КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380698 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162675
Пользователей - 85720
Загрузка...

Впечатления

Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Самиздат, сетевая литература)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или
многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

Фантомас разбушевался?
Нет, не то...
Педераст раздухарился?
Ну, теплее...
Поселягин - педераст.
Абсолютная истина...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Поселягин: Снайпер (Боевая фантастика)

Чем-то недовольные литературные негры уестествляют заказчика-автора в извращенных формах и неоднократно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Лес над Санктафраксом (СИ) (fb2)

файл не оценён - Лес над Санктафраксом (СИ) 306K, 27с. (скачать fb2) - (ТиэльАйви)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Лес над Санктафраксом. ==========


Вечернее небо было немного облачным, солнце уже уходило к горизонту и окрашивало облака в напряженно кровавый цвет. Наверное, если бы они наблюдали за этими же облаками с земли и не в такой ситуации, то цвет казался бы красивым и романтичным, и, наверняка сейчас кто-то в Нижнем Городе именно так про небо и думает… Но, если лететь высоко в небе и думать о возможной предстоящей битве, то мысли в голову лезут подозрительно кровавые. Другие пираты, похоже, не были загружены столь мрачными мыслями, потому что занимались традиционной корабельной работой, подготовкой к задуманному мероприятию. Но, квартермейстер разбирался в управлении летающим судном весьма плохо, потому оставался в стороне от общей суеты. Хоть и провел на «Громобое» столько времени, у него была его работа, которую он очень хорошо знал и с которой прекрасно справлялся, а остальным занимались остальные. Они ведь тоже не заключают торговых сделок… Ну, разве что капитан иногда. Хотя, после той последней сделки, которую их гордый капитан разруливал в гордом одиночестве, он вернулся совсем другим человеком, мрачнее тучи и еще менее общительный, чем был раньше. Капитан уже откровенно раздражал этой своей психоделией … Очень хотелось думать, что это временное, и что когда-то «Громобой» снова станет спокойным и не особо конфликтным пиратским судном, которое некогда было санктафраксовским, но, в это верилось всё с большим трудом. Что-то окончательно испортилось… Вокруг и даже внутри, и это раздражало и пугало.

Мимо проходил механик-серый гоблин, медленно осматривающий борта судна, и, как будто не видел его.

-Стоуп! — Окликнул механика четверлинг-квартермейстер. — Слушай, ты ведь тоже понимаешь, что-то мероприятие, на которое мы отправляемся опасное?

-Конечно, Хитрован. — спокойно поднял на него глаза Стоуп. — Но, наши мероприятия обычно опасные, так что, все в норме.

-А по-моему, не в норме! Лететь так высоко, поздно вечером, чтобы ограбить лиговскую баржу — это как-то чересчур…

-Ты же сам согласился, когда капитан сообщил о том, что «Рогатый силач» без охраны будет перевозить огромную партию железного дерева, что было бы очень прибыльно завладеть деревом без лишних усилий.

-Тогда согласился, но, я не думал, что перевозка будет в такое время дня и над Санктафраксом. Это как-то очень странно, не находишь? На виду у всех и без охраны перевозить ценный груз… И, с учетом того, что у Пентефраксисов и баржа, и патрульный корабль, которые обычно летают вместе, трудно представить, что и в этот раз они прилетят не таким образом. Как-то похоже на ловушку…

Стоуп пожал плечами и продолжил проверку корабля. Конечно, он тоже думал о ловушке, и сомневался, что хоть кто-то об этом не догадывается. Но, он был слишком уверен в Квинте, чтобы сомневаться в том, что у капитана есть хороший план, даже если он с командой им не поделился. Наверняка есть какой-то скрытый маневр, доступный их уникальному судну, который позволит и украсть какую-то долю ценного дерева, и уйти без серьезных последствий. Стоупу не очень нравилась идея воровать дерево, — все же они всегда были честными пиратами, и, даже если лиговцы честностью редко страдают, это не значит, что «Громобой» должен им уподобляться. Но, в этой ситуации он предполагал, что ограбить корабль, принадлежащий семье Пентефраксис, для Квинта, — особого рода принятие брошенного вызова, все же у Верджиниксов и Пентефраксисов есть давние счеты. В любом случае, Стоуп верил, что все обойдется малой кровью, а то и вообще без крови… Согласно плану, они просто подлетят поближе, и, пока капитан и Буль будут отвлекать на себя внимание команды «Рогатого силача», остальные просто задействуют подготовленную систему и перетащат как можно больше бревен из трюма лиговского судна в пиратский. План выглядел хорошо, хотя, надо признать, очень уж заоблачно хорошо…

*

Моджин была в своей каюте, — сейчас летучий камень был уравновешен, и у появился был небольшой перерыв. В двери постучали, и, после приглашения вошел Облачный Волк. Он осведомился — все ли хорошо с камнем, достаточно ли масла для того, чтобы долгий период времени находиться в одном положении в высоком небе над Санктафраксом, где воздух будет значительно холоднее.

-Все в порядке, капитан, «Громобой» справится с этой задачей без каких-либо проблем, я прослежу. — Спокойно и уверенно ответила она.

-Спасибо, Моджин, в тебе я всегда уверен. — Одобрительно, но без улыбки ответил Квинт. — Быть бы таким же уверенным во всем, и в себе тоже.

-Капитан, если вы измените план, вас никто не осудит. — тихо сказала девушка — каменный пилот.

-Ни в коем случае! — резко обернулся Облачный Волк. — Мы одолеем неповоротливый лиговский корабль и заберем все железное дерево у них из-под носа.

-Если они этого не ожидают… — Тихо сказала Моджин. — И еще, капитан, скажите, а для чего нам это железное дерево, не закупленное в лесах?

-Для прибыли, как обычно.

-Но, «как обычно» у нас была не только прибыльная цель. — Она стала говорить особенно тихо.- Все эти годы мы летали по лесам, покупали дерево у различных поселений лесных троллей, вы составляли новую карту… А последние месяцы мы как будто избегаем лесных троллей. Что случилось?

Облачному Волку очень хотелось повернуться и уйти, и не делиться ни с кем своими мыслями, но, что-то глубоко внутри заставляло его объяснить причину такого поведения единственному другу, который знает его больше, чем другие. Квинт сел напротив и глубоко вздохнул.

-Мне просто больше не нужна та карта, которую я составлял тринадцать лет. — Ответил он. — Ее можно выбросить. Я нашел…

-Что? — необычно громко для себя, спросила девушка, и тут же вздрогнула, надеясь, что никто не услышал такого ее голоса.

-Помнишь, когда я один осенью заключал договор с деревней лесных троллей? Это была ТА деревня. Мой сын живет там, одет и причесан по моде лесных троллей, рубит лес вместе с приемным родителем, и тот дал отрицательный ответ насчет моего, якобы шутливого, предложения отправить высокого для тролля мальчишку в небесные пираты. Мальчик там в безопасности, у него есть дело и семья, хоть и не его. Зачем я буду выдергивать его из привычной среды спустя столько лет, когда он уже вырос? Мы живем в постоянном риске, боремся с лиговцами и пиратами-конкурентами, ночуем в загаженных тавернах, мерзнем, мокнем, ругаемся…

-И нам это нравится. — Вставила Моджин. — Ну, в таверны я, конечно, не хожу, но, все остальное мне нравится, вам нравится…

-Нет, я не хочу для сына такой тяжелой судьбы. Я сам вырос на корабле, многое в воздухоплавании знал, практически, с рождения, и то через многое пришлось пройти, — ты это не хуже моего знаешь. И, не смотря на все мои знания, я потерял отца и был вынужден отдать сына! И потому я не дам своему сыну так же страдать… Лучше я исчезну с его пути, пока не поздно, и лучше насовсем.

-Ох, капитан… — Покачала головой Моджин, не зная, что сказать.

-Да. — Ответил он и встал. — Проследи, чтобы «Громобой» был на одном уровне достаточно долго, а я сделаю все остальное.

-Мне ведь просто показалось, что «уйти насовсем» звучит так, словно мы не собираемся выбраться из этой передряги живыми? — все же спросила Моджин, вставая, и пытаясь тонко намекнуть, что ей «уходить насовсем» еще вовсе не хочется. Но, кажется, намек не был понят.

-Просто выполняй свою работу, и все. — Сухо ответил капитан и покинул каюту, пока какие-то эмоции не прорвались наружу. Он и так сказал слишком много. Конечно, Моджин никогда никому об этом не расскажет, но, все равно на душе стало еще тяжелее, чем было до этого, и все вокруг потеряло значение. Пропадет ли навсегда он сам, вся команда и корабль, — он просто не думал об этом, — не хотел думать.

*


Тем временем, корабль был все ближе к Санктафраксу. Судя по солнцу, «Рогатый силач» должен появиться где-то в течение получаса, если не меньше, и «Громобой» замедлил ход, практически завис на месте, выжидая. И от этого становилось еще страшнее.

На палубе появился Тем Кородер, довольный всем на свете, судя по выражению заросшего бородой лица.

-Кушанье готово. Когда все успешно закончится, можно будет отметить. — Сообщил он.

Стоуп, сейчас проверявший тросы, просто кивнул, явно не ощущая голода от волнения. Хитрован, повернувшийся к здоровенному коку, покачал головой.

-А ты, Тем, как будто совсем не волнуешься. — Сказал он. — Мы летим в ловушку, а ты про ужин думаешь. Поминальный, что ли, ужин?

-Болван ты. Конечно не волнуюсь, я не трусливый, — ответил Кородер, усмехнувшись. — Мы уже бывали в передрягах покруче, и всегда все было удачно. Да, Стоуп?

-Какие именно передряги ты сейчас имеешь ввиду? — спросил серый гоблин, не оборачиваясь.

-Крупные. Как та битва огромных галеонов, когда мы были на «Укротителе вихрей»! Это было нечто!

-Что ты сказал, на «Укротителе вихрей»? — Прищурился Хитрован. Ему показалось, что он знает это название корабля, и что ассоциируется с ним что-то очень плохое, только он не мог сразу вспомнить - что.

-Я не уверен, что та битва была такой уж удачной для нас. — Пожал плечами Стоуп. — Мы ведь отступили, как и большая половина команд, когда прилетела эта махина под названием «Несущий Смерть». То, что тот лиговский корабль сам по себе рухнул — заслуга аномального летающего камня, а не кого-либо еще. И, в той битве мы потеряли корабль, Буль получил сотрясение мозга, а Фин — ожоги на руках,и мне не кажется, что это похоже на удачу.

-Ну, это многое объясняет в поведении Буля. — Тихо сказал Хитрован, — Эти его бесконтрольные движения во время битв… А Фин славный парнишка, интересно, что там с ним сейчас?…

-Но, зато все мы остались живы! — Не слышал его Тем. — Это удача, по сравнению с некоторыми другими. И, «Укротитель Вихрей» и наш капитан были великолепны в бою. Как он сбил этот «Бич Власти», это же было зрелищно!

-Да вся эта битва была ужасным зрелищем, а не чем-то зрелищным. Неужели ты забыл? Сколько народа вокруг покалечилось, даже погибло… — Стоуп хотел продолжить, сказать о том, что его санктафраксовские друзья тоже видели битву страшной, а вовсе не прекрасной, что Квинт потом с сожалением рассказывал о том, с каким лицам смотрел на него капитан сбитого и падающего «Бича Власти», но, ему не дали договорить.

-Во имя Неба и Земли, ваш капитан сбил «Бич Власти»?! — Вдруг вскрикнул Хитрован, делая шаг к ним.

-Наш общий капитан. — Повернулся к нему Тем.

-Ничего себе… — Изменившись в лице, сказал квартермейстер. — Убийца… Что ему сделал «Бич Власти»? Он же совсем новый был, там летал и погиб мой друг, с которым я начинал карьеру. И я, получается, служу капитану, погубившему его?

-Успокойся, это все было давно, и не совсем так…. — Растеряно начал Стоуп, все еще надеясь сгладить неприятную ситуацию.

-И не смей нашего общего капитана ни в чем обвинять! — Сердито сказал Тем. –Друг лиговцев…

-А ну-ка прекратить этот шум! — раздался голос подошедшего Облачного Волка.- Мы выжидаем врага, а не стараемся привлечь к себе внимание, как суетливые птицекрысы! И, что тут за фразы про лиги?

Трое пиратов замолчали. Все же капитан внушал трепет всем, особенно сейчас, когда был таким грозным и собранным. Хитрован посмотрел на него со смесью страха и внезапной ненависти, которая не могла не броситься в глаза.

-У Хитрована тут ностальгия по работе с лиговскими предпринимателями. — Буркнул Тем.

-Среди них есть… были весьма достойные личности. — Сказал квартермейстер, теперь отводя взгляд. Он тоже начал понимать, что все произошло чересчур неуместно, и какие-то эмоции лучше было бы сдержать. — Возможно, мне следовало оставаться с ними.

-Ты заработал репутацию, будучи на «Громобое», и дальше будешь работать на нем, а не воплощать наши планы на благо лиг. Ясно? — Угрюмо посмотрел на него Облачный Волк.

-Ясно как небо. — Пространно ответил Хитрован.

Неизвестно, продолжился бы их разговорили нет, потому что в следующий момент послышался голос впередсмотрящего эльфа дубовичка Колючки, увидевшего большой лиговский корабль, появившийся в поле зрения.

-Всем занять свои места и приготовиться! — скомандовал Квинт и поспешил на капитанский мостик.

Все трое тоже отправились в разных направлениях, ничего не говоря, хотя настроение стало хуже, чем было.

Если до этого в душе Стоупа была какая-то уверенность, то теперь все так бессмысленно смешалось и запуталось. Ему очень хотелось обвинить в этом Тема и Хитрована, которым приспичило говорить совсем не о том, о чем следовало бы, и касаться тех тем, которые лучше не вспоминать. Но, он останавливал себя — искать виноватых — это не самое достойное занятие. Лучше посмотреть правда в глаза и сказать, что он тоже боится и волнуется, но ни за что не отступит. Просто лишние ссоры все усугубили… И предчувствия стали исключительно неприятными.

*


Не большой продолговатый патрульный корабль лиг под названием «Жертвенный меч» летел в тени масштабной баржи под названием «Рогатый силач». На носу «силача» была вырезана голова ежеобраза, этот зверь и своим видом, и напористостью напоминал владельца обоих судов — Ульбуса Пентефраксиса. Правда, в данный момент баржей управлял другой капитан, а Ульбус был на патрульном судне. Он выжидал подходящего момента для атаки, — когда пираты, прилетевшие в расставленную им ловушку, приблизятся и прикрепят свой кораблик к его большому кораблю. Для него было очень важно, чтобы план сработал –от него многое завесило. Во первых, это была месть — Ульбус ненавидел Верджиниксов так же, как и вся его семья, между этими представителями лиг и пиратов вражда тянулась не одно поколение, с разным перевесом. Отец Ульбуса-Раптус, потерял не одно судно в битвах с Верджиниксами, и, в великой битве небесных галеонов погиб сам. Пусть в той трагедии Вердиниксы и не были виноваты, но, Раптус был на гигантском корабле под устрашающим названием «Несущий Смерть» ради того, чтобы понаблюдать, как будут разбиты пиратские суда, особенно «Укротитель Вихрей» Верджиниксов, которым уже на тот момент управлял совсем молодой Квинт. Ульбус тогда оставался в стороне, но, был уверен, что принес пользу отцу и его компании, приведя из Нижнего Города извращенно-хитрого молодого пирата Тая Ножереза, который облачался печально известным Камбалой Смилом и выполнял устрашающе-заманивающую роль в отношении все той же ненавистной ему семьи. Но, Ульбус ошибся — Тая тоже убили. А еще до этого Верджиниксы сбили корабль, где был его дядюшка –исследователь Ильмус Пентефраксис. Достойный благородный ученый, занимавшийся самыми опасными экспериментами, исследуя народы Дремучих Лесов. Почему-то некоторые, даже среди лиг, осуждали Ильмуса за его исследования, помогающие узнать степень болевых ощущений, способность дышать в дыму или под водой, и тому подобные интересные факты о разных народах Края. Пентефраксис не понимал их излишнего сентиментализма,- ведь это все было во имя науки и знаний, — подумаешь, что из-за этого какой-нибудь дикарь или дикарка получат несколько шрамов или даже погибнут, — все эти тролли, троги и гоблины и так в диких лесах друг-друга истребляют… Все это было много лет назад, но, Ульбус решился на месть только теперь не просто так, — была и вторая причина устраивать ловушку для пиратов, жадных до ценных пород дерева. Ему нужно было попасть на корабль Верджиникса, потому что там должна быть особенная карта, которую Облачный Волк составляет уже тринадцать лет, карта всех лесных поселений, торгующих деревом. Было бы очень полезно заполучить такую важную информацию, это позволит ему укрепить свои позиции среди лиговских капитанов. О наличии карты он узнал совершенно случайно — закупая железную древесину в одной деревне лесных троллей. Старый несговорчивый дровосек тогда все же согласился под конец пойти на уступки с ценой, когда Ульбус пообещал, что порекомендует древесные склады именно этой деревни другим капитанам. И тогда старик спросил — не нанесет ли, в таком случае, Ульбус на карту их деревню каким-нибудь особенно ярким цветом, не то, что Облачный Волк, наносящий все деревни троллей одними простыми значками. Пентефраксис картографированием вообще обычно не занимался, — возможно, это и делал кто-нибудь на его кораблях — капитану же это было просто не интересно, но, он пообещал. И еще очень заинтересовался этой самой картой, составляемой Облачным Волком — его давним врагом Квинтом Верджиниксом. Наверняка Волк картой очень дорожит, и хранит ее в своей каюте, в которую чужак сможет проникнуть только тогда, когда капитан будет чем-то очень занят. А очень занят он будет битвой за ценную древесину, которую будут яростно защищать дикие гоблины, из которых состояла сейчас команда патрульного корабля Ульбуса. Подготовка задуманной операции заняла несколько месяцев, — все нужно было продумать и просчитать, чтобы остаться только в выигрыше. Он был приличным капитаном, и не собирался рисковать ради карты хорошими лиговскими матросами, — такие на дороге тоже не валяются. Для отвлечения пиратов нужны те, кто хорошо дерется, яростно что-то защищает, и мало понимает в происходящем, и кем не жалко пожертвовать, но, при том сможет управлять кораблем хоть какое-то время. Благодаря исследованиям дядюшки он понимал, что лучше всего на эту роль подойдут какие-нибудь бровастые гоблины — дикари. По счастливой случайности один из мощнейших работорговских кораблей как раз прибыл из Дремучих Лесов с захваченными плоскоголовыми гоблинами из западных земель. Ульбус купил себе подходящих сильных воинов по приемлемой цене. Угрюмые большеухие гоблины с тяжелыми бровями, покрытые странными татуировками, почти всегда мало одетые и босоногие, никогда не вызывали у него восторга, но, Ульбус знал, что они живучие, ловкие и упорные, и не глупые. Они плохо понимали общий язык, но, он нанял одного плоскоголового-переводчика, и дело пошло. От рабов требовалось за определенный срок изучить управление воздушным судном, выполнять все команды и приказания, и тогда они не будут ни голодать, ни страдать от побоев. Бровастые гоблины известны своей яростью, а так же некоторой гордостью, но, ее можно сломить, если они в меньшинстве и вдали от своей стаи. В общем, план Пентефраксиса удавался, и «Жертвенный меч» ждал своей битвы и своей роли, тоже жертвенной, соответственно.

-Капитан. — С поклоном, подошел к нему высокий темнокожий плоскоголовый, выполнявший роль гарпунера и рулевого. — Наблюдатель сообщил, что пиратское судно замечено. Будут ли приказания?

-Будут, очень скоро. — Улыбнулся Ульбус, поднимая подзорную трубу. — Всем приготовиться! Передай абсолютно всем, чтобы были готовы по первому же зову идти в бой против пиратских захватчиков. Все, включая впередсмотрящего, каменного пилота и кока. Ясно, Граад?

-Ясно. — кивнул гоблин. — Но, это не сделает наше судно уязвимым?

-Это тебя не должно волновать. Просто выполняйте приказы. — сурово сказал капитан. — Пусть все ждут моей команды.

*


Два плоскоголовых гоблина стояли около мачты, поправляя такелаж. Сейчас судно зависло и чего-то выжидало, их знакомый, выполнявший роль каменного пилота, хорошо справлялся с удерживанием камня в ровном состоянии.

Несколько месяцев назад эти гоблины не поверили бы, если бы им кто-нибудь сказал, что они будут разбираться в воздухоплавании, летающих скалах и тому подобных вещах, которые прежде были для них так далеки и безразличны… Они просто были частью своего кочевнического племени, бродили по бесконечным лесам, рыбачили и охотились, организовывали временные поселения. Иногда бились с другими кочевыми племенами за лучшую территорию, защищали своих от опасностей дикого леса. А теперь они были матросами на патрульном корабле лиг. Один был мускулистым, взрослым сутулым желтокожим гоблином с обильными татуировками, второй несколько моложе, довольно худой и мало татуированный, со светло-коричневой кожей.

-Никогда не думал, что мы будем смотреть на закат так высоко, над самим Санктафраксом. — Глядя в сторону уходящего за горизонт красно-оранжевого солнечного диска, сказал более молодой. — Разве не красиво?

-Красиво, но, настораживающее, Бирчек. — ответил татуированный. — Как затишье перед бурей, и мне это не нравится.

-Да ладно тебе, Окурок, не стоит во всем только опасность видеть… Может, все еще обойдется. — Сказал Бирчек. — Все равно ведь сейчас всё не так плохо, как было. Мы, конечно, далеко от дома, но, мы живы, мы вместе. И мы в небе!

-Главное, чтобы не уйти в Открытое небо отсюда. Капитан явно что-то задумывает, и, если нас в планы не посвящает, значит мы все - лишь расходный материал в его планах. Что бы там не происходило, будешь держаться около меня, не отходя ни на шаг.

-Кузен, ты слишком напряженный. — Вздохнул Бирчек, отчаиваясь улучшить настроение Окурка. — Буду делать как скажешь, и тебе буду помогать. Не думай, что я такой беспечный, я все подготовил на случай возможного столкновения с пиратами. Бинты, мазь, порошок живичной березы, — он вообще все излечивает.

-Лучше бы ты оружие хоть какое-то завел. Хотя, не надо — ты совсем не умеешь с ним обращаться, даже ножом кухонным постоянно ранишься.

-Ну и что, зато я все равно хорошо готовлю, даже капитану нравится. Ну, ранюсь, но, так ведь всегда было… Это норма для меня.

-Вот именно, странный ты какой-то плоскоголовый гоблин. Оружие в руках держать не умеешь, драться не умеешь, от холода простываешь, с деревьев падаешь.

-Я же не специально такой… Так получается. И, к счастью, у меня есть такой троюродный брат, который меня от всех неприятностей защищает. Хотя, раньше ты меня тоже избегал…

-Раньше ты не был моей единственной родней. — Честно признался Окурок. — Я сильный, и должен защищать слабого тебя. Да и, мне нравится с тобой общаться.

-И мне с тобой. Хоть ты и мало говоришь… Когда мы когда-нибудь снова вернемся в лес, я постараюсь научиться быть сильнее.

-Думаешь, нам удастся вернуться?

-Но, вдруг за хорошую работу нас когда-нибудь отпустят, хотя бы на время? Вроде бы, этот капитан Ульбус не плохой для горожанина… Он не бьет и не травит нас, в отличии от работорговцев.

-Он оставляет это право для своих врагов, по-моему. Работорговцы… Не знаю, что бы я с ними сделал, если бы мог тогда. — Сжал кулаки Окурок, вспоминая кошмарные дни на корабле, когда все они были почти обездвижены газом, связаны и бессильны. Сильные и бессильные, как бревна лежащие в клетках, вокруг которых ходит всего несколько жестоких ухмыляющихся торговцев живым товаром.

— Они ужасные люди, конечно. — Вздохнул Бирчек, — Но, они хотя бы просто усыпили всех, и никого не убили, не покалечили…

-Конечно, зачем им портить товар, — целые рабы дороже стоят. — Смотрел в палубу Окурок. Он удерживал себя от того, чтобы рассказать слабому родственнику подробности, которые видел, пока тот лежал без сознания. Это сильный товар работорговцы не бьют и не убивают, но, с некоторыми они не церемонятся. Помимо обездвиженных плоскоголовых дикарей, те работорговцы везли еще нескольких кучкогномов, видимо, пойманных по пути. Среди гномов один из работорговцев выбрал женщину с округлившимся животом, отругал своих коллег, что те не смотрят что берут, и велел от кучкогномихи избавиться. Она, как и ее сородичи, тоже была обездвижена, хоть и плакала и просила о пощаде, но, ее унесли, и, судя по всему, просто выбросили с корабля. Он прежде никогда не видел такого чудовищного обращения с живыми существами. Все равно, к какому роду принадлежала несчастная женщина, в лесу все и всегда с уважением относились к любой, которая носит в себе новую жизнь. Это было хуже своей смерти — видеть, что творится такой ужас и не быть способным даже рукой пошевелить, только наблюдать и ненавидеть… Его младшая сестра лежала рядом, тоже неподвижная, и всхлипывала.

-Эй, ты в норме? — качнул его за плече Бирчек.

-О сестре задумался. — Встряхнул головой Окурок. — Жива ли она сейчас? Ее продали до нас…

-Конечно жива. Вудбин такая умная и ловкая, и умеет с разными животными ладить.

-Только ей тут надо в городе ладить не с животными, а с городскими жителями, которым нужна невольная прислуга. С животными проще. Только бы она выдержала…

-Может, мы все еще будем свободны и вернемся домой…


Тут раздался голос капитана.

-Пиратское судно на подходе! Всем явиться на палубу и быть готовыми к битве! Всем до единого! Как только наши корабли сблизятся, — всем отправляться защищать груз «Рогатого Силача»! Никакой пощады пиратам, никаких отступлений!

Его слова были переведены рулевым-плоскоголовым для остальных.

-Всем подготовиться, вооружиться! — Громогласно продолжил Граад. — Распределиться по палубе, быть наготове!

Бирчек сжал руками сумку с медикаментами и сглотнул. Окурок поднял тяжелое копье и расправил плечи.

-Держись только около меня. — Напомнил он слабому кузену.

-Мы справимся с этими захватчиками, пиратов меньше, чем нас. — сообщил Граад. — И то, не похоже, что все они пойдут в бой. На штурм готовятся только двое — капитан четверлинг, хорошо вооруженный, и матёрый толстолап.

-Толстолап? — удивился Бирчек. — Говорят, это добрый знак — встретить этих зверей.

-Это в лесу, драчек, а не когда они твои противники. — Криво улыбнулся Окурок. — Такой боец один как куча. Это не совсем добрый знак.

*


«Громобой» приблизился к «Рогатому силачу» вплотную. Похоже, лиговцы пустили перевозку железного дерева на самотек, никто не поднимал тревогу. Это было странно, и, в принципе, не хватало только надписи «Приманка» на флаге крупными буквами…

Абордажные крюки были закинуты и закреплены, трюм пиратского судна был подготовлен для принятия чужого «добра».

-Мы с Булем отправляемся вперед. — Уверенно произнес Облачный Волк. — Вы все — занимайтесь перемещением железного дерева и присмотром за кораблем. «Громобой» должен оставаться статичным.

-Все будет идеально, капитан! — Крикнул ему Тем Кородер.

*


Но, как только капитан и его телохранитель толстолап перебрались на соседнее лиговское судно, на «Рогатом силаче» раздались угрожающие воинственные возгласы, и на палубу стали перепрыгивать плоскоголовые гоблины дикого вида. Патрульная лодка «Жертвенный меч» вынырнула как из ниоткуда и тоже зацепилась за «Громобой» и «Рогатый силач» одновременно. С торжествующим хохотом Ульбус Пентефраксис перемахнул на пиратский корабль, от чего борт «Громобоя» качнулся, — все же Пентефраксис был весьма массивным, хоть и удивительно прыгучим для своих габаритов, четверлингом.

-Корабли поменялись капитанами, я правильно понял? — спросил Бирчек у Окурка.

-Да какая нам разница? — Напряженно огрызнулся его старший троюродный брат. — Держись за мной и будь готов маневрировать, это единственное о чем надо сейчас думать!

Они оба тоже были сейчас на борту грузового корабля, где ужа началась битва. Двое первых мощным плоскоголовых преграждали путь пиратскому капитану и его соратнику, мечи ударялись о мечи, слышались крики и рев. Но, уже через несколько минут смуглый плоскоголовый упал замертво, и его место занял следующий. Команда самого «Рогатого силача» не стремилась принимать участие в битве на палубе, предоставляя дело патрулю, хотя, возможно, они были заняты противоборством с пиратами на уровне трюмов.

-Патрульный корабль?! — ахнул Хитрован, видя происходящее. — Ну, что я вам говорил? Да в топи такую прибыль, смываться надо!

-Нечего хвост поджимать, пират называется. — Хмыкнул Тем, наблюдая, как квартермейстер поспешно уходит подальше от места, где появился «Жертвенный меч». Потом продолжил наблюдать за действиями на борту соперника. — Давай, капитан! Ух и живучие эти дикари плоскоголовые…

-Это потому что они подготовились, а мы нет. У них с собой, наверняка, живительная береза и тому подобное! — откуда-то сзади крикнул Хитрван.

-Это им уже не поможет после встречи с когтями Буля. Ух, как он разошелся! — Сказал Тем, видя, как толстолап мощным ударом переломил спину противника.

-Отсюда обзор еще лучше, жаль, тебе не забраться. — Крикнул сверху Колючка, тоже наблюдающий за битвой с мачты.

*


Стоупа никогда не восхищали битвы, — нет ничего восхитительного в том, насколько мастерски одно живое существо калечит или убивает другое. Да, без битв пиратом быть невозможно, и он ни раз в них был вынужден участвовать, когда они защищались, но сейчас ему совсем не хотелось наблюдать за происходящим и слушать восторженные, и преувеличенны подчас, комментарии Тема. Стоуп до юности жил в лесу, со своим племенем серых гоблинов, и ни раз видел, что делают с индивидуумами битвы. Ради сражений у диких серых гоблинов принято пить особый сок из колыбельного дерева, который затуманивает рассудок и дает кому бы то ни было безудержную храбрость и ярость. Лидеры племен сами этот сок не пили, они слишком умны для этого, зато воинов заставляли пить его в обилии, даже если те сопротивлялись, и посылали толпы серых гоблинов атаковать любых нежданных гостей их территории, — лиговцев, пиратов, бровастых гоблинов и кого бы то ни было еще. Чаще всего, они оттесняли противника, но, несли огромные потери; даже те, кто возвращались, приходили увечными и опустошенными. Стоуп не раз наблюдал такое,- так он потерял отца и многих, кого знал. Меньше всего на свете ему хотелось однажды стать одним из таких же серых безумных воинов, и потерять все — свои мысли, мечты, стремления, умения, которые были с детства. Кроме этого у него вообще тогда ничего не было. А такое время пришло бы очень скоро, ведь он взрослел… Потому юноша решился тогда уйти из леса, рискнуть всем, и попробовать выжить в больших городах. Это было очень тяжело и проблематично, особенно с его скромным и неуверенным характером. Но, все же ему повезло, пусть даже все началось с того, что его пожалели… Спустя время его таланты были замечены, он нашел свое место, встретил настоящих друзей. А теперь вообще, уже большой период времени был воздушным пиратом, точнее, механиком воздушного судна, чем гордился. Он понимал и чувствовал движения корабля, и потому сейчас он понимал, что на судне что-то не так. Здесь был кто-то лишний, чужой и опасный. Поняв это, Стоуп напрягся и сконцентрировался. Кто-то из противников на «Громобое», и явно ничего хорошего не планирует. Поэтому надо немедленно все тщательно проверить и найти врага, пока тот ничего серьезного не натворил. Серый гоблин поспешил к бортам и стал проверять снасти, вполне возможно, что чужак будет что-то делать с веревками, соединяющими сейчас суда, чтобы навредить капитану, когда тот пойдет назад.

*


Ульбус Пентефраксис был более чем доволен собой, — болваны с «Громобоя» его не заметили, темнеющее небо и разгорающаяся битва отвлекли их внимание. Лиговский капитан нашел каюту капитана пиратов, и, на самом деле обнаружил на столе небрежно брошенную карту Дремучих Лесов, на которой были выделены деревни поставщиков разной древесины. Просто прекрасная и нужная информация, за такую заплатили бы не мало. А Ульбусу она достается совершенно бесплатно. Не совсем, конечно, потому что, вполне вероятно, что патрульная лодка уже осталась без команды и ее унесёт в открытое небо, но, с этой картой он сможет заработать столько, что сможет купить не одну новую лодку, не говоря уже о наемных командах.

-Ты проиграл, хрум-хрымсов Верджиникс! — плюнул на стол Облачного Волка Ульбус. — Если и выберешься, будешь локти себе кусать и пойдешь ко дну, а я обогащусь и воспарю!

Спрятав карту, он пошел к выходу, еле удерживаясь, чтобы не поджечь корабль. В последний момент в его голове возобладал здравый смысл, — все же, рискованно поджигать то судно, на котором находишься сам. Пройдя по палубе в направлении борта, Ульбус увидел какую-то фигуру, прощупывающую снасти. Фонарь осветил лысую серую голову пирата.

«А, это серый крол из леса, который сначала запрыгнул на летающую скалу, наделал там всякой пафосной ерунды, а потом сбежал с Верджиниксом! Я помню тебя, ты делал оснащение на наш „Несущий смерть“ и, наверняка, специально сделал его слишком тяжелым, чтобы корабль разбился.» — Узнал Стоупа Ульбус. — «С тобой мне тоже будет приятно поквитаться, кузнец поганый!» — Он вынул из-за пояса топор и пошел в направлении серого гоблина.

*


В это время Хитрован ушел на другую сторону корабля, и просто ждал когда все кончится. Восторженные комментарии Тема затихли, значит, мощный кок все же занят тем, что задействовал систему, перетаскивающую к ним в трюм стволы железного дерева. Стоуп тоже с ним, наверное, - все же он по научной части единственный спец. Крики битвы все еще слышны, и это отвратительно. Раньше наблюдение за битвами, а то и посильное участие в них, радовали его, или хотя бы возбуждали интерес, но, тогда он душой был с командой, с капитаном. А теперь, после того что он услышал сегодня, он ненавидел капитана, и ненавидел себя за то, что проработал здесь столько много лет. Треть жизни хотелось перечеркнуть и прожить как-то иначе. В миг забылось все хорошее, что было, — совместные полеты над самыми разными и удивительными участками Дремучих лесов, посиделки у лесного костра, ночевки в тавернах, совместные удачи и неудачи, взаимопомощь в любую непогоду… Теперь вместо этих воспоминаний в голове были только грызня, недоверие, недосказанные слова, вопросы без ответов, высмеивание недостатков. Проблемы с дикцией, кривая улыбка, толстые линзы очков, без которых он в полном тумане… Да он был бы рад это изменить, и даже пробовал перед зеркалом открывать рот как-то иначе, произносить слова по-другому, но, ничего не получалось. Наоборот, если кто-то увидит, - то посмеется. Раньше он воспринимал это с долей юмора, но, теперь видел только презрение и ненависть. И зачем он столько лет был в такой дурацкой команде? Давно надо было все это понять и уйти… Лучше бы он тогда увязался на лиговский корабль вместе с Метеликсом, лучше погибнуть в компании достойного капитана, чем помогать обиженному на весь свет выходцу из академии.

С Метеликса когда-то началась его карьера в Нижнем Городе. Хитровану всегда хорошо давались подсчеты, составление планов, потому он видел свое будущее на каком-нибудь корабле, в роли квартермейстера. Эти члены команд чаще всего очкарики, у него очки как раз уже были. Но, когда он начал читать объявления в тавернах, а потом искать тех капитанов, которые их оставляли, то встречал недоверие, а то и насмешки. Не опытный картавый парень из Нижнего Города не казался им квартермейстером. Но, наконец он пришел к Метеликсу — молодому лиговскому капитану, который имел очень маленькое судно, занимавшееся, казалось бы, смешными перевозками, — Метеликс закупал у звероловов в Дремучих лесах различную живность и отвозил ее в города, где живность становилась чьими-то питомцами. И назвалось судно забавно — «Падучий камень». Хотя, Метеликс не считал, что с названием что-то не так, — ведь на этой маленькой барже был не цельный летучий камень, а щебенка, как раз появившаяся благодаря тому, что какой-то большой летучий камень упал. Сам Метеликс был молодым лопоухим гоблином, и в лиги попал благодаря тому, что сестра его матери вышла замуж за лиговского капитана. Своих детей у них не было, а Метеликс не так давно остался сиротой, потому богатые родственники из Нижнего Города пригласили его к себе, купили ему маленькое судно и дали возможность зарабатывать так, как он умеет. Оседлые лопоухие гоблины не воинственный и внимательный народ, и Метеликс был передовым представителем своего племени, ладил со всеми возможными животными, знал о них многое без каких-либо книг и свитков. Скупая в лесу, порой покалеченных ловушками, фромпов и лемкинов, он лечил их, учил доверять двуногим, и продавал зверьков жителям Нижнего Города и Санктафракса. Порой он привозил и более серьезных животных — подрастающих зубоскалов, подраненных гнилососов, даже маленького чурбака, при этом успевая следить, чтобы вся живность была сыта и не пыталась подраться. Когда Хитрован пришел устраиваться на «Падучий камень», в команде Метеликса был только один хмурый лесной эльф, который помогал доставать корм для разных животных. Но, ни тот, ни другой не могли толком сосчитать ни зверей и птиц, ни прибыль от их продаж, потому они были рады приходу образованного парня. Поначалу шумный и странный кораблик Хитрована шокировал, но, вскоре ему понравились спокойствие и безрассудная доброта Метеликса, и он полюбил эту работу. «Падучий камень» все же оказался прибыльным, хоть и не слишком, но все было хорошо и стабильно. Конечно, у такого судна не было проблем с другими лиговскими или пиратскими кораблями, они просто были сами по себе. Метеликс зарабатывал на продаже животных, но, при этом следил, чтобы зверью было хорошо. Как-то раз они привезли детеныша гигантского свиноморда какому-то странному старику из Санктафракса, дом которого был уставлен чучелами различных зверей. Заподозрив, что и свиноморд может стать экспонатом, Метеликс просто не стал продавать заказчику зверя, хоть старик и стал поднимать цену.

А потом случилась та самая большая битва галеонов, где сошлись в сражении множество кораблей лиг и пиратов. Дядька Метеликса позвал племянника на свой новый корабль «Бич Власти», чтобы тот набрался опыта воздухоплавания в трудных ситуациях. Конечно Метеликс не брал с собой свою команду, а, после битвы команда была уже не нужна, потому что их капитана не стало, «Бич Власти» был сбит одним из первых, и никто с него не выжил… Это была более болезненная потеря, чем начинающий квартермейстер предполагал, он лишился настоящего друга.

Спустя несколько лет непостоянной работы в разных местах, Хитрован встретил «Громобой», этот пафосный не большой санктафраксовский рыцарский кораблик, вдруг ставший пиратским, и, этот корабль ему тоже сразу же запал в душу, и с ним он связал свою дальнейшую судьбу. Если бы он знал тогда, что судьба с ними всеми сыграла такую злую шутку… Память старалась подсунуть какие-то приятные воспоминания с «Громобоя», показать, что дружба была и здесь, но, он эти воспоминания гасил, не хотел видеть, потому что они заставляли чувствовать себя предателем первого друга.

*


Будучи погруженным в такие темные мысли, он просто стоял, вцепившись в борта «Громобоя», и смотрел в темное небо. Вдруг что-то сверкнуло у другого борта корабля, заставив его обернуться. Раздался крик, и квартермейстер с ужасом увидел, как Ульбус Пентефраксис ударяет топором Стоупа. Бедный серый гоблин был безоружен и даже не видел противника, нападающего сзади, удар был страшным, и сейчас механик просто упал на палубу, истекая кровью. Хитрован тоже приглушенно вскрикнул от ужаса, предполагая, что Стоуп, скорее всего, уже мертв, или вот-вот распрощается с жизнью. Его реакция привлекла внимание Ульбуса, он ухмыльнулся и пошел в сторону другого члена команды.

На самом деле Пентефраксис решил, что ему уже просто пора уходить, — он получил то, зачем пришел, по пути отомстил одному из ненавистных пиратов, и сейчас собирался перебраться на свое судно и удалиться. Он поначалу хотел ударить Стоупа еще раз, чтобы уже наверняка убить, но, если тут есть еще один претендент на его внимание, то надо и его уважить. Сначала Хитрован растерялся от страха, но, потом спохватился и ринулся в сторону, укрываясь за какими-то тросами. Пентефраксис рубанул по снастям, держащим эти тросы, и конструкция резко ударила по правой руке квартермейстера. Хитрован закричал от пронзительной боли, и с ужасом почувствовал, что средний и безымянный пальцы оторваны. Первыми мыслями было: «Как же я буду писать с покалеченной правой рукой?», а потом в голове просто все затуманилось.

В то же самое время на борту «Рогатого Силача» битва уже подходила к концу, выученный рыцарь-капитан и мощный толстолап были сильнее яростных и упорных дикарей, тела последних неподвижно лежали на палубе. Оставались Граад, Окурок и Бирчек, и, вот-вот подходил их черед для сражения. Бирчек не постоянно был за Окурком, — он отбегал к упавшим соплеменникам, пытался что-то сделать со смертоносными ранами, как-то вернуть их к жизни, хотя, это было заведомо бесполезно. Весь бледный, покрытый кровью других, он метался между оставшимися плоскоголовыми. Пиратский капитан и толстолап наступали на них, но, вдруг с пиратского судна раздался крик.

Толстолап первым остановился, что-то в его взгляде изменилось, он словно бы бы очнулся от той жажды битвы, в которой прибывал все это время, и вполне осознанно завухал. Буль узнал голос Стоупа, и, ему очень не понравилось как звучал крик давнего друга, с которым он какое-то время работал в Санктафраксе.

Капитан кивнул ему, и они поспешили к своему кораблю.

-Они отступают! — сказал Граад.

-У них свои проблемы возникли, пусть катятся… — тяжело дыша, сказал Окурок, тоже с ужасом смотря на мертвые тела друзей вокруг. Все они были частью его прежнего мира, его соседями, хорошо знакомыми ему личностями…

«Жертвенный меч» неприятно задрожал и покосился, — видимо, его горелки теряли мощь, камень остывал и, без каменного пилота, судно скоро начнет утягивать в открытое небо.

-Мы должны преследовать врагов, прогнать их окончательно! — выкрикнул Граад. — Пусть ответят за наших…

Окурок не хотел, но, подчинился. Он желал отомстить, но, продолжал переживать за слабого родственника. И оставлять Бирчека на неуправляемом корабле он тоже не хотел. Все трое плоскоголовых погнались за пиратами.


Облачный Волк и Буль перебрались на «Громобой» довольно быстро.

-Ульбус Пентафраксис?! — вскрикнул пиратский капитан, поднимая меч.

-Да, я, Верджиникс. — ответил Ульбус, посылая обрубленные снасти в сторону Квинта. Тот не успел вовремя разглядеть их в темноте, и канат с силой ударил капитана воздушных пиратов по левой стороне лица.

Облачный Волк схватился за глаз, чувствуя, что обозрения слева темнеет и боль пронзает голову.

Ульбус воспользовался моментом, и, все с той же тяжеловесной прытью, перемахнул на «Жертвенный меч», а, пробежав его не большую палубу, перебрался на «Рогатого силача» и перерубил тросы, соединявшие корабли. Он даже не обратил внимание на троих плоскоголовых гоблинов, перепрыгнувших на «Громобой», на которых он сам чуть не налетел. Граад застыл на месте, не понимая что делать в такой ситуации, и в тот же момент меч опустился на его шею.

-Нет, что же так… — ахнул Бирчек, падая на колени около Граада, одной рукой пробуя его пульс, а другую положив на копье павшего рулевого.

Естественно, что в глазах противника это выглядело как попытка воспользоваться оружием соратника, и в следующее мгновение Бирчек тоже безжизненно распластался поверх того, кому пытался помочь. Из его раскрытой сумки выкатились флаконы с медицинскими средствами.

Поняв, что произошло, Окурок просто опустил руки, выронил свое копье и опустился на колени. Все было кончено, — их использовали и бросили, капитан Ульбус улетает, все друзья и брат умерли, больше некуда двигаться, и нет смысла сопротивляться. Пусть лучше тоже сразу убьют… В мире нет ни доброты, ни справедливости, если в нем гибнут те, кто ничего плохого не сделал…

Но, вопреки его надеждам, капитан не убивал его, он ушел в другом направлении, держа одну руку на раненном лице. Буль сразу же пробежал дальше, и сейчас возвратился к Облачному Волку, неся в лапах окровавленного Стоупа, который был еще жив. Откуда-то прибежали и Тем с Колючкой, шокированные происходящим. О сдавшемся воине как будто забыли… Как и о квартермейстере тоже.

-Капитан, ваш глаз… — ахнул эльф дубовичек. — Давайте я посмотрю, может еще можно что-то сделать.

-Сначала Стоупу помогите. — Сказал раненный Облачный Волк, тоже не веря, что его давний друг с таким ранением выживет.

-Что это такое? — наклонился Тем, подбирая с палубы флаконы с каким-то порошком. — Живительная береза… С ней у него еще может быть шанс.

-И ваш глаз тоже надо попробовать полечить. — Не отставал от Квинта Колючка.

*


Хитрован наблюдал за происходящим, сидя в прострации на палубе. Он продолжал сжимать окровавленную руку и тяжело дышать. Взгляд его остановился на плоскоголовом гоблине, сидящем на коленях около двух других умерших дикарях. Глаза плоскоголового были совершенно растерянными, без эмоций.

-Кажется, мы оба вдруг стали никому не нужны, и при этом не можем никуда уйти, да? — сказал Хитрован, чтобы не пялиться безмолвно.

Гоблин ничего не ответил, возможно, даже не понял, что ему сказали. Никем не управляемый патрульный кораблик начал подниматься вверх, окончательно остывая.

-Вот почему ты «жертвенный»… — с сочувствием посмотрел на судно Окурок. — Все было так на поверхности, а мы не поняли… Уходишь в открытое небо?

Гоблин встал, и, сначала Хитрован испугался, что дикарь решит пойти мстить всем пиратам, которых увидит, за своих павших друзей. Но, у Окурка были другие планы. Он бережно поднял безжизненное тело троюродного брата, коснулся его лба своим лбом, а потом перебросил тело молодого плоскоголового на «Жертвенный меч». Потом, с большим трудом, но все же перебросил туда и мертвого Граада, отцепил канаты, соединявшие два корабля, и патрульное судно выровнялось и медленно поплыло вверх. Это было жуткое, безмолвное, чарующее своей безысходностью зрелище.


Наверное те, кто наблюдали за странным небесным действом из Санктафракса, опасались, что на них что-нибудь свалится, может, даже целая большая лодка. Теперь они облегченно вздохнули, — брошенное судно улетало вверх, а не вниз.

Окурок посмотрел на рыдающего раненного четверлинга. Кажется, команда его не очень любила, если не обратила внимание на его проблемы. Потерять пальцы — это, конечно, больно и плохо, но, Окурок думал о том, что лучше бы потерял пальцы, чем Бирчека и остальных.

На палубе снова появился Буль, вспомнивший о противнике. Он надел на шею гоблина ошейник, соединенный с толстой цепью, и поволок его куда-то. Сейчас Окурок не сопротивлялся, он просто смирялся на данный момент с тем, что все становится все хуже и хуже, и теперь пришло его время рабства на другом корабле. Потом он будет ненавидеть этих пиратов сильнее, и будет желать отомстить, но не сейчас, сейчас на это не было никаких сил, не физических, не душевных…

-Это что такое произошло? — Встав, спросил Хитрован. Он сам перевязал больную руку бинтом, который был во внутреннем кармане шинели, уже догадываясь, что помощи и сочувствия не дождется.

-Приказ капитана. — Ответил Тем, появившийся на палубе. — Сильный палубный боец нам пригодится, пусть только на цепи сидит, а пока и под замком.

-Чудесно, мы первые пираты, которые берут рабов. Мы во всем первые. — Покачал нервно головой Хитрован. — Не то, что лиги…

-Хватит уже о лигах! –Нахмурился кок. — Если они тебе так милы, может это ты их сюда пригласил?

-Ради этого что-ли? — рявкнул квартермейстер, показывая окровавленную руку, после чего развернулся и удалился. –Ненавижу… я вас всех ненавижу, — шумно шептал он.

*


Поздней ночью, когда все уже спали после тяжелого дня, Хитрован пошел в медицинскую комнату, чтобы взять новый бинт и получше обработать рану. Сейчас там был только раненный Стоуп, а до этого механика навещал Тем, но, при нем квартермейстер, конечно, не собирался заходить. Хитрован старался не смотреть на Стоупа, — очень уж жутко выглядел ужасно бледный пострадавший пират, лишившийся нижней челюсти. Он, скрипя зубами, снял свои подсохшие бинты, обработал рану специальным раствором и мазью, снова забинтовал себя и взял бинтов про запас. Потом все же посмотрел на несчастного Стоупа, чувствуя холод в желудке от одного представления о том, каковы должны быть ощущения после столь жуткого ранения.

-Как же ты теперь будешь есть, пить? — прошептал он, — Хоть Тем и готовит не слишком хорошо, все равно, без этого не прожить… Как будешь говорить и спорить? — он вытер платком пот с лица Стоупа, тяжело и шумно дышавшего. — Только не вздумай умирать, хватит уже смертей на сегодня… И, кому пришло в голову так подушку тебе положить? Чтобы раненный мог успешно задохнуться, если собственный язык западет? — обратил он внимание на низкую подушку. — Это все Тем, у него с соображением плохо. — продолжал говорить Хитрован, подсовывая еще свернутую простынь, чтобы голова Стоупа была более приподнятой. Дыхание серого гоблина стало чуть более ровным.

Хитрован был доволен собой, и, на какое-то время даже забыл, что он собирался всех в команде ненавидеть. Потом посмотрел на флакончики с древесным порошком на столике больного.

-Ну точно, была живительная береза. Никому не говори, что я здесь был, даже если вдруг ты об этом знаешь.– Кивнул он, тяжело вздохнул и вышел.