КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380773 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162705
Пользователей - 85737
Загрузка...

Впечатления

Шорр Кан про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Начал читать, «сей опус», хотя никогда не был любителем этого жанра. Мне больше «Боевая фантастика» и «Космоопера» по душе. Что тут сказать, про автора - гнилая кухонная интеллигенция. Жаль, очень жаль, что Вы, автор не оказались в числе клиентов 731 отряда, действительно жаль. Я прочел множество книг, и обычно не пишу отзывы, но этот опус пропустить не смог. Вы же просто мразь. Это не оскорбление констатация факта.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Альтернативная история)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или
многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Гекк про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

Фантомас разбушевался?
Нет, не то...
Педераст раздухарился?
Ну, теплее...
Поселягин - педераст.
Абсолютная истина...

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

По волчьему следу (СИ) (fb2)

файл не оценён - По волчьему следу (СИ) 411K, 58с. (скачать fb2) - (Quiet Slough)

Настройки текста:




========== Глава 1 ==========


В полоске дневного света, украдкой прорывающегося через узкие окна-створки в подвал, медленно трепыхался ворох потревоженных сквозняком пылинок. Чёрная кошка, бросив безуспешные попытки схватить лапой одну из них, лениво растянулась на полу, равнодушно наблюдая за невысокой фигурой в тёмной мантии, склонившейся над небольшим столиком, заваленным разнообразными баночками, травами, кореньями. В возвышавшемся рядом со столом котле, угрожающе булькая, поблёскивало нечто похожее на болотную жижу. Брезгливо поморщившись, ведьма аккуратно влила в котёл пару капель зелёного гноя. Следом отправились и засушенные лягушачьи лапки, засушенная стрекоза и перо филина. Жижа вспыхнула, засветившись ядовитым зелёным блеском. Пробормотав заклинание и перемешав по часовой стрелке, ведьма аккуратно разломала над котлом лирный корень …

Коооогда твоя девушка баншииии!!!

Любви смертельный криииик

И в жилах стынет крооооовь….

Громкий голос солиста культовой группы «Кривокрылые снитчи» рассёк благоговейную тишину. Кошка вскочила с насиженного места, подпрыгнувшая от неожиданности ведьма уронила корень в котёл, зелье зашипело, словно потревоженная чьим-то неосторожным шагом змея, заискрилось перламутровым блеском и мгновенно вскипело, вырываясь на свободу.

– Глациус, – огонь над котлом погас. Разочарованно булькнув, зелёная жижа ухнула на дно котла, обиженно свернувшись в желейную массу. Ведьма осторожно ткнула в неё волшебной палочкой. – Кощеевы тапки! Что бы там не случилось, ты не вовремя, Зорич!

Последнюю фразу она произнесла, ткнув пальцем в экран надрывающегося мобильного телефона, из которого, нагло улыбаясь, на неё смотрела мордашка темноволосого симпатичного юноши.

– И тебе доброе утро, Ксюня, – как ни в чём не бывало ответил голос из телефона. – Что, опять собираешься кого-то отравить?

– Будешь много спрашивать, испробую яд на тебе, – проворчала Ксюша, скидывая мантию. На вид ей было лет семнадцать, ни рыжих волос, ни зелёных глаз, острых клыков или хотя бы бородавок на носу, которые традиционно считаются атрибутами добропорядочной ведьмы, у неё не наблюдалось. В растянутом свитере, рваных джинсах и с пучком светлых волос на затылке Ксения Вронская была скорее похожа на обычную девчонку с соседнего двора, чем на одну из самых одарённых студенток Школы Чародеев, Пифий и Травников Колдовстворец, готовящуюся к Чемпионату мира по зельям даже во время осенних каникул. Только чуть-чуть вздёрнутый с горбинкой нос да хитрый прищур голубых глаз выдавал в ней нечто колдовское, пугающее и очаровательное одновременно.

– У меня всегда под рукой безоар, ты же знаешь, – откликнулся Зорич.

Стоило Ксюше открыть наружу двери подвала, как дневной свет на миг ослепил глаза, раздражённо мяукнула кошка, отправляясь прочь из темноты на обследование пустых грядок, а три почтенные старушки, сидящие на лавке у дома напротив, увидев выползавшую из-под земли молодую колдунью, испуганно перекрестились.

– Вот поэтому на тебе и опробую, – вздохнула Ксюша, заходя в дом. – Что хотел-то?

С Андреем Зоричем они учились на одном курсе. Она - на факультете травников, специализировавшемся на гербологии и зельях, он - на факультете практической магии, где изучали преимущественно защиту от тёмных сил. Где-то на младших курсах Ксюша и Андрей стали приятелями, когда вместе начали в срочном порядке осваивать колдомедицину. Она получала ожоги от постоянно взрывающихся котлов. Он наживал себе рваные раны в волшебных и не только волшебных дуэлях. Она делилась с ним запасами бадьяна и растопырника, а он мог расквасить в случае чего кому-нибудь из-за неё нос.

– Спросить как дела, – фыркнул Андрей. – А если серьёзно, деревня Большие Сучья – это же недалеко от тебя, судя по карте.

– Есть такие. От моих Болотных Елей километров пятнадцать будет. А что, там у кого-то мантикора под печкой завелась?

– Если бы… Я у тебя буду минут через пятнадцать, направление мне на эти Большие Сучья покажешь…

– Окей, пошла прятать все запасы еды, – пробормотала она, отключаясь.

Пятнадцать минут превратились в час. Но стоило Ксюше, выйдя на улицу, потянуться за телефоном, как вдалеке показался всадник. Неторопливо перебирая копытами, молодой конь горделиво выхаживал по центральной артерии Болотных Елей, приковывая к себе внимание их обитателей. Большая краснощёкая баба, соседка Ксюши, замерла прямо во дворе, настороженно глядя на юношу, с невозмутимым видом туриста проехавшего мимо её сада. Её пятнадцатилетняя племянница, как раз сгребавшая в кучу сухие опавшие листья, густо покраснела, потянулась к сложенным в колосок тёмным волосам, и, поймав взгляд незнакомца, жеманно хихикнула, взмахнув тёмными ресницами. Андрей широко улыбнулся в ответ.

– Эй ты, коневод! – рядом со всадником, громко тарабаня, поравнялась зелёная ауди. Трое парней в ней, перекрикивая орущий из магнитолы рэпчик, заулюкали, высовываясь из окон. – Ты откуда, валет? Ничо не попутал?

Андрей прищурился, вероятно, прикидывая, через сколько километров в машине должна лопнуть шина или заглохнуть двигатель.

– Ты чё оглох что ли? Серый, ввали этому принцу!

– Где тебя носило? – словно бы ниоткуда на дороге выросла Ксюша. Конь радостно заржал, узнавая старую знакомую.

А вот Серый, уже вылезавший из машины, завидев Вронскую, быстро попятился назад. Слухи о ней и её матери по деревне ходили давно. Говорили, будто Вронская-старшая женила на себе