КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 383054 томов
Объем библиотеки - 476 Гб.
Всего авторов - 163614
Пользователей - 86454

Последние комментарии


Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Клавелл: Гайдзин (Исторические приключения)

Вторая книга Клавелла, которую прочел. Первой была "Сёгун". Не знаю, то ли в том случае сыграл роль просмотренный до этого фильм, то ли какие иные факторы (допуская, что перевод) - но впечатления от "Гайдзина" на порядок тоскливее впечатлений от "Сёгуна". Сугубо личное впечатление, навязывать не собираюсь :), но и желания читать что-либо у Клавелла еще - почему-то не возникает...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Богдашов: Двенадцатая реинкарнация. Свердловск 1976. (Попаданцы)

15% прочел. Вынес твердое убеждение - стирать с диска/карты. Хорошо бы по одному байтику, чтоб удовольствие растянуть :) Ну да компенсируем оценкой "нечитаемо"...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Иэванор про Голиков: Самородок (СИ) (Боевая фантастика)

Очень скучно , нудно и найти Еве так и не смог , так что толко время зря потратил

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Елена05 про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Гекку не понравилось про план Ост... А вот советским людям сам план не понравился, аж так, что гнали немцев до Берлина.
Мифический...?!Сохранился меморандум оберфюрера СС профессора Конрада Мейера «Генеральный план Ост — правовые, экономические и территориальные основы строительства на Востоке», а так же другие документы по этому самому плану ОСТ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Александр Машков про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательный рассказ о замечательном и светлом детстве. Очень много юмора и, как результат, много прочтений.
Но! Если вычистить рассказ от ненормативной лексики, получится обычный рассказ о приключениях пацанов на даче.
Таких рассказов немало, например, рассказы Э. Веркина и В. Машкова.
Почему так происходит? Потому что нынешняя молодёжь не ругается матом, а разговаривает на нём.
Особенно это понимаешь, когда читаешь впечатления о книгах, написанные Питерцами. Диву даёшься. Культурная столица, а что ни отзыв, то мат, или вульгарность. И много аплодисментов им...
Чему удивляться? Одна группа "Ленинград" чего стоит! И это пишут те, кто читает книги, то есть, интеллигенция!
Что тогда ждать от остальных, которые ничего не читают, кроме интернета. А в интернете уже не стесняются в выражениях, а значит, можно и в культурном обществе материться!
Настроения в культурном обществе Петербурга настораживают: думаю, второй блокады не будет.
Зачем сопротивляться баварским сосискам с пивом?!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Гекк про Шмаев: Бывших офицеров не бывает (Альтернативная история)

Вот честно, когда читаешь в тексте про мифический план "Ост", сразу хочется взять протоколы нюрнбергского процесса, и даже не сворачивая их в трубочку, забить их автору в жопу. Вместе с его поганым текстиком...
Для Елены05.
Про советских людей ничего не знаю - не знаком. А вот россияне нормально к плану "Ост" относятся - вымирают активно, их тут уговорили работать прямо до смерти, в обмен на рай после похорон. Горят, в завалах дохнут, машинами их давят, а они знай начальству жопу лижут.
Молодцы...
Где там собирается колонна на Берлин? Мне место забейте...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Гекк про Асковд: Как мы с Вовкой (История одного лета). Полная версия. (Юмористическая проза)

Замечательная книжка о жутком детстве. Читаешь, и так и хочется спросить стареньких читателей:"Что, просрали всё? А счас ссыкотно?". Ну, в духе ГГ.
Рекомендую. Значительно лучше всей этой пены попаданцев.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Eat you alive (СИ) (fb2)

файл не оценён - Eat you alive (СИ) 1672K, 444с. (скачать fb2) - (StrangerThings7)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:




***

— Дурацкая была идея! Почему я снова тебя послушал?! Мне страшно, Чим, давай вернёмся, — Юнги дёргает друга за рукав желтой толстовки и пытается оттащить назад туда, где, перескочив через дыру в стене, можно оказаться на своей территории. Но блондин не слушает, всё равно идёт вперед к манящим неоновыми вывесками витринам и фактически волочит по земле голубоволосого парня.

Уже давно за полночь, на улице ни души, Юнги шарахается от причудливых теней, которые отбрасывают фонари, реагирует на каждый звук, боится услышать вой. Он продолжает идти за Чимином и ругать себя, что поддался на очередную авантюру друга, что в отличии от Чимина не натянул толстовку, а так и выскочил в ночь: в белой тонкой футболке и сильно рваных голубых джинсах.

— Ну пожалуйста, пошли домой, — ноет Юнги. — Я боюсь, вдруг мы встретим кого-то из них. Ты познакомишь меня с тем парнем в другой день, мне очень страшно сейчас. Нас или они убьют, или Хосок. Пусть лучше последний, не хочу, чтобы меня сожрали.

— Перестань ныть! — злится Чимин и разворачивается к другу. — Ты же, вроде, у нас самый смелый омега, чего ты так раскис?

Каким это образом Юнги самый смелый омега, учитывая, что у него сейчас буквально поджилки трясутся — Мин не понимает. Да, в Дезире он кому надо по зубам надавать может, что часто и практикует, притом не важно, кто его противник — альфа или омега. Но на чужой территории, тем более той, которая принадлежит им — Юнги чувствует себя букашкой. Тут даже воздух другой: он пропитан страхом, и Мин не понимает, чьим именно. Скорее, его собственным.

Заметив, как Юнги грустнеет, Чимин обхватывает ладонями его лицо и, притянув к себе, касается губами его губ. Целует медленно и нежно, пытается забрать поцелуем всю тревогу и страх.

— Я уже не раз был здесь и без тебя. С каждым визитом я понемногу ухожу вглубь, там так красиво, там невероятно, ты должен это увидеть! — шепчет Чимин омеге в губы. — А ещё, раз уж пришли, то мы его дождёмся. Ты должен с ним познакомиться. Не бойся, они тут не ходят, тусуются в даунтауне. Так что еще чуток прогуляемся, и сразу домой, — Пак смотрит так, что отказать ему кажется чем-то нереальным.

— Обещаешь?

— Обещаю, — Чимин закрепляет обещание ещё одним поцелуем и тянет друга в сторону отключенного фонтана напротив сувенирной лавки. Юнги пугливо озирается по сторонам, отгоняет от себя мысли, что деревья похожи на когтистых чудовищ, готовых в любую секунду сомкнуть свои лапы вокруг его шеи, и продолжает идти за Чимином. Омеги обходят фонтан, и Юнги, полностью ушедший в свои мысли, не рассчитывает расстояние и врезается в резко замершего впереди Пака. Тот словно к чему-то прислушивается, смотрит по сторонам, а потом, резко повернувшись, кричит Мину «беги».

Юнги реагирует мгновенно, срывается в сторону стены со всех ног и замирает на полпути, поняв, что Чимин за ним не бежит. Он чётко слышит рык позади себя и мысленно молит всех известных и неизвестных богов о помощи. Юнги боится повернуться, боится, что застанет за спиной картину, которую потом никогда в жизни уже не забудет. Они попались — это однозначно. Юнги долго бы еще стоял истуканом, если бы не стон боли от Чимина — это служит отправной точкой. Омега поворачивается туда, где до этого стоял Пак, но его не видит. На месте Чимина стоит огромный пепельный волк, и только по выглядывающей из-под его лап желтой толстовке Мин понимает, что Чимин под ним. Когда Пак стонет снова, Юнги убеждается, что тот жив и, засунув глубоко свой животный страх, тянется к булыжнику у мусорного бака.

— Отпусти его, чудовище! — Юнги свой голос не узнаёт, делает полушаг к скалящемуся волку и замахивается для удара.

Волк будто издевается над омегой, фырчит и зарывается мордой в блондинистые волосы Чимина. Юнги снова кричит, но поняв, что волк на него реагировать не собирается, а Чимин в любую секунду рискует остаться без головы — швыряет изо всех сил в него камень, который до зверя даже не долетает. Юнги тянется ко второму булыжнику и медленно начинает подходить ближе, но подойти не успевает, так как неведомая сила сбивает его с ног. Мин до крови раздирает колени и еле успевает прикрыть лицо, что спасает его от разбитого носа. Юнги пытается повернуться к нападающему лицом, но его грубо придавливают животом к асфальту, а в следующую секунду он чувствует тяжелое дыханье на своей шее. Страх парализует конечности, поднимается к желудку, и Мину кажется, он сейчас попрощается со своим скудным ужином. Юнги даже Хосока не боится, не ломается и ни разу перед ним не плакал, последние три года точно, но сейчас хочется обхватить себя руками и зарыдать в голос. Он лежит под чудовищем, которое одной лапой может размозжить его череп, и мозг твердит, что надо бы вырваться, надо спасаться, но тело не реагирует. Юнги даже не моргает, двинуться не в состоянии. Его трясёт так, будто бы он в эпицентре восьмибалльного землетрясения. Он краем глаза замечает, что волк, поймавший Чимина, всё ещё на месте —