КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402843 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171434
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

пока не ясно, кто же и как будет спасать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Властелин Огня (Фэнтези)

перечитал, думал произведение больше чем старое.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Афанасьев: Счастье волков (Боевая фантастика)

С автором точно не ошиблись?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Афанасьев: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

С автором точно не ошиблись?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

когда продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Последняя битва (Научная Фантастика)

Ребята, представляю вам на суд перевод этого замечательного рассказа Олеся Павловича.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Stribog73 про Римский-Корсаков: Полет шмеля (Переложение В. Пахомова) (Партитуры)

Произведение для исполнения очень сложное. Сыграть могут только гитаристы с консерваторским образованием.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
загрузка...

"Серая" дипломатия (СИ) (fb2)

- "Серая" дипломатия (СИ) 281 Кб, 19с. (скачать fb2) - (Велимера)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Я проснулся не один. Если бы не вчерашний день, я бы даже был этому рад. Но рядом со мной спал ебаный мужик! Муж мой, чтоб его. Меня забрали прямо с пары, посадили в машину, спешно переодели и поженили с ним! Мы даже имена друг другу свои сказали после свадьбы уже. Устыдившись, я уткнулся лицом в подушку — повел себя как истеричка. Он спокойно мне улыбнулся тогда, протянул руку для пожатия, представился, а я ему когтями в тыльную сторону ладони вцепился. Правда, тогда у меня захрустели косточки в запястье, а Валиил с окаменевшей улыбкой тихо сообщил, что оторвет мне голову, если я посмею оцарапать его до крови. Я решил не проверять, но дуться на него не перестал, хотя он мало виноват. Такой же подневольный, как и я. Возникли жалобы в Объединенном Парламенте, что все мирные договоры еще не были подкреплены межрасовым браком, так что наши Матрона и Император немедленно издали указ о женитьбе двоих старших не связанных свадебными клятвами детей. Моя старшая сестричка, помолвленная уже с каким-то аристократишкой, мило хихикала в ладошку, потому что проскочила. Все остальные старшие братья и сестры давно женаты. И вот теперь еще и я. На мужике. Ничего не имею против однополых браков, но вступать в такой не собирался!

— Боги мои, так это не сон, — хрипло пробормотал Валиил, прикрывая свои зеленые глазищи ладонью.

— К сожалению, — вздохнул я, собираясь вставать и выпутываясь из одеяла.

— У тебя когда-нибудь было с парнем? — вздрогнув от неожиданности, я едва не свалился с кровати.

— Да пошел ты! — прошипел я, гневно подтянув шорты.

— Было бы неплохо, если бы хотя бы у одного из нас был подобный опыт, — пожал плечами светлый, — ты же помнишь про десять дней?

Да, да, брачное заклинание нужно в течение десяти суток подкрепить сексом, иначе оно аннулируется, а нас обоих за такое по головке не погладят.

— Забудешь тут, — проворчал я.

— Во избежание юридических неточностей, я выебу тебя не позднее вечера восьмого дня, то есть, девятнадцатого числа сего месяца, — полномочный секретарь Объединенного Парламента и пятый принц, по совместительству, потянулся всем своим здоровенным телом.

— А чё это ты сверху? — возмутился я, потому что, вообще-то, у меня тоже член есть!

— Я бисексуален, — начал перечислять он, — у меня больше опыта, пусть и с женщинами, ну и больше ответственности.

Ладно, с первой частью я согласен, тяжеловато будет возбудиться от вида мужика, когда обычно хочешь девушек. Но вот второе и третье! Чего это у него больше опыта? Вообще не честно! Если он стал совершеннолетним на сорок лет раньше меня, это не значит, что он теперь тут прям весь такой мачо!

— Это я-то безответственный? — кажется, эта загорелая мордашка сейчас будет украшена несколькими царапинами… — И чего это у тебя опыта больше?

— Того, что ты — плохо контролирующий себя ребенок, — отрезал Валиил, — послушай, мы должны просто подтвердить брак, дальше я не буду тебя ни в чем ограничивать и как бы то ни было вмешиваться в неполитическую сторону твоей жизни.

— И, типа, рожать тоже мне, когда всем припрет наших наследников понянчить, да? — закатив глаза, я скрестил руки на груди. Он молчал. Стремно так молчал. — Да ты охуел!

— Не сквернословь, — поморщившись, новоявленный муженек встал. Не такой уж он и здоровенный, всего на полголовы меня выше. Зато шире насколько… Да уж, мне с моим тонкокостным строением от мамы его явно против воли не завалить, — собирайся лучше, а то опоздаешь. Могу подвезти в центр.

— Сам доберусь, — буркнул я.

Собираться, правда, все же нужно, а то и так вчера две пары пропустил из-за этой тупой свадьбы. Апартаменты у нас с ним шикарные, конечно, шика-арные… Но в Западном Сером квартале, куда без этого.

Голосом учителя истории из школы стали всплывать в голове строчки из учебника. Давным-давно, в темные и смутные и бла-бла-бла времена дроу и светлые воевали. Все время. А просто так почти. Потом, буквально двести лет назад, незадолго до рождения… Ну ладно, не моего, но моего блядского мужа, всем это надоело, подписали мирный договор и построили Объединенную столицу на границе земель обеих сторон. На светлой стороне — Белый квартал, на нашей — Черный, а два пограничных — Серые. В центре исключительно рабочие, учебные и политические заведения, там все вперемешку, как и в Серых кварталах, а вот в чисто чужие кварталы все же особо никто не суется. Так и живем — в мире и согласии.

— Как ты мог? — донеслось до меня. Кажется, прямо из прихожей.

— Прости, родная, но разве меня кто-то спрашивал? — оп-па, Валиил. То есть, я еще дома, а он девчонку приволок? Ох и светлый… — Я сообщил тебе сразу, как только смог.

— Не смей теперь прикасаться ко мне! — всхлипнула она.

Черт, а мне их жалко. Любовь-морковь, а тут я. Конечно, я тоже не виноват, но поганое такое чувство, как будто увел чужого мужика. А ведь и правда увел…

— Прости меня, — это что, звук поцелуя? Да это же измена! Как вообще так можно? Это что получается, мы подтвердим брак, и он пойдет направо-налево гулять? Мне-то плевать, но, если об этом узнают в Парламенте, ему голову снимут! Это же политический брак, он должен быть безукоризненно чист! Хотя бы на вид, — я бы предложил тебе тайные встречи, но не могу, это подло по отношению и к тебе, и к решению Парламента. Прости меня, котенок.

— А я бы согласилась, — девушка шмыгнула носом, — ты всегда был таким чистюлей, Валиил, даже по нашим меркам, просто ходячая честь. Я люблю тебя.

О-о, как мило! И грустно, потому что они больше не могут быть вместе. Грустная милота.

Осознав, что нагло подслушиваю, я торопливо включил воду, чтобы заглушить их разговор. Да уж, хорошо, что у меня никого не было, темная бы далеко не так спокойно высказала бы мне все свои претензии, еще и муженьку бы перепало. Ладно, пора привыкнуть так его называть. Мы теперь супружеская пара, на все приемы, вечера и балы теперь только вдвоем, старательно изображая семейное счастье. Мерзость какая.

— Наслушался? — грубо поинтересовался Валиил, проходя мимо двери, даже сквозь шум душа было слышно.

Разумеется, он работает же с темными, должен знать, какие у нас диапазоны слышимости. Если я ему сейчас отвечу, он не услышит, потому что у светлых упор в организме на зрение, а не на слух, как у нас.

Выйдя из ванной в одном полотенце, я заглянул на кухню к хмуро кромсающему свои овощи светлому.

— Я не специально слушал и не все, — кашлянув, я прибавил: — Сожалею, что так вышло.

— Мы с тобой в этом не виноваты, — а ответил резко, будто обвиняя меня одним только тоном, — хотя да, я виноват, должен был сделать ей давно предложение, а не ждать, когда же полюблю.

Это верно, если бы он сделал ей предложение, я бы женился на ком-то из его младших. Кажется, там сестра, разница у них всего-то лет десять. Бр-р, жениться на женщине старше себя? Да еще и мы бы с ней тяжело сходились. Я бы склонял голову перед ней, как и подобает мужчине-дроу, а она пыталась бы быть со мной на равных, ну или, в худшем случае, считала бы меня главным, как у них принято. Хотя обычно светлые женщины быстро привыкают к подчинению темных мужчин, становятся хорошими женами и хозяйками дома.

Одевшись, я достал из холодильника мясо, разогрел сковородку, обжарил небольшой ломтик с двух сторон быстро, чтобы оставить серединку сырой, и сел за стол завтракать. У Валиила на лице с легкостью читалось отвращение, но он ничего не сказал. Сидел, жевал свой салатик.

— Почему ты ешь одноразовой вилкой? — с усмешкой спросил я, орудуя извлеченными из ящика серебряными приборами.

Эх, я буду даже скучать по шумной и никогда не спящей общаге Академии в Черном квартале…

— Я считаю, что так гигиеничнее, — относительно дружелюбно ответил светлый, старательно глядя в свою тарелку.

Да уж, тяжело нам будет, надо бы есть по отдельности. Боги, я так просто смирился… Нет, я подозревал, что женюсь по любви вряд ли, но не совсем был готов к политическому браку такого рода…

Валиил за вчера успел сделать довольно много. Для начала, написал мне сообщение, давая знать свое мнение и номер. Я долго выдумывал, как бы его записать, в итоге остановился на “валидоле”. Ну а что, похоже, Валик и валик, ха. Во-вторых, он послал мне запрос в социальной сети, чтобы у нас в профилях отображалось наше семейное положение. Мы эльфы публичные, да, придется принять. Аватарки у него не было на данный момент, наверное, была с той девушкой, но он ее удалил. Так странно, судя по его словам, эта эльфийка была ему парой, но не любимой женщиной. Почему же тогда они были вместе? Она-то вот его любила. Как-то тяжело представить, что весь из себя такой правильный полномочный секретарь мог пользоваться чувствами какой-нибудь красавицы. Заинтересовавшись, я полистал его стену. Несколько фотографий с приемов и активного отдыха, видеозапись с посиделок, где он красиво поет под гитару, ну и все. Подчиняется регламенту — никаких репостов, никаких политических высказываний и крупных логотипов на вещах. Прям оплот верности Объединенному правительству. В-третьих, он лайкнул мою аватарку, надо же.

Обручальное кольцо на правом указательном пальце мешалось конкретно. Массивное и из белого металла, на черной коже значительно бросается в глаза. У Валидола такое же, только вороненое. Эти цвета — знак междурасовости нашего брака. Одна сплошная показуха…

После пар, закончившихся к вечеру, я легко принял предложение сделать запоздалый мальчишник. Мы отправились в отличный бар недалеко от общежития, где раньше всегда отмечали праздники толпой. После трансляции церемонии бракосочетания на всех каналах чуть ли не в прямом эфире было бы глупо надеяться, что мои старые знакомые будут не в курсе. Но я не видел ничего плохого в бутылке текилы в подарок от заведения.

Я пьяно жаловался таким же пьяным друзьям на свою нелегкую жизнь замужнего мужика… Или женатого… Когда основная проблема появилась в дымном душном зале. Бармен заикнулся было, что светлому тут нечего делать, но он показал свое удостоверение и, одновременно, кольцо. Брак со мной дает ему возможность быть в любом месте Черного квартала, да. Пидарас.

— Не хочу я! — возмутившись, я попытался вырвать руку из железной хватки.

— Да давай домой, чё ты, — загоготали парни, — такой мужик с тобой!

— Преда-атели! — протянул я, понимая, что только опозорю и себя, и его лишним сопротивлением.

На мою честь ему было бы чхать, если бы она не была теперь связана с его собственной.

Без вопросов оплатив счет, Валиил вытащил меня из бара и засунул на заднее сиденье машины.

— Великие мои боги, если ты еще раз так сделаешь, я убью тебя нахрен! — еле слышно прорычал он, сжимая пальцами переносицу. — Мелкий придурок, блять, боги, за что мне это…

— Ого, ты так сквернословишь, — хихикнул я.

Не знаю, почему мой пьяный мозг думал, что это разрядит обстановку. Светлый так шарахнул кулаком по рулю, что дорогая кожа обтяжки лопнула.

— Закрой свой грязный рот, — почти спокойно выдавил он, — боги, что за жизнь, даже поругаться никак… Ебучие темные, вечно все слышат, на работе, теперь еще и дома, куда мне от них деваться…

До наших, теперь уже наших апартаментов я шел сам, довольно уверенно, надо сказать. Видимо, нужно не отсвечивать, как следует вычистить зубы и забиться в уголок кровати, чтобы не будить в, на первый взгляд, уравновешенном мужчине чудовище. Хотя я могу его понять — явно куча бумажной волокиты из-за брака, с девушкой вот расстался, еще и женился на темном, который норовит подпортить ему репутацию. Даже жалко его.

— Ты чего ревешь? — сквозь зубы поинтересовался он, разуваясь.

С удивлением обнаружив, что в самом деле реву, я пожал плечами.

— Жалко тебя, не повезло.

— Боги, блять, просто заткнись! — тихо рявкнул он. Вот же великое умение дипломата-аристократа — орать шепотом. Но мое восхищение поутихло, когда превосходящий габаритами муж затолкал меня в угол. — Пора начинать привыкать друг к другу. Времени мало, а ты как раз пьян.

— Э, э! — немногословно возмутился я, пытаясь его отпихнуть или выскользнуть из крепких рук. — Ты тут девушку свою целовал и тут же трахнуть меня вздумал?

— Я целовал только ее руки, — невозмутимо ответили мне, — я ведь женат.

— А ну-ка прекрати! — запыхтел я, выворачиваясь, когда он протолкнул колено мне между ног.

Если уж на то пошло, у нормального народа привычка делать это на кровати! И не в верхней одежде!

Чуть отстранившись, светлый выключил свет.

— Просто представь кого-нибудь, кого хочешь, и закрой глаза, — горячо прошептал он мне в ухо, оглаживая теплыми ладонями живот.

Меня будто горячим прессом в стенку вжало, вот честно. Но, чай не девушка, надо расслабиться. Он прав, если я хоть немного привыкну к нахождению в постели с мужиком, мне будет проще вечером девятнадцатого числа. Блять, так скоро…

— Обычно те, кого я хочу, меньше меня, — пробормотал я, хватаясь за широкие плечи и сдвигая скользкую куртку.

— Молодец, — шепнул Валиил, заметив мою покорность, — все будет хорошо, я осторожно. Поцеловать тебя?

Помотав головой, я зажмурился, уткнулся лбом ему в шею. Расслабиться, расслабиться, надо расслабиться, думать о какой-нибудь очаровашке… Нет, не о бывшей, она стерва, хоть и не положено так о женщинах.

В принципе, можно вообще не думать. Мой в конец охреневший муженек расстегнул на мне джинсы, облизал ладонь и сразу ухватил за член.

— Держи когти при себе, — глухо предупредил он, уткнувшись лбом мне в плечо.

Я мстительно поддел когтем резинку, и его золотистые длинные волосы рассыпались по спине. Вот так, если запустить в них пальцы, немного проще представить красивую, пусть и несколько мускулистую, девушку, которая меня так умело ласкает. Как тут не встанет, если такие горячие пальцы? Движения резче, быстрее, чем я привык сам делать, с оттяжкой, то и дело проходится большим пальцем по головке, чуть надавливает, указательным касается уздечки. Боги, почему я раньше дрочил без смазки? Совсем немного слюны — и совсем другие ощущения! Ноги подгибались, я практически уселся ему на бедро, запрокидывая голову. Изумленно распахнув глаза, я все же ответил на жадный поверхностный поцелуй, прихватил его нижнюю губу зубами.

— Когти! — озлобленный стон — невероятно.

Но я ничего не мог сделать, мне было слишком хорошо.

— Охренеть… — я непроизвольно облизнул губы, когда он коснулся их влажными пальцами, почувствовал странный привкус и вдруг осознал, что это у него на руке. — Ты!.. Ты-ы! — отпихнув легко отступившего долбоеба, я подхватил джинсы и проклял свое отличное ночное зрение, потому что этот… Этот… Он облизывал пальцы! — Изврат хуев!

— Всегда было интересно попробовать, — Валиил безразлично пожал плечами.

Хлопнув дверью спальни, я гневно вытряхнулся из куртки и пинком отправил ее в угол. Мерзость какая! Фу, фу, фу-у!

Вытерев рот рукавом, я присел на край кровати и спрятал лицо в ладонях. Раз уж я признал, что женат на мужике, я должен и признать, что кончил от его дрочки. Ладно, он все равно меня трахнет через восемь дней, чего уже теперь строить из себя недотрогу. Еще я должен признать, что он заботится обо мне. Старается сделать мой цикл полового ответа полным, хотя физическая сила позволяет ему нагнуть меня в любой момент. Нужно быть хоть немного благодарным за такое, хоть немного!

Поднявшись, я решил просто принять душ и лечь спать. Хмель почти весь из головы выветрился, так что я смогу спокойно заснуть и, надеюсь, проспать всю ночь спокойно без снов.

Валиил был в ванной. Я хотел было ему язвительно сообщить, что надо, вообще-то, закрываться, но прикусил язык.

— Прости, — вместо нахальства буркнул я, — давай помогу.

Он без вопросов отдал мне спиртовую салфетку, которой промокал ранки от моих когтей на шее и плече. Если бы он стоял, я бы, наверное, не достал, хотя не такая уж и большая разница в росте. Но он сидел на краешке ванной и спокойно принимал помощь. Завтра, наверное, оставит волосы распущенными, что будет меньшим нарушением униформы, чем следы секса. О боги, да, да, у нас был секс, признай это наконец!

— Надо что-то придумать с этим, — поморщился светлый, наклоняя голову сильнее и придерживая волосы.

Я стер уже подсохшие капельки густой темной крови с его спины, виновато поджал губы. В принципе, я могу залечить. Лечебной магией я не владею, он сам себя лечить не может, но я…

— Могу зализать, — сипло предложил я, смущенно пряча взгляд.

— Было бы неплохо, — улыбнулся Валиил, — прости, кстати, что сорвался на тебе, — его кровь сладковатая и немного холодит горло, как мята, — сегодня был тяжелый день, много всего пришлось выслушать, еще и это дурацкое расставание… — я невнятно промычал, что ничего страшного, не отвлекаясь и надеясь, что буду понят. Стоять так было неудобно, приходилось немного наклоняться, начинала затекать спина, так что я позволил себе упереться руками в его плечи. — Нам нужно жить дружно, понимаешь? — я кивнул, бросил взгляд в зеркало на его лицо и несколько смутился, заметив, что он явно кайфует. У этого чувака, определенно, проблемы с пристрастиями. — Ты не против?..

Заметив, что он коснулся своей оттопыренной ширинки, я закрыл глаза и пожал плечами, переходя к следующей ранке. Моя слюна поможет зарубцеваться, а регенерация с остальным к утру справится.

Старательно не обращая внимания на движения его плеча под моей ладонью, я расправился с самыми заметными повреждениями на шее и хотел было уже отстраниться, когда он запустил руку мне в волосы.

— Ну погоди еще немножко, — горячечно прошептал светлый, запрокидывая голову, — ты та-ак чмокаешь…

Возмущенно сопя ему в шею, я все же решил дать ему кончить. Он же мне не мешал, даже помог, так? А мне нетрудно будет довести до более-менее приличного состояния и следы на плече, чего уж там. Пусть наслаждается.

Утром я проснулся в его объятиях. Светлый лежал на спине, обнимая меня за плечи и давая прижаться к своему боку, причем его это явно не напрягало, потому что он ел помидорку и читал новости на телефоне, который одним мизинцем прижимал к ладони. Ишь, акробат, ёпта.

— Ты чего это? — отстранившись, я откинулся на спину и потянулся.

Не буду закатывать истерику, в конце концов, да, мы должны жить дружно. Хотя бы первые десять дней брака.

— Ты сам прижался, — пожав плечами, Валиил отложил телефон, за один укус расправился с кусочком помидора и, жуя, потянулся. Ух-х, какие длинные волосы… Мои еще нескоро отрастут… — видимо, замерз.

— Да уж, ты как печка, — я сел.

Вернее, хотел, но меня опрокинули обратно.

— Надо тренироваться, — с учительскими нотками в голосе светлый без лишних прелюдий устроился на мне сверху, — ну, раздвинь чуть-чуть ноги.

— Э! — я уперся руками ему в грудь. — Почему вообще я снизу?

— Ладно, — подозрительно легко согласился он, перевернулся, и я оказался на нем, — приступай.

— Что, так просто? — я мог только бормотать, ощущая, как его плотные бедра обхватывают мои бока.

— Конечно, нет, — прищур зеленых глаз не сулил мне ничего хорошего, — нужно меня возбудить, подготовить, не забывая стимулировать член, чтобы мне не было больно. Потом уже да, можешь трахать. Я вот планировал сейчас тебе минет сделать, но не против поменяться ролями.

— Не слишком ли? — я шевельнулся, устраиваясь удобнее, и он, как кот, прищурился чуть сильнее на секунду, приподнимая таз. — Боги, что ты за блядь? Ты только что с девушкой расстался!

— С девушкой, которую не любил? — широко и нахально улыбнулся странный светлый, проводя ладонями по моей спине. — Мне с ней было хорошо, жаль, что все кончилось, но я ее не любил. Теперь я женат, мне нужно налаживать новые контакты. Я могу не париться и закрепить брак сам, но ты потом на меня будешь сильно обижен, а нам еще много лет придется вместе провести, — поднявшись на локте, он коснулся губами моего подбородка, цепляя пальцами за шею, — почему всегда все думают, что я порядочный, м?

— Ты больше на темного похож, походу, чем я, — потрясенно пробормотал я, сдаваясь.

Что же, муженек прав. Если ему надо будет меня выебать, он это сделает. Сразу же.

— Может быть, — улыбнулся Валиил, опрокидывая меня обратно на постель, — у нас есть полчаса побаловаться, мой хороший, давай проведем их с пользой для дела.

Как привыкнуть к такой резкой перемене? Судя по легким кругам под глазами, он совсем не спал. Нельзя политикам доверять, ой нельзя…

Но об этом я думал уже позже, а не когда зарывался пальцами ему в волосы. Хотелось грубо толкнуться ему в рот, но мужчина крепко держал меня за бедра, так что получалось только бестолково прогибать спину. Да уж, ни одна девушка не сделает минет так, как тот, кто знает, как ощущается член и прикосновения к нему.

— Как же я хочу тебя выебать! — рычаще выстонал Валиил, нависая надо мной.

Я обнял его за шею, вздрогнув от прикосновения горячей груди к моей. По коже побежали мурашки, когда к животу прикоснулась бархатистая, нежная и обжигающая кожица его члена.

Он дрочил нам обоим одновременно, крепко кусая меня в плечо, подавался вперед, проезжаясь членом по моему и, боги всемогущие, как я мог раньше не…

Валиил отнес меня в ванную, усадил в нее и включил теплый душ. Сидя рядом на корточках, он мягко улыбался, наблюдая, как я с ворчанием отмываю с живота смешавшуюся сперму. И вот с этим извратом у меня должно быть два общих ребенка? А не пошел бы он?

— Почему у тебя такие короткие волосы? — взъерошив совсем короткие, около двух сантиметров, пряди, светлый чуть наклонил голову к плечу.

— На совершеннолетие нас бреют налысо, ты не знал, что ли? — пройдясь ладонями с пеной еще и по волосам, я подвинулся вперед и весь подставился под душ. — А были почти по колено.

— Ничего себе, — я едва не захлебнулся, когда его ладонь скользнула по пояснице и ниже, но сжал зубы и ничего не сказал. Надо привыкать, — не могу дождаться их возвращения к этой длине, — он особо ничего и не делал, только гладил анус подушечкой пальца, заставляя меня стыдливо ерзать и прятать взгляд, — ты милый.

— Сам ты милый! — нервно огрызнулся я, прежде чем осознал смысл сказанного.

Расхохотавшись, Валиил заверил меня, что не нуждается в комплиментах, но польщен. Ворча под нос о бестактных гадких светлых, я вылез из ванны, завернулся в полотенце и пошлепал одеваться. Выебет меня вот прям сегодня, чую тем самым местом, которое пострадает.

Придя из Академии сам, без отлова в злачных местах, я решил, что должен подготовиться. Брить я, конечно, ничего не буду, обойдется, но душ принял тщательно, да и почитать о самом процессе, который я представляю смутно, и попытаться осознать, что это со мной произойдет, надо. И вообще, есть ли дома необходимый инвентарь?

Облазив всю ванную, я перешел в спальню. Да, в тумбочке с его стороны пачка презервативов для анального секса и смазка на водной основе. Ладно, он, с этой точки зрения, готов. А я? Я вот не очень. С другой стороны, если сегодня это все будет пущено в ход, я смогу потребовать, чтобы он от меня отвалил. В принципе, думаю, он и сам отвалит. Будем жить по-соседски, я был бы не против.

Погрузившись в изучение сайтов, я задумчиво шевелил ушами и постукивал пальцами по подбородку. В принципе, везде концепция одна, различаются позы и детали, а так… Может, еще и видео посмотреть?

— У тебя так забавно сережки болтаются, когда ты ушами дергаешь.

— Мать твою! — подскочив, я возмущенно уставился на сидящего на диване и упоенно наблюдающего за мной эльфа. — Ты чего подкрадываешься?!

Мне так точно стоит звать его Валидолом! И принимать настоящий валидол, когда он так делает!

— Я тут сижу уже минут десять, — усмехнулся светлый, вставая, — как тебе чтиво?

— Я просто хотел понять, как это вообще делается, — подавляя возмущение, я принял его руку и встал.

— Решил все же быть сверху? — перехватив меня за запястье, он вдруг чуть наклонил голову, заглядывая мне в глаза. — Не думай, что я воспринимаю тебя своей женщиной или что-нибудь в этом роде.

— Я полагаю, ты в достаточной мере извращенец, чтобы хотеть меня в качестве мужика, — пробормотал я, попытался отдернуть голову, когда теплая ладонь коснулась моей щеки.

— Музик, — передразнил полномочный секретарь, — тозе мне, музик, — вскинув взгляд, я в немом возмущении приоткрыл рот, — только вот совершеннолетие справил, а уже мужиком себя считаешь?

— Ты совсем охуел? — отбросив его руку, я пихнул его плечом, проходя мимо.

— Давай, прояви мужество, — тихая усмешка заставила меня остановиться, — скажи всем, что нахер тебе не упал этот союз.

— По-моему, это не мужество, а глупость несусветная, — я сжал кулаки, — этот союз важен для наших народов. Кажется, ты сам бы хотел это всем сказать, но металла в яйцах не хватает?

— Зато у тебя хватает, раз так со мной разговариваешь, — обняв меня со спины за талию, он пристроил подбородок у меня на плече.

— Бояться мне тебя, что ли? — фыркнул я, скрестив руки на груди. — Ты мой муж, как хочу, так и разговариваю, ясно? Или у тебя опять хуевый день, и ты поэтому решил, что негоже только твоим мозгам быть выебанными?

— На самом деле, — уже совсем другим тоном, ласковее, — я просто проверял, насколько верны слухи, что для светлого мужчины дроу может стать верной послушной женушкой. Вы же привыкли быть ведомыми.

— Ты же не девушка, чтобы я тебя уважал и почитал, — пихнув его локтем в живот, я высвободился.

— Я предлагаю взаимное уважение и равные партнерские отношения, — все же повернувшись к нему, я нахмурился. Опять подвох? Вечно проблемы с этими политиками, — этот брак не нужен был нам обоим, но давай пройдем через него с достоинством.

— И как я пройду через него с достоинством с растраханной жопой? — проворчал я, пожимая протянутую ладонь.

— Если будешь себя хорошо вести, так и быть, растрахаешь мою, — тихо пообещал Валиил, неторопливо привлекая меня к себе.

Я не стал сопротивляться. Не думаю, что мне нужна его задница, а вот избавиться от нехороших ассоциаций с числами десять и девятнадцать уже бы пора.

Поцелуи с мужчиной ничем почти не отличаются от поцелуев с девушкой. Только он властный все же, нетерпеливый немного. Распустив его волосы, я закрыл глаза. Не считаю, что нужно кого-то представлять. Достаточно просто не думать и сосредоточиться на ощущениях.

Рывком подняв меня и заставив обхватить ногами, Валидол понес меня в спальню. Я не самый маленький парень, а как играючи он меня держит, а.

— Я постараюсь, чтобы тебе было хорошо, — промурлыкал мужчина, гладя и целуя мою грудь.

Да уж, будьте любезны, господин полномочный секретарь!

Я решил, что вполне могу лежать и наслаждаться процессом, раз уж мне должно быть хорошо. За удовольствием от минета я не заметил, как он вставил в меня палец, но второй уже было трудно не заметить. Неторопливыми движениями надрачивая мне и влажно целуя живот, светлый медленно разрабатывал мою, девственную, между прочим, задницу, а я старательно расслаблял мышцы и для успокоения перебирал его волосы. Не больно, даже не неприятно, просто очень непривычно и…

Я выгнулся, хватая воздух ртом.

— Вот и она, — негромко усмехнулся Валиил, прижимаясь щекой к моему бедру, — но учти, я ни за что не позволю тебе пихать свои когтистые лапки мне в задницу, нет и нет.

— Ну и хуй с тобой! — простонал я, жмурясь и, для верности, закрывая глаза еще и руками.

Боги мои, ну что за… Как можно было создать мужика, наречь его любителем женщин, но при этом дать ему простату?

— Боги, что за вид, — цокнул языком светлый, — какое чудное тело в моих руках.

— Просто давай уже сделаем это, а? — заскулил я.

Быстрее бы это кончилось, я уже не могу, не могу смущаться, я стеснялся за время своего замужества больше раз, чем за всю предыдущую жизнь! Просто пусть уже выебет меня!

— Нет, тебе будет больно, если сейчас, — с таким довольством в голосе протянул Валиил, что мне страшно захотелось дать ему пяткой в нос. Но не стану, конечно, а то эта повинность отложится еще дальше, — ты такой сексуальный, знаешь это?

— Ты такой странный светлый, — не остался в долгу я, — где же смущение по любому поводу и, блять, о-ох, блять, невинность?

— В прошлом, прелесть моя, — вставив третий палец, он широко лизнул ствол, — в далеком прошлом.

Почти лениво посасывая головку, муженек без спешки продолжал растягивать меня, поигрывая с простатой. Даже не давал шевелиться почти, крепко удерживая за бедра и позволяя лишь тянуть за волосы.

Когда он поднялся и устроился надо мной, мои ноги оказались чуть ли не у него на плечах, я возмущенно застонал, дернулся, пытаясь устроиться удобнее. И напрягся всем телом, ощутив в полной мере проникновение головки.

— Расслабься, — пробормотал он, целуя меня в шею и мягко сжимая головку, провел пальцами по всей длине и прижал ладонь к животу, — спокойно, все хорошо.

— У тебя? — чувствуя, что весь взмок, я отчаянно уцепился за его шею. — У тебя, может, и хорошо!

— Дыши носом, — за эти приказные нотки я бы ему сейчас ухо отгрыз, если бы мог расцепить зубы! — иди сюда, котенок.

Что же, да, он расцепил мне зубы, тут же сунул между ними язык, не давая вставить комментарий. Но меня взбесило, что для него ничего, видимо, не значат все эти прозвища, если он назвал меня так же, как звал девушку! Неужели ее чувства для него ничего не значат?

Разозлившись, я незаметно для себя расслабился. Ну как, наверху напрягся, внизу расслабился, уже появился какой-то простор для действий. Пусть, пусть вот выебет меня, а потом хрена с два я подпущу к себе этого больного ублюдка!

— Ты молодец, — выдохнул Валиил, чуть отстраняясь и крепко сжимая мое бедро, — боги, в тебе так хорошо, что я сейчас кончу…

— Ну так давай, — процедил я, откинув голову и помогая его руке на своем члене.

Быстрее, быстрее, избавиться от этой повинности и зажить спокойно! Он все еще не мог войти до конца, но его это, кажется, не особо волновало. Злость и беспокойное ожидание во мне мешались с удовольствием, то ли от члена, то ли от задницы, и я старательно дышал, наматывая его волосы на кулак, чтобы потом, после, дернуть посильнее.

Судорожно стиснув меня, муж резче и быстрее дернулся вперед, глухо рыча, как загнанный зверь. Я рефлекторно напрягся, сжался, стиснул задницей его член и, кажется, только от этого кончил.

— Когти! — практически взвыл он, помешав мне в полной мере насладиться оргазмом. — Я обстригу эти ебучие когти!

— Только попробуй! — нахмурившись, я облизнул окровавленные кончики пальцев. Мы одновременно вздрогнули, когда кольца синхронно раскалились, обжигая и оставляя круглый шрам, на их внешней стороне появился выгравированный текст свадебной клятвы. Вот и все. — А теперь слезь с меня, мудоеб, и больше никогда даже не думай подходить! Как ты мог так с ней поступить?!

— С кем? — развалившись на животе, Валиил коснулся плеч и посмотрел на кровь у себя на руке. — Маленький пидар, будь уверен, я найду, куда девать твои когти.

— С девушкой твоей! — я рывком встал, поморщившись. Хорошо хоть, что это был защищенный секс. Если бы из меня сейчас что-то вытекало, заставил бы вылизывать! — Ты назвал меня как ее!

— Ты ревнуешь? — озадаченно приподнял брови светлый. — Я думал, это позже начнется.

— Мне просто за нее обидно, понимаешь ты или нет? — закрывшись в ванной, я потер лицо руками.

Все, сейчас душ, ужин и спать. Безумно долгий день, просто хочу отдохнуть.

— Я ее обычно по имени звал, — раздалось прямо рядом с дверью, а для меня — как если бы он здесь стоял, так что я испуганно подпрыгнул, — а тут хотелось как-то приятно сделать напоследок, назвал первым, что на ум пришло. А ты котенок, потому что царапаешься, фырчишь, но ласковый и милый.

— Не милый я! — огрызнувшись, я включил воду, чтобы ее шум забил для меня побольше звуков.

В целом, несмотря на то, что меня только выебали в задницу, регенерация неплохо справляется, я способен к прямохождению. К сидению вот не очень, но это временно.

— Пошли прогуляемся, — предложил вышедший из душа Валиил, коснувшись моей спины. Я отрицательно замычал, потому что уже улегся в кроватку и пригрелся, — ну пойдем, чего ты? Обещаю, буду звать котенком только тебя.

— Да ну не в этом же дело, — едва не захныкал я. Ну что за непроходимый баран? — похрен мне, как ты меня зовешь. И я устал, отстань.

— Ну пошли-и, — игриво протянул он, — я хочу провести немного времени с тобой в неформальной обстановке.

Подняв с тумбочки подавший голос телефон, я узрел то же самое почти предложение от друга и тяжело вздохнул.

— Ну пошли.

В этом эльфе, кажется, проснулся собственник, он то и дело пытался меня обнять. Я не мог в открытую отбиваться или требовать, так что терпел. Терпел и шуточки компании по поводу закрепленного брака, хотя тут уже мог безнаказанно пиздануть обидчика. Когда мы купили по хот-догу, мне по ошибке к мясу, луку и сосиске положили еще две дольки помидора. Я без обиняков скормил их травоядному мужу.

— Ого, сам полномочный секретарь с рук ест! — захихикала моя подруга.

— И не только, — мурлыкнул он, исхитрившись чмокнуть меня в висок.

— Ну что за развязный светлый мне достался, — закатив глаза под общий смех, я покачал головой.

В принципе, можно будет как-нибудь ему подсунуть мясо, чтобы потом проблевался и не знал, от чего.

Когда мы гуляли по высоченному пешеходному мосту над рекой, главной достопримечательности Черного квартала, Валиил отошел в сторонку поговорить по телефону. Во время общего селфи я заметил, что он стоит на самом краю, у низкого ограждения, сунув руки в карманы брюк и печально глядя куда-то в закат. Может быть, это все игра? Может, он любит ее? Правда хотел на ней жениться? Светлые очень трепетно относятся к любви, часто из-за нее сводят счеты с жизнью. Вот сиганет он сейчас, скажут, что это я его довел, и все, опять война, опять на столетия раздоры, да?

Когда я аккуратно и тихо подошел сзади, светлый тихо сказал:

— Знаешь, мне все кажется, что я не свою жизнь живу. А теперь так вообще, все поменялось от одного только решения старых засранцев, которые думают, что умнее всех.

— Ну это не повод же прыгать, — я осторожно взял его за рукав.

— Ты дурак, что ли? — обернувшись ко мне, он приподнял брови. — И в мыслях не было, просто люблю это место, часто приходил сюда подумать после вступления в должность и получения допуска в Черный квартал. Иди сюда, — поколебавшись, я поднырнул под приподнятую руку и позволил обнять себя за плечи, приобнимая его за талию, — думаю, все у нас с тобой будет хорошо, котенок. Я постараюсь.

— Надеюсь на это, — проворчал я, недовольный, что нас прервал звук уведомления, — вот сучки!

Мне прислали фотографию нас со спины, мило обнимающихся и разглядывающих закат. Тихо рассмеявшись, Валиил мягко чмокнул меня в висок и попросил скинуть эту фотку ему.

Ему просто придется постараться, чтобы у нас все было хорошо, потому что не уверен, что у меня будет получаться стараться. Но я ему не женушка!