КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393338 томов
Объем библиотеки - 510 Гб.
Всего авторов - 165348
Пользователей - 89442
Загрузка...

Впечатления

namusor про Воронцов: Прийти в себя. Книга вторая. Мальчик-убийца (Альтернативная история)

Пусть автор историю почитает.Молодая гвардия как раз и была бандеровской организацией.А здали ее фашистам НКВДшники за то что те отказались теракты проводить, поскольку тогда бы пострадали заложники.Проводя паралели с Чечней получается, что когда в Рассеи республики отделится хотят то ето бандиты, а когда в Украине то герои.Читай законы Автар, силовые методы решения проблем имеет право только подразделения армии полиции и СБУ, остальные преступники.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Лавкрафт: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 1 (Ужасы)

Добавлено еще восемь рассказов.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
ZYRA про Юм: ОСКОЛ. Особая Комендатура Ленинграда (Боевая фантастика)

Понравилось. Живой язык, осязаемый ГГ. Переплетение "чертовщины" и ВОВ, да ещё и во время блокады Ленинграда, в общем, книгу я прочел не отрываясь. Отлично.

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
irina.lu@mail.ru про Шатохина: Княжна (СИ) (Любовная фантастика)

Все произведения автора, которые я прочитала, очень ярко эмоционально окрашены, вызывают ответную реакцию, заставляют сопереживать героям. спасибо за такие истории!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
АРАХНА про серию Косплей Сергея Юркина

КНИГИ КЛАСС ПРОЧИЛ 1 ДЫХАНИЕ ВСЕМ СОВЕТУЮ--- НАРОД КТО ЗНАЕТ
а будить продолжение книги Косплей Сергея Юркина Айдол-ян (часть вторая) 5--6--7-трек или новая книга .А то я дочитал 5 трек
Президент СанХён будет ругаться. - говорит БоРам Продолжение следует...подскажите кто знает заранее СПАСИБО

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Резанова: Золотая голова (Фэнтези)

Как уже было (наверное) понятно по моим предыдущим восторгам (по поводу открытия данного автора и данной СИ) я специально «докупил» эту часть в варианте «давно угаснувшего издательства» времен конца 90-х...

Единственное о чем я жалею — так это о том, что я читал их «не по порядку» (первым у меня пошел «Открытый путь»). Но в целом, я все же рад что удалось собрать и эти части...
Во «главе угла» тут (как и в другой известной мне книге «Открытый путь») два героя (мужского и женского пола)). И как всегда автор буквально с первых 2-3 страниц «заводит сюжет с полпинка» и эти два персонажа (хотя «героиня» конечно больше) обретают жизнь. У других же (коллег автора) на это порой уходит до полу-книги...

Сам сюжет — с одной стороны прост, но не так однозначен: некая преступница (по совместительству «бывшая дворянка угаснувшего рода») отправляется на плаху и... нежданно обретает не только жизнь, но и «некую миссию» по возврату долгов. Далее: дворцовые интриги, сражения по пути «туда и обратно» и некие предопределенные тайны «обретающие плоть» по мере повествования романа. Конечно кто-то наверняка сочтет этот роман «бабским», однако при всех схожих условиях (данного жанра) я б лично его таким не назвал. По своему содержанию он напомнил мне творения Дяченко («Ритуал» и «Магам можно все») где все тоже «не так просто» и однозначно (как кажется)...

Концовка данного романа так же неоднозначна. Впрочем это же касается и другой (не связанной) повести в данной книге.
P.S Данная книга куплена мной "на бумаге".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Свержин: Трехглавый орел (Альтернативная история)

Честно говоря читать эту книгу я начал только ввиду того, что у меня в библиотеке накопилось уже 5 книг данной СИ (разных издательств) — и если уж читать, то в соответствии с хронологией.

Вся проблема — в том что собрать «всю линейку данной СИ» не удалось даже у меня (хотя я честно старался)... Плюс к этому не все «тома на руках» идут друг за другом (некоторые «в разнобой»), вот я и решил — начать читать в online (недостающие тома) и не ждать больше случая их докупить...

Сразу скажу некоторые части данной Си я читал давным-давно... В целом сюжет данной СИ мне был понятен: некая структура (типа НИИ) занимается изучением «узлов бифуркации» и засылает во всякие «интересные места и времена» своих сотрудников, дабы они что-то узнали, вынюхали или просто «подшурупили правильную нить истории». Разумеется данный процесс сопровождается «массовыми приключениями», поскольку события «имеют место» (как правило) во времена «былинные» (средневековья там всякие и тп).

Вообще-то это не совсем мой любимый жанр (непонятно: то ли «попаданцы», то ли АИ, то ли просто «приключения дяди Васи в Корнуолле»)... Но поскольку книги куплены и ожидают своей очереди на прочтение (некоторые уже лет 5-6) то и … надо соответствовать!
Конкретно эта часть (как ни странно) была написана гораздо позже имеющихся у меня частей («Власть Единорога», «Ищущие битву», «Колесничие фортуны» и других) — но по хронологии значится первой! Хм... Ну допустим...

Далее (собственно при самом чтении) становится понятно что эта часть (призванная расставить все по местам), только вконец запутывает читателя... Так настроившись на более-менее серьезное чтиво (в рамках «прошлых чтений») Вы возможно удивитесь тому что «тут разговор пойдет» в очень легкомысленном тоне: ГГ предстоит встретиться не только с интригами «большого двора» (Екатерины и пр), но и принять некое участие «в расколдовывании» своих спутниц, встретиться с Бабой Ягой и прочими фольклорными персонажами...

В общем данный сюжет «постепенно скатывается» на юмористический... плюс «лучшие традиции» изд. «В вихре времен», где «устоявшаяся история» меняется как перчатка, и где Емельян Пугачев с казаками отправляется «освобождать» (по просьбе английских товарищей) Американскую Ново... (пардон) Малороссию)) и тут же заявляют о своем полном неподчинении Британской империи...

Далее «каша» иных последствий (такого изменения истории), первый съезд «мирового пролетариата» и... собственно не совсем понятно что собственно хотел сказать (автор). Если конечно ничего и это лишь «развлекательное чтиво»... то претензий собственно и нет.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
загрузка...

Все течения ведут обратно к тебе (ЛП) (fb2)

- Все течения ведут обратно к тебе (ЛП) 456 Кб, 71с. (скачать fb2) - (anyadisee)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



========== Eight and Ten ==========

Whether near or far, I am always yours

Any change in time, we are young again

Неважно, далеко или рядом, я навеки твой.

Любое изменение времени, и мы снова молоды

~

8 и 10

Когда Гарри впервые встретил Луи, его колено саднило и кровоточило.

Он сидит на подножие горки, вцепившись в свое поврежденное колено, и плачет, не в состоянии подняться с земли. Площадка пустая, многие ребята все еще находятся в классе, а он рыдает, так как кровь продолжает сочиться из его раны.

— Ты в порядке?

Он пугается, подняв глаза, и видит мальчика, стоящего возле качелей в нескольких метрах, с любопытством смотрящего на него. Его глаза расширяются, когда он видит колено Гарри, и мальчик бросается, не дожидаясь ответа.

Гарри смотрит, боль моментально забывается, когда мальчик опускается на колени и рассматривает рану. Гарри замечает, что его глаза голубые, словно небо на его рисунках для мамы, или океан, который он помнит, когда они провели тот день с семьей на пляже год назад. Его кожа другого цвета, чем кожа Гарри, намного золотистее, как будто он гуляет и много играет под солнцем, и его светло-коричневая челка спадает на лоб, когда он смотрит вниз.

— Болит? — спрашивает мальчик, Гарри моргает, размышляя, и глядит вниз на свое колено. Кровь начинает высыхать, но все же сочится из раны, красная и липкая.

Он кивает и шмыгает носом. Слезы все еще катятся по щекам, он переживает, что мальчик может подумать, что он плакса, и начнет над ним смеяться, но вместо этого он добро улыбается.

— Не плачь, хорошо? Я об этом позабочусь, — утешает мальчик, прежде чем посмотреть на рану с задумчивым выражением лица.

— Как тебя зовут? — спустя мгновение спрашивает Гарри, как только он немного успокаивается. Тем не менее, его голос немного дрожит, нижняя губа трясется, и он заставляет себя не плакать.

Мальчик бросает взгляд на вопрос Гарри и едва заметно улыбается.

— Меня зовут Луи.

Гарри икает, вытирая глаза рукавом своего джемпера. Он широко и бледно улыбается, голос дрожит не так уж сильно, потому что Луи кажется действительно хорошим и дружелюбным.

— Привет, Луи, я Гарри.

Луи гудит.

— Ладно, Гарри.

Теперь он полностью смотрит Гарри и успокаивающе и широко улыбается.

— Нам нужно очистить и залечить рану. Моя мама медсестра, поэтому она знает, что делать.

Гарри разок кивает, затем беспокойно кусает всю нижнюю губу.

— Ну, я не думаю, что могу стоять на ногах.

Луи на секунду останавливается, задумавшись. Гарри смотрит вниз на землю и думает о своей маме, хотел бы он знать, обидится ли она на сына за прогул последнего урока, ведь он пошел играть один, и все закончилось ранением.

— Ага! Придумал.

Гарри быстро поднял глаза, испугавшись внезапного взрыва Луи. Прежде чем он успевает спросить Луи, что он имеет в виду, руки скользнули у него под коленями и выше спины, а затем его поднимают с земли. Он издает легкий крик, цепляется за плечи Луи в страхе упасть на землю.

— Луи! Ты не можешь донести меня до дома, я тяжелый!

— Неа, — говорит Луи, ухмыляясь, даже шатаясь самую малость. — Я правда сильный! Я ношу свою младшую сестренку Лотти все время, и мой дом не очень-то далеко отсюда, — Гарри сопит, цепляясь еще сильнее за плечи Луи, когда мальчик начинает идти. Он моргает.

— У тебя есть младшая сестра?

— Ага, — Луи кивает, улыбаясь. — Ей четыре.

— Оо, — говорит Гарри, глядя на лицо Луи. — Ну, мне-то не четыре.

— Да? — спрашивает Луи, остановившись на мгновение, чтобы поправить хватку Гарри. — А сколько тогда тебе лет?

— Мне, эм, восемь, — Гарри прижимает лицо к футболке Луи, чувствуя, как высыхают дорожки слез на его щеках и делают его лицо немного липким.

— Тогда ты младше меня! — говорит Луи. — Мне десять.

Гарри кивает, на самом деле не зная, что еще сказать. Он съеживается, когда его колено ударяется о руку Луи, острая боль пронзает его ногу. Он хныкает.

Луи должен был заметить это, потому что начинает говорить о произвольных вещах, вроде того, как необыкновенно солнечно сегодня, и как волосы Гарри похожи на птичье гнездо, но в совершенно классном смысле. Гарри хихикает, начиная отвлекаться от боли на миг. Голос Луи высокий и живой, и он говорит, как будто уже многое знает о некоторых вещах.

Когда они наконец подходят к дому Луи, Гарри любопытно смотрит по сторонам. Он знает, что дома в этом районе чаще всего выставляются на продажу и что здесь довольно тихо — иногда он и Джемма выходили гулять и играть здесь вместе, бегая и догоняя друг друга в «салках» или бродя позади пустых домов, когда они играли в прятки.

— Моя семья только переехала сюда два дня назад, — объясняет Луи, кладя Гарри на порог с громким «Уф». Он выпрямляет спину и трет ладони на мгновение, успокаивающе улыбаясь Гарри. — Оставайся здесь, хорошо? Я просто позову маму.

Гарри послушно остается на месте, переживая, его нижняя губа у него между зубами, он думает, что сказать маме, когда позже вечером она увидит его рану. Перед тем, как он успевает подумать об этом дольше, тем не менее, выбегает женщина, врываясь в дверь.

— Оу, дорогой, — она говорит, приседая так, что становится на одном уровне глаз с Гарри, осматривая его колено. Гарри думает, она очень похожа на маму с ее собранными в пучок волосами и ее глазами, тепло смотрящими на него.

— Нам необходимо будет очистить рану, хорошо? Кстати, я Джей.

Гарри вежливо кивает, позволяя Джей помочь ему встать на ноги. Луи выходит из дверей и стоит возле Гарри, проскальзывая рукой по талии мальчика для поддержки. Он улыбается.

— Не волнуйся, Гарри! Мама замечательная, она вмиг заставит тебя чувствовать себя лучше.

Гарри улыбается.

Джей просит Гарри сказать ей домашний номер семьи, когда она закончила залечивать его колено, и Гарри называет цифры, которые его мама заставляла его и Джемму запоминать для критических ситуаций. Мальчики сидят на диване, пока Джей разговаривает по телефону, и Луи игриво сует палец в ямочку мальчика.

— Тебе получше? — он спрашивает, все еще улыбаясь. Гарри не думает, что он и до этого переставал улыбаться. Гарри это нравится. Он думает, что хочет быть другом Луи, потому что мальчик кажется счастливым все время.

В ответ он несколько раз кивает на вопрос Луи.

— Да. Спасибо.

— Нет проблем, теперь мы друзья, а друзья выручают друг друга, — ухмыляясь, говорит Луи.

Глаза Гарри слегка расширяются:

— Мы друзья?

Луи горячо кивает, улыбаясь еще шире.

— Конечно, друзья! Ты мой первый друг здесь. Мы только въехали, видишь. Я тебе уже рассказывал об этом? Неважно! Может быть, ты останешься на ужин, и я смогу показать тебе мои игрушки?

Гарри улыбается.

— Ты позволишь мне играть с тобой?

Луи вновь взволнованно кивает.

— Конечно! — одно мгновение он выглядит задумчивым, а потом соскальзывает с дивана и приседает напротив Гарри. — О, и мама всегда целует мои раны после их залечивания. Это всегда заставляет меня чувствовать себя намного лучше, так что… — он наклоняется вперед и вытягивает губы, прижимая их к повязке на коленке Гарри.

Гарри хихикает:

— Ты глупый, Лу.

Луи только ухмыляется ему в ответ.

========== Eleven and Thirteen ==========

11 и 13

— Ты слышишь меня, Гарри?

Гарри хихикает, локтем подталкивая Луи.

— Да, слышу. Громко и четко.

Луи кивает.

— Хорошо. Вот наша задача на сегодня.

Он подбегает к Гарри еще ближе, втискиваясь еще сильнее под кровать, прежде чем поднести руку ко рту и прошептать в воображаемую рацию.

— Доктор Зло взял невинную девушку в заложники. Мы должны спасти ее до того, как это будет слишком поздно или что-то типа этого.

Гарри хихикает снова уже из-за глупого имени, но никак не комментирует. Луи на секунду выкатывается из-под кровати, чтобы тыкнуть Гарри.

— Это серьезная миссия, Гарри. Прекрати, — ругает он, но кудрявый увидел, что он улыбается.

Гарри поджимает губы, прежде чем принять, как он надеется, серьезное выражение. Луи удовлетворенно кивает и продолжает, сразу ударяясь головой о низ кровати. Он вскрикивает от боли и удивления, сжимая затылок, и из Гарри вырывается очередной приступ хихикания.

— Такими темпами мы никогда не спасем девушку, — ноет Лу, потирая больное место на голове и немного морщится.

Гарри протягивает руку и трет то место, где ударился Луи, мягко улыбаясь.

— Могу я поцеловать лучше, как делаешь ты, когда у меня что-то болит?

Луи моргает прежде чем улыбнуться.

— Да, хорошо. Хорошая идея.

Они выбираются из-под кровати, хихикая над тем, что пыль вылетает вместе с ними. Луи встает и плюхается на кровать Гарри. Вздыхая, Гарри делает тоже самое, не зная что делать дальше.

— Эм.

— Ах, да, — Луи принимает сидячее положение и наклоняет голову в сторону Гарри с усмешкой. — Давай. Дай мне несколько волшебных поцелуев.

Гарри слегка шлепает шатена по руке, но он пододвигается, чтобы прижаться губами к больному месту на голове Луи. Он слышит вздох Луи, и снова пододвигается, целуя больное место.

— Лучше?

— Нечестно, — говорит Луи. — Ты знаешь, твоя супер сила может исцелить вместо этого. Ты великолепен в этом.

Гарри дуется.

— Но это так неубедительно! Я не в состоянии помочь тебе в спасении на следующий день.

— Чепуха! — восклицает Луи, выпятив грудь и указывая на Гарри. — Я, безусловно, идиотский супергерой, который получает травму почти каждый день за свое безрассудство, так что мне нужен кто-то, кто будет спасать меня, да? — его взгляд смягчается, а затем он кладет руку кудрявому мальчику на плечо. — Ты будешь этим кем-то, Хаз.

Гарри моргает при этом. Он смотрит вниз на свое пуховое одеяло, вдруг смутившись.

— Я сохраняю тебе жизнь?

— Конечно, — говорит Луи, — Ты сохраняешь меня живым и здоровым! Но в то же время я буду охранять тебя, — он усмехается. — Я защищаю, а ты заживляешь. Мы будем командой мечты.

Гарри на мгновение закусывает губу, прежде чем с улыбкой посмотреть обратно на шатена.

— Да. Хорошо.

Луи вспыхивает.

— Прекрасно. Теперь вернемся к той девушке, которую мы должны спасти.

-

— Джемма, как ты можешь сказать, что тебе кто-то нравится?

Джемма выглядит немного смешно, когда она смотрит поверх книги, которую читает, сидя со скрещенными ногами в центре своей кровати. Гарри топчется возле двери ее спальни, не уверенный в том, что ему можно войти, потому что с тех пор, как Джемме исполнилось тринадцать, она никому не позволяет заходить в свою комнату.

Она иногда делает исключение, и Гарри рад, что это именно тот случай. Он жадно вваливается в ее комнату, когда она изящным взмахом своей руки позволяет войти. Он садится на край кровати, прижимая колени к груди и моргая.

Джемма откладывает свою книгу в сторону и смотрит на него, но мгновение задумавшись.

— Как ты можешь сказать, что тебе кто-то нравится?

Гарри кивает, жуя нижнюю губу.

— Да.

— Ну, — начинает Джемма, слегка нахмурившись, пока она думает. — Думаю, самый очевидный способ сказать это, что человек делает тебя счастливым. Мол, даже если он не делает ничего особенного, и ты просто с ними, ты чувствуешь себя очень хорошо. Будто все хорошо несмотря ни на что.

Гарри гудит, кивая несколько раз.

— А, эм, что еще?

Джемма пожимает плечами.

— Я думаю, если ты также думаешь о том, чтобы... ну, если ты хочешь держать его руку, пойти на свидание, поцеловать. Если ты хочешь этих вещей с этим человеком, то, я уверена, это безусловно означает, что он тебе нравится.

Гарри моргает, думая о том, что только что сказала его сестра. Он думает о Луи и как он чувствует себя светлым и счастливым, когда он со старшим мальчиком, думает о том, чтобы держаться с ним за руки и целовать его. Он думает о пении песен с Луи и совместном поедании печенья, сидя под одним из деревьев в парке, думает о том, чтобы проводить весь послеобеденный сон со старшим мальчиком и держать его в безопасности, как сказал Луи ранее. Он может чувствовать улыбку, появляющуюся на его губах, его щеки немного краснеют, и его сестра, должно быть, заметила изменения в его лице и поэтому спросила:

— Почему, Гарри? Ты думаешь, что тебе кто-то нравится?

Он смотрит на нее, и Джемма выглядит так, будто она уже знает. Он краснеет, глядя вниз на простыни с небольшой улыбкой.

— Я думаю, да.

— Хммм, — гудит Джемма, беря книгу и листая ее, просто чтобы что-то делать своими руками.

— В первый раз мне понравился кто-то, когда мне было десять, я думаю. Я действительно не помню.

— Да? — спрашивает Гарри, оживляясь.

Джемма кивает.

— Но он был просто крошечным увлечением, ничего серьезного, — она улыбается Гарри. — Тебе на самом деле нравится Луи?

Гарри начинает кивать, но потом замирает, когда до него доходят слова Джеммы. Он смотрит на нее широко раскрытыми глазами, как будто она только что поймала его за поеданием сладостями перед обедом.

Он немного успокаивается, однако, когда Джемма смеется.

— Гарри, твое лицо, боже мой.

Он краснеет и хватается за подушку, легонько бросив ее в свою сестру.

— Заткнись, — стонет он, краснея и глядя на пол. — Ты не возражаешь?

— Что?

— То, что я... ну, что мне нравится Луи.

Взгляд Джеммы смягчается.

— Конечно, нет, братишка. Иди сюда.

Гарри подползает к ней, позволяя обнять себя. Он улыбается.

— Спасибо, Джемс.

— В любое время, Гарри, — она целует его в макушку. — И, эм, я слышала, что ты и Луи говорили ранее. О, знаешь, сохранять друг друга в безопасности?

Гарри моргает и смотрит на верх.

— Ты слышала это?

Джемма кивает.

— Вы притворялись супергероями, да?

— Да. Сначала моей супер силой было управление огнем, но Луи сказал мне, что вместо этого у меня будет исцеление, — он пожимает плечами. — Таким образом, я могу держать его в безопасности и спасать жизнь, в то время как он спасает меня. У него есть супер скорость.

Джемма улыбается.

— Это действительно хорошо, знаешь.

Гарри улыбается в ответ, нежась в теплых объятиях сестры.

========== Twelve and Fourteen ==========

12 и 14

Гарри просто заканчивает складывать свои книги в шкафчик, когда кто-то подходит к нему сзади и закрывает глаза. Он улыбается, хихикая, когда человек шепчет, «Угадай, кто?» ему в ухо, голос и прикосновение кажутся до боли знакомыми.

— Луи, отвали, — говорит он, немного скуля, — Мне нужно положить мои книги.

Позади него хихикают, руки исчезают с его глаз, и когда он оборачивается, он видит Луи, стоящего там, улыбающегося ему мягко и влюбленно. В груди Гарри что-то трепещет.

— Как твой первый день в средней школе, Хазза? — спрашивает Луи, обнимая Гарри за плечи и ведя их в кафетерий.

Гарри наклоняется к прикосновению и счастливо вздыхает.

— Все хорошо, я думаю. Встретил несколько человек, некоторые из них действительно хорошие.

Луи дуется.

— Уже подыскиваешь мне замену?

— Никогда, — сразу говорит Гарри, прижимаясь к парню, заставляя того хихикать. — Никто не может быть таким раздражающим, как ты, Луи. Ты единственный для меня.

Луи прижимается быстрым поцелуем к его голове.

— И ты тоже единственный для меня, Хазза.

Гарри опускает голову, чтобы скрыть свою улыбку.

Кафетерий полон народу, когда они приходят, и на мгновение Гарри думает, что им некуда сесть. Он собирается предложить, чтобы они вместо этого сели во дворе, но затем Луи оборачивает пальцы вокруг запястья Гарри и дергает его. Гарри следует за ним в большую комнату, не ставя под сомнение, где они собираются сесть - с Луи, нет никаких вопросов. Гарри последует за ним на край земли, как однажды сказала ему Джемма.

— Хей, приятель! Сюда, — зовет голос, и Гарри смотрит на верх, чтобы увидеть парня, машущего им, сидя в одиночестве за столом.

Луи машет в ответ и ведет Гарри к столу, не отпуская его запястье, пока они не садятся на скамейку рядом с парнем.

— Хей, приятель, — приветствует Луи парня, улыбаясь. Гарри на секунду чувствует себя неловко, не совсем уверенный что делать. Кажется, будет вежливым представиться, но прежде чем он открывает рот, Луи уже говорит, — Я говорил тебе о Гарри, да?

Гарри смотрит на Луи при упоминании своего имени, прежде чем он поворачивается обратно к лицу парня. На его лице небольшая улыбка, когда он смотрит на Гарри.

— Да, говорил. Очень много, на самом деле.

Луи обнимает Гарри за плечи и притягивает его ближе к себе.

— Гарри, это мой приятель — Зейн.

— Привет, — тихо говорит Гарри, немного неловко махая рукой.

Зейн смеется.

— Ты прав, Лу. Он восхитителен.

Гарри краснеет, вопросительно глядя на Луи, но другой парень слишком занят, смотря на Зейна, чтобы заметить, заставляя его замолчать свободной рукой. Гарри моргает несколько раз, решив пропустить этот момент. Он тянется за пакетом с обедом, пытаясь отвлечь себя от мысли о том, что Луи говорит о нем и называет его очаровательным.

Он ловит знак Зейна, поднимающего руки вверх в невиновности, прежде чем быстро сменить тему.

— Тогда, где ваша еда? Очередь безумная, я потратил почти полчаса, чтобы просто получить это, — говорит он, поднимая упаковку печенья и предлагает их Гарри, которых быстро качает головой, все еще стесняясь.

— Утром мама сделала мне обед, так что все нормально, — объясняет Гарри. Он достает два аккуратно завернутых сэндвича и дает один Луи. — Кстати, мама сказала дать тебе это.

— Боже, благослови Энн, — говорит Луи, беря бутерброд и показывая язык Зейну, который драматично вздыхает.

— Мама моего лучшего друга никогда не делает мне обед, — он мнимо скулит, и Луи снова показывает ему язык.

— Отстойно для тебя, что у меня уже есть лучший друг в мире.

Гарри при этом краснеет, кусая свой бутерброд, чтобы не улыбаться на комментарий Луи. Он отключается от звуков препирающихся Луи и Зейна, сосредотачиваясь на своей еде и на чувстве руки Луи вокруг него.

Луи вытряхивает его из мыслей через минуту, оценивающе мыча.

— Честное слово, Энн делает лучшие сэндвичи. Не говори моей маме, что я это сказал.

Гарри хихикает.

— Ничего не могу обещать, — когда он смотрит на друга, он видит притворно ужасающий взгляд.

— Ну, если так, то я предполагаю, что не смогу пригласить тебя в пятницу вечером на ночевку.

Зейн фыркает.

— Ночевка? Серьезно, приятель? Тебе четырнадцать.

Луи закатывает глаза.

— Заткнись, Зейн. Это будет действительно классная ночевка. Гарри и я собираемся сделать множество всяких дружеских вещей и ты не приглашен.

Зейн качает головой.

— Я и не просил, чтобы меня приглашали, приятель. Не хотелось бы мешать или что-то вроде этого.

Гарри моргает, запутываясь в том, о чем говорит Зейн, но Луи уже говорит, прежде чем он может даже спросить.

— Я понятия не имею о чем ты, приятель.

Зейн только улыбается.

-

— Как ты думаешь, что произойдет с Вуди и его друзьями, когда Энди вырастет?

Гарри делает паузу, когда он собирается бросить несколько чипсов в рот, поворачивает голову, чтобы дать Луи слегка непонятный взгляд.

Сегодня пятница, и они сидят на кровати Луи, смотря Историю игрушек и едят всю нездоровую пищу Луи, которую он спрятал в своей комнате. Гарри сдвигается там, где он прислонился к спинке кровати, пытаясь устроиться по-удобнее, попутно отвечая на вопрос Луи, пожав плечами.

— Я думаю, выбросит их.

Луи хмурится.

— Я не думаю, что мне нравится это.

Гарри пожимает плечами снова кладя чипсы в рот. На мгновение он вместо фильма наблюдает за Луи, фокусируя задумчивый взгляд на лице старшего парня, пока он тщательно пережевывает чипсы.

— Я думаю, что Энди слишком много заботится о своих игрушках, чтобы просто выбросить их, — говорит Луи через мгновение, оглядываясь на Гарри. — Может быть вместо этого он отдаст их другому ребенку.

Гарри гудит, положив голову на плечо Луи и смотрит обратно на большой телек, стоящий у подножия кровати Луи.

— Может быть, — отвечает он. Он замолчал на мгновение, думая про себя. В телике, Базз только что узнал, что он не может по-настоящему летать, и это, по какой-то причине, заставляет Гарри загрустить. — Что будет, когда ты вырастешь?

Он знает, что Луи смотрит на него, даже когда он смотрит телек, может чувствовать взгляд Луи на себе.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, — Гарри пожимает плечами, сжав пакет чипсов в руках, просто чтобы занять их. — Что будет, когда ты уйдешь в универ?

— Ну, — начинает Луи, — Я планирую взять специальность, как драму и литературу-

— Нет. — прерывает Гарри его, качая головой. Он смотрит на старшего парня и видит запутанный взгляд на его лице. — Я имею в виду, — он пытается снова, — Я уверен, что ты собираешься познакомиться там с новыми людьми, завести друзей. Ты будешь занят, и я не знаю, будешь ли ты слишком старым для-

— Хазза, — обрывает Луи, звуча так, будто он уже знает, что происходит. В конце концов, Гарри смотрит на него должным образом, но только несколько секунд. — О чем ты говоришь?

— Эм, — Гарри закусывает губу, глядя вниз, на простыни. Они больше не одни и те же темно-синие простыни с комиксами, которые Гарри увидел четыре года назад, конечно, и. Что ж.

Луи растет. Он заводит себе друзей и Гарри пытается догнать, но в конце концов, он думает, что всегда будет на два шага позади. Это совсем не утешительная мысль.

— Хазза, — снова говорит Луи, когда Гарри молчит слишком долго. — Я не пойду в универ в ближайшие пять лет.

Гарри пожимает плечами, по-прежнему не поднимая головы.

— Да.

Он слышит вздох Луи.

— Гарри. Ты не игрушка, которую я собираюсь отдать, как только мне стукнет восемнадцать или девятнадцать. Ты мой лучший друг. Хорошо?

Гарри кивает несколько раз.

— Хорошо, — бормочет он, звуча не убедительно даже для собственных ушей.

— Хаз, пожалуйста, посмотри на меня, — Гарри нерешительно смотрит на верх и Луи говорит, — Как насчет того чтобы я взял перерыв на год, а? Хорошо, два, так как я старше тебя на два года, но. — он пожимает плечами, улыбаясь. — Таким образом, мы пойдем в универ вместе.

Гарри удивленно моргает.

— Но- правда?

Луи утешительно усмехается и это заставляет Гарри чувствовать, будто все будет хорошо.

— Конечно!

Гарри не может помочь себе — он небрежно бросает пакет чипсов, который он держал, в сторону и обвивает руки вокруг Луи, и они оба в конечном итоге сваливаются на кровать. Луи смеется, нежно проводя рукой по густым волосам Гарри. Кудрявый вздыхает от прикосновения, прижимаясь лицом к груди Луи и улыбаясь. Он мысленно вернулся к разговору с Джеммой, случившегося около года назад, коротко говоря с Луи сейчас, но.

Может быть, еще нет.

— Я говорю тебе, ты единственный для меня, Гарри, — говорит Луи через некоторое время, теперь фильм полностью забыт, смещенный объятиями. — Ты мой лучший друг, и я никогда не оставлю тебя.

Гарри улыбается в грудь Луи на это.

— Я чувствую то же самое, Лу.

И этого достаточно.

========== Fourteen and Sixteen ==========

14 и 16

— У тебя есть с кем пойти на танцы, приятель?

Зейн пожимает плечами, откинувшись на изголовье кровати Луи и хмурится, когда он пропускает гол.

— Я пойду один, — немного запоздало говорит он, кусая губу в концентрации. Гарри хихикает над интенсивным взглядом на его лице.

— Ой, — огрызается Зейн, не отрываясь от телика. — Перестань смеяться надо мной, Стайлс.

Луи хихикает с пола у подножья кровати, легонько пиная задницу Зейна в игре.

— В чем дело, Зейни-пу? Никто не пригласил тебя?

— К твоему сведению- ой, ой, БЛЯТЬ! — стонет Зейн, когда Луи забивает еще один гол, завершив игру со счетом 5-2. Он впивается в свой джостик, когда он продолжает. — Я получил много предложений. Я просто послал их всех.

Гарри ложится на кровати, сдвинув ноги и опираясь на подушки рядом с Зейном, потягиваясь и зевая. Луи поворачивается, чтобы подарить ему любящий взгляд, щелкает его по носу, заставляя того хихикать.

Зейн стонет.

— Перестаньте быть такими очаровательными передо мной, Боже. Это заставляет меня чувствовать себя таким одиноким.

Луи показывает язык в направлении Зейна, не отрывая взгляда от Гарри. Гарри глупо улыбается в ответ, наклонившись и потираясь носиком о нос Лу.

— Привет, — шепчет он, голос беспомощно мягкий и любящий.

— Привет, малыш, — шепчет Лу в ответ, широко улыбаясь.

Зейн снова стонет, на этот раз громче.

— Я клянусь, ребята, вырежу это с КПК. Я чувствую себя так одиноко здесь.

Луи, наконец, прерывает зрительный контакт с Гарри, чтобы дать прищуренный взгляд Зейну.

— Не моя вина в том, что ты послал каждого, кто пригласил тебя.

Зейн бросает свирепый взгляд на друга.

— А с кем идешь ты, могу я спросить?

Луи закатывает глаза, как будто его ответ очевиден и Зейн идиот, чтобы спрашивать такое. Тем не менее, он ловит удивление Гарри, когда Луи кладет руку на его макушку и говорит:

— Очевидно, я иду с Хаззой.

Глаза Гарри немного расширились, и Зейн фыркает.

— Я догадывался.

— Подожди, разве это разрешено? — спрашивает Гарри.

Луи беззаботно машет рукой.

— Все будет хорошо, обещаю. Не беспокойся об этом.

— Да, чувак, — говорит Зейн, ложась рядом с Гарри и вытягивая руки. — Они сказали, что это круто — позвать кого хочешь, поэтому это будет хорошо.

Гарри кивает, кусая губу.

— У меня нет ничего, чтобы надеть, и танцы через неделю, да?

Луи немного застенчиво улыбается.

— Я уже сказал Энн, что планирую пригласить тебя на свидание, — сердце Гарри делает сальто при слове свидание. — Так что она, возможно, уже купила смокинг для тебя.

Зейн качает головой.

— Ты спросил маму Гарри, прежде чем спросить его самого?

Луи игриво стукает Зейна по лбу.

— Если быть честным, Энн и Мама уже планировали, чтобы я позвал Гарри, еще до того, как я собирался сделать это.

Гарри краснеет, опуская голову, чтобы скрыть свою улыбку. Зейн пихает его в плечо.

— Так что ты говоришь, Г?

Гарри улыбается еще шире, его щеки розовые. Как будто он может отказать Луи.

— Ну, я предполагаю, что это не могло помочь?

-

— Я не должен один собираться с Луи? Это его танцы, а не мои, в конце концов.

Энн даже не пытается ответить ему, будучи слишком занятой, разглаживая костюм Гарри и убеждаясь, что все идеально. Гарри вздыхает и позволяет своей маме суетиться вокруг него какое-то время, пока Джемма не проходит мимо и не останавливается у открытой двери.

Она ухмыляется.

— Выгляди дерзким там, братишка.

— Заткнись, — говорит Гарри без какого-либо тепла, глядя на пол, чтобы скрыть его покрасневшие щечки. Он слышит, как Джемма входит в комнату, вероятно, чтобы посмотреть на него или что-то типо этого.

Через некоторое время он слышит, как она говорит:

— Он выглядит великолепно, Мам.

Гарри смотрит на верх и видит, что Энн улыбается.

— Он великолепный, не так ли? Мой малыш растет. Такое ощущение, что только вчера я носила его на ручках, а сейчас он идет на танцы со своим парнем.

Гарри еще сильнее краснеет.

— Луи не мой парень! — Протестует он, чувствуя, как его щеки краснеют еще сильнее.

Энн моргает, наклонив голову, находясь в растерянности.

— Нет? Но Джей и я просто уверены, что- ой, — она вдруг останавливается, как будто вспомнив что-то, а потом она говорит — Нет, ничего. Не обращай внимания, милый, я просто сглупила. Забудь, что я когда-либо говорила тебе.

— Но, эм, мне нравится Луи, — признается он через некоторое время, его голос мягкий и тихий. — Все хорошо?

Энн смотрит вверх, откуда она прикрепляла пуговицы пиджака, ее взгляд мягкий.

— Конечно, дорогой. Это ничего не меняет, — она целует его в лоб. — И, если честно, я знаю это уже некоторое время. Это очень очевидно, сладкий.

Гарри краснеет, но издает вздох облегчения. Он никогда по настоящему не задумывался, но он всегда знал, что ему не нравятся девушки. Он на самом деле думает, что ему нравятся парни, или- ему просто нравится Луи. И он знает, что его мама не будет возражать, но зная теперь это немного легче.

Примерно через пятнадцать минут Луи стучит в дверь, и Гарри подскакивает с дивана, где он сидел и ждал его с тревогой. Он спешит открыть дверь сам, но видит, что Энн опережает его в этом, и он тратит несколько секунд перед зеркалом, чтобы привести себя в порядок.

Когда он смотрит вверх, Луи уже стоит внутри, и дыхание Гарри застревает где-то в горле.

— Хей, Хазза! — приветствует Луи, широко улыбаясь, и Гарри может видеть, что он держит небольшой букет цветов, красивый и красочный. Его улыбка становится немного робкой, когда он вручает их, говоря, — Мама сказала, что я должен принести что-то тебе, так что.

Гарри застенчиво улыбается, краснея, когда он берет цветы.

— Спасибо, — бормочет он, проводя пальцем по лепесткам, ощущая какие они мягкие. — Они красивые.

Луи заправляет непослушный локон за ушко, что делает его щеки еще розовее, чем они уже есть.

— Ты красивый.

Гарри не знает, что сказать, но, к счастью, Джемма выбирает момент, чтобы выйти из гостиной, держа в руках камеру.

— Фотки, — просто говорит она, и Луи с удовольствием берет Гарри за руку. Энн берет у него цветы и ставит их в вазу, и Гарри улыбается, когда Джемма наводит на них камеру.

— Хорошо, — говорит он, — три, два, один, и улыбайтесь!

-

Гарри сидит один за их столиком, наблюдая, как Луи танцует с несколькими его друзьями. Песня быстрая и веселая, но Гарри просто сидит и смотрит, и он смеется, когда он видит, как Зейн пытается неуклюже двигаться, словно не зная, что делать с руками.

Луи тоже открыто смеется над своим другом, и Гарри со своего места видит, что у его глаз появились морщинки. Зейн шлепает Луи по руке, но старший парень просто легко ускользает, поймав взгляд Гарри, он подмигивает, что заставляет младшего залиться румянцем. Он машет поднятой рукой, приглашая Гарри присоединиться к ним, но Гарри быстро качает головой и показывает большой палец, говоря, что он в порядке.

Когда песня становится медленной несколько минут спустя, их группа распадается, некоторые возвращаются к своим столикам, чтобы пригласить свои пары. Гарри смотрит, как Луи с улыбкой идет к нему, и он думает, что это улыбка похожа на ту, которой улыбался ему Луи на детской площадке несколько лет назад.

Луи подходит и протягивает руку, говоря:

— Пойдем со мной.

Гарри никогда не может отказать Луи, поэтому он кивает, принимая руку Луи и позволяя поднять себя. Он ожидает, что Луи поведет его в центр комнаты для медленного танца, так что он немного смутился, когда шатен тащит его к выходу, подальше от всех людей. Гарри не задает вопросов- слепо следуй за Луи до конца земли, голос, который звучит подозрительно, как Джемма, шепотом отдается в его голове, и они выходят на улицу, и Гарри немного теряется, но он по-прежнему ничего не говорит.

Его глаза широко распахиваются, когда он видит игровую площадку, но прежде чем он может спросить, Луи дергает его за руку, ведя к горке. Вокруг нет людей, и Гарри думает, что знает, что Луи планирует сказать и сделать. Это заставляет его грудь сжаться, его сердце глухо стучит с надеждой и ожиданием, в его животе трепещут сотни бабочек.

— Помнишь день, когда мы встретились? — Первые слова из уст Луи, как только они останавливаются, поворачиваясь так, что он сталкивается с Гарри.

Гарри улыбается, застенчиво и нервно и так, так с надеждой.

— Конечно, я помню. Как я могу такое забыть? — Он немного смеется, пытаясь контролировать свое бешено бьющееся сердце. — Я плакал, как ребенок.

Луи улыбается в ответ, мягко и любяще, наверное, мысленно возвращаясь к этому воспоминанию. Он берет обе руки Гарри, твердо взяв их в свои и заставляя дыхание Гарри перехватиться.

— Ты был моим самым первым другом, когда моя семья переехала сюда.

— Да? — Спрашивает Гарри, несмотря на то, что он уже знает об этом, даже если он хорошо помнит, что Луи говорил ему то же самое шесть лет назад. Он решает придвинуться на шаг ближе к старшему парню, чувствуя, как теплое дыхание Луи ударило ему в лицо, заставляя свое застрять в горле.

Луи шагает ближе, держа их руки переплетенными между ними.

— Да. И в тот момент, когда я тебя увидел, я знал, что ты особенный.

Гарри краснеет.

— Тебе было десять.

— Эй, чтоб ты знал, моя мама сказала мне, что я был ярким ребенком для своего возраста, — говорит Луи, немного хихикая. Он поднимает их сцепленные руки и шагает еще ближе, пока он и Гарри почти полностью не прижимаются друг к другу. — Гарри, ты же знаешь, что нравишься мне, не так ли?

Гарри краснеет, сердце бьется еще быстрее. Он кивает несколько раз.

— Я тебе нравлюсь? — спрашивает Луи, и Гарри снова кивает. Луи улыбается небольшой улыбкой. — Ты хочешь быть со мной?

И вот оно. Гарри смотрит на их переплетенные руки, а затем на лицо Луи, сердце бешено бьется в его груди. Он задается вопросом, может ли Луи услышать это, может ли услышать, как быстро бьется сердце Гарри для него. Гарри на самом деле не против того, что его голос дрожит, когда он говорит:

— Да. Я хочу.

Улыбка Луи широкая и яркая, ослепительная и красивая. Он прижимает одну руку к щеке Гарри, осторожно наклоняясь вперед. Его взгляд быстро порхает между глазами и губами кудрявого парня, и он шепчет:

— Могу ли я поцеловать тебя?

Сердце Гарри заикается еще больше, и он может только кивнуть в ответ. Улыбка Луи смягчается, и это последняя вещь, которую Гарри видит перед глазами, перед тем, как они закрываются и губы Луи прижимаются к его собственным, в его голове взрываются фейерверки на это нежное прикосновение.

========== Eighteen and Twenty ==========

Комментарий к Eighteen and Twenty Нам пришлось изменить возраст Гарри и Луи в этой главе в связи с правилами сайта и новым законом. Если хотите узнать реальный возраст персонажей, пишите нам в личные сообщения.

Приятного чтения :з

Вся любовь, как всегда хх

18 и 20

Гарри задыхается, выгибаясь на простынях и запрокинув голову на подушки. Руки Луи сразу же берут его лицо, касаясь нежно и успокаивающе.

— Ты в порядке, любимый? — Спрашивает Луи, его голос звучит немного напряженно. — Мы все еще можем остановиться, если это слишком больно.

Гарри моргает, убирая туман в его глазах, пытаясь сосредоточиться на лице Луи, нависшего над ним, его брови нахмурены в заботе и чем-то совсем другом. Он качает головой, пытаясь отдышаться и получить голос.

Он колючий даже для собственных ушей, когда он говорит:

— Н-нет. Я буду в п-порядке.

Луи по-прежнему выглядит не уверенно, но Гарри может сказать, что он разрывается между движением и полным прекращением.

— Я не хочу причинять тебе боль.

Гарри стиснул зубы, качая головой и сжимая руку Луи.

— Я в порядке. Ты можешь — просто — пожалуйста.

Проходит несколько секунда прежде чем Луи начинает снова двигаться, медленно и осторожно, входя и выходя так осторожно, как только можно. Гарри еще больше задыхается, сжимая плечи Луи обеими руками и прижимаясь лицом к сгибу шеи старшего парня. Он немного смещает свои бедра, пытаясь привыкнуть к размеру члена Луи внутри него, пытаясь отчистить свой разум от боли.

Он горит, но совсем приятным способом. Когда он и Луи начали говорить об этом несколько недель назад, старший парень дал понять, что сперва это будет больно, так что Гарри не очень удивлен тем, что он не может приспособиться к тому, чтобы принять его так долго. Даже с тем, насколько тщательно Луи растягивал его на протяжении получаса нежными пальцами, непрерывно целуя его лицо, он по-прежнему чувствует, как он разрывается на две части.

Но Гарри хочет этого — хочет чувствовать себя как можно ближе к Луи, насколько это возможно, хочет, дать ему всего себя. Поэтому он стискивает зубы и старается изо всех сил игнорировать горящее напряжение, пытаясь вместо этого сфокусироваться на слабых намеках удовольствия от того, что член Луи внутри него. На самом деле, это не так безумно, как должно быть, но это есть, и этого достаточно, чтобы Гарри хотел пройти через это.

Луи говорит с ним во время этого, бормоча похвалы и нежности против кожи Гарри, пока он двигается. И это помогает. Голос Луи помогает сосредоточиться, помогает ему расслабиться и старается изо всех сил, чтобы ослабнуть. Он дышит через нос, вдыхая и выдыхая, грудь вздымается и опускается в такт с медленными толчками Луи.

Это становится лучше через несколько минут, боль уменьшается достаточно для Гарри, чтобы настроиться и на самом деле сосредоточиться на медленном движении члена Луи внутри него. Он слегка смещает свои бедра и выдыхает, заставляя Луи остановиться с озабоченным выражением на его лице. Он звучит так, будто перенес все, что и Гарри, когда он говорит:

— Я сделал что-то не так, любимый? Пожалуйста, скажи мне, если я сделал тебе больно. Я не хочу причинять тебе боль.

Гарри вдруг вспоминает, что это ново для них, что это их первый раз. Луи так же перегружен и не уверен, как и он в этот момент, и эта мысль, по какой-то причине, заставляет Гарри, наконец, отпустить, заставляет его вздохнуть и полностью растаять на простынях.

— Я в порядке, Лу, — шепчет он. — Просто. Сделай это снова.

Луи по-прежнему выглядит неуверенно, но он все равно кивает, медленно входя и выходя. Головка его члена прижимается прямо к месту внутри Гарри, заставляя младшего парня смять пальцами простыни, маленькие искры удовольствия пробегают по его спине и перекрывая боль удовольствием. Он хныкает, кулачки крепко сжимают простыни и заставляя побелеть кончики пальцев.

Луи должно быть понимает, что это хорошая реакция, потому что он выдыхает:

— Да? — он двигает бедрами немного быстрее, когда Гарри кивает, и кудрявый вздрагивает, когда бедра Луи прижимаются к его попке, входя еще глубже.

— Да, — выдыхает Гарри, содрогаясь и подсознательно разводя ноги шире. — Да.

— Тогда я могу двигаться быстрее? — Спрашивает Луи, сохраняя движения бедер такими устойчивыми, как только возможно, будто он не желает ничего делать, пока Гарри не скажет ему, что все в порядке.

Гарри слегка улыбается этой мысли.

— Да, ты можешь.

Луи возвращает улыбку, наклонившись и прижимаясь к губами к Гарри, прекращая движения бедер на мгновение. Гарри обнимает Луи за шею и наклоняет голову назад, позволяя Луи вылизывать его рот и глотать мягкие звуки, которые он издает.

Луи продолжает целовать Гарри, даже когда он начинает двигаться снова, толкаясь коротко и быстро, пытаясь попасть по той точке. Гарри разрывает поцелуй, чтобы вдохнуть такой необходимый воздух, прижимаясь подушечками пальцев к коже на плечах Луи, заземляя себя.

Он поворачивает голову в сторону, прижимаясь щекой к подушке и тяжело дыша. Он может чувствовать поцелуи Луи по всей шее и челюсти, останавливаясь там, где чувствуется пульс, оставляя там метку.

Его собственный член зажат между их телами, истекающий капельками естественной смазки на живот. Трение грубое и сухое, и он перемещает свою руку, пытаясь втиснуться между их телами, пытаясь взять свой член и снять часть давления.

Луи вдруг останавливается, отталкиваясь немного от Гарри так, что между ними есть небольшое пространство. Он располагает руки по обе стороны от головы Гарри, поддерживая вес, и он смотрит вниз на то, где рука Гарри лежит рядом с его нетронутым членом.

Гарри моргает, лицо горит, когда Луи продолжает смотреть.

— Эм, — его голос глубже, грубее. — Могу я коснуться себя?

Луи так же моргает, качая головой, будто выводя себя из транса. Гарри думает, что он не может поверить в то, что сейчас происходит, что они на самом деле здесь и разделяют этот момент. Это немного подавляет, на самом деле.

Луи, наконец, находит свой голос через несколько секунд.

— Конечно ты можешь, любимый. Но подожди, просто дай мне- — он прерывает сам себя, протягивая руку к тумбочку и беря бутылочку смазки, которую он использовал. — Вот, так будет проще.

Гарри отрывает свою руку с живота, протягивая пальцы и ожидая. Луи открывает баночку, выдавливая некоторое количество холодного геля на ладонь Гарри и распределяя вокруг.

— Вот. Теперь можешь.

Гарри с дрожью улыбается в знак благодарности. Он оборачивает свою руки вокруг покрасневшего члена, выпуская прерывистый вздох, когда он сжимает только головку. Он может чувствовать взгляд Луи на нем, наблюдающим за его движениями и краснеет, чувствуя себя немного неловко.

— Эм, — он откашливается и пытается снова. — Ты можешь, эм. Ты можешь двигаться сейчас.

Луи моргает, как будто вспоминая, прежде чем засмеяться, затаив дыхание.

— Да, верно, — он почти полностью выходит, пока только его головка остается внутри, а затем толкается назад и заставляя Гарри немного застонать. — Тебе по-прежнему хорошо, любимый?

Гарри кивает, немного ошеломленный, сильнее гладя свой член.

— Да. Больше, чем хорошо, на самом деле, — скулит он, когда Луи входит особенно сильно, его глаза закрыты. — Я чувствую себя прекрасно, Лу. Ты заставляешь меня чувствовать себя великолепно.

— Ты тоже заставляешь меня чувствовать себя прекрасно, — шепчет в ответ Луи, набирая темп. Он поднимает ноги Гарри и оборачивает их вокруг своих, пытаясь войти как можно глубже и быть как можно ближе. — Я люблю тебя, Гарри.

Гарри чувствует тепло во всем теле на слова Луи, удовольствие медленно возводит и делает бассейн тепла в его животе. Он чувствует, будто он собирается лопнуть изнутри, чувствует себя любимым и тем, о ком заботятся и особенным, и только мысль нем, разделяющим этот момент с Луи, заставляет его приблизиться к краю

Толчков Луи становится еще больше, но он держит их короткими и глубокими, и каждый раз, когда он задевает ту точку внутри, потребность кончить догорала в его животе, настойчиво горячо скручивая его изнутри. Он крутит своим кулаком над головкой, чувствуя себя все ближе и ближе, и он знает, что это не займет много времени, чтобы кончить сейчас.

Он выпускает прерывистый вздох, моргает и смотрит на Луи.

— Я так сильно люблю тебя.

И тогда он кончает, пульсируя в кулаке и капая на живот. Его глаза закрыты, пальцы скользят, пока его спина изгибается дугой, прежде чем он оседает обратно на простыни, сбрасывая ноги с Луи и его грудь вздымается.

Он моргает, открывая глаза, когда он чувствует, что Луи выходит, и он ловит взгляд старшего парня, снимающего презерватив с члена и быстро гладя себя, его глаза путешествуют по оттраханному телу Гарри. Стайлс краснеет на взгляд в глаза Луи, но сопротивляется желанию свернуться, вместо того, чтобы сосредоточиться на движении руки Луи. Он хочет протянуть руки и помочь Томмо, хочет обернуть руку вокруг Луи, но все его тело, будто желе.

Луи кончает несколько минут спустя на живот младшего мальчика со стоном с именем Гарри. Он резко падает на Гарри, затаив дыхание, и Стайлс хихикает, слегка толкая Луи в плечо.

— Лу, ты тяжелый, — он мнимо скулит, еще немного хихикая. — И я липкий.

Луи посмеивается, опираясь на локти, чтобы не придавить Гарри своим весом. Он глупо улыбается младшему парню, и сердце Гарри увеличивается в два раза в его груди.

— Я люблю тебя, — шепчет он в темноту, как будто это тайна, разделяемая только между ними, когда на самом деле все знают, каждый своими может увидеть, как они безумно влюблены друг в друга.

Лу наклоняется и потирается носиком о нос Гарри, прежде чем прижаться лбами.

— Я тоже тебя люблю.

========== Nineteen and Twenty-One ==========

Комментарий к Nineteen and Twenty-One Песня, которую Луи поет Гарри в этой главе - Look After You - The Fray. (Можете включить ее на этом моменте для создания соответствующей атмосферы:3 )

19 и 21

Гарри сидит со скрещенными ногами у низа горки на игровой площадке, глядя на грязь и рассеянно теребя нижнюю губу. Если он фокусируется достаточно трудно, о думает, он все еще может чувствовать небольшую, но острую боль на колене с тех одиннадцати лет назад, когда впервые Луи обнаружил его плачущим. Воспоминание приносит небольшую улыбку на его губах.

— Хазза.

Он смотрит вверх и видит приближающегося Луи, на его красивом лице широкая улыбка и голубые глаза такие яркие, как никогда. Он останавливается прямо рядом с Гарри и приседает, убирая руку Гарри ото рта.

— Ты снова это делаешь.

— Прости, — говорит Гарри, застенчиво улыбаясь. Он смотрит на горку. — Я просто немного нервничаю вот и все.

Луи также садится на грязь, придвигаясь ближе к Гарри и оборачивая руку вокруг талии младшего мальчика. Гарри вздыхает, опираясь на Луи и прижимаясь щекой к плечу парня. Он чувствует, как Луи целует в его макушку, и это заставляет его улыбнуться.

— Не переживай, милый. Я буду с тобой на каждом шаге, да? Так же, как и обещал.

Гарри закрывает глаза, вдыхая знакомый запах чая и влажной травы и чего-то другого, что явно Луи.

— Да. Я знаю это.

Гарри перемещает свою руку, чтобы он мог дотянуться до щечки мальчика и погладить большим пальцем по ней, выводя небольшие круги.

— Тогда что случилось?

Гарри пожимает плечами, держа глаза закрытыми и продолжая прижиматься к Луи.

— Просто- универ. — он выпускает еще один вздох. — Мне страшно. Что если я недостаточно хорош?

Он слышит неодобрение от Луи в ответ, а затем поцелуй в его макушку.

— Бред какой-то. Ты будешь великолепен, малыш. Ты блестящий студент.

Гарри смотрит на Луи сквозь ресницы.

— Ты правда так думаешь?

— Конечно, малыш. — говорит Луи, обнадеживающе улыбаясь.

Гарри слегка улыбается, отодвигаясь дальше от Луи и делая себя меньше, несмотря на то, что он перерос старшего парня два года назад. Луи позволяет это ему, вовлекая его в теплые объятия, и они просто сидят там в течение нескольких минут, слушая сердцебиения друг друга.

Это любимая музыка Гарри.

— Хазза, мы должны будем двигаться в ближайшее время, — говорит Луи через некоторое время, его голос тихий. — Твоя сестра будет ждать нас.

Гарри кивает.

— Да, ты прав. — он бросает последний раз на горку, вспоминая, когда он впервые увидел голубые глаза Луи. Это приносит ему улыбку на губах. — Пошли.

-

— Вот сюда, — Джемма толкает дверь и заходит внутрь, махнув рукой, чтобы Гарри и Луи следовали за ней. Гарри сжимает свою руку в руке Луи и заходя в квартиру, чувствуя Луи за спиной.

Она маленькая. В гостиной может поместиться, вероятно, только максимум пять человек, так что Гарри не думает, что они будут устраивать здесь вечеринки. Когда он заглядывает в другую дверь, ведущую в другу комнату, он видит крошечную кухню со столом и тремя стульями посередине. Там так же есть еще одна дверь, которая, вероятно, ведет в спальню, но кроме того, там не так много пространства.

Гарри думает, что так или иначе, она прекрасная.

— Я знаю, что она маленькая, но здесь приятно жить, — говорит Джемма, проводя рукой в воздухе. — Здесь не слишком холодно, соседи занимаются своим бизнесом, и все полностью функционально.

— А ванная? — спрашивает Луи, отпуская руку Гарри и оборачиваясь вокруг себя. — Она прилегает к спальне, да?

— Ага. Там есть и ванна и душ. Она не такая уж большая, но я думаю, этого достаточно для двоих, чтобы поместиться вместе. — говорит она с небольшой ухмылкой при последнем, что заставляет Гарри залиться краской, а Луи выпустить смешок. — Это очень мило, на самом деле. И о, — она щелкает пальцами, вдруг вспомнив что-то. — Все, что здесь есть, это подарок от меня, ребята.

— Да? - спрашивает Луи, приятно удивленный, в тоже время Гарри выпалил, «Что?»

Джемма пожимает плечами.

— Я переезжаю в Лондон за своей работой, не так ли? Я собираюсь начать все сначала, переехать на новую квартиру, купить новые вещи и тому подобное. Так что я оставляю это все вам.

— Ты ничего с собой не берешь? — спрашивает Луи.

Джемма качает головой.

— Неа. Только свою одежду и книги. Все остальное вам.

— Даже телик?

— Да. И диван и кровать, и рабочий стол в вашей комнате. Даже холодильник и некоторые кухонные приборы, которые я смогла накопить за несколько лет моего пребывания здесь, все это ваше, — Джемма ухмыляется, скрещивая руки на груди и приподнимая бровь. — Хотя я доверяю только моему младшему брату, чтобы справиться с этим- Лу, без обид, но я видела все твои попытки в приготовлении пищи, и еще ни одна не закончилась хорошо.

— Хей, — протестует Луи, надувшись. — Был один раз, когда я приготовил превосходное блюдо! Вспомни курицу, фаршированную моцареллой-

— Завернутую в пармскую ветчину с домашним пюре, — отрезает Джемма, закатывая глаза. — Да, да, я слышала это раньше. Слишком много раз, чтобы на самом деле заботиться.

— Но Джемс, — говорит Гарри, наконец найдя свой голос и заставляя обоих посмотреть на него. — мы не можем принять это все от тебя. Ты купила на собственные деньги, и-

— Гарри, — вздыхает Джемма, прерывая брата. — Я сказала тебе, что это нормально. Я знаю, что Луи работал в течении последних двух лет, копя, когда вы наконец-то будете жить вместе, и я бы предпочла, чтобы вы потратили эти деньги на универ. И к тому же, — она улыбается, отодвигая один из платков, на ношение которых он настаивает в последнее время. — Мне действительно не нужно ничего из этого, так что они были бы довольно бесполезными, даже если бы я решила взять их.

Гарри открывает рот, чтобы продолжить дискуссию, но Джемма дарит ему взгляд и он тут же сжимает губы вместе, глядя на свои ноги. Он чувствует, будто ему снова семь, когда Джемма дала ему печенье перед обедом и сказала, что это их маленький секрет.

— Серьезно, Гарри. Я люблю тебя и собираюсь полюбить Луи тоже, который раздражает иногда, так что это действительно хорошо, — говорит Джемма, заставляя Гарри посмотреть на нее снизу вверх.

— Хей, я не раздражаю, — протестует Луи, но он все равно делает шаг в сторону Джеммы и открывает свои руки для объятий. — Но спасибо, Джемс. Хаз и я оба ценим это.

Джемма принимает короткие объятия от Луи, прежде чем игриво ударить того по руке.

— Просто обещай, что будешь заботиться о моем младшем брате, хорошо? Я могла бы полюбить тебя, но я оторву тебе голову, если он будет плакать из-за тебя.

Гарри краснеет, но молчит. Он может видеть, как Луи улыбается.

— Обещаю. И кстати, я тоже могу полюбить тебя. Ты мне как сестра.

— Я знаю, — говорит Джемма, прежде чем отступить от Луи и протянув руки к Гарри. — Я должна идти. Мой поезд уходит через час, и мне нужно взять мои сумки снаружи.

— Мы тебе поможем, — предлагает Гарри, и Луи кивает.

Улыбка Джеммы немного расширяется.

— Если вы настаиваете.

-

Гарри проводит оставшуюся часть дня разбирая вещи, складывая свою одежду в шкаф, который Джемма оставила для них и заправляя постель. Она немного большая даже для одного, но Гарри на самом деле не против этого, в конце концов, он и Луи спали бок о бок друг с другом на кровати бесчисленное множество раз в прошлом, и чаще всего они оказывались полностью прижатыми и спутанными конечностями, так что это не будет проблемой.

Луи покупал продукты, чтобы заполнить их холодильник, настаивая на том, что пойдет один, так как он был в Манчестере несколько раз, прежде чем искать университеты, в которые они могут поступить, и поэтому он имеет полное представление о месте. Гарри согласился, когда Луи пообещал купить ему фрукты.

После того, как он положил свои подушки на кровать, Гарри решает принять быстрый душ. Ванная достаточно большая для них двоих, с раковиной рядом с туалетом и душевой кабинкой занимают большую часть пространства параллельно стене.

Требуется одна или две минуты, чтобы вода разогрелась, и Гарри благодарно вздыхает, когда она бьет по голой коже. Он закрывает глаза и откидывает голову назад, позволяя всему, что накопилось за день, смыться.

Он сейчас в Манчестере, живет в квартире старшей сестры. Он с Луи, и они собираются вместе поступать в университет, так же, как Луи обещал ему семь лет назад. Он слегка улыбается себе, прислонившись к стене, и сползая вниз, пока он не садится на ванну, позволяя воде бить по его спине. Он притягивает колени к груди, глядя на керамический пол ванной и наблюдая, как вода стекает вниз.

Он счастлив, он на самом деле счастлив, но он также нервничает, если быть честным. Не только о поступлении в универ, но и о том, что они с Луи официально живут вместе. Они говорили о совместном переезде, когда Гарри было шестнадцать, а Луи заканчивал колледж для старшеклассников. Они договорились об этом, когда Гарри поступил в колледж для старшеклассников и Луи искал работу, чтобы они могли накопить на переезд. У них была поддержка от каждого, когда они рассказали об этом своим семьям, в восемнадцать и двадцать, когда Луи признался своей маме, что это причина, по которой он берет перерыв на год, чтобы он мог подождать Гарри--как будто это и так не было очевидно.

А теперь это происходит.

Гарри вдруг слышит слабый звук открывающееся дверь, и немедленно следующий Луи, который зовет его.

— В душе, — кричит он, прижимая колени к груди о ожидая. Голова Луи появляется в ванной несколько минут спустя, предположительно после того, как он положил все на кухне. Гарри улыбается ему. — Привет.

Луи улыбается в ответ, заходя внутрь и стягивая рубашку.

— Хей, милый. Не возражаешь, если я к тебе присоединюсь?

Гарри драматично машет рукой.

— Будь моим гостем.

Луи ухмыляется на его глупость, бросая свою рубашку на раковину и коряво снимая штаны. Он пинает их в сторону и Гарри строго цокает, что заставляет Луи засмеяться.

— Я уберу их на место позже, обещаю.

Гарри наблюдает, как Луи шагает в ванну рядом с ним, ныряя головой под струи воды и его волосы сразу становятся мокрыми. После этого он приседает рядом с Гарри, сталкиваясь коленями.

Гарри улыбается.

— Привет.

— Привет, — шепчет в ответ Луи, опираясь на свою сторону. — О чем думаешь?

Гарри смотрит на то, как капли воды стекают по лицу парня, как его мокрая челка неаккуратно свисает перед глазами. У Гарри один из тех моментов, когда его ударяет сознание того, насколько старший мальчик красив.

— Ты красивый, — озвучивает он свои мысли, слегка затаив дыхание.

Луи краснеет, застигнутый врасплох случайным комплиментом, но тем не менее он улыбается. Он мягко прикасается к лицу Гарри, бормоча:

— Не такой красивый, как ты, милый.

Гарри льнет к прикосновению, вздыхая, пока его лицо немного краснеет.

— Ты знаешь, что я люблю тебя, да?

— Конечно я знаю. И я тоже тебя люблю, — говорит ему Луи, — Так о чем ты думаешь?

Гарри позволяет своим глазам закрыться.

— Это. Мы. Это просто- я немного перегружен, если быть честным. — он моргает снова открывая глаза, смотря на лицо Луи. — Я просто. Я действительно своего рода нервничаю о- ну, обо всем, что произойдет дальше.

— Хей, — шепчет Луи, притягивая Гарри ближе к себе. Они немного ворочаются, пока Луи не прижимается обратно к краю ванны с Гарри между ногами, когда они прижаты друг к другу настолько близко, насколько это возможно. Глаза Гарри закрываются, когда Луи прижимается носиком к коже за ушком.

— Я здесь для тебя, да? Каждый шаг на твоем пути.

Гарри кивает, наклоняя голову, кладя на плечо парня.

— Да, я знаю это.

Руки Луи оборачиваются вокруг его талии и прижимают.

— Тогда из-за чего ты нервничаешь?

Гарри тихонько вздыхает.

— Просто. Я надеюсь, что это все работает. И, — он немного понижает голос, моргая в потолок. — Я надеюсь, ты не устанешь от меня.

Он чувствует, что Луи целует его за ушком, хватка вокруг его талии усиливается.

— Гарри, малыш. Я никогда не устану от тебя. — он толкается носиком в голову Гарри, и Гарри поворачивается так, что теперь они смотрят друг на друга должным образом. — Мы были вместе в течение пяти лет, и мы были друзьями шесть лет до этого. Я не отпущу тебя на век, даже тысячу лет. — он мягко улыбается. — Никогда, на самом деле.

Гарри сумел слегка улыбнуться при этом.

— Мы были бы мертвы к тому времени.

Луи качает головой.

— Я не отпущу тебя даже в загробной жизни, малыш. Ты застрял со мной на всю вечность, так что тебе придется просто терпеть. Родственные души и прочее, что наши мамы говорят.

Улыбка Гарри становится шире, и он наклоняется вперед, чтобы прижаться ко лбу Луи.

— Идиот. — нежно говорит он, — Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю. А сейчас позволь мне помыть твои волосы, а затем мы приготовим обед. Звучит неплохо?

-

Они оба находят неполный рабочий день — Гарри в пекарне возле их квартиры, а Луи в музыкальном магазине в пятнадцати минутах ходьбы. Они сумели приблизить свои графики насколько это возможно, чтобы иметь одинаковые перерывы и они проводят столько времени, сколько разрешено вместе на территории кампуса, несмотря на то, что у них разные программы.

Гарри обычно возвращается домой первым около шести после своей трехчасовой смены в пекарне, и он обычно проводит время, готовя для них ужин и делая курсовую работу, ожидая, пока Луи вернется домой.

Они делают эту работу.

Это, конечно, тяжело, жить самим и пытаться сбалансировать учебу, внешкольные занятия и работу. Но тот факт, что он делает это все с Луи, что они поддерживают друг друга, делает все более легким и терпимым, и это, безусловно, того стоит.

У них нет много друзей, что с Луи постоянно занят своими курсовыми и пробуясь для футбольной команды, и Гарри слишком сосредоточен на своих лекциях, но все по-прежнему хорошо.

Единственный человек, который Гарри считает своим другом помимо Луи — Найл, это громкий, блондинистый ирландский ребенок на год старше него, он сидит с ним на английском. Также есть Зейн, который, как выясняется, посещает тот же университет, что он и Луи — конечно Луи уже знал это, но забыл сказать это Гарри.

Таким образом, они не встречают новых людей, и большинство из них чаще всего засыпает во время выполнения своего домашнего задания, но.

Гарри счастлив. Он на самом деле счастлив.

-

В один прекрасный день Луи приходит домой с гитарой.

Гарри смотрит вверх со своего места на диване, где он печатает эссе на своем ноутбуке с очками Луи на носу. Он поднимает бровь на чехол от гитары, перекинутый через плечо Луи, медленно закрывая крышку своего ноутбука и спрашивая:

— Что это?

Луи усмехается, опускаясь на диван рядом с Гарри и клюет в губы в знак приветствия. Он сбрасывает гитару и спрашивает:

— Помнишь Лиама?

Гарри моргает, кивая.

— Парень, с которым ты работаешь в музыкальном магазине, да?

Луи быстро кивает, его голубые глаза светятся и видны острые зубки с тем, как широко он улыбается. Кажется он действительно чем-то взволнован, и Гарри находит это очаровательным.

— Так это он учил меня играть, с тех пор, как у нас не было много покупателей. И, ну, — Луи на мгновение останавливается, заламывая руки. — Я думаю, что смогу сыграть пару песен сейчас.

Гарри улыбается, положив свой ноутбук на журнальный столик и делая заметку вернуться к этому позже.

— Это действительно здорово, Лу.

— Да. И, эм, — Луи бросает взгляд вниз на свои колени в течении секунды, перед тем как посмотреть на Гарри сквозь ресницы. — Я хотел сыграть песню для тебя?

Гарри чувствует, что его грудь сжимается при этом. Он думает, что должен привыкнуть к этому к настоящему моменту, но даже после всего времени, Луи до сих пор влияет на него, по-прежнему заставляет его задыхаться и будто ему четырнадцать снова и снова. Он смотрит, как Луи достает из чехла гитару, устанавливая ее на коленях и наигрывая пару нот, проверяя аккорды. Гарри вроде хочет достать свою камеру из сумки, чтобы сфотографировать Луи, как его лицо возбуждено и все еще так мягко и все для Гарри.

Луи стреляет ему небольшую улыбку.

— Эм, я все еще учусь, так что это будет немного коряво, но. — он делает глубокий вдох ртом, один, два, три, и затем начинает.

Глаза Гарри слегка расширяются, узнав песню почти сразу. В конце концов, он очень хорошо знает эту мелодию- это песня, которую ему пел Луи несколько раз в прошлом, песня, которая заставляет его думать о Луи каждый раз, когда он слышит ее по радио, песня, которую Луи поставил на свой телефон после их первого поцелуя на детской площадке, песня, под которую они танцевали в четырнадцать и шестнадцать. Эта песня, которая играет в голове у Гарри, когда Луи называет его своим малышом, когда Луи говорит ему, что будет заботиться о нем, что он будет ухаживать за ним.

На лице Луи играет небольшая улыбка пока он играет, мягкая и почти застенчивая, наблюдая. как Гарри наблюдает за ним. Сердце Гарри чувствуется, будто выросло в пять раз, в его груди слишком туго, как будто вот-вот лопнет с тем, как сильно он любит этого парня.

Он любит Луи так сильно, и Луи любит его точно так же, это немного пугает иногда, на самом деле. Но Гарри не перестанет любить его меньше.

Когда Луи заканчивает пение, это с небольшим смехом. Он несколько раз качает головой и ставит гитару на пол, кусая губы. В тот момент. когда он выпрямляется, Гарри подается вперед, заключая в крепкие объятия.

Луи выпускает испуганный смех, автоматически проводя пальцами по волосам Гарри.

— Тебе понравилось?

Гарри прижимает лицо к рубашке Луи, вдыхая его запах и немного смеясь.

— Я люблю ее, я люблю ее. Я люблю тебя, Лу.

Руки Луи оборачиваются вокруг него в ответ, о он чувствует тепло и безопасность и любовь и заботу.

— Я тоже тебя люблю. Очень сильно.

========== Twenty-two and Twenty-four ==========

22 и 24

— Я думаю, что хочу остаться здесь, — шепчет Луи в темноте, его голос мягкий, будто это секрет.

Гарри прижимается к Луи даже больше, чем он уже есть, прижимая ладонь к голой груди старшего парня и чувствуя его сердцебиение.

— Остаться здесь? — спрашивает он, его голос низкий, как мурчание. Такое чувство, что что-нибудь громче этого нарушило бы небольшой пузырь комфорта, которым они окружены, где нет ничего, кроме него и Луи и все, что они хотят сказать, но не хватает слов. — Но как насчет твоей мечты играть (п.п. — в смысле актерская игра)?

Луи немного сдвигается на кровати, обвивая руки вокруг талии Гарри и лениво поглаживая пальцем папоротник на бедрах.

— Честно говоря, я больше не уверен в нем, — признается он. Гарри сжимает руку, лежащую на груди парня, в кулак, но ждет, пока Луи договорит — после четырнадцати лет вместе, у них есть маленькие причуды и привычки, и Гарри узнает, что тон Луи, который тот использует прямо сейчас, означает, что ему больше нечего сказать.

Он прав.

— Я имею в виду, мне нравится играть, — продолжает Луи, и Гарри знает, что если бы он не лежал на плече Луи, тот бы пожал плечами. — Но я просто не думаю, что достаточно хорош, чтобы сделать это профессионально.

— Ты знаешь, что это не так, — тихо протестует Гарри, потому что это не так. Он был на всех пьесах и мюзиклах Луи, даже на тех, где он играл небольшие роли, и он видел, как блестяще играет Луи. И он не просто необъективен, на самом деле. Он хмуро смотрит на лицо Луи. — Ты удивительный, Лу. Даже блестящий.

Луи слабо улыбается, но все равно видимо для Гарри в темноте.

— Может быть, — уступает он. — Но я думаю, я буду счастлив просто обучать, знаешь?

Гарри моргает при этом.

— Обучение? Ты имеешь в виду, как учитель драмы?

Луи бросает взгляд на Гарри и улыбается шире. Даже при том, что свет исходит только от зданий снаружи через открытое окно, Гарри все еще может увидеть, как у глаз Луи образуются небольшие морщинки, а это значит, что его улыбка сейчас настоящая.

— Да. Я хочу быть учителем, Хаз.

Гарри на мгновение задумывается об этом, представляя, как Луи преподает кучке подростков, как играть, представляет, как Луи ставит пьесы. На самом деле, это не так уж трудно представить. Гарри видел, как Луи взаимодействуют с людьми моложе его, видел, как Луи заставляет людей слушать. Гарри также видел, как Луи берет на себя роль лидера в групповых проектах, был свидетелем того, как Луи выполняет работу, но в то же время удостоверяется, что всем хорошо.

Гарри улыбается.

— На самом деле, я думаю, что ты был бы хорош в этом.

— Да? — спрашивает Луи, посмеиваясь, хотя Гарри может чувствовать, что на самом деле он ищет успокоение.

Гарри прижимает половину лица к груди Луи и прослеживает пальцами контур татуировки It Is What It Is как раз под ключицами (п.п. — тату «Что есть, то есть»).

— Да. Студенты будут тебя любить.

Луи гудит, а затем на мгновение повисает уютная тишина. Гарри проводит время, думая обо всех вещах, через которые они прошли в течение последних трех лет, насколько они изменились, но в то же время остались прежними.

Они переехали из их первой квартиры в прошлом году — у Луи была заначка, с которой они начали второй год в универе, по-видимому, выискивая больше места для него и Гарри, чтобы двигаться. Квартира, которую им оставила Джемма, была хорошим местом, чтобы остаться, но, так как они становились все более занятыми, квартиры было мало для всех их книг и документов и — в случае Гарри — портфолио. Гарри тоже была нужна дополнительная комната, которая бы служила студией, которая подталкивала Луи искать больше места, чтобы остаться.

Они учатся хорошо тоже, они оба намерены закончить вместе. Оценки Гарри по большинству предметов отличные, так же, как и предсказывал Луи, и многие профессора и студенты любили его не только за его талант, но и за то, что он был милым и хорошим — Луи должен был дать понять, что Гарри берется на более чем один случай.

С другой стороны, оценки Луи не такие отличные, как Гарри, но они хорошие, и то, что ему не хватает на учебе, он составляет во внеучебной деятельности. Он является членом как футбольной команды, так и театрального кружка, и участвует в каждых матчах и выступлениях, Гарри был там, будь то на на первом ряду или в стороне, полностью поддерживая его.

Они ладили сами по себе очень хорошо в течение последних трех лет, с финансовой точки зрения. Больше, чем хорошо, на самом деле. Они редко борются за деньги, потому что кроме своей работы, они получают деньги от своих мам, даже если они оба сказали Энн и Джей, что они будут в порядке. Луи также научился быть практичным, тратя только тогда, когда действительно необходимо. С другой стороны, это работа Гарри — убеждаться, что они тратят на себя.

Так что в целом, Гарри думает, что все на самом деле великолепно.

— А что насчет тебя? — тихий вопрос Луи вырывает Гарри из своих мыслей. Он моргает, слегка качая головой, прежде чем он бросает взгляд обратно на Луи. Даже в темноте комнаты, он может разглядеть задумчивое выражение на лице старшего парня.

— Ты знаешь, что я собираюсь делать, Лу. И если ты хочешь остаться здесь, тогда это то, что я хочу.

— Это действительно то, что ты хочешь? — спрашивает Луи. — Я имею в виду, ты удивителен в том, что ты делаешь, малыш. И я знаю, что ты всегда мечтал о съемках дикой природы.

— Да, — признает Гарри. Он любит фотографировать животных и природу, таская Луи по паркам с собой бессчетное количество часов в прошлом, чтобы убедиться, что он может поймать жизнь в движении в то время как остальная часть мира замерла. Он хочет делать это профессионально, на самом деле. хочет путешествовать по миру и снимать новые вещи, но. — Но если это означает быть вдалеке от тебя, тогда я не хочу.

— Гарри, — вздыхает Луи. — Пожалуйста, не дай мне встать на пути к твоей мечте.

Гарри качает головой, прижимаясь лицом к груди Луи.

— Нет, Лу. Я не хочу быть далеко от тебя. Я уверен, что найду работу здесь.

— Но Хазза-

— Луи, — отрезает Гарри, глядя на Луи и ловя его взгляд, даже в темноте. — Я буду в порядке пока я с тобой. Ты знаешь, что ты — все, что я хочу.

Луи слегка нахмуривается.

— Да, я знаю это, Хаз, но как же работа твоей мечты?

Гарри улыбается, немного, будто скрытно.

— С тех пор, как я был маленьким мальчиком, я всегда думал о создании семьи, знаешь? Жениться и иметь детей и тому подобное. Это моя мечта, Лу. И я бы всегда выбрал это. Ты моя мечта, Лу. Я очень сильно люблю тебя, я никогда не могу быть далеко от тебя слишком долго. Я знаю, что это звучит нездорово, но, — он проводит губами вдоль ключиц Луи, улыбаясь немного шире. — С того момента, когда ты помог мне подняться с земли, когда мы были детьми, я думаю, что судьба сделала так, что мы никогда не уйдем друг от друга. Так что я с тобой, всегда.

Проходит несколько минут молчания до того, как рука Луи накрывает руку Гарри, которая лежит у того на груди. И Гарри знает, что Луи понимает даже тогда, когда он ничего не говорит.

========== Twenty-six and Twenty-eight ==========

26 и 28

Гарри просто переворачивает блины, когда вдруг вокруг его талии оборачиваются руки, что заставляет его пискнуть от удивления. Он поворачивает голову и делает строгий взгляд, тыкая пальцем в широко улыбающегося Луи.

— Я делаю для нас завтрак, если ты не против.

Луи просто посмеивается, прижав быстрый утренний поцелуй к губам Гарри, прежде чем заглянуть через плечо.

— Блины! — радостно восклицает он, как только видит, что делает Гарри, и дарит ему еще один поцелуй. — Я люблю тебя, малыш. Ты фантастический.

— Да, да, конечно, — бесцеремонно говорит Гарри, хотя внутри он просто светится от слов Луи. Даже после двенадцати лет вместе, Луи все еще может заставить чувствовать его четырнадцатилетним, и один взгляд на самодовольное лицо Луи, говорящего Гарри, что старший мальчик знает, какой он производит эффект на Гарри. Гарри просто комфортно от знания того, что то же чувствует Луи, что он также может заставить чувствовать старшего парня взволнованным и разбитым несколькими простыми словами.

Гарри думает, что они действительно своего рода идеальны.

— Чаю, милый? — спрашивает Луи, уже схватив их кружки из шкафа.

— Было бы замечательно, — говорит Гарри, посылая Луи быструю ухмылку, прежде чем вернуться к блинам, которые он делает.

— Сейчас, малыш, — Луи тянется к чайнику.

Гарри улыбается себе на это. Утра с Луи стали одними из его любимых частей дня, только они на кухне, Гарри готовит завтрак и Луи делает чай. Им, как правило, удается провести час вместе прежде чем Луи должен идти на работу в местную среднюю школу около половины седьмого и Гарри должен собраться на свою работу в небольшой журнальной фирме.

Они до сих пор проводят много времени друг с другом- они ходят на свидания и берут отпуск каждые несколько месяцев, в основном для ближайших пляжей и фестивалей, иногда ездя домой. Они были заняты в последнее время, потому что Луи в первый раз ставил сценку, а Гарри работал на выставке, которую он собирается открыть сегодня. Он делал несколько фотографий рабочих мест на боковой линии, и после нескольких месяцев собеседований он, наконец, был одобрен, чтобы содержать свою собственную выставку. Он действительно с нетерпением ждал этого.

И, ну. Он также кое-что планировал на сегодня. Что-то действительно особенное и даже еще более нервное, чем показ фотографий. Он должен убедиться, что Луи будет там.

— Лу, ты же придешь на мою выставку сегодня, да? — спрашивает он, пытаясь звучать совершенно незаинтересованно, пока он кладет блины на их тарелки.

Луи появляется рядом через секунду, вручая Гарри кружку чая.

— Конечно я приду, милый. Я бы ни за что на свете не пропустил это.

Гарри делает глоток своего чая, улыбаясь самому себе.

— Чай превосходный.

Луи целует его в щеку, позже прижимая улыбку к плечу Гарри.

— Ты превосходный, — бормочет он, что заставляет Гарри покраснеть и захихикать.

— Заткнись, Лу.

— Это правда, — говорит Луи, усмехаясь и разворачивает Гарри, пока он не прижимает высокого парня к кухонному столу. — Ты идеальный.

Гарри может чувствовать, как его щеки краснеют от этого комплимента, он он опускает голову, чтобы скрыть улыбку. Он чувствует, как Луи кладет руку ему на щеку, и он плавится от такого мягкого прикосновения. Он быстро смотрит на лицо Луи, видя, что Луи делает этот взгляд снова — взгляд, который кажется говорит, что Гарри все для него, открытый и уязвимый, но абсолютно красивый и почти ослепленный от такой стеснительности. Этот взгляд, которым Луи смотрел на него, когда они впервые обменялись Я тебя люблю, взгляд, которым Луи смотрел, когда Гарри закончил университет с отличием, взгляд, которым Луи кажется говорит ты для меня все и я так горжусь тобой и я люблю тебя больше, чем что-либо еще.

Гарри улыбается, чувствуя себя молодым и застенчивым и таким, таким влюбленным.

— Прекрати смотреть на меня так, — бормочет он, но он все еще улыбается.

Луи просто улыбается в ответ.

— Я очень сильно тебя люблю.

Гарри наклоняет голову, беспомощно опираясь на Луи.

— Я тоже тебя люблю. — он поворачивает лицо и прижимает поцелуй к ладони Луи. — Теперь давай есть. У тебя работа меньше чем через час.

Луи прижимается губами к макушке Гарри, улыбаясь.

— Хорошо.

-

— Гарри, приятель!

Гарри оборачивается как раз во время, чтобы поймать прыгающего на него Найла. Он пятится назад и пытается бороться с гравитацией, прежде чем он беспомощно плюхается на задницу и Найл разваливается на нем.

— Найл! — восклицает он, пытаясь и не сумев сдержать смех. Это просто эффект Найла на всех, на самом деле- его счастье заразно.

— Слезь с меня, тупой ирландец.

Найл обиженно бурчит, цепляясь за плечи Гарри.

— Большая ночь сегодня! Я так рад за тебя, приятель!

Гарри улыбается и треплет волосы Найла.

— Да, да. Спасибо, друг. — он мягко толкает блондина в плечи. — А сейчас слезь с меня, мне нужно все подготовить.

Найл встает и помогает подняться другу.

— Все будет блестяще, я тебе говорю. Всем понравятся твои фотографии.

Гарри улыбается и быстро обнимает Найла.

— Спасибо, Ни. Это действительно очень много значит для меня. — он отодвигается, слегка нахмурившись. — Ты довольно рано. Настроить музыку занимает так много времени?

Найл машет рукой в воздухе.

— Нет, приятель. Это быстро.

— Тогда почему ты здесь? — спрашивает Гарри, быстро добавляя. — Не то, чтобы я против или что-то типо того!

Найл усмехается.

— Я здесь, чтобы поддержать тебя. Кроме того, я собираюсь убедиться, что ты не растеряешь свое дерьмо до вечера.

Гарри дуется, скрестив руки на груди.

— Я нервничаю, Ни, но не так нервничаю. Ты знаешь, что я почти уверен в своих снимках.

— Не об этом, — говорит Найл, и прежде чем Гарри может спросить его, блондин обходит его и хлопает по заднему карману узких джинс Гарри, где лежит небольшая коробочка. — Я говорю об этом.

Гарри отскакивает, краснея. Он смотрит на блондина.

— Шшш. Я старался не думать об этом до сих пор.

Найл просто усмехается в ответ. Гарри закатывает глаза и уходит, чтобы он мог начать настраивать, не обращая внимания на то, как горит коробочка в его джинсах, когда кто-то признал это.

-

Гарри продолжает теребить свою нижнюю губу, пока он наблюдает за непрекращающимся потоком людей, идущих через передние двери. Ему сказали, что приходят много людей, но это все еще немного пугающе, что много людей пришли, чтобы посмотреть на его снимки. Он никогда не будет введен до того, пока не прошло пятнадцать минут, и таким образом он просто стоит в стороне, частично скрытый в тени. Найл играет безымянную мелодию, сохраняя яркую и дружелюбную атмосферу, но это никак не сбавляет переживания Гарри.

— Милый, ты снова это делаешь, — до боли знакомый голос шепчет ему на ухо, заставляя его подпрыгнуть.

Он оборачивается, широко раскрыв глаза, и видит Луи, стоящего там и выглядевшего, ну. Выглядящего превосходно. Гарри не думал, что Луи слушал его, когда он сказал одеться немного официально — сам Гарри одет в рубашку Burberry с принтом сердечками с черным пиджаком и черными узкими джинсами — но, судя по всему, Луи слушал.

Он одет в черный пиджак с рукавами, которые не достигают и запястий — Гарри может ясно видеть татуировку птицы на правой руке, ту, которая соответствует ласточкам на его собственной груди — с белой рубашкой, а его волосы зачесаны назад, убранные со лба. Гарри может сказать, что Луи также пытался побриться, но это сделало ленивую работу, щетина подчеркивает его челюсть и подбородок, и просто. Он очень красивый.

Луи немного застенчиво улыбается, и Гарри может сказать, что это потому, что он на самом деле не раздет пока это до игры. Гарри также уверен, что нужно поблагодарить Зейна за то, как Луи выглядит сейчас. Гарри делает мысленную заметку позже отправить ему корзину с фруктами.

Прямо сейчас, прямо сейчас для Луи.

— Ты великолепен, — говорит он. слыша, как он задыхается. — Прям. Вау.

Луи немного краснеет на комплимент, но улыбка расширяется. Он протягивает руку и берет воротник Гарри кончиками пальцев, подходя немного ближе.

— И ты потрясающий.

Гарри смотрит вниз на мгновение, чувствуя робость. Небольшая коробочка в его кармане вдруг становится тяжелой, будто став в пятьдесят раз тяжелее, требуя внимания, но он отталкивает эту мысль в данный момент.

— Не нервничай, милый, — говорит Луи, а затем кудрявый чувствует руку Луи на своей щеке. — Оглянись, всем нравятся твои фотографии. Эта выставка будет очень успешной.

Гарри улыбается искренности в голосе Луи, говоря:

— Да, все в порядке.

Затем Зейн попадает в поле зрения, он выглядит как модель, как и всегда. Он гладит Гарри по спине и тянет его в полу объятие.

— Все проходит отлично! Поздравляю, приятель. — он отрывается с улыбкой. — Твои снимки крутые. Я имею в виду, я видел некоторые раньше, да, но, видя их на стенах — они просто безумные.

Гарри улыбается, краснея на похвалу. Он действительно любит делать свою работу, и, видя, как другие люди наслаждаются этим, это тоже делает его счастливым.

— Спасибо, чувак, — говорит он Зейну, слегка стукая его по руке. — Я ценю это.

Найл вдруг подбегает к ним, едва не щадя «привет» для Луи и Зейна, после он дергает руку Гарри и говорит:

— Давай, приятель, они собираются представить тебя.

Гарри моргает, внезапно нервничая снова. Он бросает панический взгляд на Луи, но старший парень только ободряюще улыбается, наклонившись, чтобы поцеловать его.

— Иди, милый. Я буду здесь.

Гарри улыбается и, сделав глубокий вдох, он позволяет Найлу тащить его к небольшой сцене, установленной в передней части комнаты.

-

Прошло чуть больше часа, и все еще идет гладко. Гарри говорил с несколькими важными людьми, все они хвалили его работу, и к тому времени, он сумел пробраться на улицу и подышать свежим воздухом Он прислоняется к стене здания, слушая слабый звук музыки, исходящей изнутри. Вероятно сейчас раздают напитки, и даже если Гарри хочет немного напоить себя, он на самом деле остается совершенно трезвым, если он собирается осуществить свой план.

Вздохнув, он лезет в задний карман и достает оттуда крошечную коробочку, которая преследовала его последний месяц. Он подносит ее к лицу, чувствуя вес и ее текстуру на ладони, прежде чем он открывает ее и смотрит на простое серебряное кольцо, отдыхающее внутри.

Он брал кольцо с собой месяц, куда бы он не шел, потому что оставлять его дома было бы слишком рискованно. Иногда Луи любит случайно копаться в их ящиках, когда ему скучно, и если бы он нашел кольцо, то план совершенного, романтического предложения Гарри будет разрушен.

Он вытаскивает кольцо из коробочки, осторожно держа его между пальцами. Он замечает, что он дрожит, и это должно быть смешно, потому что он знает, что Луи скажет да, конечно, но. Это по-прежнему волнительно.

Дело в том, что Гарри знает, что собирается провести остаток жизни с Луи. С того момента, как они сказали друг другу Я тебя люблю Гарри знал, что это, он и Луи, будет продолжаться. Но есть еще крошечный голос сомнения в задней части его сознания, говорящий ему, что еще не время, что он безрассудный, что он должен подождать.

И, ну. Сознание Гарри прыгает к худшему исходу — что если Луи скажет нет и он решил, что ему надоело быть с Гарри? Что если Луи бросит его? Это настолько надуманно, да, но Гарри не может не беспокоиться.

— Гарри?

Гарри подпрыгивает на внезапный голос, чуть не выронив кольцо. Он поворачивается, с широко раскрытыми глазами, и видит Луи, который уже идет к нему. Затем у него начинается паника, он копошится с кольцом и коробочкой, пытаясь спрятать его, прежде чем Луи его увидит.

Слишком поздно.

— Что это там у тебя, Хаз? — спрашивает Луи, уже потянувшись к руке Гарри.

— Нет! — слишком громко восклицает Гарри, отдернув руку, прежде чем Луи смог взять у него коробочку. Луи удивленно моргает и на его лице видна боль, и Гарри сразу чувствует себя ужасно, потому что они редко повышают голос друг на друга. — Я имею в виду- эм, ничего, Лу. Не беспокойся об этом.

Луи это видимо не убедило. Гарри всегда был дерьмовым лжецом, на самом деле. Но, к счастью для него, Луи, кажется, упустил это, потому что вместо всего он спрашивает:

— Что ты здесь делаешь?

— Эм, — начинает Гарри, стараясь незаметно положить коробочку обратно в карман. Он может чувствовать взгляд Луи на своей руке, так что он просто сжимает кулак вокруг объекта и надеется, что Луи не поймет что это такое. — Я просто, эм. Хотел подышать воздухом, вот и все.

— Ох, — говорит Луи. Он делает паузу на мгновение, как будто он что-то рассматривает, и Гарри понимает, что Луи тоже нервничает. — Хорошо. Я, эм, хотел кое-что спросить.

— Ох? — Гарри моргает.

— Да, — Луи потирает затылок, немного смеясь, хотя никакого юмора нет. Гарри распознает, что этот же смех Луи использует перед игрой, когда он нервничает или не уверен, так же Луи смеется перед футбольным матчем. — Эм. Ну, это не совсем так, как я представлял, но так как мы сейчас одни, и прочее. — он отрезает себя нервным смешком, проводя рукой по волосам. — Что ж.

И тогда он достает что-то из внутреннего кармана его пиджака, и Гарри громко выдыхает, когда он видит, что эта небольшая коробочка, которая не сильно отличается от той, что он сжимал в своей руке.

— О боже.

Луи нервно улыбается, немного хихикая и тревожно возится с коробочкой.

— Да, эм. — он движется, чтобы опуститься на одно колено — боже, он на самом деле опускается на одно колено прямо здесь, на улице только за первой выставкой Гарри, для чертового предложения — но затем Гарри останавливает его.

Луи рассеянно моргает, и Гарри в пяти секундах от того, чтобы засмеяться, как маньяк, потому что это на самом деле происходит. Он крутится вокруг, не совсем уверенный, что сказать или с чего начать, поэтому он просто открывает свою руку и показывает Луи коробочку, лежащую на его ладони.

Луи смотрит на него в течении пяти секунд, прежде чем он взрывается смехом, громким и недоверчивым и чуть-чуть истерическим. Гарри смеется вместе с ним, считая это безумством, что он и Луи выбрали один и тот же день для предложения.

Судьба смешная, иногда.

— О боже, — говорит Луи, сразу переставая смеяться. Его голубые глаза большие и яркие и смотрят на Гарри, будто он лучшее, что лучилось с ним. — О боже. Ты собирался сделать предложение.

Гарри моргает, его глаза широко раскрыты от всего происходящего.

— Ты собирался сделать предложение.

— Да, но, — Луи проводит рукой вокруг, ища слова, и он выпускает беззвучный смешок. — Ты собирался попросить выйти за тебя сегодня, да?

Гарри кивает, его глаза по-прежнему широко раскрыты.

— А ты собирался попросить стать твоим мужем.

Они смотрят друг на друга, и Гарри с трудом может поверить, что это на самом деле происходит — что он здесь прямо сейчас, стоит перед человеком, которого он любит больше своей жизни. Что они действительно любят друг друга, даже после двенадцати лет вместе, что они хотят жениться и может быть завести семью и называть друг друга мужьями.

Прежде чем Гарри понимает, что происходит, его глаза наполняются слезами, а потом он плачет, но в то же время так широко улыбается, что чувствует, что у него разрывается лицо. Он прикрывает рот рукой, видя расплывчато, когда он выпускает наполовину всхлип, наполовину смешок.

Луи выглядит так, будто он тоже плачет, и тянет Гарри в объятия, держа его близко и крепко.

— Боже, я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю, — удается сказать Гарри, а потом он снова смеется, обнимая Луи за шею, — Я так чертовски сильно тебя люблю.

— Таким образом, мы помолвлены, да? — спрашивает Луи, посмеиваясь. Он фыркает, и Гарри лишь слегка отрывается, чтобы он мог видеть голубые глаза Луи.

Он смеется.

— Конечно, мы помолвлены, глупый.

Луи усмехается даже в то время, когда он плачет, а потом отступает назад, чтобы он мог вытащить кольцо из коробочки. Гарри сразу дает старшему руку, затаив дыхание, пока Луи надевает кольцо — оно такое же серебряное, отмечает Гарри, и он не может не подумать, судьба. Он поднимает руку к лицу и пристально смотрит на него на мгновение, любуясь, как серебряное кольцо аккуратно поблескивает на его безымянном пальце.

— Твоя очередь, — говорит Луи, чтобы привлечь внимание Гарри, махая рукой перед лицом парня. — Давай.

Гарри хихикает, возясь со своим собственным кольцом, прежде чем он берет маленькую ручку Луи и надевает кольцо. Затем он заключает руку Луи в свои, прижимая губы к костяшкам в нежном поцелуе.

Луи хихикает на это, беря его другую руку и подходя ближе, любуясь, как идеально их руки подходят друг к другу.

— Мы обручены, — шепчет он спустя несколько секунд тишины, его голос звучит благоговейно. Гарри определенно может иметь отношение.

— Да, мы обручены, — он прижимается мокрым поцелуем к губам Луи, оба их лица заплаканные. — Это будет очень интересная история, чтобы рассказать детям.

— Дети? — спрашивает Луи, громко дыша.

Гарри краснеет, кусая губы. Он не думает, что это подходящее время, чтобы говорить об этом, так так они буквально секунду назад обручились, но.

— Да. Я хочу детей.

— Да? — Луи на мгновение бросает взгляд между ними, прежде чем он вытаскивает одну руку и аккуратно кладет ее на живот Гарри. — Да? — снова выдыхает он, смотря Гарри в глаза.

Гарри кивает, дыхание немного прерывается, когда большой палец Луи начинает потирать его животик. Луи широко ухмыляется на это, подаваясь вперед для поцелуя, прежде чем он полностью отстраняется. Гарри моргает, немного ошеломленный, а затем Луи дергает его обратно.

— Давай, Хаз, мы поговорим об этом намного позже. Но теперь я хочу рассказать всем о моем женихе.

Жених. Гарри чувствует, будто он танцует, будто бежит по середине улицы и кричит, чувствует, будто говорит всем, как сильно он любит Луи и как сильно Луи любит его.

Луи улыбается, вытирая оставшиеся под глазами слезы, а затем они толкают стеклянные двери, открывая, входя внутрь с криком:

— Угадайте, кто только что обручился!

========== Twenty-Nine and Thirty-One ==========

29 и 31

Гарри смотрит на свое отражение в зеркале их спальни, его рубашка поднята так, что виден живот. Он на шестом месяце, и его тату бабочки выглядит странно сейчас, растянутой через его раздутый живот. Нахмурившись, он поворачивается и смотрит на выпуклость его живота, изуродованные листья папоротника на его бедрах, и очевидный дополнительный вес в его руках. Он поправился, и он задается вопросом о том, что сейчас думает Луи о его внешности.

Крошечный голос в его голове говорит, что если Луи и думает, что он некрасивый, то он просто слишком добрый, чтобы сказать что-нибудь? Или еще хуже, что, если Луи понимает, что ты не хорош для него и оставит его? становится все громче с тем, пока он смотрит на себя, и просто. Это тревожно.

Часть Гарри говорит, что это иррационально, что Луи любит его больше, чем что-либо, но. Он не может помочь, но всей этой ненадежности сейчас, видя себя в зеркале. Он знает, что он хочет этого, что Луи хочет этого — они говорили об этом бесчисленное множество раз после ночи, когда они обручились, говорили о их том, чтобы растить собственных детей и о большом доме, где их дети могут свободно бегать и играть. А теперь это происходит — сейчас у них есть дом и они ждут не одного, а двойню, и Гарри по-настоящему счастлив, но.

Он не может не беспокоиться.

Он слишком погружен в свои мысли, чтобы понять, что Луи уже приехал домой, даже не слышит, как открывается и закрывается дверь их спальни, поэтому он немного удивленно подпрыгивает, когда его руки ложатся на живот. Он тут же расслабляется, со вздохом откинувшись на Луи. Он смотрит на них в зеркало, смотря, как Луи целует всю его шею и потирает круги на его животе.

— Как дела в школе? — спрашивает он, его голос тихий и мягкий.

Луи устраивает подбородок на плече Гарри и улыбается их отражению.

— Хорошо. Я просто рассказывал студентам об их проектах, а это значит, что все, что я буду делать в течение нескольких недель — это помогать им в этом. По большей части, я буду просто наблюдать за их действиями.

— Хмм, — гудит Гарри, немного склонив голову, поэтому Луи может прижаться поцелуем к точке, где чувствуется его пульс. — Ты сказал им придумать короткую пьесу, чтобы показать в классе?

Луи кивает.

— Да.

— Так ты не играешь на большой сцене в этом году?

— Нет, — бормочет Луи в его кожу. — Я не хочу быть слишком занятым, и остаться в средней школе дольше, чем я должен. Я предпочел бы провести время с тобой и с нашими девочками.

Гарри немного улыбается при этом. Он смотрит, как Луи поглядывает на их отражение в зеркале, смотрит, как медленно на его лице появляется улыбка на его губах.

— Ну вот. Наконец ты улыбаешься.

Это никогда не перестает удивлять Гарри, насколько хорошо Луи может прочитать его, даже спустя все это время. Но это просто так вещь с Луи — никогда не стареет. Каждая мелочь, которую они делают — будь то, как Луи сжигает тосты для него утром, или Луи использующий его шампунь, поэтому они оба пахнут яблоком, или Луи, целующий его шрам на колене, появившийся двадцать один год назад — все, что всегда заставляет сердце Гарри биться в разы быстрее, заставляя его чувствовать, что его грудь вот-вот лопнет. Он задается вопросом, очевидно ли то, что они встречаются всем, любовь, которую они испытывают друг к другу.

Он вспоминает, как Зейн однажды написал для них стихотворение, что-то очень сопливое и романтичное о том, как любой человек может физически ощущать любовь Луи и Гарри друг к другу, только посмотрев в глаза, призраки их улыбок, а также их касания, когда они задерживают свои пальцы на несколько секунд. Он помнит, как Найл сочинил песню для них, что-то невероятно сопливое о родственных душах и о нахождении друг друга будучи детьми, о вечной любви и судьбе. Он вспоминает слова Лиама на их свадьбе, как он говорил о том, как Луи и Гарри дополняют друг друга, как два пазла.

Поэтому Гарри догадывается, что каждый может видеть. Он на самом деле не против этого, если быть честным.

— О чем ты думаешь прямо сейчас? — Тихий вопрос Луи вырывает Гарри из его мыслей, и он начинает быстро моргать, фокусируясь на их отражении. Он думает, что они выглядят красиво, с усталыми, но мягкими голубыми глазами Луи, смотрящими на него с нежностью, с нежными руками Луи, с любовью гладящими его живот. В этот момент Гарри чувствует, что он светится, и все прежние его переживания исчезают.

Он улыбается.

— Просто думаю о том, как я сильно тебя люблю, и как, вероятно, каждый может увидеть это.

Луи посмеивается, целуя Гарри в щеку.

— Конечно, каждый может это видеть, любимый. Они просто могут посмотреть на тебя и понять.

— Да? — Спрашивает Гарри, кладя свои большие руки на ладошки Лу на его животе.

— Да, — говорит Луи. — Они бы увидели какой ты красивый и любящий, как хорошо ты носишь наших детей. Я имею в виду, посмотри на себя, милый. Ты светишься.

Гарри улыбается шире.

— Я?

— Ты. Ты такой потрясающий.

— Это потому что я чувствую, что меня любят, — говорит Гарри проходя пальцами между пальчиками Лу. — Ты заставляешь меня чувствовать себя любящим и красивым и просто идеальным, хотя я иногда чувствую себя далеким от этого.

Луи слегка хмурится при этом — Гарри может видеть, как его лицо слегка наклоняется в зеркале.

— Что ты имеешь в виду, малыш? Ты абсолютно идеален.

— Да, но, — Гарри вздыхает, закрывая глаза. — Иногда я смотрю на себя и думаю, что я становлюсь слишком большим, знаешь? Я имею в виду, я знаю, что это совершенно нормально, потому что я беременный и все такое, но. Я не знаю, — он пожимает плечами, подталкивая голову Луи на его плече. — Я просто иногда думаю об этом, что ты можешь понять, что ты не хочешь меня по-настоящему и просто оставишь меня.

На мгновение повисает тишина. Гарри держит глаза закрытыми, слушая звуки их мягкого дыхания. Это и поражает и пугает его, что через несколько месяцев здесь будет еще одна пара спокойных вдохов, соединяющихся с их в доме.

Наконец, Луи говорит, его голос мягкий.

— Малыш. Ты же знаешь, что я никогда тебя не оставлю, да?

Гарри кивает, все еще не открывая глаз.

— И ты знаешь, что для меня ты всегда будешь самым красивым человеком на свете, да?

Гарри снова кивает.

— Тогда в чем дело? — Спрашивает Луи.

Гарри, наконец, открывает глаза, встречаясь со взглядом мужа в зеркале. Он чувствует себя глупо из-за того, что он беспокоился, видя выражение лица Луи.

— Ни в чем. Я просто глупый, вот и все. Это вероятно, гормоны или что-то такое, я не знаю.

Луи смотрит в зеркало еще несколько секунд, прежде чем повернуть голову и прошептать Гарри на ушко:

— Никогда не переживай, милый. Я сказал тебе, что я никогда тебя не отпущу, не так ли?

— Да, — выдыхает Гарри, кивая, чувствуя дыхание Лу, щекочущее его ухо.

— И ты красивый, хорошо? Такой чертовски красивый. Позволь мне показать, какой ты прекрасный.

У Гарри перехватывает дыхание.

— Хорошо.

Луи в последний раз улыбается их отражению, прежде чем он отстраняется, заставляя Гарри повернуться и ведя его к их постели.

Гарри снимает свою рубашку весь путь перед тем, как лечь на простыни, чувствуя взгляд Луи на себе все время. Его щеки становятся розовыми, и он кусает губы, пока смотрит, как Луи медленно раздевается у подножья их кровати.

Гарри не думает, что когда-нибудь привыкнет к тому, как выглядит его муж, подтянутое золотистое тело, усыпанное чернилами его многочисленных татуировок. Даже в тридцать один, его бицепсы выглядят сильными и мышцы на его бедрах крепкими, и Гарри иногда не может представить, что этот мужчина — этот парень перед ним — его. Он был его на протяжении двадцати одного года.

— Я люблю тебя, — выдыхает он, заставляя Луи остановить свои пальцы на поясе своих боксеров.

Он смотрит на Гарри с мягкой улыбкой, на его подбородке щетина и его волосы, ставшие слишком длинными, неаккуратно зачесаны назад. Гарри понимает, что он не единственный, кто изменился из-за беременности, что она влияет на Лу тоже. Это заметно по мешкам под глазами, по нескольким линиям на его лице — и это заставляет Гарри понять, что все его переживания — глупые, потому что Луи с ним в этом.

Луи собирается быть с ним на каждом шаге в его жизни, даже после этого.

— Я тоже тебя люблю, — говорит Луи, пока он забирается на кровать, решив пока оставить боксеры на себе. Он поглаживает живот Гарри, улыбаясь мужу. — Навсегда, да?

Это такая банальная вещь, чтобы сказать, и Гарри хихикает, улыбаясь Луи.

— Конечно.

Луи наклоняется, прижимая их губы вместе, медленно и сладко целуя Гарри, вылизывая рот, будто он постоянно хочет чувствовать вкус мужа у себя на языке, как будто уже он не сделал это. Все это время его руки скользят вверх и вниз по бокам Гарри, блуждая по груди и животу, спускаясь вниз. Сознание Гарри уже слегка размыто, чтобы поймать и проследить движения Луи, пытаясь запомнить каждое маленькое прикосновение.

— Лу, — скулит он, когда они отрываются, чтобы вздохнуть, пытаясь притянуть Луи обратно, когда старший парень полностью отрывается.

Луи мягко заставляет его замолчать, улыбаясь, говоря:

— Я позабочусь о тебе, не волнуйся. Просто- просто ляг на спину, да, малыш? Позволь мне показать тебе, как сильно я люблю тебя.

Гарри прерывисто кивает, смещаясь и пытаясь комфортнее устроиться на подушках. Луи проводит рукой по волосам, нежно перебирая пряди и заставляя Гарри задыхаться. Его волосы стали действительно слишком длинными, становясь все более волнистыми, а не кудрявыми. Гарри не жалуется, тем более, что Лу любит запутывать свои пальцы в его волосы и массировать кожу головы.

— Просто расслабься, да, малыш? — Шепчет Луи, а затем наклоняется и целует шею Гарри. Стайлс отклоняет голову назад, тихо постанывая, когда Луи засасывает его кожу.

Он быстро реагирует на прикосновения мужа, его член уже стоит в штанах, и это должно быть немного неловко, но все, о чем может думать Гарри — как пальцы Луи держат его живот, как рот Луи чувствуется на его коже.

Луи целует его грудь, бормоча такой красивый и ты прекрасный и весь мой в кожу Гарри, заставляя парня под ним покраснеть. Он осторожно и нежно покусывает ключицы Гарри и прослеживает очертания ласточки на груди языком.

— Я так сильно люблю тебя, да? — Бормочет он, прежде чем наклониться ниже, кружа губами вокруг соска и посасывая. Гарри выгибается на это прикосновение, руки сжимают простыни, когда Луи лижет его сосок.

— Лу, — выдыхает он, дрожа, когда Луи отодвигается, слегка дуя на его сосок. — Я тоже тебя люблю.

Луи коротко улыбается, прежде чем опускает голову, вбирая в рот другой сосок, даря ему такое же внимание, что и другому. Гарри сминает простыни в кулаки и смещает свои бедра, ища трение. Теперь он полностью твердый, его штаны до неприличия натянуты, и ему просто нужно.

— Луи, мне нужно-

Луи затыкает его нежным поцелуем. Таким образом Гарри отпускает простыни, и он запускает пальцы в волосы мужа, слегка дергая, когда Луи вылизывает его рот. Он позволяет полностью взять контроль над поцелуем, тихо скуля, когда Луи прикусывает его нижнюю губу.

Мгновение спустя Луи отрывается, прижимаясь влажными поцелуями, пока он не достигает его животика. Он целует татуировку бабочки, бормоча:

— Я люблю твой животик, малыш. И я буду продолжать любить его независимо от того, насколько он становится большим, — он проводит рукой по округлому животу мужа, покрывая его еще большим количеством поцелуев. — И я люблю тебя за то, что носишь нашего малыша. Ты делаешь такую замечательную работу. Ты замечательный.

Гарри краснеет, прикрывая рукой лицо, чтобы скрыть свои красные щеки. Он чувствует пальцы вокруг запястья, убирающие руку, а потом смотрит в голубые глаза Луи.

Луи держит зрительный контакт на секунду больше, прежде чем он целует костяшки мужа, целуя маленький крест между указательным и большим пальцами.

— Люблю твои татуировки, — говорит он, следуя губами к якорю, а затем дальше вверх. Он следит, чтобы оставить поцелуй на каждой — цветок, сердце, корабль — а потом дальше, пока он не прижимается губами к плечу, на мгновение задерживаясь. — Я люблю то, как ты рисуешь историю своей жизни на своем теле, чтобы все могли увидеть.

— Я просто хочу, чтобы все знали, как ты много значишь для меня, — шепчет Гарри, повернув голову в сторону так, что он сталкивается с Луи.

Луи улыбается ему.

— Я знаю, любимый, — он быстро целует Гарри в губы, прежде чем возвращается обратно к телу мужа. Он по-прежнему улыбается, когда говорит, — И этот папоротник, я действительно тоже люблю его. Я люблю все в тебе, Гарри. — он поглаживает большими пальцами папоротник на бедрах Стайлса, которые теперь тоже растянулись. — Даже если они растянулись, я все еще думаю, что они прекрасны. Ты всегда так прекрасен, Гарри.

Гарри чувствует, как плавится на слова мужа, выскальзывающие из его рта. Он считает, что только руки Луи, касаясь его мягко, но твердо, держат его.

Он вырывается из мыслей благодаря Луи, сдергивающего его штаны, наконец освобождая его член. Гарри почти забыл об этом, отдаваясь словам и прикосновениям Луи на мгновение, но сейчас, когда его внимание вернулось к нему, он понимает, что он болит, прижимаясь к его животу. Он скулит, слегка толкаясь бедрами.

— Мы уделим ему внимание, любимый, не волнуйся, — говорит Луи, проводя руками вверх и вниз по бедрам Гарри. Он улыбается. — Я люблю твои ножки тоже, ты знал это? — он разводит их шире, достаточно для того, чтобы сесть между ними. — Люблю то, какие они длинные. Они такие красивые, как и любая другая часть тебя.

— Луи, — скулит Гарри, его щеки пылают.

Луи проводит носиком по бедрам мужа, прежде чем взять кончик члена Гарри в рот. Гарри с облегчением вздыхает, тая на белых простынях, когда Луи берет глубже.

Луи не спешит, обернув руку вокруг основания члена Стайлса и держа язык на головке, слизывая капельки смазки, вытекающие из щели. Он медленно наклоняет голову, двигая кулаком у основания, прежде чем вовсе убрать руку и взять его полностью.

Гарри стонет, когда он чувствует заднюю стенку горла Луи членом, и он смотрит вниз, чтобы посмотреть, но ничего не видит за своим животом. Он скулит, разочаровываясь, прежде чем подняться на локтях, чтобы увидеть. Однако он не смог держать себя слишком долго, его руки сильно дрожали, и его верхняя часть тела была слишком тяжелой для него, чтобы удержаться.

Луи должно быть заметил — конечно, он заметил — потому что он отстраняется, посылая Гарри заинтересованный взгляд.

— Что случилось, любимый?

— Не могу-, — Гарри должен откашляться и попробовать снова. — Не могу видеть тебя.

Луи осторожно поднимается вверх, помня о животике Гарри.

— Приподнимись немного, милый, — просит он, устраивая подушки на спинке кровати. — Теперь откинься назад, вот так.

Гарри откидывается на спинку кровати, подпираемый подушками. Он разводит ножки шире, и Луи один раз целует его в губы, прежде чем вновь опуститься вниз. Гарри вздыхает, запутывая пальцы в волосы мужа, пока он берет его снова в рот. Живот Гарри по-прежнему закрывает ему вид, но, по крайней мере, он видит макушку Луи.

Он стонет, немного дергая бедрами, когда чувствует, что его член снова упирается в заднюю стенку горла мужа. Он ужесточает хватку в волосах Луи, стараясь держать свои глаза открытыми, когда Луи начинает двигаться быстрее, усердно посасывая его и перебирая его яички. Он позволяет Гарри слегка двигать бедрами, заставляя его члену скользить глубже в рот, делая это легко и плавно.

Гарри скулит, запрокинув голову назад, когда чувствует пальцы Луи на своей дырочке. На секунду его бедра перестают двигаться, он расставляет ножки шире, приглашая Луи продолжать.

Вот когда Луи выпускает его член изо рта, напоследок целуя головку, прежде чем сесть. Гарри только сейчас понимает, что Луи почти твердый в штанах; очертания его члена видны через ткань. Он смотрит, как Луи снимает штаны, и у него текут слюнки при виде толстого члена мужа.

— Луи, — скулит он, сползая со спинки кровати, чтобы лечь нормально, разводя бедра еще шире друг от друга.

Луи целует Гарри в лоб, прежде чем потянуться к тумбочке. Гарри за это время успокаивает свое и без того тяжелое дыхание, его грудь поднимается и опускается с каждым глубоким вдохом. Он наблюдает за тем, как Луи берет бутылочку смазки из их ящика сквозь слегка приоткрытые веки, положив руки на живот.

Луи открывает бутылочку, ложась на живот и целуя коленку Гарри — над тем местом, где был шрам. Прикосновение заставляет дыхание Гарри немного сбиться, заставляет его чувствовать, что его любят и о нем заботятся еще больше. Он задается вопросом, светится ли он сейчас, видит ли Луи, как он себя чувствует в этот момент.

Он затаил дыхание, когда мокрые пальцы Луи прикасаются к его дырочке, кружа вокруг нее, прежде чем медленно скользнуть двумя пальцами внутрь, ища простату Гарри. Гарри скулит и немного смещает бедра, и Луи проскальзывает пальцами до последней фаланги. Он толкает их медленно, постепенно набирая обороты, тем самым увеличивая стоны Гарри.

Луи приподнимается, чтобы он мог следить за лицом Гарри, пока растягивает его. Он крутит пальцами в поисках простаты Гарри. Стайлс выпускает тихий стон, когда пальцы Луи согнулись внутри него и надавили на ту самую точку, заставляя его выгнуться дугой. Мягкий смех выскальзывает из уст Луи, прежде чем он целует Гарри в лоб, пока он кружит по простате Гарри.

Гарри чувствует, что плавится, его пальчики сжимаются и его глаза прикрываются. Он скулит, когда Луи вытаскивает пальцы, а затем добавляет третий, вставляя обратно, и Гарри чувствует, будто он разорвется, если Луи не проникнет в него в ближайшее время.

— Луи, — сумел выговорить он, откинув голову назад, когда Луи продолжает массировать его простату, сильно прижимаясь к ней. — Луи. Я- боже, я готов.

— Тсс, все в порядке, милый. Успокойся, ладно? — говорит Луи, вытаскивая пальцы и вытирая их о простыни.

Гарри сгибает колени, прижимая ступни к кровати, наблюдая, как Луи распределяет смазку по своему члену. Он улыбается, когда Луи целует его в носик, прежде чем он закрывает глаза, пока Луи медленно проникает в него.

Он чувствует себя наполненным с членом Луи в нем, и он просто вздыхает на мгновение, сдвигая свои бедра и задыхаясь, когда Луи толкается немного глубже. Его глаза распахиваются, когда он слышит стон Луи над ним, а затем шепот:

— Так хорошо, любимый.

Он просто тихо стонет в ответ, а затем Луи перемещается, медленно подаваясь бедрами назад и заставляя Гарри чувствовать каждый дюйм своего члена. Гарри лежит на простынях, наслаждаясь чувством Луи в нем. Толчки Луи медленные и глубокие, выбивая из него маленькие хриплые стоны и заставляя пальцы сжать простыни. Он громко стонет, когда Луи глубоко толкается и задерживается на мгновение, выписывая бедрами маленькие круги. Когда он выходит, он возобновляет темп.

Гарри может сказать, что Луи был очень осторожным — он убеждается, что на животик не давит его вес, сохраняя пространство между ними, так чтобы у Гарри не было проблем с дыханием. Кроме того, он продолжает поглаживать руками его округлый животик, и Гарри чувствует, как плачет.

— Ты такой красивый, Гарри, такой идеальный, — говорит Луи и стонет в конце, когда Гарри сжимается вокруг него. Он снова глубоко толкается и делает паузу на секунду. — Я так сильно тебя люблю. Ты не представляешь, какой ты прекрасный и замечательный. Ты так прекрасно носишь наших детей, с такой любовью.

Гарри на мгновение зажмуривается, положив руки Луи на свои живот.

— Лу.

Это единственное, что он может сказать сейчас, потому что его переполняют эмоции.

Он так сильно любит Луи.

— У нас дети, Хаз, — выдыхает Луи, и в тот момент о звучит так, будто он только осознает это, будто он тонет. Гарри может увидеть, как его глаза немного расширяются, уголки губ вздернуты вверх. А потом он тихо смеется, его голос немного напряженный, когда он говорит

— О Боже, Хаз. У нас будут дети.

Гарри улыбается ему, скользя своими пальцами между пальцами мужа.

— Да, у нас будут дети.

Луи усмехается так, что в уголках его глаз появляются морщинки, и Гарри чувствует, будто он летит.

— Я так сильно тебя люблю.

— Я тоже тебя люблю, шепчет он, прежде чем немного сместить свои бедра. — Я правда люблю тебя, но если ты не начнешь двигаться, я умру еще до родов.

Луи смеется, ярко и счастливо, и этот звук заставляет грудь Гарри сжаться.

— Мы не можем иметь это сейчас? — спрашивает Луи, а затем он выходит и без предупреждения резко входит. Он немного ускоряется, все еще толкаясь глубоко, убеждаясь, что Гарри может чувствовать каждый его дюйм.

Гарри радостно вздыхает, тихо постанывая, когда Луи немного смещает бедра и головка его члена попадает по простате.

— Там, Лу, — выдыхает он, маленькие искорки удовольствия пробегают по его спине и распространяются по всему телу, вплоть до самых кончиков пальцев.

Луи кивает, а затем он снова набирает темп, держа свои бедра под этим углом и толкаясь быстрее. Гарри запрокидывает голову, открывая рот. Он может чувствовать, как истекает его член, но он игнорирует это, вместо этого сосредотачиваясь на том, как Луи трахает его, как Луи касается его живота, как Луи относится к нему, будто он самый красивый человек в мире.

И для Луи, Гарри определенно самый красивый во всем мире. Они оба это знают.

— Я люблю тебя, — говорит Луи, и это звучит так, будто он только наполовину осознает, что он говорит это, слишком поглощенный чувством, как Гарри сжимается вокруг него. — Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя, — бормочет он с каждым толчком бедер.

Гарри может почувствовать, как его глаза наполняются слезами, что заставляет его видеть размыто. Он моргает, прогоняя туман прочь, желая видеть лицо Луи, и слезы в конечном итоге скатываются по щекам. Луи сразу замечает это, и он поднимает одну руку с живота Гарри, чтобы смахнуть слезы.

— Ты лучшее, что случалось со мной, — тихо шепчет Луи, как будто это секрет, когда на самом деле все, кто когда-либо их видели, знают. Я так сильно тебя люблю.

— Луи, — кричит Гарри. Он близко, и он чувствует, будто его грудь собирается распахнуться, и его мозг ничего не соображает. — Я люблю тебя.

Луи тоже близко, его толчки становятся более беспорядочными, и Гарри знает, что может кончить даже не прикасаясь к себе, что он может достичь края, только от чувства Луи в нем и от того, как он шепчет ласковые слова и аккуратно смахивает слезы.

Гарри кончает, выкрикивая имя Луи. Он кончает на свой живот, не притронувшись к себе, и у Луи занимает всего несколько толчков, прежде чем кончить глубоко внутри Гарри и шепча я люблю тебя и ты мое все и я не могу поверить, что ты все еще мой.

-

— Ты светишься даже больше, чем в прошлый раз, — комментирует Лиам, когда Гарри впускает их внутрь.

Гарри краснеет, опуская голову, поэтому они не могут увидеть его улыбку.

— Да, ну. Луи удостоверяется, чтобы я был счастливым.

— Ах, — говорит Зейн, проходя мимо него в гостиную. — Это объясняет почему ты выглядишь таким влюбленным.

— Ты имеешь в виду оттраханным, — комментирует Найл, громко смеясь, когда Гарри собирается вмазать ему пощечину и промахивается, попадая по руке. Он бежит в гостиную вслед за Зейном, все еще смеясь и заставляя Гарри покраснеть еще сильнее; покраснеть до кончиков волос.

Лиам похлопывает его по плечу, посмеиваясь.

— Просто игнорируй Найла, ладно? Ты знаешь, что он говорит все, что думает, — он сжимает плечо Гарри, ласково улыбаясь ему. — Но ты действительно хорошо выглядишь, Гарри. Как ты себя чувствуешь?

Гарри вздыхает, облокачиваясь на Лиама и кладя руки на живот.

— Будто я готов рожать. Как бы сильно я не любил быть беременным, я просто действительно готов выпустить девочек из их домика.

Лиам обнимает его за плечи, сжимая и ведя его в гостиную, где они могут услышать, как Найл и Зейн уже сражаются за выбор фильма.

— Еще несколько недель, да? Ты сможешь сделать это.

Гарри снова вздыхает. Он и Лиам входят в гостиную, чтобы найти Найла, сидящего верхом на Зейне, пытаясь схватить пульт, который Зейн держит над головой. Они оба замирают, когда замечают Лиама и Гарри в дверях.

— О, привет, ребята! — говорит Найл. — Зейн не дает мне выбрать фильм!

— Ты выбирал в прошлый раз! — протестует Зейн, спихивая с себя Найла. — Моя очередь!

Гарри только качает головой и садится на диван, который Луи специально купил для его беременности. Он смотрит, как Лиам пытается успокоить Найла и Зейна, но блондин слишком занят, пытаясь незаметно украсть пульт и Зейн слишком занят, убеждаясь, что Найл не может взять его, чтобы обратить внимание на Лиама. Гарри улыбается, наблюдая за этой сценой, откинувшись на спинку дивана и положив руки на живот.

Сейчас он стал еще больше, почти восемь месяцев, и у него все больше и больше проблем по дому. Его ноги так болят и также болит бедра и спина. Луи не может быть здесь, чтобы ухаживать за ним все время, потому что он все еще должен работать, вот почему Найл, Зейн или Лиам приходят всегда, когда это возможно, чтобы они могли составить ему компанию и удовлетворить его потребности.

Иногда приходят все трое, как сегодня, и это обычно заканчивается, тем что трое из них (пьяные) засыпают в куче на полу в гостиной, в то время, как Луи поднимает Гарри наверх и удостоверяется, что он немного отдыхает.

— Ага! Я достал его! — восклицает Найл, выдергивая Гарри из его мыслей. Он смотрит наверх как раз вовремя, чтобы увидеть, как блондин бегает по комнате, а Зейн неуклюже бегает за ним, протестуя о том, что будет справедливо, если он выберет фильм на сегодняшний день.

Вот как их находит Луи.

— Ну, надеюсь, что вы не сильно вымотали моего мужа, — говорит он, стоя на пороге в гостиную, заставляя всех замереть и посмотреть на него. Он держал стопку бумаг и выглядел немного уставшим, но тем не менее он улыбался. Он заходит в гостиную и вываливает бумаги на кофейный столик, потягиваясь, прежде чем нагнуться и быстро поцеловать Гарри. — Привет, милый.

Гарри улыбается, ловя губы Луи для еще одного поцелуя. Луи целует его, прижимаясь губами на секунду дольше, прежде чем он обращается к другим.

— Кто-нибудь из вас, ребята, заказал пиццу? — спрашивает он, сидя на подлокотнике дивана Гарри и рассеянно кладя руку на животик мужа.

— Я сделаю это, — говорит Лиам, доставая телефон из кармана и набирая пиццерию.

— Пицца не очень хороша для девочек, Лу, — протестует Гарри.

Луи улыбается ему, целуя Гарри в макушку.

— Я знаю, детка. У нас еще остался фруктовый салат в холодильнике, и я собираюсь приготовить что-нибудь позже. Может что-то простое из поваренной книги, которую нам отправила Мама. Ну как?

Гарри довольно улыбается, прижимаясь головой к боку Луи. Почти в то же самое время он чувствует удар в его живот, и он смеется, потирая в этом месте рукой.

— Сейчас успокойтесь, малышки, — говорит он своему животику, строго указывая ему пальчиком. — Вы скоро покинете домик. Не толкаетесь сильно много и не устраивайте Папочке трудное время, хорошо?

Луи сползает с подлокотника, падая на колени и прикладывая свою руку над рукой Гарри.

— Давайте, девочки, — говорит он животику Гарри, — не делайте вашего Папочку раздражительным.

— Они пинаются? — спрашивает Найл, подползая и взволнованно смотря на живот Гарри. — Могу я потрогать? С прошлого раза прошло некоторое время.

Гарри кивает, улыбаясь.

— Давай.

Найл охотно кладет свою руку на живот Гарри, смеясь, когда он почти сразу чувствует толчок.

— Сейчас я не знаю, кто из вас сделал это, но я обещаю вам обоим, что я буду вашим самым любимым дядей.

— Прости, — говорит Зейн, появляясь рядом с Найлом. Он хмурится. — Я собираюсь быть их самым любимым дядей.

— Ребят, пожалуйста, — говорит Лиам, также присев на корточки перед Гарри. — Давайте не будем бороться за это. Мы же не хотим повторения того, что было в прошлый раз.

— Да, Лиам прав, — говорит Луи, нежно потирая рукой животик Гарри. — И к тому же, мы все знаем, что ты все испортишь, так или иначе.

— Ага, соглашается Зейн, воркуя животику Гарри, когда он чувствует толчок под его ладонью. — я так взволнован, чтобы увидеть их.

— То же самое, — соглашается Найл, и Лиам кивает.

— Мы все взволнованы, — говорит Луи, немного качая головой. Он целует животик Гарри, прежде чем посмотреть наверх, на мужа. — Ты станешь идеальным родителем, ты знаешь это?

Гарри улыбается, положив руку на щеку Луи.

— Так же, как и ты.

-

Чуть больше месяца спустя, Гарри обнаруживает себя сидящим на больничной койке, чувствуя себя самым счастливым человеком. Он держит маленькую Джессику на руках, в то время как Луи сидит на краю кровати, придерживая Дженнифер. У них обоих на глаза слезы, но Гарри уверен, что он выглядит еще хуже. Он уверен, что его нос и глаза красные ото того, что он слишком много плачет, и его шов еще болит, но все, о чем он сейчас заботится, это о маленьких девочках у его мужа и у него в руках.

Луи немного качает Джен взад и вперед, все время тихо напевая ей, и Гарри улыбается при виде их. Луи ловит взгляд Гарри, и он улыбается, шире и ярче, чем когда-либо видел Гарри, несмотря на истощение в его голубых глазах.

Гарри может сказать, что он действительно счастлив, и он просто знает, что это — четверо в родильной палате — это только начало чего-то действительно красивого.

— Как ты себя чувствуешь? — спрашивает Луи, его голос мягкий и тихий.

Гарри улыбается еще шире.

— Я чувствую себя великолепно.

Луи кивает.

— Да, то же самое, — он моргает и смотрит вниз на Джен. — Мы фактически начинаем нашу собственную семью, Гарри.

— Я знаю, - говорит Гарри. Это на самом деле потрясающе, но и чрезвычайно волнующе. Он может чувствовать слезы, подкатывающиеся на глаза при мысли, что он и Луи родители. Он смеется, глядя на маленькую Джессику. — Мы родители, Луи. Мы действительно родители.

В этот момент дверь открывается, и заходит Найл, а за ними Зейн, Лиам, Энн и Джей. Он толпятся вокруг

Гарри и Луи, Найл и Зейн суетятся над Дженнифер, в то время, как Джей, будучи медсестрой, спрашивает о самочувствии Гарри. Энн осторожно берет у Гарри Джессику, но перед этим целует сына в лоб и говорит, какой он храбрый, в то время, как Лиам вежливо ждет своей очереди, чтобы увидеть близняшек.

— Как их зовут? — спрашивает Найл, придерживая Джен и воркуя ей.

— Ты держишь маленькую Дженнифер Энн Томлинсон, — отвечает Луи, усмехаясь. Гарри видит улыбку своей мамы при этом имени.

— А другой ангелочек? — спрашивает Джей, осторожно передавая Джесс Энн.

На этот раз отвечает Гарри.

— Джессика Джоанна Томлинсон.

Джей улыбается.

— Кто старше? — спрашивает Лиам с любопытством, протягивая руку к Джен, затаив дыхание, когда малышка обхватывает его палец кулачком. Он внезапно выглядит так, будто заплачет (п.п. — это я сейчас плачу), и Гарри может его понять.

Луи гладит Лиама по спине.

— Джесс.

Джей воркует над Джесс, которая машет ее крошечным кулачком в воздухе. Энн стоит рядом с ней и с любовью улыбается малышке, и говорит:

— Привет, маленькая Джессика. Я бабушка Энн, — Джесс снова машет кулачком, как будто в ответ на звук голоса Энн, и Джей смеется.

— Они будут такими избалованными.

— О да, — говорит Найл, осторожно передавая Джен Зейну. — Я уже думаю о покупке всех плюшевых игрушек мира.

— Ты не должен-, — начинает Гарри, но Найл перебивает его.

— Нет, приятель, все в порядке. Это мой долг, как, ты знаешь, любимого дяди.

— Хей, — протестует Зейн, но затем Джен всхлипывает и он в панике смотрит на ее лицо, пытаясь успокоить малышку. К счастью, Джен быстро успокаивается, немного крутя в воздухе кулачками, прежде чем успокоиться в объятиях Зейна. Брюнет выпускает вздох облегчения, возвращаясь к Найлу.- Я думал, что мы об это говорили. Мы все будем их любимыми дядями.

— Нет ничего плохого в дружеской конкуренции, — дразнит Найл, смеясь, когда Зейн замахивается на него кулаком и промахивается. — Ты держишь ребенка! Осторожно.

— Моя очередь, — говорит Лиам, когда Джен отпустила его палец. Он вытирает глаза и тянется к Джен. — Давай, Зейн, твоя очередь прошла.

Гарри улыбается сам себе, откинувшись на спинку кровати. Луи кладет руку ему на голову и нежно поглаживает его кудряшки, тихо напевая себе под нос. Гарри улыбается утешительным прикосновениям и закрывает глаза, чувствуя себя невероятно счастливым, будто он никогда не будет грустить.

И, слушая счастливую болтовню вокруг него, он думает, что это, вероятно, правда.

Комментарий к Twenty-Nine and Thirty-One Ребят, это слишком мило, да ? Сейчас 4 часа утра и я сижу и плачу, закончив переводить главу. Завтра выложу последнюю и там еще больше милых и прекрасных Ларри в роли родителей. Готовьте носовые платочки ;)

Вся любовь.Хх <3

========== Thirty-seven and Thirty-nine ==========

37 и 39

— Джесс! Вернись сюда, юная леди!

Гарри слышит визг Джесс со второго этажа, а затем безошибочный звук маленький шагов, проходящих вдоль зала. За ними следуют тяжелые шаги своего мужа, очевидно, на другой слежке.

Гарри вздыхает на это, посадив трехлетнего Дэниэла на высокий стул и давая ему строгий взгляд, прежде чем выйти из кухни. Он не делает и трех шагов, когда он врезается в Джен.

Гарри вскрикивает от удивления, Джен, спотыкаясь, делает несколько шагов назад, но, к счастью, остается на ногах. Она завернута только в пушистое фиолетовое полотенце, ее светло-каштановые волосы еще мокрые и с них на пол капает вода после ране принятого душа. Гарри моргает пару раз, перед тем как положить руки на бедра.

— А почему ты еще не одета, а?

Джен смотрит на него снизу вверх, широко раскрытыми глазами.

— Папа слишком занят погоней за Джесс, потому что она не хочет высохнуть, поэтому я спустилась, чтобы попросить тебя помочь мне одеться?

Топая со второго этажа, сопровождаемый смехом Джесс и речью Луи:

— Поймал! А теперь, где твоя сестра?

— Она здесь! — кричит Гарри, приседая, чтобы быть на одном уровне с дочерью. — Папочка занят приготовлением ланча для тебя и Джесс, сладкая. И я не могу оставить Дэна одного надолго, поэтому пойди наверх к Папе? Не издевайся над ним сильно, ладно, милая?

Джен кивает, а затем разворачивается и быстро бежит по лестнице наверх. Гарри встает и идет на кухню, где Дэн смотрит на бутерброды, лежащие на кухонном столе. Гарри усмехается и берет сына на руки.

— Ты голоден, милый?

Дэн указывает на бутерброды и говорит:

— Хочу.

— Но это для твоих сестер, милый. Может быть позже, да? —Говорит Гарри, давая Дэну сидеть на столешнице. Он возвращается к готовке, слушая звуки того, как Луи пытается заставить близняшек сотрудничать и одеться на втором этаже.

Гарри улыбается сам себе. Их дочери действительно получили склонность к озорству и проблемам от Луи, особенно Джесс, и если кто-нибудь и знает, как с ними справится — так это Луи.

— Па, — говорит Дэн, привлекая внимание Гарри. — Голодный.

Гарри улыбается, отрезая ему небольшой кусочек хлеба и передавая его сыну.

— Держи.

Дэн берет хлеб и удовлетворенно жует его. Гарри возвращается к приготовлению коробочек для завтрака для своих дочерей, и на мгновение тишина. Он улыбается сам себе, напевая под нос, а потом вдруг шаги вбегают в кухню, сопровождаемые хихиканьем. Гарри бросает взгляд через плечо и видит, что его дочери-близняшки одеты в школу, а затем и Луи, который выглядит немного несчастным с его помятой футболкой.

Гарри хихикает.

— Я полагаю, вы устроили драку?

— О да. Я могу уверенно сказать, что наши дочери вырастут сильными женщинами, — угрюмо говорит Луи.

— Папа! Собери мои волосы! — вдруг требует Джесс, указывая на свои волосы.

Луи стонет приблизительно минуту, прежде чем он тащится из кухни, чтобы, возможно, взять фен со второго этажа. Гарри покачал головой, улыбаясь себе. Он кладет блины, которые он сделал ранее, на тарелку и ставит на стол перед дочерьми.

— Теперь кушайте. У вас должно быть достаточно энергии для своего первого дня в школе. — конечно, Гарри думает, что в его дочерях больше, чем достаточно энергии, но он не может их не кормить.

Близняшки начинают опустошать свои тарелки, когда Луи возвращается. Гарри дарит ему быстрый поцелуй в губы и Луи улыбается.

— Они действительно вредные, не так ли?

Гарри посмеивается.

— Это у них от тебя.

Луи усмехается.

— Я даже не буду отрицать это, — затем он приступает к работе, собирая волосы Джен первой, пока она ест. Джесс, с другой стороны, не может перестать говорить даже с полным ртом.

— Как вы думаете, у Джен и меня будет много друзей? Они разлучат нас? А есть детская площадка? Мне нравятся детские площадки. Папочка, не ты ли говорил, что ты и Папа тоже встретились на детской площадке?

Гарри улыбается на это, его грудь сжимается на слова дочери. Энн и Джей были теми, кто сказал девочкам, что они думают, что Луи и Гарри родственные души, и с тех пор Джесс и Джен были заинтересованы в поиске собственных.

Гарри подходит к Джесс и вытирает сироп, который размазался в уголке ее рта, большим пальцем.

— Кто знает, милая? — говорит он, слегка сжимая щечку своей дочки. — Может быть, вы встретите.

Джесс, кажется, довольна ответом, поэтому она усмехается и возвращается к еде.

— Ой, не закладывай идеи ей в голову, Стайлс, — говорит Луи, и Гарри смотрит, чтобы увидеть, как он завязывает зеленые бантики на косичках Джен. — Им только семь.

— И что? Мне было восемь, когда мы встретились, — указывает Гарри, перед тем как ухмыльнуться. — И это, Томлинсон, так, к сведению. Было годами.

Луи закатывает глаза, но Гарри может сказать, что он просто дразнит.

— Ладно, ладно. Гарри Томлинсон, тогда.

— Моя очередь, Папа! — требует Джесс, когда видит, что прическа Джен готова, махнув вилкой на Луи. — Я хочу такое же, но с голубыми ленточками!

Луи делает вид, что задумывается на мгновение, из-за чего старшая дочка дуется. Гарри усмехается и возвращается к упаковке обедов, и он поворачивается как раз во время, чтобы увидеть, как Дэн потянулся за одним из бутербродов.

— Дэниэл! Это не для вас, молодой человек.

Дэн просто смотрит на него большими зелеными глазами. Он убирает руку назад через мгновение, и говорит:

— Прости, Па.

Гарри хихикает, тыкая Дэна в животик и заставляя мальчика завизжать от смеха. Он стучит по рукам Гарри, хихикая, и сердце Гарри плавится при этом звуке.

— Па! Помоги! Па щекочет!

Джесс и Джен хихикают, и даже Луи посмеивается. Гарри поднимает Дэна на руки и целует мальчика в макушку. Дэн прижимается к его рукам, и в этот момент — с его дочками, готовыми идти в школу, вместе с сыном на руках, и с мужем, улыбающимся ему — Гарри думает, что он не мог и просить большего.

-

На свой тридцать восьмой день рождения, Гарри берет свою семью на поездку домой.

Площадки больше нет, а на ее месте теперь часть небольшого парка, который, по-видимому был построен там некоторое время, пять лет, назад. Гарри немного грустно от этого, если он будет честным. Он хочет показать своим детям точное место, где он и Луи впервые встретились, хочет рассказывать им об этом снова и снова, сидя у низа горки.

Луи утешительно потирает его плечи.

— Там ничего нет, мы не можем ничего сделать, милый.

Гарри вздыхает, опираясь на Луи.

— Я хотел, чтобы дети увидели горку, о которой я всегда им рассказывал.

Луи сжимает его плечи, целуя макушку Гарри.

— Ты слишком не расстраивайся из-за этого, ладно? Это не хорошо для ребенка, — говорит он, тихо положив свою свободную руку на живот мужа.

— Я всего лишь на пятой неделе, Лу, — говорит Гарри.

— И все-таки, — тихо утверждает Луи, подталкивая носиком щеку Гарри. — Я не хочу, чтобы ты расстраивался в свой день рождения, милый.

Гарри вздыхает.

— Хорошо, — он откидывается на спинку скамейки, на которой они сидят, продолжая дальше прижиматься к Луи для тепла. По-прежнему холодно, несмотря на то, что снег больше не идет. Он думает, что они не должны долго оставаться на улице.

Луи гудит, дергая несколько локонов, которые выглядывали из-под шляпы.

— Ты когда-нибудь думал, что мы закончим все так?

Гарри бросает на него вопросительный взгляд, Луи не смотрит на него, и вместе этого смотреть прямо перед собой, где Гарри может слышать, как Джен играет со своими тетями Фиби и Дейзи. Гарри также смотрит вперед, как раз во время, чтобы увидеть, как Дэн визжит от смеха, пока Физзи поднимает его в воздух, в то время как Лотти и Джемма фотографируют всех. Он может видеть Зейна, сидящего на мокрой траве, с открытыми набросками на коленях, карандаш плавно движется по бумаге, может увидеть Найла, бегающего вокруг, пока Джесс и Лиам улыбаются на сцене, пока он стоит немного в стороне.

— Не совсем, — наконец отвечает он, улыбаясь себе. — Я имею в виду, когда мне было четырнадцать, и ты впервые поцеловал меня прямо в этом самом месте, я надеялся, что мы не были одними из тех детских влюбленностей, которые не будут работать в конце концов, - он берет свободную руку Луи в свою, переплетая пальцы вместе. — И когда мне было шестнадцать, я думал, я хотел, чтобы это длилось вечно. Часть меня боялась, что так не будет, да, но, — он замолкает на мгновение, кусая губу.

— Но? — мягко спрашивает Луи, призывая его продолжать.

Гарри поднимает их руки и прижимается губами к костяшкам Луи.

— Но другая часть меня просто знала, я думаю, что ты и я хотели бы сделать это. Я имею в виду, что это чувствуется немного иначе, не так ли? — он выдыхает, сжимая руку Луи. — Я так сильно люблю тебя, это должно пугать меня немного, вещи, которые я готов сделать и пройти для тебя. Все чувствуется хорошо с тобой.

Луи сжимает его руку, молча говоря о том. что он чувствует то же самое.

Гарри улыбается.

— Я никогда не задумывался о судьбе и родственных душах, но кажется, что мы предназначены друг для друга.

— Как это банально, да? — он посмеивается, слегка качая головой. — Но, может быть, мы родственные души? Все, что я знаю, что я любил тебя столько, сколько я помню.

— Я знаю это чувство, — шепчет Луи.

Гарри улыбается намного шире.

— Да. Таким образом, я надеялся, что у нас будет семья, но я никак не ожидал, что это произойдет, я думаю.

Он смотрит на Луи и встречается с его взглядом.

— И я так рад, что это случилось- что это происходит. Я так счастлив, что я здесь с тобой сейчас. У меня есть все, что я мог просить и даже больше. — Он коротко целует Луи, пытаясь держать свои эмоции под контролем, так как его глаза немного застилают слезы. — У нас есть своя семья, Лу. У нас две прекрасные дочки и прекрасный сын, и у нас скоро будет еще один. У нас есть наши родители и сестры, поддерживающие нас на каждом шаге на нашем пути. У нас есть трое лучших друзей, которые стоят за нас горой. — Он закрывает глаза, наклоняясь вперед, прижимаясь ко лбу Луи своим, соприкасаясь носами. — Я просто очень, очень счастлив, и я- Я так сильно тебя люблю.

Это молчание, в течение нескольких секунд, нежное. Когда Луи говорит о том, что звучит немного слезно.

— Я тоже люблю тебя, Гарри. Всем своим сердцем. Ты всегда в моем сердце, — он дарит Гарри поцелуй, мягкий и нежный и наполненный всем, что он хочет сказать, но у него не хватает слов. — С днем рождения.

Гарри смеется, чувствуя слезы, скатывающиеся по его щекам, несмотря на то, что он пытался сдержать их. Он моргает, проводя пальцем под своими глазами и всхлипывает.

— Боже, мы такие банальные.

Луи просто хихикает в знак согласия.

— Папочка! Папа!

Они смотрят наверх, вырванные из временного пузыря, в котором они поймали себя как раз во время, чтобы поймать близняшек, которые в буквальном смысле прыгнули на колени. Гарри выдыхает при внезапном весе, но тем не менее он смеется, позволяя Джен извиваться на коленях, прежде чем он притягивает ее к груди. Рядом с ним Луи щекочет Джесс, что заставляет старшую близняшку визжать.

Дэн бежит к ним, поднимая ручки и требуя, чтобы его подняли. Луи посмеивается и смещает Джесс, чтобы он мог посадить на колени и Дэна тоже.

— Семейное фото! — кричит Джесс, и Джен хлопает ручками в знак согласия.

Джемма подходит к ним с камерой, улыбаясь. Гарри осторожно придвигается ближе к Луи так, чтобы Джен не сползла с его колен. Луи делает то же самое, наклоняясь к своему мужу, держа Джесс, в то время как Дэн втискивается между близняшками, улыбаясь своей широкой улыбкой.

И в этот момент — пока Джемма поднимает камеру и отсчитывает до трех, а сестры Луи стоят и смотрят на них с улыбками на лицах, пока друзья смотрят на них, пока Дэн смеется, и рука Луи сжимает его — в этот момент, Гарри думает, что все это просто абсолютно совершенно.

-

И это остается совершенством.

~

In these coming years, many things will change

But the way I feel will remain the same.

В ближайшие годы, многое изменяется,

Но мои чувства останутся прежними.



загрузка...