КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395466 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167083
Пользователей - 89871
Загрузка...

Впечатления

Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Барти Всемогущий (СИ) (fb2)

- Барти Всемогущий (СИ) 325 Кб, 32с. (скачать fb2) - (Rigo Fenix)

Настройки текста:



========== Странные странности ==========


— Я уже тысячу раз говорил тебе, Гермиона, что Барти Крауч-младший стал таким из-за слишком строгого воспитания. Ты же знаком с его отцом, Гарри. Скажи, что я прав. От него требовали слишком многого, совсем как мои родители, — раздраженно говорил Рон, пока они все втроем шли на занятия.

— Ну, не знаю… — нерешительно протянул Гарри, не желая ввязываться в перепалку между друзьями и принимать чью-либо сторону.

— Видишь, даже Гарри с тобой не согласен, — заметила Гермиона. — Это глупо. Одного воспитания недостаточно; все дело в том, что он связался с плохой компанией, — добавила девушка, бросив выразительный взгляд на Рыжика.

— Ты сейчас на что-то намекаешь? — сердито спросил тот, останавливаясь и упирая руки в боки.

— Тебя видели с Драко, — сказала Гермиона, разворачиваясь к нему лицом. Гарри ничего не оставалось, как тоже остановиться и встать между ними. Слова Гермионы вызвали у него удивление, и он вопросительно посмотрел на Рона.

— Ну и подумаешь, что из того? — сказал Рон, засовывая руки в карманы штанов, как делал всегда, когда мать отчитывала его за что-либо.

— А то, Рон, что многие начинали так же. В том числе и Барти.

— Что ты имеешь ввиду? С чего начинали? — опешил Уизли.

— С невинных бесед.

— Ну, наша беседа была не совсем невинна.

— Потрудись, будь добр, передать ее содержание более внятно, — сказала Гермиона, не дождавшись дальнейших объяснений.

— Ну, вообще-то, я сказал ему, что если он не прекратит подговаривать игроков из своей команды целиться квоффлом мне в голову, то я поймаю его после игры и поколочу.

Гарри облегченно вздохнул и рассмеялся, Гермиону же его слова скорее встревожили еще больше, чем успокоили.

— Ты — что?! — воскликнула она.

— Эй, нельзя ли потише? — сказал Рон.

— Зачем ты угрожал ему, Рональд? — спросила Гермиона шипящим от еле сдерживаемого негодования шепотом. — Разве ты не знаешь, что если его раззадорить, он становится опасен, потому что у него полно самовлюбленного самодурства и абсолютно нет мозгов. Хотя, кому я это говорю…

Гарри не смог сдержать смешок, но вовремя притворился, что на него напал приступ кашля.

— Ничего я его не раззадориваю, — скзал Рон, подозрительно поглядывая на прикрывшего рот рукой трясущегося Гарри. — Просто указал ему его место.

— Да? Тогда поделись с нами, мистер Смельчак, как ты рассчитывал справиться с дуэтом Крэбб-Гойл, который всюду ходит за Малфоем, словно собачий хвост?

— Вообще-то, это тебе предстояло отрубить их. По крайней мере, так я сказал Малфою.

Теперь Гарри уже не смог совладать с собой и довольно явственно хихикнул, представив себе картину: Гермиона отрубает двух здоровенных бугаев.

— Что?! — воскликнула девушка, уже не заботясь, что их могут услышать, и переводя негодующий взгляд с Рона на Гарри и обратно. — С какой стати ты приплел меня?

— Ну, во всяком случае, когда я сказал, что ты прочла о новом обездвиживающем заклинании, которое настолько древнее, что не запрещено школьными правилами, Малфой испугался.

— Еще бы, — заметил Гарри.

— Что за чушь! — воскликнула Гермиона, однако было заметно, что весть о Драко, трепещущем при одном упоминании об ее знаниях, была ей приятна.

— Ну же, Гермиона, — примирительно сказал Рон. — Этот чувак тебя боится, почему бы мне этим не воспользоваться, чтобы уберечь свою голову от слизеринского квоффла?

— Ладно, можешь быть спокоен за свою голову, Рональд, — милостиво сказала девушка. — Но насчет Барти ты все-таки неправ.

— О черт, Гермиона! — воскликнул Рон. — Ты просто не понимаешь, каково это — вечно разочаровывать своего отца.

— Не знал, что у тебя проблемы с отцом, — встревоженно обронил Гарри, вмешиваясь в разговор.

— Ну, хотя он никогда не говорит об этом прямо, но я вижу это на его лице всякий раз, когда на чем-нибудь прокалываюсь.

— Ну, это еще не повод…

— Погоди, я еще не все сказал. Однажды ночью я спустился в кухню попить воды, и слышал, как отец сказал маме: кажется, Рональд не справится с этим. Мы не можем на него рассчитывать.

— И что она?

— Она сказала: конечно, конечно, бедный мальчик не справится; мы должны подыскать кого-то другого.

— О, Рон, мне так жаль, — изменившимся голосом произнесла Гермиона, дотрагиваясь до руки Рона. — Но что она имела ввиду? Подыскать кого-то для чего?

— Не знаю, для чего, — раздосадованно отрезал Рон, сбрасывая ее руку. — Я знаю лишь то, что разочаровал их и не оправдал надежд.

— Ну, может не все так плохо, — заметил Гарри. — Может, это было какое-то ерундовое дело, которое…

— Не похоже, — заметила Гермиона, но, поймав укоризненный взгляд Гарри, тотчас же постаралась смягчить значение своих слов. — Во всяком случае, Рон, я думаю, это никак не связано с тем, что ты их сын.

— Думаешь? — с надеждой спросил Рыжик, поднимая на подругу полные тревоги глаза.

— Уверена, — вынуждена была солгать Гермиона.

Рон смотрел на нее с недоверием, но было видно, что ее слова несколько его успокоили.

— Эй, поглядите, ребята. Это же Полумна Лавгуд, — сказала Гермиона, желая сменить тему разговора. — Но что… что она делает?

Гарри и Рон удивленно обернулись. Их взорам предстала довольно странная картина: по коридору навстречу им шла Полумна. В принципе, в этом не было ничего удивительного, как и в ее новом наряде, украшенном перьями попугаев. Не удивило их и ее ожерелье из кусочков яичной скорлупы. Полумна по-своему понимала выражение «Одежда призвана украшать человека», и часто использовала для своей хенд-мейд бижутерии совсем неподходящие предметы. Не было также ничего из ряда вон выходящего и в том, что она разговаривала сама с собой.

Удивляло в ней другое. Она говорила каким-то странным, прерывающимся голосом, то и дело срывающимся на низкие тона, будто с кем-то спорила.

— Что это с ней? — насмешливо спросил Рон, мгновенно забыв о собственных семейных неурядицах.

— Не знаю, — обронил Гарри, делая шаг навстречу Полумне.

— Ты пожалеешь об этом, клянусь усищами своего папаши, — прошипела Полумна в это самое время, и ее правая рука внезапно дернулась и схватила левую.

— Прекрати, ты делаешь мне больно! — вскрикнула девушка в следующую секунду резко изменившимся, перескочившим на более высокие тона голосом.

— Полумна, с тобой все в порядке? — тревожно спросила Гермиона.

Лавгуд на минуту замерла, глядя остекленевшими голубыми глазами куда-то себе под ноги, затем ее руки расслабились, и она подняла свой фирменный «безумный» взгляд на Гермиону.

— Да, я в полном порядке, — сказала она странным, будто безжизненным голосом.

— Кажется, она совсем свихнулась, — прошептал Рон на ухо Гарри.

— Ладно, я пошла, — улыбнувшись чисто механической, бледной улыбкой, Полумна двинулась дальше, «как привидение», по словам Рона, глядя прямо перед собой и не обращая внимания на полы длинного белого платья, которые то и дело мешались у нее под ногами.

— Кстати, в директорскую башню что, достроили новый коридор? — вдруг спросила Полумна, оборачиваясь.

— Что? — спросил ничего не понимающий Рон, глядя на девушку со страхом.

— Да, — ответила Гермиона. — Правда, это было достаточно давно, лет десять назад.

— Откуда она все знает? — тихонько спросил Рон у Гарри. — Ведь это было еще до того, как мы поступили сюда.

— Наверное, прочитала где-то, — так же шепотом ответил Гарри. — Ты ведь знаешь Гермиону.

— Еще бы мне ее не знать, — отозвался Уизли. — Вопрос не в том, «где», вопрос «зачем?» Ее-то ведь это никак не касается…

— О! — воскликнула Полумна. — Спасибо, что просветили. Пока.

— Совсем крыша поехала, — осуждающе покачал рыжей головой Рон, глядя ей вслед.

— Рональд, — одернула его Гермиона, — перестань издеваться над ней! Хотя в чем-то ты прав. В последнее время ее обычное «не от мира сего» начало принимать угрожающие обороты.

— Весьма угрожающие, — значительно заметил Рон. — На месте Дамблдора я бы отобрал у нее волшебную палочку.

— Ты не находишь, что это было бы чересчур? — спросил Гарри.

— Более чем, — ответила на его вопрос Гермиона. — Для человека, превратившего свою любимую крысу в кубок с хвостом, ты слишком несправедлив к Полумне, Рональд.

— Скажешь это, когда она превратит тебя в дерево, — уверенно заявил Уизли.

— Не говори глупостей, — раздраженно сказала Гермиона, собираясь идти дальше.

— Хотя, может, ты была бы довольна, ведь из тебя бы наделали кучу книжек, — пробормотал Рон будто про себя, но так, чтобы девушка его услышала.

— Рональд!

Неразлучная троица пошла дальше, и вскоре их голоса слышались уже на лестнице, а потом и вовсе утихли.

Когда самое эхо высоких сводов перестало повторять раздраженный высокий голос Гермионы и в коридоре повисла полная тишина, из-за колонны выглянуло бледное девичье личико. То была Полумна. Осторожно ступая, она пошла торопливыми шагами в сторону, противоположную той, куда только что шла на глазах Гарри, Рона и Гермионы.

По тому, как она шла, поминутно оглядываясь, было видно, что она сильно торопится, но хочет остаться незамеченной. Споткнувшись об полы платья, она грязно выругалась и, сильно рванув, оторвала от подола порядочный кусок и с досадой отшвырнула его прочь. Затем ее взгляд упал на ожерелье, свесившееся почти до пола, пока она стояла, наклонившись.

— Что это за дикарские висюльки?! — прошипела девушка, пытаясь рывком сорвать украшения. Однако это было не так-то просто сделать. Провозившись с бусами несколько минут, Полумна вскрикнула от боли, неловким движением порезав нитью от ожерелья шею.

В ту же минуту ее тело сделало странное движение и, словно отброшенное невидимой рукой, отлетело к стене, глухо ударившись об нее.

— Кажется, кто-то очухался, — шипя от боли, саркастично произнесла Полумна будто не своим, полным издевки голосом.

— Кто ты? — тут же добавила она, будто обращаясь к кому-то.

— Глупая девчонка, — снова прошипела она. — Мое имя Барти Крауч-младший, а тебе… тебе бы пора поменять стиль одежды, пока тебя не выставили на грядках дурака-Хагрида вместо пугала. Может, тебе это будет не в первой, ну, а я другое дело. Кажется, я просчитался, когда просил Лорда перенести свое сознание в твое тело.

Видимо, личность Барти полностью завладела контролем над телом девушки, так как теперь вслух говорил только он, надменным, полным дьявольской издевки голосом.

— Я не понимаю… — тщетно пытаясь вернуть себе возможность говорить вслух и двигаться, произнесла Полумна.

— Не удивительно, — ядовито заметил Барти. — Хорошо, что теперь только я могу тебя слышать, иначе твоя беспросветная тупость до добра бы нас не довела. Радуйся, пустая башка, теперь я буду говорить и действовать за тебя.

— Но ты не можешь… — пыталась слабо возразить Полумна, чувствуя бессилие своего нового положения.

— Еще как могу, — заявил Барти. — А тебе нужно радоваться. Теперь, когда твое тощее тело вмещает мой мощный мозг, память и знания, я добьюсь такого, о чем ты и мечтать не смела.

— Чего же? — спросила Полумна, со страхом предвидя ответ.

— Власти. Повиновения. Ужаса, страха и почета от всех ныне живущих, но самое главное — возвращения Темного Лорда, — последовал ответ. — И будь уверена, тогда этот рыжий остолоп Уизли не посмеет шептаться о тебе со своими дружками, потому что они все будут мертвы, ха-ха-ха! — засмеялся Барти так громко, что задрожали своды потолка от многократного жуткого эха.

— Замолчи, замолчи! — вскрикнула Полумна, тщетно пытаясь спрятаться от страшного голоса.

— Кажется, я зря развиваю перед тобой блестящие перспективы, — разочарованно заметил Барти. — Видимо, не в коня корм. Что ж, не всем доступны высокие идеалы. Ну да ладно, успокойся, а то у меня уже в ушах звенит от твоего визга. Не бойся, девочка, тебе-то во всяком случае ничего не угрожает, пока я сижу в твоем теле. Тебе нужно только быть паинькой и не вмешиваться в то, чего не можешь понять.

Сестры Патил, которые опаздывали на занятия и шли по коридору минут на десять позже, чем Гарри и его друзья, видели Полумну. Им показалось, что она слегка не в себе, но о своих наблюдениях они никому не рассказали, так как сплетни о ненормальном поведении Полумны были уже старыми и никому не интересными.

На их глазах Полумна Лавгуд прошла по коридору до самого конца, а затем, вместо того, чтобы спуститься вниз, стала подниматься дальше по винтовой лестнице, ведущей на площадку на крыше школы.


========== Снова в школу ==========


— Эх, старый добрый Хогвартс, — воскликнул Барти, поднявшись на крышу, широко разведя руки в стороны и подставляя лицо ветру. — Хотя — довольно жалкое зрелище, не находишь? Чувствую себя снова сопливым мальчонкой, которому то и дело влетало от стервы МакГонагалл да от папочки. Бр-р-р! Предлагаю немного пошалить для разогрева, как думаешь, девочка?

Не дождавшись ответа личности, заключенной в собственном теле словно в тюрьме, без права голоса и воли, Барти достал ее волшебную палочку.

— Заодно и проверим, будет ли эта дубина меня слушаться! — пробормотал Барти. — Авада кедавра! — внезапно крикнул он, метнув зеленый огонь в сидевших на соседней башне голубей, однако птицы упорхнули от него невредимыми.

— Гляди-ка, я, кажется, потерял былую сноровку. Значит, мне нужна тренировка. Итак, решено — снова в школу! Гоп-гоп, девочка! Выше нос! Сегодня твои уроки станут чуть-чуть менее скучными.

С этими словами Барти спустился по лестнице с крыши и направился в общий зал.

***

Поскольку Барти предварительно решил внести кое-какие коррективы в наряд Поулмны, то в менее отдаленные части школы, чем винтовая лестница, ведущая на крышу, он попал уже во время трапезы.

— Я проголодался, а ты? — спросил он, хищно проведя влажным розовым языком по зубам; впрочем, его вопрос был риторическим. Беспомощное положение Полумны было для него лишь еще одним поводом позабавиться.

Когда дуэт Барти-Полумна показался в дверях пиршественной залы, все уже сидели на своих местах. Появление «Полоумной Лавгуд» было встречено легким ропотом удивления, так как на ней не было привычных украшений в стиле «я его слепила из того, что было».

— Полумна, а где твое ожерелье? — насмешливо спросил ее Энтони Голдстейн. — Не боишься, что на тебя нападут морщерогие кизляки? Куда ты девала свои амулеты, а?

— Меньше будешь знать, дольше проживешь, — угрюмо пробормотала девушка в ответ и, толкнув его локтем, уселась на скамью. Ее глаза загорелись жадным огнем при виде обильного угощения на столе, а слюна буквально сочилась, и ей приходилось то и дело облизывать губы.

Потирая ушибленный бок, парень ретировался. На его место тотчас же уселась Падма Патил, глядя на Полумну с любопытством.

— Полумна, ты переоделась? А где твои красивые сережки из половинок ореха? Мы с сестрой тебя видели, когда ты…

— Тебе нужно научиться не раскрывать варежку, чумазая, — отрезала Полумна, прерывая поток вопросов.

Все за столом Когтеврана притихли, услышав слова Лавгуд. Терри Бут так и замер с макарониной, повисшей на вилке.

— Что с ней? — шепотом спрашивали друг друга студенты.

Не обращая внимания на окружающих, Полумна вывалила себе на тарелку пол-блюда мясной нарезки, затем стала брать оттуда по кусочку и закидывать себе в рот. Ее новая манера питаться слегка напоминала повадки Клювокрыла, когда Хагрид кормил его сырым мясом.

— Гляди-ка, ест, будто животное, — сказал кто-то.

— Какого черта на завтрак перестали давать бифштексы с кровью?! — шумно отрыгнув после одного особенно большого куска мяса, спросила Полумна, обводя взглядом сидящих за столом. — Школа деградировала, это факт!

— Я как раз говорил то же самое Крэббу и Гойлу, — послышался слащавый голос Драко Малфоя, внимание которого привлекла небольшая сенсация за соседним столом в лице мисс Лавгуд, забывшей о приличиях.

— Полумна, — заводила Слизерина слегка кивнул девушке в виде приветствия.

— Драко, — смерив его взглядом, ответила Лавгуд, не потрудившись даже вытащить изо рта недожеванный кусок говядины, свисающий в углу губ. В таком виде она была похожа скорее на людоеда, чем на юную симпатичную девушку, однако Малфой был, казалось, доволен ее метаморфозой.

— Ты сегодня выглядишь довольно непривычно, — заметил он, пристально глядя ей в глаза.

Однако его план смутить девушку с треском провалился, так как в ответ она принялась разглядывать его не менее нагло, склонив хорошенькую белокурую головку на бок и посасывая во рту кусок мяса; затем она слегка повернула голову и сплюнула на пол обглоданный кусок.

— Малфой, какого черта тебе здесь надо? — спросила она хмуро.

— Воу-воу, повежливее! — сказал Драко. — Я всего лишь подошел поздороваться. — Драко улыбался, чувствуя, что эта перемена в когда-то самой незаметной и безобидной студентке на их курсе странным образом вызывает в нем волнение и любопытство.

— Будь здоров, Малфой. А теперь проваливай. Ты мешаешь мне есть. Не трогай! — этот последний возглас относился к сидящему рядом с ней пареньку, который, засмотревшись на беседующих Полумну и Драко, по рассеянности взял кусок бекона с тарелки Полумны.

— Ой! — вскрикнул парень, прижав руку к губам, чтобы унять кровь, показавшуюся в том месте, куда Лавгуд воткнула вилку. Сделала она это настолько молниеносно, что никто даже толком не разобрал, что же произошло.

— Ну что ж, раз ты занята, побеседуем позже, — произнес Малфой, удаляясь.

— Просто настоящая дикарка. А сколько ярости! — восхищенно пробормотал он себе под нос.

— Кажется, Драко присмотрел себе подружку, — заметила Гермиона. — Но что такое с Полумной? Она будто сама не своя.

— Это уже давжно не новжость, — пробормотал с набитым ртом Рон, который воспользовался всеобщим интересом к происходящему за столом Когтеврана, чтобы набрать себе в тарелку побольше лакомых кусочков с блюд.

— Да, Рональд, но сейчас она ведет себя по-другому, к тому же весьма угрожающим образом. Она стала действительно опасной.

— Я же тебже говожрил, — укоризненно покачал головой Уизли, икая от прожеванной кое-как еды.

— Странно, но ее новые манеры мне определенно кого-то напоминают, — произнес Гарри. — Только вот не могу вспомнить, кого…


========== Точка невозврата ==========


Мрачное подземелье профессора Снейпа встретило Барти так же негостеприимно, как и любого, кто туда входил. В этом был весь Северус Снейп — нелюдимый змей, свернувшийся кольцом в своем логове и угрожающе шипящий на всякого, кто смел нарушить его покой.

— А ты неплохо тут устроился, старик, — сказала Полумна, откинувшись на подушки в черном кресле хозяина кабинета.

— Мисс Лавгуд, вы что — выпили прокисшего тыквенного сока? — вскинул брови Снейп.

Появление Полумны отвлекло его от важного занятия — изготовления зелья по старинному рецепту. Даже ему, профессору Зельеварения, в новинку была такая сложная рецептура. Эта работа поглотила его с головой, поэтому он продолжал стоять спиной к незваной гостье, склонившись над ретортами и закатив белоснежные рукава рубахи. Привычная черная мантия лежала рядом, небрежно отброшенная на край стола. Волосы, вопреки обычаю, были слегка встрепаны, нарушая привычную прилизанную симметрию на голове профессора.

Северус Снейп не сводил глаз с кипящего котелка и даже не потрудился вышвырнуть наглую студентку за двери.

— Ну и парилка! Ты там что — суп варишь? — сказала девушка, по-змеиному облизнув губы.

Не поворачивая головы, Снейп сделал едва заметное движение рукой и в ту же секунду дверь в подземелье распахнулась, а кресло, огорченно скрипнув тяжелыми ножками, поехало в направлении выхода.

Однако посетитель не собирался сдаваться так просто. Дверь снова захлопнулась, и Северус услышал позади себя шаги. Твердые самоуверенные шаги. Дощатый пол поскрипывал. Северус слегка удивился — такие звуки не могли производить утиные лапки хрупкой 14-летней девчушки.

— Ты довольно неприветлив, Полукровка, — послышался язвительный голос.

Эти слова заставили Снейпа обернуться.

— Знаешь это прозвище?

Полумна стояла в паре метров от него. Только сейчас Снейп заметил, что у девушки довольно выразительное лицо. Мощные надбровные дуги, приподнимающие внешние углы бровей, тяжеловесная челюсть, бульдожий прикус, несмотря на всю кажущуюся миловидность лица — все это выдавало в ней властную натуру. Маленький изящный рот свидетельствовал о скрытности натуры. Внезапно губы приоткрылись и острый кончик языка нервно облизал угол рта.

— Мисс… Лавгуд? — сказал Снейп вопросительной интонацией. Ибо личность девушки стала вызывать у него сомнения.

— Ты не узнаешь меня? — спросила девушка.

— Барти Крауч-младший, если не ошибаюсь? Как там идут дела в Азкабане?

Алые девичьи губы широко растянулись в улыбке.

— Все по-старому. Кое-кто помер, но это пустяки. Зато я жив.

— Вы, как всегда, полны заботы о других, — язвительно заметил Снейп, возвращаясь к своему занятию. — Как вам в вашем новом теле?

— Ничего так, — удовлетворенно кивнул Барти, оглядывая свою грудь. — Правда, девчонка и вправду с приветом, но в этом есть и свои преимущества. Мы с ней поладили.

Не поворачивая головы, Снейп смотрел в стену перед собой ничего не выражающим взглядом. На самом дне его темных зрачков плескалась жалость и сожаление.

— Как я понимаю, ты не собираешься давать мисс Лавгуд право голоса? — спросил он бесстрастным тоном.

— Нет. А зачем? — последовал ответ. — Девчонка не упустит возможности сболтнуть лишнего, хотя я честно пытался ее склонить на свою сторону. У нее начисто отсутствует честолюбие. К тому же, она оказалась довольно упрямой. Каким-то чудом ей удается время от времени забирать себе контроль над левой рукой. Пока я переодевал ее в более приличную одежду, она исцарапала мне правую руку ногтями. Вот, погляди.

Барти протянул вперед правую руку с закатанным до локтя рукавом. На коже виднелись глубокие следы с выступившими крохотными капельками крови. Барти наклонил голову, так что белые кудри упали на стол, и молниеносным, почти бессознательным движением слизнул алые капли.

Снейп на секунду взглянул, и тотчас же отвернулся.

— Теперь придется скрывать руку, — пробормотал Барти. — Надеюсь, у нее нет возлюбленного, а то это может стать проблемой. Еще этот Малфой…

— Мистер Малфой в курсе вашего превращения? — спросил Снейп.

— Кто, этот сопляк? — насмешливо спросил Барти. — Конечно же, нет. Мальчишка для чего-то нужен Лорду, иначе он уже давно избавился бы и от трусливого выродка, и от его папаши.

— И какие же у тебя планы? — спросил Снейп.

— Пожить пару дней в свое удовольствие, — довольно сказал Барти, развалившись в кресле и устраивая ноги в трогательных белых гольфах на профессорском столе. — Аваднуть парочку профессоров, и все такое.

— Как только тебя раскроют, тебя снова предадут позорной казни, и ты послужишь Лорду не больше, чем тот горшок под кроватью, — уверенно сказал Снейп.

— Я успею выполнить задание темного Лорда, можешь не сомневаться.

— Но рискуешь при этом жизнью.

— Я больше никогда не буду рисковать своей жизнью, дружок, — самодовольно улыбнулся Барти. — Что ж, может, ты сильно удивишься, но не в этот раз. Темный Лорд любит меня.

— Я и не спорю.

— Но сомневаешься, — улыбнулся Барти. — Видишь ли, у нас с ним много общего. И я предан ему как никто. Поэтому именно мне предстоит послужить ему больше всех. И за каждое испытание он наградит меня.

— Долго же тебе придется ждать…

— Ты удивишься, но я уже имею неспоримое доказательство его любви и заботы. Он наложил на меня заклятие бессмертия.

Снейп уронил пробирку на пол и развернулся к собеседнику, в ужасе глядя в его самодовольное лицо.

— И ты… Ты согласился на это?

— Да.

— Но ведь это значит, что ты… Ты…

— Что я никогда не умру, — докончил за него Барти. — Да, я в курсе. Я считаю это приятным дополнением к тому, что я избежал смерти и послужу моему господину.

— Что ж, — Снейп наконец овладел собой и его лицо приняло обычное непроницаемое выражение. — Раз ты не против, кто я, чтобы жалеть тебя?

— Жалость — удел слабаков, — зло прошипел Барти. — Мне будут завидовать.

— Вполне возможно, — сказал Снейп, возвращаясь к кипящему котлу с зельем.

— Хочешь сказать, что ты мне не завидуешь? Моему возвышению, моему счастливому жребию? — Барти убрал ноги со стола и весь подался вперед.

— Если мисс Лавгуд умрет, что будет с тобой? — спросил Снейп, уходя от темы.

— Я перейду в другое тело. Ты же знаешь, тех, кто пожертвовал своей жизнью во имя служения Темному Лорду, предостаточно. А сейчас, дорогуша Северус, нам надо обсудить более насущные проблемы. У меня не так уж много времени, чтобы выполнить задание Темного Лорда. Ты же сам понимаешь, что долго изображать из себя девочку я не смогу — я немножко одичал в Азкабане, утратил светский лоск…

— Так почему именно Полумна?

— Это все ее мать. Лорд выбрал девчонку только потому, что в свое время ее матушка служила ему фанатично и как великую милость просила, чтобы ее дитя сыграло важную роль в становлении величия Темного Лорда. За это она готова была пожертвовать своей жизнью, что и сделала. Отец, этот газетный слизняк Лавгуд, скрыл это от ребенка, но девочка растет, и скоро ее будет не остановить. Даже ее чудаковатому папаше. Голос крови, сам понимаешь. Она — дочь своей матери.

— Таким образом Темный Лорд решил наградить мать Полумны посмертно?

— С нашим-то делом служения злу чего и ждать! — съязвил Барти, заливаясь жутковатым смехом. — Нас всех в конце концов наградят посмертно, Северус. Хотя, я — живое доказательство, что смерть — еще не конец. Это только начало.

Снейп не отвечал, задумчиво помешивая зелье на огне. Затем спросил:

— Так девочка и вправду ничего не знала? Все это время служила Лорду, сама о том не подозревая?

— У мисс Полумны временные потери памяти, — ответил Барти. — Похоже, ее сознание раскололось.

— Теперь понятно, почему Лорд выбрал именно ее, — сказал Снейп. — Даже под действием сыворотки правды она не смогла бы ничего рассказать, так как не помнила ничего из своих действий.

— Вот именно, — кивнул Барти. — Ох, черт, до чего же громко она визжит у меня в голове прямо сейчас. Да слышу, слышу! — сказал он, обращаясь к второму внутреннему я.

— Что же она говорит? — поинтересовался Снейп.

— Что я мерзкий… подлый, — начал перечислять Барти, прислушиваясь к голосу внутри своей головы, — извини, из-за крика сложно разобрать… Ого, деточка, откуда ты знаешь это слово? Во дает! Кстати, о тебе она тоже упомянула. Знаешь, Снейп, а она начинает мне определенно нравится! В ней несомненно есть изюминка. Как и магический дар. Простая девчонка, не наделенная даром, никогда не смогла бы подготовить Хогвартс к приходу Темного Лорда. Не мне рассказывать тебе, что магию, которую применил Дамблдор для защиты школы, нельзя преодолеть за один день. Темный Лорд понял это. Поэтому роль Полумны нельзя недооценить — именно ей предстояло день за днем, год за годом произносить заклинания и приносить жертвы, чтобы создать заговоренную землю, на которую сможет ступить Темный Лорд.

Барти довольно смотрел в сутулую спину профессора Зельеварения.

— Для того я и перебрался в тело девчонки. Цель уже совсем близка, и нельзя допустить, чтобы внезапное озарение или еще что помешало Полумне довести все до конца. Итак, вот уже со дня на день пожиратели и Темный Лорд смогут перенестись на заговоренную землю и предать Того-кто-выжил казни.

Снейп слушал, не перебивая.

— Где же эта земля? — наконец спросил он.

— В лесу, — ответил Барти. — Подальше от посторонних глаз. Само собой, девчонке приходилось часто там бывать, причем в одиночку. Но, кажется, никто ничего не заподозрил.

— Мисс Лавгуд считают полоумной, а ее частые отлучки и ненормальное поведение — вроде причуд тронутой умом девочки.

— Раз все уверенны, что она сумасшедшая, как же ей удалось остаться в школе? — спросил Барти, наматывая белокурый локон на палец.

— Дамблдор всегда жалел и привечал ненормальных, — сказал Снейп. — Одна Сивилла Трелони чего стоит. А домовые эльфы… В общем, чем придурковатей человек или нежить, тем больше можно быть уверенным в том, что в этой школе ему будут рады.

Однако что же тебе нужно от меня?

— Помощь. Я ведь всего лишь маленькая девочка, профессор Снейп, — просюсюкал Барти девчачьим голосом. — Меня могут отправить спать, оставить после уроков в виде наказания, да мало ли еще что. Если что-нибудь подобное произойдет, то мое отсутствие будет обнаружено, и выполнение плана Темного Лорда поставлено под угрозу. Поэтому ты должен всегда быть рядом, чтобы выручить меня в случае необходимости.

— Не хотелось бы тебя разочаровывать, но я не стану помогать тебе, — сказал Снейп, осторожно высыпая в котел очередную порцию ингрединетов.

— Что я слышу! — воскликнул Барти. — Позволено ли презренному узнику Азкабана узнать, почему?

— Потому что ты лишь ничтожный червяк на крючке.

При этих словах Барти даже не нашелся, что ответить. Он лишь удивленно смотрел на Снейпа, моргая светлыми ресницами.

— Полумна уже выполнила все возложенное на нее, так что нужды в ней больше нет. Теперь действие ее заклятий — лишь вопрос времени. Что же до тебя… Ты ведь не смог бы долго сдерживаться, как ты уже сам признал, и непременно применил бы непростительное заклятие еще раньше, чем пришло бы время Темного Лорда, — Северус презрительно усмехнулся.

— Продолжай, — сказал Барти.

— За это девчонку схватили бы и заточили в Азкабан, признали бы сумасшедшей, да мало ли что еще. И вы бы с нею вместе надолго пропали бы в его застенках. А может быть, и навсегда.

Снейп развернулся лицом к собеседнику.

— Ты еще не понял? Наивный дурачок! Темный Лорд поместил тебя в ее тело, чтобы заткнуть тебе рот. Ведь это ты привел тогда ее мать к ногам Лорда. Ты слышал, как она приносила ему свои клятвы. От тебя нужно избавиться, как и от девочки. Тогда бы никто не знал, что это Полумна подготовила землю, дабы он мог вступить на нее. Тогда Лорд смог бы приписать появление в Хогвартсе исключительно силе своей магии. Свидетелей, знавших правду, уже не будет, — устав растолковывать юному Краучу прописные истины, Северус вернулся к своему зелью.

— Свидетелей? — переспросил Барти.

— Да. Я пришел к этому заключению своим умом. Но ты — ты и она — вы свидетели-очевидцы, и этим вы опасны для Темного Лорда. Но там, в Азкабане, никто бы не стал слушать твои обвинения. Сомневаюсь, что у дементоров вообще есть уши. Только большой, ненасытный ротик…

Увлекшись, Снейп продолжал стоять спиной к Барти. Зелье вот-вот нужно было снять с огня.

Секунды было достаточно, чтобы Барти схватил волшебную палочку и прицелился в Снейпа. Когда смертоносное заклятие было готово сорваться с его уст, его тело внезапно будто сковал паралич. Левая рука дернулась несколько раз, затем что было сил схватила правую, отводя ее в сторону. Барти, сжав зубы, пытался вернуть ее на прежнее место. Палочка выпала из побелевших пальцев.

Привлеченный этим звуком, Снейп обернулся и, увидев палочку, сказал:

— Что это значит?

— Девчонка хотела убить тебя, — прошипел Барти, продолжая бороться с непослушной левой рукой. — Я еле держу ее. Кажется, мне придется преподать ей пару уроков послушания. Извини нас, — с этми словами Барти встал и направился к выходу. В этом намерении его тело вовсе ему не сопротивлялось. — Можешь вернуться пока к своему вареву, — буркнул Барти на прощанье, захлопнув за собою дверь.

Снейп задумался на минуту, глядя на лежащую на полу палочку. Не следует ли ожидать от Барти бунта после того, как он, Снейп, пошатнул в нем слепую веру в теплые чувства, которые Темный Лорд якобы питал к этому отпрыску семейства Краучей? Нет, этого не может быть. Барти сейчас находится в безвыходном положении, патовой ситуации. Расскажет ли он правду или продолжит служить Лорду, молча проглотив обиду, — какими бы ни были его действия, он уже не сможет ничего изменить.

***

Барти стоял на самом краю парапета на крыше замка. Забавным башмакам Полумны оставалось сделать лишь еще один шаг, чтобы…

— Барти, — послышался тихий внутренний голос. — Что ты собираешься сделать?

— Спрыгнуть с крыши, дуреха, — ответил он.

— Зачем?

— Не твое дело.

— Ну, у нас ведь с тобой общее тело, поэтому все, что тебя касается, — это мое дело.

— Тебе наплевать на меня, — скривился Барти. — Ты ненавидишь меня. Так что не строй из себя ангела. Ты бы с удовольствием избавилась от меня и была бы рада, если бы я умер.

Тишина в голове была ему ответом. неожиданно Барти ощутил беспокойство по этому поводу.

— Полумна?

— Да? — немедленно отозвался нежный голос.

— Я просто подумал, куда же ты делась, — принялся неловко врать Барти. — Из собственной-то головы.

— Похоже, с тобой редко говорят по душам, — заметила девушка.

— С пожирателем? — спросил Барти. — Ты забываешься, девочка!

— Я тут подумала, пока ты говорил с профессором Снейпом…

— Как интересно, — язвительно заметил Барти. — И что же ты подумала?

— Что ты не всегда был плохим.

Теперь настала очередь Барти отмалчиваться.

— Ведь правда? — настаивала Полумна.

Левая рука девушки потянулась и нежно провела по щеке. Тело вздрогнуло.

— Почему ты хочешь убить себя? — снова спросила Полумна.

— Можешь утешиться, детка, — прошипел Барти. — Я собираюсь убить не себя, а тебя.

— Но зачем? Что я сделала тебе?

— Ничего. Кроме того, что мне пришлось носить твои нелепые шмотки, конечно. Это все твоя мать. Ну, ты ведь слышала, что я сказал Снейпу…

В голове послышался грустный вздох. Барти выждал пару минут.

— И все? — наконец спросил он. — Это все, что ты можешь сказать в адрес своей мамаши? Ведь она предала тебя с потрохами, даже не потрудившись узнать твое мнение. Хотя ты была еще слишком мала, чтобы иметь свое мнение. Но тем хуже…

— Ну, мама сделала так, потому что считала это правильным, — последовал тихий ответ.

— Ничерта она не считала! — не выдержал Барти, срываясь на крик.

Испуганные голуби посыпались вниз с края смотровой башни. Хагрид, пропалывавшей грядку с тыквами, перестал рыть землю и прислушался. Однако шум больше не повторился, и он решил, что ему показалось.

— Она просто была фанатичной дурой, — продолжал Барти более тихим голосом.

Полумна подумала, что это так странно — Барти видел безрассудный фанатизм в других, но не замечал в самом себе.

— И разве ты не ненавидишь ее после всего, что она сделала? — поинтересовался Крауч-младший.

— Нет, — ответила девушка.

— Но почему? Ведь если бы она была жива, разве бы ты не пожелала ей смерти? За то, что она обрекла на смерть тебя?

— Нет.

— Но почему? — недоумевал Барти.

— Потому что я — хороший человек, — просто сказала девушка.

— О, детка, боюсь, ты слишком добра, — невесело рассмеялся Барти.

— В тебе тоже есть добро.

— Что?.. Что ты сказала? Добро — в пожирателе? Да ты и вправду чокнутая!

— Позволь мне снова сделать тебя хорошим человеком, — сказала Полумна. — Все, что от тебя требуется, это разрешить мне погрузиться в твои воспоминания и найти там точку невозврата.

— Чего-чего? — не понял Барти.

— Точку невозврата. Это древняя тибетская технология, — пояснила девушка. Чтобы найти эту точку, человек должен пройти свой путь с самого начала через основные судьбоносные моменты, которые сыграли роль в становлении зла в личности человека.

— Что это за ересь? — поинтересовался Барти. — Разве возможно изменить прошлое? Ведь многих людей не будет на свете, мир совершенно перевернется…

— Изменить прошлое невозможно, — согласилась Полумна, — но можно очистить человека от влияния прошлого на становление его личности, убрав некоторые компоненты. Для этого в точке невозврата нужно принять другое решение.

Барти задумался. Отойдя от парапета, он присел на выступ стены, подперев голову руками.

С годами он по-новому взглянул на их отношения с Темным Лордом. Глядя как тот привлекает себе в служение все новых и новых обожателей, Барти не мог не вспомнить себя самого в день их знакомства. Темный Лорд казался ему истинным, духовным отцом. Служение ему открывало перед ним неограниченные возможности. Такую вожделенную вседозволенность. То уважение и признание, которых он тщетно ждал от родного отца.

Но Барти был не единственным, кто бросил отчий дом и оборвал все связи ради Темного Лорда. И Барти начал задумываться… Ведь он был уже не тем желторотым юнцом, у которого не все благополучно дома. Для которого преступления не сильно отличались от обычных шалостей. Которого было так легко поймать на крючок…

Сейчас ему вспомнился отец. И мама. А еще он думал о Полумне. Как можно не питать злобы к той, что предала тебя, едва родившегося человека, в услужение темному Лорду?

Спустя какое-то время он сказал.

— Ладно, девочка. Можно попробовать. Что я должен делать?

— Просто постарайся воскресить в памяти свои первые воспоминания об отце.

— Ты имеешь ввиду — плохие воспоминания? — уточнил Барти.

— Так ты признаешь, что были и хорошие? — оживилась девушка. — Да, меня интересуют лишь плохие воспоминания.

***

Кабинет Барти-старшего. Строгая, только самая необходимая мебель. Белые стены без единой картины или просто украшения. Сам хозяин сидит за столом и, ссутулив худые плечи, пишет.

Внезапно его внимание привлекает торопливый топот маленьких ножек по паркету.

— Папа, — на пороге кабинета появился смуглый мальчуган с большими мечтательными глазами.

— Барти, я же просил тебя не мешать мне, когда я работаю.

— Папа, у меня для тебя сюрприз, — мальчик весь светился от сдерживаемого восторга.

— Ладно, что там у тебя, — отец устало откинулся на спинку кресла.

— Папа, помнишь, я говорил тебе, что хочу щенка?

— Да, и я не разрешил тебе его заводить. Покупка породистого щенка — это бесполезная трата денег. А держать в доме дворнягу не подобает людям нашего круга…

— Я знаю, знаю. Так вот, тебе не нужно будет его покупать!

— Ты должен больше времени времени уделять учебе, а не возиться с псом, — начал было привычную нотацию Барти-старший, но потом вслушался наконец в слова сына. — Мне не нужно будет покупать? Что ты имеешь ввиду?

Вместо ответа мальчик нагнулся куда-то вниз — из-за стола отец не видел, куда — и попытался взять на руки какую-то зверушку. Отец встал посмотреть, что там такое.

— Погляди, я оживил картинку! Щенок как живой!

Вокруг мальчика прыгало странное существо на трех лапках. Судя по странной внешности создания, это и вправду была ожившая картинка.

— Няня сказала, что у меня есть дар, раз я смог оживить его, — захлебывался мальчик, напыжившись от гордости. — Она сказала, что я настоящий волшебник. И мама…

— Откуда ты взял заклинание? — сурово перебил этот поток эмоций Барти Крауч-старший.

— Из книги, — мальчик оробел, услышав тон отца.

— Какой книги?

— Из твоего кабинета.

— Я же строго-настрого запретил тебе заходить в мой кабинет и брать вещи с моего стола. Ты будешь наказан, Барти. Ты меня очень сильно разочаровал. Не о таком сыне я мечтал, когда мы с мамой, отказывая себе буквально во всем, решились завести ребенка. Нас предупреждали, что звезды сошлись крайне неудачно, и что малыш может родиться с изьяном, но я был уверен, что этого не случиться. Так не заставляй меня жалеть о принятом решении.

— Но щенок, — сказал мальчик, поднимая на отца умоляющие глаза. — Можно мне оставить его?

— Если я разрешу тебе оставить этого… гм, пса, то выйдет, что я поощряю тебя в твоем непослушании, — назидательно ответил отец. — Поэтому я приказываю тебе избавиться от него. Немедленно.

— Но папа…

— Ты меня слышал. Не-мед-лен-но.

Мальчик взял щенка в дрожащие руки.

— Теперь иди, — сказал отец. — У меня много работы.

В ту ночь Барти-младший не спал. «Я — убийца», — с ужасом думал ребенок. Ком в горле не давал ему плакать. Он словно оцепенел. Он боялся этой жизни, где человек должен убивать, чтобы не разочаровать отца. И не было рядом никого, кто пожалел бы его и утешил. Даже воображаемые друзья — герои сказок — больше не скрашивали его одиночество.

Тогда и была нанесена первая рана его душе.

***

— Барти, что интересного было сегодня на занятиях?

Мальчик стоял между отцом и своим учителем. Судя по обстановке, это была гостиная дома Краучей. Неподалеку на стуле лежали книги мальчика, перевязанные ремешком, — Грамматика, Арифметика… Услышав вопрос отца, мальчик вздрогнул и испуганно посмотрел сначала на него, затем на учителя.

— В целом неплохо, — сказал учитель, чтобы как-то прервать неловкое молчание. — Хоть я и должен отметить, что у мальчика чрезвычайно сильно развита фантазия.

Отец осуждающе поглядел на сына.

— Это мешает занятиям?

— Иногда мешает сосредоточиться на изучаемом предмете. Также Барти часто задает разные, не касающиеся темы урока вопросы.

— Для того мы и наняли вас… — начал было Крауч-старший.

— Эти вопросы бывают весьма деликатного свойства, — добавил преподаватель. — Возможно, было бы лучше, если бы вы, как отец, ответили на них сами.

Барти-старший сурово сдвинул брови.

— Эти вопросы неприличны?

— Я бы не назвал их неприличными… Ведь мальчик просто любопытен, тут нет ничего такого…

— Можете не продолжать, — оборвал его Крауч-старший. — Мне все ясно. Я побеседую с сыном. Извините, если мой сын вел себя неподобающе.

— Да я вовсе и не…

— Больше этого не повторится, — уверенно заявил отец, строго глядя на ребенка.

Барти-младший стоял красный как рак.

«Но почему мне нельзя спрашивать? Ведь я же ничего плохого не сделал…» — проносились в его голове отчаянные мысли.

Учитель наконец решил поговорить с непонятливым родителем с глазу на глаз.

— Если вы позволите, я бы хотел продолжить нашу беседу наедине.

— Барти, ступай обедать, — сказал Барти-старший, открывая дверь в столовую и выжидательно глядя на сына.

Мальчик нехотя повиновался.

— Видите ли, — сказал преподаватель, когда дверь за ребенком закрылась, — мне не хотелось бы отбить у него желание спрашивать. Ведь он познает мир, в воспитании это крайне важно, чтобы ученик проявлял интерес…

Барти-старший вежливо кивал, ожидая, когда закончится этот неприятный разговор. Сын, его надежда, оказался несобранным, рассеянным ленивцем. С утра на работе Барти-старшему сделали выговор за ошибку одного из его подчиненных, а теперь еще и сын разочаровывал его… Барти-старший устало вздохнул. Слова учителя отскакивали от него, как от брони.

— Также важно, чтобы вы сумели наладить с ребенком контакт, чтобы он не боялся обращаться к вам со своими проблемами или с интересующими его вопросами, даже если он неприличны в общепринятом понимании…

— Благодарю вас за ваш совет, но я сам знаю, КАК воспитывать МОЕГО сына, — оборвал его Барти, красный от негодования. — Всего доброго!

С этими словами он подошел к парадной двери и раскрыл ее. Это было сделано точно так же, как пару минут назад с мальчиком — безапелляционно. Учитель уже давно заметил, что Барти-старший — очень властный человек, как на службе, так и в домашнем кругу. Почти самодур и тиран. Однако учитель также знал, что все ошибки сына Барти-старший воспринимает близко к сердцу, и втайне гордится успехами сына даже больше, чем своими собственными. Хотя это и свидетельствовало о его любви к сыну, однако в деле воспитания ребенка подобный максимализм был скорее минус, чем плюс.

— Я знаю, что намерения у вас добрые, — сделал последнюю попытку образумить отца учитель. Он уже стоял в дверях.

Барти смотрел на него, сурово сжав губы.

«Бедный мальчик, что ему сейчас предстоит», — с сожалением подумал учитель. — «Кажется, я сделал только хуже».

— Если вы не найдете общий язык с ребенком СЕЙЧАС, когда он ввиду своего возраста так восприимчив, то пожалеете об этом в будущем.

— Это угроза?

— Нет, что вы, — учитель растерялся.

— У вас ко мне все?

— Да.

— Тогда будем считать наш разговор законченным. Всего доброго.

— До свидания.

Барти-старший был настолько выбит из привычной колеи, что даже не заметил, что мальчик все время стоял прямо за дверью в столовую и подслушивал. Когда дверь за учителем закрылась, ребенок увидел расстроенное лицо отца и вышел из своего укрытия.

— Папа, — сказал он. В его глазах стояли слезы. Ему было так жалко папу и так стыдно, что он — причина страданий отца.

— Я ЖЕ СКАЗАЛ ТЕБЕ — СТУПАЙ ОБЕДАТЬ!!! — заорал на него Барти-старший не своим голосом. Затем развернулся, вошел в свой кабинет и хлопнул дверью. Через секунду в двери щелкнул замок. На два оборота.

Это была вторая душевная рана, которую Барти нанес его отец.


В семье Краучей царило оживление. Близился день рождения Барти-младшего, и отец с сыном составляли список приглашенных на праздник.

— Пап, в конце-концов, это мой праздник. Кого хочу, того и приглашаю.

— Не упрямься, Барти. Ты еще скажешь мне спасибо, когда поступишь на службу. Юношество — отличное время, чтобы завести нужные знакомства и связи.

— Не понимаю, тебе что — жалко денег? Почему я не могу пригласить тех, с кем действительно дружу?

Отец покраснел.

— Ты же знаешь, я не ограничиваю тебя в тратах на твой праздник, но при условии, что среди гостей будут только ПРИЛИЧНЫЕ молодые люди.

— То есть те, чьи родители могут помочь тебе продвинуться по службе? — ехидно поинтересовался подросток.

Вместо ответа отец решил перейти от слов к делу и вычеркнул из списка приглашенных несколько лишних, по его мнению, имен.

— Кто вообще этот Уилл Питерсон? — остановился Барти-старший на незнакомой фамилии в списке. — Чей он сын?

— Какая разница, чей он сын? Я ведь дружу с ним, а не с его родителями.

— Не груби отцу.

— Я не грублю…

— Ты наотрез отказываешься общаться с сыновьями моих коллег по Министерству. Думаешь, мне легко было устроить тебя в Клуб? В него принимают только детей самых влиятельных сановников нашего мира. Тебе повезло, что Старейшина клуба — сын моего прятеля. Ты должен был быть благодарен, что тебя взяли.

— Не указывай мне, с кем мне дружить.

— Я имею право указывать тебе, потому что ты мой сын. Я отвечаю за тебя.

— И что — я должен из благодарности общаться с этими никчемными дуралеями, только потому, что их папашам повезло родиться богачами? Да я бы с удовольствием применил бы к ним заклятие Круциатус, чтобы увидеть на их тупых лицах хоть каплю эмоций.

— Не говори глупостей. Это молодые люди из высшего общества. Надежда и будущее магического мира. Они должны стать для тебя положительным примером.

— Хорош примерчик! Они все безмозглые и недалекие. У них не больше характера, чем у дождевых червей. Уверен, если разрезать их, то в середине будет одно лишь дерьмо да вода, и ни капли крови!

— Барти! — мать осуждающе посмотрела на сына.

— Если уж выбирать между моими друзьями и этими чурбанами, то выбор очевиден! — выкрикнул подросток. — У нас есть мечты и планы, и мы делимся ими друг с другом! Потому мы — настоящая семья, кровное братство!

— Не смей повышать голос на отца, — взвился Барти-старший, в негодовании поднимаясь из-за стола.

— Захочу и буду! — упрямился сын. — Я имею право голоса, и я такой же полноправный член этой семьи, как и все остальные. И я буду общаться с тем, с кем захочу! И если они скажут мне убить всех этих папенькиных сынков из Министерства, то я соглашусь! Более того — я предложу убить заодно и их папаш, перед которыми ты так пресмыкаешься!

— Ты… Ты… — отцу не хватало слов.

— Ну, давай, давай, отец! — с горечью и обидой в голосе подзадоривал его подросток. — Какими словами ты обзовешь меня на этот раз?

— Вон из-за стола, паршивец, и не смей больше показываться мне на глаза! — крикнул Барти-старший, топнув ногой.

— Дорогой, — миссис Крауч с отчаянием в глазах посмотрела на мужа. Обычно она не перечила ему, боясь еще больше разозлить его. Уж она-то знала, насколько он самолюбив и слеп в гневе.

— Не очень-то и хотелось, — ответил сын, отбросив салфетку и отодвигая стул.

— Сынок, — добрая женщина попробовала было удержать парня, схватив его за руку, но он вырвал свою руку и выбежал из комнаты.

Несколько секунд царило молчание. Было слышно лишь тяжелое дыхание Барти-старшего и приглушенные всхлипы его жены.

— Барти, мальчик связался с нехорошей компанией, — заговорила наконец миссис Крауч. — Еще сегодня утром он говорил мне, что уйдет из дома, если ты…

— Ешь, — оборвал ее мужчина, снова садясь за стол. Его лицо снова приняло каменное выражение.

«У него будто сердце из камня», — подумала миссис Крауч, боязливо косясь на мужа покрасневшими глазами.

— Я сказал — ешь, — повторил тот, строго глядя на нее.

Женщина взялась за вилку, потупив взгляд.

Барти-младший отошел от двери, у которой подслушивал разговор родителей.

«Даже мама предала меня», — думал он. — «А отец… Лучше было мне вообще не родиться.»

***

В зале царил полумрак.

Судя по лицам собравшихся, это были самые первые, самые преданные последователи Темного Лорда.

— Я собрал вас здесь, чтобы вы стали свидетелями, как мой друг Барти Крауч-младший станет одним из нас. Это честь, которую он заслужил.

С этими словами Темный Лорд повернулся к Барти и положил обе руки ему на плечи.

— Клянешься ли ты служить мне, даже если под угрозой окажется твоя собственная жизнь, или жизнь твоих родных?

— Клянусь.

— Клянешься ли ты соблюдать правила общества Пожирателей Смерти и отдать свою жизнь за любого из них, а также во имя соблюдения наших принципов?

— Клянусь.

Темный Лорд оглянулся на присутствующих. Сын министра в рядах Пожирателей. Безусловно, это был триумф.

— Протяни свою правую руку, — сказал наконец Темный Лорд.

— Вот она, — услышал Барти голос Полумны. — Это и есть точка невозврата. Ты знаешь, что делать.


========== Развязка ==========


Легкий ветерок гонял какой-то сухой мусор по крыше, то закручивая его в мини-торнадо, то рассеивая. На крыше, распластав руки в стороны, лежала девочка. Ее светлые кудри шевелились в такт порывов ветра. Широко раскрытые голубые глаза смотрели в небо. На первый взгляд казалось, что она не дышит, но, присмотревшись, можно было увидеть еле заметное трепетание ноздрей.

Вдруг ее рот широко раскрылся, судорожно глотая воздух.

— Ну как ты себя чувствуешь, детка? — спросил Барти.

Он-то уже давно пришел в себя, а вот Полумну их импровизированный сеанс по исправлению личности затянул слишком глубоко.

— Сравнительно неплохо. А ты?

— Некогда болтать, — оборвал ее Барти. — У нас сегодня завал работы. Идем.

***

Волан де Морт обвел горящими глазами присутствующих. Это собрание странным образом напоминало ему прошлые времена: первый успех, первые последователи, первые враги. Когда никто и ничто не могли больше остановить его на пути к вожделенной цели — всевластию и всемогуществу. Сейчас рядом с ним были те, кто признавал его право вершить судьбы других людей. А также те, кто боялся его. Боялся до дрожи. Темный Лорд чувствовал, что этого в них сейчас больше всего — животного страха за свою жизнь, за свои семьи, состояние, положение, благополучие. Даже несмотря на то, что добрая половина присутствующих прибыла сюда из тайных убежищ, где отсиживалась во время яростных гонений на приверженцев Темного Лорда.

Цвет Пожирателей, Малфои — старые, верные слуги — стояли, преданно глядя ему в глаза. Темный Лорд улыбнулся: он был по прежнему на высоте. Эти люди верили в него. Для полноты счастья не хватало только избавиться от одного зловредного мальчугана. Лично для Воландеморта Гарри ничего не значил — подумаешь, сын Джеймса Поттера, глупого самоуверенного человека, который надеялся остановить самого могущественного темного волшебника выученными на школьных уроках заклятиями. Но для всех собравшихся, как и для волшебного мира в целом, Гарри был символом поражения Темного Лорда, поэтому надлежало устроить показательную казнь. И вот этот миг настал. Теперь все было готово.

— Скажите мне, Пожиратели, зачем вы здесь? — спросил он, заглядывая каждому не только в глаза, но и в самое сознание.

— Чтобы служить тебе, Темный Лорд, — пронесся глухой звук среди рядов собравшихся — пронесся и замер в верхушках вековых сосен.

— И чего же я хочу от вас, слуги мои и друзья?

— Убить Гарри Поттера.

Воландеморт поднял лицо, в котором не оставалось уже почти ничего человеческого, к темному беззвездному небу, и огласил лес триумфальным криком:

— Наконец, да! После стольких лет, наконец — да!

Одно только волновало Темного Лорда — ему никак не удавалось заглянуть в души всех этих людей. Какой-то туман вместо привычной четкой ясности. Может, это просто волнение? Смутные мысли — это плохо. Но ведь все идет по плану, так чего же опасаться? Может, он недооценил мальчишку и тот так много значит, что даже его враги смущаются душой? Что ж, тем лучше! Значит, эта казнь действительно будет знаковой и обратит на него, Темного Лорда, глаза даже самых упорных и неверующих в него.

Воландеморт оскалил кровожадный рот и втянул воздух. Он чувствовал, что его враг уже близко. Барти Крауч, отвоеванный у его неугомонного папаши ценой такой неправдоподобной лести и уверений в вечной любви, что даже смешно становилось. Барти приведет Поттера.

Наконец ряды Пожирателей расступились и в их круг вошла невысокая светловолосая девушка.

— Дитя мое, — Темный Лорд учтиво склонился перед ней.

— Мой господин, вы не узнали меня? — спросил Барти.

— Как мне не узнать выбранного мною верного слугу? Но ведь прекрасная леди также присутствует среди нас, пусть мы и не будем иметь удовольствия выслушать ее. Разве что позже, — усмехнулся Воландеморт.

Среди Пожирателей пронесся насмешливый рокот.

— Молчать! — преравал их Темный Лорд, и лица снова помрачнели. — Но где же мальчик?

— Он здесь.

В руке девочки была волшебная палочка. Теперь она сделала ею жест, и в круг Пожирателей вошел, пошатываясь, Гарри Поттер. Его глаза были красны и безумны. Несомненно, он находился под действием заклятия.

Сердца наименее суровых из Пожирателей сжались — было жутко смотреть. Однако слепая вера удерживала их на месте. Никто бы сейчас не признался, что его душа затрепетала.

Не сделал бы этого и Малфой. Как и не признался бы в том, что еще сегодня получил странное послание от Темного Лорда. Малфой никому бы не признался, что в мозгу у него то и дело всплывали строки из этого письма: «недостаточно», «малодушно», «постыдная трусость», «прегрешения перед обществом Пожирателей», «позорное наказание за проступки». Заканчивалось это послание сообщением, что на прочитавшего его наложено заклятие, лишающее волшебной силы. Малфой знал, что Темный Лорд не станет во всеуслышание обличать его, но собственное будущее и будущее его наследника, Драко, казалось ему теперь неясным.

Он смутно надеялся, что другие Пожиратели не догадаются, какому унижению Темный Лорд его подверг, его и Нарциссу. Эта немилость была для него горше всего на свете, но в глубине души он понимал, что разочаровал своего Владыку. Обличающие слова из послания казались ему справедливыми. Малфой гордо вскинул властный подбородок и оглядел окружающих. Странно, но на их лицах он увидел отражение собственных тревог.

— Подведи ко мне мальчика, Барти, — хрипло произнес Темный Лорд.

Барти сделал жест палочкой и Поттер безвольно, на ватных ногах, приблизился к Воландеморту. Лицо мальчика было бесстрастно, и только дышащие зрачки излучали непримиримую ненависть.

— Я очень долго этого ждал, — проворковал злодей века.

Вдруг случилось совершенно непредвиденная вещь — Гарри выхватил из-за пазухи волшебную палочку и прижал ее к носу Темного Лорда.

— Что это значит, котеночек мой? — слащаво осведомился Воландеморт. — Разве в твоих школьных учебниках, по которым ты учишься колдовать, полукровка, не написано, что убивать нехорошо?

— Я забил на учебники еще в младших курсах, Воландеморт, — последовал ответ. — И вообще — я троечник. Еле переползаю из семестра в семестр. Не будь я Мальчиком-который-выжил, меня бы уже давно вытурили из Хога. Так что — спасибо, благодаря тебе я получу диплом. А то бы гнать мне огневиски в Дырявом котле до скончания века, без образования-то.

Воландеморт улыбнулся потугам мальца отшучиваться, находясь одной ногой на том свете.

— Ты — умный мальчик, — сказал он.

— Не спорю, — хмыкнул Поттер.

— Так скажи мне, разумник, как же ты выберешься отсюда со своей подружкой, — Лорд кивнул на Полумну, — даже если тебе и удастся разделаться со мной? Ведь вы, кажется, заодно? — Лорд пристально вгляделся в лицо Полумны. — Хотя чего было и ждать от Барти! Я всегда знал, что с ним и девчонка справится. Однако, Поттер, для тебя это ничего не меняет. Это удовольствие — швырнуться в меня заклятием — будет стоить тебе жизни.

Поттер не отвечал, странно поблескивая зелеными глазами из-за очков. Полумна повернулась к Малфою и наставила на него палочку.

Темный Лорд почувствовал усталость и решил закругляться с прелюдиями.

— Взять ее! — рявкнул он.

Однако Малфой не сдвинулся с места. От крика Темного Лорда он вздрогнул и как-то затравленно посмотрел на других Пожирателей. Не веря своим глазам, он понял, что не он один получил письмо, лишающее волшебной силы. Кто же отправил его? Он вгляделся еще раз в лицо Полумны и все понял: Барти уже на другой стороне переправы. У Барти были адреса всех, в том числе и тех, кто скрывался. Барти знал заклятие, позволяющее сделать письмо страшным оружием. Барти знал, кто и в чем провинился перед Темным Владыкой.

Сам Воландеморт замер на мгновение. Теперь он смог ясно читать в душах этих людей и понял все. Однако последняя надежда все еще теплилась в его мозгу. Темная сила победит сегодня.

— Гарри, ты, кажется, собирался убить меня? — пропел он, скаля акулий рот.

Поттер склонил черноволосую голову на плечо.

— Искушение, конечно, большое, — согласился он.

— Ну что ж, так тому и быть.

Мальчишка сделал едва уловимый жест рукой. Темный Лорд замер в предвкушении.

— Хотя… Мне некогда — еще уроки учить сегодня. Так что, пусть лучше с тобой разбираются в Азкабане.

Темный Лорд перевел разочарованные глаза поверх головы Поттера. В его зрачках отразилось далекое зарево факелов. Сюда шли.

***

— Кажется, мы наконец-то можем отдохнуть, детка. Мы сделали все, что хотели.

— Все, что ты хотел, — да.

— А тебе недостаточно? Темный Лорд и Пожиратели получили по заслугам, так что…

— Я не о них сейчас говорю, а о тебе.

— А что я? Ты ведь, кажется, уже потрудилась насчет меня. Разве ты недовольна результатом?

— Вполне довольна. Но теперь я хочу добиться, чтобы ты получил снова свое тело.

— Разве это так важно для тебя?

— Очень важно.

— Ну тогда ладно, поищем способ… Но сначала ужин, ванна и сон.

— Договорились. Кстати, ты что предпочитаешь на ужин?

— Удиви меня.

— Ладно.



загрузка...