КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403283 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171604
Пользователей - 91593
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Тюдор: Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира (Культурология)

Безотносительно к содержанию книги - где вы видели правдивые рассказы беглеца из страны? Ему надо устроиться на новом месте, и он расскажет все, что от него хотят услышать - если это поможет ему как-то устроиться.

Вспомнить, что рассказывали наши бывшие во времена СССР о жизни "за железным занавесом" - так КНДР будет казаться раем земным :)

Конкретную оценку не даю - еще не прочел.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
загрузка...

Love Hurts (СИ) (fb2)

- Love Hurts (СИ) 953 Кб, 220с. (скачать fb2) - (Proba Pera)

Настройки текста:



========== Глава 1 ==========

- Послушай Бен, зачем мы до сих пор торчим в этом богом забытом баре?

- Марк, ты только посмотри, какая цыпочка.

- Брось, приятель, у тебя дома законная жена и чистокровные отпрыски, зачем плодить ублюдков? Что, никак не можешь удержать свой член в штанах?

- Ты же знаешь, что человеческие женщины редко от нас залетают, а эта крошка пришлась мне по вкусу, посмотри, как она жадно на меня смотрит.

- Прошу тебя, одумайся! Арджентов видели где-то совсем близко, так что угости девку выпивкой, может, предложи ей отсосать, и валим отсюда.

- Я пока что твой вожак, Марк, не забывай. Не твое собачье дело, чем я собираюсь заняться. Жди здесь.

Бен встал и подошел к барной стойке. Приобняв девушку за шею, начал ей что-то шептать на ухо, а она пьяно улыбаясь, закивала головой. И вот, спустя пятнадцать минут, он уже трахал ее на заднем сидении своего авто.

- О, Боже, я кончаю! - закричал он.

Излившись в нее и переведя дыхание, сказал:

- Детка, ты была великолепна, так как говоришь, тебя зовут?

- Холли. А тебя? - удовлетворенно, все еще пьяно хихикая, спросила она.

И тут дверь авто резко отворилась и к виску мужчины приставили дробовик.

- Бени, старина, ну разве можно быть таким беспечным? А где твои прихвостни? О, да я вижу, ты не один. Хорошо повеселился?

- Она здесь не причем, отпусти ее, это только между мной и тобой, Джерард.

Девушка заметила, что у мужчины, с которым она только что неплохо провела время, удлинились клыки и стали ярко красными глаза.

Холли стала быстро трезветь, ее глаза наполнились ужасом. Она попыталась закричать.

- Заткнись, сука! Ты даже не представляешь, под кого легла. Знала бы ты, на что он способен. Но тебе лучше не знать на что способен я. Моли Бога, чтобы ты не понесла. В противном случае, я найду тебя и разорву твоего щенка у тебя на глазах! - зло прокричал Джерард.

- Ну что, Бени, пора тебе предстать перед твоим дьявольским создателем. Мы оба понимаем, что пуля в моем дробовике разнесет твою голову на куски. Тебе не выжить. Не хочешь сказать что-нибудь на прощанье, передать привет жене и детям?

- Будь ты проклят, Арджент! Тебе их никогда не найти, - зло прорычал Бен.

- У меня хорошая, команда и богатые связи, прощай, - холодно улыбнулся Джерард, нажав на курок.

Раздался оглушительный выстрел. Мужчина, лежавший между ног Холли, упал на бок. Голова его была раскурочена, а сама девушка была забрызгана кровью. Пытаясь подавить рвотные рефлексы, и рвущиеся наружу рыдания, она отвернула голову от душераздирающего зрелища и встретилась глазами с убийцей.

- Пусть это послужит тебе уроком, и помни о моем предупреждении,- произнес мужчина, растворившись в темноте.

Девушка, с трудом спихнула с себя мертвое тело, открыла дверь авто и выползла наружу. Ее тут же вырвало. Когда закончились рвотные позывы, она порылась у себя в сумочке и достала влажные салфетки и зеркало. Наскоро приведя себя в порядок, она в последний раз глянула на лежащее в салоне автомобиля нечто и бросилась бежать.

Увидев подозрительных людей, вошедших в бар, Марк решил не дожидаться прихода своего вожака, а срочно разыскать и предупредить его об опасности. Но он опоздал. Выскочив на стоянку, он увидел, что машина Бена была окружена. Их было человек восемь, и один из них, приставил ствол к его голове. Как во сне он наблюдал за происходящим. Короткий женский вскрик, выстрел и охотники Джерарда Арджента скрылись в темноте. Потом из салона выползла, еле живая, та девка из бара.

- Эх, Бен, Бен, что же ты наделал? Сделал свою жену вдовой, а Талию и Питера сиротами, и все из-за своей гребанной похоти, - с горечью произнес Марк. Обойдя по периметру местность и убедившись, что лично для него опасность миновала, мужчина подошел к машине Бена и закрыл задние двери. Сев на водительское сидение, он достал из бардачка запасные ключи и, заведя автомобиль, выехал со стоянки.

***

Девять месяцев спустя.

- Мисс, вы уверены, что не хотите оставить ребенка?

- Да, и это окончательный ответ.

- Хорошо, в таком случае, подпишите документы, об отказе. Вы бы хотели дать имя вашей дочери?

- Нет, хотя постойте, пусть ее назовут Клаудией.

- Вы не хотите хотя бы сообщить имя ее биологического отца?

- Его звали Бен, больше я ничего не знаю.

========== Глава 2 ==========

Восемнадцать лет спустя.

Проснувшись, Клаудия сладко потянулась на кровати. Первые лучи летнего солнечного дня пробивались в окно и ласкали ей кожу. За дверью своей спальни она услышала возню и тихое бормотание родителей.

- Можете заходить, я уже не сплю, - с улыбкой сказала она.

- Осторожно, только не урони, - послышалось за дверью. И через мгновение в комнату вошли родители. Мама несла огромный торт, с восемнадцатью зажженными свечками, а позади, маячил отец со свертком украшенным ленточкой. На их милых лицах сияли улыбки.

- С Днем рожденья тебя, - запели они хором.

Я знала, что этот год для меня будет особенным. Я окончила школу и ждала результатов по поводу поступление в колледж. Мне придется на некоторое время уехать из дома, у меня будут новые друзья, и может быть, появится парень, который будет меня достоин. В последнее время чувства к окружающим людям, а в особенности к противоположному полу у меня странным образом обострились. Я словно вижу их насквозь. Знаю, что у них на уме. Казалось, что слышу, как учащается их сердцебиение, когда они мне лгут.

Глядя в этот миг на своих родителей, которые почти четверть века уже были вместе, я видела их безграничную любовь ко мне и друг другу. Два моих самых близких человечка. Прервав поток моих мыслей, мама сказала:

- Ну же, дорогая, загадай скорее желание и задуй свечи.

Подумав о том чтобы у нас всех все было хорошо, я набрала побольше воздуха в легкие и задула свечи.

- А теперь, разворачивай скорее подарок, - сказал папа.

В свертке оказалось красивое красное платье, которое я присмотрела для себя в бутике.

- Боже, ну зачем, вы тратились? Оно же такое дорогущее? Обошлись бы джинсами и клетчатой рубахой - сказала я, приложив платье к себе.

- У тебя этих рубашек навалом, а платье будет отлично на тебе смотреться, - ответил отец.

- Какая же ты у нас красивая, выглядишь совсем взрослой, мы так любим тебя, - сказала мама, смахивая слезу.

К моим темным волосам и карим глазам, красный цвет действительно подходил больше всего.

- Тут вот еще что, мы не знаем, как нам быть, - сказала мама, переглянувшись с отцом.

- Мы купили с папой тур по Южной Америке к годовщине свадьбы, но не хотели так надолго тебя оставлять.

- О чем речь, поезжайте, конечно, а лично от меня передайте привет Монтесуме, - улыбаюсь я, радуясь за родителей.

- Но ведь когда мы приедем, ты уже будешь учиться в колледже, и мы еще долго не увидимся.

- Обещаю звонить, писать и приезжать на праздники, слово бойскаута, - отшучиваюсь я.

Видя неуверенный взгляд мамы, я говорю уже серьезней:

- Пап, мам, ну, правда, все в порядке, можете ехать, я уже взрослая девочка и смогу за себя постоять.

- Взрослая, не взрослая, а наша соседка миссис Бейнбридж за тобой присмотрит.

Через несколько дней родители уехали. У меня была полная свобода действий. Июнь выдался жарким, и я часами засиживалась у бассейна, принимая ультрафиолет. Позвонили родители и сказали, что они замечательно проводят время, и я в очередной раз за них порадовалась. Накрыв лицо книжкой, я растянулась на шезлонге и должно быть задремала.

Меня разбудил звонок телефона.

- Дом семьи Коул.

- Здравствуйте, нам нужна Клаудия Коул.

- Это я.

- Вот и хорошо. Мисс Коул, это по поводу вашего поступления. Вы успешно прошли все тесты и приняты в наш колледж. Среди документов мы не нашли вашего свидетельства о рождении. Не могли бы вы переслать дубликат по почте?

- Да, конечно, завтра вас устроит?

- Вполне, благодарю, - и на том конце повесили трубку.

Я встала и пошла в отцовский кабинет. Открыв ящик стола, стала перебирать бумаги находившиеся там. На самом дне я обнаружила зеленую папку. Открыв ее, я увидела пакет акций, несколько сертификатов, купчую на дом и свидетельство об удочерении.

В немом изумлении я начала читать. Здесь же был документ об отказе от меня. В документе значилось:

- дата рождения - 02.06.1974

- пол ребенка – женский.

- вес -7 фунтов 72 унции.

- рост – 20,5 дюймов.

- имя – Клаудия.

Биологические родители:

мать - Холли Бут (21 год), отец - Бен(другие данные отсутствуют).

Сказать, что я была в шоке, - это не сказать ничего.

«Как же так? Так я приемыш?»

Меня начало трясти, на глаза навернулись слезы. Было такое ощущение, что мне дали под дых. Я чувствовала, как ярость буквально разливается по моим венам. Почему? Почему они мне ничего не сказали? Мне хотелось что-нибудь разбить, поломать, разрушить. Кровь прилила к голове, а в горле образовался неприятный ком.

Кое-как справившись с дыханием, я обняла себя за плечи и стала размышлять.

И так, что мы имеем?

Меня произвели на свет, но по каким-то причинам не захотели забирать и воспитывать. Что же это за мать, черт подери, которая бросает своего ребенка? Почему она так со мной поступила? Почему мне ничего не рассказали?

В тот миг я ненавидела весь мир, мою биологическую мать, и мне глубоко плевать на то, какие у нее были причины; приемных родителей за годы утаивания этого факта от меня.

От моих мыслей меня отвлек звонок в дверь. На пороге стояла миссис Бейнбридж.

- Клаудия, дорогая, добрый вечер.

- Здравствуйте, миссис Бейнбридж? Что, уже вечер? - пробормотала я отрешенно.

- Ну да. С тобой все хорошо? Да ты вся горишь, - сказала она, потрогав мою голову.

- Должно быть, перегрелась на солнце, - ответила я.

- Ну ладно, я принесла тебе овощное рагу, поужинай. Прими что-нибудь от жара, или прохладный душ и ложись пораньше спать.

- Спасибо вам, - сказала я, вымучено улыбнувшись. Забрав у нее кастрюльку, закрыла входную дверь и поплелась на кухню. Есть абсолютно не хотелось.

Приняв прохладный душ и одевшись в майку и шортики, я легла на кровать. Жар все не проходил. К нему добавилась болезненная пульсация в деснах. Я встала и пошла в ванную чистить зубы. Почувствовав небольшое облегчение, вернулась в кровать и попыталась заснуть.

Я проснулась от участившегося сердцебиения. Все мое тело было в жару, каждая косточка ныла так, что я еле сдерживала стон. Встав, я подошла к окну. Открыв его настежь, вдохнула большую порцию ночной прохлады. И тут я увидела ее. Огромную желтую луну.

Не контролируя себя, я вскочила на подоконник и спрыгнула на землю.

«Надо бежать! Надо бежать!», - стучало у меня в голове. В полумиле от моего дома была лесопарковая зона. Я побежала туда что есть сил.

Что же это со мной творится? Неужели от жары? Боже, как же мне больно. Мой мозг был перегружен всевозможными вариантами происходящего:

Я перегрелась, отравилась, у меня неизвестная болезнь, меня кто-то проклял, укусила бешеная собака, но не помню когда, похитили во сне инопланетяне что-то вкололи и я мутирую, умираю, в конце концов, и это агония.

Мое тело стало трансформироваться. Во рту удлинились зубы, уши выросли, а руки вытянулись, и мне жутко захотелось на них опереться.

- Я этого не сделаю! Не сделаю! - твердила я.

Но через несколько ярдов оперлась на них и бежала дальше на четырех своих конечностях. Все мои чувства обострились. Меня это и пугало и восхищало одновременно.

Я из последних сил пыталась ухватиться за жалкие крупицы человеческого сознания. И в этот миг на меня снизошло прозрение. Оно пришло в виде очевидного ответа на все мои ПОЧЕМУ?

ПОТОМУ ЧТО Я НЕ ТАКАЯ КАК ВСЕ, Я ДРУГАЯ!

И с этой мыслью я отпустила все свои чувства и эмоции и позволила другим, доселе неизведанным, завладеть мной.

С того момента я перестала быть человеком. Я чувствовала в себе что-то хищное и звериное. Выбежав на залитую луной поляну, я остановилась, подняла голову к луне и завыла что есть сил.

========== Глава 3 ==========

Поместье Хейлов.

Талия резко села в кровати, ее глаза светились красным, дыхание было прерывистым. Простыня сползла до бедер, обнажив ее грудь.

Она повернулась к лежавшему рядом мужчине. Проведя рукой по его голой спине, коснулась плеча и стала легонько трясти.

- Марк, дорогой, проснись!

- М-м-м, что такое любимая, хочешь еще? - сонно улыбаясь, спросил мужчина.

- Не сейчас, Марк. Я услышала зов оборотня. В нем течет моя кровь, и он нуждается в защите и помощи. Ты должен немедленно ехать, пока этот волчонок не нанес кому-то вред, либо пока его не обнаружили Ардженты, что будет еще хуже. Это недалеко, за пару часов доедешь, я укажу тебе путь, поспеши.

Мужчина встал и начал натягивать джинсы. Ему так не хотелось покидать их постель. Талия была не только его женой и матерью его детей, но и вожаком стаи. Все, что касалось членов стаи, особенно кровных, было вопросом первостепенной важности.

Проехав около полутора часов, по указанному Талией маршруту, Марк свернул к лесопарковой зоне и остановил машину. Выйдя из нее, он уловил запах новообращенного. Следуя своим звериным инстинктам, пошел по его следам. Выйдя на поляну, он увидел свернувшуюся в комок фигуру. Рассвет прошелся своими первыми неуверенными лучами по ее силуэту. Подкравшись ближе, Марк увидел девушку в порванном белье, почти голую. Она перевернулась на спину, раскинула руки и улыбнулась, все еще находясь во власти сна. Мужчина снял с себя кожаную куртку и прикрыл девушку.

«Красавица, ничего не скажешь: длинные темные волосы, стройная фигура, совсем еще девчонка. Кого-то она мне напоминает», - рассуждал Марк, разглядывая ее.

Девушка сладко потянулась и открыла глаза.

Увидев над собой склонившегося мужчину с зелеными глазами и тронутыми сединой каштановыми волосами, резко подскочила.

- Ты кто? Что я здесь делаю? Чья это куртка? - засыпала вопросами девушка, испуганно озираясь вокруг.

- Меня зовут Марк. Я - оборотень, такой как ты, только чистокровный. Ты прошла свое первое обращение. И это моя куртка.

Подозрительно глядя на него и потом на себя, Клаудия слегка отняла куртку от груди и увидела разорванное белье. Сглотнув комок, она спросила:

- А мы, а ты не…

- Воспользовался ли я моментом твоей слабости? Нет, девочка, успокойся, ты не в моем вкусе, и потом, у меня слишком ревнивая жена.

Скептически хмыкнув, девушка спросила:

- Чем докажешь, что ты, такой как я?

Марк поднял свою руку, на которой начали расти когти, его глаза стали желтыми, а во рту удлинились клыки.

- Этого достаточно? - спросил он утробным голосом.

- Более чем, - ответила девушка быстро, не отрывая своих широко раскрытых глаз от сего зрелища. Проглотив впечатления, она продолжила допрос.

- Как вы меня нашли?

- Не я, Талия. Она альфа нашей стаи и говорит, что услышала зов крови, когда ты завыла.

Еще раз, внимательно взглянув на девушку, в голове Марка наконец-то стали складываться кусочки мозаики.

- Талия - твоя кровная сестра, а я когда-то был другом твоего отца.

- Вы знали Дженима Коула?

- Нет, я знал твоего настоящего отца, Бена. Тебе нужно срочно убираться отсюда, поверь мне. Тебе грозит большая опасность. Ты сейчас в положении омеги, оборотня-одиночки. Хоть ты и полукровка, и к тому же еще и самка, на тебя могут заявить права другие стаи. Хотя последнее решение все равно останется за тобой, пока ты не пройдешь инициацию укуса альфы.

- И что будет тогда? Я буду вашей комнатной собачкой, или может племенной кобылой? - спросила Клаудия, сложив руки на груди.

«А девчушка с норовом, вся в отца», - подумал Марк.

- Ни тем, ни другим. Тебе нужно будет обучиться многому. Прежде всего, приемам обороны и контролю над обращением. А после инициации укуса альфы ты станешь бетой, обретешь новую семью и получишь защиту и покровительство стаи.

- Защиту от кого?

- В первую очередь от себя самой. Стая станет для тебя балластом. Ты сможешь найти себе пару или того, кто будет тебя удерживать в равновесии между человеческим и волчьим, что есть в тебе. И потом еще существуют Ардженты.

- А это кто?

- Люди - древняя семья охотников, враждующая с нами. Они веками истребляют наш вид, и все что не вписывается в рамки их миропонимания. У них есть кодекс: не убивать детей и подростков. Но, в любой момент они могут его послать к чертям собачьим. Эта семья многочисленна и очень опасна, поверь мне. Ни твои приемные родители, ни полиция тебе не помогут.

- Почему ты сказал, что был другом моего отца в прошлом?

- Потому, что его, вот уже восемнадцать лет, нет в живых. Его убили Ардженты.

Глядя на рассвет, он схватил ее за руку и потащил к машине, на ходу объясняя ситуацию:

- Нам надо уходить. У нас мало времени. Если ты немедленно не пойдешь домой переодеться и собрать вещи, то нас скоро обнаружат. У меня здесь машина я подвезу, показывай дорогу.

Через несколько минут они подъехали к дому Коулов. Было еще слишком рано и все соседи в близстоящих домах спали.

- Я жду тебя в машине, у тебя пятнадцать минут, беги, - сказал Марк.

Выскочив из авто, Клаудия помчалась к дому. Прыгнула в открытое окно, теперь у нее это получалось как у каскадера.

Быстро сняла с себя грязное рваное белье. Наскоро умывшись, достала чистый комплект и быстро его одела. Затем джинсы, клетчатую рубашку, носки и кроссовки. Вытащив из-под кровати спортивную сумку, бросила туда смену белья, средства гигиены, спортивный костюм, пару блуз и юбок, пару туфель и красное платье, подаренное родителями. Блин, надо не забыть водительское удостоверение.

Побежав на кухню, она открыла холодильник, достала рагу, и начала на ходу есть.

- Сейчас бы бифштекс, с кровью, - сказала она, скривившись. И оставшееся в кастрюльке рагу проследовало в унитаз.

- Так, теперь надо написать записку миссис Бейнбридж, - сказала девушка, взяв ручку и бумагу.

«Дорогая миссис Бейнбридж! Со мной все в порядке, просто я вчера перегрелась. Спасибо за рагу. Можете меня поздравить. Я поступила в колледж. Уехала рано утром. Посмотрю как там, обживусь. Так что за меня не беспокойтесь. Родителям напишу или позвоню. Целую. Клаудия».

У самого выхода, оглядев свой опустевший дом, девушка взяла сумку на плечо и закрыла дверь.

Перебежав улицу, вставила записку в дверь соседки.

Подойдя к машине Марка, открыла переднюю дверь и плюхнулась на сидение.

- Мне безумно страшно, но в тоже время интересно, что же будет дальше? Ну что, погнали? – сказала она, неуверенно улыбаясь.

Марк еще раз просканировал местность. Убедившись, что все чисто, он завел автомобиль и выехал на дорогу.

========== Глава 4 ==========

Когда они подъехали к поместью Хейлов, уже во всю светило солнце. К ним навстречу вышла высокая стройная брюнетка лет тридцати с хвостиком. Позади нее бежали двое ребятишек, девочка и мальчик.

Выйдя из машины, Марк раскрыл объятия, и дети тут же на нем повисли. Женщина же, подойдя к машине, стала неторопливо разглядывать прибывшую гостью.

Улыбаясь, Марк повернулся к вышедшей из машины Клаудии.

- Знакомься, это твоя сестра, Талия, - вожак нашей стаи, моя жена и мать этих шалопаев. Талия, это твоя сводная сестра Клаудия.

Женщина обняла девушку и ласково сказала:

- Добро пожаловать, Клаудия. Надеюсь, путь сюда не был утомительным? Проходите в дом, завтрак почти готов. Ты голодна?

«Странно, обычный дом, нормальная семья, дети. Ни тебе глубокого логова под землей, ни тебе полу-обглоданной туши оленя», - рассуждала девушка.

- Спасибо, я бы поела, - ответила Клаудия.

Войдя внутрь, она огляделась по сторонам. Это был старинный трехэтажный особняк, со вкусом обставленный предметами старины и современности, и они, как ни странно, дополняли друг друга. Спросив где можно привести себя в порядок с дороги, девушка бросила сумку и поднялась наверх.

- Что тебе удалось выяснить? - спросила Талия у Марка.

- На самом деле немного. Ей недавно исполнилось восемнадцать. Ее удочерили Мэри и Дженим Коул. Она последний ребенок твоего отца. Это было ее первое обращение.

- Странно, обычно волки обращаются намного раньше, а в восемнадцать принимают инициацию укуса альфы. Возможно, все это из-за того, что она полукровка? Надеюсь, у нас будет время узнать, чем еще она отличается от чистокровных? Я думаю, что пока мы не будем афишировать ее происхождение, по крайней мере, настолько близкое ее родство со мной.

Клаудия спустилась вниз и присела за стол, где все уже завтракали.

- Я забыла представить тебе своих детей. Это Лора, а это Дерек. Ей девять, а ему семь лет, - сказала Талия.

Девушка взглянула на сидящих напротив нее девочку и мальчика и улыбнулась им. Лора была похожа на отца, а Дерек на мать только глаза у него были зеленые.

- Привет, я Клаудия, - помахала она им рукой.

- Послушай, Клаудия, - обратилась к ней Талия, - в наших общих интересах, пока не раскрывать всем остальным тайну твоего рождения. Если ты не против, я представлю тебя как свою дальнюю родственницу, пожелавшую быть членом нашей стаи.

- Если так надо, пусть так и будет. И кто эти все? - спросила девушка.

- Видишь ли, раз в три месяца мы проводим церемонию посвящения в нашу стаю. Это, своего рода, праздник. Тебе понравится. Завтра здесь будет много народа. Особенно молодежи.

- А меня вы тоже посвятите в рыцари? – шутя, спросила Клаудия.

- Если захочешь, но я считаю, что ты пока не готова. Сначала мы научим тебя сдерживать зверя, контролировать обращение, защищать себя в случае угрозы, - спокойно ответила Талия.

- Хорошо, и когда же мы приступим к обучению?

- После праздника.

***

Питер Хейл и Дэвид Уиттмор, чистокровные оборотни, из клана Хейлов возвращались на летние каникулы домой. В салоне авто грохотала музыка и витал аромат алкоголя и травки. Хотя ни то, ни другое их особо никогда не брало. Просто дань моде: секс, наркотики и в данном случае хеви-метал.

- Питер, ты все еще хочешь трахнуть мою сестру? - заорал Дэвид сквозь грохот басов и рев мотора.

- Не искушай меня, Уиттмор, всю учебу о ней только и думал, буфера у нее что надо, - проорал в ответ Питер.

- Ну, так она завтра будет на инициации в доме твоей сестры.

- Жду не дождусь, и не забывай, что это и мой дом, мудак.

- Ладно, не бурчи, подкинь меня домой, и завтра я с сестрой у тебя.

Закончив с другом, Питер, проехав еще немного, свернул на дорогу, ведущую к дому. Подъехав к нему, он заглушил мотор, взял с заднего сидения рюкзак с вещами и вышел из машины.

Поднявшись на крыльцо, отворил входную дверь.

- Эй, кто-нибудь дома?! Приехал злой и голодный дядя Питер! - весело прокричал парень.

- Привет братец, ты как раз к обеду. Проходи, садись, у нас гостья, - сказала Талия радушно.

- Позволь тебе представить мою дальнюю родственницу Клаудию. Она оборотень-полукровка. Такие случаи в нашей волчьей жизни бывают, хотя и редко. Тебе выпал отличный шанс обучить ее всем тонкостям нашей натуры.

Питер посмотрел на стройную девушку с глазами олененка.

И в этот миг парень осознал, что все его немногочисленные пассии по одноразовому сексу вместе с пышногрудой Кристалл Уиттмор, помахали ему ручкой и, заливаясь горючими слезами, сморкаются в белые платочки.

Подойдя к ней, Питер наклонился к девушке и, глядя ей в глаза, втянул ее запах. Клаудия замерла от такого жеста незнакомца.

- Привет, я Питер. Ты пахнешь просто божественно.

- Спасибо, не знала. Я Клаудия, - сказала она, нерешительно улыбаясь.

- А ты не хочешь обнюхать меня? - прошептал он ей на ухо.

- Питер, заканчивай этот животный этикет, хватит смущать девушку, все марш за стол, - скомандовала Талия.

- У тебя будет куча времени узнать Клаудию получше. Ведь ты будешь ее обучать всему, что умеешь сам.

Питер вновь взглянул на девушку, и та ответила на его взгляд. Она уже справилась со своей реакцией на его приветствие и теперь разглядывала его с интересом, с вызовом, оценивая то, на что он способен.

« О, детка, я на многое способен, ты это скоро узнаешь, и тебе это понравится», - безмолвно ответил Питер, глядя ей в глаза. Потом, он откинул эти мысли в сторону. Он видел, что девушка до сих пор не понимала, какой дар получила, став оборотнем. Видимо, она просто не знала, что с этим делать. Ему захотелось помочь ей раскрыться. Показать, что волкам, наравне с животными инстинктами, не чужды и человеческие чувства. Но на вопрос, сколько человеческого в самом Питере, он желал узнать именно от нее. Ему захотелось завоевать ее расположение, быть любимым, любить самому, а не просто взять ее девственность в укромном уголке. В том, что она была чиста, он не сомневался. Ей нужен был тот, кто будет ее достоин. И Питер попытается стать таким.

========== Глава 5 ==========

Как и говорила Талия, обряд посвящения в стаю был интересным. На поляне было разведено множество костров, образующих круг. В центре его стояла Талия в белом одеянии с распущенными черными волосами. На ее груди красовалось ожерелье из волчьих клыков с тремя выходящими из центра спиралями на медальоне.

В круг к ней по очереди заходили все, желающие пройти инициацию.

Альфа клала руки на плечи оборотня, смотрела ему в глаза своим горящим взглядом и спрашивала громко и четко:

- По доброй ли воле ты пришел сюда?

- Да, это так.

- Признаешь ли ты меня своей Альфой, а мою стаю своей семьей?

- Признаю, это для меня честь!

- Клянешься быть верным и преданным клану Хейлов?

- Клянусь! - громко говорил посвященный.

Затем оборотень подставлял свое горло для укуса. Талия слегка прокусывала его кожу и слизывала кровь со своих клыков. И так было со всеми остальными.

Клаудия завороженно следила за подходящим к концу колдовским зрелищем. Людей действительно было много. Она прошлась взглядом по толпе пытаясь найти Питера. Девушка никак не могла выбросить из головы его вчерашнего приветствия. Он волновал ее, его голос будто ласкал кожу. Его голубые глаза затягивали словно омут. В тот миг ей тоже захотелось вдохнуть его запах.

- Находишь эту процедуру средневековой и варварской?- спросил Питер, подойдя к ней.

- Нет, в этом есть что-то сверхъестественное.

- Чудачка, ты сама являешься частью этого.

- Да, но зачем альфе кусать?

- Ну, во-первых, давая клятву и свою кровь альфе, оборотень связывает себя непреложным обетом со стаей. А в свою очередь, Талия, испробовав их крови, будет знать, нужна ли им помощь в случае опасности. Ты сегодня потрясающе выглядишь, платье просто сногсшибательное, - добавил Питер улыбаясь.

- Умеешь ты съезжать с темы. Ты что, пытаешься флиртовать со мной? - спросила девушка.

- А что, разве нельзя?

- Ну не знаю, доставить ли тебе эту радость? - ехидно ответила Клаудия.

- Ладно, обойдусь без этого. Как насчет старого доброго сунь-выня?- спросил он улыбаясь.

Клаудия догадалась, о чем речь, и ответила в той же манере:

- Иди к черту, Питер Хейл.

- Ладно, проехали. Тогда потанцуй со мной. Эта песня мне очень нравится.

Обряд посвящения был завершен. На поляне накрыли столы со спиртными и прохладительными напитками и едой. Звучала мелодия Nazareth «Love Hurts».

Питер обнял Клаудию, притянул к груди и они начали танцевать.

«Любовь причиняет боль, любовь ранит,

Любовь оставляет рубцы и шрамы.

Не все сердца столь сильны и крепки,

Чтобы выдержать столько боли,

Столько боли…» - тихонько подпевал Питер.

Девушка слушала мелодию песни звучавшую в унисон со стуком сердца, бьющегося в груди Питера. Она не будет торопить события. Ей нужно узнать весь свой потенциал, взвесить все за и против, понять чего же в ней больше, человеческого или звериного, прежде чем открыть кому-то свои чувства и стать частью чьей-то жизни.

Дэвид Уиттмор, увидев в толпе танцующую парочку, схватил свою сестру и повел к ним.

- Питер, чувак, вот ты где? А мы с Кристалл тебя обыскались. Ты же хотел поиметь мою сестру, так она не против. Увидев с Питером незнакомую девушку, Дэвид притормозил:

- О, крошка, привет, я Дэвид Уиттмор, приятель этого придурка, а это моя сестра Кристалл.

- Клаудия, дальняя родственница Талии, - представилась девушка, отходя от Питера и глядя на Кристалл. А та уже брала инициативу в свои руки. Бросившись к парню на шею, стала тереться об него своей пышной грудью.

- Питер, дорогой, я вся в предвкушении, - промурлыкала она.

Клаудия перевела взгляд с Кристалл на Питера и, скрывая боль за сарказмом, произнесла:

- Удачных скачек, жеребец!

- Клаудия, постой, - начал Питер.

- Встретимся завтра на поле битвы, - сказала девушка и растворилась в толпе.

========== Глава 6 ==========

Уже долбаных две недели меня муштровали, словно солдата на плацу. То Талия, то Марк, то Питер. Мои кости болели немилосердно, располосованные раны кровоточили, из меня каждый раз выбивали дерьмо, словно пыль с ковра, швыряя на землю. Правда, благодаря крови оборотня все быстро заживало. Поединки с Питером приносили мне особенное удовольствие. Ему я старалась сделать больнее всех. Следя за нашим сегодняшним спаррингом и видя, что я вновь пропустила удар Питера, Талия не выдержала:

- Да что с тобой, Клаудия? Будь более внимательной, соберись, выпусти своего зверя на волю, не сдерживайся!

- И правда, что это с тобой? Никак не простишь мою слабость к пышным формам? - спросил Питер улыбаясь.

- Твои кулинарные предпочтения меня не касаются, - сказала я отбиваясь.

- А если я скажу, что у меня с сестрой Уиттмора тогда ничего не было, сменишь гнев на милость? - продолжал Питер.

- Говори, что хочешь, мне глубоко насрать, - огрызнулась я.

И тогда Питер поменял тактику. Он увидел, что я на секунду заколебалась, схватил и, опрокинув на лопатки, оказался на мне сверху. Я стала брыкаться, пытаясь столкнуть его с себя.

- На самом деле я пошутил. Я взял Кристалл в тот вечер. Она лежала подо мной вот так, как сейчас лежишь ты. Я трахал ее проникновенно, долго, жестко, а она все стонала «еще Питер, еще», - стал жарко шептать он мне на ухо.

- Слезь с меня, скотина! - крикнула я.

- Ну, признайся, ты тоже этого хочешь, чтобы я сорвал твои трусики и вошел в тебя глубоко, глубоко. Может, сделаем это прямо здесь и сейчас? - продолжал издеваться Питер.

Вся моя злость и ярость подошла к самому горлу и выплеснулась с удвоенной силой. С диким ревом я сбросила с себя Питера, а потом вскочила на ноги, сделала захват и кинула его, что есть сил. Парень пролетел добрых пять метров, переломав спиной дерево. Я с трудом переводила дыхание.

- Молодец, Клаудия, уже лучше, продолжай в том же духе, - одобрительно сказала Талия.

Питер, кряхтя, потирал ушибленное место. Подойдя ко мне, стал снова подкалывать:

- Я вижу, тебя это заводит, детка. Я могу еще многое рассказать о своих любовных похождениях. Продолжим? – спросил он.

- Урок окончен, козел! - буркнула я и побрела к дому, скрепя зубами.

Питер попытался, пойти за Клаудией, но его окликнула Талия.

- Братишка, зачем ты дразнишь эту невинную и неискушенную девушку? - строго спросила сестра.

- Ты сама видела сегодняшний прогресс. Она что-то испытывает ко мне, я чувствую. Ее ревность, ярость и злость помогут раскрыться зверю как нельзя лучше.

- Ты не должен кормить ее ложными надеждами, если ничего к ней не испытываешь.

- А если у меня к ней и в самом деле что-то есть?

- Тогда будь осторожен, не играй ее чувствами, не дави на нее, дай ей самой разобраться в себе и сделать правильный выбор. И вот еще что, поменяй тактику ведения боя. Мне и самой неприятно слышать, что ты поимел чуть ли не пол штата.

- Ладно, я подумаю над этим. Завтра все равно твоя очередь таскать Клаудию за уши.

- Нет. Дальнейшим обучением девушки займешься лично.

- Это почему же, сестричка?

- Потому, что у меня будет ребенок, - слегка смутившись, сказала Талия.

- Ай да Марк, ну и сукин же сын, - сказал Питер улыбаясь.

- Я передам ему твои поздравления, - сказала Талия, - а теперь иди.

***

«Нет, ну каков засранец, все подкалывает меня и подкалывает», - думала я, отбиваясь от ударов Питера.

После того дня когда я его опрокинула, мы стали тренироваться только вдвоем. Моя сестра в узком семейном кругу, сообщила о своей беременности, и я в тайне за нее порадовалась. Хотя теперь мне каждый урок приходилось терпеть эту занозу в заднице по имени Питер Хейл.

На протяжении следующих недель, во время спаррингов, он держал меня в таком боевом запале, что мне казалось, малейшая искра, и я взорвусь как пороховой склад. Темой его колкостей в мой адрес был теперь вовсе не душещипательный рассказ о его сексуальных похождениях, а я сама.

- Клаудия, ты стала такой неповоротливой. Похоже, набрала несколько лишних фунтов и скоро станешь такой же пышнотелой как Кристалл. От парней отбоя не будет. Уж поверь мне. Особенно от меня. Боже, что у тебя с лицом?! Оно же у тебя женское! А это что, прыщ? Фу-у, какой огромный, того и гляди, лопнет!

- Сволочь! Подонок! Говнюк! Я тебя ненавижу! - отвечала я на его словесные выпады, и с еще большим остервенением отражала силовые.

Результаты были действительно существенными, Питер все чаще оказывался на заднице.

- Не правда! Я тебе нравлюсь! - говорил он, все еще валяясь на земле.

- Не льсти себе, ты в зеркало давно смотрел? - спросила я, обретая свой человеческий облик.

Я подошла к нему и протянула руку, пытаясь помочь встать. Странный жест с моей стороны. Но Питер, вместо того, чтобы встать, схватил мою руку и потянул на себя. Я со всего маха шлепнулась ему на грудь.

- Так значит я толстая, неповоротливая и прыщавая? - стала я кричать, колотя его по груди. Питер схватил мои руки и быстро чмокнул в губы.

- Иди лизаться со своей треклятой Кристалл! - кричала я, пытаясь вырваться.

- Дуреха, да у меня с самого приезда сюда, никого не было, правда, - смеясь и пытаясь меня удержать, отвечал парень.

Питер перевернулся, и теперь я оказалась под ним. Взглянув ему в глаза и услышав, как ровно бьется его сердце, я поверила. Я притянула его голову, и мы поцеловались. Поцелуй был глубоким, чувственным, продолжительным. Мне не хотелось разрывать объятий, но нас позвали в дом.

- Пойдем, - сказал Питер, помогая мне встать. – Завтра полнолуние, и тебе надо подготовиться.

После ужина я попросила у Талии что-нибудь почитать перед сном, чтобы отвлечься от мыслей о поцелуе.

- О, дорогая, у Питера в комнате целая библиотека, сходи, попроси у него что-нибудь. Читать как-то расхотелось, но проходя мимо его комнаты, я не удержалась и заглянула внутрь.

Дверь в комнату Питера была открыта, я нерешительно постучала об косяк и вошла. Комната была пуста. Подойдя к книжной полке, стала просматривать корешки.

- Тебе что-то нужно? - спросил подошедший Питер. Он только что принял душ, тело было в капельках влаги, которые скатываясь, впитывались в полотенце на его бедрах.

Проглотив вздох, и отведя взор от этого зрелища, я пролепетала:

- Хотела почитать. Что посоветуешь?

- Возьми вот эту, одна из моих любимых, - сказал Питер, достав с полки книгу и протягивая мне.

- «Белый Клык», ты серьезно?

- Вполне, тебе понравится.

- Эм, спасибо, я, пожалуй, пойду, - сказала я, взяв книгу.

- Это все? Ты уверена? - многозначительно спросил он.

Я молча кивнула ему.

- Тогда, спокойной ночи, - сказал Питер и целомудренно поцеловал меня в лоб.

Оказавшись у себя в комнате, я прилегла на кровать и стала читать Джека Лондона. Но потом заснула, и мне всю ночь снился серо бурый волк, с глазами цвета льна.

========== Глава 7 ==========

Чтобы я не разнесла половину поместья и не навредила кому-либо во время превращения, было решено отвезти меня подальше в лес.

- Клаудия, сегодня полнолуние, и тебе необходимо будет себя контролировать как никогда раньше. Чистокровные оборотни справляются с этим намного легче. Первое обращение у них происходит раньше, чем это было с тобой. Со временем, они сами решают, обращаться ли им полностью, или оставаться полуобращенными. Хотя бы раз в год, каждый из нас, должен выпустить своего волка на свободу, чтобы зверь не начал разрывать тебя изнутри, - говорила Талия.

- Как правило, в первые несколько обращений мы стараемся находиться поблизости друг от друга. Присутствие альфы, члена стаи, либо близкого родственника очень помогают. С тобой я быть не смогу, так как ношу малыша. Беременность для женщин-волков - единственное время, когда мы не обращаемся, чтобы не навредить ребенку. В тоже время, мы становимся беззащитными и уязвимыми. Но у всех нас есть поддержка семьи, родственников, клана, наконец. Что будет с тобой, я даже не представляю. Удивительно, что никто не пострадал во время твоего первого раза. Сегодня с тобой побудет Питер, прислушивайся ко всему, что он тебе будет говорить, и постарайся выполнить, - напутствовала Талия.

Питер ждал меня в машине. Глаза его были серьезными и задумчивыми. До времени моего обращения оставалось несколько часов.

Я подошла к машине открыла дверь и села рядом с Питером.

Поглядев, на него я сказала:

- Питер, мне страшно.

- Я буду рядом, не волнуйся. У тебя все получится, Клаудия.

Он завел автомобиль и выехал со двора.

Через полчаса мы подъехали к лиственной роще. Заглушив машину и выключив фары, Питер взял с заднего сидения большую сумку и, открыв дверь, вышел из салона.

- Выходи, дальше пойдем пешком.

Мы стали пробираться сквозь ветви сумеречной рощи. Когда пришли на небольшую поляну, Питер стал обходить деревья, пробуя их на прочность. Найдя то, что нужно, позвал меня:

- Иди сюда, стань здесь.

Я подошла, все еще не понимая, что он затеял. Потом он присел, расстегнул сумку и достал оттуда увесистую цепь с толстыми звеньями. Проверив ее на прочность, стал обматывать меня вместе с деревом крест-накрест. Всю эту конструкцию он закрепил амбарным замком.

- Ну вот, ты теперь выглядишь как настоящий металлист, не туго? - спросил он.

Покачав головой, я с сарказмом спросила:

- Неужели все так плохо?

- Это не будет всегда так. В твоем случае первые пятьдесят лет, а дальше будет легче, - попытался пошутить Питер.

Я понимала, что он хотел меня отвлечь, но от этого лучше не становилось.

Из-за туч выглянула луна, и процесс изменения начался.

***

По лесной тропе, не спеша, крались четыре темных силуэта, вооруженных ружьями и арбалетами. Это были непростые любители ночного экстрима и дикой природы, а охотники семьи Арджентов. В их глазах горел огонек азарта, в надежде наткнуться на пару-тройку одиноких оборотней - омег - в период полнолуния.

- Ребята, глядите в оба, эти сучьи ублюдки могут быть где-то поблизости, нутром чую, - сказал один из них.

- Мы же не станем разочаровывать Джерарда, не отправив к дьяволу парочку этих тварей, - добавил другой.

- Тише, я кажется, что-то слышал в той стороне, проверьте затворы и за мной, - скомандовал третий.

***

Полуобернувшись, я изо всех сил пыталась вырваться из железного захвата цепей. Злость, ярость, жажда крови и желание убить кого-нибудь переполняли настолько, что казалось, я умру, если сейчас же этого не сделаю.

Мои глаза горели желтым огнем.

«Освободи меня! Выпусти! - безмолвно и громко рычала я глядя на Питера, обнажая в оскале зубы. - Я убью тебя, если не отпустишь!».

Питер тоже полуобратился и пытался меня сдерживать, рыча на меня еще громче. И тут, словно в замедленной съемке, я увидела, как в тени деревьев за спиной Питера промелькнул силуэт. «Берегись!» - прорычала я и, почувствовав еще большую опасность, исходящую от непрошенных гостей, стала со всей силы рвать цепи.

Одна из стрел, выпущенных из арбалета, вонзилась Питеру в спину, и он издал рев боли, но, быстро оправившись, развернулся и помчался в сторону нападавших.

- Парни, окружаем его, убьем эту нечисть, а того, который в цепях, захватим как трофей мистеру Ардженту на личную расправу, - услышала я.

«Он там один, ранен, отбивается от только Бог знает скольких врагов», - лихорадочно думала я, слыша звуки борьбы и рык Питера.

«Будь прокляты эти цепи!» - истошно прорычала я, и мне наконец-то удалось прорвать одно звено. Испустив победный рев, я сбросила с себя этот металлический груз и помчалась на помощь Питеру.

В два прыжка оказавшись на месте, я бросилась в гущу драки.

Трое мужчин удерживали раненого, но вырывающегося Питера, а четвертый пытался разрубить его мачете. Я быстро свернула шею одному и набросилась на одного из державших Питера. Словно со стороны я наблюдала за действиями своего зверя, слышала треск костей и сухожилий, истошный крик поверженных и падающих передо мною людей, захлебывающихся собственной кровью.

Питер вырвался, и помог прикончить остальных подонков. Когда на поляне остался только еле живой Питер, мой зверь, все еще снедаемый жаждой крови, бросился на него. Из последних сил Питер схватил меня за горло, опрокинул на землю, придавив своим телом.

- Хватит, Клаудия, не смей! Вернись ко мне! Ты нужна мне! Ты должна мне помочь вытащить стрелу! - ревел он, прожигая своими глазами, которые из желтых превратились в кристаллики голубого льда.

Он приказывал мне как чистокровный, более сильный и более опытный бета-самец подчиняющий себе омегу.

И я стала возвращаться в реальный мир. Внутренний зверь стал успокаиваться, пряча острые зубы и когти. Сердце приходило в нормальный ритм, а дыхание уже не было таким прерывистым.

Питер, увидев, что опасность миновала, скатился с меня, застонав от боли. Стрела все еще глубоко сидела в его спине, покалывая наконечником сердце.

- Что я должна сделать? – спросила я.

- Возьми стрелу двумя руками и резко выдерни? – задыхаясь, сказал Питер.

- Ты уверен?

- Да, черт побери! Только не тяни, а выдерни быстро!

Я так и сделала. Питер резко втянул воздух через зубы и ругнулся:

- Твою же мать!

- Потерпи, сейчас все пройдет, - только и смогла выдавить я, ложась с ним рядом и глядя в глаза.

- Это так по че-ло-ве-чес-ки, - растягивая слога и приводя дыхание в порядок, сказал мне Питер, улыбаясь.

Совсем скоро наши тела стали исцеляться.

- Послушай Питер, почему твои глаза стали льдисто-голубыми?

- Такими, они будут теперь всегда, пока не стану альфой. И у тебя они будут голубыми, а не желтыми, Клаудия.

- Почему?

- Это происходит по одной простой причине. Когда ты кого-нибудь убиваешь, Клаудия. Мы с тобой стали убийцами.

========== Глава 8 ==========

Меня стало трясти как в лихорадке. Я окинула взглядом поляну, где еще совсем недавно было сражение не на жизнь, а на смерть. Я увидела мертвые искореженные тела, свежая кровь которых медленно впитывалась в землю.

Мои глаза наполнились слезами. Я убила человека, и не одного. Господи, что же я наделала?!

- Я не хотела их убивать, не хотела, не хотела, - шептала я, глядя на свои трясущиеся окровавленные ладони.

Питер заметил, что у меня вот-вот начнется истерика, подошел ко мне, поднял с земли и начал трясти что есть сил.

- Клаудия, ты должна успокоиться, у нас не было выбора! Если бы ты не пришла мне на помощь, они бы убили меня, а ты оказалась бы в лапах Джерарда Арджента, и поверь, тебе лучше сразу умереть, нежели попасть в его подземные казематы!

Слезы продолжали литься из моих глаз. Он перестал меня трясти и, возведя глаза к небу, привлек к себе.

- Малышка, перестань, все уже позади. Я здесь, с тобой. Поверь, для меня это тоже шок. Я тоже раньше никого не убивал. Но такова жизнь оборотня, как мы ни стараемся вести себя тихо и не выделяться из толпы, Ардженты нас находят. И не только они. Кланов охотников очень много, так же как кланов оборотней. И временами происходят стычки, когда мы объявляем друг другу вендетту.

Говоря все это, Питер продолжал меня обнимать, успокаивая своими словами, согревая теплом, защищая своим телом. Он нежно целовал мою макушку и проводил ладонями по спине и плечам, снимая напряжение с моих мышц. А я слушала Питера, вдыхала его неповторимый запах и потихоньку приходила в себя.

До рассвета оставалось еще много часов. Питер оглядел окрестность, и не обнаружив больше опасности, стал обходить мертвые тела, собирая оружие.

- Их надо похоронить, поможешь? – обратился ко мне Питер. Глубоко вздохнув, я кивнула, и мы принялись за работу.

Спустя время тела были погребены, а земля утрамбована и засыпана ветвями и листвой.

- Не кори себя, мы сделали все, что смогли, пойдем, - сказал Питер, видя мой все еще отрешенный взгляд. Он подвел меня к машине и усадил на переднее сидение. Достав из бардачка металлическую фляжку, открыл ее и протянул мне.

- На, выпей. Это бурбон. Может, он тебя немного взбодрит? На чистокровных оборотней алкоголь не действует.

Я поднесла флягу ко рту и сделала изрядный глоток. Потом передала ее Питеру, и он, отсалютовав мне, сделал тоже самое.

- Послушай, Клаудия, хочешь, я покажу тебе особое место, где мы можем встретить рассвет? Это недалеко отсюда.

Я молча кивнула, и Питер, заведя мотор, стал выбираться из лесной чащи.

По-видимому, на меня алкоголь слегка подействовал. Прислонившись виском к стеклу, я начала дремать. Все еще находясь в состоянии полусна, я слышала, как Питер остановил машину, вышел из нее и стал рыться в багажнике. Потом он куда-то отошел затем вернулся, открыл мою дверцу и стал потихоньку вытаскивать меня из машины. Взяв меня на руки куда-то понес.

- Где мы? Куда ты меня тащишь?- сонно спросила я.

- Хочу, чтобы ты вздремнула немного, - прошептал он, заботливо кладя меня на что-то мягкое, постеленное на земле.

Я повернулась на бок, подтянув под себя колени. Проваливаясь в сон, почувствовала, как Питер прилег рядом, прижав меня к своей груди.

***

- Детка, просыпайся, ты должна это увидеть, - кто-то легонько будил меня.

Открыв глаза, я увидела улыбающегося мне Питера. Мы лежали на пледе, расстеленном у корней некогда величественного, но теперь срубленного дерева. Я встала и огляделась вокруг.

- Где мы? Что это за место?

- Мы находимся в роще друидов, а это Неметон – священное древо. Некоторые считают это место центром мироздания. Здесь друиды совершали свои ритуалы, принося жертвы богам восхваляя их и прося о милости,- подойдя ко мне, сказал Питер. - Смотри.

Небо окрасилось розовым и первые несмелые лучи стали пробиваться сквозь деревья, придавая месту еще больше загадочной мистики и колорита, а Неметон превращая в жреческий алтарь, требующий жертвенной крови.

Вокруг нас все словно ожило и пришло в движение. Близкое присутствие Питера стало волновать меня как никогда раньше. Меня стали пронизывать доселе неведомые флюиды, заставляя учащенно дышать и быстрее биться сердце. Кожа стала чувствительной, а каждая клеточка моего тела звенела словно струна.

- Ты это чувствуешь, Питер? - спросила я, прижавшись к нему спиной.

- Да малышка, что-то происходит. Наверное, нам стоит уйти, иначе я за себя не отвечаю, - сбивчивым голосом отвечал он, еще теснее прижав меня к себе. - Я хочу тебя, Клаудия, прямо здесь и сейчас.

Я повернулась к нему и заглянула в глаза.

- Я не хочу уходить. Хочу, что бы ты сделал это. Хочу, что бы ты был первым.

- Ты уверенна? – спросил он, обегая меня взглядом.

- Да, – тихо ответила я, глядя ему в глаза.

- Побудь здесь, ладно? Я сейчас, - сказал Питер и побежал к машине.

Порывшись в бардачке и пробежав ладонью по приборной доске он, оставив дверь машины открытой, вернулся ко мне.

Обняв меня, аккуратно уложил на плед и начал осыпать поцелуями.

Сквозь жаркие ласки до меня стали доноситься звуки мелодии.

- Что это, Питер? Слышишь? – спрашивала я, отвечая на поцелуи.

- Я включил в машине музыку. Так ведь лучше? – на секунду отстранившись от меня, неуверенно спросил Питер.

- А ты, оказывается, романтик, - сказала я улыбаясь, гладя его по щеке.

От лица Питера.

Было ли дело во мне, Клаудии, событии последних нескольких часов, или в этом треклятом месте я не знал. Я безумно желал эту девушку с глазами олененка, лежавшую подо мной. С ней я не хотел быстро и жестко. Я должен был ее подготовить. В который раз безмолвно спросив ее разрешения и получив утвердительный ответ, приступил к действию.

Расстегнув молнию ее спортивной кофты, я обнаружил под ней белую майку, плотно облегающую небольшую грудь. Глядя ей в глаза стал потихоньку задирать ткань, обнажая сливочную кожу живота и груди с темно розовыми сосками, которые тут же сморщились от утренней прохлады. Я наклонился и стал согревать их своим дыханием, лаская языком то один то другой. Девушка пахла молоком и корицей.

Клаудия тихо застонала и стала слегка выгибаться дугой, требуя повторить ласку. Потом я стал покрывать цепочкой поцелуев ее грудь и живот, спускаясь все ниже. Засунув ладонь под резинку спортивных штанов, скользнул ей под трусики и стал ласкать средоточие ее страсти, отчего она шире раздвинула ноги. Я отстранился, чтобы освободить себя и ее от стеснявшей нас одежды. Сняв с нее кроссовки и штаны, стал быстро сбрасывать все с себя. Клаудия осталась в одних трусиках, а я совсем голым. Глядя как она с интересом меня рассматривает, не стал торопить события. Пусть смотрит. Дав ей наглядеться, вновь лег возле нее. Облизав несколько своих пальцев, вновь проник ей под трусики, помогая увлажниться. Она была горячей, страстной, жаждущей и она была моей. Я ласкал ее клитор, пока она не кончила. Затем став перед ней на колени, стянул с нее последнюю кружевную преграду разделявшую нас. Взяв ее руку, положил на свою вздыбленную плоть.

- Видишь, как я сильно тебя хочу.

Она слегка ее сдавила, и я застонал. Достав из кармана джинсов пакет с презервативом, вскрыл и натянул его на свой член.

- Будет больно, но в первый раз без этого никак. Я постараюсь быть нежным.

- Не медли, я выдержу,- простонала она.

Я шире развел ее бедра и вошел в нее одним мощным рывком.

Из ее горла вырвался вздох боли, и я поймал его своими губами, пытаясь забрать, впитать и растворить его в себе.

«Любовь похожа на пламя,

Она обжигает тебя, разгораясь,

Любовь причиняет боль…» доносилось из динамиков автомобиля.

Немного подождав и давая ей привыкнуть к наполненности внутри себя, я начал двигаться, постепенно ускоряя темп. В эту минуту, я дико, до боли хотел ее. Мой внутренний зверь хотел ее с не меньшим рвением. И она хотела меня. Я чувствовал, как ее когти впивались мне в спину, а тело выгибалось, моля о большем. На пике оргазма ее глаза стали льдисто-голубыми, а из горла вырвался крик наивысшего наслаждения. Мой волк довольно зарычал, глаза засветились тем же светом, и я последовал за ней, окунувшись в волны экстаза.

========== Глава 9 ==========

От имени Клаудии.

Несмотря на весь ужас прошлой ночи, наше с Питером утро было прекрасным. Мы еще долго наслаждались ласками, а потом просто разговаривали.

В паре шагов от рощи находилось небольшое поле пестревшее цветками льна. Сорвав несколько, я вернулась к лежавшему Питеру.

- У льна, такой же цвет как твои глаза, - сказала я краснея, приложив их к его лицу.

Взяв их у меня из рук, он стал нежно водить ими по моей коже и лицу.

- У тебя теперь тоже будут такие глаза, особенно, когда ты возбуждена, - сказал Питер улыбаясь, - сексуально, - добавил он, понизив голос и целуя меня в губы.

Мой живот предательски заурчал.

- Блин, тебе надо поесть, и я чертовски голоден. Пойдем, Клаудия, нам пора.

Мы быстро оделись и стали встряхивать плед. Два цветка льна, упавших на траву, я подняла и засунула себе в карман спортивной куртки.

Бросив последний взгляд на Неметон и просканировав местность, мы сели в машину и отправились домой.

Когда подъехали к дому, к нам выбежала Талия.

- Где вас черти носили? Почему так долго? Что произошло? – засыпала она нас вопросами.

Питер вкратце рассказал, через что мы прошли ночью, скромно умолчав, что произошло после.

- С вами все нормально? Вас видел кто-нибудь? – продолжала допытываться Талия.

- Мы в норме. Нас никто не видел. Мы просто очень хотим, есть, - ответила я.

- Проходите в столовую, обед уже готов, - со вздохом облегчения сказала Талия.

Наскоро побросав в себя еду, мы с Питером отправились каждый в свою комнату, чтобы привести себя в порядок и хорошенько выспаться.

***

Пусть они ей ничего не сказали, но между ними произошло что-то еще, кроме кровавой бойни. И Талии не надо было быть семи пядей во лбу, что бы догадаться, что они стали близки. Запах, которым Питер пометил Клаудию, просто пропитал девушку насквозь.

“Надеюсь, у них хватило ума предохраняться”, - думала она.

От этих мыслей ее отвлек звонок в дверь, и она пошла открывать.

На пороге стояла холеная, со вкусом одетая женщина лет пятидесяти.

Рядом с ней, держа ее под руку, стоял мужчина того же возраста и похожий на нее как две капли воды.

- Мама? Дядя Норман? Вы уже вернулись из путешествия? Добро пожаловать! – справившись с секундным замешательством, сказала Талия, приглашая их войти в дом.

Вдовствующая Нора Хейл, в девичестве Уиттмор, величественно вплыла в гостиную. Ее брат близнец Норман проследовал за ней.

Присев в кресло с грацией истинной аристократки и пристально поглядев на Талию, она с улыбкой заметила:

- Я вижу, что Марк наградил тебя еще одним ребенком, и у меня скоро будет третий внук.

- Да, мама, это так.

- Что я еще пропустила?

- Мне нужно тебе многое рассказать.

- Прекрасно, дорогая, именно поэтому я сюда и приехала, - ответила Нора, улыбаясь.

По мере того как Талия посвящала ее во все тайны произошедшего, улыбка на губах Норы превращалась в сухую ниточку.

Услышав, что в этом доме полукровка, незаконная дочь ее похотливого, а ныне покойного муженька, у которой еще и какие-то шашни с Питером, Нора чуть не проткнула свои ладони тщательно отполированными ногтями, которые стали удлиняться. Быстро взяв себя в руки, она продолжала слушать дочь, лихорадочно соображая, как избавиться от этой приблудной девки Клаудии. Она переводила взгляд то на Талию, то на своего брата. Он отлично понимал, о чем она думает, и незаметно кивнул ей, поддерживая.

Выслушав дочь до конца, Нора, величественно махнув рукой унизанной кольцами, ответила:

- Ты же понимаешь, Талия, что ей здесь не место. Пусть в ней течет кровь твоего отца, но она не сможет быть чистокровной Хейл. Хотя по праву рождения она могла бы претендовать на место альфы, перейдя дорогу твоим детям, случись с тобой или с Питером что-нибудь. Но ты же ведь этого не хочешь? Не уверена, что волки захотят назвать ее своей альфой, если только она не победит в поединке. Клан никогда не признает брака между ней и Питером, а их дети рискуют запятнать себя позором, родившись от полукровки.

Слушая мать, у Талии начинала раскалываться голова.

«Что же мне теперь делать? Как выпутаться из этой непростой ситуации?» - думала она.

Видя, что Талия разрывается между здравым смыслом и душевными переживаниями за кровную сестру, Нора снизошла до королевской милости.

- Успокойся, Талия. Тебе вредно сейчас волноваться. Я сама побеседую с этой девушкой и попробую ее убедить, что так будет лучше для всех. И так, где Питер? Я хочу его видеть.

- Он спит у себя в комнате. Вчера вместе с Клаудией он убил нескольких охотников Арджента.

- Молодец мальчик! Совсем уже взрослый. Пусть спит, - с гордостью в голосе произнесла Нора, улыбаясь.

- В любом случае, пусть они навестят нас с дядей Норманом в поместье Уиттмор. Скажем, на следующей неделе.

Грациозно встав, Нора подошла к дочери обняла и поцеловала в обе щеки. Тоже самое сделал и Норман.

- Береги себя, дорогая! - сказала Нора улыбаясь и, взяв брата под руку, проследовала к выходу.

- И ты себя, мама! – ответила Талия напутственно, закрывая за ними дверь.

***

Отъехав на значительное расстояние от поместья Хейлов, Нора попросила Нормана остановить машину. Не дожидаясь, пока он соблюдет этикет, быстро выскочила из шикарного автомобиля, громко хлопнув дверью. Ее руки сжались в кулаки, клыки удлинились. Выплескивая всю злость и ненависть от услышанного ею, она издала такой душераздирающий и оглушительный вопль что, казалось, вокруг все замерло.

Она прерывисто задышала, на глаза навернулись слезы. С отчаяньем глядя на Нормана, она стала цедить слова сквозь зубы:

- Когда этот проклятый Бен Хейл, оставит меня в покое? Я любила этого подонка, а он продолжал вставлять свой хер в любую, которая ему приглянется. Даже когда я родила ему сына, он не успокоился. Норман, почему он так со мной поступил? – в слезах крикнула Нора, бросаясь в объятия брата.

«Потому что никогда тебя не любил, - думал Норман, - так верно и преданно как я».

Хотя его прелестная жена и родила ему прекрасных детишек Дэвида и Кристалл, в своей жизни он по-настоящему любил только одну женщину, свою сестру Нору. И теперь ему снова придется воспользоваться услугами Арджентов, которые помогут отправить эту ублюдочную девку к своему похотливому папаше.

- Успокойся, любовь моя. Все будет хорошо, клянусь тебе, - шептал исступленно Норман, крепко обнимая свою Нору.

========== Глава 10 ==========

После ухода Норы и Нормана, Талия еще долго размышляла над сказанным матерью. Большинство доводов, приведенных Норой, были логичными. И как бы Талии того не хотелось, она не сможет оставить эту бедную девочку в своем доме как еще одну дочь Бена Хейла на виду у всей стаи, не вызвав неодобрения и не пошатнув своего статуса.

В этой ситуации оставалось винить лишь Бена Хейла, который поставил одну свою дочь перед сложным выбором между кровными узами и положением в обществе, а другую обрек на неопределенное существование в этом сложном и опасном мире.

Она не могла не заметить, какими взглядами перекинулись ее родственники во время ее недавних откровений. Будучи не только женщиной, а еще и обладая волчьим чутьем, Талия не исключала возможности более решительных мер с их стороны, нежели убедительные доводы своей матери. Она не сможет оставить Клаудию возле себя, но она сделает все возможное, чтобы ей не угрожала опасность, когда Талии не будет с ней рядом.

От лица Клаудии.

Я проспала весь остаток вечера и почти всю ночь, да так крепко, что не слышала, как кто-то приходил, разговаривал внизу и потом ушел.

Было еще слишком рано, и я включила ночник, чтобы дочитать «Белого клыка». Чтобы не загибать страницы, вместо закладки я использовала один из цветков льна, что забрала с собой. Дочитав до конца, я вложила цветок в титульную страницу и захлопнула книгу.

Потом встала, умылась и решила спуститься на кухню выпить какао. Взяв с собой книгу, чтобы вернуть Питеру, тихонько открыла свою дверь. Все еще спали, и я на цыпочках спустилась вниз.

Войдя на кухню, я увидела сидящего за столом и болтающего ногами сонного Дерека с всклокоченными черными волосами.

- Привет, ты чего не спишь? - шепчу я.

- Захотел чего-нибудь вкусненького.

- Хочешь какао со сливками?

- Давай.

Я поставила чайник, достала из буфета две чашки, насыпала какао и сахара.

Тщательно перемешав все ингредиенты и добавив кипятка и сливок из холодильника, поставила чашки перед Дереком и села напротив.

- За твое здоровье, - отсалютовав ему своей чашкой, сделала глоток, не сдержав стона удовольствия.

Он улыбнулся мне своей милой детской улыбкой.

Допив свое какао, Дерек подошел ко мне.

- Клаудия, ты же останешься с нами?

- Не знаю, Дерек, - растерянно ответила я.

- Не хочу, чтобы ты уходила, - сказал он мне и обнял.

- И я не хочу, - ответила я, неловко обнимая его в ответ.

Поцеловав Дерека в щеку и пытаясь пригладить непослушные волосы на его макушке, сказала:

- Иди, поспи, а проснешься, я все еще буду здесь.

Он улыбнулся мне и пошлепал в свою комнату.

Перемыв кружки и поставив их обратно в буфет, я взяла книгу и поднялась в комнату Питера. Дверь в его апартаменты была приоткрыта. Он все еще был в постели, но уже не спал.

- Клаудия, какой приятный сюрприз! Пришла меня разбудить?

- Нет, я хотела вернуть книгу.

- Иди ко мне, - сказал Питер улыбаясь, протягивая ко мне руки.

- Нет.

- Иди, не бойся. Только цемки и обнимашки, - продолжал он.

Скептически вздернув бровь, я положила книжку на его стол и подошла к его постели. Он подвинулся, освободив мне место, и я прилегла рядом.

Целуя, меня он сказал:

- Доброе утро, Клаудия!

- Доброе утро, Питер! – сказала я, целуя его в ответ.

- Я тоже не хочу, что бы ты уходила.

***

Остаток недели прошел относительно спокойно. Талия сообщила нам, что мы с Питером приглашены в поместье Уиттмор.

- Что, матушка, наконец-то, соизволила вернуться? – язвительно спросил Питер.

- Да, и желает познакомиться с Клаудией, - ответила Талия.

- Ну что ж поедем, навестим родственников. Иди, надень что-нибудь нарядное, - сказал мне Питер.

Надев красное платье и черные туфли, я собрала волосы в высокий хвост.

Спустившись вниз и выйдя из дома, я увидела, что Питер уже поджидает меня в машине.

- Ну что, готова встретиться с богатейшими представителями ветви Уиттморов и моей чопорной мамашей? – спросил он, открывая для меня дверь.

И от этих слов мне стало слегка не по себе.

Питер положил мне руку на колено, сжал его, как бы успокаивая, затем завел машину, и мы выехали со двора.

Когда машина Питера скрылась из вида, Талия подозвала Марка.

- Поезжай за ними, понаблюдай за поведением матери и дяди. Попробуй узнать, что они задумали.

***

Когда мы подъехали к дому Уиттморов, был почти полдень. Да, поместье не уступало в роскоши и прилегающим к нему обширным землям. Повсюду были разбиты сады и оранжереи, а к заливу примыкал огромный эллинг с несколькими катерами.

По-видимому, Уиттморы содержали немалый штат слуг, чтобы держать это все в чистоте и порядке.

Нас проводили в гостиную, где в кресле, словно на троне, восседала аристократической внешности женщина. Позади нее, стоял мужчина сильно на нее похожий.

- Мама, дядя, - поздоровался Питер, - позвольте представить вам мою девушку Клаудию.

- Клаудия, это моя мать Нора Хейл и ее брат близнец Норман Уиттмор.

- Добро пожаловать, - сказала Нора, фальшиво улыбаясь. – Я давно хотела познакомиться с еще одной дочерью твоего отца.

Поняв, что я уже ей не нравлюсь, решила посмотреть, что же будет дальше.

Почувствовав в голосе матери колкость и глянув на меня покрасневшую, Питер, пытаясь скрыть удивление, надменно спросил:

-А это имеет какое-нибудь значение, что она моя сводная сестра?

- Судя по всему для тебя нет, - сказала женщина, на время сдавая позиции.

- А где Кристалл и Дэвид? Где тетя Эмма? - спросил Питер.

- Дети уехали в город за покупками, а моя жена отправилась навестить свою старинную приятельницу, - ответил Норман.

- Вы приехали как раз к ланчу. Пойдемте в столовую, - вставая, предложила Нора, взяв Нормана под руку. Питер церемонно предложил мне свою, и мы последовали за его матерью.

========== Глава 11 ==========

Уиттморы умели произвести впечатление. В доме все так и дышало богатством и респектабельностью. Столовые приборы были сделаны из фарфора, хрусталя и серебра, а подаваемые блюда выглядели шедеврами кулинарного мастерства.

После того, как все поели, сложив столовые приборы в тарелку и вытерев рот салфеткой, Нора предложила следующее:

- Клаудия, дорогая, раз ты уже поела, не хотела бы ты взглянуть на наши сады и оранжереи? А ты, Питер, мог бы прокатиться на катере с дядей Норманом, как в былые времена.

Взглянув на Питера, подмигнувшего мне, я ответила, что не против. Мы встали из-за стола и проследовали к выходу.

- Не бойся, она не такая уж и страшная, - шепнул Питер, провожая меня до прихожей.

Он, вместе с Норманом, отправился к эллингу, а мы с Норой направились к садам.

- Эти сады и оранжереи разбивал еще мой дед. А вот эти цветы я вырастила сама. А вот там…

- Простите, - перебила я, - вы ведь хотели поговорить со мной не об этом.

- Ты весьма проницательна. Постараюсь обойтись без обиняков. Чистота крови для нашей расы была очень важным вопросом. В далекие времена, бывали случаи полного отстрела целой семьи оборотней. И если оставалось хотя бы по одному представителю мужского и женского пола они сходились и давали потомство, чтобы не угасал род. Будь то сын и мать, отец и дочь, брат и сестра. Чистокровные Хейлы и Уиттморы иногда заключая между собой брак, представляли идеальный альянс. У Хейлов старинный род и право быть альфой по кровному наследованию. Уиттморы это богатство, финансовая стабильность и респектабельность. За многие годы моя семья сколотила весьма внушительное состояние. К тому времени, как меня надо было выдавать замуж, семья Хейлов сильно нуждалась в деньгах.

- Так Бен женился на вас из-за денег? А как же любовь? – спросила я.

- Ты такая же дерзкая, как и он, - сказала Нора скривив губы, - я любила его и делала все, чтобы и он ответил мне взаимностью. Слухи о его любовных похождениях разрывали мне сердце. Даже после рождения Питера он не остепенился. Как тебе известно, он погиб, когда наш сын был совсем малюткой. Норман воспитал Талию и Питера как родных детей. Именно им и их детям суждено унаследовать нашу финансовую империю. И чтобы деньги не утекали из семьи, было бы неплохо выдать Питера за Кристалл, а Дэвида за Лору. И тут являешься ты, без рода и племени, явное свидетельство минутной слабости моего похотливого мужа.

- И своим появлением я спутала все ваши карты, так?

- Пойми, у тебя с Питером нет будущего. Ни одна знатная семья оборотней не одобрит эту, с позволения сказать, связь. Учитывая, что ты была рождена человеческой женщиной, а вы с Питером дети одного отца, подумай, какие у вас с ним могут быть отпрыски. Судя по запаху Питера на тебе, вы уже были близки и лучше, чтобы у тебя начались месячные.

- А вы не хотите спросить мнение самого Питера? Может, он хочет, чтобы я была с ним?

- В качестве кого? Его личной подстилки? Дорогая моя, Питер поступит так, как ему велит здравый рассудок, семейный долг и наши традиции. Ни ваш брак, ни ваши дети, не будут иметь юридического статуса среди чистокровных волков. В конце концов, я просто могу лишить его наследства, и он останется без средств к существованию.

Разговор между нами стал переходить на оскорбления и угрозы. Я стала оглядываться. Где Питер? Почему он так долго?

Подавив стоявшие в глазах слезы, я закричала:

- Не смейте меня оскорблять! Не я выбрала себе такую участь. Меня никто не спросил, хочу ли я быть полукровкой, в то время когда ваш муж брюхатил мою мать. Я хотела быть человеком, а не ежемесячно страдать от желания убить кого-нибудь. Я не желала становиться пожизненной мишенью Арджентов или других охотников. И вот теперь, когда я нашла возможность стать частью тех, на кого я так похожа, и кто мог бы мне помочь, вы выдворяете меня вон без лишних сантиментов.

- Наша семья готова возместить тебе все причиненные неудобства. Скажем, двести пятьдесят тысяч долларов тебя устроят? При их удачном вложении ты смогла бы жить безбедно.

Наглости этой холеной стервы, не было предела.

- Решили меня купить? Знаете что, засуньте эти деньги в свою аристократическую задницу! – бросила я ей в лицо и, развернувшись на каблуках, побежала искать Питера.

***

Часом раньше у эллинга Уиттморов.

От лица Марка.

Оставив свою машину в полумиле от поместья, я незаметно прокрался на территорию, и стал следить за происходящим и прислушиваться к разговорам. Увидев удалявшихся в сторону сада и мирно беседовавших Клаудию и Нору, я вздохнул с облегчением. Теща несла очередной бред о чистоте расы, и, не обнаружив в ее руках ничего, что смогло бы нанести вред девушке, переключил все внимание на Питера и Нормана.

Я подошел к ним настолько близко, чтобы не быть обнаруженным.

Сев с Питером в катер, Норман стал прогревать двигатель на холостых оборотах. Он стал что-то у него спрашивать, а Питер ему что-то отвечал, улыбаясь, отчего лицо Нормана стало угрюмым. Но потом он тоже улыбнулся и похлопал парня по плечу. Потом они обменялись еще парой реплик, после чего Норман шагнул с катера на причал, а Питер утвердительно кивнул, улыбнувшись и помахав дяде рукой, завел катер и пошел разрезать волны.

Подозрительно оглянувшись вокруг, Норман направился к эллингу.

Он подошел к столу и, сняв трубку телефона, стал набирать номер.

Я весь обратился в слух.

- Алло. Это Норман Уиттмор. Для ваших парней есть работа.

И он стал описывать подробные приметы Клаудии, включая данные о ее месте жительства и приемных родителях.

«Вот же сукин сын», - думал я, а он продолжал:

- Более подробную информацию и координаты сообщу позже. Все расходы я компенсирую. И помните, сохранность моей жизни и жизни членов моей семьи в обмен на некую информацию об оборотнях, которые вас интересуют. С вами приятно иметь дело, мистер Арджент, - сказал Норман и повесил трубку.

Я в три прыжка оказался в эллинге, схватил эту мразь и повалил на пол. Я месил это ненавистное мне лицо, пока не превратил его в кашу. Норман был старше и слабее меня, поэтому не сильно сопротивлялся и уже не так быстро исцелялся.

- Это ты навел их тогда на Бена?! Отвечай, гребаная сволочь! Как ты мог?! А как же клятва верности?! - тряс я его.

- Я никому не приносил клятвы, - сказал он отхаркивая кровь со рта, -тем более этому похотливому ублюдку.

- Что тебе сказал Питер?

Норман попытался засмеяться.

- Что, я спрашиваю? – затряс я его сильнее.

- Сказал, что влюблен в эту сучку, - продолжал улыбаться и булькать кровью Норман. – Я незаметно испортил топливный шланг, так что через полчаса его катер заглохнет. Одиночество среди водного простора пойдет ему на пользу.

- Оставь Клаудию в покое, она не виновата.

- Она отправиться в ад, к своему папаше, где ей самое место, - начал хрипеть Норман, пытаясь меня спихнуть.

Я обнажил зубы и перегрыз этому сучьему потроху горло.

Потащив мертвое тело к причалу, привязал к ногам камень и сбросил в воду.

- Собаке - собачья смерть, - сказал я, плюнув в след уходящему под воду телу.

Только я успел смыть с себя кровь этого предателя, как появилась Клаудия. Девушка была сильно расстроена и пыталась сдержать слезы.

- О, Марк, привет! А где Питер?

- С ним все хорошо, он все еще катается на катере.

- Я больше не могу здесь оставаться. Мы можем уехать?

- Да. Давай я тебя подвезу. А Питер когда вернется, поедет на своей машине.

Идя с Клаудией к машине, я все время сканировал территорию, ожидая угрозы. Благополучно добравшись до автомобиля, усадил дрожащую девушку на переднее сидение.

- Успокойся, девочка, скоро ты будешь дома.

« Дома? - подумала Клаудия. - Где теперь мой дом?»

========== Глава 12 ==========

От лица Клаудии

На всем пути в поместье Хейлов я испытывала противоречивые чувства. То хотела рвать на себе волосы от безысходности своего плачевного положения, то ощущала дикое желание вернуться и выцарапать этой Норе ее кисельные глаза. Но больше всего, я хотела узнать реакцию Питера на все происходящее. Пойдет ли он против своей семьи, устоев их общества и традиций оборотней, чтобы быть со мной? Сможет ли он обойтись без мамашиных миллионов?

Марк был предельно собран и о чем-то сосредоточенно думал. Он все время поглядывал то на меня, то в зеркало заднего вида.

Когда мы заехали во двор он остановил машину и быстро выскочил, открывая мою дверь и помогая выйти.

- Пойдем, девочка. Возможно, у нас совсем мало времени, - стал меня подгонять Марк, таща за руку на крыльцо.

- Ты это о чем? Что случилось? Что ты от меня скрываешь?

- Заходи скорее в дом. Я все тебе расскажу. Талия тоже должна об этом узнать.

Услышав переполох в прихожей, Талия быстро спустилась в гостиную.

- Что случилось? Где Питер? С мамой все хорошо?

Усадив нас обоих на диван, Марк стал мерять гостиную шагами и сыпать информацией:

- Надеюсь с Питером все хорошо. Твоя мамаша живее всех живых. Но произошло кое-что ужасное. Я убил Нормана, - сказал Марк и поднял руку, дабы пресечь поток вопросов и стенаний.

- Это он сообщил Ардженту, где тогда был твой отец. Не исключено что, он сливал информацию о других оборотнях. А теперь, он сообщил информацию о Клаудии, ее месте жительства и приемных родителях. Ей нельзя оставаться здесь, но и домой возвращаться тоже нельзя. За ней, скорее всего, начнут следить. Этот ублюдок отправил Питера кататься на катере, предварительно испортив топливный шланг, что бы тот не мог помешать его коварным планам. Парень, скорее всего, уже далеко от берега, один, на неисправном судне. Но я думаю, с ним все будет в порядке. Сейчас главное помочь Клаудии.

От такого потока откровенности, у нас с Талией вытянулись лица и в немом изумлении открылись рты.

- Поверь, дорогая, у меня просто не было выбора. Бен был твоим отцом и моим другом. Он был альфой стаи, в конце концов, и у Нормана должны были быть весьма веские причины подписать ему смертный приговор, да еще таким подлым способом. Он собирался причинить вред Клаудии, а ведь девочка не виновата в том, что родилась такой и обратилась к нам за помощью.

Меня стало трясти еще больше. “Питер, ты так сейчас мне нужен!”

- Что тебе сказала Нора Уиттмор, что ты так расстроилась? - спросил меня Марк.

- Говорила, что мне не место в обществе чистокровных оборотней. Что Питер никогда не будет со мной. В противном случае грозилась лишить его наследства и своего покровительства.

- И она вполне, может осуществить свою угрозу, так как просто помешана на этих кровных традициях. Но больше всего она бесится от того, что мой отец так и не ответил ей взаимностью, замарав ее безупречную репутацию побочным ребенком от человеческой женщины, - сказала Талия. - Клаудия, ты действительно в большой опасности. Для своей и нашей безопасности ты должна уехать, - продолжала она.

- Но куда я поеду? Домой я вернуться не могу, не подвергнув опасности родителей.

- Ты права. Ты поживешь пока в доме матери Марка. О нем не знает даже Питер. Я напишу тебе адрес. Пойдем, я помогу тебе собраться.

Мы поднялись с ней в мою комнату. Я стала складывать вещи, а Талия, помогая мне, давала наставления.

- Ты возвращаешься к людям, и ты полукровка. Найди способ контролировать свое обращение. Но помни, ты должна выпускать своего зверя хотя бы один раз в год, чтобы он не пожирал тебя изнутри.

Когда тебе будет особенно трудно, все время повторяй: «Солнце, луна, правда». Три вещи, которые нельзя утаить. Я дам тебя слабый настой «Волчьего аконита». Принимай его в самых редких случаях, когда ничего не помогает, - говорила Талия.

- Но знай, у него могут быть побочные эффекты. Причиняя вред своему зверю, ты будешь причинять вред себе. Постарайся поскорее обрести свой якорь, который будет держать в равновесии зверя и человека в тебе. Мой тебе совет, найди хорошего парня, выйди за него замуж и скорее от него забеременей. Это позволит тебе девять месяцев жить относительно спокойно.

- Я не могу вот так взять и уехать. А как же Питер? Что будет с ним? – спросила я.

- Пойми, Клаудия, так действительно будет лучше для всех нас. Питер почти уже взрослый и со всем справится.

- А как же я? – спрашиваю шепотом, чуть не плача.

- И ты справишься. Ты должна быть сильной, Клаудия, - сказала Талия, положив руку мне на плечо.

– Ты все собрала? Нам уже пора. Пока доедешь, будет уже темно.

Мы спустились вниз, и вышли во двор. Талия достала из кармана ключи от дома, в котором я собиралась временно поселиться и ключи от своей машины, которую она мне просто подарила, чтобы я могла добраться до места назначения.

Подойдя к автомобилю, Талия и Марк стали со мной прощаться.

- Попрощайтесь за меня с Лорой и Дереком, - попросила я, шмыгая носом.

- Прощай, сестра. Береги себя, - чуть не плача прошептала Талия.

- Постарайся никого больше не убивать, - попросил Марк, крепко меня обнимая.

- Если тебе понадобиться помощь, ты можешь обратиться к давнему другу нашей семьи. Ты можешь полностью ему доверять. Он не такой как мы с тобой, но он в курсе всего происходящего. Его зовут Алан Дитон. Я записала тебе его адрес и телефон. А это адрес дома, где ты остановишься. Постарайся начать все с чистого листа, - сказала Талия, прощаясь.

Я села в машину, и сделав глубокий вдох, бросила прощальный взгляд на стоявшую рядом пару и на дом, который так и не стал мне родным. Заведя машину, я вырулила со двора на главную трассу.

Всю дорогу меня душили слезы. В душу закрадывался страх неопределенности и боязнь одиночества. Я еле справлялась с вождением автомобиля. На въезде в город меня остановила патрульная полицейская машина.

Ко мне подошел молодой человек в форме и постучал в окно.

Я попыталась взять себя в руки и опустила стекло.

- Добрый вечер, офицер, - сказала как можно приветливей.

- Помощник шерифа Джон Стилински, - представился он. - С вами все в порядке, мисс? Мне показалось, что вы не справлялись с управлением.

«Надо же, такой молодой, а уже помощник шерифа», - подумала я.

- Все в порядке, я просто немного устала, - отвечала я, улыбаясь.

- Могу я взглянуть на ваши документы?

- Да, конечно, - сказала я, протягивая ему права.

- Благодарю. Вы впервые в нашем городе, мисс Коул? Куда направляетесь?

Я сообщила ему адрес, и он объяснил более подробно, как туда добраться.

Возвращая мне права, он, улыбнувшись, сказал:

- Будьте внимательны на дрогах, мисс Коул. Особенно в вечернее время. Добро пожаловать в Бейкон Хиллс!

Через пятнадцать минут я была на месте. Это был небольшой двухэтажный дом с лужайкой и бассейном.

Достав ключи, я открыла входную дверь. Быстро осмотрев дом и сориентировавшись где тут что, пошла в ванную принять душ.

Сняв трусики и увидев несколько пятен сукровицы, я с горьким сарказмом произнесла:

- Можешь радоваться, чертова аристократка. Твоей гребаной респектабельности ничего не угрожает.

========== Глава 13 ==========

Несколькими часами ранее.

Находясь далеко от берега, Питер уже битых два часа пытался найти неисправность, заставившую катер заглохнуть. Попытки связаться по рации с дядей Норманом, не увенчались успехом, так как ему никто не отвечал. Парню даже пришлось нырнуть в воду, чтобы проверить не заклинило ли винт.

Еще раз проверив приборную панель и зажигание, Питер решил взглянуть в топливный отсек. В нос ему ударил резкий запах бензина. Обнаружив, что бак пуст, он слегка удивился. Ведь перед тем как отправиться в плавание, он сам все проверил. Катер был в полном порядке, а топливный бак заполнен до краев.

Окинув взглядом всю топливную систему, он увидел выходящий наружу шланг, соединяющий бак и двигатель. Прощупав его рукой, Питер обнаружил небольшое, ближе к поверхности отверстие, через которое, судя по всему, и вытек весь бензин в воду.

Кто-то проткнул, или малость подрезал шланг когтем. А в том, что это был Норман, Питер не сомневался. Но какой дяде от этого прок? И тут в голове раздался тревожный звонок. Клаудия! Вот кто им нужен, а его отослали, чтобы не мешал. Его обуяла такая злость, что он чуть не разнес приборную доску. Глянув, что уже вечереет и слегка начинает штормить, Питер, испустив громкий рык ярости и отчаяния, прыгнул за борт.

***

Нора Хейл не стала пытаться останавливать эту гордячку, которая только что нахамила ей как портовая девка. Как же ей хотелось плюнуть на все приличия и показать этой Клаудии, кто здесь хозяин. Пусть бежит. Питер ей не поможет. Он слишком привык к роскоши и комфорту, которым был окружен с детства.

Почувствовав легкое волнение и усталость, Нора решила пойти в дом и ненадолго прилечь. Видимо, все-таки сказывался возраст и раздражительность. Проваливаясь в сон, Нора почувствовала, что произошло что-то ужасное. Будто кто-то вынул из нее часть чего-то важного и разорвал на мелкие кусочки. Но она была сейчас слишком измучена, чтобы придавать этому большое значение.

Ее разбудил стук в дверь. На пороге появилась служанка с взволнованным лицом.

- Миссис Хейл, простите, что разбудила вас. Вы должны пойти со мной. Уже вечер. Ни мистер Уиттмор, ни Питер все еще не вернулись обратно. Скоро начнет штормить и еще слуги нашли кровь и следы борьбы в эллинге.

- Боже, что же там произошло, где их носит? - сказала Нора, ворча и вставая с кровати. - Идем скорее.

***

Превозмагая усталость, Питер боролся с последними сотнями ярдов водного пространства. Вдалеке показался дом Уиттморов и эллинг с причалом.

«Дай, только доплыть, дядюшка. Я тебе все кишки выпущу и ими же удавлю», - думал он.

Выйдя на берег, он на трясущихся ногах пошел в сторону усадьбы.

На встречу ему бежала Нора Хейл в сопровождении нескольких слуг.

Питер схватил ее и начал трясти:

- Где Клаудия? Что вы с ней сделали?

- Что… - пыталась спросить Нора.

- Где, я спрашиваю?

- С этой девчонкой все хорошо. Я видела, как она уехала.

Питер облегченно перевел дыхание и направился дальше в дом.

- Где ты был? Почему мокрый? Где Норман? – стала она сыпать вопросами.

- Мать, я чертовски устал и жрать хочу. Я проплыл довольно много миль, потому что твоему долбаному братцу вдруг сбрендило перерезать топливный шланг, перед тем как отправить меня одного покататься.

- Как ты выражаешься?

- Как хочу, - огрызнулся Питер.

- Но где же он? Слуги обнаружили кровь в эллинге и следы драки. Ты должен помочь разыскать Нормана, - причитала Нора, заламывая руки.

- Мама, все потом. Я хочу есть и спать. У тебя достаточно слуг для поисков дяди. Поговорим завтра.

Нора посмотрела вслед удаляющемуся Питеру и направилась в эллинг.

Питер добрел до кухни открыл холодильник и стал поглощать все, что там было, практически не жуя. Потом поднялся наверх в одну из гостевых комнат, на ходу сбрасывая с себя мокрую одежду. Он практически засыпал на ходу. Последней его мыслью, перед тем как завалится на кровать, была мысль о Клаудии.

«Она не в этом гадюшнике. И это хорошо».

***

Наступило утро. И Нора велела слугам продолжить поиски. Судя по крови и запаху, Норман дальше эллинга никуда не делся. Осталось обыскать причал и воду. И эта догадка оказалась верна. Через несколько часов поисков мертвое тело Нормана Уиттмора было выловлено из воды и поднято на поверхность.

***

Питер проснулся от истошного крика и суматохи, доносившихся с низу.

Найдя банный халат, висевший в ванной, он быстро его накинул и босиком бросился в гостиную.

Тут были почти все. Талия и Марк сидели возле рыдающей матери, Кристалл и Дэвид утешали тетю Эмму. По дому то туда, то сюда сновали слуги.

- Что случилось? – недоуменно спросил он.

- Это она! Это ее рук дело! - истошно кричала мать.

- Кто, она? Да что случилось? Объяснит мне кто-нибудь толком, или нет? – продолжал допытываться Питер.

- Твоего дядю Нормана выловили из воды с разорванным горлом. Это сделала Клаудия. После того как получила от меня деньги, она побежала с тобой попрощаться, но видимо нарвалась на твоего дядю, и между ними что-то произошло, - цедила сквозь зубы Нора.

- Мама, что за бред? Как она могла навредить дяде? И про какие деньги ты говоришь?

- Я предложила ей четверть миллиона, чтобы она оставила тебя в покое, и она согласилась.

- Как это на тебя похоже. Привыкла, что все в этом мире продается и покупается. А вот в том, что Клаудия могла взять эти деньги, я не уверен.

- Вот именно, не уверен, - язвительно заметила мать, сморкаясь в белоснежный платочек.

- Где она? Я должен ее найти, - метался Питер, обращаясь ко всем и ни к кому.

В разговор вступила Талия.

- Клаудии нет ни здесь, ни в моем доме. Она уехала в неизвестном направлении. И ты не должен ее искать. Это было непростое решение. Так будет лучше для всех, - видя, что Питер собирается возразить, в предостережении подняла руку. - То, что ты сейчас действительно должен, так это быть со своей семьей и отдать последнюю дань уважения своему умершему родственнику, - на этой фразе она мимолетно переглянулась с Марком.

- А потом ты вернешься домой, соберешь свои вещи и поедешь в колледж, - продолжала с нажимом его сестра.

- Так будет лучше? – словно не слушая ее, возразил Питер. – А ты спросила меня и Клаудию, хотим мы этого, или нет?

- Ты должен ее забыть, - встряла Нора, - в противном случае останешься без моих денег.

- Мне плевать, - сказал Питер.

Видя, что Питер остается непреклонен, Талия решила использовать свою последнюю попытку:

- По старшинству, и как альфа нашей стаи, я приказываю тебе сделать так, как я сказала. Ты давал клятву, и должен подчиняться, - громко говорила она.

Ощущение было такое, словно его наотмашь ударили. Обведя глазами всех присутствующих и вернувшись взглядом к сурово смотрящей Талии, он сказал:

- Будьте вы все прокляты! – и с этими словами покинул гостиную.

========== Глава 14 ==========

От лица Клаудии.

Лето подходило к концу. Я потихоньку обживалась на новом месте, знакомилась с соседями. Я без проблем получила свои документы и была переведена в колледж Бейкон Хиллс.

В свою следующую луну я решила рискнуть и полностью обернуться волком. Рядом не было ни Питера, ни Талии, и мне было до чертиков страшно, и я даже думать не хотела, каким может быть результат.

Я заранее все приготовила. Выбрала место обращения, зарыла одежду и кусок мяса. Но все пошло совсем не так как я хотела.

Когда мой волк вырвался на свободу, я с трудом справлялась с его звериной натурой. Отыскав кусок зарытого мной мяса, я тут же его проглотила.

- Еще, - требовал мой зверь, - хочу еще.

“Мне нужно охотиться! - стучало в голове. - Подальше от дома и людей!”

- Я больше никого не убью, - повторяла я как мантру.

Поймав какую-то живность, я быстро с ней расправилась, немного утолив свой звериный голод. Бегая по лесу в волчьем обличии, я привыкала к новым для себя звукам, запахам, ощущениям. И будучи сейчас полностью обращенной, я ощущала столько силы, что невольно жалела обыкновенных людей, не обладающих столь мощным потенциалом.

Наслаждаясь новыми ощущениями, я совсем забыла об осторожности. Я не заметила, как выбежала на трассу и чуть не столкнулась с полицейской машиной патрулировавшей местность.

Резко затормозив, я видела, как водитель пытался справиться с управлением, и ему это с трудом удалось. Наконец-то остановившись, водитель посмотрел в лобовое стекло и на мгновение замер. Мои льдисто синие глаза встретились с его голубыми. Узнав в нем Джона Стилински я мигом метнулась обратно в лес.

Помощник шерифа, быстро придя в себя, завел автомобиль и поехал параллельно моему маршруту следования.

“Я должна оторваться. Мне нужно прийти в себя как можно быстрее. Мне нужно бежать домой”, - стучало в голове.

Пропустив поляну с зарытой одеждой, я что есть сил, бросилась в сторону улицы ведущей к моему дому.

Забегая к себе во двор, я прыгнула в заранее открытое окно.

- Все, хватит! Сейчас ты должен уйти! Пожалуйста! – кричала я на своего зверя, мечась по гостиной.

Зверь хоть и нехотя, но стал меня слушать, пряча когти и клыки.

К тому времени как раздался звонок в дверь, я была без шерсти и полностью голой.

Стянув со стола кружевную скатерть, я кое-как прикрыла наготу и пошла открывать. На пороге стоял Джон Стилински.

- Э-э, извините за поздний визит, мисс Коул, но вы не заметили ничего подозрительного возле своего дома? – спросил он, по-видимому, шокированный моим видом.

- Нет, - ответила я, спокойно глядя ему в глаза, придерживая ткань на груди. – А кого я должна была заметить?

- Большого бурого волка, - как в трансе стал говорить он, не в силах отвести своего взгляда от моего голого тела, просвечивающегося сквозь кружево.

- Вы шутите? – спросила я.

- Это что на вас? Занавеска? – все так же заворожено спросил он.

- Нет. Скатерть.

- Зачем?

- Если вы не заметили сейчас глубокая ночь, и я спала.

- Ах, да простите. Так вы никого не видели?

- Нет, офицер. Это все? – спросила я улыбаясь.

- Пожалуй, да.

- Тогда, спокойной ночи, Джон.

- Спокойной ночи, Клаудия.

И я, все еще улыбаясь, захлопнула перед ним дверь.

Через несколько дней помощник шерифа вновь оказался у меня на пороге, но уже с неофициальным визитом.

Он еще раз попросил прощения за поздний визит и свою бестактность. Потом, набравшись смелости и воздуха в легкие, выпалил:

- Клаудия, вы поужинаете со мной сегодня?

- Приглашаете меня на свидание?

- Вроде того, - мило улыбался он.

- Да Джон, с удовольствием.

С тог дня между нами завязались романтические отношения.

Мы часто ходили в кино, гуляли по парку, ужинали в кафе. Он рассказывал о своей работе, а я о своей учебе в колледже. Мы уже встречались около трех недель. В один из вечеров, проводив меня до дома, он взял мое лицо в ладони и сказал:

- Я никак не могу забыть ту ночь, и тебя, укутанную кружевом. Ты прекрасна Клаудия. Я хочу целовать твое лицо и тело. Хочу видеть, как твои прекрасные карие глаза реагируют на мои ласки.

Он стал осыпать мое лицо поцелуями.

- И я хочу этого, - томно прошептала я.

- Ты позволишь мне остаться у тебя? Пустишь в свою постель? – спрашивал он, целуя меня еще с большей страстью.

Я безмолвно кивнула, отвечая на его ласки. Потом на секунду отстранившись, открыла дверь и, взяв за руку, повела внутрь.

На тот момент я остро нуждалась в Джоне Стилински. Я хотела его ласк. Мечтала о наслаждении, разливающемся по всему моему телу во время оргазма. А еще я скучала по Питеру. И было ли тут дело в обычном сексе или в чем-нибудь большем, я пока не знала.

Джон был взрослым и более опытным мужчиной. Я видела, с какой утонченностью он наслаждался моим юным телом.

- Чем ты околдовала меня, девочка, что я совсем забыл об осторожности? – шептал он, продолжая вонзаться глубоко в мое лоно.

Я могла лишь стонать от всепоглощающего меня удовольствия, еще шире разведя ноги. Мы вместе достигли пика страсти. Джон излился глубоко в меня, громко застонав, а я прикрыла свои глаза, дабы их цвет, не выдал мою сущность.

- Клаудия, милая, тебе было хорошо со мной? – спросил мужчина, переведя дыхание. – Ты еще так молода, мы не должны так рисковать, ты можешь забеременеть, - говорил он, гладя мое лицо ладонью.

А я лишь еще больше льнула к нему, все еще находясь в объятиях любовной неги.

Джон с большой неохотой уходил от меня тем утром. Вечером ему надо было заступать на дежурство, и он хотел хоть немного выспаться перед работой.

Проводив до крыльца, я легонько его поцеловала, пожелав беречь себя и быть осторожным на работе, особенно, если он опять повстречается с волком. Я поймала себя на мысли, что это выглядело так волнующе, по-домашнему, как было у моих родителей.

- Тогда я опять приду к тебе, Клаудия, - сказал он, многозначительно улыбаясь и целуя меня более откровенно.

Он ушел, а я, находясь все еще в приподнятом настроении от всего произошедшего, стала думать, как провести сегодняшний день. Благодаря небольшой сумме наличных, которую на мой счет положила Талия, я решила пойти обновить свой гардероб и купить продуктов.

« В следующий раз, когда помощник шерифа Джон Стилински захочет зайти ко мне, я хотела бы приготовить ему что-нибудь сама», - подумала я улыбаясь.

Наступало следующее мое полнолуние. Но ничего не произошло. Я не почувствовала никаких изменений либо ощущений, сопутствовавших моему обращению ранее. Засыпая в ту ночь, во мне теплилась хрупкая капелька надежды на то, что теперь в моей жизни грядут большие перемены, и я не знала, какими долгими они будут и что с собой принесут.

Проснувшись на следующее утро, я почувствовала легкое недомогание. При попытке резко встать, у меня закружилась голова, и тошнота подкатила к горлу. Пару раз глубоко вздохнув и, сделав несколько глотательных движений, мне удалось с ней справиться. После того как я умылась и почистила зубы я ощутила зверский голод. Раньше со мной ничего подобного не было.

Побежав на кухню, я стала доставать продукты и готовить себе обильный завтрак. И в такой последовательности проходило каждое утро вот уже целую неделю. Головокружение, тошнота, жор. Когда у меня во время не начались месячные, я решила пройти медицинское обследование, чтобы окончательно убедиться в своем состоянии.

Но сначала я решила обратиться к Алану Дитону, давнему знакомому Талии и знающему все про наш вид.

Это был приятный мужчина афроамериканской внешности, чуть моложе Талии, с бритой головой и приятной улыбкой. Он работал ветеринарным врачом в клинике для животных, но так же оказывал помощь оборотням.

Он был весьма удивлен, увидев у себя в кабинете полукровку.

Посмотрев меня и сделав некоторые тесты, спустя время он выдал результат:

- Вы определенно беременны, мисс Коул. Срок приблизительно несколько недель, и вы можете спокойно становиться на учет в женскую консультацию. Кто отец ребенка? Оборотень? Человек?

- Человек, а что? – спросила я взволовано.

- Пока все нормально, - поспешил успокоить меня Алан. – Я просто не знаю, чьи гены возобладают в вашем ребенке? Станет ли он со временем оборотнем или останется человеком?

Я не хотела, чтобы этот вопрос довлел надо мной все девять месяцев.

Пусть все идет своим чередом. Сейчас главное, чтобы мой малыш был здоров.

Я поблагодарила Алана за то, что смог уделить время. Мне нужно было собраться с силами, чтобы сообщить Джону Стилински, что он скоро станет папой.

========== Глава 15 ==========

Несмотря на запреты, клятвы и здравый смысл Питер страстно желал увидеть Клаудию. Хотел знать, где она, все ли с ней хорошо, рассказать ей о своих чувствах.

Наведываясь на выходные домой, он пытался узнать хотя бы малейшую информацию о ее местонахождении. Но любые его попытки приравнивались к нулю. Тогда он просто стал сопоставлять все факты и анализировать.

После того как Марк сообщил ему об открывшейся на нее охоте со стороны Арджентов, к себе домой она, скорее всего, не вернулась.

Чтобы быть на безопасном расстоянии и не привлекать к себе особого внимания, оставаясь в поле зрения Талии, Клаудия должна находиться где-то совсем близко. Возможно, она могла поселиться в одном из домов принадлежащих членам его семьи.

Он стал лихорадочно вспоминать любую информацию, хранившуюся у себя в памяти. Перебирая и отбрасывая все возможные варианты, ему вдруг вспомнилась фраза, случайно сказанная Марком. В Бейкон Хиллс у него остался дом, принадлежавший его матери. Клаудия могла быть там, и он должен немедленно проверить так ли это.

На город опускались сумерки, когда Питер на своей машине подъезжал по нужному адресу. Увидев в окнах дома свет, он, припарковавшись у обочины, вышел из машины. Торопливо забежав на крыльцо, стал звонить в дверь. Не сразу заметив растерянное лицо Клаудии, открывшей дверь, он схватил ее в объятия и начал исступленно целовать, заходя вместе с ней в прихожую.

- Клаудия, малышка, как же я по тебе соскучился! Я просто с ума сходил, не зная где ты и что с тобой!

- Питер, подожди, - пыталась остановить его Клаудия, а он не слышал, продолжая осыпать ее ласками.

- К черту деньги, к черту клятвы и запреты, ты нужна мне! - жарко говорил Питер глядя ей в глаза.

- Питер, послушай, все изменилось, за мной могут следить, и ты можешь быть в большой опасности. Так что тебе лучше уйти и забыть меня, - сказа Клаудия, всматриваясь в окна.

- Что ты такое говоришь? Я здесь! Я теперь с тобой! С нами ничего не произойдет! - продолжал парень, обнимая ее за плечи.

По телу девушки стала пробегать дрожь, и, видя, как она побледнела, Питер не на шутку испугался за нее:

- Что случилось Клаудия?! Что с тобой?!

- У меня будет ребенок, – сказала она тихо, отводя глаза, в которых стояли слезы.

Парень на секунду растерялся, а потом, неуверенно положив руку ей на живот спросил:

- Но ведь это хорошо, что у нас будет малыш?

Видя, что Клаудия по-прежнему молчит, он повернул к себе ее мокрое от слез лицо, и все еще не веря своим догадкам, сделал глубокий вдох, ощутив на теле девушки еле уловимый аромат другого мужчины.

- Это не мой ребенок, верно? – сказал Питер, отпустив ее плечи.

- Нет, - только и могла прошептать Клаудия.

В глазах Питера стояла такая боль, что девушка невольно отшатнулась как от удара.

- Как же быстро ты все забыла и отдалась другому мужчине. Ради тебя я готов был на все. Отказаться от клятв, семьи, моральных принципов, денег, - шептал он глядя на нее своими голубыми, широко раскрытыми глазами.

- Питер, пожалуйста, не надо, - просила она, не в силах вынести его горького и обреченного шепота. – У меня не было выбора, я должна была уехать. Между нами слишком большая пропасть и множество преград. Я не хочу больше никого убивать.

Не хочу все время убегать. Мне нужно обрести семью, обрести в ней себя, без всяких козней, интриг и предательства.

- И ты вернулась к людям, и легла под первого попавшегося, залетев от него, вместо того чтобы стать на защиту наших чувств? – зло спросил Питер, глядя как девушка накрыла живот рукой.

- Пожалуйста, Питер, уходи. Оставь меня в покое, - сказала она, сползая по стене вниз.

Наступила немая пауза, на протяжении которой они просто смотрели друг на друга, и Клаудия первой отвела глаза.

- Хорошо, я уйду, - сказал он с ледяными нотками в голосе. Поцелуешь меня на прощанье? – спросил Питер издевательски.

Клаудия безмолвно покачала головой. Она все еще тихо плакала, обнимая себя за плечи, сидя на полу и опираясь спиной о стену.

- Тогда это сделаю я, - сказал он. Присев возле девушки на корточки он резко схватил ее за подбородок и жестко впился в губы, тараня языком рот, жаля, обжигая, словно ставя на ней свое клеймо.

Она резко отклонила голову, а он все еще держа рукой ее лицо, прошелся большим пальцем по ее губам, медленно стирая следы своего поцелуя.

- Не провожай меня, дорогая, я сам найду дорогу, - сказал он с сарказмом, вставая. Питер подошел к входной двери и, не оборачиваясь, вышел, громко хлопнув дверью.

Клаудия улеглась на пол и, свернувшись калачиком, дала волю горьким рыданиям.

***

Питер чуть не искорежил руль и не разбил приборную доску автомобиля от злости и ярости, переполнявшей его через край. Он ехал, не разбирая дороги. Такой жуткой потребности убить кого-нибудь, либо причинить жгучую боль, которую он сейчас чувствовал всем своим нутром, у него никогда не возникало. Предательство Клаудии было последней точкой кипения. Чтобы хоть как-то успокоиться он включил музыку. Играл его любимый Nazareth:

«Некоторые дураки мечтают о счастье,

Блаженстве, единстве душ,

Думаю, эти дураки обманывают себя,

Но меня они не проведут

Я знаю, что это неправда,

Любовь всего лишь ложь,

Затуманивающая разум,

Любовь причиняет боль…»

- Гребаный ад! - заорал Питер, разнося кулаком магнитолу на мелкие щепки. - Здесь что, все решили с меня поприкалываться?!

«Да гори оно все синим пламенем! Нахер все и всех! Талию со своими клятвами, мать со своими деньгами, Клаудию с ее

ложными надеждами!» - мысленно ругался Питер.

Остановив машину и, выйдя из нее посреди дороги примыкающей к лесу, он стал сбрасывать с себя одежду, желая как никогда выпустить своего зверя на волю.

- Когда-нибудь у меня будет власть и статус альфы! Когда-нибудь я завладею миллионами своей мамаши! У меня будет все, что я захочу! И я буду трахать кого, где и столько, сколько посчитаю нужным! - давая себе зарок, кричал Питер в ночную тьму. - И я готов послать всех к чертям собачьим, лишь бы приблизить свой звездный час! - добавил он, превращаясь в серо-бурого волка.

Издав пронзительный вой, он бросился в чащу леса.

“Больше никакой любви, привязанности и доброты, присущих людям”, - стучало у него в голове. А только ярость, жестокость и холодный расчет, свойственные зверю, которым Питер, собственно, и был.

Ему удалось задрать какую-то дичь, насытив себя мясом и кровью.

Но тут он уловил еще кое-что. Слабый аромат течки женской особи его вида. Находясь на землях клана Хейлов, он чувствовал себя хозяином и, желая заявить свои права, как обезумевший помчался на сигнал.

На залитом луной пригорке он нашел логово и ее обитательницу.

Это была самка койота, которая встретила его, вздыбив холку и широко расставив лапы. Она все время скалилась на него и рычала, предупреждая, чтобы не подходил.

Она бросала Питеру вызов, ее животный запах сводил его с ума.

Он возьмет эту течную суку или раздерет на куски. Он стал обходить ее со всех сторон, оттесняя к пригорку, а она, стыдливо поджимая хвост, продолжала от него ускользать. И вот, когда Питер прыгнул на нее, желая подмять под себя, она укусила его.

Рассвирепев, он схватил ее за холку и отшвырнул. Она, все еще огрызаясь, пыталась подняться. И тогда Питер, приблизившись к ней, обнажил в оскале пасть и громко зарычал, показывая свое превосходство, подавляя своей мощью и требуя, чтобы она подчинилась ему как самка самцу. Видя, что она нехотя, но все же стала прогибаться и прижимать уши, он опять подмял ее под себя и начал вязать, то царапая когтями, то кусая за холку.

Когда все закончилось Питер, издав победный вой, бросился прочь в лес, оставив все еще распластанную на земле и поскуливающую от боли самку койота зализывать свои раны.

========== Глава 16 ==========

От имени Клаудии.

После ухода Питера я еще долго не могла прийти в себя. Потом, видимо, все-таки заснула, так как проснулась уже утром на том же полу в той же одежде. Сколько же я проспала? Глянула на часы, уже одиннадцать и сегодня воскресение. Скоро должен прийти Джон.

Я быстро поднялась и побежала в ванную приводить себя в порядок. Глянув на себя в зеркало, ужаснулась. Взгляд затравленный, лицо все еще красное от слез, мешки под глазами, волосы всклокочены.

Я часто задышала, схватив расческу, стала быстро расчесываться, чуть не выдирая волосы.

Мне необходимо взять себя в руки. Я должна все забыть. Ради малыша, что ношу под сердцем. Меня ждали более важные вещи – разговор с родителями, которые сегодня прилетают домой. Я постараюсь объяснить им, почему теперь буду жить здесь. И еще мне надо сообщить Джону новость, которая, надеюсь, его не шокирует.

Только я успела привести себя в порядок, как приехал Джон. Открыв дверь, я увидела, как он пытается, что-то спрятать за спину.

- Привет, малышка! Не мог удержаться, нарвал его на соседней клумбе, держи, - сказал он, протягивая мне букет.

Я, улыбаясь, взяла цветы и пригласила его войти.

- Надеюсь, тебе не впаяют штраф за порчу имущества? – спросила я шутя, поставив цветы в вазу. - Что будешь? Чай или кофе?

- Думаю, что нет,- рассуждал он, улыбаясь, - кофе, пожалуйста.

Я сделала ему кофе, а себе свой любимый какао со сливками.

- Ты представляешь, вчера на дежурстве произошел курьезный случай. В участок обратилась некая миссис Брок, такая себе бабушка-божий-одуванчик, с жалобой на то, что кто-то похитил ее нижнее белье, которое она сушила во дворе на веревке. Мы заверили ее, что непременно разыщем преступника и ее исподнее, - смеясь, рассказывал Джон.

А я, делая маленькие глотки какао, улыбалась и думала, как же мне преподнести ему эту новость.

Он что-то продолжал рассказывать, а я забралась к нему на колени и поцеловала, перекрывая поток его слов. Он, смеясь, начал отвечать на поцелуй.

- Джон, мне нужно кое-что тебе сообщить, - сказала я, глядя ему в глаза.

Он весь обратился во внимание.

- Я беременна. У нас будет ребенок.

Настала немая пауза. Джон то открывал, то закрывал рот. Его ресницы порхали как бабочки. Я все понимаю, но на тот момент комичнее лица я не видела.

- Ты рад? – спросила я, пытаясь не улыбаться.

- Д-да. Кажется. Ты уверенна? – все еще не придя в себя, спросил он.

- Я на днях была у врача. К следующему лету ты станешь папой, - ответила я, нежно гладя его по лицу.

- Я никогда раньше не задумывался об отцовстве…

- Я тоже. Но ведь мы теперь вместе и совсем справимся. Верно?

Он долго смотрел на меня, потом взял мою руку и приложил к своему сердцу. Уже более уверенным голосом и легкой улыбкой он сказал:

- Полагаю, мисс Коул, как офицер и истинный джентльмен я просто обязан на вас жениться. Кто-нибудь еще знает? Ты сообщила родителям?

- Нет, пока только тебе. Но сегодня они прилетают, и я им обязательно расскажу.

- Я хотел как-нибудь с ними познакомиться. А сейчас мне нужно заскочить на работу, написать рапорт. Жди меня к ужину, - сказал он, вставая и идя к выходу.

Я пошла его провожать, тихо радуясь тому, что Джон оказался таким порядочным мужчиной.

Во второй половине дня, сняв трубку телефона, я стала набирать номер дома своих приемных родителей.

- Алло, дом Коулов, - ответила мама.

- Мам, привет, это я, Клаудия.

- Клаудия, детка, как ты, где ты сейчас? Я включу громкую связь, что бы папа мог тебя слышать.

- Со мной все нормально. Я в Бейкон Хиллс.

- Что ты там делаешь? – удивленно спросила мать.

- Живу и учусь, я перевелась в здешний колледж.

- Но почему?

- На самом деле произошло много всего. Я случайно узнала, что вы мои приемные родители. Все нормально правда, я не сержусь, я все еще крепко люблю вас, - пыталась я их успокоить, представив, как они обеспокоены и шокированы.

После небольшой паузы, мама с дрожью в голосе продолжала:

- Сначала мы хотели тебе рассказать, правда, но наша семья была такой идеальной, а ты так счастлива, что мы с папой решили не омрачать нашей совместной жизни. Но, как ты узнала? – взволновано, спросила мать.

- Это уже не важно. Извините, я просто хотела больше узнать о факте своего рождения, вот и уехала. Родителей я не нашла, но мне удалось найти сводную сестру по линии своего отца. Ее зовут Талия. Чтобы у нас было время узнать друг друга лучше, мне предложили пожить в доме ее свекрови, которая жила в Бейкон Хиллс.

- Но что мешает тебе вернуться домой? Почему такие кардинальные перемены?

- Я познакомилась здесь с парнем. Его зовут Джон Стилински. Он работает в полиции помощником шерифа. Думаю, вам стоит приехать и познакомиться с ним.

- Из полиции? Что ты там натворила?

- Мам, я сказала, что у меня парень, а не что ограбила банк. Когда вы сможете ко мне приехать, я жутко за вами соскучилась? – спросила я, улыбаясь.

Облегченно вздохнув в трубку, уже более спокойным голосом мама ответила:

- На следующих выходных будет нормально?

- Вполне. Записывай адрес.

Я продиктовала маме адрес, потом спросила, как они отдохнули и доехали. Заканчивая разговор, я произнесла:

- Жду вас на следующей неделе, поцелуй за меня папу, люблю вас!

- И мы тебя, детка, - сказала мама, опять слегка разнервничавшись, после чего повесила трубку.

Закончив разговор с родителями, я пошла на кухню готовить ужин.

Думаю, Джону понравится запеченный с мясом картофель и салат из свежих овощей. На десерт я сделала чай со льдом и купила шоколадный кекс с белой глазурью в соседнем супермаркете.

К ужину я надела новое платье, приглянувшееся мне в магазине. Достаточно скромное, но в тоже время выгодно подчеркивающее мою фигуру.

Когда все было почти готово, раздался звонок в дверь.

На пороге стоял Джон, и я пригласила его войти. Втянув ароматы доносившиеся с кухни и, окинув меня восхищенным взглядом, он ласково привлек к себе и стал шептать:

- Привет, детка. Твой мужчина проголодался, и речь тут не только о еде, - говорил он, лаская языком мочку моего уха.

Все мое тело стал охватывать жар удовольствия.

– Можно мне остаться сегодня с тобой? – спросил он между поцелуями.

- А я уже думала, что ты не попросишь меня об этом, - сказала я, жарко отвечая на его ласки.

***

На следующей неделе приехали мои родители. Я за ними соскучилась так, что еще долго не могла выпустить то одного, то другого из своих объятий. Они привезли мне сувениры из Южной Америки и показывали кучу фотографий, снятых во время путешествия.

Я рассказала им о здешнем колледже и немного о Джоне и его работе в полиции.

Мама помогла мне накрыть на стол, а папа стал откупоривать бутылку красного вина, привезенного из путешествия.

Через полчаса в дверь позвонил Джон. Мама стала лихорадочно себя оглядывать, а отец слегка расслаблять узел галстука.

- Мам, пап успокойтесь, все хорошо, вы замечательно выглядите, Джон вам понравится.

Войдя в дом, Джон подошел и поприветствовал моих родителей, пожав каждому руку. Маме он подарил букет цветов, отчего она просто разомлела.

После некоторой неловкости со стороны всех, этикет, в конце концов, был соблюден, и мы сели ужинать. За столом велась непринужденная беседа. Родители рассказывали о моем детстве и школьных годах, а Джон о себе, о том, как мы встретились, упустив пикантную подробность со скатертью.

После десерта, слегка откашлявшись, Джон, глядя на моих родителей произнес:

- Мистер и миссис Коул, я хочу жениться на вашей дочери, и прошу вашего согласия.

Родители переглянулись друг с другом, после чего папа растерянно сказал:

- Это все конечно хорошо, но почему так скоро? Клаудия еще так молода.

- Потому, папочка, что у нас с Джоном будет малыш, я беременна, - сказав это, я взяла своего жениха за руку в знак поддержки.

- Ты уверенна?

- Да мама.

- Но вы так мало знакомы.

- Мне нравится Джон, и я хочу быть с ним. У нас будет вся жизнь, чтобы узнать друг друга.

- Ну что же, если между вами все настолько серьезно, то я не вижу причин вам отказывать, - сказал папа спокойно, пожав Джону руку.

Мама обняла меня и со слезами спросила:

- Вы уже выбрали дату свадьбы, нам надо будет все подготовить.

- Мама не надо никакой шумихи, скромная свадьба и все. Я думаю, в середине октября, - сказала я глядя на Джона и ожидая его одобрения.

Увидев, каким счастьем светятся мои глаза, он улыбаясь, сказал:

- Да, Клаудия, почему бы и нет.

========== Глава 17 ==========

Под утро, придя в себя после всех злополучных событий ночи, Питер отдавал себе отчет, что своими действиями и словами опустил себя ниже плинтуса.

Как будто в него вселился сам дьявол в момент, когда он драл ту самку койота. В то же время он никогда еще не чувствовал такой эйфории, свободы и власти над кем-либо. Хотел бы он видеть глаза своей матери и Талии, узнай они, насколько низко он пал. Он не только жестко попрал волчий кодекс, сношаясь как животное, а и тем самым покрыл несмываемым позором свою семью и весь клан. Оставалась одна надежда, что этот неприятный (хотя, сам он так не считал) момент его жизни не выплывет наружу.

Подойдя к своей брошенной у обочины машине, он стал собирать вещи, чтобы одеться. Сейчас ему нужно забыться и расслабиться. Почему бы ему не навестить своего друга и по совместительству родственника Дэвида Уиттмора и его пышногрудую сестренку и не придаться приятному времяпрепровождению?

Сев за руль, он направил свое авто в сторону, ведущую к поместью Уиттморов.

***

От лица Клаудии.

После того памятного события, когда Джон попросил моей руки, недели потекли за неделями. Я стала на учет в женскую консультацию, мама часто ко мне приезжала, и мы ходили по магазинам и в свадебные службы, потихоньку готовясь к торжественному событию.

Я отправила приглашение Талии и Марку в надежде, что они приедут на мою свадьбу. Я скучала по ним, скучала по Лоре и Дереку.

И думая в тот момент о Питере, я сожалела о том, что у нас все так закончилось. Я не хотела разрушать его жизнь, но в тоже время не хотела ухудшать и свое положение. Я понимала, что шансов жить среди нормальных людей у меня больше, нежели среди волков.

Я не смогу привыкнуть к их жизни, особенно если нужно зависеть от чьей-либо прихоти или денег, убивать, убегать и тщательно скрывать свою сущность.

Находясь среди людей, никто не должен догадаться кто я, и мне нужно приложить все усилия и использовать все средства, чтобы оставаться человеком.

От этих мыслей меня отвлек телефонный звонок.

- Алло.

- Э-э, крошка привет! Это Джон. У меня тут на работе завал, и я никак не могу вырваться на ланч. Ты не могла бы заскочить ко мне в участок, купив по дроге что-нибудь поесть?

Для меня эта просьба была несколько неожиданной. Но секунду подумав, я ответила:

- Хорошо, буду через полчаса.

На мне была обычная футболка и джинсы, одев на ноги кроссовки, я закрыла входную дверь и отправилась к Джону на работу.

Я заскочила в мини ресторанчик, где мне сделали внушительный сэндвич с тунцом и большой стакан кофе. Сложив все это в пакет, я пошла по улице, ведущей к участку.

Войдя в здание полиции Бейкон Хиллс, я стала искать Джона. Он сидел за одним из столов огромного офиса и что-то быстро строчил на официальном бланке.

В участке стоял гул, кто-то допрашивал подозреваемых, принимал звонки, стучал по клавишам компьютера, пил кофе, проверял оружие и занимался прочей бюрократической хренью присущей подобным заведениям.

Оглядевшись вокруг, я даже заметила сидящих в уголке двух проституток, пойманных с поличным, весьма ярко накрашенных и откровенно разодетых. Они, надувая огромные пузыри из своих жвачек, ждали своей очереди на допрос.

Подойдя к столу Джона, я поставила перед ним пакет с едой. Он оторвался от своей писанины и по-мальчишески мне улыбнулся.

- Привет, спасибо, что пришла, видишь, что тут творится?

- Да, вижу. Поешь, - сказала я, кивая на пакет, - а я пойду домой.

- Подожди, - сказал он, вставая. Обойдя свой стол, взял меня за руку и все еще улыбаясь, стал на одно колено.

Мои глаза широко распахнулись, а в офисе резко перестали разговаривать по телефону, стучать по клавишам, допрашивать, разбирать оружие, чпокать жвачкой. Наступила полнейшая тишина.

Все с разинутыми ртами уставились на нас.

- Клаудия Коул! Ты выйдешь за меня замуж? – спросил Джон громко и четко, достав из кармана куртки маленькую коробочку и открыв ее.

На красной бархатке лежало красивое колечко с маленьким осколком бриллианта.

Посмотрев на озорную улыбку Джона, на свои джинсы и майку, на всех присутствующих в офисе, ждущих моего ответа, и даже двух девиц, которые мне подмигнули, я слегка смутилась. Потом, переведя свой взгляд на Джона, с улыбкой спросила:

- Ты когда-нибудь перестанешь удивлять меня, Джон Стилински?

- Нет малышка, как и ты меня.

- Тогда согласна. Я выйду за тебя.

В офисе все облегченно выдохнули, после чего раздались громкие аплодисменты, свист и улюлюканье.

Джон достал из футляра колечко и надел его мне на палец, нежно поцеловав руку.

Сотрудники стали поздравлять Джона и меня с таким событием, обнимая и пожимая нам руки. Даже проститутки не удержались от реплики:

- Молодец, сестричка, захомутала самого красивого полицейского в нашем городе.

Джон схватил меня в охапку и стал покрывать поцелуями мое лицо. Я отвечала ему с не меньшим задором.

Нехотя от него отстранившись и увидев, что все в участке опять вернулись к своим обязанностям, сказала:

- У вас тут действительно сегодня дурдом. Поешь, а я пойду. И спасибо тебе за самое неожиданное предложение руки и сердца.

- Тебе, правда, понравилось? – спросил он искренне.

- Очень. Возвращайся ко мне поскорее, ладно? - попросила я, чмокнув его в щеку напоследок.

Идя домой, я любовалась колечком на моем пальце, поблескивающим осколком бриллианта на солнце. И вспоминая, каким экстраординарным способом оно было преподнесено, я ловила себя на мысли, что Джон Стилински начинает мне нравиться все больше и больше.

***

От имени Питера.

Вот уже несколько недель я жил в поместье матери, наслаждаясь обществом Дэвида и сексом с его сестрой Кристалл. Несмотря на столь юный возраст, она умела ублажить мужчину, и сама получала от этого немалое удовольствие. Вот и теперь, обслуживая мой член своими пухлыми губками, она не могла сдержать стон, засасывая меня все глубже и глубже.

- Кристалл, детка, ты как всегда восхитительна, - стонал я, кончая ей в рот.

Чуть позже, поправляя у зеркала макияж, она как бы невзначай сказала:

- Мама для Дэвида нашла невесту. Выгодная партия, состоятельная семья, старинный род чистокровных оборотней и вроде не дурна собой.

- Весьма рад за него, - буркнул я.

- Может, и нам с тобой пожениться? – промурлыкала она, вернувшись ко мне в постель, обнимая и потираясь своей голой грудью.

- Я об этом еще не думал, - сказал я, снимая с себя ее руки и отстраняя от себя, чтобы одеться.

- Никак не можешь забыть свою Клаудию? – язвительно спросила она.

- Это не твое собачье дело, Кристалл! Если ты не можешь довольствоваться тем, что у нас есть, это твое половое горе.

Не обращая внимания, с какой болью в глазах она на меня глянула, я продолжал одеваться, бросая ей:

- Я уезжаю домой. Надо собрать вещи для колледжа. Как-нибудь еще увидимся, Кристалл. Пока, - бросил я и скрылся за дверью, услышав в свой адрес трехэтажный мат.

В гостиной я встретил мать, читающую журнал. Прерывая поток вопросов, я начал первый:

- Я домой, мне надо возвращаться в колледж.

Она встала проводить меня до машины.

- Ну и что ты думаешь делать с Кристалл?

- А что я должен с ней делать?

- Жениться, вот что. Она отличная для тебя партия.

- И почему я должен это делать?

- Ты трахаешь бедную девочку прямо у нас с Эммой под носом, и еще спрашиваешь?

- Кристалл пошла на это добровольно, и не такая уж она бедная,- сказал я с сарказмом.

- Ты женишься на ней, иначе я…

- Что ты? Оставишь меня без денег? Ну давай, попробуй, - сказал я с угрозой, - тогда твое драгоценное общество узнает о том, что твой покойный брат якшался с Арджентами.

Нора резко отшатнулась, сдавая позиции. Увидев, что ее угрозы не больше, чем обычный блеф, я с издевательской улыбкой произнес:

- Я не намерен жениться ни на Кристалл, ни на любой другой, которую ты мне собираешься подсунуть в будущем, это понятно?

Видя, как она молчит, возмущенно поджав губы, сказал более снисходительно:

- Пока, мама. Береги себя.

Сев в машину, я отправился в свой с Талией дом.

Приехав в усадьбу Хейлов, обнаружил, что дома никого нет. Возможно, Талия с Марком и детьми уехали в город. Перебирая корреспонденцию, я нашел приглашение на свадьбу, посланное Клаудией. Борясь с огромным соблазном разорвать его на мелкие кусочки, все же открыл конверт и начал читать:

« Клаудия Коул и Джон Стилински, приглашают Талию и Марка Хейл на бракосочетание…»

- И прочая белиберда, - добавил я вслух, - Джон, значит. Свадьба. И все счастливы.

Положив на стол приглашение, я быстро поднялся к себе и с треском захлопнул двери. Оглядев свою комнату, начал все крушить и переворачивать. Я смахнул со стола книгу, которую когда-то давал читать Клаудии. Книга раскрылась и из нее выпал засохший цветок льна. Цвет его слегка вылинял, и уже не был таким голубым как раньше. Взяв его в руки, вспомнил ее слова.

«У тебя цвет глаз такой же голубой, как у льна», - говорила тогда она, улыбаясь.

У меня было дикое желание стереть в пыль этот хрупкий стебель, но я аккуратно положил его обратно в книгу.

Мне тяжело было признаться самому себе в том, что эта девушка с глазами олененка разбила мое сердце. И у меня теперь никак не получится собрать его и заново склеить. Потому что, самый большой его осколок навсегда останется с ней.

========== Глава 18 ==========

От имени Клаудии.

Вся моя беременность проходила относительно спокойно. После свадьбы мы с моим мужем стали жить вместе в доме Хейлов.

Джон был свидетелем того, как рос мой живот, как молоком наливалась моя грудь, как наш ребенок впервые зашевелился.

Но вот последние недели беременности давались мне особенно трудно. Я была круглой как шар. Ребенок толкался во мне все чаще, укладываясь удобней, будто чувствуя, что скоро придется потрудиться, чтобы пробить себе дорогу в этот мир.

Джон часто играл с ним в прятки. Видя, как на одной части моего живота вырастал комочек, он тут же нежно накрывал его своей большой и теплой ладонью, и комочек перемещался в другую часть живота, и все повторялось снова.

Видя, каким счастьем светились глаза Джона, от возможности пообщаться со своим еще не родившимся ребенком, мое сердце наполнялось огромной любовью к ним обоим.

С момента свадьбы до теперешнего момента произошли некоторые события.

На работе Джону, в связи с пополнением в семье, обещали помочь с покупкой недвижимости. Хоть мы и жили в доме, принадлежавшем Хейлам, мы не могли так долго пользоваться их гостеприимством. У нас с Джоном и малышом должен быть свой дом.

Талия родила дочь, крепкую и красивую малышку. Они с Марком назвали ее Корой. Лора и Дерек были на седьмом небе от счастья, что у них в семье появилась маленькая сестренка.

В семействе Уиттморов так же ждали пополнения, женив Дэвида на одной из представительниц древнего и состоятельного рода чистокровных оборотней.

О Питере ничего не было слышно, так как в последнее время он мало бывал дома. Он либо учился в колледже, либо путешествовал, благодаря семейным финансам.

И вот, поздно ночью, когда Джон был на дежурстве, у меня начались роды.

Пытаясь найти удобное положение со своим животом, чтобы заснуть, я почувствовала, что внутри меня что-то лопнуло. При попытке встать с кровати из меня потекла жидкость.

Я доковыляла до телефона и вызвала «911». Потом набрала полицейский участок, где мне сообщили, что Джон на выезде, но с ним немедленно свяжутся.

На всякий случай позвонила Алану Дитону, естественно, разбудив его.

- Алло, - сказал он сонно.

- Это Клаудия. Я не хотела вас будить, но у меня начались роды.

- Я немедленно направляюсь в клинику.

- Но вы же ветеринар. Вас могут туда не пустить.

- Не волнуйтесь, Клаудия, у меня есть диплом врача и хорошие связи, увидимся в клинике.

Находясь в родильном отделении, я все время ждала, когда же появиться Джон.

И он вбежал, буквально на последних минутах моих страданий на ходу натягивая халат, шапочку и повязку.

Под чутким руководством Алана и квалифицированной помощи медперсонала в присутствии Джона, крепко держащего меня за руку, я родила сына. Он был весь красный и скользкий от слизи. Перерезав пуповину, мне поднесли его и положили на грудь.

И он, открыв свой крохотный ротик, громко закричал, оповещая весь мир о своем появлении.

- Клаудия, девочка моя, как же я тебя люблю! – говорил Джон, целуя меня в мокрый от пота лоб и глядя на маленький комочек у меня в руках.

- Я тоже тебя люблю, Джон! – сказала я, улыбаясь сквозь слезы.

***

Через неделю нас с малышом выписали.

- Как мы его назовем? – спрашивал Джон.

- Мне бы хотелось Дженимом, в честь отца.

- Дженим Стилински? А что, мне нравиться, - рассуждал мой муж.

Мы так и записали в документах. Но со временем стали звать его просто Стайлз.

Вместе с всеобъемлющим счастьем, которое я обрела с появлением сына, приходило понимание, что мой внутренний зверь скоро даст о себе знать.

Новолуние за новолунием мне удавалось не превращаться, либо делать это так, чтобы никто не видел. По счастливому стечению обстоятельств, Джон в эти дни был на дежурстве.

Из всех сил я пыталась сдерживаться, чувствуя как растут когти и удлиняются клыки, а глаза светятся льдисто-голубым светом.

- Солнце, луна, правда, - повторяла я, не отрывая взгляда от своего сладко спящего сына. - Солнце, луна, правда, - твердила, глядя на наше с Джоном свадебное фото.

Я словно черпала из них силу. Стайлз был моим солнцем; луна больше меня так не пугала как раньше, а правда состояла в том, что я, наконец-то нашла свой якорь. Моя семья и моя к ним любовь была этим якорем.

Когда Стайлз плакал, я брала его на руки и иногда просто меняла цвет глаз с карих на голубые. Он замолкал и трогал мое лицо своей пухлой ручкой.

Мы с Джоном радовались его первым шагам. До слез хохотали, когда он коверкал слова. Гордились, когда он сам стал есть.

А потом нас начала засасывать обыкновенная бытовая рутина.

Я закончила колледж и устроилась на работу. Нашей с Джоном зарплаты еле хватало на оплату дома, коммунальных услуг, детского сада, а потом и школы для Стайлза, не говоря уже об одежде и еде. Брать деньги Талии Джон категорически отказывался.

С каждым годом проблем становилось все больше и больше.

Временами у Джона было так много работы, что он буквально жил в участке. Весь этот домашний быт и напряжение на работе так его тяготили, что он иногда, приходя с работы, прилично выпивал.

В те редкие дни, когда он занимался со мной любовью, твердил, что мы не можем себе позволить еще одного ребенка.

Иногда наши отношения заходили в тупик, грозя перерасти в скандал.

Я подходила, аккуратно отбирала у Джона бутылку со спиртным и пыталась успокоить:

- Джон, дорогой, не надо. Я ведь люблю тебя. У нас растет замечательный сын. Он должен гордиться своим папой. Мы обязательно справимся, вместе.

Год за годом мне все тяжелее было сдерживать своего зверя. О том чтобы выпустить волка полностью, не могло быть и речи. Я не могла рисковать жизнями своих родных и кем-либо еще.

И когда волк буквально стал поедать меня изнутри, разрывая своими когтями мое нутро, я впервые решила попробовать средство, которое мне дала Талия.

Глотнув чайную ложку слабого раствора волчьего аконита, меня пронзила такая жгучая боль, что я чуть не потеряла сознание.

Мне пришлось лечь, так как я не могла твердо стоять на ногах. Боль пронзала меня от черепной коробки до кончиков пальцев. Только через несколько часов я стала чувствовать облегчение.

Мне каждый раз придется пить эту дрянь, находясь на грани животного безумия. Я знала, на что иду, так что обратного пути для меня уже не существовало.

***

Все эти годы, он не упускал ее из вида. В те редкие моменты, когда находился поблизости их с Джоном нового дома, старался ни чем не выдавать своего присутствия. Вот и теперь, стоя в тени деревьев и глядя на ее окна, он был полон сожаления и безысходности.

Он должен был стать ее мужем.

Это должен был быть его ребенок, в котором она души не чает, называя «Сладким солнышком».

У нее было бы много денег, и она не сводила бы концы с концами.

Она была бы с ним счастлива, а в данную минуту она страдала, испытывая боль. И он, дьявол его забери, ничем не мог ей помочь.

========== Глава 19 ==========

В тот же вечер Питер помчался к Талии, чтобы рассказать, что происходит с Клаудией. Она должна что-то предпринять, иначе дальше будет только хуже. Ворвавшись в дом, он кинул взгляд на Лору и Дерека, смотревших какой-то ужастик по телеку.

Лора превратилась в симпатичную девушку пятнадцати лет, а Дерек в свои тринадцать сильно возмужал.

- Питер, посмотришь с нами фильм? – спросил Дерек.

- Извини, парень, в другой раз. Где Талия? - спросил он, быстро поднимаясь по лестнице.

- В комнате Коры, - подсказала Лора.

Проходя по коридору, он столкнулся с сестрой.

- Мне нужно с тобой поговорить! - взволновано и громко начал Питер.

- Тише, Кора заснула, пошли в отцовский кабинет.

Когда они туда вошли, Талия плотно закрыв за собой дверь, спросила:

- Что произошло?

- Это Клаудия. Ей все труднее сдерживать своего зверя. Она что-то с собой сделала, и ей было очень больно.

Увидев, как побледнела Талия, он подскочил к ней и стал трясти за плечи.

- Что это было? Ты что-то знаешь?

- Питер, почему ты не можешь оставить ее в покое?

- Что с ней? – не унимался он.

- Скорее всего, она приняла раствор волчьего аконита, что я ей дала.

- Ты что с ума сошла? Это же может ее убить.

- Она не в силах управлять своим зверем самостоятельно. И боится, что может навредить тем, кто ее окружает.

- Ты должна что-нибудь предпринять. Помоги ей, пока еще не слишком поздно, - стал молить он.

- Я не могу. Это ее выбор. Будем надеяться, что ее молодой организм выдержит эту боль.

Питеру стало трудно дышать.

- Даже ты, Талия, не можешь быть столь жестокой и бездушной.

Сестра продолжала упорно молчать.

Продолжая прожигать ее взглядом, Питер спросил:

- Знаешь, что я сейчас чувствую? Горькое разочарование и беспомощность от осознания того, что не способен спасти любимого человека который страдает.

Видя, что сестра по-прежнему никак не реагирует на его слова он, подходя к двери, с холодной отрешенностью в голосе произнес:

- Молись, Талия, чтобы никто из твоих детей не испытал той боли, что испытываю я зная, что тот, кто тебе так дорог может умереть, а ты будешь не в силах его спасти.

Бросив на нее последний взгляд, он молча вышел из кабинета.

***

Пять лет спустя.

От имени Клаудии.

Весь мой запас аконита почти закончился, и, в конце концов, мой внутренний зверь перестал рвать меня изнутри, пытаясь вырваться на свободу. Лишь время от времени я ощущала пронзительную боль в голове. Словно кто-то отгрызал мне мозг кусок за куском.

Со временем, ко всему этому добавилась, бессонница, приступы паники, неспособность сосредоточиться и ощущение ужасной тревоги.

Я никому не говорила о своем состоянии, и долго не решалась обратиться со своими жалобами в клинику.

Обстановка в моей семье была стабильной. Джону прибавили жалование, и совсем скоро он мог занять должность шерифа округа.

У Стайлза в школе появились друзья, а еще он вскользь сообщил о девочке, которая ему нравится. Учился он неплохо, и даже сейчас было заметно, как ему нравится решать задачки на логическое мышление.

Он был очень пытливым и любознательным парнем, а иногда тайно забирался и прятался на заднем сидении машины Джона, когда тот выезжал на место преступления. В первое время ему за это частенько попадало, но потом Джон махнул на это рукой, попросив только ничего не трогать и не мешать ходу расследования.

Однажды утром, когда я собирала Стайлза в школу, у меня так резко закружилась голова, что я чуть не потеряла сознание.

- Мамочка, что с тобой? - испуганно спросил он, подхватывая меня под руку.

- Сынок, все хорошо, у меня просто голова закружилась.

- Я позову папу.

- Не надо. Пусть папа поспит, он поздно вчера пришел.

- Мама, что с твоими глазами? - удивленно спросил Стайлз.

- А что с ними? – спросила я с нотками паники в голосе, быстро от него отворачиваясь.

- Они у тебя голубые, - сказал Стайлз, не веря тому, что увидел.

Попытавшись с собой справиться, я мельком взглянула в зеркало.

Через мгновение, мои глаза снова стали прежними.

- Ну, вот видишь, они карие, а не голубые. Тебе просто показалось. Такое бывает. Это просто игра света и тени, - сказала я, обернувшись. – Беги в школу, а то опоздаешь.

Все стало заходить слишком далеко. После того, как Стайлз ушел, я позвонила Алану Дитону с просьбой меня принять.

Находясь в его кабинете, я стала описывать все свои симптомы от боли в голове и резкого головокружения до непроизвольного изменения цвета моих глаз.

Тщательно все записав и сделав короткое обследование, он с тревогой в голосе спросил:

- Как давно ты полностью оборачивалась?

- Десять лет назад. Еще до того как познакомилась с Джоном и родила Стайлза.

- Как ты себя сдерживала? Как позволяла ему пожирать тебя?

- Я принимала слабый раствор аконита.

- Да, признаки токсического отравления присутствуют. Ты что, все десять лет травила себя этой гадостью? – гневно спросил он.

Видя, как я обреченно кивнула, плечи его поникли, и он произнес осипшим голосом:

- Боже, Клаудия, что же ты натворила?

- Что со мной, Алан?

- Твой зверь находится в стадии предсмертной агонии, он умирает. И самое печальное то, что ты умираешь вместе с ним.

Боюсь медицина и мои знания тут уже бессильны. В твоем мозгу начался необратимый процесс. После всех анализов и сделанных в клинике МРТ, тебе, скорее всего, поставят диагноз «атрофия мозга».

Слушая смертельный для себя приговор, я пыталась сдержать слезы, собрать роящиеся в голове мысли, подавить панику, сжимающую мое горло, лишая легкие драгоценного воздуха.

- Я сделала это, чтобы защитить их. Я хотела быть с ними рядом. Ведь я так люблю их, - шептала я, роняя слезы.

Алан прекрасно знал, о ком говорила эта хрупкая на вид, но смелая женщина. Он просто подошел к ней и обнял.

- Сколько мне осталась? – спросила я, уткнувшись ему в плечо, уже не сдерживая рыдания.

- Я не знаю. Может три-четыре месяца, - сказал Дитон неуверенно. – Я выпишу тебе лекарство. Оно притупит боль.

***

Срок, отпущенный мне Аланом, истекал. Никто не догадывался, как мало нам осталось быть вместе. Стайлз был еще в школе, а Джон только проснулся после ночного дежурства. В этот день я взяла на работе отгул, сославшись на сильную головную боль. Пока Джон приводил себя в порядок, решила ему приготовить что-нибудь вкусное.

Войдя в кухню, еще мокрый после душа он подошел ко мне и поцеловал. Глянув на меня внимательней заметил:

- Дорогая, с тобой все хорошо? Ты какая-то бледная.

Заверив его, что со мной все нормально, я отвернулась к плите, чтобы насыпать ему поесть.

После того как Джон оделся и сел за стол, я поставила пред ним обед. Взглянув на меня, он резко отшатнулся.

- Клаудия, что с твоими руками?! А глаза?! Почему они голубые?!

Быстро от него отвернувшись, я спрятала свои руки с внезапно выросшими на них когтями в карманы брюк.

Джон подскочил ко мне и резко развернул.

На его лице эмоции сменяли одна другую.

- Что это, Клаудия?! Что ты такое?!

Поглядев в зеркало, я ужаснулась. Мои глаза непроизвольно меняли цвет, и я не могла это контролировать.

- Я волк. Оборотень-полукровка, - ответила подавленно, не зная, что еще сказать.

Видя в лице мужа смесь ярости и неверия, я попыталась его успокоить:

- Джон, все нормально, я не причиню никому вреда, ни тебе, ни Стайлзу.

К ярости и неверию мужа добавились страх и боль.

- Я не знаю, что все-таки с тобой происходит, но держись подальше от нашего сына, - сказал он, собираясь уйти.

- Джон, постой! - сорвалась я на крик от отчаяния.

- Извини, Клаудия. Я не могу. Я должен идти.

И он ушел. А на смену ему вернулась боль раздирающая душу и тело, забирающая последние силы, отбирая сознание и затягивая во тьму.

========== Глава 20 ==========

Кто-то тряс меня, пытаясь привести в чувство. Мое тело было тяжелым словно свинцовым.

- Клаудия, любимая, очнись! Клаудия, у тебя кровь! Очнись же!

Потом я почувствовала, как меня подняли с пола и понесли куда-то.

Я оказалась на диване и с трудом разлепила веки. Надо мной с тревогой в глазах склонился Питер. Десять лет прошло, но я все же его узнала. Этих ярко голубых глаз не возможно забыть.

- Питер? - сказала я, не веря своим глазам. – Питер ты не должен здесь быть, - с трудом выдавила я, сглатывая кровь, идущую носом.

- Я никуда не уйду, я не брошу тебя! - горячо ответил он.

- Я не хочу, чтобы ты видел меня такой. Пожалуйста. Со мной все будет хорошо, - через силу продолжала я, коснувшись его лица дрожащей рукой.

- Держись, малышка я вызвал «911», - продолжал Питер, беря меня в свои объятия.

- Иди, Питер, пожалуйста. Я поправлюсь. Вот увидишь, - говорила я, пытаясь ему улыбнуться.

Мы услышали, как вдалеке раздался вой сирены. Питер нехотя положил меня обратно. Еще раз с беспокойством меня оглядев и, нежно поцеловав в лоб, он бросился к выходу.

Медперсонал и Стайлз оказались дома в один момент.

- Что с моей мамой?! Что с ней?! – кричал он, пытаясь оттолкнуть от меня врачей.

- Сынок, все хорошо, - я из последних сил пыталась его успокоить, - найди папу.

“Где же Джон?” – пронеслось у меня в голове, перед тем как я опять отключилась.

Стайлз стал звонить в участок, и через несколько минут меня погрузили на носилки и вместе с ним увезли в клинику.

***

Джон мчал в своем полицейском авто пытаясь переварить все увиденное и услышанное.

В голове была полная каша. Клаудия – оборотень, бред какой-то. И как долго это длилось? Хотя какая теперь разница. Ему надо было разобраться, как жить со всем этим.

Она была подавлена, а он убежал, струсил, не зная как реагировать на ее откровения.

Ему не следовало так уходить и бросать ее одну.

По рации сообщили, что в миле от его следования, произошла автомобильная катастрофа, бригада скорой помощи уже в пути.

Подъехав на место аварии, Джон вышел из машины и направился к легковому авто со смятым капотом и двигателем, за рулем которой вся в крови от битых стекол сидела девушка.

- Как вы мисс? Медперсонал уже в пути, - сказал он заботливо.

- Со мной все будет хорошо, спасибо офицер, - справляясь с болью, ответила она.

Потом, вдруг схватив его за руку прохрипела:

- Ты должен быть не здесь. Иди к ней. Она тебя зовет.

- Вы о ком, мисс? – спросил Джон.

Но девушка отключилась, потеряв сознание.

Через пару секунд засигналила его рация.

- Стилински, – по привычке отозвался Джон.

- Сэр, нам только что позвонили из клиники. Ваша жена при смерти. Врачи делают все возможное.

Джон быстро побежал к своей машине, сел в нее и ударил по газам.

- Дурак! Какой же я дурак! - твердил он. – Клаудия, детка держись!

***

Вбегая в реанимационное отделение, Джон стал спрашивать, где его жена. Он ловил каждого врача на своем пути, чуть не расталкивая других пациентов.

И наконец, нашел ее палату.

Она лежала белая как полотно среди подушек и простыней и не подавала признаков жизни. Стайлз держал ее руку и безмолвно плакал.

Джон шокировано наблюдал за происходящим не желая впускать в свою душу мысль, что Клаудии больше нет. Он собирался смириться с тем, что она не такая как все.

“Как же ему теперь жить вообще без нее?” – горько думал Джон.

- Где ты был? Она звала тебя! Хотела попрощаться, - зло, сквозь слезы говорил Стайлз.

Джон Стилински сполз по стене на пол и стал рыдать как ребенок, уткнувшись головой в колени.

***

Спустя несколько дней после похорон Клаудии, Алан Дитон решил навестить Джона и Стайлза.

Оба были безутешны и не находили себе места от горя.

Зайдя в дом, он увидел Джона, одиноко сидящего за столом с початой бутылкой виски.

Алан подошел и присел напротив. Достав еще один стакан, Джон плеснул ему янтарной жидкости. Они молча выпили.

- Ты знал? – нарушил молчание Джон.

Алан молча кивнул, уставившись в пол.

- Почему не сказал?

- Это было ее решение.

- Она что-то с собой сделала, ведь так?

Дитон опять молча кивнул.

- Зачем ? – горько спросил Джон.

- Затем, что сильно вас любила, и не хотела, что бы кто-то пострадал.

Оба понимающе замолчали и выпили еще по глотку.

***

Она погибла, понимаешь?! Моя Клаудия умерла! - кричал Питер в лицо Талии, меряя шагами двор их усадьбы.

– Ради нее одной, я хранил те жалкие крупицы человеческого, что во мне еще остались!

Он обезумел словно раненное животное. Талия никогда его таким не видела.

- И ты даже не соизволила прийти ей на помощь!

- Она не просила помощи, это был ее выбор.

- Что ты заладила «выбор», «выбор»?! Выбор всегда можно изменить или оспорить! - выплевывал слова Питер.

- О чем это ты?

- Ты слаба, Талия! Пора стае выбрать другого альфу! - сказал Питер, безумно скалясь.

- Успокойся, Питер, ты не в своем уме! - пыталась урезонить его Талия.

- Я, Питер Хейл, вызываю тебя, Талия, на поединок, за право быть альфой нашей стаи! – сказал он громко, не обращая внимания на ее уговоры.

- Питер, брось, этим ты Клаудию не вернешь! - уговаривала Талия.

- За то, потешу себя тем, что сброшу корону с твоей головы, - бросил он, начиная обращаться.

Видя, что Питер настроен вполне серьезно, Талия решила принять вызов. Она не так слаба, как он думает. Она уже потеряла сестру. Потерять еще и брата, она просто не могла себе позволить.

Ей придется сделать с Питером что-то настолько подлое и болезненное, что она в тайне стала проклинать те обстоятельства заставившие ее так поступить.

В пылу сражения, она, с не меньшим упором, отвечала на выпады Питера. И вот, ловко извернувшись и, оказавшись у Питера сзади, Талия схватила брата и вонзила свои когти ему в шею и затылок.

Питер перестал сопротивляться, тело его обмякло, глаза закатились.

Прижав его к себе Талия, начала что-то шептать ему на ухо.

Через несколько минут все закончилось.

Она бережно положила брата на землю, горько коря и ненавидя себя за то, что только что сделала.

========== Глава 21 ==========

Наши дни.

В окно лофта стал пробиваться первый луч зари, дразня все еще сладко спящего Дерека. Он сонно улыбнулся и стал лениво потягиваться, ощущая в теле приятную истому. Проведя рукой по соседней подушке и обнаружив, что она пуста, нехотя разлепил веки и уставился на полуголую девушку, которая поспешно одевалась.

- Брейден, еще так рано, вернись в постель, - сказал он, чуть не урча.

Девушка продолжала молча одеваться. Потом, достала сумку и стала складывать свои личные вещи и нехилый арсенал оружия.

- Брейден, ты что, от меня уходишь?

- Не сердись, пупсик, но так будет лучше. Деньги с неба не падают, своей милой мордашкой ты торговать не пойдешь, а мои средства на исходе. Я наемница, и мне платят неплохие бабки, позволяющие некоторую роскошь.

- У меня были деньги, полученные после смерти матери. Но, одну часть я потратил на покупку этого лофта, а другая пошла на содержание дяди, который вот уже шесть лет не приходит в себя после пожара, находясь в клинике, - начал оправдываться Дерек.

- Это все печально, - бросила Брейден, продолжая собираться,- надеюсь, что мать Тереза сделает тебя своим преемником.

Дерек сделал обиженную мину. Она, конечно, шутила, но все же…

«Что такое с этими бабами? Ни одна с ним долго не остается, - думал он с досадой. - Как заставить ее остаться? Надо попробовать обаяние» - решил парень.

Включив одну из самых своих обворожительных улыбок, начал вновь забрасывать удочку.

- Брейден, детка, может, ты передумаешь, когда вспомнишь, как хорошо нам было вместе?

Собравшаяся уходить девушка, развернулась и направилась к кровати. Дерек готов был праздновать победу от радости. Брейден решила передумать, такими убедительными были его доводы.

Хищно подкравшись к нему, она запустила свою руку под простыню, нашла его член и легонько сжала. Все еще лаская его рукой, она переместила свое тело к его лицу. Дерек не удержал стона удовольствия.

Наклонившись к нему, девушка прошептала:

- Разбогатеешь – позвони, - и резко от него отклонилась, выпустив его неудовлетворенного приятеля.

У Дерека дыхание перехватило от такого облома.

- Пока, мальчики, - помахала Брейден им обоим ручкой, направившись к выходу.

- Да пошла ты, сука гребаная! – крикнул ей в спину раздосадованный Дерек, пытаясь справиться со стояком.

***

- Стайлз! Где мои носки?! – кричал из своей спальни отец.

- У тебя в шухлядке! - отвечал тот, косясь на чистые отцовские носки, одетые на ноги.

- Они тут все распарованы, и разного цвета! - не унимался Джон Стилински.

Стайлз пытался приготовить что-то на завтрак, но у него это плохо выходило.

- Лучше поищи, пап! Я бы тебе помог, но я тут пытаюсь завтрак приготовить!

- Стайлз Стилински! Если ты опять взял мои носки, а свои грязные запихнул куда-нибудь, я тебя прибью!

Стайлз бросил стряпню, и помчался к себе в комнату, скрыть все улики.

- Ты хоть понимаешь, что я шериф округа и мне пора на работу? – сказал Джон, заходя к нему в комнату.

Шериф застал сына стоящего на коленях и собирающего носки под кроватью.

- Ох, Стайлз, как же мне с тобой иногда тяжело.

- Обещаю, пап, я все выстираю, и куплю еще, - сказал он с виноватой улыбкой. Потом, услышав подозрительный запах с кухни, они оба бросились туда.

Сняв сковородку с огня, и скептически заглянув в ее содержимое, превратившееся в почерневшее, плохо пахнущее месиво, Джон изрек:

- Забегу перекусить куда-нибудь перед работой.

- Отлично, - поджав губы и соглашаясь с отцом ответил Стайлз, - поем в школе.

- Тебя подбросить?

- Нет, спасибо. И пап, мы со Скоттом сегодня сходим в клуб.

- Какой еще клуб? – недоуменно спросил Джон.

- Клуб любителей естествознания, - ответил тот, отводя взгляд.

Джон мыслями уже был весь на работе, поэтому не сильно придавал всему значение.

- Чтобы в одиннадцать был дома, - сказал Джон, тыча в него пальцем.

- Сэр, есть сэр! - крикнул Стайлз на армейский манер.

- И не паясничай, я этого не люблю, - добродушно проворчал Джон, следуя к выходу.

«Отец уехал», - ликовал Стайлз, потирая руки. Сегодняшнего вечера, он ждал с нетерпением. Они с МакКоллом решили посетить клуб для совершеннолетних, коими пока еще не были, в надежде найти девчонок и лишиться девственности.

***

После ухода Брейден, Дерек еще долго мерял шагами лофт, мрачно коря свою несчастливую звезду. Во всем, что тогда произошло в его доме, виноват только он.

Не будь на тот момент он таким доверчивым и по уши влюбленным, думающим членом, а не головой ничего бы не произошло. Мать была бы по-прежнему жива, и занимала пост альфы, дядя Питер не выглядел как овощ все эти шесть лет и те, кто пострадал, были бы живы.

В его жизни, по-видимому, наступила черная полоса. Вот и Лора куда-то запропастилась. Он не видел ее уже больше трех дней. А ведь она по старшинству занимала пост альфы стаи.

В Бейкон Хиллс стало неспокойно. Кто-то стал убивать не только животных, но и людей.

Финансовое положение семьи действительно было шатким. Если бы Питер вышел, наконец, из своей затянувшейся «нирваны», было бы легче. Еще одно приличное наследство должно было остаться от Норы Хейл. Но где оно и сколько там было денег, Дерек не знал.

Решив еще раз попытать счастья достучаться до дядюшки он, взяв ключи от машины, отправился в больницу.

Войдя в палату Питера, Дерек обнаружил его все в том же положении, как и всегда. Тот неподвижно сидел в кресле, с отсутствующим взглядом.

Подойдя к нему, Дерек начал говорить:

- Питер, пожалуйста, очнись. Ты мне очень нужен. Мне кажется, что Лора пропала. Она не выходила на связь вот уже несколько дней. Стая не должна быть без своего альфы. У нас совсем плохо с финансами и на носу очередной обряд посвящения. А еще, в городе происходит что-то странное. Кто-то убивает людей, и даже не скрывает следов.

Питер безмолвствовал, а Дерек все говорил и говорил.

Поток его жалоб и опасений прервал звонок мобильного.

- Алло.

- Дерек, это Кристалл Уиттмор. У меня плохие новости. Полиция нашла Лору, вернее ее части тела. Кто-то разорвал ее пополам. Я ездила в участок, на опознание. Крепись. Для тебя это большая утрата. Прости, мне так жаль, - сказала она со слезами в голосе и повесила трубку.

Не веря в то, что произошло, Дерек повернулся к Питеру, схватил его поникшие плечи и стал трясти.

- Лора мертва! Ее кто-то убил! Очнись же!

В ответ гнетущее молчание, и немигающий взгляд, смотрящий в одну точку.

- Ответь мне, сколько еще этот жестокий рок будет довлеть над нашей семьей?! Мы что, все не достаточно настрадались?! – продолжал он орать, тряся Питера как тряпичную куклу.

- Что это вы делаете? Немедленно уходите! – стала приказывать вошедшая в палату медсестра. Бросив убийственный взгляд на женщину и холодный на дядю, Дерек вышел из палаты, не заметив, как Питер слегка пошевелил пальцем.

***

После похорон Лоры, Дерек понимал, что обязанности альфы лягут теперь на его плечи. Он решил заехать к ней домой и разобрать кое-какие семейные документы.

Покопавшись в сейфе, он извлек оттуда небольшой конверт, подписанный его покойной матерью. Открыв его начал читать.

«Адресовано моим детям.

Будучи альфой стаи, я старалась поступать, так как считала лучшим для всех. Но в некоторых вопросах я ошибалась, и сильно об этом сожалею.

У меня была сводная сестра Клаудия. Она была оборотнем полукровкой…»

Читая письмо, Дерек что-то начинал припоминать.

«…и я считаю себя повинной в ее смерти. Я снабдила ее настойкой аконита, так как считала, что ей лучше будет жить среди людей. И когда Клаудия совсем не могла контролировать своего зверя, она начала пить этот смертельный для нас яд.

Она умерла молодой, спустя десять лет после того как родила своего единственного сына.

В последний раз, когда мы с ней общались, она попросила позаботиться о своем мальчике, если с ней что-нибудь случиться.

Ее опасения относительно сына понятны. Поскольку она оборотень, хоть и не чистокровный, а сын рожден в браке с обычным человеком, она не уверена, чьи гены возобладают в ее мальчике.

По этому, просьба заключается в том, чтобы до его восемнадцатилетия он имел возможность пообщаться с такими же как мы, волками.

И если его волк, каким-то образом себя проявит, следует помочь ему с обращением.

Вы должны ему помочь в память о его покойной матери, которая была вашей тетей.

Надеюсь, вы так и поступите.

Любящая вас Талия Хейл.»

Отложив письмо, Дерек как следует проматерился.

Лора в могиле, дядя в больнице, а Дерек, будучи альфой, должен взять на себя обязанности няньки.

- Рубить твою капусту! Мне еще этого не хватало!

========== Глава 22 ==========

Проглотив возмущение, Дерек стал искать остальную информацию о парне. В том же конверте, он нашел фотографию восьмилетней давности. На ней была изображена улыбающаяся молодая женщина, обнимающая с одной стороны мужчину, с другой стороны мальчика. «Джон, Стайлз и Клаудия Стилински», - гласила подпись на обороте.

- Стилински? Знакомая фамилия. Уж не шериф ли это часом? А Стайлз его сын, - рассуждал Дерек. Просто так прийти и с порога сказать «Здравствуйте, я ваша тетя» не получится. Придется ему немного поиграть в Шерлока Холмса, разведать обстановку так сказать. Понаблюдать за парнем, его привычками и окружением.

И с этими мыслями он отправился по адресу, найденному в справочнике.

***

“Блин, где носит этого Скотта? Уже давно должен быть здесь”, – думал Стайлз, периодически поглядывая в окно.

Ему так надоело, что все в школе называют его лузером и всезнайкой. Он был среднего роста, а недостаток мышечной массы компенсировал своим умом и изворотливостью. От его хлестких замечаний ему частенько попадало от более сильных, но не блещущих умом учеников.

Девчонки смотрели на него как на пустое место, замечая только лишь тогда, когда просили у него списать. На все обиды в его адрес он отвечал едким сарказмом, за что, периодически, ходил с фингалом под глазом или разбитой губой.

Сегодня вечером он хотел попытаться развенчать миф - «Стилински-вечный девственник» ходящий по школе.

Но, вступать в фазу «взрослая жизнь» в одиночку как то не хотелось, поэтому он и заручился поддержкой МакКолла.

Отдернув в очередной раз занавеску, и всматриваясь в вечерние сумерки, Стайлз заметил фигуру молодого мужчины, следящего за его окнами.

- А это еще что за бычок-трехлеток? – спросил себя Стайлз.

Взглянув еще раз, Стайлз увидел, как парень ему слегка улыбнулся.

- Да, под такого телки сами штабелями укладываются, - с завистью сказал Стилински. - Высокий, стройный, уверенный в себе жгучий брюнет, с легкой щетиной придающей лицу, без единого изъяна, еще больше привлекательности. Под одеждой, скорее всего, тело Адониса с бугрящимися мышцами.

Глянув на свое отражение в окне, на свое худое тело на россыпь родинок на лице, чудаковатый вид, Стайлз обреченно вымолвил:

- Проигрываю по всем фронтам.

Через пару минут в дверь позвонили. На пороге, виновато переминаясь с ноги на ногу, стоял МакКолл.

- Чувак, прости. Совсем забыл о времени. Ну что поехали тусить?

- Ты на улице сейчас никого не видел? – спросил Стайлз подозрительно.

- Нет, а что?

- Да так. Наверное, померещилось. Поехали. Я возьму джип.

Сидя в своей машине, припаркованной недалеко от дома Стайлза, и видя, как два подростка загружаются в джип и отъезжают в неизвестном направлении, Дерек решил поехать за ними.

Через некоторое время, узнав, куда они приехали, он начал ругаться себе под нос:

- Серьезно, ребята? Вы выбрали эту выгребную яму? У вас что, мозги совсем раскисли от застоя спермы?

Он видел как парни заглушили двигатель, вышли из авто и направились к входу предъявляя фальшивые удостоверения.

Припарковавшись, Дерек быстро выскочил из автомобиля, стараясь не потерять парней из вида.

Войдя внутрь заведения, у Стайлза со Скоттом захватило дух от зрелища полуголых девиц, разносящих спиртное и танцующих на шестах и в подвесных клетках.

С трудом найдя отдельный столик, парни заказали ром-колу и стали осматриваться по сторонам.

- Чего-нибудь желаете, мальчики? – раздался приятный женский голос возле их столика. Девушка была на высоких каблуках, до невозможности короткой юбке и просвечивающейся блузке.

- Я-я, то-есть м-м-мы…- стал мямлить Скотт.

- Он пришел сюда, чтобы стать мужчиной, - храбро ответил Стайлз, показывая на Скотта пальцем. За что в награду получил взгляд МакКолла гласящий: «Стилински, ты конченный урод. Я пришел сюда ради ТЕБЯ, за компанию».

- Так вы здесь в первый раз? Вы совершеннолетние? А деньги у вас есть? – не унималась девица.

Стайлз начал было рыться в карманах, как вдруг услышал предостерегающий мужской голос, где-то у себя за спиной. От этого урчащего баритона у юноши побежали мурашки по телу.

- Медленно вытяни руку из кармана и положи ее на стол.

Парень здорово перетрухнул, поэтому подчинился.

- Молодец. А теперь бери своего друга, и бегите отсюда, пока оба не подхватили какую-нибудь заразу.

- Дерек, лапуля, это ты? - завижала девица, метнувшись к нему и обхватив руками и ногами. – Давно тебя здесь не было. Приватный танец, как всегда? – спросила барышня, все еще вися на нем.

Стайлз обернулся и, увидев своего соглядатая, стал пыхтеть от возмущения.

- Не сегодня, детка,- сказал Хейл, с трудом отдирая от себя ее клешни. – Мне нужно доставить этих двух юных джентльменов в духовную семинарию, пока их невинные души совсем не погрязли в грехе.

Девица широко разинула рот и начала хлопать ресницами.

- Так что, Рози, извини, нам пора, - сказал Дерек, поднимая офигевающих парней за шиворот и выволакивая из-за стола.

- Я Лиззи,- бросила девушка, - ты еще придешь?

- Все может быть, Сюзи,- кинул ей Дерек, проталкиваясь к проходу со своей ношей в руках.

Первым в себя пришел Стайлз и начал вырываться.

- Ты что, следишь за мной? А ну отпусти меня, мудак, а то хуже будет!

- Будет хуже, если шериф округа узнает, что его сын ходит по стрип-клубам, да еще друга к этому склоняет.

Стайлз был похож на выброшенную на берег рыбу. Он то закрывал, то открывал рот, не в силах ничего сказать.

“А рот у него красивый”, - мельком подумал Дерек.

Доведя их до джипа Стилински, он строго приказал обоим:

- Чтобы я вас здесь и близко не видел. Ясно? Советую приехать домой и хорошенько вымыться.

- Да кто ты такой?! – переходя от волнения на фальцет, пропищал Стайлз.

- Парень, поверь, тебе лучше не знать. Но если ты меня ослушаешься, я стану твоим худшим кошмаром. Так что, не выключай свет, когда будешь ложиться спать.

Для пущей верности Дерек посмотрел на них своим волчьим взглядом.

- Чувак, сматываемся! Ты видел его глаза? – с паникой в голосе заговорил МакКолл.

- Весьма правильное решение, - сказал Дерек и скрылся в ночной мгле.

Парни сели в машину и Хейл проследил, чтобы они добрались домой без проблем.

С одной стороны он их понимал. Дело молодое, сам таким был.

Но общение с противоположным полом лично для Дерека не принесло ничего кроме боли, предательства, обмана и разочарования.

Куда проще ни к чему не обязывающий одноразовый секс.

«Научись использовать их, как они используют нас», - все время твердил ему Питер.

А эти парни еще так молоды и с такими симпатичными мордашками. Особенно Стайлз, с его карими глазами, родинками и пухлыми губами. Он очень похож на свою мать, которую Дерек помнил с детства.

“Ишь ты, мужчиной он стать решил, - подумал Дерек улыбаясь. - Надеюсь, он не лишится девственности в подобном заведении? А то, как там говорится в песне? «В нее влюбился, а потом лечился»”.

***

После того как Стайлз подбросил Скотта домой, а потом поехал к себе, он еще долго всматривался сквозь окно в ночную мглу.

“Что это за чувак и что он делал возле моего дома?” – думал Стилински.

Когда он лег в кровать, эта мысль еще долго не давала ему заснуть. Проваливаясь в сон, он вспомнил предостережения этого парня, Дерека, кажется, брошенные на стоянке возле клуба.

Разлепив глаза, парень рукой нашарил выключатель настольной лампы, и после того как она зажглась, он, с гулко бьющимся сердцем, осмотрел свою комнату.

Не обнаружив ничего подозрительного, лег обратно и со словами “Ну его нафиг!” начал засыпать, оставив лампу гореть на всю ночь.

========== Глава 23 ==========

Обернувшись волком, Питер бежал в направлении особняка Хейлов.

Он даже не подозревал, каким разрушительным был пожар, устроенный теми подлыми людишками. События той трагедии будут преследовать его до конца дней.

Тогда эти твари окружили здание, заколотили все выходы, обсыпали пеплом рябины, и щедро облили бензином.

Талия просила этих уродов отпустить хотя бы находившихся в доме детей и абсолютно непричастных людей к их с Арджентами вековой вражде.

Но нет. Эти ублюдки оставались глухи и слепы предвкушая победу от того что, в их грязные лапы попалась такая добыча.

Питер помнил только вспышку яркого света и то, как пламя начало лизать его лицо.

Как ему удалось выжить, и кто его спас он до сих пор не знал.

Увидев на месте, некогда величественного строения обгоревшие руины, он испустил душераздирающий вой, слышимый казалось, на многие мили вокруг.

Он отомстит. Его кары никому не избежать.

Все эти шесть лет он ничего не чувствовал. Его человеческое тело было почти мертво, его волк метался в агонии, не имея возможности вырваться на свободу.

Только жгучее желание наказать всех виновных, сохраняло ему здравый смысл, и заставляло тело регенерировать, правда, не так быстро как ему того хотелось.

Он уже отыскал исполнителей поджога и отправил их к праотцам. Наделав много шума с убийствами подручных Арджентов, он тем самым пытался привлечь к себе внимание главных зачинщиков.

А в том, что они в скором времени явятся сюда он не сомневался.

Почти вся его семья была истреблена. Убийство Лоры было вынужденной необходимостью.

«Бедная девочка. Она даже не ожидала, что ее дядюшка, считавшийся неподвижным калекой вот уже шесть лет, вдруг восстанет и нанесет такой подлый удар в спину» - с холодной улыбкой рассуждал Питер.

Используя внезапность и замешательство племянницы, Питер быстро с ней расправился. Но даже, этот короткий поединок забрал у него почти все силы.

Его мечта наконец-то сбылась. Теперь он был альфой.

Дерека он пока трогать не будет. Драгоценный племянничек может послужить для него приманкой. Ведь именно он привел эту суку Кейт Арджент в их дом.

И когда она, или ее гребаный папаша сюда снова заявятся, Питер постарается чтобы его клыки и когти были тем последним, что они почувствуют на своей подлой шкуре пред тем как отправиться в ад.

Бросив последний тоскливый взгляд на обгоревшие развалины своего дома, Питер отправился в усадьбу Уиттморов.

***

Джон Стилински проснулся после дежурства во второй половине дня. Наскоро приведя себя в порядок, разогрел в микроволновке на вид и запах вполне еще съедобную лазанью и принялся за домашние дела.

Ему было весьма тяжело все эти годы совмещать обязанности шерифа округа и отца-одиночки.

Приходя с работы, он буквально валился от усталости. Домашняя рутина отбирала у него последние силы. Все эти счета, выплата процентов за дом, покупка еды и одежды. В те первые годы после смерти Клаудии, когда бывало, Стайлз сильно болел, и в бреду звал маму, Джон ощущал себя настолько беспомощным, что не находил себе места в собственном доме.

Он просто зашивался, от всего, что на него навалилось. Коулы периодически наведывались к нему и помогали, как могли. На каникулах они часто забирали Стайлза к себе.

С годами Джон понимал, что родители Клаудии моложе не становятся, и поэтому просил их не беспокоиться и не приезжать так часто.

Ему до боли в сердце не хватало его Клаудии. Им так мало было отпущено быть вместе. Стайлз это единственное, что у него осталось от его любимой жены. И он был так на нее похож.

Почувствовав легкую боль в глазах, Джон отложил счета в сторону и надавил пальцами на переносицу.

Посидев так несколько мгновений, он хотел вновь вернуться к этому ненавистному занятию, как раздался звонок в дверь.

«Может это Стайлз вернулся с тренировки по лакроссу» - рассуждал Джон. « Хотя, нет, у него должны быть ключи» - поправил себя шериф.

Открыв дверь, он обнаружил на пороге незнакомого парня с хмурым взглядом. На вид ему было лет двадцать пять. Одет он был в джинсы и кожаную куртку.

- Здравствуйте, меня зовут Дерек Хейл. Я по поводу Стайлза, - представился он. – Могу я войти?

- Что опять натворил мой сын? – спросил обреченно шериф, пропуская в дом нежданного визитера.

- Пока ничего, но может натворить?

- Что вы имеете в виду? – спросил Стилински удивленно.

- Вы, наверное, не правильно меня поняли, и в этом я сам виноват.

Еще раз. Меня зовут Дерек Хейл. Я сын Талии, сестры вашей покойной жены Клаудии.

Видя неверие в глазах шерифа, он достал из внутреннего кармана письмо с фотографией и протянул их ему.

Прочитав письмо Талии, и взглянув на фотографию, шериф шокировано произнес:

- Я не могу в это поверить. Вы действительно существуете?

- Вам нужны более веские доказательства? – мрачно спросил Дерек.

Видя, что шериф не решается, как ему быть, парень решил ему помочь.

Как в кошмарном сне Джон наблюдал, как у парня удлинились клыки, стали ярко-голубыми глаза, а на пальцах выброшенной ладони, словно как у откидного ножа выросли пять острых когтей-лезвий.

Стилински потянулся было за пистолетом, с досадой обнаружив, что сейчас он в домашней одежде, а вся его амуниция лежит в его комнате. В бессилии Джон схватил стоявший перед собой стул, и направил его ножки на парня, как бы защищаясь.

Увидев не на шутку испугавшегося шерифа, Дерек тут же вернулся в прежнее обличие.

- Успокойтесь, Джон. Я не причиню вреда ни вам, ни Стайлзу. Поверьте, мне меньше всего хочется сейчас быть здесь. У меня своих проблем по горло. Даже не знаю, что бы было не найди я это письмо.

Джон трясущимися руками поставил стул на место и сел на него, бормоча себе под нос:

- Такое же было с моей Клаудией.

Дерек подошел к нему ближе, сел напротив и продолжил разговор.

- Вы, наверное, слышали об ужасной трагедии, случившейся шесть лет назад с семьей Хейлов? В том пожаре погибли мои родители.

Дядя Питер остается инвалидом, по сей день. Мы с моими сестрами чудом остались живы. Как вы так же, могли слышать моя старшая сестра Лора, недавно погибла при невыясненных обстоятельствах.

Джон начинал потихоньку приходить в себя и теперь смотрел на Дерека с сочувствием.

- И вот теперь, в память о своей покойной матери, я просто обязан был прийти к вам и попытаться выполнить ее просьбу.

Они оба услышали, как открывается входная дверь.

- Это Стайлз, - взволнованно сказал шериф, – пожалуйста, ничего ему пока не говорите, я должен его подготовить,- добавил он вставая.

Но Стайлз был уже в гостиной, и сильно возмутился, увидев хмурого Дерека, развалившегося на диване.

- Отец, зачем ты впустил этого типа к нам в дом?

- Я тебе сейчас все объясню, - сказал шериф, выпроваживая сына в коридор.

- Пап, как ты можешь оставлять его одного? Ты что не видишь, какой подозрительный у него вид? Ты смотрел, у нас в доме ничего не пропало?

- Стайлз, что ты несешь? Его зовут Дерек Хейл. Он племянник твоей покойной матери.

- И ты ему веришь? Этот проклятый извращенец пасет меня уже несколько дней.

- Сынок, что за выражения? – пытался урезонить его отец.

- Мистер Стилински, позвольте все-таки мне поговорить с вашим сыном, - заглянув к ним, не выдержал Дерек.

- Будучи немногим старше Стайлза я уверен, что произведу на него благоприятное впечатление. Могу я попросить вас приготовить чай, если можно, - любезно осведомился Дерек.

- Д-да, конечно,- неуверенно сказал шериф, вспомнив о манерах.

Джон побрел на кухню, а Стайлз подошел к ухмыляющемуся виновнику всех своих страхов и мучений последних дней.

- Чайку решил попить? Может, тебе еще спинку в ванной потереть? – спросил он едко.

- Я над этим подумаю, - сказал Дерек загадочно, а потом с ехидной улыбкой спросил: - Скучал по мне?

- Я тебя не видел долго и еще б не видеть столько, - буркнул Стайлз.

Пока Джон возился на кухне Дерек, легонько схватив парня за грудки, стал шептать:

- Советую быть со мной любезнее. А то я могу устроить тебе очную ставку, привезя сюда ту девицу из стрип-клуба, Лиззи кажется. Ты же не хочешь, что бы шериф Стилински узнал, где вечерами бывает его сын?

Стайлз возмущенно поджал губы, но все же промолчал.

- Вот и молодец, - сказал, улыбнувшись Дерек, поправляя одежду парня. - А теперь перейдем к делу. Вот ваше семейное фото, а это письмо твоей тети, прочти его.

Когда парень закончил читать письмо в глазах его стояли слезы, а на лице было столько эмоций, что и не передать. Это были неуверенность, шок, злость, разочарование…

- Это правда, отец? – спросил он, входя на кухню и еле сдерживая предательскую влагу глаз.

- Да сынок, - ответил Джон виновато, потупив глаза.

- Почему ты не сказал мне?

- Я сам узнал только перед ее смертью. Твоя мама тщательно все скрывала.

- Зачем она так со мной, с нами? - обреченно прошептал Стайлз.

- Она сильно любила нас и хотела защитить, - так же спокойно ответил его отец.

- И что же теперь нам делать?

- Скорее всего, сделать так, как говорится в письме. Ты должен некоторое время побыть с родственниками матери.

- Значит, твои глаза не просто так изменили цвет? – спросил он, у вошедшего на кухню Дерека.

- Да, парень, и это только часть айсберга. Послушайте, я не стану вас торопить с решением, - обратился он к обоим. - Вам нужно многое обсудить. Но, постарайтесь не тянуть с ответом.

Оба Стилински уставились на парня собиравшегося уходить.

- Вот мой адрес и телефон, - сказал он, протянув небольшой лист бумаги.

- Извините, но мне пора. И, спасибо за чай, - чтобы разрядить обстановку, зачем-то ляпнул Дерек.

Покинув дом Стилински, Дерек направился к своей машине, на ходу доставая из кармана звонивший мобильник.

- Алло?

- Мистер Хейл?

- Да, это я.

- Это из клиники, сэр. Вашего дяди Питера Хейла нет в его палате. Мы уже обыскали всю больницу.

- То есть как это нет? – рявкнул Дерек в трубку.

- В нашей практике такого еще не случалось,- стали оправдываться на том конце телефона. - В полицию уже сообщили, и мы надеемся, что она сделает все возможное, что бы его разыскать.

- А вечер перестает быть томным, - произнес Дерек хмуро, отключив телефон.

Все зашло слишком далеко. В том, что за последние дни произошло с членами его семьи, наверняка замешаны Ардженты. И Дереку нужно было узнать так ли это.

========== Глава 24 ==========

После ухода Дерека Хейла, Джон и Стайлз проговорили почти до глубокой ночи. Парень еще долго не мог прийти в себя от полученной информации. Подумать только, его мать была оборотнем и могла превращаться в волка.

Отец рассказал, как когда-то давно на одном из своих дежурств чуть не сбил бурого волка полицейским авто. Преследуя зверя почти до самой улицы, где жила Клаудия, он и подумать не мог, что это была она.

Прокручивая в голове события той ночи, все становилось на свои места. Она знала, что патрульная машина висит буквально у нее на хвосте. И все, что она успела сделать, перед тем как Джон позвонил в ее дверь, сбросить шерсть и чем-нибудь прикрыть свою наготу.

«Прикрываясь легким кружевом, ничего, кстати, не скрывающим, Клаудия была восхитительна, в той своей первозданной красоте. Возможно, уже тогда я любил ее» - улыбаясь, с толикой горечи, думал Джон.

- Как же все-таки мне быть? – прервал его размышления Стайлз. – Я оканчиваю школу и мне надо подумать о будущем.

Помнишь, мы говорили о полицейской академии, которую ты закончил? Я хотел бы попробовать туда поступить. А теперь, даже не знаю.

- Послушай, сынок, скоро тебе исполнится восемнадцать. У тебя впереди все лето чтобы узнать кто ты. И если ты оборотень, то помощь, таких как Дерек, будет как нельзя к стати.

- Он мне не нравится, - буркнул Стайлз.

- Не нравится ему. Ты что за него замуж собрался? – шутя, спросил Джон.

- Нет. Просто мне кажется, что Дерек хмурый и подозрительный тип.

- А по-моему, вполне приличный молодой человек. И с чего ему веселиться? Сестра зверски убита, дядя пропал, и тут ты, как снег на голову. Лично я его понять могу, - ответил Джон рассудительно.

- Послушай, сынок, - продолжал шериф, - если с волком твоей мамы было все настолько серьезно, что она вынуждена была его травить, нанося тем самым вред себе, то мне не хотелось, чтобы ты прошел через все эти муки.

- Но, ведь я не уверен, есть ли во мне что-то звериное, - с долей возмущения произнес Стайлз.

- Вот мы и должны это выяснить. Если ты останешься человеком, я воздам хвалу небесам. Если ты все же станешь оборотнем, я смирюсь и найду возможность как с этим жить дальше. Но, знай одно, Стайлз, я не могу потерять тебя, как когда-то потерял твою маму, о чем жалею до сих пор. И я лучше отпущу тебя жить с волками, чем позволю тебе нанести себе вред.

***

Добежав до поместья Уиттморов, Питер оглядел местность и заметил только сидящую в тени деревьев и что-то читающую Кристалл Уиттмор. Обернувшись человеком, он не спеша начал к ней подходить.

Женщина подняла взгляд на голого Питера Хейла, которого считала прикованным к инвалидному креслу вот уже шесть лет и в испуге отпрянула, прикрыв рот ладонью.

- Кристалл, дорогая, я все еще тебя волную? Ты ведь хорошо знакома с моим телом, не так ли?

Видя, что она по-прежнему молчит и смотрит на него как на привидение, Питер со вздохом изрек:

-Да, представь себе это я, из плоти и крови. Мое тело стало мне послушно только неделю назад.

- Ты же не приходил в себя все эти долгие годы, - неуверенно сказала Кристалл дрожащим голосом.

- Все эти годы я был закован в собственном неподвижном теле, снедаемый жгучим желанием расправиться со своими обидчиками.

И только это не давало мне сойти с ума. Только представь себе, все слышать чувствовать, но не быть в состоянии даже пошевелить губами или пальцем.

Видя, как женщина не может оторвать глаз от его тела, Питер наклонился к ней и, взяв за лицо, снисходительно заметил:

- Ты все так же похотлива, дорогая. Надеюсь, какой-нибудь волк позарился на твои прелести.

Видя, как Кристалл резко отдернула лицо, гневно на него глянув, он продолжил:

- Я так и думал. Продолжаешь хранить мне верность? Весьма глупо с твоей стороны, дорогая. Ты позволишь? – сказал он, улыбаясь, протягивая руку к легкой подстилке, на которой она сидела.

Он как раз успел обернуть ткань вокруг бедер, как из дома вышли два подростка.

Присмотревшись к ним, Питер всплеснул руками от неожиданной радости:

- Бог ты мой, это же твои племянники Эрика и Джексон Уиттморы, брат и сестра, дети моего друга Дэвида.

Питер стал подходить к парочке таких же не верящих в происходящее подростков. Кристалл плелась вслед за ним.

- Привет, молодежь! Ваш двоюродный дядя Питер снова с вами.

Окинув их взглядом с ног до головы он заметил:

- Как же вы подросли за эти шесть лет. Джексон весь в отца такой же статный и амбициозный, а Эрика стала весьма аппетитной и стильной штучкой, - вымолвил Питер, лаская взглядом грудь и ноги девушки. – Она так похожа на тебя в молодости, не так ли? – спросил он, елейным голосом обратившись к Кристалл.

- Давайте зайдем в дом, - вместо ответа предложила Кристалл, - вашему дяде нужно привести себя в порядок.

Проводив Питера до его комнаты, Кристалл спросила:

– Что ты теперь намерен делать?

- О чем ты, Кристалл? – спросил Питер недоумевая.

- Теперь, когда Лора мертва и Дерек стал альфой…

- А, ты об этом? – перебил ее Питер. - Альфа теперь я, так как убил Лору в поединке.

Видя ошарашенные глаза своей любовницы, которая вот-вот поднимет крик, Питер резко привлек женщину к себе, прикрыв ее рот ладонью.

- Кристалл, детка, мы оставим пока это в тайне. Я убил Лору, чтобы Дерек начал поиски. Так же я убил тех парней, что подожгли мой дом. Я всего лишь хочу отомстить Арджентам, вот и все.

Женщина стала вырываться из его захвата, чуть не до крови прокусив его ладонь. Прижав Кристалл к себе еще плотнее, и убрав ладонь с ее рта, Питер с улыбкой заметил:

- Люблю, когда ты кусаешься, - сказал он с долей восторга. -Осторожнее, дорогая, у меня шесть лет не было секса. Ты же не хочешь быть изнасилованной прямо на пороге.

Сказав это, он отпустил ее и стал осматривать свою комнату.

Взяв себя в руки, Кристалл отстранилась от него и с горечью спросила:

- Что же Талия с тобой сделала, что ты стал таким ублюдком?

Плечи Питера напряглись, в голове проскочило что-то неуловимое, сердце пропустило удар, но через секунду все пришло в норму.

- Ты это о чем? – спросил он озадаченно, обернувшись.

Но женщины в его комнате уже не было.

***

Находясь у себя в лофте, Дерек сквозь огромное, от пола до потолка окно, вглядывался в вечернее грозовое небо, собиравшееся пролить свои хляби небесные на эту грешную землю.

Он взял телефон и стал набирать номер Айзека Лейхи. Это был молодой оборотень, недавно вступивший в их стаю. Его стаю, поправил он себя мысленно.

На теперешний момент она не была столь многочисленной как раньше. После того пожара, другие чистокровные оборотни побаивались отдавать своих отпрысков под крыло семьи Хейлов, столь уважаемого и древнего рода.

- Если альфа не может защитить себя от подлых козней Арджентов, что тогда говорить о других членах стаи, - говорили представители семей оборотней встревожено.

Наконец, после нескольких неудачных попыток Дерек все-таки дозвонился Айзеку.

- Привет, Дерек! Как ты, как Брейден?

- Случилось много всего. Начну с главного. Лору кто-то зверски убил. Разодрал на части. Похоже на работу волка. Мой дядя Питер бесследно исчез с клиники, будучи шесть лет полностью парализованным. Брейден кинула меня, променяв на толстую пачку банкнот.

На некоторое время повисла полная тишина. Лишь было слышно, что гроза все-таки началась. В небе сверкали молнии и гремел гром, а дождь колотил своими крупными каплями, стекая по стеклу.

- Да, старик, ну и досталось тебе. Сочувствую, - только и вымолвил Айзек.

- Спасибо, Айзек, мне может понадобиться твоя помощь, - сказал Дерек.

- Я весь внимание.

- Восемнадцать лет назад у моей матери объявилась кровная сестра.

Она родилась от человеческой женщины и была оборотнем только наполовину. Недолго пробыв среди нас, она ушла, стараясь жить человеческой жизнью. От брака с человеком у нее родился сын. И моя мать попросила за ним присмотреть, вдруг в нем проявится волк.

- Но почему его собственная мать не может этого сделать?

- Она умерла, восемь лет назад.

- Извини, я не знал.

- Все нормально. Я и сам бы всем этим занялся. Но я до сих пор не знаю, кто убил сестру и где мой дядя Питер? А еще эта инициация, где я должен присутствовать как альфа.

- Не волнуйся. Я займусь этим парнем, Дерек. Привози его в поместье Уиттморов. Встретимся там. До скорого, - сказал Айзек и повесил трубку.

Положив на стол мобильник, Дерек услышал рев сигнализации, оповещающей о том, что кто-то пришел.

Он подошел к входной двери и начал прислушиваться.

Кто-то начал колотить в дверь, чередуя сие действие чиханием, и следующим за этим проклятиями. Резко распахнув дверь, Дерек увидел вымокшего до нитки Стайлза Стилински с рюкзаком за спиной.

Дерек сразу растерялся, но потом, быстро спохватившись, сказал:

- Господи, Стайлз, привет, заходи скорее. Ты что, не мог переждать дождь?

- Начнем с того, что я вообще не хотел сюда ехать, это отец настоял, - буркнул Стайлз. – Привет, - поздоровался он нехотя.

- У тебя есть сухая одежда? – спросил озабоченно Дерек.

Получив от Стилински утвердительный ответ, он показал, где ванная комната.

После того как Стайлз привел себя в порядок и уселся на диван все еще чихая, Дерек поинтересовался:

- Это не могло подождать до утра?

- Мне что, уйти? Или ты ждал кого-нибудь другого?

- Кого, например? - заинтересованно спросил Дерек улыбаясь.

- Ну, не знаю, Лиззи, к примеру, для приватного танца, - ответил Стайлз с ехидцей, после чего опять громко чихнул.

- Если тебя так сильно это интересует, могу как-то сводить в одно заведение. Там выпивка получше и девочки почище, - сказал Дерек с сарказмом.

- Ладно, проехали, - сказал Стайлз, утерев кулаком нос.

- И кончай тут чихать, у меня уже весь диван в твоих соплях, - добавил Хейл.

Хмуро на него посмотрев, Стилински отвернулся.

- Ты голодный? – спросил Дерек более мирно.

- Нет, спасибо, я поел дома.

- Тогда я сделаю тебе горячий чай, и ложись спать,- сказал Дерек.

Быстро вскипятив воду, он заварил пакетик Эрл Грея, добавив туда сахара и плеснув немного бренди.

Вручив парню кружку с дымящимся чаем, Дерек сел напротив.

- Переночуешь у меня, на этом диване. А завтра я начну потихоньку вводить тебя в курс дела.

После того как Стайлз допил свой чай, Дерек достал из шкафа комплект чистого белья, стянул со своей кровати одну из своих подушек и плед, бросив все это на диван.

Парень заснул почти мгновенно, как только принял горизонтальное положение.

Дерек некоторое время наблюдал за сладко спящим Стилински.

Как же он сейчас был похож на свою маму Клаудию.

А за окном все не утихала гроза. Очередная молния, словно ножом разрезала ночную мглу и, вслед за ней, раздался оглушительный раскат грома.

- Мамочка, пожалуйста, не уходи от меня! – прокричал Стайлз, ворочаясь, словно сильно испугавшись чего-то во сне.

Хейлу в свои двадцать пять до боли не хватало родителей, особенно матери. Он часто тосковал по тем дням, когда они все вместе с Клаудией жили в их усадьбе.

Наклонившись к парню, Дерек стал говорить тихо, как бы успокаивая:

- Все хорошо, Стайлз. Спи. Твоя мама не ушла. Она навсегда останется с тобой. В твоем сердце.

========== Глава 25 ==========

Стайлз сладко зевнул, потянулся и открыл глаза.

Сначала, он не мог понять, где находится. А потом события прошлого вечера стали накатывать на него напоминая о том, что он все-таки решил пойти к Дереку, попал под дождь, и как потом Хейл напоил его чаем и любезно предложил остаться у него на ночь.

«Ну прям, мальчишник какой-то. Не хватало только чипсов, колы, стрелялок и журнальчика с голыми тёлками», - шутя, подумал Стайлз.

Приподнявшись на диване, он увидел все еще тихо сопящего Дерека.

Тот лежал на животе, спина была обнажена, простыня окутывала только поясницу и бедра. На спине Дерека было что-то нарисовано, и Стилински, чтобы лучше рассмотреть, что же это, встал и на цыпочках подкрался к его кровати.

Между лопаток Хейла красовалась татуировка трех закрученных спиралей выходящих из центра.

Стайлз невольно залюбовался рельефной спиной Дерека, мощными плечами и шеей. Ему так сильно захотелось провести пальцем по тату, заблудиться в лабиринте каждой спирали.

Возможно, со временем он захотел бы набить на своем теле что-то подобное.

Дерек перевернулся на спину, но не проснулся. Его глазные яблоки быстро бегали под веками, брови слегка хмурились, а рот чуть приоткрылся.

Стайлзу показалось, что он даже зарычал во сне. У него было всего несколько минут до того как Дерек окончательно проснется, и он поспешно продолжил восторженное созерцание полуобнаженного Хейла.

У него был волевой подбородок, черные густые волосы, длинные ресницы, которым позавидует любая девчонка. Мышцы груди и торса были гладкими и накаченными.

« Вот бы мне иметь такое совершенное тело», - с завистью, сглатывая слюну, подумал Стилински.

- Ну что, насмотрелся уже? – спросил Дерек, резко распахнув свои оливковые глаза.

- Я просто хотел посмотреть на тату, - отводя быстро взгляд, пробубнил Стайлз. – Что это за спирали?

- Это трискелион, кельтский символ. Он используется в обрядах нашей семьи с испокон веков. У меня есть ожерелье моей матери, которое она как альфа одевала на обряд посвящения в стаю.

- Что еще за обряд? – спросил заинтересованно Стайлз.

- Скоро узнаешь, - ответил Дерек загадочно, начав зевать и потягиваться.

Стилински опять невольно окинул его взглядом, и потом недовольно оглядел себя.

- Парень, перестань комплексовать по поводу своей внешности. Тебе только нужно подкачать мышечную массу, и быть боле уверенным в себе, - голосом наставника произнес Дерек. – Ну, а наглости тебе не занимать, - добавил он шутя.

- Тебе легко говорить, когда ты вон какой, - с обидой в голосе произнес Стайлз.

- Поверь мне, приятель, моя жизнь далека от идеала, - сказал Дерек серьезно.

- Тебе, например, говорили, что у тебя красивые губы и выразительные глаза? – обратился он к Стилински. - А этих милых родинок на лице так много, что хочется их пересчитать одну за одной, - говорил Дерек с толикой восхищения.

- Правда? Ты действительно так считаешь? – спросил Стайлз, слегка покраснев.

- Да парень, и этого не стоит стыдиться.

- А что не так с твоей жизнью? – спросил Стайлз удивленно.

- Слишком много вопросов, парень, давай марш в ванную, а потом я, - начал ворчать Хейл.

Стайлз пошел умываться, решительно настроенный узнать, что у Дерека за жизнь такая, что он от нее не в восторге.

***

Поместье Уиттморов.

Питер, сидя за столом в столовой наслаждался весьма вкусным и сытным завтраком в обществе своих родственников Уиттморов.

Как он узнал из разговоров, после всех тех трагических событий шестилетней давности, его мать Нора, с ее утонченным вкусом не в состоянии перенести гибели дочери и, больше не желая видеть неподвижное, почти мертвое тело сына, и возможно, грозившей ей опасности, решила перебраться жить в Австралию больше пяти лет назад.

Тетушку Эмму она забрала с собой, чтобы было кем помыкать, как она всегда любила.

Питер был приятно удивлен тем фактом, что его содержание в больнице взял на себя Дерек.

Дэвид Уиттмор после гибели жены в том ужасном пожаре, вскоре нашел себе молодую любовницу и теперь проживал с ней в Париже, изредка наведываясь домой к детям.

Судя по всему, дальнейшим воспитанием Эрики и Джексона занималась Кристалл. Мужа и своих детей у нее не было. Она так и не вышла замуж.

«Интересно, почему?» – рассуждал Питер глядя на Кристалл, сидящую напротив. – « Неужели все еще тешит себя надеждами повести меня к алтарю? Ну, ну. Удачи!» - ехидно добавил он.

Хотя, они когда-то неплохо проводили время вместе, и Питер подумывал о «приятном продолжении банкета», он видел что, Кристалл уже не та легкомысленная девчонка и не станет столь бездумно пускать его в свою постель.

Ну да Бог с ней. Перед Питером стояли куда серьезнее задачи: разобраться с Арджентами и постараться сохранить за собой статус альфы.

До посвящения оставалось несколько дней. Все желающие пройти инициацию начнут съезжаться уже сегодня.

Питеру нужно было каким-то образом отвлечь внимание Дерека, а так же проследить, чтобы Ардженты поймались на его приманку.

Заметив, что Кристалл поднялась к себе, Питер решил посвятить племянников в свой план.

- Эрика, Джексон, - обратился он к ним, - я хочу, чтобы вы первыми узнали, что я ваш новый альфа.

Видя такое же удивление на их лицах, он закатил глаза и со вздохом продолжил:

- Я вызвал Лору на честный поединок, - соврал Питер, не моргнув глазом, - это чистая правда, и мне весьма жаль, что не было свидетелей, - сказал он с досадой. – Тем не менее, факт остается фактом, - он сделал паузу, тем самым подчеркивая значимость этой фразы.

Подростки все еще с недоверием на него поглядывали.

- Запомните, я никогда не бросаю слов на ветер! - рявкнул на них Питер, глянув красными глазами альфы.

Теперь Эрика и Джексон смотрели на него с уважением, восхищением и восторгом.

- А теперь, дорогие мои, - сказал Питер, возвращая назад цвет своих глаз и елейную улыбку на лицо, - мне от вас понадобится некоторая услуга. А взамен, я могу возвеличить вас в глазах других, сделав своими первыми помощниками.

Глаза Уиттморов амбициозно загорелись и они чуть ли не хором спросили:

- Мистер Хейл, что нам нужно сделать?

- Вы должны отвлечь Дерека, когда он сюда пожалует. Любыми способами, - сделав ударение на последнем предложении, сказал Питер, многозначительно на них посмотрев.

Поняв, куда он клонит, Джексон язвительно заулыбался, глядя на сестру:

- Об этом можете не волноваться, она сохнет по Дереку с тех пор как у нее начали расти сиськи.

- Заткнись, червяк! - рявкнула Эрика на брата. - Ты сам спишь и видишь, как заманить его к себе в постель.

Следя за перепалкой этих подростков, приходящихся ему еще и родственниками Питер думал:

«Как интересно. Куда катится этот грешный мир? На Дереке что, свет клином сошелся? Хотя, видя, каким он стал красавцем, это вполне объяснимо.

Питер, будучи старше его на одиннадцать лет, вовсе не хотел уступать свои позиции альфа-самца, более молодому и более симпатичному.

Утешительным было то, что Питер отобрал у него «пальму первенства», став альфой.

Все, что ему сейчас было нужно это хорошо питаться и привести тело в норму. А еще ему нужен обыкновенный секс, которого, кстати, у него не было уже шесть лет.

Плотоядно посмотрев на родственничков, продолжавших осыпать друг друга гадостями, он повысил тон, привлекая их внимание:

- И так, мы договорились. Только держите мое появление в секрете до начала инициации.

***

- Куда мы едем? – спросил Стайлз у сосредоточившегося на дороге Дерека.

- Мы направляемся в поместье Уиттморов. Пока мой дом не сгорел, посвящение в стаю происходило там. Теперь вот уже шесть лет этот обряд проводят в поместье. Последней его проводила моя сестра Лора. Теперь буду я.

- А чем альфа отличается от обычного волка?

- Ну, он должен защищать свою стаю в обмен на верную и преданную службу. Его должны уважать и прислушиваться к его советам.

- А этот титул альфы переходит по наследству?

- В основном да. Но так же его можно отвоевать в поединке.

- А как понять альфа ты или нет? – продолжал засыпать вопросами Стайлз.

- У альфы, глаза будут красного цвета, - терпеливо отвечал Дерек.

Что-то, прикидывая и соображая, Стайлз вдруг подскочил как ужаленный.

- А ну посмотри на меня глазами волка, - попросил он Хейла.

Не совсем понимая, к чему он клонит, Дерек, тем не менее, выполнил его просьбу.

Удивленно глядя ему в глаза Стилински произнес с иронией:

- Чувак, у тебя глаза голубее некуда. Поздравляю, ты не альфа. Тебе явно кто-то перешел дорогу.

Не веря парню, Хейл поглядел в зеркало заднего вида. И действительно, глаза его красными не были.

«Значит, какой-то волк победил Лору в поединке, и забрал себе титул альфы», - встревоженно рассуждал Дерек.

В том, что этот засранец рано или поздно объявится, он не сомневался.

========== Глава 26 ==========

Когда они приехали в поместье был почти вечер. Выйдя из машины, Стайлз стал оглядываться вокруг, восхищаясь величественным строением колониальной эпохи. Сад поражал буйством красок и запахов. Вдалеке виднелся эллинг с причалом и катерами. Гектары леса окружали поместье.

- А у вас тут есть, где разгуляться, - с завистью произнес Стайлз.

- Все это, нажито целым поколением предков Уиттморов, - ответил Дерек.

К ним подошел парень почти такого же возраста, что и Стайлз. Пожав им обоим руку, он подождал, пока Дерек его представит:

- Знакомься, Стайлз. Это Айзек Лейхи. Он мой давний друг, чистокровный оборотень, недавно ставший членом нашей стаи. А это, - представил он своего спутника, - мой кузен Стайлз. Его мама была полукровкой, и мы пока не знаем, чьи у него гены, так как он рожден от человека.

- Очень рад знакомству, - искренне ответил Айзек, еще раз пожав Стилински руку.

- Стайлз, ты извини, но я вынужден временно тебя покинуть. Айзек тут всех и все знает, и с удовольствием будет твоим гидом на сегодня, - сказал Дерек и направился к дому.

Но не успел он сделать и нескольких шагов, как вдруг ему на встречу выбежала молодая девушка и с визгом бросилась в его объятия.

- Дерек, братишка, как я рада, что ты приехал! - щебетала она.

- Кто это? - удивленно спросил Стайлз.

- Это Кора, младшая сестра Дерека, - ответил Айзек с восхищением.

Видя его восторженный взгляд, Стилински не удержался от вопроса:

- Она тебе нравиться, не так ли?

- Что, так заметно? – улыбнувшись, вместо ответа спросил Айзек.

- Чувак, ты чуть ли слюни не пускаешь, - ответил Стайлз, дружески толкая его в плечо.

- Идем, я тебе все тут покажу, - весело сказал Лейхи, хлопнув парня в ответ, от чего тот чуть не свалился.

- Надо будет поработать над равновесием, - буркнул Стилински, потирая плечо.

Шагая вслед за Дереком, парни стали невольными свидетелями следующей развернувшейся картины.

Как только Кора оставила Дерека в покое, из дома выбежала пышногрудая блондинка, в столь короткой юбке, что ее длину можно охарактеризовать как «два пальца до обнаружения пола».

Эта барышня обвила его руками и ногами и впилась ему в губы своим ртом, сладко постанывая и изгибаясь.

- А это еще кто? Еще одна сестра? – язвительно спросил Стайлз.

- Ну, скорее всего, двоюродная кузина Эрика, - ответил Айзек, слегка удивленный ее поступком.

Первые несколько секунд Дерек настолько опешил, что даже ответил на поцелуй. Потом, взяв себя в руки, оттолкнул Эрику от себя грозно рявкнув:

- Эрика, что на тебя нашло?! Не смей больше так делать!

- А что, весьма горячий прием! - саркастически заметил Стайлз.- У вас всех так встречают? Дорогая, я дома! Иди, поцелуй папочку! – процитировал он общепринятую фразу, и раскинул объятия.

Эрика продолжала неподвижно стоять, хлопая глазами, а Дерек нахмурился.

- Так что ты там говорил о личной жизни? – с издевкой спросил у Дерека Стилински.

Видя, что ответа он так и не дождется Стайлз, обернувшись к Айзеку, произнес:

- Пошли, Айзек, тут рады только мужикам с брутальной щетиной, шляющимся по стриптиз клубам.

Взвалив на плечи свой рюкзак, Стайлз гордо прошествовал в дом мимо все еще удивленной парочки.

- Дерек, кто это? – придя в себя, спросила Эрика.

- Это Стайлз, - ответил Хейл провожая того взглядом.

- Какой еще Стайлз? – не унималась девушка.

- Это такой мелкий засранец, который будет получать от меня на орехи за свой острый язычок, - ответил Дерек с хмурой улыбкой.

***

«Боже, что на меня нашло? - спрашивал себя Стайлз, шагая к дому Уиттморов. - Почему мне не все равно где ОН и с кем бывает? Мне должно быть глубоко насрать, почему телки к НЕМУ так и липнут».

- Стайлз, что на тебя нашло? – спрашивал его Айзек, словно читал его мысли.

- И ты туда же? - не выдержал Стайлз. - Вот и объясни мне, что такого дерьмового приключилось в жизни Дерека, что бабы ему сами на шею вешаются?

- На самом деле нормальных и длительных отношений с женщинами у Дерека было не так уж и много. Он быстро влюблялся и был слишком доверчив. Потерю и предательство он переносил слишком тяжело.

- Так что же все-таки произошло? – не унимался Стайлз.

- Насколько мне известно, их было всего четыре, - отвечал Айзек серьезно, - первой была Пейдж. Она умерла у него на руках, не пройдя обращение.

Второй, гореть ей в аду, - от себя добавил Айзек, - была Кетрин Арджент. Эта сука нанесла ему самую большую рану. Это из-за нее погибла в пожаре почти вся его семья.

Третей была Дженнифер Блейк, друид. Она приворожила Дерека, и чуть не принесла его в жертву.

Ну а четвертая Брейден, бросила его из-за отсутствия денег. Банально, не правда ли? – спросил Лейхи.

- А что, тогда с этой блондинкой, Эрикой? – не выдержав спросил Стайлз.

- Сам не пойму, - как то рассеяно сказал Айзек. - Хотя, от Уиттморов всего можно ожидать. Они амбициозны, развращены и очень богаты.

Любой скандал в нашем обществе связанный с их семейством, всегда заминался кругленькой суммой денег.

Браки между относительно близкими родственниками у чистокровных оборотней в порядке вещей, так что не удивляйся.

- А как же дети, с всякими там отклонениями? - спросил Стайлз взволновано.

- Это бывает только у людей, - ответил ему Айзек. - У волков не рождаются уроды от кровосмешения. Просто многие из оборотней стремятся сохранить род и оставить денежки при себе.

Нора, бабушка Дерека по материнской линии как раз из Уиттморов. Так она просто помешана на чистоте крови.

Стайлз, внимательно слушая Лейхи, стал кое-что анализировать и сопоставлять факты.

Скорее всего, его мама, будучи на половину оборотнем, была попросту не принята обществом чистокровных волков. И его, в случае обращения, ожидает та же участь.

Чтобы подтвердить свою догадку, Стайлз, поблагодарив Айзека за весьма содержательную информацию, отправился на поиски Дерека.

***

Наступило время ужина, и во дворе поместья накрыли столы для всех желающих. Послезавтра должна была состояться церемония посвящения в их стаю. И альфа, кто бы он ни был, должен проводить инициацию.

Дерек нервничал как никогда, хотя желающих вступить в их стаю, было не так много как раньше.

Видя, направлявшегося к нему с хмурым лицом Стайлза, Хейл уже и не знал, что выкинет парень на этот раз.

- Надо поговорить, - без предисловий обратился к нему Стайлз.

- Сначала, поешь, потом поговорим, - ответил Дерк спокойно.

Стилински демонстративно схватил со стола что-то съедобное, и начал набивать себе рот и глотать, почти не жуя.

Видя его настырность, Дерек сдался.

- Поговорим в моей комнате, иди за мной.

Пройдя в дом, и поднявшись в свою комнату, Дерек закрыл за ними дверь. Потом обернулся к Стайлзу, положив руки на бедра.

- Что опять не так?

- Мою маму не приняли в ваше общество, потому что она полукровка? – спросил Стайлз, повышая тон.

- Я-я не знаю всей этой истории, - сказал Дерек удивленно.

- А у меня складывается впечатление, что ее попросту выгнали, как паршивую овцу из стада! - не слыша Хейла, гнул свое Стайлз.

- Согласен, дурацкое общество дурацкие законы, но теперь другие времена, и думаю, волки будут более лояльны.

- И твоя мать, будучи альфой стаи, не смогла ничего сделать, чтобы защитить ее! - чуть ли не плача кричал Стайлз.

Видя, что парень на грани нервного срыва, Дерек не придумал ничего лучше чем привлечь его к себе.

- Тише, Стайлз, успокойся, - говорил он ему спокойным голосом.

Стилински стал вырываться, а Дерек еще сильнее прижал его к себе.

- И как вы поступите со мной, если я обернусь?! Выкинете, как бездомную собаку?! – уже не сдерживая слез, рыдал Стайлз в плечо Дереку.

- Послушай, парень, если бы я мог изменить ход истории я так бы и сделал, - с чувством вины сказал Дерек.

- Если бы мог вернуть твою маму, то приложил бы все усилия, что бы ее спасти, - с душевным надломом продолжал он.

- Моя мать была не права, так с ней поступив. Но, даже, знай всю правду, я был слишком мал, чтобы ей помешать, - твердил он с безысходностью.

- Я буду безмерно рад, если ты останешься человеком и будешь вынужден нас покинуть, хотя этим, лишишь себя многих возможностей, - с толикой грусти сказал Дерк.

- Но если, ты все же обернешься, я буду защищать тебя перед всеми. Пусть даже ценой собственной жизни, клянусь! - горячо пообещал Хейл.

Дерек еще долго держал Стайлза в своих объятиях, понимая, что парню надо выплакаться.

Придя в себя, Стилински отстранился и виновато посмотрел на Дерека покрасневшими от слез глазами.

- Извини, что накричал, и скорее всего, испортил тебе футболку.

Покосившись на мокрое от слез пятно, Дерек ответил с кривоватой улыбкой:

- Майку можно выстирать, а горе надо выплакать. Иди, плесни холодной воды в лицо и ложись-ка спать, - сказал Хейл, подталкивая парня к ванной.

- Но, это же твоя комната, - стал упираться Стайлз.

- Не волнуйся, я найду себе другое место, если ты меня стесняешься, - попытался пошутить Дерек.

- Я не стесняюсь, - набравшись смелости, сказал Стайлз, глядя Дереку прямо в глаза.

Дерек первым отвел взгляд.

«Парень наверняка, сам пока еще не понимал, хочет ли он, чтобы я действительно остался или нет. Я и сам не знаю этого» - рассуждал Хейл.

Но, чтобы опять его не обидеть поспешно сказал:

- Я все понял, Стайлз. Извини, но не сегодня. Мы пока к этому не готовы, - сказал он мягко.

Видя, что Стилински и сам это понимает, Дерек пожелал ему спокойной ночи и вышел из комнаты.

Расположившись в одной из пустующих гостевых комнат, которыми изобиловал особняк, Дерек долго не мог заснуть.

Он был честен с парнем, обещая ему помочь и быть с ним рядом, если тот обратиться. Но как быть честным с самим собой, говоря, что он спокойно отпустит его, если Стайлз останется человеком.

Стилински стал для него чем-то большим, нежели просто парень, нуждающийся в помощи. Он рисковал стать частью его долбанной личной жизни.

========== Глава 27 ==========

Джексон Уиттмор, выслуживаясь перед новым альфой, пытался выудить любую интересующую Питера информацию.

Услышав достаточно из разговора Дерека и Стайлза, он под покровом глубокой ночи вышел во двор и направился к гостевому флигелю, расположенному за садом.

Питер только что принял душ. Он успел обернуть бедра полотенцем, как раздался условный стук.

Слегка приоткрыв входную дверь, и увидев заискивающие глаза Джексона, Питер пропустил его внутрь.

Бросив беглый взгляд на голый торс альфы, Уиттмор начал докладывать:

- Мистер Хейл, Дерек приехал, и за каким-то чертом притащил сюда человеческого парня по имени Стайлз.

- Что тебе еще удалось узнать?

- Мать этого Стайлза была оборотнем полукровкой. Она, по-видимому, не прижилась среди нас и ушла жить с людьми. Ваша сестра Талия попросила присмотреть за ее племянником, если тот вдруг обратится.

Сердце Питера опять пропустило удар. Почему эта информация словно ножом режет всю его душу? Он упустил что-то важное в своей жизни. И попытка вспомнить, что именно, приносила ему невыносимые муки.

Джексон все говорил, а на смену мукам Питера постепенно стали приходить злость и возбуждение. Ему надо срочно выпустить пар. Он до одури захотел секса.

Глянув на парня, Хейл несколько секунд рассуждал, а стоит ли?

С мыслью, что в этой жизни надо попробовать все, Питер быстро преодолел разделявшее их расстояние и схватил парня за затылок. Тот резко умолк, не зная как реагировать.

- Приятель, у тебя есть несколько секунд, чтобы унести отсюда свою задницу или я за себя не ручаюсь, - прорычал Питер, глядя ему в глаза.

Поняв намек альфы и, собрав всю свою смелость с толикой наглости, Уиттмор произнес:

- Это для меня честь.

Питер толкнул Джексона на кровать, сбросил полотенце со своих бедер и накрыл парня своим телом.

***

Эрика, помня о наставлениях альфы, решила прокрасться в комнату Дерека и попытаться его соблазнить.

Проникнув в помещение, она на цыпочках подошла к кровати, сняла халатик, под которым ничего не было, и юркнула под одеяло.

Стайлз стал ворочаться и резко проснулся от того, что почувствовал кого-то рядом с собой.

Он, было подумал, что это Дерек, но нащупав ночник и включив его, наткнулся на голую Эрику, удивленно на него смотревшую.

- Что ты здесь делаешь? А где Дерек? – спросила она, хлопая ресницами.

«Господи, хоть бы прикрылась», - думал Стайлз не в состоянии отвести взгляда от ее полной груди и сосков.

-Я-я не знаю где он. Я тут вообще-то спать пытаюсь, - сонно промямлил парень, отстранившись, в горле которого моментально стало сухо.

Сообразив, что Дерека тут нет и не пропадать же такой божественной ночи, Эрика включила все свое очарование и глянула на Стилински.

- Ста-а-йлз, - сказала она томно, проведя ладонью по своей груди.

Парень еще дальше отстранился от нее, насколько позволяла кровать.

- Уходи, - только и вымолвил он.

- Неужели ты меня не хочешь? - спросила она, выгибаясь как кошка.

Эрика была весьма настырной штучкой, и теперь соблазнить этого парня стало для нее пунктом номер один.

Она набросилась на Стайлза и стала горячо целовать, шаря руками по всему его телу.

«Что же мне делать?» - думал Стилински, пытаясь сбросить с себя эту наглую особу.

«Вот она возможность представилась, наконец-то лишиться девственности», - думал Стайлз, нехотя отвечая на ее поцелуи.

«Нет! Не так! Не с ней!»,- кричало его сознание.

Словно почувствовав, что Стайлз сомневается, Эрика стала его подбадривать.

- Ну чего ты стесняешься? У тебя что это в первый раз?

- Да, - сквозь зубы выдавил Стайлз, - и я не хочу, чтобы это была ты.

Эрика смело забралась в его шорты рукой и начала ласкать его член.

Юноша застонал, прикусив губу.

- Не я? – удивленно спросила она. – А твой член с тобой не согласен. Смотри, как ему нравится, – прошептала она на ухо Стайлзу, облизнув языком мочку и зажав ее между своими зубками.

Через несколько минут Стилински уже не пытался сбросить ее с себя. Выгнув тело дугой, и зажав простынь в ладонях, он беззвучно шептал:

- Не останавливайся. Только не останавливайся.

Почувствовав, что Стайлз уже на грани, Эрика ускорила движения.

Когда он начал кончать, она приникла к его губам, заглушая его стоны.

Пока Стайлз пытался привести дыхание и сердцебиение в норму, Эрика бодро вскочила с кровати, накинула халатик и, не попрощавшись, покинула комнату.

Минутная эйфория сменилась горьким разочарованием. Эта шалава его попросту использовала. Изнасиловала и бросила.

В шортах было липко и мокро. Стайлз встал и поплелся в душ, на ходу стягивая ненавистное белье.

«Ну и как ему теперь быть?» - думал он, стоя под струями воды.

Стилински намылил губку и стал тщательно смывать с себя запах Эрики. Его член все еще слегка подрагивал от перенесенного удовольствия.

Но к этому чувству стало примешиваться чувство отвращения к самому себе, к ней и всему, что здесь произошло.

Закончив себя скоблить, Стайлз обтерся полотенцем и достал из рюкзака чистые шорты. Мятые простыни на кровати, молча свидетельствовали о его сегодняшней слабости. Он не станет ложиться на эту кровать. И весь остаток ночи парень провел в кресле, заснув только под утро.

***

- Джексон, приятель, просыпайся, - говорил Питер, тормоша своего любовника.

Он сполна насладился молодым и упругим телом. И теперь находился в состоянии приятной легкости от любовных утех.

- Джексон, - повторил он негромко.

Увидев, как тот разлепил все еще сонные глаза, Питер, улыбаясь, сказал:

- Вставай и беги к себе, малыш. Уже почти утро. Ты же не хочешь, чтобы среди слуг начали ходить разговоры, о том какого рода услуги ты оказываешь своему альфе.

Тот вскочил с кровати и начал поспешно одеваться, не попадая в брюки.

- Помни, до завтрашнего дня никто не должен знать, что я здесь и что я альфа, - сказал Питер Джексону, направлявшемуся к выходу, – и если ты увидишь, что Дерек собирается покинуть усадьбу, немедленно сообщи мне.

- Да, Питер, - ответил Джексон, оборачиваясь.

- Мистер Хейл, - поправил его Питер.

- Да, мистер Хейл, - исправил свою оплошность Уиттмор и вышел за дверь.

***

Было почти десять утра. Весь дом уже гудел, как улей. Все готовились к завтрашнему мероприятию.

Дерек допивал свой кофе, оглядывая всех присутствующих. За столом были почти все его родственники и друзья.

Эрика Уиттмор как всегда строила ему глазки и зазывно улыбалась. Айзек о чем-то разговаривал с Корой, а Джексон шептался с Кристалл.

Стайлза среди них не было. Поставив пустую кружку на стол, он решил разыскать его и узнать все ли хорошо.

Постучав в свою комнату и не услышав ответа, Дерек осторожно открыл дверь и вошел внутрь.

Стайлз полулежал в кресле, запрокинув голову и слегка похрапывал с открытым ртом. Дерек удивленно посмотрел на смятую постель и потом опять на парня.

Приблизившись к нему, стал тихонько его тормошить. Тот стал просыпаться, чуть не захлебнувшись скопившейся слюной.

- Дерек это ты? Привет, - сказал он, потирая сонные глаза.

- Я, - подтвердил тот, – почему ты спишь в кресле? Что-то не так с кроватью?

- Я-я, ну просто…- замямлил Стайлз.

Дерек втянул воздух и спросил встревоженно:

- Здесь был кто-то из наших? Что здесь произошло? Ты можешь мне доверять, - сказал Дерек, глядя ему в глаза и кладя руку на плечо.

Пытаясь справиться со стыдом и смущением Стилински отвернувшись, начал говорить:

- Ночью ко мне, вернее, скорее всего, к тебе приходила Эрика.

- Ну и? – подталкивал его Дерек, видя как тот мнется.

- Она была голой и легла в мою кровать. Я пытался ее прогнать, но она словно пиявка ко мне присосалась.

- И что было дальше? – еле сдерживаясь, чтобы не сорваться и прямо сейчас не надрать этой белобрысой дряни задницу, спросил Дерек.

- Она дрочила мне до тех пор, пока я не кончил! - почти срываясь на крик, сказал Стайлз.

Наступила немая пауза.

Стайлз созерцал что-то в окне, а Хейл даже не знал, что ответить на столь откровенные излияния парня.

- Уж не знаю, поздравлять тебя или сочувствовать? – сказал Дерек не в состоянии сдержать улыбку. - Ну, вот ты и стал мужчиной, в некотором роде.

- Шарики и флажки у тебя есть, чтобы отметить такое событие? – ехидно спросил Стайлз.

Видя, что к парню возвращается чувство юмора, Дерек сказал:

- Я постараюсь, чтобы эта змея Эрика не подходила к тебе ближе, чем на несколько ярдов. А теперь собирайся, я хочу тебе кое-что показать. Только ты должен сначала поесть.

- Куда мы поедем? – спросил Стайлз заинтересовано, натягивая на себя джинсы, клетчатую рубашку и забрасывая рюкзак за плечи.

- Я покажу тебе свой дом. Вернее, все, что от него осталось. Я расскажу все, что помню о твоей маме. Где она жила и что делала.

Видя, как загорелись глаза Стайлза, Дерек улыбнулся и повел его вниз завтракать.

***

Получив от Джексона информацию о том, что Дерек, взяв с собой Стайлза, решил навестить старое поместье, Питер, обернувшись волком, отправился за ними следом.

Он бежал через заросли леса и старался держаться подветренной стороны, чтобы ничем себя не обнаружить.

========== Глава 28 ==========

Подъехав к бывшей усадьбе Хейлов, Дерек заглушил двигатель, вышел из машины, и направился в сторону обгоревшего здания.

Стайлз осматриваясь по сторонам, пошел за ним следом.

Больше всего от пожара пострадала тыльная сторона дома. Фасад здания насчитывал три этажа. Стекла в окнах были выбиты, а входная дверь слегка покосилась.

Зайдя внутрь, Стайлз увидел лестницу, ведущую на второй этаж. От дома веяло мраком, сыростью, запустением и безграничной грустью.

На голом полу валялись предметы обихода; вещи, игрушки, фрагменты мебели, говорившие, что в этом доме некогда бурлила обычная семейная жизнь.

- Мне бесконечно жаль, что ты лишился дома и семьи, - тихо сказал Стайлз. - Тебе наверно не совсем приятно здесь находиться?

- Все нормально, - ответил Дерек. - Когда мне бывает особенно одиноко, я прихожу сюда.

Находясь в стенах такого родного, но до боли искалеченного дома, он словно черпал из него силы. Он вспоминал улыбку матери, крепкую руку отца, веселый смех Лоры и Коры.

- Пойдем, я все тебе тут покажу, - махнул он Стайлзу.

Они поднялись на второй этаж.

- Вот здесь была комната твоей мамы, - сказал Дерек открывая перед Стайлзом одну из дверей.

Комната была небольшой и почти не пострадала.

- А вот там была комната Питера, - добавил Дерек, указывая на другое помещение. – Кстати, это именно мой дядя обучил твою маму всему, что должен знать и уметь оборотень.

- Расскажи мне о ней, - тихо попросил Стайлз.

Слегка задумавшись, Хейл прочистил горло и начал говорить.

- Расскажу все, что помню. К нам ее привез мой отец Марк. Мама с радостью ее приняла, не смотря на ее происхождение.

Клаудия мне сразу понравилась. Она была доброй и отзывчивой. У нее было красивое красное платье, в котором она выглядела как королева. Она любила какао со сливками и как-то утром приготовила его и для меня.

- Я обожал, когда мама его делала, - подхватил Стайлз с улыбкой.

- Она мужественно и на удивление быстро осваивала способности оборотня, - продолжал Дерек. - Большую часть времени Клаудия проводила вместе с Питером. Мне кажется, они здорово подружились. Я часто наблюдал, как им было вместе весело.

Твоя мама пробыла с нами недолго. И я сильно расстроился, когда узнал, что она вынуждена была уйти.

Видя, как поникли плечи Стайлза, Дерек подошел к нему вплотную, взял за подбородок и заглянул, казалось, в самую душу.

- Вот что я тебе еще скажу, парень. Большинству людей, как и волкам присущи безразличие, алчность, жестокость, и лицемерие. Но, в твоей маме этого не было. Этого нет и в тебе, - сказал Дерек слегка дотронувшись щеки Стайлза. – У тебя с ней так много человечности, - произнес Хейл почти в самые губы Стилински.

Между ними что-то неуловимо изменилось. Стайлз слегка приоткрыл рот, будто ему не хватало воздуха.

Дерек не мог оторвать своих глаз от этих губ и родинок, которых он еле касался рукой.

Все произошло мгновенно. Стайлз привстал на цыпочки, а Дерек наклонился, и их губы встретились.

Чуть ли не вдавливая парня в стенку, Дерек стал атаковать его рот. Их языки сплетались в подразнивающем танце. Из груди обоих вырывался стон наслаждения.

Почувствовав своим звериным чутьем, грядущую опасность Дерек с большой неохотой оторвался от губ Стайлза.

- Кто-то идет. Тебе надо спрятаться, - сказал Дерек встревоженно, держа лицо Стилински в ладонях.

- Ты о чем? Что случилось? – спросил Стайлз, еле переводя дух.

- Сиди тихо как мышь и не высовывайся, чтобы не случилось, - сказал Дерек, быстро его поцеловав. Парень не успел и глазом моргнуть, как Хейл исчез.

Недолго думая, юноша пригнулся и свесил голову, чтобы видеть, что происходит в гостиной.

В дом вошла молодая женщина с тремя вооруженными до зубов спутниками.

- Кейт, может, тут нет никого? – неуверенно спросил один из них.

- Возле дома стоит автомобиль с еще теплым двигателем, кретин, - бросила женщина недовольно, - здесь определенно кто-то есть. Его просто нужно выманить.

Обведя помещение взглядом, женщина, хищно улыбнувшись, начала громко говорить:

- Как жаль, что все Хейлы не сгорели в том пожаре! Недавно вас стало на одного меньше! Какая жалость! Я просто упивалась криками той стервы, когда разрезала ее пополам!

-Неужели это и есть та самая Кейт Арджент? – ужаснулся Стайлз.

Раздался оглушительный рев. Дерек став оборотнем, действовал настолько быстро, что Стайлз даже не заметил, как он вырубил двух охотников.

Пытаясь обезвредить третьего, он не успел отбить атаку женщины, в руке которой оказалась электрошоковая дубинка.

Дерек со стоном упал на пол, вернувшись в свой прежний облик. Для пущей верности Кейт подошла к нему ближе и дала еще один разряд. Хейл согнулся от боли и стал отползать подальше от этой женщины.

Стайлз как на ладони наблюдал за всем происходящим. Ему надо было срочно придумать, как отвлечь внимание на себя. Судя по реакции Дерека то, чем эта баба его огрела, было весьма опасной штуковиной.

- Кто это тут у нас такой? – заинтересованно спросила Кейт.

Еще один парень из ее свиты продолжал держать Дерека на мушке.

Кейт толкнула ногой лежавшего перед ней мужчину, чтобы развернуть к себе лицом. Ее изумлению не было предела.

- Дерек, сладкий, неужели это ты? Господи, как ты возмужал за эти шесть лет.

Хейл подполз к старому дивану, подтянулся на руках и оперся об него спиной.

- А каким красавцем ты стал, – не унималась она, - ну просто хватай и беги.

Видя его хмурый взгляд, Кейт обиженно надула губки.

- Ты помнишь, как хорошо нам было когда-то?

- Котись обратно в ад, сука чертова! - проревел Дерек. - Тебе мало, того что ты уничтожила моих родителей, так еще и с Лорой надо было так зверски расправиться?

Кэтрин зацокала языком, сказав:

- Тут ты не прав, дорогуша. Твою сестренку мы не убивали. Ты наверняка сам догадываешься, что это сделал альфа, не так ли?

Видя по глазам Хейла, что попала в точку, она решила задать свой последний вопрос, перед тем как будет вынуждена разделаться с этим няшечкой.

- Где альфа, Дерек? – спросила она без обиняков.

Придя к выводу, что Хейл и сам не знает кто этот альфа и где он, Кейт перевела взгляд на своего дружка с дробовиком.

- Кончай с ним, - скомандовала она.

- Стойте, - подал голос Стайлз, спускаясь с лестницы с поднятыми вверх руками, - не убивайте его, я скажу, где альфа.

- Стайлз, стой! Не надо! – попытался было Дерек, но Кейт опять навела на него электрошокер.

- А это еще кто? - спросила Арджент удивленно. - Еще один щенок?

- Нет, я просто Стайлз. Люблю, знаете ли, по разным развалинам лазить, - тянул он время.

- Гарри проверь парня, - рявкнула Кейт своему подручному.

Видя, что охотники, которых ранее вырубил Дерек, стали приходить в себя Арджент сказала:

-Очнулись, голубчики? Быстро тащите сюда свои задницы.

Те, пошатываясь, стали подходить. Мужик по имени Гарри подошел вплотную к Стайлзу, который все еще держал руки почти у затылка, и начал его обыскивать.

- Парень чист, - доложил подручный.

- Говори где альфа, - начала нервничать Кейт.

Стайлз резко выхватил из-за шиворота газовый баллончик и брызнул им в лицо Гарри.

- Ах ты, маленький засранец! - закричал тот, бросив дробовик, кашляя и потирая слезящиеся глаза.

Дальше все происходило настолько быстро, что если спросить Стилински «как было дело?» он не смог бы с точностью и последовательностью все рассказать.

Он заметил только, как в дом впрыгнул громадный серо-бурый волк.

Потом, Стайлз увидел как этот самый волк вместе с Дереком стали разделываться с теми тремя, стараясь не упустить Кейт из вида.

Волк обернулся человеком и схватил женщину за горло. Та была бледна как смерть. Стайлз чуть не лишился дара речи от этой метаморфозы.

Когда в живых осталась только Кейт, Дерек бросился на своего новообретенного дядю.

- Питер, так это ты альфа? Это ты убил мою сестру? – возмущенно проревел Дерек.

Продолжая, все еще держать Арджент за горло, Питер в примирении выставил другую ладонь.

- Здравствуй, Дерек. Я тоже рад тебя видеть. Видишь ли, я победил Лору в честном поединке, и мне очень жаль, что тому нет свидетелей.

- Я тебе не верю! Ты не достоин быть альфой! - гнул свое Дерек.

- Разве? Посмотри, чья ничтожная жизнь у меня в руках, - сказал Питер, еще крепче сжимая горло Кейт, от чего та стала кашлять и задыхаться.

- Я помог поймать и отмстить той, которая подлым обманом завлекла тебя в свою постель. Она словно змея заползла в наш дом и уничтожила все, что нам было дорого.

Дерек начал понимать, что Питер был в чем-то прав, но те методы, которыми он руководствовался, были весьма жестокими.

- Скажешь что-нибудь перед смертью, тварь?! - спросил Питер надломленным голосом у своей жертвы.

Кейт в последний миг вспомнила о перстне с ядом, который носила на пальце. Незаметно приведя иглу в действие, она переместила руку так, будто пыталась ослабить хватку на своем горле.

С криком “Сдохни, ублюдок!” она резко уколола Питеру кисть. Тот дернулся, но из последних сил вонзил свои когти в горло женщины лишая жизни.

Отбросив от себя тело Кейт, будто сломанную куклу, Питер хотел было пойти, но почувствовал, что падает.

Дерек со Стайлзом бросились его подхватывать.

- Дядя, что с тобой?! – тормошил его Дерек. - Господи нет, так не должно быть, он же только пришел в себя! - причитал Хейл.

- Послушай, она его чем-то уколола. Его нужно срочно отвезти домой и показать специалисту, - стал советовать Стайлз.

- Да, ты прав, - согласился Дерек, – взвалив Питера на плечо. – Пойдем скорее к машине.

Положив его на заднее сидение, и сев с ним рядом, Хейл отдал Стайлзу ключи от машины.

- Нам нужно скорее его доставить к Уиттморам, и вернуться сюда, все прибрать. Дорогу помнишь?

- Вроде как, - ответил Стайлз, садясь на водительское сидение.

Он завел двигатель, а Дерек, достав из кармана мобильник, начал набирать номер.

- Алло, Алан? Это Дерек Хейл. Ты сможешь приехать к Уиттморам? Мне срочно нужна твоя помощь. Моему дяде Питеру вкололи какой-то яд.

- Он что, пришел в себя после шестилетнего паралича?- удивленно спросил Дитон.

- Да, но это потом. Его укололи в кисть, но яд настолько сильный, что он почти сразу потерял сознание.

- У него пульс есть? - спросил Алан.

Дерек коснулся шеи Питера, пытаясь нащупать пульс.

Видимо ненадолго придя в себя, дядя схватил его за руку и в полубредовом состоянии начал что-то говорить.

- Подожди, Алан, - сказал Дерек в трубку, он вроде очнулся и что-то пытается сказать.

- Клаудия, любимая, я никуда не уйду, я не брошу тебя! – повторял и повторял Питер. Через мгновение его дядя опять потерял сознание.

Стайлз резко повернулся и в немом изумлении уставился на Дерека.

- Следи за дорогой, парень, - только и смог вымолвить Хейл.

Тот быстро отвернулся, и они встретились хмурыми взглядами в зеркале заднего вида.

- Что он сказал? - раздался голос Алана в трубке.

Глядя на напряженную спину Стайлза, Дерек с трудом вымолвил.

- Он звал Клаудию. Называя ее любимой, говорил, что никогда ее не бросит.

После небольшого молчания Алан все-таки отозвался:

- Постараюсь быть как можно скорее.

После того как Дитон повесил трубку, Стайлз взглянув в зеркало заднего вида, спросил:

- Дерек, что это за хрень сейчас была?

- Если б я знал, парень. Если б я знал.

========== Глава 29 ==========

Подъезжая к усадьбе Уиттморов, Дерек набрал номер Кристалл.

- Алло, Кристалл, мне нужна твоя помощь. Питер уже не парализован. Он стал альфой. Его чем-то отравили. Он без сознания, - бросал Дерек короткими фактами.

- Об этом пока никто не должен знать. Вези его в гостевой флигель, - не выказав удивления, встревоженно ответила Кристалл.

Остановив машину возле флигеля, Стайлз выскочил из машины, чтобы помочь Дереку. Их уже поджидали Кристалл и Джексон.

- И как долго вы были в курсе, что он вернулся, да еще стал альфой? – хмуро спросил Дерек, вытаскивая бессознательного Питера из машины.

- Не сердись, Дерек. Всего несколько дней, - ответила Кристалл, переглянувшись с Джексоном. - Ты вызвал Алана?

- Да, он уже в пути. Позаботьтесь о Питере, ладно? Мы со Стайлзом должны вернуться в дом Хейлов и все там убрать. После того как Кейт Арджент со своими дружками туда пожаловала.

- Надеюсь, эта тварь получила по заслугам? – спросила Кристалл, поджав губы.

- Питер с ней расправился, - мрачно ответил Дерек.

Положив Питера на кровать, Хейл обратился к Стайлзу.

- Пойдем, парень, нам срочно надо там прибраться.

- Может, пусть этим займется полиция? – спросил Стайлз.

- Может оно и так, - предположил Дерек. – Нужно проверить не оставили ли мы что-нибудь указывающее на нас либо на Питера.

- Мой рюкзак! – воскликнул Стайлз. – Блин, я оставил его на втором этаже.

- Тогда нам надо спешить, - поторопил его Дерек.

Они собрались было уходить, как Питер опять открыл воспаленные ничего не видящие глаза и, мечась в полубредовом состоянии, начал говорить:

- Клаудия, девочка моя, - звал он ее.

Кристалл подскочила к нему и стала успокаивать.

- Питер, успокойся, ее здесь нет. Это я Кристалл.

Схватив ее и, пытаясь притянуть ближе, он снова лихорадочно заговорил:

- Клаудия, с тобой все будет хорошо. Я вызвал 911. Не оставляй меня! Я так тебя люблю!

Через мгновение он опять впал в беспамятство.

- Мне кто-нибудь может объяснить, что тут происходит? – вымученно спросил Стайлз. – Почему он все время зовет мою маму?

- До того как Клаудия ушла жить к людям, у нее с Питером был роман, - со слезами на глазах подала голос Кристалл.

- Какой еще роман? – все еще не понимая, спрашивал Стилински.

- Они были любовниками, - словно, выплюнув эти слова, ответила Кристалл.

Стайлз был настолько поражен, что ему казалось, сейчас земля уйдет из-под ног.

С трудом взяв себя в руки, он взглянул на Питера и Кристалл, пытаясь задать самый главный для себя вопрос. Словно прочитав его мысли, Кристалл покачала головой.

- Нет, Стайлз. Питер не твой отец. Ты сын Джона Стилински.

- О чем еще ты знаешь? – грозно спросил Дерек.

- На самом деле не многое. В тот день, когда умерла твоя мать, - начала Кристалл, покосившись на Стайлза, - Питер вернулся в дом Хейлов и устроил скандал Талии. Он вызвал ее на поединок. Я не знаю, что там у них произошло. Что с ним сделала Талия. Но он не вспоминал Клаудию до сегодняшнего дня, и то, находясь в бреду.

Повисла тишина. Слышно только было затруднительно-прерывистое дыхание Питера и шмыгающую носом Кристалл.

- Стайлз нам нужно вернуться, - напомнил ему Дерек и направился к выходу.

Кивнув в ответ головой, Стилински, бросив короткий взгляд на Питера, последовал за Дереком.

Оставив машину в полумиле от усадьбы Хейлов, оставшийся путь они прошли быстрым шагом.

Не обнаружив пока ничего подозрительного, ни возле дома, ни внутри, Дерек быстро забежал на второй этаж и забрал рюкзак Стайлза.

Глянув на четыре остывающих трупа валяющихся на полу, можно было прийти к выводу, что горе охотники поджидали тут свою добычу, да вышел облом. Добыч было несколько, и они оказались весьма быстрыми и свирепыми.

Дерек взял свой телефон, и сделал быстрый анонимный звонок в полицию. Коротко сообщив о месте и происшествии, он так же быстро нажал на кнопку отбой.

- Пойдем, Стайлз, скоро здесь будут копы, возможно и твой отец, - сказал Дерек.

Вернувшись к машине, Хейл сел за руль, а Стайлз рядом с ним на пассажирское сидение.

Направляясь обратно в поместье Уиттморов, Стайлз все время прокручивал в голове информацию о Питере и матери.

- Вот что я сейчас вспомнил,- сказал он вслух, - в тот роковой день, когда я вернулся со школы, бригада скорой была уже во дворе.

Мама лежала на кровати без сознания, хотя, судя по пятнам крови на полу, ее кто-то поднял на руки и перенес. Отец был тогда на дежурстве, и смог приехать только в больницу, когда мама была уже мертва.

Значит, - продолжал рассуждать Стайлз, - это Питер был в нашем доме до меня. Он помог маме и вызвал бригаду скорой помощи.

Он действительно испытывал к маме сильные чувства, раз так сильно тогда рисковал.

Дерек резко затормозил, свернув в сторону леса.

- Рисковал? – закипел он. – Знаешь, кто сегодня действительно рисковал?

Видя удивленный, ничего не понимающий взгляд Стайлза, Хейл рявкнул:

- Ты, малолетний придурок!

Выйдя из машины, Дерек громко хлопнул дверью. Стайлз сделал тоже самое.

- Я спас твою волчью задницу, а ты еще чем-то не доволен! - стал возмущаться Стайлз.

Дерек за долю секунды подлетел к парню и, схватив за грудки, прижал к дереву.

- Я велел не высовываться, чтобы не случилось! – орал Хейл, свирепо глядя Стилински прямо в глаза.

- Но эта баба, еще чуть-чуть и превратила бы тебя в барбекю!

А ее мордатый дружок наделал бы в тебе дырок своим дробовиком! – не унимался Стайлз.

- Мать твою, как ты сейчас меня бесишь! – заревел Дерек.

- Чего ты беснуешься? – удивленно кричал Стайлз.

- Потому что не хочу потерять тебя как остальных, - сказал Хейл более спокойно, отпустив парня и отвернувшись от него, чтобы скрыть свои эмоции.

- Гребаный ад и все его черти, да что со мной может случиться? – кинул Стилински в спину Дереку. – Я постараюсь не умереть молодым! Я никогда тебя не предам! Я не чертов друид, чтобы приносить кого-то в жертву! И мне все равно есть у тебя деньги или нет!

- Я убью этого мудака Лейхи и тебя вместе с ним, - буркнул Хейл, не оборачиваясь.

Сделав глубокий вдох, Стайлз медленно подошел к Дереку и положил ему руку на плечо. Дерек весь напрягся, все еще не оборачиваясь.

Проведя ладонью по всей спине, парень зажал в кулаке майку Дерека и начал тянуть ее вверх. Приподняв ее до самого затылка, он нежно стал целовать спину Хейла, запутываясь пальцами в спиралях татуировки.

- Стайлз, что ты делаешь? – простонал Дерек.

- Мечтал об этом, как только увидел, - между поцелуями отвечал парень.

Обернувшись к нему и полностью сняв футболку, Дерек приник губами к Стайлзу.

- А я мечтал о твоих родинках, - говорил он, целуя каждую.

Стайлз начал осыпать поцелуями шею и ключицы Дерека.

- Ты не потеряешь меня, - говорил он, горячо лаская своими губами и языком кожу Хейла, опускаясь все ниже и ниже.

По телу Дерека прошла дрожь возбуждения. Он никогда не задумывался о сексе с парнем. Но сейчас ему до боли захотелось овладеть Стайлзом, и доставить ему удовольствие в ответ.

Они не спеша, разделись и стали взаимно ласкать друг друга. Парни, открывали для себя новые ощущения, знакомились с телами, пробовали, экспериментировали. Для них обоих все было новым и неизведанным.

Доведя друг друга до оргазма, они, не сдерживая стонов удовольствия, высвобождали свои тела от скопившейся любовной влаги.

Потом, пресытившиеся и довольные они лежали на траве, восстанавливая колотившиеся в груди сердца и сбивчивое дыхание.

Они еще обнимали друг друга, потерявшись в душистой траве, как раздался звонок мобильного телефона.

Удивленно пошарив глазами, Дерек коротко произнес:

- Это не мой.

Потянувшись рукой к рюкзаку, Стайлз достал свой мобильник и, глядя на номер, сделал круглые глаза.

- Это отец, - кинул он Дереку. – Да, папа?

- Сынок, привет. Как ты?

- Все нормально. Что-то случилось, пап?

- Мы получили анонимный звонок. В сгоревшем доме Хейлов несколько часов назад были убиты четыре человека. Судя по разбросанному оружию и отстрелянным гильзам, это могли быть охотники. Ты что-нибудь об этом знаешь?

- Нет. Мне об этом ничего не известно, - ответил Стайлз, стараясь, чтобы голос был уверенным. - Всякое бывает, - добавил он, - напились на охоте и перестреляли друг друга.

- Не похоже, - ответил шериф, - смерть наступила от рваных ран, нанесенным крупным хищным животным.

Дерек, все еще находившийся в состоянии эйфории, после божественного секса, стал слегка покусывать и целовать шею своего молодого любовника.

- А где Дерек? Может он что-то знает? – не унимался отец.

Пытаясь сдержать стон удовольствия, Стайлз еле пролепетал:

- Нет пап, мы с Дереком, находясь в усадьбе Уиттморов, весь день готовились к моему возможному обращению.

- Ладно, надо будет как-нибудь к вам заехать…

- Папа, я сам к тебе приеду, обещаю, очень скоро, - отвечал Стайлз, млея от ласк Дерека.

- Ладно, тебе виднее. Не забывай, Стайлз, что я тебя люблю, - сказал Джон.

- Я тоже тебя люблю, пап, пока.

Отключив телефон, Стайлз с долей возмущения посмотрел на Хейла.

- Ты что вытворяешь? Мы чуть не попалились.

- Не смог удержаться, - ответил Дерек, засияв довольной улыбкой.

========== Глава 30 ==========

Алан Дитон подъехал к гостевому флигелю Уиттморов. Заглушив двигатель автомобиля, он достал с заднего сидения небольшой чемоданчик и вышел из машины.

Дверь открыла обеспокоенная Кристалл.

- Как он? – коротко спросил Дитон.

- Периодически приходит в себя, но все время бредит и зовет Клаудию, - тихо сказала Кристалл.

Подойдя к кровати Питера, Алан провел небольшой медицинский осмотр. Оценив реакцию тела и глянув на пораженную кисть руки, он сделал заключение, что яд ему не известен, но на волчий аконит он тоже не похож.

Достав из чемоданчика шприц, он ввел его под кожу Питера и взял немного крови.

- Что с ним? - встревоженно спросила Кристалл, гладя Питера по горячему лицу.

- Пока не знаю. Его организм пытается бороться. Я взял у него кровь на анализ. Яд мне пока не известен. Скажу лишь одно, будь он человеком, он давно был бы мертв.

- Почему, находясь в бреду, он говорит с Клаудией спустя столько лет? Она же мертва? – спросила Кристалл с долей раздражения.

- Как я понимаю, Питер и Клаудия были очень близки. И ее смерть вызвала у него сильный стресс.

Видя, какая боль отразилась в глазах женщины, Алан подошел к ней ближе и спросил:

- И давно ты любишь его?

- Сколько себя помню, - ответила тихо Кристалл. – Я так надеялась, что он тоже меня полюбит, мы станем парой, у нас будут дети…

- Но, появилась Клаудия, и разрушила все твои надежды, так? – ответил за нее Дитон.

- Он стал таким холодным и отчужденным, - продолжала тихо женщина, - будто со смертью Клаудии он и сам перестал существовать.

Что такого ужасного его сестра сделала с Питером, что он стал сам на себя не похож?

- Талия была сильной альфой, и обладала весьма необычными знаниями, многим из которых научил ее я, - ответил Алан с толикой горечи.

- Во время поединка она, скорее всего, отобрала у него часть воспоминаний, чтобы он не терзал себя и окружающих.

- Но это же неправильно, подло и жестоко, - стала возражать Кристалл. - Как она могла?

- На тот момент, по ее мнению это был единственный выход.

И мне кажется, что сейчас, находящийся в теле Питера яд, каким-то образом вызывая галлюцинации, заставляет его вспомнить.

- И что ты намерен делать? – спросила Кристалл.

Достав из чемоданчика пинцет и баночку, Дитон извлек из нее пиявку среднего размера.

- Я поставлю ему пиявку, на рану, - комментировал Алан свои действия, - она должна высосать яд вместе с кровью. Отпадет одна, поставишь следующую, - сказал он Кристалл.

- И сколько мне их ставить? – спросила Кристалл.

- Все что есть, - сказал он, ставя баночку с пинцетом на столик. Я вернусь к себе в лабораторию и узнаю состав яда.

- И как мне быть, если он станет опять звать Клаудию? – спросила Кристалл отрешенно.

Серьезно на нее посмотрев, Алан сказал:

- Если ему от этого будет легче, стань ею. Хотя бы на время.

Видя, удивленный и одновременно встревоженный взгляд женщины, он добавил:

- Будем надеяться, что он выживет. Я вернусь к утру.

После отъезда Алана, время для Кристалл потекло мучительно медленно. Она пробудет с Питером до утра, а там может, ее сменит кто-нибудь.

Она попросила Джексона принести ей что-нибудь поесть.

Через несколько часов ее с Питером навестили возвратившиеся Дерек и Стайлз.

Женщина вкратце рассказала о визите Дитона, и о том, что результаты состава яда он привезет завтра утром.

- Кристалл, ты выглядишь уставшей, - заметил встревоженно Дерек, - давай я с ним побуду,- предложил он.

- Завтра должна состояться инициация, - сказала женщина, - хотя кто теперь ее будет проводить неизвестно.

- Знаю. Я не альфа, а Питер не в состоянии, - подтвердил Дерек ее сомнения.

- Идите, я с ним побуду, - сказала Кристалл спокойно. - У нас еще есть время до завтрашнего вечера.

Переглянувшись друг с другом, парни собрались было уходить, но Стайлз вдруг задержался и обратился к женщине:

- Вы должны знать, Кристалл, что Питер сделал все возможное, чтобы спасти мою маму, и я безмерно ему благодарен. Здесь нет ни вашей, ни моей, а уж тем более маминой вины за те чувства, что он к ней испытывал. Не держите ни на кого зла. Постарайтесь понять, принять и простить.

- Ты мудр не по годам, - тихо заметила Кристалл, - и так на нее похож.

Переведя взгляд на Дерека, она с легкой грустью улыбнулась. Как бы он не скрывал свои чувства, женщина догадалась, что между этими двумя что-то произошло.

- Ты прав, Стайлз. Мне нужно с этим смириться. Идите. Если что, смените меня утром, - ответила она с толикой усталости.

После того как они ушли, Кристалл поставила на рану Питера свежую пиявку и приготовилась к ночному бдению.

***

Приехав к себе в лабораторию, Алан Дитон достал из чемоданчика шприц с кровью Питера. Выдавив из него немного жидкости на предметное стекло, закрепил его в микроскоп.

Он долго изучал и рассматривал данное вещество. Смешивал его с разными химикатами и проверял на тканях животных организмов, проверяя реакцию. Перерыл кучу справочников по ветеринарии, медицине и всем существующим ядам.

Очень похоже, что Питера отравили рицином, возможно с примесью чего-то наркотического, имеющего растительное происхождение.

Вместе с жаром, затруднением дыхания и стеснением в груди он мог так же оказывать галлюциногенный и психоделический эффект.

Если постараться вывести этот яд из организма как можно скорее, не исключено, что жизненные показатели Питера придут в норму. А вот о его психике, Алан ничего пока сказать не мог. Время покажет.

***

Сменив на ране Питера третью пиявку, Кристалл с облегчением заметила, что жар у него немного спал, дыхание стало более свободным, а кожа приобрела нормальный цвет.

Радуясь обнадеживающим изменениям, она прилегла рядом с ним на кровать в надежде немного вздремнуть.

Кристалл почти уже проваливалась в сон, как вдруг Питер резко перевернулся и накрыл ее своим телом. Его глаза и разум все еще были затуманены, поняла она. Он, глядя на нее, начал горячо шептать:

- Клаудия, ты нужна мне! Я так хочу тебя! Пожалуйста, не уходи! – молил он. - Всего один поцелуй!

Женщина почувствовала, как его твердый член упирается ей между ног.

Собравшись с духом, и все быстро обдумав, она аккуратно его перевернула и легла сверху.

- Я здесь Питер, - ответила Кристалл, - я тоже тебя хочу. Ведь я так сильно тебя люблю, - говорила она, целуя его в губы, не сдерживая слез.

Она на мгновение от него отстранилась, чтобы снять с себя одежду.

Потом опять прильнула к его голому телу, начав рукой ласкать его член.

Смочив пальцы слюной, она увлажнила свое лоно, и, привстав над стонущим от страсти Питером, оседлала его, вобрав в себя.

Она начала двигаться, сначала медленно потом постепенно ускоряясь. Питер стонал, крепко держа ее за бедра.

Кристалл наслаждалась каждым движением, стоном и ощущением.

Она понимала, что это была краденая любовь. Но они оба сейчас так нуждались друг в друге, что все остальное было уже не столь важно.

Почувствовав, что Питер вот-вот взорвется, она ускорила темп.

- Клаудия, любимая, я кончаю, - застонал он изливаясь.

Кристалл почувствовала, как горячее семя Питера, стало орошать ее глубоко внутри.

Она, закричав от накрывшего ее оргазма, выгнула тело дугой, а потом обессиленная упала к нему на грудь.

Через несколько минут, женщина тихонько привстала, и отправилась в ванную принять душ.

Возвратившись и вытирая на ходу мокрые волосы полотенцем, Кристалл с облегчением заметила, что Питер, наконец, мирно уснул.

Подойдя к нему и вытерев следы их «любви», она накрыла его покрывалом.

Обойдя кровать с другой стороны, она легла на соседнюю подушку, наконец-то провалившись в благодатный сон.

========== Глава 31 ==========

Стайлз уже очень давно не делил постель с кем-то еще кроме себя. Спать всю ночь в обнимку с плюшевым медвежонком Максом, как было в детстве это одно.

Совсем другое дело, попытаться заснуть рядом с взрослым, горячим и сексуальным Дереком Хейлом.

«А еще храпящим, ворочающимся, тянущим на себя одеяло и занимающим почти всю кровать», - добавил про себя Стайлз.

Тело Дерека было теплым, сильным и надежным. Стилински знал, что за этим мужчиной, он будет чувствовать себя как за каменной стеной.

Глядя на спящего Хейла, Стайлз не мог сдержать улыбки.

«Он выглядит так по-детски мило, что не скажешь, что в этом человеке сидит хищный зверь», - рассуждал парень.

Не успел Стилински и глазом моргнуть, как предмет его созерцаний, резко перевернулся и подмял его под себя.

- Опять про меня всякие гадости думаешь? – спросил Дерек, улыбаясь и смачно целуя Стайлза.

- Как раз наоборот. Блин, никак не привыкну к твоим штучкам, - отвечал Стайлз, целуя Хейла в ответ. – Как ты узнал, что я смотрел на тебя и уж, тем более что думал?

- Потому, что я неотразим, - с хищной улыбкой ответил Дерек.- И на кого тебе тут еще смотреть и о ком думать, как не обо мне?

- Да, действительно. Куда ни глянь там ты лежишь, - пытался отшутиться Стайлз. - Дерек Хейл ты слишком высокого о себе мнения. И слезь с меня, увалень!

Слегка сместившись, чтобы не раздавить парня своим весом, Дерек заботливо спросил:

- Как тебе спалось?

- Дай-ка подумать, - задумался Стайлз. - Ну, если не брать во внимание, что я раз пять оказался на полу от того, что ты ворочался, как слон в посудной лавке и чуть не оглох от твоего храпа, в принципе не плохо.

- Серьезно? – встревоженно спросил Дерек.

- А? Что ты сказал? – подставив ладонь к уху, словно изображая оглохшего, спросил Стайлз.

- Ах ты, маленький, чертенок! - воскликнул Хейл, понимая, что его дурят, - я тебе сейчас такое устрою, всю жизнь у меня глухим ходить будешь.

Опять навалившись на парня, он начал целовать и нежно покусывать его молодое тело.

- Дерек, остановись, – задыхаясь от удовольствия, молил Стайлз, - а то мы никогда не выйдем из этой комнаты. Уже девятый, час. Нам нужно пойти и узнать как там Питер, и если что сменить Кристалл.

Хейл понимал, что парень прав. Сегодня день инициации, и с этим фактом надо будет что-то делать. Если Питер, будучи альфой, не сможет провести церемонию, ее придется отложить, чего в его семье никогда не делали.

Быстро приведя себя в порядок, они оба спустились вниз завтракать.

***

Питер не хотел просыпаться.

Столько лет он пытался вспомнить этот ускользающий образ и все, что с ним было связано, и каждый раз натыкался на непроглядную тьму и пустоту.

Но сегодня удача ему улыбнулась. Во сне он увидел Клаудию, его милую девочку с глазами олененка. Она улыбалась ему и говорила, что любит.

Его сон был таким реальным, что он до сих пор ощущал вкус ее губ и приятную истому во всем теле после занятия любовью.

После того как он, разорвал горло Кейт Арджент и почувствовал резкий укол в руку, Питер ничего не помнил.

Поначалу, он ощущал только всеобъемлющую боль во всем теле и невыносимый жар.

Это настолько его испугало, что он, было подумал, что опять оказался в своем доме в тот роковой день и огненные языки пламени терзают его тело.

Но постепенно боль стала уходить, а жар уже не был таким сильным.

Им на смену пришли восхитительные ощущения легкости и невероятного удовольствия.

Его Клаудия была с ним. Такой же нежной и страстной как раньше. Они любили друг друга, упиваясь ласками.

Но потом картинка стала резко меняться.

За минуту до пробуждения огромный провал в памяти Питера, связанный с Клаудией, стал с космической скоростью заполняться и другими воспоминаниями.

Словно кадры кинофильма быстро мелькали пред его закрытыми глазами.

Она ушла, ничего ему не объяснив.

Вот он, разыскав ее, узнает, что она забеременела от другого. Боже, как он взбешен.

Она вышла замуж и родила сына. А ведь он так хотел, чтобы это был его сын.

Потом ее стал заедать быт, семейные ссоры и недостаток денег.

Она стала себя травить аконитом, не в состоянии контролировать своего волка.

И, в конце концов, он вспомнил, как видел ее последний раз в тот роковой день, лежавшую на полу и захлебывающуюся собственной кровью.

ОНА УМЕРЛА!!! А ведь уверяла его, что с ней все будет хорошо.

А Талия даже не дала ему возможности, как следует упиться своим горем.

Питер почувствовал как еще чуть-чуть и его разум просто взорвется.

Из-под его закрытых век вытекла одинокая слеза и скатилась по виску.

Набрав воздуха в легкие он закричал от боли и горя.

- Питер, проснись! Питер, ты меня слышишь? Питер, что с тобой? – кто-то звал его и тормошил одновременно.

Открыв свои глаза, он увидел склонившуюся над ним встревоженную Кристалл Уиттмор.

- Я вспомнил, - пытаясь проглотить сухой ком в горле, прохрипел Питер. – Я вспомнил Клаудию.

Отвернувшись от него, чтобы скрыть свои чувства Кристалл взяла со столика стакан с водой и поднесла его ко рту Питера, приподняв ему голову.

- Как ты себя чувствуешь? – спросила она заботливо.

Он жадно выпил весь стакан, поблагодарив за воду кивком.

- Что со мной было? – вместо ответа спросил Питер, пытаясь встать.

С трудом, но ему удалось принять сидячее положение, подперев спину подушкой.

- Кейт перед смертью тебя чем-то уколола, в игле был яд. Дерек со Стайлзом привезли тебя домой. Алан Дитон взял твою кровь, чтобы узнать состав яда. Скоро он должен быть здесь с результатом, - коротко говорила Кристалл.

В этот момент входная дверь открылась, и в комнату вошли Дерек и Стайлз.

Увидев, что Питер уже пришел в себя и внимательно смотрит на Стайлза, Дерек вздохнул с облегчением.

- Питер! Слава Богу, тебе лучше! Как ты себя чувствуешь? - спросил он, присаживаясь в кресло напротив.

- Спасибо, уже лучше, - ответил Питер не глядя на Дерека. – Так значит это и есть Стайлз Стилински, сын нашей дорогой Клаудии? - спросил он с улыбкой.

- Да, это я, - смело ответил парень, переглянувшись с Кристалл и Дереком.

- Я, пожалуй, пойду,- сказала Кристалл, - мне нужно привести себя в порядок и немного поспать. Тебе что-нибудь принести? – спросила она у Питера.

- Много еды. Умираю от голода, - ответил альфа.

- Дерек, - обратился он к племяннику, - ты не мог бы оставить нас со Стайлзом, и проследить все ли готово к сегодняшнему ритуалу?

Видя обеспокоенный взгляд Дерека, Питер поторопился его успокоить:

- Парню ничего не угрожает, даю слово альфы.

- Сам-то ты готов к проведению инициации? – спросил неуверенно Дерек.

- Думаю, к вечеру буду как огурчик, - бодро заверил его дядя.

- Стайлз, если тебе что-то не понравится, можешь смело встать и уйти, - сказал ему Дерек выходя за дверь.

Проводив его взглядом, Стайлз не выдержав, первым заговорил с Питером.

- Это правда, что вы с моей мамой были любовниками?

Сделав удивленные глаза, Питер быстро взял себя в руки.

- Ну что же, если ты настолько осведомлен, мы можем побеседовать без обиняков.

Да, это так. Мы были с Клаудией близки до того, как она встретила твоего отца.

- Но как вы могли? Она ведь приходилась вам сводной сестрой?

- Во-первых, в среде оборотней это не имеет большого значения. А во-вторых, - сказал Питер с долей вызова в голосе, - я любил ее и она, возможно, испытывала ко мне что-то подобное.

- Это вы тогда вызвали 911? – спросил Стайлз.

- Да, - с горечью ответил Питер, - но как видно было уже слишком поздно.

- Я благодарен вам за то внимание, которое вы оказали моей маме в тот день, - произнес Стайлз тихим голосом, глядя Питеру в глаза.

- Видишь ли, Стайлз, в тот миг как я узнал, что Клаудии больше нет, я был так убит горем, что моя сестра Талия посчитала за возможное забрать все мои воспоминания связанные с твоей мамой, лишь бы я не наделал глупостей.

И лучшей благодарностью с твоей стороны, я считал бы возможность с ней попрощаться, посетив ее могилу.

Видя, что Питер говорит вполне искренне, Стайлз немного подумал и, поджав губы, ответил:

- Я думаю, что в этом нет ничего предосудительного. Если хотите мы съездим туда вместе. Скажем, на той неделе.

- Спасибо, Стайлз. Ты не представляешь как для меня это важно.

========== Глава 32 ==========

После того как Стайлз ушел, Питер пытался разобраться в тех чувствах и ощущениях связанных с появлением парня в его жизни.

Ненависти к нему он определенно не испытывал. Пусть он ему и неродной сын, но Стайлз это все что осталось от его Клаудии. У него ее глаза, улыбка, и судя по всему, он неплохой парень.

Если ему суждено стать оборотнем, Питер сам начнет его обучать. И будь он проклят, если позволит, кому или чему-либо, забрать у него Стайлза, как забрали его любимую.

От этих мыслей его отвлек стук в дверь.

В комнату вошел Алан Дитон и, увидев вполне удовлетворительное состояние Питера, вздохнул с облегчением.

- Слава Богу, пиявки помогли! – сказал Дитон.

- Ты ставил мне пиявки? – удивился Питер.

- Да. И если бы не они и забота милой Кристалл Уиттмор, кто знает, что с тобой было. Так, что ты у нее в долгу.

- Еще скажи, что я в долгу у пиявок, - буркнул Питер, улыбаясь.

- Ну, вообще-то своей жизнью ты обязан всем нам и своей натуре. Не будь ты оборотнем, мог бы и умереть.

- Что это был за яд? – заинтересованно спросил Питер.

- А что ты чувствовал? – спросил Алан.

- У него странная реакция. Сначала я испытывал дикую боль и сильный жар, а потом я словно окунулся в море блаженства и удовольствия.

Я не только вспомнил все связанное с Клаудией, но мне приснился настолько реальный сон, что мне казалось, все происходило на самом деле.

Отведя взгляд в сторону, чтобы скрыть свои подозрения Алан присел на кресло и стал рассказывать, что ему удалось узнать.

- Яд Рицин. Имеет растительное происхождение. Но судя по твоим ощущениям, в него была добавлена значительная доза наркотического вещества.

- На нас же наркота не действует, - сказал Питер удивленно.

- Наверное, это один из тех случаев, когда одно не обходится без другого, - рассудительно ответил Алан.

- Ты это о чем?

- Чтобы получить удовольствие, ты должен сначала испытать боль, - сделал заключение Дитон.

- Весьма интересное открытие, - сказал Питер, на секунду задумавшись.

- В любом случае, я благодарен тебе за проделанную работу, - обратился он к Алану. – Надеюсь, ты останешься на церемонию посвящения?

- Для меня это, честь, - с улыбкой ответил Алан.

***

Наступил долгожданный для всех вечер. Стилински с интересом наблюдал за церемонией посвящения.

На поляне были разведены костры, образующие собой круг. В центре стоял Питер с красивым ожерельем на груди, с изображением трискелиона, такого же узора что и на спине Дерека.

Каждый, кто хотел вступить в стаю Хейлов, заходил в круг и давал клятву верности его альфе.

Когда же Стайлз увидел, что посвящаемый добровольно подставил свою шею, а Питер вонзился в нее своими клыками, он не сдержал возмущения:

- Мать твою, варварство какое-то! А кусать обязательно? Это же, наверное, жутко больно!

Стоявший рядом с ним Дерек, стал объяснять с улыбкой:

- Для оборотня, это не больше чем комариный укус. Если пожелавший присоединиться к нашей стае, не принадлежит к нашей кровной линии, Питер просто берет немного его крови во время укуса.

- Мне это не нравится. Мне определенно это не нравится, - бубнил себе под нос Стайлз.

После того, как основная церемония была проведена, все собрались за большим столом, накрытым на поляне. Питер встал и, подняв бокал с вином, начал громко говорить.

- Я благодарен за то, что не смотря на опасения многих семей, их представители пожелали сегодня стать частью стаи Хейлов.

Из-за подлости и кровожадности Арджентов, нас стало слишком мало.

Видя, каким взглядом одарил его Дерек, он, тем не менее, продолжал.

- Чем нас будет больше, тем труднее будет этим сучьим ублюдкам нас одолеть!

Мы должны сплотиться и быть готовыми отразить любые их попытки снова нам навредить.

Я, как альфа стаи, постараюсь приложить все усилия, чтобы вернуть семье Хейлов былую мощь и величие!

Вокруг раздались возгласы одобрения и аплодисменты.

- Сегодня наша ночь! - продолжал Питер, - глядя на всех поверх стола. - Ешьте, пейте и веселитесь!

Ничего более завораживающего Стайлз в своей жизни не видел.

Под современную музыку, чем-то напоминавшую грохот сотен барабанов, в отблесках огня, словно в трансе, танцевало множество людей-волков.

Здесь и сейчас не существовало ни возрастных, ни классовых, ни половых различий. Все слились в едином танце, отпустив на волю все свои чувства.

Стайлз наблюдал, как Питер танцевал с Кристалл, Айзек с Корой, Джексон обжимался с каким-то парнем, а его сестренка Эрика захомутала сразу двоих.

Не успел он опомниться, как чьи-то сильные руки подхватили его, и вот он оказался среди танцующих, прижатый спиной к мощной груди Дерека.

Потираясь о парня бедрами, Хейл стал говорить ему на ухо.

- Не смотря на то, что он зверски убил мою сестру, Питер все же спас нам жизнь, и сам чуть не погиб. И этот гребанный мудак чертовски прав в том, что нас стало слишком мало.

Стайлз, пытаясь подстроиться под темп танца, заданный Дереком, внимательно его слушал.

Дерек начал легонько целовать парня в шею чередуя ласки словами.

- Волкам надоело прятаться, нам нужна эта свобода. Пусть хотя бы сегодня все будет так, как мы того хотим.

Лично я в этом нуждаюсь как никогда, после всего, что произошло за последнее время, - сказал Дерек, разворачивая к себе Стайлза и страстно целуя в губы.

Когда мелодия закончилась, Питер опять обратился ко всем присутствующим.

- В эту божественную ночь я предлагаю всем желающим, волкам конечно, - сделал он ударение, - обернуться и побегать всей стаей как раньше. Ну, кто со мной?

Стайлз стал свидетелем того, как многие из присутствующих, стали обращаться в волков.

Он видел, как особи находящиеся в дружеских либо довольно близких отношениях начали устраивать игрища, толкая друг друга, валя на землю и покусывая за шею.

Но долго это не длилось, так как они, услышав зов альфы, дружно мчались в лес.

Видя, каким желанием обернуться, загорелись глаза Дрека, но в то же время, он не хочет оставлять Стайлза одного, Стилински быстро сказал:

- Все нормально, иди с ними.

- Я только попрошу слуг, чтобы за тобой кто-нибудь присмотрел, - не сдерживая радости сказал Дерек.

Оставшись один, Стайлз уселся на теплую землю поближе к костру.

Засмотревшись на блики огня, он не заметил, как к нему подобрался светло-коричневый волк.

Стайлз быстро встал и начал искать глазами то, чем можно будет защититься в случае нападения, стараясь держать волка в поле зрения.

Тот, как будто выжидал, и парню даже показалось, что волк начал скалиться в ехидной улыбке.

Не спуская с парня хищных глаз, зверь потихоньку начал подходить то с одной то с другой стороны, как бы ища слабые места у Стайлза и пытаясь напугать его до усрачки.

Резко наклонившись к костру и вытащив из него пылающую головешку, Стайлз стал размахивать ею, громко крича:

- Отвали от меня, ты, тварь!

Услышав позади себя громкий рык еще одного волка, Стайлз резко развернулся.

“Все! Мне кранты!” - подумал он.

Перепрыгнув через него, огромный черный волк, с вставшей дыбом холкой и оскаленной пастью подскочив к светло–коричневому волку, схватил его зубами и хорошенько потрепав, отбросил на несколько ярдов.

Тот, поскуливая от боли, поджав хвост, стал уходить в лес. Ему в спину раздался грозный и предупреждающий рев черного волка.

Мол «НЕ СМЕЙ! МОЕ!»

Каким-то шестым чувством Стайлз понял, что это Дерек. Он завороженно смотрел, как тот не спеша подошел к нему и, обнюхав, лизнул в лицо.

Потом, увидев, как к Стайлзу бегут четверо слуг, двое из которых полуобернувшиеся оборотни, черный волк отправился следом за светло-коричневым в лес.

***

Почти перед самым рассветом Стайлз, лежа у себя в кровати, почувствовал, как кто-то пристроился рядом, еще разгоряченный и мокрый после душа и притянул его к себе.

Вдохнув такой знакомый и полюбившийся запах геля на теле Дерека, Стайлз поудобнее устроился в объятиях своего любовника-волка и опять провалился в сладкий сон.

========== Глава 33 ==========

В дом Арджентов нескончаемым потоком съезжались родственники, знакомые, представители других семей охотников на всякую нечисть.

Все они пришли отдать последнюю дань уважения Кейт Арджент и выразить глубокие соболезнования Джерарду в связи с потерей дочери, трагически погибшей в борьбе с их лютыми врагами.

Хозяин дома привык на все смотреть свысока своим колючим, заставлявшим его бояться взглядом.

Вот и сегодня он держался как всегда. Жесткий, уверенный и беспощадный.

Ни единой скупой слезы не пролили его глаза. Ни одна живая душа не должна даже помыслить, что этого человека можно чем-то сломить.

Несмотря на его возраст, он был еще крепок и мыслил весьма рассудительно, холодно и расчетливо.

Мужчины в черных пиджаках пожимали ему руку, женщины в траурных платьях обнимали, касаясь своей щекой его гладко выбритой щеки.

С некоторыми людьми он охотился, с другими имел деловые отношения.

С несколькими присутствующими здесь женщинами он когда-то спал. Но делал это так, чтобы его милая набожная жена ничего не знала.

Все твердили одно и то же:

«Как рано Кейт ушла. Как им бесконечно жаль. Если они что-то могут для него сделать?..»

«Верните мне мою дочь!»- кричал его внутренний голос, при этом Джерард внешне оставался спокойным.

После того как обряд погребения был завершен, и все немного посидев и помянув покойную разошлись, старший Арджент поднялся к себе в кабинет.

Следом за ним поднялся его старший сын, единственный кто у него остался.

- Как ты, отец? – искренне спросил он, входя в комнату.

- А как может себя чувствовать отец, потерявший любимую дочь? – грубо ответил Джерард, садясь в свое рабочее кресло.

- Я тоже скорблю о ней, - сказал Кристофер, не понимая такого тона отца, обращенного в свой адрес.

- Кейт со своим прирожденным талантом одна стоила пятерых моих лучших охотников.

В отличии от тебя, у этой девочки были яйца, а ты всегда чересчур такой правильный и мягкосердечный как твоя мать, - сказал старший Арджент, окинув сына холодным взглядом.

Кристоферу всегда было больно слышать от отца подобные обвинения в свой адрес.

Он всю жизнь старался делать все, чтобы заслужить его уважение. Но прежде всего он чтил кодекс.

Он не трогал женщин и детей оборотней и не нападал первым без видимых на то причин.

- Что ты теперь намерен делать? – спросил он, чтобы отвлечь отца от сравнительного анализа, как всегда не в свою пользу.

- Я дам этим Хейлам немного времени, может год, - холодно рассуждал Джерард. – Пускай считают, что я все простил и забыл, пусть расслабятся.

Пусть их семья увеличивается, пусть они плодятся и обзаводятся любимыми и близкими сердцу людьми.

Тем больнее их будет терять, когда я занесу над всеми ими свой карающий меч.

- А как же кодекс? – пораженно спросил Кристофер.

- К чертям кодекс! Я ему никогда не следовал, как не следовала моя дочь! – словно выплюнул Джерард.

- И посмотри, где она теперь?! – прокричал Кристофер, пытаясь достучаться до здравого смысла отца.

- Я готов на все, чтобы стереть этих сволочей с лица земли! – чуть ли не с пеной у рта прокричал Арджент старший.

Его сын стоявший напротив, все еще пораженно на него смотрел, не зная, что сказать.

Находясь в небывалом раздражении, Джерард холодно глянув на сына, произнес:

- Кристофер, уйди. Я хочу побыть один.

Он увидел, как в глазах его сына отразился такой знакомый ему самому холодный блеск. Высоко подняв голову, Крис развернулся и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.

«Один год, или около того»,- думал старший Арджент, все еще раздраженный поведением сына.

Именно столько ему осталось жить на этой грешной земле, после оглашения доктором страшного приговора.

О, нет! Он не пойдет в этот гребаный ад один. Будь он трижды проклят, если не прихватит с собой пару-тройку волчьих шкур.

***

Проснувшись ранним утром Стайлз, глядя на все еще сладко спящего Дерека, решил его не будить. Он тихонечко встал, бережно укрыл его пледом и чмокнул в такую полюбившуюся заросшую щетиной щеку.

Зайдя в ванну и, приведя себя в порядок, он на цыпочках подошел к входной двери и, открыв ее, юркнул в коридор.

Весь дом еще спал. Спустившись в столовую, он увидел одиноко сидящую фигуру Питера с кружкой кофе.

- Вы ранняя пташка, мистер Стилински, - поприветствовал тот, улыбаясь. – Кофе?

- Спасибо, не откажусь.

Питер встал и плеснул парню кофе из кофейника. Поставив перед ним кружку и, бросив на него беглый взгляд, сказал:

- Тебе бы, Стайлз, не мешало привести тело в физическую форму, нарастить мускулатуру, обучиться приемам самообороны.

Я тут собрался на пробежку, потом в спортзал. Не хочешь составить мне компанию?

- Но вы же, наверное, бегали всю ночь в обличии волка? Не устали? – удивленно спросил Стайлз.

- Я шесть лет лежал пластом, либо сидел сиднем. Мое тело несколько утратило былую мощь и красоту. А я не привык, чтобы на меня перестали западать разные особи женского, а может и мужского пола, - сказал Питер, улыбнувшись и подмигнув Стайлзу.

Тот слегка покраснел. Увидев, как парень смутился, Питер поспешил его успокоить:

- Ну, ну, малыш. Успокойся. Я человек современный и у меня свободные нравы, твоя личная жизнь меня не касается.

Ну что, пойдем наращивать былую мощь? – спросил Питер, ставя свою пустую кружку на стол.

Все еще неуверенный в этом человеке, Стайлз сомневался принять или отклонить его предложение.

Видя нерешительность парня, Питер подошел к нему и взял за подбородок.

- Ты все, что осталось от Клаудии. Я не причиню тебе вреда. Верь мне.

Глядя в его голубые глаза, Стайлз просто ответил кивком. Разорвав неловкое молчание и нехотя убрав руку от лица парня, Питер направился к выходу. Стилински, быстро допив свой кофе, направился вслед за альфой.

***

Дереку снился прекрасный сон. Он был настолько реален, что тот чувствовал его каждой клеточкой своего тела.

Возбуждение, смешанное с удовольствием разливалось по всему его телу. Кто-то умело ласкал его член ртом, посасывая и дразня языком головку.

Хейл застонал, выгнув тело дугой. Все еще находясь на грани сна и пробуждения он опустил свои ладони на голову доставлявшего ему такое наслаждение, и начал побуждать того вобрать свой член еще глубже.

- О Боже! Стайлз, детка, я готов просыпаться так каждое утро, - простонал Дерек, изливаясь в рот парню.

Тот, издав вздох блаженства, стал с благодарностью сглатывать эту влагу.

Дереку хватило доли секунды, чтобы понять, что это вовсе не Стайлз. Он резко втянул воздух и, вскочив, отпихнул от себя Джексона.

Тот, свалившись на пол и, глядя на Дерека своей хищно-довольной улыбкой, стал слизывать остатки спермы со своих губ.

- Чертов членосос! – прокричал Дерек.- Какого хера ты тут забыл?!

- Пришел взглянуть, что такого есть у Стайлза, чего нет у меня, - нагло ответил Джексон, - и судя по твоей реакции, мы ни чем не отличаемся.

- Проваливай, пока я не надрал твою задницу!- грозно вскричал Дерек.

- Можно и в задницу, - предложил Джексон с вызовом, продолжая нагло улыбаться.

- Меня не интересуют дядины объедки! - грозно прорычал Дерек обнажив клыки. – Пошел во-о-он!

Джексон видя, что Дерек на пределе, схватил свои вещи и выбежал из его комнаты.

Еле успокоившись, Хейл быстро встал и направился в душ, чтобы смыть с себя этот ненавистный запах Джексона и своего возбуждения.

Вымыть из головы воспоминания и ощущения последних пяти минут было не так-то просто.

Приняв душ и наскоро вытерев тело, Дерек натянув на себя джинсы, майку и ботинки, отправился на поиски Стайлза.

Но они разминулись.

***

Вернувшись с пробежки и немного покачавшись в спортзале, Стайлз поднялся в их с Дереком комнату, чтобы вымыться.

Дерека в комнате не было, что немного парня разочаровало. Приведя себя в порядок и, сменив одежду, Стилински спустился позавтракать.

За столом сидели Айзек и Кора, Эрика и Джексон. Тот хищно улыбнулся и посмотрел на него с вызовом.

Потом, жадно откусив сочное зеленое яблоко, продолжил чтение какого-то спортивного журнала.

Когда Стайлз присел за стол, Кора и Айзек кивнули ему в знак приветствия.

Эрика не спуская своих хищных глаз со Стайлза, подошла к нему и томно прошептала на ухо:

- Предложить тебе сливок для кофе?

- Нет, - коротко ответи тот не зная, куда себя девать.

- А я сливки люблю, - констатировала Эрика, прижимаясь к нему.

- Весьма за тебя рад. Может, ты отвалишь? – немного осмелев, бросил Стайлз.

Не обращая внимания на его слова, она промурлыкала:

- Тебе понравилась та ночь, Стайлз?

Видя, что он пытается отстраниться от нее и все еще молчит, продолжала шептать:

- Если захочешь, я могу тебе отсосать, - и, глядя на его реакцию, хищно добавила, - а ты можешь мне вылизать.

От дальнейшего позора Стайлза спас внезапно ворвавшийся в столовую разъяренный Дерек.

Оторвав от него Эрику, Хейл перекинул ее через колено и, задрав юбку, стал, что есть сил бить по заднице.

Та стала визжать и вырываться.

- Только не при всех! Ай, больно же! - истошно кричала она.

- Оставь! Стайлза! В покое! – грозно говорил Дерек через каждый шлепок.

- Что тут происходит? – спросил заинтересованно Питер ещё мокрый после душа, входя в столовую.

Не обращая на того внимания, Дерек смачно шлепнув Эрику еще пару раз, поставил ее перед собой и начал тормошить.

- Что на тебя вчера нашло? Зачем ты в обличии волка пыталась напугать Стайлза? Зачем ты все время к нему пристаешь? Зачем соблазняешь своими грязными намеками? – орал он.

- А что, нельзя? – с вызовом спросила Эрика, надеясь на поддержку Питера.

- Дерек, хватит ее тормошить, она же все-таки дама, - сказал Питер снисходительно, окинув ее восхищенно-похотливым взглядом.

Дерек резко оттолкнул от себя эту белобрысую стерву.

- Ты, - указал он пальцем на Эрику, - и ты, указал он на Джексона, отыскав того глазами, - если не оставите меня и Стайлза в покое, неделю сидеть не сможете!

Сказав все это, Дерек все еще разъяренный, сел рядом со Стайлзом и налил себе кофе.

- Ну что же, если все споры решены и все точки над «і» расставлены, не продолжить ли нам завтрак? - мирно предложил Питер.

- Мы со Стайлзом зверски голодны, - добавил он садясь напротив Стилински и весело ему подмигивая.

Глядя как Дерек подозрительно глянул на него, потом на все еще раскрасневшегося Стайлза, Питер про себя улыбнулся:

«Ничего, немного мучений и ревности Дереку не помешают».

========== Глава 34 ==========

- Стайлз, где ты был? – серьезно спросил Дерек, когда они остались одни в столовой.

В это время парень собирался добавить себе немного кофе из кофейника. Он удивленно посмотрел на Хейла, потом прыснул от смеха и начал сгибаться пополам.

- Ну, и чего мы ржем? – спросил Дерек хмуро, вставая и кладя ладони на бедра.

- Я, - сквозь смех пытался ответить Стайлз, - скажу тебе что бегал.

- И что дальше? – спрашивал Хейл все так же хмуро.

- А ты, - хохот стал еще заливистей,- спросишь «А почему твоя майка сухая и совсем не пахнет?»

Видя, как тот только хлопает глазами, Стайлз не выдержал.

- Дерек, ну ты что, этого прикола в интернете не видел? Ну, там еще жена спрашивает мужа:

«Дорогой, где ты был?», а он ей отвечает «Бегал…»

- Кажется, что-то начинаю припоминать, - ответил ему Хейл, начав медленно подходить к парню.

- А самое смешное, это то, что я действительно бегал с Питером.

- Так ты ржешь с меня, потому что я напомнил тебе ревнивую женушку? – спросил Дерек, подойдя к нему вплотную.

- Выглядело на удивление похоже, - ответил Стайлз улыбаясь.

Потом совсем став серьезным, Стилински привстал на цыпочки, чтобы посмотреть в эти оливковые глаза.

- Скажи-ка мне, мой хмурый волк, я что своим отсутствием вызвал в тебе ревность? – спросил Стайлз в самые губы.

- Ты даже себе не представляешь какую? – сказал Дерек, растягивая слова.

- А где был ты? – задал Стайлз встречный вопрос. – Когда я вернулся в нашу комнату, тебя там не было.

«Искренность за искренность», - подумал Дерек. Ну как глядя в эти карамельные, взирающие в самую душу глаза, сказать, что у него был секс с другим?

Делая вид, что увидел кого-то позади Стайлза, чтобы на секунду его отвлечь и справиться со своими эмоциями, он сказал:

- Я пошел тебя искать.

Хейл просто не мог ему признаться, что этому предшествовало. Этот мальчишка выглядел сейчас так трогательно и волнующе со своим заразительным смехом, а эти родинки на щеках продолжают сводить Дерека с ума чуть ли не каждый день.

Стайлз с некоторых пор стал ему весьма дорог, и Дерек просто не знал, как тот отреагирует, скажи он всю правду.

- Ну вот, ты меня и нашел, - сказал Стайлз, улыбаясь и разводя руки в стороны. - Что ты со мной теперь будешь делать?

- Многое, - ответил Дерек, окидывая парня влюбленно-похотливым взглядом. – Но я обещал твоему отцу и Питеру сделать из тебя настоящего мужика, так что пошли тренироваться.

- О, нет! Я только с пробежки и спортзала, у меня все тело болит, - захныкал Стайлз.

Направившись к выходу, Дерек полуобернувшись громко заревел:

- Стайлз Стилински, тащи сюда свою костлявую задницу!

Позади парня в серванте задребезжали стекла.

- Ни хера себе, - сказал Стилински удивленно, с трудом сглатывая слюну.

Дерек в наигранном раздражении приподнял одну густую бровь.

- Ладно, иду, - сдаваясь, сказал Стайлз, – и вовсе она не костлявая, - заметил он, косясь на свою пятую точку. - Пару дней назад ты так не считал, - обиженно добавил он, глядя на Дерека.

- Поговори у меня! – бросил ему Дерек, ухмыляясь.

Стилински в своих самых униженных и оскорбленных чувствах, с опущенными плечами и поникшей головой поплелся за Хейлом получать свою порцию отбивных по ребрам.

***

После столь раннего утра и бурного завтрака со шлепками по заднице и упреками устроенными Дереком в столовой, Питер решил подняться наверх и проверить как там его племянница Эрика.

Дверь в ее комнату не была закрыта и, Питер тихонечко прислонившись к косяку и сложив руки на груди, стал за ней наблюдать.

Эрика, стоя полуобернувшись к большому зеркалу и, задрав юбку, глядела на свой пылающий зад.

Красная пятерня, оставленная Дереком, все еще алела на одной из ее ягодиц.

- Больно? – спросил Питер чересчур заботливо.

Та, обернувшись к нему и опустив подол юбки, только кивнула в ответ.

Войдя в ее комнату и закрывая дверь на ключ, он стал медленно к ней подкрадываться, раскрывая объятия.

- Иди к дяде Питеру, милая. Дядя Питер пожалеет, - говорил он, словно убаюкивая малое дитя.

Эрика улыбнувшись сквозь непролитые слезы, несмело стала к нему подходить.

Легко ее подхватив, он аккуратно положил девушку на кровать животом вниз. Задрав ей юбку, очень медленно стащил с нее трусики.

Наклонившись, стал легкими поцелуями покрывать ее нежную и упругую попку.

- Уже не так больно? - спросил Питер между ласками.

- Нет, - с придыханием ответила она, уткнувшись в подушку.

- Я слышал все, что ты говорила Стайлзу, маленькая проказница, - шептал он, мягко переворачивая ее на спину и широко разводя ноги.

Втянув в себя ее божественный запах, альфа закрыл глаза от удовольствия.

Ее щелочка была мокрой, жаждущей и шелковистой на ощупь. Питер наклонился и прошелся по ней своим языком, дразня клитор.

Эрика закрыла глаза и начала мурлыкать от удовольствия, потираясь о настойчивый язык дяди.

- Ты такая сладкая, Эрика, - стонал он, слизывая ее соки.

После того, как дядя довел ее до умопомрачительного оргазма, она, быстро разделавшись с его ширинкой и став перед ним на колени, с лихвой его отблагодарила своим умелым ртом, доведя до заветной разрядки.

- Ну как ты, Эрика? – удовлетворенно спросил Питер, заботливо вытирая своим большим пальцем ее пухлый ротик.

- Спасибо, дядя, уже ничего не болит, - сказала она, хмельно сверкнув глазами.

- Вот это моя девочка, - сказал он, потрепав ее по лицу.

Приведя в порядок свою одежду, Питер склонился и поцеловал Эрику в лоб.

Потом, приложив свой указательный палец к своим губам в немом приказе молчать, он подошел и, открыв замок, тихонько выскользнул из ее комнаты.

***

Алан Дитон придя на работу в ветеринарную клинику, обнаружил у себя в коридоре Кристалл Уиттмор, сидящую в кресле и нервно теребящую ремешок сумки.

- Кристалл, привет. Чем я могу тебе помочь? Что-то не так с Питером?

- Привет Алан. Нет, с Питером все хорошо. Я как-то странно себя чувствую. Со мной что-то происходит, но я не уверенна, что именно. Ты не мог бы осмотреть меня? – встревоженно спросила она.

- Да, конечно, проходи в мой кабинет, я только вымою руки и переоденусь в рабочую одежду.

После беглого осмотра Дитон дал Кристалл в руки пластиковый контейнер и направил ее в туалет.

Сделав удивленные глаза, она только и смогла вымолвить:

- А это еще зачем?

- Чтобы быть уверенным наверняка, - ответил Алан, пожимая плечами.

Выполнив то, что от нее требовалось, Кристалл, отдав контейнер Алану, уселась в кресло напротив его стола и стала лихорадочно ждать результатов.

Спустя некоторое время, Алан Дитон вышел из лаборатории и, подойдя к своему столу, уселся в рабочее кресло.

- Ну? – нетерпеливо спросила Кристалл, - что тебе удалось выяснить?

- Кристалл, ты беременна. Срок около недели, - ответил Алан улыбнувшись.

- Ты в этом уверен? – растерянно спросила женщина.

- Да. А что тебя удивляет?

- До сегодняшнего дня я считала себя бесплодной, ни разу не забеременев, с тех пор как живу половой жизнью.

- Тем не менее, это так, - констатировал Дитон. – Я с точностью не могу сказать, толи это твои биологические часы сработали, не девочка ведь уже, толи Божий промысел. Кто знает?

- Как же мне теперь быть? – спросила Кристалл неуверенно.

- Ты разве не хочешь ребенка? – удивился Алан.

- Я никогда об этом не думала.

- Радуйся, материнство это Божье благословение, - продолжал убеждать ее Алан.

- Но ведь это ребенок Питера, - словно не веря в такую возможность, шептала Кристалл.

- Ты зачала в ту роковую ночь, когда он чуть не умер, верно? – спросил Дитон Кристалл, подтверждая свою догадку.

- Да, и он думал, что занимался любовью с Клаудией, - с горечью ответила Женщина.

- К яду было примешено сильное наркотическое вещество. Испытав сперва сильную боль, потом тело Питера начало получать мощную дозу кайфа.

Не буду с уверенностью говорить, но в тот момент он действительно мог видеть Клаудию.

Посмотрев, каким удивленным сделалось лицо Кристалл, он попытался объяснить:

- Я хотел сказать ее фантом. Даже будучи мертвыми, люди, которых мы вспоминаем и в которых иногда сильно нуждаемся, часто возникают рядом с нами.

Возможно, ты и она стали тогда для Питера всем, о чем он грезил. Ее душа и твое тело слились воедино.

Глядя, что Кристалл все еще не может допустить мысли, что такое вполне может быть, Алан попытался зайти с другой стороны:

- Послушай, Кристалл, факт остается фактом, ты беременна, и другой попытки у тебя может и не быть. Поезжай домой, успокойся и хорошенько все обдумай. Если что, ты знаешь где меня найти.

Покинув клинику Дитона, Кристалл села к себе в машину и направилась в поместье Уиттморов. Ей действительно нужно обо всем хорошенько подумать.

В одном она была абсолютно уверенна. Она хотела бы оставить этого малыша. Кристалл сделает все возможное чтобы его выносить и родить.

Да, она была теперь слаба и уязвима как обыкновенная человеческая женщина. И чтобы быть в относительной безопасности ей, возможно, придется уехать в Австралию к матери.

Но самая страшная и невероятная мысль, терзавшая ее душу и вызывавшая тупую боль во всем теле, заключалась в том, что она не знала как быть с Питером.

Как и когда рассказать этому бессердечному, погрязшему в разврате и похоти альфа самцу, что он скоро станет отцом.

Какова будет его реакция, когда Питер узнает, что женщина, которую он никогда не любил, носит его ребенка, а он даже не помнит момента зачатия.

========== Глава 35 ==========

«Еще чуточку и я труп» - думал Стайлз, не в силах подняться со спортивного мата.

После утренней пробежки, тренажеров и «нежных» кулаков Дерека, работавшего в одну тысячную силы, он буквально не чувствовал ни рук ни ног.

Видя, что парень в ауте, Дерек взвалив того себе на плечо, вышел из зала и направился в сторону дома.

- Молодец малыш, ты держался мужественно. Сейчас мы тебя разденем, вымоем и в люлю, - говорил он Стайлзу на ходу, нежно поглаживая его по упругому заду.

Стилински в ответ только что-то промычал. Парень и рад был бы возразить, если бы его так не развезло от усталости.

Поднявшись со своей ношей к себе в комнату, Дерек прошел в ванную и аккуратно прислонил парня возле душевой кабины.

Стайлз норовил несколько раз упасть, так что Хейлу пришлось подпирать его одной рукой, а раздевать другой.

С трудом справившись с поставленной задачей, Дерек включил воду и направил головку душа на макушку Стайлзу.

Тот, отфыркиваясь, начал приходить в себя и уже пытался стоять самостоятельно. Закрепив душ на держателе, Дерек взял губку и бережно стал смывать с парня следы грязи, промывать водой ушибы и ссадины.

- Может, ты мне еще спинку потрешь? – через силу разлепив усталые глаза, спросил Стайлз.

- Может, ты заткнешься? – мягко перебил его Дерек. - А то сейчас мылом накормлю.

Намыливая парню живот, Хейл стал потихоньку спускаться к его паху.

Стайлз перехватив руку Дерека, стал цыкать и махать перед его лицом указательным пальцем в запрещающем жесте:

- Не-а, приятель, там не надо. Королевский пенис чист*- сказал он важно.

- Извини, не смог удержаться, - улыбнулся Дерек.

- Слава Богу, что мой пах не так сильно пострадал в том побоище, которое ты мне устроил. Эта единственная часть моего тощего тела, которая способна еще что-то чувствовать, - пытался отшутиться Стайлз.

Выключив воду, Дерек набросил на Стилински мягкое полотенце и начал вытирать его тело.

Уткнувшись ему в плечо, Стайлз улыбнувшись, начал что-то бубнить:

- Знаешь, в детстве мама меня вот так же вытирала после ванной. Не знаю, чего-то вдруг вспомнил, - добавил он, как-бы смутившись.

- Взрослые мужчины это все те же дети. Они вырастают и игрушки у них уже совсем другие, - говорил ему Дерек. – А мама всегда остается мамой.

Когда Хейл откинул покрывало и уложил в постель Стайлза, тот уже засыпал.

«Парень действительно выбился из сил. Ведь он просто человек. Сможет ли Стайлз обернуться?» - задавал себе вопрос Дерек.

«Парню через три дня исполнится восемнадцать, а еще через неделю будет полнолуние».

Дерек не знал, чего он хотел больше, чтобы Стайлз стал оборотнем, или остался человеком.

Вечная дилемма. Сила или слабость? Обостренные чувства и крепкое здоровье или букет болячек плюс старость?

Свобода или периодическая необходимость прятаться и скрываться?

Ежемесячный крышеснос и жажда крови во время полнолуния или приятно проведенный вечер и следующий за ним сладкий сон?

У Дерека нет этого выбора, а у Стайлза будет, если он все-таки останется человеком.

Существовал еще один шанс стать оборотнем помимо зачатия. Укус альфы.

И в том, что Питер предложит такой вариант парню, Дерек не сомневался.

А вот на вопрос захочет ли этого сам Стайлз, Дерек затруднялся что-либо ответить. Решать, прежде всего, ему самому.

***

Проспав почти до вечера, Стайлз нехотя разлепил веки. Тело все еще ныло, а к этому нытью добавилось еще и чувство голода.

Слегка кряхтя, он встал и нащупал рукой выключатель. Покопавшись в своем рюкзаке, он достал оттуда джинсы и футболку.

Натянув все это на себя и всунув ноги в конверсы, он направился к выходу.

В коридоре он столкнулся с Джексоном мать его Уиттмором.

Тот как всегда выглядел безупречно. Холеный, самоуверенный и наглый.

Проигнорировав этого напыщенного павлина, Стилински продолжал идти в сторону лестницы.

- Постой, Стайлз, нам надо поговорить, - догнал его Джексон, схватив за плечо.

- Чего тебе? – спросил Стилински.

- Тебе Дерек не говорил, как он провел сегодняшнее утро? – спросил Уиттмор с наигранной улыбкой.

- А тебе не говорили, что это не твое собачье дело? – огрызнулся в ответ Стайлз.

Парень хотел было продолжить свой путь, как вдруг Джексон резко схватил его и придавил лицом к стене.

- Отпусти меня, ты долбаный засранец! – крикнул Стайлз, пытаясь вырваться.

- О, нет, Стайлз. Сначала ты меня выслушаешь.

Уиттмор приблизил свои губы к самому уху Стилински.

- Спроси Дерека, кто был сегодня утром в его постели, пока ты бегал? Кто разбудил его самым классным минетом в его жизни? Кто наслаждался каждой каплей его спермы, пока он кончал?

Стайлзу казалось, что он забыл как дышать. Слова этой подлой змеи, словно ядовитым жалом прожигали все тело и заползали глубоко в душу.

Резко развернув Стилински к себе и увидев в глазах парня неверие, смешанное с зарождающейся обидой, Джексон с преувеличенным сочувствием заметил:

- Бедненький Стайлз. Дерек совсем тебе ничего не поведал, дабы не ранить твои жалкие человеческие чувства.

- Засунь свою жалость в свой раздолбанный зад, да поглубже! – крикнул Стайлз, вырываясь.

Парню удалось добежать до лестницы, а Джексон все еще продолжал кричать тому в спину:

- Ему понравилось! Он желал большего! В конце концов, Дерек будет моим, а тебя он просто пошлет, куда подальше!

Забыв про голод и все на свете, Стилински спустившись вниз, направился к входной двери и выбежал на улицу.

Поймав парочку слуг возившихся с мусором, он спросил о Дереке, и те ответили, что видели его возле эллинга.

Стайлз направился туда с твердой целью «вытрясти» из этой волчьей задницы всю душу и узнать говорил ли этот мудак Уиттмор правду, или все его поганые речи - это лишь плод его гиперсексуальной и извращенной фантазии.

Увидев запыхавшегося Стайлза вбежавшего в эллинг, Дерек оторвался от ремонта топливной системы двигателя.

- Привет, Как ты? – ничего не подозревая спросил Хейл.

- Уиттмор был в твоей постели сегодня утром? – без обиняков спросил Стилински.

- Мать твою, - начал Дерек, - я убью этого сучьего гаденыша!

Стайлз, послушай, я не знал, как тебе все это сказать. После ночной пробежки со всей стаей я спал как убитый, даже не почувствовав как ты встал и ушел…

- Так это правда? – перебил его парень, собираясь уходить.

- Подожди, малыш, - остановил его Дерек, пытаясь привлечь к себе.

- Не называй меня так! – зашипел на него Стайлз, отстраняясь. - Надеюсь, тебе понравилось? Есть теперь с чем сравнить? – безжалостно спрашивал Стилински.

- Джексон обманом забрался в мою постель, когда я спал мертвецким сном, - продолжал оправдываться Дерек. - Мне горько и противно в этом сознаваться даже самому себе. Да, у меня был с ним оральный секс, но я думал, что это ты, - глядя прямо в глаза Стайлзу, пытался убедить Дерек.

- Почему ты не сказал мне сразу, там, в столовой, когда упрекал в моем отсутствии? Разве те отношения, что сложились между нами, не дают нам право быть честными друг с другом?

Глядя, что Хейл не знает куда глаза девать, Стайлз с колкой иронией продолжал:

- Ну естественно, тебе проще было выбить из меня все дерьмо во время спарринга, вымешивая таким образом злость, чем просто сказать: «Извини, мол, Стайлз, тут такое дело, пока ты бегал, мне отсосали, но я вовсе этого не хотел…»

Видя, каким горьким сарказмом пылают глаза парня, Дерек снова попытался до него достучаться.

- Знаю, что виноват. Но я просто боялся твоей реакции, узнай ты всю правду, - обреченно прошептал он. - Ты для меня нечто большее, чем просто смазливая мордашка и молодое упругое тело.

Этот утренний оргазм всего лишь потребность тела, химический процесс с выбросом гормонов, не более того.

С тобой, Стайлз, все иначе. Здесь замешаны еще и мои чувства.

Я с ума схожу по твоим родинкам. Каждый раз, просыпаясь с тобой рядом, мне хочется видеть в твоих карамельных глазах свое отражение. Я не могу насытиться ни твоими губами, ни телом. Ты для меня как глоток чистейшей прохладной воды в выжженной пустыне.

Стайлзу было трудно смотреть, как Хейл обнажал перед ним свою душу.

Ему и самому стоило разобраться в своей. Узнать насколько глубоко Дерек запустил свои острые когти в его хрупкое человеческое тело, подбираясь к сердцу.

Сможет ли Стайлз обойтись без его крепких объятий, брутальной щетины и оливковых глаз.

Их действительно связывало что-то большее, нежели просто секс.

И Стайлзу предстояло выяснить, что это большее может для него значить.

Пытаясь себя успокоить, и с трудом собравшись с силами, Стайлз тихо сказал:

- Я бы хотел эту ночь провести один. Мне нужно во всем разобраться.

- Стайлз, детка, не надо наказывать нас двоих за это нелепое недоразумение. Это слишком жестоко, - произнес пораженно Дерек, заглянув ему в глаза.

- Я знаю, но так на данный момент будет лучше, - с горечью ответил Стайлз, собираясь уходить.

Дерек догнал его и прижал спиной к своей груди, пытаясь удержать.

- Лучше? Откуда тебе знать, Стайлз? Разве тебя когда-нибудь бросали или отказывали в ласке? - горячо спросил он.

Закусив губу и еле сдерживая подступившие слезы, Стилински все же сказал:

- Отпусти меня, Дерек, пожалуйста. Я не могу сейчас здесь находиться. Я должен побыть один.

Нехотя высвободив Стилински из своего волчьего захвата, Хейл обреченно произнес:

- Ладно, иди.

Тот, не оборачиваясь, стал шагать к дому. Когда Стайлз был уже на пороге, со стороны причала раздался такой душераздирающий вой, что у парня и без того короткий ежик на голове встал дыбом.

Зайдя в дом, Стайлз поплелся на кухню. Найдя еще теплый ужин, сложенный в пластиковый контейнер, он насыпал себе немного.

Не ощущая ни запаха, ни вкуса, стал заставлять себя давиться каждой порцией, лишь бы погасить горечь и насытить урчащий от голода желудок.

После того, как он с горем по - полам поужинал, Стайлз поднялся в комнату Дерека и сложил в рюкзак свои вещи.

Бросив последний тоскливый взгляд на их совместное жилище, он вышел из помещения, плотно притворив за собой дверь.

Подойдя к кабинету Питера, он негромко постучал. Услышав разрешение войти, Стайлз открыл дверь и перешагнул через порог.

Альфа сидел за своим столом и что-то печатал на ноутбуке.

- Мистер Хейл… - начал было первым Стайлз.

- Можно просто Питер - мягко перебил его тот, отрываясь от ноутбука и искренне улыбаясь.

Заметив, что с парнем что-то неладно, спрятал свою улыбку и встревоженно спросил:

- Чем я могу тебе помочь?

- Питер, я хотел бы сегодня переночевать один, и чтобы меня никто не беспокоил, - обратился к нему Стайлз со всей серьезностью.

За окном раздались звуки драки, сопровождаемые оглушительным ревом двух самцов. Один был явно сильнее другого, и атаковал со всей своей агрессивной мощью, в то время как другой еле успевал увертываться, громко скуля и повизгивая от боли.

Оторвав свой взгляд от окна, Питер взглянул на Стайлза и, слегка улыбнувшись, сказал:

- Понимаю. Напротив моего кабинета есть пустая комната, запирающаяся на ключ. Даю тебе слово альфы, что тебя никто сегодня не побеспокоит.

- Спасибо, Питер, - ответил Стайлз собираясь уйти.

- Кстати, если ты не против, мы могли бы завтра съездить на могилу к моей матери, - предложил он, обернувшись.

- Я буду готов, скажи только в котором часу, - с готовностью ответил альфа.

Стайлз молча кивнул и отправился в соседнюю комнату.

Закрыв за собой дверь на ключ, Стилински сбросил на пол рюкзак и, сняв конверсы, как был в одежде, улегся на кровать.

Подтянув колени к себе, он тщетно пытался заснуть.

***

- Дерек, пожалуйста, отпусти! – истошно орал Джексон, безуспешно увертываясь от его острых когтей и клыков. - Я все понял и больше так не буду!

- Ах ты тварь! - не унимался Хейл, продолжая раздавать тому говна.

- Я тебе в следующий раз так пасть порву мудозвон ты гребаный, что ты месяц ничего в свой поганый рот не протолкнешь, кроме соломинки через которую будешь цедить кефирчик!

Хорошенько треснув Джексона по его аристократической физиономии еще разок, Дерек отшвырнул его от себя как можно дальше.

Уиттмор так и продолжал лежать в пыли, еле переводя дыхание и сплевывая кровь.

- Это было последнее предупреждение, - пророкотал Хейл, направляясь в сторону дома, - я не шучу.

Поднявшись к себе в комнату и обнаружив что она опустела, Дерек не сдержав себя отправился на поиски Стайлза.

- Где он? – спросил Дерек Питера, ворвавшись в его кабинет.

- Он в соседней комнате, и попросил, чтобы его не беспокоили, - с нажимом ответил альфа.

Видя, что Дерек собирается постучать в дверь Стайлза, Питер за долю секунды оказался возле племянника и сдержал его руку.

- Дерек, оставь парня в покое. Хотя бы на эту ночь, - сказал Питер, угрожающе.

Тот вырвал свою руку из цепкого дядиного захвата и, бросив последний взгляд, удалился прочь.

Оставшись один у закрытых дверей Стайлза, Питер еле перевел дух. Ему бы уйти, но ноги словно вросли в пол. Он поднял руку и начал водить ладонью по закрытой двери, подавляя в себе желание, вломиться внутрь.

«Боже, как же этот парень похож на его Клаудию», - судорожно думал он, сглатывая обильную слюну.

Питер начинал чувствовать, как его внезапное возбуждение дает о себе знать, потихоньку распирая штаны. Но, странное дело, в эту минуту он никого не хотел видеть.

Альфа ловил себя на мысли, что стоит тут посреди коридора со стояком в штанах, и грезит о Стайлзе, спящем за этой дверью.

Прижав ладонь к своему паху, он было стал себя ласкать, но в ту же секунду резко ее отдернул, словно обжегшись.

Нет, даже он не мог себе позволить упасть настолько низко со своим извращенным сознанием и подрочить свой член, думая о молодом пареньке так похожем на его мать.

Вернувшись в свою комнату и сбросив с себя одежду, Питер быстро зашел в ванную и стал под ледяной душ, пытаясь охладить свой разум и смыть с себя это дурацкое наваждение.

С трудом усмирив плотское желание с помощью ледяной воды и долгого созерцания красивой вазочки на туалетном столике, Питер, выйдя из душа и, надев халат, снова присел за компьютер, пытаясь потеряться в потоке информации, цифр и прогнозов, так его интересовавших.

А вот и ни хера! Давалось ему это с большим трудом.

Единственная мысль о том, что сегодняшней ночью Стайлз никому не достанется, приносила его смятенной душе и воспаленному разуму толику радости и покоя.

_______________________

* - фраза из кинофильма “Поездка в Америку” 1988 г.

========== Глава 36 ==========

Питер не спеша вел свое авто, приближаясь к мемориальному кладбищу округа Бейкон Хиллс. Рядом на пассажирском сидении сидел Стайлз, уставившись в боковое стекло о чем-то сосредоточенно размышляя.

По парню было видно, что находясь в относительной тишине и полном одиночестве, ему все же не удалось как следует выспаться этой ночью. Ему не хватало Дерека под боком, с его страстными объятиями и дразнящими поцелуями.

Питер же, наоборот, находился в приподнятом настроении и даже слегка нервничал. Ему, наконец-то, представилась возможность проститься с его первой и скорее всего единственной любовью.

«Проститься, не совсем правильное слово, - поправил он себя мысленно. - Скорее всего, просто оплакать и принять тот факт, что ее больше нет на этой грешной земле».

- Мы приехали, - сказал Стайлз, оторвав его от горьких раздумий.

Подъехав к кладбищенской парковке, Питер заглушил двигатель. Обернувшись, он взял с заднего сидения букет полевых цветов, пестревших цветками льна.

Как бы банально это не выглядело, он собственноручно собрал их сегодня утром.

- “Цветок льна такой же голубой как твои глаза. Я хотела бы в них утонуть”, - вспоминал он слова Клаудии.

Грустно улыбнувшись этим воспоминаниям, Питер вышел из машины и направился следом за Стайлзом.

Подойдя к небольшому надгробию Стайлз остановился, и обернулся к Хейлу.

- Это здесь? - трепетно спросил Питер, подходя ближе.

Над аккуратно подстриженным газоном возвышалась небольшая стела из черного гранита.

«Покойся с миром, Клаудия Стилински, любящая жена и мать» гласила надпись, высеченная на камне.

Питер наклонился и бережно положил букет на могилу. Кругом стояла тишина, сопровождаемая лишь одиноким щебетом птицы и легким дуновением ветра.

- Какой ты ее помнишь? – тихо спросил Стайлз, нарушая молчание.

- Смелой, доброй и любящей, - ответил Питер прямо. – Клаудия была с нами недолго, всего два-три месяца. Она быстро училась быть оборотнем, хватая все буквально на лету.

- Она… убила кого-нибудь? – с трудом справляясь с тембром голоса, спросил Стайлз.

- Ей пришлось, - ответил Питер с долей горечи. - На нас напали охотники Арджентов, и если бы не твоя мать, меня, возможно, не было бы в живых, а может и ее тоже, - добавил он через мгновенье.

- Дальше, - только и вымолвил парень, жадно слушая Питера, пытаясь добавить к своим детским воспоминаниям любую информацию о материи, заполнив, таким образом пустоту, образовавшуюся в его душе после ее смерти.

– После того как мы расстались, я старался не упускать ее из вида. Я наблюдал за ней издали, - добавил Питер, глядя как Стайлз сверкнул глазами. - Я видел, какой радостью светились ее глаза, когда у нее появился ты. Она называла тебя своим сладким солнышком. Я был свидетелем того, как твои родители обустраивали свой новый дом. Как вместе проходили через все жизненные перипетии и невзгоды. Несмотря на все это, Клаудия была по-своему счастлива, - подвел итог Питер, пожав плечами.

- И она больше тебя не видела, кроме того рокового дня? – тихо спросил Стайлз.

- На самом деле я лишь дважды виделся с ней за все то время, что она жила среди людей. Пытаясь ее вернуть, я однажды пришел к ней в дом. Но было слишком поздно, она забеременела тобой, - глядя на Стайлза, без злости ответил Питер.

- А второй и последний раз, когда я видел Клаудию, было уже слишком поздно для нее.

Это тот самый день, когда я, почуяв неладное, и услышав глухой стук упавшего тела, вломился в твой дом, в надежде чем-нибудь помочь. Но все, что я мог сделать, это поднять ее с пола и переложить на кровать, вызвав 911, - с горечью добавил Хейл.

- Ты действительно любил ее? – спросил Стайлз осторожно.

- Не любил, а все еще люблю, - поправил его Питер, слегка испугав парня такой откровенностью.

Ну как сказать Стайлзу, что для Питера любовь к его матери имеет весьма странную разновидность. Его любовь это одержимость, граничащая с безумием.

Люди стараются избегать такой формы любви, страшась ее и считая Божьей карой.

Питер же, взращивал и лелеял эту любовь все эти годы.

И потом окунулся в нее с головой, упиваясь острыми ощущениями, приносящими сладкую боль его израненной душе.

Такова его натура. Он полюбил раз и навсегда. До боли. До сумасшествия. До гробовой доски.

Но как долго он сможет жить с этой любовью, теперь, когда все вспомнил?

- Я бы хотел на несколько минут остаться с ней наедине, - сказал Питер, глядя Стайлзу в глаза, - хочу проститься.

- Ладно, подожду тебя возле машины, - ответил Стайлз, пожав плечами. Он развернулся и направился к аллее, ведущей к выходу с кладбища.

Проводив Стайлза взглядом, Питер опустился на колени, желая оплакать свою Клаудию. Прикоснувшись к нагретому солнцем граниту, он закрыл глаза и задержал дыхание.

Через секунду его словно прошибло током и будто из далека он вдруг услышал ее голос.

- Питер, пожалуйста, ты должен меня отпустить!

При попытке пошевелиться, открыть глаза или что-нибудь сказать он потерпел поражение.

- Клаудия это ты?! Ты здесь, со мной?! - спросил он мысленно, испытывая невероятную смесь чувств и эмоций.

- Питер, это я, Клаудия, - говорила она поспешно. Дальше пошли обрывки фраз, словно кто-то не давал ей высказаться.

- Мало времени… - Отпусти меня… - Открой свое сердце…- Ты нужен… - Ребенок… - Пожалуйста, Питер… - Любит…

С каждой фразой голос Клаудии становился все тише, будто растворялся в тумане.

- Нет! Постой! Я ничего не понимаю! – истошно орало сознание Хейла.

- Клаудия! Пожалуйста, вернись!

Но на смену желанному голосу его любимой, звучавшему в его голове, пришел другой, извне.

Словно издалека, он услышал свое имя.

- Питер! Питер, очнись! Питер, что с тобой?!

Кто-то из всех сил пытался его растормошить. Почувствовав волну дикого бешенства от того, что ему прервали сеанс спиритизма, или что за хрень это только что была, Питер, быстро схватил тормошившего и подмял под себя.

Увидев под собой Стайлза с круглыми от страха глазами он, быстро от него отстранился, судорожно говоря:

- Господи, Стайлз, я просил долбанных две минуты, неужели так тяжело…

- Питер, тебя не было больше часа! - крикнул Стайлз, пытаясь до него достучаться.

- Что ты сказал? – спросил он парня, глядя на него все еще безумным взглядом.

- Я все ждал возле машины, тебя не было уже минут сорок. Ну, думал, любовь и все такое, надо человеку дать время, - говорил Стайлз. – Потом вдруг подумал, может с тобой что-нибудь приключилось. Прибегаю сюда, а ты стоишь тут на коленях, и что-то бормочешь.

- Со мной такого раньше не бывало, - не веря в происходящее, с сомнением сказал Питер. – Я положил руку на надгробие, чтобы проститься, и вдруг услышал голос твоей матери.

И, словно в подтверждении своих слов, Питер вновь коснулся камня, но ничего не произошло. Он касался еще и еще. Но, нет. Этот фокус сработал только один раз.

- Ты что, под наркотой? – подозрительно спросил Стайлз.

- Конечно же нет! - раздраженно ответил Питер.

- Может, уже пойдем? – предложил парень, оглядываясь по сторонам.

- Да, извини, я несколько увлекся, - сказал Питер, - надеюсь, я не сделал тебе больно? – спросил он встревожено.

- Это когда, ты меня чуть не раздавил, напугав до смерти? – спросил Стайлз с долей иронии. - Да нет, все нормально. А вот твои разговоры с моей покойной матерью меня действительно начинают беспокоить.

Садясь в машину, и заводя двигатель, Питер дал себе слово разобраться во всем, что сегодня с ним произошло.

Пока они возвращались в усадьбу Уиттморов, три фразы брошенные Клаудией, не давали Питеру покоя, вгрызаясь в его воспаленный мозг:

- Мало времени… - Ребенок… - Любит…

Ад и все его черти! Он не имел ни малейшего представления, что это для него могло значить.

========== Глава 37 ==========

Вечером того же дня, Питер попросил Дерека зайти в его кабинет.

Вкратце рассказав тому о произошедшем с ним на кладбище, он решил узнать мнение племянника.

- Дерек, ты хоть что-нибудь из этого понимаешь или может, знаешь что-то, чего не знаю я?

- Бред какой-то, - ответил тот, пожимая плечами. - При чем тут какой-то ребенок? Может Клаудия имела в виду Стайлза?

- Все это весьма странно, - продолжал Хейл старший. - Может спросить Кристалл? Кстати, где она? Я ее уже несколько дней не видел.

- Ах, да, - начал говорить Дерек, словно что-то вспомнив, - она сегодня улетела к матери в Австралию, сказав, что пробудет там до конца лета.

«Ну и Бог, с ней!» - мысленно напутствовал Питер. Надо будет позвонить Алану, может, хотя бы он прольет свет на эти загробные откровения.

Сейчас надо было подумать о том, что им делать со Стайлзом, если он останется человеком.

- Мы его отпустим, - констатировал Дерек.

- И ты так спокойно об этом говоришь? – возмущенно спросил Питер. – В нем течет кровь Клаудии и где гарантия того, что он не сможет обратиться в любое полнолуние, необязательно ближайшее?

- А что ты прикажешь, следить за ним каждую лунную ночь, или может, станешь удерживать его здесь насильно, приковав к себе цепями? – возмутился Дерек.

- Неплохая мысль, - серьезно ответил альфа. – Вот что, ты должен убедить его остаться здесь, хотя бы до конца лета.

- Я не стану этого делать, - возмутился Дерек. - Это должно быть его решение.

Видя, что дядя начинает выходить из себя, он продолжал:

- Я знаю, что ты задумал, - сказал он Питеру грозно, - предложишь ему укус альфы, ведь так?

Раскусив дядин взгляд и убедившись в своей правоте, Дерек продолжал:

- А ты не подумал, что он и в этом тебе откажет?

- Ты сможешь переубедить его в обратном, - ответил альфа, улыбаясь и пожимая плечами.

- Сколько тебе раз говорить, что я не намерен это делать? – взорвался Дерек.

Питер достал из ящика стола чековую книжку и, щелкнув авторучкой, начал быстро его заполнять.

Окончив писать, он оторвал чек и протянул его Дереку.

- Здесь двойная сумма против той, что ты заплатил за мое шестилетнее пребывание в клинике. Прими в качестве благодарности, - сказал он с улыбкой.

- Пытаешься меня купить? – хмуро глядя на протянутый чек, спросил Дерек.

- Боюсь, мне денег не хватит, - саркастически ответил Питер, - просто плачу по векселям. Не люблю быть обязанным.

- И где ты их раздобыл? Мы с Лорой еле сводили концы с концами?

- Нашел заначку матери, - ответил Питер, улыбаясь и все еще протягивая чек.

- Мне не нужны твои гребаные деньги, - ответил Дерек с брезгливостью.

- Да ладно тебе, - стал отговаривать его Питер. – Это не у меня заложен лофт, и не меня бросила шикарная телка, привыкшая к роскоши.

- Ты и об этом знаешь? – взревел Дерек.

- Я ведь альфа. Мне полагается быть в курсе всех семейных дел, - ответил Питер, пожимая плечами.

- В общем так, подумай над моим предложением хорошенько, - сказал он, кладя чек на стол. - И вот еще что, раз ты не хочешь потолковать со Стайлзом о преимуществе жизни оборотня, это сделаю я. Так что, можешь собирать свои вещи и возвращаться в Бейкон Хиллс.

- Не получилось меня купить, так ты решил выгнать? – метал молнии младший Хейл. - Я без Стайлза никуда не уеду.

- Весьма благородно с твоей стороны. Но я не вижу ничего страшного, если вы некоторое время поживете врозь, - спокойно заметил Питер, - проверите крепость своих чувств. Кто знает, может тебя опять к бабам потянет?

Дерек с такой ненавистью посмотрел на альфу, что казалось, она заполнила собой все пространство комнаты, сжимая ее до размеров спичечного коробка.

- Стайлз теперь моя забота, так что торг здесь не уместен, - холодно ответил Питер. - Ты должен уйти. Я приказываю тебе как альфа!

- Тебе кто-нибудь говорил, дядя, какой ты бессердечный сукин сын? Будь ты трижды проклят! Чтоб тебе в аду гореть со всеми чертями преисподней! – сыпал проклятиями Дерек, в яростном бессилии сжимая кулаки.

За долю секунды альфа оказался возле Хейла-младшего и, схватив того за лацканы кожаной куртки, резко прижал к стене.

- Все, чем ты меня сейчас накормил, племянник, - говорил тот, свирепо прожигая красными радужками глаз, - я давно уже переварил и высрал.

Не обращая внимания на то, как Дерек сверлит его ненавистным взглядом, Питер продолжал:

-Ты твердишь мне про ад? Так я там уже был, трижды.

В свой первый ад я попал тогда, когда твоя мать Талия, будучи альфой, приказала оставить Клаудию.

Во второй раз я очутился там, когда заживо горел в нашем доме и потом шесть лет гнил как овощ.

И последний раз я был там совсем недавно, когда чуть не сдох, спасая тебя со Стайлзом от этой суки Арджент.

Питер с горечью признавал тот факт, что в аду номер один, он пребывает и сейчас, будучи на земле.

Оттолкнув Дерека от себя, он сказал уже более спокойно:

- Так что не тебе об этом говорить. Если вам со Стайлзом суждено быть вместе, значит, так и будет. Ступай.

Дерек, ни слова не говоря, вышел из кабинета, не потрудившись закрыть за собой дверь.

Питер устало опустился в кресло своего рабочего стола.

«Это было подло и жестоко. Согласен. Но почему кто-то должен страдать, а кому-то все достается на серебряном блюде?» - спорил он сам с собой.

Не в его правилах было себя корить. И Питер постарался поскорее забыть об этом разговоре, послав на хер внезапно проснувшуюся совесть.

“Мало времени… Ребенок… Любит…” - снова застучало у него в голове.

- А ты умеешь ставить в тупик, любовь моя, - сказал Питер, обращаясь в пустоту.

***

Свой день рождения Стайлз пожелал провести в кругу друзей и родных. Он соскучился по отцу, Скотту и обыкновенной человеческой жизни.

С того дня как они с Питером вернулись с кладбища, альфа все время, хоть и ненавязчиво, старался держать его в поле зрения.

С самого утра он предложил Стайлзу покататься на катере и даже разрешил сесть за руль. Парень получил огромное удовольствие, лихо разрезая волны и выводя судно на глиссер.

Вскользь спросив альфу о Дереке, которого он уже несколько дней не видел, Стайлз получил весьма сухой ответ о том, что Хейл-младший уехал в Бейкон Хиллс по делам и его не будет некоторое время.

Питер нехотя отпустил Стайлза домой, попросив того вернуться к завтрашнему утру.

И вот теперь, Стилински стоял посреди гостиной и крепко обнимал своего отца.

- С днем рождения, Стайлз! Как же мне тебя не хватало.

- Спасибо, пап, и мне тебя, - ответил тот.

- Я еще не успел купить тебе подарок, - стал оправдываться Джон.

- Все нормально, пап, с твоей то работой.

- Вот что, возьми немного денег и пойди, повеселись со Скоттом или с кем ты там захочешь, - сказал отец, доставая несколько купюр из своего портмоне.

- Когда тебе на смену? – спросил Стайлз, перехватывая руку отца.

- К восьми, а что?

- Ну, тогда у меня есть целая куча времени, чтобы провести свой день рождения со своим отцом. Парк аттракционов? – спросил Стайлз лукаво.

- Как в детстве? Стайлз, ты верно шутишь? Я слишком стар для этого, - сказал шериф Стилински с улыбкой.

- Давай, - уговаривал его Стайлз, - покатаемся на блевательной карусели, предварительно наевшись попкорна, сладкой ваты и запив все это колой.

Стилински старший скептически почесал подбородок. Предложение было весьма заманчивым.

Он так уставал от постоянных вызовов, нераскрытых убийств и той огромной ответственности, которая лежала на его плечах, в связи с занимаемой должностью.

Они так мало со Стайлзом были вместе. Сегодня, ему просто хотелось побыть отцом. Не только ради сына, но и ради себя самого.

- Тир или сталкивающиеся автомобили? – прервал его раздумья, Стайлз.

- Предупреждаю, молодой человек, - ответил ему шериф, тыча указательным пальцем парню в грудь, - что в этих двух вещах я профи. Так что у тебя нет ни малейшего шанса. Поехали.

***

После того как они почти весь день провели с отцом, а потом еще с МакКоллом зависали в клубе, Стайлз усталый, но довольный приплелся домой уже за полночь.

Зайдя к себе в комнату, он увидел чей-то темный силуэт напротив открытого окна, и хотел было бежать, как вдруг услышал:

- Не пугайся, Стайлз. Это я, Дерек, - сказал тот, включив ночник.

- Как ты сюда попал? – удивленно спросил Стилински.

- Влез через окно, я же это умею, помнишь?

- Мог бы просто постучать в дверь, - стал рассуждать Стайлз.

- А ты бы впустил меня, после всего, что с нами произошло? – неуверенно спросил Хейл.

- Не знаю, - честно ответил Стайлз.

- Стайлз, это было недоразумение, - сказал Дерек медленно подходя к парню. - Этот говнюк Джексон больше нас не побеспокоит, иначе я с него живьем шкуру спущу.

Дерек почти вплотную подошел к Стайлзу и неуверенно раскрыл свои объятия.

- Иди ко мне, малыш. Я так истосковался по тебе.

Глядя на Хейла, как всегда такого сильного и привлекательного, Стилински просто подумал:

«К черту все! Я хочу его до безумия».

Дважды Стайлза просить не надо было. Он повис на Дереке, подставляя свои губы для страстного поцелуя.

Хейл накинулся на его рот со всей жадностью. Всасывая, покусывая и облизывая языком.

Быстро раздевшись, они повалились на кровать. Стайлз было взял инициативу на себя, но Дерек, распластав его на спине, стал покрывать жаркими ласками.

- Нет, парень, сегодня я буду любить тебя, а ты просто расслабься и лови кайф.

Оставляя дорожку из поцелуев на молодом и упругом теле, Дерек спустился к паху Стайлза и взял его восставший член в рот.

Слегка покусывая, облизывая и оттягивая губами крайнюю плоть, он снова глубоко заглатывал его до основания.

Стайлз стонал от невыносимо жгучей ласки, выгибаясь дугой. Через некоторое время, нехотя выпустив его из своего рта, Дерек быстро схватил Стайлза и перевернул на живот, поставив на колени.

Зайдя сзади и разведя парню ягодицы, он стал то нежно, то с нажимом вылизывать его анус. Его язык без устали проделывал влажную дорожку от дырочки чрез всю поясницу, между лопатками и так до самого шейного позвонка.

Потом Хейл слегка стал покусывать парню плечо и основание шеи, в то время как его рука умело двигалась по подрагивающему и влажному члену Стайлза.

- Как ты хочешь, малыш? - прорычал он у самого его уха. - Нежно или жестко?

- Жестко, - только и вымолвил парень, всхлипывая.

Облизав свою ладонь и пройдясь ею по своему члену, Дерек пристроился к заднице Стайлза. Он растягивал ее и медленно входил, пока не заполнил до предела.

Дав парню секунду перевести дух, он с бешеной силой начал его таранить, вызывая в том крики боли смешанные с наслаждением.

Стайлз стал мять ладонями простынь и кусать подушку, пытаясь заглушить рвущиеся на волю стоны блаженства.

Все еще находясь у него внутри, и продолжая резкие толчки, Дерек прижался к его влажной спине и, слегка зажав его член в руке, начал ему дрочить.

Почувствовав, что близок к оргазму, Стайлз стал сжимать свои мышцы вокруг ненасытного члена Дерека.

- Кончи для меня, малыш, - жарко простонал Хейл.

Почувствовав, как тело парня пронзила дрожь, и из его члена брызнула горячая сперма, заливая простынь, Дерек издал победный рык.

- Я хочу, чтобы и ты кончил для меня, - со сладким стоном произнес Стайлз, насаживаясь на Хейла и вращая бедрами.

Сделав еще несколько резких выпадов, Дерек стал выплескивать свое семя, ревя от крышесносного оргазма.

Притянув парня к себе и, продолжая в нем слабо пульсировать, Дерек лег на бок, с трудом переводя дыхание.

Под теплой ладонью Хейла, словно бьющаяся в клетке птичка, колотилось молодое сердце парня.

Поцеловав влажную спину Стайлза, его плечи и шею и уткнувшись ему в затылок, вдыхая такой сладкий запах, он хрипло произнес:

- С днем рождения, любовь моя!

========== Глава 38 ==========

Когда Стайлз проснулся, Дерека уже не было. Понятное дело, попасть под раздачу шерифа Стилински никто не хотел, а к известию о том, что парни вроде как нашли друг друга он, скорее всего еще не был готов.

Потянувшись всем телом, Стайлз ощутил легкий дискомфорт в заднице. Вспомнив о подарке Дрека ко дню рождения в виде горячего секса, он улыбнувшись, подумал: «Ничего, это того стоило».

Он встал, привел себя в порядок и спустился на кухню.

Его переполняло такое чувство эйфории, что он решил порадовать отца завтраком, приготовленным собственными руками.

Заглянув в холодильник, он извлек оттуда все ингредиенты. Надо было только проследить, чтобы хотя бы сегодня ничего не подгорело и не испортилось.

Джона Стилински разбудил запах свежезаваренного кофе, жареного бекона и яичницы. Ему даже на секунду показалось, что он все еще спит и видит, что это его любимая жена хозяйничает на кухне, готовя завтрак для своих дорогих мужчин.

Спустившись вниз, Джон застал сына мечущимся между плитой и кофеваркой.

- О, пап, привет! Садись, завтрак почти готов, - сказал Стайлз, указывая на стул, и снимая сковородку с плиты.

Джон сел за стол и с опаской заглянул в сковородку. Золотистый бекон и аппетитно пахнущая яичница, взирали на шерифа, моля их немедленно съесть. Стайлз поставил на стол миску с нарезанным салатом, налил им по кружке кофе и присоединился к отцу.

- Стайлз, ты это все сам сделал? – недоверчиво спросил шериф.

- Нет, пригласил шеф-повара из французского ресторана, - шутя, ответил тот. – Конечно я, а кто же еще?

- Ты сегодня какой-то другой, - заметил Джон, глядя как искрятся глаза сына.

«Ну как сказать отцу, что я, кажется, влюбился?» - спрашивал себя Стайлз.

- По-видимому, ты неплохо провел остаток вечера. Дело в девушке? – не унимался отец. – Надеюсь, ты предохраняешься?

Видя, что Стайлз начинает ерзать на стуле и прятать глаза, шериф поспешно стал сдавать позиции.

- Сынок, это все не мое дело, но просто ты слишком молод. И мне бы не хотелось…

- Пап, успокойся. У меня все под контролем, - нашел в себе силы ответить Стайлз.

Когда они закончили завтрак и Стайлз стал собирать свои нехитрые пожитки, чтобы вернуться к Хейлам, Джон с ревнивой ноткой в голосе спросил:

- И долго ты собираешься там гостить?

- Мама обратилась сразу после восемнадцати, - рассудительно заметил Стайлз, - так что, скорее всего, до ближайшего полнолуния.

Обреченно вздохнув, он обнял сына и пожелал ему удачи, чтобы не случилось.

***

Питер скучал по Стайлзу. Стоило тому уйти на сутки, и он уже не находил себе места. Словно у него отобрали часть чего-то для него очень важного.

Альфа до сих пор не мог понять причину чувств, терзавших его душу.

То ли это были чувства отца к сыну, которого у него никогда не было, то ли он безраздельно жаждал обладать мальчишкой так похожим на Клаудию.

Услышав, как подъехал его джип, Питер слегка расслабился. Он здесь, и он будет с ним рядом. И никто не запретит альфе упиваться своими чувствами, пожирая взглядом эти карие глаза, чувственный рот и вдыхать такой знакомый запах его любимой.

- Я вернулся, - сказал Стайлз, зайдя к нему в кабинет.

На его юношеском лице играла такая довольная улыбка, что Хейл сразу все понял. День рождения прошел не зря. Потянув носом, он учуял еле уловимый аромат Дерека.

«Этот засранец все-таки не смог удержать свой член в штанах», - думал альфа с раздражением.

Встав из-за своего стола, Питер медленно подошел к парню и с саркастической улыбкой заметил:

- Поздравляю, Стайлз. Судя по всему, ночь была страстной? Вижу, Дерек хорошо тебя обслужил.

Видя, что парень все еще ухмыляется, альфа добавил:

- Я был бы тебе весьма признателен, если бы ты спрятал свой щенячий восторг, и мы занялись бы делами.

- Питер, что за муха тебя укусила? – спросил Стайлз без задней мысли. - Разве не ты говорил, что моя личная жизнь тебя не касается?

- Пойми, Стайлз, - втолковывал ему альфа, - Дерек уже взрослый и опытный мужчина. У него было множество связей и любовных приключений. Где гарантия, что ты не одно из них?

Увидев, как парень слегка сник, Хейл старший поспешил его ободрить:

- Я уже сказал это Дереку и теперь говорю тебе. Если вам суждено быть вместе, то так оно и будет. Пошли, я лично буду тебя готовить к обращению, - сказал он более миролюбиво, приобняв парня за плечо.

***

Прошла целая неделя тренировок под чутким руководством альфы.

Дерек ввиду запрета Питера не находиться в непосредственной близости возле Стайлза, звонил ему каждый день. Они подолгу беседовали. Хейл так сексуально называл его малышом и своей любовью, что сердце Стайлза замирало от удовольствия.

Говорил, что скучает и что та ночь была самой лучшей в его жизни.

«Но влюблен ли он, как я в него?» - задавался вопросом парень.

Говорить об этом по телефону не совсем удобно. Ты не видишь глаз человека в тот момент, когда сообщаешь о своих чувствах.

Стилински очень хотел знать являлся ли он для Дерека тем единственным в жизни, или только лишь еще одним увлечением-экспериментом.

«Завтра полнолуние, - думал Стайлз, - и чтобы там с ним не произошло, он вернется в Бейкон Хиллс, найдет Дерека и расскажет о своих чувствах, переполнявших его молодое сердце».

***

Наступившее полнолуние парень мирно проспал в своей кровати, так и не став оборотнем.

Почти перед самым рассветом он, еще находясь на грани сна, резко подскочил и уставился на свои руки, а потом потрогал свое лицо, проверив, нет ли во рту клыков.

Но убедившись, что он все тот же Стайлз Стилински, с радостным облегчением вздохнул и, упав на подушки, провалился в сон.

Проснувшись утром с мыслью, что сегодня он уедет домой, оставшись человеком, так обрадовала Стайлза, что он начал колотить себя в грудь и кричать, как Тарзан.

Быстро сполоснувшись, чтобы прогнать остатки сна, он оделся, взял рюкзак и, открыв свою дверь, направился по коридору к лестнице.

Спустившись вниз, он обнаружил Питера сидящим в кресле и серьезно о чем-то размышляющим.

- Привет, Питер! Как видишь, я не оборотень, так что могу спокойно возвращаться домой, - бросил Стайлз, направляясь к парадной двери.

- Не спеши, Стайлз. Нам надо поговорить, - спокойно сказал Питер, - присядь, будь так любезен, - добавил он, указывая на стул стоящий напротив.

Стилински глубоко вздохнул, но все же выполнил просьбу альфы.

- Поскольку ты все еще человек, - начал Питер, - я бы хотел предложить тебе некий дар. После него ты сможешь забыть, про слабость, старость и боль.

Ты будешь быстр и вынослив. Станешь хорошо видеть слышать и обонять, даже в темноте. Обладая животным магнетизмом, ты будешь привлекать к себе красивых женщин и мужчин. Ты станешь одним из нас.

- И что, ты вживишь мне ген волка, или заставишь пить из лужицы?

- Очень остроумно, - заметил Питер с легкой улыбкой. - Нет, Стайлз, я просто тебя укушу.

Видя, как парень раскрыл рот в немом изумлении, он продолжал:

- Мы стараемся этого не делать, лишь только когда нас мало, и когда нам уже глубоко насрать на чистоту крови. Но в твоем случае я сделаю исключение с большим удовольствием.

- Очень смешно, - отозвался Стайлз.

- Я что, похож на клоуна? – раздраженно спросил альфа. - Я как никогда серьезен. Это единственная для тебя возможность стать оборотнем.

- Ты предлагаешь мне обречь себя на ежемесячную жажду крови, ограниченную свободу и боязнь схлопотать пулю в зад?- ехидно спросил Стайлз.

- К чему такие крайности? – спросил в ответ Питер. - Став оборотнем, ты можешь этого не бояться. Это только первые несколько месяцев, потом будет легче. Я все время буду рядом.

- Спасибо, но мне нравится быть свободным человеком, - гордо ответил Стайлз, снова собираясь уйти.

Резко встав и преградив ему путь, Питер схватил парня за плечи в попытке удержать.

- Если ты останешься со мной, я смогу тебя защитить. Ты так же ни в чем не будешь нуждаться. Я осведомлен о вашем плачевном финансовом состоянии и позабочусь о том, чтобы твой отец безбедно встретил свою старость, тихо качаясь в кресле на крылечке, попивая виски.

Глядя, что Стайлз все равно решительно настроен уйти, особенно после таких слов, альфа стал терять терпение:

- Да пойми ты, глупец, в тебе течет кровь Клаудии, и шанс обернуться в любое полнолуние очень высок. Я уже отпустил ее жить среди людей, с тобой я такой ошибки не повторю.

С каждой фразой Питер кричал все громче. Он еле себя сдерживал, так бесил его этот упертый щенок.

- Ты останешься здесь и точка! – прогремел Хейл. - В противном случае, ты больше никогда не увидишь Дерека, а с твоим отцом может случиться несчастный случай.

- Питер, ты не можешь быть такой бессердечной скотиной. Я тебе не верю! – пораженно говорил Стайлз. - Ты не посмеешь!

- Парень, ты даже не представляешь, на что я способен.

Стайлз устремился к входным дверям пытаясь выбежать на улицу, но дернув пару раз ручку, обнаружил, что они закрыты.

- Выпусти меня сейчас же! Это уже попахивает похищением! – заорал Стайлз.

- Или ты добровольно со мной останешься, или я прикую тебя цепями к кровати в своем кабинете и глаз с тебя не спущу ни днем, ни ночью, - сказал Питер Стайлзу, подойдя к нему вплотную.

Они в упор смотрели друг на друга, прожигая взглядами.

- Я тебя не боюсь! – смело бросил парень.

- А стоило бы!

- Ты не имеешь никакого права!

- Ошибаешься, мальчик, я твой родной дядя по линии матери!

- Я не твоя собственность! – стал заявлять Стайлз. - И я тебе не Клаудия!

Желая задеть Питера еще сильнее, он язвительно добавил:

- Впрочем, и на нее ты никогда не имел прав. Она полюбила моего отца и осталась с ним!

Раздалась звонкая оплеуха. Оба не ожидали такой реакции. Стайлз испуганно уставился на Питера, схватившись за щеку. А Хейл-старший так же испуганно переводил взгляд со своей занесенной руки на ошарашенного парня.

- Твою мать, Стайлз, извини, я этого не хотел! - встревоженно сказал альфа, отстранившись от парня на некоторое расстояние. - Неужели ты не видишь, что я боюсь тебя потерять, так же как потерял ее? – спросил он обреченно.

В голосе Питера стояла такая невыносимая мука, что Стайлз, несмотря на пылавшую щеку, невольно проникся к нему сочувствием. Немного подумав, он холодно произнес:

- Хорошо, Хейл. Я останусь с тобой. Не ради тебя или себя. В память о матери. Ты ничего не сделаешь ни моему отцу, ни Дереку.

Питер внимательно слушал, удивленно подняв брови.

- Мне не нужен твой гребаный укус. И если я не обернусь до конца лета, ты, бездушный тиран, меня отпустишь. А если ты этого не сделаешь, я позволю себя укусить, и тогда - берегись! Я найду возможность надрать твою надменную волчью задницу, чего бы мне это не стоило!

Бросив все это альфе в лицо, Стайлз с гордо поднятой головой поднялся к себе в комнату.

«А у пацана есть яйца», - улыбаясь подумал Питер, провожая того взглядом.

========== Глава 39 ==========

После того скандала с оплеухой, между Питером и Стайлзом установились весьма натянутые отношения.

Они могли не перекинуться и парой слов за весь день. Каждый старался нагрузить себя делами, лишь бы только не признавать, что отчасти был не прав.

Бывает очень трудно, первым протянуть руку для примирения, признавая свою неправоту. Но видимо, не в их случае. Ну еще бы? Эта их хваленая мужская гордость, грозившая перерасти в гордыню.

Это дурацкое упрямство: «Усрусь, но не покорюсь! Сдохну, но не уступлю!»

Оба прекрасно понимали, что их отношения катятся в тупик. И каждый выжидал, кто же все-таки первым наступит своей гордости на хвост и сделает шаг на встречу.

Стайлз с головой ушел в подготовку к поступлению в полицейскую академию. Позвонив отцу, он сказал, что пробудет у Хейлов до конца лета, чтобы быть уверенным на сто процентов, что он не оборотень.

Питеру же, не давал покоя тот случай на кладбище, и те разрозненные не имеющие смысла фразы сказанные Клаудией.

Альфа чуть ли не каждый день ездил к ней на могилу, касался холодного гранита, подолгу разговаривал с пустотой как придурок, но ничего хорошего из этого не выходило.

Еще одним человеком, способным пролить свет на эти непонятные вещи оставался Алан Дитон.

Питер набрал его номер телефона и нетерпеливо стал дожидаться ответа.

- Алло?

- Привет, Алан. Я должен тебе кое о чем рассказать, и хотел бы получить хоть какие-нибудь объяснения на этот счет.

- Что-нибудь с Кристалл? – спросил Алан взволновано.

- При чем тут она? – растерялся Питер. – Она уехала к матери в Австралию до конца лета, и мне, честно говоря, глубоко насрать как она там. Дело тут совсем в другом…

«Он до сих пор не знает, что станет отцом, - с горечью подумал Алан. - Кристалл побоялась ему сказать, зная его крутой нрав».

- … Алло, ты меня слушаешь? – спросил раздраженно Питер.

- Да, - сказал Дитон рассеянно.

- Так вот, когда я коснулся надгробия Клаудии, то услышал ее голос. Она бросала разрозненные фразы типа «Мало времени… Ребенок… Любит…». Ты хоть что-либо понимаешь?

О, да. Дитон прекрасно понимал. Клаудия, скорее всего, говорила о ребенке Питера, и о безответной любви Кристалл. Но его очень беспокоила фраза о времени, которого мало. И он терялся в догадках кому она предназначалась.

Не в его правилах было лгать, но он решил сначала позвонить Кристалл и убедить ее сказать Питеру правду. Он знал Хейла старшего с самого детства, и не верил, что тот может причинить вред невинному ребенку тем более своему.

Алан, собравшись с мыслями, постарался чтобы голос звучал уверенно:

- Даже не знаю, что тебе сказать. Может у тебя есть или будет ребенок, о котором ты не подозреваешь? – попытался намекнуть ему Дитон.

- Я всегда был осторожен, - ответил Питер холодно. - Единственный ребенок, которого бы я желал всем сердцем, должен был быть от Клаудии.

- Питер, твоя одержимость этой женщиной пугает меня до чертиков. Посмотри вокруг, жизнь продолжается! – пытался вразумить его Алан. - Дай шанс другим людям любить тебя и постарайся ответить им взаимностью.

- Как я могу жить, если жизнь у меня отняли? Как я могу любить, если похоронил свою любовь вместе с НЕЙ? Меня иногда одолевает такая смертная тоска, что хочется пойти, разыскать Арджента, и броситься грудью на его клинок пропитанный аконитом. Тогда мои муки наконец-то закончатся. Лишь Стайлз, этот мальчишка ее сын, так похожий на Клаудию держит меня на этом свете, хотя и бесит до невозможности, - твердил Питер, изливая душу.

- Что ты намерен делать? – после короткой паузы спросил Алан, всей душой сочувствуя горестным откровениям Хейла.

- Я хочу, что бы ты изготовил для меня ту хрень, что вколола мне Кейт Арджент. Может, не такую сильную, чтобы я не отключался от боли, - холодно попросил Хейл.

- Питер, ты в своем уме? – стал возмущаться Алан. - Ты сознательно просишь меня изготовить для тебя яд, который тебя чуть не убил?

- Если это позволит снова ее увидеть, или хотя бы поговорить с ней, то я на все согласен.

- А если я откажусь? – дерзко спросил Алан.

- Ты ведь не хочешь лишиться клиники, семьи, а может и своей жизни? – спросил Питер холодно.

Понимая, что его слова не больше чем блеф, и что Дитон нужен его семье, Хейл пошел на попятную.

- Алан, пожалуйста, я прошу всего об одной дозе. Мне нужно в последний раз ее увидеть, поговорить с ней и все.

- Питер, я сделаю то, что ты просишь. Но учти, если ты подсядешь на эту дурь, ко мне можешь не обращаться, я не стану твоим личным наркодиллером, - предупредил его Алан.

- И не смей больше угрожать мне и моей семье, если не хочешь обрести еще одного врага в моем лице, - добавил он серьезно.

- Согласен, - сухо ответил Хейл.

- Мне понадобится время, чтобы собрать все ингредиенты, вычислить пропорции и создать противоядие. Мне нужно будет как-то проверить яд, и я даже не представляю, как мне это сделать? – ответил Алан.

- Проверишь на мне, - предложил Питер.

- Ты представляешь, какой это риск?

- Представляю, но это того стоит, - решительно ответил альфа.

После того как они закончили разговор, Алан Дитон решил позвонить Кристалл, и убедить ее вернуться.

- Кристалл, как ты? – спросил Дитон, как только к ней дозвонился.

- Со мной и ребенком все нормально. Спасибо. Ты не представляешь, Алан, как здорово, что мне не сносит крышу дважды в месяц, как раньше, - защебетала она. - Я даже себе не представляла, как классно побыть просто слабой и беззащитной женщиной, пусть и не долго.

- Ты уехала, так ничего не сказав Питеру, – с ноткой осуждения произнес Дитон. - Кристалл ты должна вернуться и рассказать ему правду пока не поздно. Кое-что произошло, и меня это сильно беспокоит.

- Что с Питером? Что с ним? – встревоженно спросила женщина.

- С ним пока все нормально. Но я всерьез опасаюсь за его рассудок. Он утверждает, что слышал голос Клаудии, когда посетил ее могилу, с желанием попрощаться, чего в свое время его лишила Талия, забрав у него память.

- Было бы лучше, если бы этот эпизод его жизни канул в Лету, - грусно ответила Кристалл. - Воспоминания о Клаудии сведут его с ума и, в конце концов, могут убить.

- Я с тобой полностью согласен, - ответил Алан. - Но все дело в том, что, Клаудия в своем разговоре упоминала три вещи:

«Мало времени… Ребенок… Любит…». Фразы были обрывочными. Именно так утверждает Питер. Речь, скорее всего, была о тебе и вашем ребенке. Мне только не понятно у кого мало времени?

- Я вернусь к концу лета, обещаю, - заверила его Кристалл. – Держи меня в курсе, хорошо?

- Я буду звонить, - пообещал Алан.

Он не станет говорить этой женщине, что мужчина, которого она любит и носит под сердцем его ребенка, решил подвергнуть себя опасности и сознательно принять ядовитый галлюциноген, чтобы пообщаться с Клаудией, бессмертный дух которой не знает покоя больше восьми лет.

***

До конца лета осталось несколько недель. Стайлз по-прежнему оставался человеком. И Питер, как не убеждал себя в обратном, должен был его отпустить.

Он мог бы и дальше, запугивать парня до посинения, пытаясь сломить его дух, или, в конце концов, укусить насильно. Но он понимал, ничего хорошего для них двоих из этого не выйдет. Парень должен был захотеть стать оборотнем по собственной воле.

Дитон выполнил просьбу альфы и создал для него яд и противоядие. Он не стал тестировать его на Питере, а просто напутственно сказал:

- После ввода яда, тебе, через некоторое время, надо будет ввести противоядие. Я не совсем уверен, что ты сможешь это сделать самостоятельно, так что побуду с тобой во время твоего самоистязания, - сказал Алан с ноткой сарказма.

Увидев, с какой жадностью Хейл посмотрел на ампулы, Дитон в очередной раз пожалел, что во все это вляпался.

Питер согласился и принял дозу у себя дома. После того как он с трудом справился с обжигающей болью, наступило чувство острейшей эйфории. Но сколько бы он не ждал, не прислушивался, не взывал к образу Клаудии она не приходила.

Спустя некоторое время, почувствовав легкий укол, он услышал голос Алана.

- Извини, Питер, пора возвращаться.

После того как Хейл пришел в себя, он стал бормотать как заправский наркоман, крепко обняв себя за плечи и качаясь словно от ломки.

- Что-то здесь не так, - лихорадочно повторял Питер, - чего-то не хватает.

Он вспомнил свой чудесный сон, где он занимался с Клаудией любовью. Ему показалось, что он тогда даже кончил, словно неопытный юнец в свою первую поллюцию.

Может ему стоит найти шлюху внешне похожую на Клаудию и, находясь под кайфом, попробовать ее трахнуть. Он тут же похоронил эту мысль на задворках своего воспаленного сознания. Нет. Он не оскорбит память своей любимой подобным образом.

Он взглянул на Алана своими налитыми кровью смешанной с безумием глазами.

- Мне нужно еще.

- Нет, Питер, это не помогло, и вряд ли поможет, - сказал он, поспешно собирая свой чемоданчик.

- Но ведь я видел ее, разговаривал с ней, чувствовал! Почему сейчас ничего не получилось?! – в бешенстве кричал Питер.

- Другое стечение обстоятельств. Возможно, из-за отсутствия любви в твоей жизни, - предположил Дитон. - Я настоятельно тебе советую поговорить с Кристалл, - сказал Алан, выходя из его спальни.

***

Сегодня вечером истекал последний день лета. Стайлз наконец-то будет свободен. Время в поместье Уиттмор прошло для него относительно спокойно и увлекательно. Кора и Айзек часто брали его с сбой в разные походы, спортивные клубы и на увеселительные мероприятия.

С того дня, как Дерек наглядно показал Уиттморам «чей в лесу Стайлз?» те больше не лезли ни в постель к парню, ни в его душу. Питер же, как всегда, старался быть ненавязчивым.

Стайлзу не хотелось покидать поместье Уиттмор, не попрощавшись с Хейлом-старшим, и не сгладив тот неприятный инцидент вызванный жестокими словами по поводу матери, что он бросил альфе в лицо. И та оплеуха была вполне заслуженной.

Виноваты были оба. Но Стилински принял решение остаться человеком, и альфа должен был это решение уважать.

Подойдя к его кабинету, он тихо постучал.

- Заходи, Стайлз, - пригласил Питер.

Хейл стоял у окна, скрестив руки на груди.

- Я ухожу, - только и вымолвил Стайлз, зайдя в кабинет.

- Я уже это понял, – грустно заметил Питер, оборачиваясь и подходя к парню ближе.

Они несколько мгновений смотрели друг на друга, пытаясь сохранить в памяти образы, воспоминания, словно прощались.

- Извини… - вдвоем начали они.

- Питер я не хотел быть с тобой грубым в тот день, - начал первым Стилински, - я всего лишь хотел остаться самим собой, вот и все.

- Слишком человечен, - произнес Хейл, с ноткой восхищения, глядя на парня, - извини, что ударил тебя, не сдержался.

- Я часто бываю не сдержан, за что и получаю, - объяснил Стайлз улыбаясь.

Опять наступила неловкая пауза.

- Останься со мной, пожалуйста, - тихо попросил Питер, утопая в таком знакомом карамельном взгляде.

- Не могу, - так же тихо ответил парень, растворяясь в бездонной синеве глаз альфы.

- Тогда иди, - еле сдерживаясь, сказал Питер, - в память о твоей матери я не стану тебя преследовать. Надеюсь, Дерек о тебе позаботится.

Стайлз подошел к Питеру и по-дружески его обнял. Не ожидая такого откровенного жеста, Хейл несразу обнял его в ответ.

Вдыхая сладкий запах его юного тела, так похожий на запах Клаудии и, потираясь своим колючим подбородком о его макушку, альфа прошептал, еле сдерживая эмоции:

- Иди, мой мальчик. Еще мгновенье, и я не смогу тебя отпустить.

Нехотя разорвав свои объятия, он легонько подтолкнул парня к выходу.

- Я буду звонить, - зачем-то сказал Стилински, у самого порога.

Горько улыбнувшись такой сентиментальности, Питер произнес:

- Если ты все же передумаешь, ты знаешь, где меня найти.

Кивнув головой в ответ, Стайлз покинул кабинет Питера, резко и не осознано выдернув нижнюю карту из карточного домика хрупкого душевного спокойствия альфы.

Через несколько часов после отъезда Стайлза, Питер почувствовал, что снова начинает слетать с катушек. Ему немедленно нужен был секс да по жестче.

Позвав к себе Джексона, он содрал с него штаны вместе с боксерами и поставил на колени. Зайдя к нему сзади, он смачно плюнул себе в ладонь, смазывая дырку парня.

Расстегнув ширинку, Хейл достал свой член и запихнул в Джексона по самые яйца, вызвав у того крик боли и восторга.

Толкаясь в племянника, он неустанно думал про Стайлза. Про то, как он доверчиво обнял его перед уходом.

«Я так не могу» - подумал альфа, резко выходя и отпихивая от себя скулящего Джексона.

Тот, отлетев на несколько метров, и все еще находясь в возбужденном состоянии, имел наглость что-то мямлить.

- Что, дядя, моя дырка уже не достаточно для тебя хороша?

- Проваливай! - зло вымолвил Питер.

- Представь, что я Стайлз и попробуй еще раз, - не унимался Джексон.

Питер размахнулся и дал парню звонкую затрещину.

- Бей меня если хочешь, - продолжал наглеть Уиттмор, - люблю, когда ты заводишься. У меня аж яйца сводит, так сильно я тебя хочу.

Не выдержав, Хейл схватил парня за грудки и поднес его наглую физиономию к своему оскаленному лицу.

- Я сказал, пошел на хуй! – заревел альфа, выбрасывая того за двери своего кабинета.

Немного отдышавшись, Питер решил попытать счастье в другом месте.

Ворвавшись в комнату своей племянницы с весьма очевидным желанием, Питер нарвался на разъяренную Эрику, сверкавшую безумным взглядом и обнажившую клыки в предупредительном оскале.

Втянув в себя запах, Питер понял, что у маленькой сучки месячные.

Стрелой вылетев из ее комнаты, он направился к Кристалл.

Прямо возле ее комнаты, он вдруг вспомнил, что она в Австралии. Чисто по инерции, открыв дверь ее комнаты, он обнаружил испуганную, полуобнаженную женщину, прижимавшую к себе одежду, которую она, судя по всему, доставала из чемодана.

За секунду преодолев разделявшее их пространство, Питер смел чемодан на пол, бросил на кровать все еще испуганную Кристалл и лег сверху, пытаясь сорвать с нее трусики.

- Питер, пожалуйста, остановись, не нужно! – умоляла она, пытаясь скинуть его с себя. - У меня будет ребенок!

Хейл не сразу, обратил внимания, на то, что она говорит. Только лишь тогда, когда Кристалл стала царапать его лицо, чего раньше между ними никогда не было, он стал к ней прислушиваться. Она что-то твердила о ребенке.

Он откатился от нее и взглянул пристальнее. Кристалл как-то изменилась. Только сейчас он заметил, что у нее округлился живот налилась и без того полная грудь и выглядела она как обычная человеческая женщина.

- Ч-то з-за ребенок? – спросил Хейл, заикаясь.

- У меня будет ребенок. Твой ребенок, - сказала Кристалл, смело глядя ему в глаза.

Альфа начал часто моргать глазами, не веря услышанному.

- Мой? Как такое может быть? Все то время что мы занимались сексом, ты ни разу не забеременела.

- Я тоже считала себя бесплодной, пока не сдала все анализы, и Дитон не подтвердил, что я жду ребенка.

- Какой у тебя срок? – спросил он подозрительно.

- Три месяца, - ответила Кристалл, - это произошло в ту ночь, после отравления тебя ядом, когда ты метался в бреду и звал Клаудию. Я так выбилась из сил, ухаживая за тобой, что когда ты ненадолго затих, решила вздремнуть рядом на соседней подушке.

- И я взял тебя, подумав, что передо мной Клаудия? - спросил он неуверенно.

Женщина решила быть честной до конца и, набрав воздуха в легкие, выпалила:

- Вообще-то это я тебя взяла, пытаясь хоть как-то облегчить твои страдания и унять свои собственные. Я уже давно и безнадежно тебя люблю.

========== Глава 40 ==========

«Теперь все становилось на свои места, - думал Питер, - Клаудия, скорее всего, говорила про любовь Кристалл к нему и про их ребенка.

Преодолев пространство и время, все мыслимые и немыслимые законы мироздания, послав, куда подальше этот и тот свет, дух его любимой прорвался сквозь небытие, чтобы предупредить об этих двух вещах, на что Кристалл не смогла решиться».

- Почему ты сразу мне не сказала? – спросил он с ноткой раздражения.

- А как я могла? Если все, что ты когда-либо любил и желал в своей жизни, сводилось к Клаудии. Ты сходил с ума по ней живой, и стал одержим этой женщиной, когда ее не стало. Она была для тебя всем в твоей жизни, а я лишь бесплатной подстилкой, находящейся достаточно близко, чтобы утолять время от времени твою похоть. Ты не представляешь, сколько раз я душила свою гордость, позволяя тебе лечь в мою постель, зная, что ты никогда не посмотришь на меня иначе, нежели как на опытное, влажное и податливое тело.

Питера раздражала и одновременно восхищала ее откровенность, высказанная прямо в глаза в такой смелой, чуть резковатой форме. Он и в самом деле о ней так раньше думал. Хотя надо отдать Кристалл должное, она ни разу не отказала ему в постели и не изменила с другим. Он бы учуял, узнал, он бы…

Питер почувствовал, как глядя на свою любовницу, носившую его ребенка, в нем просыпается собственнический инстинкт.

Не подозревая о его мыслях, Кристалл продолжала изливать душу.

- Сперва, я ненавидела Клаудию всем сердцем. Но когда она ушла от нас, у меня появилась крохотная надежда, что ты все забудешь и обратишь, наконец, на меня свое внимание. Мы были бы неплохой парой. Я считала, что Клаудия для тебя всего лишь очередное увлечение, ведь вы так мало пробыли вместе. Как же я заблуждалась. Видя, как ты страдал при ее жизни и почти обезумел, когда она оставила этот мир, мне захотелось умереть вместо нее, такой одинокой, несчастной и никому не нужной я себя чувствовала. Поверь, Питер, существуй хоть малейший шанс поменяться с ней местами, я так бы и поступила. Потому что слишком люблю тебя, чтобы позволить тебе так страдать. И у меня еще есть надежда вернуть немного любви в твое черствое сердце. Если не меня, то постарайся полюбить хотя бы это невинное дитя что я ношу под сердцем, - сказала она, кладя руку на живот и еле сдерживая слезы.

Питер, не ожидая от себя подобного, привлек Кристалл к себе и начал поглаживать спину и плечи, пытаясь успокоить. Она тихо плакала, прижав кулачки к его груди.

Хейл ловил себя на мысли, что между ними никогда ничего подобного не происходило.

Все их разговоры, заводимые ранее, сводились либо к финансовым вопросам, либо к сексу, а то и к обоюдным оскорблениям.

Его тронул этот разговор по душам, вернее, если быть точным, монолог Кристалл. Он впервые взял на себя роль психолога, внимательно слушая о чьих-то душевных переживаниях. Что это с ним? Стареет, что ли? Откуда взялась в нем эта сентиментальность?

«Ну, и как мне теперь быть со всем этим? - серьезно задумался он, глубоко вздохнув. - Подумать только, я стану отцом», - неуверенно, с толикой гордости стал убеждать себя Питер.

Но для начала нужно было как-то успокоить Кристалл. Она не должна волноваться, это вредно для их ребенка.

- Кристалл, для меня это все так неожиданно, - сказал он в ее волосы, все еще прижимая женщину к себе, - я постараюсь, изменить свое отношение ко всему происходящему. Мне просто нужно время.

Всего на одну секунду его тело прошиб ледяной холод, войдя через темя и выстреливая через подошвы ног в пол. Время, вспомнил он предупреждение Клаудии. Его-то у Питера осталось совсем мало.

***

С какой-то непонятной грустью Стайлз возвращался домой. Ему бы радоваться, «тюремный» срок закончился, он на свободе, он все еще человек и гордится этим. Но этот прощальный взгляд Питера, вызывал в парне такую бурю эмоций, что он несколько раз порывался развернуть свой джип в обратном направлении. «Заключенный стал испытывать симпатию к своему тюремщику» - саркастически заметил Стайлз.

В словах альфы было столько мольбы, что Стилински даже не мог сказать, откуда у него взялись силы отказать ему. Парень никогда не считал себя жестоким, но в этом конкретном случае она была необходимой.

Он думал, если они мирно выяснят отношения, взаимно простят друг друга и разойдутся, как в море корабли, Стайлзу обязательно полегчает.

Почему тогда в его душу стало закрадываться тревожное чувство, словно он видел Питера в последний раз?

- Да что с ним может случиться, в самом деле? – пытался успокоить себя Стайлз. - Он альфа, крепкий и опытный волк, который сможет за себя постоять.

Несмотря на свой скверный характер, Хейлу-старшему удалось-таки проковырять своим когтем небольшое отверстие, дюйм за дюймом вбуравливаясь в глубь тела и подбираясь к душе и сердцу парня.

« У них, наверное, это семейное. Обладая животным магнетизмом всем нравиться и притягивать к себе», - подумал Стайлз улыбаясь, вспомнив о Дереке.

Стилински разрывался между этими двумя сильными и прекрасными представителями своего вида, такими похожими, и в тоже время такими разными.

- Вернись! – кричала одна часть его души, доводя до исступления. - Поезжай, и не оглядывайся! - кричала другая.

Вцепившись в ручку переключателя скоростей и включив четвертую передачу, он утопил педаль газа до самого пола.

- Нет, - говорил он себе, - я должен ехать в Бейкон Хиллс. Там мой дом, там отец, там Дерек, там мое будущее. А у Питера и так забот хватает. Зачем ему тощий, полный сарказма и сентиментальности малолетний придурок, всюду напоминающий его любимую женщину, которая давно умерла.

Стайлз не хотел сегодня возвращаться домой. Отец на дежурстве, и скорее всего, они увидятся только завтра днем, когда тот хорошенько выспится после ночного бдения.

Он направил свой джип к лофту Дерека. Наконец-то они увидятся после долгой разлуки, и парень постарается рассказать своему брутальному волчаре о чувствах переполняющих его сердце.

***

Припарковавшись на стоянке, Стилински заглушил двигатель авто и вышел из джипа. Поднявшись на этаж, где располагался лофт, он было хотел постучать, как дверь резко распахнулась, и Хейл схватив его в охапку, стал страстно целовать.

Оторвав парня от пола и, забросив его ноги себе на бедра, он стал вместе с ним заходить обратно в лофт.

- Малыш, я учуял твой запах еще когда ты только подъезжал, - говорил он, осыпая поцелуями его лицо и шею.

Стилински только и мог, что прерывисто дышать открыв рот, и закатив в экстазе глаза, млеть от умелых ласк Дерека.

Но Хейл прекрасно улавливал так же исходившие от парня эмоции, и решил поинтересоваться причиной их возникновения.

- Что тебя тревожит, любовь моя? – обеспокоено спросил Хейл, нехотя отпуская парня на пол, но все еще обнимая за плечи и глядя ему в глаза.

- Это Питер, - ответил Стайлз, - я считал дни, когда смогу, наконец, вырваться из-под его опеки. Но сегодня, когда пришло мое освобождение, и он хоть и нехотя, но все же отпустил меня, я был уже вовсе не так уверен, хочу ли этого всем сердцем.

- Питер часто вызывает во мне подобные чувства, - стал горячо говорить Дерек. - Порой, я восхищаюсь им и готов возносить до небес, а иногда готов проклинать, на чем свет стоит. Да за одно то, что он нас разлучил, я готов был его убить, представься мне такая возможность.

Увидев, как брови Стайлза слегка взлетели вверх, он сказал уже более спокойно:

- Он не всегда был таким черствым, холодным и расчетливым. Он был другим, когда твоя мать была с ним рядом. Он был счастлив. Как и я с тобой, - тихо добавил Дерек.

- Можно мне остаться у тебя, - наплевав на робость, спросил Стайлз.

- Господи, ты еще спрашиваешь, - простонал Дерек, - детка, да я дрочил чуть ли не каждую ночь, думая о тебе. Поверь, это весьма жалкое зрелище. Я так долго тебя не видел, что готов был сорваться, приехать и вырвать тебя из хищных лап Питера, насрав с Эйфелевой башни на приказ альфы, суливший мне, в случае ослушания, огромные проблемы.

Схватив руку парня и потянув ее вниз, Хейл положил ее на свою плоть, распиравшую джинсы.

- Чувствуешь, малыш? – спросил он томно, потирая ладонью Стайлза свою ширинку. - Ни одной, даже самой опытной шлюхе, не говоря уже про мою руку, не унять этот жар, который ты во мне разжигаешь, стоит о тебе подумать, либо уловить твой запах.

Стайлз стал легонько толкать Дерека в сторону дивана. Усадив его, парень стал на колени, расстегнул молнию на его джинсах и извлек рвавшийся наружу пульсирующий член.

Наклонившись, он прошелся своим языком по всей его длине от основания до головки и, слизнув капельку сочившейся смазки, заглотил его глубоко в горло.

Со стоном блаженства, Дерек стянув свои джинсы до колен, облокотился о спинку дивана, поддавая бедра навстречу жаждущему рту парня.

Стайлз старался чередовать свои ласки. Полностью вынимая член Дерека со рта, он ласкал его основание рукой, нежно облизывая головку и пощипывая губами крайнюю плоть. Потом он снова глубоко его заглатывал, в тоже время, играя его яичками, слегка сжимая и дразня.

Дерек приподнял свои бедра и, схватив Стайлза за голову, стал глубоко трахать, пытаясь достать до гланд. Спустя время, хрипя от мощного оргазма, он стал заливать своей горячей спермой рот, губы и подбородок парня. Стилински ловко подбирал языком и проглатывал эту жемчужную лаву, стараясь не упустить ни капельки.

После того как пенис Дерека был чисто вылизан, Хейл подтянул парня к себе и стал яростно таранить его рот своим языком, упиваясь вкусом своей спермы смешанной со сладостью рта Стайлза.

- Черт меня побери, малыш, - простонал он ему в губы. – Я, кажется, тебя люблю.

- Я тоже люблю тебя, - прошептал Стайлз, испытывая небывалое облегчение.

Крепко поцеловав его еще раз, Дерек отстранился, чтобы снять остатки одежды. Он подвел Стилински к своей большой кровати.

Забравшись на нее, он голый и покорный раскинулся перед Стайлзом во всей свой красе и мощи.

- Трахни меня, любовь моя, - сказал он, улыбаясь своей брутальной улыбкой, - трахни глубоко, жестко, грязно, как только ты и можешь. Чтоб у меня аж искры из глаз посыпались.

Испустив стон предвкушения, со сверкающими от дикого возбуждения глазами и колотящимся от адреналина сердцем, Стайлз, быстро раздевшись, накрыл Дерека своим телом, и спустя какое-то время, довел обоих до столь мощного оргазма, что казалось, будто их души покинули тела и надолго затерялись между ярчайших звезд бескрайней вселенной вечной любви.

========== Глава 41 ==========

Стайлз не хотел просыпаться, настолько сладким и глубоким был его сон. Они с Дереком любили друг друга почти всю ночь, не в силах насытиться изысканными ласками.

Они так и заснули. Дерек на спине, обнимая Стилински рукой, а тот, забросив ногу на его бедро, лежал на мощной теплой груди своего волка, провалившись в сон под размеренный стук сердца у себя под щекой.

Они принадлежали друг другу, как только могут принадлежать влюбленные, чьи сердца бьются в унисон, а тела сливаются в едином порыве. Запах их любви все еще витавший в воздухе, въелся им под кожу, вызывая приятную дрожь.

Нехотя приоткрыв один глаз, Стайлз потерся щекой и носом о сосок Дерека, заставляя его затвердеть. Вытянув кончик языка, он стал ласкать вершинку круговыми движениями.

- Малыш, ты выжал из меня все соки, - то ли простонал, то ли промычал сквозь сон Дерек.

Поцеловав его сосок, Стилински хотел было встать, но Дерек прижав его к себе не позволил ему этого.

- Но я не говорил, что не хочу повторения, - сказал он с улыбкой, все еще не открывая глаз.

- На самом деле, я просто к тебе заигрывал, - сказал Стайлз, покусывая его грудь и живот.

- Ах ты, маленький чертенок, - проворчал Хейл, смачно шлепнув Ситлински по заднице.

- Дерек, ночь действительно была божественной, но уже почти полдень и мне надо возвращаться домой. И прежде чем уехать учиться в полицейскую академию, я хотел бы все рассказать отцу и представить тебя как своего парня, - сказал Стайлз серьезно.

- Детка, после того как ты уедешь, твой отец откроет на меня сезон охоты, - сказал Хейл с ленивой улыбкой. – Выследит, подстрелит, шкуру постелит под ноги вместо коврика возле своей холостяцкой кровати, а голову насадит на пику и выставит во двор на всеобщее обозрение с надписью:

«Лапы прочь, от моего мальчика!»

- Я думаю, мы справимся. Я столько раз дурил ему голову и заговаривал зубы, что он, со своей работой, уже давно ни на что не обращает внимания и ничему не удивляется, - ответил Стайлз.

- Ладно, - сказал Дерек, сладко потягиваясь всем телом, - пойду, сварю нам кофе.

Трепетно поцеловав парня в губы и поиграв своим языком с его, Дерек с грацией прирожденного хищника быстро вскочил с кровати и неспешным шагом направился на кухню, сверкая своей мощной спиной и голым задом.

Заложив руки за голову, и глядя на божественно сексуальное голое тело своего любимого, удалявшегося в сторону кухни, Стайлз давясь обильной слюной, все еще себя спрашивал: «Неужели это все - мое?»

Нехотя оторвавшись от созерцания божества по имени Дерек Хейл, Стилински вытащил из рюкзака мобильник и набрал номер отца.

- Алло? – сонно ответил тот.

- Пап, это я. Привет! – сказал парень, стараясь придать своему голосу уверенности.

- Стайлз, привет. А который теперь час?

- Половина первого дня, - ответил Стилински, глядя на часы висевшие на стене лофта.

- Когда ты, наконец-то, вернешься домой? – возмущенно вопрошал отец.

- Я буду дома через час. Я тут кое с кем встречаюсь и хотел тебя официально представить, - сказал Стайлз, молясь о том, чтобы Дерек не шумел, а уж тем более не заговорил с ним, в то время как он беседует со своим отцом.

- Я буду дома до вечера, так что можете приходить, - добродушно ответил отец. - Как ее зовут? – поинтересовался он.

- Э-э, пап, я познакомлю вас при встрече, это сюрприз, - ответил Стайлз, бегая глазами по потолку.

- Надо же какая таинственность, - хмыкнул в телефон Джон, - ладно приходите, а там разберемся.

Отключившись, Стайлз вздохнул с облегчением. Почувствовав запах свежего кофе и тостов, он вскочил с кровати и пошел в ванную комнату приводить себя в порядок.

***

Подъехав вместе с Дереком к своему дому, Стайлз вышел из машины, на ходу забрасывая рюкзак на плечо, и шаря по карманам в поисках ключа от входной двери.

Подойдя вместе с Хейлом к крыльцу, Стилински тихонько, по системе ниндзя, вставил ключ в замочную скважину и начал открывать дверь.

Проникнув внутрь, они с Дереком немного расслабились, не обнаружив шерифа на месте и имея несколько минут чтобы подготовиться к серьезному разговору.

Только они ступили в гостиную и хотели присесть на диван, как увидели выходящего из ванной комнаты Джона Стилински, на ходу вытиравшего остатки пены с лица.

- О, как тихо вы вошли, - вместо приветствия сказал Джон. – А я ничего и не слышал, старею, наверное.

- Ну что ты, папа? Ты у меня еще жеребец о-го-го! – пытался пошутить Стайлз, сжав кулак, в попытке похвастаться мышцами своего плечевого сустава.

- Да уж, - неуверенно подтвердил отец. – Привет Стайлз, привет Дерек. А где же твоя девушка? – спросил Джон, взволновано себя оглядывая.

- Э-э вот, - сказал Стайлз, указывая на Дерека, - только это не девушка, а мужчина.

- Стайлз, мне вовсе не до шуток! - раздраженно сказал Джон.

- А я и не шучу, а говорю вполне серьезно, - сказал парень, не зная смеяться ему или плакать, глядя на выражение лица своего отца.

Шериф, как выброшенная на берег рыба, то открывал, то закрывал рот. А в конкурсе на частое хлопанье ресницами, он мог бы дать фору любой кокетке.

Все еще ничего не понимая, он стал переводить взгляд с одного на другого. Задержав свой взор на хмуром оборотне, он решил обратиться к нему.

- Дерек, ты взрослый человек, - обратился он к Хейлу, - объясни мне, пожалуйста, что здесь происходит?

- А что тут объяснять, сэр, - начал отвечать тот, пожимая плечами, - мне уже давно нравится Стайлз, у нас с ним охрененный секс и мы любим друг друга.

Стайлз хлопнул себя ладонью по лбу, не зная, куда девать глаза от столь откровенного признания Дерека.

Схватив Хейла за грудки, Джон Стилински припечатал того к стене.

- Да как ты смеешь такое говорить?! – бушевал отец Стайлза.

- Папа, не надо! – пытался утихомирить его парень.

- Не лезь, Стайлз! - коротко бросил тот, продолжая удерживать Дерека.

- Шериф, я, конечно, понимаю ваше душевное состояние, но не вижу ничего удивительного в данном факте.

- Что ты с ним сделал?! Он ведь совсем еще мальчишка! – орал Джон.

- Надеюсь, я сделал ему приятно, - мечтательно ответил Хейл, глядя на Стайлза. - Не волнуйтесь вы так по поводу его возраста, – нагло заявил Дерек, переводя свой взгляд на шерифа, - я вовсе не собираюсь пока вести его к алтарю и заводить детишек.

Встряхнув его что есть сил, Стилински-старший зашипел ему в лицо:

- Я засажу тебя в тюрьму, до конца твоих дней!

- У вас нет на это прав, Стайлзу уже восемнадцать, так что я чист, - оправдывался Хейл, которого уже порядком стала вводить в скуку данная ситуация.

- Я убью тебя, прямо не сходя с этого места! - угрожал Джон, чуть не брызгая слюной.

«Ну, что я тебе говорил?» - обратился он мысленно к Стайлзу, глядя на него со снисходительной улыбкой.

- Я сейчас же сотру эту наглую улыбку с твоего лица! - продолжал бушевать старший Стилински.

- Шериф, я бы вас очень попросил, перестать вытирать моей спиной стены вашей гостиной, - сказал Хейл все с той же наглой улыбкой. - Пора бы вам меня отпустить, а то ведь я могу рассердиться и сделать вам больно. А мне бы так этого не хотелось. Вы как ни как отец моего любимого.

На секунду застыв от столь откровенной тирады, произнесенной спокойным чуть с хрипотцой голосом, Джон стал походить на одну из восковых фигур мадам Тюссо.

- Шериф? – пытался вернуть его к реальности Дерек.

- Что? – непонимающе переспросил он.

- Руки, шериф.

Тот резко отпустил Хейла и вихрем направился к Стайлзу.

- Да ладно тебе пап… - пытался урезонить его парень.

Схватив сына за отвороты рубахи, Джон стал трясти его, что есть сил.

Услышав рык недовольного животного, исходящего от Дерека, шериф ткнул в него указательным пальцем, все еще сдерживая сына другой рукой.

- Даже не думай, оборотень! – пригрозил он. – Стайлз пока еще мой сын, и я имею право потолковать с ним по душам.

- Дерек, все нормально, я сам, - пытался успокоить его Сталз.

- Отзови своего наглого пса, и мы поговорим как мужчина с мужчиной, - обратился отец к сыну.

Стайлз, находясь в столь стеснительных обстоятельствах, покосился на Дерека и молча ему кивнул, прося оставить их с отцом одних.

- Пойду, погуляю, - нехотя ответил Хейл, указывая на входную дверь. – Если что, я рядом, - сказал он хмуро глядя на шерифа, как бы предупреждая.

После того как оборотень вышел за дверь, пошла жара.

Стилински старший уже не держал сына за грудки, а как медведь шатун ходил по комнате туда-сюда, метая молнии.

- Хорош сюрприз, ничего не скажешь! – бушевал он. – Это не сюрприз Стайлз, а реальная угроза схлопотать твоему старику сердечный приступ, с возможным смертельным исходом.

- Отец, твой “мотор” в отличном состоянии, учитывая, сколько «горючего» ты в него заливал все эти годы, - пытался отшучиваться Стайлз.

Пропуская, очередной сарказм сына мимо ушей, Джон продолжал.

- О чем ты вообще думал, куда ты смотрел?! – кричал отец. - Он же старше тебя!

- Ну и что, - отвечал Стайлз, - любви все возрасты покорны.

- Он же мужчина, - не унимался отец, - и мне трудно поверить Стайлз, что ты можешь быть голубым, - не унимался шериф.

- Почему ты решил, что я не могу им быть? – пожимая плечами, с глупой ухмылкой спросил Стайлз. – И с каких это пор ты записался в гомофобы?

- Господи, Стайлз, он же даже не человек, - пытался урезонить его Джон Стилински.

- Ну, с некоторых пор, меня потянуло на экзотику, - отбивался сарказмом парень.

- Ты хоть когда-нибудь будешь серьезным, без своих дурацких шуточек? - спросил отец, теряя терпение.

- Я такой, какой есть отец, мог бы уже привыкнуть, - спокойно сказал Стайлз. - Я люблю Дерека! И мне с ним хорошо, во всех смыслах этого слова. Он сильный, надежный, преданный и страстный.

- Парень, избавь меня от столь интимных подробностей, - пробурчал отец, слегка успокоившись.

- А ты не противься моему счастью. Я сделал свой выбор.

- Мне нужно время, чтобы признать тот факт, что мой сын влюблен в волка, - с тяжелым вздохом сказал отец.

Оба ненадолго замолчали. Потом посмотрев на своего сына, Джон Стилински привлек его к себе и крепко обнял.

- Я скучал по тебе, сынок, - сказал шериф дрожащим голосом.

- И я по тебе, пап, - ответил Стайлз, с навернувшейся слезой.

Разомкнув объятия, Стилински старший, с легкой грустью взглянул на сына.

- Скоро мы опять расстанемся, - сказал он тихо, - тебе надо будет ехать в полицейскую академию на учебу. Четыре года длинный срок.

- Я буду звонить, - обещал Стайлз, - приезжать на каникулы и праздники.

- Как хорошо, что ты дома, - сказал отец, глубоко вздохнув. - Я рад, что ты не стал таким как мама.

- Быть человеком не так уж плохо, - сказали они одновременно.

========== Глава 42 ==========

В окрестности Бейкон Хиллс пришла зима. Все шло своим чередом. Стайлз успешно учился в академии, и часто созванивался с отцом, Дереком и Питером. Альфа поделился с ним радостной новостью о том, что в семье Хейлов - Уиттморов скоро будет пополнение. Он так же, скрепя сердце, порадовался что Стайлз и Дерек вместе и у них все путем.

Кроме этого, Питер всерьез подумывал о восстановлении дома Хейлов, сгоревшего шесть лет назад. Хватит уже ютиться в усадьбе Уиттморов, у его ребенка должен быть свой собственный дом. Этот дом принадлежал его потомкам веками, настала пора вернуть ему былую славу и величие.

Как-то пригласив к себе Дерека, он сообщил ему о своих планах по реставрации их фамильного дома.

Не видя Питера почти полгода, Дерек заметил некоторые изменения, произошедшие в дяде. В глазах уже не было безумного блеска, но в них светилось некое ожидание чего-то, к чему он готовился весьма тщательно и щепетильно.

И что самое главное, не зная, что его ожидает, Питер совсем не испытывал страха. Складывалось впечатление, что ему надо было поскорее разобраться со всеми делами, пока еще есть время. И Хейл младший чувствовал своим нутром, что тут речь не только в ребенке, которого вот-вот родит Кристалл.

Дерек не мог не заметить, с какой нежностью дядя смотрит на эту женщину. Как ласково он поглаживает ее огромный живот, как улыбается, когда ребенок толкает его в ладонь. Отцовство определенно пойдет ему на пользу.

- Я выделил необходимую сумму, на восстановление нашего фамильного дома и нанял подрядчиков на строительство и ремонт - сказал ему Питер, отрывая Дерека от его мыслей.

- Если со мной что-нибудь случиться, я хотел бы чтобы ты продолжил начатое, - попросил он серьезно.

- Питер, что с тобой может случиться? – спросил Дерек с долей волнения. – Жизнь и так была к тебе жестока, ты не находишь? Клаудия, пожар, шестилетняя кома. У тебя будет ребенок, радуйся!

- Я радуюсь, - постарался успокоить его альфа, улыбнувшись. Только в глазах стояла легкая грусть, которой он и сам не мог дать объяснения.

- Почему вы с Кристалл не расписались? – выпалил Дерек, зная, что это не его дело.

- Это всего лишь формальность, - ответил Питер, пожимая плечами. - Я не вижу в этом большой необходимости. Мой ребенок будет носить мое имя и ни он, ни Кристалл, ни в чем не будут нуждаться. Может, со временем, я пересмотрю свою точку зрения.

Их разговор прервал стук в дверь. В кабинет влетела запыхавшаяся Кора и сказала, что у Кристалл начались роды.

- Кто-нибудь, позвоните Алану, - бросил Питер и помчался в комнату Кристалл.

Осложнений с родами не было, и к утру, под чутким вниманием Алана, прямо в своей кровати, Кристалл Уиттмор произвела на свет маленькую, но крепкую девочку.

- Поздравляю, Питер, - сказал Алан, передавая тому новорожденную дочь. – Подержи, пока я займусь Кристалл.

Дрожащими руками альфа взял крохотный сверток и расположил на сгибе руки. Он не мог насмотреться на это милое чудо, чмокающее губками, в поисках маминой груди. Ее маленькая головка была покрыта темным пушком, а глазки, скорее всего, будут такими же голубыми как у него.

Кристалл, которую Алан в скором времени привел в порядок и усадил на кровати, положив пару подушек под спину, попросила показать ей дочь.

С огромной осторожностью и трепетом Хейл поднес к ней крошку. Взяв ее на руки, Кристалл нежно поцеловала ее в лоб и приспустила рубашку, чтобы покормить.

- Что это со мной? – тихо спрашивал себя Питер, глядя на это божественное зрелище.

Он стал чувствовать, как не спеша в трещины его разбитого сердца, стал проникать теплый струящийся свет, заставляющий потихонечку затягиваться и срастаться его кровоточившие, до сей поры шрамы.

Кристалл не могла сдержать слез, от разрывающих ее душу эмоций и ощущений, в то время как она кормила свою дочь.

Улыбнувшись, женщина посмотрела на Питера, сидевшего рядом на постели.

Он наклонился и нежно поцеловал ее, погладив по щеке.

- Спасибо тебе за замечательную дочь, - сказал он, улыбаясь в ответ.

- Ну, и как же вы ее назовете? – спросил Алан, вытирая руки полотенцем.

- Клаудия, - вырвалось у Питера.

Переведя свой взгляд на Кристалл, он неуверенно спросил:

- Можно?

Видя, какой надеждой и счастьем зажглись глаза человека, которого она всем сердцем любила, Кристалл просто кивнула, искренне ему улыбнувшись.

- Вас можно поздравить? – улыбаясь, спросил Дерек, зайдя к ним спустя некоторое время.

Питер вложил в руки племянника сладко сопящую дочь и, сияя от счастья и распиравшей его гордости, сказал:

- Познакомся, Дерек. Это Клаудия, наша с Кристалл дочь.

***

Джексон Уиттмор как неприкаянный мерял шагами эллинг. Приехав домой на каникулы, спустя время, он просто не мог там находиться. Его тошнило от сладко-приторного чувства всеобщего счастья.

Мало того, что эта маленькая сопля не давала спать, так все еще носились с ней как с писаной торбой, то сюсюкая, то целуя ее пухлую попку.

Дерек названивал своему тощему уроду чуть ли не каждый день. Если бы у Хейла-младшего была возможность трахнуть Стилински через трубку телефонного аппарата, он бы так и сделал, такими слащаво-слюнявыми с сексуальным подтекстом казались Джексону их разговоры.

Питера, по которому Джексон безбожно сох, словно подменили. Все свое свободное время он проводил с Кристалл и их выродком.

Он ни разу, с тех пор как вышвырнул его из своего кабинета, не позвал его к себе. Джексон бы пришел, он бы позволил Питеру все. Бить, трахать, унижать. Если бы Питер только знал, как Джексон ревновал его ко всем, включая его новорожденную дочь, забиравшую у парня любовь всей его жизни.

А ведь все начиналось с обычного траха. Еще бы, обслужить самого альфу для Джексона было пределом мечтаний. Но потом, он по-глупому влюбился в своего дядю и ничего до сих пор не может с этим поделать.

Никто не видел, как он изводил себя на говно, когда Питер был с Кристалл или Эрикой. Никто не замечал, как он давился собственной желчью, от взглядов альфы, которые тот бросал на этого сученка Стайлза.

Он бы сделал для Питера все что угодно, посмотри тот хоть раз так на него. Но нет, альфа просто утолил с ним свою извращенную похоть и выбросил, как использованный презерватив. Он ни разу, с тех пор как Джексон приехал, даже не заговорил с парнем, считая того пустым местом. Его любовь отвергли, а его самого втоптали в грязь.

И, в результате, все в ослепительно белых фраках, а он - Джексон, в вонючем дерьме по самые уши. Нет, он не позволит им беззаботно жить за его счет. Никакого гребаного хеппи енда. В жопу всех!

Джексон был так взбешен, что выхватив из кучи металлического мусора увесистый якорь, с размаху швырнул его в деревянную панель. Та с треском раскололась, образовав небольшой проем.

Подойдя к нему и вынув якорь, Джексон обнаружил там тайник. Засунув туда руку, он извлек небольшую записную книжку, покрытую пылью. Открыв ее, он узнал, что книжка принадлежала его деду Норману Уиттмору.

Из записей было видно, что Норман долгое время сотрудничал с Арджентами, сливая информацию на неугодных ему оборотней.

Тут значился даже Бенджамин Хейл, отец Питера, зачеркнутый жирной линией, а напротив Клаудии Коул стоял прочерк и знак вопроса. Перелистав несколько страниц, он нашел номер телефона самого Джерарда Арджента.

В пропитанном ревностью и злостью мозгу Джексона стал созревать чудовищный план мести. А ведь парень чуть не забыл, что он чистокровный оборотень, аристократ, а не какая-то там шваль подзаборная.

Хватит Хейлам править кланом оборотней. Пришло его время. Пора Уиттморам занять это почетное место, дающее неограниченную власть. Он сдаст Ардженту Хейлов одного за другим. Питера, Дерека, Кору. Придет черед, и с этой малявкой он тоже разделается.

Недолго думая, он подошел к стационарному аппарату, висящему на стенке лофта. Набрав номер Джерарда Арджента, стал дожидаться ответа.

- Моему удивлению нет предела, - ответил на том конце скрипучий мужской голос. - Вот уже восемнадцать лет с этого номера мне никто не звонил. Норман, ты что ли?

- Нет сер, меня зовут Джексон Уиттмор. Мой дед давно умер. Я бы хотел вместо него предложить свои услуги.

- И какого они рода? – спросил Арджент.

- Я могу предоставить вам информацию обо всех Хейлах. Рассказать об их слабых местах, - чуть понизив голос и озираясь вокруг, сказал Джексон.

- И какая мне от этого выгода? – спросил Джерард.

- У вас появится возможность навсегда стереть этот род с лица земли, отомстив, таким образом, за смерть своей дочери.

- А тебе какая в том выгода? – задал интересовавший его вопрос Арджент.

- Месть, из личных побуждений. А еще, я желаю неограниченной власти, которую смогу получить став альфой.

- Дружок, а ты не подумал о том, что тебе придется собственноручно убить Питера?

- На секунду Джексона прошиб холодный пот, но его поезд под названием «БЕЗУМИЕ НА ПОЧВЕ РЕВНОСТИ И ЖАЖДЫ ВЛАСТИ, ЗАТМИВШЕЕ РАЗУМ», стал набирать обороты, которые он уже не в состоянии был сбросить.

Расценив его молчание как знак согласия, Арджент сухо сказал:

- Жду тебя через час, на заброшенном складе припортовой зоны номер шесть.

***

Явившись в указанное место, Джексон Уиттмор, обнаружил одинокую фигуру мужчины, стоявшую к нему спиной и смотрящую сквозь разбитое окно склада. Просканировав периметр, больше он никого не заметил и не учуял.

Мужчина повернулся, и Джексон заметил, что тот совсем старик, и никакой опасности не представляет. Арджент улыбнулся, стрельнув колючим холодом своих глаз.

- А ты совсем еще зеленый, щенок, - сказал мужчина и с небывалой быстротой и ловкостью что-то метнул в Джексона.

Вытянув из своей груди сюрикен, который показался Джексону комариным укусом, он обернувшись, бросился на старика. Но через мгновение уже лежал на полу в своем прежнем обличии абсолютно неподвижно, так и не нанеся мужчине ощутимого вреда.

- Яд Канимы. Им был густо смазан сюрикен, - стал объяснять Арджен, кружа вокруг поверженного Джексона, словно коршун над падалью.

Помахав своей рукой одетой в кожаную перчатку, Джерард продолжал:

– Весьма паршивая тварь, я тебе скажу. Ты обездвижен от кончиков пальцев до шейных позвонков, но прекрасно меня видишь и слышишь. Скажи мне, как можно быть таким тупоголовым? Где ваше хваленое волчье чутье? Должно быть, ты совсем отчаялся, или твоя гордыня выела все твои мозги, раз потеряв всякую осторожность и здравый смысл, ты притащил сюда свою жалкую задницу.

Джексон только и мог, что крутить глазами.

- Вы же все эти годы успешно работали с моим дедом! – кричал он. - Я пришел к вам добровольно! Я все вам расскажу, отпустите меня!

- Твой дед, был еще тот ублюдок, но он отнюдь не был так глуп. Норман никогда лично не приходил на встречу, а передавал информацию по почте, телефону либо через подставных лиц.

Подойдя к нему совсем близко, Джерард спросил:

-Знаешь, щенок, чего я больше всего не люблю?

Видя, как парень теряется в догадках, Арджент сам за него ответил:

- Предательства, - холодно ответил тот. - Как бы мне не хотелось лишать ваш волчий мир такой смазливой мордашки, ты умрешь приятель, в страшных муках, зная, что предал своих же. Но прежде, ты сослужишь мне неплохую службу.

Наклонившись над юным Уиттмором, Арджент достал из внутреннего кармана шприц и, сняв с него зубами колпачок, воткнул в шею парня.

“Господи, что же я натворил?!” - пронеслось в голове Джексона, прежде чем он потерял сознание.

========== Глава 43 ==========

Засидевшись до поздней ночи у себя в кабинете, Питер решил, что на сегодня с него хватит дел и забот, пора и отдохнуть от трудов праведных. Приняв душ, он подошел к своей кровати и лег поверх одеяла. Но сон все не шел. Какая-то смутная тревога закрадывалась в душу. Его собственная комната показалась ему в этот миг холодной и чуждой. Накинув халат, он решил пойти посмотреть как там Клаудия и Кристалл.

Выйдя из своей комнаты, он неслышно прокрался в детскую. Обе его женщины мирно спали. Он склонился над колыбелькой, нежно прикасаясь тыльной стороной ладони к пухлой щечке. Питер невольно вспомнил свое детство. Потом, как у его сестры Талии появились дети - Лора, Дерек, а спустя время и Кора.

Он с грустной улыбкой напомнил себе как в его жизни, пусть и ненадолго, появился Стайлз, привнеся в душу альфы, целую бурю эмоций. Он скучал по этому парню и мечтал увидеть его как можно скорее, пока еще есть время.

«Дети так чисты и невинны», - думал Хейл, улыбаясь дочери. Странно, но находясь в этой комнате, он ощущал такое умиротворение и покой, словно был уставшим путником, нашедшим долгожданное пристанище после тернистого и казавшегося ему бесконечным пути длинной в жизнь. Питер даже подумал остаться здесь на ночь, а может и на все оставшееся время, что было ему предначертано, чего ранее он никогда бы не сделал.

Развернувшись, он увидел, что Кристалл проснулась, и собиралась встать.

- Она опять плакала? – спросила женщина сонно. – Господи, я так устала, что должно быть крепко уснула.

- Не волнуйся Кристалл, с малышкой все в порядке, она спит, - стал успокаивать ее Питер.

Женщина облегченно откинулась на подушки, но заснуть уже не смогла.

- Тогда, что ты здесь делаешь? - спросила она заинтересованно.

- Да что-то не спалось, решил узнать как вы?

- У тебя усталый вид, - заметила Кристалл, - иди, отдыхай.

- Я хотел бы сегодня остаться здесь, - услышал Питер свой голос. – Я лягу на диван, - быстро добавил он, видя, как женщина удивленно приподняла бровь.

- В этом нет необходимости, - ответила Кристалл, - ложись на мою кровать, нам двоим здесь хватит места. Но учти, твоя дочь может тебя разбудить в ближайшее время, требуя еды.

Решив рискнуть и остаться, Питер лег на другую половину кровати. Втянув сладкий запах материнства, он, повернувшись на бок, привлек Кристалл к себе и зарывшись носом в копну ее светлых волос, поцеловал в затылок. Его стало клонить в сон, и через несколько минут он уже мирно похрапывал.

Ее сердце пропустило удар, дыхание сбилось. Как же долго она ждала чего-то подобного. «Настоящая семья, как и должно быть», - пронеслось у нее в голове. Взяв его руку, Кристалл прижала ее к своей груди и, счастливо улыбнувшись, стала проваливаться в сон.

***

Глотнув изрядную горсть прописанных врачом пилюль, становившихся малоэффективными, Джерард Арджент стал нетерпеливо дожидаться, когда же этот щенок, наконец-то, придет в себя.

- Окати его водой, - скомандовал он своему подручному.

Один из охотников, взяв ведро, вылил его на подвешенного к потолку оборотня, все еще находящегося в бессознательном состоянии. Джексон, фыркая от ледяной воды, стал открывать глаза, и морщиться от яркого света бьющего в лицо.

- Пора просыпаться, сученок! – скомандовал подручный.

Джексон обнаружил, что находится на том же заброшенном складе, а за окном уже глубокая ночь. Он, с обнаженным торсом подвешен, к потолку, и веревка, стягивающая кисти рук, впиваясь в кожу, вызывает дикую боль.

- Веревка пропитана аконитом, - любезно подсказал ему Арджент, видя как парню неуютно. – И так, приятель, я тебя внимательно слушаю. Так, где у Хейла слабое место?

- Пойди и спроси у него сам, гребаный мудила! - стал огрызаться Джексон, прекрасно зная, что он уже покойник.

Джерард дал знак своему подручному и тот, достав электрошоковую дубинку, прошелся ею по мокрому телу оборотня, вызвав у того истошный крик боли.

- У меня мало времени, - прогремел Арджент, - так что советую тебе все рассказать, после чего ты сможешь, наконец-то, отправиться к своим мертвым сородичам.

Видя, что парень сцепив зубы, молчит, Джерард выхватил у подручного дубинку и сам припечатал ее к телу парня, и не убирал до тех пор, пока по комнате не стал распространяться запах паленой плоти.

- Стайлз! – прокричал Джексон, не в силах вынести такую муку. Ему казалось, что сердце вот-вот разорвется, а сам он просто превратится в угли.

- Какой еще Стайлз? – раздраженно спросил Арджент.

Стайлз Стилински, - задыхаясь, ответил Джексон. - Он обыкновенный человек, подросток. Его мать была оборотнем-полукровкой, в которую Питер был страстно влюблен. Забрав его, вы нанесете удар сразу по двум Хейлам. И Питер и Дерек питают к парню нежные чувства, - словно выплюнув, сказал Джексон.

- Что за бред? - спросил Джерард. - Питера не так-то легко выманить или поймать, он всегда так расчетлив, холоден и осторожен. Зачем ему рисковать своей жизнью из-за какого-то пацана?

- Потому что, он сын его любимой женщины, которая давно умерла, а Стайлз так сильно на нее похож. Я говорю правду! - заорал Джексон, заметив, как его снова собираются прижечь током. – Есть еще один человек, ради которого Питер пойдет на все, - стал быстро говорить парень. – У него недавно родилась дочь. Кристалл завтра собиралась поехать с ней в Бейкон Хилс, показать детскому врачу.

- Ну, что же, мистер Уиттмор, - сказал Арджент напыщенно, - с вами приятно было иметь дело. Кончайте с ним! - приказал он подручным, отдавая электрошокер.

Развернувшись, он стал удаляться в сторону выхода, упиваясь предсмертными криками агонизирующего тела, такого молодого, симпатичного, но в то же время глупого и подлого оборотня.

«Стилински? - задумался Арджент, садясь в свою машину. Фамилия показалась ему весьма знакомой. – Уж не сынок ли это окружного шерифа? Это может несколько усложнить задачу. Надо узнать где он сейчас или постараться перехватить его до того как он все сообщит своему отцу. И если этот Стайлз поможет выманить Хейла из его тщательно охраняемого логова, то останется жив, а если откажется, - подумал Джаред, хищно улыбаясь, - что ж, на этой грешной земле на одного парнишку станет меньше, будь он хоть сыном самого Господа Бога».

***

На следующий день, когда Питер уехал проконтролировать как продвигается работа по восстановлению дома Хейлов, Кристалл, взяв переносную люльку со спящей в ней дочерью, решила поехать в город. Ей нужно было показать Клаудию педиатру, и самой зайти в женскую консультацию. Через несколько дней наступит полнолуние, и Кристалл опять станет оборотнем. Она соскучилась по своей силе, по своему зверю, страстно желавшему проявить свою натуру и насладиться свободой.

Положив люльку на заднее сидение и, зафиксировав ее ремнями безопасности, она села за руль и отправилась в город.

Пройдя все необходимые процедуры у педиатра, Кристалл решила вместе с дочерью навестить Алана Дитона, чья ветеринарная клиника находилась поблизости. Посетителей в клинике не наблюдалось, и Кристалл постучавшись, вошла в его кабинет.

- Привет, Алан, - радостно прощебетала она. - Надеюсь, ты не против, что мы с Клаудией решили тебя навестить?

- Что ты, я несказанно рад, - сказал он, поднимаясь из-за стола. - С вами все в порядке?

- С Клаудией все нормально, ребенок развивается согласно возрасту, так сказал педиатр, - ответила Кристалл, пожимая плечами.

Потом, взглянув на Алана, который не мог оторвать умиленного взгляда от ее дочери, предложила:

- Послушай, побудь немного с Клаудией, а я быстро сбегаю в женскую консультацию и через час вернусь.

- Ладно, - неуверенно сказал Дитон.

- Не волнуйся, я только ее покормила и сменила подгузник, - заверила его Кристалл, - она не доставит тебе хлопот. Я мигом, если что - звони, - сказала она, направляясь к выходу.

Кристалл вышла из ветлечебницы и направилась в центральную поликлинику, находящуюся в паре кварталов, не подозревая, что за ней следят несколько мужчин, сидящих в крытом фургоне.

***

Успешно сдав сессию, Стайлз возвращался в Бейкон Хиллс на каникулы. Въехав в город, он вклинил свой джип в поток машин, и стал ловко межу ними лавировать, свернув на дорогу, ведущую к его дому. Проезжая улицу, примыкавшую к территории центральной городской клиники, он несколько сбавил скорость, увидев знакомый силуэт.

Посигналив женщине, которая быстро шагала по тротуару Стайлз, опустив стекло, стал ей махать.

- О, Стайлз, привет! - искренне улыбнувшись, сказала слегка запыхавшаяся Кристалл. – Как хорошо, что ты, наконец, приехал. Я и Питер будем рады тебя видеть в поместье Уиттмор. Когда ты к нам заглянешь?

- Думаю, на днях, - ответил Стайлз. – Ты куда-то спешишь? Давай я тебя подвезу, предложил он, открыв пассажирскую дверцу.

- Хорошо, - сказа Кристалл, юркнув на сидение. - В нескольких кварталах отсюда, расположена ветлечебница Алана Дитона. Подбрось меня к ней, заодно, познакомишься с маленькой Клаудией.

- Что она делает в ветлечебнице? – шутя, спросил Стайлз. - Она что, начала покрываться шерстью, или у нее вырос пушистый хвостик?

- Нет Стайлз, - мягко ответила Кристалл, улыбнувшись, - просто я решила на часок оставить ее у Алана, пока занималась своими делами.

Подъехав к ветлечебнице, Стайлз заглушил двигатель и помог Кристалл выбраться из авто. Улица выглядела на редкость пустынной. Пройдя несколько десятков ярдов в направлении здания, им преградил путь фургон, резко скрипнув тормозами. Из него стремительно выскочили трое здоровенных амбалов.

- Что за…? – только и успел вымолвить Стайлз, как ему в нос ударил едкий запах какого-то вещества, от которого он стал терять сознание. С Кристалл производили те же манипуляции.

Забросив почти бесчувственного Стайлза в салон, один из нападавших обернулся в сторону клиники.

- А как же ее выкормыш? – грубо спросил он своего подельника, пытавшегося затолкнут сопротивлявшуюся женщину в фургон.

- Хрен с ним, мы и так тут шума наделали, сматываемся! – прокричал другой, закрывая двери.

Услышав резкий скрип тормозов, Алан выбежал из клиники, и увидел, как на противоположной стороне стоит фургон, а двое подозрительных типов пытаются запихнуть туда Кристалл.

- Стойте, уроды! Оставьте ее в покое! – стал кричать Алан, начав движение в сторону похитителей.

- Сматываемся! – крикнул один из них. Пока Дитон добежал до места похищения, фургон уже скрылся за углом. Алан некоторое время простоял на месте преступления, в растерянности и бессилии оглядываясь по сторонам.

«Ребенок!?» - с ужасом вспомнил он, быстро возвращаясь в клинику и коря себя за беспечность. Вернувшись в свой кабинет, он облегченно вздохнул, увидев крошку, мирно сопящую в переносной люльке.

Достав свой мобильный, он стал набирать номер Питера.

- Давай, возьми трубку! - в нетерпении ждал ответа Алан.

После продолжительных гудков, телефон переключился на голосовую почту.

- Твою мать! Ну же, Питер! Где тебя носит?! – кричал Алан в пустоту.

После нескольких попыток он бросил эту затею и решил поехать к нему сам.

Быстро собирая свои вещи, он снова достал мобильник и набрал Дерека.

- Алло? – ответил тот.

- Дерек, слава Богу, я хоть к тебе дозвонился, - облегченно сказал Дитон. - Кто-то похитил Кристалл, прямо возле моей ветлечебницы.

- А крошка Клаудия?! – спросил Дерек встревоженно.

- Она в безопасности, она со мной, - поспешил его заверить Дитон. - Кристалл зашла ко мне в гости, и попросила за ней присмотреть, пока она посетит своего врача. Я не могу найти Питера, где он?

- Скорее всего, возле нашего дома, следит за восстановлением и ремонтом. Там, наверное, такой грохот, что он просто мог не услышать звонка, - ответил Дерек.

- А ты сейчас где? – спросил его Алан.

- Я у себя в лофте. Сегодня должен приехать Стайлз.

- Вот что, думаю, Стайлз тебя подождет. Скорее приезжай ко мне, и мы вместе отвезем малышку домой. Так будет безопаснее всего. Ей надо будет найти кормилицу, или хотя-бы купить молочную смесь. Я не знаю, сколько пройдет времени, пока мы разыщем Кристалл.

- Я понял, Алан. Буду у тебя через пятнадцать минут.

Когда Дерек подъехал к ветлечебнице, Алан вместе с Клаудией нетерпеливо ждал его на крыльце, подозрительно озираясь вокруг.

- Где это произошло? – спросил Дерек, быстро выходя из машины, - я попробую уловить запах Кристалл.

- Там, - сказал Дитон, указывая на противоположную сторону, следуя за Дереком. Подойдя к месту похищения, Дерек стал глубоко втягивать носом воздух. Он ощущал запах Кристалл, еле уловимый. Ему что-то мешало сосредоточиться. Что-то до боли знакомое было в воздушной взвеси окружавшей улицу.

«Стайлз!» - промелькнуло у него в голове. Быстро став оглядываться, Дерек обнаружил джип парня, припаркованный у обочины. Он быстро устремился к нему, на ходу набирая номер Стилински.

- Ты куда? – чересчур громко спросил Дитон продолжая следовать за ним, чуть не разбудив Клудию. Прижав ребенка к себе, он стал ее тихонечко укачивать.

- Это джип Стайлза, - стал объяснять Дерек, которому в душу ледяными щупальцами стало закрадываться нехорошее предчувствие.

Подойдя к джипу, сквозь стекло он увидел рюкзак парня, валявшийся на заднем сидении. Его мобильный телефон лежал на торпеде, издавая жалкие вибрации и высвечивая имя «Мой любимый волчара».

“Где же ты, Стайлз?!” - мысленно кричал Дерек.

Отключив телефон, Дерек глухо зарычал не в силах скрыть свою боль.

- Скорее всего, Стайлза тоже похитили, - предположил он глядя на Алана. - Его запах обрывается там же где и запах Кристалл, возле фургона, который ты видел.

- Я видел лишь, как в фургон заталкивали Кристалл, - ошарашенно сказал Алан.- Пока не наступит полнолуние она всего лишь обычная, недавно родившая женщина, а Стайлз всего лишь подросток, у них нет ничего общего. Кому понадобилось их похищать?

- Тому, кто решил таким образом отомстить Питеру, да и мне тоже, забрав самое ценное в жизни, - мрачно ответил Дерек. – Крошке Клаудии просто повезло, что она не оказалась в его грязных лапах. Их похитили люди Джерарда Арджента, но я не знаю, куда их увезли. Поехали, - сказал он Алану, возвращаясь к своей машине, - нам надо обо всем рассказать Питеру и поставить в известность отца Стайлза. Боюсь, без полиции тут не обойдется.

========== Глава 44 ==========

Стайлз стал приходить в себя, ощущая свое тело все еще тяжелое, будто налитое свинцом, лежавшим на чем-то жестком и холодном. В воздухе пахло затхлой водой ржавчиной и какой-то гнилью. Его руки были стянуты веревкой, а глаза завязаны какой-то тряпкой.

- Шеф, вот все что при них было, - услышал он мужской голос. - У парня только ключи от машины и права, а у женщины сумочка со всяким барахлом. Ее мобильник мы сразу выключили.

- Небывалая удача, - хвастался другой, - нам удалось схватить сразу двух зайцев, да еще с одного места.

Стилински стал шевелиться, пытаясь освободиться от веревок. Кто-то подошел и сдернул с его глаз повязку.

Поморгав глазами и, оглядевшись по сторонам, парень предположил, что они находятся на каком-то заброшенном складе, судя по всему не далеко от порта.

В помещении, помимо него и Кристалл, было еще человек двенадцать. Все они были вооружены до зубов.

В одном из углов располагался старый стол и несколько ветхих стульев, на одном из которых восседал словно на троне пожилой мужчина.

- Стайлз, ты как? – обеспокоенно спросила Кристалл, слегка морщась от боли. Веревка, которой она была плотно перемотана, доставляла ей, куда большее неудобство, чем ему.

- Я-то нормально, ты как? Почему у тебя рубцы? – встревоженно спросил он, замечая на ее нежной коже красные кровоточащие полосы.

- Они смочили веревку аконитом, - простонала она.

- Эй вы, уроды! Немедленно нас освободите! – крикнул Стайлз, обращаясь к толпе.

К нему подошли несколько амбалов и подняли его с пола. Слегка встряхнув парня, они, подхватив его под локти, потащили в сторону стола.

- Помогите! – орал Стайлз, упираясь ногами и взбрыкивая всем телом. – Кто-нибудь!

- Заткнись, щенок! - скомандовал один из мужланов.

К ним на встречу, не спеша, шел пожилой мужчина, сверля своими колючими глазами.

- Нас уже ищут, - не зная так ли это, в самом деле, стал блефовать Стайлз. – Мой отец шериф и вы здорово пожалеете…

Раздался звук пощечины. Голова Стайлза, резко дернувшись, вернулась на место.

- Не смей его трогать, старый ублюдок! - закричала Кристалл.

- Захлопни пасть, стерва, не то мальчонке будет хуже! – рявкнул на нее Джерард.

Глядя своим саркастическим, с толикой удивления взглядом, на своего обидчика, парень, нагло высунув свой язык, медленно слизал каплю крови с разбитой губы.

- А ты еще, что за хрен с горы? – спросил Стилински, пытаясь улыбнуться.

- Это не важно, - пропуская колкость парня, мимо ушей, сказал Арджент. – Ты, наверное, уже понял кто я, и чем моя семья занимается? Мне нужен Питер Хейл. Я хочу, чтобы ты позвонил ему и слезно попросил притащить сюда его задницу.

- А говна печеного не хочешь? – нагло предложил Стайлз. – Сам насру, сам испеку.

Раздалась еще одна пощечина. Сплюнув кровь на пол, парень уставился на старика и, кривя губы, сказал:

- Легко бить человека, когда его удерживают. И не стыдно тебе, дедуля?

От такой наглости, брови Арджента взметнулись почти до лысины.

- Любишь играть, да? – спросил он парня с азартным огоньком в своих глазах. - Отпустите его, - скомандовал он своим помощникам, - и развяжите сосунку руки. Сейчас посмотрим, на что он способен, кроме как языком молоть.

Стайлза освободили от потных рук и тесных пут веревки, и толкнули к Ардженту, стоявшему посреди помещения со слегка приподнятыми и сжатыми в кулаки старческими, но на вид еще крепкими руками.

Стайлз и Арджент, стали ходить кругами, выискивая слабые места, друг друга. Старик нещадно наносил парню удар за ударом, видно сказывался многолетний опыт. Как же в этот момент Стайлз жалел, что не позволил Питеру себя укусить. Он бы враз смешал старикашку с дерьмом.

- А ты неплохо держишься, дедуля, - сказал Стилински, с трудом уходя от ударов, падая и снова вставая. - Сколько тебе лет? Девяносто? – продолжал он словестное издевательство. - Смерть поссать отпустила, а ты еще и хорохоришься.

После этих слов на Стайлза посыпался такой шквал ударов, поваливший его на пол, что он только и мог, что сгруппировать свой корпус, подтянув колени к груди и поставить блок из согнутых в локтях рук, чтобы защитить голову и жизненно-важные органы, как его учили Дерек и Питер.

- Перестань, хватит! – кричала Кристалл. - Он всего лишь мальчик, ты же его убьешь!

Отшвырнув от себя изрядно избитого Стилински, который, судя по всему, был в ауте, Арджент задыхаясь, бросил ненавистный взгляд на женщину.

- Тащите ее сюда, - скомандовал он. Кристалл подхватили под руки, и стали выволакивать на середину помещения.

- Снимите с нее веревки, - скомандовал Арджент, - от этой сучки сейчас не больше вреда, чем от обычной бабы.

Один из подручных стал резко срывать с нее веревки, попутно шаря по ее полной груди. Издав вскрик омерзения, и попытавшись вырваться, Кристалл только ухудшила положение. Разорвав лиф ее платья он с силой надавил ей на грудь, обдавая вонючим дыханием лицо.

- Будь мы одни, я бы с тобой славно развлекся, - шептал он ей на ухо.

Из груди Криталл стало сочиться молоко. Почувствовав в своей ладони что-то теплое и мокрое, мужчина, до этих пор шаривший по ее телу, брезгливо вытер ладонь об брюки.

- Фу-у, какая гадость, - сказал он с омерзением и, толкая ее в спину, скомандовал, - давай, шагай, тварь!

Когда упирающуюся Кристалл подвели к Ардженту, тот схватил ее за лицо и стал медленно вертеть то в одну, то в другую сторону.

-Хороша чертовка, - сказал он с ноткой восхищения. - У Хейлов всегда был хороший вкус на смазливых баб и парней.

Женщина дернула своей головой, высвобождаясь из захвата этого грубого чудовища, называющего себя человеком, и с ненавистью на него уставилась.

- Ну что, позвонишь своему любовничку? Попросишь прийти и спасти себя от тяжкой участи? – спросил Арджент ехидно.

Кристалл набрала полный рот слюны и смачно плюнула тому в его мерзкую физиономию. По помещению прокатился общий вдох удивления.

- По-видимому, нет, - спокойно сказал старик, достав из кармана носовой платок и стирая плевок с лица.

Размахнувшись, он с такой силой ее ударил, что у Кристалл зазвенело в ушах, а на глаза навернулись слезы. Снова резко схватив женщину, он стал цедить каждое слово прямо ей в лицо:

- Сделаешь так еще раз, подстилка гребаная, я найду твоего выкормыша и разорву прямо у тебя на глазах. Потом, кусок за куском буду запихивать его туда, откуда он недавно вылез. Отшвырнув от себя женщину, он направился к своему столу.

- Опять все придется делать самому, - сказал он, тяжело вздохнув. Взяв со стола мобильный телефон Кристалл, Арджент, включив его, стал набирать номер Питера Хейла.

***

Несколькими часами ранее.

Следя за тем, как идет строительство его дома, Питер задумался над тем, что так сладко как этой ночью, когда он был с Кристалл, ему не спалось довольно давно.

Во сне он видел мать Стайлза, Клаудию. Они шли по льняному полю, пестревшему голубыми цветками. Питер нежно ее обнимал, а она целовала его и улыбалась от счастья. Он чувствовал, что в Клаудии что-то неуловимо изменилось, легкий нюанс, которого он ранее не замечал. Но он вовсе ее не портил, а делал еще красивее, ярче, желаннее.

Когда он сегодня проснулся, ему не захотелось покидать детскую. Не хотелось выпускать из объятий Кристалл и крошку Клаудию, вообще не хотелось куда-либо сегодня уходить и отпускать их от себя.

Питер, ловил себя на мысли, что стоит тут посреди строительной пыли, грохота оборудования и криков рабочих и как счастливый дурак улыбается своему сну и прекрасному утру. Плевать! Когда еще быть счастливым, как не сейчас?

Его отвлек резкий скрип тормозов. Обернувшись, он увидел как Дерек, а за ним и Алан Дитон с плачущей малышкой Клаудией на руках выскочили из машины.

- Что случилось? Что-то с ребенком? Где Кристалл? – стал засыпать вопросами Питер, подбегая к ним на встречу, и забирая у Алана свою дочь. – Тихо, маленькая. Папа здесь, - стал он ее укачивать.

- Что с твоим телефоном? – в негодовании спросил Дерек.

- Я оставил его в машине, - с досадой сказал Питер.

- Арджент похитил Стайлза и Кристалл, прямо возле клиники Дитона. Я был там и учуял запах их обоих. Там же Стайлз оставил свой джип. Они видимо встретились где-то в городе, и парень решил ее подвезти до ветклиники. А потом, подъехал какой-то фургон, из него выскочили эти бандиты, чем-то обоих одурманили, быстро загрузили в салон и скрылись. Слава Богу, что крошка Клаудия в безопасности, - быстро объяснял Дерек.

- Ты звонил Кристалл на мобильный? – встревоженно спросил Питер Алана.

- Бессчетное количество раз, его, скорее всего, отключили, - с сожалением сказал тот.

- Нам нужно поставить в известность шерифа Стилински, и придумать, чем накормить Клаудию, она может скоро проголодаться, - сказал Дерек.

- Тогда едем в Бейкон Хиллс прямо в полицейский участок, а там что-нибудь придумаем. Поезжайте с Аланом. Я последую за вами в своей машине.

Алан забрал у Питера ребенка и отнес его в автомобиль Дерека, где находилась переносная люлька. Клаудия стала громко плакать, требуя маму и еду.

- Успокойся, крошка, - говорил Алан ласково, - все будет хорошо. - А у самого мурашки бегали по коже, от смутного сомнения, терзавшего его душу.

***

Приехав в участок, Питер с плачущей Клаудией на руках, Дерек и Алан узнали, что шерифа округа нет на месте. Он в другом штате и будет только через несколько дней.

Но есть заместитель шерифа, некий Джордан Пэрриш, хоть и молодой, но весьма толковый офицер, который вызвался им помочь.

Их попросили пройти во временно пустовавший кабинет шерифа.

Узнав, что похищен не кто иной, как сын босса, Джордан на секунду растерялся, но потом быстро пришел в себя.

- Мистер Хейл, - обратился к нему Пэрриш, - вы можете временно передать свою дочь на попечение женского персонала нашего участка. У нас есть комната матери и ребенка, и я вас уверяю, о ней прекрасно позаботятся. В ближайшее время, - продолжал офицер, - я буду вынужден поставить шерифа Стилински в известность по поводу похищения его сына. А пока, мы поставим ваш телефон на прослушку, в случае если похитители позвонят с целью выкупа.

- Они не попросят выкупа. Я знаю, кто их похитил. Нам нужно узнать всего лишь, где их содержат. Будьте уверены, со мной обязательно свяжутся, - заверил его Питер, - но, спасибо за оперативность.

К ним подошла приятная женщина в полицейской форме и предложила забрать плачущую девочку, с целью провести с ней все необходимые процедуры положенные новорожденным.

- Папа любит тебя, Клаудия, - сказал Питер, нежно поцеловав дочь в пухлую щечку. Нехотя, передав малышку улыбавшейся женщине, Хейл серьезно глянул на Дитона.

- Ступай с ней, Алан. Не спускай с моей дочери глаз. Пообещай мне, что позаботишься о моей крошке, - горячо сказал Питер.

- Я буду ее беречь, как свою собственную, - серьезно ответил Алан.

- Спасибо, друг, - сказал альфа, обняв Дитона. Тот не сразу, но тоже его обнял, прекрасно все осознав.

Когда Алан покинул кабинет Джона Стилински, раздался телефонный звонок.

- Наконец-то,- спокойно сказал Питер, достав телефон из кармана и включив громкую связь.

- Алло? - сказал он.

- Привет, Хейл, - раздался скрипучий голос Арджента. – У меня твоя ощенившаяся сучка и парнишка, в котором ты души не чаешь. Я на заброшенном складе припортовой зоны номер шесть. Жду тебя через час. Приходи один. Никаких дружков, никакой полиции или они умрут.

- Я иду, - холодно ответил Питер и нажал на кнопку отбой.

========== Глава 45 ==========

- Собери всех кого сможешь, - говорил Питер Дереку, покидая участок. - Полицию можешь тоже привлечь, но скажи им, чтобы держались пока на расстоянии, мы сильно рискуем.

- Я пойду с тобой! - бушевал Дерек, глядя на внешне спокойного Питера. - Вот ведь тварь паршивая, старый гребаный гандон! - проклинал он Арджента.

- Нет, Дерек. Ты же слышал, я должен пойти туда один.

- Но ведь они могут тебя убить! – ревел Хейл младший.

- Если есть шанс спасти их жизни, я готов рискнуть. Послушай меня, - сказал он Дереку, привлекая к себе, - я верну Стайлза, обещаю тебе. Пошли.

Подойдя с Дереком совсем близко к складу, Питер увидел, что Арджент выставил несколько часовых у входа.

- Возвращайся к Пэрришу, и скажи ему и его подручным, чтобы ничему не удивлялись. Они должны будут снять часовых, как только увидят волка бегущего ко входу на склад, - сказал он торопливо Дереку, - да проследи, чтобы все так и было. Прощай, Дерек! Надеюсь, ты будешь хорошим альфой, - бросил ему напоследок Питер, скрывшись в густых зарослях.

***

- Приготовьтесь! - скомандовал Арджент подручным. - Он скоро будет здесь!

- У тебя должно быть совсем крыша поехала дедуля, раз ты решил, что Питер сюда придет, - сказал пришедший в себя Стайлз.

Парень, кряхтя, стал подниматься с пола, пытаясь уверенно держаться на ногах. Кристалл подбежала к нему и стала поддерживать его под руку.

Скула парня была стерта, на губе запеклась кровь, ребра побаливали, возможно, там были трещины, а один глаз слегка заплыл, сверкая фиолетовой отечностью.

- А если и придет, - продолжал с трудом ворочать языком Стилински, - то так тебе накостыляет, что ты обосрешься и обоссышься от страха и боли. Как тебе такая перспектива, старый хер?

Выстрел и женский вскрик раздались одновременно. Закрыв Стайлза своим телом, Кристалл стала медленно оседать на пол, подминая под себя стоявшего с испуганным лицом парня.

- Кристалл! Что с тобой? Прости, я не хотел! – кричал Стайлз, держа в ладонях лицо женщины и глядя как из нее уходит жизнь. Что-то теплое и влажное стало пропитывать его рубашку.

- Крис-та-а-алл! – что есть мочи заорал он.

***

На мгновение время замерло.

Кто-то звал ее по имени. Открыв глаза, она увидела перед собой Клаудию Стилински, улыбавшуюся ей самой лучистой в мире улыбкой. Боль от пронзившей сердце пули совсем прошла. Тело излучало тепло, свет и душевный покой.

- Я умерла, да? – спросила она у Клаудии неуверенно.

- А что есть смерть, как не продолжение жизни, - улыбаясь, ответила Клаудия, и взяла женщину за обе руки. - Ты была очень храброй, защищая моего сына, я так тебе благодарна.

- Я тебя чувствую! - удивленно воскликнула женщина. Она стала оглядываться вокруг. Их окружало льняное поле, пестревшее яркими голубыми цветками.

- Они так похожи на его глаза, - сказали женщины одновременно.

- Пойдем, он нуждается в нас, - сказала Клаудия, протягивая руку.

- А как же моя девочка? - с легкой тревогой и тоской спросила у нее женщина.

- С ней все будет хорошо, вот увидишь, - заверила ее Клаудия, - Дерек, Стайлз и Алан о ней позаботятся. Она под надежной защитой, ведь у нее всегда будем мы.

Взявшись за руки две женщины, неспешным шагом, пошли по бескрайнему льняному полю, постепенно сливаясь, словно половинки одной души, в единый светящийся силуэт.

***

Всего через секунду, после того как сердце женщины перестало биться, разьяренный Стайлз, как можно бережнее сняв с себя ее мертвое тело, вскочил, и со словами «пидор ты старый», бросился в сторону Арджента. Словно в замедленной съемке он увидел, как на него несется темно-бурый волк, а находящиеся в помещении люди резко пришли в движение.

Перепрыгнув через Стайлза, волк бросился в толпу охотников, которые открыли по нему огонь. Это был мощный альфа. Он был силен и двигался настолько быстро, что за ним невозможно было угнаться, не то, что как следует прицелиться.

Разбрасывая горе охотников на право и на лево, волк постепенно приближался к Ардженту. Видя, что дело принимает совсем не тот оборот, что он ожидал, Джерард достал из ножен отравленный аконитом клинок, и стал искать глазами Стайлза.

Переживая за израненного альфу, Стилински слишком поздно заметил занесенный над ним клинок. Вмиг, оказавшись возле парня, Питер прикрыл его своим телом, почувствовав, как холодная сталь зашла под ребра.

Оставив клинок в груди волка Джерард, с двумя уцелевшими подручными, спотыкаясь о лежащие на полу тела и поскальзываясь в лужах крови, под шум полицейских сирен покинули склад.

Лежа на боку, Питер стал обращаться в человека, из последних сил вынимая из своей груди клинок. К нему подбежал заплаканный Стайлз, и с трудом приподняв его изрешеченное пулями тело, обнял и стал укачивать в своих объятиях.

- Мне так жаль, - бубнил охрипшим голосом парень альфе в плечо, заливая горючими слезами. Эта соленая влага, словно бальзам, впитывалась в его раны, принося облегчение.

«Все бы ничего, но вот последняя рана оказалась смертельной», - подумал Питер, чувствуя как яд, подбирается к сердцу.

- Все хорошо, малыш, - с трудом отстранившись, попытался успокоить его Питер, - ты в безопасности.

- Нет, - глядя ему в глаза сказал парень, - он убил Кристалл, ранил тебя и скрылся как подлый шакал.

- Кристалл мертва? – с трудом спросил Питер.

- Да, она закрыла меня от пули, - сквозь слезы, тихо говорил Стайлз.

Взор Питера стал затуманиваться. Он взглянул поверх головы Стайлза и сказал ему, странно улыбнувшись:

- Что ты такое говоришь, Стайлз? Кристалл здесь, рядом с твоей матерью.

- Нет! Пожалуйста, Питер, не говори так! - захрипел Стайлз. - Не уходи! Не оставляй меня!

- Прости, Клаудия! - сказал Питер из последних жизненных сил, глядя в полные слез глаза Стайлза. – Бог свидетель, я пытался…

Притянув парня к себе, он впился в его губы, отдавая ему последний стук своего сердца и свой последний вздох.

***

Открыв глаза, он увидел перед собой Клаудию, ощутил ее мягкие губы ее теплое дыхание на своей коже. Оторвавшись от ее губ, он обнаружил, что они лежат посреди бескрайнего льняного поля. Сорвав цветок, она приложила его к глазам Питера.

- У тебя цвет глаз, такой как у льна, - сказа она, улыбнувшись, напомнив ему себя прежнюю.

Перевернувшись и нависнув над Клаудией, он залюбовался игрой солнечных лучей в ее волосах.

- Как же долго я этого ждал, - с блаженством простонал он, трепетно лаская ее черты и жарко целуя в губы.

- Ты любишь меня, Питер? – спросила она, заглядывая карамелью своих глаз в его синеву, словно в душу.

- Конечно, люблю! Могла и не спрашивать, дуреха, - ласково сказал он как в юности. - Пошли, пройдемся, - предложил он, помогая ей встать, - у нас теперь вся жизнь впереди.

Они шли по льняному полю, пестревшему голубыми цветками. Питер нежно ее обнимал, а она целовала его и улыбалась от счастья. Он чувствовал, что в Клаудии что-то неуловимо изменилось, легкий нюанс, которого он ранее не замечал. Но он вовсе ее не портил, а делал еще красивее, ярче, желаннее.

***

Три дня спустя. Мемориальное кладбище Бейкон Хиллс.

После того как тела, со всеми почестями были погребены, основная масса, пришедших проводить в последний путь своих родных и близкий, разошлась по домам. У двух свежих могил, в траурных костюмах остались стоять четверо мужчин. Отец и сын Стилински, ставший альфой Дерек Хейл и близкий друг семьи Алан Дитон.

На лицах у всех стояла неподдельная скорбь по безвременно и безвозвратно ушедшим. Никто из четверых не желал уходить. Их связывало слишком многое с лежавшими здесь. Три могилы, расположенные рядом, являлись немыми свидетелями того, что их троих владельцев объединяло что-то очень важное.

«Клудия Стилинки», а по правую сторону от нее «Питер Хейл», рядом с ним «Кристалл Уиттмор».

- Вы не представляете, сэр, - подал голос Дерек, обращаясь к шерифу Стилински, - как семья Хейлов и Уиттморов благодарна за то, что вы позволили похоронить Питера и Кристалл рядом с вашей покойной женой.

- Моему сыну дважды спасли жизнь, - ответил шериф, пожав плечами. – Это самое малое, что я смог сделать в знак моей безграничной благодарности.

Постояв еще немного, мужчины начали расходиться. Подойдя с Дереком к его машине, Алан что-то тихо у него спросил. Хейл молча ему кивнул, и они оба сев в машину Дерека, уехали в неизвестном направлении.

***

Джерард Арджент был измотан, он страшно устал. Даже смерть Питера Хейла уже так не радовала его как раньше. Раковые метастазы, разъедающие его плоть, доставляли такую дикую боль, что он не выдержал и, отправившись в поликлинику, потребовал у своего лечащего врача выписать ему морфин.

И вот, теперь, стоя у больничного лифта, он нетерпеливо дожидался, когда же он приедет, дабы поскорее добраться до своей берлоги, и сделать себе укол блаженства. Дверь лифта отворилась, и он шагнул в кабину, не обращая внимания, на двух санитаров в шапочках, халатах и масках вертикально державших носилки.

Почувствовав укол, Джерард потеряв сознание, кулем с мукой свалился к ногам мужчин. Быстро положив на пол носилки, они водрузили на них Арджента, накрыв с ног до головы простыней.

Дверь лифта отворилась и Алан с Дереком, без всяких препятствий со стороны четырех подручных Джерарда, мелькавших в вестибюле, вынесли их босса за территорию клиники и погрузили в фургон.

***

Почувствовав едкий запах нашатыря, ударивший ему в нос, Арджент резко мотнул головой. Он сидел на добротно сколоченном стуле не в силах пошевелить руками и ногами, крепко прикрученными изолентой. Стул стоял в центре того самого склада, где три дня назад состоялась кровавая бойня.

Увидев перед собой Дерека Хейла и Алана Дитона, Арджент стал заливаться мерзким лающим смехом.

- Зря старались, голубчики, я и так уже не жилец. Мне осталась от силы неделя.

- Мы знаем, - тихо ответил Алан. – Все зависит от того как ты ее проживешь.

Джерард удивленно поднял брови. – И как же я ее проживу?

- Ты будешь умирать медленной, мучительной, а главное позорной смертью, - ответил ему Дерек. – За то, что оставил маленькую кроху сиротой, убив ее родителей. Список твоих смертных грехов, можно продолжать до бесконечности.

Подойдя к Ардженту, вплотную Алан Дитон, достал из внутреннего кармана шприц.

- Что это? - истошно заорал старик, пытаясь как можно дальше отклониться от занесенной над ним иглы.

- Это тот же яд что был в кольце твоей дочери, - ответил ему Алан, - я несколько разбавил его физраствором, чтобы ты не так быстро откинул копыта. Здесь нет ни грамма наркотических веществ, так что не жди, что после боли наступит облегчение, ты его не заслужил.

- Помогите! – стал орать Джерард. - Кто-нибудь, на помощь!

- Приятного путешествия в ад, - сказал Алан, вогнав Ардженту иглу до самого основания и нажав на поршень. Сняв с Джерарда изоленту, ранее обматывавшую его руки и ноги, и убрав за собой все возможные следы своего пребывания, Дерек и Алан покинули склад.

Через несколько дней тело Джерарда Арджента обнаружили на заброшенном складе припортовой зоны номер шесть, валявшимся на полу в луже собственных испражнений. Его выпученные из орбит глаза и искаженное жуткой гримасой лицо, свидетельствовали о том, что слова Стайлза Стилински, брошенные старику в лицо три дня назад оказались пророческими.

========== Эпилог ==========

Четыре года спустя.

- Дерек? – подала голос маленькая девчушка с голубыми глазами.

- Что, мой маленький волчонок? – добродушно спросил тот, улыбаясь.

- Как ты думаешь, Стайлзу понравится картинка, что я нарисовала? – спросила она неуверенно.

- Давай посмотрим, - сказал Дерк, беря в руки ее рисунок. Девочка нарисовала человечка, а рядом с ним двоих не то собак, не то волков.

- Это ты, я и Стайлз, - начала она ему объяснять.

«Как же быстро она растет» - подумал Дерек глядя на маленькую Клаудию. Она так похожа на Питера. У нее его глаза и волосы, а улыбка как у Кристалл, порой заразительная, порой коварная.

Как много всего произошло за эти четыре года. Айзек с Корой собираются пожениться. Эрика уехала к отцу в Париж. Дерек успешно отстроил дом Хейлов, где они теперь и живут вместе с малышкой Клаудией и Стайлзом. А сам Стилински с отличием закончил полицейскую академию.

В связи со смертью отца, семейство Арджентов возглавил его сын Кристофер. После этого события, стае Хейлов с Дереком-альфой во главе, стало жить на много свободней. Их клан, вернув себе гордость и славу, стал пополняться новыми оборотнями с других семейств.

Его счастливые воспоминания, прервал скрип тормозов, подъехавшей к дому машины.

- Это Стайлз! - радостно прокричала девчушка, бросившись вон из комнаты. Спустившись вниз она открыла дверь, и прыгнула изрядно возмужавшему Стайлзу на руки.

Он превратился в рослого, крепкого и мускулистого молодого мужчину, одетого в форму полицейского.

- А ну-ка угадай, кто сегодня сдал финальный госэкзамен на отлично? – спросил мужчина, щекоча носом и губами нежную шейку малышки.

- Ты, Стайлз, - ответила, заливаясь смехом девочка.

- Мистер Стилински, вас можно поздравить? – лениво улыбаясь, спросил Дерек, прислоняясь плечом к дверному косяку.

- Офицер Стилински, поправил его Стайлз, - так что теперь ко мне на вы и шепотом. У меня даже есть табельное оружие, значок и наручники, - важно добавил он, - и сегодня моя очередь укладывать нашу принцессу спать, - сказал он, занося Клаудию в дом.

Поздним вечером, сидя у кроватки Клаудии, он стал рассказывать историю.

- В далекой, далекой галактике два юных джедая…

- О, нет, Стайлз! Хватит про «Звездные войны», - стала капризничать девчушка, затыкая уши ладошками, - расскажи другую историю!

Немного подумав, он начал свой рассказ:

- Однажы, в одной семье, родилась девочка по имени Клаудия.

- Эта сказка про меня? - заинтересованно перебила она.

- Нет, про мою маму! Слушай, чертенок! - сказал Стайлз, с нажимом.

Он начал рассказывать, о том, как Клаудия узнала, что она на половину оборотень, и в жизни ее ожидает множество приключений.

Через десять минут малышка уже крепко спала. Поцеловав ее в лоб, Стайлз выключил ночник и отправился в их с Дереком комнату.

Открыв дверь, их совместного жилища, он обнаружил альфу стоящим посреди комнаты, с заложенными за голову руками.

Сразу включившись в игру, Стайлз плотно закрыл входную дверь на ключ.

- Арестуйте меня офицер, я виноват, - пророкотал Дерек, заставив тело Стилински покрыться мурашками, а член дернуться от предвкушения жаркой ночи.

- И в чем же ваша вина, мистер Хейл? – спросил Стайлз, хищно улыбаясь и подкрадываясь к нему.

- Обыщите меня офицер, наденьте на меня наручники, накажите, - просил Дерек, сверля мужчину страстным взглядом, - тогда вы все узнаете.

Медленно к нему подойдя, Стайлз стал мастерски шарить по его телу, задерживаясь на особо интересующих его местах, вызывая у Дерека горловой стон.

- Вещи долой, мистер Хейл, - скомандовал офицер Стилински, - они мешают мне, как следует, вас обыскать.

Быстро раздевшись, Дерек подошел к Стайлзу со спины и стал шептать тому на ухо:

- Офицер, я виноват в том, что до безумия в вас влюблен. Немедленно наденьте на меня наручники, или я вас просто перегну через этот стол, сорву с вас брюки и белье и жестко изнасилую без всяких предварительных ласк.

Стилински стал глубоко дышать, представив подобную перспективу.

Но он решил еще немного поиграть, в остроту ощущений. Обернувшись к Дереку, он достал из заднего кармана наручники, и с трудом защелкнул их на мощных руках альфы, прекрасно осознавая, что стоит тому чихнуть, и браслеты сломаются.

- Вам долго придется доказывать свою вину, мистер Хейл, - сказал Стилински, подталкивая того к широкой кровати. Упав навзничь, Дерек широко раздвинул ноги и стал нетерпеливо вращать своим задом.

- Начните же меня допрашивать, офицер, - страстно молил Дерек.

Мигом раздевшись, Стайлз, смочив слюной свой член, быстро засадил его Дереку в зад по самые яйца. Ритмично в нем двигаясь, он стал зачитывать альфе его права.

- Вы имеете право хранить молчание, - говорил Стайлз, задыхаясь от удовольствия. – Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде, - стонал он, чувствуя, как анальное отверстие Дерека плотным кольцом сжимало его член.

- Вы имеете право на один бесплатный звонок… и так далее, по всей строгости закона. Фраза, толчек, обоюдный стон.

Потом, резко выйдя из Дерека, вызвав у того рык негодования, Стайлз перевернул Хейла на спину, ловко запрыгнув ему на грудь.

Взяв в руку свой подрагивающий и влажный от смазки пенис, мужчина поднес его ко рту альфы, толкнув в жаркие глубины.

Дерек мастерски стал отсасывать Стайлзу, не забывая дрочить себе руками, скованными наручниками. Это было просто потрясающе.

Доведя Стайлза первым до оргазма, Дерек стал жадно сглатывать его сперму, фонтаном бьющую ему в рот. За тем, выпустив удовлетворенный пенис со своего рта, стал умелыми ласками своих рук доводить себя до нужной кондиции. Слегка поменяв позу, Стайлз наклонил голову к вот-вот готовому взорваться пенису Дерека и стал нетерпеливо ждать, высунув свой язык.

Через несколько секунд теплая, горьковато-мускусная струя брызнула мужчине в рот, вызывая у того шальную дрожь. Сняв с Дерека наручники, и страстно поцеловав его в губы Стайлз, томно спросил:

- Вы достаточно наказаны, мистер Хейл?

- Вполне, офицер, - ответил Дерек, довольно урча, - завтра моя очередь вас допрашивать.

После бурного секса они, обессиленные, лежали в обнимку и наслаждались покоем.

С динамиков магнитолы тихонько лилась любимая мелодия Питера и Клаудии. И Стайлз с Дереком стали ее подпевать, глядя влюбленными глазами, друг на друга.

- Любовь похожа на тучу, полную дождя, любовь причиняет боль.

Я молод, я знаю, но все же я знаю кое-что

То, чему научился у тебя. Я и правда, узнал многое,

Любовь похожа на пламя, она обжигает тебя, разгораясь,

Любовь причиняет боль, но эта боль такая сладкая…

КОНЕЦ.