КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 578694 томов
Объем библиотеки - 868 Гб.
Всего авторов - 231583
Пользователей - 106420

Последние комментарии

Впечатления

lopotun про Похлёбкин: Специи и приправы (Кулинария)

Жаль человека. Он бы ещё много чего смог рассказать интересного и о кухне и об истории развития нашей страны, и не только нашей, если бы не убили его какие-то подонки в 2000-м году. :((

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Властелин земли (Неотсортированное)

нормальные книги, жду продолжение...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Абрамов: Большое Домино (Альтернативная история)

5-я книга в самиздате есть, а издательский файл будет только когда опубликуют в бумаге.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Абрамов: Большое Домино (Альтернативная история)

5 книга будет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Котова: Стальные небеса (Героическая фантастика)

Это не автор заблокировала. Это ЛитРес заблокировал - они эти книги продают.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Котова: Стальные небеса (Героическая фантастика)

Хорошие книги, но автор почему-то их заблокировала для чтения?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Винокуров: Начало (Космическая фантастика)

Читать о матерном дебиле не интересно, так как большая часть речи матерные связки и самоунижение личного достоинства ГГ. Я с автором и ГГ о его умственными способностями согласен и потому читать не интересно. Отстой.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Не самый большой ревнивец [Фредерик Пол] (fb2) читать онлайн

- Не самый большой ревнивец (пер. Элла Башилова) 126 Кб, 11с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Фредерик Пол - Джудит Меррил

Настройки текста:



Фредерик Пол[1], Джудит Меррил НЕ САМЫЙ БОЛЬШОЙ РЕВНИВЕЦ




Барта Мандела нельзя считать настоящим ревнивцем: он человек опытный и знает, что ревновать глупо. Однако и его опыта не хватило, чтобы раскусить Салли.

Очень миленькая девочка, настоящий цветочек — то, что выше шеи, — но совершенно невозможная в смысле нижней, точнее, подвижной части: вечно на ходу, вечно куда-то торопится; совершенно не домашний тип — чего нет, того нет. Хотя с другой стороны — верная, преданная, любящая и тому подобное.

Все это отчасти объясняет, почему в тот день Барт решил, что пары часов сна ему вполне хватит.

Он не виделся с Салли уже двое суток, с тех пор как начался этот пресловутый розыск. Позвонив в последний раз, он услышал совершенно равнодушный голос, словно девушке было наплевать, увидятся ли они когда-нибудь вообще, или нет. До следующего розыска у него оставалось ровно восемь часов, не больше. Проспав часа два, Барт принял холодный душ, чтобы прогнать сонливость, и направился к Салли.

Улицы были освещены, словно во время карнавала, город будто с ума сошел: армия на ногах двадцать четыре часа в сутки, рядом солдаты Национальной гвардии да еще полиция. Весь город, а может, и весь мир, бодрствовал, однако те, кто не был занят в розыске, развлекались как могли. Словно по мановению руки город наполнился сувенирами на марсианскую тему. В каждой лавке вам предлагали купить карту Марса, игрушечный космический корабль, заводного марсианина зеленого цвета с красными светящимися глазами. Мальчишки-газетчики рекламировали срочное правительственное сообщение по поводу марсианского корабля. В барах было полно народу; кафе ломились от посетителей.

А в это время в лесу за городом команды суровых, невыспавшихся людей обшаривали каждый куст в поисках пришельца.

Барт сердито шагал по улицам, прокладывая дорогу сквозь праздную толпу. Военная форма служила пропуском, и он продвигался без задержки.

Уже дойдя до переулка, где живет Салли, он вспомнил, что не купил цветов.

Рядом не оказалось ни одной цветочной лавки; немного подумав, солдат остановился у прилавка, сооруженного прямо на улице, выбрал самую большую и красивую космическую ракету, угрюмо выложил баснословную сумму и повернул к дому Салли.

У дверей ему пришлось ждать чуть дольше обычного. Как только Салли открыла, он понял, в чем дело: на девушке был передник, а из кухни доносился пленительный аромат жареной картошки. Он привлек к себе Салли, она замерла в его объятиях, но лишь на секунду.

— Сгорит! — крикнула она, убегая на кухню, так что бронзового цвета кудряшки подпрыгивали на ходу. Барт закрыл готовый к поцелую рот и последовал за ней. Когда он вошел, девушка уже сажала в духовку толстый бифштекс.

— Салли, — сказал Барт, — вне всякого сомнения ты самая замечательная женщина во Вселенной, не говоря уже о матушке Земле.

В ответ у нее приподнялись уголки губ, потом она прикусила нижнюю губу, чтобы не расплыться в глупой улыбке. Видя, как ровные белые зубки впились в розовую мякоть губы, Барт подумал, что бифштекс не единственное, чего бы он хотел…

— Ах, да, — спохватился гость, — я ведь принес подарок, он там, у двери. — Через минуту служивый вновь появился с пакетом в руках.

Пока картошка приобретала хруст, а бифштекс — аппетитную корочку, Салли развернула пакет.

— Очень милая вещица, — похвалила она, однако без особого энтузиазма.

— Смотри сюда, — сказал Барт, отвинчивая носовую часть ракеты, после чего водрузил ее на ножки-подставки и превратил в вазу для цветов.

— Прелестно, — отозвалась Салли. — Разрешаю тебе переместить нарциссы из зеленого кувшина в эту штуку и поставить в комнате.

— Есть, — ответил Барт и отбыл в гостиную.

Стол, накрытый для двоих, выглядел великолепно, тем более что стоял у камина. Насвистывая, Барт перелил воду и перенес цветы в блестящий корпус ракеты, потом поставил сооружение на стол, чуть в стороне от центра: он должен видеть Салли, а не букет. Потом отошел на шаг, чтобы полюбоваться результатом, и тут заметил, что огонь в камине угас.

«Сейчас сделаем», — подумал Барт. Обогнув стол, он встал на колени у камина, чиркнул спичкой — и замер. Очнулся он только, когда огонек обжег ему руку.

Спичка упала на пол. Так вот почему Салли не пришла в восторг от его подарка!

На каминной полке стояла еще одна ракета — двух футов высотой, то есть вдвое больше, чем его подарок, и во всех отношениях — замечательная вещь. Сверкающий серебристый корпус не штамповка, а сварная работа, швы видны отчетливо, рельефно, дверка открывается и закрывается. Барт посмотрел пристальнее и увидел, что поверхность не новенькая, какой показалась сначала, даже заметны вмятины. И все же — работа отменная! Он бросил презрительный взгляд на дешевку, купленную им самим.

Да, но кто!..

Барт перебрал в памяти мужчин, с которыми была знакома Салли, однако ни один из них не имел привычки дарить сувениры. Значит, прибавился еще один конкурент.

Прикоснувшись к блестящей игрушке, он ощутил тепло.

Сердито чиркнув еще одной спичкой, Барт наконец разжег камин. Потом подошел к окну и мрачно уставился на улицу. Какой-то тип явно провел здесь несколько часов, кто же еще мог приволочь эту ракету. Развернувшись, солдат решительно направился на кухню. Даже неревнивого можно раззадорить.

Салли спасла его от величайшей ошибки: едва физиономия Барта появилась в дверном проеме, девушка сунула ему в руки поднос с едой, очаровательно улыбнулась и произнесла:

— Отнеси, ладно?

Пока парень нес закуски в гостиную, он успел немного поостыть.

В конце концов Барт Мандел не был настоящим ревнивцем. Он понимал, что нет смысла устраивать сцену только из-за того, что кто-то навестил твою девушку. Некоторое время все же понадобилось, чтобы хорошее настроение вернулось, но салат был вкусен, а бифштекс и того лучше. Салли, улыбаясь и блистая красотой, сидела напротив, камин урчал у ног, как домашний кот. Сумерки в комнате сгустились, ракета на камине ушла в тень и оставила мысли Барта.

И все же Барт решил задать один вопросик — так, между прочим.

Подбросив дров в камин, он небрежно заметил:

— Неплохая у тебя игрушка.

— Ага.

— Что-то раньше я ее здесь не видел.

— Разве? — Беззаботный тон плохо давался девушке. — Слушай, давай включим приемник.

Так, все понятно: здесь замешан мужчина, иначе она не уклонялась бы от ответа.

— Давай включим, — согласился он, — а может, сходим куда-ни-будь? Например, в кино.

— Не знаю, — замялась она, — почему бы просто не посидеть дома? Ты ведь наверняка жутко устал.

«Умница ты моя, — подумал Барт, расслабляясь, — в конце концов соперник уже ушел, я завладел ситуацией и буду пользоваться ею, насколько смогу».

Барт вертел ручки приемника, он пропустил волну с новостями и настроился на танцевальную музыку.

— Нравится? — спросил он.

С этими словами кавалер повернулся к Салли и протянул к ней руки. Она упала к нему в объятия, и на какое-то время он совсем забыл про марсиан, про армию, поднятую по тревоге, и про все на свете.

Музыка сменилась новостями, и Барт хотел было вновь проигнорировать их, но тут Салли отколола номер:

— Оставь, разве тебе не интересно?

Ему-то было интересно, вот она никогда не интересовалась новостями, это Барт знал. Похоже, сегодня подружка решила ублажать его изо всех сил. Понятно, совесть нечиста. Но эту мысль парень поспешно прогнал.

— …последнее предположение, высказанное авторитетным источником, — торопливо говорил комментатор, — заключается в том, что марсианский корабль, проникший с целью интервенции, приземлился под покровом темноты еще до того, как был объявлен розыск. Один из офицеров поисковой команды считает, что летчик-марсианин покинул корабль и отправил его назад в космос на автоматике, а сам в настоящий момент производит разведку. Розыск марсианина охватывает все более широкую территорию. Правительство призывает гражданское население присоединиться к армии, пожарным и полиции, с тем чтобы помочь как следует прочесать местность.

Пеленгаторы не могут обнаружить местонахождение марсианского корабля. С тех пор как от него поступили последние радиосигналы, прошло уже пятьдесят шесть часов. Правительства всех стран мира, совещаясь в данное время на одном из островов Тихого океана, разрабатывают стратегию всемирного сотрудничества на случай агрессии со стороны марсианина. Разведка в районе его предполагаемой высадки тоже не дала результатов. Ждите следующего выпуска новостей.

Снова пошла музыка, но Салли не захотела танцевать. Глядя на ухажера, она сказала:

— Я этого просто не понимаю, Барт. Я думала, что марсиане такие Же дружелюбные, как мы. — На ее красивом лобике залегла морщинка.

— Мы все так думали, исходя из первых радиопередач, — ответил он. — Может, так оно и есть, откуда мы знаем? Просто все перепугались, когда они прекратили радиосвязь, да и радар не может их поймать. Это означает, что у них есть какой-то заслон против наших приборов. Мы хотим знать где они, а может, он, высадились. Вот и все. И нечего нам волноваться.

Хотя волноваться было о чем, и даже очень. Все говорило за то, что марсиане совсем не дураки. Сначала продолжались два года регулярной связи, которую они начали по своей инициативе. Они же первыми выучили земные языки, английский и русский, потом именно они построили космический корабль, на котором собирались прилететь.

Из сообщений марсиан следовало, что они очень похожи на землян. Но это могла быть заведомо ложная информация, и выглядеть они могли как угодно.

Однако не стоило терять голову по этому поводу и тем более расстраивать Салли. Через пару часов ему придется покинуть ее уютное гнездышко и в компании грубых мужчин час за часом прочесывать лес. Так что сейчас лучше отдыхать.

— Иди ко мне, золотко, — обняв ее за талию, Барт вознамерился продолжить танец. — Ты занимайся бифштексами, а я, твой старина Барт, буду рыскать в поисках чертовых марсиан. Это наилучший расклад.

Она улыбнулась, глядя снизу вверх.

Последовал поцелуй, продолжительный и страстный; он мог длиться бесконечно, если бы Салли вдруг не высвободилась из объятий Барта. Теперь каждый из них устроился в своем кресле у камина, наблюдая за игрой пламени. Впрочем, Барт решил, что так тоже неплохо. Все тихо и мирно, и Салли — совсем ручная, если он держится в радиусе одного метра. Однако парень пытался понять, что случилось с его любимой. Она не захотела гулять, не захотела танцевать, она слушает новости и задает серьезные вопросы.

Он взвесил все аргументы и сделал вывод. А вывод был так хорош, что в него верилось с трудом. Расставшись с Салли в десять тридцать, он шел по улице в счастливом изумлении: неужели она решилась наконец? Неужели эта стрекоза — с одной вечеринки на другую — выбрала его и ведет себя как благоразумная леди с серьезными намерениями? Вот так, ухмыляясь и качая головой, он добрался до казармы.

Да, видимо, Барт не настоящий ревнивец, потому что он уже напрочь забыл о модели ракеты на камине и о другом парне, успевшем побывать у Салли до него.

В полночь грузовик, битком набитый солдатами, остановился в лесу. Служивые, оказавшись в забытом богом месте, среди девственной природы, совершенно не заботились о том, поймают ли они марсианина. Им дали координаты, неразличимые в кромешной тьме, и целых три часа они пробирались сквозь заросли до другого шоссе. А там они встретили еще одну команду, выгруженную из такого же грузовика.

Объявили привал, солдатам раздали булочки и кофе; ровно пятнадцать минут они могли сидеть и чертыхаться, что кофе холодный, а булочки черствые. Потом их опять посадили в два грузовика, провезли одну милю по шоссе, выбросили снова и дали команду углубиться в лес. На рассвете, возможно, самом хмуром за всю их жизнь, солдаты продрались через заросли подлеска и вышли к дороге, откуда начали поиски. Никакого корабля, никакого марсианина не было и в помине. Только ветки хлестали солдат по лицу, колючки царапали руки, а корни подставляли подножку. Единственная живность, встретившаяся им по пути, были тучи злющих, как собаки, комаров. Оба взвода вышли из леса ни с чем.

Капитан Коннорс ждал у грузовиков, лицо его было серым. Он стал совещаться с сержантами, и Барт придвинулся поближе, чтобы послушать. Один сержант сказал:

— Он точно смылся, капитан. Если бы в этом лесу был хоть кто-то, чуть побольше суслика, мы бы его поймали.

— Марсианин не мог уйти, — капитан покачал головой. — Он здесь, в этом квадрате. Должен быть. Если мы его не нашли, значит, его кто-то прячет.

Второй сержант удивился:

— Прячет? Какой же идиот станет прятать такое чудище?

— Он, может быть, совсем не чудище, а красивый парень.

— Но он же марсианин, разве не так? — спросил первый сержант.

Ответа капитана Барт не услышал, потому что прозвучала команда «По машинам!», и шум моторов заглушил все. Да если бы и услышал, что толку?

Салли явно не ждала гостей.

На ней было платье-халатик с набивным рисунком; голова обвязана пестрым шарфиком, из-под которого выглядывали папильотки; на лице — ни тени косметики.

«Самое смешное то, — подумал Барт, — что так она мне нравится гораздо больше».

— Привет, — сказал Барт устало. — Только что сменились. Не угостишь служивого чашечкой кофе?

Он едва удержался, чтобы не сказать: а если нет, то хоть замуж за меня выходи. Но прежде следовало кое-что выяснить.

— Ты бы позвонил сначала.

— Боялся, что ты придумаешь какой-нибудь предлог.

Салли колебалась, оглядывала свое платье, потом наконец произнесла:

— Ладно, так и быть. — Улыбка ее была еще краше без помады. — Заходи, только ненадолго.

В кухне на холодильнике появилась еще одна игрушка. Барт совершенно четко помнил, что вчера вечером ее не было: он тогда добывал кубики льда и ставил ведерко на холодильник, когда искал стаканы.

На сей раз это был маленький, вернее, очень маленький робот, ростом не более полутора дюймов. Приглядевшись, Барт понял, что это не робот, а крошечный человечек, одетый в настоящий космический костюм; на одном рукаве он увидел странного вида приспособление, сплошь покрытое хитрыми приборчиками.

— Иди пей кофе, — позвала Салли, но в голосе послышалась тревога.

Наш герой протянул было руку к человечку, но Салли мгновенно оказалась рядом:

— Не трогай! — воскликнула она.

— А что это такое, — спросил он, — что-нибудь особенное?

— Да, особенное, а теперь пей свой кофе и оставь его в покое.

Сев за стол, Барт еще раз взглянул на человечка: его рост как раз соответствовал вчерашней ракете.

— Ты сегодня какой-то странный, Барт Мандел, — заметила Салли.

Он посмотрел прямо в ее злые глаза.

— То же самое можно сказать о тебе, — ответил он и решительно добавил: — Я тебе честно скажу, они ищут робота совсем не там, где надо.

— О чем ты говоришь? — высокомерно протянула Салли.

— О твоих новых игрушках, и ни о чем другом!

— Незачем на меня орать, я прекрасно слышу!

— Выслушай меня, — сказал Барт, понизив голос, — я хочу знать, откуда у тебя взялась ракета, которая стоит на камине в гостиной, и это существо на холодильнике.

— А мне кажется, что это не твое дело.

Встав из-за стола, Барт подошел вплотную и встал рядом с девушкой, возвышаясь над ней.

— Да, этим делом занимается правительство Соединенных Штатов. Если ты скажешь, откуда у тебя эти штуки, я извинюсь перед тобой, и вообще, сделаю все, что ты захочешь. Но ты должна сказать, кто их принес.

— Послушай, Барт, ты спятил. Если хочешь знать, — их никто мне не приносил. Я нашла их сама.

— Так ты знала, где он прятался, и молчала! — закричал Барт, потеряв терпение. — Не понимаю, ради чего? Боже, Салли, я мог бы простить все — например, если бы ты дурачила меня с другим парнем. Но с марсианином! Неужели ты не понимаешь, что это опасно, неужели ты так… легкомысленна? Весь мир сбился с ног, а ты…

Салли расхохоталась.

Она хохотала, показывая на него пальцем, и наконец смогла выговорить:

— Боже, какой ты смешной.

Барт тщетно пытался взять себя в руки.

— Когда ты выходишь из себя, ты такой смешной… Ну хорошо, давай поговорим спокойно, без скандала. Вот выйдем на крыльцо, сядем и все обсудим.

Капитана Коннорса было не так легко убедить.

После звонка Барта, сообщившего ему, где находится марсианин, капитан прислал по названному адресу военного полицейского с приказанием доставить к нему пьяного рядового Мандела. Полицейский прибыл, всех выслушал и все осмотрел. Особенно внимательно он слушал Нонг Кая, крошечного гостя, назвавшего себя именно так. Пришелец разговаривал с помощью сложного механизма, укрепленного на рукаве своего костюма, — это был его речевой аппарат.

Полицейский уехал, увозя рапорт обо всем услышанном и увиденном. После него явился некий сержант, и вся процедура повторилась снова. Сержант позвонил капитану, и тот прибыл самолично.

Капитан выслушал не только «марсианское чудовище», как он выразился, но и Салли — тут он был предельно терпелив. Она снова рассказала о том, как вчера утром вышла на лужайку и увидела «аппарат»; она повела капитана к тому месту, где трава была выжжена. «Ракета все еще оставалась горячей, — продолжала Салли, — но мне так хотелось ее рассмотреть, что я унесла ее в дом, обернув полотенцем».

Капитан слушал все это с недоверием, но Барт слишком хорошо знал Салли, чтобы ей не верить.

Итак, Салли внесла ракету в дом просто потому, что хотела ее рассмотреть, поставила на камин, чтобы она остыла… потом вернулась в гостиную и увидела, что дверца открыта, а человечек стоит рядом.

— Я подумала — какая прелесть! — говорила Салли, серьезно глядя на капитана большими карими глазами, — и какой вежливый! Он поблагодарил меня за то, что я взяла его в дом, и объяснил, почему он прекратил радиосвязь.

— Довольно странно с его стороны, — мрачно заявил капитан.

— Вероятно, он так не считает, — вмешался Барт, — видите ли, сэр…

— Пусть молодая леди сама все расскажет, — перебил капитан. И бросил на Салли такой взгляд, что Барт начал заводиться. Конечно, от девушки, взволнованной и румяной, было трудно отвести глаза.

— Бедный малыш, сколько он натерпелся! — воскликнула Салли. — Он увидел, что существа, к которым он прилетел в гости, в сто раз больше него! А если бы такое случилось с вами — вы бы не перепугались? Так вот, он сначала приземлился в лесу… Барт, ты лучше знаешь, что было дальше…

Барт, с трудом сдерживая злорадство, пересказал капитану то, что ему поведал Нонг Кай: как он приземлился сначала в лесу, увидел гигантские деревья, потом страшных зверей — то есть белок, потом перелетел поближе к человеческому жилью, то есть на лужайку к Салли. А когда Салли рассказала марсианину, что за ним охотятся, пришелец уговорил ее спрятать его на несколько дней, пока он продумает план действий. Вот такая история.

Капитан выслушал все это, кивая в знак согласия, потом ушел. Прощаясь, он задержал руку Салли в своей несколько дольше, чем нужно. Он увез марсианина вместе с ракетой, поместив их на сиденье своего джипа.

Барт остался у Салли, поскольку не получил других инструкций.

Не думаю, что он плохо провел время.

К вечеру капитан Коннорс явился снова. Он стоял на пороге и так пристально смотрел на Салли, что не заметил стоявшего за ее спиной Барта.

— Сегодня состоится официальный прием в честь прибытия дорогого пришельца, — начал он, — и я подумал, мэм, что вас тоже следует пригласить. И был бы рад лично сопровождать вас.

Барт Мандел, не будучи ревнивцем, решил, что эта шутка может зайти слишком далеко. И что настал момент, когда следует настоять на своем.

— Все в порядке, сэр, — сказал он, открывая дверь пошире. — Я только что сделал предложение мисс Салли, и буду счастлив сопровождать ее сам. Куда угодно.


Перевела с английского Элла БАШИЛОВА

Примечания

1

Этот рассказ был написаном Полом под псевдонимом Джеймс Маккрейг

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***