КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604096 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239488
Пользователей - 109421

Последние комментарии

Впечатления

Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Подозреваются все [Иоанна Хмелевская] (fb2) читать постранично

- Подозреваются все (пер. Вера Сергеевна Селиванова) 454 Кб, 232с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Иоанна Хмелевская

Настройки текста:




Иоанна Хмелевская Подозреваются все

Действующие лица

Многоотраслевая проектная мастерская


1. Отдел архитекторов

Витек — руководитель отдела, а также руководитель мастерской, или директор; в личной жизни — холостяк, одаренный незаурядной внешностью и сложным характером.

Казик — стопроцентный Дон Жуан, женатый, имеющий детей, проявляющий исключительный талант в преодолении превратностей судьбы.

Алиция — олицетворение рассеянности, одинокая, переполненная чувством юмора и неприязнью к руководителю мастерской.

Рышард — разведенный безумец с дочкой, одержимый мыслью выехать в экзотические страны.

Витольд — ослепительное пятно на фоне остальных, единственный нормальный человек.

Януш — холостяк в последней стадии, любитель поухаживать, намеревающийся со дня женитьбы превратиться в степенного гражданина.

Веслав — младший в отделе, молодожен, бездетный, «тихий омут».

Лешек — меланхолик с артистической душой, непонятый окружающими, а главное — женой.

Марек — очень красивый субъект, в нужное время присланный в мастерскую сверхъестественными силами.

Я — автор представления, жертва собственного воображения.


2. Конструкторский отдел

Каспер — человек с внешностью Дон Кихота и сердцем как вулкан, довольно чудаковатый.

Анка — представительница «современной молодежи», недавно вышедшая замуж, но не за того, за кого хотела.


3. Отдел санитарного оборудования

Збышек — руководитель отдела и главный инженер мастерской; в личной жизни — последний экземпляр благородного рыцаря, образец добродетели, любящий отец единственного сына, терзаемый незаконной страстью к женщине.

Стефан — авантюрист с добрым сердцем, мучимый неуверенностью: стыдиться ли своего возраста июли хвастаться внуком.

Анджей — порядочный, серьезный и трудолюбивый молодой человек, такой же образец добродетели, как Збышек.

Тадеуш Столярек — жертва.


4. Отдел электриков

Влодек — руководитель отдела, истеричный мазохист, главный сплетник бюро.

Кайтек — в личной жизни — сын Каспера, молодой человек, не чурающийся темных дел, приятель жертвы.


5. Отдел смет

Ярек — благородный тип варшавского пройдохи, также занимающийся темными делами и также приятель жертвы.

Данка — разведенная, с двумя детьми, несколько неряшливая из-за чрезмерных огорчений, своих и чужих, приятельница Ядвиги.


6. Администрация

Ольгерд — главный бухгалтер, безукоризненно воспитанный пожилой мужчина, чувствующий себя в гуще финансовых сложностей как рыба в воде.

Иоанна — в личной жизни — сестра Ольгерда, на службе — идеал секретарши.

Моника — руководитель администрации, вдова с двумя детьми, женщина красивая и пылкая, предмет чувств Каспера.

Ядвига — жертва жестокой судьбы и бывшего мужа-грубияна, любящая мать единственной дочери, ради ребенка готова на все.

Веся — смертельный враг Ядвиги, женщина, переполненная ядом и ненавистью ко всему на свете, неизвестно почему.

Пани Глебова — техничка.


Кроме нашего коллектива, здесь значатся (вопреки протестам) следующие лица:

Капитан — представитель следственных властей, человек нормальный.

Прокурор — игра природы, представитель как вышеупомянутых властей, так и сверхъестественных сил.

ПРОЛОГ КАК Я НЕ НАПИСАЛА ПОВЕСТИ

С давних юных лет меня томило горячее желание написать повесть. Оно было таким застарелым, таким глубоко укоренившимся, что, по-видимому, родилось одновременно со мной.

Я не мечтала ни о карьере кинозвезды, ни о браке со сказочным принцем. Все это меня нисколько не интересовало. Я мечтала написать повесть.

В незапамятные времена раннего детства я намеревалась написать потрясающую повесть о любви. О любви, разумеется, несчастной, потому что в счастливой я не видела ничего интересного. Сама я должна была выступить в роли главной героини, молодой девушки удивительной красоты и незаурядных достоинств, питающей пламенные чувства к какому-то мало известному мне субъекту. Субъект был жгучим брюнетом с черными горящими глазами и черными усами. Первый поцелуй навсегда соединил нас в обстоятельствах несколько необычных: вороные кони, ночь, сумасшедшая гроза, град, атмосферные разряды, опушка мрачного леса. Бог знает отчего все это выглядело так драматично!

С течением времени, не отступая от намерения увековечить неземные чувства, я несколько изменила кое-какие реквизиты. Грозовая ночь сменилась волшебным лунным вечером, я сбрила субъекту усы и ликвидировала коней. Потом последовали другие изменения, как внешние, так и касающиеся поведения главных героев, но, как я ни старалась, мне ни разу не удалось выйти за пределы сцены первого поцелуя.

И вот однажды произошел мелкий на вид случай, который сбил меня с этой темы.

Мне тогда было уже двенадцать лет. Поздним вечером я сидела дома за столом, освещенным настольной лампой, в обществе матери и ее сестры,