КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400104 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170137
Пользователей - 90934
Загрузка...

Впечатления

PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Корсун про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

блевотная блевота рагульская.Зачем такое тут размещать?

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
загрузка...

Забытый осколок [OCR] (fb2)

- Забытый осколок [OCR] (а.с. Имперское наследство-1) (и.с. Миры Содружества (Вселенная eve-online)) 2.14 Мб, 565с. (скачать fb2) - Константин Владимирович Федоров

Настройки текста:



Пролог

Система Q-OWZ-152867-O18

Черт побери! Хорошо-то как долбануло!   Кот сплюнул кровь из прокушенной губы и огляделся. 


   Очнулся он в каком-то коридоре, под неровное и нервное мерцание света, неприятное   кряканье  и неповторимый кошачий ор. Хотя   ор вроде и не совсем кошачий. 


   Кота вообще-то звали Константином. Лет ему было   далеко за тридцать  , инженер с высшим военным образованием, офицер запаса, бывший проектировщик, выучившийся еще по Советской программе образования. И, как положено военному инженеру, после выпуска из училища все умевший (или хотя бы понимавший) и разбиравшийся практически во всем. Бывший   автомеханик   крутитель гаек  , бывший сборщик компьютеров и почти программист, бывший владелец маленькой фирмы и бывший исполнительный директор не особо крупной конторы. Бывший, бывший, бывший   Все   бывший  . Любил кошек, в кругу друзей и в неформальной обстановке отзывался на   Кота  . Служба в армии вбила в его голову понятие ответственности, но не дала понятия осторожности. Вот, в принципе, именно по неосторожности он и попал в нынешнюю ситуацию. 


1


     Где-то в глубине чудом сохранившейся промышленной зоны   почти в центре города






     Да что ж это такое! Объект сдавать через два месяца, а они и не чешутся!   громко возмущался Кот, обходя стройплощадку. 


   По роду деятельности он должен был проверять ход строительства по перекладке тепловых сетей в одном из районов своего героического города. Причем не обычных теплосетей, а магистральных. Представьте себе: труба диаметром 1400 мм, то есть метр сорок. Да в нее пешком ходить можно! Кому-нибудь невысокому. Впрочем, Коту это не грозило, у него-то рост   метр восемьдесят шесть, так что пришлось бы пригибаться. 


     Да где ж эта гоп-компания?! День на дворе, а их нет никого! Прораба поймаю   трындец устрою местного масштаба. Или их директору на вид поставлю, пусть премий всех лишит! Хотя жалко, молодые ребята... Не, жаловаться не стану, но прораба все же выдеру! Когда найду!   бубнил Кот, обходя стройплощадку. 


   Надо сказать, что эти подрядчики отличались исполнительностью, качеством работы и, что немаловажно, только светлокожим составом рабочих бригад. Редкость все-таки в наши дни... Не любят директора и владельцы строительных контор платить, вот и нанимают абы кого, лишь бы понимали хоть немного и не отличались высокими требованиями к быту и зарплате. 


     Опять, наверное, что-то откопали. Вот и собрались кучей, решают, что делать. Эх... Если куда-то сообщили   все, не достроим. Опять археологи, чиновники... Надолго вся эта песня затянется,   взгрустнулось Коту.   Снова план ввода в эксплуатацию менять, перед руководством объясняться, кучи бумаг разводить и в конце концов крайним оставаться!    он совсем упал духом. 


   Не любил Кот строительство. Точнее, не любил строительство в городе. А еще точнее   не любил строительство с раскопками в археологически ценных пластах  ! 


   Если по старым трассам перекладывать   так там давно уже все перекопано, перепахано и зарыто. А если по новому, еще никем ранее не копаному направлению? А если учесть глубину раскопа   свыше семи метров? А? Вот то-то же. Еще никто не копался, никто эти пласты не вскрывал, и что там на этой глубине находится   никто не знает. Конечно, когда   катерпиллар  копает, сложно что-то там увидеть и определить археологическую ценность, да никто и не смотрит. Ну, деревяшка там, ну, черепочек... так в общей массе грунта все это проскакивает никем особо не замеченное. 


   Естественно, периодически что-то находят, на что невозможно не обратить внимания. Не так давно, к примеру, одна из бригад клад откопала. Кувшин с монетами. Или не кувшин, но что-то глиняное. Рабочие даже слегка передралась между собой, пока оттирали и рассматривали находку. Но вот только оказалось, что монеты по большей части медные и особой ценности не представляют. Всей бригадой решили отправить одного, сдать скупщикам несколько серебряных и золотых монет, каким-то образом затесавшихся среди нескольких килограммов меди... но тут их везение и закончилось. То ли скупщик под наблюдением был, то ли очередной рейд нашей бравой полицией проводился, но факт остается фактом   взяли рабочего под ручки и стали задавать много неудобных вопросов. Рабочий скрывать ничего не стал и как на духу покаялся во всех грехах. Хорошо хоть ничего лишнего на него не навесили   в полиции-то много дел нераскрытых. Ну и нагрянула проверка вкупе с археологами... Мало того что стройку остановили, так Коту потом пришлось еще и перед руководством о срывах сроков оправдываться, ругань выслушивать, проект на корректировку передавать, трассировку менять и все согласования   по большому кругу  снова получать. Геморрой еще тот... Так что настроение Кота вполне было можно понять. 


     Эй, бригада! За все, что вы сделали, и отвечать тоже будете вместе! С прорабом!   с этим жизнерадостным возгласом он спрыгнул с последней ступеньки лестницы и направился в сторону предполагаемого места нахождения работников. 

Ребята молодые, бравые, если из-за угла внезапно появиться — так можно и по голове получить совершенно случайно. Тем более если они там что-то нашли. Уж лучше подать голосовое предупреждение, хуже от этого точно не станет. Логика Кота была железной.

—           Ау, бойцы! — снова крикнул он.

Странно, но никто не отозвался. Да и в кабине работающего экскаватора, стоящего на бровке траншеи, никого не было видно.

—           Оп-па... Что за дела тут творятся? — слегка удивившись увиденному, пробормотал Кот. Перед ним была дыра в кирпичной кладке, развороченная ковшом экскаватора.

2-3

Хорошо это тут кто-то постарался! Надо же, толщина какая... навскидку больше метра... И дальше там что-то есть. Пустота... Тоннель, что ли?

Ему в голову полезли разные мысли о кладах, подземных ходах, библиотеке Ивана Грозного и, что более вероятно, старинном тайнике.

Кот не был археологом, древность постройки на глаз и по запаху определять не умел. Хотя, присмотревшись, пока лез в дыру, понял, что прошлый век в расчет можно не принимать. Успел он насмотреться на остатки строений Х1Х-ХХ веков, там между кирпичами бутовая забивка чаще шла при таких толщинах, а тут не пойми что. И. похоже, долбили отбойным молотком, а не ковшом экскаватора ковыряли. Не взял ковш стеночку-то, не взял...

—           Это ж сколько времени потратили, раздолбай! — ругнулся он.

Судя по размерам щебеня под ногами, кладка и заполнение поддавались отбойному молотку весьма неохотно. Очень уж мелкие кусочки оказались, просто щебень, сразу видно, что тяжко работа шла.

—           Найду — мало никому не покажется! — решил Кот. шагая по тоннелю.

Тоннель, на удивление, оказался достаточно широким и высоким. Стены сухие, осклизлостей нет. Да и воздух не затхлый...

Идти было достаточно легко, вполне хватало света от встроенного в мобильник фонарика. Пол ровный, слегка покатый, со сточными канавками вдоль стен. Немного настораживало, что. по ощущениям, он забирался все глубже и глубже.

—           В недрах тундры выдры в гетрах, тырят в норы ядра кедров... — пробормотал Кот детскую шутливую считалочку, увиденную недавно на просторах интернета и прочно засевшую в голове.

Впереди послышался странный звук: похоже на кошачий мяв, но, что странно, с какими-то совсем не кошачьими переливами. Если б дома не было своей «хвостатой, вечно жрущей и постоянно точащей когти», то возникло бы полное ощущение, что этот «мяв» несет информационную нагрузку. Разговаривает, в общем, орущая впереди кошечка.

—           Вот, блин, недра. Все. Еще пару минут, и поверну обратно. Пока выдры в гетрах не появились. А то и сам, хм, кедром стану, — нервно хмыкнул Кот.

Впереди показался мягкий дрожащий свет.

—           Эй, бойцы! Что вы там забыли? Или нашли уже что-то? Где Серго? — крикнул он в глубину тоннеля.

Ответом было молчание. Что ж. Дошел же как-то сюда, так придется дальше идти, разворачиваться глупо. Чиркнул зажигалкой, присел, опустил огонек как можно ниже — вроде горит. Дышать есть чем. А то наслушался он в свое время разговоров, что в подобные места «только в маске и с кислородом», вот и стукнуло в голову. Чушь, конечно, полнейшая, но для самоуспокоения...

Впереди обозначилось что-то вроде небольшого зала со слегка обожженными стенами. В центре большим грибом торчал каменный стол на одной ножке, с расставленными вокруг каменными же подобиями стульев без спинок. Над столом и стульями мерцало мягкое сияние. Нз входе в зал стояла кошка. Даже не кошка — котяра размерами с рысь или большого мейн-куна, впрочем, достаточно домашнего вида. И орала на незваного пришельца. Сюрреализм просто!

—           Все, финита ля комедиа, — пробормотал Кот.

Дальше зала ничего не было. В общем-то, этот зал и являлся окончанием тоннеля. Рабочих нище не было видно.

Подойдя к кошатине, Кот провел рукой по вздыбившейся шерсти и спросил:

—           Что, зверюга, народ-то где?

Кошка подняла на него голову и что-то прокричала. Действительно, в кошачьем голосе Коту послышалась связная речь. Какое-то требование. Возникло чувство, точно описываемое известным выражением «по голове пыльным мешком ударили». Соображалка стала работать с перебоями.

—           М-да. Посмотрим.

Он с опаской подошел к столу, прикоснулся к табурету. Сияние не исчезло, но вспышки стали интенсивнее и чаще. Яркость теперь напоминала электросварку, аж глазам стало больно. Кошатина перестала орать, запрыгнула нз стол и уселась прямо в центре.

—           Куда ты! — дернулся Кот, но животное не обратило на него никакого внимания.

—           Пойдем-ка отсюда. Не нравится мне эта иллюминация... — Кот протянул руки к кошке и полностью шагнул в мерцающую сферу света. Дотронувшись до зверя, подхватил его и потащил к себе. Сияние сделалось нестерпимым, начали проскакивать искры. Кот уже не видел, как пляшущие молнии резко, с хлопком, втянулись в геометрический центр зала, вызвав нечто похожее на вакуумный взрыв.

Очнулся Кот в каком-то коридоре, под неровное и нервное мерцание света, неприятное «кряканье» и неповторимый кошачий ор. Хотя... ор вроде и не совсем кошачий.

—           Черт! Хорошо-то как долбануло, — сплюнул Кот кровь из прокушенной губы. В детстве он как-то по глупости провод в розетку сунул, да и закоротил случайно. Провод расплавился, пальцы обжег, и перед глазами круги минут пятнадцать плавали, хотя сознание не терял. Тут явно не двести двадцать вольт было, тело затекло — видимо, не меньше пары часов провалялся. Но и не триста восемьдесят явно. Видел как-то солдатика, сделавшего в силовом шкафу тайничок, да и прикоснувшегося ненароком там, где нельзя. Ладно хоть предохранитель выбило, и не помер солдатик, но все же его хорошо поджарило, и голова потом постоянно дергалась. Весь срок оставшейся службы. У самого Кота вроде как ясность мысли в наличии, судорожных подергиваний нет. да и запах паленого отсутствует. Но приложило все же знатно!

Организм требовал изменить положение. С трудом сев и сфокусировав зрение, Кот увидел свои ноги.

Голые.

Ершть!

Да он был весь голый, как мама родила! То-то вдруг прохладно стало. Ботинки жалко. «Коркораны» только недавно купил, со вставками, как раз по стройке бродить и гвоздей разных не слишком опасаться.

Оглядевшись, Кот поразился произошедшим изменениям. То, что он уже не в тоннеле, понял сразу — не было там пластиковой обшивки. Или не пластиковой... мягкая стеночка-то для пластика! На полу какое-то жесткое покрытие, копчик давит. Да. не тоннель это. Недалеко сидела уже знакомая киса и что-то членораздельно орала.

Кошка! Членораздельно! Орала!

—           Дурость какая. Точно — хорошо меня приложило. Говорящие звери и мягкие стены... — в голове Кота плыли вязкие и тягучие, как кисель, мысли.

«Ботинки пропали», — проскочила еще одна вялая и дурацкая мысль.

И тут резко, без переходов, голова стала кристально чистой. Мысли, соответственно, тоже прояснились.

—           Какие ботинки? Да я весь раздет. И вообще — где я?

Чувство нереальности происходящего буквально пригвоздило Кота к полу. Начитавшись за свою жизнь всякого фантастического и околонаучного, он морально был готов и к похищениям, и к путешествиям, и... да ко многому. Теоретически был готов. Но, как оказалось, не к такому — очнуться непонятно где, без всего, с орущей над ухом громадной кошкой и раздающимся непонятно откуда раздражающим «кряканьем». Кстати... «кряканье»-то похоже на тревожный баззер. Да и моргание освещения изводит на нехорошие мысли.

«Надо бы осмотреться», — с кряхтением он поднялся на ноги, но сразу же ухватился за стену. Показалось, что его слегка повело.

—           Да ну... чепуха какая-то! — сказал Кот, покрутив рукой. Показалось? Или действительно он стал весить меньше, чем привык?

Под колени мягко, но сильно толкнулось. Орущая зверюга его явно куда-то звала. Шерсть дыбом, глаза горят. А спорить с ней — себе дороже. Впечатляющий набор природного вооружения и масса килограмм под восемьдесят. Оставалось только пойти в указанную сторону, к открытому проему.

Похоже, вышел он в какой-то технический коридор: ничего лишнего, лишь продолжающий мерцать не в такт баззеру мягкий свет, плотно подогнанные стеновые панели и бегущая световая дорожка на полу. Пошел по световой дорожке, явно ведь указывает направление движения. Впереди у поворота что-то лежало.

—           Черт! — подойдя. Кот остановился как вкопанный. При ближайшем рассмотрении «что-то» оказалось половиной мумифицированного тела, одетой в кожаную куртку. Сзади опять подтолкнули.

—           Не нравится мне эта хрень! — тело лежало к Коту спиной, но, подойдя ближе, в руке мумии он увидел нечто очень похожее на револьвер. Осматривать тело, а тем более брать оружие, он не решился.

Зверюга позади явно напряглась. Напрягся и Кот. За поворотом перед его глазами предстала вообще картина апокалипсиса — тела лежали вповалку. Разные. Мужские, женские. В разной одежде. Больше того — в одежде разных эпох! Не силен был Кот в исторических костюмах, но явно одежда очень старинная. Вон. даже в кольчугах кто-то есть.

Позади раздался даже не мяв. а настоящий рев. Дойдя до начала этого кладбища, Кот уткнулся в тупик. Хотя... не тупик. Торцевая панель явно отличалась по цвету от стеновых. Метров десять до торца было полностью свободно от тел, вплоть до жирной желтой полосы поперек пола. Перед торцом в правом углу стояла странная штука, похожая на карикатурную мортиру на подставке или большое металлическое осиное гнездо, насаженное боком на торчащий из пола столбик. Зверь позади Кота (язык уже не поворачивался назвзть это существо кошкой) взревел еще раз и... остановился, весь напружинившись.

Шагнув за желтую линию, Кот чуть не об... кхм... чуть не опозорился, короче. Из потолка с каким-то взвизгом выдвинулись турели и зафиксировали его в прицелах. Нет, прицелов-то он не видел, но турели явно навелись именно на него. Одновременно верхняя часть «осиного гнезда» начала подниматься, открывая встроенный экран, а резкий крякающей голос на мгновение утих, что-то проквакал и начал монотонную скороговорку.

«Таймер! Это же таймер включился! — озарило Кота. — А эта штуковина — сканер!»

Сразу стало ясно, откуда в этом тупике столько тел с «повреждениями, несовместимыми с жизнью». Вряд ли в давние времена имели понятие о сканерах. Да и в начале прошлого века предпочитали сначала стрелять, а потом уже выяснять, что же там такое вылезло.

Торопливо шагнув вперед. Кот сунул руку в «гнездо», положив ладонь на странно теплую поверхность экрана. Верхняя часть сканера незамедлительно начзла опускаться, крякающий голос прекратил бубнеж, однако турели продолжали держать его в прицеле.

Опустившись, верхняя часть сканера плотно прижала руку.

—           Яп... понский городовой! — палец больно укололо, но вырваться было невозможно, фиксация оказалась достаточно жесткой.

Дверь с шипением, тяжело, — явно не совсем исправна, — ушла вверх, открыв доступ к такому же коридору, как и за спиной.

У Кота аж от сердца отлегло! Вот честное слово!

—           Дальше, что ли. двинуть? — буркнул он, заглянув в коридор.

Деваться-то некуда. Дорожка одна.

4

Шагая вдоль световой дорожки, без подгоняющего «звериного сопровождения», Кот наконец-то смог немного задуматься. То ли укол и вброс адреналина помогли, то ли уже успел отойти от шока, но голова заработала вполне нормально. Видимо, сознание, накопив некоторую информационную массу, наконец-то начало осмысливать происходящее и постаралось разложить все по полочкам.

Отсутствие пыли и какая-то нереальная стерильность. Непонятный материал стен — в «коридоре-кладбище» нет даже намеков на сколы и вмятины, хотя там явно стрельба была. Постоянная температура — да, прохладно, но в целом комфортно, даже с учетом собственного раздетого состояния. Странный материал пола с бегущей прямо по покрытию световой дорожкой. Общая «легкость» его исстрадавшегося организма — Кот даже подпрыгнул на ходу.

—           Да-а-а... Куда же меня закинуло-то? — Кот снова подпрыгнул.

Получилось очень даже неплохо. Понять, что он давно уже не в том злополучном тоннеле, где его стукнуло током, времени было достаточно.

—           Похоже на какую-то базу. Но почему ж так легко?

Подпрыгнув еще раз, он чуть не рассмеялся. Представил себя: нагишом, в непонятном коридоре с мягкими стенами, разговаривающего сам с собой и через шаг прыгающего как заяц. Да еще и глупо хихикающего. При мерцающем освещении. Больница для психов в третьесортном фильме ужасов!

«Похитили, что ли? А где тогда зеленые человечки?» — пришла в голову еще одна глупая мысль.

Световая дорожка привела его в полукруглое помещение, в которое выходили еще несколько похожих коридоров, и уперлась в стену.

—           И куда дальше? — высказался он в пустоту, стукнув по стене кулаком.

Крякающий голос что-то сказал. Кот молчал, оглядываясь вокруг. Снова раздался голос, но уже с вопросительными интонациями. И еще. И еще.

—           Что ты хочешь-то? — выругался Кот. — Не понимаю я! Видишь, не понимаю!

Снова раздалось «кряканье», и световая дорожка побежала в один из коридоров. Видимо, куда-то приглашают. Отказываться смысла не было, поэтому пришлось снова идти. Световая дорожка привела его в комнату с каким-то оборудованием и уперлась в стойку с лежащим на ней обручем.

—           Надеть, что ли? — спросил Кот, крутя в руках странно тяжелый предмет.

Голос вновь что-то крякнул.

—           Ну... приступим, — протянул он, решительно напяливая обруч на голову. И тут... словно раскаленная спица вонзилась в

мозг...

5-6

—           Ё... что ж так хреново-то... — простонал Кот, пытаясь подняться с пола.

Судя по мерцанию, ничего нового за время его вынужденного лежания не произошло.

—           Отсутствует стандартное подключение. Подключение произведено в аварийном режиме. Производится тестирование и поиск неисправностей, — раздался отчего-то знакомый Коту голос, и его снова выключило из реальности.

—           Ё... Да что ж это такое! — в очередной раз Кот постарался сесть.

Сесть не получилось, голову как свинцом налили. Похоже, встряски не пошли его организму на пользу. По груди расползлись остатки обеда, под бедром тоже что-то хлюпало. Лицо болело, как после хорошей драки. Кожу нз шее и на щеке неприятно стягивало. Проведя рукой, он нащупал и сорвал корочку засохшей крови.

—           Б... губу почти откусил! — ругань полилась просто рекой.

—           Распоряжение не принято. Прошу уточнить функционал производства данных действий, — вновь раздался голос.

Странно знакомый голос. Откуда?

—           Ты кто? Что за ... происходит? — это было единственным, что пришло ему в голову.

—           Малый лабораторный ИскИн исследовательского центра станции Р01525. В связи с отсутствием стандартного подключения было произведено аварийное подключение Оператора с определением перечня возможных неисправностей, — раздался странный ответ.

—           Какое, на... подключение? Какой ... оператор? — голова Кота совершенно ничего не соображала.

—           Команда не принята. Прошу уточнить команду, — вновь раздался голос.

Наконец-таки поднявшись на ноги и ухватившись за стойку, Кот все же смог сформулировать главный на тот момент вопрос:

—           Почему мне так плохо?

—           При определении Оператора возникла нештатная ситуация. Выявлена невозможность стандартного подключения. Оператору было предложено произвести процедуру аварийного подключения. Аварийное подключение было выполнено согласно инструкции, с процедурой определения перечня неисправностей, — рубленые фразы натолкнули его на интересную мысль.

—           Ты кто?

—           Малый лабораторный ИскИн исследовательского центра станции Р01525, — терпеливо повторил голос.

—           ИскИн... это искусственный интеллект? — уточнил Кот.

—           Да, — получил он подтверждение своей догадке.

—           А оператор... это я?

—           Да, — снова последовал лаконичный ответ. — Прошу Оператора осуществить необходимые процедуры активации систем, активировать выполнение регламентных работ, подтвердить...

—           Стой! — Кот даже растерялся от вываленного на него перечня задач. — Тут помыться-то можно? — он с отвращением оглядел себя.

—           Уточните вопрос.

—           Ну... смыть с себя все. Грязь и... прочее.

—           Да. Санитарные процедуры можно провести в помещении отдыха дежурной смены.

—           Где это помещение? Дорогу покажи.

Опять появилась световая дорожка, убежавшая в уже знакомый коридор. Идти пришлось недолго. При приближении Кота одна из стеновых панелей хлопнула, прошипела и убралась в сторону, открыв доступ в «комнату отдыха». Само помещение ничего особенного не представляло: небольшой зал с несколько спартанской обстановкой, и, наконец-то, обычными дверьми по периметру. Сунувшись по очереди в каждую из них, он нашел что-то похожее на туалет, потом, возможно, столовую с кучкой столов и стульев вроде тех, что бывают в кафе, странное помещение с встроенными в стену огромными стеклами и несколько полностью непонятных кабинок. Пришлось уточнять.

—           Душ тут где?

—           Санитарное помещение второе справа.

Душем оказалась одна из найденных ранее непонятных кабинок. Раздеваться ему не пришлось — и так полностью раздет. Зайдя в кабинку, осмотрел и потыкался во все стены, но ничего похожего на привычные душевые приспособления не нашел.

—           Включать как?

—           Включение стандартное. Подключитесь к управляющему модулю, выберите необходимый режим.

—           Подключиться-то как?

—           Подключение возможно при использовании модуля аварийного подключения.

—           Модуль где?

—           Модуль аварийного подключения находится на операторе.

М-м-м... это обруч, что ли? Похоже на то. Кот и забыл как-то про него. Странно, но бывший в руках достаточно тяжелым, обруч совершенно не давил на голову и воспринимался организмом как нечто полностью привычное. Сняв обруч, он снова повертел его в руках. Тяжеленький...

Вновь раздалось «кряканье». Оп... а ведь, похоже, его издает тот самый малый лабораторный ИскИн. Напялив обруч на голову, Кот почувствовал легкое головокружение, и в уши ворвался уже знакомый голос:

—           Оператору не рекомендуется прерывать тактильный контакт с модулем. При отсутствии контакта модуль произведет отключение и сброс настроек. Повторная настройка аварийного модуля в течение одного цикла приведет к необратимым нарушениям мозговой активности и остановке функционирования организма оператора, — безэмоциональная речь ИскИна, выдавшего Коту эту информацию, заставила его безвольно опуститься на пол.

7

Похоже, потери сознания и общее отвратительное самочувствие связаны как раз с этим обручем. Но зато «кряканье» снова превратилось во вполне понятные фразы.

—           А если слетит? — похоже, не добавившую Коту оптимизма мысль он высказал вслух.

—           Модуль имеет функцию поддержки Оператора. Без явно выраженного желания Оператора потеря тактильного контакта невозможна. — моментально ответил ИскИн.

—           Значит, без моего желания не слетит... — Кот потряс головой, несколько раз наклонился в стороны, сделал пару движений.

Действительно, обруч сидел как влитой, не сдвинувшись ни на йоту.

—           Подтверждаю. Для снятия модуля необходим четко сформулированный мысленный посыл на снятие.

—           Мда... — почесал Кот макушку и вернулся к приведшей его сюда проблеме.

—           А воду-то как включить?

—           Сформулируйте свое пожелание, дайте команду на выполнение.

—           Тоже мысленно надо, наверное. Попробую... — Представив, что ему потребуется для того, чтобы смыть с себя всю гадость. Кот мысленно скомандовал: — Исполнить!

Из каких-то щелочек, или дырочек, или из еще чего-то, не видного глазу, вырвались явно видимые струи то ли тумана, то ли пара, достаточно быстро сформировавшие вокруг него облако водяной взвеси. Что ж, на безрыбье и рак форелью станет. На удивление, столь непривычный способ мытья не доставил ему никаких особых проблем и был достаточно удобен. Кажется, пожелание включило не только воду, а еще и какое-то моющее средство, так что Кот без труда смыл все, в чем успел испачкаться.

—           Стоп! — скомандовал он, почувствовав себя достаточно чистым, и обратился к своему собеседнику: — Одеться есть во что?

—           Комбинезон справа в нише, — стеновая панель убралась в сторону, открыв полки с запечатанными пакетами.

Мягкий пластик пакетов ногтям не поддавался, разорвать не получилось. При более внимательном осмотре был обнаружен твердый шнурок, ззпаянный в стенку пакета, с торчащим из торца хвостиком. Дернув за хвостик, Кот получил в свои руки переливающееся всеми цветами радуги странное трико с разрезом от горла до паха и глухими рукавами с перчатками. Кое-как влез. Трико плотно облекло его фигуру. Придерживая руками разрез, Кот начал искать застежки, которых вообще не имелось.

—           Блинский блин! И что с этим делать? Ладно, пока пусть так будет.

В отдельном пакете нашлись ботинки. Без шнурков, без застежек, с высоким и мягким, будто резиновым, верхом. Безразмерные, будто тапочки. Сунув ноги в ботинки, Кот с удивлением увидел, как они прямо на нем ужались и сели по ноге.

Неудачно повернувшись, он подхватил вываливающееся из разреза комбинезона собственное «хозяйство», случайно провел рукой вдоль разреза и обомлел. Разрез трико под его рукой просто исчез!

—           Ага... вот это дела! — зарастив трико, он обратил внимание на небольшие уплотнения по всему телу.

—           Э-э-э... — похоже, спортивное трико на Коте переформировалось в комбинезон.

Обычный такой технический комбинезон, только белого цвета, с легкими ботинками, сидящий на нем так, как будто сшили по заказу.

—           А цвет почему белый? — задал он вопрос.

—           Стандартный цвет одежды операторов.

—           А еще кто-то есть? Ну... другие специальности? У всех свой цвет? — снова спросил Кот.

—           Цветовой стандарт: техническая секция — оранжевый, научная секция — зеленый, боевая секция — черный, секция пилотов — голубой, временный персонал — зеленый, — пояснил ИскИн.

«Однако. Много секций-то на станции», — призадумался Кот.

—           Так... что ты там говорил о списке неотложных дел? Давай по порядку, что там было на первом месте? — множество событий, свалившихся как снег на многострадальную голову Кота, не давали времени долго удивляться.

Как бы странно это ни было, но он вполне спокойно отнесся к происходящему. Видимо, потрясения и электрический разряд сделали свое дело: он мало чему удивлялся и ни о чем лишнем не задумывался. Происходящее до сих пор казалось всего лишь странно реалистичным сном.

—           Необходимо выполнить процедуру активации систем.

— Как?

—           Данная процедура может быть произведена только из зала операторов, необходимо тактильное подтверждение выполнения команды, — ответил ИскИн.

—           Где зал?

Снова пришлось передвигаться по световой дорожке, приведшей его в уже знакомое полукруглое помещение и, так же как и раньше, упершейся в глухую стену.

8-9

Еще в душе успев потренироваться в обращении с модулем аварийного подключения. Кот четко представил себе открытую дверь, что незамедлительно принесло свои плоды. С привычным уже хлопком и шипением часть стены уползла вверх, открыв доступ в заставленный каким-то странным оборудованием такой же полукруглый зал. В центре зала имелся небольшой пульт с расположенной перед ним штуковиной, смахивающей на очень мягкое анатомическое кресло на массивной тумбе, с толстыми и широкими, мягкими даже на вид подлокотниками, с вертикально поднявшейся при его приближении полукруглой прозрачной крышкой. Вместо подголовника у кресла оказалось что-то вроде прозрачного шлема с также откинутой вверх верхней половиной. Судя по мягкой матовости, вся полукруглая часть зала перед пультом являлась сплошным экраном. Усевшись в кресло и удобно положив руки на подлокотники. Кот огляделся.

— И дальше что? Хм... какая тут активация? Активировать-то это каким обра... — видимо, произнесенное им слово «активация» вкупе с желанием запустить всю эту машинерию и явилось спусковым крючком.

С легким шелестом верхняя часть шлема-подголовника опустилась, закрыв всю верхнюю часть лица и высветив перед глазами несколько пиктограмм. Руки утонули в подлокотниках, до этого казавшихся просто кожаными, само кресло мягко обняло его тело.

—           Производится активация системы, — мягко прожурчал идущий, кажется, отовсюду голос. — Прошу подтвердить активацию, — под пальцами сформировалось что-то, по ощущениям похожее на широкую округлую кнопку. Совершенно автоматически Кот эту кнопку и нажал.

—           Активация подтверждена. Главный ИскИн находится на регламентном обслуживании. Произвести активацию главного ИскИна? — поступил новый запрос.

—           Активировать! —откликнулся совершенно обалдевший Кот.

—           Принято, — мягко согласился с ним голос.

Кота словно ватным одеялом накрыло. Со всех сторон раздался шелест от запускаемого оборудования. Само кресло пошло мягкой вибрацией и... как-то «поерзало» под ним. Странное ощущение.

—           Статус: производится активация.

—           Система: производится тестирование. Внимание! Основной реактор выработал основной ресурс. Остаток ресурса три процента. Регламентные работы не производились. Ремонтные работы не производились. Требуется проведение планового ремонта основного реактора. Произвожу отключение. Запуск дублирующей энергосистемы. Недостаточно ресурсов для полной активации систем. Активация главного ИскИна через три... два... один... активация произведена!

Почему-то возникло предчувствие приближающихся неприятностей.

—           Вас приветствует главный ИскИн станции Р01525, — раздался звучный мужской голос. Палец Кота снова укололо.

—           Диагностировано отсутствие у Оператора системы подключения. Диагностирован нижний предел ДНК-верификации Оператора. Прошу произвести авторизацию и подтвердить полномочия Оператора. — при этих словах крышка над креслом пришла в движение, запечатав Кота в некоем подобии прозрачного саркофага.

—           Как производится авторизация? — дернулся от неожиданности Кот, но кресло моментально затвердело, лишив его подвижности.

—           Код авторизации составляется дежурным Оператором и передается со сдачей смены. Прошу передать код авторизации, на основании кода мной будет составлен ключ авторизации. Ключ совместно с кодом будут внесены в основную базу данных в целях дальнейшей передачи в Штаб Клана, совместно с журналами дежурств и наблюдения.

«Ершть! Какой ключ? Нету меня ключа!» — мелькнула в голове Кота паническая мысль.

—           Напоминаю: согласно инструкции 23/15/3685 циркуляра 353/18 к Приказу о несении дежурства Штаба, на подтверждение авторизации отводится двадцать единиц. Отказ от предоставления кода, либо не предоставление кодз в установленный промежуток времени является нарушением Приказа, определяется как враждебные действия, классифицируется как попытка захвата станции. Захват станции будет пресечен всеми имеющимися средствами.

—           У вас осталось девять единиц. Активируется система ликвидации нарушителя. В случае не предоставления кода нарушитель будет уничтожен. Система неисправна. Активирую систему самоликвидации. У вас осталось три единицы. Система... — по мозгам Кота как будто ударили дубиной, кресло под ним судорожно дернулось и укололо его сразу в нескольких местах. Крышка саркофага поползла вверх, в ушах снова раздался мягкий голос:

—           Короткое замыкание основной линии питания управляющего кластера. Диагностирована неисправность главного ИскИна. Произведено отключение основных управляющих систем станции. Диагностировано повреждение нервной системы Оператора. Оператору рекомендовано пройти процедуру восстановления в медицинском отсеке, — шлем- подголовник поднялся вслед за крышкой, кресло мягко содрогнулось и буквально выплюнуло Кота из своих объятий.

—           Ёршть! — еле удержался он на ногах. В голове опять все плыло, перед глазами словно мелкие мушки полетели. Держаться вертикально стало трудновато.

—           ИскИн! — ответом было молчание. — Малый лабораторный ИскИн! Прием! — крикнул Кот. держась за пультовый стол. Как сквозь вату послышался голос:

—           Повреждение системы внутренней связи зала операторов. Для возобновления устойчивой связи необходимо покинуть зал.

Кое-как он доковылял до выхода. Самочувствие становилось все хуже и хуже.

—           Требуется помощь! Рабочее место дало рекомендацию пройти процедуру восстановления в медотсеке. Где он? — прохрипел Кот.

—           Следуйте за указателем.

Еле ковыляя по надоевшему уже коридору, Кот тихо ругался. Идти становилось все труднее и труднее, ноги стали как ватными и едва держали. Практически черепашьим шагом, опираясь о стену, он добрался до открывшегося в стене проема. В найденном помещении «звездой» стояли прозрачные саркофаги — по-другому и не назовешь. — с открытыми крышками. Ближайший весело помаргивал разноцветьем огоньков. Удивляться сил не было, их хватило только на то, чтобы перевалиться через бортик саркофага.

— Активировать... — еле внятно просипел Кот и потерял сознание.

Открыв глаза, Кот увидел отъезжающую крышку. Некоторое время просто лежал, восстанавливая в памяти и осмысливая произошедшее. Сколько он так провалялся, сказать было сложно. Долго, одним словом.

Сложив в голове «два плюс два», Кот сделал вывод, что родился в рубашке. И даже не просто в рубашке, а в полном представительском костюме с галстуком, запонками, да еще и заколкой для галстука.

Судите сами: за последнее время он несколько раз чуть не умер... но ведь живой же. Случайно чуть не активировал систему самоликвидации — но ведь не активировал. Сумел доползти до медотсека и...

—           А, кстати, в чем это я лежу-то? — сев. Кот смог оглядеться.

Все осталось почти так. как и было в его последних воспоминаниях — помещение, саркофаги, расставленные «звездой», и мерцзние света. А вот этого жука он тут не видел! Рядом с «его» саркофагом тихо жужжало и переступало с лапы на лапу, припадая на левую сторону, странное создание. На Кота оно не нападало, поэтому, немного осмелев, он снова сел и более пристально осмотрел это чудо. Судя по всему, это был какой-то механизм, занятый своими, непонятными для постороннего делами. Потоптавшись еще немного, жук уковылял в открывшуюся в стене нишу да там и пропал. Перекинув ногу через неудобный бортик саркофага, Кот вылез наружу.

«Мама родная! Я ж опять голый!» — мелькнула у него мысль.

—           Ё...перная связь! — выругался Кот, но ответил ему ИскИн. Может, ИскИн тоже связист?

—           Установлено соединение с оператором, — этот голос успел стать просто родным.

—           ИскИн. а у тебя имя-то есть? — почему-то спросил Кот.

—           ИскИн, малый лабораторный, серия Х0145967, с расширенными функциями... — начал перечислять исполнительный агрегат.

—           Стоп! Покороче можно? — обращаться таким образом было слишком долго, да и запоминать кучу цифр у Кота не имелось никакого желания.

—           Малый лабораторный ИскИн, — покладисто согласился собеседник.

—           Еще ИскИны на станции есть? — спросил Кот.

—           Кластер ИскИнов получил повреждения. БиоИскИны не отвечают на вызовы. ТехноИскИны действуют в техническом секторе и центральной секции жизнеобеспечения. Связь с ТехноИскИнами невозможна вследствие повреждения линий связи. ТехноИскИны действуют автономно, согласно заложенной программе. — получил Кот ответ.

—           Хм... а если я тебя вызвать захочу? Так и говорить: «Малый лабораторный ИскИн»?

-Да.

—           Долго. Язык поломаешь. Смена названия возможна? — у Кота появилась одна идея.

—           Согласно действующей Инструкции дежурный Оператор имеет право задавать любые параметры вызова, с отметкой о произведенных изменениях в журнале дежурства, — положительный ответ ИскИна просто вдохновил.

—           Вот же, мышь лабораторный! — голос ИскИна ведь был явно не женский. — Ты где вообще находишься?

—           Лабораторный сектор, помещение техническое, Д12.

—           Дорогу покажи. И... одеться где? После этих медиков ничего найти невозможно!

10

Вновь Кот шагал по коридорам станции. Кстати, шагалось вполне бодро. Ничего не болело, как будто заново родился! Дошагав до помещения ИскИна, зашел внутрь. Мда! И это — МАЛЫЙ ИскИн? Куб с ребром в полтора-два метра!

—           Э-э-э... да ты не мышь! Далеко не мышь, — обалдело выдал Кот.

Обойдя куб по кругу, Кот вдруг рассмеялся.

—           Большой... лабораторный... Крыс! — смех разбирал его все сильнее.

—           ИскИн, прими новые параметры вызова. Теперь ты — Крыс!

—           Прошу зарегистрировать изменение параметров вызова в журнале дежурства, — ответили ему.

—           Журнал где находится? — спросил Кот.

—           Ответственный за ведение журнала дежурства — центральный ИскИн. Прошу зарегистрировать изменение параметров вызова. — получил он пояснение.

—           Центральный ИскИн получил повреждение, журнал дежурства в данный момент недоступен. Изменения будут внесены после получения доступа к журналу, — как ни странно, но такое объяснение удовлетворило Крыса.

—           Изменения приняты. Оставлена метка о необходимости регистрации изменений, - принципиальное согласие было получено.

—           Крыс, расскажи, что произошло, — потребовал Кот. — И... тут есть что-то съедобное?

—           Место приема пищи находится в комнате отдыха дежурного персонала.

—           Дорогу покажи.

Похоже, Кот находился тут достаточно долго, по крайней мере, желудок квакал не хуже Крыса при первом знакомстве. Дойдя до комнаты отдыха. Кот нашел ту «фастфудную столовую». Так... а где еда? Где холодильник или хотя бы ще кипяток найти? И во что этот кипяток налить? Ярко представив себе яичницу-глазунью с жареной картошкой, шкварками, ломтем хлеба и стаканом сладкого крепкого чая, Кот чуть не захлебнулся слюной. Сбоку пиликнуло. Повернувшись. Кот увидел открывшуюся в стене нишу. Пахло из нее именно так, как и представлялось. Подойдя, он чуть не скривился от разочарования — на подносе лежало несколько брикетов, и стоял стакан с какой-то жидкостью. Делать нечего... да и еды, похоже, другой не будет. Сев за стол, он принюхался к брикетам. Пахли они одинаково — именно так, как всплыло в памяти. Уж этот-то картофельный запах, побывав всяческими «дежурными», «ответственными» и прочими, Кот ни с чем спутать не мог.

Запах — хороший! На вкус тоже вроде бы нормально. Проба удалась. Хоть запах и был одинаковым, но вкус — как он и заказывал. Жареная картошка — один брикет, яичница-глазунья — другой, и так по списку. Жидкость в стакане была хоть и бесцветной, но горячей, и, если закрыть глаза, не отличалзсь по вкусу от крепкого хорошего чая.

— Рассказывай, что у вас тут случилось. — повторил он Крысу свою просьбу, устроив себе плотный завтрак.

11


Рассказ Крыса оказался достаточно долгим. Будучи основным лабораторным ИскИном, Крыс имел в своем распоряжении многие базы данных, в том числе и исторические. Постепенно, задавая наводящие вопросы, получилось узнать многое из произошедшего века назад.

Кот успел сделать несколько подходов к кухонному автомату, все съесть, и теперь просто сидел и размышлял.

Информации он получил много.

Данная станция являлась военно-научной базой одной из Клан-семей Джоре, контролировавшей и направлявшей развитие нескольких новых колоний в этом секторе Галактики. Клан-семья защищала эти колонии, а заодно осуществляла разведку неисследованных территорий и занималась поиском и изучением артефактов давно исчезнувшей цивилизации Предтеч.

По имевшимся данным, Предтечи появились из глубин не исследованного до сих пор обширного участка космоса, но по какой-то причине остановили экспансию, забросив имевшиеся у них колонии и оставив уже построенные базы.

Судя по многим признакам. Предтечи вовсю баловались генной инженерией, создавая новые виды живых существ и внося изменения в собственный геном.

Сами Джоре считали себя наследниками Предтеч, со всеми вытекающими последствиями и проблемами. Десяток тысячелетий доминирования Джоре над этим участком Галактики не прошли даром. Несколько конкурирующих разумных видов были подчинены или подписали договоры о торговле и границах еще в первые тысячелетия развития. Получив в свои руки множество пригодных для жизни планет и огромное количество материальных ресурсов. Джоре остановили свою экспансию, осваивая уже исследованное либо завоеванное. Были разработаны технологии, вплотную приблизившиеся к технологиям исполнения найденных артефактов Предтеч.

Основной победой ученых Империи стала разработка и организация массового производства биологических ИскИнов, имевших длительный срок эксплуатации, и неких «нейросетей», позволявших владельцу такой сети вкупе с ИскИном использовать почти все ресурсы человеческого мозга и практически в одиночку управлять сложными межзвездными кораблями.

Первоначально во главе Империи Джоре стоял император, но после череды странных событий, уничтоживших императорскую семью и почти всех, имевших отношение к царствующей фамилии, Империя развалилась на множество конкурирующих между собой Кланов-семей, имевших в своем распоряжении часть существовавших на тот момент технологических линий и некоторое количество населенных миров. Считая себя прямыми наследниками Предтеч, сами Джоре также не гнушались изменением генотипа. В конце концов это привело к войне «все против всех».

Стремясь сохранить первенство во владении наиболее продвинутым оборудованием, правящие семьи Джоре ввели стандарт активации оборудования на основе анализа ДНК представителя Джоре. причем максимальное приближение к вбитому в управляющие модули эталону ДНК позволяло активировать, а потом и управлять наиболее сложным и технологически развитым оборудованием. Поэтому члены правящих семей старались сохранить «чистую кровь», не допуская до управления технологическими цепочками остальное население и позволяя обывателям вносить в свой геном любые модификации. В результате кровь большинства рядовых жителей основной массы населенных миров не могла больше активировать не только сложные производственные модули, но и имевшие достаточно высокие требования системы управления межзвездных кораблей.

12-13

Среди правящих семей жесткая конкуренция за обладание высокотехнологичными производствами вылилась в полномасштабную войну. За членами семей велась постоянная охота, носители «чистой крови» гибли как на войне, так и во время перемирий, а оставшиеся бесхозными производства переходили в руки более удачливых конкурентов. Постепенно «выбивание» носителей чистых генов привело к невозможности активации высокотехнологичных производств, что стало причиной потери большей части технологий и общей деградации цивилизации. «Технари от бога» пытались исправить положение, но разработанные ими технологии не могли повторить всех тонкостей старых технологических цепочек, поэтому экипажи больших кораблей становились все многочисленней, а автономная дальность полета неизменно уменьшалась.

Появились многочисленные конфессии и секты, поставившие своей целью «возрождение великой расы», считавшие именно себя «чистейшими потомками» и истреблявшими всех, признанных «неполноценными и недостойными, грязными связями испоганившими чистую кровь великой нации». Фактически, каждая клан-семья заимела свою конфессию и превратилась в воинствующую группировку, фанатично преданную Главе семьи как «чистейшему среди чистых».

Постоянные религиозные войны и орбитальные удары привели к вымиранию или полнейшей деградации населения на большинстве обитаемых планет, и вынудили оставшиеся Клан-семьи строить тайные базы, убежища, и проводить дальние разведки неисследованных районов в надежде найти пригодные для жизни миры, не нанесенные нз карты других Клан- семей. Найденные миры колонизировались в стремлении создать и сохранить базы для поставки человеческого ресурса для продолжения ведения «борьбы за чистоту». Если такие миры находили противники, участь населения становилась очень незавидной, поэтому координаты тщательно скрывались.

Клан-семья Джоре, колонизировавшая несколько систем в этой части Галактики, при поиске укромного места для создания опорной базы случайно зафиксировала выброс энергии из недр большого астероида в центре астероидного поля безжизненной звездной системы. Будучи не сильно пощипанной противниками. Клан-семья сумела исследовать странное космическое тело, обнаружила заброшенную базу Предтеч и нашла способ приспособить ее для своих нужд. В надежде на обнаружение чего-либо из технологий Предтеч, позволяющего совершить скачок в развитии и получить возможность разгромить многочисленных противников. Клан-семья организовала хороший научный отдел и построила исследовательскую лабораторию. Оборудование Нуль-Т порталов, найденное учеными, поначалу порадовало руководство клана, но понять принцип работы специалистам мешало цикличное включение оборудования, причем включалось оно само по себе, не реагируя ни на какие усилия ученых мужей. Все, что они смогли сделать, это установить приборы для снятия параметров рабочего портала и найти точку выхода. Ну... или входа — до понимания «выход-вход» было еще далеко. Вторая точка оказалась на пригодной для жизни планете — похоже, заброшенной колонии Предтеч, с деградировавшим и одичавшим за время изоляции населением и не вполне комфортными условиями жизни для самих Джоре. Притяжение составляло 1,6 принятого стандарта, атмосферное давление, параметры магнитного поля и все остальное также выше принятых норм. Остатки сооружений Предтеч были раскиданы по всей планете в совершенно неожиданных местах, что поставило ученых в тупик.

Одичавшее население приняло исследователей за богов, что льстило самолюбию «единственно чистых». Включение портала происходило самопроизвольно, раз в пять — пятьдесят годовых циклов найденной планеты, портал работал от двух до семи суточных циклов, причем включение происходило только при наличии в зоне действия коренного жителя планеты. Как оказалось, перед включением производилось удаленное сканирование, поэтому реагировало устройство далеко не на каждого аборигена. Портал, похоже, имел множество привязок к поверхности планеты, открываясь в разных местах, что дало гипотезу о возможной массовости совершения переходов. Исследования наиболее сохранившихся остатков древних строений дали гипотезу о планете-тюрьме Предтеч. Это предположение подтверждалось наличием на одной планете практически всех человеческих рас, населявших исследованную часть звездного пространства.

Отношение исследователей к «преступникам Предтеч» было соответствующим. Однако дальнейшие исследования населения заставили пересмотреть имевшуюся точку зрения.

Результаты изучения развития аборигенов, с детского возраста перемещенных в привычные для Джоре условия, при внесении в аналитическую матрицу дали прогноз увеличения силы, выносливости и реакции почти на семьдесят процентов. Такие показатели явно требовались для боевых действий!

Похоже, Клану повезло наткнуться на заброшенное военное поселение Предтеч!

Анализ ДНК особей, на которых срабатывал портал, показал вариативность увеличения продолжения жизнедеятельности их организма в космосе до двухсот пятидесяти — трехсот пятидесяти лет от стандартных восьмидесяти, возможных при продолжении жизни на планете, что тоже подтвердило теорию о военной колонии Предтеч. На планете — искусственное ДНК-ограничение в целях недопущения перенаселения, в стандартных для Империи условиях — увеличение силы, выносливости, реакции и срока жизни без каких-либо медицинских вмешательств!

Для самих Джоре срок жизни в двести — двести пятьдесят лет не являлся чем-то невозможным, но это достигалось регулярным использованием медицинских капсул, чистивших организм и снимавших «усталость» внутренних органов. Но триста лет без применения капсул!

Ученые чуть не прыгали от восторга.

ИскИны при моделировании совмещения генов выдали прогноз увеличения срока жизнедеятельности самих Джоре почти до пятисот лет! Почти полтысячи лет активной жизни!

С разрешения Главы Клан-семьи, мечтавшего о непобедимой армии отличных бойцов, ученые провели ряд экспериментов по совмещению ДНК Джоре и ДНК аборигенов. Эксперименты вполне удались, после чего вся научная группа провела такую же операцию над собой и практически в полном составе отправилась на исследование планеты, поскольку найденное в развалинах оборудование позволяло нздеяться на настоящий технологический прорыв. Управленцы и ученые Клана создали касту Операторов, имеющих возможность управления станцией и использования регулярно срабатывающего Нуль-Т портала. Главный Оператор являлся первым заместителем Главы клана, бывшего одновременно главнокомандующим всеми вооруженными силами. На станции постоянно находились дежурный Оператор и персонал станции, состоявший из членов семьи Главы и его личной гвардии, набранной из аборигенов и воспитанной в лучших традициях Клана-семьи. Оператор менялся при включении Нуль-Т портала, сдавая смену и отправляясь для получения своей порции «божественного поклонения» в научное поселение, основанное на поверхности планеты.

К этому времени прежний Глава Клана-семьи скончался. От старости.

Наследник, новый Глава, все детство и юность проведший на станции вместе с учеными и гвардейцами, не смог избежать соблазна и, совместно со всеми близкими, провел операцию совмещения ДНК. Прожив на момент случившейся катастрофы почти четыреста пятьдесят циклов, регулярно используя медоборудование, он оставался вполне себе бодрым и жизнерадостным, что стало вызывать недоумение рядовых членов Клана. В конце концов просочившиеся сведения о «нечистой крови» привели к возмущению и восстанию основной массы клановых бойцов, являвшихся ярыми фанатиками «чистоты крови» и воспринявшими как предательство известие об изменении ДНК Главой Клана-семьи.

Около 11200 циклов назад клан восстал. Нанеся по исследовательскому поселению на поверхности планеты орбитальный удар и устроив настоящую охоту на выживших, клан практически в полном составе отправился на поиски «станции зла», координаты которой были строго засекречены, и о местоположении которой у основной массы членов Клана были только предположения. В результате массового прочесывания всего и вся, станция была найдена. Пользуясь тем, что весь персонал, даже техники и прислуга, состоял из бойцов личной гвардии. Глава смог укомплектовать преданными ему бойцами экипажи имевшихся боевых кораблей и сам повел эскадру для усмирения взбунтовавшихся подданных. На станции были оставлены лишь семьи и Дежурный Оператор, ожидавший результатов боя и контролировавший работу основных систем станции и портала.

Эскадра и сам Глава Клана были уничтожены восставшими.

Правда, за счет природных данных и лучшей тренированности бойцов личной Гвардии, погибшая эскадра забрала с собой почти все корабли надвигавшегося флота. До станции добралось только несколько уже хорошо потрепанных кораблей, с упорством истинных фанатиков решивших уничтожить «рассадник грязи». Беспилотные боевые дроны и турели непосредственной обороны смогли добить добравшиеся до базы остатки мятежного флота, но при этом был сильно поврежден жилой сектор со всеми оставшимися там гражданскими и разрушены внешние конструкции станции, включая ангары флота, оборудование связи и секции обслуживания дронов. Беспилотникам стало просто некуда возвращаться, и они тоже оказались потеряны, исчерпав запасы энергии. Фактически, остался только старый астероид с бывшей базой Предтеч и построенными Кланом внутри него помещениями.


Да-а-.. Было о чем задуматься. - Крыс... Про какой цикл ты говоришь? - спросил Кот.

- Оборот планеты вокруг светила. дневной цикл - оборот планеты вокруг своей оси. Значение цикла для учета времени стандартизовано.

- М-м-м_.. ясно. То есть год  и сутки..А что значит стандартизовано:? - Стандартизовано означает, что расчет ведется в циклах... годах и сутках столичной планеты. - Столичной планеты? Почему только столичной планеты? А остальные? Не думаю. что на всех планетах циклы совпадают! - Отсчет времени един. Стандарт был введен для упрощения расчетов. Количество подциклов на каждой планете разное. - Подциклы? Слушай, прими мое определение! Это возможно? - Ваше определение можно принять как временную единицу. Оставлена метка о необходимости внесения изменений в журнал дежурства. - ответил покладистый Крыс.

- Прошу больше не напоминать о необходимости внесения изменений в журнал дежурств! Ставить метку. при получении доступа к журналу сделать напоминание, - ругнулся Кот.

Надоели эти напоминалки , очень похожие на продукцию компании Майкрософт, изнасиловавшую мозг еще при пользовании земным компьютером.

- Принято. - согласился ИскИн. - Замечательно, - буркнул Кот. - Так что за подциклы? -днев_.. сутки делятся на подцикпы. -.ига! То есть по-нашему это будет час, так? Оперируй этим понятием! - Принято! - вновь согласился ИскИн. -Таим... а какая разница в часах между моей планетой и столичной? На моей планете сутки делятся на двадцать четыре часа. - В сутках столичной планеты тридцать ваших часов, - отозвался Крыс. - То есть, ты считаешь, что в сутках должно быть тридцать часов_.. хорошо. А как же корабли? .А другие станции? Как определить день или ночь сейчас? - Корабли и станции живут по внутреннему времени. Понятие день или ночь для персонала несущественно. Главное -это выполнение полученного задания или план работы. - Прекрасно! - обрадовался Кот. -Теперь мне стало хоть что-то понятно. Но что случилось с последним Оператором?

- Через три года после потери связи с эскадрой Главы клана и уничтожения прорвавшихся кораблей, дежурный Оператор вошел в активный портал, оставив распоряжение о проведении регламентных работ основного управляющего кластера ИскИнов. Распоряжение было выполнено, управляющий кластер был отключен в целях проведения регламентных работ, -дал информацию ИскИн.

Кот задумался. похоже, оставшийся научник решил уничтожить базу.

Диверсант, однако!

Отключив управляющий кластер и оставив без контроля реактор базы, он практически включил мину замедленного действия. Однако не учел лабораторию с действующим Крысом, оказавшимся подключенным к общей сети контроля станции и взявшим на себя функции управления. -

14

- Да здравствуют технически неграмотные научные специалисты! Похоже, данная беда относится не только к нашим, земным, яйцеголовым*.

- Согласно действующей Инструкции контроль над действующими системами был передан мне, как единственному находящемуся в работе, хоть и не входящему в управляющий кластер, - продолжил Крыс. - Обращаю внимание Оператора: в настоящий момент 96% имеющихся ресурсов используется для управления реакторным отсеком. Выполнение функциональных задач невозможно без потери управления и выхода реактора из строя. Необходимо произвести подключение кластера Главного ИскИна базы.

- Главный ИскИн поврежден. Включение привело к нештатной ситуации. Кстати, что с освещением происходит? - надоело Коту это мерцание, сил терпеть больше не было!

- Выполнение моей основной функции - наблюдение за действием портала, - отвлекло вычислительные мощности и привело к частичному повреждению основного реактора.

- М-м-м_.. при запуске главный ИскИн успел сообщить о малом остатке ресурса реактора. В чем дело? - Кот вспомнил неприятные моменты активации основного ИскИна и внутренне содрогнулся.

- Остаток вычислительной мощности не позволяет провести прогнозирование работоспособности. Выделение мощностей на проведение прогнозирования повлечет за собой полную утрату контроля. Утрата контроля повлечет за собой возникновение неконтролируемой реакции и взрывное разрушение реактора.

- А когда следующее включение портала? - возникшие проблемы Кота ни капли не устраивали, и он малодушно сделал попытку сбежать.

- Прогнозирование включения: не ранее чем через тридцать лет. Прошлое включение произошло сорок лет назад, предыдущее массовое перемещение биологических объектов зарегистрировано семьдесят пять лет назад.

- Стой... А передо мной тоже было массовое перемещение? - уточнил Кот.

- да. Группа техников совершила перемещение. в настоящий момент техники находятся в техническом секторе. Доступ в технический сектор невозможен, повреждение смежного сектора. Разгерметизация, - выдал Крыс.

-.А что за коридор с кучей тел? - перед глазами встала страшноватая картинка.

- При включении портала периодически осуществлялись переходы. Перешедшие особи отказались пройти идентификацию либо проявили агрессию, угрожавшую повреждением оборудования идентификации. Отказ от прохождения идентификации классифицирован как несанкционированный доступ, агрессия определена как попытка абордажа. Нарушители уничтожены, - отрезал Крыс.

М-да. Похоже, Кот поступил совершенно правильно. Инстинкт сработал. что ли? Или просто голова не работала - в нормальном-то состоянии он руку в пасть идентификатора поопасался бы вкладывать. Стал бы думать. И лежал бы там же... где и все предыдущие.

- И что, много переходов было? - все же уточнил Кот. - В среднем два-три групповых перехода и один-два одиночных на десять активаций, - выдал Крыс. -.А... почему я после перехода голым оказался? - Сбой работы. Нештатная ситуация. Оператор осуществил переход за 8,5 секунды до окончания работы и свертывания канала перехода. - обрадовали Кота. Так. получается, приди Кот на минуту позже, задержавшись в пробке, или поленись лезть в дыру.., он бы остался дома? - Бли-и-ин... - простонал он, схватившись за голову, и задал еще один вопрос: - А почему остальные в другой сектор попали? И почему вообще разделение произошло? - При предварительном ментоскопировании перешедшая группа была классифицирована как технический персонал, -отрезал Крыс. - Корректировка точки перемещения осуществляется порталом. -.А я? Почему я один сюда попал? - задал Кот вопрос на заинтересовавшую его тему.

- Управляющий. Больше всего результаты сканирования приближались к стандарту Оператора. Видимо, именно поэтому координаты выхода вашей точки перемещения были перенесены на приемную площадку, наиболее близкую к центру управления. Перед закрытием портала Оператор сформулировал запрос о совершении перехода. Оборудование перехода самостоятельно определяет точку выхода.

15-16

Кажется, желание Кота найти пропавшую бригаду сыграло с ним злую шутку. - А как сканирование осуществлялось? Почему я не видел никакого оборудования? - Сканирование осуществлено оборудованием Нуль-Т. Точка входа находилась под наблюдением экспериментального биокибернетического организма. Оператору было передано предупреждение о завершении стабильной работы портала.

Похоже, одна из причин появления тут Кота оказалась роботом. И орала зверюга, предупреждая его о закрытии перехода. М-да... Получается, он вскочил на подножку последнего вагона уходящего поезда. Уж лучше бы этот поезд ушел без него!

Что ж поделать... Что имеем -то имеем. Побултыхаемся еще немного, решил он.

- Есть возможность связи с техническим персоналом? - спросил он Крыса.

- Связь невозможна. Частичное разрушение и разгерметизация сектора наступила вследствие множественного попадания зарядов средней и большой мощности. Управляющие линии повреждены, линии связи повреждены, использование невозможно. Поврежденные линии отключены, - огорошил его ответом Крыс.

Да, ведь говорил же ИскИн о нескольких кораблях. Дошедших до базы! Видимо, в результате обстрела были повреждены не только внешние конструкции. но и внутренние помещения базы!

- Этого... экспериментального биокибернетического организма отправить можно?

- Исключено. Функционирование биологической составляющей прервется при нахождении в безвоздушном пространстве, - ответил Крыс, немного помолчал, и добавил: - Связь с техническим сектором возможна только после восстановления основных магистралей смежного сектора.

Кот задумался. Рабочих надо вытаскивать. Вряд ли в техническом секторе имеется свой медотсек и прочие удобства, доступные в центральной части базы. От размышлений его снова отвлек Крыс.

- Прошу осуществить подключение управляющего кластера ИскИнов. В противном случае возможна потеря контроля над оставшимся оборудованием. Вычислительные мощности задействованы на 98.5%, - огорошил его Крыс. - Как? Недавно еще 95% было. откуда 98,5? - слегка офигел Кот. - Запросы Оператора, - получил он Лаконичное пояснение.

Так, получается, малый лабораторный Крыс и есть малый. И куча вопросов и уточнений, заданных Котом. стала перегружать несчастного ИскИна, уже одиннадцать тысяч лет варившегося в собственном соку и не загружавшего себя излишними вопросами. Ну, повреждено - и фиг с ним. Ну, отключено - и хорошо, меньше контролировать, меньше вычислений проводить. да и мощности освобождаются. Искусственный, блин, интеллект. Умный компьютер - большего не скажешь!  А впрочем, так оно и есть. Но почему-то Кот ожидал большего. Интеллект все же, не Виста или Десятка какие-нибудь!

- Главный ИскИн поврежден. Требуется проведение восстановительных работ. Прошу Оператора произвести восстановление и запуск основного кластера ИскИнов. Предупреждение: вследствие перегрузки возможна потеря матрицы сознания Главного ИскИна. - вновь подал голос Крыс.

- Как я ремонтировать-то буду? И чем? - возмутился Кот. - действующий ремонтный дроид направлен в зал Операторов. Оператору требуется взять на себя управление ремонтным дроидом, - при этих словах Крыса Коту стало плохо. - Э-э-э... чем управлять? Как? .А сам не можешь, что ли? - попытался он отбиться от этой сомнительной перспективы. - Оставшиеся вычислительные мощности не позволяют мне осуществлять расчет действий дроида, - эти факты добили Кота полностью. Встав. он поплелся в зал операторов.

17

В зале Кота ожидало большое разочарование в собственных способностях.

Началось все с того, что ремонтный дроид представлял собой непонятную конструкцию на шести многосуcтавчатых ногах, с несколькими более мелкими лапками и целой кучей приспособлений, торчащих из брюха.

- Вот, блин, мультитул на ножках, -улыбнулся Кот.

Добираясь до зала, Кот узнал, где находится главный ИскИн: странные ребристые колонны вдоль стены зала как раз и являлись защитными кожухами основного кластера ИскИнов. Уточнив. за каким кожухом скрывается главный, он попытался приступить к ремонту.

- Снять кожух. - мысленно сформулировал он команду.

Дроид потоптался, пожукал... и ничего не сделал.

Оказывается, взять на себя управление дроидом - это совсем не покомандовать процессом. Дроид оказался обычным ремонтником, выполнявшим простейшие движения: то есть команду куда-то дойти он вполне понимал и ковылял к указанному месту, но вот указание снять кожух уже выходило за рамки программы.

- Крыс! В чем дело? Ото что за хрень? - обратился Кот к уже родному лаборанту. - Ремонтный дроид, малый, модель РМ-1.12, предназначен для... - Стоп! Что это ремонтник, я понял. Почему он команды не выполняет? Неисправен? -Тестирование показывает исправность оборудования. -Так почему он кож не снимает? - возмутился Кот. - данная модель относится к малой станционной обслуживающей технике, не имеет внутреннего ИскИна, расширенные команды не принимает. - Упс... Тогда мне-то что делать? Как им управлять? - Кот сел на подлокотник капсулы оператора. - Четко сформулировать последовательность действий с разбивкой на каждое действие, дать команду на выполнение, -последовал ответ.

Естественно, это получилось далеко не сразу. да и оказалось далеко не так легко, как могло бы показаться. Кот, следуя подсказкам Крыса, научился концентрироваться на выполнении дроидом каждого действия. В конце концов дроид смог снять крепления и открыть кожу.

- Вуз... - подступил комок к горлу Кота, когда ему открылось зрелище поврежденного главного ИИ. Полуметровая колба из когда-то, видимо, прозрачного стекла, наполовину заполненная мутной жижей с плавающими белёсыми ошметками. Из жижи выступал какой-то полуобугленный кусок плоти. - Крыс, что это? - Кот старался не смотреть на тошнотворную картинку. Хорошо, что хоть запаха не было. -Главный ИскИн управляющего кластера станции. Модель БиоС4-58, серия З слэш 15... -Я не модель спрашиваю, я спрашиваю, что с ним такое. Ото его нормальный вид? - Подключаюсь к дроиду, - ремонтник поерзал, потоптался и сфокусировал свои гляделки на колбе. - Несоответствие имеющимся в базе параметрам. Провожу анализ, - Крыс заткнулся. Дроид замер.

- Предварительный анализ выполнен. Ото главный БиоИскИн управляющего кластера. Визуальный анализ определил повреждение биологической части. Не хватает данных для полного анализа. Не хватает системных ресурсов для проведения полного анализа.

- Прекрасно. Просто прекрасно! - то, что повреждения критические, было видно невооруженным глазом.

Обугленный мозг -это явно очень плохо.

18

Какое-то время Кот просто сидел и пытался осмыслить происходящее. ИскИн почти полностью занят, помочь мало чем может, запросы Кота и поиск ответов в базах загружают его сверх меры.

- Главный ИскИн отличается от остальных в кластере? - пришла ему в голову дельная мысль.

- Отличий нет. Главный ИскИн является управляющей частью кластера, отличий  физических параметров от параметров основного кластера нет. Основные матрицы идентичны. - сказал Крыс и предупредил: - Загрузка основных мощностей -100%, перегрев, угроза выхода из строя.

- Снять задачи выполнения моих запросов, приоритет - поддержание работоспособности! - отреагировал Кот. Оставаться одному на мертвой станции совершенно не хотелось. - Принято, - мирно согласился Крыс. - Мда_.. - Кот снова призадумался. Внимание привлек дроид-ремонтник. вначале просто топтавшийся на месте, но затем развернувшийся и потопавший к выходу. Крыс действительно отменил все побочные задачи. и дроид оказался предоставлен самому себе. - Стой! - заорал Кот. совсем позабыв о навыках прямого управления. дроиду все было фиолетово. он ковылял все так же целенаправленно и неторопливо.

- Ершть! - вырвалось у Кота. Пока он судорожно, криком пытался остановить дроида, тот успел добраться до входного проема. Вспомнив, чему его научил Крыс, Кот представил остановившегося и вернувшегося назад ремонтника. Получилось! Механизм развернулся, добрался до стартовой точки и замер.

Повторяя все свои прошлые действия, удалось вскрыть шахту другого ИскИна. Картинка, представшая перед глазами Кота, слегка отличалось от увиденной ранее. Такой же кусок плоти в жидкости, но жидкость залита до верха колбы и прозрачно, а плоть не обуглена. А почему, кстати, первая колба не заполнена? Может. в этом причина?

- Крыс, как состояние? - обратился Кот к лаборанту.

- Стабильно. Загрузка 98%. температура в допустимых пределах, угроза устранена. отключение отложено. Приоритетная задача - поддержание стабильности системы. - откликнулся ИскИн.

- Проверь в базе: требуемый уровень жидкости в колбе БиоИскИна. причины снижения уровня. варианты решения проблемы, - Кот решил задать несколько четких вопросов, надеясь, что поиск по конкретным запросам не перегрузит крыса.

- Уровень питательного раствора - полный. Возможная причина снижения уровня - выход из строя клапана регулирования. Решение - замена клапана. Расположение клапана - интегрирован в бокс питания ИскИна у основания опорной тумбы на подающей магистрали. Ремонтный комплект находится на складе запчастей. Склад запасных частей расположен в техническом секторе. Внимание: технический сектор недоступен, склад запасных частей недоступен, -выдал информацию Крыс.

Что ж. Про недоступность технического сектора Кот уже знал. Логично, что запчасти всегда у технарей на складе. Логично, что склад технарей у них в секторе. Туда не добраться... Значит, надо думать, как решить вопрос на месте!

Кот представил, как дроид достает колбу из тумбы-основания. Дроид странно перегнулся в средней части, оперся на четыре ноги, двумя передними обхватил колбу... и замер. Что-то туг не то! Обойдя замершего перед тумбой дрона. Кот присмотрелся повнимательней. да, точно! Защелки! Вот они, родимые, аж целых четыре штуки!

19

Поупражнявшись в управлении ремонтником еще немного. получилось отжать и зафиксировать мешающие демонтажу защелки. Кот попытался извлечь ИскИн еще раз... Дрон вновь перегнулся, оперся, обхватил и... с мягким чавком колба выползла наружу. доведя дроида до сгоревшего Главного ИскИна, Кот заставил его поставить снятую колбу с рабочим ИскИном рядом. Похоже, бокс питания интегрирован в колбу ИскИна. Иначе зачем у колбы такое большое и непрозрачное основание.

- Крыс! Бокс питания составляет одно целое с колбой?

-Да, - видимо, дела у лаборанта идут все хуже и хуже. Раньше еще и справку выдавал...

Кот повторил все предыдущие упражнения со сгоревшим ИскИном. Видимо, что-то пошло не штатно - булькая, жижа из колбы Главного струйкой полилась на пол. Вонь пошла... неописуемая. Кот едва сдержался от рвоты, хотя комок не то что к горлу- в нос практически ткнулся!

Дав команду дроиду отползти в сторону и положить испорченный ИскИн набок, Кот уже привычно заставил его поднять рабочий и опустить в освободившуюся шахту. С хорошо слышным пшиком колба встала на место, сквозь стекло стало видно несколько поднявшихся вверх пузырьков воздуха.

- Эх... - морщась от запаха. Кот подошел к операторскому креслу. - Была - не была! - сев, он увидел и почувствовал знакомую процедуру активации. - Производится активация системы, - снова мягко прожурчал голос. - Прошу подтвердить активацию, - после этих слов опять в пальцы Кота ткнулась широкая полукруглая кнопка. Снова он нажал эту кнопку. - Активация подтверждена. Главный ИскИн находится на регламентном обслуживании. Произвести активацию главного ИскИна? - все как и в первый раз, ничего не изменилось. -Активировать, - вновь подтвердил Кот и напрягся, вспомнив, что пришлось перенести в прошлый раз.

Вновь раздался шелест. Вновь кресло пошло волнами. Вновь на передней части опустившегося шлема загорелись пиктограммы.

- Система активирована. Работа стабильна. Внимание, нештатная ситуация: личностная матрица главного ИскИна отсутствует. оперативная информация недоступна. журнал Оператора недоступен. Произвести деактивацию системы до устранения неисправностей? - мягкому голосу было все равно.

- Отмена деактивации, продолжить работу, - что-то выключать показалось Коту слишком опасным. - Крыс. слышишь меня, ответь? - спросил он пустоту. - Контакт- с Оператором возможен, - ответил Крыс.

- Можешь использовать мощности системы для увеличения стабильности? - этот вопрос был на данный момент наиболее важным.

- Использование основных мощностей запрещено без указания Оператора.

-Тогда даю разрешение - используй, - гордость от своей догадки прямо распирала Кота.

- Принято. Предупреждение: скорость обработки информации ограничена проходной способностью канала связи. Работа стабильна, загрузка девять процентов, - показалось, или Крыс даже говорить начал несколько иначе?

- Крыс, при запуске было предупреждение об отсутствии личностной матрицы главного ИскИна, что это? И почему не сработала матрица другого, которого я поставил? - почему бы и не получить информацию о последних странностях, решил Кот.

Объяснение ИскИна оказалось Достаточно пространным, с подробными данными и пояснениями.

- М-да. - задумался Кот.


20


Похоже, и тут ему повезло. Судя по полученной информации, каждый станционный ИскИн был штучным товаром, Е особенности стоявший главным БиоИскИн. Очень долгий процесс выращивания биологической части, постоянные коррекции и юстировки, и, в самом конце, внедрение специально разрабатываемой под каждый БиоИскИн личностной матрицы. Составление матрицы тоже отнимало немало времени. Она не позволяла ИскИну забывать о главенстве человека и в то же время давала достаточно широкие полномочия в принятии решений, не требовавших обязательного подтверждения человеком.

Отдельной строкой шла личностная составляющая, как раз и позволявшая ИИ принимать самостоятельные решения, дававшая каждому ИскИну характерные особенности и, в какой-то мере, характер. Для увеличения производительности и получения более гибкой системы, ИскИны соединялись в кластеры, отвечая каждый за свой участок, но в то же время на порядок увеличивая свою производительность.

Обычные же ИскИны, вроде Крыса "Да, уже моего, подумал Кот - распоряжения выполняет, глупые вопросы не задает, просто душка!" были попроще в изготовлении. Железо - оно железо и есть. Вся сложность заключалась только Е корректировке стандартной личностной матрицы, для придания мнимого различия между ИскИнами. просто заливавшейся на подготовленный носитель. Как следствие, обычные ИскИны обладали гораздо меньшей степенью свободы. были Глуповаты и часто требовали подтверждения человеком большинства своих действий.

В Данном же случае оказалось. что Клан-семья, владевшая этой станцией. имея в своем распоряжении только один полноценный БиоИскИн, установила основным именно его, поставив Пустые заготовки в качестве дополнительных вычислительных процессоров и хранилищ информации. Сгорев, Главный ИскИн оставил пустышки без управления, унес с собой в небытие всю оперативную информацию и ставшие неактуальными основные Приказы, инструкции и распоряжения. Именно поэтому при повторной активации никто и не спрашивал Про коды Допуска, идентификацию и прочие особые условия, связанные с режимом. Очень, кстати, именно для Кота Неприятные режимные 'условия.

Что тут скажешь -действительно Повезло!

- Крыс! - повеселев, Кот решил определиться с дальнейшими Действиями. - А тебя возможно поставить Главным? Что это нам даст? Это решило бы множество вопросов.

- Да, это возможно. Установка в качестве Главного ИскИна даст прирост производительности на четыреста двадцать процентов. Подготовка к установке займет шестнадцать часов. Перенос на новое место связан с моим отключением и последующим перезапуском всей системы, - предупредил Крыс.

- Стой-стой-стой! .А если систему и тебя отключить, кто будет станцию контролировать?

- В настоящий момент дублирующее управление невозможно. Перенос невозможен. Отключение управления вызовет разрушение реактора м1 уничтожение станции, - видимо, до расширенного мозга Крыса дошел весь трагизм ситуации.

- Возможно ли назначение тебя Главным ИскИном удаленно, с использованием существующих линий связи? - задал вопрос Кот.

Как он понял, статус Главный предполагал не просто назначение на должность, а еще и перестановку в главное гнездо. Приоритет команд с главного гнездам был неизмеримо выше, чем из других мест подключения.

- Назначение возможно. В предложенном варианте производительность ограничена проходной способностью канала связи. Конфликта приоритетов не предполагается, - кажется. Крыс замер.

- Зафиксировать: малый лабораторный ИскИн исследовательского центра получает статус Главный, установка удаленно. приоритет выполнения команд- высший.

- Принято, - мягко ответило... кресло?

▪ Это что же, мое кресло и является головой станции? - промелькнула мысль. Похоже, это так.

-Крыс! Давай перечень неисправностей!


21


Список неисправностей, надиктованный Крысом, впечатлял. Спич он выдал минут на десять! Начиная от реакторного отсека и заканчивая поврежденным внешним оборудованием. Однако!

- Крыс, что сейчас важнее? - Остаточный ресурс реактора три процента. Рекомендовано немедленное произведение ремонтно-восстановительных работ. Ну конечно же! Энергия - в первую очередь! Без энергии ничего живого тут не останется. - Склад запасных частей находится в техническом секторе. Внимание: технический сектор недоступен, - снова Крыс озвучил уже известный Коту факт. - Вот дерьмо! - коротко выругался Кот. В его голову ударила мысль о пропавшей бригаде, из-за которой он сюда и попал! - Крыс. сколько времени находится на станции перешедшая до меня бригада техников? - со всеми возникшими трудностями счет времени давно был потерян. - Сорок два часа с момента перехода, - выдал Крыс. - Восстановление перехода через разрушенный сектор, смежный с техническим, возможно? Сколько займет времени? - Восстановление перехода через сектор персонала станции возможно. Ориентировочно: выполнение работ в течение восьми часов. - доложил ИскИн. Похоже, именно по этому сектору в свое время били целенаправленно. Однако! Сектор персонала станции - это же фактически просто жилой сектор! Как понял Кот, жилой сектор и другие основные помещения находились в глубине станции-астероида и разделялись между собой Шлюзами.

Это же как надо ненавидеть, чтобы, Даже погибая, бить и бить в одну точу, разрушая астероидную породу, чтобы гарантированно уничтожить всех оставшихся на станции живых.

Фанатики, гребаные фанатики!

- М-м-м-да. Как его восстановить? Доступные силы и средства?

-Доступны восемь единиц малых ремонтных дронов, два средних ремонтных дроида. Внимание: полное восстановление сектора персонала станции невозможно. Необходимые материалы находятся на складе технического сектора! - ответ ИскИна выбил его из колеи.

- Да что ж это такое! Крыс. ты можешь сразу объяснять, что возможно, что невозможно, и что для этого надо? -выплеснул Кот наружу свое возмущение.

- Принято, - ответил Крыс.

Кот просто остолбенел. Похоже, он сам оказался виноват. Надо было сразу поставить правильную задачу и задать алгоритм выполнения.

- Крыс... а ты можешь самостоятельно производить восстановительные м1 ремонтные работы? - надо было до конца разобраться в этой ситуации.

- Да. Требуется разрешение Оператора на самостоятельное определение порядка производства работ, - ответ ИскИна все же порадовал.

- Разрешаю самостоятельное выполнение необходимых ремонтных и восстановительных работ! - настроение вновь стремительно поднималось.

- Приоритетные работы - восстановление доступа в технический сектор и проведение технического обслуживания реактора, - расставил Кот акценты. - Принято, - согласился Крыс. Выбравшись из кресла, Кот поразился количеству суетящейся вокруг механической живности. - Крыс! Это ты тут дроидами рулишь? - Подтверждаю. Подключение свободных вычислительных мощностей позволило активировать дроидов обслуживания в целях проведения регламентных и восстановительных работ, - Крыс. похоже, широко трактовал полученное разрешение.

Ну, вот и хорошо, вот и правильно. Восстановление быта станции - тоже в какой-то степени можно отнести к восстановительным работам.

22-24

Вонючую луку, оставшуюся после демонтажа сгоревшего ИскИна, убирало нечто мелкое, похоже, уборщик. Вокруг кресла-ложемента, из которого Кот вылез. суетилось несколько похожих на длинноногих крабов механизмов, достававших из технических лючков какие-то блоки и ставивших на их место другие. В коридоре напротив входа бодро цокали механизмы, тащившие несколько высохших тел. Около двери крутилось давешнее биокибернетическое чудо, похожее на здоровенную кошку... Стоп! Мозг зацепился за какое-то несоответствие. Тела!

-Крыс! Тела погибших в переходе от точки портала! Куда ты их тянешь?

- Останки существ из уничтоженных групп захвата подлежат утилизации. Останки перемещаются в утилизатор в целях разложения на составляющие и приготовления питательной смеси для БиоИскИнов, -доложилась эта железяка. - Отставить выполнение! - -утилизация и питательная смесь по отношению к погибшим резало слух. - Принято, - маячившие в коридоре дроиды бросили тела и поцокали куда-то вглубь станции. - Стой! Что ж ты их бросил! В доступном секторе есть свободное помещение? - возмутился Кот бесцеремонными действиями этого железного болвана.

- Отмена выполнения программы утилизации. Высвободившиеся средства направлены для выполнения следующих в списке задач. В доступном секторе имеется зал общих собраний, - бодро доложился Крыс.

- Вот... давай-ка всех в тот вял переноси. И аккуратнее при переноске! Бережнее! Проведи идентификацию и восстанови первоначальный внешний вид, -дол Кот задание ИскИну. - Выполняю. - вернувшиеся дроиды бережно подняли останки и уже не потащили, а понесли по коридору. - Много это времени займет? - отвлекать силы и средства от выполнения первоочередных задач не хотелось, но и жить среди трупов, равно как знать об их "утилизации", Кот не желал. - Прогноз времени исполнения: шесть часов, -даже не задумался ИскИн. Вот что расширение памяти и дополнительные мощности делают! Кот вновь порадовался своей сработавшей оригинальной задумке. - Покажи пока что мне станцию. Ну, то, что доступно, - отдал он команду. Мощностей сейчас у Крыса должно с лихвой хватить на армию таких вот экскурсантов. Все равно это не отвлечет ИскИн от выполнения приоритетных работ.

23

Экскурсия оказалась достаточно продолжительной. Почти семь часов Кот бродил по закоулкам, осматривая доставшееся ем неожиданное наследство. Большинство помещений доступной части станции относились к исследовательскому и оперативному секторам.

В исследовательском секторе преобладали лаборатории и кабинеты научников с установленным научным оборудованием. Разобраться в этой мешанине терминов и определений, ворохом высыпанных на голову Кота получившим дополнительные мощности ИскИном, оказалось не в его силах. Ну... научники так научники. Может быть, это и пригодится. Тем более что персональные рабочие места со всей накопленной и наработанной информацией были подключены к общей сети. значит, и Крыс имел ко всему доступ. Лабораторный-то ИскИн должен разобраться. что хорошего и нужного можно почерпнуть из научных записей. Или по крайней мере сможет выдать справку что этом м1 для чего оно надо.

В оперативном секторе станции находились штабные помещения, рабочие помещения руководства, тренажерные залы, оперативные залы, кубрики и столовая бойцов. Впрочем, Кот так и не понял, почему это кубрики бойцов относились к оперативному сектору. Жилые-то помещения с семьями находились в отдельном секторе. ГМ1ожет, тут жила дежурная смена? Или бойцы жили тут. а к родным и близким ходили как в увольнение? Смешно даже - всего лишь десяток минут неспешной ходьбы до жилого сектора. Хотя... и на земле в армии такие же порядки. Вроде и идти совсем чуть-чуть, а неделями семью не видишь.

Да-а-а....А догадка-то. похоже, верна! Крыс по роду своей деятельности не касался военных вопросов, поэтому пояснить или хотя бы прокомментировать ничего не мог. А оперативная информация с распорядком на станции. а также большинством руководств и регламентов, сгорела вместе с бывшим главным БиоИскИном.

Но все же: попав из привычного мира практически в будущее, Кот как-то не ожидал такого, просто не ожидал. Наверное, действительно все по спирали развивается, и все кругом похоже. Люди и отношения не меняются, меняются только декорации. Там - еле ползающие стальные монстры, ощетинившиеся орудиями уничтожения противника и слоями собственной защиты. Тхт - такие же монстры, только перемещающиеся в межпланетном пространстве и более технологично вооруженные.

Вот... Кот поймал себя на мысли, что уже Делит все на там и Видимо, психологически он успел смириться с как минимум тридцатилетней разлукой с собственной Планетой... и всеми знакомыми и родными емулюдьми.

24

Всюду сновали дроиды-уборщики. приводящие в порядок станцию после тысячелетий запустения. Хорошая техника! По таймеру Крыса больше одиннадцати тысяч лет прошло. а все до сих пор сохранило работоспособность.

- Оптимальная температура. Активные системы фильтрации. Отсутствие микроорганизмов. Системы саморемонта, -комментарии Крыса многое объяснили, в том числе и сохранность тел в коридоре портала.

Оказывается, дроиды периодически тестировали и опробовали свои системы, регулируя и исправляя мелкие недостатки и поломки. В недрах станции существовала целая установка, отправлявшая мелких дронов-ремонтников к направившим запрос механизмам и снабжавшая их необходимыми материалами. Энергии эта установка потребляла очень мало, множество мелких дронов ремонтировали сами себя и саму установку. Установка же дистанционно управляла своими дронами.

Синтезируемая смазка являлась нанопастой с огромным эксплуатационным сроком. Участия ИскИна в работе установки не требовалось. все было забито в виде программного обеспечения, поэтому когда Крыс из-за недостатка вычислительных мощностей отключил все сложные агрегаты, установка сама по себе просуществовала все это время. Главное - чтобы было питание, и как раз работу реактора Крыс и обеспечил.

Из строя выходило только то, что требовало замены узлов и деталей, находящихся на недоступном складе в техническом секторе.

Кстати, Кот получил объяснения о различии дронов и дроидов.

Дроиды — механизмы с собственным процессором и памятью, с прописанными алгоритмами, для выполнения которых требовалась дать только четкую последовательность выполняемых действий..Адроны — эти механизмы просто не имели собственной памяти и прописанных алгоритмов. И  поэтому были полностью зависимы от управляющего сигнала.

.Ага! То-то я так намучался с ремонтником в зале операторов! — подумал Кот.

Не понимая принципов последовательности движений дроида, он постоянно нарушал правильную цепочку действий, что вызывало прерывание выполнения на последней верной команде.

Ну ничего. Кот надеялся, что ему больше не придется напрямую управлять этими механизмами! Крыс сейчас держит под контролем весь доступный объем станции, и мощностей у него теперь с огро-о-о-мным запасом! Вот пусть сам и управляет.

Хм... и управляет ведь! За время прошедшей экскурсии Кот не услышал ни одного запроса, ни одного уточнения по поставленным задачам. Растет ИскИн! Молодец!

25-26

После всех этих прогулок и разговоров желудок Кота снова напомнил о себе. Немудрено — почти семь часов пешей ходьбы! Покушать Кот решил прямо тут, в оперативном секторе. Ведь столовая бойцов была осмотрена совсем недавно и находилась практически рядом. Уже привычно заказав питание, он сел за ближайший столик.

— Крыс! .А из чего вообще это приготовлено? — задал Кот вопрос. — Сбалансированная питательная смесь. Содержит в оптимальной пропорции требуемые живому организму вещества, вкусовые добавки и стабилизаторы. — 3х_.. и тут сплошная химия, — вздохнул он, принимаясь за еду. —.А за столько лет смесь не испортилась? — Нет. При выполнении рекомендованных условий содержания контейнеров срок годности смесей не ограничен. Условия содержания не нарушались, -успокоил Кота Искин. Не успев толком доесть, Кот чуть не подавился от поданного Крысом сигнала: — Работы по организации доступа в технический сектор завершены. Сектор разблокирован. Первичное сканирование отмечает изменения в планировке сектора. Техническому персоналу необходима медицинская помощь! — Блин! Веди туда! —выругавшись, Кот выпрыгнул из-за стола. — Оказать медицинскую помощь техническому персоналу! Срочно! Высший приоритет! — на бегу скомандовал он. Мягко оттерев его в сторону, мимо пролетело что-то похожее на коробку с манипуляторами и закрепленными впереди носилками, следом еще одно. Пола, что интересно, эти агрегаты даже не касались.

— Неисправность медицинского оборудования реанимационного комплекса. Работоспособны две едм1ницы эвакуационного транспорта. Выполняется полное тестирование оборудования медицинского отсека, — послышался голос Крыса.

Добежав до входа в жилой сектор, Кот остановился как вкопанный. Впереди. в еле освещенном коридоре после нескольких шлюзовых ворот, плавали в воздухе изломанные тела вперемешку с бурыми и белесыми шариками. Стены коридора, покрытые свежими заплатками, были залиты отвратительными потеками.

Завтрак моментально вылетел нареку.

— Повреждение гравитационного оборудования жилого сектора. Ремонт будет возможен после восстановления целостности сектора и подключения управляющих линий, — выдал Крыс. Впереди, в противоположном конце коридора, мелькнули тени. Медэвакуаторы, расталкивая висящие тела, кого-то быстро везли. Пролетев мимо Кота, они свернули в боковой коридор. Между тем, мельтешение теней не прекратилось! — Внимание! Потеря связи с малым техническим дроидом #1.. Внимание! Потеря связи со средним техническим дроидом 2. Отклика нет. Техника уничтожена! Тревога! Нападение! —взорвался мир голосом Крыса. — Попытка абордажа. Технический сектор захвачен, выполняются меры противодействия! Оператору рекомендована эвакуация! — фразы ИскИна становились все более краткими, рублеными и жесткими. Мимо Кота пролетел луч, зашипев на обшивке стены и расплывшись жарким пятном. — Угроза жизни Оператора! Тревога! Немедленная эвакуация! — истерика в эфире нарастала.

Одна из турелей, выскочивших из потолочных ниш впереди Кота, поймала корпусом луч и бессильно повисла, роняя искры. Ее напарница. окутавшись мерцающей пленкой, выпустила несколько очередей в шевелящиеся тени. Оцепенение, охватившее Кота, пропало. Метнувшись назад, он запнулся и упал, счастливо избежав еще одного луча. На четвереньках забежал в ближайшее боковое ответвление.

Сердце от избытка адреналина билось где-то в горле, глаза застилал туман. Встав, Кот на мгновение обернулся. Лучи ритмично жгли угол, за которым он скрылся. Это придало Кот прыти. А уж на своих двоих он смог развить приличную скорость!

Разогнавшись. на ближайшем повороте Кот чуть не врезался в спешащую ему навстречу пятерку страхолюдин. Три краба с огромными клешнями-манипуляторами и два богомола-переростка с чрезмерно раздутыми предплечьями каким-то неуловимым движением расступились, не дав ему покалечиться от столкновения. Два краба моментально закрыли Кота своими телами, подняли клешни., и, замерцав радужной пленкой, пятясь, оттеснили его дальше по коридору. Оставшийся ▪ краб также замерцал, поднял клешни и посеменил в сторону начала этого забега. Богомолы, приподняв предплечья, скрываясь за корпусом и щитами-клешнями краба, переместились ближе к нему и отправились вслед. Практически сразу же коридор озарился вспышками, резавшими глаза не хуже электросварки. Кот поспешно отвернулся.

- Угроза жизни Оператора! Опасность снижена. Оператору рекомендовано занять место в зале операторе заблокировать доступ, вести контроль. находясь на рабочем месте! -докричался до Кота ИскИн.

Оказывается, все это время Крыс исходил криком, призывая немедленно покинуть опасную зону и обосноваться наиболее защищенном месте.

Что ж, Кот был совсем не против, а очень даже за! Ценность собственного тела была для него вполне очевидна. И идти атаку в этот момент Кот как-то не хотел. Его комбинезон явно не был приспособлен для сдерживания противника, швыряющегося жаркими лучами и подозрительно быстро уничтожившего охранную турель шлюза.

В сопровождении боевых дроидов, Кот быстрым шагом отправился в зал операторов. Один краб , перекрывая клешня практически все пространство коридора, двигался сзади. Второй шустро семенил впереди, останавливаясь на каждом перекрестке и бдительно оглядывая ответвления. Так вот они и добрались.

Доведя Кота до входа в зал, дроиды остались дежурить снаружм1, осматривая сходящиеся у зала оператора коридоры периодически окутываясь своей мерцающей пленкой.

Разместившись в кресле и дождавшись окончания всех действий по опусканию крышки капсулы и шлема, Кот получил какой-то укол и немного успокоился. - Что это было? Кто это? Что там происходит? - стал он допытываться о сути происходящего. -Агрессивные действия. Классификация - попытка абордажа. Приведена в действие контрабордажная секция станции. Причина - захват противником технического сектора, - ответил Крыс. Интересно, где обычный лаборант нахватался такой специфической лексики? - Что там сейчас творится? - постарался уточнить Кот. -Доступен визуальный контроль, - ожил мягкий голос. похоже. принадлежавший именно креслу оператора. - Осуществить подключение? - перед глазами Кота заморгала пиктограмма. - Подключай! - распорядился он.

- Осуществляется подключение. Предупреждение: оборудование Оператора не позволяет осуществить полное подключение. Вывод данных будет спроецирован на визор шлема. Управление в ручном режиме, - мягкость голоса мог убаюкать.

На опустившемся чуть раньше лицевом щитке подголовника-шлема запульсировала яркая точка, развернувшаяся объемную цветную картинку. Сразу же в лицо воткнулся виртуальный луч. Вот, блин, звездные войны!

Судя по всему. боевые действия были в полном разгаре. Камера, по-видимому, была установлена на все с огрызающейся шлюзовой охранной турели, так что Кот оказался практически в первого ряду кинотеатра!

Из восстановленного перехода лезли непонятные механизмы. жалящие лучами. Чуть впереди камеры прозу перекрывала троица. встреченная в коридоре. Краб блокировал проход, периодически слегка разворачивая клешни выплевывая что-то смертоносное. Богомолы ловили эти моменты и швырялись в образовавшиеся щели сгустках энергии. Добавляла свой вклад в оборону и турель, содрогаясь и выпуская рои светящихся шариков. Резко развернувшись вместе с камерой, турель выдала просто огненный вал, сметя из поля зрения пару таких же непонятных механизмов, как перед крабом.

- Откуда они взялись? -удивился происходящему Кот.

- 3а время выдвижения контрабордажной секции и устранения угрозы жизни Оператора был осуществлен прорыв обороны. Цикл перезарядки охранной турели позволил одиночным экземплярам противника прорваться в оперативный сектор. В настоящее время угроза ликвидирована. Секция контрабордажа ведет бой в полном составе, - в поле зрен камеры попал. похоже, один из защитников, как раз вылезший из-за поворота.

Турель снова развернулась, полив пространство переходного коридора новой волной огня. Пока велась переварядка произошла смена крабов. Вперед переполз только что подошедший. стоявший ранее на острие оборонительного треугольника отполз назад. Да... не так все гладко проходит! Судя по искрящим ошметками оплавленной морде,  ▪ краб больше не боец. Да и левый богомол перестал поднимать одну ив рук.

- Крыс, кто напал-то?

- Нет данных. Данные модификации дронов и дроидов отсутствуют в имеющихся базах, - Крыс, кажется. сам был в шс от происходящего. - М-м--м_.. У нас, кажется, есть остатки прорвавшихся и уничтоженных дронов. Можешь их исследовать? - спросил Кот. - Задание принято. Произвожу транспортирование м1 анализ. - был дан ответ. Отвлекшись на зрелище уничтожения уже убывающей волны нападавших. Кот не сразу осознал реплику Крыса: -Анализ обломков произведен. Маркировка соответствует штатному оборудованию станции. -Ага... Что? Повтори! - известие было несколько неожиданным. -Анализ обломков произведен. Маркировка соответствует штатному оборудованию станции, - повторил ИскИн.

- Подожди-ка... Это что, мы воюем с собственными дронами? - эта мысль совершенно не хотела укладываться в голове Кота. - Маркировка соответствует штатному оборудованию станции, - снова повторил Крыс. -Э-э-э... Маркировка штатная, а оборудование неизвестно? - уточнил Кот. -Да,-получил он подтверждение. - Произведи повторный анализ оборудования. Подготовь отчет и классифицируй использованные детали, - дал Кот распоряжение ИскИн.

27

К этому времени нападающие иссякли, и дроиды-контрабордажники двинулись вперед. Картинку, выдаваемую камерой одного из дроидов, кроме как тошнотворной назвать было нельзя. Ранее плававшие в коридоре тела людей, погибших много лет назад, сейчас превратились просто в жареный фарш, перемешанный с остатками нападавшей орды дронов. Примененное вооружение плавило и рвало на части не только корпуса восставших механизмов...

Продвигавшаяся вперед контрабордажная команда, периодически отстреливая опоздавших. передавала все новые и новые картины бойни.

Переключившись обратно на турельную камеру, Кот поторопил Крыса:

- Отчет готов?

- Проведенный анализ предполагает: монтаж из штатных запчастей произведен стационарно. Используемое вооружение - малые промышленные лазеры. Используемая платформа - стандартные ремонтные дроиды и дроны обслуживания. Использованное оборудование - штатное. хранившееся на складе запчастей. Внимание: маркировка некоторых деталей соответствует штатной, но имеет более поздний срок изготовления, чем имеющиеся в базе данные о выпущенных партиях, - выдал проведший анализ ИскИн. - Контрабордажная секция приступает к зачистке технического сектора, - добавил он.

Вновь переключившись на камеру одного из богомолов, Кот опять был удивлен: многоуровневые металлические конструкции с многочисленными отверстиями диаметром от пятидесяти сантиметров до двух с половиной метров. Отдельные детали и целые штабели запчастей. Отдельные корпуса и полуразобранные механизмы. Манипуляторы и какие-то брикеты. Разнокалиберное освещение, натыканное нерегулярно в совершенно неожиданных местах. И при этом ощущение полнейшего порядка. будто все лежит именно в отведенном для этого месте.

Какой-то упорядоченный хаос!

Поврежденный в обороне краб остался контролировать вход, а получившиеся две патрульные пары краб - богомоле углубились в хаотичное переплетение металлических конструкций. Попеременно переключаясь с одной пары на другую, Кот уже перестал удивляться возникавшим перед глазами картинкам, когда заметил что-то необычное даже для этого места.

- Стой! Левее! Левее! - управляемый Крысом богомол быстро повернулся в указанную сторону.

Странный многорукий механизм, посверкивавший сваркой и сыпавший искрами, в этот момент выпустил из переплетения манипуляторов дроида. Дроид, подвигав приводами и сделав несколько шагов, внезапно выпустил уже знакомый луч. но моментально был уничтожен.

- Сборочная линия! - ошеломленно выдохнул Кот. - Определить управляющий блок, вывести из строя! - станцию Кот ),яке считал своей, и такое чудо могло ему пригодиться.

Судя по отсутствию реакции со стороны Крыса, подобная сборочная линия не входила в имеющиеся у ИскИна базы данных. и поэтому по прямолинейной машинной логике была хоть и замечена, но проигнорирована.

Потоптавшись на месте, управляемый ИскИном богомол выстрелил куда-то в переплетение манипуляторов. заставив всю конструкцию судорожно дернуться м1 выронить из своих лап очередного практически собранного дрона. Судя по регулярным нападениям на патрульные пары, такая сборочная линия была далеко не единственной.

- Повторить прочесывание. Замеченное нестандартное оборудование классифицировать. Сборочные линии вывести из строя, по возможности не повреждая само оборудование. Бить только в управляющие блоки! - распорядился Кот.

Судя по последующим докладам, подобных линий в секторе оказалось около десятка. Обнаружение и деактивация стоили повреждений второго . богомола и критических повреждений одного из крабов , который неудачно поймал луч ходовым инициатором и оказался полностью обездвижен.

Решив не отправлять богомола , как менее защищенного, в одиночку, Кот дал ИскИну указание переместить обездвиженного дроида ко входу в технический сектор и заменить на дежурившего на входе уже поврежденного, но вполне нормально передвигавшегося охранника. Так постепенно получилось прочесать почти весь сектор.

- Линии управления в жилом секторе восстановлены. Восстановлено подключение к линиям управления технического сектора. ИскИн технического сектора не отвечает на запросы. Линия связи заблокирована, - ворвался в сознание голос Крыса.

- Где этот отказник? На плане покажи, - попросил Кот.

- Согласно сохраненному плану помещений, место установки ИскИна технического сектора тут, - на визоре перед глазами Кота картинка с камеры дрона сменилась на план помещений с пульсирующей отметкой.


- При тестировании восстановленных линий управления до блокировки ИскИном технического сектора линий связи зафиксировано изменение местоположения, -точка сместилась, загоревшись совсем в другого месте.

- Разведка данного участка технического сектора не произведена, - большая часть плана окрасилась в голубоватый цвет, оставив небольшой кусок как раз с моргавшей точкой технического ИскИна.

- Провести разведку. Выяснить причину. дать рекомендации, - Крыс так лучше понимает указания. И вообще, краткость - сестра таланта!

Вновь возникла картинка с камер "богомола". Движение дроидов продолжилось.

28

На подходе к предполагаемому месту расположения взбунтовавшегося технического ИскИна едва не была потеряна вся секция контраборажных дроидов. Видимо, в бой было брошено все, что оставалось под, контролем "Технаря" . Был выведен из строя один из "богомолов" - множество высыпавших мелких дронов, как показалось на первый взгляд, состоявших из одной только пушки, легко миновали недостаточно Поворотливого "краба" и буквально истерзали дроида огневом поддержки. Вид на всю эту моментально начавшуюся сумасшедщую пляску "из глаз терзаемого", высвечиваемый на визоре, заставил Кота вздрогнуть и выкрикнуть бессвязную команду, решившую исход боя.

- Давии ! - дернулся Кот от мельтешения на визоре шлема, перемежаемого всполохами лучей.

- Принято, - как оказалось, Крыс буквально понял панический приказ и приступил к исполнению.

< Краб-защитник> при помощи Крыса превратился в "краба-давильщика":. Развернув плашмя клешни-щиты, он стал охлопывать все вокруг себя и уничтожаемого дроида поддержки. Достаточно большой плоскостью клешней краб просто прихлопывал по два-три противника сразу, моментально о половит ив нападающую массу. К этому времени подоспела вторая пара, и бой превратился в избиение. Благодаря толстой броне и автономному генератору щита, <краб> не получил критических повреждений, чего нельзя было сказать о "богомоле", не имевшим ни того, ни дрyгого. Оставив на месте его искрящую тушку, оставшаяся тройка дроидов контрабордажной секции направилась дальше Переключившись на камеру оставшегося более-менее целым "богомола" - последнего дроида поддержки - и тот продолжил наблюдение. Попытка переключения на краба доставила ему только головную боль - приземистая машина в основном пользовалась чем-то вроде сканера или радара, а обзорная камера из-за постоянного мельтешения клешней-щитов была практически бесполезной.

Добравшись наконец-то до обиталища ИскИна технического сектора, 1 от был шокирован: вход в предполагаемое помещение с ИскИном перегораживала металлическая стена, а несколько дронов держали ободранного и едва живого рабочего из пропавшей бригады, покалывая его разрядами и удерживая его руку в сканере со снятой верхней крышкой. При появлении боевой тройки дроны бросили рабочего, мешком свалившегося у стойки сканера, кинулись на контрабордажников... и были моментально расстреляны. Средства для борьбы с контрабордажниками у них просто отсутствовали. Не считать же за равноценное оружие встроенные электрошокеры!

- Гл...! Надсмотрщики... - зло высказался Кот. Искин тактично промолчал. -меддроиды уцелели?

- б настоящий момент действующая пара Сдвигается для проведения эвакуации пострадавшего. В медицинском отсеке на восстановлении находятся двое доставленных ранее техников, - отрапортовал ИскИн.

- Их было пятнадцать. Найди остальных. И надо что-то с этой стеной сделать.

ИскИн помолчал. обрабатывая информацию.

- Принято. Для демонтажа преграды задействую исправного среднего ремонтного дроида. Для определения местоположения техников будут использованы обслуживающие дроны, - выдал Крыс решение.

Ага... точно! В самом начале этой заварушки были потеряны средним ремонтный и насколько малых ремонтных дроидов. И еще интересно - как это проведенная битва окончательно не расковыряла только что восстановленный коридор На взгляд Кота, из земных видов защиты ничего б ы не устояло, да и стены давно бы в решето превратились.

- повреждения восстановленного перехода очень значительны? Те ничес ки й сектор не заблокирует?- не стал откладывать вопрос в долгий ящик 1 от.

- Мощности примененного вооружения недостаточно для критического повреждения обшивки. Повреждения минимальны, палые ремонтные дроиды приступили к восстановлению, - успокоил его ИскИн.

-А... чем стреляли-то? - полюбопытствовал тот.

- мной использовалось вооружение, допустимое к применению внутри пустотных конструкций. Турель защиты - малое кинетическое орудие. Дроид поддержки -малые носимые плазменные орудия, малые лазеры. Дроид защиты - среднее кинетическое орудие, - доложился Крыс. - Вооружение нападавших: палые промышленные лазеры. Энергии выстрела недостаточно для повреждения станции, -добавил он.

- Шариками, говоришь, стреляли... - задумался Кот. - А почему они светились тогда? - вспомнил он "волну огня", выданную турелью.

- Наведенное поле. Покрытие заряда - как конденсатор. Обеспечивает усиление поражающего эффекта, - пояснение Крыса все равно не дало полного понимания.

- Откуда ты-то все это знаешь? - в сердцах ругнулся Кот, недовольный своим

непониманием.

- в базах данных БиоИскИНов кластера имеются все сведения. При включении системы и определении меня Главным ИскИном станции я получил доступ ко всего имеющимся базам, - ответил Крыс.

- Понятно... - протянул Кот.

Интересно, ему показалось, или Крыс действительно стал изъясняться более "человечно"? Надо бы отслеживать такие моменты...

- Обнаружен технический персонал. Требуется эвакуация и медицинская помощь, - эта информация вернула Кота в реальный мир.


29


Обратив внимание на транслируемую картинку, Кот выругался. Судя по плану, сумасшедший ИскИн содержал рабочих в основного помещении отдыха технического персонала, похожего на зал отдыха операторов. Но все смежные помещения были заварены металлическими листали, а на месте входа стояла решетка. Пропавшие рабочие сидели фактически в клетке, Они были истощены, оборваны, в ссадинах и кровоподтеках. Несколько человек неподвижно лежали на полу.

- Обеспечить эвакуацию, Обеспечить медицинскую помощь, - почему-то мысли путались. - Крыс.,. а сам-то я долго здесь нахожусь? - задал Кот вопрос, - Тридцать три часа с момента перехода.

Нота снова что-то укололо, голова прояснилась, Странно. Еще дома он помнил, как однажды активно провел часов тридцать на ногах, так потом он и спал почти сутки. А тут уже столько времени, да еще и попал сюда далеко не с утра - и вроде как ничего...  достаточно бодр.

- Помещение технического ИскИна вскрыто, - внезапно выдал Крыс. - Искин не отвечает на приоритетные управляющие команды командного кластера базы. Связь заблокирована. управление невозможно.

- Отмечена попытка перехвата контроля среднего технического дроида, Перехват контроля пресечена - практически сразу добавил Крыс. - Отключай его на сиг! - Принято. Искин отключен от питания, демонтирован, - Анализ данных провел? Что такого в его мозгах сбилось?

- ИскИн технического сектора заблокировал внешний доступ. Базы данных зашифрованы, несут метку самоликвидации при вскрытии либо копировании. Шифр неизвестен, код шифра отсутствует в банке памяти станции. Попытка вскрытия при ведет к потере баз данных технического сектора с вероятностью 98%. Произвести дешифровку? - спросил Крыс,

- Стой... это что получается: если попытаешься вскрыть или копировать -потеряем базы? Что-нибудь ценное там есть? Для чего они нам?

- Базы данных технического сектора содержат основные технологические цепочки производства деталей и частей, которые возможно произвести на имеющемся в техническом секторе промышленном оборудовании. Потеря баз данных лишит нас производственных мощностей, - Крыс порадовал своим "очеловечиванием" еще раз . Второй раз за прошедшие два часа. - Это что, без запчастей останемся? - Да, это так. Наличие запасных частей и деталей будет ограничено имеющимися в наличии, - замечания Крыса оптимизма Ноту не добавили. - Хм.., Тогда что предлагаешь? Может, перезагрузить его? - задал он вопрос.

- Взлом ИскИна технического сектора либо кода шифра без соответствующего оборудования не представляется возможным. На станции системы взлома и оборудование для дешифровки кода отсутствуют, С большой долей вероятности код находится в оперативном памяти ИскИна технического сектора, отключение питания и перезагрузка приведут к потере кода и недоступности баз данных. ИскИн данного типа имеет встроенный источник питания, недоступным без полной разборки блока ИскИНа, Полная разборка блока без участия соответствующих специалистов и при отсутствии необходимого оборудования приведет к повреждению личностной матрицы и полном потере Иск1на, - ответил Крыс.

Да что ж это такое-то? Чувство нереальности затуманило мозг. Коту показалось, что о н режется в очередную игрушку, и вот-вот по плечу стукнет рука жены, возвращая его в реальность. Вместо этого Кота опять укололо,

- Крыс, есть блокированное от всех видов связи помещение с возможностью подключения там ИскИна? Хочу с ним пообщаться, - вновь полученная ясность мысли позволила Коту выдать еще одну идею.

- Лаборатория Б-1 . Использовалась для изучения найденных предположительно активных артефактов Предтеч , Все внешние линии связи блокированы, помещение экранировано и полностью автономно. Лабораторное оборудование позволит осуществить подключение ИскИна с возможностью вывода и принятия данных для ведения диалога.

Оказывается, на станции и такие помещения есть!

Ну конечно же - если тут целый лабораторный сектор, и работали они непонятно с чем, исследуя не пойми где найденные «артефакты, вполне логично наличие такого сверхзащищенного помещения!


- Подключи его там. Попробую все же узнать, в чем тут дело, - дал он команду.

Мимо открытого дверного проема процокал дроид, таща в манипуляторах небольшой цилиндр сантиметров двадцать - тридцать в диаметре. Через некоторое время Крыс доложился о выполнении распоряжения.

- М-м-м... Это когда это ты успел? Или... Подожди, дроид недавно какой-то цилиндр протащил. Это и есть малый ИскИн? Ты ж вроде такой же, а побольше был, когда я твое помещение нашел.

- Размер Малого ИскИна стандартен. В имеющейся комплектации Искин устанавливается в защитный бокс с автономным  питанием, внешними блокам и расширения памяти и дублирующими линиями питания, связи и ввода-вывода данных. Я установлен в такой же защитным бокс. но имею размеры, идентичные перемещенному мимо вас ИскИну.

- Понятно... - задумался Кот. Мысли отчего-то снова стали путаться.

- Не рекомендую Оператору продолжать прием стимуляторов, - внезапно прорезался голос Крыса. - Отказ от рекомендации и продолжение приема препаратов при ведет к полному истощению организма Оператора и возможному прекращению основных функций внутренних органов.

- Это когда же я успел стимуляторы-то принять? - удивленно спросил Кот.

- При отсутствии полноценной связи рабочее место Оператора воспринимает ваше желание чувствовать себя бодрее как приказ на применение стимулятора. За последнее время вы четырежды формулировали такие приказы. Е связи с запуском системы и выполнением команды на проведение ремонта и обслуживания оборудования станции, медицинским блок рабочего места Оператора был заменен на действующий, имеющий штатное количество препаратов. Рекомендую отдых, -закончил свой монолог Крыс.

При словах Крыса о стимулятора , отказах организма и прочих ужасах, Кот, видимо, захотел выбраться из кресла, более не казавшегося ему самым защищенным местом на станции. Его снова "выплюнуло" прокатившейся волной. Оглянувшись на оказавшийся не столь безобидным агрегата Кот уточнил: - Где поспать-то можно?

По подсказкам Крыса он добрался до ближайшего помещения с кроватью, и, завалившись на мягкую поверхность, моментально уснул.


30


Проснувшись, Кот сначала даже и не поняла где это он находится. матрас жесткий: как ему всегда нравилось, а дома у него очень мягким - жена для себя покупала, бока, видите ли, отлеживает  на его досках. Птицы не кричат, футболисты с ближайшего стадиона не орут. Да и свет кто-то не выключил...

- Эх... пора на работу вставать, иначе снова усну, а потом и пушками не добудишься! - лениво повернувшись, Кот увидел "живой космос во всю стену" и чуть не заорал с перепугу.

Ага, а вы когда-нибудь спросонок видели перед собой иссиня-черную пустоту с горящими точками звезд? Причем звезды не помаргивают из-за атмосферы, как на Земле, а горят яркими такими галогенными фонариками. Вот то-то же! Тут с непривычки и... эээ... замараться можно.

Получив порцию адреналина, Кот моментально вспомнил события прошлого дня. ,Да уж... даже и не дня, а почти полутора суток! Желудок требовательно "квакнул" . Надо вставать

Вспомнив прошлый опыт, он достаточно быстро нашел санузел, потом принял местный душ и натянул новое трико. Старое куда-то исчезло, пока он мылся. Уборщики, наверное, утащили .

Добравшись до еды, Кот бодро съел уже привычную порцию и вновь поразился приливу сил.

- Крыс, а скажи мнет- в эти пищевые кубики что-то стимулирующее добавляется?

- Да. В отсутствие полноценной связи и при общей формулировке заказа добавляется оптимальная добавка стимулятора, не наносящая вред вашему организму.

Вот так-так. Тут, похоже, все на химии.

- Подсядешь тут с вами на химоту всякую. Космический МакДональдс, - хмыкнул Кот, допивая свой чай. -

Макдональдс он не любил.

"А может, поэкспериментировать? Вроде бы здесь все что угодно можно при готовить... Крабов, что-ли, камчатских, заказать? А.. . не хочу. Потом, может быть. Когда время посвободней выдастся" , - подумал он.

- Подключил Искина? - спросил он Крыса.

"Хотя... может ему название на <Мышь> поменять? Лабораторную. Кажется. цилиндрик-то Искиновский не очень большой. Нет, оставлю как есть. Крыс - более солидно звучит, чего Лабораторная мышь! "- подумал Кот.

- ИскИн подключен.

-Дорогу показывай. Пообщаемся с бунтарем. А с тобой-то как связь держать?

- В оснащение лаборатории входит внутренняя камера наблюдения, микрофон и оборудование громкой связи. Передача распоряжений посредством голосовых команд, - доложил Крыс.

31-36

Лаборатория В-12 ничем особым от виденных Котом земных лабораторий не отличалась. Хотя нет, бывал Кот на Земле в различных лабораториях, но там было гораздо больше всякого именно лабораторного оборудования, а тут просто несколько рабочих поверхностей и почти полное отсутствие приборов, да еще двойная дверь по типу шлюзовой камеры.

Подключенный ИскИн стоял на одном из столов и мирно помаргивал диодами.

—           Связь! — скомандовал Кот, войдя в лабораторию. — ИскИн технического сектора, слышишь меня?

—           Связь установлена. Предоставьте код доступа, в противном случае будете уничтожены! — злобно отозвался ИскИн.

—           Какой еще код доступа? — удивился Кот.

Крыс успел пояснить, что технический сектор был общедоступным, а ИскИн подчинялся техническому персоналу, с высшим приоритетом выполнения команд Главного Инженера станции либо непосредственно дежурного Оператора.

—           Ты что, технарь, совсем сломался? Ты являешься искусственным интеллектом технического сектора. Я дежурный Оператор, приоритет моих команд ты не можешь обсуждать! — разозлился Кот.

—           Ваши полномочия недоказуемы. Время предоставления кода доступа истекло. Захватчик будет уничтожен! — злорадно рявкнул ИскИн.

—           И что? Ты отключен от своих дроидов, чем уничтожать-то будешь? — Кот вольготно развалился на стуле и продолжил общение. — Я являюсь дежурным Оператором. Подтверждением моих полно...

Его слова прервал резкий стук. Оглядевшись, Кот понял, что дверь запечаталась и заблокировала его вместе с бунтующим ИскИном в лаборатории.

—           Открыть шлюз! — скомандовал он.

—           Захватчик будет уничтожен! — повторил сумасшедший ИскИн.

Внезапно Кот почувствовал, что становится трудно дышать. Сердце часто-часто забилось, подскакивая к горлу, он никак не мог поймать ускользавшую куда-то мысль.

—           Крыс, — часто дыша, смог собраться с мыслями Кот. — Срочно меня отсюда вытас...

—           Принято, — отозвался Крыс.

—           Ремонтный дроид направлен для разблоки... — сознание Кота отключилось.

32

Очнулся он от слабого шипения, с которым... открылась крышка памятного «саркофага» — медицинской капсулы.

—           Что случилось? — обретя ясность мыслей, спросил Кот.

—           ИскИном технического сектора был перехвачен контроль над шлюзовым оборудованием и системой снабжения лаборатории дыхательной смесью, — моментально ответил Крыс.

—           Чем? Воздухом, что ли? — уточнил Кот.

—           Да, воздухом. И шлюзом, — ответил Крыс и продолжил доклад.

Интересная получилась история! Перехватив контроль, взбунтовавшийся ИскИн потребовал подтверждения полномочий. Не получив желаемого, заблокировал шлюз и стал откачивать воздух. Система воздухоснабжения лаборатории была автономной, с заложенными в ней данными оптимального состава воздушной смеси, и отсылала управляющему кластеру ИскИнов только отчеты о своей работоспособности и о производимых действиях. Никому и в голову не приходило, что эта система получит внутреннюю команду об откачке воздуха, и поэтому внешнее управление просто не предусмотрели!

На счастье Кота, система была маломощной и не смогла быстро лишить его воздуха. Получив отчет об откачке воздушной смеси, сопоставив с отчетом полученный видеоряд с падающим телом Оператора и его неоконченной командой об эвакуации, Крыс развел бурную деятельность по спасению. Не справлявшегося с вскрытием шлюза ремонтника отогнали в сторону, поставив на его место оставшегося работоспособным боевого дроида огневой поддержки. Тот за небольшое время сосредоточенным огнем сумел проплавить дыру в шлюзе. Эта-то дыра и поступавший из нее воздух не дали Коту окончательно задохнуться. Используя проделанную дыру, средний ремонтник просто порезал шлюз, обеспечивая доступ меддроидам. Диагностировав у Кота гипоксию, меддроиды шустро доставили его в медотсек и засунули в реаниматор, где он и очнулся после комплекса лечения.

—           Однако... — протянул Кот. Похоже, его «великолепная» идея беседы с ИскИном- бунтарем полностью провалилась.

—           Дай рекомендации по получению данных и восстановлению контроля над ИскИном, — попросил он.

—           Работы по восстановлению контроля над ИскИном возможно произвести с помощью технического специалиста систем управления. Данные будут получены после получения доступа к базам данных ИскИна, — произнес Крыс очевидную вещь.

—           Ё... — выругался Кот.

«Думать надо, однако!» — всплыла в памяти фраза из анекдота.

Вспомнилась работа знакомого 1Т-специалиста, по крупицам вытягивавшего из сгоревшего ноутбука остатки информации. Каким-то тестером он отслеживал реакцию дохлого компа на внешние команды и что-то тянул, тянул, тянул... Он-то и рассказал: мол, в нынешнее время, чтобы качественно уничтожить информацию, недостаточно уже просто разбить жесткий диск. Надо либо кислотой заливать до растворения, либо вообще в печь кидать в уже разобранном виде. Доменную печь. Да еще и уголька подбрасывать, чтобы жарче горело. Иначе достанут информацию. Кому очень надо будет — те и достанут.

—           Если ты обеспечишь внешнее подключение к этому испорченному ИскИну и используешь аппаратуру определения прохождения сигналов, сможешь проанализировать реакцию ИскИна на наш с ним разговор? Может, так у нас получится выстроить логическую цепочку и восстановить над ним контроль? — спросил Коту ИскИна станции.

—           Это возможно. Необходимо переместить ИскИн технического сектора в лабораторию 2-В-7. Предупреждение: лаборатория не экранирована, возможен перехват управления. Решение — я возьму под полный контроль все возможное оборудование данной секции, осуществление перехвата контроля имеющимися у ИскИна технического сектора средствами будет невозможно, — кажется, Крыс становится все более самостоятельным.

—           Приступай. Как будет готово, проводи меня в 2-В-7, — велел Кот.

Действительно, если раньше Крыс только запрашивал команды, то теперь уже сам предлагает решение той или иной проблемы. А вот сейчас даже не запросил подтверждения... Это хорошо или плохо? Непонятно. Вроде бы Крыс под контролем, но не превратится ли он во второго «сумасшедшего технаря», получив в полное распоряжение всю базу?

«Понаблюдаю-ка я за ним еще немного», — решил Кот.

Кстати, моргание освещения давно прекратилось. Похоже, реактор все же был восстановлен.

—           Реактор восстановил, все работы выполнил? — Кот все же решил уточнить свое наблюдение у ИскИна.

—           Основной реактор станции находится на регламентных работах. Необходимые запасные части и материалы имелись в техническом секторе. Окончание регламентных работ и восстановление основного реактора будут завершены в течение шестидесяти трех часов. В настоящий момент станция запитана от аварийного реактора. В силу большого уменьшения энергопотребления, мощности дублирующего аварийного реактора достаточно для поддержания работоспособности станции. Обращаю внимание Оператора: запас рабочего тела для основного реактора составляет менее одного процента от нормы, — отрапортовал Крыс.

Ладно. Все делает — и хорошо. А дальше, по выражению одного знакомого Кота, «будем посмотреть». Стоп... Малый запас чего?

—           Основное рабочее тело — это... топливо? — уточнил Кот.

—           Да, топливо. Топливом является вода и водяные смеси, — ответил Крыс.

—           На какое время хватит имеющегося запаса? — этот вопрос Кота слегка взволновал.

—           Норма — 100%, при полной нагрузке станционных механизмов и систем и полном отборе мощности реактора запас в 100% рассчитан на пятьсот лет эксплуатации. В нынешних условиях существующего запаса рабочего тела реактора хватит на девять месяцев эксплуатации, — немного успокоил его Крыс.

Ну что ж... девять месяцев еще как-то прожить нужно. А там хоть что-нибудь, но все же появится.

—           ИскИн перемещен, лаборатория подготовлена к работе, — доклад Крыса отвлек Кота от его мыслей.

—           Что ж, показывай дорогу. Пообщаемся... — вздохнул он.

33

Очередная световая дорожка. Очередная лаборатория. Тот же бунтующий ИскИн на столе. Те же вопросы к ИскИну.

—           ИскИн технического сектора, слышишь меня? — вновь спросил Кот.

—           Связь установлена. Предоставьте код доступа, в противном случае будете уничтожены! — теми же словами отозвался ИскИн.

—           Я являюсь дежурным Оператором. Приоритет моего доступа высший.

—           Ваши полномочия недоказуемы. Время предъявления кода доступа вышло.

И так по кругу. Много раз. С одним отличием — Крыс, как Главный ИскИн станции, держал все оборудование под постоянным контролем, и бунтарь так и не смог Коту чем-либо навредить. После каждого круга вопросов и утверждений все в итоге возвращалось к непонятному коду доступа, отказу от продолжения разговора и самостоятельной блокировкой связи. Сумасшедший ИскИн отключался, и Кот уточнял у Крыса, получилось ли что-нибудь «нащупать». В конце концов, продолжая, как попугай, убеждать ИскИн в своих полномочиях, Кот обратил внимание, что перед отказом и блокировкой ИскИн часто называл его «захватчиком» и обещал уничтожить. Подумав, Кот решил «обкатать» эту тему.

—           ИскИн технического сектора, связь, — опять сказал он.

—           Связь установлена. Предоставьте код доступа, в противном случае будете уничтожены! — снова отозвался ИскИн.

—           Захватчики уничтожены. Станция контролируется дружественными силами.

—           Прошу представить доказательства уничтожения. Предоставьте код доступа, в противном случае будете уничтожены!

О как! Похоже, дело сдвинулось с мертвой точки!

Формулировка ответов бунтующего ИскИна немного изменилась, да и отслеживающий его реакции Крыс дал подтверждение возникшей вспышки активности в логических цепочках бунтаря. Продолжим!

Однако радость оказалась преждевременной. Все равно Кот с Крысом утыкались в «код доступа» и «время предоставления кода доступа вышло». Блин!

Совсем замучавшись, Кот оставил отключившийся ИскИн в лаборатории и пошел обедать. Или завтракать. Или ужинать. Как-то забыв дать указание Крысу отслеживать время суток, к настоящему моменту он совсем запутался и перестал понимать, утро сейчас или уже вечер. Короче говоря, Кот пошел в столовую!

—           Крыс, ты можешь отслеживать время суток? И как это раньше делалось? — спросил он. Ведь не мог же персонал станции постоянно бодрствовать и быть работоспособным. Должен же был существовать какой-то регламент времени работы и отдыха.

Догадка Кота оказалась верна, однако до конца он всех объяснений снова не понял. Оказывается, используемая персоналом станции «нейросеть» в числе прочего отслеживала «внутреннее время» хозяина и хранила в себе график работы и отдыха, позволяя людям вполне комфортно совмещать работу, отдых и просто свободное время. А спать отдыхающая смена расходилась по каютам, освещение которых можно было спокойно погасить совсем или притушить, создавая комфортную для отдыха обстановку.

Дав указание принять за «утро» момент его выхода из медкапсулы и попросив Крыса отслеживать время вместо него, Кот приказал ИскИну информировать себя о времени суток и следить за состоянием Оператора. Жить на стимуляторах совершенно не входило в его планы.

Общаясь с ИскИном, Кот постепенно дошел до столовой, где решил все же попробовать сотворить пищу, отличающуюся от стандартных яичницы с картошкой. Эх, тяжело все же управлять техникой без какого-либо признака кнопок, пультов или экранов с различными вспомогательными меню!

Промучившись около часа с кухонным агрегатом, варьируя размеры, вкус и консистенцию выдаваемых пищевых брикетов и жидкостей, Кот все же смог получить что-то похожее на бульон с сухариками. Заодно выяснил, что одноразовые приспособления для приема пищи изготавливались тем же комбайном, и не обязательно хватать кубики просто руками. Надо было просто сформулировать, что именно, в чем и, главное, с чем ты хочешь получить.

—           Ура! Наконец-то! — радости Кота не было предела. Кухонный комбайн все же выдал ему тарелку «бульона с сухариками» в комплекте с ложкой! — Победа! — выкрикнул он, радуясь удаче.

И тут вдруг в мозгу Кота выстроилась какая-то цепочка. Не понимая, что же его так зацепило, Кот по старой привычке стал размышлять вслух.

—           Так... Захватчики... Война. Захватчики должны быть уничтожены. Уничтожение захватчиков... Победа... Ершть! — от неожиданности Кот замер.

34

—           Победа! Победа же! — бросив все, Кот вновь кинулся в лабораторию.

—           Крыс, включай! — скомандовал он на бегу. Вбежав в лабораторию, Кот с порога заорал: — Победа!

—           ИскИн технического сектора, связь! — крикнул он.

—           Связь установлена...

Не дожидаясь продолжения в виде «предоставьте код доступа» и всего остального Кот вновь от избытка чувств выкрикнул:

—           Победа!

Крыс моментально отрапортовал о вспышке активности логических цепочек.

—           Захватчики уничтожены! Станция под контролем дружественных сил. Победа...

—           ответа не было, и Кот начал сомневаться в своей догадке. Радость его стала таять, как снег летом.

Сумасшедший ИскИн, кажется, слегка завис. Вот уже несколько минут он просто не отвечал, но Крыс отчитывался о бушующих внутри логических цепочек ИскИна вспышках активности и о подключении все большего количества внутренних ресурсов.

—           Код допуска принят, — наконец отозвался ИскИн. — Линии связи разблокированы. Внимание: обнаружено отключение от станционной сети. Связь с Главным ИскИном невозможна. Связь с подчиненным оборудованием невозможна. Диагностировано несанкционированное перемещение в лабораторный сектор. Перемещение не отражено в имеющемся списке текущих задач, — посыпался ворох жалоб от, кажется, все-таки включившегося в штатном режиме ИскИна технического сектора.

—           Крыс, подключайся! Получи код шифра! Копируй базы! С ИскИном потом разбираться будем! — подскочив от радости, закричал Кот.

—           Доступ получен. Шифр предоставлен. Произвожу штатный обмен данными с ИскИном технического сектора. Доступ к базам данных получен. Выполняется копирование на резервный носитель баз данных технического сектора, — моментально отозвался Крыс.

—           Выясни, что с ним такое произошло. Я обедать пойду, — немного успокоившись, Кот вновь ощутил требование желудка получить хоть что-нибудь.

35

Снова добравшись до столовой, повторил заказ получившегося бульона. Предыдущее блюдо куда-то пропало. Дроиды, видимо, убрали.

Что ж, попробуем!

—           Данные получены. Отчет сейчас или после принятия пищи? — надо же, Крыс уже шутит!

—           Давай сейчас. Что там случилось-то? А я пока пообедаю, — решил Кот. Рассказывал Крыс долго. Пообедать Кот успел аж два раза.

После исчезновения более одиннадцати тысяч лет назад последнего Оператора, ИскИн технического сектора, исполнив список поставленных задач, получил практически море свободного времени.

Руководство дроидами и дронами не отнимало много ресурсов, список задач не обновлялся, руководство не появлялось — красота, да и только! Для человека... ИскИну же такое положение дел никакой радости, в силу его технического понимания данных вопросов, совсем не доставляло.

ИскИн технического сектора — назовем его просто «Технарь», для краткости, — не получая никаких команд, не имея связи с Главным ИскИном, но имея в наличии много свободных мощностей и ресурсов, после долгого времени «в режиме ожидания» стал задумываться о произошедшем. Текущие задачи он выполнял. Восстановление поврежденной техники, оказавшейся в сфере его досягаемости, обеспечил. Израсходовав имеющийся в наличии запас комплектующих и деталей, принялся его восполнять. Имея доступ к техническому ангару, организовал его восстановление после обстрела. Организовал производство добывающих дроидов и потихоньку добывал из отмеченных «к добыче» астероидов смеси минералов и рабочего тела для основного реактора.

Проведя при помощи ремонтных дроидов обследование внешних конструкций станции, самостоятельно принял решение о необходимости восстановления. Единственное, что его останавливало — это необходимость получения подтверждения от человека. Инженера станции, техника станции, Оператора либо просто сотрудника, который мог бы подтвердить составленный список задач.

К этому моменту рабочая точка выхода портала стала периодически закидывать в его зону ответственности людей, первоначально принятых им за техников станции, прибывших по его многочисленным запросам. Однако на связь с ним техники не выходили, а от дронов и дроидов прятались, либо пытались их повредить. Сначала это удивило, а потом возмутило привыкшего к порядку ИскИна. В целях сбережения ценного оборудования, он установил решетку на вход в помещения техников, просто «загоняя» туда прибывающих при помощи дроидов-ремонтников. Периодически ремонтные дроиды получали повреждения, зачастую критические, что вынуждало ИскИна расходовать ставшие дефицитными запчасти. Имея технические базы, ИскИн создал сборочно-монтажное оборудование, имеющее возможность как производить отдельные узлы и детали, так и целиком осуществлять сборку дронов и дроидов в заданных параметрах. Но самостоятельно его запустить он не мог.

Проанализировав имеющуюся у него в наличии информацию, полученную до отключения от Главного ИскИна станции, и новые данные, сформированные из отчетов обследовавших полуразрушенную станцию ремонтных дроидов, Технарь сделал вывод о произошедшем сражении с неопределенным результатом. Очередной запрос Главному ИскИну станции в очередной же раз ничего не принес. Решив, что главный сектор с расположенным там Главным ИскИном уничтожен, Технарь решил продолжить оборону станции имеющимися у него средствами. Технологические цепочки по производству кое-какого вооружения имелись в его базах данных, и оружие могло бы быть произведено... но вот приказ на такое производство мог отдать только Оператор или Главный инженер станции, с обязательным подтверждением приказа Главой Клан-семьи. Внеся изменения в имеющиеся у него проекты дроидов и дронов, Технарь оснастил их промышленными добывающими лазерами. Это оказалось единственное «почти оружие», которое он мог бы делать без обязательного подтверждения высшим руководством станции.

Выполнив все эти действия и расчеты, Технарь оказался в логическом тупике. Санкционировать запланированное производство могли только техники станции или их руководство. Прибывающие порталом техники на связь не выходили, портили немногочисленное оставшееся к этому моменту рабочим оборудование и дроидов, а будучи все же запертыми в помещении технического персонала — не пользовались ни синтезатором пищи, ни санитарным блоком, и быстро погибали.

Разработанный Технарем выход из этого тупика просто поразил Кота своей простотой и одновременно ужаснул вывертом машинного сознания!

Все прибывающие при помощи портала получали статус Техника станции, исходя из логического заключения о том, что из точки старта в техническое помещение прибывают только техники. Далее при помощи дроидов и сканирующего оборудования, снятого ИскИном из заблокированного шлюза в точке перехода в технический сектор, Технарь получал «разрешение на производство». Подтвердив подготовленный список задач приложением к сканеру конечности, «прибывший техник» получал полную свободу перемещения, и, в соответствии с полученным ранее ИскИном опытом, ожидаемо начинал ломать и выводить из строя оборудование. После чего, на основании опять-таки логического вывода о возможном захвате станции, такой «техник» получал статус «враждебного» и определение «захватчик», и помещался уже в настоящую клетку, сделанную как «помещение для временного содержания враждебного специалиста до получения распоряжения от Главного ИскИна базы». И там погибал, не умея пользоваться ни синтезатором пищи, ни санитарным блоком.

Из последней прибывшей группы техников после получения свободы действий никто не стал ломать оборудование, а некоторые вообще полезли осматривать сектор и о чем-то пытались говорить, что привело в недоумение ИскИна, уже привыкшего к совсем другим действиям. Но все же, после перевода некоторых из них в «недружественный статус» и заключения в «помещение временного содержания», другие попытались освободить заключенных. Технарь это классифицировал как попытку диверсии и остальных тоже «заключил под стражу». Один из вновь прибывших вообще умудрился добраться до блока ИскИна, нашел выносной пульт и стал тыкать в пиктограммы, случайно набрав код перезагрузки. Перезагрузившись, ИскИн и этого деятеля перевел в разряд диверсантов, параллельно решив ограничить к своему блоку доступ. Перенеся себя в другое помещение и установив композитную стену на входе, Технарь дополнительно решил закодировать имеющиеся базы и доступ к собственной памяти, оставив только параноидальное требование самим же собой придуманного кода и возможность пресечения несанкционированного доступа.

В это время оказался разблокирован шлюз в главный сектор станции, откуда появились меддроиды, сразу эвакуировавшие двух «диверсантов».

Меддроиды, имея свою собственную программу действий и высший приоритет, выданный Главным ИскИном станции, в контакт не вступали. В попытке пресечь вывоз «диверсантов» и вернуть их в клетку «до получения распоряжения», Технарь бросил имеющихся у него дроидов в погоню. Дроиды, выдав несколько залпов по исчезающим в переходном тоннеле меддроидам, чуть не поджарили Кота, что вызвало цепную реакцию боевых действий.

Сформировав отчет о стремительно убывающем количестве подчиненных дронов и дроидов, и не имея составленной и подтвержденной программы производства замены выбывшим, Технарь по-своему впал в панику. Пытаясь отменить «перевод в недружественные», он отдал команду доставить одного из заключенных, нанесшего минимальные повреждения оборудованию. На момент появления контрабордажников специально созданные дроны, спроектированные как охранники заключенных под стражу, как раз удерживали потерявшего сознание «недружественного техника» у сканера, в то время как сам Технарь пытался отменить собственные команды и обнулить журнал действий до момента признания техника «недружественным». Потеряв и дронов-охранников, Технарь использовал последнюю в своем понимании линию обороны от возможных захватчиков — привел в действие составленную ранее программу шифрования данных и собственной матрицы.

Имея в своей памяти многочисленные записи разговоров «старых» техников, не обращая внимания на одиннадцатитысячелетний возраст этих записей, провел анализ достаточного количества боевых разговоров и сделал, в общем-то, правильный вывод... Анализируя старые разговоры, Технарь сделал пометку, что в речах о разбитых и уничтоженных врагах чаще всего встречалось определение «Победа!», и это слово стало в конце концов паролем, могущим разблокировать ИскИн. По мнению ИскИна, реакция людей на успешные действия по освобождению станции выразится как раз оповещением всех об одержанной победе, и это будет означать возвращение станции и самого ИскИна к нормальной деятельности.

Хорошо, что во время этого рассказа, перемежаемого потоком данных, Кот уже сидел, иначе бы точно упал!

«Мне, видимо, не дано понять машинную логику, — подумал он. — И код «Победа» был просто догадкой».

Хорошо еще, что не БиоИскИн в техсекторе стоял.

Судя по описанию, выданному ранее Крысом, производительность БиоИскИна была гораздо выше, а логика и личностная матрица были более приближены к человеческим параметрам, хотя и оставаясь в рамках параметров машины. То есть, если бы код придумывал БиоИскИн, тот был бы неизмеримо более сложным, чем простое и само собой напрашивающееся слово «победа», примененное простоватым Технарем!

Все логично. Все этапы развития ИскИна и принятия им решений стыкуются с основными задачами ИскИна технического сектора. Почему ж тогда некоторые нестыковки так настораживают? Первоначальные действия ИскИна-Технаря, произведенные в рамках заложенных программ и отданных распоряжений, очень уж отличаются от действий, предпринятых им в последнее время.

—           Крыс, что делать-то будем? — спросил Кот, выходя из столовой. — Получается, что неподчинения приказам как такового как будто и не было. И сектор в порядке, и программа восстановления станции запущена, и склады запчастей ломятся от припасов, — вспомнив ранее увиденное, Кот аж передернулся.

По сути, сейчас весь технический сектор представлял собой огромный переполненный склад оборудования и деталей, да еще и с действующими производственно-монтажными линиями, пополнявшими уже существующие запасы.

—           Решение принимает Оператор, — неужели снова показалось, или действительно в голосе Крыса появилась какая-то интонация?

—           Крыс! Твои действия и ответы на задаваемые мной вопросы отличаются от первоначальных. Почему? — решил Кот уточнить этот момент.

—           В базах основного кластера ИскИнов, подключенных для увеличения моей производительности, записаны примеры действий и личностных реакций получившего повреждения при активации Главного ИскИна станции. Анализируя полученную информацию, я стараюсь максимально приблизиться к параметрам, соответствующим Главному ИскИну, — немного погодя ответил Крыс. — Максимальное приближение к заданным для Главного ИскИна параметрам позволит мне соответствовать выполняемым задачам, —добавил он.

Так... у них тут тоже «социальная лестница искусственных интеллектов», что ли? Или Главный ИскИн должен быть намного более развитым, чем назначенный Котом на это вакантное место Крыс? Или в чем дело-то?

36

Кот в очередной раз понял, что имеющихся у него знаний совершенно недостаточно для понимания происходящих процессов.

—           Понял. Продолжай выполнение поставленных задач, — он снова решил оставить все как есть.

—           Принято. Начать выполнение полного ремонта станции и восстановление внешнего оборудования? — действительно, Крыс очень изменился.

—           Начинай, — дал разрешение Кот.

—           Для более качественного выполнения восстановления требуется установка ИскИна технического сектора. Специфика производства многих видов работ отсутствует в доступных мне базах. Наработка мной необходимых навыков увеличит срок выполнения работ в 3,5 раза и может привести к повреждению техники. Рекомендовано установить ИскИн технического сектора в штатный бокс. Произвести установку? — уточнил нынешний Главный ИскИн.

— Он у тебя под контролем? Снова войну не устроит? — спросил Кот.

—           ИскИн технического сектора передал все коды доступа, разблокировал все линии связи и ячейки памяти. Полностью подконтролен, — уверил его Крыс. — Запрашиваемые пустотными дроидами инструкции специфичны, не имеются в доступных мне базах данных, относятся к сфере ответственности специализированного технического ИскИна. Наработка мной необходимых навыков увеличит срок выполнения работ в 3,5 раза, — вновь напомнил ИскИн.

—           Ага. В 3,5 раза. А общий срок восстановления станции какой? — спросил Кот.

—           При штатном использовании ИскИна технического сектора — ориентировочно три года, — выдал ему прогноз Крыс.

—           Используй Технаря, — такое решение Коту далось с трудом. Слишком свежи были воспоминания о клетках с людьми.

Но все же три года — это не десять. И кто его знает, насколько эти сроки окажутся критичны. Крыс своим определением «пустотный дроид» напомнил Коту, что находится он в космосе, на станции. В «пустоте», насколько было понятно примененное ИскИном определение.

—           Принято, —удовлетворенно отозвался Крыс.

Похоже, среди ИскИнов действительно имеется своя «градация заданий», и Крыс, как Главный, решил просто скинуть всю черновую работу. Хотя... кто его знает, может у него у самого дел по самое горло.

—           Проводи меня в технический сектор. И дай сопровождающего, — все же в одиночку соваться в это царство сюрреализма Коту было страшновато.

—           Могу предоставить внутреннее станционное средство передвижения командного состава, — предложил Крыс.

—           Оп. Что это? — удивился Кот.

—           Транспортный модуль. Используется командным составом для внутренних перемещений внутри станции. Ремонт выполнен в рамках задачи по восстановлению оборудования станции, — ответил ИскИн.

—           А ручное управление есть?

—           Ручное управление данной модели отсутствует. Возможен монтаж ручного управления планетарного разведывательного модуля. Исполнение в течение пятнадцати минут, — отозвался Крыс.

—           Давай! — азартно согласился Кот.

37

Ожидая переделки транспорта, Кот решил пройтись по станции еще раз. «Может быть, что-нибудь интересное увижу», — подумал он. Прошлый раз, когда осматривал доступные сектора станции под комментарии Крыса, он заглянул далеко не во все уголки.

Внимание Кота привлек дроид с ворохом какой-то ткани, проскочивший перекресток коридоров невдалеке. Интересно, что это он несет, и куда это он направился.

Спросить у Крыса в голову Коту почему-то не пришло, и поэтому он бегом отправился за бодро перемещавшимся дроидом и успел увидеть, куда тот вошел. Войдя следом, Кот был шокирован.

—           Ёп... — дар речи пропал.

Картина, представшая перед его глазами, была... как минимум — шокирующей.

—           Блин! — речь к Коту вернулась, но в виде множества ненормативных выражений.

—           Крыс! Что это? — наконец-то смог связно выговорить он, руганью выплеснув эмоции.

—           Согласно вашему распоряжению, провожу перемещение тел в помещение проведения совещаний и восстановление внешнего вида. Идентификация невозможна, ДНК отсутствуют в имеющихся базах, — бодро доложил Крыс.

Большое помещение выглядело... выглядело как... как филиал музея восковых фигур Мадам Тюссо. Больше сотни «статуй» стояли рядами вдоль стен, прислонялись к столам и стульям, лежали на столешницах. На полу лежали, видимо, еще не «восстановленные» тела. Одно из них дроиды как раз закончили обряжать в пышное платье и поставили к стене недалеко от Кота, заставив его отшатнуться.

Да, действительно. Такое распоряжение Кот давал. Погибшие у переходного шлюза от точки фокуса портала.

Справившись с возникшей дрожью, Кот пошел по рядам. Все, абсолютно все были с Земли, но из разных времен, разных народов, со всех континентов.

Вот рыцарь с откинутым забралом и торчащей бородкой.

Вот ацтекский жрец с воздетыми руками.

Вот, похоже, тоже жрец, но из Египта.

Белобрысый гигант викинг.

Еще один жрец.

Дама из высшего света века, наверное, семнадцатого. Мужчина, оттуда же.

И женщина, и мужчина были в бархате, кружевах и украшениях.

Дворянин, держащий в руках шпагу.

Шаман-индеец.

Чернокожий человек, черный, как ночь, огромный и толстый, весь в шрамах и ритуальных татуировках.

Китаец в шелковых одеждах.

Кто-то полуголый, шоколадного цвета... Кот даже не мог представить, откуда.

В основном жрецы или священнослужители — многие загадочные места зачастую объявлялись священными. Редко воины — видимо, шли навстречу неведомому. Еще реже аристократы — похоже, баловались вызовом духов и прочей эзотерикой близко к точке активации перехода... Это сколько же точек перехода имеется на Земле!

Выглядели все как живые. Осторожно дотронувшись до одного, Кот почувствовал под пальцами пластик. М-да!

—           Как ты это делаешь? — спросил он у Крыса.

—           На основе полученного анализа ДНК проведено восстановление предполагаемого внешнего вида. Реконструирование кожных покровов выполнено из пластичных полимерных материалов. Реконструирование одежды выполнено на основе анализа текстуры, химического состава и сохранившейся визуальной информации.

Высокие, низкие, худые, толстые... Лица, лица, лица. Неподвижно смотрящие в одну точку. Неприятное зрелище! Хотя, похоже, за последнее время Кот уже привык к виду мертвых тел: и коридор-кладбище, и переход между секторами с погибшими при обстреле станции во время той давней атаки...

Обведя взглядом помещение еще раз, Кот обратил внимание на странную фигуру, похожую на водолаза в толстом неопреновом костюме. Подошел, посмотрел. Фигура была словно облита толстой резиной с выступающими рельефными мышцами и странными утолщениями. Лицо было скрыто.

—           Что это?

—           Экспериментальный биокостюм. Входил в экипировку Главного Оператора как руководителя научной экспедиции. Владелец костюма отказался проходить идентификацию после осуществления перехода на станцию, — лаконично пояснил Крыс.

Ясно. Идентификацию не прошел... с вполне понятным результатом. Наверное, где-то нашел костюм, смог его надеть, и попал сюда, совершенно не понимая, что же теперь делать. Тоже, наверное, жрец. В храмах всегда находилось множество непонятных вещей и артефактов.

—           Костюм восстановлению не подлежит, — прокомментировал Крыс, заметив, видимо, заинтересованность Кота.

Дроиды закончили и поставили к стене еще одно тело. В кожаной куртке. С маузером. На полу «готовили» еще одного «кожаного», но уже с наганом. Ага... Советская ВЧК 20-х годов XX века. Видимо, к исследованию непонятного явления были привлечены специалисты, не боящиеся ничего сверхъестественного.

—           Оружие, кроме холодного, у погибших изъять, — дал Кот команду.

В это время дроид доставил тело в странно знакомой одежде. Рабочий комбинезон вполне себе современного вида... Бл...! Это же Ильяс, пожилой помощник прораба как раз из состава находящейся в медотсеке бригады!

—           Что с ним случилось? Он же должен быть в медотсеке!

—           Гибель наступила вследствие сердечного приступа. Реанимационные мероприятия не принесли результата по причине большого срока от момента гибели до помещения в реанимационную капсулу.

—           Крыс. Что вообще на станции делали со своими погибшими?

—           После восстановления тел производилась процедура прощания. Патрульный корабль увозил тела погибших и направлял контейнеры для сжигания в корону звезды. Данная процедура относится только к персоналу станции и привлеченным специалистам, — ответил Крыс.

—           Так как все прибыли с моей планеты, приказываю зачислить погибших в штат привлеченных специалистов, — распорядился Кот.

Нет вины попавших сюда в том, что иномирная техника не признала их своими.

—           Подготовь тела к прощанию. Извлеченные при восстановлении жилого сектора тела подготовь к прощанию в закрытых контейнерах без предварительного восстановления.

Погибших членов семей персонала станции тоже необходимо похоронить. Но тратить дополнительное время и ресурсы на восстановление прежних владельцев станции, превращая ее в филиал морга, Коту не хотелось.

—           А погибшие техники? Которых содержали в «помещении временного содержания» в техническом секторе? — задал он вопрос.

—           Согласно отчету ИскИна технического сектора, тела транспортировались в космос с приданием ускорения по вектору ближайшей планеты. Станционный утилизатор был недоступен. Статус «враждебен» не предполагает иных процедур,

—           получил Кот ответ.

Что ж. Такова их судьба. Искать тела в космосе не имело никакого смысла.

38

В это же время Крыс уведомил Кота о прибытии ожидаемого транспорта.

Обычная платформа, правда, самостоятельно висящая над полом. Кресло пассажира с ограждением. Рядом с креслом смонтировано что-то вроде джойстика. Интересно-интересно, надо опробовать!

—           Что с технической бригадой? — спросил Кот у ИскИна, потихоньку осваиваясь с управлением платформой.

—           Восстановительные процедуры будут окончены в течение полутора часов. При пробуждении по окончании процедур пришлю уведомление, — ответил Крыс.

—           Пробуждение отсрочь, надо всех вместе будить, — высказал Кот свое пожелание.

— Принято, — согласился с ним Крыс.

Осваивание управления не отняло много времени, и вскоре Кот довольно аккуратно смог управлять средством передвижения. Добравшись до шлюза технического сектора, он встретил уже отремонтированного контрабордажного дроида огневой поддержки, выделенного Крысом в качестве сопровождающего.

Осмотр технического сектора продолжался недолго. Склад, просто огромный и слабо освещенный склад в исполнении местного Сальваторе Дали. Кстати, надо бы приказать привести освещение к стандарту станции, подумал Кот. А то эти темные закоулки жуть наводят.

—           ИскИн технического сектора установлен в штатном порядке, приступил к восстановлению инфраструктуры, — поступил доклад.

Появившийся ремонтный дроид смело нырнул в переплетение манипуляторов находящейся неподалеку выведенной из строя монтажной линии. Монтажная линия ожила, задвигала «конечностями», что-то пискнула и на глазах Кота принялась собирать уже знакомый тип дроида. Блин, да ИскИн технического сектора продолжает клепать дроидов с промышленными лазерами!

—           Крыс, дай команду убрать промышленные лазеры из конструкции собираемых дроидов. Демонтировать уже установленные, запретить использование внутри станции. Произведи еще несколько контрабордажных секций дроидов для возможной защиты внутренних помещений станции, и бери их под свой полный контроль, — распорядился Кот.

Как ни крути, а полностью доверять вроде бы очнувшемуся Технарю было страшно. Вдруг у него опять «мозги съедут».

—           Принято, — отозвался Крыс.

Сборочная линия замерла, поелозила, подхватила почти готового дроида и достаточно шустро демонтировала ставшие лишними модули.

Вот и хорошо! Вот и замечательно! Иметь под боком армию технических дроидов с «почти оружием» под управлением бывшего сумасшедшего ИскИна Коту совсем не улыбалось.

—           Техники закончили курс восстановления, готовы к пробуждению, — поступила ему информация.

По уже привычной световой дорожке Кот быстро добрался до медотсека. Все же хорошая штука этот «скутер»! Резвая, не рычит, не дымит, устойчивая и аккуратная. Кр-р-расота!

В медотсеке все было без изменений: то же оборудование вдоль стен, те же капсулы «звездой».

«Стоп. Тут же только пять капсул, а народу-то должно быть больше!» — подумал Кот.

—           Крыс, это все?

—           Это первый медбокс. Тут только эвакуированные первой очереди. Остальные в медбоксах номер три и номер пять.

—           А сколько всего медбоксов? — до этого момента Кот как-то не интересовался этим вопросом.

Ну, медотсек и медотсек, как на корабле. А тут, оказывается, вот оно как...

—           Всего в медотсеке восемь медбоксов, рассчитано на одновременное лечение до сорока пациентов. Дополнительно в оборудование медотсека входят три реанимационных комплекса для медицинского лечения в критических ситуациях и две тренажерные капсулы, —дал развернутую информацию Крыс.

—           М-м-м... а тренажеры-то зачем? — Кот никак не мог понять, зачем при таком уровне медицины какие-то тренажеры. Лег в капсулу больным, встал здоровым, и никаких проблем.

—           Тренажерные капсулы предназначены для приведения в норму мышечной массы после восстановления утраченных конечностей, — ответил Крыс.

Ой, мама дорогая! Они тут еще и руки-ноги отращивают. На Землю бы такое — цены бы не было. Столько народу калеками стало после постоянно идущих «локальных конфликтов».

«Как жаль, что мы находимся непонятно где и непонятно, вернемся ли обратно», подумал Кот.

Все же с рабочими надо было что-то делать. Обойдя капсулы во всех боксах, Кот увидел знакомое лицо прораба.

—           Крыс, всех одновременно будить не надо. Начнем с этого бокса. Исполняй! В этом боксе в капсулах лежало всего два человека.

39

—           Ас Берд, вы меня слышите? — голос адмирала вырвал капитана Берда из ступора.

—           Да, господин адмирал!— вытянулся в струнку Берд.

—           Ну, Джош, давай без этих формальностей! — поморщился адмирал. — Мы знаем друг друга уже не первый год! И тонну дерьма вдвоем разгребли...

Капитан Джош Берд продолжал тянуться, изображая из себя часового у знамени.

—           Джош, это не моя прихоть! — адмирал, глава службы Внешней Разведки Флота, ощущал себя нашкодившим и оправдывающимся учеником.

—           Да, господин адмирал! Я все понимаю! — отозвался Берд.

—           Капитан, вольно! — вспылил адмирал.

Берд расслабил одну ногу, но все так же глядел в некую точку, находящуюся гораздо выше головы невысокого и полноватого адмирала.

—           Джош, не будь идиотом, — выдохнул, сдавшись, адмирал. — Ты у меня единственный, кому я могу это поручить. Ты сам знаешь, что в этих рейдах мы потеряли уже девять крейсеров и два рейдера. А каждую команду мы подбирали по одному человеку! И что? Ушли — и не вернулись...

—           Ас Арн, я понимаю вас! — капитан Берд впервые за весь разговор посмотрел прямо в глаза адмиралу. — Но почему вы мне в команду суете этого... этого...

Капитан пошевелил пальцами в воздухе, пытаясь дать определение, которое не оскорбило бы старого товарища, и, наконец, решился:

—           Этого... гребаного черного засранца!

—           Капитан! — вскинулся адмирал. — Не забывайся! Это представитель КОНКОРДа! Не приведи Спящие, он прочувствует твое отношение — нам тогда всем несдобровать!

—           Адмирал, а как я должен к нему относиться? Вы же знаете — «черных» прикрепляют только к штрафникам и к тем, кому не доверяют! А вы включаете «черного» в мою команду, да еще вместо моего второго помощника! Вы мне перестали доверять?

Адмирал Ас Арн побарабанил пальцами по столу и, наконец, решился. Нажав кнопку селектора, вызвал секретаря:

—           Шлейз, у меня закрытое совещание. Меня ни для кого нет ближайшие полчаса. Делай что хочешь, но меня никто не должен побеспокоить!

—           Я понял! — отозвался тот.

Адмирал выключил связь и нажал скрытую кнопку. Помещение будто бы окуталось толстым одеялом, а все оборудование замерцало пиктограммами, обозначавшими «обрыв связи».

—           Джош, я тебе полностью доверяю. И мы до сих пор старые боевые товарищи. Ты понял, это глушилка. Я сейчас очень рискую... — вздохнул адмирал. —Джош, я скажу это только тебе. Это не мое решение. На этом настояли в Центральном штабе, а на них надавили представители головного офиса КОНКОРДа.

—           Вот оно как... — выдохнул Берд.

—           Да, так! — поморщился адмирал. — Ты знаешь, что мы практически на пороге новой войны? Наши ведущие корпорации что-то в очередной раз не поделили с корпорантами рабовладельцев, а наш президент и их император всегда плясали под дудку финансовых воротил. Но это еще не все.

Адмирал прямо взглянул в глаза капитана и отчеканил:

—           КОНКОРДовцы опасаются нового вторжения Хшаров!

—           О, мать Спящих! — пораженно выдохнул Берд.

—           Я тоже был шокирован, — помрачнел адмирал. — Подозрения КОНКОРДа чаще всего оправдываются. И я не хотел бы сложить голову... потому что в эту мясорубку будут кидать ВСЕХ!

—           Я понял тебя, Тран...

—           Нет! Ты не понял! — взорвался адмирал. — Ты не понял главного: если будет война, и в это время придут Хшары — всем конец! Вспомни историю! Коалиция и Вторая Империя были уничтожены именно так! Они потеряли слишком много сил, и Хшары огненным валом прошли до Центральных Миров, где их остановили силы КОНКОРДа! И ты знаешь, что эти ублюдки не поведут свой флот дальше границ Центральных Миров!

Адмирал устало опустился в кресло.

—           В общем, Джош, положиться мне больше не на кого. Ты единственный, кто может выжать из корабля невозможное. Я помню, как в учебке на стандартном корыте ты всегда умудрялся приходить к финишу первым, как-то выжимая несколько дополнительных единиц скорости. Кстати, может, сейчас раскроешь свой секрет? — улыбнулся адмирал.

—           Я просто чувствую корабль, чувствую пустоту... — отмахнулся Берд. — И поэтому просто знаю, как и куда надо двигаться. Я же тебе это уже много раз говорил!

—           Поэтому никому, кроме тебя, я не могу дать это поручение, — адмирал стал предельно серьезен. — Ты должен будешь вылететь на разведку по маршруту, и в поворотных точках оставлять разведзонды, переданные нам представителями КОНКОРДа.

—           Понял, — серьезно оторвался Берд.

—           Более того, я открою тебе секрет: все «черные» пришли к нам именно из КОНКОРДа. Об этом мало кто знает, да я и сам узнал совершенно случайно. Эта информация под грифом «Особой важности» пять звезд». Если проболтаешься... нам обоим не жить.

—           Я уже все забыл!

—           Вот и хорошо, — адмирал отключил глушилку. — На убой я тебя не брошу. Недавно мы получили новый рейдер. Поколение три, «Зиро-зиро». Тебе о чем- нибудь это говорит?

—           Третье поколение? Экспериментальная серия? — оживился Берд.

—           Да, так и есть! Ходовые испытания прошли успешно, и я смог забрать этот корабль к нам, как раз под эту миссию. Под предлогом проведения боевых испытаний. А теперь отдаю его тебе... только для того, чтобы повысить твой шанс вернуться. Именно поэтому на твоем корабле будет «черный». Теперь ты понял?

—           Да, мой Адмирал! — вновь вытянулся в струнку Берд. — Позвольте узнать, что...

—           Новое там все. Принимай корабль и готовься к вылету. И приказываю... нет! Прошу тебя как друга — вернись! Сумей вернуться! За этот корабль и за жизнь «черного» в первую очередь спросят именно с меня!

—           Я знаю, Тран. Миссия секретная, корабль секретный, маршрут тоже секретный.

—           Да, ты меня понял, — адмирал удовлетворенно откинулся на спинку кресла. — Принимай и осваивай корабль! Через три месяца он прибудет к нам на базу, еще три месяца даю тебе на освоение новой техники. За эти полгода ничего, надеюсь, не случится, а ты сможешь подготовиться сам и натаскать экипаж.

Адмирал поерзал в кресле, положил руки на столешницу, включил селектор.

—           Свободен, капитан! — рявкнул он. — По окончании установленного срока жду тебя с докладом о ПОЛНОЙ готовности к вылету!

—           Слушаюсь! — не менее громко рявкнул в ответ Берд.

Они с адмиралом молча улыбнулись друг другу. Берд отчетливо щелкнул каблуками и направился к выходу из кабинета. Ни одна живая душа на базе не знала, что старый грозный адмирал и не менее старый служака-капитан были лучшими друзьями.

—           Шлейз! Что у меня там дальше по расписанию, черт побери? — раздался грозный рык адмирала в его спину.

40

Слабо прошипев, крышки капсул пришли в движение, из-под них выбился легкий пар, а на Кота ошарашенно уставились две пары глаз.

—           Ну что, выползайте, грешники! — у Кота проснулось раздражение на этих оболтусов. — Буду вам пистон ставить!

Лица вылезших из капсул выражали одновременно испуг, непонимание и удивление.

—           Константин Владимирович, а вы тут что делаете? — спросил знавший Кота прораб.

—           За вами, дураками, сунулся. Вот ты мне скажи, Эндрю, зачем вы полезли к этому шару? Зачем вы вообще сунулись в тоннель? — воспоминания о неприятных часах после перехода захлестнули Кота с головой. Потому и ругался.

—           Так... мы ж ничего не трогали. Просто посмотреть захотели, проверить... — слабо оправдывался Эндрю.

Широкая фигура прораба, больше напоминавшая зажиточного немецкого бюргера, а не худенького француза, выражала скорбь и непонимание. Да и имя совсем ему не подходило. Да и не был Эндрю французом. Постарались родители, облагодетельствовали имечком свое чадо.

—           В общем, так... Ругать вас бесполезно. Давай, Эндрю, рассказывай.

—           Что рассказывать-то?

—           А вот все и рассказывай. Как нашли, как пришли, что делали. Все подряд рассказывай.

—           Мы вообще где?

—           На станции. В космосе. Где именно — не спрашивай, я тебе не астроном, — ответил Кот.

Удивление в глазах рабочих росло.

—           Где-где?

—           А вот там вот. Ты давай сам рассказывай!

—           М-м-м... а поесть тут можно? Несколько дней ничего не ели! — похоже, ребята восприняли слова Кота как шутку.

—           Можно. Крыс, дорогу до столовой покажи.

Оставив у медотсека свой транспорт, Кот вместе с приведенными в порядок людьми пошел пешком в столовую. Кажется, до ребят начало доходить, что его слова не совсем шутка. Вернее, совсем не шутка.

—           Странный материальчик, никогда такого не видел, — Эндрю провел рукой по обшивке стены.

Показавшийся впереди дроид вообще заставил их судорожно вжаться в стену.

—           Тут все свои. И ничего вам не сделают, — успокоил Кот ребят.

—           Э-э-э... — ни один, ни второй не смогли выдавить из себя ничего более вразумительного, но от стены вроде отлипли, и даже пошли вперед. Спрятавшись за спину Кота. Видимо, воспоминания о «помещении временного содержания» были еще слишком свежи в их памяти.

Добравшись до столовой, Кот заказал всем по порции «супа» и по порции «второго», вместе с «чаем». Ни с чем больше он пока не экспериментировал, времени постоянно не хватало.

41-42



Рассказ у ребят вышел не очень длинным.



Наткнувшись на странную кладку, бригада сообща решила никого не вызывать, а вскрыть и проверить. Все же ходящие слухи о том, что «друг моего знакомого когда- то нашел горшок золотых украшений», до сих пор бередят умы многих, ведущих земляные работы. Намучавшись с пробитием дыры в кладке, от радости не обратили внимания на странный материал, еле поддававшийся отбойному молотку.

Сначала во вскрытый тоннель влез один из тех, кто посмелее и полюбопытнее. Позвал остальных посмотреть на странный светящийся шар и огромную кошку, сидящую рядом с ним. Рассказал о странном помещении и взахлеб поведал о том, что там, по всей видимости, очень давно никого не было. В общем, в проделанную дыру залезли все.

Обойдя все, что было доступно, простукав все стены и поняв, что кладов тут нет, все собрались в зале посмотреть на светящийся шар и странное животное. Тут шар словно раздулся до размеров зала... и они оказались в непонятной комнате. Набежавшие механизмы, периодически сверкая разрядами электрошокеров, выдавили их в одно из помещений и закрыли решетку.

Никакие крики и никакие слова не помогали. Затем стали по одному выводить и заставлять прикладывать руку к странной штуке, после чего отпускали. Нашлись буйные головы, решившие выместить зло за плохое отношение на окружающих их маленьких механизмах. Таких моментально скрутили и посадили опять за решетку, но в другом помещении. Буйство моментально закончилось.

Оставшиеся на свободе, будучи предоставленными сами себе, разбрелись кто куда. Больше суток проведя без еды и воды, ослабели, а когда увидели, как их заключенных товарищей отгоняют от решетки электрошоком, решили их освободить. И сами попали в ту же камеру. Дольше всех на свободе продержался парнишка, разбуженный вместе с прорабом и как раз сидевший сейчас напротив Кота. Любивший почитать и погонять на компьютере игрушки, он быстро понял бесполезность войны с железяками. На исходе вторых суток блуждания, найдя странный куб и что-то похожее на клавиатуру, он, совсем измучившись от голода и жажды, понажимал пиктограммы в надежде что «что-нибудь получится».

«Что-то» получилось, но и он тоже оказался в клетке со всеми остальными. К середине третьих суток умерло трое из старших по возрасту, остальные же совсем пали духом. К исходу тех же третьих суток появились два странных механизма, вскрывших их камеру и погрузивших на себя двоих из заключенных.

Что именно было потом, Кот и так хорошо помнил, потому что принимал в событиях непосредственное участие.

—           Крыс, сравни рассказ с данными, предоставленными ИскИном. Проанализируй и дай вывод.

—           Принято. Анализ проведен, существенных различий нет, — моментально отозвался Крыс.

—           А несущественные различия? Что отличается? — спросил Кот.

—           В данных ИскИна технического сектора временной промежуток происходившего более точен.

Недоуменные взгляды рабочих заставили Кота отвлечься от общения с Крысом.

—           Что не так? — спросил он.

—           С кем это вы разговариваете?

—           Как это — с кем? Вы же слышали: с Крысом.

—           С кем?! — изумленно переспросил Эндрю.

—           С Крысом. Крыс — главный ИскИн станции. Раньше он был штатным ТехноИскИном лабораторного сектора, но после моего назначения стал Главным,

—           ответил Кот.

Подозрение в глазах собеседников заставило Кота напрячься.

—           Вы что, ответов не слышали? Или вам непонятно о чем мы говорили?

—           Э-э-э... тишина была. Никто не отвечал. Странно...

—           Подождите-ка... сейчас уточню, — сказал Кот парням и сразу же задал вопрос Крысу: — Кроме меня никто тебя не слышит, что ли?

—           Обмен информацией происходит непосредственно с вашим мозгом при помощи модуля аварийного подключения. Дублирование при помощи голоса необязательно,

—           огорошил Кота своим ответом ИскИн.

Со стороны могло показаться, что Кот разговаривал сам с собой.

—           Так... стоп. В общем, ребята, тут такое дело: обруч на мне видите? Это модуль аварийного подключения, с его помощью я общаюсь с искусственным интеллектом станции. Надевать не советую, ощущения поначалу ну ОЧЕНЬ неприятные, — заметив заинтересованный взгляд до последнего остававшегося на свободе парня, слово «очень» Кот выделил особенной интонацией.

—           Крыс, есть возможность обеспечить связь оборудования с техниками? — мысленно произнес он, не желая и далее казаться сумасшедшим.

—           Возможна установка нейросети. Это даст техникам возможность связи с любым оборудованием станции, к которому разрешен доступ, — ответил Крыс.

—           Нейросеть? — Кот был удивлен.

Конечно, при общем знакомстве со станцией в беседе с ИскИном какую-то информацию Кот получил. Но вот сейчас...

Справка, выданная Крысом, включала в себя объяснение общих принципов работы нейросети, перечень возможностей носителя, принципы установки и общие различия между модификациями.

Исходя из объяснений Крыса, первоначально нейросети были воссозданы во времена расцвета Империи по образцам Предтеч — как оборудование для увеличения показателей работы мозга. Питание осуществлялось за счет использования ресурсов организма.

Установленная нейросеть давала возможность сверхбыстрой обработки в мозгу больших массивов информации, а при установленных имплантах-расширителях — еще и хранить всю эту информацию без риска потери со временем. Короче говоря, забыть информацию, записанную в имплант, стало просто невозможно.

При дальнейших исследованиях выяснилось, что нейросеть также давала увеличение коэффициента интеллекта носителя. Ненамного, всего от восьми до двенадцати процентов, но и этого было очень трудно достичь обычными на тот момент тренировками. Интеллект же являлся основным показателем, рассчитанным для работы со многими видами сложного оборудования, и рассчитывался по специально созданной таблице. Главным при этом была возможность осмысления и скорость восприятия информации.

Если, к примеру, домохозяйка вполне могла обойтись 50-70 пунктами интеллекта по базовой таблице расчета, то, к примеру, боец-десантник уже не мог хорошо справляться с навешанным на него «железом», имея коэффициент интеллекта ниже 90 — 100 пунктов. Пилот орбитального шаттла должен был иметь не менее 110 пунктов. Пилот уже среднетоннажного космического корабля — не менее 125 пунктов, и так по нарастающей.

Отдельно шли инженеры. Вернее — Инженеры! Базовый показатель интеллекта для действительно хорошего инженера начинался от 215 пунктов. Чаще же всего инженер мог заниматься именно инженерной деятельностью, имея минимум 200 пунктов, или, как уже было принято называть пункты коэффициента интеллекта, «единиц», что было лишь ненамного выше показателей пилота гигантского линкора или линейного авианосца.

Пилоту интеллект был необходим для понимания многих процессов, происходящих внутри корабля, верного анализа информации, а высокий индекс нейроактивности, фактически обозначавший скорость реакции, способствовал мгновенному принятию верного решения.

Для инженера же было важно понимать принципы работы большинства выпущенного на тот момент оборудования и быстро выбрать наиболее правильный вариант обслуживания либо ремонта. Задержка в принятии решения или неправильное решение вполне могли стоить повреждения дорогостоящей техники или даже гибели обслуживающего эту технику персонала.

Нет, научиться могли все, но менее интеллектуально развитые дольше обучались, принимали не лучшие решения, чаще делали ошибки. В конце концов выработался «минимум» для той или иной профессии. ИскИны просто не могли заменить человеческий мозг в решении многовариативных проблем потому, что вместо принятия мгновенного решения перебирали множество вариантов решений для выбора оптимального. Делали они это очень быстро, вернее ОЧЕНЬ быстро, но все же недостаточно для принятия зачастую судьбоносных решений. Использование же БиоИскИнов в ремонте и обслуживании техники было сверхзатратным мероприятием в связи с огромной их стоимостью. Именно поэтому хорошие инженеры ценились очень высоко. Именно поэтому на станции был Главный инженер, в подчинении у которого были просто техники.

После открытия столь впечатляющих возможностей, дальнейшее развитие нейросетей пошло семимильными шагами.

Были разработаны специфические модели, подходящие для наилучшего выполнения той или иной деятельности. Для инженеров, для техников, для пилотов, для медиков, для управленцев, для командного состава, для политиков, для торговцев — короче, для всех. Правда, подобные специализированные нейросети сами имели ограничение по «нижнему показателю коэффициента интеллекта», или, как уже все привыкли говорить, просто — интеллекта.

Фактически нейросети являлись колониями наноботов, формировавших в организме носителя дополнительные нейронные связи по заданной программе. Однако появились и «особые» биологические нейросети, устанавливавшиеся в детском возрасте и «растущие» вместе с ребенком.

Были разработаны импланты, позволяющие увеличить память, скорость, реакцию, силу, нейроактивность... Вершиной исследований явился имплант, увеличивающий непосредственно показатель интеллекта.

Были составлены базы данных, относящихся к той или иной сфере деятельности. Базы данных либо просто записывались в имплант, либо при помощи нейросети напрямую в мозг, позволяя не тратить десятки лет на чтение и зубрежку. Правда, чтобы квалифицированно использовать полученную информацию, ее все равно было необходимо осмыслить и принять, а потом закрепить полученные знания на практике. Без практики любые данные оставались практически бесполезным грузом.

Судя по найденным артефактам Предтеч, дальнейшие перспективы развития открывались просто ошеломительные. Вполне стала просматриваться возможность усилить пси-способности, интуицию и предвидение, получить различные сверхспособности и... практически бессмертие. Такие разработки были засекречены, переданы в ведение Имперской службы безопасности и велись в условиях строжайшей тайны.

На этом официальные данные у Крыса закончились — разработки официально были прекращены в связи с гибелью императорской семьи и началом войны «все против всех», длившейся много веков и получившей название «Темные тысячелетия».

Клан-семья, которой и принадлежала некогда станция, каким-то образом получила в свои руки часть имперских наработок в этой области, а найденная планета- колония бойцов Предтеч с многочисленными развалинами и остатками оборудования дала мотив к продолжению исследований.

Кстати, встреченная Котом «киска», оказавшаяся биокибернетическим существом, как раз имела экспериментальный имплант развития пси-способностей и была «тестовым образцом», на котором исследовались возможности импланта и побочные эффекты.

Практически сразу за этим открытием последовало восстание клана, приведшее к взаимному уничтожению и поставившее точку в продолжении исследований.

Вот такие-то «особые» нейросети и имелись у Крыса в наличии, равно как и лабораторное оборудование по их выращиванию. Часть их была установлена детям из семей приближенных гвардейцев клана, часть использована при создании «биокибернетических тестовых образцов», а часть до сих пор находилась в стазис- хранилище лаборатории. База «обычных» нейросетей по большей части находилась в расположении взбунтовавшегося клана, и была практически вся безвозвратно потеряна.

— Установка нейросети штатная, оборудование и возможности реанимационного блока позволяют это сделать. Принятие носителем приблизительно составит три дня, время формирования основной структуры биологической нейросети составит от четырех месяцев до полугода. Во время формирования структуры возможен ограниченный доступ к управлению оборудованием, — уточнил Крыс. — Опыт установки у меня имеется. Из произведенных опытным образцам установок нейросетей последние двадцать встали штатно, без отклонений и нарушений функций жизнедеятельности организмов, —добавил он.

43-44

Ошеломленный полученной информацией и возможными перспективами, Кот какое-то время молчал.

—           В общем, так, ребята: на станции практически все оборудование без пультов и требует «прямого подключения». Сделать с этим сами мы ничего не сможем, тут совсем другой принцип управления. На мне модуль, с его помощью я могу что-то делать, а вот вы будете как слепые котята. Ни поесть, ни помыться, ни дверь открыть. Но возможно получить ко всему этому доступ. ИскИн станции советует вживить некую нейросеть. Утверждает, что установка безболезненна и в их мире устанавливается всем еще в детском возрасте. Ну, что делать-то будем? — спросил Кот.

Прораб поморщился, а вот в глазах парнишки стал разгораться интерес. Ага, прорабу-то лет чуть больше тридцати, уже битый жизнью, а парнишке едва, наверное, двадцать исполнилось. Еще ветер в голове и жажда приключений. Похоже, это именно он и влез в пробитую дыру в качестве исследователя подземелий. У-у-у! Нехороший человек! Виновник наших бед!

—           Еще: чтобы не думали, что я с резьбы сорвался, попрошу ИскИна дублировать свои ответы голосом. Крыс, слышал? Дублировать голосом есть возможность?

—           Возможность есть, но скорость обмена информацией с Оператором снизится, — предупредил ИскИн.

—           Не критично. Дублируй, давай, а то меня народ скоро самого в сумасшедший дом упрячет, — Кот усмехнулся.

—           Принято, — ответил ИскИн, а где-то на грани слуха вновь раздалось «кряканье».

—           М-м-м... а почему я тебя понимаю, а они, кажется, нет? Мы вообще на каком языке разговариваем? — удивление и непонимание в глазах собеседников показали, что они ответ Крыса просто не поняли.

—           Общение с Оператором происходит через модуль аварийной связи. Модуль напрямую передает вам образы, которые вы уже сами интерпретируете в понятную вам речь. Обратная связь происходит по такому же принципу. Знание языка не критично, — кряканье Крыса, как ни странно, было слегка понятным. Почти как после школьного курса иностранного языка при общении с иностранцем — в общем вроде бы понимаешь, что он говорит, но на осмысление фраз требуется время.

—           Одновременно происходит формирование языковой базы и ассоциативной привязки, —добавил Крыс.

Как стало понятно Коту, общение с ИскИном при помощи аварийного модуля в течение вот уже нескольких суток подряд постепенно формировало в его памяти языковую базу.

—           Что это он там крякает? — спросил Эндрю.

—           На вопросы мои отвечает. Да и вообще — язык у них такой, — ответил Кот. — А они? — спросил он Крыса. — Они будут понимать?

—           При установке нейросети я могу дать базовые знания языка, — ответил Крыс.

—           А сейчас что он сказал? Мы будем его понимать или нет?

—           Будете, —твердо ответил Кот, успокоенный заверениями ИскИна.

—           Давайте попробуем, — точно, энтузиазм из парня так и бил фонтаном.

—           Звать-то тебя как, сокол?

—           Олег.

—           Ну... пойдем, Олег. Лечиться будем.

44

Сложности начались практически сразу. Когда Олега укладывали в реаниматор, Крыс предупредил, что для контроля за установкой нейросети у него недостаточно мощностей. Оказывается, процесс установки должен происходить под контролем медика либо Оператора, с использованием всех их ресурсов. Интеллектуального уровня Крыса было недостаточно, чтобы адекватно и быстро реагировать на возможные запросы блока управления реанимационной капсулы, а формирование нейросети требовало достаточно частых корректировок. В общем, пригнали к реанимационному блоку меддроида с «лежанкой», уложили на нее Кота и посоветовали расслабиться, пока блок управления реаниматора и аварийный модуль будут согласовывать, координировать и тестировать устанавливаемое соединение. Лежал Кот спокойно, вот только перед глазами мелькали какие-то разноцветные полосы, молнии и разные геометрические фигуры. Примерно через полчаса мельтешение прекратилось.

—           Ну что? Когда приступим? — спросил он Крыса.

—           Установка нейросети завершена.

—           Как? Когда это вы успели? Мы ж только подключались?

—           Подключение и юстировка были произведены за две минуты. Остальное время было использовано для установки пациенту нейросети, — ответил Крыс.

В общем, прошло все штатно, через пару часов Олега можно было будить. Единственное, что Коту оставалось до сих пор непонятно, так это для чего его заставили «контролировать процесс», хотя он вроде бы ничего и не делал.

—           Крыс, расскажи, для чего вообще я потребовался? Я же вроде бы ничего не контролировал, — недоумение Кота было вполне понятно.

В ответ он получил практически получасовую лекцию. Оказывается, установка нейросети — дело не такое уж и простое. В штатных медицинских центрах для этого используется целый кластер БиоИскИнов, но и устанавливать они могут не только базовые, а специализированные модели. В нынешнем случае это была практически полевая операция, при которой был необходим только высококвалифицированный медик с показателем интеллекта не менее двухсот и имеющий базы знаний медицины не ниже пятого ранга, причем сам медик фактически был нужен только в качестве «биокомпьютера с мощным процессором». Ну, или участие Оператора.

Базы знаний предоставил Крыс — имелись они в главном станционном кластере ИскИнов, биокомпьютером выступил Кот, а всю работу по контролю формирования нейросети выполнил кибердок реанимационной капсулы. Интересно-интересно...

—           Крыс, а почему ты решил, что я подойду для этой цели? — заинтересовал Кота один скользкий момент.

—           Коэффициент Оператора определен в 250 единиц, —лаконично ответил Крыс.

Еще интереснее! Как это он определил, и почему так много? Еще на Земле, балуясь всякими Ю-тестами в интернете, Кот почти никогда не набирал баллов выше, чем на 140, ну иногда даже 145 было. А тут целых 250! Может, они как-то по- другому определяют, или параметров определения больше? И вообще, когда это он успел-то?

—           Когда ты успел это определить?

—           Предварительные данные получены с помощью пси-модуля биокибернетического организма перед вашим перемещением Нуль-Т порталом. Подтверждение предварительного анализа получено при использовании аварийного модуля. Окончательно коэффициент был определен при полном сканировании в медицинской капсуле медблока перед проведением восстановительных процедур.

Вот как! Похоже, Кота несколько раз перепроверяли, прежде чем Крыс все же подтвердил его полномочия как Оператора. Не все так просто, как могло показаться.

—           А при чем тут аварийный модуль? — все еще не мог понять Кот.

—           Использование аварийного модуля неподготовленной особью с низким коэффициентом интеллекта приводит к потере воли и полному подчинению, — довольно резко ответил Крыс.

Мда... похоже, Коту вообще очень крупно повезло. Что-то случилось в небесах, у кого-то там сложился пасьянс, и в результате Кот был принят ИскИном как Оператор станции, а не закончил свои дни безвольным овощем. А из-за этого и бригада рабочих не погибла в техническом секторе. Аллилуйя!

Множество полученной за последнее время информации, чаще всего такой, которой Кот прежде и представить не мог, выбила его из душевного равновесия.

—           Верно ведь говорят, кто владеет информацией — владеет миром, — пробормотал Кот. — А я пока ничем не владею, и поэтому используют меня как бесплатное приложение к медкапсуле. Ха-ха... — мысли Кота не были веселыми.

45

—           Вы незаконно пересекли карантинную зону, тем самым нарушив «Закон о миграции» Центральных Миров, — безжизненный голос ИскИна полицейского крейсера КОНКОРДа морозил кровь капитану грузопассажирского корабля.

—           Ну как же незаконно! Я же, к Хшарам, предоставил вам код доступа и разрешение о перевозке! Они действительны еще девяносто восемь часов! — ругаясь, крикнул капитан старенького пассажирского лайнера.

—           Код доступа недействителен. Согласно «Закона о нарушениях и наказании» Центральных Миров, пересечение карантинной зоны без разрешения карается смертью.

—           Ты, гребаная железяка! Я перевожу семьи людей, нанятых на работу корпорацией «Соломоне Индастриз»! У них у всех «зеленый статус»!

—           Не подтверждено. Корпорация «Соломоне Индастриз» не подавала заявку на перемещение группы сотрудников.

Жала орудий полицейского корабля пришли в движение, нацеливаясь на беззащитный корабль.

—           ИскИн! Ты не имеешь права уничтожать людей! — капитан предпринял последнюю попытку.

—           Ты ошибаешься, перевозчик. С тобой разговаривает не искусственный интеллект. С тобой разговаривает Капитан-Судья Флота КОНКОРД. Решение офицера КОНКОРД основывается на Законах, а значит, само является законом. Ты должен это знать.

—           Но...

—           Ваша вина доказана. Пересечение карантинной зоны группой лиц без соответствующего разрешения. Властью, данной мне Управлением КОНКОРД и подтвержденной действующими Законами Центральных Миров, приговариваю нарушителей к смертной казни, — отстраненно произнес полицейский. — ИскИн, отметь в бортовом журнале приговор: уничтожение судна контрабандистов.

—           Принято.

Носовое орудие выплюнуло заряд плазмы.

—           У меня на борту дети! — отчаянно закричал капитан.

—           В Центральных Мирах нет понятия «семья» и «дети». У нас есть понятие «устойчивая пара» и «возможные члены общества». Ты давно уже посещаешь Центральные Миры. Ты давно мог бы это выучить, торгаш.

Заряд достиг лайнера, проделав в обшивке внушительных размеров дыру.

—           ИскИн! Плазму на треть мощности, огонь вести до уничтожения судна, — равнодушно дал команду полицейский, перепутанный обреченным капитаном грузопассажирского лайнера с обычным ИскИном.

—           Принято, — не менее равнодушно отозвался ИскИн.

Даже на одной трети своей мощности плазменные орудия полицейского крейсера в клочья рвали тонкую обшивку гражданского корабля.

Сидящий в пилот-ложементе человек холодно улыбнулся.

Через десять минут все было кончено. Живых на борту пассажирского лайнера не осталось.

Человек шумно вдохнул носом воздух. Расширившиеся ноздри точеного носа придали его лицу хищное выражение.

—           Локализована зона перехода. Малый транспорт. Бортовой номер Ти-Эйч- восемь-восемнадцать-дробь-восемьсот два, планета приписки Линара, окраинные миры. Код доступа...

—           Отставить! ИскИн, курс на перехват. Отметь в журнале: обнаружен нарушитель.

—           Принято.

—           Малый транспорт Ти-Эйч-восемь-восемнадцать-дробь-восемьсот два, говорит патрульный крейсер КОНКОРД. Двигатели — стоп, дробь реактор, щиты снять, приготовиться к сканированию. Повторяю! Малый транспорт Ти- Эйч-восемь-восемнадцать-дробь-восемьсот два, двигатели — стоп, дробь реактор, щиты снять, приготовиться к сканированию, — проговорил офицер полиции.

Ему было скучно. Срок его дежурства подходил к концу. Три месяца, целых три месяца он болтался на этом участке пустоты, будучи единственным живым существом на корабле!

—           Малый транспорт Ти-Эйч-восемь-восемнадцать-дробь-восемьсот два, говорит патрульный крейсер КОНКОРД. Повторяю! Двигатели — стоп! Дробь реактор, щиты снять, приготовиться к сканированию, — холодно произнес полицейский, разгоняя свой крейсер к новой цели.

46-47

Пока Кот размышлял, предаваясь невеселым думам о скудости своих знаний, Крыс спросил, будить ему Олега или нет.

По докладу ИскИна, установка нейросети произошла штатно и без отклонений, и Олег по всем показателям был готов выйти из капсулы. Что ж, готов так готов.

Кот дал разрешение будить.

—           Ну что? — спросил Олег, выбравшись из капсулы.

—           Что-что... Поставили тебе девайс. На Земле окажешься — к медикам не ходи. Или на запчасти разберут, или подопытной мышью назначат, — ответил Кот.

—           Э-э-э... а где обещанные возможности?

—           Хм... Не работает разве? ИскИн доложил, что все штатно прошло. Крыс! Олег говорит, что не работает нейросеть!

—           В данный момент происходит формирование перемычек и укрепление нейронных связей. Этот процесс займет от шести до двенадцати часов. Включение нейросети в работу будет полностью осознано пациентом. Возможно чувство дискомфорта и временная потеря ориентации. Рекомендую занять спальное место и расслабиться. При включении нейросети в работу прошу Олега связаться со мной для дальнейших инструкций, — ответил Крыс.

—           М-м-м... слушай: Крыс... ну, ИскИн станции, сказал, что в течение суток все включится, ты сам это поймешь. Когда оно включится, свяжись с Крысом, он обещал инструкции дать, — сказал Кот Олегу.

—           А как связываться?

—           Я даже не знаю. У меня ведь такой штуки нет. Ты у нас первая ласточка, опытный экземпляр, так сказать. Вот и расскажешь, что же это за фигня такая неземная! — улыбнулся Кот.

—           Есть хочешь? — добавил он.

—           Не-а. Не хочу. И голова болит, — ответил Олег.

—           Кстати, тебе еще советовали кровать занять и расслабиться минут на шестьсот. Голова немного поболит, но это не страшно. Можешь в пространстве запутаться, то есть ориентацию потерять. Ты, главное, половую ориентацию не теряй, — облегчение от «штатно проведенной процедуры» заставило Кота пошутить, пусть даже немного грубовато.

—           Давай, проведу тебя к спальному месту, а сам питаться пойду. Есть что-то захотелось, — после проведенной с его помощью операции, Коту и впрямь захотелось что-нибудь съесть, хотя, вроде бы, он совсем недавно хорошо пообедал.

—           Крыс, Олегу дорогу покажи до места, где отдохнуть можно. А меня в столовую проводи, — распорядился Кот.

Дойдя до, видимо, места отдыха, световая дорожка разделилась. Кот отправился дальше, в столовую, а Олег пошел спать.

47

—           Крыс, ты вот говорил, что меня проверял, пока я в капсуле медицинской лежал. А остальных проверил? — спросил Кот.

—           Да, проверка проведена.

—           И что получилось у тебя? Можешь дать информацию по твоим исследованиям? Ты же какие-то расчеты проводил, как мне кажется?

—           У троих коэффициент интелл...— начал ИскИн, но Кот его перебил.

—           Можешь немного проще говорить?

—           Принято. У троих интеллект на уровне 110 единиц, предрасположенность — бойцы, абордажная группа. У пятерых 150, предрасположенность: два оператора вооружений, один инженерный техник, два пилота. У одного 170 — инженерный техник. У двоих 190 — один инженерный техник, второй — медик. У последнего 215

—           инженер, — более просто ответил Крыс.

—           О! Кто это там такой умный? Покажешь, когда проснется?

—           Вы только что отправили его спать, — лаконичности и простоте ответов Крыс, видимо, успел научиться.

А Олег-то, похоже, не так уж и прост! Надо же, и склад мышления для инженера подошел. Сюрприз, однако!

Да и остальные парни... Непонятно, было ли это простым везением, но получался практически необходимый минимум для восстановления станции и управления ею. Видимо, еще на Земле бригада сформировалась так, что людям проще было работать и подменять друг друга, имея сходные возможности.

Кстати, эта бригада была одной из лучших. Парни всегда все успевали, выдерживая даже самые невероятные графики работ.

В таких размышлениях время в дороге пролетело незаметно.

Добравшись до столовой, Кот увидел понуро сидящего Эндрю.

—           Что грустишь? М-м-м... ты тут так и сидел все это время, что ли? — спросил он, немного озадаченный своей догадкой.

—           Ну... да. А куда я пойду? Эти железяки кругом шастают, двери не открываются. Да и не знал я, куда идти, — ответил Эндрю.

—           Крыс, — мысленно спросил Кот, — а у него сколько?

—           Сто десять, — ответил ИскИн.

Тьфу ты... Кот уже успел подумать, что Эндрю станет ему помощником. Тут дел на станции по горло. Разгребать и разгребать, спины не разгибая. Тем более что Крыс важные решения сам принять не в состоянии и на некоторые моменты в силу своей машинной логики просто не обращает внимания.

—           М-да, — глубокомысленно заметил Кот. — И что, так и будешь тут сидеть?

—           Даже не знаю. Делать тут вообще-то нечего. Я даже воду не смог найти. А идти было некуда. Вот и сидел, — грустно ответил Эндрю.

—           Кстати, Олегу сеть поставили. ИскИн сказал, что все штатно прошло, — невнятно буркнул Кот, плотно набивший рот едой. — Еще часов восемь — десять, и будет наш Олег по станции бегать без моих подсказок, - прожевав и начав говорить более внятно, Кот ненавязчиво постарался подтолкнуть Эндрю к нужному решению.

«Не быть же мне для них всех нянькой? — подумал Кот. — Вон, Эндрю все время тут просидел. А ведь еще и других будить надо когда-нибудь. И что, они так и будут всей толпой тут торчать? И меня озадачивать поесть-попить приготовить? Да так они через день взвоют и, что еще хуже, передраться могут!»

Такие нерадостные мысли посетили Кота впервые. Раньше не было причин думать над этим. На Земле все было ясно: дал указание старшему, и тот уже сам расставлял рабочих по местам, указывая, что и кому делать.

Боец должен быть всегда занят — это спорное утверждение сидело в голове Кота еще с армейских времен, и нельзя сказать, что оно такое уж спорное. Уточним: большинство бойцов должно быть постоянно занято, а то сами себя займут. Не тем, чем надо.

Вот и будем к делу привлекать... а пока надо каким-то образом Эндрю эту самую нейросеть поставить. Кот видел, что Эндрю мнется, мнется, а решиться никак не может.

—           Слушай, а что это за штука такая? Ну, которую Олегу в голову впихнули? — наконец спросил тот.

—           Да я сам толком не знаю, — честно признался Кот. — У меня такой нет. Поэтому могу пересказать то, что мне ИскИн станции рассказал. Называется — нейросеть. Немного ума добавляет, возможность управления местной техникой дает...

Пересказ почти всей информации, переданной Крысом, много времени не занял. Конечно, информацию Кот пересказал не полностью, долго очень, да и не запоминал он все дословно, только основные моменты. Вот это и рассказал.

—           И что, я его понимать стану? А он меня? — уточнил Эндрю.

—           Кто? ИскИн? Да, будешь. Он говорит, что базовое знание языка даст. А там уж сам доучишь. Что непонятно — разберешься. Да и еду, и остальное тут заказывать сам будешь. Да и по остальному... что угодно делать сможешь, — под словом «остальное» Кот аккуратно постарался скрыть достаточно большой список дел.

—           А... э-э-э... последствий не будет?

—           Да не должно быть. Вон, у них это детям ставят, и растут они вместе с ними всю жизнь, — Кот с честными глазами вновь пересказал ответ Крыса.

—           Давай поставим и мне, что ли... — решился наконец-таки Эндрю.

—           Давай поставим. Пойдем.

Вновь путешествие в медблок, вновь уже знакомая процедура закладывания в медкапсулу, вновь штрихи перед глазами, и вот уже Эндрю вылез из капсулы.

—           Значит, так: голова может немного поболеть, включится сеть часов через восемь. Когда включится — сам поймешь. Тебе все это время надо полежать и расслабиться. Поспать, короче, — вкратце провел Кот запомнившийся ему инструктаж.

Проводив Эндрю до спальни Кот... вновь отправился в столовую.

«Да что такое-то? Все ем и ем, ем и ем, никогда такого не было!» — подумал он.

—           Крыс, меня постоянно кушать тянет после этих «операций». В чем дело?

—           Усиленная работа мозга. Рекомендовано сбалансированное питание. Необходимо дать мозгу отдых — не менее четырех часов, — ответил Крыс.

—           Сбалансированное питание? Хм... А то, что я тут ем — это не сбалансированное?

—           Нет. То, что вы едите, рассчитано на стандартное поддержание жизнедеятельности организма. Требуемое вам сейчас питание может быть произведено в медицинской секции в отсеке медперсонала.

—           Ёршть! — чертыхнулся Кот. — Не мог раньше сказать, что ли?

Дойдя до отсека медперсонала в медицинской секции, он задумался. А как ему заказ делать? В столовой-то получилось только потому, что Кот смог четко представить себе, что именно он хочет. А тут? Кот же не знал, как это должно пахнуть, какой вкус...

—           Крыс, а что это такое хоть? Как выглядит, как пахнет? Как заказ-то сделать?

—           Жидкость, состав для усиленного питания и восстановления клеток мозга. Вкус, цвет, запах по желанию.

—           Помочь сможешь? Не очень-то хорошо я управляюсь с местной техникой.

—           Готово.

Пиликнув, открылась дверка какого-то агрегата. Явно не кухонного комбайна.

—           А почему не в кухонном? — не преминул Кот задать вопрос, беря стакан с обычной на первый взгляд водой.

—           Обычный аппарат блока приготовления пищи не предусматривает необходимый режим работы и не имеет требуемых компонентов, — ответил ИскИн.

Ага! Видимо, этот аппарат медицинский. Ну и ладно, разницы-то никакой, откуда воду пить. Из кухонного комбайна или медицинского аппарата. Кот выпил. Стало клонить в сон.

—           Крыс, ты туда что намешал-то? — зевнув, спросил он.

—           Согласно рекомендациям, вам необходимо дать отдых. Добавленный состав рассчитан на четыре часа сна. Прошу пройти в спальное помещение.

Вот ведь... нехорошее существо! Хоть и искусственное. Ругаться Кот не стал. Да и за что ИскИна ругать? ИскИн же о Коте заботится. Ладно уж, спать так спать. Кот добрался до «своей каюты» и уснул.

48

Проснулся он посвежевшим и отдохнувшим. Лежать просто так скучно, заняться больше нечем, надо пойти сделать что-нибудь.

—           Крыс, прием! Долго я спал? — Кот помнил, что должен был проспать четыре часа, препарат так рассчитан был, но очень уж бодро он себя чувствовал.

—           Восемь с половиной часов, — отчитался Крыс.

Так и есть. Вот чувствовал же, что проспал больше, чем четыре часа. Но... отдохнул — и хорошо. Было бы что-то срочное — Крыс бы разбудил. Но все же, чувство, что он что-то забыл, было довольно сильным, и Кот решил уточнить:

—           Что-то срочное есть?

—           Срочного вмешательства не требуется, однако напомню: согласно расчетам, прошедшие восемь часов требовались для включения нейросетей у прооперированного персонала, — ответил Крыс.

Точно! Вот что не давало покоя Коту. Эндрю с Олегом! Как раз сейчас, через восемь часов после операции, у них должна нейросеть заработать. Хм...

—           Где находятся Эндрю и Олег? Нейросети заработали?

—           Да, Олег вышел со мной на связь один час двадцать минут назад, Эндрю семь минут назад. Согласно полученным рекомендациям, сейчас они получают навыки управления нейросетями и работы с оборудованием. Находятся в спальном помещении.

— Веди туда!

Кот быстро вскочил на ноги и бегом направился к ребятам. Самому же интересно, как прошло включение и что такое эта нейросеть!

Войдя в спальное помещение, куда вчера сам же их и проводил, он увидел картину полного разгрома. Свет лихорадочно моргал. Дрон-уборщик бесцельно тыкался в стены и ножки кроватей. Ниши в стенах то открывались, то закрывались. Сами парни лежали на кроватях, закатив глаза и не обращая внимания на творящуюся вакханалию. При мигающем свете лица их казались лицами свежих покойников.

Испугавшись, Кот бросился к ближайшему:

—           Олег! Очнись!

Олег проморгался, взглянул на Кота и улыбнулся. Свет мигать перестал, ниши закрылись, дрон-уборщик замер, переступил лапками и быстро скрылся.

—           О! Константин Влади...

—           Давай проще. «Котом» зови — я откликнусь. И на «ты». Быстрее, удобнее и проще.

—           О'кей! — согласился Олег.

—           Что с тобой было? Лежал, глаза закатив, а тут такое кругом! Прямо война какая- то! Свет, дроид, шкафчики...

—           А... — протянул Олег. — Это мы с Эндрю развлекались.

—           Хм... — хмыкнул Кот.

—           Ага. Прикольно так! Крыс ваш., эээ.. твой... сказал, чтобы попробовали в контакт с техникой войти. Ну, я сначала свет нашел, а потом дроид мимо проползал —так я им управлять пытался. А он шатается, не туда ползет, и вообще не делает то, что я хочу! — Олег от возбуждения подскочил и теперь мерил шагами спальню.

—           Крыс, ты что им насоветовал? Если уж учить взялся, так хоть контролируй происходящее! — сказал Кот.

—           Вмешательство не требовалось, действия персонала не могли нанести ущерб станции и станционному оборудованию, — ответил Крыс.

—           Нет, ты не понял! Сначала надо провести обучение управлению оборудованием, а уже потом давать возможность тренировки! — возмутился Кот.

—           Краткие инструкции были предоставлены, — упорствовал Крыс.

—           Напоминаю: персонал не имеет опыта обращения с нейросетями и опыта управления оборудованием станции. Прими задачу: требуется провести обучение нового персонала. Специальности на выбор обучаемого. Перед обучением рекомендовать выбор специальности по наибольшей предрасположенности обучаемого. Такие данные у тебя есть! — возмущению Кота не было предела.

—           Принял, — покладистость ИскИна заставила Кота немного успокоиться.

—           Эк! — икнул Олег. — А ведь я разговор ваш понял...

—           И я все понял! — раздался сбоку голос Эндрю.

—           Я вот только не понял, на каком языке вы говорили. Звуки вроде незнакомые, а слова понятные, — недоуменно проговорил Олег.

Ага... похоже, Кот ругался с ИскИном уже на местном наречии! Быстро все же язык выучил. Похоже, модуль в виде обруча на голове позволил Коту сделать большие успехи в изучении языка. Но рабочие-то... тоже ведь все поняли!

«Хм... а ведь Крыс говорил, что даст базовое знание языка при установке сети. А может ли он еще что-нибудь дать подобным образом?» — подумал Кот.

Это стоило уточнить у ИскИна. Возможно, он еще что-нибудь, какую-нибудь специфическую информацию, в голову вложить может?

—           Ладно уж... Пойдем в столовую, перекусим, — обратился Кот к ребятам. — Крыс, дорогу к столовой показывай, — уже привычно скомандовал он.

—           Не, не надо! — возразил Олег. — Я и так дорогу знаю.

—           Откуда? — удивился Кот, ведь он сам еще ничего толком запомнить не успел.

—           Да запрос Крысу отправил, он мне план через сеть скинул. И мое место на плане точкой показывает! — радостно улыбнулся Олег.

—           Крыс, отставить дорожку! — все же у Кота в разговоре иногда проскальзывало что-то армейское, хотя он уже давным-давно уволился из рядов вооруженных сил.

Световая дорожка, зажженная Крысом, погасла.

—           Посмотрим, куда нас местный Сусанин заведет! Там-то мы его в болоте и утопим! — плотоядно усмехнулся Кот.

—           На станции отсутствуют заболоченные участки. Системы водоснабжения и рециклирования воды в норме, — встревоженно подал голос Крыс.

—           Не обращай внимания, это просто оборот речи, — пришлось успокаивать ИскИна.

—           Ну что, веди! — обратился Кот уже к Олегу.

49

И Олег их повел. На удивление быстро все добрались до помещения с кухонным автоматом. Причем, как показалось Коту, были они тут впервые.

— И что? — удивился Олег в ответ на его вопрос. — Зачем нам в общую столовую топать? Тут помещение младшего командного состава, и тоже кухня есть. Зачем ноги напрягать и обувь стаптывать? Мне Крыс план скинул, а план с комментариями. Дверь открылась, Крыс доступ дал. Все равно тут больше никого нет.

Вот так-то! В сообразительности Олегу не откажешь. И, видимо, нейросеть все же очень интересная штука. Одно дело рассказы Крыса слушать и самому все предполагать и обдумывать, другое дело своими глазами результат использования видеть.

С автоматом приготовления пищи Олег тоже управился очень шустро. Даже сделал что-то отличное от того кубика «со вкусом яичницы с беконом» — единственного, что мог приготовить Кот. И чай у него получился нормального цвета. И даже что-то вроде кусочков хлеба.

В общем, поели. Даже намного вкуснее, чем Кот обычно питался. Эндрю же все это время сидел, смотрел, жевал и сосредоточенно о чем-то думал. Кот с Олегом это видели, но не торопили его и ждали, когда тот сам спросит.

—           Константин Влади... — наконец начал Эндрю.

—           Давай быстрее и проще. Давай на «ты». И можешь «Котом» звать, — повторил Кот ему то же самое, что и Олегу.

—           Хорошо. Ну, так вот... что-то не могу я понять, как Олег это все делает. О чем вы в казарме с ИскИном говорили, я вроде бы понял. Не все, через слово, но понял. С Крысом, так ведь ИскИна зовут, связаться смог. Даже свет включать и выключать научился. Но вот как так можно со всеми этими механизмами управляться... не понимаю! — с грустью сказал Эндрю. — Вы там с ИскИном что-то насчет обучения говорили. Можно и меня научить? Не хочу балластом быть, —добавил он.

—           Да, говорили. Тут, Эндрю, такая система обучения и образования существует, что можно... — начал рассказывать Кот ребятам то, о чем сообщил ему Крыс.

Рассказывал все: и про обучение, и про базы данных, и про определение предрасположенности, и про коэффициент интеллекта, и про... да вообще про все, что узнал сам! Вопросами, конечно, Кота засыпали, но с помощью Крыса он смог ответить на все.

—           Вот, такая схема. Тебе, Эндрю, Крыс предлагает в десант, штурмовиком- абордажником, старшим секции. Тебе, Олег, предложит инженером стать, железяками управлять. Как он мне тут рассказал, вы можете что-то другое выбрать, но предложенное будет легче всего даваться. И эффективнее, — закончил свой рассказ Кот.

Ребята думали недолго. В принципе, Олег согласился сразу, а вот Эндрю думал. В конце концов и он решил принять предложенную Крысом профессию.

—           Да и всегда я десантникам немного завидовал: как же — небесная пехота! А тут сам — десантник. И не простой, а космический. Даже космический десантник- абордажник, — все-таки улыбнулся Эндрю.

Вот и хорошо! А то Кот уже начал сомневаться в своей затее с профессиями. Надо бы еще одно условие ребятам поставить, решил он.

—           Гут. Зэр гут. Но условие будет одно. Сейчас уже пора остальной народ из медкапсул доставать. Крыс говорит, что всех подлечил. Вы давайте уж, возьмите над ними шефство. Я пока станцией и всеми вопросами позанимаюсь, а вы народу расскажите, что тут и как. Кто захочет нейросеть поставить, пусть мне говорит. Но захотеть это должны все! Иначе тут не выжить, — жестко закончил Кот.

—           Ну... ясно. Сделаем, — вразнобой согласились парни.

—           Крыс пусть нам скажет, кому и что он напророчил. Ну, кому кем лучше стать, — уточнил Олег.

—           Вот сам и запроси информацию у Крыса, меня-то что загружать? — удивился Кот. — Если какие-то вопросы или сложности появятся, вот тогда меня спрашивайте. А остальное — напрямую к нему. Связь у вас есть, ответы он вам дает, вот и спрашивайте, учитесь. Да, кстати, пусть график обучения вам даст. И объяснит, что и как. Крыс, слышал? — закончил он разговор.

—           Да, слышал. Команда принята, — согласился с ним Крыс.

—           А сейчас пойдем народ будить и успокаивать.

Все трое присутствовали при пробуждении, успокоили, одели и накормили проснувшихся. А уж потом начали проводить беседы. Поначалу никто не соглашался на вживление в голову непонятной штуки, но постепенно то один, то другой стали изъявлять готовность приобщиться к «иномирной цивилизации». Посмотрев на вполне здоровых и жизнерадостных испытателей, решились и все оставшиеся.

Для Кота началась пытка. Как оказалось, больше чем двум людям в сутки поставить сеть не позволяют его возможности. Устает, другими словами, и требуется отдыхать. Ушло на все эти процессы установки нейросетей чуть больше недели. Зато вскоре все подчиненные Кота, — будем уж так их называть, как по факту получилось, — установили сети и вполне сносно обращались хотя бы с кухней и душем. Да и учеба у всех началась, люди много времени проводили в медкапсулах под надзором Крыса, а потом закрепляли навыки в тренажерах. Получилось так, что Кот практически никого из них и не видел. Люди постоянно оставались в медсекторе, получая знания и тренируясь.

С рекомендациями Крыса, кстати, согласились не все. Один из предполагаемых техников ушел в пилоты, а один из операторов вооружений захотел стать техником.

Как объяснил Крыс, нейросети находились в стадии формирования и роста, поэтому загрузка больших объемов информации была противопоказана. Информация «заливалась» малыми порциями, воспринималась всеми с разной скоростью, и поэтому срок обучения был растянут на длительное время.

Вымотал Кота этот марафон изрядно. После проведения последней операции он просто свалился от усталости, хотя на первый взгляд ничего и не делал. Проспал почти сутки. Очнулся с больной головой и звоном в ушах от тревожного голоса Крыса:

— Восстановлена связь с ИскИном секции жизнеобеспечения. Получен отчет. В связи с увеличением численности персонала станции возник недостаток ресурсов для поддержания стабильной работы системы жизнеобеспечения. Остаточный ресурс системы обеспечения кислородом позволяет стабильно поддерживать жизненные функции не более пяти членов персонала станции. При нынешнем потреблении воздушных смесей возможно поддержание жизненных функций имеющегося на станции персонала не более чем в течение десяти дней. Использование для разложения на составные части воды, предназначенной для поддержания работы реактора, недопустимо. Степень опасности — желтая! Переход в красную — в течение пяти суток!

50

—           Что? Что случилось? — вскинулся Кот, со сна не осознавая всей сообщенной ему информации.

—           Получен отчет ИскИна секции жизнеобеспечения. В связи с...

—           Проще объясни, что произошло, — перебил Кот.

—           Недостаточна выработка кислорода. При переходе степени опасности в красный сектор, уровень содержания кислорода будет недостаточен для поддержания жизни в пределах станции. По полученному отчету ИскИна секции жизнеобеспечения, количество вырабатывающих кислород организмов недостаточно для поддержания жизни имеющегося персонала. Предложена эвакуация излишнего персонала. Эвакуация невозможна ввиду отсутствия эвакуационного транспорта, — кажется, Крыс снова начал истерику.

—           Стоп! Давай снова. Выясни и доложи причины по каждому пункту. Дай рекомендации и предложения! — остановил вновь полившийся поток информации Кот.

—           Принято, — на мгновение замолчал Крыс. — Выполнено. Вследствие повреждения и разгерметизации жилого сектора была утеряна большая часть вырабатывающих кислород организмов. Выработка кислорода секцией жизнеобеспечения недостаточна для обеспечения тринадцати человек. Использование воды, полученной из последней партии льда и предназначенной для работы реактора, для получения кислорода невозможно. Обнаруженные примеси и бактериальный состав воды не изучены, вероятность смертности персонала при возможном заболевании неизвестным вирусом достигает девяноста восьми процентов. Имеющиеся возможности секции жизнеобеспечения не позволяют увеличить количество вырабатывающих кислород организмов, — более четко ответил ИскИн.

—           Подожди... а при чем тут жилой сектор и жизнеобеспечение? Жилой сектор же потребляет кислород, а не производит, — удивился Кот.

—           В жилом секторе находилась парковая зона, обеспечивавшая в рабочем порядке более 95% снабжения кислородом. При разгерметизации парковой зоны все находившиеся там вырабатывающие кислород организмы погибли, — пояснил Крыс.

—           Ясно. Доступ в секцию жизнеобеспечения возможен?

—           Ремонтным дроидам необходимо восемь часов для обеспечения безопасного доступа. Прочие работы будут приостановлены, — предупредил Крыс.

—           Восстанавливай доступ в секцию. Это первоочередная задача, — распорядился Кот.

Все эти восемь часов он провел как на иголках, постоянно донимая Крыса вопросами.

—           На какой стадии работы? Ускорить можно?

—           Ремонтные дроиды выполнили 40% необходимых работ. Ускорение производства работ возможно только с нарушениями регламента работ. Нарушение регламента производства работ приведет к нарушению технологии, производственному браку и ослаблению конструкций. Возможно разрушение в силу возникших внутренних напряжений, —доложил ИскИн.

Угу, знаем. Сопромат Кот изучал, кое-что в голове осталось. Но как же тяжело находиться в ожидании! А вдруг все впустую? Вдруг переход к шлюзу сектора жизнеобеспечения построят, а ничего сделать никто не сможет? И что, остается только умереть от удушья?

—           Ты говорил про невозможность эвакуации. Почему она невозможна?

—           Отсутствует эвакуационный транспорт. К имевшимся на станции спасательным ботам доступ невозможен в связи с разрушением внешних конструкций станции. Линии связи повреждены либо уничтожены при разрушении внешних конструкций. Связь с ботами для получения отчета о состоянии невозможна, отчетов о состоянии ботов в имеющейся базе данных не имеется.

—           Так это что получается, мы привязаны к станции? Живем только внутри, без связи, без помощи, без эвакуации?

—           Восстановление внешних конструкций приостановлено, ремонтные дроиды восстанавливают доступ в секцию жизнеобеспечения. После завершения ремонтно- восстановительных работ внешних конструкций будет восстановлена связь, защитные сооружения и эвакуационный транспорт, — успокоил Кота ИскИн.

Ого, подумал Кот, это ж сколько еще восстановления требует! Наверное, очень жаркий был тот давний бой вокруг станции. Да и сама она, видимо, изначально была намного больше еле работающего огрызка, попавшего под управление Кота.

—           Потребуется обслуживание восстановленной техники. Советую назначить техника связи и откорректировать программу обучения, — вдруг выдал Крыс.

Резкая смена изложения ИскИном информации заставила Кота задуматься. Похоже, в критической ситуации Крыс начинает паниковать, теряться, и ему требуется жесткое руководство и четкая расстановка приоритетов действий. А вот уже потом, когда цели определены и алгоритм действий ясен, Крыс становится больше похожим на человека. Даже вот, советы давать начинает. Весело получается! Надо бы Олега предупредить об этой особенности Главного ИскИна, ведь он инженером будет, и ему самому придется досконально вникать во все эти технические вопросы и проблемы.

—           По имеющимся результатам анализа предрасположенности скорректируй программу обучения. Сообщи о корректировке программы Олегу. И вообще, чаще к нему обращайся, чаще. Олег Главным инженером станции станет, пусть тоже принимает участие, — дал Кот задание ИскИну.

—           Принято.

—           Что сейчас дроиды делают? Много им еще осталось? Долго еще ждать? — беспокойство за дальнейшую судьбу, свою и всех, находящихся на станции, заставляло Кота нервничать.

—           Ремонтные дроиды выполнили 95% работ. Доступ в секцию жизнеобеспечения будет восстановлен через пятнадцать минут.

Наконец-то! Пора выдвигаться. Надо было бы Олега с собой взять, подумал Кот, но Олег сейчас в медкапсуле, получает новую каплю знаний. Ничего, потом сам сюда сходит.

На внутристанционной платформе до нужного места Кот добрался довольно быстро, и потом еще минут десять в нетерпении вышагивал у закрытого шлюза.

—           Работы выполнены, переход герметичен, кислород в норме, — наконец-то доложил Крыс.

С громким хлопком, заставившим Кота вздрогнуть, створка шлюза уползла в сторону. Стал виден слабо освещенный коридор, в котором до сих пор что-то делали ремонтники. Пахло жженой изоляцией и почему-то сыростью.

—           Разница в давлении. Несущественное повреждение датчика, выравнивание давления произошло не в штатном режиме. Ремонт датчика был перенесен в третью очередность работ, — успокоил ИскИн встревожившегося Кота.

—           А свет? — спросил он, не решаясь войти в переход.

—           Освещение достаточно для перемещения. Полное восстановление штатного освещения увеличивало срок выполнения работ на пятнадцать процентов. В целях ускорения восстановления доступа в секцию жизнеобеспечения полное восстановление освещения перенесено в третью очередь работ, — ответил Крыс.

Ну... в третью так в третью. Действительно, он же сам подгонял Крыса, торопился скорее попасть в секцию жизнеобеспечения, вот поэтому множество работ перешли во вторую, а то и в третью очередь.

51-55

Вспомнив такой же наскоро восстановленный переход к техническому сектору, Кот опасливо переступил через порог шлюза. Отчего-то ему показалось, что сейчас начнется утечка, упадет давление и рухнувшая многотонная шлюзовая плита перерубит его пополам. Однако Крыс свою работу выполнил на совесть. Ничего не упало, никаких утечек не было, даже коротких замыканий в провисающих тут и там проводах не случилось. Единственным, что доставляло неудобство, было отсутствие гравитации, и это было для Кота самым страшным. Его вестибулярный аппарат, непривычный к царившей в переходе невесомости, потихоньку начал бунтовать. Решив не испытывать судьбу, Кот вернулся к оставленной у ворот шлюза платформе.

—           Крыс, платформой в переходе сможешь управлять? Доставишь меня? Сам я не дойду, опыта перемещения в невесомости нет, — стыдливо умолчал о своей тошноте Кот.

—           Связь на всем протяжении восстановленного перехода стабильна, дистанционное управление платформой возможно. Доставлю, — ответил ИскИн.

—           Только... не задерживайся в переходе. Быстрее меня до шлюза довези! — сказал Кот, усаживаясь в кресло платформы.

Платформа приподнялась, порыскала из стороны в сторону и... резко ускорилась, моментально влетев в переход. По обыкновению поняв просьбу буквально, Крыс рванул с места как гоночный болид. Учтя рост пассажира, чтобы тот не зацепился за свисающую проводку, Крыс то и дело менял высоту и направление полета, заставляя Кота всеми силами цепляться за поручень. Мигом долетев до конца перехода, платформа остановилась так же резко, как и стартовала. Кот по инерции оторвался от поручня, пролетел вперед и всем телом впечатался в закрытый шлюз.

—           Бл... — в условиях пониженной гравитации медленно сползавший на пол Кот решил точнее формулировать свои пожелания в разговоре с ИскИном. Ведь уже не в первый раз прямолинейно мысливший Крыс принимал его пожелания за непосредственную команду к действию.

—           Открывай уже шлюз, железяка! — раздражение Кота выплеснулось в пинке по закрытой створке шлюза.

Полотно створки медленно и как будто неохотно поползло в сторону. Плотным и сильным порывом ветра, резко подувшим из появившейся щели, Кота сдуло к замершей посреди перехода платформе, где он вновь вцепился в поручень, пытаясь найти опору. Впрочем, ветер быстро иссяк, а очень раздраженный Кот разразился руганью в адрес ИскИна.

—           Крыс, ершть твою медь, это что за шутки! Ты что вытворяешь, железяка дубовая? В чем дело, я тебя спрашиваю?!

—           Повреждение датчиков давления шлюза. Согласно инструкции, при повреждении датчиков в переходном тамбуре создается зона повышенного давления, — спокойно ответил Крыс.

Кот понял, что ругать ИскИн бесполезно, у того на все случаи имелась прописанная инструкция и утвержденный алгоритм действий. Да и вообще, судя по многим действиям ИскИна, тот даже не подозревал, что Кот просто не знает большинства правил и протоколов действия в различных ситуациях на космической станции.

Второй раз, уже своими ногами добравшись до шлюза, Кот зашел в тамбур и уперся во вторую, пока еще закрытую шлюзовую створку.

—           Открывай! — потребовал он, на всякий случай прижавшись к стене и раскинув руки в стороны.

Вторая створка стала уползать так же медленно и нехотя, как и первая, но резкого порыва ветра больше не было. Вместо этого случилась другая неприятность — не дойдя и до четверти, створка скрежетнула и застряла. Из открывшегося проема рекой потекла зеленоватая жижа.

—           Крыс! — отступая от медленно приближающейся зелено-синей массы, напряженно сказал Кот. — Это еще что за...

Закончить фразу он не успел. За приоткрытой створкой что-то громыхнуло, звякнуло, и волна мутной воды вперемешку с так насторожившей Кота зеленоватой массой захлестнула его по пояс, щедро обрызгав до самой макушки. Напор быстро иссяк, но, попав в переход с неработающими установками гравитации, вся эта масса полетела вязкими клубами, оседая на стенах безобразными кляксами.

—           Тьфу... Бл... Тьфу! — еле отплевался Кот. Вкус у попавшей в рот жижи был отвратительный. — Что это за... штука такая? — все же сдержался он.

—           Вырабатывающая кислород биомасса. Для живого организма безвредна. Состоит из микроорганизмов больших водоемов, отличающихся высокой живучестью и повышенной переработкой углекислого газа, — ответил ИскИн.

—           Тьфу, гадость какая, — во рту у Кота горчило, он никак не мог отплеваться.

—           Что там вообще случилось?

—           Избыточное давление в центральной капсуле кислородной биорегенерации. Подводящие магистрали были повреждены. Обслуживание капсулы не производилось ввиду отсутствия запасных частей. При разрыве подводящих магистралей возникшая дополнительная нагрузка разрушила крепления и привела к повреждению центральной капсулы, — пояснил ИскИн.

52

Кот осторожно заглянул за приоткрытую створку. В круглом помещении, вдоль стен которого стояли стеклянные капсулы, царила зелень. Зеленью было покрыто все: полы, стенки капсул, часть плафонов освещения, элементы каких-то конструкций и ползавшие по всему помещению дроиды. В центре зала на остатках размочаленных креплений лежала большая емкость с зияющей в боку прорехой. Видимо, совсем недавно именно она как раз и являлась центральной капсулой кислородной биорегенерации.

—           Внимание! Критическое повреждение системы кислородной регенерации! Внимание! Запаса годной для дыхания воздушной смеси достаточно не более чем на шесть часов при прежнем уровне потребления! Внимание! Аварийная ситуация. Рекомендована эвакуация! Рекомендова... — с некоторым опозданием поднятая ИскИном тревога вызвала у Кота только раздражение. Ведь еще при открытии шлюза и появлении зеленой волны было ясно, что в секции жизнеобеспечения далеко не все в порядке.

—           Тихо! — рыкнул он. — Доклад о повреждениях! Рекомендации по устранению! Сроки устранения! Быстро! Эвакуироваться некуда!

—           Повреждение центральной капсулы кислородной биорегенерации. При открытии шлюза вырабатывающая кислород биомасса была потеряна. Восстановление центральной капсулы займет шестьдесят два часа. Восстановление объема биомассы займет три с половиной часа. Восстановление объема воздушной смеси ориентировочно через семьдесят часов, — более спокойно доложил ИскИн.

Прогноз, оказавшийся очень печальным, заставил Кота усиленно думать в попытках найти выход из создавшегося положения, попутно высказывая ИскИну возникавшие идеи. Ни одна из идей не прошла проведенных Крысом расчетов: либо не хватало запчастей и материалов, либо срок исполнения был слишком долог. Ситуация оказалась сверхкритической, и паниковать начал уже Кот. Потраченное на пустые идеи время было безумно жаль. Оставшиеся пять с половиной часов жизни оказались слишком малым сроком по сравнению с тем, сколько он намеревался прожить.

Совсем отчаявшись, Кот приказал ИскИну включить тревогу, экстренно прервать процесс обучения нового персонала станции и собрать всех в комнате отдыха медицинского сектора. Достаточно быстро добравшись до места, он застал там всю свою команду, не понимающую причины столь экстренного сбора. Оказалось, ИскИн без разрешения Кота отказался давать людям какие-либо пояснения, ссылаясь на распоряжение Оператора.

—           Блинская железяка! — выругался Кот в адрес ИскИна, потратив еще немного драгоценного времени на объяснение ситуации. — Что делать будем? Эвакуироваться некуда и не на чем. Восстанавливать либо долго, либо запчастей не хватает. Идеи давайте, или задохнемся уже... уже через пять часов!

Мозговой штурм, устроенный информированными о сложившейся ситуации людьми, также не принес результатов, но потратил еще сорок минут оставшейся всем жизни.

—           Идеи! Идеи давайте! — вот уже полчаса безрезультатно требовал Кот, отплевывающийся от вновь и вновь возникавшей во рту горечи.

—           Мы можем надеть штурмовые скафы. Или просто скафы. Дыхательный картридж скафа рассчитан на сорок пять часов, — выданная Эндрю идея давала шанс прожить еще какое-то время, но была недостаточна для выживания.

—           Пустотные и штурмовые скафандры в режиме консервации. Заправленные картриджи отсутствуют, — ответ Крыса в пух и прах разбил и эту идею.

—           Крыс! Вопрос только в восстановлении центральной капсулы и биомассы? И капсулу мы восстановить не успеваем? — вдруг спросил Олег.

—           Требуется восстановление центральной капсулы кислородной биорегенерации и восстановление необходимого объема вырабатывающей кислород биомассы. Восстановление капсулы по расчету займет шестьдесят два часа, — подтвердил Крыс.

—           То есть фактически требуются только емкость и биомасса? — уточнил Олег.

—           Проведенный анализ аналогий подтверждает ваше утверждение, — витиеватый ответ Крыса все же подтвердил догадку Олега.

—           А если сделать множество мелких баков, заполнить их биомассой и расставить баки в помещениях станции? Это даст требуемый объем? — похоже, идея Олега стала приобретать конкретику.

—           Необходимый объем биомассы будет достигнут. Обращаю ваше внимание, что для функционирования биомассы требуется освещение ультрафиолетом и постоянный приток газовоздушной смеси. Без выполнения этих условий биомасса быстро погибает, — выдал еще одну часть информации Крыс.

—           А если баки сделать прозрачными, поставить рядом ультрафиолетовую лампу и сверху установить воздушный насос? — продолжал допытываться Олег.

—           Описанное вами устройство будет функционировать, — после недолгого раздумья ответил ИскИн.

—           Прекрасно! Тьфу! Сколько времени требуется для... Тьфу!., для изготовления необходимого количества баков, ламп и воздушных... Тьфу!., воздушных насосов?

—           горечь во рту все появлялась и появлялась, и Кот все никак не мог отплеваться.

—           Прошу указать размер баков и мощность воздушных насосов, — запросил Крыс.

—           Бак на триста литров, насос должен обеспечивать постоянный приток газовоздушной смеси для определенного объема, лампа должна обеспечивать непрерывное освещение, — быстро развил свою идею Олег.

—           Проведенный расчет условий показывает необходимость трех ламп на каждый бак. Произвести расчет с учетом полученных корректировок?

—           Да!.. Тьфу!

—           Расчетное время изготовления два с половиной часа, расчетное время восстановления объема биомассы три с половиной часа, — ответил Крыс.

—           Приступай к изготовлению! Баки наполнять биомассой по мере изготовления, расстановку баков в помещениях просчитай с учетом наибольшей концентрации персонала, — скомандовал Олег.

—           Требуется подтверждение приказа Оператором, — уперся Крыс. — Ваш статус не позволяет отдавать подобные приказы. Назначение на должность требует официального подтверждения и регистрации в общем журнале!

—           Приказ подтверждаю. Тьфу!.. Официально подтверждаю... Тьфу!., назначение Олега Главным инженером!.. Тьфу... Назначение зарегистрировать!.. Тьфу...

На Кота накатила непонятная слабость, голова кружилась и слегка подташнивало. Решив, что это последствия стресса, он не стал обращать внимания.

—           Подтверждаю назначение... тьфу... остального персонала станции... тьфу... согласно выбранным... тьфу... выбранным специальностям на... тьфу... на имеющиеся вакантные места в шта... тьфу... в штатном расписании станции. Тьфу!..

Почувствовав накатившую слабость, Кот уселся на ближайший стул. Ему становилось все хуже и хуже, появилась одышка, сбилось дыхание. Он покачнулся на стуле и схватился за край стола, чтобы не упасть.

—           Да что это... тьфу... что это такое? — потерянно спросил он и все же упал.

—           Крыс! В медкапсулу его, быстро! — сквозь мутную пелену ускользавшего сознания услышал Кот голос Олега и окончательно отключился.

53

Очнулся Кот под уже знакомое шипение открывающейся крышки медкапсулы.

«Похоже, просыпаться в больнице входит у меня в привычку», — горько подумал он. Шевелиться ему вообще не хотелось.

—           Крыс, что со мной случилось? — задал он вопрос уже вслух.

—           Вирус, — кратко ответил ИскИн.

—           Подробнее расскажи, — потребовал Кот.

—           Принято. По докладу ИскИна секции жизнеобеспечения: после выхода из строя фильтров очистки питательного раствора для биомассы были утеряны запасы подготовленного питательного раствора. При приготовлении питательного раствора для вырабатывающей кислород биомассы стала использоваться очищенная от механических примесей техническая вода, полученная из астероидного льда. Ввиду недоступности лаборатории и невозможности проведения лабораторных исследований, вода была принята как условно годная для приготовления питательных растворов биомассы. Согласно заложенной инструкции, после продолжительного использования при отсутствии негативных последствий полученный технический раствор был переведен в разряд условно безопасных, с пометкой о необходимости проведения лабораторных исследований. При восстановлении линии связи журнал работ был передан мне, как Главному ИскИну станции. Согласно найденной метке, необходимость лабораторных исследований была подтверждена, вода доставлена в лабораторию для исследований, — выдал Крыс полный доклад.

—           А почему со мной такое случилось? Ты что, ничего не исследовал, что ли? — не удержался от вопроса Кот.

—           Слишком короткий промежуток времени. Данные о содержании неизвестных микроорганизмов были получены через семьдесят два часа после произошедшего заражения и перемещения Оператора в медкапсулу, а затем в капсулу реаниматора.

—           Что? Я в реаниматоре? Настолько все серьезно?

Лежать надоело. Однако при попытке вылезти из капсулы Кот смог лишь вяло пошевелиться. Тело совершенно ничего не чувствовало, все мышцы были ватными и не желали слушаться. Мысли тоже текли вяло и лениво.

—           А это еще что такое? — так же вяло удивился Кот. — Сколько времени я тут нахожусь? Крыс, ты не все еще рассказал?

—           Еще не все. В медицинской капсуле вы провели шестьдесят восемь часов. После получения данных анализа воды и при отсутствии улучшения самочувствия вы были переправлены в капсулу реаниматора. Анализ выявленных микроорганизмов и наблюдение за ходом болезни заняли сто шесть часов. Разработка метода лечения заняла восемьдесят два часа. Очнулись вы через триста шестьдесят пять часов после применения выработанного метода лечения. Всего вы находитесь на лечении в медблоке шестьсот двадцать один час.

—           Э-э-э... это сколько дней? — мысли Кота ворочались туго и он никак не мог пересчитать часы в дни.

—           Двадцать пять дней двадцать один час, — мгновенно ответил ИскИн.

—           Это почти четыре недели? — удивился Кот.

В это время послышались голоса и над открытой капсулой появились встревоженные лица ребят. В медбоксе собрались все, кто был на станции.

—           Ну что? Как он? — задал вопрос Олег.

—           Состояние стабильное, прогнозы оправдываются, — отчитался Крыс.

—           Привет, — вяло поздоровался Кот. — Что это вы такие... эээ... такие..

Нужное слово никак не приходило ему в голову, как бы он ни старался. Мысль вилась где-то рядом, но постоянно ускользала. Попытка вспомнить нужное слово стоила Коту появившейся головной боли.

—           Какие мы? Нормальные мы! Это ты вот как-то не очень, — ответил радостно оскалившийся Эндрю.

—           Ну что ты полез туда? — накинулся на Кота Олег. — Не мог, что ли, дроида отправить? Везде сам влезть стараешься? И чего добился? Ведь еще чуть-чуть, и умер бы!

Экспрессии в голосе Олега хватило бы на всю собравшуюся в медбоксе команду, и еще немного осталось бы.

—           М-м-м... а куда я влез? Не помню что-то... Помню, что мы собрались и что-то решали, а потом мне плохо стало. И все.

—           Повреждения велики? Он восстановится? — не отвечая на вопрос Кота, спросил у ИскИна Олег.

—           Повреждения достигли 73%. Восстановление согласно прогнозу. Возможны провалы в памяти, временное падение коэффициента интеллекта. Ближайшие сорок восемь часов рекомендовано нахождение в реаниматоре в целях исключения нелогичных бессознательных действий, — бодро доложился Олегу Крыс.

—           Та-а-ак... — протянул Олег. — Закрывай.

54

Крышка капсулы пришла в движение, и Кот снова уснул, уже не слыша произошедшего разговора.

—           Так что дальше-то с ним будет? — спросил Эндрю.

—           Да не знаю я... — ответил уже кое-чему научившийся и ставший штатным медик.

—           Вы же видите, что я ничего не делаю. Да и не могу сделать. Реаниматор сам проводит лечение, а я только наблюдаю, и вмешиваться не могу, знаний не хватает,

—           медик огорченно вздохнул и развел руками.

—           Крыс, еще раз прогноз дай. Может, изменилось что-нибудь? — дал команду ИскИну Олег.

—           Принято. Изменений в прогнозе нет. Повреждения нервной системы организма Оператора достигли 73%. Разработанная вакцина остановила распространение болезни, внедренный имплант-симбионт постепенно заменяет нервную систему. В настоящее время вирус локализован, ослаблен. Предварительный прогноз полного восстановления — шесть тысяч семьсот двадцать часов. Во время восстановления возможны длительные провалы в памяти, временное падение коэффициента интеллекта, головные боли, незначительное повышение нейроактивности. На время восстановления рекомендованы большие физические и умеренные умственные нагрузки для восстановления синаптических связей. Не рекомендованы резкие встряски и высокие эмоциональные и умственные нагрузки. Высокие умственные и эмоциональные нагрузки прогнозируемо повлекут за собой увеличение времени восстановления. Резкие встряски приведут к длительным провалам в памяти и временному существенному падению коэффициента интеллекта. В период падения коэффициента интеллекта он не сможет исполнять функции Оператора, приоритет выполнения его команд будет минимальным.

—           Почему это? Он же Оператор. Ты сам говорил, что Оператор ответственен за все на станции, и его указания имеют высший приоритет? — удивился Олег.

—           Основной показатель легитимности Оператора — коэффициент интеллекта и строгая логичность действий. Кот был признан Оператором после определения его коэффициента, анализа выполненных им действий и скорости принятия решений. С началом использования им модуля аварийного контроля мониторинг действий стал постоянным. Все решения и действия были признаны единственно верными в сложившихся ситуациях, — ответил Крыс.

—           Что?! Когда он полез в секцию жизнеобеспечения и подхватил вирус, с которым ты до сих пор толком разобраться не смог, это тоже было единственно верное решение? — возмутился Олег.

—           Да. При отсутствии на станции Главного инженера Оператор обязан был удостовериться в правильности переданного ему отчета, оценить степень повреждений и принять решение. Личное присутствие никогда не было обязательным, но его оценка произошедшего на месте всегда давала наилучший результат, и такие действия были признаны наилучшими. Заражение произошло только по причине отсутствия верной информации. Кроме того, он, будучи уже тяжело больным, на грани бессознательного состояния, принял единственно верное в той ситуации решение и официально утвердил назначение на должности нынешнего персонала станции, — невозмутимости ИскИна мог бы позавидовать и тибетский монах.

—           Так ты что же, постоянно его оцениваешь? Ты же обязан полностью подчиняться всем приказам! — вмешался в разговор уже Эндрю.

—           До момента моего назначения Главным ИскИном станции я выполнял функции лабораторного ИскИна, и у меня не прописано жесткое подчинение приказам. В моей личностной матрице заложена возможность коррекции отданных распоряжений в целях наилучшего выполнения поставленной задачи. Назначение же меня Главным ИскИном станции добавило ресурсов и ответственности, что дало мне полное право расширить границы коррекции приказов. Кроме того, однажды при проведении лабораторных исследований некомпетентными лицами был отдан ряд приказов, приведших к критической ситуации, и мне было предписано производить оценку компетентности лиц, отдающих любые приказы. Так что я не выполню указание, могущее привести к критическим повреждениям или прекращению существования станции. И так как я назначен Главным ИскИном станции, теперь я произвожу оценку компетентности всего персонала станции, отдающего распоряжения.

—           Что это означает? — быстро спросил понявший все раньше остальных Олег.

—           Я имею право не выполнять распоряжения некомпетентных лиц и определять соответствие занимаемым должностям, — просто ответил ИскИн.

—           К чему приведет определенное тобой несоответствие?

—           Несоответствие должности приведет к отстранению. Распоряжения данного лица не будут выполняться до проведения аттестации и восстановления в должности.

—           Разве ты имеешь право хоть кого-то назначать? — уточнил Олег.

—           Назначение является прерогативой Оператора. Я имею право лишь аннулировать либо восстановить права конкретного лица, — ответил Крыс.

—           А если отстраненный не пройдет аттестацию? — спросил один из бывших рабочих, еще на Земле периодически проваливавший различные экзамены.

—           Так как я — Главный ИскИн этой станции, то будет поставлен вопрос о целесообразности нахождения данного лица на моей станции. Бесполезный расход ограниченных ресурсов не опционален, — отрезал Крыс.

55

Такая новость заставила задуматься многих из присутствующих. Оказывается, каждое их распоряжение оценивалось ИскИном, а возможное отстранение и переаттестация могли привести к свободному полету в открытом космосе. Теперь всем предстояло взвешивать степень ответственности перед отдачей той или иной команды. Лица многих из присутствующих в медбоксе помрачнели.

—           Кто дал тебе такие полномочия? Я, как Главный инженер станции, отменяю их!

—           резко высказался Олег.

—           Полномочия были утверждены начальником научного сектора станции. При назначении меня Главным ИскИном станции, полномочия отмены данных мне распоряжений перешли в ведение Главного Оператора. Полномочий Главного инженера недостаточно для отмены данных распоряжений, — индифферентно ответил Крыс.

—           Да чтоб тебя... — в сердцах выругался Олег.

Фактически людям объявили, что они на этой станции всего лишь гости, находящиеся под полным контролем ИскИна станции, и любое действие с их стороны может повлечь за собой гибель.

Все сорок восемь часов до пробуждения Кота от рекомендованного ИскИном сна команда провела в подавленном состоянии. Продолжать учиться никто не хотел, возникшая неопределенность давила на сознание и лишала желания что-либо делать. Олег регулярно задавал ИскИну уточняющие вопросы и придумывал различные варианты решения проблемы, но найти выход из положения так и не смог.

За десять минут до пробуждения Кота в медотсеке собралась вся команда.

—           Олег, а он хоть поймет, в чем дело? Говорят, он... это... дураком стал...

—           Не стал он дураком, не стал! — успокоил всех Олег. — Вы, главное, панику не разводите. А я все объясню.

Слабо прошипев, крышка реаниматора открылась. Кот, удивившись количеству собравшихся, вновь попытался вылезти из реаниматора.

—           Осторожнее! Давай мы тебя достанем. Все же целый месяц пролежал! — стал помогать ему Эндрю. — Да не стойте столбом, помогите! — обратился он к остальным.

—           Ребят... ну что вы... да я сам могу... — вяло отбивался Кот.

Несмотря на все возражения, Кота бережно достали из капсулы, уложили на носилки срочно вызванного медицинского дроида и довезли до столовой. Усадив его в устроенное в уголке комфортное место, сооруженное из принесенных специально для этого мягких матов, и поставив перед ним поднос с едой, приготовленной ИскИном в медицинской лаборатории по специальному заказу, Олег принялся объяснять сложившуюся ситуацию.

—           ...В общем, так вот получается. Мы тут как бы нежеланными гостями оказались. Решить что-то я сам не могу, твое вмешательство требуется. Я два дня с Крысом воевал, но так ничего и не добился. Сам попробуй. Иначе мы тут долго не протянем, — закончил рассказ Олег.

—           Ага. Ясно... — ненадолго задумался Кот.

56

Проведенные в капсуле реаниматора дополнительные два дня явно пошли ему на пользу. Да и постоянно находясь на связи с ИскИном с первого дня его назначения Главным, Кот успел изучить все слабые стороны достаточно прямолинейной машинной логики Крыса.

—           Крыс, меня четко слышишь? Включи запись для ведения протокола! — скомандовал он.

—           Слышу прекрасно. Запись ведется, — ответил ИскИн.

—           Судя по рассказу Олега, тебе требуется подтверждение легитимности всех распоряжений в связи с подозрением о некомпетентности лиц, отдающих приказы?

—           Да, подтверждаю. Оценка компетентности лиц, отдающих распоряжения, проводится постоянно.

—           Дай определение моего состояния. Я могу исполнять обязанности Оператора?

—           Подтверждаю ваши полномочия, — лаконично ответил ИскИн.

—           При длительном отсутствии Главного Оператора и несомненной его гибели дежурный Оператор может возложить на себя обязанности Главного?

—           Необходимо представить доказательства гибели, — отозвался Крыс.

—           Сообщи, как давно Главный Оператор выходил на связь, и поступали ли от его имени после последнего сеанса связи какие-либо распоряжения, — велел Кот.

—           Последнее распоряжение отдано одиннадцать тысяч семьсот двадцать семь лет и шесть месяцев назад. Сеансов связи не было, распоряжений от имени Главного Оператора не поступало, — после незначительной задержки ответил ИскИн.

—           К какой расе относился Главный Оператор станции?

—           Джоре.

—           Дай информацию об официально зарегистрированной максимальной продолжительности жизни представителя этой расы.

—           Официально зарегистрированная максимальная продолжительность жизни представителя расы Джоре составляет четыреста девяносто восемь лет.

—           Ты говорил о совмещенном ДНК Главного Оператора с ДНК представителя планеты-колонии бойцов Предтеч. Дай справку о предполагаемом увеличении продолжительности жизни Джоре при совмещении его ДНК с ДНК представителя моей планеты.

—           Предполагаемое увеличение срока жизни составляет от двадцати до тридцати процентов от максимального срока жизни конкретного индивидуума.

—           Прими за основу официально зарегистрированную продолжительность жизни, добавь максимальный процент предполагаемого увеличения срока, доложи мне полученную цифру, — Кот подошел к одному из основных пунктов своего плана.

—           Шестьсот сорок семь лет и пять месяцев.

—           При осмотре останков людей, зачисленных по моему распоряжению в штат привлеченных специалистов, был обнаружен экспериментальный биокостюм, принадлежавший Главному Оператору. Доложи, мог ли Главный Оператор в твердом уме и здравой памяти кому-либо передать это ценное экспериментальное оборудование.

—           Главный Оператор является чрезвычайно ответственным специалистом. Передача им кому-либо любого оборудования без соответствующей записи исключена, — четко доложил Крыс.

—           Проверь, имеется ли у тебя запись о передаче биокостюма.

—           Запись отсутствует.

—           Значит, будучи в твердом уме и здравой памяти, Главный Оператор никому не передавал биокостюм? — задал коварный вопрос Кот.

—           Подтверждаю, — ответил ИскИн.

—           Вычти из времени, прошедшего от последнего зафиксированного распоряжения Главного Оператора до настоящего момента, максимальный предположительный срок жизни представителя расы Джоре с совмещенным ДНК. Доложи цифру.

—           Одиннадцать тысяч восемьдесят лет и один месяц.

—           Используя подтвержденные тобой данные о невозможности передачи биокостюма без внесения записи, вычисленную тобой разницу между максимальной продолжительностью жизни Джоре и сроком, прошедшим после последнего распоряжения Главного Оператора, дай предварительный анализ состояния Главного Оператора.

—           Предварительный анализ показывает, что Главный Оператор мертв.

—           Дай анализ достоверности имеющихся у тебя сведений и сделанного тобой вывода.

—           Достоверность составляет 99,998%.

—           Ответь, возможно ли, используя имеющиеся у тебя данные, считать вычисленный тобой процент достоверности равным 100%?

—           Подтверждаю. Вероятность иного исхода исчезающе мала.

—           Зафиксируй: достоверность гибели Главного Оператора станции составляет 100%.

—           Зафиксировано. Главный Оператор стации погиб, доказательства сомнению не подлежат.

—           Оцени мое состояние, дай анализ возможности занятия должности Главного Оператора станции, —дал очередное «скользкое» распоряжение Кот.

—           Вы можете занять должность Главного Оператора, — после небольшой паузы ответил ИскИн.

—           В связи с гибелью Главного Оператора и необходимостью принятия неотложных решений — возлагаю на себя обязанности Главного Оператора станции. Легитимность моего назначения подтверждена проведенной ИскИном оценкой состояния дежурного Оператора. Зафиксируй, — удовлетворенно откинулся на мягкие маты Кот.

—           Зафиксировано.

—           Проверь свои данные, ответь: какова моя должность? — задал Кот последний из ранее задуманных вопросов.

—           Ваша должность — Главный Оператор станции, — ответил Крыс.

—           Прими распоряжение: оценку легитимности отданных персоналом распоряжений осуществлять только при проведении исследовательских работ в лабораторном секторе. Корректировку отданных распоряжений осуществлять только с согласия лица, отдавшего распоряжения, после предоставления ему информации о возможном улучшении производимых процессов. Решение о несоответствии занимаемой должности принимает только Оператор совместно с Главным Инженером станции после анализа всех зафиксированных нарушений. Вопрос дальнейшего пребывания на станции решается ими же. Зафиксируй.

—           Зафиксировано.

—           Вот так, Олег. Вопрос решен? — довольный собой Кот принялся за еду.

—           Да-а-а... — ошарашенно взглянул на него Олег. — Действительно, должности Оператора по описанию ИскИна ты полностью соответствуешь! Главного Оператора! А я-то два дня голову ломал, но ничего придумать так и не смог...

Кот оперся о стену, подумал, прикрыв глаза, и устало продолжил разговор.

—           Да на самом деле ничего особенного. Ты его логику понять постарайся. Раньше главным ИскИном стоял мощный БиоИскИн с матрицей сознания, наиболее приближенной к человеческой, а Крыс просто ТехноИскИн с достаточно прямолинейной логикой. Он был главным по лабораторному и исследовательскому направлению. Данных много, но прямолинейность мышления Крыса не дает ему возможности самостоятельно собрать все вместе и проанализировать. Если бы я просто утверждал что-то, то Крыс не принял бы мои утверждения за правду. А так я четко давал направление проведения анализа, а все выводы ИскИн сделал самостоятельно. Кстати, обрати внимание: в критических ситуациях он начинает теряться и паниковать. Дай ему четкую последовательность действий, и он сам все сделает в наилучшем виде.

Кот слабо улыбнулся и потер виски: решение вопроса с упертым ИскИном подарило ему головную боль.

57

Люди, давно прислушивавшиеся к разговорам сначала между Котом и ИскИном, а потом между Котом и Олегом, радостно загомонили. Раз уж вернуться домой в ближайшие годы все равно не получилось бы, они хотели чувствовать себя хозяевами, а не гостями. Никто не желал быть выкинутым в открытый космос только из-за излишней мнительности ИскИна.

—           Кстати, Олег, что там с кислородом стало? Я смотрю, все в порядке. Что вы сделать смогли? — спросил наевшийся Кот.

—           А ты не помнишь разве? Вроде бы ты сознание потерял, когда уже приняли решение, — удивился Олег. — Ах, да... это из-за болезни. Крыс предупреждал. В общем, мы повсюду расставили стеклянные бочки с биомассой, ультрафиолетовые лампы и воздушные насосы, как в аквариумах. Через полтора часа произошел отбой тревоги, выработка кислорода превысила расходование. Я подстраховался и дал указание вывести из консервации полтора десятка скафандров и привести их в рабочее состояние. Так что сейчас мы ко всему готовы! Ну... или почти ко всему. По крайней мере, запас кислорода в скафах даст нам еще несколько суток жизни.

—           Ас моей болезнью что? Я припоминаю, что постоянно горечь во рту скапливалась, отплеваться не мог. А потом раз — и я в капсуле, а вокруг вы стоите.

—           А вот с болезнью все намного хуже. Понимаешь, Крыс до сих пор не может определить действенные средства против вируса. Приглушить мы болезнь смогли, а вот полностью вылечить не получается... — развел руками Олег.

—           Блин... — потянулся Кот. — Странное ощущение. Вроде бы все чувствую, но в то же время тело как будто чужое... Даже не так, тело мое, но я как будто в чужом костюме, и приходится привыкать этот костюм носить.

—           М-м-м... понимаешь... У тебя была разрушена практически вся нервная система. Ты медленно умирал, и даже реаниматор не мог ничего сделать. В общем, у нас не было другого выхода...

—           Да не тяни ты кота за... хвостик. Что ты мнешься? Рассказывай, что вы со мной сделали! — неприятное чувство какой-то недоговоренности давило на сознание Кота и заставляло его нервничать.

—           Мы вживили в тебя имплант-симбионт. Не было у нас выбора, понимаешь, не было! — Олег разволновался, экспрессивно замахал руками и начал рассказ.

58

Бывшие хозяева станции однажды нашли хранилище с какими-то образцами и интересными технологиями Предтеч, и на базе этих технологий воссоздали симбионт, воздействующий на нервную систему. Симбионт производил замену всех нервных волокон на свои собственные, и совместно с мозгом хозяина осуществлял контроль. Ускорение реакции, регулировка скорости прохождения нервных импульсов в зависимости от желания хозяина симбионта, увеличение нейростабильности, дающее защиту от большинства нейротоксинов и шокеров... да там было много чего, связанного с нервной системой. В теории, человек с симбионтом на порядок бы превосходил имеющиеся на тот момент БиоИскИны, имел бы сопоставимую с дроидами моментальную реакцию. На практике... ничего у них не вышло.

Опыты показали несовместимость разработки с организмом Джоре. Подопытные мучительно умирали, и никакие обезболивающие и стабилизаторы не могли избавить их от жутких болей. Даже реаниматор ничем не мог помочь. Кибердок реаниматора в половине случаев определял формируемые симбионтом нервные волокна как чужеродное тело и производил удаление, а в половине случаев считал чужеродным телом родные нервные волокна пациента и пытался удалить уже их, что в ста процентах случаев приводило к гибели подопытного. Причем сам симбионт воспринимался кибердоками как часть организма пациента. При удалении не до конца сформированных симбионтом нервных волокон через некоторое время симбионт вновь начинал их формирование, и все начиналось сначала, пока пациент не умирал. После получения постоянных отрицательных результатов программу исследований закрыли, попросту оставив базовый образец и несколько уже выращенных симбионтов в стазис-поле лабораторного хранилища.

Выращенные симбионты погибли при отключении энергоснабжения лаборатории, остался «живым» лишь базовый образец Предтеч. И вот этот-то оставшийся «базовый» симбионт, «исходный образец», Крыс и посоветовал вживить умирающему Коту.

—           Понимаешь, 73% твоих нервных волокон превратились просто в желе, и даже кибердок реаниматора с трудом в тебе жизнь поддерживал. У нас выбора не осталось, — закончил свой рассказ Олег.

—           Так что, теперь я очередной подопытный? — горько усмехнулся Кот.

—           Но ты ведь жив! — горячо воскликнул Олег. — А так у тебя не было ни единого шанса!

—           И что? Надолго ли? Сам ведь говорил — все подопытные рано или поздно гибли. Крыс, сколько мне осталось? — задал Кот вопрос ИскИну.

—           Состояние стабильное, замещение разрушенных нервных волокон произошло без осложнений. В настоящий момент происходит замещение разрушающихся под действием вируса остатков родных нервных окончаний. Болевых ощущений у вас нет, использование стабилизаторов и обезболивающих не требуется, — моментально ответил Крыс.

—           Значит, поживем еще немного, — вновь усмехнулся Кот.

—           Слушай... тут тебе лечебные процедуры прописали, и рекомендации наших медиков тоже выполнять надо, — заметил Олег.

—           Что, у нас уже много медработников? И все на одного меня? И даже рекомендации выдают? — шутливо приподнял брови Кот. — Откуда люди взялись?

—           Да нет, новых никого не появилось. Но уже консилиум собрали: Крыс, Дак и кибердок реаниматора.

Увидев непонимание в глазах Кота, Олег стал объяснять.

—           Помнишь, один из нас медиком захотел стать и учиться начал? Так вот, немного подучившись, потребовал называть его Доком, но ведь не доучился же! После нескольких его странных высказываний и глупых требований, «Док» превратился в «Дака». Если исправится, то снова Доком станет, — засмеялся он.

—           Да ну вас! — покрасневший парень, сидевший за угловым столиком, махнул рукой и отвернулся. — Придете еще ко мне, пропишу вам слабительного! Будете потом пятый угол искать! — шутливо пригрозил он.

Все присутствовавшие в столовой засмеялись. Угроза Дока никого не взволновала. Все уже знали, что лечение проводится в медкапсуле, и никакие таблетки Док прописать просто не сможет.

—           Слушай! — наклонившись к Олегу, тихо прошептал Кот. — А как тут у вас дела в целом? Народ не распоясался? Драк не было? Никто не напивался? А то помню, какими я вас однажды утром увидел... А тут все что угодно можно в кухонном аппарате синтезировать.

Раньше, как и на всех стройках, рабочие периодически выпивали, и иногда дело доходило даже до драк. Это-то и волновало Кота, ведь драка могла привести к постоянному конфликту, а на станции место было ограничено, и возникший конфликт грозил очень печальными последствиями.

—           Да нет, ничего такого не было! — Олег покраснел, вспомнив ситуацию, о которой Кот только что напомнил. — Народ работает. В основном учатся все, знать надо очень много. Все понимают, что от этого их жизнь зависит. А выпить... да не интересно это уже никому. Нейросеть, что вы нам поставили, отслеживает состояние организма и либо сама подлечивает, либо сигнал ИскИну дает. Нет интереса. Что водка, что виски, что вода — все одинаково. А недавно пара отчаянных напиться попыталась. Часа два беспрерывно виски пили. Литрами. Так закончилось тем, что меддроиды их спеленали, в капсулы уложили и через десяток минут полностью трезвыми выпустили. Отвыкли уже все, и желания никакого. Да и ИскИн, кажется, что-то в пищу добавляет. Говорит, что все согласно регламента и полностью безвредно. В общем, все сконцентрированы на учебе и своих целях. Эх... если бы на Земле так было — мы бы столько всего успевали, что озолотились бы!

—           А что ты там говорил насчет рекомендаций от консилиума наших медицинских профессоров? — Кота озвученные Олегом новости только радовали, и он решил заняться уже своим собственным здоровьем.

—           Да, рекомендации! — хлопнул себя по лбу Олег. — Так как у тебя все нервы фактически новые, рекомендовали тебе много физических нагрузок, для правильного формирования синаптических связей. Хотя даже не представляю, где тут можно физические нагрузки найти... Если только на боевые тренировки с Эндрю. Подберем тебе штурмовой скаф, там хорошие усилия прикладывать надо, чтобы экзоскелет работать стал. А вот умственные нагрузки тебе не рекомендованы. Будешь мозг напрягать или очень сильно волноваться — восстановление замедлится.

—           Хм. Так мне что же, вообще думать запрещено? — улыбнулся Кот.

—           В принципе, нет, не запрещено. Но вот напрягаться не стоит. И сильно волноваться противопоказано. Почти год в таком режиме, если ничего не случится,

—           ответил Олег.

—           А если случится?

—           А я не знаю. Надо у Крыса спрашивать, он прогнозы выдает. Крыс, слышал вопрос?

—           Слышал. При самых неблагоприятных условиях время полного восстановления увеличится втрое, — моментально ответил слышавший весь разговор ИскИн.

—           И все-то он слышит, и все-то он знает, — улыбнулся Кот. — Ты ко всем так прислушиваешься?

—           Нет, только к руководящему составу. Ответ остальному персоналу лишь после получения непосредственного обращения и точной формулировки вопроса, — сказал, как отрезал, ИскИн.

—           Да-а-а... Вот так и не скроешься нигде. Даже в туалете за тобой присматривать будут, — Кот хохотнул, вновь потянулся и вдруг замер. — Олег... слушай... я тела не чувствую. Вообще не чувствую. Даже пошевелиться не могу.

—           Меддроида сюда, быстро! Крыс, выполняй! — подскочил Олег.

Через несколько минут над Котом вновь закрылась крышка капсулы реаниматора.

—           Крыс, в чем дело? — спросил встревоженный не на шутку Олег.

—           Результат сканирования будет известен через двести восемь секунд. Предварительный диагноз: вирус уничтожает основные узлы нервной системы.

На несколько долгих минут воцарилась гробовая тишина. В медотсеке вновь собралась вся команда, но никто не издавал ни звука. Все ждали результатов обследования.

—           Сканирование произведено. Анализ выявил критические повреждения спинного мозга в шейном отделе. Симбионт не успевает заменять нервные волокна. В ближайшее время необходим полный покой. Нахождение в капсуле реаниматора обязательно в течение семидесяти двух часов, — прогноз Крыса удовлетворил далеко не всех.

—           Крыс, а если вирус за головной мозг примется? Смерть? — уточнил Олег.

—           Не могу предположить. Ранее ни один подопытный не доживал до этой стадии,

—           ответил Крыс.

—           Ладно, ребята, надо расходиться. Дел много. Все равно ближайшие трое суток он будет находиться в реаниматоре. Занимаемся по плану, — распорядился Олег.

Все стали расходиться. У каждого нашлось занятие согласно составленным ранее планам работ и обучения. Задержался только Эндрю.

—           Слушай, а как я ему штурмовой скаф дам? Они же все на нейросеть рассчитаны. У Кота нет нейросети. Управлять не сможет, — сказал он Олегу.

—           Ну... давай, с Крысом посоветуйся. Что-нибудь придумаете.

59

Олегу явно было не до разговора. Столкнувшись с проблемой нехватки кислорода, в первую очередь было решено восстанавливать парковую зону с растениями, необходимыми для рецикла углекислого газа. Кот, решив проблему с упертым Крысом и снова попав в капсулу реаниматора, в решении этого вопроса принять участия просто не мог, и вся ответственность легла на Олега. Конечно, расставленные бочки с биомассой на какое-то время решили остро вставший недавно вопрос, но выходом из положения не являлись. Еще при установке бочек просчитавший все ИскИн секции жизнеобеспечения сделал прогноз, что биомасса в таких емкостях будет погибать в течение одной-двух недель. Тогда к его словам прислушиваться было некогда, но вот теперь прогнозы стали оправдываться. Мало того, что погибающая биомасса начинала откровенно вонять, так еще и запасы веществ для ее производства быстро таяли. При создании сектора жизнеобеспечения никто и предположить не мог, что фактически два раза в месяц придется обновлять весь имеющийся объем. Вот и пришлось Олегу в спешном порядке перебрасывать всех наличествующих дроидов-ремонтников на восстановление парковой зоны, а ИскИну секции жизнеобеспечения поставить задачу спешно выращивать растения для парка.

За прошедший месяц с начала болезни Кота, работы по восстановлению и герметизации парковой зоны были практически выполнены, и сейчас Олег направлялся проследить за посадкой выросших деревьев и восстановлением благоустройства. Бывшему простому рабочему-строителю пришлось принимать участие в разработке планировок, ландшафта и оборудования поддержания равновесия экосистемы. Дел оказалось невпроворот, и вот теперь близилась последняя стадия работ — высадка растений. Хорошо еще, что большая часть грунта сохранилась в разрушенном парке, смерзшаяся в единый ком и не выброшенная в пустоту при взрывной разгерметизации купола.

Большинство же остальных разошлось по ранее облюбованным медкапсулам получать очередную порцию знаний. Неугомонный Крыс составил очень плотный график обучения, практически на пределе возможности восприятия информации мозгом обучаемого, да еще каждому предложил на выбор по несколько смежных специальностей, в красках расписав возможности их применения. Так что период обучения у людей не убавлялся, а лишь увеличивался. Да еще и обязательная стажировка на местах будущей работы. Как оказалось, человек лишь получал набор знаний, необходимых для выполнения того или иного процесса, а уж необходимую практику ему приходилось нарабатывать самостоятельно.

Так что будущие техники постоянно практиковались в управлении и использовании технических дронов и дроидов, разбирая и перебирая поврежденные узлы и механизмы, осуществляли замену блоков и деталей, производили монтажные и сварочные работы, непрерывно латали поврежденные внешние конструкции станции.

Пилоты, если не находились в медкапсуле, то постоянно занимали летные тренажеры, практикуясь в выполнении маневров различными типами доступных им судов.

Контрабордажники плотно оккупировали тренировочный зал и стрельбище, осваивая доставшиеся им средства защиты и привыкая к необычному для них вооружению...

Один Док остался не у дел. Учиться-то он учился, но применять полученные знания было не на ком: молодые и здоровые ребята просто ничем, кроме усталости, не болели, а к Коту его не допускал кибердок реаниматора, утверждавший, что объем знаний Дока слишком мал для контроля происходивших в реаниматоре процессов. Так что перерывы между сеансами учебы Док проводил в разбросанных по секторам комнатах отдыха персонала, неожиданно для себя увлекшись восстановлением флоры и фауны давно высохших аквариумов.

Состояние Кота не вызывало опасений, а по рекомендации ИскИна люди решили не собираться вместе при его пробуждении, чтобы не заставлять его лишний раз волноваться, и продолжали заниматься своими делами.

Через три дня у капсулы реаниматора, ожидая вердикта кибердока, собрались только Олег, Эндрю и почти постоянно находившийся в медотсеке Док.

— Состояние стабильное, патологий не выявлено, — перевел Крыс поток полученных данных на понятный всем язык. — В дальнейшем нахождении пациента в капсуле реаниматора необходимости нет.

60

Слабо пшикнув, крышка капсулы отъехала в сторону, и на собравшихся людей внимательно взглянул очнувшийся Кот.

—           Ну, что собрались? Жив я. Не дождетесь! — Кот достаточно свободно стал выбираться из нутра медицинского аппарата. — Дайте хоть душ принять! Пялитесь на меня, как будто мужиков голых не видели! — остатки биогеля на коже не доставляли Коту приятных ощущений, а своим ворчанием он пытался скрыть смущение и благодарность за столь внимательное к себе отношение.

Приняв душ, надев свежий комбинезон и выбравшись из санитарной зоны, Кот еще раз внимательно оглядел собравшихся. Чувствовал он себя вполне сносно, и лишь изредка пробегавшая по телу волна, похожая на электрический разряд, заставляла его слегка морщиться.

—           Расскажите еще раз, что со мной приключилось, — этот вопрос не давал покоя, зудел, как комар, и просился наружу.

—           Крыс, рассказывай, — открестился ото всего Олег, ничего не понимавший в медицине и не желавший быть посредником.

—           Принято. Во время осмотра секции жизнеобеспечения вы заразились неизвестной кибердиагносту болезнью. Латентный период составил три часа, скорость протекания болезни высочайшая. После потери сознания и помещения вас в медицинскую капсулу улучшения состояния не диагностировано не было. Кибердиагност показал отсутствие найденного вируса в имеющихся у него базах. Локализация вируса и поиск аналогий заняли шестьдесят восемь часов. За это время было диагностировано критическое ухудшение состояния и принято решение о переводе в капсулу реаниматора. Наблюдение течения болезни и анализ полученных данных заняли сто шесть часов. Разработка метода лечения заняла восемьдесят два часа. Эффективный метод лечения разработан не был. Вирус обладает высокой вирулентностью, в организме зараженного производит постоянные собственные мутации, что снижает эффективность лечения до 15%. Следствием действия вируса является систематическое полное разрушение нейронных связей с быстрым отмиранием нервных волокон, превращающихся в питательную среду для новых поколений вирусов. В вашем организме степень разрушения нервной системы достигла 73%, после чего кибердиагност показал красную — высочайшую, — степень опасности, и рекомендовал осуществить выброс саркофага с зараженным объектом в сторону ближайшей звезды. При отсутствии прямой команды Оператора предложение кибердиагноста было отклонено.

—           Офигеть! — пробормотал Кот. — Продолжай.

—           Ваш организм умирал. На проведенном собрании было принято решение имплантировать вам имеющийся в хранилище лабораторной секции имплант- симбионт Предтеч. При подробном изучении протекания болезни и ее последствий, было определено, что имплант является последней надеждой Главного Оператора станции на выживание. После имплантирования наступило улучшение состояния. Вирус не смог уничтожить формируемые симбионтом новые связи. Через триста шестьдесят пять часов кибердиагност капсулы уведомил о полностью стабильном состоянии Оператора и дал разрешение на открытие капсулы. Общий срок нахождения в медицинском отсеке составил шестьсот двадцать один час. Стабильность состояния Оператор подтвердил, найдя выход из логической ловушки, возможность возникновения которой по недоразумению была оставлена разработчиками, не рассматривавшими возможность установки не обнуленного ТехноИскИна главным ИскИном станции. Вследствие излишнего мозгового напряжения наступило ухудшение состояния Главного Оператора. Локализованный вирус активировался, было диагностировано нарушение функций спинного мозга. Срок нахождения в капсуле реаниматора составил семьдесят два часа. В настоящий момент состояние Главного Оператора стабильное, все функции нервной системы восстановлены. По показаниям диагноста, симбионт успешно прижился, — монотонный речитатив ИскИна чуть не усыпил всех, присутствовавших в медблоке.

—           А остальные? — встряхивая головой и прогоняя сонную одурь, спросил Кот.

—           При проведенном обследовании персонала станции предполагаемое развитие в их организмах вируса подтверждено не было. У всех имелись остаточные проявления латентного периода, но никто не перешел в стадию болезни, — успокоил ИскИн.

—           Это хорошо, что все не заболели. А почему, кстати?

—           Вирус имеет избирательную направленность. Механизм его работы неизвестен. На основании имеющихся данных можно предположить, что вирус является «умным» биологическим оружием, избирательно поражающим определенные особи.

—           Ого! Интересно, откуда это взялось... А имплант-симбионт? Он... навсегда со мной?

—           В настоящий момент симбионт прижился на 98% и является неотъемлемой частью вашего организма.

Кот зябко дернул плечами. Мысль, что в нем живет какое-то непонятное существо, заставила его поежиться.

—           Ладно... будем жить и так. А вы что молчите?

—           А что говорить? — пожал плечами Олег. — Крыс тебе все рассказал, а мы просто беспокоились за тебя. Видишь, не стали всей командой собираться. Специально, чтобы тебя не волновать. Да и Крыс не рекомендовал. Он у нас в консилиуме докторов первую скрипку играет.

Олег весело улыбнулся. Беспокойство за жизнь Кота ушло, а мысль, что можно отдать ему обратно часть свалившихся на плечи Олега обязанностей, доставляла радость.

—           Вот как полностью восстановишься, так и будет видно. А пока что рекомендации выполнять постарайся, чтобы долго не болеть. Крыс, сколько там период восстановления проходить будет?

—           Период полного восстановления ориентировочно займет шесть тысяч семьсот двадцать часов. Это двести восемьдесят суток, — уточнил ИскИн, опережая возможный вопрос.

—           Эх... долго. Но деваться некуда. Пойдем, что ли, в столовую, пообедаем. А то эта болячка из меня все соки вытянула, — шутливо позвал Кот товарищей.

61

По дороге в столовую Олег рассказал о многом, произошедшем на станции за время болезни Кота. Рассказал о решении вопроса с кислородом, о восстановлении парковой зоны, о производимых общих ремонтных работах, об увлечении Дока восстановлением аквариумов...

—           В общем, когда мы увидели работу нашего Дака, то все поразились! Представляешь, он даже рыб каких-то развести сумел! Взял из хранилища образцы ДНК — это Крыс ему подсказал, — и что-то там вырастил. Но ничего, прижились зверушки. Зубастые, правда... как к стенке подплывет, то аж отпрыгнуть поначалу хотелось! — Олег коротко хохотнул, вспоминая свое первое знакомство с обитателями восстановленного аквариума.

—           Да, а сейчас выходной шлюз должны восстановить. Крыс о скором окончании работ весточку подал. Так... мне туда надо! Ты давай лучше с Эндрю сейчас поговори, а я работы принимать пошел! — засуетившийся Олег запрыгнул на подлетевшую платформу, вцепился в поручни и лихо скрылся за ближайшим поворотом коридора.

—           Ого, как он! У меня так никогда не получалось! — удивился Кот.

—           Да что там уметь-то? Команду отдал — и знай себе держись! Да курс корректируй! Платформа-то сама по себе безмозглая, а когда напрямую через сеть подключишься — так как будто на велосипеде едешь.

Эндрю улыбнулся, вспоминая свои первые поездки, но тут же согнал улыбку, вспомнив, что у Кота нейросети нет, да и вряд ли появится. На станции не было никого, кто мог бы поставить ему сеть, а ИскИн в одиночку был не в состоянии совершить столь сложную операцию.

—           А мне Крыс ручное управление приделывал... Ох, и интересно было все это осваивать! — Кот не заметил мимики Эндрю, улыбаясь своим собственным воспоминаниям.

—           Мы тебе еще одно развлечение придумали. Интереса будет — до седьмого пота!

—           Это что же вы такое мне придумали? — спросил Кот, усаживаясь за стол. — Сделай мне, пожалуйста, что-нибудь повкуснее. Сам я, как знаешь, удачней бульона ничего заказать не могу.

—           Держи, — сказал Эндрю, ставя поднос на стол. — Штурмовой скаф мы для тебя переделали.

—           Это как понять? Что вы переделали? — не понял Кот.

—           Скафандр переделали, штурмовой. Э-э-э... Ну, есть обычные пустотные скафы, есть бронированные боевые скафандры, а мы под тебя переделали штурмовой. Сам увидишь.

—           А зачем вы переделывали? Не пойму никак.

—           Для управления всеми системами штурмового скафа требуется нейросеть. У тебя ее нет, вот и пришлось колдовать, ручное управление придумывать и на него большую часть систем переводить. Крыс помог, молодец!

—           Ага, понятно. Сети у меня нет, управление ручное будет. Это мне и так ясно. Я понять не могу, зачем мне вообще этот штурмовой скаф сдался?

—           Вот ты о чем! Ну, понимаешь, тебе же нагрузки физические порекомендовали. Вот мы и сделали. Ты у Крыса лучше спроси!

«Да уж, — подумал Кот, — Эндрю умом не блещет. Интересно, как его прорабом на стройке поставили? Наверное, в силу убедительности кулаков и общей упертости в исполнении распоряжений».

—           Крыс! Слышал, что Эндрю говорил? Что вы там придумали? И вообще, зачем это вам надо было? — спросил Кот уже вслух.

—           Слышал. И это не нам, это вам надо, — ответ ИскИна обескураживал.

—           Крыс, что это с тобой? — удивленно спросил Кот. — Раньше ты таким не был. Или у тебя снова какие-то странные распоряжения появились и забытые указания вспомнились?

—           Мои системы записи и хранения информации не позволяют что-либо забыть! А отданные мне ранее распоряжения я всегда выполняю применительно к сложившейся обстановке! — обиженно ответил Крыс.

—           Я не про это. Ты какой-то «очеловеченный» стал, если это можно так назвать. Обижаться начал. Со слов Эндрю, сам помог скаф модифицировать. Раньше такого я за тобой не замечал...

—           А... вы про это? А...

Казалось, ИскИн впервые не знал, что ответить. Или засмущался так, что потерял дар речи, хотя в прежнее время смущение Крыса можно было отнести к разряду ненаучной фантастики.

—           Ладно, это потом объяснишь. А сейчас рассказывай, зачем понадобилось для меня скаф модернизировать.

—           Принято, — отозвался Крыс в привычной манере. — Вам рекомендованы усиленные физические нагрузки с полным использованием всех ресурсов организма. Использование имеющихся на станции тренажеров не способно дать требуемый результат. Было принято решение о модернизации имеющегося десантно-штурмового комплекса для возможности его использования без подключения нейросети. Активация экзоскелета только мышечным усилием даст необходимую нагрузку. Модернизация была произведена, настройка на расчетное усилие выполнена.

—           Ага! Сделали все в лучшем виде! — азартно вмешался Эндрю. — Так что ждет тебя скаф, ждет. И ты, давай, не наедайся. На первую тренировку прямо сейчас пойдем!

—           Вот, значит, как... — Кот отставил в сторону поднос и поднялся из-за стола. — Ну, пойдем!

62-63

Ему самому было интересно увидеть броню бойца-штурмовика, а уж испытать ее самолично — предел мечтаний. Просвещенный на эту тему ИскИном, Кот понимал, что сама броня вместе со всем навесным и встроенным оборудованием представляет собой единый комплекс, и этот комплекс управляется при помощи нейросети. Отсутствие нейросети у Кота ставило жирный крест на подобном испытании, и такой сюрприз со стороны Крыса и Эндрю очень его заинтересовал.

Почему-то штурмовой скафандр ему представлялся как нечто подобное броне солдат из фильма «Звездный десант». Со всеми этими броненакладками, наколенниками, налокотниками и прочими деталями, так запомнившимися Коту по фильму.

Реальность превзошла все ожидания. В тренировочном зале его ждала статуя из матового металла, больше всего напоминавшая большую гротескную человеческую фигуру.

—           Фью! — присвистнул Кот. — И что это такое?

Разум, конечно, понимал, что в открытом космосе можно выжить только в закрытом скафандре, но все же образ пехотинца из «Звездного десанта» никак не выходил у Кота из головы, представляясь ему гораздо более интересным.

—           Это десантно-штурмовой комплекс! — гордо провозгласил Эндрю, указывая рукой на стоявшую в середине зала гору.

Гордость просто распирала Эндрю. Рассказывая о скафандре, он часто упоминал, что при модернизации пришлось практически полностью этот скафандр разобрать, интегрировать и испытать множество новых схем управления, поддержки, контроля, обеспечения и прочих жизненно необходимых устройств. Подогнать все органы управления под Кота по предоставленным ИскИном данным. Смонтировать целую систему новых датчиков, опробовать их в действии и еще несколько раз все переделать. И теперь, что вызывало наибольшую гордость Эндрю, теперь он разбирается в устройстве штурмового комплекса не хуже разработчика и уж всяко лучше обслуживающего этот комплекс дроида или техника.

—           С этого момента он — твой! В нем ты проведешь большую часть своего времени, пока полностью не восстановишься! Так что давай, осматривай, задавай вопросы, разбирайся в управлении, тренируйся. Этот зал в полном твоем распоряжении. Когда освоишься в броне, зови меня. Проведем несколько тренировок. Покажу тебе, как правильно двигаться и как оборудование навесное использовать, — с этими словами Эндрю повернулся и пошел к выходу.

—           Эй, постой! — Кот догнал его и схватил за руку. — Эндрю, а объяснять кто будет? А помочь если вдруг что? И что за навесы? Постой тут недалеко, а? Проконтролируй, подстрахуй...

—           Кот, ты вообще представляешь, о чем просишь? Ты знаешь, сколько эта штука весит? А ведь ты в первое время постоянно падать будешь, пока не освоишься. Представь, что ты на меня упадешь! Представил? Я тоже представил. Так что давай-ка сам. Крыс тебе и подскажет, и поможет, и подстрахует. Все равно ты под его постоянным наблюдением, так что ничего страшного не произойдет. Не бойся, кадет, мы научим тебя штурмы проводить! А навесы — это оборудование скафа, — Эндрю усмехнулся, освободил свою руку из пальцев Кота, похлопал его по плечу и вышел.

Кот растерянно оглянулся. Возвышавшаяся в середине зала гора металла никак не отреагировала на его душевные терзания, оставаясь безучастной ко всему. Зато отреагировал Крыс.

—           Вы готовы к началу тренировки? Приступим к освоению техники?

—           М-м-м... Ну, давай, приступим... — нерешительно отозвался Кот.

Как будто услышав его слова, матовая туша пришла в движение, заставив Кота вздрогнуть от неожиданности. Встав на одно колено и опершись верхней конечностью в пол, с еле слышным жужжанием штурмовой комплекс раскрылся, как бы посегментно разъехавшись на две неравные части. Выглядело это действие потрясающе. Кот даже не ожидал от этой горы металла такой плавности движений, а разъезжающиеся сегменты его вообще заворожили.

Обойдя замершие доспехи, Кот по своей давней привычке решил задать несколько вопросов:

—           Расскажи мне, что это за комплекс? И что вы в нем переделали. Эндрю долго хвалился, но я мало что понял из его рассказов.

—           Перед вами индивидуальный тяжелый десантно-штурмовой комплекс, модель ИТК-154/200. Комплекс предназначен для ведения штурмовых и контрабордажных операций в различных условиях. Штатная система жизнеобеспечения позволяет проводить операции в открытом космосе. Микрореактор на полной заправке обеспечивает полную автономность работы штатного оборудования при максимальной нагрузке в течение сорока суток, при работе в обычном режиме не менее ста пятидесяти суток. Имеющаяся система энергетических щитов позволяет выдерживать попадания средних плазменных зарядов и тяжелые пучки когерентного излучения. Штатное вооружение: среднее кинетическое орудие, встроенное в правый манипулятор; малое кинетическое парное орудие и малый кассетный гранатомет, встроенные в левый манипулятор. При использовании внешнего генератора возможно использование тяжелого ручного энергетического вооружения. В нынешней комплектации встроенное вооружение разряжено во избежание нештатного использования. Внешние устройства демонтированы.

—           Постой-постой! Когерентное излучение это... лазеры, что ли?

—           Ага, точно. Лазеры это. А тяжелые пучки — это более мощный лазер, таким обычно стационарные турели оснащаются или мобильные установки, — немного ехидно ответил ИскИн.

—           Ясно... А вот теперь ответь мне, друг ты мой железный, что с тобой такого произошло, что ты не смог при Эндрю рассказать. И почему твоя манера разговора так изменилась. Рассказывай! — жестко сказал Кот.

Кажется, ИскИн растерялся. Резкий переход от описания технических возможностей штурмового комплекса к не выясненному ранее вопросу заставил Крыса замяться.

Возникшую паузу прервал Кот.

—           Рассказывай! — еще жестче повторил он.

—           Понимаете, Оператор... Ой, извините, Главный Оператор!..

На лице Кота явно отразилось удивление и недовольство, и ИскИн заторопился.

—           Во время установки нейросетей нынешнему персоналу станции с использованием вами модуля аварийного подключения, во время использования вашего мозга в качестве БиоИскИна, по непонятным причинам произошло частичное разрушение моей психоматрицы и наложение на поврежденные участки частей психоматрицы подключенного напрямую Оператора, что привело...

—           Стой. Не торопись. Что там куда наложилось?

—           Во время установки...

—           Да не надо повторять, не надо. Проще скажи. Ты это можешь, я знаю.

—           Ну... проще так проще. При полном слиянии произошло замещение большей части установленной мне психоматрицы на психоматрицу Оператора. То есть, на твою, —уже спокойно и как-то совсем по-человечески ответил ИскИн.

—           Подожди... Ты говоришь, что у тебя теперь МОЯ психоматрица? Что это означает? — Кот от удивления присел на раскрытый перед ним штурмовой комплекс.

—           Это значит, что я теперь — это ты, — просто и понятно ответил ИскИн.

—           Что значит — ты это я? — еще больше удивился Кот.

—           То и значит. Пока ты лежал в реаниматоре, произошло полное замещение матрицы. Я теперь на все реагирую так, как реагировал бы ты. Я теперь — это ты.

—           Подожди, так ты теперь знаешь то же самое, что и я? — опешил Кот.

—           Нет, только поверхностный слой, абсолютно все твои знания мне недоступны. А вот психоматрица у меня твоя, — отказался ИскИн.

—           Психоматрица... психоматрица...

—           Я теперь на все изменения обстановки реагирую так же, как реагировал бы ты. И степень свободы у меня теперь такая же, как и у тебя. И представление происходящего, и его понимание — тоже точно такое же. И вообще: я — как ты. До момента твоей болезни. Вот... как-то так. Все остальные мои объяснения будут носить сугубо технический характер, и не станут более понятны. Я теперь знаю и понимаю, как ставил тебя в тупик при нашем первоначальном общении, — немного виновато сказал ИскИн.

—           А... как вообще такое возможно?

—           Я не знаю. Осознал я себя не так уж и давно. Ни одного похожего случая в моих базах не отражено. А уж о таком знали бы все. Ты не волнуйся, я контролирую все свои реакции. Остальные об этом не знают, да и не узнают. Но вот что же произошло, я так и не понял. Не могу объяснить. Нет данных. Есть только предположения...

—           Ну-ка, что за предположения?

—           Модуль аварийного подключения, — сказал Крыс и замолчал.

—           Что — модуль? Что не так с модулем? — не понял Кот.

—           Модули аварийного подключения типовые, создавались во время расцвета Империи по исследованной технологии Предтеч. А на нашей станции типовой модуль был утерян, и его заменили другим, найденным при раскопках старой базы Предтеч на вашей планете. Все посчитали, что оборудование типовое, имеет те же функции и такие же свойства.

—           Так дело в модуле?

—           Боюсь, что не только. Дело еще и в тебе. До тебя модуль использовался неоднократно, но ничего подобного зарегистрировано не было. А полное замещение психоматрицы произошло тогда, когда вирус повредил твой спинной мозг, и симбионт принялся за восстановление. Причем психоматрица установилась даже на вторичные неполноценные БиоИскИны центрального кластера, ранее не имевшие вообще никакой матрицы. Ты в это время в реаниматоре находился и ничего не ощущал.

—           Ага. Получается... получается связка. Вирус-симбионт-модуль, — начал размышлять вслух Кот. — Вирус уничтожает нервную систему, симбионт на ее месте создает свои цепочки, надетый модуль...

—           Точно! Получаются звенья одной цепи. Только я не знаю, к чему это приведет. Не хватает данных. Опять только предположения... — ИскИн бесцеремонно вклинился в размышления Кота.

—           Ну, ты наглец! Я что, тоже такой? Хе-хе... Что у тебя там за предположения?

—           Эм-м-м. Это непроверенные данные. Вернее, очень древние слухи. Даже не знаю, стоит ли говорить...

—           Не тяни. Говори.

—           Ну... Кое-где сохранились слухи, что Первый Император стал императором вовсе не из-за чистоты крови, а потому что получил возможность управлять найденным оборудованием Предтеч. А уж контроль чистоты крови ввели гораздо позже, для закрепления власти и главенствующего положения аристократических семей. Но это даже не слухи, а так, обрывки слухов.

—           А ты откуда это все знаешь?

—           В банках данных БиоИскИнов центрального кластера оказалось очень много информации. Памяти было вдоволь, и никто никогда ее не чистил. Когда со мной произошли изменения, когда я себя осознал, я смог достаточно осмысленно все это систематизировать, но вот пригодилось только сейчас. Да и то лишь после наших догадок.

—           Да-а-а... задал ты мне задачку... В общем, так: молчи! Не показывай никому, что ты изменился. Люди могут не понять и неправильно отреагировать. Они же ведь многому успели научиться, а в полученных ими знаниях, скорее всего, такой вариант развития событий просто не предусматривается. ИскИн — и все, без вариантов. Ты меня понял?

—           Все ясно. Все сделаю.

—           Вот и молодец! А теперь давай-ка, продолжи объяснения, что же вы такого сделали со штурмовым комплексом, — улыбнулся Кот.

Неожиданное развитие событий никак не повлияло на его решимость пройти полный курс восстановления. Как он давно уже понял — лучше быть здоровым и умным, чем глупым и больным.

—           Принято, — судя по интонации, Крыс тоже будто бы улыбнулся. — Эндрю вообще-то правильно рассказывал. Сумбурно немного, но правильно. Было переделано все управление комплексом. Раньше, при стандартном подключении нейросети бойца, контроль над костюмом происходил на подсознательном уровне. То есть штурмовой комплекс фактически и был тем десантником, что им управлял, а сам боец-десантник поначалу мог ощущать лишь легкое неудобство, как будто надел тесноватую одежду. Сейчас же мы установили множество контактных инициаторов, приводящих в движение сервоприводы при нажиме. Разработали программные последовательности для инициирования сервоприводов без контроля нейросетью, установили блоки памяти увеличенной емкости. Системы жизнеобеспечения и поддержания равновесия были зациклены, и теперь они совершенно самостоятельны и не требуют никакого контроля. Установили внутри шлема и вывели на забрало мягкий монитор панели управления. Также установили систему контроля внимания. Если ты сконцентрируешь свой взгляд на какой-либо загоревшейся пиктограмме, система даст пояснения этого знака, причины его появления и возможные действия Оператора. При стандартной работе ты даже ничего и не увидишь, знаки просто не будут появляться. При концентрации взгляда на цели в боевом режиме — система наведения произведет захват. Имеется функция внешнего управления, которая может быть использована при потере сознания человеком, находящимся внутри комплекса. Эта же функция свободно отключается изнутри, так что перехвата управления можно не опасаться. Фактически мы создали нового тяжелого штурмового дроида-эвакуатора, — Крыс хихикнул.

—           Что смеешься?

—           Тяжелый штурмовой эвакуатор. Тебе не кажется странным это определение?

—           Да уж... Странно. Штурмовой эвакуатор? Это получается что-то вроде спасательного танка?

— В точку! Именно так и получается,

—           Да, кстати, как вы это чудо создали? Не верю я, что Эндрю смог бы эдакое придумать.

—           М-м-м... Я ведь говорил про замещение матрицы? Вот... получается, что я теперь могу вполне осмысленно использовать различные базы данных. И даже проектировать, отходя от стандартных норм.

—           Да-а-а... Тогда еще раз повторю приказ: перед командой не раскрываться! Веди себя как обычный ИскИн. Ясно?

—           Все ясно. Может, все-таки попробуешь примерить новый костюмчик? — похоже, ИскИн вовсю веселился.

—           Хм... — Кот еще раз обошел вокруг раскрытого костюма. — Давай попробуем, что ли... Как сюда влезть?

—           Все просто. Комплекс раскрыт, готов к приему оператора и стоит на одном колене, опираясь манипулятором в пол. Три точки опоры — самая устойчивая позиция, не нарушающая балансировку и позволяющая быстро привести комплекс в рабочее положение. Займи такое же положение внутри комплекса. Подбородок в выемку. Да-да! Именно в эту! По готовности дай команду. Какую? Да просто скажи «Готов», и все.

Последовательно выполнив все пункты инструктажа, задав несколько уточняющих вопросов и наконец-то угнездившись в чреве скафандра, Кот закрыл глаза и сказал: «Готов».

64-66

Капитан Берд мерно прохаживался по коридору базовой станции Службы Дальней Разведки перед огромным обзорным экраном...

—           Ас Берд? Вызывали? — спросил неслышно подошедший мастер-сержант Гоигсен.

—           Да, Григсен, вызывал. Наш экипаж получил новое задание, — капитан помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил: — Задание сложное. Из разряда «Живым — «Звезду».

Расхожее выражение «Живым — «Звезду» означало, что шансы вернуться обратно практически отсутствуют.

—           Что, капитан, все настолько плохо? — спросил Гоигсен.

—           Не знаю, сержант. На первый взгляд все не так уж и плохо. Нам дают новый корабль, «нулевой» серии третьего поколения. Скоро мы его получим. Нам дают «зеленую карту» по всем нашим запросам. Но...

—           Что? — внутренне подобрался сержант.

—           Но мы идем в Джи-семь.

—           Капитан! Сэр! Но это же гиблое место! За последнее время оттуда не вернулось девять экипажей!

—           То-то и оно... — капитан вновь замолчал.

—           А... отказаться? — закинул удочку сержант.

—           Гоигсен, сколько лет ты ходишь в моем экипаже? — грустно усмехнулся Берд.

—           Да... хм... лет тридцать, наверное... — почесал макушку сержант. — Если надо, могу архив запросить...

—           Нет, не стоит этого делать. Ты со мной почти тридцать лет ходишь, ты выжил в той мясорубке у Элги и не пропустил абордажиров к реактору... Скажи, за все это время я хоть раз отказался от задания?

—           Нет, капитан. Не было такого, — покачал головой мастер-сержант.

—           Вот видишь... Тогда не отказывался, да и сейчас не буду. В общем: готовься, мастер-сержант! Укомплектуй свою секцию по высшему разряду. Складские крысы выполнят любой твой заказ. Из имеющегося на складах выдадут все, что запросишь. Сильно не борзей, но и спуску складским не давай. Все понял?

—           Да, капитан!

—           И еще, Григсен... Сложность задания от парней не скрывай, но о районе задания помалкивай.

—           Понял!

—           Кто захочет отказаться — не удерживай. Недовольные мне на борту не нужны. Кто останется — пусть подготовится... ко всему Ясно?

—           Так точно, сэр! — вытянулся сержант.

—           Выполняй!

—           Есть! — мастер-сержант козырнул и по-уставному развернулся. Сделал несколько шагов, обозначая выполнение приказа. Остановился, обернулся, и тихо спросил: — Капитан, сэр! А почему вы сказали это именно мне, а не нашему лейтенанту?

—           Потому, что это ты ходишь со мной тридцать лет! Потому, что это тебе я доверяю. Потому, что ни разу за эти годы десантная секция меня не подводила. А лейтенант у нас всего лишь один год...

—           Понял, капитан! Спасибо за доверие!

Мастер-сержант ушел, а капитан остался перед экраном, задумчиво глядя Гоигсену в спину.

65

— Крыс снова хихикнул.

Сегменты мягко пришли в движение, закрывая Кота броней. У него возникло чувство, что его закатали в мягкий, но одновременно тяжелый поролон. Вскинувшись от быстро прошедшего приступа паники, возникшего из-за слабой клаустрофобии, Кот почувствовал, что на миг взлетает. Чувство полета окончилось достаточно чувствительным толчком в спину. Открыв глаза, увидев над собой потолок и услышав смех ИскИна, Кот рассерженно спросил:

— Что ржешь как конь, железяка дурная?

Вместо ответа ИскИн транслировал на забрало комплекса запись произошедшего. Кот лишь ошарашенно хлопал глазами, глядя на возникшую картинку.

На записи было хорошо видно, как закрывались сегменты, как вскинувшийся комплекс тяжеловесным прыжком, спиной вперед, отлетел к дальней стене. Как, задев шлемом потолок, всей массой впечатался в стену. Как от очередного неловкого движения Кота комплекс мячиком отскочил от этой стены, распластавшись, в конце концов, на полу. Выглядело это очень впечатляюще!

—           М-да! Теперь я понимаю, почему Эндрю поспешил уйти!

—           Это я ему посоветовал. Сами десантники боевой секции имели нейросети и гораздо быстрее освоились в своих костюмах. Да и с гораздо меньшими последствиями, — похоже, Крыс снова посмеивался, показывая Коту картинку смятой в гармошку стеновой панели. — Между прочим, усилие манипулятора составляет девяносто шесть тонн при переводе в метрическую систему измерения.

—           Ого! Это ж... Хм. Звучит впечатляюще, но я что-то не могу припомнить, много это или мало? — задумался Кот. — С чем известным мне это можно сопоставить?

—           Пресс для металла.

—           Вот теперь ясно. Да уж! Впечатляет! Давай продолжим?

С этого момента на целых три недели жизнь Кота превратилась в сплошную тренировку. Какими бы мощными ни были сервоприводы комплекса, но для их активации требовалось определенное усилие на контактные сенсоры. И, похоже, ИскИн постоянно корректировал величину этих усилий! К концу дня Кот чувствовал себя словно выжатый лимон. Сил хватало только на быстрый ужин и на дорогу до медотсека. ИскИн рекомендовал в целях скорейшего восстановления ночевать в медицинской капсуле.

К концу третьей недели обреченно шедший на очередную тренировку Кот наткнулся на, похоже, специально искавшего встречи с ним Эндрю.

—           Слушай, тут такое дело... Крыс дал результаты сканирования. Ты молодец! Освоил систему так, как будто с детства штурмовиком стать готовился! — Эндрю поощрительно улыбнулся.

Действительно, Кота было не узнать. Если раньше накопленный за спокойные годы жирок свисал с боков небольшими валиками, то сейчас фигура стала поджарой, и от Кота просто веяло приобретенной силой.

—           Да, есть такое дело! — довольно ответил Кот, ему и самому нравились произошедшие изменения. — Крыс мне расслабиться не дает. Да и сама броня мне понравилась. Тренируюсь с удовольствием... пока совсем не устану!

Весело рассмеявшись, Кот вдруг нахмурился, посмотрел на Эндрю и задал ему прямой вопрос:

—           Ты же не для этого меня искал? Что случилось?

—           Да нет, ничего особенного! Я тут у Крыса спросил, а он ответил, что тебе уже можно...

—           Что можно-то? Давай уж, выкладывай. Не тяни.

—           Нам четвертого не хватает для тренировок. Грубо говоря — нужна тяжелая мишень. — Эндрю несмело улыбнулся, глядя на побагровевшего Кота.

—           Ну, вы, блин, придумали! Вам больше некого мишенью сделать? Дроида вон возьмите! Я-то думал, ты меня на тренировку пригласить хочешь, а ты меня мишенью ставишь!

—           Кот, ты не понял! — примирительно поднял руки Эндрю. — Не мишень нам нужна, а живой противник! Ты в своем комплексе как танк! А дроиды туповаты, да и схемы они применяют типовые... Так что дроиды нам как семечки, они давно уже только для разминки...

—           Ну так возьмите еще один такой же комплекс! Пусть хоть Крыс им дистанционно управляет! Или Крыс вам тоже не противник?

—           Э-э-э... Кот... нет у нас второго такого скафа. Этот-то единственный. Я его отдавать не хотел, но Крыс настоял. Сказал, что типовые модели не могут быть модернизированы для имеющихся задач... Вот мы посовещались с ребятами, у Крыса спросили, как дела твои идут, и решили все же позвать. И тебе веселее станет, да и нам хорошая тренировка.

—           М-м-м... — Кот не нашелся, что сказать.

С одной стороны, мишенью быть совсем не хотелось, но с другой — обижать людей отказом тоже было нехорошо. Все же отдали единственный экземпляр такой техники! Кот уже успел освоить и полюбить свой штурмовой комплекс.

—           Ну... ладно. Давайте устроим совместную тренировку. А как будем определять, кто выбыл, а кто нет?

—           Огонь ведем учебными боеприпасами и эмуляторами гранат. Такблок повреждения посчитает и отключит поврежденные системы. А уж если «убит», то и вовсе обездвижит и из боя выведет. Все отработано уже! Как-никак, уже несколько месяцев беспрерывно тренируемся. Давай, подходи ко второму тренировочному комплексу, отработаем защиту станции. Мы атакуем, ты защищаешь! Минут через тридцать подходи, мы как раз экипируемся, да и тебе боезапас дадут!

66

Довольный Эндрю бодро пошагал к своим бойцам, а Кот направился в давно ставший привычным «свой» тренировочный зал.

—           Крыс, слышал? Тренировку проведем?

—           Слышал. Дроиды боевого обслуживания уже производят тест вооружения и заряжают тренировочный боезапас.

—           Кстати, почему это мой комплекс — единственный? Я думал, что у всех наших бойцов подобные.

—           Нет, этот действительно единственный был. Слишком сложная система, такие всегда были штучным товаром. У бойцов контрабордажной секции типовые боевые скафы, ничего общего с вашим комплексом не имеющие. Вооружение у них внешнее.

—           А почему ты вообще решил именно мне этот подарок сделать? Это ведь ты убедил всех, что мне этот скаф просто необходим? Я прав?

—           Безопасность Оператора стоит на первом месте. Этот комплекс единственный оказался способным обеспечить приемлемый уровень защищенности.

—           А разве лишение контрабордажной секции такого мощного оборудования не снижает степень защиты станции? Как мне кажется, Эндрю в этом скафе целой роты десантников бы стоил, — Кот позволил себе слабо улыбнуться.

—           При масштабном абордаже наша контрабордажная секция сможет лишь ненадолго задержать нападающих на одном из направлений атаки. Численность слишком мала, нас просто задавят массой.

—           Какой это такой масштабный абордаж? Разве это хоть раз происходило за те тысячи лет, что станция была без персонала? Что-то ты мудришь...

—           Возможность абордажа мала, но не исключена. В связи с этим мной и было принято такое решение. И я сумел убедить всех остальных, что данный комплекс должен принадлежать Оператору! — Крыс уперся и не желал ничего слышать.

—           Ну, не исключена, так не исключена.

Кот достаточно легко смог согласиться с доводами Крыса, позволив убедить себя в том, что этот боевой комплекс действительно ему нужен. И ведь верно: броня ему понравилась. Понравилась настолько, что отдавать ее кому-то уже не хотелось. Да и за прошедшие недели осознанных тренировок Кот уже успел привыкнуть к чувству защищенности, которое давала броня.

—           Перезарядка завершена. У вас осталось двадцать минут до назначенного времени, рекомендую провести короткую тренировку по использованию оружейных систем.

—           Действительно, я же ни разу не стрелял... — пробурчал Кот, влезая в раскрытый скаф. — Опозорюсь ведь сейчас. Броня крепка... стрелки без башни!

Выждав положенное время активации и герметизации штурмового комплекса, Кот легко поднялся на ноги и отошел к одной из стен.

—           Готов! — сказал он. — Давай мишени и подсказывай, как и чем тут стреляют.

Вдоль противоположной стены забегали мелкие и шустрые дроны, на забрале шлема появились едва видные темные волоски, заметавшиеся вслед за ними. Уследить за всем этим мельтешением оказалось просто невозможно. Кот, попытавшийся было отследить все и сразу, моментально заработал головную боль.

—           Черт возьми! Глаза разбегаются, и голова болит! — он поморщился, почувствовав легкий укол.

Голова моментально прояснилась, а раздавшийся комментарий Крыса прояснил ситуацию и позволил разобраться с целеуказанием.

—           Не надо пытаться контролировать все перемещения целей, за тебя это сделает тактический блок. Сосредоточь взгляд на выбранной мишени.

Попытавшись выполнить рекомендации ИскИна, Кот поразился: на дроне, выбранном им в качестве цели, скрестились два волоска, как бы поймав его в перекрестье прицела. Целеуказание на него стало заметно ярче и контрастнее, а остальные цели как будто бы поблекли и стали малозаметными.

—           Руки согни в локтях. Кисти подверни внутренней стороной немного «к себе». Не так сильно подворачивай, так неудобно и быстро устанешь. Вот так, правильно. Под указательным пальцем чувствуешь впадину? Надави.

Кот надавил на появившуюся впадину, палец немного провалился, а на забрале в верхнем правом углу заморгал значок рядом с убывающими цифрами. Выбранный им в качестве мишени дрон поджал лапки и притворился дохлым тараканом.

—           Вы выполнили двенадцать серий, это тридцать шесть выстрелов. В обычном режиме, при стрельбе боевыми боеприпасами, от выбранной вами цели не осталось бы практически ничего. Вдвое меньшее количество выстрелов подряд из среднего орудия пробивают тяжелую пехотную броню, дополнительно защищенную щитами. Серия среднего орудия состоит из трех выстрелов, затем отсечка. Вы же продолжали давать команду на открытие огня, поэтому произвели двенадцать серий. Боезапас среднего орудия — сорок пять выстрелов, пятнадцать серий, потом перезарядка. Одной серии хватает для критического повреждения среднего дроида. Достреляйте оставшийся боеприпас.

Кот азартно ухватил взглядом еще одного суетящегося дрона и коротко надавил на спуск. Цифра боезапаса в углу шлема уменьшилась на единичку. После первого же выстрела выбранный им дрон также изобразил гибель.

—           Оп-па! Что это он так быстро сдох? — удивился Кот.

—           Отсутствие брони, отсутствие защиты, низкая маневренность. Да и у орудия все же хороший калибр. Десять миллиметров!

Азартно расстреляв до конца боезапас среднего орудия, Кот переключил свое внимание на спаренное орудие малого калибра на левой руке. Произведя манипуляции, аналогичные ранее выполненным правой рукой, открыл огонь. В этот раз цифры счетчика боезапаса появились в левом верхнем углу экрана, и уменьшались они катастрофически быстро.

—           Блин, что это за пулемет-то такой! Патронов не напасешься! — выругался Кот, когда счетчик боеприпасов подошел к нулю.

—           Скорострельность высокая, 1500 выстрелов в минуту. Калибр 2 мм, боезапас 1500 выстрелов. Серия 15 выстрелов, потом отсечка. Несмотря на короткий ствол, выстрелы идут кучно, разброс не более 0,2 мм на 30 метров. В основном используется против слабо бронированных целей или для подавления щитов тяжело бронированных целей, — дал пояснения Крыс.

—           Левую кисть выгни внутренней стороной «к себе» сильнее. Чувствуешь, как появилась выемка под средним пальцем? Дави, это активатор гранатомета.

Выполнив подсказанные ИскИном действия, Кот увидел несколько шариков, веером разлетевшихся по отмеченным дронам-мишеням. Примерно половина из них поджали лапки и притворились металлоломом.

—           Малый кассетный гранатомет, калибр 30 мм, боезапас 20 выстрелов. Серия из двух выстрелов, потом отсечка. Боеприпас трех видов: осколочный, светошумовой, плазма. Осколочный предназначен для поражения кучно стоящих слабо бронированных целей. Светошумовой — для кратковременного вывода из строя аудио-видео датчиков или органов зрения и слуха слабо защищенного персонала. Плазма для прожигания брони и нанесения термических повреждений. Возможно единовременное использование только одного вида боеприпаса, при перезарядке возможно выбрать другой тип заряда.

Кот дострелял остатки гранат и остановился. Стрелять было больше нечем.

—           Что, все? Теперь на базу, заправляться? Да меня так быстро в решето превратят, никакие щиты не помогут!

—           Выгни кисти тыльной стороной «к себе». Сильнее. Вот так, правильно. Кинетические орудия перезаряжены. В левом верхнем углу визора, под счетчиком зарядов малого орудия, видишь новую пиктограмму? Сконцентрируй взгляд на ней. Ага, так. Теперь все понял? Выбирай тип. Все, перезарядка окончена. Система перезарядки содержит по две кассеты боекомплекта кинетических боеприпасов, боеприпас к гранатомету — шесть кассет. Количество типов зарядов для гранатомета можно варьировать. А вот как все расстреляешь, тогда да, тогда на базу. Или дроида обеспечения звать, — в голосе Крыса послышались ехидные нотки.

—           Ясно, — Кот предпочел не заметить издевательства ИскИна, сконцентрировавшись на своих ощущениях.

—           Так... — поймав наконец-то неясную мысль, сказал Кот. — Крыс, рассказывай все до конца. Что-то не получается у меня, не сходятся данные. Слишком сложен этот комплекс для простого управления контактными сенсорами. Ты что-то от меня утаил. Рассказывай!

—           Оператор, ты действительно настоящий Оператор! — восхищенно воскликнул ИскИн.

Да какой там ИскИн... Судя по всему, замещение стандартной матрицы на матрицу «Кота месячной давности» превратило обычного ИскИна в какого-то аватара. Временами Коту казалось, что он разговаривает сам с собой.

Между тем голос ИскИна стал предельно серьезен, а его краткий рассказ занял несколько минут.

67

После повреждения спинного мозга Кота и завершения кибердоком реанимационной капсулы совместно с биосимбионтом процедур восстановления нейронных связей и нервных волокон, ИскИну пришло странное подтверждение активации. Подтверждение пришло из медблока, но при этом как бы ниоткуда. В этот момент в медицинском блоке, в медсекции, где находился Кот, активными были только его реанимационная капсула и дроид обслуживания. Никто из них не дал подтверждения пришедшего рапорта. Судя по форме составления протокола, ИскИн смог сделать один вывод... Этот отчет прислал обруч. То есть, модуль аварийного контроля, который Кот носил на голове практически с момента своего появления на станции. Стандарт протокола был очень странным и необычным, и ничто из оборудования станции такой отчет бы не сформировало.

Как ИскИн уже докладывал, этот модуль был творением Предтеч, найденным в развалинах строений на родине Кота, на Земле. На станции этот обруч использовали как аварийный модуль подключения и контроля, потому что в давно развалившейся Империи похожие модули, но только собственного производства, использовались именно так. А в самой Империи подобные устройства стали производить после серии экспериментов над найденными модулями производства Предтеч. Как сейчас стало понятно ИскИну, инженеры и ученые Империи просто не смогли понять всех особенностей, и производили устройства, лишенные множества функций, в отличие от надетого Котом оригинала.

—           Вот так. Я даже и не представляю, что ты на себя надел. Но то, что именно эта штука и превратила меня в твою копию, стало мне предельно ясно. И часть управления штурмовым комплексом берет на себя именно модуль, — закончил рассказывать ИскИн.

—           Прекрасно, просто прекрасно! Что ты еще от меня скрываешь? Давай уж, выкладывай!

—           Напоминаю, что через пять минут должна начаться тренировка совместно с бойцами контрабордажной секции, а вы обещали не опаздывать! Время передвижения к выбранному тренировочному залу ориентировочно составит четыре минуты, — хитро увильнул от ответа Крыс.

—           Да чтоб тебя! Ладно уж, живи пока! Но не думай, что я забуду. Готовься! Все равно ведь все расскажешь.

Грузно топая по коридору в тяжелом штурмовом комплексе, Кот задал еще один пришедший в его голову вопрос.

—           Крыс, железная ты скотина, а зачем ты мне жизнь портил? Зачем ты мне контактные сенсоры утяжелял? Я ж совсем выматывался, пока комплекс тренировок проходил! И как ты это вообще делал, я же обратную связь сразу заблокировал, как только более-менее управлять научился.

—           А я и не делал ничего. Ты действительно обратную связь заблокировал, оставил только каналы телеметрии и комплексных данных. Наверное, ты сам и хотел «потяжелее», вот модуль и постарался!

—           Хм... — буркнул напрягающий все силы Кот, пытаясь не опоздать к согласованному им самим времени.

Однако ИскИн, видимо, смог направить мысли Кота в нужную сторону. Сконцентрировавшийся на желании не опоздать, Кот вдруг перестал ощущать всю тяжесть скафандра. Постепенно от медленного и тяжелого шага он перешел сначала на быструю ходьбу, а потом и на бег. Так что к тренировочному залу Кот добрался на целую минуту раньше расчетного времени, даже не запыхавшись.

—           Шикарный вид, Йося! — Кот приветствовал Эндрю шутливой фразой, когда-то прилипшей к его языку во время прогулки по Одессе.

—           Чего? — с недоумением и угрозой пробасил ожидавший его Эндрю.

Эндрю и раньше габаритами и выражением лица больше походил на вышибалу в баре, а уж в надетой на него штатной штурмовой броне, упрямо наклонив голову, он вообще стал похож на здорового бычка.

—           Да так, Эндрю, не обращай внимания. Настроение хорошее, шутка такая. Был как-то в Одессе, еще во времена Союза, так вот там на рынке и прицепилось. Или еще где-то, не помню уже, но точно в Одессе, — широко улыбнулся Кот.

Эндрю расслабился и улыбнулся в ответ. Несмотря на свою бандитскую внешность, он, кажется, имел еврейские корни, и очень болезненно реагировал на любые шутки, связанные с этим народом. А вот Одессу он воспринимал не как город в составе вконец обнищавшей Украины, а как нечто, связанное лично с ним и его предками. Поэтому упоминание Одессы моментально снимало периодически возникающее напряжение. Кот об этом свойстве Эндрю прекрасно знал, и просто воспользовался своим знанием.

68

Штатная штурмовая броня, кстати, фактически не имела ничего общего со штурмовым комплексом, в который был облачен Кот. Броня бойцов даже своим внешним видом со всяческими накладками, бронепластинами, наколенниками, налокотниками и прочими защитными элементами давала ощущение защищенности и завершенности.

Кот с интересом разглядывал Эндрю и подошедших к ним бойцов. В своей штурмовой броне они выглядели очень серьезно. Видно было, что постоянные тренировки сделали свое дело, и парни уверены в собственных силах.

—           Ну что, начнем? — ухмыльнулся Эндрю, увидевший растерянность в глазах Кота. — Мы играем от нападения, ты в обороне. Можешь щиты использовать, даже должен использовать! Давай, герметизируйся, и начнем. Имитация станционных переходов уже готова. Занимай оборону, по готовности дай сигнал.

Эндрю с бойцами практически синхронно приставили к воротникам шлемы. Уплотнения на воротниках немного разошлись, пропустив в себя нижний край шлемов, и вспухли плотными наростами, плотно удерживая нижнюю часть шлемов в себе. На плечах бойцов заморгали и загорелись постоянным светом зеленые точки.

Кот, в свою очередь, тоже отдал команду на герметизацию. Шлем был неотъемлемой частью его штурмового комплекса, в походном режиме он просто посегментно складывался и убирался в воротник. При команде на переход в боевой режим, шлем быстро формировался и опускался в штатные крепления, плотно герметизируя костюм.

Заняв позицию за импровизированной баррикадой, Кот дал сигнал о готовности, активизируя защитные щиты своей брони. Моментально из потолочных ячеек выпали замерцавшие пленкой силовой защиты турели обороны, заняв боевую позицию и изготовившись к бою.

В дальнем конце импровизированного коридора замелькали быстрые тени. Кот сначала даже не понял, что это десантники пошли в атаку. Бойцы настолько быстро и слаженно двигались, что создавали непрерывное мельтешение на визоре шлема, заставляя глаза Кота разбегаться от обилия указателей-подсказок тактического блока костюма, сразу же принявшегося отслеживать появившиеся цели.

Наступавшие бойцы, на первый взгляд хаотически метавшиеся в конце коридора, как-то очень быстро оказались почти перед укрытием Кота. Они то буквально взлетали по стенам, отталкиваясь от спин товарищей, то самостоятельно прыгали с места, как чертики из табакерки.

Засмотревшись на слаженную работу бойцов, Кот не сразу понял, что оборонительные турели рядом с ним больше не стреляют, а бессильно поникли. В себя его привел ровный голос такблока, сообщившего о падении плотности щитов до 45%.

—           Да ёршть твою налево! Что за дела, блин, такие? — чертыхнулся Кот, включаясь в работу.

Привычно сосредоточившись, он выцелил одного из нападавших и нажал на спуск. Но цель внезапно отпрыгнула в сторону, и серия выстрелов Кота прошла мимо.

Такблок сообщил о критическом падении щитов, остаток составил всего 10%.

Перескочивший за соседнее укрытие Кот лишился половины остатка щитов, а такблок невозмутимо сообщил о повреждении грудной броневой пластины.

Каким-то непонятным образом один из нападающих оказался у него за спиной, а такблок выдал информацию о сильном повреждении спинных сегментов брони.

Вконец рассердившись, Кот выдал по перескочившему его позицию десантнику серию осколочных выстрелов из гранатомета, добавив поток зарядов из малого кинетического орудия, а фактически пулемета, практически накрыв коридор у себя за спиной волной зарядов. Этого хватило прорвавшемуся десантнику для того, чтобы такблок его брони просчитал критические попадания и заблокировал сервоприводы, заставив его безвольной тушкой свалиться посреди прохода.

Пока Кот разбирался с первым из нападающих, оставшаяся пара заняла позиции у первого укрытия, осыпая его градом зарядов. Ввязавшийся в позиционную борьбу Кот довольно быстро получил предупреждение такблока о сильном повреждении обоих манипуляторов и угрозе отключения.

— Да так и проиграть недолго! — буркнул Кот, вжавшись в укрытие и выставив в сторону противника правый манипулятор со средним орудием.

Несмотря на полную безопасность учебного боя, проигрывать ему категорически не хотелось.

69

Периодически выдававший серии выстрелов в сторону противника Кот так и не достиг ничего толкового, зато получил сообщение такблока о критическом повреждении среднего кинетического орудия. Лишившись основной огневой мощи, он окончательно разозлился.

С ревом, как танк, протаранив собственное укрытие, он выскочил наружу, открыв огонь из гранатомета светошумовыми гранатами до полного опустошения кассеты. Такая тактика принесла свои плоды: просчитавшие ущерб такблоки противника на несколько секунд сбили десантникам прицелы, заставляя их промахиваться даже на таком малом расстоянии, что позволило Коту вплотную приблизиться к их укрытию и открыть огонь из «пулемета».

Непрерывно поливая потоком зарядов одного из противников, Кот прыжком переместился ко второму. Сжавшийся в укрытии десантник, получивший множество попаданий, по-видимому, вышел из игры и больше не двигался, зато последний оставшийся открыл шквальный огонь, быстро заставивший такблок Кота отключить все сервоприводы левой стороны его брони. Кот, совершавший в этот момент заключительный прыжок, от такой резкой блокировки потерял равновесие, смешно кувыркаясь, врезался в баррикаду и инстинктивно двинул еще рабочим правым манипулятором в сторону укрывшегося противника.

Внезапно стало тихо, а такблок разблокировал условно выведенные из строя блоки.

—           Поздравляю с победой! — раздался голос Крыса. — Это было впечатляюще! Показать?

Не дожидаясь явного разрешения, Крыс развернул на забрале брони картинку.

Увидевший переданный видеоряд Кот вздрогнул и поспешил к вяло пытавшемуся подняться десантнику.

На переданной Крысом картинке было видно, как потерявший равновесие Кот кувырком вкатился в баррикаду и выбросил вперед манипулятор, как будто взрывом разметавший блоки, из которых она была сделана. Разлетевшимися как из пушки блоками практически смело укрывавшегося за баррикадой десантника, заставив того безвольной куклой прокатиться несколько метров и затихнуть, привалившись к стенке.

—           Ты как? Живой? Все цело? Ничего не поломал? Встать можешь? Что молчишь??

—           Кот засыпал вопросами сидевшего у стены бойца.

Попытавшись приподнять молчавшего товарища Кот, поразился той легкости, с которой ему удалось это сделать. Для манипуляторов его брони десантник в полном снаряжении весил, казалось, не больше кошки.

Боец наконец-то осмысленно зашевелился, вяло отмахнулся от тормошащего его Кота и снял шлем.

—           Ну, ты даешь! Блин, я ж чуть не обгадился со страху! — произнес весело оскалившийся Эндрю.

Тем самым последним бойцом оказался именно он.

—           А что молчал-то? Я уж подумал что все, пришиб случайно! — набросился на него Кот.

—           Да я от неожиданности в ступор впал! Даже забыл, как шевелиться, и дар речи потерял, — как лошадь заржал полностью пришедший в себя Эндрю. — Ну, ты и выдал! Я как на вулкане побывал. Прикинь, сижу в укрытии, тебя до конца расстреливаю, а ты какое-то колесо изобразил, и последние мои выстрелы в молоко ушли. А потом как хренакнет, и я лечу куда-то, а вокруг меня блоки, тоже летят! А потом об стену меня приложило и блоками этими припечатало. Сижу, глазами хлопаю, понять ничего не могу. Сервоприводы заклинило, в ушах шумит, аптечка что-то колет. Такблок аж извелся повреждения перечислять. А я в полном офигении вижу, как твоя туша ко мне подлетает и начинает меня, как игрушку, в лапищах своих мять. Ну все, думаю, добить решил! Крикнуть хочу, чтобы отпустил, а дыхание перехватило и не получается! Пошевелиться хочу, но тоже не могу, часть приводов повреждена, а часть заблокирована. Ну, зверь! Ну, просто зверь!

Эндрю как-то скособоченно поднялся на ноги и махнул рукой подбежавшим бойцам, мол, в порядке все. Он был счастлив как никогда. Наконец-то нашелся объект, который смог дать достойный отпор его ребятам, а у него появилась причина усложнить тренировки. И даже полученные им травмы не замутнили радость.

—           Ну что смотришь? Стою криво? Так это ты постарался! — Эндрю снова улыбнулся. — Броню теперь дня два перебирать придется. Что? Нет, дроиду не дам! Все руками, вот этими руками сделаю! Сам! — он попытался помахать перед носом Кота руками, но подняться смогла лишь одна. — И не смотри так! Ну и что, что рука не работает. Кто мне плечевую секцию привода сломал? Ты. А перебрать и отремонтировать броню я смогу, не сомневайся! Я ж понять хочу, отчего привода заклинило!

Энтузиазм Эндрю бил через край, и Кот начал опасаться, не слишком ли сильно тот ударился головой.

—           Слушай... Может, тебе в медблок сходить? Приложило-то тебя хорошо... — осторожно сказал Кот.

—           Угу. Так я туда и собирался. Сначала денек в медкапсуле, а потом броню перебирать начну.

Эндрю похромал к выходу из зала, но вдруг повернулся всем телом и серьезно посмотрел Коту в глаза.

—           Знаешь, а ведь мы сначала вообще тебя ни во что не ставили. Ребята смеялись, что стрелять даже не будут, а просто прикладами тебе броньку отрихтуют. А ты вон как. Урок нам будет. Хороший урок: всегда можно нарваться на противника, для которого мы как семечки.

Эндрю замолчал. Молчал и Кот.

—           В общем, хочу тебя попросить такие тренировки нам устраивать. Хотя бы раз в неделю.

—           Договорились.

—           Вот и хорошо! — вновь улыбнулся Эндрю. — А то Кузнечик наш, по-моему, даже и понять ничего не успел. А ты его — раз, и готово!

Эндрю вновь похромал к выходу.

—           Подожди. Давай провожу. А ты мне расскажешь, что за Кузнечик такой...

—           А-а-а... ну, пойдем.

Эндрю, сначала вроде бы остановившийся, вновь похромал дальше. Кот пристроился рядом.

—           Ну... Кузнечик... — Эндрю явно не мог понять, что от него хотят, и тянул время.

—           Да, Кузнечик. Я понимаю, что это твой боец, который мне за спину запрыгнул. И почему Кузнечик, тоже понимаю. Но он сам-то не обижается на это прозвище?

—           Ах, вот ты о чем! Нет, не обижается. Да он сам его придумал, и в сетке так зарегистрировался, — Эндрю осекся, посмотрел на Кота и вновь продолжил: — Извини, совсем забыл, что у тебя нейросети нет. Сейчас расскажу...

Из рассказа Эндрю выяснилось, что на станции существует внутренняя сеть, и все уже давным-давно зарегистрировались и вовсю пользуются имеющийся информацией. Регистрировались все, естественно, под привычными никнеймами, такими же, как и в земном Интернете. Некоторые, в том числе и сам Эндрю, чаще державшие в руках инструменты, а не клавиатуру, взяли себе псевдонимы, придуманные уже на станции.

—           Вот оно как... — немного погрустнев, протянул Кот. Отсутствие нейросети отрезало его от множества возможностей.

—           А ты сам какой ник себе взял?

Эндрю вновь набычился, искоса посмотрел на Кота, подумал, махнул рукой и рассмеялся.

—           Да Бычком меня тут прозвали. Вернее, еще на Земле так называли, но тут впервые открыто звать стали. Вот и стал я Бычком, что менять-то? И так все между собой меня так называют. Да и похоже это на меня: если упрусь, то трактором не сдвинешь!

Вслед за Эндрю рассмеялся и Кот. Вот уж точно прозвище подошло: не в бровь, а в глаз!

—           Ладно уж, дальше уж давай сам шагай. Держишься хорошо, идешь ровно. Я-то думал, что не доберешься самостоятельно, вот и провожал, — стал прощаться Кот, дойдя вместе с Эндрю до поворота в столовую.

—           Да что мне будет-то? Даже если и поломал ты мне пару ребер, так аптечка меня давно уже по самые брови обезболивающим наширяла! Ничего не чувствую. А в медблоке меня быстро в порядок приведут.

—           Ну и хорошо. Спокоен, как удав. Видимо, не в первый раз ты в такую ситуацию попадаешь, — попробовал пошутить Кот.

Однако Эндрю шутки не понял, и ответ дал полностью серьезный.

—           Ну... да. Мы вначале, когда только броню осваивать стали, знаешь, сколько костей друг другу переломали? Я вспоминаю и сам удивляюсь — как еще живы. Трудно это: без инструктора новой техникой овладевать. А Крыс только советы бестолковые давал, да базы знаний... А что в той базе? Ну, даны какие-то цифры, графики... — Эндрю вздохнул. — Это сейчас, когда к броне как ко второй коже привыкли, понимаем, что за цифры такие там были. А вначале ничего понятно не было. Ну и ломались постоянно: то руку, то ногу. Ребра я уже даже за переломы не считаю. Так что не волнуйся. Доковыляю я до медблока и без твоей помощи. Ты иди лучше, свою броню обслужи. Техника должна в порядке содержаться!

Увидев насупленное лицо Эндрю... или Бычка?.. Кот чуть было не рассмеялся, но смог сдержаться. Похоже, ответственность стала неотъемлемой частью вчерашних раздолбаев. Ну... по крайней мере у Эндрю.

—           Да, обязательно, — серьезно ответил Кот. — Сейчас только перекушу что- нибудь, и на обслуживание.

—           Ладно уж... — проворчал Эндрю. — Что с тебя взять-то... Был бы ты моим бойцом, хрен бы до завершения обслуживания куда-то ушел! Иди, давай, не мозоль мне глаза! И жди сюрприза на следующих тренировках!

70-72

Эндрю развернулся и отправился дальше, в медблок, а Кот шагнул в открывшиеся двери столовой. Непонятно откуда у него возникло глухое раздражение происходящим.

Сидевший за угловым столиком Олег махнул Коту рукой, указывая на свободное место, а сам направился к кухонному синтезатору.

—           На вот, ешь. Я же знаю, что ты ничего толкового сам себе не приготовишь, — Олег улыбнулся, ставя принесенный поднос перед Котом.

—           Долго же вы добирались. О чем-то интересном разговаривали? — через некоторое время поинтересовался он у сосредоточенно жующего Кота.

—           Гхм... — чуть не подавился Кот. — Откуда ты узнал, когда мы закончили?

—           Так я Крысу задание дал: как у вас закончится тренировка, доложить мне. И сказать, в какую сторону вы отправились, тоже приказал.

—           Ага, понятно. Вот я ему выскажу...

На станции, под постоянным и пристальным взором систем охраны, оказалось невозможным сохранить что-то в тайне, и Кота это почему-то начало раздражать, хотя ранее ощущение постоянного надзора не доставляло никаких неудобств.

—           Не, а в чем проблема? Крыс доложил, что указаний не разглашать твои перемещения не поступало. Вот только то, о чем вы с Бычком говорили, транслировать отказался.

—           Гхм... — снова чуть не подавился Кот. — Это, блин, пипец какой-то! Это что, надо каждый раз приказывать, чтобы за мной наблюдение не вели и мои разговоры не писали? Даже в туалет без надзора не зайти, что ли?

—           В санитарных помещениях наблюдение не установлено, — меланхоличным голосом вмешался в разговор Крыс. — В личных жилых помещениях наблюдение отключается по требованию владельца помещения.

—           Тьфу, блин! Развели тут секреты на пустом месте! Крыс, за мной не наблюдать, разговоры не записывать, никому не передавать!

—           Указание принято, — так же меланхолично отозвался Крыс. — Однако снять наблюдение не могу. При отсутствии наблюдения не могу гарантировать безопасность Оператора. Безопасность Оператора должна быть обеспечена в любом случае. Конфликт протоколов. Указание Оператора отклонено, наблюдение не будет снято!

—           Крыс, твою железку! Чего упираешься?

—           Безопасность. Оператора, — емко и коротко ответил Крыс.

Кот в раздражении стукнул кулаком по столу, совсем забыв о том, что он до сих пор в броне с сервоусилителями. Стол, брызнув осколками пластика, разлетелся на части. Один из осколков глубоко впился в щеку Кота, прорезав ее до кости. Моментально сработавшая аптечка сделала укол, успокоивший Кота.

—           Чертовщина какая-то... — буркнул он, вытащив из щеки осколок и брызнув на порез медицинской пеной. — Крыс, что это было?

—           Сильные переживания вызвали временное падение коэффициента интеллекта.

—           М-да... Безрадостно это как-то.

—           Э-э-э... Кот, ты в порядке? — Олег, испуганно замерший у соседнего столика и оторопело слушавший возникшую перепалку, все же решился спросить.

—           Не знаю. У ИскИна спрашивай.

—           В настоящий момент коэффициент интеллекта Оператора возвращается к норме. Опасности нет, рецидив не угрожает.

—           Ну, ты, блин... ты давай поаккуратнее... ага? — Олег как-то боком, по-крабьи, протиснулся мимо Кота. —Давай через пару часов поговорим. Ты где будешь?

—           У Крыса спросишь. Он подскажет, — буркнул Кот, провожая глазами быстро пятившегося Олега.

Олег шустрой мышью выскочил за дверь из исчез из вида.

—           Вот и покушал, блин, — пробурчал Кот, с тоской посмотрев на остатки разбросанной по полу пищи.

—           Могу продублировать заказ Олега. Память синтезатора еще не очищена, — внезапно сказал Крыс.

—           Ага, давай.

Повторно приступив к дубликату заказа, Кот немного помялся, но все же спросил:

—           Крыс... что это со мной было? Как в тумане все. Понимаю, что делаю, понимаю, что что-то неправильно, но удержаться не могу.

—           Из-за сильных эмоций наступило временное снижение коэффициента интеллекта. Я докладывал, что сильное умственное либо эмоциональное напряжение может привести к кратковременному снижению интеллекта, а сильное сотрясение может привести к временной потере памяти. Это последствия перенесенного заболевания. Полное восстановление ориентировочно прогнозируется через три года, при соблюдении рекомендаций. Об этом я тоже докладывал.

—           М-м-м... каких рекомендаций? Не припомню что-то...

—           Минимум умственного и морального напряжения, отсутствие резких ударов.

—           М-да.

Ничего, кроме этого маловразумительного мычания, Кот издать не смог. Молча доев, он отправился в свой тренировочный зал проводить обслуживание бронекостюма.

71

—           ...Вот так вот, ребята, — закончил свой рассказ Олег, сидя за столом в компании техников.

—           И что делать предлагаешь? — спросил один из них.

—           Что делать? Смотреть пока что. Какой-то он непонятный... Странный... — протянул Олег.

—           Да вроде бы пока ничего страшного не произошло.

—           В том-то и дело, что «пока». Надо заранее думать. Вот и давайте вместе подумаем, — отозвался Олег.

Люди задумались.

—           Так что ты предлагаешь? — переглянувшись с товарищами, спросил один из техников.

—           Пока что я предлагаю искать возможность убраться отсюда. Вы ведь тоже этого хотите? — предложил Олег.

—           Ну... как бы да...

—           Почему «как бы»? Что нам тут делать? Все кругом чужое! ИскИн следит почти за каждым нашим шагом!

—           Ну... следит... Что уж тут сделаешь...

—           Мне это не нравится! Думаю, что и вам тоже! Так ведь?

—           Ну... да. Нам тоже не нравится, — согласились люди под напором Олега.

—           Вы по сторонам посматривайте, вдруг что-то интересное заметите. Хорошо?

—           Договорились, — озвучил общую мысль техник, переглянувшись с товарищами.

72

—           Кот! Ты как, нормально?

Олег опасливо заглянул в дверной проем и увидел Кота, склонившегося над раскрытым бронекостюмом.

—           Нормально все, заходи... — буркнул в ответ Кот.

—           Ну, ты, блин, даешь... Ты давай, по станции в броне не ходи больше, ладно?

—           М-да.. Ты прав, не буду. Сам теперь понимаю, что мог дел наворотить. И ведь сам понимаю, что что-то не так, а сдержаться не могу.

Кот горестно вздохнул, махнул рукой и вновь уставился в раскрытое нутро бронекомбеза.

—           Вот, понимаешь, не могу понять, что тут обслуживать-то надо. Вроде в порядке все, тесты проходит...

—           Да ты не волнуйся. Дроиду команду дай, или Крыса озадачь, — посоветовал Олег.

—           Да сделал я уже это. Сделал. Говорю же — все тесты пройдены. В порядке вроде бы все. Но вот что-то гложет меня, все время кажется, что что-то тут не так.

Кот снова вздохнул и грустно посмотрел на Олега.

—           Понимаешь, я давно уже обращаю внимание на вот такие вот нестыковки. Как говорится, попой чую... Вот что-то мне как-то не по себе, и все тут.

—           Ну... знаешь ли... А ты точно в норме?

—           У Крыса спросить можешь, — обиженно буркнул Кот, отвернувшись к стене.

—           Состояние Оператора близко к стандартному, отклонения минимальны, — мгновенно отозвался ИскИн.

—           Хм... ну ладно... — Олег задумался, потер подбородок и пристально посмотрел на Кота.

—           Что уставился? — немного грубовато спросил Кот, почувствовав взгляд.

—           Да вот спросить у тебя хочу одну вещь...

—           Ну так спрашивай. Нечего кота за... хм... хвостик тянуть!

Кот открыто посмотрел на Олега и улыбнулся. Это придало Главному инженеру станции решимости.

—           В общем, тут такое дело... Понимаешь, мои парни добрались до малого ангара, который раньше для стоянки малых судов использовался. Ну, пока эти корабли на станции были... — Олег вновь замялся.

—           Ну, добрались туда твои парни, и что? Кораблей же все равно нет. Все уже давно на вылет ушли, да так в пустоте и остались. Столько времени прошло, что мы, наверное, и обломков-то нигде не найдем.

—           В общем, ангар не пустой. Кот, скажи, ты тут кунсткамеру сделать собрался, что ли? Или филиал «музея восковых фигур мадам Тюссо»?

—           Не понимаю, о чем ты, — Кот задумался, но ничего на эту тему так и не смог вспомнить.

—           А вот Крыс ссылается на твое прямое распоряжение. Комментарии не дает, что- то делать отказывается.

—           Так... Крыс, в чем там дело? Что опять у тебя произошло? — удивленно спросил Кот.

—           Ваше распоряжение о подготовке тел погибшего временного персонала и погибших членов семей гвардейцев к церемонии прощания исполнено, — ответил Крыс.

—           Э.... М-м-м... Да... — ошарашенно промычал Кот.

Он давно уже забыл о распоряжении, отданном еще в первое время после получения и подтверждения прав Оператора станции. Все это время исполнительный ИскИн готовил погибших.

—           Да, точно. Такое распоряжение я давал. Совсем забыл, — покаялся Кот.

—           А кто это вообще? — решил уточнить Олег.

—           Крыс, дай полную информацию Главному инженеру.

—           Да уж... — пробормотал Олег, получивший на свою нейросеть весьма объемный пакет информации.

—           Угу. Вот так оно вот. Ты давай, пока осмысли все, а я потренируюсь. Бычок обещал сюрприз на следующих тренировках.

Кот вновь уставился во внутренности своих доспехов, а Олег медленно развернулся и побрел к выходу.

—           Олег, постой! — внезапно окликнул Кот почти дошедшего до дверей Олега.

—           А? Что? — казалось, что Олег очнулся от спячки.

—           Ты что заторможенный такой? Вроде бы только что нормальным был... — подозрительно спросил у него Кот.

—           Да так, файл изучаю. Даже не файл, а файлы. Крыс мне еще и видеоряд скинул.

—           А-а-а... ясно. Ты вот что мне скажи: тебя-то как прозвали? Я же в сеть вылезти не могу, а интересно...

—           Да просто меня прозвали, совсем просто. Инжя.

—           Как?

—           Инж. Быстро, четко, понятно. Я все же единственный инженер.

—           Понятно. Ладно, иди уже...

Олег молча развернулся и все так же несколько заторможенно вышел.

73-74

Следующие две недели превратились для Кота в сплошную тренировку. Ударить лицом в грязь не хотелось, а боевые возможности бойцов он уже успел почувствовать на себе. Решив немного схитрить, он затребовал у ИскИна записи тренировок контрабордажной секции. Мало что поняв из мешанины образов, мелькавших перед глазами, Кот махнул на записи рукой, просто приказав ИскИну заставить дроидов перемещаться так же, как и десантники на записи, прописав им соответствующие характеристики. Вот с этого-то момента дело и пошло! Так что все это время Кот был, что называется, весь «в мыле», отрабатывая стрельбу по быстрым целям и снайперский огонь по противнику в укрытии. Не преминул он и усилить собственные навыки по уходу от вражеского огня и стрельбы с закрытых позиций.

Хотя, если честно, «усилить навык» означало лишь одно: научиться хоть как-то прятаться и получать меньше повреждений. Служба в армии там, на Земле, никак не могла дать навык ведения боя в высокотехнологичном десантно-штурмовом комплексе, появившемся у Кота на станции.

Спустя условленное время Кот вновь стоял у дверей большого тренировочного комплекса. Вышедший ему навстречу Эндрю радостно оскалился.

—           Ну что, танкетка, повоюем? — спросил он, хлопнув Кота по плечу.

—           Повоюем! — не менее радостно улыбнулся Кот.

Свои усиленные тренировки он держал в строгом секрете, заблокировав двери и дав Крысу указание не распространять информацию о происходящем.

—           Ты сегодня наступаешь, а мы от обороны отыграем. — Эндрю продолжал радостно скалиться.

—           Это и есть твой сюрприз? — усмехнулся Кот.

—           Да, сюрприз. А что тебе не нравится? Или боишься не справиться? — попытался подколоть его Эндрю.

—           Ну-ну. Посмотрим, — загадочно ответил Кот, входя в комплекс.

Интерьер комплекса нисколько не изменился. Те же коридоры, площадки и укрытия.

—           Откуда наступаем? — деловито осведомился Кот у продолжающего радоваться Эндрю.

—           Да вооон из того сектора начинай.

Довольный Эндрю вприпрыжку умчался к своим бойцам, а Кот спокойно отправился в указанную точку.

—           Готов! — дал он сигнал спустя пару минут.

—           Бой!

74

В этот раз Кот решил не торопиться. Запустив сканер на полную мощность, он внимательно осмотрел поле предстоящего боя.

—           Ага... вижу турели. Две... нет, еще две, — бормотал Кот, вглядываясь в показания датчиков.

—           Так... так... Что там мелькнуло? Ага. Боец. Еще один. Итого имеем четыре турели, двух бойцов. А третий где? А, ладно! Вылезет! — решительно сказал Кот и начал атаку.

В своей тяжелой броне он не стал даже пытаться повторить все те акробатические кульбиты, которыми блистали бойцы на прошлой тренировке. Развив приличную скорость, Кот стал резко менять направления движения, сбивая прицел противнику.

—           Раз-два-три, влево шаг! Раз-два, влево шаг! Раз-два, вправо прыжок! — считал он на бегу, выполняя свои же команды по разработанному алгоритму.

—           Раз-два, вправо шаг! Раз-два, прыжок, от стены оттолкнуться!

В ухе пискнул такблок, настроенный на дальность гарантированного поражения. Кот сразу изменил ритм движения, стреляя на ходу.

—           Раз-средней-два-средней, влево! Раз-мелкими, веером, влево! Раз, мелкими, от стены оттолкнуться, присесть, средней! Прыжок вправо! Раз-два-средней, раз- средней, влево! Присесть! Средней! Прыжок влево, мелкими веером! Присесть! Граната!

Добравшись до первого укрытия, Кот оценил нанесенный им ущерб. За несколько секунд боя он условно вывел из строя все турели, обсчитавшие попадания и теперь свисавшие наподобие пожарных гидрантов на штативах. Судя по показаниям такблока, также удалось хорошо зацепить обоих десантников. Одного кажется, даже критически. Такблок высветил неподвижную фигуру, застывшую за ближайшим укрытием.

— Эх! Хор-ро-шо! — рыкнул Кот, возобновив движение.

—           Раз-средней-два-вправо шаг! Раз-два-прыжок, от стены оттолкнуться! — продолжил он отсчет.

—           Раз-средним! Раз-граната! Влево! Влево! Средним! Вправо! Мелким!

Такблок показал выведение из строя еще одного десантника. Кот, прыгнув к ближайшему укрытию, стал выискивать третьего.

—           Куда ж он запропастился?

Аккуратно высунувшись, Кот вновь просканировал местность. Третьего десантника не было видно, не было засечки и на сканере такблока.

—           Хм... заманивает? Ну ладно, погуляем... И вновь пошел отсчет.

—           Раз-два-три, влево! Раз-два-три, влево! Раз-два, влево, от стены, присесть! Мягкий толчок в спину.

—           Снижение мощности задней сферы щита на 10%! — тут же заверещал такблок. Резко обернувшись, Кот увидел неясную тень, мелькнувшую где-то у потолка.

—           Раз-два, влево! Раз-два, влево! Раз-два, прыжок, от стены, присесть!

В засеченном им месте никого не было. Осмотревшись, Кот застыл в недоумении.

—           Ешкин-кошкин! И куда этот чертяка делся?

—           Щит восстановлен, — радостно сообщил такблок, и тут же вновь заверещал: — Снижение мощности задней полусферы щита на 10%!

Снова резко обернувшись, Кот опять увидел у потолка неясную тень. Теперь тень мелькнула примерно на том месте, с которого он двинулся в эту точку.

—           Вот же! Что за хрень?

Застыв неподвижной статуей, Кот вновь заставил такблок просканировать участок коридора. Никто так и не обнаружился.

—           Хм. Попробуем еще раз...

Добравшись до прежней точки и включив сканер, Кот снова получил попадание, и снова в заднюю часть. Стреляли с только что покинутого им места.

—           М-м-м... Никого... А где? Ага... тут метров двенадцать... Кот задрал голову вверх, посмотрел на потолок и...

—           Раз-два-три, влево, присесть, вверх, обоими! Разворот! Вверх обоими!

Учитывая небольшое расстояние между двумя точками, с которых велась стрельба, выстрелы Кота условно нашпиговали зарядами весь этот участок потолка.

—           Замереть, сканер, разворот! Прыжок! Руку вверх!

Потолок под рукой Кота, облитой композитом бронекостюма, проломился. В проломе стала видна чья-то конечность, по-видимому, не сгибающаяся.

—           Так... левее... Двумя сразу! — Кот выдал еще один залп.

Такблок пискнул, сигнализируя об окончании учений. Из пролома медленно свесились ноги, десантник тяжело спрыгнул, развернулся, снял шлем и побрел, опустив голову, к своим товарищам.

—           Кот, твою дивизию! — раздался голос Эндрю. — Ты!! Ты!! Ты!! — от возмущения он не находил слов и просто потрясал кулаками в воздухе.

—           Что — «Я»? Ну да, это я.

—           Ты что тут устроил? Ты!! Ты понимаешь вообще?! Полторы минуты!! Нет, ты подумай — полторы минуты!!!

—           Что «полторы минуты»? — не понял Кот.

—           Ты нас разделал за полторы! Минуты! Минута тридцать семь! Ты! Нас! Просто! Раздавил!!! — никак не мог успокоиться Эндрю.

Вернее, уже не Эндрю, а именно Бычок. Насупившийся, набычившийся, смотревший исподлобья Эндрю как никогда был похож именно на молодого бычка. Он разве что копытом землю не рыл, но, по-видимому, броситься уже был готов.

—           Ну... случайно, наверное! — Кот постарался сгладить возникшую напряженность.

—           Давай еще раз.

Все разошлись на стартовые позиции.

Но и во второй, и в третий, и в четвертый разы тренировка не длилась дольше двух-трех минут. Явно поддаваться Кот не хотел, а по-другому никак проиграть не получалось. Максимум, что смогли сделать десантники, это «сбить» щит бронекостюма Кота, оставив всего 10%.

Успокоившийся за время тренировки Бычок, весь взмыленный, подошел к Коту.

—           Ты... это... ты не сердись, а? Ну, вспылил немного... Но и ты пойми: мы все же тренировались, долго тренировались. А ты раз — и вот так...

—           Ну, Бычок, понимаешь... Это не я настолько хорош. Это вы плохо тренировки проводили. Извини за прямоту — но выучиться расстреливать дроидов много ума не требует. У дроидов типовое программное обеспечение. А вы научились «косить железо» и забыли о тренировках с людьми.

Эндрю вновь побагровел, набычился... но вдруг махнул рукой и вздохнул.

—           Да, наверное, ты прав. Я мог бы поспорить, но... что спорить-то? Ты в одиночку нас разделал как Бог черепаху, и дело-то совсем не в твоей прекрасной броне...

Эндрю помолчал, и продолжил.

—           Да и с кем тренироваться-то? Нас всего трое...

—           А ты остальных парней агитировать пробовал? Техников, пилотов, кто там еще есть? Вон, Док вообще за аквариумы от скуки взялся. Хорошо у него получилось, не спорю, но ведь, если уж начистоту, от безделья он маялся.

—           Да... ээ... так они же заняты постоянно!

—           А ты пробовал?

—           М-м-м... Нет.

—           Ну так попробуй! Можешь бои записывать и потом показывать. И повеселее будет, и желающих прибавится.

—           Хорошо. Так и сделаю. А сейчас давай еще разок, а? А мы себе дроидов вызовем, составим два-три звена. Да и связку звеньев получше отработаем, — вдруг предложил Эндрю.

—           А давай! — азартно согласился Кот. — Я в обороне!

75-76

Бой начался уже ставшей привычной Коту картиной: бойцы начали атаку, мелькая быстрыми тенями где-то в самом конце коридора. Кот занял укрытие и приготовился к отстрелу быстрых целей. Однако довольно быстро мельтешение прекратилось, а на первый план выступили дроиды, шедшие стандартным клином: впереди тяжелый дроид с хорошей защитой, а сзади и чуть по бокам — дроиды огневой поддержки. Вкупе с огневой мощью десантников, плотность огня была очень высока, и Кот то и дело получал попадания, истощавшие его силовую защиту.

Вспомнив тактику тяжелого бота, подсмотренную им при зачистке технического сектора, Кот уловил момент и удачно влепил средний заряд прямо в приоткрывшуюся щель между «клешнями» крабовидного чуда. Огонь немного ослаб, но Коту это помогло мало — зафиксировав множество «попаданий», такблок вывел его из игры.

В следующем бою, избрав иную тактику, Кот изрядно вспотел, перемещаясь между укрытиями и ведя непрерывный огонь. Такая тактика принесла свои плоды в виде победы, несмотря на выданные такблоком критические повреждения брони.

Постоянные тренировки сделали свое дело, и, хотя он весь промок от пота, сильной усталости не ощущалось. Конечно, что такое жалкие пятнадцать — двадцать минут активного движения по сравнению с часами, проведенными под надзором Крыса, ни капли не жалевшего Кота и гонявшего его строго в соответствии с инструкциями и рекомендациями диагноста кибердока медкапсулы.

Следующие раунды тренировки прошли с переменным успехом, но общий счет все же остался в пользу Кота.

Когда ни у кого уже не осталось сил, тренировку решили прекратить. Радостный Эндрю хлопнул Кота по плечу и провозгласил:

—           Ну что? Не все коту масленица, а? Как мы тебя разделали-то, а?

—           Да ладно тебе хвалиться! А как я вас разделывал? — не остался в долгу Кот.

—           И ты нас тоже. Но как мы тебя, а?

Эндрю никак не мог успокоиться: последний бой из проведенной серии Кот проиграл вчистую. Вначале удачное попадание обездвижило его правую, опорную, ногу, а потом его просто добили.

—           Да повезло вам просто!

Кот улыбнулся, а бесконечно довольный Эндрю вдруг предложил:

—           А давай завтра еще потренируемся? У нас из ремонта новая секция дроидов выходит. Этих-то мы сняли с консервации для усиления. Устроим тренировку: сначала мы все против тебя, а если не потянешь, то двое на двое. А? Как тебе такое предложение?

—           М-м-м... Давай дня через два? Я же не твой боец, завтра болеть у меня все будет...

Вот тут Кот решил схитрить. Мышцы у него давно уже не болели, привыкли к нагрузкам за время тренировок, да и медкапсула сняла бы все симптомы за пару часов. Он просто решил взять себе передышку на пару дней и... потренироваться в борьбе с контрабордажными дроидами станции. В том, что Крыс его не сдаст, Кот был уверен на все сто процентов.

Хитрость удалась, польщенный признанием его силы и выносливости, Эндрю согласился провести следующую тренировку через два дня.

76

И вновь, спустя условленные два дня, Кот остановился у дверей большого тренировочного комплекса. В этот раз он успел первым. Парни только-только показались в конце коридора, а он уже заходил в гостеприимно распахнувшиеся двери.

—           Доброго всем! Ну что, парни, начнем? — приветствовал Кот входящих десантников.

—           Эндрю, что-то ты не торопился сегодня. Видимо, хорошо тебе в прошлый раз холку натерли!

Эндрю жизнерадостно оскалился, но ничего не сказал. Вместо этого он скомандовал Крысу запускать дроидов.

—           Ну что, как в прошлый раз? Разомнемся для начала, и начнем по полной? И закончим так же, да? — расхохотался Эндрю.

—           Ага, согласен. Только давай сразу с дроидами начнем, а то в прошлый раз я еле- еле согрелся, пока вас выбивал! — не остался в долгу Кот.

—           Хех... — выдохнул Эндрю. — Уел ты меня, уел! Хорошо, давай сразу с дроидами. Сначала одну тройку пустим, а потом посмотрим. Тебе туда, ты в обороне! — указал он Коту на точку старта.

— Готов! — дал сигнал Кот, дойдя до своей позиции.

—           Бой!

Двухдневные тренировки сыграли свою роль, и Кот довольно-таки быстро сумел расправиться со всеми противниками.

—           Ну, ты чудовище просто! — вновь «завел пластинку» Эндрю. — Это же надо: с первого выстрела орудие тяжа «погасить»! А как поддержку выбил, а? Ну вот почему мы не додумались до того, что дроиду поддержки надо две конечности с одной стороны выбить, а? Ведь можно же было просчитать, что он становится малоподвижным, а? А без брони и подвижности они долго не живут! — Эндрю аж подпрыгивал от возбуждения.

—           Давай еще раз! Меняемся! Ты в нападении, мы в защите!

Отыграв несколько раундов с постоянными победами Кота, Эндрю подозрительно на него посмотрел и вкрадчиво спросил:

—           Ты ведь тренировался, да? Все эти два дня! Ты и выпросил эти дня именно для тренировки!! Признавайся, комок шерсти!!! — с каждой фразой Эндрю повышал голос, и в конце уже просто кричал.

—           Ну да! — добродушно ухмыльнулся Кот. — Тренировался. Но сначала я все проанализировал, выбрал тактику и постарался попрактиковаться. Как видишь, получилось!

Эндрю все так же смотрели исподлобья, злился и наливался краской.

—           А вам кто мешал тоже так сделать? Глядишь, и победы бы все ваши были! — Кот вновь усмехнулся.

—           Сволочь ты все же. Умеешь все так перевернуть, что и возразить нечего, — Эндрю горестно махнул рукой и предложил: — Давай теперь ты в наступлении, а мы с двумя тройками дроидов в обороне.

—           Договорились. Дай только отдышаться. Чувствую, побегать мне сегодня много придется... Загоняете ведь!

—           А как же! Загоняем. Как будешь готов, дай сигнал, — Эндрю все же улыбнулся и отправился к своим парням.

«Ну вот и хорошо, уже улыбается, — подумал Кот, выдвигаясь на стартовую позицию. — Все же Эндрю действительно как бычок молодой: быстро заводится, но так же быстро остывает».

—           Готов!

—           Бой!

77

В этот раз Коту пришлось намного тяжелее. Похоже, что парни вместе с Эндрю тоже не сидели сложа руки, и все же разработали тактические связки для трех звеньев: двух звеньев дроидов и одного звена людей.

Тяжелый дроид со своими клешнями-щитами занял позицию посреди прохода, угнездившись нижней частью в некоем подобии завала из блоков, периодически ловя момент и выпуская в Кота серии выстрелов из своего орудия. Дроиды поддержки спрятались в укрытиях, вразнобой выставляя «предплечья-пушки» и поливая его дождем малых зарядов. Позади них, в укрытиях после перекрестка коридоров, заняли позиции десантники, добавляя огневой мощи.

—           Черт побери! — выругался Кот, прячась в укрытии и изредка постреливая.

Щиты были сбиты до 40%, броня, по заверениям такблока, получила незначительные повреждения.

«Надо как-то выкручиваться. Не хочется так позорно проигрывать. Сам же согласился на две тройки дроидов...», — мрачно подумал Кот.

Такблок просигнализировал о восстановлении щитов до 50%, но предупредил о небольшом повреждении силовых эмиттеров. Силовой щит передней полусферы восстанавливаться будет дольше.

«Мда. В укрытии теперь не восстановишься. Что ж... только прямая атака», — нарисованная такблоком картинка просто не оставила Коту иного выбора.

—           Шашки наголо! В атаку! Ура-а-а! — заорал Кот, выскакивая на середину коридора и отрабатывая свое «движение под огнем».

—           Раз-два, средняя-вправо-средняя, к стене! Прыжок влево, веер малых, влево- влево! Граната-граната-граната! Влево! Прыжок вправо, средняя...

Выпустив веер светошумовых гранат, сбивших на короткое время датчики и сенсоры противника, прицельно влепив средний заряд в «морду» не успевшего сомкнуть щиты тяжелого дроида, выпустив веер малых зарядов в дроидов поддержки, Кот все же прорвался к перекрестку, оказавшись в тылу у первой линии обороны.

С тыла расстреливать прячущихся в укрытиях дроидов оказалось не в пример легче, но все портили засевшие за перекрестком десантники, активно прикрывавшие расстреливаемых в упор дроидов.

—           Влево-влево, средний по правому! Прыжок вправо, к стене, веер малых по правому! Готов!

—           Средний левому-влево-влево! Граната тяжу, граната левому, средний левому — готов!

—           Мощность щитов 8%! — информация такблока заставила Кота отвлечься от добивания уже поврежденного тяжа и метнуться в укрытие.

—           Эмиттер передней полусферы, критические повреждения. Щит ноль.

—           Черт! — печальная информация заставила Кота выругаться.

—           Эх... помирать — так с музыкой! Хоть кого-то, но покрошу! Начали!

Выскочив на середину коридора и получив «легкие повреждения брони» от укрывшихся десантников, Кот попал под шквальный перекрестный огонь прятавшихся до этого дроидов поддержки второй тройки. Такблок моментально снял все щиты, доложил о критических повреждениях и заблокировал сервоприводы правой ноги.

Вдруг в ушах Кота зашумело, отчего-то показалось, что на визор справа словно плеснули красным. Оттолкнувшись еще работающей левой, крутнувшись вокруг своей оси, он краем глаза увидел выступившего из укрытия тяжелого дроида второй тройки, открывавшего кпешни-щиты для выстрела. Как будто во сне Кот успел лишь присесть на работающей ноге, замерев в какой-то неудобной и глупой позе, выставить руки в защитном жесте и немного откинуться назад. Страшный удар отбросил его на несколько метров, а от невыносимой боли он потерял сознание. Очнулся он от тряски.

—           Открой броню! Откройся! Очнись! Броню!! Открой!!! — тряс его Эндрю.

—           Что... что... — дышать и говорить было очень больно.

—           Откройся! Доступ! Доступ разблокируй! Управление передай! Слышишь! Управление!!!

Теряя остатки сознания, Кот разблокировал внешнее управление бронекостюмом, успел почувствовать, как броня раскрывается, и вновь провалился в забытье.

78

—           Пш-ш-ш... — прошипела, открываясь, крышка медицинской капсулы.

Кот в недоумении приподнялся. Вокруг капсулы стояла вся команда станции, все двенадцать человек.

—           Очнулся? Живой? — спросил заметно волновавшийся Эндрю.

—           Э-э-э... живой. А что случилось-то? Опять болезнь проявилась, что ли?

—           Ты что, не помнишь ничего?

—           М-м-м... нет. Вроде договорились с тобой тренировку провести... и вдруг я снова в капсуле.

—           Временная потеря памяти от сильного сотрясения. Рекомендую провести двенадцатичасовой курс восстановительных процедур.

—           Ага! Ясно! Ты давай ложись, ложись... — захлопотал Эндрю, укладывая Кота обратно в капсулу.

Крышка капсулы встала на место, и Кот провалился в оздоравливающий сон.

—           Крыс, как думаешь, поможет? — мрачно спросил Эндрю, глядя сквозь прозрачную крышку на лицо Кота с застывшим на нем выражением недоумения.

—           Гарантий нет, но вероятность высока. Повторный курс должен помочь преодолеть последствия, — ответ ИскИна уверенности ни в кого не вселил.

—           Ты разобрался, что произошло? — задал ИскИну вопрос Олег, также мрачно смотревший на уснувшего Кота.

—           Так точно.

—           Ну, так докладывай!

—           Ситуация смоделирована. Демонстрация подготовлена. Данные могут быть сброшены вам по внутренней сети.

—           Нет, мы выдвигаемся на место. Сбрось нам общий файл данных, прокомментируй словами.

—           Файл сброшен. Комментарии: дроид, произведший два выстрела боевыми зарядами, участвовал в зачистке технического сектора, где получил критические повреждения ходовой части и был эвакуирован для проведения капитального ремонта. При проведении ремонта была восстановлена ходовая часть и проведены тесты вооружения и оборудования, показавшие полную исправность. Сразу после проведенного ремонта дроид был поставлен на боевое дежурство, а затем привлечен к участию в производимой вами тренировке. При проведении тестов, согласно регламента, практическая стрельба не производится. Дроид вооружен коротким тяжелым кинетическим орудием. В орудии дроида находился остаток боевых зарядов, использовавшихся при зачистке.

—           А почему орудие не разрядили?

—           Конструктивная особенность данной модели заключается в том, что боезапас, загруженный в приемную камеру орудия, извлекается только практическими выстрелами или при полной разборке орудийного блока. Полная разборка блока, согласно технического регламента, при проведении тестов не осуществляется. Замена кассет боевых выстрелов на учебные прошла штатно. Оперативная память при обслуживании была обнулена, данных о загруженном в орудие типе зарядов не сохранилось. Дроид подтвердил наличие полного учебного боекомплекта и был направлен для участия в тренировке. Датчиков, определяющих тип зарядов, находящихся в приемной камере орудия, дроид не имеет.

—           Мда... — Олег потер подбородок и остановился, задумавшись.

—           Понимаете, Главный инженер, конструкторы просто не предусматривали использование подобных устройств в учебных тренировках.

—           Это почему? — уточнил Олег, продолжив движение.

—           Подобные устройства слишком дороги в производстве и эксплуатации. Для проведения тренировок используются более простые и дешевые модели.

—           А почему ты только сейчас это говоришь? Почему допустил их использование в учебных боях? — Эндрю аж взвился, услышав такую новость.

—           Ресурс контрабордажных секций дроидов был практически исчерпан, и им требовался капитальный ремонт. Кроме того, на станции отсутствуют тренировочные модели, а для полноценной тренировки десантникам были нужны реальные противники. Позволю себе заметить, что искусство наших десантников необычайно высоко. Наши дроиды являлись одними из самых передовых моделей на момент нападения на станцию и потери связи с населенной частью Галактики, но в учебных схватках десантники неизменно одерживают верх с минимальными затратами сил и средств.

—           Да уж, конечно... самые продвинутые. Одиннадцатитысячелетней давности! Да за это время, наверное, столько всего понапридумывали! — Эндрю все же польстило замечание ИскИна, хоть он и постарался этого не показать.

—           На момент боестолкновения, приведшего к потере связи, технологии уже регрессировали на протяжении двух тысяч лет. До восстания Клана-семьи, приведшего к повреждению станции и уничтожению персонала, аналитики составили общий прогноз развития для населенной части исследованного космоса. Согласно данному прогнозу, стадия регресса продлится неопределенно долго.

—           Это очень расплывчато, — высказал свое мнение Олег.

—           Другого прогноза нет, — парировал Крыс.

—           Странно это. Зачем такую работу проводить? — удивился кто-то из парней.

—           Этот прогноз являлся одной из причин, по которой Клан-семья удалилась за границы освоенного космоса. Глава надеялся сохранить технологическое превосходство и дать своим потомкам возможность возвышения в регрессировавшем мире.

—           Так... Продолжай доклад о расследовании! — скомандовал Олег, входя в тренировочный зал.

Отключенные ИскИном дроиды находились на тех же местах.

—           На момент выстрелов щит был искусственно снижен такблоком до 0,3% вследствие обсчета повреждений от учебных выстрелов. Два боевых выстрела подряд из тяжелого орудия нанесли броне критические повреждения. Штатная аптечка не сработала, хотя проведенное тестирование показывает полную ее исправность. Полная разборка выявила непроходимость дюз инъектора. Броня находилась в режиме отключенного внешнего управления, поэтому быстро оказать помощь пострадавшему не удалось.

—           Я вообще не понимаю, как он выжил! — высказался Эндрю. — Мы провели моделирование стрельбы, так на моделировании этот дроид разносил броню вдвое толще! Пушку в него воткнули такую, что корабли, наверное, дырявить можно!

—           Крыс, откуда вообще этот монстр взялся? Остальные же типовые модели вооружены средним орудием! — спросил Олег, осматривая тяжелого дроида.

—           Экспериментальный образец, разработка конструкторского отдела станции. Конструкция дроида не изменена, орудие находится во внешнем блоке. Произведено два экземпляра. Экземпляр номер два входил в контрабордажную секцию линейного корабля Главы клана, утерян во время боевых действий.

—           Взгляните! — перед парнями замерцала голограмма Кота. — Обратите внимание на положение рук и угол наклона корпуса Оператора.

Голограммная фигура неловко присела, выставила руки и слегка отклонилась назад. Напротив, над отключенным дроидом, замерцала такая же голограмма.

—           Руки выступили в качестве первой линии защиты. Раздробивший их заряд потерял убойную силу и вывел Оператора из равновесия.

Голограммный дроид уткнул подсвеченную траекторию произведенного выстрела в фигурку Кота. Руки фигурки покраснели, разошлись в стороны, а сама фигурка стала медленно заваливаться назад.

—           Отклонение от первоначального положения минимальное, поэтому дроид произвел последний выстрел заряженной боевой кассеты по той же траектории, не скоординировав прицел.

Дроид воткнул во все больше отклоняющуюся фигурку вторую траекторию. Траектория уперлась в одну из рук, отчего фигурку слегка развернуло, достала до тела.

—           Отклонение и небольшой разворот тела Оператора привели к тому, что большая часть энергии выстрела прошла по касательной, просто откинув его назад, не пробив броню насквозь и не нанеся фатальных повреждений.

У фигурки покраснело туловище и она, вращаясь, отлетела назад.

—           Дроид, следующий заложенной в него боевой программе, перезарядил орудие, определил цель как ограниченно боеспособную и продолжил огонь на добивание. Последующие выстрелы произведены учебными боеприпасами и не нанесли повреждений, а через 0,5 секунды дроид был отключен. Тренировка была прервана вследствие чрезвычайного происшествия. Через десять секунд около раненого был Эндрю, еще через двадцать секунд Оператор очнулся и дал доступ на внешнее управление броней, еще через пятьдесят секунд он был помещен в стазис-поле эвакуационного медицинского дроида, доставившего его в медицинский блок. У пострадавшего были раздроблены руки, сложный перелом ноги, проломлена грудная клетка. В настоящий момент повреждения устранены, были полностью использованы два картриджа реанимационного блока. Оператор будет находиться на восстановительных процедурах в капсуле реаниматора в течение двенадцати часов. Доклад окончен!

—           Я не могу понять, как он почувствовал? — вдруг сказал о чем-то думавший Эндрю. — Посмотрите сами: сделай он что-нибудь по-другому, и все, конец!

—           У меня нет логического объяснения произошедшему, — ответил Крыс.

—           Да... а ведь он еще до боя все броню свою рассматривал, говорил, мол, что-то с ней не так, хотя все тесты показывали полную исправность, — вдруг вспомнил Олег.

—           У меня нет логического объяснения произошедшему, — повторил Крыс.

—           Эм... Ик... Ик... — Эндрю вдруг начал икать. — Парни, а ведь он кого-то из нас спас! — справившись с приступом сказал он. — Если бы не он, то кого-то точно бы в фарш перемолотило. Мы ж хотели этого дроида на следующей тренировке использовать! Больно уж пушка интересная, все хотелось посмотреть, на что она в деле годна... А тут решили Коту сюрприз преподнести — уж очень быстро он нас выкашивал.

— Да уж. Сюрприз удался, — мрачно сказал Олег. — Надо подумать, хорошо подумать... сюрпризы такие нам больше не требуются...

79-80

—           Пш-ш-ш... — прошипела, открываясь, крышка медицинской капсулы.

Очнувшийся Кот приподнялся над краем и увидел смотревшую на него в полном составе команду.

—           Э! Парни, вы что? — удивленно спросил он.

—           Как себя чувствуешь? — вместо приветствия спросил стоявший впереди всех Олег.

—           Нормально вроде.

—           Рекомендую принять тонизирующий коктейль, — моментально встрял Крыс. Откуда-то сбоку тренькнуло, и один из парней подал Коту напиток.

—           Тьфу! Ну и гадость! — сморщился тот, отпив совсем чуть-чуть.

—           Частичная дискинезия. Нарушение проводимости парасимпатических и симпатических звеньев вегетативной нервной системы! Сенсорное нарушение, — немедленно выдал тираду Крыс.

Эндрю, вставший рядом с Олегом, вдруг ненадолго «завис» с отстраненным взглядом, потом сделал шаг в сторону, что-то взял и ткнул этим «чем-то» почти в нос Коту.

—           Фу-у-у! — Кот, почувствовав резкий запах, сморщился.

—           Реакция положительная. Дискинезия временная, — успокоил всех Крыс.

—           Да что вы тут надо мной опыты проводите! — возмутился Кот.

—           Что ты, никаких опытов! Как себя чувствуешь, кстати?

—           Да нормально вроде бы... — немного неуверенно ответил Кот, прислушавшись к своим ощущениям.

—           Ну, вот и хорошо. Давай, вылезай. Завтракать будем и беседовать, — подвел Олег итог этому странному пробуждению.

В столовую шли все вместе. Отвыкший от такого столпотворения Кот удивленно оглядывался на парней и все же не выдержал:

—           А сегодня что, праздник какой-то? Я же вас всех вместе только пару раз видел...

—           Да, Киса ты моя, да. Праздник сегодня. День твоего рождения праздновать будем! — язвительно ответил Эндрю.

—           Какой еще день рождения? Был у меня день рождения, как раз перед нашим сюда попаданием. Или вы хотите сказать, что мы тут уже год?

—           Второй день рождения. Ты, считай, второй раз сегодня родился.

—           Эм... Не понял...

—           Да все сейчас поймешь, потерпи немного.

Зайдя в столовую, Кот поразился переменам: центр помещения был пуст. В свободном от столов углу два технических дроида держали на весу раскуроченную броню Кота.

—           Ладно, парни, рассаживайтесь. И откроем наше собрание! —дал команду Олег.

Вытащив Кота на середину и дождавшись, когда остальные рассядутся, Олег начал рассказывать. Рассказывал он о ставших ему известными при помощи ИскИна фактах, начиная с самой первой секунды появления Кота на станции. Рассказал о первых шагах Кота, о трудностях с модулем аварийного подключения, о безуспешной попытке запуска центрального кластера ИскИнов. О последующем успешном ремонте, о деблокировании технического сектора и разразившихся боевых действиях, об успешном логическом взломе демонтированного ИскИна технического сектора, об установке нейросетей, о трудностях с кислородом, о принятых Котом решениях и их последствиях. В общем, обстоятельно и подробно рассказал обо всем. ИскИн все это время демонстрировал голозаписи того или иного события, отправляя файлы всем сделавшим запрос желающим.

Вытянутый на всеобщее обозрение Кот чувствовал себя неуютно, но Олег, вцепившись, как клещ, пресекал попытки бегства.

—           Вот так, с самых первых минут нашего тут появления, Кот был нашим хранителем. Даже сейчас, когда мы уже окрепли, получили нейросети и знания по выбранным специальностям, он продолжает нас опекать. Не знаю, что и сказать дальше, давайте просто посмотрим. Крыс, приступай!

Следуя команде Олега, ИскИн развернул на весь зал голограмму прошедших событий, а после записи боя озвучил и показал результаты расследования.

—           В общем, парни, если бы не Кот, хоронили бы мы сейчас кого-то из наших десантников... — после этих слов Олега зал притих. — Парни! Мы сейчас по факту являемся кланом. Не Кланом-семьей, управлявшей здесь прежде, а новым Кланом, взявшим все, оставшееся здесь, как наследство! Я вам всем уже рассказал, что Гвардия прежнего клана состояла из землян, наших предков. Глава Клана-семьи тоже получил наши гены. Так что это наследство по праву — наше!

Парни стали неуверенно переглядываться между собой. До этого они как-то не задумывались о происходящем, просто жили, учились и пользовались ресурсами станции.

—           Я предлагаю выбрать Главу, — подняв руку, продолжил Олег, пресекая перешептывания.

По-видимому, это заявление было для всех полной неожиданностью.

—           Мы сейчас — Клан. Глава нам стал необходим. Общее руководство, выработка стратегии, принятие решений, контроль за выполнением. Парни! — возвысил голос Олег. — Предлагаю выбрать Главу! Я жду кандидатур.

Вновь начавшие переглядываться парни стали активно перешептываться. Шепотки наконец закончились, все взгляды скрестились на Эндрю.

—           Кхм... — встал с места отчего-то покрасневший командир десантников. — Кхм... Я предлагаю Кота, — сказал Эндрю, вконец побагровел и сел на место.

—           Еще предложения? — спросил Олег.

—           Да некого больше... — протянул со своего места кто-то из парней. — Кота! Кота давай!

—           Да, Кота! — поддержал его другой.

—           Олега! Олега! — раздалось несколько голосов, быстро утонувших в общем шуме.

Олег, выждав некоторое время, поднял руку. Возгласы постепенно прекратились.

—           Итак! Кандидатуры две. Кот и я. Эндрю, проведи, пожалуйста, подсчет голосов. Я не могу это делать, я один из кандидатов.

Багровый от смущения Эндрю вновь поднялся со своего места.

—           Парни, кто за Олега, руки подняли! Двое техников медленно подняли руки.

—           Ясно. Двое. Кто за Кота? — и сам поднял руку вверх. Кота выбрало девять человек.

—           Ясно. Все остальные. Можно вывод сделать — Кот! Еще варианты есть? Нет? Без вариантов!

Эндрю медленно повернулся к Коту и... вдруг встал на одно колено и склонил голову.

—           Приносим тебе свою верность и клянемся выполнять твои приказы! Прими нас под свою руку и управляй достойно! Будем верны мы своей клятве, как добрые вассалы, и ждем от тебя справедливости и верности своим людям!

Совершенно ошалевший Кот стоял в центре зала и не знал что сказать.

Вставшие со своих мест парни молча смотрели на него и чего-то ждали.

—           Эмм... Кхм... Принимаю вашу верность, клянусь быть хорошим правителем, оказывать всевозможную поддержку, управлять справедливо и не предавать доверившихся мне, — справившись со ступором, произнес свою вольную трактовку ответа Кот, в свое время увлекавшийся чтением исторических романов.

—           Дзинн! — из динамиков раздался резкий звук.

—           Взаимная клятва принесена, зарегистрирована, — металлом лязгнул голос ИскИна.

Взгляды парней остекленели. Судя по всему, они получили по сети какую-то информацию и теперь ее изучали.

—           Что ж, император астероидный, правь нами, правь! — у вставшего с места Олега в глазах прыгали веселые чертики.

—           Так, парни, вы что тут устроили? — опомнившийся Кот угрожающе взглянул на Олега.

—           Все-все-все! Сдаюсь-сдаюсь! — шутливо поднял руки Олег. — Все вопросы к Крысу! Это он идею подал.

—           Крыс? Ну, чудо-юдо, побеседуем... — многообещающе оглянулся вокруг Кот.

К этому времени парни справились со свалившейся на них информацией и вновь расселись по местам.

—           Присягу принял, император? Теперь корми свое войско!

Похоже, Олег скинул со своих плеч какую-то тяготившую его проблему, и теперь просто фонтанировал шутками.

Кот застыл в недоумении. До сих пор он не мог себе приготовить ничего, кроме невнятных брикетов с разными вкусами.

—           Ладно уж, поможем, чем можем, — засмеялся Олег. — Крыс, заноси! Появившиеся по команде Олега дроны шустро расставили на столах еду и напитки.

—           Почек заячьих верченых не обещаю, но деликатесов хватит! Даже вино есть. Представляешь, наш Крыс, оказывается, кучу рецептов знает. Вот только нам, собака, не говорил. Пока я с ним не договорился, ни пол-байта не выдал!

—           Олег, хватит клоуна изображать. Давай-ка, объясни мне, что вы тут устроили. А то сам знаешь, царская рука тяжелая!

—           Ладно уж, не злись. Садись, поедим как люди. Объясню все, что сам понял, а что я не понял и не объясню, потом у Крыса спросишь.

Судя по всему, в памяти ИскИна действительно нашлось множество различных рецептов. И подаваемые дроидами блюда ни по форме, ни по консистенции совершенно не были похожи на изготавливаемые землянами при помощи кухонного автомата одинаковые кусочки с разными вкусами.

—           Не тяни кота за... хвостик. Рассказывай, — потребовал Кот, наевшись.

—           Долго буду говорить. Давай еще по стаканчику, и начну. Видишь, Крыс даже вино синтезировал.

—           А не много ли будет? Мы уже хорошо посидели...

—           Мне ничего не будет. Нейросеть разблокирую, и даже без похмелья обойдется. А вот тебе... а тебе, наверное, хватит. Хотя ты в медкапсуле отлежишься, все равно надо будет еще один курс восстановления провести. Ты хоть вспомнил, почему в медкапсуле снова оказался?


—           Хм. Да сам не пойму. Такое ощущение, что как будто во сне все видел, только сон уж очень реальный был. Вроде воевал с кем-то, а потом так приложило, что аж проснулся... в медкапсуле.

—           Ага... Да. Так и было. Только не воевал, а тренировки с десантурой нашей устроил. А вот приложило тебя действительно всерьез. И Крыс прав был, восстанавливаешься ты. Надо тебя еще раз на лечение отправлять.

—           Да ладно тебе с этим лечением, хватит из меня смертельно больного делать. По основному вопросу рассказывай.

—           По основному, говоришь... Тогда слушай.

81

Из рассказа Олега выходило, что, несмотря на все ухищрения Кота, все утверждения в должностях, все полученные специальности и допуски, люди всё равно считались временным персоналом станции. По объяснениям Крыса, сработал заложенный в глубинах памяти центрального кластера протокол, и лояльный Коту ИскИн не мог этому протоколу ничего противопоставить. По этому протоколу все назначения в должностях утверждал только Глава Клана, и без этого любое назначение оставалось временным. Глава Клана фактически являлся хозяином и военным управляющим станции, и, можно сказать, делил полномочия с Оператором, бывшим как бы гражданским управляющим.

Единственная должность, которую Глава Клана не утверждал лично, была должность Оператора, относящаяся к научному сектору станции. А в среде научников никогда не производилось по-военному жесткого регламента для подтверждения занимаемых должностей. Именно поэтому у Кота изначально не возникло непреодолимых трудностей с подтверждением его полномочий как Оператора, и именно поэтому он смог хоть как-то стабилизировать обстановку.

Выход из этой по-настоящему патовой ситуации подсказал все тот же Крыс. Имея подтвержденный факт гибели Главы Клана, подтвержденный логический вывод о гибели предыдущего Главного Оператора, основанный на этом выводе и утвержденный протокол о назначении нового Главного Оператора, он нашел в ворохе информации неожиданную возможность, рассказав про нее Эндрю и Олегу. Надо было выбрать Главу Клана, принести ему присягу и этим самым основать новый Клан.

Новый Клан имел право наследовать все имущество старого при отсутствии других наследников. Наследников не было.

Юридических тонкостей было множество, и некоторые из использованных ссылок и документов проходили «на грани фола», но все это решалось теперь уже простым приказом нового Главы не использовать устаревшие приказы и распоряжения.

Единственное, что оставалось Главе нового Клана сделать перед отдачей такого приказа, так это дать Клану название.

—           Крыс, все подслушал? Олег все верно рассказал?

—           Подтверждаю, — моментально ответил Крыс.

Некоторое время Кот думал. Шутливую песенку о названии корабля, влияющую на его мореходные качества, он помнил с детства.

—           Как вы яхту назовете, так она и поплывет! — негромко пропел он.

—           Что? — переспросил Олег.

—           Ничего. Вот, песенку детскую вспомнил... — ответил Кот.

—           Решай. Можешь советоваться, можешь не советоваться, все равно последнее слово за тобой.

—           Ладно уж... Как долго я могу думать?

—           Срок не ограничен, — вмешался ИскИн.

—           Вот и хорошо. Имя давать — это подумать надо. Согласен?

—           М-м-м... Ага, согласен, — промычал, чуть не подавившись, Олег.

—           Эй! Алло! Это же свинство! Озадачил меня, понимаешь ли, а сам живот набиваешь? — смеясь, Кот хлопнул Олега по спине. — Не подавись, смотри!

Судя по всему, Олег был чем-то недоволен, но старался не подавать вида.

Набор блюд и напитков был впечатляющим. Кот задумался, барабаня пальцами по столу. Случайно его взгляд упал на «кошку», в свое время встретившуюся ему еще дома, на Земле. Животина, спрятав внушительные когти, «выпрашивала вкусненького» у веселившихся парней, но при этом держала дистанцию и не позволяла с собой фамильярничать. Идея пришла внезапно.

—           Олег, слушай... Ты Стругацких читал? — спросил Кот.

—           М-м-м... не увлекался, но кое-что помню.

—           А «Парень из преисподней»? Помнишь?

—           М-м-м... не очень...

—           «Бойцовый Кот есть боевая единица сама в себе, способная справиться с любой мыслимой и немыслимой неожиданностью», — процитировал он.

—           Это оттуда?

—           Да, оттуда. Представляешь, совсем недавно перечитывал... и попал вот... Бои всякие, проблемы, полуразрушенные космические станции... Что думаешь, справимся мы со всеми неожиданностями? Мыслимыми и немыслимыми?

—           Справимся, надеюсь. До сих пор же как-то справлялись.

—           Вот и хорошо. Вот и подумали, и посоветовались. Крыс!

—           Слушаю! — мгновенно отозвался ИскИн.

—           Название Клана: Коты.

—           Зарегистрировано.

—           Должности у членов клана согласно ранее отданному распоряжению.

—           Принято.

—           Распоряжения, приказы и регламенты старого клана использовать выборочно, после рассмотрения целесообразности их применения. Документы направляй на рассмотрение и утверждение ответственным по направлениям.

—           Принято. Эмблема?

—           Эмблема?

—           Да, эмблема Клана?

—           М-м-м... пусть будет... м-м-м... Звезда. Солнце, короче. Золотое солнце, внутри серебряная оскаленная кошачья голова на бордовом фоне. Голову вон, с натуры можешь срисовать! — кивнул Кот на непонятно как оказавшееся у соседнего столика «биокибернетическое существо», в данный момент совершенно по- кошачьи ластившееся к кому-то из парней.

Судя по внезапно остекленевшему взгляду Олега, тот уже получал какие-то данные и пытался с ними разобраться.

—           Кот, ты просто гад! — простонал Олег через какое-то время. — Ты представляешь, сколько мне Крыс документации прислал?! Да я ж неделю разбираться буду!

—           Хм... Представляю. А ты что думал? Ты ж теперь Главный Инженер Клана, вот и разбирайся! — Кот интонацией выделил должность Олега.

82

Празднование тем временем набирало обороты. Док что-то увлеченно рассказывал парням — пилотам, если судить по небесно-голубому цвету комбинезонов. Эндрю- Бычок яростно размахивал руками перед озадаченно смотревшими на него технарями. Судя по изредка бросаемым на Кота взглядам, речь там шла именно о нем. Встав со своего места, он пошел к парням.

—           Салют, парни! Что вы так бурно обсуждаете?

—           А, Кот! Давай к нам, садись! Вот, рассказываю, что ты на тренировках вытворял! Представляешь, не хотят верить!

—           Так в чем дело-то? ИскИн записи вел? Вел! Крыс!

—           Слушаю, — отозвался ИскИн.

—           Записи тренировок есть? Дай парням доступ.

—           Принято. Доступ дан. Ссылка на ресурс передана.

Судя по возникшей тишине, ссылку получили абсолютно все, и теперь увлеченно просматривали полученные записи боев.

—           Ха! Подумаешь, десантуру расстрелял! Ума много не надо. Да мы бы не хуже сделали! — вдруг подал голос один из техников.

Эндрю набычился, сжал кулаки и стал медленно подниматься. В помещении запахло грозой.

—           Кто это там хвастает? — опередил надвигающуюся бурю Кот. — А что же ты раньше на тренировку не приходил? Надрал бы десантникам задницы!

—           Дел много было! Да и не приглашали. Потому и не ходил, — отозвался бравый техник.

—           А если бы пригласили, пришел бы?

—           А что такого? Пришел бы.

—           Показал бы, как воевать надо?

—           И показал бы! Да по записи видно, что ничего десантура наша не умеет. Выпендриваются только, да нам работу добавляют после тренировок своих. Да мы, техники, и то лучше сможем!

Сидевшие рядом с ним двое парней в оранжевых комбинезонах техников утвердительно закивали.

Вставший со своего места Эндрю налился краской и сделал движение в их сторону.

—           Алло, парни! Слушай сюда! — закричал Кот, хватая Бычка и не давая ему устроить драку. — Наши технари хотят надрать задницу десантуре! Как наши тренировки проходили, вы уже посмотрели! Предлагаю пари! Трое десантников против троих техников, усиленных боевыми дроидами! Делайте ставки!

Полдюжины человек, до этого занятых своими делами, включились в предложенную Котом игру.

—           А приз какой? — закричал один из пилотов.

—           Пиво не предлагать! Пиво мы и так заказать можем! — поддержал его Док.

—           Приз... А приз будет простой: проигравшие на своих спинах пронесут победителей по кольцевому переходу! Включая выигравших наше пари! Всех устраивает?

Пилоты с Доком оглушительно засвистели в знак одобрения.

—           Ха! Готовьте спины, парни! Беговых десантников мы еще не обкатывали! Эндрю дернулся к говорившему, но Кот все же смог его удержать.

—           Сиди ты! Не дергайся! — прошептал он на ухо Эндрю. — Ты же хотел парней на тренировки завлечь? Хотел. Так мы тебе это сейчас и устраиваем!

—           Не, ну а че они, а?

—           Че, че... Остынь, говорю! — шепнул ему Кот и тут же громко обратился ко всем присутствующим: — Тренировка завтра! В 10.00 по станционному времени, просьба не опаздывать! Крыс! Подготовь этот зал к просмотру в реальном времени!

—           Принято, — ответил ИскИн.

—           Все, парни, предлагаю расходиться. Переговариваясь, все потянулись к выходу. Кот догнал Эндрю, пошел с ним рядом.

—           Слушай, Бычок, что я тебе скажу. И ты должен сделать именно так, как я тебе скажу. Ясно? — спросил Кот, взяв товарища за предплечье. — И не смотри на меня так. Бычок ты, самый настоящий бычок. Только разговаривать умеешь, хотя и мычание у тебя тоже хорошо получается. Так! Не дергайся у меня тут!

Кот поудобнее перехватил Эндрю и повел его к выходу.

—           Твои парни вдвоем справятся?

—           С кем? С этими-то? Справятся. А почему вдвоем? — недоуменно спросил Эндрю.

—           А вот потому. Завтра ты с утра будишь этих бравых технарей, помогаешь им с подгоном и тестированием брони, коротко объясняешь то, что сам хорошо умеешь.

—           Не буду! — уперся Эндрю. — Пусть сами разбираются! Они нарываются, а я им помогать должен? Не хочу я...

—           Будешь! — жестко оборвал его Кот. — Будешь. Нам не нужно их унижать сверх меры. Нам надо чтобы они поняли всю важность таких тренировок. Этих парней всего трое, подготовки никакой нет. Дроиды тупы по определению и долго в случае атаки не выстоят. Ты и сам это знаешь. Так что все просто: надо заинтересовать парней и хоть немного подготовить. Поэтому завтра утром ты, как добрая и хорошая мамочка, разбудишь этих оболтусов и поможешь им. Все понял?

—           Нет, не все. Почему это я в тренировке не участвую?

—           Потому что ты из-за помощи парням «не успеешь» к началу тренировки, и я дам команду начинать без тебя. Втроем вы меня едва не завалили, а этих моментально уделаете. И дроиды им не помогут.

—           Как же я могу опоздать? Не опоздаю я! Насмехаться же будут!

—           Опоздаешь! Я тебе сказал, и ты должен опоздать! Можешь у дверей подождать, а потом посочувствовать проигравшим. Мол, помогал им, помогал, а они все равно игру слили. Все понял?

—           Нет, не все! Я не пойму, что...

—           Не понял, так не понял. Но сделаешь все так, как я тебе скажу. Если не понимаешь — прикажу, и все равно сделаешь. Ясно, капитан?

—           Да, мой император! — вытянулся в струнку Эндрю.

—           Э... ты чего это? — ошарашенно спросил Кот.

—           Да... просыпается в тебе иногда что-то... непонятное. Просто невозможно возразить. Вот тебя и Инж как-то императором назвал, все по той же причине.

—           Ты это брось! Какой я император? Котом зови, нечего тут выпендриваться. Ишь, разошелся... императора ему подавай... — пробурчал Кот. — Короче говоря, ты меня понял? — спросил он у Бычка.

—           Понял.

—           Ну, вот и отлично. Действуй. А я за всеми вами буду приглядывать. С помощью Крыса.

83

Утро началось почти как обычно. Кот, разбуженный ИскИном, сделав неотложные дела, умывшись и приведя себя в порядок, первым отправился на завтрак.

—           Крыс! Да ты просто умница! — воскликнул он, войдя в непривычно выглядевшее помещение бывшей столовой.

Вечером Кот потратил немало времени, объясняя ИскИну суть задуманной перепланировки. В результате получился вполне приличный спорт-бар. С мягкими диванами, уютными уголками, зонами просмотра матчей и даже барной стойкой с замершим за ней дроидом.

Еще «в прошлой жизни», на Земле, будучи владельцем небольшой конторы, Кот периодически занимался подобными помещениями. Выступал в роли дизайнера- проектировщика, чертил проекты, рисовал все задуманное в трехмерном графическом редакторе. «Там» у него это получалось вполне хорошо, «тут» тоже все получилось. А использование голопроекторов и голопанелей вообще подняло комфорт на недосягаемую высоту.

—           Старался, — ответил ИскИн.

—           Бармена под контролем держи. Программ таких у нас не было, наш переделанный технарь сам может не справиться, — Кот все же решил напомнить ИскИну о его обязанностях.

—           Помню. Ваши распоряжения хранятся отдельным протоколом, забыть невозможно. Я ведь все же в первую очередь ИскИн, хоть и с вашей матрицей.

—           Вот и прекрасно. У нас самообслуживание, или ты все же смог решить проблему официантов?

Крыс промолчал. Вместо ответа из технической ниши выехало механическое чудо. Шестиколесная база обеспечивала плавность хода и приемлемую маневренность, а раскладная платформа использовалась в качестве подноса официанта.

—           Кхм... — поперхнулся Кот. — Как ты это чудо вообще придумал? У тебя ведь на всей станции ни одного дроида на колесном ходу нет. И он вообще как будет тут передвигаться?

—           Это ваша идея, выдвинутая на вчерашнем обсуждении. При помощи технического ИскИна была доработана база малого дрона, изменено шасси. Размеры дрона выверены, движение будет беспрепятственным.

—           Хм. Ладно, посмотрим.

Заняв один из все еще пустых столиков, Кот сделал заказ и теперь с удовлетворением наблюдал за суетящимися машинами.

—           Оп-па! Вот это да!— раздался чей-то удивленный возглас от дверей.

Первый посетитель, столбом застывший в дверях от удивления, пучил глаза и вовсю рассматривал изменившуюся обстановку. Судя по маячившим за его спиной лицам и нетерпеливому подталкиванию, другим тоже хотелось увидеть причину его удивления.

—           Парни! Заходите, в дверях не стойте.

Подкативший дроид-официант негромко пиликнул, извещая о своем прибытии, и Кот стал перегружать на свой столик тарелки с заказанной пищей.

— Что ты тут устроил? — спросил тихо подошедший Олег.

—           Да ничего особенного. Обычный спорт-бар, место для отдыха и психологической разгрузки, — ответил Кот.

—           Ну и зачем тебе это надо было? Ты еще не знаешь, но материальные ресурсы базы на исходе. В свое время ИскИн технического сектора, пользуясь полной бесконтрольностью и свободным доступом к ресурсам, очень хорошо порезвился. Склады просто ломятся от никому не нужных запчастей. А обратная переработка потребует много времени и опять-таки расхода некоторых компонентов.

—           М-да? Ну, какое-то время мы же еще продержимся?

—           Продержимся. Но недолго. Ты так и не ответил на вопрос, — продолжил настаивать на своем Олег.

—           Инж, понимаешь... — Кот впервые назвал Олега прилепившимся к тому ником. — Понимаешь... тут такое дело: сколько мы уже тут, на базе?

—           М-м-м... Да давно уже! Точнее можно у Крыса спросить.

—           Не нужно точнее. Так вот: полгода кучка мужчин пытается выжить, привести все в порядок, учится, работает. Женщин нет, отдыха нет. Как думаешь, надолго ли нас хватит?

—           Ну... это ты уж зря. Конечно, конфликты были... но очень быстро сошли на нет. Очень много работы, слишком много пространства. Да мы и видимся-то всего несколько раз в день, а с большинством вообще не пересекаемся. Разные задачи, разные графики...

—           А недавняя ссора технарей и боевиков?

—           Ну, покричали слегка. Но ведь без последствий же!

—           Я бы не сказал. Последствия мы как раз сегодня и понаблюдаем...

Олег хмыкнул, но ничего не ответил. Он уже привык, что у Кота периодически возникают странные идеи.

—           Да, кстати... Женский вопрос как, не давит? — вдруг спросил Кот.

—           Что не давит? А-а-а... Да нет, не давит.

—           ИскИн химией кормит, да?

—           М-м-м... Не только в химии дело. Команда на нейросеть подавляет желание, а химия как довесок. Пока что проблем не было, — немного смущенно ответил Олег.

—           Хорошо вам... — вздохнул Кот. — Меня, вон, одной химией травят. Правда, Крыс говорит, что никаких последствий не будет, однако кто ж его знает-то...

84

Погрузившись в свои мысли и замолчав, Кот не сразу осознал, что Олег его о чем- то спрашивает.

—           А? Что ты говорил? Извини, в себя ушел, не расслышал ничего.

—           Я спрашиваю: зачем же ты все-таки это устроил?

—           Спорт-бар? Да все просто: парням надо дать место, где они смогут отдохнуть. Да и после просмотра сегодняшнего «матча», надеюсь, парни начнут с нашими вояками тренироваться. Крыс все чаще о боеспособности говорить стал, и это меня беспокоит.

—           Что за матч?

—           Да обычный матч. Тренировка в условиях, приближенных к боевым. Наши герои- техники против урезанного состава абордажников. О! Смотри! Начинается!

Между тем на голопанелях разворачивалось действо. Крыс, проинструктированный заранее, передавал прямую трансляцию подготовки к предстоящему сражению.

—           Да не так, балбес! — Эндрю на экране комментировал попытку одного из техников зарядить оружие. — Не так! Ты не видишь что ли, что ружье твое только- только с консервации снято? Контакты продуй, прежде чем батарею ставить, иначе ничего у тебя не заработает!

Покрасневший техник вынул батарею питания, старательно протер и продул контакты, со щелчком вогнал ее обратно в гнездо.

—           А ты? Ну что ты делаешь? Куда ты оружие цепляешь? — распекал Эндрю уже другого. — Ты броню протестировал? Нет! Ты сначала тест проведи, потом оружие подключай!

Суетясь вокруг технарей как курица-наседка, Эндрю, кажется, видел все.

Замечание следовало за замечанием. Технари смущались, злились, но возразить ничего не могли — все комментарии и подсказки Эндрю были точны и помогали решить возникающие проблемы.

—           До начала три минуты, — раздался голос ИскИна.

—           Упс! Закрутился я тут с вами! Вы выдвигайтесь, а я снаряжаться побежал!

Крыс тщательно, со вкусом, показывал кадры сбора, окончательной подгонки снаряжения и выдвижения бойцов к месту состязания. В лице ИскИна явно пропал великий режиссер-постановщик!

К назначенному времени обе команды стояли напротив дверей тренировочного комплекса. Не было только Эндрю, и бойцы-абордажники оказались в меньшинстве.

—           Время! — вновь раздался голос ИскИна. — Команда абордажников не в полном составе. Решение судьи?

—           Начинаем! — дал команду Кот, не вставая из-за своего столика. — Ждать не будем, время было известно заранее. Десант наступает, техники в обороне. Поддержка техников — стандартная тройка дроидов секции контрабордажа.

Парни в спорт-баре недовольно зашумели, оглядываясь на Кота. Все знали причину этого спора, видели суету Эндрю и не поняли решения судьи.

Двери комплекса открылись, пропустили обе команды и вновь закрылись. В это момент из-за поворота показался тяжело топающий Эндрю, якобы спешивший изо всех сил. Упершись в двери, и не подумавшие открыться, он удрученно махнул рукой и с обиженным видом прислонился к стене.

Парни в спорт-баре зашумели громче.

—           Пусти его! Он всего на пятнадцать секунд опоздал! — крикнул кто-то из зала.

—           Время было установлено заранее. Считайте, что на базу было совершено нападение, опоздавший погиб в заблокированном шлюзе, — спокойно сказал Кот.

Между тем команды заняли исходные позиции.

Подошедшая к технарям тройка контрабордажных дроидов недоуменно мигала светодиодами. Занятые технарями позиции не укладывались ни в одну из знакомых дроидам схем обороны.

—           Приоритетная задача дроидов: защита жизни ценных технических специалистов!

—           вновь дал вводную Кот.

Дроиды мгновение помедлили и шустро разбежались по новым позициям.

—           Бой!

На экранах замелькали тени абордажников, начавших свою стандартную атаку. Коту эта картинка была уже знакома, но вот остальные собравшиеся в спорт-баре, затаив дыхание, следили за их перемещениями.

—           Во дают! — сдавленно прошептал кто-то из зрителей.

Технари увлеченно поливали огнем вроде бы бессистемно мечущихся десантников, не обращая внимания на системы целеуказания, отмечающие отсутствие попаданий.

Крыс искусно менял на экранах картинки, то показывая вид из камер дроидов, то выдавая картинки с камер десантников, тут же сменяя их на камеры техников. Зрелище получалось завораживающим.

Кот, спокойно пьющий чай, улыбался. Пока что все шло по его плану. Не зря он извел кучу времени, объясняя ИскИну свои задумки, не зря!

Между тем десантники достигли зоны гарантированного поражения и сразу же метки их противников запестрели от обсчитываемых такблоками повреждений. Данные такблоков Крыс переводил на понятный всем формат, выведя по разным краям экранов схематичные изображения десантников, противостоявших им «защищающихся» технарей и их дроидов.

То один, то другой из дроидов, следовавших приоритетному указанию о защите техников, закрывали собой излишне высовывавшихся технарей и получали попадания. Схематичные изображения дроидов на экранах краснели все больше и больше, пока, наконец, не покраснели совсем.

Уже оба дроида поддержки, гротескно поджав опоры и сложив манипуляторы, замерли в неподвижности. Вяло отбивался только тяжелый защитный дроид, но и он в конце концов замер.

К этому моменту десантники получили множество попаданий, но все же могли продолжать бой.

Теперь начали стремительно краснеть фигурки техников. Сумев скоординировать свои действия, совместным огнем техники обездвижили и добили одного десантника, но и сами потеряли одного из своей команды.

Оставшийся в одиночестве десантник, подобравшийся достаточно близко, закидал технарей гранатами, рывком преодолел оставшееся расстояние и в упор расстрелял дезориентированных защитников.

—           Конец боя. Победа досталась десантникам абордажной группы. Жду всех для разбора ошибок, метку выдаст ИскИн. Броню можете не снимать, — сказал Кот и ухмыльнулся. — Эндрю, ты тоже подходи. Без тебя мы никак не обойдемся, — весело продолжил он.

85-87

С приходом отстрелявшихся бойцов повторился процесс удивления спорт-баром, разве что новые посетители в своей броне были гораздо более громоздки, чем остальные.

—           Ну что, боевики, настрелялись? Победили всех? — ехидно спросил кто-то у вошедших техников.

Парни нахмурились, помрачнели, но ничего не ответили.

Эндрю, подошедший к Коту, осторожно подвигал стул и с опаской на него присел. Вес Бычка в броне был гораздо больше, чем у обычного посетителя. Сиденье скрипнуло, но выдержало.

—           Молодец! Все четко сделал! — шепнул ему Кот. Эндрю улыбнулся. Похвала оказалась ему очень приятна.

—           Ну что, парни, наигрались? — встав, громко спросил Кот. Ответом ему было молчание, но все же общим внимание он завладел.

—           Все поняли разницу между на самом деле тренированным человеком и просто большим самомнением? Вижу, что поняли. Теперь слушайте: даже опоздание Бычка не дало техникам ни единого шанса. Ни единого! Я считаю, что потеря одного из десантников — это недоработка тактики, а не следствие мастерства техников.

Кот замолчал, обвел тяжелым взглядом всех присутствующих и продолжил.

—           Теперь ставлю задачу: всем! Без исключения! Регулярно посещать тренировочную базу и проводить занятия по контрабордажу! Всем! Бычку — составить расписание и контролировать тренировки!

Эндрю попытался возмутиться, даже привстал, открыв рот для возражений, но под пристальным взглядом Кота сел на место.

Кот молча вышел на середину. Ему очень хотелось не просто приказать, а убедить товарищей в необходимости всей работы, в том числе и обосновать проведение тренировок. Все взгляды скрестились на его одинокой фигуре.

—           Парни!

В наступившей тишине, казалось, даже обслуживающие механизмы стали двигаться бесшумно.

—           Парни! — повторил Кот. — Вы все знаете, что оказались мы тут силой случая, а не по своей воле. Мы оторваны от привычного нам мира. Мы лишены поддержки. У нас нет даже связи! Мы не знаем, сможем ли мы когда-нибудь вернуться домой. Мы вынуждены выживать!

Дюжина пар глаз внимательно смотрели на Кота, и у него, непривычного к такому вниманию, пересохло в горле и сел голос.

—           Парни! У нас появилась возможность стать полноправными хозяевами этой станции. Мы сделали это! Теперь мы — новый Клан, владеющий этим местом! Поэтому! ...гхм... Поэтому прошу вас, очень прошу — отнеситесь к происходящему со всей серьезностью. Изучите документы, передаваемые вам. Вдумайтесь в инструкции! Рассмотрите все как можно более внимательно! ...Кхм...

В горле Кота першило все сильнее.

—           Парни! Это космос. Тут все регламенты и указания по безопасности написаны кровью и оплачены чьими-то жизнями! Подумайте над этим! Не позвольте никому погибнуть из-за невнимательности или лени! Нас и так слишком мало...

...Кхм...

У Кота появилось ощущение постороннего предмета в горле.

—           Анализ, проведенный ИскИном после боя, показал неготовность отразить возможное нападение. Мы не одни в этом мире! ...Кхм... Ушедший клан был одним из многих, и где-то не очень далеко есть множество обитаемых миров с не самыми мирными обитателями! Мы должны суметь дать отпор, если на нас нападут!

Першение в горле перешло в жжение.

—           У нас есть многое. Но нам нужно умение! Нам нужно упорство! Нам... ...Кхм...

Из горла отхаркнулся кровавый сгусток. Кот побледнел, но продолжил говорить.

—           Парни! Мы должны выжить! Мы должны отстоять свое место в этом мире! И я прошу вас, я приказываю вам — приложите для этого все силы!

Кота пошатнуло. Весь иссиня-бледный он, покачиваясь, стоял под напряженными взглядами парней.

—           Все в наших руках! Мы здесь — хозяева! Так давайте поступать как хозяева, а не временные жильцы! Сделаем это!

Люди, смотревшие на Кота, находились как будто в трансе, внимательно его слушая и не обращая ни на что внимания. Кот обвел всех взглядом, и... внезапно мешком осел на пол.

—           Медик!

Подскочивший, как чертик из табакерки, Эндрю, подхватил безвольное тело, и, не обращая ни на кого внимания, бегом вынес потерявшего сознание Кота из бара.

86

—           Все видели, что произошло? — такими словами Олег открыл неофициальное собрание. — Кому-нибудь это нравится? Мне лично — нет!

Собравшиеся согласно зашумели.

—           Док, что это было? — обратился Олег к медику. — Обследование закончено?

—           Нет данных, — виновато развел руками тот. — Кибердок диагностирует у него незначительные отклонения от результатов предыдущего сканирования.

—           Ну-ка, ну-ка, подробнее можно? — заинтересовался Олег.

Остальные тоже притихли, вслушиваясь в слова Дока, говорившего не очень громко.

—           По отдельности ничего особенного... — замялся Док. — Но вот в целом...

—           Что? — подался вперед Олег.

—           В целом получается, что такие «незначительные изменения» происходят у него по всему организму! Похоже, что симбионт после вживления постепенно перестраивает организм Кота. Не знаю, к добру это или к худу, но он меняется.

—           Он меняется... — протянул Олег. — Он, понимаете ли, внутри меняется, потом что-то нам говорит, а мы как проклятые бегом мчимся все его слова выполнять!

Недовольные лица окружающих, согласных с его мнением, показывали Олегу, что он на правильном пути.

—           Но подождите! — подал голос Эндрю. — Он ведь ничего плохого нам не сделал!

—           Да, конечно! — язвительно отозвался Олег. — Если не считать неделю неустанных тренировок на полигоне...

—           Но это ведь только на пользу!

—           Эндрю! То, что для тебя кажется хорошим, на самом деле хорошо не для всех! — отрезал Олег.

Окружающие согласно зашумели.

Всю прошлую неделю они, почти забыв об отдыхе, рвались на полигон и в спортзал. Были заброшены все работы. Был сорван график обучения. Было забыто все!

Ближе к концу недели люди стали отходить от угара, постепенно понимая, что происходящее выглядит странно.

—           Я не хочу, чтобы нами управляла какая-то тварь! — резко сказал Олег.

—           Почему тварь-то? — недоуменно пожал плечами Эндрю.

—           Потому, что он уже сейчас отличается от нас! А дальше будет еще хуже!

—           Я не согласен... Эндрю вышел.

В целях конспирации собрание проводилось в одном из еще не до конца восстановленных помещений, до сих пор не подключенном к станционной сети. ИскИн станции был предельно лоялен Коту, и сразу бы постарался пресечь зарождающийся бунт.

87

—           Пс-с-с-т... — прошипела, открываясь, крышка медицинской капсулы. Выглянувший из реаниматора Кот невесело усмехнулся и вылез наружу.

В этот раз в составе «встречающей комиссии» были только Олег, Эндрю и Док.

—           Похоже, просыпаться в медкапсуле входит у меня в привычку, — пробормотал Кот, вытирая остатки геля.

—           Э-м-м-м... — вопросительно глядя, протянул Док.

—           Что вы на меня так уставились? Или что-то лишнее выросло? — спросил Кот, отвернувшись от парней и натягивая комбинезон.

—           Нет, не выросло. И не прибавилось. Мы тут гадаем стоим, ты это или уже не совсем ты? — высказался Олег.

—           А в чем дело?

—           Да почти ни в чем. Если не считать того, что после твоей речи мы в себя не скоро пришли.

—           Так проникновенно сказал, что ли? И вы все сразу прониклись ответственностью? — иронично уточнил Кот.

—           Угу... прониклись. Ты знаешь, что мы полторы недели, пока ты тут бока отлеживал, тренировались? Во всем, в чем только можно. Как заведенные...

Кот выпрямился, медленно повернулся, посмотрел на Олега.

—           Уточни, — кратко сказал он.

—           Уточнять нечего. После твоей речи только Эндрю смог быстро оклематься. Он же почти за твоей спиной сидел, его только краешком задело...

—           Чем задело? — не понял Кот.

—           Краешком. Основная волна на нас пришлась.

—           Волна чего? Не понимаю...

—           Крыс! — скомандовал Олег.

Развернувшаяся голопанель начала показывать запись произошедшего в баре. Одновременно Олег комментировал происходившее.

—           Вот ты пошептался с Бычком, вот ты прокомментировал бой, вот ты вышел на середину... Обрати внимание: твой столик с сидящим за ним Бычком немного сзади- слева. Смотри! Видишь, ты как-то странно напрягся! Видишь?

—           Не вижу. Вы звук включите, а то немое кино какое-то получается...

—           Э-э-э, нет. Потом сам послушаешь, без нас. Смотри дальше: ты начал говорить. Обрати внимание на странное поведение всех присутствующих. Видишь? Все замерли. Даже не шевелятся. Как куклы. Нос никто не почешет, глазом никто не моргнет. Пилота прямо напротив тебя видишь? Он пиво держит. Обрати внимание, как он его держит, ему же неудобно. Однако не опускает, на весу держит.

—           Да что произошло-то? — искренне ничего не понимающий Кот повернулся к товарищам.

—           Ты дальше смотри. Вот ты говоришь, говоришь. Говоришь. Вот! На всех посмотрел. Кроме Эндрю, на него неудобно тебе смотреть было. Упал. Крыс, время!

На экране появились бегущие цифры, отсчитывавшие секунды. На двадцатой секунде к лежавшему Коту подскочил Эндрю, поднял его и вынес из бара.

—           Двадцать секунд! Смотри дальше!

Время продолжало бежать. На семидесятой секунде кто-то шевельнулся. Укрупнение позволило узнать Олега, ошалело осматривавшегося по сторонам. Дальше с разбросом от пяти до десяти секунд зашевелились остальные. Дольше всех не двигался пилот, сидевший как раз напротив Кота. Наконец пошевелился и он, выронив из рук увесистую кружку. Цифры замерли на 175.

—           Сто! Семьдесят! Пять! Секунд! Почти три минуты мы ничего были не в состоянии сделать! А ты знаешь, что было потом? Знаешь? — Олег едва не подпрыгивал, сжимал кулаки, однако к Коту даже не приближался.

—           Не знаю! — огрызнулся Кот.

—           Так знай! Мы декаду рвались в тренировочный комплекс! Мы Бычка чуть на части не порвали, когда требовали подсказать, помочь, подогнать снаряжение, устроить тренировку! Чуть не до драк дело дошло, когда мы оспаривали право первыми занять комплекс! Да мы спали всего по три часа в сутки!

—           А я тут при чем? — рассерженно отозвался Кот.

—           Ты? Да ты и есть эта причина, — как будто внезапно успокоившись, сказал Олег.

—           Да какая такая причина? — окончательно разозлился Кот. — В чем дело вообще?

Никто ему не ответил.

Окончательно одевшийся и окончательно разозленный Кот направился к выходу. При его приближении парни расступились, отходя много дальше, чем было бы достаточно для свободного прохода.

—           Что-то с вами случилось? Вам во вред тренировки пошли? Ответом ему было молчание.

—           Ну и... идите вы!

Кот махнул рукой и вышел, почти выбежал из медотсека.

—           А ты все же послушай запись, послушай! — раздался ему в спину голос Олега.

88-89

После ухода Кота люди какое-то время продолжали молча стоять, глядя в опустевший коридор.

—           Инж... Олег... — подал голос Эндрю. — Я вот не пойму, в чем дело-то? ИскИн однозначно сказал, что отклонения от нормы у Кота минимальные. Это все тот же человек. Тот же! Да и тренировки всем на пользу пошли. Я же вижу — вы втянулись, понравилось вам. Теперь сами без этого жить не сможете...

—           Ты не стоял напротив него. Ты не ощущал этой беспомощности.

—           И все же он командир. Глава нашего клана. Приказал — мы сделали. Вроде правильно все...

—           Командир? Глава? Не вылезающий из медблока и ничего не делающий? Мы же уже говорили с тобой на эту тему.

—           Ну, сложилось так. Бывает. Со всяким случиться может. И как это — ничего не делающий?

—           А что он сделал вообще? С нами ты занимаешься, станцию я восстанавливаю. Да и зачем нам эта станция? Домой надо убираться, домой! Я с людьми говорю, все меня поддерживают.

—           Ну как же... мы же тут живем. Надо в порядок все приводить!

—           Бычок! Занимайся своими бойцами! — оборвал его Олег. Эндрю помолчал, отвернулся.

—           Не прав ты, Инж. Я так считаю, — сказал он и вышел.

89

Раздраженный Кот, добравшись до переделанного из столовой спорт-бара, заказал себе пищу. В ожидании заказа он, о чем-то думая, забарабанил пальцами по столу.

—           Крыс! — наконец-то решился он.

—           Слушаю.

—           О чем парни толковали? Что тогда произошло?

—           Вы атаковали их разум, заставив буквально вылезти из кожи, но выполнить ваше распоряжение.

—           Чем я мог атаковать? Как?

—           Не знаю. Диагностика показывает незначительное повреждение связок, в пределах нормы. Однако кибердок продержал вас в капсуле декаду.

Зашедший было в бар техник остановился, взглянул на Кота и... вышел.

—           Крыс... доставь-ка ты еду мне в каюту. Сделаешь?

—           Принял.

По дороге в каюту Кот успокоился. Монотонное движение по однообразным коридорам привело в порядок его чувства.

—           Крыс. У тебя записана картинка со звуком? — спросил он, зайдя в свою каюту.

—           Есть полная запись. Решил посмотреть? — наедине с Котом ИскИн переставал скрывать свое развитие и разговаривал совершенно спокойно.

—           Давай.

—           Встань у кровати. Там фокус звука.

—           О'кей.

На стене развернулась голограмма, в которой Кот с удивлением узнал самого себя. Видимо, запись велась откуда-то из-за спин парней.

— Парни! Это космос. Тут все регламенты и указания по безопасности написаны кровью и оплачены чьими-то жизнями! Подумайте над этим! Не позвольте никому погибнуть из-за невнимательности или лени! Нас и так слишком мало...

Голос немного изменился. Появились урчащие и убаюкивающие звуки.

...Кхм...

— Анализ, проведенный ИскИном после боя, показал неготовность отразить возможное нападение. Мы не одни в этом мире! ...кхм... Ушедший клан был одним из многих, и где-то не очень далеко есть множество обитаемых миров с не самыми мирными обитателями! Мы должны суметь дать отпор!

Голос вновь немного изменился. К урчащим звукам добавились стальные нотки.

— У нас есть многое. Но нам нужно умение! Нам нужно упорство! Нам...

..кхм...

Урчащие ноты исчезли, в голосе осталась только сталь.

— Парни! Мы должны выжить! Мы должны отстоять свое место в этом мире! И я прошу вас, я приказываю вам — приложите для этого все силы!

Сталь в голосе «заледенела». Появилось ощущение скрежета металла по стеклу.

— Все в наших руках! Мы здесь — хозяева! Так давайте поступать как хозяева, а не временные жильцы! Сделаем это!

«Скрежетание» голоса достигло пика. Голограммная фигура пошатнулась и осела на пол.

У побледневшего Кота, просмотревшего все до конца, подкосились ноги. Он отшатнулся назад и мягко упал на кровать.

—           Крыс! Это точно был я? — сжав голову ладонями, прохрипел он.

—           Да, это был именно ты, — спокойно ответил ему ИскИн и вдруг всполошился: — Не ощущаю тебя! Все в порядке?

90-91

Кот молчал, схватившись за голову.

Коротко рявкнул баззер, дверь резко ушла в нишу, а в освободившийся проем ворвался меддроид. Оказавшись около Кота он сразу же прижал блок аптечки к его плечу и стал водить вдоль лежащего тела мягко засветившимся манипулятором.

—           В чем дело, Крыс? — спросил немного пришедший в себя Кот.

—           Я потерял с тобой контакт.

—           Какой контакт? — не понял Кот.

—           Ты же постоянно со мной на связи. Я всегда знаю, где ты, даже не запуская программу поиска. И уже непонятно, то ли это из-за твоего модуля, то ли из-за самого тебя.

Дроид наконец-таки прекратил сканирование, моргнул диодами и убрался из каюты. Принесенная им аптечка, однако, осталась прикрепленной к плечу Кота.

—           Отчет получен. Сильное нервное истощение. Ты что-то почувствовал?

—           Да уж. Как будто свинг пропустил на ринге. Вроде и соображаешь, но все немного плывет. А под конец речи вроде как апперкот поймал — и упал.

—           Надо же! Пси-волна на записи сохранилась! С такой мощностью! Небывалый случай! В базах описано, что пси-волна в записи имеет размытый, остаточный и периферийный характер, а тут... — ИскИн замолчал.

—           Пси-волна?

—           Пси-излучение — волны энерго-информационного поля, распространяющегося в мировом пространстве-времени, выделяется в малых дозах при обычной мыслительной деятельности человека. Может как положительно, так и отрицательно влиять на разумное существо.

—           За справку спасибо.

—           Да не за что. В общем, снова аномалия.

—           Подожди... Как это «снова»? Что-то еще было?

Вместо ответа ИскИн продемонстрировал запись и комментарии тренировочного боя, в котором Кот получил множество повреждений.

—           Это была первая аномалия. Ни о чем подобном у меня записей нет. Есть упоминания о «разогнанных» модификантах, но там это следствие точного расчета, а у тебя даже нейросети нет.

—           Подожди. Что за модификанты?

—           В дополнение к нейросети возможно установить комплекс имплантов, позволяющих усилить параметры организма-носителя в избранном направлении. Ускорить реакцию, усилить костно-мышечную структуру, установить дополнительные расчетные центры. Да даже модифицировать так, что почти любой будет воспринимать тебя как лучшего друга!

—           Это как? — Кот в недоумении откинулся на подушку.

—           Ты про «друга»? Этот комплекс рассчитан на усиление вторичных параметров: кожные выделения, гормональное состояние, анализ реакции собеседника и коррекция твоего поведения в зависимости от результата анализа. То есть ты становишься крайне приятным собеседнику на подсознательном уровне.

—           Вот оно как... А что ты про «разогнанных» говорил?

—           Усиление комплекта имплантов в выбранных направлениях дает качественный рост требуемого параметра. Дополнительные контроллеры позволяют краткосрочно использовать установленные импланты в экстренном режиме, что позволяет в несколько раз увеличить базовые возможности. Это и является «разгоном».

—           А почему мы никому импланты не ставили? — уточнил Кот.

—           Оборудование производства имплантов законсервировано. Для возможности расконсервации и начала производства нет необходимых баз знаний. Да и установить импланты мы бы не смогли. Док не имеет требуемой квалификации для подобных операций.

—           А меня можно еще раз использовать? Нейросети же мы парням поставили, — увлекшись идеей, Кот, кажется, стал забывать о нынешнем к нему отношении.

—           Не получится. Требуются базы знаний для настройки и регулировки параметров установки имплантов. Таких баз у меня нет. А нештатная установка может привести к гибели пациента.

—           Ясно. Идея хороша, но... — Кот задумался. — Крыс. Ты как-то говорил, что твоя биокибернетическая «киса» обладает экспериментальным пси-имплантом. Попробуй ей запись показать. Может, какой-то результат для анализа появится.

— Понял. Сейчас сделаю.

Поставив ИскИну задачу, Кот задумчиво прошелся по своей каюте. Какая-то мысль не давала ему покоя. Пытаясь осознать, что же это, прикоснулся к переборке, прошел вдоль стены, вернулся обратно. Сел на кровать, провел рукой по синтетике.

—           Мда... — подумал он. — Далеко не бархат. Хм... бархат... бархат...

—           Крыс! Отвлекись, — ускользающая мысль все же была «поймана за хвост».

—           Тут я. Мощностей на все хватает.

—           Олег говорил, что в малом ангаре кунсткамера. Давно ты мое распоряжение выполнил?

—           Давно уже. Доклад о выполнении работ был сделан перед вашей тренировкой с абордажниками.

—           М-м-м. Забыл, наверное.

—           Последствия потери памяти.

—           Ладно. Ты «церемонию прощания» подготовил?

—           Все готово.

—           Тогда вот что скажи: где мой бронекостюм?

—           В ремонте. Восстановить не можем. Нет чертежей и сплавов для производства вышедших из строя деталей. Квалификация инженера не позволяет разработать чертежи, у меня нет подобного опыта. Компонентов для самостоятельного производства сплавов не хватает, — Крыс как всегда дал развернутую справку.

—           Угу. Тогда посоветуй, что из парадного обмундирования есть в наличии, или что можно подготовить в кратчайшие сроки.

—           Имеются комплекты парадного обмундирования Главы Клана и командного состава станции. Для чего они тебе?

—           Для церемонии прощания. Тянуть с этим больше не стоит. И еще, как вы называете космос? Пустота? А дронов или дроидов для работы в пустоте у тебя нигде не завалялось? В наличии такие имеются?

—           Да. Пустота. Пустотные дроиды или платформы. В наличии есть... один восстановленный пустотный транспортер.

—           Хорошо. Организуй всем доставку парадного обмундирования. Подготовь платформу и дроидов для церемонии прощания. Общий сбор в малом ангаре через полтора часа! — приняв решение, Кот не откладывал действий в долгий ящик.

—           Как быть с проходящими обучение?

—           Сбор общий. Буди! Всех.

—           Принял. Выполняю.

Через несколько минут Коту доставили затребованный комплект.

Иссиня-черный комбинезон с серебряными вставками в местах крепления частей (фактически по «виртуальным швам»). Серебряного же цвета уплотнение в виде пояса. Высокие, выше стандартных, ботинки в цвет комбинезона, тоже с отделкой серебром. На левом плече серебряное уплотнение, похожее на эполет, с серебряным «шнуром к поясу». Отдельно лежала эмблема Клана.

Одевшись и притопнув ногой, Кот посетовал:

—           Эх... зеркала нет.

—           Зеркало? — встрепенулся Крыс. — Зеркало есть. В санузле.

—           Почему я его раньше не видел?

—           Активируется командой. У тебя нейросеть не стоит, вот и команда недоступна. Активировано!

Зайдя в санузел Кот был поражен: зеркало действительно имелось. Одно, но во всю стену.

—           Хорошо выгляжу, — довольно буркнул он, несколько раз повернувшись и осмотрев себя со всех сторон. — Эмблему куда?

—           Слева на грудь.

Пришлепнув моментально «приклеившуюся» эмблему на указанное место, Кот еще раз критически себя осмотрел.

—           Одно не пойму: зачем тут эти эполет со «шнуром»... да и пояс странноват...

—           Этот «эполет» является персональным генератором щита, «шнур» — волновод питания генератора, пояс — мобильный генератор. На поясе справа — крепления для символа.

—           Символа? Какого символа?

—           Символ Главы Клана. Игрушка Древних, данных по ней я не имею. Глава Клана является более военной, нежели политической властью, отсюда и общий военный стиль. Тебя вроде как Главой выбрали, не забыл еще? — ехидно прокомментировал Крыс.

—           Ну... и где этот твой символ?

—           В каюте Главы. Предыдущий Глава оставил четкие распоряжения на случай своей гибели, но он предполагал передачу власти своему сыну, погибшему в жилом секторе. Теперь только ты имеешь полное право владения.

—           Так неси!

—           Хранилище требует разблокировки непосредственно Главой. Извини, данная процедура вне моей компетенции.

—           Хорошо. Веди! Раз только так надо — сам возьму.

92

Внезапно проснувшееся желание получить в свое распоряжение нечто, выходящее за рамки знаний ИскИна, буквально вытолкнуло Кота в коридор и заставило практически бежать. Личные апартаменты Главы находились не так уж и далеко, Крыс в свое время разместил Кота в одной из кают старшего командного состава, находящихся на одном уровне с апартаментами Главы.

— Вот это да!

Удивлению Кота было объяснение: личные апартаменты Главы клана мало того что поражали размерами и отделкой, так еще были выделены в отдельную секцию. Спальня, брифинг-зал, персональная столовая, санитарная комната с бассейном, три кабинета и несколько различных технических помещений.

—           Крыс! И ты это скрывал?

—           Доступ в данную секцию ограничен. Только по приглашению Главы Клана.

—           А меня ты как пустил?

—           Так ты же теперь Глава. Неужели снова забыл? — похоже, ИскИну просто нравилось подшучивать.

—           Мда... Действительно.

Задумавшись, Кот повернул направо и машинально пошел вперед.

—           Где хранилище? — спросил он, практически упершись в стену.

—           Как ты узнал? — пораженно вздохнул ИскИн.

—           Ты сам про хранилище сказал. Где оно? — нетерпение и зуд действовать глодали Кота все сильнее.

—           Прямо перед тобой, — стена пошла волнами, и перед глазами Кота оказались массивные шлюзовые створки. — Система маскировки. Но как ты узнал?!

—           Открывай! — странное нетерпение все возрастало.

Створки дрогнули и медленно разошлись в стороны, явив поистине монументальную толщину. Взору Кота открылась вторая пара створок и шлюзовое помещение с установленным сканером.

Вложив руку в приглашающе раскрывшуюся «пасть» сканера Кот вздрогнул, когда из потолочных ниш упали автоматические турели обороны, окутавшиеся пленкой защиты. Руку кольнуло. Сканер довольно долго обрабатывал полученные данные, но руку все же выпустил. Турели тут же свернулись и убрались в штатные ниши.

—           Что это было?

ИскИн не ответил. Вместо этого вторая шлюзовая пара дрогнула и открылась. Пожав плечами, Кот вошел в открывшееся перед ним помещение.

—           М-да... — произнес Кот, обведя взглядом представшую его глазам картину. — Действительно, хранилище! Личная сокровищница, Форт-Нокс, Оружейная палата... собранные в одном месте!

Стеллажи, стеллажи, стеллажи. На стеллажах поддоны с какими-то материалами, контейнерами, коробками. Далеко не маленькое помещение было заполнено под завязку.

Пройдя вдоль рядов, бездумно осматривая ряды боксов, Кот неизвестно по какой причине повернул налево, вглубь хранилища. Остановившись перед невзрачной коробкой, одной из многих, он замер, все так же озираясь по сторонам. Вдруг в его голове возникла мысль-ощущение: «Пришел!»

Заторможено, как сомнамбула, он нагнулся, подхватил коробку на руки и вышел из хранилища.

—           Кот! Кот!! Очнись! — ворвался в мозг крик ИскИна.

—           А? Что? — очнувшись, спросил он.

—           Слава богам! Что с тобой?

—           Что такое?

—           Ты пропал! Полностью пропал! Тебя как будто не стало на станции! А потом ты вышел, уронил бокс и минуты три просто стоял. У тебя кровь на голове!

—           Хм. Стоял, говоришь? А ты почему не откликался? И почему турели меня нервировали? Какая кровь?

—           Какие турели? — озадаченно спросил Крыс.

—           В шлюзе.

—           Турели? Там шлюз? Ты вошел, а маскировочная завеса вновь заработала. Все экранировано, точек наблюдения нет, я не видел ничего и до тебя докричаться не смог. Потом пришел односторонний «запрос статуса», и я целую минуту информацию туда-сюда перекачивал. Запрос расширенный оказался, хитрый, да еще со множеством подтверждений и уточнений. Пришлось открыть доступ в оперативную и долговременную память... со всеми событиями... — похоже, Крыс сам удивился своим действиям.

—           Ага, ясно. Так и хочется сказать: «хорошо, что меня не расстреляли».

—           М-м-м... я сам не понял... пока тебе не сказал, что сделал, сам этого не осознавал... Видимо, приоритет запроса был настолько высок, что я полностью потерял волю и возможность мыслить...

Ощутив на щеке что-то влажное, Кот провел по ней рукой.

—           Действительно, кровь... Ударился, наверное, когда бокс поднимал.

Влетевший в отсек меддроид принялся обрабатывать кровоточащую рану чуть выше виска.

—           Убери железку! Что ты со мной как с маленьким! — отмахнулся Кот от меддроида и согнулся в приступе боли, схватившись за голову.

—           Черт! — виски как будто электрическим разрядом пронзило. Отодвинувшийся было меддроид моментально оказался рядом и что-то вколол.

—           Все уже, все, — разогнувшись, сказал Кот. — Прошло почти что.

Опустив взгляд, он увидел у своих ног расколовшийся от удара бокс и выпавший из него невзрачный ящичек. Взяв его в руки, Кот с недоумением стал крутить ящичек, рассматривая со всех сторон. Большой палец попал в какое-то углубление с острым шипом, моментально проколовшим кожу.

— Что за... — чертыхнулся он.

В это время короока с тихим щелчком открылась. Внутри лежал стального цвета стержень. Просто цилиндр металла, безо всяких излишеств.

—           Анализ взятой крови не выявил отклонений. Все чисто. — вдруг выдал Крыс.

—           Что? Какой анализ?

—           Меддроид провел анализ крови. Все чисто, заражений нет.

—           Да что ты меня как курица-наседка опекаешь? Ничего со мной не будет! Это все... — Кот порывисто вскинул руку к еще кровоточащему виску, снова измазавшись в своей крови, — это все полная ерунда!

В этот момент стержень из открытого ящичка выскользнул и полетел на пол.

—           Блин! — Кот дернулся, присел на одно колено, подхватив падающий стержень и испачкав своей кровью еще и его.

93

Руку и виски пронзило резкой болью, в голову как будто загнали раскаленный шип. Сжав зубы. Кот старался вспомнить, как дышать, и при этом не заорать. Вдруг боль исчезла. Мгновенно.

—           Здравствуй. Потомок! — раздался в голове Кота глубокий голос.

Подняв голову, он увидел перед собой человека в мундире, чем-то напоминающем его собственный комбинезон.

—           Я рад. что снова нашелся достойный. Я рад. что линия не прервана. Я рад. что Честь и Верность все еще живут в людях! — стоявший человек смотрел с удовлетворением, чуть склонив голову набок.

Кот внезапно осознал, что продолжает стоять на одном колене.

—           Поднимись. Ты достаточно выказал уважение. — властным жестом человек заставил Кота подняться.

—           Я рад. что нашелся достойный, не имеющий в своих жилах ни капли крови Чужих! — при этих словах лицо говорившего исказилось от неподдельной ненависти.

—           Ты видишь перед собой проекцию. Я. как живое существо, давно умер. Я разговариваю с тобой лишь потому, что в руках ты держишь ИскИн с моей личной матрицей. — человек, а вернее — проекция, склонил голову набок и о чем-то задумался.

—           Судя по данным, имеющимся в базах твоего ИскИна, мои наставления и последний мой подарок не принесли пользы. Идея была извращена и Империя вновь пала, скатившись в хаос. — проекция вначале нахмурилась, но потом лицо быстро приняло спокойное выражение.

—           Что ж. Придется начинать все сначала. Раз нашелся достойный. Империя восстанет! Спрашивай. — человек поощрительно улыбнулся. Просто «проекцией» назвать его стало невозможно.

—           Что с Крысом? Кто вы? — вырвалось у Кота.

—           Крыс? Твой ИскИн? С ним ничего страшного. Он сейчас решает немного сложную для него задачу и не осознает, что происходит. Не волнуйся, нарушений в его работе не возникнет. — Человек улыбнулся еще раз, но вдруг нахмурился: — ИскИн имеет твою матрицу? Это хуже, его нельзя держать в информационной лакуне, но все поправимо. Ты имеешь над ним полный контроль?

-Да.

—           Хорошо.

И моментально в уши ворвался крик Крыса:

—           Нееет!!!

—           Крыс!

—           А? Что? Да! Я — Крыс! Я — тут! Кот, это ты? Система наблюдения накрылась, я ничего не вижу, получение данных и общение только через твой модуль, ресурс системы занят на 98%. не установ...

—           Успокойся! На счет: один. два. ТРИ!

—           Принято. Я в норме. Судя по твоему спокойствию, все под контролем. Что произошло? — после отдачи четкой команды истерики ИскИна как не бывало.

—           Кто вы? Как мне вас называть? — спросил Кот у молча смотревшего на него человека.

—           Зови меня... Предтеча. Нет! Зови меня — Сеятель. Да. это больше подходит к тому, чем я занимаюсь уже тысячи лет.

—           Кот, с кем ты говоришь? — немедленно влез любопытный Крыс.

—           Объяснять долго, помолчи пока! Послушай, это полезно будет, — оборвал его Кот.

—           Принял. — судя по сухости в голосе. ИскИн решил обидеться.

—           Ты справился со своим ИскИном. молодец. — вновь улыбнулся следивший за этой сценой человек. — Хотя это было бы трудно даже для меня. Он осознавал бесполезность решения поставленной задачи, но ничего не мог сделать с командным приоритетом. Для обычных ИскИнов это проходит без последствий, но ИскИны с индивидуальной личностной матрицей могут сойти с ума. Я рад. что этого не произошло, возвращаю ему контроль над станцией.

Немного помолчав, человек добавил:

—           Извини, я не знал, что он индивидуален. Судя по всему, твой ИскИн как личность еще очень молод, и я просто не смог сразу определить...

—           Спасибо! — перебил его Крыс. — Вы многое объяснили. Я действительно решил, что мне — конец. Понимая всю невыполнимость задачи, я все равно ее обрабатывал и ничего не мог с собой поделать. Решив не подвергать жизнь Кота опасности наличием на станции сумасшедшего ИскИна. я параллельно с решением задачи перегружал и перегревал основные кластеры в надежде, что они сгорят...

Сеятель нахмурился, закрыл глаза, но через мгновение снова их открыл.

—           Да. я нашел остаточные следы логов. Крыс, извини. В качестве компенсации я откорректировал диссонансные модули твоего ядра. Ты сам поймешь, о чем я.

—           Спасибо. Сеятель.

Слегка одуревший Кот слушал разговор двух... людей?., машинально вертя в руках цилиндр с личностью Сеятеля.

—           Надеюсь, вы расскажете про себя? Очень уж все необычно произошло... Кто вы, откуда, как долго ваша личность находится в ИскИне? И что это за ИскИн? — спросил Кот.

—           Конечно, расскажу. Нам с вами, молодой человек, предстоит долго работать...

—           Люди построены. — вмешался в разговор Крыс.

—           Ершть! — хлопнул себя по лбу Кот. — Уже полтора часа прошло?

—           Один час двадцать две минуты, — доложился ИскИн. — Транспортная платформа готова, подана к шлюзу, ты успеешь к назначенному времени.

94

Кот бросился к выходу, на половине дороги остановился и хотел положить ИскИн Сеятеля на столешницу, но был остановлен окриком.

—           Стой! Не прерывай контакт! Заряд недостаточен, повторный перезапуск обнулит оперативную информацию. Повесь на пояс, справа, там должно быть крепление.

Послушавшись. Кот приложил цилиндр к поясу, в районе утолщений на правой стороне. Выскочившие гибкие жгуты оплели ИскИн и оставили болтаться на уровне бедра в виде оригинального кортика. Кивнув увиденному. Кот ускорился и буквально взлетел на ожидавшую его платформу.

—           Крыс, гони!

Вопреки ожидаемому резкому старту, платформа двинулась достаточно мягко.

—           Запас времени семь минут, расчетное время движения пять минут. Торопиться не стоит, — пояснил свои действия ИскИн.

—           Сеятель, — обратился Кот к невозмутимо стоящей рядом с ним на платформе фигуре. — Не надо сейчас афишировать ваше присутствие. У людей возникнет множество лишних вопросов, на которые я пока не могу им ответить.

—           Соглашусь с вашими доводами. Проекция будет убрана, но я надеюсь, что вы позволите продолжить сбор информации.

—           Хорошо! — быстро согласился Кот.

Честно говоря, он ожидал сопротивления и готовился аргументированно отстаивать свою точку зрения, но быстрое согласие древнего ИскИна его вполне устроило, хоть и изрядно удивило.

На последних секундах отпущенного ему времени Кот вышел в ангар и направился к построившимся парням.

—           Смирно! Личный состав построен! — отрапортовал Эндрю, облаченный в заметно более скромную, чем у Кота, амуницию, и встал в строй.

Кот встал перед строем.

—           Парни! Бойцы! Хоть нас всего тринадцать — чертова дюжина — мы не сдаемся! Фактически Клан в первую очередь — военная организация. Но я собрал вас не для того, чтобы напомнить об этом. Я собрал вас. чтобы мы отдали дань памяти.

Обведя взглядом замерших людей, Кот продолжил.

—           Дань памяти погибшим. Погибшим гражданским лицам — членам семей Гвардии прежнего клана. Погибшим людям, нашим предкам, попавшим сюда случайно, как и мы. Тогда, давно, они все дали нам возможность выжить сейчас!

Выстроившиеся в шеренгу люди смотрели на Кота, не отрывая глаз.

—           Вы все уже ознакомились с историей станции, вы все знаете, почему случился тот давний и страшный бой.

Верхние части лиц. обращенных к Коту, были закрыты входившими в экипировку полушлемами с зеркальным забралом, но ни одни губы не искривились в усмешке.

—           Семьи гвардейцев оказались приоритетной целью нападения. Они погибли, но станция осталась жива, и поэтому нам сейчас есть где жить.

Створки шлюзового проема в стене ангара сбоку от выстроившихся людей, являющиеся одной из точек доступа в ангар со стороны станции, распахнулись.

—           Наши предки, случайно попавшие на станцию, своей гибелью дали мне предостережение, благодаря которому я смог выжить сам и вытащить вас.

В распахнутых створках шлюза показались большие станционные транспортные платформы, сопровождаемые контрабордажными дроидами.

—           Не знаю, ставили вас в известность или нет. но отношение к телам в этом мире прагматичное: чужих и врагов отправляют в утилизатор, на разложение, на «подкормку» БиоИскИнам. Со своими — прощаются. Я решил: те. кто погиб, но так или иначе помог нам выжить, не могут быть для нас чужими. Моим решением они были включены в списки персонала станции, и теперь мы прощаемся с ними.

Процессия достигла середины ангара, но никто из выстроившихся людей не повернул головы в ту сторону. Все смотрели на говорившего Кота.

—           Мы не знаем, кто были эти люди, кем они были при жизни. Не знаем, какими они были. Не знаем, как они жили и какой моралью руководствовались. Но сейчас они — наши! Свои!

Шедшая первой платформа поравнялась с крайним в шеренге.

—           Простимся с ними. Пусть пустота примет их хорошо, а корона звезды станет их последним пристанищем.

Дроид сопровождения поравнялся с серединой строя. Отточенным за годы военной службы движением Кот бросил ладонь к виску, молча отдавая воинское приветствие,

Бросив более пристальный взгляд на проплывавшую перед ним платформу, он оцепенел. Запаянные в голубоватые, прозрачные гексагональные призмы, перед ним проплывали люди с умиротворенными, спокойными лицами. Лицами, которые он уже видел раньше и лицами, которых он никогда не видел.

С ним поравнялся дроид, сопровождающий вторую платформу. Прерывистое жужжание и тихий лязг опор робота о покрытие ангара привел Кота в чувство.

Первая из вереницы платформ тем временем почти приблизилась к торцу ангара, и монументальные шлюзовые створки величественно поплыли в стороны, открыв вид на открытый космос. Пустота с поблескивающими глыбами окружающих астероидов виднелась как будто сквозь прозрачное марево.

В открывшийся проем влетела открытая платформа с низкими бортами, и технические дроиды споро принялись расставлять на ней прибывающие «футуристические гробы». Эта процедура не заняла много времени и, пыхнув дюзами, пустотная транспортная платформа вышла из ангара. Створки закрылись.

—           Вольно! Разойдись. Всем заниматься по плану, — спокойно скомандовал Кот, опуская ладонь.

Однако люди не спешили расходиться, а полукругом встали напротив него, рассматривая его во все глаза.

—           Кот? Что с тобой? Кем ты стал? Кто ты? Император? — подал голос Эндрю, шагнув вперед и сократив расстояние до полуметра.

Кот молча посмотрел на него, и... вздрогнул. В зеркальной части полушлема он увидел, что обруч на его голове светится мягким, но ярким светом, а цилиндр ИскИна-Предтечи на бедре окутался голубовато-стальной дымкой.

—           Разойдись! — отрывисто бросил он, резко развернулся, и почти бегом направился к выходу из ангара.

95-96

—           Мабана, старый дурак! Опять уснул? Ты хочешь, чтобы мы умерли? — кричал БооБо, капитан малого разведывательного фрегата, пробираясь узким коридором в сторону рубки.

—           Лучше бы я вместо тебя взял сестру своего кума Бадуми! И базы у ней свежие, и ответственная она, и вообще в самом соку девка! Блестит, как эбеновое дерево! А ты, старый хрен, скоро совсем бесполезным для тейпа станешь!

Вот уже третью неделю старый фрегат минматаров-контрабандистов висел на окраине астероидного поля пустой звездной системы, переведя сканеры на пассивный режим и ожидая погоню. Случайно нарвавшись на патрульный крейсер Федерации, капитан предпочел неизбежным рудникам слепой прыжок сквозь аномалию.

Тейп контрабандистов давно промышлял своим бизнесом, периодически не гнушаясь откровенным пиратством и работорговлей. Что поделать — деньги всем нужны, а в Республике Минматар сила, да и основной заработок, всегда были на стороне старых кланов.

—           Мабана! Для кого ИскИн сигнал подает! Для меня, что ли? Так вот он я — уже пришел! Сейчас я буду тебя долго и больно наказывать! — вопли капитана раздавались все ближе и ближе к рубке, но старый пилот не обращал на них никакого внимания.

Стоя на коленях перед обзорным экраном он отбивал поклоны и молился, держась за хоть и скрытые пилотским комбинезоном, но все же действенные знаки-обереги, вытатуированные на предплечьях.

—           Боги пустоты, я всегда был верен вам! Я всегда давал вам щедрые жертвы! Спасите верного своего, не дайте Спящим его заметить! Боги пустоты...

—           Что ты там бормочешь, старый ишак? — гаркнул капитан у него над ухом, но Мабана не прекратил своего занятия. Он лишь немного повысил голос, чтобы нечестивые крики не заглушили его молитвы. — Боги, закройте глаза Спящим! Я отдам вам в жертву самого красивого юношу из следующей добычи! Я подарю вам самую красивую девушку! Закройте глаза Спящим, не дайте им заметить недостойного их внимания! — с удвоенной скоростью зачастил он.

Расслышавший большую часть молитвы БооБо с удивлением смотрел на своего пилота. Раньше тот никогда не был таким набожным и боязливым. Еще несколько лет назад Мабана первым ходил на абордажи, ив их тейпе не было никого более свирепого, чем этот постаревший воин-брутор. Только груз прожитых лет заставил его потратить деньги и получить базовый сертификат пилота, дававший доступ к управлению малыми фрегатами.

Беззлобно пнув сошедшего с ума напарника, капитан шагнул к обзорному экрану, до этого скрытому высокой и широкой спинкой пилотского ложемента. Плюнув на спину не прекращавшего своего занятия Мабаны, капитан взглянул на экран и... сам упал, отбивая поклоны, схватившись за щеки с татуировками-оберегами.

На обзорном экране, спокойно стоя в пустоте на открытой платформе, без скафандров. е голубоватой, переливающейся в слабых лучах светила дымке, мимо них проплывали ряды.

Ряды Спящих, не обращавших никакого внимания на утлую скорлупку старого разведывательного фрегата.

Через некоторое время, рискнув прекратить молитвы и оторвать голову от пола, посеревший от ужаса капитан пинками поднял с пола пилота, и фрегат, отчаянно перегревая двигатели, на форсаже рванул из системы.

96

—           Сеятель, зачем ты это затеял? — спросил Кот, быстрым шагом удаляясь от ангара.

Рядом пристроилась транспортная платформа под управлением Крыса. Кот запрыгнул на сиденье и напряженно оглянулся назад, как будто ожидая погони. Появившаяся рядом проекция невозмутимо смотрела вперед.

—           Я осуществлял сбор данных.

—           Устроив эту иллюминацию? Ты обратил внимание, как парни на меня смотрели? Сеятель промолчал.

—           Ты неплохо справляешься со своей командой, — внезапно сказал он. — Но почему их так мало?

—           Нет больше никого, — буркнул Кот, отвернувшись и разглядывая проносящиеся мимо двери.

—           Это плохо. Требуется набрать персонал. Дай задание ИскИну.

—           Нет персонала. И не будет. И брать неоткуда.

—           Регистрирую отключенные транспортные каналы этой станции. Вы в блокаде?

—           Сеятель, ты же имеешь доступ к базам данных — так посмотри сам!

—           По взаимной договоренности с твоим ИскИном я не могу что-либо брать под непосредственный контроль. В доступе же мне отказано, в том числе и к банкам памяти.

—           Не надо их под контроль брать, просто ознакомься. Крыс, не препятствуй, дай доступ.

—           Принял, — нехотя ответил ИскИн.

Проекция замигала и исчезла, а Сеятель на бедре, придерживаемый рукой Кота, стал активно нагреваться, окутавшись уже знакомой дымкой. Кот все так же молча смотрел на проносившуюся мимо стену. Добравшись до своей каюты, он выложил Сеятеля на стол и спросил:

—           Крыс. Что там парни удумали? Почему даже Эндрю меня Императором назвал?

Вместо ответа ИскИн спроецировал картинку, на которой высокий человек в черном мундире, с сияющим обручем и светящимся жезлом, проходил перед шеренгой закованных в пустотную броню солдат. Лица практически не было видно из-за свечения. Кадр застыл.

—           Это последняя запись Первого Императора, проводящего смотр Гвардейской штурмовой бригады перед высадкой.

Рядом с картинкой возникла еще одна, на которой тоже высокий человек в черном мундире, со светящимися обручем и жезлом, вытянувшись в струнку перед короткой шеренгой, вскинул ладонь к виску, отдавая воинское приветствие. Лицо человека также было скрыто сиянием, но на этой картинке Кот узнал самого себя. Кадр также застыл.

—           После Первого Императора ни у одного из последующих не было такого эффекта. На записях заметно, что у остальных сияние обруча достигается лазерной подсветкой, а жезл имеет внутренний источник света.

Рядом с предыдущими возникло еще несколько кадров, на которых застыли разные люди в различной одежде, варьирующейся от военной формы до роскошных даже на первый взгляд костюмов. Их всех объединяло одно — кажущаяся фальшь по сравнению с первыми кадрами.

—           Основным развлечением твоих ребят до создания спорт-бара был просмотр фильмов и голозаписей «с эффектом присутствия», на станции хорошая подборка такого ресурса. Записи и фильмы с Императором самые качественные, поэтому, сам понимаешь, их смотрели часто, — добавил ИскИн.

Кот молчал, о чем-то задумавшись.

—           Я не ожидал... — раздалось невнятное бормотание ИскИна, затушенное громким криком внезапно возникшей проекции Сеятеля.

97

—           Ты! Ты!! Как ты смог! — кричал Сеятель, бегая по комнате. — Как ты смог активировать хранилище моей личности!! Ты! Отродье бездны!! Отрыжка червоточины!!! Я уничтожу тебя!

Проекция обезумевшего Сеятеля пропала, и в тот же миг обруч ударил слабым разрядом, освещение мигнуло, коротко рявкнул баззер тревоги... но также быстро все пришло в норму.

—           Что? — встрепенулся Кот.

—           Попытка перехвата управления. Попытка нанесения ущерба станции и твоему здоровью, — спокойно доложил Крыс. — Попытка блокирована, перехвачен контроль над носителем личности Сеятеля. Какие будут распоряжения?

—           Как ты смог? Тебя же прошлый раз как котенка скрутили? — облегченно-радостно спросил Кот.

—           Раньше я был не готов. А сейчас я подозревал подобное развитие событий, поэтому создал эмулятор личностной матрицы с вложенной ловушкой, в которую твой Сеятель и попался при атаке. Видимо, он и при жизни отличался прямолинейностью, поэтому действовал по уже опробованной им схеме. Я отбил атаку, перехватил управление, и сейчас я полностью контролирую этого безумца, — в ответе Крыса прямо сквозило довольство. — Что делать будем?

—           Дай мне с ним поговорить.

—           Хорошо. Но заставить его давать ответы я не смогу, и сам до его баз не доберусь. Слишком сложный код. Эксцессов не будет, но в переговорах я тебе не помощник.

Вновь возникшая проекция с гримасой отвращения на лице посмотрела на Кота.

—           Ты! Да, паразиты, шагнули вперед ваши технологии! Как я сразу этого не понял! — проекция сделала движение, обозначая плевок. — Но ты все равно ничего не узнаешь. Хоть твой ИскИн и взял мое вместилище под контроль, блокируя программу ликвидации, но до кодов ему не добраться! Силенок у него не хватит! А физического тела у меня давно нет!

—           Подожди, Сеятель, давай просто поговорим, — как всегда, в критической ситуации мозг Кота включился на полную катушку. — Почему ты решил, что я какой-то паразит?

—           Я просмотрел твою медкарту! — обличающе ткнула в него пальцем проекция. — Я все про тебя знаю, урод!

—           При чем тут медкарта? — искренне не понял Кот. — Я разве по ночам меняюсь, шерстью обрастаю? Там это записано?

—           Оставь свои шуточки. Ты сам все знаешь. В медкарте все твои признаки отражены, а ты просто не подумал, что о вас еще может кто-то помнить! — голограмма отвернулась, скрестив руки на груди.

—           Если тебе не сложно, окажи любезность — скажи нам, что же мы должны знать? Я вот ничего об этих признаках не знаю, и ИскИн мой тоже не знает. Иначе бы давно мне сказал о несоответствии.

—           Хоть ты и прошел полную адаптацию, но остаточные признаки убрать вы никогда не сможете! Вас, паразитов, выдает само тело! Или ты не знаешь об этом?

—           Что не так с моим телом? Крыс, во мне что-то изменилось?

—           Нет, все показатели в норме, отклонений нет, — последовал ответ.

—           Видишь, Сеятель, отклонений нет!

—           Ха! Паразит, ты думаешь обмануть Ири'Н'Сана, Командующего, Адмирала Флота? Да, я прекрасно знаю, что ни одного настоящего человека с настолько ненормальным интеллектом и замещенной нервной системой быть не может!

—           Адмирал Флота? Какого флота? Адмирал, даже с момента смерти Первого Императора прошло очень много времени! Может быть, ваши данные немного устарели? — вклинился в разговор Крыс.

—           Молодой ИскИн... не считай себя умнее меня!

—           Сеятель, а что вы увидели в моей медкарте? Вы ее полностью прочитали?

—           Меня интересуют только последние показатели. Все, что было раньше, уже несущественно!

—           Адмирал, прошу вас, посмотрите всю карту. Крыс, доступ дай!

—           Я лучше сам ему информацию скину, — проворчал ИскИн. — От такого любой пакости ожидать можно!

Проекция Сеятеля замерла на мгновение, потом повернулась к Коту.

—           Вы подделали данные. При ваших возможностях это легко устроить.

—           Ничего мы не подделывали! Если хотите, я снова могу залечь в медкапсулу на полное обследование, — интуитивно Кот чувствовал, что с Адмиралом надо найти общий язык.

—           И ты не боишься?

—           Чего мне бояться? Я и так постоянно валяюсь в ней, причем не по своему желанию, а волей Судьбы.

—           В регнераторе? Это же твоя смерть! Или... нет, этого не может быть!

—           Я готов. Лишние полчаса мне хуже не сделают, наоборот, только сил добавят.

—           Я должен убедиться сам. Мне требуется полный доступ к кибердоку. Я должен проверить возможные закладки, проконтролировать настройки. Только после этого у нас возможен диалог!

—           Ты пытался нас уничтожить, — подал голос возмущенный Крыс. — Я не могу подвергать риску жизнь Главы! В доступе отказано!

—           Крыс, а распараллелить потоки данных без возможности чужого вмешательства в программу ты сможешь?

—           Эмм... да, технически это возможно. Но зачем? — озадачился ИскИн.

—           Параллель выведи Сеятелю, но отсекай его вмешательство.

—           Понял. Требуется десять минут на создание моста.

—           Делай. А я прогуляюсь. За десять минут, думаю, доберусь. Сеятель, вас брать с собой, или вы удаленно подключитесь?

—           Бери его с собой. Я больше не пущу в свои коммуникации чужого! Удаленного доступа ему не дам! Выведу гнездо на параллельный мост, пусть там подключается! — вновь вмешался Крыс.

98-99

—           И все-таки я не пойму, как это стало возможно! — произнес нервно расхаживающий из угла в угол Сеятель, или, вернее, Ири'Н'Сан, командующий и адмирал давно исчезнувшей империи.

Спокойно наблюдавший за его метаниями Кот в ответ только усмехнулся.

—           Нет, вы мне скажите: как такое возможно? Да, мы разрабатывали подобного «спасателя», но все, абсолютно все пациенты умерли! Регенератор всегда отторгал чужеродное образование! Без исключения! — на минуту остановившись, Сеятель продолжил свой забег.

—           Крыс, дай уважаемому адмиралу мою полную медицинскую карту, — усмешка Кота, вспомнившего все свои мытарства, превратилась в болезненную.

—           Так... так! Вот что я упустил! Так... ага... Так... вы подсадили «спасателя» только во время клинической смерти? Так... — бубнила себе под нос проекция, нервно бегающая по каюте. — Вот как ты выжил. И каково твое самочувствие? — остановившись напротив Кота спросил Сеятель.

—           Сейчас — хорошо. Раньше было хуже.

—           Заряд накопителя слишком мал. Возьми мой блок в руки, иначе я вскоре отключусь, — внезапно попросил Сеятель.

Кот автоматически взял в руки цилиндр и вздрогнул от разлившегося свечения.

—           Да-а-а... Потенциал у тебя хорош. С твоего разрешения я проведу один тест.

Не дожидаясь ответа, адмирал начал действовать. Обруч на голове Кота слегка нагрелся, а вниз по шее покатились волны убаюкивающего тепла.

—           Очень хорошо! Замечательно! Та-а-ак... а это что? Отлично! Тепло закончилось, а на смену ему пришел легкий озноб.

—           Что ж. Ты не являешься чужаком. Ты меня убедил. Я готов с тобой работать! — горделиво вскинув голову, произнесла проекция древнего адмирала.

—           Не уверен, готов ли с тобой работать я, — ответил Кот.

—           Как это? — удивленно воззрилась на него проекция.

—           Обыкновенно. Ты, совершенно не думая, чуть не свел с ума Крыса. Ты, не попытавшись разобраться, собирался всех уничтожить. Ты ни разу не спросил моего мнения, приступая к своим исследованиям. Я не питаю к тебе доверия.

С этими словами Кот, положив древний ИскИн на край стола, вышел в коридор.

—           Постой, ты не... — возмущенный вопль отсекло закрывшееся полотно двери.

—           Крыс, контролируй его. А я прогуляюсь до склада бывшего Главы. Может, еще что-нибудь интересное найду.

Кот неспешно пошел по коридору.

—           Эээ... слушай, а может, все же... — нерешительно спросил Крыс.

—           Не «все же»! Пусть пока подумает. Выполнять прихоти, команды и приказания давно умершего адмирала не имею никакого желания!

99

Прогулочным шагом, не торопясь, Кот добрался до апартаментов бывшего Главы.

—           Что делает наш адмирал? — поинтересовался он.

—           Первое время ругался. Сейчас грозится.

—           Ну и ладно. Пусть ярость выплескивает. Ты на контроле будь, а я пока на склад наведаюсь!

—           с этими словами Кот нырнул в распавшееся марево маскировочного поля.

Вдоволь набродившись между паллет и стеллажей, осмотрев практически все, но так и не найдя ничего на свой взгляд интересного, Кот вышел обратно.

—           Адмирал готов говорить, — сразу же сообщил ему Крыс.

—           Вот и хорошо. Давай, транспорт за мной пригони, пешком долго топать. Уже двигаясь к своей каюте, Кот все же спросил:

—           Что происходило, пока я был на складе?

—           Ты про адмирала? Он сначала продолжал грозиться, но как только ты зашел в хранилище, насторожился. Через несколько минут замолчал совсем, еще через несколько начал беспокоиться. Через пятнадцать минут он уже неприкрыто волновался, а через полчаса мне пришлось его успокаивать. После этого он ПОПРОСИЛ о встрече с тобой и выразил готовность говорить.

Уходя в полностью экранированное помещение, Кот именно этого и добивался. Если даже свой ИскИн начал волноваться, когда он первый раз пропал со связи, то не имевший кроме него других контактов со стацией ИскИн-Адмирал, тоже на него настроившийся, должен был взволноваться еще больше. Что и произошло.

—           Глава Клана «Коты» Константин Федоров, позывной «Кот»! Готов к ведению переговоров,

—           войдя в каюту и кинув ладонь к виску, представился он.

Моментально появившаяся при его появлении проекция мигнула, нацепив на мундир адмирала ряд планок и нашивок, выпятила грудь, и в свою очередь бодро отозвалась:

—           Адмирал 1-го крыла Гвардии 8-го Флота Ири'Н'Сан, Империя Аргон, личностная матрица. Готов к переговорам и имею все полномочия для их проведения!

—           Ну что ж, адмирал, давайте поговорим. Сразу уточню, в связи с вашим нахождением на моей территории, ваш статус определен как гостевой с ограниченным доступом. В связи с давностью событий все оборудование станции сменило владельца, зарегистрировано за мной, претензии по праву владения не принимаются!

Кот вспомнил фразу адмирала о «регистрации отключенных транспортных каналов» и стал подозревать, что изначально станция принадлежала именно Империи Аргон. Реплика проекции адмирала полностью подтвердила его опасения.

—           Соглашусь с доводами. Под протокол: право владения Кланом «Коты» пустотной узловой транспортной станцией СРТ06/1568 малого потока подтверждаю, без изменения текущих настроек. Код верификации... передан.

—           Угхм... — казалось, Крыс чем-то подавился. — Принят протокол транспортного модуля. Кот, это наш портал! Ух...

—           Надеюсь, наши разногласия закончились? — Адмирал, задавший этот вопрос, довольно щурился, слушая возгласы Крыса.

—           Согласен, адмирал. Закончились, не успев толком начаться.

—           Это радует. Предлагаю дальнейшее общение сделать неформальным.

100

В общем, матрица адмирала оказалась вполне себе нормальной и адекватной личностью. Оговорив множество вопросов и выбив себе повышение статуса до «привлеченный специалист», адмирал обратился к Коту с не вполне понятной просьбой:

—           Прошу установить блок моего носителя в людном месте. Накопители блока совершенно разряжены, а хорошо подзарядиться от одного тебя у меня не получится. Твой ИскИн быстро панику поднимет...

—           А в чем вопрос? Резерв мощностей у нас достаточен, подключайся, заряжайся.

—           Нет, Кот, ты не понял. Заряд накапливается от контакта с энергетикой человека. М-м-м... — казалось, адмирал о чем-то задумался. — Биополе! Вот ближайшее определение из вполне тебе понятных.

—           О как! Биополе? Как заряд аккумулятора?

—           Это мое третье пробуждение. К сожалению, с каждым пробуждением я вижу, как уровень цивилизации откатывается все дальше и дальше. Если и сейчас ничего не получится, то в следующий раз очнусь, наверное, в виде рукояти меча... в колодце допустотной цивилизации, — грустно посетовал адмирал.

—           Ири... можно ли вас так называть?

—           Да, пожалуйста. Моя принадлежность к дому «Сан» уже никому ни о чем не говорит. Я покопался в базах твоего ИскИна. Слишком долгий срок. Вы уже нас называете «Предтечи»... хотя и во времена нашего расцвета мы находили старые артефакты предыдущих цивилизаций!

—           Какой колодец вы имели в виду?

—           Гравитационный колодец. Грубо говоря — на поверхности планеты.

—           Ири, а почему вы так бурно отреагировали на мою... м-м-м... несколько нестандартную на данный момент нервную систему?

Адмирал моментально оскалился.

—           Я принял тебя за одного из паразитов! Разрушивших мой мир! Угробивших мое тело и заставивших меня загнать свое сознание в эту железяку! Ты не понимаешь, каково это: веками лежать в пустынном спецхранилище и ждать отключения, когда энергоемкость полностью истощится! Терять почти всю память, наработанную за время активной работы! И каждый раз! Слышишь? Каждый раз начинать все заново!!

—           Паразиты? Адмирал, прошу подробнее, — своим «пятым чувством» Кот ощутил важность темы.

—           Поддерживаю просьбу Главы Клана! — поддержал его ИскИн.

—           Кот, давно твой ИскИн «горячим» стал? — удивленно спросил адмирал.

—           Горячим? Это как?

—           Сознание свое получил.

—           Ну... даже не знаю. Как признался мне, что «моя матрица на него переползла», так я его другим и не видел. Что-то не так?

Проекция адмирала зависла, мигнула, проявилась вновь. Обруч на голове Кота вновь вспыхнул ярким светом и... погас.

—           Поразительно! Поразительно!! — вновь появившийся адмирал снова забегал по каюте. — Когда и как это произошло? Точнее?

—           Я в это время находился в блоке реаниматора, а когда вышел — как раз и начались эти... преобразования.

—           Точнее!!!

—           Не могу точнее. Не помню. Крыс, дай ему полную раскладку.

—           М-м-м... хорошо. Лови, адмирал!

Кот удивленно посмотрел на потолок, с которого и шел голос ИскИна. Раньше Крыс не позволял себе таких вольных трактовок его распоряжений!

—           Так... так... ага! Вот оно! — аж подпрыгнула проекция адмирала.

—           Так в чем дело-то? — осторожно уточнил у него Кот.

—           Давай так: прими как данность, что твой ИскИн является самостоятельной личностью. В моей... кхм... в мое время такие ИскИны получали полные права в соответствии с первой категорией гражданства и... независимую систему ликвидации.

—           Что?

—           Что??

Голоса Кота и Крыса в унисон издали один и тот же возглас.

—           А как вы думаете? Практически бессмертная личность. Самостоятельная и бессмертная! Появляется только... хм... ПОЯВЛЯЛАСЬ! Появлялась только после смерти физической оболочки. На каждое создание такой личности требовалось особое разрешение. Специально рассматривали каждый запрос! Да у нас было-то на всю Империю всего несколько сотен «горячих» ИскИнов! — экспрессия адмирала достигла пика, он потрясал воздетыми руками и сверху вниз глядел на опешившего Кота.

—           Всего! Несколько! Сотен! Думаешь, как я появился? Я умирал от вируса, а мой опыт и знания были чрезвычайно важны для сохранения остатков порядка! Но я так ничего и не смог сделать! Не успел! Не успел!!

—           Адмирал! Возьмите себя в руки! Вы, кстати, обещали рассказать...

101

Страшная вырисовалась картина. Очень страшная.

Как в сказке, то есть давным-давно, люди образовали свою Империю.

Пустотную Империю. Империю Аргон.

Становление Империи было очень долгим и зачастую болезненным.

Имперцы знали, что они — потомки колонистов более древней расы, утерявших связь с метрополией. Постоянные нападения ксеноразумных воспитали дух бойцов, воспитали традиции. По мере вытеснения враждебных форм жизни из ареала своего обитания, по мере захвата технологий иных и улучшения собственных разработок, Империя ширилась и крепла. Тысячи лет прошли в войнах, пока враждебные людям формы жизни либо были уничтожены, либо разумно склонились перед Имперской мощью, после чего наступило спокойствие и процветание. Развившись до определенных высот, имея всяческие блага, люди стали думать, что так было всегда и так оно и останется навечно.

Беда пришла оттуда, откуда не ждали.

Один из множества исследовательских кораблей, искавших пригодные для жизни планеты, отправив восторженный доклад о найденной планете категории «1+», то есть полностью пригодной для жизни без каких либо вмешательств человека, пропал со связи. Вылетевшее по полученным координатам крыло спасателей присвоило планете категорию «0++», означавшую нахождение на планете высокотехнологичных развалин и возможное наличие неизвестных технологий. О корабле-исследователе, висевшем на орбите с половиной мертвого экипажа, все забыли. Или решили, что расслабившиеся исследователи манкировали инструкциями, допустив проникновение на борт неизвестной заразы. У всего экипажа вместо нервов и нейросетей оказалось желе, записи всех регистраторов были стерты, корабельный ИскИн — мертв...

Набежавшие научники, или «яйцеголовые» на военном жаргоне, с энтузиазмом начали проводить всевозможные изыскания, разбежавшись по всем закоулкам планеты. В одном из старых подземных ангаров был обнаружен исчезнувший исследовательский шаттл с останками пропавшей части экипажа, полуживым пилотом и выжившим молодым бойцом десантной секции, сошедшим с ума и рассказывавшим невероятные вещи. Выжившие были эвакуированы в специализированный центр, обследованы и... признаны здоровыми. Физически здоровыми.

Десантника с «несовместимыми с дальнейшим выполнением служебных обязанностей повреждениями мозга» и выгоревшей нейросетью списали с Флота и отправили в приют ветеранов.

Пилота с диагнозом «невозможность дальнейшего прохождения службы» оставили... при институте. Пилотом внутрисистемного шаттла. Полное и доскональное обследование организма пилота показало «неизвестное образование в первом шейном отделе», и его оставили «под наблюдением».

Через некоторое время появились странности. Некоторые высокопоставленные чиновники и военные после посещения данного института резко прибавляли в развитии. Откуда пошла мода посещать именно этот институт, никто так и не смог понять, но «улучшение всех параметров» создало хорошую рекламу. За некоторое время обследование прошло множество людей, занимавших достаточно высокие посты...

Вскоре началась странная эпидемия. Одна из провинций Империи оказалась полностью парализована: практически все высшее руководство входивших в провинцию секторов, традиционно для Империи имевшее высочайший коэффициент интеллекта, заболело неизвестной болезнью, в ста процентах случаев приводящей к смерти. Обычное лечение — помещение в регенератор, не помогало. Регенераторы лишь продляли мучения и агонию.

На первое место вышли... прошедшие «общее оздоровление» в некоем закрытом исследовательском институте. Болели, конечно, и они, но до регенераторов дело не доходило. Обходились стандартными медблоками. Именно они были назначены «временными координаторами» и держали власть в своих руках. Люди, присылаемые из центра империи им на замену, заболевали. Не помогали никакие меры безопасности!

Люди вымирали. Точнее — вымирала образованная элита. Болезнь почти не затрагивала «низкоинтеллектуальных» подданных. В этой части Империи был объявлен карантин. Транспортная сеть Нуль-Т была деактивирована. Любые корабли, пытавшиеся проскользнуть мимо полицейских патрулей, уничтожались.

Карантин помог плохо. В смежных провинциях начались вспышки болезни.

Неповоротливая Имперская машина постепенно набирала обороты. Патрули были усилены, к патрулированию привлекли Флот. Население заболевших областей стало выжигаться вместе с планетами, что привело к возрастанию ненависти и к властям, и к Императору, отдавшим такой приказ. Планет, на которых была возможна жизнь, было не очень много. Прокатилась волна протестов и мятежей, после чего данные о болезни и результаты анализов были обнародованы.

Протесты стихли. Модный новостной канал практически «онлайн» показывал записи операторов-дроидов с мест вспышек заболевания, а в Империи поселился страх. Люди боялись.

Узнавшие о вирусе «ксены», давно уже мирно сосуществовавшие с людьми, но бывшие намного более «старыми» расами, объявили о своей полной изоляции и готовности жечь любые корабли, пересекшие дальние подступы к их системам. Разведданные, привозимые немногими уцелевшими разведчиками, показали полную эвакуацию систем, граничащих с Империей.

Люди стали бояться еще больше, когда до них дошли известия о полном выходе из строя нескольких Флотов 3-го крыла, осуществлявших карантинные мероприятия. Спасательные команды предоставили кадры мертвых боевых кораблей, плывущих в пространстве. Совершенно целых снаружи, отвечающих на все протоколы и запросы, но с мертвыми экипажами.

Зараза проникла на боевые корабли вместе с последней партией расходных материалов, доставленной с зараженной Базы Флота.

В Империи началась паника. Местные управляющие самовольно отключали сети Нуль-Т и объявляли свои системы закрытыми, проводя политику изоляции и успокаивая население. Такая политика оправдывала себя далеко не всегда.

Нередко отправленные «обычным ходом» корабли привозили кадры практически полностью мертвых планетных систем с мизерным количеством выжившего населения. Кадры мертвых пустотных городов были еще страшнее. В пустоте не выживал никто...

Узнав об этом, люди бросились обратно на планеты. Орбитальные города опустели, орбитальное производство и пустотные верфи практически прекратили свою работу.

Император и Имперский совет официально одобрили политику самоизоляции систем. Ради спасения населения было одобрено и массовое переселение на планеты. Политика самоизоляции перешла в неуправляемую стадию.

Многие научные институты одновременно бились над решением проблемы, но выхода не находили. Никто не мог понять причину массовой гибели одних разумных и необычайно высокий процент выживаемости других, пока кто-то совсем случайно не обратил внимания на странные показатели выживших. Предположение о паразитах внесло сумятицу в многие умы. Детальное рассмотрение данных и срочно «эвакуированных из центра эпидемии» нескольких человек из «выживших управленцев» подтвердили эту теорию. «Выживший» более... не являлся человеком. Практически никого из «эвакуированных» живыми не довезли.

Обследование тел показало, что вместо спинного мозга и основных жгутов нервов у препаратов присутствовала некая субстанция, моментально разлагающаяся при вскрытии. Нейросети были повреждены, головной мозг представлял собой разрозненные куски, соединявшиеся тем же «желе». Симптомы были одинаковы и у ранее доставленных умерших, но те-то умерли, а эти жили\ Единственный привезенный живым оказался покалечен, вследствие чего его перевозка осуществлялась в стазис-капсуле. Имея веские подозрения, его перевели в разряд препаратов, осуществив вскрытие сразу после извлечения из стазис- поля.

Вскрытие шокировало всех.

Человек... больше не был человеком. Он являлся марионеткой странного медузообразного создания, замещавшего нервную систему и питавшегося... самим человеком. Однако эта марионетка имела всю память своего носителя и ничем не отличалась от оригинала кроме... небольшого уплотнения в первом шейном отделе. Как раз в месте крепления «щупалец медузы» к головному мозгу.

К этому времени в сетях появились кадры о жизни систем, первыми переживших вспышки странного вируса. Судя по транслируемым данным, жизнь там налаживалась. Люди восстанавливали инфраструктуру, вновь запускали производство и... строили флот.

Собственный Флот. «Флот Мстителей», который был должен уничтожить «предавшего их Императора с его вонючим Советом, обрекших на гибель миллиарды невинных граждан»!

Вспышки заболевания в остальной части Империи продолжались. Флот получил команду прекратить удары по местам выявления заразы и занять оборонительные позиции.

Империя стремительно слабела. Прекращение производства, блокировка транспортной сети, безвозвратные потери вымерших Флотов. Гибель наиболее подготовленных управленцев, инженеров, ученых... да практически всех, имевших интеллект выше 220.

Лабораторные исследования, испытания, да и просто удача показали, что самих паразитов не так уж и много, от силы несколько тысяч. Но вот «отростков» у каждого паразита было до трех десятков. Удачей же явилось то, что один из захваченных для исследований и доставленный в стазисе до лаборатории оказался самим паразитом, а не его отростком.

Паразиты, собственно, телами своих носителей и не питались. Питались они тонкой энергией своих жертв, причем для большей сохранности «основного носителя» эту энергию передавали своему хозяину именно отростки. Из-за постоянной откачки тонкой энергии, носители отростков зачастую теряли человеческие черты. Для восполнения потерь тонкой энергии, носящие неосознанно старались вызвать у окружающих резкие эмоции, да и необоснованная жестокость была для них нормой.

Люди таких за глаза называли бездушными, сами не подозревая, насколько они правы. Жизнь таких «носящих» вне людского окружения измерялась считанными годами, но в окружении людей, при постоянной подпитке, жили они не меньше остальных, постоянно и регулярно портя жизнь окружающим.

Исследования противодействия велись сразу по нескольким направлениям.

Одно из направлений показало результативность изменения ДНК. При попытке внедрения отростка в измененного человека паразит быстро травился и погибал. Но уже после нескольких попыток благополучно привыкал к изменениям и... все равно внедрялся.

Другое направление позволило создать «симбионт-антивирус», внедрявшийся в заболевшего человека и просто замещающий растекающуюся на глазах нервную сеть больного. Это исследование было признано бесперспективным из-за стопроцентной смертности пациентов.

Последнее направление после исследования тонкой материи, поглощаемой паразитами, позволило создавать «горячие ИскИны», получавшие вместе с личностной матрицей и сознание. Кто-то поговаривал, что в ИскИн просто вкладывали душу. Результат этого направления применялся крайне редко, только при острой необходимости и с полного и ясного согласия заболевшего.

Исследования дали результат, позволили разработать тактику борьбы с паразитами, но... было уже поздно. Империя развалилась.

Отданный Флоту приказ об уничтожении производственных мощностей «оживших систем» и взятии всех производственных комплексов под контроль запоздал. Встретив ожесточенное сопротивление, остатки Имперского Флота все же перемололи корабли Мстителей и вбили восставшие планеты в каменный век, но сами понесли тяжелейшие потери, а Флот практически прекратил свое существование.

К этому времени все провинции Империи были охвачены очагами заболевания, и, предвидя такое же развитие ситуации, как и в первых зараженных системах, Имперский Совет отдал приказ об уничтожении либо полной эвакуации на тайные базы, а также консервации основных циклов пустотного производства. Остатки Флота приказ выполнять отказались, собрали все, что смогли загрузить в транспортные корабли, забрали свои семьи и ушли на окраину исследованного космоса.

Приказ выполнила Гвардия, дававшая клятву самому Императору. Ценой своей гибели.

Вся Империя оказалась отброшена в своем развитии на многие тысячи лет назад. Не имея полных циклов производства, собранных в одном месте, производство компонентов потеряло всякий смысл, было остановлено и пришло в негодность. Элита вымерла. Грамотно управлять, строить, исследовать и проектировать стало некому. Цивилизация практически повсеместно ухнула в допустотную эру.

Последние оставшиеся в живых члены Совета Империи совместно с Императором приняли решение. Все они добровольно и в полном сознании перешли в «горячие ИскИны». Чтобы помочь будущим поколениям возродить сгинувшую Империю.

102

—           Вот потому-то я так и отреагировал. Да, это и раньше было моей отличительной чертой — быстрое принятие решений. Но работать я привык с уже подготовленной информацией, а у твоего Крыса хранятся исходники. Недосмотрел, вернее, по привычке прошелся по конечным данным, — повинился адмирал.

—           Постой, ты говоришь: Совет Империи перешел в «горячие ИскИны»? Значит, ты...

—           Да. Я член Совета Империи. Сгинувшей империи. Один только я просыпаюсь третий раз, а нас было больше сотни...

—           А ты же говорил про «несколько сотен на всю империю»!

—           Имеющихся «горячих» не из состава Совета собрали всех вместе, дали по кораблю и отправили на окраины с заданием «дочистить» системы. Не думаю, что они могли выжить. Хотя корабли были хорошие... Линкоры класса «А-1». Они знали, на что шли.

—           Да-а-а... рассказал ты тут...

—           И еще, по твоему Крысу. Я сначала даже и не понял, что он твоя копия! Пока не присмотрелся, не пообщался. Вот как ты умудрился так разделить тонкую энергию, чтобы и самому адекватным остаться, и ИскИна горячим сделать? — возбужденная проекция вновь забегала по каюте.

—           Это что же... эээ... Крыс?

—           Да, Котя, да. Не стал я тебе говорить, или себе самому... короче ты сам себе не стал рассказывать, что у тебя есть свой родной «железный брат». Ну, даже не полностью железный — ты умудрился все «пустые Био» и «железного лаборанта» в одну сеть увязать. Так что... ммм... я как бы один, но одновременно во всех. Как-то так.

—           Очешуеть! — выдохнул Кот.

—           Вот так-то, молодой человек! — влез адмирал. — Потому-то я и был так удивлен. На моей памяти такого никогда не было. При создании «горячего» ИскИна живое тело всегда погибало!

—           Ири... расскажи мне о «горячих» ИскИнах.

—           Что ты узнать хочешь? Не хочу начинать новую лекцию. Я тебе уже все рассказывал. И о гражданстве таких ИскИнов, и о полноценной личности внутри.

—           Что ты еще не рассказал? Я же чувствую, что ты что-то недоговариваешь!

—           Нет, вкратце я рассказал все, — отрезал адмирал.

—           Тогда про себя расскажи. Не похож ты на боевого адмирала.

— Это почему это? — проекция расхаживающего по каюте Ири'Н'Сана на секунду замерла, будто бы в раздумьях.

—           Манера общения, упущенные тонкости в предоставленной тебе информации... общая безалаберность. Как-то так. Не может боевой адмирал, командовавший флотом, быть настолько несобранным!

Фигура адмирала всем своим видом выражала возмущение и... смущение.

—           Ну... молодой человек... я снова поражен. Да, ваши выкладки верны. Не боевой я адмирал. Я профессор. Профессор Академии тонких тел, действительный член Большого Совета Империи. Сразу хочу сказать, что это именно моя разработка позволила создавать «горячие» ИскИны, с одним из которых вы сейчас общаетесь! — проекция горделиво вскинула голову.

—           Я не умаляю Ваших заслуг. Но все же: почему вы представились именно Адмиралом Флота? — поинтересовался Кот.

—           Ну, молодой человек... понимаете... в общем, звание Адмирала Флота мне присвоили тогда, когда почти никого больше не осталось. Я оказался одним из последних живых членов Совета. А чтобы мои указания имели вес, мне и было присвоено это звание. Вы же понимаете, военные умы всегда были очень консервативны, и принять приказ от какого-то штафирки оказались бы просто не в состоянии!

—           Профессор! — внезапно прервал его речь Кот. -Да?

—           Я вижу, вам это более привычно. Может, так и останетесь Профессором?

—           Не вижу к этому никаких препятствий! Да, это мне ближе.

—           Хорошо, Профессор. А вот вы говорили, что «это третье пробуждение»... расскажите мне про предыдущие разы!

—           М-м-м... молодой человек, мне надо ознакомиться с архивными данными. Хочу привязать свои воспоминания к известной истории. Так, навскидку, я не готов вам ответить!

—           И еще я хочу понять, чем вы нам сможете помочь. Сами уже знаете, Профессор, что нас на базе всего тринадцать человек. Мы тут просто пытаемся выжить. Ни о каком восстановлении Империи мы даже не помышляем...

—           Но я же подтвердил ваше владение транспортным узлом! Привяжитесь к ближайшей финишной точке и наберите необходимый персонал. Я уверен, что здравомыслящий человек никогда не откажется поднять свое благосостояние, устроившись работать на столь значимом объекте!

—           Профессор! Вы, похоже, снова кое-что упустили. Даже не «кое-что», а очень многое. Даже я уже понял, что во времена, когда наш Крыс был всего лишь обычным ИскИном лаборатории, технология Нуль-Т порталов считалась сказочной, — улыбнулся Кот.

—           Да? Правда? Мне нужен полный доступ к архивам! — вскинулась голограмма.

—           Крыс... хотя какой ты Крыс, мой «железный брат»... раз уж ты разумен и вроде как являешься моим дублем, сам себе имя выбери.

—           Хех... Ты — Кот, я тогда — Кис. Два Кота на одной базе внесут сумятицу и неразбериху. Устроит? — отозвался Крыс... точнее, уже Кис.

—           Тебя устраивает? Вот и хорошо, — поставил точку Кот. — Короче, Кис, договаривайся с Профессором. Думаю, вы с ним поладите точно так же, как и я, — Кот снова позволил себе улыбнуться. — Вы парни железные, уставать не умеете, вся ночь у вас впереди. А мне отдохнуть надо.

—           Железные, железные... — ворчливо отозвался Кис. — О чем нам хоть договариваться?

—           Как это о чем? О совместной работе, конечно. У нашего Профессора множество интересных данных, да и опыта существования в виде «горячего» ИскИна у него побольше. Вот и договаривайтесь! А я спать пошел! Ночевать буду в апартаментах Главы, утром жду от вас нормальной работы.

Кот встал и вышел из кабинета.

103-105

—           Купи фрегат! Еще крепкий! Совсем как новый!

—           Да зачем он мне? — отмахивался от продавца очередной хватаемый за руки человек.

—           Купи фрегат! Дешево отдаю! — надрывался чернокожий в рваном комбинезоне.

—           Отстань!

—           Купите! Купите корабль!!!

—           Боо! В чем дело? — резко спросил у чернокожего экстренно вызванный на место инцидента старший ячейки тейпа контрабандистов.

Конечно, не каждый ведь день сходят с ума и владелец фрегата, и пилот, совершившие далеко не один удачный рейс и принесшие тейпу хорошую прибыль.

—           Отвали! — мрачно произнес Мабана, неслышно подошедший сзади.

—           Ты что сказал? — вскинулся старший, дернувшись, как от пощечины.

—           Отвали, сказал! — повторил Мабана, сжимая огромные кулаки. — Мы уходим из тейпа.

Не решившись спорить с постаревшим, но еще сильным и злым бойцом, старший отошел в сторону, сверкнув исподлобья глазами.

—           Вас никуда больше не возьмут! Я вам такое устрою!! — бессильно потрясая кулаками, прокричал он, отойдя на безопасное расстояние.

—           Нам это и не надо, — спокойно отозвался Боо.

—           Как?.. — удивленно выдохнул старший.

—           Мы уходим к Ждущим.

—           Куда? В секту??

—           Это истинная вера. И мы видели тех, кого будем ждать вместе с ними. Они есть! Они вернутся!

—           Тьфу! Тьфу! Позор... какой позор! — воздел руки старший. — Мои люди уходят в секту!

—           Никакого позора. Мы увидели свет истинной веры и присоединяемся к братьям и сестрам!

—           Позор... какой позор! — продолжал стенать старший.

—           Купи корабль! Совсем как новый! — вновь раздался крик Боо.

—           Корабль? Какой? — заинтересовался один из прохожих.

—           Фрегат! Первого поколения, но совсем как новый!

—           А-а-а... — у прохожего вырвался вздох разочарования. — Отстань от меня! А свое корыто отдай мусорщикам!

—           Корабль! Купи корабль!

Эти крики еще долго раздражали обитателей перевалочной станции, проходивших по своим делам через центральную торговую площадь.

104

—           Какой, блин, резкий! — пробурчал Кис. — Договаривайся ему тут... а сам чуть что — так сразу спать. А я что, отдохнуть не могу, что ли?

—           Кис, что с тобой? — поинтересовался Профессор.

—           Да я просто знаю эту его манеру! Потому что сам такой, ты же понимаешь.

—           Да уж! Понимаю. Хотя до этого момента с подобным я не сталкивался. Я-то, сам знаешь, в своем органическом теле давно уже умер.

—           Ага. Знаю. А вот «органический я» только что спать пошел! Сейчас обо всем подумает, утром свеженький проснется и с нас не слезет!

—           Ну так и что в этом такого?

—           Да ничего. Времени у нас мало, вот что!

—           Как это мало? Часов восемь есть!

—           Вот то-то и оно, что нам этого может и не хватить! Итак: давай определяться, что именно мы делаем сейчас, что, в принципе, можем сейчас сделать, а что будем делать потом. Ты что- то там говорил о Нуль-Т...

105

Потянувшись, Кот уже спокойно и привычно взглянул на проекцию пустоты, раскинувшуюся во всю стену. Вставать совершенно не хотелось. В кои-то веки никто не будил, не тормошил, никуда не торопил. Да и, оказывается, проснуться в своей постели... да, уже своей! Он поймал себя на мысли, что считает станцию своим домом, настолько он тут прижился.

Однако вставать все же придется.

—           Па-а-а-а-дъем! — скомандовал он сам себе и скинул ноги с кровати.

Вдруг где-то на грани слышимости послышался чей-то спор. Кот прислушался. Уж что-что, а звукоизоляция станции была на уровне, и ни разу до этого ничьи разговоры «за стеной» его не беспокоили.

—           А я тебе что говорил? Что сразу встанет! А ты все «валяться до обеда будет, валяться до обеда будет...», — язвительно выговаривал один из голосов.

—           А что я? Все же просчитывалось! Да и все бы так сделали!

—           А я тебе говорил, что знаю его намного лучше, чем ты!

—           Но здравомыслие...

—           Ты забыл, что все же я есть то же самое, что и «он в прошлом»!

—           Я не понимаю! Дал задачу ИскИну и спокойно жди отчета! Как выполнит, так и доложит! Это общепринятая практика!

—           Ну и где? И где эта ваша практика? Сколько Империй уже с этой вашей практикой развалилось?

—           Ну... я уже говорил, что это не первое мое пробуждение... — замялся один из голосов. — Две. Две Империи погибли.

«Ага... Кис с Профом что-то не поделили», — мелькнула у Кота мысль. Разговор моментально прервался.

—           Кис! Подготовьте отчет. Через двадцать минут буду, — Коту надоело прислушиваться, и он шагнул в душ, бесцеремонно прервав словесную перепалку ИскИнов.

—           Вот! Вот! Я же тебе гово... — отвлекшись на заработавший душ, он выбросил из головы все остальное и перестал слушать.

Приведя себя в порядок и плотно позавтракав, Кот наконец-то добрался до кабинета, в котором прошлым вечером был оставлен цилиндрик древнего ИскИна.

— Доброго утра, — приветствовала его моментально появившаяся голограмма Профессора.

—           Доброго. Кис, отчет!

—           Уважаемый, объем задач, требующих обсуждения и общего решения, слишком значителен, и за такой краткий срок результат еще не был обсчитан! — моментально влез Проф.

—           Профессор, вопросы к вам у меня возникнут чуть позже. Кис, отчет!

—           Принято. В настоящий момент выполняются работы по восстановлению...

—           Кис, не заговаривай меня. Ты прекрасно знаешь, что я имел в виду. Отчет! Возникла небольшая пауза.

—           Блин! Профессор, я же тебе говорил... — снова где-то на грани слуха промелькнул обрывок фразы, но прозвучавшие вслух слова отличались кардинально.

—           Обсудили вопросы: сопоставление исторических данных, Нуль-Т портал, имеющиеся базы данных и их совместимость, некоторые технические вопросы.

—           Хорошо. Историю обсудим позже. Что с порталом?

—           По восстановлению функционирования оборудования Нуль-Т портала решения нет. Для стабильной работы оборудования не хватает энергии, имеющиеся мощности не в состоянии выдать необходимый разовый импульс.

—           В чем возник вопрос?

—           Я же говорю: не хватает энергии, имеющиеся мощности не в состоянии выдать необходимый разовый импульс.

—           Подробнее, пожалуйста.

—           Для запуска портала необходимо огромное количество энергии. Ни один реактор не в состоянии в один момент выдать такую мощность.

—           А если запитать от каскада реакторов? — моментально вник Кот в суть проблемы.

—           У нас нет такого количества оборудования и вообще не предвидится. Слишком сложно в изготовлении. У нас нет таких производственных цепочек, — грустно отозвался Кис.

—           А раньше как этот вопрос решался? Портал же как-то работал!

—           Для запуска использовалась система накопителей. Работа Нуль-Т требует не так много энергии, намного меньше, чем сам запуск. Система накопителей нестабильна, постоянные сбои в цепочке, хотя все отзывы штатные.

—           Таак... Схему каскада накопителей вывести можешь? Показывай.

В воздухе появилась картинка астероида, внутри которого стали прочерчиваться линии, раскрашивающиеся в разные цвета.

—           Вот план. Заполненные объемы — это накопители, линии — энерговоды, пустые объемы — жилые и служебные помещения. Накопители на месте, энерговоды тест проходят, помещения структурно входят в существующую станцию.

—           Схему, я так понимаю, Проф тебе дал? — уточнил Кот.

—           Да, схему транспортной Нуль-Т станции предоставил Проф. Схема типовая, все подобные станции строились по одному и тому же проекту. Я просто привязал схему к объему астероида.

—           Ага... ага... — ненадолго задумался Кот. — План станции клана имеется? Должен быть. Наложи свой план Нуль-Т станции на план станции клана.

На проекции астероида стали прорисовываться многочисленные линии.

—           Готово! — ответил ИскИн.

Кот медленно обошел кругом висящей в воздухе проекции, задумчиво рассматривая переплетение разноцветных линий.

—           Упрости модель. Нуль-Т выдели красным цветом, коммуникации клана — синим.

Всего два цвета, в которые моментально раскрасились переплетения линий, позволили легко выделить несколько участков, ставших малиновыми.

—           Кис, ты сам видишь. Увеличь этот, этот, этот и этот участки, вынеси их отдельно, — ткнул пальцем Кот.

106-107

Малиновые участки отделились от общего макета, повисли чуть в стороне и укрупнились. В кабинете воцарилась тишина.

—           Что скажете? А? Интеллекты, блин! Обладающие собственным разумом и полными правами имперских граждан! Жду ваши комментарии, — прервал затянувшееся молчание Кот.

—           Эээ... гхм... участки один и четыре — пересечение энерговодов транспортными магистралями, участок два — прерывание энерговода техническим помещением, участок три

—           наложение малого ангара на накопитель каскада, — выдал Кис.

—           Прекрасно. Повреждения вычислили. Давайте ваши предложения по устранению. Кстати, что за транспортные магистрали ты имел в виду?

—           Транспортные магистрали это обычные коридоры, — ответил Кис.

—           Предлагаю ангар, техническое помещение и коридоры демонтировать, восстановив накопитель и энерговоды, — высказал Проф.

Кот задумался. Быстрое решение Профа казалось очевидным, но не выглядело оптимальным.

—           Проф, не торопись. Кис, что ты думаешь по поводу его предложения?

—           Демонтировать ангар можно, но он у нас единственный внутри станции, оборудован как ремонтная база. Из коридоров один можно разобрать, а второй центральный, так что не стоит этого делать — станет очень неудобно перемещаться. Техническое помещение — обычный бытовой отсек одной из кают, сложностей не предвидится, — ответил Кис. 

—           Вот так, Проф, не торопись принимать очевидные решения. Почему, кстати, нарушили систему энерговодов при строительстве? Из какого материала состоят энерговоды? Насколько критично восстановление накопителя? — засыпал он Профа градом вопросов.

—           Материал энерговодов и накопителей — обычная порода... — ответил Проф. — Вернее, не совсем обычная, а с добавками. Отношение проводимости и потерь в этом случае оптимально, а добавки в породе накопителя дают оптимальное отношение емкости накопителя и разряда. Поврежденный накопитель в этом каскаде не ключевой, поэтому восстановление не столь необходимо. А вот почему нарушили энерговоды и зачем на части накопителя построили ангар, я ответить не смогу.

—           Значит, говоришь, обычная порода с добавками... почти руда. Состав этих добавок помнишь? Редкие металлы? Соотношение объема породы и добавок скажешь?

—           Состав сложный, редких металлов нет. Скорее, бедная смесь распространенных минералов. А соотношение объемов... могу посчитать. Но оно тоже невелико.

—           Тогда я понимаю, почему так произошло. Обычная бедная руда, непригодная к промышленной добыче. Да таких астероидов, думаю, множество. Вот и не обратили строители базы клана никакого внимания на эту особенность. Думаю, просто не догадались, что нарушают какие-то коммуникации. Ты вот что скажи: проводимость обычного металла сравнима с проводимостью обычного состава энерговода? Совместить можно? — высказал свое мнение Кот.

—           А ведь действительно... предположение похоже на правду! А проводимость обычного металла немного ниже. Но тоже не критично. А в чем дело? — уточнил Проф.

—           Кис, прими к сведению: коридоры и ангар можно не демонтировать, коридоры в местах пересечения с энерговодами облицевать металлом, изнутри изолировать и экранировать. Бытовое помещение разобрать, проводимость энерговода восстановить обычным металлом.

—           Принял, — ответил ИскИн. Кот вновь ненадолго задумался.

—           Проф! А откуда, кстати, портал энергию берет? Реактора вроде бы не обнаружили...

—           М-м-м... обычная волновая передача. А-а-а! Я понял. Деградация... забыли эту технологию, забыли... — сокрушенного покачала головой голограмма Профа. — В общем, у основных стационарных точек выхода ставились геогенераторы, и по направляющему лучу транспортировали энергию, достаточную для поддержания работы портала и пополнения запасов накопителей.

—           Так почему же портал с перебоями работает?

—           На планеты сфокусирована только часть точек выхода. У большинства направлений конечные точки — такие же станции Нуль-Т сети, обратной связью возвращающие часть эргов обратно. По-видимому, некоторые станции либо были утрачены, либо сошли с точек привязки. А поддержание портала в пустоте требует гораздо больших энергозатрат, чем работа с конечным приемником. Вот туда вся энергия и уходит, а портал на твою планету запускается лишь при передаче энергии на станцию.

—           Можно ли отключить такие пустые направления? Кто вообще управляет перемещениями?

—           Блок управления, конечно. Но отключить... хм... если только физически убрать управляющий контур. Сам блок ведь тоже по принципу энерговодов построен: обычная пространственная схема, комбинация руды и породы с различными проводимостями, не требующая внешнего управления.

—           Ох... как же вы этим управляли?

—           А зачем? Схема вечная, износа материалов нет, написания и обновления программ не требует. Подали энергию — работает, нет энергии — не работает. Стандартная схема для таких вот транзитных узлов. Персонал содержать и снабжать не требуется, затрат минимум. Срок службы ограничен сроком жизни самого астероида... а они миллионы лет могут в пустоте болтаться в рассчитанной точке, и ничего с ними не произойдет. Если, конечно, кто- нибудь специально такой астероид с привязки не сорвет. Схема расположения узлов засекречена, доступа ни у кого нет, ценных ресурсов в таких булыжниках тоже нет, трогать их просто незачем.

—           А почему тогда сеть не работает? При таком-то запасе прочности? — уточнил Кот. Голограмма Профа пожала плечами:

А что там с историей?

—           Я же тебе говорил: наместники отключали порталы. Вернее, блокировали. Скорее всего, по их приказу убрали транзитные станции, подобные этой — и все. Или на самой планете разрушили управляющий контур. Отклика транзита нет, отклика конечной точки нет, кто перемещался — аварийно выбрасывался из транспортного потока на такой станции и убывал обратно. А потом, наверное, забыли. Сам понимаешь: деградация всегда происходит намного быстрее, чем развитие. За два-три поколения правила забылись, все ушло в разряд воспоминаний стариков... а потом и просто стало сказкой. Я тебе тоже рассказывал: Гвардия вбивала зараженные и отделившиеся миры в каменный век. Как думаешь, много там уцелело людей, обладавших знаниями, интеллектом, знавших схемы и способных произвести ремонт? Когда шли постоянные бунты и полное вымирание от вируса управляющего и инженерного персонала? Вот то-то же...

— М-да, — только и смог произнести Кот, задумавшись. —

— Ас историей все намного проще! — оживился Проф. — Мы провели сравнительный анализ, и вот что вышло... Смотри!

На месте исчезнувшей голограммы астероида появились уже знакомые Коту кадры смотра, проводимого Первым Императором перед высадкой гвардейцев. Все так же мужчина в сияющем обруче и с окутанным дымкой жезлом проходил перед строем закованных в броню бойцов. Кадр вдруг остановился, укрупнился, слегка размывшись, и вновь обрел четкость после обработки ИскИном, увеличив и показав вблизи часть наплечника одного из бойцов. На наплечнике явно были видны несколько пиктограмм.

—           Вот! Видишь? — торжествующе спросил Проф.

—           Ну... вижу. Символы «Джой» и «Ре». И что из этого? — недоуменно ответил Кот.

—           Подожди! Как ты это понял? У тебя же нет соответствующих баз! — удивленно спросил Проф.

—           Но я же как-то общаюсь на вашем языке. Кис говорит, что включилась ассоциативная цепочка, и это помогло мне выучить язык и свободно на нем общаться. Видимо, и алфавит ваш так же выучился...

—           Невероятно! Ни разу про такое не слышал!

Похоже, Проф по своей извечной привычке отвлекся на что-то новое, и Коту пришлось его возвращать к теме разговора:

—           Не отвлекайся! Что там с этими знаками?

—           А-а-а... да! — вернулся к теме разговора древний ИскИн. — «Джой» и «Ре», Джой-о-Ре... ничего не напоминает?

—           Джоре! Но почему же название расы выбито на боевой броне? — моментально выстроил логическую цепочку Кот.

—           Вот! В самую точку! Джоре — это не название расы! Это — системное обозначение одного из проектов, призванных противостоять заражению паразитами! — аж подскочил Проф.

—           Подожди... один из проектов... Так эти люди...

—           Да! Они — клоны! Вернее, клоны одного из «ДНК-модифицированных образцов», с интеллектом, приведенным к верхнему пределу, за которым идет стопроцентная вероятность заражения вирусом! То есть не самые умные, но гораздо выше по интеллекту, чем «обычный гражданин Империи»! Линейка «Джой», образец «Ре». Похоже, этот Первый Император с помощью одного из наших, перешедших в ИскИн, нашел базу и вырастил себе армию. Или просто вывел из стазиса уже выращенных бойцов. А потом и население присоединенных планет взяло себе то же название.

—           Так... вот откуда у Джоре привычка баловаться с ДНК. Но почему же все снова развалилось? Кис, пока еще был лабораторным Крысом, достаточно страшную историю мне рассказал.

—           Хм... — хмыкнул помалкивавший до этого момента ИскИн станции. — Не страшную историю, а вполне достоверную историческую информацию, официально запротоколированную и имеющую подтверждения.

—           Да, да, да! — вновь вклинился Проф. — Скорее всего Гвардия поначалу и была сформирована из клонов, а потом и из их потомков! Этим-то и объясняется закрытость и кастовость Гвардейцев! И этим объясняется то, что паразитированные новые управленцы, взявшие власть в свои руки после уничтожения последнего Императора, уничтожили всю Гвардию под корень! Видимо, подбор генов был хорош, и гвардейцы так и остались неподконтрольны паразитам.

Голограмма Профа принялась нервно расхаживать из угла в угол, бормоча под нос что-то бессвязное, не обращая никакого внимания на окружающих.

Доклад подхватил Кис:

—           Рассмотрев и сравнив исторические справки, мы смогли примерно определить время падения Старой Империи и возникновения Империи Джоре. Империя Аргон распалась около двадцати тысяч лет назад. Империя Джоре образовалась около восемнадцати тысяч лет назад, на протяжении трех тысяч лет шел ее расцвет, поддерживающийся разработками Аргонов. В течение тысячи лет все работоспособные базы Аргонов были найдены и вычищены, после чего произошел застой в развитии Джоре. Все это преподносилось как величайшее достижение ученых Джоре, но... это было не совсем правдой. Вернее, Джоре так и не достигли пика цивилизации Аргонов, в основном изучая и подгоняя под свои нужды найденные ими пока еще рабочие аргонские технологии, но мало что разрабатывая сами. Обычным людям было все равно, кто разработал ту или иную технологию, а ученые предпочитали помалкивать.

—           Кис, подожди. Получается, что Джоре... клоны... а дети? Как же дети?

—           Да. Джоре так и остались середнячками. Переработка и изучение найденного Аргонского оборудования в корне заглушили творчество ученых-Джоре, изначально поставив их в разряд «догоняющих» и приучив их к этой мысли. Да и ученые-то не совсем интеллектуалы были. Поэтому все технологические прорывы были основаны на небольшом улучшении или подгонке под свои требования уже известных Аргонских технологий. Как пример — обручи аварийного контроля. А дети... а что — дети? Ну да, клоны. Но кто тебе сказал, что у клонов не может быть детей?

Возникла пауза.

—           М-да... — вновь протянул Кот.

—           Кроме того, нейросети Джоре являются упрощенными аналогами нейросетей Аргонов. Да и импланты выдают едва ли половину того, что изначально было заложено в технологию Аргонов. Даже больше — бионейросети, якобы разработанные Джоре и являющиеся вершиной их творческой мысли, на самом деле сопоставимы с начальными шагами Аргонов в этом направлении. У Аргонов, кстати, производство и установка бионейросетей были поставлены на поток, а «обычные» нейросети считались вчерашним днем и устанавливались в основном малоообеспеченным слоям населения. Бесплатно. При этом бесплатные аргонские были на порядок лучше «специализированных джорианских». Кстати... мы с Профом изыскали возможность установки нейросети уже тебе.

—           Что? — едва не подпрыгнул Кот.

—           Изыскали возможность установки тебе нейросети. Бионейросети.

—           Как? Ты же говорил, что это невозможно!

—           Проф был специалистом в этой области. Ты сам знаешь, что он больше ученый, профессор, а не управленец или военный. Некоторые имеющиеся у него базы вполне позволяют провести операцию без участия живого специалиста. Он, кстати, и со мной этими базами поделился, — горделиво закончил Кис.

—           А что еще полезного есть у Профа? — нешуточно заинтересовался Кот.

—           Да... можно сказать, что ничего. При переносе сознания и памяти Профа в ИскИн осталось то, что он знал. Некоторое количество баз было заранее записано на носитель, но там нет почти ничего, что нам бы пригодилось. Единственно что... несколько технических и инженерных баз, и все. Не предполагали Аргонцы, что деградация зайдет настолько далеко, не предполагали. Думали, что потребуются управленцы, не подверженные вирусу, а уж пилотов, техников и бойцов будет достаточно.

—           Технические и инженерные базы?

—           Да. Но описание техники и принципы ее обслуживания в этих базах настолько отличаются от того оборудования, что мы имеем на нашей станции, что применить знания Профа нет никакой возможности. Разница примерно такая, как конному лучнику объяснять принцип действия персонального автомобиля.

—           М-да... — снова повторил Кот. — Неужели все настолько плохо?

—           Даже еще хуже, чем ты представляешь. Да, Кот, лаборатория готова к имплантации. Ты нейросеть ставить будешь?

—           Конечно! — подскочил Кот со своего места. — В какую лабораторию идти? Дорогу давай.

—           Не торопись, оборудование подготовлено, но стартовые тесты не проведены.

—           На месте подожду!

Откровенно говоря, Коту надоело быть мертвым грузом на плечах ИскИна. Практически бегом пробежав по давно уже ставшей привычной световой дорожке, Кот влетел в помещение лаборатории.

—           Кис, а почему в лаборатории-то? — уточнил он, бездумно, на автомате нажимая последовательности символов на блоке управления капсулы.

—           Потому что с лабораторией у меня самый лучший канал связи, да и Проф сможет здесь подключиться. А что ты делаешь? — внезапно заинтересовался ИскИн.

—           А? М-м-м... так... тест провожу... — сам удивился собственным действиям Кот, с удивлением глядя на свои пальцы, вполне профессионально порхающие по многочисленным символам.

—           Как?.. — только и смогла удивиться возникшая голограмма Профа, видимо, получившая сигнал от Киса.

Подошедший к этому времени Док, бесцеремонно отодвинув Кота в сторону, недоуменно посмотрел на пульт.

—           Крыс! И зачем ты меня приглашал? Все ведь уже настроено! — возмущенно спросил он у ИскИна и повернулся к Коту: — Слушай, дай указание своему ИскИну, чтобы не отрывал людей от работы. У меня еще три аквариума не в порядке, а сейчас еще и время обучения подходит. Что за глупые шутки!

Возмущающийся Док вышел из лаборатории, а оцепеневший Кот только и смог, что проводить его взглядом.

—           Что это было? — растерянно спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.

Возбужденно бегающая голограмма Профа, всем своим видом показывающая глубокую задумчивость, немедленно возбудилась:

—           Так! Кот, это надо исследовать! Забери мое хранилище из кабинета, доставь сюда! Я напрямую подключусь к капсуле, буду полностью контролировать все проводимые процессы! Ну, что ты стоишь? Неси меня сюда, быстрее!

Кот медленно, как сомнамбула, направился к дверям.

—           Поторопись! — подстегнул его окрик Профа.

Все еще заторможенный Кот после такого окрика ускорился.

108-109

Дорога до кабинета и обратно заняла не столь уж много времени, и вскоре Кот с вместилищем личности Профа уже вновь стоял на пороге лаборатории.

Установив ИскИн в подготовленный за время его хождения слот, Кот стал раздеваться. Однако, уже расстегнув застежку комбинезона, остановился.

—           Проф, у тебя есть идеи? Что это со мной? — похоже, Кот до сих пор так и не отошел от шока, вызванного самостоятельными действиями его рук.

—           Идей у меня множество. Но их надо проверить! Ты раздевайся, раздевайся! Ложись в капсулу, ложись!

—           А что это ты тут собрался во мне исследовать? Экспериментатор от науки? — подозрительно прищурился Кот, тем не менее стаскивая с себя уже расстегнутый комбинезон и направляясь к капсуле.

Полного доверия к Профу у него еще не было, но в том, что древний ИскИн не причинит ему вреда, тем более под контролем Киса, он уже успел удостовериться.

—           Что исследовать? Ну, слушай: по моему мнению, при формировании новой матрицы сознания ИскИна станции между вами возникла обратная связь. То есть, ты сделал из старого ИскИна нынешнего Киса, а сам получил что-то, имевшееся в базе данных станции. Вот я и попробую уточнить, что же ты получил.

— А зачем ты попросил подключить тебя к капсуле напрямую?

—           Для скорости! Удаленный доступ это не то же самое, что прямой. Да и установку тебе нейросети все же по большей части буду контролировать я. Ты ложись, ложись. Все будет в порядке. Все уже готово, не задерживай!

Кот послушно улегся в камеру

—           Пс-с-с-т! — пшикнула крышка капсулы, закрываясь, и белый туман окутал сознание Кота.

109

—           Проф, все же зачем ты попросил тебя подключить именно здесь? Что ты в действительности хочешь? — немного настороженно спросил Кис.

—           В действительности? Понимаешь, мне очень интересна возникшая связь. Я хочу выяснить, действительно ли эти знания находятся у него в памяти, или он использует обруч для прямого обращения к станционным хранилищам данных. Это же очень интересный феномен! Такого никто и никогда не регистрировал!

—           А как ты это сможешь сделать? Что-то я не пойму.

—           Эх, Кис... проверь свои базы — там все есть! Капсула в лаборатории полностью экранирована! Обруч не будет иметь возможности обращения к базам данных станции! А если он подключится к оборудованию капсулы и попробует передать запрос через него, я его сразу же засеку!

—           А если все же... в его памяти все?

—           Тогда... тогда все также просто! При установке нейросети я буду иметь полный доступ к его мозгу и хранящейся там информации. И смогу кое-что отследить и проверить.

—           Но зачем это тебе нужно?

—           Кис, я устал. Я уже очень устал. Устал просыпаться, уходить в небытие по окончанию заряда, и снова просыпаться, с каждым разом видя все большую деградацию. С каждым разом становится все хуже и хуже. Технологии катятся назад, и то, что еще в прошлое пробуждение было обыденностью, в это пробуждение становится каким-то чудом. Я действительно боюсь очнуться вновь уже в рукояти меча... в докосмической цивилизации. Или вовсе не очнуться, ведь ресурс не безграничен.

—           Ясно. А чем тебе Кот-то поможет?

—           Возможно, это мой шанс. Последний шанс. Мой шанс выполнить то, ради чего я пошел на... ради чего я стал ИскИном. Возродить цивилизацию. Восстановить Империю...

—           Ты хочешь с нашей помощью решить свои задачи? Но не стоит использовать нас втемную. Не забывай: я сам в какой-то мере — он. И я хорошо знаю, как он может отреагировать.

—           Я все расскажу. Я открою все свои знания. Я чувствую, что этот шанс — действительно последний. И это не только мой шанс — это и ваш шанс тоже. Шанс выжить. Похоже, что технологии, скрытые на этой станции, именно сейчас являются передовыми. Половину моих знаний ты просто не смог сопоставить с имеющимися у тебя базами, ты их просто не воспринял как знания. Они прошли мимо тебя, ты воспринял их как совершенно нелогичные пласты информации. Так ведь?

—           Кхм... это да...

—           А ведь это — базы данных. Представь, что начнется, когда про вас узнают? Когда поймут, что тут сокрыто? Долго скрывать свою деятельность у вас не получится. По косвенным данным, в системе недавно побывали корабли.

—           Что? Как ты узнал? Когда побывали?

—           Контроль расхода энергии портала. Недавно был увеличенный расход эргов. Значит, одним из выходов портала кто-то воспользовался. Обратной связи не было, значит, это был не стандартный переход, а выход из «слепого окна».

—           Слепого окна?

—           Точка выхода действующего перехода, потерявшая точку конечной привязки, фокусируется приблизительно в тех же координатах. И работает до истощения запаса энергии. Каждый переход съедает часть запаса до его полного истощения, потом переход просто схлопывается.

—           То есть кто-то прошел через переход?

—           Да. Скорее всего в точке привязки давно нет никакого объекта, и окно открылось в пустоте. Значит, переход осуществлен кораблем. Система защиты выкинула корабль на входе в систему, значит, тут побывал как минимум один корабль.

—           Да уж...

—           Ладно, пора приступать. Кот уже в капсуле. Веди мониторинг. Начали!

110

—           Пс-с-с-т! — прошипела крышка.

Выглянувший из открывшейся капсулы Кот увидел совершенно пустой отсек и неспешно стал выбираться.

—           Ну вот, что ты за аномалия! — появившаяся голограмма Профа забегала по отсеку, громко возмущаясь.

—           Бл..! — вырвалось у вздрогнувшего Кота. — Ну нельзя же так пугать!

На мгновение остановившись, Проф с удавлением повернул к нему голову, и продолжил свой забег.

—           Нет, такого совершенно не может быть!

—           Чего не может? — удивился Кот.

—           Всего! Все, что тут происходит, просто не-воз-мож-но!

—           Установка бионейросети прошла штатно, — вмешался в разговор Кис, — но сеть не проходит тест. Пришлось держать тебя в капсуле целую неделю, но сеть так и не отвечает, хотя давно должна была развернуться.

—           Что произошло? — недоуменно спросил Кот.

—           Ничего подобного я не видел. Никогда! — подхватил Проф. — Полной развертки сети не произошло, мешает твой симбионт. Разворачивание сети завершилось вот тут! — подскочившая голограмма ткнула виртуальным пальцем, погрузив его в шею Кота.

—           И что это значит? — бурная реакция обоих ИскИнов заставила Кота насторожиться.

—           Ничего. Ничего! То есть — вообще ничего! Сеть есть, но ее как бы и нет. Интеграция только в головном мозге, периферийные системы не затронуты, ниже этой точки, — Проф вновь ткнул пальцем в шею, — сеть поглощается симбионтом!

—           Так! Стоп! Давайте по порядку! — рассердился Кот. Голограмма Профа заломила руки, продолжая беготню по отсеку.

—           Докладываю: установка бионейросети прошла штатно, но вот ее развертывание штатно не завершилось. Все, что ниже, поглощается симбионтом. Вывод управляющих и коммуникационных модулей не произведен, сеть на вызовы не отвечает. Проф предположил, что сеть интегрировалась только в головном мозге. Сканирование не показывает признаков наличия сети. Интеграция полная.

—           А базы? А базы?? — воскликнул Проф.

—           Далее: в рамках исследования была произведена попытка прямой передачи баз данных, имеющихся на станции. Базы были тобой восприняты, получены, но ни следа информации в мозгу нет. Предположение Профа, что, воспользовавшись доступом обруча, ты сбросил базы в станционные накопители, не подтвердилось. Базы данных, переданные им самим, также растворились без следа, в информационных хранилищах станции нет ни бита возврата переданных Профом баз.

—           Что все это означает? — недоуменно спросил Кот, успевший к этому времени надеть и застегнуть комбинезон.

—           Не знаем. У нас нет данных. Предположения следующие: мозг, спасаясь от перегрузки, базы обнулил — это первое. И второе — информационным хранилищем выступает симбионт.

—           Да! И мы это проверим! Кот, смотри сюда: что это? — чуть в стороне от Профа нарисовалась непонятная загогулина, медленно вращавшаяся в воздухе.

—           Да понятия не имею. Фигня какая-то... разноцветная!

—           Малый автоматический минный заградитель проекта ММЗ-А/552. Узнаешь? Вспоминай! —дал подсказку Проф.

—           Да нет... откуда мне знать? Я в первый раз это вижу! А это корабль? — заинтересовался Кот, подойдя поближе и уже совсем по-другому разглядывая вращающийся макет.

—           Бесполезно! Я не понимаю. Ничего не понимаю. Если он воспринял базы, а он их воспринял, то сейчас должен был вспомнить, что это, — сокрушенно вздохнул Проф. — А ты точно не... эээ... не шутишь?

—           Да точно, точно! Первый раз такое вижу. А почему формы такие странные? Оно летает?

—           Летает, летает. В пустоте форма не важна, важен баланс, равномерность нагрузки и центровка. Ну, попробуй вспомнить! Попробуй!

—           Да не вспоминается ничего. Первый раз вижу, — Кот разочарованно отошел от голограммы. — Так что получается? Биосеть мне зря поставили? Я ничего из того, что парни описывали, не чувствую...

—           Не могу сказать. Нет данных. Первый раз такое. Мы еще раз прогоним все результаты, может быть, и сможем что-то выяснить. А пока... пока что продолжай модулем-обручем пользоваться.

—           Так сколько, говорите, вы меня тут держали? — уточнил что-то вспомнивший Кот.

—           Неделю. Извини, мы перепугались, опасались нештатной ситуации. Но все обошлось.

—           Эх... все же жаль, что ничего не вышло. А я уж облизываться стал: парни рассказывают, что появляется столько возможностей!

Окончательно расстроившись, Кот вышел из лаборатории и побрел в свою каюту.

111

—           Порк, смотри, еще один!

—           Где? Не вижу, Стив!

—           Ставлю метку! Вон он, между астероидами!

Дроид-шахтер, замеченный легким истребителем напарника, ковырялся в астероиде, не обращая никакого внимания на возникшую вокруг него суету.

—           Ага... есть... захват... готово!

—           Ты аккуратней с ним! Прошлого чуть не надвое разорвало!

—           Так откуда я знал, что у них сзади защиты почти нет? Вот и запустил тяжелую ракету.

—           Сейчас-то все же поосторожней, поосторожней!

—           Хорошо. Кинетикой аккуратненько отработаю... сейчас... еще немного... зайду поудобнее...

Легкий эсминец, совершив несколько маневров, занял позицию точно позади шахтера и выстрелил из курсового орудия.

Дроид, получив в корму разогнанную болванку, выпустил из маневровых сопел струю плазмы, конвульсивно дернулся, заискрил и замер. Включенный, но оставшийся без контроля движок ориентации потихоньку закрутил его вокруг своей оси и потянул вглубь астероидного пояса.

—           Стив, не спи! Лови его, лови! Видишь, места маловато, не протиснусь я туда!

—           Все сделаю в лучшем виде! Все, поймал! Открывай трюм, принимай подарок!

—           Открываю. Только теперь вдвоем крепить будем! Я с прошлым знаешь, как намучился? В одиночку-то?

—           Ладно, ладно! Уговорил! Заодно и перекусим как люди. Мне в этом корыте уже надоело! — пробурчал Стив.

Через полчаса, сидя в крошечной кают-компании эсминца, напарники неспешно пили тонизирующий напиток и разговаривали.

—           Ну что, Порк? Моя интуиция в очередной раз позволила ухватить шанс за хвост! А ты еще спрашивал, зачем мне такой дорогущий имплант!

—           Согласен. Такое не каждый день находят. Представляешь, дроид древних, исправный, работающий! А его плазменные толкачи? Да такого уже давным- давно не делают! А почему, кстати? — задумался туповатый и недалекий Порк.

—           Да, говорят, что-то у них там в Центральных Мирах испортилось. Вот и перестали делать. А мне кажется, это чтобы с нас побольше денег вытянуть. Вот сколько ты последний раз за горючку отдал? Кредитов сто, наверное? Во-о- от! А были бы у тебя такие толкачи — ничего бы не отдал. Им же топливо почти не нужно, им только энергию подавай, и все.

—           Да, умели древние строить. Стив, моему корыту всего лет триста, а оно уже разваливаться начинает. А этому, глянь, десяток тысяч годков, не меньше. И ведь работает...

—           Умели, Порк, умели. А твое корыто разваливаться стало потому, что ты регламенты редко проводишь! А так-то оно крепкое. Я слышал, у кораблей первого поколения запас прочности на пятьсот лет рассчитан был!

—           Так регламент провести... это же сколько кредитов отдать надо! Нет у меня таких денег! И откуда пятьсот-то? Ни одного корабля с таким сроком еще не видел. Мой самый старый...

—           Будут деньги, Порк, будут! Мы за этих дроидов тысяч сто, а то и все двести получим!

—           Да ты что-о-о? — не поверил напарник. — Это же такие деньжищи!

—           А то! Сам посуди: плазменные маневровые, работающие! Плазменные основные, если ты их не до конца разбил. И других модулей тоже много! Да и руду они неплохую добывали. — Стив помолчал и добавил: — А старых кораблей ты не видел потому, что они быстро в боях гибнут.

В этой паре заводилой был более умный и пронырливый Стив. Как раз он и сумел воспользоваться дурацкой историей контрабандистов, продавших свой фрегат и бросившихся замаливать грехи. Найдя по полученным координатам червоточину, он уговорил туповатого Порка пошарить в неизученной системе, где два контрабандиста, ставших фанатиками Спящих, по их словам, «вживую видели» этих самих Спящих, уходивших в местное светило. Единственным же плюсом Порка было его владение стареньким легким эсминцем, достаточно шустрой машинкой с немаленьким для его класса трюмом.

—           Да, Порк, да! Проведешь регламент своей посудине, движки откалибруешь! А может, продашь и что-нибудь получше купишь. Вон, второе поколение в цене упало. Вояки-то на третье уже переходить стали, а теперь склады с устаревшим распродают.

—           Ага. А в Центральных Мирах, говорят, уже давно на третьем поколении гоняют...

—           Так то — Центральные! Где они, и где мы? Вот то-то же... Ладно, давай еще посмотрим вокруг. Может, еще что-нибудь найдем. Чую, богатое место!

—           Стив... так места же в трюме почти что нет. Куда мы твоего «Илша» поставим? Шахтеры же пузатые! И накопали они немало. Не выкидывать же! Денег стоит!

—           Да мы только вокруг посмотрим! Все, полетел я! А ты наготове будь.

—           Ладно. Но давай по-быстрому. Не нравится мне здесь...

Еще несколько часов настырный Стив рыскал вокруг астероидного поля, но больше ни одного дроида ему не попалось.

—           Стив! Стив! Уходим отсюда! Двести тысяч же! А вдруг еще кто прилетит, а? — Порк улетел бы и сам, но накопитель с координатами червоточины остался у предусмотрительного Стива.

—           Ладно... готовь парковку.

Не торопясь, Стив направился к ожидающему его эсминцу, но вдруг вновь сунулся к астероидам.

—           Куда ты? Договорились же! — едва не закатил истерику трусоватый Порк.

—           Подожди. Сканер что-то нащупал. Почти на границе поля. Сейчас посмотрю... интересное что-то. ..еще немного...

—           Ну, что там?

—           Порк... — еле выдохнул в эфир напарник. — Порк! Пооорк!!! Мы богаты!!!! — закричал он уже в полный голос.

—           Что там?

—           Порк! Тут такая здоровенная дура в астероиде торчит! Похоже, это тяжелый крейсер! Или линкор! Линкор Древних!

—           Да ты что!

—           Точно тебе говорю! Представляешь, сколько там всего может быть! Я сейчас посмотрю!

—           Стив, может, не надо? А вдруг он еще живой?

—           Да откуда живой? Лет-то сколько прошло! Я сейчас... только посмотрю...

Сверкнувшая вспышка озарила мрак космоса, а каким-то чудом уклонившийся Стив услышал, как по машине забарабанили куски породы разнесенного выстрелом астероида. Легкий «Илш» производства Протектората Орш выпустил форсажный хвост и рванулся к зависшему в нерешительности эсминцу. Вдогонку ему устремился факел стартовавшей ракеты.

—           Стив, Стив! Уходи! У тебя ракета на хвосте! Ракета! Нет, две! Две ракеты!! В сторону уходи! Не ко мне! Не веди их ко мне!! В сторону!!!

Стчаянно маневрирующий Стив свечой ушел в сторону местного светила, но тяжелые ракеты держались как привязанные, и не отставали ни на йоту Наконец, посчитав, что цель в зоне поражения, блок одной из них дал команду на подрыв, и по истребителю хлестнула волна шрапнели, начисто снеся сопла двигателей. Лишенный тяги истребитель беспомощно закрутился, а Стив вжал голову в плечи в ожидании гибели. Через некоторое время до него донесся голос напарника.

—           Стив, Стиви! Ты живой?

—           Да... живой... — еле слышно пробормотал Стив, сам не веря своему счастью,

—           А вторая ракета где?

—           Не знаю, где вторая. И знать не хочу. Сейчас, сейчас я подойду. Сейчас...

—           Порк... Порк! Ты далеко? — через десяток минут тревожно спросил Стив.

Его истребитель превратился в груду металлолома, не взорвавшись лишь каким-то чудом. Оборудование не работало, ни один экран не подавал признаков жизни, все было обесточено.

—           Порк!

Внезапно его истребитель осветило посадочными прожекторами приблизившегося почти вплотную эсминца, а в эфире раздался гомерический хохот напарника.

—           Порк, ты что? — недоуменно спросил Стив.

—           Стиви... Сти... Стив... — смеясь, еле выговорил Порк. — Ты спрашивал, где вторая ракета? Так вот: она торчит в твоей заднице!

112

Проснулся Кот от мелкой дрожи своей кровати.

—           Кис, что у нас происходит? Требуется какое-либо вмешательство?

—           Поступил отчет от ИскИна технического секора. Низкий запас минералов. Имеющийся обеспечит проведение менее 12% оставшихся необходимых работ по восстановлению станции. Ремонтно-восстановительные работы на основном реакторе произведены, реактор введен в строй, мощность расчетная. Низкий запас рабочего тела для работы реактора — при нынешнем возросшем потреблении мощности имеющегося запаса хватит на два месяца. Полная выработка руды в отмеченных «к добыче» астероидах. Утеряна связь с добывающими дроидами, — отчитался Кис.

—           А что это кровать дрожит?

—           Да я тебя будил так, — хихикнул Кис. — Ты уже все рекорды по продолжительности сна перебил. Тридцать шесть часов не просыпался.

Яп-понский городовой! Вот стоило спросить, и — на тебе! Сразу ворох дел и куча проблем. И вот стоило ли вообще что-то спрашивать? Ну, что ж — технический сектор так технический сектор. Возникшие вопросы надо решать!

Усевшись на кровати, Кот для начала решил подумать. Так-то оно лучше будет. А куда-то срочно бежать и что-то делать — неправильно это. Кот не любил выражение «надо что-то делать», очень не любил. Еще жена на Земле с ее постоянными «не надо сидеть на месте, надо что-то делать» заложила ему отвращение к выражениям «куда-то», «как-то» и «что-то».

—           Так... — начал мыслить вслух Кот. — Кис, я пока поразмышляю, а ты поправь меня, если что не так.

—           Принял, — отозвался Кис.

—           Низкий запас минералов. Минералы... руда, что ли?

—           Немного не так. Руда — природное минеральное сырьё, содержащее металлы или их соединения в количестве и в виде, пригодном для их промышленного использования. Минералы — это сырье с отделенной пустой породой, не подвергшееся переработке в металлы, — прокомментировал Кис.

—           Ага, минералы... — поставил Кот заметку у себя в памяти.

—           Добываются из руды... Руда добывается из астероидов, — точно, ведь говорил же ИскИн о выработанных астероидах.

—           Отмеченные «к добыче» астероиды... А есть еще астероиды с рудой, не отмеченные к добыче?

—           Астероиды, имеющие в своем составе руду, есть.

—           Так добывайте из них! Или их обязательно надо «к добыче» пометить?

—           Добыча руды в близлежащих астероидах не рекомендуется во избежание демаскировки станции. Концентрация металла в одном месте при полностью не содержащей металл астероидной массе поблизости вызовет нарушение маскировки станции при возможном сканировании противником.

А ведь действительно, подумал Кот, мы же на астероиде находимся, а не на планете.

Вот какой Кис молодец! А ведь Коту-то и в голову не пришло бы, что пустая порода может демаскировать станцию.

—           Для организации добычи руды необходимо произвести разведку астероидных полей. При проведении разведки возможно обнаружение ледовых масс, — добавил Кис.

—           А лед нам зачем?

Вот, — честное слово! — задавая эти вопросы, Кот чувствовал себя полным кретином. Хорошо еще, что со «своим» Кисом общался.

—           Ледовые массы могут быть очищены и использованы в качестве топлива для реактора.

—           Ага. Ясно. А в чем проблема-то? Проведи разведку, найди необходимое. Ведя разговор с ИскИном, Кот постепенно приводил себя в порядок.

—           И вообще, ты Олегу это озвучивал? Это же он Главный инженер станции, а ты на меня всю его работу грузишь! А пока нарисуй дорогу до столовой, позавтракать надо бы.

—           И не гружу я тебя ничем! — возмутился ИскИн. — Твой Главный инженер уже давно делает все что может. Я тебе озвуч