КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402922 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171481
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

P.S. Грустная для тех, кому уже за сорок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

В последний раз (СИ) (fb2)

- В последний раз (СИ) 285 Кб, 20с. (скачать fb2) - (Alice Greenhouse)

Настройки текста:



С первой полосы Ведьминой Недели на него, улыбаясь и небрежно поправляя отросшую челку, смотрел Гарри Поттер, а под его рукой сияла неприкрытой, бесстыдной радостью Джинни Уизли в белом платье. Увидев белое пятно рядом с Поттером, Драко на какое-то время даже потерял способность дышать, под коленки будто воткнули здоровенные иглы, и ему пришлось сесть в прихожей на банкетку около столика для газет. Футболку Поттера Драко уже видел: это была та самая грязно-серая, растянутая футболка, в которой Поттер был позавчера, и мысль о том, что сразу после его визита в Мэнор Поттер поехал на интервью с Уизлеттой, добавила в копилку еще одно чувство. Его предали.

Непонятно на что надеясь, он прочитал заголовок несколько раз, а затем, давясь каждым ядовитым словом, прочитал и статью от начала и до конца.

…впервые так откровенно говорит о делах сердечных…

…уверенно держит Героя за руку, показывая, что поддержит своего возлюбленного даже в таком вопросе, как интервью…

«Гарри — мастер сюрпризов, я никак не ожидала… Он сделал мне предложение, когда я была по уши в грязи, мы выдворяли гномов», — смеется мисс Уизли.

…непосредственная и нескованная условностями девушка…

… дата уже назначена, список гостей утвержден…

«Люблю Джинни со школы, где-то с шестого… С пятого? — осторожно переспрашивает он у Джинни и с легкостью соглашается: — С пятого курса…»

…гармония и уют в доме…

Так пожелаем же счастья будущей семейной чете!

Драко, перевернув газету лицевой стороной к столу, положил ее обратно на стол, как она лежала еще до его прихода. В начале статьи он с трудом подавлял желание рвать и топтать на полу газетные листы, а к концу силы покинули его: он сидел в прихожей и смотрел прямо перед собой, а сердце его глухо отзывалось в груди.

Первое, что он почувствовал была обида. Обида, затем — отчаяние от того, что все обрушилось, а он даже никак не может это изменить. Они смешивались в одно темное, саднящее чувство, которое как кислота, жгло еще по живому.

Как ни странно, ненависти к Джинни не было, и то, что он чувствовал, нельзя было назвать ревностью. Она не была ни в чем виновата, она просто полюбила Поттера, как и он когда-то. И ей просто повезло чуть больше.

Боль на протяжении многих лет была с ним всегда, и он научился с ней кое-как уживаться; Драко считал, что за те несколько лет после окончания школы он перестал быть глупым самонадеянным мальчишкой, он полагал, что вырос и отбросил прочь безнадежные мечты.

Он знал, что когда-нибудь Поттер женится. Он был почти уверен, что его избранницей (Поттер всегда был лентяем, к чему далеко ходить?) будет Уизли. И Драко верил, что, смирившись с этой мыслью, справится с новостью о свадьбе Поттера куда лучше.

И он справился бы.

Если бы сам Поттер не решил иначе.

****

После войны у него было слишком много других проблем, чтобы накручивать себя еще и безответной любовь. Должно быть, включился наконец-то защитный механизм, и Драко временно перестал думать о том, как он несчастен и убог в своей привязанности.

Он таскался по судам, отстаивая каждый кусок семейного имущества, которое, по словам бюрократов из Министерства, было осквернено неким темным волшебником и должно было быть утилизировано. Кое-с-чем действительно пришлось расстаться, но Драко, как мантру, уговаривал мать и себя заодно, что у них отобрали лишь ненужное, вещи, которые все равно ему никогда не нравились, и людям с хорошим вкусом нужно от такого избавляться. Нарцисса выдавливала грустную улыбку и принимала правила этой игры.

Но кроме них двоих были и другие, и с ними было труднее. Его имущество периодически попадало на аукционы, и после одного из таких Драко встретил в коридоре Перси Уизли. Вместе они зашли в лифт.

— Добрый вечер, мистер Малфой, — изогнул губы в кривой улыбке Перси. — Я тут недавно случайно забрел на аукцион в Паучьем Тупике, довольно забавную вещицу приобрел, может знаете? Стереогноз на расстоянии или что-то в этом роде… Но каково же было мое удивление, когда увидел гравировку на дне… Ну, вы догадываетесь.

Драко едва удержался от того, чтобы презрительно фыркнуть.

— Я сильно удивлюсь, если вы, мистер Уизли, разберетесь, как это работает.

— Тогда пришло время сильно удивиться, мистер Малфой, — улыбнулся Перси и облокотился о металлический поручень. — Развлекались вчера с детьми Рона. Занятная штука.

— Потрясающая информация, — отозвался Драко, мысленно проклиная лифт, который ехал чудовищно медленно. — Мне очень интересно, Уизли.

— Я не сомневался, Малфой, что ты такая же заносчивая задница, как и в школе, — расплылся он в еще более самодовольной широкой улыбке. — Так нравилась эта роль, что она к тебе приросла?

— А тебе другая роль очень нравится, да? — раздраженно прищурился Драко.

Нужно было всего-то прикусить язык и спокойно доехать до нужного этажа, но улыбка Перси действовала на него, как красная тряпка на быка, да и выдержка Драко спустя столько времени после окончания была уже не та.

— Какая — другая?

— Лизать геройскую задницу и кормиться подачками с его стола?

Перси помолчал, рассматривая Драко внимательно и слегка насмешливо.

— Гарри нам всем помогает, это правда, — благодушно согласился Перси. — Это потому что мы его друзья. А вот почему он помогает тебе — большой вопрос.

— Великий Гарри Поттер помогает мне? — оскалился Драко, с трудом удерживаясь от нервного смешка. — Что еще расскажешь? Дамблдор с того света мне не благоволит?

Уизли на него странно посмотрел и улыбнулся, будто несмышленному ребенку. Холодок пробежал по спине Драко, когда Перси, противно растягивая слова, начал:

— Неужели, ты думал, что отсудил свой Мэнор и остатки состояния только благодаря своим ораторским способностям? Ты никогда не задумывался, почему Нотт уже год ютится на чердаке Дырявого Котла, дожидаясь, когда снимут арест хотя бы с летнего домика, а ты прошел без очереди и отсудил такой кусок?

Краска бросилась Драко в лицо, а двери тем временем открылись, и Перси вышел из лифта.

— Да если бы не Гарри ты бы сейчас милостыню просил, — беззаботно и очень легко бросил Перси из-за плеча.

Драко и сам не мог поверить своей удаче, но мысль о том, что ему кто-то помогает была иррациональной, хотя бы от того, что помогать ему было некому. Единственный человек, что мог позаботиться о их семье, был теперь он сам. Отец умер еще в первый год после войны от передозировки сна-без-снов, хотя газетчики неожиданно не ухватились за этот факт, а изящно ушли от точных формулировок, описав причину смерти как ночное апноэ. Этот факт тоже представлялся довольно подозрительным, ведь ни Пророк, ни Ведьмина Неделя не отличались деликатностью, а уж тем более сочувствием к пожирателям смерти. Если предположить, что за него замолвил словечко Поттер в суде, то он мог попросить об этом и газеты.

Они не виделись очень давно, и Драко иногда даже казалось, что его наваждение кончилось. Правда, потом он вновь и вновь натыкался на колдографии в газетах, и он понимал, что Поттер действует на него точно также, как и в школе. Успокаивало теперь хотя бы то, что отпала необходимость видеться с Поттером лицом к лицу. Он не знал, на каком этаже кабинет Поттера, он старался ограничить поток информации о нем, но первое имя на карте Министерства в вестибюле он увидел именно его.

Драко было слишком стыдно, чтобы испугаться. Если бы он хоть на секунду остановился в тот день, то он бы, наверное, передумал. Но стыд и уязвленное самолюбие подхлестывали его.

— Мне назначено, — рявкнул он на девушку перед кабинетом Поттера, она и слова не успела сказать.

Так он и вломился в кабинет Гарри Поттера. И надо сказать, что Поттеру следовало бы лучше следить за безопасностью, раз любой прохожий может вот попасть в его кабинет.

— Изображаешь мать Терезу, Поттер? — рявкнул он с порога и застыл на месте. Обратного пути не было, он спрыгнул с обрыва, и теперь оставалось лишь лететь вниз.

Поттер с кем-то страстно и возмущенно объяснялся по камину, но стоило ему поднять глаза и увидеть Драко, он мгновенно потерял дар речи, и вся уверенность с него слетела. Взгляд виновато заметался.

Драко был благодарен, что успел сказать хоть что-то, иначе бы точно так же молча пялился на Поттера, не в силах выдавить ни слова.

Как же он давно его не видел!

Поттер, казалось, совсем не ожидал увидеть его. Совсем, как если бы он умер, воскрес и заявился к нему в кабинет. А может быть, для Поттера так оно и было.

— Что ты имеешь ввиду? — осторожно переспросил Поттер, не поднимая глаз от стола.

— Ты очень великодушно решил взять меня под свою опеку? — издевательски скривился Драко, повышая голос на пол-октавы.

— Я просто хотел помочь, — неловко дернул плечами Поттер, не видя смысла отнекиваться.

— Премного благодарен, надеюсь ты не рассчитываешь теперь, что я…

— Я ни на что не рассчитываю, — с ожесточением выплюнул он внезапно.

— Хорошо, — не нашелся с ироничным ответом Драко. — Думаю, Уизли и так дерутся за…

— Знаешь, Малфой, — подорвался на месте Поттер. — Ты мог бы сказать просто банальное «спасибо», но нет, это слишком просто!

— Я ничего не просил! Я не хотел твоей помощи!

— Почему? — спокойно скрестил руки на груди Поттер.

— Почему? — непонимающе переспросил Малфой.

— Да, чем так плоха моя помощь, Малфой?

— Я… — Драко неуверенно сглотнул. — Помощь от тебя выглядит… подозрительно. И мне не нужна. Мы никогда друзьями не были, и светлых чувств к друг другу не питали.

— Почему? — вежливо приподнял брови Поттер, будто действительно не понимает.

— Потому что я предлагал, а ты отказался… А я дважды не предлагаю. Мне от тебя вообще ничего не нужно… Больше нет.

Гарри долго и изумленно смотрел на него, округлив глаза, а губы нервно подрагивали. Неожиданно он рассмеялся.

— Я не думал, что ты до сих пор это помнишь, — успокоившись проговорил Гарри, вытирая глаза тыльной стороной ладони.- Как я на первом курсе…

Драко пристыженно на него смотрел какое-то время, а потом рванул к двери.

Пошел он к черту! Он приходил точно не за тем, чтобы выслушивать воспоминания Поттера о школе. Он вообще уже не понимал, зачем пришел.

— Малфой! Погоди!

Драко дернул ручку двери, но она не поддалась. Он развернулся в дверях, готовый зашвырнуть в Поттера если не проклятием, то хотя бы табуреткой. Табуретки, как назло, не было под рукой, а стены, очевидно, были зачарованы отражателями.

— Открой дверь, — угрожающе прошипел Драко, тем не менее, выхватывая из рукава волшебную палочку.

— Если применишь здесь боевую магию, тебе даже я не смогу помочь, — улыбнулся Гарри, но посерьезнев, предупреждающе качнул головой в сторону стены, отливающей перламутром. — Тут довольно мощные экраны, тебя банальный Экспелиармус разнесет на куски.

— Повредит твоей предвыборной кампании, да? — огрызнулся Драко, но палочку все же убрал.

— Малфой, да послушай. Мы были детьми. Это было давно.

Драко, старательно избегавший его взгляда, неуверенно поднял глаза и уже не смог их отвести, как тогда в школе. Поттер смотрел на него так же, не отрываясь и будто чего-то ожидая. Не особенно понимая, что должен сейчас сказать, Малфой качнул головой слегка в сторону. Противно зазвонил увещеватель на столе, и Поттер глубоко вздохнул, махнул рукой и отошел обратно к своему столу. Позади Драко услышал, как щелкнул замок в круглой дверной ручке.

Драко с недоумением бросил взгляд на Поттера. Он его отпустил.

Вряд ли тот хотел его как-то задеть, кажется, он действительно был занят, и звонок был важный, но Драко все равно почувствовал глухое сожаление, что их встреча после стольких лет прошла так. Обмен ничего не значащими фразами, встреча, которую Поттер забудет уже сегодня вечером. Драко положил руку на дверную ручку и медленно, зная, что поглощенный своей работой Поттер уже на него не смотрит, открыл дверь.

— Если ты хочешь объяснений, — догнал его голос Поттера, когда Драко уже почти сделал шаг в коридор, — то давай встретимся сегодня вечером в Кабаньей голове. В неформальной обстановке.

— Ты сообщишь мне что-то новое? — презрительно фыркнул Драко, внутренне холодея. Еще одна встреча, еще одна возможность увидеть его. Только вот теперь Поттер будет к ней готов, а Драко — нет. Никогда не был готов.

— Предоставляю тебе уникальную возможность меня прикончить и смыться в Ирландию безнаказанным, — улыбнулся Поттер беззаботной улыбкой. — В Министерстве у тебя вряд ли такое пройдет.

Спустя несколько месяцев они несколько раз вместе летали, каждую неделю виделись в Министерстве (раз уж Поттер все равно ему помогает, Драко без малодушия решил обратиться с некоторыми вопросами напрямую), часто обменивались совами и каждую пятницу в гостиную Мэнора из камина вываливался пыльный и раздраженный Поттер, принимающийся жаловаться на своих никчемных подчиненных, а Драко, каждый раз как в первый, обещал выставить мерзкому Поттеру счет за чистку ковров.

Гарри так и не объяснил, почему вдруг решил ему помогать, а Драко малодушно не спрашивал. Неприятно было бы узнать, что Гарри заинтересован в нем по какой-нибудь прозаичной причине. А учитывая обстоятельства, любая причина, за исключением одной, была прозаичной.

****

Драко лежал на кровати под пологом и безотчетно смотрел в потолок.

Он был так осторожен, всегда был готов, что это их последняя встреча, и ни на что не рассчитывал. Их общение могло прерваться в любой момент, и Драко был готов к этому. Чертов Поттер спутал все карты. Он сумел сделать максимально больно, как мог.

Много месяцев, пробивая чужую броню, он в конце концов добился, чтобы Драко поверил, а потом благополучно исчез еще до рассвета, отправившись делать предложение Джинни Уизли.

Когда Драко вспоминал, насколько был счастлив в ту ночь, он сдавался и, перекатываясь на живот, закусывал подушку зубами, давая волю своей боли.

— А это твоя комната, — приоткрыл дверь Драко, пропуская Поттера вперед и добавил чуть ехидно: — На эту ночь, естественно.

Поттер был непривычно молчаливым, и Драко внутренне напрягся. Комната была идеальной, он сам все приготовил заранее, хотя и не знал точно, когда представится такой шанс предложить Поттеру крышу над головой. Он даже приказал домовикам перевесить фамильный гобелен напротив кровати, а Поттер почему-то молчал.

— Ну как? — нарочито беззаботно бросил Драко, внимательно наблюдая за его реакцией.

— Ого, — только и сказал Поттер, оглядывая непонимающе и кровать с пологом, и гобелен. — Очень…

Только не говори, что у Уизли у тебя была комната лучше, — перебил и закатил глаза Драко.

— У меня не было своей комнаты у Уизли. Я спал вместе с Роном.

— О, — только и сказал Драко, и поспешно отвернулся. Как-то грязно шутить на эту тему ему было неприятно.

Мысль о том, что была хоть мизерная вероятность, что Поттер согласится спать с ним в одной комнате, повергла его в шок.

Поттер в его комнате. Об этом нельзя было думать, это слишком отдает фарсом: в таком огромном доме Драко просто не мог не найти свободной комнаты… Но когда-то ведь это было возможно? Поттер мог приезжать на летних каникулах или на Рождество, они могли бы смотреть на зачарованный потолок в детской Драко, а потом засыпать вместе на его кровати. Если бы они дружили. Если бы долбанный Поттер не выбрал Уизли и паршивый Гриффиндор.

— Но в любом случае, комната потрясающая, — заключил Гарри, обводя комнату еще раз глазами. — Пафос сквозит из каждой щели, в твоем духе.

— Здесь нет никаких щелей, — с деланным высокомерием приподнял подбородок Драко и услышал, как Поттер смеется. Напряжение стало спадать.

****

— Что-нибудь нужно, сэр? — тихий хлопок и тонкий голос в гостиной вырвали Драко из сонного, ленивого состояния.

Имя единственного, оставшегося у него после всех судов домовика постоянно вылетало у Драко из головы. Зачастую он просто крутился всегда где-то в доме, но в последнее время стал все чаще исчезать. Когда еще приходил Поттер, Драко не возражал, но теперь тот был нужен Драко, а он куда-то запропастился на целую ночь и утро.

— Огневиски мне принеси, — прохрипел Драко, потирая глаза от слепящего солнечного света. — И шторы прикрой.

— Еще огневиски, сэр? — почему-то смущенно уточнил, шаркая ножкой, эльф.

— Да, я ведь так и сказал! И шторы…

Домовик деловито застыл в дверном проеме, чего-то выжидая.

— Ну, что?

— У нас нет денег на огневиски, — мягко сообщил домовик и добавил неуверенно: — сэр.

— Как это возможно? — изумленно пробормотал Драко. — Вчера ведь еще были.

— Вы их и потратили вчера. Мы расплатились по счетам за обслуживание каминной сети…

— Каминной сети? — поморгал Драко непонимающе. — Я ведь не летаю каминной сетью…

— А друг господина летает… — шаркнул еще раз тощей ногой эльф.

Долбанный Поттер!

— Найди огневиски, — сдавленно протянул Драко, пряча лицо в подушку, потеряв надежду, что противный домовик закроет шторы. — Делай, что хочешь, но принеси огневиски.

Со знакомым хлопком домовик растворился в воздухе. Драко чувствовал, что его его не одобрял даже собственный домашний эльф, да и кто мог одобрить подобное? Драко выглядел жалким, но он таким и был: жалким, растоптанным, брошенным. Он не должен был пить, но продолжал пить, будто если представить, что ничего не было, станет легче. Без огневиски он вновь и вновь погружался в воспоминания.

****

Проваливаясь в сон, он вдруг почувствовал, как прогнулся матрас с края кровати.

— Поттер, что ты?.. — ахнул Драко, чувствуя, как чужие руки ложатся ему на талию и притягивают к теплой груди.

Он просто захотел увидеть комнату Драко, а потом слегка задержался. Ну, или не слегка. Малфой впервые так разговорился, что стал рассказывать про Снейпа, про слизеринскую гостиную, про их сборную, а Поттер слушал и даже не делал попыток его перебить. Будто ему было не все равно, будто ему действительно интересно. Тот сидел на полу, а Драко хотел бы предложить подняться к нему совсем так, как если бы они были школьниками и Гарри приехал на каникулы… Но не смел.

— Не говори ничего, пожалуйста, — надтреснутым голосом прошептал ему в ухо Гарри. Теплое дыхание щекотало шею.

Драко замер, не понимая, что происходит. У него даже промелькнула мысль, что ему все это снится.

— Но…

— Пожалуйста, — с такой откровенно сквозящей горечью Поттер никогда еще не говорил с ним. — Пожалуйста, помолчи.

Все взгляды, что бросал на него Поттер, когда думал, что Драко этого не замечает, все многозначительные туманные фразы о его влюбленности в кого-то, его необъяснимое желание защитить и помочь Малфою, — все это приобретало теперь совсем иной смысл.

Он столько раз закрывал глаза на мелкие прикосновения, хотел казаться объективным.

Но теперь Поттер сделал первый шаг.

Драко заерзал, пытаясь перевернуться лицом к Поттеру, но тот вновь горячим шепотом попросил:

— Драко, пожалуйста.

— Ладно, — прикрыл глаза Драко, сдаваясь.

Думал ли он когда-нибудь, что Гарри Поттер будет лежать в его кровати и прижимать к себе? Нет, даже в самых смелых своих мечтах Драко видел Поттера лишь эпизодическим героем. Поттер мог бы напиться на какой-нибудь вечеринке в Министерстве и, промахнувшись каминной сеткой, оказаться у него в гостиной. Рассчитывать на что-то большее даже в мечтах Драко не решался никогда, но теперь Поттер то и дело еле заметно касался мягкими, прохладными губами разгоряченной кожи на его шее, и счастье затапливало его.

Он хотел бы это показать, но не знал, как. Должно быть, Поттер и так в курсе его романтических чувств, слишком решительным движением он переместился на кровать, слишком уверенно притянул к себе.

Даже если Поттер и догадался, даже если броня Драко была лишь прозрачной занавеской, ему впервые было на это наплевать. Впервые Драко не стеснялся этого.

Он одновременно замирал от счастья и горел от нетерпения.

Ему хотелось сразу всего: целовать, обнимать в ответ, оставлять алые метки на чужом теле. Он хотел заняться с ним любовью, но не находил в себе сил, чтобы перешагнуть за эту черту невозврата.

Может быть, Поттер просто не хочет спешить? Или пока сам ни в чем не уверен… Думать о том, что будет утром ему не хотелось.

В любом случае, если он допускает такую возможность, если у Драко есть хоть малейший шанс, то он сделает всё от него зависящее и даже больше, чтобы заслужить его.

****

Но теперь Поттер женится.

Тогда чем была та ночь для Поттера? Насмешкой?

Драко чувствовал бы себя использованным, но оказалось, что даже самолюбие умолкает, когда боль от потери слишком сильная. Драко мог бы пережить эту новость о свадьбе почти спокойно, если бы Поттер не дал ему один краткий миг надежды в ту ночь. Он поверил и отпустил цепи, сдерживающие долгие годы свое сердце, и теперь оно разлетелось на куски.

— Привет? — знакомый голос вырвал Драко из сна.

Он не думал, что может быть хуже, но Поттер в его гостиной видит его таким, и это много хуже, чем все, что было до этого. Рубашку он не менял с помолвки Поттера, воротник был безжалостно помят, а на боку рваной раной сияло пятно от красного вина. Да, начинал он с вина.

— Что ты тут забыл? — прохрипел Драко, пытаясь сфокусировать взгляд.

— Стенли пришел ко мне, и сказал, что тебе необходима помощь.

— Мне не нужна твоя помощь, — просипел Драко, шмыгая носом.

Вот значит, как зовут домовика — Драко все никак не мог вспомнить. Кто бы мог подумать, что все эти годы, чтобы Поттер вдруг появился в его гостиной достаточно было лишь попросить у домовика немного огневиски.

— Вижу, что нужна, — нахмурился Гарри, решительно делая шаг навстречу, перешагивая через красноречиво лежащую на полу пустую бутылку.

— Не смей ко мне прикасаться, — с угрозой пробормотал Драко, окончательно принимая вертикальное положение.

Поттер замер на полпути в растерянности. Драко подумал, что выглядел он уязвленным, хотя с чего бы это?

— Когда ты в последний раз выходил из дома? — поинтересовался он наконец.

— Не твоего ума дело! — обиженно подтянул к себе колени. — Тебя вообще никто не приглашал.

Драко не поднимал глаз на Поттера, слишком очевидно было, что увидит на его лице презрение, смешанное с жалостью. Привести себя в порядок уже не было шанса, вот если бы Поттер предупредил, что зайдет или прислал бы письмо… Но о приличиях ему явно не сообщили.

— Выглядишь не очень, — подтвердил его и без того невеселые мысли Поттер.

Драко, пораженный такой бестактностью, поднял глаза и с ужасом понял наконец, что Поттер стоит в черном смокинге с бесформенными, недошитыми рукавами. В смокинге, который наденет на свадьбу.

— Убирайся, — прошипел он, стиснув зубы покрепче.

— Ты злишься на меня, — сделал вывод бесцеремонный Поттер, присаживаясь на диван. — Ты злишься.

— Можно подумать, ты ожидал чего-то другого после… — Драко сглотнул, чувствуя, что краснеет. Он вдруг представил, что Поттер будет делать вид, что все это приснилось Драко, что всё это было лишь мечтой воспаленного сознания. — После…

«После того как из моей постели побежал делать предложение этой рыжей мрази».

— Я надеялся, что мы сможем остаться друзьями, — тем не менее, без особой надежды выдохнул Поттер, кристально честными глазами рассматривая Драко. — Я думал, что ты поймешь.

— Чтобы ты мог когда тебе захочется приходить и спать в моей кровати? — едко выплюнул Драко.

Поттер вздрогнул, как от пощечины, и опустил глаза.

— Я женюсь на Джинни, ты же видел газеты, — сдавленно пробормотал он. — Я никогда больше не посмею ничего подобного, так что это было в первый и последний раз. И я никогда бы не попросил тебя о подобном.

Отчание прорывалось сквозь многолетнюю стену молчания, которую начал выстраивать Драко еще в школе. Никогда больше, никогда…

— Зачем вообще ты ко мне полез? — задыхаясь от возмущения, Драко даже привстал, чтобы лучше видеть выражение лица Поттера. — Эксперимент проводил? Не нагулялся перед свадьбой?

— Нет!

Его тон был таким возмущенным, но Драко не сомневался, что Поттер изначально все знал. Знал и осознанно издевался над ним все это время, и горячая обида щипала ему глаза.

— Зачем тогда ты это сделал? Почему именно я? — сдавленно отозвался Драко. — Не говори мне, что ты не знал про меня… Я ведь… Я ведь почти убедил себя, что ничего не выйдет, что даже под амортенцией ты скорее удавишься, чем… А потом ты сам, по своей воле…

Поттер, округлив глаза, молча, смотрел на него и, кажется, даже не дышал. Изумление его было искренним, Драко теперь понял это совершенно ясно. Поттер ничего не знал.

— О, черт, — закрыл глаза Драко, и рассмеялся.

Да, он закрыл глаза и рассмеялся. Это же надо так проколоться, сам все выложил, сам дал все карты в руки. Теперь у Поттера будет еще один повод считать его жалким ничтожеством.

— О чем ты говоришь? — Поттер оказался вдруг ближе, чем Драко ожидал. — Погоди, ты…

— Шутка, — развел руками Драко, даже отодвигаясь чуть дальше, но упираясь в спинку дивана. — Это шутка, Поттер, расслабься. Все в порядке, я просто пошутил, но забыл, что у тебя нет чувства юмора.

Поттер застыл с непонятным выражением на лице, а потом, скрестив руки на груди, тихо спросил:

— Драко, почему ты пьешь?

Если бы это можно было как-то просто объяснить! Драко невыразительно повел плечом, будто бы не готов потратить время на такой ничтожный вопрос. Тогда Поттер быстро преодолел расстояние и сел на корточки возле кресла Драко.

— Ты думаешь, что у меня нет повода пить, кроме как страдания по великому Гарри Поттеру? — Драко снова начинал заводиться и, не зная, куда девать глаза, уставился на плечо вездесущему Поттеру. Зажатый между креслом и Поттером, он чувствовал себя обездвиженным «ступефаем», но демонстрировать свою уязвимость Поттеру Драко не был намерен. — Ты считаешь, что я должен убиваться из-за того, что ты женишься на какой-то рыжей швабре? Черта с два, Поттер! Мне вообще плевать, я… Я…

Поттер резко приподнял его подбородок, выбивая из груди Драко шумный вдох. Они несколько секунд молча смотрели друг на друга, а потом Драко каким-то чудом нашел в себе силы толкнуть Поттера в грудь. Кровь хлынула ему в лицо.

— Если ты в день получаешь по пять фунтов писем от поклонниц, это вовсе не значит, что теперь меня должно хоть как-то… как-то волновать… Мир не вертится вокруг тебя!

— Я так вовсе не думал, — спокойно сказал Поттер, рассеянно блуждая взглядом по лицу Драко, снова подбираясь к нему вплотную, практически касаясь грудью и животом ног Драко. — Я не думал, что ты захочешь меня видеть после того, что я сделал ночью…

Драко расстерянно смотрел на Поттера и понимал, что вся его тирада о нелюбви к Поттеру была именно признанием. Драко буквально вопил о том, что любит. Любит страстно и безответно, отчего и страдает и огрызается. Проклятая влага подступила к глазам, и Драко ничего не мог с этим поделать — Поттер это заметил.

— Вали к своей Уизли, — всплеснул руками Драко, толкая Гарри в грудь. — Обойдусь без неловких извинений.

Голос предательски срывался на визг, Драко попытался уйти, но Поттер неожиданно перехватил его локоть и развернул к себе, вглядываясь в лицо.

— Тебе не было противно, когда… Когда я…

— Когда ты упирался стояком мне в поясницу? — выплюнул со всем презрением на которое был способен в тот момент Драко. — Когда ты целовал меня в шею и нюхал мои волосы?

Поттер опустил горящие возбуждением глаза и покраснел.

— Мне было противно, — шмыгнул носом Драко, и видя, как вздрогнуло лицо Гарри, сдавленно продолжил: — Мне было противно проснуться утром в пустой кровати, увидеть, что ты даже, мать твою, записки не оставил!

Он проиграл. Он проиграл уже в тот момент, когда Поттер просто вошел в его гостиную, игра была за Гарри, как и всегда. Гарри неуверенно поднял глаза и с надеждой ждал продолжения. Он раскрывал все свои секреты, отдавал себя в полное распоряжение Поттера, готовый к любой его реакции.

— Мне было противно, — всхлипнул он, чувствуя, что жалок, но впервые получая от этого удовольствие, — когда потом ты, шрамоголовый урод, не появился и не отправил даже письма.

Вина и страдание отразились на лице Поттера.

— Прости меня, — Гарри осторожно потянулся к его лицу и заправил непослушную прядь за ухо. Драко с трудом удержался от унизительного движения навстречу этой руке. — Я боялся, что ты уложишь меня непростительным. Я думал, что я тебе противен.

— Ты и был мне противен, — попытался заглушить рвущийся наружу всхлип обиды и уязвленного самолюбия, — когда я прочитал в газете, что в то самое утро, когда я мысленно… Неважно, что я делал в то утро, ведь ты фоткался с Уизлеттой для газеты! Вот и все, Поттер, вот и вся правда.

Поттер молчал и с растерянным выражением на лице смотрел на Драко, и неловкая улыбка блуждала по его губам. Его теплая рука на шее Драко слегка поглаживала тонкий участок кожи, забираясь под воротник рубашки.

— Считаешь, это смешным? — нервно облизнул губы Драко, стараясь не думать, что уже сейчас готов простить Поттера, только бы он не уходил. — Нравится издеваться?

— Нет, — нахмурившись, приблизился Гарри, едва не коснувшись носом его носа. — Драко, я… Я просто кретин.

Смешок Драко утонул в громком «ах», потому что губы Поттера прошлись в опасной близости от его губ. Поттер поцеловал его еще раз в щеку. И еще раз. С каждым новым прикосновением заставляя сердце пропускать удар, Гарри покрывал поцелуями его лицо, нарочито избегая губ.

Драко не выдержал первым, увернувшись и мазнув губами по губам Гарри. Тот замер в неуверенности.

— Можно?.. — робко прошептал Гарри ему в губы. — Драко, можно?..

Драко и сам не понял, как решился первым поцеловать, как забыл о своем решении вычеркнуть Поттера из своей жизни. Но если бы Поттер сейчас попросил встать перед ним на колени, Драко бы сделал даже это.

— Да… Да, — дрожащие руки Драко положил на чужие плечи и слегка потянул его на себя. Его настолько била дрожь, что он даже не краснел от своей неловкости.

Теплые руки прошлись вверх от острых коленок до середины бедра и остановились, попеременно сжимая и поглаживая. Изнывая от потребности близости, Драко толкнулся вперед. Поттер, по-прежнему, с некоторым сомнением искал в его глазах ответ, и находился чудовищно близко и ужасно далеко.

— Пожалуйста, — одними губами прошептал Драко, почти ненавидя себя за эту слабость. — Пожалуйста, Гарри…

Зеленые глаза в ответ лихорадочно заблестели. Будто больше не нуждаясь в доказательствах, Поттер поцеловал его по-настоящему.

****

Пробуждение было не из приятных. Кровать была пустой, а другая половина кровати холодной.

Его мгновенно прошиб холодный пот. Поттер опять ушел. После всего, что было… Он снова ушел. Драко мгновенно сбросил остатки дремоты и вскочил с кровати.

Может быть, он в душе? Или у него пробежка? Или вызов на работу, но почему не рассказал? Драко глазами поискал по комнате записку, но ничего не нашел. Тогда он наскоро оделся и вылетел в гостиную.

Стенли, что-то напевая себе под нос, драил ковер перед камином и совершенно не замечал хозяина.

— Стенли, когда… — голос противно задрожал. — Когда Поттер ушел?

— Еще до рассвета, сэр.

Домовик продолжал напевать и чистить ковер, даже не оборачиваясь к Драко.

— Он что-то… Что-то просил передать мне?

— Да, сэр, просил.

Драко впился ногтями в ладони и сжал крепче зубы. Но домовик больше ничего не говорил и не насвистывал.

— Что? — раздраженно выпалил Драко. — Что он просил передать?

Какое-то время было слышно только, как елозит по ворсу старая щетка.

— Что это было в последний раз, сэр.

Сердце летело куда-то в пропасть.

В последний раз.

Все это было в первый и последний раз.

Вчера ночью огневиски развязало ему язык, он дал Поттеру все карты в руки. Рассказал, что со школы был в него влюблен, что где-то в дальнем ящике шкафа у него хранится поттеровское потерянное эссе по истории магии. Рассказал, что хотел бы просыпаться и засыпать с ним. Мерлин! Он ведь ревел, как девчонка.

А еще, кажется, он даже предложил съехать из мрачного дома на Гриммо, и остаться в Мэноре.

Голова раскалывалась, мучительно хотелось пить.

Все кончено.

Хотя, в общем-то, все было не так уж и плохо. Он ведь никогда не рассчитывал даже на половину того, что получил, только вот отчего же тогда так больно?

Машинально переодевшись в менее домашнюю одежду, Драко сварил себе кофе и уселся у окна. Его будто накрыло пуховым одеялом, мыслей в голове не было, наверное, поэтому он и не слышал, когда открылась входная дверь.

— О, ты уже проснулся? — с досадой раздался знакомый голос. — Я думал, я успею, учитывая, что наверняка у тебя дикое похмелье сейчас. Мы со Стенли насчитали две бутылки огневиски и еще одну бутылку коньяка с утра…

Драко безмолвно смотрел на Поттера, чувствуя только, как качается под его ногами пол и вертится комната. Его замутило.

— Убирайся, — выдавил он из себя и тотчас сам испугался, что Поттер так и сделает.

— Драко? — осторожно позвал Поттер, то ли действительно не услышав, то ли сделав вид. — Что с тобой?

— Где ты был? — упавшим голосом выдавил из себя Драко. Каким чудом у него это получилось, он не имел представления.

— Я? — будто бы даже удивился Поттер. — Ездил по делам. Сначала на работу, нужно было кое-что доделать, а потом сразу к Джинни и к… Драко!

Драко и сам не почувствовал, что пол окончательно ушел из-под ног, просто в следующее мгновение он уже сидел на полу, судорожно пытаясь подняться.

— Драко, что?.. — Поттер держал его за плечи, оказываясь вновь так близко, что горячее дыхание то и дело задевало его шею.

— Ты считаешь, это очень смешно? — со всей силы отталкивая его рявкнул Драко. — Может быть, позовёшь меня шафером на свадьбу? А что? Будет весело, не так ли, Поттер?..

— Драко… — изумленно выдохнул Поттер, округляя глаза.

— Ты ведь сказал, что это в последний раз, — глухо выдохнул Драко, прикрывая глаза и облокачиваясь о стену.

Драко не видел как изумленное выражение на лице Гарри сменяется на виноватое, и с какой досадой он хмурит брови, а в следующее мгновение Драко оказывается прижат к теплой груди, и сильные руки зарываются в белокурые, и без того взъерошенные волосы.

— Зачем ты снова пришел? — утыкаясь носом в знакомое плечо, пробормотал Драко. — Это что — какое-то новое развлечение?

— В последний раз я не оставляю записки, — пробормотал он Драко на ухо. — Я ездил к Джинни, — быстро зашептал Поттер, будто бы опасаясь, что Драко не захочет выслушать, — чтобы объяснить, почему свадьбы не будет. Потом мы заехали в «Пророк», чтобы дать опровержение, а потом я объяснялся с мистером и миссис Уизли.

— Что? — непонимающе мотнул головой Драко, будто бы даже приходя в себя.

Узел, в который все утро были завязаны внутренние органы, медленно начал распускаться. Драко осторожно отодвинулся, нехотя сбрасывая с себя горячие руки Поттера.

— Мне пришлось встать очень рано, потому что на работе аврал. Все, что мог, я сделал утром, все остальное — перенес на завтра.

— Поттер, — серьезно начал он, но чужие губы не дали ему договорить. Поттер снова не оставил ему ни одного шанса для сопротивления, Драко послушно ответил на поцелуй, безвольно позволяя чужим рукам блуждать под рубашкой.

— Гарри… — жалобно выдохнул он между поцелуями и попытками стянуть с него джемпер. — Ты… Ты ведь знаешь, что это серьезно? Что для меня это все серьезно…

Поттер слегка отодвинулся и с нежностью улыбнулся. И хотя этого было вполне достаточно сейчас для Драко, тот все же ожидающе закусил губу и нахмурился. Ему было необходимо услышать, что тоже нужен, что Гарри тоже чувствует… Чувствует хоть что-то!

— Я люблю тебя, — просто сказал Гарри, смущенно пожав плечами. — Люблю так, как никого до тебя. Это достаточно серьезно?

Мир закружился снова, только теперь он в этом водовороте был не один. Напротив него сидел непривычно ранимый и смущенный Поттер. Промелькнула мысль, что всё это — сон, и Драко незаметно ущипнул себя за руку. Сердце колотилось как бешеное.

— Думаешь, что у нас получится? — спросил он вовсе не то, что собирался, и мысленно дал себе оплеуху. Волнение, к счастью, не передалось Поттеру, кажется, он все понял и ободряюще улыбнулся.

— Если ты прекратишь при каждом удобном случае выгонять меня из своего дома, — он выразительно кивнул в сторону двери, — у меня будет шанс доказать, что я настроен вполне серьезно относительно тебя.

Драко чувствовал, что должен что-то сказать, но не мог выдавить ни слова, потому что уже заметил за спиной Поттера небольшую спортивную сумку, набитую до упора.