КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402477 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171274
Пользователей - 91517

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Бердник: Камертон Дажбога (Социальная фантастика)

Ребята, почитатели украинской советской фантастики. Я хочу сделать некоторые замечания по поводу перевода этого романа моего любимого украинского писателя Олеся Бердника.
Я прочитал только несколько страниц, но к сожалению, не в обиду переводчику, хочу заметить, что данный вариант перевода пока-что плохой. Очень много ошибок. Начиная с названия и эпиграфа.
Насчет названия: на русском славянский бог Дажбог звучит как Даждбог или даже Даждьбог.
Эпиграфы и все стихи Бердника переведены дословно, безо всякой попытки построить рифму. В дословном переводе ошибки, вплоть до нечитаемости текста.
В общем, пока что, перевод является только черновиком перевода.
Я ни в коей мере не умаляю заслуги уважаемого мной BesZakona в переводе этого произведения, но над ним надо еще много работать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Добавлена еще одна вариация.
Кто скачал предыдущую версию - перекачайте.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Арсёнов: Взросление Сена (Боевая фантастика)

Я пока не читал эту серию, да и этого автора вообще, ждал завершения. На сайте АвторТудэй Илья, отвечая на вопросы читателей, конкретизировал, что серия «Сен» закончена. Пятая книга последняя. На будущее у него есть мысли написать что-то в этом же мире, но точно не прямое продолжение серии, и быстрой реализации он не обещает. 3, 4 и 5 книги, выложенные в настоящее время на АвторТудэй и на ЛитРес вроде вычитаны, а также частично, 4-я существенно, переработаны относительно старых самиздатовских вариантов. Что-то он там ещё доделывает по нецензурным версиям, но в целом это законченный цикл. Можно читать таким, как я, любителям завершённых произведений.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Матяев: Я встретил вас... (Партитуры)

Уважаемые гитаристы. Если у кого имеется "Есть только миг" в обработке Матяева - выложите, пожалуйста, на сайт. У меня была, но потерялась при переезде в другой город. Она даже лучше ореховской обработки.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Шилин: Две гитары (Партитуры)

Очень интересная обработка. Самая динамичная из тех, что у меня имеется (а их у меня четыре).

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: Бродяга (Партитуры)

Ребята, в аннотации ошибка - это ноты для 7-ми струнной гитары.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: В красной рубашеночке. Версия II (Переложение Ю.Зырянова) (Партитуры)

Всё, глюк с fdb исправлен. Можно спокойно качать. Спасибо админу.
У меня очень и очень много хороших нот для 6-ти и 7-ми струнных гитар. Собираю еще с советских времен. Так что ждите - буду периодически заливать.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
загрузка...

Неба высь (СИ) (fb2)

- Неба высь (СИ) 795 Кб, 173с. (скачать fb2) - (Воу-Воу)

Настройки текста:



========== Небо плачет ==========

Трудно быть ребенком-гением. Трудно быть ребенком гением и стараться, чтобы никто об этом не узнал. И труднее всего быть гением из-за того, что морально ты далеко не ребенок, а взрослая баба, которую закинуло в совсем не взрослое тело.

Меня зовут Савада Тсунаеши, мне шесть лет.

Городок Намимори необычайно тихий. Такие городки обычно часто зовут болотом и каждую сплетню или новость тут перемывают по сотне раз. И наиболее часто темой разговора «Сарафанного радио» местных кумушек была семья Савад. То есть моя семья. Нас жалели, нам фальшиво сочувствовали и продолжали шептаться о том, что наш отец меня и моего брата Акиры, давно бросил нас и нашу маму. Что, скорее всего, нашел другую женщину и не особо спешит к двум малолетним детям и жене, к которой приезжал только на рождение Акиры уже год как назад.

Я старалась это игнорировать в детском саду, брат был слишком мал, а мама ничего не замечала, медленно сгорая в своем горе и продолжая ждать Саваду Емицу. «Шахтер» же возвращаться не спешил. А мне приходилось тормошить маму и пытаться хоть как-то вытащить из этого состояния. С переменным успехом, мне все же это удавалось.

В семь лет я отправилась в младшую школу, и как-то мне было не до учебы. Я писала все лишь бы отмазаться и спешила домой играть с Акирой и вытаскивать мать из депрессии. Постепенно перетягивая на себя работу по дому, училась готовить местную кухню, так как борщ, скорее всего, японцы не поймут, и мягко улыбаться, успокаивая маму, которая окончательно замкнулась в себе. Емицу дома так и не появился, и я решила наконец-то найти ответы на множество своих вопросов.

Кабинет отца был заперт на ключ, но что мне мешало воспользоваться шпильками и вскрыть замок старой школой прошлой жизни? В конце концов, я жила в России, а там на спор школьную кладовку вскрыть - раз плюнуть.

Нана как примерная жена в кабинет не заходила, так что здесь было довольно пыльно, но работать не мешало. Дождавшись, когда мама уйдет гулять с братом, я приступила к документам и записям, медленно бледнея по их прочтению.

Мафия.

Одно слово, а сколько нецензурных слов готово слететь в догонку с языка. Закусив губу, вцепилась в свои волосы, руками оттягивая от корней, скатилась по стене на пол. Я была знакома с этой стороной мира будучи в прошлой жизни хакером и кракером, но только поверхностно, стараясь не углубляться в те самые дебри, чтобы однажды не словить пулю в лоб, но и того мне хватило по горло.

Мафия. А из мафии выходят только вперед ногами. Мы же уже с рождения принадлежим этому миру.

Пароль на ноутбуке был прост, как табуретка:«Вонгола», ну кто бы мог подумать, а? Быстро щелкая мышкой, я искала файлы и читала их, все больше понимая, во что нас втянули. В личной переписке отыскалась некая Диана с сообщением, что беременна от Савады Емицу и, зовя его скорее вернутся к ней. Переписка была через два дня после рождения Акиры. Ну, какой же козел.

Пальцы замерли над клавиатурой, а потом уверенно ввели данные. «Аллегра» переводила деньги и информацию на новый счет. Сегодня на просторах интернета появится новый гений под ником: «Эжик-ежик». Аллегра, словившая пулю промеж глаз семь лет назад, вышла на тропу войны. Кто бы мог подумать, что убитая, молодая девушка, которая отказалась влезать в мафию, будет убита по приказу Савады Емицу?

Уверенно обновляя и устанавливая новые программы, я улыбалась. Ну, посмотрим.

Самое главное – это уберечь семью.

***

- Мам, а ты хочешь работать? – усталая женщина, с потухшими глазами оторвалась от готовки, переводя на меня взгляд.

- Я не против, но куда деть Акиру?

- А детский сад?

- У нас слишком мало денег.

Я поджала губы. Емицу не слишком-то и много присылал денег в своих подачках. У меня были довольно большие деньги, и я продолжала их зарабатывать и подкладывать вместе с «алиментами», но больше было бы слишком подозрительно. Мама, может, и была наивной, но не дурой.

Но ей нужно было отвлечься, занять себя чем-то, чтобы не сгорать в своем горе так сильно. Может, мама и не замечает, но здоровье у нее не вечное.

- Ладно, мне в школу пора, - кивнула матери, выскакивая из дома, походя потрепав Акиру по голове.

Мне восемь. Пробегая мимо лавки с газетами, покупаю, вглядываясь в раздел «ищу работу». Взгляд цепляет объявление об открытии «Суши-бара», в котором требуется работник. Не доходя до школы, сворачиваю на другую улицу и иду в сторону нового заведения. Неуверенно переминаюсь перед дверью, но собравшись с духом, открываю дверь.

- Простите за вторжение?

- О! И кто это тут у нас? – мужчина мягко улыбается, заставляя расслабиться и взять себя в руки.

- Я по объявлению.

- Прости малышка, но ты слишком мала для работы, - по-доброму улыбается мужчина. – Так что сначала подрасти.

- Я для мамы,… пожалуйста, выслушайте меня.

Как-то так получилось, что сумка валялась возле стула, а я, обхватив кружку с чаем, рассказывала о своей семье. О маленьком Акире, который растет без отца, о маме, которая постепенно угасает, и единственное, что остается, это отвлекать ее от своего горя, пытаясь растормошить и сидеть успокаивать ее по ночам. Рассказывать про проблемы в школе, от которых приходилось отмахиваться. И какой козел отец, который бросил их и ушел к другой женщине и у него есть еще ребенок.

Я рассказывала обо всех проблемах, вываливала на совершенно постороннего человека, а потом остановилась, со страхом смотря на мужчину. Я не была бойцом, и уж тем более не имела привычки при любых ситуациях сохранять лицо, так что, опомнившись, перевернулась вместе со стулом, тихо вскрикнув и затравленно смотря на мужчину.

Он слишком располагал. Успокаивал. Он был словно дождь.

Дождь…

- Что такое? – Ямомото Тсуеши явно перепугался и не понял, почему я шарахнулась от него, как от огня.

- Вы – дождь. Вы тоже из мафии…

- Откуда ты…

- Мама и Акира ничего не знают! – я зажмурилась, ожидая быстрой смерти. Так глупо попасться…

Но ее не последовало. Теплая рука мужчины опустилась на голову, заставляя открыть глаза. Мужчина задумчиво смотрел на меня, присев на корточки, успокаивая своим пламенем.

- Я приму твою маму на работу, и Акиру можете привести. Я присмотрю, у меня самого сын того же возраста.

- Вы…

- Ты расскажешь мне то, что сочтешь нужным, но позже. И ты прогуляла школу.

- Плевать.

- Ты слишком взрослый ребенок, Тсунаеши-тян.

- Рано или поздно за нами придут, а я не хочу терять брата.

Мужчина как-то странно хмыкнул и сказал приходить завтра после школы.

***

Тренировки… по природе я была слишком ленива, чтобы так напрягаться физически, но хоть как-то защититься я должна была уметь. Тсуеши-сан организовал клуб кендо и учил там ребят. Меня же сражаться мечами он не учил, а заставлял отрабатывать падения, перекаты, чтобы в случае падения суметь сохранить кости. Растяжка, пробежка, выносливость, сила, скорость. Все смешалось в дико-сложном комплексе упражнений, которые с трудом я смогла осилить только через год полностью.

- Тебе не подходит меч, - качал головой на мои вопросы Тсуеши-сан. – Ты слишком хрупкая.

Да, в будущем мне не грозило вырасти в высокую красотку. Я была хрупкой, маленькой и, скорее всего, буду миниатюрной, как бы не меньше самой Наны. Тсуеши-сан вздыхал и однажды принес два кинжала.

- Я дам основы и помогу создать тебе свой стиль, это все, что я могу сделать. Меч не для тебя.

- Я поняла, учитель.

С тех пор я начала осваивать кинжалы. Попутно Тсуеши-сан показал мне основы стрельбы из пистолета, но, покачав головой, сказал, что слишком уж я мала для такого. Все упиралось в мое детское, слабое тело.

- А пламя?

- Одно дело пламя пробудить, Тсунаеши-тян, а другое - подчинить и удержать эту стихию. Пламя каждого атрибута очень сильно калечит психику. Буквально перекраивает ее под себя и нужна та самая воля, чтобы остаться самим собой. Исключение, конечно, Небо, но оно тоже может быть разным.

В тот день я молча показала сенсею оранжевое пламя, пляшущее на пальцах. Уже гораздо позже я поняла, что если бы не мое взрослое сознание, то, скорее всего, бы превратилась в полного пацифиста. Мир, дружба, жвачка.

Мое пламя было мягким. Теплое и согревающее, но способное обжечь. Минусом моего пламени было то, что я была полным равновесием. Как объяснил Тсуеши-сан, его дождь буквально толкал прикоснуться к моему пламени. Оно притягивало людей, обладающих атрибутом, как магнит, латая душевные раны и восстанавливая психику. При присутствии моего пламени можно было пробуждать его у самых маленьких детей, не боясь за их психику и превращение их в маньяков. Да и маньяков со мной просто не может быть. Атрибут устаканивался и больше не давил на психику.

За такое пламя могли устроить целую бойню между семьями. Ведь кому не хочется с самого детства воспитывать детей, уже управляющих пламенем?

Понимание всей катастрофы толкнуло меня на осваивание кинжалов, полном контроле и скрытии пламени с большей силой. Тсуеши-сан буквально вдалбливал в меня эту науку и читал лекции о мире мафии. По сути, если я где засвечусь со своим пламенем, то лучшее решение будет в этот момент – это пустить пулю в висок. Меня будут искать все, а, как известно: «Не мне, так никому!»

А уж какая из меня невеста и инкубатор…

Я решила запрятать этот «дар» в себе и ни в коем случае не выпускать. Никогда.

Мама была все время под присмотром Тсуеши-сана и скорее работала няней. Она помогала на кухне, но часто приглядывала за Такеши и Акирой. В какой-то момент маленький Такеши назвал Нану мамой, а меня сестрой. Акиру же он называл младшим братом, так как был старше его почти на год.

Нана на это ничего не сказала, а Тсуеши-сан промолчал. Слишком он любил свою покойную жену, слишком Нана любила бросившего ее Емицу. Слишком бывший киллер дорожил Такеши. Я поняла это без слов и только грустно улыбнулась.

- Вы самый лучший отец, Тсуеши-сан, - сказала я, ни капельки не кривя душой.

***

Савада Нана лежала в гробу усыпанная цветами. Рядом тихо стоял Акира, уткнувшись мне в бок, беззвучно плача. Такеши кривил губы в жалкой пародии ободряющей улыбки, готовый вот-вот разрыдаться сам. На плече лежала большая и теплая ладонь Тсуеши-сана.

Немая поддержка.

Мне двенадцать. Акире семь, он только пошел в младшую школу. Такеши восемь и для него смерть Наны удар не хуже. Мне было стыдно. Ведь неосознанно, нечаянно я привела с собой горе в семью Ямомото. Слишком сильно привязался Такеши к нашей матери, слишком сильно мы привязались к ним. Слишком быстро мы стали семьей.

Нана была матерью, а Тсуеши заменил отца. Какая ирония. Родной отец плевать хотел, а совершенно посторонний человек, бывший киллер заменил нам отца и помог.

Люди начали расходиться. Такеши и Акира пошли домой, а я осталась у могилы, сжимая подол куртки и пряча покрасневший нос в клетчатом шарфе.

- Тсуна, - тихо позвал меня Тсуеши, положив руку на плечо.

Я всхлипываю, пытаюсь удержать рыдания и не распустить сопли.

- Тсуеши-сан, простите меня, я не знала, что будет так… Такеши…

- Тише, Тсуна, тише, - знакомые теплые руки прижимают к груди, заставляя сломать все оставшиеся барьеры. Я так устала быть сильной, так устала бояться за брата, за Такеши, за Тсуеши-сана. И мне уже плевать, что я рыдаю на руках Тсуеши-сана, судорожно вцепившись в его траурный костюм. В груди ноет, боль вырывается вместе с рыданием, а мужчина, заменивший мне отца, проводит руками по волосам, мягко укачивает и шепчет что-то успокаивающее. Пламя Дождя дает выплакаться израненному небу, с дождем смывая все невзгоды и даря желанное облегчение. - Плачь, маленькое небо, плачь. Станет легче, и все горести уйдут…

И я плакала, рыдала, уткнувшись в рубашку своего учителя.

Как бывшая сирота я знала, как дорога родительская ласка. В прошлой жизни я ее не имела, в этой жизни она слишком рано ушла от меня. И оттого больнее, и от того ненавистней мне тот, кто стал причиной этой боли и этой потери. Савада Емицу, разбивший мою семью, которую я так пыталась сохранить, так старалась, так пыталась продлить эти мгновение для Акиры, для Такеши, для Тсуеши-сана.

Небо-эгоист. Даря всем тепло, оно требует это тепло взамен, и тех, кто его забирает у него, оно ненавидит. Сжигает его.

Комментарий к Небо плачет

Хо-хо, будем надеятся что кому-то это понравится…

========== Мы улетаем ==========

- Не волнуйтесь, Тсуеши-сан, доставлю в лучшем виде! – весело проговорил молодой таксист, шутливо махая головой и закидывая два чемодана в багажник.

- Смотри мне, - улыбается владелец суши-бара, наблюдая как Акира, что-то старательно втирает Такеши, который стоит насупившись.

Хлопнув дверью, я вышла из родного уже суши-бара, держа за лямку сумку. Одежда была самой удобной, немного растрепанной и самое главное в ней я казалась миловидным смазливым мальчиком. Так было лучше и удобнее.

Закинув сумку на заднее сиденье машины, я вернулась к нашей компании и потрепала по голове Такеши.

- Ну, вот и все? – грустно улыбаясь, спросила у мироздания. Тсуеши усмехнулся, положив руку на плечо сыну.

- Ну, рано или поздно вы вернетесь, - мужчина проводил Такеши взглядом, который стиснул в объятьях своего названного отото. В силу своего возраста двое детей не слишком понимали всю степень серьезности ситуации, и для них наш отъезд был чем-то таким простым и понятным. Для них это была игра, которая снова закончится и все станет на свои места.

- Тсуеши-сан! – подскочил мой младший братишка без всякого стеснения стискивая в своих объятьях мужчину. Этот спокойный и хороший мужчина был для него словно отец, да и сам он частенько называл его наученным мною слову «батя». – А ты будешь скучать?

- Естественно, - улыбается мужчина трепля светлые волосы. – А ты у нас уже большой, так что Тсуне помогай, слушайся ее. Ты мужчина, а значит должен защищать ее, хорошо?

- Я понял, - серьезно кивнул ребенок, и тут же смешно надул щеки. – Я же взрослый! Вот прям сейчас и начну!

- Ну, давай, беги, - потрепал по голове Акиру Тсуеши, усмехаясь. – Взрослый наш.

Мужчина с несколько секунд смотрел на меня, а потом, молча, развел руки. Вздохнув, я решительно шагнула вперед, и уткнулась в рубашку, носом вдыхая родной и давно знакомый запах специй и как ни странно дождя. Теплый летний дождь, который может в нужный момент превратится в острые льдинки.

В объятьях этого мужчины, заменившего мне отца, было тепло. Я чувствовала себя защищенной, спокойной и отгороженной от всех тревог и печалей. Спокойствие приносило облегчение. Как будто меня спрятал за своей пеленой дождь. Хотя почему спрятал? Так оно и было.

- Спасибо за все.

- Это меньшее, что я мог сделать, - Тсуеши качает головой.

- Вы могли бы вообще ничего не делать.

- Чушь.

- Действительно, - слабо улыбаюсь. – Чушь.

- Сай посадит вас на самолет до Италии. Там вас будет ждать мой знакомый человек, которому я когда-то спас жизнь. Он своеобразный, но спрячет вас и оформит на себя опеку. Кстати да, в твоей сумке лежат документы на новое имя, там, в аэропорту вы и записаны под него. Я не знаю, куда он вас спрячет, да и знать мне опасно. В конце концов, Алекс официально мертв, но чую, что работу не забросил, киллер он отменный.

- Я поняла.

- Свяжемся позже, так как за мной будут следить.

- Хорошо, но это не опасно для вас? – отстранилась я, серьезно смотря в глаза мужчине.

- Эх, ребенок, - вздохнул Тсуеши. – Ты слишком взрослый, но эти проблемы оставь на меня. В конце концов, я киллер и далеко не последний.

- Тсуна-нее, - меня дернули за штанину заставляя выйти из объятий. Рядом стоял серьезный Такеши, сведя брови и хмурясь. – Вы же вернетесь?

- Конечно, - присела я смотря в хмурое лицо мальчишки. – Мы обязательно вернемся.

- Слово? – Такеши протягивает мизинец. Такой шутливой клятве я научила мальчишек еще в детстве. Забавно, что для них это шутливое действие стало чем-то сокровенным, можно сказать ритуалом, который они совершают только в самых крайних случаях. Что характерно, а слово они держат.

- Слово, - Смеяться над Такеши сейчас не получается, слишком серьезен маленький Дождь, когда мы сцепляем мизинцы и почему-то в голове само самой возникает мысль, что сюда мы рано или поздно вернемся.

- Отца береги, - резко дергаю ребенка на себя, обнимая крепко-крепко. – Люблю тебя.

- Я тоже, Тсуна-нее…

Хочется распустить нюни, ну что за черт.

- Моя интуиция говорит, вам ждать гостей, они условно опасны, но все же… - предупреждаю Тсуеши.

- Ну, значит, будем ждать.

- Пожалуйста, - поджимаю губы. – Будьте осторожны.

- Вы тоже.

Киваю.

- Удачи, - машу рукой, садясь в машину.

- Вы только ждите! – прыгает на сиденье Акира.

- Возвращайтесь, - улыбается Тсуеши.

На секунду я останавливаюсь. Хочется сделать что-нибудь такое… такое…

Я поворачиваю кепку козырьком вперед, задерживаю пальцы.

- Я не говорю, прощай, - эффектно наклоняю пальцами козырек кепки, растягивая губы в совсем не детской усмешке, но меня выдает блеск смеющихся глаз. – Я говорю… Аривидерчи!

Веселый смех становится мне ответом.

- Круто! – прыгает Акира, восторженно хлопая глазами.

- Да, я знаю…

Нас ждал самолет. Нас ждала Италия.

***

Такеши хмуро смотрел в след уезжающей машине, а потом обернулся в сторону отца.

- Пап, научи меня сражаться, - уверенно говорит ребенок. В серых глазах застыла решимость.

- Зачем тебе?

- Я не хочу никого терять, - резко и отрывисто бросает ребенок.

- Научу, - треплет своего сына мужчина и смотрит на небо, которое собирается пролить слезы. Такеши уходит домой собираться в школу, а Тсуеши стоит на месте. Засунув руку в карман куртки, он вытаскивает сигарету. Дым струей вьется в небо, а мужчина вздыхает.

- Как быстро растут дети, - выдыхает горький дым. – Слишком быстро, а мы отнюдь не молодеем, чтобы суметь в дальнейшем сохранить им детство.

***

Мужчина стоял за стойкой, протирая стаканы, когда в бар зашла женщина. Откровенный вырез платья, высокие каблуки и на накрашенных густо-алых губах презрительная усмешка.

- Ямамото Тсуеши, - протянула незнакомка, остановившись на входе.

- Мы закрыты - невозмутимо говорит мужчина, беря следующий стакан.

- Ох, не прикидывайся идиотом, самурай, - женщина садится и ставит локти, на стойку сплетая пальцы. – Итак, где маленькие ублюдки?

- Выход там, - спокойно говорит бармен, указывая рукой с зажатым полотенцем в сторону двери.

- Ах, вот как, - тянет женщина. – Самурай, ты, похоже, не знаешь, с кем связался…

- Ну, так, с кем имею честь? Вы о правилах приличиях забыли, так что здесь моей вины нет.

Женщина морщится.

- Мое имя Савада Диана, и тебе это о чем-нибудь да говорит.

- Возможно, - глаза мужчины опасно сощурились.

- Ты меня не интересуешь. Мне нужны ублюдки Савады Наны и ты знаешь где они.

И если ты не скажешь, то можешь попрощаться с сыном.

Мужчина задумчиво окинул женщину взглядом, все так же, не отрываясь от протирания стаканов.

- Однажды Вонгола решила надавить на меня с помощью других семей. Четыре мафиозные семьи и далеко не из последних. Тогда погибла моя жена, случайно или нет, но стоило бы тебе узнать, что случилось с ними перед тем, как приходить в мой дом и угрожать мне и моему сыну.

- Возможно, ты силен, - женщина наклоняется вперед. – Но сейчас, ты безоружен.

Одно быстрое, невидимое глазу движение и у горла женщины в миллиметрах от кожи, холодя металлом замер шеф-нож. Удивленно и испуганно раскрыв глаза, женщина замерла на месте, понимая, что недооценила киллера, и явно не рассчитала такой исход событий.

- Воистину, есть особи женского пола, чья глупость не знает границ, - усмехается мужчина, доставая из под барной стойки еще и пистолет, ненавязчиво наводя его в сторону женщины. Поймав ее удивленный взгляд, он усмехается. – Да, я специализируюсь на колюже-режущем, но это не значит, что я не умею управляться с огнестрелом. И поверьте, синьора, трупы прятать я умею.

- Ты не посмеешь,… Вонгола не простит.

- Вы так уверенны? Что-то мне подсказывает, что Вонгола вам не простит смерть будущих возможных наследников, которых у Вонголы в последние годы жуткий дефицит. А вы, синьора, как мне кажется, совсем с головой не дружите.

- У Вонголы есть наследник, - тихо шипит женщина. – Мой сын станет десятым боссом Вонголы.

- Возможно, - не стал отрицать бывший киллер. – Но вот знает ли Емицу, что задумала его женушка? Мне кажется, нет.

- Ему не нужны эти ублюдки. Он никогда не любил эту сучку… - нож ненавязчиво поцарапал кожу.

- Поосторожней с выражениями, женщина.

- Тебя обвинят в похищении наследников, - шипит, нервно дыша.

- С чего ты взяла? – выгибает бровь мужчина.

- А разве нет?

- А вы докажите.

Женщина вздрагивает, когда мужчина убирает оружие и поспешно встает. Одернув платье, она гордо направляется к выходу, но бледное лицо выдает ее.

- Если с головы моего сына упадет хоть один волос, то в будущем вы можете, просто не проснуться Диана Савада, как и ваш сын.

- Я поняла, - останавливается женщина перед выходом.

- И, надеюсь, приняли к сведению, - проговорил мужчина, невозмутимо протирая стаканы дальше.

Хлопнула дверь, и женщина села в машину.

- Трогай, - резко кидает водителю.

- Куда Савада-сан?

- В Аэропорт. И да, отмените приказ о прочесывании аэропортов и прочих путей.

- Понял, - кивнул парень, набирая номер.

- Какая же ты сволочь, Ямамото Тсуеши, - тихо говорит себе под нос женщина. – Ну не я, так кто-нибудь другой точно наткнется на маленьких ублюдков. Жаль, что эта Нана сыграла в ящик раньше времени. Чуть-чуть не успела, всего лишь на месяц. Везучая тварь.

***

Я поправила плед на спящем Акире и уткнулась в иллюминатор. За спиной осталась Япония, а где-то вдалеке ждет Италия, а потом и какая-нибудь другая страна. И новый опекун «официально мертвый киллер». Жизнь будет просто незабываемой.

Акира дернулся во сне что-то пробурчав. Тепло улыбнувшись поцеловала его в лоб, и мягко провела по светлым вихрам.

- Спи, малыш, еще долго, - прошептала.

- Ага-а…

- Маленькое сокровище…

Комментарий к Мы улетаем

Так, скорее всего буду выкладывать по выходным, оке?

И да, кто согласится быть бетой и соавтором?

========== Добро пожаловать в Италию ==========

Интуиция тихо тренькала где-то на грани сознания, но в истерику впадать не собиралась, поэтому я отодвинула все ее предупреждения, так как понять о чем она предупреждает, не могла, а нервы и так, ни к черту. Растолкав брата я, крепко вцепившись в его руку, потащила к выходу.

Протянув руку к чемодану с вещами, я замерла. Интуиция просила его не брать, а вот свою сумку с документами и всем самым необходимым очень даже. В результате, я уверенно перекинула, отрегулировав лямку сумки через плечо. Взяла вместительный рюкзак, в который предусмотрительный Тсуеши-сан запихнул на случай непредвиденных ситуаций самое необходимое, и решительно открыв один из чемоданов, вытащила спортивную сумку (походная), которую Такеши подарил Акире, и мы с Тсуеши-сан запихали туда, то же самое, что и в мой рюкзак. Дернув сонного брата, я помогла надеть на плечи лямки и споро защелкала креплениями, проверяя, чтобы сидело и не болталось.

Себе же пришлось нацепить сумку с документами через плечо и поверх еще и рюкзак, закрепив его креплениями.

Интуиция жалобно заскулила, заставив поджать губы.

- Тсу…

- Уходим, - отрезала, схватив ототто за руку и утягивая в толпу.

- А как же чемоданы?

- Акира, - я тяжело вздохнула, и наклонилась над ним. – Давай мы сделаем так, ты будешь держаться за меня и ни в коем случае не отпускать, хорошо? Чтобы я не сказала, ты должен выполнить беспрекословно, и пожалуйста, ничего не спрашивай, это просто игра такая. Нас скоро заберет друг Тсуеши-сана. Все понял?

- Да, - мальчик нахмурился. – Тсуеши-сан сказал, чтобы я тебя слушался.

- Вот и молодец!

Я утянула его в толпу, пытаясь скрыться. Останавливаясь на мгновение, я тыкалась в разные стороны, прислушиваясь к своей интуиции и выбирая направление. Нас искали, а кто не ясно. На очередном повороте, я неожиданно сообразила, что искали не нас. Искали того, кто искал нас, как бы глупо это не звучало.

- Чао!

- Чего?!

Меня крепко схватили за плечо и вытянули из потока людей. Интуиция радостно тренькнула, что вот он (!), человек, что нам нужен. Но глядя на знакомого Тсуеши-сана, у меня начали возникать подозрения, точнее сказать: «гложут меня смутные сомнения…».

- Вы кто?

- Я? А! О! Погоди-ка, - молодой мужчина, скорее парень быстро оглянулся и втащил нас в какую-то подсобку. – Зовите меня Шулер, мелкие, и я как бы ваш новый опекун.

Акира глупо хлопнул глазами, так как итальянского языка не знал. К своему стыду скажу, что знала его только на разговорном уровне и то въезжала не всегда.

- Вас преследуют, - выжидающе посмотрела на киллера.

- Знаю, и поэтому прошу вас поторопиться, возможно будет жарко.

- Он не должен знать, - кивнула, указывая на ничего не понимающего брата, который увлеченно водил ногой по полу в полумраке каморки.

- Так в чем проблема? – мужчина присел на корточки и перешел на английский. – Ты меня понимаешь? О, отлично! Малыш, ты сейчас поспишь не против?

- Но я же, в самолете спал! – Акира нахмурился, но поймав мой взгляд, кивнул. – Хорошо.

- Вот и ладненько.

Шулер мягко нажал на несколько точек, и мой брат обмяк на его руках. Тот поспешил взять его на руки, заметив мой встревоженный взгляд, наш новый знакомый покачал головой, показывая, что все в порядке.

Я расслабилась. Чуть-чуть.

***

До машины мы добрались быстро. Резво оглядываясь по сторонам, Шулер быстрыми движениями поместил Акиру на заднее сидение, закрепив ремнями безопасности, и сгрузил все наши сумки туда же.

- Садись вперед, - мрачно сказал Шулер, явно находясь на взводе.

Молча, выполнила приказания.

- Куда мы теперь? – спросила, чувствуя, как тихо скребется интуиция.

- А нам, моя дорогая дочка, - ехидно начал мой новоиспеченный опекун. –

Придется побродяжничать в ближайшее время, но сейчас главное умотать отсюда. Разборки в аэропорту устраивать не будут – втянуты гражданские и привет Вендиче, но вот в городе, особенно в теневой части, или за чертой…

- Что за?..

- О, да, но мы же не попадемся? – мягко выруливая на дорогу косясь в сторону зеркала, проговорил Шулер, и чему-то улыбнулся. – Дочь моя, за нами хвост.

Я оставила это без ответа, так как в следующий момент он нажал на газ, и мы рванули. За нами по пятам неслись три машины, люди вроде как привычные к этому разбегались кто куда с дороги, а Шулер только сильнее сдавливал баранку, все больше впадая в состояние «передоз адреналина».

- Стрелять умеешь, беби? В бардачке и под сиденьем, давай-давай.

- Умею, и я не детка! – сумашедше-адреналиновое состояние на грани истерики взяло надо мной контроль. Под сиденьем оказался самый настоящий Калаш, из-за чего у меня окончательно сорвало крышу. В свое время нашлись умельцы, научившие его собирать за считанные секунды, так что пока мы неслись по улицам, нам успели выбить заднее стекло, а я на скорость собирала автомат, чуть ли не обнимаясь с таким родным Калашиком.

Вставив рожок, и передернув затвор, я растянула губы в блаженной улыбке сумасшедшей. На заднем сиденье трясся младший брат, а рядом с ним скакали наши сумки. Азартно загигикав, я высунулась из окна и вскинула автомат, не особо заботясь, что мне как-то всего двенадцать. Адреналин бушевал в крови, а внутри проснулась русская натура с шилом в жопе и потребностью выдать что-нибудь безумное, например, перейти на чистый русский.

- Ловите свинец, суки! – и открыла пальбу, по машине, с ходу сняв двоих и чуть не откинувшись назад от отдачи.

- Еху! Стреляй, давай!

- Чем ты им так насолил?! – истерично болтаясь, проорала, стреляя и чувствуя, как свистят пули, взрыхляя землю рядом.

- Я проиграл два миллиона!

- И?!

- Детка, я проиграл два несуществующих миллиона!

- Бля-я-а! Я не детка…

- Держись, малявка! – машина резко вильнула в сторону, и я чуть не вылетела из окна, но сидящий Шулер схватил меня за ногу, так что меня пару раз мотнуло из стороны в сторону и шарахнуло головой об зеркало машины, из-за чего чуть не был потерян родной Калаш. Я материлась на русском, даже когда меня втянули внутрь машины.

- Ты придурок!

- Сейчас оторвемся! – машина резко вильнула в переулок и, царапаясь боками об стены, выехала на другую улицу. Вражеская машина была более громоздкой, так что такой финт был бы им не под силу. Погоня осталась за нами, можно было облегченно вздохнуть.

Руки дрожали, чудовищно болело плечо, и в теле бурлила горячая итальянская кровь, перебиваясь спокойной японской и в груди, пела русская душа. Мне было как-то плохо, а еще я только что поняла, что убила человека… людей.

- Я убила человека… - тихо всхлипнула, чувствуя подкатывающую истерику, я закрыла лицо руками. Мы ехали уже спокойно пятнадцать минут, и меня начал бить отходняк.

- Смирись, жизнь вообще штука сложная, - проговорил Шулер, внимательно следя за зеркалами. – И все еще незаконченно, так, что возьми себя в руки. Не время распускать сопли.

- Д-да, - сжав руки в кулаки, я решительно вытерла слезы пытаясь взять себя в руки. Сжав Калаш, лежащий на коленях, начала готовить его к следующей перестрелке.

- Какие страшные нынче дети, – покачал головой Шулер, наблюдая за мной краем глаза. Я рвано выдохнула и раздраженно уставилась на будущего опекуна.

- Я тебя уже ненавижу, - проникновенно проговорила, передергивая затвор.

- О, не ты первая, - хохотнул мужчина.

- Я стану последней, кто тебя возненавидел, - с намеком кошусь на автомат.

- В очередь детка, в очередь.

- Я не детка! – интуиция неожиданно заорала матом, из-за чего я перешла на фальцет без подготовки. – ТОРМОЗИ!!!

К счастью Шулер дал по тормозам со всей дури из-за чего чуть ли не впечатался лбом в многострадальную баранку. Интуиция орала, что там, в темных переулках кто-то есть, и этот кто-то очень сильно мне нужен. Перегнувшись через сиденье, схватила рюкзак со всем необходимым и отдала ничего не понимающему и не пришедшему в себя после фееричного торможения парню, свой телефон.

- Разворачивайся! – рявкнула со всей силы, отцепляя ремень безопасности и схватив автомат, который неожиданно оказался тяжелым, я с низкого старта рванула в переулок. Интуиция говорила, что погоня продолжается. – Я найду тебя сама!

- Какого…?! – мат посыпался мне вдогонку, но упорно рванула в переулки, понимая, что вошла на темную сторону и мне сейчас не до печенек. Надо найти его…

Если я оставлю здесь кого-то, то потеряю его, а он очень важен для меня. Настолько важен, что от этого зависит будущее. Кто же ты? Почему интуиция до боли с черными пятнами в глазах требует помочь, забрать, защитить?..

Я бездумно сворачивала в переулки, идя напролом, и чудом скрываясь в тени домов, совершенно не думая, что как бы двенадцатилетняя сопля с Калашом не то, что ожидают увидеть, даже на теневой стороне Италии. Благо хоть капюшон натянула да и одеться додумалась под пацана и по настоянию Тсуеши-сана сменила цвет волос, да еще пламя не светила и то хлеб, хотя позже мне придется еще долго стирать всю инфу о себе.

И выслушать Тсуеши-сана о своем идиотизме, что послужит мне уроком на всю жизнь.

Добро пожаловать в Италию.

========== Адреналино-маньячное Облако ==========

Диас Эспозито был сиротой, которому в жизни не слишком повезло, хотя если честно, то его в своей жизни устраивало все. Он был шулером, вором, киллером и просто ярким представителем теневого мира, который уже раз пять за свои двадцать пять успел официально «помереть». Он был невероятно удачливый, потому что кроме как на Фортуну, что его поцеловала, ссылаться было не на что.

Он сумел слинять от Каваллоне, он сумел отбрехаться и откупиться от Варийского офицера Мамона, он сумел сбежать и оставить с носом CEDEF Вонголы и от самой Вонголы лично, точнее от одного из хранителей Девятого, но сам факт! А потом он залез туда, куда не следует и встретился с Самураем, задолжав ему жизнь.

Впрочем, он не слишком унывал. Молодой был, глупый, хотя сейчас в свои двадцать пять, а официально двадцать восемь, он нажил себе приключений на семь жизней и перерождений вперед, но останавливаться не собирался.

А потом ему позвонил Самурай, который потребовал долг, но в странной форме: спрятать двух детей, чтобы, ни одна мафиозная и не очень семья о них не узнала. Учитывая то, что и сам Диас хотел залечь на дно, то это был вариант даже не плох, а Великобритания вполне не плохая страна, правда дети…, ну его успокоило то, что уже не настолько сопливые и по словам японца самостоятельные, а когда узнал фамилию.… Ох, здравый смысл твердил не влезать в дела Вонголы и CEDEF, и так еле ноги унес, а вот желание утереть нос и хоть косвенно, хоть прямо подгадить было сильно, да и азарт с духом авантюриста требовал, чтобы он ввязался в эту игру. В конце концов, не каждый день выпадает шанс повлиять на судьбу возможных наследников Вонголы.

В результате: мыши плакали, кололись, но продолжали жрать кактус. Так и он, знал, что лучше не надо, но пройти мимо приключения? Никогда!

И он решил свалить из Италии, напоследок помахав ручкой… с ворованными миллионами. Почему бы и нет?

Результат был просто замечательным. Он демонстративно проиграл два ляма, а на самом деле свиснул пять, но про детей как-то забыл и в расчет не взял…

Удирая в сторону аэропорта, он клял себя, на чем свет стоит, но если честно в груди появился тот самый азарт и Шулер был просто обязан получить дозу адреналина. Он давно знал, что зависим от этого гормона и каждое приключение собирал на ходу, являясь в каждой бочке затычкой, и ему это нравилось. Ведь как иначе жить?!

Да, его атрибут ему совершенно не соответствовал. Одинокое азартное и адреналино-маньячное облако со спокойным и уравновешенным дождиком в нагрузку. Разрыв всех шаблонов. Хотя после встречи с неким Луссурией, служившим в многострадально-проблемной Варии, он себя странным не считал. Да, ему предлагали присоединиться, как раз «Милого облака» не хватало, но он отказался. Хоть он и псих, но там ему было не место, от кровавых бань он не фанател. Да там вообще все психи, но он сам был особенным, еще не изученным видом. Эксклюзив, так сказать.

На детей он наткнулся случайно, но сразу отметил, что черты присущие азиатам в них, безусловно, были, но доминировали все же, европейские, а голубые глаза у младшего толкали на мысль и о славянских предках. Сразу почему-то вспоминались Русские. У них у одних глаза такие, в душу смотрят с наивностью детей, а дрожь пробирает до самой печенки. Плавали, знаем, он встречался с одним из них, то ли Солнцев, то ли Волков, но мозги из снайперки выбивал не промахиваясь. Чудной народ, эмоциональный, как Иван говорил «душевный». Бессердечно вырежем мафиозную семью, а потом погладим и приласкаем бродячего пса, посетовав на людскую жестокость. Странные люди, и фразы у них тоже странные, одна их до сих пор в ступор ставит «Да, нет, наверное…». Как их понимать? Вот он и не понимал, но на светлую карамель глаз у старшей девчонки поежился, больно выражение было знакомое и взгляд далеко не детский.

Девчонка говорила отрывистыми фразами, скорее пытаясь четко передать свою мысль, что говорило о плохом знании языка. Слова говорила хоть и правильно, но медленно, видно с практикой заморачиваться сильно не хотела, или времени на это было не много, а вот младший подкачал. Итальянский язык не знал совершенно, но на английском говорил, не бегло конечно, но хоть что-то. Зато девчонка уверенно на нем шпарила почти без запинки, что было ей явно в плюс.

Пацана пришлось вырубить, «Он не должен знать» сказала девчонка, ну ему это было только на руку. Детскую психику калечить ему не хотелось, к тому же маленький ангелочек был слишком светлым, слишком чистым и он интуитивно не хотел, чтобы мальчишка пострадал. Ах, вот оно! Еще не пробудившееся Небо! Да какое? Гармония с уклоном чуть в Дождь, не сильным, совсем чуть-чуть, не будь он к этому аномально чувствительным как к своим атрибутам, даже не заметил бы, но для этого Неба потрясающе подходил такой расклад. В девчонке ничего не было, или она хорошо скрывалась, или мальчишка невольно оттягивал на себя внимание. Просто потрясающе!

Быстро устроив пацана и девчонку в машине, Диас вжал педаль в пол и рванул с места. Уже несясь по дорогам, чувствуя адреналин, бурлящий в крови, он попытался успокоить паникующую девчонку своим пламенем и чуть не впечатался в столб. Какого хрена?! Она же не Небо, да еще и он не ее хранитель, но его Дождь вместе с Облаком вцепились в нее клещами не оторвать, а девчонка видно сама не заметила, как начала съезжать с катушек. Ребенок же, на грани паники и истерики много чего пропустить можно, но когда он понял, что дело плохо и каким-то чудом девчонка смогла перетянуть на себя его эмоции и заразится этим, то дело запахло керосином и бензином. Он-то контролировать себя умел, а вот девчонка – нет.

Это был абсурд. Он сдавливал баранку до побелевших пальцев и понимал, что это просто какой-то бред. Девчонка, высунувшись из окна, стреляла из Калаша, который профессионально собрала за какие-то мгновения и теперь азартно гигикая, матерясь на русском, отстреливалась от преследователей. А ведь он просто хотел ее ненадолго отвлечь, чтоб такой неожиданный эффект прошел. Кто ж знал-то?! Уж он точно не знал, что девчонка умеет строить многоэтажки изобретательного русского мата и собирать автомат Калашникова, а потом криво-косо, но отстреливаться.

А девчонку все не отпускало, пришлось хватать за ногу и вдергивать в машину, чтоб не убилась дуреха. Та прижав к себе Калаш наконец успокоилась и через несколько минут начала соображать, что убила людей. К счастью, остаточное действие его пламени и пара фраз свели начинающую истерику, да и сама она взяла себя в руки.

Он уже думал все, успокоилась, как неожиданно она так заорала, чтобы он затормозил, что Диас на рефлексах вдавил педаль в пол и чуть не разбил лоб об руль. Пока он приходил в себя, девчонка стащила свой рюкзак, Калаш, оставила свой мобильник и рванула в сторону извилистых улочек, в которых начинался «Теневой Мир», куда даже местные органы порядка влезать боялись, со словами «Разворачивайся, я тебя найду».

Девчонка была не в адеквате и когда в голову пришла мысль, что она может пострадать, чуть сам сломя голову не кинулся за придурошной. Его Небо может пострадать! Этого допустить нельзя!

Он замер на месте, понимая, что влип по полной программе. Это малявка его Небо…. Боже мой, ему же и так спокойно жилось, а пустоту в груди вполне мог заполнить адреналин и приключения.

Бля…

Схватив сумку и рюкзак мальчишки, а также самого мальчишку он рванул за девчонкой. Если с ней что-нибудь случится, он себя не простит. Кто же знал-то…. Ну кто же знал, что он встретит свое Небо? Свое, мать его Небо, которому от силы двенадцать лет? Ну почему?! Диасу хотел побиться головой об стену на свою тупость и недалекость. Ведь так могут меняться эмоциями с истинными хранителями только Небеса.

Тонкая ниточка еще не сформировавшейся связи и интуиция заставила его петлять по улицам, мастерски не привлекая внимания и искать свое проблемное Небо. Ну что за день, а? Куда делась его хваленая удача? Кто посмел качнуть его хваленое Колесо Фортуны в другую сторону?

Сам факт того, что на него, на свободного и свободолюбивого (!) теперь есть управа раздражал. Он свободное, одинокое, азартное, адреналино-маньячное Облако, со спокойным дождиком в нагрузку.

И он… он счастливый, удачливый идиот, который сорвал настоящий Куш – свое Небо…, которое в неадеквате несется, хрен его знает куда!

Комментарий к Адреналино-маньячное Облако

Фамилия Эспозито дается детям-сиротам и переводится, как “найденыш”

========== Маленький безумный туман ==========

Я запыхалась. Прижавшись спиной к стене, я попыталась восстановить дыхание, когда меня резко дернули за шкирку, заставив подавиться воздухом.

- Ты куда несешься, идиотка?!

- Шулер? А Акира?!

- Заткнись! – мне закрыли рукой рот и зашипели, приказывая заткнуться и не орать. – А теперь быстро и по существу.

- Там… - жалобно прошептала хватаясь за грудь и страдальчески морщась. – Я должна помочь ему…

- Кому, дьявол тебя дери?! Кому ты собираешься помочь?! – глаза мужчины потемнели, превратившись из серо-зеленых в глубокий серый.

- Не знаю, - помотала головой. – Интуиция кричит.

- А проигнорировать?

От этой мысли перед глазами потемнело и стало плохо. Интуиция стала надрываться еще сильнее, заставляя, покачнутся, попытавшись выпутаться из хватки мужчины и проморгаться от темных пятен перед глазами. Появилась тошнота.

- Нельзя, - меня повело. – Нельзя.

- Да понял я, твою жжешь мать… - от мужчины пахло сигаретами и апельсинами, когда меня буквально прижали, заставив вжаться лицом в пиджак. Тошнота отступила. Одной рукой придерживая висящего на его плече Акиру, мужчина, поджимая губы спросил. – Куда идти?

- Туда, - ткнула я пальцем. – Надо торопиться.

Мужчина чертыхнулся.

- Я так скоро в ящик сыграю, чтоб вас всех, не висни на мне, а то братца своего сама потащишь, - на секунду он остановился раздумывая. – А что, не плохая идея.

Быстро стянув с меня сумки и оружие, Шулер быстро подошел к какому-то укромному уголку и положил сумки с отото, проводя рукой с всполохами пламя облака. Если облако захочет, оно может спрятать кого угодно из семьи, особенно Небо.

- Тут его никто не найдет по Пламени.

- Мы не успеем, - интуиция уже тихо скулила.

- От меня ни на шаг.

- Да.

Я рванула по улицам, снова бездумно петляя, полагаясь на воющую интуицию. Выруливая из очередного проулка, я чуть не налетела на распластанный, на земле кровавый труп. Тошнота резко подошла к горлу. Краем глаза уловила еще трупы, и замутило еще сильнее.

- Наемники, - кивнул Шулер отодвигая меня к выходу из переулка. – Похоже, натолкнулись на слишком агрессивный товар. Куда?!

Я метнулась вглубь переулка, чувствуя, как интуиция орет дурным голосом. Он там, я знаю он там. В нос ударил запах безумия. Кровавые ошметки были по всей земле и стенам в узком проходе тупика. Здесь дрались насмерть.

- Лабораторная крыса… ты все равно сдохнешь… - тихо простонала почти труп с совершенно безумными глазами. Шулер, схватив меня за плечо, точным выстрелом из пистолета с глушителем закончил страдания женщины.

- Очевидно, они не знали, что загнанная в угол крыса дерется до последнего, - цыкнув, не отпуская пистолета, произнес мужчина. – Туман. Очень сильный туман. Придурки, раз решили напасть на такой атрибут без подготовки. И нам лучше отсюда сваливать, так как Туман на редкость изобретательный.

- Ему плохо… - тихо произнесла, борясь с тошнотой и механической походкой целенаправленно идя в сторону тупика к самой стене.

- Стоять!

- Пусти! Ему плохо, я должна помочь!

- Ты не в себе, - меня вздернули за шкирбан. – Дьявол, чтоб я хоть раз…!

Послышался тихий стон из угла, и киллер замолчал, беря на прицел подозрительную тень. В темноте вспыхнул алым огоньком глаз и тихий срывающийся шепот, в котором слышались нотки безумия, прозвучал в тишине.

- Убью,… уничтожу… - полыхнуло пламенем тумана.

- Твою мать… - меня медленно отпустили, заводя за спину. – Надеюсь, ты хотела спасти не съехавшего с катушек туманника?

- Это он…

- Ебанулась?!

- Попалисссь…

Мы стояли в том же переулке, только по самое колено в крови. Тихий безумный смех был смехом ребенка не старше Акиры, что заставило Шулера побледнеть. Из тени выступил бледный, почти до синевы ребенок. Пацаненок был в оборванной белой рубашке и потрепанных штанах. Из красного глаза, текла кровь, которая присоединялась к разводам на одежде, скатываясь по щеке и подбородку. Грязные волосы, свисающие кровавыми сосульками, закрывали другую часть лица, не давая рассмотреть. Широкая улыбка маньяка расплылась по миловидному, красивому лицу.

Слишком хрупкий и худой. Слишком кровавый ребенок, с безумными глазами, готовый порвать всех зубами и сам сдохнуть за одно утащив с собой в Ад.

Безумный.

- Мы попали, - мрачно проговорил Шулер сощурив глаза.

- Попались-попались-попались… ку-фу-фу.… Попались!

- Кто мог такое сотворить? – сглотнула, а потом согнулась пополам, чтобы выплюнуть рвотой и желчью.

- Есть у меня на примете одна семейка. Эстранео я ведь прав? – обратился он к ребенку. Развеять иллюзию просто не выходило.

Ребенок замер, склонив по-птичьи голову с интересом осмотрев Шулера, а потом наградив взглядом меня.

- Прав, - неожиданно спокойно и четко проговорил мальчик, а потом в алом глазе что-то поменялось, но рассмотреть не удалось. – Я вас убью.

В руке у ребенка неожиданно образовался трезубец, явно большеватый для его руки. Безумно оскалившись, он собирался что-то сделать, но выглянув из-за спины Шулера, я неожиданно для всех выдала:

- Как тебя зовут?

- Что? – одна заминка, и Шулер уже схватил ребенка за шею профессионально начав душить. Как он двигался, я даже не поняла, но увидев эту картину, рванула к мужчине.

- Не смей!

- Его лучше прибить, пока не поздно! Он уже в таком возрасте берега потерял! – рявкнул киллер, а потом обратился к ребенку сжав чуть сильнее не обращая на жалкие попытки вырваться. - Скольких ты уже убил, а?

Я подпрыгнув повисла на руке киллера, со всей силы пытаясь оторвать его руки от мальчика.

- Отпусти его!

- Это для твоего же блага! – рявкнул Шулер, заставив меня на секунду замереть.

- Благими намерениями выстлана дорога в Ад. Отпусти его!

- Нет!

Пламя на руках появилось неожиданно. На секунду вспыхнув искорками на пальцах, оно неожиданно взмыло, вверх откидывая Шулера от туманника и впечатывая в стену. Мальчишка кулем свалился на землю, жадно хватая воздух. Иллюзия, в которой мы тонули в крови по колено пала. Подхватив мальчика на руки, я прижала его к себе, с беспокойством отодвигая рукой грязные волосы и нащупывая наливающиеся синевой синяки.

- По… че… му..? – хрипло выдохнул ребенок, заворожено смотря на меня синим и красным глазами с каким-то иероглифом, что в темноте не разобрать. Совсем легкий, одна кожа да кости, как на своих двоих стоял непонятно.

- Ты мой, - мрачно изрекла, перехватывая поудобней и стирая сосредоточенно с щеки кровь.

- Ку-фу-фу, а не рановато ли? – нервно хохотнул ребенок.

- Для моего тумана в самый раз, - пробурчала.

- Твой туман? С чего бы это?

- С того. И ты связан как-то с туманом моего братишки, - закусила губу помогая встать. Да, этот мальчик как-то связан с будущим туманом Акиры, но больше интуиция подсказывать не собирается. Рано, наверное?

- А…, - дернувшись, ребенок обмяк, и его голова повисла на моей руке. Кажется, перестарался маленько мой маленький туман.

Стало как-то темно, и я медленно подняла голову, натыкаясь на тяжелый взгляд. Сощурив глаза, я вступила в противостояние, не осознанно используя пламя, из-за чего глаза начали светиться. Тяжелый взгляд я выдержала.

- Ты хоть понимаешь, какой геморрой ты себе заработала?

- Нет, - растянула губы в дибильной счастливой улыбке буйно-помешанной. В голове все еще был какой-то сумбур, но сейчас уже бежать и что-то творить не хотелось.

- Блядь, - выдохнул киллер и прикрыл глаза. – Все потом, а сейчас надо сваливать.

- Я бы рада, - светло улыбнулась, чувствуя, что все. – Но кажется я все.

- Что все?

- Все… - качнувшись, я начала заваливаться на спину, но меня подхватили, не дав упасть и не дав, свалиться туману.

***

Диас грязно выругался, держа на руках двух перепачканных в крови детей. А ведь он просто хотел успокоить паникующую подопечную, которая получила такой неожиданный передоз и явно даже перед потерей сознания не осознавая, что происходит, смотря на него расширенными зрачками, как у торчка.

Ему срочно нужна новая машина, документы, деньги и забрать младшего брата Неба, а потом спрятаться, как можно дальше и в ближайшие лет пять сидеть на попе ровно. Тоска…

Окинув взглядом переулок с опаленными стенами и пеплом, оставшимся от попавших под пламя Небо трупов, он покачал головой. Небо и Туман фонили отсюда как минимум на несколько километров, что не есть хорошо. Прикрыв глаза, мужчина тонко улыбнулся. Под ногами появились язычки фиолетового пламени с едва заметными голубыми всполохами. Прокатившись по переулку пламя Облака, вместе с Дождем смыло все следы, делая из остаточных эманаций бурный коктейль, сбивая с толку.

Прятаться и заметать следы он умел мастерски. И сейчас он прятал свое Небо и маленький свихнувшийся туман. Поморщившись и перехватив детей поудобней он растворился среди улиц Италии. Из укромного уголка также пропал кандидат на место Десятого Босса Вонголы, а на парковке исчез автомобиль. На солнечную Италию спускалась ночь, скрывая во тьме тайны.

Позже преследователями был найден разбитый автомобиль. Среди них был обладатель атрибута, который почуял что-то неладное и повел за собой людей, пытаясь найти сборную солянку, оставшуюся от печально известного Неба, Тумана и Облака, где и пропали навсегда.

***

- Что скажешь, Колонелло?

- Скажу, что это все очень интересно, кора, - послышался щелчок предохранителя. – Кто-то умело замел следы, при этом так, что даже при желании разобрать не возможно.

- Да, очень интересно.

- Доложишь Девятому, кора?

- Не вижу в этом смысла, но вот образец отпечатка можно Верде подкинуть. Все же крайне интересно, что здесь произошло.

- Вечно так, а всего лишь хотели пропустить стаканчик…

Комментарий к Маленький безумный туман

Дорогие мои, к вашему счастью меня прет на проду с безудержной силой вам на счастье, но я хочу отзывов. Слов хороших хочу!

========== Клятва маленькому туману ==========

Во рту было сухо, а голова раскалывалась. Смачно хлюпнув носом, я зевнула, и попыталась устроиться по удобней, но тяжесть где-то на плече и груди что-то буркнула, заставляя открыть слипающиеся глаза.

Машина слабо покачивалась в такт дороге, тихо постукивая, но все равно, оставаясь в нереальной тишине, которую разбивало сопение, щекотавшее ухо. Под сиденья запихали сумки и, сравняв, таким образом, высоту, устроив подушки, уложили меня посередине, а с двух сторон, как верная охрана примостились мальчишки. Акира привычно дышал мне в шею, как будто снова пришлепал среди ночи от детского кошмара, а вот с другой спал давешний туманник-псих.

По-детски милые черты лица обещали превратиться в красивые и аристократичные. Итальянец уже в этом возрасте мог очаровать людей, только если захочет. Хрупкий, бледный, он словно кукла, которую толкнешь, и она развалится, но опасный, очень опасный. Туманники по какой-то причине все были образцами хрупкости и легкости. Они ненавидели, когда без спроса к ним прикасаются и очень не любят излишний тактильный контакт, стараясь его избежать. Иллюзионисты телом очень слабые, и очень чувствительные к боли. Низкий болевой порог их бич. И тем страннее было то, что ребенок спал, сопя мне в ухо, добровольно прижавшись в поисках тепла и используя, как подушку.

Аккуратно отцепив детей и уложив их, села, стягивая с себя плед и укрывая детей. От водителя нас отгораживала шторка, которая сейчас была задернута. Хлюпнув носом, приложила руку ко лбу, не без удивления обнаружив температуру.

Тихонько выбравшись, я отодвинула штору, подслеповато щурясь, ища водителя. Шулер, молча, вел машину, но заметив меня, кивком головы указал на сиденье рядом.

- Залезай.

Подбирая ноги, протиснулась между сидений и уселась, откидываясь на спинку.

- Долго? – прижав руку ко лбу, спросила.

- Три дня.

- Много пропустила?

- Достаточно.

- Угу, - прикрыла глаза. Ярко горели фары, освещая путь, машина неслась по ночной дороге, не боясь аварии, так как ночные путешественники как мы были очень редким явлением.

- Меня зовут Диас Эспозито. Я сирота. Мне двадцать пять. Основной атрибут Облако, второй Дождь. Я буду вашим опекуном, до твоего совершеннолетия, хоть и не слишком был рад поначалу. Сейчас я счастливый папаша с тремя детьми, - Диас хмыкнул, прикрыв глаза, но тут же, переключаясь на дорогу. – Моя история слишком длинная и уложится не в один час, так что не буду распинаться.

- Меня зовут Савада Тсунаеши, но в скором времени надеюсь сменить фамилию. Мне двенадцать, у меня на руках два младших брата, а за спиной маячит смутная, но возможная перспектива стать во главе «Вонголы». Вероятность того, что на это место стану я низка, так как я женщина, а вот Акиру могут заграбастать. Пока еще жив Занзас Скайрини ничего не угрожает, так как он сын Девятого, но кто знает, что может случиться пусть даже с боссом Варии, ведь остальные наследники тоже были не из робкого десятка.

- Ты не хочешь такой судьбы брату?

- Да, но не мне это решать. Если Вонгола захочет, то она заберет Акиру. Прятаться вечно не вариант. Рано или поздно нас найдут, и под прямую угрозу могут попасть уже наши дети. Проклятье! – закашлялась, так как сухость во рту резанула по горлу. – Я ничего не смогу сделать!

- Ты уже сделала многое для двенадцатилетней малявки, - вздохнул мужчина.

- Я должна извиниться за свое поведение, - вздохнула. – Я не знаю, что на меня нашло, и понятие не имею, из-за чего мне дало по мозгам. Помню все весьма смутно, и как-то со стороны. Кажется, даже убивала. Единственный момент впечатался с моим туманом, который ты собирался убить.

- И лучше бы убил, но боюсь поздно. Этот туманник всерьез считает тебя боссом, и требует, чтобы ты постоянно находилась рядом с ним, - Диас заскрипел зубами. – Он сказал, что с тобой его безумие отходит и не беспокоит.

- Да. Так и должно быть, - я вздохнула. – Но все-таки что тогда было?

- Прислушайтесь к себе и поймете, - глухо буркнул мужчина.

Пару раз, моргнув на такое вежливое обращение, я покачала головой, и откинулась на сиденье, прикрывая глаза. В груди разлилось тепло, и я, не стесняясь, выпустила по пальцам язычки пламени, погружаясь в эйфорию. Даже простуда отступила, но ненадолго. Прикрыв глаза, я постаралась почувствовать и замерла, ощущая, как пламя тянется к мальчику и к Диасу мощным потоком. Они воспринимались как семья. Они были моими и ничьими больше. Мой Туман и Мое Облако.

Откликнулось на родственную силу Небо, задорно трепыхнувшись и обласкав любовью принося спокойствие.

- Ты мое Облако…

- Да. Возьмешь к себе в семью?

Казалось, спросил спокойно, но волнение выдали пальцы, сжав руль до белизны и упрямо поджатые губы. Даже если нет, он меня просто заставит это сделать.

- Ну, ты же теперь мой опекун, так что готовься примерить роль старшего брата. Боюсь на папашу, ты уж прости, смахиваешь мало, - клонило в сон.

- Рано мне пока спиногрызами обзаводиться, я еще молодой. А за это…, спасибо.

- Да забудь. Я вообще не собиралась собирать семью.

Диас задумчиво на меня косился, а потом усмехнулся.

- Ты слишком взрослая для ребенка двенадцати лет, ты знаешь?

- Да, знаю.

Разговор увял. Спать расхотелось, кивнув на прощание, я полезла обратно к мальчишкам. Теперь мне представилась возможность рассмотреть своего тумана лучше. Одежда явно принадлежала Акире, на что я улыбнулась. Темные волосы фиолетового цвета, заставили улыбнуться. Сейчас они растрепались, но было видно, что на затылке они топорщатся, создавая странный хохолок. «Ананас» - пришло в голову сравнение, из-за чего я тихо хихикнула, не удержавшись, запустила пальцы в волосы мальчика, пропуская мягкие, ничем не напоминающие кровавые сосульки, пряди.

Примостившись между двумя членами своей семьи, и прикрыв глаза, улыбнулась, притягивая к себе мальчишек. Все спокойно, все хорошо. И интуиция молчит, что замечательно.

***

- Я не помню, чтобы сестренка болела, - растерянно взъерошил волосы Акира.

- Мне болеть было некогда, - буркнул Мукуро, сверкая в мою сторону красным глазом.

- Нам нужно в больницу, в крайнем случае, аптека, - обеспокоенно и как-то рассеянно проговорил Диас.

Я же лежала на заднем сиденье, положив голову на колени туману, так как по-другому компактным комплектом поместиться не выходило. С мутным взглядом, приложив бутылку с водой к пылающему лбу, то и дело, хлюпая носом и тяжело вздыхая, я ловила мимолетный кайф, так как ехидна Рокудо Мукуро, явно забывшись, перебирал мои волосы. Горло драло и сушило, резало болью при глотании, а также все симптомы болезни обещали все муки ада.

И да, я наконец-то узнала, как зовут моего тумана, правда представляться мне было совершенно не нужно, так как Акира успел просветить всех и вся обо мне.

- А ты разве никогда не болел? – Мукуро относился к Акире, как к чему-то непонятному. Для него маленький мальчишка, был непонятным элементом. Сходиться с людьми, маленького туманника просто не научили, а вот младший брат его Неба в силу своего возраста не понимал и не замечал скованности нового знакомого, которого после своего пробуждения прорегентил глазами и, кивнув сам себе, полез на баррикаду по имени «Рокудо Мукуро».

- Болел, но меня лечила сестренка или мам…, - мальчик осекся, поджав губы. В глазах промелькнула дикая щенячья тоска, заставившая меня, молча взять его руку.

- Я никогда не имел дел с больными детьми, - открестился наш опекун, хотя под этими словами крылся немного иной смысл: «Я никогда вообще не связывался с детьми!».

Мукуро просто промолчал.

- В сумке, - прохрипела я, с закрытыми глазами. Туда мы вроде засовывали аптечку, и я очень надеюсь, что я не забыла жаропонижающее.

Находясь между сном и явью, я почувствовала, как в руки вручили бутылку воды и таблетку, которую пришлось выпить и отрубиться.

- Не вовремя. Как же не вовремя, - услышала я голос Диаса, когда меня в полусонном состоянии куда-то тащили.

Жар спал, и я только сипло дышала, не желая просыпаться. Детское тело не выдержало такого стресса, да и от смерти матери я еще не до конца очухалась так что откат был сильным. Три дня сна, а потом сильнейшая простуда, когда я пышущая жаром была готова сначала сдохнуть, а потом бежать что-нибудь творить. В результате весь перелет на самолете до Англии я проспала, а там уж все скинула на других и, завернувшись в три одеяла, чтобы спастись от бившего меня озноба отрубилась.

Неделю у меня был постельный режим. При отеле, где мы остановились, был доктор, который за оплату поднял меня на ноги, но слабость была жуткая. За это время Диас успел купить и оформить двухэтажный просторный дом в пригороде Лондона, Акира очаровать весь персонал отеля своим ломанным английским с то и дело проскальзывающими японскими словами и с невинным образом ангела. Мукуро же сидел в номере на равне со мной и вел аккуратные переговоры, выясняя границы дозволенного и ехидничая, блестел своими не по-детски взрослыми глазами.

Ребенок, несмотря на все, здорово нас опасался. К Диасу он относился настороженно, а на Акиру смотрел как на что-то странное и нелогичное. При желании я бы все равно не смогла оказать ему сопротивление, и убить меня у него было тысячу возможностей, из-за чего Диас насильно сунул мне телефон с быстрым набором со словами: «на всякий случай, я ему не доверяю».

В один из дней Мукуро материализовал в руках трезубец и приставил его к моему горлу.

- Я ненавижу мафию, - твердо сказал Рокудо.

- Я похожа на мафиози?

- Нет, но ты Небо, а значит, связанна с мафией напрямую. Осталась только узнать к какой же семье ты принадлежишь, и почему сбежала вместе со своим братом, который упорно косит под обычного гражданского.

- Ты прав. Мы связанны с мафией кровью, и до этого жили простой жизнью гражданских, но если я по воле случая узнала об этом рано, то вот Акира не должен знать об этом как можно дольше.

- Почему? – по птичьи склонил голову иллюзионист.

- Я хочу дать ему детство, - честно проговорила глядя прямо ему в глаза.

- Глупая идея, - проговорил Мукуро, замахиваясь трезубцем, но нанести удар не мог. – Но… я могу помочь.

- Мукуро, - тихо позвала я отвернувшегося от меня ребенка, приподнявшись на кровати. Мальчик прижимал к себе трезубец и стоял, открыв мне спину. Аккуратно развернув его, я стерла с его глаз слезы.

- Почему…. Почему я не могу тебя убить?!

- Потому что я твое Небо? – тихо спросила, притягивая и обнимая. Пламя мягко заплясало по пальцам, заставляя его замереть, и завороженно следить за ним.

- Ты предашь! – уверенно заявил ребенок.

- Никогда, - тихо проговорила, вдыхая запах медикаментов, который буквально въелся в волосы Мукуро, напоминая о прошлом.

- Поклянись, - потребовал ребенок.

- Клянусь, - с минуту помолчала. – Слушай, Мукуро, а как насчет смены фамилии? Ну, там, Эспозито например? Ты, я, Акира и Диас? Одна семья?

- Не против, - буркнул ребенок.

- Вот и ладненько.

========== Случайности? ==========

Полгода пролетели как миг, и улицы Лондона стали знакомы. Конечно, без казусов и проблем нам наше переселение и обустройство не обошлось, но более-менее мы освоились и привыкли к Туманному Альбиону.

Угробился в наших приключениях мой компьютер, из-за чего я искренне горевала, так как там было уже все родным до любой царапины, но увы, пришлось приобрести новый.

Со школой были проблемы. Акира знал язык плохо, так что, обмозговав этот момент, мы решили отправить его в школу на следующий год, а пока подтянуть ему язык и заниматься, чтоб не отставал. С Мукуро вышло вообще плохо. Мальчик знал японский, английский, итальянский и кое-как французский, но только на разговорном. Как он объяснил, в лаборатории было много детей, и языковой барьер был естественно, так как привозили их из разных стран. Самыми распространенными были итальянский, английский и французский, но японский он выучил от подростка соседа, который был ему хорошим товарищем и обучил хотя бы разговорному. Но это еще были цветочки, а вот ягодки были впереди. Мукуро было восемь лет, но более-менее читать, считать и кое-как писать он мог на итальянском языке и, то с ошибками. Учить их грамоте никто не считал нужным.

Мукуро надо было полностью изучить программу вместе с Акирой и отправить в один класс. Пусть он был старше Акиры на год, но так было гораздо удобней и спокойней всем. Мукуро просто не знал, как общаться с ровесниками и успел привыкнуть только к Акире, а младшему брату было просто необходимо держаться рядом с кем-нибудь знакомым. К тому же Мукуро был и защитником и надзирателем, чтоб глупый отото никуда не влез.

В итоге: в школу пошла только я и то после выздоровления, а Диас умудрился устроиться куда-то в чью-то компанию, продвигаясь по карьерной лестнице и цепляя секретарш.

Сейчас же дело шло к Рождеству, и я бродила по Лондону, не зная, что подарить своим младшим братьям. Я думала записать их обоих в какую-нибудь художественную школу, но в какую и куда не имела понятия.

Акира любил рисовать. Поэтому я отправилась в художественный магазин, где и зависла. В обители художника-хозяина, смежного с магазином было легко и приятно. Пахло красками, бумагой и в воздухе осел щекочущий нос запах пастели. Широко открыв глаза, я замерла на пороге магазина, не зная, куда мне идти и на что смотреть.

- О, у нас маленький посетитель? Ах, прошу прощения, у нас маленькая посетительница, - улыбнулся мужчина, который вышел из мастерской на звук колокольчика, и с интересом посмотрев на меня. – Но что забыла здесь юная мисс не связанная с кистью и красками, хотя сама является ярким персонажем?

- Я… кхем, я хочу приобрести своему младшему брату подарок, но не знаю, что можно подарить начинающему семилетнему художнику.

- Ну, здесь я вам могу помочь. Только вот если вы хотите приобрести настоящий инструмент для того, чтобы творить искусство, вам придется хорошенько потратиться.

- О деньгах не беспокойтесь, - тут же сказала.

- О! Я говорю не о деньгах, милая маленькая леди, я говорю о времени… - с улыбкой посмотрел на меня художник, качая головой. – Ну что за дети нынче пошли…

В магазине я застряла на добрых три часа.

Вышла я с огромной коробкой с половину меня, в которой было все и даже больше. Если бы я в свое время не занималась Здоровым Образом Жизни, то сложилась бы пополам не в силах сдвинуть коробку с места.

С подарком Акире было решено, и пусть только попробует не научиться рисовать…

До Рождества еще целая неделя. Коробка с подарком прячется под кроватью и иллюзией Мукуро, который тоже не прочь сунуть туда нос, но пока сдерживается, а вот юному туману придумать подарок никак не получается.

***

Младший брат, это младший брат. Акира мне безусловно очень дорог и я за него рвать готова, но Хранители, которых я ощущаю по тонким ниточкам связи мне тоже очень дороги и если Диасу в подарочной упаковке запечатан дорогой виски, то вот что подарить Мукуро?

Мой туман был очень замкнутым ребенком. Он инстинктивно держался подальше от прикосновений и если для туманников эта осторожность в порядке вещей, то вот у Мукуро оно похоже на фобию. К Диасу он не подходил близко, но прикосновение, как растреп прически за смертельную угрозу уже не считал. Акира имел привычку обниматься, так что это мой Туман тоже терпел, со мной же стремился к контакту сам.

Почему-то моему Туману безумно нравились мои волосы. Попытку отстричь почти достигающие до лопаток волосы по плечо, Мукуро воспринял в штыки, и как-то так повелось, что по вечерам я сидела на диване с ноутбуком на коленях, а мальчик расчесывал мои волосы. Он долго пропускал их через свои тонкие аристократичные пальцы с мозолями от трезубца и смотрел через них на просвет, предпочитая закатное солнце, из-за чего они окрашивались в странный алый ореол. Перебирал, переплетал разными переплетениями и на прямой вопрос «зачем?» лишь загадочно улыбаясь, ответил:

- Они светятся.

Ну, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы трезубцем не махалось. Хотя мне нравилось, спокойствие и умиротворение, а также прекрасный массаж головы. Он успокаивался и его огонек Тумана мерно горел вместе с моим пламенем.

У него были музыкальные пальцы, покрытые мелкими шрамами и мозолями кисти рук. На спине было тоже много шрамов вместе с вытатуированным «№ 69», который я обещала найти способ вывести. Мой Туман не должен быть заклеймен, как скот. Мукуро только мой, как бы странно это ни звучало.

Все иллюзионисты отчасти помешаны на искусстве. Потребность творить и совершенствоваться, улучшать и делать как можно реальнее, настолько чтобы обмануть человека, обвести вокруг пальца, обдурить, запутать сбить с толку. Из-за особенности восприятия они прекрасно рисуют и все, что могут создать своими руками от рукоделия до лепки, получается у них автоматически.

Так что подарить Мукуро?

В парке было холодно, и я присев на лавочку уткнулась носом в шарф. Что мне такое подарить, чтобы ему было приятно?

Рядом со мной сел пожилой джентльмен с газетой. Глупый порыв, но вдруг подскажет?

- Мистер, что можно подарить очень дорогому для тебя человеку?

Старик поднял на меня взгляд почти бесцветных глаз и задумчиво наклонил голову.

- Когда я не знаю что дарить, я дарю музыку, - улыбнулся старик, после чего поднялся, подхватил свою трость и ушел.

- Музыку? – недоуменно переспросила, а потом подорвалась с места. Мне нужен музыкальный магазин.

В музыкальный магазин я ворвалась запыхавшаяся и тут же резко затормозила. Мягкий текучий акцент был до боли знаком своей итальянской переливчатостью, из-за чего мгновенно насторожилась. Рядом с продавцом с очень приметной внешностью истинного итальянца щебетала девушка, выложив перед ним футляр и достав из него скрипку.

Тот мягко взял инструмент, с особой осторожностью проведя по бокам, и что-то сделал, на несколько минут ушел, принося что-то и начал проверять.

- Ну, сейчас попробуем, - встав в стойку, продавец и по совместительству мастер прижал подбородком и провел смычком. Я замерла, с восхищением следя за бегающими пальцами и слушая волшебную мелодию. Почему-то вспомнился наш дом в Намимори и красивые пейзажи Италии. Вечная сырость Англии с ее Туманами куда-то исчезла, и почему-то стало так легко, что скучный Лондон уже не казался настолько скучным.

- Спасибо, Маэстро! – весело проговорила девушка, укладывая инструмент в футляр.

- Ну, а что здесь искали вы синьорина?

- Я бы хотела приобрести скрипку.

Мастер мягко улыбнулся и прикрыл глаза.

- Музыка… она способна играть на чувствах человека не хуже Тумана…

Реакция последовала незамедлительно, и в сторону мужчины был направлен пистолет.

- Какое отношение вы имеете к мафии? – жестко печатая слова, спросила, осознавая, что если я его убью, то придется менять место дислокации и драпать в Америку.

- Никакого.

- Из мафии уходят только вперед ногами!

- Ну, так я и вышел лет двадцать назад, - насмешливо улыбнулся мужчина. Как-то вскользь отметила, что он уже не молод.

- Что вы хотите за свое молчание?

- Позаботься о моей внучке.

- С чего бы мне?

- Она Дождь, но все дело в том, что хоть и отдаленно, но я связан кровью с Примо Вонгола, - вздрогнула. – И вы похожи.

- Я связана с мафией по рукам и ногам.

Мужчина грустно и устало улыбнулся, качая головой.

- Я знаю. Но кому как не нам доверять своей интуиции? Только благодаря ей мы еще живы и целы. Я всего лишь музыкант, мне почти пятьдесят и у меня девятилетняя дочь, которая является Дождем. Очень сильным Дождем, который она не может контролировать, а я ей не учитель. Мафия отпускает только вперед ногами, и мне невероятно повезло, что мы прожили так долго, но за все надо платить.

Интуиция ничего не говорила насчет предательства. Мужчина был искренним и ему просто не выгодно нас сдавать, из-за чего я облегченно выдохнула, а вот на девочке-дожде в груди что-то сжалось. Неужели… новый Хранитель?! Детский сад, ей богу!

Да, чего же мне так… везет? Тянет меня к этим долбанным хранителям будь здоров! Медом блин, всем намазано, раз они «случайно» оказываются рядом со мной, неся проблемы. Случайно, ага.

А боги все утро смеялись и вечер,

Над глупостью фразы:

«Случайная встреча»

- Вы мне скрипку выбрать поможете? – прозвучало как-то жалко.

- С удовольствием, - улыбнулся мужчина, сразу сбросив десяток лет. – Вы хотите начать заниматься?

- Нет, играть будет мой младший брат. Туман.

- О! Тогда подождите!

В руках у мужчины, вышедшего из комнаты, лежал потертый чехол, в котором поместилась скрипка. Невероятно красивая и изящная, совершенная, как иллюзии тумана…

- Эта скрипка принадлежала моему другу. Точно никто не знает, но он старательно меня убеждал, что Деймон Спейд играл на этой самой скрипке. Правда ли это? Не знаю, но в память о нем, я сохранил ее и думаю, он был бы не против, если бы я отдал ее следующему Туману.

Пальцы пробежали по скрипке и дотронулись до струн. Скрипка вздохнула, в звуке струн передав несыгранную мелодию о любви в четыреста лет. По струнам пробежала слабая волна пламени тумана, почти идентичная и безумно похожая на туман Мукуро.

Кто бы мог подумать?

- Я склонна верить вашему покойному другу, - тихо проговорила, укладывая инструмент в чехол. – Она действительно принадлежала Деймону Спейду.

- Что вы…?

Предку моего тумана. Интересно, а об этом Мукуро знает? Скрипка должна играть, и я надеюсь в руках у моего тумана, она заиграет другими красками.

========== Рождественские тревоги ==========

Кажется, Рождественское настроение и дух захватили всех, иначе объяснить огромную пушистую елку в гостиной, которую приволок Диас, я не могу. Нашим домом был современный, европейского типа двухэтажный коттедж. На первом этаже располагалась кухня, столовая, ванная комната, большая гостиная с камином. На втором этаже было четыре комнаты. Две довольно большие, а две рассчитанные на одного человека.

В гостиной же и установили пушистую гостью.

При въезде Диас сразу же застолбил себе комнату в конце коридора. Мальчиками пришлось покупать двухэтажную кровать и селить их в одну комнату, так было бы разумней. Я же, походив из маленькой в большую, послушала интуицию и заселилась в большую. Так у нас появилась комната «Диаса», «мальчиков» и «девочек». Облако еще додумался приколотить к двери таблички «Леди», «Джентльмены», за что получил реальную иллюзию на дверь от Мукуро со словами «Престарелый Лорд».

Пока я болела, Диас закупился необходимым на первое время минимум, а потом, когда я осмотрела дом, потащил меня в магазин, так как: «ты девочка, значит тебе и порядки в доме вести». После чего мы мариновались в Лондоне, закупая все что можно и нельзя. В первый же день мы, конечно, все не закупили и не расставили, и еще не раз носились в Лондон за той, или иной вещью, но основное купили.

Были и осечки с устройством на новом месте и незабываемые забавные моменты, когда мальчишки как истинные мужики решили собрать ту самую двухэтажную кровать. Я если честно посмеялась знатно, пока самой втык не дали и не заставили вместе над инструкцией думать. Умаялись, и это слабо сказано.

Выглянув из кухни с лопаткой в шоколадном креме наперевес, я счастливо улыбнулась и хихикнула, наблюдая, как Акира воодушевленно носится вокруг елки, все никак не в состоянии определиться откуда начинать украшать. Мукуро косился на Акиру и вертел в руках стеклянный шарик, явно не понимая, зачем весь этот цирк. Диас же развалившись на диване, стягивал с шеи «удавку», которая являлась галстуком.

- Надо начинать с са-а-амой верхушки, – дала я подсказку.

- Да?! А что на верхушку вешать?!

- Звезду! – подняла я палец. Братец растянул губы в улыбке и кинулся к коробке с игрушками вытаскивать звезду, и умоляюще смотря на Диаса, который с усталым вздохом пошел за табуреткой, потому как Акира решил самолично возложить эту звезду на макушку елки.

Мукуро по стеночке заполз на кухню.

- Ты чего? – тут же обратилась к нему, нарезая салат.

- Я… не привык, - помотал головой мальчик, садясь за маленький столик и подтягивая ноги к себе. – Это странно…., прости.

- Да ничего, Мукуро, - улыбнувшись, потрепала его по голове. – Мы семья, так что привыкнешь.

- Ты так считаешь? – Мукуро поджал губы и вопросительно посмотрел на меня. – Ты считаешь, что мы семья, но ведь, ни я, ни Диас не родные тебе по крови.

Я отложила нож, и подошла к мальчику, присаживаясь рядом с ним. Притянув его к себе, я обняла, положив подбородок на макушку, с радостью отметив, что запах медикаментов почти исчез, оставив за собой лишь легкий налет. Мукуро пах снегом и елью.

- Мукуро, я – Небо, а вы мои хранители и ничьи больше. Мы связаны, и не от нас это уже зависит, но вы мне очень дороги. Вы часть меня, часть моей души. Я Небо и не могу без своего Тумана, как и без Облака. К тому же Небо эгоисты, они никому никогда не отдают свое, а у нас это семья.

- Ку-фу-фу, а тогда ты была более убедительной.

- Когда? – не поняла я.

- В нашу первую встречу, - ехидно улыбается мальчик, заставляя меня тут же покраснеть.

- Дурак!

- Ойя-ойя, ты покраснела?

- Мукуро! – повысила я голос, чувствуя, как горят щеки и шея.

- А мое Небо очень милое, когда краснеет, - тянет Мукуро, а я вспыхнув еще сильнее отворачиваюсь.

- Я была неадекватна!

- Да-а?

- Мукуро! – получился почти рык, но наглый Туман, тут же, растворился в воздухе. Вот же, лавры Чеширского кота покоя не дают!

- Ку-фу-фу, смущайся чаще!

- Вот же… чертов Туман!

Из гостиной послышался грохот. Как позже было выяснено Диас и Кира уронили елку.

***

- А когда распечатать подарки?

- Утром, - зеваю, уложив голову на колени к Мукуро, отвечая на вопрос Акиры. Рождество семейный праздник, и как-то он у нас прошел тихо и спокойно. Мы покушали, взорвали пару хлопушек и уселись недалеко у камина, слушая истории из жизни Диаса, которые отото воспринимал, как увлекательные истории. В жизни Диаса действительно было много смешных моментов, которые могли обернуться не смешными последствиями, но Диас был везунчиком.

Широко зевнув, Акира задремал на плече у Диаса, который мягко подсунул ему под голову подушку и укрыл пледом.

- Спит? – тихо спросила.

- Да, уснул.

- Хорошо, - кивнула и ушла на кухню, вернувшись с тортом и кружками чая, который все быстро расхватали. – Какие новости?

- Пока тихо и никто не носится с потерянными наследниками, - мелкими нечастыми глотками смакуя чай, отвечает Диас. – Хотя кое-какие новости есть.

- Какие? – наклоняю голову, с интересом слушая свое Облако и перебирая волосы у Мукуро.

- Эстранео.

Мукуро вздрогнул, сжав пальцами чашку так, что побелели костяшки. Туман сжался и замер, будто готовый к моментальной атаке в прыжке. Сейчас он был как никогда похож на маленького зверька.

- Что именно?

- Эксперименты еще не закончены, но мафия на это не слишком обращает внимание, как и Вендиче, что странно. Около десяти лет назад, плюс минус пару лет, прошел слух, что Акробалено сняли свое проклятье, но быстро сошел на нет, так как с пустышками они до сих пор таскаются и так же, носят титул проклятых младенцев. Я кое-куда наведался и узнал, что это как-то связано с Эстранео, но честно говоря, не знаю.

- Я попытаюсь найти что-нибудь.

- Нет, не найдешь. Информация на этот счет полностью удалена, я проверил.

- Все равно поищу, - покачала головой.

- Нам влезать в это не стоит. Если мы хотя бы косвенно станем причиной гибели этой семьи, по нашу душу явятся если не все, то многие. Вендиче не могут туда заявиться, так как оснований вроде бы нет. Вот на них бы было бы классно все это спихнуть, но нас тоже загребут, так на всякий случай.

- Но никто не мешает нам подкинуть информацию Варии, или тому же Каваллоне?

- Дело твое, но я бы воздержался.

- Это дело касается члена моей семьи, Диас. Я просто обязана сделать им какую-нибудь пакость, пусть и по мелочи.

- Тоже верно, мелкая, - улыбнулся Диас ероша мне волосы. – Я рад, что ты мое Небо, но может, ты меня отпустишь на пару заданий?..

- Нет.

- Ты плохая…

- Я знаю. Мукуро?

Мальчик, молча, покачал головой, из-за чего я устало вздохнув, сгребла его в охапку.

- Безнаказанным не останется никто.

***

Проснулась я в своей кровати, когда на меня запрыгнул младший брат с визгом:

- Подарки!

Проводив его взглядом, я покачала головой и потопала одеваться. Внизу я обнаружила Акиру, который тискал Диаса, потрясая в руках настоящие наручники. Диас словив мой взгляд, стушевался, а потом взглядом указал на бутылку спиртного от меня, из-за чего потупилась уже я.

- Туше, - улыбнулась, а потом меня оглушило визгом и смело опрокинув на ковер.

- Спасибо, спасибо, спасибо… - тараторил Акира, сверкая глазами. – Я тебя обожаю, сестренка!

- Ну, ты же хотел стать художником… - простонала, пытаясь спихнуть тушку брата.

- Я стану самым лучшим художником! – провозгласил братец, поднимая палец вверх. – Клянусь!

- Вот только попробуй не стать, - ерошу ему волосы.

- Ух, ты! Смотри, что Мукуро мне подарил! – в коробке лежали холсты и куча всяких прибабахов, которые я не стала покупать, так как бы сдохла от тяжести по дороге. Акира тут же запрыгнул на Мукуро, выбив из него дух своими стальными объятьями, от которых трещали ребра.– Спасибо, Мукуро!

- Да… пожалуйста…

- А тебе там тоже подарок!

- Мне?

От вида в руках у Мукуро «Береты 99», мне чуть не поплохело. Кинув на Диаса жуткий взгляд, я сделала знак, чтобы Туман убрал это чудо подальше.

- Почти, как настоящий! – сверкал глазами Акира, пока я потихоньку раскрывала подарок Диаса, опасаясь, что там окажется взрывчатка. Выражение моего лица было просто неописуемым, когда там оказались парные кинжалы в ножнах. Удивленно выдохнув, я попыталась поскорей убрать их подальше, но не успела.

- Вау, - выдохнул отото, смотря на кинжалы. – Настоящее произведение искусства.

- Да, действительно, - кивнула, потихоньку убирая подарочек. И тихо шипя в сторону Шулера – Спасибо Диас, я оценила. И твой юмор с наручниками тоже.

Тот тихо заржал себе под нос, салютуя стаканом с подарочным алкоголем.

От Акиры я получила брошку, и сердечно его поблагодарила, а вот подарок Мукуро меня удивил.

Сиреневый клетчатый шарф. Тонкая, невероятно мягкая ткань, от которой пахло елкой и мандаринами. Такая ткань было очень дорогой, и не удержавшись, я прижалась к ней щекой с глупой улыбкой на лице. Из коробки за шарфом выпал серебряный кулон с камнем, который переливался сиреневым и оранжевым.

- Мукуро, - я улыбнулась и обняла его со всей силы. – Спасибо тебе огромное!

- Это Аметрин, - улыбнулся мальчик шепотом говоря мне на ухо. - Единственное украшение, которое осталось от матери. Единственное, что я запомнил, это то, что я должен подарить это своему Небу. Тебе понравилось?

- Очень, - тихо выдохнула ему на ухо. – Очень понравился.

Очнувшись, я метнулась под елку и вытащила подарок, вручив ему в руки.

- Это мне? – недоверчиво спросил ребенок, на что я с улыбкой кивнула, сжимая в руках его кулон.

Он недоверчиво покосился на немного потертый чехол, а потом медленно с щелчком открыл, заворожено уставившись на скрипку.

- Ух, ты…

- Пламя Тумана… - протянул Мукуро, и поднял на меня взгляд в поисках объяснений.

- Эта скрипка принадлежала Деймону Спейду, твоему предку.

- Он мой предок? – недоверчиво спросил Мукуро.

- Да. Как и мой Примо Вонгола, - тихо проговорила, чтобы он едва расслышал.

- Спасибо.

- Не за что, Мукуро. Не за что.

- Нет, - меня схватили за руку. – Спасибо, что ты есть мое Небо.

- В таком случае, спасибо, что ты есть мой Туман.

Комментарий к Рождественские тревоги

Сопливо как-то, но вот так…

https://cs1.livemaster.ru/storage/61/31/9fed6bc82ac2f07de956db7092ed—ukrasheniya-kulon-i-koltso-tajnoe-svidanie-ametrin.jpg

Амертин* - Аметрин (боливианит, аметист-цитрин, двухцветный аметист) — одна из разновидностей кварца, выделяемых по цвету. Редкой красивой окраски, которая распределяется в кристалле неравномерно или зонально, с чередующимися участками аметистового и цитринового цвета. Прозрачные, крупные и при этом зонально окрашенные кристаллы достаточно редки, и аметрин является одним из таких случаев. Аметрины бывают окрашены в фиолетовый, лиловый, сиреневый или желтовато-персиковый тона.

Очень редок.

Ну, вот как-то так… следующие главы будут по напряженнее…

========== “Приятные” новости ==========

Когда ноют и нудят над ухом подростки и дети, это невыносимо, но вполне терпимо. Когда тебе планомерно выносит мозг взрослый мужик, это уже терпелки терпеть не хватает. Поэтому Диас, которому не сиделось на месте и хотелось «размяться» все-таки взял себе с моего личного пинка задание и свалил в Сицилию.

Тишина. Покой, благода-а-а-ть…

Но все имеет свойство заканчиваться, так и внеплановый отпуск Адреналино-зависимого Облака окончился.

Интуиция тихо тренькала, и не давала уснуть, так что ночного долгожданного гостя я встречала лично. Диас был встревожен и на взводе, а еще тихо матерился под нос, чуть ли плюясь ядом.

- Все плохо, - выдохнул мужчина и, не стесняясь, налил себе крепкого вискаря выхлебав залпом. Одной рукой расслабляя узел галстука на шее, и расстегивая первые пуговицы рубашки, он налил себе еще алкоголя другой рукой.

- Рассказывай, - решительно села напротив своего Хранителя, я приготовилась слушать.

Диас невесело улыбнулся и прикрыл глаза, откидываясь на спинку стула.

- Вария подняла бунт, но он окончился плачевно. Девятый самолично замуровал в лед «Прорывом точки нуля» своего сына Занзаса Скайрини. Еще и название придумали, ублюдки. «Колыбель», надо же, какой полет фантазии! – Диас со всей дури заехал кулаком по столу.

- Тихо. Дети спят.

- Прости, босс. Тебя-то я ребенком не считаю, так что…

- Что еще? – ноутбук начал загружаться, готовясь к работе. Новости были плохими. Очень плохими, заставляя меня усиленно работать головой и анализировать.

- Вонгола торжественно отдала босса Варии своим подчиненным заключенного в куске льда. На хранение так сказать, благородным порывом, чтоб любовались подчиненные на своего босса. А растопить лед просто так нельзя, да и не знает никто как его растопить! Сволочи!

- Я не замечала особой любви к боссу Варии у тебя, - тихо проговорила, не совсем понимая, что происходит и почему мое Облако так бесится.

- Все это время Занзас находится в сознании, - тихо проговорил Диас, прикрыв глаза. – Я встречался с ним. Не сказать, что он «хороший мальчик», но и парень он, в общем-то, неплохой. С закосом конечно, ну дак, ему шестнадцать, а уже босс Варии. Тут уже ничего не поделаешь. У него Девятый единственный авторитет, и то со скрипом. Характер ужасный, но чести этот пацан не лишен, да и с силой его приходится считаться.

- Он тебе понравился.

- Я его уважаю, и то, что с ним сотворил его папаша,… даже этому психу такого я не пожелаю. Впрочем, Варию вывели из игры, им бы самим сейчас не распасться, так что нашим планом, по уничтожению Эстранео можно только подтереться.

- Остался еще Каваллоне, - щелкая мышкой и клавиатурой, покосилась на Облако.

- Их глава болен и стар, а наследничек Десятый чудит да за ум браться не собирается. Только старый босс еще удерживает эту семью, чтоб она не свалилась на колени, но по слухам не долго, так что Девятый босс семьи Каваллоне жестко обошелся со своим наследничком, - Диас хмыкнул. – Он нанял ему репетитора. Угадай кого? Акробалено Солнца! Реборна!

- Можно ему посочувствовать, - судя по тому, что я нарыла в свое время о самом лучшем киллере, он тот еще садист. Хотя, не признать того, что дурь он выбивает очень даже неплохо, нельзя.

- Сочувствовать нужно нам, - улыбнулся Диас. – Единственного кандидата на роль босса Вонголы вмуровали заживо в лед, а другие наследники еще до этого скоропостижно свалили на тот свет.

- Твою мать… - я схватилась за волосы, понимая, что это значит.

- Вашу пропажу пока не обнаружили, так как в Вонголе да и вообще в мафии сейчас кипишь, но…

- Надолго ли?!

***

- Мы переезжаем, - объявил Диас, задумчиво смотря на бокал виски, который так и не выпустил из рук.

- Зачем?

- Это была временная остановка. Я создал себе биографию и документы на свое настоящее имя. В свое время ума хватило не светить им в мафии, так что с этим проблем не будет. Вас я официально взял под опеку и дал свою фамилию. Мукуро сын моего лучшего друга, о котором он попросил позаботиться. Вас я подцепил с собой тоже, потому как сам знаю, что значит жить в приюте. Ты и твой брат мало напоминаете японцев, их черт у вас довольно таки мало. Мукуро итальянец, так что все должно прокатить.

- Но…

- Это было временное наше пристанище.

- А как же? – начала я.

- Не будь наивной, босс. Мне просто нужно было время, чтобы затеряться среди людей и создать себе биографию более подробную.

- То есть это была временная остановка? – задумчиво хлебнула чай из кружки, я покачала головой. – Поэтому ты не воспользовался возможностью отдать братьев в специальный кружок изучения языка?

- И это тоже, - хмыкнул мужчина. – Если уж затеряться, так затеряться полностью. Денег у нас достаточно. В фирме мне дают повышение и большую квартиру. Идеальное стечение обстоятельств.

- Хорошо, - кивнула. – Ложись спать. Завтра все обдумаем на трезвую голову.

- Мамочка, - буркнул, тепло улыбнувшись. – Ты похожа на мамочку, которая носится за всеми и боится, как бы ее детки, куда не вляпались, порой забывая, что сама еще ребенок, пусть и гений.

- Я просто беспокоюсь, - тихо проговорила.

- Мы киллеры, Еши, - растрепал мне прическу Облако. – Только ты часто об этом забываешь.

- Вали уже, - недовольно буркнула.

- Ладно, - бросил Диас, поднимаясь наверх. – Ты тоже давай не засиживайся.

- Да, я тоже сейчас пойду.

Диас был прав. Я часто забывала, что Облако являлся очень неплохим киллером и в мафиозных кругах вращался с детства. Очень часто я забывала и то, что мы находимся под постоянной угрозой, что мы лакомый кусочек, который не прочь отхватить очень многие.

Потерев лоб, я тихо вздохнула. Спать не хотелось, а вот взломать что-нибудь было бы весьма не плохо. И напряжение сниму и дозу адреналина получу, а потом вырублюсь.

Что делать с Эстранео я не знала. Интуиция матом кричит, что информацию, что я подкину в Альянс, старательно замнут. Все мое естество требовало, чтобы я сравняла с землей обидчика своего Тумана. Абсолютная мягкая гармония, не смотря на свои посредственные силы в пламени, требовала мести за члена семьи. Тоже недостаток, ко всему прочему. И ведь еще вроде мирное и мягкое Пламя, а мести просит, как Пламя Ярости.

И ведь просто так не отмахнешься. Не откинешь в ящик, обещала уже Мукуро, да и Пламя давит, чтоб его. Не проигнорируешь.

Вария вне игры. Сейчас на Независимый Отряд Наемных Убийц спустят всех собак и попытаются прогнуть их под себя. Не смотря на то, что там, в основном подростки, и кажется недавно откопанному где-то Урагану всего-то девять. Пусть и гениальный, но все же ребенок как ни посмотри.

С Каваллоне тоже пролет. Старик надрываться не будет, да и если сейчас Девятый босс семьи Каваллоне сгромыхает в гроб, начнется резня за власть и пойдет грызня в Альянсе. Ослабление такой семьи нежелательно именно сейчас. Только не после Варии, только не тогда, когда официальных наследников на пост Десятого Босса Вонголы в живых не осталось.

Хоть к Вендиче иди и нанимайся на работу. Хотя нет, Мукуро висит под вопросом и велика вероятность, что моего Тумана упекут в тюрьму. Но такого я не позволю. Костями лягу, сама в тюрьму пойду, но Мукуро не отдам…

Нервно хохотнула.

Крыша уже едет…

Да уж, проблемы, как из рога изобилия, а решений пока не предвидится.

Еще и слова Диаса насчет этого Занзаса зацепили. Он ведь наследник. Строптивый, правда, но заковывать его в ледяной гроб заживо, это слишком жестоко. Он же с ума сойдет, пока его семья вытащит. Если не сойдет, то умом, хоть немного, но тронется.

- Вот уж действительно, мамочка, - прокручивая страницу, прикрыла глаза. – Ну, нафига мне сдался, этот босс Варии? Так нет же, хочу вытащить этого паренька, спасти или помочь по возможности. Материнский инстинкт проснулся?

Теоретически конечно это все возможно, так как ментально мне уже за тридцать вроде бы, да еще и Пламя заточено на помощь всем страждущим. И ведь сама по себе я не такая добрая и всепрощающая, а вот тебе.

Уже давно заметила, что к детям испытываю материнскую любовь. Смотрю на них, как на детей и хочу их всех закормить и спрятать от всего мира, как Такеши, Акиру или Мукуро. Обнять их и не отпускать, а если убегут, догонять и обнимать-обнимать-обнимать…

Да, Тсунаеши, ты поехала. Докатилась. Действительно, блядь, «Мамочка»… Хорошо ума хватает, Диаса за дитятко не считать.

Потерла переносицу. Хватит тут голову глупостями забивать. Вот сейчас начну взламывать, все мысли глупые из головы вылетят.

***

- Ты чего не спала?! – Диас угрозой навис надо мной, когда я доставала из буфета банку кофе. Сонно моргнув, давя зевок и потирая красные глаза руками, я покачала головой.

- Диас, отстань, а? Мне и так плохо.

- Да неужели? – ядовито произнес Диас, а потом, присмотревшись ко мне, тихо спросил. – Еши, что случилось?

Еши…

Так меня называла мама, а Акиру сокращала до Киры…

- Занзас не родной сын Девятого. Приемный, - все же выдала, чувствуя, что сейчас выложу всю информацию.

- Но тогда он же не сможет наследовать Вонголе, - нахмурился Хранитель, понимая, что что-то очень неприятное предсказывает ему чутье.

- Да. Официально не может, но на самом деле можно обойтись без принятья Колец Вонголы. А просто взять их как символ власти, но Девятый упорно не хочет отдавать «приемышу» Вонголу, так как Занзас жесткий и не по годам умный, пусть еще и юнец. Крутить собой он не позволит, а убить его еще надо постараться. Занзас об том факте, что он не родной узнал недавно. Его просто подобрали на улице и решили воспитать в верности семье, но больно свободолюбивый волчонок и озлобленный вышел. Его просто спровоцировали и убрали с дороги, - горько улыбнулась, давя в себе слезы. - Савада Нана объявлена в розыск вместе с детьми, потому, что якобы похитила наследников. Приказ убить старшую дочь Внешнего Советника, так как она не владеет Пламенем, выдан. У этих идиотов не хватило мозгов сходить и проверить кладбище.

- Что еще? – Диас усадил меня за стол, взяв себе кружку с кофе.

- Наследник Савады Емицу очень слаб здоровьем. В результате одного покушения около месяца назад, ребенок навсегда остался хромым. Мальчишка растет забитым и задавленным авторитетом родителей, около трех месяцев назад убрали его мать. Мальчишку просто задавили авторитетом, что такое детство он просто не представляет. Такой забитый босс на месте Десятого долго не удержится, да и Пламя у него жесткое и почти несовместимо с предыдущими поколениями Вонголы. Недалеко ушло от пламени Ярости, если честно, но вот развивать его даже не пытаются. Мальчишку просто давят, так что оно если и проявляется, то очень слабо.

- Что будешь делать? – тихо спросил Диас.

- Не знаю, - тихо проговорила, уткнувшись в плечо своего Облака. – Он мой брат, как тут нос не вороти.

- И что?

- У меня есть Туман. Мукуро вполне сможет при должной сноровке и своим глазом проникнуть в его подсознание и меня протащить.

- Зачем? – нахмурился Диас.

- Иначе он сломается, а я этого не хочу, - тихо проговорила, проваливаясь в дрему.

- Откуда у тебя такие гениальные мысли?

- Я думала о Занзасе и как ему помочь и вспомнила про то, что рассказывал Мукуро.

- Ох, черт! Ты же не собираешься лезть к боссу Варии?!

- Я подумаю…

Сон сморил меня окончательно. Все же мне всего двенадцать лет.

========== События набирают обороты ==========

У меня забрали ноутбук, посадили под домашний арест и поставили в угол. Учитывая то, что уже в двенадцать лет начинаются скачки настроения и тот самый переходный возраст, когда крышу рвет на части и гормоны бушуют, то я злилась, дулась, обижалась и даже тихо ненавидела Диаса, хотя прекрасно понимала, что он прав. Слишком уж умной я себе посчитала, слишком много на себя взяла.

Сейчас я прекрасно понимала, что переоценила свои силы и чуть не совершила глупость. Если бы старик из магазина хотел меня сдать, то мы бы уже вряд ли находились в спокойной унылой Англии. Скорее уже были бы где-нибудь прикопаны, или еще что похуже. Ну, Диаса бы прикопали, Мукуро отправили в лабораторию на исследование в виде крыски, Акиру забрали, а меня либо тоже убили, либо сломали и потом повыгоднее отдали замуж за какого-нибудь ублюдка.

И это только то, что выразил Облако в мягкой форме, старательно избегая мат, ибо я «глупый, недалекий, самоуверенный ребенок, пусть и гений».

И ведь не поспоришь…

После встречи с тем мастером в музыкальном магазине прошло полтора месяца. Пока Диас летал в Италию и не мог почувствовать слежку, за нами следили. Ненавязчиво так, краем глаза. Сначала я думала паниковать, но интуиция говорила, что опасности это не несет, так что срываться в бег и рисковать почем зря я не решилась. А потом методом тыка, сама себе задавая вопросы выяснила, что ненастойчивое внимание от того самого старика, который продал мне скрипку.

Приглядывается, изучает.

Что, в общем-то, логично.

Паниковать не стала, а после ночного бдения наконец решила поделиться с Облаком, но стоило только рассказать, так меня чуть не придушили там же, объясняя в относительно культурной форме, какая я малолетняя идиотка и дура. И ведь не поспоришь, Эспозито был абсолютно прав.

Забылась. Я не одна, чтобы рисковать и влезать туда, куда не следует. Я не Аллегра, которая легко могла затеряться в толпе и уйти в подполье. В конце концов, мне всего двенадцать, каким бы гением я не была.

И даже то, что у меня начался переходный возраст, пусть и как-то рановато, не снимало с меня ответственности. Я старше, умнее, мудрее, опытнее, но при этом вполне знаю про пестики и тычинки. По причине раннего «взросления» и постоянных стрессов у меня вышел заскок, так что я даже на Диаса начала заглядываться. По идее меня бы сводить к психологу, но вряд ли это хорошая идея, так как тест может показать мой возраст, что не есть хорошо.

В общем, проблемы сыпались, как из рога изобилия. Время от времени я начала впадать в неадекват и мне позарез нужно было найти свой Дождь, встречу с которым я откладывала. Пламя действует на психику очень сильно, а буйство гормонов отнюдь стабильность не обещают, так что для меня началось обострение еще и поэтому раньше, чем нужно, что, кстати, и является еще одним фактором, когда у детей не следует пробуждать Пламя. Вряд ли кому-то из мафиози нужен такой подарочек, как нестабильный и необученный Ураган, впадающий из крайности в крайность, с психованными замашками к разрушению не себя, так окружающих.

Когда я выдала эту теорию своему Облаку, то чуть не схлопотала по башке прикладом винтовки. Раздраженно цыкая, мой Хранитель Облака за шкирку вытащил меня из дома и усадив в машине рыкнул:

— Адрес!

Пришлось ответить.

Диас фонтанировал первозданной яростью, готовый разрушать все и вся, не особо заботясь о последствиях. При попытке заикнутся, меня придавили той самой легендарной «Ки». Я заткнулась.

— Добрый день, мы бы хотели приобрести музыкальный инструмент юной мисс, это возможно? — с порога начал Шулер впиваясь в мое плечо почти до боли. Как меня не перекосило, тот еще вопрос.

— Конечно, — старик удивленно смотрел на нашу парочку и чуть повел рукой под прилавком, на что сразу же среагировал Диас, нацелив пистолет. Владелец магазина, тут же поднял руки, вверх показывая, что безоружен. — Я думаю, юной синьорине подойдет все-таки фортепиано. Прекрасный инструмент, пусть и занимает много места, но со скрипкой звучит просто изумительно.

— Замечательно, — Облако оскалился. — Думаю, юная мисс посидит здесь, пока мы будем выбирать ей музыкальный инструмент с вашей помощью.

— Вполне, — кивнул мастер и под прицелом направился куда-то в другую комнату, уводя за собой Облако.

Я, сжав кулаки, сидела на месте, даже не делая попыток куда-нибудь сбежать.

***

Диас был зол. Почти в бешенстве! Последние полтора месяца он был как на вулкане. Пару раз ловил на себе слежку, но угрозы она не несла. Да и мало ли, может это просто паранойя разыгралась. Хотя иногда ему все же казалось, что кто-то краем глаза за ним наблюдает, но понять, кто и откуда не представлялось возможным.

Пришлось стиснуть зубы и проверять все и всех, но все равно ничего не обнаружил! Это злило, вводило в бешенство, но окончательно решив незадолго до поездки в Италию, что все-таки у него паранойя на почве заботы о своем Небе разыгралась не на шутку, он решил скинуть попутно и напряжение. Вернувшись в Англию и не заметив слежки, он облегченно вздохнул, но тут, же решил, что отдохнули они хорошенько, пора и честь знать. Новости были не из приятных, так что придется впрягаться.

И тут его озадачили! Эта мелкая пигалица умудрилась откопать себе Дождя, в котором нуждается сейчас позарез как. Да и он сам заметил, что поведение у девчонки скачет туда-сюда, но пока справлялся своим Дождем, хотя беспокойство и проскакивало. Дождь им нужен, чтобы держать в адеквате свое Небо, а адекватное Небо нужно чтоб сдержать того же Мукуро, которому славу богу еще только восемь!

Когда же он узнал подробности, он чуть не придушил эту девчонку. Да, возможно она знает, благодаря своему гению, про шпионские игры, но это минимум. В мафии, как только не извращаются, чтобы проследить за врагом или за целью. Он сам порой диву давался, хоть ему-то подкинуть жучка или что-то еще было легко и просто. Ловкость рук, и никакого мошенничества.

Ему хотелось выпороть Тсунаеши. Розгами или чем там еще? Ну, во-первых, она его Небо, а во-вторых, судя по взгляду, до нее дошло, в чем она провинилась и чем могло все это кончиться. Ну, да ладно. Он думал, что с тренировками можно обождать, но теперь он прекрасно видел, во что может выйти самодеятельность его подопечной. В конце концов, большая вина все-таки лежала на нем. Не уследил, а это вылилось в такое вот. Хорошо хоть сейчас рассказала, а то бы еще что-нибудь выкинула!

Диас зло сжал кулак, наблюдая за стариком. Куда там девчонке, пусть и с гениальными мозгами, против матерого мафиози с громадным опытом за плечами?! Даже если она может найти любую информацию, однако знания и опыт в таком деле у нее взяться просто неоткуда. Да, хакеры и другие подобные этим людям спрятаться могут легко и быстро, но они почти всегда одиночки, которые могут затеряться в толпе. Да тот же Верде, он грохнет всю охранку так, что никто и не узнает, а если узнают, то промолчат, так как с ним связываться не будут, себе дороже.

Старик действительно следил за ними, и в этом он мог его понять, сам такой, но вот простить и пустить слежку было уже слишком. Мафиози, Неуловимый, конечно, блин, когда он избежал пули в лобешник только из-за того, что старик был в этом не заинтересован, а его Небо оказалось невероятно везучее, что именно вот этот старик определил в ней Небо для дочери. А если нет? Достаточно пару слов, и они бы уже никогда не увиделись!

Они пошли по грани. Опять! И если раньше для него это было в порядке вещей, то теперь у него есть Небо, есть семья, которую надо защищать и скрывать.

— У вас занятная Семья собирается, — бывший мафиози улыбнулся, не переставая держать дуло пистолета у виска Диаса. — Мне вы понравились. Возможно ты отличный наемник, но ты был одиночкой всегда, и в семье останешься одиночкой потому что, это твоя суть Облако. Вам не хватает умений, опыта, знаний. Мне же надо пристроить свою дочь туда, где она будет жить вполне спокойно и безопасно.

— И что же? — Диас насчет того, что при нужде мафиози выбьет ему мозги, не сомневался. Старик, может и был потрепан жизнью и старые раны здоровье ему не прибавляли, но скрутить его он сумел легко и просто. Против такого без ракетной установки лучше не выходить. Слишком опасен, при близком расстоянии вряд ли этот волк старой закалки отпустит кого-нибудь живым при угрозе жизни дочери.

— Я буду вашим учителем.

— С чего бы? — прошипел Диас, потирая шею, провожая взглядом пистолет, который убрали от него в опасной близости, но не расслаблялся. Он прекрасно знал, что оружием его могут приложить в любую секунду.

— Мне это выгодно, — проговорил Донато Герро.

Диас скрипнул зубами.

— Хорошо, но если…

— Я не собираюсь вас убивать и твоему Небу нечего опасаться. Я дам клятву.

Эспозито прикрыл глаза, понимая, что он вынужден принять это. Им нужен учитель, да и еще одна, пусть и дряхлая, но боевая единица не помешает.

***

Мукуро задумчиво подцеплял струны скрипкой, заставляя их петь. Звук быстро стихал, но Мукуро не умел еще пользоваться смычком. Да и занимался он не то чтобы музыкой, он слушал историю, что рассказывала ему скрипка. Пламя Тумана пробегала по струнам, передавая ему эмоции и чувства, а в ответ он пускал свое Пламя.

Мукуро подстраивался под инструмент и подгонял его под себя. Ведь музыка очень неплохо может управлять чувствами людей, а лишнее оружие ему не помешает. Тонко воздействовать на сознание с помощью пьесы ему только придется научиться, ну так у него еще много времени, чтобы усвоить и познать все тайны этой скрипки. Ведь в ней Деймон Спейд спрятал не только воспоминания, но и умения, которые даются не всякому Туману.

Мукуро усмехнулся. Ради Неба… он пойдет на многое.

Мальчик нахмурился, вспоминая, о том, что сегодня спрашивала у него его Небо. Может ли он пробиться в сознание человека? Да, может. Для него это тяжело, но вполне возможно. Желательно было бы сначала почувствовать пламя того, к кому он собрался лезть в голову, но можно найти, узнав имя и точное место. Вопрос в том, пропустить ли их к себе объект, или сумеет ли он Мукуро пробиться?

И какую цену он за это заплатит?

Маленький Туман осторожно коснулся пальцами кожи лица под Проклятым Глазом. Его не спрашивали о том, что случилось в семье Эстранео, а он не рассказывал о побочных эффектах после всех экспериментов, но это не значит, что их не было.

Расшатанная психика это еще не все.

Не всегда стабильное Пламя Тумана, которое с Небом успокоилось, тоже. Будучи Туманом, ему было тяжело переживать физическую боль, но после того как ему вживили глаз, боль стала постоянным спутником. При использовании глаза ноющая боль могла не проходить очень долго, но это было еще не все.

Он постепенно слеп. Глаз прекрасно сохранял свои свойства, а с болью он научился бороться, но прогрессирующая слепота, была очень неприятным сюрпризом. Мальчик знал, что все имеет свою плату и его глаз — вполне приемлемая цена за силу.

Однако об этом он никому не скажет.

Туман спрячет правду во лжи, и ложь в правде.

========== Во всем виноват Конан Дойль ==========

Девчонка была странной. Цепкий, серьезный взгляд темных глаз и настороженный наклон головы.

Девочка.

Десять лет.

Дождь.

Я устало вздохнула, потерев лицо руками и поджав губы.

Детский сад, мать его.

— Я знаю, кто вы, — спокойно выдала девочка. Я снова окинула ее взглядом. Красивая. А как вырастет, так вообще красавицей будет хоть куда. Темные почти черные волосы спускались кудрями до плеч, правильны черты лица, в которых нет–нет, да проскальзывает мимолетное сходство между нами. Ну да, породу так просто не перебьешь. Родственники, как-никак.

То, что она знала обо всем этом, значительно упрощало мне жизнь, тут уж не поспоришь. Нет, пламя Дождя в ней, несомненно, было, но оно пока спало, и я не провоцировала его на пробуждение. Да и не собиралась.

— Меня зовут Эспозито Тсунаеши, можешь звать Еши, а это мой… дядя Диас, — замялась я, не зная, что сказать. Под взглядом девочки было все же не уютно. Да, от нее шло спокойствие, оседая частицами еще не пробужденного пламени, на мои эмоции, приводя их в равновесие, но чувство, что я под рентгеном не проходило. Девочка усмехнулась.

— Ваше имя, скорее всего поддельное, и если с фамилией я уверена, то имя, скорее всего вы менять не стали, сойдясь на сокращении, такие как «Тсуна» и «Еши», из чего следует, что сокращение «Тсуна» вы использовали до своего бегства. Ваш рост сто сорок восемь сантиметров, телосложение худое, но развитое и сильное для вашего возраста. Из чего я могу сделать вывод, что вы занимаетесь и не пренебрегаете тренировками. Вы беженцы из Японии, и скрываетесь в Англии не больше года, хотя вы не чистокровная японка, но японское воспитание непривычное европейцам все еще проскальзывает в ваших жестах и мимике, что говорить о небольшом сроке пребывание в нашей стране. Я бы дала не больше года. По вашим жестам и мимике можно сказать, что вы очень долгое время в постоянном физическом и моральном напряжении, а по характерным движением и положением тела, вы всегда готовы выхватить скрытый пистолет, но тесной связи с мафией вы все же не имеете.

— Впечатляет, — ошарашенно проговорила, рассматривая девочку.

— Методом дедукции и индукции сделать выводы не сложно.

— Верю, — я кивнула. — Вступишь в мою семью?

Девочка склонила голову, загадочно улыбаясь.

— При условии.

— Каком же?

— Я хотела стать сыщиком.

— Детективом? — влез в разговор Диас.

— Да.

— Понимаешь, мафия и закон, это, безусловно, вещи стоящие рядом, но они несколько противоположны, — заметил Шулер, с интересом смотря на девочку.

— Я вполне понимаю, что даже Шерлок Холмс недолго бы прожил, хоть был и гениальным консультирующим детективом, если бы у него не было крыши в виде его старшего брата Майкрофта Холмса, который был «Само Британское Правительство». Так что вы обеспечите мне крышу и поддержку, а секретов и неожиданных стечений обстоятельств, приводящих к смерти, хватает и в мире мафии, даже в избытке. Мне нравится раскрывать преступления, а где их раскрывать неважно.

— Тогда это к Вендиче, это они у нас законники.

Девочка поморщилась:

— Я хочу разгадывать загадки, а не грести все под одну гребенку и тащить за решетку, это неинтересно и не приносит эстетическое удовольствие.

— А ты я смотрю, любишь Конана Дойла? — устало вздохнула, откидываясь на стуле. — Эстетическое удовольствие от раскрытия убийств, это прерогатива Шерлока Холмса.

— Я близка к нему по духу.

— Ну-ну, она с книжками не расстается, — хмыкнул мастер, окинув нас цепким взглядом. — Николлета ярый поклонник.

— Еще один псих.

— Вы же мое Небо и примете меня любой, — осторожно начала девочка.

— Добро пожаловать в семью, — Мрачно проговорила, замечая, как девочку отпускает напряжение. — Она у нас маленькая, но своеобразная.

— Благодарю Леди Еши, — склонила голову Дождь, заставив меня, поморщится.

— Просто Еши, — улыбнулась.

— Вы благородных кровей, так что вы леди, хотя правильней будет сказать, что вы Донна.

— Знаешь, это как-то не смешно. Сейчас я просто Еши, — кивнула, вставая со стула, собираясь отъехать домой, и отоспаться после взбучки Диаса, которая наверняка последует.

— Просто Еши… ну-ну, — хмыкнула Ника. — Тогда меня зовут Ника, вы кстати собираетесь переезжать?

— Верно, — кивнула.

— Тут есть местечко на Норт-Гоуэр-Стрит.

— А по соседству Бейкер-стрит, а там и 221 б, недалеко, — ехидно уточнил старик, покосившись на Диаса, на что мое Облако заскрипело зубами.

— Мы еще к вам зайдем, — улыбнулась я.

— Я сама вас найду, а папа мне поможет, — улыбнулась Ника.

— Да уж, этот поможет, — прошипел ядовито Диас.

***

Диас хлопнул дверью, как только зашел в дом, и тут же ушел в свою комнату, ничего не говоря. Меня просто проигнорировали, и это неожиданно оказалось больно. Будто кнутом по сердцу… резко, зло.

Впрочем, сама виновата.

Но Мадонна, это больно!

— Еши! — с лестницы скатился улыбающийся Акира, заставляя меня отвлечься от тяжелых мыслей. — Пошли, я тебе что покажу!

Меня схватили за рукав, и потащили в сторону комнаты, где поселились мальчишки. Там Акира уже успел организовать себе художественный уголок, к которому меня он и притащил, указывая на мольберт.

— Правда, здорово?!

— Да, — выдохнула я. — Здорово.

На картинке простирался Намимори с высоты самого высокого здания. Было дело. Я притащила мелкого Акиру, который боялся высоты и показала ему это место. В тот день он избавился от страха, все же я никогда не думала, что он не только сможет запомнить все так детально, но еще и так нарисует.

Забавно. Один из самых счастливых дней. Сердце заныло.

— О! А вот смотри, это Такеши-нии! Здесь Тсуеши-ото-сан…

— Ото-сан? — удивленно моргнула, переведя взгляд на Акиру. Тот засмущался.

— Я… прости Еши… он, мы…

— Все в порядке, Кира, — ласково улыбнулась, потрепав его по волосам.

— Кира? А мне нравится, — тут же улыбнулся мне брат. — Ты точно не сердишься? — осторожно спросил ребенок.

— Нет, что ты, — покачала головой.

— Тогда давай дальше! Это ока-сан… мама, — улыбнулся ребенок, грустно смотря на чуть кривоватый портрет Наны, заставляя мое сердце екать.

— Красиво, — улыбнулась, немного натянуто.

— Ты, правда, так думаешь? — с надеждой посмотрел на меня Кира. — А… мама… она бы гордилась мной?

— Конечно, — я уткнулась носом в его макушку, пахнущую яблоком. — Она бы тобой гордилась.

— Точно-точно?

— Естественно.

Он перевернул еще один листок, на котором были изображены мы все вместе. Тсуеши-сан, Такеши, мама, я и Акира.

— Я скучаю, — тихо прошептал Кира, всхлипнув, на что я горько улыбнулась.

— Я тоже, отото, — тихо шепнула ему на ухо.

Брат пару раз всхлипнул, а потом вытер лицо рукой, и показал мне рисунок.

— Это мы.

На рисунке были изображены я, Диас, братец и Мукуро. Немного сторонящийся Мукуро, который вцепился в меня мертвой хваткой, улыбающийся Акира, и Диас треплющий пацанов за волосы. Посередине стояла я, улыбаясь теплой улыбкой.

Рисунки были кривоватые, некоторые линии не четкие, но у моего брата был явно непревзойденный талант. Решение отправить его в художественную школу укрепилось у меня полностью. Вот как разберемся со всем этим, так его и отправим.

— Это тебе, можешь забрать, — кивнул Акира, на рисунок.

— Спасибо, — улыбнулась, выходя из комнаты, и прикрывая дверь, ответила. Дойдя до кухни, я без сил скатилась по стене спиной, и обхватила руками колени.

Господи, а если бы мне не повезло, если бы отец Ники нас сдал, что бы было?

Воображение тут же нарисовало то, что могло произойти. Я могла лишиться их, потерять навсегда. Мысли приносили почти физическую боль, заставляя меня тихо всхлипывать, заглушая звук в ткани джинс на коленях.

Я могла их потерять из-за своей самоуверенности и глупости. Если бы… Если бы мне просто не повезло, то все, что я имела, превратилось бы в прах. Я уже была вынуждена оставить за бортом своей жизни — хоть и временно, но на неопределимый срок — человека заменившего мне отца и младшего названого брата.

Я не задумывалась, что испытывает Акира, которого оторвали от семьи и увезли на другой конец мира. А что чувствует Такеши? Что чувствует Диас, когда я показываю такое недоверие к нему, молчу, не говорю, не доверяю? И ведь этим я ставлю под удар всю свою семью, и мое Облако, которое понимает это как никто другой, которое защищает свою семью на расстоянии, что он чувствует?

Какая я была дура, да и сейчас ей осталась. Слишком привыкла. Что была одна и совсем справлялась самостоятельно, забыв, чем эта самостоятельность и глупость обернулась мне в прошлой жизни.

Сдавленно всхлипнула, попыталась вытереть слезы, направилась в сторону комнаты Диаса. Комната была заперта.

— Диас, пусти, пожалуйста, — тихо поскреблась к нему в дверь, и, дождавшись щелчка замка, опустив голову, вошла к нему.

— Ну и?

— Прости меня, — тихо пробормотала. — Я глупая, маленькая дура, которая не понимает, что своими действиями могла подставить семью и подвести тех, кому обещала защиту и дом. Прости меня.

Диас вздохнул, и теплая рука опустилась на голову.

— Рад, что до тебя дошло.

— Во всем виноват Конан Дойль и его верный последователь Ника, — усмехнулась, уткнувшись в живот своему Облаку. — Заставляет думать, а ее пламя очень неплохо прочищает мозги, не в обиду тебе будет сказано.

Диас усмехнулся.

— Тебя там кажется, искал наш Туман? Что-то говорил про связь, объяснишь? — хищно растянул губы в усмешке Облако.

— Объясню, — мрачно пробурчала в ответ, понимая, что теперь свои действия буду согласовать со своей семьей и с Облаком, как главным авторитетом.

— И да, кажется у нас появится новый учитель, Себастьян Инганнаморте, отец Николлеты.

Комментарий к Во всем виноват Конан Дойль

Инганнаморте. - Итал, (Победивший смерть)

Ну вот и глава

Надеюсь нет ошибок а если будут тыкайте глупую бету в них мордочкой)

========== Время идет, жизнь легче не становится ==========

Савада Акира, или Эспозито Кира был довольно умным мальчиком. Всю жизнь вокруг него творились разные подозрительные вещи, которые не внушали ему доверия, но которые он успешно игнорировал.

Ему казалось, что стоит ему задать интересующий его вопрос «что происходит?» и вся его жизнь скатится в тартары. Он уже ничего не сможет изменить, и тот мирок, который ему старательно выстраивала старшая сестра, ограждая от какой-то опасности, которая нависла над ними грозовым облаком, рухнет до основания, открывая то, что изменит его жизнь навсегда.

Он был умным мальчиком, поэтому благоразумно игнорировал разные мелочи. Например, Мукуро, у которого был совсем нечеловеческий глаз или сон с совсем не бутафорским ножом под подушкой.

У дяди Диаса был на креплении спрятан пистолет под столом. Тсунаеши таскала пистолет и кинжалы в простом школьном рюкзаке, а в буфете за корзинкой с печеньем отодвигалась панелька, за которой находилась пачка документов на разные имена и фамилии с их фотографиями, которая периодически обновлялась и снова заботливо укутывалась в целлофан и пряталась за задвижной панелью.

Старик Себастьян пугал своими глазами, а его дочь, Ника-чан таскала в папке не детские рисунки, а вполне четкие фотографии с места убийства, и чуялось ему, что это был совсем не фотошоп. Как и ее недетские суждения и потрясающая дедукция, которой она ставила неподготовленного человека в неловкое положение ступора, заставляя ощущать себя дебилом, которого только что просканировали рентгеном и вынесли приговор, закрепив документально.

Порой ему было страшно, но человек такая тварь, что ко всему привыкает. И он привык. Привык к тому, что иногда, надевая ботинки, видел на полу в прихожей каплю крови, которую видно не заметили в тени шкафа. В мусорной корзине замечал краешек бинтов с красными разводами и невозмутимо запихивал их поглубже.

Да, подросток прекрасно понимал, что его семья не так проста, когда выпивал стакан воды, поданный заботливой сестрой. После чего тут же вырубался, едва дойдя до комнаты, из чего не сложно было сделать вывод, что в водичке было снотворное.

Поэтому, когда братец Мукуро в возрасте двенадцати лет притащил к ним домой своих «учеников», он не особо удивился. Хотя сразу вылезал вопрос, чему он собственно говоря их учил?

Милая девочка Хроме, которая была сильно искалечена в аварии, и долгое время была в плачевном состоянии, но два года усиленной реабилитации вернули ей возможность жить. Единственное, глаз спасти так и не удалось, однако она не унывала. С ней он подружился и даже испытывал потребность ее защищать, хотя на самом деле что-то подсказывало, что она не тепличный цветочек, каким кажется.

С ней он чувствовал теплую связь, почти такую же привязанность, как и к сестре. Странное чувство, но если уж по-честному, то вся его жизнь сплошная странность.

Фран был странным. Непривычно и порой раздражающе растягивал слова и вечно над всеми стебался. Безэмоциональное существо с шапкой в виде яблока на голове. И вот он бы поклялся, что это парень, но порой он почему-то был не слишком в этом уверен…

О да, Кира прекрасно осознавал, что в их доме происходит что-то странное. И это не только постоянный недосып старшей сестры. Нервозность, с которой поглядывали на часы и на телефон остальные члены семьи в то время, когда сестренка уезжала на «экзамен» или «по делам». Он даже подозревал, что именно, после ночных перешептываний и тихой ругани на всех языках, пока где-то внизу волочат чье-то тело, и просят потерпеть, а наследующий день с милой улыбкой сообщают, что его сестренка отдыхает.

Кира со временем научился на это плевать с высокой горки, только надеясь, что на завтраке все члены семьи соберутся в целом состоянии.

Хоронить близких людей он не хотел, ему матери хватило.

Но раз уж ему дали возможность не влезать во все это, он решил ей воспользоваться на полную. С упорством, которое было совсем не детским, он учился рисовать. И рисовал, побеждал в конкурсах, радовал свою семью достижениями и улыбался на камеру, когда его снимали с очередной грамотой. И он полюбил рисовать всем сердцем, выводя линии черт дорогих ему людей.

Каждый год ровно на один месяц они срывались в путешествие всей семьей. Июль считался месяцем отдыха, когда каждый из них писал на листочке название страны, которую они хотят посетить и кидали в «Хогвартскую шляпу», чтобы потом рвануть в другую страну, по самым здоровским местам, туда где они еще не были. Путешествовали по странам, закупаясь сувенирами и вдохновляясь на целый год. Так они были в России и посетили Тайгу, красота которой захватывала дух, и изображения которой получились самыми великолепными в его коллекции. Во Франции, Греции, Египте, Китае, Индии. Иногда они могли посетить и две страны.

Что уж говорить, лето было самым любимым временем года, так что Кира ждал с нетерпением следующей поездки. Осенью у него должен был быть День Рождение и исполниться тринадцать лет, когда сестра сказала, что они переезжают.

Точнее возвращаются в Японию, в городок под название Намимори, где остался Такеши-нии и ото-сан.

Пускай у него на редкость странная семья, но это не значит, что он не будет ее любить. И радоваться тому, что они возвращаются на его родину, где ждет их дом и грустно-веселые воспоминания, наполненные теплыми руками мамы и запахом выпечки.

Пусть он полюбил дождливый Лондон, теплотой и восхищением тянуло из Италии, восторгом из необъятной России, но дом, есть дом, так что собирая чемоданы и укладывая свои картины, он улыбался.

— Я возвращаюсь, — тихо проговорил Савада Акира, или точнее Кира Эспозито, повернувшись в сторону Востока.

***

Занзас Скайрини встретил меня и Мукуро, как всегда, пылающим взглядом алых глаз, на дне которых плескалась готовая в любой момент вспыхнуть Ярость. Закинув ногу на ногу, он сидел на своем любимом кресле и усмехался.

— Явились, мусор?

— И тебе не хворать.

— Мусор…

— Джо уже забегал? — спросила, устало откинувшись на спинку дивана, прикрыв глаза.

— Мелкий мусор? Да, приходил.

— Ты на редкость сегодня спокоен, Зан-кун. Неужели, это из-за маленького Джо?

— Заткнись, Хохлатый мусор, — стакан просвистел мимо головы Мукуро, разбиваясь об стену. Впрочем, в подсознании можно создавать сколько угодно стаканов, чем Занзас и пользуется. Хотя, здесь он царь и бог, так что ему можно.

— Ладно, мистер Ярость, я пошел, не скучайте, босс, — кинул мой Туман, рассеиваясь в синей дымке и покидая подсознание босса Варии. Занзас хмыкнул и повернул голову к стене, не обращая на меня внимание.

С Занзасом было удобно молчать в тишине. Да и вообще Скайрини был на редкость приятным человеком, когда не орал и не швырялся стаканами. Несовершеннолетний алкоголик, который мог литрами хлебать виски даже в собственном подсознании, в котором он по идее не может чувствовать в этом нужды. Хотя, кажется мне, что босс Варии не столько пьет алкоголь, сколько швыряется стаканами с ним.

Мы не были друзьями, и особо-то друг друга не знали, но порой хотелось просто поговорить с кем-нибудь, кто против тебя это использовать не будет. Занзас был именно таким человеком, который, не смотря на свой вечный мат и летающие стаканы, был в какой-то степени мне благодарен, иначе бы сошел с ума от одиночества, запертый в собственном кабинете, созданным подсознанием в своей голове.

В первый наш визит с Мукуро мы уклонялись от стаканов, учитывая то, что всю авантюру с путешествием по подсознаниям мы сумели провести только через два года, после того, как я нашла своего Дождя. Естественно Варийскому Боссу радости не доставляло то, что к нему заявилась четырнадцатилетняя пигалица и мелкий Туман, который, несмотря на свой возраст, гуляет по подсознаниям людей, как к себе домой.

Но одиночество сводит с ума, так что даже такой компании Скайрини был рад, особенно если я таскала ему новости из реального мира.

Занзас скрипел зубами, рушил свой кабинет и был готов порвать всех и вся. Как он ненавидел Вонголу, а как он был зол, когда узнал, что находится в собственном особняке и его Хранители рядом, как и дом со свободой, но верные подчиненные ничего не могут сделать.

Когда он узнал о Наследниках на пост Вонголы, то готов был порвать и меня, и моих «ебанных родственничков», которых он бы «расстрелял с особой жестокостью».

А потом была еще одна авантюра, но теперь уже с моим младшим братом Савадой Джо, который относился ко мне с крайней настороженностью по началу. Забитый, худой мальчишка, который на каждое действие скалит зубами и огрызается, готовый вцепиться в глотку, отстаивающий свою свободу и страстно желающий поубивать всех своих «воспитателей». Почти болезненно желающий свободы, но не имеющий возможности огрызнутся и цапнуть побольней.

Провести связь между Занзасом и Джо, наверное, было самым лучшим решением. Поначалу Занзас вечно поддевал Джо, пока мой младший брат и претендент на железный трон место Десятого Босса Вонголы, не начал огрызаться и все свободнее ощущать себя в компании босса Варии. Джо ловил лбом стаканы, ругался, матерился и в открытую посылал главного психа, чем доставлял ему незабываемое удовольствие.

Занзас буквально наслаждался, потихоньку дрессируя Джо. Ну да, знал бы Девятый, какая подлянка ему устроена приемным сыном, все свои отчеты бы сожрал. Просто потому, что Занзас увидел в Джо свое малолетнее отражение, и в отличие от своего приемного папаши не стал игнорировать его существование, а наоборот подчеркнул, что Джо существует. Пусть и сделал это своеобразно.

Скайрини объяснял мелкому, что такое пламя и как им управлять. Учил приемам, которыми бы его никто не научил. О, он научил Джо делать свое жесткое пламя, которое было почти на грани Пламени Ярости поистине смертоносным.

Ну, а Джо слушал и учился. И в открытую называл Занзаса братом, а так же искал способы, чтобы вытащить своего старшенького из ледяной тюрьмы, благо жил в особняке Вонголы и знал где искать.

Этот Яросный Дуэт крутил какую-то свою игру, в которую я благоразумно не лезла, оставшись за бортом. У меня своих проблем хватало.

— Возвращаешься в Японию?

— Да. Мне уже восемнадцать, опеку взять могу, к тому же там какой-то заворот с юридической точки насчет гражданства и опекунства Кос сделал, я в этом как-то сильно не разбиралась.

Костя был моим солнцем, который в данный момент учился на юриста в Америке. Тот еще гений, который попутно проходит медицинское образование.

— Рискуешь, — усмехается мафиозный босс.

— Печать падает. Как бы я не хотела оградить Киру от всей этой грязи, но кровь не вода. Да и Хром его Туман, так что здесь что-либо сделать я не в силах. Уже рядом находясь, ее сила, срывает оковы со своего Неба и он это чувствует.

— Да уж. Не повезло тебе с семейкой. Впрочем, дело твое. Но на твоем месте я посвятил бы его в это дело.

— Занзас, я в твои дела не лезу, хотя ты явно мутишь воду вместе с Джо, так что не лезь, а?

Занзас оскалился, подтверждая мои опасения насчет чего-то интересного.

— Если все пройдет гладко, то тебе волноваться не придется и все будут на своих местах, — усмехнулся Занзас. — Хотя на месте твоего мелкого Мусора, я бы предпочел видеть тебя, но, увы, ты уже ходишь под началом Вендиче. С судьями мафии мне дел иметь не хочется.

— Да, никому не хочется, — кивнула я. — Но у меня выбора особого нет.

— Твои проблемы, Мусор.

— Знаю, Занзас, знаю.

И все началось с Мукуро, точнее с того, что его засекли Вендиче.

Да уж, мне здорово подрезали крылышки, из-за чего я теперь на коротком поводке у Бермуды фон Вихтенштайна, той еще сволоты, который является живым мертвецом.

Ему нет дела до живых, а все кто признан виновным, по его мнению, уже мертвы. Впрочем, он недалеко ушел от правды в своих суждениях. Даже я, его ищейка на коротком поводке числюсь у него условно живая. Пока жива, пусть бегает, а как помру, добро пожаловать на полноценную службу в Вендикаре.

К тому же он знает о том, что я уже умирала, что тоже в плюс, к моему делу и статусу «условно живая».

Обо мне он знает больше, чем я сама.

И это пугает, хотя он вообще меня пугает, пусть их леденящее пламя особо меня не трогает, а после заданий лично от босса, у меня выработался иммунитет ко всему тому дерьму, в котором я купаюсь и буду купаться до конца своей жизни.

Время идет, а жизнь легче не становится, какой частью тела к ней ни поворачивайся.

Комментарий к Время идет, жизнь легче не становится

Чтож, как вы поняли, мы перепрыгнули шесть лет жизни. Не волнуйтесь, во время рассказа дальше, мы узнает многое из их прошлого, просто если писать все случившиеся это растянется страниц на сто, а я человек ленивый, любящий больше экшена и тому подобного.

Как-то так, короче, вот.

========== Встречи и расставания ==========

Бермуда фон Вихтенштайн был настоящим судьей. Холодное и равнодушное существо. Для него не было таких вещей как: «не специально» или «не знал». Как только он выносил приговор «виновен», какие-либо отмазки его уже не волновали.

Да и вообще, незнание не освобождает от ответственности.

Казалось, что он был всегда и следил за исполнением Омерты вечность. Беспристрастный, равнодушный, холодный. Жестокий в своем безразличии, и не умеющий сострадать, прощать, испытывать жалость.

Вечно холодный.

Вечно равнодушный.

Живущий своей ненавистью.

Ненавидящий всех и ненавидимый всеми.

Такого стоило бояться. От него вообще было желательно держаться подальше. Мне же, к сожалению никто, в свое время не сумел помочь вовремя сдернуть, прихватив свою семью, умотать в закат.

— Отчет, шеф, — буркнула, кидая папку на стол к Бермуде.

В папке были собраны факты и доказательства вины очередного «неуловимого», которого мастерски вычислила Ника. Мой личный аналитик-дождь, была настоящей преемницей и последовательницей своего кумира Шерлока Холмса. Да и вообще, у нас была в какой-то мере парная работа. Я собираю сведенья там, где она достать их не может, а Ника систематизирует их и прокладывает точную линию и последовательность. Эдакий Майкрофт, который в случае чего подстраховывает, принимая удар на себя, отводя ненужные поползновения в сторону своего братца и Шерлок, который фыркает «мол, я сама», но при этом не может не признавать, что в некоторых моментах по сбору информации она могла проколоться без моей страховки. Один крышует и подкидывает информацию, другой тщательно разбирает и указывает на того, кого покарать.

Да и вся моя роль в Вендиче была появиться перед провинившимся и зачитать приговор, ну и указать точное место встречи для «коллег», после чего можно было спокойно и без нервотрепки схватить преступников, а потом свалить в закат, как только появлялась тройка из Вендикаре.

Можно сказать, я выносила приговор, который подтверждал Бермуда личной росписью, а я после всех махинаций оставляла на месте лист со всеми обвинениями.

Бермуда был вообще странным. На людях он появлялся в форме мелкого замотанного в бинты ребенка, на плече верного Джагера, а вот «дома», разгуливал в своей взрослой форме, забинтовав только руки с длинными аристократичными пальцами, позвякивая цепью.

Он был красив. Темной, холодной красотой. Возможно, если бы он не был воплощением ужаса и ненависти, а так же леденящего холода, можно было бы назвать его миловидным.

Гребанный аристократ из прошлого века. Холодный, отрешенный, ебанутый, вот и все.

Тогда, в четырнадцать лет, стоя перед Вендиче, задвигая за спину Мукуро, я выдала ту саму «гениальную» идею, в результате которой попала в пожизненное служение страшной тюрьмы среди мертвых.

Наверное, мое перекошенное от ужаса лицо и сбитая речь, в которой я несла беспросветную чушь, перепуганная почти до потери сознания на тему того, что я добровольно соглашусь работать, что буду полезной, при необходимости отсижу срок за своего Тумана, его знатно повеселил. Поэтому он, усмехаясь с наслаждением, проговорил, что, мол, согласен. С того дня я была его лично собачкой на побегушках, которую он мог выдернуть в любой момент.

Он отправлял меня разгребать такую грязь и мерзость, что становилось страшно. Кошмары стали обыденностью, а люди воспринимались порой за самых настоящих чудовищ. Я читала доклады, рыла сама на людей с подозрительной деятельностью, писала отчеты, и разбиралась с информацией. В конце концов, моя каморка в Вендикаре приобрела обжитый вид, полки с документами и захламленный бумагами старенький стол с картой городов, стран и полной на всю стену картой мира. Стенка с заметками и многое другое. Даже на крючке под низким потолком висел фирменный плащ Приговорщика, с цилиндром в бинтах, как же без антуража.

Каким-то образом к своим восемнадцати я превратилась в личного секретаря, который вел отчетность, порой с зеленым видом перебирая бумаги о заключенных и их злоключениях, что они творили до своего курорта.

Жутко, отвратительно, почти до дрожи и нервного срыва.

Я могла их ненавидеть, но от моей ненависти им было бы, ни тепло, ни холодно, так что я просто смиренно строчила отчеты, с неким равнодушием и профессиональным интересом, как у своего Дождя рассматривая фотографии.

Я порой сама себе была отвратительна.

— Хорошо, можешь идти.

— Шеф, я прошу отпуск.

— Два месяца.

— Есть, — отчеканила, и вышла из кабинета начальника, направляясь в свою комнату. Что-что, а хотя бы этот начальник дает мне отпуск.

Устало потерла лоб рукой и зябко завернулась в меховой плащ «Правой Руки» Бермуды фон Вихтенштайна.

Хмыкнула.

Ну, а что? Люди после парочки людных демонстраций с моим непосредственным участием быстро решили обозвать необычного предполагаемого живого субъекта среди мертвецов громким званием, особо мозгами не раскидывая по этому поводу. «Правая Рука», «Приговорщик, выносящий приговор». Были даже предположения насчет босса Вендиче, но после коротких фраз, когда я кидала Алку (один из моих как бы нянек, который на первых парах моим гидом был и личным страхом) папку со словами «передай боссу, у меня дела», эти домыслы вроде бы сошли на нет, хотя кто его знает.

Были ли у меня мысли сбежать? Глупый вопрос, были, конечно, но Бермуда обломал меня в моих начинаниях в зародыше.

«… Истинная гармония — это Небо, которое уже умирало, знаю, что ты понимаешь о чем я. Мы все мертвецы и именно на смерти и ненависти основывается наше Пламя, с помощью которого мы существуем. Ты можешь попытаться сбежать, но мне не составит труда отыскать тебя и твою семью. Как думаешь, после всего, что с ними случится по твоей вине, я не заставлю тебя ненавидеть и желать мести, пробудить Пламя Мрака и как его создатель надеть на тебя поводок?..»

После этого мысли о побеге меня больше не посещали. Никогда.

Лучше пулю в висок, но кто сказал, что меня не вытащат с того света? После перерождения я уже во многом сомневаюсь. Даже в своей вменяемости.

Джагер появился передо мной внезапно, протягивая белый конверт, который я не спешу брать в руки.

— Что это?

— От босса, — как всегда кратко и немногословно отвечает Правая Рука, который испытывает ко мне не самые лучшие чувства. Впрочем, злиться на мертвецов глупо, так как им есть, за что ненавидеть живых. У них отняли молодость, заперев в телах младенцев, а после снятия проклятия они превратились в живых мертвецов, не живущих, а существующих.

В конверте обнаруживается записка и пластиковая карточка, заставляя меня непонимающе моргнуть.

«Работа должна оплачиваться»

— Чего?

Впрочем, отвечать мне никто не собирается, а Джагер свалил в туман в прямом смысле этого слова.

Вертя карточку пальцами, я задумчиво прикусывала губу.

Пять миллионов. Нифига себе щедрость, а я думала он тот еще жмот, так как моими отчетами о бюджете всегда был недоволен. А как вы думали? У тюрьмы тоже финансы и все такое. На что-то же заключенных надо держать.

Задумчиво откинулась на спинку стула, который жалобно скрипнул, из-за чего я очередной раз позавидовала шикарному креслу в кабинете начальника. Хочу себе такое же, почему-то у всех психов сдвиг по этой фазе, хорошо, что Бермуда его с собой не таскает, как некоторые неадекватные личности, вмурованные в лед.

Вон, даже мое адекватное солнце, почему-то питает к шикарным креслам нездоровую любовь…

Кстати о солнце, нужно к нему забежать, да и к Майку я давненько не заглядывала, напряжение не снимала.

***

Майк, едва касаясь, скользил рукой по спине, аккуратно обводя контуры шрамов. Костя все хотел убрать, но с его вечной учебой и моей занятостью у нас все никак не было времени. Порезы, аккуратные шрамы от пуль, которые выделяются на белой коже, почти бледной от вечного пребывание где угодно, но не на курорте.

Майк все это видит. Аккуратно обводит новый шрам, но вопросов не задает. Он вообще парень смышленый, так что здраво рассуждает, что это мое дело и лезть в него не стоит, так как может затянуть с головой, а это ему ни к чему.

У Майка уже есть все, чтобы начать свой путь не сворачивая на кривые дорожки. Он учится в престижном учебном заведении Америки и у него по наследству остается компания. Мы совершенно не любим, друг друга, и свадьбу не планируем. Нам просто хорошо вместе. Мы друг друга устраиваем, так как ни мне, ни ему, огласки не надо, как и заморочек на тему измен. Мы неплохо сходимся, удовлетворяя друг друга как партнеры. Ничего большего, просто деловой подход.

— Тебя давно не было, — задумчиво произносит Майк, на что я, прикрыв глаза и уместив голову на подушке, зевнула.

— Работа и злой начальник.

— Нда? — хмыкает парень, перебирая волосы. — Кстати твой ненаглядный гений Константин опять ушел в свой проект, и появляться не собирается в ближайшем будущем.

— Понятно все с ним.

— Вы гении вообще звезданутые, если уж честно сказать.

— Не такой уж я и гений, — хмыкаю. В пятнадцать мне пришлось сдать всю школьную программу экстерном, а в семнадцать окончить на программиста. Сейчас я вишу на заочке на юриста, где со своим Солнцем я и познакомилась. Вынудили обстоятельства и просто нехватка времени и понимания, что так можно вообще без образования остаться.

— Ну-ну, — улыбается Майк. — Снова уходишь?

— Да, — киваю, натягивая на себя вещи, вывернувшись из-под руки парня.

Я никогда не оставалась ночевать у Майка и всегда уходила. Ранняя ли это паранойя или у меня такой бзик, однако с людьми, которые не входили в мой круг, я не могла уснуть. Да и вообще, я почти до четырнадцати лет была грелкой своему Туману, который постоянно мерз и простывал.

Мукуро я тащила в постель только потому, что нам обоим было беспокойно спать. Нет, конечно, если со мной находится в комнате близкий и доверенный человек, я засыпала, не обязательно в кровати в обнимку с Хранителем под боком, но мой сон прерывался мгновенно, если кто-то лишний, оставшийся на нашей территории на ночь, делал лишние телодвижения.

Спать при этом было невозможно. В Вендиче я постоянно дергалась, сейчас же дергаюсь, когда в доме находится посторонний, постоянно ожидая опасность.

— Я хотел поговорить, — начал Майк, заставляя меня к нему развернуться, пытаясь рукой привести в порядок растрепавшуюся косу. — Я нашел девушку.

Неожиданно… но ожидаемо.

— Об этом можешь не беспокоиться, я не собираюсь претендовать тебе в жены.

— Нет, я хочу, чтобы мы расстались.

О, даже так?

Обиды не было. Да и вообще, каких-либо порывов упасть на колени и умолять о том, чтобы он меня не оставлял. Конечно, очень жаль, что такой удобный и немногословный партнер, что болтать не будет и лезть в мои дела, игнорируя, скорее всего, незаконную деятельность, уйдет, так как найти постоянного любовника с такими качествами весьма трудно. Трудно, но не невозможно, и придется искать, так как беспорядочными связями искать себе приключений, я не собиралась.

— Ладно, — пожимаю плечами.

— И все? — недоверчиво тянет Майк? — Ты не обижаешься?

— Нет, конечно, — натягивая кофту, говорю. — Она хоть красивая?

— Потрясающая.

— Ну, тогда удачи, что ли? — хмыкаю, подцепляя рюкзак и собираясь сходить до Костика.

— Постой, ты точно не злишься? — нервно улыбается Майк. — Просто иметь во врагах обиженного киллера, к тому же женщину, мне совсем не хочется. Знаешь ли, всю жизнь спать с закрытыми окнами, боясь твоей мести…

— Не беспокойся по этому поводу, — мотаю головой и протягиваю ему карточку с номером без имени. — И вот держи на всякий случай.

— Зачем? — хмуро вертя бумажку, спросил Майк.

— Если вдруг позарез нужны мои услуги.

— Не боишься? — настиг меня вопрос у выхода.

— Что ты, Майк, ты мальчик не глупый, понимаешь, кто может за мной стоять. Удачи!

— Рад был нашей встрече.

Дверь в квартиру с тихим щелчком закрылась.

========== Мы возвращаемся домой ==========

— Так что там с переездом? — Константин Воронский, или Костя Ворон, устало потер глаза, сняв очки. Хлебнув из кружки давно остывший кофе, он скривился.

— В течение недели отправимся на место. Честно говоря, я не знаю в каком состоянии дом, но Тсуеши-сан обещал проследить. Он, конечно, довольно большой, и я вступаю в наследство по всем правилам, если опираться на твои слова, тем не менее, если семья будет вся в сборе, то придется делать еще один этаж. Да и чердачное помещение переделывать под мастерскую для Акиры, ну и музыкальную для Мукуро, еще и Хроме любит с ними за компанию макраме плести…

— Понятно, денег хватит?

— Да, у меня неожиданно появилась зарплата, — я показала зажатую между пальцами пластиковую карту. — Оказывается, сотрудникам Вендикаре платят…

— Нда? Удивлен. Кстати, как там Мелкий Ананас?

— Вполне неплохо. Конечно, последствия от лаборатории полностью устранить не удалось, да и Проклятый Глаз оставил его слепым на один глаз навсегда, но можно уже не бояться внезапных потерь сознания от головных болей. Специалиста мы нашли хорошего, а болтать он не будет, ему самому интересно, что такого наворотили ученые и какие там последствия. Не проболтается: во-первых, не выгодно, а во-вторых, не рискнет.

— Чтож, уже можно не бояться по этому поводу, Пламя, я так понимаю, стабилизировали?

— Да, — кивнула, доставая из рюкзака термос с чаем, так как смотреть на кривляния Кости, с которыми он упорно, как баран, продолжал пить холодную бурду из ближайшего автомата, нет сил.

— Спасибо, — счастливо выдохнул парень, поправив очки и налив в крышку термоса чай, при этом блаженно прикрыв глаза.

— Не за что, — кивнула, улыбаясь. — Я пойду.

— Ага, привет там всем передавай.

— Передам.

***

Собирались шумно. Бегали по дому спотыкаясь и перекрикивались, исключением был/была Фран.

Вообще с Фран забавно получилось, когда Мукуро представил их с Хромэ как своих учениц, думала, оговорился, оказалось, нет, не оговорился. В тот день он серьезно посмотрел мне в глаза и тихо проговорил:

— Мы Туманы, для нас реально то, во что мы верим, а Фран очень сильный иллюзионист, для нее нет ничего проще, надеть на себя другую личину. Даже ее шапка на самом деле очень качественная, интуитивная иллюзия.

— А куда мы ее поселять будем? — задумчиво спросила я тогда, рассматривая спокойную девочку, смотрящую на меня с едва заметным интересом на дне зеленых глаз.

— То есть? — не понял Мукуро.

— К мальчикам или к девочкам?

— Не знаю. Я как-то над этим не подумал…

Тогда у нас действительно было трудное решение, так как, по сути, она девочка, а по личине парень.

Вопли Акиры со второго этажа, и издевательский смех Мукуро, заставили меня отвлечься от дум и покосившись на экран компьютера, чтобы посмотреть время.

— Эй, братья-акробаты, вы хотите, чтобы мы опоздали на самолет? — задрала я голову, прищурившись, смотря на перила лестницы второго этажа.

— Тсуна! — воскликнул возмущенно Кира. — Он издевается надо мной!

— Так тебе и надо ку-фу-фу… — послышалась возня.

— Вы там давайте побыстрей, а?

Перегнувшись с перил, Мукуро шутливо приложил руку к виску козырнув.

— Так точно, сэр!

— Не паясничай.

— А то что? — хитро прищурился Мукуро.

— Овсянку сварю, — злорадно улыбнулась. Надо же какое совпадение, мой Туман просто ненавидел овсянку всеми фибрами души. Он и так не любил английскую кухню, так еще и по настоянию врача, когда мы ему здоровье исправляли, ему пришлось сидеть на ней одной долгое время.

— Ты садюга, — мрачно буркнул Мукуро.

— Я знаю.

— Брат, куда ты дел мою…

— О! Меня зовут! — синей молнией метнулся вглубь второго этажа Мукуро. — А я тебе не ска… Ника!

Со второго этажа спускалась абсолютно спокойная Ника, которой уже исполнилось шестнадцать. Из девочки выросла потрясающая девушка с темными, умными и проницательными глазами, смотрящими внутрь. Перекинутое извечное пальто на сгибе локтя и большая спортивная сумка.

— Я готова, босс, — кивнула она мне.

— Через час выезжаем.

С лестницы легким шагом, смущенно отведя глаза, спустилась Хромэ.

— Я все собрала, Тсунаеши-сан, больше ничего не осталось, — комкая в руках небольшой спортивный рюкзачок, что возьмет с собой в самолет девочка.

— Ничего не забыла? — мягко улыбнулась.

— Нет, вроде ничего, — отрицательно качнула головой девушка.

— Сестра! Я вс… — запнувшись о свою ногу, Акира чуть не кувыркнулся с лестницы, но его поймал одной рукой стоящий сзади него Мукуро.

— Ку-фу-фу, как думаешь Кирочка, может тебя все же отпустить? — повисший на руке иллюзиониста Кира отрицательно замотал головой. — Ты уверен?

— Абсолютэйшен, — поднял руки, сдаваясь Кира. — Я признаю, что был не прав…

— Нда? Ну ладно, тогда живи, брат мой неразумный.

— Мукуро!..

— Так, ребят, брейк! — в гостиную, заставленную сумками, зашел улыбающийся Диас. — Смотрю, уже собрались?

На общем семейном голосовании просвещенных было решено, что Облако с собой в Японию мы брать не будем, так как вероятность того, что его узнают крайне велика. Диас был откровенно против этого, матерясь сквозь зубы, но признавая разумность доводов.

По идее и Мукуро стоило бы оставить, но тут уж в позу встали эти двое, так как оставлять меня без защиты никто не захотел. Да и Мукуро был категорически против, буквально таскаясь за мной. Опека моего Тумана порой была крайне навязчива, но бывший Рокудо очень переживал на тот счет, что по его вине я стала Псом Вендиче. Именно это происшествие привязало и сблизило нас, так что теперь, если понадобится, Туман на изнанку вывернется, но будет стоять намертво, защищая от всего.

Не редко на заданиях я чувствовала, как он осторожно отводит глаза, и всячески мне помогает, думая, что я его не почувствую. Отказать я ему не могла, иначе с Мукуро станется обо всем позаботиться самому и накосячить.

— Все готовы? — зашел в гостиную Себастьян, что был моим тренером и учителем на все эти годы. В семье он занял место дедушки, мудрого, умного и сурового. В Вендиче меня перед отправкой на задания никто тренировать не собирался, так что пришлось выпутываться самой, совершенствуя навыки. Без помощи и жестких уроков от Себастьяна Инганнаморте мне грозила скорая и бесславная смерть. — Ну, тогда, на выход! Там уже такси подъехало.

Доехали быстро. Уже загружаясь в самолет, все обнимались с Диасом, ну, а тот, хлопнув по плечу парней, давал наставления. Что-то отдельно прошептал на ухо Мукуро, на что подросток хмуро кивнул, о чем-то заверяя Облако.

Меня он стиснул в тесных объятьях, пытаясь защитить от всего мира.

— Будь осторожно Небо, я приду, стоит тебе меня только позвать.

— Ты тоже будь осторожен Диас, и береги свою девушку, — хитро улыбнулась.

— Откуда знаешь?

— А вот не скажу, — хмыкнула. Диас улыбнулся.

— Скажу тебе по секрету, — тихо начал он. — Она уже как полгода моя жена.

— Да ты что? — я ошарашено хлопнула глазами.

Когда успел?

— Крестной будешь? — усмехается Шулер.

— Умеешь же ты удивлять, — покачала головой.

— Эй, вы там долго?

— Ладно, все, — улыбнулся мужчина, подтолкнув меня в спину. — Удачи.

Усевшись на свое место, я прикрыла глаза.

Нас ждала Япония.

А лично меня крепкий здоровый сон пока мы летим.

***

Многие воспоминания о Намимори стерлись за давностью и ненужностью, так что, хмурясь, я кое-как вспомнила, где находится бар. Конечно, я предупредила о нашем приезде Тсуеши-сана, но все же.

У двери в суши-бар нас встретили двое парней школьников. Удивленно остановившись, я недоверчиво прищурилась, но что-то ускользало. В парне напротив, было что-то до боли знакомое. Знакомый незнакомец, ей богу.

— Такеши? — неуверенно спросила, смотря в знакомы настороженные глаза.

— Тсуна нее-сан? — эхом повторил потомок Асари и в глазах наконец-то появилось узнавание. А вот Акира узнал своего нии-сана сразу.

— Такеши-нии! — мимо меня пронесся блондинистый вихрь, за шаг до Ямомото спотыкаясь, но, не падая, так как его молниеносно за локоть ловит выросший Таке-чан.

— Акира? Ты вырос, — и счастливая улыбка появилась на лице парня.

Небо, к нему вернулось Небо.

— Такеши-нии, — обиженно пробурчал Кира, надувая губы и делая молящие глаза.

— Эй, Такеши, ЭКСТРИМально познакомь нас! — парень стоящий все это время рядом с Дождем чуть не оглушил своим ором. Перед глазами пронеслась яркая, ослепительная вспышка. Акира едва заметно дернулся, обращая внимание на стоящего парня и смущенно ему улыбаясь.

Он почувствовал!

Яркое, энергичное Солнце, заражающее всех своим позитивом и бодростью. Истинный Хранитель Акиры!

Вот это сюрприз!

Судя по глазам Такеши, он тоже это понял.

— Ахаха, познакомьтесь это мой одноклассник и хороший друг Сасагава Рехей, а это моя старшая сестра Тсунаеши и младший брат Акира со своей семьей.

Такеши абсолютно точно понял, что стоящие позади меня Мукуро и Ника являются моими Хранителями.

— Приятно познакомится, Сасагава-сан, — улыбнулась я.

— ЭКСТРИМально приятно, и можно просто Рехей, — парнишка задорно улыбнулся, заставляя невольно улыбнутся в ответ.

— Такеши, что тут… — начал выходящий Тсуеши и замолчал, увидев меня. Счастливо ему, улыбнувшись, я шагнула прямо в объятья названого отца.

Знакомое родное тепло и поддержка. Тсуеши-сан обнимает меня, заставляя, уткнутся носом в грудь. Все же я, как и все японки, слишком маленькая. Теплый, родной и вкусный запах кухни и дома, обволакивает, заставляя выступить невольно слезы. Дом. Пахнет домом. Как будто в детство вернулась

В душе зрела уверенность, что я дома.

А как известно, мой дом — моя крепость. Наконец-то я почувствовала себя хоть чуточку безопаснее, даже если полезла в логово врага.

— С возвращением, Тсунаеши.

— Я вернулась… — смаргиваю слезы и тихо едва шепчу, чтобы услышал только мужчина, — то-сан.

Мне понадобилось шесть лет разлуки и падений из крайности в крайность чтобы, наконец, определиться и набраться смелости назвать его отцом.

========== Махни рукой спокойствию ==========

Сонно потершись щекой о подушку, я, повернувшись на бок и старательно проморгавшись, дождалась, когда сонная расплывчатость перед глазами спадет, после чего посмотрела на экран телефона. Почти шесть утра, пора вставать.

На заспанном лице отпечатались красные линии смятой диванной подушки. На пояснице, сдавив кожу и вызывая дикий зуд, джинсы, в которых я вчера уснула за работой. Футболка была мятой и весь мой вид представлял собой «я у мамы вместо швабры». Зевнув, махнула на все рукой и отправилась в веселеньких тапочках-собачках на кухню, где стояли три немытые кружки из-под кофе. Голова невыносимо гудела, а мысли тягуче тянулись в черепушке подобно киселю, совершенно не собираясь формироваться в мысль, что надо собраться и проснуться.

Поставив чайник на плиту, устало оперлась о стол спиной, прикрыв глаза и сложив руки на груди.

Мне бы сна, да нельзя.

Еще бы кофе, настоящего, сваренного, а не растворимую бурду.

Черт, еще и завтрак.

Тихо выдохнув, уверенно похлопала себя по щекам, приводя в чувство и решительно начала копаться в холодильнике. Придется сделать омлет, причем на все семейство, еще кому-то чай, кому-то кофе, кто-то пьет молоко…

Эх, старик, что ж тебе в Японии не понравилось, и ты свалил на Туманный Альбион, скинув на меня ораву подростков с бушующими гормонами и ветром в голове. И я еще понимаю, если бы обычные подростки, так, нет, они мафиози…

Ладно, черт с ними, сейчас в школу пну всех, сварю обед и уйду с головой в работу.

Поставив на плиту, вариться рис, я открыла холодильник, где все было аккуратно уложено и устроено, чтобы быстро сварганить бенто. Вот бы Такеши сюда, он у нас прирожденный повар, но будить я его не буду, пусть спит. Я, конечно, лучше его готовлю, но порой это так выматывает.

Улыбнулась, качнула головой.

Спустя полтора часа я, посмотрев на часы, отметила, что пора уже будить народ. Коробочки с бенто ровным рядочком стояли на столе у раковины. Мукуро не любит рыбу в большом количестве, Ника не переносит васаби, Кире все по барабану, в Хроме вообще надо все силой запихивать, Фран всеядное, но питает нежную любовь к рису, Такеши все по рецепту Тсуеши-сана, а Рехею, чтоб побольше было.

— Так, народ, подъем, — я толкнула дверь в комнату мальчишек. Мукуро спал на нижней полке, а Кира что-то пробормотав себе под нос, заворочался на верхней. Еще одна двухэтажная кровать, напротив, у стены была занята на нижней полке зевающим Такеши, у которого из-под кровати выглядывал чехол от «бейсбольной биты», а на верхней, готовый сорваться в ЭКСТРИМ, Рехей потирал глаза.

Мальчишки. Что с них взять, вчера до часу ночи шушукались, что даже Рехей проспал свою ЭКСТРИМальную тренировку.

— Встаем-встаем, — поднял руки, щурясь Такеши, заставляя невольно улыбнутся и потрепать его по темным, мягким волосам.

— ЭКСТРИМАЛЬНО уже встаем! — пышущий энтузиазмом Рехей, заставил продрать глаза Акиру, который тут же сел, потирая руками глаза.

— Кфу-фу-фу, а меня погладить? — прищурил глаз Мукуро, наблюдая за довольно жмурящимся Такеши.

— Ну, иди сюда, — улыбнулась и чмокнула в лоб своего Тумана, который поспешил победно сверкнуть глазами в сторону Такеши, заставив меня, улыбнутся и сдержать подкатившийся к горлу смех.

— А можно еще пять минуток? — Кира просыпаться не желал.

— Кто-то вчера тест завалил… — с намеком протянула я.

— Да не виноват я! — вспыхнул тут же возмущением Кира. — Я не могу привыкнуть к этой системе обучения, а Японскую литературу я вообще не читал!

— А математика здесь причем?

— Я… сестра!

— Ты меня не любишь, — выпятив губу и плаксиво протянув, подражая голосу Акиры Мукуро.

— Да ну вас!

— Так всё, все встаем! — хлопнула в ладоши. — А ты пересдай тест, а то я тебе точно репетитора найду, уж поверь. Рисование рисованием, но меру надо знать и не в ущерб себе, хорошо, отото?

— Ага, я понял.

— Одевайтесь, — кивнула, выходя из комнаты мальчишек и тихо открывая дверь к девочкам. Фран как всегда отсутствовала, а Хроме я застала уже за уборкой кровати, которая тут же смущенно покраснела.

— Доброе утро, Тсунаеши-сан, — кивнула девочка, пряча руки за спиной. Она уже не так мялась, как в первую встречу, но привычка при разговоре куда-то девать руки осталась, хотя удалось отучить ее от прижимания их к груди.

Ника вяло что-то буркнула из гардеробной комнаты, куда по здравому размышлению мы стаскали вещи, так как иначе не напасешься шкафов.

— Доброе утро, а где Фран?

— Она ушла наверх, у нее бессонница.

— Хорошо, спасибо. Спускайся на завтрак.

— Хорошо, — улыбнулась девочка, смущенно отведя взгляд.

Я же направилась наверх.

Когда мы сюда переехали год назад, то пришлось сделать основательный ремонт всего дома: кое-что расширить, одну большую комнату поделить на две маленьких и полностью переделать чердак под одну большую комнату. Крышу полностью переделали и подняли, вставили высокие окна, чтобы было больше света, и сделали художественную мастерскую. Впрочем, каждый выбрал себе уголок по душе.

Хроме забрала себе уголок и поставив столик с разными инструментами и штучками для шитья, по вечерам под светом лампочки и звуки скрипки плела узорчатые занавески, салфетки и многое другое, из-за чего в нашем доме постоянно витал уют. Мукуро обычно стоял у окна, играя на скрипке, он иногда наводил миражи и иллюзии под музыку и настроение. Фран читала, примостившись на полу среди подушек или на диване. Ника, если и приходила, так только ради того, чтобы посидеть в теплой атмосфере.

Мастерскую Акиры обычно загораживали шторами из бусин, которые смастерили Фран и Хроме. По молчаливому договору половина комнаты, отведенная для художника, не должна выходить за пределы хитросплетенных макраме шторок с разными яркими бусинами, что в свете солнца переливались и красиво бросали блики на рядом стоящие предметы.

Мы даже на телескоп разорились, который установили на зависть соседям на маленьком балкончике при чердачке, сделанным по мимолетной прихоти.

Своеобразный уголок спокойствия, куда по традиции шли все, чтобы отдохнуть или доспать, так как у каждого были свои кошмары, которые многие из моей семьи предпочитали переживать сами. Я их не винила, сама такая.

Толкнув дверь с покосившийся табличкой «Берлога», я заглянула в помещение, выискивая глазами зеленую макушку.

Фран почувствовав постороннего, тут же оторвалась от книги и посмотрела на меня. Так, все ясно, ночь была у нее длинной.

— Еши-ежик-сан? — моргнула девочка-которая-в-данный-момент-мальчик.

— Как в школе будешь, м? — улыбнулась, проходя к дивану и переворачивая книгу смотря на обложку. Рей Брэдбери, хм…

— Буду спа-а-ать, — протянула Фран.

— Могу позвонить и отпросить, — предложила.

— Не-е, я пойду, — кивнула Фран.

— Ну, дело твое, спускайся, — потрепала по волосам подростка, по едва заметному прищуру определяя, что ей нравится мои прикосновения, несмотря на напускное безразличие. — И да, доброе утро!

— Вы издевае-е-етесь, — зевнула Фран.

— Ага!

За столом уже сидели мальчишки. Рехей с Такеши во время моего отсутствия успели втянуть в разговор сонного Акиру. Мукуро закинув ноги на соседний стул, развалился на спинке другого и откровенно дремал. Хроме аккуратно ковырялась в тарелке, но стоило ей только отвлечься, как наседка в виде «Мукуро-сана» приоткрывала глаза, заставляя бедную девочку краснеть и снова утыкаться в тарелку. Несмотря на все старания, Хроме была худой и костлявой. Издержки прошлой жизни. Если бы не кормление в добровольно-принудительном порядке, она бы уже давным-давно перешла в разряд дистрофиков.

Хроме у Такеши и Рехея сразу перешла в разряд «особо оберегаемая», что раздражало Мукуро. Впрочем, он прекрасно понимал, что тут действует принцип «Семья», а семью надо защищать, так что Солнце и Дождь встали на защиту маленького Тумана, а Мукуро яро бдел за всеми, чтоб Акире не навредили и Хроме тоже.

Такеши у нас часто ночевал на правах младшего либо старшего брата, а вот Рехей тут же предложил себя в старшего брата Акире, что тоже как-то повлияло и теперь у нас дома постоянно кто-то есть. Чувствуя крепкие связи с Пламенем Неба Акиры, я не волновалась. Так как они автоматически переходили в разряд не опасных.

А вот с Тсуеши-саном вышел конфуз. Я отвыкла, и паранойя взыграла новыми красками, лишив меня на ночь сна, пока рядом кто-либо посторонний. Тсуеши на это лишь понимающе улыбнулся и подсказал упражнение, чтобы уменьшить паранойю и напряжение. Помогала, конечно, но не всегда и не сильно. Посторонние в моем доме, меня здорово напрягали. Спасал Мукуро и Ника, ну и еще Фран с бессонницей, их присутствие притупляло восприятие, и я могла нормально спать.

— Так, давайте поторапливайтесь, а то вас ждет Хибари с тонфа.

Забавный кстати парень. Что-то знает, но не слишком многое, а его еще Пламя Акиры манит, как мотылька на огонь. Вот только Гордое Облако прекрасно понимает, что что-то нечисто, так что постоянно косится на этого «травоядного», но сделать выводы правильно не может. Возможно, о Пламени он знает, но вот определить правильно связь Хранитель-Небо-Босс знаний не хватает.

— Точно! Хибари! — Акира подскочил на стуле и в один момент смел все с тарелки. — Он же нас убьет, если мы опоздаем!

Учитывая то, что до школы он доходит каждый раз с приключением, добрая, наивная душа не может пройти мимо кошки, попавшей в беду, то ему действительно стоило бы поторапливаться.

— Ха-ха, надо бы поторопиться! — улыбнулся Такеши.

— ЭКСТРИМально согласен! — полыхнуло Солнце, заражая всех бодростью и позитивом.

— Бенто не забудьте!

— Ага! Все, мы ушли!

— Я уше-ел, — протянула Фран.

— Не опоздай, — кивнула зеленоволосой, на что она лишь махнула рукой и скользнула за дверь. В доме стало сразу же тихо и немного одиноко.

Я улыбнулась, убирая посуду в мойку, когда интуиция громко тренькнула, заставив меня в одно мгновение напрячься и сжать с силой губку, заставляя белую пену сбежать по руке и быть унесенной в водосток.

Что-то должно произойти, но вот что? Лениво и как-то замедленно я продолжала мыть посуду, думая о том, что все это может значить.

Что-то случится, что-то нехорошее.

Прикрыв глаза, я несколько раз сделала дыхательное упражнение, чтобы успокоиться. Дикое желание схватиться за кинжал и встать в боевую стойку не отпускало. Напряжение росло, заставляя меня судорожно искать и спрашивать у интуиции причину паники.

Вонгола?

Да, она, но не совсем.

CEDEF?

Да.

Они придут сюда?

Да, нет, наверное.

Сюда придет Савада Емицу?

Да.

Прямо сейчас?

В дверь раздался стук, заставив меня сжать тарелку в руках, чуть не раздавив.

Вдох… выдох…

Улыбаемся и машем, парни.

Шаги выходят легкими и спокойными. Сжимая в мокрых руках полотенце, я подошла к двери и открыла ее, улыбаясь всему миру и Емицу в частности. Знакомый из детства размытый образ обрел реальность.

У Емицу на губах застыла идиотская улыбка, а потом он моргнул, и в глазах загорелась жгучая, обжигающая ярость.

— Нана?! Где ты была?!

— Вы ошиблись, — мягко улыбнулась. — Меня зовут Тсунаеши, а вот кто вы, я не знаю.

— Меня зовут Савада Емицу, — мужчина окинул меня изучающим и цепким взглядом, наверное, подмечая нашу разницу с Наной. С ходу меня конечно можно перепутать, но потом замечаются все отличия.

— Не скажу, что рада видеть вас, но вы неплохо сохранились… для мертвеца.

Улыбка на лице как-то увяла. Я стремительно побледнела и прикрыла глаза. Все-таки я не могу быть такой наивной, как моя мать, так что сыграть так достоверно я не сумею.

Надеюсь, все это Емицу спишет на встречу.

Я знала, что рано или поздно все так будет, но все равно оказалась к этому не готова, а еще меня ждет отчет начальству и объяснительная, почему мне в ближайшие месяцы лучше не ходить на задания.

Помашем ручкой спокойной жизни.

========== Савада Емицу ==========

Савада Емицу не был тем человеком, которого я уважала. Впрочем, наша неприязнь была взаимной, а тишина, повисшая на кухне давила своим напряжением.

Емицу сидел за столом и молчал, наблюдая за мной и задерживая взгляд то на одной вещи, то на другой. Я же варила кофе не спеша поворачиваться к нему лицом.

Хотелось курить.

Открыв один из шкафчиков, я, отодвинув несколько банок с крупами и макаронами, докопалась до последней и, открыв ее, вытащила наружу пачку сигарет.

Все мы были подростками и совершали ошибки, глупости и безрассудности. Да, такой сильной зависимости и потребности скуривать по пачке в день у меня не было, но иногда хотелось успокоить нервы этим чертовым никотином, потравив свои легкие.

С тихим стуком об стол, я поставила перед Савадой чашку с кофе налив себе тоже. Усевшись напротив, я достала ядовитую палочку и, щелкнув зажигалкой, сделала затяжку, выпуская дым в потолок и старательно не смотря на Емицу, разглядывала, как белесая сигаретная дымка перетекает из одной причудливой фигуры, в другую постепенно истаивая и исчезая.

— Зачем ты явился сюда, Савада?

— Я не могу навестить свою семью? — беззаботно веселый тон, улыбка идиота и лед в голубых глазах, на которые смотреть противно, так как у Киры были точно такие же глаза. Правда только в глазах брата не светилась отражение всей грязи этого мира, а была наивность, счастье, беззаботность и искры рыжего веселья, которые являлись отражением его пламени.

От таких слов мне захотелось откинуть голову назад и истерично-издевательски захохотать, давясь дымом и всхлипывая от безудержного смеха.

— Последний раз ты заявился на порог этого дома четырнадцать лет назад, не поздновато ли ты вспомнил, что у тебя есть семья, а Са-ва-да? — хотелось позлить этого мафиози, а лучше при варке кофе подсыпать ему убойную порцию цианида, лучше двойную дозу, чтоб наверняка эта тварь сдохла.

— Я вижу, ты не так наивна, как Нана. — хмыкнул Внешний Советник Вонголы, чуть склоняя голову и убирая выражения идиота с лица. — Кстати где моя жена?

— Оставь ее в покое, — тихо шиплю, раздраженно стряхивая пепел.

— А вот это не тебе решать, дочь, — улыбается Емицу, заставляя меня скрипеть зубами. — Где она?

— То, что ты поделился сперматозоидами — ничего не значит, так что я настоятельно советую тебе не называть меня своей дочерью, а вот маму ты при любом раскладе достать не сможешь. Порой я ей даже завидую, живым до мертвых не добраться. — Хмыкаю, туша сигарету о блюдце из-под чашки кофе.

Емицу хмурится, сдвинув светлые брови, и недоверчиво смотрит, молча требуя ответ на свой вопрос.

Я же игнорирую мужчину моя в раковине свою чашку и ставя в шкаф.

— Когда?

— Семь лет назад.

— Вот как…

И снова тишина, что слышится как ходят стрелки часов в коридорчике.

— Ты здесь лишний Савада, и я настоятельно советую уйти из моего дома и больше сюда не возвращаться.

— Мне нужен мой сын, — ставит чашку глава CEDEF на стол и, говоря там тоном, подразумевающим, что возражений не принимается.

— А ты Акире не нужен, — ухмыляюсь.

— Я хочу поговорить с ним, — жестко печатает слова мафиози.

— Меня не волнует, что ты хочешь Савада. В этом доме ты всего лишь гость, и то нежеланный, так что диктовать мне условия и приказывать не смей. Ты здесь никто. Я в нежданно-негаданно обретенном хрен знает где шлявшемся отце не нуждаюсь, Акира скорее всего тоже и это факт. Если ты хочешь с ним общаться, то ради бога, но если только мой брат захочет с тобой разговаривать. Не забывай — ты для него никто, и звать тебя никак, а фамилия у него уже давным-давно другая, как и у меня, так что даже эта мелочь нас не связывает.

Емицу всего перекашивает, он кривится и он слишком крепко сжимает руками чашку от бессильной злости, что пальцы стремительно белеют, но я успешно делаю вид, что ничего не замечаю.

Я понимаю, что сейчас откровенно становлюсь на пути Вонголы, защищая своего брата и обламывая Емицу при попытках подойти к нашей семье близко, чем старательно колочу себе гроб. Я ничем себя не выдала, так что о мафии я «ни сном, ни духом», из-за чего убить меня весьма проблематично. Я, как-никак сестра возможного босса Вонголы, следовательно, часть семьи, хоть и гражданская, и просто так меня с горизонта не уберешь. Собрав досье на Акиру, Емицу поймет, что парень рано или поздно догадается, что за «случайная смерть» постигла его сестру, и кто за ней стоит, так что марионетка сможет тогда очень не вовремя взбрыкнуть.

— Значит, к сыну ты меня не подпустишь?

— Если только он сам пожелает с тобой пообщаться, в чем я лично сомневаюсь, — хмыкаю, вытирая полотенцем руки.

— Хорошо. — Емицу вздыхает, склоняя голову показывая, мол, принял поражение. — Возможно, я могу вам чем-нибудь помочь? Деньгами? Работой?

— Нет, спасибо, у нас все в порядке, — улыбаюсь, качая головой, и с намеком кошусь на дверь, когда из кармана доносится трель мобильника.

Переключаюсь на телефон, с неким напряжением ожидая возможного подвоха. Кто знает, что Емицу выкинет в поисках наследника и возможно его уже сейчас везут в сторону аэропорта.

Глупость конечно, но все равно.

— Да?

— Эспозито-сан?

— Да, — обеспокоенно отвечаю на знакомый голос классного руководителя Акиры и Мукуро. — Что-то случилось, Ёсида-сан? С Акирой-куном, или кем-то другим?

— О, нет-нет Эспозито-сан. С ними все в порядке, все живы — здоровы слава ками-сама, но я звоню о Акире-куну.

— Он что-то натворил?

— О, нет-нет, все в порядке, но я бы просил бы поговорить вас с ним Эспозито-сан. Я знаю, что ваш брат одаренная и очень увлекающаяся личность, но он уже второй раз провалил тест по математике. Да, Акира-кун не силен в этой науке, но все же он может заниматься гораздо лучше. Возможно, если подвижек не будет, стоит нанять репетитора?

— Хорошо, — я кивнула собеседнику. — Я поговорю с ним сегодня же.

— Да, большое спасибо Эспозито-сан, и извините за беспокойство.

Когда я перевела взгляд от мобильного телефона на Емицу, интуиция взвыла. В глазах Савады отражалось предвкушение, он поддался вперед и чуть улыбнулся.

— У Акиры проблемы в школе?

— Так, маленькие хвосты, — настороженно ответила.

— Я пришлю к вам репетитора.

— Стоп! Я не соглашалась!

Но Емицу уже и след простыл, а на столе осталась грязная чашка из-под кофе.

О, черт…

— Bastardo! *

***

Оказалось, что наследник на место Десятого босса Вонголы Савада Джо сделал ноги в неизвестном направлении около недели назад и испарился. Причем испарился мой братишка с изрядной долей документов на флешке, и судя по всему он пошел не куда-нибудь, а в гости к Варии, так как другой вариант я не вижу.

Ругнувшись, я покосилась на тонкую черную цепочку, висящую на запястье, которая была своеобразным порталом. Прыгать как Вендичи по всему миру с пафосом и звоном цепей у меня не выходило, да и появлялась я обычно резко, быстро и тут же сматывалась в закат, если ситуация располагала.

Попытка связаться с Джо провалилась. Вот тут уже следовало либо паниковать, либо справлять поминки. То, что в Варии одни психи было известно всем.

Устало вздохнув, я потерла руками лицо и тихо выругалась на русском. Одной сигареты мне было мало.

***

Вечером за столом я наконец решаюсь начать разговор.

— Акира, — тихо обращаюсь к младшему брату, отвлекая от шутливых переругиваний с Мукуро. — Да и всем нам надо серьезно поговорить.

— Что-то случилось Тсунаеши-сан? — тихо подала голос Хроме, отводя взгляд и нервно сжимая в руках салфетку.

— Да, — от этого слова над столом нависает атмосфера напряжения и ожидания.

— Это связано со мной, так? — отото склоняет по-птичьи голову к плечу, и смотрит на меня чистыми голубыми глазами, в глубине которых на мгновение вспыхивает яркий огонь. Печать, совсем скоро падет. Если раньше его Пламя просто спало, то под влиянием Гармонии начало пробуждаться, что в семь лет, при смерти мамы испытав сильнейший стресс, и произошло, как только нам удалось скрыться в Англии, пришлось оставить печать. Не жесткую, а просто закрыть на замок с возможностью открытия.

Сейчас Пламя рвется наружу, накатывая и затихая словно волна. Чтобы не калечить психику, приходится периодически отпускать свое Пламя, что я и делаю, тем самым немного успокаивая подростка. Так же начала пробуждаться фамильная интуиция, из-за чего многие действия он предсказывает и совершает, не раздумывая уже сейчас, как вот этот случай.

— Да, — киваю, подтверждая его слова. — Сегодня, когда вы были в школе, ко мне заявился Савада Емицу.

Кира стремительно белеет, становясь как полотно, а глаза ярким отблеском на мгновение окрашиваются в рыжий.

На мгновение показалось, что печать рухнет и с треском развалится, но она удержалась, заставляя меня перевести дух.

— Что он здесь забыл?

— Ему нужен сын и наследник.

— Ах, нужен, — тянет он, непроизвольно копируя Мукуро. — Так пусть обломится!

— Я знаю, что ты бы не хотел его видеть, но…

— В гробу я его видел и в белых тапочках!

С грохотом отодвигая стул, он срывается из-за стола и несется на второй этаж. Я подскакиваю следом, понимая, что тут наложилось все и сразу. Гормоны, почти сломанная печать, интуиция, Пламя, переходный подростковый возраст и дикая обида, которая переросла в злость и тихую ярость на Емицу.

— Босс, — тихо отвлекает меня Ника. — Я поговорю с ним.

С сомнением смотрю на своего Дождя, чувствуя, как она пытается меня ненавязчиво успокоить.

— Хорошо, но лучше позвони Такеши. И да, я не успела сказать кое-что, — прикрываю глаза. — К нам приедет «репетитор» от Емицу в помощь к Акире.

— Думаешь дрессировщик на место Десятого босса? — Мукуро задумчиво крутит в руках трезубец, который вытащил из тумана, как только скрылся Акира.

— Уверена.

— Единственный, кто смог выдрессировать из конченного Неудачника в Десятого Босса семьи Каваллоне, Каваллоне Дино, что-то путное — это Акробалено Солнца Реборн, — тихо говорит Ника, задержавшись в дверях.

— То есть?..

— С 90% вероятности к нам приедет именно этот Акробалено.

— Вот же, засада, — шипит Мукуро.

— А когда он приедет? — Такеши появился быстро и бесшумно, как ниндзя, тут же нахмурившись и покосившись наверх, в сторону мальчишечьей комнаты. Поймав мой взгляд, он мотнул головой на мой немой вопрос, — был недалеко.

— Не знаю.

— А вот это плохо…

— Так, — хлопаю в ладоши привлекая внимание. — Чтобы не случилось — мы не в курсе. Даже если в курсе, то всячески делайте вид, что не понимаете о чем речь.

— Кфу-фу-фу, улыбаемся и машем?

— Верно, улыбаемся и машем. Хотя бы какое-то время, нам нужно поддерживать ширму.

Мукуро прикрыл глаза, тихо хмыкая. Туман скроет ложь в правде, а правду во лжи. Фран и Хроме многозначительно переглянулись.

========== Прибытие Реборна ==========

— Что мы знаем о Аркобалено? — вслух произнесла я вопрос.

— Ходили слухи, что им удалось снять с себя проклятье, которое было как-то связанно с пустышками, — задумчиво стучит ручкой по губам Ника.

— Нет, мне приходилось встречаться с Аркобалено Урагана. Мельком правда, — качает головой Мукуро. — Ребенок и ребенок, на вид года три, правда глаза у него совсем не детские.

— А вот я с тобой поспорю, — донесся искаженный компьютером голос Диаса через «Скайп». — Я могу, конечно, и ошибаться, но Акробалено Дождя я видел года два назад, и выглядел он лет так на двадцать.

— Где это ты его видел? — Мукуро покрутил в руках трезубец.

— Ну… он смотрел на меня через прицел СВД, — как-то ностальгично произнес Облако.

— Я даже не буду интересоваться, как так получилось, — мотнул головой Мукуро.

— Ребят, — я поболтала в кружке кофе. — Тут такое дело… мой начальник может быть и ребенком и взрослым парнем, в зависимости от обстоятельств. И у него есть пустышка.

— Да уж, проблема, — Ника покрутила в руках чайную ложку.

— Меня больше напрягает то, что с нашими девочками будет жить недоребенок-недомужик, а я даже врезать ему не смогу, если он вдруг вздумает домогаться.

— Диас, твою мать! — я закашлялась, поперхнувшись кофе, из-за чего сердобольная Хромэ поспешила постучать мне по спине. — Меня очень волнует то, что в моем доме будет проживать очень опасный незнакомец, так еще и ты со своими замашками. Нет бы, промолчать! Я же теперь спать не смогу!

— Фран тебе в помощь вместо плюшевого мишки! — хохочет образина, но накостылять ему через экран компьютера, к сожалению, я не могу.

— В таком случае спать с Небом буду я, — улыбается Мукуро, подбираясь ближе и кладя голову мне на плечо, обнимая по-хозяйски за талию.

— И ты Брут!

— А наш репетитор не посчитает это педофилией? — с профессиональным интересом косится на нас Ника.

— Ника, чтоб тебя!

— Ну, а что? Миссис Робинсон?

— Заткнись, Мукуро, не доводи до камикороса!

***

— Чаоссу!

Я медленно опустила взгляд вниз и столкнулась с черными, словно угли глазами. Умные глазенки ребенка лет трех смотрели на меня с интересом и любопытством, а еще, будто просвечивая тебя насквозь, пытаясь обнаружить угрозу или опасность. Сжатое в комочек Пламя едва ощутимо трепыхнулось в груди и снова начало пульсировать в такт сердцу.

— Ты кто, малыш? — я присела на корточки с любопытством осматривая Аркобалено. Почему-то, не смотря на явную угрозу, этот ребенок вызывал у меня умиление. Ну, я всегда испытывала слабость к детям.

— Я репетитор-киллер Реборн! — проверяет мою реакцию на эти слова, внимательно следя за мной.

— Ага, — я нахмурилась. — И прислал тебя Емицу?

— Да.

— Похоже, Савада совсем умом тронулся, присылать ко мне детей в качестве репетитора при этом запудрив им мозги так, что дети начинают считать себя киллерами. Придурок, — тихо пробурчала себя под нос и подхватила ребенка на руки. — Малыш, не знаю, что тебе наговорил мой папаша, но ты это забудь. Придумал тоже мне, репетиторы-киллеры. Ты случайно не его внебрачный сын?

— Нет, — Аркобалено спрятал глаза за полами шляпы.

— Замечательно, он мне еще и чужого ребенка на порог подкинул, помощник хренов, — цыкнула. — Впрочем, места у нас много, поживешь, пока я не найду твоих родителей, так что добро пожаловать.

— У меня нет родителей, — странный, приглушенный голос донесся из-под шляпы. Я остановилась и виновато посмотрела на Аркобалено.

— Прости, пожалуйста.

— Ничего страшного.

— Послушай, — спустя несколько секунд обратилась я к уютно устроившемуся на руках Реборну. — Можно я тебя кое о чем попрошу?

— Смотря, что попросишь, — усмехнулся ребенок, смотря на меня черными глазами, когда я его опустила на стул и чуть присела, облокотившись о колени руками, чтобы наши лица были на одном уровне.

— У тебя классная шляпа, — так же мягко улыбаясь, сказала, чем заставила киллера удивленно приподнять брови. — Дай поносить, а?

Все, он готов, выносите, ребята.

Реборн недоуменно моргнул и весело усмехнулся, из-за чего в глазах заплясали веселые искры смеха. Тяжелая атмосфера агрессивно-настороженного и готового к бою Пламени Солнца исчезла, становясь чистой и светлой.

— А почему бы и нет?

Кажется, мы найдем общий язык.

— Вот и славненько, — я светло, как ребенок улыбнулась и надела шляпу, потрепав Реборна по голове, отправляясь готовить обед. Скоро придет моя орава. Реборн же понаблюдав за мной какое-то время, тихо хмыкнул, и отправился исследовать дом.

Ближе к обеду в дом вошла Фран, все так же в образе мальчика, и спокойно оповестила:

— Я до~ома.

— С возвращением! — откликнулась я с кухни. — Снова сбежал с физкультуры?

— Да~а.

— Хех, — усмехнулась. — Чай будешь?

— Не откажусь, — чуть подняла в улыбке уголки губ. — У нас го~сти?

— Ага, Емицу отправил мне в помощь ребенка.

— Это был са~арказм, да?

— Пф.

Фран положив сумку с учебниками к стене, прошла на кухню и присела под внимательным и очень напряженным взглядом Репетитора-Киллера, который уже учуял очень сильный Туман, а зная присказки об их лживости, он тут же решил расставить все точки над «и».

— У меня что-то~о на лице?

— Нет, — отрезал Реборн.

— Тогда почему ты та~ак смотришь? — Фран склонила голову к плечу, впиваясь безразличным взглядом в Аркобалено.

— Кто ты?

— Фран мой младший брат, Реборн, — улыбнулась, ставя перед детьми чашки. — У меня их на самом деле много, пусть они мне родные не по крови.

— Много? И сколько же?

— Ну, если посчитать, то Мукуро, Акира, Такеши, ну Рехей старший названый брат Акиры и теоретически младший мой, еще двое за границей, а один младший брат вообще умотал неведомо куда и даже весточки не шлет. Хроме и Ника мои младшие сестры.

— А не много ли? — Реборн мрачно покосился на чай, но кофе детям вредно, особенно маленьким детям. Я в мыслях злорадно захихикала.

— Нет, они все моя семья. Диас нас вырастил и спас из приюта, а отец Ники, его давний знакомый заменил нам дедушку. Мы долгое время жили за границей, много путешествовали, но в основном жили в Англии.

— Кфу-фу-фу, ведите нашего раненного, а то сейчас еще об порожек убьется, — послышался голос из прихожей.

— Все со мной нормально! Ну!

— Ха-ха, отото, — послышался голос Такеши. — У тебя шикарный фонарь под глазом.

— Такеши-нии!

— ЭКСТРИМально согласен с Такеши, у тебя шикарный фингал, — засмеялся Рехей.

— Нии-сан…

— Кфу-фу-фу, осторожно, Хроме, эти остолопы тебя сейчас собьют с ног.

— С-спасибо Мукуро-сан…

— Ой, прости, Хроме.

— Может, вы разойдетесь, а?

— Ника-чан, скажи им!

— Что сказать?

— Ну, скажи!

— У тебя шикарный фингал.

— И ты Брут! — застонал Акира и ввалился на кухню.

— Так, ладно, народ. Тсуна, мы дома!

— С возвращением.

На кухню ввалился Акира, сверкая фонарем под правым глазом.

— Опаньки, — я схватила Киру за подбородок заставляя поднять голову, пресекая попытки выбраться. — За что пострадал, а герой?

— Кфу-фу-фу, за кого еще можно страдать? За женщин! — Мукуро театрально развел руками, закатывая глаза.

— Что, все так плохо? — я посмотрела на Нику, требуя объяснений.

— Наш герой полез защищать девушку и умудрился расквасить противнику нос, а сам получить себе в глаз. Впрочем, девушка его стараний не оценила и дала ему пощечину от души, сказав, что он жестокий и невоспитанный драчун, — хмыкнула Ника уже из ванной комнаты, где мыла руки.

— А вот, когда он ее в подворотне совсем невоспитанно зажимал, все было нормально, да? — обиженно фыркнул Акира.

— О женщины, и имя вам коварство!

— Не фиг тут Гамлета цитировать, причем совершенно не точно, — прилетел подзатыльник Ананасу от Ники.

— О женщины, вам имя — вероломство! — тут же исправился Мукуро, увернувшись от подзатыльника на этот раз. — Какая разница, это две разности одной и той же сущности.

— Да ладно тебе, Кира, — хлопнул его по плечу Такеши. — Всякое бывает.

— Да уж…

— Вы кушать собираетесь?

— ЭКСТРИМально собираемся!

Я усмехнулась.

Реборн продолжал наблюдения, делая выводы и кидая в сторону меня странные взгляды, время от времени. Все находящиеся здесь были обладателями атрибутов, а это что-то да значит. Конечно, можно списать все на Пламя Киры-чана, как его ехидно называет Мукуро, но все же…

— Классная шляпа! — усмехнулся Мукуро.

— Не дам, моя! — тут же отшатнулась я от загребущих ручек своего Тумана.

— Так нечестно…

— Кто бы говорил о честности, друг мой…. Кстати, я вечером в магазин пойду, Реборн, ты со мной?

— Ой, а это кто такой? — наконец заметил своего репетитора Акира.

— Емицу прислал, — вздыхаю.

— Ну, спасибо ему, — фыркнул Акира. — Так тебя Реборн зовут? Рад знакомству.

— Я тоже… рад, — кивнул Реборн и пожал протянутую руку.

В магазин тем же вечером я шла в Реборновской шляпе и прямо-таки ощущала тихий шок наблюдателей. Ну да, Тсуна, только ты можешь без последствий отжать у Лучшего Киллера Современности его неизменную шляпу, именем которого пугают маленьких детей. Ну и, конечно же, продефилировать в ней по улице, при этом тиская в руках Реборна, которому милостиво купила леденец на палочке.

Иногда так приятно притворяться ничего не знающей идиоткой, ведь сделать мне киллер ничего не может.

Чтож, знакомство состоялось, и на пару дней мы вывели его из равновесия, подкинув информации, над которой стоит подумать.

Например, какого фига в моем доме делают целых три очень сильных в перспективе Тумана, если их днем с огнем таких талантливых не найдешь, а тут целое трио.

========== Ураган ==========

- Это все Реборн! – заявил Акира с порога.

- Так, - я потерла лоб рукой устало вздыхая. Всплеск Пламени брата я почувствовала, будто взорвалась бомба, и теперь прекрасно чувствовала, что хоть какие-то тормоза у Акиры сорвало. Оставалась надежда, что репетитор будет выматывать ученика так, что сил на использование Пламени просто не останется, пока он не научится управлять и контролировать его, иначе может кто-нибудь пострадать. – Что произошло и из-за чего весь сыр-бор?

- Наш Акира сегодня в одних трусах попросил встречу у Сасагавы Киоко, - проговорил Мукуро, бросив быстрый взгляд на Солнечного Аркобалено, который тщательно прикидывался ничего не знающим невинным ангелочком, сидя за столом и попивая чаек. Кофе можно только взрослым, так что киллеру пришлось мириться с чайком, так как любые попытки перехватить божественный напиток жестко пресекались.

Реборн время от времени тихо цедил ругательство сквозь зубы на итальянском языке, и тихо поминал «китайскую обезьяну». Кого он имел в виду, я не знала, но судя по всему эта «китайская обезьяна» большой ценитель чая.

- Оригинально, - ошарашено протянула, из-за чего младший брат вспыхнул. – И как?

- Меня вызвал на бой какой-то придурок за Сасагаву. И вообще я не имел в виду встречаться и все такое, - он устало вздохнул. – Она очень яркая и милая, а ты же знаешь, что я люблю рисовать ярких людей. Я все никак не мог найти предлог к ней подойти, и попросить разрешения нарисовать портрет. Через Рехея просить как-то… ну невежливо? Вот я и хотел лично попросить.

- Ну что я могу тебе сказать, Ки-ра-чан, теперь она от тебя будет шарахаться, потому что ты для всех извращенец.

- Спасибо, блин. Мукуро! Утешил!

- Пожалуйста, но я не блин, - фыркнул Мукуро.

- Вы ола-а-адушек Мукуро-сенпай?

- Фра-а-ан, - растягивая слова, проговорил Мукуро, запрокидывая голову на спинку стула тем самым смотря на Франа стоящего за спиной. – Будь добр, заткнись.

- Так, ладно все. Проехали, - я потерла виски. – Валите-ка вы с кухни, от вас уже голова болит. Ну а ты Акира завтра просто подойди и объясни все девушке.

- Я-то попытаюсь, но благодаря некоторым после моего выступления вряд ли мне кто-нибудь поверит, - взгляд полный злости и ненависти обратился к Аркобалено.

Дождавшись пока все уйдут с кухни, я вытерла руки полотенцем, налила себе чай и уселась напротив ребенка-который-вовсе-не-ребенок.

- Реборн, - я нахмурилась. – Не знаю в чем твоя вина, и из-за чего на тебя взъелся Акира, но у меня убедительная просьба не вставлять ему палки в колеса. Своими детскими играми ты можешь заниматься в другое время, а шалостей и глупостей должно быть в меру. Я понимаю, что ты еще маленький ребенок, который не видит грань между шалостями и издевательствами в силу своего возраста, но давай ты не будешь мешать моим подопечным, жить нормальной жизнью?

- Хм… - привычное за время проживания движение и Реборн скрывает свои глаза за тенью полей от шляпы. Его это забавляет, но еще и порядком бесит и злит, так как кто смеет отчитывать Лучшего Киллера Современности и объяснять, разжевывая все как маленькому ребенку? Это цепляет за живое. Впрочем, Реборн весьма доволен и немало удивлен, что Пламя у наследника было не спящим, а запечатанным и что интересно печать на тот момент уже почти пала, специальная пуля окончательно обрушила барьер, чем с одной стороны убавило ему мороки, а с другой стороны веселья. Теперь наследника придется учить им управлять и собирать ему хранителей. Хотя, Туман, Дождь и Солнце уже есть. Ураган прибудет через три дня, мелкую Грозу пришлют чуть позже, а гордое Облако по имени Хибари Кея надо уломать, что весьма проблематично, но не невозможно. – Я понял, больше так не буду, маман.

От удивления я растерянно посмотрела на Реборна. Маман? Серьезно? Хотя если посмотреть, то я действительно мамаша большого семейства, в котором всегда царит гармония и уют.

В таком случае на правах маман…

- Я рада, что ты понял Реборн, - я улыбнулась, снимая с него шляпу и трепля по непослушным волосам, что он мужественно терпел. Улыбка стала еще шире, и я чуть-чуть припустила Пламя, из-за чего он в буквальном смысле поймал на пару мгновений нирвану от ощущений прикосновений. – Но наказание у тебя все же, будет. Ты лишаешься сладкого, Реборн.

Киллер хлопнул растерянно глазами, и сделал умильную моську, пытаясь вымолить этим нехитрым действием прощение. Признаюсь, техника «глазки, как у кота из Шрека» была убойная в своем действии, но…

- На неделю, Реборн.

И вот теперь я ясно увидела в глазах киллера вселенскую обиду. Из-за отсутствия кофе, Реборн налегал на сладкое, так что…

Его качественно обломали.

Против воли на лице появилась немного злорадная улыбка.

***

Когда к нам в дом пришел не пробужденный Ураган, я нахмурилась, но стоило только увидеть обладателя этого Пламени, как в сердце кольнуло сочувствие.

Хранитель Акиры, причем его истинный Ураган был забитый жизнью паренек.

Гокудера Хаято был обычным подростком. Вот только…, глубоко несчастным с застарелой болью и горем в зеленых глазах. В светлых волосах подростка причудливо смешалась седина, горький запах дыма был пропитан тоской, а если присмотреться, то под многочисленными браслетами и фенечками были видны шрамы…

Те самые шрамы…

Потерянный ребенок, что аж сердце щемит, ведь каждый из моих ребят мог оказаться на его месте.

Акира все понял по одному взгляду и быстренько ретировался с кухни под предлогом, как и до этого все остальные, напоследок крикнув:

- Тсуна, налей ему чаю, я сейчас спущусь!

- Нет-нет, - тут же начал отнекиваться подросток. – Спасибо большое, я не буду Тсунаеши-сан.

- Тсуна, - я улыбнулась. – Просто Тсуна, мы долгое время жили в Европе, так что просто по имени без суффикса мне гораздо удобней. И не стесняйся ты так.

Гокудера чуть покраснел, неловко примостился на стуле, и, не зная, куда деть руки напряженно склонил голову, ссутулив плечи. Настороженный, битый жизнью волчонок, который всей своей позой показывал ожидание не ласки, доброты или заботы, а очередного жизненного пинка.

- Так откуда ты к нам перевелся Хаято?

- Из Италии, - подросток неловко взял чашку с чаем и отпил, чуть удивленно приподнимая брови. – Вкусно.

И тут же напрягся, снова прячась в скорлупу.

- О, Италия! – я мечтательно прищурилась. – Красивая страна, пропитанная романтикой и известная своей неповторимой пиццей.

- Да, - подросток неуверенно улыбнулся.

Хаято был красив. В нем причудливо смешались итальянские и чуть-чуть японские черты, совершенно его не портя, а наоборот создавая какую-то изюминку. Длинные музыкальные пальцы были совсем не похожи на пальцы гопника, или драчуна. Тонкие, аккуратные, они больше всего подходили музыканту.

Битый жизнью ребенок. Почти сломанный, и сколько их еще таких же, с поломанными судьбами?

- Ты увлекаешься музыкой, так Хаято?

- Да, - он тут же сжал пальцы на руках в кулак, и посмотрел на них с какой-то печалью. – Фортепиано. А как вы узнали?

- Руки, - я улыбнулась и аккуратно взяла руку подростка, который с видимым трудом подавил желание отдернуть ее. – Такие руки обычно у музыкантов. Например, у Мукуро, он играет на скрипке, а Ника умеет на фортепиано, как и ты.

- А вы? – Хаято видимо смирился с тем, что я отпускать его руку просто так не собираюсь.

- На гитаре, немного, - легко улыбнулась.

- Понятно, - чуть кивнул Хаято.

Повисла тишина. Уютная, тихая, спокойная.

- Ты не один Хаято, - от моих слов подросток вздрогнул и вскинул взгляд, в котором появилась боль и какая-то отчаянная надежда. – Теперь ты в семье. Добро пожаловать в семью Эспозито.

- Но… - явно растерялся Хаято, ожидая, скорее всего, услышать про Вонголу.

- В нашу семью, - в глазах этого брошенного ребенка появилось понимание, и неверие. Не в мафиозную Семью, а именно в нашу семью.

- Спасибо, - Хаято чуть неуверенно улыбнулся.

- Эй. Хаято, тебя там печенье закормили, да? – из-за косяка выглянул Акира.

- Джудайме!

- Ну я же просил не называть меня так!

- Простите, - покаялся Гокудера.

- Можно на ты, - улыбнулся Кира и покосился на меня. – Можно же?

- Ты меня спрашиваешь?

- Ну а кто дома хозяин и матриарх? – начал паясничать младший брат.

- Договоришься, в угол на горох поставлю! – тут же пригрозила я, легко замахнувшись полотенцем.

- Понял. Пошли Хаято, а то маман нам действительно может что-нибудь устроить. Видел бы ты, как она Реборна сладкого лишила!

- Реборна-сана? – удивился Хаято.

- Ага, - моя сестра – это нечто!

***

С появлением Реборна в доме, я стала плохо спать, об этом знали все, так что я не особо удивилась, когда ко мне в гостиную спустился Фран, и неодобрительно качнул головой на кружку кофе.

- Не спи-ишь?

- Не могу уснуть, - потерла глаза, занимаясь переводом очередного текста.

- Пошли спа-а-ать тогда, - Фран закрыл ноутбук, чуть не прищемив мне руки.

- Тебя Мукуро послал?

- Нет, - Фран хмыкнула. – Птичка нашептала.

- Значит Мукуро, - хмыкнула.

- Возможно.

Я зевнула и плюхнулась на диван в гостиной. Присутствие Фран и полусонное состояние сыграли свою роль.

- А до кровати дойти сла-а-або?

- Да…

- Ну ладно, - Фран легла под бок ко мне, и я беззастенчиво притянула ее на манер плюшевого мишки.

- Спокойно ночи.

- И тебе.

Утром мимо меня на цыпочках прокрался Реборн, тихо хмыкнув на картину, где я лежала на диване, а поверх меня разлеглась Фран, примостив свою голову без шапки мне на грудь, используя ее вместо подушки.

- Вот где извращения, кфу-фу-фу, - усмехнулся Мукуро, показывая сонному Акире на нашу картину, из-за чего тот покраснел.

- Заткнись, Мукуро.

- Заткнулись оба, - шикнула Ника и поправила на нас одеяло.

Краем сонного сознания, я заметила, как Акира бросил на меня странный взгляд.

Нам надо было срочно поговорить.

========== Камуфляж и неожиданная встреча ==========

Интуиция нашёптывает, что-то случится. Впрочем, когда мне надоело постоянно сдергивать наушники, отвлекаясь от работы и разговора с одним знакомым программистом, и прислушиваться к голосам Реборна и Акиры, я махнула рукой и сосредоточилась на деле, рассудив, что ничего смертельного произойти не может.

Зря, наверное.

Стоило мне распрямить спину и потянуться, с удовольствием сняв наушники и почувствовать, как хрустит позвоночник, как прямо из окна гостиной я увидела пролетевшего кого-то в чем-то пятнистом.

— Я убью тебя, Реборн!

Что за?..

Бабах!

Стены дома задрожали, как и стекла в рамах.

Ребенок в костюме коровы, издав болезненный вопль, улетел в крону дерева, а потом свалился на землю.

Я вскочила на ноги, тут же выбегая из дома, и рванула к ребенку. Маленький ребенок вытирал рукавами слезы и сопли, но не издал и звука. В буйной шевелюре была куча мусора, а царапины на лице и руках выглядели так, что надо было срочно их обработать хотя бы зеленкой.

— Спокойствие… только спокойствие… — упрямо поджатые и дрожащие губы. Намокший в крови рукав от длинной царапины, которую получил, поцарапавшись, скорее всего, об какой-нибудь сук, и попытки удержать слезы.

Ребенок пяти лет, Господи.

— Эй, — тихо позвала, попытавшись осторожно привлечь его внимание.

— Мне совсем-совсем не больно! — заметив меня, затараторил ребенок, попытавшись прикрыть раненую руку. — Ламбо-сану не больно! Он просто споткнулся!

— Так тебя зовут Ламбо? — улыбнулась, осторожно притягивая его за комбинезон и ласково гладя по голове. Ребенок недоверчиво напрягся.

А потом в глаза мелькнуло что-то такое и…

— Меня зовут Ламбо Бовино, нья-ха-ха! Но ты будешь звать меня Ламбо-сан! — выпятил грудь ребенок.

— Я буду звать тебя, Малыш, — потрепала его по жестким кудрям, чем явно удивила. — А теперь, маленькая Гроза, тебе нужно умыться, переодеться, обработать раны, покушать и рассказать, что ты здесь забыл, хорошо?

— Хорошо!

— Тсуна! — из дома вылетел ошалелый Акира, и, заметив на моих руках Ламбо, тут же немного успокоился. — Господи, малыш, с тобой все в порядке? Гребанный Реборн!

— Все в порядке, сейчас обработаем раны, и будет как новенький.

— Тебе помочь?

— Ну, попробуй, — усмехнулась.

С Ламбо мы провозились долго, ребенок хоть и молчал, упрямо поджав губы, пока мы обрабатывали ему царапины и синяки, которые были весьма болезненными, заставляя меня сдавленно про себя материться, потому Ламбо чудом не убился. Хотя, спасибо Реборну. Умеет киллер рассчитывать силу удара.

Ламбо смотрел влажными глазами и вертелся, но упорно молчал, жмурясь и сопя на боль и пощипывание. Наконец, закончив с лечением, я посадила его за стол, но вот одежды подходящего размера на Ламбо у меня не оказалось. Можно, конечно, детские вещи Такеши попросить, но ребенок уперся своими заколками-рожками, отказываясь снимать костюм.

— Знакомься, Акира, это твой Хранитель Грозы! — пафосно появился Реборн.

— Реборн! — взвыл Ламбо, попытавшись вскочить на стол, но был ловко перехвачен поперек туловища и щелкнут по носу.

— За столом надо есть аккуратно и культурно, иначе ты можешь выставить себя дураком перед Реборном, — хитро прищурилась, найдя точку, на которую можно надавить.

Ламбо притих.

Ребенка мне было по-человечески жалко. Убить Лучшего Киллера Италии, что за вздор? Но Ламбо был ребенком, и, кажется мне, довольно сообразительным, но его выкинули невесть куда, и, чтобы вернуться домой, он решил сделать это. Ну и желание вернуться и получить признание в своей семье.

Им откупились от Вонголы. Не мне судить их, семья Бовино действительно мелкая семья. Они ученые, но никак не бойцы. У нынешнего главы четверо детей, а Ламбо был младший, и ему не повезло из всех детей унаследовать Грозу и ярко пробудившееся именно в нем наследие Лампо, Грозы Первого поколения Вонголы.

— А ты мне купишь виноград и конфеты?

— Да, если будешь вести себя прилично, - улыбнулась, притворно нахмурив брови.

— Хорошо, Ламбо-сан будет вести себя… — Ребенок скривился, — Прилично.

Ламбо тихо сел и присмирел, а потом молча взял столовые приборы и совсем не палочки, а привычные Европейцам ложка, вилка, нож. Усевшись поудобнее и нахмурившись, он вполне ловко и культурно начал управляться с ними, молча кушая.

— Чудеса педагогики, маман, — усмехнулся Реборн, приступая к своей порции.

— А ты лишаешься сладкого, Реборн, — протянула, улыбаясь. — За драку с Ламбо. На неделю!

— Нья-ха-ха! Так тебе! — Ламбо вскинул вверх вилку с кусочком наколотой еды в победном жесте над головой.

— Ламбо, веди себя культурно, иначе Тсуна не купит тебе конфеты, — усмехнулся Акира и потрепал по кудрям мальчишку. Пламя Грозы, ведущее себя неспокойно и взвинченно настороженно замерло, как и Ламбо под рукой братца.

— Точно?

— Ага, — улыбнулся Акира.

Поймав взгляд Реборна Акира нахмурился и посмотрел на него вопросительно.

— Что такое? Всегда мечтал о младшем братишке, а то все старшие, — поморщился брат.

Ламбо, прислушиваясь к этому, неожиданно весело улыбнулся.

Показалось мне или нет, но в моем воображении весело громыхнул гром и связь Небо-Хранитель Грозы полностью появилась.

Почти полный набор, осталось только Гордое Облако.

В груди заныло, напоминая о не до конца сформированной связи с моим Ураганом.

***

— Я не хочу! — Ламбо упирался и не хотел снимать с себя костюм коровы.

Я устало вздохнула. Я не интересовалась, как на мое имя пришла посылка с деньгами от семьи Бовино так быстро, но я решила воспользоваться этим на полную.

— Малыш, но тебе же будет жарко, — попыталась я объяснить я в сотый раз.

— Но на другой одежде нет пятен! — нахмурился Ламбо, заставляя меня, неожиданно встрепенуться.

— Тебе нравятся пятна, да? — я улыбнулась. — Идем!

— Куда, маман? — попытался упереться капризный ребенок.

— Да здравствует камуфляж!

— Камуляж?

— Нет, камуфляж. Эта такая одежда, ее используют военные для того, чтобы быть незаметными в лесу. Она специально создана как для тебя! Масао-сан! — я ворвалась к знакомому портному. — Нам нужна ваша помощь!

— О! Тсунаеши-сан. — улыбнулся старик. — Чем могу помочь?

— Вот этому молодому человеку, — я подхватила на руки малыша Бовино и поставила его прямо на прилавок, - Нужно одежду по типу военной. Чистый камуфляж на все случаи жизни. Футболки, майки, шорты, куртки, штаны, что там еще? Комбинезон?

— Ну, любой каприз за ваши деньги, — усмехнулся пожилой мужчина, поправив очки. — Ну-с молодой человек, снимем мерки, и сегодня же сошьем вам комплект из майки и шорт?

— Пойдет, — я улыбнулась. — Не бойся, Ламбо, ты же сильный.

Ребенок неуверенно кивнул и храбро выпятил грудь.

— Я Ламбо-сан, и я самый сильный!

— Верю-верю, — улыбнулся портной. — У вас такой дух, не собирались идти в военные?

— Возможно, когда он подрастет, — я улыбнулась, потрепав Бовино по голове, теперь уже не боясь наткнутся на гранату, их мне пришлось срочно изъять. — Устроить его в кадеты можно, если сам захочет.

— Хех, поднимите руки, молодой человек, ага, вот так, молодец. Ну, что ж, часа через четыре зайдите ко мне.

***

Ламбо уснул у меня на руках, нагулявшись за день и наевшись пирожных в кафе. Пакеты оттягивали руки, из-за чего было тяжело их нести, пока меня не остановил проходящий мимо парень в форме дисциплинарного комитета.

— Извините, — парень откровенно бандитского вида потупился, а потом тут же исправился и покосился на загруженные руки: — Вам помочь?

— Было бы неплохо, — улыбнулась, аккуратно передавая пакеты, пытаясь не разбудить ребенка, который, кажется, после всех расписанных плюсов в маскировке камуфляжа стал его фанатом.

Солнце садилось, и было уже поздно. Проходя через парк, я на секунду остановилась поправить сползающего малыша Бовино и взгляд невольно наткнулся на гуляющую парочку. Девушка и парень. Счастливые, влюбленные. Высокий парень обнимал хрупкую девушку, будто она хрустальная.

Сердце защемило.

Мне тоже так… хотелось.

С моим прошлым парнем мы были всего лишь партнерами, и почувствовать защищенность я не могла.

Ну, а мне надоело быть сильной, предсказывать и рассчитывать все действия наперед. Порой хотелось спрятаться за чью-нибудь спину, оказаться в чьих-то сильных объятьях, чтобы никто не смел тронуть. Как за каменной стеной, за которой пусть хоть ураган проносится, а тебе все нипочем.

— С вами все в порядке? — парень обеспокоенно на меня покосился.

— Да, все в порядке, — я улыбнулась.

— Точно?

— Точно-точно, — улыбнулась.

Донеся до дома покупки, где меня встретил Мукуро и другие парни, я устало вздохнула и уже собиралась пройти на кухню попить чаю, передав Ламбо на попечение Ники, как замерла.

Ураган. Спящий, приглушенный, но ощутимый.

Мой Ураган.

— Познакомься, маман, это Бьянки, и она будет учить Акиру итальянскому языку и культуре, ну и так, по мелочи.

Я стояла напротив семнадцатилетней девушки и не знала, плакать ли мне или смеяться. Бьянки смотрела на меня расширенными глазами, почувствовав, как связь Небо-Хранитель окончательно соединилась.

— А… — начала Бьянки.

— Приятно познакомиться, Бьянки. Реборн, — я улыбнулась Аркобалено. — Ты уж прости, но давай-ка ты отсюда уйдешь, а мы с Бьянки пошепчемся о своем, о девичьем, раз уж к нам приехала особа моего возраста, а то в дурдоме малолеток, знаешь ли…

— Хм… Удачи, — и слинял, прошептав себе что-то под нос похожее на «Женщины…»

Да, не любят мужчины девичьи разговоры.

Тишина давила на уши.

— Моим небом является Приговорщик, который спас меня из плена, где мне грозило очень нехорошее времяпрепровождение, а потом и смерть, — девушка взяла себя в руки и Ядовитый Скорпион Бьянки криво улыбнулась: — Объяснишь… мое Небо?

— Я думаю, — начала я, подходя к буфету и посылая Туману сигнал, чтобы никого не пускал на кухню, вытащила бутылку вина. — Нам надо выпить.

— О! Значит, я права?

— Так будешь или нет? — спросила, доставая бокалы.

— Не откажусь, раз пошла такая пьянка.

— История будет… долгой.

— Не сомневаюсь, — девушка улыбнулась. — А ночь еще длиннее?

— А это уже как получится.

Комментарий к Камуфляж и неожиданная встреча

С меня вчера молили проду всем составом с Фиолетовой Неудачницы, но к сожалению, глава еще не готова, а вот эта уже на блюдечке с голубой каемочкой, так что прошу…

Жду отзывы и оценки, а то знаете 1500 просмотров с одной работы и всего 6 оценок, я чувствую, что все читают, кивают но думают “мол не заслужила” и так каждый. Мне кажется я недостаточно хорош и вообще…. мне надо вдохновится на новую главу! Ведь в следующей *шепотом* я обещаю чуть-чуть приоткрыть завесу пэйринга… Да-да *кивает*.

Автор-сан а длиньше специально? Или нет?

========== Что у трезвого в голове, у пьяного на деле ==========

— Жизнь не справедлива-а-а! Сдохла и забыла-а-а! Ик! — бутылка полетела куда-то в сторону, а я сев на самый край, свесив ноги с небоскреба, открыла следующую бутылку.

Кажется, это… я где-то в Китае… надо Бьянки забрать… она сейчас ведь в Италии….

— Все настолько плохо, что знаменитый Приговорщик напивается в одиночку? — Чистый итальянский бьет по ушам. Спокойный голос постороннего заставляет повернуться в его сторону, и задумчиво склонить голову пьяным взглядом скользя по лицу неожиданного собеседника, что стоит сзади со спины. Интуиция молчит на внезапного визитера, так что я, забив на все, махаю рукой, то ли приглашая присоединиться, то ли показывая, что «Ой, блядь, не напоминай мне об этом…»

— Ага, алкоголь в одиночку верный признак алкоголизма… присоединишься? А то вступать в Клуб Анонимных Алкоголиков мне как-то еще рано… — сконфуженно и совершенно пьяно улыбаясь, почесывая затылок и понимая, что шляпа и высокий воротник пока скрывает мое лицо. Впрочем, есть еще маска, так что…

— Спасибо, воздержусь, — присаживаясь рядом, говорит незнакомец, черты которого не запоминаются совершенно.

— Ну, дело твое, — пожимаю плечами, но попытку глотнуть еще алкоголя пресекают, мягко забирая бутылку. — Что?

— И тебе не советую, — убирая бутылку, говорит приятным голосом незнакомец, а мне чудится запах жасмина и мелиссы.

— А ты за здоровый образ жизни, да?

Тот неопределенно хмыкает.

— Никогда бы не подумал, что встречу Правую Руку Главы Вендикаре Приговорщика в таких обстоятельствах, да еще и окажется, что ужас всея мафии окажется пьяной насмерть девушкой, — хмыкнул собеседник.

— Да какое там… Приговорщик… ха! Нафиг эти прозвища, я всего лишь собачка на коротком поводке, какая там Правая Рука Бермуды… — я горько хмыкаю, устало провожу руками по лицу. — Давай называть вещи своими именами… Ик! Цепной Пес Вендиче… Цепная Псина, … так ведь меня в народе называют? Сука Цепная…

— Тогда почему? — голос спокоен и серьезен.

— Потому что жизнь сука такая, или живешь и крутишься из последних сил, или и ты сдохнешь и семью за собой потащишь, а я не могу их тащить за собой… я же гребанное Небо… Гармония, чтоб его! — я пьяно хохочу, запрокидывая голову к звездному Небу. — Пошло оно все. Ну и мне пора… убить бы тебя по-хорошему, но интуиция моя говорит, что ты зря болтать не будешь, и на тебя у меня силенок не хватит…. Да и не люблю я убивать… наубивалась уже…

Вспышка и я переношусь не в Италию, а в Россию…

— Ой, координаты перепутала… ай ладно… Ик! И та-а-ак… — чуть не врезаюсь в фонарный столб. — Со-о-ойдет!..

***

— Ох…

Как же мне плохо….

Попытка перевернуться на другой бок была провальной, так как руку мне кто-то отлежал. Скосив взгляд на непонятного типчика, я удивленно выдохнула в темные волосы, а потом заметила, что на другой стороне кровати обнимая, словно плюшевого мишку спит розоволосая… Бьянки?

А это тогда кто?

Не помню.

Прислушалась к себе и удивленно уставилась, рассматривая свою… Грозу? Темные волосы, бледность, на лицо явные признаки недоедания. Черные волосы были явно давно не стрижены. Красивый ребенок, явно европеец, но есть какие-то примеси других кровей, а вот каких, я не знаю.

— Доброе утро, — донеслось откуда-то со стороны спокойным, но насмешливо. Голос показался каким-то знакомым, и я мутным взглядом посмотрела в сторону говорившего. Чтобы мгновенно прийти в себя и пару раз хлопнуть ошарашено глазами.

— Шеф? — я сглотнула и попыталась встать, но жутко болящая голова заставила меня замереть.

Комната определенно была моей, но чего здесь забыл Бермуда фон Вихтенштайн, и его верная собачка Джагер, а еще Мукуро?

— Как ощущения? — едко произнес мой Туман, сверкая мешками под глазами.

— Пар…. Приемлемо, — исправилась я. — А что… происходит?

— А ты не помнишь? — совершенно спокойно поинтересовался Бермуда, сверкнув глазами из-под своего цилиндра и усмехаясь. Начальник развалился на стуле и его плащ волнами стекал на пол. Закинув ногу на ногу и скрестив перебинтованные руки на груди, он казался воплощением Вселенского Зла.

Сзади стоял Джагер, оперевшись о стол и скрестив руки на груди.

— Не помню, — моргнула, печёнкой чуя, что что-то я натворила.

— В таком случае, — Бермуда хмыкнул и грациозно встал со стула вытащив из-под плаща какой-то конверт, положив его на стол. — Попытайся вспомнить, Приговорщик. Думаю, тебе будет весело.

— Что это? — с подозрением смотря на поверхность стола, спросила я.

— Зарплата и отпуск.

— За что? — удивленно уставилась на начальство.

— Это? За особые заслуги, — усмехнулся хитро и насмешливо, и шагнул вместе с Джагером, исчезая в Пламени Мрака.

Я перевела взгляд на свой Туман, который устало, выдохнул и наконец, развеял иллюзию, которой скрывал всех в этой комнате.

— Что я сделала? — мрачно спросила, заметив, что Бьянки начала просыпаться.

— Да чтоб я знал, — тихо рыкнул Мукуро. — Я бы хотел услышать все из твоих уст, но видимо по твоему взгляду мне это не светит, а сейчас мне пора, так как ещё готовить завтрак, а ты как я вижу не в состоянии.

Хлопнув дверью, Туман, выразив все раздражение своей глубоко раненой тонкой души, отправился вниз. В голове от резкого звука долбануло болью, и я тихо застонав, рухнула на кровать.

— Бля…

— И тебе не хворать, — буркнула я своему Урагану. — Ты вообще что-нибудь помнишь? Я нет.

— Биг Бен, — донеслось от Бьянки. — Я помню Биг Бен.

— Да? — в голове начали мелькать смутные образы и я мрачно спросила. — А ты статую Свободы случайно не помнишь?

— Помню, и Колизей в Италии помню, а ещё Кремль в Москве, — приподнялась Бьянки.

— А Эльфовую Башню? — на всякий случай уточнила.

— Нет, во Франции гораздо романтичнее было… на тот момент.

В голове потихоньку начало проясняться, а потом навалились воспоминания. Вот мы распиваем первую бутылку, Мукуро нас прикрывает, а потом мы лезем на чердак в мастерскую Акиры и начинаем изливать друг другу души. О том, что Бьянки влюблена во взрослого Реборна, а мне не везёт в личной жизни.

Бьянки жаловалась, что из-за невозможности нормально пользоваться Пламенем ее в семье лишили титула Наследницы и вся надежда пала на Хаято. Только вот отец и его верные люди довели Хаято до такого состояния, что он пытался покончить с жизнью. Именно она все это время прикрывала его и оберегала, порой подставляясь буквально на верную смерть. Так сильно она любила младшего братишку.

Я рассказала ей о смерти матери, о том, как боюсь за Акиру, как притворяюсь ничего не знающей девчонкой. Наконец у меня появился человек, которому я могу рассказать все, пожаловаться, поныть на плече. Всей моей семье тяжело, но если я сдам, то вообще все рухнет.

Потом я начинаю жаловаться на полный завал от Вендиче и что мне вообще надо взять отпуск на ближайший год, так как присутствие Реборна ломает всю комедию. Бьянки соглашается и задаёт вопрос о том, какие дела надо сделать и что накопилось. Я ещё относительно трезвая притаскиваю ноут, где мы пытаемся запомнить все места, которые надо подвергнуть Приговорам. Но понимая, что дело гиблое, Бьянки вызывается мне в помощь и я, подумав, что это отличная идея, и выполнив все эти задания, я получу отпуск, радостно киваю, отдавая запасную форму своему Урагану, который напяливает форму Приговорщика и неожиданно для себя пробуждает, заставляя подчиниться свое Пламя. Я закидываю ее в Италию, а сама валю в Америку, и мы устраиваем зачистку….

Абсолютно невменяемые мы выполняем заданий на год вперёд. Потом в Москве я среди местной шушеры нахожу пацанёнка, от которого фонит Пламенем Грозы. И который радостно кивает на предложение в Хранители…

Кажется, мы были в гостях у Диаса, потом у Кости… и…

Что-то еще.

Я хмурюсь, но не могу вспомнить, что именно. Только головокружительную высоту и огни города…

А ещё запах жасмина и мелиссы… странно.

Мальчишка рядом зевает и ошарашено открывает глаза.

— Не приснилось… — шепчет на чистом русском.

— Ага, — киваю, отвечая на автомате.

— А вы кто?

— Тсуна я, а ты кто? — рассматриваю сжавшегося под моим изучающим взглядом мальчика.

— Степа я, — бучит подросток.

— Степа… Степан… Дядя Степа Светофор…

Мальчик заливается краской.

— О чем вы говорите? — моргает Бьянки, а потом хватает за щеку мальчишку, растягивая. — Красавчик…

— Его зовут Степа и его надо отправить к Косте, иначе придется объяснять Реборну, откуда мы притащили русского пацана, — я откидываюсь на кровать и прикрываю глаза.

— А… ну да… у тебя теперь полный состав Хранителей верно? — Бьянки болезненно трет виски и страдальчески вздыхает. Степа морщится и пытается понять, о чем мы говорим, но у него не выходит.

— Выходит так, — кряхтя, поднимаюсь на кровати и дотягиваюсь до стола. Хлопаю рукой в поисках конверта и, достав его, победно улыбаюсь. — Щас, погоди.

Рука соскальзывает, и падаю на пол.

— Ты там живая?

— Пока да, — перекатываюсь на спину и открываю конверт, зарываясь одной рукой в длинные спутанные волосы. Морщась, представляя, как я буду их расчесывать. Мукуро сегодня не в духе, так как ему пришлось прикрывать все наше отсутствие в доме от Реборна, а потом ещё и присутствие Вендиче. Да и сейчас синяя дымка оставила отпечаток на нашем новом члене семьи.

— Слушай, а ты помнишь наше посещение Вендиче? — офигело спрашиваю рассматривая текст, на котором каллиграфическим почерком выведена сумма за выполненные задание и говориться, что отпуск на год дан и мою просьбу удовлетворили.

— Этого точно не было, — шатаясь, поднимается на ноги Бьянки.

— А вот я не уверена. Впрочем, моя репутация стала ещё специфичней чем была…

— Ты о чем? — приложившись к графину, выдыхает Ураган, и как видимо моя правая рука.

— О том, что уже сегодня весь мир мафии думает, что Приговорщик может быть в двух местах сразу и вырезать целые семьи за одну ночь в разных концах света, и поверь, то, что мы были одинаково пьяны, только придает образу реальность. Мы были одинаково невменяемые.

Отравительница устало вздыхает и качает головой.

— Знаешь, ты, кажется, упоминала, что помимо всего прочего связанна с Варией?

— Это ты к чему? — непонимающе приподняла бровь, продолжая лежать на таком приятном прохладном полу.

— Хорошо, что нам не пришло в голову… — пауза. — Прийти их навещать…

Моргаю, и прикрываю письмом лицо, понимая, что нам просто невероятно повезло.

— Я больше не буду пить…

— Я тоже…

— А вы вообще, о чем говорите? — худой подросток свесил ноги с моей кровати и наклонил голову, вопросительно смотря на нас.

— О своем, о девичьем… — в голове мелькает мысль, что ребенка надо куда-то деть… или к Диасу, или к Косте.

Проблема в том, что идти к ним сейчас очень опасно…

Все, сухой закон.

Комментарий к Что у трезвого в голове, у пьяного на деле

Глава получилась чисто на расслабоне, ничем не загруженная…

Ну и автор взял больничный так как снова схватил бронхит… блин. А еще автор написал ВПРку по английскому тупо пялясь в текст и отмечая ответы, в которых знакомые вроде бы слова и расплывчатый смысл…

Ну? У кого какие предложения насчет пары для Тсуны?!

========== Загадочное будущее и помощь младшим братьям ==========

Жизнь продолжалась.

Когда появилась в нашем доме соседская девочка Хару, у которой весьма странные вкусы, я пожала плечами, но решила, что все в порядке, можно не беспокоиться, так как видно. Что она принимает всю ситуацию, как какое-то приключение, а значит, у нее обязательно должен быть принц на белом коне, в роли которого выступил Акира.

Ну, рано или поздно она это перерастет, вот только тогда она уже будет по уши в мафии. Помочь я ей ничем не могла, не выгонять же ее из дома? Этого точно никто не поймет.

Акира привел маленькую девочку китаянку И-пин, которую я тоже приняла под своё крыло, на радость Ламбо, который наслушавшись, что девушек надо защищать, и одевшись как «истинный военный», успевал и шалить, и защищать маленькую И-пин от всего на свете. Из-за чего Гокудера Хаято откровенно говоря бесился, постоянно тыкая Ламбо насчёт рожек, которых он снять отказывался.

Хотя, понять итальянца было можно. Ламбо оставался всё же ребенком, гиперактивным, шумным и неугомонным. Да и в силу своего малого возраста границы можно и нельзя у него были крайне размыты.

Впрочем, смотрелось это весьма забавно, но порой Гокудера мог перегнуть палку и Ламбо совершал с психу настоящие глупости, которые в первый раз поставили меня в ступор. Базука Десятилетия. В будущее на десять лет? Вы смеётесь?

Я скептически хмыкала, пока не увидела, как пятнадцатилетняя копия Ламбо, в штанах и майке защитной расцветки с автоматом за плечами лихо перемахивает через перила второго этажа и улыбается мне со словами.

— Привет маман, рад видеть тебя!

— Ты кто? — я быстро кинула взгляд на ближайший предмет, которым можно убить человека, что сразу же заметил незнакомый парень, и ловко перехватил меня, скрутив в жёсткий, но не болезненный захват.

— Тсуна-сан, запомните, Аркобалено, Вария, Вендиче, они на вашей стороне. Возможно не сейчас, а позже, но прошу вас, доверьтесь Реборну-сану, он не предаст, как и Аркобалено Урагана. Уже что-что, но в будущем он за вас убьет кого угодно.

— Ламбо?

— Да, я…

Розовый дым вернул на место маленького Ламбо, который уже не плакал, а оторопело уставился на меня лежащую под ним.

— Маман?..

— Ламбо, слезь, пожалуйста, — попросила Я.

— Хорошо, маман! — сидя на полу и растирая руки, на которых оказались синяки, я устало вздохнула.

— Надо больше спать…

— Тсуна! — в комнату вбежал Акира, а за ним и все остальные.

— Вижу все в порядке, — кивнул Реборн, обеспокоенно бросая на меня взгляд.

— Да, все хорошо, — улыбаюсь. — Просто от недосыпа мерещится что-то.

— Маман, — неожиданно серьезно говорит маленькая Гроза и хмурится, а потом встает, и подходит ко мне, хватая за руку. — Я хочу братика, или сестричку!

Немая пауза.

— Чего?! — выдает Акира, смотря на серьезного ребенка ошалелыми глазами.

Я же оторопело замерла, рассматривая Ламбо, как восьмое чудо света. Удивлены, наверное, были все.

— Малыш, — аккуратно взяв его на руки, проговорила я, старательно подбирая слова. — Понимаешь, для того, чтобы у тебя появился… братик, или сестричка, мне нужен такой человек, который будет зваться моим… мужем.

— Ну, так найди, — просто говорит ребенок.

— Эм, что-то пока не находится.

— Но там, же у тебя есть муж! И Братик с сестренкой!

Я, молча смотрела на ребенка, понимая, что он говорит правду. Там есть семья? У меня есть семья и… муж? Невозможно. Кто тот человек, которому я смогла довериться?

— А кто он?

Малыш серьезно смотрит в глаза, а потом спрыгивает с рук, доставая из кармана леденец. Все, замерев, ждут от ребенка ответа, но он, распечатав конфету сует ее в рот и по-детски хмуро сдвинув брови, говорит.

— Не скажу. Вдруг не сбудется? — и убегает из комнаты, оставляя меня в прострации.

По глазам Реборна я вижу жгучий интерес, который требует узнать, кто тот счастливчик, но я откидываю эти мысли, вспоминая слова взрослого Ламбо.

Что это все значит? Черт его знает.

***

Ночью мне сниться сон, где сидит в кресле подобному креслу Занзаса и устало вздыхает еще один младший брат. О, Джо, наконец, решил дать о себе знать.

— Привет, — вяло машет рукой сбежавший наследник Вонголы, приглашая сесть.

— И тебе здравствуй, — киваю, усевшись в кресте и закинув ногу на ногу, уставилась немигающим взглядом на младшего. Сейчас я знаю, что мои глаза окрашиваются почти в янтарный цвет и это при пристальном и долгом взгляде пугает собеседника, или минимум делает ему крайне неприятные ощущения.

— Ты злишься, — вздыхает подросток.

— Не то слово, — хмыкаю, продолжая пилить его взглядом.

— Ну, я же жив, здоров, даже цел, что ещё надо?

— Я тебя уже похоронила, — честно ответила, прикрыв глаза и наконец, разжав сцепленные от напряжения руки на подлокотниках.

— Прости, — вздыхает подросток.

— Почему ты сбежал?

— Возможность была подходящая, — пожимает плечами Джо.

— Как в Варии, хорошо живётся? — едко спрашиваю.

— Откуда? — удивляется младший брат.

— Логика, — фыркаю.

— А, — кивает Джо. — Тогда не плохо.

Молчим.

— Мне нужна твоя помощь, — наконец выдает блондин, прикрыв глаза.

— Да неужели? — фыркнула. — Излагай, я слушаю.

Тот вздыхает, и собирается с мыслями, не зная, как преподнести свою мысль.

— Мы знаем, как разморозить Занзаса из Колыбели.

Прикрываю глаза, показывая, что услышала и начинаю думать. Занзас — кость поперек горла очень многим. Скайрини не просто какой-то наемник, он Босс Варии. Элитного Отряда Наёмных Убийц, и это очень весомый союзник, пусть в последние годы Вария ощутимо сдала, но позиции благодаря правой руке Занзаса держит стойко и все так же, опасна. К тому же возможный и самый, что ни на есть прямой Наследник на место Десятого Босса Вонголы сразу по двум линиям, как бы это дико не звучало. Да, Девятый ему отнюдь не отец, староват он был уже для таких-то заходов, хотя дедуля был ещё ого-го, а вот его детишки очень даже любили сходить налево. Да и брат у Девятого был, хоть об этом и не говорят, и знают крайне мало. Умер кстати лет двадцать пять назад, странные совпадения, не правда ли?

Мать Скайрини была отнюдь не старухой, потрёпанной жизнью женщиной да, но все же не старухой. Не мне ее судить, но отдав сына Вонголе, она спасла его от Эстранео, которые уже примеривались к ребенку, пусть потом через час после передачи Занзаса, ее убили. Сработали грязно, так что зацепки остались.

Все это дело конечно не утверждено реальными фактами, и надо бы сравнить кровь, достав образцы сыновей Ноно и Занзаса, ну и вишенку на торт в идеале брата Девятого Вонголы. Не могу утверждать, что это на сто процентов правда, но эта версия была самой логичной и вероятной после всех улик, из которых и появилась версия не без помощи Ники. Мой Дождь ошибается очень редко в таких делах.

Пока конечно я об этом Занзасу не скажу, без доказательств. Хотя ловко Ноно все обернул «не мой сын», но при этом не упомянул про наследование. Занзас так бы и отошёл, пришибленный такой новостью, а кольцо бы не приняло его. Так как подсознательно он бы думал о том, что недостоин быть Десятым Вонголой, что не родственник по крови, что у того же Акиры и у меня больше прав…

Кольцо бы его не приняло. Сомнения в этом деле непростительны.

Я оперлась локтями на подлокотники кресла и соединила пальцы, уставившись на подрагивающие кончики.

— Что мне надо сделать?

— Занять их чем-то, устроить что-то такое, что дало бы нам время, — трет переносицу такой взрослый ребенок. — Устроить стремительное восхождение на Элитную ступень никому не известного новичка, например…

— Я на коротком поводке, даже с деятельностью Приговорщика я завязала как минимум на год. Рядом постоянно ошивается Реборн, а я играю роль мамаши огромного семейства, что я могу сделать?

— У тебя же есть Хранители, которые не засветились в твоём окружении? — с надеждой выдыхает младший брат, заставляя устало вздохнуть.

Джо привязался к Занзасу, это факт.

Я подумала о Диасе. Шулер уже около пяти лет на дне и многие считают, что этот сорвиголова-авантюрист уже давно червей кормит, так что может сработать, но…

— Сколько времени тебе надо на разморозку?

— Полгода. Очень долгий и сложный процесс, — подросток вздохнул. — Минимум полгода на восстановление после разморозки, и ещё неизвестно в каком он состоянии.

— Долго, — хмурюсь.

— Да, но как только пройдет слух, что Босс Варии вернулся, будет затишье и слабые попытки попробовать на зуб. Нам повезло, что Колыбель находиться в особняке Варии, а это очень не плохая защита и при малейшей опасности полная боевая готовность и военное положение. Особняк штурмом просто так не взять, да и офицеры стоят как минимум один сотню бойцов. Никто не рискнёт напасть из семей, потому как потери огромны, а они сейчас ни к чему, так как смена власти и желание урвать кусок побольше у соседа, пока молодой Босс Вонголы ни черта не понимает…

— Вижу, поумнел, — хмыкнула. — Но и многим невыгодно, если на место Десятого взойдет Занзас.

— Я живу под одной крышей с Психом-Принцем-Потрошителем, который, не смотря на свои заскоки, всё же гений, — хмыкнул Джо. — Да я тем, что на место Девятого придет жёсткий правитель, который знает, а самое главное может обломать многим зубы… но зная Занзаса, их мнения он не спросит.

— Да, но Занзас будет слаб первое время. Восемь лет в Колыбели, это просто так не проходит. Хорошо, что мы успели с ним связаться до того, как он мозгами не поехал.

— На нем теперь долг перед тобой висит, — улыбнулся Джо. — И в Варии знают, что всему обязаны Приговорщику.

— Как они тебя не убили, за такие-то знакомства и наглость? — вздохнула.

— Они попытались, но только я заикнулся об их Боссе, так на мою защиту стал Леви-а-Тан, а он хоть и не мозговитый, но сила у него убойная.

— Хах…

Я почувствовала, что наступает утро. Поговорить мне конечно подольше очень хотелось, но все же пора вставать.

— Мне пора.

— Да, — подросток, прислушавшись, кивнул. — Ты поможешь?

— Постараюсь, — кивнула вставая. — Последний вопрос: кто для тебя Занзас?

Джо медлил с ответом, но все же, сказал:

— Старший брат.

— Я рада, — улыбнулась и открыла глаза в реальном мире.

Надо было вставать и готовить завтрак, надевая маску обычной девчонки, которая предпочитает не замечать того, что увидела и услышала. Игнорировать для собственного спокойствия все странности.

Комментарий к Загадочное будущее и помощь младшим братьям

Потихоньку заворачиваем сюжет в баранку… эх, автор хочет спать и не знает, что делать с ФН, так как все очень… очень короче. Аж самой рыдать хочется, честно слово…

========== Спалилась ==========

Диас был неожиданному заданию счастлив. Впрочем, семейная жизнь может и не плохая, но сидеть авантюристу на месте было весьма сложно, хотя на свою жену и дочку он готов был молиться. Моей крестнице было чуть больше полугода, и папаша был готов часами наблюдать за своей дочкой, но все же, иногда ему требовалась встряска.

Так что спустя месяц в мире мафии поползли слухи об очень успешном киллере, который стремительно взлетал на высоту.

Нас это конечно не коснулось, ну, а Диаса поймать было невозможно, так как он был тот ещё везунчик, да и опыт у него в этих делах громадный, так что я за своё Облако не беспокоилась. Беспокоилась я сейчас совершенно по другому поводу, изо всех сил стараясь сдержать инстинкты и рефлексы, чтобы одним движением закрыть от огня Ламбо и И-пин.

Какого хрена у моего дома стоит вооруженная толпа мафиози?! Да черт вас всех дери, это не сошки, нет, это профессионалы своего дела. Безликие, все на одно лицо как под копирку и вооруженные до зубов.

Опасные до жути. Во взглядах, движениях, которые обычным людям просто незаметны.

Целая толпа, которая грамотно рассредоточилась по позициям, заняв свои места. Вроде бы толпа толпой, вот только наметанный в этих делах глаз сразу же определяет, что в случае чего они превратятся в слаженную команду, которая при необходимости сметёт всё и всех, защищая, … кого они там защищают?

Знак Семьи Каваллоне заставил мои внутренности перевернуться.

Каваллоне…

Эта Семья входит в тройку сильнейших, точнее замыкает их, и под нее копать или что-либо искать, я запретила Нике под угрозой смерти. Туда лучше не лезть. Пусть Десятого Босса Семьи Каваллоне считают размазней и неудачником, мягким никчёмный Дино Каваллоне, но никто не задумывается о том, что этот парень поднял свою Семью с колен. Хотя ещё совсем молодой, всего-то двадцать два года.

Все кто зубоскалят на Десятого Босса Каваллоне и не получают даже слова в ответ, а только мягкую улыбку просто не задумываются о врагах этой Семьи. Точнее о том, что они отсутствуют, и почему они отсутствуют.

Потому что они даже не успевают объявить войну.

— Что здесь происходит? — голос звучит ровно, а я ненавязчиво задвигаю детей за спину продолжая держать в руках тяжелый пакет. Ламбо тихонько хватает понимающую всю ситуацию И-пин за руку, и утаскивает за мою спину.

Умный ребенок, хотя видно, что девочка тоже прекрасно поняла, в чем дело, поправив купленные ей очки на носу. Окулист сказал, что как только она вырастет, то можно исправить зрение лазером или чем они там правят?

Меня окинули внимательным взглядом в которых лишь на мгновение мелькнул интерес.

— Позволено пускать только представителей семьи Савада.

— Ха? То есть другим вход воспрещен?

— Да, другим хода нет.

Я хмыкнула, а потом улыбнулась светло так, мягко.

— Господа, а вы в курсе, что семья Савада здесь не живет?

— Что вы хотите сказать?

— Хочу сказать, что я и мои братья с сестрами носят другую фамилию, и к семье Савада мы не имеем никаких отношений. Так что попрошу вас убраться с дороги, и позволить мне пройти в мой дом, — припечатала я, из-за чего охранник более заинтересованно посмотрел на меня.

— И как же к вам обращаться синьорина? — усмехнулся мужчина.

— Тсунаеши. Тсунаеши Эспозито, и будьте любезны убраться с моей дороги и из моего двора, — мило улыбаюсь, чувствуя как ещё немного, и у меня сведёт мышцы лица, и я заработаю нервный тик.

— Ничего не могу обещать, — пожимает плечами охранник, но отступает в сторону, пропуская меня и оценивающе оглядывая детей.

Чтоб тебя Реборн! Какого хрена он таскает ко мне в дом настолько опасных людей в таком количестве? Боюсь, сегодня ночью я спать не буду. У меня и раньше были серьезные проблемы со сном, но теперь, зная, кто нагрянул в наш городок я просто не смогу уснуть.

***

— Кто вы такой? — мой голос спокоен, а я смотрю на красивого блондина, который озаряет все вокруг себя. Пламя Неба, перемешанное с солнцем, греет, из-за чего к парню тянутся люди как мотыльки на свет.

Очень солнечный и улыбчивый парень, который может и спалить, когда надо.

— Простите, что без приглашения синьорина, позвольте представиться. Меня зовут Каваллоне Дино, я знакомый Реборна, — улыбается парень, с интересом рассматривая меня, и беря мою руку в свою ладонь.

Он не намного старше, ну, а я прекрасно знаю, что во мне очень гармонично смешалась кровь, из-за чего я унаследовала хрупкость и беззащитность свойственную японкам и большие карамельные глаза с волосами рыжеватого отлива.

Я не была писаной красавицей, но красива была по-своему, хотя особо об этом не заботилась. Как говорила мне Бьянки: «есть в тебе какая-то изюминка, которая привлекает».

— Приятно познакомиться, меня зовут Эспозито Тсунаеши, — киваю внутренне содрогаясь от страха и беспокойства, хотя интуиция шепчет, что этот человек ничего мне не сделает и не навредит моей семье.

— Взаимно, — улыбается парень, сверкая теплыми карими глазами целуя воздух над ладошкой.

— А скажите-ка мне синьор Каваллоне…

— Просто Дино, — поправляет, меня блондин.

— Хорошо синьор Дино, а вот эти люди за окном тоже знакомые Реборна?

Парень переводит взгляд на двор и мрачнеет, из-за чего я делаю вывод, что оцепление моего дома инициатива его людей, то есть самоволка не иначе.

— Нет, — пытается улыбнуться итальянец. — Они мои подчиненные, но…

— Будьте добры убрать своих подчиненных, иначе они напугают соседей. О нашем доме и так уже слухи ходят, что у нас тут приведения, и монстры, и ужасы. Да что там, тут уже, откровенно говоря, половина Намимори считает, что у нас тут людей пытают, а другая, что у нас тут сумасшедший дом.

— Эм…

— Как к нам ещё легавые не приехали, — вздохнула я и замерла, понимая, что выразилась совсем не по граждански. Вот на таких-то мелочах и прокалываются.

Дино смотрел на меня очень внимательно, явно уловив мою заминку. Отстраненно заметила, что Реборн куда-то умотал, оставив меня наедине с Боссом Семьи Каваллоне. И стало по настоящему страшновато под таким пугающим взглядом.

Да, Аркобалено Солнца был опасен, не спорю, я его боялась, но его невинный облик ребенка подкупал и снижал чувство опасности на подсознательном уровне, а вот с этим молодым мужчиной, которого явно просветили про мою «неосведомленность», было откровенно боязно и страшно. К этому человеку у меня не было доверия, и я не особо изучала досье на Семью Каваллоне, да и базу данных взламывать как-то не приходилось.

Да, то, что Акира кандидат в Боссы Вонголы известно всем проживающим в этом доме, и все происходящее секрет Полишинеля, но я же вроде как не «в курсе».

— Интересно, — протянул мужчина, а потом усмехнулся.

Я дернулась, и Пламя в груди встрепыхнулось, заставляя себя на мгновение засветиться. Из-за чего Пламя Каваллоне вспыхнуло в ответ, вызывая в нем удивление.

К счастью он не успел уловить, какое у меня Пламя.

— Босс, — вылился на кухню ещё один незамеченный мною гость, который кажется, был известен как правая рука Каваллоне.

— Выйди Ромарио, нам с синьориной надо поговорить. Наедине, — улыбнулся, даже не поворачиваясь к своему подчиненному Дино.

— Проблемы?

— Нет, просто у Акиры-тяна очень интересная сестра. И да, отзови этот балаган с улицы, здесь мне ничего не угрожает.

— Вы уверены?

— Здесь Реборн, а он гарантия безопасности.

— Но вы… — начал Ромарио.

— Тебя будет достаточно.

— Понял.

Я продолжала стоять перед Дино Каваллоне, пока он переговаривался со своей правой рукой, и понимала, что бежать мне некуда. Дом оцеплен, а телепорт от компании «Вендиче» окончательно разрушит мой образ чрезмерно заботливой, ничего не знающей старшей сестры.

Но поздно было бить тревогу, так что как только Ромарио вышел, Каваллоне обнаружил нацеленный ему в живот кухонный нож.

Пауза и долгое молчание.

Мы оба понимали, что убить его мне просто не выгодно. Конфликт Каваллоне и Вонголы разгорится сразу же, начнется война, и в эпицентре окажется мой брат, как Десятый Вонгола. Поэтому я, молча, отвела оружие, и отвернулась от мафиозного босса, принимаясь, как ни в чем не бывало раскладывать покупки на столе.

— Кто ты такая?

— Тебя это касаться не должно, — отрезаю, хотя внутри все переворачивается и дрожит, но интуиция лишь тихонько позвякивает.

— Вот как, — хмыкает парень и садится на стул, наблюдая за мной. — В тебе есть Пламя, так?

— Не понимаю о чем ты, — кошу под дурочку.

— Просто некто Савада Емицу предложил мне очень интересный союзный договор, — начал блондин, наблюдая, как я напрягаюсь при звучании имени. — Он предложил его скрепить посредством брака с некой Савадой Тсунаеши, которая в данный момент носит фамилию Эспозито и является ничего не знающей, наивной старшей сестрой кандидата в Боссы Вонголы.

Провокация, пытается вызвать и посмотреть мою реакцию, и как бы то ни было, попал он в самую больную точку.

Я подозревала, что меня используют как свиноматку, или чего похуже, но услышать это вот так вот от того, кому я буду обязана принадлежать как бессловесный предмет интерьера, … было очень неожиданно.

С тихим звоном по столу разлетелась кружка. Осколки больно впились в кожу, раня и принося боль, но в душе начала клокотать Ярость, которая раздувала уголек Пламени Гармонии, которое стремилось вырваться наружу и успокоить хозяйку.

Как эта сволочь посмела?!

— Боюсь, — тихо хмыкнула. — Вам придется искать другую невесту, ну, а договор заключать на других условиях.

— Вы ранены, — указал мне Дино.

— Царапина, — фыркнула, пытаясь свернуть Пламя и успокоиться. На Каваллоне мне было, поскольку постольку.

— Позвольте? — я не сумела среагировать и вежливо отказаться, так как боролась сама с собой, и парень взял меня за руку, зажигая теплый солнечный огонек, который был способен только царапины и лечить.

Отдернуть руку я не успела, и Солнечное Пламя скользнуло по руке, чуть насторожившись, а потом прильнув как ласковый котенок. Сдерживаемое мной Пламя Гармонии радостно откликнулось и маленькой вспышкой приласкало огонек, заставляя блондина, заворожено замереть и неверяще вскинуть голову, натыкаясь на мои янтарные глаза, в который отразился испуг.

Спалилась.

— Гармония, — выдохнул Гарцующий Конь, а когда я резко отдернула руки приготовившись нападать или обороняться, он вскинул руки над головой, показывая, что не желает драться. — Постойте, Тсунаеши-сан, я вас не трону!

— С чего бы мне вам верить? — вскинулась я, хотя интуиция говорила, что Небо Каваллоне действительно меня не тронет.

— Я не трону ни вас, ни ваших близких, — заметив, что слова не принесли желаемого эффекта, он серьезно добавил. — Слово Босса Семьи Каваллоне.

Я промолчала, молча ожидая продолжения и понимая, что неожиданный всплеск эмоций прошёлся по связям, так что малышня рванула домой из школы гораздо быстрее.

Если он дал слово, то я могу быть спокойна… относительно.

— Небо Гармонии мне больше нужно в союзниках, а никак не во врагах. В отличие от Вонголы и от Савады Емицу я головой думать умею, благо учитель у меня был замечательный, — проговорил блондин смотря на меня оценивающе и уважительно. Не так как в начале беседы, немного скучающе, хоть и с любопытством. — Вот только как он проглядел такое сокровище?

— Думаю, он уже догадывается, что я связана с мафией гораздо теснее, чем кажется, — нервно усмехнулась.

— Он догадывается, — хмыкнул Дино. — А вот насколько теснее знаете только вы сами.

Со двора послышался шум.

— Поговорим позже, — нервничаю.

— Ловлю на слове, — кивает Каваллоне. — Я вас не выдам Тсунаеши-сан, мне это просто невыгодно.

Я, молча, провожаю Дино взглядом, на второй этаж, понимая, что у меня проблемы.

Большие проблемы.

Я спалилась. Глупо, очень глупо, на простой мелочи.

И теперь моя игра зависит от Каваллоне, который либо поддержит, либо сдаст, либо использует в своих целях.

Мерзкое чувство де жа вю, вызвало отвращение к ощущению будто у меня на шее сдавливается удавка, как несколько лет назад у Вендиче при вхождение в их ряды в роли собачки на цепи.

========== Упс! ==========

— Однако ты весьма оригинально подошел к проблеме «поговорить наедине, чтобы не попасть под подозрения», — улыбнулась я в кружку с ароматным чаем.

— Ну, ты как-никак должна быть моей невестой, так что предлог был вполне в тему, — Дино улыбнулся, неловко дёрнул​ рукой, проливая ароматный чай и состроил виноватую моську.

Я улыбнулась и протянула ему салфетку, но потом, подумав, вытерла чай со столешницы сама. Мы сидели в милом и уютном кафе, куда меня пригласил Дино, когда предложил прогуляться.

— Почему тогда не ресторан? Для тебя это как бы, не солидно, — я покачала головой, но Дино лишь широко улыбнулся, а в глазах заплясали искры веселья.

— Боюсь, если бы я пригласил тебя в ресторан, ты бы точно отказалась, да и, судя по тому какими взглядами нас провожала твоя семья, меня бы четвертовали за покушение на твою честь.

— О да, — я хихикнула.

— Даже младший братишка Акира смотрел на меня, как будто я совершаю святотатвство по отношению к тебе, — хмыкнул Дино. — Не верю, что ты такая недотрога.

— Ну, так, не каждый день меня приглашает Босс третьей по силе Семьи в мире, знаешь ли, — пожала я плечами.

— С этим не поспоришь, — улыбнулся Каваллоне.

Мы замолчали ненадолго, поедая пирожное и запивая его чаем.

— Спрашивай, — устало вздохнула, откладывая в сторону ложечку.

— Как давно ты знаешь о мафии? — Дино спрашивал непринужденно, улыбаясь, будто говоря о погоде.

— Лет с пяти, — улыбаюсь ему, поддерживая игру в виде счастливой парочки.

— Неожиданно, — склонил голову Каваллоне.

— Я была очень любопытным и умным не по годам ребенком, который увлекался компьютерами и заинтересовался, почему мой папаша бросил нас сразу же после рождения Акиры. Я умела видеть и слышать.

— Хакер?

— Можно и так сказать, учусь заочно на программиста, — пожала плечами.

— Насколько ты посвящена в мафию, во все её дела?

— Полностью, Дино, полностью, — устало вздохнула. — Я кручусь в мафиозных кругах лет с двенадцати, когда умерла мама, ну и когда я нашла своего первого Хранителя. Грубо говоря все это время я пряталась сама и прятала своего младшего брата от участи быть мафиозным Боссом, но Акира унаследовал Пламя, как и я. Если Вонгола узнает, то меня запрут и посадят на цепь при этом прижав к ногтю с помощью того же Акиры и моих Хранителей.

— У тебя полный комплект я так понимаю, — прищурился блондин. — Кто они?

— Неважно, — покачала головой.

— Ты знаешь, что твой Хранитель тумана должен сидеть на последнем уровне в Вендикаре? Пусть Приговорщик и доказал его право на Вендетту, но все же…

— Он потомок Деймона Ди Спейда, и может меня предать? Исключено, именно я и выкупила его у Вендиче, — отвела взгляд в сторону.

— Приговорщик… — в глазах Дино заплясали опасные огоньки, — это ты?

— Да, — я кивнула, прикрыв глаза. — Если бы я не поступила на службу в обмен на свою Семью, то мы бы все вместе оказались в Вендикаре, а Акира у Вонголы, так как по идее я похитила наследника.

— Вот как, — Каваллоне чуть не обжегся принесенным новым чаем. — И что ты собираешься делать теперь?

— У меня отпуск, — пожала я плечами и уточнила. — В Вендикаре.

Каваллоне как-то пришибленно покачал головой, и устало вздохнул.

— Замуж мне тебя звать бесполезно, да? — спросил Каваллоне.

— Да, — я печально улыбнулась. — Ты мне нравишься, но я не могу. Семья Каваллоне зависит от Вонголы и полную защиту мне дать, к сожалению, ты не можешь, у тебя Семья, которая стоит на первом месте.

— Вендиче дают тебе защиту, — он хмыкнул.

— Против Вендиче не попрёшь, — улыбнулась. — Кстати, раз уж дело пошло про свадьбы и все такое… как-то ты подозрительно смотрел на моего Дождя.

— Ника твой Дождь? — Дино моргнул.

— Она тебе понравилась, — я улыбнулась.

— Она… красивая, — замялся Каваллоне, на что я хитро улыбнулась.

— Дино, Дино, — я покачала головой, — будто я не знаю, что ты на неё смотрел чуть ли не как на богиню.

Блондин покраснел.

— Она… невероятная… — выдохнул парень, и я на дне глаз заметила вспыхнувшие искры зарождающейся страсти и жажды добиться своего любой ценой.

Ой-ой, кажется, Ника попала. В нее влюбился Босс Каваллоне, а это катастрофа.

— Даю тебе своё благословение, вот только с Себастьяном будешь сам разбираться.

Дино сразу как-то стал грустным.

— Даже если она ответит мне взаимностью, то мне не позволят взять ее в жены, — Дино нахмурился и силой сжал кулак, мрачно смотря на чашку.

— Почему? — непонимающе нахмурилась.

— Кровь, — коротко бросил блондин. — Пусть она гениальна, что по ней заметно, но она всего лишь в первом поколении.

— О, — я склонила голову к плечу. — Тебе не позволят, я так понимаю из-за того, что она вроде как не пара тебе? Ни приданного, ни влияния.

— Да.

— В таком случае Дино, — я привстала и наклонилась через весь столик к Дино, почти каясь его уха губами. — Ника является отдаленным потомком Примо Вонгола, а так же прямой наследницей Себастьяна Инганнаморте, известного так же как Ян Морте.

Каваллоне смотрел перед собой широко раскрытыми глазами, так как не знать легенду мафиозного мира, который был врагом самого Ноно Вонгола, для наследника такой семьи было непростительно.

Я же усмехнулась и села обратно.

— Это все меняет, — прохрипел Дино.

Я улыбалась.

***

Мы шли домой, и я куталась в куртку Каваллоне от холода, потому что неожиданно пошел дождь, и мафиози пришлось пожертвовать хрупкой девушке свою куртку.

— Тсунаеши-сан, — обратился он ко мне.

— Тсуна, или Еши, — перебила я его.

— Вы можете рассчитывать на мою Семью, я сохраню ваш секрет.

С души свалился камень.

— Тебе спасибо, Дино, — я широко улыбнулась, привстав на носочки обняла его за шею, из-за чего тот удивленно икнул.

— Что ты дела…

— Следят, дубина, — шикнула. — Как у нас свидание проходит.

— Понял, — коротко выдохнул Дино и поспешно меня обнял в ответ, окидывая внимательным взглядом местность.

— Вроде никого, — прошептала.

— Ушёл, — кивнул блондин.

— Дино, ты меня сломать решил?

— Прости-прости, — отпустил меня парень, а я поморщилась и ненароком потерла ребра. — Сильно болит?

— Ерунда, бывало и по хуже, — улыбнулась. — О, вот и дом!

***

Сняв обувь и повесив сушится куртку, мы с Дино прошли в комнату, где застали веселую компанию, играющую в покер.

— Мы дома! — оповестила я.

На нас тут же скрестились взгляды, и подозрительно осмотрев нас обоих на предмет компрометирующих вещей, как-то успокоились.

— С возвращением, — улыбнулась Хроме и покраснела. — А мы тут… играем.

— В покер, да? — хмыкнула, заходя и присаживаясь на диван. — На что играем?

— На желание, — улыбнулся Реборн. — И мешок конфет.

— Вот как, — я улыбнулась. — И кто выигрывает?

— Мукуро, кто ж еще, — пробурчал Акира. — Его Диас шулерству учил.

— А… фокусам, — я ностальгически вздохнула. — Возьмёте в игру, а?

— Нет, — неожиданно вставил Мукуро. — Ты будешь мухлевать!

— Естественно, — кивнула улыбаясь.

— Ты даже не отрицаешь! — удивленно уставился на меня Хаято.

— Хаято, — я посмотрела на него снисходительно. — Я не буду отрицать, так как вы просто напросто не сумеете меня поймать!

— Ха, спорим, я тебя поймаю! — у Урагана в глазах вспыхнул азарт.

— А давай! — азартно улыбнулась.

— Значит так, — оповестил Реборн. — Тот, кто выиграет и не попадется, тот получит самый большой кусок торта! Шоколадного!

— О, — Мукуро потёр руки предвкушающе улыбнувшись.

— Естественно, с вами будет играть профессионал, — тонко улыбнулся Реборн.

— Ты? — Хаято покосился на киллера.

— Да, — улыбнулся предвкушающе Реборн.

Акира устало вздохнул и умоляюще посмотрел на Дино, который извиняющие развел руками и покосился на сидящую Нику, которая делала в своём блокноте какие-то заметки.

— Прошу к столу господа, — Мукуро театрально поклонился и элегантно взял ладошку покрасневшей от смущения Хроме целуя над ней воздух, — и дамы.

— Мукуро-сан… — Хроме попыталась забрать у него свою ладошку, но не преуспела в этом.

— Я то-о-оже в игре, — появилась Фран.

— У Гокудеры Хаято нет шансов, — припечатала Ника, не отрывая глаз от блокнота.

В этот момент Ламбо попытался по-тихому стащить из мешка конфеты, но его заметил Реборн. Остановить Аркобалено я не успела, и подзатыльник, прилетевший Ламбо, заставил его кувырком слететь с дивана и, не удержавшись споткнуться, чтобы рухнуть на пол.

Из жестких и пышных кудрей ребенка выскочила знакомая базука, и со стуком отскочила от пола, полетев в сторону сидящего рядом со мной Акиры.

Реакция была мгновенной, я подскочила, защищая и откидывая от себя Акиру на голых рефлексах, даже сама не осознавая до конца, что происходит.

— Упс! — услышала я ойканье Мукуро.

— Лови ее! — рявк Реборна.

Тихий хлопок заставил зажмуриться, и вдохнув розовый дым, я закашлялась и закрыла глаза, что бы тут же широко открыть их непонимающе уставившись на окружающую обстановку.

Традиционно обставленная комната, точнее часть которую я успела рассмотреть. Так как в следующий момент я задушено пискнула и оказалась в чьих-то объятьях, а попытку ударить без труда пресекли, мгновенно лишая меня возможности даже дернутся, прижимая спиной к груди.

Проблема была в том, что я не знала кто этот человек, который меня обнимает, не давая, дернутся.

— Не бойся, — теплое дыхание опалило ушко и щеку, а голос бархатный и спокойный заставил меня замереть на месте. — Я не причиню тебе вреда, Тсунаеши.

Я вздрагиваю, пытаясь вырваться, когда тёплые губы неизвестного касаются шеи и скользят к плечу мелкими поцелуями.

И я расслабляюсь, прикрывая глаза.

Убивать меня не собираются.

По крайней мере пока.

Вот это что называется «Упс!»…

========== Чудеса, да вопросы (не бечено) ==========

Легкие поцелуи скользили по плечу, заставляя меня, рвано выдохнуть и тут же прикусить губу. Сердце заходилось в бешеном ритме, и для меня, у которой в этой сфере жизни уже был опыт, стало неожиданность, когда дыхание начало сбиваться и краской залило щеки.

— Кто ты? — попыталась я вывернуться из объятий неизвестного человека. — Отпусти.

Человек покрепче перехватил меня и уткнулся носом мне в затылок, зарываясь в волосы, которые сегодня были заплетены в простую косу.

— Я убью их, — тихо выдохнул мне в волосы неизвестный, обжигая дыханием затылок и заставляя по всему телу пройти табуну мурашек.

Характерных таких.

— Я бы тоже убила, — ляпнула.

— Да, ты им, скорее всего, воспитательную беседу уже провела, — тихий смешок. — Не в твоем положении прыгать туда-сюда с помощью базуки десятилетия.

Спрашивать, в каком таком положении я не осмелилась.

— Так кто ты такой? — попыток вырваться я больше не принимала, понимая, что это бесполезно.

— Муж, — выдохнули снова мне в плечо, и я успела заметить черные волосы моего… мужа. Вот это, блин, новость. — Ты ещё ничего не знаешь, но там, в прошлом мы скоро встретимся во второй раз, правда, первого ты не помнишь.

От такого заявления я дернулась, снова попытавшись вырваться.

— Не бойся, — беззлобно усмехнулся незнакомец, все так же продолжая говорить тихо, что в случае встречи мне не узнать голос. — Я уже и забыл, какая ты была запуганная тогда.

Голос на последних словах потяжелел так, что где-то в животе поселился страх. Кто бы ни был мой так называемый муж в будущем, он очень, очень опасен.

Я вздрогнула, когда мне несильно прикусили кожу на плече, пощекотали дыханием и чуть-чуть прикусили ушко, из-за чего меня ощутимо тряхонуло, а потом резко дернули, разворачивая и закрывая глаза теплой ладонью, заставляя оторопело замереть, когда меня поцеловали.

Охрененно так поцеловали, прикусывая губу.

Что-то прохладное скользнуло по шее и груди, но отвлекаться от поцелуя мне не дали, а потом все заволокло розовым дымом, и я оказалась посреди ошарашенной компании.

— Я, пожалуй, пойду, — как-то не в тему проговорила и на подгибающихся ногах потопала на второй этаж, удерживаясь за перила лестницы.

Зайдя в свою комнату, я плюхнулась на кровать и перекатилась на спину, бездумно смотря в потолок.

Губы до сих пор чувствовали поцелуй, и я приложила к ним ладонь.

Ну, нифига ж себе приехали.

Муж…

Что-то скользнуло по коже, и я вспомнила про то, что он что-то одел мне на шею. Подскочив на ноги, я рванула к зеркалу и удивленно вскинула бровь.

Кулон.

Расстегнув цепочку, я положила его на ладонь, невольно восхищаясь работой. Усатый дракон из японских или китайских сказок лежал на ладони, держа в лапах красный камень, в котором отбрасывало маленькими искрами Пламя Урагана.

Чегось?

Прислушавшись, я действительно почувствовала, что внутри камешка заключена маленькая искорка пламени Урагана, вот только как? Какой мастер мог такое сотворить?

Кулон ответов мне не давал, но приятно грел кожу ладони, и, что самое удивительное, агрессивное Пламя, а точнее его крохотая искорка, обещало защиту и тепло, когда должно разрушать.

Искорка ластилась, рвалась ко мне, и я, нахмурившись, пустила совсем чуть-чуть свое Пламя и от неожиданности вздрогнула, когда искусная работа неизвестного мне мастера неожиданно зашевелилась, зевнула и резво свернулась в браслет на руке.

Я молча, и офигевше наблюдала за этим действом, когда маленький, как будто живой дракончик скользнул, утягивая за собой цепочку и сворачиваясь в причудливый браслет на запястье.

— Чудеса, — протянула я, вертя своей рукой разглядывая чудо-юдо. — И что же ты можешь?

В следующий момент я поняла, что теперь мое Пламя, которое я использую, для других не заметно, а вот обладатель искорки меня почуять может.

Воистину, кто бы ни был мой муж, он сделал мне королевский подарок, ведь этот дракон не давал во мне почувствовать Пламя, и заметить его можно было только тогда, когда я его специально покажу, загоревшись, как свечка.

До сих пор озадаченная, я принялась поправлять растрепавшиеся волосы и замерла перед зеркалом, недоверчиво проводя пальцем по шее.

Зрение меня не обмануло.

— Засос, — до сих пор под впечатлением произнесла я, а потом до меня, тугодумки, дошло…

Твою же мать!

И все это видели! Хотя, впрочем, неважно, надо потом народ допросить, какая она, то есть я из будущего.

Устало вздохнув, я еще раз посмотрела на запястье.

Кто же ты, красный дракон?

***

Когда сработала базука десятилетия, никто не ожидал, что из розового, еще не рассеявшего дыма в сторону Реборна будет направлен остро наточенный кинжал, который находился прямо в нескольких сантиметров от груди киллера.

— А, Реборн, — прозвучало как-то облегченно. — Я уже успела забыть про этот эпизод, ну надо же.

Перед ними из рассеявшего дыма стояла Тсуна, которая, прищурившись, так и не убрала кинжала от киллера, на инстинктах считая его как самого опасного для себя и… для ребенка.

Этот жест Реборн узнал бы из тысячи, именно так Луче прикрывала от опасности еще тогда не родившуюся Арию на чистом материнском инстинкте.

Женщина перед ними была мало похожа на постоянно занятую и в вечном недосыпе девушку, которая ночами сидит за компьютером. Тсунаеши была одета в темно-синюю юкату, расшитую алыми рисунками по подолу и рукавам.

— Т-Тсуна? — ошарашено выдал Акира.

— О, Кира, — взрослая версия Тсуны тепло улыбнулась, наконец пряча кинжал в широком рукаве юкаты, который доставал ей почти до кончиков пальцев. Длинные волосы были переплетены в косы и закреплены причудливым образом. — Рада вас видеть, прям аж ностальгия берет, такие мелкие еще.

— Тсуна, — шепотом начал Акира. — А ты беременная, что ли?..

— Хах, Акира, — женщина покачала головой, присаживаясь на диван рядом с ним и гладя всхлипывающего Ламбо по голове. — У тебя вообще-то уже свой карапуз есть.

— У меня? — ошарашено выдал подросток, смотря на такую знакомую-незнакомую женщину огромными глазами. — А с… кем?

— Не скажу, — улыбнулась женщина. — Они у всех уже есть или скоро будут, правда, у парочки здесь сидящих они только в стадии планирования, но, думаю, недолго.

— Да ладно, — нервно хмыкнул Мукуро.

— А ты вообще молчи, — беззлобно фыркнула женщина. — «Она слишком чистая, я просто ее не достоин», и «Я не могу, я ему не подхожу, ему подойдет другая девушка», бегали три года как два идиота, весь мир мафии уже ставки ставил, когда вы двое все-таки решитесь.

Мукуро открыл рот, закрыл.

— Можно-о-о? — протянула появившаяся из ниоткуда Фран.

— Конечно, — улыбнулась женщина, и иллюзионистка положила ладонь на живот женщины. В обычно безэмоциональных глазах промелькнула такая буря эмоций, что, если бы кто сказал, не поверили бы.

— А у меня будет? — выдала иллюзионистка.

— Конечно, — улыбнулась женщина. — Будет у тебя… принц.

— Да ла-а-адно, — протянула Фран.

— А мне… можно? — осторожно подлез Акира.

— Можно, — улыбнулась женщина, и будущий босс Вонголы приложил руку, неосознанно пуская свое Пламя.

— Он… живой, — прошептал подросток. — Мальчик.

— Откуда вы знаете, Джудайме? — чуть ли не шепотом прошептал Ураган.

— Чувствую, — растерянно проговорил Акира. — И он… как ты.

— Что? — моргнул Хаято.

— Ураган, — улыбнулась Бьянки, положив руку женщине на живот и мягко улыбаясь.

Подошедшей Нике женщина улыбнулась мягко и как-то весело и хитро прищурилась.

— А у тебя два замечательных блондина будут, — заверила Тсуна девушку, которая моргнула, недоверчиво покосившись в сторону живота.

Дино засветился от счастья, увидев, как хитро подмигнула ему Тсунаеши.

Реборн запрыгнул на диван и сразу же отметил, как женщина напряглась, подавив в себе жест, обхватить в защите свой живот. В глазах Тсунаеши промелькнул какой-то страх, хотя другим она в этой комнате совершенно доверяла.

— Ты связана с мафией? — прямо решил задать вопрос взрослый в теле ребенка, внимательно оглядывая очень изменившуюся женщину.

— Может быть, — наклонила она, хитро улыбаясь, а потом киллер вздрогнул, когда эта женщина взяла его за руку, поймав странный взгляд киллера на своем животе, и приложила к нему свою руку и его. — Счастье где-то совсем рядом, Реборн, и лишь ты виноват, что его не замечаешь.

С этими словами с тихим «пуф» появился розовый дым, и женщина исчезла, а на ее месте появилась их нынешняя Тсуна с затуманенными глазами и зацелованными губами.

Буркнув что-то, девушка пьяной и явно неадекватной походкой направилась на второй этаж, при этом все, кому ни лень, успели увидеть на шее девушки засос.

— Хоть у кого-то личная жизнь налаживается, — вздохнула Бьянки чуть завистливо и пошла на кухню.

Реборн проводил ее взглядом, раздумывая над словами о том, что счастье где-то рядом, вот только где?

На руке оставалось тепло, которое он продолжал ощущать даже спустя десять минут.

Реборн столько лет пробыл в теле ребенка, что семья стала чем-то недосягаемым, но ведь сейчас, стоит ему отбросить пустышку, он станет взрослым человеком, он может осуществить свою мечту.

Счастье где-то рядом… где?

***

Акира задумчиво прикусывал губу, постукивая пальцами по столешнице. Сейчас, глядя на задумчивого подростка, нельзя было сказать, что он наивный дурачок. Да, он многое не понимал и не желал становиться Боссом мафии, вот только, как говорила Тсуна: из мафии выходят только вперед ногами.

Жить он пока хотел, желательно долго и счастливо, но тайны, окружающие его семью, давили, а вопросы все накапливались, что могло привести к закономерному взрыву.

Ему надо было поговорить с Тсунаеши как можно скорей. Серьезно сесть и поговорить, ведь он был уверен, что его старшая сестра, которая делает вид, что все странности - только странности, на самом деле знает гораздо больше, чем хочет показать.

Он не забыл окровавленных бинтов и многое другое, что ему видеть не следовало, вот только тогда он был в безопасности, а теперь над ним нависла совсем не веселая перспектива быть Боссом Вонголы, так как он наследник по крови ее основателя Примо Вонголы.

Акира никогда не считал дураком, так что все прекрасно понял, и пусть Реборн считает, что мозгами его пользоваться не научили, но Акира умел думать, размышлять и анализировать.

Он не любил драки, но ему удавалось всегда или в большинстве случаев уладить все конфликты. Да, лезть с шашкой наголо он не желал, а вот договориться по-человечески — пожалуйста.

Прирожденный дипломат, такой у него был стиль жизни.

Вопросов стало слишком много в последнее время, и Акира это прекрасно осознавал, так что откладывать разговор с самой старшей в их семействе больше не имело смысла.

Чтобы ему ни говорил Реборн, но он не единственный Наследник на это кресло, ведь есть еще старшая сестра Тсуна, Наследница.

Интуиция тихо тренькала.

Я тихо напевала незатейливый мотивчик и мешала тесто для пирога. Все куда-то разбежались, ну, а Реборн укатил на пару дней вместе с Дино в сторону Италии по срочным делам. Вот-вот будет день рождение у Акиры. А столько всего произошло, что прям аж диву даёшься.

Я устало вздохнула улыбаясь.

Руки были в муке, но, все же, извернувшись, я дотянулась до моей прелести стоящей на холодильнике и включила. Мигнула флешка и на кухне раздалась музыка, заставляя меня пританцовывать и тихонько напевать себе под нос.

Ляпота.

Тишина и спокойствие, как же я по вам соскучилась! Хорошо Бьянки забрала мелочь, а то я бы так скоро сошла с ума, а так денек спокойствия и восстановления, а там с новыми силами.

— Тсуна? — от неожиданности я вздрогнула и в одно мгновение развернулась, зажимая в руке кухонный нож, готовясь атаковать.

— Акира? — удивленно спросила, и проследив за его взглядом неловко улыбнувшись попыталась аккуратно убрать нож за спину. — Ты что-то хотел? И почему ты так рано?

Неловкая улыбка и попытка сделать хорошую мину при плохой игре явно провалилась.

Какого черта он не в школе?

— Нас отпустили, — улыбнулся мой брат почесав затылок кривя губы в такой же нелепой улыбке, как и я.

Вот уж славный дуэт, черт возьми.

Улыбаемся и машем!

— Да? А что произошло?

— Сенсей заболел.

Мы замолчали, чувствуя напряжение и откровенную неловкость.

— Тсуна, — брат замялся, — нам надо поговорить, тебе так не кажется?

— О чем? — пытаюсь откосить, но мой брат слишком упрям.

— Обо всем этом, — Акира делает жест, обводя комнату рукой, но на самом деле имея ввиду масштабы происходящего вокруг, что гораздо больше.

— Мне надо поставить пирог в духовку, — обреченно прикрываю глаза, понимая, что откладывать разговор действительно больше нет смысла.

— Хорошо, — кивает Акира, понимая, что я сдаюсь, и уходит переодеваться наверх.

Как только брат скрылся, я зло хлопаю ладонями по столу.

Он же ребенок, но… уже достаточно взрослый чтобы понять.

Я надеюсь.

***

— Я хотела, чтобы у тебя было детство, — голос звучал тихо и убито, пальцы машинально поглаживали бока чашки с остывшим чаем. Акира молчал.

— Значит, вот как… — Акира старательно отводил взгляд, тоже как-то нервно смотря на кружку. Да уж, не этого он ожидал…

Не этого…

— А ты?..

— Убивала, и убивала много, Акира. Можешь винить и осуждать меня, ты в своем праве. Но все же…

— Я должен буду делать то же, что и ты?! — резко перебил меня младший брат.

— Нет, — голос звучал холодно. — Я сделаю все, чтобы тебе не пришлось делать то, что делаю я. Поверь, Кира, мафия — это далеко не романтика. Это кровь, грязь, постоянное предательство. Чтобы тебе не втирали, а звание Босса адский труд и постоянное хождение по грани. Все смерти людей, которых ты будешь обязан посылать на задания, а иногда на откровенную смерть будет на твоей совести, а их кровь на твоих руках.

— Ты ведь тоже Наследница, — тихо проговорил брат, смотря на меня исподлобья.

— Никто не допустит меня до трона, Акира, — я прикрыла глаза, грустно улыбаясь. — Я — Гармония, и в моем Пламени все же больше минусов, чем плюсов. Мое Пламя — это равновесие. Если у твоего Пламени, может быть, Плюс, Минус, Ноль, то у моего всегда ноль.

— Плюс и минус?

— Да, когда оно жжется и поднимается до невыносимый температур — плюс, в неактивном, спокойном состоянии с температурой твоего тела — ноль, но мафиози обычно на нулевом свое Пламя не держат, так как почти постоянно находятся под угрозой и в готовности атаковать.

— То есть если ты равновесие, значит, ты всегда на нуле и не можешь сдвинуться, что делает твои атаки Пламенем бесполезными? — Акира всегда был умным мальчиком.

— Да, молодец, находясь постоянно на нуле, я могу только усиливать удары и делать их поистине разрушительными, но только на ближних дистанциях, средние и дальние, как это можешь ты, мне недоступны.

— Поэтому ты и работаешь на Вендиче, потому что они твоя защита?

— Да. Примерно так, — я кивнула и потянулась за конфеткой.

— А минус? — вспомнив, что я опустила этот момент, поинтересовался Акира?

— Сам подумай, — пожала плечами.

— Лед…? Да Ладно, серьезно?! — не поверил младший брат, а я легко улыбнулась, тут же став серьезной.

— Лед — это страшное оружие в умелых руках, Акира. Восемь лет назад Тимотео, или Ноно Вонгола своего приемного сына закатал в лед заживо техникой Прорыв Точки Нуля, которую еще использовал Примо Вонгола. Он жив и в сознании без возможности пошевелиться, только дикий холод и одиночество.

— Да он же… с ума сойдет, — потрясенно покачал головой Акира. — Приемный конечно не родной, но…

— А вот это мой дорогой братец спорный вопрос, так как вполне возможно, что его приемный сын очень даже близкая родня по крови, что сам Девятый, что его несуществующий брат или братья очень уж любили походить по бабам, как наш папаша, вот и нагуляли паренька. Вот только неуправляемый Наследник, который может всех и вся раком нагнуть и поставить, очень уж неудобная фигура. Сам понимаешь.

— Ясно, — кивнул потерянно брат. — Только ты не говоришь его имя и тщательно обходишь его персону… почему? И этот намек на гуляющего Емицу… что ты еще мне не рассказала?

Интуиция? Вполне.

Я растерялась. Пока не время раскрывать ему все, он и так слишком много узнал.

— Я не могу тебе сказать, — я вздохнула. — Не моя тайна.

— Ясно, — в глазах появилась обида. Совсем еще подросток. — Раз ты практически беззащитна, то… у тебя должны быть Хранители, да?

— У меня есть Хранители, но их имена я называть тебе тоже не буду, — я извиняющие улыбнулась.

Акира нахмурился, а потом интуиция панически тренькнула.

— Акира? — я потянулась к нему, хватая за рукав рубашки. — Чтобы ты не надумал сейчас, не делай этого!

— Я уже достаточно взрослый чтобы принимать решения! — вспылил младший брат.

— Нет, Акира! Сейчас не та ситуация, когда ты можешь что-либо решить. Я прошу тебя отото, просто следуй указаниям, а когда придет время, я сделаю все, чтобы ты не влезал в мафию. Ты же мечтал стать художником, Акира!

— Ты всегда и все это время меня защищала, но братья должны защищать своих сестер, — улыбнулся Акира.

— Нет, отото, — тихо и умоляющее прошептала я, уже понимая, что мой братишка принял решение. — Нет…

Голубые глаза Акиры блеснули твердой решимостью.

Я так привыкла считать его ребенком, что не заметила, что из маленького ласкового львенка вырос молодой, еще неопытный лев.

Ему не нужна моя защита, он будет защищать меня, и защищаться сам.

Рука безвольно упала, отпустив рукав младшего брата. Отстранено пронеслась мысль, что он был бы неплохим боссом, и что он бы выдержал все, что на него свалилось. Он бы прошел огонь и воду.

Не ради себя и для себя, а ради других и для других.

Я медленно опустилась на стул, болезненно понимая, что этим разговором поставила точку в том, к чему стремилась. Акира выбрал не мирную жизнь, а мир мафии. Осознано, без принуждения.

О, Мадонна!

***

Акира не ребенок, и само понимание этого заставляет грустно улыбнуться и наконец понять, что он уже вполне сформированная личность и мне далеко не всегда удастся теперь на него повлиять.

Теперь я уже ничего не могу сделать и набивать шишки он будет сам.

Я ушла из дома, бродить по улочкам тихого Намимори пытаясь разобраться в своих мыслях и чувствах.

Намимори был скучным городком, тихим и можно было бы сказать серым, но именно это спокойствие и тишина цепляли. Тяжелые тучи нависшие над головой сегодня придавали городку унылость и грусть, из-за чего под тихие и мерные шаги, что отдавались тихим стуком об асфальтированную дорожку тротуара в парке среди начинающих желтеть деревьев погружали в транс.

Я думала, размышляла, просто шла в никуда погрузившись в свои мысли и время от времени вдыхая воздух, который нес себе запахи скорого дождя.

Думала обо всем и ни о чем. Вдыхала запахи осени и прикрывала глаза слушая свои шаги.

Кап…

Первая крупная капля дождя приземлилась на щеку, заставляя невольно и чуть рассеянно провести ладонью по лицу стирая влагу.

За первой упала вторая.

Третья…

И с неба пошел размеренный и спокойный дождь, что равномерно и не особо спеша заставил промокнуть мою легкую ветровку до нитки, из-за чего футболка на промокших плечах начала холодить кожу.

Я присела на еще не до конца промокшую лавочку, задумчиво слушая шелест и дробь, что создает дождь и провела пальцами по облупившейся синей краске. Задрав голову прищурилась, смотря на свинцовое небо и ловя капли дождя на кожу, которые скатывались по лицу на подбородок, дальше скользили по шее и скатывались за шиворот. Волосы намокли и потяжелели. Капли скользили по волосам, рассыпаясь по ним гроздьями, как утренняя роса по паутине и капали на мокрую ткань, скользили по вискам, шее и терялись где-то в вороте футболки.

Было холодно, тянуло сыростью и мокрой землей.

Голова была кристально чистой от мыслей, и было… спокойно.

И оглушающее чувство одиночества.

Я чувствовала себя… ненужной?

Да, наверное, так.

Мой младший брат вырос и в опеке практически не нуждается. В поддержке, да, несомненно, вот только…

Он уже слишком взрослый и это открытие неожиданно потрясает до глубины души.

- Ну и что ты тут сидишь? – знакомый голос заставляет оторваться от созерцания пляски капель на луже и перевести взгляд на Тсуеши-сана. – Ты заболеть захотела, а?

Я моргнула, сбрасывая с себя пелену задумчивости и понимая, что продрогла и промокла до нитки.

- Я задумалась, - качаю головой, снова переводя взгляд на промокшие кеды. Грохот дождя об большой и широкий зонт, что выставил, закрывая меня и себя мой названный отец, не дает мне снова уйти в тяжелые думы.

- И о чем же ты так задумалась?

- О том, что дети слишком быстро вырастают…

- И ты чувствуешь себя ненужной? – понимающе хмыкает мужчина.

- Не то чтобы, но…

- Это всегда так, - улыбается Тсуеши,- они вырастают и сами принимают решения. Слишком быстро, не правда ли?

Я пожимаю плечами.

- А у вас с Такеши тоже?..

- Да, - меня треплют по мокрой шевелюре. – Пошли уже, а то простудишься.

- Ага, - киваю, вставая с лавки, чувствуя, как в кедах хлюпает вода. – Я бы не отказалась от крепкого горячего чая.

- Ну, естественно, - хмыкает, окидывая мою продрогшую тушку Ямомото. – Идем.

Акира вырос, а я заметила это только сейчас. Впрочем, никто не мешает мне продолжать свою игру.

========== Тик-так… ==========

День Рождения Акиры прошел весело, потом как-то подобрался Новый Год и именно в этот момент свалилась новость о том, что Колыбель в которую был надежно закатан Занзас рухнула. Об этом мне сообщил Джо у которого буквально глаза горели от счастья и предвкушения.

Младший брат здорово привязался к Занзасу, который как только пришел в себя, так сразу позвал своего Дождя и задал вопрос о том, почему его младший брат носит до сих пор фамилию Савада.

Вот уж точно Босс Варии умеет ставить в ступор, так что Джо, немного пришибленный и ошарашенный носит фамилию Скайрини.

Ну, бог ему в помощь с такими родственниками.

Ну а Вонгола забегала, когда тихая и обезглавленная Вария неожиданно перешла на осадное положение и забаррикадировалась в своем особняке. Потом уже стало ясно, что дело пахнет керосином, когда встречать посла Девятого Вонголы вышел Занзас лично. В бинтах, потрепанный и откровенно ослабленный Босс Варии отколол такой финт ушами, что бедного посла, заикающегося после отборного мата итальянца уводили под ручку с наказом больше не появляться рядом с Варией.

Впрочем, напуганный мужик судя по слухам из мафии на пенсию дал такого стрекача, что только сверкающие пятки и видели.

Каваллоне по намекам все понял, и лезть не стал, но поддержку если что оказать был настроен.

Реборн сорвался в Италию, а по возвращении был в скверном расположении духа, из-за чего Акира загремел в больницу, что привело к моему неудовольствию и просьбой больше такого не делать.

Чуть позже я узнала, что через полгода состоится Конфликт Колец, из-за чего я нервно выкурила три сигареты за раз. Я прекрасно понимала, что было бы, если бы я не была знакома с Занзасом и он бы мне не задолжал. От Акиры и его Хранителей остались бы некрасивые пятна на стенах и то не факт. Детей бы Вария убивать может и не стала, Акиру да, а вот остальных бы скорее всего основательно покалечила, в назидание так сказать.

Поэтому в марте меня ждал визит в Варию.

***

- Ну, привет, Мусор, - сидервший передо мной парень был слегка бледноват, но это не мешало ему чувствовать себя Королем и хлебать из стакана виски под неодобрительным взглядом своего Солнца, Луссурии.

Впрочем, я даже представить себе не могу, кто может отобрать у этого малолетнего алкоголика его драгоценный янтарный напиток.

- И тебе не хворать, Занзас, - хмыкнула я, хотя напряжение в комнате можно было потрогать руками. - Как здоровье?

- Жить буду, - беззлобно хмыкнул парень щуря свои алые глаза. - А как твое здоровье, и братца твоего ненаглядного?

- Как видишь, пока живу помаленьку, - я уселась на диван закинув ногу на ногу. - И Акира пока живет.

- Ключевое слово, я так понимаю “пока”?

- Не буду отрицать этого развития событий, - я покачала головой.

- И какое же развитие событий у тебя сейчас ведущее?

- Конфликт Колец, - прикрыла я глаза наблюдая за Варийцами и легендарными психами из-под прикрытых ресниц.

Стакан в руках Скайрини пошел трещинами.

- ВРООЙ! - на мгновение у меня заложило уши. - Девятый совсем рехнулся выставляя своего Наследника на верную смерть вместе со всеми Хранителями?!

- Ши-ши-ши, а Принцу интересно! - блондин известный миру как Принц-Потрошитель улыбнулся белозубой безумной улыбкой, из-за чего мне на ум неожиданно пришло сравнение с Джокером. То же улыбается и является Королем Готема, осталось королеву отыскать. Хотя этот-то найдет.

- Заткнись, Мусор! - рык босса заставил колоритную парочку заткнуться. - Смерти своему ненаглядному братцу ты не желаешь, как и видеть его на месте Босса Вонголы, я ведь прав?

- Да, - кивнула.

- И?

Я втянула воздух через нос и вытащив рюкзак достала из него папку положив на стол, и оттолкнув его в сторону Занзаса заставила проехаться по поверхности стола.

- Следующим Боссом Вонголы станешь ты.

- Исключено, - Занзас оскалился. - Я не могу наследовать Вонголу.

- Можешь.

- Нет.

- У тебя все права на Трон Теневого Мира, Занзас. Здесь, - я махнула в сторону папки рукой. - доказательства.

Глаза в глаза.

Занзас смотрел прищурившись и я кожей чувствовала бушующий внутри Варийца Ураган, который был готовым снести все вокруг в одно мгновение превращая все живое в пепел.

Обладатель жутких глаз, перевел взгляд на папку, а потом уверенно взял ее в руки открывая на первой странице.

Я прикрыла глаза уже зная, что там Занзас найдет.

Результаты, проверки, отчеты.

Доказательства его родства с Тимотео. Сейчас в руках она держал свое полное и оправданное право на место Десятого Босса.

По праву Силы.

По праву Крови.

Прямой потомок Риккардо, Наследник Секондо.

Потомок из главной ветви Джотто, наследник Примо.

Результаты шокирующие, я сама была шокирована до глубины души. По сути говоря Занзас имел полное право на место Десятого Босса, а вот я, Джо и Акира только второстепенные Наследники, и то из побочной ветви. По сути наши права почти как у Ники с Себастьяном, но мы выезжаем вперед из-за обладания Пламени Неба, когда они дожди. Впрочем, это решаемо, ведь если Ника выйдет замуж за того же Дино, чем черт не шутит, то все шансы что у них родится ребенок с мощным Пламенем Неба.

Воздух задрожал и Хранители Скайрини резко напряглись делая шаг назад. Босс Варийцев был в Ярости, но пока еще держался и то мне казалось, что не долго еще сможет.

Занзаса понять было можно. Он не какой-то мальчишка-оборвыш с улицы, каким себя считал, каким его считали. Он Наследник и против этого факта не попрешь. Мало того, так он еще и внук так называемого Ноно Вонголы.

Казалось воздух накалился.

- Чертов Босс, если ты сейчас сорвешься…

- Это будут колосальные убытки.

- Босс…

- Ши-ши-ши…

- Не вовремя сейчас веселиться Бел-кун…

- Да как он!… - звериный рык заставил меня вздрогнуть и я отчетливо поняла, что дело пахнет керосином, и сгорит здесь все к чертя очень даже, если взрывного Босса не остановить.

- Занзас! - я метнулась к нему и тут же начала выпускать Пламя. - Успокойся!

Поздно.

***

- Гармония значит, - Занзас оскалился.

Я промолчала.

Если бы не мое Пламя, то от особняка бы ничего не осталось. Угомонить взбесившегося Занзаса было почти нереально, но… мне удалось.

Луссурия мрачно лечил мою сломанную руку, когда еще оставались подбитые ребра и синяк на скуле, который я не помнила когда получила.

На чудом уцелевшем столе лежала совершенно не пострадавшая папочка с документами, которую с этих пор можно было окрестить как “Священная”.

- Впрочем, плевать какое у тебя там Плямя, - оскалился Занзас. - Ты что-то хотела предложить, так?

- Да. Мой брат хороший лидер, но только с постороннего пинка, - я усмехнулась. - Ты его можешь обеспечить.

- О, как. Не боишься?

- Нет, во главе CEDEF он будет в самый раз. Ты в роли Десятого лучшая и как оказалось законная кандидатура, а Вария… у тебя есть наследник, - изрядно потрепанный Джо с фингалом под глазом удивленно на нас покосился.

- Интересно… ши-ши-ши…

- Убытки?

- Заткнитесь! - рык Занзаса заставил всех притихнуть. - Я согласен, но?..

- А вот этих “но”, как раз слишком много… - я устало вздохнула. - Конфликту быть, тут законы не нарушены, это испытание для Босса, а вот с Судьями проблема.

- Ты чего тупишь, Судьи мира мафии Вендиче, а Приговорщик у нас тут ты.

Я замерла, чувствуя на себе взгляды Варийцев. Да уж, выдал секретную информацию, так выдал.

- Не смешно.

- Ты видишь чтобы я веселился?..

***

- Фонг, не окажешь мне услугу по старой дружбе? - Высокий мужчина в шляпе с желтой лентой покрутил между пальцев сигарету. - Япония. Намимори. Тренировки для моего ученика и его старшей сестры. Да. Ей девятнадцать. Я сомневаюсь в Вонголе. На всякий случай. На всякий случай…

Гудки.

- Черт бы тебя побрал, что же ты задумал Тимотео?

Тик-так… время начинает ход…

========== Разговор ==========

Первое апреля встретило меня сонными моськами моих подопечных и шумными возмущениями Акиры, которого безжалостно поднял в школу Реборн. Я была дома уже неделю и честно говоря в глубине души мечтала о том, что мои многочисленные спиногрызы со своим вечным шумом уйдут в сторону адского здания под названием школа.

Хотелось чтоб это знаменательное событие случилось поскорее, так как постоянные крики и визги, а так же атмосфера веселья и смеха все-таки утомляют и хочется тишины.

И я дождалась момента, когда в доме настала тишина и гомон множества подростков и детей с буйством гормонов с весенним обострением в придачу утихнут за поворотом в сторону школы.

Тишина…

Благодать.

Апрель был еще прохладным, так что стоя на крыльце дома вскинув лицо с прикрытыми глазами под ласковые и теплые лучи солнца, я все же чувствовала пробегающие по коже мурашки от колыхания ветра, который холодил ноги и забирался под майку.

В соседнем дворе начала расцветать сакура, обещая через день поразить вдохновением прохожих своим розовым цветом и одуряющим запахом. Тонкий аромат японской вишни уже сейчас вился в воздухе и я стоя на крыльце в майке и шортах, чувствуя, что замерзаю, с улыбкой продолжала дышать полной грудью.

Одним словом - весна. Тянет на романтику и хорошее воодушевленное настроение. Уже оживились подростки и скоро начнется всеобщее помешательство молодого поколения, будет много розового цвета, влюбленных речей, вдохновения и дождя из лепестков сакуры.

В голове мелькнула мыслишка, что мне тоже хочется… романтики.

Впрочем, единственное, что мне светить это мафиозная романтика в ближайшее время, а так же большая уборка которую я на сегодня запланировала.

- Ну, - я сбросила оцепенение навеянное прекрасным утром и не менее великолепным настроением потерла ладони. - Уборка не ждет, а так же стирка и все-такое прочее.

Бодро пробежавшись по дому, я открыла окна на кухне и еще в нескольких местах, заставляя пропитаться дом запахом весны и стряхнуть с себя пыль. Хотелось свежести и перемен. Чего-то нового.

Интуиция тихо звякала о том, что скоро что-то случится. Очень важное, но угрозы я не чувствовала и поэтому великодушно от всей своей широты души решила забить на это. Сегодня такой чудесный день!

Энергия перла из всех щелей и вот уже я намываю полы, а тут развешиваю постельное белье на веревки. Туда сюда ношусь с тряпкой и шваброй, из другой комнаты упершись в порог не хочет вылезать пылесос, который я безжалостно тяну за шнур…

К обеду я оказалась на улице моя в тазу с пеной уже в третий раз коврик из прихожей. Не то что бы он не отмылся со второго раза, но вот захотелось мне чтобы пены побольше было, так что напевая себе под нос какую-то медленную мелодию, я с упоением размазывала белую пену по рукам и с удовольствием сдувала и стряхивала ее обратно в таз.

Настроение было просто отличным.

Выскользнувший из рук коврик плюхнулся в таз и белая пена взмыла вверх оказавшись на лице и осев на выбившихся из косы волосах. Руки были тоже в пене и вытереть лицо не было возможным, но пена скатываясь по носу и щекам очень щекоталась и надув щеки попыталась ее как-нибудь сдуть полностью перестав заботиться об окружающей обстановке.

- Добрый день, - мягкий, бархатный голос раздавшийся над моей головой заставил вздрогнуть и по телу пробежался табун мурашек.

Я вскинула голову и пораженно замерла забыв о пене на лице да и вообще обо всем на свете. Дунул ветер заставив раздуться сушившиеся простыни, скрипнула дверь, зашелестела соседская сакура, отправляя с ветром розовые лепестки, и зашевелились выбившиеся из прически волосы, потревоженные ветром.

На фоне цветущей сакуры ко мне явился мужчина моей мечты в традиционных китайских одеждах, мягкой улыбкой и усмиренным в глубине теплых, умных глаз цвета ночи, Ураганом.

Тот который сам нашел в себе и в окружающем мире свою гармонию.

Сила, уверенность, и одновременно теплота с мягкостью. Этот незнакомый мне молодой человек полыхал, но не обжигал. Казалось неукротимое Пламя Урагана мягко стелилось у его ног, то и дело вспыхивая недовольством, но не нападая без приказа своего хозяина.

Я была очарованна и неожиданно на моей руке нагрелся браслет.

- Добрый день…? - я вопросительно приподняла бровь.

- Вы ведь Тсунаеши, сестра Акиры, так? - спокойный голос отдавался в голове смутными образами, но поймать я их не могла, ускользали.

- Допустим, - я выпрямилась, но сразу же поняла, что можно было бы и не стараться, так как черноволосому красавцу из-за которого во мне все пело, а интуиция весело хохотала подтверждая, что вот они твои перемены, я доходила макушкой до подбородка. - А вы, кто?

Лицо знакомое, я тебе никогда не угрожала? Нет? Так же вроде говорил великий пират Капитан Джек Воробей Уилу Тернеру?

- Прошу прощения, - мягкая улыбка и в глубине глаз загорается едва заметная искра любопытства. - Меня зовут Фонг.

- Фонг… - эхом отозвалась я понимая, что вот этот человек может ловить пули руками и при должном старании стереть Намимори с лица земли.

- Да, просто Фонг.

Мне захотелось смеяться. Просто Фонг, ага, как же. Один из самых опаснейших людей в мире, Аркобалено Урагана, просто Фонг.

Внутри все перевернулось.

- И что же вы здесь забыли, Фонг?..

***

Однако я была выбита из колеи.

Чай с мелиссой успокаивал нервы и я как-то отстранено смотрела на взрослую версию Реборна и так неожиданно посетившего наш дурдом Фонга. Чувствовала я себя на кухне с двумя первоклассными убийцами очень не уютно, а ощущение приставленного к горлу ножа не проходило.

- Тсуна, -жгучий итальянец в шляпе заставил меня напрячься. - Нам нужно поговорить. Так сказать расставить все точки над “и”.

- А то я не догадалась, - фыркнула покрутив чашку с чаем в руках. - Знаешь, Реборн, я тебя уважаю, не могу не уважать, но у меня и так сон плохой из-за тебя и всей честной компании наемных убийц, мафиози, и бог знает кого в нашем доме, но два лучших убийц, сильнейших, причем заслуженно, уже перебор, тебе так не кажется?

- Значит ты знаешь, - спокойный голос Фонга заставил меня вздрогнуть и сжаться затравленно посмотрев на мужчин.

Реборн не удивлен. Догадывался. Впрочем, то и так понятно было. Все в моей Семье с специфическими талантами, тут уж любой насторожится. Выводы Реборн сделал давно, но вот спешить с разоблачением не стал. Наблюдал, изучал, подводил итоги. И теперь все тщательно взвешивал, при этом заранее абсолютно не сомневаясь в том, что я действительно в курсе событий.

Одно дело когда они выглядят, как дети, совсем другое когда ты в доме с двумя Сильнейшими убийцами и никого нет рядом.

И славу богу, что нет.

- Знаю.

- И? - Реборн откидывается спиной на спинку стула смотря на меня черными глазами, из-за чего я внутренне ежусь.

Страшно. Я себя трусихой никогда не считала, но мне банально хочется спрятаться и не отсвечивать.

Потому что я к такому была неготова.

Потому что я не знаю чего ожидать

Потому что если я буду отбиваться, то проиграю. Тут дело даже не в силе, банально в опыте, да и после такого финта ушами… мне спокойная жизнь не светит.

- Как показывает практика: многие знания - многие печали, - голос тихий, я вздыхаю прикрывая глаза.

Молчание.

Тишина на удивление не давит. Просто тихо и спокойно, а убить меня пока не порываются.

- Я не вижу смысла рассказывать вам свою не очень веселую историю, - встав из-за стола начала мыть чашки.

- Как давно?

- Лет с пяти. И да, я знаю достаточно, не нужно меня просвещать.

- Больше ты ничего не скажешь? - Реборн смотрит на меня внимательно, ну а я пожимаю плечами, хотя это больше похоже на передергивание.

- Акира?

- Он знает.

- В таком случает, я думаю ты будешь не против того, что тебя и Акиру будет тренировать Фонг?

Я удивленно распахиваю глаза, недоверчиво посмотрев на двоих мужчин.

- Это обязательно? - я хмурюсь, но видя, что глаза Реборна подозрительно заблестели, поняла, что да, обязательно, иначе за ногу с того света притащить не поленятся. - Не против.

- Вот и ладненько, - Реборн усмехается. - Что скажешь Фонг?

- Тренировки начнутся завтра. Надеюсь Тсунаеши-сан не против? - мягкая спокойная улыбка, интерес.

- Да нет, - пожимаю плечами.

- В таком случае Тсуна, сваришь мне кофе? - по голосу понятно, что если я сейчас что-нибудь вякну про какао, меня просто и незатейливо убьют. Причем некрасиво так.

Запомнил, сволочь.

Взгляд темных глаз Фонга заставил поежится, и почему-то мне стало как-то странно не по себе.

========== Равновесие ==========

Раннее утро я любила, что не скажешь об Акире, который заразительно зевая то и дело натыкался на косяки и углы, делая все на автомате и при этом находясь еще в грезах. В последнее время мой брат уже даже не интересуется зачем его поднимают в такую рань и какого хрена он вообще встает. Да и вообще кому он несчастный нужен и что нужно от него?

Обычно в таком состоянии Акира мог сказать что угодно, спроси его сейчас отдаст ли он Вонголу, тот без задней мысли ляпнет что-нибудь в стиле “Да забирайте, только поспать дайте”.

Раннее утро встретило нас прохладой и немного взбодрило. Я же с наслаждением втянула утренний влажный воздух с нотками прошедших зимних морозов и потянулась всем телом, чувствуя как тихо похрустывает вставая на место каждая косточка и позвонки спины бодро выстраиваются в ряд.

Хорошо-то как…

Взгляд соскальзывает на нашего тренера, который уже нас ждал прикрыв глаза. На счет того, что он нас не заметил я не обольщалась, но мужчина ничем не показал, что заметил наше присутствие.

Акира поспешил этим воспользоваться плюхнувшись на еще холодную землю и что-то проворчав моментально отрубаясь, но готовый в любой момент вскочить с земли.

Я же чуть помедлив тоже присела на землю не спеша отвлекать нашего тренера, скрестив под собой ноги и с интересом скользя по нему взглядом особо не скрываясь.

Красив и… знаком?

Где-то в подсознании неприятно что-то пошевелилось посылая какие-то отголоски, из-за чего я прикрыла глаза сосредоточенно пытаясь уловить ускользающую мысль. Промучившись какое-то количество времени я вздохнула и открыла глаза, тут же встречаясь взглядом с Фонгом.

Темные, затягивающие. В его глазах отражалась мудрость и понимание, где-то в глубине прятались багровые отблески его Пламени Урагана, что тщательно контролировалось и стелилось требуя ласки у хозяина.

Опасен. Очень опасен. Вроде и смотрит на тебя доброжелательно, да только чувствуешь себя при этом мышью перед котом, который может в один момент оборвать твою жизнь, но ему либо лень, либо уже сыт. Зная Ураганов можно точно сказать, что лучше не вызывать в нем интерес и тихой сапой прокрасться мимо.

- Доброе утро, - мягко улыбнулся мастер боевых искусств.

- Доброе, - легкая улыбка, но настороженность никуда не делась. - Хотя у кого-то оно еще не настало.

Фонг проследил за моим взглядом и усмехнулся.

- Чтож, я думаю пора это исправить.

***

Ждать сразу же результата было бы глупо, но если у Акиры уже было более-менее хорошая форма, пусть даже с отвратительной дыхалкой, то у меня ее по идее вообще не должно было быть. Впрочем, положив руку на сердце скажу, что в последний год, когда ни туда, ни сюда не денешься, чтобы не дай бог не попасть под дуло пистолета, я свою форму неплохо так подрастеряла.

Расслабилась я.

Акира уже свое отмучился и сейчас валялся под деревом, когда я прикрыв глаза монотонно и размеренно делала растяжку впав в полутранс, но при этом наблюдая за обстановкой.

Согнутся в одну сторону, в другую, кончиками пальцев дотянутся до земли касаясь прошлогодней травы и невольно улыбнутся. Руки в стороны, ноги чуть согнуть, и еще раз прогнутся.

Коса вылезшая из узла снова упала на землю заставляя тряхнуть головой. Тянущаяся боль, пот скатывающийся по разгоряченной коже, которую обдувает ветерок.

Вдох… выдох…

На голых рефлексах отскакиваю в сторону в одно мгновение вставая в стойку и понимая с ужасом, что кинжалов нет.

Всего мгновение меня захватывает паника, а потом я резко выдыхаю расслабляясь и опуская руки настороженно смотря на Фонга, который совершенно спокойно сложил руки в рукава своей одежды задумчиво меня разглядывая.

- Твое оружие? - ну да, глупо было думать, что такой мастер, как Фонг бы не понял, что я далеко не невинная овечка судя по моим движениям.

- Парные кинжалы, - скрещиваю руки на груди прикусывая губу.

- Свой стиль уже есть я так понимаю? - спокойный голос Аркобалено Урагана заставляет чуть-чуть успокоиться.

- Да, - согласно наклоняю голову.

- Кто обучал?

- То-сан, - отзывается Акира напряженно за нами наблюдая.

- Емицу? - Фонг приподнимает брови.

- Тсуеши-сан, отец Ямомото Такеши более известный как “Самурай”, - поспешно перебила я уже открывшего рот братца.

- Ясно, - китаец прикрыл глаза и чуть помолчав произнес мягко и успокаивающе. - Завтра придешь со своим оружием.

Я молча кивнула ему.

***

Пламя Неба у моего брата было мягким и неконфликтным, что не мешало ему приносить кучу хлопот, так как тут было и количество и качество, что мешало контролировать его. Акира не мог поймать то состояние покоя, когда Пламя не несет урон перекашивая то в плюс, то в минус. Удержаться на отметке “ноль” для Акиры было слишком тяжело, поэтому мой младший брат постоянно лажал в медитации.

Не сумев очередной раз удержаться свое Пламя, которое скакануло в плюс, тем самым сбив и так хреновую концентрацию, брат тяжко вздохнул и откинулся на спину с твердым намерением ничего больше не делать.

Пусть он и не всегда мог зажигать его по желанию, но Пламя все же было и пусть вольно-невольно, но друг на друга они здорово влияли.

Тихо журчала вода огибая огромный валун на котором расположился отото. Фонг куда-то ушел оставив нас наедине, и приоткрыв глаза я наблюдала за лежащим братом, который смотрел в небо.

До школы оставалось часа два, за которые мой братишка успел устать, но в отличии от тренировок Реборна не сдохнуть, а остаться вполне себе бодрым.

- Не получается? - моя тренировка была окончена, так как из-за “отсутствия” Пламени мне медитация была не так уж и важна.

- Угу, - вздохнул Акира заложив руки за голову.

Я улыбнулась, и перебралась к нему на камень подогнув ноги и склонившись над ним перегораживая вид на небо.

- Я могу помочь, - неуверенно проговорила оценивающе смотря на Акиру.

- Правда? - Акира аж приподнялся.

- Ну, я попытаюсь, - развела руками. - Только никто не должен знать.

- Фонга здесь нет, - тихо проговорил Акира.

- Вставай, - я настойчиво его потянула помогая перебраться в сидячее положение и разворачивая к себе лицом. Устроившись друг напротив друга подогнув ноги я выдохнула. - Предупреждаю сразу, я делала это всего пару раз.

- Ну хуже уже не будет, - легкомысленно усмехается брат.

- Я надеюсь, - улыбнувшись протянула руки, в которые Акира вложил свои, изрядно огрубевшие в последнее время, хотя раньше, когда он занимался рисованием такого не было. Печально.

- Ну и что делать?

- Вдох… выдох… - я хитро прищурилась и закрыла глаза, услышав напоследок тихий фырк.

Пламя Акиры бросалось из крайности в крайность, тем самым говоря о том, что сам носитель находится в непонятках что делать и как поступить. Акира не хотел быть боссом Вонголы, а уж сражаться так вообще. Да в случае крайней необходимости он мог вступить в драку и даже хорошенько оторваться на своем противнике, но для этого должны были быть веские, а главное обоснованные причины на такой поступок.

В сражении с Занзасом он не видел ни того, ни другого. Он здраво оценивал, что пусть он и Наследник и Пламя у него ого-го, но что он сделает против отряда элитных наемных убийц, чьими именами в мафии детей пугают?!

Акира был дипломатом, переговорщиком, который умел находить компромиссы и сглаживать острые углы. Вот Занзас да, тот сторонник резких и радикальных способом решения проблемы. Тут уж скорее пистолет в лоб и кровожадная улыбочка был лучшим аргументом и если так посмотреть, то он был идеальным боссом, когда Акира мог стать ему идеальным Советником, тем самым лишив Вонголу недовольства и волнения Занзаса, а если волнуется Занзас, то волнуются все вокруг.

Но я отвлеклась.

Осторожно выпустив свое Пламя я начала мягко воздействовать на Пламя Акиры, который уже начал беспокойно, едва заметно сжимать мои ладони.

Постепенно я чувствовала, как он начал расслабляться, и я поддавшись секундному порыву резко смешала Пламя друг друга и… задохнулась.

Это было невероятно. Нет, я проделывала нечто такое с моими Хранителями, но и то поверхностно, а тут я буквально провалилась в чужое Пламя. Мое и Его Пламя пульсировало. Билось в такт и я это чувствовала всем своим естеством, потому что мы являлись эпицентром.

Тум…

Тум…

Тум… Тум…

Я прислушалась, но все же не ошиблась. Акира все же не попадал в такт, то ускоряясь, то замедляясь. И мне это не понравилось.

Пламя мягко окутало брата и сплелось с его племенем осторожно наводя на определенный и ровный ритм недавая сбиваться.

Тум… Тум… Тум…

Равновесие.

Я медленно открыла глаза и встретилась с глазами брата, которые превратились в янтарь, где всплохами и искрами рассыпаясь и собираясь снова плескалось Пламя Неба, что наконец-то нашло спокойствие.

Вокруг меня тоже плескалось мое Пламя и я смотрела в глаза Акиры ловя в них свое отражение с почти прозрачными более желтого оттенка янтарными глазами.

Вспышка Пламени Урагана заставила резко отдернуть руки от рук Акиры и пинком отправить растерянного подростка с гладкого камня. Издав тихий писк и нелепо взмахнув руками, Акира рухнул в еще по весеннему холодную воду, тут же переходя на итальянский мат.

Я растерянно моргнула и звонко рассмеялась. Пламя Акиры было ровным и спокойным, наконец-то найдя свое равновесие.

- Ах, так?! - Акира со всей силы плеснул мне холодной водой в лицо из-за чего я зажмурилась, чем мелкий воспользовался толкнув меня заставляя плюхнутся в ледянную воду.

- Твою же мать, Акира! - и ведь знал паршивец, что для меня любое купание в холодной воде оборачивается простудой.

- Не трогай нашу матушку! - фыркнул брат.

- Да я же заболею!

- Вылечим!

Вскинув голову чтобы сказать мелкому какой он нехороший, я встретилась глазами с Фонгом. Тот с несколько секунд смотрел мне в глаза, а потом опустил взгляд чуть ниже. Опустив взгляд на свою грудь я неожиданно для себя почувствовала неловкость будто школьница, хотя по таким вещам как стеснение уже давно казалось бы забыла.

Майка просвечивала кружевной лифчик, а наш сенсей совершенно спокойно осматривал то меня, то Акиру.

- Сестра… - я подняла взгляд на Акиру, который неожиданно покрылся ярким румянцем. Ну да, ему же четырнадцать, самый… кхм… возраст.

- Извращенец, - беззлобно фыркнула, но при этом скрестила руки на груди.

- Неправда! - возмутился полыхающий алым цветом лица младший брат.

Меня же волновало в данный момент то, что в скором времени после купания в ледяной воде мы околеем и будет у нас сплошные мучения в паре с учением…

========== Выстрел ==========

В окно залетал июньский ветерок колыхая легкие занавески. Я устало навалившись на стол и опустив голову на опору из левой руки, полусонно щелкала по клавиатуре.

В доме была тишина.

Жара здорово выкашивала народ на улицах, а в школе еще не закончились занятия, и я немного злорадно думала, как бедным и несчастным подопечным сейчас сидится за партой в душном класе.

Иногда дети достают, и очень сильно.

Бьянки где-то внизу листала журналы, а Ламбо, И-пин, и каким-то неясным образом появившийся у нас несколько месяцев назад Фуута Де Ла Стелла, лениво тянули сок из стаканов и валялись на полу смотря мультики и собирая пазлы.

Последние месяцы были напряженными. С каждым днем я начинала нервничать все сильнее, ожидая Конфликта Колец, и все это напряжение надо было куда-то деть. Была бы другая ситуация, я бы села до ближайшего курорта и закрутила бы короткий роман, но сейчас это было попросту неуместно.

Еще и Фонг.

С Фонгом у нас сложились странные отношения. Он тренировал меня, исправлял ошибки и учил пользоваться кинжалами более эффективно и… молчал. Молчал обо всем, что происходит, но происходить не должно.

Казалось ему было по-барабану, он просто отвечал на все вопросы Реборна “Делают успехи” и… все.

Вот только я постоянно начала замечать, что он как-то примелькался в нашем дур доме. На кухне пахло жасмином, и каким-то еще чаем. Я сама не заметила, как стоя в магазине прикидывала в уме, какой лучше чай, хотя раньше над этим не сильно заморачивались. Все как-то к кофе были неравнодушны, отчего регулярно опустошали полки в магазинах.

Устало вздохнув, я потерла ладонями лицо и привычно отмахнулась от зуда интуиции. С каждым днем она все сильнее жужжала над ухом надоедливой мухой то и дело мешая сосредотачиваться на каких-то важных делах. Иногда она переходила на вопли и тут же смолкала, что не мешало мне выронить тарелку или от неожиданности запнуться об порог.

В общем, в последнее время она меня отвлекала говоря о будущих проблемах, о которых я и так знала, так как скоро к нам должна была прийти весть о Конфликте Колец.

Хотелось шоколадного торта, которым можно было заесть все свои печали, а потом спустить свои калории на тренировке.

- Так, пора прогуляться Тсуна, иначе ты тут скоро плесенью покроешься, - буркнула я сама себе и решительно направилась в сторону шкафа, где задумчиво оглядев свои практичные и удобные вещи, уверенно их сдвинула в сторону и вытащила легкий сарафан и босоножки.

Сегодня я буду красивой.

- Ты куда? - догнал меня вопрос Бьянки, которая уже устала листать журналы и как-то обеспокоенно посмотрела на меня.

- В магазин, - надев на голову шляпу и покрутившись у зеркала ответила я.

- Давай я с тобой схожу?

- Нет, не стоит, - я мягко улыбнулась своему Урагану пытаясь его успокоить. Пламя Бьянки было беспокойным.

- Мне что-то не спокойно. Не могу понять от чего, - тихо проговорила Бьянки, а интуиция настойчиво звякнула предупреждая, что Бьянки лучше со мной не идти, потому что меня поджидала какая-то угроза, точнее вероятность угрозы.

Я отмахнулась.

- Сиди, я быстро, туда и обратно, - качнула я головой.

На пути к магазину интуиция успокоилась и я вздохнула спокойно, ощущая облегчения. Опять наверное кто-то строил долгоидущие планы на нашу Семью, не удивлюсь если Емицу.

Я криво усмехнулась. Вот уж кто точно мне добра не желает.

По позвоночнику пробежали мурашки холодящие кожу, когда на улице чуть ли асфальт не плавился.

Интуиция молчала.

Я передернула плечами и положила руку на дверную ручку магазина, в котором было на удивление прохладно.

***

Выходить из магазина не хотелось, но смутное ощущение того, что оставшись в магазине сделаю еще хуже заставило выйти на улицу, сжимая в запотевшей руке пакет с тортом. Я стояла минут пятнадцать в “слепой зоне”, где меня было сложно увидеть, но ничего не произошло.

Надо было перейти дорогу и нахмурившись я сделала шаг вперед и быстро начала двигаться в сторону дома.

Рядом шли такие же пешеходы.

Все происходило за долю секунды.

В какой-то момент интуиция взвыла дурниной, и я резко качнулась в сторону пропуская пулю, что врезалась в асфальт.

Но интуиция вместе с кровью продолжала стучать в висках. И вскинув голову, тень от шляпы, позволила мне уловить солнечный блик на одном из зданий.

Я даже не успела моргнуть, не то что бы что-то предпринять.

Профессионалы. Их явно натаскивали на таких как мы, с Гиперинтуицией. Они умеют ее обманывать. Ту самую чуйку, которая есть почти у каждого мафиози, то самое шестое чувство.

Бездушные машины убийства.

Полный расчет и обман на недостижимом уровне.

В глазах потемнело.

Связи Хранителей с Небом натянулись и опасно задрожали.

***

- Тсуна! - подскочил на ноги задремавший Савада Акира, ошалелым взглядом скользя по классу.

- Савада! Что это значит?! Сядь на место! - строго проговорил учитель.

- Джудайме, что стряслось?!

- Акира?

- Что-то случилось с Тсуной… я должен…. извините мне срочно нужно бежать! - и подросток вылетел за дверь, а за ним высыпали и остальные члены недавно образованной компании.

***

- Дышите, не смей те закрывать глаза, слышите?! - перед глазами мелькало размытое лицо женщины и меня трясло и шатало. В глазах то и дело темнело, и расплывалось темными пятнами.

- Состояние критическое!

- Не смейте отключаться!

- Мы ее не довезем! - чей-то отчаянный голос, незнакомый.

- Пустите меня! Это моя сестра!

Акира? Акира…

- Держись Тсуна, - на виски легли прохладные ладони и в нос забрался знакомый запах трав. Спокойный и размеренный голос заставлял на себе сосредоточится. Я пыталась выловить в расплывающимся пятне четкую картинку.

- Ф… Фонг… - тихо попыталась проговорить в дыхательную маску.

- Не смей закрывать глаза.

Белая трясущаяся крыша машины скорой помощи и навязчивый шум сирен и хор голосов фоном.

- Я так… устала…

Нити опасно натянулись, заставляя Хранителей сорваться с места.

Ту-дум… Ту-дум… Ту-дум…

- Мы ее теряем!..

Комментарий к Выстрел

Я наконец-то ее домучила! Уф…

И да, я тут решила пошалить в Сверхъестественном…

https://ficbook.net/readfic/5894788

========== Настоящее Небо ==========

Акира прятал глаза за челкой стоя на лестничном пролете больницы положив руки на перила. Крашенное дерево тихо потрескивало, а вся фигура подростка была напряжена, как натянутая тетива лука у стрелка из школьного клуба. Костяшки пальцев побелели и казалось дерево под ними сейчас треснет и расступится щепками.

- Ученик, - Реборн в детской форме запрыгнул на перила, внимательно рассматривая своего ученика подмечая все детали.

Наследник услышав его голос резко выдохнул и медленно, очень медленно разжал сжатые пальцы опуская перила, но так и не подняв глаз на своего репетитора.

У Реборна по спине поползли мурашки и зашевелились волосы на голове, но киллер сумел удержать себя в руках и не поддаться инстинктам, которые требовали как минимум ощущать в ладони гладкую рукоять пистолета.

- Как только я узнаю, кто это сделал… - тихий, низковатый голос, заставил Реборна напрячься еще сильнее. А подросток закончил: - Я его убью.

- Акира…

- И да, Реборн, ты в это влезать не будешь. Считай что это моя вендетта, - оттолкнувшись от перил подросток поднял голову. В его глазах плескалось Пламя. Ревело, пытаясь прорваться наружу и спалить все во круг. Наказать виновных.

Подросток уже ушел по коридору в сторону палаты своей сестры, а Реборн все продолжал стоять. Леон забравшись на его плечо что-то проверещал, заставляя хозяина отвлечься и задумчиво почесать его под подбородком.

- Ребенок? Марионетка? Ну-ну, Девятый, чтобы ты там не задумал, ничего не выйдет. Ведь он настоящее Небо, которое будет защищать свое до конца.

***

- Добрый день, - поздоровался Константин выходя из ванной вытирая руки полотенцем. Сидящая на полу разношерстная компания в комнате-гостиной вяло его поприветствовала. Степан же махнул рукой и снова завел разговор на английском с Бьянки.

Гроза японский не знал, а итальянский он хоть и понимал, но при разговоре периодически косячил, так что просто предпочитал тараторить или на своем родном, или на английском. В Америке он прожил почти год, так что тут хочешь не хочешь, а заговоришь.

Константин прибыл в Намимори сразу же после покушения и обследовав свое Небо должен был признать, что ничем помочь не в силах. Врачи Каваллоне постарались на славу, как и вызваные Аркобалено Ураганом. Сделать ничего больше он не мог, только чуть увеличить шансы выхода из комы.

Сейчас же в квартире на окраине города собралась вся Семья. Бьянки, Степан, Диас, Ника, Мукуро и он сам. Отцу Ники в такое время путь был заказан. Они и так скрывались как могли, так что. Младших никто к этом делу привлекать не хотел и не желал.

- Ну если все здесь, то думаю стоит начать разговор. Мукуро, проверь пожалуйста на всякий случай. И наведи иллюзию, - попросил Диас кивком поприветствовав Константина. - Никого? Хорошо, тебе слово Ника.

- За последние несколько лет, я искала информацию на Вонголу, и на Саваду Емицу в частности. Стоит сказать, что всего нарытого хватило бы на пожизненное в Вендикаре, но Тсуна почему-то тянула со всем этим. Зачем ей нужен был Конфликт Колец я не знаю, и честно говоря мне кажется, что Тсунаеши сама вела какую-то игру при этом не вмешивая нас, - начала говорить Дождь, раскладывая на столе листы с бумагами.

- А теперь ее попытались убрать, и весьма успешно, - кивнул Диас.

- Да, ее попытались убрать. Причем гарантированно и надолго. Сразу же после покушения, заметьте прошла всего неделю, а вчера поступила информация, что Конфликт Колец будет проведен на месяц раньше.

- Ее не хотели убивать? - с сомнением произнесла Бьянки.

- Скорее надеялись, что мое Небо умрет, но и просто вывести ее из игры для тех кому это было нужно был неплохим вариантом, - тихо проговорил Мукуро, по которому это все ударило больше всех. У Тумана немного поехала крыша на этом фоне. Мукуро забросил школу и поселился в палате Тсунаеши, часами сидя рядом и держа ее за руку. Вся палата буквально искрила от иллюзий и любой, кто мог зайти, рисковал получить трезубец в голову навылет, так что все процедуры теперь проводил только Константин. Люди же Каваллоне дневали и ночевали у палаты на своих постах. Дино Каваллоне очень и очень огорчился, показав себя во всей красе тем самым опровергая все слухи о неуклюжем и глупом боссе.

Вот уж Реборн порадовался и испытал шок, когда злой как тысяча чертей Дино в запале послал своего учителя отборным матом. Правда потом извинился конечно, но Реборна он приятно удивил, и кажется приобрел немного очков уважения.

- Мы до сих пор не знаем, кто убийца, - негромко заметил Константин.

- Распутать клубок было не просто, но наемника наняло CEDEF, - тихо проговорила Ника.

- Тогда все ясно, - спокойно проговорил Диас, только сжатые на стакане пальцы выдавали его с головой. - Тсунаеши имеет очень большое влияние на Акиру, а если выбить его из колеи и правильно преподать информацию, то разозленное Небо за свою сестру может многое наворотить. Вероятность победы даже против Варии повышается.

- Хочешь сказать, что ему попытаются промыть мозги, а потом спустят на Варию, когда она прибудет на Конфликт колец? - Степан пусть и был самым младшим, но сложил все быстро.

- Вероятность такого действа 80%, - Диас задумчиво потер подбородок.

- Тсунаеши была в Варии, - припомнила Ника.

- Хочешь сказать, что она с ними о чем-то договорилась?

- Очень даже может быть, - кивнула девушка.

- Я могу попробовать связаться, но вряд ли получится - тихо проговорил Мукуро.

- Попробуй. Это будет не лишним, - кивнул Диас.

- Младшее поколение посвящать я так понимаю не будем? - хмыкнул Хранитель Солнца.

- Меньше знают, крепче спят, - пожал плечами Диас. - Нет, ребята они не плохие, но лучше бы им пока в это не лезть, а спокойно готовиться к представлению.

- Тогда я в больницу, - кивнул Мукуро растворяясь прямо в воздухе.

Диас покачал головой, а все остальные грустно посмотрели на то место где сидел секунду назад Туман.

***

Хроме мягко оттолкнулась от стены и легкой неслышной походкой начала удаляться от дома. Все что нужно было, она услышала и теперь спешила передать сведения своему Небу, Акире. Мукуро был превосходным иллюзионистом, но она была не менее хорошей ученицей, которая прожила с ним достаточно чтобы его изучить.

Девушка вздохнула и поджала тонкие губы. Сердце болело от того, что Мукуро было так плохо. Тсуна много значила для них, они все ее любили, а для Мукуро она вообще была якорем, за который он держался изо всех сил.

Ей было немного обидно, что их пытаются оградить от всего на свете, но ведь они не маленькие! Поэтому, Хроме, как ее и просил Акира проследила за ними и узнала много интересного.

- Хроме? - тихий голос Акиры заставил ее замереть, и воровато оглядеться. Убедившись, что никто за ними не наблюдает она нырнула в один из проулков. - Ты сделала?

- Да.

- Тогда пошли, - кивнул Акира и ухватив ее за локоть потянул в глубь переулков. Дойдя до задней двери суши-бара принадлежащего Ямомото, он скользнул внутрь.

- Пришли? - встретил их Тсуеши-сан. - А у нас гости.

Среди подростков, что составляли из себя новое Десятое поколение сидел мужчина. Фонг держал в руках чашку с чаем и мягко улыбаясь рассматривал новоприбывших. Акира напрягся и невольно попытался задвинуть девушку за спину.

- Я пришел с вами не воевать, - мягко проговорил Фонг, но острый, практически ледяной взгляд, который обычно был безмятежным и теплым, заставил Акиру нервничать еще сильнее.

- А зачем тогда? - напряженно спросил Акира.

- Я помогу вам Кира-кун, - отставил чашку в сторону мужчина. - Но вы расскажете мне все.

- Какая вам с этого выгода?

Фонг усмехнулся. Едва заметно, но тем не менее жестко.

- Я не люблю, когда кто-то трогает то, что принадлежит мне и дорого. Я зол на то, что посмели тронуть мою ученицу. Особенно посмели тронуть Тсунаеши.

Акира посмотрел на сидящего перед ним мужчину долгим взглядом, а потом коротко кивнул прикрывая глаза.

Они поняли друг друга.

========== Последний аккорд ==========

Вдох… выдох…

Акира дышит спокойно, ровно, хотя сердце стучит громко и почти оглушающе где-то в висках. Спектакль продолжается, идет акт за актом. Акире больно, почти до крика и бессильного стона, когда маленький Ламбо оказывается на койке. Он готов сорваться, готов спустить все планы в трубу, готов разбиться на осколки, но рука Фонга на плече, молчаливая поддержка семьи и красные, кровавые глаза, что смотрят твердо, но понимающе.

И Акира выдыхает, заставляет сердце утихнуть, не бить в барабаны. Спектакль должен быть реальным. Чтобы в него поверили, чтобы не догадались, не почуяли старые, продажные шакалы.

Акира едва касаясь, гладит Тсунаеши по руке, смотрит на умиротворенное лицо и отсчитывает писк приборов. И сердце болит, рвет на части, заставляет беспомощно скрипеть зубами, поджимать сухие, потрескавшиеся, шершавые губы на которых выступает кровь.

Терпение. Терпение…

Он выдержит, он доиграет до конца. Закончит этот театр, эту игру, что ведется уже столько лет.

Он сможет.

***

- Ты расскажешь мне все, Диас, немедленно.

- А не много ли ты хочешь, ребенок?

- Я не ребенок, - шипит Акира и без страха смотрит в глаза человеку, что стал ему если не отцом, то почти старшим братом, или дядей.

- Я вижу, - прикрывает глаза Диас и наливает себе виски. - Мы пока не знаем, что делать. Единственный способ провести Конфликт Колец, но это не наше поле. Последствия не предсказуемы. Мы связались с Варией, смертей они постараются не допустить с вашей стороны, но покалечить попытаются.

- Это не выход, - тихо говорит Акира, со страхом понимая, что его Хранители могут пострадать.

- Не выход, но придумывать что-либо поздно, а заменить хотя бы Ламбо, мы не имеем право.

Акира кусает губы. Нервно ерошит волосы, жмурится.

- Мы… мы будем играть на их поле, - выдыхает он бессильно прикрывая глаза.

- Ты серьезно? Не дури, Акира!

- Нет, Диас! Мы должны доиграть этот спектакль до конца. Доиграть так, чтобы они не догадались, так чтобы все внимание было к нам, а не за тем, что происходит за кулисами.

- И ты готов рисковать своими Хранителями, собой?

- Да.

- Ты, правда, уже не ребенок.

Акира знает, осознает, и с болью вырывает из себя слова, рассказывая своим Хранителям, что они должны сыграть свои роли и вероятность пострадать слишком велика.

- Все хорошо братишка. Тсунаеши всем дорога, - Такеши улыбается как всегда.

- Спасибо, мой Дождь.

- Не за что, мое Небо.

***

- Мальчишка… - от главы Вендикаре веет мраком, тьмой и смертью. Рядом с ним невольно ежишься от сквозняка, а в фантазиях мелькают мысли о длинных, холодных коридорах овеянных мраком. Но Акира смотрит прямо в глаза Бермуде фон Вихтенштахну.

Смело, дерзко, с вызовом.

Возможно, слишком глупо и самонадеянно.

- И все же, доказательства на лицо, - уверенно кивает подросток папку, которую они выкрали у Ники. Встречу с Бермудой им организовал Фонг, который начал наводить шорох отвлекая всех и вся и нервируя Вонголу.

Бермуда откидывается на спинку стула, улыбается странной улыбкой, скользит по Акире оценивающим взглядом из-под полуприкрытых век. Длинные пальцы, затянутые в перчатки переплетаются под подбородком. Для него, этого древнего судьи и палача этот ребенок забавная зверюшка с чертовски знакомыми глазами. Такими когда-то давно смотрел Джотто. Конечно, он был не четырнадцатилетним сопляком и щенком, не отрастившим зубы, но у Акиры есть все возможности вырасти в матерого волка и вожака стаи.

- Доказательства… - тянет Бермуда насмешливо, жмурясь. - Ребенок, ты же понимаешь, что если я заберу всю верхушку мафии, то начнется полный хаос и грызня за трон. Усилия не стоят того.

- У нас есть Наследник.

- Ты? - насмешка, ехидство.

- Скайрини Занзас.

- Вот как… - шепчет Бермуда чему-то, улыбаясь. - Я подумаю…

И Акиру обдает холодом, ему чудятся темные подземелья, что виляют под землей. Длинные пальцы, затянутые в перчатки и жуткие черные глаза. От этого жуткого и древнего существа веет смертью.

- В этом поколение потомки Джотто на диво хороши…

Подросток выдыхает, успокаивает свое сердце и прикрывает глаза.

Терпение. Скоро все закончится. Он сыграет последний аккорд этой чертовой, затянувшейся пьесы.

***

Пламя бушует перед глазами, вспыхивает искрами, кружится. В ладони покоится кольцо, но не теплое, чужое. Кольцо знает, чувствует, что подросток не собирается его принимать, не собирается им владеть, что его ждет совсем другой хозяин. Кольцо соглашается с выбором молодого юноши и свободно скользит между пальцев.

- Оно твое по праву, Занзас.

Сердце грохочет в груди, взрывается.

- Что ты делаешь, паршивец?! - крик Савады Емицу доносится, словно сквозь воду.

- Савада Емицу, вы обвиняетесь в неоднократном нарушении Омерты…

Акиру качает из стороны в сторону, шатает. Он теряется в пространстве. Физическое и психическое напряжение за все эти дни ударило по нему в самый неподходящий момент. Он теряет сознание на время, чтобы прийти в себя от крика Емицу.

- Еще хоть шаг, и ваша ненаглядная шлюха-Тсунаеши и вся больница этого дерьмового городка взлетит на воздух.

Акира вздрагивает, приходя в себя. Емицу стоит, держа в руках прибор, и липкий страх сворачивается тугими кольцами, словно змея в груди.

- Врешь - не уйдешь… - шепчет подросток и дотягивается до кем-то брошенного пистолета. - Хроме…

- Сейчас…

Выстрел громом прозвучал в одно мгновение, заставляя опуститься тишину. Емицу замирает, недоуменно смотря перед собой, а по лбу бежит тонкая струйка крови. Мукуро вырывает из рук устройство, рядом широко открытыми глазами смотрит испуганная Хроме, которая испугалась скорее больше Мукуро, который смотрит на нее бешеным взглядом.

- Мукуро-сама…

- Какого черта?!

У Акиры дрожжат руки. Кружится голова.

Вдох-выдох…

Ту-дум… ту-дум…

- Вставай, малец, - спокойный голос Супербии Скуало заставляет немного прийти в себя, окунаясь в его успокаивающее Пламя Дождя, когда он вздергивает его за шкирку. - Ты молодец, все закончилось.

Акира выдыхает. Нервно улыбается.

- Блестяще, - хмыкает Бермуда недалеко, смотря на них долгим взглядом. - Чтож, не разочаровывайте меня, Наследники…

- Меня зовут Джо, - протягивает руку Акире его почти копия.

- Акира, рад знакомству брат, - кивает Акира, протягивая дрожащую руку. Его колотит. Он только что убил человека.

- Мне сейчас нужно идти, - кивает Акира, чувствуя, что прямо сейчас рухнет на землю и позорно отключится.

- Эй, мусор, - догоняет его голос Занзаса Скайрини и новоиспеченного босса Вонголы. - Хорошо сработано. Как договаривались, ты теперь глава CEDEF.

Акира смотрит на него долго, изучающее, а потом лишь кивает. Он не глуп, и прекрасно понимает, что из мафии ему не уйти, а потому и нечего брыкаться, к тому же когда предлагают такой пост.

Последний аккорд сыгран, а музыкант начинает новую пьесу.

Комментарий к Последний аккорд

Да-да… я вернулась… временно… надесь надолго.

========== И целая жизнь впереди ==========

Вы… как-то… выросли? - растеряно произнесла я, полусидя в кровати. Тело слушалось плохо, даже руки поднять было тяжело. Постепенно подвижность вернется, по словам врача, но все же…

- Тсунаеши… ты два года лежала в коме… - тихо говорит Акира. Его трудно узнать, пусть внешне он только вырос, но два года назад он обыкновенным мальчишкой, а сейчас… сейчас передо мной стоит мужчина.

- Я знаю, - устало улыбаюсь.

Акира вздыхает, садится на край кровати и берет мою руку. Палата забита знакомыми лицами. Желтая лента Реборна, Хранители мои и Акиры, Вария… Они все здесь.

- С Возвращением, Тсунаеши, - улыбается поседевший Диас.

- Я вернулась.

Только бы сдержать слезы, только бы не расплакаться. Все живы, все спокойно, все хорошо.

Не плачь Тсунаеши, не плачь!

Я вернулась!

***

Закатное солнце окрасило небо в красный. Огненные лучи бросали блики по моей белой кровати заставляя стены полыхать. Я сидела, рассматривая свои руки. Усталость навалилась на плечи, после всех потрясений и новостей. Босс Вонголы - Занзас, Джо босс Варии, а Акира занял место Емицу. Мои Хранители работают то там, то там, но теперь готовы вернуться под мое начало. И еще, кажется, некоторые Хранители уже поженились… у моего Дождя на пальце блестело золотое кольцо.

- Тсунаеши.

Я вздрогнула, отвлекаясь от своих мыслей поворачивая голову к окну. В свете закатного солнца, сидевший на подоконнике мужчина казался, объят пламенем. Алым, как и его одежда. Как и он сам.

Фонг смотрел спокойно, все также пронзительно, из-за чего я снова почувствовала неловкость.

- Фонг.

И снова молчание. Я не знала, что сказать. О чем спросить? Не знала о чем нам разговаривать.

Тихое шуршание и он оказался рядом, нависая надо мной, заставляя нервно дернуться, спрятать взгляд и попытаться успокоить сердцебиение.

Я молчала.

Пальцы Фонга скользнули по руке, осторожно обхватив запястье, где скрытый мощной иллюзией так и оставался браслет, подаренный мне неизвестным из будущего. Короткая вспышка Пламени Урагана и иллюзия слетает. Я замираю, чувствуя страх, когда он рассматривает мое запястье.

- Этот артефакт был специально изготовлен для Небес Гармонии одним из моих предков, правда, применение он не нашел. Я узнал его сразу, Тсунаеши. И в будущем, только я мог тебе его подарить.

- Я…

- Молчи, больше не нужно слов, Тсунаеши…

Больше не нужно слов.

***

Мукуро улыбнулся, создавая в руках иллюзорную ромашку, и протянул ее краснеющей Хроме.

- Мукуро-сама…

- Просто Мукуро, моя милая Наги. Просто Мукуро, - сказала иллюзионист целую девушку.

***

- Ши-ши-ши… лягушка.

- Ва~аше Высочество~о? - Фран оторвалась от телефона, чувствуя как ее стиснули в обьятьях.

- Даже из лягушки может получиться Принцесса. Ши-ши…

***

Реборн задумчиво обнял спящую рядом с ним девушку. кто бы мог подумать, что Гокудера Бьянки… не так уж плоха.

- Ты чего не спишь? - приоткрыла сонные глаза Бьянки.

- Думаю… - ответил Реборн, заворожено перебирая волосы девушки.

- И о чем же? - жмурится Ураган.

- Выходи за меня?

Бьянки открывает глаза, смотрит на него с подозрением, щурится.

- Так, давай подумаем об этом завтра.

- Да, я тоже считаю, что у нас есть дела поважнее… - говорит Реборн скользя взглядом по открытой шее девушки

***

Некто Кавахира задумчиво улыбнулся, смотря на все происходящее.

- А всего лишь надо было дать второй шанс одной душе.

- Надо было просто уже давно решить проблему с Аркобалено.

- И вечно ты недоволен, Бермуда.

- Я удовлетворен твоей работой, не более.

Кавахира хмыкнул.

- Этой истории пришел конец.

- Не спеши, Шаман. У них еще целая жизнь впереди.

Конец.