КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391904 томов
Объем библиотеки - 504 Гб.
Всего авторов - 164565
Пользователей - 89068
Загрузка...

Впечатления

IT3 про (ivan_kun): Корни зла (Фэнтези)

кусок чего-то сишного и невычитаного.не тратьте ваше время.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Чукк про Бочков: Алекс Бочков. Казнить нельзя помиловать ! (Боевая фантастика)

Внимание - чтение сего опуса опасно для мозга! Если вы антисемит - эта книга для вас!
В предисловии автор проехался по всем недостойным авторам-историкам.
Попаданство в худшем проявлении - даже с обьяснением самого факта попаданства автор решил не заморачиваться: просто голос в голове. Спортсмен, историк попав в тело 14-15 летнего, соблазняет классную руководительницу и старосту.

Выборочное и осторожное сканирование текстa выхватило:

"Но я выжил, а это главное, хотя и пролежал в коме без признаков жизни двое суток. И не дышал и сердце не билось… Но Дарья не понесла меня на местное кладбище – ждала моего возвращения. Сердце ей ведьмино вещало – "вернётся" внучок. Попытались понять – что дал мне обряд, но ничего путного не выходило: такое впечатление, что всё было зря ! Дарья меня, а скорее себя успокаивала: вот окрепну и проявится что-нибудь. Ну а я и не очень расстроился: не зря же говорят – отрицательный результат – тоже результат. Теперь хоть знаю – непригодный я к магическим штучкам…"

"Чувствую – тело стало погружаться спиной в ствол бука. Ещё немного и я уже в нем. Несколько мгновений и я уже себе не принадлежу – Я ДЕРЕВО ! А раз я – это ты, то и давай лечи себя ! Не дай себе засохнуть !!! В ноги, смешно щекоча ступни, стало проникать что-то незнакомое, но явно полезное: боли нет, а вот удовольствие как от холодной воды в жаркий полдень ! Прекрасно !!!"

"Леший, видимо понял – буду стоять на своём и обмануть меня не удастся. Шагнул ко мне; взметнулись опущенные вниз ветки-руки. Упали мне на плечи, пригибая к земле. Шалишь дядя: не знаешь ты шаолиньского упражнения "Алмазный палец" ! "

Лучше не брать дурного в голову и не начинать читать.

Рейтинг: +6 ( 7 за, 1 против).
Van Levon про Хокинс: Библиотека на Обугленной горе (Фэнтези)

Замечательный дебют автора. Участие в разработке компьютерных игр, конечно, наложило свой отпечаток, но книгу это не испортило. Отличный шутер от третьего лица. Рекомендую.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
DXBCKT про Царегородцев: Арктический удар (Альтернативная история)

Когда я в первый раз случайно прочитал аннотацию и название СИ, подумал что это какая-то ошибка — т.к аналогичное (и видимо куда более объемная СИ) имеется у Савина ("Морской волк"). Однако (как позже выяснилось) эта «тема» у авторов «одна на двоих», просто каждый (отчего-то) пошел своим персональным путем.

Но поскольку «данный вариант» (Царегородцева) я начал читать уже после того, как я неоднократно ознакомился с «вариантом» Савина (так - только первую книгу перечитывал раз 7, как минимум), то я невольно начал сравнивать эти варианты друг с другом.

И если первые страниц 200 все повествование (в варианте Царегородцева) идет «ноздря в ноздрю», то к середине книги уже начинаются «расхождения»... Первое что меня «зацепило», это какая-то дурная «кликуха» Лапимет и не менее дурацкие «письма к султану»... Хм... ну ладно (подумал я), хотя «это впечатление — ушло в минус (Царегородцеву). Но далее: описание первой встречи (в версии Царегородцева) «с потомками» существенно изменено и... вся прелесть от нее как-то... поблекла (что ли) и это уже «жирный минус» (по крайней мере у Савина этот эпизод получился намного «сильнее»)...

В плюс же «новой версии» (Царегородцева) идет описание сотрудничества «приглашенных гостей в Москве» и прочие интриги (этого у Савина непосредственно после «встречи» по моему нет) и первые 2 книги только лишь «вечный бой». Но и этот «плюс» со временем выходит «на минус», поскольку «живой реакции на потомков» как не было так нет, - идет только описание «всяческих восторгов» и «направлений на ответственную работу», итогом которой становится почти молниеносное внедрение всяких «вкусных ништяков». Про то - что собственно «потомки приплыли под другим флагом» отчего-то (в беседах «верхов» И.В.С и пр) нигде не сказано . Все отношение — приплыли «да и хрен с ними», дадим пару наград, узнаем «прогнозы на ближайшее время» а там... В общем подход не самый вдумчивый и знакомый по темам «попаданцы в фентези» или «средние века», где наличие «иновременного гостя» само собой подразумевает мгновенный (как бы «сам по себе») переход «от кремневого пистолета к ПБС»... А что? ГГ же дал «пару дельных советов»... Вот и получите!

P.S Конечно в данной книге это не носит столь откровенный характер, но «отголоски» этого есть. Плюс ГГ «совсем не живые»... какие-то восторженные (удалось «поручкаться с Сталиным»!?) персонажи сменяют друг друга и «докладают» о перспективах «того что приплыло» и «того что могут сделать местные»...

В общем отчего-то данная рецензия (у меня) получилась очень уж злой.... Каюсь, наверное это все от того, что я прочитал первым вариант именно Савина, а не Царегородцева)) + Подход оформления так же в этом «помог», поскольку хоть в серии «Военная фантастика» порой печатают всякий бред, но по факту она все же выглядит гораздо лучше (оформления переплета и самих книг издательства Центрполиграф) «Наших там»))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Падение Ледяной Королевы (fb2)

- Падение Ледяной Королевы (пер. М. В. Федякова) (и.с. X-libris) 812K, 147с. (скачать fb2) - Дон Уинслоу

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дон Уинслоу Падение Ледяной Королевы


Секс — это власть. Он разрушает нашу способность защищаться, отвергает здравый смысл, мешает высшим функциям. Наша вселенная сжимается, пока не сближает контуры наших тел, наши груди сталкиваются с глухим звуком, когда мы проникаем друг в друга, а наш словарный запас уменьшается до первобытных криков.

Клифф Бернс

«Иллюстрированный учебник Мастеров Смерти»

Глава первая


Так странно думать, дорогой неизвестный читатель, что, открыв этот манускрипт, ты увидишь слова, написанные человеком, который, так же как и ты, был когда-то живым, а теперь покоится в могиле… или, что более соответствует истине, скоро в нее попадет. Если боги будут добры — а я очень на это надеюсь, — то пройдут многие годы, прежде чем эти страницы будут открыты. Опасно быть живым и знать слишком много секретов, особенно если дело касается секретов, составляющих королевскую тайну. Еще более безрассудно позволять кому-либо быть свидетелем безумств королей, и полное безумие заключается в том, чтобы увековечивать эти сумасбродные поступки на бумаге.

Поэтому я заберу этот манускрипт с собой в могилу, и только когда моя гробница будет вскрыта, если, конечно, это когда-либо случится, эти слова снова увидят солнечный свет. Подобные меры предосторожности необходимы. Да вы и сами убедитесь в этом, ибо по воле судьбы я сопровождал высокопоставленных особ при одном из самых развращенных и декадентских дворов, известных миру. И именно там я оказался свидетелем, а также летописцем этих удивительных происшествий — событий, приведших к непоправимому и окончательному падению одной из самых прекрасных и порочных женщин, которые когда-либо носили корону.

Я не знаю, переживет ли века слава короля Рана, поэтому, возможно, будет лучше, если я расскажу вам историю самого прославленного и самого постыдного царствования с самого начала.

Народ Двух Земель, который жил в почтении и страхе перед ним, воспевал Рана, как величайшего из королей-воителей. Хотя он и не был отпрыском короля. Нет, Рану пришлось с боем пробивать себе дорогу к самой вершине, безжалостно уничтожая всех врагов. Не пощадил он и собственного брата, пока наконец не провозгласил самого себя королем Двух Земель.

Высокий, могучего телосложения мужчина с железной волей, жестокой красотой, орлиным носом, яростными глазами и суровым, повелительным лицом, Ран был человеком необузданного нрава, человеком, призванным быть лидером, несмотря на то что он не был рожден в королевской семье. Одно время некоторые представители старой аристократии, что были посмелей, шептались, что новоявленный король был всего лишь разбойником, незаконнорожденным сыном в семье воров, но в наши дни редко произносились подобные речи.

Я знал Рана до того, как он получил корону. Прославленный воин, не ведающий сомнений вождь, со свирепым напором вел он свое войско в битву, прорубаясь сквозь врагов, круша и уничтожая их без тени жалости, с жестокостью, которой позавидовал бы даже самый злобный и кровожадный зверь. Он был могучим человеком, чья ненасытность в еде, употреблении вин, жажда наживы и славы могли сравниться лишь с его же неуемным аппетитом, когда речь заходила о плотских наслаждениях.

О его безудержном, поистине необычайном сексуальном темпераменте ходили легенды. Никто не был в безопасности: будь то мужчина или женщина, мальчик или девочка — такие мелочи нисколько не волновали Рана, когда в его жилах вскипала кровь. Ходили слухи, что он развлекался даже со своим ближайшим соратником и любимым генералом, которого звали Жэн, в те давние времена, когда оба были еще совсем молодыми солдатами.

Однако, несмотря на то что Ран мог спокойно развлечься с солдатом, охранявшим его, или, быть может, со случайным рабом, предпочтение он, безусловно, отдавал женщинам. Впрочем, и тут король не отличался особой разборчивостью, ибо всегда мог получить любую, пришедшуюся ему по вкусу. А если она принадлежала другому, что ж, для нашего короля это не имело решительно никакого значения. Ожидалось, что мужья и любовники сами раболепно предложат ему своих женщин, если, конечно, хотят… остаться в живых.

Так было не всегда, но я помню, когда король начал совершать первые беспутные поступки. У меня есть все основания предполагать, что за некоторые из них часть вины несу я сам. Ран был вульгарен, груб и начисто лишен воображения. Но он был хитер и быстро обучался искусству быть королем. Как-то раз я упомянул при нем, что при некоторых прославленных дворах существовал обычай держать мальчиков и девочек в качестве пажей. Он был удивлен, узнав, что для этой цели было принято приглашать отпрысков аристократических домов.

Рану показалось несколько невероятным, что этих заложников можно использовать для того, чтобы заставить их отцов идти на уступки, так как по своему усмотрению, без колебаний, он может пожертвовать ребенком или двумя, супругой или даже матерью, если посчитает, что таким образом сможет быстрее достичь своих гнусных целей. Кроме того, я уверил его, что одного лишь присутствия детей при дворе достаточно, чтобы гарантировать лояльность их отцов и кланов, находящихся под их властью.

Почему-то эта идея захватила воображение короля, и вскоре баронов оповестили о том, что каждый из них должен отдать двоих детей, чтобы те стали прислугой при дворе Тролкилда. Поскольку к тому времени, когда это произошло, двор Рана уже имел достаточно сомнительную репутацию, по вполне понятным причинам часть баронов отказалась отдавать свое потомство королю. Когда Ран узнал об этом, он разъярился, что можно было легко предсказать заранее, и поклялся наказать одного из баронов в назидание прочим, не повинившимся королевской воле.

В те времена в большинстве своем бароны были людьми своевольными и непокорными, не терпящими никакого принуждения, уподобляясь тем самым своему господину. Гордые, надменные, безжалостные и жадные, они не признавали над собой никакой власти. Одним из самых мятежных был некий барон Эндер, который стал источником постоянного раздражения короля. Во время войны Эндер был ненадежным союзником, а когда царил мир — от него можно было ожидать любых коварных и вероломных поступков. Сомнительной была также и его лояльность по отношению к суверену. Упорно ходили слухи, что у него имеются свои «уши» при дворе короля Двух Земель.

Грудь свирепого как зверь, широкоплечего барона походила на бочонок, а манеры и внешность были грубы и вульгарны. Алеа, его супруга, столь сильно отличалась от него, что контраст был просто удивительным! Она была высокой, полногрудой блондинкой, женщиной холмов, рожденной гордым северным народом. По милости богов, ее дитя, к счастью, пошло в мать во всем, что касалось внешности. Отец души не чаял в дочери — очаровательной девушке, стоящей на пороге женской зрелости. Ее звали Гвин.

Эндер, как коршун, ревниво оберегал своих женщин и крайне редко оставлял их без присмотра. Но однажды Рану удалось мельком увидеть их на сельской ярмарке. Его взгляд, брезгливо скользнув по массивному, уродливому телу барона, с большим интересом задержался на высокой, длинноногой блондинке, чья пышная фигура была туго затянута в корсет, линии которого подчеркивали узко стянутую талию. Он невольно залюбовался густыми золотистыми волосами, завораживающим изгибом бюста совершенной формы, роскошными, полными грудями, так небрежно полуобнаженными декольте модного платья, корсаж которого приподнимал их для всеобщего обозрения. А следом за ней, как жеребенок за кобылицей, шествовала Гвин. Ее стройная, расцветающая фигурка была облачена в платье, почти такое же, как у ее матери, только несколько короче. Вызывающе торчали бутончики грудей, такие маленькие и бесконечно трогательные. Светло-русые волосы были заплетены в косы и убраны назад, оттеняя невинность чистого юного личика. Женщины Эндера приглянулись королю, а король был из тех, кто никогда не забывает хорошеньких лиц.

Поэтому не было ничего удивительного в том, что высокомерный Эндер стал первым, кто бросил перчатку к ногам своего суверена. Ран с удовольствием принял вызов. В глазах его сверкал дьявольский блеск. Все началось после того, как королевские гонцы, посланные доставить официальное распоряжение, были грубо приняты в мрачном замке барона, расположенном на вершине холма. После того как им без церемоний указали на дверь, они уехали прочь с пустыми руками, а затем подверглись нападению «разбойников с большой дороги». Гонцам и их эскорту удалось с боем проложить себе дорогу, но они едва спасли свои жизни. Вызов был брошен.

Ран объявил, что Эндер будет повержен, его женщины взяты в плен, а земли конфискованы короной. Дом Эндера должен прекратить свое существование! Король вынашивал планы, выжидал и наблюдал, но при этом не совершал никаких активных действий. Шли месяцы, и кое-кто стал брать под сомнение его смелость и даже мужество, ибо вызов оставался без ответа, а все знали, что Эндер может быть грозным противником. Но я-то знаю лучше — никогда не надо недооценивать короля!

В те далекие времена всем было известно, что Эндер был крайне суеверным человеком. Могущественный барон Эндер, не боявшийся никого, тем не менее испытывал постоянный, тщательно скрываемый ужас при мысли, что мог каким-то неосторожным поступком или словом нанести оскорбление одному из высокомерных богов. Эта слабость могучего барона появилась в то время, когда он, будучи совсем юнцом, сражался на поле битвы на стороне своего отца. Старый барон, нечестивый старый пьяница, был поражен ударом молнии именно в тот момент, когда поднял свой меч в знак победы. Этот акт божественного возмездия произвел глубокое и неизгладимое впечатление на его юного сына. Конечно же Ран знал об этой слабости, которую он рассчитывал использовать в разработке плана мщения.

Главным жрецом в то время был человек по имени Друз, раболепный льстец, порочный даже по меркам самого испорченного двора. Король вызвал его к себе и сообщил, что у него имеются некоторые сомнения касательно наступающего Праздника Красной Луны. Это был ритуал примирения, время искупления, когда свершалось подношение для умиротворения богов.

Женщины не допускались к участию в этой чисто мужской церемонии, за исключением, конечно, прислуги женского пола. Но туда приглашались все годные к воинской службе мужчины, таким образом, по этим религиозным причинам регулярно собирались вместе все враждующие бароны. Часто возникали споры, а так как вино на этих сборищах текло рекой, чаще всего они перерастали в пьяные драки, в которых проламывали черепа и проливалась кровь. Таков был старинный обычай.

К своему крайнему изумлению, главный жрец услышал, что его монарх выказывает беспокойство по поводу того, стоит ли разрешать подобное! Прежде чем ошеломленный священник смог что-либо ответить, король любезно предложил свое средство. Почему бы во время «мира богов» — короткого перемирия, когда старые ссоры на время отложены, не оставлять все оружие у ворот города? Главный жрец должен объявить, что все верующие получат божественную защиту. Кроме того, ему было предписано присматривать за тем, чтобы все жрецы в стране сообщили своей пастве об этом нововведении. Петля вокруг шеи Эндера начала понемногу затягиваться.

Можно только предположить, что за мысли витали у непокорного барона в голове, защищенной шлемом, когда он скакал в город с излишней самоуверенностью, но тем не менее, возможно, испытывая беспокойство, даже несмотря на могучую стражу из самых испытанных воинов. Эндер, вероятно, был очень подозрителен, однако, ведомый религиозной одержимостью, был не способен остаться в стороне от призыва принести жертву. Ран, наблюдая за ним из тайной комнаты одной из сторожевых башен, наверное, посмеивался про себя, видя, как враг и его эскорт, покорные долгу, отдают свое оружие. Лицо Эндера застыло в стоическом, угрюмом выражении, уголки губ опущены вниз. Должно быть, он чувствовал себя обнаженным без своего меча, когда проезжал на лошади через массивные деревянные ворота и под внушающими благоговейный страх зубчатыми стенами Тролкилда.

Барон и его люди были любезно приглашены улыбающимися, кланяющимися жрецами в священный зал. Они были крайне удивлены, обнаружив, что являются единственными допущенными паломниками. Двери тут же захлопнулись, и группа королевских стражников с заранее обнаженными мечами проскользнула в комнату через потайной боковой ход. Это была настоящая бойня! Безоружные люди были быстро и безжалостно зарублены на глазах у своего набожного, но слишком глупого господина.

Жизнь Эндера пока пощадили, поскольку его участь должен был решить сам король. Но когда через несколько минут Ран вошел в комнату с мечом в руке, воздух в комнате пропитался запахом свежей крови. И когда сломленный и разгневанный барон выкрикнул оскорбления и плюнул в лицо Рана, он привел своего суверена в такую ярость, что король сразу пронзил его мечом, таким образом лишив себя удовольствия видеть, как враг умирает медленной и мучительной смертью.

Сразив своего врага одной рукой, король протянул вторую за своим выигрышем. Под предлогом принесенного послания от владельца поместья посланники Короля получили доступ в огромный незащищенный замок. После короткой, но ожесточенной схватки с немногими оставшимися стражниками они захватили леди Алеа, ее дочь и их слуг, связали и отправили в Тролкилд.

Пленники предстали перед королем, испуганные, растрепанные, босые, все еще в ночных одеяниях, так как они были разбужены внезапным вторжением орды вооруженных людей. На Ране все еще был надет короткий воинский килт, хотя он и переоделся в свежую тунику, отмыв руки от крови того, кто осмелился бросить вызов королю. Он гордо восседал на престоле, его мощные бедра были наполовину обнажены, колени разведены, руки удобно покоились на подлокотниках массивного кресла, слегка сжимая их.

Нам, придворным, приказали остаться, поскольку Ран любил устраивать спектакли, и он был особенно доволен, когда получал доказательства своих побед в виде восхищенных речей, которые придворные конечно же преподносили ему. Он имел бы самую благодарную аудиторию, если бы унизил память о своем побежденном противнике… овладев его женщинами прямо на наших глазах.

Глава вторая


Стражники в шлемах находились по бокам каждого пленника, подталкивая их вперед руками, чтобы продемонстрировать королю. Заключенные стояли подавленные, босые и прикрытые только тонкими белыми сорочками, парализованные страхом, потупив глаза, со связанными впереди руками. Не произнеся ни слова, король поднял украшенную драгоценными камнями руку и указал длинным пальцем прямо на вдову Эндера. Прежде чем Алеа успела что-либо сделать, с ее пышного тела сорвали сорочку и подтолкнули вперед, чтобы бросить на колени перед повелителем. Синие глаза расширились от ужаса, и она, возможно, вскрикнула бы, если бы не была слишком испугана, чтобы издать хоть звук. Все знали, что в королевском присутствии запрещено говорить, пока на то не дано разрешение короля.

Тогда Ран позволил своим похотливыми глазами прогуляться по телу восхитительной красавицы, стоявшей на коленях у его ног, чья светловолосая голова была склонена в унизительной позе полного повиновения. Было известно, что король является большим ценителем бледных северных красавиц с нежной кожей и невероятными шелковистыми светлыми волосами. Некоторые из самых любимых рабынь были захвачены его рейдерскими группами во время набегов, регулярно совершаемых на северные границы для охоты на женщин для ненасытного монарха. Это были выносливые женщины со стройными длинными ногами; с красивыми крепкими телами, сильными бедрами.

По-видимому, леди Алеа имела привычку перед сном заплетать свои волосы в косу, которую скручивала в пучок наверх и закалывала шпильками, перед тем как лечь спать. Прическа была немного растрепана, но более или менее в порядке, сколотый пучок по-прежнему находился на своем месте. Ран подозвал рабыню и что-то шепнул ей на ухо. Она послушно приблизилась к коленопреклоненной женщине и, стоя позади нее, ловко распустила ее волосы, и мягкая белокурая масса свободно упала на обнаженные плечи и рассыпалась веером по спине. Так как шея пленницы была склонена, освобожденные волосы упали вперед, частично скрыв лицо.

Я видел, как губы Рана удовлетворенно изогнулись в довольной усмешке, пока он изучал свою награду: гладкую макушку красивой светловолосой головки, волосы, мерцающие в свете свечей, опущенные плечи, сглаженные конусы мягко круглящихся грудей с розовыми сосками, которые были широки и немного вздернуты вверх, а ниже — шелковистыми зарослями белокурых завитков, покрывавших лобок, спрятанный между крепкими бедрами.

Повелительным жестом Ран приказал ей подняться. Крупная блондинка, все еще со связанными руками, пытаясь справиться со своими ногами, выпрямилась во весь рост для того, чтобы предстать перед своим повелителем.

— Подними голову, женщина, — отрывисто приказал король.

Гордая вдова Эндера приподняла подбородок и стояла с отведенными назад плечами, высоко подняв голову, а ее ясные глаза смотрели куда-то вдаль. Гладкое лицо казалось совершенно невозмутимым, синие глаза — спокойными и умиротворенными под красивыми светлыми арками бровей. Она ничем не выдавала своих истинных чувств. Нужно отметить, что, несмотря на то что Алеа, как и любая разумная женщина, которая была бы женой человека, объявленного врагом короля, испытывала страх за свою жизнь и жизнь своих детей, вряд ли ее можно было назвать потерявшей рассудок из-за смерти мужа, жестокого, грубого хама.

Судя по тому, что было известно, прекрасная молодая вдова, без сомнений, должна была чувствовать облегчение, освободившись от Эндера. И хотя ей точно не нравилось, что король плотоядно рассматривает ее как объект вожделения, Алеа, возможно, возлагала больше надежд на пребывание здесь, нежели в тоскливой изоляции среди той мрачной груды камней в Эндере. Трудно сказать, что за мысли приходили в ее красивую головку, потому что в нежных синих глазах и опустошенном взгляде не было заметно никаких эмоций. Ее заставили развернуться спиной к королю, и теперь тот мог оценить ее красивый, ладно скроенный зад, принадлежавший когда-то Эндеру, а теперь находящийся в его распоряжении!

Какие чувства испытывала эта изящная женщина? Ощущала ли леди Алеа весь пыл горящего желанием взгляда короля на своих обнаженных ягодицах? Может, она даже мечтала об извращенном унижении, которому она подвергнется в руках этого мстительного монарха? А может, она представляла себе, что значит покориться и служить при самом развратном дворе, известном людям?

Только после того, как его жадные глаза неспешно насытились видом прекрасной попки, он позволил молодой женщине снова повернуться к нему лицом.

— Освободите ее! — приказал король, и руки пленницы были освобождены от пут. — Ты можешь приблизиться, — сказал он властно, внимательно рассматривая ее бледное, ничего не выражающее лицо.

Двигаясь, как в трансе, статная обнаженная женщина сделала шаг вперед, поставив босую ногу на толстый ковер из меха, выстилавший ступени трона. Мы наблюдали в тишине, как она поднималась по ступенькам, двигаясь с неторопливым достоинством — одна, две, три ступеньки, пока не достигла места, на которое указал монарх — небольшого лоскута меха под его ногами.

К тому времени на килте короля обозначилась ясно видимая выпуклость. Его кровь воспламенилась от вожделения, и он не мог больше удержаться от того, чтобы насладиться своими алчными руками тем, что только что смаковали его глаза. Он потянулся за своим последним приобретением. Большие мужские руки обвились вокруг обнаженных женственных ляжек, и он притянул их к себе. Сильные пальцы сжали ее бедра и впились в сочные ягодицы, сжимая, тиская и проверяя крепкую, но податливую упругость полушарий. Женщина отклонилась назад и прикрыла глаза, слегка покачиваясь от того, как король шарил своими руками по ее роскошному заду.

— Смотри на меня! — зашипел Ран, внезапно пришедший в ярость молчаливым самообладанием блондинки, чья сводящая с ума отрешенность, как ему показалось, граничила с презрением. Женщина стояла прямо, руки свободно свисали по бокам. И поскольку она смотрела сверху вниз на своего сидящего на престоле повелителя, то увидела, как он откинул край килта и вытащил свой гордо торчавший член с поднявшейся в нетерпении головкой.

Я видел, как расширились синие глаза леди Алеа, когда она пристально смотрела на внезапное появление фаллоса, изучая возбужденное мужское орудие короля, остолбеневшая, слишком ошеломленная, чтобы понять, что от нее требуется. Раздраженный нетерпеливый король совершенно ясно выразил свои желания.

— На колени, женщина! — выплюнул он, показывая на место на ковре между своими бедрами. Со спокойным достоинством леди Алеа опустилась вниз, пока ее глаза не стали вровень с эрегированным членом, пульсирующим всего лишь в нескольких дюймах от ее губ.

Король внимательно следил за тем, как она взяла пенис, обвив пальцами вспухший ствол, слегка придерживая его, а затем наклонила напрягшийся меч, чтобы опустить тугое кольцо своих губ на пульсирующую корону, послушно принимая разбухший жезл своего лорда и повелителя в свой чувственный рот.

Я видел, как затрепетали ресницы Рана, прежде чем он прикрыл глаза, и уголки его искривленных губ исказились от удовольствия, пока Алеа сосала его член. Золотой шелк волос разлился по его бедрам, поскольку ее голова была скрыта между его коленями. Ее нежная грудь обольстительно колыхалась, тяжеловато покачиваясь, когда она наклонялась вперед. Он потянулся вниз и, положив руку на ее голову, запустил свои пальцы в копну ее волос, слегка придерживая, пока она обрабатывала его ртом, языком и губами.

Я бросил взгляд туда, где стояла ее дочь, наблюдая из полумрака, мне было любопытно увидеть ее реакцию на то, как мать вынуждена на коленях доказывать свою покорность — платить дань уважения могущественному жезлу короля перед всем двором! Девочка совершенно замерла, наблюдая за этим, без сомнений, сильно заинтригованная. Страх присутствовал, это верно, но в широко распахнутых синих глазах, так похожих на глаза матери, также был и сексуальный интерес, как мне показалось.

Я повернулся в тот момент, когда король откинул голову назад при внезапном приступе чистейшего наслаждения, которое исходило из его чресл. Его глаза открылись — и он уставился на меня! Он мерзко ухмыльнулся мне, пока я стоял как вкопанный, смотря на то, как мой король получает наслаждение от униженной супруги побежденного противника.

Я услышал, как из его губ вырвался стон. Потом он, так же, как и я, бросил пристальный взгляд из-под полуприкрытых век на дочь, наблюдающую за происходящим. Возможно, как и мне, ему была любопытна ее реакция на вид матери, покорно проводившей обряд служения королевскому жезлу. Но тут его изучение было прервано, потому что белокурая головка задвигалась с возрастающей энергией, принося новую волну удовольствия, которая заставила его глаза закрыться, дабы сильнее насладиться изысканными острыми ощущениями, идущими от паха. Ран откинул голову назад, приняв более удобную позу на троне, и напрягся, поднимая бедра, выгибая спину и заталкивая свой член еще глубже в послушный женский рот.

Он пытался удержать контроль над собой до самого последнего момента, а затем, когда его накрыла сокрушительная волна экстаза, протянул руку, вцепился в волосы пленной женщины и оттолкнул ее голову, освобождая свое извергающееся мужское орудие изо рта. Нацелив головку пульсирующего члена прямо ей в лицо, он залил спермой тонкие аристократические черты, раскрашивая лоб, закрытые глаза, покрывая прекрасное лицо большими липкими каплями семени. Густая, как крем, жидкость подмочила край ее волос и сочилась вниз по губам и подбородку.

Затем король отстранил аристократическую минетчицу пренебрежительным движением руки. Я задался вопросом о ее судьбе. Будет ли он держать ее в качестве любовницы в Доме Женщин? А может, возвысит до своей супруги? Или ее унизят еще сильнее, оставив обнаженной, чтобы обслуживать двор в качестве сексуальной рабыни? Никогда нельзя было знать точно, что придет в голову капризному королю.

А пока ее отпустили. Приблизившиеся стражники подхватили ее под руки и вновь отвели в полумрак. Они снова связали ей руки, но теперь запястья были стянуты за спиной. Плечи были отведены назад, и упругая крепкая грудь красиво выдавалась вперед. Стражники поставили ее на колени, она стояла прямо, с низко опущенной головой, а королевские дары медленно подсыхали на лице. Затем ее заставили надеть кожаную повязку на рот, хотя я не видел причин для подобного обращения. Возможно, король рассматривал это как меру предосторожности, чтобы, забывшись, Алеа не закричала при виде тех мучений, которым должна была стать свидетелем. Затем король перевел царственный взгляд с леди Алеа на дочь своего побежденного противника.

Он сделал знак, и к нему подвели девушку и одного из слуг из дома Эндера, растрепанного мальчика — помощника конюшенного. Я задался вопросом, что было у короля на уме. Когда он кивнул стражникам, те стремительно сорвали с пленников тонкие одеяния и подтолкнули к королю. Я прикинул, что им около двадцати лет, может, восемнадцать или двадцать один, трудно сказать точнее. Глаза юноши были расширены от ужаса. Он стоял напряженно и выжидающе, вытянувшись в струнку, как будто заледеневший от страха, что он находится так близко от внушающего страх монарха в таком беззащитном виде.

Ран осмотрел напряженное молодое тело парня и вялые половые органы, тонкий поникший пенис, сморщившийся от страха. Ран отметил жалкое состояние юноши и закончил осмотр с хитрой усмешкой. Приятные формы тела молодой девушки, однако, несколько дольше задержали похотливый интерес нашего монарха. Несмотря на то что не так давно он уже насытился ее матерью, старый сатир почувствовал приступ вожделения, пока исследовал миловидную девушку.

Она стояла перед ним с покорно склоненной головой, скромно потупив глаза. Ее волосы были заплетены в две косички и уложены в кольца. Так как она стояла прямо перед королем, то не могла не заметить член короля, который даже теперь казался наполовину возбужденным и увеличивался, когда король рассматривал чистые линии ее юных прелестей.

Еще один едва заметный жест с трона и хорошо вышколенная девушка-рабыня выскочила вперед, чтобы поскорей расплести волосы пленницы. В отличие от волос матери, имевших более глубокий оттенок золота, золотистые нити волос юной девушки отливали серебром, как молодые кукурузные початки. Теперь ее волосы ниспадали на хрупкие плечи, длинные шелковистые локоны с обеих сторон обрамляли лицо, в то время как сзади занавес прекрасных мягких волос окутывал обнаженную спину.

Король изучал ее волосы, юное очарование черт лица, притягательные очертания фигуры девушки, достигшей созревания, почти плоские бедра и грудки, два изящных персика, с нежными розовыми сосками, маленькими и аккуратными. Она стояла со связанными руками, пытаясь, насколько это было возможно, прикрыть свой лобок, покрытый светленьким пушком, и это стало раздражать короля.

— Развяжите их! — приказал он грубо, а затем добавил: — Поднимите руки — на голову, вы, оба!

Перепуганные пленники приняли требуемую позу, стоя рядом, с поднятыми руками, пальцы переплетены, ладони на голове. Он заставил их медленно сделать пируэт и повернуться к нему спиной, точно так же, как заставлял мать девушки. Так он получил возможность сравнить их ягодицы: твердый зад юноши, маленький и узкий; и более мягкую округлую форму девичьей попки — двух красиво очерченных, совершенно симметричных полушарий.

Когда юные пленники сделали круг и снова оказались перед ним, Ран осмотрел их сверху донизу, не говоря ни слова, отчего напряжение возрастало. Они тревожно переминались с ноги на ногу под его немигающим, напряженным и выжидающим взглядом.

— Твоя молодая хозяйка весьма недурна, не так ли? — наконец пробормотал Ран, адресуя вопрос неподвижному мальчику, искоса посматривая на юную девушку, попавшую в его когти. Затем он достал тонкий остроконечный скипетр, лежавший напротив трона, и воспользовался им, чтобы указать на девичьи прелести. Начав с подбородка, он прочертил прямую линию от ее горла вниз до выемки между молоденькими грудками.

— Скажи, что ты думаешь о них, а? — а затем, не дожидаясь ответа, продолжил: — Самые прекрасные яблочки из всех, какие тебе доведется увидеть. Немного маловаты, как сказал бы кое-кто, но это игривая парочка, не сомневайся. Смотри, как они подпрыгивают!

И с этими словами заостренный кончик скользнул в складочку под левой грудью девушки, и теперь Господин Двух Земель мог слегка подбрасывать маленькие, изящные шарики своим скипетром.

Он продолжил эту грубую забаву, играя с грудками несчастной девушки, отслеживая покатые контуры, встряхивая мягкие шарики, раздражал соски, начиная с чувствительных кончиков, и вдавливал твердую горошинку в мягкий, сморщенный диск окружающего ее ореола. В это время девушка кусала губы, но все еще сдерживалась. Один раз я увидел, как она прикрыла глаза. Губы приоткрылись, она втягивала воздух сквозь сжатые зубы, когда король слегка царапал, едва прикасаясь, ее чувствительные соски. Игривый король, используя только самый кончик скипетра, вскоре довел соски девушки до состояния, когда они напряглись от возбуждения, став твердыми и заостренными. Беспокойному и ненасытному монарху вскоре прискучило это развлечение, ему не терпелось двинуться дальше и исследовать другую территорию.

— Ты, должно быть, жаждешь заполучить эту парочку в свои руки, а? Такой распутный молодой парень, как ты? Ты же рос, видя, как такие сиськи прыгают прямо перед глазами… Но может, ты уже пробовал это лакомство? Может, ты лапал свою хозяйку, когда вы вдвоем играли за сараем? — внезапно он повернулся к испуганному парню. — Ну? — взорвался король.

— Н-нет, м-милорд, — сдавленным голосом сумел пробормотать юноша.

— Хммм, — задумался король, играя кончиком скипетра под девичьими грудками и ниже в центре плоского животика, вздрагивавшем от щекочущего пассажа. Ран продолжил линию вниз, слегка нажимая на мягкую кожу, направляясь медленно, но непреклонно к сглаженному контуру нижней части живота и маленькому, нежно круглящемуся лобку.

— А как насчет этого? Маленькой шкатулочки с сокровищами твоей госпожи? Конечно же такой молодой жеребец, как ты, мечтал вставить туда свой инструмент?

Неподвижный от напряжения юноша, казалось, потерял голос, парализованный ужасом при мысли, что его ответ может вызвать недовольство суверена. Тем временем заостренный скипетр продолжил свой путь через мягкий светлый пух на маленьком холмике Венеры. Острие достигло аккуратной расщелинки, спрятанной между тесно сжатыми ногами девушки.

— Говорят, ваш лорд был настоящим жеребцом, — продолжил король, рассеянно царапая кончиком скипетра нежные половые губки девушки. — В тебе есть его кровь. Такой здоровый парень, как ты, должно быть, перепортил половину девушек в графстве. Может быть, тут есть маленькая рабыня, которая является твоей любимицей… но, наверное, ты жаждешь сперва отведать этот симпатичный кусочек, а? — Король усмехнулся, чрезвычайно довольный собой.

— Нет… нет, милорд, — бормотал юнец, испуганный и ничего уже не понимающий.

— О? А почему нет? Разве ты предпочитаешь мальчиков? — бросил косой взгляд король.

Юноша кивнул, но Ран проигнорировал его, сосредоточившись на местечке, где скипетр пытливо нацелился прямо в центр промежности девушки, в самом верху изысканных лепестков. Король делал паузу, чтобы рассмотреть повнимательнее:

— Тогда, может, тебя возбуждает ее задница? Знаешь, некоторых мужчин это заводит больше. Повернись, детка. Покажи нам свою хорошенькую маленькую попку!

Юная Гвин, руки которой все еще лежали на голове, послушно повернулась маленькими шажками и встала боком к королю, а спиной к своему бывшему слуге.

— Видишь это? — Король похлопал скипетром по упругому объекту своего пристального внимания. — Ну же… посмотри на нее! — приказал он.

Несчастный юноша, стоящий с остекленевшими глазами, повернулся, чтобы посмотреть на обнаженные ягодицы.

— У нее прекрасная попка, — одобрительно кивнул король. — Не так ли? — внезапно он повысил голос.

— Да, мой лорд, — тут же последовал мгновенный ответ, произнесенный громким, сдавленным голосом.

— Что — да?!

— Да, у нее п-прекрасная попка, — смог выкрутиться юноша. Несомненно, он был убежден, что его последующие слова могут стать последними.

Но монарх Двух Земель, недавно удовлетворивший свою похоть, находился в игривом настроении. Он только хмыкнул, признавая, что юноша отдает должное предложенной попке:

— Эй, девчонка! Наклонись! Руки на колени. Выпяти свой нахальный задик, чтобы мы могли рассмотреть его получше!

Казалось, что девушка была взволнована и немного колебалась, но она тоже знала цену неповиновения. Так что поступила так, как ей сказали, и наклонилась вперед, взявшись руками чуть выше колен, прогнула спину, оттопырив попку в непристойной позе, которую требовал король. Она закрыла глаза и стала напряженно ждать.

— Ну давай же, потрогай ее! Я знаю, ты наверняка долгие годы мечтал об этом, — засмеялся король. — Готов держать пари, ты мечтал о такой попке, когда забавлялся сам с собой!

Я не был удивлен подобным поворотом событий. Да и никто, знавший Рана, не удивился бы. Подобная порочность была привычна для игр, которые развращенный король устраивал для своего личного развлечения. Смущенный и испуганный, помощник конюха, казалось, колебался, но все же сделал то, что ему было приказано, опустил руки и протянул их, чтобы легонько прикоснуться к подставленным ягодицам.

— Не так! — сплюнул в отвращении король. — Щупай ее получше! Я хочу, чтобы ты заставил ее почувствовать себя женщиной! В конце концов, ты же мужчина! — закричал он, и его жестокие глаза засверкали от гнева. — Неужели твой никчемный отец не научил тебя, как обращаться с женщинами?

Парень нервно облизнул губы, немного помялся, а затем снова схватил эту сладкую маленькую попку. Теперь он сжимал ее посильней, начав массировать упругие полушария.

— Так-то лучше! — вскричал король. — Ей это нравится, ты видишь?! Разве тебе не нравится, когда слуга играет с твоей попкой? — спросил он девушку, которая оставалась в той же позе, крепко зажмурив глаза.

— Да, милорд, — прошептала она в страхе и напряжении.

— А ты?.. Не останавливайся! Разве это не прекрасно… держать в руках такую хорошенькую попку?

— Да, милорд…

— А почему ты не показываешь этого? — внезапно обеспокоившись, спросил король. — У такого здорового молодого парня уже давно должен был встать. А это что? — вопросил он, перемещая скипетр к печально висящему пенису юноши. Он безмерно наслаждался, развлекаясь мучениями парня. Но я знал, что в такие моменты Ран мог быть особенно опасен.

А сейчас его глаза блуждали по съежившемуся телу юноши, блестевшему от испарины — пота страха. Король бросил внимательный взгляд на узкую грудь со скромной полоской золотистого пуха, на маленькие завитки, идущие от центра подтянутого живота вниз, сгущаясь в маленький кустик лобковых волос, откуда торчали сморщившиеся от страха, вялые гениталии мальчика.

Король ввел в игру свой скипетр и, аккуратно поместив самый кончик под свисающую головку члена юноши, игриво легонько подбрасывал его вверх, в то время как перепуганный слуга стоял не шелохнувшись, все еще держа за бедра свою госпожу.

— Когда кровь настоящего мужчины закипает от прикосновения к женскому заду, его член поднимается, гордо отдавая честь, — поучал он спокойно, когда его скипетр поднялся между ногами мальчика, чтобы поднять дремлющий пенис, словно затем, чтобы продемонстрировать сказанное.

— Ну же, — убеждал он, — я хочу видеть этого храброго солдата, готовым к боевым действиям!

Само собой разумеется, приказ Короля не возымел ни малейшего действия на сморщившийся, безвольно отвисший пенис перепуганного юнца. Король притворился очень удивленным и попытался поднять безжизненный член королевским жезлом. Затем его озарило!

— Я понял! — объявил он тем из нас, кто стоял рядом, наблюдая, как разворачивается его причудливая игра. — Я знаю проверенное средство от мучающего тебя постыдного недуга. Ваша сестричка — вот в чьих руках находится твое спасение! Иди к нему, детка! Возьми член своего преданного слуги в ладони и воспользуйся своей женской хитростью, чтобы восстановить его ослабевший дух.

Девушка выпрямилась и стояла рядом, испуганная и смущенная.

Ран был в нетерпении:

— Давай, детка! Неужели ты не знаешь, что с ним делать? Возьми его и ласкай! Разве твоя мать не учила тебя, что делать? Я полагаю, что такие умения передаются по наследству от матери к дочери. Не может быть, чтобы ты была так наивна в этом вопросе… или нет?

Внезапная мысль поразила его!

— Разве ты девственница? — громко и отчетливо спросил король.

Несчастная обезумевшая девочка крепко зажмурила глаза и помотала головой из стороны в сторону.

— Так я и думал! — триумфально воскликнул монарх. — Ах ты, маленькая распутница! Держу пари, ты, наверное, играла в такие игры с парнями, а? Покувыркалась в сене с конюшенными? Ну-ка, нечего стыдится! Давай… почему же ты не покажешь нам, что умеешь? Возьми в руку грустного дружка своего слуги и сделай его счастливым!

Теперь оба пленника вполне поняли, что от них ожидалось, осознав, что именно должны выполнить для порочного короля Двух Земель. Выбора не было: они были обязаны повиноваться Рану! Из полумрака наблюдала за происходящим мать девушки, и ее широко распахнутые синие глаза с недоверием смотрели поверх кожаной повязки, надежно стянувшей рот.

А девушка приблизилась к испуганному парню и положила руку на безвольный пенис, сомкнув пальцы на его орудии, и тут юноша выпрямился и заметно напрягся от ее прикосновения. Маленькая ручка скользнула вниз, чтобы обхватить мошонку, а парень стоял неподвижно, нервно сжимая кулаки, стараясь не смотреть на то, что проделывала его госпожа.

Король Ран щелкнул пальцами, и к нему подскочила бойкая молоденькая рабыня. Обнаженная, с кожаным ошейником вокруг шеи, она упала на колени перед своим повелителем. Не ожидая, пока он выкажет свое желание, она устроилась между его ног и приспособила свою маленькую ручку к увеличивающемуся члену. Согнув пальчики, она умело ласкала пока еще мягкий член с помощью обеих рук. Ее усилия, более умелые, чем у неопытной девушки, принесли немедленные результаты. Прямо на наших глазах член Рана вновь обрел силы, начав твердеть, утолщаться и удлиняться. Ран всегда держал рабыню специально для этой цели, так как любил чувствовать прикосновение нежных женских рук к своей мужской арматуре, пока он сидел на троне, наблюдая, как перед его глазами разыгрываются секс-спектакли, которые устраивались по его приказу во дворце.

Тем временем Гвин приподняла вялый член парня и, держа его между пальцами, стала поглаживать головку большим и указательным пальцами. Я видел, как юноша нервно облизнул губы, когда она исследовала бархатную гладкую головку, проводя большим пальцем по нижней стороне, пока другие пальцы сжимали ствол, и начал проявлять определенным интерес с ее деятельности. Теперь, под этими нежными заботливыми руками, растущее возбуждение начало пересиливать страх, и член парня немного увеличился, подавая первые признаки пробуждения.

В то же самое время рабыня привела член Рана в полную боевую готовность. Разбухшая головка гордо поднялась и налилась кровью. Маленькие пальчики обвивались вокруг ствола, двигаясь медленно и равномерно. Он опустил руку и сжал запястье девушки, резко остановив мучительно приятные движения. Он переместил ее руку ниже, между ногами, понуждая ласкать покрытый волосами мешочек с королевскими драгоценностями, в то время как сам наблюдал, как под манипуляциями стройной юной блондинки увеличивается член юноши.

К этому моменту от возбуждающих прикосновений любознательных девичьих пальчиков член юноши увеличился в размере и стал твердым. Длинный и тонкий, приободренный пенис здорового молодого парня от сильного возбуждения поднялся вертикально и изогнулся, почти касаясь головкой живота. Девушка оглянулась через плечо на короля и получила кивок одобрения от своего лорда, понуждавший продолжать начатое. Тогда она выпрямила пальцы и тыльной стороной ладони нежно, но с силой провела по члену, что вызвало дрожь вожделения, судорогой прошедшую по телу парня, затрясшегося от мощной волны невыносимого наслаждения.

В нетерпении он резко схватил девушку за бедра, возможно, чтобы удержать равновесие, а возможно, бушующая страсть, которую она воспламенила в нем, заставила жаждать прикосновения к манящему обнаженному телу, находящемуся лишь в нескольких дюймах.

— А теперь поиграй с ее киской! — поступил решительный приказ короля.

Сводные брат с сестрой стояли теперь лицом к лицу. Молодой парень был выше, чем его бывшая госпожа, и она смотрела прямо вверх в его глаза, когда его рука скользнула между ее ног. Девушка все еще зажимала его член в кулачке, пока его любознательные пальцы гуляли по ее щелке. Молодые люди игрались половыми органами друг друга под безжалостным взглядом своего монарха.

В то время как они занимались этим, внимание Рана перешло на Юту, девушку-рабыню, присевшую на корточки возле его ног, которая была одной из его фавориток.

Юта была юной девушкой хрупкого телосложения, с маленькими грудками, ее темно-каштановые волосы были коротко подстрижены, как у всех рабов. Ее стройное тело было жестким и выносливым, а попка — маленькой и твердой. Ран одобрил ее прелести злой усмешечкой, поднял девушку с пола и растянул у себя на коленях, так что ее обнаженные бедра очутились прямо напротив его затвердевшего пениса. Он передвигал пассивное тело девушки до тех пор, пока она не очутилась в классической позиции для шлепанья: голова свешивалась с одной стороны, длинные тонкие ноги — с другой, тугой попкой вверх как надо. Ран положил ладонь на аппетитный задик и стал наносить по нему шлепки, в то время как взгляд его снова устремился на парочку, обрабатывающую друг друга для его развлечения.

— Используй палец. Воткни его ей во влагалище! — прикрикнул король на конюшенного.

К тому моменту и юноша, и девушка проявляли признаки сильнейшего сексуального возбуждения. Парень задыхался, его плечи ходили ходуном, а напряженный член, казалось, уже почти готов взорваться. Я заметил, что он отодвигает обнаженные бедра девушки подальше от разбухшей головки пениса, чтобы избежать преждевременного семяизвержения, так как по вполне понятным причинам опасается, что подобное может разъярить совершенно непредсказуемого короля.

Хорошенькое личико Гвин вспыхнуло от сексуального возбуждения, щеки залил лихорадочный румянец. Глаза были зажмурены, а губки наоборот, раскрыты, и из них вырывалось тяжелое жаркое дыхание. Маленькие грудки поднимались и опадали в неровном ритме. Я увидел, как затрепетали ресницы девушки и как она прикрыла глаза в тот момент, когда ее братец засунул свой средний палец между половыми губками и начал исследовать сильно увлажнившееся влагалище. Инстинктивно она еще сильнее сжала пульсирующий член парня. Эта неожиданная стимуляция почти переполнила чашу терпения юноши, и он со стоном откинулся назад.

— Поцелуй ее! — прохрипел Ран: его собственное растущее возбуждение прорвалось в изменившемся от похоти голосе. Он рассеянно поглаживал попку молоденькой Юты, лежавшей поперек его коленей, проводя ладонью по упругой, атласной коже ягодиц и время от времени нанося легкий удар. Ран был горячим приверженцем порки, хотя позже королева Лор поднимет ее до уровня искусства, пользующегося огромной популярностью у развращенного двора.

Его ладонь поднималась и опускалась, нанося короткие, отрывистые удары, и звук каждого шлепка отдавался эхом в тишине огромного зала с колоннами, пока два подростка обнимались и целовались, крепко обвив друг друга руками, корчась в пламени страсти, охватившем их распаленные юные тела.

— Достаточно! — выкрикнул король. — А теперь, детка, ложись на спину… и раздвинь ножки для своего слуги. И побыстрее!

Девушка соскользнула на пол и опустилась на спину, опираясь на локти. Я смотрел, как затрепетавшие грудки поднимались и опускались от охватившего ее волнения, а соски затвердели от возбуждения. Ее глаза были полуприкрыты и подернуты поволокой страсти; ноги на толстой меховой шкуре медленно и чувственно шевелились, сходясь и расходясь, как половинки ножниц, в то время как парень стоял, оцепенев от напряжения, а его непристойно торчащий член разбух от желания настолько сильно, что это уже причиняло ему мучительную боль — боль плотского желания, ставшего более чем откровенным.

— Ну же, возьми ее! — скомандовал король уже готовому к этому юноше. — Смотри, она хочет этого! Трахни ее… сейчас же! Трахни свою молодую госпожу! — проревел Ран.

Потеряв голову от лихорадочного возбуждения, забыв про все на свете, юноша бросился вниз на извивающуюся от желания девушку, раскрывшую руки для объятий. Она инстинктивно приподняла ноги и согнула колени, обхватив поясницу парня, когда его бедра опустились между ее нежными ляжками и он направил свой член в горячую и влажную щель, проникнув внутрь и пронзив ее так глубоко, что Гвин содрогнулась и застонала от невыразимого наслаждения.

Мы смотрели, как парень делал выпады бедрами вперед, напрягая зад, погружаясь вглубь и выходя обратно, трахаясь как одержимый. Девушка отзывалась на это волнообразными движениями, поддавая бедрами вверх с необузданной энергией. Это совокупление так возбудило Рана, что он вскочил на ноги, сбросив девочку — рабыню с колен на пол. Его мужское орудие угрожающе покраснело и еще больше увеличилось в размерах в чудовищной эрекции.

Миниатюрная Юга встала на колени и добралась до пульсирующего жезла своего повелителя. Маленькие пальчики обхватили стержень и препроводили его в рот. Сладкие маленькие губки двинулись вниз по стволу, заглотив головку. Ран ни разу не взглянул на девушку, все его внимание было приковано к совокупляющейся парочке.

— Да, вот так! Трахай ее, трахай! Трахни ее как следует! — вопил он, подгоняя любовников.

Мальчик издавал звуки, подобные тем, что издают животные во время спаривания, а девушка всхлипывала, и ее голова моталась из стороны в сторону, так что длинные белокурые пряди перепутались с мягким мехом, застилавшим пол. Она выгибала спину, стараясь поднять бедра как можно выше навстречу движущемуся члену юноши, принуждая его тем самым проникать еще глубже в пылающее, жаждущее влагалище.

Ран схватил раскачивающуюся голову сосущей девочки, зажав руками как в тиски, и начал резкие движения бедрами, трахая ее в рот.

Пронзительный вопль белокурой девочки, слившийся с низким дрожащим стоном ее партнера, оповестил нас о том, что парочка достигла кульминации. Ее ноги все еще охватывали поясницу юноши, в то время как напряженное тело Гвин содрогалось в конвульсиях оргазма. Тем временем тело парня вытянулось в струнку, ягодицы были крепко сжаты, так как напоследок он глубоко погрузил свой меч по самую рукоять в скользкую, горячую и влажную промежность девушки.

Ран двигал головой девочки вверх и вниз, неистово взбрыкивая, как жеребец, чтобы ускорить оргазм, пока наконец не пришел момент, когда он откинул голову назад, зажмурил глаза и выплеснул семя в покорный рот служанки, и это уже второй раз за ночь. Впрочем, два раза за сутки — для него это было не слишком много. Ран высоко ценил сексуальное мастерство и иногда устраивал соревнования, в которых неизменно выходил победителем. Бывало, что подобное происходило до пяти раз за одну длинную марафонскую ночь.

Еще мгновение Ран стоял, опираясь на девушку-рабыню, которая покорно держала в губах все еще пульсирующий член, глотая каждую каплю королевского семени. Наконец он высвободился. Его потерявший твердость, но все еще увеличенный влажный пенис выскользнул из ее рта. Темные глаза короля смотрели внимательно и возбужденно, он желал чего-то большего, чем вид полностью исчерпавших свои силы молодых любовников, лежавших перед ним и медленно приходивших в себя.

Ран кивнул подскочившим стражникам, и те начали связывать вместе молодую парочку, скручивая кожаными ремнями утомленные, безвольные, покрытые потом тела в той же самой позиции: ноги девушки все еще были сомкнуты на пояснице парня, а его обессилевший влажный и вялый пенис оказался прижат к покрытым пушком половым губкам Гвин.

В таком виде молодые люди должны были провести свою первую ночь в плену. «Чтобы получше узнали друг друга», — глумился король. Он ухмыльнулся, глядя на то, как связанная молодая пара корчится у него в ногах, затем откинул голову, встряхнул темной гривой волос и громко рассмеялся. Это был ликующий, торжествующий, очень злой смех. Естественно, все мы присоединились к нему.

Глава третья


Во времена правления Рана королевский двор в Тролкилде достиг вершины расцвета имперской славы. На широкой равнине, на вершине огромного холма раскинулся город Тролкилд. Место для его основания было выбрано Анком, первым королем и величайшим из воителей, который построил там неприступную крепость. Орр, порочный и любящий всевозможные удовольствия внук Анка, приказал расширить и перестроить могучую крепость, превратив ее в самый большой и удобный замок в мире, дворец наслаждений, соперничающий по своей роскоши с любым другим дворцом в Индии или Китае.

Королевский двор Двух Земель далеко отошел от спартанской простоты короля Анка. Военные походы наших армий повсюду увенчивались победой: разбой, изнасилования и грабежи создавали непрерывный поток богатств, ежедневно вливавшихся в казну. И благодаря этому новоприобретенному богатству росло великолепие и роскошь во дворце.

За огромными стенами прятался небольшой городок, в самом центре которого и располагался королевский двор. Огромный дворец возвышался прямо посередине старой части города. Каменные Стены сверкали на солнце, а тянущиеся ряды построек с открытыми внутренними двориками, террасами, фонтанами, садами и верандочками, соединялись друг с другом портиками с высокими мраморными колоннами и занимали площадь более квадратной мили.

Это был самый поразительный королевский двор в мире: двор, превосходивший своей пышностью, богатством и роскошью двор любого восточного властелина. Яркие цветные знамена отмечали путь к трону, где восседал могущественный король Ран, принимавший военные трофеи. Побежденные принцы, сдавшиеся противники и недавно захваченные рабы вереницей проходили перед ним, обнаженные и закованные в цепи, и преклоняли колени, чтобы заплатить свою покорную дань. Сокровища побежденных стран, золото и драгоценности, гобелены, бесценные шелка и золотая парча слагались к его ногам. И здесь, во всем своем имперском блеске, Ран принимал послов из отдаленных королевств, прибывших, дабы узреть все великолепие короля Двух Земель, и покидающих его в благоговейном страхе.

Основная часть дворца простиралась с востока на запад. Он состоял из сотен комнат — никто точно не знал, сколько их было. Длинные извилистые коридоры поворачивали от залов для приемов и обеденных комнат, через палаты правительственных чиновников и служащих королевского двора, соединяясь с жилищами свиты, которая всегда окружала короля при дворе. Также там были и частные апартаменты со спальнями, предназначенные для короля, его женщин и любовниц, которых он всегда держал под рукой. Эти комнаты соединялись между собой тайными туннелями и спрятанными галереями.

В восточном крыле дворца располагался тронный зал, устроенный таким образом, чтобы поражать воображение простых смертных. Массивные колонны располагались по кругу и выстраивались в линию вдоль дорожки от огромной двойной двери до трона. Эти каменные часовые притягивали взгляд к монарху, сидящему на троне, поднятом на специальный помост под золоченой аркой в дальнем конце зала.

Центральный проход вел от трона через двойную дверь по просторному главному залу к другой дверце в дальнем конце помещения. Если ее распахнуть, то вы очутитесь перед ярким пламенем тысяч горящих свечей, освещающих роскошное убранство огромного зала. Здесь король закатывал свои «пирушки», декадентские кутежи с непрекращающимся потоком еды, вина и секса; пиры, начинавшиеся с соблюдением всех правил этикета сразу после заката и неизбежно переходившие в самые возмутительные сексуальные излишества, буйные оргии ничем не сдерживаемой похоти, которые продолжались всю ночь напролет.

Аристократия часто получала приглашения на празднества и торжества, проводимые по королевскому приказу в Тролкилде. Однако гораздо чаще подобных праздников в королевском замке закатывали пиры, на которые приглашали лордов, их жен и любовниц, а также фавориток короля и конечно же нас, придворных. Наконец, существовали и более «интимные» вечеринки, которые король устраивал для своего удовольствия. На них Ран обычно приглашал женщин, которые ему приглянулись, или тех, о чьей красоте он был наслышан. В списке гостей могли числиться самые прекрасные женщины Двух Земель. Но в него предусмотрительно чаще всего не включали их мужей, братьев и отцов.

Естественно, от такого приглашения во дворец невозможно было отказаться. Напротив, мужья и отцы почитали за честь отослать туда своих женщин по королевскому требованию, в надежде угодить королю и тем самым добиться его благорасположения к их домам.

Конечно, всегда была опасность, что все пойдет совсем по-другому. Если общество этой женщины доставляло большое удовольствие королю, то он мог приказать ей остаться на неопределенный период в качестве одной из его любовниц. В этом случае ее отправляли в Дом Женщин, и она жила при дворе до тех пор, пока не надоедала королю.

С другой стороны, если она по какой-то причине вызывала раздражение и ярость, несчастную женщину могли сделать обычной сексуальной рабыней при дворе. Ни богатство, ни возраст, ни красота, ни высокий статус или престиж семьи не могли спасти женщину, впавшую в немилость короля, от подобной участи. Ее могли использовать все кто угодно, и она обязана была повиноваться и оказывать любую услугу по малейшей прихоти любого скучающего придворного, лорда или леди, которым она приглянулась.

Пирушки короля проходили в огромной зале, большой круглой палате с высокими сводчатыми потолками и семью входами в форме арок. Приглашенные гости в своих самых лучших одеждах проходили через эти арочные проходы, чтобы попасть в палату, стены которой были украшены зеркалами и великолепными гобеленами. Искусно выполненные причудливые канделябры омывали стены просторного зала светом сотен свечей.

Ряды низеньких кушеток и диванов, установленных почти вплотную друг к другу, образовывали квадрат, центр которого был оставлен свободным для проведения представлений. Толстые, мягкие подушки и приятная на ощупь обивка давали роскошную возможность для праздного времяпрепровождения и легкого флирта, когда король и его гости, откинувшись на спинки, потягивали вино, ожидая, когда им подадут выбранные мясные блюда и деликатесы, бесконечной чередой появляющиеся на этом изысканном пиршестве.

Такими ночами можно было увидеть, как придворные в ярких, красочных нарядах смешиваются с толпой взбудораженных гостей, и везде царит праздничное настроение. Лорды носили обтягивающие, узкие камзолы, сапоги и облегающие брюки для верховой езды, очень популярные в те времена. На леди были длинные платья, сшитые из атласа или струящихся, мерцающих тканей, под которыми они носили яркие цветные чулки и туфельки на высоких каблуках, все по дворцовой моде того времени. Туго затянутые корсеты делали осиной талию и приподнимали грудь, а декольте были так низко вырезаны, что выставляли бюст на всеобщее обозрение.

Там же присутствовали и другие женщины — прекрасные любовницы короля, носившие еще более откровенные платья, ибо вырез на них проходил прямо под грудью, полностью обнажая ее. Эти длинные, ниспадающие свободными складками платья не имели рукавов, обнажали спину и держались на плечах с помощью узких шелковых лент. На предплечье каждой любовницы красовался широкий золотой браслет, как знак собственности короля. В отличие от леди, которые могли носить короткие нижние юбки или длинные сорочки, любовницы же обязаны под платьями быть совершенно голыми.

Эти высокие, изящно сложенные красавицы с обнаженной грудью вызывали море восхищения и восторгов, когда с величественной непринужденностью и изяществом проходили сквозь шумную толпу. Как я уже говорил ранее, Ран был настоящим ценителем женщин, и только самые привлекательные из них становились его любовницами. Подобный выбор считался большой честью.

Любовниц содержали в собственных отдельных комнатах, называемых Домом Женщин, и они были отдельным классом. Их обучали искусству любви в самых разных его проявлениях, а также умению красиво одеваться, этикету, изящным манерам, искусству и музыке. А еще им преподавали искусство нежной женственности, которую чаще всего не мог оценить их грубый, вульгарный господин, хотя среди нас, придворных, были те, кто являлся тонким ценителем этих изысканных и утонченных женских качеств.

К несчастью, мы могли только издали любоваться этими желанными созданиями, поскольку они были шлюхами, предназначенными исключительно для короля. Хотя Ран мог быть и очень щедрым, особенно когда напивался. Тогда он раздавал своих девочек направо и налево. В качестве особого знака королевской благосклонности удачливому придворному могла достаться привилегия наслаждаться услугами королевской любовницы для ночных развлечений.

И наконец, для оказания подобных услуг имелась горстка пажей наряду с неимоверным количеством рабов для секса. Пажей можно было легко опознать по ярким одеждам и прическе, им делали стрижку «под пажа», покороче, чем у лордов и леди, но все же длиннее, нежели у рабов. И мальчиков, и девочек стригли совершенно одинаково и одевали в похожую униформу ярких цветов, красную с зеленым или синюю с желтым: подогнанные по фигуре камзолы до пояса, носимые с обтягивающими трико подходящей расцветки, которые подчеркивали привлекательные очертания упругих юных бедер и стройных икр.

Самое низшее положение в этой иерархической лестнице занимали рабы для секса. Из многочисленной армии рабов, прислуживающих в Тролкилде, для этого выбирали только самых красивых девушек и привлекательных молодых людей. В отличие от официальных любовниц их не обучали искусству любви, и им приходилось получать это образование самостоятельно, или же, как это часто бывало, рабы обучали друг друга сами или набирались опыта, пройдя сквозь жадные руки придворных. Некоторые из них имели природный талант и стали весьма искусными в доставлении наслаждений, соперничая с лучшими из любовниц. Их услуги пользовались огромнейшим спросом.

Если не считать широкого кожаного ошейника, рабы обязаны были быть абсолютно голыми, когда присутствовали на пирах у короля. В иных случаях им было позволено носить облегающие одеяния, к примеру, короткие килты или шелковые туники, тонкие одежды, прикрывающие, но не скрывающие их упругие молодые тела. В обязанности обеих групп входило почти одно и то же: пажи, так же как и рабы для секса, должны были выполнять любые приказы придворных и гостей короля, в том числе и оказывать услуги сексуального характера, кто бы их ни потребовал, будь то лорд или леди.

Я прекрасно помню пир, который закатил король по поводу своей победы над Эндером. Я находился всего лишь в нескольких шагах от Его Высочества, сидевшего, развалясь, около одного из своих любимых военачальников, худощавого, мускулистого, закаленного всеми ветрами ветерана восточных войн. Это был генерал Терхан. Вечеринка шла полным ходом, и мужчины расположились поудобнее, разрешив рабам освободить себя от всех одежд и облачить в просторные шелковые халаты с широкими рукавами. Небрежно подпоясанные и распахнутые на груди одежды, едва прикрывающие бедра, были почти невесомыми и несли прохладу. Преимуществом этих одеяний служило также то, что их можно было легко сбросить в пылу страсти.

Терхан был правой рукой короля во время восточной кампании, и теперь парочка старых вояк обменивалась воспоминаниями о войне, периодически разражаясь взрывами хохота и требуя еще еды, выпивки и женщин.

Женщин было более чем достаточно. Танцовщицы сбрасывали свои юбки, выступая перед королем, а затем продолжали танцевать с полностью одетыми гостями, в то время как их собственная одежда была ограничена лишь только ниткой бус вокруг шеи. Были там также гимнасты и акробаты, затянутые в трико, обоего пола: мускулистые мужчины с обнаженной грудью, с сильными руками, которые легко поднимали стройных, подвижных девушек с гибкими, выносливыми телами, чьи маленькие тугие грудки были так завлекательно обнажены. Они исполняли различные акробатические трюки, восхищая королевский двор той легкостью, с которой их проворные, атлетически сложенные тела справлялись с немыслимыми по сложности гимнастическими фигурами.

Рабы для секса были повсюду: они проскальзывали между бездельничающими парами или ложились рядом с каким-нибудь лордом, так что он сам, его жена или любовница могли не спеша играть с молодыми телами, одновременно потягивая вино и развлекая себя праздными сплетнями. Рабы быстро понимали, что от них требовалось во всем подчиняться похотливым гостям, которые, по примеру своего короля, не тратили впустую время на раздевание. Мужчины накидывали на себя просторные блузы, по моде, введенной монархом, в то время как женщины находились в различных стадиях раздетости.

Поскольку Ран всегда сам тщательно отбирал девушек, приглашенных в качестве специальных гостей, то на пирушке в его распоряжении очутилось множество восхитительнейших созданий, которые не упускали возможности опробовать на короле свои чары обольщения. Атмосфера в зале накалялась от соперничества, так как количество женщин в нем намного превосходило собой численность мужчин. Они делали все, чтобы задержать на себе лениво блуждающий взгляд короля, ибо прошел слух, что король изъявил желание выбрать себе королеву.

Конечно же королевский двор всегда был переполнен различными сплетнями, однако в достоверности этой я был уверен. Я и сам не раз слышал, как Ран выражал свое желание иметь сына, и не одного, а многих! Здоровых, сильных парней, которые будут сражаться на его стороне, когда подрастут; а позднее, когда придет его время покинуть мир живых, править королевством. Короче говоря, Ран пребывал в том возрасте, когда начинают чувствовать первые признаки приближения вечности, период времени, когда мужчина начинает мечтать о продлении рода.

Таким образом, леди, с надменным видом разоблачившись до нижнего белья, строили глазки, поощряя распутного монарха лукавой улыбкой, соблазнительным трепетом ресниц или бесстыдной сексуальной усмешкой. Все меньше и меньше дам оставалось с прикрытой грудью, но большинство к тому времени уже прекрасно обходилось и без этого, поэтому они гордо шествовали перед королем с обнаженной грудью, бедра обтянуты лишь тонкими шелковыми юбками, едва прикрывавшими колени. Самые смелые на этом не остановились. Они щеголяли своей привлекательностью, бродя по залу в одних лишь чулках, подвязках и туфлях на высоком каблуке.

Ползли слухи, что король может выбрать себе супругу из числа любовниц, что вызвало значительный переполох среди леди знатного происхождения. Около стены, что была расположена прямо напротив короля, стояла низенькая скамья, позади которой в ряд расположились любовницы короля, которые сидели, подогнув под себя ноги, лицом к своему господину.

С того места, где я сидел, на досуге я мог спокойно изучать и сравнивать великолепные формы их обнаженных грудей. На этот раз на пирушке их было только семь, что не было необычным, поскольку раз в месяц одну или двух женщин могли освободить от выполнения обязанностей. Но среди присутствующих восхитительных красавиц на этот раз присутствовала прекрасная Алеа, бывшая когда-то леди Эндер. Одетая в синее шелковое платье, она сидела совершенно прямо, опустив глаза. Алеа едва притрагивалась к пище и лишь изредка отпивала маленькими глотками вино из бокала. Широкий отполированный браслет из золота, обхватывающий нежное предплечье, был знаком, что она является собственностью монарха.

А король тем временем похвалялся перед своим старым другом победой над Эндером, и кажется, это заставило его вспомнить об Алеа. Он подал знак рабу, который тут же помчался, чтобы привести похожую на изваяние блондинку. Она неторопливо поднялась и медленно пересекла комнату: точеные аристократичные черты лица оставались спокойными, великолепные золотистые волосы мерцали в свете свечей. Платье, ниспадающее свободными складками, драпировало фигуру, держась на плечах лишь с помощью узких лент. Шелковистый материал обтягивал талию, струясь вниз мягкими складками, которые заканчивались чуть выше лодыжек, всего лишь в паре дюймов от туфелек на высоком каблуке.

Молодая женщина двигалась с одной только ей присущим достоинством, полные, округлые груди были выставлены на всеобщее обозрение. Голову Алеа держала очень прямо, а синие глаза были спокойны и безмятежны. Я видел в прошлый раз, что она сохраняла изумительное самообладание даже тогда, когда липкое семя ее повелителя текло по ее благородному лицу.

Теперь Король представил ее Терхану, приглашая генерала восхититься своей добычей, стоявшей перед ними с почтительно склоненной головой. Он заставил ее постоять так несколько секунд, пока мудрый генерал, зная, что он должен выказать свой восторг (но ни в коем случае не чрезмерный) последним приобретением Короля, не выразил восхищение и не похвалил хороший вкус короля. Ран улыбнулся, ему это польстило.

— Иди сюда, — подозвал он пышнотелую блондинку. — Задери-ка платье! Покажи генералу свою киску.

Находясь неподалеку, я наблюдал за лицом Алеа, но оно даже не дрогнуло, как будто грубые слова короля не произвели на нее никакого впечатления. С ничего не выражающим лицом она нагнулась, чтобы захватить в горсть скользкий синий шелк. Алеа распрямилась, медленно поднимая подол, обнажая длинные, красивые ноги, обтянутые роскошными чулочками темно-синего цвета. Как зачарованные, мужчины смотрели, как медленно поднимается шелковый занавес, открывая взорам пышные бедра, мягкие контуры которых посередине были перехвачены изящными кружевными подвязками. Постепенно поднимающаяся юбка открыла взорам обнаженную кожу над краем чулок, гладкие колонны верхней части бедер, а затем и холмик Венеры с шелковистой чащей крошечных светлых завитков.

— Еще выше, — грубо приказал король, наклоняясь вперед с кресла.

Алеа послушно подняла подол еще на несколько дюймов, оголяя живот, позволяя жадным мужским глазам пожирать в свое удовольствие сосредоточие своей женственности. Несколько секунд, не говоря ни слова, они изучали ее вульву, покрытую легким пушком, выставленную напоказ прямо перед их глазами. Мне было любопытно, возьмет ли ее король прямо здесь и сейчас или, может быть, предложит ее своему генералу-победителю, поскольку прошел слух, что хотя Король попользовался ею несколько раз, но пока еще ни разу не засовывал свой меч в ее сладкий горшочек. Но он не сделал ни того, ни другого. Вместо этого он приказал женщине повернуться к нему спиной и задрать платье сзади.

Поскольку я сидел как завороженный, наблюдая за этим соблазнительным зрелищем, одна из рабынь, худенькая девушка, с коротко подстриженными светлыми волосами, по имени Сарган, приблизилась, чтобы подлить мне вина. Когда она наклонилась, чтобы налить вино в мой кубок, я, вдохновленный воспламеняющим кровь зрелищем того, как демонстрировала саму себя Алея, провел ладонью по обнаженным бедрам девушки. Будучи хорошо вышколенной рабыней, она тут же замерла на месте, позволяя моей голодной руке смаковать ее упругую голую плоть.

И тогда, когда статная женщина развернулась спиной к своим почитателям, я освободил гибкую девочку от ее кувшина и притянул к себе поближе, приглашая присесть ко мне на колени. Я обхватил ее стройную талию, когда она устроилась у меня на коленях, ощутил приятную тяжесть на своих бедрах и позволил своей руке исследовать ее мускулистое молодое тело. При всем этом я ни на минуту не отрывал глаз от прекрасной Алеа, которая как раз поднимала юбку, чтобы продемонстрировать свою обнаженную попку королю и генералу — большому ценителю женской красоты.

Тем временем Алеа задрала платье до самой поясницы так, что открылся прекрасный и возбуждающий вид: пухленькие красивые ягодицы приятной формы, длинные ножки в чулках и туфельках на высоком каблуке. Король выжидающе смотрел на генерала, который внимательно исследовал эти притягательные полушария, такие гладкие и округлые, и аккуратненькую линию, разделяющую их. Терхан повернулся к своему суверену и улыбнулся, кивнув в знак восторженного одобрения.

Король довольно усмехнулся во весь рот и хлопнул в ладоши. К ним поднесли и поставили низенький столик и в дополнение к нему сверху поставили обитую бархатом скамеечку.

По нетерпеливому жесту короля светловолосая Алеа взобралась на этот столик, все еще придерживая платье, чтобы мужчины могли видеть ее обнаженную попку, пока она стояла на этой платформе. Ран заставил ее встать на четвереньки и лечь грудью на низкую скамеечку, ни в коем случае не опуская подола платья.

Алеа беспрекословно выполнила приказ. Синее шелковое платье складками драпировалось вокруг обнаженной попки, которая от этого выглядела еще более провокационно.

— Ну что ты о ней думаешь? Ничего попка? — спросил Ран восхищенного офицера. Я пока еще сам не пробовал, но уверен, что ее попка уже узнала, что такое член, с тех пор как она попала к этому старому козлу Эндеру. Он, должно быть, шептал благодарственные молитвы святым угодникам, когда как трахал ее в задницу!

Король смеялся своей собственной шутке, и все вокруг присоединились к его хриплому смеху. А потом он повернулся лицом к генералу.

— Вы должны быть первым при дворе, друг мой, кто поимеет ее в задницу, — предложил он великодушно.

Генерал начал было выражать ритуальные протесты, но его добрый и щедрый суверен настаивал на предоставлении этого пустякового подарка, и генерал Терхан сел, развязав пояс своей просторной рубахи, позволив нам хорошенько рассмотреть его разбухший от возбуждения член.

— Подготовьте ее! — приказал король, и девушка-рабыня поспешила к Алеа с маленьким горшочком со специальной смазкой, облегчающей введение члена, в то время как крайне возбужденный воин пожирал глазами женские ягодицы, выставленные перед ним в непристойном приглашении.

Сообразительная рабыня хорошо знала свое дело. Она накладывала жирную мазь, скользя пальчиками вверх и вниз между ягодицами Алеа, исследуя легкими щекочущими касаниями расщелинку между ними и анус. Мы наблюдали, как она использовала одну руку, чтобы слегка развести полушария, придерживая их, пока пальчики второй накладывали смазку на сжимающийся от прикосновений анус, бледная розочка которого то и дело сокращалась при контакте с шаловливым кончиком пальца.

Как только рабыня уверилась, что Алеа подготовлена должным образом, она убрала руку, лежащую между ягодицами, позволив наконец сомкнуться этим соблазнительным подушечкам. После этого она уделила все свое внимание торчащему члену старого воина, чья пурпурная головка потемнела от возбуждения. Нанеся на руки масло, маленькая рабыня воспользовалась обеими ладонями, чтобы смазать орудие солдата, особо щедро расточая мазь на пенис и мошонку. После этого она с поклоном отступила назад. Генерал остался стоять на коленях перед соблазнительно выставленной попкой, в то время как его фаллос, блестящий от масла, гордо торчал, почти причиняя боль от охватившего его возбуждения.

Очарованный, я не мог оторвать глаз от этого захватывающего зрелища, в то время как моя рука ласкала грудь Сар, скользя по ее тугим холмикам. Я позволил своим пальцам играть с ее упругой плотью, мягко подававшейся под нажимом кончиков моих пальцев. Я игриво сжал между двумя пальцами дерзкий маленький сосочек, что заставило мою озорную лисичку заерзать в моих объятьях и потянуться вниз, чтобы нащупать мой член. Затем девушка нетерпеливо обхватила мой затвердевший стержень своей маленькой ладошкой.

Встав на колени позади Алеа, Терхан схватил ее за ягодицы, начал грубо мять их, а затем раздвинул. Держа их в таком положении, он пододвинулся поближе, приближая свой пульсирующий фаллос к желанной цели. Я наблюдал, как он направил головку члена прямо в сжавшийся анус леди. Затем он попытался войти в него, но его таран заставил крошечные ворота инстинктивно сжаться, и его нападение не увенчалось успехом, несмотря на то что он неоднократно старался протолкнуть туда член, с мрачной решимостью пытаясь преодолеть сопротивление. При этом Терхан проклинал Алеа на все лады, а затем он отодвинулся назад и ударил по непослушной заднице, что вызвало приступ смеха у его суверена. Генерал еще раз сильно хлопнул Алеа по попке, нанес жгучий шлепок, который заставил ее полушария колыхаться, и снова рванулся вперед, полный решимости любой ценой взять эту крепость, как вдруг внезапно король остановил его:

— Нет, погодите, мой друг. Не стоит работать так усердно над этой задачей. На самом деле, она должна учиться уступать вам добровольно и с желанием. Любовницу нужно научить, что она ни в чем не может отказать своему властелину. Мой мажордом разработал несколько хитрых методов, которые он использует в обучении женщин. Ну же, позвольте мне их вам продемонстрировать. Узак!

В ту же секунду этот почтенный господин возник подле короля. Мажордом отвечал за ведение хозяйства при королевском дворе, а также за усмирение постоянно ссорящихся женщин монарха. Я не завидовал его положению, но тем не менее Узак, полный, лысеющий мужчина с женоподобными манерами, казалось, наслаждался своими обязанностями, особенно когда он мог показать свою власть над кучей непослушных женщин. Ходили слухи, что, несмотря на то что он имел возможность удовлетворять иногда свою похоть с кем-либо из любовниц, он все же предпочитал симпатичных мальчиков и поэтому был почти невосприимчив к женским уговорам, слезам и мольбам о милосердии.

— Задница этой женщины создает проблемы, — объявил король, указывая на попку Алеа, застывшей в ожидании. — Тут требуется значительное усовершенствование. Я считаю, что надо прибегнуть к методам, которые мы использовали на Майе. Покажите генералу! — приказал Ран.

Хитро усмехнувшись, Узак кивнул плешивой головой и подозвал Майю, одну из любовниц короля, которые наблюдали за происходящим с боковых рядов. Она поднялась по его зову и приблизилась к нам. Подобно всем женщинам короля, Майя была высокой и длинноногой, ее длинные волосы светло-каштанового оттенка были расчесаны на прямой пробор, обрамляя ее узкое овальное личико мягкими локонами, ниспадающими на плечи.

Платье цвета бургундского вина обнажало ее бюст, выставляя напоказ прекрасную парочку грудей с красновато-коричневыми сосками, вздернутыми вверх. Бордовое одеяние подчеркивало стройность тела Майи, обтягивая тонкую талию и ниспадая с бедер длинными, мягкими складками. Я заметил некоторую неловкость ее походки, когда она маленькими шажками пересекла комнату на высоких каблуках. Она встала перед своим господином и поклонилась с надлежащим почтением, при этом ее длинные волосы частично прикрыли ее лицо, поскольку она продолжала ожидать, опустив голову в знак повиновения.

Ран глянул на склоненную голову и хмыкнул в ответ на подобострастное приветствие женщины. Затем он обратился к мажордому:

— Пусть она покажет нам, что носит под платьем!

С дьявольской ухмылкой, адресованной генералу, Узак развернул Майю спиной к королю и его компаньону. Ее руки взметнулись наверх, чтобы по приказанию поднять платье вверх до талии. Когда она задрала подол, демонстрируя обтянутые чулками ножки, подвязки на бедрах и обнаженную попку, мы ясно увидели причину ее дискомфорта и неловкой походки. Под платьем Майя носила узкий пояс, туго обхватывавший талию. От центра пояса вниз шла узкая кожаная полоска, врезавшаяся между ягодицами, прикрепленная спереди.

Терхан с интересом изучил любопытное устройство, с насмешкой посматривая на Урзака. Мажордом тем временем продолжил просвещать генерала относительно истинного назначения этого пояса. Он заставил королевскую любовницу наклониться вперед, положить руки на колени и оттопырить попку. Затем он положил руки на ее ягодицы и с помощью больших пальцев приоткрыл попку как созревший персик, чтобы продемонстрировать кончик толстого стержня из черного дерева, помещенного в анальное отверстие девушки. Кожаный ремешок был продернут через отверстие стержня и таким образом удерживал его в нужном положении, поэтому просто извлечь его было затруднительно. И действительно, существовало правило, что только мажордом мог прикрепить этот стержень, и только он имел право убрать его. Ползли слухи, что некоторые девочки время от времени были обязаны носить подобные игрушки часами.

И вот теперь улыбающийся мажордом, подобно фокуснику, зажав между большим и указательным пальцами набалдашник стержня, слегка раскачивал его, заставляя Майю судорожно вздрагивать и поеживать плечами, но, несмотря на очевидную боль в прямой кишке, она сумела остаться в том же положении. Король одобрительно улыбался, наблюдая, как Узак, разжав пальцы, позволил напряженным ягодицам сомкнуться, снова скрыв навершие стержня.

Во время этого представления Алеа не пошелохнулась, оставаясь в том же положении, так что теперь мужчины имели возможность сравнить две женские попки: на одной уже было надето хитроумное устройство, а второй только еще предстояло опробовать его.

Узак хлопнул в ладоши, и тут же рядом с ним возникла рабыня, та же самая девочка, которая подготавливала Алеа раньше. Кроме горшочка мази в руках она держала сужающийся к кончику стержень из черного дерева и связку кожаных ремешков.

Мажордом приступил к работе. Педантично, с деловитым видом, он затянул кожаный пояс вокруг талии Алеа и закрепил застежку. Полоска кожи, прикрепленная к центру пояса, свисала теперь вертикально вниз между ее ногами. Затем Узак тщательно нанес смазку на стержень по всей длине. Затем, пока его помощница держала раздвинутыми ягодицы Алеа, он установил головку стержня прямо напротив сжавшегося ануса и начал медленно, но непреклонно нажимать на него, пока крошечные воротца не раскрылись и головка не погрузилась в попку молодой женщины. Мы наблюдали как зачарованные, как Узак медленно поворачивал стержень, ввинчивая его в анальное отверстие Алеа, в то время как она морщилась от боли и еще крепче сжимала челюсти. Наконец, преодолев сопротивление, стержень легко проскользнул внутрь. Еще один толчок, и он почти полностью исчез в анусе.

Алеа издавала сдавленные звуки, когда Узак медленно вводил стержень все дальше, пока между ее ягодицами не остался торчать лишь только самый кончик. Удовлетворенный проделанной работой, злой мажордом продел кожаную полоску в отверстие стержня и начал затягивать ее наверх, вырвав глубокий стон от буквально посаженной на кол женщины, ибо деревянный фаллос вошел при этом еще глубже. Узак закрепил ремешок на поясе Алеа специальной застежкой, теперь туго натянутая кожаная лента проходила через ее вагину и почти исчезала между ягодицами.

После того как пояс был прилажен, Ран приказал Алеа подняться, запретив опускать платье, и теперь он мог показать своему командующему, как узкая полоска кожи разделила пополам белокурый треугольничек спереди и впилась в сочную плоть ее вагины. Пухленькие нижние губки выпирали по обоим сторонам кожаной ленты, поскольку ремешок был очень туго натянут между ее ногами. Затем легким движением руки король отпустил свою новую любовницу.

Пышнотелая блондинка наконец-то выпустила из рук подол платья. Она вздрагивала, но держалась совершенно прямо, когда направилась обратно к своему месту за низким столиком. Единственным свидетельством того, что она теперь носила внутри себя фаллос, была такая же неловкая походка, как у Майи.

— Женщина Эндера будет готова к употреблению через пару деньков, друг мой. А пока что, для утоления вашей жажды, вы можете воспользоваться Майей. Я думаю, ее задница гораздо больше вас устроит, поскольку, как вы видели, она прошла надлежащую подготовку с помощью хитроумной игрушки Узака.

И вот, по приглашению своего любезного суверена, командующий восточных армий короля набросился на королевскую любовницу. Он трахал ее в задницу, грубо, с необузданной энергией погружаясь по самую рукоятку, извиваясь и содрогаясь в диком восторге от прекрасно смазанных ножен, которые обхватывали его ужасающий меч и спазматически сжимались, буквально выдаивая его мужскую эссенцию.

Глава четвертая


Лишь несколько дней спустя после торжественного празднования я выяснил причину присутствия генерала Терхана при дворе. Уже некоторое время ходили слухи, что дела на войне идут не очень хорошо. Наши армии столкнулись с воинством злого короля Тарзии, заключающего альянсы с восточными кланами и упорно сопротивлявшегося нашей экспансии. Король был очень недоволен военной обстановкой, и говорили, что он мог присоединиться к нашим славным войскам, чтобы лично вести их к победе.

В течение несколько дней после приезда Терхана при дворе начали появляться другие высокие военачальники, на лошадях, измученных долгой скачкой, чьи вздымающиеся бока были покрыты потом. Армии было приказано перейти в оборону, оставаться на позициях и ждать дальнейших приказаний. А в это время высшее командование собиралось на спешно созванный военный совет в Тролкилде.

Тайная встреча длилась три дня. Когда генералы завершили ее, новые приказы были разосланы немедленно. Нужно было сделать все необходимые приготовления — Король отправлялся на войну!

Сейчас я должен признаться, что, несмотря на то что я приветствовал новости о том, что наш благородный и славный воин Король будет снова сметать подлого врага с лица земли, я не особо рвался сопровождать его и быть свидетелем очередной героической победы. Конечно, как и все мужчины, я отслужил свои положенные десять лет в армии, поступив туда в возрасте шестнадцати лет. Однако это было давно, и с годами я нашел жизнь при дворе намного более приятной, чем твердая походная кровать и продуваемая всеми ветрами палатка в чистом поле, которую надо будет делить с тремя или четырьмя ничтожными писарями. Казалось, Ран наслаждался такими трудностями или, по крайней мере, был к ним равнодушен; но я предпочитал надежный комфорт Тролкилда и общество его прекрасных женщин.

Устроить все было действительно несложно, ведь Тролкилд был местечком, где все время плелись всяческие интриги, и любой мог научиться парочке приемов, как провернуть подобное деликатное дельце при дворе. Одно слово, достигнувшее ушей раба, давало хождение слуху. Суть слуха состояла в том, что Ран, который пользовался услугами писарей для написания приказов, поддерживающих его связь с двором, придумал еще одно занятие как минимум для одного из них. Он желал, чтобы о его успехах в ходе этой кампании велась письменная хроника. Более того, можно было легко предсказать, что окажись король довольным изложенными в хронике героическими подвигами, то он одарит того, кто составлял записи, высокими почестями.

При дворе все знали, что Ран мог быть очень щедрым монархом, особенно когда он напивался, отмечая отсечения пары-тройки голов. Не прошло и дня, как до моих коллег-писарей дошел свежий слух. Вскоре они уже выстраивались в очередь к королю, умоляя взять их с собой, чтобы они не пропустили момент его восхитительного триумфа над злодейским королем Тарзии. Конечно, кто-то должен был остаться и заниматься корреспонденцией. Так как я был последним, обратившимся к мажордому с моей скромной просьбой, покорнейше умоляя, чтобы мне позволили сопровождать короля, я с разочарованием узнал, что стану единственным, кто останется при дворе. Я протестовал, но не слишком сильно.

Два дня спустя я стоял на крепостной стене, прибавляя свой голос к хору восторженных выкриков возбужденной толпы, провожавшей нашего неуязвимого короля-полководца, едущего во главе имперской гвардии. Развевались яркие знамена и сверкали на солнце доспехи. Закованные в броню конные воины торжественно проезжали сквозь ворота дворца. Король ехал во главе процессии, горделиво сидя в седле; его мускулистое тело было слегка прикрыто кожаным жилетом и коротким килтом воина, а из доспехов на нем были лишь железный шлем и полированный металлический нагрудник. Знакомый палаш висел на боку. Король предпочитал это мощное оружие и был известен на военном жаргоне как «сорвиголова». Он любил находиться на переднем крае борьбы, чтобы схватиться со своим противником один на один.

Когда всадники исчезли за облаками поднятой ими пыли, я покинул зубцы крепостной стены. Я направился прямиком к купальням, радуясь, что избежал долгого марша к унылой границе, с удовольствием предвкушая возможность смыть накопившиеся заботы нежным теплом благоухающей воды, одновременно принимая ласку внимательных рук десятка юных миловидных рабынь.

В этом заведении было много разных бассейнов, питаемых сложной сетью источников и акведуков, вода в которых нагревалась, прежде чем попасть в устроенные в полу бассейны. Так как на улице стоял приятный летний день, я направился в купальни на открытом воздухе, расположенные посреди огороженного сада, заполненного цветущим кустарником, деревьями, фонтанами и статуями. Все это было окружено променадом, украшенным колоннами, предоставлявшим защиту от жаркого полуденного солнца.

Я вошел на территорию тенистого сада и увидел удивительно большое число присутствующих. Эти бездельники, должно быть, ускользнули из толпы еще даже до того, как король и его кортеж прошли через ворота. Так как многие мужчины отправились на войну, толпа, провожавшая их, состояла преимущественно из женщин и детей, вот почему здесь я оказался чуть ли не единственным мужчиной в обществе принимающих ванны дам. Леди и миссис, наложницы и шлюхи, одетые и нет праздно гуляли около заполненных водой бассейнов. Другие, расслабленные и сонные, нежились под лучами солнца. Их обнаженными, обильно смазанными маслом телами занимались рабы.

Пока я шел по прямой тропинке, я успел поймать на себе несколько лукавых взглядов. Взоры этих молодых и здоровых женщин, осматривающих меня с ног до головы и размышляющих над перспективой остаться на долгие месяцы без своих мужчин, внезапно возбудили меня.

Я быстро оглядел выстроившихся в готовности рабов — прекрасных девушек и энергичных юношей, все в ошейниках, одетые лишь в короткие кожаные юбки или килты, едва скрывающие их юные бедра. Мое внимание привлекла молодая стройная девушка, с копной белокурых волос, стройными ногами и маленькими заостренными грудями, и я указал на нее. Затем я выбрал вторую девушку — небольшого роста, но очаровательно сложенную, с игривыми темными глазами, каштановыми волосами и упругими холмами грудей.

Стоя наверху ступеней, окружающих бассейны, я позволил рабыням медленно разоблачить себя. Я уже почувствовал эрекцию, еще не очень сильную, но уже достаточную, чтобы мой большой колеблющийся член не ускользнул от внимания других отдыхающих купальщиц.

Раздевшись, я приказал моим очаровательным сопровождающим сбросить юбки и оставить их здесь. Окруженный с двух сторон нагими девушками, я обнял руками их обнаженные плечи, и мы вместе спустились по ступенькам в самый большой бассейн. Этот резервуар был заполнен прохладной водой, и она была чудесной, бодрящей и освежающей. Конечно, встреча с прохладой немедленно повлияла на мое увеличивающееся мужское естество. Я взял запястье каждой из девушек и утащил их руки под воду, чтобы поместить их между ног и восстановить мое поникшее мужское достоинство.

Блондинка оказалась хорошо сведущей в мужской анатомии. Она скользнула мне за спину и принялась нежно ласкать сзади мои сжавшиеся яички, в то время как брюнетка, улыбаясь мне с бесовским отблеском в глазах, охватила и сдавила своей маленькой нежной ручкой медленно оседающий пенис. Прикосновение удивительно умелых девичьих пальцев породило приступ чистой, незамутненной страсти, которая пронзила меня, словно молния, наэлектризовав желанием мой член, напрягшийся в ласковой ладони брюнетки.

Я обхватил миловидную брюнетку, сжав рукой ягодицы, и привлек ее к себе, целуя и наслаждаясь прохладой ее упругого тела, потирая ее высокие соски о мою грудь, в то время как она не оставляла притворных попыток вырваться.

Взбодренные холодной водой, мы счастливо плескались еще несколько минут, пока я не решил, что нежные воды бассейна с теплой водой будут более привлекательным местом для развлечений с моими нежными спутницами. Дрожащие и мокрые, мы вылезли из воды и поспешили к бассейну с подогретой водой. Мы вошли в меньший по размеру бассейн, со ступенями под водой, на которых можно было присесть, погрузив тело под воду, расслабиться и выбросить из головы заботы Империи. Я скользнул в гостеприимную воду, погрузившись по шею, после чего откинулся на спину.

Девушки незамедлительно скользнули в воду следом за мной и устроились по обе стороны от меня. Было просто дико возбуждающе чувствовать влажные тела этих двух подвижных созданий, таких мягких и теплых, в то время как они терлись своими напряженными сосками о мое распростертое тело, исследуя его нетерпеливыми и озорными ручками. Мне даже пришлось перехватить ладошку чересчур энергичной блондинки и предупредить ее, что еще чуть-чуть, и ее игривые пальчики раньше времени прекратят мои райские муки.

Снова покинув бассейн, на этот раз с полностью эрегированным, излучающим жар и пульсирующим членом, я направился к массажному столу, а девушки быстро вытерли меня. Затем я влез на обитый кожей стол, который был восхитительно нагрет солнцем, и сразу перевернулся на живот, вдавливая мой напрягшийся стержень любви в теплую кожу стола, намеренно лишая моих девушек-рабынь доступа к моей страсти.

Предоставив им свою спину, я положил под голову руки, расслабил ноги и закрыл глаза, позволив себе наслаждаться теплом солнца, в то время как рабы принялись за работу, каждый исполнял роль тренированного массажиста. Я почувствовал капли масла на спине и лопатках, и как маленькие руки втирают его в тело, затем более энергично растирают мышцы спины, когда девушки, работая с двух сторон, спускались от лопаток по всему телу. Я чувствовал давление их ладоней на мой хребет, глубокий, медленный массаж, который вгонял меня в летаргический сон, теплую, приятную тяжесть, которой я позволил овладеть собой.

Теперь пальцы девушек занимались мускулами нижней части спины, спускаясь в пологое углубление и затем уверенно поднимаясь по двойным склонам моих ягодиц. Теплые маслянистые руки сжали мой зад, пальцы напряглись, сдавливая мою плоть до тех пор, пока я не мог больше терпеть и не издал долгий стон наслаждения. Один особенно дерзкий пальчик скользнул в ложбинку между ягодицами, эта смелая вылазка отозвалась в моем теле шоком наслаждения, заставившим вздрогнуть мои бедра.

Затем руки начали работать над мускулами ног, спускаясь ниже и ниже, нежно растирая лодыжки и массируя стопы. Лишь когда каждый дюйм был хорошо смазан, я перевернулся на спину и подставил для девушек свой вздыбленный член, гордо пульсирующий под теплым сиянием солнца. Я сложил руки под головой, расслабился и прикрыл веки. Сквозь прикрытые глаза я смотрел, как девушки вылили две струйки масла мне на грудь и начали работать над спутавшимися волосами на груди. Играясь с ними, они улыбались и хихикали, создавая маленькие вихри, защипывая пальцами пучки волос, играючи дергая их, вдавливая их в мои грудные мышцы, и легонько пощипывали мои соски.

Их томные пальчики не успокоились, даже спустившись ниже. Блондинка стояла слева от меня, брюнетка справа. Они положили свои руки мне на бедра, направляя свои поглаживания от боков к центру живота, где их руки встречались, затем скользили вниз, осторожно избегая донельзя напряженного члена. Шустрые пальчики нажимали на мышцы моего живота и скользили к волосам на лобке, затем оставляли эту линию, снова начиная с бедер. Девушки избегали прикосновений к моему пенису, так как были достаточно опытными, чтобы понимать, что малейшее поглаживание спровоцирует взрыв. Инстинктивно они понимали, что самый острый момент должен откладываться, пока последняя капля удовольствия не будет выжата из моего тела волшебством массажа всего тела.

Они терпеливо работали над моими волосатыми бедрами, разминая мускулы, сжимая мягкую плоть маленькими руками, шлифуя и поглаживая по мере продвижения к низу моих расслабленно лежащих ног. Лишь когда они закончили с пальцами ног и все мое заново рожденное тело, за исключением самого чувствительного участка, сверкало масляным блеском, девушки заняли места у моих бедер и, озорно улыбаясь, стали втирать масло в свои ладони.

Теперь они атаковали мое мужское естество: брюнетка положила ладонь под мою мошонку, чтобы ласкать яички, а блондинка расслабленно взялась за мой шпиль и полила маслом всю длину пульсирующего члена. Ощущение их умелых рук было восхитительным. Мне не оставалось ничего, кроме как прикрыть глаза и издать вздох наслаждения. Я блаженствовал под искусными прикосновениями этих нежных женских рук, когда порхающие пальцы осторожно исследовали мое тело, постепенно становясь все более настойчивыми, сжимаясь в страстной хватке. Мои яички перекатывались в чьей-то ладони, ритмично сжимающей их. Пальчики обхватили мой пенис и сжались, начав поглаживать его, нежно, но уверенно, пока я не откинул голову назад и не застонал.

Ладошка, сжавшая мой пенис, продолжала раскачивающие движения, затем я почувствовал, как пальцы сжались посильнее.

Затем резкое движение, и я издал рев от нахлынувшей страсти, а беспощадные пальцы двигались все быстрее, пока неизбежное извержение не вырвалось из моих чресл. Мои бедра дернулись вверх, в то время как я напрягал ягодицы от всепроникающего оргазма, который почти лишил меня сознания. Мой член взорвался каплями семени, которые забрызгали мою обнаженную партнершу и стекали через ее еще двигающийся кулачок.

Девушки с сознанием выполненного долга вытерли извергнутое мной семя и ненадолго оставили меня в покое, чтобы дать мне время прийти в себя. Они встали на колени подле меня, почтительно ожидая дальнейших указаний. Несколько минут спустя я спустился с небес на землю и, открыв глаза, увидел, что многие посетительницы купален наблюдали за чувственным массажем и рассматривали меня с определенным интересом в глазах.

Две обнаженные девушки, лежащие на другой стороне бассейна, обслуживаемые рабами-мужчинами, улыбнулись мне, когда наши взгляды встретились. Это было дружеское и желанное приглашение. На секунду я задумался, не следует ли его принять и присоединиться к их обществу. Но когда я посмотрел на стоящую на коленях блондинку, мне пришла в голову другая идея. Приказав стоящим на коленях рабыням встать передо мной, я протянул руку за склянкой с маслом и вылил немного на руки, тщательно растирая.

Я решил начать с блондинки, положив скользкие руки на ее нагие плечи, развернув ее спиной к себе. Я начал гладить ее гладкие лопатки, надавливая и сжимая тело медленными движениями, оставляющими широкий масляный след, пока я спускался вниз по изящному изгибу ее узкой спины и ласково задержался на высокой, тугой попке. Вылив в ладони еще масла, я обработал ее элегантные бедра, мои руки обтекали подтянутые мускулы ее ног, ее икры, ямочки под коленями, перемещаясь вверх и вниз по ее стройным, красивым ногам. Я остановился, чтобы получше увидеть результат моего труда, затем приказал хорошо смазанной рабыне повернуться.

Она смотрела на меня, полуприкрыв глаза, в то время как я лил на ладони новую порцию масла. Я взял ее за плечи и начал спускаться вниз, проводя руками по ее мягким формам, до поясницы и бедер. Затем я занялся верней частью тела, водя ладонями по ее плечам, вдоль горных хребтов ее ключиц, вперед и назад, соединяя ладони у основания ее шеи и затем вновь позволяя моим рукам соскользнуть на ее небольшие конические груди, аккуратно сжимая их, и ненадолго позволяя им покоиться в моих руках. Напрягшие соски упирались в мои ладони как маленькие камешки. Я немного поиграл с ее чувственными грудями, разминая скользкие выпуклости, в то время как рабыня закрыла глаза под растущим напором неослабевающей стимуляции. Я смаковал удовольствие от ее юного горячего тела, ощущая, как все более возбужденная девушка пьяно покачивалась в моих объятиях.

Скользя руками вниз по ее упругим грудям, я развел в стороны пальцы и позволил им слепо повторять формы девушки, подобно скульптору оценивая изящные обводы ее груди, талии, едва заметные линии ребер, упругую и гладкую кожу живота, и ниже его, влажный треугольник лобковых волос, на краю которого я остановился.

Налив пригоршню масла, я без всякого предупреждения шлепнул ладонью по лобку девушки, а затем сжал ее половые губки, что заставило юную рабыню ахнуть. Я стал поигрывать ее нежными складочками, втирая масло в покрытый редкими волосами лобок.

Бедная девушка пыталась стоять неподвижно, однако ей все же пришлось положить руку на мое плечо, чтобы сохранить равновесие, пока я игриво трогал пальцами ее вагину. Но я не хотел, чтобы она кончила слишком быстро, поэтому, недолго подразнив ее, я отвел руку. Я присел на одно колено и принялся работать над ее бедрами и голенями.

Теперь, когда рядом со мной стояла блестящая от масла блондинка, я обратил свой взор к ожидающей неподалеку брюнетке. Я поманил ее, и рабыня приблизилась с задорным блеском в глазах, соблазнительно улыбаясь. Я не мог сдержать восхищенную улыбку, осматривая соблазнительные контуры девушки, основательные возвышенности ее грудей, увенчанных широкими сосками, гладкие формы ее стройных ног. Я взял ее за плечи, намереваясь смазать маслом все ее тело, от головы до ступней, точно так же, как я это сделал с первой рабыней.

Используя обе руки, я вскоре заставил брюнетку изнывать от страсти под прикосновениями моих рук. Когда я взял и сжал ее небольшие упругие груди, она пробормотала что-то на странном непонятном языке и, переполненная страстью, прильнула ко мне. Несмотря на собственное растущее желание, я взял ее блестящие от масла груди и медленно покрутил их в своих руках, слушая, как девушка еле слышно стонет от удовольствия, нашептывая мне на ухо слова, которые я не понимал. Действуя на этот раз быстро, я опустил руки ниже, исследуя разгоряченное нутро ее бедер, упругий лобок, проводя пальцами сквозь влажный пучок волос и затем лаская приятные формы ее ног.

Намазав брюнетку спереди, я повернул ее и обработал шею, лопатки и спину. Ее зад представлял собой два изящных упругих полушария, разделенных глубокой, тонкой линией. Я запустил масляный палец прямо в эту щель, и рабыня непроизвольно сжала ягодицы вокруг непрошеного гостя. Наконец я присел на колени позади нее и принялся растирать ее бедра и поджарые икры.

Теперь, когда обе девушки были хорошенько натерты маслом, я подозвал их к себе. Я притянул к себе стройную блондинку. Ощущение ее обнаженного тела, прижатого к моему, немедленно придало силы моему опустошенному члену. Он встал, снова готовый выполнять свой долг, хотя и без особого энтузиазма.

Я сказал блондинке лечь на массажный стол, животом вниз, сведя ноги вместе. Затем я опустился на колени сзади нее, охватив ногами ее бедра. Я лег поверх ее смазанного маслом тела, расположив свой напрягшийся член прямо над ее задом и позволив ему лечь в этой расщелине так, чтобы мои чресла были плотно прижаты двойным возвышением ее упругого, симметричного зада. Заняв такую позицию, я приказал брюнетке взобраться мне на спину, еще более крепко прижимая меня к телу блондинки и лаская натертыми маслом грудями мою спину. Я чувствовал спиной твердые соски, которые двигались по моей спине.

Сжигаемый нетерпением, я приказал обеим рабыням двигаться. Блондинка задвигала бедрами и начала работать задом, сжимая ягодицы подо мной, брюнетка же начала неистово извиваться и корчиться. Фантастическое ощущение теплых, скользких тел, сжимающих меня с двух сторон, мгновенно довело меня до пика наслаждения. Оргазм было непереносимым, и я яростно устремился вперед, скользя членом в расщелине между ягодицами блондинки. Невероятный вихрь удовольствия пронесся сквозь мое тело и взорвался пульсациями наслаждения, которые продолжались и продолжались.

Так прошел первый из череды праздных дней, которых я проводил, развлекаясь в купальнях, в то время как мой король разил врагов, неустанно защищая королевство Двух Земель.

Глава пятая


По своему обыкновению, король оставил своих любовниц в столице, взяв с собой лишь несколько мужчин-рабов. Хотя ходили разговоры, что некоторые восточные племена позволяли шлюхам сопровождать свои армии, Ран считал женщин обузой на войне и приказал оставить их дома. Также он рассматривал это как разумную предосторожность, ведь покровительствовал им, и мужская честь не могла допустить, чтобы хоть одна из его женщин попала в руки врагов. Поэтому любовницы были оставлены в Тролкилде, под бдительным присмотром мажордома. Раз у меня было довольно много свободного времени и наложницы были в той же ситуации, я, естественно, сделал все, чтобы исправить наше незавидное положение.

Женская половина дворца манила меня. Надо сказать, что Ран имел интересные правила, касающиеся своих любовниц. Например, пользование «услугами» наложниц без его личного разрешения каралось смертью. Однако по какой-то причине, запрет не касался других форм сексуального наслаждения, к примеру, было разрешено использовать девушек как мальчиков, если вы понимаете, о чем я. Любой мог получить удовлетворение от их нежных губ и языков. Было допустимо долгие часы развлекаться с ними, исследуя женские прелести, смакуя каждую впадину и выпуклость нежных, желанных тел — играя, поглаживая, лаская, целуя. Закон был строг. Совокупляться было строго запрещено!

После отбытия короля на войну, я проводил больше времени с немногими оставленными здесь придворными, прежде всего с Узаком. Верный мажордом весьма щепетильно относился к своим обязанностям по содержанию дома, несмотря на то что его господин был далеко отсюда. Со своей обычной дотошностью он контролировал все стороны женского быта, устанавливал правила, выступал арбитром в спорах и правил домочадцами железной рукой. Рабы впадали в ужас, когда видели его ястребиную фигуру. Наложницы, хотя и не боялись Узака, настораживались в его присутствии, ибо о его методах обучения повиновению ходили самые разные легенды. Зачастую эксцентричные и унизительные, эти методы повергали в ужас тех, кому досталась сомнительная честь находиться в Доме Женщин.

Несколько раз мне приходилось видеть наказания, которые он регулярно осуществлял даже по ничтожнейшему поводу. Я был убежден, что распутный плут получал удовольствие, назначая чрезвычайно изощренные пытки этим прекрасным девушкам, и строго следил за их исполнением вовсе не для того, чтобы улучшить поведение жертвы или покарать за проступки.

Наказания исполнялись в специально устроенной комнате. Некоторые детали комнаты напоминали пыточные казематы короля, но это сходство было лишь поверхностным. За вред, причиненный одной из девушек в процессе чересчур усердного наказания, мажордом ответил бы головой. Однако девушкам все же приходилось переносить некоторый дискомфорт и даже легкую боль. «Каждый должен знать меру», — сказал мне как-то мажордом, заговорщически подмигнув. В этот момент он был слегка навеселе и несколько раз кивнул головой, подтверждая мудрость этих слов. Мы вдвоем частенько засиживались у него в покоях, дегустируя коллекцию первоклассных вин из погребов короля, и, после нескольких выпитых бутылочек, наша непринужденная беседа обычно переходила на сексуальные темы.

В результате многомесячного общения мы поняли, что оба являемся тонкими ценителями плотских утех. Однажды во время нашей беседы мажордом предложил мне стать свидетелем исполнения одного из взысканий, подготовленных им на следующий день.

Так я очутился в этой мрачной камере со сводчатыми потолками в первый раз. Покрытый затейливыми узорами светильник отбрасывал причудливые тени на стены, в которые были вделаны устрашающего вида кандалы, блоки и колодки, призванные продемонстрировать провинившейся девушке ее незавидное будущее. Цепи и вороты свисали с массивных балок на потолке, добавляя свои зловещие тени к общей картине. Комната была полностью заполнена различными принадлежностями для связывания и заковывания несчастных жертв, находящихся в распоряжении мажордома.

Деревянные полки, тянущиеся вдоль обеих стен, были уставлены различными инструментами и приспособлениями, с помощью которых можно было как причинять боль, так и доставлять наслаждение: кнуты, ремни, трости и многое другое, названия чему не знал даже я. Искусственные фаллосы был представлены в самых разных вариантах: из простого дерева, из слоновой кости и черного дерева. Казалось, что они, подобно экзотическим растениям, росли на полках, поражая воображение разнообразием форм, размеров и узоров. Картину завершали щеточки, нежные листочки, перья и бусы.

Одна из полок была целиком отдана под мази и притирания, амфоры, полные масел и благовоний, а также загадочных зелий, повышающих и продлевающих мужскую выносливость. Когда мы вошли, рабы уже были за работой, подготавливая девушку, чьей виной была проявленная не к месту спесь и которой распутный мажордом назначил особую кару.

В полутемной комнате было очень влажно, сотни свечей добавляли свое тепло к жару огромного камина. Гарь от свечей, запахи воска и сандаловых благовоний смешивались в теплом влажном воздухе. Испарина покрывала обнаженные до пояса тела рабов, которые носили ошейники и сандалии, кожаные ремешки которых обвивались спиралью вокруг стройных голеней. Просторные кожаные килты развевались вокруг их сильных бедер при каждом движении.

Первой предстояло получить наказание хрупкой темноволосой девушке. Перед тем как ее подвесили на тонкой цепочке, прикованной к потолочной балке, девушку связали, в рот вставили кляп, а руки завели за спину, связав на запястьях. Цепочка была натянута так, чтобы поднять руки вверх, заставив жертву наклониться. Ее мягкие груди свисали, темные соски были направлены вертикально вниз.

Она могла бы принять более удобную позу, если бы расставила ноги, но этого сделать было нельзя — ее лодыжки, колени и бедра были туго стянуты тонкими кожаными ремнями. На ножках красовались высокие открытые сандалии, а ее стройное обнаженное тело было стиснуто черным кожаным, туго зашнурованным корсетом.

Такое положение заставило ее напрячь все мышцы кругленькой ладной попки, которую обрабатывал мощно сложенный раб, взмахивающий тонкой длинной розгой. Он действовал не в полную силу, но очень уверенно. Я наблюдал, как он хлестал зад девушки короткими резкими взмахами прута, которые заставляли бедра красотки напрягаться и вздрагивать, а ее саму невнятно молить о пощаде.

Раб не обращал ни малейшего внимания на приглушенные крики девушки и методично продолжал делать свое дело. Его лицо не выражало никаких эмоций, однако по выпуклости на кожаном килте можно было заключить, что он явно получал удовольствие от своей работы. Мажордом провел меня мимо несчастной брюнетки в центр комнаты, где подготавливали к одновременному наказанию двух стройных, грациозных девушек за проступок, по-видимому, совершенный ими обеими. Когда мы приблизились к ним, девушками занимались парочка дюжих рабов, которых мажордом специально подобрал для такой работы за способность совладать с любой упрямицей, сопротивляющейся своей судьбе.

Подойдя поближе, мы увидели, что обеих провинившихся уже раздели и связали так, чтобы их руки были плотно прижаты к телу. Затем их привязали к встроенному в пол деревянному шесту, примерно шести футов высотой, и около трех дюймов толщиной, лицом друг к другу.

Девушки были высокими, примерно одного телосложения. У обеих были небольшие тугие груди, серые глаза и светлые каштановые волосы. Их легко можно было принять за сестер. Рабы обмотали их широкими ремнями так, что они оказались прижаты друг к другу и к шесту между ними.

Вся эта конструкция напомнила мне о вертеле, вращающимся над огнем, хотя тут шест стоял вертикально. К нижнему концу столба был приделан механизм, позволяющий вращать сам шест и привязанные к нему тела. Вскоре я понял, что замысел конструкции состоял в том, чтобы попеременно подставлять попки жертв под удары рабов.

Тренированные рабы заняли свои места по обе стороны шеста, каждый из них был вооружен тонким гибким прутом. Затем третий раб начал вращать механизм шеста.

Зажатые между кожаными ремнями, охватывавшими талию и бедра, аппетитные ягодицы выглядели очень привлекательно, и каждый раб, как только предоставлялась такая возможность, тут же наносил удар по появляющейся перед ним сочной попке. В воздухе раздавались частые хлесткие удары гибких прутов, под которыми чувствительные филейные части молоденьких наложниц вздрагивали и ерзали. Громкий визг девушек был приглушен кляпами. В таком положении наказуемые практически никак не могли выразить эмоции, переполнявшие их после каждого удара.

Мы стояли, зачарованные сценой. Я был заворожен драматичностью момента, но вскоре мой импровизированный экскурсовод, желая показать как можно больше, повел меня в дальний конец комнаты, где разыгрывалась еще одна причудливая сцена. Девушка с роскошными золотистыми волосами была поставлена у деревянных козел, высотой доходивших ей до бедер. Ее нагнули и привязали вдоль обитой кожей перекладины, пышная копна волос закрыла ее лицо. Руки были закреплены на дальней стороне балки, так что девушка была вынуждена стоять на цыпочках.

Через плечо она с беспокойством посматривала на раба сзади, который готовил ручные мехи. Он улыбался ей, примериваясь к ее небольшой аккуратной попке, и смазывал маслом наконечник приспособления. Широко ухмыляясь, он шагнул к ней и без особых церемоний ввел наконечник между съежившихся от страха ягодиц девушки. Раб осторожно вводил наконечник в задний проход, в то время как она яростно дергала плечами от ужаса. Конечно же у девушки во рту был кляп, поэтому ей ничего не оставалось, кроме как мотать головой и с испугом ощущать, как мехи посылали в глубь ее тела порции теплой воды.

Резким взмахом головы она откинула назад волосы, дав мне рассмотреть гримасы страданий, исказившие ее лицо. Ее зеленые глаза расширились от внезапно нахлынувшего ужаса, и удивленное выражение ее лица показало мне ее растущий дискомфорт. Она сжала зубы, сопротивляясь растущему позыву. Она нервно скрестила ноги, коленка к коленке, сражаясь с неотложной нуждой. В таком состоянии ей предстояло перенести остаток наказания — умелой порки, ударов палкой, часто направляемых в ее уязвимое место. Я смотрел, как раб с мощным торсом делал свое дело, опуская короткую гибкую палку на прекрасно сложенную задницу.

Примеряясь и тщательно выверяя удар, раб дотронулся палкой до попки девушки. Та напряженно ждала самого худшего. Раб отвел трость назад, а затем ударил. Крепкий шлепок разнесся по комнате, когда деревянная палка прошлась по ягодицам. Девушка подскочила еще выше на цыпочках и яростно завизжала в кляп. До того как она смогла опомниться, раб ударил вновь. И вновь.

Он наносил серию крепких ударов, направленных прямо в центр нежных полушарий, кожа на которых покрывалась красными полосами.

Узак взял меня под руку и повел дальше, в то время как удары сзади продолжались, прерываемые криками девушки. В завершение обзора причудливых сцен, Узак повел меня к концу комнаты, где в углу находилось возвышение. На небольшой деревянной платформе, около трех футов в диаметре, возвышалась Т-образная балка, к которой была привязана обнаженная фигура королевской наложницы.

Это была приятно сложенная девушка с узкими бедрами и прекрасной формы грудями.

Ее поза была потрясающей. Руки были подняты вверх, как при сдаче в плен, и удерживались по обе стороны ее головы с помощью тонких цепочек, спускающихся с перекладины к кожаным ремешкам на запястьях. Подобные же ремешки опоясывали лодыжки выше завязок ее сандалий. От этих ремешков к основанию платформы шли цепочки, натянутые так, чтобы ноги девушки обнимали основание колонны, выпячивая холм Венеры. Ее лобковые волосы были светлыми и манили к себе. Мне показалось, что я их где-то видел.

Хотя я не был в этом уверен, я почувствовал, что узнал это превосходное тело, эти прекрасно сложенные бедра, упругие груди с широкими нежно розовыми сосками. Должно быть, это была леди Алеа, однако по одной причине я не был в этом уверен. У девушки с поднятыми руками голова была закрыта кожаным мешком.

Она без движения стояла в своем темном мирке, ее голова бессильно свесилась на плечо. Знала ли она, что ей предстоит пройти одно из печально известных «испытаний на выносливость» Узака — тех маленьких развлечений, которые тот устраивал для короля? Мажордом хорошо знал своего повелителя, знал, что Ран получал извращенное удовольствие от испытания сексуальной выносливости своих наложниц, пленниц и рабов обоих полов. И в обязанности мажордома входило устраивать такие представления. И именно одно из таких тяжелых испытаний сексуально озабоченный Узак приготовил для леди Алеа.

Лукавый мажордом подмигнул мне, приложил палец к губам и жестом показал мне тихо идти за ним. Вместе мы подкрались к ничего не подозревающей женщине. Должно быть, она все же почувствовала наше присутствие, потому что с тревогой подняла голову, а ее тело напряглось в ожидании. Теперь, подойдя к ней, я почувствовал прилив желания. Волна страсти прошла сквозь все мое тело, руки хотели попробовать плоть прекрасных грудей, поднимающихся в такт глубокого дыхания так близко от меня. Мой член, напрягшийся еще тогда, когда мы вошли в комнату, сейчас требовательно уперся в мои брюки, образовав на них порядочный бугорок.

Молодая женщина могла бы быть польщена, увидев эту дань ее красоте, если бы на ее голове не было кожаного мешка. Но она могла лишь ждать. Знала ли о присутствии двух возбужденных мужчин, поедающих глазами каждый дюйм ее тела? Узак объяснил мне заранее свою тактику. Мы будем медленно и методично возбуждать ее до высшего предела, пока она будет висеть перед нами, беспомощная перед натиском неумолимых ласк.

Каждый из нас знал свою роль, поэтому без лишних слов мы заняли позиции по обе стороны ее тела. Мы должны были беззвучно нежить ее, возбуждать медленными ласками и смелыми вторжениями, исследовавшими каждый закуток ее прекрасного тела. На ней будут играть, как на прекрасном инструменте, наши руки будут прикасаться к ней и оставлять ее в покое, чтобы ее возбуждение росло и замирало, резонируя живой страстью.

Повинуясь кивку Узака, раб передал каждому из нас по нежному перышку, по-видимому, из оперения какой-то гигантской птицы. Гибкие перья серебристого цвета были довольно длинны и слегка изогнуты. От легкого прикосновения пера мажордома к плечу Алеа вытянулась, как будто оно обожгло ее. Последовав примеру Узака, я позволил своему перу поиграть на обнаженной груди Алеа. По плечам женщины прошла дрожь, она дернула руками, заставив зазвенеть цепи, в то время как мое перо гуляло по впадинам ее подмышек и изящным линиям ее грудной клетки. Мы услышали визг, резкий, но приглушенный кожаным колпаком на голове женщины. В следующий миг наши неутомимые перья порхали над ее великолепными грудями, спускаясь по соблазнительным склонам, дерзко вторгаясь в ложбинку между ними.

Перья слегка ласкали упругие выпуклости, проходили по изящным линиям, скользили по мягким розовым соскам. Долгий дрожащий вздох раздался под просторным кожаным колпаком на голове женщины.

Мы методично водили перьями взад-вперед по чувственным соскам Алеа, возбуждая их, пока они не стали тугими. После лишь нескольких легких касаний ареолы напряглись и расширились у нас на глазах, маленькие соски дерзко выдавались вверх. Алеа не удалось подавить жалобный стон, сорвавшийся с ее губ, когда мы начали аккуратно дразнить ее тугие соски.

С неохотой я последовал примеру сексуального знатока мажордома, оставившего в покое груди и спустившегося ниже, к рефлекторно напрягшемуся животу. Без промедления перо мгновенно миновало ее выступающий белокурый лобок и начало гулять по бедру, изредка целуя ее чресла.

Я повторял все его движения на другом бедре, лаская его от колена и выше, доходя до нежной плоти внутренней стороны бедра и области между ногой и припухлости ее естества. Уперев кончик в ее промежность, мое перо проделало путь вдоль складок ее половых губ. Алеа сжала бедра и застонала, дрожь пробежала по ее телу, и Узак посмотрел на меня с демонической усмешкой на своих бескровных губах.

Жестом он показал мне следовать его примеру и со сноровкой поместил два пальца на половые губы Алеа, раздвинув их и обнажив розовое нутро ее вагины. Он устоял перед возможностью поиграть с ней, введя палец в ее влагалище, перед тем как отпустить пухлые половые губы и дать мне возможность пощекотать перышком ее розовые складки.

Я медленно поместил кончик пера в середину ее расщелины, лаская им розоватые складки плоти. Алеа извивалась в своих оковах, но Узак прижался к ней, еще сильнее сковывая ее движения. Я водил концом перышка взад-вперед, наблюдая, как лепестки плоти становились влажными от сока страсти, истекающего из женщины, в то время как она вырывалась изо всех сил. Так как Узак прижал ее к столбу, движения ее бедер сводились к мелким спазмам. Я был безжалостен! Влажное перо скользило вверх-вниз до тех пор, пока женщина не стала стонать, инстинктивно требуя усиления и продолжения сладких мучений. Я встал на колени перед ней, для того чтобы более аккуратно работать пером. Я чувствовал ее запах, тяжелый мускусный аромат возбужденной женщины. Я поместил кончик пера вверху складок половых губ женщины и мягко поводил, отыскивая жемчужину ее клитора.

Приятный шок наэлектризовал тело мучимой женщины, которая задвигала тазом взад-вперед, насколько это было возможно под хваткой мажордома. Она яростно билась в своих оковах, гремя цепями. Ее стоны стали похожи на крики раненого зверя. Я потер ее клитор между пальцами, и тут она достигла высшей точки блаженства. Каждый ее мускул напрягся. Мучительная конвульсия прошла по ее телу, раз, затем снова, потом из-под колпака на ее голове послышался низкий грудной стон, дрожащий и долгий. Она бессильно повисла на своих цепях.

Узак победно улыбнулся мне, молчаливо одобряя мое участие. Я посмотрел на нашу полностью опустошенную жертву. Ее тело безжизненно повисло на цепях, сковывающих запястья. От жаркой атмосферы комнаты и еще в большей степени от сексуального возбуждения она вся вспотела. Волосы на лобке были влажными, и сквозь них проглядывало нежное женское естество.

Пока я оценивал результаты своего труда, Узак готовился к следующему испытанию женщины. Раб поднес ему большие меховые перчатки. Оргазм, последовавший за их использованием, был еще более впечатляющим, чем предыдущий. Меховые перчатки сменил тщательнейший массаж масляными ладонями, исследовавшими прекрасное тело сходящей с ума Алеа, корчившейся в оковах.

За этим последовал еще один мощнейший оргазм. Возбуждать ее теперь стало труднее, поэтому мы сосредоточили свои усилия на ее хорошо смазанном влагалище. Соки любви обильно истекали из ее нутра. В момент ее наивысшей страсти в ее голодное влагалище был помещен каучуковый фаллос. За ним настала очередь длинного изогнутого фаллоса из слоновой кости, затем толстого округлого из африканской древесины. С таким арсеналом инструмента мы сменяли друг друга, чтобы затрахать изможденную женщину до потери сознания.

В конце концов мы развязали завязки на наших штанах и начали тереться о ее потное, покрытое слоем масла тело своими членами — чего мы сполна заслужили своими трудами. Когда кончили прямо на нее, семя стекло по телу, смешиваясь с маслом и потом. И лишь после этого изможденную женщину освободили и увели.

В общей сложности Алея испытала за этот вечер пять оргазмов. Точнее сказать, четыре, мы с Узаком спорили насчет пятого. Он был скорее дрожью, возможно, последними слабыми потугами тела, из которого выкачали все удовольствие. Этот финальный оргазм был предметом живейшего спора, продолжавшегося до конца вечера, в ходе которого мы обсуждали сделанное и поздравляли себя с отлично выполненной работой.

Глава шестая


Любого, кто прочитает «Хроники короля», не будет покидать ощущение, что каждое сражение, в котором мы участвовали, заканчивалось нашей победой, каждая битва — великолепным триумфом для нашего неукротимого воителя, короля Рана. Нигде вы не найдете упоминания, что наши войска были когда-либо побеждены или что противник превзошел нас более искусной тактикой или численностью на поле битвы. Нет ни единого слова о безвыходных ситуациях, выводе войск, и, если уж говорить всю правду, не упомянуты даже наши случайные поражения.

Несмотря ни на что, в целом действия наших армий были настолько успешны, что королевство Двух Земель существенно расширилось, но я могу уверить вас, что у нас тоже имелись свои поражения. Так что пусть это будет ложкой дегтя, дорогой читатель, если вам доведется читать льстивые комментарии Плунара относительно военной кампании Рана против Ура, короля Тарзии, если так получится, что это заунывное повествование переживет века, в чем лично я глубоко сомневаюсь. Плунар — настоящий болван!

Я предостерегаю вас, потому что сам читал этот отчет. И, хорошо зная короля Рана, я думаю, что могу различить то, что было на самом деле, даже в топком болоте претенциозной прозы Плунара. Судя по всему, Ран собрал три полевых армии в единое, мощное войско и разместил все свои отряды позади холмов, которые окружали равнины Таслог.

Вероятно, стоит сказать пару слов об Уре, короле Тарзии. Наши шпионы уже доносили нам об этом мерзком интригане, который был когда-то союзником нашего доброго суверена. Ур был лукавым, хитрым князьком, который убедил некоторых легковерных вождей племен, живущих у границ, что наша мощь уменьшается, и быстрый, решающий удар отбросит наши армии назад к Тролкилду. Он распространял слухи, что годы роскошной жизни в Тролкилде размягчили Рана и что он больше не годится для борьбы. Это было фатальной ошибкой!

Изучая хроники, именно в том, что касается численности армий, вы должны быть особо скептично настроены, мой уважаемый читатель. Плунар пытается заставить вас поверить, что наши легионы намного превосходили численностью противника, так что сокрушительное поражение было неизбежно. На самом деле все обстояло с точностью до наоборот! Армии Ура и его восточных союзников были огромны, а наши собственные легионы относительно малочисленны, хотя и состояли из закаленных в войнах боевых отрядов.

Подобно большинству мелких восточных властелинов, Ур любил путешествовать, ни в чем себе не отказывая. И в отличие от Рана, который терпеть не мог быть окруженным теми, кто не состоял на военной службе, Ур отправился на войну, сопровождаемый всей своей свитой, взяв с собой не только весь королевский двор и казначейство, но и свое семейство, домочадцев, слуг, любовниц и рабов. Все они тащились позади армии в длинном вещевом обозе, пылившем так, что это было видно за много миль. В итоге армия больше времени проводила на привалах, чем передвигалась. Медленная, огромная, неторопливая, она могла все смести на своем пути. Однако, если поближе присмотреться к извивающейся как змея колонне, можно было заметить, что если отбросить кухни, вещевые обозы, семьи аристократов, проституток и прочих прихлебателей, то только одна пятая войска состояла из воинов.

Эта толпа медленно продвигалась вперед, чтобы встретиться с армией нашего короля где-нибудь за горами Иргос. Это вскоре стало очевидным, когда обе армии должны были пересечь предгорья и проникнуть через узкое ущелье, проходящее между высокими скалистыми горами. Если Ур сможет преодолеть его, плодородные равнины Таслога будут у его ног. Окруженные холмами, покрытые зеленой травой луга были идеальным местом для столкновения могущественных армий.

Несомненно, Ур ожидал, что Ран поспешит взять первым этот стратегически удобный проход, разместив отряды на крутых склонах по обе стороны узкого ущелья. Но Ран пренебрег этим по нескольким причинам. Вместо этого армия удобно расположилась на широких равнинах за ущельем. Заняв позицию первым, Ур ликовал, но все же принял меры предосторожности. Подозревая западню, он послал конный отряд, чтобы обыскать вершины, которые оказались совершенно безлюдными.

С этой высоты они смогли увидеть армии Двух Земель. Сосчитав их походные костры, палатки, мужчин и лошадей, они посчитали, что король Двух Земель был слаб и не смог собрать достаточно отрядов, чтобы отразить нападение. Но они знать не знали, что Ран, начав азартную игру, не выслал вперед все свои отряды. Значительное их число Ран придержал в запасе и спрятал позади холма справа, скрывая их расположение, так что они были вне поля зрения.

Армию, спрятанную позади холмов, возглавляла конница, закаленные ударные части, специально тренированные для внезапных, решительных атак. Этой армией должен был командовать Терхан, в то время как король устроился в центре основной группы. Ран разместился на открытом месте, и его штандарт гордо реял на ветру; королевский шатер был виден издалека. Отрядам Терхана запретили разжигать костры. Лошадям зажимали морды, чтобы не было слышно ржания. Мужчины разбили лагерь в тишине. На другой стороне в главном лагере было приказано зажечь сотни огней и устроить шумное пиршество, призванное умилостивить богов войны.

Когда Ур узнал от своих разведчиков, что враг занят пирушкой и не в состоянии обеспечить охрану, он не мог поверить своей удаче! Если поторопиться, то он может проскочить через ущелье, захватить лагерь Рана врасплох и полностью уничтожить ничего не подозревающего врага одним-единственным мощным ударом.

Импульсивный король уже чуял в воздухе запах победы. Существовала только одна досадная проблема. Узнав о силе и расположении врага, Ур приостановил колонну. Нервничая, он ожидал прибытия армейских частей, которые должны были удерживать левый фланг, когда начнется битва — многочисленный, но недисциплинированный отряд во главе с бароном Ингом. Он беспокоился, поскольку до сих пор не получал никаких вестей о продвижениях Инга. Об Инге шла дурная слава, ибо он вечно опаздывал, поэтому Ур, весь в нетерпении, не мог больше сдерживаться и просто наблюдать, как прекрасная возможность выскальзывает у него из пальцев. Он решил не дожидаться Инга. Он послал своих лошадей вперед, форсировав марш по направлению к Таслогу, полагая, что у него еще будет время свидеться с Ингом перед решающим сражением.

Силы Ура пока еще не подошли к Таслогу, но если его отряды будут продвигаться весь день, то уже к полудню они будут на месте. Конечно же даже медлительный лорд Инг уже присоединится к нему к этому времени.

Ур не знал, что Ран послал лазутчика к Ингу с секретным предложением, которое тот сочтет весьма заманчивым. От барона Инга не требовалось ничего, кроме как продвигаться очень медленно, чтобы оттянуть прибытие. Взамен ему предлагали не что иное, как трон Тарзии, если он согласится стать вассалом великого короля Двух Земель. Он просто сменил одного повелителя на другого и в результате должен был получить огромные богатства Тарзии в свою собственность. Это было предложение, от которого он не мог отказаться. Таким образом отпетый предатель был предан сам!

Что касается самой битвы при Таслоге, Плунар писал, что в тот день стояла великолепная погода и небеса были заполнены невиданными знаками и странными предзнаменованиями, и бог солнца доброжелательно улыбнулся нашему королю. Типично для его напыщенной прозы! Я узнал от ветеранов, которые были там, что день был ненастный. Беспрестанно моросящий мелкий дождь превратил землю в жидкую грязь и затруднял видимость.

Хотя отряды Ура были утомлены после долгого вынужденного марш-броска, они воспряли духом, чуя близость битвы и возможность легкой поживы совсем рядом. Ур передислоцировал эту неповоротливую массу на необходимое место, направив, подобно гигантской стрелке, на узкое ущелье. Во главе войска он поместил конницу, чтобы обеспечить возможность внезапной стремительной атаки, которая застигнет противника врасплох. Мощные отряды пехоты и стрелков были на правом фланге; несколько меньшее их количество, все же представляющее значительную силу, — на левом. Его разведчики доложили, что разбивший лагерь противник, кажется, не осознает нависшей над ним опасности. Пирушка и кутеж продолжались весь день, и вражеские солдаты были пьяны и дезорганизованы.

Как только его отряды были выстроены в боевом порядке, Ур поскакал во весь опор к острию созданного им клина в передние ряды, возглавив атаку, и выкриками поднимал боевой дух солдат, размахивая в воздухе мечом. Хорошо обученная армия Рана быстро переместилась на защитные позиции и отступила назад, прежде чем ее достигли атакующие всадники. Линия фронта отодвинулась назад, выгнувшись перед атакующей конницей, но не была нарушена. Вместо этого, даже когда первые ряды пришли в столкновение, боевые рожки возвещали отступление, и наша армия отступала назад, позволяя атакующему королю Тарзии вырваться вперед на равнину. Теперь сражение шло по всей линии. Со стороны казалось, что превосходящий по численности противник отбросил наши силы далеко назад.

Тем не менее не сразу бросалось в глаза, что наши войска медленно отступали влево, так что постепенно левый фланг врага оказался между нашими мужчинами и холмами позади них. Когда наши отряды стали отступать назад к холмам, среди копьеносцев начался большой шум, так как они начали оттеснять пехоту, чтобы самим броситься вдогонку за отступающим противником. Кавалерия также вошла в разногласия с пешими войсками, поскольку всем не терпелось преследовать врага, и конный строй ринулся в атаку, решив покончить с этим делом и в надежде вызвать бегство противника.

Этот маневр сделал их самым уязвимым звеном. Когда они оторвались от основного войска, на гребне холма появились отряды Терхана. Прежде чем солдаты Ура успели развернуться, чтобы встретить эту неожиданную угрозу, воины Терхана напали на них, обрушившись с холма как лавина, разя мечами налево и направо.

Это был блестящий маневр, застигший врага врасплох. Когда Ур проложил себе дорогу к подножию холма, то был ошеломлен, увидев, что его левое крыло рушится, зажатое между двумя отрядами армии Рана. Могучий рев пронесся по полю битвы, когда пал левый фланг врага и наши отряды, почуяв победу, ринулись вперед к штандарту короля Тарзии. Они объединили свои усилия, и наша контратака проделала брешь в основной группировке войск врага, а наша атакующая цепь прорвалась ближе к королю Уру и его боевым знаменам.

Как всегда, Ран был в гуще сражения, без устали орудуя мечом как боевым топором, прорубая себе путь через обезумевшую толпу тех, кто отчаянно хотел только одного — скрыться прочь от его ужасного гнева. Уничтожая все живое вокруг, он направлялся к Уру, который быстро оценил ситуацию, круто развернулся и теперь держал курс на юг, оставляя поле битвы и бросив все свое имущество и воинов. К этому времени сражение превратилось в беспорядочное бегство.

Кровь Рана вскипела в пылу битвы, и, издав рев разочарования, король направился за убегающим противником. Окружив себя охраной, монарх ринулся по пятам врага.

Резня продолжалась весь вечер, так как наши торжествующие войска добивали потрепанные остатки орды Ура, большая часть которой, казалось, растаяла как по волшебству. Ран и его эскорт возвратились с пустыми руками, и он пребывал в дурном расположении духа, обозленный тем, что врагу удалось избежать его когтей. Однако его настроение резко улучшилось, когда ему доложили, что захвачен весь королевский двор и сокровища Ура, и Ран тут же бросился взглянуть на них.

Тут же после того, как он уехал, конный отряд, который был послан на прочесывание местности, обнаружил Ура, скрывавшегося в близлежащем болоте. Он был переодет в женскую одежду и, когда его разоблачили, попытался сбежать по топкому грунту, но провалился в мутную воду, из которой он выбрался, весь покрытый зловонной грязью и слизью. Воины Рана захватили его и заковали в кандалы, но король не прекратил борьбу, и сверхчеловеческим усилием ему удалось отбросить своих конвоиров и совершить еще одну последнюю отчаянную попытку обрести свободу. Ур был убит при попытке к бегству, а его голова послана королю Двух Земель.

Тем временем Ран добрался до большой, изысканно украшенной повозки, которой обычно пользовалось семейство короля. По жесту короля солдаты отбросили назад холст, прикрывавший вход, и приказали выйти ее обитателям. Появились три женщины в сопровождении парочки перепуганных рабов. Не было никакого признака пребывания королевы.

Обнявшись, младшие сестры жались друг к другу, обезумев от страха при виде грязного, забрызганного кровью гиганта, который глядел на них сверху вниз с жестоким угрюмым видом. Но старшая девушка была сделана из другого теста. Это была принцесса Лор! Она выпрямилась во весь рост, пытаясь загородить спиной съежившихся от ужаса сестер, стоя лицом к лицу с мрачным монархом. Она стояла совершенно неподвижно, с самообладанием встречая наводящий страх пристальный взгляд короля. Ее губы были плотно сжаты, а с лица, казалось, отхлынула вся кровь. Гордая, высокая и неприступная, она прочно стояла, готовая умереть в ту же минуту.

Девушка стояла прямо как тростинка, а ее кожа была такой белой, что почти светилась. Кое-кто потом говорил, что именно ее алебастровая бледность была причиной, по которой ее позднее называли Ледяной Королевой, но мы, придворные, знали настоящую причину — это было полное отсутствие человеческих эмоций. Холодное, точеное лицо, контрастирующее с резкими чертами Рана, было обрамлено гладкими черными волосами, которые были отброшены назад и ниспадали по ее плечам, подобно мерцающей мантии.

Конечно же, Ран знал, что у Ура имеются дочери, три принцессы. Он также был наслышан, что старшая из них была настоящей красавицей, но он оказался не готов увидеть такую ледяную сдержанность, поистине королевскую манеру держать себя, которую она продемонстрировала ему в этот час. Казалось, Лор совершенно безразлична к опасности, которую нес с собой Ран, даже несмотря на то что он мог взять ее жизнь также легко, как срезать цветок.

Я должен признать, что Лор действительно обладала поразительной красотой, но это была красота совершенно необычная, единственная в своем роде. В ней не было зовущей привлекательности, свойственной Алеа, не было этой изящной женственности. В ней также не было и невинной прелести юной девы, как у Гвин, несмотря на то что они были одного возраста. Красота Лор была хрупкой, холодной, неприступной и строгой. Люди, присутствовавшие при этой сцене, рассказывали, что король не мог оторвать глаз от принцессы, сраженный этим непримиримым вызовом, холодным огнем, сверкающим в ее черных глазах.

Пока он как зачарованный рассматривал этот бледный призрак, позади него послышался леденящий кровь крик. Ран обернулся и увидел обезумевшую женщину, которая прыгнула на него из кустарника. В занесенной над головой руке сверкнул кинжал, которым она хотела ударить короля. Его охранники прыгнули вперед, но Ран был готов отразить опасность. Он просто отступил в сторону и вытащил меч, приподняв его вверх под углом, так что несчастная женщина сама напоролась на лезвие. Девушки закричали, видя, как их мать мягко оседает на землю, ибо эта сумасшедшая была не кто иная, как королева Тарзии, пытавшаяся оказать последнюю попытку сопротивления.

Ран пнул носком ботинка распростертое тело и вытащил окровавленный меч. Хлынувшая кровь залила прекрасное шелковое платье и начала медленно растекаться лужицей вокруг тела. В этот миг он посмотрел на принцессу Лор, которая пошатнулась при виде жестокого убийства матери. Несомненно, она была потрясена, ее тело напряглось, она кусала губы, а руки сжались в кулаки в бессильном гневе. Это были единственные признаки внутреннего смятения. Несмотря на произошедшее, ей удалось удержать себя в руках, стоя лицом к лицу с королем Двух Земель. Ее глаза горели холодной ненавистью. У молодой женщины была железная воля, и в ее намерения не входило показывать свой страх.

— Взять их! — приказал король, резко повернулся, вскочил на коня и удалился, не оглядываясь. Девушкам связали руки и ноги и безо всякого почтения перекинули через седла, словно мешки с зерном. Затем отряд поскакал вслед за сувереном на дымящиеся равнины Таслога, где уже полным ходом шло празднование победы.

Если вы никогда не видели, что армия победителей насилует, грабит и мародерствует на полях, усыпанных трупами и военными трофеями, то вам может быть трудно вообразить те ужасающие сцены, которые следуют за сражением. Это настоящий ад. К этому времени дико возбужденные солдаты, захмелевшие от осознания, что столкнулись со смертью так близко и все же сумели избежать ее, обезумевшие от запаха крови и опьяневшие от одержанной победы и вина, текущего рекой, превратились в бушующую толпу, которая была совершенно неуправляема. Офицерский состав снисходительно отнесся к их забавам, устроив собственное празднование. А в это время обезумевшие солдаты мародерствовали: обирали трупы убитых врагов, копались в имуществе короля и знати, разбирали ювелирные украшения, разыгрывали между собой драгоценные камни и безделушки, одежды из прекрасных шелков и атласа, выхватывали их друг у друга и дрались из-за этого до тех пор, пока ликующие победители не скрывались с добычей, чтобы спрятать отвоеванные трофеи в потайных местах.

Все пленники были согнаны в одно место. Тех, кто был ранен, беспощадно добивали, а уцелевших сделали рабами. Кое-кто из знати мог рассчитывать на выкуп, но их жены, дочери и любовницы были честной добычей, особенно для изголодавшихся солдат, которые в течение долгих месяцев во время военной кампании были лишены женского общества. Захваченных женщин доставили в лагерь, а там открыто поделили между палатками. Подобное произошло и со шлюхами, которыми Ур так щедро снабжал своих воинов, хотя они гораздо больше привыкли к такому обращению в грубых руках похотливой солдатни.

Я думаю, что король Ран чувствовал себя счастливее всего в мужской компании среди своей полевой армии, пируя со старыми близкими друзьями и вновь оживляя в памяти прошлые военные походы. Это давало ему возможность чувствовать себя легко и свободно, ибо эта атмосфера непринужденного товарищества, которую он так смаковал, была невозможна в Тролкилде, при тех строгих правилах этикета, которые царили при королевском дворе.

К тому времени, как Ран прибыл на место, пирушка уже началась. Его генералы, которые ждали, чтобы приветствовать его, сняли мечи и броню, смыли кровь с рук и переоделись в чистые туники. На их утомленных, но удовлетворенных лицах сияли отблески победы; они ели и вливали в себя целые кубки вина так жадно, как будто умирали от голода и жажды, в то время как вереницы рабов подносили огромные блюда, наполненные жареным мясом, и несчетное количество бутылок вина.

Они поприветствовали своего короля, когда он вступил в шатер. Не дожидаясь, когда раб поможет Рану снять доспехи, ему сунули в руки кубок, и дружный хор голосов восславил его блестящую победу. Когда королю сообщили, что голова Ура доставлена, он возликовал: теперь его триумф был полным. Заревев как медведь, монарх затребовал еще вина. Он откинулся на низкую кушетку и приказал привести к нему дочерей Ура.

Три сестры были доставлены к входу в шатер короля. На них еще были все те же пышные наряды, в которых их схватили. Позднее мы узнали, что Ур был настолько уверен в победе, что устроил королевскому семейству пикник на склонах, возвышающихся над полем битвы, чтобы они могли стать свидетелями его славных деяний! Девушки все еще были одеты как для загородного пикника, хотя их платья пострадали во время поездки, когда дочерей Ура, связанных и брошенных на крупы лошадей, безо всяких церемоний доставляли в лагерь.

Теперь в свете факелов Ран мог хорошенько рассмотреть пленниц. Сильно испуганные, три молодых женщины представляли собой действительно жалкое зрелище: запачканная, порванная одежда и растрепанные, спутавшиеся волосы. Их глаза покраснели и воспалились, а на щеках были видны следы высохших слез, которые они не могли вытереть, поскольку их руки все еще были связаны за спиной.

Ран, который считался знатоком в таких вопросах, тут же определил, что они достигли брачного возраста. Похоже, слухи оказались правдой. Поговаривали, что Ур, ревниво охраняя своих дочерей, активно плел интриги, чтобы как можно успешнее и выгоднее выдать их замуж за каких-нибудь мелких принцев и властелинов.

— Освободите их! — приказал король. Руки пленниц тут же развязали, а их самих втолкнули в палатку.

— Так значит, это и есть знаменитые дочери Ура? — начал Ран в своей обычной манере, плотоядно посматривая на испуганных девушек и ухмыляясь во весь рот. Он кивнул стражникам, и они подтащили пленниц поближе, так, чтобы он мог их получше рассмотреть.

Теперь Ран тянул время, неторопливо рассматривая девушек с головы до пят. Самая младшая, почти еще девочка, хрупкого телосложения с тоненькими ручками и ножками, в страхе отпрянула назад, прижавшись к стражнику, придерживающему ее руками за плечи. Средняя сестра тоже была невысокого роста, но ее девичья фигурка была более женственной, а из выреза парадного платья выглядывали маленькие пухленькие грудки. Ее глаза были расширены от ужаса: она не сводила взгляда с Рана, парализованная страхом. Только Лор сердито извивалась, пытаясь выкрутиться из рук стражников. В конце концов она взяла себя в руки и выпрямилась во весь рост перед королем.

Ран забавлялся:

— Поговаривают, что эти девушки никак не могли выбрать себе мужей. Какая жалость! Конечно же уж мы-то сможем найти вам нескольких джентльменов, желающих ими побыть, по крайней мере, на вечер или что-нибудь вроде этого, а?

Эти слова вызвали взрыв смеха у благодарной мужской аудитории, к которому присоединился и сам король, смакуя свою шутку.

— Милорд! — Смех был прерван прозвучавшим ясным величественным голосом. Ран медленно повернулся к принцессе Лор, так как именно она так бесстрашно обратилась к нему. Взглянув на нее с большим интересом, он шутливо выгнул бровь.

— Могу я говорить? — медленно и четко произнесла принцесса, выделяя каждое слово, с трудом контролируя рвущийся гнев. Ран скривил губы, как будто раздумывал над просьбой, а затем медленно кивнул.

— Я должна напомнить вам, Милорд, что мы являемся дочерями короля. Мы ждем, нет, мы требуем, чтобы с нами обращались с должным уважением! — Она почти выплюнула последнее слово. Маленький подбородок вздрагивал, но все же она высоко держала голову, а темные глаза горели неповиновением. Плунар утверждает, что Лор была наиболее красива, когда была разгневана, и в этом-то он, без всяких сомнений, прав.

Она бесстрашно продолжала, ее ясный голос все больше набирал силу:

— Мы — ваши пленники, это правда, но нет никаких сомнений, за нас заплатят выкуп. До этого времени мы находимся под вашей защитой. Мы рассчитываем, что с нами будут обращаться точно так же, как и с другими гостями, в жилах которых течет королевская кровь!

В шатре воцарилась тишина, окружающие были ошеломлены подобной дерзостью; все глаза устремились на короля, ожидая его реакции. Но Ран и бровью не повел. Сжав челюсти, он проницательно посмотрел на девушку с каким-то новым выражением. Все молчали. Тогда Король вскочил на ноги и сделал шаг по направлению к Лор, которая слегка вздрогнула при виде приближающейся опасности.

— Раздевайся, — сказал он. Голос короля был холоден. Он взглянул ей прямо в глаза, чтобы она осознала его непреклонную волю.

Глава седьмая


Они стояли лицом к лицу, скрестив взгляды, схлестнувшись в безмолвной битве — одна сила воли против другой. Вселенная сузилась только до них двоих; ничто другое не имело значения. Наконец девушка прикусила губу и помотала головой в молчаливом отказе.

Не отрывая от нее глаз, Ран поднял руки и жестом подозвал капитана стражников. Король прошептал приказания на ухо капитану, и исполнительный солдат извлек свой меч из ножен и занес над головой упрямой девушки. Она даже не вздрогнула, когда лезвие взметнулось наверх. Лор стояла гордо и надменно, бесстрашно противостоя тирану, которого презирала.

Но, несмотря на то что она так и не подчинилась приказу, меч не обрушился на нее, хотя даже легкое движение запястьем могло повергнуть ее наземь. Вместо этого, пока стражники удерживали девушку за руки, капитан аккуратно рассек лямочки платья на ее плечах и содрал его с тела сопротивляющейся Лор.

Бретельки ее бюстгальтера были срезаны такими же уверенными движениями, а затем капитан схватил его в горсть и грубо сорвал, обнажив заостренные грудки, тугие и снежно-белые, соски которых были маленькими и торчали вперед. Теперь на девушке оставались только туфельки, чулки и коротенькая белая нижняя юбка, обвивавшая бедра. Мужчины подвинулись поближе. Лор, извиваясь и корчась в тщетной борьбе, пыталась освободиться от стражника, удерживающего ее за руки, внезапно застыла неподвижно, почувствовав смертоносный кончик меча у своего живота.

Капитан, не обращая внимания на ее крики, аккуратно поддел лезвием пояс нижней юбки. Неуловимое движение руки, и последний оставшийся предмет одежды, ничем более не сдерживаемый, упал к ее ногам. Так впервые мужчины Двух Земель увидели тело Лор: гибкое, как у пантеры, походившее своим холодным совершенством на прекрасную мраморную статую. Ран внимательно рассматривал чистые, плавные линии гибкого тела, тоненькую талию, особенно любуясь белизной гладких бедер, подчеркнутой узким черным треугольником курчавых волос.

Король подошел поближе к сопротивляющейся девушке и посмотрел в ее разгневанные глаза. Затем он многозначительно перевел пристальный взгляд на маленькие крепкие грудки, вздымавшиеся и опускавшиеся в такт с ее затрудненным дыханием.

— На колени, девчонка! — бросил он, и его глаза сузились от решимости.

Лор была напугана, но так или иначе она нашла в себе силы победить свой страх и молча покачала головой в знак отказа. Ее побледневшие губы мрачно кривились в такой же мрачной решительности, что и у Рана.

Король хмыкнул и махнул рукой стражнику, который вывернул ее руки так, что Лор вскрикнула, и заставил упасть на колени.

Теперь Ран возвышался над ней, смотря сверху вниз на обнаженную пленницу, брошенную на колени. Ее плечи тяжело поднимались и опускались от сбившегося дыхания. Лишь несколько дюймов отделяли ее отпущенную голову от его паха.

— Так ты хочешь, чтобы я обращался с тобой, как с принцессой? — кривая усмешка холодной ярости исказила его губы. — А почему я должен это делать? Даже если раньше тебя называли принцессой, теперь ты никто! Просто рабыня! Наложница, которая живет только для того, чтобы приносить удовольствие королю, если ей вообще позволяют жить. И если я оставлю тебе жизнь… она продлится до тех пор, пока я буду тобой доволен. Ты не можешь ничего требовать, ты живешь, только чтобы повиноваться.

После этого зловещего приговора он запустил пальцы в ее густую черную гриву и намотал на руку. Затем Ран резким движением дернул голову девушки назад, так что ей пришлось поднять на него глаза, в которых плескалась боль.

— То, что я вижу перед собой — это не принцессы. Я вижу только трех избалованных соплячек, приобретших дурные манеры в доме так называемого короля. Не удивительно, что вы не умеете себя вести в приличном обществе. Придется научить вас, как это делается. Начнем с того, как надо приближаться к королю… на колени!!!

Внезапно Ран подозвал капитана стражников и шепотом дал ему несколько указаний, в то время как остальные офицеры столпились вокруг, улыбаясь и пытаясь получше разглядеть хорошеньких девиц — военную добычу Рана.

Когда стражники двинулись, чтобы выполнить приказания короля, перепуганные девушки начали кричать от беспомощности и негодования. Лор выказала себя сущей ведьмой, извиваясь, как кошка, пронзительно выкрикивая пламенные протесты, плюясь и извергая проклятия на солдат, которые тащили ее на руках, в то время как две ее сестры кричали и умоляли о милосердии. Чтобы остановить этот адский шум, Ран приказал завязать им рот. Стражники легко справились с пленницами и вскоре подготовили их согласно указаниям короля.

В центре шатра расчистили место и установили несколько кольев, вбитых в землю. Трех принцесс положили рядом друг с другом, растянув на земле, прямо перед королем и его буйными сотоварищами. Лишенные одежды, пленницы лежали на животе, а их руки и ноги были растянуты и привязаны кожаными ремешками к кольям.

Даже случайный наблюдатель заметил бы семейное сходство. Все три девушки имели схожие черты лица, белоснежную кожу и сияющие, черные, как вороново крыло, волосы. Лор была самой хорошенькой из сестер. Ее тело было стройным, хорошо сложенным, но две другие девушки также были довольно привлекательны и особенно соблазнительны, когда их юные обнаженные тела растянули в непристойных позах, и ими можно было открыто любоваться и пожирать глазами, чем и занимались изголодавшие по сексу солдаты. Ран развалился на кушетке, пока его офицеры устраивались на коврах, чтобы ничто не мешало восприятию возбуждающего зрелища.

Самая младшая из них крутилась и дергала свои путы, стараясь изо всех сил, бессмысленно и безрезультатно, преодолеть отчаяние от беспомощности. Фиксирующие ремни ограничивали движения ее тоненьких рук и ног, в то время как ее маленькая, напряженная попка крутилась и вертелась самым возбуждающим образом.

Средняя сестра лежала неподвижно, оцепенев от страха. Была заметна лишь только напряженная работа мускулов раздвинутых ног, поскольку она пыталась свести их вместе, так что они рельефно выделялись на внутренней стороне бедер. С места, где сидел Ран, было прекрасно видны ее красивые ножки и зияющая вагина в гнездышке из черных завитков. Попка этой девушки была более округлой, чем у ее сестрички; два упругих, мясистых полушария, чьи соблазнительные линии так и манили прикоснуться рукой.

Дальше лежала принцесса Лор. Она лежала спокойно, как будто готовилась принять свою участь: ее тело было подтянутым и упругим, плавные линии обнаженной спины сужались к талии, чтобы затем расшириться к стройным бедрам, а ее попка формой напоминала чуть удлиненный овал. Сладострастный взгляд Рана остановился на ягодицах Лор, двух гладких фасолинках, разделенных узкой темной полоской.

Тем временем капитан стражников вернулся с тремя рабами, державшими в руках длинные и тонкие розги, угрожающе жесткие на вид, однако гибкие. Рабы заняли свои места, встав на колени рядом с каждой из девушек.

Ран присел на корточки рядом с Лор, рядом с головой, слегка раскачиваясь на носках. Он пребывал в веселом настроении.

— Мы собираемся проучить вас, чтобы вы вспомнили о хороших манерах, принцесса, — глумился король. — Милостивая государыня, этих рабов позвали, чтобы обслужить вашу королевскую попку. Проще говоря, они должны отхлестать вашу наглую задницу. А после, если вам улыбнется удача, я приглашу этих господ засвидетельствовать вам свое почтение, если они захотят, конечно. Более того, я склонен к тому, чтобы самому вас отыметь. Я готов держать пари, что вы никогда прежде не трахались с королем, если только старый греховодник, ваш папаша, уже не успел кое-чем позабавиться, — добавил он с непристойным смешком.

С завязанным ртом, Лор мало что могла сделать в ответ на эти оскорбления. Но она отвернула голову от своего мучителя, прижавшись щекой к твердому земляному полу шатра и переведя взгляд на ожидающего дальнейших приказаний раба, сидящего на пятках. Несомненно, ему не терпелось приступить к выполнению работы, так как его килт оттопыривался более чем недвусмысленно.

Ран заметил направление ее взгляда и усмехнулся:

— А может, после того, как мы закончим с вами развлекаться, мы отдадим вас рабам. Я думаю, им это понравится, — почти промурлыкал Ран, аккуратно приподнимая килт раба, чтобы Лор смогла увидеть возбужденный член, дрогнувший в гордом салюте, словно приветствуя обнаженную попку, на которой его розге предстояло сыграть дикий танец.

После этого король вернулся на свое место, откинувшись на диванчик, и небрежно протянул руку с кубком, который подоспевший раб тут же заполнил вином до краев. По мановению его другой руки стоявшие на коленях рабы пришли в движение.

Гибкие розги поднимались и опускались, нанося резкие удары по выставленным задницам, отчего девушки тут же принялись корчиться и визжать сквозь кляпы. Рабы двигались с механической точностью; каждое движение запястья посылало гибкий прут на упругую, но податливую плоть женских попок, производя резкий отчетливый звук: Щелк!.. Щелк!.. Щелк!.. Щелк!

Каждый точный удар прутьев, попадавший на плоть, сопровождался приглушенным, но все же отчетливо слышным вскриком. Свист розг сливался с заглушенным хором воющих жертв.

Остановив внимание на средней сестре, Ран уставился на ее мягкие, податливые полушария, пересеченные красными полосами от ударов, в то время как девушка дергалась в удерживающих ее ремнях, рефлексивно сжимая мышцы ягодиц при не прекращающемся ливне ударов. Она неистово вращала бедрами, мечась из стороны в сторону в бесполезной попытке уйти от методичных ударов жалящего прута, задающего перцу ее танцующей попке.

При первых ударах Лор не шелохнулась. Только сжала руки в кулачки и замерла. Гордая принцесса настраивала себя молча вытерпеть наказание. Она была полна решимости не дать своему захватчику удовольствия слышать ее крики и видеть, как она корчится от ударов. Но даже ее железная сила воли не смогла долго сопротивляться легким, но методичным ударам розги. Ее решение молча вынести наказание быстро дало трещину. Вскоре она присоединилась к сестрам в таком же танце, мыча через кляп вместе с остальными и изгибая поясницу, пытаясь увернуться от града ударов. Ран с улыбкой смотрел, как сжимались твердые упругие мышцы ее попки, пока податливая ложбинка между ее ягодицами не превратилась в узенькую щель.

Мужчины возбужденно обсуждали между собой и смеялись, наслаждаясь танцем вибрирующих ягодиц, которые колыхались под градом ударов, шутили и показывали друг другу на особенности забавного зрелища; порка продолжалась в безжалостном ритме; гибкие розги, обрабатывали упругие задницы, пока вздернутые попки не приобрели красноватый оттенок. Наконец Ран приказал остановиться, подняв правую руку. Рабы тут же прекратили порку, но остались на своих местах, держа розги вертикально вверх.

Ран поднялся и медленно подошел к месту, где лежала распростертая и измученная принцесса Лор; ее покрасневший задик пульсировал от сильной тупой боли. Король встал между ее раздвинутыми ногами и, намеренно поставив свою обутую ногу прямо в центр ее только что наказанной попки, нажал на податливую плоть, надавливая на пышные холмики до тех пор, пока не вынудил принцессу Лор приглушенно вскрикнуть и откинуть голову назад.

Король снова присел на корточки около прекрасной узницы. Он больше не мог сопротивляться желанию почувствовать ее упругие, пульсирующие ягодицы рукой. Подавшись назад, он в последний раз шлепнул ее по заднице ладонью и получил в ответ приглушенный вопль. Не давая ей времени прийти в себя, Ран схватил ее за волосы и дернул голову назад, так что ей пришлось смотреть ему в глаза. Но когда он взглянул в ее глаза, то увидел в них то, что его очень сильно поразило.

Глаза, которые встретили его взгляд над широкой полоской кожи, стягивающей рот, были огромными, темными и полными слез. Но что его потрясло, так это то, что ее холодная ярость растаяла, взор смягчился, а неприступная суровость сменилась почти пленительным взглядом.

Он смотрел в ее глаза, не веря тому, что увидел, не произнося ни слова. Затем Ран опустил ее голову и встал, чтобы расстегнуть килт и освободить свое ужасное оружие; его меч уже торчал почти вертикально, пульсируя от возбуждения. Он встал позади Лор, затем опустился на колени между ее раздвинутыми ногами, глядя на предмет своей страсти. Великодушным жестом он подозвал Жена и Терхана, чтобы те присоединились к нему, приглашая каждого их них таким же образом взять по девушке.

Хозяйским жестом он положил ладонь на ее тепленькую попку, наблюдая, как чувствительная кожа дрогнула от прикосновения. Мускулы ее ягодиц напряглись, затем расслабились, когда его рука прошлась вниз по попке, поглаживая полушария. Лор почувствовала, как сильная мужская рука удобно расположилась на болевшей после порки попке, и слегка сжала ее. Затем девушка почувствовала, как его пальцы проскользнули между ее ног, исследуя вагину. И тут она, к своему удивлению, почувствовала, что там уже было очень влажно. Это внезапное осознание вызвало волну страсти, и Лор почувствовала, как возбуждение заставило содрогаться ее лоно. Затем она почувствовала член — длинный, твердый и требовательный. Ран провел им между ее ягодиц. Она инстинктивно напрягла мышцы, и король вскрикнул, потому что она зажала его член как в тиски.

Разведя ее ягодицы, он углубился в узкую долину, и, придерживая их большими пальцами, король пошевелил бедрами, глубоко погрузив член между этими чудесными подушечками. Смакуя теплую гладкость ее полушарий, он плавно скользил по телу привязанной принцессы, потираясь о ее влажную долину, прижимаясь бедрами к ее попке. Она извивалась под тяжестью его тела, а он беспомощно постанывал прямо в ее ушко.

Тем временем он уже нащупывал ее половые губки, вслепую ища отверстие, к которому он направлял головку своего напряженного члена. Он отодвинул бедра и сделал выпад вперед, проникнув в нее одним резким движением. Стон Лор заглушила повязка, когда она запрокинула голову, потрясенная внезапностью этого дикого проникновения. Член короля вошел беспрепятственно и легко; Ран испытывал сильнейшее наслаждение, находясь в невероятно приятном влагалище Лор, которое было маленьким, тесным и очень, очень влажным.

Он задвинул свой неистовый член в ее горячее влагалище по самую рукоятку, прижимаясь бедрами к ее попке, и услышал низкий, дрожащий стон, который вырвался из завязанного рта. Он намеренно отодвинулся, почти полностью вытащил блестящий стержень, оставив внутри между губками одну лишь головку. Затем он снова упал на нее, одним толчком войдя в скользкое влагалище, так что девушка не смогла сдержать крик от полученного наслаждения.

И такими же медленными, размеренными точками Ран начал двигаться в ней, контролируя их силу и интенсивность; его мускулистое тело напрягалось и расслаблялось в мощных спазмах, когда он основательно вбивал свой член в принцессу. Страстная молодая женщина крутилась и изгибалась под ним, ее бедра ходили ходуном, как у молодой кобылицы, пока он скакал на ней к экстатическим вершинам. Она стонала и дрожала, когда трепет возбуждения проходил по ее телу, возобновляемый с каждым повторным ударом, приносящим наслаждение. Ран зарычал, как дикий зверь, с еще большей энергией продолжил сладостные толчки своих могучих бедер, сжав челюсти, когда нарастающая волна дикого наслаждения как прилив прошла через все его тело. Он все сильнее напрягал ягодицы и неистово работал поясницей, в то время как тело девушки под ним почти застыло и лишь конвульсивно подергивалось в кожаных узах. Затем и она полностью потеряла контроль и сладострастно извивалась, захваченная безумием страсти.

В то время как Лор дрожала и изгибалась под ним, Ран боролся с подступающим неизбежным экстазом, решив продержаться еще немного и испить еще несколько глотков удовольствия, прежде чем излиться. Наконец он не смог больше сдерживаться; он сдался восхитительному последнему содроганию страсти, которая изнуряла его напряженное тело, позволив дикому потоку наслаждения извергнуться из него, как только Ран извлек свой влажный блестящий член, чтобы послать струи прорвавшегося семени на наказанную попку Лор. Капли семени разбрызгивались по теплым розовым склонам, когда Ран направил головку пульсирующего члена, раскрашивая упругие ягодицы густыми беловатыми разводами.

Ран откинулся назад на пятки, пока остатки спермы стекали с уже потерявшего упругость члена. Он вытер головку между ягодицами Лор, все еще улыбаясь сам себе. Лор лежала совершенно неподвижно, только тяжело вздымавшиеся плечи и периодический трепет, проходящий от бедер по всему телу, говорил о пережитом ею потрясающем оргазме и о медленно отступающих волнах экстаза, проходивших через ее тело.

К концу этой ночи всех троих принцесс пользовали самым бесстыдным образом: их пороли, трахали множество раз. Только после того, как все офицеры полностью насытились и последняя прихоть мужской похоти была удовлетворена, изможденных принцесс наконец оставили в покое. Но их мучения еще не закончились. Сразу после этого их снова связали, на этот раз по рукам и ногам. Затем их измученные, безвольные тела были грубо брошены на кушетку.

Пока король и его офицеры отдыхали, поднимая кубки в честь великой победы, постепенно погружаясь в забытье, вызванное крепким южным вином, три обнаженные, связанные девушки валялись рядом, их бедра выстроились рядком, а избитые попки были предоставлены в полное распоряжение неистовых гуляк.

Можно только представить, что происходило в хорошенькой головке гордой принцессы Лор, когда она лежала той ночью, использованная и униженная, свесившись вниз головой со спинки кушетки, беспомощная пленница в шатре короля Двух Земель. В первый раз в своей жизни упрямая молодая женщина столкнулась с человеком с несгибаемой волей, который в конце концов заставил ее подчиниться. Но она не была побеждена! Лежа там, обнаженной задницей вверх, она, должно быть, поклялась сама себе, что это только первая из многих схваток.

Глава восьмая


На следующий день, пока солдаты сворачивали лагерь, Плунар подслушал разговор сестер. По-видимому, младшие плакали: одна — украдкой, а вторая — громко рыдая. Но если они ждали утешения и сестринской заботы от старшей сестры, то их постигло жестокое разочарование. Наоборот, Плунар услышал, как она отругала их за то, что они показали свою слабость перед королем.

— Хватит хныкать! По крайней мере, вы можете вести себя как принцессы! — злобно шипела она. — Если они так грубо обошлись с вами, так что теперь из того? Вас пытали? Искалечили? Убили? Нет! Вы все еще живы, правда? А что до того, что вам надрали задницы, так это не в первый раз. Вы все хорошо помните, что это было любимым спортом вашего папочки. Вас несколько раз изнасиловали, в том числе в зад. Что же, так это тоже не первый раз, насколько я помню по вашим рассказам. Байкам, которые вы мне рассказывали, хвастаясь обо всех парнях, которые у вас были. Или это все неправда?

Одна из плачущих девочек попыталась протестовать, хныча, чтобы привлечь побольше внимания, но нетерпеливая Лор отругала ее:

— Вы не должны показывать никакой слабости перед этим… королем! Всегда помните, что он всего лишь мужчина и его можно использовать, как и всех мужчин. Я видела, как он смотрит на меня, и я знаю, что он хочет. И он дорого поплатится за это!

Так Плунар передал их беседу, и у меня нет причин сомневаться относительно его правдивости, ибо это очень похоже на Лор. Она не знала жалости. В этом и многом другом они с Раном были очень похожи.

Оказалось, что Ран не забыл про Лор, а сестры вскоре могли убедиться в ее решимости; он намеревался лишить ее последних проявлений чувства собственного достоинства. После того как лагерь был свернут, плотникам дали задание построить три деревянные клетки, которые можно было бы перевозить на открытых повозках. Клетки должны были быть достаточно большими для того, чтобы пленницы могли стоять и даже немного перемещаться, хотя их движения будут ограничены, так как на каждую девушку наденут ошейник и прикуют тонкой цепочкой к решетке. Цепи были совершенно ни к чему, конечно же, но это — символ победы Рана. В таком виде обнаженных пленниц должны были провезти по улицам Тролкилда.

По воле короля принцессы должны были войти в Тролкилд голыми и в цепях. Они были всего лишь военными трофеями, показанными наряду с прочей добычей, которую повезут в пышной процессии следом за Раном, когда он верхом на прекрасном скакуне проедет по улицам города, празднующего его великий триумф. Приветствующие короля жители Тролкилда, таким образом, впервые увидели бы белокожую, стройную девушку, которой в один прекрасный день было суждено стать их королевой. А прекрасная юная красавица никогда не забудет того унижения, которое ей придется испытать при этом бесславном появлении.

Конечно же я ничего об этом не знал. Мы получили сообщение о великой победе Рана и о полном бегстве врага перед нашими доблестными войсками; но, как я уже говорил, жизнь учит не доверять таким сообщениям с поля битвы. Единственное, что мы могли делать, — это ждать возвращения армии и проводить время столь приятно, насколько это было возможно.

Случилось так, что мои мысли все время возвращались к светловолосой Алеа. Время от времени я замечал ее: ослепительно нагую в купальнях или же в Доме Женщин, где она появлялась с обнаженной грудью, двигаясь с таким достоинством и изяществом, что я все больше поддавался непреодолимому очарованию ее спокойной красоты.

Может быть, читатель помнит, что по приказу его Величества ее задняя дверца должна была быть специально подготовлена, чтобы в ближайшее время ее мог посетить любимец короля, прославленный генерал Терхан. Внезапный отъезд короля Рана и его генерала помешал этому визиту. Но, несмотря на это, приказ остался в силе, и несчастная Алеа была вынуждена каждый день носить неудобный пояс с вставленным в ее анус стержнем по несколько часов в день. Узак всегда добросовестно выполнял свои обязанности. Мысль о том, что привлекательная блондинка под длинным платьем совершенно обнажена и пронзена деревянным стержнем, заставляла мой член содрогаться от желания.

Несмотря на запрет прикасаться к королевским любовницам, я стал одержим мыслями о том, как бы заняться анальным сексом с Алеа, чья попка, несомненно, уже была готова к употреблению. При одной лишь мысли об этом волна жара проходила по моему телу. Моя одержимость все росла и росла, подогреваемая похотью, которую я ощущал каждый раз, когда видел мою белокурую красавицу. Наконец я решил, что должен действовать. Движимый пылким желанием, которое стало уже почти осязаемым, я послал за нею.

Аудиенция состоялась в моих частных покоях, и Алеа должна была знать, что с ней будет, так как любовниц крайне редко вызывали в спальни к придворным. Но даже если она и предчувствовала что-то, то вида не подала.

Когда она постучала, я поспешно отворил двери и пригласил ее войти. Алеа зашла в мои покои, спокойная и сдержанная, на ней было одно из платьев, открывающих грудь, которые носили тогда при дворе. Сшитое из мягкого атласа, оно выставляло напоказ ее грудь и обтягивало тонкую талию, стройные бедра и струилось вниз к ногам широкими складками.

К этому времени Алеа уже научилась не обращать никакого внимания на то, что ее грудь полностью обнажена перед мужчинами-придворными. Это был способ, который любовницы, приучавшиеся принимать собственную наготу как что-то, само собой разумеющееся, так как большую часть времени они проводили обнаженными или почти обнаженными, использовали для того, чтобы вызвать восхищение, как у мужчин, так и у женщин. Если уж говорить всю правду, девушки не просто принимали эти условия, а находили весьма приятным греться в лучах подобного преклонения.

Алеа стояла передо мной, склонив свою милую белокурую головку, опустив глаза.

— Добро пожаловать, Алеа, — начал я дружелюбным тоном, поскольку хотел завоевать ее привязанность. — Подойди поближе.

Она сделала пару шагов ко мне. Я рассматривал ее, начиная с короны золотых волос, затем упругие, мягкие конусы ее роскошных грудей с выделяющимися сосками, которые торчали, на мой взгляд, весьма вызывающе, заканчивая открытыми туфельками на высоком каблуке, выглядывавшим из-под подола длинного платья.

— Я так понимаю, что по желанию короля вашу попку упражняют с помощью анального стержня. Это так? — спросил я невинно, но с выражением искреннего заботливого беспокойства в голосе.

— Да, милорд, — ответила мне Алеа, несмотря на то что во мне не было королевской крови. Именно это выражение употребляли все женщины при королевском дворе, обращаясь к придворным. Это должно было подчеркивать разницу их статуса и нашего, хотя на самом деле это не выражало всей правды об истинном положении вещей, поскольку даже случайная любовница могла стать более могущественной, чем самое высокое должностное лицо при дворе, даже несмотря на то, что ее влияние на короля могло быть незначительным и непродолжительным.

— Скажи, он и сейчас в тебе? — спросил я с лицемерной улыбкой, заранее зная ответ.

— Да, милорд, — прошептала прекрасная леди, все еще потупив глаза в пол.

Дрожь возбуждения пробежала по моему телу. Я одобрительно кивнул:

— Думаю, это мудрая предосторожность. Наложница всегда должна быть доступна. Ты согласна?

Я подождал, пока не увидел, как белокурая головка едва заметно кивнула в ответ, прежде чем я непринужденно и дружелюбно продолжил:

— Это подготовит тебя к тому моменту, когда король решит воспользоваться твоей попкой. Благодаря этому устройству все пройдет менее мучительно, особенно в первый раз. Его Величество бывает весьма груб время от времени, — я рискнул комментировать манеры Рана, но я хотел, чтобы Алеа почувствовала, что я ей доверяю. — Но все же, Алеа, это не будет для тебя чем-то новым? Я имею в виду, что твой муж, должно быть, посещал твою попку время от времени, не так ли?

И тут, в первый раз, она подняла голову и взглянула на меня проницательными синими глазами. Ее взгляд просто заворожил меня.

— Да… он делал это, — тихо прошептала Алеа свое признание, и ее ресницы затрепетали и опустились.

Я улыбнулся сам себе:

— Развернись спиной и подними платье. Я хочу посмотреть, — я с трудом смог выговорить это, потому что мой рот внезапно пересох и я с трудом контролировал растущее возбуждение.

Алеа медленно повернулась спиной ко мне и послушно приподняла длинное шелковистое платье. Она мучительно медленно задирала подол, обнажая икры, бедра, затем попку, до самой талии. Как и у всех остальных любовниц, под платьем у нее ничего не было, хотя на изящных ножках красовались прекрасные чулки, белые, как молоко, поддерживаемые на бедрах кружевными белыми подвязками. Туго затянутый пояс обвивал ее тонкую талию, узкая кожаная полоска разделяла пополам ее зад, исчезая между чудесными пухлыми ягодицами.

Я позволил своим глазам восхищенно пробежаться по соблазнительным контурам, оценивая их приятный изгиб, мягкие женственные очертания стройных ножек в чулках. Мой член поднялся в нетерпеливом ожидании. Как я стремился потрогать ее тело и почувствовать наконец ее попку!

— Подойди к рабочему столу и встань напротив.

Это был крепкий дубовый стол. Обычно он был завален свитками и письмами, но сегодня я освободил его от хлама, так что теперь его можно было использовать для другой цели.

Не опуская платья, послушная наложница подошла к столу. Я посмотрел, как при ходьбе колыхаются ее гладкие, голые ягодицы и почувствовал, как во мне с новой силой заполыхало желание. Теперь Алеа остановилась напротив стола, высота которого как раз доходила до середины бедер.

— Ложись… на него, — приказал я голосом, внезапно севшим от переполнявших меня эмоций.

Алеа нагнулась и прислонилась к столу, опираясь на локотки. Ее груди, такие пышные и полные, тяжеловато покачивались, а крупные соски почти касались столешницы. Когда она заняла это положение, ее платье снова соскользнуло вниз, а я восстановил положение вещей, снова подняв подол, полностью обнажив ее пышную попку.

— Раздвинь ноги! — эти слова вырвались из меня хриплым шепотом.

Блондинка услужливо переместилась, расставив пошире ножки, ее бедра опирались на стол, так что ее попка выпятилась в соблазнительном приглашении. Я пожирал глазами женственные очертания ее ножек, одетых в чулочки, изящные линии которых удлинялись из-за высоких каблуков. Между ее раздвинутых ножек я мог видеть мягкие половые губки, опушенные светлыми тонкими волосками.

Я дотронулся до нее дрожащими руками, ища пояс, обернутый вокруг талии. Затем я нащупал застежку и вслепую пытался открыть ее, пока моя любимая наложница терпеливо стояла, ожидая развязки. Как только я справился с этой задачей, то вытащил полоску кожи, проходящую между ягодицами, и освобожденный пояс упал к ее ногам.

Мой напряженный член к тому времени уже просто рвался из бриджей. Я встал сзади Алеа и впервые положил руки на ее роскошную задницу. Взволнованный тем, что мне наконец-то удалось к ней прикоснуться, я обхватил пальцами гладкие шелковистые холмы, так что большие пальцы как раз сошлись на расщелинке между ними. Медленно я все крепче сжимал мягкую попку, погружая пальцы все глубже в мягкую плоть, а большими пальцами ягодиц потихоньку разводил в стороны ее ягодицы до тех пор, пока между полушариями не показалось черное основание глубоко введенного анального стержня.

Придерживая разведенные щечки одной рукой, второй я осторожно обхватил кончик стержня и начал вытягивать его. Алеа издавала едва слышные стоны, пока я дюйм за дюймом вытаскивал его наружу. Я медленно извлекал гладкую тонкую свечу из сопротивляющегося заднего прохода, который, казалось, засасывал вытаскиваемый стержень, пока он наконец не вышел весь. Маленькая дырочка тут же закрылась. Алеа издала низкий и хриплый стон облегчения.

Тогда я убрал руки с ее ягодиц и сходил за горшочком смазки. Алеа прикрыла глаза и вздохнула. Ее плечи поникли, и по телу пробежала дрожь, когда она пристроилась поудобнее. Я снова схватил ее за задницу и развел подушечки, но на этот раз я сделал паузу, чтобы поподробнее исследовать ее сморщившуюся розочку, наблюдая, как легкий спазм заставляет ее сжиматься в ожидании. Держа раздвинутые ягодицы одной рукой, я опустил средний палец другой в горшочек со смазкой и смазал плотно сжатый анус, что заставило эту чувствительную дверцу тревожно напрячься при первом же прикосновении.

Я нанес немного смазки, тщательно и щедро намазал сморщенный анус, легонечко нажимая на него, опробуя эти плотно закрытые дверцы, которые инстинктивно отказывались впускать мой палец. Когда ее задний проход был хорошо обработан, я отодвинулся. Настало время избавиться от кое-какой одежды. Я сбросил сандалии и спустил штаны, отбросив их в неистовом порыве, к этому времени я уже весь сгорал от возбуждения, сходя с ума от вида чудесной попки Алеа.

Что касается самой женщины, она подложила руки под голову и нагнулась еще ниже, прикрыв глаза в ожидании. Мне показалось, что легкая улыбка скользнула по ее губам, когда она выгнулась на столе, так что ее попка торчала более чем провокационно.

Тем временем мой высвобожденный член уже начал болеть от возбуждения. Я окунул пальцы в смазку и начал наносить янтарно-желтый гель на свой разбухший от желания член медленно, поскольку хотел продлить удовольствие, пока мне не надоест наслаждаться видом этой роскошной задницы, оттопыренной в непристойном приглашении.

Хотя моя туника все еще была на мне, ниже талии я был полностью обнажен, и мой затвердевший член гордо торчал передо мной, когда я склонился над женщиной. Я накрыл собой ее тело, просунув руку между нами, а мой средний палец проскользнул в ее долину, чтобы пощекотать ее анус, в то время как мои бедра были прижаты к ее пухленьким ягодицам. Я зарылся лицом в ее волосы, наслаждаясь их душистой мягкостью.

Когда Алеа почувствовала прикосновение пальца к своему потайному местечку, она беспокойно забилась подо мной, как только что пойманная рыбка.

— Расслабься, — выдохнул я ей прямо в ушко. Я чувствовал дрожь ее тела и беспокойное напряжение ее мускулов, а ее дыхание стало прерывистым и громким. В какой-то момент, ощутив ослабление ее инстинктивного сопротивления, я тут же воспользовался этим, чтобы резким толчком ввести палец в упругое кольцо, которое сначала судорожно сжалось, а затем расслабилось, так что мой палец проскользнул вглубь с удивительной легкостью.

Из глубины горла Алеа вырвался какой-то булькающий звук. Я обрабатывал пальцем ее задний проход, крутя рукой и ввинчивая его, чтобы смазать прямую кишку, в то время как Алеа издавала невнятные звуки сквозь зубы. Когда я убрал руку, она издала звук, похожий на хныканье.

Но чувство облегчения от того, что исследовавший ее изнутри палец был удален, дало только временную отсрочку, поскольку я собирался сменить этого грубого визитера кое-чем более существенным.

Разведя податливые подушечки ее ягодиц той рукой, что я просунул между нашими телами, я игриво покачал бедрами, позволяя Алеа почувствовать разбухшую головку моего члена, которым я ткнулся в долинку между щечками ее беззащитной попки.

Я взялся рукой за свое испытанное оружие и нахально тыкался между ягодицами, вслепую ища цель. И когда я нашел сжавшийся анус, то, пристроившись к нему, я сначала слегка нажал, а затем, с безотлагательной поспешностью, усилил давление на ее крошечные тугие воротца.

Алеа запрокинула голову и лихорадочно втягивала воздух. Внезапно мышцы ее сфинктера уступили моему решительному натиску, и я проскользнул в нее одним быстрым, мощным выпадом. Алеа всхлипнула и прикусила губы, чтобы не закричать от острой боли. Она изогнулась дугой, крепко зажмурившись.

Я сжал ее трепещущие бедра и неумолимо продолжал нажимать на ее анус до тех пор, пока остатки сопротивления не растаяли и я не проскочил сквозь кольцо напряженных мышц, и мой член полностью не вошел в ее гладкую, тесную глубину. Затем я наполовину вытащил его, сделал паузу и снова медленно погрузил в красивую мягкую попку моей любовницы.

Алеа издала стон, когда я задвинул член в глубь ее ануса. Она не могла сдержаться и теперь извивалась всем телом, дрожа от восторга, который я услышал в ее протяжном вздохе, низком и хриплом беспомощном стоне, когда я углубился в нее, вставляя свой меч по самую рукоятку в нежнейшие ножны. Тесная хватка, которой она держала мой меч, была просто невероятна. Я вращал бедрами, чтобы позволить Алеа привыкнуть ко мне, дав ей время приспособиться к присутствию моего жезла в своей попке.

Эти движения вызвали мгновенную реакцию у Алеа, которая еще больше выпятила зад в ответ на мой удар. После того как прошел первый приступ дискомфорта, наложница явно стала испытывать удовольствие. Я начал трахать ее, медленно двигаясь, проскальзывая внутрь и вводя член сильными толчками, усилив свою хватку.

Волны наслаждения проходили через мое тело. Я сжал зубы, намереваясь сдержать невообразимый поток удовольствия. Я наслаждался скользкой гладкостью, теснотой и теплом, рефлексивными спазмами ее сфинктера, который инстинктивно пытался изгнать меня из своих глубин. Я понял, что не смогу долго вытерпеть этот повторяющийся трепет, и замедлил темп, двигаясь неторопливо и размеренно, пока не услышал низкий стон глубокого наслаждения от женщины, пронзенной моим стержнем.

Тогда я собрал все силы и, усердно работая бедрами над ее упругой попкой, сжал ее бока, с силой пронзая ее внутренности членом. Стон Алеа был жалобной мольбой о пощаде, поскольку ее тело уже начала сотрясать дрожь приближающегося сильнейшего оргазма. Кульминация вот-вот должна была захлестнуть ее, она была так близко, что Алеа балансировала на самом ее краю.

Белокурая женщина приподнялась на локтях и откинула голову назад, выгнув спину дугой и неистово двигая попкой.

— О… да… да… так… да! — лепетала она, затаив дыхание, когда я медленно отодвигался до тех пор, пока внутри ее попки не осталась лишь только разбухшая головка.

Я отбросил голову назад и с силой напряг свои ягодицы. Одним яростным толчком я проник в нее, а затем начал трахать с неистовой силой, заставляя извивающуюся, трепещущую, охваченную страстью женщину окончательно потерять контроль. Дрожь постепенно переросла в продолжительный трепет, конвульсии потрясающего оргазма, который переполнил ее и заставил содрогаться всем телом. Я почувствовал, как меня накрыла волна ничем не замутненного наслаждения, экстаз начинающегося пульсирующего извержения, и струя спермы хлынула глубоко внутрь содрогающейся попки светловолосой Алеа.

Глава девятая


Те несколько месяцев, которые я провел в приятном развлечении с девушками при королевском дворе, были моими самыми счастливыми деньками на службе у короля Рана. Однако они слишком быстро закончились с возвращением короля, прибывшего той осенью со своей последней добычей.

Я прекрасно помню тот час, когда первым увидел заключенную в клетке красавицу, которой в один прекрасный день суждено было стать нашей королевой. Ран триумфально въехал через главные ворота города, безмятежно и невозмутимо принимая как должное рукоплескания собравшейся толпы. Позади него ехали генералы в великолепных отполированных доспехах, сверкающих на солнце; развевались знамена, а боевых коней покрывали парадные разноцветные попоны. За ними следовали офицеры, затем отряды кавалерии. Следом шли полки наших победоносных солдат, стрелков, копьеносцев и пехоты. Их усталые лица светились от удовлетворения, когда они принимали поклонение толпы, маршируя по улицам Тролкилда. Захваченные пленники знатного происхождения шли вслед, уныло плетясь со связанными впереди руками. За них можно было получить солидный выкуп.

Следом катились повозка за повозкой, забитые награбленным; все богатства востока проходили перед глазами бесконечным потоком. Последними шли нагие рабы в ошейниках. Среди бывших солдат побежденного короля было много сильных и красивых мужчин, которые могли стать хорошими рабами, и я заметил, что многие дамы знатного происхождения в толпе пялились на них, критически оценивая пыльные, потные тела мускулистых обнаженных мужчин, размышляя, кого из них приобрести в будущем.

Наконец, в хвосте процессии показались три повозки, в каждой было по обнаженной принцессе. Две их них забились в углы, всеми силами пытаясь прикрыть наготу от глазеющей толпы. Но принцесса Лор вела себя совсем иначе! Она гордо стояла посредине клетки, глядя в лица тем, кто издевался и глумился над ней. Она была прекрасна в своей наготе: белокожая, одинокая, темноволосая фигурка, стоявшая, слегка расставив ноги, чтобы удержаться в вертикальном положении при толчках катящейся повозки.

Она стояла, сложив руки крест-накрест на груди под маленькими, твердыми грудками. Никто не мог бы остаться равнодушным при виде ее гордой красоты, нежности покатых плеч, длинной шейки, упругих заостренных грудей с вызывающими аккуратными сосками, которые упрямо торчали вперед. Невозможно было не восхититься линиями ее торса, мягкими округлыми очертаниями красивых бедер. Никто не мог бы оторвать взгляд от изумительной формы ягодиц, гладкие контуры которых так и манили прикоснуться рукой. Нельзя было не уставиться на парочку ножек, словно отлитых скульптором, одна дерзко выставлена вперед, на покрытый густыми кудрявыми волосами лобок, бесстыдно и беззаботно выставленный на всеобщее обозрение, поскольку она стояла, расставив ноги для большей устойчивости; гордая и бесстрашная, презрительно игнорируя крики и свист толпы.

Но если вначале все внимание привлекало обнаженное тело девушки, то затем больше всего поражали ее глаза. Ее лицо было спокойно: ни следа эмоций на гладком лбу, но все же ее глаза были почти незаметно сужены от ярости. Они были непроницаемы, но все же в них светилась глубокая решимость и холод, а также неукротимая ненависть. И если кто-либо из тех мужланов, что глумились над ней, оказывался так близко, что сталкивался с пристальным взглядом ее черных глаз, то невольно отшатывался, словно пораженный молнией, сам не понимая почему.

Потребовалось не так много времени для тех, кто хорошо знал короля, чтобы понять, что его способ обращения с надменной принцессой отличается от того, который он обычно применял к женщинам. Во-первых, он не выполнил свою угрозу перевести Лор в ряды рабынь для секса. Более того, он поместил ее в Дом Женщин, а это был верный знак королевского расположения.

Оказавшись там, требовательная принцесса немедленно приказала, чтобы для нее сшили особые одежды: длинные платья с вырезом на груди, как и у всех любовниц, но сделанные из мерцающей серебряной ткани. Платья, что плотно облегали ее спину, подчеркивали узкие бедра и струились вниз к ногам подобно расплавленному металлу. При дворе она носила исключительно этот цвет. За это Узак прозвал ее «серебряной девушкой».

Но мы называли ее по-другому. За спиной ее прозвали «Ледяной Королевой». Она заработала это прозвище отнюдь не из-за серебряных одеяний и не из-за прозрачности белой как снег кожи. Скорее, из-за полного отсутствия человеческих чувств. Под ухоженной оболочкой скрывалась самая холодная, самая бесчеловечная женщина из всех, кого я когда-либо знал в своей жизни, эгоистичная и полностью равнодушная к радостям или боли других. Внутри мог клокотать гнев, но снаружи она всегда держала ледяной контроль. Только огонь в глазах мог выдать обуявшую ее ярость.

По каким-то причинам Ран был так очарован холодной отчужденностью Ледяной Королевы, что, казалось, не замечал той опасной игры, которую она вела. Под ледяной внешностью Лор горела честолюбивыми замыслами, и она была так же безжалостна, как и наш беспощадный король. Она знала, что этот мужчина хочет от нее, в чем он нуждается, и плела интриги, используя все свои чары, чтобы завлечь его и привязать к себе, беспрерывно строя козни против него.

Как и король Ран, Лор грезила о завоеваниях. Даже во времена ужаснейших унижений, которые она испытала, когда ее везли обнаженной в клетке перед грубой толпой за человеком, взявшим ее в плен, даже тогда она лелеяла планы о завоеваниях. И она поклялась себе, что когда-нибудь она станет королевой.

В то время ревность и амбиции вряд ли были чужды любовницам, и никто не удивился, когда стало очевидно, что Лор прикладывает все силы, чтобы стать первой среди них, поскольку среди них всегда были те, кто стремился стать фавориткой короля. Мы, придворные, уже знали, что принцесса не остановится ни перед чем. Ее целью было не просто стать первой среди равных, она плела интриги, чтобы стать супругой короля. Тогда, после уничтожения, изгнания или безоговорочной капитуляции своих соперниц, она стала бы королевой!

О чем мы тогда даже не догадывались, да и никто не знал, так это о том, что Лор мечтает о еще большей власти. В какой-то момент Лор пришло в голову, что она могла бы сама управлять страной, избавившись от мешавшего ей короля, которого она ненавидела. Это был ее метод обращения с мужчинами. Она приближала их к себе, пока они были полезны, затем избавлялась, когда в них исчезала необходимость. Не имело значения, кем был этот мужчина — рабом, важным министром, дворянином или самим королем.

В те времена в истории королевства Двух Земель еще не было женщин — абсолютных монархов. Нами всегда правили короли. Если бы трон освободился, то в качестве временного заместителя короля назначили бы регента-мужчину. Никогда еще народом Двух Земель не правила женщина. Конечно же Лор знала об этом, но эта традиция ничего не значила для нашей целеустремленной королевы. Она не остановилась бы ни перед чем, чтобы воцариться на троне. Стать верховным властителем, первой женщиной-монархом в королевстве Двух Земель!

Только годы спустя я осознал, что Лор вела борьбу на два фронта. Честолюбивая юная принцесса знала, что никогда не сможет преуспеть в достижении своей цели без поддержки некоторых мужчин: богатых и могущественных, некоторых членов аристократии, главных должностных лиц при королевском дворе. Ей нужно было заручиться их благосклонностью, если она хотела преуспеть в своем деле. Итак, Лор с холодным расчетом принялась изучать окружение короля, чтобы понять, кто может ей быть наиболее полезен, разделяя на тех, кто мог оказаться ценным в качестве союзника, тех, кого нужно терпеть, и тех, кого можно игнорировать или с презрением отвергнуть. Людей, которые, по ее мнению, могли ей пригодиться, она собиралась завоевать с помощью лести, подкупа и бесстыдного совращения, поскольку коварная принцесса не побрезговала бы ничем, если это было необходимо для того, чтобы переманить человека на свою сторону.

Я никогда не знал точно, какое место занимал в ее плане, но однажды она пригласила в свою спальню и меня. Я до сих пор с нежностью вспоминаю ее гладкие бедра небесной красоты. Хотя она бывала весьма жестока и зла с теми, кто не имел для нее какой-либо пользы, она всегда была очаровательна и мила с теми, чье покровительство надеялась снискать. А Лор прекрасно знала, как ублажить мужчину!

Несмотря на то что Лор мастерски играла на слабых струнках мужского эго, безжалостно эксплуатируя их силу и слабость, я все же думаю, что она несколько недооценивала значение женщин, хотя и была прекрасно осведомлена о том, более утонченном влиянии, которое женщины имели на политику в королевстве. Тем не менее на этом фронте она также строила свои планы.

Осторожно и терпеливо она делала шаги для установления стратегически важной дружбы с женщинами королевского двора, тщательно выбирая тех, кто был фаворитками наиболее важных должностных лиц. Всевозможными способами она льстила и умасливала вдов и любовниц, наложниц и рабынь и раздавала кучу обещаний, закрепленных поцелуем сестринской привязанности. Поговаривали, что в некоторых случаях дело заходило гораздо дальше поцелуев, но вряд ли кому-то покажется удивительным, что женщины тоже находили холодную красоту Лор до странности привлекательной. Тем не менее она было очень осторожна и подозрительна, никогда не чувствуя себя непринужденно среди женщин при дворе, за исключением собственных сестер, которые теперь прислуживали королю. Быть может потому, что она чувствовала себя менее уверенно в женском обществе, Лор проявляла особую заботу о создании целой сети женских союзов.

Таким образом, Лор постепенно завоевала расположение королевского двора. Ее власть и влияние за сценой негласно росли, в то время как публично она была признана новой фавориткой короля. Теперь, когда Ран обозревал девушек вокруг себя, он все чаще подзывал Лор сесть рядом с ним, пока он решал государственные вопросы, так же как и все чаще обращался именно к ней, когда на кутежах и пирушках ощущал потребность в женском обществе.

Когда Лор почувствовала себя достаточно уверенно, она стала более капризной и требовательной. Она даже осмеливалась перечить королю, хотя всегда была очень осторожна, придерживая язык прежде, чем он заведет ее слишком далеко.

Ран конечно же не относился к терпеливым людям, но все же он, казалось, в целом спокойно переносил ее стервозность, а иногда даже мог снисходительно улыбнуться. Все же всегда существовала вероятность, что внезапно он мог обрушить на Лор свой королевский гнев, заставляющий трепетать простых смертных. Он мог изгнать ее с глаз долой, но в конце концов смягчался. В один прекрасный день она снова просто появлялась там, сидя на своем обычном месте слева от короля, такого безмятежного и невозмутимого, как будто он не замечал ни ее отсутствия, ни присутствия.

Нас нисколько не удивило, когда Ран назвал Лор своей королевой. Многие отмечали, что они были необычной парой: грубый, приземленный король, живой как ртуть, с поистине огненным темпераментом и надменная и красивая королева, сдержанная, погруженная в ледяное безразличие.

Но если они во многом отличались, то во многом были и похожи. Оба были безжалостны, жестоки и полностью эгоцентричны, так что я думаю, они прекрасно понимали друг друга. К тому же оказалось, что Лор, так же как и Ран, имеет огромный сексуальный аппетит. Это достаточно быстро вышло наружу — она была ненасытна, а ее похотливые запросы не знали границ. Они оба потакали своим скандальным сексуальным желаниям, получая наслаждение от распущенности нравов при королевском дворе, которое они породили в Тролкилде. Тем не менее тут тоже существовали весьма тонкие отличия.

Король был груб и неразборчив в удовлетворении своего сексуального аппетита; вкусы Лор были в целом более рафинированы, она оставалась холодной и невозмутимой даже в пылу страсти. Королева была совершенно развратной, сочетая похотливое воображение с тщательно культивируемой любовью к унижениям. Ее ледяное изящество выглядело еще более шокирующим по сравнению с необузданным энтузиазмом, с которым она предавалась самым причудливым и отвратительным сексуальным причудам, которые только можно себе вообразить. Она была крайне жестока. Когда-то Лор обнаружила, что немного страданий придают пикантности кипящей страсти, каждый раз по-новому и неожиданно возбуждая ее.

Чаще всего под удар ее холодной, садистской ярости попадали рабы. Подобно королю, Лор держала свиту из рабов, молоденьких девушек и красивых юношей, которые всегда были рядом, чтобы сопроводить ее в купальни или в спальню. Она могла выбрать себе фаворита, который грел ее ножки ночью, свернувшись клубочком на краю постели. Если она хотела, чтобы он обслужил ее, то могла потребовать, чтобы юноша доставил ей наслаждение пальцами и языком. А если же он пользовался особым расположением, ему было позволено лечь между аристократичными бедрами Лор и опустить свой фитиль в королевский горшочек, прежде чем закончится ночь. Говорили, что Лор также не брезгует и светловолосыми молоденькими девушками, и у меня нет никаких причин, чтобы отрицать эти слухи.

Если же рабы не были недостаточно расторопны, энергичны или послушны, если обнаруживался недостаток рвения в выполнении их сексуальных обязанностей, в готовности предложить свои тела, в энтузиазме при обслуживании своих господ пальцами, губами или языком, или если они вызывали недовольство у привередливого придворного по самому малейшему поводу, то за всем этим неизбежно следовало наказание. Некоторые из причудливых сексуальных наказаний были изобретены самой королевой Лор, которая пожелала лично проследить, чтобы рабам, впавшим в королевскую немилость, был преподан надлежащий урок.

Поскольку Лор расширила круг своих подруг, то она решила развлечь их. Конечно же меня не приглашали на эти женские сборища, но диких слухов о том, что творилось на этих вечерах, было предостаточно. Естественно, это меня заинтересовало.

Бесценный Узак нашел способ удовлетворить мое любопытство. Мы частенько разговаривали о сексе за чарочкой вина, поэтому упоминание о вечеринках королевы пришлось как нельзя кстати. Когда я упомянул о том, что хотел бы быть посвящен в эту тайну, он удивил меня, сказав, что это не составит никаких проблем. Узак, знавший каждый укромный уголок и трещинку огромного дворца, сообщил мне о существовании тайного хода на верхнем этаже. В одном из удобных местечек можно было смотреть вниз и наблюдать за происходящим, оставаясь незамеченным.

Лукавый мажордом заверил меня, что я смогу увидеть абсолютно все, что происходит! После такого интригующего обещания, как-то ночью, когда мы прознали, что сегодня должна состояться одна из развратных оргий королевы, я последовал за ним. Мы осторожно пробирались через темный чердачный этаж, перелезая через стропила, с одной лишь свечой, пока не очутились около отверстия, которое выходило как раз на одну из палат королевы. Там я увидел Лор, сидящую как на троне, в сияющих серебряных одеждах, и кучку ее приближенных, расположившихся вокруг нее на разбросанных повсюду подушках.

Хотя мы не могли расслышать ни слова, было очевидно, что двух рабынь — девушек, только что вышедших из подросткового возраста, собираются наказать за какое-то незначительное нарушение. Провинившихся девочек, которые низко опустили головы, подвели, чтобы представить строгой королеве. Она произнесла несколько слов и сделала какой-то короткий жест, после которого они незамедлительно выскользнули из коротких белых туник, которые составляли их единственное одеяние. Я залюбовался чистыми линиями их стройных тел с маленькими грудками, шейками в широких ошейниках и легким пушком на лобках. Худенькие, но хорошо развитые физически девушки со стройными ножками, коротко подстриженными волосами и маленькими аккуратными попками были грациозны как молодые олени.

Лор иногда развлекалась тем, что приказывала рабам наказать друг друга, и как раз эту меру она выбрала на этот вечер. Обнаженным девушкам было приказано встать на четвереньки, расположившись так, что голова каждой находилась рядом с попкой другой. Им выдали по небольшой деревянной палке, и так как задница партнера находилась в пределах досягаемости, то по ней было несложно нанести сильный удар, в то время как собственная попка подвергалась такой же обработке. По приказу своей высокомерной госпожи девочки нанесли первые легкие, пробные удары друг другу.

Глядя на это странное представление, Лор подала жест рабу, который стоял рядом с ней. Ее всегда теперь сопровождал как минимум один молодой мужчина, но этого я не знал. Возможно, он был одним из новых, недавно приобретенных рабов, поскольку Лор любила представлять каждого своего нового фаворита кругу своих приближенных женщин. Он был красивым парнем с отлично развитым гибким мускулистым телом, тонкой талией, узкими бедрами и сильными стройными ногами. Его грудь походила на бочонок. Вокруг его бедер был обернут короткий льняной килт, который он отбросил, повинуясь жесту своей госпожи, так что теперь он стоял рядом с Лор, а его член тяжеловато покачивался, начиная возбуждаться.

Лор внимательно посмотрела на свисающий член, растущий из пучка курчавых темных волос на лобке, и обернулась, чтобы сказать что-то забавное своим подругам, которые рассмеялись в ответ и с интересом начали рассматривать мужское оснащение. А его госпожа небрежно протянула к нему руку, словно собираясь погладить домашнее животное.

От прикосновения ее ледяных пальцев член молодого мужчины слегка подскочил от возбуждения. Она приподняла его все еще вялый пенис рукой, исследовала его пальцами и снова отпустила. Затем она изучила его мошонку, покрытую редкими каштановыми волосками. Лор обхватила снизу пальцами яички и приподняла их, как будто взвешивая на ладони. Затем, только лишь кончиками пальцев, провела по нижней стороне стержня, позволив дразнящим пальцам игриво пробежаться до головки. Реакция была незамедлительна! Ей потребовалось всего лишь погладить его пару раз, пока чувствительный член не встал вертикально, затвердев от внезапного притока крови, вызванного сильным возбуждением.

Мы наблюдали, как смеющаяся королева неторопливо приподняла подол, открыв колени, и указала на них. Послушный раб знал, что хотела его госпожа. Он лег поперек ее коленей, обтянутых серебряными чулками, так что его обнаженные ягодицы оказались у нее под рукой, а затвердевший, слегка изогнутый член оказался зажат между его животом и небесно мягкими, слегка разведенными бедрами королевы. Лор забавляло ставить мужчину в такую позу. Она запрещала бедному парню кончать, указ, которому невозможно было повиноваться, потому что возбужденный член терся об ее гладкие бедра, когда он напрягал мышцы, беспомощно извиваясь, в то время как она шлепала его.

А сейчас королева надела пару длинных перчаток из излюбленной серебристой ткани. Лор сделала паузу, чтобы приласкать мужскую попку, которая была выставлена перед ней, проводя рукой по напряженным мышцам, немного впалым, скульптурно четким ягодицам. Пока узкая ладонь рассеянно поглаживала раба, все ее внимание было приковано к стоящим на четвереньках девушкам.

Тем временем взаимное избиение продолжалось, и рабыни корчились под мягким стаккато ударов, обрушивающихся на нежную плоть. Но их усилий оказалось недостаточно, чтобы удовлетворить королеву-садистку.

— Сильнее! — крикнула она настолько громко, что даже мы четко расслышали ее команду из нашего укрытия. Удары начали наноситься с удвоенной энергией.

Как будто чтобы подчеркнуть важность момента, Лор отвела руку и нанесла хлесткий шлепок по заднице раба. Молодой парень стерпел удар и лежал молча, пока королева опробовала на крепость его твердую попку.

Ее губы изогнулись в дьявольской усмешке, она подалась вперед, нанося звонкие удары, крепко припечатывая ладонь на упругой плоти, в то время как юноша постанывал и ерзал на ее коленях.

Шлеп!.. Шлеп!.. Шлеп!

Нам отлично было слышно каждый удар, эхом отражающийся среди стропил, дополненный глуховатым стуком палок по попкам рабынь, которые к тому времени уже начали разогреваться от своей работы. Лор уже едва обращала внимание на то, что творилось перед ней на полу, ибо увлеклась поркой раба, который корчился на ее коленях. Лицо было опущено, а губы раздвинула ликующая улыбка. Глаза распутной королевы сияли от возбуждения, когда она наносила удары с дикой яростью одержимой женщины, с неимоверной скоростью, так что ее рука превратилась в расплывчатое пятно. Остальные девушки наблюдали за ней в восторженной тишине, пораженные тем, с какой страстью королева предается порочному занятию, не замечая ничего вокруг.

Внезапно град ударов стих, и королева затрепетала. Ее плечи ходили ходуном от тяжелого дыхания, а рука прошлась по разгоряченной попке. Я увидел, что внезапно Лор сжала пальцы как когти и впилась в его сочные ягодицы. Боль от этой новой атаки заставила раба выгнуть шею назад и изогнуться дугой. Тогда королева выпрямила средний палец и как таран ввела его между ягодицами, обрабатывая его анус, в то время как юноша изгибался и стонал от сладкой муки. В этот момент раб перестал бороться сам с собой и, не сумев сдержать волну нахлынувшего оргазма, со стоном излил свое блаженство прямо на серебристые чулки своей госпожи.

Лор немедленно изобразила возмущение: это был ее излюбленный способ издеваться над жертвой. Она тут же столкнула парня с колен, заставив его слизывать собственную сперму со своих бедер, к превеликому непристойному удовольствию окружающих. Как только раб дочиста вылизал бедра своей госпожи, по которым сочилась сперма, Лор развела перед ним ножки пошире. Все еще стоя на коленях, юноша нагнулся над ней, а королева забросила стройные ножки ему на плечи, зажав между ними его голову и направляя его губы в свою горячую, влажную щель. Какое-то время возбужденные и взбудораженные женщины наблюдали, как раб обслуживает королеву, а затем в удивлении оглянулись. Их ждал приятный сюрприз — в зал вошли несколько юношей-пажей. Из одежды на них были только коротенькие туники, не скрывавшие бедер.

Лор всегда заботилась о своих гостях, следя за тем, чтобы никто из ее распутных друзей не остался неудовлетворенным.

Когда королева приобрела власть и влияние на своего супруга, даже любовницы короля, впавшие в ее немилость, могли попасться в когти Лор. И для этих несчастных дамочек она приберегала свои самые изысканные и изощренные из наказаний, которые только можно себе вообразить.

Теперь, когда ей принадлежала часть дворца, она получала громадное удовольствие, публично унижая тех девушек, с которыми она когда-то жила в Доме Женщин. Часто Лор устраивала наказания во время пиров или других многолюдных празднованиях. Так случилось и с Аной, для которой королева придумала особо изощренное унижение.

У Аны была пропорционально сложенная, соблазнительная пухленькая фигурка, полная грудь и пышная, сочная попка. Она также славилась своим острым язычком. Подобно многим другим любовницам короля, она была надменна и тщеславна (хотя, в конце концов, кто мог сравниться в этом с Ледяной Королевой). Она не пользовалась особой любовью при дворе, и поэтому известие о ее наказании многие из нас приняли с радостным — или хорошо скрытым — удовлетворением.

К своему несчастью, Ана не умела сдерживать свой острый язычок. Она была настолько откровенна в своих речах, что рано или поздно это должно было принести ей беду, поскольку к тому времени повсюду были шпионы Лор. Кое-какие ее нескромные замечания достигли ушей королевы, и в один прекрасный день Ана очутилась в центре банкетного зала в весьма странном виде, ее лодыжки, запястья и шея были зажаты деревянными колодками, которые обычно надевали на преступников, в то время как задница была выставлена напоказ особо хитроумным способом. Поскольку наша мстительная королева повелела разрезать сзади длинное платье Аны, чтобы вынести на всеобщее обозрение пухлую попку и полные бедра слишком язвительной любовницы, теперь ее пышная, мясистая задница выглядывала из-под разрезанного подола в вульгарном приглашении.

Но чтобы сделать это развлечение еще более интересным, к колодкам с помощью тонкой цепочки была прикреплена короткая трость. Гостей королевы пригласили попотчевать этой палкой обнаженную задницу, чем они конечно же не преминули воспользоваться. Чтобы быть уверенными в том, что Ана не будет издавать неподобающих воплей, ей попросту завязали рот. Закованная в колодки, несчастная женщина даже не могла видеть, кто из игриво настроенных гостей королевы не мог устоять перед соблазном подойти к ней сзади и нанести парочку ударов, заставлявших ее подпрыгивать и переступать с ноги на ногу. Я заметил, что женщины получали особое удовольствие в том, чтобы опробовать свои силы в этом увлекательном развлечении.

Глава десятая


Я никогда не завидовал работе Узака, пытающегося навести порядок в капризном Доме Женщин. Несмотря на то что там часто происходили ссоры и постоянные вспышки ревности, к моменту, когда Лор была названа королевой, казалось, что ее это уже не касается. В ее адрес не высказывалось никаких язвительных замечаний, по крайней мере, пока печальный опыт несчастной Аны еще не выветрился у всех из памяти. Избавившись от конкуренток, Лор прочно удерживала свои позиции. Ее почетное место рядом с королем казалось гарантированным, если бы не одно маленькое тревожащее исключение: все прекрасно замечали, как загорались глаза Рана, когда в зал входила светловолосая Алеа. Этот блеск в глазах короля не ускользнул от внимания Лор, и этот факт неизбежно привел к тому, что Лор попыталась провести кампанию, чтобы дискредитировать женщину, чья красота могла сравниться с ее собственной.

Я наблюдал за развитием событий на одной из тех пьяных оргий, захваченный интересом к развернувшейся драме. Ран голым валялся на мягких шелковых подушках, в то время как Лор в одной лишь бесстыдно задранной нижней юбке лежала рядом с ним около низкого столика. К тому времени Ран уже несколько отяжелел от выпитого, и с его лица не сходила слегка пьяная самодовольная улыбка. Приподнявшись на локте, он царственно обозревал зал, другой рукой рассеянно поглаживая нежное тело королевы, как будто она была чем-то вроде дорогой статуэтки, лениво проводя рукой по гладкой коже ее обнаженных бедер. Неизбежно его блуждающий взгляд упал на ряд сопровождавших его любовниц, и он улыбнулся сам себе, довольный тем, как их красота украшает королевский двор. Внезапно рука, которой он поглаживал Лор, застыла, поскольку среди них он заметил прекрасную Алеа. Ее лицо было безмятежно, она невозмутимо и почтительно ждала, когда королю потребуются ее услуги.

Лор напряглась под рукой Рана, почувствовав затянувшуюся паузу, и насторожилась. Ее прекрасные глаза устремились на лицо короля, но он проигнорировал ее вопросительный взгляд и великодушным жестом пригласил блондинку присоединиться к ним. Алеа приблизилась к нему и, сбросив узкие лямочки с плеч, позволила соскользнуть вниз к ногам платью, которое шелковым облаком обвило ее лодыжки. На ней остались только узкая нижняя юбка, чулки и подвязки. Она легла с другой стороны, куда ей указал король, головой к ногам Лор. Тогда Ран встал на колени между ними, крайне довольный таким окружением, и принялся ласкать оба прекрасных женских тела одновременно.

Лор ничего не сказала, но послала ему мрачный взгляд. Он, должно быть, увидел злобную зависть в ее глазах, поскольку широко ухмыльнулся в ответ, забавляясь ее унижением. Он игриво шлепнул ее и провел рукой по бедрам, в то время как другой гладил длинные ножки Алеа, проводя рукой от коленки вверх до подвязок, а затем засунул руку под ее коротенькую юбочку, изучая шелковистую плоть обнаженных ляжек блондинки.

Одновременно ласкать двух женщин было одним из излюбленных занятий Рана, особенно когда он узнал, как это может разозлить Лор, после того как однажды он поиздевался над ней, публично сравнивая ее с соперницей. Я помню, как когда-то на пирушке он провел детальное исследование обеих женщин, заставив их встать рядом с задранными юбками и наклониться, чтобы он сам и его пьяные приятели могли сравнить их выставленные задницы: гладкие, продолговатые как фасолинки, ягодицы Лор, и зовущую попку Алеа, более округлую, упругие полушария которой по бокам имели пикантные ямочки.

Возможно, Ран как раз вспоминал эту приятную картину, когда с улыбкой запустил руку между ног Алеа. Она взволнованно встрепенулась и прикрыла глаза, затем пошире развела бедра, чтобы облегчить своему господину доступ к гениталиям. Король баловался с белокурыми завитками на ее лобке, его пальцы перебирали и легонько дергали мягкие волосики. Играя с киской Алеа, он смотрел прямо на Лор, а тем временем его нетерпеливые пальца скользили по золотистому холмику. На его губах блуждала улыбка, когда он запустил пальцы поглубже. Тело здоровой молодой женщины не могла не ответить на такую ласку. Вскоре Алеа уже изгибалась, охваченная возбуждением, которое он продолжал разжигать в ее увлажнившемся влагалище.

Монарх Двух Земель глубоко ввел два пальца в горячий горшочек Алеа и начал ласкать ее изнутри, заставив молодую женщину извиваться, выгибать спину и тереться об его руку в поисках еще большего наслаждения. Когда он снова извлек пальцы, они блестели от ее обильных выделений. Он поднес еще влажные и пахнущие киской Алеа пальцы прямо к носу Лор, предлагая попробовать. Королева сморщила нос и с отвращением отвернулась, но Ран сжал ее челюсть и вытер липкие пальцы об ее крепко сжатые губы и щеки.

Распутный король обратился к гостям, весело приглашая их быть свидетелями унижения королевы. Ей было приказано дочиста вылизать пальцы короля и распробовать выделения другой женщины. Покатываясь со смеху, Ран получал огромное удовольствие от унижения своей царственной супруги. С силой нажав на губы Лор, он заставил ее раскрыть рот и сосать пальцы. Это было слишком для Ледяной Королевы, которая опустила свои прекрасные длинные ресницы и крепко сжала веки, чтобы не выдать своего гнева, в то время как она покорно слизывала соки другой женщины с пальцев короля. После этого последнего оскорбления война между женщинами разгорелась с новой силой, а Ран получал еще большее извращенное удовольствие, раздувая пламя тлеющей ревности всякий раз, когда предоставлялась такая возможность. Похабные шуточки и насмешки приводили гордую королеву в ярость!

Кульминации эти происшествия достигли в ту незабываемую ночь, когда двух женщин столкнули друг с другом перед лицом короля и его знати. Это произошло во время одной из очередных попоек в компании самых распутных лордов, на мужской вечеринке, которую король проводил, дабы развлечь своих дорогих гостей. Ран, неодобрительно относящийся к тем хитрым способам, которыми женщины обычно стараются отомстить друг другу, приказал, чтобы обе его фаворитки сошлись в честной открытой схватке. Он решил устроить состязания по борьбе!

Тотчас спешно освободили место для боя, отгородив столами большой квадрат, застланный толстым ковром. По кивку короля распахнулись двери напротив. Две соперницы вошли в зал, ослепительно нагие, с высоко поднятыми головами, со спокойным достоинством, которое ставило их гораздо выше этой толпы мужланов с похотливыми глазами и вульгарными замечаниями. Они были готовы к состязанию. Их обнаженные тела блестели от масла, волосы заплетены и убраны назад. Они сняли все свои украшения, кроме золотых браслетов на предплечьях, знака королевской собственности.

Я поразился, как достойно и аристократично эти женщины вели себя, когда увидел их готовыми к схватке. Они были достойными противниками. Алеа высокая, длинноногая. Ее сила ясно чувствовалась в гладких бицепсах и могучих бедрах, типичных для выносливых северных женщин. Лор была несколько ниже ростом. Ее плечи выглядели тоньше, грудь меньше, бедра уже, но стройное тело было не менее сильным и гибким.

Соперницы подошли к королю, чтобы выразить свое почтение. Алеа поклонилась низко и почтительно. Со стороны Лор последовал лишь короткий кивок. Разница в манере поведения не ускользнула от Рана, но он только ухмыльнулся и разрешил начать состязания. Противники заняли свои места друг напротив друга в разных углах ковра. Бой начался!

На полусогнутых ногах женщины осторожно начали кружить друг перед другом. Алеа расставила ноги пошире и переместила вес немного вперед, опираясь на пятки, ее тело сжалось как пружина, готовое в любой момент распрямиться. Она была быстра, но Лор успела первой. Пока блондинка готовилась к нападению, гибкая брюнетка проскользнула под ее вытянутыми руками и нанесла удар головой в мягкий незащищенный живот Алеа, так что та вскрикнула и сложилась пополам. Затем эти двое схватились друг с другом.

Какое-то время им удавалось удерживаться в вертикальном положении. Затем Алеа сумела втиснуть ногу между бедрами Лор и начала одолевать ее. Используя свой превосходящий вес, она согнула свою противницу, надавливая все сильней на приплющенные грудки Лор, так что темноволосая королева была вынуждена откидываться все дальше назад. Лор покачнулась, на грани того чтобы потерять баланс. В этот момент Алеа усилила свой натиск, стиснув плечи Лор. Но проворная королева увернулась, ее смазанное маслом тело выскользнуло из цепких пальцев Алеа.

После этой первой схватки противницы вновь закружили по ковру, но уже медленнее, осторожнее, оценивая силу друг друга, ожидая, пока кто-нибудь неосторожно откроется.

Волосы Алеа растрепались, ее тонкие локоны выбивались из прически, так что она стала похожа на женщину из дикого племени. Ее лицо раскраснелось от волнения, а груди тяжело покачивались, когда она почти припала к ковру, держа перед собой вытянутые руки. Лор не сводила с ни глаз, медленно кружа рядом, ее мускулистые члены были напряжены и готовы к схватке. Она тяжело дышала, и ее маленькие грудки то вздымались, то опадали в такт неровному дыханию.

Внезапно противницы вновь схватились друг с другом, изо всех сил напрягая члены в попытке удержаться на ногах. Их руки обвились вокруг друг друга в тесном объятии, и они закрутились в безумном танце.

Возбужденные видом первобытной женской агрессии, похотливые мужчины рычали от восторга. Они подбадривали криками то одну, то другую, пока обе сражающиеся стороны, рыча, как разъяренные звери, пытались найти способ заставить подчиниться противника.

Они сплелись в тесном объятии, как страстные любовники, когда Лор удалось сделать подножку Алеа и уронить ее на спину. Та потянула ее за собой, и они вдвоем свалились на ковер. Намазанные маслом тела сплелись в один дикий клубок из рук и ног.

Казалось, блондинка получила мгновенное преимущество, когда очутилась наверху, всем своим весом вжимая противницу в пол. Но в мгновение ока это преимущество было потеряно, и они снова покатились по ковру. Затем наверху очутилась гибкая королева.

Лор уселась на ходящую ходуном грудь противницы и в диком возбуждении начала наносить пощечины по лицу Алеа, отчего ее голова моталась из стороны в сторону. Это так разъярило блондинку, что она издала дикий крик. Затем мощным толчком бедер она перекинула через голову более легкую женщину. Алеа тут же прыгнула на Лор, которая какое-то мгновение лежала на спине, ошеломленная внезапным падением. Но Лор тут же пришла в себя, выскользнув из под пышнотелой блондинки, тут же легко вскочила на ноги.

Теперь женщины сцепились, словно дикие кошки, царапаясь, кусаясь и выдирая волосы друг у друга, пытаясь схватить покрепче потные, намасленные тела, в то время как мужчины хлопали в ладони и подбадривали их криками. А бой тем временем превратился в состязание физической силы. И тут начало ощущаться преимущество блондинки.

Ей удалось просунуть ногу между бедрами Лор, и теперь она с глухим стуком колошматила ее головой о пол. Для Лор не оставалось спасения, она не могла уже сопротивляться и лежала, задыхаясь и с шумом заглатывая воздух. Алеа вывернула руки королевы и буквально пригвоздила запястья к полу над головой, глядя той прямо в лицо своими пронизывающими синими глазами.

Волосы Алеа были в великолепном беспорядке, а лицо горело от волнения. Она сильно взмокла. Пот, смешавшийся с маслом, ручейками тек по ее телу. Хватая воздух ртом, она с триумфом смотрела в глаза побежденной противнице. Глаза Лор полыхали холодным пламенем, но дыхание постепенно выравнивалось. Ее распустившиеся волосы лежали на полу вокруг головы подобно темному ореолу. Время от времени она сжимала зубы и напрягалась, пытаясь сбросить Алеа. Но все, что она могла, — это беспомощно извиваться под ее сильным телом.

— Достаточно! — крикнул Ран. Женщины прекратили борьбу, но Алеа так и не выпустила Лор из своих рук. — Поцелуй ее!

Алеа повернула голову и взглянула через плечо на своего ненавистного господина, как будто не веря в то, что только что услышала.

— Давай же, поцелуй ее! — повторил Ран.

Ладони Алеа проскользнули под шею Лор. Приподняв голову королевы, блондинка наклонилась и крепко поцеловала свою соперницу прямо в губы. Лор покорилась, позволяя целовать себя, ни сопротивляясь, ни протестуя, просто позволяя этому произойти, повинуясь воле всемогущего короля.

Ран внимательно наблюдал за поцелуем, а затем обернулся с дьявольской усмешкой к своим собутыльникам.

— А теперь я желаю, чтобы мои любимые девочки поцеловались и помирились, — важно объявил он. — Ну давайте-ка, покажите нам, как вы это делаете. Я уверен, мои лорды смогут оценить по достоинству степень вашей привязанности.

Тогда обе женщины обернулись на короля, на их удивленных лицах застыла печать недоверия. Но он все так же продолжал сидеть, ухмыляясь, ожидая, пока они выполнят приказ. Алеа слезла с Лор и прилегла рядом на ковре. Они повернулись лицом друг к другу, обнялись и слились в поцелуе, демонстрируя притворную страсть по приказу короля.

Обе женщины лежали на ковре обнаженными перед распаленными мужчинами, с переплетенными в объятии руками и ногами, слегка поглаживая и лаская друг друга. Но их движения были беспорядочны; было заметно, что они всего лишь имитируют ласки. Такое очевидное отсутствие страсти вызвало сильное недовольство короля.

— Побольше воодушевления, девочки, или нам придется надрать вам задницы, чтобы заставить шевелиться! — выкрикнул он.

Эта недвусмысленная угроза подействовала должным образом. Женщины покорились, и их ласки стали более откровенными, пытливые руки исследовали округлости и потайные местечки, поглаживая грудь и углубляясь между скрещенными ногами. И вскоре по инстинктивным движениям их бедер можно было безошибочно понять, как быстро нарастает сексуальное возбуждение.

Девушки слились в тесном объятии, их ноги переплелись, и они елозили своими разгоряченными кисками по бедрам друг друга, а одни разбухшие от желания груди терлись об другие, такие страждущие груди.

Когда изящная блондинка почувствовала первые волны сексуального желания, она впала в чувственную истому. Тем временем Лор возбуждалась все больше, ее руки становились все более нетерпеливыми, а гибкие бедра беспрерывно двигались от нарастающей страсти. Она покрывала легкими короткими поцелуями губы Алеа, ее подбородок и шею, вылизывала язычком влажную ложбинку между великолепными пышными грудями. Принимая ее преклонение, блондинка лежала совершенно неподвижно, погрузившись в сладостное забытье. Руки Алеа двигались, небрежно лаская Лор, а затем она притянула свою нетерпеливую любовницу поближе, пока темноволосая головка не зарылась между пышными грудями. Пушистые светлые ресницы Алеа трепетали, как крылья бабочки, когда ее партнерша водила пальчиком по нежным полушариям, а затем ладонь Лор накрыла сверху грудь и сжала сосок, чтобы поднести к алчущему рту.

Алеа, забыла про все на свете, ее голова моталась из стороны в сторону. В полузакрытых глазах застыло сонно-мечтательное выражение, бедра нетерпеливо шевелились. Она резко втянула воздух сквозь стиснутые зубы, когда королева погрузила плененный сосок в жаркую, влажную пещерку своего рта, и принялась обрабатывать со всех сторон жадными губами и проворным язычком.

Лор сладко мучила сосочек, слегка прихватив зубками затвердевшую почку, потряхивая головой из стороны в сторону, подобно играющему щенку, осторожно зажав чувствительный кончик. Блондинка сдавленно простонала и выгнулась вверх, напрягая бедра. И когда влажный сосок снова оказался на воле, он совсем сморщился и торчал от возбуждения. Затем торопливые горячие руки ее любовницы соскользнули с грудной клетки вниз на длинные, стройные ножки чувственной блондинки, извивающейся в экстазе. Пальцы Лор стремились насладиться каждым дюймом волнующего тела, прежде чем добраться до пушистого холмика. Алеа раздвинула сжатые до того бедра, нетерпеливо поощряя интимные ласки, инстинктивно приглашая любопытные пальчики, торопя свою любовницу короткими сладострастными стонами сквозь стиснутые губы.

Тем временем Лор трогала и изучала белокурый холмик, надавливая и потирая его до тех пор, пока охваченная страстью блондинка не застонала, беспомощно умоляя о пощаде. В тот же миг королева погрузила в ее влагалище сначала один палец, затем два, а чуть позже втиснула в жаждущее влагалище Алеа три соединенных вместе пальца. Глаза Алеа расширились при внезапном приступе наслаждения. Затем ее глаза закрылись, а брови сошлись — ее накрыла волна приятнейших ощущений, так как искушенная женщина искусно ласкала ее намокшую киску, исследуя пальчиками нежнейшие складочки и проникая в жаркую атласную нишу. Губы Алеа раздвинул низкий хриплый вздох глубокого животного удовлетворения, похожий на мурлыкание. Чувственный стон и трепет возбуждения поощряли к дальнейшим действиям, и вскоре Лор энергично погружала и вынимала свои пальцы в пульсирующее влагалище блондинки.

Ритмичные хлюпающие звуки нарушили тишину в зале. Охваченная страстью блондинка корчилась в чувственном бреду, мотая головой из стороны в сторону, сходя с ума от желания. Ее прекрасные длинные волосы разметались на полу. Она подгоняла свою любовницу-лесбиянку стонами и всхлипываниями, пока та не стала двигать рукой в бешеном темпе, заставив Алеа издать несколько пронзительных криков. Вся во власти демонической ярости, Лор еще сильнее участила ритм. Затем раздался дикий вопль, и мы увидели, как трепещущее тело Алеа замерло, ноги напряглись и она выгнула спину, балансируя на самой грани безумного оргазма.

Точно рассчитав момент, Лор вонзила свою руку в судорожно сжатое влагалище, засунув пальцы как можно глубже, и в тот же миг замершая блондинка взошла на пик наслаждения. Алеа стонала и извивалась на ковре, пока ее тело захлестывали волны оргазма. Затем, коротко всхлипнув, женщина в последний раз едва заметно содрогнулась, затем ее члены расслабились, и Алеа в совершенном изнеможении откинулась на спину.

Когда утомленная блондинка насладилась приятными ощущениями, Лор наклонилась и что-то шепнула ей на ухо. Алеа слабо кивнула и через мгновение уже сидела, в то время как проворная брюнетка заняла ее место, лежа на ковре. Прекрасная блондинка перекинула ногу через узкие бедра Лор и расположилась лицом к ее ногам. Затем Алеа опустилась на четвереньки и слегка подалась назад, так что ее мягкие, увлажненные росой потайные дверцы оказались как раз над хорошеньким личиком лежащей на спине королевы. Опершись на локти, она опустила голову, пока пухленькие губки не коснулись спутанных угольно-черных завитков между бедрами Лор. Теперь, в этой знаменитой позиции, женщины начали ласкать друг друга с поразительным искусством, выдававших в них прекрасно обученных куртизанок.

Я видел, как язычок Алеа любовно скользил, обводя по внешнему краю кудрявый треугольник партнерши. Светловолосая головка зарылась между раздвинутыми белоснежными ножками, вылизывая гладкую внутреннюю поверхность бедер; шелковистые пряди белокурых волос рассыпались по бедрам подруги. Она нетерпеливо развела руками ляжки, стремясь добраться до самых потаенных местечек своим проворным языком.

Затем Алеа сменила тактику, ее язычок трепетал вверх и вниз по влажной щелке, тщательно вылизывая все складочки, до тех пор пока Лор не застонала от удовольствия. Полуоткрытые половые губы, набухшие от возбуждения, потемнели от прилившей крови, и теперь Алеа устремила все свое внимание на эти небесные врата. Бедра Лор инстинктивно вздрогнули и напряглись, когда в ее глубины погрузился дразнящий язычок. Алеа пошире приоткрыла лепестки ее дивного темного цветка, и теперь ее язычок неистово подпрыгивал вверх-вниз, погружаясь в пылающее влагалище.

Лор отвечала на это, выгибаясь вверх и конвульсивно сжимая бедрами прекрасную блондинку, стараясь получить еще большее удовольствия. Ее ноги подрагивали, а мышцы напрягались в попытке как можно теснее прижать светловолосую головку к горячей, мокрой дырочке. Наконец, неистово двигая бедрами, темноволосая королева достигла ослепительной кульминации.

Тяжело дыша, Алеа приподнялась на локтях, и стало видно, что ее лицо блестит от любовного сока. Она выпрямилась, обхватила свои груди и подалась всем телом назад, так что ее влажная, разбухшая киска очутилась прямо на лице брюнетки. Глаза светловолосой красавицы полузакрылись, и она начала ласкать свою грудь. Я видел, как на лице Алеа все шире расплывалась улыбка блаженства, пока полузадушенная прилежная партнерша изо всех сил старалась довести ее до второго потрясающего оргазма.

На сей раз, когда блондинка кончала, ее тело изогнулось дугой. На пике наслаждения она откинула голову назад и напряглась всем телом, на шее вздулись жилки, а глаза были крепко сжаты. По телу пробежала восхитительная дрожь, когда она достигла опьяняющего экстаза. Издав дикий крик, упала вперед. Теперь обе измученные женщины без сил лежали на ковре. Их дыхание было неровным, все еще чувствуя жар схлынувшей страсти, в их телах медленно стихали волны полученного наслаждения.

Все мужчины, присутствовавшие в зале, взревели от восторга, и аудитория взорвалась бурными аплодисментами и приветствиями.

Глава одиннадцатая


После унизительного состязания со своей главной соперницей Лор стала еще более скрытной. Когда она не сопровождала Рана при дворе, она строила тайные планы и вела закулисные игры, постоянно изыскивая возможности приблизиться к исполнению своих гнусных целей. Ходили слухи, что разного рода козни и интриги тайно подготавливаются на секретных женских собраниях, которые королева проводила в своих покоях.

Приблизительно в то же время королева начала выказывать недюжинный интерес к нашей религии. Она обратилась к главному жрецу со скромной просьбой рассказать ей о древних богах. Без сомнения, Друз был счастлив найти в лице королевы поразительно способную и усердную ученицу. Ран не обращал особого внимания на новое увлечение своей супруги, даже когда узнал, что она создала свой собственный кружок женщин, посвятивших себя служению богам. Она объяснила главному жрецу, что чувствует, что наравне с чисто мужской церемонией Пурпурной Луны женщины тоже могли бы служить богам, проводя свои собственные ритуалы. Культ Венеры должен принадлежать им.

Ран мог положить этому конец тотчас же, но он этого не сделал. Он был терпим в вопросах религии, главным образом потому, что хитрый король считал, что от религии мало толка, за исключением тех случаев, когда она играет ему на руку. К удивлению короля, единственным человеком, выступившим против, был Друз. Но его возражения основывались на теологии, поэтому Ран счел их в высшей степени невразумительными. Таким образом, культу Венеры позволили существовать и процветать, и в скором времени Лор стала верховной жрицей этого таинственного женского союза.

Теперь собрания, которые она проводила в большом зале своей части дворца, приняли религиозный характер. Общество было закрытым. Новые девушки проходили тщательный отбор, прежде чем войти в ряды этой странной секты после обряда инициирования, о котором было запрещено говорить вслух. Ходили самые разные слухи о причудливых обрядах и возмутительных гедонистических ритуалах, проводившихся в честь богини любви.

Какое-то время в этом женском движении власть чуть не захватили поклонницы сапфической любви. Самые воинственно настроенные из них заходили так далеко, что требовали запретить женщинам совокупляться с мужчинами. Но Лор не собиралась позволить этому случиться. Даже несмотря на то что она с радостью принимала лесбиянок в ряды избранных и сама была неравнодушна к хорошеньким женским телам, аппетит Лор к сексуальным утехам был поистине ненасытным, и ее чресла жаждали большего, чем могли предложить сестры. Поэтому мужчины также присутствовали в лице священных рабов, которых бесстыдно использовали для удовлетворения похоти. Это были самые красивые юноши, которых отбирали исключительно за мужские орудия и талант доставлять удовольствие распутным леди — поклонницам культа.

В те времена повсюду были шпионы. Королевский двор был переполнен слухами, интригами, намеками, которые произносились шепотом, сплетнями рабов, праздной болтовней любовниц, искусными махинациями знати: все они достигали ушей короля, не без помощи вездесущего мажордома. У короля была целая сеть шпионов, хотя поговаривали, что королева обзавелась еще более обширной. И снова Узак мог оказать неоценимую услугу, поскольку он собирал сообщения от домашней прислуги, касающиеся таинственного культа Венеры.

Более всего Рана заинтриговали рассказы, полученные от рабов, которых использовали в странных сексуальных экспериментах. Ни для кого не было секретом, что королева изучала древние тексты, особо интересуясь малопонятными трудами, хранившими тайны, как составлять порошки, микстуры и эликсиры, дающие загадочные и волшебные силы. Говорили, что она стала обладательницей редких книг, содержащих тайные знания алхимиков — секреты их волшебства, которые передавались служителями культа из поколения в поколение.

Шептались, что королеве удалось раскрыть тайны древнего эликсира, предназначенного пробуждать и поддерживать сексуальное желание. Женщина, выпившая это странное варево, чувствовала огромную волну возбуждения, ее желание стремительно возрастало, пока не превращалось в безумную лихорадку. И она пребывала в этом состоянии, становясь беспомощной жертвой бушующей страсти, управляемой ненасытным сексуальным голодом, болью, терзающей ее лоно, которую ничто не могло заглушить, до тех пор, пока действие этого дьявольского зелья не проходило.

Если верить слухам, каждой новой девушке, желающей попасть в таинственное братство Лор, давали выпить глоток этой настойки. Затем позволяли удовлетворить безумное желание, охватывавшее все тело, самыми различными способами. Говорили также, что каждая новая девушка, сгорая от мучительной похоти, прежде всего должна была обслужить верховную жрицу.

А теперь Узак узнал, что королева проверяла похожий состав для мужской потенции. Этот эликсир, как говорили, вызывал невероятную эрекцию. Член становился таким напряженным, что это было почти болезненно и тверже, чем когда-либо ранее. И что было самым невероятным, мужчина мог использовать свой мощный инструмент много раз подряд, причем без малейшего признака ослабления эрекции. Эта замечательная выносливость использовалась в сексуальных марафонах, которые превосходили по длительности все то, что когда-либо происходило в самом распутном королевском дворе на земле. Естественно, Ран чрезвычайно заинтересовали подобные слухи. Он стремился выяснить, что же было на самом деле.

Мне с Узаком было приказано самим непосредственно разузнать об этих странных ритуалах. Нас послали шпионить за королевой. И снова мы осторожно пробирались по чердаку и карабкались по стропилам, чтобы найти секретное отверстие над тайным святилищем королевы. Под нами горели ряды свечей; все помещение было укутано душистым красноватым туманом, который поднимался от блюда с курящимися благовониями, поставленного на мраморный алтарь, занимавший угол комнаты. На пьедестале за алтарем стояла позолоченная статуя богини, стоящей в непристойной позе, с раздвинутыми ногами. Ее ладони покоились на лобке, а пальцами она раскрывала лепестки своего священного цветка. Прямо перед ней стоял гигантский фаллос, и только какие-то дюймы отделяли его головку от полураскрытых гениталий богини.

На верхней ступени, прямо перед алтарем, стояла коленопреклоненная верховная жрица в окружении шести аколитов, вставших на колени позади нее в два ряда на нижних ступеньках. Как и другие сестры, она была во всем черном, но с обнаженной грудью. Но если одежды других были тусклого цвета, то ее одеяние было прозрачным и блестящим как атлас, и струилось красивыми складками, мерцавшими как отполированное черное дерево, облегавшими ее стройную фигурку.

С высоты я видел великолепную белоснежную кожу дерзко торчавших тугих грудей и длинные черные волосы, которые как мантия спадали на хрупкие плечи. Не было сомнений, что женщина, стоявшая перед алтарем, была нашей королевой, но все же она выглядела как-то… иначе. Застывшие глаза ничего не выражали. Она двигалась с медленным, торжественным достоинством, а движения были плавными и сомнамбулическими.

Возможно, Лор была под воздействием какого-то таинственного зелья. Она была сильно накрашена; бледность ее лица еще больше оттеняла черная краска, нанесенная на веки вокруг огромных, лишенных всякого выражения глаз с густыми черными ресницами. Губы были выкрашены алым цветом, так же как и ее соски, которые обольстительно поблескивали при свете свечей.

Едва осмеливаясь дышать, мы наблюдали за началом удивительного религиозного обряда. Пока поднимался дым, женщины пели и, раскачиваясь всем телом, возносили молитвы богине. Когда песнопения закончились, блюдо с курящимися благовониями убрали с алтаря и очистили мраморную плиту.

После этого из потайного хода, спрятанного за алтарем, вывели обнаженного раба. Его глаза закрывала темная повязка, но мы могли рассмотреть, что он был молод, с подтянутым и мускулистым загорелым телом. Как и все рабы, он был коротко подстрижен. Спутанные светлые завитки узкой полоской спускались с груди до середины живота, затем переходя в настоящую чашу волос на лобке. Его мужское орудие тяжело свешивалось между ногами. Член, пока вялый, был большого размера, а яички тяжело покачивались в кожаном мешочке, покрытом редкими светлыми волосами.

Его руки были связаны за спиной, а к ошейнику крепился тонкий поводок. С его помощью юная аколитка подвела ничего не видевшего раба к ступеням алтаря. Там ему приказали встать на колени. Затем снова последовало ритуальное песнопение. Верховной жрице с поклоном передали серебряную чашу, содержимое которой она налила в небольшой кубок. Затем кубок поднесли ко рту раба и заставили выпить.

Когда он закончил, две девушки в черных одеждах приблизились к нему и подняли. Они сопроводили раба до алтаря, помогли взобраться на мраморную плиту и уложили его на спину. Затем они растянули руки и ноги юноши и закрепили их кожаными ремнями, идущими от его запястий и лодыжек вниз к подножию алтаря. Таким образом, он оказался распят на каменной плите. Хотя девушки избегали прикасаться к гениталиям раба, его пенис уже проснулся и начал реагировать на близость женских тел, твердея и удлиняясь прямо на глазах. К тому времени, когда раба подготовили, его член уже существенно увеличился в размерах. Я поразился быстроте действия волшебного эликсира; к моменту, когда был затянут последний ремень, массивный член юноши уже затвердел и изогнулся дугой, касаясь разбухшей головкой мускулистого живота.

Затем одну из девушек послали подготовить его. В руках она держала амфору с освященным благовонным маслом, как я предполагал, чтобы помазать эрегированный член. Она налила немного масла на ладони, а затем обхватила пальчиками твердый изогнутый стержень и начала наносить масло, проводя рукой вверх и вниз, не забыв натереть разбухшую головку, ставшую пурпурной от возбуждения, затем по всей длине члена, и наконец приподняла и нежно погладила его яички. Дрожащий стон вырвался из губ раба, когда он почувствовал прикосновение тоненьких пальчиков, играющих с его членом. Было совершенно очевидно, что юноша не нуждается в такой подготовке, но казалось, что девушка, выбранная для этой работы, относится к своим обязанностям очень серьезно и хотела удостовериться, что его мужское орудие смазано самым тщательным образом.

К этому времени член полностью затвердел. Он гордо торчал, вибрируя от сексуальной мощи, и блестел в золотистом свете. Вдохновляющее зрелище этого невероятно твердого фаллоса, находящегося в расцвете великолепия мужской гордости, должно быть, заставляло мучиться от нетерпения чресла молодых здоровых девушек, которые стояли, пожирая голодными глазами готового к битве мужчину.

Лор вышла вперед, взяла одну из учениц за руку и подвела к алтарю. Все мышцы на обнаженном теле раба напряглись в предчувствии, когда они поднималась по ступеням, как-то он ощутил их приближение. Он попробовал приподняться, напрягся и закрутил головой. Верховная жрица не обращала на него внимания, помогая девушке раздеться. Девушка стояла перед ней совершенно голая, в одних лишь длинных черных чулочках. Она была высокой и стройной, с тонкой гибкой талией, каштановые локоны падали на худенькие плечи. Лор помогла ей забраться на алтарь, и теперь девушка стояла на коленях над бедрами привязанного мужчины.

По кивку жрицы она нагнулась вниз, и кончики ее грудей коснулись груди юноши. Затем она начала опускать свою попку, в то время как жрица придерживала напрягшийся член, направляя его прямо в щелку девушки. Он легко проскользнул внутрь. Девушка уселась на бедра мужчины, ощущая, как его член заполняет влагалище. Легким движением головы она отбросила назад свои волосы, а ее хрупкие плечи задрожали от нескрываемого удовольствия.

Женщины взялись за руки, образовав круг, и начали что-то петь на каком-то странном пронзительном языке. Затем девушка начала двигаться. Она уперлась ладонями в грудь мужчины, закрыла глаза и начала медленно раскачиваться. Сначала ритмично двигалась только ее голова, затем плечи. Вскоре все ее тело подчинилось странному ритму, грудки весело подпрыгивали, когда она, все больше возбуждаясь, скакала на своем коне.

Конечно же беспомощный мужчина ничего не мог сделать, пока девушка сладко мучила его, скача на возбужденном фаллосе. Тем не менее изысканное наслаждение от того, что ее гладкое, горячее влагалище скользило по его стержню, вскоре заставило юношу стонать и крутить головой. А тем временем девушка пригнулась ниже, ее грудь терлась о мужское тело, бедра продолжали энергично двигаться. Ее длинные ножки дрожали от напряжения, когда она с силой насаживалась на твердый стержень. Девушку трясло и мотало из стороны в сторону. Пока она бушевала в безумии страсти, остальные молча следили за ней расширенными глазами.

Когда девушка почувствовала приближение оргазма, она выгнулась и, корчась, как сумасшедшая, громко закричала. Сильная судорога прибежала по напряженному телу, когда она достигла вершин наслаждения. Затем она свалилась в конвульсиях на грудь неподвижно лежащего мужчины, в то время как волны удовлетворения сотрясали ее хрупкое тело.

Какое-то время ей дали передохнуть. По ее губам блуждала блаженная улыбка, глаза были плотно закрыты. Дыхание постепенно выравнивалось. Подошли две женщины и помогли ей подняться. Мужчина не двигался. Невероятно, но эрекция ни капли не ослабла, член все так же гордо торчал вверх. Слухи оказались правдивы!

Девушка позволила увести себя, на подгибающихся ногах она с трудом дошла до кресла и безвольно свалилась в него. Ее ноги были раздвинуты, и я невольно заметил, что внутренняя поверхность бедер блестела от соков любви, которые сочились с кустика каштановых волос.

Теперь вывели следующую девушку. Она была очень хрупкого телосложения, густые светлые волосы цвета молочной карамели были убраны спереди с лица и заколоты за ушками, а сзади волной ниспадали на покатые плечи. Она позволила раздеть себя, стоя совершенно прямо, пока жрица снимала с нее черное одеяние.

Обнаженной девушке помогли взобраться на член, которые блестел от соков ее сестры. И снова повторилось то, что мы уже видели: юная девушка наслаждалась тем же самым неутомимым членом. Она двигалась только вверх-вниз, ее гладкие округлые бедра крутились с нарастающей страстью, пока и она не сдалась и, забившись в сексуальном исступлении, не застонала от повторяющихся пароксизмов оргазма.

И так продолжался торжественный парад: каждая девушка по очереди взбиралась на алтарь, чтобы удовлетворить свою страсть с помощью твердого, как железо, члена молодого раба. Во время этого истязания беспомощный мужчина мог только корчиться и крутить головой из стороны в сторону, постанывая, когда очередной оргазм сотрясал его измученное тело. Только после того, как шестая девушка была полностью удовлетворена, вперед вышла сама королева.

Молодого человека развязали, но его облегчение было недолгим. Его тут же перевернули на живот и снова прикрутили к алтарю. Он застонал от боли, когда упал на свой все еще твердый член, которые теперь оказался зажат между его животом и прохладной, гладкой мраморной плитой. Подошли две девушки, чтобы освободить королеву от ее одеяния, таким образом, я снова мог оценить ее гибкое, упругое тело, ослепительно прекрасное в своей наготе. На ней остались только черные чулки, подчеркивающие стройность восхитительных ножек.

Мое любопытство возросло, когда одна из прислужниц принесла странное устройство, что-то типа фаллоса с прикрепленными кожаными ремнями. Я обменялся взглядом с Узаком, а затем в изумлении увидел, что королева надела на себя эту непонятную конструкцию, обернув пояс вокруг талии и затянув кожаные ремешки, свисавшие с него, между ножек, так что они проходили по ее промежности. Наконец одна из девушек, помогавшая ей затянуть центральный ремешок, проходящий между ягодицами, справилась с последней застежкой. Когда Лор обернулась, мы увидели результат их деятельности. Теперь у нашей прославленной королевы между ног, покачиваясь, торчал невероятно огромный фаллос.

Несомненно, было странно смотреть, как наша королева вышагивала как мужчина, а искусственный фаллос подпрыгивал и колебался, когда она двигалась к алтарю. Затем, когда ее новоприобретенный член смазали маслом, чтобы облегчить проникновение, Узак и я внезапно поняли, что она хотела использовать раба так же, как некоторые мужчины используют других мужчин! Это было дико, но завораживало, и мы наклонились вперед, чтобы лучше видеть то, что должно было последовать.

Конечно же глаза у жертвы были завязаны, и он даже не догадывался о том, что его ожидало. Он лежал на все еще возбужденном члене, наслаждаясь прохладой мрамора, без сомнения, испытывая глубокую благодарность, что его натруженному пенису позволили краткую передышку. Вообразите его удивление, когда он почувствовал, как кто-то поднялся вверх между его раскинутыми ногами, и встал на колени позади него; ощутил прикосновение тонких женских ручек на своей заднице; и вдруг с тревогой осознал, что его ягодицы грубо раздвинули.

Его голова и плечи дернулись вверх, и он взвыл, когда этот дьявольский инструмент коснулся заднего прохода. Лор, встав на колени и придерживая свой нелепый прибор так, как обычно мужчины держат свой член, направила головку прямо в цель и силой нажала. Ее жертва стонала и беспомощно крутилась, когда королева безжалостно пропихивала в его анус искусственный член, помогая себе толчками таза, в то время как ее стиснутые губы кривились от злобной усмешки.

Едва дыша, мы наблюдали, как чудовищный фаллос исчез в заднице раба, пока он извивался и кричал от боли и ужаса. Вряд ли для него это было новым опытом. Так или иначе, большинство рабов-мужчин проходили через руки придворных, предпочитавших юношей и мальчиков. Однако ощущение инородного вторжения в прямую кишку, должно быть, ввергло его в шок, поскольку вряд ли он мог ожидать подобного!

Он кричал и корчился в муках, а Лор, игнорируя его мольбы, ворвалась в него и теперь глубоко всаживала свой член в его внутренности, изо всех сил напрягая бедра, безжалостно трахая его в задницу, как если бы была мужчиной. Ее хорошенькое личико было искажено, глаза закатились, челюсти крепко сжаты, пока она крушила и разрывала его задницу глубокими, злобными толчками.

Мы с Узаком увидели более чем достаточно. На этом мы покинули наше убежище, пока королева продолжала разыгрывать свою извращенную пародию перед восхищенными последовательницами, которые стояли раскрыв рты, охваченные благоговейным ужасом, смотря, как она использует несчастного.

На следующий день мы доложили Рану обо всем, что видели. Он настаивал, чтобы мы рассказывали ему обо всем в мельчайших подробностях, и более всего его заинтриговал поразительный успех экспериментов королевы с зельями, повышающими мужскую потенцию. Но когда мы дошли до рассказа о том, как она по-мужски использовала раба, его реакция была необычна. На лице отразились сперва недоумение, затем любопытство, и, в конце концов, глаза его свирепо сощурились, в чем я без труда распознал тлеющий гнев.

Я так и не понял, почему короля оскорбило то, что королева сделала со своим рабом, ибо сам он, как было известно, иногда развлекался с мальчиками и юношами точно таким же способом. Хотя это происходило и достаточно редко, по крайней мере, при королевском дворе в Тролкилде. Все же поступок королевы, унизившей мужчину и заставившей его повиноваться таким способом, чрезвычайно встревожил Рана.

Несмотря на то что обычно Ран просто посмеивался над теми, кто пытался предупредить его об опасности, идущей от супруги, наши неоспоримые свидетельства ее низкого поведения вызвали изменения в его отношении к королеве. Его подозрения в ее адрес начали углубляться. Существовали и другие тревожные тенденции, которые начали беспокоить короля примерно в то же время.

Друз, который следил, как растет могущество секты королевы, был убежден, что ее мотивы были отнюдь не религиозными. Он был уверен в том, что она хотела использовать секту как основу для власти политической. Это женское сообщество могло говорить о высоких идеалах, но интересовало его только власть. Именно это он и нашептывал в ухо короля. А когда его отослали прочь, он нашел более восприимчивую аудиторию.

При дворе творилось что-то странное — я видел, как глаза короля все больше темнеют от увеличивающейся тревоги. Его отношение к супруге стало более отстраненным и прохладным.

Глава двенадцатая


Едва уловимое изменение отношения Рана к королеве уже без труда можно было почувствовать. Он стал более осторожным: коварный старый воин инстинктивно почуял опасность. Он следил за ней… и ждал. Опытный наблюдатель мог это заметить в те моменты, когда они величественно восседали на престоле перед королевским двором, глаза устремлены вдаль, рассеянно смотря сквозь толпу придворных вокруг. Но изредка, незаметно, краешком глаза Ран изучал свою супругу, как будто видя ее впервые. Если Лор и чувствовала пристальный взгляд короля, то изображала, что не замечает его. Прекрасная королева оставалась невозмутимой и холодной, чувствуя себя в полнейшей безопасности на троне, в высшей степени уверенная в себе; женщина, довольная местом рядом со своим высокочтимым монархом.

Все так бы и шло своим чередом, если бы внезапная болезнь Рана не ускорила события, которых следовало ожидать.

В один прекрасный день наш король, имевший здоровье племенного быка, начал жаловаться на слабость и головокружение. Сначала он вызвал военных лекарей, но они оказались бессильны перед его таинственной болезнью, впрочем, как и перед другими физическими недомоганиями, не связанными с ранами, нанесенными холодным оружием. С их помощью или же без нее, здоровье Рана, казалось, ухудшалось с каждым днем. Вскоре его начала мучить лихорадка. У короля не осталось другого выбора, кроме как слечь в постель.

В этот момент вызвали Друза. Это было показателем того, насколько серьезно был болен король, раз уж он обратился к верховному жрецу, зная, что тот всего лишь мошенник, что, впрочем, не являлось секретом ни для кого из нас. Однако он обладал кое-какой магией, которая могла бы отразить странную болезнь, и Ран, метавшийся в лихорадке, в отчаянии прибегнул к последнему средству.

Друз кинул на короля один лишь взгляд и объявил, что тот стал жертвой колдовских чар. Ужаснейшего чародейства, целью которого было извести монарха. Это могло быть только колдовство, и ничто другое!

Друз поклялся, что не имеет к этой магии никакого отношения и что уверен, что знает источник этого колдовства. Облаченный во все свои регалии, жрец осудил веру в ложных богов и публично объявил, что боги позволили королю заболеть, потому что были рассержены кощунственными обрядами, проводимыми в «кое-каких покоях» при дворе. Только он один, напомнил Друз, был избран служить истинным богам предписанным образом, а все остальное является святотатством. Во время всей своей тирады жрец ни разу не упомянул имени королевы. Все же многие из нас поняли, на кого именно был направлен его праведный гнев. Мы молчали и ждали, что же будет дальше. Как оказалось, Друз был прав, указав на истинный источник недомоганий короля, но ошибся в средствах.

Болезнь не была ни божественным гневом, ни злокозненными чарами, наведенными на короля. Скорее, все дело было в яде замедленного действия, который тайно подмешивали в пищу короля. Узак, вот кто раскрыл заговор и этим, скорее всего, спас жизнь своего монарха.

Так или иначе, задержали нескольких рабов из числа кухонной прислуги, и через несколько дней здоровье короля начало улучшаться. Вскоре он встал на ноги и вновь потребовал пищи и вина. Его выздоровление казалось чудом, и Ран, по своему обыкновению, приказал устроить пир, чтобы хорошенько отпраздновать это событие.

В день перед торжественным пиром выяснилась вся правда. Ран устраивал прием при дворе, а Лор, как обычно, сидела подле него, когда в зал с обеспокоенным выражением лица ворвался Узак. Он просил разрешения приблизиться к трону, и кивком головы Ран дозволил ему подойти. Узак подбежал к королю и что-то шепнул ему на ухо. На мгновение вспышка гнева пересекла чело монарха, но все же он сохранил железное самообладание.

Звонким голосом, которым он обычно вещал с трона, Ран проговорил:

— Я хочу заявить, что мы обнаружили причину нашего недавнего приступа… несварения. Кажется, кто-то подложил кое-какие порошки в королевскую пищу!

Пораженная аудитория издала дружный вздох; в зале установилось гробовое молчание. Все глаза были устремлены на короля. Никто не двигался.

— Нам удалось схватить тех, кто совершил это трусливое деяние. Мне только что сообщили, что после некоторого пребывания в камере пыток все они добровольно признались в содеянном. Кажется, это был заговор с целью занять трон! — Король позволил своему голосу понизиться до зловещего шепота. Можно было почувствовать, как все в зале напряглись в самых жутких предчувствиях. Даже невиновные — а никого в зале нельзя было назвать совершенно ни в чем не замешанным — имели кучу причин бояться гнева Рана, так как множество ни в чем не повинных людей погибло в застенках в руках королевских палачей из-за того, что попались королю под горячую руку.

— Этих рабов кто-то нанял, — продолжил Ран после многозначительной паузы, очевидно, наслаждаясь их дискомфортом. — Кто-то, занимающий очень высокую должность при дворе. На самом деле, тем, кто подсыпал дьявольский порошок, была не кто иная, как служанка нашей королевы. Она во всем созналась. Это ее хозяйка дала ей зелье и приказала выполнить поручение.

Он медленно повернул голову и взглянул на женщину рядом с собой.

— Это правда? — спросил он ясным, холодным, бесстрастным голосом.

Впервые с тех пор, как она появилась при дворе, я увидел, что королева потеряла дар речи, захваченная врасплох. Кровь отхлынула от ее щек. Губы раскрылись, но она не могла произнести ни слова.

Король не шелохнулся. Он сидел совершенно прямо, а его руки сжимали поручни трона. Хотя он обращался к своей супруге, его взор был устремлен прямо на собравшихся придворных.

Чуть позже Лор обрела силы, чтоб ответить. Пытаясь контролировать свой дрожащий от волнения голос, она выдавила единственный ответ, который могла дать. Было бы глупо отрицать это, поскольку каждый, кого обвинил король, автоматически становился виновным. В любом случае, она была слишком горда, чтобы просить о пощаде. Королева поднялась на ноги и повернула лицо к сидящему королю:

— Да, это правда… — Руки Лор сжались в кулаки, которые она прижала к телу: ничто иное не выдавало обуревавших ее чувств. — Я сделала то, что должна была сделать. А сейчас я прошу немедленно казнить меня. Вы обязаны сделать это для меня!

В ее голосе прозвучали первые напряженные нотки, как будто она поняла из выражения лица Рана, что ей будет отказано в быстрой смерти. Подобно любому нормальному человеку, Лор боялась камеры пыток короля. Поскольку он не двигался, она продолжила, но уже с отчаянием в голосе.

— Вы обязаны это сделать! — повторила она. А затем, собрав всю свою гордость и достоинство, сказала: — Дозвольте напомнить вам, что во мне течет королевская кровь, и я… ваша королева!

Ран обернулся к замершей женщине, из последних сил пытавшейся сохранить контроль над собой. В тот момент она была даже красивее, чем когда-либо прежде, но обычное ледяное спокойствие отказало Лор, и, казалось, она задрожала, когда злые, беспощадные глаза короля пронзили ее насквозь. Едва заметный трепет прошел по ее телу, когда она выпрямилась и взглянула в лицо своему обвинителю.

Ран улыбнулся, но ничего ей не ответил, а просто обратился к стражникам:

— Уберите ее прочь!

Несмотря на то что королева была низвергнута, а может, и по этому поводу, на следующий день, как и планировалось ранее, состоялся огромный пир. Ее трон, стоявший возле королевского, был убран. На престоле в Тролкилде, как и в прежние времена, было место лишь для одного человека.

Завсегдатаи пирушек отмечали полное выздоровление короля с обычным воодушевлением, наслаждаясь распущенностью нравов при дворе Рана. Этот пир запомнился мне как один из тех случаев, когда все предавались всевозможным плотским удовольствиям, переходя все мыслимые границы.

Большой зал был специально украшен для этого события. В одном из углов зала был установлен алтарь Приапу, как символ благодарности короля старым богам. Сверху него располагалась мраморная статуя бога, его огромный священный фаллос торчал вверх. Обнаженные мужчины и женщины с позолоченными телами стояли в нишах, расположенных вдоль стен зала, застыв в причудливых позах, как живые статуи. Их золотые тела были доступны всем ищущим непристойных наслаждений. Красивые юные пажи, в одних лишь коротких туниках, бесстыдно приставали ко всем, а обнаженных рабов разбирали гости обоих полов. Похотливые придворные постепенно освобождались от одежды и бродили по залу нагие, как дикари. Если бы не коротко стриженные волосы и кожаные ошейники, невозможно было бы отличить рабов от гостей в этом сплетении голых тел, в беспорядке валявшихся на полах, застланным пушистыми коврами.

Когда празднование неизбежно превратилось в дикую оргию, начали проводить всевозможные хитроумные игры и сексуальные поединки с раздачей призов мужчинам и женщинам, проявившим наибольшую выносливость.

Король не появился в начале пира. Это не было чем-то необычно для Рана, который частенько запаздывал со своим выходом, вынуждая всех прекращать то, чем они занимались, потому как получал удовольствие, застигнув всех на месте преступления.

Когда Ран вошел, гости тискали друг друга, кто как мог. Разгоряченные и растрепанные женщины с обнаженной грудью поспешно склонились в реверансе; нагие рабы упали ниц на пол; мужчины с возбужденными членами встали по стойке смирно, дабы выказать свое почтение королю Двух Земель, который пересек зал и занял свое место за главным столом. В комнате установилась тишина.

Затем король дал знак стражникам. Двери в дальнем конце зала распахнулись, и перед нами предстала наша бывшая королева, сопровождаемая двумя дюжими охранниками. Даже в качестве пленницы, Лор была великолепна! На красавице было надето не скрывающее грудь платье наложницы, но вместо металлического браслета на предплечье на ее шейке красовался широкий кожаный ошейник, значение которого знал каждый из придворных. Тем не менее она держалась еще величественнее, чем когда-либо, продолжая оставаться Ледяной Королевой, даже потеряв корону. Она стояла совершенно прямо, отведя плечи назад, а ее маленькие тугие грудки словно было изваяны из белоснежного мрамора. Лор не смотрела по сторонам, игнорируя распоясавшуюся толпу, когда на высоких каблучках, высоко подняв голову, как положено особе царской крови, шла прямо к своему лорду и королю.

Ран смотрел на нее, устраиваясь поудобнее на троне, и чуть наклонился вперед, когда она приблизилась. На последней ступеньке перед ним Лор опустилась на колени и, не произнеся ни слова, склонила голову в знак полнейшего повиновения. Ран кивнул и откинулся на спинку трона, разведя колени, так что теперь он сидел в довольно развратной позе. Я заметил, что тонкий килт слегка оттопырился, и до меня дошло, что наш монарх возбужден видом Ледяной Королевы, униженно стоящей на коленях! Она все еще волновала его! Мне стало любопытно, уж не собрался ли он взять ее прямо здесь, заставив взять в рот королевский инструмент и обслужить свое высочество перед всеми придворными. Но если Ран и обдумывал эту интригующую возможность, то вскоре отклонил ее, поскольку у него на Лор были совсем другие планы.

Он просто сидел и смотрел на сияющие черные волосы коленопреклоненной женщины, бывшей его королевой. Затем он подал знак рабу, и тот принес ему небольшой кубок. Раб поставил кубок перед бывшей королевой, которая подняла голову, чтобы взглянуть на усмехавшегося Рана. В ее темных глазах застыл немой вопрос. Неужели король решил заставить Лор выпить тот яд, который она приготовила, чтобы отравить его самого? Это было так похоже на Рана — изобрести подобную месть!

Она взяла чашу обеими руками и поднесла к губам. Ран не отрывал взгляда от ее лица, когда она послушно выпила предложенный напиток. Затем, покорившись судьбе, она прикрыла глаза и стала ожидать, когда яд начнет свое смертельное действие. В зале было совершенно тихо; казалось, что время остановилось. Все глаза были устремлены на стройную фигурку в длинном шелковом платье, стоявшую на коленях перед королем. Внезапно она напряглась, подняла голову, а ее глаза широко распахнулись.

Король с любопытством поглядывал на лицо Лор, на котором постепенно отразилось понимание. Она прикусила нижнюю губку своими жемчужными маленькими зубками. Должно быть, женщина почувствовала первые волны возбуждения в своих чреслах и тут же осознала, что было в том кубке. Вместо яда ей подали волшебный эликсир, вызывающий сильное сексуальное возбуждение, зелье, которое составляла она сама — то самое, про которое говорили, что оно дает изумительное и длительное действие на женщин.

Теперь мы увидели первые результаты, когда темноволосая женщина отбросила голову назад и закрыла глаза, шатаясь, как пьяная, охваченная первой волной бушующей страсти. Она откинулась назад, перенеся вес на пятки, а ее руки, по своей собственной воле, проскользнули в шелковые складки платья между ляжками, чтобы найти и нажать на пульсирующую киску через тонкую ткань. Лор сжала колени посильнее, спрятав ладони между тесно сведенными бедрами, потирая пальцами свой горящий клитор. Длинный, прерывистый стон слетел с ее губ, пока Лор ласкала сама себя. Стон перешел в поток бессвязных просьб, выражавших полную ее беспомощность перед разбушевавшимся морем возбуждения. К этому времени она уже была охвачена похотью и лихорадочно растирала зудящие от возбуждения гениталии.

— Взгляни на меня! — прокричал Ран женщине, стоявшей перед ним на коленях. А в это время она уже почти сложилась пополам, почти касаясь лбом поверхности ступени, а ее лицо было скрыто упавшими волосами.

Наконец Лор подняла голову, отбросив назад волосы, чтобы взглянуть в лицо короля помутившимися от желания глазами. Ее голова покачивалась из стороны в сторону, черты лица исказились от страсти. Женщина тяжело дышала пересохшим ртом, ее грудь вздымалась. Соски затвердели от возбуждения; рука, засунутая между ляжками, медленно двигалась, в то время как плечи тряслись от наслаждения, получаемого от собственных ласковых пальчиков, терзающих клитор.

Ран развел колени и откинул край своего килта, позволяя Лор пожирать страстными глазами свой массивный возбужденный член.

— Ты этого хочешь? — спросил он с притворной невинностью.

Корчась в муках страсти, Лор смогла лишь прикрыть глаза и кивнуть. Но этого оказалось недостаточно для короля, который намеревался продолжить унижения.

— Давай, скажи это! — потребовал он.

— Да… да… я хочу его! — пробормотала она сдавленным голосом.

— Скажи: «Я хочу большой твердый член», — настаивал он.

— Я хочу большой твердый член! — с внезапность страстностью выкрикнула измученная женщина.

Ран широко осклабился и подозвал стражников.

Они подхватили Лор под руки, поставили на ноги и потащили по ковру, в то время как она корчилась в их лапах, бессмысленно извивалась, потеряв всяческий контроль над собой, управляемая только лишь всеобъемлющей похотью. Безо всяких церемоний с нее сорвали платье и подняли на алтарь напротив статуи с огромным фаллосом. Лор поняла, что от нее ожидали, но волны возбуждения, захватившего ее тело, не оставили ей другого выбора, кроме как взобраться на него. Она обняла руками мраморного бога и поставила ноги на ступеньки, которые были установлены по обе стороны от статуи. Казалось, что стражники получали от своего задания огромнейшее удовольствие. Один их них приподнял женщину своей огромной ручищей за попку, в то время как другой раздвигал ей влажные половые губки, открывая доступ во влагалище, в то время как сама Лор обвила ногами бедра статуи. Они медленно опустили ее, осторожно насаживая на гладкий мраморный фаллос.

Хотя один из стражников достал тонкий хлыст и угрожающе помахивал им, Лор уже не нужно было подгонять. Используя ступеньки в качестве опоры для ног, она приподнялась и, обхватив статую, как любовника, опустилась вниз, впуская в себя ледяной каменный член до основания. Вскоре она уже приседала в постоянном ритме, трахая саму себя холодным твердым фаллосом, в то время как стражники периодически сильно шлепали ее по подпрыгивающему заду.

Король громко хохотал, и раболепные придворные присоединились к нему, подбадривая и выкрикивая похабные комментарии, пока бывшая королева Двух Земель обнимала мраморного бога и скакала на его торчащем члене до тех пор, пока она не начала безумно метаться в эротической лихорадке, а ее тело сотрясаться от вереницы бурных, сильных оргазмов, не поддающихся контролю, которые волна за волной захлестывали несчастную женщину.


Ран не захотел удовольствоваться унижением бывшей супруги только перед всем королевским двором, он чувствовал, что его народ также порадуется ее низвержению. И в этом он конечно же не ошибся, так как простой народ действительно ненавидел и презирал иностранку, ставшую их холодной, надменной королевой.

Так что наказание молодой женщины продолжилось на следующий день, когда в полдень наш король повелел заковать свою бывшую королеву, одетую в платье наложницы, в позорные колодки посредине рыночной площади. Так как она когда-то сама придумала эту изощренную форму наказания, показалось совершенно естественным, что она должна теперь перенести подобное унижение. Ее платье задрали, выставив напоказ голую задницу. Небольшую легкую трость приковали рядом к колодкам, и горожан пригласили опробовать свои силы и задать жару попке бывшей королевы, в то время как она стояла совершенно беспомощная и кипела от бессильной ярости. Ее симпатичная задница стала красной, совершенно опухла и пульсировала от боли к вечеру, когда солнце закатилось за горизонт, поскольку в тот роковой день простой народ Тролкилда с радостью воспользовался развлечением, предложенным им великодушным королем.


Я часто задавался вопросом, почему Ран не казнил Лор. Я помнил, как он часто высказывал свою точку зрения на войну: «Если ты идешь на войну, — говорил он обычно, — убедись, что ты способен убить своего врага. Ослабленный враг представляет угрозу; раненный — стремится отомстить, а это смертельно опасно. Нет, нужно уничтожить противника с первой же попытки, твердой, недрогнувшей рукой. Знать можно взять в плен ради выкупа, вдов и наложниц сделать рабынями, но король должен умереть». Лор слишком поздно узнала, каковы последствия неудачного покушения на жизнь короля.

Вы думаете, король пощадил ее из жалости? Я так не думаю. В Ране не было ни капли милосердия, и понятие обычной человеческой доброты никак не вязалась с ним. Так или иначе, он был не в силах оказаться от Лор. Возможно, Друз был прав, и Ран был околдован ею, сдерживаемый могущественными чарами, которые не мог и не хотел разорвать. Их связывала неукротимая ненависть, а также бесконечная очарованность друг другом. Так что он позволил ей жить, но так, чтобы ее деградация стала полной, и в таких условиях, чтобы мог следить за ней.

Поэтому бывшую королеву Тролкилда отдали солдатам, сделали рабыней, обычной шлюхой, обслуживающей бараки. Дорогой читатель, знайте, что, несмотря на то что король Ран запретил женщинам следовать за войском, он не имел ничего против их услуг, когда солдаты были расквартированы на зиму в Тролкилде и его окрестностях. Напротив, он следил, чтобы в каждый барак регулярно и щедро поставляли девушек-рабынь.

По традиции, каждая новенькая девушка, которую присылали обслуживать гарнизонные отряды, должна была удовлетворить всех двенадцать солдат в ночь, когда она приступала к своим обязанностям. Говорят, Ран заказал детальный отчет касательно приема Лор в ее новый дом.


Жестокого короля Рана страшились мужчины, познавшие на себе его суровый нрав, и ОБОЖАЛИ ЖЕНЩИНЫ, познавшие на его ложе НЕМЫСЛИМОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ. Но лишь одна — та, которую он ЖЕЛАЛ ПО-НАСТОЯЩЕМУ, снова и снова отвергала его желания… Король поклялся, что будет ОБЛАДАТЬ недоступной красавицей, СЛОМИТ ЕЕ ВОЛЮ и заставит познать в его объятиях ИССТУПЛЕННОЕ БЛАЖЕНСТВО ЧУВСТВЕННОЙ СТРАСТИ!

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая

  • загрузка...