КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402873 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171448
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Счастье волков (Боевая фантастика)

RATIBOR, это я лопухнулся. Библиотека сама присваивает имя великого собирателя сказок всем современным сказкам для взрослых с авторством Афанасьева. То же и на Флибусте и на ЛибРуСеке. Обычно я проверяю и исправляю, в этот раз на CoolLib вовремя не исправил. Большое Вам спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Олие: Целитель [СИ] (Юмористическая фантастика)

Чего ж здесь суперовского?? Это я на предыдущий отзыв..

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

пока не ясно, кто же и как будет спасать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Властелин Огня (Фэнтези)

перечитал, думал произведение больше чем старое.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Александр: Счастье волков (Боевая фантастика)

С автором точно не ошиблись?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Реквием (СИ) (fb2)

- Реквием (СИ) 438 Кб, 66с. (скачать fb2) - (ComradFelix)

Настройки текста:




========== Глава I ==========

Резкий запах лекарств ударяет в нос, я всё ещё не решаюсь открыть глаза, но обстоятельства вынуждают меня. Белый холодный свет электрической лампы больно режет не отвыкшие от темноты глаза. Где я?

Несколько минут я не могу ничего понять. Меня окружают чистые белые стены, сверху покачиваясь из стороны в сторону, весит лампа, я лежу на кушетке, укрытая серовато-голубым лёгким одеялом.

Попытка подняться и осмотреться не увенчалась успехом, я оказалась связана по рукам и ногам. Меня охватила паника, я изо всех сил начала дёргать металлические крепления в бессмысленных усильях вырваться из них. От страха я начинаю звать на помощь и размыкаю ссохшиеся губы, выходит что-то неразборчивое, какой-то сухой жалостный крик.

На шум, через металлическую дверь в другом конце комнаты вбежали два человека в белых халатах, лица их я разглядеть не успела как ни старалась. Люди в мгновение настигли меня и схватив за руки, вкололи что-то.

По телу разошлась жгучая боль, но ни двинуться, ни закричать я не смогла, в глазах всё помутнело и сознание пропало. Удивительно, но я чувствовала ход времени, могла даже предположить, что лежу уже больше часа, но как бы не силилась не смогла даже открыть глаз.

Лежать в таком состоянии было невыносимо, тело просило движения, но мозг отказывался с ним сотрудничать, отчего по мышцам проходили болезненные спазмы. Наконец, после долгих нестерпимых мучений я открыла глаза.

На удивление руки мои были развязаны. Слева на низком стуле сидел отец — лицо его было бледным, под глубоко сидевшими глазами можно заметить ужасные синяки, он оброс обильной бородой, руки его тряслись.

— Ну, привет, — он пыталась начать весело, но тихий дрожащий голос всё выдавал.

— Я так и не доехала домой, — я поднялась на локтях и непонимающе уставилась на него. — Что произошло? Где Семён?

После моих слов отец переменился в лице, его будто заставили вспомнить что-то плохое и страшное.

— Леночка, — он провёл сухой холодной рукой, по моей ладони. — О чём ты говоришь?

— Я ехала домой из института, — я силилась вспомнить, что со мной произошло до всего этого. — На остановку приехал автобус, четыреста десятый, а там был Семён. Семён сказал, что знает, как вернуться в лето, вернуться в «Совёнок» и всё исправить.

Отец пытался держаться, хотя по лицу было видно, что он готов разрыдаться сию же минуту. Это было странно, так как он даже в самых экстремальных ситуациях был абсолютно спокоен.

— Ты что, ничего не помнишь? — Он старался улыбаться, но улыбка была тяжёлой и печальной.

— Что не помню?

— Или тебе надо отдохнуть? — Он внимательно посмотрел в мои глаза. — Ты, наверное, слишком ослабла.

— Что я не помню?!

— Ладно, — мужчина вздохнул и начал. — Когда мы вернулись из института, то тут же уехали из лагеря назад в город. Я замёл все следы, которые указывали на твою причастность ко всему произошедшему и к счастью всё обошлось.

— Верно, — я кивнула головой. — Потом ты отправил меня в Ленинград, учиться.

— Нет, Лен, — коротко изрёк он. — Ты начала искать Семёна, бредила по ночам, спрашивала про него у прохожих, писала письма в милицию.

— Да, но это продлилось недолго, всего пару недель.

— Месяц, — подытожил он. — Затем, когда твои поиски не увенчались успехом, ты стала сама не своя. Ты разговаривала сама с собой, пела что-то, а потом…

— Ну! — Я что есть мои выдавила из себя крик.

— Сначала ты попыталась утопиться, я чудом тебя вытащил, — отца передёрнуло. — Во второй раз ты решилась вскрыть себе вены, скорая приехала вовремя, хоть ты и потеряла много крови.

— Всё было не так, — я не верила своим ушам. — Я училась в институте, вступила в комсомол, проходила собеседование пионервожатой!

— Тебя перевели в психиатрическую больницу, — он обвёл комнату руками. — Тут ты пролежала последний месяц в полной несознанке, сегодня ты наконец очнулась. Кстати, ты потеряла это, когда тебя везли в больницу.

Отец протягивал мне тот странный телефон, который подарил мне Семён ещё летом в том самом институте.

Я не верила своим ушам, я прожила такую странную, порой несчастную жизнь, но всё-таки это была жизнь. Теперь же оказывается, что всё это были лишь мои галлюцинации, сон, бредни! И та последняя поездка в автобусе, найденный Семён…

Железная дверь снова отворилась и в палату зашёл невысокий пожилой человек в белом халате и в очках с чёрной оправой. Он внимательно посмотрел на нас и добро улыбнувшись, заговорил с нескрываемым еврейским акцентом.

— Дорогой товарищ, давайте-ка не будем мешать молодой девушке отдыхать, — он взял непонимающего ничего отца под руку. — Ей таки нужен отдых. Знаете, моя мама говаривала, что после болезни больше всего раздражают родственники.

— Но, — отец смотрел на меня испуганным взглядом.

— Она жутко не любила мандарины, — человек всё дальше уводил его. — И когда мы с моим братом Яковом таки