КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400045 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170120
Пользователей - 90926
Загрузка...

Впечатления

PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Корсун про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

блевотная блевота рагульская.Зачем такое тут размещать?

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
загрузка...

Солнце в соседней квартире (fb2)

- Солнце в соседней квартире (а.с. Фемслеш-1) 847 Кб, 41с. (скачать fb2) - Анна Мексика (AnnaMexika)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



***********************************************************************************************

Солнце в соседней квартире

https://ficbook.net/readfic/4913534

***********************************************************************************************

Направленность: Фемслэш

Автор: Akatonat (https://ficbook.net/authors/901445)

Фэндом: ОриджиналыПерсонажи: ж/ж

Рейтинг: NC-17

Жанры: Ангст, Драма, POV, Hurt/comfortПредупреждения: Нехронологическое повествование

Размер: Миди, 38 страниц

Кол-во частей: 12

Статус: закончен

Описание:

“Мы сидели на полу, проигнорировав кровать и кресло, стоящие в моей однокомнатной тесной квартире.”

Она решила позабыть о прошлом, переехав в новую квартиру. И в нее влюбляется соседка.

Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика

========== Глава 1 ==========

В офисе начал постепенно гаснуть свет, поэтому я взяла кипу оставшихся бумаг и решила закончить работу дома.

— Эля, — уже на выходе я услышала голос приближающегося коллеги, — поужинаем сегодня?

— У меня много работы. До завтра, — я улыбнулась, и вышла в открытую для меня дверь.

Работы и правда было много. Об этом напомнила шлепающаяся на пол сумка, под весом стопки бумаги. В новой квартире пахло свежими обоями и клеем. Этот запах ассоциировался у меня с новой жизнью. Даже на прежнюю работу ходишь как-то по другому, по-особенному, когда на пальце больше нет обручального кольца.

На данный момент в фирме, где я работаю, начались серьезные проблемы, в решении которых мне, как заместителю директора, приходится принимать активное участие. Когда отец устроил меня работать туда, мне было далеко до того места, которое я сейчас занимаю. Я мечтала о карьере в сфере бизнеса, но потом встретила своего мужа, и, как это часто бывает, в жизни начали всплывать другие приоритеты. Однако, с тех пор как мы развелись, я в краткий срок сумела достигнуть высот, далеких от меня ранее. И теперь поставила перед собой цель — пост покойного отца в фирме, она нуждалась во мне, а у меня, как оказалось, нет более смысла в жизни, кроме работы.

Закончив с бумагами, я опустилась на большую двуспальную кровать, всерьез задумываясь о том, не завести ли собаку, во избежании скучных вечеров. Из соседней квартиры доносилась громкая музыка — я предпочла не пререкаться с нарушителями спокойствия, так как с соседями еще знакома не была. И была милосердной до тех пор, пока часы не показали час ночи. Похоже, пришло время знакомиться.

— Извините, а Вы наша новая соседка? Я Аня — с порога мне широко улыбалась девушка, привлекая внимание ярко-красной помадой и растрепанными волосами. Похоже, пока я барабанила в железную дверь, хозяйка квартиры поспешила убавить громкость.

— Да, очень приятно познакомиться, Элина — я натянуто улыбнулась в ответ, пожимая протянутую мне руку с розовым маникюром.

— У нас обычно не так шумно, просто у меня сегодня день рождения, — она продолжала улыбаться. Сзади я успела заметить женскую фигуру, промелькнувшую на кухне, — Вернее, оно было вчера…

— Это замечательно. Только можно немного потише? — девушка кивнула, и я поспешила вернуться в свою квартиру.

***

Я люблю спать. Порой так, что с утра у меня не хватает времени завязать любимый высокий хвост. Не очень хорошее качество, для такого важного лица в фирме. Сажусь в автомобиль, завожу мотор, и, пока он прогревается, ищу глазами свой балкон. На соседнем моя новая знакомая в футболке, неотрывно на меня смотрит и потягивает вино прямо из бутылки. Какое легкомыслие.

— Ты разобралась с документами? — я едва успела войти в офис.

— Да, но пока ничего не поняла. Кстати, созвонись с кредиторами, нужно продлить срок.

— Хорошо.

Трудовые будни всегда одинаковы, и в этом их прелесть. В обед — кофе, который я терпеть не могу, и пью только ради повышения производительности — обзванивать нужно множество клиентов, следовательно — получаю много отказов, что вызывает стресс. Я не пью и снять недуг мне нечем, однако любовь к работе и чувство ответственности спасает. В купе с длительным сном, конечно же.

Подходя к подъезду, наблюдаю свою соседку в джинсах и кожаной куртке, держащую розовые шары с цифрами «19» и несколько смеющихся девиц вокруг.

Поздоровавшись со мной, Аня попросила придержать дверь. Зашла она уже одна.

— Еще раз извини за вчерашнее, — она посмеялась и в ее голосе я услышала уверенное желание построить беседу.

— Ничего. С днем рождения, кстати, — я улыбнулась, и вышла из лифта, слушая, как стучат о бетон мои высокие каблуки.

— Может, зайдешь, выпьем?

Я остановилась. Выпивать с незнакомым подростком у меня не было желания, поэтому я вежливо отказалась, добавив, что не пью.

Вечером меня снова ждала кипа бумаг. Дело не хотело проясняться, а капитал фирмы таял на глазах, поэтому я решила долго и упорно разбираться в этом, и не заметила, как наступила ночь. Могу сказать, что я практически никогда этого не замечаю. Все закаты я провожу за бумагами, а рассветы — в глубоком сне.

Пожив несколько недель в новой квартире, я узнала, что практически все мои соседи — либо пенсионеры, либо семьи с детьми, и несказанно обрадовалась этому — не будет неожиданных музыкальных вечеров. В квартире, где жила моя новая знакомая, жил мужчина в возрасте, насколько я поняла, это был ее отец. Только вот саму Аню я не видела со дня ее рождения, но вспомнила об этом только через некоторое время.

У меня нет подруг. Есть коллеги в офисе, старые знакомые, с которыми я ужинаю в ресторанах раз в месяц. Моя лучшая подруга, с которой мы дружили примерно с 5 лет, сейчас невеста моего бывшего мужа, вторая близкая подруга будет ее свидетельницей, так что ни с кем из них я сейчас не общаюсь.

***

Когда я выхожу на работу, уже достаточно светло. Люблю весну за то, что светлеть начинает раньше и вставать с постели становится намного легче. Пока закрываю дверь, встречаюсь с Анной. Она в кожаной юбке и на высоких каблуках, наспех со мной здоровается и сбегает по лестнице. Не успеваю я ответить, как она резко поворачивается и после некоторой паузы заговаривает:

— У меня отец в больнице. В общем… Мне очень неудобно тебя просить, но у меня совсем нет денег, а мои друзья далеко, — она растерянно закусывает губу и поднимается на ступеньку выше — не могла бы ты отвезти меня к отцу, я заплачу тебе, правда, я возьму у него деньги и… — тут я ее перебиваю:

— Я подвезу тебя, — и вызываю лифт.

— Я заплачу, я еще некоторое время буду здесь, — она сжалась и скрестила руки на груди.

Я ничего не ответила. Анна выглядела слишком торжественно для визита к больному отцу.

Шесть лет назад, на свой двадцатый день рождения я собралась на праздник в ресторан, который заказали для меня родители. Моего отца тогда не было на празднике, но в тот вечер я много выпила и как-то не думала об этом. А через неделю узнала, что он умер в тот день в больнице. Примерно с тех пор я перестала употреблять алкоголь.

Пока мы ехали, девушка, казалось, стала меньше волноваться, осматривая салон автомобиля густо накрашенными глазами и постоянно что-то печатая в телефоне. У больницы ее встретил невысокий парень, и, пока Аня с рассеянной улыбкой поблагодарила меня и торопливо удалилась в сторону заведения, он попытался всунуть мне несколько купюр, от которых я, естественно, отказалась.

— Где, черт возьми, тебя носило, звонили из банка, нам больше не могут выдавать кредиты, и, вместо того, чтобы решать эту проблему ты решила подольше поспать? — дружелюбно встретил меня начальник, который, к слову, появляется в офисе от случая к случаю.

Впервые за долгое время мне сделали выговор.

========== Глава 2 ==========

В то время, когда над моей фирмой повисла реальная угроза банкротства, я долго не могла нормально спать. Начались дни, резко отличающиеся от всех предыдущих, своей динамичностью, неизвестностью будущего. Я ездила на встречи каждый час в поисках финансирования, но все время сталкивалась с отказом. Лишь через месяц поисков среди туч показался луч света — после очередной встречи мне позвонил клиент, который отказал довольно давно, и под предлогом того, что переговорил с моим начальством, попросил встретить его в офисе для подписания договора.

Только вот мои дела на работе от этого не улучшились. Начальник, который, как и моего отца, никогда не любил меня, но жаловал за хорошую работу, начал вдруг сомневаться в моей компетентности. Слухи о том, что меня могут в лучшем случае понизить после инцидента в фирме начали меня разбивать. Работа — все что у меня было. Поэтому стресс, который до этого был тщательно завуалирован, давал о себе знать с каждым днем все больше.

Я заканчивала с бумагами, когда раздался стук в квартиру. Наспех пригладив хвост и поправив футболку, я отправилась открывать, с удивлением обнаружив на пороге широко улыбающуюся Анну:

— Привет. Извини, что так поздно, я пришла поблагодарить тебя за помощь. С отцом все хорошо. Можно пройти? — не дожидаясь разрешения, девушка вошла в квартиру, неся в руке плитку шоколада и бутылку дорогого вина.

— Не за что, — я улыбнулась ей в ответ, из-за усталости, или из-за одиночества не обратив внимания на проявленную невоспитанность, — только вот я не пью.

Гостья засмеялась, и с беззаботным «ничего» прошла на кухню, поставив бутылку на разбросанные отчеты. Их я тут же начала убирать.

— Могу я взять фужер или бокал? — она оглядела кухню, и я указала ей на шкафчик с посудой. Анна поставила фужер на стол, села напротив меня и повисла неловкая пауза.

— Кем ты работаешь? — разговор начинался явно напряженно. Но с каждым выпитым ею стаканом на меня обрушивалось все больше вопросов. Отвечала я сдержанно. Было очевидно, что тем для разговоров у нас не было, поэтому я, не спеша сортируя бумаги, кратко отвечала на вопросы, отмечая, что мне было непривычно видеть девушку без ярко красной губной помады. А вот одевалась она всегда по разному. Сегодня на ней была какая — то мешковатая футболка и джинсовые домашние шорты.

— Отвлекись от бумаг, — Аня придвинулась ко мне и осторожно взяла за запястье, вытаскивая бумаги из рук, — я вообще-то все еще здесь.

— Извини, просто работы много, — я почувствовала исходящий от девушки приятный запах вина и духов.

— Может, сходим куда-нибудь на неделе? Ты так много работаешь.

Я искренне не понимала, зачем она так хочет познакомиться со мной поближе, и, списав все на алкоголь, пообещала девушке, что она может придти ко мне в следующий раз и мы закажем пиццу, чему та искренне обрадовалась. Максимально вежливо я проводила ее из дома.

Этой ночью я планировала лечь пораньше и выспаться, но мои планы не осуществились. Я долго думала о том, как на самом деле одинока. Мне было приятно внимание дружелюбной и позитивной девушки, но и в то же время оно меня напрягало. Засыпая, я подумала о том, что было бы неплохо еще раз провести вечер с Анной, чтобы отвлечься от работы с приятным собеседником, а не со старыми знакомыми в дорогом ресторане, которых интересуют скорее заработок и свободные вакансии в фирме, нежели моя жизнь.

***

— Эля, — обратился ко мне коллега, занося кофе в кабинет, — это тебе. Ты не могла бы сегодня немного задержаться, нужно будет встретиться с журналистами и кое — что обсудить.

Мои пальцы замерли над клавиатурой. Сегодня я обещала Анне пораньше освободиться и позвонить в пиццерию.

— Без проблем. На сколько придется задержаться? — я отхлебнула ненавистный напиток.

— Буквально на час.

У меня не было номера соседки, чтобы предупредить ее, но я понадеялась, что она благополучно забыла о нашем договоре.

Через два часа, переодеваясь в домашнюю одежду, я услышала стук в квартиру. Значит, не забыла.

— Привет. Я приходила раньше, но тебя не было, так что пицца уже едет — она вошла в квартиру, оставляя после себя приятный шлейф духов и дорогого алкоголя… Сегодня она вновь была с накрашенными губами.

Пицца была великолепна. Ресторанная еда это вкусно, но фаст-фуд за просмотром комедии с друзьями — великолепно. Я давно забыла это ощущение.

Мы сидели на полу, проигнорировав кровать и кресло, стоящие в моей однокомнатной тесной квартире. Аня налила мне сок, поставив фужер рядом и села позади меня. Я почувствовала как она осторожно распускает мой хвост и зарывается пальцами в волосы, нежно массируя кожу головы. Глаза невольно закрываются, я глубоко вздыхаю, ощущая телом едва уловимые разряды.

— Прости, что заставила тебя ждать сегодня, — тихо проговорила я, когда она отошла, — был завал на работе.

Девушка улыбнулась:

— Что-то случилось?

— Нет, просто были дела, — я и сама не понимала, почему мой голос звучал так тихо. Казалось, я могла увидеть напряжение между нами, но Аня улыбалась, продолжая смотреть фильм. А я уже давно забыла о чем он. Поймав мой взгляд, она

придвинулась и, едва касаясь, провела рукой по моей ноге, схватила стопу. Ничего не возразив, я сделала вид, что увлечена фильмом, но стоило ей начать массировать чуть сильнее я опустила голову на рядом стоящее кресло. Уже не мурашки, возбуждение волнами прокатывалось по моему телу, вызывая головокружение, сгущаясь внизу живота и вырываясь наружу учащенным дыханием. В фильме заиграла громкая музыка титров. Наконец, я смогла собраться, и, слишком фальшиво смеясь, заговорила:

— Спасибо, мне этого не хватало.

— Не за что. Вечер был замечательный, — она резко встала и начала собирать коробки из-под фаст-фуда. Я невольно прошлась взглядом по ее бедрам.

— Ты так много пьешь для своего возраста.

Мы стояли уже у порога.

— Нет, почему ты так решила? — Анна рассмеялась.

— Даже сегодня я почувствовала запах алкоголя, но у меня ты не пила.

Девушка подняла на меня глаза. Я вдруг заметила, что она ниже меня, хоть со стороны казалась довольно высокой.

— Мне хотелось бы чаще проводить с тобой время, — она робко подошла ко мне, и, шумно выдохнув, добавила, — Я влюблена в тебя.

Не дождавшись ответа, девушка потянулась ко мне и легко коснулась меня губами.

— Я не могу строить с тобой подобных отношений, — я попыталась сделать голос твердым, а на губах горел ее поцелуй.

— Я понимаю, — она улыбнулась своей привычной улыбкой и вышла из квартиры.

========== Глава 3 ==========

После ее ухода я села в кресло и долго пыталась унять возбуждение. Меня удивило то, что едва совершеннолетняя девушка признается мне в любви, но, что еще более удивительно — она смогла возбудить меня. Да, после развода у меня напрочь отсутствовала личная жизнь, за исключением нескольких раз с коллегой. Я не ханжа, секс с девушкой для меня — нормальное явление, но я не думала, что оно коснется меня тем или иным образом. Я пыталась успокоить себя тем, что после моих слов ей не придет в голову снова соблазнять меня. Хотелось быстрее уснуть, чтобы погрузиться в работу и не думать о произошедшем.

Но нет ничего удивительного в том, что она мне приснилась через три дня своего отсутствия. Перед глазами всплывала ее улыбка и вечно накрашенные красным губы. Проснувшись, я могла только воображать, какими нежными и будоражащими могут быть их прикосновения. Но в жизни она не появлялась, а я не искала встреч.

Сердце радостно пропустило удар, когда я через неделю увидела свою соседку, заходящую домой с огромной сумкой. Аня поздоровалась со мной и улыбнулась, и я даже не могу гадать теперь, что скрывается за ее искренней улыбкой.

Меня не понизили на работе. Свои обязанности я не забрасывала, делала все в срок, поэтому причин не было. В фирме пропали следы кризиса, а дружелюбную атмосферу офиса нарушал только изредка приезжающий начальник, недовольно оглядывающий мои отчеты, и снова уезжающий. На несколько дней или на несколько месяцев — как всегда непонятно.

***

После кризиса в компании, мы растеряли почти всех старых клиентов, запятнав свою репутацию и мне снова приходится ездить по встречам, повторяя давно заученный текст.

— Итак, я думаю, я смогу дать Вашей фирме очень много. Сотрудничество со мной никогда не приведет Вас к ситуации, в которую Вы попали несколько месяцев назад, — пожилой мужчина в дорогом костюме закурил, и красивая официантка тут же поднесла ему пепельницу, — мне нужно связаться с Вашим начальником, я думаю, он поблагодарит тебя, Элина, за то, что ты нашла ему клиента вроде меня.

Виктор, так звали мужчину, ни сколько не врал, он был действительно большой шишкой, но я была слишком уставшая и поэтому довольно сухо приняла его предложение и поспешила уйти с встречи. Выходя из ресторана, я внезапно застыла в дверях: Виктор и моя соседка о чем-то оживленно говорили. Тут она увидела меня, оживленно улыбнулась и помахала рукой. Я подождала ее у машины.

— Привет, не подвезешь?

— Садись.

И снова ее духи в моем салоне.

— Ты знакома с Виктором?

— Да, он отец моего старого приятеля. Как дела на работе? — Аня открыла сумку, и, достав косметичку, начала поправлять помаду.

— Вот, как раз заключала с твоим знакомым жизненно важную для нашей фирмы сделку, — я усмехнулась, тайком наблюдая, как девушка водит помадой по губам.

Больше мы не говорили, она задумчиво глядела в окно, а я — на ее отражение.

Остановившись на темной стоянке у дома я заглушила мотор и уже думала выходить, но девушка попросила меня остановиться. Она медленно заблокировала мою входную дверь и опустила сиденье. Я попыталась оттолкнуть ее, но она оказалась быстрее, и, сев мне на бедра, схватила за плечи. Чувствую ее горячее дыхание на шее, закусываю губу, когда соседка трется о мои бедра своими, не могу сдержать стон возбуждения. Она покрывает мою шею и плечи поцелуями, пока я тихо постанываю и невольно впиваюсь пальцами в грубую материю ее джинс. Касается губами моих губ, и мне окончательно сносит крышу. Прижимаю ее бедра к себе, впиваясь в сладкие губы поцелуями. Проникаю языком в горячий ротик, теперь она стонет и все сильнее трется бедрами.

Аня прерывает поцелуй и начинает медленно расстегивать мою рубашку.От прикосновения ее горячих пальцев твердеют соски, руки покрываются мурашками.

Снимает с меня верх и отправляет на соседнее сидение, опускает лифчик и лижет грудь. Мои стоны наполняют машину, пока она играет с моей грудью, бережно целует живот, гладит бедра, закрадываясь под юбку. Сил не было даже сопротивляться, казалось, от одного ее прикосновения к своим чреслам я могу мгновенно кончить. Девушка понимает это и, едва касаясь, пальцем проводит по моему белью. Слишком пошло выгибаюсь навстречу ее руке, пока она продолжает не спеша ласкать меня через белье. Чувствую, как ее палец отодвигает белье и стремительно входит в меня, заполняя. Двигает рукой мучительно медленно, входя до основания и полностью вытаскивая.

Когда прибавляется второй палец, приходит рассудок и я неожиданно грубо отталкиваю ее руку. Глаза привыкли к темноте и я вижу ее лицо, то, как она взяла в рот мокрые пальцы, облизывая их, глядя прямо на меня. Возбуждение граничит со стыдом, но второе пересиливает и я сухо прошу девушку покинуть автомобиль.

Весь вечер я сгораю от отвращения к себе. Я намного старше, адекватнее, позволила себе потерять голову в руках малолетки. На шее красным остались ее поцелуи, рубашка в помаде. Я решила поговорить с ней завтра после работы, дать понять ей что у нас ничего не получится. Это неправильно.

========== Глава 4 ==========

— Доброе утро.

Я вздрагиваю, услышав знакомый голос, и стараюсь побыстрее разделаться с дверным замком. Пересилив желание по -ребячески уйти и проигнорировать девушку, я все-таки решилась с ней поговорить.

— То, что ты вчера пыталась сделать, было унизительно, — я спокойным шагом подхожу к стоящей у лифта Анне, стараясь придать своему лицу мирный вид.

— Мне казалось, тебе понравилось, — усмехнувшись, она крутила в руках заблокированный телефон.

Я почувствовала, как к лицу приливает краска. Слишком резко хватаю ее за локоть:

— А твой отец знает, чем ты промышляешь? — я толкнула ее в открывшийся лифт, нажав на 1 этаж.

— Успокойся, ты похожа на фурию, такой ты мне не нравишься, — кинув презрительный взгляд, она вышла из лифта. Облегающие джинсы и неуместные розовые туфли на шпильке. Ребенок, ей богу. Унизила дважды за сутки. А я то уже подумала, что у меня появился новый друг.

К своему счастью, я не вспоминала о ней весь рабочий день. За исключением обеденного перерыва в кафе, когда увидела официантку с ярко-красными намазанными губами. Выглядит дешево и по-шлюшьи. И лазанья здесь отвратительная.

Вечером мой коллега пригласил меня пройтись и обсудить кое-какие детали нового проекта. Выходя из офиса, я решила для себя, что, если он позовет меня на чай — я не буду отказывать. Но он не позвал. Через час после обсуждения исключительно работы он проводил меня до стоянки, и, лучезарно улыбнувшись, ретировался.

Придя домой, я, на удивление, не смогла смотреть на бумаги. Мысли возвращались к тому, что я давно ни с кем не спала. Сотрудник, с которым я просыпалась в последний раз, сейчас находится в Америке и имеет собственную, пусть и не совсем успешную, фирму. Я могла бы стать его девушкой тогда, и сейчас у меня была бы совсем другая жизнь. Но моя трусость выйти из зоны комфорта обернулась для меня банальным недотрахом и рутиной.

Выхожу на балкон, мысленно пожалев, что бросила курить. Уже достаточно поздно. У меня много бумажной работы, но завтра выходной, и я физически ощущаю, что не смогу себя заставить сделать ее сейчас. Вижу, как моя соседка подходит к подъезду, оживленно болтая по телефону и стуча об асфальт розовыми каблуками. Резко поднимает голову, оглядывает взглядом окна, включая мое.

***

Я, наконец, застала рассвет. От чего-то проснулась в 5 утра и увидела, как небо озаряется пастельными цветами. Понежившись в кровати, я встала и увидела в окне, как кто-то выгуливает собаку. И тут произошел тот щелчок в голове, который, обычно, подталкивает людей к резким и неожиданным для себя решениям. Да, я решила завести собаку.

Битые часы просидела в интернете, в поисках приличного питомника, в итоге пошла в тот, мимо которого проезжаю каждое утро.

День обещал быть солнечным, весна подходила к концу, и, пока я ехала, я думала о том, что лучшего времени для того, чтобы завести собаку, быть не могло. Придется вставать пораньше, чтобы успеть ее выгуливать. А в обед уезжать с работы, и, вместо того, чтобы есть самой, кормить собаку. И она будет встречать меня каждый вечер дома, радостно виляя хвостом. На этой мысли мое решение утвердилось окончательно.

Когда я зашла в «Фейворит Энималс» ко мне тут же подлетело несколько девушек.

— Здравствуйте. Я хочу завести собаку, и хотелось бы, чтобы вы мне помогли.

— Конечно, пройдемте, — одна из девушек, брюнетка, показала идти за ней.

— Какую породу вы предпочитаете?

— Эм, я не совсем хорошо разбираюсь, — мы вошли в помещение с зелеными стенами, где стоял едкий запах кошек. В клетках, расположенных вдоль стен, сидели мейн-куны, сфинксы, и куча других пород, о которых я не знала.

— У нас есть замечательные обученные немецкие овчарки, милые спаниели, — девушка шла быстрым шагом, похоже, даже не слушая меня. А я остановилась и обратила внимание на кошку, сидящую в самой последней клетке комнаты. Она была абсолютно чистого белого окраса, внушительно большого размера из-за длинной пушистой шерсти. Когда я подошла, она подняла на меня морду, высокомерно смерив взглядом серых глаз. Признаться, я забыла обо всех собаках на свете. Я захотела эту недовольную громадину.

— Как зовут эту кошку? — я обратилась к брюнетке, с растерянным лицом подошедшей ко мне.

— Это Белла. Но она не привита, так как поступила только вчера. Обыкновенная дворовая кошка.

— Я останавливаю свой выбор на ней.

При оформлении документов, ко мне обратилась другая девушка, блондинка:

— Но Вы же хотели собаку, почему вы передумали?

Я не знала что ответить, поэтому просто гладила свою новую подругу по мягкой шерсти, заметив, что для уличной кошки она слишком аморфная и спокойная. Я подумала, что мы с ней хорошо уживемся.

========== Глава 5 ==========

Из сладкой неги сна меня и мою кошку вывел стук в дверь. Посмотрев на будильник, я мысленно прокляла гостей: сегодня на работу к 10 и у меня еще было несколько часов, чтобы поспать. По пути взглянув на себя в зеркало я поняла, что некрасиво встречать гостей с такой лохматой головой. Но и заявляться в 7 утра без договоренности — тоже не верх воспитанности.

Открываю дверь и вижу перед собой уже накрашенную Анну в футболке и коротких шортах.

— Доброе утро. Извини, если разбудила, ты не одолжишь мне миксер, я готовлю завтрак и свой сломала.

Ее тон был дружелюбным и извиняющимся, поэтому я не нашла причин послать девушку куда подальше, и, кивнув, отправилась на кухню.

Когда я вышла в прихожую с миксером, она сидела на корточках и медленно гладила мое животное. Про себя я подметила пышность ее бедер и живописные естественные завитки волос. Я вздохнула, отгоняя ненужные мысли. Анна подняла на меня глаза:

— Как давно у тебя живет кошка? Я ее раньше не видела, — похоже, моя новая подруга ее явно заинтересовала.

— Белла живет тут около недели, — я протягиваю встающей соседке миксер, — сначала я хотела завести собаку, но передумала прямо на месте. Белла мне сразу понравилась.

— Да, она милая, — Анна как-то странно улыбнулась, — Большое спасибо, я вечером занесу.

Я слабо киваю в ответ и закрываю дверь. Моя соседка умеет быть приятной. И делать приятно.

Укорив себя за подобные мысли, я приняла очень холодный душ. Мне срочно нужен половой партнер. Или нет, работа. Мне нужно работать.

***

Прямо среди недели мне позвонила одна из моих знакомых. Из тех, кто обычно ужинает со мной в ресторане за мой счет и спрашивает про богатеньких клиентов. Спросила, не занята ли я буду на выходных и может ли она нанести визит. Несмотря на то, что работы планировалось много, я не стала отказывать. Нужно хоть чем-то скрасить унылые и однообразные будни. Глядишь, подкинет много новой информации.

Клиентская база стабилизировалась, компания вновь шла в гору, новых сделок пока не было. А хотелось чего-то нового. Действительно нового.

***

Настроение было паршивым, из-за того, что я впервые перестала понимать себя. Понимать, чего я хочу. Банальные люди назвали бы это недотрахом, а я банальный человек. У меня недотрах.

Весь день кричала на подчиненных. Пока ехала домой с работы — сцепилась с каким — то буратино в дорогой тачке. Виноват был он, поэтому ему пришлось выслушать много нехорошего, прежде чем он выписал мне чек на ремонт и посоветовал хороший сервис. Когда он садился в машину, тогда его лицо показалось мне знакомым. Подъезжая на стоянку у дома я поняла, что это был один из наших клиентов.

Проклятие.

По пути домой зашла в магазин купить еды для кошки. Выложила последние деньги, до зарплаты еще несколько дней, в течении которых мне придется есть мышь, висящую в холодильнике. Зато Белла полакомится Вискасом.

Открывая дверь в квартиру, была поймана Анной.

— Привет, вот твой миксер, — она лучезарно улыбалась, демонстрируя идеально нанесенную матовую помаду.

— Ты сказала, что занесешь его вечером, но не сказала, что через неделю, — я приторно ответила ей на улыбку, забирая прибор и проходя в квартиру, — В следующий раз проси у других соседей.

Белла встретила меня громким мяуканьем возле ног.

Девушка не дала мне закрыть дверь, впорхнув в квартиру вслед за мной.

— Но я ни с кем еще не общалась так близко, — она ехидно улыбнулась.

Я вопросительно посмотрела на соседку.

— Я хотела с тобой поговорить, — отвечая на мой немой вопрос, она прошла в комнату.

Я не стала возражать. Не было сил. Насыпав кошке ужин, я грустным взглядом окинула пустой холодильник и направилась в комнату, по пути столкнувшись с Анной.

— Иду помогать тебе готовить ужин.

Пока я пыталась придумать у себя в голове что-то похожее на диету — голодовку в качестве отмазки, она залезла в мой холодильник и, судя по ее растерянному виду, обнаружила там вышеупомянутую мышь.

— Я пока не закупалась продуктами, — я потерла переносицу, наблюдая, как моя кошка доедает последние крошки Вискаса и борясь с желанием присоединиться к ней.

— Тогда пошли поужинаем у меня. Мой отец как раз на смене.

— Нет, спасибо.

— Брось, я ведь тебе должна за пиццу. И за то, что неделю держала твой миксер. Пошли.

Урчащий желудок ответил за меня. Мы рассмеялись и отправились к ней домой.

Уютно обставленная квартира радовала глаз. Всюду витал запах духов Анны. Очень приятные, нужно будет спросить о фирме. Светлые кофейные обои на кухне и небольшой крепкий столик располагали к беседе.

— Ты ведь не против пасты? Ее я готовлю быстрее всего, — она наклонилась, доставая спагетти из тумбы. Массивные бедра и ягодицы в коротких шортах — от такого зрелища перед собой любой мужчина пришел бы в восторг. Я слегла прикусила щеку и застучала ногтями по дубовой поверхности стола.

— Конечно. Помочь?

Мы принялись нарезать овощи. Анна делала все намного быстрее и аккуратнее чем я. Признаться, меня это немного удивило.

— Как прошел день на работе? Ты выглядела взвинченной, когда пришла, — она отправила партию спагетти в воду.

— Ты права, день прошел не очень удачно. Черт, я забыла телефон дома. Мне должны были позвонить, я сейчас.

И правда, от Романа было два пропущенных и смс, в которой он отправил всю необходимую информацию.

— Еще немного и будет готово, — доложила Анна, пока я печатала ответное сообщение, — Ты встречаешься с Романом? — она заговорщицки хихикнула, подглядев мужское имя в моем телефоне.

— Нет, мы коллеги.

После ужина я осталась вымыть посуду. Паста была потрясающей. Анна мне казалась слишком несерьезной для хорошей хозяйки.

— Много у тебя друзей? — неожиданно поинтересовалась девушка, пока я отмывала сковороду.

— Ну-у, я в хороших отношениях с коллегами, — я вспомнила, как кричала сегодня на секретаршу и поливала оскорблениями начальника на совете, — на днях ко мне приезжает одна хорошая подруга, — после этой реплики я чуть не разбила чужую тарелку. Отличный знак.

— Если честно, ты мне показалась одинокой.

— С чего бы? — я изумленно вскинула брови, вытирая руки полотенцем. Она попала в точку. Я — одинока.

— За все то время, что ты здесь живешь, у тебя ни разу не было гостей, и я не замечала, чтобы ты ездила куда-то, кроме работы.

Я усмехнулась.

— Я просто занятой человек. Послушай, я чувствую себя пенсионеркой, к которой пришли волонтеры.

Анна рассмеялась.

— Ну, раз ты не хочешь выговориться, то помоги мне.

— Как? — я села напротив нее за стол.

— Ты ведь работаешь в сфере экономики. Я тоже учусь в экономическом, но ничего не соображаю. Скоро сессия, мне нужно как-то готовиться. Отец вон из кожи лезет, чтобы меня оттуда не выгнали. Ты могла бы натаскать меня по теории, — она улыбалась, и что-то в ее улыбке мне определенно не нравилось. Ровно до тех пор, пока она не назвала сумму, которую готова будет заплатить за занятия. После этого я перестала искать подтекст.

Поблагодарив Анну за ужин, я ушла, бросив целомудренное « я подумаю над твоими словами», хотя заранее знала, что согласна.

========== Глава 6 ==========

На следующий день приходил ее отец. Мне пришлось познакомиться с ним и напоить чаем. Человеком он был приятным, интересным и то, что мне больше всего бросилось в глаза — консервативным.

Пришлось достать валяющийся где-то диплом об окончании университета и предоставить его Максиму Дмитриевичу, так звали отца Анны.

— Мы можем провести пару пробных занятий, и Анна решит, будет ли от этого толк, — я отпила чай, примечая рабочие и уставшие руки своего соседа.

— Да, было бы замечательно. А почему ты работаешь в этой фирме, Элина? Если там плохо платят, с таким образованием можно найти другую работу.

— Это фирма, в которой работал мой отец. Я не могу решиться сменить работу, да и не хочу пока. Я специально получала экономическое образование, чтобы в ней работать. Он просил меня.

Отец Анны задумался. Сама она играла ногой с кошкой. Ребенок.

— Мою дочь никто не заставлял идти в эту сферу. Она сама, прекрасно понимая, что ничего не знает, решила там учиться. Всегда делает, что хочет, — он тяжело вздохнул.

Я повела бровью, поймав на себе взгляд Ани.

— Зато мужчины таких любят, — я попыталась разрядить обстановку. Кажется, Максим Дмитриевич был расстроен.

— Да, с мужчинами у нее проблем никогда не было, — он рассмеялся. Я тоже.

— Ну па-ап.

— Так, разбирайтесь по поводу занятий. А мне надо на работу. Приятно было познакомиться Элина. И спасибо.

Проводив соседа, я вернулась на кухню.

— Где будут проводиться занятия? У тебя, или у меня? — она загадочно улыбнулась, взяв со стола и примерив мои очки.

— У тебя. А то ты не оставишь в покое Беллу, — я насыпала кошке корм.

— Верное решение. Я учусь заочно, так что ты сама выбирай время занятий, я почти всегда готова отложить свои гулянки, — тут она подходит ко мне сзади, — с мальчиками, — это прошептала мне в ухо.

Я сделала вид, что увлечена уборкой стаканов в шкаф, а когда она ушла, вдруг поняла, что ни один мужчина в офисе не возбуждает меня так, как запах ее духов вперемешку с шепотом в ухо. И я сама подписала себе договор, согласившись заниматься с ней через день, по два часа. Наедине.

Я просто должна буду доказать себе, что дело не в Анне. Постепенно я к ней привыкну и перестану так реагировать. Да, она очаровательная девушка. Но через время ей надоедят эти игры. А я не собираюсь совращаться дочерью старика, который часом ранее пил чай из моего стакана.

На следующий день, пока я ехала домой после работы, я пыталась понять, радует меня перспектива предстоящих занятий, или я ужасно устала и жалею о своем обещании. Остановилась на втором.

Я нашла кое-какие пособия из университета у себя дома, с облегчением отметив, что это как раз то, что нужно.

— Твой отец знает, что ты лесбиянка? — это было первое, что я спросила у Анны, когда та открыла мне дверь.

— Он сейчас на работе, когда придет — обязательно у него спросим, — она пропустила меня вперед.

— Я серьезно.

— Я не лесбиянка. Что это у тебя? — Анна переключила внимание на мои пособия.

— Это пособия, которые помогут чему-то тебя научить, например, манерам.

Девушка закатила глаза и выхватила у меня книги. Без интереса их полистав, она предоставила мне право преподавать.

Через полчаса моих объяснений и ее кратких записей в тетрадь, она меня перебила:

— Пошли в спальню заниматься, жутко неудобно сидеть на этих стульях долго.

Анна провела меня в свою спальню. Я ожидала увидеть что-то розовое, плюшевое и блестящее, поэтому обстановкой в спальне была удивлена.

Цвет обоев я не смогла разглядеть из-за разнообразных плакатов с альтернативными группами, развешанными по стенам буквально везде. Кровать — чуть больше односпальной, застелена розовым, выцветшим плюшевым покрывалом и отчасти разворошена. Кожаное кресло у окна, на котором разбросаны вещи. На кучке вещей почему-то лежит тюбик из-под взбитых сливок. Как ни странно, на столе у моей соседки был идеальный порядок. Я увидела кучу косметики, духов и разнообразных кремов на подоконнике.

— После своей пасты ты начала казаться мне хорошей хозяйкой.Почему-то я предчувствовала, что ошибалась.

— Я торопилась утром, — она принялась освобождать кресло, путем перекидывания кучи вещей на кровать.

Я села в кресло, Анна за стол. Мы прозанимались оставшиеся полтора часа.

— Ты умеешь объяснять, это здорово. Я даже что-то поняла. Будешь чай?

— Давай.

Так прошло несколько занятий, каждое из которых Анна внимательно слушала меня и готовилась, когда я этого прошу. Мои опасения не сбылись — она не приставала ко мне и за все это время не сделала ни единого намека. Я знала, что она бросит этим заниматься. И была искренне этому рада.

========== Глава 7 ==========

Кира сидела за стойкой, потягивая коктейль. В 26 лет синее обтягивающее платье сидело на ней потрясающе. И выглядела она лет на 5 младше. Она — племянница моего начальника. Раньше мы виделись с Кирой только на работе, но однажды выпили лишнего на корпоративе, и с тех пор сдружились. Хотя, как по мне, по настоящему сдружиться она может только с кошельком. И не важно, с чьим.

Мы решили пойти не в ресторан, а в местный дорогущий бар, конечно же, по ее инициативе.

— Так, ты говоришь, ты до сих пор на этой должности?

— Да, меня не повышали, но пока все устраивает: зарплата неплохая, платят исправно, сильно не напрягаюсь, -я заказала себе что-то легкое и тропическое, название этого коктейля вылетело из головы сразу же, как я сделала заказ.

— Я хочу тебе объяснить, почему мы сегодня пришли не в ресторан, а в бар. Мы с Паулем расстались.

От удивления я подавилась коктейлем. Они с Паулем, владельцем крупного спортивного комплекса, познакомились полгода назад, тогда же, когда и последний раз я видела Киру. Неужели они так долго были в отношениях?

— Да, я с ним встречалась относительно долго. Он сказал мне, что я стерва и надоела ему. Мне было бы больно, если бы я услышала это в первый раз, но не в одиннадцатый.

Я грустно усмехнулась. Кира же провожала взглядом мимо идущих мужчин, пошатывала ножкой и делала второй заказ. Коктейль справлялся со своей работой.

— Знаешь, Кира, я думаю, он просто тебя не заслужил, — я кладу ей руку на плечо, — все, кто был у тебя — поголовно козлы, ты ведь знаешь это. Козлы с кошельками.

— Знаешь, многие парни такие и без кошельков. Твой бывший, к примеру.

Я фыркнула.

На миг вспомнила, как собирала вещи. Кидала, распихивала по сумкам, сгребала все с зеркал и столиков. Константин стоял, подперев косяк, и что-то печатал в телефоне.

Как пришлось оставить большинство своего у подруги, с которой раньше жила. С которой дружила с детского сада. Оставила у нее любимые книги, диски, любимую рубашку, любимого мужчину. Исчезла из их жизни. И стараюсь никогда не вспоминать о произошедшем.Благо, работа позволяет.

— Ты чего задумалась? — Кира внимательно меня осмотрела, но тут же кинула томный взгляд проходящему мимо мужчине. Он ответил роскошной улыбкой.

— Как мне кажется, ты особо не страдаешь, — я закатила глаза.

— Ты права. Мне было больно совсем чуть -чуть. Думаю, может это со мной что-то не так? Может, я виновата, что все от меня уходят? — ее лицо впервые на моей памяти приняло озадаченный вид, — Кстати, ты не заплатишь за меня?

На пути домой пришлось поддерживать подругу за талию. Бар был недалеко, поэтому мы решили пойти до него пешком, и это было ошибкой.

— Знаешь, я так хочу полюбить, — Кира споткнулась и снова оперлась о меня, — смотреть на кого-то и хотеть его, думать о нем постоянно. Мне вообще кажется, я никогда никого не любила. Это такое счастье — полюбить, — Кира тяжело вдохнула. Из-за алкоголя ее язык немного ее подводил. Монолог получился хоть и романтичным, но комичным.

— Сейчас ты полюбишь кровать, на которую я тебя положу, — я открывала дверь в квартиру. Кира громко рассмеялась. Так громко, что если Аня спит сейчас дома, то она в любом случае проснулась.

Я умылась, переоделась и начала готовить нам постель, пока Кира усердно пыталась справиться с застежкой платья. Я всегда завидовала ее волосам — пышные, кудрявые, длинные, иссиня черного цвета. Мои же, тоже темные, были прямыми и блеклыми, что порой вызывало вселенскую тоску и плохое настроение на весь день. Почему —то перед глазами промелькнули светлые локоны Анны.

— Что это ты делаешь? — спросила она, пока я распаковывала ее чемодан, — Остановись, я завтра поеду к дяде.

Подавив в себе «Слава Богам», я улеглась в постель. Белла устроилась в раскрытом чемодане гостьи.

***

Я завернулась в шелковый халат, услышав стук в дверь. Воскресенье, уже почти полдень.

— Привет, я зашла спросить, будут ли сегодня занятия, — соседка была без макияжа. И я отметила, что итак она очень приятна на внешность.

— Да, думаю, я зайду к тебе в 7, если так будет удобно, — я широко зевнула.

Аня посмотрела в зеркало и как-то напряглась.

— Да, вполне. Хорошего дня, — она улыбнулась неизменно лучезарно и скрылась за дверью.

От Киры все — таки была польза. Проснувшись, она дала мне свою карточку и отправила за продуктами. Не упуская момент, я купила провизии на месяц вперед. Впрочем, никаких замечаний по этому поводу не услышала.

— Зачем ты все время делаешь хвост? Распусти их, так намного лучше, — уже вполне свежая подруга нарезала салат и критически меня разглядывала.

Я распустила. Так и вправду было лучше. Но длинные волосы все время мешали.

— Какие планы на будущее? Я вот, после того, как поживу у дяди, подам заявление в модельное агентство. Понимаю, с моим возрастом надежды мало, но вдруг, — она влила каплю растительного масла в салат. Я так никогда не питаюсь. А в том, что у нее есть все шансы быть моделью, я не сомневалась.

— Ну-у, я буду работать, — я жевала абсолютно пресный салат и ждала вечера, чтобы скорее заказать себе пиццу.

— И все? А цели есть какие — нибудь?

— Очень смешно от тебя слышать о целях, Кира.

— Я трачу свои деньги на путешествия, на салоны. А ты зарабатываешь ни для того, ни для другого, — она ехидно усмехнулась.

— Хочешь сказать, я плохо выгляжу? — я наклонилась вперед за сахаром, продемонстрировав своей подруге пышный бюст.

Та рассмеялась.

— Ты выглядишь потрясающе. Всегда тебе завидовала, так как ты обходишься без салонов.

Кире кто-то позвонил.

Через час она уже собиралась, и покинула квартиру, пообещав передать моему боссу пламенный привет.

А еще через час я думала о том, как сегодня организовать занятия для Анны.

***

— Будешь чай, или сразу пойдем заниматься? — волосы Ани были выпрямлены, а макияж чуть размазан. Сегодня она была в трениках и майке-алкоголичке, бесцеремонно открывающей часть ее розового кружевного бюстгальтера.

— Давай заниматься, я готовилась, — я прохожу в спальню. Постель, как всегда, разворошена. Кресло, на удивление, свободно.

Через час занятий я обнаружила, что моя ученица меня не слушает и остановила диктовку.

Она угадала мои мысли, спросив в лоб:

— Как прошла ночь с подругой?

Я повела бровями.

— Хорошо, мы ходили в бар. Откуда ты знаешь, что она у меня ночевала?

— Она громко смеялась, а утром я видела, что она голая спит в твоей кровати.

Я вспомнила ее напряженный взгляд в зеркало.

Это все было похоже на допрос или какую-то комичную сцену, поэтому я попыталась продолжить:

— Ты записала определение маржинализма? — я вновь хотела надеть очки, но Анина рука не дала мне этого сделать. Каким-то непостижимым образом девушка оказалась у меня на коленях. Мой взгляд непроизвольно упал на ее голые руки и часть кружевного бюстгальтера.

— Как зовут твою подругу? — она положила мои очки на тумбочку и выжидательно смотрела на меня сверху вниз. Слишком близко. Я готова поклясться, что от ее плеч исходит запах апельсина.

— Кира, — я отвечаю тихо. Нет сил сопротивляться, нет сил оттолкнуть.

— Кии-иира — Аня наклонилась к моему уху, шепча имя моей подруги. Электрический разряд, мурашки. Ее губы на моей мочке, я блаженно прикрываю глаза, растворяясь в запахе ее духов и кожи.

Она повернула мою голову к себе. Мой взгляд упал на роскошную грудь, каким-то образом девушка уже избавилась от майки.

— Ты работаешь руководительницей, — она вдруг переместилась на пол и встала передо мной на четвереньки, — нравится, когда тебе подчиняются? — она пошло провела языком по моей коленке. Я пожалела, что надела шорты,

— Прекрати, — с моих уст это звучало неуверенно и как-то на выдохе. Мое возбуждение, наверное, было написано крупными буквами у меня на лице, и Анна пользовалась этим. Взяла мою ногу, провела языком по икре. Завороженно смотрю на девушку. Она прекрасна. Мне жутко стыдно, но я смотрю на нее и понимаю, что ничего более красивого и возбуждающего в жизни не видела.

Разметавшиеся волосы, пухлые губы, естественного яркого оттенка, пышная грудь в красивом лифчике, сережка с камешком в пупке.

Она поймала мой изучающий взгляд и поцеловала меня. Ее язык резко ворвался в мой рот. Ее поцелуй был грубым, страстным, вызывающим. Голова кружится, не хватает воздуха, вдыхаю только ее запах.

Когда она отстранилась, я поймала себя. Сумела взять себя в руки:

— Твой отец мне платит не за это. Оденься, и продолжим тему.

Она не думала одеваться. Навалилась на меня снова:

— Давай мы сделаем вид, что он платит за занятия. За занятия любовью.

Я влепила ей пощечину. Не столько от гнева, сколько от того, что мне надоели ее игры. Сумасшествие капризной глупой девчонки. Я молча встала, спихнув ее.

— Пособия я оставлю у тебя. Скажи отцу, что больше занятий со мной не будет.

Она промолчала.

Я пришла домой и достала бутылку вина, которую Кира планировала распить днем, но благополучно забыла.Вспомнила, что не пью. Затем, в душе, тщательно вымылась под горячей водой. Не отрезвляло ничего. Ложась в постель, я вздрагивала от возбуждения, вспоминая произошедшее. Впервые за много лет я занялась самоудовлетворением.

========== Глава 8 ==========

С недавних пор случилось то, чего я не могла от себя ожидать — я взялась за бутылку. Пила и вспоминала о том, как клялась себе этого не делать. Пила вечерами, ночами. Затем выпивала и утром. На работе никто ничего не замечал, или делали вид, что не замечали. Работу терять нельзя — это все, что у меня есть. От осознания этого хотелось пить еще больше.

Несколько раз виделась с отцом Анны, было неприятно улыбаться и здороваться с ним, чувствовала себя грязной, было стыдно. В основном потому, что я часто думала о ней, прокручивая в голове сцены с ее поцелуями, ее голые руки, губы, и то, что могло бы быть потом, если бы я не ушла.

Я боялась выходить из квартиры и идти домой, чтобы не встретить ее, не играть в улыбки или обиду, и одновременно, увидеть ее — это было то, чего я больше всего хотела, но не решалась. Я хотела ее. Не важно, играет она, или нет, я понимала, что победителем будет она.

Я видела, как она постоянно ходит куда-то с парнями, девушками, как они приходят к ней в гости. Сейчас на часах давно больше полуночи, слышу, как в соседней квартире шумит музыка, смех, крики. Хочется придти и испортить настроение, но вместо этого я вызвала участкового, в полной уверенности, что он не приедет, и продолжила свой сон.

***

— Элина, золотце, где ты его отрыла? Он говорил тебе о том, какие деньги собирается вложить в наш проект? — восхищался мой коллега Степан, после телефонного разговора с Виктором, — Уверен, босс премирует тебя за такую сделку.

— Степ, ты же знаешь, все во благо компании, — отшутилась я. А премия бы действительно не помешала, огромную часть своих сбережений за последние две недели я отдала на алкоголь.

— Ты в последнее время неважно выглядишь. Все хорошо?

— Да, спасибо, просто отчетов много.

— Предлагаю тебе отвлечься и сходить в ресторан.

Я думала недолго.

— За твой счет.

— Само собой.

В офисном прикиде я выглядела слишком нелепо для такого шикарного ресторана. У нас со Степаном всегда были теплые дружеские отношения, но, видимо, дружба между мужчиной и женщиной и правда миф.

Он выглядел безупречно после рабочего дня. Еда была вкусной, а заведение — потрясающим. Но я не могла расслабиться. Даже после того, как мы заказали вторую бутылку вина.

За руль Степан благоразумно садиться не стал и вызвал такси. Пришлось соврать ему, что у меня в гостях родственница, и кучу еще всего, чтобы он понял, что секса от меня не получит.

Едва не упав на выходе из лифта зашла домой. Умылась и посмотрела на свое отражение с каким-то презрением: потекшая тушь, спутанные распущенные волосы. Разделась до белья и накинула мешковатую длинную футболку, когда в дверь постучали. Я открывала с полной уверенностью, что это была она и не ошиблась.

— Привет, извини что так поздно, услышала, что ты зашла. Хотела сказать спасибо, благодаря твоим стараниям сдала последний экзамен.

Я не нашлась, что ей сказать. Зачем-то ушла с прохода, позволяя Ане пройти. Джинсовые шорты и футболка ничуть не лучше моей. Красная помада почти стерлась.

— Как прошел вечер? Выглядишь отвратительно, — насмешливо.

Не выдерживаю, хватаю ее за горло, прижимаю к стене.

— Как ты мне надоела, — не знаю, откуда вдруг во мне взялись силы, — перестань приходить ко мне без повода.

— Хорошо.

Ее взгляд недоуменный, а с лица не сходит улыбка. Пухлые губы маняще приоткрыты, чувствую, как мягкие изгибы ее тела прижимаются к моему. Впиваюсь в ее рот, лаская язык языком, сжимаю руки на чужих бедрах.

Чувствую слабость во всем теле, чем она пользуется, тут же перехватывая инициативу. Подкашиваются колени, когда она торопливо ведет губами по шее. Всхлипываю от наслаждения, чувствую, как ее руки блуждают по моим совершенно голым бедрам.

Целуясь, мы оказались в комнате. Ее рука расстегивает мой лифчик и бросает его на кровать, вторая забирается под футболку и мнет мою грудь. Стараюсь не стонать, но тело непроизвольно падает на кровать. Она полностью разделась и склонилась надо мной. Я не успела налюбоваться покачивающейся грудью и пышными бедрами, как Анна спустилась поцелуями к моему животу. Слышу свое частое и рваное дыхание, глажу ее плечи, волосы. Она внимательно наблюдает за каждым моим движением, разглядывает мое тело, но сейчас мне было все равно на это.

Я издала, наверное, свой самый развратный и протяжный стон в своей жизни, когда почувствовала движение ее горячего мокрого языка в своей киске. Стыдясь и сходя с ума от удовольствия, вцепилась ей в волосы и попыталась оттолкнуть, но ее движения были настойчивыми. Ее язык двигался медленно, дразняще, постепенно ускоряясь, а я выгибалась в спине в предвкушении оргазма и безостановочно стонала.

Казалось, эта мука длилась бесконечно долго. Когда я достигла оргазма, то сжала ее волосы так сильно, что услышала стон боли.

Уснула я моментально, а когда проснулась, не сразу вспомнила произошедшее. Ани в моей квартире не было.

========== Глава 9 ==========

По мере того, как я просыпалась, шла в душ и готовила завтрак, в моей голове все ярче всплывали картины прошлой ночи. Я прислушалась к своим ощущениям и поняла, что мне даже не было стыдно. Будто все прошло так, как надо, и вечер возымел свое логичное завершение. Очень хотелось увидеть Аню, отблагодарить завтраком за потрясающую ночь. Самое страшное уже случилось, и теперь будет глупо избегать девушку.

К сожалению, у меня не было ее номера. Пришлось надеть нечто более приличное, чем заношенная футболка до колен, и выйти на лестничную площадку.

— Здравствуйте, мне нужна Аня, — я виновато опустила глаза перед отцом своей соседки, открывшим мне дверь. Было только 10 часов утра.

— Она сегодня ночевала у своего парня и еще не приехала. Позвонить ей? — не дожидаясь ответа, мужчина прошел в квартиру, видимо, за мобильным.

У парня? Сегодня она ночевала у меня. Значит, наврала отцу.

Я сдержала смешок, затем попросила ее отца дать мне ее сотовый, чтобы позвонить самой. Но телефон девушки был выключен.

Вчера я не брала работу на дом, поэтому весь этот выходной в моем распоряжении.

Можно было бы позвонить друзьям, но, проблема в том, что у меня их нет. Разве что Белла, трущаяся о ноги, выклянчивая корм. Так же можно полазить в интернете в поисках интересного занятия. Убить время за сериалом. Приготовить что-нибудь особенное. Скучно я живу.

Телефонный звонок раздался неожиданно:

— Да. Вы звонили на этот номер? — послышался Анин голос из трубки. Она будто только проснулась.

— Доброе утро. Это Элина. Куда ты пропала? Я не успела сказать спасибо за прекрасную ночь, — смеюсь и глажу Беллу по белоснежной шерсти.

На том конце провода послышался шелест.

— Оу. Я не хотела тебя смущать утром поэтому ушла к подруге, — кажется, за ней закрылась дверь.

— Не занята сегодня? — этот вопрос я задала неожиданно даже для себя. Я задержала дыхание в ожидании ответа.

— Нет. Я уже иду домой.

— Хотела предложить провести день вместе, — выдох.

— Я не против. Буду где-то через полтора часа. Придумай, куда пойдем, у меня нет никаких идей.

— Хорошо.

***

Я уже и забыла это чувство, когда ты все полтора часа, что остались до встречи, подбираешь одежду и делаешь макияж. Джинсы, топ и кожаная куртка всегда выглядят потрясающе. Я собирала волосы в высокий хвост, когда в дверь постучали.

Аня стояла на пороге, ее яркие красные губы сильно контрастировали с белоснежной улыбкой до ушей. Волосы были распущены и даже чуть взлохмачены, будто она торопилась. Что-то в ней сегодня было непривычным для меня, новым. Будто она перестала быть такой самоуверенной. Или же увереннее стала я сама.

Поскольку денег у нас было немного, мы решили сходить в кино, на какую-то мелодраму, но пропустили пол фильма из-за того, что оживленно беседовали на тему политики, искусства и мультфильмов.

Затем мы решили прогуляться, но, когда шли мимо караоке бара, встретили двух парней, оказавшимися знакомыми Ани. Они то нам и обеспечили бесплатный проход в бар, где мы решили просидеть остаток дня.

Она смотрела на меня весь вечер, я даже боялась, что ее поведение вызовет подозрение у ее друзей, но этого не произошло — они были заняты выпивкой и какой-то группой, отыгрывающей на сцене тяжелую музыку.

Она смотрела на меня будто с обожанием, с желанием, которое окрыляло и меня саму, заставляло чувствовать себя необыкновенно счастливой. Мы не касались друг друга руками, но, как мне кажется, мысленно девушка меня уже раздела.

Я не помню как мы пришли домой, судя по всему, я была такая же пьяная как и вчера, если не хуже. Аня была чуть адекватнее, но тоже выпила немало, поэтому секс, которого я так ожидала весь вечер так и не случился. Мы уснули, едва оказавшись в постели.

Наверное, чудом я проснулась с утра без будильника. На этот раз соседка спала рядом со мной. Между нами вальяжно разлеглась Белла, без остановки мурча и лапами перебирая одеяло. Я вскочила и побежала в душ, надеясь привести себя в надлежащий вид до начала рабочего дня.

Аня, вошедшая ко мне в душ, прекрасная и развратная, немного оттянула это самое начало, но, когда мы вышли из душа, я увидела, что время у меня еще есть.

Пока девушка готовила завтрак, о чем ей пришлось меня долго уговаривать, я залезла в свой мобильник. Один пропущенный с незнакомого номера, смс от Степана, которую я даже не стала открывать, висели со вчерашнего дня. Вчера я их не заметила. На незнакомый номер я принципиально решила не перезванивать, не думаю, что там что-то важное.

День на работе прошел с ошеломительной скоростью. Впервые, работая с документами, я думала не о самих документах, а об Ане. Из головы не выходили ее движения, изгибы тела, ласки, голос. Эти два дня, которые мы провели вместе, словно на повторе отдельными кадрами представали перед моими глазами. Я сидела как на иголках и ждала вечера, чтобы увидеться с ней.

С утра ей пришлось уйти первой, причем сделать это максимально ловко, чтобы никто не заметил, что она выходила из моей квартиры, тем более ее отец.

«Во сколько ты домой?» — ее смс завибрировало ровно когда я закрывала отдел на ключ. Отвечать я не стала, так как до дома осталось от силы 15 минут езды.

Уставшая и окрыленная я села в машину, предвкушая вечер, который мы проведем вместе.

Однако у жизни на него были свои, отдельные планы. Когда я подходила к подъезду, увидела мужскую фигуру и горы сумок на лавочке. На стук моих каблуков повернулся Константин.

— Привет. Я звонил тебе вчера, чтобы предупредить о своем приезде, но ты не взяла трубку. Мы можем поговорить?

========== Глава 10 ==========

С Константином мы познакомились, когда я училась на последнем курсе университета. Он был самоуверенным, наглым красавцем, и у меня в мыслях не было встречаться с таким парнем. Но случай сделал свое дело. Мы переспали, он открылся мне с другой стороны, более внимательным, очаровательным человеком, и я почему-то решила, что нашла мужчину своей мечты. После недолгих ухаживаний он сделал мне предложение. Я не нашла причин отказываться. Учеба показалась мне абсолютно бессмысленным занятием, хотя я ее все-таки закончила.

Своего благоверного я перезнакомила со всеми подругами и друзьями. Сообщила всем, какой он замечательный. Особенно это оценила моя лучшая подруга, которая решила проверить, на самом деле ли он такой, каким я его описываю. Переспали они практически сразу после знакомства. Когда я узнала, я сразу подала на развод и не встретила отказа.

Осела как полная идиотка.

Мне было больно. Но больше во мне было чувства шока и обиды. Мне казалось, что они пошутили. Мне казалось, что так не бывает в жизни, не существует такого предательства. Низкого и подлого. Я обещала себе больше не стать жертвой такого унижения. Я решила стать умнее.

— Ты разрешишь мне войти? — не дожидаясь ответа на предыдущий вопрос спросил парень.

— Как ты здесь оказался? Откуда ты знаешь, где я живу? — я не истерила. Мой голос был спокоен, хотя я почувствовала, как меня бьет ледяная дрожь. А еще я молилась, чтобы Анна не стала свидетелем этой картины.

— Через твоего начальника. Послушай, мне сейчас негде жить. Я отдал последние деньги на билет. Я скучал по тебе.

Наверное, у меня сейчас был самый нелепый вид. Я смотрела на Константина и не могла поверить, что на свете существуют настолько наглые люди. На его пальце не было обручального кольца.

— Тут недалеко есть дешевая гостиница.

— У меня нет денег.

Я глубоко вздохнула.

— Я тебе одолжу. Только убирайся.

На ватных ногах я вошла в подъезд, жестом приказывая ему оставаться на месте. У меня не было сил спорить, выяснять отношения, ругаться, хотелось только чтобы он канул в воспоминания, туда, куда я его когда-то захоронила, и откуда, как я надеялась, он больше не выберется.

Когда я протягивала ему купюру, он попытался что-то сказать, но осекся, видимо поняв, что даже простое «спасибо» здесь будет неуместно.

Бросив на меня тяжелый взгляд, Константин пробубнил что-то вроде «я все верну» и ушел. Я непроизвольно окинула взглядом балконы и окна, в поисках соседей, а, точнее, одной конкретной соседки, но, к счастью, у этой сцены свидетелей не было.

После визита Константина что-то во мне резко и бесповоротно изменилось. Часть моей души, камень, что лежал тяжелым грузом, просто исчез. Я понимала, что это от того, что я узнала о размолвке моей подруги и Константина. Назвать это злорадством? Нет.

Меня отпустило.

Я почувствовала себя свободной.

Я почувствовала справедливость, почувствовала, что каждый получил по заслугам.

Я вдруг поняла, что имею право на счастье. Что еще могу быть счастливой.

В тот вечер я пришла домой, скинула туфли, сняла лифчик, и, расхаживая абсолютно голая по дому, что для меня было несвойственно, включила набираться ванную. Внезапно вспомнила, что где-то у меня стоит пена для ванной, давным давно купленная на большой распродаже.

Лежа в ванне, я поняла, что хочу начать сначала. Жить сначала. Начать чувствовать что-то, кроме бесконечных попыток сбежать от прошлого, спрятаться тенью.

Когда я замоталась в большое махровое полотенце, я услышала звонок мобильного.

— Привет. Ты не ответила на смс, — в голосе Анны не было ни упрека, ни грусти. Сплошная беззаботность.

— Я недавно оказалась дома. Если хочешь — заходи, у меня есть вино, — я непроизвольно улыбнулась в трубку.

Звонок был сброшен, а через некоторое время послышался стук в дверь.

До вина дело не дошло. Увидев ее, улыбающуюся, ее фигуру в обтягивающих джинсах и топе, я некоторое время молчала, и она поняла меня без слов. Мы занимались сексом несколько часов, мои волосы после душа успели высохнуть и намокнуть снова. Я чувствовала себя живой, новой, невероятно счастливой благодаря ей, ее ласкам, искренней улыбке. Благодаря тому, как страстно она отдавала мне всю себя, и как я отвечала ей тем же. Мне казалось, что на свете больше нет ничего важнее, чем ее губы, голос, улыбка и ласковые глаза. Я чувствовала себя любимой, ощущая ее поцелуи на своем теле, повсюду.

Мы нескоро принялись за вино. А когда принялись, то лежали вдвоем на моей огромной кровати, под пристальным взглядом мурчащей и довольной Беллы. Мы молчали, но я чувствовала, что мне не до сейчас ничего говорить.

С того дня Анна будто почувствовала во мне перемены. Мы зажимали друг друга везде, где только это было возможно: в машине, напротив моего офиса, в раздевалке торгового центра, в лифте, в туалетах кафе и баров. Мои коллеги отметили, что выглядеть я стала в разы лучше, но удивительно, что я их вообще слышала: каждую минуту я ждала приезда домой, каждую минуту думала об Анне.

Она не была против моего напора, я видела, что ей нравится со мной. Она продолжала встречаться со своими друзьями, поздно приходить домой, не ночевать дома. Но я доверяла ей. Как только в моей голове появлялась мысль о ревности, я тут же отгоняла ее, вспоминая, как счастлива я была со своей новой девушкой и как она отдавалась мне. Я была полностью уверена в том, что где бы она ни была, она тоже всегда думала обо мне. Я знала что полюбила ее, и, вспоминая ее влюбленные прищуренные глаза осознавала, что она любит меня так же сильно.

========== Глава 11 ==========

— Меня отчислили, — сообщила мне моя девушка, доставая из холодильника пиво и ловко открывая бутылку, — мой отец в гневе.

— Поживи у меня, если все настолько плохо, — предложила я, подойдя и погладив ее бедра в коротких шортах.

Все три месяца, что мы встречались с Аней, она не оставалась у меня больше, чем на два дня подряд. И мне очень хотелось бы это исправить.

— Нет, я справлюсь. Хотя у меня есть идея получше. Давай уедем? — с этими словами она взяла мое лицо в руки, прищурилась и томно поцеловала меня. Я почувствовала легкое головокружение и прикрыла глаза, — Я люблю тебя и хочу, чтобы мы уехали отсюда, вдвоем. Прямо сейчас. У меня нет денег, но я буду работать и все отдам тебе. Мы можем взять кредит. Можем взять в долг. Я очень хочу все изменить. Пожалуйста.

Я впала в ступор. Это было первое ее признание мне, но от этого легче не становилось. Я решила направить разговор в другое русло и выяснить, что сподвигло Аню на такие перемены:

— Почему тебя отчислили? Что случилось?

— Да разве это важно? — девушка поняла, что срывается, поэтому глубоко вздохнула и продолжила, — Я не сдавала зачеты… Можно сказать, что я сама оттуда ушла, забрала документы. Я не справляюсь. Мне не нужно это.

— Твой отец платил за университет три года, почему ты так безответственно к этому относишься? — я сама не заметила, как начала закипать. Я была в шоке от поступка своей девушки.

— Потому что я не хочу. Я заработаю и верну ему все. И тебе верну. Я просто хочу все поменять, — она снова подошла ко мне и заглянула в глаза. В тот момент я поняла, что сейчас она говорит искренно. Сейчас она была честна со мной как никогда. В ее глазах не было обычной усмешки или нежности. Была только мольба, — мы возьмем Беллу. Хочешь я съезжу с тобой на работу? Ты напишешь заявление. В какую ты хочешь страну? Хочешь в Америку? В Германию? — я увидела, что из ее глаз потекли слезы, — я пойду за тобой куда ты захочешь. Давай сделаем это вместе. Когда, если не сейчас?

Я молчала. Смотрела на Аню широко распахнутыми глазами и не могла вымолвить и слова. Бросить все? Работу, которую я так добивалась? Квартиру, на которую так усердно зарабатывала? Потратить все деньги, чтобы оказаться неизвестно где и жить, неизвестно как?

Где-то внизу своим меховым хвостом прошлась по моей ноге Белла. Я поняла, что нужно что-то сказать. Аня внимательно смотрела мне прямо в глаза. Мне казалось, что она видит меня насквозь.

— Милая, я добивалась этой работы очень долго. Я не могу так резко все бросить. Мне нужно немного времени, найти хорошего заместителя, решить вопрос с квартирой. Мне очень тяжело все это досталось, чтобы бросать все резко, только потому, что ты захотела этого.

Анна продолжала смотреть на меня, ни в ее глазах, ни на лице я не увидела ни тени эмоций. Я была твердо убеждена, что я права и она меня понимает.

Вдруг она улыбнулась. Широко и нежно, как обычно она это умела делать. Я улыбнулась ей в ответ, чувствуя как тепло разливается в груди. Она правда понимает меня.

— Я веду себя как эгоистка, прости меня. Работа и квартира, это важно. У меня этого нет, мне не понять тебя.

Я потянулась, чтобы поцеловать девушку, но вдруг у нее зазвонил телефон. Обычно она игнорировала это, когда была со мной, но сейчас ушла в коридор за трубкой.

Буквально через несколько секунд я услышала, как захлопнулась моя входная дверь.

***

Я не ходила на работу, только для того, чтобы услышать, как хлопает ее входная дверь. Я не видела ее неделю. Не могла дозвониться, все время было занято. Стучала в дверь, но никто не открывал. На следующей неделе я сидела и караулила ее в машине, до работы и после нее. Я успела передумать много мыслей.

Сначала мне казалось, что отец увез ее куда-нибудь на заработки. Наказал, посадил под домашний арест. Возможно, она расстроилась из — за моего отказа, ушла с друзьями в загул. Я сходила с ума от неизвестности. Поэтому, когда я услышала, наконец, как открывается лифт в подъезде, я пулей выскочила из квартиры. Дверь открывал ее отец.

— Максим Дмитриевич. Здравствуйте.

Я подлетела к нему и остановилась напротив. В голове роилось множество вопросов и я не знала, с чего начать, растерянно уставившись на дверь. Наконец, я сумела оформить свои мысли:

— Я не видела Анну несколько недель. Эм… Она должна отдать мне кое-какие сборники, по которым мы занимались.

— Да, думаю они ей больше не нужны, проходи. Можешь поискать их у нее в спальне.

Я встала на пороге, прожигая мужчину взглядом и не понимая, что происходит.

— Ее отчислили из университета. Ты не первая, кто приходит и спрашивает где она. Парень, с которым она рассталась неделей назад, до сих пор названивает на домашний, я уже устал объяснять ему, что она уехала. Не верит.

— Уехала? — меня подкосило. Я оперлась о косяк, понимая, что могу просто не удержаться на ногах.

— Да, она разругалась со своей подругой, с парнем, послала куда подальше меня и расписалась с одним богатым мужчиной, неизвестно откуда взявшимся, после чего поставила меня перед фактом, что уезжает в Канаду. Что ты встала, проходи и ищи сборники.

Голос мужчины был расстроенным и грубым. Но я не обратила на это внимание. Рассталась с парнем? Расписалась с мужчиной? В моей голове теснились смутные догадки.

— Как зовут мужчину, за которого она вышла?

— Виктор Стерх. Ты знаешь об их отношениях что-то?

— Нет. Впервые слышу. Спасибо, Максим Дмитриевич.

Я забыла о причине, по которой формально пришла в эту квартиру. Закрыла за собой дверь, зашла домой и снова облокотилась об стену. Полученная мною информация казалась мне полнейшим бредом и абсурдом. С каким парнем она встречалась? Она ведь была со мной. Она встречалась с нами обоими? Она спала с моим кредитором? Черт возьми, она вышла за него замуж?

Кто еще к ней приходил?

Много таких, кого она бросила не предупредив? И я в их числе. Я никто для нее.

Я глубоко дышала, пытаясь понять, что делать с этой информацией дальше. Ходила из угла комнаты в другой. Казалось, сейчас она позвонит и скажет, что это все большой розыгрыш. Проверка на вшивость. Шутка. Что угодно, только не правда.

Я вспомнила о том, что ее отец разрешил мне пройти в ее комнату.

Вернувшись, я обнаружила дверь не закрытой, а его самого — пьющего водку на кухне. Прошла в хорошо знакомую мне спальню. Плюшевое розовое покрывало. Ее разметавшиеся по подушке волосы, сонное лицо с утра. Разогнав воспоминания, я пытаюсь глазами найти то, что даст мне хоть какие-то подсказки, ответы на кучу вопросов в голове. Вещи почти не тронуты. Не видно только косметики и куч одежды. Тетради, книги, ноутбук, куртка, валяющаяся посреди комнаты. Точно, ноутбук.

Ставлю запыленное устройство на стол и понимаю, что в нем нет зарядки. Приходится сходить домой за своим зарядным устройством.

Я, наверное, полная дура, если думаю, что найду ее дневник или социальную сеть без пароля. Однако, нахожу второе. Дрожащими пальцами открываю страницу. Десятки непрочитанных сообщений, с содержанием вроде « Куда ты пропала?»

Несколько диалогов с какими-то парнями и девушками.

« Скажи, ты правда больше меня не любишь? »

Прочитано, не отвечено.

« Видел тебя сегодня с какой-то брюнеткой, ты снова по бабам? » — от того же парня.

Видимо тот, с которым они расстались.

Брюнетка, это я? Я уже ни в чем не уверена. По щекам льются слезы. Последние запросы в истории «билеты Москва — Канада», « отели Торонто». Черт возьми, тут чего только нет! Она скрывала от меня абсолютно всё. Я ничего о ней не знала. Черт!

Убрала ноутбук, так как от ощущения копания в чужом «грязном белье» становилось мерзко. Забрала свой провод и отправилась домой.

Двадцать капель снотворного, вместо положенных десяти. Я хочу спать.

========== Глава 12 ==========

Константин привез деньги. Немного больше того, что я ему давала. Не увидев во мне желания с ним общаться, он молча поблагодарил меня и уехал.

Я выспалась впервые за долгое время. Когда проснулась почувствовала, как сильно болит голова и опухли от слез глаза. На автомате собралась, поехала на работу. Там мне напомнили, что сегодня выдают зарплату. Получив свои копейки, я начала выслушивать прерии босса. Всё, хватит. Через несколько минут кладу ему заявление об увольнении по собственному желанию. Прости, отец. Пока еду, считаю деньги. Результат плачевный.

Значит, она уехала в Торонто. Встаю прямо посередине дороги, на что получаю кучу недовольных гудков сзади. Я что собираюсь ехать к ней? Глаза наполняются слезами. Нет, не прощу, не смогу.

Еще одна ночь на снотворном.

Что делают в таких ситуациях? Ходят в клубы, ищут пару, чтобы забыться. Работают. Но я работать больше не могу, тошнить начинает от одного только вида офисного здания.

Надеваю свое самое короткое платье, распускаю волосы, наношу тонну макияжа, чтобы не было заметно красных опухших глаз.

Замечаю, что выгляжу все равно ужасно. Или просто мне так кажется. По навигатору узнаю адрес ближайшего клуба. По виду — просто бордель, но искать что-то другое нет сил и желания.

Ко мне подходит какой-то блондин и предлагает угостить коктейлем. Молодой, накачанный, рука в тату. Раньше такие были в моем вкусе.

Через 15 минут понимаю, что не в состоянии даже отойти от барной стойки.

— Элина? — знакомый мужской голос. Где-то в сердце я почувствовала укол.

Это был Константин. Я уже приготовилась атаковать его, но, увидев, что он с девушкой, просто отвернулась.

— Элина, ты можешь идти? — парень попросил прощения у своей спутницы, и подошел ко мне. Темные волосы, теплые карие глаза и тонкие губы. От него пахло дорогим одеколоном. Я ненавижу его всем существом, о чем я поспешила ему сообщить.

— Пойдем я просто провожу тебя, а потом будешь дальше меня ненавидеть, — он подхватил меня за талию и повел в сторону выхода.

— Прекрати меня трогать, чертов кретин.

Молчание.

Константин вызывал такси, так как вести мою машину он не захотел, и зачем-то уселся со мной на заднее сидение.

Пока мы ехали, я думала о ней. Вспоминала, как она красит губы, как улыбается, как с хитрым лицом хватает за руку, и тащит в сторону раздевалки в бутике.

Смотрю в окно на меняющиеся пейзажи и понимаю, что меня сильно тошнит, о чем сообщаю Константину и водителю такси.

Когда мы приехали, Константин поднялся со мной на этаж. Сначала я даже забеспокоилась, что он войдет и начнет приставать, но он просто отдал ключи от машины, чек от парковки и посоветовал лечь спать.

Наверное, нам надо поговорить. Точно. Наверняка у нее есть для меня какие-то оправдания, в которые я обязательно поверю. Я люблю ее. Я поверю во всё, что она скажет.

На следующий день я корила себя за эти мысли и понимала, что как бы она не оправдывалась, я не поверю ни одному из ее слов

Еще через день я решила начать жить заново. А почему бы и нет? Снова с чистого листа. Здорово. Пускай и без смысла, пускай больно, пускай мысли об одном и том же. Но это всё временно, я уверена.

Я даже нашла работу. Какой-то фирме требовалась секретарша. Возможно я, бывший заместитель директора, отлично подойду на эту должность.

Я позвонила Кире и попросила у нее в долг денег. Приличную сумму. В день собеседования, пока ехала в офис, резко повернула в сторону аэропорта. Билет до Торонто Пирсон, и половины денег у меня уже нет. Вместо чемоданов — одна большая спортивная сумка. Я даже не помню, как ее собирала.

Мой рейс.

***

Мне повезло сразу найти весьма недорогой отель.

Я села на большую кровать в номере, закрыла лицо руками и пыталась придумать. Как мне найти Анну? Что я скажу ей? Если сейчас она здесь с богатым мужем, то найти ее будет почти нереально.

На следующий день после прибытия я гуляла по городу, размышляя. Если бы я согласилась переехать с ней еще тогда, я бы счастливая гуляла с ней по этим улицам. Пусть и не догадывалась бы, что она мне изменяет.

Гей клубы здесь стоят на каждом шагу, мой уровень английского мог позволить мне с кем-нибудь познакомиться.

Ближе к ночи я решилась и отправилась в ближайший такой клуб.

Проходя мимо целующихся девушек и парней, я заметила столики в конце зала. Официанты разгуливали с подносами в откровенных нарядах.

Полистав меню, я решила, что и сегодня не откажу себе в алкоголе, тем более названия блюд на иностранном языке я понимала плохо

Что-то заставило меня поднять глаза. Неверящим взглядом на меня смотрела Анна, резко всунувшая блокнот другому официанту, и направляющаяся к черному входу.

Я ринулась за ней, едва успев схватить девушку за запястье. Когда мы вышли, я осмотрела ее полностью. Короткое блестящее облегающее платье, колготки в сетку. Ее руки дрожали, а из глаз непрерывно текли слезы, размазывая тушь. Это была не та девушка, которая вечно широко улыбалась мне. Сейчас она больше походила на шлюху.

— Я всё знаю, — я не дала Ане сказать, когда та открыла рот. Я по прежнему сильно держала ее за запястье и боролась с собой, чтобы не ударить или не поцеловать ее сейчас. Я смотрела на нее и чувствовала тупую боль, до сих пор не веря, что так быстро, так легко нашла ее здесь.

Она отвернулась, видимо, справляется с собой, чтобы придать своему голосу уверенность, — зачем ты приехала, если все знаешь? Зачем я тебе?

Я не могла найти ответы. Я хотела услышать оправдания, хотела услышать хоть что-то за что смогу ее простить, хоть одно объяснение.

И Аня дала мне это. Позже, когда я затащила ее в свой номер отеля. Рассказывала мне, какая я плохая, что не хотела с ней ехать, как она надеялась на меня, как пыталась справиться со своими чувствами ко мне. Говорила, что не знала чего хочет, что пожалела о своем поступке.

— Я боялась, что ты не простишь меня. Я встречалась помимо тебя с парнями, потому что боялась, что влюбилась в тебя. Я никогда не была лесбиянкой, не хотела серьезных отношений с девушкой. Я влюблена в тебя с первой нашей встречи. А теперь подвела. Зачем ты вообще приехала, разве в этом есть смысл?

Я молчала. Ее слова произвели на меня ожидаемые впечатления, я поверила в них, поверила в ее оправдания.

Я провела руками по шелковистым волосам и не выдержав, Анна прижалась ко мне. Какая разница, как она поступила, если сейчас я таю от счастья, находясь с ней рядом?

— Клянусь, я больше не изменю тебе, никогда. Я сделаю все, чтобы ты поверила, — я почувствовала ее соленые губы на своих и поняла, что ей не нужно ничего делать — я уже верю.



загрузка...