КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402678 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171361
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Бердник: Последняя битва (Научная Фантастика)

Ребята, представляю вам на суд перевод этого замечательного рассказа Олеся Павловича.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Римский-Корсаков: Полет шмеля (Переложение В. Пахомова) (Партитуры)

Произведение для исполнения очень сложное. Сыграть могут только гитаристы с консерваторским образованием.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Текст вычитан.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варфоломеев: Две гитары (Партитуры)

Четвертая и последняя из имеющихся у меня обработок этого романса.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Спасибо огромное моему другу Мише из Днепропетровска за то, что нашел по моей просьбе и перефотографировал этот рассказ Бердника.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Елютин: Барыня (Партитуры)

У меня имеется довольно неплохая коллекция нот Елютина, но их надо набирать в MuseScore, как я сделал с этой обработкой. Не знаю когда будет на это время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nnd31 про Горн: Дух трудолюбия (Альтернативная история)

Пока читал бездумно - все было в порядке. Но дернул же меня черт где-то на середине книги начать думать... Попытался представить себе дирижабль с ПРОТИВОСНАРЯДНЫМ бронированием. Да еще способный вести МАНЕВРЕННЫЙ воздушный бой. (Хорошо гуманитариям, они такими вопросами не заморачиваются). Сломал мозг.
Кто-нибудь умеет создавать свитки с заклинанием малого исцеления ? Пришлите два. А то мне еще вот над этим фрагментом думать:
Под ними стояла прялка-колесо, на которою была перекинута незаконченная мастерицей ткань.
Так хочется понять - как они там, в паралельной реальности, мудряются на ПРЯЛКЕ получать не пряжу, а сразу ткань. Но боюсь

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
загрузка...

Взрослые люди (СИ) (fb2)

- Взрослые люди (СИ) 289 Кб, 22с. (скачать fb2) - (Велимера)

Настройки текста:



Молодая и весьма симпатичная девушка присела за стол в комнате отдыха, чтобы в свой заслуженный обеденный перерыв подкрепиться толстыми бутербродами, принесенными из дома. Несмотря на довольно большой штат компании, на этом этаже находился дизайнерский отдел, в котором она знала многих, поэтому ей приходилось часто кивать в ответ на приветствия коллег. Ну или не только приветствия…

— Наташ, привет, — пристроился на соседнем стуле айтишник, — может, прекратишь меня динамить, и поужинаем вместе?

— Во-первых, я кушаю, — со вздохом отложив уже половинку бутера на крышку контейнера, она вытерла пальцы бумажным платочком, — во-вторых, я тебе уже говорила, что мы темпераментами не сойдемся.

— Пожестче любишь, я помню, — вздохнул снова отвергнутый парень, Наталья невозмутимо кивнула, делая глоток сока через трубочку, — вон Женька у нас тоже любит, да, босс?

Этот самый босс поперхнулся своим кофе и едва не перевернул термокружку за соседним столом, не ожидая такого внезапного вмешательства в его перекус.

— Если бы я испачкал рубашку, ты бы остался без премии на ближайшие десять лет! — прошипел Евгений, вытирая салфеткой закапанную столешницу. — Что ты там говорил?

Повернувшись к собеседнику, он натолкнулся на изучающий взгляд. С Наташей он был немного знаком, потому что, как и всем, помогал ей разобраться с локальной сетью компании, и всегда считал, что такая девушка ему не подойдет — ему нужна послушная и ведомая, а не такая независимая.

— Вы тут два любителя пожестче, — усмехнулся горе-пикапер, размешивая свой чай.

Осмотрев стройную блондинку, Женя задумчиво прищурился.

На разок, почему бы и нет.

Не думаю, что он достаточно властный. Хотя вай нот?

— Свиданка? — предложил глава IT-отдела.

— К тебе или ко мне? — сразу уточнила Наташа, прикидывая варианты.

— Давай ко мне, — пожал плечами привыкший играть на своей территории молодой человек, — в семь в баре через дорогу?

— Отлично, — кивнув, Наталья вернулась к своему бутерброду, а Евгений вместе с чудом уцелевшим кофе пошел к себе в кабинет.

— Но я же… — растерянно пролепетал инициатор нежданного свидания. — Я же с тобой хотел…

— В таком случае, у тебя странные методы, — фыркнула девушка.

Вечер молодые люди проводили неплохо, болтая о разностях и заодно узнавая друг о друге больше. Так Женя узнал, что его девушка на эту ночь вместо вилки использует китайские палочки, а Наташа с некоторым удовольствием отметила, что ее партнер, несмотря на очевидную зависимость от гаджетов, убрал телефон в карман куртки и не реагировал на уведомления. Впрочем, когда у нее самой подал голос мобильный, она потянулась отключить будильник.

— Напоминание? — приподнял бровь мужчина, глядя на Наташу поверх чашки американо.

— Да, — вздохнув, она отбросила волосы со лба, — несколько лет назад у меня была травма позвоночника, приходится пару раз в неделю разгружать его с помощью корсета.

— Так с тобой нужно поаккуратнее? — усмехнулся брюнет, мысленно прощаясь с жестким сексом этой ночью.

— Нет, не нужно, — лукаво улыбнулась девушка.

Прямо сейчас бы втрахать ее в стенку за такие слова!..

— Поедем? — почти ровно предложил Евгений, глядя в ее зеленые глаза прямо и совершенно не скрывая своих расширившихся зрачков.

Быстро он завелся… Интересно, на сколько хватит его запала?

В прихожей он не стал включать свет. Женя ухватил дезориентированную блондинку за плечи, мягко скользнул ладонями вдоль ключиц под куртку, гладящим движением сдвинул ее до локтей. Наташа в ответ кончиками пальцев провела от крепкой груди по удивительно рельефному животу, с легкостью прощупывающемуся под легким свитером, ухватилась за пряжку ремня и потянула на себя, прижимаясь и сама.

Наконец-то раскованная, сколько же я ее искал?

Поцелуй был почти целомудренным — просто проба. Рывком притянув стройное тело еще ближе, Женя положил ладонь ей на затылок, сжимая в кулаке длинные волосы, но не причиняя боль, лишь фиксируя. Его язык напористо и требовательно раздвинул теплые губы вздрогнувшей Натальи, и она с замиранием подчинилась, расслабляясь в сильных руках.

Только не скатывайся в нежность, не в этот раз, пожалуйста…

Когда девушка чуть пошевелила руками, словно пытаясь высвободиться, Женя сразу ослабил хватку.

Вот и “пожестче”, только прижал ее, а уже рыпается.

Но Наташа только стряхнула окончательно куртку и несмело положила руки ему на бока. Пальцы снова сжались в ее волосах, чуть потянули — и она покорно откинула голову, подставляя шею и оставаясь в вертикальном положении больше благодаря руке мужчины на талии, чем собственным желейным ногам.

У Евгения срывало крышу от податливости тела в его распоряжении. Девушка идеально принимала поцелуй, тонко чувствуя, когда он позволяет ей ответить. Женя тысячу раз взял назад свои слова о ее неподходящем темпераменте, жадно вылизывая и помечая засосами и укусами нежную гладкую кожу ее шеи. Как мягкий воск, она подстраивалась под его движения, моментально понимала, что от нее нужно, легкими касаниями намекала на свои желания — и ему до зуда под кожей хотелось их выполнять. Брюнету лишь раз пришлось вслух одернуть — когда ее прижатые к подушке руки снова оказались у него в волосах. И от хриплого: “Я сказал — нельзя!”, после которого он ожидал негативной реакции, девушка лишь исполнила приказ, едва дыша и чуть подрагивая, как натянутая струна.

После бурной ночи идти на работу обоим совершенно не хотелось. Наташа в полусне жалась поближе к теплому мужчине и недовольно хмурилась, когда легкое одеяло соскальзывало с ее обнаженного плеча. Мягкие, ласковые прикосновения губ к шее не столько будили, сколько усиливали истому.

— Ну давай, — усмехнулся Женя, собственнически оглаживая ее бедро, — уже пора. Ты же у меня послушная девочка, м? — ответ был неразборчивым и больше походил на жалобный мяв котенка. — Что ты там мурлычешь? — потираясь носом о ее висок, балдеющий от непривычного прилива нежности сисадмин с сожалением думал об абсолютной необходимости его присутствия сегодня в отделе прямо с утра. — Давай, киса, прохладный душ — и поедем, потому что к тебе еще надо заехать.

— Зачем? — промямлила девушка, с тяжелым вздохом принимая сидячее положение.

— Ты просто свою шею еще не видела, — ухмыльнулся Женя, ощущающий себя ну просто на редкость удовлетворенным.

Все, она моя — и точка.

========== Часть 2 ==========

Довольно сильно уставшую за день из-за начала работы над новым проектом Наталью посреди ночи разбудил требовательный звонок в дверь. Не особенно понимая, кто и что от нее хочет, девушка натянула домашние шорты, хотя впускать никого не собиралась, и пошла смотреть на пришельца.

Ночным гостем оказался Женя. Зевнув, девушка отомкнула дверь и потянула ее на себя. Мужчина нагло вломился и сразу же жадно поцеловал Наташу. Ссутулившись, он собственнически вылизывал покорный ротик и одновременно стряхивал с плеч кожанку. Избавившись от куртки, брюнет вжал девушку в стену своим телом, по-хозяйски оглаживая стройные бедра и почти ласково покусывая нежную шею. Всегда мечтавшая о таком напористом мужике Наталья только привычно подставлялась, тяжело дыша и путаясь пальцами в его густых волосах.

— На кровать, живо! — прорычал мужчина, отстраняясь и без помощи рук снимая кеды. Девушка послушно пошла в комнату, служившую ей гостиной и спальней, а наконец захлопнувший за собой дверь Евгений на ходу прижался к ее спине, задирая на ней футболку. — Как ты хочешь? — решил расщедриться он, широким мазком языка проведя по наливающемуся краснотой следу от своих зубов.

— Мне все равно, — дрожащим шепотом ответила Наташа, едва не повисая в руках брюнета, гладя свое тело, следуя за движениями широких ладоней.

Они стояли в паре шагов от заветного разложенного дивана, но разрешать ложиться Женя не спешил. Чувствуя, как уже возбужденная блондинка жмется к нему и его стояку, он дразнил сам себя, скользя пальцами по мягкой коже под ее так и не снятой футболкой, ревнуя к ее узким ладошкам, касающимся того, что принадлежит только ему. Поймав прохладные кисти, он положил их себе на плечи, пряча за стиснутыми зубами глухой стон — Наташа немного прогнулась, запуская пальчики ему в волосы, крепче прижимаясь ягодицами. Наклонив голову, мужчина без нажима обхватил тонкую шею ладонью, чуть придавил подушечками пальцев под ушами — и она задохнулась, замерла, едва не дрожа. Медленно сводя своего партнера с ума. Он лишь намекнул легким движением, зная, что так вывернуться непросто, но девушка с потрясающей гибкостью, почти не разворачивая тело, повернула голову, подставляя губы. Ей так нравилось быть ведомой, ей так нужен был тот, кто без слов прикажет, будет наслаждаться властью, не унижая ее. И вот он, кажется, рядом, кажется, такой, как хотелось. Лишь бы и дальше было так.

План резко поменялся — Евгений сделал шаг к стене, уперся в нее ладонью. И едва не кончил в штаны, как подросток, когда восхитительно понятливая и послушная девушка оперлась локтями, чуть наклоняясь вперед. Раньше на такое предложение ему возражали, что неудобно, унизительно и прочий бред, а Наталья, кажется, готова на все.

— Я сейчас просто сожру тебя! — хрипло почти простонал он, жадно расцеловывая ее плечи прямо через футболку.

Стянув футболку, брюнет огладил ямочки на пояснице трущейся о него попкой и тихо постанывающей девушки, сдвинул мягкие шорты вместе с трусиками на бедра, скользнул пальцами по промежности, вырывая судорожный всхлип и убеждаясь в ее готовности.

— П… Пожалуйста… — выдохнула пересохшими губами Наташа, жмурясь и пытаясь найти опору на гладкой стене.

Тихо рычащий Женя торопливо расстегнул джинсы, дрожащими руками кое-как справился с презервативом и уперся одной рукой в стену, перенося на нее почти весь вес и позволяя девушке вцепиться в запястье. Чего он почти никогда не мог выдержать — так это просьб. Вот таких вот дрожащих мурлыкающих просьб. Его самообладание просто переставало существовать, стоило ему только услышать что-нибудь подобное. И эта девочка просила шикарно. Только одна еле слышная просьба — а он плывет, умирает, чувствуя, как ее пошатывает от грубых толчков, как она цепляется за его руку, прогибаясь в спине, опуская низко голову, подставляя выступающие позвонки под поцелуи и укусы.

Головой бы не ударилась…

Свободной рукой Женя мягко наискосок обнял ее тело, возможно, слишком сильно ухватившись пальцами за плечо. Судя по сорванным стонам и впивающимся в его запястье ноготкам, Наташа сейчас совершенно не думает об опасной близости своей макушки и бетона, а так ее меньше сносит.

— Давай, киса, кончай для меня, — усмехнулся еле слышно мужчина, ласково прикусывая мягкую кожу.

Немного отрешенная девушка рекордно рано для себя готовила завтрак. Еще не было и пяти, правда, сонливости она не чувствовала. Только приятную слабость и легкую боль в месте одного прокуса. Но это была правильная боль, хорошая. Евгений причинял ей только правильную боль, ровно столько, сколько было нужно. Из всех, с кем она пыталась завести отношения, только он понимал, что “жестко” — не значит “вывихни мне руку и откуси пальцы”.

Женя стоял под горячими струями душа, отходя. Перед глазами все еще покачивался видимый мир, даже сквозь шум воды был слышен тихий звон посуды за стенкой. Она принимала все идеально. Буквально все. И не просто принимала, а еще и кайфовала от этого.

С их первого “свидания” прошло всего пару дней. По идее, второе должно было состояться завтра, в субботу, но у Жени не хватило терпения.

Палочками переворачивая кружки вареной колбасы на сковородке, Наталья о готовке думала в последнюю очередь. Собственно говоря, она не слишком вообще думать могла, как и всегда после хорошего оргазма. И вздрогнула, когда довольный партнер обнял ее со спины, чмокнув в скулу.

— Уже почти готово, — усмехнулась она, стряхивая истому и шлепая по руке голодного Евгения, чтобы не таскал с тарелки бутерброды, — ты какой чай будешь?

— Без разницы, — обиженно засопел брюнет, наблюдая, как пластинки тонко нарезанного сыра тают на горячей колбасе, — и я бы лучше кофе.

— Кофе нет, — пожала плечами блондинка, переходя к шкафчику с кружками.

Программист-прилипала ее не напрягал, да и не мешал. Женя же был доволен, потому что после секса у него всегда наблюдалась тяга понежничать и пообниматься, в других ситуациях ему обычно не свойственная. Так он и ходил за ней, из-за чего обоим приходилось переваливаться, как пингвины, пока не пришло время садиться за стол.

Дискуссия за выбор мест была недолгой — Наташа уступила и села на колени к победоносно улыбающемуся мужчине.

Сначала жестко трахает, а потом ластится — ну разве не идеал?

Такая маленькая нежная послушная киса — ну разве не прелесть?

========== Часть 3 ==========

— Мы сегодня к тебе или ко мне? — поинтересовался Женя, когда парочка обедала вместе в комнате отдыха.

Вот черт, только бы он не начал быковать…

— Давай лучше пару дней каждый у себя? — предложила Наталья, без аппетита ковыряясь в салате.

— Чего бы это вдруг? — нахмурился уже давно проглотивший принесенную ему порцию и потягивающий кофе мужчина. Девушка изобразила непонятный жест пальчиками, отложив свои палочки, даже несколько смущенно отвела взгляд. — А, дошло, — усмехнулся Евгений, — давай тогда ко мне, будем в приставку гонять.

Наташа не спорила. И его так это заводило — она никогда не спорила по мелочам. Никаких женских намеков, надутых губ и “я не обиделась” — все говорила, как есть, что не нравилось. Причем просто говорила, словно была аксиомой его обязанность исправить недостаток. Женя исправлял или пытался выкрутиться компромиссом, потому что ей приходилось под него подстраиваться гораздо чаще. И в такие моменты чувствовал себя реально мужиком почему-то, потакая своей маленькой и самую капельку капризной девочке. Потакал с удовольствием, радуясь ее определенной самостоятельности. Наташа балансировала на острие между полным подчинением и непокорностью, балансировала так ловко и естественно, что у него срывало крышу. Перестала по его настоянию пытаться заплатить за себя, но денег на всякие маникюры-педикюры-кружева не брала, аргументируя это тем, что у нее зарплата достаточно большая, чтобы самостоятельно ухаживать за собой. И это было отдельной причиной, по которой сердце Евгения регулярно начинало биться чаще — всегда идеально гладкое тело без лишних волос, всегда аккуратные ноготки. Пусть постоянные джинсы, толстовки, кеды — он знал, что под ними красивое ухоженное тело, и хотел ее. Вместе меньше двух недель — а так гладко сошлись.

Сильно прикусывая язык, чтобы не возбуждаться от его голодных взглядов, девушка в последнюю очередь думала о текущем проекте. Женя был тем, кого она давно мечтала найти — мужчиной с принципами, целью в жизни, сильным, уверенным в себе и потому отлично знающим, чего хочет от нее. И в постели, и в жизни. Заводящийся по щелчку, всегда жадный и требовательный, но при этом внимательный и такой нежный после оргазма. Вспомнив, какими затуманенными и счастливыми бывают его глаза, когда он жмется поближе, расслабленно тычется носом в шею и бормочет что-то ласковое и глупое, блондинка сильно сжала бедра и медленно, глубоко вздохнула. В ближайшие несколько дней она такой взгляд вряд ли увидит.

Евгений мягко прощупывал почву, делая то, что обычно его девушку немного раздражает. Но скандалов она не закатывала, не фыркала, так что вскоре он успокоился и расслабился.

Это был не первый их вечер вместе и без секса. Им было интересно вдвоем, было о чем поговорить. Совершенно далекую от видеоигр художницу поражало умение программиста играть, а программиста поражало умение художницы рисовать. На ужин Наташа приготовила одно из своих любимых японских блюд и пыталась научить своего мужчину есть палочками. Она смеялась, он матерился, но вилку не брал.

— Почему вообще палочки? — проворчал Евгений, ухватив, наконец, кусочек курицы “этими пыточными палками”.

— У меня после аварии плохо работала правая рука, посоветовали для развития моторики, — пожав плечами, девушка склонила голову к плечу, наблюдая за мучениями брюнета, — неплохо помогло, да и привычка появилась.

Женя всегда тактично старался не задевать тему травмы, поэтому перевел разговор в другое русло. Наташу же это его смущение только забавляло. Она давно свыклась и перестала болезненно реагировать.

Вечером Наталья без возмущения настраивала себя на долгий минет — Женя скорострельностью не отличался и трахаться хотел всегда, вообще всегда. И ее ждало очень большое удивление — он принял душ, влез в свои спортивки для сна, рухнул на кровать и закрыл глаза.

— Что, просто спать? — пробормотала девушка, ложась рядом.

— Слушай, я не маленький, — с легким раздражением откликнулся Евгений, думая о зомби и прочих малосексуальных вещах, а не о соблазнительном теле под боком, — знаю, что тебе нехорошо, что я, изверг, что ли? Потом отдеру тебя за все сразу.

Глупо улыбнувшись, Наташа зажмурилась. Ей хотелось пищать и прыгать, но неприятная тяжесть в животе, и правда, присутствовала, умеривая пыл.

Повернувшись на бок, полувозбужденный мужчина притянул блондинку к себе и уткнулся носом ей в ложбинку между грудей. Счастливо вдохнув поглубже легкий запах ее геля для душа с нотками еще не выветрившихся духов, он поудобнее устроил руки и расслабился, готовясь заснуть.

— Такие классные сиськи, я б тут жил, — с трудом расслышала девушка.

Усмехнувшись, она обняла темноволосую голову и уткнулась носом во влажную макушку. Тихо, мирно сбывалась ее заветная мечта об идеальном мужике, и так же неспешно росли в ней теплые и чертовски нежные чувства к нему. Нет, секса все еще хотелось жесткого, как он любит, но вот от таких обнимашек, его внимательности и уступок можно было сойти с ума.

Едва проснувшись утром от что-то слишком громкого сопения, Наталья почувствовала прижимающийся к ее бедру крепкий и вполне стандартный утренний стояк. А сопел брюнет потому, что во сне неудобно уткнулся носом ей в плечо. Усмехнувшись, девушка аккуратно отстранилась и огладила его член через ткань. Рвано вздохнув, Евгений нахмурился, но не проснулся. Игриво улыбнувшись, она запустила руку ему в штаны.

Что ж, это было приятное пробуждение. Но тут же вспомнилось, что продолжения не будет, поэтому мужчина тихо прохрипел:

— Ну зачем, а?

Прикусывая щеку изнутри, он откинул голову, глубоко вздохнул, в ответ касаясь всех мест, которые ему нравились на теле блондинки. В том числе почти возведенной в фетиш родинки под лопаткой, которую ему так нравилось целовать, когда поза позволяла. Мысли и ловкие касания теплой ладошки прекрасно сочетались.

Наташа любила его реакцию на удовольствие. Он не прятал все в себе, как другие, он вздыхал, напрягался, иногда даже тихо постанывал, откликаясь на ласку, давая понять, что ему нравится. Так она узнала, в каком темпе двигать головой, узнала, что у него чувствительное в этом плане солнечное сплетение и сильно напрягаются бедра, когда ему хорошо.

— Посмотри на меня, — выдохнул Женя, приподнимая голову. Девушка послушно подняла взгляд, и у него исчезла возможность думать. Такой лукавый блеск в зеленых глазах, как у шаловливого чертенка… — хочу кончить тебе в рот, — часть мозга все же сработала, и он прибавил: — ладно?

Наташа подмигнула, гладя его напряженный пресс, и мужчина уронил голову на подушку. Ласково запустив пальцы ей в волосы, он тяжело сглотнул, его плечи мелко подрагивали. Хороший минет, очень качественный, старательный, с отдачей — как и все, что она делала для него.

Осоловевший, довольный и накормленный Евгений устроил голову на бедрах своей девушки, растянувшись на диване и почти не внимая телевизору. Ему хотелось сказать, как его маленькая киса ему дорога, как ему все в ней и с ней нравится, как близко он к тому, чтобы влюбиться нахрен. Но он молчал и, прикрыв глаза, наслаждался мягкими касаниями тонких ухоженных пальчиков к своим волосам. Ему еще предстояло привыкнуть быть чьим-то, хотя с Наташей это не казалось трудным.

— Знаешь, кис, — все же начал он спустя некоторое время. Начал и замолчал, формулируя, собираясь с мыслями. Блондинка опустила на него взгляд, оторвавшись от передачи про готику в архитектуре, — если ты выкинешь еще что-нибудь идеальное, я в тебя влюблюсь, — вздрогнув, она непонимающе запротестовала, но это снова звучало как робкое обиженное мявканье котенка, — и ровно через полгода после этого, если не найду серьезных непоправимых косяков, сделаю тебе предложение.

— Жень, Жень, подожди…

— Я неебически счастлив с тобой, кис, — негромко признался мужчина, уткнувшись носом ей в бедро и совершенно не слушая потрясенные обвинения в поспешности.

========== Часть 4 ==========

Наталья одевалась после душа, стоя в спальне своего парня у шкафа, в котором ей уже пару недель были выделены несколько полок. Они все никак не могли определиться, кто к кому переедет, хотя жить вместе хотели. А все потому, что компьютер, два ноутбука, приставка и здоровенный телевизор, так необходимые Жене, заняли бы большую часть жилой комнаты в квартире девушки. Мужчина же ни в какую не хотел уступать одну из трех комнат под студию, потому что его жаба душила просто так отдать дорогой ламинат под заляпывание красками. Так и ночевали друг у друга по очереди, в целом, даже привыкнув к такой жизни.

Когда Наташа уже натянула короткие шортики и взяла в руки свободную футболку, на верхнюю часть ее лица опустилась мягкая широкая лента.

— Поиграем? — хрипло шепнул брюнет, ласково куснув замершую девушку за плечико.

Завязывать концы ленты он не торопился, ожидая согласия. На некоторые вещи ему всегда казалось необходимым получить разрешение, будь то связывание, горловой минет или потребность взять что-нибудь из чужой сумки.

— А стоп-слово? — мелко подрагивая, уточнила Наталья, уже один раз в поисках идеального командира нарвавшаяся на любителя болезненных “игр”.

Очень уж ей не хотелось потом бояться его прикосновений.

— Оно не понадобится, — ощутив, как она напряглась, Женя заверил: — больно не будет.

Доверие в плане подобных обещаний он уже заслужил, так что блондинка расслабилась и чуть наклонила голову, чтобы ему было удобнее завязывать ленту. Чувства уже обострились, она ощущала его чуть сбитое жаркое дыхание, касания теплых пальцев, поцелуй в шею показался ударом тока.

Точно такой же лентой Евгений привязал ее руки к изголовью, тихо уточнив, не слишком ли туго. Но девушка ощущала лишь приятное настойчивое давление мягкой ткани, никаких неудобств она не доставляла. Она лишь слабо улыбнулась, подумав, что практики у ее любимого извращенца было явно предостаточно. Глупые нежные чувства Наталья не скрывала и не афишировала, ожидая первого шага от него, каким бы ни был этот шаг.

Теперь ее непослушные руки и пьяные от возбуждения взгляды не могли отвлечь мужчину от изучения стройного тела. Он сидел рядом, не шевелясь и лишь разглядывая, пока медленно, но верно нарастала чувствительность кожи на время ослепленной блондинки. Она неспокойно дышала, то и дело облизывая пересыхающие губы. Уже довольно долго Женя искал ту малость, которой ему не хватало, чтобы окончательно и бесповоротно влюбиться. Что-то такое в ее поведении, что заставило бы его рухнуть к ее ногам, маленький камушек, который вызовет лавину. И нет, это не благосклонное отношение к связыванию. Что-то еще. А для этого нужно узнать ее. Со всех сторон. Для начала — буквально.

Наташа вздрогнула, когда кончики его пальцев коснулись ее колена. Прикусила губу, невыносимо ярко чувствуя, как они скользят по голени, мягко ощупывают щиколотку. Тонкий шрам на выступающей косточке заинтересовал брюнета, но не настолько, чтобы нарушить тишину и отвлечь увлеченную своими ощущениями девушку. Всей ладонью скользя обратно к коленке, выше по бедру, он искал взглядом хоть одну родинку. Но светлая гладкая кожа была их лишена. Только одна — та самая, под лопаткой, от вида которой у него срывало крышу. Нежно массируя подколенную впадину, мужчина аккуратно наклонился, чтобы не выдать свое намерение, и довольно сильно прикусил кожу на ее бедре.

От неожиданности и контраста ощущений Наталья вскинулась, прогибаясь, вцепляясь до побеления пальцев в изголовье, захлебнулась тихим стоном. Горячий влажный язык очертил красноватые следы от зубов, превращая легкую боль во что-то более острое. Медленное скольжение ладони по животу заставило ее замереть. Брюнет чувствовал, как подрагивает ее пресс, как судорожно она коротко вдыхает и тут же задерживает дыхание, цепляясь за каждое, даже самое слабое ощущение. Осознание, что сейчас позволено все, что его маленькая киса фактически отдала ему всю себя на растерзание, ударило не хуже алкоголя в голову, сметая все барьеры, в том числе и терпение.

— Ну почему ты такая охуенная? — прорычал он, торопливо распутывая сложный узел на ее запястьях.

Дезориентированная от того, что ее резко перевернули на живот, Наташа податливо прогнулась, приподнимая таз. Широкая, горячая и влажная ладонь уперлась ей между лопаток, пригвождая к матрасу. Легкое головокружение исчезло, стоило только девушке услышать взвизг молнии и шорох упаковки. Конвульсивно вцепившись в простыню, она затаила дыхание в предвкушении, видя лишь расцветающие перед глазами цветные фейерверки, зато ощущая в разы больше.

Вдалбливая придушенно стонущую блондинку в кровать, Женя старался не переносить весь вес на руку на ее спине, давая ей вдохнуть. Ему до зуда в позвоночнике хотелось сделать что-нибудь с этой распирающей его привязанностью, но получалось лишь с хрипом загнанно выдыхать и все резче двигаться, с непонятной яростью пытаясь хоть так сказать, как ему нужно быть рядом с ней. Хоть так.

Еще со времени учебы в университете и одновременной подработки Евгений привык спать мало. Даже после такой насыщенной ночи он проспал всего пять часов и заранее отключил будильник, до которого оставалось еще почти полчаса. Наташа же любила поваляться подольше, так что мужчина решил дать ей отдохнуть, вспомнив, насколько быстро она вырубилась в его руках, когда он, наконец, устал и лег рядом, пытаясь вспомнить, как надо дышать. Тихонько выбравшись из кокона спутавшихся одеяла и простыни, Женя пошел в душ. Его тренер сегодня будет определенно недоволен — дрожащие руки и ноги явно не залог успешной тренировки.

Закрыв за собой дверь душевой кабины, он включил теплую воду и глупо улыбнулся, взглянув на полочку, где его шампунь и гель для душа потеснили бутылочки со всякими женскими зельями для наведения красоты. Причем их было не так уж и много. Ради интереса брюнет повернул их этикетками к себе — шампунь, у которого мягкий аромат граната; гель для душа с запахом морской свежести, который он вдыхал всю ночь, прижимаясь лицом к нежной коже ее живота; скраб для умывания и молочко для тела.

А оно-то нахрен нужно?

Прочитав все, что было написано на обеих этикетках, он все равно не понял, какой толк от этого молочка, открыл бутылочку, понюхал — пахло чем-то ванильно-сладким.

Пусть лучше сгущенкой мажется, чтобы еще и вкусно мне было.

Фыркнув от своих глупых мыслей, идею со сгущенкой он решил все же запомнить и взялся за свой ментоловый шампунь.

Когда бодрый и довольный жизнью брюнет вернулся в спальню, Наташа еще спала. Перевернулась, правда, на спину, и из-под одеяла почти трогательно выглядывал нежно-розовый сосочек. Женя тут же завелся, вспомнив, какими темными, почти бордовыми бывают ее соски, если их хорошенько приласкать, но одернул себя — хорошо будет, если затраханная за ночь девушка сможет самостоятельно передвигаться. Она вообще всегда после парочки оргазмов на амебу похожа, неохотно двигается и почти ничего не говорит, только жалобно мяучит что-то, а тут он насчитал их целых четыре. Но ее огромнейший плюс — никогда без уважительной причины не отказывает. Большая часть девушек, с которыми Евгению доводилось долгое время быть вместе, уже через месяц начинали ныть на тему “голова болит”, “устала”, “не хочу, не буду”, хотя в начале отношений жаловались, что бывшие их трахали раз в неделю и этого было мало. Будучи помоложе, Женя был еще активнее и просто заебывал своих девушек до того, что они его бросали, хотя на все предупреждения на первых свиданиях клялись, что целыми днями могут из кровати не вылезать. В свои двадцать девять он все еще мог дать фору восемнадцатилетним парням, хотя долгое время ему было проще каждый вечер находить новую, чем слушать отговорки постоянной. Но нет, Наталья и правда готова заниматься сексом хоть каждый день, хоть пару раз в день. Ему самому приходилось присматриваться и определять, насколько она устала после рабочего дня, чтобы не загонять ее совсем.

Аккуратно устроившись рядом, мужчина некоторое время полюбовался умиротворенным личиком, а потом наклонил голову и лизнул притягивающий его взгляд сосочек, притискивая желанное тело к себе поближе.

— М-м-м? — девушка обняла его за шею, запуская пальцы в мокрые волосы. — Уже пора?

— Нет, можешь валяться, — усмехнулся брюнет, заглядывая в сонные зеленые глаза, — я ухожу.

— Куда? — едва не хныкнула Наташа, которой очень хотелось полежать с ним, пообниматься и пошептаться.

— На тренировку, — уловив ее недовольство, Женя пообещал: — завтра утром я весь твой.

— Ладно, — вздохнула она, перебирая его волосы и почти не чувствуя свое тело.

Ей понадобится время, чтобы ощутить себя не воздушным шариком, а человеком с костями и мышцами. А пока что ее мужчина лежит рядом, лениво целуя следы укусов и засосы на ее плече, и, собственно говоря, этого ей достаточно.

Потянувшись за завибрировавшим телефоном, Евгений подумал, что это явно один из немногих его друзей в реале, а не чисто в Интернете. Так и оказалось.

— Я сегодня в бар с мужиками, — предупредил он. Не спросил, потому что ни у кого нет права запретить ему пойти, а просто предупредил, — а, нет, не пойду, — резко изменил он свое решение, увидев название бара.

— Почему? — приподняла брови Наташа, несколько удивленная.

Ей и в голову никогда не приходило не пустить его куда-то с друзьями, точно так же и она могла в любой вечер пойти гулять с подругами.

— Мальчишник сегодня в стриптиз-баре, — чуть поморщился Женя, набирая ответ.

Ему, конечно, хотелось проводить друга за кольцевую ограду, но не через обиду его собственной потенциальной невесты.

— И почему ты не идешь? — непонимающе спросила девушка. Его палец замер над экраном. — Ты же не в бордель собрался, да и смотреть — не преступление, — улыбнулась она в ответ на вопросительный взгляд, — не буду же я тебя к порнухе ревновать еще? Тем более, я так понимаю, тебя больше друзья интересуют.

В конце концов, лучше пусть посмотрит на других, чем потом налево пойдет. Нельзя же всю жизнь смотреть только на меня, правильно?

Ошарашенно глядя на абсолютно спокойную блондинку, мужчина чувствовал, как тот самый важный маленький камушек сорвался и вызвал-таки лавину чувств, которая погребла его под собой. Маленький, но такой необходимый камушек под названием “Доверие”. Ему претили всегда измены, она знает это, но ведь знания мало. И она ему доверяет.

— Я люблю тебя, — прохрипел Женя, глядя на свою теперь уже точно невесту полубезумным взглядом, — люблю тебя…

========== Часть 5 ==========

Ввалившись домой, целующаяся парочка и не подумала разуться, куртки были сброшены уже в спальне. Их вечер после похода в кино едва не закончился на заднем сидении машины, но несколько ударов конечностями и головами заставили их поменять планы. Стараясь как можно больше прикасаться к любимой женщине, Женя пытался раздеться сам и раздеть ее, но и то, и то делать не получалось. Забив на одежду, он вжался в нее всем телом, одной рукой мягко массируя ее шею и затылок, перебирая светлые волосы. Податливая, как и всегда, Наталья тихонько постанывала, теряя голову от чередования укусов и поцелуев, терзающих ее губы, шею и плечи. Брюнет хотел ухватить ее за бедра и приподнять, но его пальцы надежно впутались в ее распущенные волосы, рывок получился резкий и болезненный.

— Больно! — вскрикнула Наташа, обиженно отталкивая его от себя.

Вот ведь привыкла, что он не делает больнее, чем надо, а тут аж слезы выступили.

— Прости, стой, стой… — пытаясь притянуть к себе отбрыкивающуюся девушку и освободить пальцы, Евгений пояснил: — Я запутался, кис, подожди.

Пришлось включать свет. Не прекращая извиняться, мужчина кое-как высвободился, помог расчесать спутавшиеся локоны. На душе у него было погано, немного подташнивало — пусть и нечаянно, но он сделал слишком больно, довел до слез. Он даже не удивится, если ее доверие к его агрессивным жестким ласкам пошатнется.

Наталья быстро отошла, осознавая, что это была случайность, а программист всю ночь ворочался, проваливаясь в тяжелую дрему, и просыпался едва ли не в холодном поту от невнятных видений, в которых делал своей девушке больно, очень больно, раз за разом. В четыре он встал и пошел курить на балкон, чтобы немного остудить голову и подумать над своей реакцией.

От мысли, что ей больно, его совершенно отчетливо начинало тошнить, желудок скручивался в узел, холодок в глотке заставлял ежиться.

Я ж ебанусь, когда она рожать будет.

С усмешкой выпустив дым через нос, он потер босой стопой икру и, сделав последнюю затяжку, пошел чистить зубы и мыть руки с мылом, чтобы чувствительный нос его любимой не страдал от следов его давно побежденной зависимости.

К вечеру невыспавшийся и порядком заебанный на работе Евгений был выжат, как лимон. И на какое-то замечание Натальи зло процедил:

— Не умничай-ка ты, — увидев пораженно распахнувшиеся глаза и ее нерешительные попытки что-то сказать и куда-то деть руки, он вздохнул, потер лицо, понимая, что уж она-то меньше всех виновата в его плохом настроении, — слушай, я в говно. Лучше давай я сейчас пойду спать. И не обижайся, ладно? Я люблю тебя в любом настроении, кис, — притянув стройное тело к себе, брюнет прижался скулой к ее виску, чтобы не видеть повлажневшие ресницы, — прости меня, долбоеба.

— Поужинаешь? — чуть дрожащим голосом предложила девушка.

Второй раз за эти сутки он был груб. Оба раза, фактически, случайно, но от этого ее обида меньше не становилась. Очень странно было видеть его таким, если раньше Евгений ей воспринимался только как надежная стена, за которой можно было спрятаться от всего враждебного мира.

— Нет, кис, — вздохнув, Женя отстранился, осознав, что не так — она не обняла его в ответ, — я высплюсь и все будет хорошо, обещаю.

Кивнув, блондинка пошла на кухню. Несмотря на то, что он сразу лег спать, пусть и поворочался немного, мучаясь от собственного поведения, ей требовалось побыть одной. Послушать грустную музыку, наесться сладкого, может, пореветь в подушку, переосмыслить заново все и убедить себя оставить эту боль позади. А еще обдумать, нужен ли ей мужик, который при плохом настроении сразу будет рявкать на нее.

Евгений проспал рекордные для себя восемь часов, проснулся посреди ночи. Один. Сразу потянулся за телефоном. Несколько входящих, одно от нее. Просьба оставить в покое ненадолго, дать подумать и не приезжать. Едва прочитав, он все понял. Понял, что все сейчас зависит только от нее, и он своей грубостью и тупостью оттолкнул девушку мечты. Потом до утра заливал это понимание коньяком в тщетных попытках опьянеть и забыться.

========== Часть 6 ==========

С легким пакетом, полным сладостей и вкусностей, Наталья вошла в свою квартиру. Ее муж сегодня был на дне рождения друга в баре и вернуться обещал часам к двенадцати, но его обещания редко сбывались. Поэтому у нее есть весь вечер на то, чтобы позаниматься своими делами.

Устроившись за столом в комнате-студии, девушка включила себе музыку и легко улыбнулась, коснувшись кончиками пальцев стоящей на столе рамки для фотографий. Правда, под стеклом был обычный белый лист бумаги, на котором корявым почерком привыкшего печатать мужчины было написано торжественное разрешение: “В случае моей неоправданной грубости и резкости вследствие плохого настроения или раздражения по не касающимся тебя причинам — втащи мне.”

Эту расписку она нашла через сутки после своего ухода в почтовом ящике. В конверте было еще кольцо и заявление из ЗАГСа, пустое и готовое к заполнению. Ровно через тридцать дней они поженились, забив на пышные традиции, а через месяц должны были провести отпуск у южного моря в качестве свадебного путешествия. Та псевдоссора так и осталась единственной в их отношениях.

Наташа счастливо улыбнулась и решила проверить, как поживает ее группа в соцсети, куда она выкладывала свои рисунки.

В одиннадцать градус веселья и напитков только возрастал, так что Евгений решил позвонить и предупредить, что задержится. Это было очевидно с самого начала им обоим, но лучше все же сообщить, а то мало ли, Наталья женщина творческая, как придумает себе что-нибудь…

— Кис, не жди меня, я задержусь, — за столом было не слишком шумно, потому что большая часть празднующих вышли из кафе покурить.

— Х-хорошо, — чуть дрожаще откликнулась девушка.

— Ты плачешь? — моментально напрягся брюнет. — Что случилось?

— Нет, ничего, ерунда, — шмыгнув носом, блондинка торопливо вытерла слезы.

— Я буду через минут двадцать, хорошо? — встав, чуть пошатывающийся Женя попытался одной рукой надеть кожанку. — Ты не плачь только, кис, я все разрулю.

Сбросив звонок и врубив приложение для вызова такси, он уже более продуктивно стал собираться.

— Кто бы, блять, подумал, что Женёк станет таким подкаблучником, — ухмыльнулся именинник.

— Она может реветь сейчас, сидя со сломанной ногой, и говорить, что это ерунда, — огрызнулся программист, — проще самому на месте увидеть, в чем дело.

— Да так и скажи, что скачешь по первому зову.

— Вот уж кого, а тебя с твоими тремя разводами я слушать не буду, нахуй иди! — показав фак через плечо, Женя пошел на выход.

— Да и каблуки дома сидят, а не по стриптизам с мужиками ходят, — поддержал его кто-то.

В такси брюнет думал, что упоминания о разводах друг ему не простит. С другой стороны, если бы он и был подкаблучником — что тут такого? Как друг он же со времени женитьбы не изменился, все так же ходил на пьянки и ездил посреди ночи забирать друзей с пьянок. Так что не особенно и жалко.

Тоже мне, блять, сильный независимый долбоеб!

Наташа все еще всхлипывала. Свернулась беззащитным клубочком на диване и вытирала слезы лапой плюшевого зайца.

— Кис?

Вздрогнув от неожиданности, девушка уставилась на едва видного в полумраке и неслышно вошедшего мужа.

— Не надо было срываться, — вибрирующе вздохнула она, но крепкие объятия немного помогли.

— Так что случилось? — гладя мягкие волосы, мужчина чуть укачивал в руках мелко дрожащую девушку.

Проблема была в хейтере. Кто-то с фейка понаписал ей, что рисунки отвратительные. Почти час Женя потратил, чтобы доказать — один “неоправданно-говнистый” комментарий ничто против десятка восхищенных. Потом он своими методами нашел настоящую страницу хозяина фейка, и Наташа успокоилась — тринадцатилетняя девочка с корявенькими рисунками на стене, видимо, просто пыталась поднять себе самооценку.

Но самым главным достижением этого вечера было вернувшееся ощущение непробиваемости той стены заботы и любви, которой он пытался окружить свою любимую. Он снова стал безоговорочно надежным защитником в ее глазах.