректными вопросами. Если мисс Стюарт пожелает что-либо сказать, она скажет это мне, и никому другому. Она привлечена к начавшемуся расследованию убийства. Всякий, кто потревожит ее, будет иметь дело со мной. Я достаточно ясно выразился?

Он снова окинул взглядом зал, но теперь все уткнулись в свои блокноты и подручную электронику. Сидевший рядом с ним за столом Кауфман громко хрустел пальцами и обливался потом; Игер качался на стуле, прикрыв рот рукой, чтобы спрятать широкую злорадную улыбку. Его темные глаза блестели.

— Пресс-конференция закончена, — еще тише произнес Дэн и отправился в комнату для совещаний.

Его сопровождало гробовое молчание. Элизабет ждала, забившись в узкий простенок рядом со старинным книжным шкафом от пола до потолка, доверху забитым пыльными кожаными с тиснением томами свода законов. Она стояла, вытянувшись во весь рост, прижав одну руку к животу, а другую, сжатую в кулак, — к губам.

Дэн вошел в полутемную комнату, набычившись и не спуская глаз с женщины в углу. Ничего, кроме неприятностей, он от нее еще не видел, но почему-то ему совсем не хотелось на нее сердиться. Странно.

— Я… я знаю, вы меня невзлюбили, — запинаясь, проговорила она. — Но я дам вам доллар, если вы на минуту забудете об этом и обнимете меня.

Он прикусил язык, чтобы не застонать: ему надо было держаться на расстоянии от нее, но что делать с состраданием? Наплевать, что и с кем она творила, не отдавать же ее за это на растерзание этим шакалам. Он торопливо обнял ее, похлопал по спине, старательно игнорируя разливающееся внутри тепло. Ничего особенного тут нет: он обнимает ее только по доброте душевной. Возлюби ближнего своего.

— Ничего личного тут нет, правда? — уверила его Элизабет, слабея от кружащего ей голову запаха мужчины. Дэн такой сильный и большой. Она было подумала, не удвоить ли ей предложенную плату, чтобы выгадать еще немножко времени, но отвергла эту мысль как недостойную. Нельзя быть слабой, нельзя рассчитывать на того, кто тебя обнимает, а особенно на Дэна Янсена, одинокого волка и женоненавистника с неуправляемым нравом и предубеждением против разведенных женщин.

— Простите, что я вызвала такой переполох, — охрипшим от сдерживаемых эмоций голосом сказала она, осторожно отстраняясь от него.

Дэн присел на край массивного орехового стола судьи Клосона, криво улыбнулся и покачал головой:

— Мадам, я искренне сомневаюсь, что вы способны не вызвать переполоха. Даже в келье у слепых монахов.

Несмотря на распирающий горло комок, Элизабет засмеялась. Затем отчаянно засопела, тыльной стороной кисти вытерла с щек слезы, радуясь, что не успела с утра накрасить ресницы. Ну и вид у нее сейчас был бы!

— Хотите вы того или не хотите, — заявила она, — я расцениваю ваши слова как комплимент.

Дэн ничего не сказал, но и от слов своих не отказался, что было все-таки лучше, чем ничего. Элизабет немного успокоилась, высморкалась и виновато улыбнулась.

— Простите, что не справилась с собой там. Понимаете, все эти голоса и вспышки… Это напомнило мне…

Она глубоко вздохнула, тряхнула головой, отметая все, что собиралась сказать. У нее уже не было сил, да и Дэн вряд ли расположен ее выслушивать.

— Просто если на меня нападают больше раза в день, я теряю душевное равновесие. Спасибо, что спасли меня… еще раз.

— Защищать людей — наша работа, — пожал плечами Дэн. — Как вы себя чувствуете?

— Лучше не бывает, — усмехнулась Элизабет. — Наверное, пора бы мне уже привыкнуть к таким вещам.

— К этому привыкать не нужно. Я сам тоже так и не привык, — неожиданно добавил он и невесело улыбнулся, вспомнив собственные проблемы с прессой.

— Я однажды видела такое выражение лица, — кивнула Элизабет, устраиваясь в высоком вертящемся кресле у стола. Она положила ногу на ногу и поворачивалась из стороны в сторону, отталкиваясь от пола носком кроссовки. — у кота, сидевшего рядом с пустым аквариумом. Что вы с ними сделали? Скормили какого-нибудь писаку из «Лос-Анджелес тайме» своему ручному тигру?

— Не совсем. Создал себе репутацию человека вспыльчивого и неуправляемого. Меня просто боялись задевать, когда я зол.

Шериф Янсен был из тех, кто держит свои эмоции под неусыпным контролем, и все же под внешним спокойствием физически ощущалось нечто дикое и опасное. Опасное и волнующее.

— Хорошо вам, — вздохнула она, вставая с кресла и подходя к книжному шкафу. — Попробуй я создать себе такую репутацию, никто не поверит, если только я не возьму в руки гранатомет. Пожалуй, мне остается рассчитывать только на доброту отдельных работников правоохранительных органов нашего округа.

— За это вы и платите налоги. — Дэн прошел через комнату и распахнул перед Элизабет дверь напротив той, что вела в зал. — Идемте, мисс Стюарт. У агента Игера есть к вам еще несколько вопросов.

Закусив губу, Элизабет встала, повесила сумочку на плечо. Только что ей казалось, что они с Дэном вот-вот подружатся. Ей захотелось так о многом спросить его: о том, как он был известным спортсменом, о его разводе, о том, устраивал ли он, звезда профессионального футбола, ту же шумиху вокруг своего расставания с женой, что и газетный магнат. Но миг прошел, и вот он опять представитель закона, выполняющий свой долг, а она — всего лишь свидетель обвинения. Элизабет прошла в открытую дверь, спустилась по служебной лестнице и всю дорогу никак не могла разобраться, радует ее это или огорчает.

— Все прошло совсем недурно, если бы не драчка в самом конце, — заметил Брет Игер, развалясь на стуле для посетителей. Свои папки он бросил на стол Дэна. — Как вы их отделали, а?

Дэну не понравился его насмешливый тон, и он мрачно глянул на него исподлобья, чтобы окоротить, но безрезультатно. Игер только улыбнулся в ответ, вольготно откинувшись на спинку стула. В своих неимоверно мятых, давно не стиранных светлых холщовых штанах и клетчатой рубашке, которую, похоже, вытащили из сушильного барабана, так и не дав ей познакомиться с утюгом, он явно чувствовал себя как дома. Волосы он, кажется, не расчесывал никогда, и выгоревшие на солнце пегие вихры торчали во все стороны.

— Говорил я тебе, сынок, — протянул он, даже не задумавшись, что в свои тридцать шесть вряд ли годится в отцы Дэну, который его на три года старше, — кинь им кость. Дай подозрение. Это займет их, и на какое-то время тебя оставят в покое.

Его речь сохранила тягучий оклахомский выговор, хотя в Оклахоме Игер не жил уже очень много лет, считая себя чем-то средним между бродягой и странствующим рыцарем, колесящим по стране во имя справедливости, как Дон Кихот или киношный гений Конфу. Принимая во внимание свою наклонность к философствованию и нелюбовь ко всякому насилию, он находил более точным последнее сравнение.

Служба привела его из Оклахома-Сити в Сент-Луис, а оттуда в Миннеаполис с краткой промежуточной остановкой в аду южных районов Чикаго. По счастью, там он долго не задержался: ему претило расследование убийств, а их было столько, что он потерял счет изуродованным трупам и несчастным родственникам, которым приходилось изо дня в день говорить: с прискорбием извещаем вас… Место агента криминального бюро в тихом, спокойном уголке Миннесоты сразу пришлось ему по душе. Округ Тайлер был настоящим раем для рыболовов и охотников: здесь в ручьях плескалась форель, а рощи и поля изобиловали дичью. Здесь жили честные, работящие люди. Жизнь текла медленно и размеренно. В округе Тайлер тридцать три года не случалось убийств. До вчерашней ночи…

С этой невеселой мыслью он снял ноги со стола, сел прямо и почесал в затылке, наблюдая за Дэном, метавшимся по комнате, как тигр по клетке.

— Слушай, успокойся. Я устал от этой мельтешни. Большой желтый пес, бесформенным мешком валявшийся на полу под стулом, поднял голову и согласно заскулил.

— Слышишь? Собака и та от тебя устала. Дэн посмотрел на пса. Огромный старый лабрадор заурчал, уронил голову на лапы и опять провалился в сон.

— Немного же ему надо. Он вообще годится на что-нибудь, кроме как задирать лапу у каждой машины?

— Старина Бузер? — Игер подался вперед, готовый защищать своего давнего приятеля. — Да он носится как заведенный, когда начинается утиная охота, посмотрел бы ты! Он милю проплывает легко, а как уток носит — ни перышка не помнет! Сейчас он просто бережет силы.

Пес повернулся на бок. В брюхе у него громко заурчало. Дэн выразительно поднял бровь.

— Не думаю, чтобы кто-нибудь надолго удовольствовался тем, что подозреваемый у нас есть, — сказал он, возвращаясь к делам насущным. — Мне самому стало бы намного спокойнее, если бы мы уже поймали Керни Фокса и закрыли дело.

— Да, и журналисты радовались бы как дети. Пока мы будем заталкивать задницу Керни Фокса в камеру, они будут торчать здесь, изводя километры пленки, как туристы в Диснейленде, а потом разъедутся по домам, и мы их больше не увидим.

— Ну и отлично, — буркнул Дэн. — Чем меньше репортеров я вижу, тем мне лучше. Он отогнал вставший перед глазами образ Элизабет и подошел к приклеенной к стене линии времени, начерченной на длинной полосе белой пергаментной бумаги. Ради рулона этой бумаги он безжалостно поднял в два часа ночи и погнал на работу Лероя Джонсона, хозяина «Пиггли-Виггли». Теперь вся хронология событий вчерашнего вечера, включая предположения о возможном времени смерти Джералда Джарвиса, была восстановлена на этом свитке аккуратным почерком Дэна Янсена. Он подошел к самому важному из эпизодов дня — показаниям Юджина Харрисона, который с завтрака до ужина торчал в «Красном петухе», наливаясь пивом на свое пособие по безработице —20 — Керни Фокс покупает пачку сигарет. Говорит, что ему надо в «Тихую заводь» «по делу».

Все это почти доказывало присутствие Фокса на месте преступления. Нужна была самая малость — отпечаток пальца, клок волос, нож с именной гравировкой, — и дело в шляпе. Керни Фокс был как кость в горле для всего города с тех самых пор, как в апреле появился на Мейн-стрит на своем драндулете 1981 года выпуска, с зализанными назад сальными волосами и наглой улыбочкой на губах. Дэн не стал бы особенно грустить, если б ему удалось упрятать Керни Фокса за решетку на веки вечные; тогда Стилл-Крик заживет обычной жизнью, и конкурс красоты «Мисс Фестиваль» не будет омрачен страхом перед нераскрытым особо тяжким преступлением.

В дверь громко постучали, и в комнату заглянула Лор-рен. Она окинула Игера возмущенным взглядом. Брет только лениво ухмыльнулся и почесал живот.

— Мисс Стюарт спрашивает, готовы ли вы ее принять. Дэн медленно выдохнул, расправил плечи. Ему необходима была минутная передышка после их минутного сближения в комнате для совещаний, и потому он отвел Элизабет к Лоррен. Ей тоже надо было немного остыть. Теперь, кажется, все стало на свои места.

— Да, Лоррен, пусть войдет.

Лоррен замялась, сжала тонкие губы в неразличимую линию, думая, высказаться ей или нет. Ее глаза щурились за тонированными стеклами раскосых очков.

— Что, Лоррен? — нетерпеливо спросил Дэн.

— Возможно, я зря вмешиваюсь, но эта женщина такая же бесстыдница, как все они, — зардевшись, выпалила она. — Она называет ваших помощников «лапочками» и «солнышками». Это неприлично!

— Она ведь с Юга, — усмехнулся ей Игер. — Там все так говорят, солнышко.

Последнюю фразу он произнес, карикатурно растягивая слова, и подмигнул Дэну. Лоррен величественно качнула начесом, фыркнула, выпрямилась и вышла.

— Кажется, она ко мне неравнодушна, — хохотнул Игер, когда за нею закрылась дверь.

— Не мечтай, — рассмеялся Дэн.

— Мне жаль отрывать вас от отдыха, мальчики, но некоторые из-за вас тратят свое рабочее время попусту.

Элизабет незаметно вошла и теперь стояла у стены, скрестив руки на груди.

Игер встал со стула, откашлялся и перестал улыбаться.

— Агент Брет Игер, мэм, — церемонно представился он, протягивая ей руку. — Дико извиняюсь, что заставил вас ждать. Надеюсь, это не сильно утомило вас.

Она пожала протянутую руку, машинально отвечая улыбкой на старомодную учтивость Игера, и покосилась на Дэна.

— Приятно видеть, что некоторых людей господь наделил лучшими манерами, чем четвероногих. Рада познакомиться с вами, агент Игер.

— Взаимно, мэм. Дэн закатил глаза:

— Может, перейдем к делу, пока ты не сказал ей, что она хороша, как молодая индейка? Игер осклабился:

— Не изволите ли присесть, мисс Стюарт? Элизабет посмотрела на предложенный ей стул, на лежавшего под стулом огромного пса и покачала головой:

— Нет, благодарю. Я очень тороплюсь: надо срочно делать специальный выпуск газеты.

— Тогда буду краток. — Перегнувшись через стол, Игер достал свежеотпечатанный протокол и, хмурясь, пробежал его глазами. — Здесь вы показали, что примерно в семь тридцать ушли с работы и направились за город. Вы уверены, что никого не встретили? Необязательно в «Тихой заводи» — может, кто-нибудь шел по шоссе, или вы заметили вдали облако пыли от едущей по другой дороге машины?

— Мне очень жаль, но тот, кто это сделал, ушел со стройки либо еще до моего появления, либо когда я побежала за помощью. Других машин, кроме «Линкольна», я не видела.

— А раньше, до убийства, не приходилось ли вам слышать от мистера Джарвиса, чтобы он был с кем-нибудь в плохих отношениях? Мог он уволить кого-то из своих работников или не взять человека на работу?

— Я не настолько хорошо знала мистера Джарвиса, — выпрямившись, холодно ответила Элизабет. — Как-то раз в редакции он попытался схватить меня за задницу, за что получил по рукам. Не знаю, как у вас в Миннесоте, но там, откуда приехала я, подобные вещи не всегда означают близкую дружбу.

— Прошу прощения, я ничего не имел в виду, — уверил ее Игер, предупредительно поднимая руку. — Я задал вопрос без всякой задней мысли. Просто в маленьком городке любой разговор быстро становится достоянием гласности, и я подумал, что вы как журналист…

— Нет, — шепнула она, снова взглянув на спящего пса. Должно быть, это собака Игера; Янсен никогда не завел бы себе такую собаку — толстую, сонную и добродушную. Он выбрал бы большую и злую — немецкую овчарку, а то и волка. Волка с голубыми глазами, и общался бы с ним сугубо телепатически.

— Нет, до меня никакие слухи не доходили, — мягко сказала она, подняв голову и встретив заинтересованный взгляд Игера. — И, богом клянусь, предпочла бы ничего не видеть. А теперь, если у вас больше нет ко мне вопросов, у меня еще очень много дел.

Игер нацарапал что-то ручкой в протоколе и кивнул.

— Вы можете идти, мэм.

— А могу я сама задать вам вопрос?

— Конечно.

Она обратилась к Дэну. Может, по правилам протокола положено разговаривать со старшим по званию, с представителем криминального бюро, но она в этом ничего не понимала, а ответ хотела получить именно от Янсена. Это его город, его округ, и он отвечает за то, что здесь происходит.

— Вы говорили о случайном человеке. Это ваш единственный подозреваемый?

— Помимо вас — да, — с язвительной улыбкой кивнул Дэн.

— Почему? — настаивала она, не обращая внимания на его тон. — Насколько я могу судить, Джарвиса в городе не очень любили. Должен же быть еще кто-нибудь, кто желал его смерти.

— Вас тоже не очень любят, — возразил Дэн, — но, несмотря на Хелен Джарвис с ее вишневым желе, я не думаю, чтобы кто-нибудь в Стилл-Крик собирался убить вас.

Элизабет вспомнила безумные глаза вдовы Джарвис и невольно поежилась. Ведь вместо тарелки у нее в руках мог оказаться нож, и она не раздумывая пустила бы его в дело, можно даже не сомневаться.

— Вы уверены, что настолько хорошо их знаете? — спросила она.

— Я почти всю жизнь здесь живу. Единственные, за кого я не могу поручиться в Стилл-Крик, — это приезжие. Элизабет его пафос не впечатлил.

— Подчас оказывается, что ничего не знаешь о людях, всю жизнь живущих рядом.

— Очень художественно, — кивнул Дэн. — Вам надо попробовать писать романы.

Он потянулся, рассеянно глядя в сторону, будто забыл о существовании Элизабет и о заданном ею вопросе; без единого слова прошел мимо и распахнул дверь.

— А теперь, мисс Стюарт, прошу прощения, нам надо довить преступника.

ГЛАВА 10

Такого наплыва посетителей «Чашка кофе» не знала много лет. И, хотя Филлис терпеть не могла, когда кого-то убивали, пусть даже Джералда Джарвиса, она должна была признать, что для дела это полезно. Весь день кафе было забито до отказа: журналисты бегали туда-сюда, литрами пили кофе и заказывали все, что попадалось им на глаза. Местные жители тоже не отставали, делясь свежими сплетнями за порцией клубничного пирога. Пришлось даже выставить завсегдатаев из-за двух столиков, чтобы накормить обедом группу пожилых туристок из Эдайны.

Если так пойдет и дальше, она заработает достаточно, чтобы зимой поехать в отпуск в Феникс, к своей предшественнице Элейн.

Элейн, уйдя от дел в семьдесят втором году, на другой же день после прощальной вечеринки увезла свой радикулит и пару пуделей на Юг, в тепло. Она без сожаления оставила кафе, но кафе сохранило свое старое название. Люди в маленьких городах не любят перемен; не любила их и Филлис. Она оставила в прежнем виде старые отдельные кабинеты и при каждом ремонте отделывала их все тем же практичным коричневым винилом. Стойка тоже осталась такой, какой была в конце прошлого века, когда к югу от Рочестера не было ни одного кафе-мороженого, кроме «Чашки кофе».

Когда в восемьдесят третьем году линолеум протерся до дыр, Филлис сначала хотела подобрать новый, по возможности почти такой же, но, поразмыслив и поняв, что туризм становится главной статьей дохода в Стилл-Крик, велела Бобу Григу убрать старый линолеум вообще и восстановить то, что было под ним — дощатый дубовый пол. Если уж перемены неизбежны, люди охотнее вернутся назад к хорошо забытому старому.

Кассовый аппарат со звоном выбил чек еще на несколько долларов, и Филлис удовлетворенно вздохнула. В нагретом воздухе пахло кофе и жареной картошкой. Официантки носились по залу бегом, едва поспевая обслужить всех. У нее у самой ноги гудели от усталости, будто на них висели пудовые гири, но это ее не сильно огорчало. Она даже не сердилась, что опять пропускает серию «Всех моих детей». Вокруг происходит столько всего, что смотреть телевизор просто скучно.

После пресс-конференции репортеры умчались писать статьи, но почти все столики в общем заде и кабинеты были по-прежнему заняты. Звяканье ножей и вилок только оттеняло непрерывный гул разговоров. Но вот открылась входная дверь, и почему-то вдруг все замолчали, будто набрали полную грудь воздуха и боялись выдохнуть.

В зал вошла Элизабет Стюарт, и общее напряжение зашкалило, как опущенный в крутой кипяток термометр.

Все смотрели только на нее. Ну, мужчины смотрели бы в любом случае, подумала Филлис. На Элизабет заглядывались все мужчины, независимо от возраста и семейного положения, как будто подчиняясь безусловному рефлексу. Но женщины тоже смотрели. Еще бы: героиня пересудов и сплетен имела наглость показаться в самом людном месте города!

С первых дней в Стилл-Крик каждый шаг Элизабет сопровождало всеобщее осуждение. Весть о том, что городскую газету купила разведенная женщина, распространилась по городу как пожар. А то, что она была красива, носила джинсы в обтяжку и водила вишневый «Кадиллак» с откидным верхом, только подлило масла в огонь. И, наконец, у Элизабет было скандальное прошлое и южный вьь говор. Пожар разбушевался не на шутку.

Из чувства противоречия Филлис отнеслась к Элизабет дружелюбно. Правду сказать, к ее облегчению, оказалось, что эту девочку есть за что любить, и сейчас, когда она стояла в дверях под перекрестным обстрелом враждебных взглядов, сердце Филлис рвалось навстречу ей. Она покинула свой пост у выхода на кухню и, с ловкостью опытной официантки лавируя между столиками, стремительно пошла к ней, бесшумно ступая по деревянному полу веревочными подошвами удобных рабочих туфель.

Элизабет заметила Филлис, когда та уже подходила к ней. Ее пухлые губы были сжаты выразительным бантиком, карие глаза горели решимостью, курчавые волосы облаком стояли вокруг головы. Невысокая, не больше метра Пятидесяти даже в своих туфлях на толстой подошве, Филлис не казалась маленькой. Ей было лет шестьдесят, не возраст, иссушивший ее тело, ничего не мог поделать с бурлившей в ней жизненной энергией, и она оставалась такой же искренней, открытой и взбалмошной, как и в молодости. Увидев ее круглое, плоское, как у пекинеса, личико с крошечным вздернутым носом и огромными глазами, Элизабет обрадовалась.

— Джолин ждет в угловом кабинете, — сообщила Фил лис и потащила ее за собой в глубь зала.

Высоко подняв голову, Элизабет прошествовала миш

Столиков, делая вид, будто не замечает недобрых взглядов. Пусть их думают что хотят, она ничего плохого не сделала и не будет притворяться, что виновата. Следом за нею, как Красное море за Моисеем, уводящим свой народ из Египта, текли обрывки разговоров.

— Кажется, только обо мне и говорят, — не шевеля губами, шепнула она Филлис. Та хмыкнула:

— Идиоты. Твержу им, как попугай: «Если б она захотела закрутить роман с богатым и женатым, неужели не нашла бы никого получше Джералда Джарвиса?» — и все без толку.

— По-моему, они не считают меня настолько разборчивой.

— Ой, брось ты, — проворчала Филлис. — Они думают, если Розмари Толлер Шефер разок дала ему перед тем, как уехать отсюда навсегда, значит, любая красивая женщина поступит так же. Но ведь там было совсем не то. Розмари просто хотела насолить Хелен и Гарту.

Элизабет воззрилась на Филлис, открыв от удивления рот.

По пути мимо столика мэра Филлис ущипнула Рениту Хеннинг, которая так загляделась на них, что чуть не пролила кофе на брюки Чарли Уайлдеру. Пухлая блондинка ойкнула и подскочила от неожиданности.

— У меня перерыв, — гаркнула прямо ей в ухо Филлис. — Иди вызови Кристин из кладовки.

— Вы меня ущипнули! — всхлипнула девушка, потирая руку.

Филлис недобро взглянула на нее.

— Не преувеличивай, детка, я только хотела привлечь твое внимание. Когда ущипну, ты почувствуешь разницу. А теперь беги принеси нам три кока-колы, да не застревай за стойкой.

Наведя порядок, она погнала Элизабет дальше, как овцу, ворча по пути:

— Не знаю, что творится с нынешними молодыми, только и знают, что жаловаться и ныть. Хилые какие-то. Телевизор надо меньше смотреть.

Они скользнули в самый дальний кабинет и уселись за стол — Джолин и Элизабет рядом, Филлис напротив. Старомодный кабинет с высокими стенками полностью скрывал их от остальных посетителей в общем зале. И слава богу, подумала Элизабет, блаженно опускаясь в мягкое кресло. Побыла знаменитостью, хватит. Лет на десять вперед.

Ренита принесла в высоких бокалах кока-колу со льдом и осторожно поставила на покрытый клеенчатой скатертью столик, стараясь не пролить ни капли; достала из кармана белого передника влажную салфетку, вытерла безупречно чистый стол, заслужив одобрительный взгляд Филлис. Затем выложила рядком три соломинки в бумажных обертках, развернулась и пошла к служебному входу в глубине зала — наверное, за страдалицей Кристин. Элизабет дождалась, пока официантка уйдет, и подалась через столик к Филлис.

— Ты хочешь сказать, что Джералд Джарвис был с кем-то в связи? — шепотом спросила она.

— С кем-то? — выразительно хмыкнула Филлис.

— Ну, с этой Розмари.

— Ах, вон ты о чем. — Махнув рукой, она освободила от бумажной обертки соломинку и опустила в свой стакан. — Так то было лет двадцать назад. Об этом весь город знает.

— Кроме меня, — поправила Элизабет, а Джолин согласно кивнула.

— Джералд тогда еще занимался дорожным строительством на пару с Гартом Шефером, — объяснила Филлис. — Жены Джералда и Гарта — родные сестры. Сестры Толлер. Непохожие, как день и ночь. Хелен еще в школе была девочка-принцесса, хотя и оторва, каких мало. Из вредности могла отколоть любой номер. — Она опять махнула рукой и глотнула колы. — Ладно, чего там, когда это было… Так вот, Хелен вышла за Джералда, а Розмари — за Гарта, и все они дружили — водой не разольешь. Потом Хелен начала форсить брильянтовыми кольцами, будто у нее их как грязи, стала зазнаваться, потому что Джералд взял ее с собой в круиз на остров Аруба, купил новую мебель в гостиную и еще чего-то, не помню. Только что птичьего молока не покупал. Они катались как сыр в масле, а Гарт не мог позволить Розмари купить новую шляпку к Пасхе. Дальше известное дело: после работы Джералд запирался с Розмари в своем кабинете, а чем уж они там занимались — погляди на младшего сына Шеферов: вылитый Джералд, бедняжка.

Филлис села поудобнее, скинула туфли и с выражением блаженства на морщинистом лице поставила босые ступни на пол.

Элизабет потрясение смотрела на нее.

— Значит, у многих людей были причины убить Джарвиса? Хелен, Розмари, этот его бывший деловой партнер…

Филлис сделала большие глаза.

— Господь с тобой, прошло уже двадцать лет! Может, на Юге все делается медленно, но мы принимаем решения немного быстрее.

— Так что тогда произошло?

— Ничего особенного. Джералд выкупил у Гарта его долю в деле и разбогател, как Рокфеллер. Гарт стал продавать машины. Хелен и Розмари с тех пор не разговаривают.

— И все? — недоверчиво протянула Элизабет. — Ни драки, ни угроз, ни развода?

— Это же Миннесота, — усмехнулась Филлис. — Мы обходимся без драм и трагедий. Слишком накладно, а потом от людей стыдно. Чувства держим при себе. А развод… — Она нахмурилась. — Знаешь, даже теперь развод здесь — это не просто скандал, а намного хуже. А тогда и подавно разводиться никому в голову не пришло бы.

Элизабет задумчиво потягивала прохладную колу. Там, откуда она родом, без потасовки не обошлось бы, да и пальбой никого не удивишь. В Бардетте люди говорили то, что думали, и были скоры на гнев: покричат, выпустят пар — и забудут о ссоре. Интересно, что сталось бы с ними, если б они держали в себе все это — ненависть, обиды, возмущение… Во что можно превратиться, если Двадцать лет копить злобу?

— Филлис права, — вступила в разговор Джолин, — это всем известно. А Джералд с тех пор путался еще с г кучей баб. Весь город знает, что он изменял Хелен, и она в том числе.

— Может, Хелен надоело терпеть? — предположила Элизабет.

— И она зарезала жирную курицу, несущую золотые яйца? — покачала головой Джолин.

— На каждую жирную курицу найдется жирная налоговая полиция.

— Верно, — согласилась Джолин, — но я все равно не верю, чтобы Хелен…

— А я верю, — зябко поведя плечами, буркнула Элизабет.

Джо снова покачала головой:

— Ей роста не хватило бы.

— А что, обязательно мараться самой? Можно кого-нибудь нанять.

— Например, Керни Фокса? — Джолин скрестила руки на груди, села поудобнее, задумчиво хмыкнула. Действительно, как просто: никто из команды шерифа ни разу не упомянул имени Керни Фокса, но чтобы вычислить, какого «приезжего» повсюду ищут для дачи показаний, долго думать не надо. Разумеется, Керни Фокс. Он болтался в городе с апреля и до сих пор только чудом не сидел за решеткой. Такая репутация вкупе с тем фактом, что после обеда в среду никто не видел Керни, делала его главным подозреваемым.

— Я тоже не верю, чтобы это была Хелен, — вполголоса пробормотала Филлис, допив свой стакан до последней капли и вытерев ладонью мокрый круг от него на столе. — Хелен слишком много имела с того, что была женой Джералда. Всегда находилась в центре внимания — неважно, хорошо или плохо то, что происходило вокруг. По-моему, Керни Фокс сделал это сам, из-за денег. — Она подалась через стол к Джолин и Элизабет и заговорщически склонила голову набок. — Он ведь с Айрон-Рэйндж, а там народ лихой.

Айрон-Рэйндж? — вопросительно подняла бровь Элизабет. — Где это?

— На севере Миннесоты, — ответила Джо. — Там раньше добывали таконит — железную руду. Правда, железа в ней мало.

— Глухое место, одни волки да индейцы, — вставила Филлис. — А люди живут на пособие.

— Безработица просто чудовищная, — перебила ее Джолин. — Кому сегодня нужна такая руда при нашем уровне добычи железа.

— Янсен рассказывал, что этот человек приехал сюда искать работу. — Элизабет машинально потягивала напиток, чертя пальцем узоры на запотевшем боку стакана.

— И, кажется, нашел, — фыркнула Джолин. — Если, конечно, называть работой убийство.

— По-моему, свалить вину на того, кто в городе недавно, проще всего, — возразила Элизабет. — Наверняка были и другие, кто ненавидел Джарвиса.

— Да неужели! — усмехнулась Филлис. — Все, чьи имена занесены в его черную книжечку. Но все-таки вряд ли кто-нибудь из них собрался бы убить его. В Стилл-Крик такого не бывает. Не по-нашему это: разозлиться и ничего не сказать. Вот как…

Джо и Элизабет одновременно повернулись друг к дружке с загоревшимися глазами, как два почуявших куропатку сеттера.

— Черную книжечку?

На круглом личике Филлис появилась довольная, совершенно кошачья ухмылка, отчего все ее тонкие морщинки стали намного заметней и глубже. Может, не все это понимали, но, поскольку именно в «Чашку кофе» люди шли поговорить о делах, она знала почти все и почти обо всех в городе и не испытывала ни малейших угрызений от того, что случайно что-нибудь подслушала.

— Джералд давал деньги взаймы тем, кому не дали бы в банке, и тем, кто сам не доверял банку или не хотел, чтобы кто-то знал, на что ему эти деньги. А имена должников записывал в свою черную записную книжечку. — Она с гордым видом кивнула на единственный в зале незанятый кабинет напротив. — Вон там он проворачивал все свои дела.

Элизабет повернулась к Джолин.

— Янсен сказал, что в отделении для перчаток в «Линкольне» Джарвиса кто-то основательно порылся. Они решили, что это преступник искал деньги.

— А если нет? — пробормотала Джолин. Несколько секунд они ошеломленно смотрели друг на дружку. В головах у обеих крутились десятки версий, предположений и новых мотивов убийства. Наконец Джолин взглянула на часы:

— Черт, нет у нас времени на размышления, шеф. Есл мы хотим успеть сверстать экстренный выпуск и отвезти его в Грэфтон, надо поторапливаться.

Да, прошли те времена, когда местные газеты набирали свой тираж на печатных станках прямо в городе. Теперь даже в богом забытых уголках, вроде Стилл-Крик, все делалось на компьютере. Частью личного вклада Элизабет в «Клэрион» было как раз приобретение двух новейших издательских машин IBM для себя и для Джолин. Тексты они набирали сами, но тираж печатали в большой типографии в Грэфтоне. Управляющий пообещал втиснуть их экстренный выпуск между уже назначенными ежедневными выпусками газет других городков. Время печати всегда было расписано с точностью до минуты, и Элизабет пришлось долго клянчить, чтобы их пропустили вне очереди.

Джолин права, надо пока отложить то, что сообщила Филлис. Они подумают над этим потом, и подумают как следует. Может, Дэн Янсен счастлив повесить это убийство на приезжего и закрыть дело, но ей, Элизабет, нужна правда. Может, «Клэрион» не заработает миллионов на убийстве Джералда Джарвиса и не устроит шумихи, как поступили бы газеты Брока Стюарта, но они напечатают правду — не сказку для взрослых, которая всех устроила бы, не громкую сенсацию, как сделал бы Брок, а правду. И если для этого придется разрыть чистенькие улицы Стилл-Крик и покопаться в грязи, она не побоится запачкаться.

…Смертельно усталый, Дэн рухнул в кресло. Пожалуй, так он не выматывался еще ни разу с последнего выезда на сборы с командой «Рейдерз», когда возраст и травмированное колено каждый день заставляли его всерьез думать, не послать ли к черту эту жизнь. Он сомкнул налитые свинцовой тяжестью веки, запрокинул гудящую голову и застонал. С обеда до темноты он лазал вверх-вниз по no-росшим лесом холмам за городом, заглядывая буквально под каждый куст в поисках хоть каких-то следов Керни Фокса, но к почти семи часам вечера ему оказалось нечем похвастаться, кроме порванных джинсов, режущей боли в колене и отвратительного настроения.

За прошедшие после убийства сутки они с помощниками прочесали каждый квадратный сантиметр округа Тайлер, но не нашли ни волоска, ни окурка — ничего. Оборотистый гаденыш. Наверное, сейчас он уже на полпути к канадской границе, ползет по канализационным трубам, как крыса, боится высунуть нос наружу. Если б у Дэна и были сомнения относительно виновности Керни, то теперь они все отпали. Человек не проваливается под землю, когда у него нет причин скрываться.

Он готов был спорить на что угодно: в результатах дактилоскопической экспертизы, которую вот-вот пришлют из центральной лаборатории Сент-Пола, внутри и на поверхности «Линкольна» среди десятков случайных непременно окажутся заметные отпечатки пальцев Керни Фокса, и тогда уж ему не отвертеться. Если только удастся его найти.

Дэн провел ладонями по лицу, отбросил волосы со лба, потер покрасневшие от усталости глаза и окинул печальным взглядом разгром, царивший в его некогда безупречно чистом кабинете. Повсюду стояли одноразовые чашки из-под кофе; одну опрокинули на стопку бумаг, и то, что лежало сверху, оказалось заляпано коричневыми пятнами. На столах и полках валялись недоеденные бутерброды, конфетные фантики вперемешку с докладами и рапортами; на больших черно-белых фотографиях с места препления россыпь крошек от печенья. Над всем этим витал ядреный запах мужского пота и слабый, но ощутимый запах псины.

Все Игер со своей проклятой собакой. В рощу Хадсона они ездили вместе, и теперь весь салон «Бронко» был в собачьей шерсти, а на месте никчемная скотина только задирала лапу у каждого дерева. Больше ни на что не сгодилась.

— Господи, когда это кончится, — пробормотал Дэн, глядя в потолок.

Больше всего на свете ему хотелось вернуть прежнюю жизнь — мирную, спокойную, понятную. Но сегодня это вряд ли удастся: до сих пор все, кто хоть на что-то способен, занимаются розыском подозреваемого. Игер на день взял на себя руководство операцией, чтобы он мог поехать в Миннеаполис на вскрытие Джарвиса: из судебного морга округа Хеннепин уже сообщили, что патологоанатомическая экспертиза назначена на сегодня. Подумаешь, послеобеденное развлечение. Так что у него есть пять минут, чтобы проглотить бутерброд и позвонить Эми.

Единственный, кого он мог послать вместо себя, был Элстром: он пока ничем не занят. Но, хотя причина смерти Джарвиса никаких сомнений не вызывала, Дэн не доверял Элстрому: этот рохля непременно что-нибудь важное упустит. Кроме того, это его округ, и он в ответе за то, что убит один из тех, кого он должен был защищать. Так что присутствовать при вскрытии — его прямая обязанность, которую никому нельзя передоверить.

На столе лежал оставленный заботливой Лоррен бутерброд с ветчиной, аккуратно завернутый в бумагу. Дэн, морщась, посмотрел на сверток и потянулся к телефону.

Дверь распахнулась настежь, и в кабинет вошла Элизабет Стюарт. Она уже успела сменить парчовую блузу Джолин на заправленную в джинсы простую белую футболку.

Дэн легко мог представить себе, какой сейчас на ней лифчик: Кауфман при нем делал опись предметов одежды, бывшей на ней, когда она нашла труп, и выброшенной после в мусорный бак. Эта дама знала толк в белье — чувственном, сексуальном, дорогом.

Дорогом. Это слово мгновенно охладило его воспаленное воображение, напомнив, кто такая Элизабет Стюарт, что она за женщина. Честолюбивая, алчная, выбирающая себе мужчин, которым доходы позволяют покупать ей французские кружевные трусики.

— Перед тем как войти в комнату, положено стучать, — раздраженно бросил он.

Элизабет медленно прошла вдоль прикрепленной к стене линии времени, на ходу фиксируя в памяти каждую запись.

— Я не рискнула дожидаться возвращения на пост грозной мисс Уорт: кажется, она меня недолюбливает.

— Вам нечего бояться, она ушла на весь день. Встав с кресла, он загородил ей дорогу, оттесняя от линии времени. Элизабет вовремя остановилась, но все равно чуть было не столкнулась с ним. Очень глупо: он и на полшага не сдвинулся бы. Все, чего она добилась, — подошла к нему слишком близко. Намного ближе, чем надо.

— Я думал, вас ждут неотложные дела.

— Мы уже закончили.

Элизабет отступила назад и уселась на стул для посетителей. Дэн сел прямо напротив нее на край стола, что ее совершенно не обрадовало: лучше бы их что-нибудь разделяло. Форменную одежду, бывшую на нем на пресс-конференции, он сменил на клетчатую ковбойку, линялые джинсы и потертые башмаки грубой кожи.

— У меня есть информация, которая может быть вам полезна, — сказала она.

— Какая информация?

— Представьте себе, мотивы к убийству Джарвиса были у огромного множества людей. Похоже, он держал подпольную кассу. Давал деньги взаймы под проценты, а имена должников заносил в черную записную книжку.

Дэн выдохнул с явным облегчением, встал и отошел в сторону, работая дважды выбитым за сезон семьдесят девятого года плечом.

— Ах, вот вы о чем.

Элизабет смотрела на него в полном недоумении.

— Что значит — «вот вы о чем»? Вы что, знаете?

— Конечно, знаю. У нас ведь городок маленький. Да Джералд одалживал деньги тем, кому они были позарез нужны. Ну и что?

— Как это — что?! — вскочив со стула, шагнула к нему она. — Как это — что? А если, представьте себе на минуточку, кто-нибудь из самых уважаемых горожан передумал возвращать ему долги? Что, если Джарвис попытался пригрозить кому-то, кто был не в состоянии платить, и его просто убрали?

— Убрали? — пренебрежительно глянул на нее Дэн. — Где вы нахватались таких слов? Телевизор надо меньше смотреть.

— Но ведь любой из тех, кто в списке, мог убить его, — не отступалась Элизабет.

— Мы знаем, кто его убил.

— Вы знаете только то, что вам удобно знать. Дэн раздраженно сдвинул брови.

— А это вы к чему?

— К тому, что вы скорее повесите это убийство на несчастного придурка с какого-то там рудника, чем удосужитесь поискать у себя во дворе.

— С Айрон-Рэйндж, — нетерпеливо поправил он. — А у себя во дворе мне искать нечего.

— Боитесь найти что-нибудь не то?

— Нет, — ответил он, засунув кулаки в карманы джинсов и делая шаг к Элизабет. — Просто точно знаю, что найду. Потому и искать не стану. У нас есть подозреваемый, у которого были мотивы, возможность и, будьте уверены, орудие. Так чего же мне еще надо? Думаете, мне нечем заняться, кроме как сидеть здесь и сочинять детективы?

— Даже если его убил Фокс, может, он только исполнитель…

— Фокс? — вскипел Дэн. — Кто, черт возьми, сболтнул вам?

Элизабет снисходительно улыбнулась:

— Ни для кого в городе не составило труда догадаться.

Дэн провел рукой по лицу, отбрасывая со лба волосы, и крепко зажмурился, как от внезапной боли.

— Проклятье!

— Может, ему заплатили, — продолжала развивать свою мысль Элизабет. Дэн хрипло рассмеялся:

— Господи, вы что, рехнулись на криминальной почве? По-вашему, и Ли Харви Освальд дутая фигура? И первый человек на Луне — брехня? И Рейган знал об «Иран-контрас»?

— Да, — решительно кивнула Элизабет. — Он никогда мне не нравился, даже в лучших своих фильмах.

Дэн вперил взгляд в потолок и скрипнул зубами. Почему, господи, почему ему выпало одновременно возиться с делом об убийстве и с Элизабет Стюарт? Ни настроения, ни терпения у него на это нет.

— Большинство преступлений объясняется просто, — втолковывал он ей фальшиво-снисходительным тоном, как назойливому двухлетнему ребенку, — а преступники по большей части глупы. Керни Фокс убил Джералда Джарвиса из-за денег и смылся. Вот и все.

Элизабет слушала его, не веря своим ушам, и едва сдерживаясь, чтобы не вцепиться в него и не начать трясти. Правда переполняла ее, мозг гудел от версий и доказательств, она горела желанием помочь правосудию, а ответственное лицо не желало даже выслушать ее!

— Вы ничего не собираетесь предпринять? Поискать эту книжку, расспросить кого-нибудь?

Нет.

— Невероятно, — качая головой, пробормотала Элизабет. — Вас не заботит, что один из самых заметных граждан вашего города был настоящим кровопийцей…

— Не был.

— Вам неважно, что у десятка самых разных людей были причины желать его смерти. — Он открыл рот, готовясь возразить, но Элизабет некогда было слушать. — Вам только и надо, что кончить расследование в минимальные сроки и без шума.

— Да, и не уродоваться из-за какой-то доморощенной теории.

— Хотите все свалить на чужака и закрыть дело. Пусть ваш туристский рай останется чистеньким снаружи, а на сор под половиком наплевать. — Она прищурилась и посмотрела на него, не скрывая отвращения. — Вам просто лень почесаться, вот что.

— Ах, так? — взвился Дэн, уже не пытаясь сдерживать злобу. Слова Элизабет попали точно в больное место, растревожив никак не заживающую рану. — Что-то вы слишком много говорите.

Они оказались слишком, слишком близко друг к другу. И поняли это в один и тот же миг. Элизабет стояла почти вплотную к нему, он видел, как вздымается и опадает ее грудь, как приливает кровь к щекам, как дышат черные, расширенные зрачки устремленных на него глаз.

Он пытался приказать себе отстраниться, но не смог. Точнее, не захотел. То, что влекло его к ней, горячило кровь, притягивало взгляд к ее рту, было сильнее рассудка. Этот жадный нежный рот… Этот серповидный шрамик в уголке губ. Желание узнать вкус ее губ мучило его с той секунды, как он впервые ее увидел, и сейчас никакие доводы здравого смысла не могли помешать ему.

Ее губы чуть приоткрылись. Дэн понял это как молчаливое приглашение и накрыл их своими, пока она не успела ничего сказать.

Они были мягкими и теплыми, еще мягче и теплее, чем он представлял себе. Где-то в подсознании неумолчно звенел тревожный звоночек, но желание хлынуло неудержимым потоком, затопило тревогу, прогнало страх, опалило изнутри. Запутавшись пальцами в ее волосах, он запрокинул ей голову и снова нашел губами ее рот.

От соприкосновения тел, от слияния губ Элизабет пронизывали горячие токи. Изумленная, она тихо ахнула, и Дэн немедленно воспользовался этим, проникнув языком во влажную, теплую глубину ее рта. Он целовал ее медленно, жадно, каждым поцелуем беря ее всю без остатка, овладевая ею; его руки гладили ее по спине, опускаясь все ниже, потом легли на ягодицы и привлекли ее еще ближе, еще теснее.

Элизабет вздрогнула и коротко простонала, не сознавая, что стонет вслух. Когда в последний раз мужчина вот так прикасался к ней, будил в ней такую жажду? Ей стало страшно себя самой и жарко от стыда.

Она ведь решила: с мужчинами покончено, а с этим мужчиной и начинать ничего не следует. Он опасен, и не так, как может быть опасен человек, а как дикий зверь. Людские законы для него не указ. И ее он видит такой, какой выставили ее Брок со своими газетчиками — дорогостоящей шлюхой.

Разжав пальцы, которыми вцепилась в его рубашку, она уперлась ладонями ему в грудь и оторвала губы от его губ.

— А я-то думал, мы вообще не способны договориться, — пробормотал Дэн.

Элизабет вздрогнула, будто ее ударили. В эту минуту она ненавидела его. Ненавидела за то, что он думал как все. За то, что разбудил в ней желание. За то, что заставил ее презирать себя.

— Так и есть, — горько прошептала она.

Он нежно поправил упавшую ей на щеку прядь волос.

— Лгунья.

Медленно, вкрадчиво провел кончиком пальца по ее подбородку к углу рта, погладил маленький белый шрам. Желание снова затуманило рассудок Элизабет, окутало ее горячим, сладким дурманом, но следом за желанием, вопреки ему, вспыхнул гнев. Не сводя с Дэна глаз, она быстро нагнула голову и укусила его палец.

С шумом втянув в себя воздух, он отдернул руку. Элизабет сделала попытку высвободиться, но левая рука Дэна все еще лежала у нее на бедре, удерживая ее на месте.

— Звонил Док Трумэн.

Элизабет показалось, что в кабинете грянул гром. Она вырвалась из рук Дэна, шарахнулась к двери, но путь ей загораживала внушительная фигура Бойда Элстрома.

Бойд перевел взгляд с виноватого лица Элизабет на своего шефа. Янсен опять присел на край стола, прямо-таки исходя злобой и высокомерием. Стиснутые кулаки он сунул в карманы джинсов, что отнюдь не скрывало его полной боевой готовности.

«Опять все достается этому выродку», — с горечью подумал Бойд. Все ему — власть, сила, бабы. Люди до сих пор смотрят на него снизу вверх, потому что когда-то он умел ловить мячик. Ну ничего, это ненадолго. Он, Бойд действует по плану и добьется чего хочет… удалось бы только найти проклятую расписку.

— Господин помощник, — воткнув взгляд в Элстрома процедил Дэн, — разве ваше воспитание не подсказывает вам, что перед тем, как войти, надо поднять руку и постучать в дверь?

Элстром мог ответить как надо, но передумал. Трепать языком сейчас совершенно незачем. Конечно, он рассчитывал извлечь какую-то пользу из общения с этой Стюарт, надеялся, что она напишет о нем в газете, но теперь ясно на чьей стороне она играет. У Янсена вон уже стоит; еще минута — и он уже вовсю трахал бы мадам журналистку. Везучий гад.

— Звонил Док Трумэн, — тупо повторил он. Элизабет испытывала такое унижение, что еле удержалась, чтобы не броситься вон бегом. Элстром отступил на полшага от двери, но ей все равно пришлось бы протискиваться мимо него боком. Она чувствовала на себе его взгляд и знала, что увидит, если встретится с ним глазами:

Снисходительное презрение, гадкую улыбочку, понимающую и самодовольную. Какие сволочи эти мужики! Вот сейчас она уйдет, и Янсен с Элстромом похихикают всласть и даже не вспомнят, что ненавидят друг друга. Мужчины прекрасно находят общий язык, когда говорят о футболе или женщинах.

— Прошу прощения, — окрысилась она, — ваш живот мешает мне пройти.

Элстром что-то буркнул, нахмурился, отчего складки на его мясистой физиономии стали глубже, и отступил еще на шаг. Элизабет проскочила мимо, но в дверях ее остановил голос Янсена:

— Дискуссия не окончена, мисс Стюарт. Он говорил спокойно, но под обманчивой мягкостью тона угадывался металл. Обещание. Угроза.

Элизабет бросила на него недобрый взгляд через плечо.

— По-моему, мы все сказали. Хотите, можете использовать мою информацию, не хотите — сидите ковыряйте в носу дальше. Я отправляюсь искать правду, устраивает вас это или нет.

Когда Элизабет наконец добралась до дома, Аарон все еще возился со шкафами. Когда она вошла на кухню, он мельком взглянул на нее поверх очков и продолжал аккуратно вытирать чистой тряпочкой инструменты перед тем, как уложить их в ящик.

— Полвосьмого, — сказала Элизабет, вешая сумку на стул. Она слишком устала, чтобы помнить о приличиях, и потому без колебаний села на стул верхом, бессильно уронив голову на руки. — Я думала, вы уже давно ушли.

Аарон снял с острия отвертки чешуйку коричневой краски, вытер его специально для того предназначенной фланелькой. Этот человек содержал свое имущество в чистоте и порядке, как и свою жизнь. Придирчиво осмотрев отвертку, он положил ее на отведенное место в ящик, удовлетворенно заметив:

— День хорошей работы за хорошую плату.

— Вы случайно не член профсоюза? — устало рассмеялась Элизабет.

Юмора Аарон не понял, но все равно улыбнулся для порядка.

— Я член церкви, член общины, — ответил он, беря плоскогубцы, чтобы еще раз осмотреть их и вытереть тряпочкой, краем глаза наблюдая за Элизабет. Она, казалось, была готова уснуть прямо здесь, по-мужски сидя верхом на стуле, даже не расчесав буйных черных волос, в беспорядке рассыпавшихся по плечам и спине.

— Вы тоже поздно приходите, Элизабет Стюарт. Хотя, думаю я, тоже ни в каком профсоюзе не состоите. Элизабет подняла голову и одарила его улыбкой.

— Вы ведь сами знаете, дорогой мой: нет покоя грешникам. У шерифа целые сутки — рабочее время.

Она сладко потянулась, зевнула и медленно поднялась со стула. Грешница. Это слово стучало в мозгу Аарона, когда он следил за плавными, гибкими движениями ее

Тела. Надо бы думать о ней как о грешнице, о блуднице да, английской блуднице, но он не мог, нет, не мог. Казалось, она не ведает, как колышутся ее груди под белой майкой, как змеятся по спине пышные пряди волос. Она не пыталась ввести его во грех; грех гнездился в его душе. Слишком долго он жил без жены.

— Разумеется, — продолжала Элизабет, доставая из буфета краденую бутылку виски, — если Янсен сделает, как хочет, мы и ахнуть не успеем, как расследование закончится.

Она нашла среди стоявших на тумбе разнокалиберных стаканов тот, что выглядел почище, и налила себе солидную порцию золотистого напитка. Первый глоток пошел превосходно: по жилам разлилось долгожданное тепло, и измочаленные нервы немного успокоились.

— Он хочет дело свернуть и бантиком перевязать, — проворчала она, снова поворачиваясь лицом к столу; опершись спиной на стенку тумбы, скрестила руки на груди, не выпуская стакана и с наслаждением, будто изысканный аромат, вдыхая запах виски. — А на правосудие и справедливость ему плевать.

— Суд мой истинен, — рек господь, — отозвался Аарон, уложив наконец плоскогубцы в ящик. :

— В вашей общине так и поступили бы? Предоставили бы господу покарать убийцу?

— Нельзя препятствовать божьему суду. Рука его верна. — Он аккуратно сложил фланель, убрал ее в особое отделение рабочего ящика, затем обернулся к Элизабет, глубоко засунув длинные руки в карманы штанов, и посмотрел на нее долгим, серьезным взглядом, на дне которого таились усталость и тоска. — Человеку не дано воскресить мертвых. Они уже с господом. И все, что мы делаем, неважно.

Наверно, это он о своей покойной жене, подумала Элизабет, и у нее сжалось сердце. Но ведь она говорила совсем не о том.

— Важно, если невиновный может сесть в тюрьму, — сказала она.

Аарон кивнул.

— Поэтому мы и полагаемся на господа. Ему решать, что будет. Es waar Goiters Will. To была воля божия. Промысел божий, — произнес он тихо, вполголоса, размышляя о чем-то своем, недоступном Элизабет. — Промысел божий.

Затем решительно взялся за гладкую, отполированную его ладонью ручку ящика и пошел к двери.

— Завтра я приду опять, Элизабет Стюарт. Здесь много работы нужно делать.

— Вы и так уже много сделали, — возразила она. С буфета были сняты все двери, кран больше не тек, кто-то убрал весь мусор со стола и вымыл посуду, и Элизабет не тешила себя пустыми надеждами, что это сделал Трейс. — По-моему, я должна по меньшей мере накормить вас обедом. Останетесь?

Аарон с сомнением посмотрел на стоящую у плиты женщину.

— Danke, благодарю, нет.

— А вы умный человек, Аарон, — печально усмехнулась она. — Да, готовить я действительно не умею и собиралась просто открыть пакет чипсов и сделать бутерброд с тунцом. Если только тунец не испортился.

— Испортился, — буркнул Аарон и опять направился к двери.

Элизабет пошла за ним, не выпуская из рук стакан, как грудной ребенок — бутылочку с молоком.

— Еще раз спасибо за помощь, Аарон. Так приятно иметь хоть одного нормального соседа.

Он уже спускался с крыльца, но остановился, едва заметно улыбнулся, будто оценив ее юмор, и посмотрел на нее снизу вверх. Так ничего и не сказав, сел в свою повозку, убрав под сиденье ящик с инструментами, тронул поводья, и тощая гнедая потрусила по каменистой дороге, раскачивая черный фургон из стороны в сторону. Солнце уже клонилось к западу, заливая поля теплым янтарным светом. Краснокрылый дрозд, сидевший на телеграфном Столбе, вывел затейливую трель и умолк. Вечерний ветерок принес откуда-то запах свежескошенного сена. Вокруг царили мир и тишина, словно днем ничего не случилось.

Аарон Хауэр приедет домой и спокойно уснет. Что ему до смятения, охватившего Элизабет? У него своя, отдельная жизнь. Он, как и все в его общине, вообще не думает о том, что творится в большом мире. Правда, Элизабет казалось, что и в Стилл-Крик люди немногим отличаются от Аарона. Они тоже умеют уходить от тревог большого мира только по-своему: обвинят во всех грехах приезжих и будут жить дальше как ни в чем не бывало.

Сев на верхнюю ступеньку, Элизабет отхлебнула виски и припала головой к облезлому дверному косяку, некогда выкрашенному зеленой масляной краской. Может, Дэн прав, и Джарвиса действительно убил Керни Фокс — чужак, возмутивший спокойствие тихого городка… И все же Элизабет не оставляло чувство, что за убийством Джералда стоит кто-то еще.

Дэну этого не понять, он здешний и находится во власти предубеждения. Если он решил, что единственный кандидат в подозреваемые — Керни Фокс, то все остальные отпадают, потому что их он помнит с детства, он рос среди них. Все они его знакомые, друзья или родственники, и он просто не может смотреть на них непредвзято.

И на нее тоже не может, подумала Элизабет. Ее прошлое, точнее — то, что известно ему из газет, туманит ему взгляд.

Зачем она приехала сюда? Печатать правду, и ничего, кроме правды, как сказано в девизе «Клэрион». Не допускать в свою жизнь и тени лжи. Все так, но сейчас она понимала, что волнует ее совсем не та правда, о которой надо дать репортаж в экстренный выпуск газеты, а та, что внутри ее самой. Та правда, которую Дэн читал в ее глазах, когда прижимал ее к себе, когда вытирал с ее щеки желе сегодня утром, когда после ее позора на пресс-конференции спрашивал, все ли с ней в порядке.

Он ей нравился.

И почему-то это пугало ее гораздо больше, чем присутствие убийцы в городе.

ГЛАВА 11

Дэн проснулся от назойливого писка будильника над ухом, придавил кулаком кнопку остановки сигнала и только после приподнял голову с подушки и приоткрыл один глаз. Пять часов утра. Красные нули на дисплее светились в темноте, как глаза вампира. Значит, всего три часа он спал, точнее, ворочался, обуреваемый эротическими видениями. Ему снилась Элизабет.

Теперь надо было медленно сесть. Каждое утро все его старые травмы просыпались вместе с ним и принимались за него со свежими силами.

Медленно, осторожно он спустил ноги с кровати, откинул измятую простыню, встал, постепенно распрямляясь, и пошел к платяному шкафу, мягко ступая по ковру.

Наскоро приняв душ и побрившись, он влез в джинсы и рубашку, не обуваясь, бесшумно прокрался через прихожую в комнату Эми, приоткрыл тихо скрипнувшую дверь и с выпрыгивающим из груди сердцем заглянул внутрь. Эми спала. Лучик неяркого света, пробиваясь сквозь жалюзи, падал на ее лицо, юное и нежное, как у спящего ангела. Дэна пронзило острое чувство вины, смешанное с ужасом: он провел с дочерью не больше часа с тех пор, как она здесь, а ее отъезд в Лос-Анджелес неумолимо приближался.

Он тихо вошел в комнату, которую позволил Эми отделать по своему вкусу в ее первый приезд к нему. Стены здесь были оклеены обоями в букетиках фиалок, на полу лежал темно-пурпурный ковер. Мебель Эми выбрала белую, шторы и постельное белье — тоже белые, в кружав-чиках и оборочках. Не спальня, а девчоночья мечта. Протискиваясь между белым стульчиком с ажурной кованой спинкой и изножьем кровати, Дэн чувствовал себя слоном в посудной лавке.

Осторожно опустившись на краешек матраса, он потянулся отвести с щеки Эми длинную темно-каштановую прядь. Дочь что-то пробубнила во сне, почесала нос и повернулась на бок, но в следующий миг, будто почуяв его присутствие, открыла глаза и захлопала длинными ресничками.

— Привет, котенок, — улыбаясь, прошептал Дэн. — Я не хотел тебя будить.

Эми посмотрела на него, даже спросонья заметив глубокие складки усталости и напряжения у рта и темные мешки под глазами, села в кровати и, не сопротивляясь детскому желанию ласки, прижалась к отцу.

— Который час?

— Рано еще, — проворчал Дэн, привычно поглаживая ее по волосам, как и десять лет назад, когда она была совсем малышкой. — Мне пора на работу. Я просто решил зайти поцеловать тебя на прощание.

Эми с огорченным лицом откинулась на груду отороченных кружевом подушек.

— Ты слишком много работаешь. У Дэна кольнуло сердце.

— Прости, родная. Мне выбирать не приходится.

— Понимаю, — вздохнула Эми, сосредоточенно разглаживая на груди майку рейдеров с его номером. — Просто жалко, что так получается.

— Мне самому жалко. Взять бы отпуск на три недели и все время быть с тобой. Но надо сначала разобраться с этим делом.

— Ведь оно почти закончено? Миссис Крэнстон говорит, ты знаешь, кто это сделал, и осталось только его поймать.

— Поймаем. Может, уже сегодня. А я пораньше приду с работы, и мы с тобой погоняем мячик. Как тебе такое предложение?

Он улыбнулся, подумав об этом. То была еще одна традиция, которую установила сама Эми. Тогда ей было шесть, и она хотела быть мальчиком. Как-то она залезла в его чемодан с реликвиями, нашла там старый мяч, оставшийся после памятной игры восьмидесятого года, обеспечившей рейдерам репутацию непобедимых, и вышла с ним во двор, чтобы похвастаться перед соседскими мальчишками. В результате нечаянно разбилось окно гаража, разъяренная Трисси разогнала всех по домам.

Дэн и теперь помнил грустное личико дочки, когда пришел домой в тот день. Грязный сдутый мяч валялся у ее ног. Она сидела на крыльце, подперев голову руками, в ее глазах стояли непролившиеся слезы. Одна косичка у нее расплелась, потому что потерялась лента, а по носу размазалась смешанная со слезами грязь.

Она подняла к нему лицо с дрожащими от огорчения губами и сказала:

— Папочка, вот бы я была мальчиком. Ты бы со мной играл…

В тот вечер они играли во дворе, пока не зашло солнце, и Эми заснула в обнимку со старым и грязным футбольным мячом, а не с любимым тряпичным кроликом. Так началась традиция.

Увидев оживление на папином лице, Эми почувствовала себя просто ужасно, но ей стало еще хуже, когда улыбка медленно сползла с его губ.

— Пап, извини, я не могу, — выдавила она, показывая ему руки с длинными, тщательно накрашенными ногтями. — Мне нельзя ломать ногти: когда я вернусь домой, там сразу начинаются репетиции группы поддержки, а меня назначили лидером. Я лучше умру, чем пойду туда со сломанными ногтями, стыдно ужасно. А ведь я не просто лидер, это группа поддержки при команде университета. Мне надо выглядеть…

Она замолчала, уронила руки на колени, с бьющимся все сильнее сердцем наблюдая за реакцией отца. Он ничего не понял и обиделся, а обижать папу ей совершенно не хотелось. Он такой милый, но что же ей делать, если он никак не примирится с тем, что ей не вечно будет десять лет…

— Папочка, прости меня, — прикусив губу, прошептала она.

— Да ладно. — Дэн тряхнул головой, прогоняя оторопь, смущенный жалостью, с которой смотрела на него Дочка, состроил рожу и взъерошил Эми волосы, чтобы скрыть неловкость. Даже странно, почему так больно оттого, что уходит в прошлое еще один глупый ритуал.

— Значит, ногти, — проворчал он, обманным маневром прижав локтем голову Эми к своему боку, и свободной рукой начал щекотать ее под мышками. Она визжала хохотала, отбивалась, а Дэн пытался побороть растущее внутри тягостное чувство и доказать себе, что ничего страшного не произошло. Это только игра. А в футбол он на всю жизнь наигрался.

— Я понял: надо было в больнице обменять тебя на мальчишку.

— Да ну? — Эми наконец вырвалась, отскочила к изголовью и как щит выставила перед собой подушку. — Я, между прочим, в миллион раз лучше, чем какой-то там мальчишка!

— Да ну? — откликнулся Дэн, немного успокаиваясь. Это был еще один ритуал. — Кто сказал?

— Мой старик.

И швырнула в него подушку. Дэн поймал ее, бросил на кровать, встал, вздохнул, пригладил волосы.

— Мне пора.

Эми прошла к нему прямо по матрасу и чмокнула в щеку.

— Папочка, поймай его сегодня. А завтра поедем кататься.

Дэн рассеянно поцеловал ее в макушку и вышел из комнаты, размышляя, что подумали бы его избиратели, скажи он им, что этот довод подгоняет его сильнее, чем необходимость восстановить закон и порядок.

— Доброе утро.

Элизабет подняла голову от горы бумаг на столе. Странно, кто-то, кроме нее, уже на ногах в семь тридцать утра. Она сама пришла на работу в семь, чтобы в тишине и покое разобраться с расчетными книгами, пока Джолин не вернулась из Грэфтона. Там поменялся весь график, и экстренный выпуск запустили в печать только после полуночи. Джо позвонила и предупредила, что переночует в Грэфтоне, а обратно поедет рано утром.

Рич Кэннон стоял у двери, пытаясь выглядеть солидно, как полагается подающему надежды политическому деятелю. Его белая рубашка хрустела от крахмала, а на ней пылал тщательно повязанный кроваво-красный галстук. Интересное цветовое решение, подумала Элизабет, приподняв бровь. Рич терпеливо ждал, распространяя по кабинету запах дорогого одеколона, одетый с иголочки, с аккуратно подстриженными усиками и пошло-уверенной улыбкой. Несмотря на весь этот блеск, Элизабет не верилось, что он добьется чего-нибудь в политике: слишком ясно было видно, кто он такой. Бывший школьный кумир, стареющий и слегка потасканный. Хочет пронести свои былые лавры через всю жизнь, а лавры-то уже давно завяли и облетели.

Она долго сидела молча в полутемной просторной комнате с высоким потолком и просто смотрела на него холодным взглядом, ожидая, пока у него убавится гонора.

Рич сжал губы, отчего усики чуть пошевелились, как у суслика.

— Джолин здесь?

— Нет.

Элизабет медленно поднялась со старого скрипучего кресла и пересекла комнату. Высокие каблуки ее итальянских туфель выбивали обидную медленную дробь по гулкому дубовому полу, оливково-зеленая длинная юбка развевалась на ходу. Терпение Рича было уже на исходе: Элизабет заметила, как ходят желваки у него на скулах, и улыбнулась злорадной улыбкой.

— Она сейчас едет из Грэфтона с тиражом экстренного выпуска газеты, — сказала она, облокотясь на высокую стойку с цветущей фуксией в горшке, купленной для оживления интерьера. — На всякий случай, если вдруг ты был слишком поглощен своим отражением в зеркале, когда подстригал эту щетку для крошек под носом, сообщаю: жизнь твоего уважаемого тестя вчера ночью безвременно оборвалась.

— Я в курсе, — отрывисто буркнул Рич. Элизабет захлопала ресницами в притворном удивлении.

— Боже мой, как интересно! Значит, все дела Большого Па теперь на тебе?

— Я буду сам управлять стройкой, пока мы не подыщем кого-нибудь на это место, — веско произнес Рич. Видимо, для прессы он долго репетировал роль серьезного уверенного в себе и владеющего ситуацией человека. Смерть Джералда была для него отличной возможностью укрепить свое положение в городе. — Сейчас, когда начинается моя предвыборная кампания, я не могу брать на себя столько обязательств.

— Да ты и так не можешь, насколько мне известно, — улыбнулась Элизабет, но в ее улыбке не было ни капли тепла. Углы губ Рича медленно поползли вниз, и она сухо рассмеялась. — Не дуйся, милый, все нормально. Для политика уметь уйти от тяжелой работы — первое дело. Радоваться надо, что я тебя так высоко ценю.

Он набрал полную грудь воздуха, и Элизабет показалось, что рубашка ему тесновата в груди.

— Джо скоро вернется?

— А что? Хочешь успеть с утра разок по-быстрому? Терпение перспективного политика лопнуло. Кровь бросилась ему в лицо, он машинально оглянулся на дверь — не вошел ли кто-нибудь в комнату, не услышал ли ненароком вопрос Элизабет. Его глаза сузились, лицо стало злым и жестким, каким никогда, наверно, не бывало при людях. Он перегнулся через стол, предостерегающе подняв толстый короткий палец, и прорычал, сразу утратив всю свою корректность:

— Слушай, ты! Может, в Джорджии или откуда там тебя черт принес, принято грязно клеветать…

— Нет, не принято, — оборвала его Элизабет, оттолкнув сунутый прямо ей под нос палец. Она тоже завелась будь здоров и сейчас вполне могла, наплевав на последствия, дать Кэннону по морде или наговорить гадостей. Джолин, конечно, вряд ли будет ей благодарна, но, с другой стороны, Джолин ее не остановит, потому что еще не

Приехала.

— А теперь ты меня послушай, Ричи, — она подалась вперед, леденя его взглядом. — Уж не знаю, почему Джолин до сих пор не прижала тебе хвост, но, клянусь, я ей помогу и сама сделаю это, если ты еще раз припрешься сюда.

— Я только хотел поговорить с ней, — раздраженно буркнул он, примирительно подняв руки с мясистыми, совершенно квадратными ладонями. — Понятия не имею, чтo она тебе про меня наболтала, но…

Элизабет презрительно фыркнула:

— Ей не нужно было ничего говорить. Таких, как ты, трепло, я за версту чую.

Рич отступил на шаг назад, безуспешно пытаясь сохранять хотя бы видимость спокойствия. Возмущение переполняло его, гнев закипал с новой силой. Кто она такая, эта Элизабет Стюарт? Шлюха, да еще язык у нее не в меру остер. Послать бы ее на хрен, а нельзя: владелица единственной в городе газеты.

— Понимаешь, — дипломатично начал он, мысленно хваля себя за умение говорить с людьми, — у нас с Джолин назначена встреча…

— Знаю я, что там у вас с Джолин.

— Ладно, не твое дело.

— Да неужели? — подняла бровь Элизабет. — А мне казалось, здешние нравы таковы, что люди еще подумают, голосовать ли им за того, кто при любой возможности бежит к бывшей жене за утешением.

Рич побагровел еще сильнее и устрашающе шевельнул бровями.

— Ты мне не угрожай. Джолин против меня и слова не скажет. Мы слишком много значим друг для друга.

Элизабет громко прыснула, даже не успев сообразить, что надо сдержаться. Да, в общем, она и пытаться не стала бы. Если Кэннон действительно думает, что она может купиться на такое, значит, он еще глупее, чем она решила с самого начала. Она хохотала, пока на глаза не навернулись слезы, а Рич все это время стоял и пытался уничтожить ее взглядом.

— Радость моя, ты, оказывается, шутник. Давно я так не смеялась, — с трудом переводя дыхание, сказала она. — Иди лучше займись делом. А то начнется твоя кампания, не до того будет.

Рич проглотил все, что хотел сказать в ответ, и шагнул к двери.

— Пусть она позвонит мне, как появится.

— Стряпаешь себе алиби на тот вечер, когда Джералд приказал долго жить? — Она притронулась указательным пальцем к виску и понимающе кивнула. — Очень разумно.

Он замер на пороге, прищурился.

— По-твоему, я в числе подозреваемых? Так тебя понимать?

— Нет, но уж, если к слову пришлось, тебе ведь его смерть была на руку. Воображаю, какой кусок семейного пирога отписан малышке Сью.

— Нам денег и так хватает.

Элизабет снова расхохоталась, хлопая ладонью по столу.

— Боже ты мой, вы только послушайте! Денег не хватает никому и никогда. И потом, может, ты просто хотел заполучить все. Или у Джералда было на тебя что-нибудь в черной книжечке.

У Кэннона задергался мускул на щеке, а цвет лица стал еще гуще, будто его душил галстук. Он выпрямился, сжал кулаки, потом сообразил убрать их в карманы брюк.

— Мисс Стюарт, я баллотируюсь на высокий пост, и с моей стороны было бы просто неумно убивать человека, который меня поддерживал.

Элизабет усмехнулась:

— А кто когда говорил, что ты умный? Из горла у Рича вырвался странный звук, и он рванулся к ней, но остановился, задыхаясь от злобы.

— Знаешь что, — прохрипел он, опять грозя ей толстым, коротким, как обрубок, пальцем, — у тебя, кажется, проблемы с общением. Наглых приезжих, прущих напролом и не стесняющихся в выражениях, здесь не любят. Так у тебя не будет друзей.

— Ты в качестве друга мне не нужен.

Теперь в его глазах не отражалось ничего, кроме раздражения. Поджав губы, он смотрел на Элизабет в упор, пока она не опустила глаза, и тогда мрачно сказал:

— Полагаю, в качестве врага тоже. Распахнулась дверь, впустив в душную комнату свежий утренний ветерок, и напряжение, плотным облаком повисшее в воздухе, немного разрядилось. На пороге появился Дэн, и у Элизабет вырвался вздох облегчения. Подумать только, еще вчера она не поверила бы, что когда-нибудь будет рада его появлению.

— Доброе утро, шериф, — улыбнулась она, пожалуй, слишком лучезарно.

— Мисс Стюарт, — кивнул он, переводя взгляд с нее на Кэннона. Рич просто кипел. Глаза у него налились кровью, как у разъяренного быка, шея побагровела. Так же он вел себя, когда еще в школе как-то раз, играя в баскетбол, получил предупреждение — не вспомнить, за дело или нет. Только сейчас его гнев вызвал не судья, а Элизабет. Умеет она общаться с людьми, что да, то да.

— Дэн, — дернул подбородком Рич, скорее вызывающе, чем приветственно.

Двадцать лет назад Рич считал Дэна своим главным соперником и с тех пор так и не отделался от школьного убеждения. Когда, уйдя из профессионального футбола, Дэн вернулся домой, в Стилл-Крик, Рич все так же пыжился, пытаясь доказать ему и всем, что он круче, богаче, важнее, известнее. Дурак, он и в сорок лет дурак.

— Рич, ты мне нужен. Зайди сегодня ко мне насчет Джералда.

Кэннон негодующе фыркнул:

— Господи, Дэн, ты что, меня подозреваешь?

— Так положено, — пожал плечами Дэн. — Мы выясняем по минутам, что он делал в день убийства, куда ходил, с кем говорил. И нам надо взять отпечатки пальцев у всех, кто в последнее время мог оказаться в его «Линкольне», чтобы исключить друзей и родственников и поскорее выйти на убийцу.

— Я думал, все знают, что его убил Керни Фокс.

— Это простая формальность, — осклабился Дэн. Хорошо все-таки быть полицейским в маленьком городке, где всем все известно. Правда, иногда это очень мешает.

— Разумеется, заскочу, — согласился Рич, показывая безупречно белые зубы. — Да, кстати, для протокола: у меня алиби. Я был с Джолин. — Он бросил тяжелый взгляд на Элизабет, вложив в предназначенную ей улыбку всю ненависть, на какую был способен. — Мы работали над деталями освещения моей предвыборной кампании.

— Отлично, — равнодушно заметил Дэн, ущипнув себя за переносицу, чтобы подавить зевок. Известно, над чем работал Рич. — Увидимся днем.

Кэннон вышел из кабинета твердым шагом, довольный, как нашкодивший школьник, обдуривший директора и увильнувший от наказания.

Дэн устало облокотился на стол, покачал головой:

— Кого он хочет обмануть? Весь город знает, что он продолжает ходить к Джолин.

— Наверно, вы думаете: вот жеребец, — сердито сказала Элизабет, готовая немедленно ринуться на защиту подруги. Да, Джолин поступает глупо, но пусть только попробует кто-нибудь говорить о ней неуважительно.

Он бегло взглянул на нее:

— Я думаю, что он вдвойне мерзавец.

— Приятно узнать, что какие-то нормы для вас существуют, — буркнула Элизабет.

Дэн оставил ее колкость без внимания, повернулся к ней лицом, положив оба локтя на стол, и окинул взглядом с головы до ног. В этой длинной юбке и блузке с кружевами, с черепаховыми гребенками в волосах у Элизабет был строгий, недоступный вид.

— Да, мисс Стюарт, существуют. И вы вполне вписываетесь в некоторые из них.

Ага, значит, во всем, что касается секса, она в его вкусе, а больше ни о чем он и думать не стал.

— Я польщена, — протянула она, — но, если вы решили, что чего-то добьетесь лестью, вынуждена вас разочаровать: не интересуюсь.

Она хотела незаметно отстраниться, и по всему это должно было получиться красиво и естественно, но он поймал ее руку.

— Вчера вечером мне показалось, что интересуетесь, — вкрадчиво произнес он, поглаживая тонкую кожу запястья, под которой просвечивали голубые жилки и бешено бился пульс. Дэн придвинулся чуть ближе и потянул ее к себе, легонько сжав запястье. — Верьте мне, Лиз, мы с вами говорим на одном языке.

И он был прав. Элизабет кляла свое тело, не знающее ни стыда, ни гордости, ни разума, когда рядом оказывается мужчина, но не собиралась сдаваться без боя, тем более человеку, который так низко ее ставит.

— Говорим на одном языке?! — спросила она. — Вы понимаете, когда вам на вашем родном языке говорят «нет», или мне послать за переводчиком? Вы меня не интересуете.

Он выпустил ее, расправил плечи. Элизабет перевела дыхание, но он ни на миг не сводил с нее внимательных глаз и только негромко уронил:

— Посмотрим.

— Посмотрим, пока глаза целы, — огрызнулась Элизабет. Теперь, когда он не прикасался к ней, она снова осмелела.

Дэн от души рассмеялся, и морщины на его лице немного разгладились.

— Вы прелесть. Тело, созданное для греха, и язык, разящий как молния? И как вы только живете?! Скажите, в Техасе все женщины такие?

Не выдержав, Элизабет улыбнулась. Теперь, когда угроза близости миновала, ее подстерегала новая опасность: что Дэн ей понравится. Когда он переставал быть упрямым ослом, то становился довольно милым.

— Нет, — по-южному нараспев протянула она. — Конечно, из всех порядочных девушек в Техасе воспитывают будущих королев красоты. Но я, к счастью, унаследовала от папочки хорошо подвешенный язык, а кому он нужен на конкурсах красоты?

— Да уж, — усмехнулся Дэн. Его действительно рассмешила сама мысль об Элизабет в купальнике, подмигивающей какому-нибудь неравнодушному к ней старцу из жюри. Как ни странно, ее колкая речь, так раздражавшая начала, теперь бодрила его. Женщина, которая без всякого жеманства и вежливых иносказаний говорит все, что думает, лучше, чем приличные дамы. В Элизабет было много такого, что ему очень не нравилось, но ее несдержанность на язык сюда не относилась.

— Зато я была королевой Бардетты в скачках с препятствиями, — сказала она.

— В самом деле?

— Ага, и даже два года подряд, что намного труднее чем победить на каком-то там конкурсе красоты, потому что надо одновременно быть красивой, уметь хорошо ездить верхом, танцевать и посылать направо и налево влюбленных ковбоев. Хотела бы я посмотреть, сумеет ли так мисс Америка.

— Не могу представить вас в этой роли, — серьезно заметил Дэн.

— Какой? На скачках с препятствиями?

— Отвергать ковбоев.

Элизабет сердито насупилась, не желая признавать, что не отвергла Бобби Ли Брилэнда и может предъявить в качестве доказательства сына.

— Шериф Янсен, вы пришли говорить мне грубости и строить глазки или вас привело что-то еще?

Он зашел, потому что случайно заглянул с улицы в окно и увидел ее глаза, а рядом — красную от злости физиономию Рича Кэннона, но зачем Элизабет знать об этом? Ему настолько не понравилось, что Кэннон крутится вокруг нее, что реакция была мгновенной и безотчетной, но тщательно анализировать ее Дэн не собирался и тем более не хотел, чтобы об этом задумывалась Элизабет.

— Хотел узнать, как прошла ночь, — дипломатично ответил он, беря со стола пресс-папье в виде стеклянного шара, в котором бушевала игрушечная метель, стоило повертеть его в руках.

— В каком смысле? — насторожилась Элизабет.

— Странные телефонные звонки, поздние гости? Ей сразу стало неуютно.

— Думаете, убийца мог за мной следить?

— Вы первой появились на месте преступления, а мы так толком и не выяснили, видели вы что-нибудь подозрительное или нет.

— Вы хотите сказать, что теперь я подсадная утка? — возмутилась она, чувствуя горький привкус страха во рту.

— Нет. Просто предупреждаю: будьте осторожны. И еще: никаких самостоятельных расследований. Даже в голову не берите. — Он положил стеклянный шар на место, перегнулся через стол и легко провел указательным пальцем по носу Элизабет. — Если этот хорошенький носик сунется не в ту нору, его кто-нибудь откусит. Пока вы играете в сыщика и отрабатываете ваши версии, настоящий убийца может гулять на свободе в двух шагах от вас.

— Но должен же кто-то заняться расследованием, — нервно возразила Элизабет. — Я не вижу, чтобы вы что-то предпринимали.

— А вам, милая моя, и не надо ничего видеть.

— Только не пытайтесь убедить меня, будто вы действительно занимаетесь делом, — скрестив руки на груди, бросила она. — Мы с вами оба прекрасно знаем, как вам хочется раскапывать эту грязь. Успешный бизнесмен тайком дает кредиты, половина мужского населения города готова, как кобели в охоте, бежать за любой бабой, путаясь в штанах. Вам это очень нужно или проще ослепнуть на один глаз, и пусть все идет, как идет, мистер звезда местного масштаба?

— Только не говорите мне, что я не делаю свою работу, — вспылил Дэн. Он опять с трудом владел собой: трудно быть терпеливым и корректным, проспав всего три часа. — Полночи я простоял у стола в морге, наблюдая, как потрошат Джералда Джарвиса, затем заскочил домой, чтобы поцеловать дочку, а остаток ночи провел в седле, делая свою работу.

Он предпочел не уточнять, что вместо сна провел несколько часов в седле именно из-за нее. Незачем доставлять ей такое удовольствие. Да, наблюдение за домом Элизабет он решил взять на себя — на случай, если Фокс решит нанести ей визит. Среди ночи оседлал гнедую, рысью проскакал через поле, отделявшее его владения от фермы Дрю, и до утра торчал в роще за ее домом, последними словами ругая себя за то, что ему не все равно, перережут ей горло или нет.

— Джарвис не был ростовщиком, — уже спокойнее сказал он, — а супружеская неверность не карается законом. Кому-кому, а вам должно быть это известно.

Удар попал в цель: Элизабет вздрогнула, побледнела, и Дэн мысленно поздравил себя. В сложившихся обстоятельствах взаимная неприязнь — именно то, что надо им обоим. Он издевательски учтиво откланялся и шагнул к двери.

— Глядите в оба, мисс Стюарт.

— «Причина смерти: потеря крови. Возможное орудие: тонкое острое лезвие». Надо же, какая неожиданность, — язвительно протянул Игер.

Он сидел, закинув ноги в стоптанных кедах на письменный стол Дэна, и вслух читал его отчет о вскрытии. На нем был галстук, потому что предстояло несколько допросов, а при допросе галстуки для агентов криминального бюро были строго обязательны, но перекрученный, засаленный и слишком короткий лоскут небрежно болтался, не доставая до середины груди, а сзади наезжал на воротник, который Игер, видимо, забыл поднять, когда завязывал галстук. Его такие мелочи не волновали: все равно на допросах он никогда не поворачивался спиной к собеседнику.

— Здесь есть что-нибудь любопытное или можно не терять времени? — спросил он, пролистывая страницы отчета.

— Ничего такого, чего бы ты не видел, — ответил Дэн, переступая через развалившегося посреди кабинета чудо-пса Бузера. Лабрадор недовольно заворчал и перевернулся на бок, обхватив морду передними лапами.

Поморщившись, Дэн пробрался за стол, к своему креслу, сел, потер глаза. Во рту было кисло от остывшего кофе. Половину утра пришлось висеть на телефоне, и он предпочел бы снова отправиться на поиски Керни Фокса, чтобы просто глотнуть свежего воздуха, но этого гаденыша уже прижали к ногтю в баре для мотоциклистов в Лоринге, маленьком, зажатом между холмов городишке на границе штата Айова. Кауфман и Спенсер взяли его там и теперь резли в Стилл-Крик.

— Я говорил с ребятами из лаборатории, — продолжал он. — Джарвис, оказывается, принимал лекарства, разжигающие кровь. По словам лечащего врача из Рочестера, он страдал тромбофлебитом.

Игер выпрямился:

— Вот оно как! Тогда у нас проблемы с определением времени смерти. Дэн кивнул.

— Да, получается, что это могло случиться раньше, хотя точно сказать трудно. Да и какая разница, если все равно непонятно, был ли Фокс в это время на стройке. — Он хмуро посмотрел на лежащего пса. — Концы с концами не сходятся. Если он был там в шесть, ну, в шесть тридцать, и сделал дело, то куда ему было торопиться, а если он так торопился, зачем было тащить тело к машине, сажать за руль? Не понимаю.

— Тебе и не надо понимать, сынок, — усмехнулся Игер, снимая ноги со стола и склоняясь над бумагами. При этом он попал галстуком в пирожное, которое сам оставил на стопке протоколов, стер с него пальцем каплю лимонного желе и со вкусом облизал палец. Его темные глаза искрились. — Тебе нужно только доказать это, невзирая на справедливые сомнения. А что новенького у экспертов?

— Ничего особенного. В салоне «Линкольна» все то, что и должно быть: грязь, крошки пищи, опилки. Да, у Джарвиса на рубашке на спине обнаружили хлопчатобумажные волокна синего цвета, предположительно от рабочей рубашки. — Дэн поднял бровь. — На стройке, конечно, такие рубашки большая редкость. И пропасть отпечатков пальцев, четких и не очень. У Джарвиса машина была вместо конторы, и каждый день в ней бывали десятки людей.

— Нам нужны отпечатки только одного человека, — напомнил Игер.

Дэн согласно кивнул. Да, им были нужны только отпечатки Фокса, пара вещественных доказательств, немного везения, и дело можно будет считать закрытым. Все, как он и любит, — просто и аккуратно.

Он вспомнил осуждение в глазах Элизабет, но решил не придавать этому значения. У него противно заныло в животе. Нельзя пить столько кофе. Это все от кофе.

Керни Фокс демонстрировал полнейшее безразличие к происходящему. В то время как оба помощника шерифа не могли усидеть на месте и дожидались появления шефа бегая взад-вперед по комнате, он сидел у длинного стола, развалясь на стуле так, что едва не сползал безвольной кучей под стол, и ковырял болячку на локте. Жилистый и, видимо, сильный, он был слишком маленького роста, чтобы производить внушительное впечатление, а потому старался брать наглостью.

— Тебе нужен адвокат?

Не повернув головы, Керни оторвался от своей болячки и взглянул на сидевшего напротив толстозадого полицейского. Элстром. Раза два уже цеплялся к нему по мелочам. Керни не питал особого уважения к представителям закона вообще, а Бойда Элстрома просто ни во что не ставил. Он коротко хохотнул, и на его лисьей мордочке обозначилось фальшивое смирение.

— А зачем?

Элстром оторвался от желтого блокнота, в котором что-то строчил, и важно сдвинул брови.

— Потому что твоя задница в опасности, идиот. Керни причесал пятерней сальные темно-рыжие волосы, надменно откинул голову, не сводя взгляда с мясистого лица Элстрома. В его черных глазах прыгали чертики.

— Я так не думаю.

На самом деле у них ничего нет, Керни знал это и захихикал про себя, когда Элстром швырнул ручку, поднял свою тушу со стула и вышел из-за стола.

— Эй! — воскликнул Керни, помахав рукой у него перед носом. — Элстром, ты чего? Какая муха тебя укусила?

— Заткнись, кретин, — сердито прошипёй Бойд. Дверь в комнату для допросов распахнулась, и вошел Янсен с таким видом, будто ему хотелось кого-нибудь пнуть. В этом вонючем городке он был единственным, кого Керни почти уважал. За ним в дверях показался тип из криминального бюро, весь помятый, со слезящимися глазами и торчащим вихром на макушке. Янсен что-то сказал Спенсеру, одному из помощников, доставивших Керни, и Спенсер вышел. Кауфман и Элстром остались. Элстром встал у стены прямо напротив Керни.

— Вы требуете присутствия адвоката? — негромко спросил Янсен, садясь во главе стола, справа от него.

Керни заерзал на стуле. Когда этот Янсен смотрит вот так в упор, просто озноб прошибает. Впрочем, ему-то беспокоиться не о чем: все козырные карты у него. Керни шмыгнул носом и по-птичьи склонил голову набок.

— Вы меня в чем-то обвиняете? Игер миролюбиво улыбнулся.

— Нет, Керни, это не допрос. Мы просто хотим задать тебе несколько вопросов. Может, ты нам поможешь.

Элстром фыркнул. Керни передернул костлявыми плечами, осклабился, продемонстрировав агенту кривые мелкие зубы.

— Спрашивайте что хотите, — величественно разрешил он.

— Вот это дело! — рассмеялся Игер.

Дэн сидел с каменным лицом. Будь он проклят, если начнет заигрывать с этим подонком. В свои двадцать два Фокс мог похвастаться вполне взрослым списком мелких нарушений, не считая одного-двух серьезных, за которые, впрочем, так и не ответил: разбойное нападение и хранение наркотического вещества с целью продажи. Одному богу известно, сколько всего числилось за ним до совершеннолетия. Шериф округа Сент-Луис, должно быть, до сих пор ждет его как родного.

Некоторое время Дэн просто смотрел на задержанного, запоминая каждую черточку: бегающие темные глаза, костистое личико, неопределенно-бурую клетчатую рубашку с обрезанными рукавами, открывавшую тощие руки — одни кости и узлы жил. Керни Фокс был похож на верткого, скользкого червяка, вечно балансирующего на краю какой-нибудь ямы, но в последний перед падением момент сохраняющего равновесие. Он отличался поразительной способностью уходить от ответа за свои мелкие пакости, когда, казалось бы, расплата неизбежна. Ну теперь-то, если только он виновен, ему точно не отвертеться, получит сполна за все сразу, подумал Дэн. Он смотрел на этого крысенка и искренне желал, чтобы тот оказался виновен.

— Я слышал, ты в среду ездил в Стилл-Крик, — сказал он наконец.

Керни выставил остренький подбородок. Его глаза хитро блеснули.

— От кого?

— В четыре двадцать ты вышел из «Красного петуха» и сказал, что тебе надо в «Тихую заводь» по делу.

— А кто меня там видел? — вызывающе осведомился Керни, скрестив руки на груди. Янсен помрачнел. Вот и ответ на беспокоивший его вопрос: разглядела ли эта Стюарт что-нибудь за мертвой тушей Джарвиса.

— Ты был там?

Керни скорчил рожу и повел плечами.

Дэн положил руки ладонями вниз на стол и очень тихо, еле слышно спросил:

— Что тебе известно об убийстве Джарвиса? Керни равнодушно обвел взглядом всех присутствующих по очереди: Кауфман, Игер, Элстром. Пусть доходят, надо тянуть время.

— Ты ведь не очень ладил с Джарвисом, верно, Керни? — заметил Игер.

Этот из бюро, пожалуй, единственный до сих пор вел себя спокойно и доброжелательно. Кауфман, забившись в угол, хрустел пальцами, мрачный, как туча, Элстром подпирал стенку, багровея на глазах и незаметно поглаживая брюхо, а Янсен неподвижно, будто каменный, сидел во главе стола, и сверлил Фокса своими жутковатыми голубыми, прямо волчьими глазами. Керни почувствовал, как вдоль хребта бежит неприятный холодок, и нахохлился.

— Говнюк он был.

— Это у вас общее, — сухо проронил Дэн, — но тем не менее вы не ладили. Пару месяцев назад Джарвис не взял тебя на работу. А ты устроил ему большой скандал. — Он нехорошо улыбнулся. — При свидетелях.

— И что? — ощетинился Керни. — Ну, не получил я эту работу. Дерьмо вопрос. У меня другие планы.

— Правильно. Например, провести остаток своей никчемной жизни в тюрьме. Керни шмыгнул носом:

— У вас ничего на меня нет, шериф Янсен. Не сводя глаз с подозреваемого и не моргая, Дэн подался вперед, оказавшись почти нос к носу с ним.

— Не нравишься ты мне, Керни, — мягко, почти ласково произнес он. — Так что здесь ты, пожалуй, плохо начинаешь.

Керни с усилием сглотнул. Нахальства у него чуть поубавилось. Чертовы гляделки так и сверлят. Он выдержал взгляд Янсена сколько мог, с грохотом отодвинул стул, встал, полез в карман рубахи за пачкой сигарет и достал одну.

— Иди ты на хер, Янсен, — процедил он, закуривая.

— Зачем, если ты отлично сделаешь это за меня? — возразил Дэн, тоже медленно поднимаясь с места.

Он с расслабленным, почти ленивым видом шагнул к Фоксу. Керни не шелохнулся, только повел глазами, как испуганная лошадь. Не успел он моргнуть, Дэн выбросил руку вперед, выхватил сигарету у него изо рта и припер его к стенке так молниеносно, что Керни оступился, потерял равновесие и больно ударился затылком.

— Мне нужен точный ответ, слышишь, кусок дерьма? — прорычал Дэн, нависая над ним с таким зверским лицом, будто вот-вот свернет ему шею. — Ты меня слушаешь, Керни? Я спрашиваю в третий раз, а ты уже так глубоко завяз, что дальше рыпаться некуда. Все, приехали. Так ты там был?

Керни вжался в холодную стену, отчаянно труся. Но у него еще оставался в запасе прием, который выручал его не раз и не два, — сказать правду.

— У меня алиби! Я был с другом.

Дэн сузил глаза. Гнев клокотал внутри, жег как кипящая кислота. У него алиби? Значит, гоняться за еще одним недоумком и проходить все по второму кругу.

— Трудно поверить, что у тебя есть друзья, — усмехнулся он, — но все же, для порядка: имя у него есть?

— Стюарт. Трейс Стюарт.

ГЛАВА 12

Щурясь от яркого вечернего солнца, Дэн вышел из суда. Погода стояла — лучше не бывает; ворошить бы сейчас сено у себя на сеновале или сидеть с удочкой у реки, так нет. Ни того, ни другого даже близко не предвидится. Он достал темные очки с зеркальными стеклами и только надел их, как к нему подбежали три репортера с диктофонами на изготовку.

— Шериф, правда ли, что подозреваемого отпустили после допроса?

— Ни одного ареста произведено не было, — бросил он через плечо, не останавливаясь. Репортеры увязались за ним, но он медленно обернулся, приподнял очки и вполголоса раздельно произнес:

— Больше мне нечего вам сообщить.

Все-таки есть у этих писак одна хорошая черта, лениво подумал он: обучаются быстро. За два дня, прошедшие после убийства, уже успели уяснить, когда можно к нему приставать, а когда лучше отступить. И сейчас отстали после первого предупреждения.

Он решил срезать угол и пройти через Кеплер-Парк в надежде, что быстрая ходьба поможет расслабиться хоть немного. Несколько членов Лайонс-клуба украшали сине-красно-белыми флажками открытую эстраду, что-то спешно приколачивали, устанавливали звуковую аппаратуру, путаясь в километрах толстых разноцветных проводов: в городе вовсю готовились к конкурсу красоты «Мисс фестиваль».

У коновязи на краю стоянки у «Пиггли-Виггли» стоял черный амманитский фургон, откуда выглядывали, вертя круглыми головенками и блестя любопытными глазами, двое совсем маленьких мальчишек с обведенными широким вишнево-красным ободком губами: с леденцами на палочке, видимо, было покончено только что. Они ошара-щенно наблюдали за приготовлениями к фестивалю, приносящему немалый доход городу и ничего, кроме нервотрепки, общине амманитов.

Были, конечно, среди них и такие, кто наживался на туризме: одни продавали изделия ремесленников в городских сувенирных лавках, другие, в основном молодежь, подряжались отделывать внутри «Тихую заводь», дабы придать интерьерам «неповторимый местный колорит», а самые вольнодумные пускали туристов осматривать свои дома и подворья. И все же для большей части общинников туризм был только лишней головной болью.

Дэн принципиально стоял за то, чтобы двери его кабинета всегда были открыты для любого члена общины. Хотя никто из них почти никогда не обращался к нему, он отвечал за них так же, как и за всех остальных жителей округа Тайлер. Они тоже были его соседями, а некоторые и друзьями. Дэн хорошо знал, сколько беспокойства доставляют им туристы, чужие люди, которые бесцеремонно вторгались в их жизнь, щелкали фотоаппаратами, глазели на них, как на зверей в зверинце, насмехались над ними, как над слабоумными, только за то, что их жизнь не по-нынешнему проста и безыскусна. Кроме того, и внутри общины случались размолвки из-за того, что молодые все чаще нарушали Ordnung, заведенный церковью порядок, и отступали от Unserem Weg, освященного веками жизненного уклада, прельстясь блеском новеньких автомобилей, перспективой заработков и беззаботной жизни.

Для амманитов этот фестиваль был злой шуткой, но Дэн считал, что на самом деле он является частью сложной системы противовесов, позволяющей двум культурам мирно сосуществовать. Амманиты пришли в Стилл-Крик из штата Огайо в середине семидесятых годов, когда цены на землю выросли, а на зерно — резко упали. Фермеры разорялись один за другим, и амманиты за наличные скупили почти все фермы в округе. Отгородясь от внешнего Мира стеной своей веры, они трудились сообща как муравьи, по крупице создавая на новом месте уютную, налаженную жизнь, в то время как окрестные хозяйства медленно угасали, обескровленные сельскохозяйственным кризисом. А потом Джералд Джарвис, Байди Мастере и компания всерьез занялись развитием туризма, и все потихоньку выровнялось.

— Дэн! Дэн Янсен!

Дэн обернулся, чертыхаясь про себя: на него с мрачными физиономиями и газетами в руках надвигались Чарли Уайлдер и Байди Мастерc.

— Вы видели? — вопросил Байди, тряся газетой, как погремушкой, у него перед носом. — Какой позор! Какой скандал!

Чарли молча развернул свою газету, чтобы Дэн сам мог прочесть жирный черный заголовок: Убит местный предприниматель. Тихая заводь замутилась. Сама по себе новость уже и новостью не была, но, как видно, отцов города возмутил источник информации. Экстренный выпуск «Клэрион».

— И так столичные газеты раструбили об этом на весь штат, — посетовал Байди с такой унылой гримасой, будто его мучила изжога. Весь его вид выражал крайнюю степень неудовольствия. — Неужели и у себя дома мы должны мириться с подобными вещами?

Дэн сдвинул очки на лоб, рассеянно почесал переносицу. Вот повезло так повезло, подумал он.

— Байди, убийство — это новость. А «Клэрион» — газета, которая печатает новости.

— Наша газета, — горько заметил Байди. — И теперь неизвестно кто печатает в ней подобные новости.

Чарли примирительно хохотнул, чтобы сгладить сказанную резкость, но его улыбка была такой натужной, что, казалось, круглое лицо вот-вот треснет от усилия.

— Дэн, это бросает тень на Стилл-Крик. Торговая палата включила бы этот выпуск газеты в подборку сведений для туристов. Слава богу, мы успели прочесть его до того, как Ида Мэй выпустила газету в продажу. Подумайте, как это отразилось бы на фестивале! Нам и без того уже звонят из Миннеаполиса и Сент-Пола: люди встревожены и боятся к нам ехать.

— Ребята, вам лучше высказать свои жалобы издателю, — вздохнул Дэн. — Свобода печати гарантирована конституцией, и пока газета печатает правду, это не мое дело.

Возможно, это и было не его дело, но все в «Чашке кофе» говорили только об этом. Проходя между столиками, он ловил на себе неодобрительные взгляды, за его спиной раздавался возмущенный шепот. Горожане чувствовали себя оплеванными. Одно дело, когда плохие новости сообщают центральные газеты, и совсем другое, когда любимая всеми, успокоительно скучная маленькая «Клэрион» выносит на первую полосу подробности зверского убийства. «Клэрион» должна рассказывать о приятных и мирных событиях: подготовке к весенней ярмарке, выделении земли под строительство новой библиотеки, неделе борьбы с пожарами, фольклорном фестивале.

Дойдя до кабинета, где ждала его Эми, Дэн выбросил из головы все тяжелые мысли. Ничего, дела подождут, и «Клэрион» подождет: ему есть о чем подумать, кроме этого, а сейчас в кои-то веки он позволит себе полчаса вообще ни о чем не думать.

Эми просияла навстречу ему как солнышко, и Дэн почувствовал, что усталость и напряжение понемногу отступают. Она выбрала кабинет в самой глубине зала и теперь сидела спиной к стене, поставив обутые в теннисные туфли ноги на стул, с последним номером «Гламур» на коленях. Длинные волосы были перекинуты через плечо и завязаны лентой в тон летнему, спущенному с одного плеча хлопчатому свитеру. На носу уже виднелась россыпь веснушек, и Дэн удивился, как это они показались так скоро, ведь еще не лето, но напомнил себе, что у нее в Калифорнии солнце почти круглый год.

— Привет тебе, незнакомец, — сказала Эми, помахав ему пальчиками. — Как дела?

— Привет, котенок. — Дэн нагнулся к дочери через столик, пожал ей руку, помрачнев при виде ярко-оранжевого лака на ногтях. — Похоже, дела неважнецкие, если тебе приходится назначать встречу, чтобы повидаться со своим стариком, а?

— Я же знаю, ты очень занят, — возразила она, глядя на него с нескрываемой жалостью. — Все в порядке.

— Какое там, — еще больше помрачнел Дэн. Мало, мало времени ему отпущено: всего три недели несчастные три недели, а потом Эми опять улетит в Лос-Анджелес, к маменьке и ее новому мужу. Это приводило его в бешенство: Эми его дочь, его ребенок, такая же его, как и Трисси, плоть и кровь, и все же ему позволено быть с нею какие-то жалкие дни, потому что честолюбивая мамаша хочет для нее «лучшего», чем может предложить родной отец.

Три недели. Проклятье, при таких темпах расследования ему и спать-то в эти три недели не придется, не то что проводить время с дочкой. Дэн вгляделся в ее лицо, будто хотел запомнить каждую черточку, и вдруг недовольно прищурился.

— У тебя что, волосы рыжеют? Эми торжествующе улыбнулась и поправила хвост, блеснув оранжевым маникюром.

— Господи, пап, я думала, ты так и не заметишь! Мама позволила мне на день рождения высветлить прядки. Правда, красиво?

Дэн прикусил язык, чтобы не буркнуть «нет», и решил прибегнуть к тонкой дипломатии:

— Не рановато тебе красить волосы?

— Папочка… — В свой взгляд Эми вложила столько снисхождения, чтобы отец без слов понял, как безнадежно он отстал от жизни. О том, что ей в ее возрасте рано, а что в самый раз, придется еще поговорить, но Эми не хотела, точнее — не могла заставить себя начать ссору немедленно. У папы был такой усталый, погасший вид. Ей было жалко его, но не только: зная отца, она побаивалась, что от переутомления он может вспылить и запретить ей что-нибудь еще.

К столику на бесшумных подошвах подкралась Фил-лис Джеффри и сунула Дэну под нос тарелку.

— Это что? — спросил он, с подозрением разглядывая чизбургер.

Не обращая на него внимания, Филлис поставила перед Эми высокий стакан.

— Вот твоя кока-кола, деточка, — ласково сказала она, маленькой костлявой лапкой сжав плечо Эми. — Это настоящая: ты еще слишком молоденькая и стройная, чтобы пить диетическую дрянь. — Она покосилась на Дэна. — А это чизбургер с беконом и гарниром, мистер Шерлок. По тебе видно, что ты можешь позволить себе и жир, и холестерин в любых количествах. За счет заведения.

Дэн с трудом улыбнулся. Филлис подкармливала его чизбургерами с тех пор, как он был капитаном юношеской футбольной команды университета.

— Филлис, представитель власти не имеет права принимать подношения. Это противозаконно.

Она фыркнула, прижав к животу пустой поднос.

— Шериф, это не подношение. Это чизбургер.

— Аминь.

Вонзив зубы в бутерброд, он заурчал от удовольствия. Хороший ломоть постной, нежной говядины, хлеб утренней выпечки. Не то что какой-нибудь суррогат из кафе быстрого обслуживания. Желудок нетерпеливо урчал: с утра, кроме пяти чашек черного кофе, Дэн ничем себя не побаловал, а на нормальный обед не было ни времени, ни аппетита. Светские беседы с Керни Фоксом и Трейсом Стюартом заняли почти весь рабочий день и буквально набили оскомину.

По легенде, Керни и Трейс в среду провели весь вечер вместе. Были свидетели, готовые подтвердить, что так оно и было, но только с девяти часов, а раньше никто их просто не видел. Дэн мог поставить свою ферму против двух центов: Стюарт врал, но доказать это и уличить его во лжи было невозможно.

Трейс Стюарт. Господи, дались ему эти Стюарты. Интересно, знает ли Элизабет, что, пока она спотыкается о мертвые тела и копается в грязном белье уважаемых граждан Стилл-Крик, ее сын водится с отребьем вроде Керни Фокса? Парень наживет себе много неприятностей, если не сменит компанию. Впрочем, неприятности в этой семье как видно, не переводятся.

Ему шестнадцать. В сознании Дэна никак не укладывалось, что притягательная, роскошная женщина, какой он считал Элизабет, — мать почти взрослого сына. Она сама должна была быть немногим старше Эми, когда родила его. Как же это вышло? Но тут он спохватился и заставил себя думать о другом. Сейчас он обедает с дочкой, и не надо ни с чем это мешать. Работа отдельно, частная жизнь отдельно.

— Так как же ты добралась до города? — спросил он. Эми стащила у него с тарелки ломтик картошки, отправила в рот и аккуратно слизнула с пальцев крупинки соли.

— Миссис Крэнстон с другими дамами должны были прибраться в церкви перед похоронами Джарвиса. Она меня подвезла.

— Правильно, — одобрил Дэн. — Не хочу, чтобы ты оставалась на ферме одна. Эми закатила глазки:

— Папочка…

— Дискуссия окончена, — не терпящим возражений тоном отрезал он. — Ты, конечно, считаешь себя взрослой, но Джералд Джарвис тоже был взрослым, а теперь он мертв.

— Так ты что, ищешь серийного убийцу? — голосом, приглушенным от возбуждения, смешанного со страхом, спросила Эми, откладывая журнал и нетерпеливо придвигаясь ближе. Она поставила локти на стол и смотрела прямо на него расширенными блестящими глазами.

— Нет, просто не хочу рисковать. У меня других дочек нет.

Эми лукаво улыбнулась:

— Были бы, если б ты женился.

Дэн зажмурился, раздраженно замычал, но, когда открыл глаза, Эми все еще смотрела на него. Он откинулся на мягкую подушку у стенки кабинета, тщательно вытер бумажной салфеткой полоску кетчупа с указательного пальца.

— Этого не предвидится, детка.

— Ну, тогда, — рассудительно продолжала Эми, уткнувшись подбородком в сложенные на столе руки, — ты бы хоть девушку какую-нибудь себе завел. Миссис Крэнсон говорит, ты ни с кем здесь не встречаешься. Еще говорит, ходят слухи, что у тебя есть кто-то в Рочестере, но, наверное, там ничего серьезного, если ты никому ее не показываешь и сюда не привозишь.

— Миссис Крэнстон лучше бы не совать нос в чужие дела, — буркнул Дэн.

— Я думаю, у тебя с ней ничего нет, кроме секса, — как ни в чем не бывало продолжала Эми, потягивая кока-колу и будто не замечая, что отец медленно багровеет. — Но, папа, это так скучно. Людям нужны серьезные отношения, нужно заботиться о ком-нибудь. То есть, конечно, секс — это тоже здорово, только…

Дэн поднял руку, чтобы оборвать ее. Краем глаза он видел, что за соседними столиками уже слушают невинные рассуждения его дочери с неприкрытым интересом. Их уши, как радары, ловили каждое слово: ведь интересно, что привезла Эми из своей Калифорнии.

— О сексе я говорить не хочу, — твердо сказал он, добавив про себя, что ей вообще рано знать, что это такое. Эми только моргнула.

— Да? Ну ладно. — Она пожала плечами и вернулась к существу дела. Ее большие синие глаза чуть потемнели от искреннего сочувствия ему. — Я не хочу все время думать, что ты тут совсем один. Хочу, чтобы ты был счастлив.

Пару минут Дэн ничего не мог сказать. Как и в первый раз, когда Эми заговорила на эту тему, от его душевного равновесия моментально не осталось и следа. Она переживала за него так искренне, что Дэн чувствовал, как твердая почва уходит у него из-под ног. Он взглянул на дочку, и у него защемило в груди, а сердце застучало часто и громко. Эми взрослела слишком быстро, она перестала относиться к нему как к опоре, начала заботиться о нем и устраивать его жизнь, а он хотел только читать ей сказки на ночь.

Потянувшись к нему, она погладила его по руке кончиками пальцев, и на ее губах появилась нежная, слишком Снимающая улыбка.

— Я счастлив, — буркнул он, но даже самого себя убедить не смог. Да нет же, счастлив, конечно, счастлив — насколько можно. У него спокойная, налаженная жизнь именно такая, как ему хочется: работа, дом, необременительный секс с Энн Маркхэм, никаких сложностей, тищь да гладь. Всему свое место. Так было до убийства Джарвиса… и до Элизабет.

— Ты не такой уж старый, — великодушно заметила Эми. — Мог бы еще раз жениться, и у тебя опять была бы полная семья.

Еще раз пройти через все это? Испытать ту же боль когда обстоятельства и время отнимают у тебя ребенка? И потом сидеть вот так напротив нее, почти взрослой, совсем другой, не зная как следует, какая она теперь, как стала такой, понимая, что времени на выяснение почти нет, что оно уходит, сыплется, как песок меж пальцев? Нет уж. Не в этой жизни, подумал Дэн.

Эми откинулась назад, устало уронила руки. Ей было грустно. По выражению папиного лица она понимала, что ничего не добилась и не добьется. Дверь в свою личную жизнь он держал на замке и никого туда не пускал, а Эми так хотелось, чтобы отец больше доверял ей, чтобы обращался с нею как с другом, а не только как с несмышленым ребенком. Вот отчиму это удавалось лучше, но не говорить же папе об этом… Что же, нет так нет. Надо резко сменить тему разговора. Пусть думает, что у нее ветер в голове, как у всех девчонок.

— Пока я ждала тебя у кабинета, — начала она, блестя глазами, — я кое с кем познакомилась. Он такой классный!

Дэн раздраженно сдвинул брови:

— Кто-нибудь из моих помощников? Если кто-то из них позволил себе флиртовать с его дочерью, с его девочкой… Поймаю — шкуру спущу, решил он.

— Нет, кажется. Я не знаю, как его зовут. Но это все равно: я, кстати, вспомнила, что видела афишу вечера танцев, это через несколько дней, ну, на вашем фестивале, и подумала, что там могла бы встретить ею снова, а тогда спросить…

— Нет. — Это вырвалось у него автоматически, удивив его самого не меньше, чем Эми.

Ее оживление заметно угасло. В глубине души она надеялась, что как-нибудь проскочит опасный разговор, рассчитывала усыпить папину бдительность веселой болтовней, и на тебе — ничего не получилось. Ссора неотвратимо приближалась, Эми чувствовала, как внутри ее поднимаются злость и обида. Она подалась вперед, крепко стиснув пальцами край стола.

— Но, папа…

— Нет, я сказал.

Дэн понимал, что действует по наитию, что им управляет первобытный инстинкт собственника, что ему просто страшно, как быстро становится взрослой его маленькая дочка. Наверно, он ведет себя неразумно и старомодно. Ну и пусть. Пусть он не может контролировать многое из того, что происходит вокруг него в последние несколько дней, но уж с собственной дочерью справится.

— Мне все равно, что разрешает тебе мама. Я думаю, что ты еще мала для свиданий, и, пока ты со мной, ты ни с кем встречаться не будешь. Ясно?

Эми смотрела на него полными слез глазами, потрясенная и рассерженная.

— Да, сэр, ясно, — тихо сказала она наконец дрожащим от гнева и обиды голосом. Краем глаза она видела, что на них уже оглядываются, и была готова провалиться сквозь землю от стыда. Споров не будет, горько думала она. Господь бог все сказал. А она сама — только маленькая девочка с торчащими косичками, которую поставят в угол, только посмей она пререкаться со старшими на людях.

— Знаешь, папа, — отчеканила она, медленно собирая вещи — сумку и журнал, — перед тем как выскочить из кабинета, — довольно скоро тебе придется все-таки понять, что мне уже не одиннадцать лет и что живем мы не в каменном веке.

Дэн уже ругал себя последними словами. Куда его понесло, зачем он обидел ее? Только поругаться не хватало, когда дочка приехала всего на три недели.

— Эми…

— Мне пора, меня ждет миссис Крэнстон, — ответила Эми, изо всех сил стараясь не расплакаться, прижала к груди сумку и журнал и побежала к выходу, упрямо глядя себе под ноги.

— Эми! — обернувшись ей вслед, окликнул Дэн, но она как будто не слышала. Он болезненно поморщился от внезапного чувства каменной тяжести в животе. Надо же так хотел удержать дочку рядом с собой, а вел себя так, что получилось наоборот. Прогнал.

Он хотел бежать за ней, догнать, но тут же раздумал. Слишком хорошо был ему знаком взгляд, брошенный ею через плечо на прощание. Этот взгляд Эми унаследовала от него. Сейчас она сердилась и хотела только, чтобы ее оставили в покое и дали остыть и зализать раны. Раны, нанесенные им же. Дэн вяло подцепил остывший ломтик картошки, уронил его обратно на тарелку и оттолкнул ее.

Элизабет громко хлопнула дверцей «Кадиллака» и вихрем вылетела из сарая, который использовала как гараж. Ветер трепал ее волосы и облеплял юбку вокруг ног. Собиралась новая гроза — и в небе, и внутри ее самой, и еще неизвестно, какая окажется хуже. Так она не сердилась, наверно, с тех пор, как застукала Брока нежащимся в джа-кузи с двумя молоденькими референтшами. А страшно ей было, пожалуй, как еще никогда в жизни. Даже найдя тело Джарвиса, она не была так напугана.

Аарон сидел на ступеньках заднего крыльца с газетой в руках и серьезно смотрел на нее. Когда она подошла ближе, он медленно поднялся, и она стала лихорадочно искать, что бы вежливое ему сказать. Лучше бы он уже ушел. Скандалу, который вот-вот разразится, свидетели ни к чему.

— Вы выглядите как мокрая курица, которая злится, по-моему, — бесстрастно произнес Аарон.

— Злится? Слишком мягко сказано, милый мой. — Она остановилась у крыльца, пытаясь обуздать бурлящие эмоции настолько, чтобы не сорваться в истерику с вопля

Ми и битьем посуды. Ее била крупная дрожь, внутри тоже все дрожало, и она прижала ладони к животу, чтобы справиться с собой. — У моего сыночка непревзойденный дар поднимать мне кровяное давление. Боюсь, сейчас здесь будет большая ссора, если не драка, Аарон. Так что, возможно, вам лучше взять свой ящик и уйти, если не хотите слышать, как всуе поминается имя божье.

— Его здесь нет, — спокойно ответствовал Аарон.

— Кого, бога?

— Вашего сына.

— Очень хорошо.

Элизабет круто повернулась кругом, чтобы хоть отчасти разрядить уже назревшее внутри напряжение. Весь день она готовилась к ссоре, копила злость, по дороге домой прокручивала в голове, что скажет Трейсу, но, чем больше растравляла себя, тем сильнее становилось ее желание просто увидеть сына, прикоснуться к нему, посмотреть ему в лицо, услышать голос. И вот пожалуйста: его нет. Теперь надо только постараться не усматривать в его отсутствии скрытого смысла, чтобы не расстроиться еще больше.

Походив с минуту перед крыльцом, она нашла себе местечко у ступенек и остановилась, прислонившись плечом к стене дома и скрестив руки на груди. Она стояла, рассеянно смотрела перед собой, не видя ни серых от времени, покосившихся надворных построек, ни ярко-оранжевого баскетбольного кольца, прибитого Трейсом к стене сарая. Дальше, на северной границе ее владений, темнела стена леса, но Элизабет не замечала ни яркого цветка у росшего невдалеке орехового дерева, ни пары белок, резвившихся на стволе серебристого клена. Ее глаза видели только запустение и темноту, и это же она ощущала внутри, когда думала о Трейсе.

— Что мне делать с этим паршивцем? — пробормотала она, даже не отдавая себе отчета, что говорит вслух.

— Детям нужны порядок и дисциплина, — откликнулся Аарон, подумав про себя, что Трейсу не дают ни того, ни другого.

Невесело усмехнувшись, Элизабет смахнула повисшую на ресницах слезу.

— Правда? Тогда посоветуйте, как призвать к порядку детину шестнадцати лет, тяжелее меня килограммов на двадцать и с перенасыщенной мужскими гормонами кровью.

Ему нечего было ей ответить. Не возвращаться же ей на шестнадцать лет назад, чтобы снова родить сына и начать все совсем по-другому, а другого ответа Аарон не знал. Эти американцы ничего не смыслят в воспитании. Дети у них растут как сорная трава, без цели, без представления о заведенном в мире порядке. У амманитов детей с колыбели учат любить господа, слушаться родителей, обретать счастье в труде и беречься от греха.

— Что, не понимаете? — спросила искренне озадаченная его молчанием Элизабет, глядя на него поверх потрескавшихся перил. — У вас подростки не бунтуют?

Аарон чуть заметно повел плечом.

— Ja, у них бывает иногда Rumschpringe — суета, — пока они не войдут в лоно церкви. Некоторые из мальчиков украшают свои повозки зеркалами и прочей дребеденью, поздно приходят домой, бегают в город смотреть на движущиеся картинки.

Некоторые, подумала Элизабет. Уж точно не он сам. Со своим лицом мученика и серьезными глазами он и в мятежные шестнадцать лет, должно быть, был так же крепок в вере, как сейчас.

— Ну, это еще ничего.

Внутри, вытесняя с трудом обретенное самообладание, опять зашевелился страх, постепенно набирая силу, как вода, сначала каплями, потом струйками, а затем мощными потоками прорывающаяся через песчаную дамбу. Сдерживая крик отчаяния, Элизабет прижала ладонь ко рту, попутно стерев остатки помады. Ее глаза налились слезами.

— Мой сын где-то болтается с парнем, которого подозревают в убийстве Джералда Джарвиса, — сдавленно пояснила она. — Трейс обеспечивает ему алиби.

Господи, вся жизнь превращается в какой-то сплошной кошмар наяву. Вокруг нее творится что-то ужасное, дикое, и она бессильна помешать этому. Кажется, все, что можно сделать, — стать в сторонке и строчить репортажи о происходящем в собственную газету. Теперь вот придется напечатать, что родной сын прикрывает единственного подонка, подозреваемого шерифом в единственном убийстве, случившемся в округе Тайлер за последние тридцать три года.

— Они поймали того, кто совершил этот страшный грех? — равнодушно спросил Аарон, снова усаживаясь на верхнюю ступеньку крыльца.

— Янсен считает, что да.

— Это есть хорошо. Делу конец.

— Вряд ли.

Чуть не рассмеявшись, Элизабет покачала головой, вытащила гребни из волос, и они свободно упали на плечи.

Аарон, видимо, ждал, что она еще что-нибудь скажет, но Элизабет молча, ступая по-старушечьи тяжело, поднялась по ступенькам и шумно, от души вздохнув, присела рядом с ним. Подол юбки ниспадал до полу, прикрывая ее ступни. Сейчас она выглядела почти скромно, во всяком случае, более женственно, чем Аарону доводилось видеть до сих пор. Она сидела тихо, вперив взгляд в дощатые, рябые от времени стены построек. Покосившаяся дверь амбара от ветра скрипела и с глухим стуком хлопала о косяк — тук, тук, тук, тук…

— Что вы там читаете, Аарон? — наконец спросила Элизабет, улыбаясь. — Не «Клэрион»? Он показал ей первую страницу.

— «Бюджет».

Элизабет посмотрела ему через плечо на заголовок: Для области Шугар-Крик, общин амманитов и меннонитов Северной и Южной Америки. Шугар-Крик, округ Тускарауас, Огайо. Ни одной фотографии, только колонки текста — очевидно, новости со всей страны.

— А там никого не убили?

Аарон сурово взглянул на нее поверх очков:

— Нет.

— О чем пишут?

— О погоде, урожае, кто приехал, кто родился, кто умер.

В «Клэрион» до ее приезда писали примерно о том же подумала Элизабет. А многие и теперь думали, что других новостей им не нужно. Она вспомнила Чарли Уайлдера, который сегодня ворвался к ней в редакцию, потрясая экстренным выпуском и вопя, почему в нем нет ничего, кроме сообщения об убийстве.

— Ни словечка о том, как сводная команда барабанщиц готовится к параду в честь открытия фестиваля! — возмущался он.

Элизабет была совсем не в настроении выслушивать претензии. Наверное, стоило все же прикусить язык, но слова вырвались прежде, чем она сделала над собой усилие промолчать.

— А они что, кого-нибудь убили? Бедный Чарли покраснел как помидор.

— Разумеется, нет!

— Вот видите, радость моя. Когда убьют, я тут же вставлю их в экстренный выпуск.

Конечно, Чарли только хотел сказать, что в «Клэрион» плохим новостям не место. Прищурившись, Элизабет вглядывалась в мелкий шрифт газеты Аарона Хауэра.

— Какая здесь самая плохая новость?

— Двоюродный брат Дэвида Трейера из Калоны, штат Айова, купил себе трактор.

Она закашлялась, чтобы не расхохотаться. Аарон, однако, ничего забавного в этом не находил. Его серьезный, почти скорбный вид ясно давал ей понять, что, по его убеждению, покупка трактора — тяжкий проступок, и ей не следует оскорблять своим глупым смехом обычаи его народа. Элизабет слишком хорошо понимала, каково это, когда над тобой смеются.

— Это плохо? — осмелилась спросить она, одной рукой вытирая глаза, а другой роясь в сумке в поисках сигареты.

— Это не наше, — сурово ответил Аарон.

Она прикурила, затянулась поглубже, чтобы успокоиться, но только обожгла дымом горло. На западе солнце медленно клонилось к горизонту. По тряской дороге, позвякивая упряжью, трусила лошадь, запряженная в повозку. Гравий скрипел под колесами. Со своего места Элизабет еще были видны вдалеке каркасы «Тихой заводи». Сейчас на стройплощадке пусто, и до похорон ее главного вдохновителя так никого и не будет. Потом, конечно, все пойдет своим чередом, и стройка закончится, к немалому удовольствию Хелен Джарвис и четы Кэннон — Рича и Сьюзи.

— А это как же? — негромко спросила она, выдыхая в свежий вечерний воздух облако дыма и показывая сигаретой на силуэты «Тихой заводи». — Уж точно это никому не покажется правильным, тем более вам и вашей общине. Что вы обо всем этом думаете?

Она повернулась к нему, но он смотрел в сторону. Все его лицо напряглось, на щеках проступили, как две скобки, полукруглые складки, морщины у глаз углубились, но с ответом он не спешил.

— Англичане делают что хотят.

— Я тоже англичанка, как вы нас называете, но мне совершенно чуждо то, что они там строят, — с жаром возразила Элизабет. — Это ведь не постоялый двор и не большой ресторан с мотелем, стилизованный под амбар, как в округе Филмор. У нас будет хуже и беспокойнее. Теннисные корты, поле для гольфа. Поговаривают даже об искусственном озере. Не знаю почему, но мне кажется, это не правильно.

— Да, — уронил Аарон. «Тихую заводь» он с самого начала строительства воспринимал как оскорбление для себя, как наглое вторжение в природу, но никак не думал найти единомышленника в сидящей сейчас рядом с ним женщине.

Он посмотрел на нее, и что-то ударило его в грудь так же сильно, как ветер, который все бил о косяк двери амбара. Какие у нее чистые глаза, сколько в них понимания и искреннего участия. Впервые за два дня ему пришло в голову, что чем-то они очень похожи — он и эта англичанка с ее протяжным выговором и совершенно неуместными

Для здешних мест манерами. Странно даже думать, что у него может быть что-то общее с падшей женщиной, но сейчас это так и было, и Аароном овладело почти непреодолимое желание коснуться ее.

Подобная мысль противоречила всему, что он почитал правильным. Прикоснись он к ней, он согрешил бы. Вожделеть ее было ничем не лучше. Из-за этой внутренней борьбы Аарон рассердился на себя самого. Желание, вожделение — что за вздор, об этом нельзя и думать. Ему следует лучше помнить Ordnung, закон, укрепляться в вере, не поддаваться соблазнам.

Он отпрянул от Элизабет, оторвал от нее взгляд, чтобы развеять ее чары, аккуратно сложил газету в несколько раз и убрал ее в стоявший у ног рабочий ящик.

— Мне пора идти.

И, прежде чем Элизабет успела что-либо ответить, поднялся и большими шагами пошел прочь. Она смотрела ему вслед, слегка озадаченная, но не настолько, чтобы искать причину. Ей бы с коренными жителями разобраться и понять, что творится у них в головах, а в психологии сектантов пусть уж копается кто-то другой.

Да и времени все равно нет, подумала она, гася сигарету о бетонную ступеньку. Во двор въезжал черный «Брон-ко» Дэна Янсена, и она встала ему навстречу, оправляя юбку.

Дэн вылез из машины с таким видом, словно был готов убить первого, кто попадется под руку. Его брови были зловеще нахмурены, глаза метали голубые молнии, лицо казалось высеченным из гранита. Он шел к крыльцу, не сводя глаз с Элизабет, точно готовясь вытащить из кобуры «кольт» и уложить ее на месте. Элизабет устало привалилась к дверному косяку. Драматические сцены ей уже до смерти надоели.

— Солнышко мое, вы, кажется, не в настроении? Дэн скрипнул зубами. Она стояла на крыльце, небрежно прислонясь к двери, спокойная и безмятежная, как Скарлетт 0'Хара на ступеньках своего дома, как будто не была его головной болью, как будто ее сын не таскался хвостом за подонком, от которого стонали шесть округов, усваивая его правила поведения и навыки вранья должностным лицам.

— Да, солнышко, я не в настроении, — прорычал он, поднимаясь на крыльцо.

Она не посторонилась, не двинулась с места. Кровь бросилась Дэну в голову, он забыл об усталости, о раздражении, — обо всем, что чувствовал секунду назад, подошел к ней почти вплотную, загородив собой проход, и между ними тут же полыхнул жар, еще сильнее разгневавший его. Он презирал себя за то, что хочет ее, презирал желание, мешающее ему заниматься делом.

— Ваш сын дома? — спросил он.

— Нет, — еле слышно ответила Элизабет, — его нет. Ее бравада мгновенно исчезла. Элизабет точно стала меньше ростом. Да, теперь она казалась маленькой и хрупкой. Хрупкой… это слово было точнее всех остальных, оно затронуло в душе какую-то незнакомую струнку, заставив Дэна отступить в полной растерянности. Как быть дальше, он просто не знал. Проклятье, лучше бы она плевала ему в лицо: с той Элизабет он отлично справлялся. С ней можно было обмениваться колкостями, говорить обидные вещи, ни на минуту не забывать о соблюдении эмоциональной дистанции. Именно это было нужно ему сегодня вечером, чтобы забыть о ссоре с Эми, чтобы не думать, как поправить то, что он наворотил. А Элизабет, оказывается, играла совсем в другую игру, правил которой он не знал.

— Жаль, что его нет, — печально сказала она, пытаясь улыбнуться, но губы дрожали, и голос звучал глуше, чем обычно.

Потом отвернулась от него и пошла в дом. Дэн последовал за нею. В кухне царил полный разгром, но снятые со стен шкафчики и полки мало что меняли. Элизабет как будто не замечала, что творится вокруг. Она бросила сумку на лежащий на козлах лист фанеры, заменявший стол, подошла к буфету, где аккуратно стояли полдюжины бутылок виски, выбрала одну, полупустую, налила изрядную порцию в стакан, отпила половину и только тогда повернулась лицом к Дэну.

— Да здравствует Шотландия, — сказала она, приветственно подняв стакан. — Лучшее виски, какое можно купить за деньги. Произведено в горах Шотландии, процежено через плед клана Стюартов. Стоит столько, что Карл Первый, да будет ему земля пухом, перевернулся бы в гробу, если б узнал. Разумеется, по горскому обычаю, я его украла, — отважно призналась она. — Хотите глоточек?

— Нет.

— На работе не пьете? Жаль, жаль. — Осушив стакан, она молча его разглядывала. — Я не знала, что он связался с Керни Фоксом.

— А раньше у него бывали подобные проблемы? Она бросила на него быстрый взгляд:

— А что, сейчас есть?

— Пока нет, но он на грани. Думаю, Джарвиса убил Фокс. Трейс говорит, что весь вечер они с Керни были вместе, здесь, отрабатывали броски. По-моему, он лжет.

Элизабет невесело усмехнулась.

— Не очень он это умеет, правда? Не то, что его папаша. Ей-богу, Бобби Ли мог намазать хлеб навозом, сказать вам, что это мед, и вы съели бы, да еще сказали бы спасибо. Трейс не такой. Будет ходить с виноватым видом, даже если тайком не почистит зубы. — Она отставила стакан, зябко обхватила себя руками. — Он не плохой, — убежденно добавила она. — Правда, совсем не плохой. Просто ему сейчас трудно.

— Почему?

— Потому что, сколько себя помнит, ни разу не видел родного отца, а отчим, который сначала счел, что это поднимет его в глазах общества, решил усыновить мальчика, потом понял, что воспитывать его обременительной невесело, и не захотел беспокоиться.

— Вы так говорите, будто вы здесь ни при чем, — проворчал Дэн, но его сарказм был скорее средством защиты, чтобы не жалеть Элизабет и вообще не думать о ней как о матери: его слишком занимала собственная ссора с Эми и последующие мрачные раздумья о Трисси. — Вы-то где были, когда его бросал один отец за другим? На свидании? Элизабет дернулась, будто от удара ножом. — Подлец, — прошептала она, сжав кулаки, и пошла.

Прямо на него. Ярость сочилась из нее, как сочится кровь уз раны. Дэн запоздало подумал, что так поступать с нею це следовало бы, будь она даже к этому готова, а сейчас, когда она открыла ему душу, когда ослабила бдительность, это вообще запрещенный прием. — Сукин сын.

Он насмешливо поднял бровь, не желая отступать.

— Что, Лиз, правда глаза колет?

— Прав-да? — по слогам переспросила она. — Да если бы правда бросилась вам в физиономию, вы не поняли бы, что это она. Вы ничего обо мне не знаете. Как вы смеете меня судить? Вас там не было.

— Не было, — не пошевелившись, согласился он. — Я вместе со всей остальной Америкой читал газеты.

Элизабет смерила его уничтожающим взглядом. Они стояли теперь нос к носу, и ее тело напряглось и дрожало от праведного гнева. Дэн сохранял полнейшее спокойствие, презрительно смотря на нее сверху вниз, как будто думал, что он неизмеримо лучше ее, чист помыслами и вообще безупречен.

— И с жадностью глотали каждое слово, не так ли? — процедила она, разъяряясь еще больше при мысли о вчерашнем разговоре в суде. — Вы ведь тоже через это прошли: и через слежку, и через полуправду, которую так легко превратить в откровенную ложь, но поверили всему, что говорилось обо мне, верно?

Он промолчал, но ответ был написан на его лице. Элизабет поморщилась от отвращения.

— Лицемер. А впрочем, — презрительно продолжала она, — мне плевать, что вы слышали. Плевать, что писали в газетах. Хотите правду? Так вот: я никогда, понимаете — никогда не изменяла Броку Стюарту. Ни разу. Даже когда он бегал за девчонками-секретаршами у меня на глазах, даже когда указывал мне на дверь, я, дура, думала, что хоть один из нас должен жить так, как обещал вначале. Надеялась, что справедливость в конце концов восторжествует.

Голос ее срывался, по временам делаясь еле слышным, волнение сдавливало ей горло, горечь твердым комком стустилась в груди, но она продолжала говорить:

— Я отдала этому человеку все, что имела, все, чем была. Я отдала ему себя и своего сына. А взамен просила только, чтобы он любил меня. Вы понимаете? — вдруг спросила она. Лицо у нее было сейчас растерянное, страдальческое, наверное, как в тот момент, когда правда впервые открылась ей. — Это самый мой тяжкий грех. Я была настолько наивна, что думала, будто такой человек, как Брок Стюарт, способен любить меня. А Брок Стюарт отродясь не любил никого, кроме самого себя.

Он женился на мне, потому что считал это полезным для своей репутации: начальник женится на бедной, но хорошенькой подчиненной. Сказка о Золушке для прессы. Он заметил меня и пошел на приступ с таким остервенением, что даже тогда впору бы задуматься, но я влюбилась по уши и не давала себе труда думать ни о чем, кроме того, что, кажется, единственный раз в моей паршивой жизни меня кто-то по-настоящему любит и относится ко мне по-человечески.

Уверена, он очень веселился, видя, как мало мне надо, как кружится у меня голова от блеска бриллиантов. Обеды в Париже, выходные в Монте-Карло, безделушки от Картье — знаете, этого достаточно, чтобы свести девушку с ума, особенно если самый большой подарок, который ей до того делал мужчина, — развод.

Элизабет улыбнулась насмешливо.

— Да, он заставил меня поверить в сказку, а потом нашел себе настоящую принцессу, и Золушка отправилась восвояси. Но известному человеку не годится бросать на произвол судьбы женщину с ребенком; надо переписать сказку, чтобы все было правильно. Он снабдил меня репутацией, купил мне нескольких любовников, которых я на самом деле даже не видела никогда, не говоря уж о том, чтобы с ними спать, и очень грамотно повел против меня борьбу во всех сразу средствах массовой информации. В деле фигурировали фотографии, сделанные скрытой камерой, и видеозаписи, на которых похожая на меня женщина вытворяла такое, что Тинто Брассу и не снилось.

Она помолчала, собираясь с силами. Со всех сторон на нее наступали мерзкие воспоминания, в ушах звучали гнусные обвинения, перед глазами маячили перекошен-

Цые лица представителей высшего света Атланты, смотревшие на нее как на приставший к их сияющей обуви ошметок грязи. Она слышала их приглушенный шепоток:

Шлюха. Гулящая. Мы с самого начала знали, что она такое. Бедный Брок. Бедный Брок.

Прижав кулаки к вискам, она судорожно втянула воздух, но комок в горле мешал дышать.

— Брок Стюарт взял правду, вывернул ее наизнанку, разорвал на мелкие клочки, перемешал, как ему было надо, и передал газетам, как господь Моисею скрижали закона на этой чертовой горе. И все редакторы как один поцеловали его в задницу, уверяя, что она благоухает лучше розы, потому что он купил их всех. Вот вам правда, шериф Янсен, — продолжала она, не вытирая бегущие по щекам слезы, — хотите, верьте, не хотите — не надо. Мне все равно.

Но здесь она лгала. Ей не все равно было, что он подумает, и это бесило ее до красной пелены перед глазами. Издав гортанный крик, она бросилась на него, замолотила кулаками по его груди, пытаясь вытолкать из своей кухни, и то, что он не сдвинулся с места ни на шаг, разозлило ее еще сильнее.

— Выметайтесь! — вопила она, некрасиво кривя рот и сверкая глазами. — Мать вашу, вон отсюда!

У Дэна от изумления отвисла челюсть, и вдруг Элизабет оставила его, круто развернулась и ушла обратно, к буфету. Она стояла к нему спиной, понурив голову, и он видел только, как вздрагивают ее плечи. Грудь слегка ныла от ее кулаков, но он понимал, что еще мало получил.

«Господи, — подумал он, — ведь она говорит правду». Ее глаза, ее голос не могли лгать, и эта нечаянная исповедь еще звенела в неподвижном воздухе обшарпанной кухни.

Лучше бы ему уйти. Повиноваться ее приказу, уйти, закрыть за собой тонкую, ненадежную дверь. Циничный внутренний голос, не умолкая, твердил ему, что умный человек должен уметь уйти вовремя, особенно если просят;

Уйти от Элизабет Стюарт, от разбуженных ею опасных и ненужных эмоций. Все верно, но его не пускала совесть.

Медленно, обреченно, как будто навстречу гибели, он прошел через кухню и остановился за спиной Элизабет. Она не обернулась, никак не отреагировала на его приближение, просто стояла и смотрела, как в окне постепенно темнеет небо над уходящим за горизонт полем.

— Элизабет, — тихо позвал он, с удивлением отметив, что первый раз вслух называет ее по имени. Обычно он звал ее «мисс Стюарт», когда особенно хотел уязвить — Лиз, но никогда Элизабет. А ведь имя у нее такое мягкое и женственное. И ей оно подходит. Внешняя резкость скрывает нежную, ранимую душу, обычные женские надежды, робкие мечты — быть любимой, иметь защиту и опору в жизни. А вместо этого ее только использовали и унижали.

Она права: он лицемер, и причины этого лицемерия самые неприглядные: защитить себя от излишних волнений. Он сам себя оскорбил и унизил: никогда не думал о себе как о плохом человеке, а теперь перед ним, дрожа и глотая слезы, сгибаясь под непосильной ношей, стояла правда, которую он так долго не желал видеть.

— Элизабет, — повторил он, подходя ближе, так что до него донесся слабый, нежный и печальный аромат ее духов, — простите меня, пожалуйста. Я виноват.

— Неужели? — колко прошептала она. — Расскажите это тому, кому не все равно.

— Мне не все равно.

Недоверчиво хмыкнув, она потянулась за бутылкой виски. Дэн перехватил ее руку, она попыталась вырваться, но он держал крепко.

Элизабет гневно взглянула на него через плечо. Не нужно ей ни его жалости, ни его раскаяния. И пусть не говорит, что ему не все равно. Он не из тех, кто может предложить женщине что-нибудь, кроме постели, и, как ни желанен он был для нее, этого она не хотела, боясь, что не выдержит сердце.

— Не нужна мне ваша жалость, — сказала она вслух, гордо вскинув подбородок. — И вообще мне ничего от вас не нужно.

Боже правый, как же она хороша. С этим Дэн никогда и не спорил, но никогда прежде ее красота так не поражала его. Элизабет смотрела на него. В ее глазах было упрям

Ство, гордость и нежелание раскрываться перед ним, чтобы он опять не сделал ей больно. Он тоже не отрывал от нее взгляда и вдруг почувствовал, как внутри что-то кольнуло, и понял, что хочет не нападать на нее, а защищать от всех, кто мог бы ее обидеть.

Опасные мысли. Виновата она или невиновна, эта женщина не для него. Она потребует слишком многого — сил, времени, души. Она захочет того, что он дать не в состоянии. Если женщина привыкла к шампанскому, то не сможет довольствоваться одним дешевым пивом. Виновата она или нет, она стоит дорого.

Виновата, невиновна — он желал ее все сильнее. Не мог находиться так близко и не желать, не говоря уж о том, что не мог спокойно и бесстрастно до нее дотронуться.

— Вы мне не нужны, — прошептала она, но ее тону не хватало уверенности. Уступка собственной гордости, не более того.

— Лжете, — выдохнул он, придвигаясь еще ближе. — Вы просто не хотите, чтобы я был вам нужен.

— Какая разница?

— Огромная. Поверьте мне, я знаю.

На какое-то время слова, дыхания, взгляды замерли, отступив перед звенящей в воздухе правдой того, что происходило с ними обоими. Элизабет казалось, что она оглохла от тишины, но вот заворчал старенький холодильник, а на дворе ветер снова раскачал амбарную дверь — тук, тук, тук, тук… Но напряжение никуда не делось.

Рука Дэна медленно поднялась к ее волосам, лицо вдруг оказалось совсем близко, так близко, что губы не могли не коснуться губ Элизабет. Она вздрогнула, но не Пошевелилась, даже не делала вида, что сопротивляется. Да, она его хотела, она устала быть одна. Ей нужно было, чтобы кто-то обнял ее, согрел — нужно настолько, что отрицать это было бы просто глупо.

— Прости меня, — шепотом повторил Дэн, каждым еловом лаская ее губы.

Элизабет неотрывно смотрела ему в глаза. Она не понимала, за что именно он просит прощения: за то ли, что вел себя по-свински, за то, что разбудил в ней женщину,

Или за то, что сам поддался влечению, — и потому не стала спрашивать. Она, которая всегда так настойчиво добивалась правды, сейчас решила остаться в неведении. Если Дэн скажет правду, скорее всего, это будет совсем не то, что ей хочется услышать. Сейчас правда совершенно не ко времени: она не изменила бы того, что вот-вот произойдет между ними.

Слова не значили ничего, и мысли не значили ничего; верными были только поступки, и Элизабет потянулась к человеку, который обнимал ее, запрокинула голову, чтобы ему легче было найти ее губы, и отдалась блаженному, дурманящему теплу.

Правой рукой он все еще сжимал ее левую, но вдруг перехватил за запястье и прижал ладонью к своему телу, к пульсирующему под джинсами бугру, а затем, не дав даже опомниться, к ее собственной груди. Элизабет ахнула, но сознание того, что они делают что-то запретное, только распалило ее.

— Захоти меня, — шептал ей Дэн. — Скажи, что ты меня хочешь.

Элизабет хватала ртом воздух, у нее пересохло в горле, губы запеклись.

— Я… хочу… тебя…

Дэн ощутил в себе невероятную силу. И страсть. И еще что-то, чему не мог подобрать названия. В мире внезапно перестало существовать все, кроме них двоих и их влечения друг к другу. Элизабет была теперь единственной женщиной на свете, и она была предназначена для него.

Он отпустил ее руку, задрал ей подол, комкая тонкую шершавую ткань. Элизабет выгнулась навстречу ему, беззащитная, смелая, слабая. Что-то больно впивалось ей в спину, может, приступка буфета или дверная ручка, но она почти не ощущала неудобства, обуреваемая чувственным голодом, снедающим их обоих.

Она отдалась ему вся, без остатка, и когда все закончилось вспышкой смешанного с отчаянием счастья, только всхлипывала, испуганная силой того, что с нею случилось.

Ей действительно стало очень страшно. Ведь этот человек не может для нее столько значить, не может значить вообще ничего, потому что — тут уж сомневаться не приходится — она для него абсолютно ничего не значит.

Она отвернулась, чтобы он не видел смертельного разочарования в ее глазах — а что там еще может быть? Только разочарование и горечь. Спрятаться от него, подумать о чем-нибудь простом: о том, например, как посреди кухни висит пыльный золотой столб меркнущего света, почти такой же золотой, как виски в украденной у Брока бутылке на столе. Посреди кухни… боже мой, осенило ее вдруг, они ведь на кухне! Как глупо, а она даже не заметила. Желание так затуманило ей голову, что она забыла, где находится, и до сих пор не подумала, что они с Дэном занимались любовью на кухне.

Нет, голубушка. Не занимались любовью. Не любовью, а сексом. Любви в их отношениях места нет, и нельзя даже на секунду позволять себе думать иначе. Дэн Янсен ее не любит. Непонятно только, почему так пусто и больно внутри, ведь все очевидно, чуть ли не предсказуемо. Пора уже привыкнуть, что ее используют.

Дэн оторвался от нее, машинально оправил на себе одежду, застегнул джинсы. До чего не хотелось ему уходить от тепла ее тела, разрывать невидимую нить возникшей между ними связи, нет, не связи даже, а родства, он не мог признаться и самому себе. Как понять, что они сейчас сделали? Что сделал он?

Взял ее в этой гнусной, захламленной кухне. Стоя. Даже не позаботившись о минимальных удобствах для нее, даже не раздев. Подонок, подлец. Сначала обозвал шлюхой, потом вынудил к исповеди, узнал, что она ни в чем не виновата, и набросился, не дав опомниться.

Ведь она не была против, напомнил циничный внутренний голос. Может быть, но случившееся не сделало ее счастливой. Она была растерянна, беззащитна, и ей было стыдно.

— Элизабет…

Он протянул руку, чтобы погладить ее по волосам, но Элизабет метнулась в сторону.

— Наверно, теперь вам лучше уйти, — пробормотала она. — Как я уже просила.

Дэн вздохнул, обеими руками отбросил волосы со лба назад. Зачем ему лишние сложности в жизни, да еще сейчас? Нужна ли ему такая женщина, как Элизабет? Может, и не нужна, но, черт возьми, он уже был с нею и теперь не мог уйти просто так.

— Это произошло не совсем так, как я думал, — тихо сказал он.

Ее глаза округлились, в них полыхнул гнев.

— То есть вы пришли сюда, ожидая…

— Нет. Я хочу сказать, что думал об этом с тех пор, как впервые вас увидел, — честно признался Дэн, гладя ее по волосам. Затем наконец он сделал то, что так давно хотел сделать, — осторожно потрогал маленький шрам в углу ее рта. Сколько еще времени пройдет, прежде чем она расскажет ему, откуда он взялся?

— Как это по-мужски, — жалобно вздохнула она.

— Я хотел этого, — без обиняков брякнул он. — И вы хотели. — Видя, что она собирается возразить, прижал палец к ее губам. — Не говорите, что не хотели, Элизабет. Ваше тело уличит вас во лжи.

Она вспыхнула, недобро сощурилась, и Дэн подумал, какими блеклыми только что были глаза, которые сейчас метали гневные молнии.

— Я не хотел, чтобы это случилось так.

— Думаю, было бы лучше, если бы вообще ничего не случилось.

— Шшш, — шепнул он, целуя ее в щеку, — не надо так говорить.

И тут же объяснил себе, что не надо, чтобы она жалела об их близости, чтобы этот раз не оказался последним и единственным. И то была правда — по крайней мере, отчасти; вслух же он сказал:

— Ничто не мешает нам стать любовниками. Эти слова были для него самого полной неожиданностью, хотя он действительно так думал. Если сразу обо всем договориться, если знать, что и зачем делаешь, в конце можно разойтись без терзаний и драм. Просто, аккуратно, логично — как он любит.

— Ну, для начала, я вас ненавижу, — отозвалась Элизабет. Дэн усмехнулся:

— Это пройдет.

Она покачала головой, обдумывая что-то серьезное.

— По-моему, нет. Мне лишние проблемы ни к чему. И потом, для меня мужчины как биологический вид больше не существуют. — Она отступила на шаг в сторону и выразительно пожала плечами. — Извините.

Помрачнев, Дэн тоже сделал шаг назад. Наверное, не привык, чтобы женщины говорили ему «нет», подумала Элизабет. Должно быть, ему это не понравилось, но уж как есть. С минуту он постоял на месте, что-то решая для себя, затем шагнул к двери, и Элизабет поймала себя на легком разочаровании оттого, что он не сделал хотя бы еще одну попытку переубедить ее.

— Вы знаете, где меня найти, — деловито бросил Дэн и вышел.

Смотря, как «Бронко» выруливает на дорогу и исчезает в облаке пыли, Элизабет похвалила себя за проявленную твердость духа, но все же, несмотря на всю ее решимость, в груди ощущалась странная пустота, от которой ныло сердце.

Громкий, неожиданный звонок телефона вывел ее из меланхолического оцепенения. Элизабет бросилась к трубке, надеясь услышать голос Трейса. Весь ее гнев уже выгорел, осталось только желание увидеть сына, поговорить с ним, прикоснуться к нему. Она схватила трубку висящего на стене аппарата, заранее улыбаясь при мысли, что сейчас ее тревоги закончатся.

— Привет, солнышко. Я…

— Сука.

Элизабет осеклась, похолодела. Она стояла с трубкой в руке, остолбенев и не понимая, что делать дальше. Из трубки не доносилось ни звука, и она уже почти убедила себя, что голос ей померещился, но вот он раздался снова, низкий и угрожающий, как рычание большой собаки, глухой и зловещий.

— Гадина.

Элизабет открыла рот — и захлопнула его, как выброшенная напущу рыба. Она не издала ни звука, забыла даже вдохнуть, настолько острым и болезненным' было чувство униженности и беспомощности. Кто-то вторгся в ее дом. Она оглянулась, будто звонивший мог стоять в дверях кухни, но никого не увидела. Дом был пуст и темен. Она одна. Почему-то от этого слова ей стало страшно, она почувствовала себя маленькой и жалкой. Одна.

— Шлюха, — процедил голос в трубке.

Потрясенная, дрожащая, Элизабет изо всех сил опустила трубку на рычаги, затем снова схватила и швырнула на пол.

— Шлюха.

Она в ужасе посмотрела на болтающуюся на шнуре трубку, от паники не понимая, что, наверно, плохо нажала на рычаг, затем обеими руками ухватилась за телефон и пнула трубку ногой, чтобы добить ее наверняка, будто живую. В голове вертелись нелепые догадки: может, это Хелен Джарвис изгоняет дьяволов, или Брок решил ее помучить, или кто-нибудь видел ее с Дэном в кухонное окно или убийца, который до сих пор на свободе…

Убийца еще на свободе. А она — единственный свидетель.

Мы так и не выяснили до конца, видели вы что-нибудь или нет…

За задней дверью раздался громкий шум, и Элизабет очнулась. Она кинулась наверх, в свою комнату, по дороге ушиблась плечом о косяк, но не почувствовала боли. Упав на колени перед тумбочкой у кровати, открыла ящик и под клубком шелковых шарфиков и надушенных носовых платков нащупала холодный металл рукоятки.

Пистолет Брока. Драгоценный коллекционный экземпляр. Вороненая сталь, инкрустированный перламутром приклад. «Пустынный орел» — 357, производства Израиля. Элизабет осторожно вытащила его из ящика обеими руками. Пистолет весил, наверное, целую тонну, но с ним Элизабет было спокойней, чем без него. Она опустилась на коврик, привалившись спиной к кровати, прижала оружие к себе, боком к груди, направив дуло в стену, и долго сидела, следя, как день уступает место ночи. С нею были только страх и тишина.

Полночь давно миновала, когда Трейс завел легкий гоночный велосипед в покосившийся сарай, служивший им гаражом, прислонил его к баррикаде из старых, лысых шин и, сунув руки в карманы, пошел по заросшей сорняками лужайке к дому.

Он терпеть не мог возвращаться в этот дом — особенно когда точно знал, что матушка готова с него семь шкур спустить. Где ты был, Трейс? С кем ты был? Что вы делали? Конечно, хотелось бы надеяться, что она ничего не знает о сегодняшнем разговоре с шерифом, в ходе которого он обеспечил Керни алиби, но это не более вероятно, чем снежный буран в аду. Помимо того, что она работает репортером, она его мать, а матери чуют все такое за версту.

Чтобы оттянуть неизбежное, он присел на ступеньку заднего крыльца, достал из пачки сигарету, а из кармана джинсов — коробок спичек с рекламой бара «Красный петух», прикурил и глубоко затянулся, еле удержавшись, чтобы не закашляться от горького дыма. Курить ему не нравилось, и он не собирался сохранять эту привычку надолго, но сейчас она помогала чувствовать себя взрослым, крутым — в общем, мужчиной. Разумеется, для здоровья это нехорошо, но, поскольку в последнее время в его жизни в принципе ничего хорошего не происходит, то и на здоровье можно наплевать.

Он затянулся еще раз, досадливо морщась, и долго сидел, слушая, как ветер стучит амбарной дверью. Опять собиралась гроза. В черном небе то и дело вспыхивали белые ломаные молнии, где-то вдалеке рокотал гром, и примерно то же самое сейчас творилось у Трейса в душе: смятение, злость, неловкость, как будто вот-вот случится неизвестно что, и непонятно, как поведут себя его чувства. Не докурив, он загасил сигарету о ступеньку, запустил окурок далеко во двор, как будто это баскетбольный мяч, а он сам — первый защитник «Дюк Блю дэвилз», выполняющий победный бросок в финальной игре-чемпионата на кубок НБА.

Фигня все это, детские игрушки. До НБА ему как до неба, и сознание этого тяжкой глыбой давило Трейсу на плечи. Не поедет он в Дюк, не ждут его в «Блю дэвилз» и вообще нигде не ждут. Он торчит здесь, в проклятой Миннесоте, и друзей, кроме Керни Фокса, у него нет. Интересно, бывает хуже, чем сейчас, или это край?

— А вот и наш одинокий странник.

Трейс сжался: мамин голос ничего доброго не предвещал. Да, сейчас будет еще хуже, чем минуту назад. Понятное дело, все закончится очередной ссорой. Она попытается разговорить его, он ее пошлет. Ничего другого никогда не бывает, как будто время вокруг них остановилось.

Он оглянулся на нее через плечо и обалдел: мама стояла за его спиной, обеими руками прижимая к себе оружие. Оно блестело в свете качающегося от ветра фонаря, как маленькая молния. Трейс вскочил на ноги.

— Господи, мама, ты что делаешь?

Элизабет рассеянно посмотрела на «Пустынного орла», будто уже настолько привыкла к его тяжести, что забыла, что у нее в руках. Рассказать Трейсу о звонке? Но теперь он рядом, и ей уже не так страшно. Подумаешь, звонок. Голос в трубке. Вспомнив этот голос, она почувствовала, как тело покрывается гусиной кожей озноба.

— Мне просто было немного не по себе, — сказала она, боком открывая сетчатую дверь и выходя на крыльцо. Машинально взглянула на небо: ветер вовсю раскачивал деревья, шумел в кронах. Громко хлопала амбарная дверь.

— У них есть подозрение, кто убил Джарвиса, — продолжала Элизабет, мельком взглянув на сына, — но ты ведь и сам, наверное, все уже знаешь?

Трейс стиснул зубы, отвернулся и испустил тяжелый вздох угнетенного воспитанием подростка.

— Что ты ходишь вокруг да около? Давай приступай, — огрызнулся он, решив, что нападение — лучшая защита.

К чему?

— Смешай меня с дерьмом и успокойся.

Элизабет сжала губы, борясь с желанием именно так и поступить. На самом деле ссориться с сыном она не собиралась. Конечно, он заслужил взбучку: первое, что приходило в голову, это наорать на него, выкричать весь свой страх, тряхнуть оболтуса за плечи посильнее. Но за этим лежало совсем другое: обнять его, прижать к себе и вдвоем перенестись в ту точку прошлого, когда все у них было в порядке — до Атланты, до Брока с его деньгами, обратно в Сан-Антонио, где они жили почти как нормальная семья.

— Трейс, я не могла спокойно воспринять то, что ты дал алиби Керни Фоксу. Я очень расстроена, — сказала она. — Его подозревают в убийстве.

— Да, но он не убивал.

— Ты точно знаешь?

Он снова смотрел в сторону, пряча от нее глаза и уходя от ответа. Сверкнула молния, яркая, как прожектор, и осветила то, что он совершенно не хотел показывать маме:

Она всегда без труда читала по лицу. У Элизабет упало сердце, горло сжалось от ужаса. Сбежав по ступенькам (под начавшийся дождь), она бросилась к сыну, боясь, что не совладает с собой и разрыдается. Трейс хотел увернуться, но она схватила его за руку и удержала, больно впившись пальцами в предплечье.

— Отвечай, черт бы тебя побрал! — выпалила она. — Ты знаешь, что он не убивал Джарвиса? Откуда? Ты там был?

Трейс вырвался, потирая плечо.

— Не убивал он Джарвиса, — хмуро буркнул он. — Мы в баскетбол играли.

То же самое он плел Дэну, и, наверное, Дэн слышал в его голосе ту же фальшь, что и она сейчас. Ее сын лгал. Господи, ее мальчик покрывал возможного убийцу!

— Черт возьми, Трейс, — всхлипнула она, — скажи мне правду!

Сын молча посмотрел на нее, далекий, окруженный Невидимой стеной отчуждения. Дождь струился по стеклам его очков, мокрая футболка прилипла к телу.

— Я иду спать, — сказал он и пошел в дом.

Элизабет не двинулась с места. Трейс исчез в темном доме, и ее вдруг захлестнула волна паники. Ей хотелось закричать, броситься следом, догнать его, схватить, только зачем все это? Ничего хорошего не выйдет. Все равно ей до него не достучаться, а пробовать, точно зная, что ничего не получится, не было сил.

Она стояла под дождем, плакала и только твердила себе, что все это не по правде, что эта ночь — всего лишь дурной сон, а утром все будет хорошо.

ГЛАВА 13

В нагретом воздухе кухни сладко пахло трубочками с карамельным кремом. Дэн плечом толкнул дверь и встал на пороге. Его глаза опухли, черная футболка неряшливо обвисла. Был уже восьмой час утра; он проспал и злился на себя за это. Нелепо думать, что можно всегда оставаться в форме, если не спать или почти не спать, когда на тебе висит расследование убийства, но он все равно так думал, что уж тут поделать. Великий Дэн, герой, бог футбольного поля, обладатель сверхъестественной силы и железных нервов. Невесело усмехаясь, он налил себе чашку приготовленного миссис Крэнстон крепчайшего черного кофе.

Миссис Крэнстон хлопотала у плиты, раскрасневшись от жара. Маленькими ручками в огромных синих рукавицах-прихватках она вынимала из духовки противень с дымящимися сладкими булочками.

— Я сию минуточку охлажу их, шериф, — проворковала она, идя к столу, стоявшему в центре светлой, просторной комнаты.

Дэн облокотился на рабочий столик, наблюдая, как она деловито устраивает противень на проволочной подставке на столе, чтобы выпечка остыла. Вид у нее был как на картинке: улыбающаяся, заботливая бабушка в залитой солнцем кухне.

Кухонная дверь распахнулась, и появилась Эми, но, увидев его, нерешительно остановилась у входа.

— Доброе утро, котенок, — поздоровался Дэн, надеясь, что со вчерашнего вечера она успела остыть от гнева.

Ответом на приветствие был тяжелый взгляд, и он понял, что надеялся зря.

Эми подчеркнуто приветливо поздоровалась с миссис Крэнстон, села за стол, взяла себе булочку и откусила кусочек.

— Хитер пригласила меня к себе с ночевкой, — без предисловий сообщила она, не сводя с Дэна недоброго взгляда, — но я сказала, что должна сначала спросить позволения у отца, потому что я еще маленькая.

Дэн уже хотел сделать ей выговор за дерзость, но почесал переносицу и прикусил язык. Этим тоном она наказывала его за непростительный грех; он посмел пожелать, чтобы его дочь оставалась его дочерью. Естественным побуждением Дэна было ответить резкостью на резкость. На работе он с трудом выносил неповиновение, а в жизни с таким просто еще не сталкивался, но сейчас держал себя в узде, в глубине души понимая, что заслуживает наказания если не за то, как обошелся вчера с Эми, то за свое поведение с Элизабет.

— Ладно, — сказал он наконец. Эми откусила еще крошку, без смущения встретив отцовский взгляд.

— Она и ее тетя Мэри собираются в Рочестер за покупками и сказали, что заедут за мной в девять.

— А как же наше катание? — спросил Дэн. — Я думал, что сегодня после похорон смогу выкроить немного времени.

Эми пришлось бороться с собой, чтобы не отказаться немедленно от поездки, но обида пересилила. Она небрежно повела плечиком и опустила взгляд в тарелку, чтобы не видеть огорченного лица отца.

— Как-нибудь в другой раз, — отрезала она, изо всех сил стараясь делать вид, что ей все равно, хотя сама давно ждала этой прогулки. Верховая езда была их общим увлечением, только их и ничьим больше. Мама и на пушечный выстрел к лошади не подошла бы. Эми не хотела нарушать приятную традицию, но напомнила себе, что надо выдер-"\ жать характер до конца. Она уже не маленькая и никому не позволит обращаться с собою как с ребенком.

Она поднялась из-за стола, так и не доев булочку.

— Мне еще надо уложить волосы.

И ушла гордо, как королева: высоко вскинув голову и расправив плечи.

Дэн посмотрел ей вслед, чувствуя, как его обжитая упорядоченная жизнь дает еще одну трещину, что совершенно ему не нравилось.

Миссис Крэнстон на минуту оторвалась от работы и сочувственно взглянула на него.

— Непросто подчас быть взрослым, ох, непросто, — вздохнула она.

— Вы абсолютно правы, миссис Крэнстон, — отставив кружку из-под кофе, пробормотал Дэн. — Уж лучше бы я играл в футбол.

На стройплощадке пахло опилками и влажной землей. Утренний ветерок шевелил листву освеженных дождем деревьев. Где-то внизу, у речки, распевал жаворонок. Если не обращать внимание на то, что должно со временем превратиться в фешенебельный отель «Тихая заводь», утро очень милое, подумала Элизабет. По небу плыли редкие, похожие на клочья ваты облачка. Солнце уже показалось над акварельно-бледной линией горизонта и щедро лило свет на зеленое кукурузное поле, обещая хороший урожай.

Вокруг была такая красота, такой покой, что даже не верилось, будто в жизни могут возникать какие-то сложности.

Элизабет навела объектив украденного у Брока «Никона» на восток и сделала отличный панорамный снимок: зеленые поля, кроны деревьев, освещенные солнцем, далекая пашня, по которой за парой запряженных в плуг лошадей шагает земледелец. Хорошая фотография для следующего номера «Клэрион». Можно еще будет дать статейку о том, как погода влияет на сельское хозяйство и туризм. Если только за это время никого больше не убьют.

Она поправила ремень на плече, шепотом ругая «Пустынного орла», которого утром решила запихнуть в сумку от Гуччи. Проклятая пушка была тяжелой, как чугунная

Кувалда, но все же Элизабет не поленилась потащить оружие с собой: ее все еще трясло от ночного телефонного звонка.

Элизабет повернулась кругом и отщелкала еще несколько кадров: стройплощадка, вагончик-контора, разбитая колесами грузовиков стоянка, бетонные каркасы на фоне неба. «Тихая заводь» на следующее утро", — так она назовет этот репортаж, поставит его на первую полосу и утрет нос Чарли Уайлдеру. Сделает первый шаг к популярности.

Желтые ленты полицейского оцепления клубками валялись в грязи вокруг места, где Джарвис встретил свой безвременный конец. Всю кровь смыло ночным дождем, но Элизабет все-таки сфотографировала мокрую щебенку, а затем навела объектив на долину речки и сделала еще несколько пейзажных снимков. Она собралась уже опустить камеру, когда ее внимание привлекла фигура человека. Элизабет снова прицелилась и положила палец на кнопку.

Человек походил на Аарона Хауэра, хотя был слишком далеко, чтобы она могла отличить одного общинника от другого. Аарона она узнала по развороту плеч и посадке головы. Он стоял на коленях под кленом, росшим на холмистом берегу речки, склонив голову и держа широкополую соломенную шляпу в руках.

Камера щелкнула и зажужжала, прежде чем Элизабет успела убрать палец со спуска. Ей было страшно неловко: Аарон, очевидно, молился, а она случайно подсмотрела, хуже того, — сняла на пленку то, что он ни при каких обстоятельствах не стал бы делать при ней. Да, амманиты молились по-своему, это знали все, и сейчас она повела себя ничем не лучше туристов, считающих, что они вправе вторгаться в жизнь Аарона Хауэра и его единоверцев.

Человек встал, надел шляпу и быстро ушел. Через минуту его уже не было видно за деревьями. Элизабет повесила фотоаппарат на шею и начала спускаться к речке. Жена Аарона умерла. Может, она обрела вечный покой именно под этим кленом над рекой, где только что стоял ее муж.

Ноги Элизабет скользили по влажной траве, джинсы через две минуты промокли от росы по колено, но вниз по холму ее вела не взбалмошная причуда, а искреннее расположение к Аарону. Ей нравился этот нелюдимый, немногословный человек. Если б узнать о нем побольше, она могла бы стать ему другом, подумала Элизабет. А друзья сейчас равно нужны и ему, и ей.

Элизабет свернула от речки вверх, туда, где в тени на вершине холма преклонил колени, чтобы помолиться и отдать дань памяти, Аарон Хауэр. У подножия клена росли дикие фиалки; тут же неподалеку на земле у трех могильных камней лежало несколько скромных букетиков. Камни стояли в ряд, большой в середине и два маленьких по краям. На среднем Элизабет прочла: Сири Хауэр, возлюбленной жене. На крайних — Анне Хауэр, Джемме Хауэр, возлюбленным дочерям.

Она опустилась на колени у одной из детских могил. В траве у камня приютились две крохотные, вырезанные из дерева пичуги. Элизабет провела пальцем по гладкому деревянному крылышку, мучась болью за этого тихого, странного человека. Ее сын, по крайней мере, был с нею рядом. Аарон Хауэр мог коснуться своих дочек только молитвой…

Кто-то запустил кирпичом в окно редакции «Клэри-он». Коврик у двери был усыпан осколками. В раме торчало несколько обломков стекла, длинных, как сосульки, и таких же острых. Через зияющую дыру лился дождь, по редакции беспрепятственно гулял ветер, и помещение выглядело так, будто по нему пронесся средней силы ураган. Повсюду валялись разбросанные сквозняком экземпляры экстренного выпуска, но очень сомнительно, чтобы тот же сквозняк скинул на пол ящики с рукописями, разбил монитор компьютера и разнес в мелкие черепки горшок с фуксией, которую Элизабет подарила себе в честь покупки «Клэрион».

Джолин, первой обнаружившая весь этот разгром, сидела на столе, потому что кресло получило несовместимые с жизнью повреждения, и озиралась кругом, строя догадки. Ее глаза возбужденно блестели.

— Может, это работа того, кто тебе звонил, — предположила она, поднося ко рту первую за утро банку пепси-колы.

— Может, — пробормотала Элизабет, сняв со стола полоску мокрой бумаги и бросая ее на пол. — Надеюсь, что это он. Мне не хотелось бы думать, что в городе орудует целая банда сумасшедших, которым я чем-то не угодила.

— Да уж. Вот, например, экстренный выпуск далеко не всем понравился.

— Но ведь они его покупали, верно? — заметила Элизабет.

Джолин пожала плечами:

— По-моему, плохие новости привлекают помимо воли. Не хочешь смотреть, а все равно смотришь.

— Лицемеры, — буркнула Элизабет. — Обычные лицемеры.

— Кое-кто настолько обозлился, что заявил об этом вслух.

— Да, помню.

— Как думаешь, может, кто-нибудь пытался напугать тебя?

— И ему это удалось, солнышко. Уж я-то знаю. — Элизабет поставила сумку на стол. — Может, они что-то искали?

— Например? — хохотнула Джо. — Наши с тобой миллионы? Или мой тайник с шоколадками? — Она потянулась к своему столу, открыла верхний ящик и с преувеличенным вздохом облегчения достала «Баунти».

— Например, черную книжку Джарвиса, — облокотясь на стол, ответила Элизабет. — Ты никому о ней не говорила?

— Нет. Я все думала, кто там может быть записан, но ни с кем еще не поделилась. А ты?

— А я вчера сказала, — призналась Элизабет, наблюдая за выражением лица подруги, — знаешь, кому? Ричу.

— Ричу? Ричу Кэннону? — поперхнулась от смеха Джолин. — Ты думаешь, Джарвиса убил Рич? Да ну!

— Почему нет? Ему это выгодно.

— Ему было выгодней лизать задницу Джералду. Рич слишком ленив и слишком глуп, чтобы самому управлять делами Джарвиса, — объяснила Джо. — Они существовали в полном симбиозе, ну, знаешь, как эти рыбешки, которые жрут всякую дрянь, налипающую на тушу акулы. Джералд платил Ричу хорошие деньги практически ни за что, зато Рич был его дрессированной собачкой, лицом его стройки, смазливым муженьком Страхотки Сюзи. — Качая головой, она чистила шоколадку, как банан, отрывая обертку длинньми полосами. — Рич не мог бы убить Джералда: кишка тонка. Поверь уж мне, я столько лет его знаю. Ее доводы Элизабет не убедили.

— По-моему, со временем человеку может надоесть лизать чужую задницу, особенно такую жирную и безобразную, как у Джералда.

Джолин передернуло от отвращения.

— Господи, ну и образ. Тебе бы писателем быть. В комнату через то, что раньше было окном, просунулась голова Брета Игера. Он нашел взглядом Джолин, и на его открытом широком лице появилась улыбка.

— Доброе утро, милые дамы, — протянул он. — Можно нам войти?

— Господи, — ахнула Элизабет и кинулась к двери, хрустя каблуками ковбойских сапог по осколкам. — Дорогой мой, не надо совать туда голову! Вы что, не смотрели фильм «Призрак»? Там Тони Голдвину именно так перерезало горло!

— У нас это случается сплошь и рядом, — меланхолично заметил Бойд Элстром, открывая дверь и шагая через порог. Следом вошли Игер и его пес. Игер тихо присвистнул, оценив масштабы разрушений, а пес живо нашел сухой, чистый уголок, свернулся там калачиком и заснул.

Элизабет бросила быстрый взгляд на Элстрома. Он ответил тем же. Вид у него был многозначительно-самодовольный, как вчера, когда он застал ее с Дэном.

— Да, вот только тут, пожалуй, лучше не надо бы, — сказала она.

— Отчего же? — съязвил Бойд. — Сделали бы экстренный выпуск.

Игер дипломатично вклинился между ними, просительно улыбаясь Элизабет.

— Не обращайте на него внимания, мисс Стюарт. Он злится, потому что по первое число получил от шерифа за то, что вы процитировали его в газете. — Лицо стоявшего за его спиной Элстрома медленно налилось кровью. — Итак, мы пришли составить протокол и посмотреть, что произошло.

— Разве это входит в полномочия криминального бюро, агент Игер?

— Ну, если честно, не совсем, — поведя плечом, признался он. Сегодня на нем была новенькая, только что из упаковки, бежевая рубашка, и то, как он поминутно запускал палец за воротничок, чтобы поправить его, навело Элизабет на мысль, что, вероятно, он забыл вынуть из-под него картонку и расправить складки. — Но, когда позвонила мисс Нильсен, я оказался прямо у телефона, и время у меня было… — Не договорив, он еще раз улыбнулся Джолин, отчего она слегка порозовела.

Элизабет подняла бровь.

— Что ж, прекрасно, — сказала она, не будучи вполне уверена, что Игер слушает. — Разгром обнаружила Джолин. Вероятно, вы хотите побеседовать с ней первой.

Джолин полезла в ящик стола и достала шоколадный батончик.

— Хотите, агент Игер?

Рот Игера расплылся до ушей.

— Вот женщина, которая понимает меня. Идем, Буз, — окликнул он Лабрадора, — пора работать.

Пес, ворча, тяжело поднялся, и все трое отправились осматривать заднюю дверь, которую взломщик оставил настежь открытой. Элизабет осталась один на один с Бой-дом Элстромом.

Он обошел кругом стол, поддел носком ботинка лежавший на полу монитор, ткнул шариковой ручкой в погибшую фуксию. Элизабет в пурпурной блузке с открытыми плечами стояла в стороне, скрестив руки на груди, и с легкой тревогой наблюдала за ним.

— Сочувствую, если вам досталось за ту цитату, — сказала она, хотя на самом деле ей было плевать, взгрел его Дэн или нет, — но я думала, вы знаете, на что идете. Элстром сердито глянул на нее:

— С Янсеном я разберусь.

Элизабет пожала плечами и растянула губы в вежливой улыбке.

— Тогда, думаю, мы в расчете.

— Я сделал вам одолжение, — продолжал он и направился к ней, не сводя глаз с ее плеч. На шее у Элизабет на тонкой цепочке висел большой аметист, чуть ниже начиналась нежная, соблазнительная ложбинка между грудями, и Бонд в красках представлял себе, какая мягкая у нее грудь, а соски, наверное, твердые, как этот камень. При одной мысли об этом ему стали тесны штаны. — Я сделал вам одолжение, — многозначительно повторил он, — и, по-моему, вы мне крупно обязаны.

Элизабет вскинула голову, прищурилась. Сукин сын —Элстром лез прямо на нее, пытаясь прижать своей тушей к столу и отрезать выход. Элстром остановился в пятнадцати сантиметрах от нее. Его мясистое лицо выражало одновременно гадливость и нетерпение. Элизабет осадила его самым ледяным из своих взглядов.

— Дорогой мой, если вы ищете свободную девушку, сходите лучше в «Пиггли-Виггли», потому что здесь вам не обломится.

Элстрома бросило в жар от унижения. Стерва, как обидно она умеет отказывать. Будь они в местечке поудобнее, он бы ей так не спустил. Эта сука только для очистки совести строит из себя оскорбленную целку: всем известно, что она готова дать любому, кто ее поманит. С Янсеном небось не выкаблучивала.

— Вы даете только тем, у кого звезда больше? — процедил он.

Элизабет спрятала руки за спину, чтобы не залепить ему пощечину. Ничего, сейчас она врежет ему по-другому.

Без рук.

— Знаете, дорогой мой, как люди говорят? Дело не в размере значка, а в размере человека со значком. Человек со значком распахнул дверь и вошел как раз в

Тот момент, когда Элстром навис над Элизабет. Он остановился у стола, внимательно глядя на своего помощника. Элизабет показалось, что в комнате стало холоднее градусов на двадцать.

— Вы уже закончили опись материального ущерба? — ровным голосом осведомился он.

Элстром не проронил ни звука, выхватил из нагрудного кармана блокнот с карандашом и отправился делать дело. Элизабет обернулась к Дэну.

— У вас, конечно, есть недостатки, — пробормотала она, — но, надо отдать вам должное, вы всегда появляетесь вовремя. Ваш помощник вряд ли от меня в восторге.

— Похоже, не он один, — сухо заметил Дэн, оглядывая разоренную комнату.

— Да, милый у вас городок, шериф, — саркастически отозвалась Элизабет. — Люди добрые, спокойные, гостей умеют принять. Себя не щадят, чтобы приезжие чувствовали себя как дома.

— А разве дело обстояло бы иначе, если бы я приехал жить в какой-нибудь городок на Юге и начал мутить воду, — с вызовом возразил Дэн, бросившись на защиту родного города, как если бы защищал от нападок родного человека. — Вот, то-то же. Мне пришлось бы, пожалуй, хуже вашего, потому что я — янки, а до большинства тамошних жителей так и не дошла весть о том, что генерал Ли сдался генералу Гранту. Да веди я себя так, как вы, меня уже вымазали бы дегтем и изваляли в перьях.

— А что, это мысль. — У Элизабет вырвался истерический смешок. — Почему бы не выйти на улицу и не по-орать всласть? Мне, например, точно сегодня больше заняться нечем. Ваши помощники вряд ли станут вмешиваться. Подумаешь, мелочь.

Дэн сжал зубы, чтобы не сорваться и не накричать на нее. В сущности, она правильно злится.

— Где мы можем поговорить без свидетелей? — спросил он.

Элизабет задумалась, какое из зол меньше, и пришла к выводу, что ситуация патовая: либо стоять на виду у Бой-Да, который постарается не пропустить ни слова из их бе-

Седы, либо добровольно уединиться с человеком, общение с которым не сулит ей ничего, кроме лишних хлопот. Элстром уже косился на них недобрым глазом, и Элизабет решилась.

— Пойдемте ко мне в кабинет, — сказала она, подобрала с пола искалеченную фуксию, не обращая внимания на грязь, и пошла вперед, обходя поломанные стулья.

Кабинетом называлась конура без окон, где стоял неистребимый запах затхлой сырости. При покупке помещения Элизабет только глянула на нее и решила обосноваться в помещении редакции вместе с Джолин, а в комнатенке устроила склад. Открыв дверь, она обнаружила, что вящая бесполезность не спасла кабинет от разгрома: вороха бумаг из распотрошенных скоросшивателей толстым слоем устилали пол, тут же валялись открытые папки. Чтобы разобрать это все, потребуется не меньше месяца, обреченно подумала Элизабет, устраивая потерпевшую фуксию на обломках письменного стола и осторожно расправляя поломанные листья и смятые цветки.

— Когда я вышла замуж за Бобби Ли Брилэнда, отца Трейса, то увидела такую в окошке цветочного магазинчика в Бардетге, — негромко начала она. — И попросила его сделать мне подарок. Назавтра фуксия исчезла с окна. Я пришла домой пораньше, вся в мечтах, потому что решила, будто это он купил ее, а значит, он меня любит и, наверное, перестанет гулять с кем попало, и…

Она не договорила. Глупо все-таки вспоминать о старых обидах, когда хватает новых.

— И что? — произнес Дэн, уже зная ответ. Он прочел его в поникших плечах Элизабет, в ее печально поджатых губах.

Она покачала головой.

— Как вы? — тихо спросил он.

— Я? Замечательно. Люблю, знаете, чувствовать себя жертвой. Очень скрашивает жизнь.

Он положил руки на пояс джинсов, сдвинул брови.

— Что касается вчерашней ночи…

Элизабет подняла руку, чтобы остановить его.

— Шериф, не надо думать, что теперь вы за меня в ответе, — сказала она. — Я девочка взрослая.

Дэн посмотрел на стол, где лежала сломанная фуксия, и скрипнул зубами. Да, черт возьми, он считал, что отвечает за Элизабет. Так и должно быть: как шериф, он должен заботиться о ее покое и безопасности. Он только чудом не расквасил нос Бонду Элстрому, посмевшему вторгнуться в ее частное пространство. Хотя очень странно, что это его так задевает. Вот ведь он уже два года спит с Энн Маркхэм, и ему глубоко плевать, кто там еще крутится вокруг нее.

— Вчера ночью, после того как вы ушли, раздался телефонный звонок, — сообщила Элизабет, чтобы больше не обсуждать того, что произошло между нею и Дэном.

Его взгляд сразу стал зорче, и, хотя он стоял все в той же расслабленной позе, она заметила, какой вдруг собрался.

— Какой звонок?

— Кто-то пожелал выразить свое мнение о моем образе жизни, — объяснила Элизабет, стараясь говорить как можно спокойнее. — Мол, сука, шлюха и тому подобное.

— Почему вы сразу же не позвонили мне? — вскипел Дэн. Его душила ярость.

Элизабет воззрилась на него круглыми от удивления глазами. Такой бурной реакции она не ожидала.

— Мне не сообщили ни имени, ни номера. Кого бы вы ловили? Как мне кажется, ваш подозреваемый еще на свободе.

Ему хотелось хорошенько встряхнуть ее, но, что еще хуже, ему хотелось ее обнять. Конечно, она перепугалась: одна в этой лачуге, зная, что убийца гуляет где хочет. При мысли об этом Дэна охватила бессильная злоба. Он постарался взять себя в руки и рассуждать как полицейский:

— Голос был мужской или женский?

Элизабет передернуло при одном воспоминании.

— Мужской… наверно, мужской. Точно сказать не могу. Он как-то странно звучал. Может, это звонил тот, кто разгромил редакцию, — предположила она, незаметно отстраняясь от Дэна, — чтобы убедиться, что я не помешаю. Кто бы это ни сделал, он был абсолютно уверен, что ему Дают зеленую улицу. По-моему, просто невероятно, чтобы

Офис на Мейн-стрит можно было разорить, чтобы никто ничего не видел. Ведь все улицы сейчас патрулируют по ночам ваши помощники. Как могли они проехать мимо?

— Как правило, хулиганы действуют быстро, — возразил Дэн. — Потому-то и трудно поймать их за руку. При всем безобразии, которое здесь натворили, вряд ли это заняло больше десяти минут.

— Если это только хулиганство. Он приподнял бровь:

— Опять ищете скрытый смысл?

— Все еще ищу, — поправила Элизабет. — И не смейте насмехаться надо мной, Дэн Янсен. В передовице экстренного выпуска речь шла о возможных мотивах преступления. Может, кто-то считает, что у нас есть улики.

Дэн закатил глаза:

— А может, кому-то просто не понравилось, что вы убрали из газеты рекламу бридж-клуба с расписанием.

Элизабет посмотрела на него долгим пристальным взглядом.

— Как бы там ни было, шериф, вам есть о чем подумать. Полагаю, ваше подозрение в разгроме редакции городской газеты или в непристойном телефонном звонке не падает ни на одного из тех, кого вы так хорошо знаете. Что кто-то из них убил Джералда Джарвиса, вы тоже отказываетесь признавать. По-моему, вы видите только то, что хотите видеть; то, что видели всю жизнь, пока росли в этом городе, то, что ожидаете увидеть. Но я приехала сюда, не зная никого от сотворения света, и могу сказать вам, что люди здесь такие же жадные, испорченные и бессовестные, как и в любом другом месте. И один из них — убийца.

Дэн так и этак поворачивал в уме слова Элизабет, пока стоял у боковой двери, глядя на людей, собравшихся оплакать безвременную кончину Джералда Джарвиса.

Он был хорошим полицейским. Может, прежняя слава и старые заслуги и помогли ему на выборах, но работу свою он делал на совесть и не был склонен отдыхать на за

Пыленных с юности лаврах, как, например, Рич Кэннон. Может, ему и не хватало честолюбия, но он работал добросовестно и самозабвенно. И, несмотря на мнение Элизабет, хотел раскрыть это убийство независимо от того, кто его совершил.

Его взгляд медленно скользил по толпе, останавливаясь на знакомых с детства лицах. Всех этих людей он хорошо знал и всегда чувствовал, что, если бы не это, он не был бы хорошим шерифом. Он знал, за кем приглядеть, на что обратить внимание; знал, что Тилл Амштутц буянит, когда напивается, потому что с ним вечно одно и то же. Он знал, что молодые Одегарды гоняют по Лоринг-роуд как ненормальные, потому что все Одегарды с тех пор, как появились автомобили, обожают быструю езду, и любовь к скорости у них в крови. Он точно знал, кто едва сводит концы с концами, в каких семьях подрастают трудные дети. Он знал округ Тайлер, знал Стилл-Крик и не хотел думать, что его опыт больше не помогает ему, а застит глаза.

Лютеранская церковь Спасителя была полна народу. Солнце сквозь витражи с изображением заломившего руки Христа в Гефсиманском саду бросало пучки цветных лучей на головы пришедших оплакать усопшего или просто поглазеть. Тут были и те, и другие, причем Дэну показалось, что зевак на порядок больше, чем искренних плакальщиков.

Хелен Джарвис устроила у церкви настоящий спектакль: в полуобмороке рухнула на закрытый гроб из полированного дуба, завывая, как одержимая злым духом. Этот взрыв эмоций был настолько нехарактерен для нее, да, в общем, и для любого из жителей штата Миннесота, что все смутились, не зная, как реагировать, и бросали друг на Друга растерянные, испуганные взгляды. В конце концов Арнетта Макбейн настроила на предельную громкость Древнюю фисгармонию и так оглушительно заиграла хо-рал, что люди, не решаясь зажать уши, втягивали головы в плечи и болезненно морщились.

Сюзи Джарвис Кэннон в маленьком черном платье и микроскопической шляпе-таблетке сидела в первом ряду. У нее были крохотные глазки Хелен, крючковатый нос и

Вялый подбородок Джералда, делавшие ее похожей на попугая, особенно в профиль. Рядом с нею, болтая ногами и щипая друг дружку, сидели двое ее отпрысков. Когда мать закатила истерику, Сюзи отвлеклась от детей, обернулась к мужу и буквально вытолкала его со скамьи. Рич встал с видом скорее обиженным, чем заботливым, одернул на себе черный пиджак, взял Хелен под руку и попытался отвести на место.

На Хелен была черная шляпка с откинутой назад траурной вуалью и такими необъятными полями, что, казалось, любой случайный ветерок мог унести ее. Вдова повернулась искаженным лицом к толпе, и Дэн на миг зажмурился от неожиданности. Грима она наложила столько, что могла сойти за гейшу: фарфорово-белое лицо с вишнево-красными кругами румян на щеках и пылающей раной рта, глаза с длинными накладными, от души намазанными тушью ресницами. Правда, почти вся тушь от слез потекла черными ручейками по щекам. Темные круги под глазами придавали Хелен сходство с одержимой из дикого индейского племени.

В общем, выглядела она как бесноватая, и никто не знал, как это понимать. Всем в городе было известно, что Хелен и Джералд оставались вместе только из жадности и назло друг другу. Дэну всегда казалось, что и он, и она вряд ли умеют любить кого-то, кроме себя самих, так что происходящее виделось ему одной из любимых Хелен мелодрам, которая, правда, приобретала все более причудливые формы.

— Голос был мужской или женский ?

— Мужской… кажется, мужской. Он очень странно звучал.

Дэн следил, как Хелен идет к скамье и тяжело плюхается на место, а ответ Элизабет шелестел у него в ушах, и он не мог не вспомнить, как выглядела вдова Джарвис, когда запустила в Элизабет тарелкой с желе, какой у нее тогда бьи голос. Если от переживаний у Хелен поехала крыша, она вполне могла решиться на такой звонок. Она была до глубины души возмущена, когда Элизабет первой наткнулась на труп ее мужа, тем самым породив волну сплетен и отняв у вдовы сладость незамутненной публичной скорби. Но разгром в редакции вряд ли был делом ее рук. У Хелен даже в припадке бешенства недостало бы сил сорвать замок с задней двери «Клэрион».

Оторвав взгляд от убитой горем вдовы, он посмотрел на Рича в новом строгом костюме и на Сюзи, которую явно больше занимали дети, чье озорство мешало семье выглядеть достойно, чем то, что ее родной отец вот-вот будет предан земле. На скамьях позади них сидело с полтора десятка тех, кто задолжал Джарвису деньги, и еще больше других, кого он так или иначе обманул. Дэн обвел глазами толпу знакомых ему с детства людей и понял, что его отношение к ним слегка изменилось. Впервые он смотрел на них как на возможных подозреваемых, и это ему не нравилось, как, впрочем, не нравилась и сама мысль о том, что в Стилл-Крик совершено преступление. Но, увы, времена меняются, нравится нам это или нет, и Дэн знал, что ему и всем остальным в Стилл-Крик придется меняться вместе с ними.

Он присел на краешек скамьи. Преподобный Линд-грен взошел на кафедру, все зашелестели страницами, открывая молитвенники на «Вере наших отцов», а Дэн ушел в мысли об убийстве.

Элизабет заглушила мотор «Эльдорадо» на стоянке перед «Шефер моторе». Мастерская находилась на юго-западной окраине города у самого шоссе, наверное, чтобы привлечь побольше клиентов, но Элизабет не заметила, чтобы в настоящее время дела предприятия шли успешно. Да и вообще сегодня город был почти пуст: пока она ехала по Мейн-стрит, навстречу не попалось ни машины, ни пешехода. Правда, у «Чашки кофе» стояли два экскурсионных автобуса, и стайка туристов, галдя, глазела на запряженную в фургон лошадь, медленно трусящую к «Лавке Хэнка», но почти все жители Стилл-Крик сейчас были на службе в лютеранской церкви, дабы проводить в последний путь Джералда Джарвиса, а затем спуститься в подвал, где помещалась трапезная, к салату с ветчиной и немецким шоколадным пирожным. Учитывая вчерашние события, Элизабет сочла за благо не появляться на похоронах, а послать туда Джолин.

Она вышла из «Кадиллака» и обвела долгим взглядом то, что выстроил для себя Гарт Шефер после того, как прекратились его деловые отношения с Джералдом Джарви-сом. Здание, где находилась контора по продаже автомобилей, не отличалось ни новизной, ни роскошью. Наоборот, унылая бетонная коробка остро нуждалась в покраске. Некогда зеленые стены покрывал тусклый налет накопившейся за много лет дорожной пыли. В окне демонстрационного зала виднелся новый серый «Тендерберд», но почти все остальные выставленные на продажу автомобили были подержанными.

На двери висела табличка «Открыто», и Элизабет тихонько вошла, надеясь немного осмотреться, пока кто-нибудь придет продать ей машину. Из ремонтного цеха доносился грохот кувалд и визг электродрелей, кабинет управляющего с открытой настежь дверью был пуст. Должно быть, Шефер вместе с остальными лицемерами ушел на похороны, подумала Элизабет, направляясь к кабинету. Но она оказалась не права.

Стоило ей сделать шаг за порог кабинета, как Шефер возник прямо у нее за спиной, ступая бесшумно, как большой кот. Его отражение вдруг появилось в зеркальном стекле. Элизабет подскочила на месте, схватилась за сердце от испуга и ринулась обратно к «Тендерберду». Шефер молча посторонился, пропуская ее.

— Господи, как вы меня напугали! — выдохнула она, пытаясь превратить все в шутку и принять приветливый и наивный вид.

Он не извинился, не сказал ни слова, только стоял и равнодушно смотрел на нее, вертя в руках внушительных размеров монтировку. Гарт Шефер оказался высоким мужчиной лет под пятьдесят или чуть за пятьдесят. Глядя на него, Элизабет вспомнила диалог из фильма «Городские мошенники»: «Ты сегодня уже замочил кого-нибудь, Керли?» В ответ бандит улыбается леденящей кровь улыбкой: «Еще не вечер».

Элизабет положила руку на сумку, где лежал «Пустынный орел», пытаясь обрести хотя бы некоторую уверенность в себе.

— Чем могу быть полезен?

— Ммм… вот чем, дорогой мой, — ослепительно, хотя и несколько натянуто улыбнулась Элизабет, — возможно, скоро мне придется покупать машину. — Или не придется. — Мне посоветовали приехать сюда и спросить Гарта. Правда, его, наверное, сегодня нет на месте, все ведь на этих похоронах.

Его лицо осталось таким же каменным.

— Я Гарт Шефер.

— Правда? — Элизабет постаралась сделать вид, что приятно удивлена, хотя на самом деле перспектива беседы с вооруженным мрачным типом ее мало прельщала. — Надо же, как мне повезло!

Гарт никак не отреагировал на ее слова. Он по-прежнему стоял, нависая над Элизабет, одетый в тускло-синий комбинезон, и вертел в своих жирных лапах проклятую монтировку.

— Я Элизабет Стюарт.

— Та, что из газеты?

Да.

Он кивнул и через открытую дверь глянул на сверкающую под солнцем вишнево-красную дверцу «Кадиллака».

— Хотите сменить?

— Может быть. — Она стала медленно обходить «Тендерберд» кругом, чтобы оказаться хоть на каком-то расстоянии от монтировки. — Могу я спросить: почему вы не на похоронах? Ведь вы с Джералдом, кажется, были партнерами?

— Мне надо дело делать, — отрезал он.

Да, этот Шефер, пожалуй, не оторвался бы от дел даже ради похорон родной матери, подумала Элизабет. Правда, выговаривать ему за это вряд ли разумно. Она провела пальцем по боку автомобиля и снова улыбнулась Гарту.

— Значит, вам нравится торговать машинами? Больше, чем строить дороги?

Видимо, Шефер счел ее вопрос риторическим, потому что не ответил.

Элизабет пожала плечами, засунула руки в карманы потертых джинсов.

— Что ж, вы сделали смелый выбор. Я хочу сказать, торговля автомобилями — это либо пан, либо пропал, она скачет вверх и вниз вместе с экономикой, а экономика наша, по-моему, почти всегда в упадке. А вот дороги — другое дело, дороги нужны в любое время. На строительстве дорог можно здорово разбогатеть.

— Вы к чему клоните, мисс Стюарт? — негромко спросил Гарт. Лицо его оставалось все таким же бесстрастным, но в глазах разгорался гнев. Он методично постукивал монтировкой по ладони левой руки.

Элизабет проглотила слюну. Да, она определенно клонила к тому, что Джарвис опозорил жену Гарта Шефера, надул его при дележе капиталов и оставил с делом, на котором невозможно разбогатеть, тогда как сам купался в деньгах, как свинья в грязи. Вот к этому она и вела, только никак не могла придумать тактический ход. У детективов в кино все выходит намного легче.

Осталось только передернуть плечиками и наивно хлопнуть ресницами.

— Ни к чему, а что? А управление автоматическое? — спросила она, погладив «Тендерберд» по крыше.

— Да. Переключение скоростей, тормоза, открывание окон, кондиционер, стереоприемник в двух диапазонах, — скороговоркой отбарабанил он. Ай да Гарт, умеет рекламировать товар. Удивительно, как все население города еще не перешло на гужевой транспорт.

— Хм… отлично. — Она прислонилась к машине, искоса взглянула на Шефера, не в силах оторвать глаз от монтировки в его руках. — Ужасно, как оборвалась жизнь Джералда. Вы, кажется, были знакомы с ним много лет. Что вы думаете об этом?

Шефер не двигался с места, но создавал вокруг себя такое напряжение, что Элизабет казалось, будто он притягивает ее к себе. Он вдруг стал ближе, больше, яростней,

Его ноздри трепетали, прокуренные зубы скалились, когда он со свистом выдыхал воздух.

— Убирайтесь вон, — процедил он, обеими руками сжимая монтировку и обходя капот «Тендерберда». — Мне нечего вам сказать.

Элизабет начала медленно отступать. Ее взгляд метался между лицом Шефера и инструментом в его руках. Она подумала о пистолете, оттягивающем ей плечо, но липкие от пота и холодные от страха пальцы сами собой вцепились в ремень сумки и никак не хотели его отпустить. Проглотив вставший в горле ком, она сказала:

— Мистер Шефер, не сердитесь. Я только…

— Искала, какую бы грязь тиснуть в своей газете, — с горечью договорил он. — Что произошло между мною и Джералдом, то похоронено двадцать лет назад. И я не позволю всякой швали вроде вас снова раскапывать это. Вас здесь не ждали — ни в моей мастерской, ни в этом городе. От вас одни неприятности.

Элизабет выставила перед собой руку, чтобы защитить себя по меньшей мере от его слов. И от монтировки тоже.

— Одну минуту. Не я же убила…

— Убирайтесь. Убирайтесь, — тесня ее к выходу, тупо твердил Гарт все громче и громче, пока наконец ярость не прорвалась сквозь внешнее равнодушие. — Убирайтесь! — взвизгнул он еще раз, как-то вдруг побагровев, и у него на шее надулись толстые, как веревки, жилы.

Он швырнул монтировку ей вдогонку, и она со звоном ударилась о бетонную стену. Элизабет забыла о гордости и достоинстве, повернулась спиной и побежала к «Кадиллаку», рванула дверцу, плюхнулась на сиденье, еле попала ключом зажигания в скважину. Шефер стоял на ступеньках и ждал. Элизабет безжалостно врубила сразу третью скорость и, только отъехав пару километров по шоссе, перестала ощущать этот холодный, темный взгляд у себя на затылке. Теперь можно было и подумать о силе чувства, взращенного двадцатью годами непрерывной ненависти и злобы.

…Пригнувшись к рулю своего двенадцатискоростного велосипеда, Трейс мчался по шоссе в сторону Стилл-Крик. Он жал на педали изо всех сил, сцепив зубы и опустив голову, но это не отвлекало от мрачных мыслей. В Атланте велосипед был для него дорогой игрушкой, сделанной на заказ в Италии, предметом зависти приятелей, а здесь всего лишь средством передвижения, что убивало всякое удовольствие от обладания им. Во-первых, ничего хорошего, когда мужчине не на чем ездить, кроме велосипеда. По гравийной дороге на велосипеде далеко не уедешь: Трейсу казалось, что почти все карманные деньги у него уходят на замену камер. А чего стоит так называемое шоссе — узкое, всего в две полосы, по которому ездят либо фермеры на тракторах, либо амманиты на своих повозках, либо старые пердуны на допотопных «Бьюиках», плетущиеся со скоростью улитки, потому что не видят дальше собственного носа.

А вот ему позарез нужна машина. С машиной все в его жизни пошло бы по-другому. Вместе с машиной он получил бы свободу и перестал бы одалживаться у Керни или кого-нибудь другого. Он не зависел бы от погоды, дороги, камер, восьмидесятилетнего старичья, которому водить машину уже не по глазам. Будь у него машина, он вихрем проносился бы мимо глупых богомольцев, и их клячи не дышали бы ему в затылок на каждом подъеме. С машиной он стал бы самостоятельным человеком. И, возможно, набрался бы смелости и пригласил погулять ту девушку, которую видел в пятницу в здании суда.

Господи, какая же она красивая. Синие глазищи, длинные густые волосы, улыбка, способная остановить часы. Она ему улыбнулась, ему, и он до сих пор балдел от этого. Посмотрела ему прямо в глаза и улыбнулась, как будто и не думала, что он паршивый выродок с Юга. От улыбки ее носик вздернулся, и веснушки на нем запрыгали.

Увидеть бы ее еще раз, но он не знал, как ее зовут, и потому не мог позвонить ей. Да, в общем, если б знал, все равно не решился бы. С девушкой трудно говорить даже тогда, когда видишь ее лицо и догадываешься, о чем она думает, а телефон, когда приходится звонить девушке, — просто орудие пытки. Ну, позвонит он ей, а она, наверно, уже знает, кто он такой, что делал в кабинете шерифа, и будет сидеть с трубкой в руках, молчать, чертить в розовом блокнотике глупые рожицы и колкие слова… Нет уж, он должен видеть ее, а иначе и заговаривать не стоит. Вот тут, чтобы произвести впечатление, и пригодилась бы тачка.

После долгого спуска шоссе пошло вверх. Трейс крутил педали стоя, велосипед под ним вихлялся из стороны в сторону, плечи и ноги ныли от напряжения, по лбу градом катился пот, а белая футболка прилипла к спине.

У него был бы сейчас автомобиль, если б они остались в Атланте, а мать не развелась с Броком, и не развалюха с вешалкой вместо антенны, как у Керни Фокса, а крутая спортивная машина, приземистая, быстрая, дорогая, сверкающая, как компакт-диск, со стереосистемой и антирадаром, чтобы полиция не цеплялась. Уж Брок расстарался бы — не потому, что его заботило, чего хотелось Трейсу. Просто чтобы потешить свою гордость: мол, у «его сына» тачка что надо.

Но они уже не в Атланте, и мать уже не замужем за Броком. Как-то Трейс завел разговор о покупке второго автомобиля, а в ответ услышал, что они едва могут позволить себе даже тот, на котором ездит она, не говоря уж о другом для него и страховке в придачу. Больше он ни о чем не спрашивал. Мать, как и он, никакого удовольствия в бедности не находила, да и не виновата она, что этот гов-нюк ее бросил. Трейс знал всю подоплеку истории, кто кому что сделал и кто в результате остался по уши в дерьме.

Он хотел только позаботиться о себе сам, вот и все. Он давно уже не маленький мальчик, которому мамочка должна вытирать сопли, а мужчина. А мужчины сами о себе заботятся, сами могут постоять за себя и за своих друзей, сами делают то, что нужно сделать. И он, Трейс, найдет себе работу и купит себе машину сам.

Керни давно твердил, что самый быстрый способ сделать бабки — сбыт наркоты. Божился, что ему переправляют товар из Остина через одного типа, байкера в Лоринге, и он мог бы по дружбе поделиться с Трейсом, если тот займется продажей. Но Трейс наотрез отказался: мать и без того боится, что он опять начнет употреблять сам. Если его застукают с «дурью», она точно шкуру спустит, не говоря уж о том, что с ним сделает шериф. Да и Керни, если вдуматься, не на «Роллс-Ройсе» катается, и стереосисте-мой у него в тачке не пахнет. В этом кретинском городишке, где до сих пор ездят на лошадях и пашут плугами, на наркотиках много не наваришь. Да и вообще, он с этим завязал. Овчинка выделки не стоит.

Подъем остался позади. Трейс отпустил руль, выпрямился, и велосипед птицей полетел под гору. На горизонте показался Стилл-Крик с каменными домиками, похожий на картинку из старинной книги. На краю города возвышалось уродливое нагромождение металла — элеватор, рядом с которым фургоны амманитов, стоявшие у коновязи, казались просто игрушечными. Мейн-стрит осталась в стороне, а Трейс, не сворачивая с шоссе, выехал к западной окраине города.

До сих пор с работой ему не везло. Джарвис его просто послал, Арни из «Красного петуха» объяснил, что не может нанять того, кому по возрасту еще нельзя пить. В «Пиггли-Виггли» управляющий заявил, что мальчишек-рассыльных у него хватает, хотя Трейс доподлинно знал, что после того он нанял уже двоих новеньких. Шансов на успех оставалось все меньше. Одним из многих недостатков жизни в этом паскудном городишке было то, что выбирать здесь особенно не из чего. Но вчера вечером он узнал еще об одном месте и преисполнился решимости получить его.

Притормозив у заправки «Тексако», он прислонил велосипед к стене и заскочил в уборную помыть руки и глянуть на себя в зеркало, все ли в порядке. Дома он принял душ и воспользовался дезодорантом, но что толку. После гонки по жаре и пыли небось и незаметно, что вообще сегодня мылся. Он задрал руку, понюхал под мышкой. Потом, конечно, попахивает, ничего не поделаешь. Даже если еще раз вымыться до пояса в крохотной раковине, все равно футболку надевать ту же самую, пропотевшую и несвежую. Лень напрягаться, подумал он сначала, но напо

Мнил себе, что мужчина должен в любой ситуации делать все возможное.

Горячей воды не было. Покрутив с минуту кран во все стороны, Трейс намочил в раковине скомканные бумажные полотенца, решив, что холодная вода даже лучше: от нее меньше потеешь. Он снял очки, аккуратно устроил их на полочке у зеркала, как следует намылился и обтерся мокрым комом бумаги. Закончив, надел футболку и аккуратно заправил ее в джинсы. Затем вытащил из кармана расческу, привел в порядок волосы. Прическа — это важно. От типов с грязными, нестрижеными или нечесаными патлами работодатели шарахаются как от чумы. Наконец, он тщательно протер очки и водрузил их на нос.

Пожалуй, теперь он выглядел нормально — насколько было возможно в данных обстоятельствах. Во всяком случае, для разнорабочего в «Шефер моторе» вид подходящий. Уж получше, чем у того парня, которого он видел вчера на стоянке рядом с баром. Тот уволился, потому что нашел себе работу на большой свиноферме на границе штата Айова. Да, ему действительно только со свиньями в таком виде и возиться. Трейс подумал, что уж он-то подаст себя во сто раз лучше. Эта работа ему нужна, чтобы купить себе машину. Наверно, Шефер, как торговец автомобилями, его поймет.

Настроив себя таким образом, он вышел на залитую жарким предвечерним солнцем стоянку, сел на велосипед и поехал к конторе Шефера.

Аарон укладывал в ящик инструменты и слушал рассказ Элизабет о разгроме редакции «Клэрион» и стычке с Гартом Шефером. Сегодня, уже к вечеру, он починил амбарную дверь и теперь стоял напротив Элизабет у посеревшей от дождей стены, с угрюмым видом созерцая дело рук своих. Прислонившись спиной к стене, Элизабет говорила и лениво разглядывала Аарона, думая, что, хоть нельзя считать всех амманитов психически нездоровыми, с Аароном все же что-то не так. Всему свое место и все на своих местах. Эта его болезненная аккуратность, эти инструменты, скрупулезно разложенные по назначению и размеру, — отвертки, плоскогубцы, стамески, резцы. Прямо как Дэн с его письменным столом.

Она глубоко затянулась. Не хватало только думать о Дэне Янсене. Она уронила окурок в высокую траву и раздавила его носком сапога.

— Говорю вам, Аарон, для штата, где всем и каждому положено круглосуточно проявлять хладнокровие, я веду себя несдержанно, схожу с ума. Что делать?

Он неодобрительно хмыкнул, неторопливо вытирая руки припасенной для этого тряпкой.

— Я скажу: оставьте лучше все как есть. — Он сурово взглянул на нее поверх очков. — Вы только себе больно сделаете. Это не будет ничего менять.

— Но я хочу найти правду. Разве в Библии не сказано: мы не сильны против правды, но сильны за правду?

— Правду господа нашего Иисуса Христа, а не правду Стилл-Крик. Думается мне, вы только неприятности получите. — Он поднял стоявший на старой сенной телеге рабочий ящик. — Я теперь ухожу. Служба завтра. Есть еще многое дома, что я сделать должен.

Элизабет украдкой улыбнулась. Как мило он переводит свои мысли с немецкого на английский, не всегда соблюдая правильный порядок слов. От этого он кажется немного наивным и смешным… Но ведь он потерял семью, напомнила себе она, думая о трех могильных камнях у реки. Пожалуй, такой жизненный опыт вряд ли делает человека наивным.

— В понедельник врежу замки в двери дома, — идя к своей повозке, сообщил Аарон.

Сунув руки в карманы джинсов, Элизабет пошла за ним.

— Спасибо, я буду спать спокойнее. Он искоса глянул на нее:

— Замки не помогут, если вы сами ищете лиха.

— Постараюсь учесть.

Аарон недоверчиво повел бровью. Наверно, не знает, как реагировать на ее своеволие, подумала Элизабет. Женщины его веры намного осторожнее и не проявляют такой самостоятельности.

Тряхнув головой, он пробормотал что-то по-немецки и поставил ногу на подножку фургона. Совершенно неожиданно для себя Элизабет схватила его за руку и удержала. Он посмотрел на нее сверху круглыми от изумления глазами.

— Аарон, — начала она, немного робея от незнания, позволено это обычаями его народа или нет, — спасибо вам за заботу. Это так мило с вашей стороны. — Привстав на цыпочки, она быстро чмокнула его в щеку. — Спасибо за дружбу.

Пожав плечами, она отошла чуть в сторону, снова сунула руки в карманы. Несколько секунд он смотрел на нее, ничем не выдавая своих чувств, потом, не сказав ни слова, повернулся, сел на козлы и тронул вожжи. Фургон покатился прочь. Элизабет глядела вслед, слушала стук копыт и звяканье сбруи и думала, как легко они смешиваются с пением птиц и шумом ветра в кронах деревьев. Не то что рев джипа, в клубах гравийной пыли промчавшегося по шоссе на запад, как будто его гнал туда ветер.

Ей подумалось, что, пожалуй, быть амманитом не так уж плохо. Жаль только, у них дома без удобств. Такую жертву она не принесла бы никакому богу. Элизабет медленно пошла вдоль амбара к лесу, гадая, зачем нужно Аарону говорить с ней по-английски. Беседовать с ним ей нравилось. В отличие от большинства ее знакомых он действительно слушал — по крайней мере, так ей казалось. Конечно, он не соглашался ни с одним ее словом и все время опасливо косился на нее, будто боялся, что она его укусит…

Нет, вместе они не выдержали бы, срывая одуванчик, решила она. То, что они как-то дружат, уже само по себе чудо. Все равно ее к нему не тянет. Шагая вдоль кромки леса, Элизабет досадливо покачала головой. Тянет ее к Дэну — сильно и помимо собственной воли.

Какой в этом толк для свободной женщины? Никакого. Хорошо еще, что у нее хватает ума постоянно держать себя под контролем.

Элизабет остановилась и с наслаждением вдохнула свежий, ароматный воздух. В лесу пахло влажной землей деревьями, немного — полевыми цветами. А она выросла в западном Техасе, где все забивает едкий запах гари и пыли.

Для большинства людей понятие дома связано с какими-то запахами, но Элизабет казалось, что у нее дома не было никогда. Выросла она в Техасе, но в детстве ее «дом» был там, где Джей Си вешал на гвоздь свою шляпу. Ни уюта, ни чувства безопасности она не знала, просто брела за папой, куда он шел, думая по дороге, хватится ли он ее, если она вдруг отстанет; часто хотела убежать и спрятаться, но ни разу не решилась, боясь, что он не станет ее искать.

Замужем за Бобби Ли она жила как в одиночной камере — не потому, что он притеснял ее, а из-за своей юности, совпавшей с материнством, и стыда бесчисленных измен мужа. Их дом никогда не был настоящим домом: отчасти из-за царившего там запустения, а в основном потому, что Бобби Ли, не стесняясь, водил туда своих подружек. Для Элизабет это был кошмар, настолько безнадежно испоганенными оказались все ее мечты. Когда Бобби уезжал на родео, оставляя ее одну с ребенком, дом казался ей унылым и пустым, а когда возвращался — полным отчаяния и разочарований, потому что каждым взглядом, каждым словом любящий муж напоминал ей, как презирает ее за то, что она связывает ему руки.

Когда этот брак развалился, Элизабет надолго забросила мысли о настоящем доме, вкладывая все силы в учебу и работу, чтобы потом добиться для себя и Трейса чего-то лучшего. Сан-Антонио на время дал им эту мечту, это обещание дома, мира и любви, но и этого она лишилась, и им с Трейсом пришлось снова сниматься с места.

В Атланте она совершенно не сошлась с чванливым окружением Брока, а иметь собственных знакомых он ей запретил. Как коконом, окружил роскошью, не заботясь о том, что аристократия Атланты все равно не примет ее как равную. Золушку в хрустальных башмачках окружали стеклянные стены и невидимые барьеры. Ее не принимали, но из-за вопиющего богатства мужа и не отвергали — вплоть до развода.

Она надеялась, что здесь все будет иначе, что они с Трейсом обживутся и совьют себе гнездо. Сейчас ей хотелось выть от разочарования, глядя на жалкий дощатый домик посреди заросшего желтыми одуванчиками двора. Тут она хотела остаться, только в Стилл-Крик их никто не ждал. Ну и пусть, тем хуже. Она слишком упряма и слишком измучилась, чтобы искать счастья где-то еще. Или она построит дом здесь, или умрет.

ГЛАВА 14

Джолин сидела у крохотного столика на своей крохотной белой кухоньке, честно стараясь внимательно перечитать то, что набросала по поводу смерти и похорон Джар-виса, но мысли все время возвращались к ужину с Бретом Игером. Она столкнулась с ним в трапезной после похорон. Игер стоял в углу, ссутулившись над тарелкой с кокосовым тортом и макая галстук в крем. Его взгляд скользил по толпе. Не желая смешиваться с окружением Джарвиса, Джолин завела длинный разговор о требованиях, предъявляемых к ведению уголовных дел (по счастью, она недавно где-то читала об этом), а потом, совершенно непонятно как, оказалось, что они уже сидят в «Чашке кофе», едят с одной тарелки картошку фри и разговаривают о криминалистике.

Он был ужасно мил. Джолин нравилось в нем все: широкое честное лицо, мятые рубашки, хохолок на макушке, ленивый пес, всюду ходивший за ним. Кажется, его поразило то, что она со знанием дела поддерживала беседу о дактилоскопии и ДНК-экспертизе. Джолин горделиво улыбнулась: она произвела на него впечатление, и ей было приятно об этом думать.

Распахнулась задняя дверь, и Джолин подняла голову от бумаг, втайне ожидая увидеть на пороге Брета, но улыбка медленно сползла с ее лица. В кухню входил Рич.

— Только не сегодня, — простонала она, запуская пальцы в густые кудрявые волосы и чувствуя, как добрые чувства съеживаются внутри, будто воздушный шарик.

У меня голова разламывается.

Он ничего не ответил, не взял себе стул, чтобы сесть только прислонился к стене и скрестил руки на груди «Максимально использует преимущество в росте», ~— подумала Джо. Мало что нравилось Ричу больше, чем смотреть на людей сверху вниз. Он все еще был в траурном костюме, только скинул пиджак и ослабил галстук. Весь крахмал с белой сорочки уже сошел, а вместе с ним исчез и образ «молодого конгрессмена». Теперь Рич напоминал гору мускулов, зачем-то прикрытую мятой, липнущей к плечам и спине несвежей рубашкой. Рукава он закатал до локтей, обнажив загорелые от еженедельных прогулок по Миссисипи на моторной лодке руки, густо поросшие жесткими золотистыми волосками.

— Я думала, сегодня ты весь вечер утешаешь свою скорбящую супругу, — сухо заметила Джолин.

Рич достал из кармана пачку сигарет, щелчком выбил одну.

— Она утешает свою убитую горем мать. Я на сегодня .уже наскорбелся по горло, и с меня хватит. — Он закурил, выпустив в потолок облако дыма, швырнул спичку в раковину. — Господи, ну и спектакль устроила Хелен на похоронах. Поверить не могу, что это всерьез.

Покачав головой, Джолин подсунула ему вместо пепельницы блюдце из-под мороженого. — Рич, ты само сострадание. Твои избиратели, должно быть, души в тебе не чают.

— Дерьмо это все, — пренебрежительно буркнул Рич. — Никому от смерти Джералда не плохо.

— На твоем месте я не говорила бы такого при ком попало, — проронила Джолин, пододвигая блюдце ближе к нему. — Тебя, между прочим, считают подозреваемым.

Рич рассмеялся и закашлялся, подавившись дымом.

— Кто считает? — прохрипел он, снимая с языка табачную крошку. — Мисс Стюарт, королева шлюх?

— И она тоже, — улыбнулась Джолин. Игер задал ей несколько вопросов о бывшем муже — правда, она так и не поняла, в интересах дела или просто для поддержания разговора. Ей хотелось предпочесть последнее. Не ради рдча, а ради себя самой.

— А еще кто? Ты?

— Нет. Тебе было слишком удобно доить его потихоньку, — отрезала она. — И потом, по-моему, тебе просто духу не хватило бы.

Рич прищурился, его взгляд стал жестким. Роняя на тусклый линолеум пепел, он ткнул в Джолин фильтром сигареты.

— Знаешь, ты, по-моему, слишком много времени проводишь с этой твоей начальницей. Язык у тебя стал как помело.

— Если тебе так трудно меня терпеть, дверь рядом, — вскипела Джолин. — Кажется, я тебя не приглашала. И сделай одолжение, стряхивай пепел в блюдце. Господи, ну и свинья же ты, — посетовала она, потянувшись за блюдцем.

Зло усмехнувшись, Рич схватил блюдце за секунду до нее.

— Что-то ты действительно не в духе сегодня. Первый день, что ли?

Отставив блюдце подальше от себя, он картинно стряхнул пепел и перегнулся через стол, чтобы заглянуть в бумаги Джолин.

Она сгребла все в кучу и закрыла обеими руками, как школьница, охраняющая от посягательств контрольную работу. Ей было противно и горько, так горько, что лицо помимо воли скривилось.

— Знаешь, я даже не могу решить, когда я тебя больше ненавижу: когда ты такое дерьмо, как есть на самом деле, или когда сочишься сиропом, изображая положительного политика. Нет, у меня, как ты с присущим тебе так-том выразился, не «первый день». Наверно, я просто устала. Тебе этого не понять, ты за всю жизнь и дня не проработал честно, но я сейчас выкладывалась несколько часов подряд.

Чего ради? — оскалился он. ~ Ради правды. — Скрипнув зубами, она сжала ладо-

Нями голову. — Господи, кому я это? С таким же успехом я могла бы говорить по-французски.

Он подкрался к ее стулу, медленно провел пальцем от подбородка к груди, заглянул в глаза. Его усики чуть приподнялись в наглой улыбке.

— Можно и по-французски, если хочешь, — промурлыкал он, раздевая ее взглядом. — В постели все можно.

Его рука потянулась к ее плечу, но Джолин брезгливо стряхнула ее. Еще три дня назад она без звука ложилась с Ричем в постель, но сегодня рассвирепела при одной мысли, что он тронет ее. Может, это оттого, что весь день наблюдала, как он играет роль заботливого мужа? Или ее наконец проняли речи Элизабет о женской независимости. Или, возможно, ей встретился человек, с которым просто хорошо быть вместе и не думать, что ему от нее нужно. Как бы там ни было, старания Рича сегодня совершенно ее не трогали. С грохотом отодвинув стул, Джолин встала и пошла в гостиную поставить какую-нибудь музыку. Щелчок, и из динамиков полился медленный вкрадчивый блюз.

Рич остановился в дверях. Джолин, вполоборота к нему, стояла, вертя в руках обложку диска, и чувствовала на себе его холодный цепкий взгляд. — Так почему же ты не веришь, что Джералда убил Фокс? — небрежно спросил он. Она оглянулась:

— Я не говорила, что не верю. — У твоей подруги есть дурацкая версия по поводу

Какой-то там книжки Джералда.

Джо пожала плечами:

— Если он записывал туда имена, вполне понятно, почему это могло кого-то беспокоить. Может, Джарвис занимался шантажом. Он действительно имел влияние на нескольких задолжавших ему людей. Что такого дурацкого в предположении, что его убрал один из них?

— Глупо, и все тут, — проворчал Рич. — Ну и как, нашли вы эту таинственную книжку? Джолин снова пожала плечами. Он пренебрежительно махнул рукой.

— Его убил Фокс. Он просто кусок дерьма.

— Ты тоже, но одно это тебя убийцей не делает. Рич расслабленной походкой прошелся по комнате, засунув руки в карманы черных брюк. Джолин заметила, как хищно блеснули его глаза, и отпрянула, едва он потянулся к ней.

— Не надо, Рич, правда. Настроения нет.

— Брось, Джолин, — оттесняя ее к дивану, заканючил он, — У тебя настроение есть всегда.

— Сегодня нет.

Она хотела отступить за журнальный столик, заваленный пыльными газетами, но Рич отрезал ей путь, схватив за запястье и притянув к себе. Она задела ногой столик, больно ушибив щиколотку, и пухлая пачка «Ныосуик» за последний месяц съехала на пол. Дыхание у Джолин перехватило, она смотрела на бывшего мужа, раздумывая, то ли дать волю гневу, то ли очередной раз сдержаться. Рич распалялся все больше, у него налились кровью глаза, а углы рта плотоядно подрагивали от предвкушения удовольствия.

— Мы оба знаем, я способен сделать так, чтобыты-тоже захотела, — пригрозил он.

Она хотела возмутиться, заспорить, но слова не шли с языка, потому что спорить было не о чем. Рич говорил правду: он мог. Он проделывал это тысячу раз, а она позволяла. Позволяла использовать и унижать себя. Что она напридумывала себе, зачем нужна честному человеку Брету Игеру, когда она всего-то подстилка для Рича Кэннона?

Ее воинственный пыл угас, накрытый волной отчаяния и смятения. Она стояла посреди комнаты, как зомби, окаменев и не говоря ни слова, зачарованно глядя на галстук Рича, и только вздрогнула, когда он нагнулся поцеловать ее в шею. Вздрогнула не от страсти — от стыда, но Ричу, похоже, было все равно.

— Ты всегда хочешь, Джолин, — бормотал он, свободной рукой расстегивая верхние пуговки на ее блузке. Затем полез в лифчик, подставил ладонь под грудь и принялся мять ее, теребить пальцами сосок. — Ты по мне с ума сходишь, и так будет всегда.

Слезы жгли ей глаза, катились по круглым щекам. Он прав. Она всегда хотела его, всегда была на все согласна и ни разу не заставила его усомниться, что когда-нибудь будет иначе. Элизабет она объясняла, что ей нравится с ним спать, себе твердила, что привыкла. Может, то была скорее зависимость, чем привычка. Или отчаяние.

— Давай, Джолин, — обольстительно-вкрадчиво шептал Рич, и музыка, как нарочно, тоже была томная, вкрадчивая, медленная. — Ты ведь хочешь.

Он как будто не замечал, что ей его заигрывания неприятны, но он ведь и вообще не задумывался об этом. Джолин просто помогала ему удовлетворить его потребности. Как игрушка, которой можно попользоваться, а потом отложить до следующего раза.

— Не упрямься, — уговаривал он, — пошли к тебе. На полу мне не нравится, ты никогда не кончаешь как следует.

— Нет, — тихо повторила она, но он не услышал или сделал вид, будто не услышал, опять взял ее за руку и потянул за собой. Собрав последние крупицы твердости, Джо вырвала руку. — Нет, я сказала.

Его глаза сузились и загорелись недобрым блеском, верхняя губа капризно вздернулась.

— Не будь стервой, Джолин, — процедил он. — Резинка у меня с собой.

— Если у тебя хватит ловкости, могу посоветовать, как ее употребить, — ответила Джо. — Трахни себя сам, Рич. По-моему, это лучшее, что ты можешь для себя сделать.

На щеках у Рича проступили красные пятна, ноздри раздувались. Набычившись, он решительно шагнул к ней, неожиданно выбросил руку вперед, поймал запястье Джо и больно крутанул. Джолин закусила губу, чтобы не закричать. Неужели он возьмет ее силой? Эта мысль испугала ее по-настоящему. Сколько лет она знает Рича — и вдруг, оказывается, не может утверждать, что он не способен на насилие, даже если его очень разозлить.

— Ты действительно хочешь, чтобы в разгар предвыборной кампании к тебе прилипло прозвище «насильаик»? — спросила она, пытаясь сарказмом заглушить роль.

Он поглядел на нее с нескрываемым презрением, продолжая выкручивать ей руку, и процедил:

— Да кто тебе поверит?

Джолин сдержала стон, но слезы наворачивались на глаза, мешая видеть.

— Какая разница, поверят мне или нет. Это ведь Миннесота. Достаточно тени скандала — и ты политический труп.

Грязно выругавшись, он оттолкнул ее. Джолин налетела на журнальный столик, столкнув оттуда еще одну кипу газет, машинально растирая запястье. Рич нервно ходил взад-вперед по комнате.

— Ты со мной так не поступишь, — уверенно заявил он и уставился на нее холодным, тяжелым взглядом.

— Отчего же? — недоверчиво рассмеялась Джолин.

— Нас слишком многое связывает.

— Не пудри мне мозги. Твой член — единственное, что связывает нас последние пять лет.

— Боже мой, Джолин! — Видимо, Рич тоже решил сыграть непонимание. Уязвленный любовник. Обманутый друг. — Мы ведь говорим о моей карьере! Да что там — о моей жизни!

Она изумленно подняла бровь:

— А я, по-твоему, неодушевленный предмет? Рич, у меня тоже есть жизнь.

Он покачал головой, рассмеялся.

— Ты, Джолин, никто, — жестко проронил он, уничтожая ее взглядом и словами. — Как и твоя шлюха-начальница, и ваша идиотская газетенка. Все вы пустое место. — Он гулко ударил себя кулаком в грудь. — А я собираюсь стать кем-то. И даже не пробуй путаться у меня под ногами.

Джолин молча смотрела, как Рич пулей вылетел из комнаты, и только поморщилась, когда от хлопка задребезжали стекла в дверях. Из глаз текли слезы — потому что сильно болело запястье и потому что вообще было больно. Ей было одиноко и неприютно, как будто земля уходила из-под ног, а мир вокруг устрашающе быстро менялся.

Она уже не жена Ричу Кэннону. И не любовница. Не хочется думать, что когда-то себя таковой считала, но так было, чего уж тут. И вот она стоит в гостиной и пытается понять, что от нее осталось, когда соскребла с себя слой грязи. Вдруг в стекле офорта она увидела себя — круглые глаза, растерянное лицо, давно потерявшую всякую форму прическу, расплывшуюся фигуру. Она чувствовала себя разбитой, слабой… чистой. Надо же, чистой. Улыбнувшись своему отражению, Джолин снова уронила слезинку за начало новой жизни, за себя саму.

Из оцепенения ее вывела трель звонка. Вытирая здоровой рукой слезы и пытаясь оправить на себе одежду, Джо побежала открывать. Вид у нее, должно быть, еще тот, ну и черт с ним, с видом. Все равно, кроме мальчишки-курьера, за статьей прийти некому.

На пороге в мятых брезентовых штанах и бордовой трикотажной рубахе стоял Игер. Хохолок соломенных волос торчал у него на макушке, как антенна. Рядом с ним переминался с лапы на лапу пес. Он склонил голову и загадочно посмотрел на Джолин, подтверждая ее худшие опасения по поводу внешнего вида. Улыбка медленно сползла с лица Игера, в темных глазах мелькнула тревога.

— Я что, не вовремя? — мягко спросил он. Джолин покачала головой, чувствуя, как губы растягиваются сами собой и радостно бьется сердце.

— Отчего же. Как нельзя более вовремя. — Вот принес ту книгу. — Он предъявил пухлый том в твердом переплете. — «Введение в криминалистику». Джолин приняла подношение, смутно улыбаясь, провела ладонью по обложке.

— Как мило.

— А еще я купил печенье, — продолжал он, снова приходя в приподнятое расположение духа и доставая из-за спины огромный пакет. — С шоколадной крошкой и орехами пекан. Самое мое любимое.

— Входите же, — отступая от двери, пригласила Джолин, нежно прижимая к себе книгу обеими руками. — Кажется, у меня даже есть пакет молока, которое не успело прокиснуть. — Она направилась в кухню, по пути неловко махнув здоровой рукой в сторону гостиной. — Извините, у меня не прибрано. Последние три года что-то не хотелось наводить порядок.

— Да что вы, все нормально, — искренне возразил Игер и пошел за ней мимо строя погибающих комнатных цветов, при каждом шаге наступая на разбросанные газеты. Четвероногий друг, сопя, плелся следом.

Оглянувшись, Джолин лукаво улыбнулась.

— Агент Игер, вы мужчина моей мечты. Рот Игера расплылся до ушей.

— Да, мэм.

А в пяти кварталах от дома Джолин, на автостоянке у бара «Красный петух», начинались неприятности.

Здание, в котором находились бар и бильярдная, походило на перенаселенный курятник. Кроме бара, в нем одновременно размещались: гараж добровольной пожарной команды, гараж для школьных автобусов, танцзал. За много лет его несколько раз перестраивали, но всякий раз это делалось так, что лучше бы не делалось вовсе. Стройматериалы расходовались непонятно на что, десятки рабочих трудились не покладая рук, но ничто не доводилось до конца, все падало, отваливалось, рушилось. Казалось, первый же сильный ветер не оставит от постройки камня на камне, но каким-то чудом она умудрилась простоять на месте сорок с лишним лет.

После долгих увещеваний городского совета Арни Майерс выкрасил-таки стены суриком, а миссис Майерс придала парадному входу по-домашнему уютный вид, посадив по обе стороны дверей герани в бочонках из-под виски. То, что получилось, туристы вежливо называли «старомодным». Впрочем, Арни это не сильно заботило. Он обладал несокрушимым чувством собственного достоинства и правоты, граничащим с полным безразличием к окружающему миру. Да и до мнения туристов ему было мало дела; все его клиенты были местными жителями.

Худший из их числа сейчас сшивался на темной стоянке у запасного выхода. Через сетчатую дверь из бильярдной плыли клубы дыма и оживленный гул: стук падающего в лузу шара, возгласы, обрывки разговоров, грубый смех, звон стаканов. Все это заглушал гром музыкального автомата: Гарт Брукс скороговоркой хвастался своими друзьями-бандитами. Керни Фокс закурил, небрежно привалившись к боку машины, и взглянул на Трейса Стюарта. В темноте его глаза светились, как у кошки.

— Значит, он тебя послал?

Трейс хохотнул, но никакого веселья в его смехе не было — только мальчишеская бравада.

— Послал? Ну это мягко сказано. Он меня чуть не выкинул из мастерской голыми руками.

Одна мысль об этом взбесила его окончательно. Шефер накинулся на него как зверь и, брызгая слюной, вопил, что даже под страхом смерти не возьмет Трейса на работу, что Стюарты вообще дерьмо паршивое, от них одни беды и никому в Стилл-Крик они не нужны задаром. Ну что ж, пусть радуется, злобно подумал Трейс, ему и самому обрыдло в Стилл-Крик. Пережитое унижение жгло его тем сильнее, что Керни ржал; унижение и бессильная ярость от непонимания, как быть теперь, когда его так опустили только за то, что он хотел зарабатывать деньги.

Он ненавидел этот город. Ненавидел, ненавидел, ненавидел!

— Ну, и что ты будешь делать? — небрежно спросил Керни, затягиваясь сигаретой. Красный огонек озарял его костистое, маленькое личико зловещим светом.

— А что я могу? — вскипел Трейс. — Заставить говнюка Шефера взять меня на работу?

Керни жадно втянул в себя остатки дыма, сжимая фильтр пожелтевшими от никотина пальцами, швырнул окурок в бочонок с геранью, потянулся, раскинув тощие жилистые руки.

— Нет, но ты можешь заставить его пожалеть, что он не взял тебя. — Он блеснул кривыми зубами, многозначительно подмигнул. — Не напрягайся, дружище. Расслабься.

ГЛАВА 15

Элизабет открыла глаза среди ночи. Сон как рукой сняло, будто тело знало что-то такое,Чего рассудок еще не осознал. Заснула она на продавленном бежевом диване, не раздеваясь. Вокруг настольной лампы с низко опущенным абажуром расплывалось мягкое янтарное сияние. В доме было тихо и темно. По ковру, как конфетти, были рассыпаны маленькие карточки с заметками об убийстве — версии, мотивы, подозреваемые.

Она весь вечер просидела с этими карточками, перебирала их, перекладывала до рези в глазах и полной неспособности рассуждать. Усталый мозг отказывался распутывать клубки подозрений. Она не детектив. Куда там, на самом деле она даже не репортер. И как ей разобраться в этом, как отличить факты от домыслов, сплетни и слухи от реальных оснований для убийства?

Ни на один вопрос она сейчас ответить не могла, а потому решила отложить их, села в кровати и прислушалась. Тишина в доме стояла такая, что в ушах звенело. Кассета Бонни Рэйт, под которую она заснула, уже доиграла, и магнитофон выключился. Ни единого звука не доносилось из других комнат, только свежий ночной ветерок бесшумно раздувал занавески на открытом окне.

Весь вечер она в страхе ждала звонка, но телефон молчал, будто насмехался над нею. Часы на видеомагнитофоне показывали 0.0.0, механический будильник, стоявший на телевизоре, — 23.25. Может, она сквозь сон услышала, как пришел Трейс, и потому проснулась? Но из кухни тоже не доносилось ни звука.

— Истеричка, — пробормотала Элизабет, растирая ладонями щеки.

Она встала с кровати и прошлепала на кухню. Серебря-йый, будто вырезанный из фольги полумесяц молодой яуны заливал ярким светом кухню и двор. Красивая ночь. Мирная, тихая. Элизабет налила себе стакан молока, чтобы справиться с изжогой от беспокойства и выпитого вечером виски, понюхала его — вроде не прокисло — и подошла к окну.

Во дворе было тихо. Трейс и не думал возвращаться домой. Свет в сарае не горел. На дороге никого не было видно. У Элизабет заныло сердце: ночь, а он один, непонятно где, неизвестно с кем… Ей не хотелось проспать его приход домой — ведь должны они наконец просто посидеть рядом и поговорить, а то в последнее время только ругались, и больше ничего. Вот и сейчас, наверно, он шатается где-нибудь с Керни Фоксом и жалуется ему на стерву-мамашу.

Ему уже шестнадцать; она была старше на год с небольшим, когда забеременела им, и никто тогда не мог сказать ей, что она не знает о жизни всего, что следует знать будущей матери. Может, будь у нее самой мать, все вышло бы по-другому, а Джей Си ничего изменить не мог. Она представляла для него интерес, только когда выигрывала какие-то деньги, участвуя в скачках с барьерами или в родео, или когда, упившись до беспамятства, он путал ее с покойницей Викторией. Конечно, можно утешать себя тем, что для Трейса она лучшая мать, чем был для нее отцом Джей Си, но, наверно, звери и то больше заботятся о своих детенышах, чем ее отец о своей дочери.

На самом деле ей действительно нужно было чем-то занять голову, пока Трейс не вернулся. Надо бы еще раз перечитать отчет для страховой компании о нанесенном редакции материальном ущербе, но он, на беду, в машине, а машина — в сарае, и идти туда среди ночи ей совершенно не светит. Элизабет зябко поежилась при мысли об этом.

Трусиха. Это слово надоедливо звенело в ушах, лезло в мысли. Трусиха. Аарон поставит замки на двери, тут-то ты и станешь пленницей в собственном доме. Элизабет досадливо поморщилась, устыдясь своего малодушия. Что же, так и сидеть каждую ночь, цепенеть от страха, вздрагивать от каждого звука, пугаться телефонных звонков? Да что это за жизнь!

Обойдя кругом козлы с листом фанеры и перекочевавшую к холодильнику кучу старой обуви, Элизабет двинулась к двери во двор. Там было по-прежнему спокойно: ни подозрительных звуков, ни льнущих к стене сарая темных фигур. Дэн еще говорил, что каждый час по дороге будет проезжать патруль… Последнее воодушевило ее настолько, что она осмелилась выйти на крыльцо.

Всего-то и нужно, что пройти через двор к покосившемуся сараю за амбаром, найти бумаги в том кавардаке, что она оставила в машине, и вернуться в дом. Не бог весть какой подвиг. При свете дня она бы и не задумалась, но ночью все кажется страшнее… Правда, Джарвиса убили днем. Должно быть, он чувствовал себя в полной безопасности, не ждал беды. А ему перерезали горло.

Элизабет поскорее, пока не успела испугаться, отогнала от себя эти мысли, спустилась с крыльца и босиком пошла к сараю по заросшему сорняками двору со стаканом молока в руках.

Сарай был ветхий, узкий, ненамного шире ее «Кадиллака», с земляным полом, без окон. По углам громоздились оставленные прежними жильцами горы всякой бесполезной всячины: старые канистры с машинным маслом, жестянки с ржавыми гвоздями, негодные автомобильные запчасти, лысые покрышки. С потолочной балки свисала тусклая лампочка, дававшая света не больше, чем свеча, но и на том спасибо. Элизабет с колотящимся где-то в горле сердцем ощупью пробиралась вдоль стены, нашаривая выключатель. Под ногами что-то шелестело. Она включила свет и повернулась к машине лицом.

Повсюду валялись бумаги. Вчера вечером, уходя из редакции, она сгребла их в кучу и погрузила в «Кадиллак», чтобы за воскресенье хотя бы часть разобрать по папкам. Кто-то уже начал разбирать их. Или искать, только что? Передняя дверца машины была открыта настежь, и на утоптанный пол спускалась белая дорожка из бумаги.

У Элизабет перехватило дыхание. Дом как будто отодвинулся на необозримое расстояние, слезы заволокли глаза. Она бессмысленно смотрела на открытую дверцу. Ну, была бы она сейчас в доме, и что? Замков все равно нет. И соседей, которые могли бы прибежать на крики, тоже.

Но зато в сумке на кухонном столе есть пистолет. Плавно, как в замедленной съемке, она начала поворачивать к выходу, и тут ад обрушился на нее сзади. Мозг воспринимал происходящее урывками, словно в пульсирующих вспышках слепящего света. Закутанная в черное фигура. Глаза, рот, ничего больше. Бешеные глаза. Черная дыра рта. Он вынырнул из темного угла за капотом «Кадиллака», как призрак, встал у нее за плечом, высоко подняв руку.

У Элизабет вырвался сдавленный вопль. Кто-то наступал на нее, его рука опускалась вниз. Элизабет с криком рванулась вперед, что-то твердое наотмашь ударило ее по плечу, и боль пронзила всю левую руку до самых кончиков пальцев. Стакан с молоком полетел на пол и разбился вдребезги. У Элизабет замелькало в глазах, она оступилась, потеряла равновесие и упала на колени прямо на стекло. В правое колено впился осколок, но в горячке Элизабет почти не почувствовала боли. У нее подгибались ноги, перед глазами плыло, кружилось, будто на гигантской карусели, но сквозь предобморочную дурноту громкий голос словно кричал прямо ей в уши: беги или умрешь! Беги! Беги! Беги!

Она поползла дальше, непослушными пальцами схватилась за машину, чтобы как-то подняться на ноги. Сзади раздалось приглушенное проклятие: преследователь сражался с преградившей ему путь открытой дверцей. Второй его удар обрушился на «Кадиллак». Дверца с грохотом закрылась, но в этот момент Элизабет уже вскочила на ноги и побежала.

От ужаса ее бросало то в жар, то в холод. Ощущение было как в кошмарном сне, когда бежишь, бежишь изо всех сил, но вперед не продвигаешься, и чем больше стараешься, тем медленнее двигаются ноги. За шумом крови в ушах до нее доносились глухие удары, собственный испуганный лепет, невнятная ругань преследователя за спиной.

Она задела бак с мусором, и на пол с грохотом посыпались пустые жестянки из-под кока-колы, бутылки, кон-сервые банки. Сзади снова раздались проклятия, топот, но Элизабет не оглянулась посмотреть, упал нападавший или нет. Она выскочила из темного сарая на залитый лунным светом двор и побежала, не думая ни о чем: ни о боли, ни о смерти. Ни о чем, кроме того, чтобы поскорее добраться до дома, до лежащего на столе пистолета.

Крики распороли тишину ночного леса, как кинжал на взмахе — воздух. Серый мерин Дэна вскинул голову, фыркнул и нервно загарцевал на месте. Привстав в стременах, Дэн дал коню шенкеля, тот помчался вперед, напролом через густой подлесок, лавируя между деревьями. Дэн только успевал пригибаться к его шее, чтобы веткой случайно не выбило глаз. Мыслями он был уже там, по другую сторону рощи, с Элизабет, и сердце у него едва не выпрыгивало из груди.

Проклятье, как это он недодумал; надо было приставить к ее дому охрану, кого угодно из помощников, хоть Элстрома, если все остальные заняты. Ей угрожали по телефону, потом разгромили редакцию. Господи, она чуть не стала свидетелем убийства — и он бросил ее одну!. Неважно, что уже сам направлялся к ней, что собирался бодрствовать всю ночь; несколько часов она была совсем одна. А убить человека — дело нескольких минут. Даже секунд.

Что, если на эти несколько секунд он опоздает?

Нет, нечего думать, нечего травить себя. Дэн снова ударил пятками в бока серому; тот полетел еще быстрее, перемахнул через упавший ствол, и за деревьями показалась ферма Дрю. Конь вырвался на опушку и без остановки проскакал через двор к самому дому. Дэн опустился в седло, натянул поводья, серый резко осадил назад, присев на задние ноги, отчего передние разъехались в стороны на скользкой траве лужайки.

Тем временем Дэн, не дожидаясь, пока конь остановится, спешился и побежал к дому. При каждом шаге боль клещами впивалась в колено, но он ее почти не осознавал и не замечал; полностью подчинившись инстинкту — инстинкту не полицейского, а мужчины, — он одним прыжком вскочил на крыльцо, рывком распахнул сетчатую дверь и, не снижая скорости, ворвался в дом. Если она ранена, если умерла… — Элизабет! — крикнул он, вбегая в кухню. Здесь было темно, по углам гнездились тени. Полосы лунного света выхватывали из мрака очертания кухонной утвари и стоящую у стола фигуру. Вдруг фигура обернулась к нему, и лунный луч упал на серебряно блеснувшее дуло пистолета в ее руках.

Играя за рейдеров, Дэн недаром славился своими молниеносными бросками: он мог достать мяч практически из любого положения, хоть в двух сантиметрах от земли; не думая о боли, бросался в ноги противнику. Теперь тело вспомнило это само, без его участия: не спуская глаз с пистолета, он пролетел через комнату, вытянув руки вперед, и его пальцы сомкнулись на запястье чужой руки. Обрушившись на неизвестного всем весом тела, он увлек его за собой на пол, и оба в обнимку покатились по линолеуму, задев козлы. Тяжелый лист фанеры с грохотом свалился, пистолет вывернулся дулом вверх, оглушительно выстрелив в потолок, посыпались увесистые куски штукатурки.

Несколько из них попали Дэну по ребрам. Он заскрежетал зубами от боли, приподнялся, выбил пистолет из руки противника на пол и оттолкнул его подальше; затем оперся на ладонь и посмотрел вниз.

— Элизабет!

Она лежала под ним с белым от ужаса лицом. Дэна захлестнула волна облегчения пополам с гневом и запоздалым страхом. Он стал осторожно подниматься, чувствуя, как трясутся поджилки. Гнев казался ему самым безопасным из обуявших его трех чувств, и он дал ему полную волю.

— Господи! — взревел он, сидя на корточках. — Что еще взбрело вам в голову?

Не дослушав тираду до конца, Элизабет кое-как поднялась на колени, бросилась ему на шею, обвила его руками, чуть не повалив, и уткнулась головой в грудь.

Гнев угас как-то сам собой, а на смену ему пришло нечто иное. Дэн не хотел определять, что это было, но удержаться и не обнять Элизабет не смог. Он не думал ни о чем, просто гладил ее по плечам, по спине, по волосам, тихонько целовал в висок, а она жалась к нему и так дрожала, что он испугался, здорова ли она.

— Что случилось? — наконец спросил он, отстраняя ее голову от своего плеча и осторожно убирая с глаз мокрые волосы. — Что такое, детка?

Казалось, Элизабет не замечала его ласки: она все еще не оправилась от шока. Ловя ртом воздух, задыхаясь, урывками рассказала, что произошло, закончив на том, как исступленно рылась в сумке, ища пистолет.

Хмурясь, Дэн поднял оружие с пола и велел ей не двигаться с места, а сам вышел во двор осмотреться.

Кто бы там ни был, он давно скрылся. В амбаре никого, кроме жучков-древоточцев, не оказалось. В сарае, где стоял «Кадиллак», из норы появился любопытный опоссум, постоял столбиком среди разбросанных бумаг, блестя черными бусинками глаз, неспешно повернулся и скрылся в куче мусора у входа.

Незваный гость мог быть убийцей Джарвиса, размышлял Дэн, выйдя из сарая, чтобы поймать и привязать коня. Если так, упущен великолепный шанс схватить выродка. Но кто бы он ни был, убийца или нет, он что-то искал. Что? Записную книжку Джарвиса? От этой мысли настроение у Дэна испортилось еще больше.

Он поставил серого к коновязи, ослабил подпругу и вернулся в дом. В кухне уже горел свет. Элизабет пыталась хоть немного прибраться. Мужская сорочка длиной почти до колен казалась на ней огромной. Смаргивая слезы, она подняла с пола стоптанную кроссовку, стряхнула с нее крошки штукатурки. Дэн взял кроссовку, бросил в кучу у холодильника, обнял Элизабет за плечи и усадил к столу.

— Там никого нет.

— Но ведь был! — вскрикнула Элизабет, порываясь встать. Он положил руку ей на плечо и удержал на месте.

— Верю, был. Но теперь уже нет. Я вызову наряд, но куда он мог уйти за это время… Наверно, в машине остались его отпечатки. Посмотрим.

— Он был в перчатках, — вяло возразила она, привалясь к столу и подперев ладонью голову.

Дэн тяжело вздохнул. Успей он на пять минут раньше… А если бы на пять минут позже? Его опять охватил исступленный, бессильный гнев, но он справился с собой, подошел к телефону, набрал номер участка. Поговорив с Лоррен, обернулся к Элизабет. Она все так же сидела у стола, испуганная и очень бледная под мертвенно-ярким светом кухонной лампы.

— Откуда у тебя пистолет? — спросил он, доставая «Пустынного орла» из-за пояса и кладя его на стол, прямо на кучу хлама, который она вытрясла из сумки.

— От Брока.

Дэн поднял бровь. Такое оружие — не игрушечный дамский револьвер, который жена миллионера могла бы носить в сумочке, не газовый пистолет двадцать пятого калибра. То, что лежало на столе, к игрушкам не относилось, это была настоящая пушка с тридцатисантиметровым дулом, весом килограмма два с лишним. А заряженная и больше потянула бы.

— Он тебе это дал? Подарил?

— Не совсем. — Элизабет замялась, закусила губу. Потом шмыгнула носом и решительно отбросила со лба седую от цементной пыли прядь. — Это подарил Броку для коллекции какой-то израильский полевой командир. А я украла. — Украла?

Дэн чуть не поперхнулся от неожиданности, отошел от стола, запустил пальцы в волосы, почесал в затылке. Конечно, совсем не смешно, что она решила не уходить от Брока без трофеев, но все-таки интересно, как вытянулась физиономия у этого ублюдка, когда он обнаружил пропажу.

— Тогда, видимо, просто глупо спрашивать, есть ли у тебя разрешение на владение оружием в штате Миннесота, — спокойно сказал он.

Элизабет опять шмыгнула носом и вытерла его тыльной стороной кисти.

— Да,пожалуй.

— И уж совсем нелепо надеяться, что у тебя есть какой-то опыт обращения с таким оружием.

— Я умею стрелять из пистолета, — запальчиво возразила Элизабет.

— Это не просто пистолет, Элизабет. Это базука, гранатомет, адская машина. Им можно сделать такую дыру, что туда проедет грузовик. Я его конфискую.

— Не смей! — взвизгнула Элизабет, потянувшись к «Пустынному орлу», но Дэн схватил пистолет со стола и отвел руку в сторону, чтобы она не могла достать.

— Только попробуй, — негромко предупредил он. — Я шериф этого округа. Ты незаконно владеешь огнестрельным оружием. Если б я хотел, то упек бы тебя за это в тюрьму.

— Как мило, — прошипела Элизабет, плюхаясь обратно на стул. — Убийцы гуляют на свободе, а ты цепляешься ко мне из-за паршивого краденого пистолетика!

— Да ты могла меня застрелить! — вскипел Дэн.

— Или спасти свою жизнь. Что, если бы это не ты вошел в кухню?

— Ага, — кивнул он. — Что, если бы не я? Что, если бы Трейс? Кстати, где его носит? Где он?

— Ушел.

— Отлично.

Не выпуская оружия из рук, он медленно обвел взглядом кухню и раздраженно выдохнул. Дело обстояло намного хуже, чем казалось вначале, а в самой гуще событий опять была Элизабет — всем чужая в городе, без пяти ми-иут очевидец убийства, без пяти минут частный детектив. И, как назло, их единственному, по сути, подозреваемому обеспечил алиби не кто иной, как сын Элизабет.

Она смотрела, как Дэн шагает из угла в угол кухни, и с каждым его шагом на нее наваливалась смертельная усталость. Последствия пережитого потрясения мстительно брали свое: плечо болело все сильнее, дрожь сотрясала все тело до самых кончиков пальцев. Элизабет согнулась пополам, баюкая больную руку. Лучше бы онемение длилось подольше, тогда она ничего не чувствовала бы… Тут она впервые заметила прореху на колене, окруженную расплывающимся кровавым пятном, рассеянно потрогала ее. Рана оказалась нешуточная, но промывать и перевязывать ее уже не было сил.

— Элизабет?

Поддернув джинсы, Дэн присел перед нею на корточки. Он-то распинался, пять минут отчитывал ее из-за этой несчастной пушки, а она, выходит, ни слова не слышала?

— Эй, — позвал он, протянул руку, дотронулся до ее щеки. Щека была холодная и влажная. Видимо, лекция о незаконном ношении огнестрельного оружия окончательно обессилила Элизабет, даже если она и начинала приходить в себя после нападения. — Ты как?

— Больно, — прошептала она. — И кровь никак не остановится.

Голос у нее был слабый и удивленный. Дэн подумал, что, наверно, она все еще в шоке, но сомневался, стоит ли немедленно вызывать врача. Ему хотелось самому поухаживать за ней. Он не желал подпускать к ней никого. Это чувство было настолько необъяснимым и сильным, что Дэн принял его как данность и отказался от размышлений с легкостью человека, привыкшего отрицать собственные .чувства.

Осторожно отведя от раны набрякшие кровью лохмотья, он осмотрел ее под яркой лампой. Прямо под коленной чашечкой был небольшой, сантиметра три в длину, порез, не слишком глубокий, чтобы накладывать швы, но сильно кровоточащий и грязный. Вдобавок там застряло много мелких осколков. Рану следовало скорее промыть. Руки и лицо Элизабет были в полузасохшей грязи, и она ни на миг не переставала массировать себе левое плечо, то сгибаясь почти пополам, то медленно раскачиваясь, чтобы перемочь боль.

— Идем, милая, — сказал Дэн, вставая и поддерживая ее за здоровую руку. — Тебе надо помыться.

— Я могу сама, — промямлила Элизабет, понимая, что говорит не правду, но ей отчаянно хотелось сохранитьхотьмалую толику достоинства.

— Можешь, но ведь не станешь.

— Мне нянька не нужна.

— Конечно, — согласился Дэн, обнимая ее за талию, чтобы она не упала. — Тебе нужен охранник. Ванная где?

— Добро пожаловать в мою роскошную ванную, — торжественно объявила Элизабет, поймав взгляд, брошенный Дэном на помятый жестяной поддон с дешевой клеенчатой занавеской в тропических рыбках. — Я как раз собираюсь поставить тут джакузи.

— Наверно, к такому ты не привыкла, — пробормотал он.

Она пожала плечом и отвела взгляд.

— Видала и похуже, причем того, что хуже, в моей жизни было больше, чем того, что лучше этого.

— Давай-ка снимем джинсы, — проворчалон, расстегивая пуговицу у нее на поясе.

Их пальцы встретились, а затем встретились взгляды, и комнатка стала еще меньше, чем была. Дэн попятился назад, но уперся в раковину. Элизабет тоже попыталась отпрянуть, но наткнулась на унитаз. Тогда Дэн поднял руки, потому что больше их было некуда деть, и дал ей раздеться самой.

Он скрипел зубами и твердил себе, что нет ничего особенного в том, как она расстегивает пуговицу и тянет вниз язычок «молнии». Он заботится о ней из сострадания, и все. Но вот джинсы скользнули по ее бедрам вниз, открыв взгляду черные кружевные трусики, и Дэну пришлось собрать все силы, чтобы не думать, каково быть с нею, в ней. Потом показался уродливый порез на колене, и его замучила совесть. Ей больно, ей плохо, а он о чем думает!

— Сядь, — буркнул он.

Элизабет опустилась на табурет, оправляя рубаху, чтобы не было видно трусиков. Странно, глупо, но она стеснялась его. Или, пожалуй, нет. Не стеснялась, не то слово. Чувствовала себя беззащитной — да, так точнее, и это ей совсем не нравилось. После Брока она дала зарок больше Be быть беззащитной перед мужчиной. Любовь ранит и калечит, особенно когда тот, кого любишь, испытывает к тебе нечто другое. Снова проходить через это ей не хотелось.

Не то чтобы она влюбилась в Дэна Янсена, поспешила уверить себя Элизабет. Вот еще глупости.

Он осторожно промыл ей рану, вынул осколки, и его большие руки оказались нежными, как у мамы. Это заставило Элизабет задуматься, каким он был отцом, пока миссис Янсен не дала ему отставку. Интересно, скучает ли он по дочери? Почти все, кого она знала, не скучали бы ни минуты. Джей Си, Бобби Ли, Брок — все они если и хотели считаться отцами, то только на словах. Но ей почему-то казалось, что Дэн не такой. Может, оттого, что единственной личной вещью в его казенном кабинете была фотография дочки, державшей листок со словами: «Папочка, я тебя люблю»?

Дочки, которая, наверно, ждет его дома.

— Что ты здесь делаешь? — Этот вопрос только что пришел ей в голову. До того она была только благодарна ему за то, что он рядом. Дэн посмотрел на нее с тревожным недоумением, и она решила спросить по-другому:

— Почему ты здесь? Как ты сюда попал?

Он покраснел, кашлянул и с удвоенным вниманием принялся вертеть в руках полоску пластыря.

— Я ехал мимо верхом.

— Верхом? В такое время?

— Скрипнув зубами, Дэн приладил пластырь ей на колено, нажав так, что она поморщилась от боли. Он не хотел признаваться, что собирался всю ночь наблюдать за ее домом из рощи, что провел за этим уже две ночи. И не желал думать о том, что сегодня оказался у ее дверей слишком поздно. Еще немного, и совсем опоздал бы.

— Да, чтобы развеяться, — ответил он, что было правдой по крайней мере наполовину. Он любил ездить верхом, и это объяснение было вполне логичным, в отличие от второй половины правды — что ему хотелось быть рядом с Элизабет, охранять и защищать ее, что он чувствовал себя последним уродом из-за того, что произошло вчера ночью.

— А домой к дочери тебе не надо? Он нахмурился при нечаянном напоминании о том, что Эми не желает больше проводить вечера с ним.

— Она ночует у двоюродной сестры, — скороговоркой пробормотал он, старательно отводя взгляд от ноги Элизабет, и встал. — Ладно, теперь давай посмотрим плечо.

Элизабет послушно оперлась на его руку и поднялась с табурета. Они опять стояли почти вплотную, и память о вчерашней близости витала в воздухе между ними.

Дэн тоже не мог отрешиться от воспоминаний, пока расстегивал верхние пуговицы мужской сорочки Элизабет. Он вспоминал, что вчера не соизволил потратить на это пяти минут времени. Господи, какая же он дрянь! Стараясь справиться с пронзившим его чувством вины и с острым всплеском желания, он осторожно спустил сорочку с ее левого плеча. Ничего, эту пытку он заслужил.

— Так больно? — спросил он, легко касаясь плеча кончиками пальцев, а другой рукой бережно поднимая ее руку. Кожа нежнее шелка, да еще этот дразнящий аромат дорогих духов… Если бы опустить голову туда, где шея переходит в плечо, прильнуть губами к этой коже, попробовать ее на вкус…

Элизабет поморщилась. Плечо болело, но боль заглушало множество других ощущений.

— Да, — еле слышно выдохнула она.

— По-моему, перелома нет, — уверенно сказал он. — Только ушиб. Хочешь, сделаем рентген?

— Не надо, — прошептала Элизабет, вся дрожа, нонеот боли, а оттого, что его рука до сих пор лежала на ее голом плече. — Хочу только лечь в постель поскорее.

Дэн подавил стон. И он хотел уложить ее в постель, да только этому не бывать.

Он помог ей подняться на второй этаж, обвив рукой за талию и приняв на себя часть ее веса, но на верхней площадке лестницы посторонился и пропустил ее вперед, чтобы она не увидела, что с ним делает ее близость.

У дверей спальни Элизабет остановилась и через плечо строго взглянула на Дэна.

— Не смей смеяться над моей кроватью, — предупредила она, низко сдвинув брови.

— С чего это мне смеяться над твоей кроватью?

— Брок смеялся. — Она открыла дверь, прихрамывая вошла в спальню, включила лампу на ночном столике, не зажигая верхнего света: в полумраке комната выглядела не так жалко.

Дэн стоял на пороге маленькой комнатки с розовыми стенами, изумленный, растерянный, не испытывая ни малейшего желания смеяться. Он не стал бы смеяться даже под страхом немедленной смерти, так гордо и нежно посмотрела на него Элизабет.

Кровать царила в комнате, почти не оставив места обшарпанному платяному шкафу и ночному столику. Элизабет обошла ее кругом, откинула покрывало в цветочек, пышно взбила подушки, надменно подняв подбородок, будто ждала, посмеет ли он высказаться насчет сверкающего латунью изголовья с прихотливым ажурным узором.

— Брок называл ее «шлюхина радость», — пояснила она. — Говорил, что это верх вульгарности. А мне нравится, и, что подумают другие, в том числе ты, мне наплевать.

Однако по тому, как она это сказала, Дэн отлично понял, что ей совсем не все равно. Она боялась, что над нею будут смеяться, дразнить, унижать — как Брок Стюарт.

Дерьмо собачье.

— По-моему, очень красиво, — мягко возразил он. Лучше не замечать, как хорошо он сказал. Дэн — человек тяжелый, и с этой стороны Элизабет видела его слишком часто, чтобы поверить, что он может быть другим.

Он подошел к ней сзади, запустил руку под волосы, гладя по затылку, по шее.

— Ты красивая, — серьезно сообщил он, подступая еще ближе, наклонился, потерся щекой о ее волосы. — И мне глубоко плевать, что там думает Брок Стюарт. Мне уже ясно, что он кретин.

Элизабет чуть повернула голову, и тут же Дэн поймал ее губы и стал покрывать их тихими, нежными поцелуями, дрожа от сдерживаемой страсти. Ему хотелось уложить ее поперек огромной кровати, исцеловать всю, без остатка, цо он заставил себя оторваться от нее, ненавидя разделившие их сантиметры пустоты.

— Тебе надо отдохнуть, — стараясь дышать ровно, сказал он. — Если буду нужен, я внизу.

Он был нужен ей сейчас, немедленно, но, видимо, решил проявить благородство. Отчасти Элизабет восхищалась им, отчасти — злилась и проклинала его внезапную скромность. Она хотела, чтобы он остался, но не просить же об этом? И потом, как же Трейс, ведь рано или поздно он придет домой? И еще — у нее есть гордость. Как бы ни хотела, она не станет вымаливать у мужчины ласку и тепло.

Забравшись под простыню, все в той же голубой сорочке Брока, Элизабет натянула одеяло на ноги и откинулась на гору подушек в кружевных наволочках. Дэн пошел к двери.

— Дэн? — помимо воли сорвалось у нее. Она не успела прикусить язык и теперь лихорадочно придумывала, что бы еще сказать. Он выжидательно смотрел на нее. — Спасибо за то, что ты здесь.

Он кивнул и собрался идти.

— Дэн?

Он поднял бровь, остановился. В душе Элизабет желание боролось с гордостью, и гордость взяла верх.

— Спасибо, что не смеялся над моей кроватью. Он посмотрел ей в глаза долгим взглядом, чувствуя за ее словами нечто более сложное, чем простую благодарность.

— Дэн, — в третий раз прошептала она. — Останься. Он повернулся спиной к двери и к своим благим намерениям, физически ощутив притяжение ее страсти, силы делания. Не сводя с него глаз, Элизабет села на краю кровати, медленно расстегнула пуговицы, и рубашка свобод-йо соскользнула с ее плеч.

— Останься, пожалуйста, — повторила она. — Хотя бы ненадолго.

Дэн осторожно дотронулся до больного плеча.

— Я не хочу сделать тебе больно.

Она помотала головой, прогоняя его тревоги. Разумеется, ей будет больно — не так, как думает он, а намного больнее, и эта боль будет глубже. Она сама впустила ее и теперь может только держать себя в узде, не забываться и взять то, что он способен предложить ей. Не всего его, а только его тело. На миг она вспомнила о Джолин, впервые поняв, что заставляло ее раз за разом принимать Рича.

А потом она вообще перестала думать, анализировать, копаться в себе — просто взяла руку Дэна и положила себе на грудь.

Он смотрел, как при его прикосновении она закрыла глаза, запрокинула голову… Порядочный человек на его месте ушел бы, но он себя порядочным не считал. Он был просто человек, мужчина, он хотел того же, что и все мужчины на свете, и сейчас прикасался к женщине, которая сгорала от желания быть с ним. У него не хватило бы духу уйти от нее, и он остался.

Быстро раздевшись, он прилег на прогнувшуюся под его тяжестью кровать.

— На этот раз мы все сделаем как надо, — шептал он, склоняясь к Элизабет, касаясь губами ее губ. — Я буду тебя целовать, трогать… — Он подставил ладонь под ее грудь, большим пальцем погладил сосок. — Буду пробовать тебя на вкус, — продолжал он, покрывая поцелуями ее горло, погружая язык в нежную ямку между ключиц, где трепетал пульс. — На вкус, — повторил он шепотом, ложась рядом с нею.

Три раза он входил в нее, три раза проваливался вместе с нею в сладкое, жаркое забытье.

Элизабет льнула к нему, потрясенная накалом его страсти, страшась отклика собственного тела на его ласки. Она закрывала глаза, чтобы ничего не видеть и не знать, прятала лицо на плече у Дэна. Господи, не надо, ей нельзя его любить… Нет, не помогает.

Потом пришла боль. Элизабет закусила губу, собирая все оставшиеся крупицы силы, чтобы не поддаться, не закричать в голос.

— Ты что? — шепотом спросил Дэн. — Я сделал тебе больно?

Не доверяя собственному голосу, она только помотала головой.

Дэн распростерся над нею, опираясь на локоть, убрал с ее лица пряди волос, думая о том, как сотни раз проделывал это с Энн Маркхэм, вспомнил почти животное выражение физической удовлетворенности в ее глазах, на раскрасневшемся потном лице. Элизабет выглядела совсем иначе, хрупкой и беззащитной, и Дэн ощущал неодолимое желание защитить и утешить ее. Склонившись ниже, он поцеловал ее в висок. Она снова обвила его руками, удерживая рядом с собой, в себе.

— Все хорошо, — шепнул он. Непонятно, так ли это было на самом деле, но ему хотелось поделиться с нею… чем? Нежностью? Теплом? — Все хорошо.

Нежно притянув ее к себе, он повернулся на бок, радуясь, что она рядом. Дыхание Элизабет стало реже, ровнее, и через минуту она уже спала. Радость. Странное чувство. С Энн Маркхэм он никогда ничего подобного не испытывал. После очередного сеанса любовных игр обычно наваливалась усталость, а в груди ныло от пустоты. Теперь же он смотрел на прильнувшую к нему спящую женщину, чувствовал на своей коже тепло ее дыхания… и радовался.

Это потрясло его. Что с ним такое, нет ли тут опасности? Он немедленно вспомнил о том, что ни от кого не зависит, что он мужчина, что никакие путы ему не нужны. И без радости он тоже обойдется. То, что у него с Элизабет, к утолению физического желания относится лишь отчасти, тут замешано слишком много всего. Опасная зона оказалась совсем рядом, они подошли к ней вплотную, а ведь он когда-то дал себе зарок никого сюда не пускать.

Отодвинувшись от согревшейся во сне женщины, он повернулся на спину и долго лежал так, глядя в покрытый трещинами потолок, размышляя, во что ввязался и зачем, но, когда женщина снова прижалась к нему, сонно пробормотав что-то, не встал с кровати, а положил руку ей на плечо. Ему было хорошо.

…Хрипловатый, низкий голос Бонни Рэйт шептал в динамиках в тускло освещенной гостиной. Он пел о непрочных отношениях, о преходящей любви — слишком грустно и слишком близко к истине. Дэн приглушил звук и взялся за разбросанные по полу карточки. От намерения заснуть он давно отказался, вышел в гостиную и теперь сидел на диване со стаканом украденного Элизабет виски. Ее мысли, догадки, рассуждения об убийстве Джарвиса белели на ковре, как кусочки головоломки, которую она никак не могла собрать.

Да и он до сих пор не может, напомнил себе Дэн. Подходящий подозреваемый есть, но нет улик, чтобы инкриминировать ему убийство. Из всех отпечатков на корпусе и в салоне «Линкольна» Керни Фоксу не принадлежал ни один. Это не значило, что Джарвиса убил кто-то еще; просто на настоящий момент у Дэна не было материала, чтобы передать дело в суд, что само по себе было достаточно странно. Керни Фокс не ученый по ракетам. Он хитрый, пронырливый, но вряд ли у него хватило бы ума ни разу нигде не засветиться.

По спине пополз холодок сомнения. Дэн шепотом выругался, вспомнив, в чем упрекала его Элизабет. Ее слова эхом прозвучали у него в ушах. Да, ему лень думать. Он пытался повесить убийство на приезжего, потому что так проще и еще потому, что не хотел смотреть на тех, кого знал всю жизнь, как на подозреваемых.

Он пробежал глазами вереницу карточек.

Хелен Джарвис: неуравновешенна. Дж. ее обманывал. Большое наследство. Гарт Шефер: неприятный тип. Старая обида. Злобный. Бешеный нрав. Рич Кэннон: выскочка. Смерть тестя ему выгодна, но у него алиби — Джолин. Черная книжка: ключ. Где она ? Чьи там имена ?

Естественным побуждением Дэна было развеять одно за другим все ее подозрения, рассказав ей все, что он лично знает о каждом. Хелен было выгодно оставаться женой Джарвиса. Обида Гарта была слишком давней, а сам Гарт так погряз в жалости к себе, что вряд ли стал бы что-либо предпринимать спустя столько времени. Рича абсолютно устраивало его положение приживалы. Так ему было удобно.

Но Элизабет видела всех этих людей другими глазами, глазами постороннего. Она ничего не знала ни об их характерах, ни об их прежней жизни. Ее мнения основывались на первом впечатлении, да к тому же в чрезвычайной ситуации. Трудно сказать, помогает это верно судить или, наоборот, мешает.

Дэн протер глаза, вздохнул. Лучше бы не копаться в этом. Лучше бы обвинения Элизабет не всплывали в его памяти. Но ведь она права: ему действительно не хотелось знать, что скрывается под внешним благообразием родного городка и его жителей. Он хотел, чтобы все оставалось как есть.

«Вы лентяй, шериф Янсен, вот кто вы такой», — вынужден был признать Дэн.

А Элизабет рвалась в бой. За правду, за свою газету. Дэн обвел взглядом неуютную темноватую гостиную с потрескавшейся краской на стенах и просевшим потолком и вдруг понял, что в первую очередь Элизабет хочет вырваться отсюда. Из нищеты она попала в роскошь, а потом опять в нищету, и нетрудно догадаться, что ей больше понравилось. В кружевном французском белье она выглядит потрясающе.

Внизу тихо хлопнула входная дверь, и этот звук немедленно отвлек Дэна от досужих мыслей. Выключив свет, он бесшумно прошел из гостиной через столовую к кухне, затаив дыхание, приоткрыл кухонную дверь и заглянул в щелку.

Трейс Стюарт стоял у открытого холодильника с пакетом молока в руке.

— Не поздновато приходишь домой?

Пакет выпал у Трейса из рук и с громким всплеском шлепнулся на пол. Во все стороны полетели молочные брызги. Трейс судорожно обернулся и уставился на стоявшего на пороге человека. Сердце у него колотилось. Шериф. Господи, вот это да. Вот влип. Что же теперь делать?

— Третий час, — спокойно заметил Дэн. — Ты где был, Трейс?

Трейс шумно сглотнул вставший в горле колючий ком страха. Все, он покойник. Янсен что-то пронюхал. Иначе зачем он здесь? Он что-то знает; вон, так и сверлит глазами. Трейс физически чувствовал, как этот взгляд лазерным лучом врезается прямо ему в мозг.

— Тусовался, — промямлил он, неловко поводя плечами. — Просто тусовался.

— С кем?

— С ребятами.

— И Керни Фокс там был?

— Был. И что с того? Мы ничего плохого не делали. Просто тусовались.

— Я уже слышал.

Дэн неторопливо прошел через кухню, с интересом наблюдая, как на лбу мальчишки выступают мелкие бисеринки пота. Он был похож на испуганного жеребенка-двухлетка, готового шарахнуться в сторону и ускакать, как только отпустят. Он что-то скрывал. Как говорила Элизабет, врун он никакой. Но повода допросить его у Дэна пока не было.

Он взял со стола скомканное полотенце и протянул парню.

— Ты бы вытер с пола.

— Да, конечно.

Трейс схватил из его рук полотенце, присел на корточки и принялся собирать растекающуюся вокруг кроссовок молочную лужу. Ему хотелось провалиться сквозь землю, стать невидимкой или уменьшиться раз в двести, чтобы исчезнуть в трещине линолеума; хотелось оказаться где угодно, только не здесь, не рядом с этим типом, который буравит его ястребиным взглядом и мучает вопросами. Клинт Иствуд фигов.

А все Керни, мать его. Это он во всем виноват.

— Трейс, сегодня ночью кто-то напал на твою маму. Тот так резко вскинул голову, что чутьне свалились очки.

— Что? Господи! Она в порядке? Он бросил полотенце, встал во весь рост, готовый бежать к ней. У него опять колотилось сердце, но совсем по другой причине: он чувствовал себя мужчиной, ибо его семье угрожала опасность. Кроме мамы, другой семьи у него нет — во всяком случае, рассчитывать больше не на кого.

— Она напугана, — сказал Дэн. — Сейчас она спит. Трейс шумно, с видимым облегчением выдохнул, провел рукой по коротко стриженным волосам и начал ходить по кухне, то и дело наступая в пролитое молоко и развозя грязь по всему полу.

— Кто-то рылся в бумагах, которые она оставила в машине. Ты ведь ничего об этом не знаешь, верно?

— Не знаю, — тряхнул головой парень, с подозрением косясь на шерифа. — Откуда бы мне?

Дэн пожал плечами. Ему хотелось повесить на Фокса и это, и разгром редакции «Клэрион», но где взять мотивы? Вчера разгром еще можно было бы истолковать как проявление общей неприязни, но теперь… Кто-то явно что-то искал, а значит, выдвинутая Элизабет версия «черной книжки» имела право на жизнь. Более того, оказывалась единственно логичной.

— Вы хотите сказать, что думаете, будто я причинил маме вред? — тыча себя пальцем в грудь, ощетинился Трейс, надменно, совсем как мать, вскинув голову. — Да никогда!

— Никогда? — спокойно спросил Дэн.

Он прислонился к буфету, скрестил руки на груди, не сводя глаз с подростка. Только-только начинает взрослеть: уже вытянулся, раздался в кости, но еще не привык к своему новому облику. Приятный парнишка. Когда он сам был таким? Лет сто назад, но помнит, каково быть шестнадцатилетним: как будто идешь по бровке тротуара, с трудом удерживая равновесие и не зная заранее, в какую сторону упадешь — в детство или в зрелость, и до конца не уверен, где хочешь оказаться, там или тут.

У Трейса сейчас был как раз такой взгляд: он и понимал, что должен вести себя как мужчина, и где-то в глубине души боялся полностью осознать, что это значит.

— Как думаешь, ей было приятно, что вчера тебя под стражей водили на допрос? — продолжал Дэн.

Трейс сжал зубы и отвел взгляд. Он не просил, чтобы его туда таскали и поджаривали на медленном огне. Это все Керни виноват. Будь он проклят, этот Керни. Хорощ друг. Трейс почувствовал себя глубоко несчастным, таким несчастным, что стало горько в горле, и он проглотил этот горький ком. Пусть теперь жжет его изнутри, вместе с виной и страхом, которые уже давно там поселились.

— Трейс, она волнуется за тебя.

— Пусть не волнуется. Я могу сам о себе позаботиться, — проворчал Трейс, глядя на свои кроссовки. Он стоял в луже молока. Вот всегда так, вечно он во что-нибудь вляпывается. Что ж, мужчина должен уметь сам убрать за собой, решил он и нагнулся за полотенцем. Пожалуй, пора придумать, как разобраться со своими проблемами.

— Будешь дальше болтаться без дела с Керни Фоксом, и заботиться о себе тебе придется в тюрьме. Ты этого хочешь?

— Нет, сэр.

Дэн взял со стола второе полотенце и присел рядом с Трейсом, чтобы помочь ему собрать остатки молока.

— Пора тебе делать выбор, Трейс, — негромко сказал он. — Надеюсь, ты выберешь правильно. Ради себя самого и мамы.

Трейс поправил очки, отчаянно моргая, потому что глазам вдруг стало горячо.

— Да, сэр, — промямлил он.

Оба поднялись. Дэн бросил мокрые полотенца в раковину. Трейс стоял, понурив голову и подняв плечи, как щенок, которого только отругали за то, что гонялся за машинами. Дэну вдруг стало жалко парня. Никого у него нет — ни друга, ни отца.

Он хлопнул Трейса по плечу.

— Знаешь что, иди-ка спать. Завтра на Кейлор-Филд матч по софтболу. Кажется, им нужен подающий. Но если не поспать хоть несколько часов, точного удара не жди.

Трейс молча кивнул. Говорить ему не хотелось. Кому он нужен в этой команде? Он, придурок с Юга, который смешно растягивает слова и водится с Керни Фоксом? Да проживи он тут хоть сто лет, все равно никому в их вшивой команде он нужен не будет, ни подающим, ни запасным.

Сунув руки в карманы, он направился к двери.

— Трейс?

Янсен стоял и смотрел на него умными волчьими глазами. Да, такого не обманешь. И пробовать не стоит. Сердце у Трейса екнуло и опустилось куда-то в живот.

— Твоя мама считает, что ты хороший парень. Не разочаровывай ее. Ей и так досталось.

— Да, сэр, — прошептал Трейс, повернулся и, как побитый пес, поплелся наверх. На душе у него было хуже некуда, и он думал, что только чудо поможет ему когда-нибудь стать настоящим мужчиной, таким, как, например, Дэн Янсен.

ГЛАВА 16

Звуки старинного гимна поднимались к стропилам риги Хауэров, смешиваясь с чириканьем воробьев и воркованием голубей, с любопытством наблюдавших сверху за происходящим. То был «dos Lob Lied», хвалебная песнь из Ausbund, сборника гимнов, составленного во времена анабаптистских мучеников, в шестнадцатом веке, в Швейцарии. Пели в унисон, без аккомпанемента, и эта музыка ничем не напоминала песнопения, звучавшие в этот же час в лютеранском храме Спасителя или в любой другой церкви Стилл-Крик. Средневековые по духу и ритму старонемецкие строки падали в вечность значительно и весомо, как свидетельство подлинной веры и страданий во имя Иисуса.

Пол риги был чисто выметен, простые дощатые скамьи расставлены ровными рядами. По правую сторону сидели женщины, старые и молодые; многие держали на коленях грудных детей, иные урезонивали уже научившихся ходить малышей, которые ерзали на своих местах, предвкушая многочасовую скуку воскресной службы. Платья женщин, темно-синие, темно-зеленые, черные, мягкими складками ниспадали до щиколоток. Поверх платьев белели жестко накрахмаленные длинные передники, закрывавшие грудь и завязывавшиеся бантом на талии. Ни косметики, ни украшений, ни причудливых шляпок эти женщины не носили. Прически у всех были одинаковые — прямой пробор две туго заплетенных косы, убранные под батистовый воскресный чепец с лентами.

Мужчины сидели по левую сторону от прохода. Мальчишки устроились на постланной у стен соломе. Несколько подростков стояли у самого выхода, то и дело выбегая присмотреть за расседланными и привязанными в конюшне лошадьми. За скамейками на полу рядами лежали широкополые соломенные шляпы. Как и женщины, мужчины были одеты почти одинаково, отличаясь друг от друга только цветом волос и длиной бород. Некоторые пришли на службу в строгих черных сюртуках, другие, по летнему времени, ограничились воскресными жилетами.

Аарон стоял у открытой двери, готовый, на правах хозяина, помочь опоздавшим поставить в стойло лошадей. Хотя как будто все уже собрались… Сайруса Йодера не видно, но его Аарон и не ждал: Сайрус, старший из сыновей Мило Йодера, успел нарушить Ordnung в чем только мог. На прошлой неделе старики собрались на совет, где было решено изгнать Сайруса из общины. Так постановило собрание. Теперь никто не заговорит с ним, никто не подойдет близко — такая участь ждет всех, кто ослушается.

Взгляд Аарона упал на старого Мило. У того по лицу струились слезы. Дрожащим голосом он пытался петь старый гимн веры вместе со всеми. Нет, Аарон не мог найти в себе и капли сострадания к старику. У тех, кто крепок в вере, растут послушные, богобоязненные дети. По мнению Аарона, Сайрус полностью заслужил изгнание, а за Мило и остальными его отпрысками надлежало строго приглядывать, ибо они оказались слабодушны. Слабы духом. Не введи меня во искушение.

Он вспомнил о собственной слабости и почувствовал болезненный укол в сердце. Элизабет Стюарт. Его вина, его грех. Его мысли о ней были не христианскими, но плотскими. Англичанка, чужая. Погибель ему, угроза его бессмертной душе. Испытание. Бог послал ему испытание. Бог свел их, чтобы проверить его силу и крепость в вере.

А он не выдерживал.

Надо стараться лучше, надо молить о вразумлении. Если суждено ему стать орудием в руках божьих, надо отринуть недостойные мысли, очиститься от вожделения к этой женщине. Она чужая ему, и ей чуждо все, во чтоон верит.

Молитвенно сложив руки, он запел громче. Собрание перешло к следующему псалму: «И воле господней предам мою жизнь, и пусть правосудье свершится».

В дверях появился пресвитер в сопровождении двух служек и дьякона. Они прошли по проходу между скамьями, обмениваясь рукопожатиями с теми, кто сидел ближе. Аарон посторонился, чувствуя себя недостойным пожать руку служителю веры. Сегодня он проведет весь день в молитвах и размышлениях. После службы, когда все разойдутся, пойдет к реке, к своей Сири, и останется там, у родных могил, пока господь не подскажет ему, как смирить бурю чувств, как успокоить душу.

Эймос Шрок, маленький, высохший от старости, с жидкой седой бородкой, свисающей с подбородка, как клочья мха со ствола дуба, выступил вперед и мягким, теплым голосом начал проповедь.

— Все те, кто жаждет справедливости, узрят господа нашего Иисуса, когда Он придет, не во плоти, но в духе святом.

За его спиной не было ни алтаря, ни распятия; на Эймосе не было пышного облачения. Одетый как обычно, он только держал в руках раскрытую, потрепанную Библию на немецком языке. Не было высоких витражных окон, сквозь которые лились бы на головы собравшихся Цветные лучи; ничем не затененный солнечный свет проникал в слуховое оконце под крышей, пыльным столбом золотого света озаряя седую голову Эймоса и стену риги с поблескивающими на солнце соломинками.

После первой проповеди все, кроме самых немощных, преклонили колена для молитвы. Мальчишки, сидевшие на хрусткой соломе, распростерлись ниц и склонили головы. В наступившей тишине были слышны только стук копыт и ржание лошадей в стойлах, да под крышей ворковал голубь. Аарон опустил голову и крепко зажмурился.

Громкий навязчивый звук, будто со всей силы лупили молотком по дереву, ворвался в его мысли, зубной болью отдаваясь в голове. Аарон попробовал начать молитву заново, но грохот делался все громче, вот вступил второй молоток, за ним третий, а потом покой воскресного утра разорвал визг циркулярной пилы.

Аарон поднял голову, выглянул в открытую дверь. Через дорогу, против фермы его родителей, где в ряд выстроились черные фургоны приехавших со всей округи членов общины, стояло с полтора десятка машин. Даже издалека Аарон видел, как копошатся на стройплощадке люди.

Пресвитер начал читать из Нового Завета, возвышая голос, чтобы заглушить враждебный шум чужого мира. Молящиеся поднялись с пола. Несколько голов повернулось к дверям. Лица из просветленных становились угрюмыми и тревожными. Двое подростков проскользнули к выходу мимо Аарона. Он пошел за ними; оба стояли у дороги и глазели на стройку и машины.

— Займитесь делом! — вскипая от ярости, прикрикнул он.

Мальчишки послушно кивнули и наперегонки побежали к стойлам, проверить, как там лошади, хотя, конечно, в стойлах все было в порядке. Хмурясь, Аарон стоял, поставив руки на пояс, и смотрел через дорогу.

У этих англичан ни к чему нет уважения. Ни к ближним, ни к богу, ни к праздничному дню. Один из них не успел остыть в земле, а они уже работают на его стройке, да еще в воскресенье. Это было кощунство, тяжкий грех, плевок в лицо всем, кто соблюдал заповеди. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела.

— Входи же, Аарон, — вполголоса позвал Сэмюэл Хауэр.

Аарон оглянулся. Отец стоял за его спиной, изможденный и очень старый. Аарон давно, еще подростком, перерос его, но отец всегда казался ему воплощением физической и духовной силы. Теперь Сэмюэлу было уже семьдесят, и он понемногу угасал. Казавшиеся неисчерпаемыми запасы энергии были растрачены за годы тяжкого труда, рассеяны по вспаханным им полям. Праведный огонь, некогда горевший в синих глазах, сменился тихой, усталой мудростью. Отец улыбнулся и положил руку на занемевшее от напряжения плечо Аарона.

— Войди и слушай, — повторил он. Аарон снова повернулся к «Тихой заводи».

— Я не слышу ничего, кроме стука молотков. У них настолько нет веры, что в воскресенье они заколачивают гвозди.

— Не суди, Аарон, — мягко упрекнул Сэмюэл. — Они не нашей веры.

— Они не верят ни во что, кроме самих себя.

— Значит, господу спасать их, а нам — молиться за них.

Глухая злоба душила Аарона, сквозила в его голосе, но он и не старался скрыть ее.

— Они отбирают у нас то, что принадлежит нам, а ты молишься за них? Они отняли у меня Сири…

— Сири взял бог, — возразил отец, печально глядя на него блекло-голубыми глазами. — Es waar Goiters Wille, на все воля его.

Воля божья. Бог дал, бог и взял. Аарон медленно выдохнул. Он слишком много знал о божьей воле, наверно, больше, чем все или почти все, кто собрался сегодня под его кровом. Но это не прибавляло ему терпения.

Он тяжело посмотрел на отца.

— Сайрус Йодер приговорен к изгнанию за то, что ходил к ним.

Сэмюэл покачал головой, озабоченно сдвинул кустистые седые брови.

— Ты ведь знаешь, Аарон, мы не вправе судить англичан по нашим законам. Да и наших — кроме тех, кто идет против церкви. Ты сам сейчас работаешь на англичан. Не лицемер ли ты?

При упоминании Элизабет у Аарона окаменело лицо.

Он хотел объяснить отцу, что это совсем другое дело, что он ходит туда ради высокой цели, что это испытание, посланное ему богом, но удержался. Он хотел сказать, что Элизабет — не то, что другие, что он чувствует некое родство с нею, но в глубине души понимал, что не прав, не имеет права на такое родство, и промолчал.

Он еще долго смотрел вдаль, за поле, прислушиваясь к перестуку молотков. Голос пресвитера то возвышался, то затихал. У обочины шоссе затормозил еще один автомобиль, оттуда вылезла толстая дама в ярко-зеленом платье и прицелилась в Аарона объективом фотоаппарата. В эту минуту ему показалось, что внешний мир смыкается вокруг него, сжимается все больше и больше, и он почувствовал себя жуком на булавке под стеклом, редким видом, который с любопытством разглядывают люди, ничего не смыслящие в его вере. Стиснув зубы, он повернулся спиной к толстухе с фотоаппаратом.

— Вот ты и молись за них, отец, — бросил он, уходя. Ты молись, а я не могу. Ich kann net.

Элизабет проснулась в одиночестве и зажмурилась от бьющего в глаза солнца. За окном распевали птицы. Она села в постели, растерянная, ослепшая от света, думая, не приснилась ли ей эта ночь. Потом попробовала потянуться, боль клещами впилась в плечо, и туман рассеялся. Помимо плеча, болело там, где не было больно уже целую вечность. Она и забыла. Над смятыми простынями витал запах мужчины, запах совокупления. Нападение в сарае было на самом деле. И Дэн Янсен в ее постели — тоже. Что произошло между ними ночью… нет, это словами не опишешь. Она могла бы испытывать острое блаженство от одних воспоминаний, если б не была так напугана.

Влюбляться в него нельзя, об этом и думать нечего. Он груб, упрям, циничен, в отношениях с женщинами признает только секс, и от нее ничего другого не ждет. А ей нужно совсем не то. Правда, вспоминая часы, проведенные с Дэном сегодня ночью, она не могла найти ни одного своего желания, которому он не пошел бы навстречу. Он дал ей больше, чем она ждала: нежность, утешение, силу.

А потом ушел, и Элизабет поняла, чего он не дал ей. Единственное — свое сердце.

— Ну и хорошо, что он ушел, радость моя, — пробормотала она, запуская пальцы в спутанные пряди волос, — пока ты к нему не привыкла.

Накинув халат, она собрала с пола одежду и потащилась вниз встречать новый день. Заглянула в кухню, чтобы включить кофеварку. За столом сидел Трейс. Элизабет с криком шарахнулась назад, прижав ладонь к груди. Пульс у нее колотился, как дробь копыт на скачках «Кентукки Дерби».

— Боже мой! — ахнула она, прислонясь к двери. — Трейс! Милый мой, так ты меня до инфаркта доведешь!

Трейс вскочил со стула, озабоченно сдвинув брови. Очки-велосипеды съехали на кончик носа.

— Ты в порядке? — спросил он. — Шериф Янсен сказал, кто-то напал на тебя вчера ночью.

Элизабет прижала ноющую от боли левую руку к животу, а правую — к губам, кивнула и попыталась собраться с духом. Она не могла припомнить, когда в последний раз Трейс справлялся о ее самочувствии. В его возрасте поглощенность своей особой — состояние хроническое, а у Трейса оно усугублялось другими проблемами: отсутствием отца, нехваткой друзей, что, в свою очередь, лишний раз подтверждало враждебность жителей Стилл-Крик. И вот, несмотря на все это, он стоит сейчас перед нею с видом молодого мужчины, готового защищать свою семью, а если придется, то и мстить.

— Со мной все нормально, — сделав глубокий вдох, пробормотала она. — Кто-то что-то искал, а я попалась под руку, вот мне и досталось. Испугалась страшно, никогда в жизни так не трусила.

Трейс вполголоса выругался, отвел взгляд, совершенно ее жестом запустил пальцы в коротко стриженные волосы. Под ложечкой противно ныло от выпитой с утра холодной воды, а больше — от напряжения последних нескольких Дней. Он все еще не до конца оправился от потрясения, пережитого в ту минуту, когда, вернувшись ночью домой наткнулся в шерифа в собственной гостиной. Как он не умер на месте?

— Никому мы здесь не нужны, — горько сказал он. Элизабет потянулась к нему, взяла за руку. Он не отдернул свою, казавшуюся огромной рядом с ее рукой. Пожалуй, он и впрямь понемногу взрослел, но стоило Элизабет заглянуть ему в глаза, и она увидела там мальчишескую неуверенность, потребность в утешении и опоре. По иронии судьбы, сама она сейчас чувствовала то же самое, вот только считалась взрослым человеком.

— Напасть могут где угодно, милый, — сказала она. ~ Увы, мир вообще не очень добр.

— Не в этом дело, — упрямо возразил сын. — Здесь никто не хочет нас знать. Мы не вписываемся. Ты говорила, все наладится, когда мы уедем из Атланты, но тут еще

Хуже, чем было там.

— Да уж, — вздохнула Элизабет. Что уж там, разубеждать его она не могла. Так оно все и есть. — Вот попали мы с тобой, верно?

Трейс сипло, невесело рассмеялся, посмотрел в потолок, где чернела дырка от пули. Ему хотелось завыть. Мама и не понимает, в какое дерьмо вляпался он сам. Ему хотелось оказаться где-нибудь далеко, за много тысяч километров отсюда: в тропических лесах Амазонки или в первой экспедиции на Марс, где угодно, только подальше от Стилл-Крик, штат Миннесота. Как бы ни ломал он голову над остальными своими проблемами, одно он знал наверняка: ему хотелось бежать отсюда.

— Знаешь, солнышко мое, — мягко сказала Элизабет, — по-моему, сейчас мы как раз выяснили, что от собственных проблем не убежишь. Нет на земле такого волшебного места, где живут люди без прошлого и все друг друга любят. Вот мы с тобой в конце концов оказались здесь, и все, что мы можем, это пустить корни в этой почве и построить себе дом. — Она посмотрела на него, и такими усталыми и грустными были ее чудесные глаза, что Трейсу стало совсем невмоготу. — Всю мою жизнь я нигде не могу прижиться, — продолжала она ломким от боли голосом, и эта боль проникла Трейсу в душу и сжала ему сердце. — Я так устала от этого. Устала искать место, которого нет.

У Трейса в горле встал ком размером с бейсбольный мяч, и он еле проглотил его. Да что он за человек? Маме переезд дался нелегко. Он знал, что ей пришлось вынести в Атланте с этим козлом Броком и его грязной ложью. А сам он как мотал ей нервы своей дурью, наркотиками, идиотскими выходками? Он знал, какие гнусности говорят про маму в Стилл-Крик, знал, сколько она надрывалась на работе, пытаясь сделать из «Клэрион» что-то стоящее. А теперь кто-то разорил ее кабинет и напал на нее. Да уж, у нее точно своих проблем хватает, и на черта ей еще выслушивать его нытье и вытирать ему сопли, будто он — малыш, неспособный даже шнурки завязать самостоятельно.

— Мамочка, прости, — яростно моргая, прошептал он. Слезы, пропади они пропадом, жгли глаза. Мужчина не должен плакать в такое время. Особенно перед собственной матерью.

Элизабет смотрела на сына, и у нее щемило сердце. Она не могла вспомнить, когда Трейс не старался быть старше и самостоятельнее, чем полагалось ему по возрасту. Она как сейчас видела: вот он стоит перед нею, пятилетний малыш, смотрит на нее снизу вверх сквозь слишком большие для худого личика очки и убеждает не волноваться, если он будет ходить в детский сад один. Сколько всего хотелось ей сказать ему — напомнить, что она любит его, попросить прощения за детство, которого у него просто не было… Но слова застряли в горле.

Так ничего и не сказав, она обняла его, прижала к себе, пользуясь его неожиданной покладистостью, чтобы хоть немного побыть рядом с ним.

— Ты устал, — промолвила она, как в детстве, проводя большим пальцем по его щеке, чтобы разгладить складку в уголках губ. — Наверно, пришел вчера поздно.

— Ага.

— Что делал?

Он уже смотрел в сторону.

— Ничего.

И все. Тонкая ниточка понимания порвалась, как ни старалась Элизабет удержать ее. Подавив вздох, она решила больше не нажимать на сына, а радоваться, что была вместе с ним хоть несколько минут. И это немало: сколько месяцев такого не случалось.

Она пошла в ванную, под горячий душ, опустошила запас воды в нагревателе до последней капли, а когда вышла, Трейса уже не было. На его месте за кухонным столом, вытянув длинные ноги, сидел Дэн с банкой кока-колы. В джинсах и тяжелых ботинках, в голубой джинсовой рубашке с аккуратно закатанными по локоть рукавами он выглядел донельзя притягательно.

— Ты взял отгул? Надоело гоняться за преступниками? — спросила Элизабет.

— Нет. У меня через час встреча с Игером. Поймав ее взгляд, он лениво поднялся со стула. Элизабет не тронулась с места. Он подошел совсем близко, слишком близко, запустил руку ей в волосы, погладил по затылку уверенной, хозяйской рукой (странно, почему это ее не возмутило) и спокойно спросил:

— Ты в порядке?

Глупый вопрос. Элизабет с некоторым усилием кивнула, хотя никакого порядка в себе не ощущала. Ее влекло к мужчине, любить которого ей нельзя, она хотела того, чего не могла иметь, а весь мир вокруг нее сходил с ума. Какой уж тут порядок, что тут правильного.

«Это», — подумала она, когда Дэн склонился к ней и поцеловал в губы. Его поцелуй не был ни долгим, ни крепким, но дарил такое ощущение близости и родства, что у Элизабет захватило дыхание и учащенно забилось сердце.

Дэн отстранился от нее, кашлянул и протянул не вполне твердую руку к столу, где с ночи все еще лежал пистолет.

— Я думала, ты его заберешь, — заметила Элизабет при виде «Пустынного орла».

— Я и хотел, — проворчал Дэн, поглядывая на нее с некоторым беспокойством, — но потом подумал, вдруг ты увела у Брока целый арсенал, а это — игрушка по сравнению со всем остальным, и решил, что правильнее будет дать тебе несколько уроков стрельбы.

— Представь себе, я умею стрелять, — подбоченив-щись, сообщила Элизабет. — Там, где я выросла, этот навык считался жизненно необходимым.

— Все так, но ведь из этого пистолета ты никогда не стреляла, верно?

Она взглянула на дырку в потолке.

— Не считая вчерашней ночи? Нет, ни разу.

— Так я и думал. Идем.

Они вышли во двор, где Дэн уже успел соорудить мишень. У ветхой стены хлева он сложил несколько больших брикетов сена, а к брикетам прикрепил большую, в человеческий рост, бумажную фигуру с ухмыляющейся физиономией и пистолетом на изготовку.

— Мы не случайно встаем лицом на восток, — объяснял он, заряжая пистолет. — К востоку от твоего дома ничего, кроме лугов, нет. Мы ведь не хотим, чтобы случайная пуля задела какого-нибудь малыша у Хауэров.

Элизабет посмотрела на запад, туда, где за полем виднелась ферма Аарона. Во дворе было полно народу, и издалека их разноцветные одежды казались брошенным на зеленую траву домотканым лоскутным одеялом, волнующимся под легким ветерком.

— Что у них там такое, праздник?

— Воскресная служба. Все утро ублажают души, а потом весь день — желудки.

— Если б мне пришлось все утро слушать проповеди, пожалуй, у меня пропал бы аппетит, — заметила Элизабет. — Послушай, можно тебя спросить кое о чем?

— Можно, хотя, зная тебя, могу предположить, что ничего хорошего не выйдет, — ответил он, вставляя магазин обратно в пистолет.

Элизабет бросила на него сердитый взгляд.

— Очень смешно. Нет, я серьезно. Что случилось с семьей Аарона? Он говорил мне, что его жена умерла, но ведь у них были еще дети?

— Были, — нахмурился Дэн. — Две девчушки, Анна и Джемма. Обе трагически погибли около года тому назад. Сири с дочками навестили соседку, которая толькочто родила, и возвращались домой. Была ночь. Аарон не пожелал — и до сих пор не хочет — прикрепить на фургон светоотражатель, потому что это против закона. Водитель до последней секунды не видел их, а потом было уже поздно.

Он вздохнул, тряхнул головой, будто желая прогнать из памяти ту жуткую ночь. В ушах до сих пор звучали стоны бьющейся в предсмертных конвульсиях кобылы, которую он сам пристрелил, чтобы не мучилась; перед глазами стоял безутешный Аарон, бледный, ничего не понимающий в своей скорби. Он никого не слушал и все пытался взять на руки обмякшие, окровавленные тела дочерей.

— Сколько буду жить, не забуду ту ночь, — задумчиво произнес Дэн. — Ничего ужасней этого в нашем округе не бывало, включая убийство и увечья.

Элизабет не ответила. Она опять смотрела вдаль, за поле, наблюдая, как амманиты исполняют свой воскресный ритуал. Все это было похоже на сцену из фильма о прошлом веке: фургоны, распряженные лошади у коновязи, женщины в батистовых чепчиках и длинных платьях снуют между столами, прислуживая мужчинам и детям, а ветерок играет их длинными юбками. Они хотели жить по-своему, отдельно от всех, но даже Аарон, несмотря на то, что произошло с ним самим, все-таки установил какую-то связь между собственным миром и миром «англичан». Впрочем, так или иначе, эти два мира ежедневно соприкасались.

— Ты готова?

Голос Дэна оторвал Элизабет от размышлений о непонятной цивилизованным людям, обособленной и мирной жизни общины амманитов. Она взяла протянутый им пистолет, надела наушники — и мир звуков оказался совершенно отрезанным от нее. Вторую пару наушников Дэн надел сам и встал позади Элизабет. Он заставил ее поставить ноги на ширину плеч, распрямить спину, собственноручно проверил, правильно ли она держит оружие, затем, не убирая рук, вместе с нею поднял пистолет на уровень груди и, удовлетворенный ее стойкой, отступил назад. Элизабет покосилась на него через плечо. Он кивнул.

Слегка пожав плечами, она повернулась к мишени, совершенно не понимая, зачем все эти приготовления. Подумаешь, большое дело — выстрелить по мишени. Ей приходилось стрелять, и не раз. Если Дэн ждет, чтобы она опозорилась, как какая-нибудь дурочка из Миннесоты, которая толком и не знает, как держать в руках оружие, то будет разочарован.

Она приосанилась, зажмурила левый глаз, прицелилась в своего бумажного противника и выстрелила.

Пистолет, как живой, дернулся у нее в руках. Отдача была настолько мощной и неожиданной, что Элизабет вскинула руки и, не удержав равновесия, была буквально отброшена назад, на Дэна; он поймал ее, обнял, нежно накрыв большими ладонями ее побелевшие от напряжения, вцепившиеся в рукоятку «Пустынного орла» пальцы.

Элизабет не могла вымолвить ни слова, только беззвучно раскрыла рот и расширенными от изумления глазами смотрела на Дэна. Ничего себе отдача: эта штука чуть не выскочила у нее из рук; такого с ней никогда не бывало, а ведь ей случалось стрелять и из обреза.

— Господи, — пробормотала она. Дэн снял с нее наушники, и теперь они висели на шее, как большой воротник.

— Теперь понимаешь, почему я не хотел, чтобы ты целилась куда попало? — заметил Дэн, один за другим разжимая ее занемевшие на рукоятке пальцы. Элизабет прислонилась к нему, чувствуя, как противно дрожат колени. — Эта пушка для тебя великовата. Посмотри, как заклинило обойму, а она должна выдвигаться свободно. Так бывает, если у тебя не хватает сил крепко держать пистолет при стрельбе. — Он осторожно вытащил пустую обойму ее руками. — А пока ты не заменишь ее, пистолет стрелять не сможет. В настоящей перестрелке ты бы уже тихо лежала где-нибудь и ни во что не вмешивалась. Нет бы украсть у Брока какую-нибудь игрушку поменьше.

— Хороший мой, — обиженно протянула Элизабет, проводя пальцем по дулу, — когда крадешь у мужчины символ его мужской состоятельности, надо брать самый большой, иначе какой в этом смысл?

— Наденьте наушники, мисс Фрейд, — насмешливо прищурился Дэн.

Он снова встал у нее за спиной, поднял пистолет, не отнимая своих рук от ее, и выпустил длинную очередь в мишень. В воздухе едко запахло порохом, а грудь бумажного врага просто исчезла. В самой середине мишени зияла огромная дыра, откуда торчали клочья сена.

Элизабет содрогнулась при мысли о том, что могли сотворить эти пули с живым человеком, с Дэном, если бы прошлой ночью он не повалил ее на пол.

Дэн неторопливо снял наушники. Элизабет сорвала свои и швырнула в траву.

— Я могла тебя убить!

Он склонил голову набок и ехидно улыбнулся.

— Да уж, какая была возможность, а ты оплошала.

— Заткнись! — вспылила она. — Не знаю, почему я вообще должна о тебе беспокоиться.

— Потому что я тебя люблю.

Смысла в этом не было никакого, но такова была ужасная правда. Уже второй раз в жизни с ней сыграло злую шутку ее фатальное влечение к мужчинам, которые совершенно ей не подходят.

— С мужчинами я больше дела не имею, — пробормотала она.

У нее был такой растерянный вид, она настолько разочаровалась в себе, что Дэн едва сдержал улыбку. Все-таки у нее в руках оружие. Стоит ее еще немного разозлить, и она, чего доброго, застрелит его.

Надо ехать, — неохотно бросил Дэн, нарушая молчание. — Вчера ночью кто-то уч инил разгром в «Шефер моторс». Гарт говорит, что это Трейс.

ГЛАВА 17

Трейс сидел у стола в комнате для допросов, мечта умереть на месте. Ему случалось и раньше попадать в переплеты, давно, еще в Атланте, причем, если разобраться там было намного круче: его поймали за рулем угнанной машины с граммом кокаина в кармане. И все равно, так дерьмово он себя никогда не чувствовал. Тогда ему хотелось только позлить Брока, опозорить его, заставить потратиться. Он был совсем еще дурак, и эти неприятности для него были сродни героизму, но теперь он не видел в них ни малейшего смысла.

Мать ждала в кабинете шерифа. Проходя через приемную, Трейс видел ее в окно. Такой огорченной и рассерженной ему не доводилось видеть ее даже в тот день, когда она пришла сказать ему, что им придется съехать из Стюарт-Тауэр. А шериф Янсен сидел за столом напротив и просто смотрел на него — молчал и сверлил своими холодными голубыми глазами, не промолвив ни слова за пять минут. Странно, никогда прежде Трейс не подумал бы, что такое молчание в десять раз хуже всякой ругани.

Поерзав на стуле, он принялся разглядывать свои сцепленные на коленях руки. Ох, вцепиться бы в горло Керни Фоксу, будь он рядом. Будь он проклят, этот Керни, с его вечным «не напрягайся, оттянись». Единственный, на ком сейчас хотелось оттянуться Трейсу, был именно Керни. Одно дело — сломать почтовый ящик, но бить машины — это уж слишком. Трейс и не собирался, но Керни засмеял его, обзывал маменькиным сыночком, сосунком, трусом. А теперь он влип, и Янсен знал это, знал, хотя доказать не мог. Правда, от этого Трейсу было почему-то ничуть не легче.

— Алиби у тебя не очень убедительное, Трейс, — мягко сказал Дэн. Впрочем, опровергнуть его слова он тоже не мог: ни одного свидетеля разгрома в «Шефер моторс» найти не удалось. Трейс утверждал, что был с Керни Фоксом, а Керни — что был с Трейсом, и все улыбался своей самодовольной, гаденькой улыбочкой. Но тут Дэн даже не сомневался: и Трейс, и Керни лгали.

Он пробежал глазами заявление Гарта Шефера. У двух новых автомобилей, стоявших рядом с мастерской, выбиты стекла. Эти два и еще пять подержанных сильно поцарапаны ножом или другим острым предметом, повреждена эмаль. После звонка Шефера Дэн ожидал как минимум вдвое большего ущерба, но и этого так просто спускать нельзя. Закон есть закон. Никто в округе Тайлер не смеет нарушать его безнаказанно.

Дэн медленно, глубоко вдохнул и так же медленно выдохнул, не сводя глаз с Трейса Стюарта. Вчера ночью когда парень пришел домой, он был как комок нервов, да и накануне, когда отвечал на вопросы по поводу алиби Керни Фокса на время убийства Джарвиса, тоже. А сейчас сидел с таким видом, будто его вот-вот стошнит, будто он ввязался во что-то гадкое и не чает, как выбраться. По словам Элизабет, он хороший, просто у него проблемы. Дэн поймал себя на том, что ему хочется верить Элизабет — в равной мере ради нее самой и ради Трейса.

— Мистер Шефер говорит, что вчера днем ты устроил скандал у него в мастерской. Трейс резко вскинул голову:

— Это ложь! Я пришел туда, потому что искал работу. А он как с цепи сорвался, начал вопить…

— Почему? Почему он повысил на тебя голос?

— Не знаю! Потому что у него не все дома! Я только спросил, не нужен ли ему человек убираться в мастерской и вообще по мелочи, а он стал орать на меня, обзываться, и говорить всякое про мою маму… — Оборвав себя на полуслове, Трейс выпрямился, откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Не надо ничего говорить, надо все отрицать, гнуть свою линию, и тогда, может, все обойдется.

— Что он говорил про маму? — спокойно спросил Дэн.

— Ничего, — буркнул Трейс. Говорить об этом ему не хотелось — больно, стыдно, и вообще это никого не касается.

— Что он сказал? — мягко, но настойчиво повторил Дэн.

Трейс шмыгнул носом и уставился в стену, еле сдерживая бешенство и обиду.

— Он назвал ее шлюхой.

Он произнес это еле слышным, сдавленным от гнева и боли шепотом и багрово покраснел, понимая, что шериф видит, каково ему. Дэн вздохнул, почесал в затылке. Черт, сочувствовать парню нельзя. Он мог бы поспорить на собственный дом: Трейс виноват. Но спокойно сидеть на месте, слушать мальчишку, наблюдать, как он мучается, тоже невозможно. Жалко его, и Элизабет жалко. К тому же Дэн был более чем уверен: настоящий виновник — Керни Фокс. Трейс сердит на весь мир, сбит с толку и несчастлив, но у него явно нет склонности к вандализму. А вот Керни любит заварить кашу и в последний момент ускользнуть. Он только что не смеялся Дэну в лицо, когда подтверждал алиби Трейса. Трейс не смеялся. Дэн положил руки на стол, подался вперед.

— Такими разговорами кого угодно можно вывести из себя, а?

— Да, сэр, — промямлил Трейс, по-прежнему глядя в одну точку на стене.

— Поневоле захочешь отплатить тому, кто это сказал. Мальчишка плотно сжал губы и продолжал смотреть в стену. Густые черные ресницы трепетали, как крылья колибри, чтобы сморгнуть слезы.

Дэну хотелось рвать Гарта Шефера зубами за то, что начал все это. Чего он ждал, говоря такое об Элизабет в лицо ее сыну? Чем думал? Вдруг вспомнилось то, что написала Элизабет. Злобный. Бешеный нрав.

— Мужчина должен уметь быть выше таких вещей, Трейс, — мягко сказал он. — Можно, конечно, и мстить, но тогда, скорее всего, окажешься по уши в дерьме. Я понятно говорю?

— Да,сэр.

— А будешь болтаться с Керни Фоксом, рано или поздно вообще загремишь в тюрьму. И что тогда скажут люди о тебе и твоей маме?

Трейсу с трудом верилось, что люди могут сказать что-либо гаже того, что уже говорят, но намек он понял хорошо. Можно либо подняться над сплетнями, либо опуститься до них.

— Ты еще ищешь работу?

— Нет,сэр.

Дэн удивленно приподнял бровь.

— Уже нашел?

— Нет, сэр. Уже везде спрашивал.

И никто не взял парня на работу, потому что его мать — красивая женщина, но разведена, потому что она из Техаса, а не из Стилл-Крик, потому что она носит джинсы в обтяжку и ездит на вишнево-красном «Кадиллаке» с откидным верхом. Дэн медленно выдохнул воздух. Эти Стюарты заставили его взглянуть новыми глазами на родной городок, и, как оказалось, гордиться особенно нечем.

— Тяжелой физической работы не боишься? — спросил он.

Трейс покосился на него с явным подозрением, гадая, не вербуют ли его в миннесотскую мафию.

— Нет, сэр.

— Отлично. — Дэн отставил стул, встал. — Приходи завтра с утра, часов в десять. Я набрал команду ворошить сено, и лишняя пара крепких рук не помешает.

Трейс вскочил, не веря своим ушам. Он ждал, что Янсен начнет клещами вытягивать из него признание и, не добившись, упечет в камеру на ближайшие несколько лет, а ему предлагают работу!

— Сэр… я… — сбивчиво забормотал он, потому что мысли явно опережали слова. — Я ничего не смыслю в такой работе, — брякнул он и тут же покраснел как рак. Нечего сказать, произвел впечатление на работодателя. Молодчина, Трейс. Теперь давай, разинь пасть и засунь туда кулак, да поглубже. Янсен едва заметно улыбнулся:

— Для такой работы особого ума не надо — хватило бы сил. Докажи, что умеешь исполнять, что велят, и трудиться как мужчина, и, может статься, я найму тебя на все лето.

Трейс так истово кивнул, что чуть не уронил с нос очки.

— Да, сэр. Спасибо, сэр. — Едва не перекувырнувшие через голову, он бегом обогнул стол, протянул было рук Дэну, но спохватился и сначала вытер потную ладонь джинсы. — Буду вкалывать как вол, сэр. Честное слово.

Дэн крепко, без колебаний, пожал парню руку. Гарт Шефер, конечно, будет вопить на всех углах, что на эту шпану нет никакой управы и все им сходит с рук. Может, близость с Элизабет туманила ему голову и мешала вершить правосудие, но, по глубокому убеждению Дэна, задачей правосудия как раз и было дать еще один шанс мальчишке, оказавшемуся на неверном пути.

Элизабет поставила «Кадиллак» во дворе, прямо напротив окна кухни, без единого слова выключила мотор, вытащила из замка ключи и бросила их в сумку; с минуту посидела, придирчиво разглядывая лак на ногте указательного пальца, и, громко хлопнув дверцей, вышла из машины.

Трейс поежился. У него возникло ощущение, что допрос у шерифа Янсена — дружеская беседа по сравнению с тем, что ждет его сейчас. Мать не сказала ему ни слова. И шерифу Янсену тоже. Недобрый знак. Вообще мать поговорить любит. Когда молчит, значит, просто копит силы для решительного часа. Молчание мамы — как затишье перед ураганом, недолгий период зловещего спокойствия, за которым последует взрыв гнева.

Трейс вылез из машины, но в дом зайти не спешил. Он поднял верх «Кадиллака» — вдруг пойдет дождь, обошел автомобиль кругом, проверив все четыре шины — как и все женщины, мама о таких мелочах никогда не думает. На передней двери увидел одну большую вмятину и еще много мелких по всему кузову с той же стороны. Наверно, от нападения… При мысли об этом ему стало нехорошо. Лизнув палец, он попытался затереть слюной поцарапанную краску.

— А как быть с машинами Гарта Шефера? Так же? Мамины слова хлестнули по барабанной перепонке, как удар кнута. Она стояла на крыльце, уперев руки в бока, и глаза ее метали молнии. Трейс нервно сглотнул:

— Нет, мэм.

Он пошел к дому, волоча ноги, будто подошвы кроссовок были отлиты из свинца. Мать вошла первой, хлопнув Дверью прямо у него перед носом. Она ждала его в кухне — именно ждала, потому что запустила сумкой через всю комнату, только когда он показался на пороге. Пролетев мимо него, сумка шлепнулась о холодильник и упала на пол, а Трейс подскочил от неожиданности.

— Черт бы тебя побрал, Трейс, как ты мог? — выкрикнула Элизабет, чувствуя, как ярость кипит и клокочет внутри. — Как ты мог так с нами поступить? Сначала ты хнычешь, как тебе хреново живется, а потом идешь и творишь вот такое? Господи, и ты еще ждешь, чтобы люди нормально к тебе относились, а сам связался с худшим в шести окрестных округах отребьем, по ночам таскаешься с ним, калечишь чужие машины и еще бог знает чем занимаешься!

Трейс молча пожал плечами, повесил голову.

— Мы приехали сюда, чтобы все начать сначала, — продолжала она, положив руки на пояс, чтобы не поддаться соблазну схватить сына за плечи и вытрясти из него душу. — Я вкалываю по-черному, выбиваюсь из сил, чтобы на абсолютно пустом месте создать какой-то дом для нас с тобой. А ты что делаешь? Бежишь из дома и заводишь себе дружков вроде этого Керни Фокса! Пока ты светски беседовал с шерифом, я заглянула в его дело. Как думаешь, каково мне было, когда я прочла, что он был арестован за хранение наркотиков с целью продажи? — Вздрогнув от внезапно нахлынувшего страха, Элизабет закусила губу, тряхнула головой и заходила по кухне. — Трейс, если ты опять принимаешь, то…

— Не принимаю! — срываясь на крик, воскликнул Трейс. Мало ему достается за то, в чем он действительно виноват, так еще… — Господи, сколько можно повторять, я соскочил!

— Тогда чем вы занимаетесь, когда шатаетесь неизвестно где по ночам?

— Он мой друг…

— С такими друзьями тебе и враги не нужны. Посмотри, во что он тебя впутал!

— А может, я сам все придумал, — с вызовом возразил Трейс, воинственно подняв подбородок. — Это тебе в голову не приходило? Может, мне не понравилось, что старый говнюк Шефер называл тебя шлюхой в моем присутствии, и потому я попортил ему парочку машин?

Элизабет крепко зажмурилась, закрыла лицо руками. Это она во всем виновата. Во всем с начала и до конца. Она разозлила Шефера, а Трейс пытался защитить ее честь совершенно недопустимыми, ужасными методами, потому что она — никудышная мать и ничему другому его не научила. Если б она воспитала его правильно — если б у него был отец, — если б не ее полное неумение разбираться в мужчинах…

— Так что опять я вляпался, — с горечью подытожил Трейс. — Уж это-то я умею, верно?

— Трейс…

— Нет, нет, все так и есть, — возразил он. Чувства, дремавшие в самом темном, самом печальном уголке души, оформлялись в слова, удивлявшие его самого не меньше, чем мать. — Я самый настоящий ублюдок, — произнес он, не вполне веря посетившему его озарению и горестно качая головой, — с первого дня жизни. Мой папаша выгнал тебя из-за меня, и с тех пор все пошло наперекосяк.

— Солнышко мое, это не правда, — прошептала Элизабет. Слова застревали у нее в горле.

— Еще какая правда, — вздохнул Трейс. — Ты вышла за Бобби Ли из-за меня, а он тебя бросил. Потом ты с ним развелась и оказалась одна с маленьким ребенком, и, наверно, потому не встретила приличного человека, что ни один мужик не хочет возиться с чужим отродьем. Да и Брок не бросил бы тебя, если б не я. Я ему никогда не был нужен, а когда еще начал доставлять беспокойство, он нас вышвырнул за дверь.

— Трейс, миленький…

— Лучше бы мне не рождаться, — пробормотал он. И, прежде чем она успела разубедить его, повернулся и выбежал из кухни. Спрыгнув с крыльца, он со всех ног помчался к лесу. Он не знал, куда бежит, зачем бежит, просто должен был что-то сделать со своей яростью, отчаянием, с болью, которая росла внутри, распирала грудь, грозя разорвать его на части. Добежав до леса, он пустился вглубь по старой, заросшей кустами тропке, спотыкаясь о коряги, обдирая лицо и руки о ветки и сучки, и не останавливался, пока в легких не начало жечь, а футболка не прилипла к спине.

Тогда он сбавил темп и прошел еще немного вперед сунув руки в карманы джинсов. В лесу было прохладно и темно, приятно пахло свежими листьями и землей. Пульс постепенно успокаивался, кровь перестала реветь в ушах и Трейс начал различать звуки — резкий крик голубой сойки, вспорхнувшей с ветви дуба, деловитое чириканье воробьев, быстрый шорох по коре коготков двух белок, игравших в салки на стволе граба.

Пройдя еще, он набрел на прогалину вокруг рухнувшего ствола старого клена, вскарабкался и сел, чтобы спокойно подумать.

От бешеного бега ему стало несколько легче, буря внутри утихла. Он сидел на стволе, вслушиваясь в негромкие звуки леса и чувствуя себя так, как будто перед ним распутье, а в лицо ему беспощадно светит прожектор. Можно продолжать валять дурака, что он всю жизнь и делает, вести себя как недоумок, всех разочаровывать, — а можно взять себя в руки и начать поступать по-мужски. Как говорил Янсен, выбор за ним самим, и выбирать надо сейчас, пока не поздно.

Трейс не знал, сколько он так просидел. Из оцепенения его вывел треск веток. Кто-то пробирался через лес; Трейс обернулся на звук как раз в тот момент, когда на прогалину вышла черная лошадка с белой звездочкой на лбу, и сердце так и подпрыгнуло у него в груди, потому что он увидел, кто сидит в седле. Та девочка, с которой он говорил в участке, а потом видел на стадионе. Она сидела во втором ряду, и он слышал, как кто-то назвал ее по имени — Эми. Такое имя у нее и должно быть — милое, солнечное. Оно идет к ее улыбке.

На поле он не решился подойти к ней поближе: она была окружена друзьями, как и положено такой девушке, а Трейс болтался у боковых линий и злился, что никого здесь не знает и сыграть ему не с кем. А ведь играет он неплохо, у него хороший удар и реакция что надо. Пожалуй, мог бы произвести на нее впечатление, если б играл, но с кем играть, когда нет знакомых? А потом пришел шериф-да, пришел и повел его, как преступника, и что она тогда подумала?

Увидев его, лошадь прянула назад от испуга, а Эми широко раскрыла глаза от удивления… или потрясения… или, может быть, отвращения, откуда ему знать. Трейс спрыгнул на землю, выпрямился, расправил плечи.

— Извини, — мягко, нараспев произнес он. — Я не хотел пугать твою лошадь.

Эми не сразу обрела дар речи. Она просто не могла поверить: он здесь, в лесу, будто нарочно ждет ее. У нее так колотилось сердце, что, наверное, это было заметно даже под позаимствованной из папиного шкафа безразмерной джинсовой рубахой. Утром она видела его на стадионе. Он стоял у края поля, серьезный и независимый, и наблюдал за происходящим, сунув руки в карманы джинсов. Белая футболка обтягивала широкие плечи. Он — одиночка, бунтарь. Грустный и молчаливый.

— Да ничего, — выдавила она.

Тинкер уже оправилась от испуга и теперь спокойно стояла, наклонив голову набок и пощипывая молодые листочки черники. Эми спрыгнула наземь, оправила свисающую почти до колен рубаху. Она чуть не сгорела со стыда: надо же было одеться так именно в тот день, когда встретит его. Никакой косметики, рубаха на пять размеров больше, чем надо. Наверно, она выглядит лет на двенадцать.

— Прости, если отвлекла тебя от мыслей. Трейс неловко пожал плечами, лихорадочно соображая, как себя вести. Голова думать отказывалась. Он бросил кусок коры, который машинально вертел в руках, вытер ладонь о джинсы и представился:

— Трейс Стюарт.

Эми пожала протянутую руку, пытаясь согнать с губ идиотскую улыбку, что удалось ей плохо. Ни одному из ее знакомых не хватало воспитания, чтобы подать девушке Руку при знакомстве. Это выглядело немного старомодно и ужасно по-взрослому. Рука была большая, теплая и сильная, от ее прикосновения у Эми по всему телу побежали мурашки, и она подумала, что сейчас растает.

— Эми Янсен, — пролепетала она.

— Янсен? — У Трейса чуть не остановилось сердце. Он отпустил руку девушки и отступил на полшага назад. — Как шериф Янсен?

— Он мой отец.

Когда она сообщала, кто ее отец, почти на всех ребят из Стилл-Крик это действовало безотказно. Они смотрели на Дэна Янсена снизу вверх — скорее не из-за того, что он шериф, а из-за его футбольного прошлого. Но у Трейса Стюарта был такой вид, будто она сказала ему, что ее отец — по меньшей мере граф Дракула. Эми прикусила губу. Может, она все-таки не очень испугала его? Идиотка. Должна бы понимать, что бунтарь-одиночка, по определению, должен быть не в ладах с законом. К тому же в первый раз они встретились не где-нибудь, а в участке, да и сегодня папа пришел на стадион ради него, и они ушли вместе, причем оба выглядели неособенно веселыми.

— У тебя с ним какие-то дела? — осторожно спросила она.

Трейс потупился, неловко повел плечом.

— Мм… вроде того. Ну… не то, чтобы… в общем, да. — Сглотнув, он выругал себя болваном, губошлепом, добавил еще несколько нелестных эпитетов. — Он… он предложил мне работу.

Эми вскинула на него расширенные от удивления глаза.

— Правда? — выдохнула она. — Типа информатора или что-то еще?

— Убирать сено, — ответил Трейс, чувствуя себя полным кретином. Умей он хоть как-то врать, уже наплел бы, что его позвали как минимум в секретные агенты. Эми хихикнула, забавно наморщив носик, и у Трейса упало сердце.

— Кажется, у меня слишком живое воображение, — призналась она, надеясь, что он не сочтет ее дурочкой. — Вот и Майк так говорит. Майк — это мой отчим.

— Твои предки в разводе? Кивнув, она привязала лошадь к кусту смородины.

— Вообще я живу в Лос-Анджелесе с мамой и отчимом. А сюда приехала на несколько недель, навестить папу.

— Понятно.

— А ты? — Эми подошла к упавшему стволу, подтянулась и села. — Ты ведь не местный.

Трейс сунул руки в карманы, мысленно проклиная свой тягучий выговор. Стоило ему заговорить, как все вокруг начинали нехорошо коситься. Наверняка и для Эми он уже просто недоумок с Юга. Она, должно быть, думает, что он говорит, как будто блеет.

— Мы здесь недавно, — промямлил он. Мама и я. Мы из Атланты.

Эми лучисто улыбнулась.

— Атланта? Классно. — Она опять улыбнулась, наморщив нос, и стала такой милой, что у Трейса перехватило дыхание. — Мне нравится, как ты говоришь.

У него отвисла челюсть, и он смог только тупо пробормотать:

— Правда?

Она кивнула, потянула вниз полы рубашки, с минуту внимательно изучала его, склоня голову набок. Ее длинные вьющиеся волосы струились, как волшебная блестящая завеса.

— И очки у тебя клевые. Ретро — это вообще здорово, тебе идет.

Трейс расплылся в улыбке, подтянулся на стволе и сел рядом с Эми Янсен. Ему вдруг подумалось, что жизнь, пожалуй, не такое уж дерьмо.

Элизабет сидела на ступеньке крыльца и смотрела на поглотивший ее сына лес.

— Каждый раз, как я думаю, что хуже быть уже не может, меня затягивает еще глубже, — прошептала она, помешивая лед в высоком бокале.

Ей хотелось побежать за Трейсом, но, по здравом размышлении, она решила, что не знает, что сказать ему.

Она посмотрела на запад, туда, где за полем стояла ферма Хауэра. Воскресная церковная служба закончилась. Фургоны разъехались. Ферма казалась воплощением мира и покоя. Вот бы ветерок