КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380698 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162675
Пользователей - 85720
Загрузка...

Впечатления

Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Самиздат, сетевая литература)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или
многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

Фантомас разбушевался?
Нет, не то...
Педераст раздухарился?
Ну, теплее...
Поселягин - педераст.
Абсолютная истина...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Поселягин: Снайпер (Боевая фантастика)

Чем-то недовольные литературные негры уестествляют заказчика-автора в извращенных формах и неоднократно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Пыль поднимается в небо (СИ) (fb2)

файл не оценён - Пыль поднимается в небо (СИ) 708K, 196с. (скачать fb2) - (Tin-Ifsan)

Настройки текста:




Tin-Ifsan Пыль поднимается в небо

Глава 1

Город оживал с рассветом, оживал всегда шумно и пыльно. Первыми просыпались крестьяне за крепостными стенами, почти одновременно с ними - торговцы и ремесленники, а после них пробуждались и другие люди, наполняя шумом узкие, пыльные улочки.

Как и большинство горожан, Разда просыпалась на рассвете. Молча потягивалась на своих кошмах и не торопилась открывать глаза. Гибкая, смуглая, она ловила тусклый свет из высоких окон, исполненная томлением и погруженная в свои сладостные думы. В то время как ночную прохладу прогоняло поднимающееся солнце, развеивались и остатки сна южанки.

Семья Разды жила на краю самого Гафастана, забот хватало всегда. Нередко они созерцали величественные процессии, выходившие из крепости, видели атгибан, бродящих по крышам и следящих за порядком, видели гостей Гафастана из других царств, видели иноземных купцов. Это было единственное, что скрашивало их размеренный быт.

Разда была пятым ребенком в семье ремесленника, из одиннадцати детей выжило шестеро, из которых - только два сына. Мать и отец радовались, что у них вообще были сыновья, а не все шесть - дочери, но и от тех была польза.

Хельм, старший сын, хотел учиться в Этксе, но потом отчего-то передумал. Отец гневался на него за это: лучше иметь в семье хорошего воина, пользующегося почетом горожан и, если повезет, гафастанских верхов, чем всю жизнь работать, никогда не зарабатывая должного. Чтобы не слушать упреков, Хельм ушел торговать к известному купцу ул-Лаельму, вместе с его караванами пересекал пустыни, но в семье не появлялся боле, да о нем и не вспоминали. По крайней мере, вслух. Другой сын был более робок, потому продолжал дело отца, повинуясь ему беспрекословно.

Разда часто вспоминала о брате, хотя, когда он ушел, ей было еще мало лет. Его она помнила, как хорошего друга. Но, поскольку ничего толком о нем не знала, полагая, что он ее любит и помнит, надеялась, что в один прекрасный день он заберет ее из родительского дома, и они вместе отправятся в путешествие и прибудут в богатый город, где станут жить в роскоши. Эта надежда сделала ее молчаливой, но никогда не умаляла ее послушания и трудолюбия. Внутри ее сознания, так же ярко, как наяву, раскинулись райские сады с прекрасными дворцами и множеством черных, как уголь, рабов, готовых исполнить любое ее желание. Эти думы грели Разду, а осознание грядущего блаженства позволяло безропотно сносить все, что происходило с ней в реальности, хотя и не отвлекало от мелких суетных мыслей.

Сестры, Тави и Крина, уже хлопотали по дому. Старшая - Тебрину, выданная замуж за отцовского подмастерье, задерживалась у себя дольше, чем остальные домочадцы, за что ее не единожды ругала мать. Но все это было так пусто, что Разда не обращала внимания на чье бы то ни было раздражение и недовольство, стараясь не стать его причиной, чтобы не отвлекаться от чего-нибудь более приятного.

«Отправят за водой, наверное... а еще на рынок надо, - думала Разда, расчесывая свои длинные, жесткие волосы, - кого отправят? Меня ли? Где наша Тебрину? Интересно, зачем она осталась здесь, ведь еще вчера пела подругам, что хочет сбежать... какие скучные все они... каждое утро похоже на предыдущее, на которое будет похоже и следующее... когда вернется Хельм? Когда на моих запястьях зазвенит не медь, а золото? Скоро... скоро... Я еще юна для роскоши, Хельм знает...»

- Разда! Что сидишь? Иди готовь, - крикнула ей Тави.

Разда послушно поднялась и пошла к погребу за мукой, на ходу поймав затравленный взгляд Крины.

«Хотела бы я вчера посмотреть, как моя белая, как молоко, сестра превратила дочь брехливой Энсинне в козу...жаль меня не позвала...Ах, отчего она умеет ворожить, а я нет? За что ей такая белая кожа? Никак кто из почтенных атгибан подкинул», - она вздохнула, в который раз повторяя привычные мысли, которые каждое утро просыпались вместе с ней и ее сестрами и лишь за Раздой следовали неотступно, как мотыльки за пламенем светильника. Она почти никогда не говорила с Криной и не помнила ее голоса. Он ей казался тихим, будто шепот, блеклым и ненасыщенным. Потом она вспомнила о своем молчании, но улыбнулась, подумав о том, что еще настанет время для песни, и тогда ее голос будет для слушающих, равно как и для нее самой, слаще и гуще меда, крепче струны и красивее самого изящного узора.

Ближе к полудню мать отправила Разду и Крину за водой. Крина послушно взяла кувшин, поверх грубого платья замоталась в кусок серой ткани, чтобы ее белая кожа никому не бросалась в глаза, и подождала Разду у порога. Разда же втайне от матери надела на руки несколько медных браслетов и поспешила за сестрой.

Глава 2



Рынок и центральные площади Гафастана кишели людьми, полнились шумом и суетой. Толпа была разношерстна, как диковинный зверь: были в ней крестьяне из соседних деревень, местные оборванцы, торговцы из далеких земель, закутанные в цветные ткани женщины, горожане разных сословий, вооруженные Вестники - блюстители порядка, Гарваны разных уровней, которых жители совершенно не различали. Обычай всегда скрывать лицо сохранился только у чистокровных Гарванов; остальные посвященные соблюдали его на свое усмотрение.

На улицах почти в любое время суток было много воинов Этксе. Временами