КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 380698 томов
Объем библиотеки - 471 Гб.
Всего авторов - 162675
Пользователей - 85720
Загрузка...

Впечатления

Чукк про Колмаков: Тень Перл-Харбора (Самиздат, сетевая литература)

Ну, автор старался.
Заставил себя дочитать, хоть и понятно было, к чему всё шло. Вкратце - хоть с кем, хоть с самим чертом обьедениться, но Западу досадить. И неважно что японцы проводили и биологические эксперименты на наших соотечественниках, или
многие болели за "Состязание в убийстве 100 человек мечом".

ГГ морально мучался, сбросив ядерную бомбу на Сан-Франциско, но превзмог себя - это-ж "пиндосы", заслужили, да и ради мира можно чуток потерпеть.

Впечатления так себе, если честно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шорр Кан про Француз: На пороге мира (Боевая фантастика)

Совершенно не читаемый бред. Жалкое подобие трилогии Земляного «Один на миллион». Или того же Злотникова с его циклом «Охота на охотника».
В этом «произведении» ГГ не пойми кто, не пойми где. Круче него никого нет, а все силовики в книге ясельная группа в мокрых подгузниках. Специально не искал, но фраза: «В воздух начали подниматься боевые флаеры с крупнокалиберными лазерными пулеметами»…. Отбила охоту дочитывать оставшуюся треть книги.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Суконкин: Переводчик (Боевик)

Спецназ ГРУ? Знаем, знаем! Видели по телевизору. Вдвоем в одной кроватке да еще и со страшной проституткой для маскировки педерастии. Гомики в поисках солсберецкого шпиля....

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Александр Машков про Плотников: Хроники Вернувшегося (сиквел к Паутине Света) (Героическая фантастика)

Прочитав всё о "Паутине света", с сожалением закрыл последнюю страницу. Дело, может быть, даже не в приключениях гг, хотя они тоже довольно захватывающие, привлекли меня рассуждения о жизни, почти полностью совпадающие с моими. Даже удивился, как такой молодой человек столь здраво рассуждает!
Иногда даже настроение портилось. А если произведение цепляет человека, значит, замысел удался, автор донёс свою мысль до читателей.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
sanders про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

"редкий вид пирожных" это просто пиздец...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Поселягин: Возвращение (Альтернативная история)

Фантомас разбушевался?
Нет, не то...
Педераст раздухарился?
Ну, теплее...
Поселягин - педераст.
Абсолютная истина...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Гекк про Поселягин: Снайпер (Боевая фантастика)

Чем-то недовольные литературные негры уестествляют заказчика-автора в извращенных формах и неоднократно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Звезда должна гореть (СИ) (fb2)

файл не оценён - Звезда должна гореть (СИ) (а.с. Истории о Салватер-Драконе-1) (и.с. Истории о Салватер-Драконе) 353K, 86с. (скачать fb2) - (Зулан Грей)

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Глава 1

Маленькие водяные существа, которых жители деревни называли просто «тèку», вели себя очень необычно. И необычность эта заключалась в совершенно несвойственной им малоподвижности.

Неугомонны дети реки - всегда славились они своим любопытством и озорством. Стоило привлечь их чем-нибудь интересным, как тут же резво подплывали они неразличимой массой к самому берегу, норовя поиграть с гостями. А в чем заключаются их игры, известно каждому в этом мире: намочить, обрызгать, искупать. Да так, чтобы и сухой нитки не осталось. Но что еще можно ожидать от созданий реки, чьей жизнью, плотью и душой является сама вода!

В любое время дня и ночи эти чудные дети природы были способны резвиться, совершая свои веселые прыжки, пируэты и танцы. От их безумных игр вода сияла брызгами, переливаясь всеми цветами радуги при свете солнца (если веселье происходило днем), либо в свете одной из лун (если игры случались ночью). Никто и никогда не видел их печальными, забывшими свои озорные проделки, потерявшими извечное природное любопытство. Впрочем, грусти и печали, как таковой, и не знали в этом мире. Сам мир был чист и прекрасен, как и положено быть миру, сотворенному для возрастающей радости и светлого, созидательного высокого будущего.

Сейчас же эти, некогда жизнерадостные, создания едва передвигались в толще реки, словно неведомая сила сковала их волю к жизни и уничтожила радость от безудержного веселья. И стало теку гораздо меньше, а те, что плыли в добром речном потоке, почти застыли, совершенно не реагируя на силу и беспокойный нрав реки.

За свои шестнадцать лет Зал ни с чем похожим никогда не встречался.

Поведение теку выглядело особенно странным, если учесть, что на днях ожидался праздник Двух Лун. Когда обе луны, - синяя и красная, - ярко светили одновременно в ночном небе, маленькие духи воды всегда устраивали большой и шумный праздник на реке во славу своей Речной Королевы. Людям на них присутствовать было не положено, но ходили слухи, что Айме (шаман их деревни) однажды был на один из праздников приглашен.

А ведь до праздника Двух Лун оставалось совсем немного: Рениус и Тарра светили в ночном небе почти в полную силу.

Сейчас, правда, был солнечный день. Зал с разбегу запрыгнул в воду, надеясь, что теку хоть немного расшевелятся благодаря его присутствию. Но купание не принесло совсем никакого удовольствия. Без шустрых речных существ, беззаботно дарующих радость своими веселыми играми, купаться оказалось совершенно неинтересно. Зал разочарованно вылез из реки.

Все это было совсем непонятно и даже страшно. Теку по-прежнему двигались тяжело и безучастно, не обращая внимания на происходившее в реке, невзирая на посторонние шумы и движение. Да и сама полноводная река, кажется, стала меньше, чем раньше, медленно и устало передвигая свои воды в извечном потоке.

Один из теку неподвижно качался в тихих речных волнах, распластавшись на поверхности реки. Его вот-вот могло прибить к берегу, а он даже не пытался шевелить своим маленьким серебристым хвостиком, чтобы уйти подальше.

- Что с вами всеми такое случилось? - спросил Зал, присев у кромки воды. Осторожно, чтобы не испугать, дотронулся он до неподвижного тела, чтобы теку не исчез, растворившись, в воде. Они всегда так поступали, когда на них обращали много внимания. Растворятся, а потом вынырнут где-нибудь подальше и смотрят с хитрым видом. Могли и водой обрызгать, расшалившись сверх меры.

От прикосновения тело теку перевернулось, но не растаяло. В огромных глазах отразилась мука неестественной смерти, боль, страдание и что-то еще, чему в их мире еще не было дано название. Не в силах вынести подобного зрелища, Зал резко отскочил назад.

Неожиданные слова донеслись до него с середины реки:

- Увы, мой юный ручеек, поток жизни его прервался.

Напуганный, Зал повернул голову к обладательнице мягкого переливающегося голоса:

- Речная королева! Простите, я не знал, что вы здесь.

- Не стоит извиняться, Зал. Обратное течение событий заставило повернуть правила против течения.

Речная богиня возвышалась над гладкой водной поверхностью, словно маленькое чудесное видение, сотканное из тумана и водных брызг. Ее волшебный королевский наряд во время разговора изредка менял оттенки - от нежно-голубого до темно-синего. Широкий воротник был подобен речным барашкам, весело играющим в бурных водах. Нежно-голубые волосы венчала маленькая корона, сплетенная из хрустальных камышей.

- Но почему он умер? Разве уже пришел его срок?

- Я не могу ответить на твой вопрос. Поток его жизни оказался прерван, хотя он и не успел пройти положенный путь по реке жизни. Лед его тела так и не растаял, чтобы вновь стать частью нашей стихии.

В груди юноши что-то сжалось в тугой комок. Может быть, речная королева сумеет оживить этого странного теку? Но на его вопрос она лишь безмолвно покачала головой.

- У меня нет такой силы, - Владычица местных вод слегка помолчала, а затем добавила. - Река умирает, Зал! Я это чувствую. Люди вашей деревни всегда были добры к нам и речному народу. Мы платили тем же. Но увы - этот бесконечный поток пришел к своему истоку.

- Но почему? Куда вы уходите? Неужели мы ничего не можем для вас сделать?! Люди из нашей деревни всегда готовы были помочь. Вспомните, мы же смогли освободить в прошлом году течение от того мусора, что перекрыл реку в Узком Каньоне. Почему мы не можем сделать этого сейчас?

- Случившееся принесли иные воды. Боюсь, что даже ваших сил недостаточно, чтобы справиться с этим. Сам Великий Океан в смятении.

Юноша был в отчаянии. Королева грустно посмотрела на него и продолжила:

- Нам придется уйти. Пожалуйста, передай мои слова людям из вашей деревни. Возможно, вскоре и вам придется искать новый исток.

- Я…, - непонятный комок в горле мешал говорить. - Я передам твои слова, о Блистательная!

Речная Владычица исчезла в брызгах и свете. Вернее вода, бывшая частью ее тела, просто вернулась обратно в свою стихию.

* * * * *

Зал двигался по лесной тропинке, направляясь в сторону своей деревни. То, что раньше ускользало от его беззаботного взора, нынче бросалось в глаза своей неприглядностью. С некоторых деревьев облетали листья, словно глубокой осенью, обнажая пустые кроны. На других листья завернулись и приняли черный оттенок, с грязным коричневым налетом. На третьих листья были на месте, но ветви зияли страшными рваными ранами - кто-то содрал с них почти всю кору. Сок капал с деревьев, словно горькие слезы сожаления о прошедших счастливых днях. Терпкий запах вытекающей из растений жизни наполнил окрестности.

Мучительный крик какого-то животного заставил юношу неожиданно вздрогнуть. Казалось, что оно попало в беду и очень сильно страдает от непереносимой боли - как если бы его завалило деревом, но гораздо страшнее. Напуганный, развернулся он и помчался в ту сторону, откуда доносился этот страшный рев, чтобы прийти на помощь несчастному существу, попавшему в беду. Вскоре ноги вынесли его на поляну, где он и остановился, как вкопанный, не смея двинуться от созерцания страшной и непостижимой картины.

Перед ним стоял единорог, что само по себе уже было неправильным. Животные эти в их краях появлялись редко и лишь в особых случаях. К людским селениям они никогда не приближались и держались всегда вместе. Этот же был совершенно один, причем оказался совсем рядом с их деревней.

Зрелище, представшее перед глазами юноши, и в самом деле оказалось небывалым, одновременно и парализуя, и вызывая желание кричать и бежать прочь со всех ног. Клочья шкуры рваными лохмотьями болтались на теле несчастного животного, словно кто-то собирался живьем вырезать из нее ремни. Шерсть была сильно обожжена, а кое-где попросту слезла, обнажив гниющее мясо и кости. Тяжелая, темная и густая кровь капала из его ран, от чего трава в некоторых местах свернулась и пожухла.

Единорог издал еще один громкий жалобный стон, ранее так напугавший Зала. Тот смотрел на умирающее животное, не в силах сдвинуться с места.

Заметив человека, единорог повернул голову. Взгляд выражал мольбу о помощи. Неожиданно он стал заваливаться набок, потеряв последние силы. Рог его потемнел. Издав последний предсмертный хрип, благородное животное упало на землю и затихло.

Оцепенение резко спало и юноша рванул прочь от этого страшного места. Не помня себя, со всех ног кинулся он в деревню за помощью.

* * * * *

В селении было тревожно. Несколько дней назад их вождь Такинаку отправился в другую деревню, чтобы обсудить некоторые странные события с тамошним вождем, но до сих пор не вернулся. Первой забеспокоилась его жена - он обещал быть через два дня, а на исходе уже был четвертый. Она отправила в соседнюю деревню своего младшего сына, чтобы он выяснил, куда подевался отец. Беспокоиться особо было не о чем - люди и животные жили в мире, а о ядовитых растениях в округе никогда не слышали. А добежать до другого селения и вернуться обратно можно за полдня. Однако прошло еще два дня, но ни от мужа, ни от сына не пришло никаких известий. Тогда она послала на поиски старшего сына с друзьями. К вечеру тот вернулся, неся в руках свирель - любимую игрушку брата. На свирели были видны засохшие пятна крови. Отца же в соседней деревне вообще не видели.

Теперь взволнованно гудела уже вся деревня. Хотя дело было уже к вечеру, народ собрался возле дома пропавшего вождя Такинаку, чтобы обсудить произошедшее и принять какое-то решение.

До Зала последние новости еще не дошли - он ушел на речку раньше. Теперь же, сломя голову от страха, он домчался в деревню. Своего отца он обнаружил вместе с другими жителями деревни, которые о чем-то горячо спорили. Сбивчиво поведал юноша о том, что произошло в лесу. Сначала ему не поверили - не бывало никогда такого в их краях. Но испуганный вид паренька, растрепанные не только от постоянной непослушности волосы, и слезы в его серо-голубых глазах убеждали лучше всяких слов: такое нельзя выдумать! Несколько человек, в том числе и его отец, взяли лопаты и отправились на место происшествия. Умершее существо следовало похоронить, чтобы не гневить природу.

Отряд шел молча — никто не желал усиливать переживания от рассказа. Кори шел вместе с сыном, который показывал дорогу.

- Что ты делал в лесу? – неожиданно спросил он. - Собирал орехи?

- Я... Я был на речке. Отец, что-то странное происходит! - Зал вкратце рассказал ему о мертвых теку и словах речной королевы. Тот нахмурился, и лицо его потемнело.

- И в самом деле, все это очень непонятно. Ты принес плохие новости, сынок. Люди итак сильно переживают, а тут еще и это.

Мужчина рассказал о последних новостях, связанных с Такинаку и его сыном. Когда он закончил рассказ, их похоронная процессия как раз подошли к той самой страшной поляне. Увиденное заставило всех прикрыть рот холщевым воротником или собственным грубо сотканным льняным платком. Непереносимая вонь заставила зажать носы.

Тело единорога уже разлагалось, источая зловонный запах по всей округе. С некоторых ребер отваливалось сгнившее черное мясо, обнажив потемневшие кости бедного животного. Кори отвернулся и украдкой смахнул набежавшую слезу. Незаметно это сделали и другие члены отряда.

Возле трупа лежал бездыханный гриф - птица, в общем-то, неплохая, если не принимать во внимание его рацион. Он также был мертв. Лапы его облезли до костей, а перья кое-где вылезли, словно минуло уже много дней после его смерти. Но ведь это случилось лишь несколько часов назад!

- Нам понадобятся перчатки, - сказал один из мужчин. Кори молча согласился, достав из-за пазухи несколько штук. Перчатки были тканные, из шерсти местных коз, но часто использовались для различных работ. Впрочем, большая часть одежды жителей деревни имела подобное происхождение. Не сильно ярко, но практично.

Работали молча, стараясь не замечать запаха разложения. Для умерших животных выкопали яму и столкнули трупы туда. Перчатки отец велел бросить в яму, вместе с останками.

- Зачем? - удивленно спросил Зал. Мужчина не ответил, всего лишь развернув перчатки ладонями вверх. Ткань начала рассыпаться, разлагаться и гнить. Вопросов больше никто не задавал. Молча побросали все в яму и закидали землей.

Уже было поздно, когда они вернулись в деревню. Взошел сине-зеленый Рениус, ярко заливая окрестности своим призрачным светом. Собрание деревни решено было отложить до завтра. А дома отец сделал то, что до этого никогда не делал - плотно закрыл дверь на ночь. В их маленьком мире поселился страх.

Глава 2

Когда Зал утром вышел из дома, он чуть не ахнул. Везде, куда только можно было глянуть, лежал белый снег. И это в середине лета!

На его плечо легла твердая рука - рядом стоял отец.

- Но как это? Я ничего не понимаю! Ведь это же неправильно! - Зал никак не мог поверить своим глазам.

- Этого действительно не должно быть. Надеюсь, Владыки Сезонов знают, что делают.

- Эй, Кори! Вы идете к дому Такинаку? Там уже почти все собрались, - окликнул их проходящий мимо человек. Это был Олу - один из тех, кто помогал вчера вечером хоронить несчастное животное.


- Да, Олу. Мы уже собираемся.

Снег практически весь растаял, когда они подошли к дому вождя. Чуть ли не все жители деревни собрались здесь. На специальном возвышении стоял Айме - деревенский шаман. Его пригласила жена Такинаку - Леда, надеясь на его помощь. Шаман был уже стар, но все еще бодр и полон сил для своего возраста. Волосы он принципиально не остригал, так что они спадали на его накидку, сотканную из особой шерсти (некоторые говорили, что это был а шерсть единорогов, но большинство склонялось к обычным белым козам). На голову в торжественные минуты он водружал необычный головной убор, состоящий из красной ленты и множества широких рогов зверя с далекого севера. Залу порой даже в шутку казалось, что это воротник такой, растущий у шамана сзади из головы. Вообще, одежде Айме придавал определенное значение, стараясь подчеркнуть свое положение.

Когда Кори, Олу и Зал подошли, он как раз держал речь перед людьми. Леда стояла рядом и утирала платком слезы.

- ... нечто новое, доселе невиданное, проникло в наш мир! - продолжал свою речь шаман. - Сами видите! Мать-Природа гибнет в расцвете лета! Погибают дети Владыки Лесного до срока своего! Люди исчезают! Вспомните кровавый след на небе две Тарры назад! Недобрые вести принес этот след! Так сообщили мне Духи Природы!

- Не хотелось бы уходить с родных мест, - горестно вздохнул кто-то из толпы.

- Мы должны решить - оставаться нам или уйти! - ответил Айме. - Кто знает еще причины, по которым нам необходимо покинуть наши дома? К кому из вас также обращались Духи Природы? О чем известили они?!

Видимо Кори передал Айме вчерашний рассказ Зала, потому что тот обвел взглядом соплеменников и остановил свой взор на юноше тонкого телосложения с непослушными волосами. Тот слегка поежился.

- Во имя пропавшего Такинаку, - выйдите и расскажите о случившемся!

Кори слегка подтолкнул сына: иди. Тот нерешительно вышел в центр и начал свой рассказ о теку и словах речной королевы. Но закончить его он не успел.

Истошный женский крик заставил собравшихся повернуться в сторону опасности. Из-за угла дома выскочила растрепанная и перепуганная женщина, с перекошенным от ужаса лицом.

- Беда! Спасайтесь! - закричала она.

Из-за того же угла неожиданно выскочила черная тень, оказавшаяся до невероятности странным существом. Оно не было похоже ни на одно из известных жителям деревни животных. По виду напоминая человеческое тело, ничего человеческого оно, тем не менее, не имело. Глаза чудовища искрились багровым светом, от которого становилось жутко и страшно. Длинные руки напоминали гладкие стволы деревьев без сердцевины, отдававшие холодным блеском кованого металла. Два круглых вращающихся диска с острыми шипами заменяли чудовищу ноги. Такими же шипами было усеяно и само существо.

- Питикаль! - выкрикнуло чудовище непонятное слово и направило вслед убегавшей женщине свою уродливую конечность. Черный шар с яркими выступами, весь искрящийся молниями, стремительно понесся в сторону несчастной. Не попадись ей под ноги случайное ведро, и не споткнись она об него, женщина неминуемо бы погибла. Страшный снаряд пролетел над ее головой, лишь опалив волосы. Ударившись о землю в нескольких шагах от остолбеневших людей, шар разорвался с грозовым грохотом. Послышался оглушительный взрыв и треск. Воздушной волной собравшихся сбило с ног.

- Питикаль! - снова крикнуло это ужасное создание и направило свою страшную конечность в сторону перепуганных людей. Новый снаряд, зловеще искрясь молниями, вылетел из коварного жерла, неся неминуемую смерть.

Метнувшись откуда-то сверху, синяя молния прочертила небосвод, осветив окрестности, и вонзилась в ядовитый черный шар. Тот зашипел, упал на землю неподалеку от ошарашенных жителей деревни и исчез, оставив еще одну обгоревшую яму.

- Остановись, демон! Во имя света Рениуса! - раздался голос с противоположной стороны.

Голос принадлежал юноше - может чуть постарше, чем Зал. Одет он был в необычную, но красивую одежду: облегающий костюм сине-зеленого цвета, покрытый неведомыми волнистыми узорами, казалось, испускал успокаивающее голубоватое сияние. Вроде и обычная ткань, но на руках и ногах можно было заметить небольшие и изящные пластины доспехов, непостижимым образом крепко держащиеся на материи. Шлем с красным камнем на вершине, словно литой сидел на голове незнакомца, особым образом прикрывая его лоб. Впрочем, камень довольно часто изменял свой цвет, видимо подстраиваясь под состояние владельца. Пояс воина покрывали изображения птиц. В руках он держал круглый щит, на котором из центра равномерно расходились пять лучей. На ногах были коричневые сапоги с отворотами. Под отворотами можно было заметить металлические звезды - по обоим сторонам на каждом сапоге.

- Я - Салватер-Рениус, и я не позволю тебе творить свое злое дело! - юноша прыгнул и оказался между демоном и людьми.

- Питикаль! - взвизгнул демон и послал в сторону незнакомца несколько черных шаров подряд. Они ударились о щит, отскочили и погасли.

- Синяя молния Рениуса! - крикнул воин. В его руках внезапно появилась синяя молния, которую он со всей силы метнул в противника. Прочертив небосвод, ярко осветила она своим светом место трагедии.

Чудовище увернулось, и орудие возмездия ушло в землю. Дикий грохот снова заставил людей закрыть уши и упасть на землю. Монстр выпустил в сторону того, кто ему помешал расправиться с безвольной жертвой, еще несколько черных шаров, которые выбили из рук спасителя новую молнию.

- Проклятый демон! Кольцо Хранителя! - крикнул Салватер-Рениус и взмахнул рукой. К демону понеслось желтое облако, на лету принимавшее форму широкого кольца. Долетев до цели, оно захватило руки и плотно прижало их к туловищу.

- Исцеляющие силы Рениуса!

Воин развернул свой щит обратной стороной, от которой, словно от чистого зеркала, отразился солнечный свет. Приняв призрачный сине-зеленый оттенок, солнечный луч упал на заключенного в кольцо демона. Жуткое тело того задымилось и окуталось едким черным дымом.

- Исцеление! - прохрипело сраженное чудовище и на глазах у всех рассыпалось в пыль. Лишь кучка серого пепла, на которой лежал тлеющий уголек, напоминала о его существовании. Камень на шлеме воина из красного превратился в белый. Сам же незнакомец повернулся к ошарашенным людям и спросил:

- Вы что, здесь демонов разводите, что ли?

Айме сделал шаг вперед и сказал:

- Простите, Владыка, но мы не понимаем, о чем вы говорите. Что такое «демон»?

Юноша немного смутился от такого обращения, но ответил:

- Напавшее на вас существо и было куклой-демоном. Это уже третий, которого я встретил по дороге сюда. Только я не Владыка. Можете называть меня Рениусом или Салватер-Рениусом.

- Но у нас никогда не было таких странных существ!

- Теперь уже есть! Собственно поэтому я и оказался перед вами, - их спаситель подбросил свой необычный щит правой рукой вверх, а левой поймал уже медальон, который он ловко приладил на грудь - там, где было сердце. Лучи звезды на медальоне ярко засверкали.

- Господин, Владыка Рениус! - из толпы выбежала супруга вождя и кинулась на колени перед воином в шлеме. - Спасите моего мужа, молю Вас! Всеми богами заклинаю!

- Встаньте! Немедленно встаньте с колен! - резко прервал ее паренек. Его камень снова принял красный цвет. Было в его голосе что-то твердое, чего женщина не посмела ослушаться. С его помощью и с помощью Айме она поднялась с земли.

- Вы говорите, у вас пропал муж?

- Да, Владыка! - утирая слезы, проговорила Леда.

- Ее муж и сын до сих пор не вернулись, - объяснил Айме. - Такинаку - вождь нашей деревни. Мы все обеспокоены его пропажей.

- Ради Создателя, не называйте меня Владыкой. Когда это произошло?

- Уже дней пять тому назад, - сквозь прорывающиеся рыдания безутешная супруга вождя рассказала об обстоятельствах исчезновения Такинаку и ее сына. - Найдите его, Владыка, прошу Вас!

Неожиданно ее ноги вдруг подкосились и она чуть не рухнула на землю. Хорошо, что Айме вовремя ее подхватил. С помощью односельчан женщину усадили на лавку.

Рениус нахмурился, а камень на его шлеме потемнел, приняв темно-синий оттенок. Видно было, что известия его не обрадовали, а искать Такинаку как-то не входило в его планы.

- Что-нибудь еще у вас произошло? - спросил он, помолчав минуту, обдумывая положение.

- Деревья умирают! - крикнул кто-то из толпы. - Скоро нечем будет детей кормить.

- Может быть, вообще уходить придется! - добавил кто-то другой.

- Почему это вы должны уходить? - удивился воин.

Шаман поднялся и осмотрел собравшихся:

- Лучше всего об этом расскажет тот, кто передал эту весть. Зал! Пойди сюда!

- Иди! - Кори легонько подтолкнул сына в спину. Делать нечего, пришлось выходить вперед.

- Он как раз должен был рассказать о том, что он услышал вчера на реке, но на нас напало это чудовище. Сейчас ты можешь спокойно все рассказать, с самого начала, что там произошло. Мы готовы выслушать твой рассказ.

И юноше пришлось в очередной раз пересказывать, уже известную историю, о теку, речной королеве и ее словах. Затем он перешел к единорогу. Лицо Рениуса все больше мрачнело. Когда Зал закончил историю, он произнес:

- Я должен осмотреть это место. Но мне нужен проводник.

- Зал покажет вам дорогу. Полагаю, он не откажется помочь вам, - сказал Айме. – Однако, вы, наверное, голодны с дороги? Леда, пожалуйста, приготовь нашему гостю что-нибудь поесть.

Глава 3

... Зал шагал рядом с Салватер-Рениусом, показывая дорогу, и чуть ли не прыгал от восторга. Конечно, не каждый день в деревне появляются Владыки. Пусть Рениус и отрицает свою причастность к Владыкам, но простой человек не может делать того, что может он. И уж не каждый день простому деревенскому парню доводится сопровождать могучих Воинов, а тем более задавать им вопросы.

- Сейчас у того камня повернем направо и свернем на тропинку, - пояснил он ближайшую дорогу. И тут же, не удержавшись, спросил:

- А вы надолго к нам?


- К кому это «к вам»?

- Ну, в нашу деревню.

- Я вообще-то не собирался ее посещать. Однако Владыки Судьбы видимо так распорядились, что наше задание привело меня к вам.

«Наше задание». Это было интересно. Значит он не один такой?

Они свернули на тропинку, обрамленную зарослями мягких и невысоких кустов. На какое-то время воцарилось молчание, прерываемое лишь звуками их шагов. Круговорот мыслей от полученной информации не давал Залу покоя. Ему стало очень любопытно, кто еще из Владык здесь находится? Сгорая от нетерпения, юноша задал своему спутнику этот вопрос.

- А ты наблюдателен, - отметил Салватер-Рениус. - Нас действительно много, но на этой планете в данный момент только двое.

«Всего двое?! Так мало!» - разочарованно подумал Зал. Он надеялся, что, по крайней мере, не меньше десятка. Но тут его мысли вообще разбежались в разные стороны. Рениус сказал «на планете». Слово для него было новое и неизвестное. Что бы это означало?

- А что такое планета? Наш мир, да? Вы ведь из другого мира?

- Если подумать, то да. Я с другого мира. С другой планеты.

- А что это такое?

- Вот ты неугомонный. Ну представь, что ваш мир — это нечто, похожее на вращающееся яйцо. А вы живете на его поверхности.

Для юноши, никогда не сталкивавшегося с такими понятиями, это представление показалось сложным.

- Как мир может быть яйцом?! - недоверчиво переспросил он. - Яйцо же маленькое, хрупкое.

- Все миры напоминают яйцо. Одни - очень большие, другие - очень маленькие. Все вращаются… вокруг других яиц.

«Живая яичница какая-то» - подумалось Залу, но вслух он этого не произнес.

Они перешагнули несколько ручейков, пересекающих тропинку. Кусты давно уже сменились невысокими деревьями, образующими окраину леса. Только после того, как они вышли к старому дубу, Зал решился задать очередной вопрос:

- А почему Вас зовут Рениус? Ведь Рениус - это наша луна.

- Знаешь, давай будем на «ты». Согласен? - его спутник неожиданно остановился и посмотрел Залу в глаза. Тот согласно кивнул.

- Отлично. Рениусом меня зовут потому, что я хранитель именно этого мира. Того самого, что вы наблюдаете на своем небе каждую ночь.

- Но разве он похож на яйцо? Скорее, на сине-зеленый блин в небе.

Воин рассмеялся. Вопросы юноши его, похоже, забавляли.

- Это такой же мир, что и этот. Только он крутится вокруг вашего, вот и все. Пошли дальше, а то так до вечера провозимся. Далеко еще?

- Нет, не очень. Пройдем краем реки, а потом свернем в чащу.

Они снова двинулись по тропинке, которая неожиданно провела их по краю речного обрыва, а затем так же резко свернула в лесную чащу. Над головой потемнело.

Немного подумав, Зал решился задать еще один вопрос:

- У нас две луны. Хранителем другой луны является Салватер-Тарра? Да?

- Нет, Зал, тут ты ошибаешься. Салватер Тарры не существует.

- Жалко. Я думал, что у каждого мира есть свой Хранитель. И у Тарры тоже.

- В этом случае ты прав. Есть прекрасный воин огня - Сейлор-Тарра. Она - моя напарница. Мы с ней поделили зону поиска - я здесь, а она должна быть на другой стороне вашей планеты, далеко отсюда, - при этих словах камень на шлеме Рениуса принял розовый оттенок.

- Мне непонятно. Как же так! Ты Салватер, а она - Сейлор?! Разве так может быть?

- Может. В мире возможно все. Даже то, о чем ты не можешь представить. А вопрос твой на самом деле очень просто разрешается. Сейлоры и Салватеры - это две группы воинов Света, со своими особенностями и задачами. Таких групп очень много, так, что не забивай себе голову.

Лес немного просветлел, пропуская путников через свои владения. Ему не было никакого дела до серьезных материй, миров и их Хранителей, а любые путники оставались лишь кратковременными мимолетными явлениями в его существовании.

- А у нашего мира есть Хранитель? Как его зовут?

- Если бы он был, мне не пришлось бы находиться здесь, - отрезал Рениус. Видимо, на эту тему ему, по каким-то причинам, говорить было неприятно.

Юноша снова замолчал, погрузившись в свои мысли. Он и сам бы не прочь стать одним из воинов. Как часто он фантазировал, представляя себя кем-то большим, чем простой деревенский мальчишка. Осмелившись, он посмотрел на Рениуса и спросил:

- А я смогу когда-нибудь стать, например, Сейлором?

Воин вдруг фыркнул, не сдержав смеха. Камень на его шлеме заиграл различными красками, вскоре остановившись на золотом. Когда же Рениус успокоился, то сквозь выступившие от смеха слезы произнес:

- Прости, Зал. Твой вопрос меня очень насмешил. Дело в том, что все Сейлоры - это женщины-воины. Так уж у них заведено. Так что Сейлором ты стать не сможешь, даже если захочешь. А вот Салватером - когда-нибудь возможно. Все Салватеры - мужчины-воины.

- А какие еще есть воины?

- Их так много, что я не смогу всех перечислить. Есть группа супер-воинов, воинов-симбиотов, воинов-трансформеров. Существуют группы (их, кстати, называют иногда орденами) где все воины - только мужчины. Есть и такие, где только женщины. В большинстве, конечно, и те и другие. Зал, где твоя поляна? Что-то мы долго до нее добираемся.

- А мы уже пришли. Там река, - Зал указал рекой направо, - а там Большой Бор, а вон там, Каменистая Степь.

На поляне, освещаемой лучами солнца, было тихо. Только беспечные и легкокрылые вайи резвились на верхушках голых деревьев. Даже птицы почему-то молчали, не издавая своих веселых трелей, наполняющих лес жизнью. Неприятная и зловещая тишина царила кругом.

- Мы закопали единорога там! - юноша показал рукой на могилу.

На месте захоронения земля осталась нетронутой, только слегка провалилась. Трава по сторонам от нее пожухла, завяла и перестала расти.

- Веселья, кажется, больше не будет! - вынес свое решение Рениус, окинув тяжелое место мрачным взглядом. Камень на его шлеме принял фиолетовый оттенок. - Постой здесь. Я собираюсь обойти все вокруг.

Осторожной походкой Салватер пошел по краю поляны. Изредка он останавливался, наклонялся и шептал какие-то фразы. Дойдя до противоположной стороны, он прекратил движение. Замерев на одном месте, воин немного постоял, словно задумавшись, а затем, подбросив медальон с груди вверх, поймал уже свой замечательный щит. Камень на его шлеме внезапно стал синим. Развернув щит по направлению к центру поляны, юноша продолжил свой путь. Таким образом, он обошел поляну кругом, вернувшись к проводнику. Затем, выдохнув, словно проделал большую работу, произнес:

- Зал. Нужно минут десять тишины. Ты не мог бы посидеть тихо, не двигаясь, не разговаривая и не мешая мне.

- Хорошо. Я постараюсь.

- Тогда сделай так, будь добр.

Рениус сел на землю. Рядом с ним сел и юноша. От скуки он стал осматриваться. Вот заросли, которые уже и зарослями нельзя было назвать - вся листва давно упала и лишь тонкие ветви сиротливо покачивались от игры вайев, задевая друг друга. Грустное зрелище. Хоть бы дождь пошел, что ли. Оглохнуть можно от этой странной тишины.

Не в силах больше переносить гнетущее молчание, он повернулся к спутнику. Тот по-прежнему сидел на земле, развернувшись к центру поляны. Напряженная рука воина предусмотрительно держала щит наготове. Камень на его шлеме принял алый, словно кровь, оттенок. Рениус замер, сосредоточившись на могильнике, словно чего-то ждал.

Зал перевел свой взгляд с неподвижного сверстника на эту скорбную поляну и не поверил своим глазам: над могилой разгоралось призрачное сине-зеленое пламя-свет. Словно неведомый защитный купол разворачивалось оно над погребальным холмом, постепенно распространяясь все дальше и дальше. Вскоре граница света дошла до края поляны и остановилась совсем недалеко от них. Через некоторое время свет почему-то стал гаснуть и неожиданно исчез совсем.

Ошеломленный юноша снова посмотрел на своего нового товарища. Салватер по-прежнему неподвижно сидел на земле и глаза его были плотно закрыты. Щит переливался различными цветами и всполохами, а камень стал совсем зеленым.

Необычное орудие в его руках заинтересовало Зала. До сих пор ближе рассмотреть его не удавалось. Из чего он сделан? У них в деревне такого металла нет. Интересно, какой он на ощупь? И почему светится? Непреодолимое любопытство заставило его тихо протянуть руку, чтобы потрогать поверхность щита. Но в последний момент его кисть была резко перехвачена.

- Никогда не делай этого, если хочешь жить дальше.

- Но почему?

- Есть оружие, признающее только хозяина.

Юноша не успел задать новый вопрос, когда внезапно раздался жуткий гул и треск. Земля задрожала под ногами. Могила окончательно провалилась внутрь и оттуда на яркий свет выскочило нечто черное, уродливое, с острыми красными когтями. Морда чудовища напоминала лошадиную, а из его головы торчал изувеченный рог погибшего животного. За спиной темным плащом свисали черные перепончатые крылья.

Тусклые глаза окинули поляну и остановились на двух человеческих фигурках.

- Курум-Курум! - крикнул демон, разворачиваясь в их сторону и выпуская из своих лап пучок острых шипов.

- Зал! Прячься! Я задержу его! - крикнул Рениус, отражая щитом первую атаку.

Паренек едва успел добежать до зарослей. Салватер совершил прыжок и оказался между чудовищем и краем леса.

- Синяя молния Рениуса!

Яркая вспышка прочертила небосвод и ударилась об землю неподалеку от противника. Уходя от атаки, монстр подпрыгнул в небо и, опустившись на землю, встал позади врага. Воин резко развернулся ему навстречу, выставив свой щит.

- Курум-Курум! - демон выпустил очередную порцию острых шипов. Часть из них пролетела мимо, а часть ударилась о заслон и со звоном отлетела, упав на землю.

Салватер выпустил еще две молнии в монстра. Одна из них откинула это чудовище к краю поляны, к тому месту, где неподалеку прятался Зал.

- Кольцо Хранителя! - воскликнул Рениус, призывая силы. Желтое облако понеслось в сторону чудовища. Однако оно уже успело подняться и потому сумело легко увернуться от плена.

- Курум-Курум! – вновь крикнул демон. Резко подувший холодный ветер заставил призванную силу сменить направление. Желтый обруч полетел в обратную сторону, атакуя собственного хозяина. Одновременно монстр выпустил еще несколько шипов. Салватер отразил их большую часть, но из-за этого не успел уклониться от облака, которое, подлетев к нему, крепко охватило его запястья. Один из шипов вонзился в ногу, от чего он чуть не упал.

«Если сейчас чудовищу не помешать, оно убьет Рениуса!» - страшная мысль мелькнула в голове Зала. Нужно что-то срочно сделать, иначе погибнет не только этот необыкновенный воин и сам юноша - погибнут все, погибнет деревня, умрет река. Только равный по силе способен остановить чуждое жизни создание! И уже не думая ни о чем, под влиянием сиюминутной мысли, паренек схватил лежащую рядом с ним сухую палку и метнул ее в противника, отвлекая его внимание на себя.

- Курум-Курум? - удивленно повернулся тот. Увидев нового врага, чудовище рассвирепело и резво прыгнуло в его сторону.

- За-а-а-л! Беги-и! - закричал Рениус, которому эта заминка спасла жизнь и дала время на освобождение. Однако Зал и сам понял, что пора спасаться бегством. Со всех ног бросился он прочь от демона. Свирепое чудовище, совершив еще несколько прыжков, оказалось прямо перед ним, преградив дорогу. Собираясь покончить с обидчиком одним махом оно произвело косой удар по голове своей когтистой лапой. И, хотя парень чудом успел увернуться, коготь все же наискось рассек ему лоб. На землю закапала кровь.

Золотое Кольцо Хранителя охватило монстра, порожденного неведомой злой силой. Пока тот занимался Залом, Рениус успел освободиться. Развернув щит и, направив его в сторону чудовища, он крикнул:

- Исцеляющие силы Рениуса!

Тело демона начало растекаться и плавиться, словно оно было сделано из воска. Истошно завыв, чудовище крикнуло «исцеление» и растеклось по изувеченной земле. Остались только противная гниющая масса и кристаллик стремительно тающего льда на ее вершине, словно напоминание о произошедшей только что в этом месте битве.

- Состязание закончено со счетом 2:0 в нашу пользу! - прокомментировал Рениус. Камень на его шлеме принял темно-бордовый оттенок. - Ты цел, Зал?

- Да, кажется. Только кровь вот.

- А у меня кажется нога, того. Идти тяжело.

Они сели на землю и принялись приводить себя в порядок. Салватер достал откуда-то целебную мазь и смазал ею кровоточащий шрам на лбу юноши. То же самое он сделал и со своей ногой. Однако ходить ему было по-прежнему трудно.

- Зал, принеси, пожалуйста, вон ту палку, - паренек указал на ветку, которую тот бросил в демона. - Я думаю, для такого чемпиона-инвалида как я, она подойдет.

Юноша поднял сухую трость и передал воину. Рениус положил ее рядом, снял свой шлем и стал мягко массировать свою ногу. У него оказались очень красивые курчавые волосы белого цвета.

- Почему они такие? - спросил Зал, кивнув в сторону того места, где лежали останки демона.

- Какие? - переспросил его спутник, растирая больное место.

- Ну, нехорошие... Почему они так делают? Разве они не могут жить в мире с другими существами?

- Это всего лишь оживленные куклы, создания, не имеющие своей воли. И выполняют они только волю своего хозяина.

- Они его так любят?

- Они его так боятся и ненавидят.

Зал задумался. Ненавидеть - это было новым словом для него, и до этих событий никто не знал, что это такое. Разве можно бояться и ненавидеть того, кто дал тебе жизнь? Сказанное казалось нереальным и просто невозможным.

- А этот их хозяин - он откуда взялся? Может поговорить с ним, попросить не делать больше такого?

- Их хозяин меня самого интересует. Если бы не он, я не оказался бы в вашем мире. Только говорить с ним, наверное, будет бесполезно.

- Может быть, его никто не любит, поэтому он такой...

- То, что его никто не любит, это верно, - Рениус надел свой шлем и попытался подняться, проверяя новый костыль. Камень на его шлеме стал белым. - Похоже, я буду первым воином, сражающимся на костылях, - пошутил он.

Немного помолчав, он продолжил, собираясь с мыслями:

- Только ведь хозяин этих демонов сам никого не любит, разве что самого себя... Ему ненавистны простые человеческие чувства - радость, дружба, любовь, сострадание. Все, что его радует - это страдания и мучения других, власть над ними. Когда-то, очень давно, он и множество других таких же существ выбрали подобный путь. Они отказались от тех принципов, которыми живет весь мир и создания Творца. Самое страшное для него - измениться, признать себя неправым, ощутить человеческие чувства, которыми нас наделил Создатель, идущие из самого сердца. Принять их означало бы для него что-то изменить в себе, перестать быть демоном - именно этого он не хочет и сильнее всего боится. Поэтому он сам и не появился сразу - создал кукол из подручных средств, чтобы навести в округе страх, смерть и ненависть. Чем больше ненависти - тем он сильнее! Ясно?

Зал кивнул в знак согласия:

- Ты говоришь, он создает подручных из тех предметов, что ему доступны?

Рениус сделал несколько пробных шагов, опираясь на костыль. Кажется, это удавалось без особых проблем. Видимо, костыль понадобится совсем ненадолго.

- Верно, Зал. Этот демон был изо льда. Питикаль, что в вашей деревне - из горящей головни, а другие, которых я встретил перед этим, были из камня и дыма.

Лед, огонь, камень и дым. Что-то в одном из этих предметов вызывало вопросы. Но что? Дым - его всегда можно получить, разведя костер. Также и с горящей головешкой. Камней, правда, не так много было в окрестностях, разве что у Одинокой Горы, почти в дне пути отсюда. А вот лед...

- А откуда взялся лед? Ведь сейчас лето.

Воин остановился и посмотрел на своего проводника.

- Хм, у тебя голова соображает. Теперь попробуй найти ответ на свой вопрос - где и летом бывает снег и лед?

Немного подумав, тот ответил:

- В горах. Но ближайшие горы очень далеко отсюда. Только Одинокая Гора, но на ней нет снега.

- А пещеры там есть?

Юноша снова задумался. Кажется, кто-то из их деревни ходил туда и потом долго рассказывал о белоснежно-прозрачных красотах внутри.

- Да, кажется есть. Только я там почти не бывал - это далеко.

- Значит, если там есть пещеры и есть лед, то там можно найти следы хозяина демонов. Верно?

- Верно!

- Зал, ты - молодец! Теперь я знаю, что делать дальше и где искать демона. Ты не обижайся, ты мне очень помог, но дальше я пойду один.

- Почему? Я хочу пойти с тобой!

- Это опасно, Зал! Хозяин этих демонов гораздо страшнее и опасней, чем они. Да и твои родители будут беспокоиться. Возвращайся! - камень на шлеме Рениуса стал ярко-синим.

- Но ты ведь не сможешь долго идти сам - у тебя болит нога. Я хочу помочь тебе! Я хочу помочь всем, кто пострадал от него!

- Ты ничего не сможешь сделать - в тебе не проснулась еще сила. Демон просто отмахнется от тебя, как от надоедливой мухи. Говорю тебе - иди домой!

- Но ведь я смог тебе помочь в этой битве! Может быть, я смогу помочь и следующей!

Салватер отрицательно покачал головой:

- Я все равно пойду за тобой. Ты не сможешь меня прогнать. Ну, пожалуйста... - Зал предпринял последнюю попытку уломать воина.

Над ними пролетела небольшая розовая птичка. Она уселась на ветку, деловито что-то прощебетала на ухо воителю и тут же улетела прочь. Тот устало сел на землю. Зал присел рядом.

- Мне нужно немного подумать...

Воин положил свой щит внутренней стороной вверх. Взяв несколько сучков, он бросил их внутрь образовавшегося зеркального углубления. Затем собрал их и снова кинул. Потом, немного подумав, Рениус, неудовлетворенный полученным результатом, ответил:

- Ладно, пускай все решит жребий. Согласен? Если выиграю я - ты идешь домой. Выиграешь ты - пойдем вместе! Идет?

Зал кивнул:

- Хорошо, пускай все решает жребий.

Салватер взял два сучка - один короткий, другой длинный и спрятал их в руке.

- Вытянешь короткий - ты выиграл!

Юноша неуверенно потянулся рукой. Схватив конец одного сучка, он резко вытянул его - короткая!

- Тебе везет! - недовольно проворчал воин. - Но уговор есть уговор - идем вместе. Только, чур, в битвы не вмешиваться! - камень на шлеме Рениуса стал зеленым.

- Согласен, согласен! Я рад, что ты передумал. Ведь кто-то же должен показать тебе дорогу к Одинокой Горе.

Глава 4

... Почти весь день продвигались они к намеченной цели. Нога у Салватера понемногу стала проходить. Лес вскоре закончился, сменившись степными растениями и кустарником. А на горизонте уже можно было разглядеть вершину Одинокой Горы.

Местность, по которой шел Рениус, сопровождаемый Залом, постепенно принимала все более неприятный облик. Часто встречались гнилые проплешины, в которых вся трава выгорела и пожелтела. Кое-где попадались опаленные и изувеченные гибнущие деревца. Повсюду валялся всякий мусор, гниль, еще не увядшие обломанные ветви, палки, коряги. Серая зола то и дело поднималась в воздух черной тучей от малейшего дуновения ветерка. Складывалось впечатление, что здесь прошелся дикий пылающий ураган, который крушил и ломал все, что встретилось на его пути. Иногда им на глаза попадались непонятные страшные ямы, из которых, казалось, в один миг неведомой и жестокой силой сама земля была выброшена прочь.


Солнце клонилось к закату. Сине-зеленый Рениус взошел на вечернем небосклоне. Вслед за ним, словно не желая отставать от своего товарища, появилась и красная Тарра, добавив новых красок. Окрестности озарились светом двух местных лун, создавая причудливую игру синих и розовых теней. Пора было остановиться на ночь.

Они выбрали одну из странных ям, чтобы расположиться, отдохнуть, а утром со свежими силами отправиться в дальнейший путь. Собрав хворост и мусор, в изобилии валяющийся рядом, двое юношей развели костер. Золотистые ящерки ритти весело плясали в озорных языках огня, как обычно, не ведая ни о чем грустном, чуждые печали и растерянности. Зал достал из котомки то, чем их снарядили в деревне на дорогу, и вскоре маленькая компания ужинала, подкрепляя свои силы.

После скромной трапезы они сидели возле костра, глядели на пламя и беседовали. Ярко сверкали на небе две луны, создавая неземную симфонию играющих красок в сочетании с загадочностью темноты. Однако не кружились в их свете ночные файги, радуясь очередному празднику объединившихся светил. Не было чудных картин, образов и плясок, что всегда творили в это время на небесном своде неведомые волшебные существа - дети нездешних Владык. Ничто не смело нарушить мрачную тишину этих мест.

Юноша взглянул на небо, на Тарру, затем перевел взгляд на Рениус и попросил, обращаясь к Салватеру:

- Расскажи что-нибудь о твоем мире. Он красивый?

Салватер поднял голову и мечтательно направил свой взор в сторону того ночного светила, откуда он был родом. Камень на его шлеме принял нежно-голубой оттенок.

- Да, мой мир необычайно прекрасен. Для меня нет ничего прекраснее. На Рениусе много воды и влаги. Много растений, живущих в воде и водою. Они для нас - самое большое сокровище, наша жизнь, наша вера. Именно голубизна этих вод и зелень подводных растений придает нашему миру такой цвет в вашем небе.

Рениус закрыл глаза и словно унесся мысленно далеко-далеко, на свою родину.

- Миром Рениуса вот уже много лет мудро правят Великие Короли, - продолжил он. - Власть им дали сами Создатели нашего и вашего миров. Нынешний Великий Король славится большой мудростью и умением предвидеть возможное. Благодаря его знаниям и справедливости, мы обитаем поистине в сказочной земле. У нас нет необразованных людей - каждый считает за честь изучить хотя бы одну науку или ремесло. Любой всегда готов научится чему-то новому и поделиться этим с другими. Каждый развивает в себе таланты, заложенные Создателем, и старается применить их во благо остальных. Если бы ты видел одухотворяющую красоту наших домов и городов, то ты пришел бы в восторг. Но даже изящество самого прекрасного из домов не может сравниться с великолепием Величественных Храмов и Дворца Великого Короля. Эти Храмы и Дворец - наша гордость. Именно там собрано и хранится все самое прекрасное и святое, что было сотворено лучшими обитателями нашего мира. Созерцание подобной красоты наполняет сердца всех, кто их видел, стремлением создавать нечто еще более прекрасное и необыкновенное.

На Рениусе мы научились также общаться с драгоценными камнями. Теперь это наши большие друзья и помощники. Благодаря их вековой мудрости и умению чувствовать других существ, мы смогли построить несколько великолепных Храмов, чтобы достойные имели возможность прикоснуться к тайнам миров и вознести хвалу Создателю. Их волшебство и незыблемость - еще одна огромная ценность нашей планеты, наравне со священной водою.

- Как ты красиво рассказываешь. Даже побывать там захотелось. - Зал тоже не отрываясь смотрел на Рениус и мысленно представлял этот мир со слов его хранителя.

- К сожалению, над нашими мирами, - продолжал воин. - Над миром Тарры, миром Рениуса и вашим миром нависла огромная опасность. Я не знаю точно всего, что случилось в давние времена и очень далеко... Поэтому могу рассказать только то, что сам слышал от других. Где-то в глубинах Вселенной, в далеких-далеких мирах, некоторые существа выбрали иной путь развития. Они отвергли Законы Создателя, Творца Вселенной и решили заставить всех жить так, как хотят они - насилием, обманом, недоверием, страхом, борьбой со всеми за свою полную власть. Они надругались уже над многими мирами, направив их по дороге саморазрушения. Если бы им дали возможность, то они смогли бы развязать целую войну всех против всех. Этот ужас колоссально увеличил бы их силы и влияние за счет распространяющейся ненависти, отчаяния, страха и насилия.

Однако существа, что придерживаются законов Создателя и Творца, не дозволили свершиться подобному - это означало бы конец Вселенной, какой мы ее знаем. Там, где было возможно, был поставлен заслон, предел, дабы не допустить разрушителей в иные миры. Силы Света могли бы раз и навсегда уничтожить отступников, но они никогда сознательно не пойдут на это. В противном случае они стали бы ничем не лучше Темных, и подтвердили бы правоту их мятежа перед лицом многих, кто еще не достиг ступени совершенства разума.

- Но как же тогда их можно победить? - спросил Зал. - Они ведь могут захватить все миры, не встречая сопротивления.

- Сопротивляться - не обязательно значит воевать. Главная победа в битве с демоном - это изменить его, дать ему шанс вспомнить, что и он - дитя Создателя. Однако любой демон очень сильно боится этого - только страх перед своим хозяином может быть сильнее. Но, продолжая по-прежнему отрицать свое единство с Творцом, провозглашая лишь свою самость мерилом всего, он со временем теряет возможность полноценно существовать в этом мире и вынужден ютиться в мирах вечной тьмы и мучений.

Несколько лет назад нашему нынешнему Великому Королю было ниспослано важное предупреждение, когда он общался с Великими Владыками в Храме Откровения. После этого Король собрал всех своих мудрецов, чтобы принять соответствующее решение. Как нельзя кстати, на нашу планету в это время прибыли воины из ордена Салватеров. Тогда это и нам это казалось чудом, как тебе сейчас, удивительным совпадением. На соседнюю Тарру, как я думаю, в это время прибыли другие воины - Сейлоры. Их появление все же не было случайным... Наша Система Трех Миров оказалась на самой границе между двумя противоборствующими сторонами. Происходило Великое Разделение, размежевание между системами, где нет этих мятежников и последствий от их деятельности, и мирами, где мятежники смогли обрести реальную власть, навязав всем остальным собственные принципы сосуществования. Без воинов, способных противостоять силам зла и не поддаваться их тлетворному влиянию, наши миры уже давно были бы порабощены и изуродованы насильственным вмешательством. Салватеры принесли с собой надежду, что этого не произойдет. В каждом из нас живет великий воин, говорили они, понимая под этим умение от чистого сердца пользоваться своими способностями, талантами и опытом во благо других, создавая заслон вторгающимся ордам. Но тот, в ком пробудилось его звездное семя, тот может стать воином, обладающим особым даром. Те величайшие возможности, что заложены в священном цветке его сущности, начинают просыпаться, раскрываясь по мере роста самого воина. Салватеры, с позволения Великого Короля, путешествовали по нашему миру в поисках людей, в которых пламя их истинной светоносной сущности проклюнулось из семени жизни. Так, однажды они нашли и меня, - Салватер Рениус улыбнулся.

- Выходит, ты не так давно стал воином?

- Да, Зал. Но мне уже приходилось участвовать в битвах. Мой мир - первый из порогов к вашему миру. Второй порог - Тарра. Демоны уже успели заслать своих эмиссаров. Теперь они добрались и до этой планеты, прорвав нашу оборону. В ваш мир вошло зло. Скоро он начнет изменяться и не в лучшую сторону…

- А что такое звездное семя?

Искры костра резко взметнулись ввысь. Неуемные и горячие ритти словно пытались достать что-то в небе. Огромная черная мышь сорвалась с места и унеслась прочь в темноту.

- Мне кажется, нас подслушали, - сказал Рениус. - Теперь их хозяин знает, что мы здесь. Надеюсь, до утра он не рискнет напасть. Ложись отдыхать, Зал.

- А ты?

- Я подежурю. Демон может что-нибудь подстроить, пока мы спим.

- Но ты расскажешь потом о звездных семенах?

- Если успею, Зал. Если успею...

Глава 5

Ночь прошла спокойно - их никто не потревожил. Утром оба путника отправились в дальнейший путь.

До горы было еще далеко, а местность становилась все более труднопроходимой.

- Так, тут овраг, кажется. - Рениус остановился на краю длинной ямы, на дне которой виднелись облезлые ветки, перепревшие листья и трупы мелких животных. - Придется идти в обход. Пойдем налево?

- Да, там дорога, кажется, снижается.

Они свернули налево и пошли вдоль оврага.

- А в вашем мире овраги есть? - спросил Зал.

- Странные у тебя вопросы, - ответил Рениус. - Разумеется, есть. Не такие, конечно, как этот. Но тебя ведь не овраги интересуют, правда?

Зал покраснел. Разумеется, он помнил тему вчерашнего оборванного разговора.

- Ага… Я подумал, что в дороге веселее общаться. А ты вчера про звездные семена так и не рассказал. Что это такое?

- Осторожнее, не сорвись. Тут дорога осыпалась, - Рениус приостановил своего спутника. - Давай обойдем еще чуть левее.

Обойдя опасный участок, они продолжили путь.

- Звездные семена, говоришь? По правде, я и сам еще не совсем хорошо представляю что это. Они связаны с нашим разумом, нашим самоосознанием, умением постигать суть вещей. Развитое звездное семя превращается в звездное древо и тогда человек уже перестает быть просто человеком, и становится кем-то большим. Совершенствуя его, человек развивает свой разум, таланты, способности, творческие силы, понимание Вселенной.

- А у животных тоже есть звездное семя?

- Похоже, что нет. Животные способны воспринимать свою жизнь, но не осознавать её, не осмысливать и не совершать осознанных разумных действий. Если кто-то поступает по своей воле разумно и осмысленно — то это уже существо, наделенное звездным семенем, а не животное.

- Но они могут приобрести такое семя?

- Могут. Но не сразу, а после огромного количества прожитых жизней в разных телах. Животные должны быть готовы к принятию такого дара. И если на какой-то из планет группа воплощаемых на ней существ становится способна к обретению разума, то к ним спускаются … как бы их правильно назвать? - Рениус остановился. - Великие Духи? Боги Разума? Основатели Разума? Нет, все не то. Ладно — пусть буду Звездные Отцы. Нам туда — там уже можно перебраться на другую сторону.

Через овраг они перебирались молча, помогая друг другу. Затем сориентировались по Одинокой Горе и продолжили путь.

- А эти … Звездные Отцы. Они кто?

- Для нас — все равно что Боги. Когда-то и они были людьми, но развиваясь с каждым перевоплощением, они вырастили из своего звездного семени блистательнейшее звездное древо своего разума. С тех пор они могут перемещаться по мирам и наделять собственной искрой Разума других существ, достойных этого.

- Искрой разума?

- Я говорю о Звездном Семени. Тяжело подбирать правильные слова, когда говоришь о таких сложных вещах.

- А, понятно. Это у каждого из нас есть свой Звездный Отец, наделивший нас Искрой Разума, заключенной в Звездном Семени?

- Совершенно верно. И задача каждого существа — развить эту искру. Из искры должно возгореться целое пламя Разума.

- Как это все сложно… Аж голова разболелась. - Зал осторожно потрогал подживающий шрам, оставшийся после битвы с демоном.

- А ты как хотел? Дали разум — используй. Иначе все бессмысленно.

Зал промолчал.

- Ладно, потом поймешь. Кажется там опять овраг.

Разговор о звездных семенах на этом прервался и больше эту тему они поднимали, продолжив путь в беседах о более приземленных вещах. Несколько раз им приходилось возвращаться и искать другой путь. Да и пейзаж не располагал к обсуждению высоких материй. Местность становилась все грязнее, гаже и неопрятней. Навстречу стали часто попадаться трупы жестоко умерщвленных животных. Закапывать их было нечем, поэтому приходилось либо накрывать гниющие и смрадные тела ветками, либо проходить мимо, скрепя сердце. От безрадостных картин становилось тоскливее на душе. Хорошо хоть овраги исчезли, сменившись просто ямами и отвалами породы.

Рениус достал свой щит, чтобы быть наготове. Мусора становилось все больше. Некоторые кучи были так велики, что закрывали собой вид на Одинокую Гору. Их приходилось обходить с большим трудом - завалы и ямы становились все более труднопроходимыми.

- Знаешь, Зал, мне кажется, что мы найдем не только следы хозяина демонов, - произнес Салватер, после того как они обогнули одну такую кучу. - Уж очень это похоже на них - гадить там, где обитаешь.

Они сделали еще несколько шагов, и вдруг Зал почувствовал, как чьи-то грубые, сильные и вонючие лапы схватили его за голову, закрывая рот. Краем глаза он заметил здоровую дубинку, ударившую Рениуса по рукам, от чего щит выскользнул и упал на землю. Еще один враг спрыгнул откуда-то сверху и схватил воина сзади. Увы, они нарвались на неожиданную засаду.

Крепко скрутив пленников, захватчики уложили их на землю. Лица им не закрывали и они могли видеть стоящих над ними троих уродливых существ, злобно скаливших пасти в довольной ухмылке.

- И чего это, лякху, Хозяин испугался, накху, этих щенков, лякху?! - спросил один из них. На его руке вместо обычной ладони был прикручен какое-то металлический диск с острыми зубчиками. По внешнему виду это напоминало обычную пилу, которой Залу не раз приходилось пользоваться. Если пилу сделать круглой, разумеется. Вторая рука была почти нормальной — только пальцы были шершавыми, острыми и трехгранными, как напильники.

А еще его удивило, что это существо произнесло осмысленную фразу. Переполненную какими-то непонятными словами и грубыми отсылками, но разумную. Причем на понятном ему языке. Если это демон, то совсем не такой, какие им встретились раньше.

- Ты, кхыргашш, накх-лякх, про Хозяина потише, кхал-лякх! Еще подумает, накх-лякх, что я с тобой, накх-лякх, заодно, кыхр! - Второй демон сплюнул, словно с досады, сквозь длинные кривые зубы, торчащие из остроносой пасти. Как он разговаривал с таким строением челюсти — было непонятно. Тем не менее, шипел, плевался, брызгал слюной — но разговаривал. С таким же набором однотипных грубых и непонятных слов, от обилия которых становилось противно на душе.

А еще он обладал красными перепончатыми лапами, которыми бестолково размахивал туда-сюда. И кучей бородавок на морде. Дополнял картину кривой черный рог, торчащий прямо из лба.

Первый демон в ответ высказал что-то непонятное для Зала. По смыслу было похоже, что он отсылал второго по каким-то очень важным делам, которые тот, тем не менее, даже и не подумал начинать делать. Или разозлившись, вообще не хотел идти в указанную сторону.

- А этот больной, Кхаш-кхарр, что ли, лякх? - третий демон из этой компании указал пальцем на Рениуса. - Драться, кхыр-кхарр, с нами надумал, лякх, что ли, отродье, накх, гнилой макаки, лякх? Еще и щит, кхарр, тащил, лякх, как тот кхаргашш, кхарр, из пятого легиона, лякх.

Выглядел этот демон не привлекательнее двух остальных: бордовая жабоподобная морда с каменистым воротником на шее, украшенным длинными острыми шипами. В остальном тело можно было принять за человеческое, если бы не ноги — вместо ступней присутствовали два лошадиных копыта.

- Развяжи, тогда узнаешь, какой я больной! - ответил Салватер, у которого от неожиданного удара гудели руки. Камень на его шлеме приобрел бордовый цвет.

- Заткнись, кхарр, лякх! – заорал на него третий демон, для верности больно стукнув Рениуса ногой под ребро. - У жратвы, кхарр, не спрашивают, лякх, хочет ли она, кнакх, быть обедом, лякх!

- Ты, накх-лякх, Бальд, сам заткнись, накх-лякх-кхырр. Если ты его, накх-лякх, сейчас сожрешь, накх, хозяин мне, лякх, голову оторвет, накх-лякх, - приструнил его второй демон. По всей видимости, он был среди них самым главным. - Лучше я тебе, накх, сам голову, накх-лякх, оторву, кхырр, — хоть какая-то, накх, польза, лякх, от безмозглой накх-лякх, кости, кхаргашш.

- Что, ты, кхаш, Валионт, лякхашш, шуток не понимаешь, кхаш-лякххашш. Я же, кхаш, пошутил, лякх... Ты же, лякхх, у нас, кхашш, самый лучший, накх, самый смелый, кахр, самый умный, лякх! Даже лучше Хозяина, кхаш-лякх.

Валионт развернулся и с размаху влепил Бальду по уху. Но на его морде появился довольный оскал.

- Тьфу ты, накх, пакость, лякх. Ненавижу, накх, когда так льстят, кхырр! И скажи накх-лякх, башка-кыхрякх, что Хозяин тебя, накх, не слышал, лякх.

- Ну а этого-то сосунка, лякху, помучить не возбраняется, накху? - прохрипел первый демон, указывая на Зала. - Он же мне лякху, чуть всю руку не откусил, накху, кхырр-тырр. Зубы ему, лякху, повыдергать, накху, чтобы не кусался, лякху, в следующий раз, накху, каш-кхырр.

- Эй! Ты не один, кхаш, по крови, лякх, соскучился, Захаль, кыхр! - жабьеротый Бальд и не подумал подниматься с земли и теперь стоял на коленях, наблюдая за другими демонами. - Оставь, лякх, и мне, кшах, хоть немного развлечения, накх!

- Заткнитесь оба, накх-лякх, кхыр-кшых-каргашш! А то я, накх, напьюсь вашей крови, лякх, и брошу подыхать, накх, на радость, лякх, местным кыргышш, накх! - властно приказал Валионт. - Хозяин, накх, велел пока их, лякх, не трогать, накх. Только, накх, поймать, кхарр.

- Лякху, немного, накху, крови, лякху, с одного из этих кхырр не помешает, лякх. Надо, лякху привыкать, накху, к местной пище, кхашш. А я, лякху, жутко проголодался, накху. Как только приземлились, лякху, так и не жрал, накху… - Захаль произнес что-то не вполне внятное, поясняя свою мысль. Зал и так с трудом понимал речь демонов, но тут вообще ничего разобрать оказалось невозможным. Кажется, тот попросту ругался с досады.

- Я сказал, накх, заткни мясорезку, кхырр! - заорал Валионт, которого, похоже, порядком достало своеволие подчиненных ему демонов. - Хозяин с меня шкуру, накх, спустит живьем, лякх, если с ними, накх, что-нибудь случиться, лякх!

- Сам пасть, кахрр, захлопни, лякху-на. Итак, лякху, слюной все забрызгал, накху! С одного, кхарр, недомерка не убудет, лякху.

Захаль, всей своей тушей сел верхом на Зала, отчего тот сдавленно крякнул. Направив свою круглую пилу прямо напротив лба жертвы, он медленно принялся приближать орудие пытки. Юноша истошно закричал от ужаса, что, похоже, привело мучителя в неслыханный восторг! Залу вторил Рениус, кричавший что-то гневное в адрес демона.

Пила полоснула по лбу, зацепив рану, полученную до этого, оставляя глубокий вертикальный порез. Кровь залила глаза, а ужас парализовал все тело юноши.

Неожиданно демон кубарем отлетел в кучу мусора. Валионт, раздраженный откровенным игнорированием его приказов, запустил в того черной молнией.

Захаль завизжал что-то невообразимое, перемешивая уже сто раз слышанные «ка-ля-на» в разных комбинациях, от чего понять его стало вообще невозможно. Но он явно был в бешенстве:

- Думаешь, кхарр, главным, лякху, поставили, кхарр, так я, накху, на карачках, лякху, перед тобой, кхащ, ползать, как нахр, буду, кхарра-накху-лякх? А сам, лякху-кхарр-накхур по кхырру, накху-кхарр-лякху, поползать не желаешь, лякху-накху?

- Я тебе, накх-лякх, приказал не делать этого, накх-лякх-кхашш! – Валионт сжал кулаки с когтями.

- А мне, лякху-накху, плевать, лякху-накху, на приказы, лякху-накху, разных кхыррнаху, кхарр. Я, лякху, делаю, что хочу, накхурр. Мы, кхарр, не на Малколме, лякху, и здесь мне нечего боятся, кхарр, что меня кинут, на кхашш.

- Ах ты, кхар, выродок, накх, звезданутый, кхаргашш!

Оба демона встали напротив друг друга, ожидая, нападения противника. Наконец, Захаль не выдержал, размахнулся рукой и забросил заведенный диск пилы прямо в сторону Валионта. Тот вовремя отскочил, и диск разрезал бревно, гнившее в другой куче мусора.

Третий демон, Бальд, резко куда-то скрылся, как только началась драка. По крайней мере, его нигде не было видно. Валионт вновь метнул черную молнию в непокорного ему демона. Захаль неожиданно взлетел, оттолкнувшись от земли, пропуская удар, и оказался позади противника. Едва успев увернуться от заведенной пилы, разъяренный демон резко подскочил ввысь, хлопнул своими перепончатыми лапами, и вызвал черный дождь, который разъедающей кислотой пролился над непокорным бунтовщиком. Тот истошно завопил, а его пила принялась работать с перебоями.

- А теперь, накх, зараза непокорная, лякх - умри собачьей, кхарр, смертью, лякх! - Валионт заметил рядом с собой щит Рениуса и схватил его, намереваясь метнуть в беспомощного противника.

Судорожная гримаса искривила хищную морду демона. Щит не позволил чужаку взять его в руки и пропустил через того несколько молний. Тело Валионта затряслось от невыносимой боли. Выпуская щит из лап он завопил:

- А-а-а-а-а! Кхаргашш, сволочи, кхарр-накх!

Захаль не замедлил ждать. В этот момент он со злорадной ухмылкой пустил свою пилу в своего трясущегося собрата, которая и перерезала его пополам. Брызнула черная дымящаяся кровь. В агонии он ногою зацепил злополучный щит, который отлетел в сторону Салватера.

Победивший демон дико загоготал. Издали это напоминало скрип несмазанных петель или рев дикого кабана, вперемешку с уже изрядно надоевшими «лякх» и «накх».

-Я, лякху, убил Валионта, накху! Я, лякху, сильнее всех, накху! Я, самый сильный, лякху, демон, накху-кхарр! Никто, лякху, не смеет вставать, накху, на моем пути, кирдышхарр!

Подскочив к верхней части тела Валионта, он принялся мстительно и злорадно пинать его ногами. От всей этой вакханалии и крови, стекающей с рассеченного лба, Зал чуть не потерял сознание. Если демоны друг с другом так делают, что же с ними будет?

Маленький черный шарик пролетел над связанным пареньком и, с громким хлопком, разбился о спину ликующего победителя. Через мгновение тело Захаля раздулось и брызнуло во все стороны сотнями маленьких кровавых кусочков. Из-за завала вышел Бальд - уродливый демон с распахнутым в упоении от свершенного жабьим ртом, в котором были видны красные зубы в два ряда.

- Умнее меня, кхарр, все равно никого нет, лякх-некхурш! Хи-хи-хи! Я всех, кхарр, обкрутил, лякх! Теперь я тут, кхарр, самый главный, лякх. И Хозяин, кхарр, наградит, лякх, только меня, накх!

Его полубезумный взгляд упал на Зала.

- Жрать охота, кхар-лякх! А тут такая, кхарр, жертва пропадает, лякх. А не перебьется ли, кхарр, Хозяин, накх?

Он направился к Залу, намереваясь выполнить свою страшную угрозу. У того замерло сердце.

- Так, посмотрим, кхарр, что у нас есть, лякх! Сочное мясо, кхарр! Вкусное мясо, накх! Только, кхарр, погноить немножко, лякх.

- Синяя молния Рениуса! - Салватер успел освободиться, добравшись до своего щита. Камень на его шлеме пылал алым светом. Молния ударила между демоном и его предполагаемой жертвой. В страхе чудовище отскочило в сторону.

- Остановись, гнусный негодяй! - Рениус с трудом сдерживал рвущуюся ярость. - А не то, клянусь твоим настоящим именем, ты пожалеешь, что пришел сюда.

- Это невозможно, кхарр-ляк. Ты, кхарр, лжешь, лякх!

- Желаешь проверить? Именем твоим, которое…

- Стой-стой-стой! Я верю, накх! Верю, лякх! Не произноси его, накх! - Бальд неожиданно упал на колени. - Я все сделаю лякх-кирдыш, что прикажешь, накш. Только не убивай меня, лякш!

- Развяжи его! - приказал воин, указав на своего спутника.

Демон бросился исполнять приказание, бормоча про себя очередные кхаш-лякх-накх, звучащие как проклятья. Развязанный Зал отполз от ужасного чудовища и с трудом поднялся на ноги. С его лба капали густые капли крови, застилая глаза. Он попытался рукавом вытереть лицо, но помогло это мало.

- Я всего лишь раб, накх, я выполняю приказы, накх. Я, кхарр, не виноват, лякх, - лепетал демон, отходя к одной из куч. - Это все Хозяин, кхарр! А я рад бы, кхаш, этого делать, лякх, но не могу, накх. Нет, кхарр, не могу, лякх. Я хороший, кхарр, верьте мне, лякх.

- Если ты такой хороший, как ты говоришь, то, может быть, примешь исцеление? - предложил Рениус, разворачивая щит. - Ради своего имени?

- Нет! Нет! Только не это, накх! - завопил вдруг Бальд, словно ему предложили нечто невообразимо ужасное, резко прыгнув своими копытами за кучу. Когда Салватер добежал до этого места, там уже никого не было.

- Жаль, - опечалено произнес воин. - У него был шанс остаться живым.

Зал продолжал безуспешно вытирать капающую кровь со лба. Увидев это, Рениус, вернулся и достал из котомки флягу с водой, мазь и кусок чистой ткани. Преследовать демона было бессмысленно, а им нужно было время, чтобы прийти в себя.

Присев в сторонке от тел убитых демонов, они принялись лечить свои боевые раны. Аккуратно протерев новый шрам, а заодно и лицо Зала, смоченной тканью, Рениус втер в его лоб немного лечебного средства.

- Тихо, тихо… - приговаривал Рениус во время этой операции. - Это должно помочь. Рана не глубокая, но заметная. Как ты себя чувствуешь?

- Голова немного кружится… и слабость.

Рениус принялся обматывать ему голову оставшимся материалом.

- Это от пережитого ужаса. Отдохнем немного и пройдет. Идти-то сможешь?

- Да. А ты сам-то как?

- Да сейчас руки немного разомну. Больно ударили.

Рениус разминал ушибленные руки. Зал сидел молча, прислушиваясь к своим ощущениям. Внутри было пусто и хотелось спать.

- Теперь видишь сам, какой мерзостью они живут. Никогда не могут договориться друг с другом, - неожиданно произнес Рениус.

- А что будем делать с телом? - спросил Зал, имея в виду тело Валионта. - Закопать-то мы его не сможем!

- Придется действовать, как действовали до этого. Накроем ветками, а остальное сделает сама природа.

Так они и поступили.

Привал сделали подальше, найдя относительно укромное место.

Глава 6

Громадное дерево, поваленное неведомой силой, было вывернуто с корнями, между которыми и образовывался небольшой укромный закуток. Там они и расположились. В стороне от укрытия очень кстати обнаружился небольшой ручеек.

Рениус еще раз аккуратно осмотрел раны своего боевого товарища.


- Одна на другую зашла, - прокомментировал он две пересекающиеся кровавые полоски. - Напоминает что-то, а что не помню. Голова не болит?

- Не-а. Гудит только. Испугался сильно.

- Немудрено. Порез довольно глубокий.

- Я почти не понимал, что они говорили. Это было страшно. Почему они постоянно колдовали?

- Колдовали? Когда это?

- Ну, повторяли одно и то же через слово. Это же заклинания были? Нак…

Рениус резко прикрыл Залу ладонью рот.

- Не произноси этих слов, Зал. Никогда! - Он смотрел ему прямо в глаза, а камень на шлеме слегка побагровел. - К твоему счастью, они не были заклинаниями. Но это — оскверненный, грязный язык. Испорченная речь для бесправных слуг, мнящих себя хозяевами Вселенной.

Воин сел рядом с огорченным видом, глядя куда-то вдаль на ландшафт, заполненный ямами, буреломом и поваленными деревьями.

- А что они означают? Ведь если язык — то для чего-то нужно?

Рениус немного помолчал. Наверное, тема для него была грустной.

- Когда-то они имели смысл. И даже магический, - произнес он тихим голосом, спустя полминуты. - А потом... потом просто стали пустым мусором, который оскверняет речь тех, кто им пользуется.

- Но что они означали раньше?

- Поверь, лучше тебе этого не знать - слишком отвратительно. Пить хочешь?

- Ага, - Зал взял протянутую флягу с водой и сделал несколько глотков.

- А вообще, пользоваться подобными словами глупо. - Рениус сам сделал несколько глотков и спрятал флягу в котомку. - Тот, кто их использует, теряет силу собственных слов.

- Разве слова способны иметь силу? - удивленно спросил Зал. О таком он никогда и не подозревал. Хотя, если подумать...

- Способны, Зал. Скажу даже больше — в начале Мира было слово. Великое, священное слово. Но сейчас его никто не знает.

Юноша замолчал, осмысливая сказанное. Уж больно все это походило на сказку.

- И все-таки, я не понимаю. Что за силу может иметь слово? Это что — такая особая магия?

- Называй как угодно. Каждое слово, каждая произнесенная нами фраза, обладает возможностью к исполнению. Но именно возможностью. Не все слова исполняются. Не все заклинания свершаются. И у развитого существа вероятность того, что любое его слово станет правдой, воплотившись в реальном мире, очень высока.

- Но как слово может обладать силой? Я никогда не замечал этого.

Рениус положил котомку под голову, и, не снимая шлем, осторожно прилег, закрыв глаза.

- Чтобы слово стало силой необходимо соблюдение нескольких условий, - продолжил он. - И одно из них — речь, не замусоренная посторонними, ничего не значащими словами. Чистая речь. Положение некоторых демонов даже смешно, если смотреть на это правило: они считают себя сильными, свободными и значимыми, используя и продвигая испорченный язык, а в действительности проявляют слабость, зависимость и полное убожество. Слово не может воплотиться, не может быть услышано, если его подавляет слишком много постороннего шума.

- Это как с водопадом, да?

- Правильно. Нужно слишком громко кричать, чтобы перекричать водопад.

- А еще какие условия есть? Почему могут не исполняться слова?

- Многословие и болтливость. Когда слов слишком много, они не успевают накопить свою силу. Просто утекают. Склонность привирать, неумение сдерживать даже малые обещания тоже не дают силе проявиться. Чтобы слова стали силой, надо самому постараться, чтобы обещания не расходились с делом. Сперва ты работаешь над воплощением слов. А потом слова сами работают на тебя, свершая сказанное. А еще это большой труд и большая ответственность.

- Но демоны? Разве они всего этого не знают?

Рениус открыл глаза и выдохнул:

- Уф-ф-ф… Кто-то знает, кто-то нет. Если ты заметил, те, которых мы встретили, свою речь совсем не контролировали, не желая сковывать собственную «свободу» и «самовыражение». А в итоге все самовыражение ушло в серость и неотличимость от всех подобных. Грязные, оскверненные слова стали контролировать их речь. А через речь — и их поведение, их дальнейшую судьбу. Помнишь, про водопад? Когда мусора слишком много, и он способен совершить нечто отвратительное. Но зависеть это уже будет не от самих демонов — они будут лишь инструментом.

Воин приподнялся и сел. Протянул руку к своему щиту и знаком показал молчать. Зал замер.

Так они просидели минуту. Наконец Рениус расслабился:

- Показалось. Но нам следует быть начеку.

Он поднялся и потянулся руками вверх, совершая своеобразную зарядку.

- А еще слова лучше срабатывают, когда они выражены в ритмичной форме. Стихами, например. Их хорошо слышат некоторые существа. И даже могут отозваться, - неожиданно произнес он. - Попробуй как-нибудь на досуге.

- Скажешь тоже, - Зал смущенно махнул рукой. - У меня в рифму не очень получается. Я уже пробовал.

- Это неважно. Важно, что ты чувствуешь природу и ее ритм. Ты же общался с теку? Разве нет? - Рениус сел на землю, повернувшись к собеседнику.

- Не-а. Я просто с ними играл.

- Это почти то же самое. Для них игра и общение — практически одно и тоже.

- А у вас они тоже есть? - Зал немного наклонил голову. - А, ну да — у вас же водный мир.

- Вот именно. Хорошее отношение с их стороны стоит ценить. И тогда они обязательно придут на помощь. Но воспринимают просьбы только в рифму.

- Как интересно. Хорошо, я попробую как-нибудь.

- А попробуй сейчас. Уверен, должно получиться!

Юноша задумался, подбирая слова. Мешало отсутствие должного настроения и того, что хотелось сказать.

Рениус неожиданно вскочил, хватая щит и делая предупредительный знак. Зал, поддавшись тревоге, тоже вскочил и замер.

Лишь легкий ветерок гулял по кронам деревьев, гоняя увядший мусор. Ни звука больше не вмешивалось в игру свободолюбивых воздушных существ. Рениус, тем не менее, не спешил расслабляться.

- Мне кажется, что за нами наблюдают. Только я не пойму откуда.

- Может пойти проверить? - Зал попытался сделать шаг, но был неожиданно остановлен.

- Стой, куда?! Я не могу рисковать тобой.

- А что делать?

- Попробуй в рифму обратиться к… как у вас их называют? Вайи?

- Ага. Они хорошие, - Зал улыбнулся.

- Вот. Попроси их узнать, кто прячется рядом. Создай рифму.

Юноша подумал, что Рениус смеется над ним. Но подняв взгляд, он увидел, что его друг вполне серьезен.

- Мне нужно немного времени.

- Хорошо. Я буду стоять тут. На страже. Если они нападут.

Странное, конечно, желание. Спорить Зал не стал и присел, сочиняя рифмованную просьбу. В успех верилось не сильно, но кто знает. Вряд ли Рениус станет так глупо шутить.

Вокруг по-прежнему было тихо. Прикидывая слог, юноша несколько раз бормотал про себя рифмы. И, наконец, подобрал то, что хотел:

- Ветра свободные дети,

Духи ветров на планете.

Есть ли кто рядом? Скажите!

Хитрость его покажите.


Легкая группа вайев, вместе с неожиданно образовавшимся ветерком, облетела, еле слышно смеясь, вокруг юноши в серой, льняной одежде с заплатками, затем вокруг Рениуса, замершего на выходе из укрытия и резко выскочила прочь. Странное дело — Зал продолжал слышать их веселый смех, даже когда они унеслись прочь. Вот они облетели одно высокое дерево, наполовину облетевший куст, гору мусора, покружились вокруг серого песчаного камня и подлетели к небольшой яме, закрытой высоким папоротником. Шелест ветра донес до него образ чуждого существа, с большой пастью, вонючим дыханием и костяным воротником, защищающим мощную шею.

- Это Бальд! - удивленным тем, что ему открылось при помощи маленьких воздушных существ, произнес Зал. - Он там, в яме под папоротниками. Следит.

- Вот негодяй! Не иначе как гадость замыслил, - Рениус сделал шаг к выходу из укрытия. - Придется поговорить с ним по душам.

Вайи тем временем продолжали свой полет, оставив замершего Бальда, взлетев куда-то под небеса. Их быстрый стремительный полет захватывал дух. Но они явно что-то хотели сказать еще, окружив нечто темное, большое и крылатое.

- Рениус, стой! Это ловушка! Там сверху еще один! - Зал бросился за своим товарищем, который уже выбрался на открытое место.

Крылатая тень спикировала сверху на одинокую фигурку в шлеме. Демон с черными крыльями и противной козлиной мордой молча ударил сверху огромным черным мечом. Меч с громким звоном ударился о выставленный щит. Сверкнули яркие молнии. Гул пошел по всей долине, отчего у Зала заложило уши.

Отлетев чуть повыше, чудовище вновь приготовило меч к атаке, выискивая удобную позицию: ударить сверху или ткнуть оружием прямо в противника?

- Синяя молния Рениуса!

Левое крыло демона дернулось, сраженное атакой, свернулось и обвисло. При помощи второго крыла и громкого рева чудовище пыталось исправить ситуацию, но все было тщетно: оно стремительно теряло высоту. Глухой удар ознаменовал его падение.

- Где Бальд? - Рениус был не настолько наивен, чтобы упускать из виду спрятавшегося противника. Камень его пылал ярко алым цветом. - Следи за тем местом.

Крылатый демон оправился быстро. Не смотря на поврежденное крыло, он быстро поднялся на ноги.

- Каррргашш! Я убью тебя, накхррр! - прохрипел он.

Подняв меч, он яростно бросился на противника. Звон от очередного удара о щит заполонил окрестности. Снова засверкали ослепительные молнии. Удар. Еще удар! Опять молния! Противники кружились на небольшом пятачке, стараясь достать друг друга. Меч демона ритмично сталкивался со щитом, не в силах обнаружить уязвимость противника. Рениус использовал молнию, но противник оказывался ловчее и уходил от атаки. Зрелище одновременно пугало и завораживало.

Легкая стайка вайев облетела вокруг Зала, заставив того вспомнить о просьбе друга. Но со стороны ямы не наблюдалось пока никакого движения.

Демон, тем временем, поняв бесполезность прямых ударов мечом, не выпуская оружия, схватился обеими лапами за щит противника. Молнии, пляшущие по его рукам и собственному оружию, заставили его зарычать от злости. Но свою добычу он не выпустил.

Тем временем в укрытии Бальда началось какое-то шевеление. Воин, сцепившись с демоном, как раз стоял спиной к опасной яме. Зал встревоженно крикнул:

- Рениус, берегись!

Со стороны папоротников стремительно вылетел черный шарик, направляющийся в сторону сражающихся. Воин сделал резкое движение и развернулся. Не ожидавший такого поворота демон развернулся вместе с ним, следуя за щитом.

Черный шарик вонзился под лопатки крылатому чудовищу, заставив того громко замычать. Через секунду место сражения оказалось забрызгано кровавыми кусочками.

- Накхарррр! - раздался раздосадованный вопль со стороны ямы. Треск сминаемых ветвей и топот сбегающего противника донесся до слуха юношей.

Рениус, весь забрызганный черной кровью, принялся вытираться и отплевываться. Зал достал кусок материи из котомки и подал своему спутнику, чтоб тот мог обтереться.

- Гнусный Бальд. Я скоро сам начну ругаться как они.

- Здесь же недалеко ручей, - вспомнил Зал. - Можно умыться.

- Да, хорошо. А то некрасиво с таким грязным лицом перед противником появляться, - пошутил Рениус, кое-как стирая с лица остатки крови. - А то еще испугаются до боя, да сбегут, как некоторые только что.

- А может, тогда и не надо умываться? Измажемся в грязи как поросята, да и распугаем всех своим видом.

- Так некого уже. Всех... распугали. Бальд сбежал со всех своих копыт.

- Прыжками… от суровых воинов в грязевых доспехах. - Зал согнулся от хохота. Рениус присоединился к нему.

- Хотя этот мерзавец, сам не желая того, сослужил нам службу, - добавил он, когда они отсмеялись.

Взгляд Зала упал на лежащий в грязи черный меч. Слегка изогнутый. С острой кромкой. Такого он никогда не видел — в их мире не было потребности в оружии.

- Меч не трогай, - предупредил его Рениус, заметив направление взгляда. - Он может быть проклят. Или еще чего похуже. Пусть лежит — природа сама решит, что с ним сделать. Что с тобой?

- Руки что-то... затряслись.

- Это бывает. Пойдем к воде, что ли. А то засохнет и начнет смердеть.

Бедствие, охватившее окрестности, затронуло и ручей, но тем не менее, он был цел. Лишь местами вода застоялась и источала гнилостный запах. Но там, где было возможно, ручей находил себе дорогу и продолжал журчать свою радостную песенку беззаботного путешественника.

Умывшись, напившись и наполнив фляги водой, они почувствовали себя гораздо лучше. Рениус, сняв шлем, с наслаждением плескал водой в лицо, а Зал сидел неподалеку на траве, вслушиваясь в звуки ветра и плеск воды.

- Никогда не думал. Что я смогу… так, - расслабленно произнес он.

- Ты о чем? - Рениус прекратил водные процедуры, подхватил шлем и сел рядом.

- В рифму… Я их почувствовал. Это так необычно.

- Я знал, что у тебя должно получиться. Давай собираться, что ли? Мало ли кого еще этот Бальд притащит, - Рениус надел шлем.

Одинокая гора была уже не так далеко, как раньше. Взяв нужное направление, они двинулись сперва вдоль ручья, а потом свернули на более каменистую местность.

- А как звали этого летающего демона? - неожиданно спросил Зал.

- Откуда мне это знать? Он не представился, когда нападал.

- Жаль. Ты ведь мог его напугать так же, как и Бальда.

- О чем ты? Когда это было?

- Ну, Бальд и вправду испугался, когда ты про его имя заговорил. Такой глупый демон.

- Не стоит недооценивать врага. Ты как раз не понял, о чем идет речь, а Бальд сообразил. Для него и вправду известие о том, что кто-то знает его настоящее имя — безумно страшное предположение.

- Почему это? Разве его не Бальд зовут?

- Бальд — его внешнее, не совсем настоящее имя. Что-то вроде панциря или кожуры, скрывающее истинное положение дел. Имя для всех. А вот настоящее или тайное имя — знает только он. И те, кто смог его выведать.

- И ты вправду смог это сделать?! Ну ничего себе!

- Вообще-то тогда я не знал его имени, - Рениус несколько смутился, а его камень принял нежно-голубой оттенок. - И сейчас не знаю. Говорил скорее наугад. Но ведь демон об этом тоже не знал. И поверил в обратное.

- А что вообще дает это имя? Зачем его скрывать?

- У разных существ с их именами своя история. У одних с именем связан разум и сознание. У других — сила и энергия, У третьих — воля и свобода. У четвертых — знания и опыт. У пятых — жизнь и судьба. И так далее. Потому демоны, как и все другие существа, хранят свое настоящее имя в тайне ото всех. Используются разные способы это имя скрыть. Чаще всего - несколько имен, вложенных друг друга.

- А что будет с демоном, если узнать его имя?

- Он вынужден будет подчиняться тому, кто это сделает. Но будь уверен — этого он не простит никогда. И знающий его настоящее имя сильно рискует.

- А у меня тоже есть свое настоящее имя?

- Само собой.

- Но ведь я его не знаю! Как же так?!

- У людей с именем свои отношения. До поры оно скрыто даже от них самих — чтобы не повлиять ненароком на жизнь и судьбу. Когда же пробуждается звездное семя — он сможет познать и настоящее имя. Но вверять его кому бы то ни было — весьма неразумно. Зная имя человека, его легко осквернить, испортить, направить на кривую дорожку. Правда, людям дана свобода — имя может быть в особых случаях изменено. Демоны за это людей особо ненавидят — их-то собственное имя практически неизменяемо.

Глава 7

Они шли еще долго, пока не приблизились к цели своего похода. Местность давно сменилась на каменистую, то и дело по сторонам появлялись крутые обрывы. Мусора стало меньше, да и то лишь потому, что появилось больше камней и валунов вместо кустов и деревьев.

Все время, пока они шли, Зал осмысливал речь Рениуса о силе слов. И прикидывал различные рифмы. С удивлением он заметил, что некоторые из них получались очень быстро и при этом даже неплохо.

Небо неожиданно стало хмуриться. Тяжелые грозовые облака мрачным густым кольцом окутали скалу, совершенно скрыв ее вершину. Вокруг наступила глухая гнетущая тишина.

- Рениус, кажется, собирается сильный дождь, - произнес Зал. - Нам бы поскорей найти какое-нибудь укрытие, пока не полило.

- Ты прав. Только сдается мне, что это не совсем необычный дождь, - воин был несколько озадачен.

- Почему?

Сверкнула яркая молния, после чего раздались грозные раскаты грома, заглушая слова воина. Но юноша и так все понял. Ни легкокрылые вайи, ни летучие полупрозрачные теку не кружились как обычно в веселом танце ветра и дождя. Вместо этого, словно зачарованные, безвольно и слепо мчались они по замкнутому кругу, управляемые неведомой безжалостной волей. Ветер крепчал.

- Зал, скорей - там пещера! - крикнул Салватер, заметив неподалеку чернеющее отверстие. Стремглав бросились они в спасительное укрытие. Едва только двое юношей успели спрятаться в гостеприимном сумраке, как снаружи начался настоящий ураган. Яростно рассыпая беснующиеся дождевые струи и разбрасывая ледяные небесные зерна во все стороны, силился он добраться до укрывшихся путников. Дикий ветер и град стучали по скалам, словно мстя за поражение и грозя в своем сумасшедшем неистовстве завалить вход.

Укрытие оказалось не сильно большим — едва-едва там можно было стоять в полный рост. Но зато было глубоким — лаз уходил куда-то далеко в недра Одинокой Горы. Но самое главное — оно хорошо защищало от разбушевавшейся стихии.

- Что это было? - испуганно спросил Зал. - Зачем Владыки Стихий создали такой ливень?

- Это не они. Хозяин демонов нас обнаружил. Как бы свод не обвалился, - Рениус потрогал потолок пещеры. - Вроде крепкий.

Сверкнула очередная молния и звук грома заложил уши.

- Очень уж сильно бьет, - прокомментировал воин.


Неожиданно буря стихла, угомонившись, как будто отступив от своих намерений, так и не достигнув цели. Однако небо, видневшееся на входе, так и осталось покрытым густыми тучами, сквозь которые не мог пробиться ни один солнечный лучик.

Рениус посмотрел в глубину пещеры. Ее свод терялся во мгле, плавно уходя в недра Одинокой Горы.

- Думаю, что идти надо как раз сюда. Лед, наверняка взят из недр и я хочу проверить откуда именно. Но там может быть опасно, Зал. Я не смогу воспользоваться светом Рениуса для исцеления: солнце не достает до этих мест. Тебе стоит остаться тут!

Воин стоял наготове со своим щитом. Хотя руки у него по-прежнему болели после двух предыдущих стычек, он был полон решимости действовать и выполнить свою задачу, направившись в неведомую темноту.

- Я пойду с тобой, что бы ни случилось. Я хочу помочь тебе. Я хочу помочь всем - нашей деревне, речной королеве, теку, вайям, ритти и другим созданиям.

Салватер отрицательно покачал головой.

- Я не могу взять на себя такую ответственность! Ты мне здорово помог, но очень не хочется, чтобы ты погиб или попал к ним в лапы.

- Пусть я погибну, но другие будут жить! - воскликнул Зал.

- От твоей смерти другим лучше не станет.

- А вдруг демоны поймают меня, пока тебя нет?

- Я не подумал об этом, - Рениус замолчал. Неожиданно он прислушался к звукам снаружи. - Ты слышишь? Кричит кто-то!

Чей-то крик заставил обоих замереть. Похоже, что кто-то попал в беду и просил помощи. Юноши переглянулись, а затем резко выскочили из пещеры, устремившись на звуки изнемогающего от страданий существа.

Стоны становились явственней. Осторожно пробирались они к страдальцу, преодолевая вездесущий мусор, камни и осколки, обильно смоченные прошедшим дождем. Грязь, вызванная ливнем, тоже не способствовала быстрому передвижению. Проскочив два огромных валуна, они выбежали на небольшую каменистую поляну, огражденную словно барьером несколькими непроходимыми обломками и кусками скалы.

- Помогите! - донеслось до слуха двух путников.

Под одной из куч, их взору предстал лежащий на земле человек. В возрасте, с бородкой. Но одежда, для их краев, выделяющаяся: плотная куртка из добротного материала, крепкие сапоги, хорошие штаны, в которых не стыдно и на люди выйти. Да и котомка дорожная выдавала в нем не обычного странника, а кого-то вроде обменщика из дальних краев.

Незнакомец громко стонал от нестерпимой боли. Нога его была прижата большим валуном, который, по всей видимости, свалился сверху со скалы во время кратковременной бури. С огромной мольбой в глазах он посмотрел на прибежавших к нему на помощь.

- Вождь Такинаку?! - удивленно воскликнул Зал. - Откуда вы здесь? Вас же ищет вся деревня! Что с вами произошло?!

- Не видишь, что ли - камнем меня придавило! Чем задавать такие глупые вопросы, помог бы лучше! - недовольно проворчал тот.

Паренек хотел, было подойти ближе, но Рениус остановил его, положив руку на плечо.

- Как долго вы здесь? - в голосе Салватера появились незнакомые доселе стальные нотки.

- Как долго, как долго... С самого утра! - проворчал оскорбленный в лучших чувствах мужчина. - Нет, чтобы помочь страдающему, так они пустые вопросы задают!

Зал вновь рванулся было на помощь, но Рениус опять удержал его.

- Стой, Зал! Это тоже ловушка.

- Почему ты так решил? Это же Такинаку - наш вождь! - юноша был очень удивлен реакцией своего спутника.

- Это не он! Посмотри - только что прошел сильный дождь, вся земля мокрая, везде грязь. А на нем нет ни одного мокрого волоса. Одежда чистая и сухая.

- Умён, кхаргашшш-гилтып-кургул, - мужчина вдруг легко вытащил свою якобы пострадавшую ногу из-под огромного камня. Затем резко поднялся и развел руками в стороны.

Валуны, преграждавшие вход на поляну, неожиданно сдвинулись и закрыли проход. Бежать юношам было некуда. Справа и слева высились огромные камни и горы мусора. А впереди стоял опасный враг.

- У вас есть только два пути, - Такинаку сложил руки на груди. - Или вы склоняетесь передо мной, признав себя побежденными. Или же умрете ужасной, мучительной и очень неприятной смертью. Ручаюсь, о таком здесь даже не слышали. Ваша боль и страдания станут основой для моего дальнейшего могущества. Осознание одного только факта, что придя сюда, вы оказали мне огромную услугу, станет для вас непереносимой мукой на веки вечные. Бальд!

Немедленно, словно из-под земли, возле Такинаку возник сбежавший от них ранее жабьеротный демон. С момента их последней встречи он стал выглядеть еще противнее. Кроме того, на уродливом теле его красовались свежие следы от побоев и укусов.

- Я покажу вам вашу судьбу! Вы узрите, что случится, если вы откажетесь принять мою силу и мощь! Бальд!

- Слушаюсь, Хозяин!

- Убей их! - прозвучал непререкаемый приказ.

- Да, Хозяин! - Бальд низко поклонился, насколько ему позволял его костяной ошейник, а затем повернулся к юношам.

- Зал, отойди подальше! - сказал Рениус. - Это моя битва и я не хочу, чтобы тебя ненароком задело.

Демон резко подскочил, развернулся и метнул в Салватер-воина черный шарик. С глухим стуком он взорвался, ударившись о щит, разлетевшись на сотни мелких осколков. Ударной волной Рениуса отбросило в сторону. Камень на его шлеме принял фиолетовый оттенок. Быстро вскочив на ноги, он крикнул:

- Синяя молния Рениуса!

Яркий след прочертил затянутый тучами небосвод. Мощный столб энергии ударился о землю в том месте, где только что стоял демон. От грома заложило уши. Однако тот, для кого предназначался удар, вовремя отскочил в сторону. Засопев от злости, Бальд произнес:

- Кхарр-лакх, гулдур-накх. Делай, лякх, дело, накх!

Черно-багровая волна неведомого происхождения вспенилась перед демоном и затопила поле битвы. Страх и ужас составляли ее содержимое, парализуя волю и силы. Не производя ни единого звука, она, тем не менее, поражала разум оглушающим гомоном воплей, стонов, криков мучений, страданий, плача, проклятий и злобных выкриков. Волна перекатилась через Рениуса, докатилась до Зала и погасла у самых его ног. Волосы встали дыбом, а оставшейся силой волны с него сорвало повязку, покрывающую лоб. Не в силах выдержать напор этой безумной стихии, юноша закрыл уши руками, но, тем не менее, невыносимые крики еще долго продолжали звучать в его голове.

Рениус выдержал эту атаку, заслонившись щитом. Однако далось это ему нелегко - кровь розовой пеной выступила на его губах. Камень на его шлеме принялся мерцать от темно-багрового до красного. Не дожидаясь повторной атаки, он развернулся, выставил вперед свой щит, и призвал на помощь еще одну атаку:

- Диск Отражающего Света!

От звездного щита отделился световой сине-зеленый диск и полетел навстречу противнику. Все ярче и ярче становился он, разрастаясь по мере приближения к демону. Не выдержав, тот заслонился, прикрывая глаза. Соприкоснувшись с Бальдом, свет вспыхнул, отшвырнув перепуганное существо прямо под ноги ухмыляющемуся Такинаку.

- Встань! - Хозяин демонов пнул ногой лежащее перед ним тело.

Демон с трудом поднялся на ноги. Зло посмотрев на Салватер-воина, он сплюнул, поднял лапу и создал черный шарик, собираясь метнуть его в противника. Однако на сей раз его снаряду не суждено было быть использованным в деле. Рениус резко выбросил свою синюю молнию и выбил шарик из лап. Тот упал рядом с демоном и взорвался с оглушающим грохотом. Не успев увернуться, Бальд снова отлетел под ноги одержимого вождя. На этот раз он был повержен.

- Встань, червь! Во имя Великой Идеи, накх!

Бальд попытался подняться, но сил у него уже не было.

- Хо... Хозяин... Я..., - только и смог прохрипеть он.

Такинаку улыбался, но улыбка его не вызывала радости и выражала презрение. Схватив своего слугу за костяной воротник, он мощным рывком поставил его на ноги. Не отпуская несчастного демона, он произнес:

- Ты проиграл, Бальд, не так ли?!

Жабья пасть Бальда неожиданно раскрылась сам собой, как только Хозяин демонов пальцами свободной руки изобразил говорящий рот:

- Вы совершенно правы, Хозяин!

- Ты совершил несколько непростительных ошибок, Бальд?

- Совершенно верно, Хозяин! - под управлением руки Такинаку голова демона повернулась, чтобы посмотреть в лицо своему властителю, а затем вернулась в свое положение, уставившись на две фигурки, стоящие неподалеку.

- А нужны ли мне такие нерадивые слуги?

- Нет, Хозяин! Трусы и предатели вам не нужны, - опять повторилась пантомима, словно Бальд был обычной тряпичной куклой.

- А что заслуживают трусы и предатели?

- Они заслуживают смерти, Хозяин!

- Я правильно понял тебя, Бальд? Ты хочешь умереть?

- Я заслуживаю смерти. Убейте меня, Хозяин!

Такинаку посмотрел на своего поверженного раба, а затем повернулся к юношам и произнес:

- А вы глядите, что вас ждет, если не подчинитесь!

Он поднял руку и резко сжал ее в кулак. Демон захрипел, задергался, словно все его тело сжали невидимые, но мощные тиски. Мужчина принялся проворачивать кулак, отчего корчащееся в агонии существо стало корежить и выворачивать в судорогах. Бальд завопил что-то нечленораздельное от боли, но рука Хозяина демонов крепко держала проштрафившегося слугу за костяной ошейник.

- Прекрати немедленно, во имя света Рениуса! – гневно крикнул Салватер. - Синяя..!

Свободной рукой вождь ткнул в сторону юноши и тот отлетел назад, не успев завершить призыв.

- Смотрите же, жалкие черви!

Кожа беспомощного демона пошла пузырями и налилась черной кровью. Тот завопил еще сильнее. Кулак мучителя резко упал вниз. Параллельно с этим движением, с несчастного слезла кожа, обнажив черное и гнилое мясо. Крик становился совершенно невыносимым.

- Прекрати! - воин попытался вскочить, но очередным движением врага снова был отброшен прочь.

- А затем я оторву ноги и руки! - теперь от бывшего слуги своего Хозяина отвалились уродливые конечности, от чего вопль перешел в невыносимый хрип. Не выдержав, Рениус и Зал закрыли уши. А лицо Такинаку наоборот, выражало восторг и наслаждение, словно он слышал дивную мелодию.

- А после всего этого я просто оторву голову! - вопль демона резко стих. Тело оторвалось от головы и упало к ногам Хозяина демонов. Тот схаркнул на землю, произнес «Лякх» и размахнувшись бросил оторванную голову к ногам Зала, отчего тот в испуге отскочил назад.

- Во имя Света Рениуса! Во имя всех, кто пострадал от твоих злодеяний! Во имя Творца и Создателя, чьи творения ты разрушаешь - ты ответишь за свои злодеяния! Молния Рениуса - в бой! - Рениус метнул молнию в совершенно обезумевшее существо.

Вождь расхохотался и поднял руку. Молния, не долетев до него, растаяла в воздухе.

- Где тебе справиться со мной, Салватер-Рениус! Твои атаки - всего лишь детские игрушки. Смогут ли твои жалкие погремушки сравниться вот с этим?

Такинаку взмахнул рукой. Возмущенно затряслась земля под ногами. Не удержавшись, воин упал, словно подкошенный, на четвереньки. Да и никто не смог бы устоять при такой тряске. Черный туман вырвался из-под разверзшейся тверди и угрожающе медленно пополз к упавшим, съедая попавшийся мусор на своем пути.

- Диск отражающего света! - вскочив, выкрикнул Рениус. Диск света, отраженный от щита, врезался в ядовитое облако черного тумана, рассекая и уничтожая его призрачную плоть. Когда хмурая серая пелена рассеялась, Зал увидел, что его друг перескочил на другое место, сменив свое положение. Воин призвал новую атаку, чтобы сразить источник зла и разрушения:

- Кольцо Хранителя!

Золотое кольцо вырвалось из рук Салватера и полетело в сторону Такинаку. Однако тот не стал ждать, пока оно достигнет цели, и выставил вперед свою ладонь. Золотые оковы упали на землю и исчезли, не преодолев даже середины поля.

- Бездна кошмаров! - вырвались холодные и бесстрастные слова из уст противника, словно ножом резанув слух. Неожиданно под ними не оказалось никакой земли. Лишь Пустота, густая Тьма, Бездна и Вечный Ужас, исходящие из мрачного провала, наполняли все, что мог увидеть ищущий взор. Всевозможные многоногие, многорукие, крылатые твари, места которым не было в известном мире, повылезали из растревоженного логова. Устроив дикую свистопляску вокруг двоих парней, они внушали страх и навязчивое желание бежать прочь, спасаясь от неминуемой гибели. Бежать, не смотря ни на что. Бежать и кричать во всю силу своих легких от невыносимого ужаса. Лишь только сила воли не позволила им сорваться с места и умчаться прочь со всех ног.

Целую вечность продолжался этот кошмар, разрывая сознание. Крики застревали в горле, сдавленном отчаянием и безысходностью. Еще немного – и они не выдержали бы этого ужасающего давления. Лишь то, что эта демоническая атака вскоре стала ослабевать, теряя силу, спасло их. Потревоженное столь яростным вмешательством пространство, постепенно возвращалось на свое законное место, оставляя тихое шипение, напоминающее проклятье тем, кто потревожил его нерушимость.

- Мне нравится эта игра, накх, - Такинаку стоял, довольный произведенным эффектом. - Какие же вы жалкие, слабые, бестолковые, лякх, существа. Мучить вас — одно, накх, удовольствие. Жаль, что долго мою игру вы выдержать не способны. Кхаргх нынче не тот пошел.

Рениус стоял посреди поля бледный, но по прежнему полный решимости. Его камень приобрел сине-зеленый оттенок, но сиял ярко как никогда. На секунду тучи, покрывавшие небо, разошлись, пропуская свет. Выглянуло солнце, однако тут же, словно испугавшись, скрылось за облаками. Зал заметил, как Такинаку почему-то слегка напрягся . Может быть, их светило способно чем-то помешать демону?

Мысль, сперва появившаяся как догадка, внезапно приняла четкие очертания. Правильно! Если будет свет, то Рениус сможет применить исцеление. Наверное, именно этого и не хочет Хозяин демонов.

Салватер решил переменить тактику. Подняв одну руку вверх, и выставив вторую со щитом вперед, он скомбинировал две атаки.

- Синяя молния Рениуса! Кольцо Хранителя!

Расчет удался. Пока Такинаку отбивал молнию, обездвиживающие оковы смогли приблизиться к нему и намертво охватить одержимое духом зла и раздора тело. В надежде на солнечный луч, воин развернул свое сияющее оружие:

- Исцеляющие силы Рениуса!

Лишь очень слабый, рассеянный свет отразился от щита. Его силы не хватило даже на то, чтобы долететь до одержимого демоном деревенского вождя. Тот собрался, подтянулся и обруч с ясным звоном лопнул, высвобождая пленника. На секунду снова выглянуло солнце, чтобы опять скрыться за облаками. Казалось, что там, в небесных просторах, идет своя борьба.

Похоже, что Хозяина демонов очень разозлила последняя атака противника. Глаза его засверкали бешенством и азартом битвы.

- Волна ненависти! – хрипло разнеслось его веление по окружающему их пространству.

Черно-красная волна, непостижимая по своей силе и ужасу, прокатилась по полю битвы. От невыносимого гула безжалостной волны Зал свалился на землю, закрыв уши. В голове что-то гудело, билось, жгло и кричало на все лады. От невыносимой боли, словно вторя ей, закричал и сам юноша. Кто-то навалился на него сверху, придавив к земле.

Щит Рениуса спас жизнь им обоим, ослабив атаку. Жуткое цунами опрокинуло Салватера, однако не сломило его дух. Упав на Зала, отброшенный мощной атакой, он сумел закрыть и его. Когда потревоженный мир вновь вернулся в свое русло, лишь жуткий хохот Такинаку стоял над полем битвы! Это был хохот победителя. Нет – не победителя, а Хозяина, нового владыки этих мест, который разбирался с непокорными ему рабами.

- Ты рано радуешься, хозяин Лжи и Порока! Битва еще не окончена! – воин поднялся на ноги, позволяя другу прийти в себя. В какой-то момент он снова развернул свой щит:

- Диск Отражающего Света! - крикнул Рениус, напрягая все силы, что у него остались. Яркий световой диск, оторвавшись от щита, полетел в сторону одержимого.

Тот не успел отразить атаку и волна света отбросила его в дальний конец поля битвы, на одну из куч наваленного хлама.

- Кольцо Хранителя!

Желтое облако стремительно понеслось вслед за диском света. Крепкий обруч вновь охватил тело Такинаку, сжимая его, не позволяя совершать заклинания.

«Сейчас просто необходим солнечный свет», - понял Зал. Иначе демон освободится и опять придется начинать все сначала. А Рениус и так уже потерял много сил.

Неожиданно Зал вспомнил одну из рифмованных фраз, которые он заготавливал по дороге. Не выдержав, он крикнул в сторону облаков:

- Владыки Природы, Стихии Созданья!

Прошу Вас, сквозь тучи пролейте Вы Свет Мирозданья!

Было ли это случайностью? Или же мольбу простого паренька и в самом деле услыхали Владыки Природы? Как бы то ни было, тучи неожиданно разошлись, пропустив яркие солнечные лучи. Салватер не стал терять времени зря:

- Исцеляющие силы Рениуса!

Сине-зеленый призрачный свет, отразившись от щита, исцеляющим лучом окутал одержимого мужчину. Хозяин демонов закричал, сотрясая в бесноватых судорогах плоть захваченного им существа. Не выдержав мощи извивающегося от боли человека, Кольцо Хранителя с тихим звоном лопнуло, высвобождая пленника из своих тесных объятий. Но сейчас это уже не имело значения - тело деревенского вождя, более ничем не сдерживаемое, рухнуло без движения на сырую землю.

Рениус подошел к поверженному врагу. Такинаку был жив, однако находился без сознания. Его конечности периодически мелко-мелко подрагивали, словно испытав непередаваемый шок.

- Что с ним? - спросил Зал, осмелившийся подобраться ближе.

- Он приходит в себя после одержания. Это займет какое-то время.

- После чего?

- После одержания. Это когда демон захватывает власть над человеком, входя в его тело.

- Никогда не слышал о таком. Но если Хозяина демонов сейчас там нет - значит ли это, что он побежден?

- Совсем не уверен. Поэтому будь наготове. Кстати, откуда ты знаешь формулу обращ...

Хищные острые лезвия резко пропороли сине-зеленый костюм Салватера, сверкнув острием вороной стали в его груди. Хозяин демонов предательски, в спину, нанес удар своему противнику. Стоя в некотором отдалении, направлял он свою жуткую руку, что заканчивалась пучком черных и острых клинков, к Рениусу. Потянув свое смертоносное оружие обратно к себе, демон высвободил тело поверженного воина, от чего оно, лишившись опоры, упало рядом с бесчувственным телом Такинаку.

Главный Демон стоял, всем своим видом демонстрируя победу, и слизывал со своих лезвий кровь. Изредка он поглядывал искоса на обезумевшего от ужаса юношу. Вытянутая морда чудовища представляла собой острую и хищную пасть рептилии, но не тех, что в изобилии водились на планете. Таких, как эта жуткая морда, вообще не могла породить здешняя природа. От одного взгляда на эту дикую свирепость сводило мышцы. Глаза монстра излучали страх и желание покориться демонической и ужасающей воле их обладателя. А на голове чудовищного создания пучком расходились четыре кривых и уродливых рога. Вместо пальцев - острые пучки лезвий. Красно-коричневыми шипами покрывалось все его тело.

- Рениус! Не-е-е-е-т! - закричал паренек, кидаясь к Салватеру. - Не умирай! Пожалуйста, не умирай! Ты нужен нам! Рениус!

- Зал! - из последних сил прохрипел Салватер. - Судьба этого мира теперь... в твоих руках. Не теряй надежды. Я верю... ты сможешь... выиграть эту битву...

Воин закрыл глаза, потеряв сознание. Костюм его весь пропитался густой кровью... Камень на шлеме потемнел, и только еле заметная синяя точка тихо мерцала где-то в его глубине. Юноша повернулся к демону. Слезы непроизвольно застилали глаза.

- Ну что, Зал, - проскрипело существо. - Твой благодетель бросил тебя в трудную минуту, накх. И лякх с ним! Справиться со мной ты не сможешь - своих сил для битвы у тебя никогда не было. Бежать некуда. Ты целиком в моей власти. Совершить убийство для меня — это минутное дело. Каргашшш полный. Но я хочу предложить тебе кое-что получше, чем бесславная смерть во имя кого-то другого.

- Зачем ты убил Рениуса?! Зачем ты сделал это?! - в голосе юноши послышались нотки отчаяния.

- Жизнь жестока, пустоголовый мальчишка! Ты еще очень мал, глуп, и не ведаешь, какое блаженство может принести власть! Власть над другими - это полный лякх! Только обладая властью можно выжить в этом мире и подняться над головами всяких гхырр и накхарр. А власть можно удержать лишь при помощи страха и силы.

- Разве может власть быть важнее дружбы и доверия?!

- Дружба, доверие, любовь... Все это пустые слова, не имеющие смысла. В конце концов, каждый живет только для себя и ради себя!

- Кто ты такой, чтобы отвечать за других? - Залом неожиданно овладела злость. - Ты пришел не прошенный в наш мир, надругался над ним и его обитателями, испортил окружающую землю. А теперь учишь, кому во что стоит верить?

- Я - Саркис Алленстор, один из семи демонов Зулы. И я послан в этот кхыргх мир, чтобы изменить его, направив развитие по нашему пути. Мы научим людей этого мира быть сильными, свободными и всемогущими, накх. Они смогут делать все, что им захочется, истинно свободными. Наша сила растет день ото дня. Империя Тьмы скоро охватит всю галактику от одного края до другого, а затем наступит черед всех других обитаемых островов Вселенной! Тирании Света наступит конец, а вместе с ней и всем, кто цепляется за старые устои. Для тебя же будет спасением, если ты примкнешь к нашему новому миру! Кхаргашшш!

Зал не ответил, сжимая голову Салватер-Рениуса. Демон, не обращая внимания, продолжил свою речь:

- Я - первый кхургулл в этом мире. За мной придут другие. И они уже не будут с тобой разговаривать, накх. Нас никто не сможет остановить. Никогда, кхырр! Используй шанс стать Хозяином в той новой эре, что открывается перед тобой, пока не стал рабом. Я могу дать тебе силу, равной которой никогда не было здесь. Ты станешь самым сильным, накх, воином и властителем на этой планете! Судьбы любого будут в твоих, лякх, руках. Твоей новой мощи не будет предела. Ты сам сможешь дать отпор любому, посягнувшему на твою власть.

- Мне не нужна власть, если из-за нее гибнут друзья!

- Зачем тебе друзья? У тебя будут рабы. Много рабов, которые выполнят любое твое желание. Где сила - там будет страх и почет. Присоединяйся к победителям, и ты станешь сильнее Владык этого мира!

- Если это та самая сила, из-за которой погибают друзья... Та самая власть, от которой миры разлетаются в прах... Та сила, что в каждом порочит и губит его красоту и любовь, то вот мой ответ: мне не нужна такая темная сила!

- Какой кхаргашш-тырнур, - ехидно заметил Саркис. - Я давал тебе последний шанс выжить, лякху! Теперь смотри, как умирают твои друзья. От них сейчас не останется даже пепла! Если же и после этого ты откажешься признать мою власть и подчиниться мне, как единственному владыке и повелителю этого жалкого мира, тогда умрешь и ты!

Он поднял руки, словно произнося торжественное заклинание:

- Волна всепоглощающей ненависти!

По изуродованному полю битвы, вызванная злой волей, сметая все на своем пути, снова понеслась ядовитая красно-черная волна, направляясь к неподвижным телам Такинаку и Рениуса. Рядом с Салватером лежал щит, который выпал из его рук. Раздумывать было некогда и Зал, схватив этот предмет, выставил его перед наползающей опасностью, стараясь закрыть и воина, и вождя.

Словно тысячи молний прошили тело храброго юноши. Как будто сам огонь, заменив собой кровь, тек теперь по его жилам, обжигая все внутренности. Тем не менее, Зал продолжал прикрывать тела друзей этим щитом, не выпуская его из рук. Ядовитый поток огромным валом накатился на вставшую пред ним преграду. Руки и плечи горели от щита, плотно прижатого атакой. Волна давила на его поверхность, усиливая мучения. В голове застучали крики, стоны, возгласы ненависти. Казалось, этому кошмару не будет конца: щит молниями оберегал свою принадлежность от чужака, а неистовая умопомрачающая сила давила на щит спереди, взрываясь изнутри тела воплями и болью.

Неожиданно адское наваждение схлынуло, и Зал отпустил щит. Ладони были покрыты ожогами от соприкосновения с металлом. Кровь стекала со лба, заливая глаза - это снова открылись слегка поджившие раны. Ничего не было слышно: наверное, его слегка контузило.

- Ты схватился за чужое оружие, лякх! - услыхал он ехидное подсмеивание, когда глухота спала. - Как глупо! Тебе ведь все равно их не спасти. Это всего-навсего лишь мелкие твари, недостойные жизни! Не то, что ты! Ты сильнее и избран для великих целей. Оставь их и присоединяйся ко мне!

Обожженными ладонями юноша вытер кровь, что застилала взор, стекая из дважды рассеченного лба. Он не отвечал и не хотел отвечать. Отчаяние стало овладевать им. Как он, простой парень, не обладающий никакими способностями, может противостоять существу, искушенному в битвах и злодеяниях? Все казалось безнадежным. «Может покориться?» - мелькнула жуткая в своей безысходности мысль, от чего стало страшно.

Подняв глаза, он взглянул на демона. Тот стоял неподвижно, и только гадкая ухмылка играла на его хищной пасти. И тут Зал понял - это тоже была атака. Отчаяние, неверие в свои силы - лишь одно из орудий этого существа. Безволием и внушением мыслей о поражении склонял он других на свою сторону. Но разве мог он предать своих друзей?! Принять сторону Хозяина демонов означало обречь их на верную смерть. Рениус сказал, что верит в него. Он не вправе обмануть ожидания друга, его веру в силы доверчивого и простодушного паренька.

- Напрасны все твои потуги! В доверии не обману я друга! - произнес он, что вызвало в нем удивление: слова сами вылетели в рифму. Хотя на это обращать внимание не было времени.

- Ты, тупой упрямец, накх! Неужели тебе, лякх, не дорога собственная жизнь! - рассвирепел Саркис Алленстор. - Не оставишь этих кхырров, сам к ним присоединишься! Нет смысла сопротивляться - ты никогда не победишь! Бездна Кошмаров!

Земля резко исчезла, истаяла под ногами. Тьма, Мрак и Ужас хлынули из бездонной пропасти, снова завладевая искромсанным и истерзанным пространством. Жуткие уродливые твари метались вокруг, норовя кинуться и вцепиться своими когтями, зубами, хвостами и рогами. Все это выло, рвало, металось в бешенстве, от чего хотелось сорваться с места и бежать, бежать без оглядки, бежать, куда глаза глядят, бежать, забыв обо всем. Закрыв уши и глаза, Зал завопил изо всех сил, пытаясь перекричать всю эту адскую свистопляску:

- А-а-а-а-а-а-а!

Сердце бешено колотилось, норовя выпрыгнуть из груди, а в голове билась только одна мысль: Бежать... Бежать...

Кошмар стих так же резко, как и появился. Снова перед расплывающимся взором возникла наглухо закрытая каменистая поляна и рогатый ухмыляющийся демон. Юноша мотнул головой, стряхивая остатки наваждения.

- Ну, что, бедному мальчику кошмарики не по душе, лякх? - процедил его мучитель. - Это только начало. Я обожаю такие игры и могу играть в них очень долго. До самой смерти. Твоей, накх. А дальше будет еще хуже! Я ниспошлю на тебя пожирающие адовы страсти!

В который уже раз несчастная изуродованная земля опять затряслась. Измученный паренек инстинктивно схватил щит Рениуса, от чего по его телу вновь заиграли тысячи молний. Из-под земли рядом с демоном вырвались первые клочья черного тумана, которые расползались, заволакивали окрестности и съедали все, кроме камней, на своем пути, растворяя без остатка. Выставив сопротивляющуюся преграду, и, с трудом удерживая ее в трясущихся обожженных руках, юноша сожалел лишь об одном - что щит был маленький и с трудом закрывал их троих. Мелькающие молнии очертили спереди небольшое пространство дополнительной защитной сферой.

Первый клок тумана подобрался к границе сияющей огороженной области и остановился. Помедлив, он принялся огибать щит, чтобы достать спрятавшихся за ним людей. Испуганно глядел Зал на то, как подползает к ним гибельное щупальце... Совсем неподходяще к моменту в его голове мелькнуло воспоминание: Рениус кидает кольцо хранителя, но под действием ветра кольцо разворачивается обратно и охватывает его. Эх, сейчас бы подул ветер снова!

- Владыки Природы, Стихии Созданья!

- Ветер пусть станет стеной в назиданье!

Он даже не успел понять, когда в его голове возникли эти слова. Не рассуждая, он автоматически выпалил их и выпустил щит из рук, падая на землю, совершенно обессиленный. «Ну, вот и конец», - мелькнула мысль перед тем, как он потерял сознание.

Наверное, он отключился совсем ненадолго. Легкий ветерок обдувающий лицо привел его в чувство. Движение живой природной стихии освежала и восполняла утраченные силы. Множество крылатых вайу неслись стеной на грозное облако, став преградой на его пути, отталкивая в обратную сторону. Словно нехотя изменив свое направление, разъедающая туча полетела к вызвавшему ее демону. Тот закричал, изрыгая проклятья. Взмахнув рукой, он прекратил существование созданного им же самим смертоносного облака.

- Кхаргашшш! Ты не должен такое уметь, лякх! Не должен! - закричал демон. - Ты никто, чтобы управлять стихиями! Это под силу только мне, кхарр!

Саркис слегка пострадал от собственной атаки. Местами его кожа пошла пузырями, как от сильного ожога. Некоторые лезвия покорежились и проржавели. Демон был явно озадачен своей неудачей.

Не в силах подняться, Зал тяжело дышал, опираясь на руки и глядя в землю. Мысли «водили хоровод» в голове, не позволяя сосредоточиться. Все тело болело.

Демону удалось взять, наконец, себя в руки. Но злобы от этого у него не убавилось.

- Ты жалкий червь, накх-гулкур-кхар! Как посмел бросить ты вызов демону, лякх! Мне - Саркису Алленсторну, Владыке Тьмы и Миров Тройственного Союза! Думаешь, это все, что я могу, кхарр? Нет! Уже, будучи здесь, в твоем жалком и ничтожном мире я смог подчинить себе некоторые его силы. Разве ты не видишь - этот мир уже направился туда, куда я ему указал! Смотри же, жалкое ничтожество! Кхаргашшш!

Он расставил руки в стороны и замер, облачившись в черную сферу. Со всех сторон к нему стали слетаться вайу, теку, ритти, скальки и множество других существ. Темная воздушная пелена окружила черный кокон, к которому все стекались и стекались новые существа из этого мира. Завороженный невиданным зрелищем, Зал смотрел на эту дикую вакханалию, не в силах оторваться. Скопившись огромной тучей вокруг демона, стихии в диком хороводе принялись совершать монотонное движение в одну сторону, исполняя какой-то ужасающий танец хаоса, разрушения и смерти, ведомый злой волей.

Загипнотизированный, юноша очнулся только тогда, когда демон повернулся в его сторону и произнес, вытягивая руку:

- Умри, накх!

Следуя направлению его руки, рядом с указующим лезвием собирался сгусток энергии. Паренек метнулся к щиту и снова схватил его, прикрывая себя и друзей. Однако сила потока была так велика, что его опрокинуло на неподвижные тела Рениуса и Такинаку и с силой прижало обезумевшими стихиями сверху. Молнии от щита создавали широкий энергетический барьер, прикрывая их от губительного потока, но при этом и сам щит раскалился докрасна, добавляя невыносимые ожоги к тем потокам огня, что проходили через все тело Зала. А внутри росло новое острое чувство к тем существам, что подчинялись воле демона и к самому демону. Да как они смеют?! Он же ничего им не сделал!

Это была ненависть...

Перед глазами мелькнул образ одного из теку, с перекошенным от ужаса и боли лицом. «Им тоже очень больно!», - пришла чья-то мысль и понимание. Разве виноваты эти несчастные создания в том, что они вынуждены подчиняться воле демона. Они ведь тоже страдают. Их жизнь находится в такой же опасности, что и жизнь всех остальных существ. Если им никто не поможет, то они так и останутся в этом ужасающем рабском положении. Так есть ли смысл обвинять их в этом?

А демон? Ведь и он тоже несчастное существо. Пожалуй, даже самое несчастное из всех. Он забыл свое предназначение, забыл о тех, кого когда-то любил. Все время боится он других, подозревает обман, не имея возможности обнажить свои настоящие чувства перед другими. Он никогда не сможет обрести покоя, видя вокруг одних врагов. Это ли не ужас, на который он сам себя обрек!

Ненависть исчезла, уступив место жалости к несчастным существам и состраданию к еще более несчастному существу, обманывающему самого себя. Понимание придало сил, чтобы выдержать и эту атаку. Преодолевая сопротивление обжигающей стихии, молнии раскаленного щита и собственную боль, Зал поднялся на ноги, выставив щит навстречу потоку.

Саркис, видимо, не ожидал подобного. Его морда оскалилась злобой. Он направил и вторую руку, от чего щит по краям покрылся горячим маревом, которое превращаясь в воду стекало обжигающими каплями на ноги. Однако юноша по прежнему держался твердо. Теперь он знал, что нужно делать. Ясность действий пришла к нему.

- Вас, существа стихий, освобождаю от заклятья, -

Над вами больше не висит ужасного проклятья!

Нет больше власти демона над вами.

Свою судьбу теперь определяйте сами!

Четверостишие, родившееся само собой где-то в глубинах подсознания, возымело действие. Существа, освобожденные от власти демона, неожиданно остановили свой сумасшедший бег, прекратив ужасный танец хаоса и разрушения. Стряхнув наваждение, они развернулись в сторону поработившего их волю чудовища. Мгновение - и разъяренный поток стихий, неукротимый в своей первозданной необузданности, накрыл того с головой. Саркис едва лишь успел крикнуть, раздираемый обезумевшими существами на части:

- Не-е-е-е-ет! Будь ты проклят, щенок...

Освобожденные обитатели стихий, возмущенные жестокой и немилосердной тиранией темного владыки разнесли, разорвали, испепелили его тело на мельчайшие кусочки, не оставив и следа от ненавистной, дикой и порабощающей силы, от всего, что так или иначе, напоминало о произошедшем с ними кошмаре.

- Вот и все, - прошептал в полном изнеможении Зал, выпуская щит из своих рук и без сознания падая на землю.

Глава 8

Сознание медленно возвращалось, отзываясь болью израненного тела. В голове стоял сплошной туман. Что с ним случилось? Почему все так болит? Где он?

Резкое воспоминание о произошедшем заставило юношу широко раскрыть глаза. Рениус! И... демон! Нужно предупредить всех!


Пелена перед глазами постепенно стала расходиться, высвобождая знакомые очертания внутреннего убранства их дома. Перевязанный, он лежал на своей кровати. Усталое тело ныло, моля о покое. Болела голова и ожоги. Рядом суетилась мать, обмакивающая полотенце в бадью с водой, чтобы обтереть ему лицо.

- Наконец-то ты очнулся, сынок! Мы все очень беспокоились.

- Мама?! - пробормотал юноша, пытаясь подняться. - Как я очутился здесь?

- Лежи, лежи. Тебе еще рано вставать. Уж и не знаю, что с тобой стряслось, но тебя Такинаку еле донес на собственных руках, хотя сам был очень слаб. Сейчас Леда за ним ухаживает, словно за ребенком. Как мы все волновались! Два дня ты не приходил в сознание. Спасибо Айме - он очень помог.

- А Рениус? Где он? Его спасли?

- Какой Рениус? А, тот чудный юноша. Уж не знаю, Зал. Такинаку сказал, что когда он пришел в себя, он вообще не понял, что случилось и где он. Рядом с ним на земле лежал только ты - весь исцарапанный и обожженный, без движения, словно отправился в мир теней. Но, слава Владыкам, все обошлось! Однако сейчас тебе нужно отдохнуть, сынок! Погоди, я сменю повязку. Вот так. Постарайся заснуть. Айме говорит, сейчас нужен только сон и покой.

Несколько дней заживали тяжелые раны. Весть о том, что юноша пришел в себя, мигом облетела всю деревню. Тем не менее, деревенский шаман никого не разрешил впускать - паренек был слишком слаб, чтобы поддерживать разговор. Ожоги заживали быстро, но еще долго сочились кровью душевные раны, нанесенные злой волей Саркиса. Лекарь часто наведывался в их дом - его беспокоили никак незаживающие раны на челе. Похоже, что на всю жизнь останутся глубокие шрамы.

А Зала занимали совсем иные мысли. Он тревожился об исчезновении друга. Что произошло с ним после битвы? Куда могло исчезнуть его тело? Уж не стало ли он добычей еще одной злой силы? Неизвестность вызывала беспокойство. Слишком уж сдружился он с Рениусом за эти дни. Общие беды сближают людей. Где искать исчезнувшего Хранителя? Что с ним могло случиться, пока все находились без сознания?

В деревне же все, почему-то несправедливо забыв о Салватер-воине, считали, что это он, их соплеменник, нашел Такинаку и избавил мир от ужасающей угрозы. Но ведь это была неправда! Однако, сколько ни пытался он противостоять этим нелепым слухам, молва все больше ширилась и обрастала несуществующими подробностями. В конце концов, пришлось махнуть на все рукой.

Так прошло несколько сложных дней. Раны и ожоги, поддавшись умелому мастерству лекаря, вскоре стали затягиваться и, наконец, настал день, когда Айме разрешил ему подняться с постели. Уставший от духоты, не желая оставаться дома, в четырех стенах, юноша все больше проводил часть своего времени на природе, вдали от людей. Тем более что вопросы и расспросы некоторых любознательных местных жителей порой очень надоедали и потому паренек все больше искал уединения, находя в нем свою прелесть.

А мир понемногу восстанавливался после жуткого потрясения, жизнь постепенно входила в обычное русло. Тянулись ввысь мудрые деревья, выбрасывая зеленую листву к небесным далям. Стелилась по земле трава, разворачивая зеленое полотно, чтобы плотным растительным узором скрыть нанесенные повреждения. Нежные воды реки по-прежнему плыли по своему руслу в направлении неведомого и далекого океана, чтобы в итоге слиться с ним навсегда. Теплыми воздушными струями омывали ветра просыпающуюся после бури природу.

Однако последствия ужасающей трагедии все же давали о себе знать. Животные, птицы и всевозможные другие существа отныне стали сторониться человека. Слишком уж горьким для них оказался урок. Уже не было той естественной простоты при общении с созданиями стихий как раньше. Такого веселья и радости, что царили в мире теку, больше никто не видел. Вайю, что резвились повсюду, более не пытались заигрывать с бывшими друзьями. А с ритти теперь приходилось быть осторожней – их пламя могло ненароком и опалить незадачливого собеседника.

Похоже, что Хозяин демонов, которого они с таким трудом одолели, все же оказался прав - в их мире навсегда поселился страх и недоверие, превращаясь в новую силу, что меняла судьбу целого мира. Изменялась и жизнь, как ей и положено, стараясь приспособиться к этой энергии, занесенной на их планету черной волей. Вместе с ней менялось и все остальное.

Изменения Зал стал обнаруживать и в себе самом. Утерянная ныне гармония заставляла замечать простые и обычные вещи, мелкие детали, на которые раньше никто не обращал внимания. А еще казалось, что сама природа вокруг помогает ему выздоравливать - то подкинет ягодку в нужный момент, то укроет ветвями от проливного дождя. Благодаря столь странной заботе юноша быстро поправлялся и лишь грубые незаживающие шрамы оставались на его лбу, словно жуткое напоминание о произошедшем с ним событии, едва не стоившем гибели их мира.

Память, отзываясь на внешние перемены, стала с ним играть в странные игры. Обрывки неведомых воспоминаний, не принадлежавших к его нынешнему деревенскому существованию, иногда накатывали словно волны, принося жемчужины полученных им когда-то знаний. Глубоко спрятанные внутренние желания, ощущения и переживания открывались перед ним, являя собой картину причин и следствий того, что когда-то было. Где-то там был другой Мир, была Жизнь. Размеренное и спокойное существование стало угнетать паренька, познавшего отныне страх и негодование, словно оно не давало проснуться чему-то большему и значительному. Сердце требовало чего-то нового.

Так и продолжалось бы его жизнь в сомнениях и противоречиях, не находя выхода устремлениям, пока однажды не случилось нечто необычное.

Произошло это ночью. Все давно спали. Неожиданно Зал услышал сквозь сон, как его кто-то позвал:

- Зал! Проснись!

Голос был тонкий, почти нереальный. Посчитав это игрой воображения, он не стал открывать глаза. Мало ли что может присниться...

- Зал, просыпайся! У нас мало времени!

Сон мигом слетел с него. Открыв глаза, он увидел перед собой прекрасную рыжеволосую девушку с толстой косой, в которую был вплетен синий бант. Не смотря на темноту, ее фигура была словно освещена, что позволяло разглядеть даже веснушки на ее лице. Во лбу сияла разукрашенная диадема, с пылающим языком огня в центре. На ее плечах он разглядел синюю накидку с белой каймой. В целом же ее костюм представлял красную юбку, бант, белую блузку и розовые сапожки. В руках незнакомка держала жезл, на вершине которого, плясало яркое пламя, заключенное в кристалл.

- Я что, сплю? Ты кто? - спросил Зал, недоумевающе поднимаясь на кровати, оперевшись на руку.

- Меня зовут Тарра. Я за тобой пришла. Время уходит, нужно спешить.

- Та самая Тарра? Сейлор Тарра?

- Ну да! Поторопись, пожалуйста, если не хочешь обидеть своего друга! Он ждет тебя.

- Рениус? Он тоже здесь? - юноша никак не мог прийти в себя от неожиданности. Впрочем, раз сказано собираться, значит нужно собираться. Зал потянулся за штанами. Тарра благоразумно отвернулась, чтобы не смущать его.

- Нет, он ждет тебя в своем мире. Сам он не может прийти, поэтому прислал меня. Если искры из костра считать не будешь, то я помогу вам встретиться.

- Как! Так далеко и ночью? Нужно предупредить кого-нибудь.

Девушка отрицательно покачала головой:

- Не стоит их зря волновать – они могут неправильно понять. Тем более что к утру ты уже вернешься обратно. Ну, ты готов, воин? - шутливо спросила его воительница с огненно-рыжими волосами.

- Готов! – Зал на ходу заправил полы рубашки в штаны.

- Закрой глаза! Так. Возьми мою руку.

Юноша выполнил, что от него требовалось. Рука у девушки оказалась мягкой и удивительно теплой. Словно сама энергия исходила от этого пылающего Сейлор-Воина.

- Сила Тарры - перемести нас на Рениус! - произнесла она заклинание.


Когда Зал осмелился открыть глаза, его взору предстал огромная полупрозрачная галерея с очень высоким потолком. Красивые фигурные каменные колонны переливались мягким светом в лучах солнца. Голубые морские волны отражались на стенах, играя разноцветными бликами. Казалось, что само это неведомое здание находится под водой, покоясь на морском дне. Пол был выстлан изумрудными плитами с изображениями чудных, но красивых и грациозных животных.

Наблюдая всю эту красоту, он почувствовал сильное смущение. Не с его скромной сельской одеждой здесь следовало находиться.

- Мы прилетели! - Тарра повернулась и помахала кому-то рукой. - Вот твой герой.

- Зал! Как же я рад тебя видеть!

Обернувшись на радостный крик, он увидел Рениуса. Грудь его была перевязана, но держался воин бодро. Лицо было несколько бледным - сказывалась большая потеря крови. И хотя сейчас он был облачен поистине в королевские одежды, шлем почему-то по-прежнему был надет на его голову.

- Ренниус! Ты жив! Как же я беспокоился за тебя! - юноша бросился к другу и на радостях обнял его.

- Ты уж потише - еще не все раны зажили, - ответил Салватер, слегка морщась. - Я верил, что ты справишься! Как видишь, я не ошибся, - улыбнулся он.

- Но что с тобой произошло? Куда ты исчез? Такинаку сказал, что кроме меня там никого больше не было.

- Это я его забрала, - неожиданно вмешалась Тарра, подходя к своему напарнику. - К сожалению, я не успела прийти на помощь. Когда же до места добралась, уже все закончилось.

Она положила свою огненную головку на плечо Рениусу. Похоже, что эти двое воинов давно питают друг к другу теплые чувства. Надо было видеть, с какой нежностью они держались за руки.

- А где мы сейчас находимся? - спросил Зал. - Что это за дворец?

- Это покои Великого Короля нашего мира, - ответил ему Салватер, не отрывая взгляда от ясных глаз своей подруги. Та вдруг сделала обиженную мину:

- Как?! Ты не сказал ему, что являешься наследным принцем трона и сыном самого Великого Короля? - произнесла девушка, в наигранном возмущении отходя от него. - Вот всегда ты так! Скрываешь от друзей правду! Он имел полное право знать это еще раньше! Фу, как некрасиво...

Рениус - наследный принц?! Для юноши это действительно было неожиданностью. Стоит вспомнить хотя бы свое надоедливое поведение в лесу... Разве мог он себе позволить такое, знай, что он сопровождает персону столь высокого происхождения! Зал совсем покраснел, потупился, не в силах вымолвить ни слова.

- Тарра, извини меня, пожалуйста. Я думал, что это не так уж и важно. Смотри - ты совсем его смутила.

Зал действительно стоял красный как рак. Еще бы - столь долго находиться в обществе принца, общаться с ним по-панибратски, доставать расспросами, и не почувствовать этого! Ему никогда не доводилось так опростоволоситься. Да еще и находиться во дворце в таких лохмотьях.

- Я это… - обескураженно пробормотал он, опустив голову. - Я не знал, куда мы направляемся. Я бы тогда оделся получше.

- А, ты об этом. Да не смущайся так, - Рениус по дружески похлопал его по плечу. Впрочем, Залу это не помогло и он покраснел еще больше. - Мы сейчас сходим все вместе и решим эту проблемку.

Костюм, который был предложен Залу в гардеробной, показался тому верхом изящества — синий, красивый, из гладкого и мягкого материала. И пришелся юноше впору, словно был сшит специально для него. По сравнению с ним, его прежняя одежда выглядела обносками.

Тарра тоже оценила, довольно прищелкнув языком. Но взглянув на волосы, недовольно склонила голову:

- А вот причесаться не помешало бы.

Она достала откуда-то расческу и попыталась привести волосы Зала в порядок. Не то что бы ей это сильно удалось, но определенного результата она достигла.

- Конечно, хотелось бы лучше. Но по отсутствию времени сойдет и так, - прокомментировала она.

- Да, нам идти пора, а то мы уже изрядно задержались, - подтвердил Рениус.

- Куда задержались? - Зал выглядел совершенно растерянным всеми этими приготовлениями и не понимал о чем идет речь.

- Увидишь, - Салватер повернулся в сторону Тарры. - Идем?!

- Идем!

Схватившись за руки, они поспешили в неизвестном Залу направлении. На очередном повороте, когда юноша уже окончательно запутался, их компания была неожиданно остановлена:

- А, вот вы где! Вас уже давно ждут - все готово к церемонии.

Повернувшись на этот ясный голос, Зал увидел его обладателя. Это был мужчина средних лет с необычайно светлыми вьющимися волосами. Его костюм цвета морской пены с синим отливом, казалось, наполнял комнату серебристым светом. Фиолетовый пояс был весь усеян звездами, а ноги были обуты в сапоги с изображениями туманностей и галактик. Что было удивительно - за спиной незнакомца можно было разглядеть сложенные перепончатые крылья, не лишенные, однако, некоторого изящества. Лицо его светилось силой и древней мудростью.

- Ой, Сайлент, вы всегда так тихо подходите. Мы и не заметили, как вы появились, - смущенно произнесла Тарра.

- Извините, если я вас напугал. А это Зал, если я не ошибаюсь? Наслышан... Наслышан... - произнес незнакомец, поворачиваясь к пареньку. - Отрадно видеть пробуждение света в столь юной душе.

- Сайлент - один из Салватеров, о которых я тебе рассказывал, - вставил Рениус, обращаясь к Залу. Тот согласно кивнул. Впрочем, его мысли были заняты другим...

Он никогда до этого не видел Салватер-воинов воочию, исключая разве что своего друга. И этого воина, само собой, встретил впервые. Тем не менее, что-то родное и до боли знакомое ежесекундно чудилось во всей его фигуре, манере держаться, говорить. Словно молодая душа юноши, неведомой и незримой нитью когда-то была связана со зрелым и мудрым духом этого представителя Светлых Сил. Чем-то давним, глубоко сокровенным, веяло от его речи и жестов. Несдерживаемые, из самого сердца рождались и просились наружу слова далеких и давно минувших дней, словно отблески ранней зари:

- Куда б не раскидала нас Судьба!

Отец и Сын его едины навсегда! - едва слышно прошептал он.

К его удивлению, на Сайлента эти две простейшие строчки произвели не меньше впечатления, чем на самого паренька. Лицо воина вдруг озарилось неимоверной радостью узнавания, а на глазах выступили слезы. Полный чувств он обнял юношу за плечи, не в силах вымолвить ни слова. Затем стал обнимать всех - Зала, Рениуса, Тарру. Те смотрели и никак не могли понять, что же произошло со степенным и спокойным воином.

- Сын! Сынок! Вспомнил! И помыслить не мог, что мы когда-нибудь встретимся!

Держащаяся за руки парочка внезапно тоже что-то поняла и заулыбалась вместе с ликующим Салватером. Судя по выражению их лиц – это было нечто важное, сокровенное. Один лишь Зал стоял недоумевающе. Отец? Как это возможно? Или же… Нет, не может быть такого.

Наконец мужчина, заметив растерянность юноши, остановился. Взъерошив ему волосы, он произнес:

- Вижу, мы тебя совсем запутали. Вот уж и не думал, что, отправляясь сюда после стольких эпох, смогу вновь встретиться со своим прошлым. Чудны Создателя творенья. Однако слушай, сынок, что было в глубокую старину...

- Давным-давно, по призыву Владык этих миров я был здесь, в этой, тогда еще молодой, Системе Трех Миров. Зов о Звездном Посеве привел меня сюда, во имя будущей жизни. Каждый, прибывший в этот благословенный мир, отдал часть самого себя, своего звездного древа, во благо новых нарождающихся существ. И в тебе, Зал - мое звездное семя, что ныне проклюнулось ясным ростком света. Ты - часть меня, а я часть тебя. Слова, что произнес сейчас ты, я говорил, великий сей посев свершая. И через много лет зерно их вспомнило, вложив в твои уста!

- Вы… Ты… Мой Звездный Отец?

- Да, Зал. Это звучит совершенно невероятно, но это именно так.

- Но почему это произошло только сейчас? Разве я особенный?

- За прошедшие эпохи ты смог развить вложенный дар, дать ему сил, знаний и любви. И семя отозвалось на заботу, дало росток. А недавние тяжелые события помогли пробудить доселе дремлющую в нем жизнь.

- Сайлент, скорее, - церемония уже начинается! - С этими словами в просторном зале появился еще один Салватер. Его костюм напоминал одежду первого незнакомца, однако расписан был различными птицами. И у него тоже были крылья, хотя и не такие, как у Сайлента – белые, пушистые, с гладкими перьями. Заметив Рениуса и Тарру, он слегка поклонился, приветствуя их.

- Уже идем! - воин положил вновь обретенному сыну руку на плечо и повел за собой. Судя по всему, времени и в самом деле было мало. Следом за ними направились и их друзья.

Компания прошла в другое помещение, еще более прекрасное и величественное. Колонны в нем выглядели живыми растениями с цветами всевозможных форм и расцветок. В середине помещения возвышался трон, на котором восседал сам Великий Король Рениуса в золотой мантии. В этом огромном церемониальном зале собралось уже много народу, приготовившись к какому-то важному событию. Большинство держали в руках посохи или жезлы с камнями разных цветов на вершинах. Эти кристаллы мерцали, переливались светом, и, казалось, общались между собой на немом нечеловеческом языке земной тверди, древнем, как сама плоть их планет. Принимали участие в церемонии и другие существа — Зал сумел разглядеть несколько Салватеров, Сейлор-воинов и иных, неизвестных ему, гостей. Наверное, это были те, о которых рассказывал Рениус - уж очень они отличались от большинства присутствующих.

- ... и сегодня я хочу объявить о помолвке моего сына Рениуса, наследного принца королевского дома Рениуса и будущего Великого Короля, Хранителя Внешних Пределов Системы Трех Миров, - жестом Король подозвал Рениуса к трону. Когда тот подошел, Король продолжил. - ... И Тарры - наследной принцессы королевского дома Огненной Тарры, Хранительницы Второго Предела Системы Трех Миров.

По новому знаку Властителя к трону приблизилась девушка. Пара, стоящая рядом с великим Монархом, производила незабываемое впечатление: спокойный и уравновешенный Рениус, с белокурыми волосами и непоседливая шустрая Тарра, с длинной косой цвета огня. Волны нежности исходили от каждого из них, направляясь друг к другу, и распространялись по всему залу.

- И да будет их союз заветом Вечного Мира и любви в мирах наших. По мудрому обычаю старины обрученные, в знак любви и доверия, подносят друг другу священные дары. Да свершится же и это, во имя памяти и традиций наших предков!

Рениус повернулся к огневолосой воительнице и протянул ей свою руку. На ладони его сверкал и переливался разными оттенками необычный кристалл. С удивлением, Зал узнал в нем тот самый камень, что менял свои цвета на шлеме воина в течение всего их совместного приключения. Шепот восхищения прошелся по собравшимся: как оказалось, в этом мире подобный камень считался очень ценным даром.

- Возлюбленная моя Тарра! Во имя нашей Вечной Любви, прими от меня этот драгоценный друг-камень в знак истинности моих чувств к тебе.

Девушка осторожно взяла камень, поцеловала Рениуса в щеку и что-то нежно шепнула ему на ухо. Кажется, это было «спасибо». В глазах ее блеснули слезы.

- Рениус, возлюбленный мой! Во имя неугасающего пламени нашей Вечной Любви, прими и ты мой сокровенный дар!

В её руке вдруг оказался похожий камень. С неподдельным изумлением принял его юноша и осторожно положил на свою раскрытую ладонь. Сейлор-Тарра поднесла к нему подарок Рениуса. Оба кристалла удивительно подходили друг к другу, словно были рождены из единого целого куска. Оказавшись рядом, на глазах у всех они одновременно приняли розовый цвет. Блики заиграли по всему тронному залу, освещая лица людей, как только двое молодых людей подняли свои соединенные руки над головами.

- Такое редко случается. Это говорит о том, что они действительно очень сильно любят друг друга, - шепнул на ухо Залу Сайлент.

- По традиции, завещанной нам предками, каждый из обручающихся имеет возможность высказать свои мечты и пожелания. Свято ваше пожелание в такой день - оно должно быть исполнено! Говори первым ты, о, сын мой, Рениус!

Юноша выступил вперед и повернулся к Королю:

- Прежде чем я выскажу свое пожелание, в этот священный для меня и той девушки, что я выбрал в жены, момент, я хочу испросить вас, отец мой, и вас, благородные Салватер-воины, об одном важном для меня вопросе.

- Говори! Мы все внимательно выслушаем тебя, - заинтересованно ответил ему монарх.

- Вопрос мой таков, о, почтенное собрание! - начал Рениус. - Если в человеке проснулось его звездное семя, пробудив его дремлющие силы, имеет ли он право сделать выбор и стать новым Салватером?

- Разумеется, принц Рениус. Это необходимое условие, чтобы стать им, - вежливо ответил один из воинов, стоящих в первых рядах. Кажется, это был тот самый, с птицами на костюме. - Однако, как ты справедливо заметил, необходимо еще и его согласие.

- Тогда могу ли я в этот момент просить за кого-то, в ком Семя Звездное проснулось, о посвящении его в Салватер-Воины?

Посвящение в Салватеры! Повезло же кому-то. Сердце Зала замерло от подобных мыслей. Cкрытая в глубине души мечта рвалась из сердца, требуя невозможного.

Тот же советник немного задумался, а затем ответил:

- Ты имеешь право просить о многом в такой день, о, наследный принц Рениуса! Но ты должен также понимать, что исполнение твоего желания невозможно без согласия того, о ком идет речь. Он может выбрать и другой путь. Не следует его заставлять идти против собственной воли.

- Желание его да будет для меня свято! И сейчас, пока он еще не определил свою судьбу, я прошу дать ему такую возможность!

- Для кого же ты просишь посвящения? - спросил Великий Король. - Чем он так дорог тебе?

- Он стал отныне братом мне по духу, не по крови.

- Кто это человек! Кто сын мой неизвестный? Пускай сюда он выйдет! - произнес Великий Король с неприкрытым удивлением. Впрочем, это могла быть и игра, вызванная важностью самой церемонии.

- Отец, не стоит нам его неволить. Не выйдет он - смутился слишком сильно. Я сам спущусь и укажу его тебе.

Рениус сошел вниз по ступенькам трона и направился к Залу и Сайленту.

- Вот брат мой, спасший жизнь мою! В нем Семя Звездное проснулось! Я полагаю - он стать Салватером достоин ныне!

Принц вывел совершенно ошарашенного таким поворот юношу к подножию трона.

- Что ответят на это Воины Внешнего Космоса? - спросил Король.

- Еще мы не слыхали слов принцессы Тарры, - уклончиво ответил другой Салватер. - Пускай же она расскажет о своем желании. Тогда решенье сможем мы принять.

Девушка, поняв, что от нее сейчас требуется, спустилась к своему жениху и взяла его за руку.

- Сама хотела попросить я, о том же, что и Рениус просил. И полагаю, Зал достоин этой чести!

- Великолепно! Желания разумны ваши и делают вам честь большую. Но получить должны мы подтвержденье, что Семя Звездное в том юноше проснулось! - отозвался третий воин.

- Порукой пусть тому двустишье будет, которое из уст его нечаянно сорвалось! - выступил вперед Сайлент, повторяя недавно услышанное двустишие:

- Куда б не раскидала нас Судьба,

Отец и Сын его едины навсегда!

Благословил посев сознания Дракон,

Однажды исполняя Вечности Закон.

- Он и есть сын мой, порожденье Посева Звездного, что я когда-то сеял в мире этом. Пусть Время и Судьба тому порукой будет!

- Пускай теперь сам паренек ответит – Хранителем Планеты быть его ли помышленье?

- О, да, Могучий Воин! - Зал, наконец, с трудом развязал язык. Он все еще не мог поверить в то, что это происходит с ним наяву. Это больше смахивало на длинный, дивный и чудный сон, чем на реальность.

- Однако должен знать ты, что быть Салватером - не просто честь и слава. Чрез многое придется проходить. За слово каждое, за дело и за мысль, ответ сильней мы держим, чем обычно. Кому дано столь много, с того и спрос большой. Оставить дом, покой и мир тебе придется. Готов ли в жертву принести ты прошлое свое? Быть может, выберешь ты путь другой - простой, но, тем не менее, почетный тоже - остаться в мире жить, своим примером семена других будить?

- Позволь Могучий Воин, держать ответ мне ныне! - наконец осмелел юноша. - Мечтой моею и судьбой мне издревле стать воином свершалось. Готов я понести ответ за выбор мой, за действия и мысли. Коль ради правды и спасения других - готов я в жертву принести покой и прошлое свое. Мой дух зовет, и Семя Звездное призванье указало! Мой выбор сделан - Света Воином готов я стать, как и отец мой, Сайлент!

- Слова достойные я слышу! Что ж - будь по слову твоему!

- Коль решено, то сбудется твое желанье, сын мой, Рениус, - произнес Великий Король, - Ступайте в Храм Великий, где посвященье происходит. Храм Откровенья и судьба твоя твоих свершений новых ожидает! Ступай же, сын названный новый, с благословением моим!

* * * * * *

В сопровождении группы Салватеров Зал и Сайлент прошли к Храму Откровения. Еще издали можно было заметить его необычайно волнующие высокие шпили и внешне хрупкие очертания. Словно великий мастер изваял это чудо природы из цельного куска прозрачного кристалла, сверкающего на солнце дивным светом.

Подойдя ко входу в это чудное здание, они почему-то остановились. Сопровождающие их воины Света встали полукругом.

- Сайлент, далее вы пойдете вдвоем, - произнес тот Салватер, у которого были птицы на костюме. - Мы не имеем права вмешиваться в то, что должно случиться. Но ты и сам прекрасно знаешь об этом. Разве что расскажешь сему храброму юноше о том, что его внутри ожидает.

Воин кивнул. Затем повернулся к Залу и произнес:

- Мы должны пройти семь порогов и один предел. Предел позволит нам пройти вовнутрь. Каждый порог - своеобразное испытание на пригодность, очищение и изменение одновременно. Седьмой порог - особый, священный. Именно он дает окончательное право стать Салватером и принять Великое Посвящение на Пути. Ты готов?

- Да, Отец!

- Тогда вперед, сын мой!

- Подождите! Зал, подожди!

Салватеры обернулись. К ним стремительно бежали Рениус и Тарра.

- Что случилось, принц Рениус? - обеспокоено спросил один из сопровождающих воинов.

- Зал! От Тарры и меня прими подарок! Да будет заключен в твоих талантах дар воду и огонь воспринимать. И где бы ты ни находился, пускай они всегда тебе друзьями будут. Прими мой дар, огня творенье!

Хранитель первого порога протянул руку. На ладони его лежал кристалл, что подарила ему Тарра. Сейчас этот камень принял красный цвет.

- И мой прими ты дар, о, брат наш! - воительница протянула ему свою половину подарка, ту самую, что ей до этого поднес Рениус. Этот камень был сейчас синим.

Оказавшись вместе, на одной ладони, камни вдруг снова приняли розовый цвет, создавая вокруг игру света. Солнечные зайчики весело запрыгали на лицах присутствующих.

- Тебе мы отдаем себя частицу, залог любви и единения начал различных.

На глазах у Зала выступили слезы. И, уж видимо ему было суждено в эти дни говорить стихами, потому что в порыве чувств из сердца его вновь родились глубоко запрятанные строчки древней речи:

- Дары Любви я вашей не забуду!

Подарок ваш святой всегда хранить я в сердце буду!

Как ни различны камни и стихии эти!

Да не разделит их ничто на свете!

Два кристалла, что лежали у всех на виду в ладони юноши, вдруг ярко засверкали, замигали всевозможными цветами. Яркая вспышка озарила окрестности. Когда же свет рассеялся, в руке его остался лишь один целый полупрозрачный камень, словно состоящий из двух контрастных половинок: синей и алой.

- Удачи тебе, Зал! Мы будем ждать тебя! - крикнули на прощанье двое влюбленных. Их друг помахал рукой, в которой держал удивительный кристалл, а затем они с Сайлентом ступили в пределы храма. Священная тишина встретила их на пороге.

- Кто вы, зачем пришли сюда? - неожиданно раздался неведомый громовой голос над сводами первого предела, способный отпугнуть любого, кто пришел в Храм из праздного любопытства.

- Дракон Крылатый, Сайлент, Ваш покой нарушил! С ним сын его, рожденье дух от духа. Пришли мы с миром к Вам.

- С какою целью в храм сей вы вошли?

- Пришла пора принять нам посвященье! Залог Любви, Отца и Сына единенье!

Со всех сторон полился розовый свет, охватывая двух посетителей Великого Храма. Казалось, само святилище всматривается внутрь их душ, проверяя сказанное ими, вычищая и выжигая все ненужное, вредное. Наконец свет отступил и все тот же громовой, но уже более мягкий голос произнес:

- Дорога к первому порогу вам открыта!

Ступайте смело!

Они прошли через открывшийся проход в следующее помещение. Снова неведомый голос наполнил все пространство, мягко отдаваясь в голове. В нем уже не было угрозы, а скорее интерес к посетителям:

- Здесь имени обычного порог!

Дают и забирают имя впрок!

Свои вы имена должны произнести!

Чтоб на пути обратном снова их приобрести!

Сайлент и Зал назвали свои имена. Пурпурно-золотой цвет огня опустился откуда-то сверху, наполнив их своим очистительным светом. Казалось, что он действительно забирает их общепринятые прозвища, на время оставляя пришедших безымянными. Когда же полыхающее пламя исчезло, перед ними открылся еще один проход.

- Порог второй вас ожидает!

Тех, кто теперь и имени не знает!

Они прошли дальше, ко второму порогу. Стоило им только переступить его, как их снова остановили слова неведомого служителя Храма Откровения:

- Остановись! Сложи оружие свое!

Нельзя вам пронести через порог его!

Крылатый Дракон откуда-то достал посох, меч и арбалет, сложив их на пол. Золотые огоньки стремительно вылетели из стен и завели хоровод вокруг оружия, через секунду слившись с ним. Оружие засверкало золотым светом и исчезло на их глазах. Юноше класть было нечего.

Бесшумно раскрылась дверь, ведущая в третий порог.

В этой комнате сначала ничего не происходило. Затем зеленый шар, покружившись возле них, расплылся по стене и исчез, раскрыв дверь к четвертому порогу. Вступив в его недра, они опять услыхали голос неведомого проводника:

- Одежды ваши здесь вам не нужны!

- Вы звездным светом навсегда облачены!

Голубое облако окутало их фигуры с ног до головы. Когда же туман рассеялся, одежды как таковой на вошедших больше не было. Вместо нее все тело теперь покрывало яркое сияние, заменившее собой грубую материю. Только после этого перед ними раскрылся вход в пределы пятого порога.

Синий шар подлетел к ним, как только они ступили во внутрь. Сперва он приблизился к Крылатому Дракону и совершил несколько витков вокруг его головы. На лбу Салватера ярким аквамариновым светом высветился неведомый символ из четырех перекрещивающихся линий. Затем сфера подлетел к юноше и замерла. Голос неведомого Служителя произнес необходимое решение:

- Не за себя, а за других принес ты жертву!

Да будет форма ран твоих отныне знаком.

Словно втянувшись, энергия шара слилась со лбом паренька. Рубцы от ран неожиданно затянулись и исчезли. Вместо них, мягким синим светом, теперь сиял знак - символ того, что он отныне принадлежит к Салватерам. Сразу же после этого перед ними открылась дверь к шестому порогу.

- Оставьте плоть свою - здесь немощна она!

- Она важна, но здесь-то не нужна!

Фиолетовое пламя охватило вошедших, заменяя собой каждую частичку их тел. Огонь проникал в каждую клеточку организма, выжигая все нечистое, наносное, заменяя собой грубую физическую оболочку. Так продолжалось несколько минут. Процедура сначала показалась неприятной, но после нее стало гораздо легче — словно после купания.

Когда же очистительное сияние шестого порога исчезло, пред ними торжественно раскрылся портал в пределы седьмого. Это и был центр, святилище, святая святых самого храма.

Впереди возникло небольшое круглое возвышение, на которое сверху лился мягкий белый свет. Любовь, единство, гармония и красота распространялись от него во все стороны. Сердца обоих вошедших затрепетали от соприкосновения с чем-то более высоким, божественным... С тем, что наполняет жизнью сердца всех существ в любом мире и вселенной. С тем, что является Истоком всех и каждого...

Мягкие слова наполнили их существа, как только они вступили в центр святого места, словно напоминая, кто они и что привело их сюда:

- Куда б не раскидала Вас Судьба!

- Отец и Сын его едины навсегда!

Столб белого света охватил двоих, слив воедино Отца и Сына. Бесконечно неизвестное количество времени продолжалось их духовное единство, передача древней силы, связав воедино циклы сроков и потоки жизни. Счет времени, ощущение пространства - все потеряло смысл перед лицом Бесконечности и Истока. Они были едины друг с другом и со всей Вселенной. Многочисленные образы наслаивались один на другой, не было возможности их остановить и вместить их все в собственную ограниченную память. Сила самой Жизни и Мудрости наполняла и преображала их. Вот возник величественный движущийся и развивающийся образ галактики и звезд, стремительно летящих к неведомому по своим орбитам. Вот их солнце и три планеты их - Система Трех Миров. Вот Рениус и Храм, куда вошли они и вот шестой порог, куда они вернулись.

Белое пламя возвратило из своей глубины двоих собственных детей, наполнив их существование новым доселе смыслом. Потрясенные, стояли причастившиеся древнему священному ритуалу, будучи не в силах вымолвить ни слова.

Тотчас же фиолетовое пламя охватило их, возвращая преображенные тела. Прежние раны затянулись, чувствовалась огромная легкость и сила. Кристалл, что подарили Рениус и Тарра, находившийся доселе все время в руке юноши, исчез. Недоумевающе безымянный Салватер взглянул на своего отца. Тот улыбнулся и, дотронувшись до его сердца, произнес:

- Теперь подарок тот в тебе - он в сердце у тебя. Как было сказано пред Храмом.

Открылась дверь, выпуская их обратно в пятый порог. Синее пламя, вспыхнув, охватило их тела, наполняя силой ярко сияющие символы, что несли они на своих челах. Линии знаков засветились и приняли глубокий синий оттенок. Наконец пламя исчезло, и перед ними открылся проход в четвертый порог.

Голубой покров света, что доселе служил им одеждой, засиял и ярко вспыхнул. Теперь он превратился в облегающие костюмы, цвета морской волны, с изображениями драконов. Синий пояс, вышитый звездами, сверкнул на талии юноши. На ноги ему легли легкие сапожки с синим и красным кругами по бокам. Схожий костюм, но немного других форм и расцветок, получил и его отец. Огненное сияние исходило от их нового и необычного покрова.

- Отныне эту воина одежду,

Салватер молодой, прими в знак посвященья!

Перед ними раскрылся выход в третий порог. Как только за ними закрылась дверь, торжественный голос произнес:

- Отныне воин молодой Салватером-Драконом наречется!

- Отец его - Дракон Небесный ныне!

Зеленое пламя охватило их, воплощая сказанное. Крылья Небесного Дракона побелели. Над его головой на секунду засветилась белая морда рептилии в короне и исчезла. В восхищении юноша смотрел на представшее перед ним зрелище, из-за чего чуть не упустил те преображения, что происходили с ним самим. Его собственное тело засветилось мягким светом, а краем глаза он заметил мелькнувшие невидимые крылья за спиной. Только по окончании этой ступени инициации пред ними раскрылись двери, ведущие обратно в пристанище второго порога.

Золотое пламя опустилось сверху, как только Салватеры ступили внутрь. Когда же оно исчезло, в руках Небесного Дракона оказалось, все его оружие, что он оставил, только немного другое, измененное. Салватер-Дракон обнаружил в руках небольшой жезл с изображением горящего огня.

- Отныне, чтоб произвести преображенье!

Произнести ты просьбу должен «Свет Дракона, дай мне Силу!»

Свои атаки первые ты должен получить!

Так «Дух Огня» и «Дух Воды» необходимо изучить.

Торжественно раскрылся проход, возвращающий их в первый порог. Два оранжевых шара подлетели к ним, как только воины переступили его. Один из них слился с Небесным Драконом. Другой шар почему-то замер на уровне груди Салватер-Дракона.

- Осталось имя прежнее в том устаревшем мире.

- Кто имя новое Дракону даст, играть на новой лире?

- Пусть именем другим меня отец мой наречет! - произнес Салватер-Дракон, слегка задумавшись перед ответом.

- Даю я имя - Зулан! Пусть оно,

- Сокроет то, чему хранится суждено!

Оранжевый шар обернулся вокруг своей оси и слился с телом юноши. Теплая волна разлилась по всему телу новообретенного воина Света.

Открылась дверь в предел, выпуская наружу прошедших посвящение. Розовый свет засиял, словно обрадовавшись старым знакомым, как только они ступили внутрь.

- Салватер молодой, Дракон,

Ты силой не переступи закон!

Тебе не просто так она дана,

Лишь Свету и Добру служить она должна!

С торжеством раскрылись ворота, выпускающие их из недр священного Храма. Салватер - Небесный Дракон и сын его Зулан, вышли наружу к ожидающим их воинам. Один из них выступил вперед и задал вопрос:

- О, братья наши, кто вы ныне? Назовитесь!

- Я - Сайлент, ныне я Дракон Небесный! Распорядился так там Свет чудесный.

- А ты, о, воин молодой? Как нынче величать тебя?

- Мне имя Зулан дал отец! И я Дракон - Небесного Дракона сын!

* * * * * * *

- Вставай, сынок! Уже утро!

Юноша раскрыл глаза. Какой чудесный сон! Как жаль, что все это лишь приснилось... Или нет? Настолько казались реальными события, ощущения, переживания! Никогда бы не поверил... Рениус, Великий Король, Сайлент. Храм.

- Ох, и здоров ты спать! Уже давно петухи пропели, а ты все спишь. Завтрак на столе, а я пойду пока кур покормлю, - мать взяла проса и вышла на улицу.

Сон! Какая жалость, что это было всего лишь чудесное видение. Юноша разочаровано поднялся в постели и вдруг рукой ощутил нечто твердое на простыне. С изумлением и недоверием поднес он необычную вещь к своим глазам. Перед ним оказалась та самая призма в виде факела, что подарил ему неведомый голос в Храме Откровения.

Вихрем закружились в его голове мысли и воспоминания. Сомнение боролось с раскрывшейся перед ним реальностью. Неужели все, что с ним случилось, было по настоящему?! Храм, Рениус и ... Звездный Отец. Все это свершилось на самом деле?! Поднявшись и взяв в руки чудной жезл, юноша произнес слова своего первого призыва:

- Свет Дракона! Дай мне силу!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8