КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380698 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162675
Пользователей - 85720
Загрузка...

Впечатления

Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Самиздат, сетевая литература)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или
многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

Фантомас разбушевался?
Нет, не то...
Педераст раздухарился?
Ну, теплее...
Поселягин - педераст.
Абсолютная истина...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Поселягин: Снайпер (Боевая фантастика)

Чем-то недовольные литературные негры уестествляют заказчика-автора в извращенных формах и неоднократно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Команда невезучего корабля (СИ) (fb2)

файл не оценён - Команда невезучего корабля (СИ) 555K, 103с. (скачать fb2) - (ТиэльАйви)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Приди в объятья Гнилососа. ==========


Раннее утро в Нижнем Городе только входило в свои права, когда темная фигура хозяйки таверны появилась на одной из центральных улиц. Стуча когтями по гравию, высокая черная шрайка в платье цвета индиго внимательно смотрела вокруг, чтобы не наткнуться на каких-нибудь ночных бродяг, грабителей или сумасшедших. Конечно, она страшная птица с острыми когтями, но, лучше не искушать судьбу, даже когда ты такая пугающая, — ведь ночные бродяги могут просто не рассмотреть кто перед ними.

С утра город казался более светлым и менее чистым. Причиной тому было то, что дым фабрик еще не заволок собою все вокруг. Воздух был непривычно свежим и прохладным. Говорят, где-то вдали он всегда такой, но, Сестра Чернопёр не проверяла, — ей вполне хватало безумного Нижнего Города, со всеми его причудами, для полноты жизни, а в леса и небеса пусть стремятся те, кому тут острых ощущений мало. Она владела таверной «Гнилосос» уже четыре года, и была довольна своей работой. За это время там сменилось немало работников, один только ее главный помощник и охранник, по совместительству, оставался неизменным, — Грулт, и сейчас она остановилась около продолговатого многокрартирного дома, где он как раз проживал.

Шрайка застучало в окно с коричневыми шторами, окликая сотрудника. Недовольные крики и стоны раздались из всех окружающих комнат, только Грулт безмолвствовал, хоть явно встал и собирался. Через пять минут высокий и крепкий молотоголовый гоблин в кожаной безрукавке и матерчатых бриджах вышел на улицу, сонно глядя широко расставленными глазами.

-Госпожа Чернопер. — Кивнул приветственно он. — Почему в такую рань? До открытия таверны еще больше трех часов.

-Сегодня проверка по всему городу.- Сразу перешла к делу она, — и, если мы не хотим, чтобы нам уменьшили финансирование, всё должно быть в идеале.

-В идеале в таверне?.. Фантазеры. Но, почему об этом не предупредили накануне? Было бы больше времени и можно было бы подумать… — Потянулся гоблин.

-Предупредили, просто я отвлеклась. — Пожала плечами Шрайка. — Зато сейчас вовремя вспомнила. Идем к «Гнилососу» скорее. Кстати, а что ты имел в виду, говоря «можно было бы подумать»? Мы, вроде бы, и без предупреждения думаем.

-Можно было бы подумать, брать или не брать новую работницу. Помните, я говорил? Кайра. Она сейчас как раз в таверне, одна должна быть. Придём, пробудим, напугаем девушку.

-Вот уж печаль то… Пусть знает, что работа в таверне это не так просто, как кажется. Она из образованных?

-Почти. Читает, пишет, хоть и с ошибками, рисует. Но, и убираться тоже умеет. Ты не волнуйся, она милая приличная дружелюбная девушка, такие на роль официанток идеально подходят. Гораздо лучше, чем предыдущая хмурая брогтроллиха.

-А где наш таверновый вэйф? Было бы неплохо, чтобы к приходу комиссии он тоже был на месте.

-Будет конечно, Глюк же никогда не опаздывает. А где он, — этого я знать не могу. Как обычно, дрыхнет на каком-нибудь дереве или на чьем-нибудь чердаке.

-Как будто сложно ночевать в таверне! Я же выделила ему славную каморку на чердаке.

-Но, за нее бы вычитались проценты из зарплаты, а он все на что-то копит.

-Да на что ему копить? Из одежды один передник, ест бесплатно одних насекомых. Просто складирует деньги ради собственного удовольствия?

—Да, это хорошо, что вэйф у нас насекомоядный, не надо волноваться из-за насекомых-вредителей.

-Да уж, волноваться о насекомых надо точно не нам, а нашей соседке Твердопух. — Захихикала Чернопёр. — Ее кораблику в частности.

-Ну, это не совсем смешно, если честно. Они ведь могли разбиться…

-Но, не разбились же. Вот если бы разбились, я бы совсем по-другому хихикала., реагировала, в смысле. Хотя, сразу было понятно, что судно из Санктафракса одноразовое. Оно же для полетов за Грозофраксом, — они только долетают до леса — и в щепки. У них там наверху с крышечкой не все в порядке. Хотя бы та недавняя новость о том, что количество цепей увеличивать будут — просто блеск! Хотя, и тут у нас в городе не у всех мозги на месте, ведь решила же Твердопух войти в долю владения санктафраксовской развалюхой.

-Ну, капитан, вроде, пока еще не дал согласия, пытается еще каким-то образом деньги заработать, и он, и вся его обширная команда. А Твердопух капитана давно знает, потому спонсорскую помощь предлагает.

-Разорится она так, с рыцарями нервными связываясь… Но, мне же лучше, когда у конкурентки проблемы, в принципе… — Попыталась она произнести ехидно, хотя, получилось неискренне и с сопереживанием.

Таверна уже была в поле обозрения. Чернопёр притормозила и поглядела на вывеску, приподняв бровь.

-«Приди в объятья Гнилососа». — Прочла шрайка подсвечивающийся слоган под фонарем. — Серьезно?..

-Я придумал. — Гордо сказал гоблин. — А наша новая работница написала и нарисовала.

-Если бы меня позвали в объятья гнилососа, я бы не пошла. — Качая головой, призналась владелица заведения. — При всем уважении к дикой природе…

-Да ладно, можно подумать, на поляну Дуба Кровососа в дикой природе кто-то в здравом уме пошел бы приятно проводить время. Все равно лучше звучит, чем какой-нибудь «Свиноморд». «Приди к нам, — станешь свиномордым…» Да тут мало кто вообще читает.

— Но, иногда к нам ведь и санктафраксовцев заносит, а они то все читают. И так на прошлой неделе какие-то недоучённые долго хихикали, читая название. А это еще слогана не было. Сейчас они бы, наверное, просто хлопнулись от смеха. Хотя, пускай хлопаются, они не моя целевая аудитория.

-Ладно, пошли внутрь, проверим, все ли в порядке.

Когда они открыли двери, то сначала оба растеряно остолбенели, потому что питейная явно не была в порядке.

— Это твоя «милая приличная дружелюбная девушка» спит в компании троих пиратов, оперившись на толстолапа? — Спросила шрайка, показывая на спящую компанию, окруженную пустыми бутылками от эля, пустыми тарелками и кружками.

-Ну… Да, приличная. Они же в одежде, кроме толстолапа, но, им и не положено. Она опирается на толстолапа, потому что на него опираться удобнее, он мягкий, потому что шерстяной.- Кивнул Грулт. — Конечно она девушка, не может же быть девушка лысая или с бакенбардами.

-Вообще-то она тоже с бакенбардами. — Присмотрелась к официантке шрайка. Девушка-четверлинг, спящая с очень спокойной улыбкой, была юной, лет пятнадцати, высокой и худой, длинные волосы соломенно-рыжего цвета были собраны с одной стороны костяной заколкой.Под ушами, позади щек у нее действительно тоже были рыжие жесткие волосы, топорщащиеся как у зверька. На Кайре было длинное светло-зеленое платье, сиреневый передник и синие нарукавники. В принципе, неприязни у Шрайки она не вызывала, просто ситуация удивляла. — Но, вопрос не в этом. Вопрос в чистоте помещения! — По-вороньи каркнула она, забыв, что обычно считала себя черным коршуном.

От крика пираты и официантка проснулись. Девушка просто резко села. Толстолап пригнулся, эльф-дубовичок сел и стукнулся о лавку (потому что спал на полу), а четверлинг свалился с узкой лавки. Похоже, пираты все же не были столь пьяными, как можно было подумать, просто усталые. Напиток просто бессмысленно пролили. Но, сейчас посетители очень даже взбодрились, стали активно собирать вещи и стремиться к выходу. Толстолапу было нечего собирать, потому он просто двигал стол туда-сюда, пока эльф дубовичок искал под лавкой сумку, а четверлинг пытался разобраться в полутьме какой сапог правый, а какой левы, — не факт, что разобрался. Официантка с круглыми глазами и сумасшедшей улыбкой причесывалась пятерней и расправляла передник, одновременно подсказывая что-то своим новым друзьям.

-Удачи, ребята. — Помахала она пиратам, когда те, наконец, собрались и убрались за дверь.

Грулт громко кашлянул, намекая ей, что начальство все заметило.

-Доброе утро. — Подошла к ним девушка, смиренно кивая и улыбаясь.

-Прямо добрейшее утро. — Пристально посмотрела на нее Чернопёр. — Кайра, так ведь вас зовут? Скажите, что здесь делали эти индивидуумы? Я, конечно, догадываюсь что ели, пили и спали, ничего не заплатив, — пираты, все-таки, им положено. Особенно, если это недоделанные пираты с развалившегося судна, которые полетали полтора дня.

-Вообще то толстолап летал больше. — Поправила Кайра. — Я прошу прощения за самовольное решение. Но, ведь наша таверна всем раскрывает объятия и привлекает своим светом, верно? А эти трое несчастных пиратов на самом деле остались без пиратской работы, целый день искали другую, но, пока не нашли. Сегодня пойдут в доки, но, где-то им надо было переночевать. Я уже закрывала двери, и вдруг вижу — на фоне заката — три бедных пирата…

-Ага, еще и поэтесса. — Закивала шрайка. — Я твоя главная начальница, и, не спросив у меня, ты не должна привечать хоть пиратов, хоть театральных актеров, хоть главу всех лиг, хоть академиков Санктафракса.

-И такое бывает? — Заинтересовалась девушка.

-Ну, насколько я поняла, мы ни от чего не застрахованы. У нас не приют для безработных придурков, в любом случае.

-Хорошо, я больше такого не допущу, уважаемая госпожа Чернопёр. — Закивала Кайра. — Вы ведь не выгоните меня с работы из-за ошибки по незнанию?

-Я что, правда такая не страшная? — Вздохнула шрайка. — Я надеялась, что ты попросишь не съедать тебя живьем, не выцарапывать тебе глаза и тому подобное… Ладно, не выгоню. Но, только если через час тут все будет идеально чисто, ровно и готово к работе! А за их ужин я у тебя из зарплаты вычту.

-Спасибо! — Неожиданно радостно воскликнула Кайра. — Грулт говорил, что вы милая, но, я не знала, что настолько.

Гоблин закрыл лицо рукой, хотя, это было совсем не просто при его форме лица.

Грулт и Сестра Чернопер ушли проверять что-то в кладовую. Порхающий вэйф Глюк прилетел, поздоровался с Кайрой и тоже куда-то упорхнул на верхний этаж.

Кайра сметала с пола последние волосы толстолапа, который, видимо, от нервной обстановки сильно линял, и собиралась перейти к выносу мусора и мытью пола. Дверь тихо, но назойливо заскрипела. Вообще-то, если ее открывали быстро, она не так шумела, но, пираты были созданиями осторожными, потому предпочитали все делать медленно.

-А может, мы тебе немного поможем? — - Спросил тихо четверлинг, беря швабру.

-Вух-вух! — Сказал толстолап, собираясь пододвинуть столик для идеально ровного положения в пространстве.

-А-а, спасибо большое. — Чуть затормозив, сказала Кайра. — Пожалуйста, попередвигайте только вот эту лавку у входа. — Обратилась она к умному зверю. — Да-да, именно над этой кучкой вашей же шерсти, все верно. А вы, ребята, правда, можете помочь, пока никто не видит. Я знала, что пираты — настоящие джентльмены.

«Джентльмены» с сомнением переглянулись, но, стали помогать.

Конечно, с прилетом вэйфа на работу это никак не могло остаться незамеченным, но, начальница просто вздохнула и не стала выходить, чтобы прогнать знакомых новой официантки.

-Ладно, пусть «раскрывает объятья», пока не надоело. Главное, чтобы вовремя управились. — Сказала она, глядя, как за окном поднимается солнечный диск, уже окруженный первым утренним дымком.

Комментарий к Приди в объятья Гнилососа.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400508 - основной коллектив таверны “Гнилосос”

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400504 - то. что увидели Чернопёр и Грулт, придя на работу.


========== Хронические пираты. ==========


Вечер казался вполне типовым для конца осени. Листья тех деревьев, что их сбрасывали перед зимой, кружились по пыльной дороге. Зима как таковая в Нижний город очень редко приходила, — обилие фабрик не давало снегу проникнуть через неестественную тепловую и дымную завесу, а если какой-то снег временно и проникал, то чернел и таял через несколько часов. Много лет назад была суровая зима, тогда, когда все завалило снегом, и Санктафракс чуть не улетел, но, тогда заводов было в разы меньше, да и вообще все было по-другому.

Только этот вечер казался чуть более тихим и напряженным. Не всем, конечно, но, Сестре Чернопер точно казался, и, как существо, не жалующееся на интуицию, она смотрела в серое небо, ожидая каких-то не очень добрых вестей. Вчера вечером опять вернулся со своих лесоперевозок корабль конкурентов, а сегодня с утра здоровый патрульный лиговский корабль опустился в доках. Почему-то это стечение обстоятельств у шрайки вызывало особые сомнения и неприятные предчувствия. Предчувствия ее не обманули, и вскоре на нее спланировал порхающий вэйф Глюк.

-Шеф, у нас проблемы. — Тяжело дыша, сказал он. — В доках говорят, что Ульбус собирается нагрянуть в нашу таверну в компании ваших сородичей, с карательной миссией.

-Никакие они мне не сородичи, просто похожи. — Буркнула Чернопер. — Но, новость не радует. Идем, сообщим всем.


Как только они сообщили новости всем (это сделал вэйф, — довольно громко, хоть и мысленно, не смотря на то, что шрайка планировала сделать все сама, - но, сделанного не воротишь), посетители питейной, и большая часть работников быстро вспомнила о каких-то неотложных делах и покинула помещение. Остались только Грулт и Кайра, растеряно глядящие на качающуюся на петлях скрипучую дверь.

-Надо бы смазать… — Решил хоть как-то нарушить тишину гоблин.

-Друзья мои, никто не хочет сказать, почему боевой лиговец имеет зуб на нашу таверну? — Спросила Чернопер. — Мне кажется, что это не спонтанное решение.

Кайра задумчиво смотрела на швабру, Грулт в — строну окна.

-Наверное, Ульбус не любит чай со слабительным, да? — Обратился к Кайре Глюк.

-Но, это же не так уж и плохо, — подняла голову девушка, в упор глядя большими серыми глазами на шрайку и вэйфа. — Не отрава ведь, просто повод, чтобы он ушел отсюда…

-Кайра, мы не выгоняем наших клиентов, даже если они нас очень раздражают. — Сердито посмотрела на нее Чернопер.

-Но, это он нарушал все правила! В тавернах нельзя разводить ссоры и вражду, а он это прилюдно делал! Хвалился на весь зал, как он заманил «Громобой», подставил свою команду под удар, а сам напал на пиратский корабль, бед много наделал… — говорила она со слезами на глазах, — даже если бы я не была поклонницей «Громобоя», это было невыносимо слушать снова и снова. Я позаботилась о других наших посетителях… Если хотите, я уйду.

-Я тоже видел, что она подсыпает слабительное, готов разделить вину. — Поднял руку Грулт.

-Ну уж нет, никто никуда не уйдет. Вместе влипли в беду, — вместе будем выпутываться. — Покачала головой шрайка. — Я понимаю тебя, Кайра, но, поступок все равно безумный.

-Да я думала, что он уже забыл… Полгода почти прошло!

-Хрум-Хрымс знает почему у Пентафраксиса такое позднее зажигание, но, сейчас не этот вопрос должен нас волновать. Как мы защитим нашу таверну?

-Защитим непременно. — Вытирая слезы нарукавником, сказала девушка-четверлинг. — У нас такой коллектив — Черная Шрайка, Молотоголовый Гоблин, Порхающий Вэйф! Самые опасные и сильные создания!

-Кайра, мы все из Нижнего города. Помимо внешнего вида, у нас нет ничего от тех наших сородичей, которые могут быть воинами. — Со вздохом сказал Грулт. — Я в жизни ничего, больше кухонного ножа, не держал в руках.

-А я стачиваю когти. — Подняла руки-лапы Чернопер. Потом поглядела на вэйфа, — а Глюк не кровососущий, а насекомоядный.

-Но, мы все равно не дадим нашу таверну в обиду. С ней столько связано, она наш дом! –Поднимая швабру как боевое оружие, нахмурилась Кайра.

-Попробуем прибегнуть к дару убеждения. Это единственное, что у нас есть. — Сложила лапы на груди шрайка, — не считая швабры Кайры…


Рыночная площадь уже пустела, но, некоторые торговцы еще стояли под зажигающимися масляными фонарями, и некоторые индивидуумы шагали между их лотками, что-то выискивая.

-Вы точно уверены, что эта подзорная труба из закаленного железного дерева? -Недоверчиво смотрел на трубу Колючка.

-Уверен. — отвечал дуркотрог. — Я сам ее закаливал, по всем правилам.

-И ни разу от правил не отклонялись? — Прищурился древесный эльф, стараясь распознать ауру продавца, но, это у него, как обычно, плохо получалось. Не все эльфы эксперты в ауре, как и не все вэйфы умеют передавать мысли на расстоянии, а не только их читать.

-Не хочешь — не бери, я не настаиваю. — Безразлично сказал продавец.

-Буль, а ты что думаешь? — Повернулся к толстолапу эльф дубовичок, но заметил, что большой белый зверь смотрит куда-то в сторону, с весьма мрачным выражением глаз.

-Ба, знакомые все лица. –Хмыкнул Колючка, поглядев в том же направлении. —То есть, в данный момент не лица. Им-то здесь что надо?

Оставив трубу на прилавке, к недовольству дуркотрога, двое очень разных по росту пиратов пошли к двум фигурам, стоявшим около прилавка с осветительными приборами. Те фигуры тоже были разные, одна длинная, тощая и сутулая, в бордовой пиратской шинели, вторая мускулистая, но тоже весьма сутулая, из-за холодной погоды накинувшая драную кожаную жилетку, помимо набедренной повязки, и с неизменным ошейником.

-У этого фонаря плохое крепление, может, сделаете скидку? — Спрашивал у продавца-кучкогнома Хитрован, показывая на косоватый карабин одним из трех пальцев правой руки.

-Давайте, я заменю карабин, — предложил продавец.

-А может лучше все же скидку? — Наклонился к нему четверлинг.

-А может лучше это тебя скинуть с корабля при первой возможности? — Спросил подошедший сзади Колючка. — Зачем на корабле вообще плохо держащийся фонарь?

-Ума у тебя нет. У нас там старых креплений целая куча! А хороший фонарь и подешевле никогда не помешает.

-А какого Хрум-Хрымса с тобой Окурок и без цепи? Ему надо сидеть в своей каюте на корабле, перманентно. Фонарь в одиночку не донесешь? — Не унимался эльф.

-Сам там сиди… перманентно. — Хмуро повернулся к нему плоскоголовый гоблин.

-Вообще —то это я попросил. — Вдруг послышался приятный голос, подпорченный неприятным скрипом, и от соседней лавки к ним подошел Стоуп-Железная Челюсть, несший довольно большую тряпичную сумку с какими-то металлическими деталями. — Распродается один отдел, а эти вещи со скидкой нам точно пригодятся. И один я столько не унес бы. — Сказал он, протягивая сумку Окурку. — А он помог сторговаться. — Кивнул серый гоблин в сторону Хитрована.

-А что вообще за мода — ко мне цепляться? — Подбоченился Хитрован, все же купивший фонарь со скидкой.

-Да есть поводы потому что, — выпучил глаза Колючка.

-Вух. — закрыл лапой морду Буль, желая сказать, что ему это уже надоело, и что, в принципе, он еще лучше мог бы все отнести, если бы к нему обратились.

-Но, ты же уже ушел с Колючкой. — Пожал плечами Стоуп, тихо отвечая ему.- И просто прогуляться всем полезно, чтобы мозги окончательно не вывихнуть… — продолжил он еще тише.

Возможно, спор продолжался бы, но, их прервали другие громкие голоса каких-то жителей, проходивших мимо.

-Да, «Гнилосос». Таверна в восточном квартале. — Говорил один.

-Ну, таверной больше — таверной меньше. Это Нижний Город. Ясно, что Пентафраксис со шрайками от них камня на камне не оставят… — говорил другой.

-Может, пойдем посмотрим, как это будет?

-Нет, еще прилетит что-нибудь случайно… Лучше завтра с утра пойдем, на руины смотреть.


Пятеро пиратов застыли на месте с удивленными выражениями лиц. Во всяком случае, у троих они были точно по-особому удивленные.

-Не завидую этой таверне. — Сказал Стоуп, трогая железную челюсть. — Зная Пентафраксиса…

-«Гнилосос»… Это так они сказали, да? — Спросил Хитрован, изобразив руками крылышки опасного существа.

-Гнилосос. — то ли ответил, то ли повторил Окурок, не понимая, какое лесное существо здесь так называют.

-Это случайно не тот «Гнилосос», где скидки для «Громобоя» были? — Вспомнил Колючка. — В котором мы время после работы проводили лет так …. Много назад.

-Вух-ух. — Развел лапами Буль, имея ввиду, что две таверны не носили бы одно и то же название. — У-у-ух… — Как же давно это было, не верится, что было так…

-Вообще не верится, на самом деле, что ты могли мирно работать вместе. — Чуть выпрямился Хитрован, при этом выражение его лица стало непривычно мечтательным. — Надо бы проверить.

-Я не хочу быть согласным с тобой, но, надо правда пойти туда! Все же что-то хорошее в Нижнем Городе есть, и это хорошее хорошо бы сохранить. — Сказал Колючка.

-Я с трудом верю своим ушам. — Сказал Стоуп, идя за остальными, уже свернувшими на нужную улицу, — И с трудом верю, что с энтузиазмом иду в направлении Пентафраксиса, но, я с вами.

-Пентафраксиса… — Сердито процедил Окурок, сжимая кулаки и думая о своих погибших плоскоголовых друзьях, и о своей утраченной свободе.


Тем временем, Ульбус Пентафраксис, в сопровождении трех черных боевых шраек, подошел к таверне «Гнилосос». Он был уверен, что троих более чем достаточно, чтобы идти против держателей таверны.

-Тук-тук. — Рявкнул здоровенный четверлинг, пинком открывая дверь и помахивая своим топором.

-У нас принято оставлять оружие у входа. — Невозмутимо сказала Чернопер. — Правило распространяется на всех без исключения.

Остальные трое стояли около нее.

-Да вы что? Даже своим любимым неудачникам сделали бы такую скидку? — Ехидно спросил он, проходя внутрь и топором.

За Ульбусом вошли три черные шрайки в боевом обмундировании, тоже высокомерно глядя на соплеменницу и прочих.

-А, вот как ты догадался… Скидки. — Вздохнула Чернопер. — Ну что ж, у всех свои предпочтения. Хочешь, мы принесем извинения и вас бесплатно накормим?

-Не нужны мне ваши извинения! — Взмахнул он топором, втыкая лезвие в стол. — Опозорили меня перед всеми, и думаете так легко отделаться? Я сокрушал пиратов и даже других лиговцев, вставших у меня на пути, а каких-то мелких коммерсантов прощу?

-Оружие в зал не проносят. — Тоже серьезно посмотрел на него Грулт, пытаясь достать топор неприятного визитера из стола, -Между прочим, это правило было введено лидерами лиг, вашим отцом в том числе. Вы против воли вашего отца?

-Не тебе мне советовать, отрепье лесное! — Рыкнул Ульбус, сам забирая свой топор и отталкивая гоблина. — Выдайте мне ту официантку, что опозорила мня, я прикончу ее первой.

Кайра было сама пошла вперед, буравя его глазами, но Чернопер остановила ее.

-Но уж нет, мы твоих указов не слушаем, если ты не слушаешься правил. — Сказала шрайка. — Никто никого не выдаст, мы вместе будем бороться против тебя, потому что мы, как бы это не звучало прозаично, одна команда, одна семья. Ты то, конечно, семью как таковую не ценишь, даже свою, судя по твоей славе. Но, а вы? — Посмотрела она на черных Шраек. — Сильнейшие стаи диких лесов, яростные птицы, одно имя которых заставляет трепетать. Шрайки сильны, потому что они единая сила, стая, семья.

-Но, они то — не шрайки. — Хмыкнула одна из пернатых воительниц, указывая на сотрудников Чернопер.

-Мы все городские жители, тут принадлежность к виду теряет значение. Я вылупилась в городе, и выросла тут, и они моя стая, не важно, что у них нет перьев. Вы-то ведь тоже вылупились не в лесу, верно? Вас выкрали еще в виде яиц и продали богатым трусам вроде него, чтобы они вырастили себе охранниц, лишенных своей естественной жизни. Вам меньше повезло, чем мне.

-Слушай, закрой клюв, философ пернатый. — Гаркнул Ульбус.

-А что, боишься, что они поймут, с кем дело имеют? — Не отступала Чернопер. — Здоровенный вооруженный мужик, который боится и прикрывается кем-нибудь всегда. Плоскоголовыми, молотоголовыми, шрайками — ему без разницы, вы всего лишь расходный материал, он купит себе новые живые щиты. Ему невдомек, что каждый из вас, и из нас это личность, а не только сгусток злобы, как он сам.

Шрайки, похоже, заслушались и не атаковали. Чернопер сама собой заслушалась, — она и не ожидала, что в трудной ситуации ее так прорвет на монолог. Лоб под перьями вспотел, лапы тряслись бы, если бы она не держала их, плотно упертыми в стол.

-Заткнись! — Выкрикнул Ульбус, размахиваясь, чтобы ударить шрайку по клюву.

Чернопер отшатнулась, и тут же перед ней оказалась Кайра, загородившая начальницу ведром. Раздался оглушительный звон, ведро смялось и оттолкнуло женщин назад, но, все же защитило их. Ульбус тоже сотрясался от неожиданного неприятного звука.

-Я убью вас! — Покачал головой он, возвращаясь в кондицию, и снова поднимая оружие и замахиваясь.

Шрайки предпочитали наблюдать, - судя по всему, им нравилось «шоу». Слова об их величии вдохновили их не подчиняться четверлингу, но, не на большее.

-У вас еще открыто? — Вдруг раздался голос позади Пентафраксиса, немного обескуражив его. Еще сильнее его обескуражил пинок по локтю, заставивший опустить правую руку.

-Да, не честно, зато работает. — Сказал Хитрован и спрятался за Окурка.

-Ах вы, птицекрысы ободранные! — Повернулся к вошедшим пиратам Ульбус, беря топор левой рукой, - судя по всему, он был готов и к таким ситуациям.

-Оружие внутри таверн запрещено, неужели представитель лиги не умеет даже читать? — Спросил Стоуп, поднимая свое оружие в ножнах. Вопреки надеждам большинства присутствующих, пират положил его у входа, видимо, рассчитывая, что правильный пример подействует. А, может, он надеялся, что отвлечет внимание, и в это время кто-нибудь из таверны что-то предпримет, но, надеялся зря. Они так и стояли удивленно на месте. Зато три шрайки захихикали.

-Может, пиратов пойдем поколотим? — предложила одна, двигая длинными заточенными когтями.

-Вууууух! — радостно отозвался, заглядывающий в двери толстолап, демонстрируя свои, еще более крупные когти, и маня к себе шраек.

-Они же мирные… — С сомнением кивнула в сторону гигантского медведя вторая воительница.

-Это бурые мирные. А наш Буль белый. — Улыбнулся Колючка. — Белый и пушистый, пока не раздражат.

Буль запрыгнул внутрь, встал поближе к трем шрайкам и громко зарычал. Птицеподобные существа переглянулись и выбежали наружу. Толстолап устремился за ними, и Колючка тоже, подбадривая друга.

-Вороны тупоголовые… — Охарактеризовал наёмниц Ульбус.- Хотя, я и без них с вами-то справлюсь,- не впервой. Что пялишься, серый? Я удивлен, что ты выжил, сейчас это исправлю. — Замахнулся он на Стоупа.

Железная Челюсть увернулся, — все же левая рука Пентафраксиса была не столь часто используемой в бою, и топор воткнулся в стол, теперь в другой.

-Хватит мебель портить, она денег стоит! — Заметил Хитрован, снова пытаясь попасть по локтю лиговца, но, на этот раз менее успешно.

Зато Стоуп сориентировался, и резко оттащил стол с вошедшим в него топором в сторону. Это ему не просто давалось, топор своим видом и запахом металла и крови воскрешал очень неприятные и болезненные воспоминания, серый гоблин чувствовал, что голова начинает немного кружиться, хоть он сам от себя такого не ожидал.

-Я и без оружия с вами расправлюсь. — Заметил его бледность Ульбус и ударил по железной челюсти пирата кулаком.

Стоуп почувствовал сильную боль и был вынужден опереться на лавку.

-Эй, вам помочь? — Поддержал пирата Грулт. — Вижу, ваша конструкция малость пострадала, у меня здесь инструменты рабочие есть…

-И мы без оружия справимся! — Рявкнул на Ульбуса Окурок, оказавшийся впереди, и нанес удар кулаком.

-Не выйдет, цепная собака! — Тоже ответил ударом кулака Пентафраксис.

Оба были физически сильны, но, Ульбус был все же тяжелее и, как не странно, плоскоголовый гоблин стал отступать, хотя не переставал драться.

-Сдохнешь, как и вся твоя прежняя свора. — Напирал четверлинг.

-Ты сдохнешь, только один. — Разозлился еще сильнее гоблин, нанося более сильный удар в челюсть противника.

Ульбус отступил назад, и тут понял, что рядом на прилавке стоит винная бутылка. Он тут же схватил ее и ударил гоблина по голове. Удар вышел сильный, и, хоть череп плоскоголовых весьма прочный, Окурок почувствовал головокружение и присел, между бровей осталась рана от разбившейся бутылки. Ульбус воодушевленно потряс половиной бутылки и собирался вонзить ее в гоблина, но, тут его пояс кто-то сильно дернул.

-Столько всего переломал и перебил, пора платить! — Это был Хитрован, сорвавший кошелек с пояса лиговского капитана и явно довольный добычей.

Ульбсус резко махнул разбитой бутылкой назад, но, попал только по бакенбардам пирата, хотя, острие пролетело в миллиметрах от лица.

Тут в драку снова вступила Кайра, вспомнившая, что есть еще одно ведро, и в нем сейчас как раз есть вода для мытья пола. В следующую секунду эта вода уже стекала по Ульбусу, который теперь целился бутылкой в обидчицу. Круговорот не собирался прекращаться, и лиговца схватили за запястья цепкие восемь пальцев.

Ульбус уже как-то по дикому зарычал, стряхивая с руки пирата и забирая бутылку другой рукой, чтобы все же кинуть ее в девушку. Но, тут раздался еще более громкий рык, истинно звериный. Это вернулся Буль, и заревел прямо над головой мокрого Ульбуса. Это не могло не отвлечь внимание, и сейчас наконец стеклянное оружие было вырвано из рук Пентафраксиса.

-Спасибо вам, друзья. — Сказала Чернопер. — Пожалуйста, проводите нашего посетителя отсюда.

-Ву-ух! — радостно сказал Буль, взял Ульбуса за шиворот, выставил за двери и закрыл их.

-Если честно, я под впечатлением. — Сказал Глюк. — Он, конечно, редкий гад, но, этот Ульбус на самом деле сильный воин для четверлинга, против стольких один дрался.

Кайра села на пол около Окурка с чистым полотенцем, чтобы промокнуть кровь. Он пытался отстраниться, но, девушка не отступала.

-Осколков в ране нет, все заживет. — Сказала она с улыбкой. — Сейчас мазь нанесу, чтобы не было больно.

-И мне тоже. — Присел рядом улыбающийся Хитрован, — Я палец поранил, когда он бутылкой своей махал. Пальцев у меня и так не много.

Кайра тоже широко улыбалась. Пират положил украденный кошелек на лавку рядом.

-Спасибо. — Сказал Стоуп Грулту, закончившему ремонт его протеза. — Я как-то растерялся…

-Мы еще сильнее растерялись. Вам спасибо. — Сказал ему молотоголовый.

-Хрум-хрымс вас подери, почти полный состав «Громобоя» пришел спасать конкурентов своих спонсоров. — Качая головой, сказала Чернопер. –Спасибо! Это ваша благодарность за скидки, насколько я понимаю?

-А то. — Ухмыльнулся Колючка. — Как думаете, он не вернется? — Кивнул эльф в сторону двери.

-Думаю, что нет. В этом районе он постарается не показываться, с нашей таверной ему очень не везет. То проблемы с пищеварением, то вообще весь мокрый. — Захихикала шрайка. — И надо же, такую силищу и упорство на что попало тратить. Ему бы в охранники таверн идти.

-Не надо таких хамов и злодеев в охранники. — Возразила Кайра. — Таких на лесоповал надо…

-Я давно вас не видела. Некоторых вообще не видела, но, мне очень приятно познакомиться. — Кивнула Чернопер пиратам. — Столько лет прошло, а вы словно бы такие же.

-Нет, мы совсем уже не такие. — Улыбка пропала с лица Хитрована, и он встал, глядя на аккуратно забинтованный мизинец. Кошелек так и не забрал.

-Совсем не прежние. — Тоже вздохнул Колючка, глядя на Буля, который грустно кивнул и пошел к двери.

-И правда, нам пора. — Сказал Стоуп, чувствуя неловкость положения. — Было безумно приятно побывать у вас.

-А мне кажется, что вы почти прежние… — Сказала Кайра.

-Это из-за вашей таверны так кажется. Она вызывает какие-то хронические вещи из прошлого. — Весьма скомкано пробурчал Хитрован. — Нам пора.

Окурок, с пластырем посреди бровей, тоже пошел за ним, погруженный в какие-то мрачные мысли.

-Красивый ошейник. — Решила поднять ему настроение комплиментом девушка, — Если бы у меня такой был, я бы его украшала какими-нибудь камешками, ракушками…

Гоблин на нее очень странно посмотрел, словно бы еле удержался от кого-то комментария, плохо характеризующего уровень знания и понимания ситуации девушкой, но, вспомнил про пластырь, и лишь глубоко вздохнул.

Пираты вышли на улицу и отдышались. Ветер утих, было странно спокойно вокруг, но, так не спокойно на душе…

-Значит, когда вы втроем работали в Нижнем Городе, вы тут часто бывали? — Спросил Стоуп у Буля.

Толстолап кивнул.

-Мне было бы интересно узнать, если что… — Сказал Железная Челюсть. — Может, все могло бы стать чуть лучше в нашей команде, как она советовала?

-Долгая история и не хочется рассказывать. — Смотрел куда-то в сторону Колючка.

-Парни, вы меня просто убиваете. Есть шанс все улучшить! — Развел руками Стоуп.

-Тебя мы убивать никогда не собирались. — Уверил его Хитрован.

-И откуда нас «мода цепляться» после такого? … — Косо посмотрел на него Колючка.

-Капитану об этом ни слова, надеюсь, тут все согласны? — Спросил квартермейстер.

-Да я скорее на мачте повешусь, чем такое расскажу.

-Позови, если решишься. Понаблюдаю.

-Если честно, лучше бы у нас было больше общих врагов… — Грустно вздохнул Стоуп, отчаявшийся вернуть мир в коллектив.

-Врагов? — Недоверчиво переспросил Окурок.

-Ну, или друзей как эти из «Гнилососа», которые пробуждают в некоторых нормальных хронических пиратов. — Сказал Стоуп. — Хотя, друзья, они тоже разные бывают… — Решил и он уйти в более грустные мысли, и тоже пошел молча.


В таверне «Гнилосос» велась генеральная уборка. Все стекло собрали, мебель поставили на место и чинили. Глюк хотел прикрепить над дверью топор Ульбуса как трофей, но, его переубедили хвастаться таким трофеем, и просто убрали оружие к прочему инвентарю, где он смешается с топорами с менее кровавой репутацией.

-Интересно, мы их еще когда-нибудь увидим? Этих пиратов, я имею в виду. — Сказал Грулт, пододвигая стол.

-Очень на это надеюсь. — Мечтательно сказала Кайра. — «Громобой» лучший!

-Несчастный «Громобой» — корабль наших конкурентов, с которым все время что-то не то случается. Лучший в плане невезения, разве что… — Ответила Чернопер.- Хотя, эти пираты, конечно, весьма милые.

— «Громобой» не несчастный! Как раз потому, что на нем такие пираты. Вот если бы я была на месте «Громобоя», и на мне были…

Грулт громко кашлянул. Кайра совсем не поняла о чем он подумал, просто пожала плечами и продолжила уборку, улыбаясь.

Комментарий к Хронические пираты.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400668 - Кайра с ведром

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400667 - Пираты у Таверны (после драки).


========== Тёмные мысли в Дремучих Лесах. ==========


Шел уже шестой день путешествия по Дремучим Лесам, и ТиЭль была вполне довольна тем, как обстояли дела. Весенняя погода была равномерной, даже теплой, в воздухе веяло приближающейся грозой, которая все никак не могла собраться. Она любила грозы, но, все же не горела желанием наблюдать одну из них, будучи в лесу, где молния может ударить куда угодно. Согласно договору с поставщиками масла темного вяза, с которыми она пересечётся завтра к вечеру, в отмеченном на карте месте, завтра пробное путешествие ботанички из Санктафракса закончится, и, возможно, встречи с грозой ей все же удастся избежать.

ТиЭль, а если полностью, — Тритуриум Лайтафт, пучковолосая гоблинша из парящего города Санктафракса, давно хотела побывать в Дремучих лесах самолично, а не только изучать их в теории, выращивая различные растения в теплицах. И посетить именно в одиночку, — а не с какой ни будь санктафраксовской землеведческой экспедицией. Она никогда не была «землеведом», хотя некоторые знакомые и шутили по поводу того, что ей повезло, что она была слишком юна во времена одной страшной зимы, когда разгорелось особо яростное противоборство между Небоведами Санктафракса и остатками Землеведов. Девушка считала эти разборки и разные взгляды в принципе чем-то слишком надуманным и вообще не важным. Она просто жила и работала в Санктафраксе, и просто отвечала за зеленое оформление улиц и школ, как и ее мать когда-то, как и другие ботаники парящего города. Растения растут из почвы и благодаря воздействию света, дождей и ветров, им небо и земля нужны в равной степени, а она на стороне растений.

Иногда ТиЭль казалось, что она даже чересчур на стороне растений, и совсем отдалилась от двигающихся и говорящих существ. Но, работа ей действительно нравилась, и она не усматривала в этом ничего плохого. Когда-то, в детстве и юности, у нее были друзья и общение, были даже какие-то приключения, но, теперь она давно уже выросла, и это все осталось в прошлом, а в будущем лишь работа, работа, и принесение пользы обществу и растениям. Не в том смысле, конечно, «принесение пользы растениям», который случился как-то в период ее юности, когда особенно оригинально мыслящие ученые хотели вырастить в Санктафраксе настоящий Дуб Кровосос, надеясь кормить его животным кормом и наблюдать. Дерево решило иначе, и пыталось охотиться на работников теплицы, когда достигло достаточных размеров. Благо, все обошлось, никого из разумных созданий не съели, и от растения каким-то образом избавились. Тогда это было страшно, но, сейчас она вспоминала о случившемся с улыбкой, ведь это было приключением, и тогда у нее были друзья не только среди растений. Вышло так, что Тритуриум с мамой жили в квартирках-казармах, где по большей части жили стражники Санктафракса — плоскоголовые гоблины, и, благодаря этому, она с ними активно общалась в детстве. Пучковолосые тоже весьма воинственный народ, тоже сильные и выносливые, ее двоюродный дядя Денгрив вообще был наставником воинов-академиков. Это благодаря ему, они с матерью смогли переселиться в Санктафракс, когда остались одни. Но, плоскоголовые ТиЭль нравились даже больше, — она знала их лесной язык, который приносили с собой в парящий город те гоблины, которые пробивались в Санктафракс, придя из самих Дремучих Лесов. Но, среди выходцев из леса близких друзей у нее не имелось из-за разницы в возрасте. Правда, одна взрослая плоскоголовая девушка была когда-то ее другом, но, она была тоже родом из Санктафракса, ту девушку звали Штормферн, и она была стражницей, хоть обычно это исключительно мужская должность. Штормферн погибла от того глубинного санктафраксовского монстра, которого когда-то в прошлом создали и спрятали древние ученые. Правда, стражница жизненно угасла еще до того, как ее убил монстр, потому что она не могла быть вместе с тем, кого любила. Конечно, в детстве ТиЭль об этом чувстве имела лишь теоретическое представление, но, видела, что сделало отсутствие любви с сильной и хорошей девушкой… А самым лучшим другом детства ТиЭль был ее сверстник и сосед, — коренной санктафраксовец не в первом поколении, плоскоголовый гоблиненок Тугодум, серьезный и ответственный мальчик, и, вопреки имени, далеко не глупый. Вот вместе с ним она тогда и давала отпор вышеупомянутому, вышедшему из-под контроля, Дубу Кровососу. Он еще татуировку благодаря этому потом получил. А совсем в детстве, в ту самую особо холодную зиму, они, как-то раз, вместе заблудились в снежную пургу. Вина была ее, но, Тугодум ее не бросил и не давал сдаваться, когда они брели между зданиями неведомо куда, совсем замерзшие и напуганные. Тогда им посчастливилось выйти к кузнице, и их увел греться внутрь тот талантливый молодой кузнец из Дремучих Лесов по имени Стоуп. Он казался ей невероятно красивым, взрослым и героическим, — иначе и не могло показаться шестилетней замерзшей девчонке, которой вдруг пришла на помощь весьма известная, в некоторых кругах, личность. Отважная и очень скромная личность, которая потом куда-то подевалась… Что уж говорить о нем, если ТиЭль даже не знала как сейчас дела у друга детства Тугодума. Он, конечно, служит где-то стражем, но где и как, — она не знала. Иногда думала про это, но, ничего не делала, чтобы узнать, слишком погруженная в свою растительную работу.

Вот и сейчас, получив свободную неделю, Тритуриум не пошла просто погулять по Санктафраксу или хотя бы по Нижнему Городу, где живет ее приятная шумная подруга Кайра, а отправилась в Дремучие Леса, чтобы понаблюдать за растениями в их естественной среде обитания. ТиЭль хорошо подготовилась, — у нее был достаточный запас еды и воды, который она знала как пополнить в диких лесах, потому что скопировала достаточное количество информативных свитков. Еще с собой были различные медикаменты, световые камни, блокноты и писчие принадлежности, упаковки для семян и листьев. Одежда гоблинши по цвету сливалась с лесом, хотя, она носила зеленовато-бежевую гамму всегда, не только ради похода в лес. Прическа больших проблем не доставляла, потому что волосы были коротко подстрижены, только хохолок — пучок волос торчал на макушке. Подруга из Нижнего города советовала ей подумать над сменой имиджа, чтобы можно было сразу понять — девушка она или парень, но, Тритуриум верила, что и так вполне понятно, что она не парень, да и, какая, в принципе, разница? Это Кайре надо быть нарядной и красивой, потому что она работает официанткой в таверне, а ТиЭль в компании растений в любом виде хорошо.

За все шесть дней в лесу она не встретила ни одного разумного существа, чему была даже рада. Разумные в лесу могут оказаться весьма опасными, здесь бродят охотники, работорговцы, представители диких племен. Последних она не так опасалась, но, все же, кто знает, вдруг произведешь неправильное впечатление и тоже попадешь в немилость. Даже неразумные живые существа не так уж часто попадались ей, — какие-то птицы летали высоко над головой, мыши прятались в траве, и никого более масштабного. Зато растения встречались интересные и разнообразные, у многих с осени сохранились семена в коробочках, которые она собирала.

Сегодняшним теплым вечером она насобирала съедобных кореньев и набрала воды у ручья, и сейчас просто сидела под деревом, наблюдая за облаками, когда осознала, что облака приготовились разразиться грозой, что и сделали. Гроза началась удивительно быстро. ТиЭль еле успела спрятать и хорошо запаковать все блокноты до того, как ливень обрушился серебристой стеной. Было похоже, что сильный дождь из скопившихся туч весь достался этому району леса, в то время как молнии сияли где-то в стороне, где, судя по виду туч, дождя не было в принципе. Сухая буря, это, в принципе, еще страшнее, так что, пусть лучше ливень… Укутавшись в плащ и присев в широколистый кустарник, девушка наблюдала за опасной красотой грозы. Снова сверкнула потрясающе мощная и красивая молния, с сиреневым отливом. В ее свете были видны очертания летающего корабля…

-Чего? — Не поверила глазам гоблинша, и на всякий случай посмотрела на санктафраксовский информационный проспект, который она тоже взяла с собой. На его обложке был изображен сам парящий город и типовой корабль рыцарской академии, которые обычно строят для смельчаков, которые летают за Грозофраксом в Сумеречные леса. Корабль, который высветила гроза, был очень похож на такую модель. — Можно еще раз подсветить? — Посмотрела она на облака.

Гроза снова разразилась молнией, осветив корабль даже чересчур хорошо, — молния просто попала в корабль, точнее, в его летающий камень.

-Я совсем не этого хотела! — ахнула ТиЭль, бледнея от увиденного, и представляя, как, наверное, жутко тем, кто сейчас находится на этом корабле. Камень с судна выпал, в силу того, что стал горячим и тяжелым, и сам корабль криво полетел вниз, хотя, к счастью, не настолько быстро, чтобы разбиться. — Кошмар какой. — Сглотнула девушка, прикрывая рот рукой. — А что, если этот Санктафраксовский корабль все равно разбился и все, кто на нем были, погибли? И что мог делать Санктафраксовский корабль здесь, в Дремучих лесах, где Грозофракс не ищут… Но, тем не менее, корабль был тут, и он рухнул. Что должен сделать сознательный житель Санктафракса в таком случае?.. Конечно, передать о виденном высшим органам. Но, для этого, наверное, надо хотя бы посмотреть на название разбившегося корабля, чтобы знать, о чем сообщать? А если там заодно будут и погибшие существа?.. Ужас… Ну, или, вдруг они не погибшие, а вполне себе живые, тогда будет несколько спокойнее от того, что моя просьба к молнии никого не убила… О, Земля и Небо, какой бред я несу. — Пожала она лист кустарнику, в котором пряталась. — Но, проверить все равно надо, я же сознательный житель…

Гроза закончилась довольно быстро. Спать совсем не хотелось, и ТиЭль решила отправится в ту сторону, в которую должен был упасть загадочный санктафраксовский корабль. Тучи рассеялись, и огромная полная луна делала лес светлым, почти как днем. Слишком светлая ночь отпугивала ночных существ, ведь они могли стать видными для хищников. А в дикой природе каждый хищник опасается какого-то еще большего хищника, и, почти все хищники опасаются двуногих, ведь двуногие часто бывают вооружены и настроены всех поймать, чтобы снять шкуру, съесть или продать… Конечно, есть и такие животные, которые никого не боятся, например совершенно безумные коллективные существа под названием вжик-вжики, но, они тоже избегают светлых и открытых пространств, потому что предпочитают подстерегать жертв на темных дорожках, на которых потенциальный обед не заметит, что его окружило уже слишком много маленьких прыгучих хищников.

-Наверное, хорошо, что я ботаник, а не зоолог, — подумала вслух ТиЭль, -а то, могла бы встретить тех, кто в Санктафраксе разводит вжик-вжиков… Как будто там мало глистеров для полного счастья, имея ввиду сумасшествие.

Идти пришлось дольше, чем она предполагала, но, ночь продолжала быть ясной, и она продолжала свой путь сквозь ясную ночь.

Наконец, девушка увидела на дереве корабль. Санктафраксовский преследователь бурь во всей своей красе элегантно стоял на раскидистом дереве, сияющий в лунном свете. На верхушке мачты трепетал флаг весьма пиратского вида.

-Пираты угнали санктафраксовский корабль?.. Чего только не бывает. — Пожала плечами она. — Ну, судя по слухам, пираты — народ хороший.

ТиЭль заметила, летучий камень вернули на место, значит, те, кто прилетел на корабле, должны быть живы, — неразумным существам не нужно было бы такое делать, сам корабль — тоже не втянул бы в себя камень. Вскоре стал виден отблеск костра, позже и сам костер, и фигуры вокруг него. Лежащие, конечно, фигуры, но ведь вокруг костра, значит живые. Неживые сами бы не разожгли бы костер и не разлеглись бы около него. От сердца отлегло, и она глубоко вздохнула.

ТиЭль было уже собралась пройти мимо, чтобы не беспокоить спящих, но, все же притормозила и присмотрелась. Что-то, а точнее кто-то, привлек ее внимание. Под крепким деревом, вблизи от поляны со спящими, в тени, сидел плоскоголовый гоблин. Тритуриум улыбнулась, вспоминая про своих соседей и друзей из Санктафракса, и ей очень захотелось поздороваться с этим незнакомым гоблином, если уж он все равно не спит. Подходя ближе, девушка обнаружила странную вещь, — на плоскоголовом был ошейник, соединенный с крупной цепью, тянущейся к дереву. Найти логику в этой ситуации она не могла, потому точно уверилась в том, что нужно спросить. Что она и сделала.

-Добрый вечер. Или уже ночь. — Тихо сказала она, опускаясь на траву рядом с гоблином.

Плоскоголовый гоблин Окурок был погружен в мрачные мысли о прошлом и будущем, когда рядом с ним вдруг присела какая-то незнакомка цивилизованного вида. Откуда она взялась среди леса, — он не знал, да и, это его мало заботило. Опасности из себя она явно не представляла, приветливо улыбалась и говорила что-то на общем языке, который так любят в городах, и к которому у него склонности не было.

-Я ничего не понял. — Тихо ответил он на своем наречии и отвернулся, надеясь, что она просто пойдет дальше. Прохожие — как болячки, если не замечать — проходят быстрее.

-А, извините, я не знала. Я просто поздоровалась, хотела кое-что спросить. — Заговорила ТиЭль на языке плоскоголовых, вопреки его надеждам.

Окурок вздрогнул и посмотрел на нее удивленно и заинтересовано. После того, как несколько месяцев никто с ним не разговаривал на привычном языке, это было похоже на сон, хотя, хорошие сны он видел крайне редко. Гоблин потряс головой, чтобы увериться, что в данный момент не спит.

-Здравствуй и тебе тогда. — Кивнул он.- Ты откуда здесь, и кто такая? И, почему понимаешь меня?

-Я ТиЭль, просто исследовательница, или даже просто ботаник из Санктафракса, — ответила она. — Там, — указав неопределенно вверх, но, имея ввиду парящий город, — у меня было много знакомых плоскоголовых, потому я знаю ваш язык. А ты кто?

-Меня зовут Окурок. — Ответил гоблин с некоторой нелюбовью к имени. — Кто я? Да никто, уже давно. Оружие.

-Это звучит довольно жутко… Что ты имеешь ввиду?

-Тебе что, интересно такое слушать? Вряд ли народу из Санктафракса интересно слушать про битвы дикарей…

-Мне интересно не про битвы, а про тебя. В смысле, почему ты в таком положении?.. — Она дотронулась до цепи. — Я могу как-то помочь?

-Не можешь, цепь крепкая. Даже для меня. — ответил гоблин, — И, если бы ты меня освободила, я бы пошел и прибил капитана, потому что сейчас я как раз об этом думаю. Тебе хотелось бы такое наблюдать?

-Думаю, что нет. — Ответила она, удивленно, но все же с симпатией глядя на «дикаря», который осознанно предупреждает, что совершит убийство. Значит, ему самому торможение в этом деле тоже нужно? Она продолжила говорить. — Я не знаю в чем дело, и, наверное, он этого заслуживает. Но, если ты убьешь его, другие убьют тебя, верно?

-Верно. Оно бы и к лучшему.

-Ничего не к лучшему. Жизнь всегда лучше, все еще может измениться в лучшую сторону.

Во взгляде Окурка чувствовалось сочувствие к ее позитивной наивности, но, ничего негативного по отношению к ней.

-В жизни нет ничего хорошего, когда ты в плену, когда все тебя ненавидят и «ты» как «ты» никому не нужен.

-Мы все в мире одиноки. — Согласилась ТиЭль. — Многие, во всяком случае. Но, все равно ведь нужны кому-то, — родителям, родным…

Окурок посмотрел на луну, тяжело вздохнув.

-У тебя же есть где-то родные? — пыталась как-то улучшить разговор ТиЭль.

-Есть, но, я их не найду. Старая мама одна осталась, племя вообще без защитников. Они, наверное, все уже пропали. — Окурок смотрел в темное небо и рассказывал, он давно так много не говорил. — Когда живешь в племени, кочуешь с места на место, борешься за лучшую территорию с другими племенами, жизнь опасна, но в ней есть смысл. Ты кого-то защищаешь, и тебя за это ценят. Наловишь рыбы или птиц в сетки, — будет дружная еда и разговоры у костра. У настоящего костра. А потом вдруг, в один совсем не прекрасный день, появляются гадкие типы на маленьком кораблике, — работорговцы. Их мало, нас много, все уверенны, что мы их в два счета прогоним. Они напускают сонный газ из особых грибов, потому что, оказывается, обычно так охотятся на сильных рабов, — и все сильные воины становятся бессильными, какими бы мощными до этого не были. Работорговцам остается только связать и утащить на свое судно, заковать и закрыть в клетки. Еще можно избить или мучить кого-нибудь одного из пленных для острастки других… Забирают многих, — сильных мужчин, сильных женщин тоже, и других тоже иногда, по случайности. Остаются старики и дети, или совсем слабые внешне. Остаются на произвол судьбы. Газ долго действует, и, как бы сильно не хотелось встать и придушить этих подонков, ничего не получается, просто лежишь и всех ненавидишь со страшной силой. Там была и моя младшая сестра, и много знакомых. Потом сильных мужчин купил у работорговцев один здоровяк, его звали Ульбус. Он капитан столичных патрулей, относится к этим, Лигам. Ульбус сказал, что не будет нас морить голодом и бить, если мы научимся быть воздухоплавателями и станем командой на его корабле для патрулирования. Таких как он больше в его городе, чем таких как мы, потому мы были вынуждены согласиться. Вроде бы, быть командой летающего корабля, — это не так уж плохо, — лучше, чем крутить какие-нибудь колеса на фабриках целый день или быть цепным рабом где-нибудь. Мы учились и научились. Со мной был дальний родственник, Бирчек, вот его взяли случайно, потому что он был совсем не сильный. Никогда не умел ни драться, ни оружие держать, ни даже рыбу толком разделать. Но, по натуре добрый, знал как лечить и готовить из овощей, да и просто родственник, нельзя было о нем не заботиться. Я его прикрывал в драках и пытался учить, как драться самому, — все бесполезно, у него все равно не получалось. Но, с ним можно было поговорить и успокоиться, вспоминая о доме… А потом мы наконец полетели. Должны были охранять какое-то судно Лиг, перевозящее железное дерево. Мы летели очень высоко, выше самого твоего Санктафракса, и, это было красиво… Хотя, это и было странно, — если надо перевозить дерево незаметно, то не будешь поднимать его повыше, чтобы его точно увидели… Мы не знали, что дерево — просто для того, чтобы заманить пиратов, которые в этом дереве нуждались, и с которыми у Ульбуса просто свои старые счёты. Да, если бы и знали, все равно ничего не изменилось бы. Его план очень даже удался, — пираты напали, он велел всей нашей команде драться с пиратами, бросив управление патрульным судном, а сам понесся на пиратский корабль, чтобы вывести их летающее судно из строя. Битва была яростная, потому что и мы ответственные воины, и потому что пиратскому капитану и его телохранителю — гигантскому клыкастому Толстолапу, очень уж было нужно это дерево, видимо. Остальных пиратов тогда я как-то мало разглядел. Видимо, они чем-то еще занимались. Меня больше волновал Бирчек, потому что он вышел на палубу, как и все мы, и просто стоял, наблюдал и суетился, пытался помочь раненным. Как будто можно спасти того, кого почти перерубили… А он все лез и старался, потому что был смелый, хоть и ничего не умел. Я дрался изо всех сил, потому что ненавидел всех, и пиратов, и Ульбуса, который нас использовал, и работорговцев, и еще хотел отвлечь нападающих на себя, и чтобы Бирчек не попал под удар случайно. А он все равно попал. Они его все равно убили, хоть у него даже оружия не было, — склонился над очередным убитым, положил руку на его саблю, стал другой рукой пульс искать, а тут и на него меч опустился, и все… Когда я это увидел, то тоже перестал сильно сопротивляться, думал, сейчас и меня быстро прикончат, чтобы этот весь ужас больше не видеть. Все поплыло, словно эти сонные грибы снова откуда-то появились, хоть их и не было. А пираты вдруг решили меня не убивать, решили, что я достаточно сломлен для того, чтобы стать для них цепным воином-охранником. И я стал. — Он сжал ошейник кулаком так, что ТиЭль испугалась, что он задушит себя. Шея гоблина под ошейником покраснела.

ТиЭль чувствовала, что она превратилась в ледяную статую, слушая это историю. Как будто вся кровь в ней замерзла и больше не двигалась, только сердце все еще тонко и бешено стучало, словно удаленный шум ливня. Она обычно не умела плакать, даже если хотела, и сейчас тоже не плакала, ей просто было холодно и жутко от того, что она слышала и видела. Ей казалось, что и на ней образовался невидимый ошейник, душивший мыслями о том, что мир полон такой бессмысленной жестокости. Может, не бессмысленной, потому что для всех сторон в этом был какой-то свой смысл, просто они оба его не знали и не хотели знать. Он в настоящем ошейнике, она — в умозрительном. Гоблинша снова ощутила себя в привычном мире только тогда, когда Окурок похлопал ее по запястью.

-Это ужасно. — Подняла она на него остекленевшие глаза.

-Так оно и есть. — Кивнул он.

-Я раньше думала всегда, что пираты — они смелые и добрые, что они освобождают тех, кого ловят работорговцы…

-А я о них раньше и вовсе не думал. А сейчас вижу, что они разные, как и все. Есть не злые, есть злые. Я тоже на них злой. И, они освобождают, наверное, только тех, кого не боятся, а опасных заключают в цепи покрепче.

-Я не могу понять, зачем им это. Чтобы их ненавидели те, кого они лишили свободы…

-И я не могу понять, и уже давно не думаю про это. Я думаю только, что однажды убью капитана за своих друзей…

-Не надо… Я не хочу, чтобы остальные убили тебя за него. Может, ты можешь найти свое племя, ему ведь нужны защитники. Твоей маме и другим.

-Я цепное оружие, а не защитник теперь. «Никто», которому только объедки кидают и ненавидят. Никто.

-А для кого-то нет. Ты же помнишь их, родных, продолжай помнить. Я очень хочу, чтобы ты возвратился к своим…

-С чего ты обо мне так беспокоишься?

-Потому что ты мне доверился…. Потому что ты мне напомнил о тех, кто мне дорог. Потому что ты не бессмысленный и не «никто».

Луна продолжала свой путь по небу. Она совсем чуть-чуть сдвинулась на черно-синем шелке небосвода, хоть ТиЭль и казалось, что прошла уйма времени. На фоне ночного светила мелькали летучие мыши.

-Вот она, свобода. — Глядя на них, сказал плоскоголовый гоблин, — Далеко, не дотянешься…

-Дотянешься… Мне жаль, что я не могу в этом помочь только. — ТиЭль открыла сумку и достала все свои запасы еды и воды, и поставила около Окурка. — Я завтра из Лесов уже улечу, это тебе.

-Да, я не голодаю. Мне безразлично, что объедки…

-А мне не безразлично. Ты мой друг. Наверное…

-И ты мой, наверное. Слушатель.

-Я пойду… Не хочу встречать этих пиратов. — Тяжело вздохнула она, холодно глядя в сторону фигур, спящих у костра.- Ты береги себя, как сможешь… Ради мамы и сестры…

— Иди, береги себя от опасностей леса, от лиг, от таких пиратов и от работорговцев. До свидания.

-До свидания. — Встала ТиЭль, перед этим пожав ему руку. Ее шатало, но, девушка была твердо уверенна в том, что надо уйти отсюда как можно скорее.

Накинув сумку через плече, она пошла прочь, сначала вообще бесцельно, но, потом все же спохватилась и стала определять — где, сейчас находится то место, в котором завтра вечером ее будут ждать. Определилась, потому что с собой у нее все же были и компас, и карта. Спать так и не хотелось. Ощущалось какое-то опустошение от знаний, которые очень сильно разочаровали. Но, она не сожалела о том, что пошла в сторону упавшего санктафраксовского корабля, имени которого она так и не узнала. Лучше знать о чем-то очень неприятном, чем быть в неведении и думать, что все хорошо. Даже если не можешь этого изменить. Хотя, для нее то по-прежнему все было хорошо, по сравнению с Окурком или с Бирчеком…

-Мир, это какое-то сплошное непонимание… — Произнесла она вслух. Но, тут же вспомнила улыбающуюся жизнерадостную Кайру, вспомнила серьезного и милого Тугодума, вспомнила романтичного кузнеца Стоупа… — И я тоже должна вернуться к своим… Ох, неужели я переживаю за Окурка только из-за того, что он сородич моего друга детства?.. Трудно быть таким одиноким как он и не злиться на весь мир…

ТиЭль ускорила шаг, чтобы поскорее добраться до нужной поляны и провести день там, в ожидании тех, кто вернет ее домой. К работе и растениям в теплицах… А, может, она все же еще найдет время, чтобы пообщаться не только с растениями. А может, когда-нибудь она правда еще встретится с Окурком, если они сказали друг другу «до свидания». На фоне луны снова пролетели летучие мыши, свободные и, хотелось надеяться, что счастливые. Девушка продолжала быстрым шагом идти прочь, не оглядываясь и не зная, что может происходить.

Комментарий к Тёмные мысли в Дремучих Лесах.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400517?page=0 -Тритуриум Лайтафт

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400509?page=0 - встреча


========== Накопившиеся подробности и незапланированный полет. ==========


Погода продолжала быть жаркой, атмосфера в городе продолжала быть накаленной. Вернее, в обоих городах. Все в Санктафраксе опасались, что город со дня на день унесет в открытое небо, потому что цепи были натянуты до предела. Возможно, не будь жары, утяжеляющей огромный летающий камень, на котором стоял город, это уже произошло бы. В Нижнем Городе опасались, что все эти цепи в раз упадут и всех и всё перебьют. О причинах столь неприятной ситуации ходило множество слухов, реалистичных и нереальных. Все были на взводе или в депрессии, и пучкоолосая гоблинша –ботаник ТиЭль тоже не была исключением. Правда, состояние некоторого разочарования в мире вокруг было для нее естественным почти всегда, когда она была не за работой, а где-то на улицах любого из городов. Но, теперь ее состояние выходило за рамки просто разочарования, и девушка шла по городу, думая о том, как же она ненавидит всех этих персон, снующих вокруг, ругающихся, жалующихся друг на друга, срывающихся друг на друге… И себя ненавидела за то, что их всех ненавидит. Сегодня она спустилась в Нижний Город, чтобы закупить для теплицы новой особой почвы, которую с берегов Реки Края из Дремучих Лесов должен будет привести сам «Искатель Туманов». Она никогда прежде не видела этот корабль, знаменитый тем, что он является одним из двух судов, команды которых полностью состоят из женщин. И, возможность увидеть такую редкость несколько поднимала ТиЭль настроение, она очень хотела верить, что пираты женского пола точно должны оказаться хорошими, если уж пираты-мужчины разочаровали. Не все, конечно, неприятные, некоторые пираты-мужчины тоже вполне симпатичные, хоть и со своими причудами. Хотя бы те, что приходят в гости к Кайре, официантке таверны «Гнилосос». До встречи с «Искателем Туманов» оставалось еще несколько часов, потому свободное время ботаничка из Санктафракса собиралась провести в таверне лучшей подруги, — Кайра всегда ей рада, как и вообще почти всем. ТиЭль не представляла, как можно оставаться добродушной и улыбчивой даже в такой напряженной атмосфере, она просто была рада тому, что знает такое существо, которое способно не замечать весь бедлам вокруг и видеть хорошее.

Подходя к «Гнилососу», ТиЭль краем глаза увидела идущих в каком-то направлении пиратов «Громобоя». Вблизи она из них мало кого видела, не смотря на то, что Кайра — страстный фанат этого судна, принадлежащего их конкурентам. Конечно, Кайре, на самом деле, корабль не интересен, да и сама ТиЭль его ни разу в глаза не видела (во всяком случае, она думала, что не видела).Гоблинша прекрасно понимала, — подруге четверлингу интересны некоторые пираты с него, с которыми ее угораздило еще давно подружиться, особенно сутулый тощий квартермейстер с гламурными косичками из бакенбардов, толстостекольными очками и проблемами с дикцией, который Кайру навещал чаще других. Сравнительно чаще, конечно, — пираты все время где-то летают… У ТиЭль и в мыслях не было придираться к выбору подруги, — сердцу не прикажешь, это все знают. Со стороны было даже забавно и мило наблюдать за Кайрой, когда она видела этого странного пирата-четверлинга. Жаль, что сегодня они идут мимо «Гнилососа», Кайра порадовалась бы…

ТиЭль зашла внутрь таверны и почти сразу заметила подругу, расставляющую заказ на столике, занятом какими-то дамами пиратского вида. Явно не теми, с которыми она собирается встретиться, ТиЭль прекрасно знала, что коллектив «Искателя Туманов» принадлежит к одному виду, а эти были разные.

-Это пиратки? — спросила она у Глюка, тавернового порхающего вэйфа, мысленно поздоровавшегося с ней откуда-то с перекладин.

-Они самые. — воодушевленно ответил тот, — Почти все с «Дрейфующего секача» решили сегодня тут отобедать.

-Видимо, нам всем сегодня везет, для разнообразия. — подумала ТиЭль, и сразу засомневалась — не зря ли она так подумала.

-О, привет озеленителям Сантафракса! — Подошла к ней улыбающаяся Кайра. — Присаживайся, как освобожусь, поговорим.

-Буду ждать. — закивала ТиЭль, присаживаясь около стойки и заказывая у сменной работницы питейной крохгоблинши лимонад.

Кайра освободилась через несколько минут и принялась за уборку стойки, заодно беседуя с ТиЭль.

-«Громобой» снова в доках Нижнего Города. Я заготовила новую программу скидок. — заговорчески сообщила ей Кайра.

-Это здорово. Значит, я не ошиблась, — когда шла сюда, показалось что на другой стороне улицы видела твоего знакомого и еще каких-то пиратов.

-Жаль, что они не заглянули сегодня, наверное, дела у них. — сказала Кайра. — Но, зато вчера мельком увиделись. У них там какие-то грандиозные планы, которые и всех обогатят, и мир спасут.

-Не плохие идеи. Вот бы такие идеи посетили голову Высочайшего Академика и его окружения. А то, насколько я понимаю, он просто окопался в своем кабинете, обставил кабинет охранниками и ждет то ли чуда, то ли конца света.А им, как будто бы, делать больше нечего…

-А может, он настолько окопался, что не видит, что такие дела творятся? Может, ему подсказать надо?

-Я очень сильно в этом сомневаюсь. — Мрачно посмотрела ей в глаза ТиЭль. — Слышала, что это как раз он подписал указ о том, чтобы цепи удерживали Санктафракс, а не грозофракс. Вот поэтому и прячется, когда все стало настолько плохо.

-А я бы все равно сходила к нему и объяснила что делать, чтобы обстановку стабилизировать.

-Ты знаешь что для этого сделать?

-Нет, конечно, я имею ввиду, чтобы кто-нибудь, кто знает, сходил и объяснил. А я бы просто посоветовала это сделать… Можно привезти грозофракс, хотя бы.

-За грозофраксом сейчас все равно никого послать не смогут — все кузницы, даже в нашем парящем городе, заняты работой над цепями и кольцами, а защищающие костюмы для рыцарей-добытчиков давно проржавели и запылились, а новые никто не делает. Без униформы туда лететь никто в здравом уме не согласится.

-Краю повезло, что есть народ без здравого смысла. — Услышали они женский, относительно трезвые иронично мрачный голос. — Или не повезло… «Громобою» не повезло, Краю повезло — хоть какие-то события. Хоть поболтать о чем будет.

За спиной ТиЭль стояла не высокая худощавая брогтроллиха, которая, видимо, их слушала и не считала это зазорным. Что ж, в питейной всякого можно ожидать… Когда Кайра услышала знакомое название корабля в таком контексте, ее улыбка мгновенно улетучилась.

-Что вы имеете ввиду? — Спросила у троллихи ТиЭль.

-Я только что из «Дуба Кровососа», и там интересные вещи слышала. — присела та у стойки. — Мне сидра, пожалуйста.

Кайра налила ей напиток, и приготовилась слушать.

-Один старый-старый профессор-маразматик придумал план — послать за грозофраксом какой-нибудь корабль, и, думает, — почему бы не послать как раз тот кораблик, который строился изначально как преследователь бурь? Ну, «Громобой», соответственно, вы знаете.

Девушки не знали. Глаза ТиЭль стали совершенно круглыми, правый задергался, и волосы на ушах зашевелились, когда до нее начала доходить связь между некоторыми событиями. Кайра выпрямилась как лемкин, почувствовавший приближение чего-то неизвестного.

-Капитан «Громобоя» согласился — он же все равно на рыцаря учился, только недопосвятился. — Продолжала подпьяноватая троллиха. — Остальных он не спрашивал, но, куда они денутся, с летучего корабля то… Ясен пень, некоторых спрашивать не надо, — они сами подслушивать умеют, в частности, их же квартермейстер, и далеко не только он, уверяю вас. Я слышала тоже, и видела, что еще много кто слышал — в «Кровососе» шикарная прослушиваемость. Дальше интереснее — пошел их квартермейстер и встретил лиговцев, и с ними полезной информацией поделился.

-Зачем? — не удержалась Кайра.

-Я не спрашивала. Но, как вариант, — чтобы власть на корабле перехватить и заручиться их поддержкой. Ясен пень, лиговцам мало интересно кто кораблем управляет, им интересно, чтобы пиратских кораблей меньше стало. Но, болван этот согласился с ними, он будет во время полета бунт организовывать. Та-дам… В общем, прощай «Громобой», как был корабль неудачный, так и остался.

-«Громобой» не неудачный! — Не теряла верности своей позиции, сказала удивленно-грустная Кайра. — На нем все равно самая лучшая команда.

-В чем я лично сомневаюсь… — прошептала ТиЭль, глядя в сторону.

Кайра ее не услышала, она просто продолжала:

-Капитана их я не знаю, но, если он полу-рыцарь, наверное, что-то хорошее в нем тоже быть должно.

ТиЭль совсем закатила глаза, но, на этот раз промолчала, продолжая слушать подругу. Ее все равно всегда восхищали защитнические слова.

-И квартермейтер у них очень хороший, просто… просто он запутался от жары… И еще впередсмотрящий у них прикольный, хоть и язвительный, и толстолап там умный и славный.

ТиЭль казалось, что у нее закипают мозги, потому что связать воедино образ убийцы-телохранителя и кого-то «умного и славного» было очень не просто. Она уже догадывалась, что на этом сюрпризы не должны закончиться.

-Я не всех там знаю, только один раз еще двоих пиратов из команды видела. Один умный и культурный такой, с железной челюстью, другой дикого вида и в ошейнике, но тоже милый.

-А, тот, что с железной челюстью, он культурный потому, что раньше в Санктафраксе кузнецом работал, Стоуп, кажется. — Добила информацией троллиха.

У ТиЭль закружилась голова, опустились руки, и лицо приняло отрешенный вид.

-Поверить не могу… — Сказала она, доставая блокнот из сумки и что-то подчеркивая. — То есть, угон из Санктафракса, бессмысленное нападение на лиговский патрульный корабль, поджег леса, надежда маразматирующих профессоров на спасение парящего города, и надежда лиг на прореживание воздушного флота пиратов, и корабль, который объединил твоего приятеля, мой детский идеал и моего сравнительно недавнего мрачного знакомого, — это все один и тот же корабль. Твой «Громобой».

-Ну, не совсем, чтобы мой. — пожала плечами Кайра. — Но, это правда странно, и это мне не нравится. Мы должны что-то делать! — взмахнула она пыльной тряпкой как флагом.

-Вот что правда — то правда, я точно не собираюсь сидеть на месте и пойду за ними. Если такой шанс предоставляется, то его я не упущу, никакого бунта и крушения корабля! — Встала из-за стойки ТиЭль и убрала блокнот в сумку.

-А как ты это сделаешь?

-Не знаю, но, если я сейчас ничего не сделаю, я этого себе никогда не прощу.

-Я тоже на месте сидеть не буду. Я пойду к высшему академику, как только освобожусь!

ТиЭль порадовалась, что Кайра не порывается пойти с ней, — ситуация и так очень походила на катастрофическую, и, если в нее вмешается кто-то настолько яркий и активный, то все может очень плохо закончиться, особенно для самой Кайры. А ее подставлять хотелось меньше всего.

-Удачи тебе! — кивнула она подруге и поспешила к выходу. Снаружи девушка побежала к докам, уверенная, что теперь «Громобой» сможет узнать, и найдет способ на столь значимый корабль каким-нибудь образом пробраться. Конечно, о назначенной встрече с «Искателем Туманов» она теперь и не думала.

-Она правда за этим ушла? — проводила взглядом троллиха гоблиншу.

-Конечно. ТиЭль обычно выполняет то, что говорит. — Сказала Кайра. — А вы, кстати, кто?

-Рина, я с «Дрейфующего Секача». — ответила троллиха.


Тритуриум Лайтафт добралась до доков не так быстро, как предполагала. Все же толпа — вещь, не поддающаяся логике и уговорам. Но, к облегчению гоблинши, все же пришла она туда не слишком поздно. Знакомый корабль стоял на причале, вид у него был очень отремонтированный. В смысле, новые детали от старых очень здорово отличались. Наверное, в словах троллихи из таверны о невезучести корабля был какой-то смысл… Просто так на чье-то судно проситься было, конечно, абсурдно, и ТиЭль пока нашла место, с которого открывался хороший обзор на «Громобой» и стала наблюдать.

Прошло не так много времени, и она увидела знакомого Кайры, который шел по направлению к кораблю вместе с каким-то подростком, по виду четверлингом, только с трольскими косичками. Девушка, сливаясь с толпой и пространством, подошла поближе, словно идя мимо, но, при этом слушала. Из разговоря она поняла, что парнишка, косящий под лесного тролля, является сыном капитана корабля, которого капитан в опасное путешествие брать не хотел. Но, квартермейстер проведет мальчика через запасной ход (эта информация ТиЭль очень порадовала — где незаметно пролезут двое, так же незаметно пролезет и третий), а на корабле спрячет подростка в каюте Окурка (а за эту информацию ТиЭль хотелось близорукого красавчика если не стукнуть, то облить какой-нибудь липкой газировкой — в своей каюте прячь!). Конечно, сразу за четверлингами она не полезла, чтобы не быть услышанной, но, чуть-чуть позже воспользовалась тем же проходом, и, ее действительно, тоже никто не заметил. Куда ушли два субъекта, она не смогла определить, потому просто выбралась на палубу и зашла в какую-то маленькую комнатку, в которой хранился инвентарь для уборки и ремонта. Порадовавшись своей удаче, девушка закрыла дверь, чтобы никто не догадался, что в помещении что-то еще помимо швабр и тому подобного. Но, внезапно раздался характерный щелчок, какие обычно раздаются, когда закрывается замок. Она толкнула дверь, но, поняла, что слух ее не обманул — дверь захлопнулась.

-Они что, не в себе были, когда поставили замок на дверь с инвентарем? — чуть ли не в полный голос произнесла она. Благо, никто не ответил. ТиЭль стала рыться в сумке, и, к своей радости, обнаружила световые кристаллы. Подсветив пространство, она отыскала несколько мотков проволоки. — Я же смогу из этого сделать отмычку? — С надеждой спросила сама у себя она. — Я просто должна…

Комментарий к Накопившиеся подробности и незапланированный полет.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400514


========== “Громобой”, встречи и прощания. ==========


Дверца хранилища инвентаря так внезапно открылась, что ТиЭль чуть не выронила сделанную за продолжительный полет отмычку, но, все же успела ее подхватить и вжаться в тень. В следующий момент внутрь втолкнули Прутика и снова захлопнули двери. Только мальчишка собирался как-то атаковать двери, как его плеча кто-то коснулся, заставив подпрыгнуть от неожиданности. Незванная пассажирка тоже быстро отдернула руку, потому что жилетка Прутика сильно ощетинилась.

-Привет. — Тихо сказала ТиЭль, — Извини, что я тут без спроса. Я не враг, я просто хочу вмешаться, пока никто никого не поубивал. –Быстро проинформировала она.

-Ты кто вообще? — тяжело дыша, спросил парнишка, пытающийся хоть в чем-то в этой странной ситуации разобраться.

ТиЭль достала из сумки световые кристаллы и подсветила пространство.

-Меня зовут Тритуриум … ТиЭль для краткости. Что тебя зовут Прутик я слышала, приятно познакомиться. — Кивнула она.

-Извини, что не могу ответить той же галантностью в такой ситуации, — мрачновато сказал паренек, снова устремляясь к двери. О том, странная пассажирка не опасна он понял, и потому переключился на другую, по-настоящему серьезную опасность.

-Стой, ты так только замок испортишь! — Поспешила за ним пучковолосая гоблинша, показывая отмычку. — Я тут всю дорогу ее делала, эта к замку подходит, я проверяла. — Она вставила отмычку в замочную скважину и стала медленно шевелить, чтобы не погнуть хрупкий металл.

-Ты что, забралась на корабль только для того, чтобы полетать в компании ведер и тряпок и поупражняться в производстве отмычек? — развел руками Прутик, позволяя странной ТиЭль делать то, что она делает.

-Нет, — ответила она, протягивая ему световые кристаллы. — Посвети, пожалуйста, — потом снова вернулась к работе, медленно и упорно двигая отмычкой, подрагивая мохнатыми ушами и невольно гримасничая, — Я в таверне от кое-кого услышала, что какие-то лидеры лиги кое с кем договорились, что он устроит бунт. Ясно как день, что ничего не удастся, им это особенно ясно, им просто надо, чтобы пиратов стало меньше. И кораблей пиратских. Но, не всем это ясно, а я очень не хочу, чтобы ваш корабль и все на нем погибли. У меня тут есть пара-тройка знакомых.

-Тогда надо тем более поспешить! — Торопил ее Прутик, — Меня сюда закинули как раз потому, что собираются к активным действиям переходить.

-Только не это…. — Ахнула она, теряя терпение. — Может, ты попробуешь открыть, а я посвечу?

ТиЭль правда уже чувствовала слабость в руках, и решила, что сын капитана, тут может лучше сможет справиться. К счастью, она не ошиблась, и шоковое состояние, напряженный момент и поворот самого «Громобоя» в нужную им сторону, и вообще все вместе, помогли открыть двери. Прутик и ТиЭль вылетели наружу, чуть не покатившись по палубе, и увидели, что дела действительно очень скверно обстоят. На капитанском мостике было четверо — Облачный Волк и Буль с одной стороны, Хитрован и Окурок с другой. Гроза неистовствовала, корабль качало, и ничего не было слышно, но, судя по движениям и выражениям лиц, квартермейстер выдвигал свои ультиматумы, и все вот-вот должно было перерасти в открытый конфликт.

-Да где же хоть кто-нибудь еще? — Осмотрелась ТиЭль, все волосы которой, как и у всех, находящихся внутри бури, стояли сейчас дыбом и искрились голубыми огоньками.

-Корабль удерживают, естественно, — Ответил Прутик, вставая.

-Найди их и позови сюда скорее, а я постараюсь вмешаться, пока они не начали друг-друга убивать во время бури. — Вскочила ТиЭль, подняла световые камни и неожиданно уверенно (хоть и сильно кренясь) побежала к мостику.

-С чего это ты командуешь? –Прутик удивился наглости непрошеной гостьи. Хотя, действительно повернулся, чтобы звать на помощь — это сейчас было необходимо.

-Потому что я старше! — Учительским тоном сказала она и побежала дальше. — И потому что ты знаешь, где они могут быть, а я понятия не имею. Я даже не знаю как что на корабле называется…

Прутика ТиЭль уже несколько раздражала, особенно тем, что можно не знать о строении корабля. Живя в Крае, но, сейчас он осознавал, что в ее словах есть какая-то логика. Битва сейчас была абсолютно неуместна, и, если тут будет больше народа, может быть, все еще обойдется, потому он поспешил сначала за Темом, потом за остальными.

Тем временем, капитан уже вынул меч из ножен и двинулся на квартермейстера, но, между ними встал плоскоголовый гоблин и отразил удар. Хитрован отступил, а между Волком и Окурком началась битва.

-Нет, только не это, — спеша наверх, шептала ТиЭль. Она думала о том, что сейчас должно быть творится в мыслях Окурка. Эти его слова об убитых друзьях, ненависть, обиды, желание отомстить хоть ценой жизни, — наверняка это только сейчас у него и на уме. И сейчас он близок к тому, чтобы или убить капитана и умереть от рук остальных, или быть убитым капитаном или остальными… И «спасибо» за это запутавшемуся придурку Хитровану, который сейчас мнется на месте, поправляя очечки и понимает, что план к отступлению провалился, если дверь от хранилища инвентаря открыта. А ведь его тоже надо спасать…

Когда она была уже не далеко от места сражения, то во вспышке молнии с ужасом увидела, что капитан сейчас в выгодном положении для удара. Но, тут корабль снова сильно качнуло, его мачта переломилась и не дала битве закончиться, раскидав пиратов в разные стороны.

-Спасибо тебе, Громобой. — стоя на коленях после падения, прошептала девушка, ощущая живое тепло потрепанного корабля. Он ведь тоже когда-то был растением, этот корабль…– Бедняга «Гробмобой», ты же всех их любишь, наверное, они все части тебя, ты тоже не хочешь смертей, тебе все время больше всех достается. Пусть хранят тебя небеса…

С паруса стек поток воды, обрушившийся на нее, и привел в чувства, выводя из корабельного сентиментализма к физическим действиям. Девушка быстро встала и побежала к дерущимся, которые, кажется, на нее внимания не обращали. Ну, разве что квартермейстер заметил и уступил дорогу даме. Джентельмен… Ход драки снова переменился, сейчас уже вмешался толстолап и выбил копье из рук Окурка. Но, это не мешало капитану наступать на упавшего безоружного противника с мечем в руках.

Тут ТиЭль бросилась между ними и подняла руку против летящего меча, с криком: «Прекратите».

Капитан удивился, и даже притормозил движение меча, когда кто-то совершенно незнакомый вдруг рухнул между ними, и ударил не с той силой, с которой собирался, иначе ТиЭль бы, как минимум, уже осталась без руки. Сейчас же она просто получила сильный глубокий удар, и рука неподвижно повисла, истекая кровью. Хотя, от шока девушка не чувствовала боль в той степени, в какой могла бы. Здоровой рукой она продолжала ограждать от капитана Окурка, который сейчас встал на четвереньки и обалдело смотрел на нее. Буль снова стоял у штурвала и внимательно смотрел на всех участников ситуации, но продолжая вести судно, на сколько возможно, ровно. Хитрован приблизился к соучастнику и выглядел более растерянным, чем раньше, видимо, решив тоже спрятаться за ними. Капитан сердито посмотрел на незнакомку.

-Что тут вообще делает чужак? Зачем ты вмешиваешься в ситуацию, в которой не знаешь никаких фактов, сумасшедшая?

-Когда я вижу, что вооруженный пытается убить безоружного, для меня фактов вполне достаточно. — Гневно крикнула ТиЭль, чувствуя, что перед глазами все плывет. От кровопотери она была близка к обмороку, хоть упорно хваталась за сознание.

Хитрван взглядом намекал Окурку снова взяться за оружие, хотя бы за его клинок, который выпал, но, плоскоголовый гоблин не обратил на это внимание, и поддержал теряющую сознание пучковолосую гоблиншу.

Послышались шаги, — это приближались Прутик и остальные. Мальчик был счастлив видеть отца целым и невредимым и подбежал к нему.

-Сколько тут еще безбилетников, интересно? — спросил Волк, не выражая каких-либо ярких эмоций. — Мятежникам и их сообщнице — смерть. –Холодно произнес он, снова поднимая меч.

-Отец, не надо, — попросил Прутик, — Она вообще-то помогла мне.

-Капитан, мы внутри бури, что делать? — окликнул его Колючка.

-«Громобой» сильно пострадал, но, мы же не будем отступать, верно? — спросил Тем Кородер.

-Запереть их внизу? — скрипя, спросил Стоуп, глядя на троих поверженных с долей удивления. Возможно, на самом деле удивления было значительно больше, но, за всем скрежетом и блеском наэлектризованного воздуха, это было трудно понять.

ТиЭль приоткрыла глаза и удивленно посмотрела на него. Так вот какой он теперь…

-Да. — Гневно буркнул капитан и, махнув на них рукой, поспешил к штурвалу и рычагам. Прутик вместе с ним.

Попыток сопротивляться никто из бунтарей не проявлял, Тем запер Хитрована, Окурка и ТиЭль на нижней палубе и плотно закрыл дверь. Когда бородатый пират отошел, Хитрован начал кричать что-то возмущенно, видимо, этим сам себя приводя в чувства. ТиЭль сидела на полу, зажимая рану, и смотрела в никуда. Окурок молча сидел рядом, тоже крепко держа ее раненную руку, чтобы остановить кровотечение.

-Я так запуталась в своих мыслях… И действиях. — Тихо сказала она, глядя в пол.

Тут дверь приоткрылась, в проеме появился Стоуп с какой-то сумкой в руке, которую он бросил Окурку, и снова закрыл двери. Гоблин ловко поймал ее и заглянул внутрь.

-Медицинское. — Сказал он. — Чтобы тебе помочь, — посмотрел он на ТиЭль.

-Я пас, я боюсь сделать только хуже. — Отступил в сторону Хитрован, нервно сглатывая.

-Да и не надо, посвети только. — Сказал Окурок, обрывая остатки рукава девушки, стараясь не причинять лишней боли.

-Спасибо. — Сказала она, поднимая глаза на него, и понимая, что все же очень рада снова видеть лесного знакомого. — Найдите меня в сумке световые кристаллы, если ими друг о друга стучать, они светятся. — повернулась она к четверлингу.

Тот быстро порылся в сумке у нее на боку, извлек два кристалла и стал стучать, добавляя весьма много освещения и лишнего шума.

-Не обязательно инструктировать, — я знаю как многими вещами пользоваться. — Сказал он. Свет камней из Санктафракса его явно успокаивал. Нельзя сказать, что частый стук не раздражал двоих гоблинов, но, ТиЭль предпочла промолчать — пусть лучше играет, чем нервничает и злится.

Окурок достал обеззараживающую жидкость из сумки, полил ее на часть бинта и обмыл рану ТиЭль от крови. Перед этим перетянул остатком ее рукава место над порезом, и теперь кровь действительно шла не так сильно. Теперь он накладывал мазь на длинный прочный лист, чтобы потом прикрепить его к ране и прибинтовать.

-Ты знаешь, как лечить? — На языке плоскоголовых спросила она.

-Когда я служил на лиговском корабле, и до этого в лесу, я не раз сталкивался с ранениями. И Бирчек меня тоже чему-то учил… — Тоже на своем ответил Окурок. — Сделаю что смогу. Зря ты так, — он же тебе мог руку отрубить.

-Ну, без руки все же можно жить, а без головы — нет. Других идей у меня просто не возникло.- Подернула плечами она. — Я рада, что все так…

-Ну и пусть бы отрубил, - ошейника на мне больше не было бы.

-Не говори так, пожалуйста…

-Эй, а нельзя разговаривать так, чтобы и мне было понятно? — Фыркнул Хитрован.

-Мы говорим о том, что Окурок умеет оказывать медицинскую помощь. — Ответила квартермейстеру девушка.

-Ага, умеет. Только себе оказать ее не может. Между прочим, я не врал, когда сказал капитану, что у тебя зараженная рана на ноге. Просто тебя это не колышет. — Сказал он, глядя на плоскоголового.

-Так и есть. — буркнул тот, -Ей я хочу помочь, а что со мной будет — мне все равно.

-Это ты зря! — Сказала ТиЭль, — Когда забинтуешь меня, свою рану тоже обработай. Я не для того вас спасала, чтобы ты от заражения погиб… Ну, то есть, мы еще не спаслись, конечно, но, пока живы… и будем стараться продолжать быть живыми.

-А вдруг бы у нас получилось, если бы ты не вмешалась? — подумал вслух Хитрован, глядя в сторону двери. — Корабль был бы наш…

-Получилось бы погубить себя и других! Возможно вообще всех. — Подняла на него глаза ТиЭль, — Что на тебя нашло, разве ты хочешь умереть? И использовать подростка как прикрытие — это вообще очень не хорошо. Я уже молчу, что я думаю насчет того, что ты использовал Окурка, его вообще чуть не убили! А тебя обманули, и ты сам поспешил в ловушку на вас же…

— Ух, сколько всего. Откуда ты такая осведомленная? — Фыркнул Хитрован, а потом прищурился, всматриваясь в нее. — Мы же, кажется, немного знакомы?

-Да, мы виделись в таверне «Гнилосос». Вот там-то мы с Кайрой и услышали о плане лидеров лиг избавиться от «Громобоя» путем мятежа, который устроит нервный близорукий тип, которому они невесть что внушили.

-С Кайрой? — переспросил Хитрован другим тоном, — Она то хоть в городе?

-Да, она в городе, хвала Небу и Земле. Во всяком случае, в одном из них должна быть. Хотя, там тоже что-то предпринимать собирается. Она бы здесь точно уже с ума сошла…

-Так нормально? — спросил у нее Окурок, затягивая бинт вокруг ее раны.

-Да, спасибо тебе. –улыбнулась грустно ТиЭль, отвлекаясь от беседы с квартермейстером. Боль действительно почти не чувствовалась благодаря мази, лишь холод и неприятное ощущение сильной слабости. И тот неприятный факт, что рукой она почти не могла шевелить. — Пожалуйста, свою рану тоже обработай. И, у меня в сумке клейкий лист, лейкопластырь, заклей им свою рану. Бинт на ступне правда не практично, когда босиком ходишь, а лейкопластырь защитит.

Гоблин отвернулся, по-прежнему не желая тратить время на свои царапины.

-Ну пожалуйста, ради того нашего разговора. — Она положила руку ему на плече, не желая отступать. Лечебно-бытовые разговоры сейчас были ей гораздо более приятны, чем поиск виноватых или еще чего-то в этом роде.

-Ладно. — Вздохнул Окурок и стал искать лейкопластырь в ее сумке.

-Снова вы на своем говорите! Ну, то есть на «его», ты-то пучковолосая гоблишна. — Опять вмешался Хитрован, не собирающийся быть в стороне. — Вы-то двое, каким образом познакомились?

-Мы встретились пару лет назад в лесу. — Ответила ему ТиЭль. — Когда вы все дрыхли у костра, а он привязанный к дереву сидел. Я тогда вас всех заочно тоже ненавидела, слушая его рассказ, хотя, теперь ненавижу далеко не всех… О том, что Окурок служит на «Громобое» я узнала только в таверне тогда, когда узнала, что вы отправляетесь в бурю и планируете переворот… И обо всем остальном, что тут народ, который раньше в Санктафраксе работал есть, и не только. Собрание удивительных совпадений… — Она посмотрела на гоблина, как-то слегка протирающего рану, которая на самом деле не очень хорошо выглядела. — Окурок, все, давай сюда свою ногу, я и одной рукой обработаю как надо. Только дай мне пропитанный бинт чистый и лейкопластырь. Я тоже умею лечить.

-Собрание удивительных неудачников. — Криво улыбнулся Хитрован, несколько обиженный тем, что от него снова отвлеклись.

-Ты знакома со Стоупом? — как бы невзначай спросил Окурок, повинуясь ей. — Ты на него так растеряно посмотрела…

-Она — с Железной Челюстью? — ухмыльнулся квартерейстер, продолжающий при этом стучать камнями.

-Да, мы с ним давно знакомы. — ответила Тиэль, продолжая аккуратно свою медицинскую деятельность. — Очень давно, в ту страшную холодную зиму, когда Санктафракс чуть не унесло, он работал там в кузнице. Я о нем много хорошего слышала…– тяжело вздохнула она. — Тогда Стоуп для меня был в чём-то «первой любовью». Но, все меняется. — Она была наконец удовлетворена степенью обработки раны у Окурка, и аккуратно и плотно приклеила лейкопластырь, положив на сам порез кусочек листка с мазью.

-Да, все меняется. — сказал Хитрован. — Стоуп стал значительно менее красивым после той встречи с Ульбусом, — какая там влюбленность.

-Ты что, совсем дурак? — сердито посмотрела на него Тиэль, — Я совсем не это имею в виду! Внешность тут совсем не причем, он, между прочим, по-прежнему красивый, дело просто в мыслях и чувствах…

-Да ладно, я тоже изуродован, поэтому прекрасно понимаю, что увечного никто не полюбит. Против Стоупа я ничего не имею, он зануда, но умный и полезный.– С грустью посмотрел он на свою трехпалую руку. — И, если ты тут ради него, почему спасала нас?

-Хитрован, вернись в реальность из своих мыслей! Я пыталась остановить драку, потому что в итоге погибли бы вообще все, если бы корабль рухнул! И, мы еще не спаслись, просто пока живы… И, не тебе жаловаться на то, что тебя не любят, — как будто ты не знаешь о чувствах Кайры. Тебя я спасать пытаюсь исключительно ради нее, мне бы и Окурка было вполне достаточно, он один верный друг тут… А ты весь в своих мыслях мнительных и надуманных проблемах, собираешься захватывать корабль, не имея понятия что с ним дальше делать. Но Кайра любит тебя со всеми твоими проблемами. Знаешь, я уже видела, что случается с теми, кто теряет свою любовь, и Кайра такой судьбы точно не заслуживает. Потому мне очень важно, чтобы ты был жив, и ты постарайся, пожалуйста, не губить ни себя, ни окружающих. Если бы меня кто-то так любил, как Кайра тебя, я бы все сделала, чтобы этот кто-то был счастлив. А ты, как будто, совсем не ценишь ее!

-Кайра… — тихо произнес Хитрован. — Вот тут ты ошибаешься, я очень даже ее ценю! Между прочим, может быть, я пытался захватить корабль именно ради нее? Ты же знаешь, как она любит «Громобой»…

Слыша, с какой уверенностью четверлинг это говорит, гоблинша опешила. Если бы ее волосы не стояли дыбом от природы и от грозы, они бы встали дыбом сейчас, когда она поняла смысл услышанного.

-Да, Хитрован, а ты правда глупее, чем я думала. — Медленно произнесла она.- Кайра любит «Громобой» потому что ты на нем. Если бы ты летал на стареньком «Падучем камне», она бы была без ума от того кораблика. Если бы работал в лавке торговцем, она преклонялась бы перед этой лавкой.

-Во-от как… — несколько растеряно сказал Хитрован и даже перестал стучать световыми камнями на какое-то время.

-Хитрован, пожалуйста, во имя Неба и Земли, никогда, не при каких условиях е говори Кайре об этом. Пожалуйста. — попросила его Тиэль, серьезно глядя в глаза.

Тут корабль снова сильно тряхнуло, и четверлинг продолжил световой стук, стараясь держаться как можно ближе к двоим сокамерникам.

Дверь снова открылась, и за ней опять был Стоуп. На этот раз его увидела и ТиЭль — в первый раз он не был ею замечен. Она просто таки впилась взглядом в старого знакомого, пытаясь узнать в нем того трогательного талантливого юношу из кузницы.

-Корабль вот –вот разрушится. — сообщил он. — Уходите, пока мы еще не в Сумеречных Лесах. Мы тоже скоро покинем «Громобой», а вы пока воспользуйтесь моментом, только без глупостей.

-Как там без глупостей? — крикнул ему Хитрован, — Как мы без паракрыльев спрыгнем?

-Протри очки, вот, я их вам принес. — указал Стоуп на нечто, что положил в дверях. После этого повернулся и быстро ушел.

-Бежим! — скомандовал Хитрован и первым побежал к крыльям.

Остальные не возражали. Окурок положил брошенные квартермейстером камни обратно в сумку ТиЭль, потом помог ей встать и надеть паракрылья, и сам надел. Все трое нашли участок, где можно спрыгнуть, не попавшись на глаза остальным, и вскоре покинули благородный невезучий корабль. Или не невнзучий, если на нем все же никто не умер…

Наверное, ТиЭль оценила бы полет на этих крыльях, если бы не полуобморочное состояние, путающиеся мысли и льющиеся слезы. Она никогда не была слишком сентиментальной, и плакать почти не умела, но сейчас была особенная ситуация. Одновременно она и выполнила, и провалила свою собственную миссию, и разочаровалась, и снова очаровалась. А больше всего ей сейчас было жалко «Громобой», потому что у команды есть шанс спастись, хоть и далеко не стопроцентный, а корабль не такой мобильный, хоть тоже живой и сопереживающий, — она сегодня это очень явно ощутила. Возможно, они видели этот особенный корабль в последний раз. Небольшой санктафраксовский корабль, всю жизнь выполнявший не свою роль. А может быть, это наоборот была его роль — быть блуждающим пиратским кораблем, если его истинное предназначение — преследование бури, сейчас разрушает его? Как «Палач Бурь» оказался Санктафраксовским кораблем, хоть и был построен как пиратский… Все случайности не случайны. Как жаль, что не все на свете хорошо кончается, и что не все возможно изменить.

Комментарий к “Громобой”, встречи и прощания.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400525 - ТиЭль на “Громобое”

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400524 - арестованные


========== Междулесье. ==========


Через несколько минут двое пиратов и непрошенная пассажирка корабля оказались около раскидистого лиственного дерева, за которое было вполне удобно ухватиться. Конечно, когда одна рука бездействует, это тоже не совсем удобно, и девушка чуть не сорвалась, но, Окурок опустился на толстую ветку совсем рядом с ТиЭль и помог ей удержаться. Хитрован уцепился за то же дерево с другой стороны. Ветер трепал паракрылья, которые невозможно было собрать в единый механизм в такой ситуации, и было принято решение их просто оставить, хоть и жаль было бросать дорогую деталь костюма. Спустившись с дерева без серьезных последствий, не считая царапин и ссадин, они вскоре поняли, что находятся все же в опасной близости от чарующих и опасных Сумеречных лесов. Их мягкий призрачный свет просачивался через гряду деревьев неподалеку.

-Сумеречные. — прошептал Хитрован, подходя поближе к друзьям. В его очках отражение смертоносного и притягательного света выглядело по-особому мистически.

-Надо поскорее уйти подальше от них в Дремучие Леса, а там какую-то открытую площадку поискать. Тогда будет шанс попасться на глаза какому-нибудь пролетающему кораблю и выбраться. — сказала Тиэль.- У меня карта в суме есть.

-У меня тоже есть карта! Но, какой прок от карты, когда мы не знаем, где мы точно находимся? Протяженность этих мест огромная. — Сказал нервно бывший квартермейстер.

-Не надо паниковать. — Посмотрел на него Окурок. Потом гоблин повернулся к ТиЭль. — Как рука?

-Терпимо, мазь хорошо действует. — ответила она. — Нам все равно надо хоть куда-то идти, не ждать же на месте, пока нас затянет этот свет. Давайте выберем направление и пойдем, только будем держаться подальше от свечения. Кстати, пока кое-кто был наверху на судне, мог бы посмотреть, где мы примерно находились… Хотя, сейчас, конечно, уже поздно об этом…

-Пойдемте на запад. — предложил Окурок, пока не начался спор.

— Откуда ты узнаешь, где запад? — продолжал пытаться паниковать Хитрован.- Здесь из-за магнитных полей компас с ума сходит, хоть он и имеется…

-На солнце и на деревья это не действует. По ним. — невозмутимо ответил гоблин, стараясь говорить не большими предложениями на общем языке.

-Давайте только близко друг к другу держаться, пожалуйста. — Сказала ТиЭль, — Чтобы никто из нас в Сумеречный Лес не попал.

-Мне, в принципе, все равно. — Смотрел в сторону манящего света Окурок.

-Я без тебя не справляюсь. Пойдем. –Крепко схватила его ладонь здоровой рукой.

Хитрован последовал ее примеру, ухватился за Окурка за другую руку, и компания двинулась в путь. Сначала они попытались сразу двинуться в сторону нормального темного леса, но, их встретила стена колючих кустов, настолько переплетенных, что пробраться без оружия не представлялось возможным. А оружия, конечно, не было — их разоружили перед тем, как запереть. После нескольких неудачных попыток, поцарапавшись и ободрав одежду, путешественники смирились с мыслью, что придется продолжать путь по этому отрезку леса между Сумеречными лесами и особо колючей частью Дремучих.

-Здесь почти нет голосов животных. Это из-за близости этих страшных лесов. — Произнесла тихо ТиЭль, когда они продолжили свой путь после последней неудачной попытки свернуть.

-И очень жаль, что нельзя прямо тут уйти в Дремучие леса… — показал рукой в темноту Хитрован. — Хотя, там тоже страшно.

— А мне не страшно. В лесу мой дом. Если бы не эти ненормальные кусты … — сказал Окурок.

-Они на самом деле не нормальные для этой части леса, — кивнула девушка. — Не удивлюсь, если они тут выросли из-за случайно или специально принесенных вэйфами –переселенцами семян или прутов того особого колючего леса, который в их районе все захватил.

-Но, когда-нибудь же этот участок кончится? — Спросил с надеждой Хитрован. — Все же когда-то заканчивается. Леса, терпение, жизни…

-Ну да… Почему такое грустное настроение? — Повернулся к нему Окурок, чувствуя, что хватка четверлинга слабеет.

-Потому что терпение кончилось. Надоело летать на этом небесном дурдоме. — Начал напряженно говорить он, отчего дикция стала хуже обычного. — Все же было не так, все же было хорошо вначале, когда я только встретил их всех. Только что потерял первую работу, и тут вдруг — сразу новое предложение, на элитном Санктафраксовском кораблике, угнанном, практически, пиратами с высшим образованием! Как было не захотеть в такую команду? Красота. И все так хорошо было, удачно складывалось. Закупили товары, все приготовили и спланировали. Первые пару дней, пока не эти вредители в их. то есть, уже нашем новом корабле. Обидно так, — все, что я нового, как квартермейстер уже, покупал, чистое было, я в хороших местах брал, все проверенное. Это не из-за меня. Я всегда думал, что они думали, что это из-за меня.

-А может и не думали? Или они говорили такое? — Спросила Тиэль, которой теперь уже стало интересно.

-Капитан говорил. Как раз примерно пару лет назад, когда корабль опять чуть не грохнулся, — ему же так необходимо найти виноватых. А когда-то дружелюбным ведь был, в первый раз даже не ругался ни на кого, просто все пошли в разные места, чтобы на починку судна заработать. Поверить не могу, что тогда мы почти год вместе с этим маленьким врединой Колючкой и этим клыкастым стогом сена Булем проработали вместе в доках! Спорим, они тоже не поверили бы, что это было, и мы нормально общались… Помогали друг-другу.

-С Булем? — С неприязнью сказал Окурок.

ТиЭль вздохнула, она понимала, что у плоскоголового воина совсем нет повода хорошо относиться к матерому толстолапу, который помогал капитану убивать его бывших соратников-соплеменников. Во время сражения, для его участников, ценность жизней других теряет значение, видимо, все мысли затуманиваются. Это очень грустно осознавать, когда знаешь, что в каждом существе его мысли и чувства, прошлое и настоящие, и надежды на будущее, в каждом его неповторимая душа… И почти каждое существо может быть и хорошим, и наоборот, в зависимости от ситуации.

-Это правда невозможно себе представить сейчас. Да, все вообще изменились ужасно! — Согласился Хитрован. — А потом, когда наш капитан вернулся с деньгами и уже отремонтированным кораблем, его как будто подменили. Ну, я понимаю, — он как-то умудрился за это время расстаться со своей женой, но, остальные-то тут причем? И никому о причинах их расставания не говорил, до той посадки, когда он своего сына встретил… Ну, еще тогда, после ремонта корабля, двое его соучеников санктафраксовских не вернулись, — какую-то другую устойчивую работу успели найти. Это тоже его подломило. Наверное. Но все остальные-то вернулись, включая твоего Стоупа, хоть он тоже в летучем городе работал, а все равно пришел.

-Он не мой! — нахмурилась девушка. –Хотя, я им и восхищаюсь…

-И все стало ухудшаться и ухудшаться. Всё капитану не так, всё плохо. И это на протяжении почти двадцати лет! А потом вообще эта дурацкая ситуация с Пентофраксисом… Нападем на лиговское судно, поставим их на место! На какое место…- Хитрован неожиданно начал всхлипывать. — Вот он — плохой из лиговцев, кто же спорит. — посмотрел он на руку с тремя пальцами. — Но есть же хорошие! Или хотя бы нейтральные… И хорошие, как Метеликс Зверовоз.

-Я о таком даже не слышала. — Подняла брови пучковолосая ноблинша.

-Конечно, потому что его уже давно нет. — Ответил четверлинг. — Я на него сначала работал, мне тогда было лет семнадцать, и ему тоже. У него маленькая баржа была, на которой он у звероловов скупал живой товар, а потом в городах его продавал.

-Звери тоже рабами становятся, как и мы. –Хмуро сказал Окурок.

-Нет, в его случае, это совсем не так было! Я сам удивился. Метеликс, он животных правда любил и понимал, вообще всех, смотреть было странно… Страшно даже порой. Ему что со свиномордом, что с маленьким чурбаком, все легко было. Он же лопоухий был, у них свои причуды. Я помогал ему зверушек считать, и деньги за них полученные считать, а он все остальное делал, он был капитаном-другом, таких, наверное, больше не существует. Не среди пиратов, не среди лиг. Он не высмеивал тех, у кого какие-то проблемы с дикцией, зрением или еще чем-нибудь, вроде боязни… А потом его дядька, капитан судна лиговского, позвал Метеликса с собой на ту дурацкую битву двадцатилетней давности, где много и пиратских, и лиговских кораблей погибло. Их корабль, «Бич власти», тоже разбили над Дремучими лесами, и никто из команды не выжил… И что самое интересное, «Бич» был уничтожен кораблем под названием «Укротитель Вихрей», и, только пару лет назад я случайно узнал, что наш капитан, этот выскочка академический, был тогда капитаном «Укротителя Вихрей»! Если он убил моего лучшего друга, то почему бы мне не желать его свергнуть?!

-У нас больше общего, чем я думал. — Грустно улыбнулся Окурок, глядя под ноги.

-Очень неприятное стечение обстоятельств. Битвы, битвы… Но, ведь никакие мести и убийства не вернут тех, кто уже погиб, вы же это тоже понимаете. — Сказала грустно Тиэль. — У меня нет повода испытывать симпатию к капитану «Громобоя», но, ведь даже попытка убить его чуть не убила вас самих. И это никому бы не помогло, и ничего бы в хорошую сторону не изменило. Ни Метеликса, ни Бирчека это не вернет. А что было бы с Кайрой, если бы все погибли из-за обиды на капитана?

-Да, демоны Края с ним! — сморщил нос Хитрован, — Вот если бы я стал капитаном, я бы таким как он никогда не был. Я был бы как капитан Метеликс.

-Ну, если честно, то я очень сомневаюсь. — Призналась ТиЭль, но, все же решила немного поменять причину сомнений, чтобы не поссориться. — В смысле, сомневаюсь, что команда приняла бы тебя, если бы ты даже смог свергнуть капитана. Если быть капитаном, то быть им изначально. Хотя бы капитаном торговой лавки где-то неподалеку от таверны Кайры. — Попыталась подбодрить неудачливого пирата она. — Ну же, не отставай, Кайра ждет тебя.

-А может капитан Метеликс тоже ждет меня? — вдруг резко развернулся Хитрован, отпустил руку Окурка и пошел в сторону Сумеречных Лесов.

-Стой! — Вскрикнула ТиЭль, поняв, что все эти слова были вызваны близостью гипнотических лесов, и что все может плохо кончиться. И, не смотря на обилие минусов, сейчас она стала уже больше приятных чувств испытывать в отношении пассии своей подруги.

Окурок быстро отреагировал и схватил бывшего квартермейстера, утащил в сторону дороги и просто положил его на себя, через плече. Тот не сопротивлялся, просто рыдал.

-Хитрован, Метеликс, как твой настоящий друг, хотел бы, чтобы ты шел к Кайре и был ее капитаном, поверь мне. — С сочувствием сказала Тиэль, поправляя на нем очки, чтобы те не слетели, и дала ему носовой платок.

Хитрован видел перед собой молодого лопоухого гоблина, капитана Метеликса, с птицей-снежником на одном плече и с детенышем свиноморда на другом, вместо пучковолосой ботанички из Санктафракса.

-Ты тоже будешь капитаном, как бы то ни было. С той, кто тебя любит, не смотря ни на что. — сказал ему «Метеликс», дружелюбно улыбнулся и растаял.

ТиЭль снова пошла впереди.

-Не думала, что к нему проникнусь симпантией, — сказала она Окурку, улыбаясь, — а вышло, что прониклась. Такие совпадения внезапные, и такие огорчительные, это мне очень понятно… Только у меня все еще хуже. Что, если из-за моей общей ненависти к кораблю, остальная команда приземлилась в Сумеречные леса, если им повезло меньше, чем нам? Это я буду виновата в том, что Стоуп там потеряется навсегда… А он меня спас и тогда, в детстве, и сегодня, получается, тоже. Конечно, оба раза он спасал не только меня, и оба раза я ему была безразлична как личность, я просто один из объектов. Но, все же он спас мне жизнь, а я ему навредила… Всем навредила.

-Ничем ты ему не навредила.- пожал плечами Окурок, — И ты спасла нас.

-И я об этом ни капли не сожалею, что бы там дальше не было, — улыбнулась плоскоголовому она, — Ты для меня тоже очень дорогой друг, как и Кайра, как и Тугодум… А Стоуп, он идеал, и я виновата в том, что он не знаю где… Может, можно зайти в Сумеречный лес ненадолго, и проверить, не там ли они? — Она притормозила и было уже свернула.

-Они не там. — Взял ее крепко за здоровую руку Окурок.

-Д-да. Конечно. — затрясла головой она, понимая, что тоже чуть не поддалась чарам. Действие целительной мази стало ослабевать, и раненная рука разболелась, но, в этой ситуации ТиЭль была даже рада неприятному ощущению — оно возвращало к реальности.

Окурку чудились какие-то фигуры, бредущие за грядой обычных деревьев, в странном сумеречном свечении. Они были похожи на осторожно идущих кочевников-дикарей, высматривающих лучшее место для следующего привала племени… Тихие, хоть и мощные, внимательные, но, со слишком безумно широко открытыми глазами, словно бы подсвечивающимися голубым светом изнутри. Наверное, они были настоящими, просто уже сумеречными. Но, он не хотел к ним, его племя не в этих местах, и, если уж теперь он не прикован цепью, — то он будет искать своих. После того как они втроем уйдут подальше от Сумеречных лесов.

Путь был долгим и утомительным, но, они шли и шли. Стемнело. ТиЭль почувствовала, что если пойдет еще, то непременно упадет, потому остановилась, упершись лбом в высокое темное дерево. Сверху на нее залаял дикий рыжий зубоскал, протестующий против незнакомцев, претендующих на его темный вяз. Посмотрев на сердитого зверя, гоблинша заулыбалась и даже засмеялась.

-Ты чего? — Спросил ее Окурок. — Лучше не зли его, все-таки дикий…

-Ребята, если здесь уже есть животные, значит мы прошли опасный участок! — Пояснила причину своей радости девушка.

-Что? — Проснулся Хитрован, спавший, свесившись через Окурка.

-Все, мы вышли, Сумеречный лес позади. — Ответила ТиЭль.

Зубоскал на дереве снова зашелся лаем, напоминая о своем присутствии и недовольстве.

-Пойдемте туда, кажется, там открытое место. — Сказал Хитрован, протерший очки незнакомым платком.

Его спутники (хотя, на данный момент — носильщик и его спутница) повернулись туда, куда смотрел четверлинг. Там действительно виднелась поляна, и поблескивало небольшое озеро.

-Пойдемте. — Сказал Окурок, снимая с плеча компаньона и ставя его на землю. Хитрован был несколько растерян, потому что не помнил каким образом он стал ношей, но, решил оставить вопрос об этом на потом, потому что его очень настораживал сердитый лесной зверь, пялящийся на них.

-Как же хочется надеяться, что все выбрались… — Со вздохом сказала ТиЭль, еле волоча ноги от усталости. — И, чтобы мы отсюда окончательно выбрались.

Зубоскал, обрадованный тем, что отогнал чужаков, что-то пробормотал и ускакал дальше в лес.

Поляна, на которую они пришли, поросла невысокой травой и кустарниками. Озеро на ней было действительно маленьким, но, его блеск сможет привлечь внимание кого-нибудь, пролетающего на корабле, а, следовательно, заметит и путников, и, как все надеялись, решит подвести до города. Все трое настолько устали, что ни хотели не пить, ни есть, и, это было хорошо, — все же в темноте было рискованно искать что-то съедобное. Хотелось только спать.

-Я очень-очень надеюсь, что здесь нет каких-нибудь змей. — Сказала ТиЭль, снимая плащ и расстилая его на траве одной рукой и морщась от боли. — Мы должны хоть немного поспать. Просто вынуждены.

-Холодина такая… Днем жара, а сейчас похолодало. — Поежился Хитрован.

-Мы просто очень далеко от жарких городов. — Предположила гоблинша. — Но, если ляжем спать, согреемся друг от друга. Если ты еще поделишься шинелью как одеялом ради общего блага.

-Что, всем вместе? — Отпрянул четверлинг.

-Так теплее. — Согласно кивнул Окурок.

-Поверь, я тоже не в восторге от того, что мы вынуждены так ложиться, и мне тоже было бы приятнее на отдельно организованном спальном месте. Но, здесь разделяться нам нельзя, это было бы опасно. И, у нас втроем есть шанс не простудиться. — Уговаривала его девушка.

-Наверное, он не хочет спать рядом с плохо пахнущим гоблином. –Улыбнулся Окурок. — Мальчишка капитана жаловался на запах. А ты как?

-Ну, что же поделать, — мальчик же четверлинг, еще и воспитанный лесными троллями, у него должны быть другие вкусы, всё логично. Он, наверное, бродячие водоросли и запах коры больше любит. А мне запахи никакие не мешают, все же я тоже гоблин. Предполагаю, что мы все, после долгой дороги, пахнем не цветами… Придется потерпеть.

Вынужденный согласиться, Хитрован снял шинель, и они укрылись ею. Все трое кое-как разместились на плаще, ТиЭль легла посредине, стараясь держать больную руку навесу. С Окурком проблем не было, он спал тихо, и почти не шевелясь, зато Хитрован то сопел, то складывал на нее руки, то крутил головой во сне. Гоблинше стоило больших усилий сдержаться и не толкнуть его. Она лежала и думала о том, пошла ли Кайра осуществлять то, что собиралась, и все ли у нее хорошо? Очень хотелось бы передать подруге, что она упорно старается, чтобы ее друг выбрался из этой сложной ситуации невредимым. И, все так же очень хотелось, чтобы все остальные с корабля тоже были в порядке. Удастся ли узнать, что с ними вообще? Но, сейчас она могла лишь только строить догадки и пытаться уснуть в компании, в которой она никогда не думала спать посреди леса.

Комментарий к Междулесье.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400511 - немного про Метеликса


========== Утро над Санктафраксом. ==========


Раннее утро в Нижнем городе не так красиво, как в Санктафраксе. И, вид на восход еще прекраснее, если находишься в это время в поднимающейся подвесной корзине. Кайра любовалась воспаряющим солнечным диском, не смотря на то, что это зрелище, говорят, вредно для зрения.

Вчера, как только ее подруга ТиЭль выбежала из таверны «Гнилосос», чтобы вмешаться в дела пиратского корабля, который, как выяснилось, был дорог им обеим, Кайра хотела было бросить работу и побежать вслед за ней, но, ее остановили. Одновременно Грулт и госпожа Чернопер пришли и стали уговаривать доделать разные дела, и весь вечер следили за ней. Кайра догадалась, что это Глюк подслушал их разговор и передал все начальству, и, Кайра так же понимала, что друзья заботились о ней, потому и не отпускали. Ей не хотелось огорчать свою теперешнюю семью, потому она не посмела сбежать. Но, еще до рассвета сегодня она подготовила рабочее место, оставила информативную записку и поспешила к подвесным корзинам, чтобы отправиться в Санктафракс и попробовать добиться аудиенции Высшего Академика. Ей правда верилось, что с ним возможно поговорить и что-то решить.

Подбегая к месту, где обычно стояли корзины, девушка увидела, что одна из них начинает подъем.

-Подождите! — Крикнула она, подбежала и схватилась за бортик.

-С ума сошла? — ахнул крохгоблин, управлявший лебедкой корзины, — Так же можно всю систему разрушить! –Потом он присмотрелся и прищурился, — А, это ты… Знаю, ты обычно так делаешь.

-Я извиняюсь, но, я очень спешу! Возьмите меня с собой, пожалуйста! — Не выпускала бортик из рук девушка.

-Залезай, давай руку. — Послышался знакомый голос, и Кайре помог забраться внутрь субъект, которого она сначала не заметила, потому что он сливался с тенью внутри корзины.

-А, здравствуй, Форфикюль! — Забравшись внутрь, поздоровалась девушка-четверлинг с ночный вэйфом из таверны «Дуб Кровосос». — И ты в Санктафракс в такую рань?

-Да, рабочее задание. — Мрачно ответил вэйф, подрагивая ушами. — А ты, значит, по своему делу?

-Так и есть. –Закивала она. — Ты какой-то грустный сегодня. Все нормально?

-Пока нормально. Но, что-то меня смущает в моем рабочем задании. — Ответил Форфикюль, садясь в тень, и опять сливаясь с темнотой.

Кайре хотелось его как-то приободрить, но, она не знала как. Ей всегда нравился этот вэйф из конкурирующей таверны, очень уж он был необычным. Сам считал себя ночным вэйфом, но, внешне отличался от всех ночных, которых Кайра когда-либо видела, по форме головы и черной расцветке Форфикюль напоминал ей порхающего вэйфа, у которого вместо крыльев выросли руки. Видимо, его предками были вэйфы обоих видов, и, она задумывалась — называются ли четверлингами создания вроде него, — дети двух вэйфов, гоблинов, трогов или троллей, принадлежащих к разным видам одного народа? Но, она не решалась об этом спрашивать.

-А по какому заданию ты едешь? Явно, что не с доставкой. — Решила заговорить Кайра, любуясь восходом. Она считала просто неприличным быть в компании с кем-то и молчать, даже если компания так не считала.

-Мне нужно увидеть самого Высочайшего Академика. Передать послание от Мамаши Твердопух. — Ответил тихо вэйф. — И тебе тоже к нему?

-Тоже к нему. Но, ты иди первый, я подожду. — Кивнула она. — Ты же первый в корзине был.

-Вообще то, даже хорошо, что мне не одному совсем на прием идти. — улыбнулся ей Форфикюль. — Боюсь я этого академика, если честно. Нехорошие предчувствия в голову лезут.

-Может, это просто от усталости? Тоже ведь не выспался, как и, наверное. — Сказала она.

-Я даже не засыпал. — Ответил вэйф. — Сначала эти пираты. Потом Академик старый. Потом еще куча всего…

-Может, поездка в Санктафракс поможет чуть развеяться? — Предположила Кайра.

-Не знаю, не знаю… — С большим сомнением ответил Форфикюль.


Кайра любила медленно подниматься на подвесных корзинах, ощущая чувство полета и думая, что, наверное, на корабле ощущается что-то подобное. Она много раз бывала в Санктафраксе, отвозя заказы. Конечно, на прогулки в парящем городе времени у нее не оставалось, но, и немного пройтись по городу, не покрытому дымовой завесой, было очень приятно. И отдельное удовольствие доставляли поездки в подвесной корзине. Как раз здесь она и встретила ТиЭль несколько лет назад, - тогда она затормозила корзину, чтобы опаздывающая пучковолосая гоблинша смогла поехать вместе с ней. Выяснилось, что до этого ботаничка никогда не ходила в таверны Нижнего Города, и Кайра взялась исправлять эту оплошность, потому что, если не бывал в тавернах,- то, считай, не был в Нижнем Городе вообще. Девушки были очень разными по темпераменту, но, видимо это и помогло им подружиться, — одна дополняла другую. Где же сейчас ТиЭль, удалось ли ей помирить ребят с «Громобоя»? Как вообще получилось, что команда «Громобоя», большую часть которой она знала, вдруг докатилась до такого? Очень хотелось верить в лучшее, и она верила.

Вскоре они прибыли в Санктафракс и отправились к той академии, где располагалась резиденция нынешнего Высшего Академика - Вилникса Подлинуса. Форфикюль сообщил о причине своего визита главному слуге Вилникса — Минулису, и не молодой четверлинг с неестественной улыбкой быстро повел вэйфа куда-то наверх. Кайра не слышала их разговора, но, поспешила следом за ними. По зданию сновало много народа, они не предавали значения ее присутствию. Когда два представителя таверн Нижнего Города дошли до верхнего этажа, Минулис завел вэйфа в какой-то кабинет, закрыл двери и поспешил куда-то, видимо, за начальником. Кайра пока любовалась статуей какой-то птицы и была в ее тени, потому на нее слуга акадеимка не наткнулся. Девушка осталась на том же этаже, чтобы дождаться Вилникса, а потом — очереди на разговор с ним.

Через некоторое время Высший Академик на самом деле появился в компании все того же Минулиса. Вид Академика вблизи был весьма странным, таких одеяний Кайра еще ни на ком не встречала, ни говоря уже о столь недовольном выражении лица. За академиком и его слугой шел один из плоскоголовых стражников,почти всегда сопровождающих Вилникса. Начальник велел телохранителю ждать снаружи, а сам с Минулисом зашел в кабинет. Стражник, облаченный лишь в набедренную повязку, на манер диких лесных плоскоголовых, встал по стойке смирно около двери. Потом, стоять ему надоело, и гоблин сел на скамейку рядом с дверью.

Кайра вышла из тени и тоже присела на скамейку. Гоблин посмотрел на нее с удивлением, но, промолчал. Девушка же молчать не собиралась, потому что считала это неприличным.

-Доброе утро! –Кивнула она.- Наверное, в такую рань приходится вставать, если работа такая ответственная?

-Иногда и вовсе поспать не получается. Но, такова уж работа. — Пожал плечами плоскоголовый.

-Понимаю… У вас классная рабочая униформа! — не удержалась она.

-Честно признаться, я так не считаю. — Повернулся к ней стражник. — Когда готовишься быть стражем сокровищницы, тренируешься, изучаешь все порядки и тому подобное, что знали твои предки — тоже хранители сокровищницы, то никак не ожидаешь, что после перемены власти новый академик потребует, чтобы стражники охраняли его персону, а не сокровищницу, и чтобы одевались как дикари, - чтобы пострашнее выглядеть… Как-то неудобно даже. — Признался он.- Хотя, в такой форме не жарко — хоть какой-то плюс. Не подумайте, я не жалуюсь. Просто так думаю.

-Не стоит стесняться, вы очень хорошо выглядите. — С улыбкой сказала девушка, глядя на хорошо сложенную подтянутую фигуру гоблина с татуировкой в виде дуба кровососа на груди. — Меня зовут Кайра, кстати.

-Я Тугодум. — Улыбнулся гоблин и повернулся к двери. -Что же они там делают?

-Наверное, обсуждают что-то. — Предположила Кайра, хотя, тоже стала волноваться за Форфикюля, оставшегося наедине с лидером Санктафракса и его слугой.

Из кабинета донеслись странные звуки, напоминающие стук метала о метал.

-Что же они правда там делают?… — Тоже заинтересовалась Кайра. - Что это звучит?

-Понятия не имею, я внутри не бывал. Обсуждают так, видимо… — Ответил Тугодум, снова вставая около двери. — Похоже, уже дообсуждали.

Дверь действительно распахнулась, и из кабинета вышел Вилникс Подлинус с хищной улыбкой на лице. Он куда-то поспешил, стражник пошел было за ним, но, Вилникс отмахнулся. Видимо, сейчас у него были какие-то дела, которыми он собирался заниматься исключительно в одиночестве. На посетительницу он не обратил ни малейшего внимания, хоть Кайра и встала с лавки, чтобы приветственно поклониться.

-Я думала, что академики более воспитанные люди. — Обиженно сказала она.

-Вы многого о них не знаете. — Хмыкнул гоблин. — Они спонтанные… И при этом надо угадать, чего они хотят или не хотят.

-Что же, и без них тогда обойдемся. Но, где же Форфикюль? — Вспомнила о вэйфе Кайра.

Ждать ответа она не стала, а просто подошла к двери и заглянула внутрь. Там она увидела, что вэйф сидит на огромном кресле, почему-то привязанный к нему, а слуга Минулис затачивает какие-то огромные ножницы, хищно поглядывая на Форфикюля и что-то говоря о рабочем моменте, и о том, что и без ушей жить можно. Бедный черный ночной вэйф вертел головой и пытался освободиться, но, безуспешно.

-Эй, это чего вы вытворяете?! — забежала внутрь девушка и сразу вырвала ножницы из рук четверлинга.

-Я работаю. А ваше место не здесь! — попытался забрать у нее ножницы Минулис. — Выйдете вон сейчас же!

-Но уж нет. Я не для того прибыла в Санктафракс, чтобы со мной так неуважительно обращались! И, я не понимаю, как кто-то, работающий на Высшего Академика может радоваться, запугивая гостей! — девушка уверенно подошла к креслу и разрезала ремни, не выпускавшие вэйфа.

-Я не радуюсь, а просто выполняю работу! Как вы смеете мешать?! — крикнул слуга Высшего Академика, хватая Кайру за руку.

-Я все расскажу вашему начальству! — оттолкнула его девушка.

В этот момент дверь, открывавшаяся, кстати, внутрь, резко распахнулась, стукнув Минулиса по голове.

-У вас тут все нормально? — Спросил Тугодум, заглядывая, и с интересом изучая то, что увидел в кабинете.

Форфикюль черной молнией метнулся к открывшейся двери и побежал прочь.

- Нормально, только некоторые позорят имя Санктафракса своим поведением! — Осудительно посмотрела Кайра на ошеломленного Минулиса. — Я ухожу. Но, я это так не оставлю.

Она вышла и побежала за вэйфом, за которого она теперь точно волновалась.

Тугодум помог Минулису подняться на ноги.

-Ничего об этом не говори Вилниксу! Или попадешь в этот кабинет по приглашению. По моему приглашению. — Мрачно сказал четверлинг плоскоголовому гоблину.

-Да я и не собирался. Не мое это дело. — Ответил Тугодум. — Мое дело — охранять академика, пойду поищу его.


Кайра догнала Форфикюля около платформы подвесных корзин. Бедный вэйф весь трясся и тяжело дышал, уши мотались как крылья мотылька, выпившего забродивший сок.

-Эй, у тебя все в порядке? — Присела рядом с ним девушка.

-Как ни странно, в порядке. — Ответил он громко, потому что слышал ее пока еще плохо. — Не идеально, конечно, но, по сравнению с перспективой, что мне там светила, все просто прекрасно. Спасибо тебе большое. — Обнял он Кайру за шею. — Ты лучший конкурент во всем Крае.

-Я знаю. — Улыбнулась она, похлопывая вэйфа по плечу. — Хотя, и ничего не понимаю в происходящем.

-По-моему, в происходящем сейчас вообще никто ничего не понимает. Уберемся отсюда поскорее. — Обрадовался он открывшейся перед ними дверце корзины. — Если тебе когда-нибудь понадобится моя помощь — только скажи. Я, конечно, не лучший из вэйфов, даже не умею мысли на расстоянии передавать, только читаю. Но, все что смогу — сделаю.

-Буду иметь ввиду. — Ответила девушка с улыбкой.

Они спускались к дымному и жаркому Нижнему Городу. Кайра не выполнила задуманного, но, ей было все же приятно, что все произошло именно так, как оно произошло. Надо вернуться в свои таверны, выполнять свою работу, надеяться на хорошее и ждать возвращения друзей.

Комментарий к Утро над Санктафраксом.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400506 - несколько иллюстраций вместе.


========== Очень высокое небо. ==========


Облака плыли ровно и грациозно, ловили на себе отблески солнца, даже слегка переливались радугой, если посмотреть на них под правильным углом. Но, она совсем не хотела их есть, как бы аппетитно они не выглядели. Что-то там внизу шло не правильно, и Яали из-за этого волновалась, потеряла сон и аппетит. Надо снова поговорить с королевой косяка облакоедов… Большая серебристая летающая рыба, скользящая среди облаков, была намеренна приступить сегодня к активным действиям, потому что ждать ей уже надоедало. Над миром собралась новая Великая Буря, и у нее в душе тоже была буря воспоминаний и чувств.

Жители Открытого Неба: Облакоеды, Небесные Киты, Крыланы, Крылатые змеи и многие другие, обычно жили спокойно и мирно, и не стремились попадаться на глаза тяжелым и мелким живым существам, населяющим мир под ними. Небесные создания знали, что «тяжелые существа» знают о них и ценят их, не зря ведь они присылают им иногда подарки в виде летающих камней, пустых кораблей, мертвых «тяжелых существ»… Последний вид подарков облакоеды не любили, — они не были плотоядными. Но, крылатым змеям было радостно такие съедобные подарки получать. Еще, в редких случаях, небесным стаям и косякам доставались и живые «тяжелые существа», которые раздулись от яда очень странного маленького тяжелого хищника под названием реющий червь. Яали не понимала, как кормятся реющие черви. Они кусали жертв, как и змеи, но, от яда змей существа теряли подвижность, становясь обедом змей. А, если от яда реющих червей жертву раздувает и уносит в Открытое небо, то, какая радость от этого самому хищнику? Некоторые из ее сородичей предполагали, что реющие черви делают это исключительно из-за того, что являются поклонниками небесных существ, и цель их существование — подготовка подарков для небесных созданий. Яали сомневалась в правоте этой теории. Но, зато, благодаря реющим червям, некоторые жители облачного мира завели себе любимцев — «тяжелых существ». Облака можно загустить настолько, что они не провалятся, и крыланы любили строить из плотных облаков своеобразные дома, в которых расселяли тех созданий, которых они ловили и лечили, возвращая им нормальный размер и тяжесть. «Тяжелые существа» поначалу пугались их, но, потом привыкали. Крыланы добрые звери, они приносят своим питомцам нужную им еду и воду, и «тяжелые существа» приживаются у них, даже начинают думать, что достигли каких-то высот. Конечно, иногда живых «тяжелых существ „ловят не крыланы, а крылатые змеи, таким не из них позавидуешь… Но, все же крыланы пытаются внимательно следить за небом, и порой даже отбирают живую добычу у змей. Так у ее знакомой крыланши появились два питомца, которые когда-то жили в самом Санктафраксе, а потом случайно что-то очень не то выпили. Один все время делал для себя странный клюв из твердых облаков, утверждая, что это необходимый атрибут его академического костюма.

Наконец, Яали долетела до огромного сероватого скопления облаков, которое служило резиденцией королевы их косяка. Поклонившись при входе, Яали поморгала своими двенадцатью глазами, поправила длинным плавником прозрачную челку, и полетела внутрь.

Королева, огромная золотистая облакоед, лежала на своем троне, делая радужные завихрения из облаков.

-Доброго вам времени, Ваше Величество. — Учтиво согнулась колесом Яали.

-Здравствуй, Яалазия. — Поклонилась королева. — Что привело тебя ко мне?

-Все тот же вопрос, Ваше Величество. Позвольте мне отправиться на Край, я чувствую, что теперь мое место там.

-Ты небесное существо, Яалазия. — Ответила королева, — Наше место здесь, а не внизу, среди маленьких и тяжелых созданий. Они примитивны и слабы, а еще опасны, даже для самих себя.

-Да. Но не все. Некоторые помогают и другим тяжелым, и даже небесным. Пятеро ‚тяжелых существ‘ спасли меня, когда я застряла в ловушке. Я хочу вернуться к ним и отплатить добром.

-Они спасали свой город от тебя. — Напомнила королева.

-Но, для того, чтобы спасти свой город, им было необходимо спасти меня. И они это сделали. Взяли запретный для них камень, сделали почти не повинующийся летающий камень летающим, полетели ко мне, хотя их всех ждали и в других местах. Без любого из этих пятерых маленьких ‚тяжелых созданий‘ я бы погибла в скором времени от болезни. И, тогда, наверное, их город тоже спасся бы… Но, они спасли меня, и я не могу не быть им за это благодарной.

-Я тоже рада, что ты вернулась к нам, Яали, каждый из моего косяка очень важен для меня. Потому я и не хочу, чтобы ты летела к этим созданиям, даже если пятеро из них были добры к тебе. Ты небесное существо, что тебе делать среди тех, что живут на твердой почве?

-Но, все я теперь могу быть похожа на них. Моя болезнь прошла, а эта особенность не изменилась. Наверное, она теперь навсегда останется со мной, и, поэтому я уже не совсем небесное существо… — Сказав это, Яали сложила плавники, закрыла глаза и стала уменьшаться в размерах. Через минуту она приняла вид существа, похожего на тех, кто населяли земли Края. Совсем таких как она не было, но, все же она была тоже двуногой и двурукой, даже глаза было два, а остальные десять превратились в кристаллоподобные веснушки. На месте ушей были маленькие шевелящиеся плавники. Но, при этом она осталась невесомой и парящей.

-Это последствия затяжной болезни, но, они пройдут. — Сказала королева.

-Ваше Величество, мне это говорят уже больше двадцати лет, но, ничего не проходит… — Сказала Яли. — Мне начинает казаться, что мои изменения не случайны и постоянны. Может быть, я изменилась, чтобы стать одной из жителей твердого Края? Там происходят не хорошие вещи, мы все это чувствуем. Может быть, кто-то полу-небесный, как я, мог бы оказаться полезным там? Хотя бы тем, кто когда-то спас меня. Не зря ведь я постоянно о них думаю и вспоминаю…

-Ты не полу-небесная, ты небесная. — Сказала Королева. — Подожди еще немного, и твои превращения пройдут…

Яали вылетела из замка королевы, чувствуя, словно просто поплавала в вихре по кругу, вместо того, чтобы куда-то продвинуться. Но, она решила, что сегодня это будет в последний раз. Пусть на нее обидятся, но, она уже устала ждать. Она не чувствовала себя прежним облакоедом, и поэтому, она полетела не к своему обычному облаку, а вниз, туда, где в небе парил большой привязанный летающий камень, и дальше — к местностям, расположенным под ним. Летела она в виде рыбы, происходило это ночью, серебристая чешую отражала темноту неба и звезды подобно зеркалу, и, наверное, разглядеть ее было невозможно. Если даже кто-нибудь видел ее, то, вряд ли понял, что именно он видел. Пролетая мимо одного летающего корабля, Яали притормозила, — все же давно она не видела вблизи летающие судна. Конечно, это был другой корабль, не ‚Палач Бурь‘, на котором прилетали ее спасители, но, тоже очень красивый, с трепещущими серебристыми парусами, обилие которых создавало иллюзию тумана. Одна тяжелая маленькая девушка была на палубе, что-то поправляя, и она с интересом уставилась на огромное рыбообразное создание. То есть, конечно, девушка была вовсе не тяжелой, а весьма стройной, и не маленькой, а сравнительно высокой, с растопыренными ушами и волосами, собранными в высокий хвостик. Просто Яали так воспринимала всех жителей Края, но, собиралась научиться думать о них иначе. Сообразив, что на нее смотрят, облакоед моргнула поочередно всеми своими глазами и полетела дальше вниз. Девушка с корабля помахала ей, хоть и явно удивилась встрече.

Яали пролетела мимо Санктафракса, она знала, что сейчас ее друзей там нет. Двенадцать глаз облакоеды имели не просто так, некоторыми из них они могли видеть настолько хорошо, что могли различать лица жителей Края. Во всяком случае, жителей парящего города, — остальные части Края были закрыты дымкой или покровом зелени. И, долго наблюдая за Санктафраксом, Яали с уверенностью могла сказать, что там нет тех пятерых. Она знала, что существа твердого мира очень быстро меняются, и, через двадцать лет их лица могут быть уже другими, но, она была уверенна, что узнает их.

Лететь в Нижний Город ей не хотелось — там слишком много народа. Даже если ее друзья там, их будет трудно так сразу найти. Сначала надо обосноваться где-то поодаль и понаблюдать. Поэтому она летела по направлению к Дремучим Лесам. Разнообразные деревья сменяли друг друга, блестели озера и река. Впереди показалось какое-то манящее свечение, заставившее Яали притормозить. Она знала про Сумеречные Леса, в которые падают сконцентрированные молнии, и знала, что из-за этого леса обладают очень необычными свойствами, могут заманить и оставить внутри себя живые существа навсегда, не давая им ни жить, ни умереть. Вот и сейчас над Сумеречным Лесом была гроза… Так же Яали знала, что небесные существа не подвержены влиянию леса кристаллизовавшихся молний, — это было проверено некоторыми жителями облаков. Но, она сама не проверяла, потому все равно сомневалась. Хотя, Сумеречные Леса манили и интриговали. Может, пока поселиться в них?

Рыба зависла неподалеку от пограничной зоны между обычным и чарующим лесами, и, собиралась начать свою трансформацию, как вдруг увидела, что внутри грозы, принесшей новую порцию твердых молний, находится небесный корабль. Она знала, что жители Санктафракса иногда отправляются в такие бури, чтобы добыть немного грозофракса, но, она не ожидала, что станет свидетелем этого действа, только прилетев к землям Края. Тут ей на ум пришла мысль, — а что, если ее друзья, которые когда-то была с парящем городе, могут оказаться там, пусть и на другом корабле? И, вдруг что-то пойдет не так, и корабль сломается, и те, кто на нем или разобьются, или попадут в опасные леса? Конечно, свидетели говорили, что краевые жители хорошо экипируются, чтобы отправляться в те леса, но, бывают и ошибки… В любом случае, лучше пока не превращаться в маленькое существо, — большая рыба может оказаться более полезной, чем маленькая девушка с плавниками вместо ушей. К слову сказать, размер свой облакоеды могут контролировать. Если когда-то высоко над Санктафраксом она была больше города, и небесный кораблик мог поместиться в ее пасти, если бы она захотела его съесть, то сейчас она была чуть больше ‚Громобоя‘.

Предчувствия её не обманули, — вскоре небесный корабль начало особенно сильно трясти, он и так не был целым, а сейчас и совсем терял силы. С корабля начали спрыгивать фигурки существ с прикрепленными к спине паракрыльями. Вот только, и намека на защищающие костюмы на них не было… На третьей фигурке был кожаный костюм Каменного пилота, что, правда, тоже не было полной гарантией защищенности от чар леса, остальные же были совершенно не защищены.

-Так, чего же я жду? — Спросила сама у себя Яали, и полетела в сторону корабля и спрыгивающих воздухоплавателей.

Её уже не волновало — удивит ли ‚тяжелых существ‘ вид огромной летающей рыбы, — она просто стала ловить их на себя и аккуратно опускать на землю Дремучих Лесов. Наверное, они были удивлены своему необычному падению, при котором они даже не ударились сильно, потому что смотрели вокруг несколько растеряно. Когда она аккуратно опустила на землю последнего спрыгнувшего — подростка, чем-то очень напоминающего одного юношу с ‚Палача Бурь‘, то надеялась, что все уже уладила, но, ошиблась.

-Отец, почему же ты не спускаешься? — В отчаянии сказал Прутик, глядя на небесный корабль.

Рыба тоже посмотрела наверх и поняла, что капитан продолжает управлять пострадавшим кораблем, и ведет его внутри бури.

-Я сейчас. — Сказала Прутику Яали, махнула плавником и полетела в грозовую тучу.

Мальчик сел на землю, сомневаясь, не во сне ли он, если с ним заговорил кусок звездного неба. Только теперь он понял, что это было существо, которое как зеркало отражало в себе ночь, и сейчас оно летит за ‚Громобоем‘, отражая в себе уже тучи и молнии.

Облачный Волк вел корабль дальше, удерживаясь в центре бури, как вдруг, сбоку от корабля появилось нечто совершенно неожиданное. Нечто из далекого прошлого, что он был готов принять за галлюцинацию. Огромная рыбина с двенадцатью глазами летела рядом с ‚Громобоем‘, отражая его своей серебристой чешуей.

-Когда-то ты с друзьями спас меня. Теперь я тебя спасу. — Сказало существо мягким женским голосом, в котором свистел ветер.

Квинт ощутил себя юным, сверстником Прутика, тем, каким он был очень-очень давно. Не столько по времени, сколько по произошедшим событиям. Сейчас ему вдруг захотелось, чтобы все эти события растаяли и стерлись, и он снова стал бы юным и по-настоящему бесстрашным, готовым пожертвовать собой ради спасения Сантафракса. А не готовый послать Санктафракс в Открытое небо за то, что там его когда-то обидели… Если бы прошлое можно было повернуть и пережить заново…

Внезапно оказалось, что Облакоед не была галлюцинацией, потому что она схватила ‚Громобой‘ своими плавниками и стала вытаскивать его из бури.

-Что ты делаешь! — Опомнился Облачный Волк, — Я тебя об этом не просил. У меня миссия!

-Я тоже не просила меня спасать, когда вы пришли. — ответило летающее существо, которому, судя по голосу, было не так просто сопротивляться грозе, как оно это себе представляло. — Зато меня попросил твой сын. Какая, ко всем хрум-хрымсам пошлого и будущего миссия, если ты бросишь собственного сына?!

-Да, знала бы ты, сколько раз я уже… — Сел около штурвала Квинт, осознав, что сейчас управлять судном уже не надо.

Медленно, но ровно, потрепанный ‚Громобой‘ отделился от Великой Бури и был опущен на землю Дремучих Лесов, рядом с остальными пиратами. Облакоед, покачиваясь, отпустила плавниками корабль и отлетела, на ее боках были видны несколько ожогов от молний. Огромная рыба опустилась на землю и перевоплотилась в своеобразную девушку с серебристой кожей и ушами-плавниками. Вопреки ожиданиям некоторых наблюдателей, она оказалась не обнаженной, а обмотанной какой-то тканью, призванной эмитировать платье.

-Откуда у нее? — Все же спросил Тем.

-Да из парусов наших, конечно. — Ухмыльнулся Колючка.

-Извините, но, что это? Оборотни в Крае не существуют, они лишь мифические создания из эпосов и легенд. Они не могут быть в природе Края. — Вмешался Профессор Света.

-Очень даже могут, я видел Хрум-Хрымса. — Сказал Прутик, — Он на столько же материальный, насколько и мы с вами, и он оборотень. Правда, она не Хрум-Хрымс…

Облачный Волк с удивлением посмотрел на сына, — оказывается, и у того были какие-то недоговоренности. И, сомнений в его словах у капитана не возникало, он тоже лично знал краевого оборотня…

-Да, вы правы, в природе Края оборотней нет. — Подняла голову Облакоед. — Просто я не местная, я из Открытого Неба. А оборотнем стала из-за лаборатории Санктафракса.

-Это многое объясняет. — Вздохнул Облачный Волк.

-А мне не объясняет. Можно подробности? — Заинтересовался Профессор.

-Не сейчас. — Ответил ему Квинт. — Сейчас мне надо поговорить с сыном…

-Просто отличная идея. — Кивнула Облакоед. — Кстати, вы все спаслись? Я ведь не знаю…

-Вух-вух, вууу. — Сказал Буль, показывая в сторону.

-Ага, похоже не совсем все, а я и не заметил. — хмыкнул Тем. — Колючка, Каменный Пилот и Железная Челюсть за тобой прыгали, ты не знаешь, где они?

-Надо думать, чуть скосили траекторию и в Сумеречный лес полетели. Умники, они обычно сами косячат… — сказал эльф дубовичок.

-Я схожу за ними, на меня сумерки не действуют. — Встала Яали и пошла в сторону опасных лесов.

-Она не призрак, да? — спросил Тем. — Ущипните меня, а то не верится, что такую странность видим.

-Вух! — сказал Буль и ущипнул рыжебородого пирата.

-Ай! Буль, не обязательно так сильно.

Толстолап развел лапами, — он просто сделал то, о чем попросили.

Только проникнув на территорию Сумеречных Лесов, Яали увидела каменного пилота, хорошо экипированная пиратка сама шла в направлении привычного леса, видимо, ее костюм все же хорошо защищал.

-Рада, что ты сама выбралась. — улыбнулась ей Облакоед. В том, что перед ней девушка, у ‚не местной‘ оборотнихи сомнений не возникало.

-Спасибо за заботу. — Немного обиженно сказала Моджин. — Я понимаю, это так по-женски — спасти всех мужиков, а меня забыть.

-Нет, что ты, я просто не уследила. Кстати, одного из мужиков я тоже упустила, сейчас иду искать Железную Челюсть. Странное имя, надо признать.

-Это потому, что это не имя, а комментарий к внешности. Его зовут Стоуп. Удачи в поисках!

-Что-то в этом имени мне кажется знакомым… — задумалась Яали и пошла вперед, окликая пирата по имени.

Вскоре она нашла железную челюсть без Стоупа, — протез из железного дерева лежал на блестящей земле. Она подняла его, и ей стало немного не по себе. Было болезненно даже представить, как кто-то может жить без настоящей нижней челюсти… Она прижала протез к себе и пошла быстрее.

-Стоуп! Стоуп! — стала окликать она, сделав для себя открытие, что ей очень нравится произносить это имя.

Впереди что-то шелохнулось, и девушка устремилась туда, к серебристому дереву, под которым кто-то стоял. Когда Яали подошла ближе, она на время усомнилась в том, что чары Сумеречных Лесов не действуют на Облакоедов, и она остановилась как вкопанная. Перед ней был один из ее спасителей, — тот, кто придумал как согреть летающий камень в холодную зиму, создал красивые клетки с горящим летучим деревом в них, которые подобно светлячкам парили вокруг камня ‚Палача Бурь‘. От одного вида той красоты больному пойманному облакоеду тогда стало уже лучше, и в сердце появилась надежда… И кристалл грозофракса у ее спасителей оказался благодаря ему, — это молодой талантливый кузнец создал те кирасы, за которые благородный страж сокровищницы согласился поступиться принципами и отдал камень кузницам, а те передали его старому мудрому профессору, который знал что может спасти город, а, следовательно, и облакоеда. Она все это наблюдала с высоты и радовалась продвижению проблемной ситуации. Не важно, что он не знал о ее существовании, важно, что без него этого просто не произошло бы. И как после этого всего не предположить, что серый гоблин, стоящий перед ней не то манящее видение, которым Сумеречные Леса решили заманить небесную гостью в свой вечный плен? Но, растерянность Яали прошла, когда она увидела, что у гоблина не хватает нижней челюсти.

-Стоуп. — Снова сказала она, медленно подходя к нему. — Это твое. — Протянула она ему протез.

Удивленный пират смотрел на нее круглыми глазами, но, все же принял челюсть и стал возвращать на место. Яали скоро догадалась как ему помочь, и искусственная челюсть была закреплена на голове серого гоблина.

-Пойдем отсюда. — сказала она, беря его за руку, — Твои друзья все вне опасности, пойдем к ним.

-А кто ты то? — Наконец спросил Стоуп. — Ты напоминаешь Облакоеда, если честно. Особенно челкой. И блестками под глазами… Как будто у тебя больше глаз, чем два.

-Это потому что я и есть Облакоед. Меня зовут Яали, но, можно и просто Облакоед, мне нравится. — ответила она.

-Это чересчур странно. — Сказал Стоуп, крепко держа ее за руку, — Но, сегодня уже много странных вещей произошло, потому я искренне верю в то, что это все правда.


Вскоре Яали и Стоуп вышли из Сумеречного Леса и подошли к остальным. На лице Облакоеда была предельно блаженная улыбка, но, когда она поняла, что капитан корабля смотрит на нее сердито, улыбка все же пропала.

-Я благодарен за спасение команды и корабля, но, все же вы не имели права вмешиваться. — Сказал ей Облачный Волк. — Да, мы живы, но, зато теперь мы не найдем грозофракс! А он не уравновесит Санктафракс, и проблема останется не решенной.

-Так я могла бы сама… — начала было девушка с плавниками.

-Это была моя миссия, я должен был уйти в бурю. В этом мире слишком много ошибок давит на меня, там я нашел бы очищение…

-Отец, о чем ты говоришь? — Подошел к Квинту Прутик. — Мы найдем грозофракс и так…

-Да, причем тут грозофракс, Санктафракс! — терялся в мыслях Облачный Волк.

-Да, тут Сантафракс и правда не причем. Тут желание снова спрятаться от проблем. — Прозвучал совершенно непредвиденный серьезный комментарий. Удивительно в нем было то, что произнес его Стоуп, который вышел вперед огорченной и растерянной Яали.

-Что ты сказал? — не поверил ушам Облачный Волк.

-Что ты сбегаешь от проблем. Извини, но мы друзья, и я должен это сказать. Наверное, я отвратительный друг, если говорю это только сейчас, и то из-за нее. — Стоуп смотрел на Квинта с уверенностью. — Настоящий друг давно бы попытался поговорить, а я, как и все мы, пустил все на самотек, и вот до чего это нас всех довело. ‚Громобой‘ разбит, миссия не выполнена, и живы мы только благодаря рыбке-оборотню, которую ты еще и обвиняешь. Мы все стали спрятавшимися от жизни идиотами, а когда-то были настоящей командой, у нас были гордость, планы, устойчивые взгляды. Ты был настоящим героем, добрым и бескорыстным, ты делал всех вокруг себя боле уверенными, более сильными. А потом случилась эта неудача с первым полетом ‚Громобоя‘, и мы все в едином порыве совершили самую главную ошибку — разделились. Забыли старую истину о том, что поодиночке ветки сломать можно, а, когда они в связке, то их не переломить.

-И тогда из них можно сделать веник и подметать. — очень тихо сказал Колючка, просто не удержавшийся от ассоциации.

-А мы были глупыми веточками и разделились! — продолжил Стоуп. — И тогда с тобой и Марис случилась беда.

-Еще там была я, но, это такие мелочи… — теребя снятый капюшон, сказала Моджин.

Прутик смотрел на нее очень удивленно, — для него было новостью то, что Каменный Пилот девушка, а для всех остальных, судя по всему, нет.

-Если бы мы знали, мы все пришли бы на помощь, каждый из нас, я уверен. — говорил Стоуп. — Почему мы все не догадались переписываться птицекрысами? Хотя, сейчас сокрушаться поздно… То, что с вами четырьмя случилось, это ужасно и печально. Но, слава Небу и Земле, вы ведь все были живы! И сейчас живы. Если бы нам было известно о случившемся, когда вы с Моджин возвратились без Марис, мы бы отправились на поиски не раздумывая, но, ты ничего не сказал! Ты закрылся и стал огрызаться, все наши планы и идеи, все вопросы и комментарии тебя раздражали. Сейчас-то понятно почему, но, тогда было совсем не ясно. Ты закрылся и отгородился от нас, создав холодную маску, спрятался внутри Волка. И мы тоже спрятали настоящих себя куда-то глубоко и начали деградировать вслед за нашим капитаном. Ты искал сына, а мы думали, что просто перешли на одинаковую торговлю деревом. А потом ты один раз нашел сына, но, решил, что уже опоздал и будешь недостаточно хорошим отцом, и снова спрятался от него! Спрятался в гущу активных событий и битв, которые чуть нас всех не угробили. Прутик пошел за тобой сквозь весь лес и нашел. Тогда ты наконец поделился с нами своей историей, шокировав, но, все могло бы повернуться в лучшую сторону. Мы же все объединились в сопереживании с тобой тогда, это был такой шанс! А ты решил снова сбежать от сына и бросил его в лесу. Тогда его принесла на корабль Птица Помогарь, — редкие животные обожают наш корабль, суда по всему. Ты отгородился от него, опять прятал свои чувства, и наконец опять его бросил, на этот раз в Нижнем Городе! На этот раз у Птицы Помогарь был выходной, и ее функцию пришлось выполнять свихнувшемуся уже члену команды, не вижу в этом логики, но, видимо, от судьбы не уйдешь. Все, теперь сын с тобой, вы снова близки, и тут ты решаешь, что снова слишком плох и собираешься спрятаться от него внутри Великой Бури и очищаться! Не важно, что будет думать он, мы и все вокруг…

-Важно! — Выкрикнул Квинт. — Для меня это важно. Но, я требую, чтобы ты прекратил. Сегодня что, день бунтаря?

-Если важно, то хватит прятаться в одиночку! — не отступал Стоуп.

-Хватит. Я уже понял… — Наконец более мягким голосом сказал Квинт.

-Отец, я буду восхищаться тобой, даже если это правда, что ты меня бросал столько раз. — Уверенно произнес Прутик. — Потому что ты — мой отец.

-И я должен найти твою мать, чтобы все вернуть на место. — Улыбнулся Облачный Волк.- Это будет моей новой миссией после того, как мы снова починим ‚Громобой‘.

-А грозофракс для Санктафракса раздобуду я. — Сказал Прутик. -С помощью Облакоеда. Наверное.

Яали кивала, вытирая слезы радости, она не планировала столь масштабных изменений, но, была рада, что они произошли из-за нее.

-И… Извини, что ругал тебя, Квинт. — Почувствовал неловкость Стоуп. — Это все Сумеречный Лес…

-Значит, спасибо Сумеречному Лесу. — ответил Квинт нормальным живым голосом. — Похоже, мне надо было это услышать. Но, все же лучше убраться от вечных сумерек поскорее.

-У вас же есть световая коробка под грозофракс? — спросила Яали.

-Конечно, мы же были готовы к полету! Не коробка, а сундук.– сказал Профессор Света.

-Были готовы, костюмы, правда, забыли… — Хмыкнула она.

-Ой, так и знал, что что-то забуду… — Удивился Профессор.

-Ну, значит, дайте мне свой сундук, и я принесу грозофракс. А потом вы сядете на свой корабль, и я отвезу вас к Санктафраксу. Идет?

-Выглядит как-то не очень честно, что всю работу будешь делать ты. — Сказала Моджин.

-Но, все же я одна не восприимчива к сумеречному свету и могу превращаться в большую рыбу…

-А мы пока починим ‚Громобой‘ насколько сможем. — Сказал Стоуп.

-Да, было бы просто замечательно, а то я опасаюсь, что он по дороге развалится. Бедный невезучий ‚Громобой‘.- Посмотрела Яали пристально на корабль. — Или все же везучий?

-Все в мире относительно. — Сказала ей Моджин. — Пойдем, выдам тебе световой ящик, я знаю где он стоит.

-Конечно везучий. — Сказал Стоуп, — Ты же его привезла, Яали. Мне вот еще интересно, все ли хорошо у еще двоих представителей нашей команды, которые бунтовали до меня, и у пассажирки из Санктафракса?

-Да. Кстати, куда они подевались? –Спросил Колючка. — Как сбежали?

-Я дверь открыл. — Невозмутимо сказал Стоуп. — Хотя бы потому, что не нужно нам мертвецов на корабле.

-Ну, надеюсь, они и где-то еще не мертвецы, не смотря ни на что. — сказал эльф.

Все принялись за работу. Профессор Света любовался со стороны Сумеречным Лесом и пытался узнать у Квинта и Прутика, что они знают про Хрум-Хрымса. Приближалось новое утро.

Комментарий к Очень высокое небо.

Честно, я этого сама от себя не ожидала)

*пожала плавник облакоеду*

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400515 - Облакоед-рыбка

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400513 и https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/140-Облакоед Яали в антропоморфном виде. Ударение в ее имена на “Я” :)


========== Туман на краю реки. ==========


В рассветном небе парил пиратский галеон, его паруса постепенно снижались и перемещались, потому что он готовился к спуску. «Искатель туманов» не так давно отчалил от Нижнего Города, и сейчас держал путь в дебри Дремучих Лесов за теми уникальными природными ресурсами, которые можно раздобыть только там, и, только зная как и где. Капитан Штормовая Пустельга стояла у штурвала, наблюдая за слаженной работой женской команды. Все тихо, отлажено, изящно… Конечно, не все женские команды такие, — насколько она знала женщин с «Дрейфующего секача», те были не менее болтливыми и суетливыми, чем пираты-мужчины. Но, это потому, что «секачки» все разные, а у Пустельги команда из одних молотоголовых дам, как и она. Капитанша сама ни в коем случае не была расисткой, и не считала, что ее народ чем-то лучше остальных, просто они лучше понимали друг-друга, понимали тайные привычные знаки, и это помогало «Искателю Туманов» быть таким тихим, плавным, а когда нужно, молниеносным и опасным. Всегда в тумане, но, знающий что вокруг. Почти все они когда-то были дикарками из разобщенных кочевнических племен, но, по тем или иным причинам были оторваны от привычной жизни. Чаще всего причины были далеко не позитивными, это были потери и лишения, даже трагедии. Сама Пустельга переселилась в Нижний Город самостоятельно, вместе с супругом, они просто хотели заниматься оружейным изготовлением и торговлей в городе, у них все получалось, и общаться с горожанами оказалось легче, чем она предполагала. Но, у города есть разные стороны, и вскоре они встретились с его страшной стороной — жестокой конкуренцией, действительно жестокой, потому что конкурент может не просто оговорить ваш магазин, а положить частицу грозофракса под двери, чтобы все взорвалось… Пустельга была на рынке в момент взрыва, но, тогда она предпочла бы быть внутри, чтобы не остаться в горе и отчаянии совершенно одной. Но, тогда ей вдруг посочувствовал один пожилой капитан корабля, на судне которого были и мужчины, и женщины, и он пригласил ловкую и сильную, хоть и отчаявшуюся девушку стать частью его команды. И она нашла свое истинное призвание. Со временем гоблинша, без каких-либо интриг и противоречий, сама стала капитаном. Жизнь пиратов полна опасностей, — не только битвы с кораблями лиг или работорговцев, но и стихийные бедствия, лесные опасности и прочее часто калечат их или отнимают жизни. Команда обновлялась, и, вышло так, что обновилась она одними женщинами, причем ее же вида, хоть и из разных молотоголовых племен, и теперь «Искатель Туманов» был таким, каким он стал.

Сейчас кораблю было необходимо пополнить запасы не питьевой воды, и они опускались на поляну с не большим озером. Так же на этой поляне были какие-то три индивидуума, и Пустельга догадывалась по их виду, что они из числа тех, кому хотелось бы поскорее выбраться из Дремучих Лесов. Пиратки ни раз брали пассажиров на борт, потому что это приносило доход или оплачивалось работой тех, кого они подвозили.

ТиЭль с восторгом смотрела на опускающееся грациозное судно, прежде ей не доводилось наблюдать за правильным приземлением галеона, и, зрелище было по-настоящему завораживающим. Рука болела, и все тело ныло, но, все же она не могла не радоваться увиденному. А так же тому, что оба ее компаньона были рядом с ней, и ни с кем ничего плохого не случилось.

-Это же «Искатель Туманов»! — прочитал, прищурившись, Хитрован. — Первый раз вижу вблизи. Это хорошо, значит они тоже не знают меня …

-«Искатель Туманов»? — Ахнула ТиЭль, — Я же собиралась встретиться с ними, купить почву для теплицы. Неожиданно…

-Можешь купить сейчас. — Ухмыльнулся квартермейстер, — Они порадуются продаже.

С приземлившегося галеона скинули веревочные лестницы, и молотоголовые пиратки спустились на поляну, и пошли занялись проверкой корпуса, пополнением запасов воды и прочей необходимой работой.

Капитан Штормовая Пустельга выделялась среди всех пиратской шинелью и треуголкой с вышитой на ней хищной птицей, имя которой женщина носила. Она элегантно спустилась последней, и подошла к троим путникам. За ней подошли еще две гоблинши — одна высокая, с длинными черными волосами, собранными в косы, другая пониже и помоложе, с более широкими ушами и с рыжими волосами, собранными в высокий хвостик. Прежде ТиЭль никогда не видела рыжеволосых бровастых гоблинов, особенно настолько улыбчивых. Пиратки казались очень приятными и достойно себя держащими.

-Здравствуйте, премногоуважаемая капитан Штормовая Пустельга. — Низко поклонился Хитрован. Окурок и ТиЭль последовали его примеру.

-Приятно встречать тех, кто меня узнает. — Учтиво кивнула капитанша. — Что привело вас в Дремучие Леса?

-Стечение различных обстоятельств. — Уклончиво ответил Хитрован. — Но, мы были бы рады покинуть леса и вернуться в Нижний Город, если вы согласитесь взять нас на борт.

-Я, конечно, согласна взять вас на борт, — ответила Пустельга, — вот только, путь наш лежит дальше в Дремучие Леса. Но, мы все равно сможем вам помочь добраться до города, — спустя три дня мы встретимся у Краевой Реки с кораблем под названием «Облакоед», путь которого как раз будет лежать в Нижний Город. Мы совершим товарообмен, и вы в это время перейдете на их судно.

-Спасибо за вашу безмерную доброту, капитан. — закивал бывший квартермейстер.

-Пожалуйста. Только, доброта моя все же имеет меру, полагаю, вы и сами догадываетесь об этом. Проезд можно отработать, если у вас нет денег.

-У нас есть деньги! — Сказал Хитрован, доставая кошелек и раскрывая его перед Пустельгой. — Этого будет достаточно за троих?

-Да, даже более чем достаточно, я не такая жадная. — кивнула женщина.

-И отрабатывать мы тоже будем. — Уверенно сказал Окурок.

ТиЭль была рада, что все улаживается. Конечно, теперь их возвращение откладывалось, но, на корабле они будут в гораздо большей безопасности, чем в лесу.

-Я вижу, ты ранена? — обратилась к ней рыжеволосая гоблинша. — Пойдем со мной, я посмотрю твою рану.

-Верно, Зи-Тек, пусть все на нашем корабле будут здоровыми. — Похвалила девушку капитанша, — Отведи пассажиров в свободные каюты и окажи помощь гостье.

Забираться по веревочной лестнице с больной рукой было не просто, но, к счастью, им не надо было торопиться, и ТиЭль все же справилась с задачей. Зи-Тек показала свободную каюту, которую предлагала двоим мужчинам, Хитрован сразу ушел внутрь, приводить себя в порядок, а Окурок предложил пока проверить тросы на корабле, — девушка не возражала. Потом две гоблинши спустились в аккуратную комнатку, оснащенную в лечебных целях. Зи-Тек аккуратно развязала бинты и осмотрела рану ТиЭль.

-Довольно серьезный порез. — Покачала она головой. — Я бы наложила швы, чтобы избежать заражения, и чтобы все быстрее срослось.

-А рука будет нормально двигаться как раньше? — спросила ТиЭль.

-Надеюсь. Швы этому должны поспособствовать. Посиди спокойно, я все быстро сделаю. — Сказала лекарша, зажигая лампу для дополнительного освещения и обрабатывая иглу на огне.

-Ты медик на судне, Зи-Тек, как я понимаю? — Спросила девушка. — Меня, кстати, зовут ТиЭль.

-И медик, и матрос, иногда вперед смотрящую замещаю. — с улыбкой ответила та. — А ты на корабле никогда не работала?

-Я нет. Вот мои друзья были пиратами, только сейчас, можно сказать, уволились, а я работала в Санктафраксе. И, надеюсь, что продолжу там работать по возвращении.

-Ого, Санктафракс! Это должно быть впечатляюще. Хотя, мне на корабле лучше всего, я и родилась здесь, и всегда почти нахожусь здесь. Жалко, что капитан не принимает на работу мужчин, мне кажется, что из твоего плоскоголового друга был бы очень полезный матрос. Но, капитан против, потому мы с мамой здесь, а отец в деревне, мы с ним переписываемся.

-В деревне? — уточнила ТиЭль, — То есть, не кочует?

-Нет, потому что мой отец вообще не бровастый гоблин, а лопоухий. Поэтому у меня такие уши и рыжие волосы. — усмехнулась Зи-Тек. — Когда-то папа работал шляпопоправителем на одного лиговского лидера, а мама и тогда была пираткой на «Искателе Туманов». Но, они познакомились на верфях, когда его начальник приходил туда по каким-то делам, и наш корабль там был. Потом была эта жуткая битва между кораблями пиратов и лиг, тогда много всего ужасного произошло, многие пострадали и даже погибли. Папа тоже был на корабле лиг, который назывался «Несущий Смерть», потому что его начальник был там, но, когда их корабль стал падать, моя мама забрала его, — она очень смелая.

-Очень романтичная история. — Порадовалась за Зи-Тек ТиЭль.

-Да. — С гордостью сказала молотоголовая, выполняя свою работу.

Она обработала место вокруг раны холодящим раствором, и боль почти не чувствовалась. ТиЭль смотрела в стену и думала обо всем, произошедшем за последние дни.

-Тебе не стало хуже? — спросила молотоголовая девушка. — Что-то ты сильно хмуро выглядишь.

-Нет, это не из-за раны, ты замечательный врач. — Покачала головой ТиЭль. — Просто задумалась. Так хочется вдруг ввязаться в какую-нибудь беду и спасти всех, или хотя бы кого-то. Но, это так сложно сделать…

-Ты пыталась куда-то вмешаться, когда получила рану, да? — С интересом спросила Зи-Тек. — Расскажи, я никому другому не скажу, если хочешь. Вы мне нравитесь, что бы там ни было.

-На корабле одном чуть не произошел бунт. Он на самом деле изначально был провальной идеей, но, Хитрован начал и Окурок его поддержал, и они могли погибнуть. Я вмешалась, они живы, слава Небу и Земле, но, все равно все еще не понятно и запутано. И, я не знаю, что с другими членами команды, а среди них есть еще близкие друзья… Хотя бы один, это он выпустил нас.

-Но, все же вы живы, это главное. И бунт — это немного романтично звучит. Хотя, я бы не стала.

-Ничего романтичного в этом бунте не было, поверь мне. Просто все были давно на взводе, все накопили в себе злобу, это грустно. Хотя, Окурка прекрасно понимаю, его на цепи держали, для этого у него ошейник.

-Пираты могут держать другое разумное создание на цепи? — Удивилась Зи-Тек. — Я думала, так только лиговцы могут делать.

-Я тоже… Но, главное, что больше он не на цепи, потому что это было слишком несправедливо.

-Конечно. — закивала девушка, заканчивая шить. — И ошейника на нем тоже не должно быть, я об этом позабочусь. Я не считаю, что какая-то раса более особенная чем другая, ни в коем случае. Но, все же мы, бровастые, гордые воины кочевники, и никто из нас не должен быть в ошейнике. И вообще никто.

Закончив процедуру, она снова забинтовала руку ТиЭль, после этого стала рыться в ящике с металлическими приборами и достала большой и явно острый нож. Найдя его, гоблинша довольно закивала, встала и быстро пошла на палубу. ТиЭль отправилась за ней, она немного волновалась. Конечно, Зи-Тек кажется доброй и славной, но, вдруг на фиминистическом корабле тех, кто выглядит недостаточно гордым для своего вида, казнят? Она сама понимала, что эти сомнения попахивают бредом, но, не могла с собой ничего поделать и волновалась.

Две девушки нашли Окурка, затягивающим узел на одном из канатов, который ослаб. Зи-Тек подошла к плоскоголосому гоблину и что-то тихо сказала ему на ухо. Он улыбнулся и одобрительно закивал, а потом запрокинул голову, закрыв глаза. ТиЭль с замиранием сердца следила, как молотоголовая гоблинша подсовываем свой острый нож под его ошейник, — все же он казался чересчур большим, и вены на шее так близко… Но, к счастью, в следующий момент ошейник упал на палубу, и Окурок был цел и невредим. Он провел рукой по шее, на которой были натертости и вздохнул.

-Все, теперь ты никому не принадлежишь. — Улыбнулась Зи-Тек, сняла со своей шеи один из многочисленных амулетов и надела его на шею Окурка, — Пусть он теперь оберегает тебя. Шея должна быть защищена.

ТиЭль счастливо улыбалась, глядя на них.

Следующие дни путешествия шли спокойно и равномерно. Погода была хорошей, никаких других кораблей «Искатель Туманов» не встречал. ТиЭль наконец поняла насколько приятно плыть по небу под парусами. Её работой не загружали, хоть они и предлагала помощь, Зи-Тек настаивала на том, чтобы она берегла руку и не бросала тень на ее медицинское мастерство. Хитрован, кажется, тоже ничего особо не делал, похоже, кроме квартермейстерского дела он мало что на корабле понимал, или создавал такое впечатление. А Окурок во всю помогал команде, и особенно много времени проводил с Зи-Тек, говоря на лесном языке. ТиЭль очень нравилось наблюдать за ними. До этого она надеялась, что удастся больше поговорить с лесным плоскоголовым гоблином о его прежней жизни, но, понимала, что ему сейчас явно не до таких разговоров. Вот и сейчас он что-то подправлял, забравшись на середину мачты.

ТиЭль стояла на палубе, держась за бортики, Хитрован подошел и встал рядом. Причесанный, аккуратный и в более-менее подлатанной шинели.

-Как настроение? — спросил он.

-Хорошо. — Улыбнулась ТиЭль. — А у них вообще отлично. — Кивнула она в сторону Окурка, к которому сейчас забралась и Зи-Тек, просто присев рядом. Только, я снова волнуюсь — что будет дальше…

-Ты что, в него влюбилась? — спросил Хитрован.

-Нет. Я люблю его как друга. Он помог мне понять, что я что-то тоже могу сделать, а не только наблюдать. И я думаю о том, что на корабле он не останется, потому что это женский корабль, и им с Зи-Тек придется расстаться…

Хитрован развел руками и закивал.

-То есть, тебе его жалко?

-Это как –то обидно звучит, если кого-то жалеть… Конечно, жалеть и любить — это очень близкие чувства. Просто чувствую то, что чувствую, без определений.

-А мне не обидно, что Кайра меня жалеет.

-Она тобой восхищается.

-Но и жалеет тоже. Она просто любит жалеть и защищать. Она не рассказывала, как в таверне «Гнилосос» была драка между большей частью «Громобоя» и Ульбусом с наемными шрайками?

-Нет. — Удивилась ТиЭль.

-Тогда я расскажу, это было интересно. — необычно по-доброму улыбнулся он, думая о том событии, и начал рассказ, жестикулируя, меняя голос и поплевывая в силу особенностей своей дикции.

Наконец, пришел день, когда «Искатель Туманов» достиг большого изгиба Краевой Реки и опустился. «Облакоед» еще не прилетел, и все просто сошли на землю. Зи-Тек показала ТиЭль необычный сверкающий порошок, находящийся на берегах этого участка реки.

-Это чайн. — Заговорчески сказала она.

-Чайн? Тот самый, который так ценили Землеведы Санктафракса, и который, вроде бы, больше никто не добывает?

-Мы добываем. И, не думаю, что мы единственные. — сказала девушка. — Этот порошок особенный, он почти волшебный… В смысле, он может противостоять стихии. Может остановить бурю, вихрь, если правильно его использовать, или еще что-нибудь стихийное. Это большой секрет, но, мы им иногда пользуемся. Те бури, что создаются не просто так, а силами этих особенных частиц жизни, глистеров, они могут быть непредсказуемыми, почти как существа. могут не пропускать куда-то, могут даже пытаться уничтожить. А глистеры боятся чайна, потому такие бури можно развеять с помощью этого порошка. Представляешь?

-Не представляю, но верю. — Скзала восхищенная пучковолосая. — А можно мне взять чайна? Я работаю с растениями, интересно, как чайн будет взаимодействовать с ними…

-Возьми. Только, не многим рассказывай что это такое. Я слышала, что в Санктафраксе некоторые до сих пор бесятся по поводу противоборства Землеведов и Небоведов.

-Спасибо за заботу. Сейчас все не так страшно, но, я и правда это не буду на каждом углу оглашать.

В сумке ТиЭль был футляр для особо редких семян, и она решила, что он подойдет для хранения легендарного порошка.

После они пошли к четверлингу и плоскоголовому, которые о чем-то говорили, стоя у реки. Окурок указывал вдаль, а Хитрован отворачивал его в другую сторону. Молотоголовая и пучковолосая гоблинши подошли поближе.

-Я знаю эту реку, мы жили не далеко от этого места. — спокойно говорил Окурок на общем языке, чтобы Хитровану было понятно. –Я пойду и найду дом.

-Но, вы же кочующие! Это было больше двух лет назад, твоя родня могла куда угодно уйти за это время. Не сходи с ума, летим с нами. — Уговаривал его четверлинг.

-Зачем? Мое место всегда было в лесу, теперь я на том месте, где смогу найти дорогу домой и снова быть полезным. Там моя мама, мои соседи, я должен быть с ними. В городе мне делать нечего.

-А как же еда, питье, место для сна?

-Я кочевник, я тут прожил очень много лет, и знаю как выживать в лесу. Теперь я освободился и пойду туда, где мое место.

Хитрован молчал, понимая, что Окурок прав, но, он сейчас понял, что ему уже очень не хватает его дикого друга. Стекла его очков запотели. Девушки тоже молчали.

-Я ухожу. — Сказал он им спокойно.

-Просто так уйдешь и даже не попрощаешься? — Спросила ТиЭль, подходя ближе. Она посмотрела в его желто-оранжевые глаза, сейчас полные надежды. Конечно она не за что не станет его отговаривать… на же сама уговаривала его держаться за жизнь ради них. — Удачи тебе, обязательно найди своих родных, ты им нужен. — Она обняла окурка и отступила.

Зи-Тек подбежала и очень крепко обняла его, улыбаясь и прижимаясь лицом к его лицу.

-Я тебя никогда не забуду. — Сказала она ему. — Может, когда-нибудь я найду тебя, когда ты найдешь свой дом. Удачи!

Окурок прикрыл глаза и вздохнул. Потом вынул из уха одну сережку и отдал ее Зи-Тек.

-Я вас тоже никогда не забуду. — Грустно улыбнулся он, а потом развернулся и ушел, чтобы не затягивать прощание.

Скоро он скрылся за деревьями, а трое его друзей все еще стояли на месте.

-Зи-Тек, ты где? — Окликнула молодую гоблиншу ее мать, та молотоголовая с косами, которую они видели в первый день.

-Я здесь, мама. — пошла она на зов. — Знаешь, Окурок ушел в лес…

-Он правильно сделал. А нам пора собираться пополнять запасы. Корабль «Облакоед» уже прибыл. — указала гоблинша на опускающееся красивое и небольшое судно. — «Облакоед» — уникальный корабль, у него два капитана, которые всю работу на корабле и выполняют. У них летучий камень — осколок самого огромного из летучих камней, после Санктафракса, конечно. Кривой, но, очень хорошо летающий, и управляющийся его охлаждение и подогрев тоже рычагами, как и подвесы. «Облакоед» построили в «Санктафраксе», и, проектировал его один очень умный и особенный молодой кузнец, потому у корабля такое особенное управление. Больше никто подобного опыта не повторял, но, «Облакоед» летает, и успешно. Вам посчастливится на нем полетать. — Кивнула она Хитровану и ТиЭль.

-Спасибо за информацию. — воодушевленно ответила девушка.

-Мне кажется, я постараюсь всячески избегать встречи с этими капитанами… Просто потому что не хочу ничего им рассказывать. — Сказал немного побледневший Хитрован. — Но, полечу на нем в любом случае, конечно. Может, за столько лет мы все сильно изменились и не узнаем друг –друга…

-То есть, это твои знакомые? — Спросила ТиЭль.

-Если не ошибаюсь, то по рассказу выходит, что да. И не только мои знакомые. Они были частью команды «Громобоя» изначально…

-Кажется, совпадения, связанные с этим кораблем никогда не перестанут меня преследовать. — развела руками ТиЭль, наблюдая за спусканием корабля, который станет их временным домом на еще несколько дней. — Не бойся, я возьму все дела на себя, прячься сколько хочешь. Я не знаю этих капитанов, но, в любом случае, я на твоей стороне.

-Спасибо. — Пожал ей руку Хитрован. — Не подумай, они люди очень милые. Во всяком случае, были точно милые и приятные. Но, беда в том, что это было тогда, когда в команде нашей милыми и дружными были все… Если они тоже испортились как и мы — это плохо. А, если они все такие же, как и были, то будет еще хуже рассказывать им о том, что за это время стало с остальными нами… А врать им вот я не хочу, ради совместного прошлого хотя бы. И это не та тема, насчет которой что-то выдумывать хочется.

-Я поняла тебя. — Кивнула ТиЭль. — Мне неприятно это признавать, но, на твоем месте я бы так же поступила. Я тебя прикрою.

Они дождались, когда двое четверлингов-капитанов спустились. Когда они о чем-то говорили со Штормовой Пустельгой, ТиЭль подошла поближе, чтобы напомнить о себе, а Хитрован сразу полез на корабль, прикрываясь сумкой. Капитанша действительно проинформировала владельцев«Облакоеда», что пересаживает к ним двоих пассажиров, и ТиЭль заплатила за проезд до Нижнего Города. Оба четверлигна ей показались очень приятными, с очень санктафраксовскими замашками в лучшем смысле слова. Они радушно поздоровались с ней, особенно кудрявый шатен в необычном головном уборе, и порадовались тому, что все являются выходцами из Санктафракса. Про своего компаньона ТиЭль сказала, что ему не здоровится, потому он предпочтет оставаться в каюте, чтобы никого не заразить. Капитаны не возражали.

-Интересно, почему эта особа напоминает мне моего бывшего начальника? — Смотрел ей вслед Фин, когда ТиЭль тоже стала подниматься на корабль, после того как попрощалась с Зи-Тек и осталными.

-Потому что она тоже пучковолосая гоблинша, как и Денгрив. — Ответил Рафикс.

-Возможно… Хотя, она прямо как родственница на него похожа. — Пожал плечами Фин.


Корабли совершили товарообмен и довольно скоро двинулись в путь. Когда «Облакоед» поднялся высоко, оба пассажира некоторое время пытались следить за изгибами краевой реки, чтобы угадать, где сейчас может идти их друг Окурок. Но, вскоре это стало совсемневозможно. И они пошли в каюты, чтобы не рисковать столкнуться с капитанами.

ТиЭль снова чувствовала себя виноватой. Просто вышло так, что она не обманула Рафикса и Белфиниуса, — Хитрован на самом деле умудрился простудиться во время путешествия, и все дни сидел в каюте и чихал. Она готовила ему оздоровительные чаи из трав, которые насобирала в лесу, и, это действительно ускоряло процесс выздоровления. Ее рука тоже болела все меньше, хотя, полная подвижность пока к ней так и не возвращалась. Но, все же дела обстояли очень хорошо — они возвращались в Нижний город, знали, что их общий друг тоже идет домой, надеялись, что с «Громобоем» все хорошо, если никто не говорит о нем ничего плохого. Наверняка, какая-то связь между пиратами поддерживается. Погода продолжала быть хорошей, и полет шел ровно и приятно, лишь со скрытыми волнениями.

Комментарий к Туман на краю реки.

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400519 - дамы с “Искателя Тумана”

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400527 - Зи-Тек

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400518 - из рассказа Зи-Тек

https://fotki.yandex.ru/next/users/tielg/album/555289/view/1400526 - перед расставанием


========== Встречи в толпе. ==========


Корабль «Облакоед» опустился в Нижнем Городе в середине шумного дня. Капитаны даже не заметили, когда двое их пассажиров из Дремучих Лесов сошли с судна, видимо, те очень торопились. Проблем с ними не возникало, больной выздоровел, и, все были взаимно довольны.

Рыцарь и воин-академик тоже сошли на твердую почву и осмотрелись.

-Ну что, посетим наш дорогой уравновешенный Санктафракс? — Предложил Раффикс.

-Это уж точно, дешевым Санктафракс никогда не был. И уравновешенным его видеть тоже непривычно. Поэтому, надо бы полюбоваться. — Ответил Белфиниус. — Жалко только, что мы припозднились и упустили возможность с Квинтом, Стоупом и остальными встретиться.

-Но, должны же были мы торговое соглашение заключить, чтобы потом перевозить упряжь на эту «Большую ярмарку ежеобразов». Если у нас не будет заказов, от «Облакоеда» придется отказаться. С «Громобоем» мы еще обязательно пересечемся. Уверен, там все стабильно.

-Тоже очень в это верю. Проведаем профессоров, бывших начальников и прочих, и еще, там нас должно ждать длинное письмо от друзей. Весточка, которую принесла прицекрыса, обещала, что нам из их большого письма предстоит узнать что-то особенное, какой-то сюрприз из прошлого. Как думаешь, что это может быть?

-Все, что угодно. Прочитаем, — тогда узнаем.

-Прямо все-все что угодно? Световые коробки и живые облакоеды?

Переговариваясь, друзья шли к подвесным корзинам, еще не догадываясь, что угадали.

Мимо них, как раз прибыв на подвесной корзине, прошли два четверлинга — здоровенный угрюмый черноволосый мужик с прической, отдаленно напоминающей рога ежеобраза и щуплый светловолосый подросток с сумкой, полной свитков и книг.

-Папа, но, почему мы так быстро ушли? В той книжной лавке… — Говорил мальчик.

-Замолкни, Каулквейп, у меня проблемы посерьезнее, чем книжная распродажа! — Огрызнулся Ульбус.- Ты слышал? Улетел по делам! Этот долбанный «Громобой», мною долбанный столько раз, все еще летает! Немыслимо…

-Но, чем это тебе так мешает? Они ведь далеко улетели, как я понял… — Пытался успокоить отца подросток.

-Я не могу быть спокоен, пока этот недогрызанный преследователь бурь все еще на ходу! Это личное! Они украли мой топор… Когда вырастишь, поймешь, сынулька…

-Не уверен. — Пожал плечами Каулквейп, уже начиная читать на ходу какой-то новый свиток.


После прибытия в Нижний Город, ТиЭль решила сразу отправиться в Санктафракс. Ей, конечно, хотелось повидаться с Кайрой, но, она понимала, что сейчас будет гораздо лучше, если Хитрован и ее подруга встретятся один на один. А она лучше позже в гости прибудет.

Пучковолосой гоблинше самой тоже очень хотелось, чтобы ее впереди ждала встреча с любимым другом, по которому она так соскучилась. Пусть с дороги, уставшая и взлохмаченная, она сразу же отправилась к месту, где обычно собирались стражи сокровищницы, надеясь встретить Тугодума. Но, когда она спросила у его коллег о местонахождении ее плоскоголового друга, гоблины сказали, что Тугодум уволился несколько дней назад и решил связать свою судьбу с воздушным пиратством. ТиЭль с трудом верила своим ушам и случившимся совпадениям. Она провела столько времени в компании разных воздушных пиратов, принимая решение и меняя некоторые моменты чужой жизни, и теперь отправилась к спокойному и ответственному стражу сокровищницы, который всегда был рядом, в Санктафраксе, а он вдруг перестал быть стражем сокровищницы, и улетел с воздушными пиратами…

-А как вышло, что он так вдруг решился? Он не говорил? — ошеломленно спросила ТиЭль у одного из плоскоголовых.

-Отчего же, говорил. Он встретил юного и активного капитана воздушных пиратов, — как раз когда тот пытался пробраться в сокровищницу, но, не для того, чтобы что-то украсть, а наоборот, чтобы доставить туда новых грозофракс. Оказывается, академик Вилникс не разрешал этого делать, вот парнишке и пришлось красться в обходную, чтобы наш город спасти. И наш Тугодум, хоть и не сразу, но поверил пиратику, и встал на его сторону, а юный капитан пригласил его в свою команду. Конечно, Тугодум согласился, кто же откажется от такой перспективы, особенно после нудной охраны бездарнейшего Высшего Академика? Вот он и согласился, и улетел в составе новой команды.

-Юный пиратский капитан с грозофраксом? А как его звали? — Поинтересовалась ТиЭль, понимая, что уравновешивающие кристаллы должен был привези «Громобой». Ясно, что капитан знакомого ей корабля не показался бы слишком юным, да и, насколько она понимала его, тот четверлинг не стал бы аккуратно идти и договариваться, а опять пошел бы напролом и всех поубивал, наверное… Нет, такие страшные мысли даже допускать нельзя. — Помотала она головой.

-Прутик. — Ответил гоблин с улыбкой. — Такое капитанское имя не забудешь. Он только недавно свой корабль завел, называется «Танцующий на краю». Совсем подросток, но, очень смышленый, и в навигации, говорят, хорошо смыслит. И команду набрал классную, судя по слухам.

-Прутик, он и правда славный. Капитан…– Улыбнулась удивленно ТиЭль, — Хотя, я от него такого вот поворота не ожидала…

Растерянная гоблинша отправилась в свою любимую теплицу, к растениям. С одной стороны, все вроде бы было не так уж плохо. Все живы и здоровы, и, наверное, счастливы. Но, все же так грустно от того, что она разминулась с Тугодумом.

-Храни ваш корабль Небеса… — С надеждой посмотрела она в окно теплицы, за которым плыли уже вечерние облака. — Береги себя, мой внезапный пират, возвращайся, пожалуйста…


Дни шли своим чередом, все было вроде бы не плохо, но и не хорошо. Уже больше недели прошло с того дня, как Кайра и ТиЭль узнали неожиданные, хоть и полезные подробности о «Громобое». После странного визита в Санктафракс Кайра была на подъеме, но, прошло время, а ни подруга, ни друг не возвращались. За эти несколько дней многое успело измениться — Санктафракс снова уравновесили, лишние гигантские цепи аккуратно сняли и собирались переплавить во что-нибудь более дельное. «Громобой» вернулся, и уже даже починился на верфях, насколько она знала. Но, вместе с судном не вернулись ни ТиЭль, ни Хитрован, ни Окурок. Как-то на улице Кайра увидела Колючку, и, хоть эльф и пытался притвориться, что не заметил ее, девушка догнала его и пыталась узнать у давнего знакомого об интересующих персонах. Колючка сообщил, что все трое сошли где-то в лесу, и что все у них в порядке было на тот момент. Разговор был коротким, потому что дубовичек очень куда-то спешил. Девушка чувствовала, что он что-то недоговаривает, возможно, чтобы не волновать ее.

Кайра выполняла свою работу как обычно, только, была не такой улыбчивой и словоохотливой. Правда, пару дней назад снова была в хорошем настроении-тогда к ним в таверну нагрянула новая команда нового корабля, который собирался в свое первый полет. Естественно, такое событие надо было «обмыть», и капитан с командой выбрали их таверну, что было очень приятно. Капитаном был четверлинг лет шестнадцати или около того, в команде у него были рыжеволосая девушка в плотном костюме каменного пилота, кажется, она была юным трогом, эльф дубовичек, вейф, толстолап, душегубец, плоскоголовый гоблин и четверлинг-квартермейстер. Последний ей напомнил ее друга очками, большим носом и фамилией, но, вообще он весьма сильно отличался. А плоскоголовый оказался ее недавним кратковременным знакомым Тугодумом, который решил сменить род деятельности. Судя по всему, все, кроме капитана, каменного пилота, а так же душегубца и эльфа, прежде пиратами не были, но, были так позитивно настроены, что верилось, что все у них непременно получится. Сестра Чернопер подарила команде корабля «Танцующий на краю» дополнительную бутылку рябинового вина, и все шло мирно и весело.

А еще, после ее поездки в Санктафракс, Кайра встретила новую подругу — эльфийку Айвири. Они встречались мельком и раньше, — Айвири работала помощником аптекарши балаболы в Нижнем Городе, и она часто приходила в «Дуб Кровосос» и редко в «Гнилосос», доставляя различные травки для напитков и приправ, которые в аптеку тоже попадали. Айвири была немного непривычным эльфом-дубовичком, потому что большинство из этих созданий имеет шикарное зрение, а Айвири была близорукой и носила очки, но, это не делало ее менее симпатичной. Кайра знала, что эта эльфийка чаще навещает конкурирующую таверну не просто так, а потому что ее близким другом является вэйф Форфикюль. Вот как раз после того, как Кайра с Форфикулем вернулись из Санктафраса, Айвири и стала ее более близкой подругой, часто заходила в гости, приносила вкусные чаи, разговаривала о разном. Девушка четверлинг была удивлена тому, что эльфийка спрашивает многое из того, что ей действительно было интересно рассказывать, но, потом все же догадалась, что причина, видимо, в том, что во время поездки в парящий город Форфикюль прочитал что-то в ее мыслях, а потом поделился со своей подругой, а та решила, оказывать дружескую поддержку Кайре. Официантка «Гнилососа» не возражала, — ей было правда необходимо это общение.

Сейчас Айвири как раз снова была у нее в гостях и наводила ароматный ягодный чай. А Кайра штриховала что-то в блокноте, — её успокаивало то, что она может видеть любимых друзей хотя бы на картинках, которые рисовала сравнительно не плохо.

-Как дела у «Громобоя»? — Спросила Кайра.

-Хорошо. — Ответила Айвири, — Они уже вылетают с новой миссией, — полетят в новый район в Дремччих Лесах под названием «Вольная Пустошь». Красиво звучит, правда?

-Да, весьма. Вот бы там побывать вместе… Не знаешь, никакие корабли не привозили еще кого-нибудь с «Громобоя»?

-Нет, все еще нет. — Вздохнула Айвири, — Но, все будет хорошо. Я не чувствую ничего плохого, когда думаю о твоих друзьях.

-Я верю. Но, я все равно очень волнуюсь, их так давно нет. Где же мой Хитроваша?.. — Всхлипнула она. — И ТиЭль. И тот славный гоблин в ошейнике, Окурок.

-Они вернутся, вот увидишь. — Положила ладони на ее руки Айвири. — Твоя подруга уже путешествовала в лесах, Окурок вообще родом оттуда, а Хитрован с ними. Я знаю, что в лесу не просто, но, там много хорошего, я же сама из Дремучих Лесов. Только мы с семьей переехали сюда, когда я еще маленькой была, и мало чего помню, но, воспоминания о лесах только хорошие. А некоторые, кто их леса в город попал, потом изо всех сил обратно стремятся и действительно уходят. Вот моя подруга Вудбин так и сделала — обратно туда уехала. В лесу иногда даже лучше. Но, твои друзья вернутся. Не плачь…

-Не буду. Спасибо. — Улыбнулась Кайра. — Наверное, ты тоже скучаешь без подруги, если она от тебя в леса перебралась?

-Немного… Мы не так долго были знакомы, но, правда подружились, наверное, потому что обе лесные. Ее, правда, вывезли из леса против воли, — не то, что у меня было, и поэтому она сбежала и некоторое время скрывалась в подвале «Дуба Кровососа», и мы с ней очень хорошо общались. Но, потом она все же отправилась в леса, хоть мы с Форфикюлем и предлагали ей в таверне работу найти. Но, я рада, что она там, где ей лучше.

-Да. Каждый из нас выбирает свое место в мире. Моё — здесь, я в этом нисколько не сомневаюсь. Но, было бы лучше, если бы я знала, что у всех, кто мне дорог, тоже все хорошо, даже если бы они были не рядом.

-Я очень тебя понимаю. — Кивнула эльфийка. — Эх, пора относить следующий заказ… Пей этот чай, он очень помогает помнить только самое лучшее и совсем забывать плохое.

-Так и сделаю. Передавай привет Форфикюлю. –Улыбнулась ей Кайра.

На работе было затишье, и Сестра Чернопер отпустила ее немного прогуляться. Кайра выпила настой, оставленный Айвири, и, настроение на самом деле улучшилось. Она шла по улице в районе причала. Легкий ветер развивал юбку и распущенные волосы, скрепленные сбоку костяной заколкой. Облака плавно плыли по небу, и дым из Нижнего Города тоже уплывал по ветру. Небо становилось вечерне-сиреневым, и все становилось чуть красивее, светлее… На улицах Нижнего Города всегда много народа, даже в такие периоды дня, как сейчас, все равно кто-то куда-то все равно идет, и она — среди них. Хорошие воспоминания всплывали в мыслях, как и обещала Айвири, и Кайра вспоминала давнюю встречу с пиратами около таверны, в которой она тогда работала только первый день. Начальница была не в восторге от того, что новая работница пустила троих незнакомцев переночевать и поужинать без ее ведома, но, все уладилось, — и дружбы и с новым коллективом, и с пиратами только, укрепилась. Особенно с милым высоким сутулящимся четверлингом с плохой дикцией и слабым зрением. С ним в общении ей всегда было особенно легко, и ему с ней, похоже, тоже. Потом пираты принялись за активную работу, и они почти не виделись, не считая кратких приветов по пути. Но, она всегда ждала этих приветов, насколько бы мимолетными они не были. Это продолжалось годами. А потом этот злючий лиговский капитан Ульбус чуть не погубил «Громобой», и многие на корабле пострадали. Когда он хвастался перед другими тем, как организовал ловушку-поставку, наняв дикарей, которыми пожертвовать не жалко, а сам пытался разрушить «Громобой, и при этом чуть не убил механика, ударив по челюсти топором, и обрубил канат, который при падении лишил квартермейстера двух пальцев на правой руке, а потом, и капитану «Громобоя» каким-то креплением по глазу попало. Кайра была тогда готова побить этого злорадного Ульбуса поганой метлой и выгнать, надев на голову помойное ведро, но, сдержалась, и всего лишь подсыпала в чай слабительное. Правда, Ульбус догадался и пришел по крупному мстить за ее мелкую месть. И тогда пираты с «Громобоя» вдруг снова пришли и спасли ее и ее троих друзей из таверны, — это был прекрасный день. А после него ее любимый квартермейстер отдельно еще приходил в гости несколько раз, она при встречах согревала дыханием его раненную руку, взяв ее в свои ладони, потому что он жаловался на холод на месте исчезнувших пальцев, а ей становилось только теплее от того, что она делилась своим теплом. Потом у пиратов снова было много дел, а она продолжала ждать каждой мимолетной встречи… Идя каждый раз в толпе она высматривала в ней бордовые пятна, — вдруг это окажется его бордовая шинель, такого замечательного, почти винного, тавернового цвета…

В толпе впереди мелькнуло что-то бордовое. Кайра подняла глаза и растерялась, а потом заулыбалась. По направлению к ней, явно тоже видя ее, шел Хитрован, в той же бордовой шинели, только несколько ободранной и затертой. Нелепость его виду добавлял маленький кораблик-модель с маленьким летучим камнем в середине, наподобие настоящего, который он тащил за веревочку. Такие кораблики делали в Санктафраксе на подготовке воздухоплавателей, она знала. Иногда студенты свои модели продавали, и, насколько она знала, не дешево. Модель, которую тащил Хитрован, отдаленно напоминала кораблик, созданный для преследований бури.

-Добрый вечер. — Сказал он, остановившись напротив нее. — Извини, что я так долго. Были очень непредвиденные обстоятельства.

-Они все разрешились? — сияя улыбкой, спросила она.

-Да, все разрешилось. Я понял, что я далеко не такой умный, и не такой хороший, как мне самому казалось… Но, все правда разрешилось, твоя подруга сейчас в Сантафраксе, а Окурок ушел в лес, искать свой дом. А я вот, к тебе… — пират потупился и почесал затылок. — Это тебе. — Протянул он кораблик.

Девушка приняла необычный подарок. Она привязала его вокруг своего плеча, чтобы он не улетел. Вид был странный, но, симпатичный.

-Мне все равно, насколько ты хороший и умный, ты в любом случае самый лучший для меня. — Сказала Кайра, склоняя голову. — Только не исчезай больше, пожалуйста.

-Больше не исчезну. Я больше не буду пиратом, я останусь в городе, найду работу где-нибудь около вашей таверны, и больше никуда не уйду, если ты этого хочешь.

-Очень хочу. –кивнула она. — Я столько времени тебя ждала.

-Да, и правда. Столько времени прошло. Уже морщины появляются…

-Я тоже все это время не молодела. Хотя, как будто ничего и не изменялось.

-Ничего и не изменялось. В тебе ничего не изменялось, ты как якорь, который вытянул меня обратно. Хотя якоря и не вытягивают, обычно, но, ты — не обычная.

-Мы все не обычные. — Усмехнулась она и крепко обняла его. — Этот кораблик замечательно будет смотреться на флюгере таверны. Такой кораблик удачи, как и «Громобой», только лучше. Хотя бы для меня.

Жители Нижнего Города дальше шли мимо них, не обращая особого внимание на парочку тощих длинных четверлингов. В толпе всегда бывают и ругань, и обмороки, дружеские встречи, и объятия влюбленных, — все возможные варианты развития событий, из которых строится сама жизнь.