КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 383054 томов
Объем библиотеки - 476 Гб.
Всего авторов - 163614
Пользователей - 86452

Последние комментарии


Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Клавелл: Гайдзин (Исторические приключения)

Вторая книга Клавелла, которую прочел. Первой была "Сёгун". Не знаю, то ли в том случае сыграл роль просмотренный до этого фильм, то ли какие иные факторы (допуская, что перевод) - но впечатления от "Гайдзина" на порядок тоскливее впечатлений от "Сёгуна". Сугубо личное впечатление, навязывать не собираюсь :), но и желания читать что-либо у Клавелла еще - почему-то не возникает...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Богдашов: Двенадцатая реинкарнация. Свердловск 1976. (Попаданцы)

15% прочел. Вынес твердое убеждение - стирать с диска/карты. Хорошо бы по одному байтику, чтоб удовольствие растянуть :) Ну да компенсируем оценкой "нечитаемо"...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Иэванор про Голиков: Самородок (СИ) (Боевая фантастика)

Очень скучно , нудно и найти Еве так и не смог , так что толко время зря потратил

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Елена05 про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Гекку не понравилось про план Ост... А вот советским людям сам план не понравился, аж так, что гнали немцев до Берлина.
Мифический...?!Сохранился меморандум оберфюрера СС профессора Конрада Мейера «Генеральный план Ост — правовые, экономические и территориальные основы строительства на Востоке», а так же другие документы по этому самому плану ОСТ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Александр Машков про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательный рассказ о замечательном и светлом детстве. Очень много юмора и, как результат, много прочтений.
Но! Если вычистить рассказ от ненормативной лексики, получится обычный рассказ о приключениях пацанов на даче.
Таких рассказов немало, например, рассказы Э. Веркина и В. Машкова.
Почему так происходит? Потому что нынешняя молодёжь не ругается матом, а разговаривает на нём.
Особенно это понимаешь, когда читаешь впечатления о книгах, написанные Питерцами. Диву даёшься. Культурная столица, а что ни отзыв, то мат, или вульгарность. И много аплодисментов им...
Чему удивляться? Одна группа "Ленинград" чего стоит! И это пишут те, кто читает книги, то есть, интеллигенция!
Что тогда ждать от остальных, которые ничего не читают, кроме интернета. А в интернете уже не стесняются в выражениях, а значит, можно и в культурном обществе материться!
Настроения в культурном обществе Петербурга настораживают: думаю, второй блокады не будет.
Зачем сопротивляться баварским сосискам с пивом?!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Гекк про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Вот честно, когда читаешь в тексте про мифический план "Ост", сразу хочется взять протоколы нюрнбергского процесса, и даже не сворачивая их в трубочку, забить их автору в жопу. Вместе с его поганым текстиком...
Для Елены05.
Про советских людей ничего не знаю - не знаком. А вот россияне нормально к плану "Ост" относятся - вымирают активно, их тут уговорили работать прямо до смерти, в обмен на рай после похорон. Горят, в завалах дохнут, машинами их давят, а они знай начальству жопу лижут.
Молодцы...
Где там собирается колонна на Берлин? Мне место забейте...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Гекк про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательная книжка о жутком детстве. Читаешь, и так и хочется спросить стареньких читателей:"Что, просрали всё? А счас ссыкотно?". Ну, в духе ГГ.
Рекомендую. Значительно лучше всей этой пены попаданцев.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Бог и фея (СИ) (fb2)

файл не оценён - Бог и фея (СИ) 598K, 120с. (скачать fb2) - (иничка)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Глава 1. ==========


─ Локи, ты становишься невыносим, ─ строго выговаривал брату Тор, глядя на безмятежно прогуливающегося перед ним мага. ─ Твоя очередная выходка могла сильно повредить равновесию Миров.

─ Да что я такого сделал? Так, пару пожарчиков! ─ деланно обидевшись, ответил Локи.

─ Пару пожарчиков, ─ повторил Тор. ─ Нет, Локи это не просто “пожарчики”, на кону стояла жизнь всего города, а ты так легкомысленно поджёг окрестности! Ты даже не представляешь себе, как бы пострадал авторитет Асгарда, как бы пострадали мы все, если бы я вовремя не вызвал молнию и дождь!

─ Вот, ты всё предотвратил, честь тебе и слава, брат, ─ усмехнулся Локи. ─ Как я подслушал у смертных, “респект и уважуха”. Они хоть и глупы, но шутки у них бывают замечательные!

─ В тебе заговорил Бог Озорства, брат, ─ съязвил Тор. ─ Но довольно! Отец принял решение отправить тебя в Мидгард, в самые непроходимые его уголки, чтобы ты хорошенько подумал над своим поведением.

─ Как страшно! ─ притворно испугался Локи. ─ Как же я буду жить там без своих любимых друзей, ─ он поморщился, ─ и без моего любимого брата, ─ он вздохнул и отошёл к колоннам, наблюдая за тем, как небо над Асгардом темнеет и на нём всё сильнее зажигаются мириады звёзд.

─ Не ёрничай, брат, ─ сказал Тор. ─ Тебе это пойдёт на пользу, я надеюсь, ты переосмыслишь свои взгляды и станешь более спокойным и терпимым.

“Ты сам-то в это веришь? ─ подумал Локи, глядя на Тора. ─ Ты уверен, что после того, как твои дружки и Сиф потешались надо мной, я смогу стать спокойнее? Не раньше, чем они упокоятся в могилах! ─ Локи исподлобья посмотрел брата. ─ Наивный! Будто сам не видит, как они со мной обходятся! Лицемеры! ─ Он отвернулся и снова посмотрел на небо. ─ Как красиво! В Мидгарде небо такое убогое, просто жуть! Ни тебе россыпи созвездий, ни галактик, ничего нет. Загадили всё своим электричеством и радуются. Они ничего не понимают, сколько бы Тор и отец ни доказывали мне обратное. Им нужен хороший повелитель, ─ при мысли о повелителе на лице Бога расплылась довольная улыбка. Его иногда посещали мысли о том, как хорошо было бы править каким-нибудь Миром, пусть самым ничтожным. ─ Не сидеть же всю жизнь в Асгарде, слушая разглагольствования Тора о том, как хорошо воевать. Нет уж, спасибо, надоело”.


От мыслей Локи отвлёк пришедший в покои стражник, который что-то шепнул Тору. Тот нахмурился, ответил что-то. Стражник кивнул и ушёл.

“Интересно, о чём они, ─ думал Локи. ─ Наверное, кто-то опять вызывает Тора на битву. Как глупо!”

─ Локи, ─ окликнул брата Бог Грома. ─ Пойдём, отец зовёт нас к себе.


Локи пожал плечами и поплёлся за братом. Он хорошо знал, что будет говорить Всеотец: то же, что он неоднократно говорил ему, внушая младшему сыну, что тот должен быть примерным принцем. Локи всё это уже было поперёк горла, и он даже радовался, что его отправят одного в Мидгард, поэтому он быстро шёл за братом, пока они не очутились в роскошных покоях Царя Асгарда. Всеотец сидел на своем троне. Тогда он был ещё полон сил, и Локи запомнил его таким, хоть и всегда впоследствии гнал от себя эти воспоминания.


Один обратился сначала к Тору, расспросив его о том, что же случилось. Это было сказано просто так, для того, как казалось Локи, чтобы потянуть время и дать ему почувствовать свою вину. Беда была в том, что Бог совсем не чувствовал себя виноватым. Он старался подавить улыбку, пока Тор, распаляясь, описывал его грехи, а Один грустно кивал, задавая какие-то ненужные, по мнению Локи, вопросы. Наконец, когда Тор закончил рассказ, Всеотец обратился к младшему сыну:

─ Локи, что ты можешь сказать в своё оправдание?

─ Отец, ─ начал Локи, стараясь притвориться раскаявшимся. ─ Я осознаю свою вину, но прошу принять во внимание то, что я сделал это не нарочно.

─ Не нарочно! ─ прогремел Тор. ─ Да ты…

─ Успокойся! ─ повелительно прервал сына Один. ─ Я говорю с ним, а не с тобой, ─ и он снова обратился к Локи: ─ Локи, я вынужден принять меры: ты отправишься в Мидгард и, как тебе уже, наверное, известно, проведёшь там некоторое время, вдали от какой бы то ни было цивилизации.

“Может, я за это время успею захватить часть этого мирка, ─ подумал Локи, устремив взгляд в пол и стараясь не переиграть с раскаянием, а то его, чего доброго, ещё простят, и тогда придётся целую вечность слушать дребезжание Тора и его прихлебателей.

─ Ещё, ─ продолжал Один. ─ Тебе категорически запрещено вступать в какие бы то ни было контакты с людьми. Это опасно не только для них, но и для тебя. Поэтому, чтобы уменьшить риск того, что ты встретишь людей, ты отправишься в прошлое Мидгарда, когда его население было в три раза меньше нынешнего, а неосвоенных земель было больше.


Локи поднял глаза и с удивлением и любопытством посмотрел на отца. Он был поражён. Локи, первоклассный маг, знал многие скрытые возможности Биврёста, но то, что Мост может переносить во времени, было для Бога новостью. Видимо, этого не было в книгах, а чары, окружающие Мост, не позволили Локи проникнуть дальше, чем было возможно. Он подавил улыбку. Сколько же надо прожить и сколько надо прочитать, чтобы узнать всё об этом удивительном, непостижимом даже для него механизме! Локи снова вперил взгляд в пол. Один тем временем продолжал:

─ Итак, сын, ты отправишься в Мидгард. Тебе оставят магию, но ты не сможешь самостоятельно вернуться домой. Да. ─ Глаз Одина блеснул лукавым огоньком. ─ Я знаю, что тебе ведомы пути перемещения помимо Радужного Моста.

─ Когда я смогу вернуться, отец? ─ спросил Локи, стараясь не перегибать палку с мнимой нежностью и раскаянием.

─ Как только осознаешь свою вину до конца, ─ изрёк царь.

“Стало быть, навеки, ─ мысленно хихикнул Бог. ─ Наивные!” ─ но он продолжал смотреть в пол, изредка переводя взгляд на брата и отца.


Локи быстро собрали в путь. Ему дали с собой меховой плащ (вдруг он задержится до зимы, в чём Локи был почему-то уверен), доспехи, кожаный мешочек с необходимыми вещами, которые Локи выбрал сам. Также ему вручили складную походную палатку (Локи отчего-то показалось, что это была старая палатка Тора, которая протекала в двух-трёх местах) и мелкие бытовые предметы. Ещё ему дали в дорогу кое-какие еду и питьё. Всё это бережно уложили на небольшую повозку и с таким грузом направились к Мосту. Локи ехал на своей гнедой лошади Хель позади повозки. Кроме всего снаряжения, которое придирчиво выбирал Тор, маг взял с собой набор метательных кинжалов, которые удобно уместились под лёгким походным плащом и не были заметны со стороны. Также он прихватил одну-две самые необходимые книги заклинаний и заговоров, без которых Локи не мыслил себя тогда.


Обоз приблизился к Биврёсту. Их встретил Хеймдалль. Он, как всегда, сухо и громко приветствовал Тора и неодобрительно посмотрел на Локи. Страж не ждал ничего хорошего из того, что младший принц отправится на самостоятельное житьё в Мидгард. Вся затея казалась Хеймдаллю глупой, но он не стал высказывать свои соображения царю, решив сам с собой, что Всеотец лучше знает, как ему воспитывать непоседливого и дерзкого младшего сына. Поэтому Страж только посторонился, давая слугам пройти вместе с обозом вещей. Слуги тотчас стали выкладывать свёртки на пол. Их, несмотря на кажущиеся обилие, оказалось немного. Пожитки быстро сгруппировали вокруг Локи, чтобы они не растерялись во время перемещения. Наконец, слуги отступили, освобождая место Тору. Тор широким шагом подошёл к брату и обнял его. Он пожелал Локи скорейшего освобождения и дал напутствие, чтобы Локи ни с кем в конфликт не вступал. Локи слушал брата в пол-уха, мечтая побыстрее отделаться от надоевшего говоруна. Как только Тор отошёл и на секунду отвернулся, Локи, пользуясь моментом, закатил глаза. Однако когда брат снова повернулся, Локи уже имел свой обычный вид: небрежный, но гордый.

─ Удачи, брат, ─ торжественно сказал Тор, как будто отправлял Локи на войну. ─ Пусть тебе сопутствует успех!

─ И тебе не хворать, ─ в своей обычной манере ответил Локи.

─ Давай! ─ скомандовал Тор, и Хаймделл запустил Биврёст.

“Ещё платочком помаши на прощание, ─ подумал Локи. ─ Позёр”.


Мост тем временем вел себя своим обычным образом: перед глазами Локи стали переливаться все цвета радуги и он, оторвавшись от пола и словно потеряв вес, полетел сквозь пространство. Но, пролетая мимо миров, Локи заметил, что перемещение во времени всё-таки даёт о себе знать: миры показывались ему непостоянными кусками ярких цветов, вырывавшихся из мрака, они беспрестанно менялись. На глазах Локи проходили целые эпохи: материки меняли свои очертания, океаны бушевали, миры вращались, создавалось впечатление, что это никогда не кончится. Неожиданно перемещение прекратилось. Локи стоял на земле и вдыхал тёплый и приятный лесной воздух. Он был в Мидгарде, самом ничтожном, по понятиям Локи, мире. Маг огляделся: вокруг него, на сколько хватало глаз, простирался лес. В просветах между деревьями Локи заметил прогалину. Подобрав пожитки, Бог поспешил выйти из леса на открытое пространство, чтобы оценить обстановку. Как только он вышел из леса, то понял, что действительно попал в далёкое прошлое Мидгарда. Нигде не было видно городов, не было противного Локи электричества, не было ничего, кроме бескрайнего леса и огромных просторов.


Бог вдохнул полной грудью: здешний воздух был чист и приятен, почти как асгардский. Начинало смеркаться, и Локи решил, что успеет надышаться, и начал осматриваться. По левую руку от него был лес, из которого он только что вышел, по правую ─ тоже лес, который в сумерках было трудно рассмотреть, но который чем-то привлёк внимание Локи. Не было ничего определённого, но его почему-то непреодолимо влёк к себе именно этот лесной массив. Бог посмотрел впереди себя: там, на высокой горе впереди него чернел огромный замок. По всем признакам его построили люди. Локи решил после заняться этим замком. Он перехватил поудобнее поклажу и зашагал в сторону того леса, который чем-то привлёк к себе его внимание. Локи шёл довольно долго, но так как он всё-таки был Богом, то он не сильно устал. Подойдя ближе, Локи разглядел вырисовывающиеся во тьме каменные идолы, похожие на те, что он видел на одном из мидгардских островов. Локи вплотную подошёл к лесу и остановился: ему вдруг стало как-то неловко и опасливо входить в этот загадочный лес.

“Глупости! ─ передёрнул плечами Локи. ─ Глупости всё это!” ─ И он, сделав шаг, как будто перешёл невидимую черту, отделявшую лес от остального мира. И тут Локи понял, что его привлекло и одновременно смутило в этом лесе: воздух здесь был пропитан магией.


========== Глава 2. ==========


«Не может быть! ─ Локи стоял на месте и внимательно оглядывал огромные деревья, которые, казалось, надвигались на Бога со всех сторон. ─ Я никогда не замечал в Мидгарде никаких признаков магии, даже следов её не находил. А тут ─ целый магический лес! Странно, может, здешние маги переселились в какое-нибудь другое место, поэтому я их и не чувствовал». ─ И Локи, собравшись с духом, шагнул под своды векового леса.


Взошла луна. Она была не такая, какой Локи привык её видеть в современном ему Мидгарде, а большая, огненно-красная, заливающая всё приятным, но холодным светом. Локи пробирался между зарослями, иногда зацепляясь полами плаща за корни, торчащие из земли, которые как будто специально старались замедлить движение мага. Наконец Бог достиг более-менее открытого места. Это была небольшая поляна, со всех сторон окружённая небольшими кустарниками. Маг скинул на землю пожитки и принялся готовить себе ночлег. Он, не утруждая себя, прочитал одно простенькое заклинание, и палатка сама собой расправилась и закрепилась колышками в твёрдой земле. Тем же способом Локи развёл небольшой костёр, оградив его от возможного дождя и от того, что кто-то из местных обитателей может заметить дым, (а Локи был уверен, что жителей здесь полно). Достав провизию, Локи поужинал чудесным ароматным хлебом, который отдавал пряностями, и куском вяленого мяса, которое Бог особенно любил. Запив всё это сладким ванхеймским вином, которое было замечательно тем, что не давало отрицательного эффекта, Локи решил пойти спать. Он забрался в палатку, скинул с себя верхние доспехи и лёг на вместительную походную кровать, застеленную меховым одеялом. Засыпая, Бог думал о том, как он будет обживаться в этом мире и, что самое главное, есть ли здесь сильные маги.


Светало. Костёр Локи догорал, угли становились всё темнее и темнее, и наконец, совсем догорели, испуская только маленькие струйки дыма. Бог спал в своей палатке. В это же время из леса вылетел большой чёрный ворон и сел на оставленную Богом снаружи поклажу. Птица внимательно осмотрела вещи, наклонив голову на бок, и большими прыжками направилась в сторону палатки. Ворон, ловко отодвинув клювом кожаную занавеску, заглянул внутрь. Он увидел спящего Локи, который во сне перевернулся на спину, отбросив на пол слишком тёплое одеяло. Ворон высунулся из палатки и, расправив крылья и каркнув, улетел.


Локи проснулся. Он, приведя себя в порядок и надев новый тёмно-зелёный плащ, вышел из палатки, произнёс обратное заклинание, и та сама собой свернулась и упаковалась. Он не собирался оставаться на одном месте, ему было необходимо разведать обстановку. Локи вдруг с ужасом подумал, что он, когда ложился спать, не навёл на палатку защитные чары. От одной мысли, что могло бы с ним случиться, мага передёрнуло.


«Ну, и как тут другим доверять, когда сам себя так глупо подводишь? ─ мысленно отчитал себя Бог. ─ Хорошо, что я спал мало». Локи набросил на плечи поклажу и двинулся вперёд. Он хотел выйти на как можно более открытое место, чтобы оценить обстановку как можно лучше.


Вскоре Локи нашёл то, что искал. Маг неожиданно вышел на край обрыва и чудом не свалился вниз, настолько внезапно лес кончился. Локи, бросив надоевшие вьюки, подошёл к краю обрыва. Даже у привыкшего ко всяким чудесам асгардца захватило дыхание. Его взору открылся мир удивительной красоты и потрясающий воображение по своему великолепию. Внизу, насколько хватало глаз, простирались волшебные Болота. Огромный водопад, громко и весело журча струями воды, срывался вниз, давая начало небольшим ручейкам и большой реке. А сама река… это было что-то невообразимое! Зоркие глаза Локи разглядели всевозможных существ, населявших реку и берега. Здесь были маленькие эльфы всех возможных видов и расцветок, были незнакомые Локи существа, похожие на мидгардских слонов, только в миниатюре. Тут на глаза Богу попались большие, древоподобные создания, которые, казалось, патрулировали местность вокруг небольшого островка в центре реки. Локи, затаив дыхание, наблюдал всё это великолепие. Воистину, и Мидгард таит в себе чудеса!

***

Ворон тем временем летел на другую сторону леса: он спешил доставить весть своей госпоже. Вскоре птица приблизилась к причудливо изогнутому дереву, на котором, облокотившись на ветви, сидела высокая женщина с чёрными волосами и выступавшими из них чуть изогнутыми рогами. Теперь у неё не было крыльев, но её вид от этого нисколько не терял загадочности и величественности. Это была Малефисента.

─ Стань человеком! ─ скомандовала фея, и Ворон на лету превратился в высокого парня, в лице которого проскальзывали черты ворона начиная от гладко зачёсанных волос до чёрных глаз, похожих своим выражением на птичьи. ─ Что там, Диаваль? ─ спросила Малефисента, когда Ворон, поклонившись, подошёл к ней.

─ Чужак, госпожа, ─ ответил Диаваль. ─ Кто он и откуда, я не знаю, но он прибыл довольно странным способом: его будто принесло радужное сияние.

─ Что ещё? ─ спросила фея, не глядя на прислужника.

─ Выглядит как человек, но он владеет магией. Я наблюдал за тем, как он ставил палатку и разводит костёр, а потом, когда он уснул, заглянул к нему. Похоже, он королевских кровей, потому что убранство палатки и его вещи поистине роскошны, хоть они и походные.

Малефисента поморщилась, когда Диаваль упомянул про королевскую кровь. Опять короли! Сколько можно.

─ Спасибо, ─ поблагодарила фея, вставая. ─ Где он сейчас?

─ Я его видел, он стоял и смотрел на Болота, ─ ответил Ворон. ─ Госпожа, похоже, он потрясён великолепием ваших владений.

─ Не опускайся до лести, Диаваль, ─ пресекла его фея. ─ Я думаю, надо нанести пришельцу визит, ─ она взмахнула рукой, и Диаваль снова превратился в ворона. Малефисента взяла посох, который стоял прислонённым к дереву, и направилась в лес.


Локи очень хотелось бы и дальше просто стоять и наблюдать за жизнью волшебного Болота, но надо было двигаться дальше. Локи бросил последний взгляд на Болота и уже хотел идти, как вдруг его обострённый слух уловил какое-то движение среди деревьев. Нащупав под плащом кинжал и готовый в любую минуту отразить нападение, Бог обернулся. Из леса, шурша крыльями, вылетел огромный чёрный ворон и сел на ветку дерева. Он косился на Локи своим блестящими глазами и тихо каркал.

─ Уйди! ─ махнул на ворона Локи. ─ Пошёл прочь!

Ворон не шелохнулся и, как показалось Локи, презрительно каркнул.

«Спокойно, это всего лишь птица. ─ Локи было совестно перед самим собой, что он так испугался. ─ Хотя… поди знай, что творится в этом лесу. Если тут деревья ходят, то почему бы ворону не быть опасным». ─ Он продолжал смотреть на птицу.


Пока Локи переглядывался с вороном, Малефисента неслышно вышла из леса и встала за спиной Локи. Она наблюдала за тем, как чужак ведёт себя. У него было оружие, это она знала точно, причём оружие было из железа, чего фея перенести не могла. Увидев, что внимание чужака отвлечено достаточно, она решила обнаружить себя. Малефисента наступила на веточку, которая громко хрустнула. Чужак, как ужаленный, обернулся на хруст, сжимая в руке короткий кинжал.


─ Здравствуй, чужестранец, ─ обратилась к Локи фея. ─ Кто ты и что делаешь в моём лесу?


Локи был поражён. Он стоял и смотрел на представшую перед ним женщину. С виду она ничем не отличалась от обычной смертной, но что-то в её осанке, в бледности её острых скул говорило Локи о том, что она не просто женщина. Приказной тон, каким она велела Локи назвать себя, оскорбил привыкшего повелевать Бога.

─ А кто ты? ─ надменно спросил Локи, всё ещё сжимая в руке кинжал. ─ И почему разговариваешь со мной в подобном тоне?

─ Это чтобы у тебя не возникало сомнения, кто здесь главный, ─ ответила женщина. ─ Так ты назовёшь себя, чужак?

─ Я ─ Локи Одинсон, сын Одина Всеотца, царя Асгарда, ─ высокомерно ответил Локи.

─ Принц, значит. ─ Малефисента внимательно смотрела на Локи. Ворон продолжал сидеть на ветке, слушая разговор. ─ И где твоё королевство?

Локи вспыхнул от такой неучтивости. Его, самого Локи, кто-то допрашивает! Но он всё же ответил:

─ Не здесь. Асгард за пределами этого мира.

─ Вот как. ─ Фея продолжала смотреть на Локи. От взгляда её холодных светлых глаз Локи сделалось не по себе, но он не подал виду. ─ И кто же ты? Эльф, человек?

─ Я ─ Бог! ─ Локи чуть не прибавил «тупое ты создание», но вовремя спохватился. Неизвестно, какой магией владеет эта женщина и что она может с ним сделать. ─ А ты кто? ─ Только теперь Локи заметил рога, выступающие из чёрных волос женщины.

─ Я ─ фея Малефисента, королева Болот. Ты сейчас находишься в самом сердце моих владений, ─ изрекла Малефисента. ─ Диаваль говорил, что ты стоял и любовался великолепием Болот, мне, как владычице, приятно удивление чужестранца.

Локи поморщился. Ему и в Асгарде было неприятно, когда кто-нибудь ловил его на том, что он восхищается красотой чего-либо, поэтому Локи ничего не ответил Малефисенте на это замечание.


─ Локи, ─ обратилась к Богу фея. ─ Как ты попал сюда? ─ она смягчила свой повелительный тон, но он продолжал проскальзывать во всех её словах. ─ Мне донесли, что ты появился из радужного сияния.

─ Это так, ─ ответил Локи. Ему не нравился этот допрос, но холодная уверенность феи заставляла его покориться. ─ Я прибыл с помощью Биврёста, в просторечии ─ Радужного Моста.

─ Когда ты собираешься назад? ─ Малефисента не сводила с Локи глаз: она чувствовала в нём сильную магию.

─ Это зависит только от меня, ─ кисло усмехнулся Локи. ─ Меня отправили сюда для исправления.

─ Что ты сделал?

─ Ничего особенного, ─ небрежно ответил Локи. ─ Но мой отец посчитал, что разумнее будет отправить меня сюда, чтобы я осознал свой проступок.

─ А ты, видимо, нисколько не раскаиваешься в том, что совершил, ─ ответила Малефисента. ─ Что же, Локи. ─ Она поманила рукой Ворона, тот подлетел к ней и сел на верхушку посоха. ─ Считай, что ты ─ мой гость, а гостям принято давать всё самое лучшее, ─ она поманила Локи за собой. ─ Брось свои вещи, ─ сказала она, как только Локи наклонился, чтобы поднять вьюки. Малефисента чуть взмахнула рукой, вещи поднялись и поплыли следом за ней. Ворон довольно каркнул, видимо, довольный тем эффектом, который госпожа произвела на Локи.


Процессия двинулась в чащу леса. Локи шёл позади Малефисенты и размышлял о том, что ждёт его там, куда его ведёт эта рогатая фея.


========== Глава 3. ==========


Малефисента вела Локи на маленький островок посреди реки, туда, где располагался её трон. Процессия миновала парочку троллей, которые, завидев фею, поспешили скрыться в зарослях кустарника. Локи отметил про себя, что его новую знакомую здесь боятся, и решил понаблюдать за ней и выяснить, какой ещё магией владеет рогатая ведьма. Вдобавок ко всему, ему уже хотелось улизнуть из этого волшебного леса подальше. В этот момент Малефисента, шедшая впереди, остановилась.

─ Мы уже пришли? ─ деланно небрежно осведомился Локи.

Вместо ответа фея повела рукой, и густые ветви расступились перед ней, образовав живой коридор, который вёл к трону, сложенному из веток. Малефисента прошла вперёд, увлекая за собой Локи и его вещи, которые продолжали парить в воздухе. Она легко и грациозно опустилась на трон и жестом подозвала к себе лешего, который до этого прятался в кустах.


─ Размести эти вещи поудобнее и возвращайся, ─ приказала Малефисента лешему, который, поклонившись, начал исполнять приказание, позвав на помощь собратьев. ─ Располагайся, сын Одина, чувствуй себя как дома. ─ Фея сохраняла величественное выражение лица, в котором ощущалось лёгкое презрение. Локи это не понравилось, но он решил пока не спорить и ответил:

─ Спасибо. ─ Ему не нравилось это слово вообще, а говорить его этой самоуверенной фее было вдвойне неприятно. ─ Но мне было хорошо и на прежнем месте.

─ Я не хочу терять тебя из виду, ─ ответила Малефисента. ─ Кстати, познакомься, это ─ Диаваль. ─ Она взмахнула рукой, и ворон на глазах Локи превратился в человека.

─ Здравствуй, ─ приветствовал мага бывший Ворон.

Локи наклонил голову, давая понять, что он не считает Диаваля кем-то достойным большего приветствия. Ворон, казалось, этого не заметил или притворился, что не заметил.

─ Итак, Локи, ─ снова заговорила Малефисента. ─ Как я уже сказала, располагайся. ─ Она отвернулась от мага, видимо, потеряв к нему интерес, но Локи, когда заходил в расставленную лешими палатку, уловил брошенный на него взгляд Малефисенты.

***

На следующее утро Локи проснулся от звуков голосов снаружи. Он был недоволен тем, что его разбудили, но всё же прислушался к тому, что говорили. Очевидно, Малефисента разговаривала с Диавалем, который летал куда-то на разведку. Локи прислушался к тому, что говорит Ворон:

─ Видать не видал, но слышал. ─ Ворон казался смущённым, по его тону маг понял, что Диавалю вовсе не хотелось говорить то, что он сообщал госпоже.

─ Что там? ─ Малефисента казалась напряжённой, Локи уловил в её голосе оттенок отчаяния.

─ У них там… дитя, ─ ответил Диаваль. Локи изо всех сил прислушался, ему казалось, что он как будто видит перед собой Малефисенту, видел её озадаченное лицо и светлые глаза. Она явно была чем-то расстроена.

─ Дитя, ─ повторила фея.

─ Да, ─ продолжал Диаваль, видимо довольный, что избежал наказания за то, что принёс дурную весть. ─ Собираются устраивать большой праздник, приглашено много народу на крестины.

─ Что же, Диаваль, мы тоже придём, ─ ответила Ворону Малефисента, причём Локи показалось, что фея улыбалась, когда говорила это. ─ Как можно пропустить такое событие!


Дальше Локи не стал слушать, он и без того примерно понял, что случилось. Оставалось только точно узнать всё у феи, причём выспросить надо было аккуратно, он не хотел быть превращённым в какое-нибудь животное из-за своего любопытства. Локи быстро оделся и вышел из палатки. Он увидел стоящих недалеко от него Малефисенту и Диаваля. Они не обращали на него внимания и были заняты своим разговором.

─ День добрый, ─ сказал Локи, подходя к ним: Диаваль посмотрел на мага, Малефисента, казалось, его даже не заметила. ─ Я случайно услышал часть вашего разговора, и, хотя подслушивать нехорошо, ─ Локи усмехнулся, ─ хотел бы полюбопытствовать, что, собственно, случилось?

─ А тебе какое дело? ─ спросил Диаваль, недоброжелательно глядя на Локи. Бог не понравился ему с первого взгляда, и Ворон не считал нужным это скрывать. ─ Ты здесь чужой, тебе должно быть всё равно до происходящего.

Локи не удостоил Ворона ответом и снова обратился к Малефисенте, повторив свой вопрос. Фея, как ни странно, ответила ему:

─ Дело в том, что мы собираемся в гости к Королю людей: у него большой праздник в честь рождения ребёнка, ─ ответила магу Малефисента, чуть улыбаясь. Локи понравилась эта улыбка: она была сродни тому чувству, что говорило в нём, когда он затевал очередную пакость. Именно это чувство и привело его сюда, после того, как Локи устроил пожар.

─ Вот как! ─ откликнулся он. ─ Что же, мне, по-видимому, надо одеться поприличней, к Королю всё-таки идём!

─ Непременно, нужно предстать перед Его Величеством в самом выгодном свете, ─ ответила Локи Малефисента, она оценила сарказм.


Феей овладело жгучее, истеричное веселье, за которым она старалась скрыть горечь и обиду. Она улыбалась Богу, с которым вчера держала себя высокомерно и неприступно. Диаваль нахмурился: ему не нравилась эта перемена в настроение госпожи к чужеземцу. Он снова посмотрел на Локи: тот стоял, прислонившись к дереву, и смотрел на Малефисенту. Локи чуть улыбался одной из своих загадочных улыбок, которые обычно не предвещали ничего хорошего.


Когда Малефисента с Диавалем удалились вглубь леса, Локи решил привести себя в надлежащий порядок. Ему было свойственно щегольство, он не пренебрегал им даже в походах, выделяясь на фоне Тора, которого интересовали только удобство одежды и прочность доспехов. Локи зашёл в палатку, порылся в вещах и извлёк оттуда свой шлем. Глядя на своё отражение в отполированном металле, Локи вдруг осознал, что в Малефисенте показалось ему сродни себе: её рога. Он надел шлем.

«Так и есть, ─ думал Локи, глядя на свою тень, которую отбрасывали солнечные лучи, проникавшие сквозь стенки палатки. ─ Два рогоносца. Странно». ─ Он задумчиво снял шлем с головы и положил его на кровать, принявшись отыскивать в узлах поклажи мантию.

Когда Локи вышел из палатки, солнце было уже высоко. Его ждали Малефисента и обращённый в ворона Диаваль.

─ Идём, ─ улыбнулась краешком губ фея, когда Локи подошёл ближе. ─ Может, тебя тоже превратить в кого-нибудь?

─ Благодарю, но нет, ─ ответил Локи. ─ Мне и так неплохо. ─ Маг исподтишка оглядывал фею. На ней был новый наряд: чёрный жёсткий плащ с большим стоячим воротником, тело облегал изящный лаковый костюм, состоявший из брюк и туники. Голову Малефисенты покрывала змеиная кожа, скрывавшая волосы, но оставлявшая открытыми рога. Чёрный цвет ещё больше подчёркивал её бледность и острые скулы, но это придавало фее особую «тёмную» красоту.


Малефисента тоже рассматривала Локи. Её губы изогнулись в подобии улыбки, когда она увидела особенность шлема мага. Странная судьба! У них есть что-то общее. Фея ничего не ответила на реплику мага и, поведя рукой в том направлении, в котором они должны были идти, зашагала по тропинке. Ворон, молча, полетел следом, в душе не одобряя Локи, но всеми силами сочувствуя целям хозяйки.


Праздник во дворце был в самом разгаре. Новорожденной принцессе дарили подарки, было полно разнообразного народа: от богатых дворян до нищих. В это же время прилетели три добрые маленькие феи: Нотграсс, Флитл, Фислифт, которые, поклонившись и воздав дань уважения королю и королеве, спешили подарить маленькой принцессе свои подарки. Когда две старшие феи успешно сделали свои, настал черёд младшей феи Фислифт. Фея, немного волнуясь, начала говорить, но в этот момент раздался грохот, все свечи, зажженные в зале, погасли, а тяжёлые двери распахнулись. Испуганные гости повернулись к дверям, в которых стояла Малефисента, держа в руке посох, на котором сидел большой чёрный ворон. Она, не обращая внимания на испуганный шёпот, и даже как будто довольная им, направилась к подмосткам, на которых располагались два трона.


Локи тем временем, наблюдал за всем, стоя в тени двери. Сейчас он не хотел участвовать в акте мести Малефисенты, это было её и только её дело. Каким Локи не был эгоистом, месть он расценивал как самое важное и нужное, то, чему ни в коем случае не следует мешать. Малефисента тем временем откровенно насмехалась над королём Стефаном и всеми, кто был в зале. Она говорила что-то о нищих, о благородстве, Локи, даже не видя её лица, знал, что она улыбается той улыбкой, какую он видел утром. В этот момент Малефисента начала произносить слова проклятия. Локи, как и все в зале напряжённо её слушал. Он видел, как над колыбелью принцессы клубились зелёные сполохи, как тихо плакала девочка, как Малефисента, обуреваемая злорадством, произносила роковые слова.


И тут заговорил король: он просил фею сжалиться.


«Не надо, ─ тут же подумал Локи. ─ Не жалей этого смертного, что причинил тебе столько вреда». ─ Локи почему-то был уверен, что Стефан что-то сделал Малефисенте, и невольно удивился тому, что он сочувствует злой фее. Да, его самого нельзя было назвать добрым, но у него пока ещё сохранились определённые моральные принципы, за которые Бог не переступал.


─ Ну, хорошо, ─ снова заговорила Малефисента. Она смягчила своё проклятие, давая королю призрачную, но всё же надежду. Локи, не отрываясь, наблюдал за феей. Он чувствовал какой-то подвох в этом «смягчении» и надеялся узнать, в чём он состоит. В это же время Малефисента развернулась и направилась к выходу, провожаемая сотнями испуганных и озлобленных взглядов.


Когда она прошла мимо Локи, Бог тихо спросил:

─ Во всём этом есть какой-то подвох?

─ Разумеется, ─ холодно ответила Малефисента и быстро пошла вперёд. Ворон, удобно расположившийся на посохе, тихо каркал, как бы выражая одобрение поступку госпожи.


Локи, оглянувшись, посмотрел в зал: народ толпился и перешёптывался, глядя вслед уходящей ведьме. Одна женщина, похоже, заметила Локи, потому что тихо упала в обморок, подумав, что это ещё один злодей, желающий проклятия принцессе. Локи скривился и направился за Малефисентой, которая уже почти скрылась из виду. По дороге он думал о том, какая мощь была вложена в сегодняшнее заклятие, и его уважение к рогатой фее невольно возросло и приобрело лёгкий оттенок восхищения.


========== Глава 4. ==========


Локи начинал привыкать к жизни на Болотах. Он удобно расположился на небольшой поляне, окружённой обычной, а не волшебной растительностью, обитатели которой так и норовили что-нибудь стащить. Большую часть времени Бог проводил на реке и водопадах, наблюдая за водяным народцем и прочими разнообразными существами, в изобилии водившимися около реки. Они не владели человеческим языком, но это было даже хорошо, поскольку Локи в Асгарде так надоела пустая болтовня брата и его друзей, что он наслаждался покоем в тени деревьев. Единственное, что огорчало мага, это то, что привезённая с собой еда медленно, но верно убывала, а Локи вовсе не горел желанием узнать, чем питаются на Болотах. С Малефисентой и Вороном Локи старался пересекаться как можно реже, потому что фея после крестин стала раздражительной и не упускала случая выразить своё недовольство.


Как-то раз Локи сидел на своём излюбленном месте в низине и читал. Когда он поднял голову, то увидел, что Малефисента направилась куда-то. Последнее время она всё больше сидела на высоком дереве, на краю обрыва, явно размышляя о чём-то. Теперь же она быстро шла в сторону обычного леса, который находился на владениях короля Стефана. Решив узнать, куда направилась Малефисента, Локи, стараясь не шуметь, последовал за ней. Неожиданно фея остановилась и повернулась:

─ Если хочешь пойти со мной, мог бы просто спросить, ─ сказала она. Локи вышел из-за куста.

─ Зачем? Намного интереснее проследить, ─ ответил маг, приближаясь к фее. ─ Куда ты?

─ Это уж моё дело, ─ ответила Малефисента.

─ Только что звала меня с собой, а теперь даже не хочешь говорить, куда идёшь, ─ Локи, тем не менее, шёл следом за феей.

─ А я и не звала тебя с собой, ─ бросила фея.

─ Ты же сама сказала, что я мог бы не красться, следовательно, ты позволила бы мне пойти с тобой, ─ вывел логическую цепочку Локи.

─ Это ничего не значит, ─ ответила Малефисента. ─ Я вовсе не хотела тебя брать, но, раз уж пошёл, так иди.

─ Женская логика! ─ Локи закатил глаза. ─ Великий Один, мне тебя не понять.

─ Это тот самый, что отправил тебя сюда? ─ осведомилась Малефисента. ─ Если он ─ твой отец, почему ты призываешь его в свидетели как божество?

─ Привык уже. ─ Локи даже не задумывался над тем, почему он повторяет эту фразу. Видимо, она настолько укоренилась в его сознании, что была неотделима. Странно, что Рогатик (так мысленно Локи называл Малефисенту) это заметила. ─ А у вас тут есть боги?

─ Нет, ─ ответила фея. ─ Люди, разумеется, поклоняются кому-то, на то они и люди. А я сама себе хозяйка. Локи, ─ обратилась Малефисента к магу, ─ за что тебя сюда сослали?

─ А не всё ли равно? ─ Локи посмотрел сверху вниз на фею.

─ Надо же мне знать, что ожидать от тебя, ─ ответила Малефисента. ─ Возьмёшь, подожжёшь Болота или продашь меня людям.

─ Скорее первое, ─ ответил Локи. ─ С людьми я вообще встречаться не хочу, если только не повелевать ими.

─ Вот уж скучнее занятия не придумаешь! ─ воскликнула Малефисента. ─ Править людьми! Они такие скучные, серые, пытаются изменить под себя мир. Нет, править ими неинтересно. Вот, жителями Болот ─ да, интересно, а людьми… фи, ─ Малефисента скривила губы.

─ Может быть, ты и права, ─ задумчиво ответил Локи. ─ Ты знаешь других людей своего мира, а те, что живут в моё время, ─ Локи прикусил язык. Он понял, что сболтнул лишнее. Этой рогатой нахалке ни к чему знать то, что он прибыл из будущего. Но Малефисента уже ухватилась за сказанные Богом слова.

─ Те, что живут в твоё время, ─ повторила она. ─ То есть, ты не из нашего времени? ─ В голосе феи чувствовалось любопытство.

─ Скажем так: не совсем. ─ Локи не хотел говорить много о себе, ему было гораздо интереснее узнать всё про фею и ему почему-то казалось, что она ему всё расскажет. ─ И всё-таки, куда мы идём? ─ Локи заметил, что они уже вышли за пределы Болот и теперь идут по опавшим жёлтым листьям простого леса.

─ Помнишь принцессу? ─ Малефисента решила приоткрыть завесу тайны, чтобы заговорить Локи, глядишь, расскажет ещё что-нибудь про себя. Фее в свою очередь хотелось побольше узнать про мага.

─ Ту, на которую ты навела проклятие? ─ Локи стало интересно. ─ Дочь короля?

─ Именно, ─ ответила Малефисента. ─ Мы идём навестить её.

─ Но, разве замок не в другой стороне? В прошлый раз мы шли через твой лес, ─ Локи сделал ударение на слове твой.

─ Она не в замке, ─ терпеливо ответила фея. ─ Его Величество всеми силами старается спасти дочь от неминуемого проклятия, ─ Малефисента усмехнулась. ─ Глупец! Моя магия никогда не знала промаха. “Лишь однажды, ─ подумала фея. ─ Когда этот предатель обманом усыпил меня и отнял мои крылья”. ─ Поэтому он поручил трём маленьким феям, ты видел их в замке, они пытались помешать мне, заботиться о принцессе до её шестнадцатилетия и ещё день после.

─ Занятно, ─ отозвался Локи. ─ Только как эта мелкота собирается заботиться о принцессе?

─ Вот сейчас и посмотрим, ─ ответила Малефисента. ─ Они же всё-таки феи, ─ она вспомнила, как раньше, в далёком детстве они дружили, но тут же отогнала от себя эти воспоминания, ─ придумают что-нибудь.


Вскоре Локи и Малефисента вышли к небольшому домику, который одиноко стоял посреди поляны. Дом выглядел уютным и аккуратным, невозможно было подумать, что тут живут феи, а не какие-нибудь обыкновенные крестьяне. Малефисента, оставив Локи на краю поляны в тени деревьев, подошла к раскрытому окну и внимательно посмотрела на маленькую Аврору, колыбельку с которой три феи так неосмотрительно оставили около окна:

─ Какое страшилище, и не захочешь ─ пожалеешь, ─ произнесла фея, глядя на малышку, которая в свою очередь тоже смотрела на незнакомку. Малефисента скривила лицо, обнажая в оскале большие белые зубы, и зашипела, видимо, желая напугать девочку, но та только улыбнулась. ─ Прегадкая, ─ резюмировала Малефисента. ─ Чудище. ─ Фея отошла от окна, заслышав голос одной из фей-нянек.


Локи тем временем неслышно подошёл к Малефисенте сзади и сказал:

─ Уже всё, я думал, ты захочешь поболтать с этими милыми феями.

─ Только попробуй обратить на себя их внимание, и сказать, что я здесь! Я живо превращу тебя в маленького воробья, Диаваль с удовольствием заклюёт тебя до смерти! ─ тихо, но грозно произнесла фея.


Локи, наблюдавший, как Малефисента возводила огромную стену из терновника, ничего не ответил, лишь наклонил голову в знак того, что он ничего и не собирался предпринимать, просто пошутил. Магу не хотелось погибать, а зная мощь Малефисенты, и её характер, можно было не сомневаться, что фея с лёгкостью исполнит своё обещание. Сам того не подозревая, Локи восхищался магией Малефисенты, но в то же время немного, совсем чуть-чуть, боялся её, хотя не признался бы в этом никому.


Голос одной из фей в домике затих, и Локи приблизился к окну и взглянул на Аврору.


─ Обычный ребёнок смертных, ничем не примечательный, ─ сказал он. ─ Не понимаю, почему ты сказала: чудище.

─ Тебе не понять, ─ ответила Малефисента. ─ Ты многого не знаешь, Локи, очень многого. ─ Она отвернулась и зашагала к лесу.

─ Так может, ты просветишь меня, ─ заметил Локи, нагоняя фею. ─ Что у вас тут произошло?

─ Я же уже говорила, что это не твоё дело, ─ бросила Малефисента. ─ А впрочем, если хочешь, спроси у Диаваля, он, может, и расскажет.

─ Малефисента, ты же сама знаешь, что Диаваль мне ничего не скажет, ─ ответил Локи.

─ Знаю, поэтому и отправляю тебя к нему, чтобы ты не расспрашивал меня. ─ Малефисента остановилась. ─ Когда-нибудь, Локи, я тебе расскажу, как было дело. Да, очень может быть. Но не сейчас. Идём, ─ Малефисента повела рукой в сторону тропы. ─ Ты же не хочешь ночевать в человеческом лесу?

─ Нет, ─ Локи прошёл в указанном направлении. ─ А ещё я не хочу становиться к тебе спиной, ты можешь поразить меня заклятием, а я не успею ничего сделать.

─ Если бы хотела поразить, то поразила бы, ─ проговорила Малефисента, проходя мимо Локи. ─ Не сейчас, когда-нибудь потом. ─ И она быстро пошла вперёд. ─ Не отставай! ─ Фея скрылась за поворотом.


Локи догнал Малефисенту, когда та уже прошла половину пути.

─ Как ты так быстро ходишь? ─ спросил маг.

─ Лес ─ моя родная стихия, он придаёт мне силы, ─ ответила фея. ─ А у тебя есть родная стихия?

─ Если только библиотека с книгами заклятий, ─ усмехнулся Локи. ─ Вот там мне хорошо.

─ Ты изучаешь заклятия по книгам, у тебя нет родной магии? ─ Малефисента, казалось, была удивлена. ─ И какой же ты после этого Бог?

─ Ты забываешься, ─ произнёс Локи, в его голосе слышалась угроза. ─ Кем бы ты ни была, ты ─ смертная! ─ он с вызовом смотрел на фею.

─ Как и ты, ─ тихо ответила ему фея, подойдя ближе. ─ Все мы смертны. ─ Она смотрела ему в глаза. Локи, не моргая, смотрел на Малефисенту в ответ.

─ Ты много себе позволяешь, ─ сказал маг.

─ Ты тоже. ─ Малефисента была совсем близко, казалось, Локи мог дотронуться до магии, окружавшей Малефисенту, настолько её сила была осязаема. Малефисента постояла так ещё немного, но потом отошла на прежнее расстояние. ─ Ты ─ сильный маг, Локи, постарайся быть достойным этого леса. ─ Она повернулась и хотела уже идти, как вдруг Локи, неожиданно для себя, сказал:

─ И не поцелуешь? Ты, кажется, это хотела сделать?

─ Поцеловать? Тебя? ─ фея насмешливо улыбнулась. ─ Нет, ─ отрезала она. ─ Не хочу.

─ А, может, всё-таки хочешь? ─ Локи подошёл ближе.

─ Если ты так сильно просишь, ─ начала Малефисента. ─ Но, нет.

─ Жаль, ─ ответил Локи, проходя мимо феи. ─ Уверен, что твой поцелуй был бы приятнее поцелуев других женщин.

─ Я ─ фея, а не просто женщина, ─ откликнулась Малефисента. ─ И не буду целовать того, кого не хочу целовать.

─ Хочешь! ─ Локи неожиданно ловко перехватил Малефисенту и, крепко обнимая, смотрел в её светлые глаза. ─ Давай, преврати меня в воробья, пусть этот пресловутый Ворон заклюёт меня!


Вместо ответа Малефисента приподнялась на цыпочки и коснулась лёгким поцелуем губ мага. Затем она повела рукой и мгновенно оказалась на тропинке. Локи стоял, ещё не разомкнув руки, хотя теперь они уже обнимали пустоту.


─ Великолепно, какие ещё сюрпризы у тебя имеются в запасе? ─ Локи, сощурившись, смотрел на фею, которая стояла на приличном расстоянии от него.

─ Узнаешь, ─ улыбнулась краешком губ фея и пошла вперёд.


Локи, проклиная себя за то, что его опять заставляют следовать за собой, направился следом за Малефисентой. Ему самому было непонятно, зачем он настаивал на поцелуе, насильно вызывая на него Малефисенту. Что же такое привлекательное было в этой болотной фее, которой столько раз удавалось заставить самолюбивого Бога следовать за собой?


========== Глава 5. ==========


И Малефисента действительно рассказала Локи, что случилось. Она сидела на краю обрыва и наблюдала за тем, как маленькая Аврора, только недавно начавшая ходить, неловко преследует разноцветную бабочку. Три феи-няньки, расположившиеся вместе с принцессой на другой стороне оврага, сидели на траве и завтракали, доставая что-то из корзинки. Феи весело смеялись, неосмотрительно упуская девочку из виду. Аврора, медленно неуверенно шла в высокой траве. По счастью далеко уйти она не могла, и феям не пришлось бы горько расплачиваться за свою рассеянность, тем более, что Малефисента была рядом и в случае чего могла бы подхватить девочку, подставив магическим способом оживлённую ветку.


Пока Малефисента сидела и смотрела за принцессой, Локи неторопливо прогуливался по лесу. Это занятие доставляло ему ни с чем несравнимое удовольствие, Бог до сих пор не мог привыкнуть к тому, что его не достают друзья Тора, что сам Громовержец не кричит что-то дурным голосом вдали, вызывая кого-то на битву. Единственное существо, по кому, может быть, скучал Локи, была его мать ─ царица Фригга. Иногда, особенно под вечер, Локи вспоминал её, и ему хотелось увидеть мать, но его тут же отвлекало появление Малефисенты, которая могла целыми днями пропадать где-то вместе с Диавалем, отсутствие которого радовало Локи, так как Ворон продолжал неприязненно относиться к магу. После поцелуя по дороге из леса, Локи ни на мгновение не оставался с феей наедине, всегда рядом был или вездесущий Диаваль, или какие-нибудь волшебные существа, в изобилии водившиеся в любом уголке Болот. О поцелуе Локи и Малефисента не вспоминали, но изредка встречаясь взглядами, понимали, что это должно как-то разрешиться.


Малефисента говорила себе, что это ─ всего лишь один маленький, невинный поцелуй и что это ничто не решает, даже наоборот, ставит Локи в приятное для феи положение безответно влюблённого. Проблема была в том, что Малефисента иногда сомневалась, насколько безответно было (если было) предполагаемое чувство Локи. Из всех чувств, которые Малефисента замечала за Богом, были тщеславие, поразительное себялюбие и упрямство. Из обрывков осторожных и неохотных разговоров, фея поняла, что её гостя в его мире не очень-то и любили, если сослали его даже не в своё время.


И вот Локи, прогуливаясь, заметил характерную тень Малефисенты, которая удобно расположилась у ствола дерева, облокотившись на выступающий корень. Локи бесцеремонно подошёл и сел рядом. Фея не обратила на него внимания и продолжила наблюдать за Авророй.


─ Ты что, всё время следишь за этой девочкой? ─ спросил Локи, проследив взгляд Малефисенты. ─ У неё есть целых три няньки, они сами прекрасно справятся.

─ Ты так думаешь? ─ криво усмехнулась фея. ─ Полюбуйся. ─ Она указала рукой на трёх фей, которые смеялись и, казалось, совсем забыли, что им надо присматривать за Авророй.

─ Может быть, это такой стиль воспитания? ─ сыронизировал маг. ─ Дать девочке полную свободу действий и тем самым развить в ней самостоятельность?

─ Тебя, что, так же воспитывали? ─ спросила Малефисента.

─ Я сам себя воспитал, ─ ответил Локи, причём фея не была уверена, шутит он или говорит правду.

─ И поэтому ты такой крутой с виду? ─ улыбнулась Малефисента.

─ Только с виду? ─ Локи заглянул в лицо фее. ─ Думаешь, я крутой только с виду?

─ Нет, конечно, ─ снисходительно ответила Малефисента. ─ Ты обладаешь очень сильной магией, у тебя обширный ум, но, вот беда, ты слишком тщеславен.

─ А ты нет! ─ Бог наблюдал за игрой отражённых солнечных лучей в янтарных глазах Малефисенты. ─ Я просто ангел небесный по сравнению с тобой. Не я, помнится, проклял бедную девочку, не я воздвиг стену из терновника, которая хватает всё, что движется. Я, кстати, еле отбился от него на днях, ты что, науськиваешь растение против меня?

─ Делать мне больше нечего, ─ высокомерно изрекла фея. ─ А до терновника ─ ты, наверное, со стороны людских владений зашёл, вот он тебя и принял за врага.

─ Я не человек, ─ парировал Локи, которого раздражало любое сравнение его со смертными. ─ Я…

─ Да, да, я помню, ты ─ Бог, ─ откликнулась Малефисента. ─ Не в этом суть. Ты − чужак, пришелец, ты, если на то пошло, пусть и не человек, но, всё же, человекоподобный. Вот терновник и не хотел пускать тебя. Кстати, как ты от него отбился? ─ с интересом спросила Малефисента.

─ Сжёг часть стены, ─ небрежно ответил Локи, радуясь ужасу, на мгновение мелькнувшему в глазах Малефисенты. Наконец-то и он её задел! ─ Но ты не волнуйся, я, когда прошёл, всё восстановил.

─ Восстановил ты, как же! ─ усмехнулась фея. ─ Дыру, наверное, оставил.

─ Одином клянусь, что нет! ─ Локи воздел руки к небу.

─ Не дорожишь ты здоровьем батюшки, ─ покачала головой фея. ─ Стыдно, Локи, стыдно.

─ Стыд в доле, ему перепадает с моих проделок, ─ ответил маг. Ему нравилось общаться с Малефисентой в такой шутливо-издевательской форме. ─ Смотри, маленькая смертная к краю подходит! ─ Локи указал на Аврору, которая опасно близко приблизилась к краю обрыва.


Малефисента тихонько повела рукой, и на голову Фислифт свалился с ближайшего дерева тяжёлый спелый орех. Фея пронзительно охнула и только тут заметила, куда забралась Аврора. С тихими проклятиями в адрес ореха, Фислифт подбежала к девочке и отвела её к двум другим нянькам.


─ Почему ты её спасаешь? ─ спросил Локи. ─ Ты, кажется, специально прокляла её, чтобы принцесса умерла.

─ Должна же она дожить до срока, ─ ответила Малефисента. ─ Король Стефан должен поплатиться за всё.

─ А в чём он, собственно, виноват? ─ как бы невзначай спросил Локи, но внутренне он напрягся, потому что давно хотел узнать, что же всё-таки произошло на Болотах.

─ В предательстве, ─ глухо ответила Малефисента. ─ В гнусном предательстве.

─ Вот как! ─ воскликнул Локи, стараясь сохранить в голосе незаинтересованность. ─ И что же он сделал?

─ Локи, не притворяйся, что тебе неинтересно и что ты спрашиваешь просто так! ─ Малефисента повернулась к Богу. ─ Тебе повезло, я сейчас в хорошем настроении и расскажу тебе, что случилось. Но, если ты потом станешь язвить и насмехаться, ─ фея прищурилась, Локи показалась, что она сейчас зашипит, ─ проклятие принцессы покажется тебе раем по сравнению с тем, что я тебе устрою!

─ Ладно, ладно, не буду, ─ отмахнулся Локи. “Только бы без драм и слёз, мне очень не хочется успокаивать рыдающую фею”, ─ подумал Бог.


Малефисента села поудобнее, повернулась к Локи и начала рассказ. Она опустила часть подробностей, но всё же верно передала самую суть произошедшего. Локи, не отрываясь и стараясь не пропустить ни слова, слушал её и чем дальше заходит рассказ, тем сильнее он воздействовал на мага, оказавшегося благодарным слушателем. Малефисента рассказала про свою детскую жизнь на Болотах, про встречу со Стефаном, про их отношения, про его исчезновение и внезапное появление. Когда фея рассказывала, как Стефан вероломно усыпил её и срезал её крылья (Локи очень удивился, что у Малефисенты когда-то были крылья), она еле сдержалась, чтобы не заплакать.


─ Вот так всё и произошло, ─ закончила фея и внимательно посмотрела на Локи. ─ С тех пор, я королева Болот, а Стефан царствует и дрожит у себя в замке.

─ Занятно, ─ отозвался Локи, задумчиво ковыряя прутиком листья. ─ Почему ты его не убила?

─ Это слишком просто, я хочу замучить его морально, чтобы всё его существо ответило за все его проступки! ─ В глазах Малефисенты горел мстительный и зловещий огонёк.

─ Ты, однако, жестока, ─ ответил Локи. ─ Проклясть бедное дитя, дабы его отец сполна заплатил за свои прегрешения перед тобой.

─ Не притворяйся только, что тебе жалко девочку, ─ вспыхнула Малефисента. ─ Уверена, что на моём месте ты поступил бы точно так же.

─ Если не жестче, ─ ответил Локи. ─ Но пока не приходилось сталкиваться с подобным.

─ Столкнёшься, ─ зловеще произнесла Малефисента. ─ Сколько бы мало я о тебе ни знала, уверена, что спокойно тебе дома не сиделось.

─ Только не надо пророчеств, ─ закатил глаза маг. ─ Из тебя такая же прорицательница, как из Тора ─ учёный.

─ Кто такой Тор? ─ осведомилась Малефисента.

─ Мой брат, ─ неохотно ответил Локи. Ему не хотелось посвящать Малефисенту в свои семейные дела, но Бог чувствовал, что он в какой-то мере обязан рассказать о себе хоть что-то в обмен на откровение феи. ─ Прославленный воин, любимец публики Девяти Миров, но, признаться, он немного глуповат. Его дружки тоже хороши: Огун вместе с ним лезет в драку, Фандрелл ─ ловелас, каких мало, Волштагг ─ обжора, а Сиф всё время старается подражать Тору. Они были бы идеальной парой, вот только поубивали бы друг друга в первый же день, ─ кратко охарактеризовал своих ближайших знакомых Локи.

─ А ты, значит, тихо сидишь в стороне и коллекционируешь прекрасные снежинки? ─ улыбнулась Малефисента.

─ Не совсем, ─ ответил Локи. ─ Но я предпочитаю не связываться с их компанией.

─ А у тебя друзей нет?

─ Зачем? ─ пожал плечами Локи. ─ Мне и так хорошо.

─ Не скажи. ─ Малефисента посмотрела в глаза Локи. ─ У всех есть друзья, ну, или хотя бы подчинённые, с которыми можно перекинуться словечком.

─ Ты как-то размякла от воспоминаний, ─ ответил Локи.

─ Может быть, ─ согласилась фея. ─ Однако я не запираюсь ото всех.

─ Я тоже не запираюсь, просто они мне часто надоедают. ─ Локи чувствовал, что Малефисента начинает вызывать его на откровение. ─ Ты как-то сказала, что мне не понять всего, что происходит на Болотах, так вот, теперь тебе не понять, что происходит у меня в Асгарде.

─ Ничего, пойму, впереди ещё много времени. А когда ты собираешься назад?

─ Я же сказал, что как только прочувствую свою вину, ─ ответил Локи.

─ Так работай над этим, ─ посоветовала Малефисента. ─ Не собираешься же ты жить тут годами!

─ Как знать, ─ туманно отозвался Локи. ─ Тут довольно неплохо, я живу долго. “Уж, по крайней мере, дольше, чем ты”, ─ подумал Локи, глядя на Малефисенту. ─ И общество сносное подобралось.

─ О, моё общество для тебя “сносное”! ─ картинно обрадовалась Малефисента. ─ Рада слышать.

─ Да, ─ подтвердил Локи. ─ Ты довольно умна, у тебя много власти и силы.

─ Спасибо, ─ наклонила голову фея.


Локи улыбнулся в ответ. Сейчас Малефисента казалась ему спокойной и какой-то доброй, что ли. Маг внимательно посмотрел на её лицо: пухлые алые губы ведьмы так и тянули его к себе, Локи так и хотелось вновь ощутить их вкус и услышать аромат листвы и смолы, который источали волосы Малефисенты. Он наклонился вперёд и поцеловал фею. Малефисента не оттолкнула его, и сначала робко, потом более уверенно, ответила на поцелуй. Локи провёл кончиком указательного пальца по острой скуле феи и углубил поцелуй. Прошло немного времени и бог с феей оторвались друг от друга.


─ Я на тебя плохо влияю, ─ сказала Малефисента.

─ Может быть, я на тебя?

В этот момент мягко зашуршали крылья, и на ближайшую ветку уселся чёрный ворон. Малефисента бросила на Локи пристальный взгляд и направилась к ворону, на ходу приказав ему стать человеком.


Комментарий к Глава 5.

Дорогие читатели! Если кто-нибудь из вас заинтересуется, сделайте, пожалуйста, арт-обложку Локи/Малефисента к фанфику. Я бы и сама с радостью, но беда в том, что автор смыслит в фотошопе как заяц в геометрии.


========== Глава 6. ==========


В Асгарде


Хеймдалль с растущим беспокойством наблюдал за жизнью Локи в Мидгарде. Опасения у Стража появились сразу же, как только младший принц встретился с тёмной феей. Хеймдалль знал прошлое Малефисенты, знал он и её мстительность и решимость, а эти два качества вкупе с привлекательной внешностью и сильной магией делали её опасной для Локи. Опасной, потому что принц и так был склонен ко злу, а встретившись с болотной чародейкой, мог совсем перейти на тёмную сторону. Эти мысли тревожили Хеймдалля всё больше и больше, поэтому он решил всё-таки высказать свои соображения Всеотцу, которого Страж в самом начале отговаривал отправлять Локи в прошлое, зная, кто там обитает, и как на Боге скажется это знакомство. Он не верил в призрачную надежду на то, что Локи обойдёт стороной Болота, так как хорошо знал принца, в особенности то, как Локи относится к сильным магам.


Хеймдалль попросил аудиенции с Царём и вскоре предстал перед ним. Поклонившись и выказав почтение, Страж изложил свои мысли Одину. Всеотец, не перебивая, слушал Хеймдалля, и когда тот закончил, некоторое время, молча, сидел, обдумывая сказанное Стражем.

─ Сколько Локи уже находится в Мидгарде? ─ наконец спросил Один.

─ Одиннадцать месяцев по людскому летоисчислению, ─ ответил Хеймдалль.

─ Он выказывает признаки раскаяния?

─ Нет, Всеотец.

─ Принц поведал о себе Чародейке?

─ Нет, мой царь, он как и всегда скрытен. ─ Хеймдалль размышлял, сказать или не сказать Одину про то, что отношения Локи и Малефисенты перешли границы взаимного уважения и высокомерия. «Сказать», ─ решил Страж и добавил: ─ Я не всё рассказал тебе, Всеотец, ─ он посмотрел своими ничего не выражающими глазами на Одина, ─ может, это и ничего не значит, а может, имеет серьёзные последствия.

─ Что такое? ─ Всеотец насторожился. Не хватало ещё, чтобы Локи решился захватить власть в Мидгарде. Всё бы ничего, но это всё-таки прошлое, а не настоящее, и если Локи захватит Мир тогда, то сейчас он уже не будет прежним.

─ Он поцеловал Чародейку, ─ ответил Хеймдалль.

Всеотец облегчённой вздохнул. Он уже опасался самого худшего, но нет, всё шло более-менее по плану.

─ Не стоит волноваться, ─ произнёс Один, отвечая на вопросительный взгляд Стража. ─ Это не так страшно, как ты думаешь.

─ Почему? ─ Хеймдалль, казалось, был удивлён. ─ Их близкие отношения могут сподвигнуть принца Локи на захват Мидгарда, а ты, Всеотец, не хуже меня знаешь, что будет в этом случае.

─ Что будет, я знаю, ─ ответил Царь. ─ Но пока, на данный момент, опасности нет. Если бы Локи хотел захватить Мидгард, он бы уже начал, ведь у него было одиннадцать месяцев на осуществление этого плана.

─ Это логично, мой царь, ─ почтительно наклонил голову Хеймдалль. ─ Но ты не боишься, что принц Локи захочет остаться с Чародейкой в Мидгарде?

─ Нет, этого не будет, ─ строго ответил Один. ─ Локи нужен здесь, да и не такой он асгардец, чтобы бросить всё ради любви. Я иногда сомневаюсь, способен ли вообще он на такое чувство, ─ задумчиво проговорил Царь. ─ Иногда мне кажется, что мы с Фриггой чего-то не дали ему в детстве. Ну, да что теперь говорить! ─ очнулся от своих мыслей Всеотец.

─ Он не совсем асгардец, Ваше Величество, ─ откликнулся Хеймдалль. ─ А Ледяные Великаны иногда склонны к порывам.

─ Но только не к любовным порывам, ─ уточнил Один. ─ Они не способны ни к какой форме любви. ─ Один, вспомнил маленького брошенного Локи, которого он нашёл в разрушенном дворце Лафея. ─ Что же, Страж, я думаю, что Локи будет полезно ещё немного пожить в Мидгарде. Следи за ним в оба, если что-нибудь случится, сразу посылай ко мне.

─ Будет исполнено, Всеотец. ─ Хеймдалль поклонился и уже собирался уйти, как вдруг Один сказал:

─ Я хочу отправить туда Тора, чтобы он проверил брата, а заодно, чтобы пополнил его запасы еды и питья, так что будь готов, что Тор вскоре явится к тебе. ─ С этими словами Один отпустил Стража и послал за старшим сыном.


Тор внимательно выслушал отца и сказал:

─ Отец, не лучше ли мне будет забрать Локи сейчас, чтобы он не натворил там бед?

─ Не лучше, сын. Локи ещё должен некоторое время пожить в Мидгарде, ─ ответил Один.

─ Хорошо, отец, ─ наклонил голову Тор. ─ Но, позволь спросить, кто такая Чародейка? ─ Громовержец краем уха слышал что-то о болотах и феях из прошлого Мидгарда, но прочитать соответствующую литературу никогда не хватало времени.

─ Королева местности, в которой сейчас обитает твой брат. Она очень сильный маг, так что не зли её понапрасну. ─ Всеотец счёл своим долгом предупредить вспыльчивого старшего сына, чтобы тот потом, если хлебнёт горя по милости Малефисенты и по собственной инициативе, не жаловался, что его не предупредили.

«Что эта феечка может сделать мне, Тору, сыну Одина»? ─ подумал Тор. А вслух сказал: ─ Хорошо, отец. Когда мне отправляться?

─ Сейчас, ─ был ответ. ─ У Биврёста тебя будет ждать повозка, там всё, что надо передать Локи. Ступай!


Тор поклонился отцу и вышел из Тронного Зала. Всеотец остался на троне, размышляя о том, как бы теперь уже Тор, а не Локи не натворил бы бед в Мидгарде.


========== Глава 7. ==========


В Мидгарде


Локи было досадно, что не вовремя прилетевший Диаваль прервал его общение с Малефисентой. То, что маг чувствовал, находясь наедине с этой феей, невозможно было выразить словами. Восприятие мира, да и вообще все чувства Локи были далеки от обычных, присущих людям и асгардцам чувств. Должно быть сказывалась ётунская кровь, о чём Бог тогда просто не знал.


Ему приятно было общаться с Малефисентой, нравилась её несговорчивость, которая причудливо граничила с мягкостью, которую фея проявляла в отношениях к Богу во время поцелуев и своего рассказа о прошлом. Так же Локи подозревал, что фея в какой-то мере привязалась к принцессе Авроре, но пытается это скрыть ото всех, тем более от него. Пока Локи неприязненно смотрел на Ворона, тот уже успел превратиться в человека и что-то докладывал госпоже.

─ Что такое, Диаваль? ─ спросила Малефисента. Ворон выглядел встревоженным, а его не так-то просто было вывести из равновесия.

─ Снова чужак, госпожа, ─ стараясь говорить почтительно и вежливо, несмотря на волнение, ответил Ворон. ─ Он появился из сияния так же, как и Локи. ─ Диавалю было сейчас не до своей неприязни к Богу, поэтому он не бросил на него, как это обычно бывало, презрительный взгляд.

─ Чужак? Что такого, мы, кажется, привыкли к незваным гостям, ─ произнесла Малефисента, тем самым кинув камень в огород Локи.

─ Это не совсем обычный гость, ─ продолжал Диаваль. ─ Он переместился недалеко от владений Короля Стефана и наткнулся на вооруженный отряд.

─ И что? ─ Малефисенту, казалось, не интересовал чужак.

─ А то, что он сумел отбиться от отряда в считанные секунды, пустив молнии! ─ Диаваль, довольный произведённым эффектом, замолчал, выжидая, что ответит госпожа, но тут вмешался Локи.

─ Говоришь, метал молнии? ─ нехорошее предчувствие овладело Богом. Он знал только двоих существ умевших метать молнии. Одним из них был Тор. ─ Как выглядит этот чужак?

─ Высокий, могучий воин, ─ ответил Диаваль. ─ Светловолосый и в золотых доспехах.

─ Великий Один! ─ прошипел сквозь зубы Локи. ─ Этого только не хватало!

─ Этот чужак опасен? ─ настороженно спросила Малефисента.

─ Нет, он добрая душа, хотя глуп и вспыльчив, ─ нехотя ответил Бог. ─ Это мой брат Тор.

─ Твой брат? ─ стараясь не показать удивления, повторила фея. ─ Что плохого в том, что он прибыл?

─ А то, что если он сразу же по прибытии устроил драку, то через несколько часов здесь будет всё лежать в руинах! Думаю, отец предупредил его, чтобы он не делал глупостей, но, как говорят, дуракам закон не писан!


Локи был раздражён и подавлен. Он только-только начал отвыкать от присутствия Тора и его друзей, как вдруг нате! Брат с луны свалился! Впрочем, не с луны, поправил себя Локи, а с Биврёста, но суть от этого не менялась: Тор продолжал быть нежеланным гостем. Локи как-то быстро позабыл, что он сам явился сюда нежданно-негаданно и, в общем-то, не может протестовать против появления Тора, но Бог настолько привык к тихой обители Болот, что уже считал себя коренным жителем. Поэтому он мрачно посмотрел на Диаваля, припомнив традицию, что гонца, принёсшего дурную весть, убивают.

«Неплохо было бы применить сию традицию к Ворону, ─ подумал Локи. ─ Надо будет фее подбросить эту идею».


Малефисента тем временем размышляла. Ей не очень улыбалась война со Стефаном, а она понимала, что этот Тор обязательно решит привлечь к битве брата, если и вправду окажется таким воинственным, каким его описал Локи. Только не война, по крайней мере, не сейчас. Ещё не совершилось проклятие, а значит, можно подождать, а то Стефан окончательно сойдёт с ума при виде Бога Грома. Диаваль докладывал Малефисенте, что психологическое состояние короля оставляет желать лучшего, и Малефисенте это не нравилось: ей хотелось насладиться местью, а какой толк мстить человеку, который сошёл с ума? Поэтому фея дорожила психикой Стефана так же, как и безопасностью Авроры, впрочем, не уделяя королю и сотой доли того внимания, каким она окружила принцессу. Но сейчас проблемой был Тор, поэтому Малефисента оставила размышления о Стефане и мести и обратилась к Ворону:

─ Где Тор сейчас, Диаваль?

─ Когда я улетал, он направлялся к границе ваших владений, госпожа, ─ ответил Ворон. ─ Должно быть, ему сказали, куда идти.

─ Почему твой брат не прибыл в то же место, куда и ты? ─ Малефисента отвернулась от Диаваля и посмотрела на Локи.

─ Законы Радужного Моста, ─ ответил Локи, понимая, что сейчас не время секретничать. ─ Местность та же, но точка выхода немного смещается. Должно быть, он материализовался слишком близко к границам, и его заметили.

─ Сейчас это не важно, ─ проговорила фея. ─ Локи, как думаешь, зачем он прибыл?

─ Наверное, чтобы меня забрать, ─ кисло ответил Бог. ─ Ну или почитать нотации, а может просто ошибся Миром, с ним такое бывает.

─ Тогда надо его встретить, ─ Малефисента взяла в руки посох. ─ А то он, чего доброго, разрушит мою стену.

─ Разрушит, непременно разрушит, ─ иронически подбодрил фею Локи. ─ Ещё половину Болот снесёт, жителей напугает.

─ Ты что, ясновидящий? ─ осведомился Диаваль, который ждал, когда госпожа превратит его в ворона, чтобы отправляться в путь.

─ Нет, просто я отлично его знаю, ─ ответил Локи.

─ Локи, ты можешь узнать, где он сейчас? ─ обратилась Малефисента к магу. ─ У вас же есть духовная связь?

─ Упаси Хель! ─ воскликнул Локи. ─ Иметь духовную связь с Тором, нет, спасибо. Не очень хочется читать его мелкие мысли.

─ Ты слишком высокомерен, ─ осадила Локи Малефисента. ─ Нет, так нет, зачем драматизировать, я его и сама найду.


Фея величественно отвернулась от Бога и сконцентрировала потоки магии, пронизывающие лес Болот, на поиск Громовержца. Вскоре она нашла его: Тор двигался вдоль границы волшебного леса, очевидно, выискивая свободный проход. Радовало, что Тор находится недалеко от них.


─ Нашла, ─ проговорила Малефисента. ─ Он несколько южнее нашего местоположения, но мы быстро туда доберёмся. ─ Она махнула рукой, и Диаваль принял птичий облик.


Действительно, на Тора компания наткнулась очень быстро: Бог Грома стоял напротив стены терновника и уже собирался испепелить строптивое растение, которое не желало пускать его во владения Малефисенты. Тору это, понятно, не нравилось, на небе уже сгущались тучи, грохотало. Как раз в тот момент, когда Бог собирался обрушить на стену мощную молнию, растения неожиданно раздвинулись, образуя коридор, в конце которого показались две фигуры.


Тор враждебно и настороженно следил за тем, как два существа двигались по тёмному коридору, своды которого угрожающе подрагивали, готовые, в случае опасности, защитить госпожу. Незаметно для Тора, одна из фигур скользнула в тень, а навстречу Богу вышел Локи.


─ Локи, брат! ─ радостно воскликнул Тор и кинулся к недовольно поморщившемуся Локи, который не очень жаждал братских объятий Громовержца. ─ Ты как здесь? ─ Тору, казалось, было очень весело.

─ Хорошо, хорошо, не жалуюсь, ─ изобразив улыбку, ответил Локи. ─ Ты как, как отец? ─ счёл он нужным поинтересоваться.

─ Отлично, брат, просто замечательно! ─ говорил Тор. ─ Был турнир, я победил! ─ горделиво приосанился Бог Грома. ─ Скучно, правда, без тебя, мы все очень ждём, когда ты сможешь вернуться.

«Враньё», ─ подумал Локи, но, тем не менее, продолжал слушать рассказ Тора про битвы и про отца.

─ Кстати, Локи, ─ посерьёзнев, прибавил Тор. ─ Я видел ещё одну фигуру рядом с тобой, а так же слышал от Хеймдалля и отца про Чародейку, обитающую в этих лесах. Говорят, она опасна.


─ И совершенно правильно говорят! ─ прозвучал под сводами леса голос Малефисенты, и фея вышла из тени к двум Богам. ─ Я ─ фея Малефисента, Чародейка, Королева Болот, ─ представилась Малефисента, стоя на тропе и держа в руке посох, на котором устроился большой чёрный Ворон.


========== Глава 8. ==========


─ Это и есть Чародейка? ─ для верности спросил Тор у брата.

─ Да, это она, ─ махнул рукой Локи. ─ Иди, поздоровайся.

Это напоминание было излишним, потому что по-королевски вежливый и галантный Тор уже подошёл к Малефисенте и учтиво произнёс:

─ Приветствую тебя, прекрасная госпожа, ─старший принц поклонился, мысленно восхищаясь красотой и величием Малефисенты. ─ Я ─ Тор Одинсон, сын Одина Всеотца, царя Асгарда, ─ и добавил: ─Твои владения чудесны, хоть я видел лишь малую их часть!

«Ты ещё ничего не видел, а уже льстишь, ─ подумала Малефисента. ─ Сразу видно, королевский сын. И знакомства у вас всех как под копирку», ─ но продолжала слушать похвалы Тора.


Локи поведение Тора не понравилось. Он в первую же секунду заметил, какой эффект произвела на брата Малефисента и тут же пожелал, чтобы Тор куда-нибудь испарился.


─ Итак, брат, ─ Тор, закончив похвалы, обернулся к Локи. ─ Я привёз тебе провизию, но, к сожалению, часть её пострадала при нападении вооружённого отряда. ─ При упоминании об этом глаза Тора гневно блеснули. ─ Но всё оставшееся наилучшего качества. Я спрятал повозку недалеко от того места, где приземлился, ─ Тор указал куда-то на север. ─ Если госпожа Чародейка не против, мы с братом сходим туда и всё привезём, ─ Громовержец улыбнулся Малефисенте. Та, казалось, проигнорировала улыбку, сохраняя на бледном лице высокомерное выражение. Локи мысленно испепелил Тора.

─ Я не против, идите, ─ кивнула Малефисента. ─ Диаваль, ─ обратилась она к Ворону, который с интересом косился на Тора, повернув голову. ─ Лети впереди и указывай дорогим гостям дорогу.


Ворон снялся с посоха, каркнул и вылетел из тоннеля, кружась и зависая в воздухе, показывая, что он ждёт. Тор поклонился на прощание Малефисенте и быстро и уверенно зашагал вперёд. Локи двинулся следом за братом, искренне желая, чтобы Тор в Мидгарде не задерживался. Повозку Боги нашли довольно быстро: она была прикрыта ветвями какого-то лиственного дерева и, если не знать, что это повозка, то не заметить её было очень легко. Назад шли довольно долго: несмотря на потерю части провизии, груз был достаточно тяжёл, и даже сильный Тор не мог идти быстро с ним. Локи брату не помогал, удобно устроившись сверху на поклаже, выбрав тюк с вещами в качестве сидения. Тор, до того озабоченный перемещением в пространстве, не заметил хитрости и сильно вознегодовал, на половине дороги случайно обернувшись. Он хотел наградить озорника затрещиной, но Локи, мерзко хихикнув, увернулся. Тор, продолжая ворчать, теперь пропустил брата впереди себя и зорко следил, чтобы Локи не терялся из виду. Диаваль кружил над Богами и только удивлялся, как такая «высокая раса», как любил повторять Локи, может так мелочно ссориться, можно сказать по-людски.


Когда Локи и Тор, который продолжал тащить на себе повозку, попали в поле зрения Малефисенты, фея, желая ускорить процесс передвижения, зачаровала деревянную телегу, отчего та неспешно, но уверенно, поплыла по воздуху и вскоре оказалась на болотной стороне леса. Тор восхитился магическими способностями Малефисенты, о чём не преминул оповестить Локи, который поддакнул, прекрасно понимая, что способность зачаровывать вещи ─ это ещё цветочки, а рассказывать брату про остальное долго и, в общем-то, ни к чему.

***

─ Расскажи мне, брат, как ты живёшь здесь, ─ попросил Локи Тор вечером, когда братья удобно устроились на краю обрыва, откуда открывался потрясающий вид на волшебную реку, которая вся переливалась огоньками маленьких речных фей-светляков. ─ Это очень интересное место, а при первой встрече ты ограничился только общими сведениями.

─ Рассказывать особо нечего, ─ ответил Локи. ─ Тут довольно неплохо, я бы сказал, хорошо. Я люблю магию, а здесь даже воздух ей пропитан. ─ Когда рядом не было Малефисенты, Локи вёл себя с Тором спокойнее, у него на время пропадало жгучее желание испепелить Бога Грома. Локи и раньше замечал за собой тени таких мыслей, но в присутствии феи это желание усиливалось, а мысли приобретали яркий оттенок.

─ А как же Чародейка? ─ спросил Тор. ─ Как ты с ней общаешься, она ведь довольно деспотична по характеру и может на тебя плохо повлиять.

«С каких это пор ты, Тор, начал разбираться в характерах других существ?» ─ подумал Локи, но не сказал это вслух. Ни к чему было накалять обстановку, тем более, что Локи хотел, чтобы брат побыстрее убрался обратно в Асгард, а если начать с ним ссориться, то он заберёт его с собой, посчитав, что Малефисента плохо повлияла на мага.

─ Есть у неё такое в характере, ─ согласился Локи. ─ Но ты не бойся, брат, на меня очень сложно повлиять.

─ С хорошей стороны да, трудно, ─ развивал свою мысль Тор. ─ А плохую развить в тебе легко.

─ Ты один думал или с кем-то? ─ усмехнулся Локи. ─ Тор, я не собираюсь подчиняться Малефисенте.

─ Какое прекрасное и длинное имя, ─ проговорил Тор. ─ Она бы понравилась Фандреллу. Кстати, это имя как-нибудь сокращается?

─ Иди, спроси, но я бы не советовал, ─ отозвался Локи. ─ Она гордая и величественная, а её имя ─ что-то вроде титула, так что, думаю, оно не сокращается.

─ Возможно, ─ ответил Тор.

─ Брат, отец не говорил тебе, сколько ещё продлиться моё изгнание?

─ Столько, сколько потребуется, ─ посерьёзнев, ответил Тор. ─ Хеймдалля что-то насторожило в твоём поведении, поэтому он попросил отца, чтобы я проверил тебя.

─ Вот как! ─ Локи всегда удивлялся способности Тора выбалтывать секреты с серьёзным лицом, а Локи был почему-то уверен, что сказанное Тором ─ секрет. ─ И что же насторожило нашего Стража?

─ Этого отец мне не сказал, ─ ответил Тор.

«И правильно сделал, ─ подумал Локи. ─ Тебе скажи ─ тут же все Девять Миров узнают», ─ а вслух сказал: ─ Что ж, не сказал, так не сказал, что поделать. Ты говорил что-то про турнир, когда он будет? ─ Локи решил под благовидным предлогом выведать у брата, когда тот намеревается назад.

─ Турнир? Послезавтра, я возвращаюсь в Асгард завтра, на рассвете, ─ не понял подвоха Тор или сделал вид, что не понял.

─ Так быстро? ─ счёл нужным удивиться Локи. ─ Ну, надо, так надо.

─ С каких это пор ты стал мириться с судьбой, Локи? ─ весело спросил Тор.

─ Как стал ссыльным, ─ пошутил маг. ─ Ты будешь ночевать в шатре или на свежем воздухе?

─ На воздухе. Здесь чудесная погода, к тому же тепло. ─ Тор поднялся и приблизился к краю обрыва. ─ Какая красота! ─ восхищённо послышался из темноты его голос. Затем Тор вернулся, пожелал брату спокойной ночи и улёгся на подушку из травы, которую соорудил ещё днём.

***

Малефисента не спала, она размышляла. Удобно устроившись на своём любимом дереве, на котором она провела лучшие годы своей юной беззаботной жизни, фея мысленно перебирала всё, что случилось за день. Поцелуй Локи, прибытие Громовержца, его явное восхищение ею, и главное, отношение ко всему этому Локи. Маг вёл себя весь день осмотрительно, но в его поведении то и дело проскальзывала ревность. Да, да, восхитилась Малефисента, именно ревность, но тут же осекла себя. Нет, решила фея, нет, Локи, каким она его знала, не способен не то что на ревность, но и на любовь, хотя… То, как Бог вёл себя с ней, озадачивало её, она не могла определить, что это за чувство.


Она знала, что такое любовь, она любила Стефана тогда, давным-давно, когда у неё ещё были крылья, когда она не знала слова «предательство», когда волшебные Болота переливались радостью и красками. С тех пор многое изменилось: Малефисента узнала теневую сторону жизни, сама перешла на неё, Болота накрыла тень и неизвестно, уйдёт ли она когда-нибудь. А теперь ещё и Локи.


Но не столько чувства Локи к ней, Малефисенту озадачивали её чувства к нему.


========== Глава 9. ==========


Проводив Тора, Локи и Малефисента отправились проведать принцессу Аврору. Локи шёл молча, изредка поглядывая на фею. Проводы брата не понравились магу. Может, дело было в самом Локи, может, в том, как Тор обращался с Малефисентой. Громовержец вёл себя по-королевски галантно, но в этой галантности то и дело проскальзывал неподдельный интерес к красоте феи. Прощаясь, Тор поцеловал руку Чародейки и что-то долго говорил ей, не обращая внимания на младшего брата, который изнывал от нетерпения и желания, чтобы Тор поскорее убрался. Когда Бога Грома, наконец, поглотило и унесло радужное сияние, Локи спросил у Малефисенты:

─ Он тебе понравился?

─ Да, ─ ответила фея. ─ Зря ты на него наговаривал. Он, конечно, не мудрец, но часто говорит правильно.

─ И что же он говорил тебе? ─ в голосе Локи послышалась скрытая угроза.

Малефисента, уловив намёк, удивлённо приподняла бровь и сказала:

─ Тор говорил про тебя, он просил присмотреть за тобой. ─ Это была только часть разговора Громовержца и феи. Тор ещё много рассказал Малефисенте про Локи, про то, что маг, собственно, собой представляет, про его детство и отношения в семье и ближайшем окружении. Малефисента была искренне удивлена откровением Тора и тем, что Бог решил довериться ей, хотя сам же сказал, что слышал о Королеве Болот много нехорошего. Когда фея прямо спросила Тора, почему он всё это ей рассказывает, он ответил, что доверяет ей, потому что видит отношение феи к его брату.

─ Значит, брат уже не доверяет мне и просит присмотреть кого-то, ─ задумчиво произнёс Локи. ─ Я так и знал, что они там, ─ он указал на безоблачное небо, ─ не доверяют мне. Что ж, у них есть все основания.

─ Это потому что ты Бог Обмана? ─ спросила Малефисента.

─ И это тоже. Я, видишь ли, не самый примерный асгардский маг.

─ Я знаю. Но, мне кажется, у твоего раздражения есть и другая причина. ─ Малефисента чуть улыбнулась, наблюдая за реакцией Локи.

─ Думаешь? ─ повторил Локи. ─ Даже если и есть, то это ─ не твоё дело. ─ Маг замолчал, показывая, что не намерен продолжать разговор.


Малефисента не настаивала, она прекрасно понимала Локи и его нежелание говорить. Если бы это был обычный человек, фея ни на секунду не усомнилась бы в том, что её приревновали. Но с Локи всё было туманно и неясно, к тому же характер мага постоянно преподносил Малефисенте сюрпризы, и она не была уверена, как отреагирует Бог на её предположение.


Конфликтовать с Локи фее не хотелось, хотя порой Локи очень сильно её раздражал, и ей хотелось обратить его в какую-нибудь зверушку, чтобы гордый Бог побегал часок-другой по лесу, подумал о своём поведении и почесался. Увы, Малефисента понимала, что по возвращении Локи в нормальный облик, её ждала бы встреча с разъярённым магом, от которого было бы не так-то просто отделаться.


Тем временем Локи с Малефисентой уже подходили к домику трёх фей и Авроры. Малышка во дворе, фей не было видно. Малефисента присела на краю поляны и, наблюдая за принцессой, машинально собирала пальцами тонкие травинки и, покрутив, отбрасывала их.


Локи надоело наблюдать за принцессой, и он решил пройтись. Исчезнув в тени деревьев, маг направился вокруг поляны. Густые заросли заслоняли его от посторонних глаз, так что Локи мог беспрепятственно гулять, где ему вздумается. Он прошёл уже половину пути, размышляя о том, сколько ещё ему здесь жить и что всё-таки Тор говорил Малефисенте, как вдруг перед ним совершенно неожиданно, выйдя из зарослей орешника, появилась принцесса Аврора.


Девочка, видимо, забрела сюда случайно. Она, заметив Локи, с любопытством посмотрела на него. Маг, недовольный, что ему помешали, хотел пройти дальше, но Аврора стояла на месте, глядя на Локи во все глаза.


─ Может, дашь мне пройти? ─ наконец, спросил Локи. Вопрос был глупый, потому что принцесса ещё не разговаривала и не могла ответить.


Аврора, однако, отошла в сторону, продолжая наблюдать за Богом. Должно быть, она уловила интонацию мага, ведь у Локи были сильные эмпатические способности. Бог прошёл мимо и оглянулся: Аврора всё ещё стояла на месте. Заметив, что Локи обернулся, девочка помахала ему рукой. Локи, усмехнувшись, ответил ей тем же. Аврора ещё немного постояла, глядя в след удаляющемуся магу, а затем вернулась на полянку.


─ Прогулялся? ─ спросила Малефисента, завидев Локи, возвращающегося с другой стороны леса.

─ Да. ─ Локи, не спрашивая разрешения, сел рядом с Малефисентой под деревом. ─ Встретил смертную девочку. Плохо ты за ней следишь, раз она на меня наткнулась, обычно встречи со мной заканчиваются плохо.

─ Я знала, что она тебя встретила, ─ невозмутимо ответила фея. ─ А не боялась этой встречи, потому что знала, что ребёнку ты вреда не причинишь.

─ В отличие от тебя, ─ усмехнулся Локи. ─ А откуда такая уверенность в моей порядочности?

Малефисента только улыбнулась, но Локи уже понял.

─ Так, значит Тор, болтун эдакий, рассказал тебе, что от меня можно ожидать, что я могу, а что нет. ─ Локи начинал злиться. Гуляя, он немного успокоился, но теперь при малейших подозрениях и упоминаниях о его светлых сторонах, маг рассердился. Вдобавок, он был обижен на Малефисенту за то, что она слишком благоволила Тору, хотя Локи понимал, что это ничего не значит, что это атрибут общения с Громовержцем.

─ Рассказал, ─ подтвердила Малефисента. ─ Злиться-то зачем? Можно подумать, ты ревнуешь. ─ Она, опустив голову, наблюдала за Локи.

─ Я этого не говорил, ─ Локи подивился наглости и смелости феи, говорить ему такое.

─ Но ты так думал.

─ Ты что, читаешь мысли? ─ Локи был зол, но всё же отвечал на вопросы.

─ Твои ─ да. ─ Малефисента, казалось, совсем не боялась Локи.

─ Фея, не забывай, с кем ты разговариваешь! ─ процедил сквозь зубы Локи. ─ Ты даже не представляешь, что я могу с тобой сделать.

─ Вообще-то ты первый начал, ─ произнесла Малефисента, вставая. ─ Не ты ли два дня бегал и бесился, мечтая отправить брата в преисподнюю?

─ Не смей со мной так разговаривать, ─ Локи тоже поднялся. ─ Я предупредил тебя, мне бы не хотелось причинить тебе боль.


Это вырвалось у него невольно, но маг даже не заметил, что сказал. Он был слишком зол, гнев, накопившийся в нём за всё это время, неудержимо рвался наружу. Свою роль сыграло и его отношение к Малефисенте, и прибытие Тора, и то, что Локи давно не бывал в переделках. Сказывалось то, что он рос с Тором и успел стать адреналинозависимым, чувствуя потребность в острых ощущениях.

Малефисента наоборот, оценила эти слова, но всё же сжала посох покрепче.

─ Если ты не хочешь причинять мне боль, тогда просто сядь и успокойся, ─ произнесла Малефисента. ─ Я тоже не хочу тебя ранить.

─ А, ну понятно, ─ сощурился Локи. ─ Пообещала моему братцу, что будешь беречь меня.

─ Ты слишком драматизируешь, Локи. ─ Малефисенте не нравились эти нападки. ─ Ты прав, брат на тебя плохо влияет, ты становишься нервным.

Локи метнулся вперёд и, схватив фею за плечи, прижал её к стволу дерева.

─ Фея, не испытывай меня! ─ Его лицо было в опасной близости от лица Малефисенты, она чувствовала его горячее, разъярённое дыхание. ─ Это может для тебя плохо кончиться. ─ Бог сильно сжал плечи Малефисенты, и в этот момент полоска железа на камзоле Локи коснулась открытого плеча феи.


Боль обожгла кожу Малефисенты, она зарычала, не зная, что Локи сделал это не нарочно. Малефисента приподняла ногу и резко и сильно ударила Локи в колено. От неожиданности и боли Бог отпустил её, и Малефисента отступила, приманивая к себе посох.


─ Хочешь сражения? Ты его получишь! ─ С этими словами Малефисента метнула в Локи заклятие.


Маг успел увернуться и ответил фее очередью обездвиживающих заклинаний, которые фея частично отклонила, частично уничтожила. Она обратила куст в живого рыцаря и напустила его на Локи, но тот превратил куст в огненный шар, который на огромной скорости полетел в голову Малефисенты. Фея уклонилась, погасив шар потоком воды из ближайшего ручья. Сражение продолжалось. Локи укрылся за грядой камней, а Малефисента притаилась между деревьями.


Обмениваясь заклятиями и, то и дело, превращая подручные предметы в оружие, они не сходясь, удалялись от поляны. Локи ругал себя за то, что не взял с собой кинжалы, а Малефисента поудобнее перехватила посох, ожидая, когда они, наконец, сойдутся. И дождалась. В какой-то момент, гряда камней кончилась, и Локи угодил прямо в руки Малефисенты, получив посохом по спине. Он извернулся, перехватил оружие феи и притянул её к себе, повалив на землю. Малефисента ловко увернулась и вторично ударила мага посохом, за что тоже получила пару ударов.


Они катались по земле, изредка кому-нибудь их дерущихся удавалось встать, и тогда сражение переходило в вертикальную позицию. Наконец, Локи стал одерживать верх: он изловчился и отшвырнул от себя фею так, что она пролетела несколько метров и, больно ударившись о дерево, сползла вниз. Локи победоносно приблизился к фее, желая завершить свою победу. Он поднял Малефисенту над землёй и уже собирался забросить несчастную в кусты, как вдруг фея напряглась, обхватила Локи за плечи и, что было сил, подалась вперёд.


Обрушившись на мага, Малефисента, тут же зачаровала побеги плюща, которые, словно живые змеи, обвили запястья Локи, тем самым обездвижив его. Малефисента села сверху Локи на грудь, так, что его голова оказалась зажата между коленями феи. Победоносно оскалившись, Малефисента произнесла:

─ Теперь ты мой пленник, Локи!

─ Никогда! ─ Локи оттолкнулся от земли, пытаясь сбросить фею.


Они ещё некоторое время боролись, но силы иссякали и у того, и у другой. Наконец, противники оказались друг напротив друга. Малефисента метнулась за посохом, а Локи извлёк из внутреннего кармана тонкое лезвие, о котором совсем забыл. Они стояли, сжимая своё оружие. Фея собрала энергию для сильного заклятия, вокруг неё уже клубился зелёный дым. Локи же сосредоточился на том, чтобы открыть портал и выбросить туда противницу. Портал открылся, клубы сгустились, образовав устрашающего дракона, а Локи и Малефисента всё ещё стояли и смотрели друг на друга.


─ Я не могу, ─ проговорила Малефисента. Фея разжала пальцы, и посох упал на траву, а дракон рассеялся в воздухе. ─ Если хочешь, убивай, я не могу.

─ Давай же! Подними посох и сражайся! ─ Локи был ошарашен. Он не мог просто убить безоружную фею, не мог отправить её в подпространство без сопротивления.

─ Не хочу. ─ Малефисента стояла и смотрела на мага, рядом с которым изменчиво колебался портал, в котором исчезали мелкие листья.


Они сорвались с места одновременно. Локи, отбросив лезвие, сгрёб в охапку Малефисенту и впился в её губы поцелуем. Фея со страстью ответила на поцелуй Бога, крепко прижимая его к себе, перебивая пальцами чёрные волосы Локи. Портал продолжал колебаться, на небе сгущались тучи, темнело, а Малефисента и Локи продолжали страстные поцелуи, забывая о том, что чуть не отправили друг друга в Ад.


========== Глава 10. ==========


Над Болотами опускалась ночь. Густые заросли волшебных растений начинали светиться в наступающей тьме, а многочисленные светлячки порхали в кустах. Жители Реки начинали готовиться ко сну, а многочисленные ночные обитатели наоборот, просыпались.


Малефисента и Локи сидели на берегу Реки и наблюдали за всем великолепием волшебного зрелища живых огней, светлых и мягких. Они сидели на некотором отдалении друг от друга, так как оба ещё не оправились от произошедшего и не до конца осмыслили его. Малефисента сидела прямо и неподвижно, устремив взгляд своих янтарных глаз на островок посреди реки, туда, где располагался её трон. Она терзалась сомнениями, ей казалось, что всё, что было со Стефаном, повторяется с Локи. Разница была в том, что по Стефану сразу было понятно, что он чувствует к фее, и недокороль сначала прикидывался безобидным и добрым. Локи же наоборот, язвил и наглел, держась с Малефисентой даже не на равных, а с превосходством. По нему вообще сложно было что-то понять, кроме того, что он тщеславен, упрям и привык командовать. Дальше этого проникнуть в характер Бога было трудно, пока Локи сам не решал открыть собеседнику часть своей души, а делалось это крайне редко или в порыве гнева, когда маг невольно мог высказать сокровенные тайны.


Это-то и тревожило фею. Она не знала, какую часть своего существа открыл ей Локи, и что осталось в скрытой. Он же, по сути, ничего не говорил ей, всё, что она о нём знала, Малефисента почерпнула из рассказа Тора. Да, Локи проявил к ней неожиданную страсть, она ему явно приглянулась, но что дальше ожидать от своенравного Бога, фея решительно не знала. Она боялась повторения, боялась «наступить на те же грабли», как выражались Люди. Поэтому Малефисента сидела в раздумье и всё никак не могла вырваться из заколдованного круга.


Мысли и чувства Локи были проще: он размышлял о том, как ему теперь быть, потому что так далеко с женщинами у него никогда не заходило. Маг в этом не нуждался, предпочитая книги и волшебство, оставив стезю покорителя женских сердец Фандреллу. Сам Локи мог бы без особых хлопот найти себе женщину, так как происхождение и привлекательная внешность открывали ему все двери Асгарда, Ванхейма, Альвхейма или, на худой конец, Мидгарда. То, что Локи чувствовал к Малефисенте, он раньше никогда не испытывал. Конечно, и у него были симпатии к девушкам, особенно в юности, но до того, чтобы сказать себе, что он влюблён, Локи не доходил, быстро разочаровываясь в предмете своего обожания, потому что красивые девушки чаще всего оказывались непозволительно глупы или тщеславны, а Локи лицемерно не признавал тщеславия.


С Малефисентой было по-другому. Она была умна, горда и от всех остальных женщин, встреченных Локи, её отличало то, что она не робела перед ним и не признавала его превосходства, держась с ним холодно и даже насмешливо. От того, что Локи не мог точно охарактеризовать свои чувства и мысли, ему не нравилась вся эта ситуация, и он подумал, что зря он не отбыл в Асгард с Тором.


Когда луна поднялась высоко над деревьями, освещая всё вокруг своим приглушённым светом, Локи, наконец, решил сам с собой, что он всё же, в какой-то степени, влюблён в Малефисенту. Маг поднялся с земли и уже хотел высказать свои соображения фее, но увидел, что чародейка куда-то ушла.


«Вот так всегда! ─ подумал Локи, с некоторым раздражением глядя на то место, где недавно сидела фея. ─ Только соберёшься с мыслями, а все уже ушли, никому ничего не надо».


Локи посмотрел на чёрную воду реки, которая с тихим плеском катилась перед ним, и Богу захотелось выкупаться. Он, поленившись раздеваться сам, произнёс заклинание, и его одежда уже лежала аккуратно сложенная на песке. Локи постоял немного, ощущая всей кожей ночную прохладу и, спустившись немного, окунулся в воду. Вода ещё сохранила тепло дня, и маг с наслаждением плавал, иногда переворачиваясь на спину. В этот момент на берегу послышался лёгкий шорох. Локи резко повернулся: из кустов вышла Малефисента, и, остановившись, наблюдала за ним. В лунном свете она казалась ещё более красивой и таинственной, чем обычно.


─ Ну, что? ─ спросил Локи, подплывая ближе.

─ Ничего, ─ ответила фея. ─ А ты что хотел?

─ Я тут мысли, наконец, систематизировал и упорядочил, хотел с тобой поделиться, а ты куда-то ушла, ─ в голосе мага послышалось раздражение.

─ И о чём же были твои мысли? ─ поинтересовалась Малефисента, глядя на Локи, который выделялся на фоне тёмной воды.

─ О сегодняшнем маленьком казусе. Я думал, что же ты всё-таки из себя представляешь, и как мне с тобой быть.

─ И до чего ты додумался? ─ стараясь не выдавать волнения, спросила Малефисента.

─ Теперь я уже даже не знаю, говорить или нет. ─ Локи решил помучить фею неизвестностью, отомстив тем самым за её исчезновение в важную минуту. ─ Всё снова так туманно, ─ протянул Бог, стараясь в темноте рассмотреть реакцию Малефисенты.

─ Ах, ты, изверг! ─ воскликнула фея. ─ Тебе лишь бы помучить меня.

─ Уходить в другой раз не будешь, ─ ухмыльнулся Локи.

─ Давай, я сама буду решать, что мне делать, а что не делать. Королева здесь всё же я. ─ Малефисента в который раз подивилась наглости и самоуверенности Бога.

─ О, Ваше Величество, извините, забылся! ─ рассмеялся с лёгкой иронией Локи. ─ Кстати, королева, ─ заискивающим тоном продолжил маг, ─ не желаете ли искупаться, вода, знаете ли, тёплая. ─ И для пущей убедительности Локи плеснул этой самой тёплой водой на Малефисенту.


Фея, получившая порцию брызг, и от неожиданности, не успевшая их рассеять, засмеялась. Какой же Локи всё-таки! Она даже не могла подобрать слова, которое могло бы во всей полноте охарактеризовать мага. Воистину, он ─ Бог Озорства и Коварства!


─ Локи, мелкий пакостник! ─ Малефисента щёлкнула пальцами, и её мантия покорно испарилась, материализовавшись на ближайшем кусте. Так же с волос феи исчезло покрывало из змеиной кожи, и чёрные пряди, освободившись, волнами улеглись вдоль спины чародейки. ─ Ты сейчас у меня добрызгаешься! ─ С этими словами Малефисента плавно скользнула в воду и неожиданно быстро оказалась рядом с Локи, щедро окатив мага его любимой тёплой водой.


Они плавали в агатово-чёрной воде, иногда тихо смеясь и обмениваясь брызгами. В какой-то момент, на мелководье, Локи обогнул Малефисенту со спины и, заключив её в объятия, прижал к себе, жарко поцеловав шею феи. Малефисента улыбнулась в темноте и повернула к Локи своё лицо.

─ Может, лучше на берег выберемся? ─ предложила фея.

─ Чем тебя река не устраивает?─ усмехнулся Локи, снова целуя Малефисенту.

─ Не знаю, просто давай выберемся.


Локи пожал плечами и, не выпуская чародейку из объятий, направился к берегу. Он почти нёс Малефисенту, так, что её ступни едва касались земли. Когда пара магов вышла на берег, Малефисента, отняв руку от спины Локи, повела ею. Тут же на траве сложилось из ветвей и огромных листьев кувшинок ложе, украшенное диковинными, мелкими и как будто живыми огоньками. Локи мысленно восхитился волшебством Малефисенты, а вслух произнёс:

─ Любишь удобство?

─ Я же не дикарка, ─ ответила Малефисента; они с Локи уже подошли к ложу.

Маг аккуратно опустил фею на гладкие листья, устроившись сверху. Края кувшинок над ним сомкнулись.

─ Что это ещё за фокус? ─ немного недовольно спросил Локи.

─ А ты хочешь, чтобы весь лес был свидетелем? ─ парировала Малефисента.

─ Пожалуй, нет. ─ С этими словами Локи опустил голову и начал медленно, но настойчиво целовать чародейку, плавно переходя на её шею и острые ключицы.


Фея улыбалась, чуть приоткрыв сочные алые губы, перебирала пальцами короткие чёрные волосы Локи, который тем временем спустился цепочкой поцелуев к приятно-округлой груди Малефисенты. Локи задержался губами на этом месте, обдавая бледную кожу чародейки своим горячим дыханием. Он терзал её тело, удерживая фею на грани наслаждения, но при этом сам еле контролируя себя, чтобы не овладеть ею прямо сейчас, не насытившись вдоволь. Локи любил растягивать удовольствие во всём. Его губы продвинулись ещё ниже, покрывая поцелуями плоский живот Малефисенты. Маг чувствовал, как трепетала под ним всегда такая холодная и насмешливая чародейка.


Улыбнувшись про себя, Локи провёл ладонями по изящным бёдрам Малефисенты и одним движением раздвинул её длинные ноги. Удобно устроившись, маг резко и без предупреждения вошёл в фею, заставив её тонко вскрикнуть и обхватить ногами его талию. Он сделал несколько движений и, прежде чем его мозг полностью перестроился на получение удовольствия, победоносно отметил, что фея сдалась ему. Локи ритмично двигался, заставляя Малефисенту стонать, и что-то нечленораздельно шептать.


Фея глухо стонала, обвив руками шею Локи, сильнее прижимая его к себе. Она хотела большего, хотела чувствовать его присутствие всем телом, поэтому при новом движении подалась вперёд, жадно приникая губами к губам мага. Длинные острые ногти Малефисенты впивались в плечи и спину Локи, но асгардская кровь не давала фее серьёзно поцарапать мага. Впрочем, Малефисенте было всё равно, она хотела лишь то, чтобы это наслаждение никогда не заканчивалось.


В этот момент Локи резко подался вперёд, и Малефисенту накрыла мощная волна наслаждения, такого пьянящего и желанного. Окатив её, волна двинулась назад и с убойной силой накрыла Локи, заставив прежде сдерживавшегося Бога зарычать и больно сжать в ладонях плечи Малефисенты. Последовало ещё несколько волн удовольствия, а затем Локи, блаженно простонав что-то, опустился на ложе рядом с тяжело дышавшей феей.


Локи посмотрел в её янтарные глаза, подёрнутые дымкой наслаждения и страсти. Он, привстав, коснулся лёгким поцелуем припухших губ чародейки.


─ И всё-таки ты ─ Бог, ─ тихо проговорила Малефисента, проводя мокрой от пота ладонью по щеке мага.


Комментарий к Глава 10.

Дорогие читатели! Следующая глава выйдет не раньше двадцатого июля, потому что я уезжаю отдыхать, а там у меня не будет компьютера, чтобы писать продолжение.


========== Глава 11. ==========


Над Болотами стояла чудесная погода. Было даже не заметно, что лето уже подходит к концу, потому что вода в реке по-прежнему оставалась тёплой, а листья на раскидистых ветвях деревьев и не думали желтеть. Локи и Малефисента жили всё это время, как ни странно, в абсолютном мире, который изредка нарушали инициативы Бога Озорства.


Как-то под вечер, в начале сентября, фея и Локи гуляли в сумерках. Они остановились на краю обрыва и стояли, молча наблюдая, как последние лучи заходящего солнца освещают равнину. Неожиданно один из лучей отразился на золотом шпиле башни замка короля Стефана. Раньше Локи не обращал внимания на это строение, но теперь он внимательно пригляделся. Асгардское зрение позволило ему различить небольшие детали рельефа, который покрывал стены замка, бойницы, стрелецкие башенки, большие, хорошо укреплённые ворота. Маг никогда не интересовался у Малефисенты, чей это замок, но теперь решил наверстать упущенное.


─ Кто там живёт? ─ спросил Локи, указывая на замок.

─ Король Стефан, ─ ответила Малефисента, глядя в указанном направлении. ─ Я тебе говорила. На отряд его воинов нарвался твой брат, когда прибыл сюда.

─ Этот тот самый человек, что срезал твои крылья? ─ Лицо Локи было уже не видно в темноте, но по звуку его голоса можно было догадаться, что он не просто так интересуется.

─ Он самый, ─ с едва заметной горечью ответила фея. ─ Но какая теперь разница, что было, то прошло. Они служили мне верой и правдой, ─ добавила она, дотронувшись кончиками пальцев до обрубков, оставшихся на месте её могучих и прекрасных крыльев.

─ Жалкий человек, но ты, я думаю, отплатила ему сполна, когда прокляла его дочь. ─ Локи зашёл за спину феи и, отбросив пряди её густых волос, прижался губами к оголённым обрубкам. Внезапно он почувствовал острую ненависть к человеку, причинившему боль и предавшему Малефисенту. Локи на своей шкуре знал, что значит предательство и дурное обращение с тобой тех, кого ты с детства считал друзьями, поэтому он спросил: ─ Хочешь, я его испепелю?

─ Не надо, ─ ответила Малефисента. ─ Если ты убьёшь его теперь, весь мой план мести рухнет, а я долго готовилась и не хочу, чтобы мои труды пропали даром.

─ Твой план мести хорош, ─ снисходительно заметил Локи, как бывало всегда, когда речь заходила о способностях к магии, а он чувствовал, что в некоторых областях волшебного искусства фея сильнее него. ─ Но ты же убьёшь потом Стефана?

─ Посмотрим, у меня в запасе ещё много лет, успею придумать. Да хватить уже любоваться на остатки моих крыльев! ─ Малефисента обернулась к Локи. ─ Не трави мне душу воспоминаниями о былых днях!

─ А хочешь снова увидеть свои крылья? ─ Локи применил какое-то заклинание, и его глаза теперь светились во тьме ровным изумрудным светом.

─ Ты нарочно? Ну, скажем, хочу.

─ Смотри. ─ Маг сделал невидимый жест, и в этот момент за спиной Малефисенты сгустился ночной воздух. Клубясь и переливаясь, он медленно сложился в большие, покрытые коричневатыми перьями, с роговыми выступами на верхних концах, крылья. Они мягко подплыли ближе к фее и точно встали на место прежних.

─ Что это? ─ Малефисента не могла отвести взгляда от этого чуда. Она завела руку назад и почувствовала прикосновение к тёплым, чуть шершавым перьям.

─ Я не до конца ещё узнал, как создавать полностью осязаемые иллюзии, ─ сказал Локи, наблюдая за выражением лица феи. ─ Они не могут поднять тебя в воздух, а их плотность я могу держать недолго.

─ Не важно, они всё равно чудесны, ─ прошептала Малефисента. ─ Не совсем, как мои, но… неважно!


Прошло ещё несколько минут и, как и говорил Локи, чары рассеялись, призрачные крылья растаяли в воздухе. Малефисента посмотрела на мага: в её янтарных глазах стояли слёзы.

─ Я становлюсь слишком сентиментальной, ─ наконец проговорила она.

─ Как хорошо, что мне это не грозит, ─ усмехнулся Локи.

─ Мечтай. Ты только что сделал мне самый желанный подарок, а это о многом говорит.

─ Это значит, что ничего это не значит, раз в жизни можно себе позволить, ─ невозмутимо ответил Локи.

─ С первого раза всё и начинается, ─ назидательно проговорила Малефисента. ─ Пошли уже, холодно становится. ─ Она неслышно скрылась в зарослях кустарника, и Локи последовал за ней. Он видел реакцию Малефисенты на крылья, и в его голове созрел небольшой план.


Локи дождался, пока Малефисента уснёт, чтобы никто не чинил ему препятствий, и незаметно выскользнул из своей палатки. Единственное, что он не учёл, было то, что с ветки дерева за ним наблюдал невидимый в темноте Ворон.

***

Малефисента неожиданно проснулась посреди ночи. Она не могла объяснить, что именно её разбудило, но проснулась она с таким чувством, что что-то случилось. Фея набросила на плечи тёплую накидку (ночи всё же были прохладными) и вышла из небольшого шалаша из веток, в котором уснула сегодня. Стояла необыкновенно красивая лунная ночь, звёзды не в силах были перекрыть своим мерцанием свет королевы-луны. Фея осторожно прошла по узкой тропинке к палатке Локи. Она не сомневалась в том, что причиной её внезапного пробуждения является озорной Бог, наверняка придумавший какую-нибудь новую шалость. Малефисента взялась за кожаную шнуровку, на которой держался вход в палатку, и потянула на себя. Вход открылся, и фея заглянула внутрь: там никого не было.


─ Он ушёл где-то час назад, госпожа, ─ говорил Малефисенте Диаваль, когда фея, призвав Ворона, потребовала у него отчёта. ─ Я думал, что он как всегда идёт на реку и не стал вас будить, но некоторое время назад леший сообщили мне, что асгардец спустился на равнину. Я хотел вас разбудить, королева, но вы сами проснулись и нашли меня.

─ Всё ясно, ─ ответила Малефисента, выслушав Ворона. ─ Где он сейчас?

─ Недалеко от перевала, где начинаются поля, принадлежащие крестьянам короля Стефана.

─ О, нет! ─ горестно и зло простонала фея. ─ Тоже мне, мститель! Найдёт же себе приключений!

─ Что случилось, госпожа, куда он всё-таки направился? ─ Ворон обеспокоенно посмотрел на королеву. Его уже терзало смутное предчувствие.

─ Он ушёл к замку Стефана, ─ проговорила Малефисента. ─ Он хочет отомстить.

***

Локи уже почти приблизился к владениям людского короля. Бог двигался быстро и бесшумно, легко пройдя через посты часовых, стоявших всюду: Стефан очень беспокоился о своей безопасности. Проскользнув в кромешной тьме по мосту, Локи проник за ворота и, на мгновение завладев разумом одного из стражников, двинулся в направлении покоев короля. Наконец Локи, петляя по коридорам, достиг места назначения: перед ним оказалась дубовая дверь, окованная железом.


Локи пренебрежительно фыркнул. Глупец-король хочет отгородиться от мира за этими хлипкими дверьми! Маг, не размениваясь на волшебство, толкнул дверь. Лёгкий засов, на который сегодня закрылся Стефан, мигом сломался, и Локи оказался в небольшом, по дворцовым понятиям, зале с узкими окнами, камином и удивительно пыльным полом. Первое, на что упал взгляд мага, был большой стеклянный ящик, стоявший около стены. В полутьме было неясно, что именно было содержимым ящика, но это что-то было продолговатым и тёмным. Локи подошёл ближе и смог различить, что это было. Это были массивные, тёмно-коричневые крылья с короткими когтями на верхних концах. Сомнений у Локи не было, это были крылья Малефисенты. Он стоял, глядя на них, не в силах отвести взгляд, и представляя, как, должно быть, величественно смотрелась фея с ними. Теперь он понял, что его подарок был лишь жалким подобием того великолепия, что некогда украшало спину Королевы Болот.


В этот момент за спиной мага послышалось движение. Он обернулся и только сейчас заметил человека, притулившегося в большом резном кресле. На человеке была горностаевая мантия, а полоска лунного света отражалась бликами в его короне. Это был Стефан.

Он, казалось, даже не видел Локи, взгляд короля был устремлён мимо мага, куда-то в окно.

─ Да, так оно и есть, ─ пробормотал король. ─ Надо, надо было убить её тогда, не думать о милосердии. Да, да, надо было! ─ он снова замолчал, устремив взгляд в никуда.

“Он сумасшедший!” ─ мелькнула у Локи мысль. Бог двинулся, чтобы подойти ближе и рассмотреть короля лучше, но в этот момент Стефан, словно очнувшись, заметил его.

─ Кто ты? ─ повелительно произнёс король. ─ И как ты проник незаметно для меня в мои покои? Отвечай!

─ Я не обязан выполнять твои приказы, человеческий король, ─ ответил Локи. ─ Что до меня, то я ─ Бог Локи, из Асгарда.

─ Бог? ─ Стефан исподлобья посмотрел на Локи. ─ Охотно верю. Раз есть эти проклятые Болота с рогатой чертовкой во главе, то почему бы не быть богам из Асгарда. Зачем пожаловал, бог Локи?

─ Поговорить, ─ мягко ответил Локи. ─ Не ты ли несколько лет назад взошёл на трон, ммм… не очень честным способом, лишив фею её крыльев?

─ Ты с ней знаком? ─ дёрнулся Стефан. ─ Тогда понятно, она уже околдовала тебя, как и меня когда-то. Берегись её, бог Локи, она зла и коварна.

─ Это я знаю, ─ невозмутимо откликнулся Локи. ─ И поверь, её зло и коварство не сравнятся с моими! ─ Голос Локи вдруг приобрёл сильное звучание, казалось, он слышен далеко за пределами комнаты. ─ И ты, жалкий смертный, ещё пожалеешь, что встал на моём пути! ─ Стены зала начали покрываться тонким слоем льда, но маг не заметил этого, его обуревали другие чувства. Он стал как будто выше, кожа из-за напряжения и ётунской крови приобрела синий оттенок. ─ Я бы убил тебя на месте, но не хочу лишать её этого удовольствия! Знай, король, что ты погибнешь от руки Королевы Болот, Чародейки Малефисенты! Это моё предсказание и поскольку твоя семья уже проклята однажды, ещё одно проклятие не повредит! Заслужили!


Стефан в испуге вжался в кресло. Температура в зале упала, теперь иней покрывал даже бороду Стефана, а Локи стоял перед ним во всей красе. Кровь Ледяных Великанов возобладала в нём и, слава Одину, что он не видел и был так зол и доволен произведённым эффектом, что не почувствовал этого.


Когда в комнату ворвалась стража, Локи, хохотнув, ударом заклятия разметал воинов и направился обратно. Он был доволен и горд, злость давала ему силы, поэтому встречавшихся на пути защитников он сметал как бумажных кукол.


Замок ожил. Трубили рога, отряды воинов стекались к воротам, дабы не отпустить беспрепятственно нежданного гостя. Многие слышали голос Локи, но не все разобрали слова, да это было и ни к чему, смысл был понятен всем. Кое-кто на ходу обсуждал, что это-де кара Стефану за обманное пришествие на престол или за обман Малефисенты.


В этот момент в дверях показалась фигура Локи. Плотные ряды охраны закрыли собой проход, стрельцы на башнях натянули тетиву на луках, другие воины приготовили зажигательную смесь. Все были готовы дать отпор магу. Локи уже вышел из дверей и презрительно оглядывал эту толпу, освещённую светом луны и огнём факелов. Он, усмехнувшись, одним движение подчинил себе огонь, который тут же перекинулся на деревянные строения, пожирая их со сверхъестественной скоростью, и вышел за ворота замка, оставив позади себя сполохи пламени, крики и грохот. Ему вслед полетели стрелы, но Локи превратил их в пыль, едва они оказались в поле действия его магии. Одну, правда, он допустил ближе и ловко поймал, забрав в качестве трофея.


Локи перешёл мост и обернулся: двор замка был охвачен огнём, повсюду снова фигурки людей, борющихся с пламенем, трубили рога, видимо, вслед за магом отправляли отряд воинов. Локи криво усмехнулся, и тут ему навстречу из мрака вылетел огромный Ворон. Бог понял, что Малефисента здесь, а через мгновение она сама предстала перед ним, ярко освещённая смешанным светом.


─ Зачем? ─ это было первое, что она произнесла, увидев Локи. ─ Зачем ты это сделал?

─ Извини, не смог удержаться, ─ развёл руками маг.


В эту же секунду с неба на Локи упал радужный луч, который поглотил и унёс с собой Бога.


Комментарий к Глава 11.

Дорогие читатели! Я вернулась! Теперь постараюсь выкладывать новые главы регулярно.


========== Глава 12. ==========


Локи был зол и ошарашен. Когда на него неожиданно упал луч перемещения Радужного Моста, он было подумал, что кто-то из асгардцев, может быть даже Тор, решил спуститься к нему. Но когда сияние захватило его, Локи понял, что не они придут к нему, а он к ним. С какой целью его забирали, было магу решительно непонятно, поэтому он, когда материализовался под сводами Биврёста, первым делом спросил у Хеймдалля:

─ И по какому, интересно, поводу Всеотец оторвал меня от глубокомысленных рассуждений в тиши мидгардских Болот? ─ по едкому тону было понятно, что Локи вовсе не в восторге от возвращения.

─ Об этом тебе расскажет сам Всеотец, ─ невозмутимо ответил Страж. ─ Вот и сопровождение.


На Мосту показался конный отряд из восьми человек, судя по красоте и богатству доспехов, принадлежащих царской семье. Один из воинов вёл рядом с собой гнедую лошадь Локи Хель. Когда они приблизились ко входу, их уже ждал там Локи, который немного раздраженно сказал:

─ Как мило! А где прекрасные ковровые дорожки?

─ Ваше Высочество, Всеотец желает поговорить с вами лично, ─ отрапортовал начальник отряда. ─ Ваша лошадь готова. ─ Он махнул рукой, и другой воин подвёл магу его Хель.

─ Желает, так желает, ─ Локи решил поберечь гнев для Одина, взобрался на лошадь, и все тут же поскакали во дворец.


Пока отряд был в пути, Локи оглядывал улицы Асгарда и считал, сколько он тут не был и сколько ещё мог бы провести времени в Мидгарде. Бог рассчитывал, что после беседы Всеотец отправит его назад, где он сможет в тишине и спокойствии делать всё, что хочет. Наконец Локи в сопровождении отряда оказался около входа во дворец. Отряд отсалютовал младшему принцу и, передав его на попечение дворцовой страже, скрылся. Локи уже много раз проходил процедуру явления к царю, поэтому стража, что вела его туда, мага нисколько не удивила.


─ Приветствую тебя, отец, ─ проговорил Локи, оказавшись в Зале и подойдя к трону Одина. ─ И зачем же ты забрал меня из Мидгарда, мне казалось, что срок наказания ещё не истёк?

─ Здравствуй, Локи, ─ ответил Всеотец. Он, казалось, был чем-то немного встревожен. ─ Ты прав, срок наказания ещё не истёк, но, в связи со сложившейся ситуацией, я посчитал наилучшем забрать тебя раньше времени.

─ Какой ещё ситуацией? ─ Локи настороженно посмотрел на отца. Теперь ему казалось, что, решив пойти в гости к Стефану, он погорячился.

─ Той, что ты безосновательно подверг опасности свою жизнь и жизни сотен невинных людей, что были в том замке. Я решил, что лучше тебе будет дома, где ты будешь ограждён от дурного влияния болотной Чародейки.

─ Какого ещё дурного влияния, отец? ─ Локи не понимал, к чему Один клонит.

─ Я ошибся, отправив тебя в прошлое Мидгарда. Я не учёл силу влияния на тебя феи Малефисенты, её магические способности, для меня вообще было неожиданностью, что вы повстречались.

─ Так ты думаешь, что это Малефисента подтолкнула меня к этому решению?

─ Именно. Она сильна и коварна, в её арсенале много самых разнообразных и неожиданных чар. Я полагаю и не удивлюсь, если это правда, что она просто-напросто приворожила тебя, сын, заставив тем самым выполнять свою волю.

─ Ты ошибаешься, отец! ─ сердце Локи учащённо забилось, он и представить себе не мог, чтобы недалёкая Малефисента, хотя он всегда считал обратное, смогла бы приворожить его.

«Хотя, как знать, ─ мелькнула змейкой противная мысль. ─ Она была обозлена и вполне могла использовать меня, чтобы вершить месть чужими руками».

«Нет! ─ тут же отозвался Локи на это крамольное предположение. ─ Она не могла! Она… она… любит меня»! ─ это было неожиданно даже для самого мага. Он и не думал, пока был рядом с феей, насколько она к нему привязалась, и насколько она была важна ему самому.

«И всё же, подумай, ─ говорила та же змейка. ─ Малефисента способна на многое».

«Не на такое!» ─ Локи уже и сам не понимал, что к чему, ему была смешна сама мысль, что его, великого мага, мог кто-то цинично использовать в своих целях.

─ Возможно, я и вправду ошибаюсь, ─ ответил Один, заметив колебания сына. ─ Но всё равно, тебе лучше остаться дома, в родном Мире. Скоро состоится коронация твоего брата, я не хочу, чтобы с тобой что-либо случилось.

─ Я не вернусь в Мидгард?

─ В прошлое ─ нет. Ты можешь путешествовать в настоящем времени, даже жить в одном из соседних Миров, если тебе так нравится, но в прошлое ты не вернёшься, это слишком опасно. Даже если случится маленькое, казалось бы, незаметное происшествие, оно может серьёзно повлиять на ход истории, и в результате мы получим совершенно другой мир, не такой, каким мы его знали прежде.

─ И чем же моё присутствие в прошлом мешает ходу истории? ─ Локи старался сдерживаться, но гнев и обида рвались наружу. ─ Если я немного попугаю того короля, что, мир рухнет?

─ Не рухнет, но изменится, ─ ответил Один. ─ Ты мог уничтожить замок короля и его самого, а именно в этом замке будет потом править дочь Стефана Аврора, именно она объединит два враждующих королевства: Болота и владения её отца.

─ Принцесса Аврора проклята и умрёт в шестнадцать лет! ─ чуть повысил голос Локи. ─ Только не говори, что я в этом виноват.

─ Ты ни в чём не виноват, Локи, ─ поспешно ответил Один, заметив, что сын начинает злиться. «Да, чего-то мы с царицей ему не дали, что-то мы упустили», ─ опять с грустью подумал Всеотец, а вслух сказал: ─ Это событие существовало в истории изначально, но не нам знать, какими путями идёт время.

─ Время, время! Я знаю, что малейшее нарушение прошлого ведёт за собой изменение будущего, но, если все ключевые события неизменны, то мир тоже не изменится! ─ Локи горячился всё больше и больше.

─ Что тебя так влечёт туда, Локи? Не красота ли и мощь Чародейки?

─ Даже если и так. Отец, ─ Локи глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Он решил открыться Одину. ─ Что, если я скажу тебе, что на самом деле полюбил её, фею Малефисенту? ─ Маг пристально смотрел на Одина, стремясь уловить в его лице сам не зная что.

─ Это вероятно, хотя я больше склоняюсь к мысли, что она околдовала тебя, внушив чувства, ─ Всеотцу тяжело было это говорить, но он знал, что иначе историю не спасти, иначе миры изменятся и уже не случится всего, что было предначертано. ─ Даже если чары настолько сильны, что действуют через Миры, то ты не сможешь сам попасть в прошлое, поскольку секреты Времени тебе не известны, а нужные манускрипты уничтожены ещё при моём отце Бёре.


Локи, прищурившись, посмотрел в глаз Одина. Он не понимал это стремление отгородить его от, может быть, первого и последнего настоящего чувства в его жизни. Все всегда старались вызвать в нём это чувство, именуемое любовью, возили его на балы в разные Миры, на турниры, знакомили с принцессами, княжнами и графинями Альвхейма, славившимися своей красотой, и вот, когда он сам нашёл то, что ему нужно, это тут же у него отняли.

«Ничего, ещё посмотрим», ─ подумал Локи.

─ Что ж, отец, ─ наконец, после продолжительного молчания, проговорил Бог. ─ Возможно, ты прав, ─ маг неслышно вздохнул, ─ я остаюсь дома и собираюсь отпраздновать коронацию Тора. До встречи! ─ Он поклонился и вышел из Зала, чувствуя себя как никогда плохо и безнадёжно.

«И снова мне не верят! ─ зло подумал Локи. ─ Всегда, когда я говорю правду, мне не верят!» ─ и маг с грустью осознавал, что он не может винить в этом никого, кроме себя самого.


========== Глава 13. ==========


Неопределённость ─ хуже всего. Неопределённость мучает, томит, терзает, она проникает в каждый уголок сознания, она хуже совести, хуже раскаяния, хуже смерти. Лучше знать самое страшное, чем не знать ничего, мучиться сомнениями, строить догадки, которые никто не может ни подтвердить, ни опровергнуть. Именно так думала долгими осенними вечерами Малефисента, глядя на то, как медленно, но верно, зима вступает в свои права. Листья на деревьях как-то слишком резко и быстро пожелтели и опали, похолодало, подули пронизывающие северные ветра. А ведь как хорошо было в начале осени, когда стояла тёплая погода, приветливо журчала вода в реке, а птицы пели весело и нежно, и, главное, Локи, этот ненавистный ей сначала Бог был рядом. С того самого момента, как мага унесло радужное сияние, Малефисента не знала о нём абсолютно ничего.


Первое время фея думала, что Локи просто ненадолго отбыл, но вскоре вернётся. Однако проходили дни, а затем недели, но он всё не возвращался. Через месяц Малефисента начала терять надежду. Сколько бы верный Диаваль ни убеждал её, что надежда умирает последней, она чувствовала, что её надежда вот-вот умрёт. Фея, зная характер Локи, понимала, что тот вполне мог удрать, не предупредив, и, что самое страшное, не собираясь возвращаться. Но Малефисента гнала от себя эти мысли, которые приходили к ней, когда солнце спускалось за горизонт, и его последние лучи освещали голые деревья и покрытую опавшей листвой землю. В такие минуты фея делала пламя костра сильнее, чтобы оттянуть как можно дольше время, когда тьма накроет видимый мир. Это была самая невесёлая осень в её жизни.


Диаваль, видя страдания госпожи, всеми силами старался ей помочь, и если раньше Ворону хотелось, чтобы Локи исчез, то теперь, когда Малефисента сидела грустная и подавленная, он ещё больше чем она желал, чтобы Локи вернулся. Ворон готов был терпеть мага, лишь бы фея была довольна, так как вид тоскующей госпожи нагонял уныние на самого Диаваля, и он бывал рад, когда отправлялся проведать Аврору и поиграть с девочкой.


В таком состоянии неопределённости Малефисента промучилась всю осень и дожила до зимы. А зимой, тогда, когда ударил первый настоящий мороз, она, наконец, решила выйти из своего, к ужасу ставшего привычным состояния тоски, и начать действовать. Малефисента не могла объяснить, что побудило её к действию, но искать Диаваля она направилась с таким чувством, будто это кто-то извне подтолкнул её и теперь уже не даст ей грустить.


─ Стань человеком, ─ произнесла Малефисента, увидев Ворона, который убивал время, строя подобие гнезда из веток. ─ Диаваль, я должна найти асгардца. ─ Это прозвучало настолько чётко и бескомпромиссно, что Диаваль даже сначала не понял, его ли госпоже принадлежат эти голос и слова. За последнее время он вообще редко слышал голос Малефисенты, тем более что-то произнесённое таким тоном.

─ Вот как! ─ вырвалось у удивлённого Ворона. ─ Но госпожа, как же вы собираетесь его искать, он же, если я не ошибаюсь, находится не только в другом мире, но и в другом времени.

─ Я это знаю, ─ ответила Малефисента. ─ Но меня это не остановит. И ты мне поможешь. ─ С этими словами Малефисента резко развернулась и направилась в лес.

Ворон, обрадованный тем, что его госпожа вернулась, быстро зашагал следом за ней.

***

─ Куда мы идём, госпожа? ─ спросил Диаваль, еле поспевая за Малефисентой.

─ Прежде всего надо понять, как именно он переместился в наш мир и как открывать порталы между мирами, ─ говорила Малефисента, быстро шагая вглубь леса. ─ Для этого мы идём туда, где Локи так неосмотрительно создал портал в пылу нашей драки. Как тебе должно быть известно, дорогой Диаваль, все деревья в этом лесу, все кустарники, все травинки обладают памятью, они помнят каждое мгновение прожитой ими жизни. Я приникну в их сознание и, восстановив картину того дня, смогу понять, какие именно чары применил Локи.

Диаваль кивнул. Он слышал нечто подобное, да и если бы не слышал, всё равно бы не удивился, зная, с кем он имеет дело.

Через некоторое время Малефисента и Диаваль вышли на небольшую поляну, столь памятную фее событиями, что происходили на ней. Это было не так давно, но Малефисенте казалось, что прошла уже целая вечность с тех пор, как она и Локи, нанося друг другу удары и метая заклятия, боролись не на жизнь, а насмерть. Сейчас она понимала, что причина для драки была пустяковая, но тогда, в пылу гнева, она считала, что Локи просто одержимый тщеславием маг, которого надо поставить на место. Чувствуя, что погружается в воспоминания, Малефисента взяла себя в руки и произнесла:

─ Теперь самое главное найти нужные воспоминания. ─ Фея вышла на поляну и, встав в самый центр, начала сгущать вокруг себя силу заклинания памяти. Хотя этот лес принадлежал ей, Чародейке всё же требовались некоторые усилия, чтобы проникнуть в его тайны.


Почувствовав, что энергии собралось достаточно, Малефисента сделала лёгкое движение кистями рук, и потоки чар разлились по поляне, захватывая всё, что только попадалось на пути. Со стороны это выглядело потрясающе: клубы желтоватого, прозрачного полу-тумана стлались по земле, взбирались на деревья, обволакивая их, окрашивали проходивший через них свет в причудливые цвета с такими оттенками, которые просто невозможно произвольно извлечь из цветовой палитры. Диаваль со страхом и уважением наблюдал за действиями феи, которая, казалось, полностью погрузилась в заклинание, не замечая ничего вокруг.


Малефисента сосредотачивалась. Пока туман ещё не полностью подчинил себе этот участок леса, у феи было время настроиться на то, чтобы проникнуть в воспоминания деревьев. Самое сложное заключалось в том, что раньше Малефисента никогда этого не делала, просто не было необходимости, а сейчас она чувствовала, заклятие какой силы она применила.


Тем временем туман сделал своё дело: всё вокруг, насколько хватало глаз, было окутано жёлтой клубящейся дымкой. Малефисента, удовлетворённо кивнув, начала читать вторую часть заклинания, которая и должна была показать ей всё. Туман сгустился, и тут Малефисента увидела, как начинает меняться внешний облик поляны: голые деревья вновь покрылись жёлтыми и красными листьями, которые на глазах зеленели, приобретая светлый оттенок. И тут фея увидела то, ради чего, собственно, всё и затевалось: себя и Локи. Две фигуры, сперва плохо различимые, но с каждым витком заклятия всё более чёткие, предстали перед Малефисентой. Они стояли посреди поляны, в каком-то шаге от нынешней Чародейки, и целовались. Фея, как зачарованная, смотрела на них. В голове у неё тут же пролетел вихрь собственных воспоминаний, то, как она в первый раз в жизни сдалась кому-то. Но она тут же приструнила себя: сейчас не время, надо понять, как Локи вызвал портал.


Малефисента сделала ещё несколько витков: воспоминания ещё углубились в прошлое, в тот момент, когда Локи начал открывать портал. Фея остановила чтение памяти и подошла к Локи и ещё пока маленькому, но быстро увеличивающемуся порталу. Она даже через время чувствовала, какую силу Локи призвал, чтобы открыть портал. Это была новая, совершенно незнакомая Малефисенте магия, но фея всё равно старалась запомнить всё до мельчайших подробностей, чтобы потом повторить заклинание с точностью по последней запятой. Портал открылся уже в полную силу, а Локи и Малефисента из воспоминаний говорили друг другу что-то, приглушённо долетавшее до Чародейки, которая, не обращая на них внимания, запоминала порядок заклятия.


Наконец, убедившись, что поняла достаточно, Малефисента одним резким движением руки отпустила чары, и туман начал отступать, бледнеть, и затем и вовсе исчез.

─ Что, госпожа? ─ подал голос Диаваль, всё это время находившийся за границей тумана, откуда он предусмотрительно вышел, и поэтому не видевший, что происходило внутри. ─ Вам удалось?

─ Да, Диаваль, ─ ответила Малефисента, медленно приближаясь к Ворону. ─ И, я тебе скажу, нам придётся повозиться.

─ Нам, госпожа? ─ удивлённо переспросил Диаваль. ─ Вы же знаете, я не имею никаких познаний в области магии.

─ Они тебе и не потребуются, будешь выполнять механическую часть работы, ─ пояснила фея. ─ А теперь нам надо понять, в какую сторону открывать портал. Идём. ─ Малефисента властно повела рукой, так что Ворону оставалось только подчиниться, но это не помешало ему спросить:

─ Куда мы идём?

─ К замку Стефана, туда, где радужное сияние забрало Локи, ─ последовал ответ.

***

Снова сгустился туман, снова Малефисента увидела перед собой события трёхмесячной давности, когда она, запыхавшаяся и удивлённая, спросила у Локи, зачем он угрожал Стефану. И снова услышала его ответ, правда долетевший до неё издалека: не смог удержаться. Делая витки, фея немного промахнулась и ушла в прошлое немного глубже, чем хотела, но это, как оказалось, даже помогло ей. Она увидела, как облака на небе приняли розовато-молочный оттенок, переливавшийся всеми цветами радуги, и как потом из этого участка ударил луч такого же цвета, унесший с собой Локи.


Малефисента точно запомнила место, из которого вышел луч, решив, что именно там находится главная часть Биврёста, про который несколько раз упоминал Локи, от которого она, как сейчас поняла, узнала об этом объекте очень мало. Гораздо ценнее и обширнее была информация Тора, которая, может быть, и не отличалась научной глубиной, но давала довольно полную характеристику Радужного Моста. Теперь оставалось самое главное и сложное: систематизировать и упорядочить все полученные сведения, точно рассчитать место и время выхода, так как Малефисента, в отличие от Локи, была немного знакома с перемещениями во времени.


Много времени Малефисента потратила на изучение всего, что удалось добыть чтением воспоминаний Леса. Приходилось импровизировать, где-то додумывать самой, где-то применять другие заклинания, так как многое из магического арсенала Локи было ей незнакомо. Наконец, после упорных трудов, фея, всё это время поддерживаемая верным Диавалем, могла сказать себе, что теперь она знает, как перемещаться между Мирами. Оставалось ещё одно, что она специально придержала напоследок: нужно было найти достаточно высокое место, откуда и начнётся её путешествие в Асгард, через пространство и время. А всё ради чего? Ради него, Бога Озорства и Коварства, ради Локи.


========== Глава 14. ==========


В качестве отправного пункта для путешествия в Асгард была выбрана сторожевая башня короля Стефана. Это было довольно высокое строение, располагавшееся за территорией замка. Охрана башни была немногочисленна, и по расчётам Малефисенты, ей должно было хватить времени на то, чтобы открыть портал до того, как дворцовая охрана спохватится.


Фея и Ворон тщательно планировали захват башни в течение нескольких дней. Диаваль несколько раз летал на разведку, чтобы запомнить время, когда меняется караул, и устанавливал точное количество воинов, нёсших охрану башни. Малефисента тем временем занималась последними приготовлениями: делала запасы энергии в особых кристаллических сферах. Эта часть заклинания была самой важной из всех, потому что именно эти сферы были маяками, по которым Малефисента могла бы ориентироваться, отправляясь назад. Впрочем, фея надеялась, что назад, если ничего не выйдет, и Локи не захочет возвращаться, её отправят с помощью Радужного Моста, но предосторожность никогда не помешает, и Малефисента уделила много внимания запасам энергии.

***

На мир опускалась ночь. Облаков на небе было достаточно, чтобы закрыть свет луны, который мог бы выдать Малефисенту и Диаваля, которые в тёмных плащах бесшумно двигались по равнине. Когда они подошли к башне, из-за угла показался стражник. Лёгким дуновение Малефисента усыпила стражника, и тот повис в воздухе. Опустив уснувшего на землю, заговорщики стали пробираться дальше. Вскоре они оказались перед крутой лестницей, ведущей на самый верх башни. Осторожно ступая, фея быстро забралась наверх и принялась за дело: начала раскладывать на каменном полу сферы так, чтобы они образовали круг. Диаваль тем временем зорко следил за тем, чтобы караул внизу ничего не заметил. Видя его старания, Малефисента, не отвлекаясь от дела с хрупкими сферами, махнула рукой, и над башней повисла иллюзии спокойствия. Диаваль недовольно воззрился на госпожу:

─ Если ты просто могла создать иллюзию, тогда зачем я летал и следил за стражниками?

─ Надо же было тебя чем-то занять, ─ ответила Малефисента. ─ Тем более, что скоро эта иллюзия рассыплется, потому что у меня магия будет уходить на другое. ─ И она продолжила приготовления.


Ворон, пожав плечами, уселся на камень и принялся ждать. Ему не нравилась эта затея, но с Малефисентой последнее время было опасно спорить, и поэтому Диаваль предпочёл промолчать. Иногда ему казалось, что госпожа начинает походить в своём высокомерии на Локи, но на самом деле Малефисента просто стала такой, какой была до прибытия мага, а Ворон успел это позабыть, быстро привыкнув к хорошему.


Тем временем приготовления были закончены. Малефисента ещё раз прошлась по кругу, проверяя сферы. Убедившись, что всё идёт нормально, фея встала в центр круга и начала читать заклинание. Содержимое сфер тут же отреагировало: заключённая в них энергия начала светиться мягким светом, который по мере того, как Малефисента произносила новые формулы, приобретал всё более яркий оттенок.


Прошло совсем немного времени, и Диаваль заметил, что всё вокруг, включая его брошенный на землю плащ, начинало светиться так же, как и содержимое сфер. Понемногу сияние охватило каменный пол башни, парапеты, деревянные балки, а когда Ворон глянул вниз, то по его спине невольно пробежал холодок. Тьма вокруг башни рассеялась, потому что она вся была охвачена тем призрачным светом, что исходил из сфер. Ворон еле оторвал взгляд от этого зловещего и в то же время прекрасного зрелища и посмотрел на госпожу. Малефисента стояла, читая заклинания, а вокруг неё, поднимаясь вверх, прозрачной стеной стояло то же сияние, что охватило башню.


Неожиданно Малефисента сделала резкое движение, и её посох, до этого лежавший на земле, прыгнул ей в руку, и как только пальцы феи сомкнулись на нём, в небо ударил столб ярчайшего света. Ослепленный Диаваль упал на пол, закрывая лицо руками, и в этот же момент Малефисента ударила посохом по каменному полу. Столб ослепительного света закружился, образуя подобие торнадо, а фея продолжала читать последние строчки заклинания. Её голос перестал быть слышен в шуме ветра, который неожиданно поднялся, огонь в сферах светился настолько ярко, что перекрывал даже свет энергетического столба, в центре которого стояла фея. Она уже не была видна, потому что стенки портала становились всё более плотными, готовясь к перемещению. Ветер бушевал всё сильнее, внизу башни стали слышны крики стражников, которые как будто очнулись ото сна, в который их погрузил вид светящегося потока, уходившего в небо. Они попытались пробиться наверх башни, но сила заклятия, окружавшего её, оказалась настолько мощной, что воины словно налетели на невидимый заслон.


Портал накопил достаточно энергии и сгусток светящейся материи, в центре которого находилась Малефисента, устремился в небо и исчез в отверстии между облаками, как будто специально образовавшегося там. Ветер сам собой начал стихать, и Диаваль, почувствовавший, что самое страшное миновало, отнял руки от лица и приподнялся. Башня перестала испускать сияние и только еле заметно вспыхивающие огоньки в сферах показывали, что мгновение назад здесь творилась магия. Ворон осторожно встал на ноги и приблизился к кругу, который образовывали сферы. Там никого не было.


─ Совершилось, отбыла! ─ хрипло и восхищённо произнёс Диаваль, глядя на затянутое облаками небо, в котором минуту назад исчезла его госпожа.

***

Тем временем в Асгарде Хеймдалль внимательно смотрел на то, как с неба спускался сгусток светящейся энергии, который, бесшумно переливаясь, опустился за невысокий холм. Он знал, кто прибыл к ним, и знал, что гость, точнее, гостья, не собирается причинять вред Асгарду, поэтому Страж не вызвал охрану, решив сам встретить Чародейку. Вскоре из-за холма показалась высокая женщина в чёрном плаще, идущая в направлении обломков Радужного Моста. Она, заметив Стража, приблизилась к нему и произнесла:

─ Не бойтесь меня и не арестовывайте, я не причиню вреда ни вам, ни вашему миру. Только скажите одно: Локи, сын Одина здесь?


Комментарий к Глава 14.

Дорогие читатели! Глава получилась небольшой, поэтому её стоит расценивать как одно целое с предыдущей главой.


========== Глава 15. ==========


— Мидгардская чародейка Малефисента? — Один внимательно посмотрел на Стража.

— Да, Всеотец. — Хеймдалль только что доложил Одину о прибытии Малефисенты, которая дожидалась аудиенции с царём в приёмных покоях. — Она хочет поговорить с вами о Локи.

— И хочет с ним встретиться, — добавил Всеотец. — Чего мы не в состоянии ей предоставить. Но со мной поговорить она может. Стража! — повелительно позвал царь, и два воина, стоявшие по обе стороны дверей в Тронный зал приблизились к господину и поклонились. — Введите её!


Воины ещё раз поклонились и вышли из зала. Через несколько минут тяжёлые позолоченные двери отворились, и в покои, в сопровождение стражников, зашла Малефисента. Она была бледна, видимо, потому что перемещение отняло больше энергии, чем она рассчитывала, но скорее от того, что ей предстоял нелёгкий разговор с самим Одином. Оказавшись перед троном, вежливо и грациозно поклонилась, краем глаза наблюдая за реакцией Всеотца. Ничто не напоминало в этой строгой и сдержанной женщине ту ведьму, что явилась на крестины к королю Стефану и публично прокляла маленькую Аврору.


— Приветствую тебя, Всеотец! — произнесла Малефисента. — Да будет твоё правление долгим и спокойным.

— И тебе привет, Чародейка, — ответил Один. Манера феи держаться произвела на него благоприятное впечатление. Вся её сущность, как ни старалась она её скрыть, была как на ладони видна Одину, но он отдавал должное женщине, что смогла полюбить его младшего сына таким, каким он есть.

А Один не сомневался, что Малефисента полюбила Локи, чтобы он сам ни говорил сыну в тот роковой вечер, когда повелел Хаймделлю забрать его домой.

— Я знаю, ты провела много времени в пути, не хочешь ли отдохнуть перед нашим разговором? — спросил Всеотец.

— О нет, Всеотец, — ответила Малефисента. — Я проделала этот нелёгкий путь с определённой целью — встретиться с твоим сыном, Богом Локи. Поэтому не буду тянуть и спрошу прямо: где он?

— Где он, — повторил Один с еле заметной горестной усмешкой. — Хотел бы я ответить тебе на этот вопрос положительно. Я бы мог солгать, но лучше тебе узнать всё сразу и не тешить себя иллюзиями. Мой сын Локи погиб.


В зале воцарилась тишина. Такой глубокой тишины Один давно не слышал. Казалось, время остановилось, потому что на лице Малефисенты застыло изумлённое выражение, то выражение, которое бывает, когда человек ещё не осознал весь смысл постигшего его несчастья. Как только Всеотец произнёс фразу “Локи погиб”, фее показалось, что внутри у неё что-то оборвалось. Сердце словно сковало холодом, и дрожь прошла по всему её телу. Это был удар, к которому Малефисента была не готова. В самом худшем из вариантов она представляла себе, что Локи не любит её, бросил, предал. Но только не то, что он погиб. Этого она и в кошмаре не могла представить.


— Погиб. — Малефисента сглотнула подкативший к горлу комок. Её душили слёзы. — Как это произошло? — Она не добавила “Всеотец”, но Один понял её.

— Тебе лучше узнать всю историю от Тора. — Ему тяжело было это говорить, он прекрасно понимал, что чувствовала Малефисента. — Он это сделает лучше меня.


Было послано за Тором. Через несколько минут Громовержец вошёл в Тронный зал. Он был очень удивлён, увидев Малефисенту, но не примянул мысленно отметить, что она побледнела и похудела с момента их последней встречи. По взгляду феи Тор догадался, что она знает о том, что случилось.


— Пройдём в мои покои. — Тор сделал приглашающий жест, когда Один сказал ему, что от него требуется.


Малефисента последовала за ним, предварительно попрощавшись с Одином. Оказавшись в покоях Тора, Малефисента тут же опустилась на невысокий диванчик, стоявший около огромного распахнутого окна, в которое были видны все красоты Асгарда. Но Малефисенте сейчас было не до них, она еле сдерживалась, чтобы не заплакать.


— Я понимаю тебя, какой это удар, — заговорил Тор, присаживаясь рядом с ней. — Если бы ты знала, что тут было, когда Локи, — он не договорил, перехватив взгляд феи.

— Я хочу знать, как, — голос феи звучал приглушённо и грубовато. — Как он погиб. — Она посмотрела в глаза Тору. — Я прошу, — Малефисента остановилась, — ничего не скрывай, рассказывай всё, как есть. Чтобы не случилось тогда, я переживу, потому что я слышала уже самое страшное.


Тор вздохнул и начал свой рассказ. Он рассказал всё: и как ётуны напали во время коронации, и как он с троицей воинов, Локи и Сиф отправился мстить в Ётунхейм, как поплатился за гордыню и попал в Мидгард, как Локи обманул его, сказав, что Один умер. Малефисента слушала его внимательно, не перебивая. Когда Тор начал рассказывать о том, как Локи запустил Биврёст, чтобы уничтожить Ётунхейм, Малефисента удручённо улыбнулась. Она узнавала стиль Локи, не удивлялась ничему, потому что она понимала его, преданного собственной семьёй, а уж кто-кто, а знала, как это, когда тебя предают. По мере того, как развивался рассказ Тора, она обнаруживала в поведении Локи всё новые и новые черты, которые были присущи ей, когда она решила мстить Стефану.


А Тор тем временем дошёл в своём повествовании до разрушения Биврёста. Малефисента живо представила себе тьму осколков, разлетевшихся во все стороны от страшного удара Мьёльнира, и то, как Локи с Тором полетели вниз, и как Один чудом успел схватить Тора, Тор — посох, за который держался Локи. Тор, вопреки просьбе Малефисенты, хотел утаить от неё краткий диалоги Одина и Локи, но фея, почувствовав по тону рассказчика, что он хочет слукавить, взяла его за руку и слегка её пожала, как бы говоря, что ей нужно знать всё. Поражённый силой этого стремления и отдавая должное Малефисенте, Тор передал и диалог.


“— Нет, Локи, — произнёс отец”, — рассказывал Тор. — Ещё мгновение Локи держался за посох, а потом разжал руку и упал в пропасть под Радужным Мостом. Его останки было бы бессмысленно искать, потому что пропасть эта уходит глубоко вниз, за грани известных и неизвестных нам миров, поэтому мы просто устроили панихиду по брату. — Громовержец закончил и внимательно посмотрел на Малефисенту. Та сидела, устремив взгляд невидящих глаз куда-то в стену. По её острым скулам вниз стекали прозрачные слёзы.

— Давно это было? - спросила фея.

— Ровно месяц назад, — ответил Тор. — Траур по Локи ещё не закончился. Если хочешь, можешь остаться у нас, отец позаботиться о тебе.

— Как он позаботился о Локи? — Малефисента скривила губы. — Впрочем, нет, я не в праве его осуждать, он сделал всё, что мог. “Хотя мог бы больше”, — подумала фея.

— Как ты отправишься назад? — поинтересовался Тор. Он понимал, как тяжело Малефисенте, но старался занять её разговором о насущных вещах, чтобы она не погружалась слишком глубоко в свои горестные мысли из которых потом так трудно найти выход. — Мы сейчас в затруднительном положении, потому что без Радужного Моста на перемещение затрачивается огромное количество энергии.

— Я вернусь так же, как и прибыла сюда — своим ходом, — ответила Малефисента. Ей не хотелось задерживаться здесь, где Локи столько лет жил во лжи относительно своего происхождения, она чувствовала, что если пробудет тут дольше, обязательно даст выход своему гневу. Разумом Малефисента понимала, что этим она не поможет, и изо всех сил стремилась обратно домой, чтобы ненароком не вспылить и не метнуть заклятие-другое в горе-брата Тора или в кого-нибудь из охраны.

— Когда ты отправляешься? — спросил Тор, пытаясь угадать, какие же мысли скрываются под маской горя и равнодушия. Когда он встретил Малефисенту на Болотах, то был очарован её красотой и не думал о том, что она, помимо всего прочего, ещё и первоклассный маг, а это значит, что в бою их силы могут быть неравны. Теперь же, зная, что фея чувствовала к его не-брату, Тор понимал, что гнев Чародейки за обман Локи может пасть, и, что вероятно, падёт именно на него или Всеотца. Поэтому Тор всеми силами старался отвлечь Малефисенту от неприятных мыслей.

“Если она даст волю гневу, то будет права, — подумал Тор. — Я бы сделал то же самое, если бы что-то похожее случилось бы с Джейн”.

— Немного передохну, надо восстановить силы. Затем отправлюсь, — прервала размышления Тора Малефисента.

— Можешь остаться в моих покоях, — предложил Тор. — Я распоряжусь, чтобы тебе принесли всё, что ты попросишь, если что-то нужно.

— Спасибо, ничего не надо, — вымученно улыбнулась Малефисента. — Тор, я просто хотела бы побыть одна.

— Хорошо, — кивнул Громовержец. — Как понадоблюсь, позови стражника, что стоит снаружи. — И Бог вышел из комнаты, бережно прикрыв за собой дверь. Малефисента осталась одна.


Она встала с диванчика и медленно, сложив руки на груди, подошла к окну. Немного постояв, Малефисента повернулась и направилась к маленькому столику, на котором стояла красивая изящная ваза с каким-то замысловатым рельефом. Неожиданно на Малефисенту накатил такой приступ злости, что она, схватив первое, что подвернулось по руку, а именно вазу, со всей силы разбила её об пол.


— Мерзавцы! - прошипела фея. — Сгубили моего Локи! — Она не отдавала себе отчёта в своих словах, её захлестнули эмоции. — Счастье ваше, что я должна отправиться домой до определённого срока, не то весь ваш Асгард лежал бы в руинах, уж я бы постаралась! — Она подняла глаза к потолку, как будто там находился её злейший враг. — Я бы постаралась, — повторила Чародейка, но уже с меньшим пылом.


Малефисента всегда умела успокаиваться, когда это было необходимо, а сейчас был именно такой момент. Ей нужно было беспрепятственно попасть домой, где она сможет в тишине и спокойствии родных Болот залечить свои душевные раны. Поэтому Малефисента взяла себя в руки. Она успеет наплакаться и дома, сейчас главное — попасть туда.


Фея быстрым шагом прошла к двери и окликнула стражника. Тот незамедлительно явился и спросил, что угодно госпоже. Госпоже было угодно увидеть Тора. Через некоторое время Малефисента в сопровождении Тора уже шла в Тронный зал.


— О Всеотец, — проговорила Малефисента. — Благодарю тебя за радушный приём, за беседу и за понимание, но мне пора отправляться в путь, меня ждёт мой мир. Помогать в отправлении мне не надо, я справлюсь сама. — Фея поклонилась.

— Прощай, Чародейка Малефисента, было приятно увидеться с тобой, — наклонил голову Один. — Позволь моим воинам проводить тебя до того места, откуда ты начнёшь своё путешествие домой.

— Спасибо, Ваше Величество, но не стоит, — ответила Малефисента. — Я прибыла одна и хочу отправиться одна.

— Твоя воля, Чародейка, — ответил Один. — Прощай, в добрый путь тебе!


Фея поклонилась и быстро вышла из зала. При выходе она коротко попрощалась с Тором, который понял, что фея не настроена на вежливые и долгие проводы, поэтому ответил ей лёгким поклоном. Малефисента тем временем вышла из замка и направилась в то место, куда переместилась. Идти было довольно долго, но фея не чувствовала усталости и быстро шагала, не глядя по сторонам. Ей было всё равно, ей хотелось домой.


Оказавшись на ровной площадке, куда её перебросил импровизационный портал, Малефисента извлекла из-под плаща сферу, наполненную тускло вспыхивающей энергией. Это был своего рода компас, указывающий направление, в котором Малефисента должна двигаться. Она ещё раз проверила, всё ли в порядке, и начала творить заклинание.


Снова всё охватило сияние, снова с неба упал слепящий луч и, образовав вокруг Малефисенты святящийся кокон, понёс фею ввысь. Однако на этот раз перемещение далось Чародейке трудно. Что-то мешало, что-то не давало ей вырваться за пределы пространства и времени, и это что-то было нехватка энергии. Собравшись с силами, фея сделала рывок, и Асгард стал бледнеть, таить, а, в конце концов, исчез, уступив место призрачным полумирам. Малефисента немного успокоилась и продолжала концентрироваться на еле ощутимых маяках-сферах, что путеводным огнём вел её через время.


И тут всё кончилось. Малефисента почувствовала, как кокон, охватывающий её, разрывается, теряет свою силу и исчезает. Молнией мелькнула мысль, что она так и останется висеть между мирами смерти вечность, силы стремительно начали покидать её. Последним усилием, уже чувствуя, что теряет сознание, Малефисента вывела себя из подпространства в осязаемый мир. Она падала с неба в остатках энергетического кокона, земля внизу стремительно приближалась, фея старалась накопить энергию, чтобы не ударится со всей силы об землю, потому что даже ей с её природной прочностью было бы не выжить.


Но ничего не выходило, она не могла задействовать свою магию, потому что она вся ушла на перемещение и на кокон. Малефисенту охватило отчаяние, поверхность неумолимо приближалась, но тут остатки светящегося кокона как будто решили спасти свою создательницу. Падение резко замедлило скорость, и фея плавно опустилась на землю. Едва коснувшись холодной твёрдой почвы Малефисента, поняв, что она жива, отключилась.


А вокруг неё простирался невысокий холм, с которого, тем не менее, открывался чудесный вид на ночной Нью-Йорк, не спящий город, освещённый миллионами огней, в котором ни один человек не догадывался, что где-то за городом лежит без сознания гостья из прошлого.


========== Глава 16. ==========


Он падал вниз. Во тьму. В пустоту. Уже не видны были обломки Радужного Моста и свисающий с них Тор, поддерживаемый Одином и неистово зовущий его по имени. Ничего не было видно. Ни Тора, ни Одина. Лишь бесконечное пространство, заполненное облаками межзвёздной или какой-то другой пыли, газовые облака, святящиеся мягким светом, и звёзды, мириады звёзд. Локи видел это всё не единожды, но теперь, когда он летел в пропасть, он осознал всё великолепие этих величественных звёзд, что миллионы лет, больше, чем может прожить кто бы то ни было, сияют в бескрайнем пространстве. Маг понимал, что он обречён, что сила, с которой он обрушится вниз, многократно превосходит его силы. Магия в междумирье не действует, поэтому Локи не смог бы затормозить падение, даже если бы захотел, а он не хотел. Что толку? Всё равно его возвращению никто не обрадуется, все будут избегать его, ненавидеть.

— Как это никто? — вдруг прозвучал внутренний голос. — А Малефисента?

— Малефисента, — пронеслась мысль. Да, один человек есть и этот человек Малефисента.


От осознания этого Локи как будто ожил, он всеми силами захотел жить. Жить и любить, а также отомстить всем, кто в нём сомневался и в первую очередь Тору. Да, самодовольному братцу, которому всё ни по чём. Он говорил что-то насчёт любви к людям.

«Что же, посмотрим, как он сможет защитить своих любимых людей, — подумал Локи. — Посмотрим. А там…»


Падение продолжалось. Неожиданно Локи увидел, как снизу к нему стремительно приближается какой-то мир. Мрачный, тёмный, пронизанный фиолетовым светом. Кто бы не жил здесь, они, похоже, его союзники. Отлично, тогда продолжим.


Мир приближался, ещё секунда и Локи оказался в его пределах. Поверхность стремительно приближалась. Маг собрал всю энергию, которая неожиданно к нему вернулась, чтобы затормозить падение…


Малефисента резко открыла глаза. Она лежала там же, где и была, когда сознание покинуло её. Голова гудела, во всём теле чувствовалась страшная усталость, но сознание было ясным. Надо выяснить, где она очутилась, решила фея и начала подниматься. Перекатившись на живот, Малефисента, оперевшись на руки, приподнялась. Перед её глазами стояло море огней ночного города. Таких огромных городов Чародейка ещё не видела. Громадные здания, больше похожие, судя по высоте, на башни великанов, вздымались к ночному небу, в котором горели редкие, заглушённые электрическим светом тусклые звёзды. Поражённая этим зрелищем, Малефисента просто стояла на четвереньках и наблюдала. Наконец, когда удивление немного улеглось, фея решила выяснить, куда её занесло. Она извлекла из-под полы плаща сферу. Огонёк мерцал, переливаясь, показывая, что чародейка в Мидгарде, в своём мире, но только в другом времени.


«Занесло, так занесло! — подумала Малефисента. — Ничего, прыгать во времени в своём пространстве легче, чем через миры. Поэтому надо всего ничего». — Она вытянула руку вперёд и сделала резкий жест. Ничего не произошло. Опешившая, не понимающая, что происходит фея попробовала ещё раз. Бесполезно.


Малефисента попыталась поджечь траву, затем залатать прореху в плаще. Всё без толку. Фея измученно закинула голову и уставилась в небо. Да что же это такое? Ответ пришёл сам собой. Малефисента сухо подсчитала, сколько энергии она затратила на прыжок в Асгард, и с каким трудом ей удалось прыгнуть обратно. Она перенапряглась, и случилось самое страшное: она на время полностью лишилась магии. Это было сродни смерти. Малефисента всю жизнь была феей, сильной, а с недавнего времени ещё и злой волшебницей, поэтому не представляла себя без магии, такой, как обычные люди.


Испуганно озираясь, потому что вдруг почувствовала себя беззащитной, фея провела рукой по волосам и замерла: она не ощутила на голове привычного препятствия в виде рогов. Вся её сущность феи, заключавшаяся ещё и в наличии соответствующих рогов, испарилась. На какое время, Малефисента не знала. Теперь она поняла, что попадание не в своё время ещё не самое страшное, самое страшное то, что теперь она простая смертная, хоть и обладающая боевыми навыками.


Неожиданно послышался шум приближающийся машины. Малефисента, смутно понимая, что это, поднялась с земли. На гору медленно взбиралась полицейская машина. Свет фар ослепил Малефисенту, и она инстинктивно заслонилась рукой. Она не знала, что ожидать от вновь прибывших, но долгое общение с Локи убедило её, что и от людей будущего ждать тёплого приёма не приходится. Машина остановилась, и из неё вышли двое полицейских. Они были явно удивлены, увидев стоящую перед ними женщину в разорванном плаще, какие они видели только в фильмах про волшебников, с растрёпанными волосами и испуганным выражением лица, которое она старалась скрыть.


— Здравствуйте, — произнёс полицейский, видимо, старший. — Что-то случилось? — Он, видимо, решил, что женщина не опасна, но всё равно держался с настороженностью, как и полагается при его профессии.

— Кто вы? — Малефисенте мешал свет фар, к тому же она не была уверенна, что ей не причинят вреда: по поведению двое напомнили ей стражников из её времени.

— Я Джек. Не бойтесь, если у вас что-то случилось, мы вам поможем. — Мужчина приблизился.

— Стойте! Не подходите ближе! — фея вовсе не жаждала встречи с местной властью.

— Всё в порядке. — Джек еле заметно кивнул напарнику: тот отошёл в тень и стал приближаться к Малефисенте в темноте. — Мы из полиции, а, значит, можем помочь.

— Полиция — это что? Здешний эквивалент стражи? Тогда, увы, вы мне помочь не можете. Уходите! — В голосе Малефисенты прозвучали властные нотки.

«Странно, — подумал Джек. — Её что, накачали наркотой? Вряд ли, смотрит она осмысленно». — Тут взгляд Джека различил какое-то свечение, исходившее из-под плаща. — Что это? — он указал на свет.

— Не ваше дело. — Малефисента мысленно выругалась, что не успела спрятать сферу подальше. — Лучше уходите.

— Мы не можем. - Джек уже решил по-доброму договориться с неизвестной проехать в участок. — Вы растеряны и явно попали сюда не по своей воле. — Он сделал шаг вперёд и попытался взять фею за руку. Делать ему этого не следовало. Малефисента тут же перехватила его руку и перебросила не успевшего собраться полицейского через себя. Перехватив Джека, фея одной рукой перехватила его правую руку, а другой сделала удушающий приём.


Тут уж не растерялся и пришёл на выручку коллега Джека. Увидев, что напарник попал врасплох, второй быстро перехватил Малефисенту поперёк туловища и оторвал не ожидавшую этого фею от Джека. Тот быстро развернулся и сделал единственное, что было возможно в этой ситуации: отключил женщину лёгким зарядом из электорошокера. Малефисента дёрнулась, отключилась и повалилась бы на землю, если бы Джек не успел её перехватить.


— Боевая дамочка, — проговорил его напарник, когда они вместе с Джеком, отнесли Малефисенту в машину. — Как думаешь, что с ней такое?

— Не наркотики, это точно, она в полном сознании, — ответил Джек. — Поехали, в участке разберёмся.

— А её в больницу сначала не надо? Может, у неё повреждено что?

— С повреждением она вряд ли смогла бы меня завалить, — усмехнулся Джек. — Свен, её, должно быть, похитил кто-нибудь, она сбежала, вот и была малость не в себе.

— А наряд? — не унимался Свен. — Я что-то не часто видел женщин, разгуливающих по городу в ведьмином плаще.

— Кто её знает? — пожал плечами Джек. — Поехали, если что, у нас есть свой дежурный врач.


Машина тронулась с места и осторожно покатила вниз с холма. Малефисента сидела на заднем сидении, низко свесив голову. Она была не совсем без сознания и частично слышала разговор. Как же эти двое ошибаются, пытаясь угадать её прошлое. Они очень удивятся, когда узнают, кого они так лихо и бесцеремонно словили.


========== Глава 17. ==========


Когда машина подъехала к полицейскому участку, уже почти рассвело, а Малефисента пришла в себя. Оценив ситуацию, фея решила, что нарываться не стоит, потому что она не горела желанием загреметь в местный острог, куда её, по предположению, и везли. Машина остановилась, и Джек помог Малефисенте выйти из машины, предварительно надев на неё наручники, помня о недавней потасовке.


— Это излишне, я не собираюсь сопротивляться, — сказала Малефисента, глядя на свои руки с “браслетами”.

— Таковы правила, а зная вас, лучше перестраховаться, — ответил Джек.

— Вы меня совсем не знаете, — бросила Малефисента. Она не собиралась сдаваться. — И что это? — Фея кивнула на двери участка.

— Полицейский участок, будто бы не знаете! — С этими словами Джек и Свен провели задержанную внутрь.


Малефисента с интересом оглядывала помещение. Раз уж бежать, то надо знать, откуда, и куда. Она сожалела, что провалялась в отключке всю дорогу и не запомнила пути. Ничего, магия вернётся, и она найдёт дорогу. Малефисента горестно усмехнулась этим мыслям. Вот именно, когда её магия вернётся?


“Надо бы поскорее, а то портал закроется”. — От этой мысли лёгкий озноб пробежал по коже феи. Она, когда отправлялась, совсем не думала о том, что может не суметь вернуться вовремя. А портал, и без того эфемерный, не мог держаться дольше определённого срока. Малефисента точно не знала, сколько у неё есть времени, но было очевидно, что в обрез. Поэтому она решила пока не сопротивляться и хорошо изучить местные нравы, чтобы потом не тратить время в момент побега.


Тем временем троица остановилась перед дверью кабинета дежурного полицейского. Джек постучал, и, получив разрешение войти, толкнул дверь. Они оказались в небольшой, по меркам Малефисенты, комнате, в которой стояло несколько шкафов, письменный стол с компьютером и принтером. На стене висела пара картин, цветочный горшок на подвеске и большое зеркало в стальной раме. Малефисенте понравилось необычное убранство комнаты, но тут же её взгляд скользнул в другую часть помещения. Там находились две камеры, отгороженные решёткой от остального пространства. В каждой камере стояло по койки, застеленной тёмно-синим покрывалом.


“Острог, — решила про себя Малефисента. — Ну, хоть не сырой подвал, как это у нас принято. Ещё можно жить”.


Пока Малефисента оглядывалась, Джек объяснял дежурному, что случилось. Его напарник Свен тем временем следил за арестованной, которая, впрочем, бежать, кажется, не собиралась, а, наоборот, с интересом оглядывала комнату.


— Вы ни разу не бывали в участке? — заметил Свен.

— Как-то не довелось, всегда у захватчиков руки до меня не доходили, — надменно бросила Малефисента. Ей не нравился Свен, а вот другой, кажется, Джек, показался фее более-менее приличным, не смотря на то, что именно он вырубил её.

— Значит, всё-таки попытки были, — заметив Свен. — И давно?

— Считай полжизни, — ответила фея.

— Мисс, подойдите, пожалуйста, сюда, — неожиданно для феи обратился к ней дежурный.

— Зачем? — спросила Малефисента, но всё же подошла. Джек указал ей на стул, и она села. “Видно, допрос”, — решила фея.

— И так, — начал дежурный. — Мистер Лоран и мистер Симс, — он указал на Джека и Свена, — рассказали, что нашли вас на холме, недалеко от города. Они сказали, что, по-видимому, вы сначала были без сознания, но потом пришли в себя. Вы оказали им сопротивление, когда они хотели просто помочь вам. Тогда мистеру Лорану пришлось применить к вам электрошокер, потому что вы напали на него. Так всё было? — Дежурный вперился взглядом в Малефисенту. Та не отвела взгляда и с вызовом посмотрела на мужчину.

— Да, так, - ответила фея. — Но они сами виноваты, я же просила их уйти, мне не нужна была помощь.

— Видимо, мистер Лоран решил иначе, и правильно сделал. — Дежурный, как будто не услышал фею. — Как вас зовут?

— Для начала скажите, как зовут вас, — Малефисента сделала ударение на последнее слово.

— Моё имя Френсис, я старший дежурный, — ответил Френсис. — Так, как вас зовут?

— Малефисента, — ответила фея.

— Что? — засмеялся Френсис. — Как злую ведьму из сказки?

— Точнее, её зовут, как меня. — Малефисента понимала, что это глупо, что они всё равно не поверят, но решила действовать.

— Ну, хорошо, Малефисента, так Малефисента, — пошёл на мировую Френсис. — Где вы живёте?

— Здесь.

— В смысле, в этом городе?

— Скажем так.

— А точнее?

— Точнее сказать не могу, вы всё равно не станете меня слушать.

— А я что сейчас делаю?

— Вы не слушаете, вы просто задаёте вопросы. Видимо, служители закона во все времена ничем не отличаются.

— В какие это времена? — Френсис внимательно посмотрел на Малефисенту, желая понять, в своём ли она уме. Не найдя никаких признаков безумия, он, попав в тупик, всё же спросил: — Вы, что, скажете, что прибыли из другого времени? — На его губах играла насмешливая улыбка.

— Даже если и так, это ничего не изменит, — устало ответила Малефисента. Ей вдруг вспомнился Локи, и от этого на душе стало так тоскливо, что ей уже было всё равно, что будет дальше. — Я не могу вернуться домой, по крайней мере, пока.


Френсис ничего не ответил. Знаком показав Джеку, что хочет с ним поговорить, Френсис оставил Малефисенту под присмотром Свена, а сам, вместе с Джеком, вышел из кабинета, предварительно поручив Свену закончить допрос, снять отпечатки пальцев, проверить базу данных и посадить Малефисенту в камеру.


— Ну, Джек, что думаешь? — тихо спросил Френсис, когда они вышли из кабинета. — По-моему, дело ясное: у дамочки нелады с психикой.

— Разве психи так общаются? — задумчиво ответил Лоран. Ему всё это не нравилось, потому что не укладывалось в рамки обычного случая.

— Она искренне верит в то, что говорит, такое не редкость, — возразил Френсис. — Вспомни всех тех любителей НЛО и прочей дряни, которые попадают к нам.

— Но ты же сам веришь в инопланетян, — улыбнулся Джек.

— Верить-то я верю, но не фанатично, — заметил Френсис. — Я допускаю существование других разумных существ, кроме нас и… впрочем, сейчас не об этом, — поняв, что начинает заговариваться, осадил себя Френсис. — Нам надо решить, что с ней делать.

— Часов в десять вызовем психиатра, он с ней поговорит, а от этого и плясать будем. Френсис, а тебе не кажется, что она говорит правду?

— И ты туда же! Какая правда, какая Малефисента, какие путешествия во времени! — махнул рукой Френсис. — Сейчас Свен по базе её пробьёт, быстренько отыщем её родных и дело с концом.

— Не отыщем, — проговорил Свен, который уже закончил допрос и разбирал полученный данные. Малефисенту он запер. — На неё нет данных.

— Как нет! — вырвалось у Френсиса. — Не может быть.

— Очень даже может, вот, почитай. — Свен протянул коллеге распечатку. — Никаких следов, счетов, данных, ничегошеньки. Как будто она не из этого мира.

— Я же говорила! — слушавшая разговор Малефисента ухмыльнулась через решётку.

— Ничего, найдём, — Свен сделал вид, что не услышал слов феи. — Был бы человек, а данные на него найдутся.

— А если я не человек? — снова подала голос пленница. Ей хотелось хоть как-то компенсировать моральные и физические страдания. Тем более, что она, таким образом, отдавала дань Локи, который, фея была уверена, был бы не прочь подразнить служителей закона.

— Человек, кто же вы ещё, — ответил фее Френсис.

— Это пока что, — уточнила Малефисента, сидя на койке и прислонившись головой к стене. — Вот увидите.

— Да, кстати, о том, что мы увидели, — вспомнил Джек. — Мы у неё, пока она была без сознания, вещь одну изъяли, теперь не знаем, что с ней делать.

— Какую вещь? — встрепенулась Малефисента. Она запустила руку за пазуху и с ужасом обнаружила, что сферы-маяка нет. Более того, исчез чёрный колдовской плащ. — Куда вы дели сферу? — Она моментально соскочила с кровати и вплотную приблизилась к решётке.

— Изъяли. А что это вообще такое? — поинтересовался Свен.

— Не вашего ума дело! Только попробуйте с ней что-нибудь сделать! — Малефисента почувствовала, как ей не хватает магии, с ней бы она управилась в два счёта.

— Мы ничего не повредим, только отправим её на экспертизу, — попытался успокоить фею Джек.

— И обязательно сломаете её там или прикарманите, — фыркнула Малефисента. — Знаю я вас, вам лишь бы чужое прибрать. Все вы одинаковые и во все времена.

— Изучать будем не мы, а наши лаборанты, — ответил Джек.

— Ещё не лучше! Впрочем, посмотрим. — С этими словами Малефисента попыталась незаметно открыть замок с помощью магии. Бесполезно, сила пока не вернулась. Фея снова забралась на кровать и замолчала.


Джек, Свен и Френсис тем временем закончили разбор бумаг, договорились с врачом-психиатром, что он придёт в десять. Троица пообещала угрюмой пленнице, что они позаботятся о ней и принесут утром обед, и удалились, прикрыв за собой дверь. Малефисента осталась одна.

***

Ей снился сон. Всё тот же кошмар, который она видела, когда полицейские наши её на холме. Локи падает с Радужного Моста, пролетает миры и падает на землю. Однако теперь к видению прибавилось ещё кое-что, а именно то, что Локи не разбился при падении, что он жив и стоит, разговаривая с каким-то существом, посреди голого каменистого астероида, а вокруг причудливо летают другие обломки, бывшие когда-то планетой, и что пространство вокруг наполнено светло-синими сполохами.


Малефисента как будто парила над Локи и существом, она спустилась ниже, чтобы рассмотреть существо поближе, но вдруг перед её глазами оказался Локи. Он смотрел на неё насмешливо, как ни раз смотрел на Болотах, как бы говоря, ну что, доигрались, миледи. От этого взгляда у Малефисенты слёзы выступили на глазах, и она проснулась. Первое мгновение фея не могла понять, где находится, но в следующую секунду всё вспомнила. Она снова откинулась на подушку и посмотрела на потолок, затем перевела взгляд на часы: была половина восьмого. Малефисента не помнила, сколько было времени, когда её сюда привели, по примерно посчитала, что проспала часа два или три, так как из окна уже струились лучи скупого зимнего солнца, которые освещали пол её камеры. Фея вздохнула и села. Положение было плохое, но не безнадёжное. Она пока не знала, как будет выкручиваться, но была уверена, что выпутается. В конце концов, она всё-таки фея, и не в её привычках сдаваться. Фея пока ещё не сознавала этого, но в то же время подсознательно надеялась на Джека, который сразу произвёл на неё положительно впечатление. По всему было видно, что он не такой зашореный, как другие в этом времени без магии, и мыслит трезво и широко. Сейчас было самое главное убедить всех в своей вменяемости и адекватности, завладеть сферой и снова обрести силу. Таков был план Малефисенты на ближайшее будущее. С первыми двумя пунктами она могла разобраться в короткий срок, но вот последний… Фее было даже страшно подумать, что будет, если силы к ней не вернуться до того, как портал, который она с таким трудом создала, закроется.


“Не буду сейчас об этом думать, — осекла себя Малефисента. — Главное, чтобы меня не упекли в дом для душевнобольных. С них станется”.


В этот момент её взгляд упал на зеркало, что висело на стене. Малефисента заметила его ещё ночью, но не придала этому значения. Сейчас же что-то привлекло её внимание, она уловила боковым зрением, что в зеркале кто-то отразился. Это было странно, так как никто не входил, а попасть в комнату можно было только через дверь или, в крайнем случае, через окно, которое было заперто, да и никто не смог бы проскользнуть незамеченным, потому что Малефисента, даже когда думала, следила за происходящим. Однако сомневаться не приходилось, кто-то был в комнате, и именно этот незваный гость отразился в зеркале.


Малефисента встала с койки и вплотную подошла к решётке. Посмотрев в зеркало, она чуть не упала: прямо из стальной рамы на неё смотрел, ухмыляясь, Локи.


— Что с тобой? — спросил он, наблюдая, как Малефисента стоит, прижавшись к решётке, и смотрит на него безумными, не верящими глазами. — Ты удивлена, что я здесь?

— Ты… ты же умер! — вскрикнула Малефисента, но тут же понизила голос, опасаясь, что её услышат. — Не может быть, Тор… Тор рассказал мне, что ты упал, умер… ты мёртв!

— Как видишь, нет. — Локи смотрел на Малефисенту со смесью жалости и высокомерия. — Я жив.

— Значит, Тор солгал мне, — тихо произнесла Малефисента. — Ублюдок.

— Согласен, что мой брат не самый лучший асгардец на свете, — произнося слово “брат”, Локи поморщился. — Но нет, он тебе не солгал. Скажи, а они и правда считают, что я умер? — Локи улыбнулся, обнажая свои ровные белоснежные зубы.

— У них ещё не закончился траур по тебе, — еле выговорила Малефисента. Её ноги подкосились, и ей пришлось крепче ухватиться за решётку, чтобы не упасть. Она не видела, но Локи в этот момент сделал движение, как будто хотел поддержать её, но не смог выйти за пределы зеркала. — Ты и вправду жив, Локи? — Фея подняла на него глаза, в них читались надежда и вместе с тем сомнения.

— Да жив, я жив, не бойся, — почти ласково проговорил Локи. — Лучше давай поговорим о тебе. Как ты сюда попала?

— Неудачно открыла портал, истратила слишком много энергии и застряла в этом времени, — ответила Малефисента. Ей понемногу становилось легче, сердце колотилось уже не так бешено. - В довершении ко всему потеряла магию. - Она повела руками, давая понять, что не может колдовать.

— А рога куда делись? — усмехнулся Локи, в то же время переваривая полученную информацию.

— Это — главная атрибутика феи, исчезнут силы, исчезнут и рога, — просветила Бога Малефисента. — Это так же, как с крыльями в каком-то мире, я туда разок заглядывала.

— Смешно, — отозвался маг. — Делать что намерена?

— Ждать, пока вернуться силы, а пока надо убедить психиатра в том, что я не сумасшедшая, — ответила Малефисента. — И ещё они забрали мою сферу-маяк.

— Это плохо, гораздо хуже, чем ты думаешь. — Локи был явно встревожен. — Как только они поймут, а поверь, они не дураки, чтобы я ни говорил, что это такое на самом деле, они мигом вызовут местную организацию по всевозможным инородным явлениям.

— Что за организация? — Малефисента насторожилась. Она уже видела часть местной власти и не горела желанием познакомиться с их руководством.

— Она называется Щ.И.Т., ты сразу поймёшь, что они пришли, — сказал Локи. — Поэтому быстрее восстанавливай свои силы и бегом из этого проклятого мира!

— Я бы с радостью, но я не знаю, когда силы вернутся, — ответила Малефисента.

— Дня через полтора-два, я по себе знаю, — ободряюще сказал Локи. — Всё, мне пора, я и так истратил все существующие лимиты.

— Постой! — остановила его фея. — Ты придёшь ещё?

— Я вернусь, когда к тебе уже вернутся силы, тогда и поболтаем. Всё, прощай! — С этими словами мага по поверхности зеркала прошла рябь, и отражение исчезло.

— Ты жив, больше мне ничего не надо, — прошептала фея, всё еще сжимая прутья решётки. — А с остальным я как-нибудь справлюсь. — Она улыбнулась, и в этой улыбке отразились вся её сила и возрождённая надежда. Надежда на счастье.


========== Глава 18. ==========


— Это обязательно? — спросила Малефисента, опасливо наблюдая за тем, как дежурный врач полицейского участка готовит шприц для того, чтобы взять у неё кровь на анализ. — Меня уже сегодня кололи иглами и молоточком били, так зачем же ещё тревожить мою кровь?

— Это — проверка на наркотики, лекарственные препараты, алкоголь, — ответил фее Джек, который стоял рядом, на случай, если Малефисента заупрямится. Впрочем, это было лишнее: Малефисента решила вести себя тихо до тех пор, пока к ней не вернётся магия. Поэтому она лишь язвила время от времени и бросала на присутствующих надменные взгляды.

— Как будто мне это о чём-то говорит. — Малефисента поморщилась, когда игла воткнулась ей в вену, а шприц начал наполняться тёмной кровью. Фею передёрнуло. Она спокойно могла переносить вид крови, но только не своей. —Кстати, мистер Лоран, — фея повернула голову к Джеку, — когда меня, собственно, выпустят?

— Это не от меня зависит, — пожал плечами Джек. — Как только психиатр удостоверится, что вы нормальны, как придут результаты экспертизы вашей сферы, тогда, может быть, что-нибудь решится.

— Я смотрю, вы не очень уверенны, — ядовито произнесла фея. — Что с моей сферой?

— Она у лаборантов.

— Ещё долго?

— День, полтора. Может быть, вы всё-таки скажете мне, что это, тогда наши эксперты быстрее разобрались бы с ней? — Джек внимательно посмотрел на Малефисенту. Теперь, при свете дня, она казалась совсем обычной женщиной, разве только более бледной, чем надо. Но Лоран всё никак не мог отделаться от ощущения чего-то таинственного в её облике, как будто существовало что-то, что делало эту женщину особенной, выделяло среди других.


Джек поспешил отбросить эти мысли. Сейчас главное было найти на неё хоть какие-то данные, а ещё лучше было бы порасспросить саму Малефисенту, как она себя называла, кто она и откуда. Свен и Френсис не сомневались, что у неё не все дома, но Джек упорно пытался доказать обратное. Осмотр психиатра и анализ крови должны были подтвердить или же опровергнуть его версию. Поэтому, пока Малефисента проходила медицинский осмотр, Джек старался разговорить её.


— Нет, не скажу, — ответила Малефисента. — И не старайтесь, Лоран, вы не сможете меня разговорить. Не по зубам я вам.

— Может быть, — согласился Джек. — Однако не забывайте, что вы под арестом.

— Как такое можно забыть? — усмехнулась Малефисента, демонстративно поворачивая руки в наручниках. Это неосторожное движение отозвалось резкой болью в проколотой вене, и фея тихо зашипела, проклиная всех и вся за то, что не может быстро залечить рану.


В этот момент в комнату заглянул Френсис:

— Джек, тут по твою со Свеном душу пришли. — Он бросил быстрый взгляд на Малефисенту и коротко кивнул. Фея скривила губы в подобии улыбки.

— Кто? — Джек отошёл от феи и приблизился к Френсису.

— Не знаю, шериф просто сказал, чтобы я тебя нашёл и привёл. — По лицу Френсиса было понятно, что это всё ему не нравится. — Но этот кто-то явно из какой-то правительственной организации, он когда корочку протянул, наш шериф мигом в лице изменился.

— А что было написано на корочке, не рассмотрел? — вполголоса спросил Джек, обернувшись проверить, не слышит ли их Малефисента. Та прямо сидела в кресле, ожидая, когда её поведут обратно в камеру. Ей хотелось услышать, о чём говорят полицейские, но они, как назло, говорили очень тихо, поэтому Малефисента сосредоточила внимание на их лицах. Читать по губам она не умела, зато ловко угадывала эмоции и скрытые чувства.

— Рассмотрел, — немного гордый собой, ответил Френсис. — Аббревиатура, три буквы, что-то вроде Щ.И.Т. Тебе это о чём-нибудь говорит?

— Кажется, я про них слышал, — медленно ответил Джек. — Да, точно! Это было около месяца назад, в одном городке в Нью-Мексико, я там ненадолго задержался по поводу одной пустяковой кражи. Тогда какая-то организация конфисковала оборудование у астрофизиков из Нью-Йорка, они собирались жаловаться, но потом передумали и решили не связываться. Это и был этот Щ.И.Т.

— Мда, видимо, серьёзные люди, — задумчиво провёл рукой по волосам Френсис. — Но, как бы то ни было, тебя вызывают, и надо идти. Хочешь, я провожу до камеры твою арестантку?

— Спасибо, я сам, — отказался Джек. — Я заметил, что со мной она поспокойнее, не так брыкается.

— Ну, ты же у нас душа участка, — улыбнулся полицейский. — Ладно, веди сам, я пока Свена найду.

— Что там? — спросила Малефисента, когда Джек повёл её обратно в камеру. — Какая-то неприятность? — Она старалась сделать вид, что это праздный вопрос, нисколько её не интересующий. На самом деле она была вся в напряжении, потому что по лицам Джека и Френсиса было понятно, что что-то случилось.

— Так, ерунда, — ответил Джек. — Вам это ни к чему.

— Это не вам решать. Эти люди могли прийти за мной. — Малефисента вздохнула. Ей не очень улыбалось встречаться со Щ.И.Т.ом после того, что сказал Локи. Хотя он не сообщил ничего определённого, у Малефисенты сложилось ощущение, что эта организация что-то вроде инквизиции, что была распространена в некоторых странах её времени.

— С чего вы взяли? — спросил Джек.

— Меня о них предупреждали, один хороший друг. — Малефисента поняла, что сказала лишнее и прикусила язык: она была не намерена рассказывать Лорану про Локи, хватит с него и сферы.

— Значит, у вас всё-таки есть друзья! — просиял Джек. — Мы могли бы с ними связаться…

— Не стоит, — остановила его фея. — Это лишнее.

— Вовсе нет. Скажите, как их найти и мы вас тут же выпустим, конечно, при условии, что они за вас поручатся и заберут вас.

“Интересно, как выглядело бы поручительство Локи? — усмехнулась про себя Малефисента. — Пришёл бы и поджёг тут всё?”

***

Как только Джек отвёл Малефисенту и закрыл её, то быстро пошёл в кабинет шерифа. Ему хотелось узнать, что это за таинственный Щ.И.Т., и почему Малефисента решила, что это за ней. Оказавшись перед дверью кабинета, Лоран постучал и, получив разрешение войти, прошёл в комнату. Там его уже ждали Свен, Френсис, шериф и неизвестный человек в строгом костюме, должно быть, тот самый агент.

— А, Лоран, вот и вы! — произнёс шериф, не глядя на Джека. — Познакомьтесь, это агент Фил Колсон, он из Шестой Интервенционной Тактико-оперативной Логистической Службы. — Шерифу явно не нравилось появление в его участке кого-то из вышестоящего руководства, тем более из организации с таким сомнительным названием.

— Можно просто Щ.И.Т., шериф, — миролюбиво добавил Колсон. — Мистер Лоран, у меня к вам пара вопросов, а так же к мистеру Френсису и мистеру Симсу. Если позволите, шериф, я начну. — Фил покосился на насупленного шерифа: тот, молча, кивнул. — Итак, начнём, — Колсон открыл блокнот, после чего, обращаясь к Джеку, спросил: — Мистер Лоран, вы вместе с мистером Симсом задержали вчера рано утром неизвестную, представившуюся вам Малефисентой?

— Да, это верно, — осторожно ответил Джек. — Мы обнаружили её на вершине холма, хотели выяснить, что случилось, но она оказала нам сопротивление, и мы были вынуждены арестовать её и привезти в участок.

— И как же она повела себя в участке? — Колсон дружелюбно смотрел на Джека, давая понять, что вреда не причинит.

— Немного неадекватно, — ответил Джек. — Она утверждала, что прибыла из прошлого.

— Вот как, — видимо, слова Джека подтвердили какую-то догадку Колсона. — И что именно она говорила?

— Постойте, агент Колсон, — улыбаясь, проговорил Свен. — Вы, что же, всерьёз верите, что эта женщина прибыла из другого времени?

— Это невозможно, мистер Свен, — разуверил полицейского Фил, но Джеку показалось, что агент сказал это лишь для отвода глаз. — У нас просто имеются некоторые данные, относительно вашей задержанной, и меня послали проверить, соответствуют ли они действительности или нет.

“Врёт, зубы заговаривает!” — мелькнула у Джека мысль.


— Шериф любезно предоставил мне данные осмотра арестованной психиатром, — продолжал тем временем Колсон. — Из всего сказанного здесь следует, что она искренне верит в то, что говорит, хотя в остальном она совершенно нормальна.

— Вы хотите, чтобы мы её отпустили? — подал голос шериф. — Извините, агент, но это всё-таки полицейский участок, мы не отпускаем задержанных просто так, только из-за того, что они, видите ли, психически здоровы! Тут нужно что-то повещественней.

— Я бы хотел поговорить с ней, — произнёс Фил, оставив реплику шерифа без внимания. — Это можно устроить?

— Да, конечно, — без особой радости ответил шериф. Он терпеть не мог, когда вмешивались в его дела. — Лоран, проводите агента Колсона к задержанной.

— Спасибо, шериф, — кивнул ему Колсон. — Последний вопрос, мистер Лоран: что известно о сфере, найденной у этой женщины?

— Лучше спросите у наших лаборантов, они осведомлённее меня, — пожал плечами Джек. “И с чего им так интересна эта сфера? — подумал он. — Вот, и Малефисента трясётся из-за неё”. — Если хотите, можем зайти к ним по дороге к арестованной.

— Было бы неплохо, — ответил Колсон, но более своим мыслям, чем Джеку. — Что ж, идёмте!

***

— Вот все данные по сфере, агент Колсон, — произнёс лаборант, протягивая Филу распечатку. — Честно говоря, я ничего подобного раньше не видел, эта сфера, чем бы она ни была, обладает огромной мощью, её энергия неизмерима! — лаборант, похоже, оседлал любимого конька. — Она не подходит ни под какую-либо известную классификацию, как будто она не из этого мира!

— Возможно, вы правы, — задумчиво ответил Колсон. — Вы позволите, я отошлю эти данные в центр?

— А у вас есть разрешение? — прищурился стоявший за спиной Колсона Джек.

— Да, ваш шериф любезно разрешил мне отправлять своим всю информацию и все данные, которые есть у вас относительно это сферы.

“Сфера, что вы все, в самом деле, вцепились в эту сферу?” — Джек ждал, пока Колсон отправит данные к себе и наговорится с восторженным лаборантом, который, казалось, мог бесконечно говорить о сфере. Наконец, агент закончил, и они вместе направились к Малефисенте.

— Разрешите спросить, агент Колсон, — обратился на полпути Лоран к Филу. — Чем вам так интересна эта сфера?

— Это закрытая информация, мистер Лоран, — ответил Фил. — Извините.

— Тогда хотя бы скажите, когда вам придёт ответ из вашего центра?

— Скоро, я как раз успею поговорить с арестованной, — ответил Колсон.


Джек замолчал. Он понял, что вытрясти из этого человека информацию не легче, чем из Малефисенты.


“Поморочат они друг другу голову, как пить дать!” — с некоторым злорадством подумал Джек, отпирая дверь кабинета, в котором находилась камера Малефисенты. Она сидела на койке и смотрела в потолок. Как только дверь открылась, фея перевела взгляд на вошедших и напряглась.


— Здравствуйте, — поприветствовал фею Колсон. — Меня зовут Фил Колсон, я агент организации Щ.И.Т.

— Я уже поняла, — ответила Малефисента, стараясь не выдать охватившего её смятения. — Зачем пожаловали?

— Мне надо с вами поговорить, — пояснил Колсон, подходя ближе к решётке. Малефисента не шелохнулась, продолжая сидеть на месте. — Наедине, желательно, — обратился агент к Джеку.

— Пять минут, — сухо бросил Джек и вышел.

Малефисента осталась один на один с Колсоном.

— Ну, и что вам от меня надо? — Фея надменно посмотрела на Фила. — Хотите измерить мой потенциал? Зря. Я исчерпала все имеющиеся у меня силы.

— Меня интересует сфера, — ответил Колсон. — Что это?

— Не скажу. Да, вы скоро и сами узнаете. — Фея внимательно смотрела на Фила. — Я думаю, вы уже отправили все данные по ней к своим.

— Вы очень догадливы, — улыбнулся Фил. — И всё-таки, я хотел бы услышать это от вас.

— Не услышите, хотите дальше. — Малефисента отвернулась на секунду, но потом снова посмотрела на Колсона. — Скажу только, что это — мой билет домой, и не в моих интересах, чтобы сфера сгинула в ваших запасниках.

— Она не сгинет, мы только заберём её на время, достаточное, чтобы изучить, а потом вернём.

— А вот времени у меня как раз и нет! - Малефисента злобно посмотрела на Колсона. — И не делайте вид, что отдадите её мне!

Колсон открыл было рот, чтобы ответить фее, но тут у него зазвонил телефон.


— Извините, — Колсон взял трубку. — Алло. Да. Нет, я у неё. А что сфера? — После этого он надолго замолчал, слушая, что говорит ему собеседник. По мере того, как продвигался разговор, Колсон становился всё серьёзнее и серьёзнее. — Я постараюсь, — наконец, произнёс он. — В течение завтрашнего дня она будет у вас, - он отключился и посмотрел на Малефисенту. — Извините, но нам придётся забрать сферу для изучения.

— Вы не понимаете, — прошептала Малефисента. — Я не могу здесь надолго остаться.

— Изучение не займёт много времени, всего день.

— У меня и его нет, — отозвалась Малефисента. — Говорите, вы заберёте сферу завтра?

— В течение дня, во второй половине.

— Это мы ещё посмотрим! — С этими словами Малефисента подняла голову и посмотрела в глаза Филу. Её собственная радужка приобрела отчётливый резкий янтарный цвет.


========== Глава 19. ==========


Малефисента не спала всю ночь. Она лежала, глядя в потолок, и ощущала, как сила медленно, но верно, возвращается к ней. Она вспоминала весь прошедший день, то, как агент Щ.И.Т.а возник перед ней словно змея, заставив испугаться и, может быть, в какой-то мере катализировавший возвращение магии. Под утро фее уже удавалось создать крохотные светящиеся сферы, которые парили под потолком. Их света, правда, не хватало, чтобы осветить камеру, но само их существование уже радовало, и для Малефисенты это сияние было прекраснее так любимого ею света луны. Любуясь на сферы, сама не заметила, как задремала. Из сна её вывел звук открываемой двери. От неожиданности Малефисента резко вскочила, готовая отразить удар, но вместо предполагаемого противника в кабинет зашёл Джек.

— Доброе утро, — приветливо поздоровался полицейский, проходя к и складывая на него ключи. — Как спалось?

— Спасибо, хорошо. — Фея обнажила в улыбке крупные зубы. — А вы?

— Неплохо, — ответил Джек, исподтишка бросив взгляд на фею. Было странно видеть её с утра в таком хорошем расположении духа, когда как в прошлые дни она была язвительна и угрюма. — Я вижу, у вас улучшилось настроение, не скажете, чем это вызвано?

— Настроение у меня не улучшилось, — разуверила Джека фея. — Оно не может улучшиться после заявлений того господина, что приходил вчера.

— А что ему было нужно? — поинтересовался Лоран, набрасывая на плечи форменный пиджак.

— Как и всем в этом мире — моя сфера.

— А всё-таки, что это такое?

— Сказала же ещё тогда, не вашего ума дело! — отрезала Малефисента. — Лучше принесите мне поесть, я за ночь проголодалась! — В голосе феи послышались властные нотки, усилившиеся от чувства возвращения магии.

— Я как раз хотел это предложить, — ответил Джек. — Что вам принести?

— На ваш вкус что-нибудь, только не ту пакость, что в прошлый раз. — Малефисента с содроганием вспомнила вчерашний биг-мак с котлетой.

— И чем вам биг-мак не понравился? — пожал плечами Джек, направляясь к двери. — Вчера он был неплох.

— Я привыкла к настоящему мясу, а не к этому, как вы его называете, фаст-фуду! — высокомерно заявила фея, небрежно опускаясь на койку.

— Как хотите. — С этими словами Джек вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.


Как только щёлкнул замок, а шаги Лорана затихли, Малефисента быстро соскочила с койки и подошла вплотную к двери своей камеры. Склонившись над замком, она плавно повела рукой. Раздалось два тихих щелчка, и замок открылся. Фея бесшумно распахнула дверь и вышла из камеры. По её подсчётам, Джек должен был вернуться минут через двадцать, а значит, у неё было время найти сферу и покинуть участок, пока её не хватились.


Фея направилась к столу и начала быстро и методично обшаривать ящики. Наконец, она нашла то, что искала: перочинный нож, который оставил здесь Свен перед тем, как вчера уйти. Взяв нож в руку, Малефисента попробовала, быстро ли он раскрывается, а затем, с некоторым страхом, коснулась кончиком пальца сверкающего лезвия. Ничего. Фея перевела дух. Хоть какой-то прок от того, что её сила ещё полностью не вернулась, по крайней мере, железо ей не опасно.


Положив нож в карман брюк, Малефисента продолжила поиски. На этот раз она вытащила из верхнего ящика солнцезащитные очки. Большие и чёрные, они должны были замаскировать её. Дальнейшие поиски не дали ощутимого результата, так как полицейские благоразумно не оставляли запасные пистолеты в ящиках стола. Решив, что и ножа с очками хватит, Малефисента распрямилась и ещё раз обвела глазами кабинет. Тут её взгляд упал на чёрное пальто, висевшее на вешалке. Недолго думая, Малефисента накинула на себя пальто, надела очки и подошла к зеркалу. Прекрасно. Она более чем когда-либо, походила на обычную женщину. Рога ещё не начали проявляться, но кожа заметно побледнела, а скулы заострились, но фея решила, что никто особо приглядываться не станет. Из разговоров полицейских и из внешнего вида некоторых арестованных, каких она видела, когда её водили по врачам, она заключила, что необычной внешностью в этом городе никого не удивишь. Поэтому Малефисента быстро отошла от зеркала, проверила, близко ли лежит нож, и направилась к двери. Пальцы феи уже легли на дверную ручку, как вдруг она услышала шаги. Кто-то шёл по коридору и, очевидно, направлялся именно сюда, к ней.


Малефисента убрала руку и бесшумно прислонилась к стене около двери, попутно вынимая из кармана нож и открывая его. Послышался звук открываемого замка, дверь распахнулась, и в кабинет вошёл Джек с пакетом из Макдональдса. Секунду он смотрел на распахнутую дверь камеры, а в следующее мгновение Малефисента схватила его сзади и приставила к горлу нож.

— Дёрнешься — перережу тебе глотку! — прошептала фея на ухо ошеломлённому полицейскому. — Закрой дверь!

Чувствуя холодное прикосновение лезвия, Джек, не сопротивляясь, захлопнул дверь.

— Не надо, — тихо проговорил он. — Вам ни к чему меня убивать.

— Я и не собираюсь, — ответила Малефисента. — Ты мне нужен живым, потому что именно ты выведешь меня отсюда.

— Да куда же вы пойдёте, сами же говорили, что вам некуда! — Джек оценивал ситуацию. Звать на помощь было бесполезно, потому что в такое время в этой части здания не было почти никого. Перехватить руку женщины тоже не представлялось возможным, потому что Джек вдруг с удивлением обнаружил, что её физическая сила возросла. Оставалось одно: подчиниться.

— О, теперь мне есть, куда идти! — с торжеством произнесла Малефисента. - Пошли! — Она подтолкнула Лорана в сторону двери. — Теперь мы поменялись ролями. Открывай.

Джек открыл дверь, и они вместе вышли из кабинета. Малефисента сильнее притянула к себе Лорана, не отрывая лезвие ножа от его горла.

— Веди меня в лабораторию! - приказала фея.

***

В лаборатории всё было тихо и спокойно, но неожиданно открылась дверь, и внутрь шагнула Малефисента, прижимающая нож к горлу Лорана.

— Быстро! Сферу! — гаркнула она на онемевших сотрудников. — Прикажи им! — Она сильнее прижала нож к горлу Джека.

— Отдайте ей сферу, — хрипло проговорил Джек, так как фея слишком сильно надавила на рукоять, так, что она врезалась в кадык, лишая Лорана воздуха. — Давайте. — Он еле заметно кивнул, и лаборанты, вышедшие из ступора, засуетились, открыли сейф и протянули Джеку сферу, которую у него тут же отняла Малефисента, спрятав её в карман пальто.


Краем глаза Джек успел заметить, что сфера, при соприкосновении с пальцами Малефисенты, засветилась ярче, а по телу женщины как будто прошёл ток, и её хватка усилилась.

— Пошли! — Фея развернулась и потащила Джека к выходу.


Как только она повернулась к лаборантам спиной, один из них быстро опустил руку под стол и нажал тревожную кнопку, сигнал которой тут же отозвался у дежурного полицейского на посту. Тот, не медля, посмотрел записи камер видеонаблюдения, из которых узнал о том, что сбежавшая заключённая захватила в заложники полицейского Джека Лорана.


Началась подготовка к перехвату, к главному коридору сбежались все имевшиеся в наличии сотрудники участка, уже вооружённые и готовые дать отпор. Часть из них встали в линию, перекрыв коридор, другие расположились вдоль стен и за столами, чтобы не дать беглянке уйти через окно. Встав по местам, полицейские затихли, ожидая, когда Малефисента вступит в приёмный зал. По данным видеонаблюдения, она вместе с заложником двигалась прямо к ним. До того, как она окажется перед ними, оставались минуты.

***

Двери распахнулись и со стуком коснулись стен. В дверном проёме появилась Малефисента с заложником.

— Все назад или я ему сейчас глаза вырежу! — выкрикнула фея, продвигаясь вперёд и сильнее прижимая нож к горлу пленника. — Назад!


Полицейские расступались, но стоявшие сзади смыкали ряды за спиной Малефисенты, готовые в любой момент напасть. Малефисента поняла, что оказалась в западне. Со всех сторон её обступили вооружённые полицейские, а впереди маячил заслон сотрудников, которые закрылись специальными щитами, ожидая, когда фея подойдёт ближе.


“Хотела уйти без шума, а получилось как всегда, — подумала колдунья, остановившись и оценивая ситуацию. — Не хотела же силы тратить, но, похоже, придётся”. — Малефисента прикрыла глаза, глубоко вздохнула и разомкнула веки: радужка приобрела характерный янтарный цвет, и в этот же момент заслон полицейских смела волна энергии невероятной силы. Людей отбросило на несколько метров, а стоящие у окон засуетились, продвигаясь ближе, но их постигла та же участь. Малефисента снова закрыла глаза. Со звоном вылетели стёкла, и стоявших слишком близко выбросило на мостовую.


Чтобы закрепить успех, фея вызвала ещё одну волну, которая напрочь смела всех, кто заслонял ей выход. Быстро пробежавшись взглядом по царившей разрухе, Малефисента направилась к выходу. Двери сами растворились перед ней: магия всё сильнее брала своё. Она направлялась к автостоянке, намереваясь быстрее добраться до того холма, с которого и начала свой путь в этом безумном времени. Машина стояла близко к выходу, поэтому Малефисента затолкала Джека внутрь, и сама села рядом, всё ещё не убирая от его горла нож.

— Поехали, — произнесла она. — Туда, где вы меня нашли.


Джек завёл машину и, выехав со стоянки, направился за город. Позади них из распахнутых дверей участка слышались возня, звон стекла и звуки рации. Очевидно, они вызывали подкрепление. Малефисента тоже это слышала и молила Бога, чтобы успеть переместиться до того, как на холм нагрянет вооружённый отряд.


— Так, значит, это всё правда? — спросил Джек, когда они пересекли границу города с указателем. — Вы действительно Малефисента?

— Только сейчас поняли? — спросила Малефисента, но без тени ехидства. — Так вот, почему не сопротивляетесь.

— Не только поэтому. Я хотел вам помочь всё это время, но то, что вы говорили и делали, было так странно, что я просто не мог поверить в то, что вы…

— Что я — колдунья, — закончила за него Малефисента. — Я бы на вашем месте тоже не поверила, если бы мне начали говорить про все эти автомобили, технику, сотовые и прочую чепуху. Так, когда же вы прозрели?

— Когда сфера засветилась, — криво усмехнулся Джек. — А потом, когда вы раскидали тех, кто хотел вас задержать. Может, всё-таки уберёте нож? — Он покосился на лезвие, которое всё ещё было приставлено к его горлу.

— Ну, нет, — ответила фея. — Я вам доверяю, но не настолько. К тому же, если вы и, правда, хотите мне помочь, это хорошая отговорка, почему вы там послушно выполняли все мои приказы.

— Это логично, — согласился Джек. — Мне вовсе не хочется терять работу.

— Мне тоже не особо хотелось бы, чтобы кто-то, кто мне помог, пострадал из-за меня, — откликнулась Малефисента. — Я ведь, по сути, не злая, наверное. — Она замолчала, углубившись в свои мысли, но, тем не менее, не опуская руку с ножом. Джек не стал ничего говорить и, молча, прибавил газу.

***

Когда машина достигла, наконец, холма, за ними уже слышался на большом отдалении шум полицейской сирены. Надо было действовать быстро, поэтому Малефисента тут же сбросила пальто, вытащила из кармана сферу и стала быстро проводить по её поверхности пальцами. Как будто в такт её действиям, на небе стали сгущаться тучи, подул резкий ветер, который, по мере движений феи, усиливался. Пожухлые листья, покрывавшие вершину холма, начали подниматься над землёй и кружиться в воздухе, образуя подобие торнадо. В этот же момент на краю холма сверкнула яркая зелёная вспышка, и из образовавшегося портала вышел Локи. Ветер трепал его отросшие чёрные волосы и длинный зелёный плащ, который закручивался вокруг его ног, мешая идти, но маг всё равно двигался вперёд.

— Ты молодец! — громко прокричал он, стараясь перекрыть шум ветра. — Я знал, что ты справишься!


Малефисента обернулась к нему. На фоне сгущающегося мрака её лицо казалось высеченным из мрамора, острые скулы выпирали, но глаза светились ярким огнём. Увидев Локи, она на мгновение замерла, но потом бросилась, сопротивляясь ветру, к Богу. Он принял её в свои объятия, прижал к себе, а Малефисента, сжимая в руке вспыхивающую сферу, положила ему голову на грудь, обнимая свободной рукой. Она не плакала, просто стояла, прижимаясь к нему, стараясь запомнить каждое прикосновение, каждый его вздох, каждое движение. Локи гладил её по растрепавшимся волосам, вдыхая их чудесный травяной запах, перебирая густые длинные пряди. Когда Малефисента отняла своё лицо от груди Бога, тот наклонил голову и впился в губы колдуньи страстным поцелуем. Она ответила ему с удвоенной страстью, придерживая его голову, запутываясь острыми ногтями в его локонах. Казалось, всё это длилось целую вечность, но шум грозы вдруг прорезал вой сирены. Локи и Малефисента нехотя оторвались друг от друга и посмотрели вниз: на холм взбирался отряд полицейских.


— Они скоро будут здесь! — крикнул фее Джек, который всё это время наблюдал за дорогой, изредка бросая взгляд на появившегося из ниоткуда Локи.

— А это кто? — Локи обернулся и пристально посмотрел на Лорана.

— Человек, полицейский, он помог мне, — ответила Малефисента, по тону Локи понимая, что Джеку может очень не поздоровиться.

— Может быть всё-таки… — начал было Локи, но Малефисента опередила его. Она приблизилась к Джеку и сказала:

— Спасибо, Джек, спасибо вам за всё. — Фея нагнулась и подняла с земли пальто. — Отдайте его владельцу, очки я потеряла.

Джек, молча, принял у феи пальто.

— А это, чтобы вас не заподозрили. — С этими словами Малефисента раскрыла ладонь и дунула на неё. В лицо Джеку тут же ударила струя усыпительного заклятия, он повалился на землю, всё еще сжимая в руке отданное пальто. — Спасибо, — ещё раз произнесла Малефисента.

— Попрощалась? — Локи неслышно подошёл к ней. — Отлично, а теперь — в путь!


Словно в ответ на его слова, портал Малефисенты засиял, переливаясь, пронзительным ярким светом. Снизу холма послышались крики и возгласы полицейских.


— Я немного помог, сделал всё, что смог, — сказал Локи, когда Малефисента встала в центр портала, а сфера в её руке засияла во сто крат ярче, чем прежде. — Помни, что бы ни случилось, я к тебе вернусь!

— Обещаешь? — вырвалось у феи. Она ни разу не слышала, чтобы Локи говорил таким тоном.

— Обещаю!


В этот момент что-то сверкнуло и потянуло за собой Малефисенту. Она почувствовала, как отрывается от земли, а края кокона смыкаются. Последнее, что она видела, поднимаясь, был Локи, который стоял и смотрел на неё. Его лицо ничего не выражало, только зелёные глаза отражали сполохи света, исходившего от портала. В последний раз перед Малефисентой мелькнул холм, толпа полицейских внизу, с изумлением наблюдавших за происходящим, машина Джека и сам Джек, лежавший на земле.

“Прощайте!” — пронеслось в голове у Малефисенты, а потом края кокона сомкнулись, и столб света скрылся в небе, унося с собой свою создательницу — Малефисенту.

***

Перемещение закончилось. Она стояла на том же самом месте, откуда начала свой путь — на вершине сторожевой башни. Вокруг всё было тихо, стражники внизу, похоже, не заметили вернувшуюся фею. Сферы-маяки приветливо вспыхивали на каменном полу, но их огонь уже потухал. Малефисента подняла руку, и посмотрела на свою сферу. Она тоже померкла, но глубоко внутри неё всё ещё продолжал гореть крохотный огонёк. Малефисента вздохнула полной грудью: наконец-то родной запах, запах леса и Болот. Она повела рукой и с радостью обнаружила, что вся её магия к ней вернулась. Ободрённая этим обстоятельством, фея быстро спустилась с башни, пересекла опасную черту и вскоре оказалась перед такой родной стеной из терновника.


— Ну, вот, я и дома, — произнесла Малефисента, когда растения почтительно расступились перед ней, освобождая проход. Ей вспомнились слова Локи, то, что он за ней вернётся. — Я буду ждать тебя, — тихо проговорила фея, поднимая глаза к небу. — Столько, сколько потребуется. — Она прошла по коридору из ветвей, и стена терновника сомкнулась за ней, снова отгородив хозяйку от внешнего мира.


========== Глава 20. ==========


Локи, улыбаясь, восседал на троне. Как ловко, он, однако, сымитировал свою смерть! Этот идиот со своей смертной, даже не задумались, что пару минут назад он заставил всех поверить, что действительно отрубил Тору руку. Ну, ладно, Фостер, но Тор мог бы догадаться, всё-таки, не первое столетие они общаются. В этот момент потайная дверь в дальней части Тронного зала отъехала в сторону, и из образовавшегося проёма вышел Один. На ходу поправив сбившуюся мантию, он подошёл к трону.


— Неплохо сыгранно, Локи! — похвалил Всеотец мага, который, повернувшись на голос, насмешливо, но всё же с некоторым уважением, смотрел на царя.

— А ты как думал, — усмехнулся Локи. — Я напрактиковался, пока был послушным сыночком. Но всё-таки, как ты догадался, что я жив?

—Ты слишком себя любишь, чтобы умереть вот так просто, — ответил Всеотец, становясь напротив восседавшего на троне Локи. — К тому же, я помню всех стражников своего дворца, а тот, чью внешность ты скопировал, несёт службу около Биврёста.

— Как я мог так просчитаться! — картинно воскликнул маг. — Ты, наверное, и имена их помнишь?


Один оставил эту реплику без ответа. Он внимательно смотрел на сидящего пред ним Локи. Да, его сын сильно изменился за те два года, что прошли с того памятного многим падения с обломков Радужного Моста. Тогда это был всего лишь обиженный несправедливым отношением к себе мальчик, а теперь перед Всеотцом сидел взрослый, уверенный в себе мужчина, который точно знает, что в его власти, а что даже он не в состоянии постичь. Жаль, что Локи не достиг этого понимания тогда, год назад, когда пытался с помощью читаури и Тессеракта захватить Землю. Может быть, он бы переосмыслил свои действия и не стал бы так безрассудно бросаться в атаку, хотя… Будь Локи уже тогда таким расчётливым, как сейчас, мидгардцам пришлось бы много хуже, и, может быть, им не помогли бы даже Мстители и Щ.И.Т. Так или иначе, все события шли к одному: к этому самому дню, когда Тор отрёкся от трона, и Локи получил на него все права, ведь никто во всём Асгарде не знал о мнимой смерти Бога Озорства.


— А всё-таки хорошо, Всеотец, что мы с тобой сумели договориться, — прервал затянувшееся молчание Локи. — Могу представить, что было бы, если бы я попытался обманом захватить трон.

— Ты бы убил меня, — просто ответил Один.

— Убил? Да, может быть, — медленно проговорил Локи. — Не знаю, но, скорее всего, ты прав. Конечно, оставалась вероятность, что ты снова заснёшь, но полагаться на неё было бы опрометчиво. Кстати, — вдруг, словно, вспомнив что-то важное, воскликнул Локи, — напомни мне, почему ты решил пойти на мои условия?

— Во-первых, условия были лишь отчасти твои, — терпеливо ответил Один. — Многое из предложенного было моей идеей. Во-вторых, мне вовсе не хотелось начинать войну, когда Асгард ещё так ослаблен нападением Малекита. А в-третьих, — Один остановился, но затем продолжил, — в-третьих, встань ты на моём пути с намерением убить, я бы просто испепелил тебя, сил у меня для этого, по крайней мере, достаточно.

— Интересно получается, — задумчиво сказал Локи. — И ты, и я убили бы друг друга, не сомневаясь, но до этого, по разным причинам, не дошло. В связи с этим, я хотел бы уточнить одну вещь. — Локи пристально посмотрел на Всеотца, казалось, то, что он хочет сказать, он бы не произнёс вслух ни при каких других обстоятельствах. — Если бы мы не договорились, и Тор бы не отказался от трона, ты бы отдал его мне добровольно? — Локи произнёс это, но Одину показалось, что маг хотел сказать, что-то другое, но намеренно начал издалека.

— Да, — ответил царь. — Потому что ты, Локи, мой достойный сын, каким бы ты ни был и каким бы ты себя ни считал!


Локи сидел, как громом поражённый, на его лице застыло выражение крайнего удивления. Прищурившись, он смотрел на отца. То, что сказал Один, не укладывалось в его понимании. Ему бы отдали трон просто так, он достоин.


— И это после всего того, что я совершил? — тихо проговорил Локи. — После того, как я чуть не разрушил Мидгард и Ётунхейм, после того, как узнал о своём происхождении и только и мечтал о том, как бы навредить тебе и Тору; после того как ты забрал меня из прошлого Мидгарда, обвинив Малефисенту в том, что она затуманила мой разум. И после всего этого ты допустишь меня на престол? — Маг удивлённо смотрел на царя. Он не верил своим ушам.

— Обвиняя себя сейчас ты, незаметно назвал одну из причин, по которой я тебе доверяю, — ответил Всеотец.

— И какую же, я что-то ничего позитивного и светлого не вижу! — огрызнулся Локи, начиная сердиться. Ох уж этот Один, всегда найдёт, чем голову поморочить!

— Чародейка Болот Малефисента, — тихо подсказал Царь. — Именно из-за неё, вернее, твоего отношения к ней, я тебе доверяю.

— Малефисента, — медленно произнёс Локи, словно пробуя это имя на вкус. — Малефисента!


Перед его мысленным взором мгновенно предстала фея. Предстала такой, какой он видел её в последний раз: бледная, в чёрном костюме, облегающим её стройное тело, чёрные волосы взлохмачены, глаза горят, полные губы плотно сжаты. Она творит заклинание, создаёт портал. Он, наблюдая за ней из мрачного мира Таноса, не мог не переместиться к ней, не увидеть её прямо пред собой вживую, а не через зеркало. Ему хотелось обнять её, прижать к себе, почувствовать тепло её тела, ведь Локи понимал тогда, что они не увидятся ещё очень долго, быть может, никогда, если он не попадёт в Асгард к Биврёсту, ведь только оттуда можно было переместиться во времени. Ведь Танос ни при каких условиях не пожелал бы открыть юному магу секрет Времени.


Поэтому Локи, презрев все лимиты энергии, переместился на Землю, чтобы, фактически, попрощаться. Но, как ни не хотелось ему давать Малефисенте пустые надежды, он всё же пообещал ей, что вернётся, потому что не мог иначе, не мог совсем разуверить её. Локи отлично понимал, почему фея рискнула переместиться во времени и пространстве: она хотела узнать, что с ним случилась после того, как Один неожиданно забрал его в Асгард. И Локи понимал, что женщина, сумевшая пройти сквозь время ради встречи с ним, способна на многое и что, не пообещай он ей, что вернётся, она бы, чего доброго, отправилась бы к Таносу, чтобы выяснить, что Локи затевает. Эта мысль, пришедшая Богу, когда он обнимал Малефисенту, испугала его, ведь он прекрасно представлял, что Танос может сделать с феей, не представляющей, с каким существом она разговаривает. В сущности, своим обещанием Локи спас Малефисенту от неминуемой гибели от рук Безумного Титана, а маг не сомневался, что Танос не оставил бы фею в живых, а она, при всём её могуществе, не смогла бы противостоять Бессмертному.


За те два года, что прошли с того момента, как они виделись в последний раз, Локи нередко вспоминал фею. Долгими ночами в мире читаури, расхаживая по каменистому осколку бывшей планеты Титан, Локи перебирал в памяти всё то время, что они с Малефисентой провели вместе. Вспоминал их первую встречу, когда она буквально выросла перед ним из-под земли, то, как сначала холодно и надменно они общались. Локи боялся, что с течением времени воспоминания померкнут, отойдут, что он вскоре уже даже лица феи не вспомнит, но волновался он зря, ибо эти моменты были одними из немногих его счастливых воспоминаний, которые он бережно хранил в своей памяти. И вот теперь, сидя на Асгардском троне, разговаривая с Одином, Локи за секунду вспомнил всё, что с ним произошло с того самого дня, как он поджёг окраину города в далёком мире.


— Она дорога тебе, — произнёс Всеотец, выжидавший, пока Локи вернётся из глубин воспоминаний. — И именно поэтому, потому что ты смог полюбить, несмотря на то, что ты — наполовину ётун, несмотря на то, что ты был обманут, и рухнула твоя мечта, несмотря на всё это в твоём сердце осталось место любви. Поэтому ты достоин занять трон Асгарда.

— Как всё странно получилось, — с расстановкой, тщательно взвешивая слова, ответил Локи. — Чем я хуже, чем больше бед свалилось на меня, тем я стал достойней трона! Воистину, какая-то обратная зависимость! Я не совершил ни одного подвига, если только подвигом нельзя назвать союз с Таносом, но, тем не менее, трон всё равно мой! И это не принимая во внимание, что мы с тобой, отец, мягко говоря, обманули Тора! Не сомневаюсь, что он будет в ярости.

— Сначала — да, но потом он всё поймёт. Он бы не был по-настоящему хорошим царём. И я всегда это знал.

— Если знал, так почему же не пустил на трон меня? — удивлённо спросил Локи.

— Всему своё время, сын, — строго ответил Один. — Тогда ты был ещё не готов к такой ответственности.

— Если бы я стал царём два года назад, всего этого можно было бы избежать. Я не остался бы брошенным сиротой с разбитым сердцем! — повысил голос маг. Ему уже порядком надоели загадки Всеотца, но ради трона Асгарда он был готов потерпеть ещё немного.

— От судьбы не уйдёшь, — ответил Царь. — У каждого есть своё предназначение и своя судьба. Тебе был предначертан этот путь, и ты его прошёл.

— Славненький путь, нечего сказать! — мотнул головой Локи. — И что мне даст то, что я прошёл через всё это?

— Ты во всей мере ощутишь полноту счастья воссоединения с любимой, — тихо и, как показалось Локи, торжественно, проговорил Один. — Я дам тебе возможность пройти сквозь время, ведь я ещё пока царь Асгарда.

— Ты отпускаешь меня? — недоверчиво переспросил маг. — А не боишься, что я сбегу и заключу союз ещё с кем-нибудь?

— От Чародейки ты никуда не убежишь, — усмехнулся Один. — Да ты и не захочешь, слишком долго ты ждал этой встречи. — Глаз Царя искрился лукавством, Локи показалось, что отец видит его насквозь.

“И как мне удавалось дурачить его все эти годы?” — мелькнула у Бога мысль. — Да, ты прав. Я очень долго желал встретиться с ней. Но, то, что я пойду к ней, не изменит же твоего решения посадить меня на трон?

— Это, сын, зависит только от тебя. Если хочешь остаться там, оставайся.

— Место там, конечно, неплохое, но я, пожалуй, изберу своим постоянным местом жительства Асгард. Ведь ты не против? — Локи внимательно посмотрел на Всеотца. Тот казался ему слишком сговорчивым, Локи отвык от того, чтобы получать что-либо безо всякой лжи и задержек.

— Не против, — кивнул Всеотец.

— Но как ты убедишь народ в том, что я стал хорошим и правильным? Ты ведь знаешь, я им не был, да и не стану.

— Царь и не должен быть хорошим, как ты говоришь, и правильным. Он должен быть суровым, но справедливым, — ответил Один. — А народ быстро примет тебя, когда им расскажут, что ты пожертвовал собой ради их спасения.

— О, да, пожертвовал! Громко сказано, — усмехнулся Локи. — Ну, так я пойду? — Он выжидающе посмотрел на отца.

— Иди.


Локи поднялся с трона и уже хотел идти, но тут Один подошёл к нему и положил на его плечо руку.

— Я верил в тебя, сынок, — просто произнёс он. — И всегда буду. Ты хороший асгардец, Локи, и достойный правитель.

— Спасибо, отец, — тихо ответил маг. Ему стало неловко от того, что отец, несмотря на всё то, что он совершил, по-прежнему относится к нему хорошо. Он-то как раз не считал себя хорошим. — Но я, всё-таки, плохой асгардец.

— Ты замечательный асгардец, сын. — Один снял руку с плеча сына и протянул её для рукопожатия. — Как только соберёшься назад, позови Хеймдалля, он ответит.

— Благодарю. — Локи с плохо скрываемым волнением пожал протянутую ему руку. — До скорого. — Он быстро пересёк зал и вышел из дворца.


Страж Врат не выказал никакого удивления, увидев на Мосту бывшего младшего принца. Казалось, он даже ждал его.

— Куда прикажешь? — спросил Хеймдалль своим глухим монотонным голосом, так напомнившим Локи его прошлое.

— В прошлое Мидгарда. — Локи быстро прошёл мимо Стража и встал на панель для перемещения.


Страж, не говоря ничего, активировал Биврёст. Снова, как и в прошлый раз, Локи увидел перед собой меняющиеся миры и облака межзвёздного газа. Вдруг всё кончилось. Он стоял на твёрдой земле посреди поля, а невдалеке виднелись знакомые каменные идолы. Темнело, и Локи зашагал в сторону могучей стены из огромного терновника. Он знал, что стена не пропустит его просто так, что придётся звать хозяйку Болот, чтобы пройти внутрь. С лёгким волнением маг подходил к стене. Как встретит его Малефисента, не забыла ли она его, не случилось ли с ней что-то страшное за истекшие два года? Локи поспешил отбросить эти вопросы и ускорил шаг. Оказавшись напротив стены на безопасном расстоянии, Бог громко произнёс одно лишь имя:

— Малефисента!


Прошло какое-то мгновение, а она уже стояла перед ним. Высокая, облачённая в длинный чёрный плащ, закрывающий её фигуру до самых ног, Малефисента словно соткалась из тьмы, окутавшей землю. Она стояла и смотрела на него. Она не могла поверить.

— Это и правда ты, Локи? — тихо спросила Малефисента, делая шаг навстречу.

— Да, — так же тихо ответил Локи. — Это я.


В следующую секунду она уже была в его объятиях. Фея плакала, прозрачные слёзы катились по её бледным щекам, оставляя сверкающие мокрые дорожки. Локи обнимал её, прижимал к себе, запустив пальцы в чёрные волосы Малефисенты. Теперь он понял, что имел в виду Один, говоря о том, что только после всего того, что он пережил, Локи сможет по-настоящему оценить выпавшее на его долю счастье.

“Старик был прав!” — подумал Локи, наклоняя голову и касаясь поцелуем губ Малефисенты.


========== Эпилог ==========


… — И жили они долго и счастливо. — Малефисента закончила рассказ и с улыбкой посмотрела на маленького сына, который внимательно слушал, а теперь во все глаза смотрел на мать. — Ну вот, сказка закончилась, а тебе пора спать.

— Мама, а ведь это всё правда, — скорее утверждая, чем спрашивая, произнёс Нарви. — Это ведь настоящая история, имена ведь ваши с папой. — Мальчик, хитро улыбнулся, наблюдая за реакцией матери, которую он застал врасплох своим неожиданно взрослым пониманием происходящего.

— Может, ты и прав, — ответила Малефисента. — Но жизнь не всегда такая, как сказка.

— Но в этом-то случае всё получилось как в сказке, — возразил маленький Бог. — Значит, сказки бывают! — торжествующе проговорил он.

— В этот раз — да, всё получилось как нельзя лучше, — ответила фея.

— Ага, значит это всё же ваша история! — воскликнул Нарви. — Ты не говорила, что будешь рассказывать настоящую историю, а не вымышленную.

— Расчёт был на то, что ты уснёшь на середине, — улыбнулась Малефисента. — Кто же знал, что эту историю ты дослушаешь до конца.

— Я не смог уснуть, не узнав, чем закончились приключения Бога и Феи. — Нарви наблюдал за матерью, натянув до самого лица и опустив подбородок на сложенные под ним руки. — Но вот, что мне непонятно, — он задумчиво посмотрел куда-то в сторону, — как всё-таки Тор воспринял возвращение брата, и что случилось с Джеком после того как Фея отправилась домой?

— На эти вопросы нетрудно ответить. Тор узнал о случившемся, когда вернулся на другой день в Асгард. Конечно, сперва он негодовал, что брат так провёл его, заставив поверить, что умер, но потом, всё же успокоился.

— Они помирились? — тут же спросил Нарви.

— Ну, не совсем, общаясь с твоим отцом, трудно знать наверняка, что он думает на самом деле. — Малефисента отвечала, не увиливая и не уверяя сына, что рассказанная история — выдумка. Мальчик был очень умным, и его было не так-то просто обмануть, фея убедилась в этом, как только он заговорил. Локи, шутя, уверял её, что сыну передались его впечатления и умения, особенно те, что отвечали за распознавание лжи. — Но общаются они и сейчас нечасто, Тор живёт на Земле со своей Джейн Фостер и ему не всегда удаётся попасть в Асгард, когда вздумается, ведь нельзя слишком часто привлекать внимание жителей, которые очень падки на сенсации подобного рода. Да и Щ.И.Т. всегда настороже, а Тору не нужны лишние проблемы со знающими того мира.

— Щ.И.Т. Тот человек, что хотел забрать у тебя маяк, он же оттуда? — спросил Нарви. — И это те люди, что собрали команду Мстители?

— А откуда ты про Мстителей знаешь? — удивлённо спросила Малефисента. — Я, помниться, тебе про них не рассказывала.

— Тор мне сказал, — ответил сын. — Я попросил его рассказать что-нибудь интересное, вот он и рассказал мне про Мстителей.

— Тор — болтун! — усмехнулась фея. — Всегда рассказывает то, о чём его не просят!

— Но я же попросил, — улыбнулся Нарви. — Вот он мне и рассказал. Да я бы всё равно узнал бы про них и про Тессеракт, когда подрос бы.

— Всё-то ты знаешь! — засмеялась Малефисента, легонько щёлкнув сына на носу. — Ладно, умник, пора спать.

— А как же Джек? — тут же нашёлся Нарви, решивший пойти на всё, лишь бы не спать. — Ты мне не рассказала про Джека. Что случилось с ним?

— С ним ничего не случилось. Как только Фея ушла, а портал закрылся, его нашли полицейские и увезли домой.

— Они ничего с ним не сделали? — Нарви из рассказа Малефисенты составил о стражах правопорядка Мидгарда не совсем лестное мнение.

— Нет, не беспокойся, он в полном порядке, живёт в Мидгарде, как и раньше. Я его, правда, больше никогда не видела, но попросила Хеймдалля посмотреть, как он, и Страж сказал, что у него всё хорошо, — ответила Малефисента.

— Всё понятно. — Нарви внимательно посмотрел на маму. На его лоб упала прядь волос, но он не спешил убрать её, настолько интересно было ему, что ещё скажет мама. Подобные рассказы бывали нечасто, можно сказать, что это был первый. Нарви мало знал о том, как складывались отношения родителей до его рождения, поэтому сегодняшняя сказка, если можно её так назвать, удивила и немного озадачила его. — А продолжение у истории будет?

— Оно уже есть. — Малефисента протянула руку и убрала прядь, закрывавшую сыну один глаз. — Это ты.

— Я так и думал, — кивнул Нарви. — Мам, почему мы никогда не берём с собой Ворона, а то я уже соскучился по Диавалю. С ним всегда так интересно! - Мальчик улыбнулся, вспомнив своего друга-няньку Ворона, которого он, подобно Авроре, знал с самого рождения и которого любил даже больше Тора.

— Должен же кто-то присматривать за Болотами в моё отсутствие, а лучшего, чем Диаваль, не найти, — ответила фея. — Разве тебе не нравится Асгард?

— Конечно нравится! — воскликнул возмущённый Бог, который даже помыслить не мог не любить свою родину, мир Богов, которая всегда казалась ему чем-то возвышенным и чудесным, не всегда доступным его пониманию. — Асгард — лучшее место на свете! Но и Болота тоже, — быстро добавил Нарви, спохватившись, что обидит маму. — Там замечательные зверюшки и обитатели такие милые!


— А в Асгарде парки и сады, к тому же тебе можно ходить здесь, где захочешь, а на Болотах много опасных, непроходимых мест, — послышался голос Локи, и через мгновение Бог зашёл в покои сына. — Привет, старик! — Он опустился на край кровати, заставив Малефисенту сдвинуться назад.

— Папа! — восторженно закричал Нарви, вскакивая и обнимая отца. — А я думал, что ты сегодня не зайдёшь!

— Как не зайти, когда ты так весело щебечешь на весь дворец, — усмехнулся Локи. — Тебя даже в Тронном зале слышно.

— Ой, я не хотел тебе мешать, — извиняющимся голосом ответил Нарви. — Просто мама рассказала такую удивительную и интересную историю, что я не мог молчать.

— И эта история, по всей видимости, была рассказана на ночь? — спросил Локи. — А ты всё ещё не спишь.

— Сейчас усну, — заверил мага сын, у которого и в самом деле уже начали слипаться глаза. — Спокойной ночи! — Он ещё раз обнял отца, а затем удобно улёгся, накрывшись меховым одеялом.


Малефисента и Локи встали с кровати, но перед тем, как уйти, фея наклонилась и поцеловала сына в лоб.

— Я люблю тебя, Нарви, — тихо проговорила она, поправляя одеяло. — Спокойной ночи.

— И я тебя, мамочка, — уже сонно ответил Нарви.


Родители быстро вышли из покоев, зная по опыту, что если маленький Бог не уснёт сейчас, то прободрствует всю ночь. Закрыв двери, они, молча, направились на один из больших открытых балконов дворца Всеотца. Была ясная ночь, всё небо было усеяно яркими звёздами и светящимися облаками межзвёздного газа, который образовывал над дворцом подобие арки, которая брала начало в Великом Океане. Стоя на балконе и глядя на всё это великолепие, Малефисента невольно вспомнила, как побывала здесь в первый раз, когда искала Локи. Тогда она не заметила ни великолепия, ни изящества, ни богатства, потому что была мучима неизвестностью, а потом, что было много хуже, известием о смерти Локи. Сейчас всё это казалось диким сном, одним из тех кошмаров, которые приходили к ней, когда она была пленницей мидгардской полиции. Малефисента повернула голову и посмотрела на Локи. Тот стоял, облокотившись о перила, и о чём-то думал, устремив взор в сторону Радужного Моста. Почувствовав на себе взгляд феи, он повернулся и спросил:

— Какую историю ты ему рассказала?

— Нашу, — ответила Малефисента, подходя ближе. — Нарви не поверил, что всё это - сказка.

— Я бы не поверил, если бы мне сказали, что всё это было на самом деле, — усмехнулся Локи. — Ну, или то, чем всё это закончилось.

— А разве всё плохо закончилось? — спросила Малефисента.

— Нет, на удивление хорошо, вот поэтому я не верю. Всё было, прямо скажем, не сахар.

— У тебя всегда всё не сахар, — заметила фея.

— Будто бы у тебя по-другому. — Локи отошёл от перил и приблизился к Малефисенте. — Не меньше меня ты пережила. Чего стоит только этот сумасшедший король с его железными доспехами и наивной дочкой, которая считала тебя своей феей-крёстной.

— Я, можно сказать, ей и была, не считаешь же ты, что её вырастили эти растяпы-феи? — Малефисента смотрела на лицо Локи, освещённое сиянием звёздных облаков.

— Нет, конечно, — ответил маг. — Я просто напоминаю тебе, что ты пережила не меньше моего.

— Я это никогда не забуду, — произнесла фея. — Это невозможно забыть. Никогда.

— Я рад, что ты меня понимаешь. — Локи заглянул в глаза феи. — У него твои глаза, — произнёс он.

— А характер твой, — ответила Малефисента. — Да и внешне Нарви становится всё более на тебя похожим. Думаю, когда он вырастет, то будет твоей копией.

— Не дай Один! — в притворном ужасе воскликнул Локи, но Малефисенте показалось, что он говорит искренне. — А то Мстителей удар хватит, если придётся второй раз от меня Мидрагд спасать.

— Не говори ерунды, — осадила мага Малефисента и, увидев, что тот нахмурился, добавила: — Нарви растёт совсем в другой обстановке, и ему ни к чему будет захватывать Мидгард, у него уже есть там владения.

— Которых в нашем времени не существует, — напомнил Локи.

— Не суть, главное, у него есть любящие родители, которые его не бросят, и которые ему не лгут.


Локи не ответил, но Малефисента поняла, что всё сказала верно. Она подошла совсем близко и положила руку магу на плечо. Локи посмотрел на бледную в неверном звёздном свете руку феи и, аккуратно сняв её со своего плеча, сжал. Малефисента улыбнулась. Ни разу Локи не сказал ей, что любит, но она знала, что слова не нужны, что и так всё понятно, всё подтверждено делом. Поэтому фея только улыбнулась, накрывая руку Локи своей.


— Оставайся на этот раз подольше, — наконец произнёс маг. — И, если хочешь, можешь в дальнейшем брать с собой своего Ворона.

— Вы с ним так и не нашли общий язык, — ответила Малефисента.

— Он же птица, что с него взять, — пожал плечами Локи. — И всё-таки, почему бы тебе не переселиться в Асгард навечно, что тебя удерживает на Болотах?

— Они — моя родина, — тихо, но уверенно произнесла Малефисента. — Там жили мои родители, их родители, я и мой сын — весь мой род. Это — то же самое, что тебе оставить Асгард — невозможно. Тем более, — уже веселей добавила она, и её глаза блеснули лукавым огоньком, — тем более что в моё отсутствие может нагрянуть кто-нибудь почище Стефана с его железками, а кто тогда защитит Болота?

— А Ворон на что? — возразил Локи. — Вот и проявит себя.

— Он ничего не смыслит в магии.

— А ведь живёт у волшебницы.

— У феи, — поправила Локи Малефисента. — Волшебники — это люди, а я не человек. — Она для убедительности расправила крылья и наклонила голову, чтобы Локи получше рассмотрел её изогнутые рога.

— Как и я. — Локи взял в ладони наклонённую голову феи и легко поцеловал её в волосы. — Пойдём спать. — Он сделал приглашающий жест в сторону арки с балкона, которая вела к их спальне.

— Пойдём. — Малефисента направилась к выходу. Локи последовал за ней, напоследок бросив взгляд на сияющее великолепие Асгарда, после чего зашагал вслед за феей, пока они оба не скрылись из виду за поворотом широкого, ярко освещённого золотого коридора.


Вот и сказочке конец, а кто слушал — молодец!