КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424176 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 202050
Пользователей - 96184

Впечатления

poruchik_xyz про Крапивин: В ночь большого прилива (Детская фантастика)

Для всех, кто ищет "грязненькие" мысли в произведениях Крапивина: педофил - это не тот, кто детей любит, а тот, кто их трахает! Поэтому говорю всем любителям клубнички: не пачкайте, пожалуйста, своими грязными липкими ручками имя и произведения замечательного детского писателя! С детства зачитывался его произведениями и ни разу у меня не возникло таких гнилых мыслей. Не судите по себе, господа!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ZYRA про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Альтернативная история)

Отстой, кстати и стиль изложения такой же. Добила реакция ГГ на эльфов: "так и хочется подойти и зарядить в красивую дыню, чтоб сбить спесь. А чё? Россия, щедрая душа!"(с) Вот так просто. И довольно показательно. В общем,после прочтения около тридцати процентов книги, дальше ее читать пропало все желание. Стиль подачи событий просто раздражает.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
каркуша про ДжуВик: Мой любимый монстр (Любовная фантастика)

Аннотация производит такое впечатление, что книгу читать как-то стремно. Особенно поразила фраза "огонь из внутри"...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
владко про серию Неизвестный Нилус [В двух томах]

https://coollib.net/modules/bueditor/icons/bold.jpg

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Солнцева: Коридор в 1937-й год (Альтернативная история)

Оценку "отлично", в самолюбовании, наверное поставила сама автор. По мне, так бредятина. Ходит девка по городу 1937 года, катается на трамваях, видит тогдашние машины, как люди одеты, и никак не может понять, что здесь что-то не то! Она не понимает, что уже в прошлом. Да одно отсутствие рекламных баннеров должно насторожить!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Тонкая темная линия (fb2)

- Тонкая темная линия (пер. Ирина Юрьевна Крупичева) (и.с. Моя любовь) 857 Кб, 446с. (скачать fb2) - Тэми Хоуг

Настройки текста:



Тэми Хоуг Тонкая темная линия

Спрячь сердце свое поскорее и ящик запри потайной.

Ангелов прочь прогони, они больше тебе ни к чему.

Демон любви сегодня пришел как раз за твоею душой.

О боже мой.

Жанна Apден Ричардс

ПРОЛОГ

«Любовь, страсть, желание, гнев, ненависть… Какие сильные чувства, обжигающие, словно кроваво-красные языки пламени, неумолимые, как не знающая жалости смерть.

Эмоции… Им лучше не поддаваться.

Любовь, страсть, желание, гнев, ненависть порождают насилие.

Они обступают меня со всех сторон, кружатся в стремительном хороводе, все ускоряя свой бег. Я не могу справиться с ними.

Любовь, страсть, желание, гнев, ненависть… Эти слова вспыхивают в моей голове всякий раз, когда мой нож вонзается в ее тело.

Ненависть, гнев, желание, страсть, любовь… Их разделяет только тонкая красная линия».

ГЛАВА 1

Ее тело лежало на полу. Тонкие руки раскинуты в стороны ладонями вверх. Смерть. Холодная, жестокая, странно близкая. В серебристом свете луны застывшие ручейки крови казались черными. Мольба о пощаде застыла на ее губах под леденящим дуновением смерти.

Жертвой убийцы стала Памела Бишон, тридцати семи лет, разведенная, мать девятилетней девочки. Ее обнаженное, выпотрошенное тело найми в пустом доме в Пони-Байу. Преступник прибил ее ладони гвоздями к полу, а ничего не видящие глаза Памелы смотрели сквозь прорези украшенной перьями карнавальной маски.


Все в зале встали при появлении судьи, достопочтенного Франклина Монохана. Он олицетворял собой правосудие. И ему было дано право решать.

Слева от прохода расположился Ричард Кадроу – защитник обвиняемого. Высокого роста, седой, сутулый, словно жажда правосудия сожгла все излишки плоти и принялась за мускулы. Но пристальный взгляд и сильный голос опровергали его кажущуюся уязвимость.

Крупный мужчина с аристократической внешностью, Смит Притчет, окружной прокурор, занимал обычное место справа. Во время процесса его золотые запонки пускали солнечных зайчиков, стоило ему протестующе воздеть руки.

Негодующие возгласы волной прокатились по залу суда, когда Монохан зачитал свой вердикт. Колечка с аметистом не было в списке вещей, которые предполагали обнаружить при обыске в доме обвиняемого. Следовательно, его нельзя приобщить к делу в качестве улики.

Взбудораженная публика устремилась из здания суда мимо массивных колонн в дорическом стиле, вниз по широким ступеням. В центре людского водоворота оказались ключевые фигуры только что завершившегося драматического процесса.

Смит Притчет мрачно смотрел на ожидающий его темно-синий «Линкольн» и отделывался короткими «без комментариев» от словно сошедших с ума журналистов. Ричард Кадроу же, напротив, был оживлен и словоохотлив.

Как только пресса окружила обвиняемого и его защитника, в голове Анни Бруссар вспыхнуло короткое слово: «Тревога». Как и другие помощники шерифа, она до последнего надеялась, что Кадроу не удастся сбросить со счетов такую улику, как кольцо с аметистом, принадлежавшее Памеле Бишон. Они все верили, что в этот день репортеры будут суетиться вокруг прокурора Смита Притчета.

Из рации раздался хриплый голос сержанта Хукера:

– Савой, Маллен, Прежан, Бруссар, отсекайте этих чертовых журналюг. Обеспечьте дистанцию между Кадроу, Ренаром и толпой, пока дело не кончилось потасовкой.

Анни стала пробираться сквозь поток людей, держа руку на дубинке и не сводя глаз с Маркуса Ренара. Он стоял рядом со своим адвокатом, и ему было явно не по себе от всеобщего внимания. Ничем не примечательный мужчина, спокойный, скромный, он работал архитектором в фирме «Боуэн и Бриггс». Не красавец, но и не урод. Начинающие редеть каштановые волосы были аккуратно причесаны, а карие глаза казались чересчур крупными на худощавом лице. Маркус Ренар ссутулился, съежился и выглядел бледной тенью своего защитника, который охотно отвечал на вопросы журналистов.

– Некоторые назовут решение судьи Монохана пародией на правосудие, – громко произнес Кадроу. – Но единственными, кто издевался над правосудием в этом зале, были представители шерифа. Их так называемое расследование стало настоящей травлей моего клиента. Два первых обыска в доме мистера Ренара не дали ничего, что могло бы связать его с убийством Памелы Бишон.

– Вы хотите сказать, что шериф и его помощники подтасовали улики? – поинтересовался один из репортеров.

– Мистер Ренар стал жертвой опрометчивых действий детектива Ника Фуркейда. Вам всем известна его репутация. Это настоящий фанатик. Детектив Фуркейд, как утверждают, нашел пресловутое кольцо в доме у моего подзащитного. Выводы делайте сами.

Прокладывая себе дорогу в группе журналистов, Анни увидела Фуркейда. Он стоял на несколько ступеней ниже адвоката, и камеры телеоператоров тут же поймали его в кадр. Лицо Ника Фуркейда превратилось в каменную маску, глаза прятались за зеркальными стеклами солнечных очков. Губы плотно сжимали сигарету. Об этом человеке ходили легенды. В управлении поговаривали, что он не совсем в своем уме.

Ник Фуркейд ничего не ответил на оскорбительные намеки Кадроу, и все-таки появилось ощущение, что воздух между ними наэлектризовался. Все напряженно ожидали развития событий. Фуркейд вынул сигарету, бросил ее и с силой выпустил дым из ноздрей. В следующую секунду он уже устремился к Ренару вверх по лестнице. Толстый сержант рванулся за ним, ухватил детектива за край рубашки, но ткань выскользнула у него из пальцев.

– Ты убил ее! Ты убил мою девочку! – Хантер Дэвидсон, отец Памелы Бишон, размахивая одной рукой, бежал вниз по ступеням к Маркусу Ренару. В другой руке он держал револьвер сорок пятого калибра.

Мощным плечом Фуркейд оттолкнул Ренара в сторону, схватил Дэвидсона за запястье и вывернул ему руку. Прозвучал выстрел, пуля ушла в небо, кто-то испуганно закричал. Анни налетела на Дэвидсона справа, слева его пытался скрутить Фуркейд. Колени Дэвидсона подогнулись, и все трое тяжело покатились вниз по каменной лестнице. У Анни Бруссар перехватило дыхание, когда она ударилась о бетонные ступени, а сверху на нее навалились все.0 тяжестью два здоровых мужика.

– Он убил ее! – зарыдал Дэвидсон. Его сильное тело обмякло. – Этот ублюдок разделал ее, как мясную тушу!

Анни с трудом выбралась из-под него. Ей было очень больно, но она подумала о том, что никакая физическая боль не может сравниться с тем, что пришлось пережить этому человеку. Анни осторожно ощупала пульсирующую шишку на затылке, потом взглянула на руку и увидела кровь.

– Возьми это, – негромко приказал Фуркейд, протягивая ей оружие Дэвидсона. Нахмурившись, он нагнулся над Дэвидсоном и положил ему руку на плечо. – Сожалею. Будь моя воля, я бы не стал вам мешать, – проворчал Фуркейд.

Анни поднялась и поправила бронежилет, надетый под, форменную рубашку. Хантер Дэвидсон был хорошим человеком, честным и трудолюбивым. Убийство дочери потрясло его, а безнаказанность убийцы подвела обычно спокойного человека к этой опасной черте. И вот сегодня вечером Хантер Дэвидсон окажется в тюрьме, а Маркус Ренар проведет ночь в собственной постели.

– Бруссар! – раздраженно окликнул ее сержант Хукер. Над Анни нависла его некрасивая, поросячья физиономия. – Давай мне пистолет. И нечего тут стоять и пялиться. Иди к машине и открой эти чертовы дверцы.

– Слушаюсь, сэр! – Не слишком твердо держась на ногах, Анни двинулась в обход толпы.

Все внимание пишущей братии теперь сосредоточилось на Дэвидсоне. Операторы и фотографы толкались, стремясь запечатлеть убитого горем отца. Микрофоны нацелились на Смита Притчета.

– Вы откроете дело, мистер Притчет?

– Мистер Притчет, какого рода обвинения вы собираетесь выдвинуть?

Окружной прокурор свирепо оглядел репортеров:

– Поживем – увидим. Расступитесь, пусть полиция, делает свою работу.

– Дэвидсон не смог добиться правосудия в зале суда, поэтому решил взяться за дело сам. Вы чувствуете свою ответственность, мистер Притчет?

– Мы сделали все, что смогли, на основании имеющихся у нас доказательств.

– А доказательства-то хлипкие, верно?

– Не я их собирал, – отрезал окружной прокурор и пошел обратно в здание суда. Его лицо стало таким же багровым, как предвещающий ветер закат.

Прихрамывая, Анни преодолела последнюю ступеньку и открыла дверцы полицейской машины, стоящей у тротуара. Фуркейд подвел к ней рыдающего Дэвидсона в сопровождении четверых полицейских. Толпа следовала за ними, словно гости на свадьбе, провожающие счастливых молодоженов в свадебное путешествие.

– Ты сам запрешь его, Фуркейд? – поинтересовался Хукер, когда Дэвидсон уселся на заднем сиденье.

– Черта с два! – огрызнулся детектив, захлопывая дверцу. – Сам его запирай.

Хукер покраснел, но не сказал ни слова, когда Фуркейд пересек улицу, уселся в потрепанный черный «Форд» и отъехал в противоположном от окружной тюрьмы направлении.

ГЛАВА 2

– Он виновен, – убежденно сказал Ник. Не обращая внимания на предложенное ему кресло, он беспокойно мерил шагами тесный кабинет шерифа.

– Тогда почему же у нас на него абсолютно ничего нет, а, Ник?

Шериф Огюст Ф. Ноблие, или попросту Гас, сидел за своим рабочим столом. Толстый, с «пивным» животом, он изо всех сил старался создать атмосферу спокойствия и благоразумия, хотя казалось, что сами эти понятия просто ненавистны детективу Фуркейду. Гас Ноблие занимал этот пост в течение пятнадцати лет, три срока подряд. Шериф любил свою работу и хорошо с ней справлялся. И только последние шесть месяцев, что у него проработал Фуркейд, он вдруг начал испытывать постоянные приступы изжоги.

– У нас есть это чертово кольцо, – возразил Фуркейд.

– Но ты же знал, что оно не числилось среди вещей, которые должны были искать при обыске.

– Какие глупости! Мы же его нашли!

– И вовсе это не глупости, – осадил его Гас. – Мы говорим о правилах, Ник. Иногда мы обходим их, порой нарушаем. Но мы не можем делать вид, что правил вообще не существует.

– Так что же, черт побери, мы должны были делать? – В вопросе Фуркейда прозвучал неприкрытый сарказм, и он выразительно пожал плечами. – Оставить кольцо в доме Ренара, а самим попытаться раздобыть еще один ордер на обыск? – Фуркейд зажмурился и прижал пальцы ко лбу. – Мне сразу показалось, что у Памелы в вещах чего-то не хватает, но как я мог догадаться, чего именно?

– Черт бы тебя побрал, Ник!

От раздражения Гас даже встал с кресла, его лицо залил неестественный румянец. Побагровела даже кожа на голове, просвечивающая сквозь короткий ежик седеющих волос. Благодаря своему внушительному росту шериф на пару дюймов возвышался над детективом, только тот был сложен как боксер-тяжеловес.

– А пока мы гоняемся за собственным хвостом, пытаясь соблюдать правила, – продолжал Фуркейд, – Ренар вполне мог избавиться от колечка, вам не кажется?

– Ты мог оставить там Стоукса и приехать сюда. Почему Ренар так долго хранил кольцо? Мы были в его доме дважды…

– Бог любит троицу.

– Он оказался умнее.

Ник ожидал от шерифа чего угодно, даже оскорблений, но такого не предвидел. Промолчать он не смог.

– Вы полагаете, что это я подбросил кольцо? – поинтересовался он невозмутимо, но его спокойствие не предвещало ничего хорошего.

– Я этого не говорил. – Гас шумно выдохнул воздух.

– Проклятие! А вам не кажется, что если бы я знал, что собираюсь найти, то у меня хватило бы сообразительности внести кольцо в список?

Шериф нахмурился, морщины на большом лице проступили резче.

– Не кипятись. – Гас поднял руку. – Нам всем хотелось, чтобы обвинили Ренара. Я просто пытаюсь объяснить тебе, как это может выглядеть и как все можно извратить. Помни об этом и впредь постарайся держать себя в руках.

Ник вздохнул, отвернулся от заваленного бумагами стола и снова зашагал по кабинету, но уже с меньшей энергией.

– Я детектив, а не специалист по связям с общественностью. У меня есть дело, и я его делаю.

– Но ты не можешь заниматься только Маркусом Ре-наром.

– И что же мне остается делать? Пойти к цыганке? Пусть нагадает мне еще подозреваемых? Или придерживаться нелепой версии, что это убийство – дело рук серийного убийцы, которого поймали четыре года назад?

– Ты не можешь вцепиться в одного только Ренара, Ник, если у тебя нет весомой улики или свидетеля. Это нарушение прав личности, и он подаст против нас иск.

– О Господь милосердный! Он подаст на нас в суд. Этот убийца! – взвился Ник.

– Гражданин! – рявкнул Гас, и его кулак обрушился на стол в пространстве между двумя кипами документов. – Гражданин, обладающий всеми правами и чертовски хорошим адвокатом, чтобы заставить уважать его права.

– Он убийца.

– Только когда ты поймаешь его и докажешь его вину по всем правилам. У меня достаточно проблем в округе, если учесть, что половина жителей верит в воскрешение Душителя из Байу, а вторая требует немедленно линчевать – Ренара, тебя, меня. Этот костерок и так неплохо горит, и мне ни к чему, чтобы ты подливал в него масло.

– Вы хотите, чтобы я вообще бросил это дело, Гас?

Фуркейд нетерпеливо ждал ответа шерифа. Это было его первое серьезное дело после приезда из Нового Орлеана, и оно засосало его, стало делом его жизни. Кое-кто мог бы назвать это одержимостью, но сам Фуркейд не считал, что перешел опасную черту. Его пальцы сжались в кулаки, словно вцепляясь в расследование. Он не мог расстаться с ним.

– Держись в тени, не высовывайся, – обреченно проворчал Гас Ноблие, тяжело опускаясь в кресло. – Пусть на виду будет Стоукс. Не попадайся на глаза Ренару.

– Он убил Памелу, Гас. Ренар хотел ее, а она его нет. Поэтому он преследовал ее, терроризировал. А потом похитил, мучил и убил.

Гас умоляюще поднял руки.

– Любой житель штата Луизиана может считать, что Маркус Ренар убил Памелу Бишон, но, если мы не получим серьезных доказательств его вины, он останется на свободе.

– Дерьмо, – сквозь зубы выругался Ник. – Возможно, мне следовало позволить Хантеру Дэвидсону пристрелить его.

– Тогда бы Хантера Дэвидсона обвинили в убийстве.

– Притчет будет выдвигать обвинение?

– А что ему остается? – Гас взял со стола рапорт об аресте, посмотрел на него и отложил в сторону. – Дэвидсон попытался убить Ренара на глазах пятидесяти свидетелей. Пусть это станет уроком для тебя, если захочешь с кем-нибудь разделаться.

– Я могу идти?

Гас внимательно посмотрел на подчиненного.

– Ты ведь не собираешься никого убивать, Ник?

– У меня есть дела поважнее.

Выражение лица Фуркейда оставалось непроницаемым, по глазам тоже невозможно было ничего прочесть. Желудок Гаса отчаянно потребовал таблетку от изжоги. Он поморщился.

– Не лезь на рожон, Фуркейд. Сейчас модно обвинять полицейских во всех грехах. А твое имя и так у всех на языке.


Анни задержалась у открытой двери в зал для совещаний. Она уже успела сменить пострадавшую во время падения форму на джинсы и футболку, которые хранились на всякий случай в ее шкафчике. Анни попыталась разобрать, о чем же идет спор в кабинете шерифа, расположенном дальше по коридору, но уловила только нетерпеливые, сердитые интонации.

Еще до слушания дела пресса многословно распространялась насчет того, что Фуркейд потеряет работу из-за грубого промаха с ордером на изъятие улик, хотя ни у кого не было никаких доказательств, что именно он подложил кольцо в ящик стола Ренара. Зачем было детективу подбрасывать улику, если она не значилась в ордере на изъятие? Вполне вероятно, что Ренар сам положил кольцо в ящик, так как ему и в голову не могло прийти, что его дом станут обыскивать в третий раз. Те, кто совершает убийства на сексуальной почве, склонны оставлять что-то на память о своих жертвах, будь то безделушка или часть тела. Таковы факты.

Анни, в надежде стать детективом, посещала семинар, посвященный убийствам на сексуальной почве, в академии в Лафейетте за три месяца до убийства Памелы Бишон.

Слайды с мест преступления, показанные им инструктором, казались совершенно ужасными. Такое не могло присниться даже в самом страшном ночном кошмаре. Но вскоре Анни пришлось столкнуться с подобным в действительности – это она обнаружила тело Памелы Бишон.

Помощник шерифа Анни Бруссар взяла выходной как раз в то воскресенье, когда заявили об исчезновении женщины, агента по продаже недвижимости. Утром в понедельник, как обычно, патрулируя улицы, Анни вдруг почувствовала, что ее словно магнитом притягивает к пустому дому в Пони-Байу. Что-то заставило Анни свернуть по заросшей подъездной дорожке к небольшому особняку. Ей вспомнилась статья о том, как часто женщин-риэлтеров вызывают показать дом, а потом насилуют или убивают.

Позади здания в кустах ежевики Анни увидела белый «Мустанг» с откидным верхом. Она узнала машину по описанию, но все-таки проверила, чтобы не оставалось никаких сомнений. Судя по номерам, машина принадлежала Памеле Бишон, пропавшей два дня назад. А в столовой старого особняка Анни обнаружила саму Памелу Бишон… Вернее, то, что от нее осталось.

Даже теперь, стоило ей только закрыть глаза, Анна вновь видела эту сцену. Прибитые гвоздями к полу ладони, изуродованное тело, кровь, маска на лице. Эти ужасные картины все еще будили ее среди ночи, смешиваясь с кошмаром четырехлетней давности.

Анни глубоко вздохнула, отгоняя страшные воспоминания.

Из пакета с уже подтаявшим льдом, который она прикладывала к шишке, по шее и вниз по спине потекла холодная вода. Анна вздрогнула и выругалась сквозь зубы.

– Эй, Бруссар! – Помощник шерифа Осей Комптон, втянув живот, пролез мимо нее в комнату. – Я слышал, ты настоящая ледышка. Что это вдруг лед начал таять?

Анни смерила его мрачным взглядом.

– Вероятно, виноваты твои газы, Комптон.

Осей подмигнул ей, белозубая улыбка осветила темнокожее лицо.

– Ты хотела сказать, мое горячее очарование.

– Ты так это называешь? – поддразнила Анни. – А я-то думала, что это просто пердеж.

Кто-то за ее спиной расхохотался, Комптон засмеялся тоже.

– Ты снова сразила его наповал, Анни, – заметил Прежан.

– Я не подсчитываю очки, – отозвалась она, снова бросая взгляд на кабинет шерифа. – А то мы слишком далеко зайдем.

Через двадцать минут должна была начаться пересменка. Полицейские, заступавшие в вечернюю смену, болтали с дежурившими в дневную до начала оперативки. Случай с Хантером Дэвидсоном стал темой дня.

– Парни, вы бы видели Фуркейда! – сказал Савой. – Ну просто настоящая пантера!

– Ага. Он схватил Дэвидсона вот так. – И Прежан изобразил, как все происходило. – Ну просто цирк!

– А ты где была во время всего этого, Бруссар? – поинтересовался Чез Стоукс, глядя на Анни своими светлыми глазами.

Анни почувствовала, как в ней нарастает напряжение, стоило только им встретиться взглядами.

– Внизу, – хихикнул Маллен по прозвищу Жердь, его маленький рот открылся, обнажая желтые зубы. – Где и положено быть женщине.

– Ну, тебе-то, конечно, лучше знать. – Анни бросила пакет со льдом в корзину для мусора. – В книжке об этом прочитал, а, Маллен?

– Ты думаешь, он умеет читать? – с сарказмом спросил Прежан.

– Он читает «Пентхаус», – предположил кто-то.

– Не-а. – Комптон толкнул Савоя локтем в бок. – Он просто рассматривает картинки и доит своего зверя.

– Иди ты к чертям собачьим, Комптон! – Маллен встал и направился к автомату со сладостями, подтягивая штаны, висящие на тощих бедрах, и роясь в карманах в поисках мелочи.

– Господи, только не доставай его здесь, Жердь!

– Боже мой! – с отвращением пробормотал Стоукс.

Он обладал внешностью, на которую всегда обращают внимание женщины. Это был высокий, атлетически сложенный мулат. Короткие темные вьющиеся волосы, смуглая кожа, изящный нос, чувственный рот, обрамленный аккуратными усами и эспаньолкой. Довершали портрет ярко-голубые глаза, пристально смотрящие из-под густых бровей. Стоукс выделялся среди коллег своеобразной манерой одеваться. Сегодня он облачился в серые мешковатые брюки и футболку навыпуск, украшенную взвившимися на дыбы мустангами, индейскими типи и кактусами. Свою соломенную шляпу Чез надвинул на один глаз.

– Ты стащил это, у Чи Чи Родригеса? – насмешливо поинтересовалась Анни.

– Ну, давай, Бруссар, признавайся, – прошептал он с лукавой улыбкой, – ты ведь хочешь меня. Я прав?

Анни оставила его вопрос без ответа. Ее интересовало другое.

– Где ты пропадал, пока все веселились? Ты ведь работал над делом Бишон не меньше Фуркейда.

Стоукс прислонился плечом к косяку и выглянул в коридор.

– Ник у нас звезда. А мне надо было смотаться в Сент-Мартинвилл. Там взяли моего торговца метадином за управление автомобилем в нетрезвом состоянии.

– И это требовало твоего личного присутствия?

– Я несколько месяцев работал, чтобы поймать эту крысу.

– Если его засадили, стоило ли так торопиться?

Стоукс сверкнул зубами в улыбке.

– Я хотел, чтобы Билли Тибиду числился за мной как можно быстрее.

– Ну, конечно, ты бросил Фуркейда в этом дерьме, чтобы записать Билли Тибиду на свой счет. Да, не хотела бы я быть твоим партнером, Чез.

– Ники уже большой мальчик, без меня обойдется. А вот ты… – Его взгляд вдруг стал тяжелым, хотя улыбка не сходила с лица. – Мне казалось, что мы уже все выяснили, Бруссар. У тебя был шанс. Но я щедрый парень. Я хочу дать тебе еще одну возможность… Вторую попытку, так сказать.

Анни промолчала. У нее на языке вертелся достойный ответ, но она уже знала по опыту, что Чез плохо воспринимает отказ.

Стоукс неожиданно протянул руку и нажал большим пальцем на начинающий наливаться синяк на ее левой скуле. Она отшатнулась.

– У тебя будет синяк, Бруссар, но тебе даже идет.

– Ну и подонок же ты, – пробормотала Анни, отворачиваясь, отлично сознавая, что только она в участке так думает. Чез Стоукс был приятелем для всех… кроме нее.

Распахнулась дверь кабинета шерифа, и оттуда пулей вылетел Фуркейд – зловещее выражение лица, галстук распущен и болтается на коричневой рубашке. Он выловил сигарету из пачки в нагрудном кармане.

– Мы в полном дерьме! – бросил он Стоуксу, не замедлив шага.

– Уже слышал.

Анни смотрела им вслед, пока мужчины шли по коридору. Стоукс работал над этим делом, пока Памела Бишон была еще жива и требовала оградить ее от преследований Ренара. Когда сообщили об убийстве, его не было, но потом он вел расследование вместе с Фуркейдом, правда, оставаясь в тени. Все внимание было сосредоточено только на Фуркейде, так как именно он попал на заметку журналистам. Нелестные эпитеты и отзывы тоже достались только ему, а ведь Фуркейд появился в округе Парту, имея за спиной весьма неблаговидное прошлое. Именно Фуркейд обнаружил пресловутое кольцо. Это ему, а не Стоуксу устроили головомойку после сегодняшнего заседания суда. Чез снова предпочел остаться в стороне.Анни допоздна задержалась на работе, заканчивая рапорт о задержании Дэвидсона. Когда она вышла из здания в 17:06, парковка возле полицейского управления уже опустела, если не считать парочки выпущенных на поруки, моющих новехонькую машину шерифа. Дневная смена отправилась или домой, или на вторую работу, или заняла места в любимом баре.

На какое-то мгновение Анни охватило ощущение обманчивого покоя. Весна наступила неожиданно рано, наполняя воздух сладким запахом цветущих олив и глициний. Старый деловой квартал оживляла пестрота цветов и насыщенная зелень плюща, карабкающегося по чугунным решеткам и деревянным перилам. Витрины магазинов были украшены в честь приближающегося Марди-Гра[1], вторника на Масленой неделе, когда на карнавале веселился весь город.

Но под этим кажущимся спокойствием таилось что-то зловещее, какой-то обнаженный нерв беспокойства. Пока солнце садилось над Байу-Бро, где-то в подступающих сумерках прятался убийца. И это пятнало уязвимую красоту города, как растекающееся по белоснежной скатерти вино.

Смерть проходила по Южной Луизиане и раньше. Воспоминания об этом были еще совсем свежими. Гибель Памелы Бишон воскресила их, вновь пробудила страх и породила сомнения.

Четыре года назад за восемнадцать месяцев в пяти разных округах погибли шесть женщин. Они были изнасилованы, задушены, а потом изуродованы. Убийства прекратились со смертью Стивена Данжермона, выходца из богатой семьи, живущего в престижном районе Нового Орлеана. Расследование вскрыло длинную череду сексуального насилия и убийств, ставших «хобби» Данжермона еще со времени учебы в колледже. «Сувениры» в память о жертвах были обнаружены в его доме во время обыске. К моменту своей смерти Данжермон отрабатывал свой первый срок на посту окружного прокурора Парту.

На короткое время все заговорили о Байу-Бро, но потом дело закрыли, дьявола похоронили, и жизнь вернулась в нормальное русло до трагедии, произошедшей с Памелой Бишон. Теперь все старые страхи возродились вновь, только они стали еще сильнее. Местные жители стали сомневаться, был ли Данжермон на самом деле убийцей, в приступе паники забывая об уликах против него. Погибнув во время пожара, Данжермон так никогда и не сознался в совершенных преступлениях. Некоторые горели желанием обвинить Ренара, потому что лучше видимый демон, чем скрытый. Но несмотря на то, что было на кого указать пальцем, страх все равно не проходил, подогреваемый суевериями, убежденностью в том, что зло творит призрак, что это место проклято.

Анни сама испытала это. Чувства как-то странно обострились, нервы были напряжены, а инстинкты заставляли прислушиваться к каждому шороху по ночам, появилось ощущение собственной уязвимости. Жертвы Душителя из Байу имели весьма сомнительную репутацию. А Памела Бишон вела обычную жизнь, имела хорошую работу, происходила из порядочной семьи… И убийца выбрал ее. Если такое могло случиться с Памелой Бишон, то…

Анни снова ощутила этот дискомфорт, словно что-то сгущалось вокруг нее, как будто воздух вдруг стал плотнее. По спине побежали мурашки, как если бы кто-то смотрел на нее. Она резко обернулась. Маленькое личико с огромными глазами выглядывало из-за руля ее джипа. В машине Анни сидела Джози Бишон.

– Привет, Джози, – поздоровалась Анни, усаживаясь на сиденье пассажира. – Как дела?

Малышка прижалась щекой к рулю и пожала плечами. Это была красивая девочка – прямые каштановые волосы до пояса и карие глаза, слишком задумчивые для ее возраста.

– Ты пришла одна?

– Нет, мы пришли с бабушкой навестить дедушку. А меня не пустили.

– Извини, Джози. У них правила – детей в тюрьму не пускают. Ты слышала о том, что случилось перед зданием суда?

– Об этом говорили по радио, когда я сидела на уроке рисования. Дедушка попытался застрелить человека, который убил мою маму, и его арестовали. Сначала бабушка сказала, что он просто оступился и упал на ступеньках. Она меня обманула.

– Я уверена, что бабушка не хотела тебя обманывать, Джози. Ты только представь, как она сама испугалась. Бабушка не захотела напугать и тебя.

С той минуты, как семье сообщили о смерти Памелы, Джози пичкали полуправдой. Ее отец, дедушки и бабушки, тети и дяди изо всех сил старались удержать ее в коконе неведения, даже не представляя, что их попытки только больнее ранят девочку. Но Анни это понимала. Она отчетливо помнила тот день, когда вернулась из поездки в Диснейленд. Радостная, переполненная впечатлениями, она ворвалась на кухню, громко окликая мать.

Анни сразу же поняла – случилось что-то ужасное. Она до сих пор помнила то сосущее чувство в животе, когда соседка уводила ее с кухни. Она словно со стороны видела себя девятилетнюю, с широко раскрытыми от страха глазами, цепляющуюся за своего новенького Микки Мауса. Пока Анни впервые в жизни путешествовала на каникулах с тетей Фаншон и дядей Сэмом, ее мать покончила с собой.

Анни хорошо помнила, как часто лгали ей люди, руководствуясь самыми лучшими побуждениями, и как чувство отчуждения росло в ней с каждой новой ложью. И это отчуждение она очень долго носила в своей душе.

Когда ведомство шерифа послало своих представителей, чтобы сообщить о случившемся Хантеру Дэвидсону и его жене, Анни сама вызвалась ответить на вопросы малышки Джози. Между ней и девочкой, возможно, почувствовавшей духовное родство, немедленно установилось взаимопонимание.

– Ты могла бы зайти в офис шерифа и спросить меня, – сказала Анни.

– Он действительно пытался убить того человека?

– Твой дедушка, – Анни осторожно выбирала слова, – мог бы это сделать, если бы у него вовремя не заметили оружие.

– Лучше бы он его застрелил насмерть, – объявила Джози.

– Люди не могут сами вершить правосудие.

– Почему? Он убил мою маму и должен быть наказан за это.

– Для этого и существует суд.

– Но судья отпустил его! – воскликнула Джози.

– Только пока, – заверила Анни, надеясь, что это обещание не прозвучит для девочки так же фальшиво, как и для нее самой. – Пока мы не соберем побольше улик против него.

Слезы заблестели в глазах Джози и покатились по щекам.

– Так почему ты не можешь их найти? Ты полицейский, и ты мой друг. Ты говорила, что поможешь! А вместо этого отправила в тюрьму моего дедушку! – Девочка ударила кулачком по рулю и задела сигнал. – Как я все ненавижу!

Джози спрыгнула с сиденья и побежала к зданию. Анни тоже выбралась из джипа и бросилась за ней вслед, но тут же резко остановилась, увидев Беллу Дэвидсон и адвоката Томаса Уотсона, выходящих из боковой двери.

Белла Дэвидсон была потрясающей женщиной – настоящая стальная магнолия. Она поджала губы, стоило ей увидеть Анни. Взяв за руку Джози, Белла Дэвидсон пересекла стоянку.

– У вас потрясающее хладнокровие, помощник шерифа Бруссар, – произнесла она. – Вы отправили за решетку моего мужа, вместо того чтобы посадить в тюрьму убийцу нашей дочери, и теперь разговариваете с моей внучкой, словно имеете право на ее доверие.

– Мне очень жаль, что вы так думаете, миссис Дэвидсон, – ответила Анни. – Но мы не могли позволить вашему мужу застрелить Маркуса Ренара.

– Хантер не дошел бы до такого отчаяния, если бы не ваша вопиющая некомпетентность. Клянусь богом, я сама готова пристрелить этого Ренара.

– Белла! – предостерегающе воскликнул адвокат, поравнявшись со своей клиенткой. – Не говорите такого при свидетелях!

– Ради бога, Томас! Мою дочь убили. Люди сочтут странным, если я не буду говорить так.

– Мы делаем все, что в наших силах, миссис Дэвидсон, – заметила Анни.

– Это и видно. Вы позорите свою форму… Когда надеваете ее, разумеется.

– Я не занимаюсь делом вашей дочери, мэм.

Выражение лица Беллы Дэвидсон стало лишь еще более суровым.

– Что это меняет? У нас у всех в этой жизни есть обязанности, которые выходят за привычные рамки. Вы нашли тело моей дочери. Вы видели это… – Она замолчала и бросила взгляд на Джози. Потом снова повернулась к Анни, в ее темных глазах стояли слезы. – Как вы можете после этого оставаться в стороне?

Белла Дэвидсон мягко привлекла к себе внучку и сокрушенно покачала головой:

– Что-то происходит с этим миром. Никто не хочет ни за что отвечать.

Они пошли прочь, а Джози обернулась через плечо и посмотрела на Анни своими огромными грустными глазами. И на мгновение Анни Бруссар показалось, что это она сама уходит по дороге в печальное прошлое.

ГЛАВА 3

– Так или иначе, мы его поймаем, Ники.

Фуркейд покосился на Стоукса и поднял свой стакан.

– Все считают, что мы уже попробовали это «иначе».

– Да черт с ними, – отмахнулся Стоукс и, сделав большой глоток, поставил стакан на стойку, где перед ними выстроились еще полдюжины пустых. – Мы же знаем, что Ренар тот, кто нам нужен. Мы знаем, что он это сделал. Я прав или нет?

Он хлопнул Фуркейда по плечу и напоролся на ледяной взгляд. Компанейские отношения были в полиции правилом, но у Фуркейда не было времени или сил, чтобы поддерживать их. Он весь сосредоточился на делах и на самом себе – Ник должен был вернуться на прямую дорогу, с которой свернул еще в Новом Орлеане.

– Штат должен был засунуть его член в розетку и зажечь, как рождественскую елку, – пробормотал Стоукс. – А вместо этого судья Монохан отпустил его из-за какой-то дурацкой технической погрешности. Зато Притчет отправил Дэвидсона за решетку. Мир – это просто сумасшедший дом, но, я полагаю, тебе уже об этом известно.

«Ну, разумеется», – подумал Ник, но промолчал, сделав вид, что принял слова Стоукса лишь за философское замечание. Он никогда не рассказывал о том, как ему работалось детективом в Новом Орлеане, и о том случае, после которого ему пришлось уехать из города. Жизнь научила его, что людей на самом деле мало интересует правда. «А если бы кольцо нашел Стоукс, стал бы кто-нибудь подозревать его в том, что он подбросил улику?» Адвокаты умеют взбаламутить грязь, совсем как зубатка, попавшая на крючок на мелководье. А Ричард Кадроу – так это просто царь-рыба среди ему подобных. Нику не хотелось думать, что тот факт, что именно он нашел кольцо Памелы, сыграл на руку адвокату, не хотелось верить, что его участие в деле помешало свершиться правосудию.

Стоукс налил еще из стоящей рядом бутылки виски. Ник выпил и закурил. Посетителей было немного, поэтому Стоукс и предложил зайти в этот бар. Ник с удовольствием выпил бы в одиночестве, но Стоукс работал вместе с ним по делу Бишон, поэтому Ник пошел на уступки – согласился надраться вместе, словно их объединяло что-то еще, кроме работы.

Ему вообще не следовало пить. Этот порок Фуркейд постарался оставить в Новом Орлеане, но он, как и многие другие, последовал за ним в Байу-Бро, словно бездомная собака. Виски медленно закипало у него в желудке, текло по венам, и Нику показалось, что он вот-вот забудет, где находится. Виски – путь к забвению. И он будет чертовски счастлив, когда доберется до заветной цели. Только там Ник Фуркейд перестанет видеть лежащую на полу мертвую Памелу Бишон.

– Я никак не могу забыть того, что он с ней сделал, – пробормотал Стоукс. Его пальцы бездумно отрывали полоски от этикетки на бутылке с пивом. – А ты?

Днем и ночью, наяву и во сне, эти картины не оставляли Ника. Бледность ее кожи, ужасные, страшные раны, делавшие ее такой непохожей на ту полную жизни красавицу Памелу Бишон. И это выражение в ее глазах, смотрящих сквозь прорези маски… Застывший, безнадежный взгляд, полный того ужаса, который невозможно представить тому, кто не смотрел в лицо жестокой смерти.

И как только картина преступления вставала перед ним, Ник немедленно ощущал во рту привкус насилия, которым был наполнен воздух в момент ее смерти. Он накатывал на Фуркейда, словно волна звука, громкого, мощного. Смертоносная ярость, заставлявшая его испытать потрясение и тошноту.

А ярость была его старым знакомым, теперь она бушевала у него в крови.

– Я все думаю о том, что ей пришлось пережить, – продолжал Стоукс. – Что женщина должна была почувствовать, когда поняла… Что он сделал с ней этим его ножом. Господи, – он помотал головой, словно отгоняя не отпускавшие его мозг видения. – Ренар должен за все заплатить, а без этого кольца у нас, считай, ничего и нет. Он уйдет от нас, Ники. Ему сойдет с рук убийство.

Так случается каждый день. Каждый миг подводится черта, и люди исчезают в глубинах смерти. Многие люди никогда не подходят достаточно близко к краю и ничего об этом не знают. Подойдешь слишком близко, и неведомая сила утащит тебя, как отлив.

– Ренар, наверное, сидит себе сейчас в своем офисе и думает об этом, – не умолкал Стоукс. – Он же работал по ночам, ты ведь знаешь. Остальные сотрудники фирмы не выносят его присутствия. Они не могут смотреть на него, зная, что этот мерзавец натворил. Держу пари, что он сейчас сидит и думает об этом.

Архитектурная фирма «Боуэн и Бриггс» располагалась в мрачном кирпичном здании, первый этаж которого занимала контора по торговле недвижимостью «Байу риэлти», чьей совладелицей была Памела Бишон.

– Понимаешь, парень, кто-то ведь должен достать Ренара, – прошептал Стоукс, мрачно косясь на бармена. Тот стоял в конце стойки и увлеченно смотрел по телевизору комедию. – Ты же понимаешь, это справедливо. Око за око.

– Лучше бы Дэвидсон пристрелил его, я не должен был вмешиваться, – пробормотал Ник и снова задумался над тем, почему, собственно, он помешал отцу Памелы? Да потому, что какая-то часть его сознания все еще верила в систему, которая должна была работать. А может, ему просто не хотелось, чтобы темная сторона затянула Дэвидсона.

– С этим подонком может произойти несчастный случай, – предположил Стоукс. – Вот, например, болото. Очень опасное место. Просто берет и глотает людей, понимаешь?

Ник вгляделся в своего напарника сквозь клубы дыма, пытаясь рассуждать здраво, стараясь оценить его слова. Он недостаточно хорошо знал Стоукса. Вернее, совсем его не знал вне службы. У него были только впечатления, какая-то горстка прилагательных, наспех сделанных выводов, потому что Ник не желал тратить на это свое время.

Уголок рта Стоукса дернулся.

– Принимаем желаемое за действительное, черт побери! А разве не так работают в Новом Орлеане? Ловят плохих ребят и топят их в болоте?

– В основном в озере Поншартрен.

Стоукс мгновение смотрел на него, не зная, как отреагировать, потом решил, что Фуркейд пошутил. Он рассмеялся, допил свое пиво, сполз с табурета и стал рыться в кармане в поисках бумажника.

– Пора сматываться. Утром у меня встреча с окружным прокурором, – Чез снова улыбнулся, – а вечером горячее свидание. Горячее и сладкое свидание в постели. Разрази меня гром, если вру.

Он бросил десятку на стойку и хлопнул Фуркейда по плечу.

– Защищай и служи, приятель. Скоро увидимся.

«Защищай и служи», – повторил про себя Ник. Памела Бишон мертва. Ее отец сидит в тюрьме, а убийца гуляет на свободе. Так кого же они сегодня защищали и какой цели служили?


– Притчет вполне подходит на роль убийцы.

– Я бы предложила, чтобы он убил Ренара, – пробормотала Анни, сердито глядя в меню.

– На эту роль лучше подойдет тот, на кого ты молишься, – Фуркейд.

Анни уловила сарказм и нотки ревности в голосе своего спутника и удивленно посмотрела на него. Она ужинала с Эй-Джеем Дусе, которого знала с детства. Эй-Джей, или Андре, как звал его дядя Сэм, был одним из бесчисленного выводка племянников и племянниц тетушки Фаншон и дяди Сэма, родных по крови, а не по воле случая, как она сама. В старших классах школы Эй-Джей взял на себя роль ее защитника. С тех пор он побывал ее другом, потом любовником, потом снова стал другом, пока заканчивал колледж, затем юридический факультет, и наконец занял должность помощника прокурора округа Парту.

– Я вовсе на него не молюсь, – раздраженно парировала Анни. – Просто он лучший из наших детективов, вот и все. А тебе-то какое до этого дело? Наши отношения теперь нечего обсуждать. «Нас» больше не существует. Ты понял меня, Эй-Джей?

– Ты знаешь, как я к этому отношусь.

Анни тяжело вздохнула.

– Не могли бы мы не ссориться сегодня вечером? У меня был просто кошмарный день. Предполагается, что ты мой лучший друг. Так себя и веди.

Дусе нагнулся к ней через маленький, покрытый белоснежной скатертью столик, и пристально взглянул на нее темными глазами. В них была такая боль, что это резануло сердце Анни.

– Ты же знаешь, что я не просто твой лучший друг, Анни. И не надо вешать мне на уши всю эту ерунду о том, что «мы почти что родственники», как ты сделала это в прошлый раз. Ты мне не больше родня, чем президенту Соединенных Штатов Америки.

– Каковым, насколько мне известно, я могу стать, – пробормотала Анни, откидываясь на спинку стула, отступая единственно возможным образом, чтобы не устраивать сцену.

Они и так уже стали предметом обсуждения для других посетителей в уютном зале ресторана «У Изабо». Анни догадывалась, что ее синяк привлек внимание женщины за соседним столиком. Без формы она, вероятно, выглядела как побитая ревнивым любовником подружка, а не как пострадавший на посту полицейский.

– Ну, если на кого Притчету и следовало бы сердиться, так только не на копов, – произнесла Анни. – Всем заправлял судья Монохан. Он мог бы принять это кольцо как улику.

– И дать адвокату повод для апелляции? Ради чего?

Подошедшая официантка прервала их разговор. Она принесла напитки, переводя взгляд с подбитой скулы Анни на лицо ее собеседника.

– Она точно плюнет тебе в рагу, – заметила Анни.

– С чего бы ей думать, что это я тебя так разукрасил? Я могу быть и шустрым адвокатом, занимающимся твоим разводом.

Анни отпила глоток вина и перевела разговор на другое:

– Ренар виновен, Эй-Джей.

– Тогда представьте доказательства, желательно, добытые законным путем.

– Как предписывают правила. Можно подумать, это игра. Джози была не так уж и не права. Я виделась с ней сегодня. Вернее, она пришла с бабушкой, чтобы навестить в тюрьме Хантера Дэвидсона.

– Эта потрясающая миссис Белла.

– Они обе в меня вцепились.

– За что же это? Ведь не ты ведешь дело.

– Да, конечно… – Анни споткнулась в середине фразы, чувствуя, что Эй-Джей не поймет ее чувства по этому поводу. Все на своем месте. Таково кредо Эй-Джея. Каждая сторона жизни должна укладываться в точно отведенное ей место в возведенном им самим шкафу. А в жизни Анни все казалось сваленным в одну большую груду, которую она постоянно разбирала, пытаясь найти смысл. – Так или иначе, я связана с этим расследованием. Я смотрю на Джози и…

На лице Эй-Джея появилось выражение тревоги, черты смягчились. Он был слишком красив. Проклятием мужчин из рода Дусе были квадратная челюсть, высокие скулы и чувственный рот. Уже в который раз Анни пожалела, что между ними не все так просто, как хотелось бы Эй-Джею.

– Это дело оказалось чертовски сложным для всех, дорогая, – сказал он. – Ты и так уже сделала больше, чем должна была.

«У нас у всех в этой жизни есть обязанности, которые выходят за привычные рамки», – сказала миссис Дэвидсон.

Она и так уже вышла за всякие рамки, привязавшись к Джози. Но даже и без малышки, Анни все равно чувствовала бы, как это дело притягивает ее, как зовет ее Памела Бишон из того ада, где находятся неуспокоенные души жертв.

– Возможно, этого дела вообще бы не было, если бы судья Эдмондс воспринял жалобу Памелы всерьез, – сказала Анни, откладывая вилку. – Зачем нужен закон о преследовании, если судьи будут отклонять все жалобы, руководствуясь принципом, что «мужик всегда останется мужиком»…

– Мы уже это обсуждали, – напомнил ей Эй-Джей. – Судья Эдмондс не сомневается, что согласно этому закону скоро нельзя будет даже просто взглянуть на женщину без того, чтобы тебя не сочли преступником. Доводы Памелы в суде никак не тянули на преследование. Ренар приглашал ее на ужин, дарил подарки…

– Он проколол покрышки на ее машине, перерезал телефонный кабель в доме и…

– Но у нее не было доказательств, что все это сделал именно он. Ренар пригласил ее на ужин, она отказалась. Он расстроился, но между плохим настроением и неадекватной реакцией – пропасть.

– Так сказал и судья Эдмондс. Он, вероятно, полагает, что мужчина и сейчас спокойно может дать женщине по голове костью мамонта и утащить ее за волосы к себе в пещеру, – с отвращением ответила Анни. – Но так ведь думает и большинство мужчин, верно?

– Возражаю, ваша честь!

Анни улыбнулась с искренним раскаянием.

– Само собой разумеется, что ты не большинство. Прости, со мной сегодня совсем невесело. Я, пожалуй, не пойду в кино, лучше отправлюсь домой, помокну в ванне, а потом лягу спать.

Эй-Джей протянул руку через стол, его пальцы проскользнули под простой золотой браслет и стали ласкать нежную кожу на внутренней стороне запястья Анни.

– Это не обязательно проделывать в одиночестве, – прошептал он, его теплый взгляд обещал многое. Иногда, когда их чувства совпадали, ему удавалось это обещание выполнить.

Анни убрала руку, притворившись, что ей что-то понадобилось в сумочке.

– Не сегодня, Ромео. Я контужена.


Они попрощались на крохотной стоянке возле ресторана. Анни подставила Эй-Джею щеку, увернувшись от поцелуя в губы. Их расставание только добавило Анни беспокойства, которое она испытывала целый день, словно все в мире пошло наперекосяк. Она уселась за руль своего джипа, включила радио.

– Вы настроились на волну радиостанции «Кейджун» и слушаете наше ток-шоу в прямом эфире. Тема нашего сегодняшнего разговора – противоречивое решение по делу Ренара. На первой линии у нас Рон из Гендерсона. Мы слушаем вас, Рон.

– Я считаю безнравственным, что преступникам в суде предоставлены все права. Ведь у него в доме нашли кольцо жертвы. Негодяя надо отправить на электрический стул!

– А что, если детектив подложил улику? Что будет, если мы не сможем верить людям, поклявшимся защищать нас? На второй линии Дженнифер из Байу-Бро.

– Полиция набросилась на этого парня, ну, Ренара, а что, если он этого не делал? Я слыхала, что у них есть доказательства, что это дело рук Душителя из Байу, только они все скрывают. Я женщина одинокая и до смерти напугана всем этим…

Анни выключила радио. Она частенько находила эту станцию, чтобы узнать общественное мнение. Но мнения по этому делу были такими разными. Одинаковыми оставались только эмоции – гнев, страх и неуверенность. Лист ожидания на установку домашней сигнализации стал очень длинным. Оружейные магазины в округе богатели, наживаясь на людском страхе.

Эти чувства были Анни хорошо знакомы. Несовершенство правосудия сводило ее с ума, как и ее собственная, незначительная роль в происходящей трагедии. Дело в том, что, хотя Анни участвовала в расследовании с самого начала, ей отвели место стороннего наблюдателя. Анни понимала, что никто не пригласит ее принять участие в игре. Она оставалась просто помощником шерифа, и к тому же еще женщиной. Чтобы попасть туда, куда ей хотелось, с того места, где она находилась, надо было преодолеть немало ступеней.

Ночь опустилась на город и принесла с собой влажную прохладу. Широкие полосы тумана поднимались с затона и, словно привидения, бродили по городу. На другой стороне улицы распахнулась черная разбухшая дверь бара «У Лаво», и на пороге появился Чез Стоукс. Голубой неоновый свет ярко очертил его фигуру. Мгновение он постоял на пустом тротуаре, дымя сигаретой и оглядываясь по сторонам, потом бросил окурок в сточную канаву, уселся в свой «Камаро», свернул на боковую улицу, ведущую к затону, и оставил пустое место у тротуара рядом с потрепанным черным пикапом. Это был «Форд» Фуркейда.

Анни это показалось очень странным. Копы Байу-Бро всегда посещали «Буду Лаундж», а не вечно пустующий бар «У Лаво».

Что-то не складывается. Именно эта мысль заставила Анни выйти из джипа. Что бы она ни говорила Эй-Джею в свое оправдание, Ник Фуркейд интересовал ее. А он обращался с ней как с чем-то неодушевленным. Детектив не обижал ее, не оскорблял и не подшучивал над ней. Анни его совершенно не интересовала.

Анни, не глядя по сторонам, перешла улицу Дюма и подошла к бару. Бар «У Лаво» представлял собой подвал с синими стенами и столами и стойкой из красного дерева, почерневшего от времени. Если бы не телевизор в дальнем углу, Анни бы решила, что ослепла, такая в баре царила тьма.

Фуркейд устроился в конце стойки, плечи под поношенной кожаной курткой ссутулились, он не отрывал взгляда от ряда низеньких стаканчиков, выстроившихся перед ним. Ник выдохнул струю дыма и смотрел, как он растворяется в воздухе. Он даже не повернул головы в ее сторону, но, когда Анни подошла, она сразу же почувствовала, что Фуркейд знает о ее присутствии.

Она проскользнула между двумя высокими табуретами и облокотилась на стойку. Большие темные глаза Ника пристально уставились на нее. Никаких следов выпитого виски, ясный взгляд, полный пылающей ярости, которая, казалось, идет из глубин его души. Фуркейд так и не повернулся к ней лицом, и Анни видела его ястребиный профиль. Ник зачесывал черные волосы назад, но одна прядь упала на высокий лоб.

– Бруссар, – напомнила ему Анни, испытывая чувство неловкости. – Помощник шерифа Бруссар. Анни. – Нервным жестом она отбросила назад волосы. – Я… гм… была сегодня у здания суда. Мы вместе свалили Хантера Дэвидсона…

Взгляд Ника скользнул с ее лица на распахнутую джинсовую куртку, на тонкую белую футболку под ней, к юбке в мелкий цветочек, доходящей до середины икр, к удобным теннисным туфлям… И вернулся назад, словно приласкав.

– Вы не в форме, помощник шерифа Бруссар.

– Я не на службе.

– Неужели?

Анни моргнула от такого ответа и от едкого дыма, не слишком уверенная, как ей следует поступить.

– Я была первым полицейским, прибывшим на место смерти Памелы Бишон. Я…

– Я знаю, кто вы такая. Ты что же думаешь, chure, глоток виски вышиб мне мозги? – Он выгнул бровь и хмыкнул, гася сигарету в пластмассовой пепельнице, ощетинившейся множеством окурков. – Ты поступила в полицейскую академию в августе девяносто третьего, работала в департаменте полиции города Лафайетт, пришла в офис шерифа в девяносто пятом. У тебя отличный послужной список, но ты слишком часто суешь нос в чужие дела. Я-то считаю, что это не так уж и плохо, если ты собираешься сделать карьеру, а именно этого ты и добиваешься.

Анни смотрела на него, раскрыв от изумления рот. За все время, что Фуркейд проработал в отделе, она не услышала от него и десяти слов. И она никак не могла представить, что он так хорошо осведомлен о ней. То, что детектив так много знал о ней, ее нервировало, и Фуркейд без труда об этом догадался.

– Я должен был понять, годишься ли ты на что-нибудь или нет. А вдруг ты была знакома с Памелой Бишон? Может, вы встречались с одним и тем же парнем? Или она продала тебе дом со змеями под полом?

– Вы меня подозревали? – изумилась Анни.

– Я всех подозреваю, пока не найду виновного. – Он глубоко затянулся. – А тебя это беспокоит?

Анни изо всех сил постаралась выглядеть бесстрастной:

– Ничуть.

– Нет, беспокоит, – заявил Фуркейд, стряхивая пепел в переполненную пепельницу. – И не отрицай. Послушай, неужели ты меня боишься?

– Если бы я вас боялась, я бы здесь не стояла.

Его губы дернулись в неискренней улыбке, и Фуркейд пожал плечами, словно говоря: «Может, да, а может, и нет». Анни почувствовала, что начинает злиться.

– С чего бы мне вас бояться?

Его лицо потемнело, он резким движением отодвинул низкий стакан.

– А ты разве не слышала, что обо мне болтают?

– Я знаю цену этой болтовне. Наполовину правда, а может, и того нет.

– А как ты определяешь, в какой половине скрыта истина? – поинтересовался Ник. – В этом мире нет справедливости, – негромко заметил он. – Как насчет истинности этого высказывания, помощник шерифа Бруссар?

– Я полагаю, все зависит от восприятия.

– «Справедливость для одного есть несправедливость для другого… Разум одного есть сумасшествие другого». – Фуркейд отпил виски. – Это сказал Эмерсон, американский философ. Ни один репортер не скажет правды о сегодняшних событиях…

– Их слова не меняют факты, – заметила Анни. – Вы нашли кольцо Памелы в доме Ренара.

– Ты не думаешь, что я его туда подбросил?

– Если бы вы подложили кольцо, то обязательно бы внесли его в список улик.

– Верно, Анни. – Он наградил ее задумчивым взглядом. – Анни это сокращенное от какого имени?

– Антуанетта.

– Красивое имя. – Он снова глотнул виски. – Почему ты им не пользуешься? Она пожала плечами.

– Не знаю… Все зовут меня Анни.

– А я не все, Туанетта, – спокойно возразил Фуркейд.

Казалось, он придвинулся ближе, и его улыбка стала шире. Анни показалось, что она чувствует исходящий от него жар, ощущает запах кожи от куртки. Она осознала, что его глаза не отпускают ее взгляд, и велела себе отступить. Но не сделала этого.

– Я зашла сюда, чтобы поговорить о деле, – сказала Анни. – Или Ноблие отстранил вас?

– Нет.

– Я бы хотела помочь, если смогу. – Она подняла одну руку, призывая его дослушать. – Я все понимаю – ведь я всего лишь помощник шерифа, а вы детектив, да и Стоукс не захочет, чтобы я в это влезала, но…

– Ты чертовски плохой игрок, Туанетта, – заметил Фуркейд. – Ты сама называешь причины, чтобы я мог тебе отказать.

– Я ее нашла, – просто сказала Анни. – Я видела, что он с ней сделал. Я до сих пор это вижу. Я чувствую себя… обязанной.

– Ты чувствуешь это. Тень смерти, – прошептал Фуркейд.

Он протянул к ней левую руку и растопыренными пальцами почти коснулся ее. Ник медленно провел рукой у нее перед глазами, над головой, едва коснувшись подушечками пальцев ее волос. По телу Анни пробежала дрожь.

– Здесь холодно, правда? – прошептал Фуркейд.

– Здесь? – пробормотала Анни.

– В стране теней.

Она набрала уже было воздуха в легкие, чтобы сказать Фуркейду, какое он на самом деле дерьмо, но язык не слушался ее. Анни слышала, как где-то звонит телефон, до нее доносился звук работающего телевизора, но она воспринимала только Фуркейда и боль, появившуюся в его глазах.

«Неужели действительно глаза – зеркало души?» – подумалось ей.

– Это вы Фуркейд? – Бармен протягивал Нику телефонную трубку.

Ник встал с табурета и прошел вдоль стойки. Воздух ворвался в легкие Анни, стоило ему только отойти, как будто его аура давила ей на грудь подобно наковальне. Нетвердой рукой она поднесла к губам его стакан и отпила глоток виски. Анни не сводила глаз с Фуркейда, перегнувшегося через стойку и слушавшего то, что ему говорили по телефону. Он напился, это точно. Все знали, что и абсолютно трезвый-то детектив не совсем в себе.

Фуркейд повесил трубку и повернулся к ней.

– Я должен идти. – Он вытащил двадцатку из бумажника и бросил на стойку. – Держись подальше от этих теней, Туанетта, – мягко предупредил ее Ник, и чувствовалось, что он знает, о чем говорит. Его пальцы коснулись лица Анни, дотронулись до краешка губ. – Иначе они высосут из тебя жизнь.

ГЛАВА 4

Ник шел по бульвару, отделяющему дорогу от затона. Руки в перчатках засунуты глубоко в карманы кожаной куртки, плечи ссутулились от холодной ночной сырости. Туман поднимался от воды и проплывал мимо, словно облака, несущие ароматы водорослей и мертвой рыбы. Что-то с бульканьем и всплеском нарушило водяную гладь. Может, окунь, решивший поужинать. Или кто-то от жестокой скуки швыряет камни в воду.

Остановившись около мощного дуба, он прислонился к его стволу и осмотрел берег. Ни одной живой души, ни прохожих, ни машин не было на маленьком разводном мосту в северной части затона. На восточном берегу янтарем светились окна домов. Ночной воздух потяжелел от сырости, грозившей пролиться дождем. А в дождливую ночь ничто не заставит людей без причины бродить по улицам.

Он почти напился. Ник оправдывал себя тем, что пытается заглушить боль, но выпивка только сделала ее острее. Обида и ощущение несправедливости происходящего горячим огнем жгли его изнутри.

Ник Фуркейд закрыл глаза, глубоко вздохнул, выдохнул, пытаясь обрести равновесие, этот глубокий всеобъемлющий покой, которого он с таким трудом добивался. Он так долго работал над тем, чтобы научиться контролировать свой гнев, но ярость все равно прорывалась сквозь его доспехи. Ник столько сил отдал этому расследованию, и вот все его надежды рухнули. Фуркейд чувствовал, как холод окружает его, пробирается внутрь. Тень смерти. Он почувствовал неодолимое желание переступить черту. И какая-то часть его существа отчаянно жаждала покориться этому желанию.

Фуркейд задумался над тем, испытывала ли Анни Брусcap такое же желание, или оно ей совсем незнакомо. Вероятно, нет. Она слишком молода. Двадцать восемь лет. Он в этом возрасте был более опытным и циничным. А вот Анни… Ник видел сомнение в ее глазах, когда говорил о тенях. Заметил он и то, что молодая женщина говорит искренне, рассказывая о том, что чувствует себя обязанной Памеле Бишон.

Верное средство, чтобы сохранить рассудок в отделе убийств, – это сохранять дистанцию. Ничего не принимать близко к сердцу. Не вмешиваться. Не приносить эмоции с работы домой. Не переступать черту. Ник Фуркейд никогда не умел следовать этим советам. И пресловутая черта всегда оставалась у него за спиной.

Преследовали ли тени Памелу Бишон? Видела ли она приближающийся призрак смерти, чувствовала ли ее холодное дыхание на затылке? Фуркейд знал ответ.

Памела жаловалась друзьям на настойчивость Ренара, на мелкие авансы с его стороны. Несмотря на ее категорический отказ, Маркус Ренар начал посылать ей подарки. Потом принялся преследовать. Незначительные акты вандализма против ее машины, ее собственности. Вещи, украденные из ее кабинета, – фотографии, расческа, брелок с ключами.

Да, Памела видела приближающийся призрак, но никто не стал ее слушать, когда она попыталась об этом рассказать. Ни один человек не понял страха Памелы, так же как никто не слышал ее криков, когда женщину истязали в ту ночь на Пони-Байу.

Ник сел на корточки и прислонился спиной к дереву, глядя через пустынную улицу на здание, приютившее фирму «Боуэн и Бриггс». На втором этаже горел свет – Ренар работал за своим чертежным столом. Маркус Ренар был партнером в этой фирме, хотя в названии компании его фамилия и не фигурировала. Он предпочитал проектировать жилые дома, особенно по индивидуальным заказам. Ренар вел замкнутый образ жизни, у него не было постоянной подруги. Он жил с матерью, изготовлявшей карнавальные костюмы и маски, и старшим братом Виктором, страдавшим аутизмом. Семья обосновалась в скромном доме, выстроенном в колониальном стиле, который находился меньше чем в пяти милях от дома, где убили Памелу Бишон. Легко добраться на машине, а еще легче на лодке.

Согласно описаниям людей, знавших Маркуса Ренара и работавших с ним, он был молчаливым, вежливым, совершенно обыкновенным или, может быть, чуть-чуть странноватым. Эта оценка зависела от личности говорившего. Но Ник вспомнил и другую характеристику. Мелочно-дотошный, страдающий навязчивыми идеями, закомплексованный, любящий контролировать, пассивно-агрессивный.

За маской обывателя скрывался совсем другой Маркус Ренар, непохожий на того, кого сослуживцы привыкли видеть каждый день за чертежной доской. Они не смогли распознать сущность своего коллеги, которую Ник Фуркейд ощутил при первой же встрече с ним. Этой сущностью была ярость. Глубоко, очень глубоко внутри, под многими слоями хороших манер, воспитания и маской равнодушной апатии скрывалась бурлящая с трудом сдерживаемая ярость.

Только ярость могла заставить человека вбить гвозди в ладони Памелы Бишон. Неконтролируемая ярость.

В окне на втором этаже погас свет. Повинуясь давней привычке, Ник взглянул на часы, отмечая время – 21:47, и проверил улицу в обоих направлениях. Никого. Принадлежащий Ренару «Вольво» пятилетней давности стоял у бокового выхода на скрытой мраком стоянке между зданием фирмы и антикварным магазинчиком.

Скоро Ренар сядет в машину и отправится домой к мамочке, брату и своему хобби – проектировать и создавать изысканные кукольные домики. Этим вечером он уснет в своей постели, и ему приснятся кошмарные, но приносящие эйфорию сны, которые снятся только тем, кому сошло с рук убийство.

Ник перешел улицу и прижался к стене здания, чтобы его не было видно из высоких окон первого этажа. Обмотав руку носовым платком, он вывернул лампочку над дверью и забросил ее подальше.

Фуркейд услышал, как скрипнула дверь, как Ренар пробормотал что-то сквозь зубы, потом начал безуспешно щелкать выключателем. Затем раздались шаги на бетонных ступенях. Прозвучал тяжелый вздох, и дверь закрылась.

Ник дождался, когда Ренар поравняется с ним.

– Ничего не кончилось, Ренар, – негромко произнес он.

Ренар шарахнулся в сторону. Его лицо побелело от ужаса, а выпученные глаза напоминали сваренные вкрутую яйца.

– Вы не смеете преследовать меня, Фуркейд, – заявил Маркус Ренар, но дрожь в голосе делала смешной его попытку казаться храбрым. – У меня есть права.

– Да неужели? – Ник выступил из темноты, его руки в перчатках свободно висели вдоль тела. – А как насчет Памелы? У нее разве не было прав?

– Я никого не убивал, – проблеял Ренар, нервно оглядываясь по сторонам. – У вас ничего нет против меня.

Ник сделал к нему еще шаг.

– У меня против тебя есть все, что требуется. Ты – кусок дерьма, твоя вонь не дает мне дышать.

Ренар, защищаясь, поднял руку. Его так трясло, что ключи от машины, звякнув, упали на асфальт.

– Оставьте меня в покое, Фуркейд. Вы пьяны!

– Точно. – Улыбка прорезала лицо Ника, словно ятаган. – Я к тому же еще и злой. И что ты сделаешь? Позовешь полицейского?

– Только троньте меня, Фуркейд, и вашей карьере крышка, – пригрозил Ренар, пятясь к машине. – Вы недостойны значка детектива. Ваше место в тюрьме.

– А твое – в аду.

– На каком основании? На основании улики, которую вы сами мне подложили? Это вас надо отправить за решетку, а не меня.

– Ты так считаешь? – пробормотал Ник, приближаясь к нему. – Ты решил, что тебе можно преследовать женщину, мучить ее, потом убить и остаться на свободе?

– У вас ничего нет против меня, детектив. И никогда не будет. Вы пьяница и подонок, Фуркейд. И клянусь, если вы хоть пальцем меня тронете, я вас уничтожу.

И тут Ник увидел перед собой другое лицо из прошлого, заслонившее Маркуса Ренара. Он услышал издевательский смешок: «Вы никогда не докажете мою вину, детектив. Она была обыкновенной шлюхой…»

– Ты убил ее, сукин сын! – Фуркейд не знал, с кем именно он сейчас говорит, с убийцей из прошлого или с Маркусом Ренаром.

– Вы не смеете прикасаться ко мне!

– Черта с два, еще как смею.

Ярость Ника вырвалась из-под контроля, и его кулак обрушился на лицо Маркуса Ренара.


Анни вышла на улицу из магазина «Быстрая покупка» с коробкой шоколадного мороженого. Ее совесть была неспокойна. Она могла бы, разумеется, купить мороженое и в семейном магазине тети и дяди, но на сегодня с нее было достаточно общения, и продолжительная беседа с дядей Сэмом стала бы последней каплей. Он непременно пустился бы в рассуждения по поводу процесса над Ренаром, а потом перешел бы на ее сложные взаимоотношения с Эй-Джеем. Стоило только Анни представить себе это, как у нее еще сильнее разболелась голова. Ей просто захотелось купить мороженого, побаловать себя. Она совсем не хотела думать об Эй-Джее, Ренаре, Памеле Бишон или Нике Фуркейде.

Анни слышала много историй о неукротимом детективе из Нового Орлеана. Все говорили о его жестокости. Вокруг нераскрытого дела об убийстве несовершеннолетней проститутки во Французском квартале ходило множество слухов. Фуркейда без всяких оснований обвиняли в подтасовке улик.

«Держись подальше от этих теней, Туанетта… Иначе они высосут из тебя жизнь». Совет отличный, но если она хочет заниматься этим делом, то он никуда не годится. Потому что Фуркейд и убийство Памелы Бишон взаимосвязаны.

Анни завела мотор джипа и свернула к затону. Она включила «дворники», чтобы влага не оседала на ветровом стекле. Остановившись, как предписывал дорожный знак, Анни автоматически посмотрела, нет ли поблизости машин. И тут же увидела черный пикап с вмятиной на левом заднем крыле. Машина Фуркейда была припаркована перед мастерской по ремонту обуви, закрывшейся еще два года назад.

Анни выключила фары и сидела, не шевелясь, мотор продолжал работать. Что привело сюда Ника Фуркейда? Большинство домов вдоль улицы пустует… Но здание фирмы «Боуэн и Бриггс» расположено всего в двух кварталах южнее.

Анни пустила машину на малой скорости и проехала вперед. Она увидела здание конторы, но там не светилось ни одно окно. И ни одна машина не стояла на улице. Шериф снял наблюдение за Ренаром после окончания слушания дела.

Она остановила джип около здания компании «Робишо электрик», выключила мотор, нашла фонарь в куче разного хлама под передним пассажирским сиденьем. Может быть, Фуркейд решил сам продолжать наблюдение. Но если так, он бы не стал парковать свою машину в двух кварталах отсюда.

Анни достала револьвер «сикзауэр р-225» из объемистой сумки-рюкзака и засунула его за пояс юбки, потом вышла из машины, настороженно оглядываясь по сторонам.

Услышав первый же звук удара со стоянки возле здания фирмы, она ускорила шаг.

– Вот черт! – Анни достала револьвер, включила фонарь и побежала.

Инстинкт гнал ее вперед, заставляя забыть о правилах. Ей следовало вызвать патруль. Ведь она слышала звуки ударов еще до того, как вбежала на темную стоянку. У нее при себе не было даже документов, так как значок остался в машине. Но ничто не могло заставить Анни замедлить шаг.

– Стоять, полиция! – крикнула Анни, направляя яркий луч на два темных силуэта.

Фуркейд прижал Ренара к машине и молотил его, как боксерскую грушу. Тяжелый удар слева заставил Ренара повернуть голову к Анни, и она задохнулась, увидев, как кровь заливает ему лицо. Архитектор бросился к ней, раскинув руки, и дико закричал, словно раненое животное. Глаза казались белыми, а изо рта брызгали слюна и кровь. Фуркейд остановил его ударом в живот и снова пригвоздил к «Вольво».

– Фуркейд! Прекрати! – рявкнула Анни, бросаясь к нему, пытаясь оттащить его от Маркуса. – Ты его убьешь! Перестань! Хватит!

Ник отмахнулся от нее, как от назойливой мухи, и челюсть Ренара хрустнула под его кулаком.

– Прекрати! – Используя тяжелый фонарь, как дубинку, она ударила Фуркейда по почкам, один раз, другой. Когда Анни занесла руку для третьего удара, детектив развернулся к ней, готовый дать сдачи.

Анни быстро отклонилась назад и направила фонарь прямо в лицо Фуркейду.

– Стоять! – приказала она. – Иначе буду стрелять!

– Убирайся! – прорычал Ник. Его лицо было страшным, глаза, казалось, ничего не видели, угол рта конвульсивно подергивался.

– Это помощник шерифа Бруссар! Назад, Фуркейд, я не шучу!

Он не двинулся с места, но на лице его появилось неуверенное выражение. Ник с сомнением огляделся по сторонам, и стало ясно, что он пришел в себя и совершенно не понимает, где он и как тут оказался. А Ренар рухнул на четвереньки на асфальт, его вырвало, и он потерял сознание.

– Господи, – прошептала Анни и снова обратилась к Фуркейду: – Стой, где стоишь!

Присев на корточки возле Ренара, она сунула револьвер за пояс, потом нащупала сонную артерию. Пульс Ренара бился сильно и ровно, он был жив, но потерял сознание, и, вероятно, к счастью. Его лицо выглядело как кусок сырого мяса, а нос превратился в лепешку. Анни вытерла испачканные кровью пальцы о его пиджак и поднялась. Колени у нее дрожали.

– О чем, черт побери, ты думаешь? – Она повернулась к Фуркейду, снова держа в руках револьвер.

Ник смотрел вниз, на Ренара, скорчившегося на тротуаре, словно видел его впервые. Красный туман постепенно рассеивался, оставляя у него ощущение тошноты.

– Что ты собирался сделать? – спрашивала его Анни Бруссар. – Убить его и выбросить в болото? Неужели ты считал, что его никто не хватится? Ты думал, что тебя никто не заподозрит? Господи, ведь ты же полицейский! Предполагается, что ты служишь закону, а не вершишь правосудие собственноручно! – Она втянула воздух сквозь стиснутые зубы. – Судя по всему, мне придется поверить в самое плохое, что о тебе говорят, Фуркейд.

– Я… Я пришел сюда только для того, чтобы поговорить с ним, – пробормотал Ник.

– Неужели? Что ж, из тебя вышел просто отвратительный собеседник.

Ренар застонал, задергался и снова отключился. Ник закрыл глаза, отвернулся и потер лицо руками. Ему в нос ударил запах крови Ренара, въевшийся в кожу перчаток.

– Это дело никогда не кончится, – прошептал он.

– О чем это ты? – требовательно спросила Анни.

«О тенях и темноте, о ярости, которая может поглотить человека целиком», – хотел было ответить Ник. Но молодая женщина ничего об этом не знает, и нет смысла объяснять ей.

– Иди и вызови «Скорую», – обреченно сказал Ник. Анни переводила взгляд с него на Ренара и обратно, словно взвешивая «за» и «против».

– Все в порядке, Туанетта. Обещаю не убивать его в твое отсутствие.

– Надеюсь, ты простишь меня, если при данных обстоятельствах я не поверю ни единому твоему слову. – Анни вновь посмотрела на Ренара. – Он никуда не денется, а ты пойдешь со мной. И кстати, – добавила она решительно, – ты арестован. Ты имеешь право хранить молчание…

ГЛАВА 5

– Ты не можешь арестовать Фуркейда, он же детектив, – брюзжал Гас, расхаживая возле своего письменного стола.

Дежурный сержант вызвал шерифа с ужина в клубе «Ротари», где тот поглощал калории в жидком виде и пытался пропускать мимо ушей язвительные замечания членов клуба, не довольных исходом суда над Ренаром. Гас выпил всего полпинты «Амаретто», но ему казалось, что у него настолько повысилось давление, что голова вот-вот лопнет.

– О чем, черт тебя дери, ты думала? – поинтересовался он.

Анни не могла прийти в себя от изумления.

– Фуркейд напал на человека! Я видела все собственными глазами! Ренар выглядит так, словно его лицо попало в мясорубку.

– Твою мать! – выругался Ноблие. – Ведь говорил же я Нику, предупреждал! Где он сейчас?

– В комнате для допросов.

Анни с трудом смогла отправить его туда. Не то чтобы Фуркейд сопротивлялся, но Родригес, дежурный сержант, а потом Дега и Питр, помощники шерифа, не давали ей покоя:

– Арестовать Фуркейда? Дудки. Мы своих не арестовываем. Это какая-то ошибка. Что он натворил? Ущипнул тебя за задницу? Ты говоришь, что он избил Ренара? Господи, да мы должны за это наградить его медалью!

В конце концов Фуркейд прошел мимо них и сам засел в комнате для допросов.

Шериф рысцой протрусил мимо Анни к дверям. Она торопливо пошла за ним, пытаясь держать себя в руках.

Дверь в комнату для допросов была широко распахнута. Родригес стоял в дверях и смеялся, обмениваясь шутками с кем-то, кто был внутри. Его усы, словно гусеница, извивались над верхней губой.

– Эй, шериф, мы тут подумали – может, Ника украсить серпантином?

– Заткнись! – рявкнул Гас и, словно бык, ринулся мимо стойки дежурного в комнату для допросов, где на стульях развалились Дега и Питр. На маленьком столике стояли стаканчики с дымящимся кофе. Фуркейд сидел в дальнем конце, Он курил сигарету и держался особняком.

Гас злобно оглядел своих подчиненных.

– Вам больше нечем заняться? За что, интересно, я вам плачу деньги? А ну убирайтесь отсюда! И ты тоже! – бросил он Анни. – Езжай домой.

– Домой? Но… Но, шериф, – Анни начала заикаться, – я же все видела. Я…

– Он тоже там присутствовал. – Ноблие указал на Фуркейда. – С тобой я поговорил, теперь собираюсь побеседовать с ним. Есть какие-то проблемы, Бруссар?

– Нет, сэр, – натянуто ответила Анни. Она посмотрела на Фуркейда, ей очень хотелось поймать его взгляд, увидеть… А что, собственно, она хотела увидеть? Анни и сама не знала этого.

Гас оперся руками на спинку свободного стула, ожидая, когда у него за спиной закроется дверь.

– Что вы можете сказать в свое оправдание, детектив? – наконец спросил шериф.

Ник смял окурок в пепельнице, услужливо пододвинутой ему Питром. А что ему было говорить? Он не мог объяснить свой поступок, мог только извиниться.

– Ничего, – ответил Фуркейд.

– Ни-че-го? – по слогам повторил Ноблие, словно ему встретилось незнакомое слово. – Посмотри на меня, Ник.

Фуркейд послушался и не знал, что лучше – ответить на разочарование во взгляде шерифа или не делать этого. Эмоции всегда доводили его до беды. Последний год своей жизни он изо всех сил старался держать их железной хваткой в самой глубине души. Сегодня вечером они выбрались на свободу, и вот вам результат.

– Я очень рисковал, принимая тебя на работу, – спокойно заговорил Гас. – Я сделал это, потому что знал твоего отца, и я перед ним в долгу. Я сделал это и потому, что поверил тебе, когда ты поведал об этой истории в Новом Орлеане. И мне казалось, что здесь ты сможешь отлично работать. И чем же ты отплатил мне? – Шериф повысил голос. – Ты испортил следствие и чуть не убил подозреваемого, так? Тебе лучше найти слова в свое оправдание, или, клянусь богом, я больше не буду за тебя заступаться! Зачем ты пошел к Ренару? Что ты вообще делал в той части города?

– Пил.

– Здорово! Отличный ответ. Ты выскочил из моего кабинета вне себя от ярости и пошел заливать горе спиртным! – Ноблие с грохотом придвинул стул к столу. – Как нам теперь с этим разбираться? Я могу сказать, что ты вел наружное наблюдение.

– Вы сказали журналистам, что сняли наблюдение.

– К черту прессу! Я сказал им то, что они хотели услышать. Если я скажу, что ты наблюдал за Ренаром, это оправдает твое пребывание там и покажет, что я полностью доверяю тебе. Но что произошло дальше? Он спровоцировал тебя?

– А какое это имеет значение? – спросил Ник. – Никому и дела нет, что Ренар убийца и суду следовало бы прокомпостировать ему билет в ад.

– Да, суду следовало бы, но судья этого не сделал. Потом Хантер Дэвидсон попытался его убить, но ты помешал ему. Выглядит все так, словно ты сам хотел с ним расправиться.

– Я знаю, как это выглядит.

– Это выглядит как нападение, и это еще самый простой вариант. Бруссар считает, что я должен отправить тебя за решетку.

Бруссар! Ник вскочил, гнев снова закипел в нем.

– И вы это сделаете? – спросил он.

– Нет, если меня не вынудят обстоятельства.

– Ренар выдвинет обвинения.

– Можешь держать пари на свои яйца, что он это непременно сделает. – Гас потер лицо и про себя подумал, что лучше ему было заниматься геологией все эти годы. – Он же не какой-нибудь бомж, которого можно сунуть головой в толчок и выбить из него признание, зная, что никто не обратит внимания на его жалобы. Ренар завтра же заявит о нападении. – Шериф тяжело упал на стул. – И все-таки, мне бы очень хотелось, чтобы ты довел дело до конца и скормил его крокодилам.


– Ты что здесь все крутишься, Бруссар? – поинтересовался Родригес. Почти лысый, коренастый, он стоял за стойкой дежурного и с важным видом перебирал бумаги, словно его самого не выставили из комнаты для допросов.

Анни вызывающе посмотрела на сержанта.

– Я офицер, арестовавший Фуркейда. Я должна отправить арестованного в камеру, написать рапорт о задержании и предъявить доказательства.

Родригес фыркнул.

– Дорогуша, никто никого арестовывать не будет. Фуркейд сделал то, что всем хотелось сделать в этом округе.

– Последний раз, когда я заглядывала в уголовный кодекс, нападение на человека еще считалось противозаконным.

– Не было никакого нападения. Свершилось правосудие. Вот так-то.

– Точно, – вмешался Дега. – А ты только помешала, Бруссар. Почему ты не позволила ему довести дело до конца?

– Совершенно верно, – вмешался Питр, направляясь к ней и отстегивая от ремня наручники. – Вероятно, нам надо арестовать тебя, Бруссар, за препятствие правосудию.

– Воспрепятствование должностному лицу, находящемуся при исполнении обязанностей, – добавил Дега.

– Я полагаю, что в данном случае просто необходим личный досмотр, – предложил Питр и взял Анни за локоть.

– Пошел ты к черту, Питр! – Она резко вырвалась. На лице Питра появилась похотливая улыбочка.

– С тобой куда угодно, ягодка!

– Ишь, тоже мне, губы раскатал!

– Шериф велел тебе отправляться домой, Бруссар, – вмешался Родригес. – Ты не выполняешь приказ начальства. Хочешь, чтобы я составил рапорт?

Анни посмотрела на дверь комнаты для допросов, не зная, что предпринять. Правила диктовали одно, а шериф приказал совсем другое. Молодая женщина отдала бы что угодно, только б узнать, о чем шел разговор за этой закрытой дверью, но никто не собирался посвящать ее в подробности.

– Что ж, – неохотно согласилась Анни, – я займусь бумагами с утра.

Она направилась к выходу, чувствуя, как взгляды сослуживцев буквально жгут ей спину, ощущая их враждебность как нечто вполне осязаемое.

Влажный туман превратился в холодный, назойливый дождь. Анни натянула джинсовую куртку на голову и побежала к машине. Купленное ею шоколадное мороженое давно растаяло и растеклось липкой лужицей. Подходящий конец для подобного вечера.

Анни села за руль, пытаясь представить, что же будет завтра, но ей ничего не пришло в голову. У нее не было исходной точки для подобных размышлений. Она никогда еще не арестовывала коллегу-полицейского.

Пластмассовый крокодил, висящий на зеркале заднего вида, пялился на нее с насмешливой ухмылкой. Анни ткнула его указательным пальцем и смотрела, как игрушка заплясала на нитке. Она бросила взгляд на бумажный пакет, который засунула между сиденьями. Пакет, в котором было ее мороженое. Именно им она воспользовалась, чтобы взять окровавленные кожаные перчатки Фуркейда. Каждую перчатку следовало упаковать отдельно, но Анни использовала то, что оказалось у нее под рукой. Согласно инструкции она должна была сдать улики на хранение и проследить, чтобы их отправили в специальное помещение. Инстинкт подсказал ей, что не стоит сейчас возвращаться в участок с этим пакетом.

Но ведь она и так нарушила правила ради Фуркейда, пошла на уступки, чего никогда не допустила бы по отношению к любому другому человеку. Анни должна была бы вызвать патруль на место преступления, а она этого не сделала. Когда приехала «Скорая», она ничего не стала объяснять приехавшим медикам и отвезла проштрафившегося детектива в участок на своей собственной машине. Анни даже не стала сообщать о случившемся по радио в дежурную часть и никого не предупредила, потому что не хотела, чтобы ее слова услышали другие полицейские.

Анни нарушила должностные инструкции, потому что Фуркейд был копом, и все-таки именно она стала козлом отпущения. Коллеги теперь смотрели на нее так, словно на ее месте оказался враждебный чужак.

Она завела мотор и выехала со стоянки как раз в тот момент, когда на нее свернули две другие машины. Приехали помощники шерифа, которые должны были заступить на дежурство в полночь. Новость о поступке Фуркейда распространится со скоростью лесного пожара. Ее мир вдруг развернулся на сто восемьдесят градусов. Все простое неожиданно стало сложным, все знакомое – незнакомым, все светлое – темным. Анни посмотрела на дождь и вспомнила слова, которые ей прошептал Фуркейд: «Страна теней».

Улицы были пусты, и фонари казались ненужной роскошью. Большая часть из семи тысяч жителей Байу-Бро работала и в будние дни отправлялась спать рано, оставляя веселье на выходные.

Неоновая вывеска «Пиво Дикси» вспыхивала красным светом в окне ночного заведения в так называемой цветной части города. Анни свернула направо у полуразвалившейся заправочной станции, выглядевшей как нечто оставшееся после сурового апокалипсиса из фантастического фильма с ее разбросанными полуразвалившимися машинами и запчастями. Дома вдоль этой улицы выглядели немногим лучше. Жалкие одноэтажные домишки вырастали из земли на покосившихся кирпичных столбах. Они стояли плечом к плечу на крохотных участках земли величиной с почтовую марку.

Анни ехала все дальше на запад, и постепенно владения становились больше, дома приобретали более почтенный и современный вид. В этом районе жил Эй-Джей.

Могла ли Анни обратиться к нему, ведь он работал на окружного прокурора? Теоретически полицейские и прокуратура играли в одной команде на стороне правосудия, но на самом деле они больше враждовали, чем сотрудничали. Если Анни решится перепрыгнуть через голову Ноблие и перейти линию, отделяющую ведомство шерифа от офиса прокурора, ей придется дорого за это заплатить. И Ноблие, и ее коллеги сочтут это еще одним доказательством того, что помощник шерифа Бруссар играет против них.

А если она обратится к Эй-Джею как друг, что тогда? Сможет ли он отделить дружбу от работы, если на чаше весов будет серьезное обвинение против Ника Фуркейда? И вправе ли Анни ожидать этого от него?

Анни нашла место для разворота и поехала в больницу. Избиение Маркуса Ренара было ее делом, пока кто-нибудь не доказал ей обратное. Она должна взять показания у жертвы.

Белое изваяние Богоматери приветствовало широко распростертыми руками каждого, кто приезжал в больницу Милосердия. Прожектора, угнездившиеся в зарослях гибискуса у основания статуи, освещали ее всю ночь, и она казалась маяком, указывающим путь.

Анни оставила машину в красной зоне возле приемного покоя, прикрепив к стеклу значок офиса шерифа. Вооружившись блокнотом, она направилась внутрь, гадая, сможет ли Ренар вообще говорить с ней.

– Мы только что перевели его в палату. – Сестра по имени Жоли провела ее по коридору, сияющему, словно жемчуг, при мягком ночном освещении. – Не знаете, кто его избил? Я бы этого мужика расцеловала.

– Он в тюрьме, – солгала Анни.

Сестра Жоли выгнула аккуратно выщипанную бровь:

– Это еще за что?

Они как раз остановились у двери в палату 118, и Анни подавила вздох.

– Он не спит? Ему давали снотворное? Ренар может говорить?

– Он может говорить, остатки зубов ему не мешают. Обезболивающих ему не давали. – Несколько садистская улыбка изогнула губы медсестры. – Мы не хотим, чтобы симптомы серьезного повреждения головы были смазаны.

Жоли открыла дверь в палату и придержала ее. В комнате стояли две кровати, но занята была только одна. Маркус Ренар лежал, чуть приподняв голову, его лицо напоминало изуродованный плод граната-мутанта. Прошло всего два часа после избиения, но синяки и отеки сделали Ренара неузнаваемым. На одной брови красовался шов. Еще одна полоска швов пролегла по подбородку и нижней губе, словно гусеница-многоножка. В ноздри ему заткнули ватные тампоны, а то, что осталось от носа, было скрыто под повязкой.

– И нет кляпа под рукой, – с сожалением произнесла медсестра. Потом бросила взгляд на Анни: – А вы не могли немного подождать, чтобы тот герой отправил этого ублюдка в кому?

– Я никогда не могла правильно рассчитать время, – с горькой иронией пробормотала Анни.

– Очень жаль.

Анни посмотрела вслед медсестре, возвратившейся на пост.

– Мистер Ренар, я помощник шерифа Бруссар, – представилась она, вынимая ручку и подходя ближе к кровати. – Если это возможно, то я хотела бы записать ваши показания по поводу того, что случилось сегодня вечером.

Маркус изучающе смотрел на нее узенькими щелочками заплывших глаз. Его ангел милосердия. С высокой больничной кровати посетительница казалась маленькой. Джинсовая куртка скрывала очертания фигуры. Женщина была хорошенькой, хотя на скуле багровел синяк, а темные волосы растрепались. Глаза цвета черного кофе с несколько необычным разрезом смотрели очень серьезно, пока помощник шерифа ждала его ответа.

– Вы там были, – прошептал он, преодолевая боль.

– Я должна знать, что произошло до моего появления на стоянке, – пояснила Анни. – Из-за чего произошла драка?

– Нападение.

– Вы хотите сказать, что детектив Фуркейд просто набросился на вас?

– Я вышел… из здания, – произнес Ренар, задыхаясь. Ему наложили такую тугую повязку на ребра, что он с трудом дышал. – Он был там… Сказал, что ничего не кончилось. Ударил меня. Потом еще раз… и еще… Он хотел, чтобы я умер.

Анни подняла голову от блокнота.

– Вряд ли детектив в этом одинок, мистер Ренар.

– Вы не хотели, – сказал Маркус. – Вы… спасли меня.

– Я выполняла свою работу.

– А как же Фуркейд? Он пытался… убить меня.

– Детектив Фуркейд сказал вам об этом?

– Посмотрите на меня.

– Я не могу делать выводы, мистер Ренар.

– Но вы же сказали ему: «Ты его убьешь», – настаивал Ренар. – Вы спасли мне жизнь. Благодарю вас.

– Мне не нужна ваша благодарность, – резко ответила Анни.

– Я не… убивал Памелу. Я любил ее… Как друга.

– Друзей не преследуют.

Маркус поднял палец, чтобы предостеречь ее.

– Выводы…

– Этим делом я не занимаюсь, поэтому могу свободно рассматривать факты и приходить к любым выводам. Вы спровоцировали детектива Фуркейда?

– Нет. Он не соображал, что делает. Он был пьян.

Ренар попытался облизнуть губы, но его язык натолкнулся на пустые места и обломки зубов. Он перевел взгляд на пластмассовый кувшин справа от него.

– Вы не могли бы… налить мне воды, Анни?

– Помощник шерифа Бруссар, – слишком резко поправила его Анни. То, что Ренар назвал ее по имени, вывело Анни из себя. Она не хотела исполнять его просьбу, но у него и так были основания выдвинуть иск против управления. Не стоило усугублять ситуацию из-за ерунды.

Анни положила блокнот на тумбочку у кровати, налила полстакана воды и протянула ему. Костяшки пальцев на правой руке были содраны и сейчас светились оранжевыми пятнами йода. Именно этой рукой он держал нож, когда расправлялся с женщиной, которую, по его собственному выражению, он любил как друга.

Ренар попытался сделать глоток, стараясь не двигать зашитой губой. По подбородку на больничную рубаху потекла струйка воды. Ему было бы легче воспользоваться соломинкой, но сестры не позаботились об этом. Анни подумала, то Ренар просто счастливчик, раз ему не подсыпали отравы в питье.

– Еще раз спасибо, помощник шерифа, – Маркус попытался улыбнуться, и вид у него стал еще более омерзительным. – Вы очень добры.

– Вы собираетесь выдвинуть обвинения? – сухо поинтересовалась Анни.

Ренар как-то странно хрюкнул. Видимо, пытался рассмеяться.

– Детектив пытался меня убить. Да… Я хочу выдвинуть обвинения. Его место в тюрьме. Вы должны помочь мне отправить его туда… помощник шерифа. Вы свидетель.

Ручка застыла в пальцах Анни. Мысль о такой перспективе пронзила ее, словно шомпол.

– Знаете что, Ренар? Я очень жалею, что свернула на ту улицу сегодня вечером.

Он попытался покачать головой.

– Вы… не хотите, чтобы я умер… Анни. Вы спасли мне сегодня жизнь. Дважды.

– Я уже сказала, что сожалею об этом.

– Вы не… ищете мести. Вам нужна… правда… справедливость. Я не плохой человек… Анни.

– Я бы чувствовала себя лучше, если бы так решил суд. – Анни закрыла блокнот. – Кто-нибудь из офиса шерифа к вам еще заедет.

Маркус проводил Анни взглядом, потом закрыл глаза и представил ее лицо. Правильные черты, на подбородке ямочка, кожа цвета свежих сливок и молодых персиков из Джорджии. Ренар вспомнил ее голос – мягкий, чуть хрипловатый. Он подумал о том, что эта женщина могла бы ему сказать, если бы пришла не по долгу службы. Она бы утешила его, посочувствовала ему, и эти слова облегчили бы его боль.

Анни Бруссар, его ангел милосердия.

ГЛАВА 6

Дождь шел стеной, укорачивая свет фар. Ночь стала совсем близкой, обступая машину, словно стенки туннеля. Небо казалось слишком низким, а чересчур тесно стоящие деревья будто нависли над дорогой.

Дженнифер Нолан терпеть не могла работать в вечернюю смену. Но и сидеть дома по вечерам она тоже не любила. Она всего боялась – темноты, звуков во мраке, того, что могло скрываться в темноте. В зеркале заднего вида возник свет фар, и у Дженнифер Нолан перехватило дыхание. Повсюду все только и говорили, что об убийстве и о том, что женщинам небезопасно ходить по улицам ночью. Она слышала, что несчастную Бишон расчленили. В новостях об этом не говорили, но Дженнифер слышала разговоры и верила им. Слухи все равно просачиваются. Как, например, о том, что на убитую надели карнавальную маску. Полиция не хотела, чтобы об этом узнали, но всем все равно все стало известно.

Дженнифер только представила себе ужас, который испытала несчастная жертва, и у нее немедленно начались ночные кошмары. Она даже думать не хотела о карнавале, до которого оставалось меньше двух недель, и все из-за этой маски.

Машина нагнала ее, и страх Дженнифер усилился. Но автомобиль проехал мимо, задние фонари сверкнули в ночи, и у Дженнифер отлегло от сердца. Она включила сигнал поворота и свернула на стоянку трейлеров.

Держа ключ в руке, как учили в журнале «Гламур», она подошла к двери. Необходимо держать ключ наготове, чтобы быстро открыть дверь. Его можно использовать и как орудие защиты, если кто-нибудь набросится на нее из кустов, которые, к несчастью, росли возле ее трейлера.

В гостиной горел свет, создавая иллюзию, что кто-то находился дома весь вечер. Закрыв за собой дверь, Дженнифер повесила жакет на вешалку и схватила с кухонного стола полотенце, чтобы вытереть совершенно мокрые рыжие волосы. Она прошла по трейлеру, зажигая повсюду свет. Дженнифер вела себя достаточно осторожно и входила в комнату только после того, как зажигала свет, чтобы осмотреться. Ее спальня располагалась в конце темного коридора. Все стояло на своих местах, и в шкафу никого не оказалось. На столике возле кровати стоял баллончик с лаком для волос. Она сможет, воспользоваться им, если кто-то ворвется к ней ночью.

Дженнифер поняла, что она в безопасности, страх отступил, уступая место усталости. В подавленном настроении она почистила зубы, сняла джинсы и улеглась в постель в футболке, в которой проходила весь день. «Я живу с дураком» – гласила надпись на ней, а стрелка указывала на пустое место в кровати рядом с ней. Дженнифер была одна. До 1:57 ночи.

Дженнифер Нолан неожиданно проснулась. Когда она попыталась сесть в кровати и закричать, рука в перчатке нанесла ей сильный удар в лицо. Женщина ударилась головой о спинку кровати. Она еще раз попыталась вырваться, но ее остановило лезвие ножа у горла. От ужаса она обмочилась, из глаз потекли слезы.

Но даже сквозь слезы она разглядела нападавшего в слабом свете, просачивающемся сквозь дешевенькие жалюзи. Мужчина навис над ней словно воплощение беспощадной судьбы. Он показался Дженнифер огромным. Она в ужасе уставилась на его лицо, наполовину скрытое карнавальной маской, украшенной перьями.

ГЛАВА 7

Ричард Кадроу умирал. Несмотря на усилия медиков, его тело буквально пожирало само себя. Ему посоветовали оставить практику и посвятить все время лечению, которое все равно не принесло бы результатов. Ричард Кадроу понимал, что его смерть неизбежна. Только работа заставляла его жить. Бросая вызов докторам и своим болезням, он уже умудрился прожить дольше, чем ему предсказывали. Кадроу надеялся, что сражение за Маркуса Ренара даст ему возможность прожить еще месяцев шесть-восемь.

– Моего клиента избил до полусмерти ваш детектив, Ноблие. Какого еще дерьма вы собираетесь навешать мне на уши, чтобы скрыть правду?

Гас молча поджал губы. Его глаза превратились в щелки, когда он метнул яростный взгляд на Кадроу, сидевшего напротив.

– Или вы скажете, что Маркус Ренар сам сломал себе нос и челюсть? И сам выбил себе зубы? Спросите вашего помощника Бруссар. А еще лучше, я сам сделаю это, – сказал Кадроу, поднимаясь с кресла.

Гас решительно встал, его палец угрожающе уперся в адвоката.

– Держитесь подальше от моих людей, Кадроу.

Адвокат стоял на своем:

– Бруссар – свидетель, а Фуркейд – бандит. Он вел себя так же в Новом Орлеане, и вы отлично знали об этом, когда брали его на работу. Поскольку вы не соизволили отстранить Фуркейда от дела Памелы Бишон после его очевидной попытки подложить улику и манипулировать следствием, вы также можете считаться виновным в сговоре с целью нападения на моего клиента.

Гас фыркнул:

– Сговор? Ну-ну, попробуй притащить это в суд, посмотрим, что у тебя выйдет. И можешь выдвигать сколько угодно исков. Ты умрешь в бедности, прежде чем тебе удастся выцарапать хоть пенни из моего ведомства. А что касается остального, то я что-то не помню, чтобы тебя избирали окружным прокурором.

– Смит Притчет выдвинет обвинения еще до того, как ты успеешь переварить тот бекон, что съел на завтрак. Он будет счастлив засадить этого ублюдка Фуркейда за решетку.

– Поживем – увидим, – прорычал Ноблие. – Тебе ничего не известно о том, что случилось вчера вечером, и я не обязан обсуждать это с тобой.

– Это все должно быть отражено в рапорте. – Кадроу с видимым усилием поднял свой кейс. – И черт меня подери, лучше этому рапорту существовать. Бруссар произвела арест, взяла показания у моего клиента, спрашивала, намерен ли он выдвинуть обвинение, Если это не отражено в документах, то тебе придется за это дорого заплатить, Ноблие.

Черты лица Гаса исказились, словно он только что учуял запах полуразложившегося трупа.

– Твой клиент страдает галлюцинациями, да к тому же он еще и лжец. И это его самые лучшие качества, – сказал шериф, направляясь мимо адвоката к двери своего кабинета. – Вон отсюда, Кадроу! Мне есть чем заняться помимо того, чтобы терпеть, как ты тут воняешь все утро.

Кадроу улыбнулся. Энергия закипела в его венах, словно ракетное топливо, вызывая прилив сил.

– Шериф, общаться с вами, как всегда, было сплошным удовольствием. Но ничто не сравнится с наслаждением от того, что я уничтожу и вас, и вашего бандита Фуркейда.

– Почему бы тебе не облагодетельствовать мир и не сдохнуть прямо сейчас? – предложил Гас.

– Я никогда не доставлю вам такого удовольствия, Ноблие. Я планирую пережить вас на посту шерифа, пусть даже назло вам.

– Рад заметить, что я на сто процентов уверен, что тебе это не удастся.

– Что ж, посмотрим, за кем останется последнее слово.

Кадроу вышел, и Гас шумно захлопнул за ним дверь.

– За мной, конечно, старый вонючий подонок! – рявкнул он, оставшись в одиночестве. Потом повернулся к двери, ведущей в кабинет его секретаря и гаркнул: – Заходи, Бруссар!

Анни поднялась с кресла, где коротала время в ожидании, сердце у нее упало. Она очень внимательно прислушивалась к громким голосам, хотя расслышать слов из-за двери не могла. Ей показалось, что жар перепалки физически передался ей. Анни почувствовала, как между лопатками струйкой потек пот и взмокли подмышки.

Сделав глубокий вдох, она вошла в кабинет начальника и закрыла за собой дверь. Ноблие тяжело шагнул ей навстречу, сверля пронизывающим взглядом.

– Ты вчера брала показания у Маркуса Ренара?

– Да, сэр.

– Я велел тебе отправляться домой, так или нет, Бруссар? Может быть, у меня старческий склероз или что-то в этом роде, а? Или мне просто приснилось, что я приказал тебе идти домой?

– Никак нет, сэр.

– Тогда за каким чертом ты отправилась в больницу?

– Я должна была взять у Ренара показания, шериф, – ответила Анни.

– Не следует напоминать мне инструкцию, помощник шерифа Бруссар, – резко прервал ее Гас. – Ты что, полагаешь, что я с ней незнаком? Когда я отдаю приказание что-то сделать, Бруссар, у меня есть на это основания. – Он нагнулся к ней и немного сбавил тон. – Иногда надо как следует разобраться в ситуации, прежде чем поступать, как предписывает должностная инструкция. Ты понимаешь, о чем я говорю, помощник шерифа?

У Анни от напряжения окаменели все мускулы, но она не сдавалась:

– Я видела, как Ник Фуркейд избивал Маркуса Ренара, шериф.

– Меня мало интересует, что ты видела. Я говорю, что ты не знала всех обстоятельств, ты не слышала звонка о грабителе из этой части города, тебя там не было, когда правонарушитель сопротивлялся аресту.

Анни не сводила с него глаз.

– Вы хотите сказать, что меня не было вчера вечером здесь, когда все пытались состряпать правдоподобную историю? – наконец произнесла она, понимая, что провоцирует гнев Ноблие. – Вчерашний поступок Фуркейда – вне закона.

– А то, что Ренар сотворил с Бишон, это по закону?

– Разумеется, нет, но…

– Выслушай меня внимательно, Анни, – намного спокойнее и мягче произнес шериф. Он отступил назад и присел на край письменного стола. – Мир нельзя поделить на черное и белое, Анни. В нем очень много серого. Я не хочу сказать, что оправдываю поступок Фуркейда. Я хочу сказать, что понимаю его. Ты не должна совершать опрометчивых поступков. Не стоит пытаться арестовать детектива, не нужно ехать в больницу брать показания, когда я приказываю тебе отправляться домой.

– Я не могу изменить тот факт, что я была там, шериф, или что Ренар видел меня на месте происшествия. Как бы все это выглядело, если бы яне взяла у него показания?

– Это бы выглядело так, что он перепутал ход событий. Или что мы даем ему время прийти в себя, прежде чем снова беспокоить его.

«Или что мы попросту игнорируем жертву жестокого избиения только потому, что это дело рук полицейского. Или пытаемся выиграть время, чтобы состряпать правдоподобную историю», – добавила про себя Анни.

Она отвернулась и стала смотреть на стену – блестящее доказательство отличной карьеры Огюста Ф. Ноблие. Вот фотография шерифа, когда он был помоложе, – улыбается, пожимает руку губернатору Эдвардсу. Потом целый ряд снимков менее известных политиков и знаменитостей, побывавших в округе Парту во время правления шерифа Ноблие. Анни раньше всегда уважала его.

– Что сделано, то сделано, и мы с этим справимся, помощник, – закончил Ноблие с таким видом, словно это Анни нарушила закон. – Дело в том, что мы бы разобрались с этой ситуацией лучше, если бы ты действовала со мной заодно. Понимаешь, о чем я?

Анни промолчала. Не стоило напоминать, что ей не позволили быть с ними заодно, а просто захлопнули дверь у нее перед носом, исключили из дела, словно она была посторонней. Теперь Анни не знала, что лучше – быть выброшенной из дела или участвовать в сговоре.

– Я не хочу, чтобы ты говорила с журналистами, – продолжал Ноблие, обходя стол и устраиваясь в большом кожаном кресле. – И ни под каким видом ты не должна говорить с Кадроу. Поняла меня?

– Так точно, сэр.

– «Никаких комментариев», вот что ты должна отвечать. Справишься?

– Да, сэр.

– И что важнее всего, я не хочу, чтобы ты говорила с Маркусом Ренаром. Уяснила?

– Да, сэр.

– Ты была не на дежурстве, поэтому не слышала сообщения о грабителе в этом районе. Ты случайно наткнулась на них и вмешалась в ситуацию. Так все было?

– Да, сэр, – прошептала Анни, ощущение тошноты поднималось у нее в желудке, словно дрожжевое тесто. Ноблие минуту молча смотрел на нее.

– Откуда Кадроу узнал, что ты пыталась арестовать Фуркейда? Он уже с тобой говорил?

– Адвокат оставил сообщение на моем автоответчике утром, пока я бегала.

– Но ты с ним не говорила? – уточнил шериф.

– Нет.

– Ты говорила Ренару, что арестовала Фуркейда?

– Нет.

– Ты говорила с Фуркейдом в присутствии Ренара?

– Ренар был без сознания.

– Значит, Кадроу блефует, мерзкий сукин сын, – пробормотал себе под нос Гас. – Ненавижу его. Мне плевать, что он умирает. Лучше бы этот паразит поторопился и освободил нас от себя. Ты написала рапорт?

– Еще нет.

– И не пиши. Если ты начала что-то записывать, все порви.

– Но Ренар выдвинет обвинения…

– Но это не значит, что мы должны облегчать ему жизнь. Давай, запиши его жалобу, составь предварительный рапорт, но не упоминай об аресте Фуркейда. Этого не было. Оставь свои инициалы на рапорте и принеси бумаги ко мне в кабинет. Я персонально буду заниматься этим делом, – добавил он, словно уже репетируя фразу для будущего официального заявления. – Чудом избежавший наказания преступник пытается оговорить моего сотрудника. И не надо так на меня смотреть, Бруссар. – Шериф обвиняюще ткнул в нее пальцем. – Мы не делаем ничего, что Кадроу не сделал бы для ублюдка, чьи интересы он представляет.

– Значит, мы ничем не лучше их, – тихо сказала Анни.

– Черта с два, – возразил Ноблие, протягивая руку к телефону. – Мы хорошие парни, Анни. Мы работаем на Правосудие. Просто оно не всегда хорошо видит из-за этой своей повязки на глазах. Ты свободна, Бруссар.Женская раздевалка в офисе шерифа округа Парту изначально была кладовкой. Когда в шестидесятых годах это здание строилось, женщины в департаменте не работали, и не видящие дальше своего носа шовинисты не предусмотрели такой возможности. В результате у мужчин-полицейских в раздевалке был душ и просторная комната отдыха, а их коллеги-женщины довольствовались бывшей кладовкой для швабр. Раздевалка имела неприглядный вид – голая лампочка под потолком, четыре узких металлических шкафчика, дешевенькое зеркало без рамы над крошечной фаянсовой раковиной.

Когда Анни впервые пришла на службу, кто-то проделал дырку из мужской раздевалки в футе слева от зеркала. Теперь Анни периодически осматривала комнату на предмет новых дырок и замазывала их шпаклевкой, которую хранила в своем шкафчике вместе с шоколадными батончиками. Она была единственной женщиной – помощником шерифа, которая пользовалась раздевалкой регулярно, и единственной женщиной – патрульным офицером. Анни считала эту комнату своей собственной и попыталась как-то украсить ее. Она принесла искусственную пальму в горшке и обрезок ковра, чтобы прикрыть цементный пол.

Анни села на складной стул и посмотрела на папку, лежащую у нее на коленях. Она слишком далеко зашла, когда прошлой ночью напечатала рапорт об аресте Фуркейда. Когда она села дома за машинку и изложила все черным по белому, у нее появилось ощущение хотя бы минимального контроля над ситуацией. Поздно ночью к ней пришло и минимальное чувство уверенности. А утром шериф Ноблие уничтожил и то и другое. Он хотел, чтобы Анни солгала и составила фальшивый рапорт.

– И всем, кроме меня, ситуация кажется нормальной, – пробормотала Анни себе под нос.

Ей стало тревожно, неуютно, во рту появился горький привкус. Она вышла из раздевалки и пошла по коридору.

Сержант Хукер многозначительно округлил глаза, когда Анни прошла мимо стойки дежурного:

– Посмотрим, сможешь ли ты сегодня арестовать преступников, Бруссар.

Анни не стала ему отвечать, но, расписываясь в книге ухода, заметила:

– В три часа я должна быть в суде.

– Да что ты говоришь? И как, ты выступаешь за нас или против?

– Дело Ипполита Граньона, грабеж, – невозмутимо ответила она.

Хукер хмуро посмотрел на нее своими поросячьими глазками.

– Твой рапорт должен быть на столе у шерифа к полудню.

– Да, сэр.

Ей следовало бы отправиться в кабинет и немедленно написать отчет, но она не в состоянии была сделать это сейчас. Анни вышла из здания и вдохнула влажный воздух.

Дождь кончился к пяти утра. Анни пролежала всю ночь без сна, прислушиваясь к шуму ливня, бьющего по крыше. Наконец она отказалась от мысли заснуть, заставила себя встать и поработать с гантелями и штангой, придававшими второй спальне в ее доме такой экзотический вид.

Делая зарядку, она наблюдала, как занимается заря над бухтой Ачафалайя. Иногда по утрам солнце напоминало огненный шар, а небо приобретало такие яркие оттенки розового и оранжевого, что казалось, оно плавится. Этим утром его закрывали тяжелые угольно-серые облака, предвещающие грозу.

Анни подумала, что буря ее вполне бы устроила. Правда, не стоило забывать и о том, что весенняя гроза отгремит и забудется, а с переделкой, в которую она попала, этого не случится.

– Помощник шерифа Бруссар, не могли бы вы уделить мне минуту?

Анни резко обернулась на звук низкого приятного голоса. Ричард Кадроу прислонился к стене здания, запахнув полы своего просторного плаща, словно эксгибиционист, притаившийся на школьном дворе.

– Прошу прощения, но у меня нет времени, – быстро проговорила Анни, сходя с тротуара и направляясь через стоянку к патрульной машине.

– Рано или поздно вам придется поговорить со мной, – адвокат шел за ней по пятам.

– Пусть лучше поздно, мистер Кадроу. Я на службе.

– Вашу службу оплачивают налогоплательщики. Должен ли я напомнить вам, мисс Бруссар, что я и сам аккуратно плачу налоги, финансируя жиры Огюста Ноблие и, следовательно, с технической точки зрения, я тоже являюсь вашим работодателем?

– У меня нет времени на дискуссию. – Анни отперла дверцу машины, другой рукой придерживая папки, блокноты и книжку со штрафными квитанциями. – Сержант будет недоволен, если я не справлюсь с работой.

– Сержант? Или шериф Ноблие – за то, что вы со мной беседовали?

– Не понимаю, о чем вы говорите, – солгала Анни, пытаясь открыть дверцу машины.

– Я могу вам помочь? – Кадроу галантно протянул руку.

– Нет, – резко бросила Анни, уклоняясь.

От резкого движения папки и квитанции полетели на землю. Из дела Ренара вывалилось все содержимое. Анни в панике нагнулась, судорожно хватая документы, пока они не разлетелись на ветру. Кадроу присел на корточки и протянул руку к блокноту с записями, столь же привлекательными для адвоката, как кружевное белье для донжуана. Анни выхватила блокнот у него из-под руки и тут же увидела, как его худая, испещренная венами рука потянулась к постановлению об аресте, которое она не подшила в дело и не отправила в бумагорезку.

Анни рванулась вперед, схватила документ и поспешно скомкала его. Она прижала собранные бумаги к груди, неловко поднялась и попятилась к открытой двери патрульной машины.

Кадроу с интересом наблюдал за ней.

– Мне что-то не полагалось видеть, мисс Бруссар?

Пальцы Анни плотнее сжали скомканное постановление об аресте.

– Я должна ехать.

– Вы ведь были на месте преступления вчера вечером. Мой клиент заявил, что вы спасли ему жизнь. Вам потребовалось немало смелости, чтобы остановить Фуркейда. – Адвокат придержал дверцу, пока Анни устраивалась за рулем. – Чтобы жить честно, требуется мужество.

– Откуда вам это знать? – пробурчала Анни. – Вы же адвокат.

Насмешливое выражение исчезло с его пожелтевшего лица. Анни почувствовала, как горяч его взгляд, хотя она даже не смотрела на него.

– Злоупотребление властью, злоупотребление служебным положением, злоупотребление общественным доверием – все это ужасные вещи, мисс Бруссар.

– То же самое можно сказать и о преследовании, и об убийстве. И называйте меня «помощник шерифа Бруссар». – Анни повернула ключ зажигания и захлопнула дверцу.

Машина двинулась вперед, и Кадроу пришлось отступить в сторону. Он плотнее запахнул плащ, когда порыв весеннего бриза залетел на стоянку. Болезнь нарушила его температурный баланс, поэтому адвокат теперь либо горел, как в огне, либо дрожал от холода. В этот день Кадроу промерз до костей, но в его душе горел огонь целеустремленности. Если бы он шел чуть быстрее, постановление об аресте Ника Фуркейда было бы теперь у него в руках. Только покровительство Огюста Ноблие спасло его от тюрьмы.

– Я уничтожу вас обоих, – пробормотал Ричард Кадроу, глядя вслед удаляющейся полицейской машине. – И мисс Бруссар поможет мне в этом.

ГЛАВА 8

Как Анни и подозревала, известие о стычке между Ренаром и Фуркейдом уже обошло весь город. Полицейские, дежурившие ночью, медсестры из больницы Милосердия рассказали свою часть истории за ужином в закусочной «У мадам Колетт», а за завтраком официантки подавали эту новость вместе с дежурным блюдом.

Анни выдержала лавину едких замечаний, когда подошла к стойке за обычной чашкой кофе. А потом получила от враждебно настроенной официантки ответ:

– Кофе кончился.

Владельцы закусочной «У мадам Колетт» вынесли свой вердикт. Остальные жители Байу-Бро с этим тоже не станут медлить. Анни подумала, что людям всегда требуется виновный, осужденный пусть не судом, так хотя бы общественным мнением. Они почувствовали себя преданными, обманутыми системой, которая вдруг оказалась снисходительной не к тому, к кому следовало.

В маленьком придорожном кафе официантка выдала Анни стаканчик с кофе и пожелала приятного дня. Она явно была не в курсе новостей. Напиток оказался типичным для этого заведения – слишком черный, слишком крепкий и горький от цикория. Анни перелила его в свою кружку-непроливайку, добавила три порции суррогатных сливок и поехала прочь из города.

Затрещало радио, напоминая ей, что она в городе не единственная, кто попал в передрягу.

– Всем патрульным машинам, находящимся поблизости. Возможна ситуация два-шесть-один на стоянке трейлеров. Конец связи.

Анни схватила микрофон, одновременно нажимая на акселератор:

– Говорит Чарли-один. Я в двух минутах езды. Конец связи.

Когда в ответ не раздалось ни звука, Анни снова взялась за микрофон. Снова зазвучал хриплый голос.

– Внимание, Чарли-один. Вы выходите из эфира. У вас, вероятно, проблемы с рацией. Конец связи.

– Я приняла сигнал два-шесть-один. Конец связи.

Рация молчала. Анни положила микрофон на место, раздраженная поломкой, не еще более взбудораженная вызовом. Код два-шесть-один означал сексуальное насилие. Она расследовала много дел об изнасиловании. В таких случаях Анни оказывалась не просто еще одним полицейским, прибывшим на место происшествия, но и женщиной, способной помочь жертве, поддержать ее и посочувствовать.

Стоянка трейлеров располагалась как раз посередине между Байу-Бро и Лаком – дюжина старых проржавевших вагончиков, размещенных на двух акрах поросшей сорняками земли еще в начале семидесятых.

Трейлер Дженнифер Нолан – розовый с грязно-белым – стоял в дальней части стоянки. На входной двери красовалась желтая лента с надписью «полицейское расследование». Анни постучала и представилась. Внутренняя дверь приоткрылась сначала на два дюйма, потом на пять.

Если представшее перед ней лицо и было когда-то хорошеньким, то Анни засомневалась, что оно когда-нибудь снова станетчгаким. Губы были рассечены и распухли, а карие глаза заплыли.

– Слава богу, вы женщина, – едва шевеля губами, пролепетала Дженнифер Нолан.

– Миссис Нолан, вы вызвали «Скорую»? – спросила Анни, следуя за ней в крошечную гостиную.

В трейлере неприятно пахло застоявшимся табачным дымом и плесенью. Дженнифер Нолан с трудом опустилась на встроенный диван, обитый клетчатой тканью.

– Нет, нет, – прошептала она. – Я не хочу… Все будут на меня глазеть.

– Дженнифер, вам нужна медицинская помощь.

Анни присела рядом с ней на корточки, понимая, что несчастная женщина еще не оправилась от пережитого потрясения.

– Дженнифер, я все-таки вызову для вас «Скорую». Ваши соседи не узнают, зачем она сюда приезжала. Надо убедиться, что у вас нет серьезных повреждений.

– Ну и ну, – сказал Маллен, входя без стука в дверь. – Кажется, нас опередили.

Анни метнула на него свирепый взгляд.

– Вызови «Скорую». Моя рация вырубилась.

Она снова повернулась к жертве, хотя Маллен и не подумал выполнить ее распоряжение.

– Дженнифер, когда это случилось?

Женщина обвела глазами комнату, пока взгляд ее не остановился на настенных часах.

– Это было ночью. Я… Я проснулась, а он… Он уже был здесь. Уселся на меня верхом. Он… он… ударил меня.

– Он вас изнасиловал?

Лицо Дженнифер исказилось, из опухших глаз потекли слезы.

– Я в-всегда т-так осторожна. Почему… почему это случилось?

Анни промолчала. Что можно было ответить на этот вопрос?

– Когда он ушел, Дженнифер?

Женщина только качнула головой. Не может она вспомнить или не хочет, так и осталось неясным.

– Уже рассвело или было еще темно?

– Темно.

Следовательно, насильник ушел давно.

– Отлично, – пробормотал Маллен. Анни еще раз оглядела Дженнифер Нолан – мокрые волосы, розовый купальный халат.

– Дженнифер, вы принимали ванну или душ после его ухода?

Слезы полились сильнее.

– Он… он заставил меня. И я должна была… – ответила она торопливым шепотом. – Я не могла этого вынести… Я чувствовала его везде!

Маллен недовольно покачал головой – улики пропали. Анни мягко положила руку на плечо Дженнифер, избегая прикасаться к следам веревок на запястьях, просто на всякий случай. Ведь волокна веревки могли остаться на поврежденной коже.

– Дженнифер, вы знаете этого мужчину? Вы можете описать его?

– Нет, нет, – прошептала она, глядя на ботинки Маллена. – На нем… на нем была маска.

Дженнифер дрожащей рукой потянулась за сигаретами и дешевой пластмассовой зажигалкой, лежащими на столе. Не говоря ни слова, Анни перехватила сигареты и отложила их подальше. Возможно, с ее стороны было глупо надеяться, что Дженнифер Нолан не курила и не чистила зубы после ухода насильника, но пробы слизистой рта все равно будут взяты.

– Ужасно, как в кошмарном сне. – Женщина задрожала. – Перья, черные перья…

– Вы имеете в виду карнавальную маску? – уточнила Анни.


Чез явился на место преступления, доедая свой завтрак – буррито. Он был в одном из своих обычных нарядов – мешковатые коричневые брюки и коричневая с желтым рубаха, какие мужчины в пятидесятых надевали, идя в кегельбан. Потрепанная черная шляпа, низко надвинутая на солнечные очки, свидетельствовала о бурно проведенной ночи, так как день выдался пасмурным.

– Она приняла ванну, – объявил ему Маллен, спускаясь по ржавым ступенькам трейлера. – Ладно, хоть белье не выстирала. Мы осмотрели место преступления.

Анни заторопилась вслед за ним:

– Насильник заставил ее выкупаться. А это большая разница, парень.

– Ты бы лучше заткнулась, Бруссар! – рявкнул Маллен. – Я вообще не понимаю, почему ты до сих пор в форме после того, что случилось вчера.

– Ах, простите меня за то, что я арестовала человека, преступившего закон.

– Ники наш человек, – сказал Стоукс, бросая огрызок буррито в клумбу с увядшими маргаритками, протянувшуюся вдоль трейлера Дженнифер. – Ты набросилась на одного из наших. В чем дело, Бруссар? Он к тебе приставал или что? Всем известно, что ты считаешь себя слишком выдающейся личностью, чтобы работать простым полицейским.

– Самое время сейчас выяснять это. Лучше вспомни, зачем мы здесь, ты, задница, – прошипела Анни. – Жертва насилия сидит в вагончике, и дверь осталась открытой. Она говорит, что на парне была черная карнавальная маска, украшенная перьями.

Стоукс нахмурился.

– Господи боже, еще и имитатор на нашу голову!

– Возможно.

– Что ты хочешь сказать? Ренар здесь ни при чем, а именно он расправился с Памелой Бишон. Или у тебя другое мнение по делу Бишон?

Анни не стала говорить, что никто так и не доказал вину Ренара. Стоукс ей нарочно противоречит. Если она скажет «белое», Чез скажет «черное». Черт побери, да она сама верит, что Ренар убийца.

– Что случилось, Бруссар? – встрял в разговор Маллен, мерзко ухмыляясь. – Сходишь с ума от ренаровского сморщенного стручка? Что это ты вдруг перебежала на его сторону? Ник и Чез говорят, что он виновен, значит, так оно и есть.

– Начинай опрашивать соседей, Бруссар, – приказал Стоукс, как только на стоянку трейлеров въехала машина «Скорой помощи». – Оставь расследование настоящим полицейским.

– Я могла бы помочь осмотреть место преступления, – предложила Анни, когда Чез открыл багажник своего «Камаро».

Департамент был не настолько велик или не настолько загружен работой, чтобы держать специальную выездную группу для осмотра места преступлений. Детектив, принявший вызов, всегда привозил с собой набор необходимых инструментов и следил за полицейскими, снимавшими отпечатки пальцев и собиравшими улики.

Багажник машины Стоукса оказался набит каким-то барахлом – проржавевшая коробка для инструментов, отрезок нейлонового буксировочного троса, грязный желтый дождевик, два пакета из «Макдоналдса». Стоукс достал все необходимое и покосился на Анни:

– Обойдемся без твоей помощи.

Анни отошла, потому что ей не оставили выбора. Стоукс был старше ее по званию. При мысли о том, как они с Малленом будут осматривать место преступления, ее затошнило. Стоукс был лодырем, а Маллен – идиотом. Если эта парочка что-нибудь пропустит или в чем-нибудь напортачит, то дело можно считать проваленным.

Анни обошла трейлер кругом, обнося его желтой лентой. Насильник ворвался в вагончик Дженнифер Нолан посреди ночи, воспользовавшись задней дверью, которую не видно из других трейлеров. Шансы на то, что кто-то из соседей что-то видел, равнялись нулю. Телефонный провод преступник перерезал. Нолан позвонила 911 из ближайшего к ней трейлера, где жила пожилая женщина, которая, по словам Дженнифер, была туга на ухо.

Анни сняла «Полароидом» раскуроченную первую дверь и вторую, которую преступник без труда отжал и оставил открытой. Никаких отпечатков пальцев там не будет. Нолан сказала, что на насильнике были перчатки. Он набросился на нее, когда женщина лежала в постели, и привязал руки и ноги к стойкам кровати при помощи полос белой материи, которые он принес с собой. На простынях не осталось следов спермы, что указывало либо на то, что нападавший использовал презерватив, либо на то, что во время акта у него не произошла эякуляция.

Еще со времени учебы Анни знала, что у насильников сексуальные дисфункции встречаются очень часто. Насилие становилось для них воплощением власти, позволяло причинить женщине боль и управлять ею. Мотивом могла стать ненависть к определенной женщине или ко всем женщинам сразу, но в данном случае это не годилось. Насильник заранее спланировал нападение и все организовал, следовательно, в данном случае речь прежде всего могла идти об утверждении собственной власти и возможности контролировать жертву.

То, что насильник не оставил следов спермы, может заставить всех вспомнить про Душителя из Байу. Но тот жестоко избивал женщин, расчленял их, так что здесь сходства никакого нет. Основным доказательством того, что преступление против Дженнифер Нолан совершил не Душитель из Байу, служил тот факт, что жертва осталась в живых. На нее напали в ее собственном доме, а не отвезли в другое место. Она была изнасилована, но не убита и не искалечена. Это же отличало дело Нолан от дела Бишон, и все-таки пресса постарается найти связующие нити. Карнавальная маска послужит мощным фактором устрашения.

«Господи, как же все перепуталось», – подумала Анни, глядя в землю. Офис шерифа и так много критиковали в связи с делом Бишон. А теперь еще и этот насильник в маске совершает преступление, пока полицейские развлекались тем, что арестовывали друг друга. Именно так все и опишут журналисты. И не последнее место в этой истории занимает она, Анни Бруссар.

Позади трейлера раскинулась заросшая сорняками, усыпанная гравием площадка. Анни осмотрела все от одного конца трейлера до другого в поисках чего-нибудь – отпечатка обуви, сигаретного окурка, разорванного презерватива. На северном конце она обнаружила черное перо длиной в дюйм, запутавшееся в траве. Она сняла на пленку перо и то, как оно лежало, потом вырвала чистую страницу из блокнота, осторожно взяла бумагой перо и положила его между страницами для пущей сохранности.

А где насильник оставил машину? Почему он выбрал именно это место? Почему напал на Дженнифер Нолан? Женщина жила одна, работала в вечернюю смену на ламповом заводе в Байу-Бро. Завод, судя по всему, и станет тем местом, с которого следовало бы начать искать подозреваемых.

Вряд ли Анни позволят допросить кого-либо, кроме соседей. Теперь это дело Стоукса. Если ему понадобится помощь, то уж к ней он ни за что не обратится. Но насильником мог оказаться и сосед. Соседу незачем беспокоиться о том, где спрятать машину. Сосед отлично знаком с образом жизни Дженнифер Нолан и ее распорядком дня.

Когда Анни вышла из-за угла вагончика Нолан, машина «Скорой помощи» как раз выезжала со стоянки. Женщина, придерживающая на бедре малыша, с сигаретой в руке стояла на крыльце второго трейлера в этом ряду. В другом трейлере грузный старик в нижнем белье отодвинул занавеску, чтобы посмотреть, что происходит.

Анни положила перо в пакет и зашла внутрь. Стоукса она нашла в ванной комнате. Тот пинцетом собирал лобковые волосы с сетки слива.

– Я нашла это позади трейлера, – Анни положила пластиковый пакет на туалетный столик. – Похоже на те перья, что используют при изготовлении масок и карнавальных костюмов. Возможно, наш плохой парень линял.

Стоукс изогнул бровь:

– Наш? Ты не имеешь к этому никакого отношения, Бруссар. И что, черт побери, я должен делать с этим пером?

– Отправить его в лабораторию. Сравни с перьями на маске Памелы Бишон…

– Ренар убил Бишон. То дело не имеет никакого отношения к этому. Здесь поработал имитатор.

– Отлично, тогда отправь его в лабораторию, заставь Дженнифер Нолан нарисовать ту маску, в которой был насильник, и посмотри, может быть, ты сможешь найти изготовителя. Может быть…

– Может быть, тебе лучше помолчать, Бруссар? – Стоукс выпрямился. Он завернул собранные волосы в бумажку и положил ее на край унитаза. – Я тебе уже сказал – ты мне здесь не нужна. Убирайся отсюда. Пойди выпиши кому-нибудь штраф. Потренируйся для своей новой работы. Тебя ведь ждет место контролера на платной стоянке. Это все, что тебе светит, дорогуша.

– Это угроза?

Стоукс протянул руку и пальцем коснулся синяка на скуле Анни. Его глаза казались осколками холодного матового стекла.

– Я никому не угрожаю, сладкая моя. – Анни стиснула зубы от острой боли. – И постарайся выучить назубок, что на самом деле случилось с Ренаром прошлой ночью.

– Я отлично знаю, что случилось.

Стоукс покачал головой:

– Ты, цыпленок, ведь ничего не знаешь о чести, правда? Анни отбросила его руку.

– Я только знаю, что честь не имеет ничего общего с уголовным преступлением. Пойду опрашивать соседей.

ГЛАВА 9

Ник стоял в пироге, сосредоточенно глядя на водную гладь. Он не думал ни о чем, кроме собственных медленных, размеренных движений.

День выдался прохладным, но на лбу Ника выступила испарина, а серая шерстяная безрукавка промокла от пота. Его мышцы сокращались и дрожали при каждом его движении. Напряжение вызывали не упражнения тайци, а желание сосредоточиться.

«Двигайся медленно… Не напрягайся… Не насилуй себя…»

И вдруг перед мысленным взором Ника предстал предыдущий вечер. Сердце бешено забилось, вся концентрация полетела к чертям. Ощущение гармонии, которого он пытался добиться, исчезло. Пирога дернулась у него под ногами. Фуркейд рухнул на сиденье и спрятал лицо в ладонях.

Он сам сделал эту пирогу из кипариса и клееной фанеры, сам выкрасил ее зеленой и красной краской, как это делали много лет назад местные жители. Ник радовался, что снова вернулся на болота. Новый Орлеан был неподходящим для него местом. Оглядываясь в прошлое, он понимал, что всегда чувствовал там душевный разлад. А Ник Фуркейд произошел именно отсюда, с берегов бухты Ачафалайя, где вокруг миллиона акров дикой природы расположилась гирлянда небольших городов, таких как Байу-Бро и Сент-Мартинвилл.

Ник неохотно поднял весло и направил пирогу к дому. Небо нависло низко, приглушая краски болота, окрашивая все кругом в тусклый серый цвет – и только что появившиеся нежно-зеленые листья тупелы, вытянувшейся из воды, словно часовой; и кружевную зелень ив и каменных деревьев, укрывавших острова; и несколько расцветших желтоголовок, поддавшихся преждевременному теплу и распустившихся слишком рано. День был холодным, но, если снова потеплеет, роскошные цветы очень скоро скроют берега, а белые головки нивяника и яркие маргаритки расцветут у самой воды, смешиваясь с ядовитым плющом, аллигаторовыми водорослями и диким виноградом.

Весной на болотах всегда кипит жизнь. А в этот день все, казалось, затаило дыхание, ожидая, наблюдая.

Так же выжидал и Ник. Накануне вечером он запустил маховик. На каждое действие есть противодействие. На каждый вызов есть ответ. Ничего не кончилось, хотя Гас и отослал его домой. Все еще только начиналось.

Ник Фуркейд провел свою пирогу сквозь строй засохших кипарисов и обогнул острый конец островка, который станет в два раза больше, когда сойдет весенний паводок. Его жилище располагалось в двухстах ярдах к западу, настоящий домик переселенца. Ник сам переделывал дом, постепенно, по одной комнате, возвращая ему былое очарование, заменяя дешевку качественными вещами. Работа руками оказалась весьма подходящим средством против его неуспокоенности, которую он некогда попытался вылечить спиртным.

Ник сразу же увидел рядом со своим пикапом полицейскую машину. Офицер в белой форме стоял рядом с коренастым негром в элегантном костюме и галстуке. Последний был страшно доволен собой, что бросалось в глаза даже издалека. Ну, как же, Джонни Эрл, глава полицейского управления Байу-Бро.

Ник подвел лодку к причалу и привязал ее.

– Детектив Фуркейд, – окликнул его Эрл, направляясь к берегу и выставляя вперед свой золотой значок. – Я Джонни Эрл, начальник полиции Байу-Бро.

– Здравствуйте, – ответил Ник, – чем могу помочь вам, господин начальник полиции?

– Я полагаю, вам известно, почему мы здесь, – сказал Эрл. – Согласно жалобе, поступившей этим утром от Маркуса Ренара, вчера вечером вы совершили преступление на территории, подведомственной моему управлению. Хотя шериф Ноблие думает иначе, это дело нашей полиции. Вы арестованы за нападение на Маркуса Ренара. Надень на него наручники, Тарлтон.

Анни поднялась по лестнице на второй этаж здания суда, пытаясь придумать, как бы ей избежать разговора с Эй-Джеем наедине. Если ей удастся проскользнуть в зал суда в ту секунду, как только объявят о начале слушания дела Ипполита Граньона, а потом сбежать сразу же после того, как она даст показания…

Сегодня с нее достаточно! Анни не смогла даже заправить машину без того, чтобы не попререкаться с кем-нибудь. Но последней каплей стал визит в полицию Байу-Бро.

Часовой разговор с Джонни Эрлом показался Анни вечностью. Он лично занимался теперь этим делом и поджаривал ее на медленном огне, словно телячьи ребрышки, пытаясь добиться от нее признания, что она арестовывала-таки Фуркейда на месте преступления. Анни ни шаг не отступала от истории, которую навязал ей шериф, говоря самой себе, что это было не так уж далеко от истины. Она не слышала никакого сообщения о грабителе, потому что его и не было. Она на самом деле не арестовала Фуркейда, потому что никто в офисе шерифа не позволил ей этого сделать.

Эрл не поверил ни единому ее слову. Он слишком долго проработал полицейским. Но уличить Ноблие в сокрытии преступления было не самым главным. Ему не требовалось чистосердечное признание Анни Бруссар, чтобы представить шерифа не в лучшем свете, и начальник полиции отлично это понимал. На самом деле он вообще прекрасно бы без этого признания обошелся. В таком случае Эрлу предоставлялась возможность заявить, что коррупция в офисе шерифа распространилась и поразила буквально всех. Он мог посчитать помощника шерифа Бруссар участницей всеобщего заговора.

«Сговор, дача ложных показаний, а дальше что? Насколько низко мне придется еще опуститься? – спрашивала себя Анни, сворачивая в коридор, проходивший мимо старых залов суда. – И еще лжесвидетельство под присягой в зале суда». Ведь рано или поздно ей придется давать показания против Фуркейда.

В вестибюле оказалось множество юристов, социальных работников и людей, заинтересованных в исходе дела. Дверь кабинета судьи Эдмондса резко распахнулась, чуть не сбив с ног общественного защитника, и на пороге показался Эй-Джей. Его взгляд немедленно уперся в Анни.

– Помощник шерифа Бруссар, не могли бы мы побеседовать в моем кабинете? – спросил он.

– Н-но дело Граньона…

– Уже закончено. Обошлись без твоих показаний.

– Превосходно, – без всякого энтузиазма откликнулась Анни. – Значит, я могу вернуться к патрулированию.

Эй-Джей нагнулся к ней:

– Не заставляй меня, Анни, тащить тебя по коридору. Я так зол, что сделаю это.

Войдя в свой кабинет, Эй-Джей швырнул кейс в кресло и с треском захлопнул за Анни дверь.

– Почему, черт побери, ты не позвонила мне? – взорвался он.

– Как же я могла позвонить тебе, Эй-Джей?

– Ты застала Фуркейда в тот самый момент, когда он пытался убить Ренара, и ты даже не соизволила сообщить мне! Ты даже не была на службе! – напыщенно произнес Эй-Джей, воздевая к небу руки. – Ты же сказала мне, что поедешь домой! Как же это случилось?

– Ирония судьбы, – с горечью ответила Анни. – Я оказалась не в то время и не в том месте.

– По словам Кадроу, все выглядело совсем иначе. Сегодня утром он устроил небольшой спектакль в кабинете Притчета. Адвокат восхвалял тебя как героиню, единственного человека, радеющего за справедливость в этом коррумпированном департаменте.

– Нет в департаменте никакой коррупции, – без энтузиазма возразила Анни.

– Тогда почему Фуркейд сегодня утром не сидел в тюрьме? Ведь ты арестовала его, верно? Кадроу заявил, что он видел рапорт, но в офисе шерифа нет никаких записей об этом. Так в чем же дело? Ты арестовала его или нет?

– А ты еще спрашиваешь, почему я тебе не позвонила, – пробормотала Анни, глядя мимо него. Лучше рассматривать диплом лос-анджелесского университета, чем лгать Эй-Джею прямо в лицо.

– Я должен знать, что произошло, – настаивал Эй-Джей, стараясь поймать ее взгляд. – Я волнуюсь за тебя, Анни. Ведь мы же друзья, правда? Ты же сама сказала вчера вечером, что мы лучшие друзья.

– Ну, разумеется, ты мой лучший друг, – последовал полный сарказма ответ. – Вчера вечером мы были лучшими друзьями. А сейчас ты сотрудник окружного прокурора, а я помощник шерифа, и ты бесишься только потому, что сегодня утром плохо выглядел в глазах своего начальства. Я права, верно?

– Черт побери, Анни, я говорю серьезно!

– Я тоже не шучу! Скажи мне, что это неправда, – потребовала молодая женщина. – Посмотри мне в глаза и скажи, что не пытаешься использовать нашу дружбу, чтобы получить информацию, которую тебе не раздобыть никак иначе. Скажи, глядя мне в глаза, что ты подошел бы к любому другому помощнику шерифа в вестибюле здания суда на глазах у десятков людей и поволок бы его сюда, словно провинившегося ребенка.

Эй-Джей стиснул зубы и отвернулся. Анни испытала жестокое разочарование, не менее гнетущее, чем чувство вины. Прижав пальцы к вискам, она прошла мимо Эй-Джея к окну.

– Ты даже не представляешь, во что я вляпалась, – прошептала она.

– Все просто, – отозвался Эй-Джей. Его голос звучал спокойно и рассудительно, когда он встал рядом с ней. – Если Фуркейд нарушил закон, он должен сидеть в тюрьме.

– А мне придется давать показания против него.

– Закон есть закон.

– Черное значит черное, белое значит белое, – кивком головы Анки отметила каждое слово, а потом снова повернулась к Эй-Джею. – Я рада, что для тебя жизнь так проста.

– Брось. Ты и сама веришь в закон не меньше меня. Именно поэтому ты остановила Фуркейда вчера вечером. Только суд должен выносить приговор, а не Ник Фуркейд. И тебе, черт побери, лучше дать против него показания!

– Не надо мне угрожать, – спокойно ответила Анни. – Спасибо за сочувствие, Эй-Джей, ты настоящий друг, правда. Я постараюсь не потерять повестку в суд, когда ты мне ее пришлешь.

– Анни, не надо, – начал было Эй-Джей, но она отмахнулась, проходя мимо. – Анни, я…

Она захлопнула дверь, отсекая от себя то, что хотел сказать помощник окружного прокурора Эй-Джей Дусе. В ту же самую секунду дверь из кабинета Притчета распахнулась, и в приемной появились четверо рассерженных мужчин во главе с самим окружным прокурором. За ним по пятам следовали начальник полиции, Кадроу и Ноблие. Анни прижалась спиной к стене, пропуская их, и содрогнулась, когда адвокат Ренара кивнул ей.

– Помощник шерифа Бруссар, – обрадовался он, – возможно, вы присоединитесь к нам…

Ноблие оттер его в сторону:

– Отвали, Кадроу. Мне нужно переговорить с моим помощником.

– Ну, разумеется, вам это необходимо, – хмыкнул Кадроу. – Стоит ли мне напоминать вам, шериф, что давление на свидетеля это серьезное преступление?

– Меня от вас тошнит, господин адвокат, – прорычал Ноблие. – Вы добились освобождения убийцы, а теперь открыли сезон охоты на полицейских. Кому-то надо взять вас за задницу и встряхнуть как следует.

Кадроу покачал головой, с его лица не сходила улыбочка.

– А вы не устаете проповедовать насилие. Я представляю, как насторожатся журналисты, когда это услышат.

– У него прогнили не только кишки, – прорычал Гас Ноблие, когда Кадроу покинул приемную. – Адвокат совсем сорвался с цепи. Он насел на Притчета. – Шериф словно разговаривал сам с собой. – Это моя вина. Мне следовало самому позвонить окружному прокурору еще вчера вечером. А теперь Притчет вбил себе в голову, что я пытаюсь вставлять ему палки в колеса. У этого парня собственное «я» больше, чем хрен моего дедушки. А тут еще этот Джонни Эрл… Не знаю, кто насыпал перца ему на хвост. Этот парень все делает наоборот. Ни черта не смыслит в местной жизни. Вот что происходит, когда городской совет нанимает чужаков. Он считает меня ленивым, испорченным расистом. Как будто за меня не проголосовали тридцать три процента негров на последних выборах.

Наконец Гас Ноблие обратил свое внимание на Анни. С ухмылкой, не предвещавшей ничего хорошего, он увлек ее в кабинет Притчета.

– Я же приказал тебе не разговаривать с Кадроу.

– Я с ним не говорила.

– Тогда почему он несет какую-то чушь о рапорте по поводу ареста Фуркейда? – зловеще прошептал Ноблие. – И почему сержант Хукер сообщил мне, что видел вас вдвоем на парковке всего в нескольких шагах от здания?

– Я ничего ему не сказала.

– Именно это ты повторишь на проклятой пресс-конференции, помощник шерифа Бруссар.

Анни с трудом сглотнула:

– На пресс-конференции?

– Идем, – скомандовал Ноблие и двинулся к выходу.Представление начал Притчет, сказав о якобы имевшем место нападении на Маркуса Ренара. Он заявил, что детектив Ник Фуркейд был арестован полицейским управлением города Байу-Бро. Окружной прокурор пообещал во всем разобраться и выразил негодование по поводу того, что кто-то попытался взять на себя роль вершителя правосудия.

Кадроу напомнил всем присутствующим о весьма сомнительном прошлом Фуркейда и потребовал справедливости.

– Я снова заявляю о невиновности моего подзащитного. Его вина не доказана. На самом деле, пока Маркус Ренар лежал в больнице, куда его отправил Фуркейд, настоящий преступник разгуливал на свободе и смог совершить новое злодеяние.

А потом начался сплошной кошмар.

Вопросы и комментарии журналистов оказались колючими и насмешливыми. Ведь все они так или иначе обыгрывали историю Ренара в течение трех месяцев, но все-таки не смогли получить весомых доказательств его вины или невиновности. Репортеры не нашли в себе сочувствия к полицейским, поэтому обрушились на них со всей яростью.

– Шериф, это правда, что еще одна женщина была изнасилована прошлой ночью?

– Без комментариев.

– Помощник шерифа Бруссар, это правда, что вчера вечером вы арестовали детектива Фуркейда?

Анни зажмурилась от света переносного юпитера, но тут Гас Ноблие подтолкнул ее вперед.

– Мне нечего сказать.

– Но ведь именно вы вызвали «Скорую помощь». Вы же привезли в офис шерифа детектива Фуркейда.

– Без комментариев.

– Шериф, если Ренар лежал в больнице во время нападения на другую женщину, разве это не доказывает его невиновность?

– Нет.

– Следовательно, вы подтверждаете, что нападение имело место?

– Помощник шерифа Бруссар, вы подтверждаете, что брали показания у мистера Ренара в больнице Милосердия вчера ночью? И если так, то почему сегодняшнее утро детектив Фуркейд встретил не в тюрьме?

– Гм… Я…

Гас наклонился мимо нее к микрофону:

– Детектив Фуркейд принял сообщение о том, что в этом районе разгуливает грабитель. Помощник шерифа Бруссар уже закончила работу и не слышала вызова. Она увидела ситуацию, показавшуюся ей сомнительной, взяла все под свой контроль и вместе с детективом Фуркейдом вернулась в офис шерифа.

Я немедленно отстранил детектива Фуркейда от службы, отложив дальнейшее расследование. Моему департаменту нечего скрывать и нечего стыдиться. Если окружной прокурор полагает, что дело должна расследовать полиция, я только приветствую его бдительность. Я знаю моих людей на сто процентов, и это все, что я могу сказать.

Притчет подошел к микрофону, намереваясь закрыть пресс-конференцию и оставить за собой последнее слово, а Гас Ноблие повел Анни со сцены к двери. Она шла за ним по пятам, словно верная собачонка, и думала, насколько была лицемерной. Анни ожидала, что шериф станет защищать ее, а не Фуркейда.

Исполненная отвращения к самой себе, к своему боссу, к этим стервятникам, набросившимся на нее в тот момент, когда она выходила из здания суда и шла к своей патрульной машине, Анни молчала и смотрела только прямо перед собой. Наконец толпа рассеялась, некоторые репортеры побежали вверх по лестнице, потому что там появился Кадроу, другие осадили Ноблие. Кое-кто последовал за Анни до самого служебного входа в ведомство шерифа.

За стойкой дежурного стоял Хукер и наблюдал за происходящим, сложив руки на внушительном животе.

– Где твой рапорт о вандализме на кладбище?

– Я сдала его еще два дня назад.

– Черта с два, его нет! – констатировал Хукер. – Напиши еще один рапорт. Сегодня же.

– Слушаюсь, сэр. – Анни закусила губу и подавила желание назвать сержанта лжецом. – Противно возиться с бумажками даже один раз, – бормотала она себе под нос, входя в комнату. – А мне еще приходится делать это дважды.

– Что тебе приходится делать дважды, Бруссар? – хихикнул Маллен. Они с Прежаном стояли в коридоре и пили кофе. – Трахаться со своим дружком-извращенцем Ренаром? Я слышал, когда он берется за дело, ему нет равных… в обработке туш. – Мерзкая ухмылка обнажила его кривые зубы.

– Очень смешно, Маллен, – заметила Анни. – У тебя такой тонкий юмор. Возможно, ты смог бы работать в похоронной конторе – вставать из гроба и веселить публику.

– Уж если кому и придется вскоре искать другую работу, то точно не мне, Бруссар, – парировал он. – Мы слышали, что ты намереваешься перейти в другое ведомство и там сосать кое-что Джонни Эрлу.

– Мне жаль разочаровывать тебя, но я сюда попала не по своей воле, и мой бывший начальник не слишком радовался, когда я уходила.

– Не смогла даже отсосать как следует, да?

– Тебе-то этого точно никогда не узнать.

Анни оглянулась на Прежана. Тот всегда поддерживал ее улыбкой и острым словцом, когда Анни удавалось срезать Маллена. Но сейчас Прежан смотрел на нее так, словно видел впервые в жизни. Ей стало больно от унижения.

– Все в порядке, Прежан, – заметила Анни. – Ведь это не я тебя прикрывала, когда твоя жена работала в ночную смену, а тебе требовалось чуть больше времени на ленч, чтобы, скажем так, удовлетворить свой аппетит.

Прежан молча разглядывал носки своих ботинок.

Анни покачала головой и пошла дальше. Ей требовалось побыть одной хоть десять минут, чтобы прийти в себя. Десять минут, чтобы справиться с разочарованием и страхом, зарождавшимся в ней. Она попала в глубокий колодец, и никто не протягивает ей руку, Чтобы помочь выбраться. Напротив, мужчины, которых Анни считала своими товарищами, стояли вокруг и были готовы утопить ее.

Анни направилась к раздевалке. Но еще не войдя туда, она поняла, что ее убежище кто-то осквернил. Тошнотворный запах ударил ей в нос, как только она повернула ручку. Анни зажгла свет и едва успела зажать рот ладонью, чтобы не закричать.

С лампочки без абажура свешивалась мертвая мускусная крыса. С нее содрали кожу от хвоста до головы, и она болталась на макушке зверька. Анни смотрела на мертвое животное, и к горлу подступала тошнота. Подозревая, что ее мучитель наблюдает в дырку из мужской раздевалки, Анни подошла к крысе, внимательно осмотрела ее, прочла надпись на листке бумаги, пришпиленном к трупику гвоздем.

Записка гласила: «Сука-отступница».

ГЛАВА 10

– Бруссар тебя предала, – заявил Стоукс. Он вцепился в сетку, ограждающую камеру. – Парень, я просто поверить не могу, что она так с тобой поступила. Ну, то есть я хочу сказать… Она не хочет спать со мной, это одно. Встречаются такие мазохистки среди женщин. Но заложить другого полицейского… это низко.

Стоукса никто не должен был пускать в камеру временного содержания городской тюрьмы, куда доступ имели только адвокаты задержанных. Но, как всегда, у Чеза Стоукса нашелся знакомый и здесь, и он уговорил надзирателя сделать для него исключение.

– Черт побери, как думаешь, может, она лесбиянка? – вдруг пришло ему в голову.

Ник Фуркейд мерил шагами камеру, и тут образ Анни Бруссар возник перед ним – широко раскрытые, чуть раскосые глаза, легкий румянец на щеках.

– Мне плевать, – ответил он.

– Тебе-то, может, и плевать, а вот меня она чем-то зацепила, – признался Стоукс. – Меня всегда тянуло к лесбиянкам, правда, только к хорошеньким, – уточнил он. – Ты никогда не представлял себе двух красоток, занимающихся сексом? Парень, у меня от этого стоит.

– Бруссар меня арестовала, – безучастно констатировал Ник. Стоукс его уже достал. Просто сексуально озабоченный кретин.

– Ага, точно, теперь она будет плохой лесбиянкой в моих фантазиях. Этакая сучка с хлыстом, затянутая в черную кожу, яростная мужененавистница.

– Как Бруссар там вообще оказалась? – поинтересовался Ник.

– Тебе просто чертовски не повезло, это точно.

Ник никак не мог понять, радоваться этому или огорчаться. Если бы Анни Бруссар не оказалась рядом, он бы точно убил Ренара. Если быть честным, то она просто спасла Ника от самого себя, и за это он был ей благодарен. Но мотивы ее поступка волновали Фуркейда. Его опыт подсказывал, что обычно людьми движет только один мотив – личная выгода. Так на что могла рассчитывать Анни Бруссар?

– Эта девица просто заноза в заднице, – пожаловался Стоукс. – Я приехал по вызову на стоянку трейлеров, что по дороге к Лаку. И что ты думаешь? Она уже была там и во все лезла. «Вы собираетесь послать этот волос в лабораторию? – передразнил он Анни высоким фальцетом. – Может быть, он принадлежит насильнику. Возможно, этот парень убил и Бишон. А вдруг он и есть тот Душитель из Байу»?

– С чего Бруссар взяла, что это дело связано с убийством Бишон?

Глаза Чеза стали совсем круглыми.

– Насильник был в маске. Можно подумать, что это очень оригинально. Господи боже, – пробормотал он, – и кто это додумался принимать мочалок на работу в полицию? – Стоукс оглянулся через плечо, проверяя, нет ли кого в дверях. Городской тюрьме исполнилось уже сто лет, и здесь не было никаких камер наблюдения за заключенными. Городским полицейским приходилось просто по старинке подслушивать разговоры. – Эта Бруссар считает, что ты должен за все заплатить, – прошептал Чез. – Сам Господь не стал бы с тебя спрашивать. Око за око, ты понимаешь, к чему я клоню?

– Понимаю. Предполагается, что я ангел-мститель.

– Черт, тебе надо было быть человеком-невидимкой. И никто бы ничего и не узнал, если бы Бруссар не сунула свой нос. Ренар бы сейчас поджаривался в аду, и дело было бы закрыто.

– Так вот о чем ты тогда думал? – негромко спросил Ник, подходя к решетке. – Когда ты пригласил меня в бар «У Лаво», ты предполагал, что я отправлюсь в фирму «Боуэн и Бриггс» и убью его?

– Ты что, сдурел? – зашипел Стоукс. – Говори тише!

Фуркейд прижался теснее к сетке, продев в нее пальцы как раз над пальцами Стоукса.

– В чем дело, напарник? – прошептал он. – Боишься, что тебя обвинят в соучастии?

Стоукс дернулся назад. Он выглядел пораженным, оскорбленным, даже обиженным.

– Соучастие? Черт возьми, парень, мы просто пили и трепались. Даже когда я позвонил тебе и сказал, что Ренар еще в офисе, я и подумать не мог, что ты на такое решишься! Я просто сказал тебе, что не стал бы тебя обвинять, если бы ты с ним разделался. Счастливое избавление, так сказать… Прав я или нет?

– Именно ты захотел пойти в этот бар.

– Да потому, что там никто из наших не болтается под ногами! Не думаешь же ты, что я решил тебя накрутить? Господи, Ники! Мы же товарищи по оружию, парень. Не представляю, как такое вообще могло прийти тебе в голову. Ты сделал мне очень больно, Ники, правда.

– Я еще сделаю тебе больно, Чез. Если я узнаю, что ты подставил меня, то ты пожалеешь, что твои мамочка и папочка не остановились на первом свидании.

Стоукс отошел от камеры.

– Просто ушам своим не верю. Ничего себе! Да не будь ты таким долбаным параноиком! Я тебе не враг. – Чез постучал себя в грудь указательным пальцем. – Я нашел тебе адвоката. Парни за тебя заплатят. Они все согласны…

– Я сам за все заплачу. Что за адвокат?

– Уайли Тэллант из Сент-Мартинвилла.

– Этот ублюдок…

– …скользкий как угорь, – закончил за Фуркейда Чез. – Этот сутяга может самого Люцифера представить как непонятого, заброшенного ребенка из неблагополучной семьи. К тому времени, как он со всем разберется, вполне вероятно, что тебе вручат благодарственное письмо и ключи от города, чего ты как раз и заслуживаешь.

Стоукс снова приблизил лицо к решетке, сунул руку за пазуху и словно волшебник извлек оттуда сигарету.

– А именно этого я и хочу, напарник, – сказал он, просовывая сигарету сквозь сетку. – Я хочу, чтобы все получили по заслугам.


Анни простояла в раздевалке минут двадцать, пытаясь прийти в себя. И все это время она смотрела на ободранную тушку мускусной крысы.

Узнать, откуда взялось мертвое животное или кто его подвесил к лампе, не представлялось возможным. Для этого требовалось задавать вопросы, искать свидетелей, поднимать шум. Маллен был бы первым на подозрении, но Анни знала еще десяток, помощников шерифа, ставивших капканы для дополнительного заработка. И все-таки ободрал тушку скорее всего Маллен. Анни всегда казалось, что такой, как он, в детстве отрывал крылья бабочкам.

Стараясь не вдыхать тошнотворный запах, Анни перерезала веревку карманным ножом и поморщилась, когда крыса шлепнулась на пол. Потом порвала записку, незаметно стянула пустую коробку из кладовой и использовала ее в качестве гроба. Анни даже не думала нести крысу к Ноблие. И так уже все плохо, а станет еще хуже. Уйти она тоже не могла. Написав еще раз рапорт о вандализме на кладбище и отдав его сержанту, Анни взяла коробку, свой рюкзак и вышла из здания. Она собиралась выбросить крысу в лесу, когда доберется до дома.

Обычно возвращение домой на машине всегда успокаивало ее после трудного дня. А теперь Анни только сильнее ощутила свое одиночество. Солнце уже село, уступив место странно-серым сумеркам, словно пришедшим из плохого сна. Лес казался неприступным и суровым. Поля сахарного тростника выглядели как большие зеленые озера. В домах, мимо которых проезжала Анни, уже зажгли свет. Семьи собирались за ужином, смотрели телевизор.

В такие моменты Анни наиболее остро осознавала, что у нее нет настоящей семьи. Конечно, у нее были дядя Сэм и тетя Фаншон, и Анни очень их любила. Но в глубине ее души оставалось ощущение собственного сиротства, ее отчужденности от других людей… Такой же отчужденной была ее мать. И это чувство останется с ней навсегда. И сейчас оно охватило ее с новой силой.

Анни свернула к Углам. На засыпанной гравием стоянке стояли три машины – пикап дяди Сэма, ржавая «Фиеста» работавшего в вечернюю смену продавца и, чуть в стороне, сверкающая каштановая «Гранд-Ам». Анни даже застонала. У дяди с тетей сидел Эй-Джей.

Она сидела какое-то время, рассматривая место, которое всю жизнь называла своим домом. Простое двухэтажное здание под рифленой жестяной крышей, широкое переднее окно служит витриной с десятком вывесок и объявлений о продуктах и услугах. Красная неоновая вывеска над пивной, объявление «Здесь говорят по-французски» и надпись от руки фломастером-маркером: «Горячая кровяная колбаса и шкварки».

На первом этаже дома разместился магазин Сэма Дусе, которому он отдал сорок лет. Со временем скромный магазинчик превратился в целый комплекс с местом отдыха для туристов, кафе и магазином с большим ассортиментом товаров.

В квартире на втором этаже здания Сэм и Фаншон жили в первые годы после свадьбы. Процветающий магазин позволил им выстроить кирпичный дом неподалеку, и в 1968 году они сдали квартиру Мари Бруссар. Как-то днем она появилась у них на пороге беременная, несчастная, но такая же загадочная и отрешенная, как обычно.

– Неужели ты приехала домой, дорогая! – окликнул Анни дядя Сэм, выглядывая из-за второй, затянутой сеткой двери.

Анни вылезла из джипа, закинула рюкзак на плечо, а другой рукой подхватила коробку.

– Что у тебя в коробке? Ужин?

– Не совсем.

Дядя вышел на веранду, босой, в джинсах и белой рубашке с закатанными до локтя рукавами, обнажавшими мускулистые руки. Он был невысок ростом, но и в шестьдесят с хвостиком его фигура излучала силу.

– У тебя сегодня будет компания, дорогая. – Дядя широко улыбнулся, и его глаза превратились в щелочки. – Приехал Андрэ, – Сэм всегда называл Эй-Джея на французский манер, – и он хочет видеть тебя. – Он заговорщически понизил голос, когда Анни ступила на веранду. Его лицо раскраснелось от удовольствия. – У вас с ним шуры-муры, верно?

– Мы не любовники, дядя Сэм. И к тому же это не твое дело. Я тебе уже тысячу раз об этом говорила.

Сэм вздернул подбородок, он выглядел оскорбленным.

– Как это не мое дело?

– Я уже взрослая, – напомнила ему Анни.

– Значит, у тебя хватит ума, чтобы выйти замуж за этого мальчика, или нет?

– Ты когда-нибудь смиришься?

– Как знать, – дядя широко распахнул перед ней дверь. – Может быть, и смирюсь, когда ты сделаешь меня дедушкой.

На прилавке рядом с кассой стоял букет красных роз, выглядевший так же неуместно, как выглядела бы ваза династии Мин. Продавец, работавший в вечернюю смену, – худосочный рябой парнишка, чья кожа цветом напоминала лакрицу, – смотрел по видео фильм «Скорость».

– Привет, Стиви, – поздоровалась Анни.

– Привет, Анни, – откликнулся он, не отрывая глаз от экрана. – А что в коробке?

– Отрубленная рука.

– Круто.

– Разве ты не поздороваешься с Андрэ? – В голосе дяди Сэма послышалось раздражение. – Он проделал такой путь, прислал цветы…

Эй-Джею хватило ума смутиться. Он прислонился к витрине с высушенными крокодильими головами и другими мрачными подделками, от которых заходились в восторге туристы. Он не переоделся, но снял галстук и расстегнул воротничок рубашки.

– Не знаю, – сказала Анни, – могу ли я это сделать в отсутствие моего адвоката.

– Я просто сорвался с катушек, – признался Эй-Джей.

– Хорошо, что крыша не поехала.

– Вот видишь, дорогая, – Сэм тепло улыбнулся, подталкивая Анни к Эй-Джею. – Андрэ знает, когда виноват. Поцелуйтесь в знак примирения.

Анни не поддалась на уговоры.

– Пусть поцелует меня в задницу.

Сэм, выразительно подняв бровь, взглянул на Эй-Джея:

– Он готов попробовать.

– Я устала, – объявила Анни и повернулась к двери. – Спокойной ночи.

– Анни! – окликнул ее Эй-Джей. Она слышала его шаги за спиной, когда поворачивала за угол веранды и поднималась по лестнице к себе в квартиру. – Ты не можешь все время убегать от меня.

– Я не убегаю. Я просто пытаюсь тебя игнорировать. И поверь мне, это лучшее, что я могу для тебя сделать. Сейчас ты мне слишком действуешь на нервы…

– Я же попросил прощения.

– Нет, ты сказал, что сорвался с катушек. Признать собственную неправоту это не значит попросить прощения.

Две кошки стрелой пронеслись мимо ее ног и с громким мяуканьем взлетели на площадку лестницы. Пятнистая тут же оказалась на перилах и с вожделением потянулась к коробке. Анни перехватила ее повыше и открыла дверь в квартиру. Она не собиралась вносить дохлое животное в дом, но и избавляться от него на глазах у Эй-Джея, дышавшего в затылок, показалось ей неудобным.

Анни положила коробку и рюкзак на маленький столик у входа и прошла в гостиную к телефону, где сердито мигал красный глаз автоответчика. Она могла только догадываться, что ожидало ее на пленке. Журналисты, родственники и совсем незнакомые люди звонили, чтобы выразить свою точку зрения или выведать у нее информацию. Анни прошла мимо телефона на кухню, зажигая по дороге свет.

Эй-Джей последовал за ней и поставил вазу с розами на стол в кухне.

– Прости меня, прости, – попросил он. – Мне не следовало так на тебя набрасываться, но я правда беспокоился о тебе, дорогая.

– И это не имеет никакого отношения к тому разносу, что тебе устроил Притчет?

Эй-Джей засопел.

– Ладно, признаю, новости меня ошеломили. Да, я считал, что ты должна мне все рассказать, учитывая наши с тобой отношения. И мне казалось, что в такой ситуации ты должна была обратиться именно ко мне.

– Ну да, чтобы ты. смог прибежать к Смиту Притчету и обо всем ему доложить, как хороший придворный.

Анни прислонилась к раковине. Их с Эй-Джеем разделял стол.

– Вот тебе и еще одна причина, почему наши с тобой отношения не могут сложиться, – продолжала она. – Вот ты, а вот я, и между нами… все это. – Анни красноречиво развела руками. – Моя работа и твоя работа, отдельно мы, отдельно наша работа. Я не хочу об этом говорить, Эй-Джей. Прости, не хочу. Не сейчас.

Только не теперь, когда Анни вдруг обнаружила, что и ее захватила буря, поднятая Фуркейдом. Ей требовалось все ее мужество, чтобы держать голову над водой.

– Я думаю, что сейчас не самое лучшее время для подобных разговоров, – негромко сказал Эй-Джей, приближаясь к ней. – Сегодня выдался тяжелый день. Ты устала, и я тоже вымотался. Давай закончим его мирно. Поцелуемся и все забудем, а? – прошептал он.

Анни закрыла глаза, когда его губы прижались к ее губам. Она покорно ответила на поцелуй. Он прижал ее теснее, и это казалось таким же естественным, как дыхание. Его тело было теплым, сильным. Рядом с ним Анни почувствовала Себя маленькой и защищенной.

Было бы так легко отправиться с ним в постель, найти успокоение и забвение в страсти. Эй-Джею нравилась роль любовника-защитника. И Анни знала, насколько ей самой будет приятно, если она позволит ему эту роль сыграть. И все-таки она не могла сделать этого сегодня. Секс не решит никаких проблем, только все усложнит. А в ее жизни и без того достаточно трудностей.

Эй-Джей почувствовал, что Анни отвечает ему без прежнего пыла. Он поднял голову.

– Мы снова друзья?

– Всегда.

– Кто бы мог подумать, что жизнь может быть такой сложной?

– Только не ты.

– Это точно. – Эй-Джей посмотрел на часы. – Что ж, полагаю, мне следует отправиться домой и принять холодный душ или перелистать каталог дамского белья или что-нибудь в этом роде.

– Неужели нет никакой работы? – поинтересовалась Анни, провожая его до двери.

– Тонны, но тебе не захочется слушать об этом. – Он повернулся и посмотрел ей в глаза: – Дело Фуркейда будет слушаться завтра.

– Ах вот оно что!

– Скажу тебе только одно. – Эй-Джей приоткрыл было дверь, потом замешкался. – Знаешь, Анни, тебе придется решить, на чьей ты стороне в этом деле.

– То есть за тебя или против тебя?

– Ты знаешь, что я имею в виду.

– Точно, – согласилась Анни, – но я не хочу обсуждать это сегодня вечером.

Эй-Джей понимающе кивнул. Анни не стала делиться с ним своими сомнениями. Эй-Джей распахнул дверь, три кошки ворвались в прихожую и накинулись на коробку.

– Что в этой коробке?!

– Дохлая мускусная крыса.

– Господи, Анни, тебе кто-нибудь говорил, что у тебя кошмарное чувство юмора?

– Миллион раз, но я все равно с этим не согласна.

Эй-Джей улыбнулся ей и подмигнул, выходя на площадку лестницы.

– Увидимся, детка. Я рад, что мы снова друзья.

– Я тоже рада, – пробормотала Анни. – И спасибо за цветы.

– Ой… Прости, – Эй-Джей скорчил гримасу, – я их не посылал. Дядя Сэм решил…

Анни подняла руку:

– Все в порядке. Я от тебя этого и не ждала.

– Но ты можешь сказать мне, кто это сделал, и я начищу этому цветоводу физиономию.

– Думаю, обойдемся без этого.

Эй-Джей нагнулся и легко чмокнул ее в щеку.

– Запри дверь хорошенько. Кругом шныряют плохие парни.

Анни выгнала кошек на улицу и вернулась в квартиру. Букет стоял прямо посередине ее кухонного стола и выглядел почти так же неуместно, как и в магазине. Ее квартирку обычно украшали полевые цветы в баночках из-под варенья, а вовсе не элегантные розы. Она вынула белый бумажный квадратик из целлофана и достала карточку.

«Дорогая мисс Бруссар!

Я надеюсь, что вы не сочтете мой поступок бестактным, ведь вы спасли мне жизнь, и я хочу как следует вас отблагодарить.

Искренне ваш, Маркус Ренар».

ГЛАВА 11

Маркус пытался представить, что Анни подумала о цветах. Она уже, должно быть, увидела их.

«Во всем этом есть определенная последовательность», – рассуждал Маркус, глядя в окно своего рабочего, кабинета. Он любил Памелу, а Анни нашла ее тело. Отец Памелы попытался его убить, а Анни его остановила. Детектив, занимавшийся расследованием смерти Памелы, тоже пытался его убить, и Анни снова пришла ему на помощь. Последовательность. В мозгу Маркуса, затуманен ном лекарствами, буквы этого слова выстроились в совершенный по форме круг, образовав тонкую черную линию без начала и конца. Последовательность.

Глаза Маркуса пока скрывали отеки, ватные тампоны забивали обе ноздри, заставляя дышать ртом. Воздух со свистом проходил через выбитые зубы, потому что сломанную челюсть крепко забинтовали. Швы разукрасили его лицо, словно татуировка на лице туземца. Он выглядел как вурдалак, как монстр.

Врач прописал ему обезболивающее и отправил домой. Ни одно из его увечий не угрожало жизни и не нуждалось в дальнейшем медицинском наблюдении, и Маркус был этому рад. Он ни минуты не сомневался, что сестры в больнице Милосердия отправили бы его на тот свет, дай им только волю.

«Перкодан» снял пульсирующую боль в голове и чуть укротил острую боль в боку, где Фуркейд сломал ему три ребра. И казалось, что лекарство размыло ясность его ощущений. Маркус чувствовал себя защищенным, словно его поместили в кокон. Голос его матери звучал вполовину тише, а непрерывное бормотание Виктора превратилось в негромкое жужжание.

Мать и брат были дома, когда Ричард Кадроу привез Маркуса. Оба раздраженные и взволнованные тем, что был нарушен привычный для них ритм жизни.

– Маркус, ты заставил меня заболеть от беспокойства, – говорила его мать, пока он с трудом взбирался по ступеням.

Долл Ренар прислонилась к столбу веранды, как будто у нее не было сил держаться прямо. Такая же высокая, как и ее сыновья, она все равно напоминала птичку. У нее была привычка класть руку на ключицу и похлопывать ею словно сломанным крылом. Несмотря на то что Долл была отличной портнихой, она одевалась в дешевые домашние платья, совершенно скрывавшие ее фигуру и старившие ее, заставляя выглядеть старше ее пятидесяти с хвостиком.

– Я не знала, что и думать, когда мне позвонили из больницы. Я была в ужасе, думала, ты можешь умереть. Я едва смогла заснуть от беспокойства. Что бы я стала без тебя делать? Как бы я справлялась с Виктором?

– Но я же не умер, мама, – заметил Маркус.

Он не спросил, почему мать не навестила его в больнице, так как ему не хотелось еще раз услышать, что она терпеть не может водить машину, особенно по ночам, а все из-за ее куриной слепоты, хотя ни один врач об этом не упоминал. Маркус не хотел слышать и о том, как мать боялась оставить Виктора, как она не любит больниц и считает их рассадниками самых ужасных болезней. А тут и братец заведет свою вечную песню.

Виктор стоял с другой стороны от двери, отвернувшись, но его глаза опасливо оглядывали Маркуса. Ренар-старший всегда держался как-то чересчур прямо, словно земное притяжение действовало на него не так, как на остальных людей.

– Виктор, это я, – подал голос Маркус, отлично понимая, что его попытка успокоить брата безнадежна.

Виктор был уже подростком, когда он наконец выяснил, что если человек надевает шляпу, то не становится от этого другим существом. В двадцать он перестал бояться голосов из телефона, но подобные приступы страха случались и до сих пор Много лет Виктор Ренар не произносил ни слова в трубку, а только дышал, потому что не видел того, кто с ним говорит. Раз он человека не видит, значит, его не существует. Только сумасшедшие говорят с теми, кого нет на самом деле, а он, Виктор, не сумасшедший. Следовательно, он не станет отвечать голосу без лица.

– Маска, нет маски, – промямлил он. – Пересмешник. Mimuspolyglottos. Размер от девяти до одиннадцати дюймов. Встречается чаще, чем похожий на него сорокопут. Ворон обыкновенный. Corvuscorax. Очень умный. Очень изворотливый. Похож на ворону, но не ворона. Маска, но не маска.

– Виктор, прекрати! – визгливо приказала Долл, страдальчески глядя на Маркуса. – Я чуть не лишилась рассудка, волнуясь о тебе, а тут еще Виктор бубнит, как заезженная пластинка. Одно и то же, одно и то же. У меня даже в голове помутилось.

– Красный, красный, очень красный, – Виктор затряс головой, как будто муха влетела ему в ухо.

– Этот адвокат лучше бы заставил офис шерифа заплатить за страдания, которые они причинили твоей семье, – не унималась Долл, идя за Маркусом в дом. – Эти люди испорчены до мозга костей, все как один.

– Анни Бруссар спасла мне жизнь, – возразил Маркус. – Дважды.

Долл состроила кислую гримасу.

– Я уверена, что она ничем не лучше прочих. Я ее видела по телевизору. Эта мисс ни слова не смогла о тебе сказать. Ты по своему обыкновению все преувеличиваешь, Маркус. Впрочем, как всегда. Женщина просто кажется тебе хорошенькой, вот и все. Я знаю, как работает твоя голова, Маркус. Ты сын своего отца.

Этими словами Долл хотела обидеть его. Маркус не помнил своего отца. Клод Ренар бросил семью, когда его младший сын только начал ходить. Он так никогда и не вернулся, оборвал все нити. Иногда Маркус ему завидовал. Приехав домой, Маркус немедленно отправился к себе в спальню и отключился от непрекращающегося нытья матери при помощи таблетки, забывшись тяжелым сном на два часа. Когда он очнулся, в доме стояла тишина. Все вернулись к своим обычным обязанностям. Его мать уходила в свою комнату каждый вечер в девять часов, чтобы слушать бубнеж по телевизору и разгадывать кроссворды. В десять Долл уже будет лежать в постели, чтобы на следующее утро жаловаться, что она едва сомкнула глаза. Если верить Долл Ренар, то она не проспала ни одной ночи в своей жизни.

Виктор отправлялся в постель в восемь, вставал в полночь, чтобы изучать свои книги по биологии и заниматься сложными математическими вычислениями. Он снова ложился в четыре утра и поднимался ровно в восемь. Для Виктора рутина повседневности была священным понятием, так как он считал ее признаком душевного и психического здоровья. Любое отклонение от правил приводило его в состояние глубокой подавленности, он начинал раскачиваться из стороны в сторону и что-то бормотать.

Маркус, чтобы избавиться от неприятных мыслей, обратился к своему хобби. Его рабочая комната располагалась рядом со спальней. Как только они с Памелой переступили через порог дома, Маркус сразу заявил, что эти две маленькие смежные комнаты будут принадлежать ему. Памела работала с ним как агент фирмы «Боуэн и Бриггс» по продаже недвижимости – еще одно звено в цепи последовательных событий.

Он придирчиво осмотрел свое последнее творение – причудливо украшенный кукольный дом времен королевы Анны. Созданные им за много лет кукольные дома разместились на полках вдоль одной стены. Маркус выставлял их на ярмарки для продажи, оставляя себе только самые полюбившиеся.

Но этим вечером он не мог сосредоточиться на кукольном доме. Ренар сел за чертежный стол. Он работал, пытаясь перенести на бумагу не уходящий из его памяти образ.

Памела была красивой женщиной – маленькая, женственная, темные волосы подстрижены в каре, сияющая улыбка, карие глаза искрятся радостью жизни. Каждую пятницу она делала маникюр, одевалась в лучших магазинах Лафайетта и всегда выглядела так, словно сошла со страниц модного журнала.

Анни была по-своему хорошенькой. Маркус рисовал ее не в форме помощника шерифа, а в длинной цветастой юбке, которая была на Анни в тот памятный вечер. Он избавил ее от мешковатой джинсовой куртки, одев в изящную белую блузку. Тонкую, почти прозрачную, дразнящую его проступающей сквозь ткань небольшой грудью.

В его воображении Анни убрала назад волосы, заплела их в косу, лежащую на тонкой шее, и завязала белый бант. У нее был курносый нос, а ямочка на подбородке придавала молодой женщине неожиданно упрямый вид. Глаза Анни глубокого коричневого цвета походили на глаза Памелы, но их разрез был совсем другим. Эти глаза околдовали Маркуса своей формой – экзотические, чуть раскосые, – они напоминали кошачьи. И такой же интригующий рот – полная нижняя губа, а верхняя напоминает изящный лук Купидона. Маркус ни разу не видел улыбки Анни Бруссар, поэтому пока присвоил ей улыбку Памелы.

Маркус Ренар отложил карандаш и оценивающе оглядел свою работу.

Он очень скучал по Памеле эти три месяца, но теперь чувствовал, как эта боль одиночества постепенно отпускает его. В его затуманенном лекарством воображении он сам казался себе высушенной жарой пустыней. И вот перед ним возник свежий источник, манящий его к себе. Он попытался представить вкус воды на своем языке. В его крови чуть заискрилось желание, и Маркус Ренар улыбнулся.

Анни… Его ангел.

ГЛАВА 12

Слушания дел об освобождении под залог проходили в округе Парту по утрам в понедельник, среду и пятницу. Отпущенный под залог в пятницу мог за выходные еще пару раз нарушить закон, чтобы снова предстать перед судьей в понедельник и опять выйти, на свободу под залог. Среда была днем умеренности и гражданских свобод.

На этот раз снова председательствовал судья Монохан, так распорядился господин случай. Ник тяжело вздохнул, когда достопочтенный вершитель правосудия появился в зале и занял свое место.

Дела рассматривались очень быстро, очередной подонок отправлялся за решетку. Ник подумал о том, что же ожидает его, раз они все проиграли. Каждый, представший перед судьей, мог внятно объяснить, почему он или она совершили свой проступок. Ни одно из оправданий и в подметки не годилось его мотиву, но Ник сомневался, что если он просто встанет и скажет, что выполнял ту работу, которую не сделал суд, то получит за это очки у судьи Монохана.

Журналисты, заполнившие ряды позади него, вне всяких сомнений ждали от детектива Ника Фуркейда именно такого драматического заявления. Монохана, казалось, раздражало их присутствие, и он вел себя еще более грубо, чем обычно. Он орал на адвокатов, рычал на подсудимых и назначал залог по высшей шкале.

У Ника Фуркейда на счету в банке лежало ровно три тысячи двести долларов.

– Не раздражай судью, Ник, – прошептал Уайли Тэллант, наклоняясь к своему подзащитному. – Не смотри ему в глаза. Если не можешь изобразить раскаяние, изобрази хотя бы задумчивость.

Ник отвернулся. Тэллант был скользким, коварным мерзавцем. Отличные качества для защитника, но это вовсе не означало, что он должен нравиться Фуркейду. Ему оставалось только слушаться.

Ник еще раз оглядел присутствующих. Он заметил на балконе пару помощников шерифа, нескольких представителей полицейского управления Байу-Бро. Анни Бруссар среди них не оказалось. Ник подумал, что она могла бы и прийти. Ведь именно этого Бруссар и хотела – чтобы он ответил за все.

На балконе в первом ряду Стоукс коснулся края бейсбольной кепки, надвинутой очень низко на очки. Квинлэн, еще один детектив из офиса шерифа, сидел рядом с ним вместе с детективом Макги из городского управления, с которым им приходилось несколько раз работать вместе.

Ника, как, впрочем, и других, очень удивил приход Стоукса. Фуркейд никогда не тратил время, чтобы заводить дружеские отношения. Скорее некоторая привязанность возникла во время работы. Он оглядел центральные ряды. Там расположились журналисты, охотившиеся за ним с самого начала дела Памелы Бишон. Среди них оказался и тот, кто преследовал его еще с Нового Орлеана. Этот писака почувствовал вкус крови Ника и примчался, пуская слюну. Неожиданно – да, но неудивительно.

Удивительное оказалось совсем рядом с журналистом из Нового Орлеана. В зале сидела Белла Дэвидсон, а двумя рядами дальше – ее бывший зять. А они-то что здесь делают? Хантера Дэвидсона не было в той череде неудачников, что дожидались своей очереди предстать перед судьей Моноханом. Притчет наверняка не захотел раздувать скандал вокруг этого слушания. Выдвижение обвинений против убитого горем отца вряд ли прибавит ему популярности среди избирателей. А вот обвинить «жестокого полицейского» за то же самое преступление – это совсем другое дело.

– Штат Луизиана против Ника Фуркейда! Ник прошел за Тэллантом через барьер к столу защиты. Притчет не раскрывал рта, пока слушались другие дела, позволив помощнику окружного прокурора Дусе разбираться с мелкими правонарушениями. Он готовился к главному шоу. Притчет встал, застегнул пиджак, выпрямился и провел рукой по шелковому галстуку. Он выглядел как боевой петух, оглаживающий свои перышки перед схваткой.

– Ваша честь, – раздался его громкий голос, – в данном случае речь идет просто о вопиющем преступлении. Нападение при отягчающих обстоятельствах и попытка убийства, совершенная представителем закона. Мы имеем дело не только с уголовным преступлением, но и с превышением власти и предательством общественного доверия. Это просто позор. Я…

– Приберегите ваше красноречие для другого дела, мистер Притчет, – резко оборвал его судья Монохан, срывая крышку с пузырька с аспирином и вытряхивая пару таблеток на ладонь.

Он свирепо уставился на Ника, черные брови нависли над пронзительными голубыми глазами.

– Детектив Фуркейд, я не могу выразить, насколько мне отвратительно видеть вас перед собой по такому поводу. Вы умудрились превратить некрасивую ситуацию в омерзительную, и я не намерен вас прощать. Возможно, у вас найдется что сказать в свое оправдание?

Уайли чуть наклонился вперед, кончики его пальцев едва касались края стола.

– Защитник Тэллант. Ваша честь, мой клиент намерен заявить о своей невиновности. – Он выговаривал каждое слово предельно четко, как чтец-декламатор. – Мистер Притчет, как обычно, перепрыгнул сразу к выводам, даже не выслушав обстоятельств дела. Детектив Фуркейд просто выполнял свою работу…

– Выбивал душу из человека? – поинтересовался Притчет.

– Он задерживал подозреваемого в краже, который решил сопротивляться аресту и начал драку.

– Сопротивлялся аресту и начал драку? Этого человека пришлось госпитализировать! – выкрикнул Притчет. – Он выглядит так, словно побывал в мясорубке!

– Я не сказал ни слова о том, что ему это удалось.

По рядам прокатился смешок. Монохан изо всех сил стукнул судейским молотком:

– Не вижу ничего смешного!

– Совершенно согласен с вами, ваша честь, – снова вмешался Притчет. – Нам необходимо во всем беспристрастно разобраться. Помощник шерифа застала детектива Фуркейда на месте преступления. Она даст показания…

– Сейчас не разбирательство дела, мистер Притчет, – прервал его Монохан. – Я не собираюсь выслушивать словоблудие юристов, действующих на потребу прессе и все из-за любви к звукам собственного голоса. Примите это к сведению!

– Да, ваша честь, – Притчету пришлось унять свою гордыню, его щеки покраснели. – Учитывая серьезность обвинений и жестокость преступления, штат требует залог в сто тысяч долларов.

Уайли вскинул голову и округлил большие темные миндалевидные глаза.

– Ваша честь, склонность мистера Притчета к драматическим эффектам…

– Ваш клиент – офицер полиции, против которого выдвинуто обвинение в беспричинном избиении человека, мистер Тэллант, – резко парировал Монохан. – Большей драмы мне не требуется. – Он обратился к клерку с вопросом о своем расписании, поигрывая таблетками аспирина словно игральными костями. – Предварительное слушание состоится через две недели, считая со вчерашнего дня. Залог – сто тысяч долларов, чеком или наличными. Следующий!

Ник и его адвокат отошли от стола, место за которым заняли очередной обвиняемый и его защитник. Ник посмотрел на Притчета. Маленький рот окружного прокурора кривила самодовольная ухмылка.

– Мне надо было дать отвод судье Монохану еще до начала слушания, – пробормотал Тэллант, направляясь вместе с Ником к боковой двери, где того уже поджидали полицейские, чтобы отвезти его обратно в тюрьму. – Он явно слишком пристрастен. Но С Притчетом я ничего не могу поделать. Этот тип хочет получить твою голову на блюде, мой мальчик. Из-за этой истории с уликой он оказался в глупом положении. Для Смита Притчета это преступление. Ты можешь заплатить залог?

– Эй, Уайли, я вам-то едва могу заплатить. Даже если я продам все, что имею, то едва наскребу тысяч десять, – безразлично ответил Ник, все его внимание было приковано к залу суда.

Неожиданно для всех Донни Бишон поднялся со своего места и вышел вперед, робко поднимая руку, как нерешительный ученик, пытающийся привлечь внимание учителя. Он был красивым парнем – тридцать шесть лет, а выглядел на двадцать – с коротким носом и чуть-чуть оттопыренными ушами, как раз настолько, чтобы у него навсегда остался мальчишеский вид. В университете Тулейна он играл форвардом третьей линии и теперь ходил чуть ссутулившись, словно в любую минуту был готов рвануться к корзине.

– Ваша честь, я могу подойти к столу?

Монохан одарил его свирепым взглядом.

– Кто вы такой, сэр?

– Донни Бишон, сэр. Я хочу заплатить залог за детектива Фуркейда.


– Строительный бизнес должен давать куда больше денег, чем я думал, – говорил Ник, расхаживая по кабинету Донни Бишона и покусывая зубочистку.

Он позволил событиям разворачиваться в зале суда не потому, что хотел получить деньги, а потому, что его интересовал мотив этого невероятно щедрого жеста.

Пресса словно с цепи сорвалась. Монохан приказал очистить зал. Притчет вылетел в коридор вне себя от ярости – победу, увели у него из-под носа. После того как Донни заплатил чиновнику, они прошли сквозь строй журналистов вниз по лестнице. Все как после процесса над Маркусом Ренаром.

Ник сел в «Инфинити» своего защитника, цветом напоминающую доллары. Они проехали, не сворачивая, до Новой Иберии, чтобы сбить со следа репортеров. Когда проселочными дорогами они вернулись в Байу-Бро, журналисты уже отправились сочинять свои статьи. Ник заставил Уайли высадить его у дома, взял ключи от своей машины и уехал, забыв о душе и смене белья, в которых так нуждался. Сейчас ему требовалось больше. Он жаждал получить ответы на вопросы.

При взгляде на кабинет Донни Бишона создавалось впечатление, что компания «Байу-Бро девелопмент» не лишена солидности. Тяжелая дубовая мебель и небольшое состояние на стенах в виде гравюр. Но расследование Ника поведало совсем другую историю. Донни основал свою фирму, воспользовавшись фирмой недвижимости «Байу риэлти», бизнесом Памелы, и. не использовал ни одну из возможностей, чтобы поставить дело на солидную финансовую основу. Согласно одному из источников развод начисто оборвал все связи между этими двумя компаниями, и Донни не оставалось ничего другого, как либо научиться вести дела, либо умереть.

Ник провел пальцем по изящному резному изгибу деревянной утки ручной работы, стоящей на столе.

– Когда я проверял вашу компанию, Донни, мне показалось, что дела у вас идут совсем неважно. Полтора года назад вы оказались совсем на мели. Вы использовали фирму Памелы, чтобы не потерять свою. Каким образом вы можете теперь выписывать чек на сто тысяч долларов?

Донни рассмеялся, откинувшись в кожаном кресле цвета бычьей крови. Он расстегнул воротничок и закатал рукава рубашки в тонкую полоску. Ну просто воплощение молодого бизнесмена за работой.

– Вы просто неблагодарный ублюдок, Фуркейд, – ответил Бишон, несколько удивленный и раздосадованный. – Я только что заплатил залог, чтобы вы смогли унести свою задницу из тюрьмы, а вам, значит, не нравится запах моих денег? Ну и черт с вами!

– Мне показалось, что я вас уже поблагодарил. Вы оплатили мое освобождение, но не купили меня.

Донни отвел глаза и принялся выравнивать стопку бумаг на столе.

– Вы знаете, что на бумаге компания стоит очень много. Активы, понимаете? Земля, оборудование, построенные дома. Банкиры любят активы больше, чем наличные. У меня отличный кредит.

– Почему вы это сделали?

– Вы что, шутите? Вспомните, что Ренар сделал с Памелой. Теперь вы и старик Хантер сидите в тюрьме, а он себе разгуливает на свободе. Не суд, а цирк какой-то. Должен же кто-то сделать то, что требуется.

– Убить Ренара, например?

– Я мечтаю об этом. Настоящий ублюдок-извращенец. Он преступник, а не вы. Я так считаю. Эта помощница шерифа должна была заниматься своими делами, а не хватать вас, и пусть природа сделала бы свое дело и добила паршивца. И потом, позволю себе напомнить, я ничем не рискую, если вы только не сбежите из города.

– А почему наличными? – продолжал допытываться Ник. – Поручитель платит только десять процентов от суммы залога.

«И получает кусочек популярности», – закончил он про себя. Когда Донни подошел к столу, чтобы подписать чек на огромную сумму, этот момент надо было видеть. Бишон не впервые оказался в свете юпитеров.

Он купался в нем с того самого дня, как обнаружили тело Памелы. Донни немедленно предложил пятьдесят тысяч долларов в качестве вознаграждения за информацию, которая поможет арестовать убийцу. На похоронах Донни рыдал, как ребенок. Все газеты в Луизиане опубликовали фотографию Донни Бишона, прячущего лицо в ладонях.

В приемной телефон трезвонил, как безумный. Скорее всего это репортеры жаждали комментариев и интервью. А каждая статья – это бесплатная реклама для «Бишон Байу девелопмент».

Донни снова отвел глаза.

– Я ничего об этом не знал. Мне никогда раньше не приходилось выступать поручителем. Господи, может, вы все-таки сядете? Вы заставляете меня нервничать.

Ник не обратил внимания на его слова. Ему требовалось движение, и потом… Не так уж плохо, если ему удастся вывести Донни из себя.

– Когда вы сможете вернуться к работе над делом?

– Когда в аду похолодает. Меня отстранили. Мое вмешательство только испортит все, учитывая мое предвзятое отношение к главному подозреваемому. Во всяком случае, так сказал бы судья. Официально я над делом не работаю.

– Тогда мне остается только надеяться, что вас что-нибудь еще задержит в округе Парту. Черт, потерять сотню тысяч баксов – это для меня слишком.

– Люди могут сказать, что сейчас вам их потерять куда легче, чем при жизни вашей жены, – заметил Ник. Лицо Донни напряглось.

– Мы уже это обсуждали, детектив. И мне не нравится, что вы опять принимаетесь за старое.

– Вы же знаете, Донни, что расследование велось по двум направлениям. Это стандартный подход. И то, что вы избавили меня от пребывания в тюрьме, ничего не меняет.

– Знаете что, Фуркейд? Не засунуть ли вам эти два направления сами знаете куда…

Ник пожал плечами и продолжал:

– Лично у меня за последние двадцать четыре часа было очень много времени, чтобы все обдумать. Я все прокручивал снова и снова. Мне показалось… гм… весьма удачным, что Памелу убили до того, как вы официально развелись. Как только страховая компания раскошелится и вы сможете продать принадлежащую Памеле половину «Байу риэлти», кредит вам больше не понадобится.

Донни вскочил на ноги.

– Убирайтесь из моего кабинета! Я вам помог, а вы приходите и оскорбляете меня! Надо мне было оставить вас гнить в тюрьме! Я не убивал Памелу. Я не мог этого сделать. Я любил ее.

Ник не двинулся с места. Он вынул зубочистку изо рта и теперь держал ее как сигарету.

– У вас странная манера любить, мистер, – гоняясь за каждой юбкой.

– Я допускал ошибки, – сердито согласился Донни. – Но я действительно любил мою жену, и я люблю мою дочь. Я никогда не смог бы сделать ничего, что причинило бы вред Джози.

Даже сама мысль об этом, казалось, убивала его. Он отвернулся от фотографии девочки в школьной форме, стоявшей у него на столе.

– Она уже живет у вас? – спокойно поинтересовался Ник.

Ходили слухи, что во время войны за развод происходила еще и битва за опеку над дочерью. И это сражение выглядело слишком яростным для искренней заботы об интересах девочки. Как и во многих других делах о разводе, ребенок в данном случае стал вещью, из-за которой разгорелся спор. Донни слишком любил свою свободу, чтобы полностью исполнять отцовские обязанности. Посещения больше бы подошли его образу жизни, чем опека.

– Она с Беллой и Хантером, – ответил Донни. – Моя бывшая теща посчитала, что они смогут создать для девочки более подходящие условия. А потом Хантер взялся за оружие и решил совершить убийство при свете дня на глазах у всех. Нечего сказать, подходящая обстановка для моей девочки.

Задор испарился, плечи Донни обмякли, и он как-то на глазах постарел.

– Зачем вы снова ворошите старую историю? Вы же по-прежнему считаете, что это сделал Ренар. Я знаю, люди болтают всякие глупости о Душителе из Байу после недавнего изнасилования. Но одно никак не связано с другим. Вы же нашли кольцо Памелы в доме Ренара. И вы же отправили его в больницу. Почему вы вцепились мне в глотку? На сегодня я ваш лучший друг.

– Привычка, – парировал Ник. – Я подозрителен от природы.

– Хватит лапши на уши. Я не виновен.

– Все в чем-то виноваты. Донни покачал головой:

– Вам нужна помощь, Фуркейд. У вас клинический случай паранойи.

Ник выбросил зубочистку в корзину для мусора, потом повернулся к дверям. На его губах играла саркастическая усмешка.

– C’estvrai. Это правда. Но, к счастью для меня, я один из немногих, кто может зарабатывать этим на жизнь.

Ник вышел из компании «Бишон Байу девелопмент» через заднюю дверь и направился на стоянку к своему «Форду».

Он сел за руль, опустил стекла и остался сидеть, покуривая и размышляя, слушая бормотание радио.

Ник мысленно снова вернулся в Новый Орлеан. Он заплатил куда более страшную цену, чем тюрьма, потеряв свою работу, доверие окружающих. Его просто уничтожили, и он до сих пор старался собрать обломки. Но ему было о чем подумать, помимо своего прошлого.

Если не считать страшной жестокости убийства, Донни Бишон автоматически становился подозреваемым. Первое подозрение всегда падает на мужей. Но Донни больше походил на тех парней, что могут пристукнуть свою бывшую жену в порыве слепой ярости. Не в его стиле спланировать такую ужасную смерть и хладнокровно привести ее в исполнение.

– Ренар это сделал, – пробормотал Ник. Следы, логика, все указывало на Ренара. Архитектора заклинило на Памеле, он преследовал ее своими ухаживаниями и убил, когда она его отвергла. Ник полагал, что именно Маркус Ренар убил свою подружку в Батон-Руже перед переездом семьи в Байу-Бро, но ту смерть сочли случайной и расследование не проводилось.

Ренар тот, кто им нужен, Ник чувствовал это сердцем. И все-таки было что-то еще в этом чертовом деле.

Никто никогда так и не смог доказать, что именно Ренар преследовал Памелу, прокалывал шины у ее машины, перерезал телефонный кабель, подбрасывал дохлых животных. Ренар, не таясь, посылал цветы и маленькие подарки. Ничего угрожающего в этом не было. Как-то раз Памела швырнула ему в лицо все его подарки прямо в конторе «Боуэн и Бриггс». И это случилось незадолго до ее смерти.

Никто никогда не видел Ренара входящим в кабинет Памелы в «Байу риэлти» или в ее дом на Квайл-драйв. И все-таки кто-то ведь украл вещи с ее письменного стола и из платяного шкафа. Кто-то же оставил дохлую змею в ящике с карандашами. Ренар мог свободно входить в здание, но и Донни никто не препятствовал. Никто не смог опознать Ренара в том неизвестном, подглядывавшем за Памелой, о котором она несколько раз сообщала по номеру 911. Но кто-то ведь пробрался в гараж и исполосовал покрышки ее «Мустанга». Ей столько раз звонили и вешали трубку, или просто дышали, не говоря ни слова, что она добилась номера, который не значился в телефонной книге. Но не было зафиксировано ни единого звонка Памеле с домашнего или рабочего телефона Маркуса Ренара.

Ренар был очень педантичным, маниакальным чистюлей. Очень осторожным Умным. Он мог задумать такое. Цветы и сладости стали только частью игры. Возможно, Ренар чувствовал, что Памела никогда не будет с ним. Вероятно, именно раздражение привело к одержимости. Любовь оказалась прекрасным прикрытием для глубоко укоренившейся ненависти.

И второй вариант. Возможно, Донни донимал Памелу, пытаясь вернуть ее. Бишон никогда не хотел развода. Он ругался с женой не из-за интересов Джози, а из-за собственной финансовой выгоды. Памела попросила его выехать из общего дома в феврале прошлого года. Потом официально оформила раздельное проживание. Супруги побывали на нескольких консультациях у психолога. К концу июля Памела твердо решила развестись и подала документы. Донни плохо воспринял эту новость.

Неприятности начались в конце августа.

Донни мог проделывать все это, чтобы запугать Памелу. И снова – ни свидетелей, ни улик, ни телефонных записей. Обыск в доме Донни после убийства ничего не дал.

– Тебе надо отдохнуть, Фуркейд, – приказал Ник самому себе.

Теперь у него будет много свободного времени, ведь его отстранили отдела.

Сотню раз Ник прокручивал в голове события того вечера. В своем воображении он делал правильный выбор. Не принимал приглашения Стоукса зайти в бар «У Лаво» и пропустить по стаканчику. Не заливал виски свою израненную гордость. Не слушал те глупости, что болтал ему Стоукс. Он не отвечал на тот телефонный звонок, не шел на ту стоянку.

И Анни Бруссар не появлялась из темноты и не входила в его жизнь.

Голова Фуркейда гудела от возможных объяснений, что приводило его в состояние раздражения. Он завел мотор и выехал со стоянки.

Черта с два! Он должен поймать убийцу.

ГЛАВА 13

Пятница. День зарплаты. Все торопились обналичить чеки в банке, а потом рвануть в бар или домой.

Когда утром Анни вошла в комнату, где проводились пятиминутки, и устроилась за одним из длинных столов, все сидевшие за ним встали и пересели. Никто не произнес ни слова, но все было ясно и так – коллеги больше не считали ее одной из них. И все из-за Фуркейда, который ни с кем из них не дружил. И все исключительно по одной причине. Детектив Фуркейд тоже был мужчиной.

Анни хотелось узнать, как продвигается расследование изнасилования Дженнифер Нолан, но ей приходилось в который раз переписывать свой первоначальный рапорт, потому что Хукер опять умудрился потерять его. Накануне Анни опросила шестерых соседей Дженнифер, но получила минимум полезной информации.

Она перебирала в памяти детали изнасилования. Маска на лице нападавшего, отсутствие спермы, полосы ткани, чтобы привязать жертву. Преступник заставил Дженнифер выкупаться. Он не произнес ни единого слова во время акта. При изнасиловании, как правило, в ход идут угрозы и оскорбления. И Анни задумалась, что же страшнее – угроза смерти или жуткое молчание, когда не знаешь, чего ожидать.

Осторожность. Слово вдруг всплыло в памяти само. Насильник был очень осторожен, стараясь не оставить следов. Судя по тому, как он преуспел в этом, он совершал подобные преступления в прошлом. Вполне возможно, что он числится в полицейской картотеке. Кому-нибудь стоило бы просмотреть личные дела сослуживцев потерпевшей. Но если Анни предложит это, у ее коллег будет новый повод позлословить на ее счет.

Казалось, дежурству не видно конца. Анни снова посмотрела на часы. Еще полчаса, и она сможет отправиться обратно в Байу-Бро. Она поставила машину на пятачке возле полуразвалившегося прилавка для продажи овощей. Машину загораживали ветви дуба, но Анни отлично видела дорогу. В четверти мили к югу от этого места находился небольшой городок Лак, превращавшийся по вечерам в пятницу в горячее местечко. Все крутые ребята округа в этот день отправлялись в придорожную закусочную «Скитер Мутон» для популярного времяпрепровождения – выпить пива, поспорить, потом проломить кому-нибудь голову.

Красный пикап «Шевроле» на большой скорости несся со стороны города. Водитель высунул руку с банкой пива в окно. Анни проверила скорость радаром, когда он промчался мимо – шестьдесят пять миль при ограничении до сорока и вождение в нетрезвом виде. Анни включила мигалку и сирену и выехала вслед за ним на дорогу. Нет ничего лучше пьяного водителя за рулем, чтобы превратить совершенно провальный день в удачный.

– На связи Чарли-один, – заговорила Анни в микрофон. – У меня на двенадцатом шоссе превышение скорости в двух милях от Лака. Судя по всему, водитель пьян. У «его луизианские номера – Танго-Виски-Эхо семь-три-три. Конец связи.

Анни подождала подтверждения, но его не последовало, потом попыталась выйти на связь еще раз. Опять никакого ответа. Молчание не просто раздражало, оно тревожило. Если обстановка осложнится, у диспетчера будут ее координаты и номера водителя, которого она преследовала. Если Анни не выйдет на связь в оговоренное время, то диспетчер пошлет другую патрульную машину.

– Диспетчер вызывает Чарли-один. Мы вас не слышим. Повторите. Конец связи.

Очень легко прервать радиосвязь. Достаточно было одному из помощников шерифа взяться за микрофон, когда он услышал ее вызов, и все. Анни оказалась вне эфира. Отрезанная от связи, отрезанная от помощи.

Пикап-нарушитель остановился. Не надеясь на быстрый и благополучный исход событий, Анни взяла блокнот, штрафные квитанции и вылезла на дорогу.

– Выйдите, пожалуйста, из машины! – крикнула она, подходя к автомобилю сзади.

– Да не превышал я, – заныл водитель, высовывая голову в окно. У него были маленькие глазки и крошечный ротик, напоминавший формой головастика. На красной бейсбольной кепке красовалась эмблема химической компании «Тристар». – Вам что, ребята, делать нечего, что вы меня тормозите?

– Сейчас разберемся. Мне нужны ваши права и техталон.

– Это все ерунда, парень.

Водитель распахнул дверцу, на землю вывалилась пустая пивная банка и закатилась под пикап. Мужчина сделал вид, что ничего не заметил, и начал выползать из кабины с предельной осторожностью, которая сразу выдает пьяного. Он оказался не выше Анни, этакий мужичок-питбуль в джинсах и футболке, туго натянувшейся на «пивном» брюхе.

– Я не плачу налоги в этом округе, поэтому вы не можете меня останавливать, – бормотал он. – А ведь у нас свободная страна, мать вашу так.

– Так оно и есть, если вы не садитесь за руль пьяным и не едете с неразрешенной скоростью. Мне нужны ваши права.

– Я не пьян. – Мужчина вытянул из кармана большой бумажник, порылся в нем в поисках прав, нашел и протянул их в направлении Анни. Его пальцы почернели от грязи. На предплечье выделялась татуировка – голая синяя красотка с ярко-красными сосками. Классика.

Вернел Понселе. Анни не спешила возвращать ему права.

– Я не превышал, – настаивал водитель. – Эти ваши радары всегда врут. У вас и дерево поедет со скоростью шестьдесят миль. – И тут его глаза расширились от удивления. – Эге! Да это же женщина!

– Точно. И для меня это давно не новость. Понселе склонил голову к плечу и начал ее пристально рассматривать.

– Так это тебя показывали в новостях! Я тебя видел! Это ты арестовала того копа, который избил того убийцу-насильника!

– Стойте, где стоите, – холодно приказала Анни, отступая к своей машине. – Я должна проверить ваши данные. – И вызвать помощь. У нее появилось ощущение, что этот Вернел Понселе не сдастся просто так.

– Ты это чего? – заорал Понселе, ковыляя вслед за ней. – Ты еще мне штраф будешь выписывать?

Анни прикрикнула на него:

– Стой, где стоишь!

Но Понселе продолжал идти, тыча в нее пальцем, словно собираясь проткнуть насквозь.

– Не возьму я от тебя никакой гребаной квитанции! Ты отпустила насильника на свободу. Может, тоже хочешь счастья попытать? Ты, сука…

– Хватит! – Анни бросила блокнот на крышу патрульной машины и потянулась к наручникам, висящим у нее на поясе. – Лицом к машине! Быстро!

– Пошла ты!.. – Понселе, нетвердо держась на ногах, развернулся и двинулся к своему пикапу. – Пусть меня остановит настоящий коп, а не какая-то девка!

– Быстро лицом к машине, ты, упрямый осел, иначе я сделаю тебе больно, – Анни зашла сзади, защелкнула наручники на правом запястье и заломила руку за спину.

Она попыталась развернуть его, изо всех сил давя на руку. Понселе покачнулся, заставив ее потерять равновесие, и тут же обернулся, чтобы нанести удар. Их ноги сплелись, словно в безумном танце, и они вместе рухнули на дорогу и покатились к кювету, рыча и нанося друг другу удары.

Понселе изрыгал ругательства прямо в лицо Анни, вызывая тошноту зловонным дыханием. Он попытался опереться на руку и подняться, но схватил Анни за грудь. Анни ударила его в подбородок, а потом заехала локтем в лицо. Понселе привстал на одно колено и попробовал встать, а его кулак тяжело обрушился на нос Анни.

– Ах ты, сукин сын! – выругалась она, кровь потекла у нее по губам. Анни вскочила на ноги и ударила Понселе головой о машину. – Ты выбрал не слишком удачный день, чтобы связаться со мной, коротышка! – прорычала она, застегивая наручники на свободной руке. – Ты арестован по обвинению во всех мерзких преступлениях, которые я только смогу вообразить!

– Я требую настоящего полицейского! – завопил Понселе. – Это Америка. У меня есть права! Я имею право хранить молчание…

– Тогда почему бы тебе не заткнуться? – рявкнула на него Анни и повела к полицейской машине.

– Я не преступник! У меня есть права!

– У тебя дерьмо вместо мозгов, вот что у тебя есть. Мужик, ты сам вырыл себе такую яму, что тебе понадобится землечерпалка, чтобы вылезти наружу.

Анни затолкала пьяного на заднее сиденье и захлопнула дверцу. Мимо по шоссе в сторону придорожной забегаловки мчались машины. Парень с козлиной бородкой выглянул в окно и сделал неприличный жест. Она ответила ему тем же и села за руль.

– Ты самая настоящая нацистка, вот ты кто! – орал Понселе, долбя ногами в сиденье Анни. – Ты проклятая нацистка!

Она вытерла кровь рукавом рубашки.

– Попридержи язык, Понселе. Будешь выступать, отвезу тебя к болотам и пристрелю как собаку.

Анни посмотрела на себя в зеркало заднего вида и, берясь за микрофон, выругалась. Со среды еще остался синяк, теперь прибавился разбитый нос – она выглядела так, словно продержалась пять раундов против Майка Тайсона.

– Говорит Чарли-один. Я везу пьяного водителя. Спасибо, что ничем не помогли.

Понселе продолжал орать, когда Анни привезла его в участок. Она давно уже перестала слушать его вопли, ее собственный гнев приглушил его слова до безобидного шума на заднем плане. А что, если бы Понселе ранил ее? И завладел ее пистолетом? Как бы все прореагировали?

Ассоциация помощников шерифа проголосовала за тр, чтобы оплатить услуги адвоката для Фуркейда. Может быть, они проголосовали и за то, чтобы не вмешиваться, если Анни будут убивать? Ее на собрание не пригласили.

Она приехала в пересменку – самое время для всякого трепа и соленых шуток за чашкой крепкого кофе. Расслабленные улыбки застыли на лицах и исчезли, как только Анни показалась в коридоре.

– Что? – поинтересовалась она, ни к кому собственно не обращаясь. – Разочарованы, что я все еще цела?

– Разочарованы тем, что вообще тебя видим, – пробормотал Маллен.

– А ты что думал? – требовательно спросила она. – Что если ты выкинешь меня из эфира, то я вообще исчезну?

– Я понятия не имею, о чем ты говоришь, Бруссар. Ты просто истеричка.

– Если ты чем-то недоволен, то будь мужчиной и скажи мне об этом в лицо, а не устраивай эти свои подростковые шалости…

– Проблема в тебе самой, Бруссар, – Маллен открыто бросил ей вызов. – Если не справляешься с работой, уходи.

– Я справляюсь с работой. Я как раз выполняла мою работу…

– Что, черт побери, здесь происходит? – в коридоре появился сержант Хукер.

Слишком рассерженная, чтобы соблюдать субординацию, Анни повернулась к нему:

– Кто-то мешает работе моей рации.

– Это все чушь, – заметил Маллен.

– Должно быть, твоя рация требует ремонта, – ответил Хукер, и Анни захотелось дать ему пинка.

– Забавно, что я никак не могу получить работающую рацию.

– У тебя в машине возникают помехи, Бруссар, – снова вмешался Маллен. – Вероятно, железяки в твоем насисьнике мешают приему.

Хукер наградил его свирепым взглядом:

– А ну-ка заткнись, Маллен!

– Это не рация, – продолжила Анни, – это ваше ко мне отношение. Если вы не можете справиться со своими комплексами, то эта форма не для вас.

– Мы знаем, кому форма не подходит, – пробурчал Маллен.

Наступила полная тишина. Анни переводила взгляд с одного мужчины на другого – череда каменных лиц и убегающих взглядов. Может быть, не все они были согласны с Малленом, но никто не собирался заступаться за нее.

Наконец молчание нарушил Хукер:

– Найди доказательства того, что кто-то чинит тебе препятствия, Бруссар, а потом подай жалобу. А пока кончай свои причитания и отправляйся писать рапорт об этом твоем пьянице.

Никто не пошевелился, пока сержант не скрылся в своем кабинете. Потом Прежан и Савой ушли, нарушив всеобщее оцепенение. Маллен двинулся по коридору и, проходя мимо Анни, нагнулся к ней.

– Точно, Бруссар, – прошептал он, – кончай свои причитания, а не то тебе будет над чем попричитать.

– Не смей угрожать мне, Маллен.

Его брови взлетели вверх в насмешливом удивлении.

– А то что будет? А? Ты меня арестуешь? – И его лицо снова окаменело. – Ты не сможешь арестовать нас всех.

ГЛАВА 14

«Конец июля. Памела Бишон сообщает всем на работе, что разведется с Донни. Ренар начинает проявлять к ней интерес. Заходит в „Байу риэлти“, чтобы поболтать, высказать сочувствие и т. п.

Август. Ренар явно потерял голову. Он посылает Памеле цветы и небольшие подарки, приглашает на обед или выпить в бар. Она выходит с ним только в сопровождении коллег, говорит своему партнеру по бизнесу Линдсей Фолкнер, что ей не нужно, чтобы Ренар неправильно воспринял их дружбу. И все-таки признается, что его попытки ухаживать за ней очень милы. Памела пытается объяснить Ренару, что они только друзья.

Конец августа. Кто-то начинает звонить Памеле и вешать трубку или просто дышать, не говоря ни слова.

Сентябрь. Из офиса Памелы и из ее дома начинают исчезать разные мелочи, но она не может точно сказать, когда именно исчезли эти предметы. Ренар крутится поблизости, Памела начинает чувствовать себя неловко в его присутствии. Анонимные звонки продолжаются.

25 сентября. Собираясь ехать на работу, Памела обнаруживает, что кто-то изрезал шины ее автомобиля (машина стоит в незапертом гараже). Она звонит в офис шерифа. Ей отвечает помощник шерифа Маллен. Памела рассказывает, что подозревает в этом Ренара, но никаких доказательств его вины нет. Детективу Стоуксу поручено расследовать этот случай мелкого хулиганства.

2 октября, 1:00. Памела сообщает в службу 911 о том, что кто-то заглядывает к ней в окна. Подозреваемых нет. Ренар допрошен в связи с инцидентом. Он отрицает свою причастность. Выражает озабоченность состоянием Памелы.

3 октября. Ренар приходит в кабинет Памелы, говорит, что его беспокоят ее неприятности.

9 октября. 1:45. Памела снова сообщает о том, что кто-то подглядывает за ней. Подозреваемых нет.

10 октября. Выходя к школьному автобусу, Джози Бишон натыкается на крыльце на изувеченные останки енота.

11 октября. Ренар снова приходит в офис Памелы и говорит, что его беспокоит безопасность Памелы и Джози. Памела нервничает и приказывает ему уйти. Клиенты, дожидающиеся встречи с ней, подтверждают, что она была очень взволнована.

14 октября. Придя на работу, Памела обнаруживает мертвую змею в ящике письменного стола. В тот же день, позже, Ренар снова подходит к ней. Разговор идет о том, что с одинокой женщиной вроде Памелы может произойти масса неприятных вещей. Памела воспринимает это как угрозу.

22 октября. Вернувшись домой с работы, Памела обнаруживает, что в доме побывали вандалы. Шторы порезаны, белье на постелях выпачкано собачьими экскрементами, на семейных фотографиях вырезано ее лицо. На месте преступления не обнаружено никаких отпечатков. Памела обращается в фирму, чтобы установить в доме сигнализацию. Позже она обнаруживает, что исчезла связка ключей от дома и офиса, но не может сказать, когда в последний раз видела их.

24 октября. Ренар дарит Памеле на день рождения дорогое ожерелье. Памела, вне себя от ярости, обрушивается на Ренара в присутствии его сослуживцев, говорит, что во всем подозревает его, возвращает все мелкие подарки, которые он дарил ей в августе и сентябре. При свидетелях Ренар отрицает свою причастность к этим преступлениям.

25 октября. Памела обращается к адвокату Томасу Уотсону. Она хочет, чтобы судья запретил Ренару приближаться к ней.

27 октября. Уотсон обращается в суд с требованием запретить Маркусу Ренару приближаться к Памеле Бишон. Требование отклонено ввиду недостатка улик.

31 октября. Памела видит человека, подглядывающего за ней. Пытается дозвониться в офис шерифа. Телефон в ее доме не работает. Она звонит по сотовому. Телефонный кабель оказывается перерезанным. Задняя дверь дома измазана человеческими испражнениями. Подозреваемых нет.

7 ноября. Родные заявили об исчезновении Памелы Бишон».


Анни перечитывала свои записи. Когда события изложены вот так, по порядку, все кажется таким очевидным. Классическая схема нарастания эмоций. Влечение, привязанность, преследование, маниакальная одержимость, при отказе возрастающая враждебность. Почему же никто ничего не заметил и не остановил преступника?

Потому что в их распоряжении и была одна лишь схема. Они никак не могли «привязать» Ренара к преследованию Памелы. Ни разу за все месяцы, предшествовавшие убийству Памелы Бишон, Ренар не высказывал никому из своих коллег ни гнева, ни враждебности по отношению к ней. Как раз напротив. Памела жаловалась своим сотрудникам на Ренара. В ее присутствии коллеги поддерживали Памелу, а за глаза спрашивали, не сошла ли она с ума. Ренар казался таким безобидным.

Учитывая маячившую на горизонте перспективу развода и связанное с ним ухудшение материального положения, Донни Бишон куда лучше подходил на роль вероятного преследователя. Но Памела настаивала, что все ее неприятности – это дело рук Ренара.

Анни встала из-за стола и прошлась по квартире. Половина десятого. Почти час Анни изучала свои записи, просматривала газетные статьи, ксерокопии вырезок из журналов, заглянула даже в учебник, в главу об упорном преследовании. Анни приобрела специальную папку и складывала газетные вырезки в одно отделение, фактический материал в другое, а свои заметки в третье. Если бы не вырезки, то папка не была бы такой пухлой, хватило бы и тоненького блокнота. Анни не проводила допросов, это вообще было не ее делом. Она была лишь помощником шерифа, а не детективом.

Ника Фуркейда отстранили отдела, следовательно, расследование теперь ведет Чез Стоукс. Именно ему поручали проверить первые заявления Памелы о беспокоящих ее случаях. Если бы тогда Чез смог до чего-нибудь докопаться, возможно, Памела была бы сейчас жива.

Анни без устали шагала по гостиной, проходя вдоль кофейного столика и возвращаясь обратно. Этот столик представлял собой кусок стекла, прикрепленного к спине чучела аллигатора в пять футов длиной. Когда-то эта реликвия свисала с потолка в магазинчике Сэма, правда, до тех пор, пока чучело не рухнуло на голову какого-то туриста. Анни приняла крокодила как бродячую собаку и назвала его Альфонсом.

И теперь она ходила от носа Альфонса до его хвоста и обратно, взвешивая сложившуюся ситуацию, не обращая внимания на звонки телефона. Она не желала ни с кем говорить и доверила автоответчику общаться с репортерами и психами.

Может быть, она смогла бы уговорить Фуркейда принять ее помощь в расследовании, если бы не этот случай с избиением Ренара. Теперь дело в руках Стоукса, а его она просить не станет. Стоукс никак не мог смириться с тем, что помощник шерифа Бруссар не находит его неотразимым. Он воспринял ее вежливое «спасибо, нет» сначала как вызов, а затем как личное оскорбление. В конце концов он обвинил ее в расизме.

– Это все потому, что я черный, да? – поинтересовался он с вызовом.

Той жаркой летней ночью, полной мошкары и летучих мышей, сновавших туда-сюда в поисках добычи, они стояли на парковке возле бара «Буду Лаундж». В южном небе над заливом вспыхивали зарницы, влажный воздух, словно бархат, прикасался к коже. Чуть раньше они с коллегами пошли в бар, как это часто случалось в пятницу вечером – кучка копов, пожелавших немного встряхнуться. Вероятно, Стоукс слишком много выпил, потому что громко заявил, что Анни фригидна. Она встала и вышла, исполненная отвращения.

От его обвинения в расизме у нее буквально открылся рот.

– Тебе не хочется, чтобы тебя видели вместе с мулатом? Так скажи это прямо!

Стоукс тогда подошел к ней совсем близко, лицо его окаменело от гнева. Но тут на стоянку въехала машина, какие-то люди вышли из бара, и напряжение резко спало.

Эта сцена так живо предстала перед Анни, что она почти почувствовала дыхание летнего зноя на своей коже. Она открыла высокие стеклянные двери в дальнем конце гостиной и вышла на балкон, вдыхая холодный влажный воздух. Легкий лунный свет посеребрил воду и очертил строгие силуэты кипарисов.

Забавно, Анни никогда раньше об этом не думала, но в некотором смысле она понимала Памелу Бишон. Она по своему опыту знала, что такое общаться с мужчинами, которые не могут принять отказа. Стоукс. Эй-Джей. Да и дядя Сэм в придачу. Различие между ними и Ренаром было таким же, как между душевным здоровьем и манией.

Но если рассуждать объективно, то преследователями становятся не только мужчины, но и женщины. Зачастую эти люди кажутся совершенно нормальными. Уровень их интеллекта и образование значения не имеют. Но по отношению к объекту их мании их мозг работает как-то не так. Некоторые страдают эротоманией, то есть таким состоянием, когда человек представляет себе романтические отношения с объектом мании и полагает, что все это происходит на самом деле.

Где-то в глубине болот аллигатор издал хриплый рев. Потом ночную тишину прорезал крик нутрии, напоминающий женский визг. Звук резанул Анни по нервам. Она закрыла глаза и увидела лежащую на полу Памелу Бишон в лунном свете, льющемся из окна, освещающем ее нагое тело. И Анни вдруг показалось, что она слышит крики Памелы… И крики Дженнифер Нолан… И крики женщин, погибших четыре года назад от руки Душителя из Байу. Зов мертвых. У нее по коже побежали мурашки, и Анни вернулась в комнату, закрыла стеклянные двери и заперла их.

– У тебя очень мило, Туанетта.

Она резко обернулась. Фуркейд стоял у входной двери, прислонившись к стене, глубоко засунув руки в карманы старой кожаной куртки.

– Что, черт побери, ты здесь делаешь?

– Эту твою дверь не слишком трудно открыть. – Он укоризненно покачал головой и выпрямился. – Тебе как полицейскому следовало бы об этом позаботиться. Особенно женщине-полицейскому, верно?

Фуркейд двинулся к ней, его движения казались обманчиво-ленивыми. Даже на расстоянии Анни чувствовала его напряжение. Она медленно отступила в сторону, оставляя между ними кофейный столик. Она надеялась, что ей удастся сбежать. А что потом? Магазин закрылся в девять. До дома Сэма и Фаншон добрая сотня ярдов, к тому же, как всегда по пятницам, они отправились на танцы. Возможно, ей удастся добежать до джипа.

– Что тебе нужно? – спросила Анни, пробираясь к двери. Ее ключи висели на крючке над выключателем. – Ты намерен избить и меня тоже? Твоя дневная норма грехов еще не выполнена? Или ты хочешь избавиться от свидетеля? Для этого тебе следовало бы кого-нибудь нанять. Ты станешь подозреваемым номер один.

У него хватило наглости улыбнуться:

– Теперь ты считаешь меня дьяволом, так, Туанетта?

Анни рванулась к двери, схватила ключи и уронила их на пол. Другой рукой она ухватилась за ручку двери, повернула, подергала, толкнула плечом, но дверь не поддалась. И в ту же секунду Фуркейд оказался рядом с ней и поймал ее в ловушку, опершись руками о дверь по обе стороны ее головы.

– Бежишь от меня, Туанетта?

Она чувствовала дыхание Ника на своем затылке, слегка отдающее ароматом виски.

– Ты не слишком гостеприимна, chure, – прошептал он.

Анни затрясло, что доставило Фуркейду немалое удовольствие. Она усилием воли уняла дрожь, повернулась и взглянула ему в лицо.

– Нам так много надо обсудить. Кстати, кто послал тебя в бар «У Лаво» в тот вечер? – Ник вглядывался в ее лицо, словно хищник. – О чем ты думала, Туанетта? Что я был тогда слишком пьян, чтобы сообразить?

– Что сообразить? Понятия не имею, о чем ты говоришь.

Его губы насмешливо скривились.

– Я в этом департаменте уже полгода, и ты даже слова мне ни разу не сказала. И вдруг появляешься в этом баре, в, цветастой юбочке, взмахиваешь ресничками и желаешь заняться делом Бишон…

– Я действительно хотела участвовать в этом расследовании.

– А потом ты вдруг оказываешься на той улице. Просто проходила мимо…

– Именно так…

– Черта с два! – прорычал Фуркейд. Ему понравилось, как Анни моргнула. Он и хотел напугать ее. У нее есть причины его бояться. – Ты следила за мной! Кто тебя послал?

– Никто!

– Ты говорила с Кадроу. Он все это придумал? Не могу поверить, что это план самого Ренара. А если бы я набросился на него с ножом или с револьвером? Он бы просчитался, если б попытался уничтожить меня таким образом. А он совсем не дурак.

– Да говорю же тебе…

– Но, с другой стороны, может быть, это было правосудие Кадроу? Он не мог не знать, что Ренар виновен. Разумеется, Кадроу добивается его оправдания, чтобы сохранить собственную репутацию, но устраивает так, чтобы я Ренара прикончил. Ренар мертв, а я в тюрьме. От двадцати пяти до пожизненного.

«Он же просто не в себе», – подумала Анни. Она уже видела, на что способен Ник Фуркейд. Анни бросила взгляд на свою сумку, где она оставила револьвер. Два фута, «молния» расстегнута. Если она поторопится… Если ей повезет…

– Я понятия не имею, о чем ты говоришь, – ответила она Нику, отвлекая его, пытаясь выиграть время. – Кадроу постарался поссорить меня с департаментом, чтобы я сама к нему прибежала. Я бы ни за что не стала на него работать, заплати он мне хоть миллиард золотом.

Казалось, Фуркейд ее не слышал.

– Стал бы Кадроу этим заниматься? Вот в чем вопрос, – пробормотал он, словно обращаясь к самому себе. – Конечно, ему бы пришлось платить шантажисту до конца дней, но адвокату осталось совсем немного…

Изо всех своих сил Анни двинула Фуркейда коленом в пах, тот отшатнулся, согнулся вдвое, изрыгая проклятия:

– Сука! Дерьмо! Твою мать!

«Господи, пожалуйста, ну пожалуйста», – молилась Анни. Сунув руку в сумку, она шарила там в поисках оружия. Ее пальцы нащупали кобуру.

– Это ищешь?

Оружие появилось у нее перед глазами на ладони Фуркейда. Его палец лежал на спусковом крючке. Ник опустился на колени за спиной у Анни, схватил ее за волосы и тянул назад, прижимая своим телом к низкому столику.

– Грязна играешь, Туанетта, – прошептал Ник. – Мне это в женщинах нравится.

– Хоть бы тебя кто-нибудь трахнул, Фуркейд!

– Гм-м… – Он прижался щекой к ее лицу. – Не стоит подавать мне таких идей, красотка.

Ник медленно встал, все еще держа Анни за волосы, и потянул ее за собой.

– Ты очень плохая хозяйка, Туанетта, – заметил детектив, ведя свою пленницу на кухню, где ярко и весело горел свет. – Ты даже не предложила мне сесть. Хотя, уверен, у тебя есть другие таланты. Как вижу, в тебе есть способности дизайнера.

Фуркейд с любопытством оглядывал небольшую кухню. Кто-то нарисовал танцующего аллигатора на двери старого холодильника. На одном из столов лесенкой выстроились банки для кофе, чая, специй, словно ряд солдат-пехотинцев. Черная пластиковая кошка-часы висела на стене, ее глаза и хвост двигались в такт уходящим секундам.

Один из стульев был отодвинут от стола на блестящих Металлических ногах. На него-то Фуркейд и усадил хозяйку дома. Он взял карандаш, оставленный ею на столе, и прислонился к шкафчику.

Анни уставилась на него. Из глаз Фуркейда ушла злость, но смотрели они не менее пристально. Детектив сложил руки на груди, и ее револьвер казался в его пальцах всего лишь игрушкой.

– Итак, на чем мы остановились перед тем, как ты попыталась сделать из моих яиц омлет?

– О… Я решала для себя, психопат ты или маньяк.

– Так это был Кадроу? Он подкупил тебя и Стоукса? Стоукса?

– А что? Ты понадеялась получить весь пирог целиком? Нет, chore. Стоукс привел меня в тот бар. Зачем мы туда пошли? Там никто из наших никогда не бывает. Чтобы быть подальше от наших мужиков, так он мне объяснил. А контора «Боуэн и Бриггс» оказалась как раз напротив этого заведения. Как чертовски удачно все сложилось. А потом появилась и наша малышка Туанетта, чтобы приглядеть за мной, пока пьяненький Чез сыграет свою роль.

– Зачем мне было принимать деньги от Кадроу? – задала вопрос Анни.

Ник склонил голову к плечу и задумался. Он не ел целый день, но его поддерживали ярость, раздражение и подозрения, которые он залил парой глотков виски. И тут вдруг его губы шевельнулись, выпуская на свободу черное, грязное имя:

– Дюваль Маркот.

Сукин сын Дюваль Маркот. Все части головоломки легко сошлись. Схожесть случаев пробудила у Маркота чувство юмора. И этот парень наверняка знал, как покупать полицейских. Ник снова вспомнил лицо журналиста из Нового Орлеана, сидевшего в зале суда. Вот черт! Ему следовало это предвидеть.

Он прижал плечи Анни к спинке стула, буквально пригвождая ее:

– Сколько он тебе заплатил? Что он тебе пообещал?

– Дюваль Маркот? – недоверчиво переспросила Анни. – Ты что, с ума сошел? Господи, кого я об этом спрашиваю!

Ник склонился к лицу Анни, держа дуло револьвера прямо у ее носа.

– Маркот заберет твою душу, девочка, или сделает что-нибудь похуже. Ты думаешь, что дьявол я? Нет, настоящий дьявол это он!

– Дюваль Маркот – дьявол, – повторила Анни. – Дюваль Маркот, тот самый магнат из Нового Орлеана, торговец недвижимостью, филантроп?

– Да, тот самый ублюдок. – Ник отошел от Анни и зашагал по кухне. – Надо было прикончить его, когда мне подвернулся случай.

– Я незнакома с Дювалем Маркотом, только видела его в новостях. Мне никто не давал денег. Я оказалась не в том месте и не в то время. Поверь мне, я сама сожалею об этом.

– Я не верю в совпадения.

– Что ж, прости, но другого объяснения у меня нет! – выкрикнула Анни. – Так что или пристрели меня или убирайся отсюда к чертовой матери!

Прокручивая сказанное в голове, Ник остановился у стола и почесал за ухом дулом револьвера.

– Господи! Да поосторожнее ты с этой штукой! – взвизгнула Анни. – Если ты не собираешься убить меня, то не заставляй соскребать твои мозги с моего кухонного стола.

– Ты об этом? – Ник покрутил оружие на пальце. – Он не заряжен. Я подумал, что в противном случае соблазн окажется слишком велик.

У Анни словно камень с души свалился. Она потерла руками щеки.

– Но почему Маркот должен был платить мне?

– Об этом я тебя и спрашивал.

– Я сказала тебе все, что знала, то есть ничего. Я не заодно со Стоуксом и не имею ничего общего с Маркотом. Если кто-то хотел тебя подставить, почему было просто не убить Ренара и не свалить все на тебя, подтасовав улики? Вот удачное решение. Почему бы тебе не обратиться с твоей историей к Оливеру Стоуну? Он мог бы снять фильм.

– Ну у тебя и язычок, девочка. – Положив револьвер на стол, Ник снова прислонился к шкафчику.

– Когда меня пугают, во мне говорит стерва.

Он чуть было не расхохотался. Фуркейд поджал губы и посмотрел на Анни. Она ответила ему сердитым, возмущенным взглядом. Если она и в самом деле ни в чем не виновата, как говорит, то наверняка считает его сумасшедшим.

– Скажи-ка мне кое-что, – заговорила Анни. – Ты сам решил пойти в ту ночь к «Боуэну и Бриггсу»?

Ник вспомнил о телефонном звонке, но ответил правду:

– Да.

– И ты сам додумался до того, чтобы избить Ренара? Ник снова помедлил, понимая, что на этот вопрос ответить не так просто, вспоминая то, что крутилось у него в мыслях той ночью. И все-таки ему оставался только один ответ:

– Да.

– Значит, это только твоя вина?

Анни ждала его ответа. Она никогда не считала Фуркейда человеком, уклоняющимся от ответственности. И она больше не верила, что он сумасшедший.

– Стоукс не приводил тебя на ту улицу. Никто не приставлял оружия к твоему виску, – продолжала Анни. – Ты сделал то, что сделал, а мне удача изменила, и я тебя за этим поймала. Прекрати винить в этом других. Ты сам сделал свой выбор, и тебе только и остается, что пережить последствия.

– Это правда, – прошептал Ник. Казалось, бешеная энергия ушла из его тела, и оно стало цепенеть изнутри. – Я потерял контроль над собой. Я не могу найти человека, который заслужил бы трепку больше, чем Ренар, и я не жалею о том, что избил его. Сожалею только о том, как это отразится на моей жизни.

– Ты поступил неправильно.

– В конце концов применение силы всегда оборачивается против тебя же. Я разочаровал себя самого в ту ночь, – признался Ник. – Предполагается, что все в природе должно оставаться в своем естественном состоянии. Насилие всегда порождает сопротивление, верно? Честно говоря, я так и не смог принять философию бездействия. В этом и есть суть моей проблемы.

Анни снова не узнавала его. Превращение из маньяка в философа произошло в сотые доли секунды.

– В суде ты заявил о своей невиновности, – заметила Анни, – но сейчас признаешь, что виноват.

– Жизнь сложна, дорогая. Если меня осудят за уголовное преступление, я навсегда потеряю работу. Это не выход.

– Сопротивление живого существа против вмешательства в его естественное состояние.

Неожиданно Фуркейд улыбнулся и на мгновение стал необыкновенно привлекательным.

– Ты отличная ученица, девочка.

– Зачем ты это делаешь?

– Что?

– Называешь меня девочкой, как будто тебе в обед сто лет.

На этот раз его улыбка получилась печальной. Ник медленно подошел к Анни и приподнял ее подбородок.

– Потому что так оно и есть, детка. И тебе такой никогда не стать.

Фуркейд нагнулся слишком низко, и Анни смогла разглядеть в его глазах каждый прожитый год, всю тяжесть, взваленную им на плечи. Его большой палец прикоснулся к ее губам. Анни дернулась и отвернулась, вдруг занервничав.

– Так из-за чего у тебя зуб на Дюваля Маркота? – спросила она, вставая со стула и проходя к другому концу стола.

– Это личное, – ответил Фуркейд, садясь на ее место.

– Но ты чуть не выболтал все несколько минут назад.

– Тогда я думал, что ты в этом замешана.

– Следовательно, я признана невиновной?

– Пока да. – Его внимание привлекли разбросанные по столу бумаги. – Это еще что такое?

– Мои записи по делу об убийстве Памелы Бишон. – Анни медленно подошла к нему. – Почему ты решил, что Маркот мог быть в этом замешан? Есть какая-то связь с фирмой по продаже недвижимости, принадлежавшей Памеле Бишон?

– Пока подобных связей мы не нашли, – ответил Ник, просматривая собранный Анни материал. – Зачем ты это делаешь?

– Потому что меня волнует это дело. Я хочу увидеть, как убийцу Памелы накажут по закону. Я верила, что так и будет – до этой среды. Мне нелегко в этом признаваться, но я верила в твои способности. А теперь, когда расследованием занимается Стоукс, я не уверена, что Памела дождется торжества справедливости.

– Ты не доверяешь Стоуксу?

– Я не знаю, хватит ли у него способностей, чтобы раскрутить это дело. И не уверена, что он сможет их применить, если они у него есть. Теперь ты говоришь мне, что, с твоей точки зрения, это Чез тебя накрутил. Зачем ему это делать?

– Деньги. Отличный мотив.

– А кто еще из участников этого дела, кроме Ренара и Кадроу, был бы рад твоему падению?

Фуркейд промолчал, но имя крутилось у него в голове словно назойливое насекомое. Дюваль Маркот. Человек, разрушивший его жизнь.

Анни подошла к шкафчику.

– Мне необходимо выпить кофе, – призналась она так спокойно, словно этот мужчина не ворвался в ее дом и не угрожал ей ее же собственным револьвером. Но когда она открывала кран, пуская воду, руки у нее дрожали. Глубоко вздохнув, Анни потянулась за банкой с кофе и отвинтила крышку.

– Так что же ты собираешься делать, Туанетга?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты хочешь добиться справедливости, но не веришь, что Стоукс найдет преступника. Если я подойду чуть ближе к Ренару, меня снова отправят за решетку. Что ты будешь делать?

– А что я могу? – ответила она вопросом на вопрос. – Я всего лишь помощник шерифа. А последние дни они даже не говорят со мной по рации.

– Ты и так уже работала над делом в одиночку.

– Я следила за ходом расследования, – уточнила Анни.

– Ты хотела в этом участвовать. Ты хочешь стать детективом, девочка, так прояви инициативу. Ты и так уже получила по носу за то, что сунула его не туда, куда следует. Но будь упрямой.

– Такого размера упрямства будет достаточно? – Анни повернулась к нему, держа в руке пятидюймовый девятимиллиметровый «курц бэк-ап», дослала патрон в патронник и твердой рукой прицелилась в грудь Фуркейду. – Этот малыш живет у меня в банке для кофе. Проверь, блефую ли я, если хочешь. Никто не удивится, когда услышит, что я пристрелила тебя как собаку, когда ты вломился в мой дом.

Анни ожидала увидеть ярость или хотя бы недовольство, но никак не ожидала, что Ник громко захохочет.

– Вот это да, Туанетта! Вот умница! Именно об этом я тебе и толковал. Инициатива, творческий подход и стальные нервы. – Фуркейд встал и двинулся к ней. – Ты чересчур дерзкая.

– Точно. И я собираюсь всадить тебе пулю в грудь. Стой, где стоишь.

На этот раз он сразу повиновался, оценив небольшое расстояние, отделяющее его от ствола револьвера.

– Ты на меня злишься.

– Это слишком мягко сказано. Все в департаменте обращаются со мной словно с прокаженной, и все из-за тебя. Ты нарушил закон, а меня за это наказывают. Потом ты врываешься в мой дом и… терроризируешь меня.

– Ты со всем справишься, если будешь работать со мной, – довольно резко парировал Фуркейд.

– Работать с тобой? Да я с тобой в одной комнате быть не хочу!

– А вот это…

Одно неуловимое движение, и он схватил ее руку с револьвером и завел в сторону и вверх. Пули прочертили линию точек на потолке, дождем посыпалась штукатурка. Без особых усилий Ник отобрал у Анни револьвер и одной рукой крепко прижал ее к себе, заломив ей руки за спину.

– …ложь, – закончил он свою фразу. Фуркейд резко отпустил ее, вернулся к столу и снова, принялся просматривать записи и вырезки.

– Я могу помочь тебе, Туанетта. Мы стремимся к одной цели, ты и я.

– Десять минут назад ты считал, что я участвую в заговоре против тебя.

Фуркейд напомнил себе, что он до сих пор так и не узнал, как обстоят дела на самом деле. Но эта девица не стала бы тратить время на дело об убийстве Памелы Бишон, если бы ее не интересовала поимка преступника.

– Я хочу довести расследование до конца, – объявил Фуркейд. – Маркусу Ренару место в аду. Если ты хочешь добиться справедливости для Памелы Бишон и ее дочери, будешь работать со мной. У меня в десять раз больше материала, чем тебе удалось собрать в одиночку.

Анни подумала, что именно этого она и хотела – работать с Фуркейдом, получить доступ к делу, попытаться найти убийцу. Но Фуркейд – человек слишком непредсказуемый, слишком сложный.

– Почему именно я? – поинтересовалась она. – Ты должен ненавидеть меня больше, чем все остальные.

– Только в том случае, если ты меня продала.

– Я этого не делала, но…

– Тогда я не могу тебя ненавидеть, – просто ответил Ник. – Если ты меня не продавала, то, следовательно, действовала в согласии со своими принципами и этими чертовыми обстоятельствами. За это я не могу тебя ненавидеть, могу только уважать.

– Ты очень странный человек, Фуркейд.

Он приложил руку к груди.

– Я единственный в своем роде, Туанетта, поверь на слово.

Ник положил «курц» на стол и снова подошел к ней. Он был абсолютно серьезен.

– Я не хочу отдавать это дело, – заявил Ник. – Ренар должен заплатить за то, что сделал. Если я не доверяю Стоуксу, значит, с ним я работать не могу. Остаешься ты. Хочешь исполнить свой долг, работай со мной. За сим…

Он склонил голову, и у Анни перехватило дыхание. От ожидания у нее свело мускулы. Ее губы слегка приоткрылись, будто она собиралась сказать «нет». Ник приложил два пальца ко лбу, отдавая честь, развернулся и вышел из квартиры, растворившись в темноте ночи.

Время шло, а Анни все стояла посреди кухни. Наконец она вышла на площадку, но Фуркейд уже уехал. Ее окружали только обычные ночные звуки – вскрик жертвы хищной птицы, всплеск воды, словно кто-то выбрался на поверхность и снова нырнул.

Анни долго всматривалась в темноту. Ее мучили соблазны, сомнения и страх. Она вспоминала слова Фуркейда, сказанные тогда в баре: «Держись подальше от этих теней, Туанетта… Иначе они высосут из тебя жизнь». Фуркейд и сам был полон теней, странных переходов от кромешной тьмы к яркому свету. Глубокое спокойствие и яростная энергия. Жестокий, он все-таки был человеком принципов. Анни не знала, что делать с его предложением. У нее появилось ощущение, что если она примет его вызов, то ее жизнь пойдет наперекосяк. Этого ли она хотела?

Анни казалось, что она стоит на пороге другого измерения и чьи-то глаза наблюдают за ней оттуда, пытаясь угадать, каким будет ее следующий шаг.

Наконец она ушла в дом, даже не подозревая, что за ней на самом деле следили.


«Я чувствую приближение безумия, и мне становится трудно дышать. Еще ничего не закончено, и я не знаю, наступит ли когда-нибудь конец.

Действия одного человека порождают действия другого, и так без конца, словно волны набегают на берег.

Я знаю, что волна подступит и унесет меня. Я даже представляю этот кровавый прилив. Я ощущаю вкус крови во рту. Я вижу следующую жертву. Кровавая волна уже коснулась ее ног».

ГЛАВА 15

Телефон зазвонил в 0:31. Анни еще раз проверила замки на дверях и легла в постель, но сон никак не шел к ней. Она сняла трубку после третьего звонка.

– Алло?

Ей никто не ответил.

– Ах вот как… Будешь просто дышать в трубку? – сказала Анни, откидываясь на подушки и представляя на другом конце провода Маллена. – А знаешь, я все гадала, почему это вы, ребята, не начали эту игру еще два дня назад. Незамысловатое хулиганство – как раз в твоем вкусе. Неужели ты забыл все грязные ругательства? Думаешь, что до смерти напугал меня?

Анни ждала потока оскорблений, но звонивший молчал. Она представила туповатое лицо Маллена и усмехнулась.

– Что ж, ты получаешь штрафные очки за скудность воображения. Впрочем, могу догадаться, что я не первая женщина, которая говорит тебе об этом.

Молчание.

– Ну, это уже становится скучным, а мне завтра на работу. Но ведь ты и так об этом знаешь, правда?

Анни повесила трубку и скорчила гримаску. Можно подумать, что после приключений с пьяным водителем ее этим можно испугать. Она выключила свет, от всей души желая, чтобы можно было так же легко отключить собственные мысли.

К пяти часам утра Анни все еще взвешивала «за» и «против» предложения Фуркейда. Она засыпала на какое-то время, но это забытье не приносило отдыха, а лишь тревожные сны. Наконец Анни капитулировала, с трудом встала, чувствуя себя совершенно разбитой. Она плеснула холодной водой в лицо, прополоскала рот и надела тренировочный костюм.

Анни выполняла привычные упражнения, чтобы разогреть мышцы, а ее мозг отказывался переключиться на гимнастику. Может быть, предложение Фуркейда работать вместе – лишь часть заговора против нее, звено в цепи отмщения? Если его коллеги в департаменте настолько ее ненавидят, что готовы бросить на произвол судьбы, то почему бы ему не испытывать к ней таких же чувств?

Анни продела ступни в петли тренажера и начала выполнять наклоны из положения сидя. Пятьдесят каждое утро. Она ненавидела каждое движение.

Несвязные фразы Фуркейда о Дювале Маркоте, известном бизнесмене из Нового Орлеана, должны были бы заставить ее насторожиться. Анни ни разу не слышала ни о каком скандале, связанном с именем Маркота, а это странно. Имя практически каждого, кто пользуется хоть какой-то властью в Новом Орлеане, регулярно поливается грязью. Выведение сильных мира сего на чистую воду было любимым видом спорта в этом городе. И как это Маркоту удалось остаться таким чистеньким? Причина в том, что он чист, как ангел… или черен, как сам дьявол?

А какая, собственно, разница? Ей-то что за дело до Дюваля Маркота? Он не мог иметь никакого отношения к убийству Памелы Бишон… Если не считать того, что этот человек тоже занимался продажей недвижимости.

Анни перешла с тренажера к штанге. Она поднимала ее каждое утро двадцать пять раз. Это упражнение Анни ненавидела почти так же, как и предыдущее.

А что будет, если она отправится к Фуркейду домой? Чего ей в таком случае ждать от шерифа и Притчета? Ведь она же свидетель обвинения! Фуркейд не должен приближаться к ней так же, как и она к нему. Возможно, именно поэтому Ник предложил ей работать с ним. Полагал, что таким образом он добьется, чтобы Анни смягчилась по отношению к нему. Если он позволит ей участвовать в расследовании, то Анни не будет слишком уж детально вспоминать события на стоянке перед фирмой «Боуэн и Бриггс».

Но Фуркейд не кажется человеком, способным на такие уловки. Он целеустремленный, принципиальный, даже бестактный.

Анни вышла из квартиры, сбежала по лестнице и пересекла стоянку. Анни пробегала две мили каждое утро и знала каждую кочку. Ежедневные упражнения были расплатой за ее любовь к сладкому. Кроме того, Анни понимала, что хорошая физическая форма может однажды просто-напросто спасти ей жизнь.

«А что это еще за история со Стоуксом?» – продолжала размышлять Анни. Для нее вся схема была пока лишена смысла. Стоукс привел Фуркейда в бар «У Лаво», это верно, но потом Чез ушел. Как он мог быть уверен, что Ник все-таки отправится на встречу с Ренаром?

Телефонный звонок.

Фуркейда позвали к телефону, а потом он сразу ушел. Но если Стоукс намеревался завести Фуркейда, то ему необходим был свидетель. А почему она не может предположить, что Чез об этом позаботился заранее? Он мог за милую душу наблюдать за происходящим вместе с каким-нибудь парнем из штатских, который позже сыграл бы роль свидетеля обвинения. И какое везение, что Анни вмешалась в происходящее. Какая ирония! Какая сладкая месть! Они с Фуркейдом могли запросто перестрелять друг друга.

Анни вернулась домой, встала под душ, оделась в чистую форму и поспешила в магазин.

– Без завтрака не уйдешь! – объявила тетя Фаншон. Она вытирала клеенчатые клетчатые скатерти на столиках кафе, занимающего часть большого зала. – Сейчас я поджарю для тебя колбасу и яйца, хорошо?

– Нет времени. Прости, тетя, – Анни налила себе большую чашку кофе из кофеварки. – Я сегодня работаю. Фаншон махнула тряпкой на свою приемную дочь.

– Ба! Ты все время работаешь. Ну что это за работа для хорошенькой молоденькой девушки?

– Я встречаю множество достойных мужчин, – усмехнулась Анни. – Разумеется, большинство из них я отправляю в тюрьму.

Фаншон покачала головой и попыталась скрыть улыбку.

– Ай-яй-яй! Смотри, добегаешься!

– Я бегаю только по утрам, – парировала Анни и на ходу схватила батончик «Сникерса».

Она вывела джип со стоянки и поехала по дороге вдоль затона, демонстрируя при этом чудеса ловкости – большая чашка кофе зажата между коленями, батончик и руль в левой руке, а правой она крутила ручку настройки радио.

Машин на трассе становилось все больше. Старый «Кадиллак» выехал на дорогу прямо перед маЩиной Анни. Она нажала на клаксон и на тормоз, потом потянулась к рычагу переключения передач. Анни едва взглянула вниз, но этого хватило, чтобы она заметила нечто странное. Ее рюкзак лежал на полу перед пассажирским сиденьем и шевелился.

Она повернула голову, чтобы рассмотреть все как следует, и у нее перехватило дыхание. Из-под рюкзака появилась пятнистая коричневая змея, толстая, как садовый шланг. Медноголовый щитомордник!

– Господи! – Анни дернулась на сиденье, крутанув руль влево.

Джип рванулся на встречную полосу, вызвав возмущенные гудки водителей. Она подняла глаза и выругалась – на нее, громко сигналя, несся грузовик. Вцепившись в руль побелевшими пальцами, Анни нажала на газ, и машина пулей вылетела в кювет.

Ей показалось, что джип находился в воздухе целую вечность. Потом со звоном вылетели все стекла. От удара Анни подскочила на сиденье, змея шлепнулась ей на колени, а потом упала обратно на пол.

Анни едва сообразила выключить двигатель. Ее единственным желанием было убежать. Она плечом открыла дверцу, выбралась из машины и с силой захлопнула дверцу. Сердце готово было вырваться у нее из груди. Анни задыхалась. Ей пришлось ухватиться за переднее крыло, чтобы удержаться на ногах.

– Господи, господи, господи! – повторяла она. На шоссе несколько машин съехали на обочину.

– Прошу вас, проезжайте! Я с этим разберусь.

Анни подняла голову, взглянула на дорогу. К ней направлялся полицейский, патрульная машина с включенной мигалкой стояла на обочине.

– Мисс! – позвал он. – С вами все в порядке, мисс? Вызвать «Скорую»?

Анни выпрямилась, чтобы он смог разглядеть ее форму. Сама она немедленно узнала полицейского. К ней шел Йорк-Курица, получивший такое прозвище из-за своей походки. Гитлеровские усики топорщились над маленьким тонкогубым ртом. Наконец он узнал Анни.

– Помощник шерифа Бруссар?

– В моем джипе медноголовый щитомордник. Кто-то подложил змею в мою машину.

Конечно, от укуса ядовитого гада она бы не умерла, но смерть подкралась совсем близко. Анни могла погибнуть в автокатастрофе, и это был бы не несчастный случай. Чего же добивался человек, подложивший змею? Анни не знала, какой ответ расстроил бы ее больше.

– Медноголовый щитомордник! – усмехнулся Йорк. Он заглянул в джип. – Я ничего не вижу.

– Почему бы тебе не поползать по полу и не поискать его? Когда он цапнет тебя за задницу, тогда поверишь в его существование!

– Возможно, это был всего лишь ремень безопасности?

– Я пока еще могу отличить ремень от змеи.

– Ну конечно… А может, ты просто красила губы да засмотрелась в зеркало? Вот и потеряла управление. Могла бы и правду сказать. Мне такое не впервой выслушивать, – хихикнул он. – Вечно вы, девочки…

Анни схватила Йорка за рукав рубашки и рывком повернула к себе:

– Ты видишь на моих губах помаду, ты, ублюдок высокомерный? В моей машине змея, а будешь так со мной еще разговаривать, так я обмотаю эту гадину вокруг твоей шеи и удавлю тебя!

– Эй, Бруссар! Ты оскорбляешь офицера!

Окрик раздался с дороги. Ну, разумеется, это был Маллен. Он припарковался на обочине – старый «Шевроле» с рыбачьей лодкой на прицепе. В тесных джинсах его ноги казались тощими, как у цапли.

– Она говорит, что в ее машине медноголовый щитомордник. – Йорк ткнул большим пальцем в сторону джипа.

– Ага, а то он об этом не знал, – резко бросила Анни. Маллен скорчил гримасу:

– Ты опять за свое? Истеричка в приступе паранойи. Возможно, тебе следует проверить уровень Гормонов, Бруссар.

– Да пошел ты…

– Ого-го, оскорбление словом, нападение на полицейского, неосторожное вождение… – Маллен подошел к окну со стороны пассажирского сиденья и заглянул В машину. – Возможно, она пьяна, Йорк. Пусть подышит в трубочку.

– Черта с два! – Анни обошла капот. – Если я найду доказательства, что ты приложил к этому руку…

– Не угрожай мне, Бруссар.

– Это не угроза, а обещание.

Маллен шумно втянул носом воздух:

– Мне кажется, я чую задах виски. Тебе лучше отвезти ее в участок, Йорк. Стресс плохо на тебя действует, Бруссар. Напиться утром, до дороге на работу… Какой стыд.

Йорк недоверчиво покачал головой:

– Я ничего не чувствую.

– Эй ты, идиот, ей же уже мерещатся змеи, и она слетела с дороги. Подгони машину и посади ее туда!

Анни уперлась руками в бока.

– Я никуда не поеду, пока вы не достанете змею из моей машины.

– Сопротивление властям. – Маллен с удовлетворением продолжал список ее прегрешений.

– Я полагаю, нам лучше всего отправиться в участок и во всем разобраться, Анни. – Йорк постарался, чтобы в его голосе прозвучало сожаление.

У нее не оставалось выбора. Йорк не мог разрешить ей сесть за руль, если есть сомнения в ее трезвости. Но черт побери, не станет она дышать в эту распроклятую трубку и развлекать их. Она им не дрессированный пудель в цирке!

– Я думаю, тебе лучше сесть сзади, – заметил Йорк, когда Анни взялась за ручку передней дверцы патрульной машины.

Анни прикусила язык. А она-то привезла Фуркейда на своей машине, стараясь привлекать как можно меньше внимания. Ей никто не окажет такую любезность.

– Мне нужен рюкзак, – сказала она, – там мой револьвер. И еще я хочу, чтобы вы закрыли мою машину.

Анни смотрела, как Йорк возвращается обратно в кювет. Он сказал что-то Маллену, потом подошел к машине со стороны водителя и вынул ключи из замка зажигания. Маллен тем временем открыл противоположную дверцу, достал рюкзак Анни, потом снова нагнулся. Когда помощник шерифа разогнул спину, то в руке у него была извивающаяся змея. Маллен держал ее у самой головы. На вид в ней было не меньше четырех футов. Достаточно большая, хотя щитомордники в этих краях бывают несколько больше. Маллен сказал что-то Йорку, они оба засмеялись, затем Маллен раскрутил змею и забросил ее в посадки сахарного тростника.

– Это всего лишь уж! – крикнул он Анни, бросая ей рюкзак. – Нет, ты точно наклюкалась, Бруссар! Не можешь отличить одну змею от другой.

– Я бы этого не сказала, – парировала Анни. – Я знаю, какая змея ты, Маллен.

И всю дорогу до Байу-Бро она обдумывала это.


Хукер был не в настроении разбираться с последствиями чьей-то шутки, пусть и злонамеренной. Он разразился нотацией, стоило только Йорку переступить вместе с Анни через порог участка. И гнев его обрушился на Анни:

– Стоит мне только отвернуться, Бруссар, как ты немедленно оказываешься в какой-то куче дерьма. Твои приключения мне уже поперек горла!

– Да, сэр.

– Предполагается, что помощники шерифа берут под стражу всяких подонков, а не друг друга.

– Так точно, сэр.

– Пока здесь работали только мужчины, у нас не было таких неприятностей. Стоит только появиться бабе, как у всех начинает стоять.

Анни сдержалась и не стала ему напоминать, что она работает уже два года и до сих пор ничего подобного не происходило. Разговор происходил в кабинете Хукера, который намеренно оставил дверь открытой, поэтому все желающие могли слышать разнос. Анни только надеялась, что это последнее из унижений. Взбучку она переживет. Либо у Хукера не останется в запасе оскорблений, либо его хватит удар, в любом случае она сможет наконец отправиться патрулировать улицы.

– С меня хватит, Бруссар! Заявляю тебе об этом последний раз.

Откуда-то из глубины коридора раздался возмущенный голос:

– Что значит, вы не можете ее найти? – и Анни узнала гнусавый голос Смита Притчета. Интересно, что могло заставить окружного прокурора прийти в участок в субботу?

– Вы говорите, что храните все записи о звонках по номеру девять-один-один, но именно пленки за тот день, когда арестовали Фуркейда, у вас нет?

Пульсирующая вена зигзагом прорезала высокий лоб Притчета. Он стоял в коридоре у пульта диспетчера в желтовато-зеленой рубашке от Изо, шортах, шиповках для гольфа и вертел в руке клюшку для первых девяти лунок.

Женщина за стойкой скрестила руки на груди.

– Так точно, сэр, именно об этом я вам и толкую.

Притчет пронзил ее гневным взглядом, потом повернулся к Эй-Джею:

– Где, черт побери, Ноблие? Ты ему дозвонился?

– Он уже едет, – сообщил Эй-Джей. И зачем только Притчет устроил эту проверку в субботу утром, да еще поднял такой шум? Эй-Джей Дусе не стал бы раздувать всю эту историю с пропажей пленки, но Притчет вел себя как пятилеток на Рождество. Он позвонил Эй-Джею с третьей лунки по сотовому и сообщил, что, хотя адвокат Фуркейда уже представил свою версию развития событий того вечера; написанную его клиентом, Ноблие продолжал утверждать, что детектив приехал на место происшествия после сообщения на 911 о грабителе. Разумеется, это была ложь, шитая белыми нитками. И Притчет намеревался разоблачить Ноблие. Записи службы 911 должны были ему в этом помочь, так как в диспетчерской в офисе шерифа хранились все пленки. Но пленку с записями именно за тот вечер нигде не удавалось обнаружить.

Дверь распахнулась, и в участок вошел Гас Ноблие в джинсовой рубашке, джинсах и ковбойских сапогах, источая тяжелый запах конюшни.

– Не стоит выходить из себя, Смит. Найдем мы эту чертову пленку. Ну положили ее не туда, всякое бывает.

– Не туда положили, как же! – Притчет погрозил клюшкой шерифу. – Нет никакой пленки, потому что не было никакого вызова и никто не пытался никого ограбить возле здания фирмы «Боуэн и Бриггс».

– Ты хочешь сказать, что я вру? После всех этих лет, что я прикрывал твою спину? Ты мелкая, неблагодарная душонка, Смит Притчет. Если не веришь мне, поговори с патрульными, дежурившими в ту ночь. Спроси, слышали они вызов или нет.

Притчет вытаращил глаза и двинулся к шерифу, его шиповки цокали по полу.

– Я уверен, что они подтвердят любое вранье, только бы прикрыть Фуркейда! – рявкнул он. – Нам не к лицу играть в такие игры, Гас. В твоей корзине лежит гнилое яблоко. Выброси его, и покончим с этим.

Гас недружелюбно покосился на него:

– Вероятно, у нас нет этой пленки, потому что ее уже забрал Уайли Тэллант. Как доказательство невиновности своего подзащитного.

– Что?! – завопил Притчет. – Ты можешь вот так запросто отдавать такие вещи защитнику? Ноблие пожал плечами:

– Я же не говорю, что так и было. Так могло быть. Между мужчинами встал Эй-Джей:

– Если Тэллант взял пленку, он ее уничтожит, Смит. А если записи не будет, то у них не останется ничего, кроме голословных утверждений, что кто-то слышал этот вызов. Ничего страшного.

Если, конечно, не считать того, что Притчет снова оказался в дурацком положении.

Окружной прокурор и шериф вышли на улицу навстречу теплым лучам весеннего солнца.

– Я не знаю, что и сказать, Гас, – посетовал Смит Притчет, – возможно, ты просидел на этом месте слишком долго. С твоей объективностью что-то случилось.

Окружной прокурор двинулся к своему «Линкольну». Его шофер стоял рядом, чтобы отвезти Притчета обратно в загородный клуб.

– Дусе! – рявкнул прокурор. – Поедешь со мной. Нам надо обсудить обвинение. Как закон определяет понятие сговора?

Гас посмотрел, как два юриста сели в «Линкольн», потом, тяжело топая, вернулся в участок, бормоча на ходу:

– Ах ты, хрен тупоголовый! Грозить мне вздумал… – Он потер рукой живот. – Ну и субботка выдалась. – Гас остановился у открытой двери в кабинет сержанта Хукера и заглянул внутрь.

– Пройди в мой кабинет, Бруссар.

– Ты считаешь, что кто-то подложил змею тебе в машину?

– Так точно, сэр. Она не могла сама заползти туда.

– И ты думаешь, что это сделал кто-то из твоих коллег?

– Да, сэр, я…

– У тебя есть доказательства, что это дело рук кого-нибудь из помощников шерифа?

– Нет, сэр, но…

– Ты живешь над магазином, Бруссар. И ты хочешь мне сказать, что никто не заезжал туда вчера вечером? И что люди не въезжали на стоянку и не выезжали оттуда? И никто из посторонних не мог этого сделать?

Анни тяжело вздохнула. Фуркейд мог это сделать, у него был мотив, да и с головой не все ладно, но она промолчала. Змея – это развлечение для подростков, а Фуркейд давно вышел из этого возраста.

– Черт побери, я видел салон твоей машины, девочка. Змея могла там вылупиться из яйца, такой у тебя бардак.

– И вы считаете всего лишь совпадением, что Йорк патрулировал этот отрезок шоссе сегодня утром, – заметила Анни, – а Маллен просто случайно проезжал мимо.

Гас спокойно посмотрел на нее:

– Я считаю, что у тебя нет никаких доказательств обратного. Йорк находился на дежурстве и выполнял свою работу.

– А Маллен?

– У Маллена выходной. Что он делает в свободное от службы время, меня не касается.

– Даже то, что он вмешивается в работу другого офицера?

– Не тебе бы об этом рассуждать, Бруссар, – заметил Ноблие. – Йорк привез тебя в участок, так как решил, что ты напилась.

– Я не пила. Они сделали это, чтобы унизить меня. И заводилой был Маллен.

Йорк только подыграл ему.

– Они нашли под сиденьем наполовину пустую бутылку из-под виски.

У Анни упало сердце. За это ее могли отстранить от работы.

– Я не пью виски, шериф, тем более не держу его в машине. Наверняка Маллен подложил ее туда.

– Ты отказалась пройти контроль на наличие алкоголя.

– Я подышу в трубку, – только тут Анни сообразила, что совершила ошибку. – Могу сдать кровь на анализ, если хотите.

Ноблие покачал головой:

– Все случилось больше часа назад, когда ты отъехала миль пять от своего дома. Сейчас уже ничего не докажешь.

Гас вращался в кресле, потирая щетину на подбородке. По субботам он никогда не брился до вечера, когда они с женой отправлялись ужинать в ресторан. Он так любил субботы. А эта просто коту под хвост.

– Тебе последнее время здорово досталось, Анни, – подбирая слова, продолжил он. – Вчера тебя ударил нарушитель, и ты говорила, что кто-то испортил твою рацию.

– Да, сэр, это правда. – Анни решила не упоминать о дохлой мускусной крысе. Она и так чувствовала себя ребенком, который жалуется на своих обидчиков.

Шериф нахмурился:

– Это все из-за того случая с Фуркейдом. Пожинаешь плоды своих трудов, Бруссар.

– Но я… – Анни заставила себя замолчать, и в комнате повисла гнетущая тишина.

– Мне все это очень не нравится, – покачал головой Гас. – С меня хватит. Я снимаю тебя с патрулирования, Анни.

– Но, шериф…

– Это для твоего же блага, Анни. Пережди, пока все не успокоится. Так тебе не причинят вреда, и ты будешь подальше от тех, кому ты успела насолить.

– Но я же поступила правильно!

– Это верно, но жизнь – настоящая сука, правда? – отрезал Ноблие. – Многие считают, что ты создаешь проблемы. Мне надоели эти разборки между моими подчиненными. Я отстраняю тебя от патрулирования, пока ситуация не прояснится. Завтра ты дежуришь?

– Нет.

– Отлично, остаток сегодняшнего дня в твоем распоряжении. Зайдешь ко мне в понедельник утром за новым назначением.

Анни промолчала. Она только смотрела на Гаса Ноблие, кипя от разочарования и обиды.

– Но это несправедливо, – сказала она. И прежде чем шериф успел ответить, Анни встала и вышла из кабинета.

ГЛАВА 16

Чтобы забрать джип с полицейской стоянки, Анни пришлось выложить пятьдесят два доллара семьдесят пять центов, как будто она припарковала машину в неположенном месте. Вне себя от негодования, Анни заставила смотрителя проверить весь салон в поисках неприятных сюрпризов. Он ничего не нашел.

Анни проехала квартал до парка, поставила джип на стоянке в тени раскидистого, опутанного испанским мхом дуба и стала смотреть на затон.

С какой же легкостью Маллену и его слабоумным приспешникам удалось добиться желаемого! Ее отстранили от работы, и она не в силах что-либо изменить. Какое лицемерие! Всем известно, что Гас Ноблие позволял себе пропустить стаканчик после ужина, а ее он вышвырнул только под предлогом того, что она якобы капнула себе спиртного в утренний кофе. Предлог неудачный и ничем не подтвержденный.

Инстинкт подсказывал Анни ответить ударом на удар, но как это сделать? Подложить змею в машину Маллена? Идея соблазнительная, но предельно глупая. Ее месть приведет только к новому витку напряженности. Анни нужны реальные доказательства заговора против нее, а их-то как раз и не было. Кому лучше полицейского известно, как замести следы? И свидетели никогда ничего не скажут. Никто не произнесет ни слова. Полицейский не станет выдавать своего коллегу ради копа, который пошел против своих.

Шумная свадьба подъехала к парку, чтобы сфотографироваться на фоне природы. Невеста стояла в центре беседки и выглядела раздраженной, пока помощник фотографа возился со шлейфом ее белого атласного платья. Полдюжины подружек невесты в одеяниях из светло-желтого органди усеяли лужайку рядом, словно переросшие желтые нарциссы.

Анни зачарованно следила за отблесками вспышки. Причина и следствие, цепочка событий, одно действие порождает другое. Ее неприятности начались не в тот вечер, когда она арестовала Фуркейда. Или, если подойти к вопросу иначе, когда Фуркейд напал на Ренара. И не в тот день, когда судья Монохан не признал найденное кольцо уликой. Вся история началась с Маркуса Ренара и его одержимости Памелой Бишон. Здесь и зарыта суть дела – Маркус Ренар и то, что ему позволила совершить судебная система. Несправедливость.

Не позволяя себе задуматься о последствиях, Анни завела машину и поехала из парка. Ей надо что-то предпринять, вместо того чтобы позволить другим загнать ее в ловушку.

Свернув на север, Анни поехала к зданию, где расположились агентство по торговле недвижимостью «Байу риэл-ти» и фирма «Боуэн и Бриггс».

Агентство по торговле недвижимостью, обставленное с чисто женским вкусом, выглядело очень по-домашнему. Пара диванов, обитых вощеным ситцем в цветочек, заваленных пухлыми подушками, создавали атмосферу уютного гнездышка. Рамки с цветными снимками выставленных на продажу домов стояли на плетеном кофейном столике со стеклянной столешницей словно семейные фотографии. Папоротники в горшках украшали широкие подоконники, в воздухе витал запах рулета с корицей.

Стол секретаря в приемной пустовал. Из кабинета чуть дальше по коридору доносился женский голос. Анни ждала, с трудом сохраняя спокойствие, – нервы у нее были на пределе.

Дверь одной из комнат открылась, и в коридор вышла Линдсей Фолкнер. Деловая партнерша Памелы Бишон выглядела так, словно еще в школе ее избрали королевой и с тех пор она с достоинством несет это звание. Она шла по коридору навстречу Анни с широкой, сияющей улыбкой.

– Доброе утро! Как поживаете? – Женщина произнесла это так сердечно и дружески, что Анни даже обернулась – не вошел ли кто-то еще следом за ней. – Меня зовут Линдсей Фолкнер. Чем могу вам помочь?

– Я Анни Бруссар из офиса шерифа. – О чем вряд ли можно сразу догадаться, добавила Анни про себя. Она уже успела сменить перепачканную кофе форму на джинсы и рубашку-поло, спрятав значок в карман. Ей не хватило мужества достать его. У нее и так достаточно неприятностей, а если Гас Ноблие пронюхает, что она затеяла, то ей мало не покажется.

Энтузиазм Линдсей Фолкнер тут же увял. В больших зеленых глазах вспыхнули искры раздражения. Она остановилась за столом секретаря и сложила руки на груди, примяв изумрудную шелковую блузку.

– Знаете, меня от вас просто трясет. Нам – семье Памелы, ее друзьям – и так досталось, и что вы сделали? Ни-че-го. Вам известно, кто убийца, а он себе разгуливает на свободе. Ваша некомпетентность меня просто поражает. Господи, если бы вы сразу приняли меры, Памела была бы жива.

– Именно я нашла Памелу. Больше всего на свете мне хочется, чтобы убийца за все ответил.

– Тогда поднимитесь этажом выше, арестуйте его, а нас всех оставьте в покое.

Миссис Фолкнер развернулась и пошла прочь по коридору. Анни пошла за ней следом.

– Ренар сейчас наверху?

– Ваши дедуктивные способности просто поразительны, детектив.

Анни не стала поправлять свою собеседницу, повысившую ее в звании.

– Это, должно быть, как соль на рану – работать с ним в одном здании.

– Ненавижу его, – не повышая голоса, ответила Линдсей Фолкнер и вошла в свой кабинет. – Здание принадлежит нам. Если бы я завтра могла разорвать с ними договор об аренде, они немедленно оказались бы на улице. Но и в этом случае закон опять на его стороне. – На ее лице читались одновременно ненависть и ужас. – Он является на работу, как будто не совершил ничего дурного. А я каждый день прохожу мимо кабинета Памелы… Пустого кабинета… – Линдсей на мгновение прижала руку к губам и отвернулась, устремив взгляд на парковку.

– Я знаю, что вы с Памелой были близкими подругами. – Анни уселась в кресло у стола, достала блокнот и приготовила ручку.

Миссис Фолкнер, словно из воздуха, достала крошечный платочек и аккуратно приложила к уголкам глаз.

– Мы познакомились в колледже и сразу стали лучшими подругами. Я была подружкой у нее на свадьбе. Я крестная мать Джози. Мы с Памелой были как сестры. У вас есть сестра?

– Нет.

– Тогда вы не поймете. Убив Памелу, этот зверь убил какую-то часть меня… Эту боль ни с чем не сравнить.

– Если мы докажем вину Ренара, то его приговорят к смерти.

Губы Линдсей чуть дрогнули в усмешке.

– Мы с Памелой всегда выступали против смертной казни. Какими же наивными мы были. Ренар не заслуживает снисхождения. Ни одно наказание не будет для него достаточно жестоким. В воображении я много раз мучила его до смерти. Я лежала ночами без сна и думала о том, что если бы мне хватило смелости… – Она посмотрела на Анни, и в ее глазах появился вызов. – Вы арестуете меня? Так же, как арестовали отца Памелы?

– Он не просто представлял себе Ренара мертвым.

– Памела была единственной дочерью Хантера. Он ее так любил, а теперь и у него внутри что-то омертвело, как и у меня.

– Вы полагаете, что именно Ренар преследовал Памелу?

На лице Линдсей появилось виноватое выражение, она опустила глаза и стала рассматривать свои руки, лежащие на крышке стола.

– Памела говорила, что это он.

Женщины помолчали.

– Я пытаюсь взглянуть на дело по-новому, стараюсь найти что-то, чего не заметили детективы-мужчины. – «Хороший аргумент», – похвалила себя Анни. Надо будет привести его в свое оправдание, когда Ноблие снова вызовет ее на ковер за превышение полномочий.

– Ренар казался таким безобидным, – пожала плечами Линдсей. – Мне и в голову не приходило, что этот архитектор – психопат. Он работает здесь много лет. Я никогда… Он не…

– Мы не можем всегда предвидеть опасность, – мягко успокоила ее Анни. – Если он не давал повода подозревать его…

– Но Памела ведь подозревала. С тех пор как они с Донни разошлись, Ренар начал крутиться вокруг нее, и это беспокоило Памелу.

– Вы сначала подумали на кого другого? – спросила Анни.

– На Донни, – Линдсей не колебалась ни секунды. – Памелу начали преследовать вскоре после того, как она объявила мужу, что хочет с ним развестись. Я думала, что Донни пытается запугать ее. Я даже позвонила ему по этому поводу и сделала внушение.

– И как Донни отреагировал на это?

– Он обвинил меня в том, что я настраиваю против него Памелу. Я ответила, что пыталась это сделать много лет назад, но она все-таки вышла за него замуж.

– Для вас теперь, должно быть, в высшей степени неприятно решать с ним деловые вопросы.

– Это просто кошмар. Развод бы автоматически отсек Донни от нашей компании. Памела собиралась переделать завещание, чтобы ее половина фирмы отошла к Джози по трасту. У меня появилась бы возможность выкупить эту долю за счет страховки, которую мы планировали приобрести. Но это были просто разговоры. Мы обе были молоды и здоровы… – Линдсей помолчала. – В любом случае, мы ничего не успели сделать до…

Анни чувствовала симпатию к этой женщине, ей импонировали ее сила и ярость, искренняя боль за подругу.

– А что происходит сейчас? – поинтересовалась она.

– Теперь мне приходится иметь дело с Донни, у которого деловое чутье, как у клеща. Он вел себя крайне омерзительно, несмотря на то, что мы фактически спасли его компанию от разорения. Памела согласилась на сомнительную сделку ради этого…

– О чем вы?

– «Бишон Байу девелопмент» фиктивно продала земельные участки нашей фирме. На самом деле мы просто прикрывали Донни от кредиторов.

– И эти участки до сих пор у вас?

Улыбка Линдсей показалась Анни мрачной.

– Да. Но теперь половина бизнеса принадлежит Донни, так что фактически вся собственность наполовину принадлежит ему. Но прежде чем что-то с ней сделать, он должен получить мое согласие. В настоящий момент мы зашли в тупик. Донни жаждет вернуть свою собственность, а я хочу получить эту фирму в полное владение. Но дело в том, что Донни вдруг решил, что половина Памелы стоит в два раза больше, чем это есть на самом деле. Он пытается нажать на меня, угрожая неким мифическим покупателем его доли из Нового Орлеана.

Ручка Анни замерла в воздухе.

– Из Нового Орлеана?

«Новый Орлеан. Недвижимость. Дюваль Маркот», – немедленно всплыло у нее в памяти.

Линдсей даже покачала головой, настолько мысль показалась ей абсурдной.

– Зачем кому-то из Нового Орлеана покупать фирму в Байу-Бро?

– Вы думаете, что Донни блефует?

– Это он так думает. Я считаю его просто идиотом.

– Что вы будете делать, если он кому-то продаст свою долю?

– Не знаю. Дела у нас идут прилично, работа мне нравится. А вот это здание я продам, если у меня появится такая возможность, – призналась миссис Фолкнер, снова отворачиваясь к окну. – Теперь с ним связано слишком много плохих воспоминаний. Да еще этот ублюдок этажом выше… Я все время представляю себе, что детектив Фуркейд забил его до смерти. Я…

Она замолчала. У входной двери мелодично звякнул колокольчик, возвещая о появлении посетителей.

– Бруссар, – пробормотала миссис Фолкнер. В ее голосе послышались обвиняющие нотки. – Именно вы его остановили. А мне-то показалось, вы сказали, что хотите наказать убийцу.

– Так оно и есть.

Линдсей Фолкнер встала. Ее изящество и манера держаться выдавали происхождение из старой аристократии Юга.

– Тогда почему вы просто не прошли мимо?

– Потому что это было бы убийством.

Линдсей покачала головой:

– Нет, это было бы только справедливым возмездием. А теперь, надеюсь, вы меня простите, – она двинулась к двери. – Мне больше нечего вам сказать.

Анни подошла к задней двери агентства по продаже недвижимости и остановилась в коридоре. Справа от нее был выход на стоянку машин, ту самую, где Фуркейд набросился на Ренара. Рядом расположилась лестница на второй этаж, который занимала фирма «Боуэн и Бриггс».

Анни задумалась, не подняться ли ей наверх, но инстинкт удержал ее от этого шага. Ренар называл ее своей героиней, он прислал ей розы. Анни это не понравилось.

Однако судьба решила за нее. Дверь на верхней площадке лестницы распахнулась, и на площадку вышел Ренар. Он напоминал одного из чудовищ из сказок братьев Гримм. Отек исказил черты его лица, испещренная синяками и ссадинами кожа тоже не добавляла ему привлекательности. Он не сразу заметил Анни, и та было сделала шаг назад, к дверям агентства, но она упустила свой шанс.

– Анни! – воскликнул Ренар. – Какая приятная встреча!

– Это не светский визит, – решительно ответила Анни.

– Расследуете нападение на меня?

– Нет. Я пришла поговорить с миссис Фолкнер. Ренар положил руку на перила лестницы и прислонился к ним. Если не считать синяков, он был бледен.

– Линдсей – холодная, бесчувственная женщина.

– Надо же, а она так хорошо о вас отзывалась.

– Когда-то мы были друзьями, – заявил Ренар. – Я хочу сказать, мы пару раз ужинали вдвоем. Она об этом упоминала?

– Нет. – Лгал Ренар или нет, неважно. Анни хотела услышать как можно больше, а анализировать информацию можно потом.

– Я молчал о нашей дружбе, – признался Маркус. – Мне это показалось неделикатным.

– Почему же?

– Это было много лет назад.

– Но миссис Фолкнер проявила незаурядное красноречие, обвиняя вас в убийстве. Мне показалось, что у вас должно было появиться желание дискредитировать ее. Почему же вы ничего не сказали?

– Я говорю сейчас, – негромко откликнулся Ренар и с нежностью посмотрел на Анни. – Вам.

Это было предложение, и она не могла им не воспользоваться. Полицейский взял в ней верх над осторожной женщиной.

– Сейчас время ленча. Я как раз собирался перекусить. – Ренар начал осторожно спускаться по ступенькам. – Не хотите составить мне компанию?

Это предложение поразило Анни. Оно прозвучало так… буднично. Ведь она не сомневалась, что перед ней настоящий монстр, ей сразу вспомнилось изуродованное тело Памелы Бишон.

– Я не хочу, чтобы нас видели вместе, – выпалила Анни. – Мне сейчас и так нелегко приходится.

– Я никуда не выхожу, – признался Ренар. – Моя жизнь тоже не из легких.

Боковая дверь, выходящая на стоянку, распахнулась, и в здание вошел мальчик-разносчик с белым пакетом.

– Мистер Бриггс? – Он поднял голову, и его глаза широко раскрылись. – Черт побери, вы, должно быть, побывали в аварии.

Ренар молча достал бумажник.

– Я предлагаю разделить со мной гумбо[2], – обратился он к Анни, как только разносчик ушел.

– Я не голодна, – отказалась Анни, но не ушла.

– Не считайте меня чудовищем, – попросил Ренар. – Дайте мне шанс, Анни, чтобы я мог убедить вас в обратном.

– Вам не следовало бы говорить со мной без вашего адвоката.

– Почему?

«В самом деле, почему?» – подумала Анни. Они были один на один. Даже если Ренар признается в убийстве, это не будет иметь никакого значения. Анни взвесила все варианты. Они в здании фирмы. Она все еще слышала приглушенные голоса из агентства по продаже недвижимости. Ренар не настолько глуп, чтобы предпринять что-то против нее, да он и не в состоянии это сделать. А Анни хотелось узнать, что довело его до убийства. Что такого было в Памеле Бишон, что так притягивало этого внешне ничем не примечательного человека и что заставило его переступить через опасную черту?

– Ладно, я согласна.

Офис компании «Боуэн и Бриггс» занимал большое помещение с деревянным полом, натертым до зеркального блеска. Серые, обитые тканью перегородки разделяли часть его на кабинеты, а другую часть занимали чертежные доски. Ренар поставил пакет на один из столов в специально предназначенной для отдыха зоне. Из радиоприемника на стойке лилась классическая музыка.

Анни держалась от Ренара на расстоянии и жалела, что она не захватила с собой оружия.

– У вас неприятности.

Анни резко обернулась к Ренару. Тот доставал свой ленч из пакета, снимал крышки с упаковок.

– Вы же сами сказали, что вам сейчас приходится нелегко, – напомнил он. – У вас неприятности из-за Фуркейда?

– У меня неприятности из-за вас.

– Неправда. – Ренар указал ей на кресло напротив своего и сел сам. Насыщенный аромат донесся до Анни, стоило ему сдвинуть крышки с гумбо, темного соуса и филе, приправленного лавровым листом. – У вас были бы неприятности, если бы это я убил Памелу Бишон. Но я ее не убивал. Мне казалось, вы должны понять это после нападения на эту несчастную Нолан.

– Эти случаи никак не связаны между собой.

– Если только в обоих случаях не действовал Душитель из Байу.

– Душителя из Байу звали Стивен Данжермон, и он уже мертв. Против него нашлось достаточно улик.

– Такой же была и улика, которую Фуркейд подложил в ящик моего стола. Но это не превращает меня в убийцу.

Анни не сводила с него глаз. Кто он – законченный лжец или просто сам убедил себя в своей невиновности?

– Послушайте, Анни… Можно мне так называть вас? – вежливо поинтересовался Маркус. – Помощник шерифа Бруссар мне как-то сложно выговаривать, учитывая все обстоятельства.

– Хорошо, – согласилась она, хотя ей совсем не нравилось, что Ренар будет называть ее по имени. Ей совсем не хотелось идти ему на уступки, сколь бы мизерными они ни были.

– Мне хотелось бы, чтобы вы поняли, Анни, – снова заговорил Ренар. – Я любил Памелу как…

– Как друга, я знаю. Это мы уже проходили.

– Вы теперь работаете по ее делу? Будете пытаться найти ее убийцу?

– Убийца должен предстать перед судом, – уклончиво ответила Анни, избегая упоминаний о том, чем конкретно занимается она сама. – Вы ведь понимаете, что это значит, правда?

– Да, – Ренар поднес ложку к губам, на которые были наложены швы. – Но вот понимаете ли вы?

Анни пропустила мимо ушей зловещий подтекст и продолжала:

– Вы сказали, что ужинали с Линдсей Фолкнер. Простите меня, но мне трудно это представить.

– Я не всегда так выгляжу.

– Вы не кажетесь… подходящими друг другу.

– Как выяснилось, мы действительно друг другу не подходили. Мне показалось, что у Линдсей… скажем так, другие привязанности.

– Вы полагаете, что она лесбиянка?

Ренар неопределенно пожал плечами и опустил глаза. Ему явно была не по душе эта тема разговора.

– Вы так считаете потому, что она не стала с вами спать? – напрямик спросила Анни.

– Господи, нет, конечно. Мы просто поужинали. Я не ждал ничего большего. С самого начала было ясно, что так далеко наши отношения не зайдут. Но вот ее отношение к Памеле… Она всегда старалась ее защитить. Ревновала. Линдсей не нравился муж Памелы. Ее не устраивал ни один мужчина, заинтересовавшийся Памелой.

Ренар попытался справиться с еще одной ложкой гумбо.

– Вы стараетесь навести меня на мысль, что Линдсей Фолкнер, партнер Памелы по бизнесу и ее подруга, и есть убийца?

– Нет. Я не знаю, кто убил Памелу, но мне хотелось бы знать.

– Тогда к чему вы клоните?

– Я хочу сказать, что Линдсей меня недолюбливает. Ей хочется кого-нибудь обвинить в смерти Памелы, и она выбрала меня.

– Вас выбрали все, мистер Ренар. Вы и есть первый подозреваемый.

– Подходящий подозреваемый, – поправил он Анни.

– А что в этом странного? Вы преследовали Памелу, у вас были мотив, средства и возможность, но не было алиби в ночь преступления.

– Я был в Лафайетте…

– Да-да, в магазине, который уже закрылся к тому моменту, когда вы оказались на торговой улице. Что ж, не повезло, бывает. Если бы магазин работал, у вас оказались бы свидетели, чтобы подтвердить вашу историю.

Ренар невозмутимо смотрел на нее, а когда заговорил, голос его звучал спокойно:

– Я шел туда за покупками, а не за алиби.

– Можете избавить меня от подробностей, – прервала его Анни, – я и так все помню. В пять сорок Линдсей Фолкнер уходила из офиса и заметила, что ваша машина все еще стоит на стоянке. У Памелы сидели клиенты, они должны были подписать документы. В восемь десять вы остановились у магазина «Хобби» Хиберта и кое-что купили. В числе ваших покупок были и лезвия для рабочего ножа.

– Для тех, кто создает кукольные домики, это необходимый инструмент.

– Клиенты ушли из офиса Памелы в восемь двадцать. Они последними видели ее живой, если не считать убийцы. Тем временем в магазине не оказалось всего того, что вам было нужно, поэтому вы отправились в Лафайетт. А на обратном пути, по вашим словам, у вас по неизвестной причине сломалась машина, и вы просидели два часа на проселочной дороге, пока вам не помогла какая-то добрая душа, которая, кстати, так и не дала о себе знать. Вы заявили, что приехали домой около полуночи, но никто не смог этого подтвердить, потому что ваша мать отправилась в Богалусу навестить сестру. Такова ваша версия.

– Это правда.

– Судмедэксперт определил время смерти Памелы. Это полночь плюс-минус минуты, а погибла она всего в нескольких милях от вашего дома.

– Я не убивал ее.

– Вы не могли отделаться от мыслей о ней.

– Я просто потерял голову, – признался Ренар, медленно вставая. Он подошел к маленькому холодильнику и достал две бутылки минеральной воды. – Мне бы очень хотелось, чтобы Памела ответила мне тем же, но этого не случилось, и я смирился. – Он поставил бутылки на стол, пододвинув одну из них к Анни. – А муж Памелы был одержим ею не меньше меня. Мне кажется, она его боялась. Памела говорила мне, что не отважится встречаться с другим мужчиной, пока развод не будет окончательно оформлен.

«Удобный предлог, чтобы отшить надоедливого ухажера», – подумала Анни, но это могло быть и правдой. Все знали, что Донни Бишон не хотел развода. Линдсей Фолкнер призналась, что считала именно Донни тем человеком, который преследовал Памелу. Повсюду шептались о сражении супругов за право опеки над Джози, хотя, судя по всему, у Донни не было никаких шансов выиграть.

– Но это могло быть и всего лишь предлогом, – тихо сказал Ренар. – Мне кажется, Памела все-таки с кем-то встречалась, правда недолго.

– Почему вы так думаете?

Если Ренар что-то знает, то, следовательно, он шпионил за Памелой. Если Маркус Ренар признает, что преследовал Памелу Бишон, и расскажет, что видел ее с другим мужчиной, это только ухудшит его положение – появляется новый мотив. Ревность. Памела променяла его на другого.

Анни встала из-за стола.

– Я услышала много любопытного, благодарю. Памелу пытал, а потом убил либо ее бывший муж, с которым она еще не оформила развод, либо тайная лесбиянка Линдсей Фолкнер, либо таинственный любовник, которого вы не можете назвать. Вы всего лишь жертва преступного заговора. Неважно, что у вас были мотив, средства и возможность, да и ваше алиби никуда не годится. И не имеет значения, что детективы нашли кольцо Памелы у вас в доме.

Ренар тоже встал и заковылял за ней к двери.

– Почему вы все время говорите о моей одержимости? Фуркейд тоже одержим этим делом. Он подложил кольцо. Он проделывал такое и раньше. У него та еще биография. А вот у меня чистая совесть. Я никому никогда не причинял боли. Поверьте, я не делал этого.

– Почему я должна вам верить? Поставим вопрос иначе. Почему вы так хотите убедить меня? Вы свободны. У окружного прокурора против вас ничего нет.

– Пока нет. Сколько времени понадобится Стоуксу или Фуркейду, чтобы сфабриковать новые доказательства? Я ни в чем не виноват. Но моя репутация загублена. Они не успокоятся, пока не доберутся до меня так или иначе. Кто-то должен докопаться до правды, Анни, и пока только вы одна что-то делаете.

– Я работаю, – холодно подтвердила Анни, – но не могу гарантировать, что вам понравится результат моей работы.

Маркус придержал для нее дверь и смотрел ей вслед, пока она спускалась по лестнице и выходила из здания. Ее походка была легкой и стремительной. Она была свободнее Памелы в жестах. Свободолюбивая сестра Памелы, родственная душа. Эта мысль придала ему уверенности. Цепь не прервалась.

Его сердце принадлежало Памеле, но Анни освободит его. Маркус Ренар в этом не сомневался.

ГЛАВА 17

Фирма по продаже недвижимости «Байу риэлти» была уже закрыта, когда Анни подошла к парадному входу. А жаль. Ей так хотелось увидеть выражение лица Линдсей Фолкнер в тот момент, когда она расскажет этой высокомерной даме, что Маркус Ренар считает ее лесбиянкой.

А если это правда? Хотя мотивом для убийства это все равно не стало. Женщины не убивают женщин так, как расправились с Памелой Бишон.

Анни перешла улицу, села в джип и, поворачивая ключ в замке зажигания, еще раз взглянула на здание. Ренар стоял у окна на втором этаже и смотрел на нее. Она отвернулась и тронула машину с места. Ее джип помчался на другой конец города.


Донни Бишон с бутылкой пива в руке наблюдал за работой, сидя в конторке большого ангара. Донни так хотел порадовать свою девочку, воплотив ее фантазию в жизнь. Донни ни в чем не мог отказать дочери, и поэтому рабочие сейчас создавали платформу для карнавала на Марди-Гра. Он представлял себе, как Джози будет проводить с ним много часов, пока грузовая платформа станет превращаться в сказочное сооружение. Но Белла Дэвидсон увезла малышку на озеро Чарльза на целый день, чтобы, как она выразилась, «сменить обстановку».

– Чтобы держать ее подальше от меня, – со злобой пробормотал Донни себе под нос.

Он опрокинул бутылку и сразу же понял, что она пуста. Донни нахмурился и швырнул ее в бочку, где она присоединилась к своим давно опустевшим подружкам. Звон разбитого стекла был слышен даже сквозь грохот музыки кантри, доносящийся из радиоприемника. Кое-кто из рабочих обернулся и взглянул на него, но никто не произнес ни слова.

Отношение окружающих к нему очень изменилось после гибели Памелы. Донни казалось, что все за его спиной шепчутся и считают именно его, Донни Бишона, новым пугалом в Байу-Бро. Ему так хотелось, чтобы вся эта история осталась позади.

– Чертовы копы! – выругался он.

– Вероятно, мне следует уйти, – раздался голос. Анни нерешительно замерла в дверях.

Донни метнул в нее яростный взгляд.

– Разве мы знакомы?

– Анни Бруссар, из офиса шерифа, – на этот раз она продемонстрировала значок. «Будь упрямой» – ей снова вспомнились слова Фуркейда.

– О господи, теперь-то что еще? Что-то не в порядке с чеком? Если и так, то мне плевать. Можете отправить этого неблагодарного сукиного сына обратно в кутузку.

– Почему вы так говорите?

Донни собрался было рассказать о том, как Фуркейд на него наехал, но потом прикусил язык. Детектива ведь отстранили от дела. Не стоит рассказывать о его подозрениях еще одному полицейскому.

– Этот парень просто псих, вот и все. – Донни поднялся и теперь стоял напротив нее. – Итак, вы теперь вместо Фуркейда. А что случилось с тем вторым парнем, черным? Стоуксом, кажется?

– Ничего. Он все еще работает над этим делом.

– Да мне-то что. – Донни потянулся к старому холодильнику за новой бутылкой пива. – Если хотите знать мое мнение, то этот парень просто лентяй. Мне всегда казалось, что из этих двоих мозги есть только у Фуркейда. Чертовски плохо, что его отстранили. Правда, у него не все дома. – Бишон вскрыл очередную бутылку пива. – Проклятие, жаль, что Фуркейд не докопался до правды. Пива хотите?

– Нет, спасибо, – Анни чуть тряхнула головой, чтобы пряди волос прикрыли лицо, и Донни не смог ее сразу узнать.

– Ну да, вы же на службе. – Бишон хохотнул. – Хотя это никогда не останавливало известных мне полицейских, включая и Гаса Ноблие. Вы что, Новенькая?

– Мне необходимо задать вам пару вопросов.

– Клянусь честью, ребята, вы только и делаете, что задаете вопросы. У вас теперь больше ответов, чем вам требуется.

– Сегодня утром я говорила с Линдсей Фолкнер.

Лицо Донни перекосилось от отвращения.

– Она сообщила вам, что я воплощение антихриста, так? Эта женщина меня ненавидит. Они с Памелой были так близки. Насколько бывают близки женщины, если они не лесбиянки.

– Миссис Фолкнер сказала мне, что вы собираетесь продать доставшуюся вам по наследству долю в агентстве.

– Я сыт по горло своим собственным бизнесом. К тому же у меня нет желания иметь Линдсей деловым партнером.

– Она говорила, что вы нашли покупателя из Нового Орлеана. Это правда?

Донни игриво покосился на нее:

– Хороший бизнесмен никогда слишком не разбрасывается.

– Вы мне намекаете, что это блеф? – Анни улыбнулась в ответ, словно друг, желающий узнать секрет. – А то может всплыть имя, и тогда мне останется только позвонить и…

– Какое имя? – Анни даже ощутила, как Донни насторожился.

– Дюваль Маркот.

– Это блеф, – спокойно заявил Бишон. – Звоните куда угодно.

Донни поскреб щетину на подбородке и кивком головы указал на платформу:

– Что вы думаете об этом произведении искусства?

Анни повернула голову – дешевый сосновый каркас был обтянут проволокой. Две женщины украшали сооружение голубой гофрированной бумагой, смеялись, разговаривали, и им было не до серьезных мировых проблем.

– Это замок, – объяснил Донни. – Идея моей дочки. Она выбрала сцену из пьесы «Много шума из ничего». Вы можете в это поверить? Всего девять лет, а она взахлеб читает Шекспира.

– Джози очень умная девочка.

– Ей так хотелось помочь, но у ее бабушки другое мнение на этот счет. Еще одна женщина из семьи Дэвидсон устраивает заговор против меня.

– Разве родители Памелы собираются оспаривать ваше право на опеку?

Донни сгорбился, он не отводил взгляда от платформы.

– Даже не знаю. Я думаю, это зависит от того, отправят Хантера в тюрьму или нет. У меня преимущество – я никого не пытался убить последнее время. – Он покосился на Анни и добавил: – Это была шутка.

– Вы хотите, чтобы Джози все время жила с вами?

– Она моя дочь, и я люблю ее.

Как будто это так просто и легко. Можно подумать, ему удастся разделить две половины своего существа – Донни-отца и Донни-донжуана.

– Ходили слухи, что вы пытались отобрать девочку у Памелы.

– О боже, вы снова об этом! – Бишон поморщился. – Вы же нашли убийцу. Так почему бы вам его не арестовать? Я не убивал Памелу ни ради страховки, ни ради ее доли в бизнесе, ни в приступе ярости, ни по какой-либо еще причине, которая может взбрести вам в голову. Черт меня побери, да в тот вечер я вообще не мог пальцем пошевелить. Я так напился с приятелем, что едва сумел добраться до дома и сразу же отключился.

– Мне все это известно, – ответила Анни. – Я не рассматриваю вас как подозреваемого, мистер Бишон. – Хотя ей частенько приходило в голову, что, во-первых, состояние опьянения очень легко изобразить, а во-вторых, у Донни было больше мотивов для убийства, чем у кого-нибудь другого.

Согласно рапорту, Донни Бишон появился в баре «Буду Лаундж» между девятью и десятью часами вечера, и приятель отвез его домой около половины двенадцатого. Памелу видели живой в последний раз около восьми двадцати, а умерла она около полуночи. Так что у Донни была возможность расправиться с женой как до появления в баре, так и после возвращения домой.

– Я просто не понимаю, на каком основании вы оспаривали право Памелы на опеку.

– Зачем вам это? Памела мертва. Какая теперь разница?

– Если у Памелы был роман…

– Ее убил Ренар! – хрипло прорычал Донни. У него на шее проступили жилы, синие, словно провода. Он изо всех сил шмякнул бутылку о цементный пол, и осколки стекла шрапнелью полетели во все стороны, пиво вспенилось, как перекись на рваной ране. – Он убил ее! А теперь делайте вашу долбаную работу и упрячьте его за решетку!

Донни прошел мимо Анни к дверям. Рабочие прекратили работу и смотрели на них, разинув рты. Из радиоприемника лилась развеселая песня «Мне обязательно повезет».

Анни торопливо пошла следом. Яркий солнечный свет почти ослепил ее, когда она вышла из ангара. Женщина моргнула и заслонила глаза рукой. Донни стоял у цепи, ограждающей владения его компании, и смотрел на большегрузные автомобили, бегущие мимо по шоссе.

– Послушайте, я просто пытаюсь докопаться до истины. – Анни встала рядом с ним.

– Просто… Вы все копаете и копаете. – Он тяжело глотнул, кадык дернулся вверх-вниз, как поплавок. Донни не отводил взгляда от грузовиков. – Почему это никак не кончится? Памела мертва… Я так от этого устал…

Ему хотелось, чтобы раны зажили и исчезли без следа, не оставив о себе памяти.

– Я мог бы быть ей лучшим мужем, – прошептал Донни. – И она могла быть лучшей женой. Вот и думайте теперь, что хотите.

Где-то вдалеке раздался свисток паровоза. Казалось, Донни его не слышал. Он погрузился в воспоминания.

– Я просто хотел получить то, что мне причитается, – пробормотал он, моргая, чтобы скрыть подступившие слезы. – Я не хотел потерять ее. Я не хотел потерять Джози. Я думал, может, если ее припугнуть… Пригрозить, что отберу ребенка…

Как он собирался припугнуть жену? Донни угрожал отобрать право опеки, но была ли эта угроза единственной? Анни уже набрала воздуха в легкие, чтобы спросить, что именно он имел в виду, но промолчала, потому что Бишон повернулся к ней.

– Знаете, вы на нее похожи, – в его голосе появились странные, мечтательные нотки. – Овал лица… Волосы… Губы…

Он протянул было руку, чтобы коснуться ее щеки, но в последний момент опомнился. Анни не знала, что именно заставило его отступить – здравомыслие или страх испортить очарование воспоминаний. Как бы то ни было, она занервничала. Ей не понравилось сравнение с женщиной, которую постиг такой ужасный конец.

– Мне ее не хватает, – признался Донни. – Я всегда хотел того, чего не мог получить. Я привык думать, что это лишь мои амбиции, но это была… потребность.

– А как насчет Памелы? Чего хотела она?

Снова раздался свисток поезда, ближе, громче.

– Освободиться от меня, – последовал простой ответ, голос Донни звучал невыразительно. – И она своего добилась.

Анни смотрела ему вслед, когда Бишон пошел прочь, не к ангару, а к белоснежному «Лексусу» с перламутровым отливом, припаркованному недалеко от боковых ворот. У нее за спиной пронесся южно-тихоокеанский экспресс, постукивая колесами на стыках рельсов.

Анни работала над этим делом всего несколько часов, но у нее появилось ощущение, что она вступила в лабиринт. Он показался ей сначала обманчиво простым, но оказался на самом деле сложнейшей комбинацией переходов с зеркальными стенами. Ей хотелось вернуться, но пути назад уже не было. Тайна притягивала Анни, манила к себе. Соблазн. Ей показалось, что невидимый сообщник шепнул это слово ей на ухо.

Фуркейд. Ник был стражем у ворот, и он станет ее проводником, если Анни примет его предложение. У него находится карта лабиринта, и он знает игроков. Анни следовало решить, друг он ей или враг, искренним было его предложение или он заманивал ее в ловушку. И судя по всему, у Анни осталась единственная возможность это выяснить.

ГЛАВА 18

Даже при ярком дневном свете дом выглядел зловещим.

Ник смотрел на него из своей пироги, его зачаровывала мысль, что зло может задержаться на месте словно запах. После трагедии дом оставался заброшенным, печать смерти лежала на нем.

Ник не собирался заходить внутрь. Многие назвали бы его суеверным, но эти люди никогда не подходили слишком близко к черте, отделяющей добро от зла, и им не была знакома сила дьявола или его возможности. Впрочем, факт отсутствия на берегу рыбаков в воскресный день, когда в других местах Пони-Байу яблоку негде упасть, говорил сам за себя.

Ник уселся утром в пирогу, намереваясь отделаться от мыслей об убийстве Памелы Бишон. Но его будто магнитом привлекло сюда.

Даже в это время года Пони-Байу не казался привлекательным местом. Коричневая вода поднялась высоко и подобралась к лесу. Берега покрывали побеги каменного дерева, заросли ежевики и ядовитого плюща. Макушки черной ивы и водяной лжеакации высовывались из воды, как костлявые пальцы, пытающиеся дотянуться друг до друга.

На деревьях гомонили птицы, разбуженные ранним приходом весны. Их голоса сплетались в какофонию, будоражущую, тревожную, бьющую по нервам. И на каждой подходящей ветке, сучке, полене пригрелись водяные змеи, повинуясь весеннему ритуалу. Весь лес у воды был полон рептилий, напоминавших ожившие куски шланга.

Отталкиваясь шестом, Ник направил пирогу на северо-запад. Когда протока стала чуть шире, лес на западном берегу немного отступил, открывая взгляду элегантное в своей простоте строение. Это был дом Маркуса Ренара. Скромный дом плантатора из прошлого века. Высокие французские двери выходили на кирпичную веранду, где за столом сидел Виктор Ренар.

Виктор был чуть выше брата ростом и немного плотнее. И хотя вел он себя как маленький ребенок, старший брат Маркуса Ренара обладал физической силой взрослого мужчины. Его отправили из лечебницы домой, потому что в приступе ярости он разломал кровать. Виктор большей частью не испытывал никаких чувств, но иногда что-то неожиданно приводило его в возбуждение или в ярость. В то же самое время Виктор обладал незаурядными математическими способностями, с легкостью решал сложные уравнения и обладал исключительной памятью; он мог назвать тысячи разновидностей животных и растений и описать их с точностью учебника.

Местные жители боялись Виктора Ренара, ошибочно считая умственно отсталым или шизофреником. А он не был ни тем и ни другим.

Ник Фуркейд счел своим долгом выяснить все о Викторе и о его аутизме.

Но если даже где-то в глубинах его мозга и таился ключ к преступлению младшего брата, то, как подозревал Ник, они об этом никогда не узнают. Если бы даже они и смогли снова привести Маркуса в суд, то Смит Притчет никогда бы не согласился вызвать Виктора в качестве свидетеля. Не считая родства, аутизм Виктора не позволял ему давать показания, а суду принимать их.

Ник чуть приналег на шест, чтобы остановить пирогу, удерживая ее против слабого течения. Кадроу добился специального определения, строго оговаривавшего расстояние, на которое Ник Фуркейд мог приближаться к Маркусу Ренару. Ирония происходящего и смешила Фуркейда, и вызывала раздражение.

Он разглядывал дом до тех пор, пока Виктор не ощутил его присутствия и не потянулся за биноклем, лежащим на столе. Он вскочил с кресла, словно кто-то поджег его, стрелой преодолел двадцать ярдов лужайки. Старший Ренар бежал очень странно – выпрямившись, прижав руки к бокам. Потом он остановился и снова поднес к глазам бинокль. Вдруг Виктор выронил бинокль – тот повис у него на шее – и стал раскачиваться из стороны в сторону, странно дергаясь, вне всякого ритма, словно сломавшаяся игрушка.

– Не сейчас! – закричал Виктор, тыча в Ника пальцем. – Красное, красное! Очень красное! Выход!

Виктор сбежал вниз еще на десяток ступеней, остановился, крепко обхватил себя руками. Из его груди вырывались странные, пронзительные крики.

В доме распахнулась дверь, и на веранду торопливо вышла Долл Ренар. Она была взволнована почти так же, как и ее сын. Она шагнула было к Виктору, потом передумала и вернулась в дом. Появился Маркус и заковылял через лужайку к брату.

– Очень красное! Выход! – вопил Виктор, когда Маркус взял его за руку. Потом он вскрикнул еще раз, когда брат отнял у него бинокль.

Ник ждал, что сейчас начнется крик, потом вспомнил о сломанной челюсти Маркуса, но не почувствовал угрызений совести. Ренар подошел к берегу.

– Вы нарушаете постановление суда, – заявил он, плотно прижав кулаки к телу. – Мы сейчас вызовем полицию, Фуркейд!

– Вы и вправду думаете, что полицейские примчатся к вам на помощь? У вас нет здесь друзей, Маркус.

– Вы ошибаетесь, – стоял на своем Ренар. – И вы нарушаете закон. Вы преследуете меня.

В нескольких ярдах позади него Виктор упал на колени и продолжал раскачиваться. Его безумные крики вспугнули птиц с ближайших деревьев.

Ник сделал невинное лицо:

– Кто, я? Я просто ловлю рыбу. – Он лениво выпрямился и толчком шеста отогнал пирогу от берега. – Этого закон не запрещает.

Фуркейд дал лодке отплыть назад, пока с его глаз не скрылись дом Ренаров и Виктор, и лишь Маркус остался в поле его зрения. «Сосредоточься, – напомнил он самому себе, – запасись терпением. Плыви по течению, и ты достигнешь своей цели».


Анни сидела в старом кресле, обтянутом недубленой кожей какой-то несчастной давно умершей коровы. С веранды дома Фуркейда открывался прелестный вид на затон.

Ее не удивило, что Ник Фуркейд живет в таком отдаленном, труднодоступном уголке. Он и сам был таким – далеким и труднодоступным. Но Анни поразила чистота во дворе и то, что детектив явно занимался домом.

У Анни заурчало в желудке. Она ждала уже больше часа. Машина Фуркейда стояла на месте, но хозяина дома не оказалось. Одному богу известно, куда он отправился. День клонился к вечеру, и решимость Анни исчезала с такой же скоростью, с какой росло чувство голода. Чтобы хоть чем-то занять мысли, она попыталась вспомнить все укромные места в джипе, где мог бы заваляться «Сникерс». Анни уже обшарила отделение для перчаток, заглянула под сиденья и пришла к выводу, что батончик стащил Маллен. Это доставило ей еще несколько приятных минут. Анни провела их в размышлениях о том, как она его за это ненавидит.

Вдруг Анни увидела узкую лодку, плавно скользящую по воде. Она почувствовала, как натянулись ее нервы, и встала. Фуркейд подогнал пирогу к причалу, неторопливо привязал ее и ступил на берег. На нем была черная футболка, облегавшая тело как вторая кожа, и джинсы, заправленные в охотничьи сапоги. Ник смотрел на нее без улыбки.

– Как ты нашла это место? – спросил он.

– Я была бы никуда не годным претендентом на место детектива, если бы не смогла раздобыть твой адрес. – Анни зашла за кресло и положила руки на его спинку. – Я хочу посмотреть то, что есть у тебя по этому делу.

Фуркейд кивнул:

– Хорошо.

– Но прежде ты должен знать, что это никак не меняет моего отношения к тому, что произошло в пятницу вечером. Если ты все устроил ради этого, скажи сразу, и я уйду.

Ник внимательно посмотрел на молодую женщину. Пальцы одной руки крепко вцепились в полу джинсовой куртки. Вне всякого сомнения, у нее с собой маленький «сигзауэр». И он не винил ее за это.

Фуркейд пожал плечами:

– Ты видела то, что видела.

– Мне придется давать показания. Это тебя не бесит? Это не заставляет тебя… гм… скажем, подложить змею мне в машину?

Ник наклонился и легонько потрепал ее по щеке.

– Если бы я решил навредить тебе, дорогая, я бы никогда не доверил это ни одной змее.

– Мне следует облегченно перевести дух или начинать всерьез опасаться за свою жизнь? – Фуркейд промолчал. – Я тебе не доверяю, – призналась Анни.

– Я знаю.

– Если будешь снова вести себя как псих, как это было у меня дома, я уйду, – пригрозила Анни. – А если мне придется тебя пристрелить, я это сделаю.

– Я тебе не враг, Туанетта.

– Надеюсь, это правда. У меня сейчас врагов хватает. И все из-за тебя, – подчеркнула Анни.

– А кто сказал, что жизнь – это игра по правилам? Только не я, черт побери.

Фуркейд развернулся и пошел в дом. Анни он не пригласил, ожидая, что та сама последует за ним. Они прошли через маленькую гостиную, мрачную и неухоженную. А кухня предстала полной противоположностью – чистая, сверкающая, выкрашенная светлой краской и крошечная, словно корабельный камбуз. На стенах не оказалось никаких украшений. На подоконнике за раковиной в ящике росли петрушка и укроп.

Фуркейд подошел к раковине, чтобы вымыть руки.

– Почему ты передумала? – поинтересовался он.

– Ноблие снял меня с патрулирования, потому что мои коллеги ведут себя совершенно по-идиотски. Насколько я могу догадаться, на твое место он меня назначить не собирается. Так что, если я хочу заниматься этим делом, только ты можешь мне помочь.

Ник не посочувствовал ей и не стал расспрашивать подробно о стычке с коллегами. Это было проблемой Анни, и его не трогало.

– Попроси, чтобы тебя перевели в другой отдел. – Он развернулся и вытер руки о белоснежное полотенце. – Будешь весь день читать отчеты, изучать донесения.

– Посмотрим, что я смогу сделать. Все зависит от шерифа.

– Не будь пассивной, – резко бросил Фуркейд, – проси то, чего тебе хочется.

– И ты считаешь, что я вот так просто все и получу? – Анни рассмеялась. – Ты точно прилетел с другой планеты, Фуркейд!

Его лицо стало суровым.

– Если ни о чем не станешь просить, то ничего и не получишь, Туанетта. Тебе лучше побыстрее усвоить этот урок, если хочешь стать детективом. Люди никогда просто так не расстаются со своими секретами. Тебе придется просить, тебе придется спрашивать, тебе придется копать.

– Я знаю. Сегодня я говорила с Донни Бишоном. Фуркейд удивился: – И что?

– Он похож на человека, который не в ладах со своей совестью. Но, возможно, тебе не хочется об этом слышать.

– Интересно знать, почему?

– Он заплатил за тебя залог, а это сотня тысяч баксов. Фуркейд засунул пальцы за пояс джинсов.

– Я говорил это Донни, повторю и тебе – он купил мне свободу, но не меня самого. Никто не сможет меня купить.

– Что-то новенькое для полицейского из Нового Орлеана.

– Я больше не работаю в Новом Орлеане. Я там не прижился.

– Я вычитала в библиотеке совсем другое, – заметила Анни. – Если верить газете «Таймс пикайюн», ты был продажным копом. На тебя потратили немало чернил. И ни у кого не нашлось ни одного доброго слова в твой адрес.

– Прессой легко манипулируют влиятельные люди. Анни поморщилась:

– Ну да, конечно. Именно такие замечания и заставляют всех предполагать, что ты не в своем уме.

– Окружающие могут думать, что им угодно. Я знаю правду. Я живу честно.

– И какова же твоя версия правды? – чуть нажала на него Анни.

– Правда заключается в том, что я слишком хорошо делал свою работу, – наконец произнес Ник. – И я совершил ошибку, борясь за справедливость там, где ее попросту не существует.

– Ты на самом деле избил того подозреваемого?

Фуркейд промолчал.

– Ты действительно подложил улику?

Он лишь чуть наклонил голову, потом повернулся к ней спиной и достал из шкафчика сковородку с длинной ручкой.

– Я жду ответа, детектив. Я должна знать, с кем я имею дело, Фуркейд, и я уже тебе сказала, что в настоящий момент не склонна доверять людям.

– В расследовании доверие никому не нужно, – парировал Фуркейд, достав разных овощей и вооружившись ножом устрашающих размеров.

– Но для меня это очень важно, – настаивала Анни. – Ты подложил кольцо в стол к Ренару?

Он поднял голову и, не мигая, уставился на нее:

– Нет.

– Почему я должна тебе верить? Откуда мне знать, что Донни Бишон не заплатил тебе за то, чтобы ты это сделал? Он мог дать тебе денег и за то, чтобы ты убил Ренара тем вечером.

Нож вонзился в мякоть сладкого красного перца, словно это была папиросная бумага.

– Ну и кто же из нас параноик?

– Между здоровой подозрительностью и манией большая разница, – ответила Анни.

– Зачем было втягивать тебя в расследование, если мне платили?

– Ты мог меня использовать в своих собственных целях.

Ник улыбнулся:

– Для этого ты слишком умна, Туанетта.

– Не стоит тратить время на лесть.

– В лесть я не верю. Я говорю только правду.

– Когда тебя это устраивает.

Анни вздохнула – они снова пошли по кругу. Разговаривать с Фуркейдом это все равно что боксировать с тенью. Сил тратишь много, но не достигаешь никакого результата.

– Почему ты выбрал меня, а не Квинлэна или Переса?

– У нас маленький департамент. У одного зудит, другой чешется. Ты не из наших, в этом преимущество. – На его лице снова появилась улыбка, полная очарования, которым Ник Фуркейд никогда не пользовался. – Ты мое секретное оружие, Туанетта.

Анни в последний раз попыталась удержаться от подобного безумства. Но она этого не хотела, и Ник это понимал.

– Ты чувствуешь себя обязанной Памеле Бишон, ощущаешь свою связь с ней, – продолжал Фуркейд, – и с теми, кто погиб до нее. Ты знаешь о мире теней. Поэтому ты пришла сюда. Потому что мы с тобой добиваемся одной цели – отправить Ренара в ад.

– Я хочу, чтобы преступление было раскрыто, – сказала Анни. – Если это дело рук Ренара…

– Он убийца.

– …тогда все в порядке. Я буду танцевать на улице в тот день, когда они отправят его на тот свет. А если это не он… Ник воткнул нож в разделочную доску:

– Он убийца.

Анни не ответила. Она явно сошла с ума, раз приехала к Фуркейду.

– Все просто, – Ник заговорил спокойнее, вытащил нож и принялся резать лук. – У меня есть материалы по делу, Туанетта. У тебя пытливый ум и нужная доля скептицизма. У меня нет над тобой власти… – Нож застыл. Ник покосился на Анни. – Верно?

– Да, – ответила Анни, отводя глаза.

– Тогда мы поладим. Но для начала поедим.

ГЛАВА 19

Они поужинали тушеными овощами и коричневым рисом. Странно, что заядлый курильщик оказался вегетарианцем, но Анни почувствовала, что начинает привыкать к противоречивой натуре Ника Фуркейда. Ей оставалось только ждать очередную неожиданность.

– Ты проучилась два года в колледже. Почему ты бросила? – вдруг спросил Фуркейд, орудуя вилкой. Он ел так же, как делал все остальное – целеустремленно и без единого лишнего движения.

– Мне показалось, что я напрасно трачу время. – Анни почувствовала себя неловко из-за того, что Фуркейд копался в ее личном деле.

– Ты записалась в полицейскую академию в августе девяносто третьего, – продолжал Фуркейд. – Сразу после того дела с Душителем из Байу. Одно как-то связано с другим?

– Ты и так слишком много обо мне знаешь. Ник не обратил внимания на запальчивые нотки в ее голосе.

– Ты училась в школе вместе с пятой его жертвой Анник Делауссе-Жерар. Вы были подругами?

– Да, мы дружили, – подтвердила Анни.

Она взяла свою тарелку, отнесла в раковину и осталась там стоять, глядя в окно. Ночь окружила дом со всех сторон. Во дворе у Фуркейда свет не горел. Так и должно было быть, ведь Фуркейд сам был частью тьмы.

– В детстве мы были закадычными подружками, – начала Анни. – Родители называли нас Две Анни. Но потом мы выросли, у нас оказались разные компании. Я случайно встретила ее на улице примерно за месяц до трагедии. Она работала официанткой в баре. В тот момент Анник как раз ждала развода. Я пригласила ее съездить со мной в выходные в Лафайетт, но мы так никуда и не поехали. Я думаю, что на самом деле мне этого не слишком хотелось. У нас оказалось не так уж много общего. Потом сообщили о ее убийстве… Потом похороны…

Ник рассматривал ее отражение в окне.

– Почему тебя это так задело, если вы мало общались?

– Не знаю.

– Нет, знаешь.

Анни помолчала какое-то мгновение. Ник не торопил ее. Ответ лежал на поверхности, Анни просто не хотела отвечать.

– Когда-то мы были как две половины одной монеты, – неохотно сказала она. – Поворот монеты, игра судьбы…

– На ее месте могла оказаться ты.

– Конечно, почему нет? Понимаешь, когда ты читаешь в газете об убийстве, ты жалеешь жертву, потом переворачиваешь страницу и продолжаешь читать. Но совсем другое дело, когда ты знаешь погибшего. С неделю газеты много писали о ней, a потом Анник стала просто жертвой номер пять, и заголовки уже кричали о другом. Я видела, что стало потом с ее семьей, с ее друзьями…

Ник встал и тоже отнес свою тарелку в раковину.

– Маска, которую ты носишь, – серьезно сказал он, – те усилия, что ты тратишь, чтобы спрятать истинное лицо под хорошими манерами и чувством юмора. Это всего лишь напрасная трата сил.

Анни покачала головой:

– Это называется быть личностью. Тебе когда-нибудь придется тоже попробовать. Держу пари, что тебе станет легче жить.

Анни ответила прежде, чем поняла, что хотел сказать Фуркейд. Значит, он сам живет, отбросив все покровы с души. Его потребности, его мысли и чувства обнажены и выставлены наружу. Анни никогда не сочла бы его человеком уязвимым, да он и сам себя таким не считал.

– Напрасная трата времени, – повторил Фуркейд и отвернулся. – Нам надо работать. Давай займемся делом.

Ник переоборудовал чердак в кабинет. Кровать, стоявшая в дальнем углу, выглядела так, словно о ней вспомнили в последнюю минуту, уступив необходимости хоть иногда спать. Строгая комната с тяжелой деревянной мебелью, в которой царили чистота и порядок. Полки были полны книг, расставленных в алфавитном порядке. Криминология, философия, психология, религия. Все, что угодно, от отклонений в поведении до тайн дзэн-буддизма.

На длинном столе лежали груды бумаг, связанных с делом об убийстве Памелы Бишон. Ксерокопии всех документов, всех данных лабораторных исследований. На доске рядом со столом расположились карты трех округов с указанием места преступления и дома Ренара. На второй доске висели копии фотографий с места убийства – страшная реальность, запечатленная бесстрастным фотоаппаратом.

– Ничего себе, – присвистнула Анни. – Похоже, ты совсем зациклился на этом деле. Ну и хобби ты себе избрал!

– Это мой долг, а не просто хобби. – Ник остановился около одного из книжных шкафов. – Если тебе нужна спокойная, размеренная жизнь, иди работать в библиотеку. Хочешь ловить ублюдков, оставайся в форме. – Он покосился на нее. – Так чего же тебе хочется, Туанетта? Будешь плавать на поверхности, где тихо и спокойно, или опустимся поглубже?

И снова у Анни возникло странное ощущение, что Фуркейд – стражник у ворот, ведущих в какой-то таинственный мир. И если она войдет в них, то уже не будет пути назад. Анни это совсем не нравилось.

– Я хочу быть детективом, – сказала она, – не прошу, чтобы меня принимали в свиту сатаны или посвящали в рыцари. Я хочу делать работу, но не хочу жить только ею.

Анни обвела взглядом стол, доску с картами, фотографии страшной смерти Памелы Бишон. Ей нужны источники информации, которые были у Фуркейда, а не его доктрина о поведении маньяков.

– Я хочу найти убийцу, – сказала Анни. – Только и всего.

Она взяла папку с материалами о Донни Бишоне и открыла ее.

– Зачем ты к нему пошла? – спросил Ник. – Мы тщательно проверили его, он вне подозрений.

– Потому что Линдсей Фолкнер сказала, что он собирается продать долю жены в «Байу риэлти» и у него есть покупатель.

Новость поразила Фуркейда. Неужели Донни настолько глуп, чтобы заняться этим так быстро после смерти Памелы.

– Когда ты об этом услышала?

– Сегодня утром. Я заезжала к миссис Фолкнер в офис. – Анни замешкалась, не зная, стоит ли говорить всю правду.

– Ты заехала, и что дальше? – нетерпеливо подстегнул ее Фуркейд. – Если мы настоящие партнеры, то выкладывай всю информацию без утайки.

Анни глубоко вздохнула и отложила папку в сторону.

– Линдсей сказала, что у Донни уже есть покупатель… Из Нового Орлеана. Но Бишон поклялся, что он блефовал.

Ник постарался прогнать от себя мысль о вмешательстве в это дело Маркота. Это казалось слишком невероятным. Не мог же он так много значить для влиятельного магната, чтобы тот решился мстить после стольких лет. И потом Маркот получил желаемое еще тогда, так зачем ему ворошить прошлое?

Если только теперь Дювалю Маркоту не понадобилось агентство по продаже недвижимости в Байу-Бро, а вмешательство Ника – это только совпадение или перст судьбы. Тогда возникал следующий вопрос – если Маркот в этом замешан, то стало ли убийство результатом его вмешательства, или его вмешательство – побочный продукт преступления?

– Мне кажется, что Бишон блефует, – продолжала Анни. – У нас… у тебя были записи телефонных разговоров Донни. Если бы эта сделка была его мотивом для убийства жены, тогда он должен был контактировать с покупателем все это время. Он звонил, разумеется, не из дома. Надо проверить разговоры с Новым Орлеаном со служебного телефона. Хотя зачем Донни продолжает эти игры с Линдсей, если у него на крючке такой жирный карась? И если он боялся, что эта сделка станет красной тряпкой для полиции, зачем вести дело в открытую?

Ник заставил себя двигаться. Вперед – это слово в последние несколько месяцев стало его мантрой. Двигаться вперед физически, психологически, духовно, метафорически. Казалось, движения помогают фактам и мыслям выстраиваться в нужном порядке. Движение поддерживает порядок. Поэтому Ник шел вперед, стараясь не бояться призраков, идущих за ним по пятам.

– Счета за телефонные разговоры я просмотрю, – отозвался Ник, – но я сомневаюсь, что продажа части фирмы имеет хоть какое-то отношение к убийству. Когда женщину убивают так, как убили Памелу, это не может быть убийством из-за денег. – Он остановился у доски с фотографиями. – Это… Это что-то очень личное. Ненависть. Презрение. Желание унизить. Ярость.

– Или над этим специально поработали уже после убийства.

– Нет, – прошептал Фуркейд. – Я чувствую.

– Ты знал Памелу? – вопрос Анни прозвучал спокойно и обыденно.

– Она продала мне этот дом. Очень милая леди. Трудно поверить, что кто-то мог ненавидеть ее до такой степени.

– Ренар заявил, что любил ее как друга. Архитектор настаивает на том, что его просто подставили. Он хочет, чтобы я докопалась до истины. – Губы Анни скривились. – Да, в. последнее время я стала чертовски популярной девчонкой.

Ник не стал поддерживать ее ироничный тон, он сконцентрировался на Ренаре.

– Ты говорила с ним? Когда? Где?

– Опять-таки сегодня утром. В его офисе. Ренар сам пригласил меня. Он пребывает в заблуждении, что я ему сочувствую.

– Ренар тебе верит?

– Мне повезло, я спасла его задницу – дважды за один и тот же день. И судя по всему, он полагает, что раз я не даю людям возможности прикончить его, я помешаю и штату это сделать.

– Следовательно, ты можешь подобраться к нему поближе, – пробормотал Фуркейд. – Это не удалось ни мне, ни Стоуксу.

– Мне не нравится ход твоих мыслей, – возразила Анни. Она подошла к одной из полок с книгами и стала разглядывать корешки. – Я определенно сказала ему, что думаю обо всем этом.

Фуркейд развернул Анни к себе лицом, его пальцы с силой сжали ей плечи. Он смотрел на нее так, словно видел впервые.

– Ну да, конечно. Как я сразу не догадался? Волосы, глаза, почти такой же рост. Ты очень похожа на жертву.

– Это можно сказать о половине женщин в Южной Луизиане. – Анни постаралась освободиться от его железной хватки. – Ты говоришь так, словно Ренар серийный убийца.

– А почему бы и нет? – Ник начал мерить шагами комнату. – Посмотри на него. Около сорока, белый, одинокий, образованный, доминирующая роль матери в семье, отца нет, отношения с женщинами поддерживать не может. Классический случай.

– Но у него нет ничего криминального в прошлом.

– Может, так, а может, и нет. До его переезда сюда у него в Батон-Руже была подружка. Элейн Ингрэм умерла.

– Согласно документам она погибла в автомобильной катастрофе.

– Ее обгоревший до неузнаваемости труп нашли в машине, разбившейся на какой-то проселочной дороге. Это произошло после того, как Элейн сказала своей матери, что собирается порвать с Ренаром. Она считала его слишком властным. По словам самой Элейн, Ренар «ее душил».

– Мать девушки вовсе не считала Ренара убийцей, – заметила Анни. – Она хотела, чтобы ее дочь вышла за него замуж.

Лицо Фуркейда выражало нетерпение.

– Ее мнение меня не интересует. Главное, что сделал Маркус Ренар. Возможно, он убил ее. У него мог случиться приступ ярости, и в припадке гнева он ее и убил. – Фуркейд жестом указал на фотографии. – Ярость, жажда власти, сексуальная жестокость. Очень похоже на твоего Душителя из Байу.

– Ты хочешь сказать, что Маркус Ренар мог совершить те убийства четыре года назад? – изумилась Анни. – Ты считаешь его Душителем из Байу?

Фуркейд покачал головой:

– Нет. Я просматривал те старые дела и говорил с людьми, поймавшими Данжермона. – Фуркейд остановился и снова взглянул на фотографии с места убийства. – И потом эти преступления отличаются друг от друга. Памелу Бишон не задушили. – Ник прикоснулся пальцем к одному из снимков, на котором с близкого расстояния были засняты синяки на горле убитой. – Ее лишь придушили. Вот следы от больших пальцев. У нее была сломана подъязычная кость. Вероятно, убийца душил ее, пока она не потеряла сознание. Будем надеяться, что так оно и было, ради ее же блага. Но причиной смерти стала не асфиксия. Памела Бишон погибла из-за глубоких ножевых ран и связанной с ними кровопотери. – Его палец сдвинулся на фотографию изуродованной груди женщины. – Если судить по разбросу пятен крови, то я полагаю, что ей нанесли несколько ударов ножом в грудь, пока она еще стояла. Потом Памела упала на пол. Убийца схватил ее за шею после того, как она упала, но до того, как наступила смерть. Иначе мы не увидели бы таких синяков.

Душитель из Байу использовал белый шелковый шарф. Он накидывал его на шею жертвам и душил. А потом он связывал их белыми шелковыми путами. А здесь никаких следов ни на щиколотках, ни на запястьях.

– Но сексуальные издевательства… Фуркейд покачал головой:

– Похожи, но не совсем. Данжермон мучил свои жертвы перед смертью, а тело Бишон изуродовали большей частью уже после смерти. Вот почему речь может идти о ярости, ненависти, а не о сексуальном садизме, как это было в случаях с Душителем. Данжермона это заводило, а Ренар просто взбесился.

Не похожи и жертвы, – продолжал Ник. – Душитель искал легко доступных женщин, а Памела Бишон была не из таких. Нет, эти случаи никак не связаны. Насколько я понимаю, Ренара зациклило на Памеле еще тогда, когда он надеялся завести с ней роман. Вероятно, Ренар многое нафантазировал, а когда Памела отказалась пойти ему навстречу, он перешел черту. – Ник обернулся к Анни. – А теперь он приглядывается к тебе, Туанетта.

– Вот повезло-то, – пробурчала она. Фуркейд проигнорировал ее сарказм.

– Конечно, тебе невероятно повезло, Туанетта. Ты можешь подобраться к нему поближе, узнать, что у него в голове. Если он подпустит тебя к себе, то обязательно выдаст себя.

– Или убьет, если твоя теория верна. Благодарю, но я лучше поищу улики. Например, орудие убийства или свидетеля, видевшего Ренара на месте преступления.

– Мы нашли улику – кольцо Памелы. Не надейся найти что-то еще. Ренар слишком умен, чтобы дважды совершить одну и ту же ошибку. Но нам-то от него и нужно, дорогая, чтобы он совершил ошибку. Ты сможешь подтолкнуть его к этому. – Кончиками пальцев Фуркейд прикоснулся к волосам Анни, ласково провел по щеке, дотронулся до краешка губ. – Он может влюбиться в тебя.

Анни совсем не понравилось, как зачастил ее пульс от этого невинного прикосновения Фуркейда.

– Я не собираюсь быть приманкой в твоей ловушке, – заявила она, – Если я смогу что-то узнать у Ренара, то сделаю это, но я не намерена подходить к нему настолько близко, чтобы он мог дотронуться до меня хотя бы пальцем. Я не собираюсь влезать в его шкуру. И не жажду покопаться в его мозгах… Или твоих, если на то пошло. Я хочу справедливости, только и всего.

– Тогда вперед, Туанетта. Добивайся ее… Как только сможешь.

ГЛАВА 20

– Они должны заплатить за то, через что нам пришлось пройти, – заявила Долл Ренар. Она передвигалась по столовой, как колибри – то там присядет, то там, но нигде не остается надолго.

– Ты уже раз десять это повторила, – проворчал Маркус.

– Восемь, – автоматически поправил его Виктор. – Восемь раз. Два раза по четыре равняется восьми.

И он неодобрительно покачал головой. Мать бросила на него взгляд, исполненный отвращения.

– Буду повторять, пока не посинею. Эти полицейские разрушили нашу жизнь. Я и шагу не могу ступить, чтобы все не смотрели на меня, не шептались за моей спиной. Люди говорят: «Вон та самая Долл Ренар» или «Как она может показываться на людях после того, что натворил ее сын?»

– Я не сделал ничего дурного, – напомнил ей Mapкус. – Я невиновен, пока моя вина не доказана. Скажи им об этом.

Долл фыркнула и перепорхнула от буфета к угловому шкафчику с китайским фарфором.

– Не доставлю я им такого удовольствия. И потом, они тут же ответят мне, что ты преследовал эту женщину Бишон, а она тебя отвергла.

– Бросила, – кивнул Виктор, раскачивавшийся в своем кресле.

Потребовалось больше часа, чтобы успокоить его после визита Фуркейда, но он все еще нервничал. Виктор должен был помогать чистить столовое серебро, но он решил, что темные пятна – это бактерии, и отказался даже прикоснуться к вилкам и ложкам. Старший Ренар считал, что бактерии переползут к нему на руки, потом доберутся до мозга через уши.

– Рвота. Блевотина. Изрыгнуть…

– Виктор, прекрати немедленно! – резко приказала Долл, ее костлявая рука взлетела к груди. – Нас от тебя тошнит.

– Говорить значит блевать словами. Все одно и то же, – последовал ответ, а глаза Виктора стали пустыми, словно он рассматривал что-то внутри своего искалеченного мозга.

Маркус перестал их слушать, сосредоточившись на своих руках. Его пальцы полировали специальной тряпочкой ручку специальной ложки для выедания костного мозга и размышлял о бесполезности этой вещи. Теперь никто не ест костный мозг.

– Он избил тебя, – снова завела свою песню Долл, как будто Маркус нуждался в том, чтобы ему напомнили о прегрешениях Фуркейда. – Этот негодяй мог изуродовать тебе лицо, искалечить. Ты бы тогда потерял работу. Просто удивительно, как это они не уволили тебя после всего этого кошмара.

– Я партнер, мама. Они не могут меня уволить.

– Кто теперь даст тебе заказ? Твоя репутация разрушена, да и моя тоже. Я потеряла все заказы на маскарадные костюмы. И у этого человека еще хватает наглости являться сюда, преследовать нас, а офис шерифа бездействует. Клянусь, нас могут убить в собственной постели, а они даже пальцем не шевельнут! Эти люди обязаны заплатить за наши мучения!

– Девять, – прокомментировал Виктор. Как только часы в холле пробили восемь, он резко встал с кресла и направился к себе в комнату.

– Отправился спать, – пробормотала Долл, поджав губы. – Теперь будет дрыхнуть без задних ног. А я даже вспомнить не могу, когда в последний раз нормально спала ночью. Каждую ночь я теперь думаю о моих карнавальных масках. У меня украли радость, которую мне доставляла работа над ними. Все твердят, что на убитую надели маску из моей коллекции, хотя я точно знаю, что мои все на месте.

Маркус отложил ложку для костного мозга в сторону и сложил тряпку.

– Я звонил Анни Бруссар, – сказал он. – Может быть, она сможет как-то помочь справиться с Фуркейдом.

– Она-то что может сделать? – кисло поинтересовалась Долл, раздраженная тем, что они перестали обсуждать ее страдания.

– Анни не позволила Фуркейду меня убить, – напомнил Ренар. – Мне необходимо прилечь. У меня раскалывается голова.

– Ничего удивительного. Возможно, у тебя сотрясение мозга. Или лопнет сосуд, и что мы тогда будем делать?

«Я лично наконец освобожусь от тебя», – подумал Маркус. Но были и другие способы, кроме смерти, попроще.

Он отправился к себе в спальню, но задержался там лишь на мгновение, чтобы взять таблетку «Перкодана» из ящика в прикроватной тумбочке. Лекарства нельзя было оставлять в аптечке, где их мог найти брат. Виктору уже дважды промывали желудок, когда он наглотался таблеток.

Маркус запил лекарство кока-колой и отправился в свой кабинет. Напряжение и гнев не давали ему заняться работой. Он бродил по комнате, согнувшись, потому что сломанные ребра особенно остро дали о себе знать. Этим вечером все болело сильнее, и все из-за Фуркейда. Из-за настырного детектива Маркус слишком быстро шел по лужайке, у него заныли ушибы, поднялось давление.

Этот ублюдок непременно заплатит за то, что натворил. Его ждет обвинение в уголовном преступлении и гражданский иск. Когда все это уляжется, от карьеры Фуркейда останутся одни воспоминания. Эта мысль доставляла Маркусу огромное наслаждение. Он бы и со Стоуксом разделался, если бы мог. Ведь именно он постарался настроить Памелу против Маркуса, когда она обратилась за помощью в полицию.

Ренар часто думал о том, как бы развернулись события, если бы Памела его не отвергла. Они бы могли так хорошо поладить. Маркус не раз и не два рисовал себе идиллическую картину – они вдвоем живут тихой спокойной жизнью в пригороде. Друзья-любовники, муж и жена.

В последние несколько месяцев Маркус Ренар совсем потерял уважение к офису шерифа и всем его сотрудникам за исключением Анни. Помощник шерифа Бруссар отличалась от своих коллег. У нее было чистое сердце. Системе еще только предстояло изуродовать ее чувство справедливости.

Анни будет искать правду, а когда найдет, эта женщина будет принадлежать ему.


Как всегда, Виктор проснулся в полночь. Обрывки сна смешались в его голове. Цвета мучили его, мучили во сне и наяву. Что-то красное, как кровь, и еще черное. Краски были слишком яркими. А яркие краски причиняли боль.

Ярко-красная полоса прорезала его мозг и обостряла его ощущения в тысячи раз, и самый тихий звук превращался тогда в отчаянный визг. Обостренные чувства вызывали у него панику. Запаниковав, Виктор отключался. Старт и финиш. Звук и тишина.

Виктор долго стоял у письменного стола и прислушивался к гудению лампы дневного света. Он ощущал, как проходит время, как вращается земля у него под ногами. Его мозг отсчитывал проходящие моменты до Магического Числа. Конец отсчета, Виктор стряхнул с себя неподвижность и вышел из комнаты.

В доме стояла тишина. Виктор предпочитал тишину и темноту. Он двигался свободнее, когда кругом не было звуков и света. Он прошел по коридору и остановился у двери в мастерскую матери. Мать запретила ему туда входить, но, когда она спала, ее мысли и желания переставали существовать. Как телевизор – захотел включил, захотел выключил. Виктор снова просчитал до Магического Числа, вошел в комнату и зажег маленькую желтую лампочку у швейной машинки.

Повсюду стояли манекены, словно женщины без голов, одетые в изысканные костюмы, сшитые Долл к прошлому карнавалу. При виде манекенов Виктору всегда становилось не по себе. Он отвернулся от них и стал смотреть на стену, где были развешаны маски. Их было двадцать три – маленькие, большие, из мягкой и блестящей ткани, расшитые блестками, украшенные вышивкой, с торчащим выступом, напоминавшим пенис, где должен был помещаться нос.

Виктор выбрал свою любимую и надел ее. Ему нравилось возникающее у него внутри ощущение, хотя он бы не смог подобрать к нему определение. Маска означала изменение. Перемена, трансформация, превращение. Удовлетворенный, он вышел из мастерской, спустился по лестнице и отправился на улицу.

ГЛАВА 21

Кей Эйснер еще в детстве научилась ненавидеть мужчин, и все благодаря дяде, который счел ее слишком соблазнительной, когда девочке исполнилось всего семь лет. За прошедшие с того дня тридцать лет ни один мужчина не заставил Кей изменить мнение. Мужчины – это исчадия ада, и как этого не замечают все остальные женщины, оставалось недоступным для ее понимания.

Ей причинял боль тот факт, что она работала на мужчину, но самцы правят этим миром, следовательно, выбора у нее не было. В последние дни она не разгибала спины, потрошила полосатую зубатку в сверхурочное время, а все из-за приближающегося поста, когда католики по всей Америке будут запасаться мороженой рыбой.

Кей дважды проверила запоры на парадной и задней дверях и пошла в ванную. Ее рабочая одежда немедленно отправилась в таз с мыльной водой, чтобы отбить отвратительный запах рыбы. Она встала под душ, включила горячую воду на полную мощность и принялась отмывать кожу лавандовым мылом. К тому времени, как горячая вода кончилась, ванная комната наполнилась паром, и Кей открыла окно, чтобы впустить немного свежего воздуха.

Она вытерла волосы, даже не глядя на себя в зеркальце над раковиной. Кей не могла смотреть на свое тело, предававшее ее столько раз и до сих пор привлекавшее внимание мужчин. Они были божьей карой, ниспосланной на землю. Эта мысль приходила Кей в голову раз десять на дню.

Она натянула бесформенную ночную рубашку, вышла из ванной и пошла по коридору в спальню. Об открытом окне в ванной Кей вспомнила только тогда, когда улеглась в постель и уютно устроилась под одеялом. Что ж, придется встать и закрыть его, ведь по округу бродит насильник.

И словно Кей вызвала его из ночного кошмара, он вынырнул из темноты платяного шкафа как раз в ту секунду, когда она начала вставать с кровати. Настоящий дьявол в черном, без лица, без голоса. Ужас пронзил ее насквозь, словно меч. Она вскрикнула, и тут же сильный удар обрушился ей на лицо и отбросил ее поперек постели. Извиваясь, Кей попыталась вырваться из его рук. И хотя инстинкт приказывал ей бежать, ею овладело ощущение неизбежности и покорности судьбе. Когда насильник схватил ее за волосы, у Кей на глазах выступили слезы боли и ненависти. Она ненавидела мужчину, собиравшегося изнасиловать ее, и ненавидела себя. Она не сможет убежать. Она никогда этого не умела.

ГЛАВА 22

Он вспоминал женщину, или она ему снилась. Сон и явь перемешались, путая его мысли. Мужчина застонал, заворочался, перевернулся на живот. И тут он вспомнил, как напился. И захотел в туалет.

Ему на спину легла чья-то ладонь, и теплое дыхание, смешанное с запахом сигарет, коснулось его уха:

– Ну-ка, Донни, просыпайся. Ты должен мне кое-что объяснить.

Донни Бишон подскочил, повернулся на голос, судорожно прикрывая простыней бедра. Ударившись о спинку кровати, он поморщился от пронзившей голову боли.

– Господи! Твою мать! Какого черта ты здесь делаешь, Фуркейд? Как ты попал в мой дом?

Ник отошел от кровати, оценивающе оглядел холостяцкое жилище Бишона. Дом оформлял дизайнер, поэтому он больше напоминал гостиницу, чем настоящее жилье.

– Ты просто законченный псих. Я звоню в полицию.

Он схватился за трубку телефона на ночном столике. Ник подошел поближе и нажал на рычажок указательным пальцем.

– Не испытывай моего терпения, Донни. Оно уже не то, что прежде. – Фуркейд отобрал у Бишона трубку, положил ее на место и присел на край кровати. – Мне интересно узнать, что за игру ты затеял.

– Я знать не знаю, о чем это ты толкуешь.

– Что это за разговоры о покупателе из Нового Орлеана? Так это там ты достал деньги, чтобы заплатить за меня залог, а, Донни?

– Нет.

– А то складывается странная картинка. Ты убиваешь свою жену, получаешь страховку, продаешь ее бизнес, используешь деньги, чтобы внести залог за детектива, попытавшегося убить подозреваемого.

Донни прижал ладони к покрасневшим с похмелья глазам.

– Господи, да я же тебе сотню раз говорил, что не убивал Памелу. И ты знаешь, что я этого не делал.

– Ты не терял времени, чтобы получить денежки. Почему ты не сказал мне в пятницу о намечающейся сделке?

– Потому что это не твое дело. Я должен пойти отлить.

Донни отбросил одеяло и выбрался из кровати с другой стороны. Его походка напоминала движения человека, вывалившегося на полном ходу из машины и оказавшегося в канаве. Черные шелковые боксерские трусы почти свалились с него, а носки он просто забыл снять, когда рухнул в постель, и они скатались вокруг его щиколоток. Остальная одежда валялась там, где Донни ее бросил, когда раздевался.

Ник лениво встал и твердой рукой прижал Бишона к двери ванной.

– Что-то ты сегодня не весел, умник. Тяжелая ночка выдалась?

– Такое случается иногда. Я думаю, ты меня понимаешь. Дай мне пройти.

– Когда закончим, тогда пожалуйста.

– Черт! И зачем я только с тобой связался?

– Вот это-то мне и интересно узнать, – заметил Ник. – Кто твой денежный мешок, Донни?

Бишон отвернулся, вздохнул и поморщился от собственного аромата – спиртное, пот, мускусный запах секса. Женщину он помнил смутно.

– Нет у меня никого. Это все блеф. Я говорил той девчонке.

– Угу, и она сейчас просматривает записи твоих телефонных разговоров, которые мы сделали, – солгал Фуркейд. – Когда закончит, эта мисс будет знать всех, кого знаешь ты.

– Я думал, тебя отстранили от дела, Фуркейд, и ты вне игры. Тебе-то какое дело, кому я звонил и зачем?

– У меня есть свои причины.

– Ты не в своем уме.

– Да, люди так говорят. Но видишь ли, мне плевать, правда это или нет. Мое существование зависит только от моего восприятия, мое восприятие – это моя реальность. Понимаешь, как это срабатывает, умник? Поэтому, когда я спрашиваю тебя, пытаешься ли ты заключить сделку с Дювалем Маркотом, ты обязан мне ответить, потому что ты сейчас передо мной в моей реальности.

Донни закрыл глаза и переступил с ноги на ногу.

– Мы будем стоять здесь, Донни, пока ты не надуешь в штаны.

– Мне нужны наличные, – покорно заговорил Бишон. – Линдсей хочет выкупить долю Памелы. Но эта дама та еще штучка, и ей доставит огромное удовольствие меня обчистить. Я просто немного сыграл, вот и все.

– Ты считаешь ее дурой? – поинтересовался Ник. – Думаешь, она не раскусит твой блеф?

– Я считаю, что она сука, и не собираюсь ее провоцировать лишний раз.

– Ты только что вывел ее из себя, Донни. И меня ты раздражаешь. Неужели ты думаешь, что я настолько глуп? Я узнаю, если ты меня обманул.

– Сегодня же выясню, нельзя ли забрать залог обратно, – пробормотал Донни, глядя в потолок. Ник потрепал его по щеке и отошел от двери.

– Извини, приятель. Этот чек уже обналичили, и кот вырвался из клетки. Надеюсь, ты об этом не пожалеешь.

– Уже пожалел, – ответил Донни, бросаясь к унитазу.


Анни свернула на подъездную дорожку, ведущую к дому Маркуса Ренара. Неплохое местечко… Только слишком уединенное. Это ей не понравилось, но, когда Анни говорила с Ренаром по телефону, она предупредила, что о ее визите к нему знают многие. Просто небольшая страховка на тот случай, если Ренар задумал расчленить и ее тоже. Она не стала упоминать, что единственный человек, которому известно о ее приезде к нему, это Ник Фуркейд.

Пока накануне вечером они с Фуркейдом заключали их весьма непростой союз, Ренар позвонил ей домой и оставил сообщение о том, что у него побывал Фуркейд. Благодаря этому звонку Анни не пришлось придумывать подходящий предлог, чтобы к нему заехать.

– Я не знаю, к кому еще обратиться, Анни. Вы единственный человек, который может мне помочь.

Предстоящий визит, так обрадовавший Фуркейда, саму Анни очень беспокоил. Она сказала Нику, что не станет играть роль приманки, но именно это и происходило. Анни уговоривала себя, что она всего лишь едет к подозреваемому, чтобы взглянуть на человека в привычной для него обстановке. Но если Ренар воспримет ее приезд как светский визит, то она все равно станет наживкой, хочет она того или нет. Восприятие – это реальность, как сказал бы Фуркейд.

Тоже тот еще сукин сын. Почему он не сказал о том, что был у Ренаров? Ей очень не хотелось думать, что Фуркейд действовал по заранее намеченному плану.

Подъездная дорожка вырвалась из-под низко нависших ветвей, и слева показалась лужайка размером с поле для поло. Это была не дань моде, а всего лишь попытка не подпустить дикую природу очень близко к дому. Анни проехала мимо старого гаража, выкрашенного под цвет дома. В пятидесяти ярдах дальше стоял особняк Ренаров, простой и изящный, цвета старого пергамента с белой отделкой и черными ставнями. Она поставила машину рядом с «Вольво» и направилась к веранде.

– Анни!

Навстречу ей вышел Маркус. С его лица почти спала опухоль, но выглядел он все равно неважно.

– Я так рад, что вы приехали. – На этот раз Маркус отчетливее выговаривал слова, хотя для этого ему требовалось приложить усилия. – Разумеется, я надеялся, что вы перезвоните мне еще вчера. Мы были так расстроены.

– Я поздно вернулась, – ответила Анни. Она различила нотку осуждения в голосе Маркуса. – Но, судя по вашему сообщению, я ничем не могла вам помочь.

– К сожалению, нет, – согласился Ренар. – Вред уже был нанесен.

– Какой вред?

– Фуркейд огорчил меня, мою мать и особенно моего брата. Потребовалось несколько часов, чтобы Виктор успокоился. Но что это мы стоим на пороге? Прошу вас, входите. Мне бы очень хотелось, чтобы вы остались с нами поужинать.

– Я приехала не в гости, мистер Ренар, – напомнила ему Анни, стараясь сохранить между ними дистанцию. Она вошла в холл, обвела его взглядом – стены цвета лесной зелени, мрачная пасторальная сцена в золоченой раме, медная подставка для зонтов. Виктор Ренар, присев на корточки, разглядывал ее сквозь белые столбики перил на площадке второго этажа. Он напоминал маленького мальчика, который думает, что его никто не заметит, если он притаится и будет сидеть тихо.

Не обращая внимания на брата, Маркус провел Анни через гостиную на веранду, выходящую на затон.

– Сегодня такой чудесный день. Я подумал, что мы сможем побеседовать на воздухе.

Он подвинул для Анни кресло к чугунному литому столу. Она осторожно села, придерживая полу куртки, чтобы не обнаружить спрятанный там магнитофон. Это была идея Фуркейда, точнее приказ. Он хотел слышать каждое слово из их разговора, уловить любой оттенок интонации Ренара. Этой пленкой нельзя будет воспользоваться в суде, но если это даст им хоть какую-то зацепку, то усилия не пропадут даром.

– Итак, вы сказали, что детектив Фуркейд нарушил судебное постановление и приблизился к вам, – начала Анни, вынимая блокнот и ручку.

– Ну, не совсем так.

– Что же тогда произошло?

– Он проявил осторожность и не пересек границу владения. Но само появление Фуркейда расстроило мою семью. Мы позвонили в офис шерифа, но к тому моменту, когда приехал полицейский, Фуркейда здесь уже не было. Полицейский даже не записал наше заявление. – Маркус промокнул слюну в уголке рта аккуратно сложенным носовым платком.

– Если не совершено преступление, то и заявление не фиксируется, – пояснила Анни. – Фуркейд угрожал вам? Он показывал оружие?

– Нет. Но его присутствие воспринималось как явная угроза. Разве это не часть закона о преследовании – явная угроза?

Анни едва удалось сохранить на лице некое подобие безразличия.

– Этот закон поддается очень широкому толкованию, – заметила она. – Как вы, должно быть, уже знаете, мистер Ренар…

– Маркус, – поправил он. – Я понимаю, что власти пользуются законом так, как выгодно им. Они не испытывают ни малейшего уважения к правде. Все, кроме вас, Анни. Ведь я в вас не ошибся? Вы не похожи на остальных. Вам нужна правда.

– Все, кто занимается этим делом, хотят докопаться до истины.

– Нет, это не так. – Ренар чуть подался вперед. – Они с самого начала отнеслись ко мне предвзято. Стоукс и Фуркейд занимались только мной и никем другим.

– Это неправда, мистер Ренар. У следствия были и другие подозреваемые, но в результате проверки вы остались единственным. Мы об этом уже говорили.

– Да, говорили, – подтвердил Ренар, откидываясь на спинку кресла. Какое-то мгновение он изучал лицо молодой женщины. – И вы сказали, что верите в мою виновность. Если так, тогда почему вы приехали, Анни? Чтобы уличить меня? Я так не думаю. Вы бы не стали беспокоиться, понимая, что ни одно мое слово не может быть использовано против меня. Вы сомневаетесь. Вот почему вы здесь.

– Вы заявили, что с вами обошлись несправедливо. Если это правда, если детективы упустили факты, которые могут снять с вас подозрения, тогда почему ваш собственный следователь, нанятый мистером Кадроу, не нашел ни единой детали в вашу пользу?

Маркус отвернулся.

– Он действовал в одиночку. Мои средства весьма ограничены.

– На что, по-вашему, нам следовало обратить внимание?

– Прежде всего вам следовало заняться мужем Памелы.

– Мы тщательно проверяли мистера Бишона.

– Никто даже не пытался найти человека, который помог мне с машиной на дороге. – Маркус не стал спорить, а просто сменил тему разговора.

Анни заглянула в записи, которые захватила с собой.

– Мужчину, чье имя вы даже не спросили?

– Я же не думал, что это понадобится.

– Мужчину, сидевшего за рулем «какого-то грузовика» с номерными знаками, где «вроде бы» есть буквы «ф» и «ж»?

– Уже стемнело. Грузовик был весь в грязи. Да и потом у меня не было причины записывать номер.

– Даже эти незначительные детали, что вы сообщили нам, мистер Ренар, были широко растиражированы прессой. Никто не отозвался.

– Но разве офис шерифа пытался найти этого водителя?

– Я проверю еще раз, но у меня слишком мало данных, – ответила Анни.

Ренар вздохнул с явным облегчением.

– Спасибо, Анни. Не могу выразить, как для меня важно ваше участие в деле.

– Повторяю, я не жду слишком впечатляющих результатов.

– Это неважно. Хотите чаю? – Он потянулся к кувшину, стоявшему в центре стола рядом с парой стаканов и вазочкой с желтыми нарциссами.

Анни взяла предложенный стакан и стала медленно пить, в промежутках между глотками оглядывая двор. До Пони-Байу было рукой подать. Чуть ниже течение огибало грязноватый островок, поросший ивами и кустами ежевики. Немного южнее, за плотной полосой леса, где распевали весенние птицы, стоял дом, где убили Памелу Бишон. Анни задумалась, знает ли об этом рыбак, устроившийся в своей лодке у излучины. Может быть, он и приплыл сюда только поэтому?

Ее вдруг охватила паника. А если этот рыбак – человек из офиса шерифа? Вдруг Ноблие снова установил наблюдение за домом Ренаров? Или сержант Хукер в свой выходной отправился именно сюда, чтобы наловить окуней? Если кто-то увидит Анни с Ренаром, то ее просто смешают с дерьмом.

– Что вы держите в этом сарае? – Анни устроилась удобнее в своем кресле, постаравшись повернуться спиной к рыбаку, и кивком головы указала на маленькое, низкое строение из проржавевшего железа.

– Старую лодку. Моему брату нравится исследовать затон. Он своего рода любитель природы. Правда, Виктор?

Тот показался из-за шторы, висевшей у стеклянной двери, чью створку Маркус не потрудился закрыть.

– Виктор, – Маркус осторожно встал, – это Анни Бруссар. Она спасла мне жизнь.

– Лучше бы вы перестали это все время повторять, – пробормотала Анни.

– Почему? Вы скромны от природы или сожалеете о своем поступке?

– Я просто делала свое дело.

Виктор бочком подошел к столу, чтобы лучше рассмотреть Анни. Он был одет в чуть коротковатые брюки и наглухо застегнутую спортивную клетчатую рубашку. Он был похож на брата – те же невыразительные черты, аккуратно причесанные темные волосы. Иногда Анни видела Виктора в городе, но всегда в сопровождении Маркуса или матери.

– Рада познакомиться с вами, Виктор. Он подозрительно прищурился.

– Добрый день. – Виктор перевел взгляд на Маркуса. – Есть маска, нет маски. Пересмешник. Только подражает песням других птиц.

– Что это значит? – удивилась Анни. Маркус попытался улыбнуться.

– Возможно, вы ему кого-то напомнили. Или, если говорить точнее, вы похожи на кого-то, кем на самом деле не являетесь.

Виктор начал чуть раскачиваться, бормоча:

– Красное и белое. Сейчас и тогда.

– Виктор, почему бы тебе не принести бинокль? – предложил Маркус. – Сегодня на деревьях так много птиц.

Виктор нервно оглянулся через плечо на Анни и заторопился обратно в дом.

– Я полагаю, брат заметил сходство между вами и Памелой, – заговорил Маркус.

– Он ее знал?

– Они встречались у меня в офисе пару раз. И разумеется, он видел ее портрет в газетах после… Виктор читает каждый день три газеты, но воспринимает все по-своему. При виде двоеточия он может заволноваться, а террористический акт в Оклахоме, гибель людей для него пустой звук.

– Должно быть, очень непросто справляться с его… состоянием, – сказала Анни.

Маркус посмотрел на открытую дверь и пустую столовую за ней.

– Как говорит моя мать, это наш крест и нам его нести. Разумеется, она очень рада, что есть на кого переложить эту тяжесть. – Он снова повернулся к Анни с вымученной улыбкой. – Никогда не видел в городе ваших родственников. Они у вас есть, Анни?

– В некотором роде, да, – последовал уклончивый ответ. – Это долгая история.

– Семенные истории всегда такие. Посмотрите на дочку Памелы. Бедняжка, какая у нее будет семейная история. Что будет с ее дедом?

– Вам лучше спросить об этом у окружного прокурора, – отозвалась Анни, хотя могла бы ответить и сама. Ничего серьезного Хантеру Дэвидсону не грозит. Смит Притчет никогда не станет рисковать голосами избирателей и доводить дело до суда.

– Он пытался меня убить, – с возмущением заметил Ренар. – Пресса же пишет о нем как о герое.

– Да. Так иногда бывает. Вас не очень любят, мистер Ренар.

– Маркус, – снова поправил он Анни. – Вы по крайней мере ведете себя цивилизованно. Мне нравится думать, что мы друзья, Анни.

Его глаза смотрели мягко, в них появилась какая-то беззащитность. Анни попыталась представить выражение этих глаз глухой ноябрьской ночью, когда он вонзил нож в тело Памелы Бишон.

– Учитывая то, что произошло с вашим последним «другом», мне все это не очень нравится, мистер Ренар.

Маркус так быстро отвернулся, словно Анни ударила его. Он старался смахнуть с ресниц слезы, делая вид, что его внимание привлек рыбак в затоне.

– Я бы никогда не смог причинить Памеле боли. – Голос Ренара звучал глухо. – Я говорил вам об этом, Анни. Вы намеренно сказали это. Я от вас такого не ожидал.

– Это всего лишь разумная предосторожность с моей стороны, – заметила она. – Я вас совсем не знаю.

– Я бы не смог обидеть вас, Анни. – Маркус Ренар снова посмотрел на нее своими влажными газельими глазами. – Вы спасли мне жизнь. Согласно требованиям некоторых восточных культур я должен был бы отдать ее вам.

– Ну, мы с вами в Южной Луизиане. Обычной благодарности вполне достаточно.

– Едва ли. Я знаю, что вы страдаете из-за вашего поступка. Мне известно, что это такое, когда тебя преследуют, Аннн. Нас это объединяет.

Выражение его глаз нервировало ее, словно Маркус Ренар уже решил для себя, что отныне их судьбы связаны навек. Неужели вот так все и начиналось между ним и Памелой? Между ним и погибшей девушкой из Батон-Ружа?

– Не обижайтесь, – предупредила Анни, – но у вас слишком плохая репутация. Вы пытались ухаживать за Памелой, и теперь она мертва. Вы были связаны с Элейн Ингрэм в Батон-Руже, и ее тоже нет в живых.

– Смерть Элейн была трагическим несчастным случаем.

– Но вы же понимаете, что над этим нельзя не задуматься. Поговаривают, что Элейн собиралась с вами расстаться.

– Это неправда, – с горячностью возразил Маркус. – Элейн никогда бы не могла меня бросить. Она меня любила.

«Не могла бы». Он не сказал – «не бросила бы». Выбор слов говорит сам за себя. Не то что Элейн никогда бы не бросила его по собственной воле. А то, что женщина не смогла бы бросить Маркуса Ренара без его разрешения. Этот странноватый архитектор не первый из мужчин, кто руководствуется принципом «так не доставайся же ты никому». Среди маньяков это весьма распространенная точка зрения.

Именно в эту минуту на террасу вышла Долл Ренар в синтетическом платье в горошек, вышедшем из моды лет двадцать назад, и неимоверных размеров кухонном фартуке, завязки которого обвивали ее талию дважды. Долл даже не улыбнулась при виде гостьи. Мрачное лицо, плотно сжатые губы.

Анни показалось, что Маркус поморщился. Она встала и протянула хозяйке дома руку.

– Я Анни Бруссар из офиса шерифа. Прошу прощения, что пришлось побеспокоить вас в воскресенье, миссис Ренар.

Долл фыркнула, и ее пальцы хлопнули о ладонь Анни словно пучок розог.

– Вы испоганили все, что могли, воскресенье это наименьшее, что вы могли испортить.

Маркус умоляюще посмотрел на мать.

– Мама, прошу тебя. Анни не такая, как остальные.

– Что ж, это твое мнение, – пробормотала Долл.

– Она собирается кое-что проверить, чтобы доказать мою невиновность. Ради всего святого, ведь Анни дважды спасла мне жизнь.

– Я просто выполняла свою работу, – подчеркнула Анни. – И сейчас я здесь по долгу службы.

Долл изогнула подведенную карандашом бровь и поцокала языком:

– Ты снова все не так понял, Маркус.

Ренар отвернулся от матери, его лицо покраснело. Чувствовалось, как он напрягся. Анни наблюдала за перепалкой и думала, что ей, возможно, очень повезло, ведь у нее нет кровных родственников.

– Ладно, – продолжала Долл Ренар, – пора офису шерифа что-нибудь сделать и для нас. Вы же понимаете, что наш адвокат подаст иск. Нам причинили столько неприятностей.

– Мама, может быть, ты не станешь отталкивать единственного человека, который хочет нам помочь?

Долл посмотрела на сына так, словно он обругал ее непечатными словами.

– Я имею право говорить то, что думаю. С нами обошлись хуже, чем с отбросами, пока с этой Бишон все носились, как со святой. А теперь еще ее отец! Его называют героем-мучеником за то, что он пытался убить тебя. Ему место в тюрьме. Я от всей души надеюсь, что окружной прокурор оставит этого Дэвидсона там.

– Мне и вправду пора идти. – Анни встала, взяла блокнот и ручку. – Я посмотрю, что можно выяснить о том грузовике.

– Я провожу вас до машины. – Маркус тоже отодвинул кресло и бросил на мать уничижительный взгляд.

Только когда они отошли достаточно далеко, Ренар заговорил снова:

– Мне жаль, что вы не можете задержаться.

– Вы хотите сообщить что-то еще, относящееся к делу?

– Ну… Гм… Я не знаю, – Маркус начал заикаться. – Я же не знаю, какие вопросы вы собирались еще задать.

– Правда не зависит от моих вопросов, – довольно резко ответила Анни. – А именно за правдой я сюда и пришла, мистер Ренар. Мне хотелось бы, чтобы вы не распространялись о моем визите. У меня и так достаточно неприятностей.

Ренар приложил палец к губам:

– На моих устах печать. Это будет нашим секретом. – Казалось, эта мысль особенно пришлась ему по сердцу. – Благодарю вас, Анни.

Маркус открыл ей дверцу джипа, и Анни села за руль. Пока она разворачивала машину, Ренар прислонился к своей «Вольво» – преуспевающий молодой архитектор на отдыхе. «Он убийца, – напомнила себе Анни, – и он хочет стать моим другом». Солнечный зайчик привлек ее внимание, и Анни посмотрела на второй этаж дома Ренаров. У одного из окон стоял Виктор и рассматривал ее в бинокль.

– Господи, да по сравнению с вами семейка Адамс будет выглядеть невинной, как три поросенка, – пробормотала она себе под нос.

Маркус Ренар захотел стать ее другом. По спине у Анни пробежал холодок. Она включила радио.


– …и я все равно думаю, что все эти преступления, все эти изнасилования – это следствие эмансипации.

– Хорошо, спасибо, Рут. Было интересно выслушать ваше мнение. Говорит радиостанция «Кейджун». Продолжаем наше ток-шоу в прямом эфире. В связи с сообщением об изнасиловании женщины прошлой ночью в Лаке, темой нашего разговора сегодня стало насилие против женщин.

Еще одно изнасилование. После гибели Памелы Бишон и разговоров о Душителе из Байу все женщины в округе жили в постоянном страхе. Отличное время для сексуальных маньяков. Самое главное для насильника – это страх жертвы. Он наслаждается им, как наркотиком.

У Анни сразу же возникло множество вопросов. Сколько лет было жертве? Где и когда на нее напали? Было ли у нее что-то общее с Дженнифер Нолан? Так же ли вел себя насильник, как и в предыдущем случае? Стоит ли теперь искать серийного насильника? Скорее всего дело передали Стоуксу. Только этого ему и не хватало, чтобы совсем забросить дело Памелы Бишон.

Сельский пейзаж сменился небольшими участками, на которых расположились странные старые трейлеры, потом появилось новое строительство в окрестностях города. Единственная Л. Фолкнер, которая значилась в телефонной книге, жила на Шеваль-Корт в квартале Квайл-Ран. Анни сбавила скорость и стала смотреть на номера почтовых ящиков.

Памела Бишон жила совсем рядом отсюда, на Квайл-драйв. Дом Линдсей Фолкнер оказался аккуратным зданием из красного кирпича в колониальном стиле. У парадной двери стояли горшки с цветами.

Анни свернула на подъездную дорожку и остановила джип рядом с «Миатой» с откидным верхом и просроченными номерами. Она не предупреждала о своем визите, ей не хотелось давать Линдсей Фолкнер возможность сказать «нет».

На ее звонок никто не ответил. Сквозь застекленную часть двери просматривалось внутреннее убранство. Дом казался открытым, полным воздуха, гостеприимным. Гигантский папоротник сидел в горшке в прихожей. По кухне неторопливо и грациозно прошла кошка. Стеклянные раздвижные двери вели из кухни на террасу.

Аромат жареного мяса защекотал ноздри Анни, когда она направилась в обход дома. Из магнитофона лился голос Уитни Хьюстон, ему вторил гортанный женский смех.

Линдсей Фолкнер сидела за столом со стеклянной столешницей, ее волосы были собраны в конский хвост. Потрясающая рыжеволосая женщина в солнечных очках в черепаховой оправе вышла во внутренний дворик с банками диетической колы в руках. Как только Линдсей увидела Анни, улыбка на ее лице увяла.

– Простите за непрошеный визит, миссис Фолкнер, но мне надо задать вам еще пару вопросов, если вы не возражаете. – Анни изо всех сил пыталась справиться с желанием одернуть помятый пиджак.

– Возражаю, детектив. Мне казалось, что мы все выяснили вчера. Я предпочитаю не иметь с вами дела.

– Детектив? – переспросила рыжеволосая подруга Линдсей. Она поставила банки на стол и опустилась в кресло. Мрачноватая улыбка чуть скривила губы ярко накрашенного рта. – Что ты на этот раз натворила, Линдсей?

– Она здесь из-за Памелы. – Миссис Фолкнер не отводила глаз от Анни. – Я тебе о ней говорила.

– Ах, так это она! – Женщина нахмурилась и наградила Анни снисходительным, уничижительным взглядом.

– Если бы я вообще захотела говорить с людьми из офиса шерифа, я бы предпочла детектива Стоукса. Именно с ним я всегда имела дело.

– Мы с вами на одной стороне, миссис Фолкнер, – не отступала Анни. – Я хочу увидеть, как накажут убийцу Памелы.

– Тогда не надо было этому препятствовать.

Линдсей отвернулась и едва слышно фыркнула, наморщив свой аристократический нос. Анни подвинула себе кресло, давая понять, что чувствует себя вполне свободно и не торопится уезжать.

– Насколько хорошо вы знали Маркуса Ренара?

– Это еще что за вопрос?

– Вы встречались с ним вне работы? Он заявляет, что вы ужинали вместе пару раз. Это правда?

Линдсей невесело рассмеялась, явно оскорбленная.

– Просто ушам своим не верю. Вас интересует, встречалась ли я с этим сумасшедшим ублюдком?

Анни с невинным видом ждала ответа.

– Мы иногда выходили вместе с коллегами из моего офиса и из его фирмы.

– Но никогда вдвоем?

Фолкнер взглянула на рыжеволосую подругу:

– Он не в моем вкусе. А почему это вас интересует, детектив?

– Я помощник шерифа, – поправила ее Анни. – Мне просто нужна ясная картина.

– У меня не было никаких «отношений» с Ренаром, – горячо запротестовала Линдсей. – Вероятно, это плод его больного воображения. Что…

Миссис Фолкнер вдруг замолчала. И Анни догадалась почему. До нее дошло, что Ренар мог зациклиться на ней точно так же, как и на Памеле. Судя по виноватому выражению ее лица, Линдсей не в первый раз благодарила судьбу за такое везение, пусть и за счет подруги. Она провела рукой по лбу, словно прогоняя эту мысль.

– Памела была слишком мягкой, – наконец негромко сказала Линдсей. – Она не умела отказывать и не любила никого обижать.

– Меня интересует и кое-что еще, – продолжала Анни. – Донни наделал много шума, оспаривая право Памелы на воспитание дочери. Но я не вижу для этого никаких оснований. Может быть, что-то все-таки было? Например, другой мужчина?

Линдсей опустила глаза на свои ухоженные руки.

– Нет.

– Тогда почему Донни подумал…

– Донни – дурак. Если вы этого до сих пор не поняли, то и вы не лучше. Он считал, что сможет представить в суде Памелу плохой матерью, потому что та задерживалась на работе и иногда ужинала с клиентами-мужчинами. Как будто торговля недвижимостью – это бордель. Идиот! Это было смешно. Он цеплялся за соломинку. Донни использовал бы и преследование против нее, если бы смог.

– Памела принимала его всерьез?

– Мы говорим об опеке над ее дочерью. Разумеется, она относилась к этому серьезно. Не понимаю, какое отношение это имеет к Ренару.

– Он утверждает, что Памела, говорила ему, будто не осмеливается ни с кем встречаться, пока не получит развода, потому что боится Донни.

– Допустим. Но, как выяснилось, ей следовало опасаться совсем не Донни, верно?

– Вы говорили, что ей с трудом удавалось отделаться от мужчин, проявлявших к ней интерес. Много ли было таких вокруг нее?

Линдсей прижала пальцы к виску.

– Мы все это уже обсуждали с детективом Стоуксом. Мужчинам нравилось флиртовать с ней. Даже Стоукс с ней заигрывал. Это ничего не значит.

Анни захотелось спросить, не потому ли это ничего не значило, что Памелу не интересовали мужчины вообще. Если Памела и Линдсей стали партнерами не только по работе и Донни об этом узнал, он наверняка постарался бы это использовать при разводе. Такого рода открытия становятся последним ударом по самолюбию мужчин и доводят их до крайностей. Этот мотив легко подходил как Ренару, так и Донни.

Она хотела спросить прямо: «Вы с Памелой были любовницами?» Но Анни прикусила язык. Она не могла себе позволить еще больше вывести из себя Линдсей Фолкнер. Если эта дама пожалуется на нее шерифу или Стоуксу, ей придется подметать двор у офиса шерифа до конца своей карьеры.

Анни отодвинула кресло и медленно поднялась, доставая визитную карточку из нагрудного кармана. Она зачеркнула рабочий телефон, вписала домашний и подтолкнула карточку по столу к Линдсей.

– Если вспомните какие-то детали, которые могут пригодиться, позвоните мне. Я буду вам очень благодарна. Спасибо, что уделили мне время. – Анни повернулась к рыжеволосой женщине: – На вашем месте я бы поменяла номера на машине. Это чревато неприятностями.

Уже сидя в джипе, Анни в последний раз оглядела дом и попыталась вспомнить, было ли что-то полезное в разговоре с его хозяйкой. А что, собственно, она собиралась найти?

Правду, ключ, недостающий фрагмент головоломки, который свяжет все воедино. Где-то лежит это звено, затерявшись среди лжи. Кто-то должен найти его, и если Анни постарается, поработает, копнет чуть поглубже, то этим кем-то станет она.

ГЛАВА 23

Бар «Буду Лаундж» косвенным образом оказался причастным к чудовищному убийству, и этот факт притягивал к нему местных полицейских лучше любой рекламы. В девяносто третьем году бар сменил хозяина – спустя несколько месяцев после гибели Анник Делауссе-Жерар от рук Душителя из Байу. Тогда опустошенные горем родители Анник продали свой бизнес местному музыканту и бармену Леонсу Комо.

Полицейские появились здесь сразу после убийства дочери хозяев, в знак сочувствия и осознания общей вины за случившееся. Посещения, начавшиеся при таких трагических обстоятельствах, превратились в привычку, и эта привычка продолжала жить.

Стоянка оказалась заполненной на две трети. Здание стояло на берегу затона, поднимаясь над землей на прочных сваях на тот случай, если вода подойдет слишком близко. Громкая, как каменный обвал, музыка пробивалась даже сквозь стены. Она стала еще слышнее, когда дверь распахнулась и выпустила на ступени две смеющиеся пары.

Ник вошел внутрь. В баре гремела музыка, над стойкой и столами висел густой табачный дым, аромат жареной рыбы и гумбо пропитывал воздух, словно крепкие духи.

Стоукс сидел на своем обычном месте на углу стойки, что позволяло видеть весь бар и всех присутствующих женщин. Он увидел Ника и приветственно поднял стакан.

– Эй, братва, к нам пожаловал наш опозоренный товарищ! – провозгласил он, широкая улыбка засияла на его лице, прямо посреди козлиной бородки. – Ники! Ты решил выйти в свет или тебя привели сюда дела?

Ник пробрался среди постоянных клиентов, стерпел хлопки по спине от полицейских, имен которых он не вспомнил бы и под угрозой смерти, обошел официантку в тесной футболке, улыбавшуюся так призывно, будто она снималась для рекламного плаката.

Стоукс покачал головой, сожалея об упущенной возможности, чмокнул обесцвеченную блондинку, сидевшую рядом с ним на табурете, и ущипнул ее за задницу.

– Эй, сладкая почему бы тебе не пойти попудрить носик и не освободить место моему другу Ники? Он у нас легенда, разве ты не в курсе?

Блондинка соскользнула с табурета, коснувшись грудью руки Ника.

– Надеюсь, вы скоро снова начнете работать, детектив.

Стоукс подтолкнул его локтем, когда женщина ушла, унося свой задок, упакованный в слишком тесные, чтобы быть удобными, джинсы. Ее наряд был рассчитан только на то, чтобы соблазнять.

– Это Валери. Парень, эта девочка просто нечто, должен тебе сказать. У нее просто сказочная лохматка. Ты с ней развлекался?

– Я с ней даже незнаком, – с деланным спокойствием ответил Ник.

– Да это же секретарша Ноблие. Копам всегда дает. Господи, Ники, иногда мне кажется, что твои гормоны впали в спячку, – с отвращением констатировал Чез. – Ты же знаешь, что с тобой пошла бы любая курочка в этом заведении.

Не обращая внимания на свободный табурет, Ник прислонился к стойке, заказал пиво, потом закурил. Ему было плевать на замечание Чеза Стоукса о его сексуальном аппетите. Ник не считал секс всего лишь способом убить время, но он не собирался тратить силы и объяснять это Стоуксу.

Ансамбль объявил перерыв, и теперь в баре можно было разговаривать.

– Скучаешь без работы? – поинтересовался Стоукс. Он уже прилично выпил, потому что его взгляд был слегка затуманенным, а щеки неестественно разрумянились.

– Немного.

– Гас сказал, когда разрешит тебе вернуться?

– Все зависит от того, отправят меня в тюрьму или нет.

Стоукс покачал головой.

– А все эта Бруссар… Вот сучка! Эта телка не стоит таких неприятностей. Я все гадал, не лесбиянка ли она, но нет, как-то не похоже. Я думаю, ей просто надо вставить как следует, ну, ты меня понимаешь…

Ник взглянул прямо в глаза Чезу.

– Прекрати издеваться над Бруссар. Она просто выполнила свой долг. А на это требуется мужество.

Стоукс ошеломленно посмотрел на Фуркейда.

– Что с тобой такое, парень? Она прищемила тебе хвост…

– Я сам прищемил себе хвост. Бруссар всего лишь оказалась рядом.

Чез фыркнул.

– Что-то ты запел по-другому. И с чего бы это? – Он вдруг ухмыльнулся, подвинулся ближе, щекоча Ника бородкой – Может, ты решил оказать ей честь, а?

– Поговаривают, что жить без мозгов чертовски тяжело, – задумчиво произнес Ник, выпуская сигаретный дым из ноздрей. – Ты-то своими пользовался в последние дни или за тебя думает то, что висит у тебя между ног?

– Они работают по очереди. Господи, какая муха тебя сегодня укусила?

– Укусила она меня не сегодня, Чез, а несколько дней назад. И я до сих пор не слишком уверен, что это была за тварь. Может, ты мне поможешь разобраться?

– Возможно, если я только соображу, о чем идет речь.

Ник подвинулся чуть ближе.

– Пойдем-ка подышим вечерним воздухом, Чез. И поболтаем.

Стоукс попытался уклониться:

– Ники, послушай, у меня на сегодня другие планы, приятель. Я загляну к тебе завтра. И мы обо всем потолкуем. Но сегодня…

Фуркейд сделал шаг вперед, схватил Стоукса за яйца и как следует сжал.

– Вперед, Чез, – его голос напоминал львиный рык. – Ты начинаешь действовать мне на нервы.

Ник разжал пальцы, и Чез отшатнулся от него, побледневший от изумления, похожий на кота, которого окатили водой. Он судорожно глотнул воздух, озираясь в поисках свидетелей. Но в баре кипела своя жизнь, и этого маленького инцидента никто не заметил.

– Твою мать! – сквозь зубы выругался Стоукс. – Что с тобой, приятель? Как ты мог?

Ник отпил глоток пива и вытер рот тыльной стороной руки.

– Теперь» когда я привлек твое внимание, отправляемся подышать свежим воздухом.

Фуркейд двинулся к боковой двери, Стоукс неохотно поплелся за ним. Они вышли на недостроенную галерею, окружавшую здание бара. На участке галереи, выходящей на затон, пока еще не было перил. Земля лежала внизу на расстоянии двенадцати футов. Вполне достаточно для в меру выпившего человека, чтобы свалиться и сломать себе шею. Ник ступил на край площадки, уговаривая себя успокоиться и сконцентрироваться. Сила оказалась неожиданным оружием в разговоре со Стоуксом. Она могла выбить его из колеи, но пользоваться ею надо было с умом.

Все еще возмущенный Стоукс шагал взад-вперед по галерее.

– Нет, ты просто с ума сошел, взял и схватил меня за хобот. Что с тобой, Ник?

– Заткнись!

Ник закурил очередную сигарету и стал смотреть на воду. Луна освещала полдюжины плавучих домиков – место отдыха городских жителей и приезжих из Лафайетта. Этим вечером не светилось ни одно окно. На востоке небо прорезала зарница – где-то над Миссисипи бушевала далекая гроза, налетевшая с Мексиканского залива.

Ник подумал о Маркоте. Тоже своего рода далекая гроза.

– Так почему я ничего не слышу, приятель? – поинтересовался успокоившийся наконец Стоукс. Он прислонился к стене и сложил руки на груди. – Ведь это ты хотел поговорить.

– Я узнал, что было еще одно изнасилование.

– Да, ну и что?

– Ты им занимаешься?

– Да, я взял это дело. Судя по всему, орудовал тот же придурок, что изнасиловал Дженнифер Нолан. Ворвался около часа ночи, избил, привязал, изнасиловал, заставил потом принять душ. Умный сукин сын, должен признать. Не оставил нам практически ни одной зацепки.

– И спермы нет?

– Не-а. Он, вероятно, использует презерватив. Скорее всего лаборатория найдет в пробах следы латекса, но что это нам даст? Ни-че-го. Ну, узнаем, каким кондомам он отдает предпочтение, и только.

– Преступник был в маске?

– Да. Эта женщина насмерть перепугалась из-за этой маски. Сразу вспомнила Душителя из Байу и все такое.

– И Памелу Бишон.

– И Бишон тоже, – согласился Чез. – Это все путает, понимаешь? Маска – это был прикол Ренара. Так что, если этот насильник не Ренар, тогда возникает вопрос, не этот ли парень убил и Памелу Бишон.

– Кто стал жертвой?

– Кей Эйснер. После тридцати, одинокая, живет недалеко от Деверо, работает на рыбном заводе в Хендерсоне. А тебе-то какое до этого дело? – Стоукс шарил в нагрудном кармане в поисках сигареты. – На твоем месте, Ники, я бы получше распорядился свободным временем.

– Просто любопытно, – ответил Ник.

Он бросил окурок на настил и растер каблукам.

– Тени прошлого живут в настоящем, а настоящее отбрасывает тень в будущее.

Стоукс послушно кивнул, как это делает человек, случайно оказавшийся на церковной службе.

– Ники, приятель, я недостаточно пьян, чтобы удариться в философию.

– Мы все тащим за собой свое прошлое, – Ник словно не слышал его, – а иногда оно подкрадывается неслышно и набрасывается на нас.

Атмосфера на галерее изменилась совсем немного, но все-таки изменилась. Чуть напряглись мускулы, внимательнее стал взгляд. Ник следил за выражением глаз своего собеседника, как опытный игрок в покер.

– О чем это ты, Ники? – негромко поинтересовался Стоукс.

Фуркейд помолчал, повисла тишина.

– Я слышу, как щелкают зубы у меня за спиной, – он подошел поближе к Чезу. – Совершенно случайно всплыло одно имя, и оно возвращается снова и снова, как заколдованное пенни. Я оказался в полном дерьме, но это имя неотступно преследует меня. И мне кажется, это не простое совпадение.

– Что за имя?

– Дюваль Маркот.

Веки Стоукса даже не дрогнули.

От напряжения у Ника свело судорогой мышцы. Чего, собственно, он ожидал? Что Стоукс почувствует свою вину? Что еще один полицейский предал его? Фуркейду нужен был Маркот. После всех прошедших лет, после всей проделанной работы Ник хотел заполучить Маркота. Даже ценой чести другого человека.

– Он в этом замешан, а, Чез? – задал он свой вопрос. – Все выглядело таким простым, просто детская игра. Заводишь меня в бар «У Лаво», накачиваешь спиртным, накручиваешь, отправляешь в нужном направлении и смотришь, как я горю синим пламенем. Легкие денежки, а у Маркота их куры не клюют.

Выражение лица Стоукса смягчилось, и он рассмеялся. Оглядев затон, Чез уставился на зарницы, озарявшие небо среди темных туч.

– Господи, Ники, – прошептал он, качая головой. – Ты просто долбаный сдвинувшийся засранец. Кто такой, черт подери, этот твой Дюваль Маркот?

– Скажи правду, Стоукс, – пригрозил Ник, – или на этот раз я просто оторву тебе яйца.

– Никогда о таком не слышал, – пробормотал Стоукс. – Сдохнуть мне на этом месте, если вру.


Глаза у Анни закрывались, строчки рапорта патологоанатома то расплывались, то снова становились четкими. Она провела рукой по лицу, убрала непослушные пряди волос за уши и посмотрела на свои часики – первый час ночи. У Фуркейда в доме часов не оказалось. Он либо жил в ногу со временем, либо вообще не верил в его существование, или исповедовал бог его знает какую теорию по отношению к убегающим минутам.

Анни просидела за столом в кабинете Фуркейда больше четырех часов. Он доверил ей ключ от дома и велел изучить все, что он собрал по делу Памелы Бишон. Анни поинтересовалась, не шутит ли он. Ник ответил отрицательно.

Интересно, где он пропадает сейчас. Анни говорила себе, что рада его отсутствию. И все-таки ей почему-то не хватало его заданных в лоб вопросов, неожиданных откровений и странной мистической философии.

Она ощутила потребность в движении, заставила себя встать со стула, потянулась, прошлась по кабинету, оглядывая книжные полки, заглянула в скромный уголок, отведенный Фуркейдом для сна. На столике у кровати не оказалось никаких личных вещей, даже тех мелочей, которые обычно достают из карманов. Анни испытала искушение открыть ящик, но не поддалась ему. Она бы никогда не стала копаться в личной жизни человека без ордера на обйск. Да и потом она и так знала, что носки, футболки и все прочее окажутся аккуратно сложенными в стопки. При взгляде на кровать, застеленную без единой морщинки покрывалом, сразу вспоминалась казарма.

Анни попыталась представить себе, как Фуркейд выглядит, когда спит. Неужели он и ко сну относится с такой же яростной сосредоточенностью, как и ко всему остальному в жизни? Или сон смягчает острые углы?

– Размышляешь, не остаться ли на ночь, Туанетта?

Анни резко обернулась на звук его голоса. Фуркейд стоял перед ней, уперев руки в бедра. Она не услышала ни скрипа лестницы, ни единого шороха.

– Ты ничего лучше не придумал, чем подкрадываться к женщине, когда насильник разгуливает на свободе? – поинтересовалась Анни. – Я могла тебя пристрелить. – Это заявление Ник оставил без комментариев. – Я просто встала, чтобы размяться, – пояснила Анни, отходя от кровати, не желая давать Нику повод догадаться, что она думала о нем. – Где ты был? У Ренаров?

– С какой стати мне туда ехать? – бесстрастно спросил он.

– Зачем ты там вообще появился? Господи, о чем ты только думал? Тебя могли упечь обратно в тюрьму.

– Каким это образом? Ты же не на дежурстве.

Анни покачала головой:

– Не надо со мной так, я все равно не отступлю. Ты и так знаешь, что я ни в чем не раскаиваюсь, хотя после того, как я тебя арестовала, моя жизнь превратилась в ад. Вчера ты явился сюда прямо от Ренара и не сказал мне ни слова.

– Нечего было рассказывать. Я был в лодке. Просто оказался неподалеку. Я до него не дотрагивался, не угрожал ему. Если честно, то он сам подошел ко мне.

– И ты полагаешь, что это все неинтересно, партнер?

– Эта тема к делу не относится.

– Это имеет отношение к делу в том смысле, что ты со мной не поделился. – Анни прошла за Фуркейдом к длинному столу, за которым она работала. – Если мы партнеры, то партнеры во всем. Это предполагает доверие, а ты меня обманываешь.

Ответом ей стал тяжелый вздох.

– Ладно. Договорились. Я должен был тебе сказать. Мы можем двигаться дальше?

Все внимание Ника сосредоточилось на бумагах, лежащих на столе. Он выудил из кучи документов обертку от шоколадного батончика, нахмурился и выбросил ее в корзину для мусора.

– Что ты сегодня узнала, Туанетта?

– Что мне, вероятно, нужны очки для чтения, но я слишком тщеславна, чтобы пойти к окулисту, – сухо ответила Анни.

Фуркейд покосился на нее.

– Шутка, – пояснила она. – Неловкая попытка скрасить обстановку.

Ник снова взялся за отчеты лаборатории и показания свидетелей. Анни тяжело вздохнула и обеими руками потерла поясницу.

– Я узнала, что десять человек поклялись, что Донни был очень пьян в ночь убийства. Кто-то из них его друзья, кто-то нет. Но это не снимает с него подозрения. Я выяснила, что при вскрытии не обнаружили спермы. Тело было так изуродовано, что невозможно оказалось выяснить, была ли Памела изнасилована. Это заставляет меня нервничать.

– Почему это?

– Все из-за этого парня, который совершил последние два преступления. Я ответила на первый вызов, когда была изнасилована Дженнифер Нолан. Не было спермы, и насильник был в карнавальной маске. Как и в случае с Памелой Бишон – никакой спермы и оставленная на ней маскарадная маска.

– Имитатор, – сказал Фуркейд. – Об этой маске благодаря журналистам знали все.

– И он знал о том, что не следует кончать?

– Насильники часто страдают сексуальными расстройствами. Может быть, он не может кончить. Или просто воспользовался презервативом. Эти случаи никак между собой не связаны. Не давай незначительному внешнему сходству сбить тебя с пути.

– Незначительному? Ты называешь незначительным серийного насильника?

– Насколько я слышал, между этими делами намного больше различий, чем сходства. Один убийца, другой насильник. Жертв изнасилования преступник привязывал. А Памеле прибили гвоздями руки к полу. Слава богу, что нам удалось скрыть это от прессы. Жертвы изнасилования пострадали в собственных домах, а Памелу специально привезли в пустой дом. Памелу преследовали, делали ей гадости. С новыми жертвами ничего подобного не происходило. Все просто, Туанетта. Маркус Ренар убил Памелу Бишон, а кто-то другой изнасиловал этих женщин. Тебе лучше сосредоточиться на том, что ты ищешь.

– Я ищу правду, – ответила Анни. – Не мне делать выводы, да и не тебе тоже… детектив.

– Ты сегодня видела Ренара. – Ник снова никак не отреагировал на ее слова.

От досады Анни даже скрипнула зубами:

– Да. Он оставил мне сообщение на автоответчике накануне вечером и попросил встретиться.

– Где пленка?

Анна вынула кассетник из сумки, прибавила громкость и включила магнитофон, поставив его на стол. Фуркейд впился глазами в пластмассовый прямоугольник, словно мог увидеть перед собой Ренара. Казалось, он слушал затаив дыхание, не моргая. Когда пленка закончилась, Ник кивнул и повернулся к Анни:

– Твои впечатления?

– Архитектор убедил самого себя, что невиновен. Ре-нар к тому же внушил себе, что я его друг.

– Хорошо. Именно это нам и нужно.

– Это то, что нужно тебе, – пробормотала Анни ему в спину. – Если говорить обо всей семье, то они очень напоминают героев фильма «Сумеречная зона».

– Он ненавидит свою мать, презирает брата. Считает, что они оба повисли на нем тяжелым грузом. Голова этого парня с психологической точки зрения напоминает скороварку со змеями.

Анни не могла спорить с диагнозом Фуркейда, но ее беспокоила горячность Ника.

– А что касается этого грузовика, – напомнила она. – Вы это проверяли?

– Прогнали те данные, что он нам дал, через компьютер. Получили список из семидесяти двух темных грузовиков. Никто из шоферов в ту ночь не помогал водителю сломавшейся машины. – Взгляд Фуркейда не таил ничего приятного. – Ты что же думаешь, Туанетта, что я не выполняю свою работу?

Анни постаралась поаккуратнее подобрать слова:

– Я думаю, что ты хотел доказать вину Ренара, а не найти ему алиби.

– Я делаю свою работу, – напряженно сказал Ник. – Я не просто считаю Ренара виновным, он на самом деле виновен.

– А как насчет Нового Орлеана? – Слова сорвались у нее с языка раньше, чем Анни успела сообразить, насколько неразумно выводить Ника из себя.

– Ты это о чем?

– Тебе казалось, что ты знал, кто именно убил Кенди Пармантэл…

– Я знал.

– Обвинения против Аллана Зандера суд отклонил.

– Но это не значит, что он невиновен. – Ник подошел к аккуратной стопке папок, сложенных на углу стола, и вынул одну из них. – Держи, – он кинул ее Анни. – Список, который нам выдал компьютер. Позвони им сама, если сомневаешься в моих словах.

– Я никогда не сомневалась в твоем профессионализме, – промямлила Анни, заглядывая в папку. – Мне просто необходимо знать, что у тебя не было шор на глазах, вот и все.

– Ренар тебя переубедил? – Голос Ника был полон сарказма. – Может, в этом все дело, а? Он считает тебя хорошенькой. Думает, что ты умная. Надеется, что ты ему поможешь. Отлично. Я хотел, чтобы он именно так и думал. Только сама не поверь в это.

«Она на самом деле хорошенькая, – подумал Ник, позволяя этой простой истине укротить вспышку гнева. – Даже с этими спутанными волосами и в этом мешковатом пиджаке, просто поглотившем ее». В Анни было кое-что, что обязательно уничтожит ее работа. Не наивность, нет, скорее идеализм. Из-за идеализма хороший полицейский старается изо всех сил. И именно идеализм подталкивает хорошего полицейского к черте и заставляет перешагнуть через нее.

Фуркейд коснулся кончиками пальцев щеки Анни.

– Могу тебе сказать, что ты хорошенькая. Это правда. Я могу сказать, что нуждаюсь в тебе и даже хочу затащить в постель. Тогда ты станешь доверять мне больше, чем убийце? – поинтересовался он, наклоняясь ниже.

Край стола впился в бедра Анни. Колени Ника коснулись ее ног, большим пальцем он гладил ее губы, и все внутри Анни наполнилось желанием.

– Я не верю Ренару, – ее голос прозвучал неожиданно пискляво.

– Но и мне ты тоже не веришь. – Губы Ника были всего в нескольких дюймах от ее губ, его черные глаза жгли Анни огнем. Он провел пальцем по нежной шее, остановился на ямке, где часто-часто бился пульс.

– Ты сам говорил, что вера в ходе расследования не нужна.

Ник отошел на полшага, чтобы нарушить внезапно возникшую близость.

– Не помогай ему, Туанетта. – Фуркейд отбросил прядь волос у нее со лба. – Не позволяй ему использовать тебя. Помни о контроле. – Он убрал пальцы от ее щеки и сжал их в кулак. – Контроль – это главное.

Он взял сигарету из пачки на столе и отошел подальше, дым потянулся за ним следом. Правда состояла в том, что Анни никогда не ощущала, что контролирует ситуацию. Это дело подхватило ее и понесло, забрасывая в такие места, где она никак не ожидала оказаться. Например, в дом к этому мужчине.

– Мне пора ехать, – Анни обращалась к спине Фуркейда, стоявшего у одного из окон. – Уже поздно.

– Я тебя провожу до машины, – Ник повернулся, губы дрогнули в улыбке. – Проверь, не заползла ли в джип змея.

В холодном ночном воздухе стоял запах воды и земли. В темноте, куда не доходил свет фонаря Фуркейда, совы наслаждались волшебной гармонией ночи.

– Дядя Сэм всегда рассказывал детям истории про оборотней. – Анни смотрела в темноту. – О том, как они бродят по ночам и выискивают себе жертву. Мы пугались до мокрых трусов.

– Есть куда более страшные вещи, чем оборотни, дорогая.

– Да. И наша задача поймать их. Но почему-то думать об этом куда приятнее днем.

– Потому что ночь – это их время, – серьезно ответил Ник. – А мы с тобой должны ходить вдоль границы ночи и дня и вытаскивать этих нелюдей на свет, чтобы все увидели, каковы они на самом деле.

Анни села в джип и бросила папку со списком грузовиков на пассажирское сиденье.

– Будь осторожна, Туанетта. – Ник захлопнул дверцу. – Не позволяй оборотням наброситься на тебя.

ГЛАВА 24

По дороге домой, проезжая по темному лесу, Анни размышляла о том, что ей следует опасаться не вымышленных монстров, а обычных мужчин. Маллен, Маркус Ренар, Донни Бишон, Фуркейд – от них все ее неприятности.

Фуркейд. Он был таким же загадочным, как оборотень. Полное тайн прошлое, загадочная душа, темная, как его глаза. Анни пыталась убедить себя, что ее совсем не волновали прикосновения Ника. У нее и так жизнь превратилась в сплошной кавардак, не хватало только романа с Фуркейдом.

Она потянулась к приемнику, чтобы болтовня в эфире развлекла ее. Мир казался пустыней, и только одинокие души названивали в ток-шоу в прямом эфире, чтобы поразглагольствовать о возможном возвращении Душителя из Байу. Именно он убил Памелу Бишон. Многие говорили о том, что еще четыре года назад копы подтасовали улики, чтобы после гибели Стивена Данжермона на него можно было повесить все совершенные преступления. Следовательно, не приходится сомневаться, что полицейские так же поступили и на этот раз, подбросив улику Ренару.

«Интересно, слушает ли радио Маркус Ренар», – подумала Анни. Насильник тоже мог включить радио и с улыбкой наслаждаться своими гнусными поступками. Но вполне возможно, что он сейчас разгуливает по улицам, выбирая новую жертву.

Анни достала свой револьвер из рюкзака перед тем, как свернуть на стоянку у магазина. Она заперла машину, поднялась в свою квартиру, прислушиваясь к малейшему шороху, ловя любое движение. Открывая одной рукой замок, она огляделась по сторонам, потом бросила взгляд на парковку. Почему-то Анни не могла отделаться от ощущения, что за ней наблюдают. Она решила, что у нее просто слишком разыгрались нервы, и вошла в дом.

Перед уходом Анни не выключила свет в прихожей, а теперь, обходя комнаты с оружием в руке, зажгла остальные лампы. Только обследовав всю квартиру, Анни убрала револьвер и вздохнула с облегчением. Тревога, мучившая ее целый день, наконец отпустила. Она взяла бутылку пива из холодильника, расшнуровала кроссовки и подошла к автоответчику.

Когда после ареста Фуркейда ей принялись звонить незнакомые люди и говорить гадости, она собиралась совсем отключить аппарат. Но могли ведь позвонить и по делу, поэтому Анни оставила все как есть.

Закрутилась пленка, зазвучали голоса. Два журналиста хотели взять у нее интервью, двое позвонили, чтобы наговорить гадостей, один просто подышал в трубку, три раза трубку просто повесили. Все это действовало на нервы, но от одного голоса у Анни поползли по спине мурашки.

– Анни? Это Маркус. – Голос звучал так интимно, словно говорил близкий ей мужчина. – Я просто хотел сказать, как я рад, что вы навестили нас сегодня. У меня до встречи с вами не было ни одного союзника, кроме адвоката. Вам не понять, как это для меня важно…

– И понимать не хочу, – ответила ему Анни и протянула руку, чтобы перемотать пленку. Но она вовремя спохватилась и вынула кассету. Фуркейд наверняка захочет это услышать. Если их отношения с Ренаром начнут развиваться, то это может послужить косвенной уликой.

«Не помогай ему, Туанетта… Не позволяй ему использовать тебя», – так, кажется, говорил Фуркейд.

– А сам-то ты что делаешь, а, Фуркейд? – пробормотала Анни себе под нос и вышла на балкон, чтобы глотнуть свежего воздуха.

Далеко на болотах в ночной темноте поднималось волшебное зеленое сияние. Это природный газ вырывался на поверхность. Ближе к берегу в воде что-то плеснуло. Вдруг Анни ощутила чье-то присутствие. Она медленно обвела глазами двор, дом Сэма и Фаншон, причал с туристическими лодками, южную часть здания, где стояла пара проржавевших баков для мусора. Туда падал только рассеянный свет от фонарей на стоянке. Никакого движения. И все-таки ощущение постороннего присутствия цепко держало ее.

Медленно-медленно Анни попятилась в комнату, бросилась на пол и поползла обратно к балкону, чтобы взглянуть сквозь перила. Она еще раз очень внимательно осмотрела окрестности, сдерживая нервную дрожь.

Анни уловила движение возле мусорных баков, едва заметное, только чуть заскрипел песок. Потом показалась чья-то голова, вытянулась рука. Весьма внушительная тень неторопливо поднялась и тихонько двинулась в сторону лестницы, ведущей в ее квартиру.

Анни ползком вернулась в гостиную, закрыла двери, выходящие на балкон, и по-пластунски двинулась в спальню, где она оставила свой револьвер. Усевшись на полу, Анни проверила обойму, набрала 911 и сообщила о грабителе. Потом стала ждать, вслушиваясь в тишину. Ожидание затянулось. Негромко тикали часы. Прошло пять минут.

Анни размышляла о незваном госте и его возможных намерениях. Он мог оказаться насильником или просто вором. Магазинчик, работающий допоздна, возможно, показался удобной целью. У дяди Сэма появилась привычка хранить ящик с наличными под кроватью, а заряженный дробовик в платяном шкафу, хотя Анни пыталась его отговорить. Если это грабитель и он не найдет в магазине то, что искал, то он отправится в дом в поисках денег… Нет, не может она сидеть и ждать, пока какой-то подонок будет держать на мушке единственных близких ей людей.

Анни надела кроссовки и бесшумно прокралась в ванную комнату, где за ванной находилась вторая дверь. Петли заскрипели, когда она ее открыла. Анни протиснулась в щель и оказалась на лестнице, ведущей в складское помещение магазинчика. Прижавшись спиной к стене и крепко сжимая револьвер, она стала прислушиваться к посторонним звукам. Ничего. Анни медленно спустилась вниз.

Фонари на парковке освещали витрину магазинчика, словно искусственный лунный свет. Анни кралась мимо стеллажей с товарами, словно хищник, вышедший на ночную охоту. Ладонь, обхватывающая рукоятку револьвера, вспотела. Она быстро вытерла руки о свои джинсы.

Передняя дверь казалась наименее рискованным местом для выхода. Вор постарается взломать дверь склада в южном крыле, откуда его не видно ни из дома, ни с дороги. Если это не грабитель и незнакомец пытается пробраться к ней в квартиру, то у него остается единственный путь – вверх по лестнице в южной части дома.

Анни быстро открыла дверь и вышла на улицу. Она обогнула дом с северной стороны. Где же, черт побери, полицейская машина? Прошло уже минут пятнадцать, как она звонила.

Анни пошла в обход дома. Ей хотелось увести неизвестного от жилища дяди и тети, а не привести его к ним. Напугать злоумышленника и загнать на дамбу показалось ей самым надежным вариантом. Хотя скорее всего он именно там и спрятал свою машину.

Анни карабкалась по наклонной поверхности, придерживаясь рукой за фундамент здания и ступая очень осторожно, чтобы не поскользнуться на камнях. Она не увидела никого рядом с домом. Покрепче взявшись за револьвер, она вздохнула и выглянула из-за угла. Никого. Анни повернула за дом и направилась к мусорным бакам.

Она шла быстро, держась поближе к зданию. На лбу выступили капельки пота, но Анни справилась с желанием немедленно вытереть их. Она была совсем близко и чувствовала это так же хорошо, как и чье-то присутствие. Ее чувства странным образом обострились. Легкий шум прибоя отдавался грохотом у нее в ушах. От вони разложившейся рыбы ее чуть не вывернуло наизнанку. Этот запах почему-то показался ей странным, но у нее не оставалось времени, чтобы это обдумать.

Анни оказалась около юго-восточной части дома и напряженно прислушивалась. И тут позади нее вдруг раздался голос:

– Я помощник шерифа! Бросьте оружие!

– Я на службе! – выкрикнула Анни, бросая револьвер на землю.

– Лечь! Немедленно лечь на землю!

– Я здесь живу! – крикнула Анни, опускаясь на колени. – Вор за углом!

Но полицейский словно не слышал ее. Он налетел на Анни, как снаряд, больно ткнул дубинкой между лопаток:

– Я сказал, лечь! Ложись, черт бы тебя побрал!

Анни растянулась на земле, помощник шерифа заломил ей левую руку за спину, щелкнул наручниками, потом проделал то же самое с правой рукой.

– Я помощник шерифа Бруссар! Анни Бруссар!

– Бруссар? Неужели? – Изумление было не слишком искренним. Он перекатил ее на спину и направил луч фонаря в лицо, ослепив Анни. – Да что вы говорите? Неужели это наша маленькая отступница собственной персоной?

– Пошел ты к черту, Питр! – рявкнула Анни. – И сними с меня наручники. – Она постаралась сесть. – Где тебя так долго носило? Я вызывала полицию двадцать минут назад.

Питр пожал плечами, открывая замок.

– Ты же знаешь, как это бывает. Мы не на все вызовы сразу выезжаем, у нас есть система приоритетов.

– И где же описана эта система? На страницах «Пентхауса»?

– Не стоит оскорблять патрульного, Бруссар. – Питр встал, отряхнул пыль с колен. – Никогда не знаешь, вдруг он еще тебе пригодится.

– Ну да, конечно.

Анни поднялась на ноги, подобрала свое оружие и подавила стон. Она распрямила плечи, стараясь справиться с острой болью.

– Отличная работа, Питр. Скольких ни в чем не повинных людей ты увечишь за одно дежурство?

– Я принял тебя за грабителя. Ты не подчинилась моему приказу. Тебе следовало помнить, как следует себя вести.

– Отлично. Значит, это я виновата, что ты меня огрел. А как насчет того, чтобы помочь мне осмотреть все вокруг? Хотя я просто уверена, что негодяй давно уже смылся. Ты так орал…

Питр пропустил мимо ушей ее язвительное замечание. Они двинулись вокруг здания.

– Господи, что это за вонь? – Он светил фонарем им под ноги. – Ты что, свинью забила или еще кого-нибудь?

Анни достала свой собственный фонарь, прицепленный к поясу джинсов. Ее слух уловил монотонную дробь капель. Они одна за другой падали со ступеней, ведущих в ее квартиру. Теперь Анни протянула руку, подставляя ладонь, и посветила фонарем – кровь.

– О господи! – выдохнула она, отдергивая руку.

– Господь всемогущий, – пробормотал Питр и попятился.

Анни вытерла ладонь о футболку и пошла к первой ступени лестницы. Со ступеней свисали внутренности животного, напоминая омерзительную мишуру. Осветив фонарем площадку, она увидела следы кровавой бойни, кишки растянулись багрово-синей гирляндой вдоль всей лестницы.

– О господи! – повторила она.

Ей сразу вспомнилось изувеченное тело Памелы Бишон – изрезанное, выпотрошенное. И тут ее затопила волна горячего ужаса. Сэм. Фаншон.

Она бросилась бежать по направлению к пристани. Перед ней взбесившимся солнечным зайчиком метался свет фонаря. Сэм. Фаншон. Ее семья.

– Бруссар! – рявкнул у нее за спиной Питр.

Анни подлетела к парадной двери и забарабанила в нее фонариком, вертя ручку окровавленной рукой. Дверь распахнулась, и она ввалилась в гостиную, прямо в объятия Сэма.

– Слава тебе, господи! – Анни судорожно обняла его и всхлипнула. – Вы живы!

– Это внутренности свиньи. – Питр поковырял месиво дубинкой. – В это время года забивают много свиней.

Анни все еще трясло от пережитого. Она ходила взад и вперед у основания лестницы и кипела от возмущения. Питр нашел пятигаллоновый чан, который принесли продавцы, и установил его в стороне, чтобы на него падал свет, включенный теперь в магазине. Анни захотелось ткнуть его ногой и опрокинуть. А потом ударить Питра, этого мастера на все руки, идиота проклятого. Он наверняка принимал участие в шутке. Если это была шутка.

– Я хочу получить отчет из лаборатории, – отрезала она.

– Что? Зачем?

– Затем! Если выяснится, что чье-то тело лишилось содержимого, то его захотят получить обратно, Эйнштейн.

Питр что-то недовольно пробормотал. Если это улика, то ему придется заниматься этими кишками, собирать их в чан и везти в своей машине.

– Это внутренности свиньи, – стоял он на своем. Анни свирепо уставилась на него:

– Почему ты так в этом уверен? Потому что не хочешь с этим возиться или потому, что знаешь!

– Ничего я не знаю! – буркнул помощник шерифа.

– Если это штучки Маллена, можешь передать ему, что я прогоню его пинками до самого Лафайетта!

– Ничего я об этом не знаю! – взвился Питр. – Я ответил на твой вызов. Вот и все!

– Кто такой Маллен, детка? – поинтересовался Сэм. – Зачем ему устраивать такие развлечения?

Анни провела рукой по лбу. Как же ему объяснить? Сэм никогда не одобрял профессию, выбранную приемной дочерью. Ему приятно будет услышать, что коллеги пытаются от нее избавиться. Но если это не Маллен, то кто тогда?

– Глупая шутка, дядя Сэм.

– Шутка? – Он недоверчиво хмыкнул. – Ну нет. Ты не смеялась, когда прибежала ко мне. И ничего в этом нет веселого.

– Да, веселого мало, – согласилась Анни. Фаншон посмотрела на лестницу, куда сбежался десяток кошек, предававшихся теперь чревоугодию.

– Ну и грязь!

– Мы с помощником шерифа Питром все уберем, тетя.

Это улика, – сказала Анни. – А вы оба возвращайтесь в постель. Мне жаль, что я вас разбудила.

Ей пришлось еще минут пять спорить с ними и уговаривать вернуться домой. Когда они наконец ушли, ее вдруг снова охватила волна тревоги за них. Мир сошел с ума. И то, что она могла подумать, что кто-то выпотрошил Сэма и Фаншон, доказывает это.

Анни хотелось бы получить весомые доказательства вины Маллена. Но чем больше она обдумывала случившееся, тем меньше становилась ее уверенность в этом. Выкинуть ее их эфира – это просто, подписи автора не требуется. И змею в машину легко подсунуть, но такое… Слишком велика вероятность, что тебя поймают на месте преступления.

Подчинившись настоянию Анни, Питр вместе с ней проверил дорогу на насыпи и осветил фонарем все вокруг. Если здесь и парковали машину, то она давно уехала. Никаких кровавых отпечатков. А на «Каменистой дороге шины следов не оставляют.

Было уже около трех часов ночи, когда Анни поднялась в свою квартиру по внутренней лестнице, идущей из магазина. Все мышцы у нее болели. От удара Питра позвоночник между лопатками пронизывала острая боль. И все-таки она была слишком возбуждена, чтобы уснуть.

Анни достала еще бутылку пива из холодильника, выпила таблетку «Тайленола» и уселась на стул возле стола в кухне, где в беспорядке валялись ее записи по делу Памелы Бишон.

Она взяла листок с хронологической записью событий:


9 октября. 1:45. Памела снова сообщает о том, что кто-то подглядывает за ней. Подозреваемых нет.

10 октября. Выходя к школьному автобусу, Джози Бишон натыкается на крыльце на изувеченные останки енота.


Маркус Ренар хотел быть ей другом. Он хотел стать другом и для Памелы Бишон. Памела его отвергла. Анни в лицо назвала его убийцей. И Анни настроилась занять место Памелы в его жизни. Потому что ей так захотелось поиграть в детектива, потому что ей требовалось добиться справедливости для женщины, ушедшей в страну теней.

Она даже не могла себе представить, что подвергается риску оказаться там же.

ГЛАВА 25

– Я подумала, что могла бы работать в архиве, – сказала Анни, усаживаясь в кресло перед письменным столом шерифа Ноблие. После бессонной ночи выглядела она неважно. Гас посмотрел на нее так, словно Анни вызвалась добровольно мыть туалеты.

– Ты хочешь там работать?! Я не ослышался?

– Никак нет, сэр. Я хочу работать патрульным, но раз это невозможно, я могу заняться чем-то другим.

Анни попыталась изобразить на своем лице энтузиазм, но это ей не слишком удалось.

– Я полагаю, там ты не сможешь принести никакого вреда, – пробормотал Гас Ноблие, обхватывая пальцами кружку с кофе.

– Никак нет, сэр. Я постараюсь, сэр.

Он переварил ее ответ, одновременно жуя булочку с черникой.

– Хорошо, Анни. Пусть будет архив. Но сегодня ты должна сначала еще кое-что сделать. Подойди к моей секретарше. Она тебе все объяснит.


– Макграф – полицейский пес? – Анни в ужасе уставилась на висевший в кладовке костюм – меховые лапы, шубейка и гигантская собачья головд.

Валери Комб фыркнула:

– Обычно эту роль играет Тони Антуан. Но он позвонил и сказал, что заболел. – Секретарша Ноблие протянула ей расписание. – Два выхода сегодня утром, и еще два после обеда. Помощник шерифа Йорк будет вести представление. Тебе только и остается, что стоять рядом.

– В этом кошмарном костюме?

Валери хихикнула и прикрыла рот шифоновым платком, повязанным вокруг шеи в тщетной попытке скрыть засос.

– Если хочешь знать мое мнение, тебе еще повезло, что ты вообще получила работу.

– Как же, конечно.

– У тебя десять минут, чтобы добраться до «Веселых крошек», – заметила Валери и ленивой походкой направилась к двери. – Лучше шевелите лапами, помощник шерифа. Или мне следовало сказать: виляйте хвостом?

– Тебе лучше знать, – буркнула ей вслед Анни. Дверь закрылась, оставив ее наедине с ее новым «я».

Анни пришла к выводу, что лучше всего ей надеть гигантскую голову и так пройти по коридорам управления, чтобы спрятаться в костюме и избежать дальнейшего унижения. Но выяснилось, что надеть собачью морду самостоятельно Анни не в силах. Она оказалась такой же тяжелой и громоздкой, как «Фольксваген». Ее попытка водрузить это сооружение из меха и папье-маше кончилась тем, что Анни потеряла равновесие и больно ударилась о металлические полки.

Выяснилось, что она не сможет вести машину с лапами на ногах. К тому же в костюме не оказалось никакой вентиляции, так что он вонял хуже любой собаки, которую доводилось встречать Анни.

Да еще помощник шерифа Йорк, как показали дальнейшие события, относился к представлению слишком серьезно.

– Ты можешь лаять? – поинтересовался он, надевая Анни на голову собачью морду. Они стояли на маленькой парковке возле детского сада «Веселые крошки». Его форменная рубашка без единого пятнышка была отлично накрахмалена и отглажена. А стрелки на брюках казались такими острыми, что ими можно было бы резать сыр.

Анни свирепо посмотрела на него сквозь крохотные дырочки в чуть приоткрытой пасти Макграфа.

– Что я могу? – Ее голос звучал приглушенно.

– Лаять. Полай для меня, как собака.

– Считай, что я этого не слышала. Йорк обошел ее кругом, поправил длинный хвост, свисавший сзади.

– Не срывай мероприятие, Бруссар. Наша задача – показать детям, что полицейские их друзья. А теперь скажи что-нибудь, как полицейский пес Макграф.

– Убери руки от моего хвоста, а не то я тебя укушу.

– Ты не должна так говорить, так можно и перепугать детей! И голос у тебя должен быть ниже, напоминать рычание. – Йорк встал перед ней, чуть ссутулился и состроил подходящую случаю физиономию. – Здррравствуйте, девочки и мальчики! – заговорил он голосом мультипликационной собаки. – Я Макгрраф, полицейский пес!

– Да, Йорк, ты точно настоящий кобель. Хочешь примерить костюмчик?

Он выпрямился, оскорбленный ее словами.

– Нет.

– Тогда заткнись и оставь меня в покое. Я не в настроении шутить.

– У вас проблема с дисциплиной, помощник шерифа, – объявил Йорк и направился через стоянку к боковому входу в детский сад своей обычной петушиной походкой.

Анни заковыляла следом, споткнулась на ступеньках и приземлилась на гигантский собачий нос. Йорк издал вздох великомученика, помог ей встать и провел в здание.

Анни поняла, что в этом тяжелом костюме совершенно не способна двигаться нормально. К тому же через небольшие отверстия в пасти Макграфа ей удавалось разглядеть только ограниченное пространство. Милые детишки наступали ей на лапы и дергали за хвост. Один прыгнул на нее со стола, вереща, как Тарзан, и ухватился за большой красный язык, свисающий из пасти. А другой подобрался поближе и описал ей ногу.

К тому времени, как они закончили свое выступление в начальной школе Святого Сердца, Анни чувствовала себя как выжатый лимон. Йорк прекратил с ней разговаривать, но перед этим объявил, что доложит о ее поведении сержанту Хукеру, а вероятно, и самому шерифу. По его словам, она уронила репутацию собаки-полицейского.

Анни стояла на боковой дорожке рядом со школой, держа под мышкой голову многострадального Макграфа, и смотрела, как Йорк стремительно несется к патрульной машине. Прозвенел звонок, возвещающий окончание занятий, и ее обступили школьники. Они лаяли, строили ей рожи и дергали за хвост. Никто из них не торопился занимать места в ожидающем их школьном автобусе.

– Привет, Джози, как дела? – поздоровалась Анни, заметив на ступенях лестницы дочурку Памелы и Донни.

Малышка пожала плечами, крепко обнимая свой рюкзачок.

– Пропустишь автобус. Джози покачала головой:

– Я должна поехать в офис адвоката. У бабушки и дедушки там назначена встреча. Его вчера выпустили из тюрьмы. Мы не пошли в церковь, а поехали за ним.

– Его выпустили под залог? – удивилась Анни. Кто бы мог подумать, что Притчет пошевелится в воскресенье? Никто, вот в этом-то все и дело. Официально никто не работает, так что воскресенье – это отличный день для тайных маневров. Семье не хочется, чтобы на них накинулась пресса. Притчет не захотел расстраивать Дэвидсонов больше необходимого. У этой семьи среди избирателей куда больше друзей, чем у Маркуса Ренара.

Джози снова пожала плечами, спустилась по лестнице и направилась к игровой площадке.

– Я не знаю. Когда мы приехали домой, дедушка отправился на целый день на рыбалку. А когда вернулся, заперся в кабинете и не выходил оттуда.

Девочка не пошла на освободившиеся качели, а села на тяжелый металлический брус, огораживающий небольшой цветник. Анни бросила голову Макграфа на асфальт и устроилась рядом с ней, уложив поудобнее хвост.

Девочка сидела, низко наклонив голову, волосы густой волной упали на лицо, скрывая его. Когда Джози наконец заговорила, ее тоненький голосок дрожал:

– Я так скучаю по мамочке…

Анни обняла малышку за плечи.

– Я знаю, что ты скучаешь, детка. – Она прижалась подбородком к макушке Джози. – Я очень хорошо тебя понимаю. Мне так жаль, что все это с тобой случилось.

– Я так хочу, чтобы мама вернулась, – всхлипнула Джози, уткнувшись головой в мех костюма, – но она никогда больше не вернется. Сестра Селеста говорит, что мне не следует сердиться на Господа, а я сержусь.

– Не волнуйся о Господе. Ему еще за многое придется ответить. На меня ты тоже сердишься?

Джози кивнула.

– Я понимаю. Но ты должна знать, Джози, что я делаю все, что могу, – прошептала Анни. – А на кого ты еще сердишься? На папу?

Джози снова кивнула.

– И на бабушку?

Еще один кивок.

– И на дедушку Ханта?

– Н-нет.

– На кого еще?

Джози молчала. Анни ждала ее ответа, ей было тяжело вести этот разговор. Налетел легкий бриз, и головки анютиных глазок закачались. Лепесток упал с цветка азалии и задержался на куске хлеба, не доеденном кем-то за завтраком.

– На кого еще ты сердишься, Джози?

– На себя, – раздался тоненький голосок, дрожащий от боли. – Я пошла к Кристине… Может, если бы я осталась дома…

Анни слушала это прерываемое всхлипами признание, чувствуя себя девятилетней, вспоминая ужасное ощущение вины, которое она сама носила в себе все эти годы. Ведь маленькая Анни всегда была рядом с мамой, следила за ней в плохие дни и просила Бога послать маме счастья. И стоило ей только уйти из дома, как Мари покончила с собой.

Анни вспомнила, как она шла по дороге, ведущей на дамбу, горький вкус слез на щеках, когда она бросила в воду своего любимого Микки Мауса. Этой игрушкой, купленной во время ее первого путешествия, она так дорожила. Но ее первые каникулы вне дома стали концом для ее матери. Анни вспомнила, как дядя Сэм выловил игрушку в камышах, а потом сел на берегу, посадил Анни к себе на колени. И они оба плакали, а мокрый Микки Маус лежал между ними.

– Ты ни в чем не виновата, Джози, – наконец негромко заговорила Анни. – Я тоже так думала, когда умерла моя мама. Мне тоже казалось, что если бы я осталась дома, то ничего бы не случилось. Но мы не можем предвидеть, когда несчастье случится в нашей жизни.

В том, что умерла твоя мама, нет твоей вины, малышка. Я только прошу тебя поверить мне, когда я говорю, что я твой друг. И я всегда буду твоим другом, Джози. Я всегда буду стараться оказаться рядом с тобой и сделать для тебя все, что только смогу.

Девочка посмотрела на Анни и попыталась улыбнуться.

– Тогда почему ты одета как собака?

Анни скорчила гримасу.

– Временное понижение в должности. Это не продлится долго. Мне сказали, что из меня получилась отвратительная полицейская собака.

– Ты играла очень плохо, – согласилась Джози. Она с отвращением наморщила носик: – И от тебя та-ак плохо пахнет.

– Эй, полегче с оскорблениями, – поддразнила ее Анни. – А то выпущу на тебя всех моих блох. – Она поднялась. – Я тебя провожу, а ты поможешь мне нести эту голову.


Вода в озере Поншартрен отливала металлом. Ровное, как монета, оно простиралось к северу, рассекаемое на две части высоким мостом. Вдалеке бороздили водную гладь несколько лодок – мальчишки явно прогуливали уроки. С этой части берега открывался великолепный вид, стоящий немалых денег. Недвижимость на этом берегу относилась к категории «это вам не по средствам». А вот Дювалю Маркоту она была по карману.

Его дом в итальянском стиле выглядел так, словно ему место в Тоскане, а не в Луизиане. Участок окружала стена высотой в восемь футов, но чугунные ворота не были закрыты, открывая взгляду случайного прохожего изумрудную лужайку и прекрасные клумбы с цветами. Черный длинный «Линкольн» стоял возле дома на подъездной дорожке. С высоты ограды за всем происходящим наблюдал глаз видеокамеры.

Ник проехал мимо и развернулся. Как всегда, черный ход оказался открытым. Фургон цветочника с распахнутыми настежь дверцами стоял около входа на кухню. Ник припарковал свой пикап за оградой и подошел к дому, прихватив по дороге огромный букет цветов из фургона.

На кухне кипела работа. Худощавая женщина наблюдала за двумя помощницами в белоснежных фартуках, готовившими канапе. Еще две женщины составляли на подносы бокалы. Мускулистый парень лет двадцати появился на пороге с ящиком шампанского и поставил его на стол перед маленьким женоподобным мужчиной в очках в золотой оправе. Коротышка повернулся к Нику:

– Отнесите это в Красную гостиную. Композиция предназначена для круглого стола возле камина.

Горничная распахнула перед Фуркейдом дверь.

В прошлом Ник дважды побывал в этом доме и запомнил расположение комнат. Он мог восстановить в памяти любое антикварное украшение и каждую картину, висящую на стене. Красная гостиная располагалась справа от входа в дом. Декорированная в стиле Второй империи, чрезмерно украшенная, где обстановка казалась выставленной напоказ, комната выглядела так, словно ждала визита Наполеона.

Ник поставил цветочную композицию на круглый стол из красного дерева и быстро прошел через холл в восточное крыло. Его каблуки стучали по полированным полам. Он предпочел парадной лестнице черную в дальнем конце холла. Кабинет Маркота располагался на втором этаже восточного крыла. Он был человеком привычки и всегда работал дома по пятницам и понедельникам. Деловые партнеры, в обществе которых Маркот» никогда бы не появился в основном офисе своей компании, частенько захаживали к нему домой. Ник вспомнил о «Линкольне» у подъезда и нахмурился.

Ему следовало немного подождать, прийти совсем поздно, застать Маркота в постели. Но тогда хозяин дома мог. запросто пристрелить его и оправдываться потом тем, что принял его за грабителя. Нику пришлось напомнить себе, что он пришел сюда по делу, а не ради мести. Он вошел в ванную комнату и закрыл за собой дверь.

Фуркейд посмотрелся в зеркало. Черная свободная спортивная куртка поверх белой футболки скрывала наплечную кобуру и полуавтоматический «ругер». Ник подобрался, пульс молотом стучал в висках, а от предвкушения во рту появился какой-то металлический привкус. Он не видел Маркота больше года и не планировал впредь с ним встречаться. И вот он снова шныряет в доме Маркота.

Ник закрыл глаза, глубоко вздохнул и постарался успокоиться. Зачем он сюда пришел? Не было никаких явных доказательств связи между Маркотом и делом Памелы Бишон. Фуркейд лично проверил все номера, по которым звонил Донни Бишон перед смертью жены, и не нашел прямой связи с Маркотом. Если Донни звонил Маркоту после смерти Памелы, то Нику об этом никогда не узнать. Не существовало причины для изъятия телефонных счетов Бишона за этот период времени. И потом, если Донни звонил магнату после гибели жены, то, следовательно, Маркот не причастен к ее убийству.

Но, несмотря ни на что, Ника не покидало чувство неудовлетворенности. Призрак Маркота блуждал среди теней в этом деле. Донни требовалось, чтобы дело Памелы было закрыто. Только тогда он сможет воплотить в жизнь свои планы по продаже ее доли в «Байу риэлти». И если Ник станет тем, кто уберет Ренара и отправится за это в тюрьму, то он ничем не сможет помешать Маркоту.

Ник медленно выдохнул. Он не должен давать прошлому власть над собой. Фуркейд снова вышел в коридор и подошел к двойным лакированным дверям из кипариса.

Молодой секретарь Маркота сидел за столом в приемной.

– Чем могу вам помочь? – вежливо поинтересовался он.

– Я хочу увидеть Маркота.

Секретарь с подозрением оглядел Ника.

– Мне жаль, но вы не договаривались о встрече.

– Не стоит сожалений. Он меня примет.

– Мистер Маркот очень занятой человек. У него деловая встреча.

Фуркейд перегнулся через стол и схватил молодого человека за галстук прямо под узлом, плотно намотав его на кулак.

– Ты вел себя очень невежливо, – мягко проговорил Ник. – Тебе просто повезло, что я такой терпеливый парень. Я всегда даю людям еще один шанс. А теперь, пока я тебя не придушил, нажми-ка кнопочку и сообщи мистеру Маркоту, что Ник Фуркейд пришел к нему по делу.

Он отпустил молодого человека, и тот рухнул в свое кресло, глотая ртом воздух. Он потянулся к трубке, нажал на клавишу интеркома.

– Прошу прощения, что прерываю вас, мистер Маркот, – он прокашлялся, но хрипота не исчезла. – Пришел Ник Фуркейд. Он хочет вас видеть.

Ему никто не ответил. Ник нетерпеливо пристукивал каблуком. Спустя секунду двойные двери, ведущие в кабинет Маркота, распахнулись, и на пороге появились четверо.

Ник быстро оценил компанию по достоинству и отступил к ближайшей стене. Первым шел Вик Ди Монти по прозвищу Затычка, средней руки мафиози из Нового Орлеана. Он выглядел как кубик с мускулистыми руками и ногами. Двое совершенно одинаковых мужчин, сопровождавших его, наоборот, отличались очень высоким ростом – бугрящиеся, накачанные стероидами мускулы, маленькие головки с очень короткой стрижкой, полное отсутствие шеи и солнечные очки от Армани, скрывающие глаза.

Маркот стоял на пороге, пока его гости выходили в приемную. Глаза его смотрели по-доброму, а в груди вместо сердца лежал черный кусок угля. Он был внешне доброжелательным, скромным, втайне порочным. Дюваль Маркот не всегда был таким, и он дорого заплатил за свой имидж. Те немногие в высших кругах, кто знал об этом, благоразумно делали вид, что ни о чем не ведают.

– Неужели это мой старый друг Ник Фуркейд?! – провозгласил Маркот, одаряя детектива приятной улыбкой, обычно зарезервированной для старых и добрых знакомых. – Какой сюрприз!

– Неужели?

– Входи, Ник, – последовал широкий приглашающий жест. – Эван, будьте добры, принесите нам кофе.

Ник прошел мимо хозяина дома в кабинет. Ему не хотелось признаваться, что вид на озеро, открывающийся из окна кабинета, произвел на него впечатление. И сама комната никого не могла оставить равнодушным. Серый ковер был по тону чуть светлее стен. Предметы искусства выгодно подчеркивали друг друга, а мебели было место только в музее.

Ник встал позади кресла в стиле Людовика XIV, чтобы видеть двери, и положил руки на спинку. Маркот противостоял всему, во что верил Ник. Фуркейд мечтал наказать Маркота, но для этого следовало погрязнуть в пороках самому. Неудача только подогревала его ярость.

– Каким ветром тебя занесло сюда, детектив? – поинтересовался Маркот. – Кстати, ты поразительно хладнокровен. Я бы мог предположить, что ты приехал на вечеринку – мы сегодня собирались повеселиться, да только боюсь, что твоего имени нет в списке гостей. Официальный визит тоже исключается. Твои полномочия не могут простираться так далеко. И потом, насколько я понимаю, недавно с твоей службой вышла заминка.

– Что вам об этом известно?

– То, что я прочел в газетах, мой мальчик. Итак, чем я могу тебе помочь?

Спокойствие Маркота удивило Ника. Этот человек когда-то уничтожил его, и вот он сидит перед ним как ни в чем не бывало, словно для него это ничего не значило.

– Ответьте мне на один вопрос. Когда вы впервые обсуждали вопрос о продаже «Байу риэлти» с Донни Бишоном?

– Кто такой Донни Бишон?

– Если вы читаете газеты, то знаете, кто он такой.

– У тебя есть основания полагать, что я с ним говорил? С чего бы мне заинтересоваться какой-то заштатной компанией по продаже недвижимости?

– Сейчас подумаю. – Ник приложил два пальца к виску, делая вид, что изо всех сил пытается сосредоточиться. – Деньги? Сделать деньги. Спрятать деньги. Отмыть деньги. Выбирайте сами. Может, ваш друг Вик Затычка хочет хорошо вложить деньги. Или у вас в кармане несколько сенаторов, готовых разрешить вам открыть игорные дома на воде. Возможно, вам известно что-то такое, чего больше не знает никто.

На лице Маркота сохранилось бесстрастное выражение.

– Вы оскорбляете меня, детектив.

– Неужели? Ладно, согласен. Только что в этом нового?

– Ничего. Ты так же утомителен, как и всегда. Я добропорядочный деловой человек, Фуркейд. Моя репутация ничем не запятнана.

– Сколько нужно, чтобы купить такую репутацию? Сколько вы платите всяким проходимцам, чтобы с ними снюхаться?

– У мистера Ди Монти строительная компания. Мы работаем вместе над одним проектом.

– Ну разумеется. Вы собираетесь привезти Затычку и его головорезов вместе с собой в Байу-Бро?

– У тебя проблемы с головой, Фуркейд. Мне совершенно неинтересен какой-то там городишко на болоте, полный змей.

Ник предупреждающе поднял палец.

– Следите за своими выражениями, Маркот. Это мой городишко на болоте, полный змей. И это вы меня туда отправили. Я не хочу видеть там вашу рожу. Или унюхать запах ваших денег.

Маркот покачал головой:

– Ты так ничему и не научился, болотная крыса? Я прекрасно тебя принял, а ты меня оскорбляешь. Если бы я захотел, тебя бы арестовали. Как это будет выглядеть в твоем досье? Все решат, что ты сдвинулся, мне так кажется. Избиваешь подозреваемых, потом едешь в Новый Орлеан, оскорбляешь всем известного бизнесмена и филантропа. Ты достал меня, Фуркейд, как москит. Один раз я тебя прихлопнул. Не выводи меня снова из себя.

Высокие двери распахнулись, и на пороге возник секретарь с серебряным подносом, на котором выстроились небольшой кофейник и крохотные чашечки из китайского фарфора. Густой аромат наполнил комнату.

– Унесите кофе, Эван, – приказал Маркот, не сводя глаз с Ника. – Мистер Фуркейд исчерпал мое гостеприимство.

Ник подмигнул уходящему молодому человеку:

– Выпейте мой кофе, Эван. Я слышал, что это помогает, когда болит горло.

Фуркейд спустился по черной лестнице, прошел через солярий, чтобы миновать столпотворение на кухне. Фургон цветочника уехал, а бандиты Вика Ди Монти – нет.

Один из них вышел из-за высокого горшка с папоротником, преграждая Нику путь к воротам. Фуркейда отделяло от них футов десять, и у него еще оставался выбор – остаться на месте или добежать до машины. Правда, у него появилось нехорошее ощущение, что второй болван уже позаботился о последнем варианте. Шум шагов на каменной тропинке у него за спиной подтвердил его опасения. Потом из-за папоротника появился и сам Ди Монти, деревянная ручка лопаты удобно лежала в его мясистых ладонях.

– Я с тобой не ссорился, Ди Монти, – сказал Ник. Он не сводил глаз со стоящего перед ним бандита. Фуркейд видел отражение близнеца в черных очках громилы.

– Я помню тебя, Фуркейд, – ответил Ди Монти. Он говорил с сильным бруклинским акцентом, так подходящим для киношного гангстера. – Ты что-то вроде головной боли. Поэтому они тебя и выкинули. – Он гоготнул. – Это что же надо было сделать, чтобы тебя вышибли из полиции Нового Орлеана?!

– Так, пустяки. Спроси своего друга Маркота.

– Вот это ты хорошо сказал, Фуркейд. – Ди Монти выразительно похлопал рукояткой лопаты по ладони. – Мистер Маркот мой очень близкий друг и ценный деловой партнер. Я не хочу, чтобы его расстраивали. Ты понимаешь, к чему я клоню?

– Отлично понимаю. Поэтому прикажи этому парню отойти в сторону, и я пойду своей дорогой. Ди Монти с огорчением покачал головой:

– Если бы все было так просто, Ник. Могу я называть тебя Ником? Понимаешь, ты должен пройти перевоспитание. Мы так это называем. Судя по всему, Медведю и Бруту придется преподать тебе урок и выбить из тебя дурь. Чтобы в следующий раз, когда соберешься сюда приехать, ты дважды подумал. Понимаешь, о чем я?

Ник увидел, как выросло отражение Брута в солнечных очках Медведя. Фуркейд развернулся и ударил Брута в лицо, разбил ему нос и очки. Тот рухнул на дорожку, как срубленное дерево. Ник развернулся в другую сторону, вмазал Медведю в солнечное сплетение, но его кулак словно наткнулся на кирпич.

Бандит отвесил ему хороший удар, и Ник умылся кровью. Он двинул левой ногой Медведя по колену, вывернув ее под неимоверным углом. Головорез завыл и согнулся вдвое. И тут Ник провел еще серию ударов, разбив Медведю губы. Кровь брызнула фонтаном.

Нику оставалось только свалить Медведя, и путь к воротам был бы открыт Ему не хотелось доставать револьвер. Ди Монти не собирался его убивать, мафиозо не нужны были осложнения, но мешкать он не станет. Затычка отправил немало противников на корм аллигаторам. Еще один удар, и Медведь свалится. Но прежде чем Ник успел занести руку для удара, Ди Монти, замахнувшись черенком лопаты как бейсбольной битой, огрел им Ника по почкам.

Потом он ударил еще раз, и Ник полетел вперед, стараясь удержаться на ногах. Но тут Брут оглушил его, и Фуркейд рухнул лицом вниз на каменную дорожку. На него навалилась чернота, и Ник еще успел подумать, что это, может, к лучшему.

ГЛАВА 26

Анни тяжело вздохнула и начала рыться в документах. Наконец на свет появился пакет с магнитофонными пленками, на каждой из которых крупными печатными буквами почерком Фуркейда было написано «РЕНАР». Вне всякого сомнения, это были записи допросов, причем диктофон наверняка лежал у него в кармане. Официальные записи никто никогда бы не разрешил вынести из офиса шерифа. Правда, Фуркейд всегда жил по собственным законам. С какими-то она могла мириться, а вот с другими…

Эти мысли не давали Анни покоя. Где ей провести черту? И где провел ее детектив Фуркейд? Анни нарушила все правила, занявшись делом Памелы Бишоп», но она ощущала, что поступает верно, что она выполняет обязательства перед высшим судией. А что, если так считал и Фуркейд, избивая Ренара на стоянке машин? Неужели справедливость выше закона?

«Где же его черти носят?» – подумала Анни, роясь в сумочке в поисках магнитофона.

Анни вставила кассету под номером один и включила клавишу «пуск».

Сначала Фуркейд назвал дату, время, номер дела, свою фамилию, звание и номер значка. Потом Стоукс тоже назвал себя, не забыв о звании и номере значка. Слышен был скрип стульев по полу, шелест бумаг.

Фуркейд: «Что вы думаете об этом убийстве, мистер Ренар?»

Ренар: «Это… ужасно. Я не могу поверить. Памела… Господи…»

Стоукс: «Во что вы не можете поверить? В то, что способны так разделать женщину? Сами удивились, так, что ли?»

Ренар: «Что?! Я не знаю, о чем вы…»

Стоукс: «Да ладно тебе, Маркус. Ты же говоришь со своим старым приятелем Чезом. Мы же с тобой уже об этом говорили, правда? Когда же это было? Шесть, восемь недель назад? Только на этот раз ты не просто смотрел. Я прав? Тебе надоело подсматривать. Тебя сильно задело, что она тебя все время отталкивает. Ну, хватит, Маркус, выкладывай».

Фуркейд: «Не дави на него, Чез. Мистер Ренар, где вы были вечером в прошлую пятницу?»

Ренар: «Разве меня в чем-то обвиняют? Должен ли я вызвать адвоката?»

Фуркейд: «Даже не знаю, мистер Ренар. Мы просто хотим, чтобы вы нам честно обо всем рассказали».

Ренар: «У вас нет ничего, чтобы привязать меня к этому делу. Я ни в чем не виноват».

Стоукс: «Ты же хотел ее, Маркус. Мне известно, как ты ходил за ней по пятам, посылал маленькие подарки, ошивался вокруг ее дома. Тебе лучше во всем сознаться, Маркус…»

Урчание мотора заставило Анни вздрогнуть. Она выключила магнитофон и услышала, как хлопнула дверца. Больше не раздалось ни звука, поэтому она встала с кресла и достала револьвер из сумки.

Маленькое оконце не позволяло ничего рассмотреть, да и ночь выдалась черная, словно деготь. Анни сразу же вспомнила о прошлой ночи. Кто на этот раз окажется ее врагом?

Что-то тяжело стукнулось о пол на веранде. С револьвером в руке Анни вышла из комнаты на площадку лестницы.

– Ник? Это ты?

Она подождала, обдумывая ситуацию, понимая, что отступать поздно. И тут Анни услышала глухой стон, стон боли.

– Фуркейд? – позвала женщина, спускаясь по ступеням. – Отзовись, а то я тебя пристрелю.

Ник лежал на полу, слабый свет из окна падал на его лицо.

– О господи! – Анни засунула оружие за пояс и опустилась рядом с ним на колени. – Кто тебя так отделал?

Ник с трудом разлепил один глаз и посмотрел на нее.

– Никогда не подавай голоса, Бруссар, пока не разберешься в ситуации.

– Боже мой, даже полумертвый ты все равно командуешь.

– Помоги мне встать.

– Помочь тебе встать? Я должна вызвать «Скорую»! Или мне лучше пристрелить тебя и положить конец твоим страданиям?

Фуркейд скривился от боли, когда попытался встать.

– Со мной все отлично.

Анни хмыкнула:

– Ах, простите меня, я приняла вас за детектива Фуркейда, из которого вышибли все дерьмо.

– Точно, – прошептал Ник. – Это я и есть, сладкая. И это мне не впервой.

– И почему это меня не удивляет? Ник медленно выпрямился, по телу пробежала судорога боли.

– Ладно тебе, Бруссар, прекрати кудахтать и помоги мне. Мы вроде с тобой партнеры.

Анни встала рядом с Ником, чтобы он мог опереться на ее плечо. Фуркейд тяжело навалился на нее, и они двинулись вперед, пошатываясь, как парочка пьяниц. Анни оглядела залитую кровью белую футболку и выругалась сквозь зубы.

– Кто это тебя так?

– Друг одного друга.

– Мне кажется, ты не совсем правильно понимаешь смысл этого слова. Куда мы идем?

– В ванную.

Анни протащила Ника по коридору и чуть не упала в ванну, когда сажала его на закрытую крышку унитаза.

– Господи, а ты уверен, что еще жив? – поинтересовалась Анни, садясь перед Ником на корточки.

– Это выглядит хуже, чем есть на самом деле. Ничего не сломано, – заметил Ник, стараясь не застонать, когда спину снова заломило от боли. – Завтра помочусь кровью, вот и все.

Он закрыл глаза, чтобы справиться с головокружением. У него в голове стучало так, словно кто-то молотил десятипудовой кувалдой по железному горшку.

– Принеси мне виски, – проворчал Ник.

– Не выпендривайся, Фуркейд. – Анни заглянула в крошечную аптечку. – У тебя наверняка сотрясение мозга.

– Виски на кухне, – процедил Ник сквозь зубы. Он почувствовал, что трех явно недостает. – Третий шкафчик справа.

Анни вышла и мгновенно вернулась с большим стаканом «Джека Дэниелса». Она заговорила первая:

– Я жду объяснений, Фуркейд. И не вешай мне лапшу на уши. Здесь есть бутылочка перекиси, и я сумею ей воспользоваться. – Анни поставила стакан на край раковины и стала помогать Нику снимать куртку.

– Я сам, – запротестовал он.

– Да не будь ты таким упрямым, ты же едва можешь двигаться.

Ник сдался и позволил ей снять с него куртку и наплечную кобуру с револьвером. Каждое движение требовало от него неимоверных усилий. Он попытался стянуть с себя окровавленную футболку, и боль снова впилась ему в спину, словно Ди Монти со своим проклятым черенком от лопаты опять оказался рядом. Анни начала снимать с Ника футболку, и ее руки замерли. Ярко-красные рубцы покрывали спину Ника, из них сочилась кровь, вокруг уже проступили синяки.

– Господи! – выдохнула Анни. Она, должно быть, причинила ему невыносимую боль, когда обхватила его за талию, помогая войти в дом, а он не проронил ни звука. «Чертов упрямец, – подумала она. – Вероятно, он получил то, что заслужил».

– Пустяки, – отрывисто бросил Ник.

Анни промолчала, но ее движения стали осторожнее. Пальцы Анни коснулись его ключиц, ее грудь оказалась на уровне его глаз. Ванная комната вдруг стала маленькой, словно телефонная будка.

Фуркейд отклонился назад, Анни отступила на шаг, как будто они оба почувствовали это странное притяжение. Он стянул майку и бросил на пол. Его широкую грудь с рельефными мышцами покрывали густые темные волосы, узкой дорожкой спускавшиеся по плоскому животу и пропадавшие за поясом джинсов.

Анни тяжело сглотнула и отошла к раковине.

– Я жду объяснений, – напомнила она, подождала еще немного, пока раковина наполнилась водой, и намочила губку.

– Я поехал повидаться с Маркотом. Его друг неверно воспринял мой визит.

– Могу себе представить. – Анни осторожно смыла кровь со ссадины на щеке Ника. – Я уверена, что ты, как всегда, был просто очарователен – с упорством параноика обвинил его во всех смертных грехах и назвал дьяволом во плоти. Что вообще ты там делал? Ты нашел что-то в телефонных счетах Донни?

– Нет, но мне не понравилось, что вокруг этого дела как будто витает запах Маркота. Я хотел проверить его клетку.

– И вместо этого получил по морде. Неосторожно с твоей стороны.

Так оно и было. Фуркейд тысячу раз повторил это себе во время дороги домой, показавшейся ему бесконечной. Он был упрям и к тому же просто переставал соображать, когда речь заходила о Дювале Маркоте.

– Итак, кто тебя так разукрасил?

– Парочка костоломов из свиты Вика Ди Монти.

– Вик Ди Монти… Тот самый мафиозо?

– Верно. Ты попала в точку, ангелочек. Не думала, что такой уважаемый гражданин, как Маркот, водит дружбу с подобными парнями, так? Да, на светском рауте ты их вместе не увидишь, черт побери.

Пока Анни смывала кровь с губки, Ник отпил немного виски. Огненная жидкость обожгла порезы на губах, оставленные осколками зубов, словно кислота впилась в пустой желудок, а потом наступило блаженное отупляющее ощущение тепла. Он сделал еще глоток.

– Здесь нужно наложить швы. – Анни озабоченно разглядывала его левую бровь.

Когда Фуркейд впервые заговорил о Маркоте, ей показалось, что он не в своем уме. Анни решила, что это всего лишь персонаж из прошлого, с которым Фуркейд не может расстаться и никому не показывает. Но если именно Маркот был тем покупателем, которого нашел Донни Бишон, и этот бизнесмен был связан с мафией… Возможно, Фуркейд совсем даже не псих.

– И что же сказал Маркот?

– Ничего. Но мне не понравилось его молчание.

– Но если Донни не общался с ним до убийства, то сделка между ними не может быть мотивом. А то, что Донни делает сейчас со своей долей, это его личное дело.

Ник схватил Анни за запястье и отвел ее руку в сторону от своего разбитого подбородка.

– Когда дьявол стучится в твою дверь, Туанетта, не поворачивайся к нему спиной только потому, что он опоздал на первый танец.

У Анни перехватило дыхание от его крепкой хватки, от бушевавшего в его глазах темного пламени.

– Я влезла в это дело, чтобы разобраться с убийством Памелы, – напомнила она. – Маркот – это твой демон, а не мой. Я даже не знаю, что он сделал, чтобы занять такое место в твоем сердце.

Она ведь только что сказала себе, что не хочет этого знать, и вот, пожалуйста, затаив дыхание ждет объяснений.

– Если мы партнеры… – прошептала она.

Наступила странно осязаемая напряженная тишина, прозрачная, словно вода. В воздухе повисло ожидание, и сразу стало тяжелее дышать, как будто в ванной комнате проскакивали электрические разряды. Нику хотелось бы знать, чувствует ли Анни то же, что и он. Тяжело вздохнув, он начал рассказывать:

– Я добивался справедливости. Маркот обрушил ее мне на голову, как чугунный утюг. Он показал мне систему правосудия с той стороны, где она запутанная и скользкая, как внутренности змеи.

– Ты считаешь, что это Маркот убил ту проститутку?

– Конечно, нет. Кенди Пармантэл убил Аллен Зандер. Маркот просто сделал так, что убийцу не наказали. И заодно разрушил мою карьеру.

– Почему он так поступил?

– Зандер женат на двоюродной сестре Маркота. Он сам по себе никто, пустое место, обычный белый воротничок. Этого парня бесила его работа, он разочаровался в браке и хотел выместить это на ком-нибудь. Четырнадцатилетнюю проститутку, продававшую себя за кусок хлеба, он бросил мертвой на улице, словно отбросы. А Дюваль Маркогвсе это прикрыл.

– Ты уверен в этом? – осторожно поинтересовалась Анни. – Или только предполагаешь?

– Я знаю, но не могу этого доказать. Я пытался, но каждая моя попытка оборачивалась против меня. Теперь я не подкладывал улики и не терял отчеты экспертов.

– Никому не показалось странным такое количество ошибок в одном деле?

– Всем было плевать. Что такое еще одна убитая шлюха? И потом все не выглядело таким уж нарочитым. Просто кое-какая мелочь пропала здесь, чего-то не досчитались там.

– Но ты же не один расследовал это дело? А как же твой напарник?

– У него ребенок болен лейкемией. Как ты думаешь, что его волновало больше – его сын или какая-то мертвая потаскуха? Я оказался один на один с Маркотом, и он сломал меня, будто былинку, а я не смог ничего доказать. Чем больше я поднимал шума, тем большим кретином выглядел.

Фуркейд поморщился, протянул руку и достал из кармана куртки сигареты и зажигалку.

– Дюваль Маркот сделал такое ради какого-то хмыря вроде Зандера. Как ты думаешь, на что он способен ради Вика Ди Монти?

Анни присела на край ванны и опустила глаза. Фуркейд не рассказал ей ничего особенного. Просочившиеся из Нового Орлеана слухи утверждали, что он параноик, сумасшедший, пьяница, грубиян.

– Ты веришь мне, Туанетта? – спросил Ник.

Какое-то мгновение было слышно только жужжание мухи, бившейся о лампу дневного света рядом с аптечкой. Ника уже давно не волновало, верят ли ему. Не фактам и уликам, а лично ему. Он забыл об этой потребности, а тут вдруг странная надежда затеплилась у него в груди. Чужие, пальцы прикоснулись к нему, и это стало вмешательством и соблазном. Эта ситуация совершенно сбивала его с толку.

– Впрочем, это неважно. – Он затушил окурок о край раковины.

– Нет, важно, – не согласилась с ним Анни. – Конечно же, это имеет значение. – Она провела рукой по волосам, откинула их назад, вздохнула: – Ты должен был пройти через ад. Могу себе представить, что это такое. Теперь и я на собственной шкуре испытала, каково это – оказаться не на той стороне.

– И это все по моей вине? – Фуркейд протянул руку, чтобы коснуться ее подбородка. Улыбка у него вышла горькая и печальная. – Да, хорошенькая из нас с тобой парочка, верно?

– Действительно, кто бы мог такое представить?

– Никто. Но, знаешь, это правильно. Ведь мы хотим одного и того же… Нам нужно одно и то же…

Голос Ника упал до шепота, и он вдруг осознал, что они говорят уже совсем о другом и что их тянет друг к другу. Он хотел, он жаждал Анни. И она знала об этом. Ник прочитал это в ее глазах – удивление, предвкушение.

Его пальцы скользнули в ее волосы, он нагнулся к ней и дотронулся губами до ее губ. Их губы слились, Фуркейд ощутил легкий привкус виски и какой-то давно забытый им вкус свежести. Его рука легла на затылок Анни, поцелуй стал глубже, он больше не сдерживался, его язык скользил по ее языку.

Анни застыла на краю ванны, парализованная нахлынувшими на нее чувствами и ощущениями, выпущенными на свободу поцелуем Ника. Ее обдало жаром, ей стало страшно, и она испытала потребность в нем, опасное возбуждение. Она хотела его. Ее язык шевельнулся в ответ, и Ник застонал.

В ней нарастало ощущение собственной власти, страсть захлестнула Анни, и она пришла в ужас. Фуркейд был человеком, полным секретов и демонов. Если бы он захотел чего-то большего, чем секс, значит, ему потребовалась бы ее душа.

Анни отпрянула от Ника, отвернулась и почувствовала, как его губы скользнули по ее щеке.

– Я не могу, Ник, – прошептала она, – ты меня пугаешь.

– Что тебя пугает? Ты считаешь меня сумасшедшим? Или думаешь, что я опасен?

– Я просто не знаю, что думать.

– Нет, знаешь, – пробормотал Ник. – Ты просто боишься это признать, дорогая. Я думаю, что ты боишься самой себя. – Он коснулся ее подбородка. – Посмотри на меня. Что такого ты видишь во мне, что тебя пугает? Ты понимаешь, что чувствую я, и не решаешься сама отдаться этим чувствам. Тебе кажется, если ты опустишься так глубоко, то утонешь, потеряешь себя… как я.

По телу Анни пробежала легкая дрожь. Она передернула плечами, прогоняя это ощущение, резко встала, встряхнулась, чтобы разум не покинул ее окончательно.

– Тебе следует лечь в постель… И не со мной, – заметила Анни, вытаскивая затычку из раковины. Ее пальцы дрожали, и она уронила затычку на пол. – Тебе нужен аспирин и холодный душ. Вероятно, тебе не следует слишком много пить на тот случай, если у тебя…

Ник схватил ее за руку. Анни осеклась, умолкла и с подозрением посмотрела на Фуркейда. Она позволила ему перейти черту, и вот он уже позволяет себе прикасаться к ней. Раз прикоснувшись, он сможет привлечь ее к себе в прямом и в переносном смысле. Ей с ним не справиться, она даже не знает, можно ли ему верить. Мысленно она снова оказалась на темной парковке и видела, как Ник с ожесточением избивает Маркуса Ренара.

– Я должна ехать, – сказала Анни. – После вчерашнего одному богу известно, что может меня ждать на этот раз.

– А что случилось вчера вечером? – Фуркейд медленно встал.

Анни очень не хотелось описывать события прошлой ночи. Она коротко, без всяких эмоций, рассказала обо всем Нику, как если бы писала воображаемый рапорт. Фуркейд остановился в дверях ванной комнаты с почти пустым стаканом виски в руке. Казалось, он, словно губка, впитывает каждое ее слово.

– Что говорит лаборатория по поводу внутренностей?

– Пока ничего. Результат будет готов завтра. Питр считает, что это были внутренности свиньи. Вероятно, он не ошибается. Возможно, этот ублюдок Маллен со своими недоумками пытаются меня запугать, но…

– Но что? – Голос Фуркейда звучал требовательно. – Если у тебя есть какие-то сомнения, скажи мне. Не стесняйся, выкладывай.

– Кто-то, как предполагается, Ренар, оставил изувеченный труп животного у порога Памелы в октябре.

– Ты думаешь, что это мог проделать он?

– Не знаю. Какой в этом смысл? Архитектор начал преследовать Памелу только тогда, когда она его отвергла. Женщина его отвергла, Ренар ее наказал. А меня он считает своей героиней. Зачем же ему пугать меня? Но кто бы это ни сотворил, я бы с удовольствием свернула ему шею, – пробормотала Анни. – Меня это напугало. А я ненавижу пугаться. Меня это выводит из себя.

Ник чуть было не улыбнулся. Она так старалась казаться крутой, быть настоящим полицейским. Но он заметил в ее глазах неуверенность.

– Позвони, когда доберешься домой, партнер, – приказал ей Фуркейд.

Анни взглянула на его избитое лицо и почувствовала, как в ее душе шевельнулась жалость. И еще – нежность. Только этого не хватало! Через десять дней ей придется давать против него показания.

– Я должна идти… – Она шевельнула рукой в сторону двери.

Ник кивнул:

– Понимаю.

Уходя из дома Фуркейда, Анни вдруг отчетливо поняла, что в их отношениях что-то изменилось.


Когда Анни подъехала к дому, в магазинчике еще горел свет, хотя он закрылся почти час назад. Вдалеке мягко светились приглушенным светом окна в гостиной в доме Дусе. Тетя Фаншон уже устроилась перед телевизором, чтобы посмотреть вечерние новости.

Анни выключила мотор и сидела, глядя на окна своей квартиры, мысленно возвращаясь в свое детство. Прекрасная Мари Бруссар, такая погруженная в себя, такая сложная, такая загадочная, такая… непостижимая. Ее переживания оказались настолько бездонными, что она утонула в них сама, смытая в пучину силой собственных эмоций.

Ничего плохого не было в том, что Анни не хотела повторить судьбу матери. Она тяжело вздохнула, чувствуя себя глупо из-за того, что слишком бурно на все отреагировала. Она едва знала Фуркейда. Он ее случайно поцеловал. Подумаешь, большое дело.

Но она сама хотела его, а это все меняет.

Анни заперла машину, перебросила рюкзак через плечо и направилась к дому. На пороге появился дядя Сэм.

– Эй, малышка, что это ты не спишь в такой час? – с улыбкой поинтересовался он. – У тебя роман?

– Могу спросить тебя о том же, – парировала Анни, подходя к веранде.

– Вот уж нет! – дядя рассмеялся. – Ты ошиблась, дорогая. Твоя тетушка Фаншон неусыпно меня блюдет. Сама знаешь. Ты ужинала с Андре?

– Нет.

– Почему нет? Как же ты выйдешь замуж за этого парня, если ты с ним не встречаешься?

– Дядя Сэм… – Анни совсем не хотелось начинать дискуссию на эту тему.

Сэм Дусе сошел со ступенек, его каблуки застучали по камням.

– Послушай, детка, – сказал он негромко. Узловатые пальцы коснулись щеки Анни. – Вы с Андре снова поругались?

– У тебя только один Эй-Джей на уме. Я просто устала, только и всего.

Дядя недоверчиво хмыкнул и подтолкнул Анни к лестнице.

– Давай-ка садись здесь рядом с твоим дядюшкой Сэмом и рассказывай обо всем.

Анни села на ступеньку рядом с ним, прислонилась к его плечу. Ей так хотелось обо всем рассказать Сэму, чтобы он все расставил по своим местам, как это всегда случалось в детские годы. Но жизнь взрослого человека намного сложнее, чем у десятилетней крохи. Сэм и Фаншон всегда приходили ей на помощь, но сейчас Анни не хотела вовлекать их в свои неприятности.

– Из тебя приходится все клещами вытаскивать. Ты всегда была такой, даже в детстве. Ты не хотела никого беспокоить. Сколько раз я повторял тебе, дорогая, что как раз для этого и нужна семья?

Анни закрыла глаза.

– Это все работа, дядя Сэм. Мне сейчас приходится нелегко.

– Потому что ты не дала детективу Фуркейду убить того человека, которого все считают виновным?

– Угадал.

– Что ж, мне тоже приятнее было бы, – признался Сэм, – знать, что этого мерзавца нет на свете, но это не значит, что ты поступила неправильно. Эта ослиная задница Ноблие не заслужил, чтобы ты у него работала, малышка. Ты всегда можешь начать работать на твоего дядю Сэма. Дам тебе четвертак, если пойдешь со мной на рыбалку.

Анни невесело улыбнулась в ответ на шутку, повернулась к дяде и крепко обняла его:

– Я люблю тебя.

Сэм похлопал ее по плечу и чмокнул в макушку.

– Я тоже тебя люблю, дорогая. Сегодня тебе надо выспаться. Оставь негодников мне. Я как раз перезарядил мой дробовик.

– Да, это утешает, – сухо заметила Анни.

Она поднялась в свою квартиру. На площадке ее ждал маленький сверток, завернутый в красивую бумагу с фиалками и перевязанный голубой ленточкой. Анни сразу насторожилась, осторожно подняла его, »прислушалась, слегка встряхнула и только потом внесла в дом.

Красный глаз автоответчика сердито мигал. Она нажала на кнопку и стала прослушивать сообщения, одновременно разворачивая бумагу.

– Это я, – раздался голос Эй-Джея. – Где ты пропадаешь? Я думал, может, сходим сегодня вечером в кино, но, как видно, не получится. Ты все еще на меня злишься? Позвони мне, пожалуйста.

Его смущенный голос тронул Анни.

– Говорит Линдсей Фолкнер.

Руки Анни застыли, сжимая белую подарочную коробку.

– Некоторые ваши вопросы до сих пор не выходят у меня из головы. Прошу меня простить, если я показалась вам не слишком любезной. Я этого не хотела. Пожалуйста, позвоните мне, как только сможете.

Анни взглянула на настенные часы в кухне – половина одиннадцатого. Еще не слишком поздно. Она оставила коробку на столе, перелистала телефонный справочник и набрала номер Линдсей. Трубку сняли после четвертого гудка.

– Здравствуйте, миссис Фолкнер, это…

– Говорит Линдсей Фолкнер. Я не могу поговорить с вами сейчас, но, если после сигнала вы сообщите свое имя, номер телефона и кратко изложите суть дела, я перезвоню вам, как только смогу.

Услышав автоответчик, Анни в досаде закусила губу, дождалась гудка, назвала себя и оставила номер телефона. Она так ждала этого разговора, и теперь разочарование с новой силой нахлынуло «а нее. Анни с самого начала казалось, что эта женщина что-то от нее скрывает. Но когда она читала показания миссис Фолкнер, это ощущение пропадало. Стоукс нигде не оставил пометок о неискренности Фолкнер или каких-то своих подозрениях. Во время расследования Чез имел с ней дело больше, чем Фуркейд, потому что он уже познакомился с Линдсей в то время, когда работал с Памелой Бишон и ее заявлением о преследовании со стороны Ренара. Но не могла же Анни поинтересоваться его мнением теперь!

Отказавшись от мысли дождаться откровений Линдсей Фолкнер, она снова принялась прослушивать свой автоответчик. Последовал поток брани, разбавленный гнусными предложениями. Анни тяжело вздохнула и поклялась самой себе, что больше никогда не покажется перед телекамерой.

Ее внимание снова привлекла коробочка на столе. Она осторожно сняла крышку, готовясь к неприятному сюрпризу. Но на нее никто не бросился, и запаха разложения тоже не чувствовалось. В упаковке лежал изящный шелковый шарф цвета слоновой кости с рисунком из мелких голубых цветов.

Анни нахмурилась, вынула шарф, пропустила его между пальцами – холодная, скользкая ткань. На карточке было написано: «Красивый шарф для красивой женщины. С благодарностью от Маркуса».

Среди подарков, присланных Ренаром Памеле Бишон, был и шелковый шарф. Судя по всему, он проглотил наживку, которую Анни вовсе не собиралась ему бросать.

Она отложила шарф в сторону и стала звонить Фуркейду.

ГЛАВА 27

– Двойные стандарты системы правосудия – такова сегодня тема нашего ток-шоу. Вы настроились на волну радиостанции «Кейджун», где разыгрывается внушительный денежный приз. Сегодня нам стало известно, что Хантер Дэвидсон, отец погибшей от рук убийцы Памелы Бишон, был выпущен из тюрьмы после беспрецедентного закрытого слушания. Дэвидсона приговорили к общественным работам за покушение на жизнь подозреваемого в убийстве Маркуса Ренара. Что об этом думаете вы, наши радиослушатели? Вам слово, Кертис из Сент-Мартинвилла.

– Разве это двойной стандарт? То есть я хочу сказать, раз они отпустили Ренара, почему им было не отпустить и Дэвидсона?

– Но виновность Ренара еще предстоит доказать в суде. А Дэвидсон довершил свое преступление на глазах у толпы свидетелей. А мы превращаем его в героя и обращаемся с ним как со знаменитостью.

Линдсей с отвращением слушала передачу по дороге в Байу-Бро. Трудно объяснить, почему она так часто настраивалась на волну именно этого ток-шоу, когда возвращалась из Лафайетта с ежемесячных собраний Ассоциации женщин-риэлтеров. У нее сразу подскакивало давление, и это мешало ей уснуть за рулем.

После смерти Памелы Линдсей начала испытывать страх перед этими регулярными поездками. Раньше по пути домой они всегда говорили по душам. Такие разговоры лучше удавались в полумраке салона. Памела называла такие моменты «временем чистосердечных признаний».

Миссис Фолкнер взглянула на пустое место рядом, и у нее снова защемило сердце. В эти ночные часы, когда не светилось ни одно окно, когда все подчинялось только законам природы, молодая женщина не могла, не думать о Памеле, оставшейся наедине с убийцей в заброшенном доме.

Линдсей было просто необходимо выплеснуть свой гнев, и она нажала кнопку быстрого набора на телефоне в машине.

– Радиостанция «Кейджун». Ток-шоу в прямом эфире.

– Это Линдсей из Байу-Бро.

– Линдсей из Байу-Бро, что вы нам хотите сказать?

– Я хотела бы напомнить, что между психопатом, совершившим жестокое убийство на сексуальной почве ради удовлетворения своих животных инстинктов, и законопослушным человеком, доведенным до отчаяния несовершенством нашей системы правосудия и решившимся на отчаянный шаг, существует большая разница.

– Следовательно, вы недовольны бдительностью правоохранительных органов?

– Нет, это не так. Я просто пытаюсь объяснить, что эти два преступления нельзя сравнивать. Было бы смехотворно, если не сказать жестоко, отправить Хантера Дэвидсона в тюрьму. Ведь ему не удалось убить Маркуса Ренара. И разве отец Памелы недостаточно выстрадал? Он и так осужден пожизненно вспоминать об ужасной гибели своей дочери.

– Над этим стоит подумать. Спасибо за звонок, Линдсей.

Линдсей повесила трубку и переключилась на другую волну. Она свое слово сказала, еще раз защитив Памелу. Ей оставалось только гадать, когда это кончится, когда ее оставят боль и гнев, пропадет желание ответить ударом на удар. Линдсей думала о том, как долго еще будет она считать подобное состояние нормальным, сколько еще времени будет за него цепляться. Она боялась, что без страданий и возмущения в ее душе останется лишь пустота. Такое будущее ее пугало.

Возможно, ей следовало бы продать свой бизнес, переехать в Новый Орлеан и начать все сначала. Что держит ее в этом городке, кроме воспоминаний и гнева? Воспоминания и друзья. И еще Джози, ее крестница. Она не смогла бы с ней расстаться.

Когда Линдсей Фолкнер подъехала к дому, часы показывали 0:24. Не стоило ей так долго задерживаться после собрания. Линдсей все равно было не до радостного щебета и светских любезностей, и все-таки она никак не могла встать и уйти, все откладывая долгое одинокое возвращение домой. Она подумала, что теперь уже слишком поздно еще раз звонить помощнику шерифа Бруссар. Но, впрочем, торопиться и незачем. Вполне можно отложить этот разговор до утра. Ей известны лишь какие-то пустяки. Просто у нее возникла мысль, даже ей самой показавшаяся абсурдной. И все-таки Линдсей чувствовала себя виноватой из-за того, что утаила ее.

Женщина нажала на кнопку пульта, чтобы открыть дверь гаража. Войдя в дом, Линдсей, бросила портфель на стол в столовой и сразу прошла в спальню, не обращая внимания на мигающий сигнал автоответчика. Она валилась с ног от усталости и мечтала о том, чтобы поскорее забраться в кровать.

Но сон не приходил к ней. Она лежала в полной темноте, боль пульсировала в висках. На кровать вспрыгнула кошка и пушистым клубком устроилась у ее ног.

Линдсей знала по опыту, что без снотворного она не уснет. Врач прописал ей лекарство после гибели Памелы, и она уже третий раз просила у него новый рецепт. Во время последнего визита он ясно дал Линдсей понять, что следующего раза не будет. А она даже подумать не могла, что станет делать без спасительных таблеток.

Линдсей сбросила одеяло, и кошка громко, недовольно мяукнула.

Она держала все лекарства в шкафчике на кухне, так как прочла в журнале статью о том, что влажность в ванной комнате портит таблетки и капсулы. Линдсей даже в голову не пришло включить свет, когда она шла по небольшому коридору в кухню. Женщина оставила включенной лампу над рабочим столом, и этого было достаточно. Линдсей замерла на месте, увидев мужчину, входящего в дом со стороны внутреннего дворика.

Он повернул голову и взглянул прямо на Линдсей, и та разглядела украшенную перьями маску. В долю секунды определились их отношения хищника и жертвы, и сразу же все закружилось в водовороте движений и звуков.

Линдсей схватила первое, что подвернулось под руку, и метнула в незваного гостя. Это оказался увесистый оловянный подсвечник. Но мужчина отбил его рукой и рванулся к ней, опрокинув по дороге стул. Линдсей бросилась бежать. Если бы только добежать до парадной двери, выскочить из дома… Ну и что? Кто придет к ней на помощь? Дома соседей далеко, она сама продала им эти просторные участки. И потом, все давно спят. Если она закричит, услышит ли ее кто-нибудь?

Линдсей вспомнила о Памеле, закричала, стала звать на помощь.

Мужчина ударил ее сзади, она упала на пол. Линдсей попыталась подняться и схватить хоть что-то, что могло послужить оружием. Ее пальцы вцепились в край изящного столика. Нападавший снова ударил ее, и столик отлетел прочь, с него посыпались семейные фотографии в рамках, с тяжелым стуком упал телефонный аппарат.

Линдсей схватила его и неловко повернулась навстречу врагу. Он сжал ее запястье и грубо вывернул руку. Женщина отбивалась изо всех сил, стараясь дотянуться до маски. Она боролась и выкрикивала только одно слово «нет!». В этом коротком возгласе для нее самой слились и возмущение, и желание жить.

Преступник извернулся, пытаясь схватить женщину за обе руки, и отпрянул назад, получив сильный удар коленом в пах.

– Долбаная сука!

Освободившись от тяжести его тела, Линдсей снова попробовала встать. Если ей только удастся добраться до двери…

Ее рука почти дотянулась до ручки, когда что-то тяжелое ткнуло ее в спину между лопатками. Линдсей упала лицом вниз, зубы клацнули от удара о твердый пол. Второй удар со страшной силой обрушился ей на затылок. После третьего удара Линдсей Фолкнер потеряла сознание. Она полетела в раскрывшуюся перед ней бездну, и последняя ее мысль была о том, что она скоро снова увидит Памелу.

ГЛАВА 28

Шелковый шарф стягивал ее запястья, прикосновение ткани казалось разгоряченной коже холодным поцелуем. И никак не вырваться. Кто-то завел руки ей за голову. Она лежала обнаженная, чувствуя себя уязвимой, выставленной напоказ, но не могла убежать, не могла бороться.

Фуркейд нагнул голову и прикоснулся губами к ее груди, легкими поцелуями прокладывая дорожку к животу. Она застонала и выгнулась, ощущая, как лихорадка желания захлестывает ее, заставляя учащенно биться сердце. Ей некуда бежать. И нет смысла бороться.

Его язык добрался до сокровенного бутона ее женственности, и огненная лава побежала по ее венам. Мужчина поднял голову. На нее смотрел Маркус Ренар.

Анни тут же проснулась и села в кровати. Она запуталась в сбившихся простынях, футболка, в которой она спала, промокла от пота. Анни нажала на кнопку будильника на ночном столике, заставляя его замолчать и подавляя в себе желание вышвырнуть его в окно. Она выбралась из постели и прошлепала босиком в ванную, плеснула холодной водой в лицо, пытаясь прогнать картины сна из своей памяти.

Ее зарядка на этот раз полностью соответствовала этому слову. Она ощущала все движения каждой клеточкой своего тела. И все-таки не могла отделаться от неприятных мыслей. Живи правильно, соблюдай диету, занимайся зарядкой, и все равно умрешь. Зачем следовать правилам в жизни или на работе, если от этого только боль и страдания? И тут Анни вспомнила о Фуркейде, безнаказанно нарушавшем все, что угодно. Ему еще повезет, если этим утром он вообще сможет встать с кровати. В конце концов, может, господь бог не делает различий между послушными и непослушными?

Анни вспомнила ту историю, что рассказал ей Фуркейд о Дювале Маркоте. Она решила, что это не имеет отношения к делу, потому что Донни Бишон не говорил с Марко-том до смерти Памелы. Следовательно, продажа бизнеса Маркоту никак не могла стать мотивом для убийства. Но если Маркот сам вышел на Донни? И все разговоры велись из телефона-автомата? А что, если Донни умнее, чем кажется? Кто знает, на что он способен? Анни не могла представить, как муж проделывает такое со своей женой, но если учесть, как отделали Фуркейда «ребятишки» Ди Монти, то возникает возможная фигура наемного исполнителя.

Анни направилась к дверям, и тут ее внимание привлек лежащий на кухонном столе шелковый шарф. Чего ради она забирается в какие-то дебри, строя умозаключения, когда человек, подозреваемый в убийстве, присылает ей знаки своей привязанности? Может быть, разговор с Линдсей Фолкнер даст ей какую-то подсказку.

Анни начала свою утреннюю пробежку. Туман окутывал ее до пояса, словно в старом фильме ужасов. Анни направилась к дороге, ведущей на дамбу. Вдалеке пять голубых цапель поднялись из камышей и, касаясь длинными, тонкими ногами туманной дымки, полетели к стоящим неподалеку ивам.

Анни пробежала две мили, показавшиеся ей десятью, приняла душ, оделась и отправилась в кафе, чтобы позавтракать вместе с Сэмом и Фаншон.

– Вчера кто-то оставил для меня сверток, – заговорила Анни, наливая молоко в кофе. – Вы случайно не видели, кто это был? – Неужели таинственный любовник? – Сэм деланно нахмурился, но лукавую улыбку спрятать не смог. – Разве это не Андре? Этот парень по тебе с ума сходит, малышка. Послушай своего старого дядюшку Сэма.

– Это не Андре. – Взгляд Анни был суровым. – Я знаю, кто это прислал. Мне просто интересно, видели ли вы этого человека.

Сэм насупился и что-то пробормотал себе под нос.

Фаншон ответила без тени сомнения:

– Нет-нет, дорогая, был такой наплыв посетителей. А почему ты об этом спрашиваешь?

– Просто так. Это неважно. – Анни взяла свою кружку с кофе и встала из-за стола. Она по очереди чмокнула Сэма и Фаншон в щеку. – Мне пора.

– Так что это за парень? – окликнул ее дядя, в котором любопытство взяло верх над досадой.

Анни прихватила «Спикере» с полки и помахала им на прощание.

– Просто так, случайный знакомый.

Действительно, всего-навсего маньяк-убийца.

Ей не понравилась сама мысль о том, что Ренар появлялся здесь, нарушая ее частную жизнь. Она его никак не поощряла, на самом деле даже пыталась охладить его пыл. Так поступала и Памела… Но Памела Бишон не спасала ему жизнь.

Машина свернула к восточной окраине городка. Анни надеялась застать Линдсей Фолкнер до того, как та уйдет на работу. Она не могла не думать о том, что ее терпение и настойчивость все-таки начали приносить плоды. Она обратилась к Линдсей как женщина к женщине и вот теперь получит от нее то, что не удалось узнать детективам-мужчинам. Анни позволила себе несколько секунд погордиться собой и свернула на Шеваль-Корт.

Дверь гаража в доме Фолкнер была закрыта, занавески опущены. Анни подошла к двери, нажала на кнопку звонка и наклонилась, чтобы заглянуть в узкое окно рядом с дверью.

Линдсей Фолкнер лежала на полу в прихожей, ночная рубашка задрана до подбородка, правая рука протянулась к трубке разбитого радиотелефона. Кровь запеклась у корней ее золотистых волос, залила лицо. А ее рыжая кошка, свернувшись калачиком, спала рядом с хозяйкой.

Анни выругалась и бросилась назад к джипу, схватила микрофон.

– Служба девять-один-один округа Парту. Служба девять-один-один округа Парту. Срочно требуется Полиция и машина «Скорой помощи» к дому семнадцать на Шеваль-Корт. Прошу вас, побыстрее. И сообщите детективам. Здесь, вероятно, два-шесть-один. Конец связи.

Она еще раз повторила информацию, как того требовали правила, сообщила свою фамилию и звание. Потом достала на всякий случай из рюкзака оружие и бросилась к дому.

Парадная дверь оказалась заперта, но насильник любезно оставил открытыми стеклянные двери, ведущие во внутренний дворик. Анни торопливо сдернула покрывало с кровати и накрыла им тело Линдсей. Потом опустилась рядом с ней на колено и проверила пульс. Он бился едва слышно.

– Держись, Линдсей, держись. «Скорая» уже едет, – громко сказала Анни. – Ты и оглянуться не успеешь, как мы будем уже в больнице. Ты только держись. Если ты поможешь нам, мы поймаем этого подонка и заставим его заплатить за все. Держись, Линдсей!

Никакой реакции. Не дрогнули веки, не шевельнулись губы. Казалось, жизнь в ней едва теплится. Анни не сводила глаз с ее лица, которое преступник превратил в нечто неузнаваемое. Если это дело рук серийного насильника, то почему он выбрал именно Линдсей Фолкнер? Потому что она разведенная привлекательная женщина, живущая одна? Но только накануне Линдсей вспомнила нечто такое, что имело отношение к гибели Памелы Бишон. Вполне вероятно, что кто-то попытался заткнуть ей рот, прежде чем она сможет поговорить с детективом.

Стал слышен приближающийся звук сирен. Первыми в дом вбежали медики, за ними тут же появился Маллен. Он угрюмо покосился на Анни. Она ответила ему таким же «ласковым» взглядом.

– Какого черта ты здесь сшиваешься, Бруссар?

– Могу и тебя спросить о том же, – парировала Анни, поглядывая на часы. – В это время ты, как правило, наворачиваешь пончики. Надо же, какое везение! Сегодня ты оказался усердным полицейским, а не усердным обжорой.

Анни прошла в гостиную, освобождая место для бригады «Скорой помощи».

– Мне кажется, нападавший ударил ее по голове телефонной базой, – она указала на окровавленные осколки аппарата, валявшиеся среди помятых фотографий, разбитого стекла и изуродованных рамок. – Она сопротивлялась.

– И это нисколько ей не помогло, – пробормотал Маллен.

– Ну, если кто-то набросится на меня, я его отделаю так, что он вообще пожалеет, что даже взглянул на меня, – ответила Анни.

– И так уже многие об этом жалеют, – съехидничал Маллен.

– Только не начинай! – отрезала Анни. Она свирепо взглянула на него и прошла в столовую. – Преступник вошел из внутреннего дворика через стеклянную дверь. Вероятно, Линдсей Фолкнер услышала это, вышла из спальни и наткнулась на него.

– Ей надо было оставаться на месте и вызвать девять-один-один.

– Это бы ей ничем не помогло. Телефон не работает. Я полагаю, что преступник перерезал провода, как и в предыдущих случаях.

Тем временем Линдсей положили на носилки и понесли к машине. И сразу же появился Стоукс – широкополая серая шляпа сдвинута на затылок, к левой щеке приклеен кусочек туалетной бумаги с пятнышком крови, прикрывающий свежий порез, глаза покраснели.

– Господи, как же я ненавижу эти ранние вызовы, – проворчал он.

– И в самом деле, какое неуважение к твоему свободному времени! – не удержалась от колкости Анни. Стоукс хмуро взглянул на нее:

– А ты что здесь делаешь, Бруссар? Кто-нибудь вызывал полицейского пса Макграфа?

– Я ее нашла.

Стоукс помолчал минуту, переваривая услышанное, потом взглянул на нее пристальнее:

– Я еще раз задаю тот же вопрос: что ты здесь делаешь? Откуда ты ее знаешь? Вы что, вместе играли в «пышки-малышки» или еще во что-нибудь?

Маллен фыркнул, Анни поморщилась.

– Знаешь, Чез, неприятно тебе об этом говорить, но если женщина не хочет спать с тобой, это вовсе не делает ее лесбиянкой.

– Хватит! Ты портишь мои эротические фантазии. – Стоукс кивнул Маллену: – Пойди проверь, что с телефонным кабелем. И взгляни, нет ли пригодных отпечатков во дворе. Здесь мягкая почва. Может, нам повезет на этот раз.

Маллен отправился выполнять поручение. Стоукс поддернул мешковатые штаны и стал копаться в осколках безделушек, украшавших когда-то столик в прихожей.

– Ты ответишь на мой вопрос, Бруссар, или нет? – Надев резиновые перчатки, он аккуратно поднял залитый кровью осколок телефонного аппарата.

– Она мой агент по недвижимости, – автоматически солгала Анни. – Я подумываю о том, чтобы купить дом.

– Неужели? Тогда зачем приезжать к ней домой, если ее офис всего в… – сколько там? – четырех кварталах от управления?

– Миссис Фолкнер собиралась мне показать кое-что в округе.

– Дома по соседству тебе не по карману, разве не так, помощник шерифа?

– Девушка имеет право помечтать.

– Ага. И когда же вы обо всем договорились?

– Линдсей позвонила мне вчера вечером и оставила сообщение на автоответчике, – взгляд Анни метнулся к автоответчику Линдсей. Ее голос остался на пленке. Слава богу, что она назвала только свою фамилию и номер телефона. – Я пыталась ей перезвонить около десяти тридцати, но ее не было дома. К чему все эти вопросы? – Она снова повернулась к Стоуксу. – Ты полагаешь, что это я изнасиловала ее и разбила ей голову?

– Я просто делаю свое дело, Макграф. – Стоукс нахмурился, почесал бородку и что-то промычал. Лужица крови застыла темным пятном на дубовом полу. Брызги и пятна впитались в грязно-белый ковер. – Он разделался с ней прямо здесь, так?

– Все говорит именно об этом. Ее ночная рубашка была задрана до плеч. На теле множество ссадин.

– Следовательно, это дело рук нашего приятеля – серийного насильника? – Стоукс скорее просто рассуждал вслух, чем говорил с Анни. – Двух предыдущих он насиловал в постели, сначала привязав.

– Мне кажется, Линдсей слышала, как он вошел, – заметила Анни. – Ему не удалось застать ее врасплох в кровати. И ему не пришлось ее привязывать, потому что он ударил ее телефоном по голове.

Анни опустилась на колени рядом с ковром и стала рассматривать дорожку темных волокон, оставшихся на том месте, где лежало тело Линдсей. Она подцепила их ногтем и поднесла находку к глазам.

– Мне это кажется похожим на черное перо, – она оглянулась на Стоукса и протянула ему перо. – Это ответ на твой вопрос?


– И не вздумай выдавать документы без соответствующего запроса, – наставлял помощника шерифа Бруссар клерк из архива. Его голос звучал ничем не лучше, чем скрип мела по школьной доске.

Анни поморщилась:

– Извините, Майрон.

– Извините, мистер Майрон. Ты в моем отделе. Ты мой помощник.

Майрон засунул пальцы за ремень и важно кивнул.

– Только этого не хватало, – пробормотала Анни себе под нос, а Майрону предназначалось серьезнейшее выражение лица и следующее обещание: – Буду стараться изо всех сил.

Майрон наградил ее недоверчивым взглядом и вернулся к своему столу.

Анни тут же забыла о его присутствии, сосредоточившись на деталях нападения на Линдсей Фолкнер. Ей очень хотелось думать, что напавший на женщину человек всего лишь имитирует стиль разыскиваемого насильника, который в свою очередь копировал действия убийцы Памелы Бишон. И этот кто-то просто использовал первые два изнасилования в своих целях, чтобы заставить замолчать Линдсей Фолкнер. Возможно, он как раз и собирался ее убить. И вполне мог считать женщину мертвой, когда выходил из дома.

Но если все обстояло так, то кто тогда этот имитатор? Судя по всему, Ренар вне подозрений. У архитектора, изуродованного кулаками Фуркейда, не хватило бы ни силы, ни сноровки, чтобы справиться с тренированной и молодой Линдсей Фолкнер. Если это не Ренар, тогда кто? Донни? Все знали, что Линдсей ему не нравится. Если она оказалась помехой для его сделки…

Мог ли Донни Бишон убить Линдсей Фолкнер? Если это преступление совершил Донни, то значит ли это, что он замешан и в убийстве собственной жены?

Фрагмент черного пера говорил в пользу предположения об имитаторе. Это перышко не было оставлено на месте преступления ради того, чтобы свалить убийство на кого-то еще. Как раз напротив. Оно осталось случайно, придавленное телом потерявшей сознание жертвы.

Но совсем необязательно, что перо выпало из маски. Оно могло попасть в дом другим путем. Они не смогут привязать это перо к делу Нолан, пока не придет ответ из лаборатории в Новой Иберии.

– Привет, Майрон. Что ты такого натворил, чтобы это заслужить? – с напускным сочувствием поинтересовался Стоукс, кладя папку с делом об изнасиловании на стойку. – Кто натравил на тебя полицейского пса Макграфа?

Анни с радостью оставила документы и подошла к стойке.

– Ну что ты, Чез, мы все смеялись этой шутке первые десять раз. Это дело Фолкнер? Ты не слишком торопился.

– Я вовсе не обязан перед тобой отчитываться, но, если тебе интересно, поделюсь новостями. Докторам удалось стабилизировать ее состояние, но нам-то что до этого? Под ногтями ничего нет. И мне кажется, что никаких других следов тоже не будет. Этот парень игрок что надо.

– Он явно не новичок в преступном мире, – заметила Анни. – Держу пари, что он числится в картотеке. Ты проверял список людей, совершивших подобные преступления? По компьютеру?

– Я не нуждаюсь в твоих указаниях, Бруссар.

– Мне показалось, что я лишь задала обычный вопрос, детектив. Я знаю, как вы загружены. Если хотите, я могла бы провести проверку вместо вас.

Майрон дернул головой, словно разъярившийся петух-забияка:

– Это не твоя работа!

Анни пожала плечами:

– Я просто стараюсь быть полезной.

– Просто пытаешься совать нос, куда тебя не просят, – прошипел Стоукс. – Я и раньше тебе говорил, Бруссар, что мне твоя помощь не требуется. Так что держись подальше от моих дел, черт тебя подери. – Он повернулся к Майрону. – Мне нужно это зарегистрировать, а потом забрать обратно. Я собираюсь сам отвезти улики в Новую Иберию, чтобы в лаборатории все проверили и сказали мне, что я не облажался с этим делом, так же как я не облажался и с первыми двумя изнасилованиями.

– А кто еще над этим работает, кроме тебя? – спросила Анни.

Стоукс посмотрел на нее из-под полей шляпы.

– Отстань от меня. Это мои дела. Квинлэн помогает мне проверить все, что касается первых двух жертв. Это вас устраивает, помощник шерифа?

Анни примирительно подняла руки, словно сдаваясь.

– Я и без того знаю, что меня ты не считаешь хорошим детективом, – продолжал Стоукс. – Но черт побери, кто из нас двоих разгуливает по городу в собачьей шкуре?

Майрон оторвался от бумаг и свирепо взглянул на Анни. Ему явно не нравилось, что она нарушила сонную атмосферу его тихой заводи.

Проходивший по коридору Маллен залаял с подвыванием. Анни только что зубами не заскрипела от досады.

– Я всегда говорила, что тебе нужно носить блошиный ошейник, Маллен, – сказала она, отходя от стойки.

– Ты опускаешься все ниже, Бруссар, – заявил Маллен с ухмылкой, ставя на стойку стаканчик для сбора мочи, полный до самой крышки – дар лаборатории от какого-нибудь пьяного. – Ты только что откусила кусочек преступления? Можешь запить вот этим.

Анни зевнула, достала карточку и стала заполнять ее.

– Разбуди меня, когда придумаешь что-нибудь оригинальное. Эта моча принадлежит нарушителю или ты принес свою, чтобы только увидеться со мной?

Получив отпор, Маллен немедленно вернулся к фактам:

– Росс Лейтон. Пять мартини за ленчем в клубе «Вистерия». Но ты ведь его превзошла, правда, Бруссар? Высосала бутылочку виски по дороге на службу.

Ручка застыла над листом бумаги, Анни подняла голову:

– Это ложь, и ты об этом знаешь.

Маллен пожал плечами.

– Я знаю только то, что сам видел в твоем джипе в субботу утром.

– Разумеется, ты знаешь, что именно подложил в мой джип в субботу утром.

– Я знаю, что шериф снял тебя с патрулирования, а я все еще езжу, – самодовольно ухмыльнулся Маллен, показывая гнилые зубы. Он оперся ладонями о стойку и нагнулся к Анни, пронизывая ее многозначительным и хитрым взглядом. – И как же это ты собираешься давать показания против Фуркейда? – прошептал он. – Я слышал, что в тот вечер ты тоже крепко выпила.

Анни прикусила язык. В тот вечер в ресторане «У Изабо» за ужином она выпила бокал вина. Бармен в баре «У Лаво» подтвердит, что видел ее. Вполне вероятно, что он и не вспомнит, заказывала она выпить или нет. А ведь кое-кто может и постараться, чтобы бармен потерял память. Разумеется, она не была навеселе в тот вечер, но у адвоката Фуркейда будут развязаны руки для любых инсинуаций. Поможет ли это каким-то образом Фуркейду – весьма сомнительно, но то, что этот факт подмочит ее репутацию, сомнению не подлежит.

– Должна заметить, Маллен, что никогда не считала тебя настолько умным, – пробормотала она. – Должна пожать тебе руку.

Анни потянулась вперед, задела стакан, и моча Росса Лейтона вылилась на брюки Маллена.

Маллен отскочил назад как ошпаренный.

– Ты, гребаная сука!

– Ой, вы только посмотрите! Маллен напустил в штаны!

Четверо мужчин, стоящих в коридоре, обернулись. Одна из секретарш высунула голову в коридор. Маллен в ужасе озирался.

– Это все она! – выпалил он.

– Интересно как, – задумчиво произнесла Анни. – Мне бы наверняка понадобился шланг.

От ярости у Маллена свело мышцы на лице. Тонкие губы превратились в узенькие полоски, и зубы стали казаться совсем лошадиными.

– Вот за это ты заплатишь, Бруссар. Хукер протолкался сквозь толпу зевак.

– Маллен, что тут происходит? Ты обмочился?

– Нет!

– Господи Иисусе, убери за собой и иди переоденься.

– Не забудь о памперсах! – крикнул кто-то в коридоре.

– Это все Бруссар натворила, – проворчал Маллен и, услышав смешки, сразу ощетинился: – Вот пусть она и убирает.

Анни покачала головой:

– Это не моя работа. Лужа с твоей стороны стойки, мистер патрульный. А я с другой стороны барьера, и всего-навсего последний помощник Майрона.

Клерк поднял голову от бумаг с достоинством царственной особы.

– Мистера Майрона, – поправил он.


Очень быстро Анни поняла, что ее новая работа не дает никаких преимуществ. Некоторое оживление внес только присланный из лаборатории в Новой Иберии факс. В нем сообщались результаты исследования внутренностей, которые Анни обнаружила у себя на лестнице в воскресенье вечером. Никто из детективов этим делом не занимался, так что предполагалось, что поступивший факс следует отдать помощнику шерифа, работающему над этим случаем. К счастью, Анни оказалась рядом с аппаратом в тот самый момент, когда бумага начала выползать из щели, поэтому она просто не стала ничего сообщать Питру.

Предварительная экспертиза показала, что внутренности принадлежали домашней свинье. В Южной Луизиане свиней режут каждый день. Мясные лавки торгуют всеми частями туши, и товар приобретают люди, собственноручно готовящие домашнюю колбасу. Эксперты не могли дать ответ и на вопрос, кто именно украсил лестницу в ее квартиру свиными потрохами. Если это не Маллен, то кто тогда? И зачем? Связано ли это с ее расследованием смерти Памелы Бишон?

И есть ли связь между гибелью Памелы и нападением на Линдсей Фолкнер? Один вопрос тянул за собой другой, и конца этой веренице не было видно.


К вечеру врачи определили состояние Линдсей Фолкнер как критическое, но стабильное. Она так и не пришла в себя. Медики спорили, стоит ли перевозить пострадавшую из больницы Милосердия Богородицы в госпиталь Богородицы Лурдской в Лафайетте. До тех пор, пока они не могли решить, какая же из двух Пресвятых Дев окажется более чудотворной, Линдсей оставалась в реанимации в больнице Байу-Бро.

Новости о нападении взбудоражили умы горожан. Шериф назначил пресс-конференцию на пять часов. По департаменту поползли слухи о том, что будет создана особая группа для расследования этих преступлений, чтобы успокоить запаниковавшее население. Стоуксу наверняка поручат возглавить эту группу. И если он еще не проверил всех недавно выпущенных на свободу в штате лиц, совершивших сексуальные преступления, или не обратился в Национальный центр криминальной информации, чтобы проверить «модус операнди» – манеру действий, – внесенных в картотеку насильников, то теперь это будет сделано. Всех, кто был знаком с жертвами, опросят еще раз, чтобы попытаться найти ключ к происходящему или какую-то связь между тремя преступлениями.

Анни разбирала бесконечные рапорты и донесения и завидовала тем, кто будет работать в особой группе. Именно такой работой она и хотела бы заниматься, но если отношение в департаменте к ней не изменится, то скорее в аду похолодает, чем Ноблие назначит ее детективом.

Завершение дела об убийстве Памелы Бишон станет только первым этапом на длинном пути к достижению заветной цели. Но если кто-то узнает о том, что помощник шерифа Бруссар ведет собственное расследование – а особенно о том, с кем она этим занимается, – на ее карьере можно поставить жирный крест.

Об этом как раз и думала Анни, когда Майрон покинул свое рабочее место для ежевечернего посещения туалета. И что, интересно, она будет делать с уликами? Кому она может рассказать о том, что теперь Ренар зациклился на ней? Если бы Линдсей Фолкнер сообщила ей полезную информацию, то куда бы она с этим пошла? Стоукс не хочет ее даже видеть, и если Анни подскажет ему что-нибудь стоящее, то заслуги он припишет себе, это несомненно. Идти к Эй-Джею это все равно что надеть на себя колокольчик прокаженного. Никто не похвалит ее за это за стенами офиса окружного прокурора. Может, ей обратиться к шерифу? Но там она нарвется на отповедь – зачем нарушила свои полномочия? А вдруг Фуркейд попробует подтолкнуть собственное продвижение по службе, а ее оставит валяться в пыли?

Анни рисовала какие-то закорючки в своем блокноте, пока ее мысли метались в лабиринте предположений. Она воспользовалась отсутствием Майрона, чтобы покопаться в деле Бишон. Анни нашла первое заявление Ренара, где он излагал свое невероятное алиби, свидетелей которого не оказалось. Он отправил Фуркейда на бессмысленные поиски доброго самаритянина-невидимки. По этому следу Ре-нар пытался направить и ее. Анни полагала, что архитектор просто проверял ее таким образом.

Мистер Ренар заявил, что шофер сидел за рулем темного пикапа неустановленной марки. Номерные знаки штата Луизиана, предположительно с буквами ФЖ.

ФЖ. Анни снова и снова обводила эти буквы в своем блокноте. Фуркейд прогнал эту информацию через компыотер, проверил полученный список и ничего не нашел. ФЖ. Анни превратила Ж в бабочку и рядом изобразила птицу с широко раскрытым клювом. Надпись на перьях гласила: «Свидетель». Ренар сомневался, что Фуркейд проверил эту информацию. Он что же, думает, что Анни сделает для него то, что не сделал никто другой?

Анни принялась за букву Ф. Она описывала круг за кругом. Получилось «О». Анни вгляделась пристальнее. Ренар говорил, что дело было ночью и что грузовик был весь заляпан грязью.

Позвонить в специальную службу не составляло труда. Этим она сможет заслужить еще большее доверие Ренара. Анни смогла бы составить заявку от имени Фуркейда и поставить номер факса архива. И все шито-крыто.

Анни вспомнила о шелковом шарфе, лежащем у нее на столе в кухне, и о мужчине, прятавшемся в темноте в воскресенье вечером, и напомнила себе, с кем она ввязалась в игру. С вероятным убийцей.

Анни отправила запрос по поводу номеров грузовика. Она повесила трубку всего за секунду до того, как Майрон вернулся из своего паломничества к фаянсовой святыне с последним номером «ЮС ньюс энд уорлд рипорт» в руках.

К концу смены у Анни страшно разболелась голова. К тому же выяснилось, что в ее джипе кто-то похозяйничал. Две шины оказались спущенными, а ниппели кто-то срезал подчистую. Разумеется, никто ничего не видел. Что в переводе означало – никто не смотрел, как Маллен осуществлял свою месть. Анни позвонила в гараж Мейета, где ей сказали, что смогут прислать помощь только через час.

День выдался теплым и душным. Анни шла по пешеходной дорожке по берегу затона. Все соберутся на пресс-конференцию Ноблие, но ей не хотелось на ней присутствовать.

Анни ожидала увидеть в окне агентства по торговле недвижимостью вывеску «Закрыто», но секретарша сидела на своем обычном месте. Анни переступила порог, мелодично звякнул колокольчик. Женщина выжидательно подняла на нее глаза.

– Я надеюсь, вы не с плохими новостями? – спросила она, побледнев. – Ведь из больницы бы позвонили, правда? Я только что говорила по телефону… О господи…

Последние слова секретарша произнесла на выдохе, словно из воздушного шарика вышел последний воздух. Она выглядела на пятьдесят с хвостиком, волосы с проседью были уложены наподобие шлема. Женщина была хорошо одета, явно не забывала о маникюре и носила настоящие золотые украшения. На табличке, стоящей на столе, было написано ее имя – Грейс Ирвин.

– Нет, – заверила ее Анни, сообразив, что ее выдала форма. – У меня нет никаких новостей. Последнее, что я слышала, – состояние прежнее.

– Никаких перемен, – Грей облегченно вздохнула. – Именно это они мне и сказали. О боже, как вы меня напугали!

– Прошу прощения. – Анни присела в кресло возле стола. – Я удивилась, что вы работаете.

– Видите ли, я узнала о том, что случилось, только около полудня. Разумеется, я забеспокоилась, когда Линдсей не появилась в обычное время. Но я решила, что у нее незапланированная встреча с клиентами. – Грейс Ирвин внезапно замолчала, прижала пальцы к губам, на глазах у нее заблестели слезы. – Не могу поверить в то, что случилось, – прошептала женщина. – Я попыталась дозвониться до нее по сотовому, звонила домой. Наконец я туда поехала, а там полицейские, и дверь залеплена желтой лентой.

Грейс Ирвин показала головой, она не находила слов. Для обычного человека попасть на место преступления – это все равно что оказаться в другом мире.

– Вы давно знаете Линдсей?

– Я знала Памелу с детства. Ее мать моя троюродная сестра со стороны Чендлеров. С Линдсей я познакомилась, когда они учились в колледже. Обе были просто замечательными девочками. Они просто спасли меня, когда в прошлом году умер мой муж. Памела и Линдсей сказали, что мне нужно что-то делать, а не только горевать, и оказались правы. – Она жестом обвела разложенные на столе книги. – Я учусь, чтобы получить лицензию. Я подумывала о том, чтобы купить у Донни долю в бизнесе, принадлежавшую Памеле.

Грейс отвернулась, промокая уголки глаз льняным носовым платочком.

– Простите меня, помощник шерифа, – извинилась секретарша. – Я заболталась. Чем могу вам помочь? Вы работаете над этим делом?

– В некотором роде, – уклончиво ответила Анни. – Именно я нашла Линдсей сегодня утром. Накануне вечером она оставила мне сообщение на автоответчике. Линдсей сказала, что у нее есть какие-то данные по делу Памелы. Я подумала, не говорила ли она вам, в чем дело.

– Ах, вот что! Нет, боюсь, что нет. Вчера у нас выдался очень суматошный день. Утром Линдсей провела несколько встреч. Потом без предупреждения появился Донни, и они немного повздорили. Знаете, они никогда не ладили. Затем пришли новые реестры. В общем, у нас с Линдсей не было времени поговорить. Я знала, что у нее что-то на уме, но я полагаю, она все рассказала детективу. Вы можете спросить у него.

– Де… – У Анни слова застряли на языке. – Кому? Какому детективу?

– Детективу Стоуксу, – ответила Грейс Ирвин. – Она виделась с ним за ленчем.

ГЛАВА 29

«Мутон» был таким местечком, куда редкий мужчина отважится зайти без пистолета или ножа. Стоящий на сваях на берегу Байу-Нуар, бар стал прибежищем для браконьеров, воров и прочих существ, обитающих на самом дне общества. Если человек искал неприятностей на свою голову, то он заглядывал в «Мутон», где можно было прикупить все, что угодно, по приемлемой цене, и никто никогда не задавал вопросов.

Именно последнее соображение и привело сюда Ника во вторник вечером. У него не было настроения появляться в «Буду Лаундж», где все стали бы хлопать его по спине, выражая сочувствие. Нику хотелось выпить виски, но он заказал пиво и стал ждать появления Стоукса.

Он сумел кое-как выбраться из кровати только к полудню, заставил себя выполнить упражнения тайци, стараясь изгнать из тела боль силой воли. Процесс оказался мучительным, но в голове у него прояснилось. И теперь он попивал свое пиво, прислонившись к стойке.

Парочка байкеров играла на бильярде наискосок от него. Вокруг них суетилась проститутка в сверхкороткой юбке и весьма откровенном топе. В задней комнате шла подпольная игра в карты, а по цветному телевизору над баром транслировали скачки. Бармен с подозрением разглядывал Ника.

Фуркейд сделал большой глоток и задумался. Что беспокоит бармена? Он узнал в нем полицейского или ждет от него неприятностей? Ник знал, что выглядит как человек, от которого только и жди беды, и никто не горит желанием видеть его на своем пороге – все лицо в синяках и ссадинах, полу куртки оттопыривает рукоятка «ругера». К тому же Фуркейд не снял свои зеркальные солнечные очки, несмотря на мрак, царивший в баре.

Заскрежетав ножками стула по полу, поднялся один из посетителей бара, демонстрируя присутствующим свою футболку с изображением неприличного жеста. Грязную красную кепку-бейсболку он глубоко надвинул на голову, так что ее сломанный козырек обрамлял своеобразной подковой пару слишком маленьких для костлявого лица глаз. Ник смотрел, как он приближается. Фуркейд лишь чуть сдвинулся вперед на своем табурете, готовый дать отпор. Если не считать всего прочего, кулаки подручных Ди Монти привели в чувство его инстинкт самосохранения.

– Мы тут с моим приятелем поспорили, – начал парень, чуть раскачиваюсь, – я говорю, что ты и есть тот самый коп, что вытряс дерьмо из этого убийцы Ренара.

Ник промолчал, глубоко затянулся, выдохнул дым через нос.

– Ведь это ты, верно? Я тебя видел по телику. Дай я пожму тебе руку. Ты, черт тебя побери, герой!

– Вы ошиблись, – охладил его пыл Ник.

– Не-а, ты и есть он. Да ладно тебе, парень, пожми мне руку. Я поставил десять баксов. – Траппер снова схватил Ника за плечо и продемонстрировал в улыбке скверные зубы.

Фуркейд встал и заломил мужчине руку так, что тот впечатался лицом в грубо оштукатуренную стену.

– Я не люблю, когда посторонние трогают меня руками, – негромко проговорил Ник. – Лично я не верю во внезапную дружбу между чужими людьми. А мы с тобой и есть посторонние друг другу люди. Я тебе не друг и уж точно не твой герой. Ты понял свою ошибку?

Парень попытался кивнуть, елозя по стене разбитой щекой.

– Эй, эй, полегче. Прошу прощения. Я не хотел тебя обидеть, – просвистел он одной стороной рта, с губы на подбородок потекла слюна.

Уголком глаза Ник видел, что бармен наблюдает за ними, одной рукой пытаясь что-то нашарить под стойкой. Громко хлопнула входная дверь, затянутая сеткой. Хлопок прозвучал словно выстрел.

– А теперь тебе придется спросить самого себя, – продолжал зловещим шепотом Ник, – хочешь ли ты использовать выигранные десять долларов на оплату счета у доктора или просто уйти отсюда, пусть и бедным, но поумневшим?

– Господи боже, Ники, – раздался голос Стоукса, и его башмаки громко застучали по деревянному полу. – Тебя нельзя оставить одного даже на десять минут. Если так будет продолжаться, тебе придется получить разрешение, чтобы появляться на публике.

Чез подошел к Фуркейду и покачал головой:

– Что он натворил? Прикоснулся к тебе? Ты его трогал руками? – Этот вопрос уже относился к мужчине в бейсболке. – Парень, о чем ты только думал? Последний, кто тронул его пальцем, теперь сосет свой ужин через соломинку. – Стоукс сдвинул шляпу на затылок и почесал голову. – Говорю тебе, Ники, врожденная тупость человеческой породы так велика, что я уже теряю надежду и в отношении всего мира в целом. Хочешь выпить? Мне это просто необходимо.

Ник отошел от парня, его гнев улегся, а его место заняло глубокое разочарование в себе самом.

– Прости, я немного погорячился. – Уголки его рта дернулись в улыбке. – Видишь? Извинения – это пустой звук.

Потирая скулу, парень вернулся к своему приятелю. Они сразу же пересели подальше от Ника и Чеза.

Стоукс повернул стул спинкой к столу и оседлал его.

– Где ты учился светским манерам? В исправительной школе?

Ник проигнорировал это замечание. Он вытряхнул сигарету из пачки, закурил. Ему необходимо было подвигаться, чтобы сжечь остатки энергии. Только что он полностью владел собой, и вдруг это ощущение испарилось, словно камень выскользнул из потной ладони.

– Догадываюсь, что надоел тебе своими вопросами, и все же спрошу. Что с твоим лицом? Ты наступил на хвост ревнивому мужу?

– Я прервал деловую встречу. Мистеру Ди Монти это не понравилось.

Брови Стоукса стремительно взлетели вверх.

– Вику Ди Монти по прозвищу Затычка?

– Ты его знаешь? – спросил Ник.

– Я знаю о нем. Господи, Ники, ты просто долбаный параноик. Сначала ты решил, что я тебя подставил. Теперь ты вбил себе в голову, что я заодно с мафией. А я твой лучший друг в этом болоте. У меня может развиться комплекс. – Чез грустно покачал головой. – Это ты, парень, жил в Новом Орлеане, а не я. Чем ты не угодил Ди Монти?

– Я приехал, чтобы встретиться с Дювалем Маркотом. Он занимается недвижимостью. Сам Ди Монти владеет строительной фирмой. А тут еще Донни Бишон вдруг ни с того ни с сего задумал продать свою долю в «Байу риэлти». Этому агентству принадлежит неплохой кусок частной собственности, якобы купленной у компании Бишона, чтобы спасти задницу Донни от банкротства. И вдруг я узнаю, что прошлой ночью напали на Линдсей Фолкнер из «Байу риэлти».

– Она была изнасилована. Возможно, тем же самым парнем, который изнасиловал еще двух женщин. – Стоукс махнул рукой, чтобы привлечь внимание бармена. – Это чертовски трудное дело, у этого подонка просто зудит в одном месте. Это не мафиозные разборки, господи ты боже мой. Тебе бы в ЦРУ работать, Ники. Им бы понравился образ твоего мышления.

– Я не считаю это мафиозной разборкой. Мне просто не нравится такое совпадение, вот и все. Ты говорил с Донни?

Чез кивнул, снова посмотрев в сторону бара.

– Иисусе, ты до смерти напугал бармена. Надеюсь, ты счастлив, – пробормотал Стоукс, покосившись на полупустую бутылку Ника. – Ты собираешься допивать? Я просто умираю от жажды, приятель.

– Что Донни смог сказать в свое оправдание?

– По его словам, он просидел в своем кабинете до одиннадцати, разбираясь с бумагами, потом заехал в «Буду Лаундж», чтобы пропустить пару стаканчиков, а затем отправился домой в одиночестве. – Стоукс допил пиво двумя большими глотками. – Я посоветовал ему обзавестись постоянной подружкой. У этого мужика никогда нет алиби. Ты понимаешь, о чем я? – Чез выудил сигарету из пачки Ника, не спрашивая разрешения. – А почему ты так на нем зациклился? Парень выкупил тебя из тюрьмы. Обычный человек был бы ему хоть немного благодарен. А ты пытаешься его привязать к какому-то зловещему сговору.

– Я всего лишь не люблю совпадений, вот и все.

– Ренар убил Памелу. Я знаю это, и ты это знаешь, мой друг.

– А все остальное – это просто неприятный побочный продукт. – Ник наконец сел на стул. – Как мне еще убить время?

– Отправляйся на рыбалку. Пройдись по девочкам. Поиграй в гольф. Снова пройдись по девочкам. Я бы в основном этим и занимался, если бы оказался на твоем месте. Тебе это необходимо, напарник. Ты слишком себя зажал, поэтому и на людей все время бросаешься.

Стоукс взглянул на часы и выпрямился. День клонился к вечеру, и народу в баре прибывало. Из задней комнаты появилась официантка – обесцвеченные перекисью кудряшки и кофточка в облипку. Стоукс просиял ей навстречу своей самой ослепительной улыбкой.

– Пару бутылочек пива, дорогуша, и кое-что еще из твоего репертуара.

Девица хитро улыбнулась, нагнулась пониже, чтобы забрать со стола пустую бутылку, предоставив Чезу возможность без помех обозревать пышные прелести в ее декольте. Он по-тигриному зарычал ей вслед.

– Она меня хочет. Разрази меня гром, если вру.

– Барышня хочет получить хорошие чаевые.

– Ты пессимист, Ники. Вот так всегда случается, когда ищешь скрытый смысл во всем. Ты прямой наводкой движешься к разочарованию. Понимаешь, о чем я? Смотри только на лицо. Жизнь становится намного легче, если не лезешь в глубину.

– Как с изнасилованием Фолкнер? – поинтересовался Ник. – Ты полагаешь, что это дело рук серийного насильника, потому что тебе так легче, Чез?

Стоукс ухмыльнулся:

– Я так думаю, потому что это факт.

– Во всех трех изнасилованиях просматривается одинаковый почерк?

– Сходство есть, но есть и разница. Возможно, потому, что Фолкнер слышала, как он вошел в дом. Но все остальное совпадает. Никаких следов, как и в первых двух случаях. Вполне вероятно, что у этого парня досье толщиной с энциклопедию. Я позвонил в управление штата, чтобы проверить, что мы можем получить оттуда.

– Почему она? Почему именно Фолкнер?

– А почему нет? Она красотка, живет одна. Возможно, преступник не знал, что Линдсей лесбиянка.

Ник изогнул бровь.

– Эта женщина тоже не захотела с тобой спать? Оказывается, в этом округе просто пруд пруди лесбиянок.

– Да ладно тебе. Я просто называю вещи своими именами.

Кто-то переключил телевизор на другую программу. Надпись на экране гласила, что ожидается прямая трансляция из Байу-Бро. Мясистая физиономия Ноблие заполнила экран. Он стоял на возвышении, окруженный лесом микрофонов, с таким несчастным видом, как будто ему предстояло взойти на эшафот. На этой пресс-конференции каждый из журналистов наверняка намеревался прищемить ему хвост.

Ник кивком указал на телеэкран:

– А ты почему не там? Я слышал, что именно ты возглавишь особую группу.

– Черт побери, я и есть эта пресловутая особая группа, – пробормотал Стоукс. – Я, Квинлэн и несколько патрульных – Маллен и. Комптон из дневной смены, Дега и Фортье из ночной. И больше никого. Квинлэн попытался заполучить детективов из городской полиции, да где там! Ноблие и шеф полиции теперь словно два тяжеловеса на ринге, и все из-за тебя. Официальная причина отказа – все изнасилования произошли за чертой города. Это наша территория, это наше дело. – Стоукс с горечью покачал головой и вытащил из пачки еще одну сигарету.

– Так как же это вышло, что ты не стоишь рядом с шефом и не успокаиваешь всех одиноких женщин, мистер Голливуд?

– Черт, я просто ненавижу все эти микрофоны! Кучка мерзавцев задает идиотские вопросы, и все с подковыркой. Нет, спасибо, меня увольте. Мне и без того головной боли предостаточно. Догадайся, кто вызвал патруль к Фолкнер? – На его лице появилось страдальческое выражение. – Бруссар! И как ты думаешь, что она там делала?

Ник пожал плечами, само воплощение равнодушия. Его внимание привлекли байкеры. Тот, кого звали Юниор, не сводил со Стоукса змеиных глазок.

– Бруссар заявила, что собиралась купить дом. Ну да, как же, так я и поверил, – Стоукс хмыкнул. – Это просто совпадение. Как и в тот вечер, когда она увидела тебя с Ренаром. – Он покачал головой и закурил следующую сигарету. – Поверь мне, парень, эта цыпочка всегда приносит плохие новости. Она всегда оказывается там, где ее быть не должно. Если ты подозреваешь заговор, проверь лучше ее. Знаешь, говорят, что Бруссар обо всем доносит помощнику окружного прокурора Дусе. Вот тебе и заговор.

Юниор оторвался от бильярдного стола, подошел к ним, перехватил по пути официантку и завладел одной из бутылок пива. Стоукс выругался сквозь зубы и встал:

– Эй, парень, оставь в покое мою выпивку.

Байкер надул губы:

– Хочешь пить, пойди сунь голову в толчок.

У Стоукса округлились глаза.

– Тебя не устраивает мое присутствие в этом баре, Юниор Хреноголовый? Может, тебе кажется что я слишком черен для этого заведения?

Юниор глотнул пива и рыгнул. Потом глянул через плечо на своего приятеля.

– Когда ниггеры путаются с белыми женщинами, всегда бывают неприятности.

Стоукс выставил плечо вперед и с разбегу опрокинул Юниора на бильярдный стол. Тот со всего размаха плюхнулся на спину, сильно стукнувшись головой о бортик. Шары покатились в стороны, сталкиваясь и разлетаясь. Второй байкер отступил в сторону, держа кий наперевес, как бейсбольную биту. Чез достал свой значок и сунул его под нос Юниору.

– Теперь моя кожа не кажется тебе чуть светлее, ты, задница? – проревел он. – А как насчет этого? – Он вытащил из кобуры девятимиллиметровый «глок» и сунул дуло прямо в ноздрю ошалевшего парня. – Ну, что ты теперь скажешь?

Стоукс со всего маха огрел байкера по щеке полицейским значком, бросил его на стол и взял парня за подбородок.

– И не смей называть меня ниггером! Я не ниггер, ты, недоношенный кусок дерьма! Только назови меня ниггером, и я вышибу тебе мозги, а потом скажу, что ты напал на офицера полиции!

Юниор сдавленно захрипел, его широкое лицо покраснело.

Ник заметил бешеную ярость в глазах Стоукса, понял, что тот вот-вот сорвется. И его это удивило. Он не ожидал увидеть свое отражение в другом человеке. Вполне возможно, что их объединяет нечто большее, чем просто работа.

Ник облокотился на бильярдный стол так, чтобы Юниор его видел.

– Вот видишь, что значит вести себя политически некорректно в наши дни, Юниор? Людей теперь не так просто обидеть, как раньше.

Стоукс оторвался от байкера, и тот перекатился на живот, сплевывая на зеленое сукно стола.

Чез с силой выдохнул воздух, попытался изобразить улыбку и передернул плечами, сбрасывая напряжение.

– Черт бы тебя побрал, Ники, весь кайф мне обломал.

Фуркейд покачал головой и направился к двери.

– А ты еще называл сумасшедшим меня.

Стоукс пожал плечами, словно освобождаясь от ответственности:

– А что ты хотел? Он пересек запретную черту.


Анни сидела на кухне, ковыряясь вилкой в картонке с курицей из китайского ресторанчика. Приглушенно звучал голос Жанны Арден. Странная лирика песни «Жизнь в тени июня» совпадала с ее собственным положением. Переживания одного человека просачиваются в жизнь другого, и так продолжается без конца.

Неужели она и вправду верила в то, что, ввязываясь в это расследование, сможет, словно мыльный пузырь, перелетать от одного к другому и оставаться невидимкой? Люди ведь общаются. Дело не закрыто до сих пор. Разумеется, Стоукс разговаривал с Линдсей Фолкнер. Линдсей говорила и с Анни. Почему бы ей не рассказать об этом Стоуксу? Для этого у нее не было причин.

– Если не считать того, что мне здорово не поздоровится, – пробормотала Анни.

Если Стоукс сообщит об этом шерифу… У Анни даже желудок свело при одной мысли о том, как отреагирует Ноблие. Они похоронят ее в этом проклятом собачьем костюме. Но Ноблие ничего не сказал ей, когда утром беседовал с ней о нападении на Линдсей Фолкнер. А это значило, что Стоукс не доложил ему… Пока.

– Хукер оказался прав, – гремел Гас Ноблие, пригвождая Анни к стулу гневным взглядом. – Создается впечатление, что если и найдется куча дерьма в округе, то ты всегда найдешь возможность в него так или иначе вляпаться. Каким образом ты попала в дом Линдсей Фолкнер, помощник шерифа Бруссар?

Анни отделалась той же ложью, которую скормила Стоуксу. И только потом спохватилась, что загнала сама себя в ловушку. В «Байу риэлти» не окажется никаких документов, подтверждающих то, что она собиралась приобрести дом. Что, если Стоукс отправится в агентство и потребует папку, которой не существовало в природе?

Анни решила, что с этим разберется в свой черед, пока еще не горит. Она отодвинула ужин в сторону. Ее больше мучил другой вопрос. Если Стоукс знал, что она крутится вокруг его дела, а ему это явно не нравилось, то почему он ни словом не обмолвился об этом шерифу?

Возможно, Фолкнер не упоминала в разговорах с ним о своих встречах с Анни. Этого никак не узнать, пока Стоукс не сделает следующий шаг или Линдсей Фолкнер не придет в сознание.

Внизу в магазине ночной продавец Стиви снова смотрел «Скорость», исходя от вожделения к Сандре Баллок. До Анни доносились взрывы и грохот, словно в магазинчике шли военные действия. Обычно Анни удавалось не обращать на это внимания, а в этот вечер ей вдруг отчаянно захотелось оказаться в тишине дома Фуркейда.

Анни попыталась представить себе, чем сейчас занимается Фуркейд. В полдень она позвонила ему из телефона-автомата и оставила на автоответчике сообщение о происшествии с Линдсей Фолкнер. Ник ей не перезвонил. На какое-то время Анни поддалась панической тревоге за него, представляя, как он лежит на полу мертвый. Но потом ей удалось прогнать эти мысли прочь. Ему не впервые попадать в такие передряги. Фуркейду лучше знать, насколько сильно ему досталось.

И потом целовал он ее совсем не как человек, находящийся на пороге смерти.

Нет, он тянулся к ней, как слепой тянется к свету, как человек, жаждущий слиться с другой душой и не знающий, как это сделать.

Анни отогнала прочь посторонние мысли и снова занялась документами, которые принесла от Ника накануне. Это были сведения о том, как преследовали Памелу перед убийством, копии донесений полицейского управления Байу-Бро о случаях хулиганства у нее в офисе.

Памела боялась за себя и за Джози. Но полицейским, принявшим вызов, ее страх показался чрезмерным. Разумеется, они не написали такого в рапорте, но это можно было прочитать между строк. Они полагали, что Памела Бишон слишком бурно на все реагирует, ведет себя неразумно и заставляет их напрасно тратить время. Почему это она вздумала бояться Маркуса Ренара? Он казался таким нормальным, таким безобидным. С чего Памела взяла, что это именно он звонил и дышал в трубку? Почему она думала, что это именно Ренар скрывался в тени деревьев рядом с ее домом на Квайл-Драйв? Почему ее так напугал шелковый шарф, полученный от неизвестного воздыхателя?

Анни стало не по себе. Она знала, что Ренар посылал Памеле несколько небольших подарков, но единственным подарком, описанным в рапорте во всех деталях, стала цепочка с кулоном в виде сердечка. Архитектор попытался подарить это Памеле на день рождения незадолго до ее смерти.

Анни принялась листать свои газетные вырезки. На память ей пришла статья из газеты «Дэйли адвертайзер», выходящей в Лафайетте. Заметка появилась вскоре после ареста Ренара, и в ней особое внимание было обращено на день рождения Памелы. Именно тогда женщина вошла в помещение фирмы «Боуэн и Бриггс» с картонной коробкой, полной подарков, присланных ей Ренаром в предыдущие месяцы. Сообщалось, что миссис Бишон буквально швырнула коробку Ренару, резко приказала ему оставить ее в покое, потому что она не желает иметь с ним ничего общего.

Памела Бишон вернула незадачливому ухажеру все его подарки и среди прочего шелковый шарф. Анни не смогла найти его подробного описания. Детективы искали эти подарки во время обыска в доме Ренара, но так их и не нашли.

От вдруг появившейся мысли Анни даже затошнило. Она протянула руку через стол, взяла шарф из коробки и пропустила его между пальцами. Ее мозг лихорадочно работал. Неужели Памела Бишон держала в руках вот этот самый шарф и у нее появилось то же самое чувство дискомфорта, мучившее сейчас Анни?

Раздался звонок телефона, и молодая женщина буквально подскочила в кресле. Она отбросила шарф в сторону и пошла в гостиную.

Автоответчик включился после четвертого звонка, и Анни стала слушать собственный голос, советовавший звонившему:

– Если вы тот, с кем я действительно хочу поговорить, оставьте сообщение после сигнала. Если вы журналист, коммивояжер, человек, желающий просто подышать в трубку, сумасшедший или тот, чье мнение о себе мне слышать неинтересно, не трудитесь. Я просто сотру запись.

Судя по всему, это обращение не остудило ничей пыл. Пленка всегда оказывалась записанной до конца к моменту ее возвращения домой. Слухи о ее причастности к делу Фолкнер просочились из офиса шерифа, как масло из худой канистры. Три репортера устроили засаду возле дома и подстерегали ее по возвращении с работы. Но на этот раз сигнала дожидался не журналист.

– Анни, это Маркус. – Голос звучал напряженно. – Не могли бы вы мне перезвонить? Пожалуйста. Кто-то стрелял в меня сегодня вечером.

Анни схватила трубку.

– Я слушаю. Что случилось?

– Именно то, о чем я сказал. Кто-то стрелял в меня через окно.

– Наберите девять-один-один. Зачем вы звоните мне?

– Мы туда звонили. Приехавшие помощники шерифа заявили, что сожалеют о случившемся – парень оказался слишком плохим стрелком. Они выковыряли пулю из стены и уехали. Мне бы хотелось, чтобы кто-то все-таки провел расследование, осмотрел здесь все.

– И вы хотите, чтобы этим занялась я?

– Вам одной не наплевать, Анни. В этом проклятом департаменте только вас волнует торжество справедливости. Остальные, дай им волю, давно бы скормили меня крокодилам. – Маркус помолчал минуту. Анни ждала, в желудке возникло неприятное ощущение от этого ожидания. – Прошу вас, Анни. Скажите, что вы приедете. Вы нужны мне.

Она ему нужна. Вероятно, Ренар убийца. Но Анни уже увязла в этом деле до самого подбородка. Она вздохнула… и влезла еще глубже.

– Я сейчас же приеду.

ГЛАВА 30

– Мы сидели и мирно пили кофе, как вдруг стекло в этой двери разлетелось, – давала объяснения Долл Ренар. – Подумать только, кто-то стрелял в наш дом! В каком мире мы живем? А я еще верила в доброе начало в людях!

– Покажите, пожалуйста, как вы все сидели.

Миссис Ренар фыркнула:

– Другие полицейские даже не потрудились задать этот вопрос. Я сидела вот здесь, на своем обычном месте, – она подошла к стулу в конце стола.

– Виктор сидел там, – Маркус указал на стул, стоящий спиной к высокой стеклянной двери.

Услышав свое имя, Виктор покачал головой и шлепнул ладонью по столу. Теперь он восседал во главе стола, раскачиваясь из стороны в сторону и не переставая бормотал:

– Не сейчас. Не сейчас. Очень красное. Выход! Выход немедленно!

– Теперь его долго не угомонить, – с горечью заметила Долл.

Маркус бросил на нее сердитый взгляд.

– Мама, прошу тебя. Мы все расстроены. И у Виктора для этого причин даже больше, чем у тебя. Его могли убить.

У Долл отвисла челюсть, как будто сын ее ударил.

– Я не говорила, что ему не из-за чего волноваться! Как хы можешь так со мной разговаривать при посторонних?

– Прости, мама. Я веду себя недостойно.

Анни откашлялась, пытаясь привлечь к себе внимание.

– Где сидели вы, Маркус?

Он посмотрел на разбитую дверь. Десятки насекомых влетели в образовавшуюся дыру и теперь клубились вокруг люстры.

– Я как раз вышел.

– Вас не было за столом, когда прозвучал выстрел?

– Нет. Я вышел из столовой за несколько секунд до этого.

– Зачем?

– Я пошел в ванную. Мы сидели здесь и пили кофе.

– У вас есть пистолет или ружье?

– Разумеется, нет. – Кровь бросилась ему в лицо.

– Я бы не позволила хранить оружие в этом доме, – злобно заявила Долл. – У его отца было оружие, – в голосе миссис Ренар послышалось осуждение. – Я от всего избавилась. Ружье в доме – это постоянный соблазн выстрелить.

– Вы не можете думать, что я все подстроил, – Маркус смотрел на Анни тяжелым взглядом.

– Подстроил это? – взвилась Долл. – Что ты хочешь этим сказать: «Подстроил это»?

Анни отвернулась от них и подошла к стене, в которую угодила пуля. Все выглядело так, словно помощники шерифа выковыривали ее при помощи кирки. Пол устилали куски цемента и белая пыль. Пуля пролетела в добром футе над головами всех сидящих за столом. Любой хороший стрелок знает, как рассчитать траекторию пули после того, как она вылетит из дула. Следовательно, чтобы сделать такой выстрел, нужно было намеренно целиться выше.

– Либо он никудышний стрелок, либо он и не собирался никого убивать, – заметила Анни.

– Что вы хотите этим сказать? – поинтересовалась Долл.

– Вы никого не заметили рядом с домом раньше? Сегодня или накануне?

– Рыбаки проплывали по затону. – Долл махнула костлявой рукой в сторону воды, другой рукой придерживая полы старого домашнего платья. – И потом эти ужасные журналисты снуют туда-сюда, хотя нам нечего им сказать. Никогда в жизни не видела столько плохо воспитанных людей сразу. Когда-то здесь придавали большое значение этикету…

Маркус зажмурился:

– Мама, прошу тебя придерживаться темы разговора. Анни совершенно не интересно обсуждать падение нравов и плохие манеры.

Долл покрылась красными пятнами. Ее лицо застыло, кожа на скулах натянулась.

– Прости меня, если тебе кажется, что Анни не хочется слушать то, что я думаю, – натянуто проговорила она.

– Я уверена, что вы все пережили очень неприятные минуты, – дипломатично вмешалась Анни.

– Оставьте свой покровительственный тон! – взорвалась Долл. Ее всю трясло от гнева. – Вы считаете нас либо преступниками, либо дураками. Вы ничуть не лучше других.

– Мама!

– Красное! Красное! Нет! – пронзительно заверещал Виктор, раскачиваясь с такой силой, что ножки стула оторвались от пола. Он снова и снова хлопал ладонями по скатерти.

– Если ты веришь, что ей не наплевать на тебя, Маркус, то ты и есть самый настоящий дурак. – Долл повернулась к старшему сыну. – Пойдем, Виктор. Здесь ты никому не нужен.

– Не сейчас! Не сейчас! Очень красное! – Голос Виктора звучал как пила, скребущая по металлу. Мать положила ему руку на плечо, костяшки ее пальцев побелели, и Виктор тут же замер.

– Идем со мной, Виктор!

Рыдая, Виктор Ренар поднялся с кресла и позволил матери вывести его из комнаты.

Маркус низко опустил голову, разглядывая пол. Его лицо покраснело от гнева и чувства неловкости.

– Ну, как вам это нравится? Еще один вечер вместе со счастливой семьей Ренар. Простите, Анни. Иногда мне кажется, что моя мать так же не может справиться со своими эмоциями, как и бедняга Виктор.

Анни промолчала. Для нее было гораздо важнее наблюдать за Ренарами, когда они вышли из себя, чем в те моменты, когда члены семейства крепко держали себя в руках. Она подошла к поврежденной двери, стараясь не наступить на осколки стекла.

– Я хотела бы посмотреть, что там снаружи.

– Разумеется.

Выйдя с террасы, она глубоко вздохнула. Казалось, облака зацепились за верхушки деревьев, пропитавшись дождем, которому давно уже пора было пролиться.

– Я только хочу, чтобы вы все правильно поняли, – заговорил Маркус. – Моя мать никогда не верила, что в людях есть хоть что-то хорошее. Она все время ждала, что вот-вот на передней лужайке появится толпа, готовая линчевать меня, и теперь никогда не упускает случая напомнить, что в теперешнем нашем положении виноват исключительно я. Я даже уверен, что она по-своему наслаждается ситуацией.

– Я приехала сюда не за тем, чтобы обсуждать вашу мать, мистер Ренар.

– Прошу вас, называйте меня Маркусом. – Он повернулся к ней. Мягкий, приглушенный шторами свет, лившийся из окон дома, смягчил рубцы и ссадины на его лице. Ренар выглядел не опасным, а даже жалким. – Пожалуйста, Анни. Я должен хотя бы представлять, что у меня есть по меньшей мере один друг среди этого кошмара.

– Ваш адвокат вам друг. А я полицейский.

– Но ведь вы приехали, хотя и не были обязаны это делать. Вы здесь ради меня.

Анни хотела сказать совсем иное, она уже не раз пыталась докричаться до него, но Маркус либо не слышал ее, либо слышал то, что хотел услышать. Именно такой образ мыслей характерен для преследователей и прочих людей, страдающих различными маниями. Нежелание или неспособность принять правду. В поведении Ренара не было никаких явных признаков сумасшествия, и все-таки эта чуть чрезмерная настойчивость приспособить реальность к своим желанием вызывала беспокойство.

Анни хотелось удержать его на расстоянии. Но еще сильнее было желание как можно ближе подобраться к нему и обнаружить то, что упустили детективы. Он просто обязан потерять бдительность, сделать ошибку. А она окажется рядом, чтобы арестовать его.

– Хорошо… Маркус, – имя застряло у нее на языке, как скорлупа ореха.

Ренар вздохнул с облегчением и сунул руки в карманы брюк.

– Фуркейд, – произнес он. – Вы спрашивали, не появлялся ли кто поблизости недавно. Фуркейд был здесь в субботу. В лодке на затоне.

– У вас есть причины думать, что это детектив Фуркейд стрелял в вас сегодня вечером?

Маркус хрипло рассмеялся, тут же достал платок и промокнул слюну в уголках губ.

– Он пытался убить меня на прошлой неделе, так почему не повторить попытку на этой?

– В ту ночь детектив был не в себе. Он не мог смириться с решением суда. Потом много выпил. Фуркейд…

– Но вы же не собираетесь извиняться за него на слушании, назначенном на следующую неделю? – Маркус с тревогой смотрел на Анни. – Вы же там были и видели, что он со мной сделал.

– Мы с вами говорим не о прошлой неделе, а о сегодняшнем вечере. Вы видели его незадолго перед выстрелом? Фуркейд звонил вам? Угрожал?

– Нет.

– И вы, разумеется, не видели стрелявшего, потому что именно в этот момент оказались в ванной…

– Вы мне не верите, – тусклым голосом констатировал Ренар.

– Я верю в то, что, если бы детектив Фуркейд захотел вас убить, вы бы сейчас уже предстали перед Создателем, – заявила Анни. – Ник Фуркейд никогда бы не перепутал вас с вашим братом и не всадил бы пулю в стену в ярде над вашими головами. Он бы разнес вам череп, и я не сомневаюсь, что детектив смог бы сделать это даже в темноте с расстояния в сотню ярдов.

– Фуркейд подплывал на лодке к нашему дому в субботу. Он мог быть на затоне…

– У каждого человека в этом округе есть лодка, и практически девяносто процентов населения полагают, что вас следовало бы утопить или четвертовать публично. Вряд ли только у Фуркейда была возможность стрелять сегодня вечером, – возразила Анни. – Буду совершенно откровенной с вами, Маркус. Я считаю вас более вероятной кандидатурой, чем Фуркейда.

Он отвернулся и уставился в темноту.

– Я не стрелял. Зачем мне это делать?

– Чтобы привлечь к себе внимание. Чтобы я приехала сюда. Чтобы натравить прессу на Фуркейда.

– Можете проверить мои руки на следы пороха, поискать оружие. Я этого не делал. – Ренар с отвращением покачал головой. – Мне кажется, эти слова стали моим девизом последние несколько месяцев. «Я этого не делал». И пока вы все пытаетесь доказать, что я лжец, убийца свободно разгуливает по улицам.

Он снова промокнул губы платком. Анни наблюдала за ним, стараясь разобрать выражение его лица, угадать, сколько в его поведении лицедейства и сколько правды.

– И знаете, что хуже всего? – Вопрос Ренара прозвучал так тихо, что Анни пришлось подойти ближе, чтобы расслышать. – Я так и не смог оплакать Памелу. Мне не позволили выразить мое горе и мою боль. Она была таким хорошим человеком и такой красивой женщиной.

Он взглянул в лицо Анни. Сверкнула молния, и его лицо показалось Анни отлитой из серебра маской – странное, застывшее, мечтательное выражение, словно он смотрел на кого-то, кого хорошо помнил, но не был полностью в этом уверен.

– Мне ее не хватает, – прошептал Маркус. – Как бы я хотел….

Чего? Не убивать ее? Анни ждала затаив дыхание.

– Как бы я хотел, чтобы вы верили мне, – закончил он.

– Я не обязана верить вам, Маркус, моя работа от меня этого не требует. Она требует, чтобы я нашла правду.

– Я хочу, чтобы вы узнали правду, – голос Ренара казался шорохом песка в ночи.

Интимность его тона нервировала Анни, она отступила от Маркуса на несколько шагов. Налетевший порыв ветра раскачал деревья, как гигантские качели.

– Я прослежу за этим делом, – пообещала Анни. – Узнаю, нашли ли что-нибудь помощники шерифа. Но это все, что я могу сделать. Мне и так хватает сложностей. Я буду очень признательна, если вы никому не расскажете о моем приезде сюда.

Маркус приложил к губам указательный и средний пальцы.

– Это станет нашим секретом. Теперь у нас уже два общих секрета. – Казалось, эта мысль доставила ему удовольствие.

Анни нахмурилась:

– Я проверяю тот грузовик. Помните? Шофер помог вам в ночь гибели Памелы. Ничего вам не обещаю, просто хочу, чтобы вы об этом знали.

Ренар попытался улыбнуться.

– Я знал, что вы этим займетесь. Вам было бы неприятно думать, что вы напрасно спасли мне жизнь.

– Я не хочу, чтобы вы считали, что следствие велось с ошибками, – остудила его пыл Анни. – К вашему сведению, детектив Фуркейд искал машину, но не нашел. Возможно, потому, что ее попросту не существовало.

– Вы найдете правду, Анни. – Пальцы Ренара коснулись ее плеча и задержались чуть дольше, чем следовало бы. – Я верю в это.

Анни резким движением сбросила руку Ренара.

– Пойду возьму фонарь. Мне нужно осмотреть двор до дождя.

Двор не таил никаких секретов. Анни осматривала его минут двадцать. Ренар какое-то время наблюдал за ней с террасы, потом ушел в дом и вернулся с фонарем, чтобы помочь ей.

Анни не знала, что, собственно, она надеялась найти. Может быть, пустую гильзу. Но обнаружить ничего не удалось. Стрелок об этом позаботился. Гильза могла упасть и в воду, если стреляли с затона. Но это только в том случае, если стрелял не сам Ренар.

Анни все прокручивала в голове возможные варианты, выезжая со двора Ренаров на шоссе. Не помешало бы выяснить, где в момент выстрела находился Хантер Дэвидсон. Но он был заядлым спортсменом, и Анни не могла представить, чтобы он промахнулся.

Вполне вероятно, что отец Памелы по ошибке принял Виктора за его брата, прицелился в него, но когда оптический прицел приблизил его мишень, то он не выдержал такого испытания – отнять у безвинного человека жизнь, – и выстрелил в стену. Куда более вероятно, что Хантер следил за Ренаром в бинокль и выстрелил лишь ради того, чтобы дать выход чувствам.

Не было никакого смысла подозревать в происшедшем Фуркейда. Причины она уже перечислила Маркусу. А вот Маркус Ренар только выигрывал, если сам инсценировал покушение. Это давало ему повод позвонить Анни. Фур-кейд, таким образом, попадал под подозрение, пресса встала бы на дыбы. Историю могли вполне показать в десятичасовом выпуске новостей, а утром разразилась бы настоящая буря. Адвокат Ренара использовал бы этот случай на все сто процентов.

Но где тогда журналисты? Ренар им ничего не сообщил. Он позвонил Анни.

Дорога вдоль затона была темной и пустынной, одинокая полоска между двух стен деревьев, бежавших по обеим ее сторонам. Наконец пошел дождь. Он яростно барабанил, по крыше машины и грозил в любую секунду превратиться в потоп. Анни включила «дворники» и бросила взгляд в зеркало заднего вида. При свете молнии она увидела силуэт большой машины. Слишком близко. И фары потушены.

Анни отругала себя, что была так невнимательна. Она понятия не имела, как долго этот странный автомобиль преследует ее и в каком месте он выехал на дорогу.

Водитель включил фары. Они залили ярким светом джип, слепя от неожиданности. В ту же секунду небеса разверзлись, и на землю хлынули потоки воды. Анни нажала на газ, и джип рванулся вперед. Странная машина держалась прямо у его заднего бампера.

Анни снова нажала на акселератор, стрелка спидометра двинулась к семидесяти. Но машина не отставала, словно охотничья собака, несущаяся по следам кролика. Анни схватила свой микрофон, потом вспомнила, что провод ей срезали начисто у самого основания.

Это не простое стечение обстоятельств, а заранее обдуманный план. С ней решили поиграть. Но кто именно?

У нее не осталось времени, чтобы сейчас заниматься гаданием. Она могла только нападать или защищаться. Видимость упала почти до нуля, машина Анни вслепую летела сквозь струи ливня. Шоссе в этом месте извивалось и петляло, как змея, повторяя очертания затона. Каждый поворот проверял джип на устойчивость, в любой момент машина могла слететь с дороги. Еще миля, и шоссе превратилось лишь в узкую полоску твердой земли между двумя трясинами.

Машина-преследователь ушла в левый ряд и заурчала сбоку от Анни. Настоящий танк, может быть, «Кадиллак». Анни физически ощущала его массу рядом со своим автомобилем. «Слишком велика для крутых виражей», – подумала Анни и понадеялась, что «Кадиллак» отстанет. Но он держался рядом с ней, и женщина перестала тешить себя пустыми надеждами. Она сосредоточилась на дороге, понимая, что от этого сейчас зависит ее жизнь.

Машины одновременно вошли в поворот, и «Кадиллак» ударил джип в бок, стараясь вытеснить его с дороги. Раздался скрежет металла. Заднее правое колесо джипа ударилось об ограждение, машина подпрыгнула. Анни изо всех сил пыталась удержать машину на шоссе. «Кадиллак» чуть отстал, потом снова поравнялся с автомобилем Анни.

– Сукин сын! – крикнула она.

На прямом участке шоссе молодая женщина вдавила педаль газа в пол и стала молиться, чтобы у нее на пути никого не оказалось. Дождь лил слишком сильно, вода не успевала уйти в водостоки, и колеса джипа поднимали фонтаны брызг. «Кадиллаку» с его низкой посадкой приходилось тяжелее, но преследователь не отставал, выбирая момент для нового удара. Еще один поворот руля, и боковое стекло джипа разлетелось вдребезги, осыпав Анни осколками.

Она не осталась в долгу. Ее автомобиль врезался в дверцу тяжелой машины, во все стороны полетели искры. Внушительный «Кадиллак» удержался на шоссе, а джип отскочил от него, словно резиновый мячик. На долю секунды Анни потеряла управление, и ее машина понеслась навстречу ограждению и чернильной темноте болота внизу. Правое переднее колесо ударилось о бордюр, подпрыгнуло. Грязь залепила крышу, ветровое стекло. «Дворники» размазали ее по стеклу.

Анни резко вывернула руль влево, и джип завис над трясиной, чавкающей, словно голодный монстр. Краем глаза она видела, что «Кадиллак» готовится к новому удару, и тут ей удалось разглядеть водителя – черное лицо со сверкающими глазами и раскрытым в неслышном для нее крике ртом. Дорога резко повернула вправо, джип снова оказался на шоссе и столкнулся носом с «Кадиллаком», высекая сноп искр.

В мгновение ока перед Анни промелькнули возможные варианты. Ей с ним не справиться и не убежать от него, но у нее машина-внедорожник, маневренная для своих габаритов. Если ей удастся добраться до дамбы, то она спасена.

Анни нажала на тормоз, и джип послушно заскользил юзом. Когда «Кадиллак» пронесся мимо, Анни превратила юз в разворот на сто восемьдесят градусов и нажала на газ. В зеркало она увидела габаритные огни «Кадиллака», горящие в темноте, как красные глаза хищника. К тому времени, как этот слон с мотором развернется, Анни будет уже на полпути к дамбе, если только проселочную дорогу не залило водой больше, чем на фут.

Анни свернула на узкую дорогу и нажала на тормоз. Перед ней расстилалась только блестящая черная водная гладь, полностью скрывшая дорогу. Слишком поздно, поняла Анни. Ей следовало поступить умнее и вернуться в дом к Ренару. Попросить убежища у одного убийцы, чтобы скрыться от другого. Но «Кадиллак» уже несся к ней, выигрывая от ее нерешительности.

Если джип застрянет, Анни окажется в его руках, кем бы он, черт его побери, ни был, во власти любых его желаний. Ей придется достать револьвер из рюкзака и сдерживать этого сукиного сына, пока не подоспеет помощь.

Анни все-таки двинулась вперед. Джип коснулся воды, мотор взревел, колеса забуксовали. Противный визжащий звук прокручивающихся впустую колес повторялся снова и снова.

– Ну давай же, давай, давай, – упрашивала машину Анни.

Джип повело вправо, когда заднее колесо почувствовало твердую дорогу. В зеркале Анни видела, как «Кадиллак-убийца сворачивает вслед за ней. И тут передние колеса оказались на более твердой почве, и джип рванулся навстречу безопасности.

– Господи Иисусе… Боже мой… черт побери, – шептала Анни, ведя джип по извилистой проселочной дороге, и ветки хлестали по ветровому стеклу.

Анни свернула вправо. Еще полмили пути по тропе, на глазах превращающейся в болото, и она смогла въехать на дорогу, идущую по дамбе.

Деревья расступились, и дождь сомкнулся вокруг ее машины. Только вспышки молний оживляли окружающий ее мир. Все казалось черным, мертвым, нигде не было ни одной живой души.

Анни начало трясти. Ее только что попытались убить.


Магазин уже закрылся. Свет из гостиной в доме Сэма и Фаншон медовым пятном ложился на стоянку. Анни припарковала машину поближе к лестнице и бегом поднялась к себе в квартиру. У нее дрожали руки, и она никак не могла открыть замок.

Оказавшись наконец в прихожей, Анни сбросила кроссовки, оставила на полу сумку и прошла прямиком на кухню. Подтащила стул к холодильнику. Над ним в шкафчике стояла запылившаяся бутылка виски.

Доставая бутылку, Анни вспомнила о Маллене. Он бы с удовольствием заснял это на видеокамеру. Ну как же, явное доказательство ее алкоголизма. Ублюдок! Если она только узнает, что это Маллен сидел за рулем этого проклятого «Кадиллака»… То что? Последствия окажутся куда более серьезными, чем одно только обвинение помощника шерифа в преступлении.

– Жизнь должна быть попроще, – размышляла Анни, открывая бутылку и наливая себе двойную порцию. Она сделала большой глоток и сморщилась, когда алкоголь обжег горло.

– А меня не хочешь угостить?

Анни резко обернулась. От страха сердце стучало в горле. Стакан упал на пол и разбился.

– Я закрыла дверь, когда уходила, – только и смогла произнести она.

Фуркейд пожал плечами:

– Я уже говорил, что твои замки – это плевое дело.

Ник взял посудное полотенце и наклонился, чтобы убрать безобразие на полу.

– Ты что-то сегодня не в себе, Туанетта.

Он поднял на нее глаза. Анни побелела как полотно, глаза расширились и отливали стеклянным блеском, волосы повисли мокрыми прядями. Ник, как камертон, почувствовал исходящее от нее напряжение.

– Полагаю, так оно и есть, – ответила Анни. – Кто-то только что пытался меня убить.

– Что?! – Фуркейд распрямился с быстротой пружины и стал пристально оглядывать ее, словно ожидая увидеть кровь.

– Какой-то мерзавец пытался сбросить меня с шоссе, которое проходит вдоль затона, в болото. И ему это почти удалось.

Анни обвела взглядом кухню, старые шкафчики и стол пятидесятых годов, баночки со специями на рабочем столе и плющ, который она выращивала из маленького побега уже пять лет. Она взглянула на кошку-часы, чьи глаза и хвост двигались в такт убегающему времени. Все казалось ей теперь иным, как будто она очень давно не видела этих вещей, а теперь смотрит на них и не находит сходства с собственными воспоминаниями.

Виски жгло ее пустой желудок, словно кислота. Анни все еще ощущала его обжигающее прикосновение в гортани.

– Кто-то пытался меня убить, – снова прошептала она, на этот раз удивленно. К горлу подступила тошнота. Собрав все хладнокровие и достоинство, на какие только была способна, Анни посмотрела на Ника и произнесла: – Прошу прощения, но меня сейчас вырвет.

ГЛАВА 31

– Это не самый приятный момент в моей жизни. – Анни стояла на коленях перед унитазом, опираясь одним боком на старинную ванну на львиных лапах. – Прекрасная иллюстрация к моему имиджу пьяницы.

– Ты видела водителя? – поинтересовался Фуркейд. Он стоял в дверях, прислонившись к косяку.

– Только мельком. Я думаю, что он предусмотрительно надел лыжную маску. Была тьма кромешная. Шел дождь. И все произошло так быстро. Господи, – в голосе Анни послышалось отвращение, – я говорю то же самое, что и все жертвы, с которыми мне приходилось иметь дело.

– А что с номерами?

– Мне было не до того, я изо всех сил пыталась не угодить в это чертово болото. – Она помолчала, потом покачала головой и продолжала: – Я решила, что Ренар разыграл сцену с выстрелом, чтобы заманить меня к себе адом, но, может быть, я и ошиблась. Вполне вероятно, что кто-то выстрелил в него и наблюдал, как приехали и уехали полицейские, затем появилась я, ходила вокруг дома, потом тоже уехала.

– Но зачем было ехать за тобой? Почему не дождаться твоего отъезда и еще раз не попытаться прикончить Рена-Ра?

От ответа на этот вопрос Анни вырвало бы снова, если бы в ее желудке хоть что-нибудь осталось. Если нападавший охотился за Ренаром, тогда в том, что он преследовал ее, не оставалось никакого смысла.

– Возможно, ты и права насчет стрельбы, – заметил Фуркейд. – Ренару потребовался предлог, чтобы позвонить тебе. Рассказанная им история хромает, как трехногая собака.

Анни с трудом поднялась и присела на край ванны.

– Если это правда, то у парня из «Кадиллака» была только одна цель – я. Вероятно, он следил за мной от самого моего дома.

Она подняла глаза на Ника, надеясь, что тот станет ее разубеждать. Но не таким человеком был Ник Фуркейд. Факты оставались фактами, и он не видел оснований скрывать правду только для того, чтобы смягчить удар и успокоить Анни.

Ник снял полотенце с керамического крючка в виде руки, торчащей из стены, и намочил один конец холодной водой из-под крана.

– Тебе удается выводить людей из себя, Туанетта, – заметил он, присаживаясь на закрытую крышку унитаза.

– Я не нарочно.

– Тебе следовало бы сначала думать, а потом действовать. Но ты ни на что не обращаешь внимания, а это плохо.

– Кто бы говорил…

Анни прижала мокрое полотенце сначала к одной щеке, потом к другой. Она уже почти пришла в себя.

– Я всегда сначала думаю, Туанетта. Просто временами моя логика оказывается с изъяном, вот и все. Ну как ты? В порядке?

Фуркейд наклонился к Анни, убрал прядь волос со щеки. Его колено коснулось ее бедра, и она немедленно почувствовала нечто похожее на удар тока.

– Да, спасибо, со мной все отлично. Анни встала и подошла к раковине, чтобы почистить зубы.

– Итак, кто желает тебе смерти?

– Не жнаю, – с трудом ответила Анни, у нее на губах запузырилась зубная паста.

– Наверняка знаешь. Ты просто пока не пыталась разложить все по полочкам.

Анни сплюнула в раковину и вытерла губы.

– Господи, как же ты действуешь мне на нервы.

– Кто может хотеть твоей смерти? Пошевели мозгами.

– Видишь ли, в отличие от тебя, в моем прошлом не водятся психопаты и бандиты.

– Мы говорим не о твоем прошлом. Как насчет этого помощника шерифа, Маллена, кажется?

– Маллену очень хочется, чтобы я ушла с работы, но я не могу поверить, что он стал бы пытаться меня убить.

– Если человека довести до крайности, трудно предугадать, на что он окажется способен.

– Ты знаешь это по собственному опыту? – язвительно поинтересовалась Анни, которой отчаянно хотелось сорвать на ком-нибудь злость. Если она его немного позлит, может быть, ей удастся восстановить прежние границы их отношений, нарушенные прошлой ночью.

Анни мерила шагами комнату вдоль своего экзотического кофейного столика, нервы у нее снова расходились.

– А как насчет тебя, Ник? Я тебя арестовала. Ты мог угодить в тюрьму за нападение на человека. Вполне возможно, что ты решил, что тебе уже нечего терять и ты вполне можешь избавиться от единственной свидетельницы.

– У меня нет «Кадиллака», – ответил Фуркейд с каменным выражением лица.

– Мне кажется, что если бы ты решил кого-нибудь убить, то ты украл бы машину и угрызения совести тебя не мучили бы.

– Прекрати.

– Почему? Ты же сам мне велел пошевелить мозгами.

– Так вот и подумай головой. Я же был здесь и ждал тебя.

– Я ехала по дамбе. А там не разгонишься. Ты мог избавиться от «Кадиллака» и приехать сюда на своем пикапе.

– Бруссар, ты выводишь меня из себя.

– Да неужели? Что ж, вероятно, я так действую на людей. Остается только гадать, почему никто не убил меня раньше.

Ник схватил ее за руку, но Анни вырвалась, из глаз у нее полились слезы.

– Не прикасайся ко мне! – крикнула она. – Что тебе от меня нужно? Я понятия не имею, зачем ты впутал меня в это…

– Я тебя никуда не впутывал. Мы с тобой партнеры.

– Да что ты говоришь? Что ж, партнер, почему бы тебе не рассказать мне, что именно ты делал около дома Ренаров в субботу? Высматривал удобную снайперскую позицию?

– Ты думаешь, я в него стрелял? – Ник недоверчиво смотрел на нее. – Да если бы я хотел убить Ренара, он бы сейчас уже жарился в аду.

– Ты меня не удивил. Однажды я тебе уже помешала.

– Ну, ладно, хватит! – приказал Фуркейд. На этот раз он поймал обе ее руки и притянул к себе.

– Что ты собираешься делать? Избить меня?

– Да что с тобой такое, черт побери? Почему ты на меня набросилась? Я не прикасался к Ренару в субботу, я не стрелял в него сегодня вечером, и, разумеется, я не пытался тебя убить!

Ему так хотелось встряхнуть Анни, поцеловать ее, гнев и сексуальная агрессия слились в одно весьма опасное целое. Он с трудом заставил себя отойти от молодой женщины.

– Партнерство предполагает доверие, – сказал Ник. – Ты обязана мне верить, Туанетта. Больше, чем этому проклятому убийце.

Фуркейд сам удивился тому, что сказал. Прежде ему не требовался партнер в работе, и он никогда не тратил время, чтобы завоевать чье-то доверие. Тем более женщины.

Анни громко вздохнула:

– Я уже не знаю, чему верить и кому доверять. У меня такое впечатление, что я заблудилась в зеркальном лабиринте. Кто-то пытался меня убить! Со мной такое происходит не каждый день. Прошу прощения, если я реагирую не как бывалый профессионал.

Они стояли в противоположных углах комнаты. Вдруг Анни показалась Нику очень маленькой и хрупкой. Он ощутил странный прилив сострадания и нежности.

– Это не я, Туанетта, – прошептал Ник Фуркейд, подходя ближе к Анни. – И ты должна мне верить.

Анни закрыла глаза, словно не желая ничего видеть, все забыть.

– Господи, во что же я ввязалась…

– У тебя есть веские причины заниматься этим делом, – заверил ее Фуркейд. – Ты приняла вызов убийцы, взяла на себя обязательства перед памятью убитой женщины. Да, сейчас тебя накрыло с головой. Но ведь ты умеешь плавать. Просто задержи дыхание и работай руками и ногами.

– Именно сейчас я с удовольствием бы выбралась на берег. Но все равно, спасибо за совет.

– Туанетта, ищи правду. Во всем докапывайся до истины. В этом деле, во мне, в себе самой. Ты не ребенок и не пешка в чужой игре. Ты доказала это, когда остановила меня и не дала добить Ренара. Ты работаешь над этим делом, потому что сама этого хотела.

Ник поднял руку, коснулся пальцами щеки Анни, провел по нежной линии скул.

– Ты сильнее, чем тебе самой кажется.

– Я напугана до смерти, вот и все, – негромко сказала Анни. – Терпеть не могу пугаться. Меня это выводит из себя.

Ей надо было бы отвернуться, уйти от его прикосновения, но она не могла заставить себя пошевелиться. Это проявление нежности оказалось таким неожиданным и таким необходимым.

– Прости, – негромко продолжала Анни. – Я испугалась, что потеряла работу. Это было достаточно неприятно. Но теперь мне приходится опасаться за свою жизнь.

– И еще ты боишься меня. – Пальцы Ника пробежали по нежной коже под подбородком.

Анни подняла глаза, взглянула на его избитое лицо, увидела глаза, в которых полыхал тот же огонь, что и в его душе. Она только накануне вечером говорила Нику, что он ее пугает, но боялась она не его.

– Нет, – запротестовала Анни, – я не верю, что ты сидел за рулем «Кадиллака» и что ты стрелял в Ренара. Прости меня. Прости.

Она все повторяла и повторяла эти слова, а по телу снова пробежала дрожь.

Ник обнял ее, и Анни показалось, что она утонула в его объятии. Его руки нежно гладили ее волосы, затылок, губы легкими поцелуями ласкали шею, щеку. Она нашла его губы своими, и поцелуй Ника обжег Анни.

Их языки соприкоснулись, и словно раскаленная лава растеклась по телу Анни, она вся трепетала от такого полного ощущения радости бытия, как никогда ясно сознавая, что совсем недавно могла умереть. Жар проник ей под кожу, достиг самого сокровенного уголка ее тела, Анни ощущала свое желание и желание Ника, чувствовала его, ей хотелось подчиниться ему и забыть обо всем на свете. Она не желала думать, рассуждать, мыслить логически. Она хотела его.

Ладони Ника скользнули под ее футболку, погладили спину. Футболка и его рубашка полетели на пол, они опустились на ковер. Мужчина и женщина раздевались, не отрывая губ друг от друга. Их тела слились, соприкоснулись разгоряченная кожа, жадные губы, ищущие пальцы. Анни легла на пол и увлекла за собой Ника, выгибаясь ему навстречу, когда его рот сомкнулся на ее соске.

Она позволила себе забыть обо всем, кроме его прикосновений, его силы, его желания. Пальцы Ника пробрались между завитками темных волос, ощутили жар и любовную влагу. И он вошел в нее, заполняя ее целиком. Анни впилась ногтями ему в спину, обхватила ногами его бедра, и страсть унесла прочь все мысли. Оргазм оглушил ее, сжигая в своем яростном пламени все страхи и сомнения.

Анни вскрикнула, вцепилась в Ника, как будто он мог оставить ее в такой момент. Он крепко обнимал ее, низким, негромким голосом нашептывал ей на ухо невероятно эротичные французские фразы. Его движения стали настойчивее, быстрее, и на этот раз они достигли пика наслаждения вместе. Анни ощутила его разрядку, его спина напряглась, Ник застонал сквозь стиснутые зубы. Наступила тишина, нарушаемая только их прерывистым дыханием. Никто из них не шевелился.

Угрызения совести буквально захлестнули Анни, как только желание было удовлетворено. Фуркейд был последним мужчиной, к которому она могла бы позволить себе почувствовать вожделение. И разумеется, последним из тех, кому она могла позволить себе отдаться.

Возможно, стрессовая ситуация сыграла свою роль. Или просто необходимо было разрядить ощутимое сексуальное напряжение, существовавшее между ними. А возможно, она просто рехнулась.

Анни как раз обдумывала эту вероятность, когда Ник поднял голову и посмотрел на нее:

– Согласен, напряжение мы сняли. А теперь пойдем поищем кровать и займемся делом как следует.

Когда Анни выбралась из постели, уже перевалило за полночь. Завязывая пояс на халате, она рассматривала Фуркейда при свете ночника. Детектив Ник Фуркейд слишком хорошо смотрелся в ее постели.

Идя по коридору, Анни бормотала себе под нос:

– Во что на этот раз ты впуталась, моя дорогая?

Ответа на этот вопрос она не знала и слишком устала, чтобы пытаться его найти. Но другие вопросы без ответов кружились в ее голове – о деле Памелы Бишон, о Линдсей Фолкнер и Ренаре, о том, кто сидел за рулем несущего смерть «Кадиллака». Ник говорил, что она сильнее, чем думает. Но он сказал и о том, что она боится заглянуть слишком глубоко в собственную душу. Анни подумала, что Фуркейд оказался прав в обоих случаях.

Включив свет на кухне, она медленно обошла вокруг стола, потянулась к шарфу, вдруг почувствовав потребность прикоснуться к нему. Сначала он внушал ей отвращение, так как Анни считала, что его прислал убийца. Потом этот кусок шелка вызывал у нее тошнотворное чувство, стоило ей представить, что его когда-то уже дарили женщине, погибшей страшной насильственной смертью.

– Это тебе Ренар прислал, верно?

Анни резко обернулась при звуке его голоса. Ник стоял на пороге в одних джинсах и босиком.

– Я не хотела тебя будить.

– Ты и не разбудила. – Ник подошел ближе, дотронулся рукой до полоски бледного шелка. – Это его подарок?

– Да.

– Точно так же он вел себя с Памелой.

– Мне вдруг показалось, что это тот самый шарф, что Ренар посылал ей, – призналась Анни. – Он тебе знаком? Фуркейд покачал головой:

– Никогда такого не видел. Что Ренар сделал с подарками после того, как Памела ему все вернула, остается загадкой. Стоукс должен был бы знать, тот ли это шарф, но я сомневаюсь. У него не было повода обратить на такую безделицу внимание. Дарить женщине милые пустячки совсем не значит нарушать закон.

– Белый шелк, – задумчиво произнесла Анни. – Как у Душителя из Байу. Ты думаешь это преднамеренно?

– Если бы это было так важно для Ренара, я думаю, что он задушил бы этим шарфом Памелу.

Анни чуть передернула плечами при одной мысли о такой вероятности, потом взяла себя в руки и вернулась в гостиную. Она включила стереосистему, стоявшую на книжных полках, выбрав фортепианную блюзовую композицию. За высокими французскими окнами все еще лил дождь, хотя теперь он стучал по крыше не так яростно, чуть приглушеннее. Гроза переместилась к Лафайетту. Словно неоновый всполох, небо на севере прочертила молния.

– Зачем ты отправился к Ренару в субботу, Ник? – спросила Анни, обращаясь к его отражению в оконном стекле. – Он мог позвонить в полицию, и тебя бы арестовали. Зачем так рисковать?

– Не знаю.

– Уверена, что знаешь. – Анни обернулась через плечо, как всегда, удивляясь сиянию его неожиданной улыбки.

– Ты отличная ученица, детка, – он шутливо погрозил ей пальцем и подошел ближе.

Фуркейд открыл створку и глубоко вдохнул холодный ночной воздух.

– Я был в том доме, где умерла Памела. – Он помолчал. – А в субботу решил посмотреть, как живется ее убийце. Понимаешь, ярость – очень прожорливый зверь. Ее надо регулярно подпитывать, иначе она погибнет. А я не хочу, чтобы моя ярость угасла. Пусть она бьется в моей ладони, как живое сердце. Я хочу его ненавидеть. И хочу, чтобы его наказали.

– А если Маркус Ренар не убивал Памелу Бишон?

– Он убийца. Ты знаешь, что это его рук дело. И я об этом знаю.

– Я понимаю, что Ренар в чем-то виновен, – ответила Анни. – Я знаю, что эта женщина стала его манией. Я верю, что он ее преследовал. Его образ мыслей, то, как он рассуждает, говорит, как выворачивает все по-своему, пугает меня. Наверное, Маркус Ренар мог убить Памелу. Возможно, что он ее все-таки убил. Но, с другой стороны, кто-то попытался убить Линдсей Фолкнер именно тогда, когда она собиралась рассказать мне о чем-то, что могло иметь отношение к гибели ее подруги. А теперь кто-то пытается убить меня, и это явно не Маркус Ренар.

– Держи все концы отдельно, иначе нити запутаются, Туанетта, – резко оборвал ее Ник. – Первое – на свободе разгуливает насильник. Он выбрал Фолкнер, потому что она подходит к его схеме. Второе – у тебя есть личный враг, и это помощник шерифа Маллен. Он хочет тебе отомстить. Допустим, Маллен следил за тобой, доехал до дома Ренара, и это вывело его из себя. Ты не только никого не слушаешь, но еще и вступила в сговор с врагом. Это заставило Маллена переступить черту.

– Может быть, и так, – согласилась Анни. – Или мои попытки раскрыть это дело заставляют кого-то нервничать. Возможно, Линдсей вспомнила что-то такое о Донни и об этих сделках с землей. Ты сам говорил о возможных связях между Донни Бишоном и Дювалем Маркотом, – напомнила она Нику.

– Я рассматривал все варианты и до сих пор уверен, что Памелу убил Ренар.

– Разумеется, ты в этом не сомневаешься. Иначе если Ренар не убийца, то с чем останешься ты? Ангел-мститель, разящий человека без всякой на то причины, превращается в обыкновенного бандита. Наказывать невиновного несправедливо. Если Ренар не преступник, тогда преступник ты.

Именно об этом думал Ник, когда возвращался из Нового Орлеана, а все его тело мучительно болело после побоев, нанесенных головорезами Ди Монти. Что, если, сосредоточившись на Ренаре, он проглядел другие возможности? Какие тогда карты остались у него на руках?

– Так вот ч