КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 443309 томов
Объем библиотеки - 622 Гб.
Всего авторов - 208996
Пользователей - 98589

Впечатления

Serg55 про Москаленко: Нечестный штрафной. Книга 2. Часть 2 (Альтернативная история)

да, тяжело ГГ, куча баб, а некого..
а так неплохая серия, довольно жизненно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
more0188 про Емельянов: О смелом всаднике (Гайдар) (Советская классическая проза)

и ни одного отзыва?
кстати в свое время зачитывался. ток конечно не голубой чашкой и не тимуром (хотя вещи!) Там было что то про попаданцев. Кстати не могу найти. Может с чипполино сожгли?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил П. про Snowden: Through Bolshevik Russia (Старинная литература)

На мой взгляд, это произведение сопоставимо по уровню с книгами Ильфа и Петрова, которые описывают примерно то же историческое время. Но в отличие от 12 "стульев", это совсем не весело. Книга представляет собой полные искренности заметки молодой девушки о том, что она увидела в своем путешествии по Большевистской России.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Рожин: Война на Украине день за днем. «Рупор тоталитарной пропаганды» (Политика и дипломатия)

Совершенно случайно перекладывая «неликвид» (на полке с уценкой) обнаружил эту книгу и почти сразу решил ее купить. Сразу скажу, что имя автора мне конечно (было) незнакомо, да и его внешность (на обложке) так же особо не впечатлила)) Однако знакомый «бренд» (Colonel Cassad) мигом устранил все эти недочеты, поскольку на заре «Русской весны» все те кто (как и я) сначала мало интересовался жизнью «бывших республик» - внезапно стали проявлять огромный интерес, став свидетелями столь ярких, столь же и весьма неоднозначных событий.

Colonel Cassad, News Front, RT (и многие другие) медиа (тогда) внезапно стали массово обсуждаемыми и тиражируемыми (наравне со своими «конкурентами» по другую сторону границы из подконтрольмых медиаструктур Коломойского и К). Каждый (там) искал и находил «именно свою правду» и не раз в ней «убеждался».

Между тем эти времена вроде бы (как) уже давно прошли — эпические сражения сменились кровавой обыденностью гражданской войны, да и «у нас» все (видимо) дружно решили забыть эту тему и все скатилось в разряд второсортных выступлений у Соловьева.

Между тем (лично у меня) давно был интерес (разобраться) хотя бы в чем-то и понять что это (например) за «Партия регионов» такая и кто эти такие «оранжевые»)). Нет — конечно в теперешних реалиях все более менее понятно, но вот что именно происходило раньше с республикой (с названием Украина) конкретно после развала СССР и до «известных событий»? Тогда — если честно, это было мне не особо интересно)). В конце концов — есть и «другая республика» Беларусь... и что там происходило и что происходит сейчас особо и не понять)) Да и до всяких митингов — кому их простых граждан РФ интересно что там собственно происходит? С одной стороны «Батька» гораздо резче «нашего», да и откровенней намного... с другой — извините и Жириновский «с трибуны хаиТь», а что толку? Выпустим «пар в гудок» и жди «второй звонок»))

Так что — касаемо данной книги, было желание немного разобраться, «что там появилось и откуда», что бы в случае чего так же «не ломануться» куда-то столь же доверчиво и безрассудно... Хотя — это наверное сейчас легко рассуждать: сидя в кресле и с чашкой кофе. В общем...

В общем — прочел эту книгу буквально за 2-3 дня и вынес из себя следующее:

- 2/3 книги занимают прогнозы времен 2013-2014 годов и наиболее вероятные «векторы развития» (многим из которых все же суждено было сбыться). Так же немного был показан механизм и природа принятия тех или иных решений (того времени) и описаны итоги действий, как и тех «кто хотел как лучше», а так же и тех «кто изначально знал и раскачивал лодку» (находясь то во власти, то в «оппозиции», с нашей стороны и с другой).

- и хотя автор не скрывает своих пророссийских взглядов (а точнее взглядов человека воспитанного в Советском союзе), эта книга отнюдь не агитка про «тупых западенцах» и не слащавая пропаганда (в стиле Стариковского «Украина: Хаос и революция-оружие доллара»). Эта книга о реальных последствиях решений хунты и решений Кремля, и вся Украина (тут) представлена в виде шахматной доски, на которой развернулась очередная политическая игра США и России. Можно сказать очередной «кубок Большой игры» (которая длится уже больше века)

- автор (как и я) не скрывает своих симпатий к «Русской весне», однако не менее жестко (в оставшейся части книги) дает анализ возможных действий России в той или иной ситуации. При том — как раз именно, в тот момент, когда его хочется «заподозрить» в наличии «розовых очков» и веру «в правильное решение Кремля»)). И изложенные (автором) варианты не совсем жизнерадостны и различаются степенью... «качества известного ингредиента». Между тем — окончательная надежда (вроде бы как) еще где-то все же теплится... Впрочем... Такое впечатление, что всем уже на все давно наплевать и только люди которые реально «с этим живут» (по любую сторону границы) все еще не могут ничего забыть. Остальные уже нашли «что-то поржачней» и обсуждают очередной развод очередной «ляди» и прочих «серов и сэрих» (от поп-культуры). А что? Легко забыть то - что тебя и не касается...

- знаю что в итоге (я) рискую здесь нарваться на «потоки других точек зрения», однако все же думаю, что любой, кому эта тема (все еще) интересна — прочтет эту книгу с удовольствием, т.к эта книга совсем не для «упоротого» патриота, а для патриота, который ко всему прочему умеет думать головой))

P.S Насчет книги я все же немного погорячился, т.к это скорее собрание статей (с данного ресурса) и их подборка по хронологии... Единственно — немного смутило наличие грамматических ошибок и (порой) незаконченность (тех или иных) предложений, а так же отсутствие четко продуманного финала, который бы резюмировал вышесказанное и обозначил итоги «пройденного» на фоне (скажем) с этапами «новейшей истории» (которые пришли на смену событий 2013-2014-х годов). Но несмотря на это — я все же узнал много интересного, о чем не задумаешься (просто смотря ТВ с перерывами на рекламу).

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Брэдбери: Doktor с подводной лодки (Современная проза)

Когда я только начал слушать этот рассказ, у меня возникла мысль... что это за бред...берри?)). Все (ранее прочитанные мной) предыдущие рассказы данного автора (из сборника «И духов зла явилась рать») отличались некой многогранностью, множеством толкований и смыслов... Здесь же — 2/3 рассказа напоминают бред двух душевнобольных, беседующих о монстрах (которые живут в наших головах), о перископах (в который эти монстры видны) а так же о... командирах немецких подводных лодок и о их жизни «на пенсии»))

К финалу рассказа становится немного понятно, что некий психотерапевт — на самом деле никакой не психиатр, а законченный псих... в прошлом являющийся командиром подлодки немецкого Кригсмарине)). Бывший же пациент (этого славного доктора) пытается понять своего психиатра и сам (невольно) начинает его «исповедовать» (словно они доктором внезапно поменялись ролями).

Далее — мне не совсем понятно... Вся эта сюжетная линия с перископом (который НА САМОМ ДЕЛЕ находится в кабинете у психиатра) и который мистическим способом аккумулирует бред всех пациентов (доктора) — весьма сумбурна... Разве что идея автора «прославить» доктора и его перископ (со всей находящейся там мерзостью) — видимо призвана показать как «всякое дерьмо» быстро становится популярным «в массах» и как почти мгновенно вместо одного психа, образуется некая «школа последователей» (не менее безумных чем искомый индивид).

Читая этот фрагмент — я сразу вспомнил экранизацию фильма Стругацкий «Обитаемый остров» (где пойманного «дикаря» тащат в какой-то аппарат, длагодаря которому подопытный выдает «кашу» страшных рож и образов... которые потом вполне открыто показывают на центральном ТВ в разряде «юмор и чени-ть поржачней»)) В общем — полный «Масаракш»))

Да... и что касается «безумного доктора»: на тот случай если кто-то захочет его пожалеть, не забывайте (на минутку) что он командир подводной лодки топившей корабли страны, в которой он так уютно живет... Автор даже позволил себе некую жалость «к подобным ему» прочим собратьям по оружию... из вермахта, или ваффен СС (надо полагать). Это (видимо) «коротко к слову» о том, как относились на Западе к «благородно проигравшим» наци.

В общем данный рассказ производит несколько... безумное впечатление (по сравнению со многими другими). Впрочем — если читать его (именно) в тот момент когда все (в твоей жизни) кажется бредом (ненужными делами, тупой работой, «ежедневным днем сурка»), то... сразу наступает некое умиротворение)) … поскольку вся ТВОЯ ЖИЗНЬ (все же) по факту (как оказалось) намного осмысленней и логичнее (по сравнению со всем тем — что происходит на страницах этого рассказа))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никитин: Зубы настежь (Фэнтези: прочее)

Примерно ровно год назад, я по случаю и под «закрытие отчетного периода» купил трехтомник данной СИ... Весь год эти книги сиротливо пылились у меня на полке, до вчерашнего дня)) И кроме того — так уж получилось, что первая часть наличествует у меня сразу аж в двух изданиях («Загадочная Русь» и более позднего авторского варианта). Все в общем как всегда)) сначала купил одну часть, а потом (при попытке докупить продолжение) отказались продавать ее по частям... только все)) В общем — зато теперь «читай не хочу» (с чем в последнее время появились большие проблемы в виде отсутствия времени «на оное»)).

Но это было «лирическое вступление»)) Сама книга (я разумеется читал вариант издания «Загадочная Русь») радует тем — что несмотря на свою «выдержанность» (аж с 1998-го), она не кажется (и теперь), чем-то «старо-примитивно ненужным» (навроде «долгостороя о Конане и Ко»). Более того, сам автор (в своем предисловии) ссылается на «засилье клонов идей» (где порой сто первый раз обыгрывается одна и та же тема, да еще и лицами весьма далекими от литературного творчества)... Вот автор и решает написать не просто очередной роман в жанре «фентези», а сотворить некую … издевку что ли))

Так, в начале книги ГГ (типично-советский товаришь по своему воспитанию) внезапно устает «вечно терпеть» и быть безликим винтиком в этой странной машине... Его «правильное мировозрение» (где каждая добродетель должна быть рано или поздно вознаграждена) внезапно «лопается», под напором несправедливостей в этой жизни и всех тех ее примеров (где удачу и фарт ловят отчего-то лишь всякие мрази, бандиты, и прочие … инородцы)). Да и самому ГГ кажется что он со своим врожденным интеллигентством — не только никогда не получит не то что «приличного места» (в этой жизни), но и вообще — обречен быть всегда вечным неудачником «и лузером»...

В общем автор вполне по Злотниковски («Время вызова — нужны князья, а не тати») поводит ГГ в выбору, где на одной стороне неизвестность последствий, а на другой — привычное прозябание в нищете и в вечных сожалениях по поводу и без...

Сделав же «правильный выбор» (и не оставшись в стороне) ГГ внезапно для себя обнаруживает (себя) в неком (почти) сказочном мире, да и еще (к тому же) в теле (прям)) супергероя и богатыря! И казалось бы... сюжет «давно избитый» — тот кто был «никем», стает сразу «всем»... Нашему герою словно везет переродиться (по лучшим кармическим законам) в теле могучего воина, и в мире где все... все к услугам «нового героя»))

Однако автор перестал быть автором, если б просто нарисовал «эту пастораль» и удалился спать... Автор преисполнен иронии и насмешки — и эти эмоции видны невооруженным взглядом: ГГ ощутив свою неимоверную крутость, со временем все же понимает что «он не один такой» (в своей крутизне и «яркой индивидуальности» сверхличности). ГГ внезапно понимает что (он) никакая не возвышенная личность, а всего лишь «очередной клон» в мире, где ему (по прежнему) предлагаются одни и те же шаблоны... Пойти туда — убить злодея, пойти туда — завоевать царство, пойти сюда — совершить подвиг и тп...

Да и к тому же, ГГ понимает что «внутри» так же ничего в общем-то не поменялось — и он «прежний» (по сути) ничем не отличается от себя «обновленного»... разве что тут «краски поярче», мясо посочней, да и с противоположным полом... кхм... в общем все намного проще и понятней)) А в остальном — он все такой же «безвольный раб на галерах, плывущих по течению»... и вся его свобода, лишь в том что бы грести помедленней и поленивей чем в прежнем мире... Да и к тому же «врожденная интеллигентность» все так и норовит помешать насытиться «плодами побед» (типа обогреть ночью княжну или заявиться с порога «грязными ногами» в кровать королевы)).

Все эти подвиги (вполне достойные «Конана») не отменяю вполне филосовских вопросов: как обрести долгожданное счастье в мире где все словно бы специально выдумано для тебя... И какого собственно … ему не хватает в этом идеальном мире? Что «опять все не так» и вопли об извечной несправедливости?

В итоге устав об бесплотных метаний и подвигов ГГ внезапно оказывается в «мире извечного зла»... Там где собственно все и началось... Там где ему (видимо) предстоит изменить свое прежнее «я» и... об этом думаю уже пойдет речь в томе следующем)).

Резюмируя итог — конечно эта книга уже не так поразила меня как при первом чтении, однако все же в ней по прежнему угадывается некая изюминка... И в ряд «бесконечно-вечных саг» (как я уже говорил) ее не поставишь... Ибо здесь речь совсем о другом!))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Prince21 про Земляной: Фантастические циклы. Компиляция. Романы 1-14 (Боевая фантастика)

Фантастический циклы - Фантастические циклы !!!!!!!!!!!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Новый мир (СИ) (fb2)

- Новый мир (СИ) 366 Кб, 45с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - (Велимера)

Настройки текста:



========== Часть 1 ==========

Дожевывая последнюю шпроту из последней банки, я думала, где же взять еще еды. Я неделю проболела и, видимо, только поэтому сейчас не шатаюсь по улице, как те толпы. В дверь не раз скреблись, царапались и бились, воя и хрипя, но я только забаррикадировала ее. Не знаю, что произошло — телик молчал, а теперь еще и электричество вырубилось. И, что самое стремное, похоже, я помру тут от голода.

Из прихожей донесся громкий “бабах”. Вздрогнув и взвизгнув, я забилась в угол, будто это спасет меня от тех, кого я для себя окрестила зомби.

— Вообще нихрена? — разочарованно донеслось из кухни через звон и бряцанье посуды. Я сидела, дыша через раз и зажимая рот ладонью. Если не сожрут, то в рабство заберут, мне конец! — Не, ну я так не играю! — в дверном проеме появился здоровый мужик, обвешанный железяками. Я с ужасом уставилась на его автомат, который сразу же повернули дулом ко мне. — Обаце! А ну-ка, руки в горку! — дрожа, как от озноба, я медленно подняла обе руки. — Подъем! — вставать, не опуская рук, при такой дрожи было неудобно, но я все же поднялась, едва не рухнув обратно от слабости в коленях. — Скажи что-нибудь!

— Э-э-э… Что-нибудь? — естественно, все слова великого и могучего сразу вылетели из головы!

— Укушенная? — я помотала головой, сглотнув. — Раздевайся. Ну, шустрей! — Так и знала! Едва не плача, я стянула с себя футболку, а мужчина скрылся из виду. Я замерла, невольно понадеявшись, что ему не понравилась и сохраню честь и пару миллиардов нервных клеток, но до меня дошел грохот заново подпираемой двери и грозное: — Кому сказал раздеваться?!

Сейчас меня изнасилуют, а потом утащат на какую-нибудь базу, где заставят заниматься проституцией за еду. Читывала я книги о зомбиапокалипсисе — новый мир меняет сильных и уничтожает слабых. Стащив домашние спортивки, я в нерешительности застыла — не хочется мне добровольно оголяться до конца!

Сей бесцеремонный бугай подошел на расстояние своей вытянутой ручищи, ухватил меня за плечо, заставил повернуться к нему спиной.

— Послушная — это хорошо, — с удовлетворением констатировал он, — тощая — это хреновато, но поправимо, — я не сдержала всхлип, закрыла лицо руками, — плакса — херово, но тоже поправимо. Одевайся, — я вскинула голову и повернулась, прижимая руки к груди и недоверчиво глядя на человека в маске-омоновке и мотоциклетном шлеме, — шустро!

Я торопливо натянула обратно свои вещи, не зная, радоваться или паниковать. Меня ухватили за руку и потащили из квартиры. Я же в одних носках! Но путь был недолгим — до квартиры напротив. Там жила девушка, ездившая на спортивном мотоцикле и все время пытавшаяся меня покатать.

Странный представитель нового мира зарылся в шкаф на минуту, а потом бросил в меня черные штаны и куртку со вшитой жесткой защитой

— А я еще подумал, что зря “черепашка” пропадет, — хмыкнул он, ставя передо мной пару мотоциклетных сапог: — скажи, если размер не подойдет.

Штаны я надела поверх своих, правда, они чуть болтались на бедрах, но не совсем спадали, сунула ноги в сапоги, долго возилась с липучками и застежками. Обувь оказалась неожиданно жесткой, особенно, голенище, достающее почти до колена.

— Ну, как? — нетерпеливо рыкнул то ли спаситель, то ли палач, поправляя объемистый рюкзак на плече и выглядывая за дверь.

— Чуть-чуть большие, — пролепетала я, с трудом сдержав желание убежать обратно в свою квартиру и закрыться.

— Две пары носков надевать будешь, — констатировал мужчина, — давай, натягивай “черепашку” и погнали, пока трупы не заявились.

Язык чесался спросить, куда мы “погоним”, но я решила, что не стоит злить расспросами и без того раздраженного дяденьку. С непривычки переваливаясь, как пингвинчик, в этих негнущихся сапогах, я еле поспевала за широким шагом тянущего меня за руку мужчины. Вытащив меня на улицу, он впихнул меня в раскрашенный по-камуфляжному джип и устроился на водительском месте, бросив рюкзак на заднее сиденье. Вот и все, теперь я тоже часть нового дикого мира.

========== Часть 2 ==========

Мощный мотор ревел, то повышая тональность, то понижая по мере изменения скорости, апатичные и яростно бросающиеся на машину люди неизменно оказывались под колесами и, стоило только внедорожнику отъехать, либо поднимались, либо становились пиршеством для собратьев. Мой пленитель был спокоен, только иногда цедил сквозь зубы проклятия в сторону “мертвяков”, я же сидела тише мышки, нервно колупая ногти. И что меня дальше ждет? Как мне быть? Попробовать сбежать? И сколько я проживу в таком случае? Но и оплачивать свою жизнь телом я не намерена, хотя какая еще может быть уготована судьба хрупкой и слабой девушке в мире, где выживание остатков человечества целиком и полностью ложится на широкие крепкие плечи брутальных мужчин, одним плевком сшибающих головы зомби? Проклятье, ну почему я не умерла сразу? Одни вопросы, а ответы я смогу получить только по прибытию в место назначения, не раньше.

— Вылазь, — коротко приказал сопровождающий, останавливая джип у подъезда то ли девяти-, то ли одиннадцатиэтажки.

Я послушно выбралась из салона и захлопнула за собой дверь, едва не прищемив указательный палец. Пикнула сигнализация, рывком опустились “кнопки” в дверях. К чему такие предосторожности?

Держа автомат наготове и чуть ссутулившись, он быстро вошел в здание, внимательно глядя по сторонам. Спотыкаясь о валяющийся на полу мусор, я шла за ним по полутемному подъезду, дрожа от мысли, что из-за любого угла может выскочить человек любого возраста и пола и с перекошенной в беспочвенной жажде убивать рожей бросится на нас. Но обошлось, к счастью.

— Олег! — звучно гаркнул мужчина, когда мы достигли обрушенной лестницы на второй этаж.

Я подняла голову — до четвертого или пятого этажей все лестничные пролеты были уничтожены, даже кусков бетона здесь, на первом не валялось. Наверное, чтобы зомби не забрались. Им придется выстроить высоченную кучу из собственных тел, а для этого они, на мой взгляд, туповаты.

С лязгом и грохотом стала опускаться складная лестница вроде той, что установлены на пожарных машинах. Интересно, это ее тот самый Олег опускает вручную? Пока еще я работала в универе, там учился на биолога здоровый такой парень по имени Олег, вот он бы смог. Просто гора мышц. Жив он еще, интересно, или тоже вот такой вот “шатун”?

Пока я задавалась глупыми вопросами, наш путь наверх был открыт.

— Лезь давай, — мотнул головой мужчина, — я за тобой.

Ох, а не отвалятся ли руки у меня? Зато можно ради интереса посчитать ступени. Их, наверное, около сотни.

Первые два десятка дались мне легко, а вот после руки стали уставать. Я стала двигаться медленнее, но постаралась отвлечься на счет. На уровне третьего этажа и седьмого десятка ступенек я уже не чувствовала плеч и спины. Никогда не думала, что это так трудно…

— Устала? — блин, этот киборг даже не запыхался или мне кажется? — Доползешь?

Я хотела ответить утвердительно, но вырвался только невразумительный хрип. Черт подери, надо вдохнуть! Легкие горели огнем, в горле першило, а собственное тело стало нестерпимо тяжелым. Но я должна, иначе не выживу!

Последние десять ступенек я преодолела на одной силе воли. Заползла на обычную подъездную лестницу и распласталась на ней, с трудом дыша.

— О, какая ценная находка! — обрадовался мужской голос.

Господи, какие же эти ступеньки удобные! Сейчас вот прикрою глаза и усну за мгновение…

— Девчонку не трогать! — приказал мой все же спаситель. — На, хавчик разбери пока.

Обиженно бурча, видимо, Олег потопал наверх, а рядом со мной с тихим вздохом сели на ступеньку.

Я открыла глаза, с трудом устроилась сидя, чихнув от набившейся в нос пыли, а за спиной лязгала проклятая лестница, собираясь. Полулежа на ступеньках, мужчина спокойно курил, разглядывая меня с ехидным прищуром. Короткие темные волосы ярко контрастировали с серой ступенькой на фоне. Это до того меня заворожило, что я не успела больше ничего рассмотреть.

— Ну, рассказывай, — негромко хмыкнул он, выпустив клуб сизого дыма.

— Что рассказывать? — я даже растерялась.

— Как тебя зовут и почему ты закрылась дома, чтобы не сожрали, — конкретизировал брюнет.

— А, я просто болела, потому и дома была, когда это произошло, — чуть сбивчиво рассказала я, отбросив ненужные детали, — а зовут меня Вера.

— Просто Вера? — ухмыльнулся он.

— Ну, а какой толк от фамилии? — немного смутилась я.

— Ну да, ты права, — бросив окурок в шахту, лишенную лестниц, сей гигант поднялся и протянул мне руку, — пошли. Меня Лёва зовут. — коленки тряслись, но я послушно побрела следом за ним. — Хочешь, понесу тебя?

— Нет, — я вымученно улыбнулась, придерживаясь за стену, — иначе я никогда выносливей не стану, — и заставят меня работать телом.

Хотя, чего это меня зациклило на том, что придется стать проституткой? Может, обойдется. Этот Лёва, вроде, нормальный, да и не видать тут народу особо, кроме Олега. Кстати, и зомби тоже немного.

Сама не понимаю, как доползла до одиннадцатого этажа, честно.

— Давай, заползай, — передо мной открыли тяжелую железную дверь. Я послушно забрела в удивительно чистую и неразгромленную прихожую, позволила за локоть оттащить себя в комнату с двумя одинарными кроватями, — падай на любую, поспи, а потом мы тебе соседнюю обустроим.

Кажется, Лев еще что-то говорил, но я уже не слышала, засыпая на лету. Последним ощущением было падение щекой на мягкую пышную подушку и утопание в ее пахнущих сигаретным дымом и ментоловой жвачкой объятиях.

========== Часть 3 ==========

Проснулась я рывком, словно вынырнула из омута. Я давно не спала нормально, все боялась, что баррикада не удержит странно затихающих на ночь зомби. Но было все так же светло, значит, проспала я совсем немного. Я села, прислушиваясь к ощущениям — ныли и дрожали все мышцы, но не было той тянущей боли, которая возникает после нагрузок. Как не было на мне и “черепашки”, черных штанов и сапог. Моя домашняя бежевая футболка и серые мягкие спортивки. Ну, еще меня накрыли мягким пледом. Погладив ладонью нос изображенного на пледе оскалившегося ягуара, я решительно встала, преодолевая во сто крат увеличившуюся вдруг силу тяжести.

— Нет, ну а вдруг! — я в нерешительности остановилась на полпути к приоткрытой двери.

— Сам подумай, какую чушь несешь! — фыркнул знакомый баритон Лёвы. — Зачем кому-то засылать к нам девчонку? Кому нахрен мы сдались?

— Во-первых, она не девчонка, ей, небось, лет двадцать пять, — двадцать четыре, вообще-то, —она у нас в универе лаборанткой подрабатывала одновременно с аспирантурой, — ага, значит, это точно тот Олег с третьего, по-моему, курса, — а во-вторых, база у нас офигенски обустроена уже, может, кому-то лень свою делать?

— Тебе прямо сказать, куда ты можешь засунуть свои аргументы? — процедил Лев. — Я нашел ее совершенно случайно, как это подстроишь? И, если это подстроено, Голливуд по ее актерским способностям плачет. Закрыли тему.

— Слу-ушай, Вить… А может, она просто тебе нравится, а? — лукаво протянул Олег.

— Завались! — раздался грохот, будто что-то тяжелое рухнуло.

Эм-м… Витя? Он же сказал, что он Лёва. Соврал? А смысл? Похоже, мне не доверяют…

Когда я выковыляла в обустроенную как склад и столовая одновременно комнату, граничившую с той, в которой я спала, мужчины ставили на место, видимо, перевернутый стол.

— Прости за побудку, — как ни в чем не бывало, легко улыбнулся Лёва-Витя, — не ходи босиком, обуйся.

Я послушно отправилась выполнять указ. Присев на разворошенную постель, сунула одну ногу в сапог. Как оказалось, не в тот. Сунула другую, застегнула “молнию”. Мои “выходные” штаны были аккуратно сложены на стуле у кровати, куртка висела на спинке. Не слишком ли много заботы о нежданной нахлебнице?

Во второй раз я потопала в общество выживших. Там меня уже ждала вскрытая банка консервированной кукурузы, плоская банка кильки в томате, галеты и сок в картонной коробочке. Господи, это же еда! Все мысли моментально улетучились — за сегодня я съела две шпротинки. За вчера — пять. Это просто королевский обед!

— Ты ешь, — Лёва всучил булькнувшую содержимым канистру Олегу и дружеским толчком в спину отправил его на выход, — а мы, если что, на два этажа ниже, лады?

Кивнув, я села за стол и взялась за столовую ложку. Этот человек просто ангел небесный! Мне бы сейчас даже что-нибудь испорченное сгодилось, не говоря уже о такой вкуснотище! А мама сетовала, когда я говорила, что люблю всякую сайру, кильку, шпроты и прочую консервированную рыбу. Эх, мама-мама… Хорошо, что ты не застала весь этот глобальный пиз… Конец человечества.

Умяв все до крошки, я выбросила обертки и банки в ютившийся в уголке мусорный бачок с крышкой. Так, от меня должна быть польза! Правда, я не уверена, что мне можно трогать, а что нет…

Начать я решила со спальни. Заправила обе кровати, сложила аккуратной стопочкой небрежно брошенные на стуле вещи Олега и… И все. А что еще сделать? Пыли нет, вернее, ее нет там, куда я могу достать. На шкафу, конечно, должна быть, но туда я со своим ростом даже со стула не доберусь. Есть еще в этой больше похожей на казарму спальне стол с разложенным на нем оружием, огнестрельным и холодным, но я туда даже не думала соваться. В обустроенной для жилья квартире имелась крошечная кухня и еще одна комната, заполненная картонными коробками с надписями вроде: “горох”, “гречка”, “тушенка” и так далее. Я хотела было передвинуть одну из них, опасно стоящую на краю, но, приготовившись к усилиям, едва не обрушила всю конструкцию — коробка оказалась пустой. Видимо, они только набирают запасы из окрестных домов и магазинов. Такие действия у них продуманные, будто заранее они начали готовиться к тому бедламу, который нас окружает, будто знали, что мир круто изменится.

В результате, я заскучала и пошла проведать работяг. Мышцы бедер болезненно отзывались при спуске, но горький жизненный опыт подсказывал — это только цветочки, наливные и тяжкие ягодки впереди…

Я остановилась на лестнице и присела на ступеньку, наблюдая. Мужчины возились с небольшим генератором, пытаясь запустить лифт. Какой смысл, если они уже сделали лестницу? Или почему сразу не запустили лифт, а придумали всю эту лестничную конструкцию?

— Тебе не холодно? — вдруг поинтересовался Лев, все так же сидя ко мне спиной. — И не сиди на бетоне — простудишься.

Я молча встала, поднялась на пролет. В одной из открытых квартир нашла целую табуретку и с ней вернулась на свой наблюдательный пост.

— Чего это вы, Вер Николавна? — насмешливо сверкнул зубами бывший студент, почесывая русый висок кончиком отвертки. — Скучно?

— Даже думать о ней забудь, — холодно отрезал брюнет, ковыряясь во внутренностях пульта.

Кажется, мы оба удивились. Пожав плечами, обиженный Олег присел на корточки у стены и закрыл глаза.

— А разве, — я даже изумилось той гулкости, с которой мой голос разносился в полной тишине, — питание у лифта не под крышей?

— Там мы все сделали, — откликнулся парень, почесав кончик носа, — просто пульты на одиннадцатом и десятом сломаны совсем, а этот рабочий, но только со светом. Прям как мертвяки, — он хихикнул.

О чем это он?

— Эм-м… В смысле, “как мертвяки”? — робко уточнила я, боясь, что меня поднимут на смех.

— Они ночью будто выключаются, — пояснил Лёва, — и это было бы для нас идеально, если бы эти ублюдки не кидались на нас, стоит только нечаянно посветить на них фонариком. Добудем пээнвэ — и станет хорошо.

ПНВ? Прибор ночного видения? А где они хотят его взять-то?

— А почему в округе так зомби мало? — раз уж они разболтались, можно хоть что-то узнать.

— В километре примерно отсюда кое-какие идиоты укрепили торговый центр, — подал голос Олег, — а обоняние у мертвяков хоть и дерьмовое, но есть, так что они там все и пасутся.

— Есть контакт, — неожиданно выдал Лев, — поможешь испытать?

— Ла… Ладно, — я спустилась к ним, а там и лифт подъехал.

Двери разъехались в стороны, кабину осветило бьющее прямо в подъездное окно солнце, и с диким хрипом прямо на меня кинулся воняющий тухлятиной мужчина. Я остолбенела, но от меня и не требовалось ничего — зомби рвануло влево. Я проследила взглядом за впечатыванием его в стену нисколько не волнующимся Лёво-Витей и втыканием отвертки Олегом в затылочную кость “мертвяка”. Тот моментально затих и сполз на пол.

— Сходи выруби верхний генер, отмывать тут все будем, — резюмировал Лев, осмотрев загаженную кабину.

— Угу, — Олег шустро, через две ступеньки ускакал наверх.

— Подержи дверь, — это уже явно ко мне просьба.

Но почему мои ноги не двигаются? Почему дрожат руки и эти дурацкие слезы текут по щекам? Почему я так испугалась, хотя мне ничего не угрожало?

Вздохнув, Лёв подтащил зомби за ноги так, чтобы труп не давал дверям лифта закрыться, и осторожно взял меня за плечи. Я приподняла голову, глядя в светло-карие глаза с зелеными крапинками, такие серьезные и спокойные.

— Напугалась? — я кивнула и оказалась притянута к широкой груди. — Ну ничего, я еще научу тебя крошить этих ублюдков, не переживай.

— Я такая т-трусиха… — всхлипнула я, вцепившись в его толстовку на спине.

— Ну, ты же девушка, так и должно быть, — усмехнулся мне в макушку мужчина, — тем самым ты словно просишь защиты, ведь словами никогда не попросишь.

Такой проницательный, большой, сильный и теплый-теплый, как обогреватель. Я бы вечность так стояла, чувствуя себя защищенной от целого мира, хоть старого, хоть нового, но раздался топот спускающегося Олега. Брюнет отстранился и потрепал меня по макушке, ободряюще улыбнувшись, а после занялся оттаскиванием мертвого до ближайшего окна.

— Вер, ты иди отдохни, раз мы тебе помешали, а мы все сделаем, — поставив два ведра воды на лестничной клетке, парень закатал рукава ветровки.

— Я хочу помочь! — отмерзнув, я сделала неуверенный и робкий шаг к пугающему меня теперь лифту.

— Иди поспи, — окончательно выпихнув труп в свободный полет, Лев закрыл окно и поднялся к нам, — он тут нагадил порядочно, так что и на завтра нам останется, — он подмигнул, и я снова решила послушаться.

Поднимаясь по лестнице, я думала о том, что эти двое слишком добрые. Ладно, Олег, быть может, видит во мне напоминание о прежней жизни, да и рассчитывает на мое внимание, как к представителю противоположного пола. А Лева? Или Витя, кто его разберет. Что движет им, и почему он так ревностно оберегает меня даже от невинных попыток заговорить со стороны парня? Этот человек полон загадок.

========== Часть 4 ==========

Открыв глаза, я уставилась в темноту. Судя по моему положению на постели, я смотрю в потолок. Кто-то тихо сопел на другой кровати. Я села и в полной мере ощутила все, что должна — словно на прокрустовом ложе оказалась. Мышцы бедер и спины будто кто-то попытался растянуть, весьма и весьма болезненно, должна сказать. Я мужественно сдержала стон, спустила ноги с кровати, тихонько обулась — надо найти Лёву, он явно не спит, раз я заняла его койкоместо.

Мужчина обнаружился у открытого окна между одиннадцатым и десятым этажами. Угольный силуэт четко вырисовывался на фоне чуть более светлого неба, затянутого облаками, тлел оранжевый огонек на кончике сигареты.

— Чего не спишь? — не поворачиваясь, поинтересовался он.

— Как вы узнаете, что я сзади? — в конце концов, я должна знать!

— Да ты в этих сапогах топаешь, как слоненок, — усмехнулся Лев, поднимая с пола и приставляя к плечу прикладом длинную винтовку с прицелом. Довольно громко ухнул выстрел, оружие снова отправилось на пол, — ты не мерзнешь?

— Нет, нормально, — еще только сентябрь, еще более-менее тепло, да и не очень я чувствительна к холоду, — а кого вы убили?

— Мертвяка, — он затянулся в последний раз и выбросил окурок в окно, — утром его сожрут, так, потихоньку, и избавимся от них всех.

— А вы готовились к этому, да? — я, как и он, облокотилась локтями на оконную раму, вдыхая свежий ночной воздух, удивительно вкусный и чистый без примеси всяких там газов. — У вас есть оружие, машина, планы…

— Оружие и машина у меня потому есть, что я профессиональный охотник, — усмехнулся Витя, — а планы… Мне так интереснее. Я всегда ждал этого дня и даже счастлив почти, что застал этот армагездец. Есть, вернее, была такая группа долбанутых на голову, выживальщиками себя называли, бункеры рыли, тушенку ныкали… В общем, готовились. Не знаю, сколько их выжило, но, думаю, большинство, потому что мы не паниковали, а сразу действовали.

— А Олег? Как вы в этом хаосе объединились? — мне стало так интересно, что я даже забыла о боли в мышцах.

— А, ну, с ним я давно знаком, — что-то углядев в кромешной тьме, Лёва снова вскинул винтовку, выстрелил и поставил ее на место, — как только это все началось, я к нему домой завалился, вместе и план разработали. Стреляет он, правда, не айс, но сильный и смекалистый, так что я не жалею.

— А я? — совсем тихо задала вопрос и сразу смутилась.

— Знаешь, я немного курю, по две-три в день, — словно в оправдание оповестил брюнет, зажав между зубов новую сигарету, — просто, чтобы нервишки успокоить, — щелкнула зажигалка, едва не ослепив меня яркостью маленького огонька, лизнувшего кончик сигареты, — а что касается тебя… Первым мертвяком, которого я грохнул, была моя родная сестра. Я думал, что уберегу ее, что все будет хорошо, вместе будем выживать, — ну, это понятно, а я-то причем? — но она на меня напала, и я снес ей голову начисто. А потом, всего три дня прошло, я нашел тебя. Знаешь, я не собирался брать кого-нибудь еще, тем более, девчонку, — ну спасибочки, блин, — но, увидев тебя, едва с ума не сошел. Вы просто одно лицо, понимаешь? И Светка такая же тихая трусишка была, и голос… Прости, но я вижу в тебе сестру и не могу ничего с этим сделать.

Теперь и доброта понятна, и ревность, и все-все. Кроме одного.

— А почему вы представились Лёвой, а Олег зовет вас Витей? — интересно, он ответит?

— А, ну это просто, — Лёва улыбнулся, — мой отец , имея фамилию Козявин, решил, что ему не идет, и стал Виктор, — он произнес это имя с ударением на “о”, получилось очень необычно, — так что я Лев Викто’р, как непонятный какой-то прибалт, оттуда и кличка Витя. А теперь пошли спать, завтра с тобой поедем на прогулку, а то еще не весь твой дом осмотрели, — улыбнувшись, я послушно собралась подняться, но ноги воспротивились, и я ухватилась за колено с тихим стоном, — эх, ты, существо нежное…

Меня подхватили на руки, не успела я и пикнуть. Оттранспортировали в постель, стянули сапоги, укрыли и даже одеялко подоткнули. И в лоб поцеловали. Я заснула с глупой улыбкой, забыв, что заняла чужую постель.

========== Часть 5 ==========

Я проснулась от боли — пыталась повернуться на другой бок. Болело все. Даже без напряжения перетруженных вчера мышц. Хотелось выть, но за окном было еще темно — расхотелось. Не будить же моих спасителей…

— Чего кряхтишь? — сонно донеслось откуда-то снизу.

Ужас, Лев из-за меня на полу спит! Я притаилась, чтобы он снова заснул, но не вышло — в очень тусклом свете звезд и тоненького месяца я увидела, что мужчина приподнялся на локте и заглянул на кровать.

— Извините, — смущенно шепнула я, нервно комкая край пледа несмотря на тянущую боль, пробирающую от запястий до плеч и ниже по спине, в поясницу.

— За что? — усмехнулся Лёва, а потом сел, повозился немного. — Иди-ка сюда…

Меня подняли на руки и понесли в соседнюю комнату.

— Нет-нет, не нужно, спите! — шепотом воспротивилась я, но вырываться не пыталась — уж очень тяжело мне давались вообще какие бы то ни было движения.

— Да расслабься ты, — усадив меня на обеденный стол, брюнет щелкнул зажигалкой, запалив фитилек свечи, — и можешь не шептать, Олега и из гаубицы не разбудить, — подсвечивая себе свечой, Лев зарылся в одну из множества картонных коробок, шурша блистерами таблеток, — и давай уже на ты, а то я себя совсем уже дряхлым чувствую.

— Спасибо, — смущенно шепнула я, приняв две белые таблетки и “полторашку” дистиллированной воды.

Таблетки оказались жутко горькими, но несколько глотков воды избавили меня от неприятного привкуса.

— Не за что, — пододвинув стул, Витя устроился поудобнее и поставил мою левую ногу ступней себе на бедро.

— Что вы… Ты делаешь? — я почувствовала, что краснею, прижимая к груди уже закрытую бутылку.

— Массаж, — невозмутимо откликнулся он, словно на пробу поглаживая кончиками пальцев мою икру, а потом провел сильнее от колена до ахиллесова сухожилия, — не больно? — я качнула головой, скривилась от боли в спине. — А так? — мужчина нажал чуть сильнее. Я снова отрицательно отреагировала. — Ну, значит, так и будем делать.

Это было… Приятно. Немного больно, но заметно избавляло от противной тянущей боли, так что я кайфовала в обнимку с бутылкой. Примерно по пятнадцать минут уделив каждой части моего тела, Лев встал у меня за спиной. Конечно, все разом не прошло, но массаж вкупе с обезболивающим произвели волшебный эффект.

— Знаешь, я тут понял… — вдруг тихо заговорил брюнет, сильно гладя мою спину от шеи до лопаток. — Ты не похожа на мою сестру. Ни характером, ни внешностью. Просто у вас одинаково русые волосы, — ну не выгонит же он меня из-за этого, правда? — не знаю я, чего меня так переклинило, просто без понятия.

— Эм-м… — я напряглась, когда он обнял меня, прижимаясь грудью к спине и утыкаясь холодным носом в шею.

— Я всего на минутку, не бойся, — я восторженно прикрыла глаза, ощутив, как стелется жаркий шепот по шее.

Я почувствовала, как колотится его сердце, сквозь футболку пробралось тепло его рук… И именно в этот момент я поняла — хоть я и боялась принуждения к проституции, этому мужчине я сестрой быть не хочу. Ни капельки.

Минутка растянулась до рассвета. Мне было так тепло и уютно, что я не желала отстраняться, а сбитое дыхание Лёвы говорило о том, что он, вопреки моему подозрению, не уснул стоя.

— Извини, — когда стало светло совсем, да и свеча, пшикнув, потухла, оставив после себя только лужицу полумягкого воска, он отстранился, — сегодня мы с Олегом обнесем какой-нибудь супермаркет, а к тебе домой съездим завтра, ладно?

— Почему? — я отставила нагревшуюся от моего тела бутылку.

Теперь он будет избегать меня?

— Тебе нужно еще немного отдохнуть, — улыбнувшись, Лёва погладил меня по голове, — я пойду разбужу Олега, он покажет тебе, как опускать лестницу, ладно?

Я кивнула. Как так-то? Я не хочу быть нахлебницей!

В результате, через полчаса я осталась одна. И всерьез задумалась о том, чтобы привести себя в порядок. В ванной стояло несколько пятилитровых бутылей с обычной водой. Ну, надеюсь, одну мне можно использовать…

Кое-как помывшись, я замотала волосы в большое полотенце и юркнула под одеяло, мелко подрагивая. Это капец какой-то! Вода не ледяная, но здорово холодная. Конечно, бывало такое, когда отключали горячую воду, но там спасал электрочайник — набираешь ванну, разводишь кипятком, чтобы вода стала теплой, и купаешься себе спокойно. А тут просто ужас.

========== Часть 6 ==========

— Спишь? — как-то уж очень хрипло спросил Лёва.

Рывком сев, я скривилась, но в комнате никого не было. Влажное полотенце сползло с волос и распласталось по спине. Не могло же мне показаться!

— Ве-ера-а! — чуть громче позвал знакомый голос, мягко так, с ласковой укоризной — мама таким тоном с котенком разговаривала.

Оглядевшись еще раз, уже внимательнее, я обнаружила здоровую рацию на тумбочке. Ухватив тяжеленный аппарат, я застопорилась — куда нажать, чтобы ответить? Ведь так просто она не сработает…

— Спусти нам лестницу, — видимо, догадавшись о моих проблемах, попросил мужчина.

Торопливо вскочив и позабыв о боли, я помчалась на пятый этаж — там наипростейший пульт с двумя кнопками, поключенный к маленькому генератору. Так, повернуть краник для топлива, завести… “Покашливая”, мотор запустился и загудел ровно и монотонно. Теперь на красную большую кнопку… Эта чертовски тугая кнопка едва не сломала мне палец, черт!

Лестница с лязгом стала раскладываться, доносились снизу тихие и словно умноженные в количестве голоса моих спасителей. Присев на ступеньку с кряхтением, как у старика, я потерла бедра и обняла колени. Как я могла заснуть, если больше никто не может опустить лестницу? Вот я тормоз, блин…

Я замерла, когда за спиной раздался шорох. Окна точно все закрыты, ни одно не разбито. Животных тут быть не может — лестничных пролетов и в помине нет. Неужели кто-то забрался, пока я спала? Как? Черт, черт, черт, а если это зомби?

— Чего у тебя лицо такое? — радостный и немного запыхавшийся Лев буквально взлетел на лестничную клетку.

— Да все думаю, как же могла заснуть, — кривовато улыбнулась я, поднимаясь.

Это просто сквозняк. В подъездах всегда сквозняки, правда?

— Это не страшно, — улыбнувшись, мужчина погладил меня по голове, — лучше возьми это, — я приняла тяжелый рюкзак, — думаю, разберешься сама, — подмигнув, он умчался наверх, я поползла следом.

Сколько же энергии в этом большом теле? И почему ее так мало в моем? Видимо, Лёве, охотнику легче в таком мире, где все решает приспособленность к выживанию и сила, а не деньги, связи и прочая ерунда. Ему здесь свободно.

— Как себя чувствуешь? — на девятом этаже брюнет возился с пультом, генератором и плоскогубцами.

— Намного лучше, спасибо, — тяжело дыша, я оперлась о стену — перерывчик необходим, — а это безопасно?

Как раз в момент моего вопроса что-то заискрило, затрещало, запахло озоном.

— У меня батя был сварщиком-электриком, так что я все умею, не бойся, — усмехнулся Витя, — мы сейчас на лифте быстренько коробки поднимем, сообразишь нам пока обед?

— Да, конечно! — воодушевившись тем, что могу быть полезной, я с новыми силами принялась штурмовать лестницу.

Эх, вот это мужчина! Руки золотые, характер тоже, массаж делать умеет, стрелять умеет, сильный, симпатичный… Таких идеальных, наверное, один на миллион. И мне не достанется, разумеется.

Что я могу сообразить на обед? Консервы вскрыть, хлебцы распаковать. Ну, можно, конечно, кашу гречневую с тушенкой сварганить или макароны по-флотски, но для этого надо просить Леву или Олега запустить генератор, питающий маленькую электроплитку, потому что я в общении со всем этим хозяйством полный профан. Ладно, обойдутся сайрой, кукурузой и кабачковой икрой с хлебцами. Я не стала ничего вскрывать — мало ли, сколько они провозятся, заветриться все может.

Пока мужчины таскали тяжести, я позволила себе проявить любопытство. В рюкзаке сверху была уложена черная теплая толстовка на молнии с капюшоном. Даже с этикеткой — в магазине взяли. Ниже шли мягкие низкие кеды, причем моего размера. Интересно, как он узнал мой размер? Дальше джинсы, несколько пар носков, плотные теплые колготки, две футболки. В общем, все, что необходимо для жизни в не очень хорошо отапливаемом помещении. Потом пара бутылок шампуня, зубная щетка, паста, щетка для волос. А дальше я покраснела. Аж слезы на глазах выступили. Большая такая пачка гигиенических прокладок на самом дне рюкзака. Нет, я понимаю, что Лева уже большой мальчик, но это я могла сама без палева из своей квартиры взять! Какой предупредительный, блин!

Запихав все вещи обратно в рюкзак, я оставила себе только носки, футболку и кеды. Стянув опостылевшие сапожищи, я с наслаждением переобулась. Какое счастье — мои ноги свободно гнутся в щиколотках! Сменив футболку, я связала еще влажные волосы в хвост и подхватила валявшееся на постели полотенце, тоже еще сырое. Развесив его в ванной на холодном полотенцесушителе, я вернулась в спальню. Заправила кровать, снова протерла везде пыль, хотя она и собраться-то не успела. Заслышав за спиной шорох, резко обернулась и успела заметить движение воздуха. Кто-то стоял на этом месте. И исчез мгновенно. Вернее, будет уместнее сказать “что-то”. Вот только полтергейстов нам не хватало…

Скоренько пообедав, парни сказали, что будут на крыше варить бак. Сначала до меня не дошло, как это — варить бак. Какой бак, в чем варить? Потом Лёва объяснил, что в этом баке будет собираться дождевая вода для хозяйственных нужд. Например, для туалета и мытья посуды. Вняла, поняла, пожелала удачи. И попросилась с ними посидеть. Сказала, что скучно. А на деле — страшно. Не хочу оставаться одна, блин.

— Хорошо, но только возьми себе стул и оденься, там дует, — проходя мимо меня, Лев уже почти привычно потрепал меня по голове.

Мне нравится этот ласковый жест…

========== Часть 7 ==========

Я сидела на табуретке, зябко кутаясь в толстовку, и наблюдала, как веселые мужчины сваривают узкие длинные полосы металла, потихоньку закругляя будущую стенку будущего бака. В длину эти полоски метра три, значит, такой высоты будет бак. Да в нем воды будет эге-ге!

— А зимой как? — я поставила ноги на перекладину между ножек табурета, крепко жмурясь, чтобы огонь сварки не спалил мне сетчатку.

Должно ведь быть холоднее, чем раньше, — не будет парникового эффекта от выхлопных газов. Вода вся замерзнет, а потом и вовсе один снег будет, что делать тогда? Топить его, что ли?

— Чего? — оторвавшись от своего дела, Витя поднял большую маску со вставкой из черного стекла.

— Я говорю, а зимой как? — шмыгнув носом, я поежилась от очередного порыва ветра.

К краю я вообще зареклась подходить, а то еще голова закружится, а я выше пятого этажа и не была никогда.

— А на зиму, — вздохнув, Лева поднялся и направился ко мне, расстегивая “молнию” ветровки, — я тебе притащу альпинистскую куртку и много малинового варенья, — легкая куртка, нагретая чужим телом, опустилась мне на плечи, — а воду мы уже потихоньку копим в бутылках пятилитровых этажом ниже.

— Целуйтесь уже! — задорно выкрикнул Олег.

— Дурак, что ли? — возмутилась я, краснея и кутаясь уже в две куртки.

Лев только усмехнулся, взъерошил себе волосы, вразвалочку возвращаясь к рабочему месту.

Нет, ну в самом деле, дурак! Издевается, блин…

Еще немного поерзав, как на иголках, от смущения, я тихонько смылась вниз, оставив ветровку на стуле. Чтобы убить время, я попыталась еще размять мышцы, как это делал ночью Лева. Ну зачем такое говорить? Мы ведь знакомы с Левой сутки, мы даже еще не друзья, а он такое говорит! Скормлю ему просроченные консервы — будет знать! Да жалко его, вроде, и лечить потом от отравления придется… Пусть пока этот план мести будет основным, попробую придумать что-нибудь еще.

Спустя час, по моим подсчетам, явился довольный Олег, отряхивающий штаны на ходу. А мой план с консервами еще в силе!

— Вер Николавна, тебя там Витя просил подняться, — парень прямиком прошел в ванную.

Вздохнув, я вышла на лестничную клетку и, морщась, забралась по приставной лестнице на крышу. Лева сидел на принесенной для меня табуретке, опираясь локтями на колени, и пристально разглядывал ветровку, сильно сжимая ее в руках. Вздрогнув, он резко повернул голову, даже дернулся, порываясь встать.

— Что случилось? — несколько неловко спросил он, надевая куртку.

— Олег сказал, что ты звал, — я переминалась с ноги на ногу, глядя куда угодно, только не на мужчину.

— Сводник херов, — процедил Лева, — но винить его нельзя, у каждого свой способ заглушить боль.

— Какую боль? — так мы и стояли, глядя в разные стороны, в шаге друг от друга.

— Только вчера выяснилось, что этот… Кхм… В общем, он встречался с моей сестрой больше года, сделал ей предложение и уже собирался сказать об этом мне. Я, конечно, ревную, — он щелкнул зажигалкой, запахло табачным дымом, — но, чудится мне, Олег был бы лучшим вариантом для моей драгоценности. Эх, ну почему я живой?..

Так вот оно что. Его веселость напускная, за ней скрывается нешуточная боль от утраты любимого человека.

— Он думает, что, если сведет нас, облегчит свои страдания? — тихо уточнила я.

— Знаешь, мы с тобой абсолютно противоположные личности, так что, подозреваю, он просто хочет отвлечься на сие безнадежное дело. Он думает, что безнадежное.

Я вздрогнула, нервно сцепила пальцы. Нравится ли мне этот мужчина? Безусловно. Он идеален. Но таким, как Лев, не нравятся такие, как я. Я тихое, забитое существо, больше всего на свете любящее монотонную работу, вроде зубрежки, вязания и пересчитывания бактерий в чашках Петри.

— Знаешь, моя жизнь должна была измениться примерно через пару дней, — вдруг снова заговорил брюнет, — кардинально. Я служил в “горячей точке”, после работал телохранителем, окончил кое-какие курсы и должен был стать начальником охраны в одном крупном ЗАО. Видно, быть мне до конца дней моих охотником.

— Мы обречены, да? — я поежилась и уставилась на садящееся в нагромождения облаков красноватое солнце. День стал короче…

— Да. Нас слишком мало, чтобы мы смогли поддержать цивилизацию на уровне, хотя бы, двадцатого века, — да, неутешительно… — если две тысячи во всем мире наберется, это будет успех. Выживет не больше пятидесяти процентов. Если дети еще будут уметь читать, то правнуки уже и стрелять не сумеют, — видимо, он, в самом деле, много об этом думал и думает, — человек уже не тот, чтобы выжить в лесу. Нас сожрут, мы помрем с голоду и холоду. Планета освободится от самых своих опасных паразитов окончательно. Но ты сведешь меня с ума гораздо раньше.

Закончив на такой мрачной ноте свой прогноз, Лева замолчал. И мы стояли в тишине. Я что, приношу столько неприятностей и хлопот? Даже слезы на глаза навернулись от собственной беспомощности. Стояли мы, пока солнце не село. Пришлось возвращаться, ужинать и придумывать досуг. Решено было играть в карты. Я играла отвратно, поэтому серьезная борьба шла только между мужчинами. Болела я за Леву, игнорируя хихикающего себе под нос что-то о женихе и невесте парня.

— А теперь в шашечки! — радостно возвестил Олег.

— Нифига, спать пора! — решительно встал Витя. — Не обсуждается.

Я послушно поднялась и пошла в спальню, а студент там еще что-то недовольно ворчал. Я уже села на постель и развязывала кед, когда Лева присвистнул:

— А с твоим койкоместом мы так ничего и не решили…

Спохватившись, я покраснела и вскочила.

— Давайте я тогда…

— А спите вместе! — внес предложение Олег.

— А действительно, — Лев без раздумий улегся на кровать.

Я смотрела на него так, будто он пришел и лег на пол в женском туалете.

— Воу-воу, Вить, может, мне полчасика погулять? — захихикал парень.

Я почувствовала, что краснею еще сильнее, и беспомощно затеребила подол футболки.

— Я тебе сейчас дважды переебу, — лениво известил мужчина, без помощи рук снимая кроссовки, — за твои гнусные мыслишки и за “полчасика”.

— Но… — я беспомощно топталась на месте, оглядываясь. — Но…

— Ты мне не доверяешь? — лукаво прищурился Лева.

Вызов принят. Разувшись, я решительно легла рядом с мужчиной (первый раз в жизни, вообще-то) и даже повернулась к нему лицом. Замотав меня в одеяло, как куколку бабочки, брюнет погладил меня по голове и, вздохнув, закрыл глаза. Он остался полностью одет, даже ветровку не снял, видимо, чтобы не лезть ко мне под одеяло. Ну за что мне это? Ну почему?

Вскоре уже все спокойно спали. Кроме меня. Тихо, почти неслышно дышал совсем близко Лева, где-то за спиной посапывал несчастный влюбленный с необычным хобби. А я даже шевельнуться боялась, чтобы не разбудить “соседа”. И он тоже вообще не двигался. Интересно, он всю ночь в одном положении проспит или таки повернется?

— Можно, — я едва не взвизгнула, но сумела удержаться, — я тебя поцелую?

Господи, так вот что он имел в виду под “сведешь с ума”! А если он просто хочет мной воспользоваться? Я же не хочу быть проституткой за еду!

— Н-не надо, — шепнула я, отчаянно кусая губы, чтобы не разреветься.

— Прости, — и снова замер, будто спал, а его вопрос мне почудился!

Это он меня с ума сведет, а не я его!

========== Часть 8 ==========

Я проснулась в объятиях Левы. Он обеими руками прижимал меня к своей груди, неровно сопя в макушку. Наверное, тоже скоро проснется. Я осторожно завозилась — под одеялом и без этого пышущего здоровым теплом тела душно. Вздохнув, Витя только крепче стиснул меня, чуть шевельнул головой. Казалось, что прижатая к нему спина вся уже мокрая. В рассветном неярком свете мой взгляд столкнулся с насмешливым взглядом Олега — парень подпер голову рукой и, скаля зубы, наблюдал за моими бесплодными попытками освободиться.

— Вить! — вдруг гаркнул он.

— Ха? — мужчина за моей спиной резко поднял голову.

— Задушишь же Вер Николавну, — ухмыльнулся студент.

— Ой, пардон муа, — руки-тиски исчезли, как и весь Лёва из-под моего одеяла, — что там со временем?

— Почти восемь, — откинувшись на спину, Олег потянулся, с наслаждением зажмурившись, я села на постели, но полностью откидывать одеяло не стала — в комнате прохладно, можно такими темпами и простудиться.

— Ладно, Вер, если хочешь, можешь еще поваляться, мы вернемся через час-два, — быстрыми резкими движениями завязав кроссовки, брюнет вскочил, размахивая руками, чтобы размять плечи.

— Кто это “мы”? — с подозрением уточнил парень, и не думая вставать.

— Ты, — с расстановкой и как-то напряженно пояснил Витя, — и я. Мы же собирались в тэцэ, забыл?

— Ой, а можно с вами? — я заулыбалась.

Не то, чтобы мне надоело общество этих мужчин, просто хочется увидеть, кто еще выжил. Может, там будет кто-то из моих немногочисленных знакомых.

Лев посмотрел на меня с сомнением, как и Олег.

— Знаешь, — медленно поинтересовался Лева, — какие три главные богатства в новом мире?

— Ну, оружие, — неуверенно предположила я, — еда…

— Правильно, — кивнул студент, — и женщины.

Я покраснела. Конечно, если узнают, что я здесь есть, это может создать проблемы моим спасителям. Не хочется их подводить.

— Извините, я все поняла, — прикусив губу, я опустила голову.

— Собирайся, — Витя взъерошил мне волосы, едва не запутавшись в них пальцами, — со мной поедешь.

— Но… — возмутился было Олег.

— Без “но”, — отрезал охотник.

Вскочив, я побежала в ванную. И почему я счастлива, как ребенок, которому в награду за выученный стишок дали шоколадку? Что эта особь мужского пола со мной творит?

Быстренько переделав все утренние дела, я вернулась в спальню. Мужчины уже завтракали, негромко переговариваясь, так что я торопилась. Быстро стянула спортивные штаны, натянула колготки, следом — джинсы. Носки, сапоги, собрать волосы, надеть толстовку — все, я готова.

— Слоненок, — усмехнулся Лева, когда я притопала к столу. Смущенно улыбнувшись, я взялась за вилку и открытую банку кильки, — надо тебе заодно глянуть теплые вещи и более удобную обувь.

— И про меня не забудь, — несколько недовольно буркнул Олег.

— Помню я, помню, — выбросив остатки своего завтрака в мусорный бак, мужчина вышел.

— Слушай, ты к нему как? — шепотом спросил студент, навалившись грудью на стол.

— По-моему, ты вне зависимости от этого хочешь нас свести, — так же тихо фыркнула я.

— Так о нем же забочусь! — не повышая голос, возмутился парень. — Этот мужик устроен так, что без хрупкого беззащитного человечка рядом, которого нужно оберегать и лелеять, просто не выживет.

Кажется, это называется комплексом старшего брата. А может, это просто следствие из него.

— Все равно, не надо нас без нас женить, ладно? — я щелкнула его по лбу.

— Я подумаю, — хихикнул малолетний наглец, выпрямляясь.

— Секретничаете? — усмехнулся стоящий в дверном проеме брюнет, скрестив руки на груди.

Мне показалось, или в его взгляде блеснула искра ревности?

— Совсем немного, — в тон ответил задорно улыбающийся Олег.

Ну что за несносный ребенок?

Поспешно вскочив, я бросила уже пустую банку в мусор и застегнула “молнию” толстовки, показывая, что готова к труду и обороне. Лев завязал мусорный пакет, вытянул его из бака и молча направился к выходу.

— Напомнишь мне, что нужен еще аккумулятор, ладно? — не оборачиваясь, попросил он, уже спускаясь по лестнице.

Мое “да” потонуло в вопле с верхнего этажа:

— Ни пуха!

— К черту, — пробормотал мужчина, поправляя на плече автомат.

Мы до самого первого этажа хранили молчание. Мне было немного неловко — я ему, вроде как, нравлюсь, а вездесущего Олега нет рядом, и ничто его не держит. Лева мне тоже нравится, но… Но… Но?

Едва ступив на усыпанный бетонными осколками пол первого этажа, брюнет сдернул оружие с плеча и удерживал за рукоять в правой руке, держа указательный палец у спускового крючка. Мусор он выбросил буквально в нескольких метрах от подъезда в один из больших контейнеров, которые раньше каждое утро опустошали коммунальщики. И я, честно говоря, была ему благодарна за такой “человеческий” шелест пакета — слишком тихо и безлюдно. Не хочется, конечно, чтобы улица заполнилась жаждущими мяса “людьми”, но эта тишина закладывает уши. Весь мир погрузился в тишину и темноту, словно и не было людей никогда.

— Заползай, — передо мной открыли дверь машины.

Я поспешно забралась в салон, снова устраиваясь на переднем сидении. Только теперь мне не страшно. Этому мужчине я теперь доверяю. Полностью.

Запустив мотор, Витя дал ему немного прогреться и только после этого тронулся. Сидел он расслабленно, руль держал уверенно, и только напряженная шея выдавала — ему тоже неловко. Как и мне. Говорят, эта стадия отношений, когда боишься лишний раз коснуться, боишься сказать что-то не так, самая замечательная. Ну не знаю, мне было бы легче уже определиться и не балансировать на лезвии.

Лавируя между немногочисленными автомобилями на проезжей части, мужчина что-то насвистывал под нос. Видимо, все стали зомби или ночью, или под утро, раз не так много машин. Если бы это произошло в утренний или вечерний час-пик, можно было бы забыть о передвижении на четырех колесах.

— Аккумулятор, — напомнила я, заметив магазин автозапчастей.

— Ох, точно, — плавно подрулив прямо по тротуару к самым дверям магазина, Лев повернул ключ зажигания. Мягкое мерное гудение тут же прекратилось, — посиди тут, только закройся, — он показал на кнопку на панели.

Кивнув, я дождалась хлопка двери и нажала на кнопку со стилизованным замком. С тихим лязгом двери заблокировались. Хорошая машина, очень хорошая. И сиденья удобные.

Выстрел заставил меня вздрогнуть. С тревогой вглядевшись в витрины, я увидела успокаивающе махнувшего мне Леву. А если там был не один зомби? А если он нападет со спины? Я же совсем не смогу помочь!

Совсем скоро исчезнувший было из поля зрения Лева снова появился, держа в руках большую коробку. Я быстро нажала на кнопку с открытым замком — двери открылись. Поставив ногу на колесо, Лев умостил коробку на бедре и открыл заднюю дверь. Коробка была втиснута на сиденье, дверь — захлопнута. Отряхивая руки, мужчина обошел капот и сел на водительское место.

— А зачем аккумулятор? — робко поинтересовалась я.

— Подсоединим к нему лестницу и будем с пульта ее опускать-поднимать, — с довольной улыбкой Витя потянул меня к себе за плечи и чмокнул в макушку.

Ну что за нежности, ну сколько можно? Я же стесняюсь…

========== Часть 9 ==========

Мерно фырчал мотор, почти неслышно, что-то насвистывал довольный Лева. Судя по тому, с какой обреченностью он собирался в дорогу, его настроение скоро будет омрачено. Интересно все-таки, кто там, в торговом центре.

— А где все зомби? — полюбопытствовала я — на улицах было совершенно пусто.

— Так под тэцэ и толкутся, наверное, со всего района собрались, — пожал плечами мужчина.

— А зачем мы туда едем? — я немного поерзала, пошевелив ногами в дурацких сапогах.

— В последний раз хочу попытаться уговорить главаря этих идиотов сменить убежище, — неохотно откликнулся Лев, — а то их всех там…

Резким движением прижав меня к спинке сиденья, брюнет вывернул руль. Взвизгнув шинами, машина развернулась поперек улицы, чудом не задев другие автомобили. От резкого рывка мотнулась голова и сразу заныла шея, плюс я здорово ударилась коленом о дверь. Прикосновением к кнопке заблокировав двери, Витя устало опустил голову на сложенные на руле руки.

— Ты в порядке? — немного хрипло поинтересовался он, не открывая глаз.

— Да, а что случилось? — потирая саднящее колено, я покрутила головой.

— Да дура эта под колеса бросилась, — он оттопыренным из кулака большим пальцем указал в окно в своей двери — девушка с немного спутанными рыжими волосами отчаянно пыталась открыть дверь.

Не думаю, что зомби могут кусать губы, плакать и смотреть такими щенячьими глазками. На красивом лице не было и следа разложения, расстегнутая дубленка демонстрировала туго обтянутую водолазкой грудь размера этак третьего без намека на бюстгальтер.

— Могу я чем-то помочь? — учтиво предложил Лева, на пару сантиметров приоткрыв окно.

— Спасите! — заголосила девушка, с новой силой принимаясь дергать дверь. — За мной гонятся!

— Кто? — иронично приподнял бровь брюнет. — Толпа спермотоксикозников?

— Нет же, нет! — заломила руки она, еще сильнее выпячивая грудь. М-да, как бы с Левой этот номер не прокатил… — Зомби!

— До зомби еще метров триста ехать, — Лев невозмутимо прикурил, бросив на меня короткий извиняющийся взгляд. Как он там говорил? “Курю, когда нервничаю”? — да и за время твоего представления что-то ни один не добежал.

— Я видела, видела, меня целых двое заметили!

— Вер, открой-ка бардачок, — мужчина выбросил наполовину истлевшую сигарету в окно, едва не попав в длинные распущенные, как и их хозяйка, волосы.

В указанном месте обнаружились водительские права, дубинка, шокер, газовый баллончик, баллончик с черной краской и наручники. Зачем ему наручники?

Именно их брюнет и взял, чуть пошире приоткрыл окно и приглашающе поманил. Скривившись, рыжая просунула кисти в щели, и на ее хрупких запястьях защелкнулись стальные браслеты.

— Заползай, — лязгнули замки, Лева повернулся на сидении и потянулся за лежащим сзади автоматом, — за мной не садись.

— Почему, зайчик? — новая иждивенка переползла по широкому сиденью, с трудом разминувшись с коробкой и устроившись прямо позади меня, тем временем мужчина развернул машину и направился к дому.

Она. Мне. Не нравится. Боже, я что, ревную?

— Потому, что зайчику должно быть удобно пристрелить тебя в случае чего, — автомат в полной боевой готовности лежал на его коленях дулом в нашу сторону.

— Не будь таким букой, зайчик, — томно попросила рыжая.

Я стиснула пальцы, сплетая их в замок, чтобы скрыть дрожь, и тщательно разглядывала пейзаж за окном.

— Еще раз назовешь меня зайчиком — сделаю тебе испанский галстук, даже с логотипом “Дольче Габбана”, — мирно пригрозил Лев.

Хихикнув, я потерла все еще ноющее колено. Фривольная рыжая замолчала, и то радует.

— Спускай лестницу, — сказал в рацию Лева, уже подъезжая к нашей многоэтажке.

— Вы быстро, — озабоченно откликнулся Олег, — что-то случилось?

— Небольшое ЧП, — усмехнулся брюнет, глуша мотор.

Переговоры прекратились. Оставив аккумулятор в машине, Лев быстро проверил первый этаж и только после этого позволил нам войти. Лестница нас уже ждала, как и Олег на пятом. Я с трудом сдерживала хромоту — колено болело все сильнее и даже стреляло болью, когда разгибалось.

— Рыжая, вперед, — мотнул головой Витя.

— Но я же в наручниках! — возмутилась девушка, для наглядности подняв руки на уровень плеч.

— Жить хочешь — залезешь, — равнодушно парировал мужчина.

И рыжая полезла. Я бы рассмеялась от этого зрелища, если бы не беспокоилась о собственном восхождении. Ладно, как-нибудь заберусь.

Вдохнув поглубже, я уже взялась за ступеньку, собираясь начать вползание, но Лева ухватил меня за руку и аккуратно прислонил к стене. Секунду вглядывался в мое полное решимости лицо и вдруг опустился на корточки.

— Ай! — непроизвольно сорвалось с губ, когда он коснулся правого колена.

— Почему молчала? — строго поджал губы он, осторожно закатывая свободную снизу штанину.

— Я не хотела лишних хлопот, — я отвела взгляд, когда Витя выпрямился.

Распахнув глаза, я вцепилась в его толстовку, дрожь скользнула вдоль позвоночника. Это было просто прикосновение губ к губам, но такое жаркое и сладкое, что я едва не сползла по стене на пол.

— Все хлопоты, которые касаются тебя — не лишние, — прошептал брюнет, одной рукой крепко прижимая меня к себе за талию, а другой поддерживая мою голову у затылка, — и не ревнуй, глупышка, мне не нравятся развязные шлюхи, — чуть отстранившись, он крикнул: — Олег, следи за рыжей и спусти нам лифт!

Донесся горестный стон почти залезшей рыжей.

========== Часть 10 ==========

Пока Олег наверху решал проблемы с лифтом, Лев прислонил меня к стене и быстро сходил за аккумулятором. Усадив меня на коробку, хмурящийся мужчина осторожно ощупывал через штанину мое вспухшее пульсирующее болью колено, иногда укоризненно качая головой. Я закусила губу, чтобы не разреветься — такой безобидный удар вывел меня из строя. Я слишком ненадежная напарница.

— Не парься, — вдруг хмыкнул Лева, — в нашем теле много можно найти очень уязвимых мест. Я знал мужика, который впал в кому от щелбана в висок.

— Правда? — ахнула я.

— Ага, — Витя закурил, — вышел из комы с полностью отмершими лобными долями.

— Овощ, — пробормотала я, опуская взгляд.

— Он самый, — кивнул брюнет, затянулся, — так что твой ушиб — не самое страшное, что могло случиться. Как тебе рыжая? — я сморщила нос, показывая свое отношение к этой девушке. — Ну, не как соперница, — порозовев, я возмущенно отвернулась, — а как человек, — со смехом договорил Лева.

— Мне она кажется наигранно беззащитной, — высказалась я, про себя решив, что больше не буду с ним ее обсуждать.

— Вот и мне тоже, — щелчком отправив окурок в угол, мужчина вдруг встал на колени, — иди сюда.

Я не успела отстраниться — меня привлекли к широкой груди и снова поцеловали. Судорожно втянув воздух носом, я позволила ему лизнуть мои губы, комкая его толстовку в нервно сжимающихся пальцах. Как же волнующе, но так странно и непривычно!..

Он отстранился немного, усмехнулся и чмокнул меня в нос. Я, небось, красная до ушей! Щеки горели, если бы у меня еще и глаза так поблескивали, как Левины, можно было бы списать на лихорадку. Но это, черт побери, совсем не лихорадка!

От Левы немного пахло табачным дымом, что мне не нравилось, но выбираться из теплых объятий совсем не хотелось. Но, разведя все эти обнимашки, он оказался спиной ко входу, да и автомат лежал довольно далеко. Поэтому ворвавшийся с невнятным рычанием зомби стал для него неожиданностью. Конечно, Витя среагировал, закрывая меня собой и нащупывая оружие. Выстрел, ужасно громкий в просторном пустом подъезде, ударил по ушам не хуже молота, голова мертвеца лопнула, окропив брюнета воняющей тухлятиной кровью и мозгами с головы до колен.

— Фу, блять! — сплюнул мужчина, вытер рот рукавом. — Вот же ебаная жизнь…

— Кто стрелял? — за спиной с лязгом разъехались двери лифта.

— Пушкинский конь! — огрызнулся Лева, полой футболки протирая глаза. — Ладно, поднимайтесь, я мясо подальше оттащу. Лестницу мне оставьте.

— Но!.. — я даже попыталась вскочить, но Олег приложил указательный палец к губам и качнул головой.

Ответив возмущенным взглядом, я поджала губы. Разве можно его одного отпускать, когда он весь в крови, а значит привлекает больше внимания? Ну да ладно, Лев со всем справится. Надо только верить.

— Понимаешь, — начал объяснения студент, когда мы уже порядочно отъехали от земли, — если Витька упоминает пушкинского коня, к нему лучше не лезть. Вообще. Даже Света… — вздрогнув от собственных слов, парень отвел взгляд, дрогнувшим голосом прибавив: — В общем, ты поняла.

Неудивительно, что они спелись. Два мужика любили одну девушку, только разной любовью. Но любили же.

— Это было очень подло с твоей стороны, — хмуро заявила рыжая, буквально распятая на перилах девятого этажа.

— Нет тебе доверья, бренное созданье Хели! — замогильным голосом пропел Олег.

Хихикнув, я поковыляла наверх, кое-как переставляя совсем переставшую гнуться ногу. М-да, все больней и больней…

— А обязательно меня в наручниках держать? — продолжала возмущаться новенькая.

— Вер, может, тебя понести? — проигнорировал ее вопрос студент. — Погоди, я ее сейчас…

— Да не надо, — сквозь зубы отказалась я, смаргивая слезы.

Что ни день — происшествие. Меня это уже бесить начинает, я не хочу быть обузой своим спасителям, но в результате даже передвигаться самостоятельно не могу.

— Ага, сейчас только хуже сделаешь! — Олег ухватил меня за плечо, заставляя остановиться. — Ну-ка, аккуратненько…

Осторожно подняв меня на руки, парень без резких рывков начал подниматься. Я придерживалась одной рукой за его плечо, осознавая, что несет он меня не так, как носит Лева. Мужчина прижимает к себе, стирая все границы, а Олег все же держит дистанцию даже в такой несколько интимной ситуации.

— Почему у меня нет такого сервиса? — бурчала рыжая, плетясь за нами с тихим позвякиванием цепочки наручников. — Чем она лучше меня?

— А чем ты лучше Веры? — раздраженно поинтересовался студент.

Вроде, пришелица замолчала. Но я чувствовала — с ней не все будет так просто.

Добравшись до верхнего этажа, Олег пихнул ногой незапертую дверь облюбованной квартиры, внес меня в спальню и мягко сгрузил на кровать.

— Подожди немного, скоро Лева вернется и тебе все подлатает, он в этом спец, — стянув с моей правой ноги сапог, парень ободряюще мне улыбнулся.

— А кто с кем спит? — игриво уточнила рыжая, усевшись на кровать Олега.

— Ты спишь на полу, — отрезал студент, выходя из комнаты.

Сосредоточенно пыхтя и кусая губы, я стянула и второй сапог, поставила его рядом с парой и обессиленно откинулась на подушку.

— И кто из них лучше в постели? — я почувствовала, что краснею, и предпочла осадить ее спокойно:

— Не имею понятия.

— А чего тогда они с тобой носятся, как с яйцом? — прищурилась девушка.

— Учти, с теми, кто дает всем подряд, никто не носится, — холодно заявил явно недовольный Лева, сразу проходя через комнату к шкафу, — Вер, я сейчас отмоюсь и посмотрю твое колено, ладно?

— Да, спасибо, — вспомнив события на первом этаже, я снова покраснела.

Походя коснувшись моих волос, брюнет с чистыми вещами в руках удалился в ванную. Взгляд рыжей стал настолько выразительным, что я не выдержала и отвернулась к стене, сунув одну руку под подушку. А подушка-то Левой пахнет, его сигаретами и шампунем. Неужели он теперь и в самом деле мой? Лишь бы рыжая не увела, я ж помру от разочарования в себе и в этом большом, теплом и сильном мужчине.

Кажется, я ухитрилась задремать даже с такой болью. По крайней мере, Вите пришлось меня будить. Поцелуем в шею, другого варианта не нашлось.

— Как твоя нога, зай? — мурлыкнул мне в ухо он.

— Н-нормально, — заикнулась я, тая от таких милостей.

— Мне помочь тебе раздеться или ты сама?

— Сама, конечно! — фыркнула я.

— Ладно, я за дверью подожду, — тренькнули пружины, распрямляясь, тихо прикрылась дверь.

Сев, я вздохнула и оглядела фронт работ. Надо снять джинсы и колготки, взамен надеть спортивки, уже лежащие на стуле. Перспективка та еще…

Взяв себя в руки, я решительно расстегнула пуговицу джинсов, поерзала, стягивая их на бедра. Стянуть штанину с левой ноги проблемы не составило, а вот с правой пришлось помучиться. С колготками дело пошло легче, но я с трудом сдержала стон. Потянувшись за штанами, едва не свалилась с кровати, в последний момент ухватившись за спинку. Я, и правда, ходячее бедствие. Уже приноровившись, довольно быстро натянула штаны.

— Я все, — тяжело дыша, я откинулась на подушку.

— Сильно болит? — явился моему взгляду уже смывший кровь мужчина с обувной коробкой в руках.

— Ну, терпимо, — робко улыбнулась я.

— В пределах болевого порога — это не “терпимо”, — усмехнулся брюнет, снова вгоняя меня в краску своей проницательностью.

Закатав штанину, он в очередной раз аккуратно ощупал ушиб. Большая синяя шишка увеличила мое колено раза в два, не меньше. Выдавив немного прохладной мази на горячую кожу, Лев принялся нежными поглаживающими движениями размазывать ее.

— Скорее всего, тебе ударом сосуды прижало, — поставил диагноз он, — такое часто бывает и быстро проходит, но тебе лучше бы полежать.

— Опять? — насупилась я.

— В этом нет ничего постыдного, глупенькая, — улыбнулся он, доставая из коробки моток эластичного бинта, — если у тебя повреждение, лучше его хорошо залечить, чем потом мучиться с внезапно вылезшими осложнениями, — сильно повязка ногу не перетягивала, но была достаточно тугой, чтобы ограничивать движения, — кушать хочешь?

Я кивнула, и меня снова взяли на ручки. Вот дождутся — привыкну к такому и ходить разучусь, честное слово!

========== Часть 11 ==========

— Не хочешь имя свое сказать? — предложил Лева, ножом вскрывая банку кукурузы для себя.

— Меня зовут Лола, — улыбнулась рыжая.

— Чё, серьезно? — заржал Олег. — Вот не повезло!

— Имя, как имя, — пожал плечами Лев.

Я молча отправляла вкусные сладкие зернышки в рот, иногда заменяя их шпротой. Меня вся эта ситуация порядком подбешивала.

— А повкуснее ничего нет? — поковырявшись в банке вилкой, Лола сморщила носик.

— Есть гречка, но варить будешь сама, — хмыкнул Олег, — слушай, ты уже второй час над этой несчастной кукурузой сидишь, заветрится скоро.

— Не люблю консервы, я за здоровую пищу, — поджала губы девушка.

— Здесь зомбиапокалипсис, а не ресторан, — процедила я, не удержавшись.

— Вот именно, — поддакнул студент, — радуйся, что вообще еда есть.

Как же она меня раздражает! Лева сохранял молчание, сосредоточенно жуя кильку и рассматривая пейзаж за окном. Может, если бы он не показывал мне свои чувства с самого начала, я бы спокойнее отнеслась и к появлению Лолы, и к ее поведению?

— Молчать, — тихо приказал мужчина. Олег, доказывающий девушке что-то о пользе мяса для организма, заткнулся на полуслове, — тебя, рыжая, здесь никто не держит. Я привел тебя в свое убежище, предлагая еду и защиту в обмен на то, что ты можешь сделать для нас. Я не о твоем странном желании совратить нас обоих, а о том, что может делать женщина по дому, — я прикусила губу изнутри, чтобы не выдать улыбку, — тебя здесь не будут обхаживать, кем ты была в том мире, меня не интересует абсолютно. По умолчанию я здесь главный, а те, кто доверил мне свои жизни — равны. Ты еще не одна из нас, поэтому я бы на твоем месте потрудился заслужить наше расположение. Я сегодня ужасно зол, так что не провоцируй меня на необдуманные швыряния женщинами из окон, ладно?

Олег немедленно зааплодировал, даже встал. Приподняв уголок губ, Лев вернулся к трапезе. Прекрасный глава группы, ничего не скажешь. А Лола все опомниться не может, бедолага. Видимо, ее никогда еще так не осаживали.

После обеда Олег отправился купаться, а мы трое затеяли игру в карты.

— Может, надо в рейд сходить? Ну, пополнить запасы? — предложила рыжая.

— Я в такую погоду принципиально никуда не пойду, — Лева с непроницаемым лицом добирал карты из колоды, успешно отразив мою атаку.

Я сидела спиной к окну, поэтому пришлось поворачиваться. Низкие осенние тучи потемнели, набрякнув дождем, да и пара капель на стекле свидетельствовали о скором выпадении осадков. Действительно, если не нужно что-то срочное, зачем мокнуть?

Поерзав, я попыталась вернуться в удобное положение. Как же я так сидела, что нога не болела? Да еще и рыжая напротив мешала нормально вытянуть ногу, чтобы тугой бинт не врезался в бедро и икру. Витя вдруг наклонился, я ощутила, как его рука ухватила мою лодыжку. Медленно и осторожно приподняв мою ногу, он положил ее себе на бедро.

— Так удобно? — чуть повернувшись к нему, я благодарно улыбнулась и кивнула, наконец-то расслабляя поврежденную конечность.

Наклонившись ко мне, он оперся на край моей табуретки, стремительно приближаясь. Поцеловать хочет? Ну не при постороних же! И оттолкнуть я не могу, вдруг он подумает, что мне ни капельки не нравится? Что же делать?

Теплые сухие губы коснулись лба. И все. Выдохнув, я расслабилась.

— При ушибе может температура подняться, — старательно пряча лукавую усмешку, пояснил он свои действия.

Чуть до инфаркта не довел и лыбится!

— Ребят, кто-нибудь купаться будет? А то я воды много нагрел. Ой, Вер Николавна, ты чего такая красная? Температура? — заботливо поинтересовался свежевымытый Олег с полотенцем на шее.

Я только поджала губы и качнула головой, Лева прыснул.

— Я буду! — встала Лола.

— Тогда полотенце в шкафу возьми, — студент присел на освободившееся место. Девушка покинула комнату, а парень укоризнено покачал головой: — Вить, ну не смущай ты нашу университетскую неприкосновенность.

Я почувствовала, что краснею еще сильнее. Издеваются, сволочи!

Мы начали новую партию, так что я вперила взгляд в свои карты, старательно игнорируя легкие поглаживания голени. Он меня больше не обманет!

— He-elp! — донеслось из ванной.

— Вот же ж… — бурча еще что-то, явно нецензурное, Олег отправился на зов.

Стоило только ему выйти, как Лев повернул мое лицо к себе и, удерживая за подбородок, поцеловал.

— Этого ты ждала? — чуть хриплым шепотом спросил он.

— Я не хотела при ней, — сбивчиво попыталась оправдаться я.

— А может, не хотела со мной? — прищурился Витя.

— Хо… Хотела, — совсем тихо призналась я, чувствуя, как начинают слезиться глаза от бросившейся в лицо крови.

Позволяя целовать себя, я одной рукой робко приобняла мужчину за шею, запуская пальцы в густые жестковатые волосы.

— С ума меня сведешь… — он вдруг приник губами к моей шее, заставив откинуть голову.

От стука в дверь мы оба вздрогнули, Лева отпрянул.

— Вы там ничем таким не занимаетесь? Мне можно войти?

— Каким “таким”? — с ленцой уточнил брюнет, подмигнув мне.

— Ну а мне-то откуда знать? — возмутился Олег, снова усаживаясь на свой табурет.

Из-за дождя стемнело рано, а еще ощутимо похолодало. Мужчины притащили в спальню обогреватель и недавно приобретенный аккумулятор, что-то над ними полчаса колдовали. В результате обогреватель поставили между кроватей, а ворчащий что-то о джентельменстве Олег расстелил себе на полу спальный мешок. Лола без возражений забралась в освобожденную кровать, что меня немало возмутило — могла бы ради приличия сказать, что не стоило и так далее.

Взяв с собой рюкзак с принесенными Левой вещами, я в сопровождении свечи отправилась купаться. Эластичный бинт Витя снял, сказал, что заново наложит повязку.

В принципе, колено уже выглядело неплохо, да и гнулось намного лучше. Опухоль уменьшилась, но заметно пофиолетовела. Ну, синяк — это не так страшно.

Я зажгла стоявшие на блюдцах толстые свечи по всей ванной, осмотрелась. В ванне стояла десятилитровая бутыль, в горлышко был продет кипятильник на батарейках. Умно, ничего не скажешь. Вода еще не закипела, но ощутимо нагрелась, так что я не стала больше ждать. Вынула из рюкзака белье, свежую футболку, шампунь и зубную щетку, разделась. Волосы собрала в дульку на макушке, чтобы не намочить. Осторожно забралась в ванну, уселась на дно и отставила кипятильник на бортик. Надеюсь, не упадет…

Подрагивая от холода, я растерла себя полотенцем и быстро оделась, затушила свечи. Не стала обуваться, так, в носках, прохромала в нагревшуюся спальню. Рыжая отвернулась к окну, Лева с Олегом тихо разговаривали.

— Ты чего опять босиком ходишь? — нахмурился Лев.

Смущенно улыбнувшись, я осторожно присела на кровать. Ну что я могу ответить на это?

Вздохнув, мужчина присел на корточки и взялся закатывать мою штанину. В этот раз перевязка заняла гораздо меньше времени. Вытерев пальцы от мази о полотенце, брюнет быстро и гораздо менее туго перемотал мое колено.

— Все, отбой всем, — скомандовал Витя, забираясь на постель.

В этот раз мне совсем не хотелось выбираться из-под одеяла и из теплых объятий. Замерзшие пальцы на ногах требовали тепла. Тем не менее, я очень быстро заснула.

— Вить, ты встаешь? — я открыла глаза, потерла нос. — Ви-ить?

Повернувшись в руках мужчины, я заглянула ему в лицо. Приоткрытые веки, обнажающие тускло поблескивающие белки, общая бледность и испарина сразу навели меня на нехорошие подозрения. Простудился! Доходился в футболке! Побью!

Сев рядом, я пощупала влажный лоб. Да он весь горит!

— Олег, жаропонижающее! — скомандовала я, замеряя пульс на жилистом запястье.

— Так он же без сознания! — возмутился парень.

Отгоняя панику, я лихорадочно вспоминала, что делать.

— Спиртом можно растереть, — предложила Лола.

Точно! Спиртом!

Олег метнулся из комнаты, вернулся с полулитровой бутылкой водки, сдернул с кровати одеяло.

— Подержи! — я послушно приняла бутылку.

Парень задрал футболку Левы и замер. По его груди звездой расползалось темное пятно. Вены потемнели под кожей.

— Вдохнул… — прошептал студент. — Блять…

То есть это что? Он заражен, да?

========== Часть 12 ==========

— Он заражен?! — с ужасом вторила моим мыслям Лола. — Его надо немедленно!..

— Молчать! — рявкнул Олег.

С абсолютно потерянным лицом он подошел к столу с оружием, взял пистолет. Трясущимися руками оттянул затвор, проверил магазин.

— Стой, стой, подожди! — я вскочила и едва не упала от того, что правая нога подломилась. — Не надо!

— Ага, он в любом случае мне глотку перегрызет! — нервно захихикал студент. — Если проснется зомбаком, то точно. А если проснется собой, то придумает что-нибудь поизощреннее. За мягкотелость.

— Да что тут думать! — возмутилась рыжая. — Если сам не можешь, дай я!..

Я дала ей хорошего такого леща, сама удивившись своей силе.

— Рот закрой, пока я сама тебя не пристрелила! — подействовало. — Олег, ну ведь это же Лева!

— Он выглядит, как Лева! — возразил парень. — Это уже не он, пойми. Черт, — пробормотал он, потирая лоб, — если бы он уже подгнил, было бы легче.

— Может, это просто… — я прикусила губу, придумывая новый аргумент.

— Ты знаешь нормальную человеческую болезнь с такими симптомами? — скептически изогнул бровь студент.

— Нет, но…

— Вер, все мы когда-нибудь умрем, — мягко принялся увещевать Олег, — рано или поздно. Думаю, Витя сам бы не хотел быть одним из мертвяков. Как ты думаешь?

— Не хотел бы, но… — я зло стерла слезу с щеки. — Давай дадим ему шанс, а? Если он очнется зомби, я не буду тебе мешать, честно.

— Хорошо, — с видимым облегчением согласился Олег, переложив ответственность за это решение на мои плечи, — но нам не стоит около него тереться. На всякий пожарный.

Оскорбленная рыжая первой покинула комнату, взметнулась огненная грива. Сучка.

— Я тут останусь, — я присела на край кровати, поправила на мужчине футболку.

— А если покусает?

— Пусть, — мотнула головой я, упрямо сжала губы.

Вздохнув, парень оставил меня. С трудом удерживая всхлипы, я погладила бледную и уже немного колючую щеку, стирая испарину.

— Света… — прохрипел Лева, дернув головой.

Я ощутила некий укол ревности. Да, это его сестра, самый близкий человек. Но в разы приятнее было бы услышать свое имя. О каких я глупостях думаю! Главное — чтобы он выжил. Остальное второстепенно.

— Как же так? — прошептала я, глотая слезы. — Почему ты? — игнорируя все соображения безопасности, я легла так, чтобы слабо трепыхающееся сердце мужчины оказалось у меня под щекой. — Лучше бы рыжая…

Так я и лежала на нем, невидящим взглядом уставившись в окно. Уж очень редко приподнималась его грудь для вздоха, иногда судорожно напрягалась та или иная мышца. Бедный, ему, наверное, больно…

— Вер, позавтракаешь? — заглянул в комнату Олег.

Я качнула головой. Парень потоптался на пороге, повздыхал и вышел. Зато явился другой. С огромными черными глазами в пол лица. Уж очень нелепо его лицо, безносое и безгубое, контрастировало с обычным таким худощавым телом и самой обычной человеческой одеждой. Он просто появился посреди комнаты, будто собрался из атомов. Классический инопланетянин. Но мне было все равно. Я хотела только, чтобы Лева очнулся. Уже хоть кем. Лишь бы кончилось это мучительное ожидание.

— Не хочешь оставить его? — прошелестел пришелец. Я качнула головой. — Он умрет, — пожав плечами, я закрыла глаза.

Если он умрет, я умру в тот же день. Я не из тех, кто может выжить в новом мире. Я из тех, кто умирает в первую очередь.

Вздохнув глубже, Лев приподнял голову. Тут же его рука скользнула по моей талии, он повернулся на бок, а я оказалась на спине. Мои ноги остались перекинуты через его бедра, а губы обжег поцелуй. Не веря в происходящее, я крепко вцепилась в его шею, приоткрывая рот навстречу горячему влажному языку. Хотелось прижаться еще ближе к стремительно теряющему лихорадочный жар телу, раствориться в нем, рыдать от счастья. Чем я, собственно, и занималась, неумело отвечая на нежный глубокий поцелуй.

— Ты что плачешь, зай? — чуть отстранившись, негромко и встревоженно спросил Лева. — Тебя рыжая обидела? — отчаянно замотав головой, я прижала его ближе, заставив уткнуться носом мне в шею. Горячее неровное дыхание, коснувшееся кожи, заставило все тело покрыться колючими мурашками. — Ну что случилось, Вер?

Он стиснул мою талию, прижимая к себе еще ближе. Вот он, теплый, дышащий, живой… Так чего я реву, как дура какая-то? Перебирая жестковатые темные прядки, я пыталась успокоиться. Все нормально, Лева очнулся Левой. Хватит истерить.

— Я так испугалась за тебя! — сипло прошептала я, целуя Витю в висок. — Так испугалась…

— А чего за меня бояться-то? — он приподнял голову, заглядывая мне в глаза. — Вер? Что стряслось-то?

— Вить, это ты? — раздался подрагивающий от напряжения голос Олега.

Парень стиснул зубы, направляя на нас пистолет.

— А кто еще? — нахмурился Лева. — Только не говори мне, что я вчера вдохнул это дерьмо!

— Это ты и сделал, — кивнул студент.

— И какого хрена я еще жив, блять? — Лев вскочил, осматривая свои руки. — Почему ты не пристрелил меня сразу?

— Я не дала, — утирая слезы, я села на постели.

— Дай-ка мне, — отобрав пистолет у Олега, мужчина без колебаний приставил его к виску.

— Нет, стой, не надо! — поторопившись встать, я запуталась в одеяле и свалилась с кровати, больно ударившись ушибленной коленкой. — Ну пожалуйста…

Всхлипывая, я зажмурилась, ожидая выстрела.

— Ёпт, ну вот как ты это со мной делаешь? — вздохнул Лева. Присел рядом, прижал к груди, ласково утирая слезы с моего лица. — Как только я захочу тебя съесть, я сделаю это, хорошо? — я судорожно кивнула, прижимаясь к нему крепче. — Эх, глупышка, неизбежное не оттянешь навсегда.

Ну и пусть. Зато я еще немного побуду счастливой.

========== Часть 13 ==========

Уложив меня на кровать, Лева взмахом ладони выпроводил Олега и присел рядом, взяв меня за руку.

— Почему ты так против моей смерти?

— Что за глупый вопрос? — возмутилась я, попытавшись сесть, но его ладонь опустилась мне на плечо, заставляя оставаться на месте.

— Ты боишься остаться одна? — тихо и серьезно спросил он. — Ведь есть Олег.

— Ну и что? Он же не ты! Это рыжая не хочет оставаться одна, а я не хочу оставаться без тебя! — обидевшись, я отвернулась к стене, прибавив: — Суицидник.

Негромко рассмеявшись, Лев лег рядом, прижав меня к груди и уткнувшись носом в шею.

— Я должен переживать о том, что через пару дней придется застрелиться, потому что рыжей я это не доверю, а вы не сможете это для меня сделать, но я не могу об этом думать, — зашептал он мне в ухо, поглаживая живот и бок, — я могу думать только о том, как же я счастлив, что вы не смогли меня убить. О том, как я счастлив видеть тебя рядом со мной, видеть, как ты волнуешься за меня, переживаешь. Господи, да я зацеловать тебя до смерти готов за это, — в подтверждение своих слов он чмокнул меня за ухом, — не обижайся на меня, а? У нас осталось слишком мало времени, чтобы тратить его на ссоры. Я так хотел, чтобы наши отношения остались такими же нежными, но боялся, что не выдержу. Видишь, как удачно получилось… Шучу!

Вняв логичным аргументам, я повернулась в его руках, обвила руками напряженную шею, утопая в поцелуе.

— Только не до смерти… — пробормотала я, на мгновение отстранившись.

Рассмеявшись, Лева стиснул меня в объятиях.

— Черт, если бы это не было бесполезно, я бы женился на тебе сегодня же!

— Ребятки, никто не хочет позавтракать уже? — постучал в дверь Олег. — Мы тут вас ждем и скоро помрем с голоду.

— Ладно, идем! — откликнулся Лев, приподнимаясь на локте. — Блин, зай, — он уткнулся лбом мне в плечо, — всего за сутки мое отношение к тебе эволюционировало от недоверия к братской любви, потом превратилось в что-то вообще непонятное, но теперь я абсолютно точно уверен — я тебя люблю.

Ошарашенно глядя ему в глаза, я почувствовала, что заливаюсь краской смущения. Так мало времени прошло, как он может быть уверен в этом?

Поднявшись, мужчина обулся, насвистывая, вынул из шкафа свежую футболку.

— Если ты не против, я первый в ванную.

Пожав плечами, я уступила. Весь мир будто расплывался, казалось, что я сейчас просто-напросто взлечу… Но боль в дважды ушибленной ноге капельку отрезвила. Обалдеть, такой шикарный мужчина любит меня! Любит! МЕНЯ! Такое могло случиться только во сне!

Сияя улыбкой, я поковыляла завтракать. За столом сидел странно напряженный Олег, а рядом с ним вальяжно восседала рыжая. Я не успела удивиться, как меня ухватили за плечи, подталкивая вперед.

— Нет, ну вот честно, — негромко хохотнул огненно-рыжий парень, — я планировал отпиздить вас обоих за приставания к моей сестре, но вы оба вели себя как импотенты. А может, вы просто пидарасы?

— Не, старший это чмо лапал, — отпив из банки с пивом, кивнула на меня Лола.

— Ладно, не суть, — отмахнулся рыжий. По углам стояли четверо крепких парней с оружием наперевес. Просто зашибись, — долго ваш дружок плескаться будет? Пока вас спрашиваю — кто хочет быть в моей команде?

— Девчонку не возьмем, она меня бесит и даже ударила, — капризно надула губки рыжая.

— Потому, что ты та еще сучка! — возмутился Олег, за что тут же получил пулю в висок.

Я с ужасом смотрела, как его тело обмякает и соскальзывает с табурета на пол. Вот так… Просто? С бесстрастным лицом взять и убить? Да кто такой этот рыжий?

— Значит, — затягиваясь, начал Витя, стоя в дверях в одних джинсах, — я тебя привел в свое убежище, а ты, мразь, мне свинью подложила? Жалко мне тебя, — он перевел взгляд на уже целящегося рыжего, — моя сестра приличная была.

Улыбнувшись напоследок, Лева завалился навзничь с дыркой во лбу. Я смотрела на это все широко открытыми и полными слез глазами, не понимая, как так можно. Мы ведь одни из немногих выживших!

— И эту тоже! — приказала Лола.

Я успела увидеть только вспышку.

Вскрикнув, я подскочила на постели, хватая воздух пересохшим ртом. Лева!

Осмотревшись, я обнаружила себя в своей комнате. В своей квартире. Откуда меня забрал Лева. За окном светили желтые фонари, занимался рассвет. Только сон? Не может быть! Я закашлялась. Я что, еще болею гриппом? Может, и правда, сон? В какой-то степени это и хорошо.

Поверх одеяла на моих бедрах лежал белый лист бумаги. Включив ночник, я вчиталась в набранный крупным шрифтом текст: “Благодарим за участие в межгалактическом ментальном реалити-шоу…”

Что?

Комментарий к

Остаток дня объявляю днем Нового мира!:)

========== Часть 14 ==========

“Благодарим за участие в межгалактическом ментальном реалити-шоу, проходящем на Вашей планете каждые сто лет. Вы были избраны для участия в нем абсолютно рандомно.

Среди групп выживших Ваша собрала наибольшее количество голосов как самая дружная и трогательная. Вашим призом является материальное вознаграждение, которое наши законспирированные агенты вскоре Вам передадут. Вы могли наблюдать одного из них во время шоу.

Сообщаем Вам, что съемки заняли от трех до шести часов, Вашему телу не было нанесено никаких травм (за исключением гематомы в месте смертельной раны).

Спасибо за участие!”

Сволочи! Уроды! Законспирированные ублюдки! Я потеряла всех друзей и любимого, я сама умерла только для того, чтобы эти черноглазые инопланетяшки полюбовались на мои душевные страдания?! Может, они и в ванной за мной подглядывали?! Черт, ведь Лева теперь меня и не вспомнит! Ну, он хотя бы жив, и то ладно. Как-то это все совсем нереально…

Шмыгнув носом, я отправилась в ванную — все равно уже не засну. Да я еще трое суток спать не смогу! Мимоходом глянув на часы, я хмыкнула — шесть утра. Обычно я чуть позже этого времени встаю, чтобы собраться и пойти на работу или учебу. Хорошо, что больничный, можно будет все обдумать, не отвлекаясь на повседневные дела. Черт, да у меня синячище на весь лоб!

Я сидела на кухне и пила горячий чай, думая о том, что надо бы сходить в магазин, а то совсем ничего к чаю нет, да и в общем еда заканчивается. И уже не сходишь в супермаркет, не наберешь, чего хочется… Чертовы пришельцы, всю жизнь перековеркали! Я за время их “съемок” целую неделю прожила в совсем другом мире, а теперь должна вернуться в этот! Как, черт побери?!

Ладно, на первом этаже дома есть круглосуточный продуктовый, можно туда спуститься. Вздохнув, я встала. Полчаса только чай пила, ужас! Вымыв и высушив голову, я собрала волосы в хвост, натянула джинсы и нормальную футболку взамен пижамной, накинула кожанку. Я даже скучаю по тем дурацким мотоциклетным сапожищам…

Открыв дверь и даже сделав шаг в подъезд, я увидела сидящего на ступеньках, ведущих вниз, подозрительно знакомого мужчину. Он низко опустил голову, зарывшись пальцами одной руки в короткие темные волосы, а другой подносил к губам сигарету. Вздрогнув, он резко обернулся.

Закусив губу, я сделала шаг назад, сильно сжимая ключи в руках. Естественно, запнулась о порог и сверзилась на пятую точку.

— А ты и в жизни такая же неуклюжая, — как-то тихо и неуверенно усмехнулся брюнет, выбрасывая сигарету и приближаясь, чтобы подать руку.

— А ты и в жизни куришь только тогда, когда нервничаешь? — уже поднявшись, дрожащим голосом спародировала его я.

Его глаза на мгновение расширились, а потом он жадно впился в мои губы, таким резким рывком прижав меня к себе, что я едва не упала и была вынуждена ухватиться за его плечи. Целуя непривычно глубоко и властно, Лева сделал пару шагов и прижал меня к стене прихожей, оторвался на мгновение, чтобы заглянуть в глаза, и снова приник к моим губам.

Черт, спасибо вам, инопланетяне.